КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420347 томов
Объем библиотеки - 568 Гб.
Всего авторов - 200607
Пользователей - 95537

Впечатления

nga_rang про Лойко: Аэропорт (О войне)

Нормальная книга. Пропаганды нет. У меня товарищ в ДАПе побывал. Рассказывал и про РФскую спецуру, и про трофейные калаши сотой серии, и про зажареных в подземных коммуникациях чеченцев. Для этих засранцев там вообще климат неподходящий был. Обстрелы артилерией из жилых кварталов, из какой-то толи церкви, толи монастыря, толи приюта содомитов московского патриархата. Спрашивайте у тех, кто через это прошёл, они больше знают чем остальные.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Стриковская: Тело архимага (Фэнтези)

сюжет интересный, но уж больно героев потрепало, хоть и прекрасно закончилось, поэтому моя личная оценка "хорошо".
любителям незакрученных в разваренную сосиську детективных историй - вэлком.)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Снежная: Свет утренней звезды (Любовная фантастика)

она, ггня, бежит так быстро, что лес сбоку смывается в ровно серое.
я онемел. это с какой же скоростью надо БЕЖАТЬ (!), чтобы деревья слились? ни на машине, ни на самолёте - НЕТ такой скорости!
и, пока она бежит, ей "мама говорит"! не кричит громко, не бежит рядом, потому что, когда окружающее сливается, то бежать-то надо быстрее скорости звука! а мать её ей - "говорит"!
афторша, чем колетесь?
и знаете, что говорит мама? что коххары приедут, а твоя морда выглядит, как у сарны. всё всем понятно? прямо первым предложением в "шедевре" это и идёт: про коххаров (это кто???) и сарн (а что что???).
и тут, психушка-ггня понеслась ЕЩЁ БЫСТРЕЕ! гиперзвуком, что ли?
а я файл закрыл. душевное здоровье важнее, нечего тратить время: искать логику в фантазиях больных, своя крыша уедет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Лойко: Аэропорт (О войне)

Весьма спорно. И насчёт стойких киборгов, и насчёт орков...
Спрашивайте у донецких, донецкие чуть больше знают, чем все остальные.
В целом - пропагандонская херня.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
кирилл789 про Стриковская: Практикум для теоретика (Фэнтези)

шикарно.)
кстати, коллеги, каждая книга серии - закончена (ну, кроме девушки с конфетами)).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Сергиенко: Невеста лорда Орвуда (СИ) (Любовная фантастика)

Какая то бестолковая книга, зачем я взялась ее читать??
Ведь одну книгу этой аффорши уже удалила, но нет, взялась за эту, думала может что-то хорошее в этой.. Ошиблась. Совершенная размазня и какая то забитая ГГ, проучившаяся в академии магии, на минуточку, 7 лет ведет себя , как жертвенный баран.
Магиня с дипломом, ага, ага , куда поведут, туда и пойду.
ГГ невнятные, подруга ГГ – вообще неадекват. ГГ – сам по моему не знает, чего хочет. Аффтора себе в бан, писанину – в топку.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Снежная: Хозяйка хрустальной гряды (Любовная фантастика)

Согласна полностью с кирилл789 , читать ЭТО не смогла, удалила сразу же..

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Поцелуй в дождливый день (fb2)

- Поцелуй в дождливый день (пер. В. Зеньковский) (и.с. Любовный роман (Радуга)-235) 242 Кб, 116с. (скачать fb2) - Дебби Макомбер

Настройки текста:



Дебби Макомбер Поцелуй в дождливый день

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Сюзанна Симмонс чувствовала, что катастрофа неминуема. Выходные грозили обернуться настоящим кошмаром. И все из-за ее сестры, Эмили.

— Эмили, я не знаю, смогу ли, справлюсь ли, — из последних сил пыталась защититься Сюзанна, хотя поняла, что уже уступила настойчивой просьбе сестры взять на выходные ее девятимесячную дочурку Мишель.

И действительно, она практически ничего о детях не знает. Ей двадцать восемь лет, она преуспевающая деловая женщина, специалист по маркетингу спортивных товаров, интересуется только своей карьерой. Она отлично владеет навыками по ведению деловых переговоров, по изучению рынка сбыта, по психологии массового покупателя, по улаживанию производственных конфликтов, но ничего не знает о маленьких детях, хотя они ей очень нравятся. И Мишель ей, конечно, тоже очень нравится.

— Эмили! Что мне известно о детях? О пеленках, о детском питании? — выдвигала аргумент за аргументом Сюзанна.

Просто удивительно, как у одних родителей могли появиться на свет столь противоположные по характеру девочки! Ее сестра, Эмили, — пример идеальной домохозяйки. Целыми днями вертится у плиты: жарит, парит, готовит. Стирает белье и развешивает его на веревке во дворе даже зимой. Она выписывает и тщательно изучает журналы по садоводству и разбила восхитительный сад с огородом под окнами своего дома. Чего она там только не выращивает!

Сюзанну же совершенно не интересует эта сторона жизни. Она считает, что посвятить себя домашнему хозяйству — значит просто совершить акт медленного самоубийства. Сюзанна мечтает стать вице-президентом фирмы «Эйч энд Джей Лайма», самой большой в стране фирмы по продаже спорттоваров.

Сюзанна уже добилась определенного успеха. Ее имя часто фигурирует в деловой хронике, характеризующей ее как напористого, преданного делу, компетентного специалиста. Но для Эмили Сюзанна прежде всего сестра. И к кому же ей еще обратиться в трудную минуту, как не к сестре!

— Сюзанна, я бы никогда не попросила тебя, не будь в этом такой необходимости, — взволнованно говорила Эмили.

Сюзанна почувствовала, что готова сдаться. Как-никак Эмили была ее младшей сестрой, и Сюзанна с детства привыкла заботиться о ней. Она попыталась выдвинуть последний аргумент.

— Может быть, найдется кто-нибудь, лучше знающий детей? Профессиональная няня, например? — со слабой надеждой в голосе произнесла Сюзанна.

— Я обзвонила все возможные конторы, но именно на эти дни не оказалось ни одной свободной няни. Я не знаю, что мне делать, если ты не возьмешь Мишель! — в отчаянии воскликнула Эмили. — Если мы не поедем на эти выходные вдвоем с Робертом отдохнуть, он бросит меня.

— Что ты сказала? — удивилась Сюзанна. Роберт был воплощенной добродетелью и даже внешне походил на Авраама Линкольна. — Не могу в это поверить!

— К сожалению, это так. Он требует к себе внимания. Говорит, что я слишком много времени провожу с Мишель. — Она умолкла, и Сюзанна услышала всхлипывания.

— Я помню, Роберт говорил, что хочет шестерых детей, — сказала Сюзанна.

— Хочет. Вернее, хотел, — сквозь всхлипывания проговорила Эмили.

— Ну успокойся, Эмили! Может быть, ты неправильно поняла Роберта, и он вовсе не собирается бросать вас.

— Нет, это было сказано вполне серьезно. Сейчас Роберт уже укладывает чемоданы. Он говорит, если я не поеду на этот уик-энд с ним в Сан-Франциско, он поедет туда один. Роберт собрал все свои вещи, и я боюсь, что он может не вернуться.

Сюзанна чувствовала себя в положении мыши в мышеловке, которая вот-вот захлопнется.

Эмили еще раз всхлипнула.

— Мы возвратимся в Сиэтл в воскресенье днем. У Роберта дела в Сан-Франциско, в субботу утром, и весь остаток уик-энда наш. Мы так давно не были вдвоем… — умоляюще простонала Эмили. — Пожалуйста, Сюзанна!

Сюзанна закрыла глаза, мысленно прикидывая: два дня и две ночи.

— Хорошо, привозите Мишель, — наконец решилась она. И мышеловка захлопнулась.

Когда Эмили, Роберт и Мишель появились в квартире Сюзанны, началось что-то невообразимое. Мишель разревелась. Эмили пыталась оторвать от себя плачущего ребенка, Роберт со стуком сбрасывал с себя всевозможные и, казалось, бесчисленные сумочки, баульчики, чемоданчики, в которых были, по-видимому, принадлежности для обеспечения жизнедеятельности Мишель. Эмили энергично объясняла, в какой сумочке, в каком сверточке лежит нужная вещь на случай, если Мишель вдруг что-то понадобится.

Когда Эмили с мужем ушли, Сюзанна так и застыла посреди комнаты с Мишель на руках. Девочка испуганными глазами смотрела на дверь и собиралась с силами для следующего вопля, мощности которого позавидовал бы Тарзан.

— Шшшш, — безуспешно пыталась успокоить ее Сюзанна. Эмили сообщила все о сыпи, коликах в животике, дизентерии, но не сказала, как заставить ребенка не плакать.

Сюзанна вспомнила о пункте договора, когда она въезжала в эту квартиру: «запрещается иметь животных и грудных детей». Если Мишель будет так орать и дальше, то у Сюзанны могут быть крупные неприятности.

Мишель безостановочно орала уже пять минут. Сюзанна удивлялась, откуда она берет воздух для крика. Ведь для этого надо хоть на секунду замолчать и вздохнуть.

Сюзанна попробовала заговорить с Мишель:

— Привет, Мишель. Ты помнишь меня? Я твоя тетя, я хороший специалист по маркетингу.

Мишель посмотрела на нее, замолчала, набрала наконец воздуха в легкие и заорала пуще прежнего. Теперь она не отрываясь смотрела на дверь, как бы ожидая, что криком может вернуть Эмили.

Прошло десять минут, как Сюзанна пыталась успокоить Мишель. Десять минут! У Сюзанны уже возникли бредовые идеи. А не позвонить ли в Организацию защиты бездомных детей и заявить, что незнакомец подбросил ей под дверь кричащего младенца?

— Мама скоро придет, — решилась соврать Сюзанна. Но Мишель не поверила, будто знала, что это неправда. В ответ она закричала еще громче. Сюзанне показалось, что у нее в серванте начали трескаться бокалы.

Неожиданно Сюзанне пришла в голову мысль спеть колыбельную. Но беда в том, что она не знала ни одной колыбельной. Она также не знала ни одного современного шлягера. Единственное, что она помнила, — это рождественские песнопения. Но они явно не годились. На дворе стоял теплый сентябрь.

Тогда Сюзанна решила подкупить Мишель, посулив ей очень выгодные облигации, потом — несколько современных компьютеров. Все было бесполезно. Мишель продолжала отчаянно кричать.

— Да, ты крепкий орешек, Мишель Маргарет Дэвидсон! — пробормотала Сюзанна и решила снова вернуться к песням. Вернее, к пению. Поскольку ничего определенного она не могла вспомнить, то просто напевала, по возможности громко, чтобы Мишель все-таки могла ее услышать за своим криком.

Так продолжалось несколько минут, и Сюзанне показалось, что Мишель начинает сдаваться. И именно в этот момент в дверь позвонили.

Сюзанна и Мишель умолкли одновременно. Они посмотрели друг на друга, каждая думая о своем: Мишель — надо полагать — о возвращении своей мамы, Сюзанна — о коменданте, которому, наверное, уже нажаловались соседи.

Сюзанна с Мишель на руках подошла к двери. Она решила рассказать все как есть и отдать себя на его милость.

Сюзанна открыла дверь и увидела не коменданта, а своего соседа, и вид у него был весьма недовольный.

— Плач ребенка я еще могу вынести, но ваше пение… — он красноречиво развел руками.

— А вы щедры на комплименты, — проворчала Сюзанна.

— Ребенка, наверное, что-то тревожит? — продолжал сосед.

— Какая наблюдательность!

— Ну так сделайте что-нибудь!

— А я чем, по-вашему, занимаюсь! — Мишель уткнулась Сюзанне в грудь и начала всхлипывать. — Я предложила ей все, что у меня есть, но она оказалась неподкупной.

— А поесть вы ей не предлагали? — спросил догадливый сосед.

Об этом Сюзанна не подумала. Эмили сказала, что кормила ее, но Сюзанна что-то смутно помнила о бутылочке.

— Ребенок, наверное, умирает с голоду, а вы ему предлагаете компьютер! — продолжал сосед.

— Бутылочка должна быть где-то здесь, — и Сюзанна показала рукой на груды сумочек и сверточков, оставленных Робертом посреди комнаты.

— Вы держите ребенка, а я поищу, — распорядился сосед.

Без лишних церемоний он направился в комнату и приступил к поискам бутылочки.

— О! Хлопчатобумажные пеленки! — удивился он. — Не ожидал, что ими кто-нибудь сейчас пользуется!

— Моя сестра не доверяет одноразовым.

— Мудрая женщина.

Наконец он нашел, что искал, и протянул пластиковую бутылочку Сюзанне.

— А разве ее не надо подогреть? — спросила Сюзанна, смутно вспоминая наставления Эмили.

— Она и так комнатной температуры. А потом, вы настолько заморили ребенка голодом, что он ничего не заметит, — резонно возразил сосед.

— Она. Это девочка. Мишель, — пробормотала Сюзанна, беря бутылочку и поднося ее к розовым губкам Мишель. Почувствовав, что ее законное требование наконец удовлетворено, Мишель вцепилась в бутылочку обеими руками и начала жадно сосать.

Впервые с того момента, когда Эмили и Роберт ушли, в квартире Сюзанны воцарилась тишина. Какое блаженство! Как мало человеку надо.

— Может, вы все-таки присядете? — осведомился сосед.

Сюзанна осторожно, чтобы, не дай Бог, не нарушить хрупкую тишину, присела на диван.

— Вот, так-то лучше, — одобрительно заявил сосед, сдвинув бейсболку на макушку. Сюзанна подняла глаза и впервые обратила внимание на его внешность.

Он был красив. Тот тип мужчин, которые обычно нравятся женщинам. Голубые, немного озорные, умные глаза. Лицо загорелое, загар явно естественного происхождения, а не от кварцевания, из чего Сюзанна сделала вывод, что он много времени проводит на открытом воздухе, а следовательно, не работает. Во всяком случае, не просиживает целые дни в офисе, как она. Вспоминая их предыдущие случайные встречи, она сочла, что ее сосед вообще нигде не работает. Об этом свидетельствовали его небрежная полудомашняя одежда и то, что он, казалось, никогда никуда не торопится. Но поскольку этот человек может себе позволить жить в таком дорогом доме, значит, деньги у него есть. Может быть, он их заработал, может быть, унаследовал.

— Я думаю, самое время представиться, — произнес он, присаживаясь на стул напротив Сюзанны. — Нэт Таунсенд.

— Сюзанна Симмонс, — ответила Сюзанна, протягивая свободную руку для рукопожатия. — Вы уж извините за причиненное вам неудобство. Это моя племянница. Меня попросили посидеть с ней в эти выходные.

— В эти выходные! — воскликнул Нэт. В его голосе слышалось отчаяние.

— Да. Два дня и две ночи, — произнесла Сюзанна. Ей казалось, что это целая вечность. — Сестра с мужем решили устроить себе второй медовый месяц. Обычно наши родители выручают ее в таких случаях. Но в эти дни они, к сожалению, гостят у своих друзей во Флориде.

— Вы, должно быть, очень чуткий и добрый человек, раз согласились ради других людей на такое испытание, — оценил ее поступок Нэт.

Сюзанна горестно вздохнула.

— Поддержите ей спинку, — посоветовал Нэт.

Сюзанна попыталась это сделать, но у нее все выходило как-то неуклюже. Как будто ее вытолкали на сцену перед битком набитым залом и тут же без подготовки потребовали исполнить «Умирающего лебедя» Сен-Санса.

Нэт заметил ее неловкость и посоветовал:

— Да вы расслабьтесь!

— Я пытаюсь, но ничего не получается. Я впервые с таким маленьким ребенком наедине. По-видимому, мне самой природой не предназначено быть матерью, — огорченно заключила Сюзанна.

— Ничего страшного. Расслабьте мышцы, — продолжал инструктировать ее Нэт.

— Если считаете, что у вас выйдет лучше, пожалуйста, кормите сами, — предложила Сюзанна.

— Нет-нет. Все нормально, только вы излишне стараетесь. Делайте так, как делаете обычное будничное дело. Кстати, а сами-то вы, часом, не голодны? — поинтересовался Нэт.

— С чего это вы взяли?

— Да так, показалось.

— Нет. Я не голодна, — неуверенно ответила Сюзанна.

— А я думаю, что вы все-таки голодны. — И Нэт, как у себя дома, направился на кухню. — Будете чувствовать себя намного лучше, если немного подкрепитесь.

Судя по создаваемому им шуму, Нэт открыл холодильник.

— Послушайте. Вы не должны так запросто расхаживать по моей квартире и заглядывать, куда вам захочется! — решительным тоном запротестовала Сюзанна. Она встала и вместе с Мишель, все еще сосавшей бутылочку, направилась в кухню.

— А известно ли вам, — послышался от холодильника его голос с интонациями ученого, совершившего небывалое открытие, — что ничего, кроме полупустой бутылки с газированной водой и банки уксуса, в холодильнике нет?

— Я уже все съела.

— Понимаю, — Нэт оценивающе оглядел ее с головы до ног.

В этот момент Мишель выпустила из ручек бутылочку, и ее глазки сами собой закрылись.

Бедняжка, подумала Сюзанна. Утомилась.

Да Сюзанна и сама чувствовала себя измученной, а было только семь вечера и была всего лишь пятница. Уик-энд только начинался.

Но как бы то ни было, Сюзанне, хотя и не без посторонней помощи, удалось успокоить Мишель, и это была настоящая победа.

— Что ж, великолепно! — одобрил ее Нэт.

Сюзанна опустила глаза. Она чувствовала, что Нэт разглядывает ее. Ей никогда не нравились эти мужские изучающие взгляды, будто мужчины, по крайней мере иные из них, обладают способностью по внешности доподлинно узнать истинный характер женщины.

Сюзанна знала все достоинства и недостатки своей внешности. У нее были темные, глубоко посаженные глаза, в результате чего скулы сильно выдавались вперед. Нос прямой, губы полные, и если смотреть в профиль, то очень походит на греческий. Она не считала себя красивой. Интересной — может быть.

Ее размышления были прерваны Мишель, которая, что-то весело бормоча, запустила свою маленькую ручку Сюзанне в волосы. Каким-то образом малышке удалось выдернуть заколки, и волосы упали ее тете на плечи.

То, как она выглядит, было для Сюзанны очень важно. Она всегда следила за прической, тщательно подбирала костюм, блузки. И сейчас подсознательно почувствовала несоответствие между распущенными волосами и деловым костюмом за двести долларов.

— Честно говоря, я искал случая познакомиться с вами, но вы так редко бываете дома, что счел это дело безнадежным, — сказал Нэт.

— Я часто остаюсь на работе сверхурочно, — пояснила Сюзанна. Действительно, она часто засиживалась на работе допоздна и даже брала домой кое-какие документы. Она была целеустремленным, работоспособным и преданным служащим. Нэт же в отличие от нее не обладал, казалось, ни одним из этих качеств. Она полагала, что для ее соседа все в этой жизни просто. Ему, очевидно, не приходилось надрываться на работе, чтобы добиться жизненного успеха. И какой у него вид! Эта легкомысленная бейсболка, футболка, джинсы, кроссовки. У него, наверное, вообще нет элегантного костюма.

Несмотря на это, он выглядит весьма приятно, открыт и дружелюбен, хотя немного простодушен и наивен. Вот амбициозным его уж точно никак нельзя назвать.

— Я тоже рада, что мы наконец смогли познакомиться, — произнесла после продолжительной паузы Сюзанна. — Я ценю вашу помощь и поддержку, но, как вы сами заметили, я хорошо со всем справляюсь сама.

— Я сказал неправду.

— Зачем?

— Чтобы вас немного поддержать морально и придать уверенности в себе, — объяснил Нэт.

— Я не нуждаюсь в вашей моральной поддержке, — отрезала Сюзанна.

— Вы, может быть, и не нуждаетесь, а вот Мишель — другое дело. Бедняжка умирала с голода, а вы даже и не подозревали этого.

— Я бы в конце концов сама догадалась, — недовольная его критическим тоном, ответила Сюзанна.

Нэт посмотрел на нее так, будто сомневался в ее умственных способностях. Это крайне возмутило Сюзанну, и она направилась к входной двери.

— Еще раз спасибо за неоценимую помощь. — И она открыла дверь. — Но, как вы видите, теперь все под контролем.

— Если вы так считаете… — И Нэт, усмехнувшись, вышел.

Сюзанна с силой захлопнула дверь, чувствуя облегчение.

Через несколько минут Сюзанна услышала звуки итальянской оперы, доносящиеся из-за стены со стороны квартиры Нэта. Она тут же вспомнила об итальянской кухне, поклонницей которой была. Перед ее мысленным взором проплыли большие душистые порции лоснящихся от масла и соуса спагетти, посыпанных мелко натертым сыром, и ей страшно захотелось есть.

— Мишель, — сказала она серьезно, — твоей тете тоже, как и тебе, надо время от времени что-то кушать.

Без проблем собрав высокое детское креслице и усадив в него успокоившуюся Мишель, Сюзанна открыла холодильник. Кроме того, что видел Нэт, в морозилке у нее было припрятано еще кое-что. Некое мексиканское блюдо в замороженном виде. Не зная, что это такое, Сюзанна попыталась прочесть название, явно взятое из древнего языка майя. Заподозрив, что еде столько же лет, она повертела коробочку в руках, пытаясь найти фотографию или хотя бы изображение этого блюда. Увидев, она ужаснулась и тут же водворила коробку обратно в морозильник на случай, если когда-нибудь кого-нибудь надо будет испугать.

Мишель, казалось, была совершенно согласна с ее решением и радостно захлопала в ладоши.

— Да, в чем-то Нэт был прав, — призналась Сюзанна ребенку. — Но ему не следовало этого говорить столь высокомерным тоном.

Мишель снова захлопала в ладоши.

Классическая итальянская музыка, доносившаяся из-за стенки, стала тише, и Сюзанна открыла балконную дверь, чтобы лучше слышать. Их балконы разделяла всего лишь перегородка, и Сюзанна могла кроме прекрасной музыки еще уловить не менее прекрасный аромат еды. Тоже, кажется, итальянской.

— Мишель! По-моему, он готовит спагетти или лазанью! — воскликнула Сюзанна. Ее желудок отреагировал, но мозг знал, что ничего, кроме археологического экспоната из истории древней Мексики, в холодильнике не обнаружить.

А тем временем в кухню проникли запахи чесночного соуса. Сюзанна с жадностью вдохнула этот аппетитный аромат.

— О, Мишель! Это нечто божественное! — воскликнула она.

Мишель одобрительно забарабанила ручками по своему высокому креслицу.

В обычных условиях Сюзанна, не долго думая, слетала бы в итальянский ресторанчик, что через два дома на углу, но с Мишель она была прикована намертво к своей квартире.

Решив рискнуть, Сюзанна снова достала музейный экспонат из морозильника и не глядя бросила его в микроволновую печь. В это время в дверь позвонили.

Сюзанна вопросительно посмотрела на Мишель, как будто та должна была встать и объявить, что это к ней.

— Я тут кое-что приготовил для вас, — сказал Нэт, едва Сюзанна открыла дверь, и протянул ей большую тарелку со спагетти и бокал красного вина.

Сюзанна стояла как загипнотизированная, не в силах оторвать глаз от еды. Там было все то, что она определила по запаху.

— Я тоже готовлю… — она сделала неопределенный жест.

— Извините, если я был невежлив и сказал что-то лишнее, — проговорил Нэт. — Я хочу загладить свою вину. Примите эту еду в знак моего извинения.

— Это… это мне? — запинаясь, едва выдавила Сюзанна. Нетвердой рукой она взяла тарелку и бокал.

— Вообще-то у меня некоторая склонность к приготовлению еды. В некотором роде я повар-гурман, — пояснил Нэт.

Благодарно улыбаясь, Сюзанна ринулась на кухню и, усевшись за стол, приступила к трапезе.

— О! Великолепно! Никогда такого не ела! — Сюзанна не могла скрыть своей радости.

А Нэт, вынув из кармана что-то хлебное, протянул его Мишель.

— Это тебе, малышка, — ласково улыбнулся он ребенку.

Нэт отодвинул стул и сел напротив Сюзанны. Внезапно его глаза сузились.

— В чем дело? — спросила она, проглатывая очередную порцию.

— Какой-то странный запах, — подозрительно проговорил Нэт. По выражению его лица было понятно, что запах не из приятных.

— Может, это мексиканская еда? — предположила Сюзанна.

Нэт отрицательно покачал головой.

Сюзанна выпрямилась и отложила вилку в сторону. Холодок тревоги пробежал по ее спине.

— Кажется, — сказал Нэт, — кому-то придется менять пеленки Мишель.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Прижимая к груди перепеленутую Мишель, Сюзанна вырвалась из ванной в коридор и с облегчением вдохнула свежий воздух.

— Ну как? — спросил Нэт.

— Эту операцию надо выполнять в противогазе, — ответила Сюзанна. — Сколько неприятностей доставляют маленькие дети! Остается только удивляться, почему население земного шара так неуклонно растет.

Она достала спрей из одного из кухонных шкафчиков. Чуть приоткрыв дверь ванной, просунула в щель руку и пустила несколько мощных струй.

— Пока вы там перепеленывали, я собрал кроватку, — оповестил Сюзанну Нэт. — Куда ее поставить?

— В гостиную, — ответила Сюзанна.

Положив Мишель на животик, Сюзанна укутала ее пестрым рукодельным одеяльцем, и Мишель тут же заснула.

