КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604316 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239560
Пользователей - 109491

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Зае...ся расставлять в нотах свою аппликатуру. Потом, может быть.
А вообще - какого х...я? Вы мне не за одни ноты спасибо не сказали. Идите конкретно на куй.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Конечно не существовало. Если конечно не читать украинских учебников))
«Украинский народ – самый древний народ в мире. Ему уже 140 тысяч лет»©
В них древние укры изобрели колесо, выкопали Черное море а , а землю использовали для создания Кавказских гор, били др. греков и римлян которые захватывали южноукраинские города, А еще Ной говорил на украинском языке, галлы родом из украинской же Галиции, украинцем был легендарный Спартак, а

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
Дед Марго про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Просто этот народ с 9 века, когда во главе их стали норманы-русы, назывался русским, а уже потом московиты, его неблагодарные потомки, присвоили себе это название, и в 17 веке появились малороссы украинцы))

Рейтинг: -6 ( 1 за, 7 против).
fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Вальс под звездами [Донна Олвард] (fb2) читать онлайн

- Вальс под звездами (пер. Е. Романова) (а.с. Ларч-Вэлли -1) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1885) 356 Кб, 102с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Донна Олвард

Настройки текста:



ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Через двести метров поверните налево.

Люси криво ухмыльнулась GPS-навигатору на приборной доске.

— Спасибо тебе, Боб, — серьезно произнесла она, глядя на дорогу в поисках следующего поворота. Здесь, на открытом пространстве, она впервые за долгое время почувствовала себя по-настоящему свободной

— Через сто метров поверните направо.

Подчинившись монотонной инструкции, она включила «поворотник». Впереди показался небольшой знак с номером шоссе. К счастью, ей удалось запрограммировать прибор таким образом, чтобы он указал ей точное местонахождение «Прейри Роуз Ранч», иначе ей бы пришлось целую вечность колесить по бескрайним просторам канадской равнины. Не то чтобы она была против. В этих зеленых полях и холмах с изредка попадающимися деревьями и загонами для скота было что-то успокаивающее.

Свернув на указанное шоссе, Люси лишь через несколько секунд обнаружила, что оно было покрыто гравием, а не асфальтом. Ей пришлось поднять стекла, чтобы защититься от летящей из-под колес пыли.

Ферма «Прейри Роуз Ранч» действительно находилась у черта на куличках, как и говорилось в электронном письме мистера Гамильтона. Подобное уединение показалось ей настоящим раем после всех тех проблем, которые обрушились на нее в последние несколько месяцев. Она не могла дождаться, когда приедет сюда и наконец скроется от любопытных глаз и кривотолков за своей спиной. В Канаде ее никто не станет искать. На «Прейри Роуз» она сможет быть просто Люси Форнсворт.

Она нахмурилась, когда Боб сообщил, что потерял спутниковый сигнал, но ей следовало радоваться, что он довел ее хотя бы до этого места. Она ехала сюда для того, чтобы познакомиться с методикой разведения лошадей мистера Гамильтона, обсудить цены и приобрести несколько племенных жеребцов, Это была ее первая серьезная ответственность, и ее способностей должно хватить. Впервые за долгое время она чувствовала себя хозяйкой собственной жизни. Никто не указывал ей, что делать и как себя вести.

Никому на этой ферме не нужно знать, кем она была на самом деле. Последнее, чего ей хотелось, это чтобы на нее смотрели как на королевскую особу. Для нее жизнь потеряла смысл, но, по крайней мере, это короткое путешествие отвлечет ее на какое-то время. Возможно, даже поможет развеять довлеющую над ней печаль. Она попала из одной затруднительной ситуации в другую, не успев передохнуть. Когда король Александр предложил ей отправиться в эту поездку, она вылетела от него со скоростью реактивного самолета.

Впереди с левой стороны показалась группа больших зданий. Вскоре она оказалась у открытых кованых ворот и поняла, что не ошиблась адресом; на верху кованой чугунной арки красовалась эмблема в виде розы. Боб пришел в себя и сообщил, что она добралась до места назначения, Протянув руку, она отключила его.

Проезжая по длинной прямой дороге, Люси смотрела по сторонам. Ферма была в хорошем состоянии. Ей удалось разглядеть двухэтажный дом, спрятавшийся за длинной конюшней и загоном для лошадей. Заборы были свежевыкрашенными, кругом царил порядок.

Эти места были похожи на те, в которых она выросла, но отличались от купающегося в солнечных лучах Маразура. Небо здесь было широким и бледно-голубым в отличие от лазурного средиземноморского неба. Вдалеке на сочных зеленых лугах и склонах холмов паслись лошади, напоминая ей о доме ее детства в Вирджинии. Это успокаивало и одновременно беспокоило. Все ее представления о себе оказались ложью, и ей вдруг захотелось развернуться и уехать, несмотря на то, что она достигла цели своего путешествия. Возможно, в конце концов, это было не такой уж хорошей идеей.

Ничего не имело смысла. Это было единственным, в чем она была полностью уверена в последнее время.

Люси припарковалась рядом с белым грузовиком с нарисованной розой на боку и выбралась из машины. Нужно найти хозяев и представиться им, подумала она. В следующую секунду ветер растрепал ее кудри и донес до нее голоса со стороны конюшни. Люси поправила футболку. По крайней мере, там ей скажут, где найти хозяев.

Люси услышала мужчину раньше, чем увидела. Его голос был низким и мягким, словно бархат. Поскольку она была в кроссовках, ее шаги по бетонному полу были практически не слышны. На мгновение она остановилась и, закрыв глаза, вдохнула воздух, приятно пахнущий сеном, соломой и лошадьми. Эти запахи ассоциировались у нее с родным домом и были единственной константой, связывающей ее с прошлым в мрачные дни неопределенности и отчаяния. Кем бы она ни была, ее место было там. В конюшне с лошадьми.

Люси это знала и была возмущена. Возмущена тем, что это было единственное, что у нее осталось. Мужской голос что-то произнес с вопросительной интонацией. Ему со смешком ответил женский. О чем они говорили, Люси не разобрала. Она помедлила. Может, ей следует сперва зайти в дом? Она не хотела вторгаться без спроса. Но, завернув за угол, она внезапно увидела перед собой две пары ног, и отступать было уже некуда.

Владелец голоса выпрямился во весь рост. Одна его рука лежала на холке потрясающе красивой гнедой лошади. Сначала Люси обратила внимание на высокий рост мужчины. Затем обнаружила, что его длинные ноги были обтянуты потертыми джинсами. Она подняла глаза. Простая хлопковая рубашка подчеркивала атлетическую ширину груди и плеч.

— Чем могу помочь?

Люси почувствовала, как ее щеки заливает краска. Сглотнув, она протянула мужчине руку.

— Люси Форнсворт.

Только бы это не был Броуди Гамильтон, взмолилась она про себя. Нет, этот красавец не мог быть тем человеком, с которым ей предстояло заключить сделку.

В ответ мужчина почтительно снял шляпу, и ее взору предстала грива густых темных волос. Темно-карие глаза с морщинками в уголках приветливо улыбались ей. Сердце Люси учащенно забилось. Дружелюбие мужчины было искренним, не наигранным. Она была полностью в этом уверена. Улыбнувшись, он сделал шаг вперед, и ее рука утонула в его широкой ладони.

- Рад вас видеть, мисс Форнсворт. Я Броуди Гамильтон. Не ожидал, что вы так рано приедете.

Значит, это все-таки был Гамильтон. Когда пальцы мужчины сомкнулись вокруг ее пальцев, внутри у нее все упало.

«Прейри Роуз» пользовалась высокой репутацией среди скотоводов. Люси представляла себе мистера Гамильтона похожим на фермеров, среди которых выросла. Постарше и не таким привлекательным. Она не ожидала, что он так молод, высок и сексуален. Сколько ему лет? Тридцать? Тридцать три? Интересно, он женат? Люси вежливо улыбалась, хотя внутри злилась на себя. Вот идиотка! Раскраснелась как школьница. О чем она только думает? Черт побери, она приехала сюда работать!

— Мой самолет прибыл немного раньше.

Ее рука все еще сжимала его руку. Его пальцы были теплыми и мозолистыми. Ощущения были приятными, но она не понимала, как простое рукопожатие могло так ее взволновать.

Это всего лишь физическая реакция, сказала себе Люси. Он привлекательный мужчина. Нет смысла это отрицать. Ее всегда восхищали сильные грубоватые мужчины, умеющие работать руками, и он отлично подходил под эту категорию. Любая женщина на ее месте реагировала бы точно так же.

— Это Марта, мой ветеринар, — представил он женщину, держащую за удила лошадь. Марта была выше и крепче Люси. В ее волосах кое-где поблескивала седина. Ей было лет сорок пять.

— Вы из Маразура, — сказала Марта, отпустив удила и пожав Люси руку. — Семья Наварро славится своими королевскими конюшнями. Для меня большая честь иметь с вами дело.

Почему Люси почувствовала гордость, когда ей сообщили то, о чем она понятия не имела? Она провела в Маразуре всего два месяца и не успела оценить по достоинству лошадей, принадлежащих Его Величеству. Ее никто не водил на конюшни. Александр позволил ей самой ходить туда, куда захочется. Он отправил ее в Канаду лишь для видимости. Он не знал, что с ней делать. Она слышала, как он говорил это старшему из своих сыновей. Но сейчас это не имело значения. Сейчас она была здесь, и они все удивятся, когда она добьется успеха. Гамильтон не знал, кем она была на самом деле, и Люси не собиралась ничего менять.

— Броуди говорил мне о вашем визите, — произнесла Марта.

— Мы не каждый день имеем дело с королевской семьей, — признался Броуди, озорно улыбаясь Люси.

Ее сердце подпрыгнуло. Броуди Гамильтон был само очарование. Осознав это, Люси почувствовала себя лучше. Ей нравились обаятельные люди, но в отличии от своей матери она никогда не теряла голову из-за красивого лица и очаровательной улыбки. Улыбка Гамильтона исчезнет с его лица, когда он поймет, что она действительно знает, что делает.

- Меня интересует каш скот, мистер Гамильтон. — подойдя к лошади, Люси погладила ее по морде и улыбнулась, когда животное от удовольствия начало тыкаться носом в ее ладонь. — Что с тобой, малышка?

- Простой ушиб. Вчера она споткнулась на прогулке.

- На прогулке?

- Время от времени мы по нескольку часов ездим на них верхом, чтобы более взрослые животные оставались в форме. Марта утверждает, что через пару дней эта малышка будет как новенькая.

- Сколько ей лет? — спросила Люси, оценивая взглядом лошадь. - Шестнадцать? Семнадцать?

- Шестнадцать. - Улыбка Броуди слегка поблекла.

Люси провела рукой по лоснящейся шее животного. Она отметила про себя форму ушей, лба, широко расставленные глаза. Сомнений не было. Она узнала бы эту голову среди тысяч других. На ее губах заиграла улыбка. Какой приятный сюрприз!

- И это значит, что ее матерью была Притти Колин, - с триумфом заявила Люси. С ней этот номер не пройдет. Своей очаровательной улыбкой он ничего не добьется. Пусть убедится, что она прекрасно разбирается в том, за чем сюда приехала.

Улыбка Броуди исчезла полностью. Он уставился на мисс Форнсворт, пытаясь ее разгадать. Откуда она могла знать? Он купил Притти Пис на одной из ферм в Теннесси, когда ей было восемь лет. Притти была одной из первых его покупок. Эта рыжеволосая кудрявая Люси, наверное, была совсем ребенком, когда Притти Колин ожеребилась. К тому же она была из Маразура. Средиземноморье и Альберту[1] разделяли сотни тысяч миль. Однако у нее не было европейского акцента. Она родилась не в Маразуре. Он был так же уверен в этом, как в том, что Притти Пис была дочерью Притти Колин. Этот факт было невозможно узнать, не заглянув в его записи.

Кем была Люси Форнсворт? Он сдвинул брови. Эта женщина явно знала больше, чем хотела показать. Она его заинтриговала.

— Откуда вы знаете?

— Дело в ее голове. Она очень похожа на свою мать.

Броуди ошеломленно покачал головой. Марта рассмеялась.

— Мои поздравления, мисс Форнсворт. Думаю, вы лишили его дара речи. Такое бывает нечасто. Обычно ему всегда есть что сказать.

— Марта! — Броуди нахмурился. Ну и что с того, что когда-то Марта была его нянькой и меняла ему пеленки?

Марта потянулась за своей сумочкой.

— Успокойся, приятель. Просто девочка хорошо знает свою работу. Я заеду через несколько дней.

Когда она попрощалась и вышла, Броуди, надев шляпу, сказал:

- Признаюсь, мисс Форнсворт, вы меня удивили.

- Да, за мной водится такое.

- Значит, мне придется иметь дело с женщиной-загадкой, - снова улыбнулся он. Очевидно, она уже довольно долго занимается разведением лошадей. Несмотря на свой юный возраст, она хорошо разбиралась в лошадях. У нее был американский акцент. Скорое всего, юго-восточный.

— Откуда вы родом?

На мгновение ее глаза расширились, и Броуди почувствовал, что она подыскивает ответ на простейший вопрос. Он улыбнулся, чтобы подбодрить ее, но, к его удивлению, ее взгляд стал холодным, а губы сжались в тонкую линию.

— Должно быть, вам нужно работать, а я вас отвлекаю, — наконец произнесла Люси.

— Работа есть всегда, но, думаю, вам это известно. — Она не хотела отвечать, и он непременно выяснит почему. У него будет для этого несколько дней.

— Я просто...— Она сглотнула.

— Вы проделали долгий путь и, возможно, хотите отдохнуть. Я отведу вас в дом.

— Вы же сказали, что вам нужно работать.

Броуди слегка наклонил голову. Он не мог разгадать Люси Форнсворт. Она была моложе, чем он ожидал, и гораздо ниже. Она едва доходила ему до плеча. У нее были вьющиеся рыжие волосы, а не темные, как он себе представлял. В одном он не ошибся: судя потому, как Люси обращалась с Притти, было видно, что она обожает лошадей.

— Да, но это не мешает мне оказать вам должный прием.

Люси отвернулась, словно ей было неловко смотреть ему в глаза, и принялась гладить лошадь по голове.

— Я думала, что буду жить в домике для гостей.

— У нас его нет, поскольку в нем нет никакой необходимости. У нас достаточно места в доме. — Внезапно он представил себе, как сталкивается с ней в коридоре на рассвете. Ее кудри растрепались, а щеки все еще были розовыми после сна...

Что за глупости лезут ему в голову, черт побери?

— Я не хочу вам навязываться, мистер Гамильтон. Я могу остановиться в отеле в ближайшем городке. Как он называется, Ларч,..?

— Ларч-Вэлли, и до него полчаса езды. — Возможно, это была неплохая идея, но он пообещал, что поселит ее у себя. Он не хотел, чтобы его сочли негостеприимным. Это была важная сделка. Человека, присланного королем Александром, следовало принять как почетного гостя, кем бы он ни был.

— Это не так уж далеко, — возразила она снова. Подойдя к ближайшему крючку, он снял уздечку и прикрепил к удилам лошади.

— Если вам так будет удобнее, я не против. Но зачем лишний раз садиться за руль, когда вы можете этого не делать?

— Я не знаю.

Почувствовав, что гостья колеблется, Броуди продолжал настаивать.

— По крайней мере, останьтесь на обед. Если жареный цыпленок миссис Полсик вас не убедит...

— Я не хочу вам мешать. — Она закусила губу, и Броуди едва удержался от смеха.

— День здесь начинается рано, а заканчивается поздно. Здесь намного удобнее, чем в отеле, но решать вам.

Люси отошла от лошади. Гамильтон был прав. Зачем ездить туда-сюда, если заранее было обговорено, что ей предоставят кров. Единственная причина которой она не хотела оставаться, заключалась в том, что она чувствовала себя не в своей тарелке рядом с Броуди. И это было глупо. Ей не хотелось, чтобы в городе его считали негостеприимным хозяином. Для заключения сделки он был ей нужен в хорошем расположении духа.

— Хорошо, я останусь у вас. Мне просто не хотелось вам мешать.

- Уверяю вас, вы никому не помешаете. Дом рассчитан на большую семью и слишком велик для двух человек.

— Двух? — Она подумала о его жене, и отчего-то ей стало еще более неловко.

— Для меня и миссис Полсик. Она моя кухарка и экономка и будет рада увидеть новое лицо, а то моя хмурая физиономия ей уже надоела.

Люси посмотрела в его глаза, цвет которых напоминал темный шоколад. Он вовсе не выглядел хмурым. Ощущение тепла, разливающегося по венам вернулось, дыхание участилось.

Броуди Гамильтон от ног до макушки был образчиком мужской сексуальности. Любая нормальная женщина заметила бы это. Самоконтроль был единственным способом устоять перед его волнующей близостью.

Сделав глубокий вдох, Люси изобразила на лице вежливую улыбку. Дом и вправду был большой. Она лишь надеялась, что не будет часто сталкиваться с Броуди.

— Я ценю ваше гостеприимство.

— Позвольте мне закончить с Притти, и я вас отведу. Можете пока осмотреться, если хотите.

— С удовольствием.

Когда он уводил лошадь по коридору, Люси смотрела им вслед, прислушиваясь к стуку лошадиных копыт по бетонному полу. Вылинявшие джинсы обтягивали длинные ноги Броуди как вторая кожа, темная рубашка подчеркивала мощный торс.

Люси расправила плечи и стиснула зубы. В последнее время на нее свалилось достаточно трудностей, и будь она проклята, если позволит Броуди Гамильтону положить начало новым.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Сидя на деревянном стуле, Люси неторопливо потягивала крепкий кофе. Она сделала для себя два вывода.

Во-первых, Броуди Гамильтон был отличным хозяином. В конюшнях, на ферме и в доме царил идеальный порядок. Это характеризовало его как человека ответственного и организованного.

Во-вторых, в доме была главной миссис Полсик. Люси улыбнулась, вспоминая, как экономка при ней показала Броуди, кто здесь настоящий хозяин. Когда он представил Люси полную женщину с румяными щеками, миссис Полсик велела ему отнести наверх вещи гостьи, и он беспрекословно подчинился. Никаких недовольных гримас и закатывания глаз, только искреннее уважение и почтение.

Тем временем миссис Полсик проводила гостью на кухню и, налив ей кофе, принялась вынимать из печи противни с пирожными. В воздухе витали ароматы кофе, корицы и ванили.

Люси охватили такая сильная тоска по дому, что к горлу подступил комок, а на глаза навернулись слезы. Ей не хватало подобных вечеров. Чай в гостиной и кофе с пирожными на кухне — разные вещи.

- Я отнес ваши сумки, — раздался у нее за спиной голос Броуди. Люси тяжело сглотнула. Она даже не подозревала, что приезд сюда будет таким болезненным. Что «Прейри Роуз» напомнит ей о месте, которое когда-то было ее домом. Было очевидно, что Броуди принимал все это как должное. Понимал ли он, как ему повезло в жизни?

Но, разумеется, она не могла сказать ему об этом. Вместо этого она повернувшись к нему лицом, произнесла;

- Спасибо.

- Не за что.

Несколько больших шагов — и он уже сидел за столом рядом с ней. Его голос был полон мальчишеского озорства, когда он обратился к экономке:

- Если это вишневый штрудель, я ваш навеки, миссис Пи.

Пожилая женщина нетерпеливо вздохнула, но достала из буфета белую кружку и налила ему кофе.

Люси почувствовала на себе его взгляд, но не стала поднимать глаза, чтобы он не увидел ее слез.

Не хотела предстать перед ним уязвимой. У нее не было возможности вытереть слезы, поэтому она широко раскрыла глаза, чтобы влага поскорее испарилась. Она думала, что эта поездка поможет ей забыться, а вместо этого боль и переживания последних месяцев прорвались наружу.

Несколько минут они пили кофе в тишине. Казалось, Броуди ждал, когда она заговорит первой, но Люси не могла найти подходящую тему. Свою личную жизнь она не собиралась с ним обсуждать. Меньше всего ей хотелось, чтобы он начал относиться к ней по-другому. Наверное, ей следовало расспросить Броуди о его методике разведения лошадей, но в голове у нее вертелись совсем другие вопросы. Управлял ли он всем этим огромным хозяйством в одиночку? Если да, то как получилось, что он оказался здесь один? Были ли они с миссис Полсик родственниками? Но подобный разговор предполагал равную степень откровенности с ее стороны, а она не могла себе это позволить.

Уставившись в свою кружку, Люси поджала губы и постаралась прогнать болезненные воспоминания. Должно быть, все дело в усталости. Она совсем не обижалась на Броуди. Он был с ней приветлив. Она прекрасно понимала, он не отдавал себе отчета в том, что он принимал свое благополучие как должное. Обычно люди не видят, как они счастливы, до тех пор, пока не лишаются этого. Лишь затем они начинают сожалеть. Люси была готова поспорить, что Броуди не испытывал никаких сожалений.

По крайней мере, так ей было проще убеждать себя в том, что он ей не нравится. Если он будет вызывать у нее неприязнь, ей не захочется рассказать ему больше, чем следовало.

— Мисс Форнсворт?

Она подняла глаза. Броуди смотрел на нее поверх своей чашки. Его взгляд был серьезным.

- У нас будет еще много времени для разговоров Вы устали после долгого перелета, не нужно себя пересиливать.

Броуди оправдывал ее, был любезным с гостьей. Он давал ей хорошую возможность установить между ними дистанцию, и ей следовало этим воспользоваться. Однако пустая незнакомая комната ее тоже не привлекала. За последнее время она устала от одиночества.

- Можете называть меня Люси. — Слуги в Маразуре неохотно обращались к ней «мисс Форнсворт» после того, как она запретила им называть ее принцессой. Даже обычное «мэм» или «мисс» заставляло ее чувствовать себя чужой. Она привыкла к тому, что друзья на «Тремблин Оук» кричат ей вслед: «Эй, Люси», но убедить слуг называть ее по имени она не смогла. А ей хотелось быть просто Люси. Возможно, если Броуди будет называть ее по имени, она перестанет чувствовать себя обманщицей.

- У вас замечательный дом, — сказала она из вежливости. — Здесь очень уютно.

В глубине его глаз промелькнула мрачная тень, но голос оставался веселым.

- Как управляющий конюшнями короля Александра, думаю, вы привыкли к роскоши.

- Вовсе нет. Дворец никогда не был моим домом.

Это была правда. Впервые она увидела Маразур несколько месяцев назад, а приезд во дворец стал для нее настоящим потрясением. Выросшая в семье со скромным достатком, она привыкла к потрепанной мебели, дешевой посуде, джинсам и футболкам. Дворец же был полон шикарной мебели, тонкого фарфора, шелка и кружев.

— Я получила типичное для среднего класса воспитание, — призналась она.

— Как вы оказались на этой работе? Вы слишком молоды.

— Слишком молода? — возмутилась Люси для видимости. Не могла же она признаться ему, что ее отправил сюда папочка.

— Очевидно, нет. У меня такое чувство, будто вы знаете, что делаете.

Для комплимента это прозвучало слишком вежливо.

— Меня с детства окружали лошади, и...— Остановившись, Люси задумалась. Она не хотела, чтобы он знал, иначе не будет никаких посиделок на кухне, а ей их очень не хватало. Хотя южная Альберта сильно отличалась от Вирджинии, в этой кухне было так тепло и уютно, как и в той, которую она помнила. Ей хотелось снова испытать те чувства, несмотря на горький осадок в душе. Миссис Полсик заново наполнила ее кружку, и на нее нахлынули воспоминания о крепком кофе в «Тремблин Оук», о печенье из жестяной коробки, которое почему-то всегда высыпалось на поцарапанный деревянный стол. Такие образы возникали в ее голове при слове «дом».

Она не хотела, чтобы к ней относились по-другому. До тех пор, пока Броуди думает о ней как о Люси, она сможет какое-то время себя обманывать. Узнай Гамильтон, кто она на самом деле, он не стал, бы воспринимать ее всерьез. Правда заключалась в том, что ей было необходимо убедить его в своей компетентности.

— Я нашла это место через знакомых, — солгала она.

Броуди напрягся. Люси призналась, что получила работу по знакомству. Он презирал кумовство. Почему-то это напомнило ему об одном человеке. О той, которая однажды посчитала, что «Прейри Роуз» слишком провинциальна для нее. Его пальцы крепче обхватили кружку.

Поставив перед ними тарелки с теплым штруделем, миссис Полсик направилась к холодильнику. Уставившись на свою порцию, Броуди приказал себе выбросить из головы неприятные мысли. То, кем была Люси Форнсворт, не имело никакого значения. Она не Лиза, и их связывали чисто деловые отношения. Ее близость к дому Наварро и королю Александру вот что было важно. Сотрудничество с королем Маразypa было многообещающим.