Нэт стоял у входной двери.

— Ну, по-моему, все в порядке, — удовлетворенно сказал он.

— Да, еще раз большое спасибо. Спасибо за обед, — поблагодарила она.

— Да не за что. Всегда к вашим услугам. Я оставляю здесь на тумбочке свой номер телефона. Если что-либо понадобится, звоните.

И, беззаботно улыбнувшись, он исчез за дверью.

Сюзанна решила разобрать вещи, сваленные посреди комнаты. Обнаружив сумку с едой, она перенесла ее в кухню и открыла холодильник. Тот был практически пуст, как это заметил Нэт. Под вопросом оставалась только полупустая банка с маринадом. Дело в том, что один из ее сослуживцев поделился рецептом приготовления маринованных яиц, который был весьма прост. Сюзанна очень любила маринованные яйца, но на то, чтобы довести дело их изготовления до конца, у нее не хватило времени. С другой стороны, выкидывать банку с маринадом тоже было жалко. Вдруг она соберется приготовить наконец эти яйца, а маринада под рукой не будет! Сюзанна не любила неожиданностей.

Закончив возню на кухне, она приняла ванну и почувствовала себя намного лучше.

Вытершись насухо и закутавшись в махровый халат, она на цыпочках проследовала в гостиную. Сюзанна осторожно открыла кейс и достала папку с документами, которые намеревалась просмотреть сегодня вечером.

Она подошла к детской кроватке и с умилением взглянула на спящую Мишель. Ангелочек!

Неожиданно незнакомое чувство шевельнулось у нее в груди. Когда Сюзанна выбрала карьеру деловой женщины, она решила положить на алтарь бизнеса все иные свои устремления и желания. В том числе желание иметь свою семью, мужа и ребенка. Объективно не было ничего, что бы могло воспрепятствовать ей иметь семью, но субъективно она чувствовала, что не рождена для того, чтобы быть матерью, женой, домохозяйкой. Эмили — другое дело. Казалось, она уже родилась с тряпкой в одной руке и со сковородкой в другой.

Сюзанна никогда не сожалела о сделанном выборе. Она была весьма удачлива в бизнесе и в общем-то счастлива. У нее была Эмили, которая не преминет обеспечить ее бесчисленным количеством племянников и племянниц. Чего ей было бы вполне достаточно.

Успокоив себя этими рассуждениями, Сюзанна удовлетворенно отошла от кроватки. Следующий час она провела, изучая детали новой маркетинговой программы, обсуждение которой было намечено на понедельник.

Закончив работу с документами, она положила их обратно в кейс и еще раз подошла к кроватке Мишель. Осторожно нагнулась и легко поцеловала девочку в лобик. Сюзанна не без гордости отметила, что ей удалось справиться с этой новой, необычной для нее задачей.

В принципе не такое уж это и трудное дело, подумала она.

* * *

Однако в половине второго ночи Сюзанне пришлось изменить свое мнение, когда пронзительный крик буквально разорвал ее барабанные перепонки. Вначале она подумала, что началась третья мировая война, однако потом вспомнила про Мишель.

— Мишель, дорогая! Что случилось? — запричитала Сюзанна, подбежав к детской кроватке. — Успокойся! Твоя тетя уже рядом. Нет никаких причин для волнения.

Но Мишель была активно не согласна.

Сюзанна зажгла свет и взяла ребенка на руки.

— А, мы немножко мокрые, — понимающе протянула Сюзанна. — Хорошо. Сменим пеленки вторично.

Сюзанна перенесла Мишель в ванну и положила ее на спину на махровое полотенце. Когда процесс был где-то на середине, зазвонил телефон.

— Кто бы это ни был, пусть оставит сообщение на автоответчике, — сказала Сюзанна, припудривая Мишель детской присыпкой и заворачивая ее в сухое.

Телефон, прозвонив трижды, замолчал, но почти тут же раздался звонок в дверь.

Допеленав Мишель, Сюзанна посмотрела в глазок и увидела Нэта. Она не знала, что делать. Впускать его в такой час ей не хотелось, а не открывать дверь было невежливо. И она открыла.

На Нэте был домашний халат красного цвета и шлепанцы. Его волосы были встрепаны, лицо немного помято. Было ясно, что он только что проснулся. Сюзанне оставалось лишь догадываться, каков вид у нее.

— Я звонил по телефону. Никто не ответил. Думал, что-нибудь стряслось, — проговорил он. — Что с Мишель?

— Я сменила ей пеленки. К тому же она, наверное, испугалась, проснувшись в незнакомом месте, — предположила Сюзанна.

Мишель обрадовалась столь большому вниманию, оказываемому ее персоне этими двумя взрослыми людьми. Она заулыбалась Нэту и протянула вперед ручки, показывая явное желание перебраться к нему. Сюзанна с ревностью подумала о неблагодарности Мишель. Ведь именно она ее пеленала и кормила, а не Нэт.

— По-видимому, это мой мужской шарм, — заметил сосед.

— А может быть, твой красный халат, — съязвила Сюзанна.

Что бы то ни было, но Мишель перебралась к Нэту и прижалась к нему, как к старому другу после долгой разлуки. Нэт довольно улыбнулся и опустился на диван. Ничуть не смущаясь, он вытянул ноги и положил их на дорогой кофейный столик красного дерева.

— Ты прямо как дома, — пробормотала Сюзанна, усаживаясь в кресло напротив.

— Не время для церемоний, — заметил Нэт, покачивая прижавшуюся к нему малышку.

Маленькая предательница, подумала Сюзанна, глядя на Мишель. Легким движением Сюзанна откинула на спину растрепавшиеся волосы. Нэт внимательно наблюдал за ней.

— Тебе больше идут распущенные волосы, — не отрывая от нее глаз, проговорил он.

— А я всегда собираю их в пучок, — с некоторым раздражением ответила Сюзанна.

— Я заметил. Но распущенные значительно лучше, — продолжал Нэт.

— О, ради Бога! Перестань! — воскликнула Сюзанна. — Может, ты еще посоветуешь, во что мне одеваться?

— Может быть.

Он произнес это с такой очаровательной улыбкой, что если и скрывалась в его словах доля иронии, то ее трудно было уловить.

— Я полагаю, совершенно излишне надевать каждый день один и тот же строгий костюм. Изредка следует менять стиль. Ну, например, что-нибудь кожаное с ремешками и кнопками.

Сюзанна собралась было ответить ему, но потом сочла это бесполезным. Все красивые мужчины вели себя примерно так же, считая, что у них есть право давать женщинам подобные советы. Она это знала по опыту работы на фирме. Если бы она была мужчиной, пришло бы кому-нибудь в голову лезть к ней с такими советами?

— Ты не хочешь возразить мне? — спросил Нэт, явно провоцируя Сюзанну на пикировку.

— Нет, — ответила она равнодушно.

— Странно, но мне это нравится.

— Я рада, что тебе хоть что-то во мне нравится.

Судя по лицу Нэта, он был готов высказать еще несколько замечаний относительно ее внешности, но Сюзанна умело свернула беседу и теперь обдумывала, как бы ей выпроводить заботливого соседа. Как назло, Мишель прямо-таки прилипла к нему и не проявляла ни малейших признаков желания снова оказаться в кроватке и уснуть. Она тыкалась своим маленьким личиком в щеку Нэта и счастливо повизгивала.

Интересно, сколько женщин делали с ним то же самое? — подумала Сюзанна.

— Мне не следовало давать тебе рекомендаций относительно прически и одежды, — произнес Нэт.

— Если ты думаешь, что задел меня за живое, то можешь не опасаться, я закаленная.

— Закаленная, — повторил Нэт. — И где же ты тренируешься?

— На работе. Там еще и не такое можно услышать. Я привыкла не замечать подобной бестактности и некой дискриминации по отношению ко мне лишь потому, что я женщина.

Нэт непонимающе посмотрел на нее.

— Приведу пример, — решила пояснить Сюзанна. — Если у мужчины на столе черт ногу сломит, это считается проявлением его занятости и загруженности работой. Но если у меня на столе хоть небольшой беспорядок, я сразу же зачисляюсь в неряхи.

Нэт хотел что-то возразить, но Сюзанна продолжала:

— Или, когда мужчина женится, это воспринимается как положительный факт. Он будет целеустремленнее, будет стараться лучше работать, чтобы заработать побольше для семьи. Но если замуж выходит женщина, это значит, что вскоре она забеременеет и уволится. Для фирмы это плохо. Если есть какие-либо вакансии, мужчины тоже имеют преимущество перед женщинами.

— Для тебя это больной вопрос, — задумчиво произнес Нэт.

— Будь ты женщиной, реагировал бы на подобную дискриминацию так же, — заверила его Сюзанна.

— Может быть.

Тем временем Мишель переключила наконец свое внимание с Нэта на изучение кружевной оборочки на своей рубашечке.

— Может, лучше погасить свет? Тогда появится шанс, что Мишель уснет, — предложил Нэт, зевая.

— Похоже, ты сам хочешь спать. Спасибо. Теперь я сама справлюсь. Можешь возвращаться к себе. — Сюзанна протянула руки к Мишель. Та недовольно захныкала и еще крепче прижалась к Нэту. Сюзанна обиделась.

— Да ты не беспокойся. Мне вполне удобно, — заверил ее Нэт.

— Но… — Сюзанна запнулась. — Знаешь, я напрасно рассказала тебе про работу… Там одно дело, а здесь мы просто соседи…

— И мне не следовало давать тебе советы такого рода. Приношу свои извинения. Ты не в претензии?

— Да нет. Все нормально, — заверила его Сюзанна.

Она протянула руку к выключателю и убавила свет. Комната погрузилась в интимный полумрак. Сюзанна принесла одеяльце и накрыла им Мишель, уютно устроившуюся на руках у Нэта.

— Может быть, я что-нибудь спою и Мишель побыстрее уснет? — предложила Сюзанна неожиданно для самой себя.

— Нет уж. Если кто и будет петь, так это я, — быстро проговорил Нэт.

К удивлению Сюзанны, Нэт обладал очень приятным, мелодичным голосом. Более того, его репертуар был весьма обширен и разнообразен. От детских песенок до шлягеров. Его голос не только ласкал слух, но проникал глубоко в душу, согревая ее. Ей начало казаться, что они втроем одна семья: муж, жена, ребенок. Это было странно, потому что она едва знала его. Он всего лишь ее сосед, а Мишель не их дочь.

Однако Сюзанне не удавалось полностью разубедить себя. Приятное тепло обволакивало ее, и в конце концов она незаметно для себя погрузилась в глубокий сон.

* * *

Сюзанна почувствовала, что у нее затекла шея. Она попыталась нащупать рукой подушку, но той не было. Открыв глаза, она обнаружила себя сидящей на стуле в неудобной позе. Она потерла затекшую шею и тут увидела Нэта, мирно дремлющего напротив нее со спящей Мишель на руках.

Сюзанна с трудом сцепила звенья памяти и восстановила события. Утреннее солнце пробивалось сквозь занавески, настольная лампа по-прежнему горела.

Ясно одно: Нэт провел ночь в ее квартире.

Сюзанна попыталась встать. В этот момент ее сосед открыл глаза.

Непонимающим взглядом он уставился на Сюзанну и несколько раз моргнул, надеясь, по-видимому, что она исчезнет как ночное видение.

— Где я? — пробормотал Нэт.

— У меня в квартире, — ответила Сюзанна.

— Я, должно быть, уснул, — догадался Нэт.

Мишель тоже проснулась и испуганно огляделась по сторонам. Ничего из увиденного ей не понравилось. Ее нижняя губка задрожала.

— Все хорошо, Мишель. Я твоя тетя. Помнишь меня? — поспешила перехватить инициативу Сюзанна.

— По-моему, надо менять пеленки, — заключил Нэт, потрогав Мишель и свой красный халат в том месте, где лежала Мишель.

Он передал ребенка Сюзанне, и та, прихватив сухие пеленки, направилась в ванную. По дороге Мишель начала громко хныкать и, уже в ванной, разразилась плачем.

— Думаю, она еще и голодна, — предположил Нэт. — Я приготовлю кофе, пока будет разогреваться ее бутылочка.

— Эмили говорила что-то о каше, — припомнила Сюзанна.

— Сейчас Мишель все равно, что есть, — заверил Нэт.

— Ладно, давай бутылочку, — громко крикнула Сюзанна из ванной. Это было ошибкой. Реакция Мишель на ее крик была катастрофической. Она начала с бешеной скоростью молотить пухлыми ножками по полотенцу, на котором лежала, и по рукам Сюзанны, пытавшейся перепеленать ее. Наконец внимание девочки привлекли волосы Сюзанны, и она вцепилась в них, истошно вопя.

В дверях показался Нэт.

— Тебя к телефону, — сказал он.

— Меня? — удивилась Сюзанна. — Кто?

Если звонят с работы, то уж теперь пересудам не будет конца. Трубку поднял мужчина! — решила Сюзанна.

— Кто-то по имени Эмили, — сказал Нэт.

Даже хуже, чем если бы позвонили с работы, подумала Сюзанна и приготовилась к шквалу вопросов.

Она передала Мишель Нэту и подошла к телефону.

— Привет, — произнесла Сюзанна, стараясь, чтобы ее голос не звучал напряженно.

— Кто это подходил к телефону? — задала свой первый вопрос Эмили, забыв поздороваться.

— Мой сосед, Нэт Таунсенд. Он живет тут рядом, — на одном дыхании выпалила Сюзанна, удивляясь себе самой, что она так складно говорит.

— А я его раньше видела? — последовал второй вопрос.

— Кого? Нэта? Нет, не думаю, — так же легко ответила Сюзанна.

— Голос у него приятный, — отметила Эмили, но Сюзанна решила прервать ее.

— Ты звонишь, чтобы узнать о Мишель или о моем соседе? — задала теперь вопрос она. — Что касается Мишель, то с ней все в порядке.

— А кто там так истошно плачет? — снова спросила Эмили встревоженно.

— Мишель немного проголодалась. Мы только что проснулись, — добавила Сюзанна, не уточняя, кто именно «мы».

— О, моя бедная крошка! Она хочет кушать! — заворковала Эмили, но тут же переключилась на другую тему: — А когда ты с ним познакомилась? Что-то не припомню, чтобы ты упоминала кого-либо по имени Нэт.

— Да он просто немного помогает мне с Мишель, — быстро проговорила Сюзанна. — Как у тебя с Робертом?

Эмили выразительно вздохнула.

— Великолепно. Роберт, как всегда, прав. Нам необходимо было просто побыть вместе. Я считаю, что каждая супружеская пара должна время от времени иметь небольшой отдых от повседневных дел. Это укрепляет семью. Но как жаль, что не у всех есть такие прекрасные сестры, как ты, Сюзанна!

— Ну ладно, ладно! — остановила поток восхвалений Сюзанна. — Бутылочка уже разогрелась, и я должна идти. Пока, Эмили. Кстати, когда вы возвращаетесь?

— Завтра. В час пятнадцать. Мы сразу же из аэропорта к тебе.

— Хорошо. Я жду вас завтра к двум, — с трудом сдерживая радость, произнесла Сюзанна. Еще одни сутки с Мишель, подумала она.

В этот момент к ней подошел Нэт с малышкой на руках. Он чуть раздраженно взял из рук Сюзанны бутылочку и направился в гостиную. Сюзанна могла видеть сквозь застекленную дверь, как по-хозяйски Нэт ведет себя в ее квартире. Он включил телевизор и удобно устроился в кресле. Его внимание перемещалось с экрана на припавшую к долгожданной еде Мишель. Она вцепилась в бутылочку обеими ручками и энергично глотала, будто ела первый раз за свои девять месяцев жизни. Сюзанну удивило, как быстро и легко Мишель доверилась Нэту.

Тем временем Эмили продолжала тараторить без остановки, рассказывая, как романтично они проводят время в Сан-Франциско. Но Сюзанна едва слушала ее.

Она смотрела на Нэта. В халате, с взлохмаченными волосами, удобно развалившись в кресле перед включенным телевизором с ребенком на руках, он выглядел так по-домашнему! Сюзанна не могла сказать почему, но эта сценка каким-то особым образом подействовала на нее.

У нее были мужчины, но она не допускала никого в свою жизнь. Те мужчины, с которыми она встречалась, были и умны, и веселого нрава, и красивы, но в Нэте, в том, как он вот сейчас сидит в ее гостиной с Мишель на руках, было нечто поразительно привлекательное. В нем было что-то необычное, чего она не могла предположить в прежних знакомых.

Однако здравый смысл, покинувший было Сюзанну, предупреждал, что опасно поддаваться подобным эмоциям. И она с усилием отвела глаза от этой идиллической сценки.

Эмили, казалось, уже истощила запас впечатлений от второго медового месяца, и они распрощались. Сюзанна положила трубку. Она была полна решимости сделать все, чтобы Нэт наконец смог вернуться в свою квартиру.

Энергичным шагом Сюзанна вошла в гостиную.

— Твоя сестра летит рейсом авиакомпании «Пьюджет Эйр»? — спросил Нэт, нахмурившись. Его взгляд был прикован к экрану телевизора.

— Да. А что? — не понимая, почему он спрашивает, ответила Сюзанна.

— Похоже, у тебя… у нас будут проблемы. — Лицо Нэта помрачнело. — По телевизору передали, что в аэропортах «Пьюджет Эйр» забастовка обслуживающего персонала. Все рейсы отложены на неопределенное время.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Если это шутка, то не очень удачная! — воскликнула Сюзанна, начиная злиться.

— Я бы не решился так шутить, — ответил Нэт.

Сюзанна тяжело опустилась на диван и вздохнула.

— Лучше я позвоню Эмили и у нее все узнаю, — решила она.

— Ну что? — спросил Нэт, когда Сюзанна положила трубку.

— Сестра знала об этом, но решила не говорить мне, чтобы зря не волновать, — ответила Сюзанна.

— Как же они собираются вернуться? — услышала Сюзанна голос Нэта.

— Наверное, заказали билеты на рейс другой авиакомпании на случай, если что-либо подобное произойдет.

— Что ж. Весьма предусмотрительно, — оценил Нэт.

— Да, мой зять — человек предусмотрительный. Так. Я больше об этом не думаю. Они возвращаются в воскресенье днем, и точка, — твердо заявила Сюзанна. Но в глубине души она не была уверена в этом.

И ее предчувствия, увы, подтвердились.


В воскресенье утром Сюзанна чувствовала себя совершенно разбитой и измученной. После двух практически бессонных ночей она пришла к окончательному выводу, что радости материнства не для нее. Что-то подобное материнскому теплому чувству возникало у нее, лишь когда Мишель ела или спала.

Около девяти утра пришел Нэт и принес только что испеченные булочки с корицей. Он стоял в проеме двери такой жизнерадостный и красивый, что у Сюзанны перехватило дыхание. Снова она с удивлением заметила, как необычно чувствует себя в присутствии Нэта.

— Ты выглядишь ужасно, — почему-то улыбаясь, произнес Нэт.

— Спасибо, — ответила Сюзанна, покачивая Мишель на руках.

— Насколько я понимаю, ночь была не из легких, — продолжал Нэт.

— Да. Мишель капризничала. Начали резаться зубки. Ей было не до сна, — объяснила Сюзанна и устало провела тыльной стороной ладони по лбу, как бы желая стереть усталость после бессонной ночи. Она была уверена, что хуже никогда не выглядела.

— Могла позвонить мне. Я сменил бы тебя, и ты могла бы поспать. — Нэт явно чувствовал себя виноватым в том, что хорошо выспался.

Странно, подумала Сюзанна, что он принимает такое живое участие во всем этом.

Она усадила Мишель в ее высокое креслице, и ребенок на время успокоился.

— Когда прилетает твоя сестра? — спросил Нэт, глядя на часы.

— В час пятнадцать.

Не успела она произнести последнее слово, как зазвонил телефон. Глаза Нэта и Сюзанны встретились в тревожном предчувствии. Раздался второй звонок. Прежде чем Сюзанна подняла трубку, она уже знала: ее худшие опасения сбылись.

— Итак? — спросил Нэт, когда она закончила разговор.

Сюзанна, в изнеможении прислонившись спиной к стене и закрыв лицо руками, молчала.

— Скажи что-нибудь, — подошел к ней Нэт.

— Из-за забастовки служащих «Пьюджет Эйр» отменила все рейсы, — тихо проговорила Сюзанна. — Отменили бронь на рейсы других авиакомпаний, чтобы хоть как-то справиться с потоком пассажиров… Им удалось достать билеты только на завтра, на утро.

— Понимаю, — произнес Нэт.

— Нет, ты не понимаешь. Завтра у меня ответственный день на работе. Масса дел.

— Останься дома. Скажи, что больна, — посоветовал Нэт.

— Не могу. Будет важная деловая встреча. Я обязана там присутствовать.

— Почему обязана? — непонимающе спросил Нэт.

Сюзанна раздраженно посмотрела на него. Бесполезно такому беспечному человеку, как Нэт, объяснять, насколько важны подобные совещания. Он, похоже, нигде не работает и уж точно не собирается делать карьеру. Где ему понять, что женщина, работающая в сфере маркетинга, должна ежедневно совершать невозможное, чтобы продвинуться вверх по служебной лестнице.

— Я не хочу быть назойливым, но скажи, пожалуйста: что такого важного в этом совещании? — с обезоруживающей улыбкой проговорил Нэт.

— Я не жду, что ты сможешь оценить все значение подобных совещаний. Ты просто прими как данность: я должна быть там, — ответила Сюзанна.

Нэт наклонил голову и поскреб подбородок, покрытый двухдневной щетиной.

— Скажи, а через пять лет это совещание ты тоже сочтешь таким же важным, если вдруг вспомнишь о нем? — спросил он озадаченно.

— Не знаю. — Сюзанне удалось поспать этой ночью только один час, а Нэт, хорошо выспавшись, стоит тут перед ней и задает свои невозможные вопросы. Мишель, к счастью, уснула в своем креслице. Почему бы и ей не поспать немного!

— Ну не пойдешь ты на это совещание. Узнаешь из телевизионной передачи во вторник утром, что там было. Какая разница! Днем раньше, днем позже, — продолжал давать советы Нэт.

— Другими словами, ты считаешь, что мне не о чем беспокоиться? — переспросила Сюзанна.

— Совершенно не о чем, — заверил ее Нэт.

Нэт Таунсенд, очевидно, ничего не знал о жестоких законах выживания в безжалостном мире бизнеса. Он, по-видимому, был очень далек от суровой реальности. У него интеллект бейсбольного игрока, думала Сюзанна.

— Ну, что ты будешь делать? — снова спросил ее Нэт.

Сюзанна сама еще не знала.

Она попыталась расслабиться.

Думай медленно. Не торопись. Проанализируй ситуацию. И решение придет само, приказала она себе.

Прошло некоторое время, и она вдруг услышала голос Нэта:

— Ну, надумала что-нибудь? Сюзанна совсем забыла, что он здесь.

— Я отменю все утренние встречи и пойду только на совещание по маркетингу, — сказала она твердо.

— А что с Мишель? Собираешься нанять няню? — спросил Нэт.

Одна няня нанимает другую няню, подумала Сюзанна.

— Хорошая мысль, но я не знаю никого, кто бы смог прийти, — произнесла она вслух.

И она решила, что возьмет Мишель с собой.

И именно так Сюзанна и поступила.


Как она и ожидала, ее появление в офисе с Мишель на одной руке и портфелем в другой не прошло незамеченным. Сотрудники провожали ее удивленными взглядами, и она слышала, как они перешептываются.

— Добрый день, мисс Брукс, — поздоровалась Сюзанна со своей секретаршей, которая если и удивилась, то не показала виду.

— Здравствуйте, мисс Симмонс, — как ни в чем не бывало ответила та.

Сюзанна поставила портфель с пеленками на пол, а сама разместилась за своим рабочим столом. Мишель сидела у нее на коленях и была в относительно хорошем расположении духа, с интересом оглядываясь вокруг.

— Кофе? — предложила мисс Брукс.

— Да, пожалуй, — согласилась Сюзанна.

— А… — секретарша перевела взгляд на Мишель.

— Это Мишель, моя племянница, — представила ее Сюзанна.

— А будет ли Мишель что-нибудь пить? — спросила мисс Брукс.

— Нет, спасибо. Есть ли для меня что-либо срочное?

— Ничего неотложного. Я, как вы просили, отменила ваши восьми— и девятичасовые встречи, — продолжала информировать ее секретарша. — Мистер Адамс перенес встречу с ним на завтра на шесть вечера.

— Хорошо, — согласилась Сюзанна, а сама подумала: старый развратник! Любит назначать деловые переговоры где-нибудь вне офиса. Но на этот раз ей пришлось согласиться, хотя ее передернуло при одном лишь воспоминании об Эндрю Адамсе.

— Что-нибудь еще? — услышала Сюзанна голос мисс Брукс.

— Нет, все. Спасибо.

Как Сюзанна и предполагала, совещание, длившееся всего лишь двадцать две минуты, оказалось для нее сущим адом, и она не могла дождаться его окончания. Сюзанна держала Мишель на руках, и в распоряжении девочки было все, до чего она могла дотянуться. Вначале была изъята из кармана делового костюма Сюзанны перьевая ручка и тут же полетела куда-то в сторону окна. Далее были растрепаны ее тщательно уложенные волосы и оторваны две верхние пуговицы белой блузки. Несколько раз в самый неподходящий момент Мишель заливалась непонятно чем вызванным смехом или начинала с безудержным энтузиазмом ни с того ни с сего хлопать в ладоши. Затем каким-то образом сползла с колен Сюзанны и отправилась ползком под стол, хватая участников совещания за штанины и носки. В конце совещания Сюзанне пришлось самой влезть под стол, чтобы выудить оттуда развеселившуюся племянницу.