Отломив вилкой кусок пирога, Броуди отправил eго себе в poт.

- Вишневый. Дай ей бог здоровья.

Люси слабо улыбнулась, словно не привыкла к этому. Почему?

Опять он отвлекается. Единственное, что сейчас должно его интересовать, это планы короля Александра. Сотрудничество с одной из крупнейших конюшен в Европе станет новым этапом для «Прейри Роуз». Он сможет усовершенствовать свою программу, которая принесет его ранчо мировую известность. Он должен был это сделать ради своего отца. Ради себя самого и миссис Полсик.

- Ну и как это? Я имею в виду, работать на столь на высокопоставленное лицо?

Люси съела кусочек штруделя, чтобы скрыть свое удивление. Она почувствовала, что Гамильтон начал отдаляться, как если бы она чем-то его разозлила. За его вежливыми вопросами пряталось большая заинтересованность. Еще немного в таком духе — и он вытянет их нее всю историю. Нужно быть осторожнее, чтобы не наговорить лишнего.

Люси была в таком замешательстве, что ей пришлось съесть еще немного пирога, пока она придумывала ответ. За свою жизнь она имела дело со многими скотоводами, и красноречие было не самой сильной их стороной.

Работать на короля Александра временами было просто невыносимо, поскольку она всегда помнила, чему обязана своим нахождением во дворце. Несмотря на все заверения в обратном, она чувствовала себя там чужой. Впрочем, ее безрадостное существование частично скрашивали прогулки верхом на ее любимой лошади. Лишь эти маленькие кусочки свободы поддерживали в ней интерес к жизни.

Она не могла рассказать все это Гамильтону, если не хотела, чтобы он усомнился в ее компетентности. Чтобы он видел в ней только папину дочку, для которой лошади были всего лишь очередной прихотью.

Расправив плечи, Люси заставила себя улыбнуться.

— У Его Величества прекрасные конюшни и лучшее оборудование. Одно только хранилище для кормов там занимает помещение, равное по площади половине вашей конюшни. Лошади Наварро пользуются большим спросом по всей Европе. Все его служащие образованны и компетентны. Это место — настоящая мечта для менеджера.

- Но?

Медленно положив вилку, Люси удивленно посмотрела на него:

— Что вы имеете в виду под «но»?

— То, что вы недоговариваете.

— Я ничего от вас не скрываю. Я вполне довольна своей работой.

— Тогда почему вы не смотрели мне в глаза, когда рассказывали мне о ней?

— Прошу прощения? — Почувствовав, как ее щеки заливает краска, Люси взяла кружку и сделала глоток кофе. Она никогда не умела скрывать свои чувства.

— Вы не смотрите на меня. Моя мать всегда говорила, что так делают, когда, лгут.

Люси была ошеломлена. Он знаком с ней всего какой-то час, а уже называет ее лгуньей! Она с грохотом поставила на стол кружку. Этот человек не знал, кто она на самом деле, а если знал, то притвориться с его стороны было бестактно. Миссис Полсик обернулась, но ничего не сказала и как ни в чем не бывало продолжила резать овощи.

— Вы в чем-то меня обвиняете?

- Конечно, нет. Просто хочу знать, что вы не договариваете, чтобы после подписания контракта не было неприятных сюрпризов.

Люси резко поднялась. Черт побери, даже сидя он был немного выше ее.

— Вы намекаете на то, что я что-то скрываю о конюшнях Наварро? Мне это не по душе. Думаю, будет лучше, если я остановлюсь в отеле. Конюшни Наварро не нуждаются в «Прейри Роуз», точно так же, как...— Она гордо вскинула подбородок и заглянула Броуди прямо в глаза. — Точно так же, как вы не нуждаетесь в Наварро. Наши конные заводы не единственные в мире.

Гнев придал ей сил и уверенности. Но она отдавала себе отчет в том, что провоцировать Гамильтона было бы тактической ошибкой. Его глаза сверкали как горящие угли.

— Возможно. Но у меня сложилось такое впечатление, что королю Александру нужно только лучшее.

Люси встретилась с ним взглядом. Ее одновременно раздражала и восхищала его уверенность.

— А ваш завод лучший, я полагаю.

— Вы ведь не приехали бы сюда, будь это не так?

Люси поджала губы. И он еще смеет ей об этом говорить?

— Вы очень самоуверенны.

— Не надо воспринимать меня в штыки. Вы рассказали мне о конюшнях то, что обычно пишут в рекламных брошюрах. Я просто хочу знать больше. Имею я право знать, с кем имею дело?

Его безжалостное спокойствие вывело ее из себя. Кто он такой, чтобы сомневаться в репутации Наварро? Люси захотелось больно его ударить. Чтобы удержаться от этого, ей пришлось засунуть руки в карманы. Она знала, что в делах эмоции только мешают, но ничего не могла с собой поделать.

— Все, что вам нужно знать, это то, что я приехала сюда выполнять свою работу. Работу, для которой у меня есть необходимая квалификация. И я не собираюсь с вами больше ничего обсуждать.

Она повернулась, чтобы уйти, но его голос остановил ее.

— Убегаете?

Внутри ее все замерло.

Убежать? От его спокойствия у нее перехватило дыхание. Если бы только она могла. Если бы только могла убежать от своей теперешней жизни. Ей надоело слышать от всех и каждого, что все будет хорошо. Потому что она в этом сомневалась. Все, чем она жила, во что верила, было навсегда потеряно после одного разговора. Ее жизнь безвозвратно изменилась, и она в один миг лишилась всего, что у нее было.

Своей работы. Своего дома. Своей матери.

Да, ей бы очень хотелось убежать, но все же она решила найти хоть что-нибудь, что поможет ей удержаться на плаву в безбрежном океане потерь и отчаяния. Она обрела это в работе на конюшнях и в поездке на «Прейри Роуз», так что теперь ей волей-неволей придется иметь дело с Броуди Гамильтоном.

Повернувшись, Люси посмотрела на него. Он пристально наблюдал за ней в ожидании ответа.

Он, наверное, даже, не представляет, как ему повезло. Он твердо знал, где его место, чувствовал уверенность в настоящем и будущем. На долю секунды ей вдруг захотелось оказаться в его объятиях и забыть обо всем на свете. Люси сглотнула. Это было нелепо. Она едва его знает. Должно быть, всему виной усталость. Одна лишь мысль о близости с Броуди Гамильтоном была абсурдной.

Этот человек только что в ней усомнился, и ей следовало сбить с него спесь. Вместо этого она уставилась на его губы и почувствовала, как внутри ее разливается жидкий огонь.

Люси быстро сделала шаг назад.

— Споря, мы вряд ли придем к соглашению, - наконец произнесла она. — Думаю, всему виной разница во времени. Я сама не своя. Простите, мне нужно отдохнуть. Уверена, завтра я буду в порядке, и мы сможем приступить к работе.

Его взгляд ничего не выражал.

— Ну разумеется, — Его тон был холодно-вежливым.

— Я вас провожу, дорогая. — Из-за угла появилась миссис Полсик с приветливой улыбкой. Люси повернулась спиной к Броуди, но по-прежнему ощущала на себе его взгляд.

— Вам не помешает принять горячую ванну и подкрепиться. Скоро мы будем ужинать.

Люси хотелось остаться до утра в комнате, но разве она могла пренебречь гостеприимством пожилой женщины?

— Увидимся за ужином, мистер Гамильтон.

— Да, мэм.

Экономка проводила ее в просторную спальню с окнами, выходящими на запад.

— Ванная рядом, — услышала Люси, восхищенная красотой гор вдали. Она видела их с шоссе, когда ехала на юг из Калгари, но после поворота на восток, в Ларч-Вэлли, они скрылись из виду. Сейчас их суровые вершины были окутаны в голубом небе легкой дымкой.

— Отсюда всегда видно горы? — спросила она у стоящей в дверях миссис Полсик.

— В ясные дни. А какой вид открывается с Вэйдз-Батт!

- Вэйдз-Батт? — Люси не припоминала этого названия на карте.

- Попросите Броуди отвезти вас туда. Это место находится на краю фермы. Два часа в седле — и вы там.

- Название мне не знакомо.

- Ну разумеется, ведь его нет ни на одной карте. Место названо в честь деда Броуди. — Миссис Полсик мило улыбнулась. — А сейчас вам лучше немного отдохнуть. Скоро будем ужинать. Я приготовила жареного цыпленка, а на десерт будут бисквиты с персиковой начинкой. На прошлой неделе Келли привезла из Би Си две упаковки.

Люси понятия не имела, кто такая Келли и что такое Би Си, но бисквиты с персиковой начинкой были ее любимым лакомством.

- С удовольствием принимаю ваше приглашение, — ответила она как можно любезнее.

Оставшись одна, Люси оглядела комнату. Она никогда не останавливалась в подобных местах. Полированный пол из твердой древесины и мебель сверкали чистотой. Пестрое покрывало на кровати, изготовленное в стиле пэчворк, напоминало цветочный луг. На туалетном столике стояла ваза с цветами. Подойдя к ней, Люси понюхала настурции. Они были срезаны в саду. Специально для нее. Она была тронута таким вниманием к себе со стороны хозяев.

Раздевшись, Люси направилась в ванную и пришла в восторг, обнаружив там корзиночку с туалетными принадлежностями и стопку махровых полотенец. Включив воду, она насыпала в нее немного ароматизированной соли. Даже несмотря на летнюю жару, после долгого путешествия горячая ванна казалась настоящим раем.

Час спустя отдохнувшая и с влажными волосами Люси спустилась к ужину. Броуди уже был на кухне. Он делал пюре. Остановившись у подножия лестницы, она стала наблюдать за ним. С каждым движением руки темная футболка теснее облегала его широкие плечи. Рядом с ним миссис Полсик сбивала миксером сливки. Когда Броуди поднял большую банку с молоком и добавил немного в картофель, у Люси перехватило дыхание при виде напрягшихся мышц его рук.

Она слишком долго не была на свидании, раз возбуждается при виде Броуди Гамильтона, готовящего картофельное пюре. Когда он улыбнулся миссис Полсик, на его левой щеке появилась ямочка.

В ванной у нее было время подумать. Она поняла, что Броуди был прав. Она действительно кое-что скрывала, и он имел полное право ее подозревать. Откуда ему было знать, что она с радостью предпочла бы свою прежнюю жизнь безрадостному существованию во дворце? Кроме того, он просил ее рассказать ему о конюшнях, а не о ней, и она дала ему слово. Придется его сдержать, даже если ей меньше всего этого хотелось.

Поставив миску с картофелем на стол, Броуди неожиданно обернулся и застал ее врасплох. Его взгляд тут же стал холодным и настороженным, и Люси удивилась, откуда у него к ней такая неприязнь.

— Ужин готов, — отрезал он.

Миссис Полсик поставила на стол блюдо с цыпленком, тарелку с овощами и соусник.

— Прошу вас, Люси, садитесь.

Она села с торца, Броуди - напротив нее, а экономка устроилась посередине.

Наклонив седую голову, миссис Полсик, к удивлению Люси, прочитала молитву на незнакомом ей языке.

Когда пожилая женщина закончила, Люси встретилась взглядом с Броуди, и между ними проскочил электрический разряд.

Она понимала, что из этого ничего хорошего не выйдет. Она не могла сблизиться с Броуди Гамильтоном.

Не могла себе позволить сблизиться ни с кем.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Броуди проснулся от лунного света, падающего на кровать. Перевернувшись на спину, он провел рукой по лицу.

Во сне он видел ее. Запускал пальцы в ее рыжие волосы, прежде чем поцеловать ее в губы.

Приподнявшись на локтях, Броуди покачал головой. Обычно во сне он не занимался любовью с малознакомыми женщинами. Но Люси Форнсворт почему-то не давала ему покоя. Она была горда, упряма и чертовски умна.

И все же за этим что-то скрывалось. Что-то, чему он пока не мог дать название. Это было в том, как она на него смотрела.

Эта женщина могла быть с ним холодной, но, похоже, ее влекло к нему. А его к ней.

И он будет игнорировать это влечение. Ее жизнь разительно отличалась от его жизни, и ему следовало об этом помнить. Однажды обжегшись... В общем, с него было достаточно.

Смотреть на нее с этой стороны было безумием.

Тем более признаваться себе, что его к ней влечет. Все произошло так внезапно.

Поднявшись с постели, он подошел к открытому окну, и холодный воздух защекотал его кожу. Жаркие июльские ночи остались позади, и на смену им пришли августовские с холодными ветрами и яркими звездами.

Вдруг он заметил, что окна передней части конюшни горят в кромешной темноте. Очевидно, он забыл выключить свет.

Броуди быстро надел джинсы и, спустившись вниз, посмотрел на часы. Светящиеся стрелки показывали двадцать минут третьего. Сняв с крючка у двери свою джинсовую куртку, он облачился в нее, обулся и вышел на улицу.

Дверь конюшни была слегка приоткрыта. Изнутри донесся какой-то шорох. Там явно кто-то был. У Броуди возникли кое-какие подозрения, и он посмотрел на дом. Окна комнаты Люси в западной части дома были темными. Раздался новый шорох. Броуди прислушался.

Она прибыла сегодня, а сейчас посреди ночи кто-то находится в его конюшне. Совпадение? Он так не думал.

Что она замышляла? Что ей понадобилось в конюшне? Все важные записи хранились в кабинете в доме. Вероятно, она об этом догадывалась, и это означало...

И это означало, что ее целью были лошади. Что бы она там ни задумала, он должен ее остановить. Немедленно.

Протиснувшись между дверью и стеной, он направился в служебную комнату, в которой горел свет. Но там никого не оказалось. Шорохи доносились из стойла справа. Броуди задержал дыхание. Звук повторился, и на этот раз за ним последовал стук копыт. Это было в стойле Притти. Лошади, которую она видела, когда приехала сюда. Его сердце замерло.

Расправив плечи, Броуди подошел к двери стойла. Она тоже была открыта. Он хотел зайти внутрь, но его остановил женский голос. Он застыл на пороге.

— Это несправедливо, — разобрал он между всхлипываниями. — Это ты принцесса, Притти, а не я.

Несправедливо.

Внутри у него все упало. Если она здесь для того, чтобы причинить вред Притти...

Распахнув дверь, он вошел в стойло... и остановился при виде широко распахнутых карих глаз, уставившихся на него в страхе и отчаянии. Девушка стояла рядом с Притти, ее рука лежала на гриве лошади.

Броуди открыл рот, но первые несколько секунд не знал, что сказать. Ресницы Люси были мокрыми от слез, и он словно зачарованный наблюдал за тем, как одна слезинка скатилась вниз по ее бледной щеке и упала на солому. Ее губы были пухлыми и розовыми. Прямо как в его сне, когда он целовал их в порыве страсти.

— Что вы здесь делаете? — наконец произнес он.

— Я- э-э... это было...— запиналась она, краснея от стыда.

— Исчерпывающий ответ.

Броуди загородил собой дверной проем, отрезав ей путь к отступлению. Он был решительно настроен получить ответы на свои вопросы и не позволит ей разжалобить его слезами.. Мисс Форнсворт не уйдет без объяснения..

— Я пришла сюда, чтобы побыть одной, — выпалила она. Это прозвучало совсем не как оправдание.

— Зачем вы проникли сюда среди ночи? Что вы на самом деле замышляете? Если вы собираетесь причинить вред лошадям...- он переступил с ноги на ногу, — никакой король не сможет вас защитить, мисс Форнсворт.

Девушка уставилась на него с недоверием. Она перестала плакать, и Броуди почувствовал облегчение. Женские слезы и истерики всегда сбивали его с толку.

— Думаете, я что-то замышляю?

— А что я должен думать? Вы приехали сюда только сегодня, и я в первую же ночь застаю вас в своей конюшне. Что бы вы подумали на моем месте?

Люси тяжело сглотнула и виновато опустила глаза.

— Простите. Я вас понимаю. Поверьте мне, мистер Гамильтон. У меня не было злых намерений.

— Тогда почему вы здесь?

Отвернувшись, она провела рукой по гриве Притти.

— Разве это не очевидно?

— Не совсем. — Подойдя ближе, Броуди заглянул ей в глаза и понял, что она не лжет. Похоже, она действительно переживала. — Но я вижу, что вы расстроены.

Ее нижняя, губа дрожала, пока она ее не закусила.

— Я пришла сюда, чтобы побыть одной. Выплакаться. Я не хотела вас беспокоить.

Незнакомка посреди ночи прокралась в его конюшню. Броуди нахмурился. Да, сегодня он был с ней груб, но она дала ему достойный отпор. Люси Форнсворт не производила впечатление плаксы.

Но сейчас ей действительно было плохо, и Броуди был вынужден признать, что ее история прозвучала правдиво. Она расплакалась еще до его прихода. Неожиданно он вспомнил истерики Лизы и отошел назад. С него хватит женских слез. Его больше этим не проведешь.

— Скоро утро. Почему бы нам не вернуться в дом?

Она посмотрела на него, и несколько рыжих локонов упали на ее мокрую щеку.

— Я еще немного побуду здесь.

Броуди был в замешательстве. Очевидно, она не понимала, что он не хочет оставлять ее одну в конюшне. Да, он сказал, чтобы она чувствовала себя здесь как дома, но это переходило все границы дозволенного. Она не имела права сюда вторгаться, на кого бы ни работала. Он уже давно понял, что главное в его жизни — лошади. Правда, осознание этого дорого ему стоило.

- Я настаиваю, чтобы вы ушли вместе со мной прямо сейчас. Завтра у вас будет время все осмотреть. Вместе со мной.

Ему было нечего скрывать, но он должен был защищать «Прейри Роуз».

- Пожалуйста... Мне нужно еще немного времени, чтобы собраться с духом.

- Тогда я составлю вам компанию. — Он сложил руки на груди.

Люси бросила взгляд поверх его плеча, словно ища выход. Лишенная ее внимания, Притти, ткнулась ей носом в ладонь.

— Вы ей нравитесь.

— А она мне. — Люси снова потрепала лошадь по гриве. Было очевидно, что она пока не собирается никуда уходить, но он не мог позволить ей остаться. Отойдя в сторону, Броуди прислонился к деревянной стене стойла.

— Почему?

Люси подняла глаза.

— Что почему?

— Почему вас так интересует Притти Пис? Вы ведь не ради нее приехали.

Люси провела ладонью по бархатистому носу лошади.

— Конечно, нет. Она удивительная. Я знала ее мать.

К его удивлению, ее голос сломался на последнем слове. Господи, только бы она снова не расплакалась.

— Давайте выйдем отсюда, — сказал Броуди, схватив ее за локоть, — пока вы не расстроили своими слезами лошадей.

Он вывел ее из стойла.

— Прекратите, — отрезала она, высвобождаясь.

— Тогда, может, вы хотите рассказать мне, почему вы плакали? Мне нужно разумное объяснение.

— Я плачу не по какой-то определенной причине. — Люси вскинула подбородок. — Просто не могла уснуть.

Броуди недоверчиво фыркнул.

Она пристально посмотрела на него.

— Между прочим, я пролетела полмира.

Нет, это никак не связано со сменой часовых ПОЯСОВ, подумал Броуди. Здесь было что-то более серьезное. Что она имела в виду, когда говорила про несправедливость? Ему хотелось верить, что в ее словах не было ничего предосудительного.

Он сделал шаг в ее сторону.

- В чем дело, Люси? Что вас так расстроило.

Осознав, как близко он от нее находился, Люси сложила руки на груди. В конюшне было так тихо, что она слышала жужжание ламп над головой. Броуди пристально наблюдал за ней. Ждал разумного объяснения. И она должна была что-то ему сказать. Только не правду. Он не поймет. Никто бы не понял. Ее снова охватило чувство полного одиночества. Несмотря на запах сена и лошадей, это место перестало казаться ей знакомым.

— Люси?

Когда он произнес ее имя, на глаза у нее снова навернулись слезы. Люси. Кто это? Она больше не знала.

— Я вас едва знаю. — Это прозвучало слишком жалостливо, но должна же она была что-то сказать.

Броуди не ответил. Его темные глаза по-прежнему пристально смотрели на нее. Она теряла над собой контроль и ничего не могла с этим поделать. Но она лучше умрет, чем позволит ему это заметить.

- Пропустите меня, - скомандовала она, но ее слова прозвучали как мольба. - Я и так чувствую себя не в своей тарелке. Мне не следовало сюда приходить.

Броуди отошел в сторону.

Выпрямив спину, Люси заморгала, чтобы прогнать непрошеные слезы, затем посмотрела на дверь. Если она будет действовать быстро, то сможет отсюда выбраться. Люси сделала один шаг, затем другой, но ее глаза по-прежнему застилала пелена слез, и она споткнулась.

Броуди успел ее подхватить, и у нее перехватило дыхание. Затем он осторожно ее развернул и, прижав к своей груди, начал нежно поглаживать ее по волосам.

Ее потрясение длилось долю секунды. Она попыталась вдохнуть. Его запах почему-то показался ей знакомым, его близость давала чувство защищенности, и ее горе хлынуло наружу мощным потоком слез.

Броуди Гамильтон был для нее чужим. Она приехала сюда по делам. Он сомневался в ее порядочности, но сейчас это не имело значения. Он был хорошим человеком. Он был рядом. Вот что имело значение.

— Тише, — пробормотал он ей в волосы, согревая ей затылок своим дыханием. - Все будет хорошо.

За три долгих месяца никто ни разу не обнял ее, не утешил, не сказал, что все будет хорошо.

От горя внутри у нее все так сильно сотрясалось, что ей было трудно дышать. Она чувствовала себя так, словно упала и со всей силы ударилась. Приземление оказалось таким тяжелым, что она не могла встать.

Но с каждой пролитой слезой тяжесть все уменьшалась, а дышать становилось все легче.

Наконец Люси перестала всхлипывать и глубоко вдохнула.

И в следующую секунду услышала спокойный и глубокий голос Броуди.

— Люси.

Ее сердце учащенно забилось. Не мисс Форнсворт, а Люси. Сегодня ночью в тишине конюшни она снова стала Люси.

Она высвободилась из его объятий. Это безумие. Она очень устала. Броуди был ей абсолютно чужим человеком. Все так запуталось.

— Мне очень жаль, — пробормотала Люси, в ужасе глядя на мокрые пятна на его джинсовой куртке. Она не смотрела ему в глаза. Он и так уже слишком много увидел.

— Не нужно ни о чем жалеть.

— Простите, что это случилось.

— Почему бы вам не рассказать мне, из-за чего вы плакали до моего прихода?

С чего ей начинать свою печальную историю?

— В служебной комнате есть чайник и коробка печенья, — мягко сказал он. — Мы можем пройти туда.

Люси покачала головой.

— Я и так причинила вам неудобство. Этого больше не повторится. — Она с удовольствием отметила про себя, что ее голос с каждым словом звучал все увереннее. — Я лучше пойду в дом.

- Останьтесь еще ненадолго, - продолжал настаивать Броуди. — Вам лучше все мне рассказать, иначе я буду теряться в догадках, и это плохо отразится на нашей предстоящей сделке.

— Позвольте мне угостить вас растворимым кофе.

Люси одернула пуловер.

— Мистер Гамильтон, я...

- Вы десять минут плакали на моей груди, - перебил он ее. — Какой я теперь вам мистер? Если мы пойдем в дом, миссис Полсик может проснуться, и вам придется ей объяснять, почему у вас красные глаза.

Броуди протянул ей руку, но она отказалась ее принять и, чувствуя, как ее щеки заливает краска, проскользнула мимо него и направилась к стальной двери коридора. Броуди последовал за ней. В служебной комнате Люси огляделась по сторонам. Здесь был старый потрепанный диван, стул с выступающими пружинами и деревянная лавка у обшарпанного стола. Люси выбрала неудобный стул, чтобы не сидеть рядом с Броуди.

Наполнив электрический чайник из крана на улице, он вернулся, включил его в розетку и достал с полки две кружки. Когда вода закипела, он заварил кофе и, передав Люси ее кружку, сел во главе стола.

Кофе был горячим и очень крепким.

— Ну и денек, — начал Броуди. — Мы с вами знакомы меньше суток, и вот, сидим здесь.

— Простите. Обычно я не распускаю сопли.

— Мне вы тоже не показались истеричкой. Представляете, каково было мое удивление, когда я увидел вас посреди ночи в своей конюшне?

— Вы мне не доверяете.

— А вы на моем месте стали бы?

— Нет, — спокойно согласилась она. — Я бы тоже стала подозревать человека, который тайком подкрался к моему скоту. Я только могу сказать, что в моих действиях не было злого умысла, и надеяться, что вы мне поверите.

— А что, есть причина, по которой я могу вам не поверить?

- Нет.