Когда Сюзанна возвратилась домой, ей показалось, что она вернулась из зоны боевых действий. Ей захотелось чего-нибудь сладкого, к примеру шоколадного печенья.

Выйдя из лифта на своем этаже, Сюзанна с удивлением обнаружила Нэта, который поджидал ее, сидя на кожаном диване на площадке у лифта.

— Вижу, совещание было не из легких, — заметил он.

— Как ты догадался? — саркастически произнесла Сюзанна.

— Ну, может быть, по твоим растрепанным волосам, а может быть, по растерзанной блузке. Я раньше все гадал, какой бюстгальтер ты носишь? Теперь точно знаю, что с кружевами.

Сюзанна вздохнула в изнеможении.

Шерлок Холмс! Мог бы и промолчать о своих наблюдениях, подумала она почему-то без раздражения. Она заметила, что не может сердиться на Нэта по-настоящему. Как это ни странно.

— Иди ко мне! — Нэт взял девочку на руки. — Ну, что ты наделала? Ты себя плохо вела! — проговорил он с укоризной, строго глядя на Мишель.

Сюзанна достала ключи и открыла дверь своей квартиры. То, как выглядела ее квартира, можно сравнить с последствиями стихийных бедствий. Все перевернуто вверх дном. Одеяла и подушки разбросаны повсюду вперемешку с детскими игрушками и одеждой.

— У тебя был обыск? — недоуменно спросил Нэт.

— Если бы! Три дня и три ночи с Мишель — вот что это такое! — ответила Сюзанна и рухнула на диван.

— Отдохни, а я приготовлю кофе, — сказал Нэт и отправился на кухню. — А что это за пятна на стенах? — услышала Сюзанна голос Нэта из кухни.

— Сливы, — ответила она.

— Сливы? — недоуменно переспросил Нэт.

— Я неожиданно обнаружила, что Мишель не любит, просто ненавидит сливы.

Сюзанна вспомнила, как прошло сегодняшнее утро. Ей понадобилось три часа, чтобы накормить, умыть и одеть Мишель.

— Налей мне немного мартини, — попросила Сюзанна.

— Да сейчас только двенадцать часов! — удивился Нэт.

— Знаю. Но позже мне может потребоваться больше, — сказала она и взяла из рук Нэта чашку кофе. Мишель сидела на полу и мирно играла с игрушками, которые она утром столь яростно отвергала.

Нэт уселся рядом с Сюзанной на диван и положил ноги на кофейный столик. Сюзанна испытала некоторое внутреннее беспокойство. Вначале она отнесла это на счет ужасно прошедшего совещания, но потом поняла: все из-за того, что Нэт рядом.

Проведя три дня в тесном соседстве с ним, Сюзанна обнаружила, что его взгляды на жизнь диаметрально противоположны ее. Он легко относится ко всему и весьма беспечен. Сюзанна не уважала таких мужчин и никогда бы не согласилась общаться с ними столь близко, как она общается с Нэтом. Это-то и было для нее самое удивительное.

— Расскажи, как прошло совещание, — предложил Нэт.

— Ни за какие блага в мире! Я думаю, о нем лучше всего просто забыть. Ты был прав. Мне следовало перенести его на другой день.

— Это и есть так называемый жизненный урок, — проговорил Нэт, отхлебывая кофе.

Тем временем Мишель подползла к кофейному столику и, ухватившись за штанину Нэта, попыталась подтянуться. Она повернула лицо ко взрослым и улыбнулась.

— Смотри! У нее зуб! Видишь? — воскликнула Сюзанна.

Нэт посадил Мишель к себе на колени и внимательно оглядел ее.

— Вот же он! — Сюзанна показывала на вспухшую десну, в которой виднелось что-то белое.

В этот момент раздался звонок в дверь. Сюзанна открыла, и в комнату влетела Эмили.

— О! Где мой ангелочек! Иди к своей мамочке! — запричитала она, беря Мишель из рук Нэта.

Следом за Эмили вошел Роберт. Он выглядел удовлетворенным и хорошо отдохнувшим. Уик-энд вдвоем пошел им явно на пользу. И не важно, что за это время Сюзанна чуть было не оказалась на грани нервного расстройства и едва не разрушила свою карьеру.

— А вы, должно быть, тот самый Нэт? — спросила Эмили, усаживаясь рядом с Нэтом. — Сестра лишь вскользь упомянула о вас.

— Кто-нибудь хочет кофе? — предложила Сюзанна, надеясь перевести разговор в другое русло. Она была прекрасно осведомлена об отношении Эмили к ее образу жизни. Сестра считала неестественным для молодой женщины не иметь семьи, мужа и детей, а интересоваться только работой. По ее мнению, Сюзанна убивала в себе самое лучшее. И собственный опыт Эмили подсказывал ей, что она права. Сестре следует брать пример с меня, думала Эмили.

— Мне не надо. Спасибо, — отказался от кофе Роберт.

— Я думаю, Мишель не терпится поскорее оказаться в родных стенах, — намекнула Сюзанна. Ее глаза встретились с глазами Нэта, и она поняла, что Нэт уловил попытку Сюзанны побыстрее выпроводить родственников.

— Сюзанна права, — поддержал ее Роберт. По его лицу было ясно, что он впервые видит такой бедлам в квартире Сюзанны.

— Но я не успела и двумя словами перекинуться с Нэтом! — возразила Эмили. — Я бы очень хотела узнать его получше.

Роберт как-то странно посмотрел на нее. Похоже, он ревнует!

Сюзанна перевела взгляд на Нэта и вдруг ощутила, как нервная дрожь пробежала по ее телу. Она не понимала, откуда взялось это желание, но ей очень хотелось, чтобы Нэт поцеловал ее. Надо же быть такой легкомысленной! — удивилась она. Может, все из-за того, что я так сильно устала за эти три дня? — попыталась она объяснить себе столь неожиданное желание.

Эмили заметила взгляд Роберта и быстро проговорила:

— Да, ты прав. Надо поторапливаться. Давай собирать вещи Мишель.

— Кстати, ты знаешь, что Мишель питает отвращение к сливам? — сказала Сюзанна, стараясь не думать о волнующей близости Нэта.

— Раньше не замечала, — удивленно ответила Эмили, не прекращая утрамбовывать вещи в чемодан.

Нэт ловко разобрал высокое креслице Мишель, и через несколько минут шумная семейка покинула квартиру.

Некоторое время Сюзанна наслаждалась тишиной.

— Слава Богу, я снова одна! — облегченно произнесла она, забыв о Нэте. — Я вновь чувствую себя свободной, — поправилась она, услышав осторожное покашливание. Мне потребуется не менее двух недель, чтобы установить прежний ритм жизни, подумала она.

— Теперь мы сами себе хозяева, — произнес Нэт, пристально глядя ей в глаза.

Сюзанну вновь охватило легкое волнение, и, чтобы скрыть его, она подошла к окну, из которого открывался изумительный вид на залив Элиота. Лодки и мелкие суденышки бороздили безмятежную темно-зеленую водную гладь. Накрапывал дождь. Капли легко постукивали по стеклу. Сюзанна посмотрела на небо. Оно было темно-серым, что предвещало продолжительный моросящий дождь.

Неожиданно у нее потекли слезы, и Сюзанна украдкой смахнула их, чтобы не заметил Нэт.

— Ты в порядке? — услышала она его голос.

— Я… я просто залюбовалась видом из окна. Там так красиво в это время года! — тихо произнесла она.

Нэт подошел сзади и нежно положил руки на ее хрупкие плечи. Она с трудом сдержала желание прижаться к его груди.

— Ты плачешь? — удивился он, заглядывая ей в лицо.

Она кивнула и, не в силах более сдерживаться, расплакалась по-настоящему.

— Мне не нравится, когда ты плачешь! Что случилось?

— Не знаю. Наверное, это нервная реакция на напряжение прошедших дней. Я не представляю, как смогла пройти через все это. Мы с Мишель начали понимать друг друга. Я привязалась к ней. И уже почти скучаю, хотя она вымотала мне все нервы. — Впервые за свою жизнь Сюзанна ощутила, как ей недостает своей семьи, своего ребенка, мужа.

Нэт погладил ее руку и некоторое время молчал.

Наверное, он считает меня круглой идиоткой, подумала Сюзанна, и в этот момент Нэт, не говоря ни слова, нежно повернул ее к себе. Он провел пальцем по ее подбородку, откинул прядь волос, прилипшую к мокрой от слез щеке. Тронул лоб, брови. Он напоминал слепого, который пытается на ощупь запомнить черты ее лица. Сюзанна стояла как загипнотизированная, не имея сил шевельнуться. Наконец их губы сблизились, и Сюзанна тихо охнула.

Раньше она пыталась представить себе, что будет чувствовать, когда он поцелует ее. Теперь она знала эго. Его поцелуй был мягким и теплым, бесконечно нежным, но в то же время волнующим.

Нэт поцеловал ее снова, и на этот раз тихий вздох вырвался уже у него.

Наваждение рассеялось. Сюзанна посмотрела на Нэта. Он тоже, казалось, только что пришел в себя.

— С тобой все в порядке? — спросил он озабоченно.

Она попыталась придать лицу строгое выражение. Все произошло слишком быстро. Никогда в жизни она не была так безрассудно увлечена мужчиной и сейчас настойчиво повторяла себе, что не должна этого допускать. У них совершенно разные взгляды на жизнь, и это лишь мимолетная слабость. Надо быстрее взять себя в руки.

— Да, со мной все в порядке. А как ты? — спросила она чуть хриплым голосом.

Нэт хранил некоторое время молчание, а потом, неожиданно повернув бейсболку козырьком назад, серьезно произнес:

— Нам надо попробовать еще раз. Мне мешал козырек.

На этот раз его поцелуй был иным. В нем было больше чувства, больше страсти. У Сюзанны дрогнули колени, и, чтобы не упасть, она обхватила его за плечи. Вихрь неведомых раньше ощущений подхватил и закружил ее. Она была как пушинка в этом водовороте, не могла ни дышать, ни думать, ни двигаться.

Нэт обхватил ладонью затылок Сюзанны и прижал ее губы к своим. Он как будто бы играл на ее губах, как на флейте.

Наконец он остановился, и они оба смогли набрать в легкие воздух.

— Ну, а как сейчас? — спросил. Нэт.

— Прекрасно! — с трудом сдерживая переполнявшее ее волнение, произнесла Сюзанна.

— Я не это имею в виду. Ты же чувствовала. Ты не могла не чувствовать. Между нами было электричество. Его заряда хватило бы на целый город.

— Я бы не сказала. Просто очень мило. Не более того.

Сюзанна едва держалась, чтобы не проговориться, что испытала то же, что и Нэт.

— Мило? — Некоторое время Нэт молча глядел на нее. Потом резко повернулся и вышел из квартиры.

Дрожа всем телом, Сюзанна молча смотрела ему вслед. Его поцелуи и ласка пробудили в ее душе целую гамму чувств, о существовании которых она не догадывалась раньше. Она боялась, что теперь эта музыка останется с ней навсегда. Но Нэт не должен знать об этом ничего. Они не пара. Они слишком разные. Просто живут рядом. Соседи.

* * *

Теперь, сидя в полутемном, настраивающем на интимный лад зале недорогого ресторана, Сюзанна сожалела, что так опрометчиво согласилась на предложение Эндрю Адамса провести их деловую встречу не в офисе. Было очевидно, что у него еще что-то на уме.

Несмотря на весьма затрапезный внешний вид, плешивость и явно избыточный вес, он мнил себя современным Адонисом. Хотя Сюзанна делала отчаянные попытки не замечать его намеков, она чувствовала, что ее терпение на исходе.

— Я бы хотел показать вам некоторую статистику, — говорил он, с нескрываемым аппетитом разглядывая ее своими сальными маленькими глазками. — Но, к моему большому сожалению, я по небрежности оставил документы у себя дома. Почему бы нам не закончить нашу деловую встречу там? И потом, здесь слишком шумно.

Сюзанна посмотрела на часы и нахмурилась. Она говорила с ним уже около часа. Беседа была бессодержательной, и она не намеревалась дальше тратить попусту свое время.

— Боюсь, что мне пора. Уже семь часов, — по возможности вежливо ответила она.

— Но я живу здесь рядом. Через два дома, — упрашивал Адамс, ерзая в своем кресле.

Единственное, чего сейчас хотелось Сюзанне, так это побыстрее вернуться домой и поговорить с Нэтом. Она думала о нем весь день и горела желанием поскорее увидеть его. Ей было интересно, как она сегодня отреагирует на него. Будет ли та же трепетность, или же то была просто реакция на три бессонные ночи, проведенные с Мишель?

— Джон Хаммер и я хорошие друзья, — продолжал гнусавить Эндрю. — Не знаю, в курсе ли вы этого или нет, но я с вашим шефом в отличных дружеских отношениях.

Он облизнул жирные губы и сдавленно икнул. Его рука, сладострастно сжимавшая тонкую ножку бокала, дрогнула от глубинного трепета его бесформенного массивного тела, и несколько капель вина выплеснулось на белоснежную скатерть.

Сюзанне стало откровенно противно. Джон Хаммер был ее непосредственным начальником, и именно от него зависело, ждет ли ее продвижение по службе и станет ли она вице-президентом по маркетингу. Первой женщиной — вице-президентом!

— Если вы такой близкой друг Джона Хаммера, то ему и покажите вашу статистику, — предложила Сюзанна, думая, что на этом можно закончить их утомительную встречу.

— Нет, я хочу передать эту важную информацию только в ваши очаровательные ручки, в эти пальчики, в эти… — Адамс запнулся — ему явно не удавалось подобрать нужные слова. — Зайдем всего лишь на пять минут! Ну от силы на полчаса!

— Если проблема только в том, чтобы взять несколько папок, то вы можете сделать это сами, а я подожду вас здесь, — предложила Сюзанна. В этот момент какая-то пара прошла мимо них. Сюзанна не обратила внимания на мужчину, но женщина сразу же приковала к себе ее взор.

Это была высокая стройная блондинка, одетая по последней моде. Она двигалась с такой грацией, что Сюзанна невольно залюбовалась ею. Определенно это была либо кинозвезда, либо фотомодель.

— Но, может быть, все-таки пройдемся вместе? — вновь донесся до ее слуха голос Эндрю.

— Нет, — резко сказала Сюзанна и в отчаянии опустила глаза. Тут она явственно почувствовала, что кто-то смотрит ей в спину. Это было почти физическое ощущение.

Повернувшись, Сюзанна чуть было не вскрикнула от неожиданности и удивления: за столиком, метрах в трех от них, сидел Нэт. Рядом с ним — та самая блондинка, которая так поразила Сюзанну. Блондинка счастливо улыбалась, глядя на Нэта.

Сюзанна резко повернулась и, увидев свой не тронутый за вечер бокал, залпом выпила его. Она чувствовала досаду и обиду. У Нэта было свидание с прекрасной принцессой, а у нее — с Дональдом Даком!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Гнев Сюзанны не знал границ. Мужчины! Да кому они нужны!

Во всяком случае, не ей. Нэт Таунсенд! Для другой женщины он соизволил облачиться в приличный костюм, а с ней сойдет и футболка. Да пусть он натянет свою бейсбольную кепку до пяток! Нужны ей его поцелуи!

Не прошло и пяти минут, как в дверь позвонили. Подойдя к двери, Сюзанна поглядела в глазок. Это был Нэт. Не зная, как поступить, она сделала шаг назад и замерла в раздумье. Она не желала видеть его. Он стал ей как-то неприятен.

— Сюзанна! — Нэт позвонил вторично. — Я знаю, что ты дома. Открой. Нам надо поговорить.

— Мне не о чем с тобой разговаривать, — отрезала она.

Повисла пауза.

— Хорошо. Делай как знаешь, — услышала она его голос.

Неожиданно передумав, Сюзанна открыла дверь. Они обменялись недобрыми взглядами.

— Кто это был с тобой? — глухо произнес Нэт.

Сюзанна хотела ответить что-то резкое, типа: «Не твое дело!», но потом передумала.

— Это был Эндрю Адамс. А кто была та женщина с тобой? — Более-менее вежливый ответ оставлял ей возможность задать ему встречный вопрос.

— Сильвия Поттер.

Некоторое время они молчали.

— Это все, что я хотел знать, — заявил Нэт.

— Я тоже узнала все, что хотела, — сказала Сюзанна.

Нэт сделал шаг назад, и Сюзанна захлопнула дверь.

— Сильвия Поттер! — пробормотала она зло.

Однако через пятнадцать минут раздражение улеглось. Она прочитала корреспонденцию, пробежала глазами вечерние газеты. Затем ее мысли вновь вернулись к Нэту. Почему она, собственно, так разволновалась? Что он для нее значил? Они познакомились всего лишь неделю назад, а до этого она даже не знала его имени.

Ну поцеловались пару раз. Что из этого? Нэт имеет полное право встречаться с кем угодно. Это не должно волновать ее.

Но это почему-то все-таки волновало. Может быть, Нэт предпочитает блондинок? Поэтому он так и нарядился, чтобы понравиться ей.

Решив окончательно отбросить какие бы то ни было размышления об этом инциденте, Сюзанна занялась приготовлением обеда. В результате инспекции холодильника была обнаружена лишь одна старая куриная лапка. Держа ее на ладони, Сюзанна раздумывала, куда ее лучше положить: в микроволновую печь или сразу в мусорное ведро.

Но в этот момент ей не суждено было принять решение. Краем глаза она заметила красивого сиамского кота, беспечно прогуливающегося по перилам ее балкона.

У Сюзанны замерло сердце. Ее квартира располагалась на восьмом этаже. Одно неверное движение, и… Осторожно ступая, Сюзанна подошла к двери и тихо отворила ее.

— Кис-кис-кис, — нежно позвала она, протягивая животному куриную лапку.

Кот тут же поддался искушению и, мягко спрыгнув с перил, бесшумно вошел в комнату. Сюзанна сунула лапку в микроволновую печь, а кот принялся кружить около нее, отчаянно мурлыча.

— Подожди немножко. Сейчас подогреется, и ты покушаешь, — успокаивала его Сюзанна.

Не успела она нарезать мясо на мелкие кусочки, как в дверь снова позвонили.

— Мой кот не у тебя? — спросил Нэт, когда она открыла дверь.

— Не знаю. Опиши его, — потребовала Сюзанна.

— Оставь эти детские игры! Шоколадное Печенье — очень дорогое животное.

— Шоколадное Печенье! — повторила она, смеясь. — Но, очевидно, ты не читал Правила сдачи внаем квартир в этом доме. В параграфе 12, пункт 13, написано белым по черному: никаких домашних животных! — Она в действительности не знала точно, какой параграф и какой пункт предостерегает об этом тяжком преступлении, но ей хотелось, чтобы Нэт подумал, что она знает.

— Если ты не нажалуешься на меня, то я не нажалуюсь на тебя, — выдвинул он ультиматум.

— А у меня и так нет животных.

— Да, но у тебя был ребенок.

— Только три дня, — возразила Сюзанна. Какой нахальный этот Нэт! Сам нарушил правила, однако вместо того, чтобы чувствовать вину, имеет наглость обвинять других!

— Кот не мой. Он принадлежит моей сестре. Она оставила его у меня на несколько дней. А теперь отдай мне кота, или у меня будет сердечный приступ, если его у тебя нет, — взмолился Нэт.

— Пожалуйста, забирай свое сокровище.

Нэт вздохнул с облегчением.

— Слава Богу! Моя сестра обожает это создание. Она была здесь проездом из Сан-Франциско. Оставила его у меня, а сама отправилась на Гавайи.

Как будто догадавшись, что речь идет о нем, Шоколадное Печенье, дожевав последний кусочек мяса, величественно подошел к Нэту и присел у его ног, аппетитно облизываясь.

— Советую тебе закрывать балконные двери, — сказала Сюзанна.

— Да, конечно, ты права, — согласился Нэт. Он подхватил кота на руки и принялся поглаживать ему спинку. — Может, тебе будет небезынтересно узнать, что Сильвия Поттер — моя сестра, — произнес Нэт и повернулся к двери, собравшись уходить.

— Сильвия Поттер — твоя сестра? — повторила Сюзанна. Прошла почти минута, прежде чем она поняла смысл того, что он сказал.

Она не была уверена, правильно ли расслышала, поэтому на всякий случай переспросила: — Что ты сказал?

— Я сказал, что Сильвия Поттер — моя сестра. А кто такой Эндрю Адамс?

— Мой брат, — не совсем веря Нэту, решила отвечать в его духе Сюзанна.

— Не верится что-то, — усомнился Нэт.

— И правильно, что не верится. Я бы не хотела иметь такого брата. Это один из клиентов нашей компании, — пояснила Сюзанна. — Когда я отменила назначенную на понедельник встречу с ним, он предложил встретиться в ресторане. Вначале все казалось вполне прилично, но потом он начал делать разные намеки… В общем, старый ловелас.

— Жаль, что со мной не было фотоаппарата в тот момент. Когда ты увидела меня, я думал, что у тебя глаза вылезли из орбит, — сказал Нэт.

— Не ты, а твоя сестра напугала меня. Она такая красивая.

— Ты тоже красивая. Очень, — сказал Нэт.

Это явная лесть, подумала Сюзанна. Сравнивать ее с такой красавицей! Если бы Нэт не выглядел столь искренним, она подумала бы, что он просто издевается над ней.

— Спасибо, — вежливо ответила Сюзанна. Обычно ей были безразличны комплименты мужчин. Но услышать комплимент от Нэта ей было почему-то очень приятно. По отношению к нему она вообще делала массу исключений. Мужчина, не интересующийся своей карьерой, для нее, как правило, вообще не существовал. Однако Нэт, несмотря на полное безразличие к карьере, каким-то магическим образом привлекал и удерживал ее внимание.

Нэт шагнул к своей квартире и распахнул дверь.

— Входи! — пригласил он, делая шаг в сторону. И тут Сюзанна увидела, чем Нэт занимался. Он играл в компьютерные игры! Боже! Какой примитив! Какая пустая трата времени!

— Нет, спасибо, — ответила она быстро. — Не хочу отрывать тебя от серьезного занятия. Кроме того, мне нужно готовить ужин.

— Ты готовишь ужин! — воскликнул Нэт. Сюзанна не могла точно сказать, чего было больше в его интонации — удивления или издевки.

— Да, я готовлю ужин, — твердо повторила она.

— Как кстати. Теперь твой черед угощать, — радостно проговорил Нэт.

— Я…

— Ужин вдвоем у камина — как раз то, что надо. Тем более если учесть, что мы вроде бы прояснили недавнее недоразумение, и это надо отметить, — продолжал развивать мысль Нэт.

Сюзанна почувствовала легкое головокружение. Нэт напросился к ней в гости на ужин, о котором она имела неосторожность столь преждевременно похвастаться. Но что она может предложить ему? Любые попытки приготовить что-нибудь, кроме тостов, оканчивались трагедией. Тогда, может быть, приготовить тосты? С чем? С маслом? С медом? С джемом? Список возможных вариантов был бесконечен.

— Давай ты готовишь ужин, а я приношу вино. Согласна? — предложил Нэт.

— Дело в том, что мне надо еще просмотреть кое-какие документы к завтрашнему дню, — начала было Сюзанна, но Нэт прервал ее.

— Не волнуйся, я уйду, как только ты скажешь, — заверил он.

Хотя Нэт не отвечал ее представлениям об идеальном мужчине, ее почему-то тянуло к нему. Перспектива провести с Нэтом некоторое время, безмятежно беседуя за едой, была ей приятна.

— Хорошо, — произнесла она раньше, чем как следует все обдумала.

— Прекрасно. Встречаемся через час. Я полагаю, часа будет достаточно? — спросил он.

И она снова согласилась, плохо понимая, что с ней происходит.

Нэт наклонился и легко поцеловал ее в губы.

— Значит, я увижу тебя через час, — прошептал он. Обняв ее за талию, он проводил ее до двери.

Когда она закрыла за собой дверь, то ее охватил настоящий ужас: как быть, к кому обратиться за помощью? Перебрав все возможные варианты, она остановилась на ресторане «Вестерн Авеню Дэли» и сделала заказ.

Ровно через час Сюзанна уже заканчивала сервировать стол. Салат был в хрустальной чаше, подаренной ей тетей Гретой по случаю окончания колледжа. Сюзанна впервые пользовалась этой чашей и только сейчас заметила, что она, по-видимому, предназначена для напитков типа пунша. Может, Нэт не обратит внимания? — с надеждой подумала она. Что касается остальной еды, то она была превосходно подана, а на сковороде еще разогревался бефстроганов. Сюзанна помахала руками, чтобы разогнать запах от разогреваемого мяса по всей квартире, надеясь создать иллюзию долгого приготовления пищи.

Раздался звонок в дверь, и когда Сюзанна открыла, перед ее взором предстал Нэт. В руке у него была бутылка вина.

— Привет, — весело сказал он. И тут она обратила внимание, какие голубые у него глаза. Как цвет горного озера.

— Входи. Ужин как раз готов.

Нэт глубоко вдохнул.

— О! Какой аромат! А красное вино подойдет? — спросил он.

— Думаю, да.

Она провела Нэта на кухню.

— А ты здорово постаралась! — проговорил он, удивленно озираясь.