Сделав глоток кофе, Броуди задумался.

— Здесь все хорошо друг друга знают. Одних людей я подпускаю близко, других нег. С вами мы еще слишком мало знакомы, и я пока не решил, могу вас к себе подпустить или нет. Небольшая порция правд может этому поспособствовать.

Сблизиться с ним? Это было последнее, чего она хотела.

— Я приехала сюда по делам.

Броуди положил ногу на ногу.

— Да, и у меня возникло к вам слишком много вопросов, без ответов на которые я не смогу вам доверять.

— Не сможете мне доверять? Да одного имени моего... э-э... короля Александра должно быть достаточно.

— Как я уже говорил, я знаю о Наварро достаточно, чтобы понять, что Его Величеству нужно только все самое лучшее.

— А вам для чего это сотрудничество? — Люси упрямо выпятила подбородок.

- Шутите? Конюшни Наварро известны во всем мире. Сотрудничество с королевской семьей Маразура может поднять мой бизнес на новый уровень.

Поставив кружку на стол, Люси поджала губы.

— Вы определенно получаете от этого сотрудничества больше, чем мы, так что сомневаться не в ваших интересах.

Гамильтон поднял бровь.

— А если вы вернетесь с пустыми руками?

Люси помрачнела. Это было исключено. Она должна была доказать своему отцу, чего на самом деле стоит. Но для этого ей нужно было сейчас раскрыться перед Броуди.

— Он отправил вас ко мне. Признайтесь, мы нуждаемся друг в друге.

— Чего вы от меня хотите? — Люси спрятала лицо за кружкой. Она все еще была слишком уязвима, и только словесная перепалка могла на время приглушить ее боль.

— Я хочу знать, почему вы плакали в моей конюшне посреди ночи?

— Это личное.

Нетерпеливо фыркнув, Броуди поднялся и поставил на стол кружку.

— Ну как хотите, — отрывисто бросил он и направился к двери.

Люси с открытым ртом уставилась ему вслед. Она не могла позволить ему уйти. Если он откажется от переговоров, ей придется возвращаться в Маразур ни с чем, а этого она никак не могла допустить.

— Броуди, подождите!

Подбежав к двери, она загородила ему проход.

— Подождите.

Он остановился, и ее сердце подпрыгнуло.

— Если вам будет интересно это знать, я выросла в Вирджинии. Среди лошадей. Моя мать... она работала бухгалтером на одной из ферм. Вот откуда я знаю Притти. Я видела ее в «Тремблин Оук», когда была ребенком, до того, как ее продали. Это место... напоминает мне «Тремблин Оук».

— Вы тоскуете по дому? — Судя по его холодному тону, он ей не поверил.

— Да... но дело не только в этом. Моя мать...— К горлу внезапно подступил комок, и ей пришлось на мгновение замолчать, чтобы сглотнуть. — Моя мать умерла несколько месяцев назад, и за это время столько всего изменилось...— Она глубоко вдохнула. — Столько всего произошло, что у меня не было времени горевать. Но сегодня я оказалась здесь, и мое горе вырвалось наружу. Мне нужно было побыть с кем-то, кто бы меня понял.

— С Притти? — спросил он, снисходительно улыбаясь.

— Не смейтесь надо мной! — Люси сверкнула глазами. Неужели было так трудно понять, что здесь, в «Прейри Роуз», она нашла связь с родным домом? Нет, он не мог быть настолько слеп.

Броуди подошел ближе.

— Я вовсе не смеюсь. Это единственная разумная вещь из всех, что вы мне сказали.

Люси встретилась с ним взглядом. Теперь, когда неприязнь прошла, их разделяло всего несколько дюймов, и притяжение усилилось.

— Вам было так тяжело? - мягко спросил Броуди.

— Да, — прошептала она.

— Я знаю, — ответил он, и эти два слова вызвали у нее слишком много вопросов.

Броуди положил ладонь ей на щеку

— Спасибо за доверие. Это многое объясняет.

Люси тяжело сглотнула. Напряжение между ними достигло предела. Еще немного, и их губы соприкоснутся...

— Давайте вернемся в дом. Завтра будет долгий день.

Немного разочарованная, Люси вежливо улыбнулась, отстранилась и вышла вслед за ним из конюшни..

Она наговорила ему больше, чем планировала. Как могла она упомянуть «Тремблин Оук»? Слышал ли он, что она говорила о лошади?

Он знал уже слишком много. Ей следует быть осторожнее. Больше никаких ночных откровений. С завтрашнего дня все их разговоры будут исключительно о делах.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Услышав на лестнице ее шаги, Броуди поднял глаза и замер с вилкой в руке. Затем, проигнорировав странное ощущение в груди, он продолжил. Ему не хотелось видеть Люси, убеждал он себя. Это нелепо.

Наверное, прошлой ночью у него помутился рассудок, когда он коснулся нежной кожи этой женщины.

Когда ему захотелось ее поцеловать.

Вилка выпала из руки и с грохотом ударилась о тарелку. Вот идиот! Дважды попался в одну и ту же ловушку. Растаял при виде женских слез.

Подняв вилку, он отправил в рот кусок яичницы.

— Доброе утро.

Подняв глаза, Броуди постарался придать своему лицу выражение безразличия.

— Доброе утро.

Ее щеки были розовыми, губы - слегка припухшими.

— Завтрак был подан пятнадцать минут назад. — Он не смог удержаться от колкости.

Люси слегка покраснела.

- Извините. Я... я проспала.

И он даже знал, по какой причине. Броуди был рад, что он не единственный, кто не мог уснуть этой ночью.

Он поднял бровь.

— Я тоже плохо спал.

- Мне жаль это слышать.

Увидев на ее лице смущение, Броуди мысленно отругал себя. Она не заслуживала подобной жестокости.

- Ничего страшного, Люси, - улыбнулась миссис Полсик, вышедшая из кухни с тарелкой в руках. - Не обращайте внимания на Броуди. Он сегодня не в духе.

Броуди нахмурился. Женщины, которые знают тебя с тех пор, как ты ходил пешком под стол, иногда бывают просто невыносимы. Сначала Марта, теперь миссис Пи. Похоже, они считали, что это дает им право так с ним обращаться. Но миссис Полсик была рядом с ним в трудные для него времена, и он, стиснув зубы, промолчал и отвернулся.

Намазав джем на тост, Люси сказала:

- Я подумала, что могла бы после завтрака посмотреть ваши бумаги.

Она обращалась к нему, и он был вынужден посмотреть на нее. От него не укрылось, что она нервничает. Хороший знак. Эта женщина и так уже позволила себе много вольностей.

— Я занят, — ответил он, сложив руки перед собой.

— Если вы мне покажете, где они находятся...

Он сдвинул брови.

- Покажу, где они находятся, и оставлю вас одну?

- Что, по-вашему, я собираюсь делать, Броуди? - Положив тост на тарелку, Люси облизала губы. Они были пухлые и розовые. Как прошлой ночью в конюшне...

О чем он только думает? Мысленно отругав себя, Броуди откинулся на спинку стула. Люси Форнсворт по-прежнему что-то скрывала, и он не позволит ей причинить вред «Прейри Роуз».

- Кто знает? После прошлой ночи...

Миссис Пи громыхнула сковородкой, и они оба мгновенно замолчали. Броуди пристально посмотрел на Люси. Правда заключалась в том, что он понимал ее вчерашнее поведение лучше, чем она думала. Сколько раз он сам в трудную минуту искал утешение в конюшне среди лошадей.

Но сегодня был новый день. Слезы и откровения остались в прошлом. Между ними не может быть близких отношений. Последнее, чего он хотел, это чтобы она рылась в его бумагах.

Броуди отвернулся и, взяв перец, зачем-то посыпал им и без того острую яичницу. Он не знал, чего ожидать от этой женщины. Даже не представлял, что она собиралась делать с полученной информацией. Как он мог ей доверять?

- Я подумал, возможно, вам захочется покататься верхом, осмотреть ранчо.

Люси подавила вздох разочарования. Она думала, что прошлой ночью добилась его расположения. Но Броуди по-прежнему ей не доверял. Предложение покататься верхом было всего лишь попыткой ее отвлечь. Дело было не в том, что ему хотелось с ней побыть. Он просто не хотел, чтобы она рылась в его бумагах. Что он скрывал?

Она хотела его спросить, но знала, что он не ответит. Отломив кусочек бекона, Люси осторожно произнесла:

— А если я соглашусь, но в другой день? Сначала мне бы хотелось познакомиться с вашей программой. - Ей нужно было увидеть даты, имена, родословные, достоинства и недостатки программы, убедиться, что их сотрудничество будет выгодно для Наварро, прежде чем она подпишет договор. Он должен был это понимать.

- А если я откажусь? - Он поднял бровь.

- Тогда я зря трачу время. - Положив салфетку, Люси начала отодвигать стул.

- Прекрасно.

Сердце Люси подпрыгнуло. Неужели ей придется уехать отсюда ни с чем?

— Доедайте спокойно свой завтрак, принцесса. Когда закончите, я покажу вам все необходимые бумаги.

На долгие секунды Люси застыла на месте, потрясенная тем, что ему каким-то образом стало известно, кем она была на самом деле. Затем, когда к ней вернулось самообладание, она поняла, что не сказала ему ничего подозрительного. И это означало, что он использовал слово «принцесса» как прозвище. Судя по его ироничному тону, это не было комплиментом.

Люси холодно посмотрела на него.

— Спасибо.

Броуди молча поднялся и, собрав свою грязную посуду, пошел на кухню.

Люси молча сидела на месте, думая, что ей следовало бы радоваться своей победе, но отчего-то она не чувствовала себя победительницей.

Броуди не знал, почему ей так хотелось преуспеть в этом деле. Он с самого начала все усложнил, но это лишь раззадорило ее. Ей захотелось любой ценой показать ему, чего она стоит. Эта черта характера в детстве доставляла ей немало проблем и зачастую мешала добиваться поставленной цели. Но притворяться она никогда не умела. Допив кофе, Люси поставила на стол пустую чашку.

Почему Броуди был так зол сегодня утром? Прошлой ночью он был с ней мягок, даже нежен. На мгновение ей даже показалось, что он собирается ее поцеловать. Возможно, это было к лучшему, потому что он больше не будет задавать ей вопросов личного характера.

Экономка подошла к столу и заново наполнила ее чашку.

- Миссис Полсик, я что-то сделала не так сегодня утром? — Экономка Броуди напоминала ей миссис Пендлтон, жену владельца «Тремблин Оук». Миссис Пендлтон никогда не важничала. Она пекла вкусный ореховый пирог и овсяное печенье и всегда находила время, чтобы поболтать с Люси на кухне. Поэтому Люси было проще задать этот вопрос приветливой экономке, а не самому Броуди. Миссис Полсик потрепала ее по плечу, и ей показалось, что она услышала вздох.

— Броуди человек скрытный. Думаю, все дело в этом.

— Но... но я здесь для того, чтобы помочь его бизнесу выйти на новый уровень. Я не понимаю, почему он так не хочет, чтобы я смотрела его записи.

Налив себе чашку кофе, миссис Полсик села на место Броуди.

— Думаю, вы хорошая девушка, Люси. Я, в отличие от Броуди, совсем не подозрительна. Но у него есть веские причины быть осторожным.

Сделав глоток кофе, Люси бросила взгляд в сторону кабинета.

— Вы ведь не собираетесь давать мне подробные объяснения, я угадала?

Экономка слабо улыбнулась, и Люси показалось, что она увидела печаль в ее серо-голубых глазах.

— Не думаю, что имею право рассказывать эту историю. Могу лишь сказать, что Броуди посвятил всего себя тому, чтобы превратить «Прейри Роуз» в то, чем она является сейчас. Это вся его жизнь.

— Я прекрасно его понимаю.

— Не сомневаюсь. — Пожилая женщина потрепала Люси по руке. — Он очень хочет, чтобы ваше сотрудничество было успешным.

— Тогда почему он постоянно мне возражает? Я здесь меньше суток, а он воспринимает в штыки каждое мое слово.

Миссис Полсик поднялась из-за стола и забрала обе пустые кружки.

— Потому что единственное, что для Броуди важнее сотрудничества с королем Александром, — это защита того, что ему дорого. Если он считает, что вы можете чем-то навредить «Прейри Роуз», ему не составит труда сделать выбор. Он много вложил в это место. — Помедлив, она выглянула в окно, и Люси показалось, что губы пожилой женщины задрожали, когда она добавила: - Возможно, даже слишком.

Прокашлявшись, она кивнула Люси.

- Идите в кабинет. Он в конце коридора. Несмотря на свои слова, Броуди все вам покажет,

Люси задумчиво провела рукой по волосам. Миссис Полсик все ясно объяснила, но у Люси по-прежнему оставалось много вопросов без ответов. Почему Броуди так оберегал свою ферму? Что ей угрожало раньше? Что заставило его окружить себя непробиваемой стеной?

Она посмотрела на закрытую дверь кабинета. Возможно, из записей Броуди она узнает больше, чем из своего разговора с экономкой.


Люси потерла глаза, слезящиеся от жаркого воздуха. Большую часть дня она просматривала бумаги Броуди и сейчас находилась под впечатлением от его программы. За несколько лет он превратил «Прейри Роуз» в крупный конезавод. Ее поражало, как ему удавалось сохранять чистоту породы и безупречную родословную своих животных. Люси импонировал его основательный подход к делу. Судя по тому, что она успела прочитать, его решения по большей части были правильными.

И об этом свидетельствовали не только бумаги. Она видела одного из его жеребцов и представила себе, какое можно было бы получить потомство от него и их недавно приобретенной чистокровной кобылы. Ее от... король Александр хотел развести скаковых лошадей, отличающихся легкостью и быстротой.

Закрыв последнюю папку, Люси посмотрела на часы. Было почти шесть. Как незаметно пролетело время. Сложив папки в аккуратную стопку, Люси начала искать скрепку для бумаг со своими записями.

Она выдвинула верхний ящик стола, но в нем не оказалось ничего, кроме пачки бумаги для принтера. Во второй раз ей повезло больше. Она нашла степлер.

Приведя все в порядок, она вдруг обнаружила, что пропустила одну папку. Она лежала внутри одной из папок Броуди. Открыв ее, Люси просмотрела записи. В отличие от остальных, более поздних, они были сделаны восемь лет назад. На первых нескольких страницах стояла подпись, но не Броуди, а Джона Гамильтона, на следующих были каракули Броуди. Нахмурившись, она сравнила даты. Перерыв между записями составлял около года. Это означало, что Броуди целый год не занимался покупкой и продажей лошадей. Все было так, словно...

Люси закусила губу. Словно ферма на целый год перестала существовать. Финансовые документы могли бы прояснить ситуацию, но Броуди вряд ли подпустит ее к ним.

Хлопнула дверь, и Люси быстро закрыла папку и положила ее в низ стопки. Когда она скрепляла свои записи, в кабинет вошел Броуди.

Слегка приподняв брови, он спросил у нее:

— Вы нашли все, что искали?

Ей хотелось спросить, почему целый год не было записей, но, посмотрев на его сердитое лицо, она поняла, что сейчас не самое подходящее время. Лучше подождать, пока он не захочет все рассказать.

— Да, более чем.

Броуди слегка прищурился, и она не удержалась от смеха.

— В ваших бумагах есть все, за исключением разве что вашего размера обуви.

Люси хотела его развеселить, но он помрачнел еще больше, и она тут же посерьезнела.

— Мне не в чем перед вами оправдываться, — произнесла она, взяв свои бумаги и обойдя стол. Броуди немного отошел в сторону. Когда она оказалась у двери, их тела соприкоснулись, и ее внезапно охватила дрожь желания. Как и прошлой ночью в конюшне она ощутила его силу и надежность, перед которыми не смогла бы устоять ни одна нормальная женщина.

— Какие-то проблемы, принцесса?

Почувствовав, как ее щеки заливает краска, Люси сглотнула. Только бы он не догадался, как на нее действует безобидное прозвище.

— Никаких, — пробормотала она, выходя в коридор.

— Ужин через пять минут, — бросил он ей вслед.

Взлетев вверх по лестнице, Люси бросилась в свою комнату и прислонилась к двери.

Сначала в конюшне, теперь — в его кабинете. Это не входило в ее планы.

Броуди Гамильтон ее заинтересовал, и это не имело отношения ни к «Прейри Роуз», ни к Наварро. Этот интерес был сексуального характера, и она не знала, как с ним совладать, чтобы он не навредил ее работе.


Спускаясь к ужину, Люси почувствовала восхитительный аромат, доносящийся с заднего, двора. Выйдя на открытую веранду она увидела Броуди, который с помощью щипцов переворачивал на гриле стейк.

Посмотрев на бескрайние, поля, простирающиеся на сотни миль, она ощутила себя маленькой и ничтожной. Ей следовало привыкнуть к этому ощущению. Оно не покидало ее последние несколько месяцев.

— Я могу чем-нибудь помочь? — вежливо улыбнулась Люси, надеясь, что больше не будет перед ним краснеть. Она не смогла прочитать выражение его лица из-за тени, которую отбрасывала шляпа.

Из дома вышла миссис Полсик с подносом, на котором были тарелки и столовые приборы.

— Позвольте мне, — попросила Люси. Подбежав к пожилой женщине, она взяла у нее поднос. — Я чувствую себя глупо, когда ничего не делаю.

— Какой стейк вы любите?

Поставив поднос на столик, она подняла глаза. Господи, как же Броуди Гамильтон был хорош. Даже когда сердился.

— Слегка непрожаренный.

Броуди кивнул, и она пожалела, что не может из-за шляпы видеть его глаза. Было бы здорово, если бы они прекратили спорить по любому поводу. Да, гордость не позволяла ей уступать ему, но одинокая маленькая девочка в ее душе жаждала его сочувствия и понимания. Она слишком долго была одна и больше не могла это выносить. Для начала ей следовало перед ним извиниться, попробовать поставить себя на его место.

Накрыв на стол, Люси подошла к нему.

— Броуди. — Она положила ладонь на его руку, отчего его мышцы тут же напряглись. - Утром я вовсе не хотела причинять вам неудобства. Мне просто нужно было ознакомиться с вашими записями, чтобы получить более широкое представление о вашей программе. Наварро привыкли иметь все самое лучшее. Надеюсь, вы меня понимаете. Уверяю вас, я не собираюсь причинять вред «Прейри Роуз». Или вам, добавила она про себя.

Как только Люси произнесла эти слова, у нее перехватило дыхание. Броуди поднял глаза и пристально посмотрел на нее.

Мясо шипело на гриле, в кустах щебетал пчелоед, но Люси перестала все это замечать, как только их взгляды встретились. Ее рука по-прежнему лежала на его руке. В эти секунды она испытывала то же ощущение, что и прошлой ночью в конюшне, когда ей казалось, что он вот-вот ее поцелует.

Она облизала губы.

Неожиданно Броуди отстранился.

— Вам не кажется, что бумагам не стоит безоговорочно доверять, мисс Форнсворт?

Прошлой ночью он называл ее Люси, а теперь снова обращается к ней формально. Возможно, так даже лучше.

— А вы доверяете моему... э-э... королю Александру?

— Не знаю.

Люси опешила. В этот момент вернулась миссис Полсик с миской салата.

— Стейк уже готов, Броуди?

Он посмотрел сначала на экономку, затем на гриль.

— Не совсем.

- Я могу еще чем-нибудь вам помочь? — обратилась Люси к миссис Полсик.

- Все уже готово, дорогая. Сейчас дожарится стейк, и мы будем ужинать. - Экономка посмотрела на мрачное лицо своего хозяина. - Впрочем, если вам не трудно, сходите, пожалуйста, на кухню за пивом.

Люси с радостью согласилась. Ей нужно было немного времени, чтобы прийти в себя после очередной стычки с Броуди. Доставая из холодильника пиво, она услышала голос Броуди и резкий ответ экономки, но не разобрала слов.

Когда она вернулась с тремя бутылками, миссис Полсик с довольным видом сидела на стуле. Получив из рук Люси открытую бутылку, Броуди натянуто улыбнулся.

- Спасибо.

Это выглядело вежливо, но было видно, что Броуди по-прежнему на нее сердится.

Люси села напротив экономки. Нет, так дальше не может продолжаться, если она по-прежнему хочет заключить с ним выгодную сделку. Но рассказать ему всю правду о себе она тоже не может, мрачно подумала девушка. Что ж, пока ей остается наслаждаться стейком и пивом.

- Недожаренный, как вы просили, - сказал Броуди, положив на ее тарелку стейк. От аромата подрумянившегося мяса у Люси потекли слюнки, и она добавила к нему немного картофельного салата.

За следующие несколько минут никто не произнес ни слова. Люси лихорадочно подыскивала нейтральную тему для разговора, но миссис Полсик ее опередила.

- Откуда вы знаете короля Александра, Люси?

Девушка чуть не подавилась салатом. Ее сердце замерло. Как ей ответить, чтобы не солгать и в то же время не выдать всей правды?

Она так долго молчала, что Броуди отложил вилку и нож. Перед тем как сесть за стол, он снял шляпу, и теперь ничто не защищало ее от его пронзительного взгляда.

— Да, Люси, как вы познакомились с королем? - язвительно произнес Броуди, и миссис Полсик сердито покосилась на него.

— Он был знаком с моей матерью, — наконец ответила Люси и с обманчивым спокойствием отправила себе в рот дольку огурца, хотя внутри у нее все трепетало от страха. Но Броуди Гамильтон не должен видеть ее слабость, иначе все пропало.

— Король Александр давно занимается разведением лошадей, — спокойно продолжила она. — Я уже упоминала, что выросла в Вирджинии, — она посмотрела на Броуди, словно дожидаясь подтверждения. — Моя мать работала в «Тремблин Оук». Там она и познакомилась с Александром во время одного из его визитов. Правда, тогда он еще был кронпринцем. Я много лет работала на конюшне. Однажды мать сказала мне, что я должна посмотреть мир. Что, возможно, король Александр даст мне работу.

— Что он, очевидно, и сделал. Но почему? Он ведь вас не знал, не так ли?

— Нет, мы с ним никогда раньше не встречались.

Неожиданно к горлу подступил огромный комок, но Люси заставила себя улыбнуться.

- Кто его знает, почему он меня нанял. Самое главное, он это сделал и еще ни разу не пожалел. Я

мастер своего дела. У меня большой опыт работы с лошадьми.

Ну вот и все. Она рассказала весьма правдоподобную историю. Даже если Броуди лично встретится с королем Александром, он ни о чем не догадается. Она совсем не походила на смуглых темноволосых Наварро. Своими рыжими вьющимися волосами и бледной кожей она была обязана матери.

Броуди отодвинул тарелку.

— Как всегда, отличный салат, миссис Полсик.

— Вы не останетесь на десерт?

Покачав головой, он поднялся из-за стола и взял свою шляпу.

— Нет, спасибо. У меня дела. Я что-нибудь съем позже, когда вернусь.

— Я могу вам чем-нибудь помочь? — спросила его Люси, надеясь, что ее рассказ послужит началом их перемирия.

Броуди покачал головой.

— Нет. Отдыхайте. — Он помедлил. — Завтра можете вволю рыться в моих бумагах. Меня весь день, не будет на ферме.

Повернувшись на каблуках, он спустился вниз и ушел, не попрощавшись. Люси тупо смотрела ему вслед. Миссис Полсик спокойно ела салат.

ГЛАВА ПЯТАЯ

На сегодня с нее было достаточно бумажной работы. Закрыв папку, Люси откатилась на стуле к стеллажу с ячейками и поставила ее на место. Она просмотрела огромное количество документов, но

так и не нашла ответа на вопрос, что происходило в тот год, когда не было записей.

Люси устала сидеть в четырех стенах, но подозревала, что после инцидента в конюшне Броуди не понравится, если она будет слоняться по ферме без его разрешения. Но погода была чудесная, и ей хотелось подышать свежим воздухом. Возможно, она даже зайдет к Притти и угостит ее яблоком.

Она медленно шла к конюшне, любуясь ясным лазурным небом и вдыхая аромат скошенной травы. Здесь одиночество ее нисколько не тяготило. Напротив, она даже была ему рада. На мгновение она вспомнила свой новый дом в Маразуре. Подобострастные слуги, частые визиты гостей и развлекательные мероприятия — все это было для нее в новинку. Неудивительно, что большую часть времени она пряталась в конюшнях. Во дворце она определенно чувствовала себя более одинокой, чем здесь. Даже несмотря на враждебность Броуди, «Прейри Роуз» была ей ближе, чем дворец ее отца. Она поняла, что одиночество связано не с тем, сколько людей тебя окружает, а с тем, насколько своим ты чувствуешь себя в том или ином месте. Она несколько месяцев прожила во дворце, обитатели которого были для нее абсолютно чужими людьми. Ее домом был «Тремблин оук». Ферма Броуди Гамильтона была единственным местом, где она впервые за последнее время почувствовала себя как дома.

Притти в стойле не оказалось. Возможно, ее увели на осмотр. В конюшне было тихо. Большая часть лошадей паслась на лугу. Люси улыбнулась. Зачем держать животных взаперти? Пусть нагуляются вдоволь, пока тепло.

Дойдя до середины конюшни, она услышала голоса, доносящиеся с закрытой площадки для дрессировки лошадей. Внутри было холодно, и ее ноги слегка утопали в мягком песке. На мгновение она остановилась и улыбнулась. Это напомнило ей о счастливых днях ее детства, когда она после занятий в школе училась ездить верхом

В центре площадки находились два работника. Один из них держал за длинную узду Притти. Люси насторожилась.

- Она хорошо выглядит, Билл. Позвони Марте и скажи, чтобы она зря сюда не приезжала. Ничего плохого не произойдет, если мы выведем Притти на прогулку.

Люси направилась к ним. Ее взгляд был прикован к лошади. Марта сказала, что Притти всего несколько дней назад получила травму. Был ли Броуди в курсе того, что собирались сделать эти люди?

Прежде чем выводить лошадь на прогулку, ее следовало осмотреть. Только ветеринар мог сказать, здорова она или нет.

— Отведите ее назад, — крикнула Люси.

Двое мужчин с удивлением уставились на нее.

- Прошу прощения? - сказал один из них.

- Вы прекрасно меня слышали. Удлините узду и отведите ее назад в стойло.

Второй мужчина, которого товарищ назвал Биллом, холодно спросил:

— А вы, собственно, кто?

Она остановилась в паре футов от него.

— Люси Форнсворт.

Он вежливо улыбнулся, но было очевидно, что ее имя ни о чем ему не говорило.

— Миссис Форнсворт, пока мы не получим указания от мистера Гамильтона...

— Что вы собираетесь делать? Отменить визит ветеринара и нести ответственность за хромую лошадь? Притом за одну из лучших лошадей мистера Гамильтона? Победительницу выставок? Пожалуйста. Но лично я бы не хотела попасться под горячую руку мистеру Гамильтону, когда он узнает, что Притти покалечилась из-за вашей халатности.

Остановившись, она засунула руки в карманы.

Мужчина по-прежнему пристально смотрел на нее. Он знал, что она права. Упоминание о Броуди заставило его усомниться в своей правоте.

— Думаю, мы могли бы доставить вам такое удовольствие. Хотя совершенно очевидно, что с Притти все в порядке. — Он посмотрел на своего товарища. - Удлини узду и отведи ее назад.

Когда лошадь начала медленно удаляться от нее, Люси кое-что заметила.

— Вы не могли бы провести ее по кругу?

Мужчина подчинился.

Сомнений не осталось.

— Лошадь все еще хромает, — сказала она.

— Я ничего не вижу.

— Тогда вы слепы. Посмотрите, как она поднимает голову. Хромота не очень заметна, но все же присутствует.

Подойдя к Притти, Люси погладила ее по морде.

— Что с тобой, малышка?

Она посмотрела на мужчин.

— Кто-нибудь из вас мне поможет?

Билл нахмурился.

— Мистеру Гамильтону не нравится, когда посторонние суют нос в его дела, - проворчал он.

— А как он относится к некомпетентности? — холодно произнесла Люси. — Подержите-ка ее.

Билл послушался, и Люси наклонилась и принялась сматривать ногу лошади. Порезов не было видно, но это не означало, что Притти не могла на что-то наколоться. Может, инфекция? Поднявшись, она проделала то же с другой стороны.

— Что здесь происходит?

Услышав голос Броуди, Люси вздрогнула от неожиданности, но продолжила осмотр. Ее сомнения подтвердились. Сбоку над копытом была небольшая опухоль.

— Эй, Билл, в чем дело?

Его тон был резким, и Люси начала мысленно готовиться к предстоящей схватке.

— Она пришла и начала здесь командовать. Я ей говорил, что вам это не понравится.

Поднявшись, Люси вытерла руки о джинсы.

— Добрый день, Броуди, — произнесла она с обманчивым спокойствием, но легкая дрожь в голосе выдала ее волнение.

— Я думал, вы занимаетесь бумажной работой.

— Я уже закончила и решила немного прогуляться. Вот зашла сюда навестить Притти. Как раз вовремя.

— Вы уверены?

От его презрительного тона ее гнев лишь усилился.

— Да. Ваши люди решили, что Притти поправилась, и собрались вывести ее на прогулку. Это было бы большой ошибкой.

— Это вам так кажется;

— Вам бы тоже показалось, если бы вы послушали бы меня хотя бы пару минут! — бросила она.

Билл и его товарищ тихо удалились. Броуди с усталым видом посмотрел на нее.

— Послушайте, Билл и Арни работают с Притти уже много лет. Я им полностью доверяю.

— Значит, вы не станете меня слушать? Вы самодовольный грубиян! Рискуете здоровьем одной из своих лучших лошадей, потому что слишком горды, чтобы выслушивать советы ничтожества вроде меня?

Его губы дернулись.

— Ничтожества? — усмехнулся Броуди.

— Заткнитесь! — бросила Люси. — Почему вы считаете, что я некомпетентна? Потому что я молода? Или потому, что я женщина? Вы настроились против меня с той самой минуты, когда я впервые сюда вошла.

Он на несколько секунд растерялся, и Люси это обрадовало. Значит, ее слова подействовали на него.

— Вы увидели меня и сразу решили, что я ничего не умею. Вы бы немедленно отослали меня назад, не будь моим работодателем король Александр. И знаете, как это вас характеризует? - продолжила она, сверкая глазами.

Его глаза потемнели, на щеке задергался желвак.

— Как отъявленного шовиниста. Я много их повидала за время работы в этой области. Это не остановило меня раньше, не остановит и сейчас. Я хорошо делаю свою работу и заслужила свою нынешнюю должность, даже если вы так и не считаете!

Она резко замолчала. Ее сердце бешено колотилось, глаза покалывало. Впервые с тех пор, как Люси узнала, что она на самом деле принцесса Лусиана, ей было так хорошо.

— Вы закончили?

Она кивнула.

— Пока да.

Броуди сделал шаг по направлению к ней, и у нее перехватило дыхание.

— Мое доверие нужно заслужить, а это непросто. Знайте: ваше сотрудничество с королем Александром — единственное, благодаря чему вы все еще находитесь здесь.

Люси сглотнула. Упоминание о короле разозлило ее еще больше.

— Да, это правда, вы совсем не то, что я ожидать увидеть, Я очень удивлен тем, что Наварро прислали ко мне для заключения важной сделки молоденькую хорошенькую девочку. Затем я узнал, что вы хотите ознакомиться с моими записями. Я знаю таких людей, как вы. Тех, кого цифры на бумаге интересуют больше реальности. — Он развел руки в стороны. — Это реальность, и она не для вас.

Люси глубоко вдохнула, затем медленно выдохнула. Он считал ее хорошенькой. Безусловно, ей было приятно, но она заставила себя отбросить женское тщеславие. Ее возраст, пол и внешность не имели никакого отношения к делам.

— То, что у меня другой подход к работе, вовсе не означает, что я некомпетентна. Если вы предпочтете поверить своим людям, а не мне, позже у вас будут проблемы. Вам нужна возможность меня проверить? Вот она.

— Хорошо, я вас выслушаю. С чего вы взяли, что они не правы?

— Я попросила Билла провести Притти по кругу и заметила, что она слегка прихрамывает. У нее над копытом небольшая опухоль. Наверное, она чем-нибудь накололась и в ранку попала инфекция.

Броуди пристально изучал ее. Судя по его виду, ей пока не удалось его полностью убедить. И все же у нее еще оставался шанс.

— Не нужно верить мне на слово. Давайте я вам покажу.

Люси взяла Притти за узду и немного прошлась с ней. При этом всякий раз, когда лошадь наступала на больную ногу, ее голова резко дергалась. Вернувшись, она показала Броуди поврежденное копыто Притти.

— Вот видите, я ничего не выдумываю.

— Да, признаю, вы были правы.

— Спасибо.

— Полагаю, вы ждете от меня извинений?

Люси улыбнулась.

— Вы не похожи на человека, который привык просить прощения. - Она вскинула подбородок. -Каждое ваше слово было сказано всерьез. И мое тоже.

Его взгляд потеплел.

— В таком случае я не буду просить прощения, если вы этого не хотите.

— Ладно.

— Как насчет того, что я просто признаю, что вы были правы насчет лошади и более компетентны, чем я думал вначале?

Ее губы слегка искривились.

— Пойдет.

Он приблизился еще на шаг и поднял, руку. На мгновение Люси показалось, что он хочет ее коснуться, и ей захотелось этого, несмотря на все обидные слова, которые он наговорил ей раньше. Но вместо этого он взял под узду Притти и спросил:

— И что ей, по-вашему, сейчас необходимо?

— Колоть антибиотики и противовоспалительные средства в течение пяти дней. Если опухоль не спадет, придется вызвать ветеринара. Но я думаю, что все обойдется.

— Согласен.

Кивнув, она направилась к двери.

— Люси.

Девушка обернулась.

— Спасибо, - сказал Броуди

Свершилось! Броуди Гамильтон ее поблагодарил. Признал ее компетентность. Однако ей хотелось большего. Чтобы он одобрил не только ее профессиональные качества, но и ее саму.

Броуди становился ей небезразличен. Но ей скоро нужно было уезжать, и она не должна в него влюбляться. Ей не нужна была лишняя боль. За последнее время она и так достаточно настрадалась.

— Пожалуйста, — ответила Люси, развернулась и быстро удалилась.


— Я оседлал для вас мерина.

Люси уставилась через весь коридор на Броуди. После их стычки в конюшне он стал относиться к ней теплее. Вчера за ужином он был немногословен, но затем предложил ей прокатиться верхом на следующий день. Очевидно, таким образом он продемонстрировал ей свое расположение.

— Правда? — Самой ей хотелось прокатиться на большой гнедой лошади, которую она присмотрела себе вчера.

Когда Броуди вывел серого в яблоках мерина, Люси окинула животное критическим взглядом. Безусловно мерин был красив, но слишком спокоен для нее. Ей хотелось бы почувствовать ветер в волосах и безудержную силу под собой. Она стиснула зубы. Ей казалось, что они вчера выяснили отношения, но Броуди продолжал относиться к ней снисходительно. Очевидно, ей так и не удалось его убедить.

— Если вы думаете, что я не справлюсь с более норовистой лошадью, вы заблуждаетесь.

Броуди улыбнулся.

— Знаете, Люси, у меня создается такое впечатление, что мне с вами скучать не придется. Вы все время спорите.

— И вы находите это забавным? — Люси уперлась руками в бока. Похоже, после их вчерашнего разговора так ничего и не изменилось. — Вам повезло, что я поспорила с вашими людьми.

Броуди посерьезнел.

— Я знаю. Вы заметили то, на что они не обратили внимания, и я вам благодарен.

— Но вы по-прежнему не доверяете мне более ценных лошадей? — Она красноречиво посмотрела на мерина. — Думаете, я не справлюсь?

— Не в этом дело! — Он нахмурился. — Ох женщины, женщины! Вам пытаешься оказать любезность, а вы только придираетесь.

Люси хотела возразить, но передумала. Она была потрясена. Броуди с ней заигрывал. Он оказал ей любезность и ждал благодарности.

Не дождется.

— Я думала, после инцидента с Притти вы поняли, что я спорю с мужчинами не из прихоти, а потому что хочу, чтобы они относились ко мне как к равной.

Броуди снова улыбнулся.

— Ты это слышал, Брюс? — Он с притворной серьезностью посмотрел на мерина. — Эта женщина подумала, что я сомневаюсь в ее умении держаться в седле. Но я преследовал совсем другую цель. - Усмехнувшись, он снова обратился к Люси: — Брюсу необходимо немного размяться. Он обижается на меня, так как я давно на нем не ездил. Думаю, он меня простит, поскольку сегодня я собираюсь ему предложить хорошенькую юную леди. Хотя, может, я и ошибаюсь.

Губы Люси дернулись. Очевидно, миссис Пи что-то подсыпала в утренний кофе Броуди, потому что он шутил и флиртовал с ней, словно между ними никогда не было неприязни. Она не смогла сдержать улыбки. Неужели все было так просто, и он лишь хотел дать размяться коню?

— И часто ему выпадает подобная честь?

Броуди наклонился и прошептал что-то на ухо Брюсу, после чего тот ткнулся носом в его плечо.

— Брюс говорит, что не так часто, как ему хотелось бы.

Люси рассмеялась. Она даже предположить не могла, что у Броуди Гамильтона такое хорошее чувство юмора.

— С чего такая перемена настроения? — спросила она, идя навстречу ему. — Кажется, вы не очень рады моему присутствию. Это еще мягко сказано.

Броуди передал ей поводья Брюса.

- Я был с вами груб. Простите. Обычно я не такой раздражительный.

Похоже, он говорил искренне. В уголках его глаз больше не было морщинок.

- Я услышала извинение или мне показалось?

Его глаза снова заискрились весельем.

- Должно быть, ветер откуда-то принес.

Брюс нетерпеливо ткнул носом в плечо Люси. Она не удержала равновесие и упала бы, не поддержи ее Броуди.

- Люси, я...- Он прокашлялся. - Простите меня. Я сожалею о смерти вашей матери и о том, что предвзято судил о вас. Обычно я так себя не веду.

Ее взгляд задержался на его губах. Они были такими чувственными...Такими...

Это безумие. Она должна немедленно отстраниться, иначе он совершит какую-нибудь глупость.

- Правда? - цинично усмехнулась Люси, хотя от ее негодования не осталось и следа. Она это сделала, чтобы Броуди ее отпустил, но его руки по-прежнему лежали на ее плечах.

Они больше не выясняли отношения. Они...

Люси заглянула в его глаза.

Каждый из них ждал, когда другой сделает следующий шаг. Люси точно знала, что это будет не она. Расслабив плечи, она немного отступила назад, чтобы Броуди отпустил ее..

- Чистая правда, - хрипло произнес он. Его вкрадчивый голос проник ей в душу, и она захотела отстраниться. Но это означало бы признать победу за ним, а она не собиралась уступать.

- Тогда почему вы так строго меня судили? — спросила Люси.

Наконец он опустил руки и отвернулся.

— Садитесь в седло. Вы не очень высокая, наверное, придется немного подтянуть стремена.

Люси понимала, что настойчивыми расспросами ничего не добьется, поэтому вставила левую ногу в стремя и запрыгнула на лошадь. Оказавшись в седле, она поняла, что стремена были на несколько дюймов длиннее нужного. Увидев это, Броуди кивнул и начал подтягивать пряжку.

- Почему вы на меня сердились? — все же не удержалась она. Ей нужно было знать наверняка, что скрывалось за его поступками. Он мог быть мягким и веселым. Ей хотелось верить, что именно таким был настоящий Броуди.

— Потому что я не люблю, когда лезут в мою жизнь.

Она подумала о перерыве в его записях и поняла, что было бы неправильно спрашивать его об этом. Что чувствовала бы она, если бы он рылся в ее вещах?

Закончив с одной пряжкой, он перешел ко второй.

— Почему? Я думала, что ковбои люди открытые.

Броуди даже не поднял на нее глаз.

— Я не то чтобы замкнут, — объяснил он. — Просто у меня были в жизни проблемы, о которых мне не хочется рассказывать. Которые до сих пор не дают мне покоя. — Наконец он посмотрел на нее. — А у вас разве их не было, Люси?

Его рука легла на ее ботинок, и она даже через толстую кожу почувствовала силу его пальцев. Ей хотелось о многом его спросить, но она не имела на это права. Он больше не дразнил ее, не заигрывал с ней. Сейчас их общение перешло на более глубокий уровень. Ей хотелось коснуться его лица, разгладить морщинку, залегшую между бровей, разделить его заботы. Что же так его мучило? Было ли это связано с тем, что ему пришлось неожиданно взять на себя управление фермой? Почему подпись его отца внезапно исчезла со страниц? Люси очень хотелось это знать, но она сдержалась. Броуди имел право на свои секреты, также, как и она. Сблизиться с ним не входило в ее планы. Даже несмотря на то, что ей были чертовски приятны его прикосновения.

— В таком случае давайте с вами договоримся, Броуди. Я здесь не для того, чтобы копаться в вашем прошлом. Меня отправили сюда заключить соглашение между «Прейри Роуз» и Наварро. Соглашение, выгодное для обеих сторон. Поэтому я и попросила вас показать мне ваши записи. — Она помедлила. — Только поэтому.

Броуди отпустил ее ногу.

— Хорошо.

- Броуди, я...- Она сглотнула. - Послушайте, я привыкла судить, руководствуясь лишь тем, что видела собственными глазами. Да, мне нужно было знать, что за человек управляет «Прейри Роуз». Это важно, но в общем и целом, не вдаваясь в детали.

Броуди встретился с ней взглядом. Господи, как же он был красив и, самое главное, надежен. Она не знала, какое трудности выпали на его долю, но знала, что он будет стоять до победного конца. И ей это в нем нравилось.

- Я управляю «Прейри Роуз». Я один.

Сейчас ей как никогда захотелось спросить Броуди о его отце, но слова застряли у нее в горле. Что, если он начнет расспрашивать ее о ее отце?

— Я считаю вас хорошим человеком, Броуди. Преданным «Прейри Роуз». Это все, что мне нужно о вас знать.

Слегка пришпорив Брюса, она выехала из конюшни во двор. Возможно, это все, что ей нужно было о нем знать, но не все, что она хотела. Ей хотелось узнать о его семье. Где его родные? Живы ли они? Конечно, можно было бы расспросить миссис Полсик, но она понимала, что нe имеет на это морального права. Броуди сам все ей расскажет, если сочтет нужным.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Броуди присоединился к ней несколько минут спустя. Он был на жеребце, которого она выбрала для себя. Она впервые увидела его верхом на лошади. Он держался в седле легко и непринужденно, словно ездил верхом с пеленок.

— Ну вот, теперь я вам завидую.

Броуди ослепительно ей улыбнулся, словно до этого у них не было никаких разногласий. Она начала осознавать, что Броуди был таким, каким она его хотела видеть, когда находился в своей стихии. Он был более открытым, непринужденным. Да и сама она чувствовала себя намного лучше, когда садилась в седло: Все ее проблемы словно улетучивались.

— Ахаб — моя радость и гордость.

Нетрудно догадаться почему. Для скаковой лошади он был слишком высоким— больше шестнадцати ладоней[2]. У него были мускулистые ляжки и широкая мощная грудь. Люси вспомнила его отличную родословную, о которой вчера узнала из бумаг Броуди. Ахаб не был обычной беговой лошадью. Судя по тому, как он нетерпеливо постукивал копытами, он был легок и быстр. Именно это и нужно было Наварро, как сказал ей отец. Но взгляд Броуди красноречиво говорил: «Он не продается». Броуди похлопал Ахаба по шее.

— Хотите ехать первой? — спросил он Люси.

— Не думаю, что Брюс справится. Вы быстро нас обгоните.

— Вы недооцениваете Брюса. Он по натуре боец. Впрочем, как хотите.

Броуди пустил Ахаба легким галопом, и Люси, пришпорив Брюса, последовала за ним. Она с восхищением наблюдала за легким, несмотря на свои габариты, Ахабом. Ей определенно следовало обсудить с Броуди цены на его племенных жеребцов. Ахаб был лучшей из всех лошадей, которых она видела за последние несколько месяцев.

Но, по правде говоря, Ахаб не был единственным предметом ее восхищения. Ей не давал покоя всадник. Да, Броуди Гамильтон был невыносим, но в тоже время чертовски сексуален. Определенно ей были не нужны лишние проблемы. Она здесь для того, чтобы работать. Она обещала королю Александру, что выполнит свою работу надлежащим образом. Это подразумевало возвращение в Маразур и...

Люси нахмурилась. И что? Займет место принцессы? Этого от нее хочет король Александр? Вряд ли. И это было последнее, о чем ей хотелось думать в это чудесное утро.

Она держалась в нескольких ярдах от Броуди и вдыхала полной грудью чистый воздух. Теплый летний ветерок приятно щекотал лицо и развеивал тревоги. Именно этого ей не хватало последние несколько дней. Перед поездкой у нее не было времени на прогулки. Несколько минут они ехали молча вдоль забора вверх по небольшому холму.

Люси немного отставала от Броуди, но это ее устраивало. Она наслаждалась открытым пространством и свободой. Небо здесь напоминало гигантский голубой купол, воздух был наполнен пением птиц и ароматом трав. Здесь можно было просто жить. Здесь была пьянящая свобода, которой она не чувствовала с тех пор, как ее мать во время генеральной уборки перед Пасхой открывала настежь все окна и дом наполнялся свежим воздухом и солнечным светом. Это было похоже на начало чего-то нового.

Какая глупость! В последнее время в ее жизни и так слишком много всего произошло. На мгновение ей отчаянно захотелось оказаться во дворце в Маразуре. Там, по крайней мере, она знала, чего ей ожидать дальше, а здесь, ее постоянно сбивали с толку перемены в настроении Броуди. Она пыталась его разгадать. В первый день он ее поддразнивал, а затем почему-то на нее разозлился. Было ли это связано с ней самой или с тем, что она пыталась копаться в его прошлом? Ей также не нравилось, каким тоном он произносил слово «принцесса». Она была уверена, что ему ничего не известно о ее истинном происхождении, но это не ослабляло чувство вины и возмущения, которое она испытывала всякий раз, слыша его.

Броуди остановил Ахаба, Подъезжая к нему, Люси словно зачарованная наблюдала за тем, как он расслабил плечи, подставил лицо солнцу и вдохнул полной грудью,

Именно поэтому ей было небезразлично, что он о ней думает. В атмосфере «Прейри Роуз» было что-то знакомое и волнующее до глубины души. Она пыталась уловить этот же дух свободы в Маразуре, но так и не смогла. Всякий раз, когда она тайком отправлялась на прогулку, король Александр отправлял вслед за ней своих телохранителей. Наверное, это он считал проявлением отцовского внимания. Но здесь все было по-другому. Здесь она чувствовала себя свободной.

«Прейри Роуз» напоминала ей о ее прежней жизни, по которой она так тосковала. Она посмотрела на Броуди. Интересно, каково это — прожить здесь всю жизнь, в единении с природой? Рядом с Броуди? Она облизала губы. Возможно, ей удастся найти ответы на эти вопросы, если она его разгадает.

Поравнявшись с ним, она отпустила поводья и тоже подставила лицо солнцу.

— Где вы научились так хорошо ездить верхом?

Открыв глаза, Люси обнаружила, что Броуди пристально смотрит на нее.

— Когда мне было восемь лет, моя мать решила занять меня чем-то полезным и предложила мне брать уроки верховой езды в «Тремблин Оук». Я увлеклась и занималась этим все детство и юность. Одновременно я работала...

- Правда? - Повернувшись, Броуди посмотрел на нее.

— Еще учась в школе, я начала подрабатывать на конюшне. Постепенно я втягивалась в это все больше и больше. Владелец фермы был любителем скачек, ну я и променяла манеры и дисциплину на скорость.

— Вы меня удивляете.

Люси улыбнулась.

— К тому времени, когда моя мать заболела, я уже была помощником управляющего.

— Тогда почему же вы уехали? — Броуди поерзал на седле, и оно заскрипело.

Люси не могла смотреть ему в глаза'. Ей было неприятно ему лгать после ночи в конюшне.

— Я обещала матери. Она хотела, чтобы я познала другие области жизни. Я не могла нарушить свое обещание. Это...

Неожиданно чувство скорби вернулось, и ее голос сорвался. Она не осознавала, каким оплотом была для нее мать при жизни. С ее смертью Люси лишилась своей главной жизненной опоры. Она бы все на свете отдала, чтобы поговорить с матерью. Извиниться за слова, которые сказала ей незадолго до ее смерти. Слова, о которых она всегда будет жалеть.

Но, будь ее мать жива, Люси не поехала бы в Маразур и не попала бы сюда. Как странно все обернулось. Она даже не знала, было ли это хорошо или плохо, и все еще чувствовала себя виноватой за то, что уехала в Маразур. Подальше от матери и ее чудовищной лжи. Она очень злилась на мать за ее ложь и болезнь. На короля Александра, который не предъявлял к ней никаких требований, словно ему было безразлично все, что она делала. Он все время ей поддакивал, и она чувствовала себя бесполезной.

- Обещания нужно выполнять, как бы трудно это ни было. Она была бы рада, если бы знала, что вы держите свое слово.