Для пущей убедительности Сюзанна выложила на кухонный стол все имевшиеся у нее кастрюли, сковородки, миски, ножи, ситечки и прочий кухонный инвентарь. Она также положила несколько раскрытых книг, которые по идее должны были имитировать поваренные книги, так как собственно поваренных книг у нее не было. По ее мнению, все это должно было убедить Нэта в том, что ужин она приготовила сама.

— Надеюсь, ты любишь бефстроганов? — спросила она.

— Это мое любимое блюдо, — заверил ее Нэт.

Пока Сюзанна подавала мясо, Нэт откупорил вино и наполнил бокалы. Теперь они сидели друг против друга.

— Чудесно приготовлено! — похвалил Нэт, отведав бефстроганов с вермишелью в грибном соусе.

— Спасибо. — Сюзанна опустила глаза. — Сделано по рецепту моей мамы, — сказала она, не глядя на Нэта. Это было полуправдой. Рецепт действительно был, но только рождественского пирога.

— И салат тоже изумительный! — не переставал восхищаться Нэт. — Если не секрет, как ты сделала приправу?

Именно этого момента Сюзанна опасалась больше всего.

— Ну… подсолнечное масло, — выпалила она, надеясь, что угадала.

— А уксус? — продолжал допытываться Нэт.

— И уксус тоже. Много уксуса, — кивнула она энергично.

— А специи тоже?

— Конечно! Как же без специй? — уверенно сказала Сюзанна. — Специи придают тот самый вкус, без которого салат уже не тот, — осторожно развила она мысль. Нэт кивнул и улыбнулся.

У Сюзанны никогда не получалось обманывать. Она и не любила людей, способных обманывать. Считала их недостойными ее дружбы. И сейчас, пытаясь обмануть Нэта, она чувствовала себя на редкость неуютно. Тем более, если уж он начал задавать ей такие специфические вопросы, значит, он что-то заподозрил, а может быть, даже уже обо всем догадался. И она решилась признаться.

— Нэт. Я… я не сама это приготовила…

— «Вестерн Авеню Дэли»? — угадал Нэт.

Она кивнула.

— Прекрасный выбор! Отличный ресторан! — похвалил он.

— Как ты догадался?

— По тому невероятному количеству кухонной посуды, выставленной как напоказ и не имеющей никакого отношения к поданной на стол еде. Но специи, — он показал на баночки, выставленные в центре стола, — явно домашние.

— Это подарок сестры. Она все еще надеется на чудо. Думает, что придет время — и я тоже, как она, найду свое призвание на кухне.

Нэт улыбнулся, слабо представляя себе Сюзанну у плиты.

— Просто, когда я увидел на столе приправу куркумового корня и куриную приправу, я ожидал совсем другой еды, — пояснил Нэт.

— О! — Сюзанна смутилась.

— Если я чем-то обидел тебя, то прости, — поспешил успокоить ее Нэт, заметив, что краска залила ее лицо. — Я действительно ценю твои хлопоты.

— Мне легче в уме подвести баланс мировой экономики за два года, чем испечь самое простенькое печенье, — призналась Сюзанна.

— Если ты все-таки когда-нибудь решишься на это, то знай: мое самое любимое — шоколадное, — на всякий случай проинформировал ее Нэт.

— Хорошо, запомню, — сказала Сюзанна. Она обратила внимание, что пару дней назад у нее под окнами открылась новая палатка, продающая шоколадное печенье «В дождливый день». Это печенье было весьма популярным по всей стране, и Сюзанне самой оно очень нравилось.

Нэт помог ей убрать со стола. Пока она мыла посуду, он занялся растопкой камина. Когда Сюзанна вошла, Нэт сидел на полу перед камином, в котором весело потрескивали сухие дрова.

— Еще вина? — спросил он, протягивая Сюзанне бутылку.

— Пожалуй, — ответила она и присела на пушистый ковер рядом с Нэтом. Нэт выключил свет, и теперь комната освещалась лишь трепетным пламенем горящих в камине поленьев. Было уютно и тепло.

— Ну что же. Давай спрашивай! — неожиданно предложил Нэт.

Сюзанна удивленно посмотрела на него, не понимая, что он имеет в виду.

— Я знаю, что ты умираешь от желания… узнать, кто я и что я. Давай спрашивай, — предложил он снова. — Я готов ответить на любые твои вопросы. Клянусь говорить только правду, — добавил он полушутливым тоном.

Сюзанна отпила немного вина. Если он с такой легкостью смог прочитать ее мысли, значит, ей нечего делать в мире бизнеса. Да, она очень хотела бы получить ответы на кое-какие интересующие ее вопросы, но собиралась получить их незаметно, искусно вплетая вопросы в ткань их беседы.

— Однако прежде всего, — сказал неожиданно Нэт, — я бы хотел, чтобы ты разрешила мне сделать кое-что.

И с этими словами он нежно прижал ее к себе и поцеловал. Это было так неожиданно и приятно! Никогда раньше она не испытывала ничего подобного.

— Я готов заниматься этим всю ночь, — пробормотал Нэт.

У Сюзанны закружилась голова.

— Так… о чем… мы говорили? — наконец вымолвила она.

Нэт передвинулся ей за спину и обнял ее, скрестив руки на груди. Он начал легонько покусывать мочку ее уха, как будто это было его любимое шоколадное печенье.

— Я предложил тебе задать мне любые интересующие тебя вопросы.

— Да… вспоминаю. Нэт, — начала она, немного придя в себя, — ты работаешь?

— Нет.

Приятный трепет пробежал вдоль ее позвоночника в ответ на ласки Нэта.

— Почему не работаешь? — спросила она дрожащим голосом.

— Бросил.

— Но почему?

— Устал. Очень много работал и больше не хочу, — ответил Нэт.

Его губы тем временем продвигались вниз по ее шее к плечу, и Сюзанна закрыла глаза от переполнявших ее не изведанных ранее ощущений. Она не знала, то ли продолжать его расспрашивать, то ли отдаться целиком этим новым переживаниям.

Нэт передвинулся и теперь сидел напротив нее. Его губы начали исследовать лицо Сюзанны, покрывая его нежными легкими поцелуями. Они были повсюду, как капельки дождя: на глазах, на щеках, на носу.

— Хочешь знать что-нибудь еще? — спросил он, прервавшись.

Сюзанне потребовалась вся ее сила воли, чтобы не попросить его продолжать то, что он делал.

— Нет… я все уже… узнала, что… хотела, — ответила она.

Нэт сел, согнув ноги в коленях и обхватив их руками.

— Тогда моя очередь, — сказал он.

— Твоя? — не поняла Сюзанна.

— Да. Теперь я буду спрашивать тебя.

Сюзанна с трудом могла думать о чем-либо другом, кроме как о Нэте, сидящем на расстоянии всего нескольких сантиметров от нее. В любой момент он мог наклониться и поцеловать ее.

— Ну, расскажи мне о себе, — предложил Нэт.

Сюзанна немного помолчала. Что может быть интересного для Нэта в ее жизни? Она всегда много работала, хотела сделать карьеру.

— Я жду повышения по службе. Я работаю в фирме «Эйч энд Джей Лайма» уже пять лет. Я выбрала эту фирму, хотя заработок в ней ниже, чем в других, в которых я могла бы работать. У меня был выбор из трех предложений, но я выбрала именно эту фирму, так как здесь есть перспектива роста. Я женщина, и это одновременно и облегчает и затрудняет продвижение по служебной лестнице.

— Да, положение женщины в деловых кругах всегда несколько двусмысленно, — заметил Нэт.

— Я сразу решила, что хочу получить должность вице-президента по маркетингу. — Переключаясь на животрепещущую тему, Сюзанна почувствовала, как ее голос обретает уверенность и силу. — Это достойная цель, потому что за долгую историю существования фирмы ни одна женщина не удостаивалась чести занять столь высокий пост.

— И? Что дальше? — проговорил Нэт.

— А дальше то, что через пару недель все решится. Я больше не буду частично служить лишь приманкой для клиентов, а стану самостоятельно принимающей решения сотрудницей.

— И какова конкуренция? — поинтересовался Нэт.

— Жесткая, — тяжело вздохнула Сюзанна. — Еще два человека. Мужчины. Такой же стаж работы в фирме. Оба очень работоспособные, преданные, компетентные.

— Но ты тоже работоспособная, преданная и компетентная, — заметил Нэт.

— Этого недостаточно, — проговорила Сюзанна. Теперь, когда ее возможное назначение было так близко, она хотела его еще сильнее.

— Неужели это назначение значит для тебя так много? — удивленно спросил Нэт.

— Да. Это единственная цель моей жизни.

Когда она замолчала, возникла пауза. Нэт пододвинулся к камину и подбросил в него еще пару поленьев. Хотя Сюзанна не просила, он наполнил ее бокал.

— А не думала ли ты о том, что, достигнув своей мечты, ты можешь неожиданно обнаружить, что несчастлива? — вдруг спросил Нэт.

— Как это я могу быть несчастливой, если достигну своей мечты? — недоуменно проговорила Сюзанна. На протяжении пяти долгих лет она каждую минуту своей жизни посвящала именно продвижению к заветной цели. К вице-президентству! Она будет счастлива. Она, конечно же, будет счастлива. Она будет очень счастлива.

— А не кажется ли тебе, что в твоей жизни чего-то не хватает?

— Ты начинаешь говорить, как моя сестра, — поморщилась Сюзанна. — Нет, мне не кажется. Моя жизнь насыщена работой, и если ты собираешься читать мне мораль, то не трать силы. Я уже наслушалась подобных нравоучений со времен колледжа от Эмили. Сестра думает, что все должны быть такими же, как она.

— В каком смысле? — не понял Нэт.

— В смысле создания своей семьи. Роли матери и жены-домохозяйки не для меня. Я никогда не смогу быть хорошей матерью и исправной хозяйкой, — она вспомнила свои кухонные неудачи.

— Понимаю, — протянул Нэт.

— Сам посуди. Ну вот будь я мужчиной, стал бы каждый уговаривать меня побыстрее жениться?

Нэт улыбнулся.

— Не могу представить тебя мужчиной.

— Наверное, это из-за носа, — сказала она, немного смущаясь.

— Из-за носа? — не понял Нэт.

— Да. — Она повернулась к Нэту в профиль, который, как она считала, был безупречным. — Я считаю, мой греческий классический профиль — это единственное, что во мне есть по-настоящему красивое, — произнесла она горделиво. Вино, по-видимому, ударило ей в голову. Или близость с Нэтом опьянила ее сильнее?

— А я вспоминаю ту ночь, когда мы вдвоем заснули здесь вместе с Мишель, — задумчиво проговорил Нэт. — Первый раз в жизни я спал, обнимая одну женщину, а в действительности желая другую.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Решено! Больше я с ним не встречаюсь, — уверенно сказала Сюзанна.

— Что вы говорите? — Мисс Брукс на секунду оторвалась от машинки и недоуменно посмотрела на Сюзанну.

Только тогда та осознала, что размышляла вслух.

— Нет, ничего. Извините, — пробормотала Сюзанна.

Кофе был уже готов, и мисс Брукс поставила чашку на стол Сюзанны.

— Когда вы вчера ушли с работы? — спросила мисс Брукс Сюзанну, когда та поднесла чашку к губам.

— Достаточно рано, — ответила Сюзанна.

— А позавчера? — продолжала секретарша допрос.

— Тоже не так поздно, — проговорила Сюзанна между глотками.

Мисс Брукс бросила на Сюзанну укоризненный взгляд, красноречиво говоривший, что она не поверила ни одному ее слову.

Когда секретарша вышла, Сюзанна вновь погрузилась в размышления об их взаимоотношениях с Нэтом: Надо было что-то решать. Нэт внес такую смуту в ее внутренний мир, что она уже начала разговаривать сама с собой.

В тот день Нэт ушел около одиннадцати. Все время, пока он был у нее, он только и делал, что целовал ее. Он зацеловал ее до беспамятства. Она забыла о времени. Забыла обо всем. Три дня прошло с того вечера, а она и сейчас отчетливо ощущает след его губ на своих губах, аромат его кожи. В кухне по сей день удерживается запах его одеколона, и всякий раз, когда входит туда, она невольно возвращается мыслями к Нэту.

Но как она могла увлечься таким человеком? Он же ведь безработный! Судя по его словам, когда-то у него была какая-то работа, но он бросил ее и, казалось, не собирался подыскивать себе что-то еще. Он внимательно выслушивал рассказы Сюзанны о ее планах на будущее в отношении службы, но, по-видимому, не разделял ее устремлений. Он был совершенно лишен честолюбия, никаких амбиций, ни малейшего желания совершенствоваться. Так ей по крайней мере казалось.

И тем не менее Сюзанна влюбилась в него!

А ведь думала, что у нее уже выработался иммунитет против влюбленности… Она считала себя слишком умной, практичной, целеустремленной, чтобы заниматься такими глупостями. Тем более как мог привлечь ее внимание такой безалаберный человек, каким, несомненно, являлся Нэт?

Хорошенько поразмыслив, Сюзанна решилась на единственный правильный, как ей казалось, шаг — избегать встреч с Нэтом.

Он звонил ей, оставляя сообщения на автоответчике, а она упорно их игнорировала. Она уходила на работу очень рано, а возвращалась очень поздно, надеясь убить сразу двух зайцев: продемонстрировать перед начальством свою беззаветную преданность делу и избежать встречи с Нэтом.

В этот момент зазвонил внутренний телефон.

— Мисс Симмонс, мистер Таунсенд на линии, — раздался голос секретарши.

— Пусть оставит сообщение, — ответила Сюзанна.

— Но он настаивает на личном разговоре.

— Скажите ему, что я у начальника в кабинете, — отрезала Сюзанна.

Мисс Брукс недоуменно подняла глаза. Раньше она не замечала, чтобы Сюзанна прибегала ко лжи.

— Это тот самый человек, с которым вы решили больше не встречаться? — спросила она, вспомнив недавние высказывания Сюзанны.

Неожиданный вопрос секретарши застал Сюзанну врасплох.

— Да… — неуверенно протянула она.

— Если он будет еще звонить, я скажу, что вас нет.

— Спасибо.

Сюзанна была удивлена. Она не ожидала, что Нэт станет звонить ей в офис. Ее беспокойство усилилось, однако к одиннадцати она вновь чувствовала себя в прекрасной форме. Собрав необходимые бумаги для предстоящего совещания финансового комитета, она направилась было к дверям, как вдруг они распахнулись и появилась мисс Брукс.

— Только что звонил мистер Франклин. Он просил перенести назначенный ленч на пятницу в десять утра, — сказала она.

— Хорошо. В пятницу в десять, — повторила Сюзанна, делая заметку в своем дневнике. Ей хотелось спросить, как отреагировал Нэт на ее весьма прозрачный отказ подойти к телефону, но она сдержалась.

— Мистер Таунсенд оставил сообщение, — продолжала мисс Брукс.

— Положите на стол.

— И вы не хотите прочесть его сейчас? — удивленно спросила мисс Брукс.

— Нет. Не сейчас. Позже.

Сидя на совещании, Сюзанна пожалела, что не прочла послание. Она мечтала лишь, чтобы совещание побыстрее закончилось и она могла бы узнать, что хотел сообщить ей Нэт.

Сюзанна была вне себя от злости. Если так будет продолжаться, она просто не сможет работать.

Она вошла в кабинет и застыла на месте. На ее рабочем столе сидел Нэт собственной персоной. На нем была бейсбольная кепка, майка с эмблемой местной бейсбольной команды «Моряки» и потертые джинсы. В одной руке он держал бейсбольный мяч, а на другой была надета бейсбольная перчатка.

Элеонора Брукс выглядела смущенной и взволнованной. Нэт определенно уже успел обаять ее.

— Ну, где же ты ходишь? — улыбаясь, спросил Нэт. — Мы так можем опоздать на важную игру!

— Какую еще игру? — недоуменно переспросила Сюзанна.

Нэт протянул к ней бейсбольную перчатку и мяч — вдруг она их еще не заметила!

— Сегодня играют «Моряки», и у нас два билета на лучшие места! — выкрикнул он, подражая спортивным ведущим.

Сюзанна остолбенела от неожиданности. Нэт, по-видимому, и понятия не имеет, что такое служебная дисциплина! Что она с трудом сосредоточилась на совещании — еще полбеды, но вот так вломиться посреди рабочего дня и требовать, чтобы она все бросила и пошла с ним на какую-то дурацкую бейсбольную встречу, — это уже слишком!

— Неужели ты думаешь, что я пойду с тобой, бросив работу?

— А что такого? — беззаботно спросил Нэт.

— Я не могу этого сделать, — отчетливо выговаривая слова, заявила Сюзанна.

— Почему? — искренне удивился Нэт.

— Потому что я на работе. Я — служащая. Я обязана подчиняться общепринятой дисциплине.

— Но ведь ты на этой неделе так часто задерживалась на работе. Небольшой отдых не повредит. Давай распусти волосы. Расслабься. Будет здорово, обещаю тебе! — не унимался Нэт.

Теперь Сюзанне стало ясно: Нэт ни в грош не ставит такие понятия, как ответственность и чувство долга. Он, конечно же, не понимает, что работа сама по себе уже счастье, если это любимая работа. У него в голове только развлечения.

— Нет. Я не могу, — строго возразила Сюзанна.

— Ладно. Что у нас сегодня на полдень назначено? — сказал Нэт и наклонился к ее рабочему расписанию.

— Мистер Франклин отменил трехчасовой ленч, а вы пропустили свой ленч из-за финансового совещания, — неожиданно оповестила Нэта мисс Брукс.

Сюзанна зло взглянула на секретаршу. Что с ней сделал Нэт, чтобы склонить на свою сторону?

— У меня много других важных дел, — не сдавалась Сюзанна.

— Но их нет в твоем расписании! — справедливо заметил Нэт. — Поэтому у тебя нет уважительных причин, чтобы отказать мне.

Сюзанна решила не спорить. Четким строевым шагом, которому мог бы позавидовать любой военный, она промаршировала мимо Нэта и мисс Брукс и заняла место за своим рабочим столом. Она решила просто игнорировать их присутствие.

— Сюзанна, тебе надо немного развеяться, отдохнуть. Эти несколько часов ничего не решат в твоей карьере. Но зато потом ты будешь чувствовать себя отдохнувшей и с удвоенной энергией примешься за дело, — продолжал уговаривать Нэт.

В этот момент кто-то вошел в кабинет.

— Сюзанна, я как раз просматривал эти цифры… — Сюзанна узнала голос своего шефа, Джона Хаммера. Джон умолк на полуслове, заметив Нэта.

Сюзанна не знала, куда деваться. Вид у Нэта был, мягко говоря, несоответствующим обстановке. Однако, глядя на Нэта, мистер Хаммер улыбнулся вполне дружелюбно и даже, как показалось Сюзанне, несколько сконфуженно оттого, что прервал ее с Нэтом беседу. Сюзанна встала.

— Это Нэт Таунсенд, мой сосед, — представила она Нэта своему шефу.

Мужчины пожали друг другу руки. Даже если Джон и был удивлен, застав в кабинете у Сюзанны мужчину в джинсах, бейсболке и с бейсбольной перчаткой на руке, он не показал виду.

— Нэт Таунсенд, — повторил мистер Хаммер. — Очень рад, очень рад.

— Взаимно, — ответил Нэт. — Я, собственно, зашел за Сюзанной. Сегодня днем играют «Моряки». Мы идем на матч.

Мистер Хаммер снял очки и задумчиво произнес:

— Что ж. Прекрасная мысль.

— Что вы! Как я могу! Неужели вы думаете… — Сюзанна умолкла на полуслове, поняв, что на ее протесты никто не обращает внимания.

— Нэт совершенно прав, — произнес мистер Хаммер, кладя папку с документами на стол. — Последнее время вы действительно очень много работали сверхурочно. Отдохните немного.

— Но…

— Сюзанна! Ты собираешься спорить со своим начальником? — возмутился Нэт.

— Но… — она не знала, что и сказать.

— Ну вот и хорошо. Этот полдень ваш, — произнес Джон Хаммер, самодовольно улыбаясь, как будто бы инициатива отправить ее на бейсбольный матч исходила от него. Он улыбнулся Нэту и кивнул ему, словно они были давние приятели.

Нэт озабоченно взглянул на часы.

— Нам лучше поспешить, если мы не хотим опоздать к первой подаче, — воскликнул он.

Сюзанна неохотно прихватила сумочку и направилась к дверям. Она сделала все, что могла, чтобы отвязаться от Нэта, но, видимо, ей все-таки придется провести в его компании несколько часов. Они вошли в лифт.

— Я не могу идти на бейсбольный матч в деловом костюме, — сделала последнюю попытку Сюзанна.

— Не волнуйся по пустякам, — небрежно бросил Нэт.

Они вышли из здания и направились в сторону стадиона. Сюзанна едва поспевала за Нэтом, делавшим семимильные шаги.

— Я хочу, чтобы ты знал: я была категорически против всего этого, — на всякий случай выкрикнула на ходу Сюзанна.

— Если собираешься жаловаться, потерпи до стадиона. Там мы перекусим. Я знаю, что ты раздражительна, когда голодна, — ответил Нэт.

Внезапно Сюзанна подумала о мистере Хаммере. Странно, как легко он согласился на безумное предложение Нэта. Джон Хаммер был такой же целеустремленный и трудолюбивый, как и Сюзанна. Почему он не возражал? Создалось впечатление, что он знал Нэта раньше или слышал о нем. Она также не могла припомнить, чтобы мистер Хаммер так радовался, когда его знакомили с кем-то. Обычно он держался весьма сухо.

Билетер у ворот взял их билеты и указал на места. Сюзанна никогда раньше не бывала на профессиональных бейсбольных матчах, поэтому не могла понять, почему эти места Нэт назвал самыми лучшими. Она села и наклонилась, чтобы поправить ремешок на ботинке, и в этот момент услышала, как что-то со свистом пролетело над ее головой. Подняв голову, она увидела в руках у Нэта пачку арахиса. Тут же вторая пачка просвистела вслед за первой.

— Эй! Нельзя ли поосторожнее! — крикнула она.

— Спокойно! — сказал Нэт. — Подача взята!

Он протянул ей одну, а сам распечатал вторую.

— Скоро будут хот-доги. Подожди минутку, — оповестил ее Нэт.

Но Сюзанна вовсе не была в восторге.

— Если хочешь играть, иди на поле, — сердито сказала она.

Нэт беспечно рассмеялся.

— Ты что, из меня идиотку делаешь? Вначале оторвал от важных дел, затащил на эту дурацкую игру, теперь перебрасываешься пакетами с едой как мальчишка. Что на очереди? — продолжала негодующим тоном Сюзанна.

Прежде чем она успела опомниться, Нэт обнял ее и страстно поцеловал.

Все случилось так неожиданно, что Сюзанна едва не задохнулась. Закрыв глаза, она откинулась на спинку сиденья.

Внезапно она ощутила, как что-то оказалось в ее руке. Открыв глаза, она обнаружила, что держит огромный хот-дог.

— Я попросил набить его всем, чем можно, — объяснил Нэт размеры бутерброда.

Взглянув на хот-дог, Сюзанна обнаружила, кроме толстенных сосисок, какие-то маринованные овощи, листы салата, лук, картофель, кетчуп и еще несколько аппетитных кусочков, определить которые не смогла.

— Ешь, а не то я поцелую тебя снова, — шутя приказал Нэт.

Предостережение было вполне уместным. У Сюзанны еще кружилась голова от недавнего поцелуя, поэтому она торопливо надкусила бутерброд. Вопреки ожиданиям он был не так уж плох на вкус.

Покончив с хот-догом, она принялась за соленый арахис, который был еще теплым.

Принесли прохладительные напитки.

Матч начался.

— Ну, как тебе? — весело спросил Нэт.

— Мне как-то не по себе. Я одета неподобающе, — ответила Сюзанна.

— Сейчас уладим, — пообещал Нэт и куда-то умчался.

Через минуту он вернулся с бейсболкой и такой же, как у него, майкой с эмблемой команды. Сняв пиджак, Сюзанна натянула поверх блузки майку и надела бейсболку, надвинув козырек на лоб.

— Вот! Теперь ты выглядишь как одна из нас! — с удовлетворением воскликнул Нэт.

— Спасибо, — поблагодарила Сюзанна, разглаживая майку, из-под которой выглядывала строгая юбка. Ни дать ни взять клоун, подумала она.

Впрочем, ее это почему-то мало трогало. Ей стало нравиться здесь, на стадионе, среди этих людей, рядом с Нэтом.

А игра, между прочим, была в разгаре. Сюзанна практически не знала правил. Единственное, что она понимала, — это где команда их города. По цвету маек. Она предпочитала проводить свободное время на концертах органной музыки, в музеях, много читала, и эта орущая толпа пугала ее.

— Ты избегала меня? — спросил Нэт. — Скажи, почему?

Ей не хотелось ни обманывать его, ни говорить правду. Она пожала плечами, полагая это достаточным.

— Это не ответ, Сюзанна, — настаивал Нэт.

— Потому что мне не нравится, что со мной происходит, когда ты целуешь меня, — призналась она, не лукавя.

— А что происходит? — удивился Нэт. — Помнится, ты говорила, будто чувствуешь себя потрясающе, когда мы целуемся.

Сюзанна потупила голову и принялась рассматривать трещины на асфальтовом покрытии.

— Не совсем так, — проговорила она.

— Значит, ты обманывала меня!

— Нет, только не надо целовать меня всякий раз, когда ты хочешь на что-то меня подбить, — попыталась сформулировать свою мысль Сюзанна.

Веер морщинок раскрылся в уголках его глаз, когда он улыбнулся. Выражение лица стало одновременно невинным и проказливым.

— Я с самого начала ощутил между нами электрический ток, а ты поняла это только теперь, — с улыбкой произнес Нэт.

— Да. Именно так. Я чувствую электрический ток. Но понимаешь, Нэт, одно дело — стоять в безопасности рядом, а другое дело — быть самой под током. Это опасно.

— А я люблю опасность, — весело сказал Нэт, обняв ее за плечи.

— Я это уже заметила.

Но тут стадион замер. Наступил решающий момент. Через несколько секунд толпа взорвалась в ликующем реве, скандируя, топая, свистя, барабаня, размахивая транспарантами и флагами. И Сюзанна сама не заметила, как присоединилась к всеобщему порыву.

Очередная удачная подача — и стадион снова заревел от восторга. В порыве эмоций Сюзанна бросилась к Нэту и радостно обняла его. Но он сунул пальцы в рот и свистнул так, что у нее заложило уши.

Сюзанна решила не отставать. Вскочив на скамейку, она сложила ладони рупором и закричала что есть мочи что-то ободряющее. Она взглянула на Нэта и увидела его широко раскрытые от удивления глаза, как бы говорящие: и это та самая Сюзанна Симмонс?

Его взгляд сразу же отрезвил ее. Она угомонилась и тихо сидела до окончания игры. Когда игра закончилась, она спросила Нэта, почему он так смотрел на нее.

— Я был очарован тобой, — ответил он.

Но она ему не поверила. Скорее всего, она просто шокировала Нэта своим вульгарным поведением.

— Ты действительно была великолепна, — ободряюще сказал Нэт и добавил: — Мы оба были великолепны.

* * *

— Сюзанна, ты дома! — удивленно пропела Эмили, когда сестра открыла ей дверь. — А мы с Мишель оказались поблизости. Пошли в супермаркет и решили заглянуть к тебе. Не возражаешь?

— Что ты! Конечно, нет. Проходи, — проговорила Сюзанна, еще не совсем проснувшись. — А сколько сейчас времени?

— Восемь тридцать.

— У, позднотища-то какая! — усмехнулась Сюзанна.

— Ой, я и забыла, что ты любишь понежиться в кроватке в субботу утром, — проворковала Эмили.

— Ничего страшного. Садись. Сейчас приготовлю кофе.

Сварив кофе, Сюзанна расположилась напротив сестры. Мишель размахивала своими маленькими ручками, очевидно радуясь, что видит Сюзанну. Она протянула руки, и Мишель с готовностью приняла приглашение.

— Она помнит тебя! — удивилась Эмили.

— Ничего странного. Прошлый раз мы замечательно провели время, правда, малышка? — обратилась Сюзанна к Мишель. — Особенно когда перешли к сливовому десерту.

— Не знаю, смогу ли я когда-нибудь отблагодарить тебя. Тот уик-энд действительно спас нашу семью. Роберт и я очень благодарны тебе.

— Я рада за вас, — ответила Сюзанна, хотя этот уик-энд значил в ее жизни тоже немало. Благодаря Мишель она встретила Нэта.

— Всю прошлую неделю я не могла дозвониться тебе. Тебя все время не было дома, — пожаловалась Эмили.

— Ну так оставила бы сообщение на автоответчике.

— Ты же знаешь, Сюзанна, я не доверяю этим машинам.

По правде сказать, Сюзанна умышленно избегала телефонных разговоров с сестрой, зная заранее, что та начнет выспрашивать о Нэте.

— Ты что, каждый вечер допоздна работала? — спросила Эмили.

— Не совсем, — уклончиво отвечала Сюзанна.

— Значит, гуляла с Нэтом! — заключила Эмили и, не давая Сюзанне вставить хоть слово, затараторила как сорока: — Я не хотела тебе говорить, но нам с Робертом Нэт очень понравился. Он весьма умело обращался с Мишель. А как он смотрел на тебя! Он явно заинтересован тобой. И, пожалуйста, не говори мне, что это не мое дело. Твои биологические часы идут только вперед! Тебе уже двадцать восемь, и если ты когда-нибудь решишься на замужество, то сейчас самое время. А мужчина он что надо. Лучше тебе не найти. Почему он…

Тут Эмили сделала паузу, чтобы перевести дыхание. Сюзанна воспользовалась этим и предложила:

— Кофе?

Эмили озадаченно поморгала глазами и кивнула.

— Ты не слушала меня, — обиженно проговорила она.

— Слушала.

— Слушала, но не слышала.

— Слышала, слышала, — заверила ее Сюзанна. — Ты считаешь, что я должна женить Нэта на себе, что это последний шанс в моем преклонном возрасте. И что мне надо побыстрее обзавестись детьми.

— Вот именно, — удовлетворенно кивнула Эмили.

Мишель закапризничала, и Сюзанна опустила ее на пол.

— Ну и что ты думаешь относительно этого? — Эмили села на своего любимого конька.

— Насчет замужества? Никогда, — ответила Сюзанна тихо. — И тебе прекрасно известны причины. Но если хочешь, я могу перечислить их еще раз. Во-первых, меня интересует карьера, а его — нет. Более того, он…

— …безработный, — подхватила Эмили. — Но подумай, как он может в таком случае жить в столь дорогих апартаментах? Ты говорила, что его квартира вдвое больше твоей. Как он может оплачивать ее, если не работает?

— Честно говоря, не знаю, — ответила Сюзанна. В этот момент ее мысли были далеко от Нэта. Она наблюдала за Мишель. Ее удивило, как она соскучилась по ней. Сюзанна встала и подала на стол две чашки кофе.

— Надеюсь, без кофеина? — поинтересовалась Эмили.

— С кофеином.

— Тогда не надо. Я уже несколько лет пью без кофеина.

— Правильно делаешь, — согласилась Сюзанна.

Мишель подползла к Сюзанне. Она схватила ее за подол ночной сорочки и, подтянувшись, встала на ножки. Не разжимая кулачков, она счастливо заулыбалась.

— Слушай. А почему бы тебе не оставить Мишель у меня, пока ты пойдешь за покупками? — предложила Сюзанна.

Эмили от удивления открыла рот.

— Сюзанна! Я не ослышалась? Ты хочешь, чтобы я оставила Мишель у тебя?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Утро было ясным, свежим и солнечным. Сюзанна распахнула застекленную дверь лоджии, и волна соленого морского ветра прокатилась по ее квартире. Мишель, сидя в кухне на полу, с неослабевающим энтузиазмом продолжала барабанить ложкой по пустой банке из-под соуса.

Зазвонил телефон, и Сюзанна поняла, что это Нэт.

— Привет! — сказала она, отбрасывая с лица прядь волос. Она не закалывала сегодня волосы, оставила их распущенными, как нравилось Нэту.

— Привет, — услышала она его голос. — У тебя в гостях барабанщик?

— Да, и ты его хорошо знаешь. Сейчас он с тобой поздоровается. — И Сюзанна поднесла трубку к мордашке Мишель. Словно по команде, Мишель что-то быстро и неразборчиво залопотала. — Я думаю, она сказала тебе «доброе утро», — перевела Сюзанна с детского на взрослый.

— А-а, у тебя в гостях Мишель!

— А сколько еще у меня, по-твоему, может быть племянниц? — удивленно спросила Сюзанна.

— Ну, я не знаю, сколько детей было у стариков Симмонсов, — ответил Нэт.

— У стариков Симмонсов были только две дочери. И, уверяю тебя, для них этого количества более чем достаточно.

Нэт засмеялся.

— Не возражаешь, если загляну? — спросил он.

— Давай. Прихвати печенье, а я приготовлю кофе.

— Да-да. Побольше кофе, — добавил Нэт.

Положив трубку, Сюзанна задумалась. Не слишком ли она им увлеклась? Со времени их совместного посещения бейсбольного матча она перестала даже пытаться избегать Нэта. Просто ей этого не хотелось, хотя в глубине души она понимала, что ничего, кроме дружбы, между ними быть не может. Но зато какой дружбы! Рядом с Нэтом она чувствовала, будто бы к ней вновь вернулась юность, хотя ей совсем не так уж много лет. Но в свои двадцать восемь она уже давно забыла, как можно так искренне радоваться солнцу, ветру, как можно безрассудно давать выход своим эмоциям, когда в азарте, позабыв о приличиях, она кричала на бейсбольном матче. Но она уверяла себя, что Нэт — явление временное. Он как лучик солнца в пасмурный день, лучик, который определенно скоро исчезнет, скрывшись за тучами.

Нэт, не скрывая радости от встречи, поднял Мишель высоко вверх, и Сюзанна заулыбалась, глядя на визжащего от восторга ребенка.

— А где наша мама? — спросил Нэт.

— Мама пошла в магазин. Обещала вернуться через час.

С Мишель на руках Нэт проследовал на кухню. Сюзанна уже накрывала на стол и разливала кофе по чашкам.

— А Мишель выросла! — констатировал, улыбаясь, Нэт. — Ну, а сколько у нас новых зубиков? — продолжал он, заглядывая малышке в рот. — О, кое-что есть.

— Да, ребенок растет, — сказала Сюзанна.

Нэт повернулся к ней.

— Ты распустила волосы, — заметил он. — Для меня?

Не придумав никакой отговорки, она утвердительно кивнула головой.

— Спасибо, — нежно произнес он.

Инстинктивно Сюзанна прижалась к Нэту, и он поцеловал ее.

Она попыталась отстраниться, но чья-то рука, вцепившись ей в волосы, не отпускала ее.

— Мишель! — воскликнула Сюзанна. Девчушка залилась звонким смехом. Ей, по-видимому нравилось, когда взрослые стоят так близко друг к другу. Смеясь, Нэт разжал маленькие детские пальчики и произнес:

— Ты вкуснее любого печенья.

В смущении Сюзанна повернулась к Нэту спиной и продолжила накрывать на стол, пытаясь скрыть свои чувства.

— Какие у тебя планы на сегодня? — поинтересовался Нэт, садясь и устраивая Мишель на коленях.

— Я собиралась на часок-другой сходить к себе в офис.

— Не думаю, что тебе это удастся, — проговорил Нэт.

— А что такое?

— Я приглашаю тебя прогуляться. На свежий воздух. — Он критически оглядел ее. — Надеюсь, у тебя есть джинсы?

Сюзанна кивнула. Где-то, она помнит, они действительно есть. Но джинсы она не надевала со времени окончания колледжа, и будут ли они сейчас ей впору — еще вопрос.

— Переоденься, — сказал Нэт.

— Зачем? Куда? Зная твои безумные идеи, я не удивлюсь, если ты потащишь меня на самую высокую гору, чтобы немного полетать на дельтаплане.

— Почти угадала. Сегодня мы будем запускать воздушного змея! — торжественно произнес Нэт.

Сюзанна не поверила своим ушам. Сначала бейсбольный матч посреди рабочего дня, теперь воздушный змей.

— Но ведь это же детская забава, Нэт! — взмолилась Сюзанна.

— Не скажи. Взрослые тоже иногда развлекаются таким образом. Я собственноручно смастерил огромного змея, и сегодня он пройдет первое испытание.

— О, Нэт! — засмеялась Сюзанна, вспоминая, как где-то в начальных классах школы она пыталась запускать воздушного змея.

Пока Сюзанна рылась в шкафу в поисках джинсов, она услышала, что Нэт открыл дверь и вошла Эмили. Сюзанна наконец обнаружила старые джинсы и задержала дыхание, чтобы, во-первых, влезть в узковатые теперь джинсы, во-вторых, чтобы слышать, что там болтает Эмили, ведь нельзя поручиться, что ее сестра собирается сказать. Или сделать.

— Нэт, как мило с твоей стороны, что ты помог мне с Мишель! — Ее голос был на октаву выше обычного. Наверное, от возбуждения.

— Мелочи. Сюзанна будет готова через пару минут. Мы направляемся в парк запускать воздушного змея.

Последовала пауза.

— Сюзанна надевает джинсы и идет запускать воздушного змея! — удивленно повторила Эмили.

— Да, именно это я и собираюсь сделать. Как покупки? — спросила Сюзанна, подходя к сестре и чувствуя себя скованно в тесных джинсах.

Эмили ошарашенно смотрела на Сюзанну, как бы отказываясь верить своим глазам. Джинсы! Распущенные волосы!

— Эмили! — Сюзанна поводила раскрытой ладонью перед лицом сестры, пытаясь вывести ее из задумчивости.

— О… покупки удачны. Я купила немного базилика, чабреца и… еще кое-что. — И как бы в оправдание, она приподняла свои сумки, пытаясь показать их содержимое.

— Хорошо, — поспешила успокоить ее Сюзанна. — С Мишель не было никаких проблем. Если еще потребуется моя помощь, смело обращайся.

Глаза Эмили расширились от удивления.

— Спасибо. Я буду иметь в виду.

* * *

Сюзанна сидела на лужайке, поросшей густой, сочной травой. Она обхватила согнутые в коленях ноги руками и положила на колени подбородок. Глаза Нэта были такого же цвета, как небо над ними. Она наблюдала за бегающими по парку детьми с разноцветными змеями, среди них взапуски носился Нэт. Он, как большой ребенок, размахивал руками и что-то кричал окружающим его детям.

Стоял конец сентября. Сказочное время. Сюзанна запрокинула голову назад и, раскинув руки, повалилась на землю. Она смотрела в бесконечное небо, и ей было так хорошо, что она рассмеялась.

— Я потерпел поражение, — услышала она голос Нэта над собой. Сюзанна поднялась с земли.

— А где змей? — спросила она.

— Я отдал его одному из ребят, — сказал Нэт.

Сюзанна улыбнулась. В этом весь Нэт! Потратить столько времени, чтобы соорудить змея, и отдать его какому-то мальчишке, просто повинуясь импульсу.

— Запускать змея — тяжелая работа. Если сказать честно, я умолял ребят взять его, — признался Нэт.

Работа была темой, которой Сюзанна старалась избегать в разговорах с Нэтом. Он с самого начала был предельно открыт, искренен и честен с ней. И Сюзанна была уверена, что если бы она когда-нибудь спросила его о его профессии, то получила бы честный ответ.

Вполне очевидно, что денежных затруднений Нэт не испытывает. Но Сюзанну беспокоила его жизненная позиция, отсутствие какой-либо цели. Он увлекался то одним, то другим. Жил моментом, минутой, импульсом, без какой-либо видимой причины перескакивая с одного занятия на другое. И это не могло ее не тревожить.

— О чем задумалась? — спросил Нэт, обняв Сюзанну и прижавшись щекой к ее щеке. — Ну скажи, не чудесно ли здесь!

— Да, здесь сказочно! — не в силах отрицать очевидное, согласилась она.

— Так в чем же проблема?

— Да так, — отмахнулась Сюзанна.

Нэт загадочно ухмыльнулся.

— Хорошо, что ты не стала адвокатом. Тебе бы ни за что не удалось провести судей. Ты не умеешь скрывать своих мыслей.

Сюзанна удивленно вскинула брови.

— Эмили мне сказала, что ты собиралась поступать в юридический колледж, — пояснил Нэт.

Как бы там ни было, Сюзанна и не думала портить такой восхитительный день скучными и неприятными разговорами.

— Поцелуй меня, — прошептал Нэт.

У Сюзанны перехватило дыхание. Она огляделась по сторонам. Кругом было полно детей.

— Нет, — запротестовал он, увидав, что она собирается подняться. Он сжал ее лицо ладонями и проговорил: — Пожалуйста! Неважно, сколько глаз на нас смотрят. Я вижу только твои.

— Но…

— Если ты не поцелуешь меня, я буду вынужден поцеловать тебя, а это таит в себе опасность, потому что…

Сюзанна не дала ему договорить. Она приблизила свои губы к его и слегка коснулась их. Но даже такое легкое касание заставило ее сердце биться сильнее.

— Не будь такой скупой! — взмолился Нэт.

— На нас же смотрят! — возразила Сюзанна.

Он улыбнулся, и Сюзанна почувствовала, что тонет в его глазах. Нэт отчаянно махнул рукой и энергично вскочил на ноги.

— Я умираю от голода! — провозгласил он, протягивая ей руку и помогая встать. — Полагаю, ты поняла, какой голод я имею в виду? — таинственно прошептал он ей на ухо. — Я без ума от тебя.


— Надеюсь, я не слишком рано? — спросила Сюзанна, входя в дом своей сестры. Эмили уже несколько раз безуспешно пыталась пригласить Сюзанну на обед. И та догадывалась об истинной причине этих приглашений. Эмили сгорала от желания узнать подробности их отношений с Нэтом. Поэтому Сюзанна всякий раз находила какую-нибудь вескую причину, чтобы отказаться.

Но после субботы, проведенной с Нэтом, ее переполняли эмоции, и ей было просто необходимо переговорить с кем-то более или менее компетентным в вопросах отношений между мужчинами и женщинами.

— Нет-нет, ты как раз вовремя, — сказала Эмили, встречая сестру. Она была в фартуке поверх длинного черного платья, волосы заплетены в косу.

Эмили с мужем жили в относительно старом доме, постройки середины сороковых годов, предназначенном для одной семьи, с просторной кухней. Там и тут громоздились банки с консервированными овощами и фруктами. В углу стояла огромная плетеная корзина со свежевыстиранным детским бельем. Со стен свисали связки лука и чеснока. Над раковиной красовался целый ряд начищенных кастрюль и сковородок.

— Чем это так вкусно пахнет? — спросила Сюзанна.

— Чечевичным супом, — ответила Эмили.

Она ловко распахнула духовку и еще более ловким движением достала оттуда противень.

— Я приготовила яблочный пирог! Из собственных яблок, — заявила она с гордостью.

— А где Мишель? — спросила Сюзанна, заметив, что ни Роберта, ни Мишель дома не видно.

Эмили обернулась к ней, и по хитрой улыбке, игравшей на ее губах, Сюзанна поняла, что у сестрички все до мельчайших деталей продумано, чтобы создать благоприятную обстановку и максимально выяснить у нее все подробности.

— Как прошел твой день в парке? — спросила Эмили.

— Прекрасно.

— Тебе нравится Нэт? — продолжала Эмили.

Нравится! Сюзанна была готова признаться, что влюблена в него. Она не хотела этого, но и противиться тоже не могла.

— Да, он мне нравится, — ответила Сюзанна.

— Я так и думала! — воскликнула Эмили и придвинула стул поближе. Она взяла начатое вязанье и, не отрывая глаз от Сюзанны, принялась работать спицами. Ее руки редко оставались незанятыми.

— Я жду лекцию, — сказала Сюзанна.

— О чем? — не поняла Эмили. Ее руки на мгновение замерли. — Ты всегда помогала мне советом, делом. В школе я не осилила бы ни одного предмета без твоей помощи.

— К сожалению, в школе не учат, как решать жизненные проблемы! — заметила Сюзанна. Как было бы просто, если бы она, открыв энциклопедию, смогла узнать все, что касается Нэта. Но где взять такую энциклопедию! — Эмили, я собираюсь спросить тебя о чем-то очень важном. Как ты узнала, что любишь Роберта? Что подсказало тебе, что это действительно правильный выбор? — спросила Сюзанна.

Эмили улыбнулась.

— Не думаю, чтобы тебе помог мой ответ, но это было, когда Роберт впервые поцеловал меня, — произнесла она.

Сюзанна вспомнила, какие ощущения вызывали в ней поцелуи Нэта. Эмили продолжала:

— Это случилось, когда мы отправились в поход за город и решили разбить лагерь. Роберт помог мне снять рюкзак, а потом наклонился и поцеловал. Все произошло так неожиданно, и он страшно смутился.

— А что было потом? — спросила Сюзанна.

— Потом он снял свой рюкзак и спросил меня, не рассердилась ли я. Я ответила, что нет, напротив, мне очень понравилось. Потом мы сели подальше от остальных и целовались, пока у нас не распухли губы. Но всякий раз, когда он прикасался своими губами к моим, со мной происходило что-то необычное. Я не могла дышать. Я забывала, кто я и что я. Это было как…

— Электрический ток, — подсказала Сюзанна.

— Вот именно…

— И ты никогда ни с кем не испытывала ничего подобного? — спросила Сюзанна.

— Никогда.

Сюзанна молчала.

— Ты была права. Твой ответ мне не помог, — проговорила она задумчиво.

Эмили перестала вязать и посмотрела Сюзанне в глаза.

— Нэт целовал тебя, и ты испытывала то же, что и я? — спросила Эмили.

— Да! Это было как удар тока.

— О, Сюзанна! Бедненькая! Ты не знаешь, что делать? Ты не ожидала, что можешь влюбиться?

Сюзанна кивнула. И это случилось в такой неподходящий момент! На следующей неделе должен решиться вопрос о ее назначении, и неожиданно появляется Нэт.

— Вы собираетесь пожениться? — спросила Эмили.

Столь естественное решение в ситуации, когда два взрослых человека любят друг друга! Но ведь Сюзанна не знала, что думает о ней Нэт. Собирается ли он вообще жениться? Себя, например, она не считала достаточно зрелой для брака.

— Не знаю. Мы даже встречаемся нерегулярно… — задумчиво протянула Сюзанна.

— Поверь мне, если ты не возьмешь инициативу в свои руки, Нэт сам никогда не предложит тебе жениться, — вдруг оживилась Эмили. — Вспомни Еву. Адам бы никогда не додумался сам взять яблоко. С тех пор инициатива в подобных вопросах принадлежит нам, женщинам. Надо только все умело обставить. Надо убедить его, что женитьба — это именно то, чего он так страстно желает. Я поймала Роберта значительно раньше, чем он решил, что поймал меня. — Она рассмеялась.

С первого же момента, как Сюзанна увидела Роберта, она была уверена, что он бухнулся на колени перед Эмили и предложил руку и сердце. Казалось, они созданы друг для друга. Что касается ее и Нэта — тут она была не столь уверена.

— Не знаю, Эмили. Я в таком смятении. Как я могу внушить Нэту, что он должен жениться на мне? Знаешь, чем мы занимались вчера, когда вернулись из парка? Нэт принес какую-то компьютерную игру, и мы играли как идиоты весь вечер. Это была чистая потеря драгоценного времени.

— Но было весело? — спросила с озорной улыбкой Эмили.

Сюзанна помнила, что она хохотала над шуточками Нэта до боли в животе. Потом Нэт нашел у нее чувствительную зону где-то за ухом и всякий раз, как она собиралась обойти его в компьютерных гонках, целовал ее. Но она тоже нащупала уязвимое место у Нэта, и компьютер был вскоре забыт. Они занялись изучением друг друга.

— Да, было весело, — согласилась Сюзанна.

— А как с воздушным змеем? — продолжала допрос Эмили.

— Тоже было очень здорово. И на бейсбольном матче было хорошо. Но вернемся к тебе и Роберту.

— Ты хочешь знать, как я убедила его жениться на мне? О, это было нетрудно, — заверила ее Эмили.

Для Эмили, может быть, это действительно было нетрудно, но не для Сюзанны. Прежде всего она не знала наверняка, хочет ли этого Нэт. И она на всякий случай решила узнать все в деталях: вдруг пригодится в будущем.

— Помнишь старую поговорку, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок? Так вот, все мужчины ассоциируют еду с любовью.

— Ну в таком случае я вне игры, — разочарованно покачала головой Сюзанна, вспомнив свое полное неумение приготовить что-нибудь вкусное и то, как мастерски это делает Нэт. Единственное, чем она могла привлечь мужское внимание, так это своим греческим профилем.

— Не расстраивайся раньше времени, — поспешила успокоить ее Эмили. — Ты умна и красива, и Нэт будет счастливейшим из мужчин, если у него хватит ума жениться на тебе. Начнем с чего-нибудь попроще, — продолжала Эмили. — Например, с печенья. Нет мужчины, который не оценил бы печенье домашнего приготовления. В печенье есть какая-то магия. Мужчины обожают женщин, умеющих его печь. Представь себе камин. Он и она сидят у весело потрескивающих дров в камине и хрустят печеньем. Правда романтично? — спросила Эмили.

Сюзанне так не казалось, но тем не менее она кивнула.

— Мужчине просто стыдно признаться даже себе самому, до чего ему хочется такого вот теплого, надежного домашнего очага с милой, умеющей печь его любимое печенье женой рядом.

— Теперь я вспоминаю, что Нэт как-то сказал, что любит шоколадное печенье, — проговорила Сюзанна.

— Вот видишь! — радостно подхватила Эмили. — Я же говорила тебе, что печенье — универсальное средство.

Неожиданно у Сюзанны отпало всякое желание продолжать дальнейшую беседу. У Эмили все так просто. Масса людей проводят дни на природе, вместе радуются невинным шалостям, но это еще не повод, чтобы соединить свои судьбы.

Сюзанна еще немного посидела с сестрой, получила дальнейшие инструкции, согласно которым через день они должны пожениться, а к концу следующей недели Сюзанна должна непременно забеременеть.

* * *

— Как прошел обед у сестры? — спросил Нэт вечером того же дня. Он принес ей в подарок пресс-папье, которое купил, гуляя по берегу залива. Пресс-папье было изготовлено из застывшей лавы близлежащего вулкана Св. Елены.

— Прекрасно. Мы вдоволь наговорились.

Нэт обнял ее и прижал к себе.

— Я скучал по тебе, — сказал он тихо.