Люси посмотрела на Броуди полными слез глазами. Она помнила, как мать рассказала ей об Александре и о том, что пригласила его в Штаты повидаться с дочерью. Люси не могла взять назад обидные слова, которые наговорила матери. Когда мать сообщила им с Александром, что умирает, Люси могла чувствовать только гнев и беспомощность. Тогда она и выпалила в сердцах, что ею манипулировали. Она попросила прощения, но слова было невозможно взять назад. Поэтому, когда мать попросила ее поехать в Маразур, Люси не смогла отказаться. На следующий день после похорон она была рада уехать подальше.

- Это было единственное, о чем она когда-либо меня просила. Разве я могла ей отказать?

Увидев ее слезы, Броуди захотел обнять ее и утешить, как ночью в амбаре. В том, что он злился, ее вины не было. Он так долго испытывал злость, что уже забыл, когда в последний раз чувствовал что-то другое. Как этой женщине удалось пробиться сквозь броню, которой он себя окружил? Ему не хотелось к ней привязываться. Это бы только все усложнило.

- Я очень сожалею о смерти вашей матери, Люси.

Девушка смахнула слезы тыльной стороной ладони.

- Я не хотела портить вам настроение. Вы пригласили меня на прогулку, а я расплакалась, как глупая девчонка.

Точно девчонка, подумал он, глядя на россыпь веснушек у нее на носу. Даже в потертых джинсах и с пропущенными через отверстие в бейсболке волосами она выглядела как настоящая принцесса. На фоне коричневой футболки ее кожа выглядела бледнее и тоньше. Нежнее.

Проклятье.

Если он будет забивать себе голову подобными вещами, то у него возникнут проблемы. Она приехала сюда работать и сегодня продемонстрировала ему свою профессиональную компетентность. Доказала, что умеет не только перебирать бумаги.

Броуди посмотрел на ее длинные пальцы, сжимающие поводья, и ему захотелось почувствовать их на своей коже. Думать о ней как о женщине было неправильно, но он хотел уделить ей сегодня несколько часов. После инцидента с Притти и его работниками она заслужила, чтобы он показал ей всю ферму. К тому же ему самому было необходимо развеяться. Его вчерашняя поездка в город была утомительной, и он был рад, что Люси не стала его расспрашивать и напоминать ему об огромной ответственности, выпавшей на его долю. Каким-то образом ей удалось показать ему, что жизнь — это не только бесконечная ответственность. Вначале ему казалось, что ее утомит прогулка по прерии, но она, напротив, выглядела довольной и свободной. Эти ощущения были ему знакомы. Он их нечасто испытывал, но эта прогулка напомнила ему, что он заботился о «Прейри Роуз» не столько из чувства долга, сколько из любви.

В любом случае ему не следовало таращиться на Люси Форнсворт, которая словно родилась в седле. Она в очередной раз напомнила ему о том, как он заблуждался на ее счет. С женщинами никогда не знаешь наверняка. Лиза научила его этому.

Сглотнув горечь во рту, он кивком указал Люси в сторону деревьев.

— Хотите посмотреть старую часть фермы?

Люси кивнула. По ее лицу было видно, что она была рада сменить тему.

— Тогда давайте туда наперегонки.

Не успел он и глазом моргнуть, как она ударила по бокам Брюса пятками и, слегка наклонившись вперед, помчалась вниз по холму. До него донесся ее звонкий смех. Ухмыльнувшись, Броуди пришпорил Ахаба и догнал ее на полпути. Оставшуюся часть дороги они ехали рядом, но затем Люси немного вырвалась вперед и остановилась первой у тополей, окружавших старую постройку. Ее улыбка была широкой и открытой, и Броуди, к своему удивлению, обнаружил, что улыбается в ответ.

— Вот видите, я был прав. У Брюса быстрые ноги, — ответил он, подъехав к ней.

— Да, он настоящий борец, правда, красавчик? - ответила Люси, тяжело дыша. Наклонившись вперед, она поцеловала влажную шею мерина, затем выпрямилась и приподняла козырек бейсболки. — Что это за место?

Броуди снова улыбнулся. Господи, как же она была красива! Нет, не яркой экстравагантной красотой, а естественной, неброской. Она напоминала цветок, в честь которого была названа его ферма. Дикую розу. Ее рыжие волосы изумительно контрастировали с нежной кремовой кожей. Он не удержался и коснулся пальцем кончика ее носа.

— От солнца у вас веснушки.

Ее рот приоткрылся от удивления.

— Простите, — пробормотал он, затем спешился, чтобы она не видела его смущения.

Вот идиот! Забивает себе голову всякими глупостями.

Неожиданно Люси рассмеялась.

— Я слишком бледная для жительницы Средиземноморья, не так ли? Всему виной мои ирландские корни. Я легко обгораю, поэтому постоянно пользуюсь солнцезащитным кремом. Похоже, сегодня я забыла намазать нос.

Представив себе, как она наносит на кожу крем, Броуди тяжело сглотнул. Ее слова о доме напомнили ему, что она здесь по делам и уедет через несколько дней. Не следует забывать, что Люси находится здесь по поручению короля Маразура. Пора перестать предаваться несбыточным мечтам. Ей здесь не место. Она не знает всей истории «Прейри Роуз». Определенно она не заметила перерыва в записях.

— Это ведь дом из дерна![3] — Удивленная, Люси направилась через заросли бурьяна к небольшой постройке. Обернувшись, она посмотрела на Броуди, и ее сердце сжалось.

Да, он ее проверял. Во время погони за ней он забыл об этом, но ее слова о Маразуре напомнили ему. Люси Форнсворт превзошла все его ожидания. Когда Лиза увидела дом из дерна, она задрала нос, недоуменно фыркнула и спросила, зачем ему эта куча грязи посреди равнины. Но Люси смотрела на него так, словно он подарил ей драгоценный камень. Для него было бы проще, если бы она отреагировала как Лиза. Обойдя постройку, Люси заглянула в отверстие, когда-то служившее дверью.

- Кто здесь жил, Броуди?

Он подошел к ней. Люси была достойна узнать эту историю, которую часто рассказывала ему в детстве мать.

- Мой прапрадед с прапрабабкой. Они обосновались на этой земле во второй половине девятнадцатого века. Они здесь жили, пока строили ферму.

- Вы могли бы представить себя живущим здесь? — донеслось до него из-за домика. — Наверное, им было очень трудно. Современный человек вряд ли смог бы здесь жить. Да что там говорить, мы жалуемся, когда на несколько часов отключают электричество. А они жили и любили друг друга здесь, в домике из земли и травы.

Люси вернулась. Ее лицо озаряла широкая улыбка.

- Удивительно, не правда ли? Вы должны этим гордиться.

- Гордиться?

Семьей, которая была так бедна, что едва сводила концы с концами? Родственниками, которые были настолько глупы, что слишком много потеряли? Он отвернулся. В ее глазах не было отвращения. Только любопытство. Это было удивительно, учитывая, в какой роскоши она жила сейчас. Но Люси прониклась душой к этому месту. Это следовало предположить исходя из ее полного ностальгии рассказа о «Тремблин Оук», а вместо этого он решил, что она будет задирать нос.

— Конечно, гордиться! Подумайте только, какими сильными они были. Я говорю не только об этом месте, но и об их браке.

— Браке? — Его сердце учащенно забилось. Она не могла знать о Лизе. Он не говорил ей о том, что был женат, да и миссис Полсик не стала бы. Эта тема была у них запретной.

— Я только хотела сказать, что жить в браке и так непросто, а тут еще дополнительные трудности.

Это Броуди знал не понаслышке. Именно эти трудности и погубили его брак.

Он засунул руки в карманы и отвернулся.

— Вы знаете это из собственного опыта? Вы были замужем, Люси? А как насчет вашей матери? Я слышал от вас о ней, но вы ни разу не упомянули об отце. Я так полагаю, ваша семья была неполной.

Люси наклонила голову набок, и ему не понравилось, как она на него посмотрела. Словно он помешал ей задать вопросы, на которые ему не хотелось отвечать.

— Я росла без отца.

— Ваши родители развелись?

Теперь настала ее очередь отворачиваться.

— Мои родители разошлись, когда я была маленькой.

Броуди проигнорировал внутренний голос, который нашептывал ему, что он слишком на нее давит.

— Вы знаете, кто он?

Ноздри Люси начали раздуваться. Очевидно, он затронул ее больное место. Хорошо. Он выслушал много мнений о том, почему его брак распался, хотя с самого начала знал правду: Лиза его не любила. Она любила его идеализированный образ, который сама себе придумала, а когда поняла, что он не совпадает с действительностью, быстро порвала с ним и сбежала.

— Да, я знаю своего отца. А вы сейчас ведете себя крайне бестактно.

— Он женат? — продолжил Броуди, не обращая внимания на ее слова.

Щеки Люси покраснели, глаза яростно засверкали.

— Какое это имеет значение?

Броуди фыркнул.

— Кажется, вы сами завели разговор о браке. Но раз вы выросли в неполной семье и сами не были замужем, какое право вы имеете об этом судить?

Люси подошла ближе.

— Не нужно попадать под машину, чтобы понять, что это больно, — заметила она, перешагнув через большой камень. — Люди могут представлять себя в различных ситуациях, как хороших, так и плохих, и делать из этого выводы.

— Гмм...

Люси разочарованно вздохнула.

— Послушайте, Броуди, вы переменчивы, как ветер. В одно мгновение вы кажетесь счастливым и довольным, а в следующее вас уже невозможно выносить. Неужели вы никогда не представляли себя в приятной для вас ситуации?

Его взгляд упал на ее губы. Да, представлял. Прямо сейчас он представлял себе, как целует ее. Смакует вкус ее губ, слушает ее томные вздохи; Касается нежной кожи ее рук.

Была ли она права? Неужели он действительно так несчастен? Да, последние несколько лет ему приходилось справляться со всеми трудностями в одиночку. Да, он был недоверчивым. Но неужели он за это время действительно превратился в такого сварливого отталкивающего типа?

— Может, вам лучше сесть на лошадь и вернуться назад? — пробормотал он, не в силах отвести взгляд от ее губ.

— Почему вы это говорите? Боитесь, что не выдержите и снова начнете меня оскорблять? — усмехнулась она. — Можете не беспокоиться. Я почти уже привыкла.

— Черт побери, Люси...

Тогда она рассмеялась ему в лицо, и от ярости у него помутился рассудок. Сорвав с ее головы бейсболку и бросив на землю, он запустил пальцы в ее рыжие волосы. Ее губы приоткрылись, удивление в глазах тут же сменилось чем-то другим. Желанием. Страстью. Это еще больше его раззадорило, и он накрыл ее губы своими.

Руки Люси беспомощно опустились в тот момент, как только их губы соприкоснулись. Его рот был твердым и настойчивым. Встав на цыпочки, Люси подняла руки и обняла его за шею. Он был так близко, что поля его шляпы защищали от палящего солнца их обоих. Когда его язык ворвался в глубь ее рта, каждая нервная клеточка в ее теле зазвенела от напряжения.

Поцелуй закончился так же неожиданно, как и начался. Броуди отстранился, оставив ее волосы в беспорядке.

— Вы ошиблись, — хрипло произнес он, и, несмотря на жару, по спине у нее побежали мурашки.

— Насчет чего? — с трудом пролепетала она.

— Ты можешь представлять себе все что хочешь, но твои ожидания редко оправдываются в реальности.

Ее щеки вспыхнули. Оскорбление было очевидным. Она только что выставила себя полной дурой. Прижалась к нему, словно перед мим было невозможно устоять. В кроне одного из тополей затрещала сорока, словно смеясь над ней.

Это он ее поцеловал, напомнила она себе, не наоборот. Он постоянно искал повод для ссоры. Он постоянно менял свое отношение к ней.

Люси гордо вскинула подбородок.

- Броуди Гамильтон, вы самоуверенный нахал! Вы сделали это нарочно. Поздравляю вас с тем, что вы укрепились в своем мнении. Можете продолжать быть несчастным сколько душе угодно.

На последнем слове ее голос сломался, но ей было все равно. Подняв с земли свою бейсболку, она стряхнула с нее пыль.

— С этого момента мы будем говорить только о делах. Я в ближайшее время сформулирую свое предложение, основываясь на ваших записях, и мы обсудим цены. За этим я сюда приехала и с этим отсюда уеду. — Поставив ногу в стремя, она ловко запрыгнула на Брюса.

— Куда вы?

Люси презрительно посмотрела на него.

— Поищите себе другого оппонента для споров. Я для этого не нанималась.

На глаза навернулись предательские слезы. Тогда она быстро развернула Брюса, ударила его по бокам, и он помчался галопом в сторону дома,

Броуди Гамильтон посмеялся над ней. Она испытывала облегчение оттого, что не рассказала ему всей правды о себе. Она выполнит свою работу и улетит отсюда первым же рейсом. Вернется домой.

Удивительно, но она впервые подумала о Маразуре как о доме. Как такое могло произойти?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Два дня Люси и Броуди поддерживали холодно вежливые деловые отношения, которые ограничивались только осмотром лошадей и обсуждением цен. Никаких шуток, оскорблений и тем более поцелуев.

Скажи Люси кто-нибудь, что ей захочется поскорее вернуться в Маразур, она ни за что бы не поверила.

Вздохнув, она сделала глоток кофе. На траве все еще лежала роса, стая уток летела в сторону пруда за конюшнями.

Была суббота. Дома в Вирджинии она в выходные первую половину дня занималась лошадьми, а вторую проводила с друзьями. К сожалению, сейчас она находилась на ферме Броуди Гамильтона, который по-прежнему оставался для нее загадкой.

— Люси?

Голос Броуди прервал ее раздумья, и она опустила ноги с пустого стула на пол веранды.

- Да?

— Сегодня я собираюсь в город. Подумал, может, вы захотите вернуться на время в цивилизацию.

Это было формальное предложение. Возможно, он сделал его ей из вежливости. Или по просьбе миссис Полсик. Наверное, ей следует сделать приятное пожилой экономке, которая все это время была к ней очень добра.

— А миссис Полсик едет?

— Нет, она немного простудилась.

Люси обернулась. Броуди стоял в дверях. Он не улыбался, но и не хмурился. Ждал ответа.

— Если миссис Полсик составит список, я могу сделать необходимые покупки.

— Как мило с вашей стороны.

В воздухе повисло напряженное молчание.

— Люси, я...

— Броуди...

Он прошел на веранду, держа в руке шляпу.

— На днях я вел себя как последний кретин. Нарочно обидел вас. Не знаю, что на меня нашло. Моя мать надрала бы мне задницу, если бы узнала, что я наговорил женщине.

Ее губы слегка искривились. Эх, матери... Знали бы они, какое сильное влияние они оказывают на нас, даже когда их уже нет с нами. Где была мать Броуди? Ей очень хотелось его об этом спросить, но она побоялась нарушить хрупкое перемирие, установившееся между ними. Она заглянула в его глаза. Похоже, он говорил абсолютно искренне.

Вдруг она поняла, что он сожалеет о своих словах, а не действиях, и ее сердце затрепетало. Она тоже никак не могла заставить себя жалеть о поцелуе. Ее давно уже никто так не целовал.

— И правильно бы сделала, — ответила она, улыбаясь.

Броуди улыбнулся в ответ.

— Давайте возьмем на сегодня выходной. Мы оба это заслужили.

— Звучит заманчиво.

— Выезжаем через час.

— Я буду готова.


Ларч-Вэлли оказался именно таким, каким Люси и ожидала увидеть маленький провинциальный городок. Здесь все словно задержалось в прошлом, начиная от фонарей в старинном стиле и заканчивая нарисованными вывесками магазинов. Люси с улыбкой смотрела в окно грузовика Броуди. В таких местечках дети играли в парке, пока их не звали ужинать, а женщины по выходным обменивались в парикмахерской собранными за неделю сплетнями.

— Я должен выполнить одно поручение. Я могу высадить вас здесь, если хотите. Рынок находится в конце этой улицы. Можете походить по магазинам.

Он припарковался у обочины. Его лицо было напряжено, губы сжались в тонкую линию. Что в этом городе так его беспокоило? Было ли это как-то связано с его бизнесом или личной жизнью? На этой неделе он уже ездил сюда. Ее мысли снова вернулись к перерыву в его записях.

— Я могла бы поехать с вами.

Отвернувшись, Броуди тупо уставился перед собой.

— Вы бы изнывали от скуки.

Ей не хотелось спорить, поэтому она согласилась.

— Хорошо. Встречаемся у входа на рынок?

— Да, через час.

Открыв дверцу, она выбралась наружу. Броуди помахал ей рукой, но на его лице не было улыбки. Определенно он не горел желанием выполнять свое поручение.

Люси осмотрелась. На противоположной стороне улицы рядом с бельведером росло плакучее дерево, каких она никогда раньше не видела. Оно напоминало березу, только листья у него были слишком мелкими и ветки спускались до земли серебристо-зелеными занавесями. Неподалеку на лужайке группка мальчишек играла в футбол. Их ноги утопали в густой зеленой траве. Очевидно, ее поливали, потому что на полях, мимо которых они проезжали, трава была желтой и сухой.

Она никогда не жила в маленьком городке, но уютный и спокойный Ларч-Вэлли сразу же покорил ее сердце. Вдоль главной улицы стояли скамейки из чугуна и дерева. Нагретые солнцем, они так и манили к себе. На фонарных столбах висели железные корзины с разноцветными петуниями и лобелиями. В балконных ящиках пышно цвела герань.

Броуди прожил в этих краях всю жизнь. Возможно, он ходил в школу в этом городке. Встречался с местными девушками.

Нахмурившись, Люси присела на одну из скамеек, удивленная странным ходом своих мыслей. Это было глупо. Она жила во дворце, у нее была интересная работа и куча денег. Тогда почему она была такой несчастной? Почему в этом незнакомом городке она чувствовала себя так, словно вернулась домой после долгого отсутствия? Ей здесь не место. Броуди ясно дал ей это понять во время их разговора у торфяного дома.

Через несколько дней она вернется в Маразур с выгодным договором, и король Александр убедится, что она достойна должности, о которой мечтала всю свою жизнь.

Вот только в Маразуре не будет Броуди.

Люси покачала головой. Нет, ей не следовало о нем думать. Особенно после того возмутительного поцелуя. Дело было вовсе не в Броуди, а в этом месте.

Поднявшись, она продолжила идти по улице, борясь с ощущением того, что все это было ей знакомо. Из окна маленькой кондитерской доносились восхитительные ароматы ванили и корицы. Люси не удержалась и заглянула внутрь.

Колокольчик на двери зазвенел, и из глубины помещения послышался женский голос:

- Уже иду.

Через несколько секунд навстречу ей вышла женщина с раскрасневшимся лицом. В руках у нее был поднос с горячими булочками.

- Доброе утро. Что желаете? - спросила она, ставя поднос на прилавок и вытирая руки о передник.

Люси улыбнулась.

- Что-нибудь, что на вкус такое же аппетитное, как и на вид.

Женщина улыбнулась в ответ.

- Вам придется быть более определенной.

Люси рассмеялась.

- Я боялась, что вы это скажете.

Женщине было не больше тридцати. Как ей удавалось оставаться такой стройной среди всех этих вкусностей, с удивлением подумала Люси.

- Я бы хотела что-нибудь шоколадное.

- Есть пирожные. Я только что покрыла их шоколадной глазурью.

Интересно, любит ли Броуди шоколадные пирожные, подумала Люси.

- Я возьму их. Э-э...- Она остановилась. - Могу я вас кое о чем спросить?

- Спрашивайте.

— Вы знаете Броуди Гамильтона? — выпалила она.

Женщина достала с железной полки противень с пирожными и рассмеялась.

— Конечно. Здесь все его знают.

Люси почувствовала, как ее щеки заливает краска.

— О. — Ее собеседница заулыбалась еще шире.

— Я не... — пробормотала Люси. — Я просто... В общем, это неудивительно. У вас маленький городок, где все друг друга знают.

Женщина подняла бровь.

— Я деловой партнер Броуди, — быстро объяснила Люси, — Миссис Полсик простудилась, и я предложила ей съездить за продуктами вместо нее.

Продавщица улыбнулась.

— Бетти слишком много работает. — Она положила несколько пирожных в бумажный пакет. -Возьмите еще эклеры. Бетти их очень любит.

Люси была приятно удивлена. Похоже, в этом городке все заботились друг о друге.

— А у Броуди есть любимое лакомство? — спросила она.

К пирожным и эклерам добавился еще пакет со свежими булочками.

— Насколько хорошо вы знакомы с Броуди? — поинтересовалась женщина.

Люси снова почувствовала, что краснеет.

— Я всего лишь представитель его делового партнера из Европы.

— Понятно. — Продавщица подсчитала стоимость покупки, и Люси оплатила ее. — Передайте ему привет от Джен и скажите, что я приду на вечеринку, которую он устраивает в следующие выходные. Пусть оставит один танец за мной.

Джен? Вечеринка? Танец? Люси была удивлена.

— Хорошо, я передам.

Попрощавшись с Джен, Люси вышла на улицу. Какие отношения были у Броуди с этой женщиной? О каких танцах она говорила? Впрочем, это не имело значения. Ее к тому времени все равно здесь уже не будет.

Направляясь в сторону рынка, она чувствовала, как у нее поднимается настроение. Две незнакомые женщины поздоровались с ней, молодые люди за столиком уличного кафе что-то бурно обсуждали, дети на скамейках ели мороженое. Неподалеку от рынка ее внимание привлекла вывеска с надписью «Антикварная лавка Агнесс», и она зашла внутрь.

Это была настоящая сокровищница старинных вещей. Здесь были и картины, и посуда, и даже сделанные вручную куклы

— Доброе утро, милочка.

Очевидно, это и была сама Агнесс, решила Люси, глядя на пожилую женщину в очках и с собранными в пучок седыми волосами. Она напомнила ей ее школьную учительницу.

— Что вас интересует?

— Я просто смотрю, спасибо.

Агнесс вышла вперед.

— Почему бы вам не взглянуть на эти сумки?

Выложив их на прилавок, она улыбнулась.

— Я здесь впервые. Приехала по делам, — сказала Люси.

— Я знаю. Вы та самая юная леди, которая остановилась на «Прейри Роуз».

У Люси вытянулось лицо.

— Откуда вам это известно?

Глаза Агнесс заискрились.

- У нас маленький городок. Здесь новости распространяются быстро.

- На «Прейри Роуз» очень красиво. Правда, у меня еще не было времени получше познакомиться с фермой, - добавила Люси, подавив угрызения совести. - Я так поняла, она принадлежит Гамильтонам уже много лет.

Агнесс улыбнулась.

- Да. Хотя лошадей там разводили не всегда. Это была идея Джона, отца Броуди. Он очень любил лошадей. Кстати, я была учительницей Броуди в начальной школе.

Люси широко улыбнулась. Она оказалась права.

- Вот, посмотрите. - Агнесс сняла со стены фотографию в рамке. - Конечно, она не антиквариат, но довольно старая. - Женщина улыбнулась. - Это Броуди. - Она указала на темноволосого мальчика в маленькой ковбойской шляпе. Похоже, он носил их с рождения. Люси улыбнулась. Ему было года четыре. - А это его мать Айрин, отец Джон, а также Хэл и Бетти Полсик. Снимок был сделан задолго до... - Она тяжело вздохнула и помрачнела.

- Задолго до чего? - Люси перевела взгляд с фотографии на Агнесс.

- Я думала, Броуди об этом упоминал. Его родители вместе с супругами Полсик попали в аварию семь лет назад. Айрин и Хэл погибли.

- А отец Броуди?

Агнесс взяла у нее фотографию и повесила на место.

- Он серьезно пострадал идо сих пор находится в лечебнице. Броуди понадобилось много времени и сил, чтобы навести порядок на «Прейри Роуз». Бедный парень работал не покладая рук, и ему воздалось за это сполна.

У Люси оставалось еще много вопросов, но она хотела задать их не Агнесс, а самому Броуди. Хотела знать, почему он никогда не упоминал о своей семье. Да, она скрыла от него часть правды о себе, но рассказала ему о своей тяжелой утрате.

Ей вдруг все стало ясно. Его отец управлял фермой, и после аварии записи некоторое время не велись.

Агнесс пристально посмотрела на нее.

— Если у вас есть еще вопросы, задавайте.

— Нет, я бы хотела посмотреть вещи.

Она ходила по магазину, думая о тех записях. Броуди упоминал, что купил Притти семь лет назад. Это была его первая одиночная покупка, после которой он около двух лет ничего не приобретал. Интуиция подсказывала ей, что у него были проблемы не только материального характера. Здесь крылось нечто большее, и ей хотелось выяснить, что. Только теперь это желание было связано не с интересами Наварро, а с Броуди. Возможно, если бы она осталась еще на несколько дней...

Люси остановилась перед вешалками с винтажной одеждой. Ее взгляд упал на длинную темно-синюю юбку. Потрогав ее, Люси обнаружила, что она была сшита вручную. Стежки были мелкими и очень аккуратными. Агнесс добавила к ней в комплект синюю блузку с цветочным рисунком, белой атласной бахромой на груди и перламутровыми пуговицами.

— Великолепно, правда? — послышался у нее за спиной голос хозяйки магазина. - Эти вещи висят здесь уже много лет. Когда-то они принадлежали Матильде Браун. Она принимала участие в родео. А как она танцевала на праздниках ковбоев в Калгари!

Люси неохотно отпустила блузку и повернулась. Она жила в Вирджинии, но была наслышана о праздниках в Калгари.

- «Самое грандиозное шоу под открытым небом на планете», - процитировала Люси и в награду получила улыбку Агнесс.

- Думаю, вам эта одежда будет впору.

Люси с тоской посмотрела на блузку и юбку. Долгие годы она не могла себе позволить дорогие наряды, но сейчас ей не нужно было экономить. В Маразуре она, надевая всякий раз эти вещи, будет вспоминать о своем пребывании здесь.

— Я ее покупаю.

Агнесс просияла.

- Я слышала, что в следующие выходные на «Прейри Роуз» будет традиционная ежегодная вечеринка. В этой одежде вы будете самой красивой девушкой на празднике.

Люси тепло улыбнулась пожилой женщине. Возможно, она позвонит отцу и скажет, что немного задержится.

— Отличная идея.

Агнесс взяла вещи, свернула их и положила в пакет.

— А вот миссис Гамильтон ни за что бы такое не надела.

- Миссис Гамильтон? - Глаза Люси расширились от удивления. - Почему? - Эти вещи выполнены в стиле кантри. Традиционная и вполне подходящая одежда для жены ковбоя. Впрочем, она ничего не знала о матери Броуди и не могла о ней судить.

- О, она была для этого слишком утонченной. Мне всегда было жаль Броуди. Как же ему повезло, что она ушла от него, когда дела на ферме пошли неважно.

Пальцы Люси вцепились в кошелек. Речь шла вовсе не о его матери.

О жене. Броуди был женат.

Теперь ей стала понятна причина постоянных перепадов его настроения. Очевидно, он до сих пор не мог смириться с уходом жены.

Осознание этого задело ее глубже, чем следовало. Ей было незачем оставаться на праздник. Броуди не обратит на нее внимания как на женщину.

Люси посмотрела на часы. Осталось несколько минут. Броуди будет ее ждать, а ей еще нужно купить продукты.

Поблагодарив Агнесс, она выбежала из магазина и увидела грузовик Броуди, двигающийся по главной улице. Пока она шла до ворот рынка, он припарковался. Люси заметила, что складки у него на лбу стали глубже. Ей вдруг захотелось протянуть руку, разгладить их, спросить, как она может ему помочь. Сказать, что жена была недостойна своего любимого, раз оставила его одного в трудную минуту.

Она не понимала, что с ней происходит после их поцелуя у дома из дерна. Возможно, она купила эти вещи, надеясь на его повторение.

- Простите, я опоздала. Я еще даже не заходила на рынок.

Он посмотрел на пакеты у нее в руках.

- Вижу, вы все же успели пробежаться по магазинам.

— Да. Не удержалась и зашла сначала в кондитерскую, а затем в антикварную лавку.

Его губы слегка искривились в улыбке.

— Видели Джен?

Люси проигнорировала укол ревности. Она не имела права его ревновать. Возможно, Броуди и Джен знали друг друга с песочницы

— Да. Приятная женщина. Посоветовала мне купить эклеры для миссис Полсик.

Броуди улыбнулся.

— Да, это любимое лакомство миссис Пи.

— Она также упоминала о танцах.

Складки между его бровей немного разгладились, взгляд наполнился теплом. Теплом, которого ей так не хватало последние несколько дней.

— Да. Каждый год на «Прейри Роуз» устраивается праздник с барбекю и танцами. В этот раз мы как обычно приготовим стейк и яблочные пироги и будем танцевать под музыку братьев Кристенсон. — Он внимательно посмотрел на нее. — Вы могли бы остаться. Если, конечно, вам не нужно срочно возвращаться в Маразур. Обычно на празднике очень весело и...

В сердце Люси поселилась робкая надежда. Что он скажет дальше?

— И если миссис Полсик в ближайшее время не поправится, ей понадобится помощница.

Ну конечно. Ее воодушевление улетучилось вместе с надеждой. Разумеется, все дело в миссис Полсик, а вовсе не в желании танцевать с ней.

Люси вымученно улыбнулась.

— Кстати, она дала мне список необходимых покупок. — Взяв пакеты в одну руку, другой она достала из кармана листок бумаги.

— Давайте сюда. — Он взял у нее пакеты и отнес в машину, затем вернулся, и они пошли на рынок.

Люси никогда не бывала в подобных местах. Ее хандру как рукой сняло. Здесь были ларьки с овощами, выращенными местными жителями, разнообразными фруктами из Британской Колумбии, свежей зеленью из поселения гуттеритов[4] и горячей выпечкой. Она купила пучок укропа, вспомнив, какой вкусный огуречный салат готовила ее мать.

Когда последний пункт списка был вычеркнут, они молча дошли до машины и поехали домой.

Люси посмотрела на Броуди. Он выглядел расстроенным. У нее из головы никак не выходило то, что она узнала о нем утром. Возможно, если она с ним поговорит, ему станет легче.

— Как прошло ваше утро? — спросила она.

— Хорошо, — ответил он, уставившись на дорогу. В машине играло радио, и ей хотелось выключить его, но она подумала, что это лишь вызовет у него подозрения.

— Куда вы ездили? — снова поинтересовалась она, хотя догадывалась, кому он наносил визит.

— Так, недалеко.

- Броуди, почему бы вам не перестать упрямиться и сказать мне правду?

— Что вы хотите знать?

Она улыбнулась. Ладно, бывшую жену оставим на следующий раз.

— Для начала почему бы вам не признаться, что сегодня утром вы навещали своего отца?

Она не знала, что его лицо может быть таким суровым.

— Кто вам это сказал?

— Никто. Я случайно узнала, что ваш отец находится в лечебнице, и подумала...

— Прошу вас, прекратите...

— Почему? — не унималась она. Почему это так его беспокоило?

— Люси...

— Вы все еще на него сердитесь?

Свернув на обочину, Броуди остановил грузовик и, повернувшись, посмотрел на нее.

— Сержусь? С чего мне на него сердиться?

— Вам лучше знать, — отрезала она, затем после продолжительной паузы добавила: — Это нормально. Я прекрасно вас понимаю. Я тоже злюсь на свою мать. И на себя за то, что злюсь на нее.

— Да, — наконец произнес он голосом, полным усталости. — Да, я злюсь на него. За то, что он меня подвел в трудное время. За то, что из-за его беспомощности мне пришлось в одиночку взвалить на себя тяжелую ношу. Знали бы вы, чего мне стоило добиться сегодняшнего процветания «Прейри Роуз».

Не сказав больше ни слова, он завел мотор и выехал на дорогу. Остаток пути прошел в тишине.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Захлопнув дверцу, Броуди тяжело вздохнул, пока Люси не видела. Он должен был предвидеть, что взять ее с собой в город было бы ошибкой. О трагедии семьи Гамильтон знал весь город, а местные жители любили почесать языком. Но на днях он ее обидел и решил загладить свою вину.

Он понял, что Люси была не такой, как Лиза, и с каждой минутой все больше в этом убеждался. Поездка к дому из дерна была своеобразной проверкой, которая развеяла все его сомнения на ее счет. Верхом на лошади среди бескрайней равнины Люси чувствовала то же, что и он. Она постоянно его удивляла, и это его беспокоило.

— Я отнесу вот это, — послышался ее голос, и Броуди повернул голову. Она стояла позади грузовика с пакетами в руках. Легкий ветерок поигрывал завитками ее волос.

— Полагаю, в городе вы узнали много нового о «Прейри Роуз».

Люси переступила с ноги на ногу.

— Нет, не очень.

— И все же это подогрело ваше любопытство. Мне не следовало брать вас с собой.

Поставив пакеты на землю, она подошла к нему.

— А вы не хотите, чтобы я задавала вам еще вопросы, не так ли, Броуди?

— Не хочу, — ответил он, отведя взгляд.

Очевидно, она не была удовлетворена тем, что узнала в городе. Кто-то рассказал ей о его отце, но она не знала всех подробностей. Будь они ей известны, она смотрела бы на него с осуждением, а не с сочувствием.

День начался для него тяжело. Его отец сегодня был не в духе. Броуди стиснул руки в кулаки. Прошло семь лет, но он до сих пор ощущал всю тяжесть этого бремени.

Вдруг он вспомнил, как загорелись глаза Люси при виде дома из дерна. Будет ли она думать о нем хуже, если он все ей расскажет? Возможно, ему следует в конце концов ей довериться.

— Но, возможно, я решусь на них ответить. Когда вы разберете покупки, давайте опять прогуляемся вместе, — предложил он. Ему очень хотелось протянуть руку и коснуться ее волос, вдохнуть их цветочный аромат.

В глубине глаз Люси что-то промелькнуло. Страх, удивление, возмущение. Броуди не мог ее винить после того, что произошло. Она вряд ли согласится сразу, но он знал, чем ее можно подкупить.

— Вы поедете на Ахабе.

Люси слегка наморщила нос

— Вы правда позволите мне прокатиться на самом лучшем своем жеребце? - Она наклонила голову набок. — Вы настолько мне доверяете?

— Ну раз вы не хотите...

При виде ее вытянувшегося лица он едва удержался от смеха.

— От такого предложения я не могу отказаться, — ответила она, поднимая с земли пакеты.

Разобрав покупки, Люси достала из своего чемодана соломенную ковбойскую шляпу. В Маразуре она ее не носила. Там странно смотрели на подобные вещи. Надев удобные ботинки, она спустилась вниз.

Броуди ждал ее у конюшни. Лошади уже были оседланы.

Поправив шляпу, Броуди дерзко улыбнулся.

— Сегодня мне не придется вам подыгрывать. Они долго ехали не разговаривая, но Люси чувствовала, что их что-то связывает.

У холма с крутыми склонами Броуди остановился. У его подножия лежал огромный плоский валун, вокруг не было ничего, кроме колышущейся от ветра травы. Впереди лежали Скалистые горы. На них не было снега, но суровую красоту их зазубренных вершин смягчал солнечный свет.

Люси перекинула ногу через седло и спрыгнула на землю.

— Вэйдз-Батт, — произнесла она.

— Откуда вы знаете?

Спешившись, Броуди подошел к пей.

— Миссис Пи упомянула об этом месте, когда я только приехала. Сказала, что я должна обязательно здесь побывать перед отъездом. Несколько дней назад я думала, что мы едем сюда, но вы решили показать мне дом из дерна.

Опустив поводья, она пристально посмотрела на него. Он выглядел неуязвимым. Казалось, ничто не может причинить ему боль

— Что такое? — спросил он, глядя на горы.

— Я просто подумала, как обманчива бывает внешность. Глядя на вас, Броуди Гамильтон, никто бы не предположил, что ваше сердце разбито.

Броуди резко повернул голову, и их взгляды встретились. Он открыл рот, чтобы возразить, но она быстро продолжила:

— Если только у него самого не разбито сердце.

— Но мне никто не разбивал сердце, — возразил он.

— Не пытайтесь меня обмануть, Броуди. Я же вижу, как вы переживаете из-за отца.

Он тяжело вздохнул.

— Я сейчас вернусь. Только привяжу лошадей.

Пока он этим занимался, Люси села на валун. Несмотря на жаркое солнце, его поверхность была прохладной.

- Вэйдз-Батт был назван в честь моего деда, - сказал Броуди, садясь рядом с ней. — Он часто сюда приходил. Когда охотился, даже ставил здесь палатку на несколько дней.

- Правда?

- Мой дед был частью этой земли. Моя бабка...- Остановившись, он сглотнул. — Моя бабка иногда приходила вместе с ним. Они разводили костер и... В общем, догадайтесь сами, - добавил он низким грудным голосом, затем снял с нее шляпу и бросил в траву. Когда его пальцы зарылись в ее волосы, ее сердце учащенно забилось. Она представила себе его молодых деда и бабку, занимающихся любовью на валуне у костра. Интересно, Броуди приводил сюда свою жену? Но она не успела над этим поразмыслить, потому что взгляд Броуди задержался на ее губах.

Она тоже сняла с него шляпу и запустила пальцы в его волосы. Затем он на мгновение закрыл глаза, а когда открыл, они настолько потемнели, что зрачки слились с радужной оболочкой. Отрицать, что их влекло друг Другу, придумывать отговорки было бессмысленно. Их взаимное желание было сильнее всех секретов, которые они скрывали друг от друга

Они одновременно наклонились навстречу друг другу, и его губы стремительно накрыли ее. Одна его рука заскользила по ее спине, пальцы второй переплелись с ее пальцами. Услышав стон, Люси осознала, что это был ее собственный.

Затем он слегка толкнул ее, и она оказалась лежащей на валуне.

— Люси, — прошептал Броуди, медленно опускаясь на нее.

— Ты ведь именно за этим привез меня сюда, не так ли, — сказала она, не в силах противостоять своему желанию.

— Да, Люси. — Он произнес ее имя с такой нежностью, что она почувствовала себя защищенной и желанной.

Они долго целовались, изучая руками тела друг друга через одежду. Затем он задрал ей футболку и принялся покрывать поцелуями ее шею и грудь. Его ласки были такими нежными, что ее тело отзывалось на каждое его прикосновение легкой дрожью.

Где-то в глубине сознания Люси понимала, что должна положить этому конец, но в его объятиях было так уютно. И все же заниматься с ним сексом сейчас, когда она не рассказала ему всей правды о себе, было бы ошибкой.

Она замерла, и Броуди, к счастью, понял, что это означало. Остановившись, он прижался лбом к ее лбу и пробормотал:

— Прости.

Ее сердце подпрыгнуло.

— Тебе не за что извиняться

Затем он приподнялся, и на мгновение Люси пожалела о своем решении. Заниматься любовью под солнцем среди бескрайних просторов было ни с чем не сравнимо.

Убрав волосы с лица, она кокетливо улыбнулась ему.

— Броуди? Ты пригласил меня сюда за этим?

Соскочив с валуна, он поднял с земли свою шляпу. Как бы ему ни было стыдно, он не мог отрицать ее правоту. Ему нужен был кто-то рядом. Она была ему нужна. Он остановился лишь потому, что она так захотела.

— Тогда, может, нам следует найти более безопасную тему для обсуждения? — предположила она. — Например, твоя семья.

Он фыркнул.

— Я бы не назвал эту тему безопасной.

— Как твой отец оказался в лечебнице? — спокойно продолжила она.

Почему-то ему захотелось все ей рассказать и покончить с этим. Они были едва знакомы, но что-то подсказывало Броуди, что ей можно доверять. Он хотел ей доверять.

Сорвав цветок с растущего поблизости куста, он начал задумчиво его вертеть. Уж пусть лучше она все узнает от него, чем от кого-то другого.

Прокашлявшись, он произнес:

— Семь лет назад произошла страшная авария. Моя мать и Хэл, муж миссис Пи, погибли. Мой отец выжил, но иногда я жалею, что он не погиб вместе с ними. Это было бы легче вынести, чем смотреть, как он мучается.

— Мне очень жаль, — сказала Люси, положив руку ему на бедро. — Должно быть, вам обоим пришлось нелегко.

Броуди не пошевелился, даже не посмотрел на нее.

— Ты приехала сюда по поручению короля Александра, чтобы установить партнерские отношения между двумя племенными заводами. Не думаю, что ты можешь себе представить, как много это значит для «Прейри Роуз». Я не должен был подвергать опасности нашу сделку, но сделал это, когда поцеловал тебя и наговорил тебе гадостей. Я привез тебя сюда...— Броуди отвернулся. Он никогда не добивался своего с помощью соблазна. — Обычно я так себя не веду.

— Это никак не связано с отношениями между Наварро и «Прейри Роуз».

— Спасибо тебе за понимание.

Люси поймала его взгляд.

— Пожалуйста, не проси меня жалеть об этом.

Его сердце наполнилось теплом. Он ожидал, что она обидится и рассердится. А вместо этого... Его взгляд упал на ее пухлые губы. Ему не составило бы труда довести начатое до конца, но он понимал, что не должен этого делать. Люси вздохнула.

— Думаю, я понимаю, почему это место может стать для кого-то особенным. У этой равнины нет конца и края. — Она убрала за ухо прядь волос. — Удивительный парадокс... как такая пустота может наполнять сердце до краев.

—Я никогда не слышал подобного объяснения.

На самом деле она словно прочитала его мысли. Их связала еще одна нить. Лиза никогда не понимала его так.

— После случившегося ты, наверное, часто приходил сюда.

— Да. Чтобы прояснить мысли. Набраться сил. Решить, что делать дальше.

Вздохнув, Люси наклонилась и прижалась лбом к его плечу. В этом жесте было столько естественности.

— Это ужасно, - продолжила она. - Ты словно неожиданно теряешь компас, который направлял тебя всю твою жизнь. Все, к чему ты привык, внезапно исчезает, и ты не знаешь, в какую сторону повернуть. И рядом нет никого, кто направлял бы тебя.

— Как было с тобой после смерти матери.

- Да.

Она понимала, что творилось у него на душе, и ему впервые захотелось кому-то открыться.

— Иногда я приезжаю сюда утром. Если мне удается рано проснуться, я седлаю Ахаба и еду любоваться рассветом с холмов. Знаешь, когда восходит солнце, небо раскрашивается в яркие цвета от розового до фиолетового. Это заряжает меня энергией, помогает собраться слухом.

Несколько минут они сидели рядом и молчали.

— Насколько серьезно пострадал твой отец, Броуди? Что с ним?

— Его парализовало ниже пояса, — ответил он. — Еще была черепно-мозговая травма. Ему то лучше, то хуже. А моя мать и Хэл, — он покачал головой, — они погибли на месте. После того, что произошло, миссис Полсик взяла все в свои руки. Она только что потеряла мужа, но пришла мне на помощь сразу, как только поправилась. Я многим ей обязан. «Прейри Роуз» тоже. Я сказал ей, что она может оставаться здесь столько, сколько пожелает. С тех пор мы живем вместе.

— Чем ей обязана «Прейри Роуз»?

Он немного помедлил.

— «Прейри Роуз» принадлежала моему отцу. Хэл был его партнером. Однажды Хэл вложил средства в новое предприятие. Отец давно хотел расширить свой бизнес. Они взяли в дело третьего партера, но он оказался нечистым на руку. — При воспоминании об этом Броуди напрягся. — Когда договор был подписан, он получил доступ к записям. Узнав о его махинациях, они решили сами с ним разобраться и отправились на выходные в Калгари. Моя мать и миссис Пи поехали вместе с ними, чтобы купить подарки к празднику. Только они так туда и не добрались. В их машину на полном ходу врезался грузовик. Миссис Пи сидела за водителем. Она единственная, кто отделался незначительными повреждениями. Мама и Хэл сидели с пассажирской стороны. Именно туда пришелся удар.

Только сейчас Люси полностью осознала весь ужас произошедшего с Броуди. В одно мгновение он лишился матери и, можно сказать, отца, унаследовал ферму, которую вынужден был делить с вдовой Хэла, и кучу финансовых проблем в придачу.

Высвободившись из его объятий, она повернулась и уставилась на него широко распахнутыми глазами.

— Как много украл их партнер? Ведь он сделал это, не так ли?

— Слишком много, — признался Броуди.

— Скажи, что ты с ним разобрался.

Броуди печально улыбнулся.

— В конце концов мне это удалось. Но я действовал не так, как мой отец и Хэл. Я обратился в полицию. К сожалению, деньги мы так и не вернули.

Протянув руку, Люси нежно коснулась кончиками пальцев его щеки. Она даже вообразить себе не могла, что значит в таком молодом возрасте лишиться всего. И взвалить на себя такую огромную ответственность. Мать попросила ее уехать в Маразур с Александром. Дать ему шанс. Ее трудности были ничто по сравнению с теми, которые выпали на долю Броуди.

Он слегка отстранился, и на его щеке задергался желвак.

— Именно поэтому я и не хотел ничего тебе рассказывать. Чтобы ты не смотрела на меня, как сейчас. Я не хочу, чтобы ты меня жалела.

Но Люси не убрала руку.

— Конечно, нет. Ты слишком занят исполнением своего долга перед всеми и вся. У тебя нет времени для жалости.

Он не ожидал, что она поймет. Но она поняла. Даже больше, чем он мог себе представить.

— Я несу ответственность перед всеми. Перед отцом. Перед Хэлом и матерью. Перед миссис Пи. Перед «Прейри Роуз».

— Никому не под силу нести такое бремя.

— Но рядом со мной никого не было. Мой отец...- Его голос впервые сломался, и у Люси защемило сердце. - Мой отец хотел, чтобы «Прейри Роуз» стала лучшим племенным заводом. Хотел вывести ее на новый уровень, но не успел, и эта задача легла на меня.

— Сотрудничество с Наварро — отличный шанс ее решить, не так ли?

— Да. Именно поэтому я ничего и не рассказывал тебе раньше. Боялся упустить этот шанс.

Солнце немного опустилось и окутывало их мягким светом. В небе парил ястреб.

Он нуждался в Наварро, а она — в «Прейри Роуз».

— Жаль, что мы потратили много времени на выяснение отношений, вместо того чтобы работать.

— Я не доверял тебе.

Их разделяла всего пара дюймов. Люси осознала, что она могла бы снова оказаться в его объятиях, если бы захотела.

— Но ты доверяешь мне сейчас.

— По какой-то непонятной мне причине. - Он впервые за все время улыбнулся, и она улыбнулась в ответ. — Черт бы меня побрал!

— Ты о чем?

— О том, что не хотел ничего тебе рассказывать. Боялся, что ты свяжешь прошлые проблемы с нынешним состоянием фермы. Но ты этого не сделала.

— Конечно, нет. Я доверяю только тому, что вижу собственными глазами.

— Спасибо тебе, Люси.

Его слова были простыми, но искренними. Люси чувствовала, как рушатся последние преграды между ними.

- Тогда давай работать вместе, - порывисто произнесла она. - Из нас получится отличная, команда. Я нужна тебе для установления отношений с королем Александром, а ты мне поможешь доказать Наварро, что я, несмотря на свой пол и возраст, достойна этой работы.

— Еще как достойна.

Ее сердце бешено заколотилось. Броуди считал ее достойной. В благодарность за это она наклонилась и поцеловала его в губы. Броуди ответил на ее поцелуй, но затем неожиданно отстранился.

— Это не должно было повториться, - произнес он, не глядя на нее. — Не нужно все усложнять. Это ни к чему не приведет. Ты скоро уедешь, а я останусь. Я не хочу причинять тебе боль.

— Я была права, когда сказала, что тебе разбили сердце. Потому что, если бы тебе не было так больно, ты бы сейчас спокойно смотрел мне в глаза, - ответила она, взяв его за руку..

Броуди уставился на их переплетенные пальцы.

— Это случилось давно и уже забыто.

— Вижу, ты все же не до конца мне доверяешь, — разочарованно ответила Люси.

— Мы знаем друг друга меньше недели.

— Я знаю. Безумие, не правда ли? — Похоже, она и вправду спятила, раз смогла так глубоко привязаться к человеку за несколько дней.

— И это не имеет никакого отношения к работе.

— По-моему, о работе речь уже давно не идет.

— Знаю.

После небольшой паузы Броуди неожиданно начал:

— Лиза выходила замуж за одного человека, а получила совсем другого. Ферма приносила доход. Мы собирались строить для себя дом. Большой и красивый, как она хотела. Я любил ее и был слишком слеп, чтобы понять, что мои деньги были нужны ей больше, чем я.

— Когда это случилось? - просто спросила Люси.

— Через несколько месяцев после аварии. Я был подавлен и работал не покладая рук.

— Ты, должно быть, шутишь. Неужели она бросила тебя в такое тяжелое время?

— Лиза на это не соглашалась, когда заключала со мной брак.

Люси поморщилась. Наверное, у нее было забавное выражение лица, потому что Броуди рассмеялся.

— Ради бога, Люси. Не нужно так за меня переживать. Все уже в прошлом.

— Как это было жестоко с ее стороны.

— Поначалу. Но по крайней мере она была со мной откровенна. Она хотела такой жизни, какой я не мог ей обеспечить, и ей хватило благоразумия уйти и не делать несчастными нас обоих.

Люси застыла на месте. В этот момент он был серьезен как никогда.