— Я тоже, — едва слышно пробормотала Сюзанна.

Он провел рукой по ее распущенным волосам.

— Сегодня ты их снова распустила.

— Да. Эмили так тоже больше нравится.

После встречи с сестрой Сюзанна решила несколько замедлить темпы; все происходит слишком быстро, и она все еще не готова принять решение. Да и Нэт тоже.

Но когда он неожиданно приблизился и поцеловал ее, то решимость поколебалась. Она уперлась ладонями в его широкую грудь, попыталась отстраниться, а его губы опустились к ее подбородку и дальше вниз по шее, затем скользнули к мочке уха, поднялись по щеке и вернулись снова к ее губам. Нэт слегка стал нежно покусывать ее нижнюю губу. Возникшее ощущение перечеркнуло все ее благие намерения.

Когда Нэт ушел, Сюзанна еще долго взволнованно ходила по квартире. Наконец, сняв трубку, она набрала номер Эмили.

— Эмили, продиктуй, пожалуйста, рецепт шоколадного печенья, — сказала Сюзанна, когда ее сестра подошла к телефону.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Рецепт шоколадного печенья был надежно спрятан в один из ящиков кухонного стола. Желание проверить свои кулинарные способности прошло, как только она трезво оценила ситуацию.

В понедельник утром в офисе Сюзанна размышляла о событиях прошедших дней и только удивлялась, насколько близко она была к безумию. Шутка ли! На карту поставлена ее карьера. В эти дни решалось все, а она предавалась беспечным забавам с беззаботным Нэтом. Как хорошо, что она вовремя спохватилась!

— Вас к телефону, — сообщила мисс Брукс. — Кажется, тот приятный молодой человек, что заходил сюда на прошлой неделе.

Нэт! Глубоко вздохнув, Сюзанна подняла трубку.

— Сюзанна Симмонс у телефона.

— Привет, дорогая!

— Привет, Нэт, — ответила она строго. — Чем могу быть полезной?

— Прекрасный вопрос. Я даже стесняюсь ответить.

— Пожалуйста, Нэт, оставь свои шутки. Я очень занята. Что ты хочешь?

— Тебя, — лаконично ответил Нэт.

Сюзанна почувствовала, как краска заливает ее щеки.

— Я думаю, будет лучше, если ты положишь трубку, — сказала она растерянно.

— Я только что проснулся. Лежал и думал, что неплохо бы махнуть куда-нибудь на природу. Такой прекрасный день! Поехали к океану? Наловим моллюсков, построим замок из песка, разведем костер и будем петь наши любимые песни. А?

— У нас с тобой не совпадают биологические часы. Я, к твоему сведению, встала несколько часов назад, сейчас нахожусь на работе и очень занята. Говори точно, чего ты от меня хочешь.

— Чтоб ты пошла со мной на ленч, — бодро предложил Нэт.

— Сегодня не могу. Деловая встреча.

— Жаль. Тогда, может быть, поужинаем вместе? — не сдавался Нэт.

— Нет. Я буду занята допоздна. Как-нибудь в другой раз.

— Сюзанна! Ты же убедилась, что твоя тактика избегать встреч со мной не приносит желаемых результатов, — попытался убедить ее Нэт.

— Нэт, я действительно занята. Продолжим наш разговор в другое время.

— Где-нибудь через год или два, — не унимался Нэт. — Никогда не встречал более упрямой женщины!

— Пока, Нэт.

— Ну, может, ты все-таки передумаешь насчет ужина? Нам надо о многом поговорить, — умолял ее Нэт.

— Я занята!

— Прежде чем повесишь трубку, скажи, когда мы увидимся в следующий раз.

Сюзанна полистала настольный дневник.

— Как насчет четверга?

— Отлично. В полдень в четверг, — обрадованно воскликнул Нэт.

Положив трубку, Сюзанна еще долго пребывала в глубокой задумчивости. Такая сумасшедшая идея, как провести день на пляже с Нэтом, сейчас вдруг показалась ей не такой уж нелепой. И именно то, что она подумала об этом, испугало ее больше всего. Нэт расшатывал ее моральные устои! Если так пойдет дальше, вся ее карьера полетит в тартарары. Надо что-то предпринять, и чем быстрее, тем лучше. Но что? Этого Сюзанна еще не знала.

Часом позже вошла секретарша с огромным букетом роз.

— Это вам! — загадочно произнесла она, протягивая розы Сюзанне.

— Мне? — удивилась Сюзанна. — Должно быть, какая-то ошибка!

— Здесь внутри записка, адресованная вам.

Сюзанна заглянула внутрь букета и увидела маленький белый конвертик.

Секретарша вышла, и Сюзанна распечатала его.

Розы были от Нэта. Он писал, что очень извиняется, что потревожил ее своим бесцеремонным звонком на работу и нелепыми предложениями. «С любовью, Нэт» — было написано в конце. Если бы Нэт не был таким милым, было бы значительно проще порвать с ним. Но он такой заботливый и нежный!

Сюзанна вернулась домой, в квартире было темно и пусто, как обычно в последние годы, но сейчас это почему-то опечалило ее. Она почувствовала себя вдруг такой одинокой.

Минуту спустя она уже стояла у двери Нэта. Его лицо озарилось детской радостью, когда он, открыв дверь, увидел Сюзанну.

— Какой приятный сюрприз! — воскликнул он.

Сюзанна сплела пальцы в замок и приняла серьезный вид.

— Я всего лишь хотела поблагодарить тебя за те изумительные цветы, что ты прислал в офис.

— Заходи. Я сейчас сварю кофе. — И Нэт широким жестом распахнул перед ней дверь.

— Нет, спасибо. Я зашла, только чтобы извиниться за свой раздраженный тон по телефону. По понедельникам утром я не всегда в хорошем настроении, — объяснила Сюзанна причину своего прихода.

— Что ты! Это я должен перед тобой извиниться. Мне не следовало звонить тебе на работу. Я действовал эгоистично и глупо. Ты ведь говорила мне, как важны эти дни в преддверии повышения по службе, а я отвлекаю тебя от работы. Ты такая трудолюбивая, преданная делу, и ты, конечно, заслуживаешь поста вице-президента компании. Ты же будешь первой женщиной — вице-президентом!

Все, что он сказал, было так приятно слышать, но Сюзанну удивило, что Нэт ценит в ней те качества, которые, казалось, он вовсе не ценит в людях.

— Если я получу этот пост, я не смогу проводить с тобой много времени, — сказала Сюзанна.

— Значит, мы не станем больше ходить на бейсбол и запускать воздушных змеев? — расстроенно протянул Нэт.

— Вот-вот.

— Что ж, с этим придется смириться, — сказал Нэт печально. — Только помни: на твоем пути вверх по служебной лестнице будет много всевозможных ловушек, которые ты должна будешь обойти. — Нэт нахмурился. — Я хочу сказать, что, несмотря на высокое служебное положение, ты не должна забывать, кто ты есть.

И с этими словами он сделал шаг вперед, нежно поцеловал ее в губы и неохотно вернулся обратно.

Сюзанна с трудом подавила желание кинуться в его объятия. Она не совсем понимала, что он имел в виду, когда говорил о карьере, но проникновенность и теплота его тона глубоко запали ей в душу.


Сюзанна проснулась посреди ночи. Взглянув на часы, она поняла, что спала недолго. Повернувшись на другой бок, она попыталась снова уснуть, но сон как рукой сняло. С ней творилось что-то неладное.

Чтобы расслабиться и настроиться на хорошее, Сюзанна представила, как ее назначают на долгожданную должность и как в газетах появляются сообщения о ее назначении. Потом на ум пришли последние слова Нэта о том, что ей не следует забывать, кто она есть. А кто она есть? Перед ее мысленным взором прошел целый список возможных ответов. Она — Сюзанна Симмонс, будущий вице-президент самой большой в стране компании, она дочь, сестра, тетя… И тут ответ сам собой возник в ее сознании. Она женщина! Именно это хотел сказать ей Нэт. И Эмили в то воскресенье говорила о том же.

Когда-то давно, в самом начале своей карьеры, Сюзанна решила не вспоминать о том, что она женщина, чтобы не отвлекаться от намеченной цели. Но теперь, видимо, пришло время по-иному взглянуть на себя.

Вечером следующего дня, после работы, Сюзанна решила попробовать все-таки испечь это шоколадное печенье. Изучив рецепт Эмили, она прикинула, что ей нужно докупить к тому, что у нее уже есть, если она хочет испечь три дюжины. В результате вышло, что каждое печенье будет стоить ей около пяти долларов.

Однако цена ее не интересовала. Сюзанна собиралась доказать прежде всего себе самой что-то очень важное. Неужели так трудно испечь это несчастное шоколадное печенье!

Через двадцать минут она поняла, что ничего трудного в этом нет. Она расставила все необходимое на кухонном столе, закатала рукава, обвязала вокруг талии старую рубашку, как это всегда делала Эмили, когда возилась на кухне. Чтоб было веселее, она включила радио.

Пребывая в прекрасном настроении, Сюзанна с ловкостью заправского повара засыпала в миксер муку, масло, сахарную пудру. Весело пританцовывая в такт музыке, она разбила о край миски яйцо и вылила его в общую массу. И тут, к своему ужасу, заметила, что солидный кусок яичной скорлупы случайно попал туда же. Вращающиеся с бешеной скоростью лопасти миксера мгновенно увлекли скорлупу в общее месиво, предварительно раздробив ее на множество мельчайших кусочков.

— Ладно. Ничего страшного, — сказала она сама себе. — От лишнего протеина или кальция хуже не будет.

Она завершила приготовление теста точно по инструкции и разложила его аккуратно по только что купленным формочкам. Должно получиться тридцать шесть штук. Сюзанна не могла дождаться этого момента!

Как и требовалось по рецепту, духовка была предварительно разогрета, и Сюзанна, внутренне торжествуя и уже предвкушая скорую победу, поставила формочки на противень, закрыла дверцу и включила таймер на двенадцать минут.

Облизав с кончиков пальцев остатки теста, она с удовольствием подумала, что вкус у него отменный. Может быть, даже вкуснее, чем у Эмили.

— Наверное, из-за той скорлупки! — догадалась она. — Что ж. Пусть это будет моим фирменным секретом.

С чувством удовлетворения от успешно проведенной операции Сюзанна налила себе чашку кофе и уселась за стол, углубившись в изучение вечерней газеты.

Через несколько минут она ощутила странный запах. В чем дело? Печенье еще не готово.

Отложив в сторону газету, Сюзанна надела рукавицу и открыла дверцу духовки. Оттуда сразу же повалил дым, а жаром едва не обожгло ей руку. В ужасе Сюзанна отскочила от плиты и с истошным криком: «Пожар! Пожар!» — бросилась к двери.

Распахнув дверь, чтобы выпустить дым, она прибежала обратно на кухню, схватила со стола чашку с недопитым кофе, плеснула его в духовку и с силой захлопнула дверцу, считая, по-видимому, кофе надежным противопожарным средством.

— Сюзанна! — услышала она голос Нэта, который, отдуваясь, стоял рядом.

— Я устроила пожар! — закричала она в панике, перекрывая своим криком вой противопожарной сигнализации, установленной в доме.

— Где горит? — выкрикнул Нэт.

— Там. В духовке. — Дрожащей рукой, зажмурив глаза, Сюзанна указала на плиту.

Через пару минут Нэт обнял ее за плечи и кивнул в сторону раковины. Там покоились две обуглившиеся формочки для печенья.

— С тобой все в порядке? — озабоченно спросил он.

Она с трудом кивнула.

— Не обожглась? — Нэт посмотрел на ее дрожащие руки. — Как же это случилось?

— Не знаю, — сказала она растерянно. — Я… я все делала по рецепту… Но когда поставила формочки в печь… они почему-то загорелись…

— Они, должно быть, новые. Надо было снять наклеенную на них защитную пленку. Ты, наверное, не обратила на нее внимания.

— О! — закатила в отчаянии глаза Сюзанна.

— Не расстраивайся из-за пустяков! — сказал Нэт и, обняв ее за плечи, усадил на стул. Он присел на корточки у ее ног и, взяв ее руки в свои, начал нежно растирать их.

— Я понимаю, что это мелочи, но… Я испытывала себя.

— Испытывала себя? — удивился Нэт.

— Да. Эмили дала мне рецепт. Она утверждала, что все мужчины любят печенье, и я хотела сама испечь для тебя… — Сюзанна не сказала, что Эмили выразилась несколько иначе: что мужчины любят женщин, умеющих готовить печенье. — Но у меня не вышло… Я учинила пожар… И уронила скорлупу в тесто… У меня нет больше сил… — Она в отчаянии закрыла глаза и опустила голову.

Ее отчаяние было настолько искренним и глубоким, что Нэт, не выдержав, сбегал к себе за бумажными платками, сел рядом и, успокаивая как мог, стал вытирать ей слезы.

— Я не понял насчет мужчин, любящих печенье. Объясни подробнее, пожалуйста, — попросил Сюзанну Нэт, утирая ей последние слезинки.

— Честно говоря, это Эмили меня надоумила, — прошептала Сюзанна.

— Ты сказала, что пекла его для меня, — напомнил Нэт.

— Да. Ты вчера говорил, чтобы я не забывала, кто я есть. Вот я и решила сделать чисто женскую работу… Но, как видно, мне не суждено быть хорошей хозяйкой.

— Не могу припомнить, чтобы я сказал: «найди себя на кухне», — удивленно проговорил Нэт.

— Это тоже исходит от Эмили. Она убеждена, что мужчина с готовностью отдаст свою руку и сердце женщине, испекшей для него шоколадное печенье.

— А ты хочешь мою руку и сердце? — тихо сказал Нэт.

— Что за абсурд!

Нэт помолчал, как бы обдумывая ее слова.

— А если я скажу, что хочу твою руку и сердце, это тоже будет абсурдом? — спросил он осторожно.

Но Сюзанна не обратила на его слова внимания. Она была слишком расстроена. Предпринятая ею попытка бесславно провалилась. И хуже всего, что Нэт стал свидетелем ее фиаско.

— Видимо, я родилась с неполным набором хромосом. Для женщины неестественно не уметь готовить. Кроме того, я не умею шить, вязать и еще массу всяких вещей, которые обычно должна уметь женщина, — печально констатировала Сюзанна.

— Сюзанна! — осторожно встряхнул ее Нэт. — Ты слышала, что я сказал?

В ответ она лишь угрюмо покачала головой. Одни женщины умеют все это, другие — нет. К сожалению, она относится ко второй группе.

— Сюзанна, я сказал тебе нечто очень важное. Однако ты вынуждаешь меня повторить это, но… без слов.

Он взял ее лицо в свои ладони и приблизил ее губы к своим. Но на этот раз его поцелуй был другим. Кончиком языка он провел по ее губам, отчего она вздрогнула всем телом и голова ее закружилась. Все ее горькие мысли сразу улетучились, будто их не бывало. Она чувствовала только трепет в его нежных руках. Огонь в печи был ничем по сравнению с огнем, зажженным в ней Нэтом. Не отдавая себе отчета, она обняла Нэта и прижалась дрожащими губами к его горячим губам. Кончики их языков встретились, и Сюзанна охнула.

Она открыла глаза. Нэт смотрел на нее взором, полным любви. Сюзанне не хотелось, чтобы он перестал целовать ее. И, словно чувствуя это, Нэт медленным движением отбросил ей волосы со лба, и их губы вновь слились в поцелуе. Сюзанна прижалась к нему, как утопающий в бурном океане прижимается к спасательному плоту, в надежде не быть смытым мощной волной. Он целовал и целовал ее.

— Я думаю, сейчас не время обсуждать все, что я хочу тебе сказать, — произнес Нэт несколько минут спустя.

— Что ты хотел со мной обсудить? — спросила Сюзанна.

— Я хочу тебе сказать, что ты… чтобы ты забыла про печенье. Ты и так женщина, о которой может мечтать каждый мужчина, — с чувством произнес Нэт. — Я хотел лишь, чтобы ты не забывала о своей индивидуальности. Чтобы тебя не обезличили цели и амбиции. Взвесь все «за» и «против» перед тем, как соглашаться на вице-президентство.

— О! — Это было все, что она могла сейчас ответить Нэту. Она была слишком взволнованна.

* * *

В четверг утром Сюзанне сообщили, что шеф Джон Хаммер просит ее зайти к нему.

— Он сказал — в любое удобное для вас время, — повторила мисс Брукс.

У Сюзанны заныло сердце. Вот оно, долгожданное мгновение! Мгновение, которого она ждала, нет — к которому шла, упорно и самоотверженно работая!

— Он назвал причину? — спросила Сюзанна.

— Нет. Только просил передать, чтобы вы зашли к нему в удобное для вас время, — еще раз повторила мисс Брукс.

Сюзанна села в свое рабочее кресло и, облокотившись о стол, закрыла лицо ладонями, влажными от волнения. Она попыталась проанализировать ситуацию.

Он сказал: «В любое удобное для вас время». Значит, я не получила повышения, пронеслось в ее сознании.

— Сюзанна! — услышала она голос секретарши. Раньше она никогда не называла ее по имени. — Я думаю, вам надо поспешить. Пока он не передумал.

Сюзанна встала и на негнущихся ногах пошла к двери.

— Удачи вам, — проговорила мисс Брукс ей вслед.

Решив про себя не волноваться раньше времени, Сюзанна вошла в кабинет начальника. Первое, что она заметила, было отсутствие двоих ее соперников. Их не позвали!

Джон Хаммер широко улыбнулся и знаком предложил ей сесть. Сюзанна присела на краешек кресла, стараясь изо всех сил скрыть охватившее ее волнение.

— Доброе утро, Сюзанна! — еще шире улыбнулся Джон Хаммер…

— Ну как? — в нетерпении спросила мисс Брукс, когда Сюзанна вернулась.

Сюзанна медленно перевела взгляд с телефона на секретаршу и рассмеялась нервным смехом.

— Первое, что он спросил, это в какой цвет я бы хотела покрасить стены своего нового кабинета, — сказала Сюзанна, смахивая слезинки с глаз.

— Что? — не поняла мисс Брукс.

— Я тоже вначале не поняла, что он имеет в виду. Но когда он сказал, что думает перевести меня в новый кабинет, так как вице-президент должен иметь кабинет попросторнее, чем мой теперешний, я все поняла.

— Вы получили повышение! — в восторге воскликнула мисс Брукс, всплеснув руками.

— Да. Я получила его, — сказала Сюзанна, еще не веря сама себе.

— Поздравляю! — радостно улыбаясь, произнесла мисс Брукс.

— Спасибо, — не менее радостно ответила Сюзанна, протянув руку к телефону. Она позвонила Нэту. Но у него никто не отвечал.

Желание поделиться с ним радостной новостью снедало Сюзанну, и она снова набрала его номер. Опять никого. Она повторяла попытки несколько раз, но безрезультатно.

Ближе к полудню секретарша напомнила ей о назначенном ленче, и тут вошел Нэт.

— Нэт! — вскрикнула Сюзанна от неожиданности. — Я звонила тебе все утро. Где ты был? И что ты делаешь здесь?

— Как — что? Мы же идем сегодня на ленч! Забыла? — удивленно произнес Нэт.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Нэт! — Сюзанна обежала вокруг своего рабочего стола и оказалась рядом с ним. — Меня повысили! Теперь я вице-президент фирмы! Первая женщина за всю долгую историю фирмы, удостоенная должности такого уровня!

Некоторое время Нэт молчал, а затем спросил, как бы неуверенный в том, правильно ли расслышал:

— Ты хочешь сказать, что получила повышение?

— Да! — радостно повторила Сюзанна. — Я добилась этого! Добилась!

— Да, ты действительно молодец! — протянул Нэт с расширенными от удивления глазами.

Сама не зная почему, Сюзанна несколько раз энергично кивнула, да так, что хрустнули шейные позвонки. Откинув голову назад, Нэт издал боевой клич индейцев, сгреб ее в охапку и начал кружиться по комнате.

Сюзанна была на седьмом небе от счастья. Она беспрерывно смеялась в объятиях Нэта. Пока она не поделилась с ним этой счастливой новостью, она еще не вполне верила в реальность происшедшего. И не удивительно, ведь он стал для нее чем-то вроде центра мира, вокруг которого вращалась ее жизнь. Это означало только одно: она влюблена в Нэта. Влюблена серьезно и глубоко.

Нэт остановился, продолжая крепко обнимать Сюзанну, он держал ее так, что ее ноги не касались пола, а губы оказались рядом. Глаза Нэта были такие выразительные, такие нежные, так светились переполняющей его теплотой, что она была не в силах сопротивляться, да и не хотела сопротивляться нахлынувшему страстному влечению. Их губы сблизились. И снова Сюзанна ощутила сладостное томление, мягкой волной прокатившееся по ее неожиданно ослабевшему телу. Их поцелуй, казалось, длился вечность.

Но тут она услышала доносившееся откуда-то деликатное покашливание. Повернувшись, Сюзанна увидела мисс Брукс.

— Мисс Симмонс! — сказала секретарша, обращаясь к Сюзанне и неотрывно глядя на Нэта. — Мне надо сейчас уйти. Меня заменит мисс Эндрюс.

— Хорошо, мисс Брукс, — ответил за Сюзанну Нэт. Сюзанна укоризненно посмотрела на Нэта. По его тону можно было понять, что мисс Брукс появилась очень некстати.

Сюзанна быстро привела в порядок растрепавшиеся волосы, и ее лицо приняло привычное деловое выражение.

— Хорошо, мисс Брукс. Но вы знаете, у меня сегодня деловой ленч, — сказала она.

— Я передам мисс Эндрюс.

— Кроме того, я бы хотела днем устроить общее собрание коллектива по поводу моего назначения, — продолжала Сюзанна.

— Я думаю, по шуму, который вы тут подняли, все и так уже об этом догадались, — улыбаясь, сказала мисс Брукс.

— О! — Сюзанна не могла сдержать ответной улыбки.

— Все искренне рады вашему продвижению, — заверила ее секретарша.

Когда мисс Брукс вышла, Нэт вновь прижал Сюзанну к себе.

— Так на чем мы остановились? — с озорной улыбкой спросил он.

— На том, что у меня деловой ленч, — смеясь проговорила Сюзанна.

— Разве? переспросил Нэт. В его голосе чувствовалось легкое разочарование.

— Я думаю, мы оба немного забылись, — успокаивающе сказала Сюзанна, сжав его руку. — Ну так ты готов? — спросила она, прихватив со стола свою сумочку.

— С тобой — когда угодно, — ответил Нэт. И было не совсем понятно, что именно он имеет в виду.

Сюзанна почувствовала, как краска заливает ее щеки.

— Нэт, веди себя прилично!

— Я стараюсь, но это так трудно! И все потому, что ты сводишь меня с ума.

— Я тоже от тебя… — И она выразительно посмотрела Нэту в глаза.

— Прекрасно!

Нэт обнял Сюзанну за талию, и они поспешили к лифту. Впервые Сюзанне было безразлично, что подумают о ней сослуживцы. Нэт был рядом. Она получила повышение. Мир прекрасен!

Нэт выбрал один из лучших ресторанов, в котором всегда царит приподнятая праздничная атмосфера. Они сели за столик.

— Нэт! — начала Сюзанна. — Это деловой ленч. Я тебя пригласила на деловую беседу, поэтому платить буду я.

— И как ты доложишь своему шефу о результатах наших переговоров? — не без иронии спросил Нэт.

— Причина не в моем повышении. Я о нем не знала до сегодняшнего утра. Я хочу с тобой поговорить о другом. — Сюзанна и раньше намекала Нэту, что ее возможное назначение потребует от нее еще большей отдачи сил и времени и их отношения с Нэтом изменятся.

— Ну так что послужило причиной для нашего делового ленча? — наигранно строгим тоном спросил Нэт.

В этот момент подошел официант с бутылкой выдержанного французского вина. Галантным жестом он откупорил бутылку и ловко плеснул несколько капель в бокал Нэта. Продегустировав его с видом эксперта, Нэт кивнул в знак согласия. Наполнив их бокалы, официант удалился.

— Я весь внимание! — лукаво улыбаясь, сказал Нэт.

Сюзанна доверительно посмотрела Нэту в глаза и взяла его за руку.

— Ты всегда был честен и откровенен со мной. Я очень ценю эти качества в людях и сама всегда стараюсь быть искренней и честной с людьми. Если люди утаивают друг от друга что-то важное, то, что способно помочь другому, они не могут быть друзьями. Это уже конкуренты, может быть, даже враги, — начала Сюзанна. — Когда я спросила, есть ли у тебя работа, ты ответил, что была, но ты ее бросил. — Сюзанна сделала паузу, ожидая, что он скажет о своем материальном положении. Но Нэт промолчал. — Вполне очевидно, деньги у тебя есть. Но кроме денег в жизни есть и другие, не менее, а может, даже более важные вещи, — продолжала Сюзанна.

Нэт высвободил свою руку из ее тонких пальцев. Он сжал длинную ножку бокала между ладонями и начал слегка вращать его.

— И что же это за самая важная вещь? — спросил он.

— У тебя нет настоящей цели в жизни, — сказала Сюзанна.

Нэт с искренним удивлением посмотрел на нее.

— Ты сильно разбрасываешься. То тебя интересует бейсбол. То воздушные змеи. А завтра это будет еще что-нибудь.

— Путешествие. Да, завтра я заинтересуюсь именно путешествием в какое-нибудь экзотическое место. Например, Гонконг. Я давно хотел пройтись по нехоженым тропам этой загадочной страны! — мечтательно протянул Нэт.

— Вот видишь! Теперь тебя интересует Гонконг! — воскликнула Сюзанна, довольная тем, что правильно поняла Нэта. И тут ее охватила грусть: Нэт уедет, а она уже привыкла к его обществу, такому светлому, веселому и беззаботному. Она не только полюбила его. Он стал ее близким другом.

— А что ты имеешь против путешествий? — удивленно спросил Нэт.

— Конкретно против путешествий я ничего не имею. Но мне не нравится твоя пассивная жизненная позиция. Для чего ты живешь? Что ты будешь делать, когда побываешь во всех странах мира? А что ты будешь делать, когда у тебя кончатся деньги?

— Когда кончатся, тогда и буду думать. Если всю жизнь думать о черном дне, то вся жизнь станет одним сплошным черным днем, — философски изрек Нэт.

— Я понимаю, — пробормотала Сюзанна, потупив взгляд. Ей показалось, что она только усугубила положение, заведя этот разговор. Казалось невозможным пробить его броню безразличия и несерьезности.

— Сюзанна. Ты так говоришь, будто бы карьера — это все в жизни. И деньги не все. Они дают какую-то свободу, но не более, — сказал Нэт.

— Я не только о деньгах, Нэт. Мы можем жить в одном доме, рядом, но наши миры совершенно различны. Моя жизнь расписана по минутам вплоть до шестидесяти пяти лет, когда я выйду на пенсию. Я точно знаю, что буду делать все это время. А ты?

— Когда-то и я так жил, но затем понял, что это неправильная позиция. Есть вещи поважнее, — задумчиво ответил Нэт.

— Не знаю, что ты имеешь в виду. То, о чем ты пытаешься мне сказать, так неопределенно. А вот у меня есть вполне конкретное предложение к тебе. — Она сделала паузу, чтобы придать важность тому, что собиралась сказать. — Только не надо сразу отвечать. Подумай. Я прошу тебя об этом.

— Ты хочешь предложить мне жениться на тебе? — с надеждой в голосе сказал он.

— Нет. — Пытаясь скрыть волнение, Сюзанна принялась сосредоточенно разглаживать у себя на коленях салфетку. — Нет. Я хочу предложить тебе работу.

— Что ты хочешь мне предложить? — удивленно переспросил Нэт.

В смущении Сюзанна оглянулась по сторонам. Люди за соседними столиками, повернув головы в их сторону, с любопытством смотрели на них.

— Не надо так реагировать! — попыталась успокоить его Сюзанна. — Работа может многое изменить в твоей жизни. Она придаст ей смысл.

— И какую же должность ты хочешь предложить мне? — спросил Нэт, оправившись от первоначального изумления. Теперь он снова лукаво улыбался.

— Пока не знаю точно. Может быть, что-то связанное с клиентами. Уверяю тебя, работа будет соответствовать твоей квалификации и желаниям.

— И ты думаешь, что это придаст смысл моей жизни? — усмехнулся Нэт.

— Разумеется! — заверила его Сюзанна. — Во всяком случае, ты будешь смотреть дальше сегодняшнего дня, будешь вставать рано, спеша на работу, а не спать, как ты это обычно делаешь, до девяти.

— Сюзанна, я хочу тебе сказать…

— Перед тем, как ты что-то скажешь, я считаю, что ты должен хорошенько обо всем подумать и все взвесить.

Лицо Нэта приняло такое серьезное выражение, какого Сюзанна раньше никогда не замечала. Казалось, он действительно задумался о себе.

Принесли еду, которая, как и предсказывал Нэт, оказалась отменной. Однако Нэт словно замкнулся в себе, и Сюзанна решила, что ее слова возымели должное действие. Он все обдумает и примет правильное решение. Сюзанна очень любила Нэта и хотела, чтобы его мир был таким же безупречно правильным, как и ее.

Несмотря на отчаянные протесты со стороны Нэта, Сюзанна заплатила за ленч сама. Он проводил ее до офиса, и Сюзанна разрешила себе поцеловать его в щеку на прощание, напомнив, чтобы он обязательно все хорошенько обдумал.

— Обещаю, — заверил ее Нэт, ласково проведя ладонью по ее щеке. Затем повернулся и зашагал прочь, а она все медлила, глядя ему вслед.


— Что-нибудь срочное есть для меня? — спросила Сюзанна, обращаясь к Дороти Эндрюс, сидевшей за секретарским столиком.

— Да. Звонила некто Эмили. Просила перезвонить.

— Спасибо, — ответила Сюзанна, набирая номер.

— Привет, Эмили. Это Сюзанна. Ты звонила?

— Да. Я бы никогда не рискнула звонить тебе в офис, но дома тебя не застать. У меня есть кое-что для тебя, — затараторила Эмили.

— Да-а? — протянула с удивлением Сюзанна, беря свободной рукой папку с текущими делами. Эмили часто требовалось несколько минут, чтобы вырулить на истинную цель своего звонка.

— У меня в саду выросло несколько отменных цуккини. Вот я и подумала, не привезти ли тебе парочку.

— Спасибо, но я бы не рискнула их готовить. — После неудачи с печеньем Сюзанна решила с осторожностью относиться к кулинарным предложениям Эмили.

— Но они такие полезные! — Было похоже, что Эмили хочет подарить ей эти цуккини в обмен на что-то. Перед мысленным взором Сюзанны мелькнул список наименований возможного обмена.

— Цуккини мне не нужны, а Мишель можешь привозить, если ты об этом хотела меня попросить, — проговорила Сюзанна, одновременно пробегая глазами деловые бумаги.

— О! Сюзанна! Как это замечательно! С ней нужно будет посидеть недели через две, — заворковала Эмили.

— Всю ночь? — спросила Сюзанна, вспомнив про Нэта, который, конечно же, согласится помочь ей.

— Да нет, что ты! Всего пару часов. Начальник Роберта пригласил нас на ужин, и это не очень удобно — брать Мишель с собой. Роберт ведь получил большое повышение по службе! Я разве не говорила тебе?

— Нет.

— Я так горда за него! Я считаю, что он лучший бухгалтер в Сиэтле! — воскликнула Эмили.

Сюзанна испытала некоторый соблазн похвастаться своим новым назначением, но решила приберечь новость до встречи.

— Я буду рада помочь тебе с Мишель, — проговорила Сюзанна, записывая это в свой деловой блокнот на семнадцатое число. Неожиданно странное, незнакомое чувство закралось в ее душу. Она не смогла приготовить печенье, которое ее сестра с легкостью делала. У нее нет детей, а у ее сестры есть Мишель…

— Ах, Сюзанна! Ты не представляешь, как я тебе признательна, — услышала Сюзанна в трубке.

В этот вечер она вернулась домой слегка навеселе. Вначале, сразу же после собрания, ее пригласили к себе на торжественный ленч начальник и два его заместителя. Далее было еще несколько подобных мероприятий по отделам, по завершении которых Сюзанна поняла, что до дома ей самостоятельно не добраться и пора вызывать такси.

Дома она приняла теплую ванну и приготовила себе несколько тостов.

Спустя полчаса зазвонил телефон. Звонок застал ее на кухне, за чашкой чая.

— Привет. Это Нэт. Могу зайти?

Сюзанна представила, как она выглядит.

— Дай мне пять минут, чтобы переодеться.

— Хорошо.

Не успела она надеть широкие брюки и свитер, как раздался звонок в дверь.

— Привет, Нэт! — Сюзанна хотела улыбнуться, но губы не послушались.

Нэт вошел в комнату, едва взглянув на Сюзанну. Заложив руки за спину, с сосредоточенным выражением лица он принялся энергично ходить перед камином взад и вперед, не обращая, казалось, на Сюзанну никакого внимания.

Сюзанна примостилась на краешке дивана, все еще переполненная восторгами этого долгожданного дня. Нервозность Нэта забавляла ее.

— Полагаю, ты пришел сказать мне о работе? — спросила Сюзанна, с трудом ворочая языком.

Нэт остановился перед ней и кивнул.

— Именно о работе я и хочу тебе сказать, — ответил он.

— Не надо, — проговорила Сюзанна.

— Почему не надо? — удивленно поднял брови Нэт.

— Потому что я хочу, чтобы ты хорошо подумал и не спешил с решением.

— Для начала я должен тебе кое-что объяснить, — сказал Нэт тихо.

Но Сюзанна, казалось, не расслышала его.

— Ты яркая индивидуальность, ты умен, энергичен. Ты можешь стать кем захочешь в этом мире! — продолжала она с пафосом.

— Сюзанна, я хочу…

Сюзанна подняла палец и покачала головой.

— Есть еще кое-что, о чем я хотела бы тебе сказать.

— Что? — спросил Нэт.

— Что я люблю тебя! — Ее объяснение в любви было прервано некстати возникшей зевотой. — О! Прости, — сказала она, прикрывая рот ладонью.

Нэт внимательно поглядел на Сюзанну.

— Ты пила? — подозрительно спросил он.

— Так, чуть-чуть. Но я безмерно счастлива! Счастливее всех, вместе взятых!

— Сюзанна! Не могу в это поверить!

— Почему не можешь? Хочешь, я прокричу на весь Сиэтл? Смотри! — И она выбежала на лоджию.

На самом деле действие алкоголя уже почти прошло. Просто Сюзанна хотела показать Нэту, как она любит его.

С лоджии открывался прекрасный вид на лагуну, мерцающую вечерними разноцветными огнями, как рождественская елка. Встав вплотную к перилам, она приложила ладони ко рту и крикнула что было силы:

— Я люблю Нэта Таунсенда! — Удовлетворенная собой, она обернулась к Нэту и, разведя руки в стороны, как будто желая обнять его, сказала: — Вот видишь! Я объявила всему миру, что люблю тебя!

Нэт тоже вышел на лоджию. Он обнял ее и закрыл глаза. Сюзанна ожидала, что он что-нибудь скажет. Но Нэт молчал.

— Ты не рад, что я это сделала?

— Ты не в себе, — тихо проговорил Нэт.

— Как — не в себе? А в ком же я тогда? — Она сделала шаг в сторону и уперлась кулаками в бедра. — Ты ошибаешься, если думаешь, что я пьяна. Я абсолютно трезвая.

Нэт ничего не ответил. Вместо этого он обнял ее, провел на кухню и поспешил сварить кофе.

— Мне без кофеина, — заявила Сюзанна.

— С каких это пор? — удивился Нэт.

— С этого момента. Давай же, Нэт! Расслабься! Сегодня такой день!

— Я бы все-таки хотел немного отрезвить тебя, — заметил Нэт.

— И ты не поцелуешь меня?

— Я бы поцеловал, но не буду.

— Почему? — удивилась Сюзанна.

— Если я поцелую тебя, то не смогу остановиться.

Сюзанна закрыла глаза.

— Это самая романтическая вещь, которую ты когда-либо говорил мне.

Нэт задумчиво поскреб подбородок.

— Ты что-нибудь ела?

— Один маринованный гриб, каштан, завернутый в кусочек бекона, и немного сельдерея, посыпанного чем-то вроде сыра.

— Но не ужинала?

— Я поджарила себе несколько тостов. Я не голодна. — Внезапно Сюзанна что-то вспомнила. — Нэт, что ты делаешь семнадцатого?

— А что?

— Мне подкинут Мишель, и я знаю, что она будет рада увидеть тебя, — сказала Сюзанна.

Нэт выглядел еще более встревоженным, чем в начале их встречи.

— Я буду занят в этот день, — ответил он.

— Ладно, ничего. Справлюсь сама.

Кофе был готов. Нэт разлил его в чашки и передал одну Сюзанне.

— Нэт! Что с тобой? Ты какой-то сам не свой. Не смотришь на меня…

— Пей кофе.

Она сделала глоток.

— Ты знаешь, что я пила сегодня вечером? Они называют это Шанхайским Слангом.

— Нет. Это, по-видимому, Сингапурский Слинг. Джин, вода, сахар, мускатный орех, — поправил ее Нэт.

— О! Ты знаток! — удивленно протянула Сюзанна.

— Давай пей кофе, Токийская Роза, — сказал Нэт.

Сюзанна послушно пила маленькими глотками, наблюдая за Нэтом, который нервно ходил по кухне и, казалось, не мог найти себе места. Что-то его тревожило. Сюзанна хотела бы знать, что.

— Выпила, — отрапортовала она, поставив чашку на стол. — Нэт, ты любишь меня?

Нэт остановился и, смотря ей прямо в глаза, с чувством сказал:

— Больше, чем когда-либо!

— Слава Богу! А то я стала сомневаться, — облегченно пробормотала Сюзанна.

— Где у тебя аспирин? — спросил Нэт, заглядывая в кухонные ящики.

— Аспирин? У тебя болит голова? — удивленно спросила Сюзанна.

— Нет. Голова будет болеть у тебя, когда ты проснешься завтра утром. И я хочу, чтобы у тебя все было под рукой.

Сюзанна была растрогана.

— Ты так добр ко мне!

— Вот я ставлю пузырек сюда. Видишь? Примешь утром, когда проснешься. Завтра я улетаю на пару дней. Я тебе позвоню. Хорошо?

— А! Ты уезжаешь, чтобы вдали трезво обдумать мое предложение насчет работы, которая может спасти тебя? Это совершенно правильное решение! Я целиком одобряю… — Она хотела еще что-то добавить, но снова зевнула и на этот раз поняла, что ее силы на исходе. — Я думаю, мне лучше пойти прилечь.

* * *

Рано утром ее разбудил пронзительный звон будильника. Когда Сюзанна окончательно проснулась, то обнаружила неприятную боль в висках.

На кухне она увидела пузырек аспирина и сразу же вспомнила совет Нэта. Мысленно Сюзанна поблагодарила Нэта и приняла две таблетки.

На работе Сюзанна чувствовала себя не лучшим образом. Встретившись глазами с мисс Брукс, она поняла, что и той нездоровится. Они обменялись понимающими улыбками.

— Ваш кофе готов, — сказала мисс Брукс.

— Спасибо. Что-нибудь срочное для меня?

— Нет, ничего срочного. Мистер Хаммер заходил. Просил передать вам этот журнал. — И с этими словами секретарша протянула Сюзанне «Деловой ежемесячник» шестилетней давности. Этот журнал пользовался хорошей репутацией в деловых кругах.

— Да, но это же старый номер! — удивленно воскликнула Сюзанна.

— Мистер Хаммер сказал, что там есть статья, специально посвященная вашему другу.

— Моему другу? — удивилась Сюзанна.

— Ну да. Вашему другу, — повторила Элеонора Брукс. — Тому, с красивыми глазами. Натаниэлу Таунсенду.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Сюзанна подождала, пока Элеонора Брукс выйдет из кабинета, и открыла журнал. Статья о Нэте Таунсенде была на первых страницах. На фотографиях Нэт выглядел значительно моложе, чем сейчас. Он был снят на фоне одного из магазинов по продаже печенья «В дождливый день». Фирма, производящая это печенье, считалась наиболее процветающей в стране. В руках Нэт держал огромное шоколадное печенье, символизирующее, по всей видимости, его феноменальный успех.

И это действительно правда. Сюзанна сама без ума от шоколадного печенья «В дождливый день».

Пробежав глазами несколько абзацев, Сюзанна почувствовала, что ей становится дурно. Все это было похоже на сон или сказку с чудесными превращениями. Ей казалось, что все это не о том Нэте, которого она знала, а о ком-то другом. Она хотела закрыть журнал и спрятать его куда-нибудь подальше, но, сделав над собой усилие, продолжала читать.

Нэт начал свое дело, еще учась в колледже. Мама передала ему рецепт шоколадного печенья и научила Нэта некоторым тонкостям выпечки. Скоро это печенье стало настолько популярным, что Нэт смог открыть свое дело и быстро пошел в гору. Его финансовый успех был очевиден, и к двадцати восьми годам он стал мультимиллионером.

Неожиданно Сюзанна вспомнила, как шесть или семь месяцев назад ей на глаза в том же журнале попалось сообщение о продаже компании «Печенье «В дождливый день»» за неназванную сумму, охарактеризованную лишь как баснословная.

Дочитав до этого места, Сюзанна снова ощутила легкое недомогание. Она вспомнила, как недавно поучала Нэта насчет необходимости быть целеустремленным, работоспособным, амбициозным, чтобы добиться успеха в жизни. Как же он, должно быть, веселился, слушая ее наставления! Какой же дурой она выставила себя перед ним! Вернее, это он выставил ее в таком идиотском свете, держа в неведении.

Сюзанна вспомнила, как собралась удивить Нэта собственноручно приготовленным шоколадным печеньем и чуть было не подожгла дом. Она почувствовала себя окончательно разбитой.

В дверь постучали, вошла секретарша и положила пачку корреспонденции на стол. Едва взглянув на нее, Сюзанна поняла, что заниматься какими-либо делами просто не в состоянии.

— Мисс Брукс, — обратилась она к секретарше, — мне сегодня нездоровится. Я уйду домой. Если что, звоните. Я буду дома.

— Да, но… — Элеонора Брукс была явно удивлена. Впервые за многие годы работы Сюзанны на фирме она сказалась нездоровой.

— Увидимся в понедельник, — бросила Сюзанна, выходя из офиса.

— Надеюсь, к понедельнику вы поправитесь, — участливо проговорила мисс Брукс, провожая ее взглядом.

— Надеюсь, — прошептала Сюзанна.

Ей нужно время, чтобы собраться с мыслями.

В своей квартире она почувствовала себя в безопасности. На какое-то время она была защищена от этого агрессивного внешнего мира. Потом ей все равно придется выйти и встретиться с проблемами, оставленными за дверью, но сейчас она вне их досягаемости.

Она закуталась в плед, связанный и подаренный ей сестрой, и прилегла на диван, невидящими глазами уставившись в пространство.

Она знала, что ощущение обиды не должно перерасти в чувство обиды, которое пустит корни глубоко в душу и может изменить ее характер.

Одна из важнейших целей ее жизни достигнута. Она стала первой женщиной в истории компании, которую назначили на пост вице-президента по маркетингу. Она похвалила себя за эту победу и напомнила себе, что выдержала суровую конкурентную борьбу, продолжавшуюся не один год. Она молодец. Если ей и надо как-то восполнить отсутствие собственной семьи, всегда есть Эмили, готовая в любую минуту оказаться рядом. Все хорошо. Ее уважают на работе, она трудолюбива и здорова. Ей ничего не надо, и жизнь прекрасна.

— Жизнь прекрасна, — повторила она, тяжело вздохнув.

Сюзанна мыла тарелку после легкого обеда, когда раздался телефонный звонок. О том, что она дома, знала только секретарша, поэтому и звонить может только она. А если мисс Брукс звонит, значит, есть какие-то очень срочные и важные дела. Сюзанна подошла к аппарату и ответила официально:

— Сюзанна Симмонс слушает.

— Сюзанна, это Нэт.

Легкий спазм сжал ее горло.

— Привет, Нэт, — произнесла она, стараясь говорить безразличным тоном. — Чем обязана?

— Я позвонил тебе в офис, секретарша сказала, что ты почувствовала себя плохо и ушла домой.

— Да, это правда… По-видимому, после вчерашнего… Выпила лишнего. С утра тяжесть в голове. — Сюзанна решила умолчать о прочитанной статье.

— А ты нашла аспирин на кухонном столе?

— Да. Спасибо. Нэт, понимаешь, я вчера была немного не в себе, поэтому могла наговорить тебе кучу всяких глупостей… Я не помню точно, что несла, но если я тебя чем-то обидела…

— Ты не помнишь? — засмеялся Нэт.

— Что-то припоминаю, но вообще-то все как в тумане.

— Вот вернусь в Сиэтл и обещаю напомнить тебе каждое твое слово.

Вот именно этого Сюзанна и не хотела.

— Я, вероятно, вела себя развязно и молола языком Бог знает что… На твоем месте я бы постаралась все это просто забыть.

— Как твое самочувствие? Надеюсь, лучше? — участливо поинтересовался Нэт.

— Я собиралась прилечь, — слабым голосом ответила Сюзанна.

— О! Не буду тебе мешать. Я вернусь в воскресенье. Где-то к полудню. Я бы хотел пообедать с тобой.

— Хорошо, — согласилась Сюзанна, чтобы побыстрее закончить эту мучительную беседу. Ее рана была еще слишком свежа, слишком кровоточила, но к воскресенью она зарубцуется. Сюзанна знала это. В воскресенье она будет снова прежней Сюзанной Симмонс, собранной, целеустремленной, хладнокровной. Она вовсе не собиралась обедать с Нэтом. И он скоро узнает, почему.

Единственное лекарство от всех болезней, которое ей было известно, — это работа. Поэтому в субботу Сюзанна отправилась в свой офис. Для начала она рассортировала почту, скопившуюся на столе. Сообщение о ее новом назначении должно было быть напечатано только в воскресном выпуске газеты «Сиэтл таймс», но, вероятно, информация уже успела просочиться. Она обнаружила на столе среди прочих бумаг очень лестное для нее приглашение на ленч-конференцию деловых кругов города. Сюзанна тут же послала положительный ответ и потратила все утро на составление текста выступления. Конференция была назначена на семнадцатое, то есть через две недели.

В воскресенье утром Сюзанна не могла найти себе места от беспокойства, и знала почему. Предстояла встреча с Нэтом, и предстояло расставить все точки над «i». Она два дня репетировала, что скажет ему и как будет себя вести с ним.

Нэт пришел в половине пятого. Она открыла дверь, и перед Нэтом появилась женщина с тщательно уложенными в пучок волосами, в синих широких брюках и кремовом свитере.

— Сюзанна! — выдохнул Нэт и, прежде чем она успела что-либо сделать из намеченного ею плана, обнял ее и поцеловал. — Никогда два дня не казались мне такими бесконечно долгими! — признался Нэт, покусывая мочку ее уха, как будто бы это и был оговоренный обед. Свободной рукой он легко нашел заколки, удерживающие ее роскошные длинные волосы, и вынул их. Сверкающий водопад обрушился ей на плечи. — Как прекрасно! — прошептал Нэт.

С трудом вернув самообладание, Сюзанна проговорила:

— Хочешь кофе?

— Нет. Я хочу только тебя.

Сюзанне удалось немного отстраниться, и Нэт насторожился.

— Что-нибудь случилось? — спросил он.

— И да, и нет. Я прочитала в «Деловом ежемесячнике» статью шестилетней давности. Тебе это о чем-нибудь говорит?

Нэт опустил руку, которой обнимал Сюзанну, и долгое время молчал.

— Значит, ты все знаешь, — произнес он наконец.

— Король шоколадного печенья. Или, вернее, бывший король…

— Ты сердишься? — Глаза Нэта сузились.

Сюзанна понимала, что многое зависит от того, как она произнесет свою заранее заготовленную речь. Главное — оставаться совершенно хладнокровной. А это было очень нелегко.

— Я скорее недоумеваю. Думаю, тебе бы все-таки следовало меня предупредить.

— Я понимаю, ты имеешь все основания для недовольства. — Нэт замялся. Он сделал шаг назад, потом в сторону. — Разреши, я войду. В общем, это не секрет, — начал объяснять Нэт, когда они оказались на кухне. — Я продал дело шесть месяцев назад и решил немного отдохнуть. Мне действительно нужен был отдых. Врач предупредил меня, что я на грани физического и нервного истощения. Тринадцать лет каторжной работы без сна и отдыха сделали свое дело. И когда мы встретились, я только-только начал отходить, обретать себя, ощущать действительную радость от общения с природой… Меньше всего мне хотелось снова говорить о бизнесе. С «Печеньем «В Дождливый день»» покончено! Я начинаю новую жизнь!

— Так почему же ты не поговорил со мной об этом? — вырвалось у Сюзанны.

— Я хотел. Я собирался сказать тебе в четверг вечером, тем более что ты была так добра ко мне, когда предложила работу. Но в четверг ты была…

— Пьяна, — договорила за него Сюзанна.

— Не совсем то слово… В общем, я не смог найти подходящий момент.

— Ты, должно быть, здорово повеселился, когда я пыталась испечь печенье! — подавив обиду, твердо произнесла Сюзанна. И сама удивилась, как резко звучит ее голос.

Уголки его рта дрогнули, и было очевидно, что он еле сдерживает смех.

— Да, комичный же у меня был тогда вид, ничего не скажешь! — продолжала Сюзанна.

— Вовсе нет. Я был польщен, что ты пыталась сделать мне приятное. И что у тебя не получилось, не имеет ровным счетом никакого значения, — ответил Нэт.

— Я не для тебя его пекла. Я тебя позвала, потому что вспыхнул пожар…

— Тем не менее я был очень тронут, — упорствовал Нэт.

— А когда на следующий день я разразилась пламенной речью о необходимости карьеры для такого мужчины, как ты? Ты тоже был очень тронут? — с изрядной долей ехидства спросила Сюзанна.

— Да, тронут, — кивнул Нэт.

— Так может с тобой опасно находиться рядом, раз ты такой тронутый? — не сдержалась Сюзанна.

— Я понимаю, как выгляжу в твоих глазах, — сказал Нэт после небольшой паузы.

— Да. В моих глазах ты, Нэт Таунсенд, выглядишь очень плохо.

Нэт молча ходил из одного угла кухни в другой. У Сюзанны уже начало рябить в глазах, когда он наконец остановился и произнес:

— Может, все-таки забудем это недоразумение? Я признаюсь, что вел себя не совсем корректно, что это была ошибка с моей стороны. Или ты хочешь порвать отношения со мной из-за этого…

— Я еще не знаю, — ответила Сюзанна. Она не могла принять решение так поспешно. И потом, для Нэта это было бы слишком просто — отделаться лишь извинением. Сюзанна чувствовала себя униженной. Он скрывал от нее свое прошлое, значит, не доверял ей.