— Ты поэтому от меня отказываешься? Думаешь, что я такая же, как она? Думаешь, что материальный достаток для меня важнее, чем отношения между людьми? — Она прищурилась. — Ты поэтому называешь меня принцессой?

— Да, - признался Броуди, - я действительно так думал, но только в самом начале. В тот день, когда мы ездили к торфяному дому, я понял, что ты не такая, как Лиза. Но факт заключается в том, что мы принадлежим к разным мирам. Ты скоро уезжаешь. Ты не сможешь быть счастливой в таком месте, как «Прейри Роуз». — Он отвернулся. — Сомневаюсь, что я вообще верю в любовь.

Ее сердце упало. Он бы этого не сказал, если бы она хоть что-то для него значила.

— Послушай, Лиза говорила, что любит меня, но это было не так. Да и сам я не уверен, что любил ее по-настоящему.

Люси тяжело вздохнула. Она сама напросилась на откровенность. Уже второй раз правда причиняла ей боль.

— Но Броуди... я же знаю, что не в твоих правилах останавливаться на полпути. Ты вкладываешь всю душу во все, что бы ты ни делал. Уверена, ты способен на любовь и достоин ее.

— Послушай, - сказал он, поднявшись с валуна. – Ты скоро уезжаешь, и было бы бессмысленно тратить время на пустые споры. Наши отношения не должны выходить за рамки деловых. Так будет лучше.

С этими словами он отвязал свою лошадь и, запрыгнув на нее, уехал.

Люси тупо уставилась ему вслед.

Это не входило в ее планы.

Она вдруг осознала, что влюбилась в Броуди Гамильтона.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Люси не понимала, как это могло произойти, но факт оставался фактом. Она влюбилась в мужчину, который никогда не будет принадлежать ей.

Она возвращалась в дом из конюшни. На душе у нее скребли кошки. А она еще думала, что ее жизнь в Маразуре была, сложной! Ее обида на отца и постоянные попытки доказать ему, что она чего-то стоит, были ничто по сравнению с безответными чувствами к Броуди.

После прогулки в Вэйдз-Батт он вновь стал холодным и угрюмым. Все их разговоры были только о работе.

Она тихо притворила за собой дверь. Завтра на «Прейри Роуз» состоится ежегодный праздник с барбекю и танцами. Люси собиралась закончить сегодня все дела и уехать завтра утром.

Войдя на кухню, она обнаружила там миссис Полсик, месившую тесто, и Броуди, чистившего яблоки. Она невольно начала наблюдать за тем, как он, вращая своими сильными загорелыми пальцами яблоко, аккуратно срезает кожуру, и она серпантином падает на газету.

Его улыбка застигла ее врасплох, Она уже давно не видела его улыбающимся.

— Думаешь, я не умею чистить яблоки?

— Просто не ожидала увидеть тебя здесь, — ответила она.

— Завтра великий день. Я распорядился, чтобы ребята установили сцену для оркестра.

— Ребята? Да они же тебе в отцы годятся?

— Да, но разве все мужчины не ребята? — усмехнулась миссис Полсик, затем закрыла ладонью нос и чихнула.

— Вы все еще боретесь с простудой, - заметила Люси. — Вы уверены, что это не сенная лихорадка?

Миссис Полсик пожала плечами.

— Я пью лекарства. Скоро пройдет.

— Я пришла сообщить вам, что закончила все свои дела и завтра утром уезжаю.

— До танцев?

Люси кивнула. Она чувствовала на себе взгляд Броуди, но ей не хотелось на него смотреть. После

их разговора в Вэйдз-Батт все стало ясно. Броуди не нужна была ее любовь. Так зачем торчать здесь и тешить себя напрасными надеждами?

— Вам следовало бы остаться. Будет весело. Вы бы познакомились с нашими соседями и... — Не договорив, миссис Полсик снова чихнула. - Пойду приму лекарство, - пробормотала она и, вымыв руки, удалилась.

Броуди начал резать яблоки на дольки.

— Значит, ты хочешь уехать.

— Думаю, так будет лучше. - Не дождавшись его реакции, она добавила: — Разве ты сам так не думаешь?

Хлоп, хлоп. Яблочные дольки падали в миску одна за другой. Выбросив сердцевину, он взял следующее яблоко.

— Ты приняла решение после... э-э... прогулки в Вэйдз-Батт?

Люси тяжело сглотнула. Как он мог напоминать ей о случившемся? О том, что она чувствовала в его объятиях?

— Да, после Вэйдз-Батт. Ведь ничего не произошло, правда? То есть я хочу сказать, что уехала бы в любом случае. Один-два дня ничего не изменят.

— Миссис Полсик права. Завтра будет весело. Это отличная возможность для тебя познакомиться с настоящим западным гостеприимством. Попробовать мой фирменный стейк, потанцевать, проводить лето.

Танцы. Она без труда представила себя танцующей с Броуди. Это было бы восхитительно, но оставило бы после себя горький привкус. Зачем издеваться над собой? Броуди был для нее красивой мечтой, а жизнь научила ее не полагаться на мечты. Это не стоило конечного разочарования.

- Я тебе здесь не нужна, Броуди, и никогда не была нужна.

Наконец он поднял глаза, и их взгляды встретились. На Мгновение ей показалось, что он хочет что-то ей сказать, но затем он взял еще одно яблоко и принялся его резать как ни в чем не бывало.

- Подумай хотя бы о миссис Полсик. У нее еще слишком много дел, и твоя помощь ей не помешала бы. Я не помню, чтобы она раньше так долго болела.

- Думаешь, у нее что-то серьезное? — взволнованно спросила Люси.

- Вряд ли. Просто она постоянно на ногах. Когда она заболела, я даже предложил ей перенести праздник, но она не согласилась.

- Именно поэтому ты сейчас и режешь яблоки.

Броуди криво ухмыльнулся.

- Точно.

Его рука с ножом замерла.

- Останься, - мягко произнес он, и у нее защемило сердце. Если бы только он знал, как она этого хочет. - Останься. Уедешь в понедельник, как и планировала.

Разве она могла ему отказать?

- Хорошо. Я останусь и помогу миссис Полсик, чем смогу.

- Спасибо тебе, Люси, - ответил он.

У Люси возникло ощущение, что она совершает самую большую ошибку в своей жизни.


Люси уставилась на свое отражение в зеркале в полный рост. Ей следовало снять наряд, купленный у Агнесс, и надеть джинсы.

Вздохнув, она разгладила хлопковую юбку. В ней она выглядела лет на пятнадцать. Особенно с распущенными волосами, заколотыми по бокам.

Было глупо наряжаться для Броуди. Послезавтра она навсегда покинет «Прейри Роуз». Она уже отослала своему отцу по электронной почте письмо с расценками и условиями договора. Осталось только упаковать вещи.

Было бессмысленно отрицать, что на «Прейри Роуз» она отдыхала душой. Здесь все было просто и непринужденно. Физическая работа, простые радости, простые развлечения. Никто не предъявлял к ней завышенных требований. Здесь она чувствовала себя Люси Форнсворт.

Именно поэтому она и согласилась остаться. Чтобы последний день побыть самой собой.

И этот день должен запомниться навсегда.

С этой мыслью она надела туфли и покинула комнату.

Двор был полон грузовиков и легковых автомобилей. Гости болтали и смеялись. Большинство из них были в повседневной одежде. Отойдя от окна, Люси обратилась к миссис Полсик:

— Чем еще я могу вам помочь?

Тепло улыбнувшись, пожилая женщина дала ей белый передник

- Броуди уже разжег огонь. Осталось только сделать салат. Вы не могли бы нашинковать капусту?

- Конечно. - Повязав передник, Люси положила кочан на деревянную доску, разрезала его на несколько частей и взяла терку.

- Осторожнее, она очень острая, - предупредила ее миссис Полсик, взбивавшая майонез с уксусом.

- Готовите заправку? - поинтересовалась Люси.

- Да. Пальчики оближете. Это мой фирменный рецепт.

Не успела Люси нашинковать половину кочана, как в кухню вошел Броуди. Шляпа съехала ему на затылок, и она увидела его искрящиеся глаза.

- Ба! Глазам своим не верю! Наша принцесса в фартуке.

Люси замерла на месте. Теперь, когда она знала, какой смысл он вкладывал в это прозвище, это было ей особенно неприятно. Она со всей силы надавила на капусту и вскрикнула от боли, когда кончик ее пальца попал под лезвие ножа.

Она поднесла палец ко рту.

- Я же предупреждала, что она острая, - спокойно сказала миссис Полсик.

Броуди в два прыжка очутился рядом с ней и, взяв ее руку в свою, стал осматривать рану.

- Салат сегодня будет особенно вкусным. Люси решила добавить в него немного себя.

- Заткнись, - пробурчала она, пытаясь отдернуть руку, но он крепко держал ее.

- Нужно наложить повязку.

- Без тебя справлюсь.

- Ты выглядишь лет на десять, когда вот так выпячиваешь нижнюю губу.

Он над ней насмехался, и она едва удержалась от того, чтобы не топнуть ногой.

— Уходи и не отвлекай меня. От меня и так уже мало пользы.

Наконец он отпустил ее руку, и она почувствовала облегчение. Всякий раз, когда он к ней прикасался, ее пульс учащался.

— Хорошо, что это была рука, а не нога, — заметил он, подмигивая ей. - Ноги тебе понадобятся для танцев.

Он еще смеет с ней флиртовать!

— Разве тебе не надо жарить стейк?

— Ладно, не буду больше тебя смущать, а то ты себе еще что-нибудь отрежешь. — Развернувшись на каблуках, он вышел из кухни.

Миссис Полсик протянула ей аптечку.

— Я уже почти забыла, каким дерзким может быть этот мальчишка.

Ее слова согрели сердце Люси. Неужели ей удалось пробудить в Броуди то, что он долго держал в себе. После общения с ней он оттаял, стал чаше улыбаться. И это не могло ее не радовать.

Она отрезала кусок бинта и перевязала палец.

Лучше не думать об этом. Примирить противоречивые желания было невозможно. С одной стороны, Броуди открыл ей новый мир, который она не хотела покидать. Но с другой — он заставил ее пересмотреть свои отношения с отцом, узнать его получше, дать ему шанс. До приезда сюда у нее не возникало таких мыслей.

Люси натерла морковь и добавила ее в капусту.

За это она должна благодарить Броуди с его постоянством и сильно развитым чувством долга. Он обещал своему отцу заботиться о ферме, так же как она обещала своей матери отправиться в Маразур и дать шанс Александру.

— Если вы закончили, я заправлю салат, и можно будет начинать все выносить на улицу.

— Да, конечно, — ответила Люси, передавая ей миску.

Несколько женщин, включая Джен из кондитерской, помогли им организовать на веранде буфет. Когда все чаши с печеным картофелем, бобами и капустным салатом были расставлены, Броуди сообщил, что первая порция барбекю уже готова.

Люси не удержалась от улыбки, когда миссис Полсик забарабанила ложкой по сковороде, приглашая гостей к столу. Через несколько секунд она уже представляла ей братьев Кристенсен, семью Бэнкрофт, чету Шольтен и многих других.

И вот все закрутилось-завертелось. Мужчины, женщины и дети засновали туда-сюда, наполняя тарелки и стаканы. Люси помогала миссис Полсик обслуживать гостей и разрезать яблочные пироги. Повсюду царили смех и веселье. Здесь все были как одна большая семья. Люси так не хватало этого в Маразуре.

— Поешьте, пока еще что-то осталось,— сказала миссис Броуди, протягивая .ей тарелку с мясом, картофелем и салатом.

Люси поблагодарила ее. Она даже не подозревала, как сильно проголодалась.

Неожиданно ее внимание привлек смех Броуди. Повернув голову, она обнаружила, что он сидит за столиком рядом с Джен, которая выглядела так соблазнительно в джинсовой мини-юбке и сапогах. Люси сказала себе, что ей нет до них никакого дела, но у нее почему-то пропал аппетит. Она с задумчивым видом гоняла по тарелке остатки салата. Нет, дело было не только в ревности. Просто это уютное место напомнило ей «Тремблин Оук», где каждый знал, что он не одинок.

От избытка чувств к горлу подступил комок, и она, спустившись по ступеням с веранды, завернула за угол дома и подошла к старой конюшне, неподалеку от которой находилась деревянная сцена. Музыканты уже начали играть, и Люси, присев на ступеньку, стала наблюдать за танцующими. Вокруг сцены стояли деревянные скамейки, но они были пусты. Даже пожилые люди пускались в пляс под веселую ритмичную музыку. Перед глазами Люси мелькали джинсы, шорты, ковбойские сапоги, кроссовки. Она еще острее ощутила свое одиночество, но это продолжалось недолго. Не успела закончиться вторая песня, как к ней подошел Броуди.

— Не хочешь потанцевать?

— Разве тебе не нужно выполнять обязанности хозяина?

— Главная обязанность хозяина — развлекать гостей и танцевать с самой красивой девушкой на празднике.

— Тут много красивых девушек. Выбирай любую, — ответила она, подумав о Джен.

— Если ты не хочешь танцевать, зачем ты так нарядилась? — ухмыльнулся он. — И еще, пожалуйста, скажи, какого черта ты таращилась на меня весь вечер?

— Броуди Гамильтон, ты невыносим! — Люси почувствовала, как кровь прилила к вискам.

— Возможно, зато я отличный танцор. Ну что, Люси Форнсворт, решайся, а то будет поздно. Все эти женщины не упустят свой шанс потанцевать с хозяином.

Протянув руку, он поднял бровь.

— Хорошо, — ответила Люси, принимая его вызов. — Всего один танец.

Она взяла его за руку, и они прошли на площадку и задвигались в такт музыке. Броуди не солгал. Он действительно отлично танцевал тустеп. Только она собиралась его похвалить, как неожиданно сбилась с ритма и наступила ему на ногу.

— Хорошо, что я надел сапоги, иначе бы ты продырявила мне ноги своими каблуками.

Люси знала, что он ее дразнит, поэтому не обиделась. На «Тремблин Оук» она часто танцевала тустеп, и никто не жаловался.

— В таком случае жаль, что ты их надел, — произнесла она с усмешкой.

— Мисс Люси, ты так очаровательно краснеешь, когда сердишься. Твои веснушки становятся еще ярче, - улыбнулся он.

— И как я провела две недели рядом с таким грубияном! Иди смеши своими плоскими шуточками девочек-подростков, — парировала Люси.

— Ты правда хочешь, чтобы я ушел?

В этот момент музыка закончилась.

— Да, я же сказала, всего один танец.

Броуди отпустил ее, и ей показалось, что на улице внезапно похолодало.

— Спасибо за танец, Люси.

С этими словами он удалился, а когда оркестр заиграл снова, он пригласил на вальс Джен.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Прошло два часа. Гости опустошили все столы. Музыка становилась все быстрее, смех — громче. Броуди не шутил. Он действительно был нарасхват у женщин, и Люси так больше и не удалось с ним потанцевать. Ей оставалось только искать его взглядом в толпе. После бесконечных танцев с его соседями и друзьями ей было жарко. Она бы сейчас все отдала за веер.

Неожиданно оркестр перестал играть, и Броуди позвали на стену. Люси словно завороженная наблюдала за тем, как он взял гитару и уселся на простой деревянный табурет. Их взгляды встретились. Ей показалось, что его темные глаза смотрят ей прямо в душу. При воспоминании об их головокружительном танце у нее перехватило дыхание. Она мечтала еще раз ощутить его тепло.

Закинув ногу на ногу, он начал играть. Люси не знала этой мелодии, но она сразу захватила ее. Все присутствующие как один перестали болтать и превратились в слух. Броуди поднял голову и, глядя прямо в глаза Люси, начал петь.

Это невозможно, подумала она. Этот мужчина не может быть настолько хорош. Вдобавок к своим многочисленным достоинствам он еще и петь умел.

Они слишком долго отрицали, что их влечет друг к другу. Понимали, что это было ошибкой, но ничего не могли с этим поделать.

Ей следовало бы отвернуться. Уйти отсюда. Впрочем, она знала, что это бесполезно. Броуди ее найдет.

А что, если она хочет этого? Если он ее найдет, это может закончиться только одним. С их взаимным притяжением невозможно было больше бороться. Не в такой вечер, как сегодня. Они оба осознавали, как мало времени у них осталось. Так чего она хотела от Броуди? Покувыркаться с ним на сене? Потому что нечто большее было исключено, а нечто меньшее ее бы не устроило.

Она не могла отвести взгляд. Его мягкий низкий голос обволакивал ее, порабощая все ее существо.

Назад в Маразур. Подальше от «Прейри Роуз». Подальше от Броуди.

Когда отзвучали последние аккорды песни, они еще несколько секунд смотрели друг на друга, не замечая никого вокруг. Теперь Люси знала, что имела в виду ее мать, когда говорила об Александре.

И все же она должна была уйти, потому что этот мужчина не ценил ее чувства к нему. В последнее время она и так уже достаточно настрадалась. Броуди за ней не пойдет.

Он хозяин и должен развлекать гостей.

Когда оркестр заиграл следующую композицию, она повернулась и направилась в дом. Сказка – если это безумие можно было назвать сказкой - закончилась.

Не успела она дойти до двери, как Броуди окликнул ее.

— Люси! Подожди…

Догнав ее, он взял ее руку в свою.

— Люси.

— Не надо, Броуди, прошу тебя, — взмолилась она.

— Давай уйдем отсюда, — прошептал он ей на ухо.

— Ты шутишь? Я не могу... Мы не можем...

— На нас смотрят. — Он резко развернул ее и посмотрел ей в глаза. — Нам нужно поговорить, и я не хочу этого делать при посторонних.

Люси покорно подчинилась, и он отвел ее на пруд. Солнце село, воздух постепенно наполнялся ночной прохладой. На поверхности пруда плавало несколько уток. Со стороны дома доносилась музыка и приглушенный смех гостей.

— Броуди, я...

— Тише.

Люси не знала, как реагировать на его резкий тон.

— Я просто… — пролепетала она.

— Черт побери, Люси, ты будешь меня слушать.

Только она открыла рот, чтобы возразить, как Броуди жадно впился в него своим и притянул ее к себе. Одна его рука заскользила по нее спине, другая накрыла грудь.

— Пойдем в дом, - произнес он между поцелуями.

— Я не могу... Пожалуйста. Броуди, остановись. Завтра я уезжаю. Это было бы ошибкой.

— Почему? — спросил он, по-прежнему не отпуская ее.

— Потому что мы оба знаем, что дальше одной ночи у нас дело не пойдет, а я не такая!

— Думаешь, я такой?

Люси разрывалась между двумя противоположными желаниями

— Ты первый это предложил.

— Я никогда не просил женщин заняться со мной сексом!

Люси рассмеялась.

— Хочешь сказать, что тебе не нужно их упрашивать? Знаешь, я не из тех безмозглых цыпочек, которые готовы пойти на все, лишь бы оказаться в твоей постели.

От гнева его глаза засверкали, а губы плотно сжались.

— Думаешь, мне это от тебя нужно?

Люси встала на цыпочки.

— Это твои слова, не мои. Учитывая то, что завтра я уезжаю, что я должна была подумать? Чего ты от меня хочешь?

Броуди ответил не сразу. Он с минуту смотрел на небо, в котором загорались первые звезды. Когда он снова к ней обратился, черты его лица смягчились.

— Прости меня, Люси. Я увлекся. Я... я испугался. Между нами что-то происходит, а я не уверен, смогу ли после твоего отъезда вернуться к привычной жизни.

— И чего ты от меня хочешь? — снова спросила Люси. Внутри у нее все сжалось. Ну почему она не может находиться одновременно в двух местах? Она закрыла глаза, не зная, чем закончится этот разговор.

— Хочу не от тебя, а для тебя, — поправил ее Броуди, взяв ее лицо в ладони. — Я хочу, чтобы ты была счастлива. Чтобы все твои мечты исполнились. Как мне жаль, что я не могу взять на себя все твои заботы. Ты и так слишком много страдала. Я не хочу, чтобы вспоминала эти две недели с сожалением, потому что ты помогла мне многое понять. Благодаря тебе я решил начать новую жизнь. Я — Его голос дрогнул, и к горлу Люси подступил комок. — В жизни много возможностей, Люси. Уверен, ты выберешь для себя ту, которая тебе больше всего нужна.

Не в силах смотреть на него, Люси закрыла глаза. Ее душили слезы. Она хотела вернуться домой и дать шанс отцу и братьям и в то же время знала, что ее сердце навсегда останется в «Прейри Роуз».

— А что, если я не знаю, чего больше всего хочу? — прошептала она.

— Тогда ищи ответ на этот вопрос.

Люси замерла в ожидании. Попроси он ее сейчас остаться, она вряд ли смогла бы ему отказать.

Но он так и не попросил.

И еще он ни разу не сказал, что любит ее. Только признался, что больше не верит в любовь.

Нет, у нее не было выбора. Она не могла остаться с человеком, который не отвечал на ее чувства.

— Хорошо, — произнесла она, затем попыталась высвободиться, но Броуди схватил ее за запястье.

— Не уходи.

— Мне холодно.

— Тогда потанцуй со мной.

В этот момент оркестр в отдалении заиграл мелодию «Позволь мне называть тебя "любимая"».

— В последний раз, пожалуйста, — прошептал он.

Его теплая рука легка ей на талию, и он закружил ее в вальсе. Мягкая трава приглушала звук их шагов. С неба на них уже смотрели тысячи звезд. Вот бы хоть одна из них сказала ей, чего она хочет.

Их шаги становились все короче, и в конце концов Броуди прижал ее к своей груди, и она слушала стук его сердца, зная, что этим чудесным мгновениям больше не суждено повториться.

Музыка стихла, но они продолжали покачиваться. Гости проводили аплодисментами оркестр, захлопали дверцы машин, зашумели моторы. А Люси все еще оставалась в объятиях Броуди, зная, что прикасается к нему в последний раз.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Когда Броуди спустился вниз, Люси уже сидела за столом. В белом свитере и с собранными в аккуратный узел волосами она выглядела слишком строго. Чем была обусловлена такая перемена? — подумал он, садясь напротив. Было ли это реакцией на то, что произошло вчера ночью?

После того как она оставила его одного у пруда, он понял, что наговорил ей много всякой ерунды. Наверное, виной тому была романтическая музыка и лунный свет. А еще ее отъезд. В конце концов она от него убежала. Он не стал ее удерживать, зная, что иначе может сказать слова, которые уже нельзя будет взять назад.

Подцепив на вилку кусочек яичницы, Люси посмотрела на него.

— Доброе утро.

— Доброе утро. Хорошо спала?

Даже если она и провела всю ночь без сна, так же, как и он, она вряд ли ему в этом признается.

— Отлично.

Ее щеки вспыхнули, и Броуди понял, что она солгала. Хорошо. Он всю ночь проворочался с боку на бок, не зная, должен ли он пойти к ней и попросить ее не уезжать или оставить все как есть.

— Броуди, я... я решила уехать сегодня утром. Я доберусь на машине до Калгари, а оттуда улечу первым же рейсом.

Уехать?

В кабинете зазвонил телефон, но он не обратил на него внимания

— Тебе незачем так спешить, — произнес Броуди, надеясь, что она не услышит панику в его голосе. Он был еще не готов с ней расстаться. Думал, что впереди у них будет целый день.

Телефон перестал звонить. Наверное, миссис Полсик сняла трубку.

— Уеду я днем раньше или днем позже — это никакой роли не играет. Условия сотрудничества мы уже обсудили, Наварро подтвердили свое согласие. Я здесь больше не нужна, — ответила Люси холодным тоном.

Броуди пристально посмотрел на нее. Ее взгляд был прикован к тарелке, но вместо того; чтобы есть, она для видимости гоняла по ней ломтики жареного картофеля.

— Останься, Люси, — попросил он. — Останься здесь.

В этот момент в кухню вошла миссис Полсик. Она выглядела растерянной.

— Люси, вас к телефону. Это он.

На мгновение Броуди встретился с девушкой взглядом, и ему показалась, что она обдумывает его предложение. Но Люси быстро отвернулась и спросила у миссис Полсик:

— Кто он?

— Король Александр.

Люси уронила вилку на тарелку.

— Скажите, что я сейчас занята и перезвоню ему позже

— Я уже сказала, что вы сейчас завтракаете, а он...— экономка запнулась.

— Что он сказал? — Броуди нахмурился. Это было так непохоже на миссис Пи! Эту практичную женщину не сбил бы с толку даже звонок Папы Римского.

— Он велел передать принцессе Лусиане, что хочет поговорить с ней прямо сейчас.

Он бросил взгляд на Люси. Ее лицо было белее мела. Слова повторялись у него в голове. Принцесса Лусиана. Люси Форнсворт. Принцесса Лусиана.

Люси встала из-за стола и, избегая его взгляда, быстро покинула кухню. Внезапно ему стало понятно каждое слово, сказанное ей за эти две недели, каждый ее поступок.

- Вы знали? — спросил Броуди у миссис Пи, когда за Люси закрылась дверь.

- Нет.

К горлу подступила тошнота, и он отодвинул тарелку.

- И ничего не подозревали?

- Абсолютно. Я принимала ее за ту, кем она представилась.

- Кем она притворялась, вы хотели сказать.

Миссис Полсик не ответила и начала собирать посуду.

- Что ты теперь будешь делать, Броуди? - спросила она его.

- То, что мне следовало сделать с самого начала, — ответил он и, покинув кухню, направился по коридору в сторону кабинета.


Положив трубку, Люси накрыла лоб ладонью. Ее отец даже не подозревал, что натворил. Он беспокоился о своей любимой лошади, которая сломала ногу. Ветеринар посоветовал ее усыпить, и Александр позвонил ей, чтобы посоветоваться. Она вздохнула. Ей было жаль лошадь, но, несмотря на привязанность отца к ней, подвергать старое животное мучениям было бы несправедливо. Поэтому Люси согласилась с мнением ветеринара.

Когда в кабинет вошел Броуди, она вздохнула. Ей предстоял трудный разговор.

- Может, поговорим позже? - устало произнесла она. - Я только что велела усыпить лошадь и не расположена сейчас к спорам.

— Очень жаль, потому что тебе в любом случае придется все мне объяснить.

— Ты не думаешь, что после вчерашней ночи...

— Ты лгала мне. Представлялась чужим именем.

— Это не совсем так, — поправила она его. — Да, я действительно Лусиана, принцесса Маразура, но в то же время я Люси Форнсворт, дочь Мэри Хелен Форнсворт из Вирджинии. Точнее, была ей до тех пор, пока несколько месяцев назад моя мать не сказала мне, кто мой отец.

— Понятно, - пробурчал он себе под нос.

Люси захотелось на него накричать, но она сдержалась.

- Я знала, что ты не поймешь, и не стала ничего тебе говорить.

— Вместо этого ты мне лгала. Притворялась той, кем не была на самом деле.

— Нет! — Люси резко поднялась из-за стола. — Ну как ты не можешь ничего понять! Я знаю, кто такая Люси, и не знаю, кто такая Лусиана. Приехав сюда, я воспользовалась возможностью снова побыть самой собой.

— Ты заверила меня в том, что ты всего лишь рядовая сотрудница Наварро. Когда я спросил тебя, как ты получила это место, ты сказала, что по дружеской протекции. Ты лгала, глядя мне в глаза, Люси, и это непростительно.

— Ну конечно, — язвительно бросила она, чувствуя, что начинает закипать. — Ты же у нас само совершенство, Броуди Гамильтон. Образец порядочности, пример для подражания. Человек, который все потерял, и вернул еще больше. Скажи мне, Броуди, неужели поначалу ты не совершал ошибок? Ты все потерял восемь лет назад, а я совсем недавно. Мне нужно время.

— Не надо. — Он сделал небрежный жест рукой. — Не надо все переворачивать с ног на голову. Я рассказал тебе все о себе и об этом месте, потому что ты вызывала у меня доверие. Ты его не оправдала. Тебе следовало с самого начала быть со мной откровенной.

Люси вышла из-за стола.

- Думаешь, я этого не знаю? Думаешь, не чувствую себя виноватой? Позволь мне все тебе объяснить, Броуди, и тогда ты сможешь судить меня сколько захочешь. — Она помедлила. — Мой отец встретил мою мать во время своей поездки, в Вирджинию и влюбился в нее. Он был молодым кронпринцем, но уже овдовел. Дома его ждали два маленьких сына. Моя мать чувствовала себя за ним как за каменной стеной. Они тайно поженились в Лас-Вегасе и провели несколько недель на «Тремблин Оук». Затем Александр вернулся в Маразур, чтобы сообщить родным о своей женитьбе. Но прежде чем он успел за ней послать, случилось невообразимое. Его отец неожиданно умер от инфаркта, и он унаследовал престол. Представь себе, какой бы разразился скандал, появись Александр на коронации с новоиспеченной американской женой. Да и моя мать не представляла себя в роли королевы. Она привыкла вести размеренную жизнь и боялась опозорить Александра. Он ее не винил. Выходя за него замуж, она не знала, что на нее будут возложены такие серьезные обязанности. Никто не предполагал, что его отец так рано умрет. Итак, за несколько дней до коронации она приехала в Маразур, и их брак был официально расторгнут.

— Он не знал о твоем существовании?

Люси покачала головой.

— Нет, и я тоже ничего о нем не знала до тех пор, пока доктора не сообщили моей матери, что ее опухоль неоперабельна. Она ни в чем не винила Александра. Сказала, что это был полностью ее выбор.

— И ты дала ей обещание.

— Да, она взяла с меня обещание дать Александру шанс. Разве я могла ей отказать, глядя в ее полные боли глаза? Так же, как и ты, я не могла нарушить свое слово. — Люси сделала небольшую передышку. По крайней мере, он ее слушает. Возможно, даже немного поймет. — И я поехала в Маразур. Еще никогда я не чувствовала себя так неуютно. Мои сводные братья были точными копиями Александра - высокие, смуглые, темноволосые. Я со своими рыжими волосами и бледной кожей рядом с ними выглядела существом с другой планеты. Они выросли в окружении слуг, а я привыкла есть на кухне. Александр не знал, что со мной делать, поэтому испытал облегчение, когда я вызвалась ехать сюда. Я решила во что бы то ни стало доказать ему, что хорошо знаю свою работу. — Она печально улыбнулась. - И тебе тоже. Доказать вам обоим, что Люси Форнсворт не пустое место. Поэтому я и скрыла свой титул.

Люси на мгновение закрыла глаза, затем снова открыла.

— Позволь мне кое о чем тебя спросить. Ты бы сам рассказал мне о Лизе, если бы я не спросила, кто разбил тебе сердце?

Лицо Броуди напряглось, и она поняла, каким будет ответ.

— Думаю, да. У меня нет никаких секретов. Я никогда не притворялся тем, кем не был на самом деле! — отрезал он, сделав шаг вперед.

— И все же это было твоим секретом. Ты уклонялся от ответа. Чем дольше ты отказывался, тем больше я убеждалась в том, что тебе больно об этом говорить. Даже если бы ты ничего мне не сказал, я бы не стала настаивать. У каждого есть право на свои секреты. Если бы не этот звонок, я бы продолжала молчать. Ты всегда считал, что я такая же, как твоя жена. И до сих пор так считаешь. Я вижу это по твоим глазам!

— Она действительно притворялась в своих корыстных целях.

Эти слова больно ее задели, поскольку в них была доля правды.

— Да, но ее мотивы отличались от моих.

Броуди отвернулся.

— Скажи, почему ты взял меня в Вэйдз-Батт, если считал меня такой же, как твоя жена? Я знаю, как много значит это место для твоей семьи.

— Я просто хотел побыть с тобой.

В ее сердце загорелась искра надежды, но тут же погасла, когда он произнес:

— Только оказалось, что я не знаю, с кем был.

В его голосе было столько боли, что она ощущала ее почти физически.

— Думаешь, я сама не страдаю из-за этого? Не испытываю чувства вины?

— Я ничего не думаю, — холодно ответил он.

У Люси чуть не подкосились колени, и ей пришлось опереться о стол.

— Мне нужно было выбраться из Маразура. Я там задыхалась. Эта поездка дала мне шанс снова стать собой. Я хотела, чтобы ты знал меня как Люси, а не дочь короля. Чтобы ты уважал мои знания и не считал избалованной богатой девочкой, для которой лошади всего лишь очередная прихоть. Не знаю, было наше сотрудничество успешным, если бы ты все знал с самого начала. Ты бы прежде всего видел во мне титул, а не человека. — Она перевела дух. Броуди молчал, и это было знаком согласия. — Но затем кое-что произошло. Между нами возникла привязанность. Рядом с тобой я чувствовала себя как дома. Но я не забывала ни на секунду, что эта привязанность невозможна, потому что я должна была уехать. Поэтому я дорожила каждой минутой, проведенной здесь, зная, что скоро мне придется вновь стать принцессой. Ты целовал меня, обнимал так, словно я была дражайшим сокровищем. Ты рассказал мне о своем отце, о ферме, и я поняла, что у нас родственные души. Но я знала, что, если открою тебе всю правду, эта гармония будет нарушена. Именно поэтому я молчала. А затем, когда мы танцевали с тобой под звездами, стало слишком поздно. Знаешь ли ты, что со мной творилось, Броуди? Я хотела, чтобы эти мгновения длились вечно, несмотря на то, что внутри меня снедало чувство вины! Тогда я сказала себе, что будет лучше, если я уеду и все это останется лишь прекрасным воспоминанием.

— Люси...

— Прошу тебя, не надо. — На ее глаза навернулись слезы. — Пожалуйста. Давай положим этому конец, пока мы не сделали друг другу еще больнее.

— Как я мог причинить тебе боль? — Его лицо было мрачным. — Ведь ты возвращаешься к своей жизни.

Люси закусила губу. Но моя жизнь здесь, с тобой, кричало ее сердце. Броуди отказывал ей в этой жизни. Все было именно так, как она и предполагала. За титулом он не видел женщины, с которой провел последние две недели. Он не любил

— Я не машина, — ее голос дрогнул. — У меня есть к тебе чувства. И я отказываюсь следовать примеру своей матери. Теперь я понимаю, почему из-за любви к Александру она больше никого себе не нашла. Мне больно от того, как ты сейчас на меня смотришь, И будет не менее больно, если я уеду и больше никогда тебя не увижу. По крайней мере, мне хватает честности в этом признаться.

— Что ты имеешь в виду?

Она заглянула ему прямо в глаза.

— Это не имеет значения. Ты не веришь в любовь.

Его рот приоткрылся.

— Ты этого даже не отрицаешь. Зачем тогда произносить это слово?

Его лицо было непроницаемым.

— Я с самого начала знал, что у нас с тобой ничего не выйдет. Ты бы все равно вернулась к своей

прежней жизни. Возможно, вчера ты была права, и мне действительно пора решить, чего я хочу.

Люси больше не могла это выносить. Еще немного—и она не выдержит, поэтому ей лучше уехать прямо сейчас. В Калгари у нее будет достаточно времени, чтобы поплакать в одиночестве.

Пройдя мимо Броуди, она открыла дверь.

— Если я хоть что-то для тебя значу, позволь мне уехать сейчас.

Одна ее часть хотела поскорее убежать от боли и обиды, другая — чтобы он ее остановил и попросил остаться.

Но он не пошел за ней, даже не окликнул. Глотая слезы, Люси поднялась наверх и, взяв свои чемоданы, отнесла их в машину. Пристегнувшись, она тупо уставилась на GPS-навигатор. На этот раз он ей не понадобится. Она прекрасно знает дорогу.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Люси посмотрела на свое отражение в зеркале. В последний раз она так тщательно наряжалась, когда готовилась к празднику на «Прейри Роуз». Сейчас на ней было пышное платье без бретелек, сшитое специально для бала. Представить ее обществу в день ее рождения было идеей короля Александра. После ее возвращения из Канады они стали ближе друг другу. Он очень ее поддержал, когда она рассказала ему о своих отношениях с Броуди, и благодаря проделанной ею работе наконец увидел в ней профессионала.

Она не нервничала, но в то же время не испытывала особой радости.

В дверь постучали. Должно быть, одна из горничных. Они целый день суетились вокруг нее.

— Войдите, — крикнула она, и в следующую секунду на пороге показался ее сводный брат Рауль, ослепительно красивый в своем смокинге.

Рауль ей нравился, несмотря на то, что не всегда был до конца с ней откровенен. Он протянул ей обтянутую бархатом коробочку.

— С днем рождения. Это тебе.

Она взяла у него коробочку.

— Мне открыть сейчас?

— Да, пожалуйста.

Положив коробочку на стол, она приподняла крышку. Внутри оказалась диадема, инкрустированная бриллиантами.

— Она принадлежала моей матери, — мягко сказал он. — Она надевала ее на торжественные мероприятия.

Люси понимала, что означал этот жест.

— О Рауль, она прекрасна, но, право, не стоило.

— Мы хотим, чтобы она принадлежала тебе, Люси. Теперь ты член нашей семьи, — торжественно произнес он. - Теперь Диего больше не будет докучать отцу дурацкими просьбами подарить ему маленькую сестренку.

Люси рассмеялась. Двадцатишестилетний Диего был неисправимым шутником, и с ним было намного легче общаться, чем с серьезным Раулем.

— Не поможешь мне?

Он взял у нее из рук изящную диадему и надел ей на голову.

— Не знаю, что ярче, бриллианты или твои волосы, сестренка.

Она порывисто обняла его.

— Спасибо тебе, Рауль.

Отстранившись, он поклонился ей.

— Я знаю, первый танец папин, но мне бы тоже хотелось сегодня с тобой потанцевать.

— Разумеется, Рауль, я потанцую с тобой.

Когда брат ушел, она села на кровать и прижала ладонь к груди. Единственное, чего ей сейчас не хватало, это Броуди и «Прейри Роуз». Но она не могла находиться одновременно в двух местах.

Надев туфли, она покинула свою комнату.

Отец ждал ее снаружи у двери, и они под руку спустились вниз по лестнице и дошли до бального зала.

— С днем рождения, Лусиана, - тихо сказал он, затем кивнул лакеям, и они распахнули двери.

Люси помнила только, что ее объявили как Лусиану Наварро, принцессу Маразура. Все происходящее казалось ей нереальным. Она словно не принимала участия в событиях, а наблюдала за всем со стороны.

Она вернулась к реальности лишь в тот момент, когда король Александр подошел к ней и сказал:

— Сейчас начнутся танцы.

Он сделал знак оркестру и, взяв ее руку в свою, поднес к губам и повел дочь на танцпол.

Затем пришла очередь Рауля и Диего, который отпустил шутку в адрес ее волос. Она успела перетанцевать с главами все влиятельнейших семейств Европы, прежде чем снова вернулась к отцу.

— Ты устала? — спросил он, когда их вальс подходил к концу.

— Немного.

Он улыбнулся ей.

— Думаешь, твои ноги выдержат еще один танец?

— Да, но почему...

Его улыбка стала какой-то загадочной.

— Только что прибыл твой главный подарок.

Он развернул ее лицом к дверям. Броуди.

Ее сердце замерло. Он здесь. В Маразуре. Стоит в смокинге в двадцати футах от нее. Его глаза блестят. И неизменная ковбойская шляпа отсутствует

Александр слегка пожал ее руку.

— Если у тебя есть выбор, дорогая, всегда следует его делать в пользу любви.

С этими словами он отпустил ее и удалился

Все ее существо хотело броситься к нему, но она сдержалась и ждала его до тех пор, пока он к ней не подошел сам. Они стояли посреди зала. За ними наблюдали триста пар глаз.

В следующий момент оркестр заиграл «Позволь мне называть тебя "любимая"», и Броуди, не сказав ни слова, положил руки ей на талию и закружил в ритме вальса.

Это был поистине великий день. Ее сердце переполняла радость. Люси пристально смотрела в глаза Броуди, не в силах оторваться от того, что там увидела.

- Для полного счастья мне не хватало только этого, — прошептала она.

- Чего?

- Тебя.

На мгновение его взгляд задержался на ее губах.

- Где ты научилась так хорошо танцевать? — спросил он.

- У меня была отличная практика на «Прейри Роуз», — улыбнулась она.

Когда отыграли последние аккорды, Броуди поклонился, а Люси сделала реверанс. Затем он взял ее за руку, и они прошли на балкон.

- Здесь пахнет по-другому, - сказал Броуди, глубоко вдыхая свежий воздух.

- Это океан. Это Европа. - Она рассмеялась. - Я понятия не имела, что ты собираешься приехать.

- Его Величество пригласил меня.

- Я так и поняла.

Несмотря на темноту, она знала, что Броуди улыбается.

- Тон, которым разговаривал со мной этот человек, по эффективности можно сравнить с дробовиком.

Представив себе короля Александра в костюме от кутюр и с дробовиком в руках, она не смогла удержаться от смеха.

- Неужели все было настолько плохо?

- Наш телефонный разговор напоминал допрос с пристрастием.

Люси накрыла рот ладонью.

- Что он тебе сказал?

- Ничего такого, чего бы я уже не знал.

— Например?

Он подошел к ней и слегка приподнял ее подбородок.

— Например, что я полный идиот.

— Какой точный выстрел.

По правде говоря, я собрался приехать еще до того, как он позвонил. Я должен был приехать. — Он провел кончиком большого пальца по ее щеке. - Должен был все исправить. Ты знаешь, как ты сегодня прекрасна?

— Неудивительно. Вокруг меня сегодня целый день вертелось полдюжины служанок.

— Не смей так говорить, — возразил он. — Дело тут не в наряде принцессы. Ты была не менее прекрасна в тот день, когда мы ездили к дому из дерна.

Люси была потрясена. Не менее прекрасна? Да она же была вся в пыли, и нос у нее покраснел на солнце.

— Но на мне были старые джинсы и футболка.

— И ты была самой красивой женщиной, которую я когда-либо видел.

— О Броуди...

— Ты, моя дикая роза, совсем не похожая на те, что продаются в магазинах. Ты проще, сильнее, красивее.

— Ты правда так думаешь?

— Ну разумеется. Прости меня, — серьезно сказал он. — Прости, что переложил всю вину на тебя. В то утро я ужасно разозлился. Все, что ты сказала, было правдой, а я был слишком горд, чтобы это признать.

— Не знаю, что и сказать.

Легкий бриз взъерошил ему волосы и принес с собой аромат садовых цветов.

- Ты уже высказалась, - произнес Броуди. - Теперь моя очередь. Вот что я хочу тебе сказать. Позволить тебе уехать было большой ошибкой, Люси Форнсворт. Или принцесса Лусиана. Как мне тебя называть?

Она провела ладонью в атласной перчатке по его щеке.

— «Любимая» меня вполне устроит.

— Любимая.

— Прости меня, Броуди, за все, что произошло на ферме. Я не хотела причинить тебе боль.

— Теперь я это понимаю.

Ничто сейчас не могло бы доставить ей большего удовольствия, чем его поцелуй. Каждая клеточка ее тела затрепетала в ожидании. Когда их губы соприкоснулись, Маразур и «Прейри Роуз» перестали иметь для них значение. Ее дом был в объятиях Броуди Гамильтона, который целовал ее так, словно в следующую минуту наступит конец света.

- Ты настоящая принцесса, - прошептал он, немного отдышавшись. — У тебя даже есть диадема.

- Мне ее сегодня подарил мой сводный брат Рауль. Она принадлежала его матери, — с улыбкой ответила Люси. - Они с Диего приняли меня как сестру. Благодаря тебе и твоему отношению к семье я поняла, что должна дать королю Александру шанс. Раньше я на него злилась, а теперь у меня есть семья, которая любит и поддерживает меня. Это так здорово.

- Вижу, ты счастлива.

В его словах слышалась грусть, и Люси, похоже, знала ее причину.

- Да, я довольна. Это больше, чем я могла ожидать.

К ее удивлению, Броуди подошел к каменной балюстраде и оглядел двор.

- Подумать только. Я нахожусь в королевском дворце в Европе.

- Непривычно, правда? - улыбнулась Люси.

- Я сказал себе, что будет лучше тебя отпустить, позволить тебе идти своим собственным путем. Но глядя на тебя теперь, я понимаю, что был не прав. Ты не та Люси, которую я знал, и в то же время она.

- Может, ты наконец скажешь мне, куда ты клонишь?

- Я смотрю на тебя, Люси, и даже сейчас вижу ту девушку, которая спорила с моими людьми из-за Притти. Ту девушку, которую я целовал в Вэйдз-Батт. Ту, с которой я хотел заняться любовью после танцев. Я не понимаю, как это возможно, потому что все еще не уверен в том, что она существует. Все, что ты мне сказала в то утро про Лизу, было правдой, и я в глубине души понял, что мы с тобой очень похожи. Мы хотим одного и того же... Чтобы кто-то нас любил, даже если мы им этого и не позволяем... Я люблю тебя, Люси. Получится ли что-нибудь из этого или нет, но ты должна знать. Я больше не боюсь своих чувств. Боюсь только, что они безответны.

Тогда Люси сделала то, о чем мечтала с того самого момента, как увидела его. Бросилась в его объятия и обвила руками его шею.

— Разумеется, я тебя люблю! Иначе из-за чего, по-твоему, последние полтора месяца я была как на иголках? - На ее глаза навернулись слезы. - Я думала, ты не веришь в любовь.

— Я и не верил, но произошло нечто удивительное. Я поверил в тебя.

— Это неправда.

Броуди крепче обнял ее за талию.

— Чистая правда. Именно поэтому, когда ты сказала мне правду, я почувствовал себя так, словно земля ушла у меня из-под ног.

— Я поняла, что люблю тебя, после нашей поездки в Вэйдз-Батт.

Он слегка отстранился и заглянул ей в глаза.

— Уже тогда?

Люси кивнула.

— Да. Я понимала, что, если признаюсь тебе, ты меня возненавидишь. Я бы этого не вынесла. В то утро перед моим отъездом ты так на меня смотрел... Я подумала, что ты меня презираешь, и это разбило мне сердце.

— Обещаю, что больше никогда не причиню тебе боль.

Они долго стояли обнявшись, словно остальной мир перестал для них существовать. Но вместе с вечерней прохладой подкралась реальность.

— Нам все еще нужно обсудить один серьезный вопрос, — неожиданно сказал Броуди.

У Люси появилось нехорошее предчувствие. Нет, он не может после всего этого просто взять и уехать. Но затем она подумала о своих родителях. Они любили друг друга, но их жизни были настолько разными, что они не смогли найти точек соприкосновения.

- Что мы будем делать? - прошептала она. - Я знаю, что ты никогда не оставишь ранчо, и не стала бы тебя об этом просить.

- Ты - принцесса, я фермер. Наши миры слишком разные.

Люси наклонила голову набок и посмотрела на него.

- Не совсем. Будь это так, я бы никогда не оказалась на «Прейри Роуз».

Броуди пронзил ее взглядом.

- Верно. - Немного помолчав, он добавил: - Здесь ты только что обрела семью, которая тебя любит. Было бы несправедливо просить тебя ее оставить.

Снова молчание. Тишину нарушали только голоса и смех, доносящиеся из зала.

- К тому же мы оба связаны обещаниями, которые дали своим родным.

Вдруг Люси, к своему собственному удивлению, решительно произнесла:

- Знаешь, что посоветовал, мне мой отец, когда ты появился? Он сказал, что если есть выбор, его всегда нужно делать в пользу любви

- Хороший совет, — мягко сказал Броуди.

- Броуди, я...

- Нет, Люси, теперь моя очередь.

С этими словами он опустился на колено, стянул с ее левой руки перчатку и, достав из кармана кольцо, надел ей на палец.

- Выходи за меня замуж, Люси. Думаю, тебе придется это сделать, потому что я не могу без тебя жить.

Она потянула его за руку. Когда он поднялся, она взяла в ладони его лицо

- Ты умеешь заставить поволноваться! - рассмеялась Люси. - Да, я выйду за тебя замуж! Разве я тебе не говорила, что чувствую себя на «Прейри Роуз» как дома? Мой дом там, где ты, Броуди. Я не хочу повторить ошибку своей матери, которая отказалась от любимого человека. Обещаю, что никогда этого не сделаю.

- Но ведь твои родные здесь...

- Мы будем навещать их в каникулы. Как ты относишься к тому факту, что станешь зятем одного из крупнейших конезаводчиков Европы?

- Отлично.

Она встала на цыпочки и крепко его поцеловала.

- Нужно сообщить папе. Он очень обрадуется. Пойдем. - Она взяла его за руку и потащила к балконной двери.

Но Броуди остановил ее.

- Люси, ты должна знать, что я сделал тебе предложение вовсе не поэтому.

- Я знаю. - Люси сняла вторую перчатку и положила вместе с первой на край вазона с цветами. — Я верю тебе.

Тогда он подхватил ее на руки и понес обратно в зал.

- Представляешь, как повезет королю Александру, если мы сообщим всем сейчас? - усмехнулась она. - Он сможет сэкономить на празднике в честь нашей помолвки.

1

Провинция Канады

(обратно)

2

Мера длины, равная четырем дюймам

(обратно)

3

Дом, сложенный из пластов дерма, с земляным полом. Дома такого типа строились поселенцами в начальный период освоения североамериканских земель.

(обратно)

4

Религиозная община в Северной Америке.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • *** Примечания ***