— Сколько тебе понадобится времени, чтобы прийти к решению? — спросил Нэт.

— Еще не знаю.

— Полагаю, обед не состоится?

— Не состоится.

— Ладно. Я надеюсь, что суд будет справедливым и беспристрастным. Хочу лишь, чтобы ты поставила себя на мое место. Как бы ты повела себя в такой ситуации?

— Хорошо, поставлю, — пообещала Сюзанна, хотя сразу могла сказать, что в прятки играть с любимым человеком не стала бы.

— Я хочу, чтобы ты еще кое-что имела в виду, — сказал Нэт уже на пороге.

— Что?

— Вот это, — и он поцеловал ее. Тепло его поцелуя растопило холод обиды в ее душе. Сюзанна снова ощутила желание. Ощутила слабость в коленях и тихо застонала.

Нэт отпустил ее, и она, сделав нетвердый шаг на отказывающихся повиноваться ногах, прислонилась к двери. Она тяжело дышала, и Нэт, заметив это, произнес:

— Неужели ты не видишь, Сюзанна, что мы созданы друг для друга!

— Я… я вижу только, как ты ведешь себя. И мне это не нравится, Нэт Таунсенд! — обретя спокойствие, твердым голосом произнесла Сюзанна.

Нэт выглядел растерянным. Он хотел смягчить ее своим поцелуем, но у него ничего не вышло.

— Позвонишь мне? — упавшим голосом произнес Нэт.

— Обязательно, — сухо ответила Сюзанна. Как же! Жди! Позвоню, после дождичка в четверг! — подумала она.

* * *

Через два дня жизнь Сюзанны вернулась в привычное русло. Она рано уходила на работу, задерживалась там допоздна и делала все возможное, чтобы избежать встречи с Нэтом, хотя он терпеливо ждал ее ответа. Сюзанна рассчитывала на то, что терпение Нэта не беспредельно, что у него тоже есть чувство собственного достоинства и рано или поздно он забудет о ней.

В среду она вернулась домой и обнаружила сложенный в несколько раз листок бумаги, прикрепленный к ее двери. Ее сердце забилось учащенно. Но она приказала себе не читать записку, пока не поставит еду в микроволновую печь.

В записке было сказано:

«Пожалуйста, позвони».

Сюзанна злорадно усмехнулась. Как же! Жди! Шлепай свои шоколадные кренделя и жди! Позвоню! Как бы не так!

Но, как она себя ни распаляла, было невозможно сердиться на Нэта.

Зазвонил телефон. Сюзанна была еще в нерешительности, что и как ответить, она была уверена, что это Нэт. Но это был не он.

— Привет, Сюзанна! — услышала она голос Эмили.

— Привет, — разочарованно ответила Сюзанна.

— Почему такая грустная? Ты здорова? — озабоченно спросила Эмили.

— Вполне, — наигранно бодро выпалила Сюзанна.

— Сюзанна, я знаю тебя достаточно хорошо, и тебе не провести меня. В чем дело? Что-нибудь с Нэтом? Ты давно уже ни слова о нем не говоришь.

— Я просто давно не вижу его.

— Почему?

— Как все мультимиллионеры, он очень занят какими-то своими секретными делами.

На том конце провода возникла долгая пауза. Потом Эмили произнесла:

— Наверное, что-то с телефоном. Я не расслышала.

— Слышала о печенье «В дождливый день»? — спросила Сюзанна.

— Конечно. Его все любят. А что?

— А то. Нэт и есть этот «Дождливый день».

— Не может быть! Ты хочешь сказать, что ему принадлежит эта фирма?

— Принадлежала. Несколько месяцев назад он ее продал, — пояснила Сюзанна.

— Так это же прекрасно! Значит, он богат и известен! Я имею в виду, что этот сорт печенья пользуется мировой славой! — восторженно воскликнула Эмили. — Трудно представить, что человек, придумавший печенье «В дождливый день», помогал Роберту собирать детский столик! Не могу дождаться, пока Роберт вернется с работы. Вот удивится!

— Лично я нисколько не была удивлена. — Сюзанне трудно было оставаться хладнокровной.

— И когда ты узнала об этом? — в голосе Эмили слышалась обида на то, что Сюзанна держала эту новость в секрете.

— В прошлую пятницу. Мой шеф дал мне журнал шестилетней давности, где была напечатана статья о Нэте. Из нее я и узнала все, что он должен был сказать мне сам.

— Значит, он ничего не сказал тебе? — искренне удивилась Эмили.

— Значит, — ответила кратко Сюзанна.

— Ты, должно быть, злишься на него.

— Я? Злюсь? С какой стати мне злиться на него? — Сюзанна не рассчитывала, что сестра уловит сарказм в ее словах.

— Он, наверное, собирался все рассказать тебе, просто не мог найти подходящий момент, — начала защищать Нэта Эмили. — Я его видела недолго, но он показался мне человеком честным.

— Может, ты права. — Сюзанне не хотелось выслушивать речь в защиту несправедливо осужденного Нэта, и она поспешила добавить: — Послушай, я тут готовлю еду… У меня сейчас нет времени… Да, семнадцатого я приглашена на конференцию, но она должна закончиться к половине шестого. Так что к этому времени можете привозить Мишель.

— Хорошо, Сюзанна. Помни, если ты захочешь со мной поговорить, я всегда готова. Ведь сестры для того и существуют, не правда ли? — заверила ее Эмили.

— Спасибо на добром слове, Эмили, — сказала Сюзанна и положила трубку.

Ей снова попалась на глаза записка Нэта.

— С глаз долой — из сердца вон, — вспомнила Сюзанна старую поговорку и, скомкав записку, швырнула ее в мусорное ведро.

Однако это не помогло. Вид телефонного аппарата начал действовать ей на нервы. Куда бы она ни поворачивалась, он все время попадал в поле ее зрения, напоминая о необходимости позвонить Нэту.

Тем временем обед был готов. Но вид его оказался столь неаппетитен, что Сюзанна решила отправить его вслед за скомканной запиской в мусорное ведро и пойти в свой любимый ресторан «Вестерн Авеню Дэли». Такое решение позволяло убить сразу двух зайцев: быть подальше от телефона и отведать наконец вкусной и здоровой пищи.

Она уже была полностью готова к выходу, когда в дверь позвонили.

Сюзанна застонала. Она знала наверняка, что это Нэт.

— Ты не позвонила, — сказал Нэт, когда Сюзанна открыла дверь. Не дожидаясь приглашения, он как вихрь ворвался в квартиру и начал возбужденно шагать взад-вперед перед остолбеневшей от неожиданного напора Сюзанной. — Сколько еще ты намереваешься мучить меня? Ты что, всю оставшуюся жизнь будешь теперь помнить об этом? Если хочешь, я еще раз извинюсь!

— Я…

— Ты имеешь все основания быть недовольной, я это прекрасно понимаю. Но, может быть, все-таки достаточно! Я люблю тебя! Я без ума от тебя! И я знаю, что ты чувствуешь то же по отношению ко мне, поэтому не пытайся одурачить меня своим безразличным видом. Я знаю, ты ко мне неравнодушна. Так давай же отбросим и забудем это недоразумение…

— Почему? — прервала Сюзанна этот фонтан красноречия.

— Что — почему? — не понял Нэт.

— Почему ты не сказал мне о себе всей правды раньше?

Нэт посмотрел на нее так, как смотрит врач на безнадежного пациента.

— Я хотел забыть этот «Дождливый день», оставить все в прошлом и не вспоминать. Я хотел начать новую жизнь. Я встретил тебя. Ты напомнила мне меня. Стремление к успеху любой ценой, преданность делу. Ты позволила какой-то компании, продающей спорттовары, засосать себя всю….

— Не какой-то, а самой большой компании в стране! — уточнила Сюзанна.

— Это не меняет существа дела. На что похожа твоя жизнь? На что похожа ты? Ты как придаток к этому бездушному механизму. Твоя единственная цель — побыстрее и повыше взобраться по служебной лестнице. Тебя больше ничто не интересует в жизни. Но поверь: оказавшись однажды наверху, ты не увидишь ничего необычного. Ты просто окажешься наверху, и все. Ты будешь ощущать внутреннюю пустоту, как будто бы ты пропустила в жизни что-то не менее важное, а может быть, даже более важное, чем карьера. Ты поймешь, что годы прошли, а затраченные усилия не стоят достигнутой цели.

— Так, значит, ты предлагаешь остановиться и вдохнуть аромат роз? Должна разочаровать тебя, Нэт Таунсенд. Мне нравится моя жизнь именно такой, какая она есть. И я считаю, что ты ведешь себя оскорбительно по отношению ко мне, бесцеремонно вторгаясь в мой мир со своими сомнительными советами. Если ты ожидаешь, что я брошу все только потому, что тебе это кажется правильным, то ты глубоко заблуждаешься на мой счет. — Сюзанна остановилась, чтобы перевести дыхание.

— Я не имел в виду «или — или». Можно делать карьеру, но не забывать и о другой стороне своей жизни. О дружбе. О друзьях. О простых развлечениях. Мы оба больны этой болезнью современной цивилизации, только я раньше тебя осознал, что болен. Ты идешь по тому же пути, что и я, но это тупиковый путь. Я хочу, чтобы ты осознала это. И чем раньше, тем лучше.

— Великолепно! — Сюзанна захлопала в ладоши. — Какая пламенная проповедь! Я тронута до глубины души, но только мне…

— Тебе нужно то же, что и мне. Мы созданы друг для друга.

— Небольшое уточнение, — сказала Сюзанна. — Случилось так, что мне почему-то нравится моя жизнь, моя борьба за место под солнцем. А почему бы и нет? Я добилась того, к чему шла эти долгие пять лет. Передо мной открылись новые перспективы. Я намереваюсь возглавить компанию и не скрываю своих честолюбивых целей. А почему я должна их скрывать? Что же касается человеческих отношений, дружбы, как ты говоришь, то здесь ты тоже неправ. Я и до встречи с тобой жила прекрасно и буду так же прекрасно чувствовать себя, когда ты уйдешь из моей жизни навсегда.

Повисла мучительная пауза, Сюзанне показалось, что Нэт перестал дышать.

— Когда ты уйдешь из моей жизни навсегда, — повторил Нэт ее последние слова. — Значит, ты все-таки приняла решение.

— Да, — сказала она твердо. — Все это было весьма мило, но лишь до поры до времени. Если на карту поставлено мое вице-президентство, то ни о каком выборе не может быть и речи. Я уверена, что ты найдешь массу очаровательных женщин, готовых на любые уступки. Наши отношения с самого начала были чем-то вроде миссии спасения, и ты — в роли миссионера. Теперь, зная мое окончательное решение, можешь оставить меня.

— Сюзанна, выслушай меня, — умоляюще проговорил Нэт.

— Нет! — Я постараюсь сама обрести свое счастье.

После долгой паузы он произнес:

— Ты совершаешь ошибку, но, может быть, так лучше для тебя. Может быть, тебе надо пройти через все это самой.

— Надеюсь, ты будешь, как всегда, рядом, чтобы помочь несчастной карьеристке, когда случится предрекаемая тобой страшная беда! — с издевкой продолжала Сюзанна.

Голубые глаза Нэта сузились.

— Может быть, буду, а может, и нет, — ответил он тихо.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Мисс Симмонс, мистер Хаммер, пожалуйста, сюда, — подчеркнуто вежливо приветствовал их энергичный молодой человек, по всей видимости из администрации Сиэтлского конференц-центра.

— Спасибо, — ответила Сюзанна, приветливо улыбнувшись. Однако, войдя в конференц-зал и увидев там столько незнакомых людей, вдруг ощутила какой-то почти детский страх.

Да, не самое подходящее место для ленча, пронеслось у нее в голове.

— Пожалуйте сюда, в президиум, — затараторил вновь возникший перед ними молодой человек, который встречал их при входе.

Места в президиуме уже были почти все заняты. Сюзанна узнала некоторых известных в городе людей и обменялась с ними приветственными кивками. Когда они с Джоном Хаммером заняли предназначенные им места, официанты начали разносить закуски: искусно приготовленный салат, рис, жареную семгу в малиновом уксусе, что-то еще. У Сюзанны совершенно пропал аппетит, ведь она была записана одним из основных выступающих.

Неожиданно она услышала знакомый голос:

— Как, вы тоже здесь! Мир тесен!

Это был Нэт. Она схватила бокал с холодной водой и сделала большой глоток в надежде хоть немного успокоить расходившиеся нервы. Поставив бокал на место, она повернулась к Нэту и небрежно бросила:

— Привет, Нэт.

— О, рад приветствовать Нэта Таунсенда! — Джон Хаммер тоже повернулся к Нэту и протянул ему руку.

— Мы встречаемся все чаще и чаще, Джон, — безучастно пробормотал Нэт, пожимая Джону руку, но не отводя глаз от Сюзанны.

Она же, напротив, подчеркнуто игнорировала его, сделав вид, что ее внимание целиком поглощено изучением семги.

— Скучала по мне? — услышала Сюзанна голос Нэта.

Прошло десять мучительных дней с тех пор, как она видела его в последний раз. До чего же трудно было ей избегать встреч с ним! И он прекрасно знал это. В тот вечер, придя с работы домой, она услышала доносящиеся из квартиры Нэта звуки музыки. Прислушавшись, распознала его любимую итальянскую оперу. Музыка звучала настолько громко, что была слышна в ее кухне. Она уловила умопомрачительный аромат томатного соуса, спагетти, чеснока и чего-то еще, не поддающегося определению. Нэт совершенно точно помнил обычное содержимое ее холодильника и решил, видимо, прибегнуть к гастрономическому коварству, уверенный, что путь к сердцу женщины, так же как и мужчины, лежит через желудок. Он ожидал, что она поддастся соблазну и заглянет к нему. Но Сюзанна твердо решила не уступать. Единственное, чего он добился своей тактикой, так это то, что Сюзанна поспешила в ближайший итальянский ресторан, где и удовлетворила свой разыгравшийся аппетит.

В течение всей следующей недели каждый вечер встречал ее новым фантастическим ароматом, соблазнительно доносившимся из апартаментов Нэта. Казалось, он решил перепробовать всю поваренную книгу. Сюзанна никогда в жизни не ела такой разнообразной пищи в столь разнообразных ресторанах, как на той неделе.

В конце концов Нэт понял, что его тактика с использованием еды и музыки неэффективна, и решил действовать иначе. На этот раз, вернувшись домой, Сюзанна не услышала ни пения, ни музыки. И воздух не был насыщен сводящими с ума ароматами — лишь одинокая красная роза лежала у ее двери. Никакой записки, ничего, кроме розы. Сюзанна подняла цветок и поднесла его к лицу. Он источал божественный аромат. Немного поразмыслив, она положила его под дверь Нэту.

На следующий вечер Сюзанна обнаружила под дверью коробочку шоколада. Она даже не подняла ее. Просто отодвинула к двери Нэта…

— Нет. Совершенно не скучала, — ответила Сюзанна, пытаясь выглядеть безразличной.

— Ну? — удивился Нэт. — А кто же тогда подкладывал под мою дверь подарки? — удивленно спросил он.

В ответ Сюзанна метнула в него испепеляющий взгляд и вернулась к еде.

— Я думал, для вас будет приятным сюрпризом встретить тут Нэта, — услышала Сюзанна голос Джона Хаммера. Она подняла глаза на Джона и увидела его улыбающееся лицо. — Это я его пригласил, — сказал он.

— Спасибо. Вы очень любезны, — пробормотала Сюзанна.

Конечно, ей было скучно без Нэта. Он ворвался в ее размеренную жизнь с такими глупостями, как бейсбол и воздушные змеи. Но теперь она решила, что с этим покончено. Она снова возвращается к прежнему образу жизни. В ее мире нет места Нэту с его чепухой.

— А я очень скучал по тебе, — снова услышала она его голос. — Ну хотя бы признайся, что испытывала чувство одиночества.

— Нет. Никакого одиночества я не испытывала. У меня любимая работа и прекрасная перспектива служебного роста. И каждая минута моей жизни расписана на неделю вперед. Что мне еще нужно?

— А как насчет детей? Ты не хочешь детей? — не унимался Нэт.

— Мне хорошо с Мишель. Ей хорошо со мной. А когда мы начинаем надоедать друг другу, Мишель отправляется к своей маме. По-моему, это идеальный способ любить детей.

Как только первый докладчик вышел на трибуну, внимание Сюзанны переключилось на него. Примерно через пять минут, когда монотонная речь стала навевать на нее тоску, Сюзанна почувствовала легкий толчок в локоть. Она перевела взгляд на Нэта — он показывал ей накрахмаленную салфетку, лежащую рядом с его тарелкой. На салфетке было написано чернилами: «А как насчет мужа?»

Только бы никто не увидел! А главное, чтобы Джон Хаммер не заметил! — пронеслось в голове у Сюзанны. Поведение Нэта на столь ответственной конференции казалось ей верхом неприличия. Но тут она заметила, что все присутствующие почему-то смотрят именно в ее сторону, словно ожидая чего-то. Она перевела взгляд на трибуну и увидела, как выступавший собирает свои бумаги и возвращается на свое место в президиум. И Сюзанна поняла, что объявлено ее выступление.

Она поднялась, и стул, неприятно заскрежетав металлическими ножками по мраморному полу, отъехал назад. Нэт снова вывел ее из душевного равновесия. С каким бы удовольствием она выплеснула содержимое бокала на его голову! Но она вежливо улыбнулась и твердым шагом проследовала к трибуне. Сюзанна глубоко вздохнула и посмотрела в зал, но тут же поняла, что совершила ошибку. Множество незнакомых глаз уставилось на нее.

Сюзанну охватила легкая паника. Выученная наизусть речь мгновенно испарилась из памяти. Сюзанна потянулась рукой к боковому карману, не сводя глаз с загипнотизировавшей ее аудитории. Там, в кармане, должен быть машинописный вариант ее выступления. Достав шпаргалку и немного придя в себя, она услышала тихий голос Нэта:

— Давай, Сюзанна! Покажи им, как надо выступать!

Сюзанна взглянула на Нэта и встретилась с ним глазами, такими любящими, внушающими уверенность в себе, и успокоилась.

Прочитав первую фразу, Сюзанна поняла, что выступление пройдет хорошо. В продолжение следующих двадцати минут она говорила о проблемах сбыта, о важности использования новейших разработок психологов в воздействии на покупателей, о значении самодисциплины и преданности делу сотрудников компании и тому подобном. И все это время она ощущала понимание и поддержку зала. Несмотря на недавние попытки Нэта посеять семена сомнения в ее душе в правильности ее образа жизни, сейчас она чувствовала себя полностью удовлетворенной собой и своим выбором. Она чувствовала себя по-настоящему счастливой, когда зал разразился бурными аплодисментами после того, как она закончила.

Первый человек, на которого она взглянула, сходя с трибуны, был Нэт. Он улыбался и горячо аплодировал. Нежность и теплота в его глазах вновь странным образом подействовали на Сюзанну. Она заняла свое место и заметила, что ее руки дрожат, то ли от выступления, то ли от его взгляда.

Следующим выступающим был объявлен Нэт Таунсенд.

Вот было бы забавно, если б он написал конспект своей речи на салфетке! — подумала Сюзанна и тут же одернула себя. Достаточно ей провести несколько минут с этим человеком, как у нее появляются мысли, простительные разве что десятилетнему ребенку.

Не спеша, с чувством собственного достоинства, Нэт извлек из внутреннего кармана пиджака листочек бумаги не больше почтовой открытки. Сюзанна едва смогла удержаться от смеха. Явиться на столь ответственную встречу практически неподготовленным! Его, несомненно, ждет провал. Особенно после ее блестящей речи, встреченной шквалом аплодисментов. Предчувствуя ужасное, Сюзанна закрыла глаза, чтобы не видеть его позора.

Нэт, однако, не торопился начинать выступление. Зал притих. И в момент наступившей абсолютной тишины Нэт заговорил.

Сюзанне редко приходилось слышать таких динамичных ораторов. Его сильный, властный голос проникал, казалось, во все самые удаленные уголки зала.

Нэт проникновенно рассказывал о своей жизни. Он еще учился в школе, когда умер отец. Мать устроилась на местную фабрику, а он, чтобы как-то подработать и заплатить за образование, стал печь печенье по рецепту матери. Это как раз и было то самое шоколадное печенье! Поначалу он продавал печенье туристам по пятьдесят центов за штуку.

К середине лета, заработав достаточно денег, оплатил первый год обучения. Вскоре он был замечен хозяевами местных кафе, ресторанов и отелей. С ним заключили договор, и его печенье было включено в меню этих заведений.

Со временем Нэт открыл собственное дело, разработав еще несколько рецептов изготовления печенья. Несмотря на некоторые просчеты, его дело процветало. Ко времени окончания колледжа, в котором он изучал все доступные дисциплины по ведению бизнеса, Нэт был уже миллионером. К его чести, он не бросил учебу, хотя его убеждали не тратить времени на изучение того, что он и так знает, к тому же знает лучше, чем авторы учебников. С этим он был не согласен, и многие жизненные ситуации подтвердили его убежденность в необходимости академических знаний.

Сюзанна была ошеломлена столь яркой, проникновенной речью, насыщенной важной информацией для каждого, кто намеревался преуспеть в своем бизнесе. Но она все ждала, когда же Нэт скажет то, что постоянно твердил ей: «Бизнес бизнесом, но нельзя забывать и свою человеческую суть. Карьера ни к чему, если у тебя нет близкого человека, если нет семьи, детей».

Но, похоже, Нэт приберегал эту мудрость исключительно для Сюзанны.

Когда Нэт закончил, его встретил шквал аплодисментов. Сюзанна была первая, на кого он взглянул, стоя на трибуне. Его речь действительно тронула ее своей задушевностью и простотой. И это еще более усложняло разрыв, на который она решилась.

Собрав поспешно свои вещи, Сюзанна направилась было к выходу, надеясь ускользнуть от Нэта, окруженного энергичными молодыми людьми, наперебой задававшими вопросы. Увидев, что Сюзанна уходит, Нэт, извинившись, поспешил к ней.

— Сюзанна! Я бы хотел поговорить с тобой! — крикнул он.

Она взглянула на часы.

— У меня деловая встреча. Я опаздываю. — Она изобразила на лице подобие вежливой улыбки. — Ты никогда не говорил мне о смерти отца.

— Я также никогда не говорил тебе, что люблю тебя. Но я действительно люблю тебя. Очень люблю! — тихо произнес Нэт.

— Лучше бы ты этого не говорил, — прошептала Сюзанна, и на глаза у нее навернулись слезы.

— Но я ничего не могу поделать с собой, со своим чувством к тебе! — продолжал Нэт.

— Мне… я действительно должна идти, — пробормотала Сюзанна, ища глазами Джона Хаммера.

— Мистер Таунсенд! — раздался женский пронзительный крик откуда-то из зала. — Вы будете сегодня на аукционе?

Нэт неохотно перевел взгляд на модно одетую женщину, стоявшую внизу у сцены.

— Да, собираюсь, — бросил он небрежно.

— Хорошо! Там увидимся, — игриво сказала она и засмеялась, как показалось Сюзанне, на редкость противным смехом, подобным кудахтанью курицы.

Сюзанне очень хотелось спросить Нэта, что это за аукцион, но она сдержалась и вместо этого сказала:

— Прощай, Нэт.

— Прощай, моя любовь, — ответил он.

Не успела Сюзанна сделать и нескольких шагов, как до ее сознания дошел роковой подтекст последних слов Нэта: он прощался с ней навсегда.

Не этого ли она хотела? Так почему же так грустно на душе?

Через пару часов Эмили и Роберт привезут Мишель, а с ней у Сюзанны уж точно не останется времени на мысли о Нэте. Сюзанна прогулялась по набережной. Свежий морской воздух подействовал на нее успокаивающе, и в прекрасном расположении духа она вернулась к себе в квартиру.

— Привет, Эмили! — весело воскликнула Сюзанна, открывая дверь. — Привет, Мишель! Здравствуй, Роберт.

Сюзанна хотела было забрать Мишель, но та вцепилась обеими руками в воротник Эмили и приготовилась зареветь.

— Ты не помнишь свою тетю? — спросила Сюзанна, изображая обиду.

— Единственное, что она помнит, — что мама оставляет ее здесь, а сама уходит, — сказал Роберт, доставая пачки пеленок и коробки с игрушками.

— Ах, Роберт! — воскликнула Сюзанна и неожиданно для себя поцеловала его в щеку. — Прими мои поздравления с повышением по службе!

— Ведь и тебя тоже можно поздравить, — ответил Роберт.

— Ну, это так, мелочь, — заскромничала Сюзанна.

— Судя по тому, что было написано в газете, совсем не такая уж и мелочь, — уточнил Роберт.

— Да, кстати, о газете. Там было написано кое-что и о Нэте, — сказала Эмили.

— Наверное, о той конференции, где мы оба были главными докладчиками, — предположила Сюзанна.

— Нет, там было написано только о нем, — продолжала Эмили, пытаясь снять с Мишель кофточку. Мишель явно была не согласна с намерениями Эмили. — Там было написано… Ну, Мишель!.. Там было написано, что Нэт принимает участие в каком-то аукционе.

— Па-па! — отчетливо залепетала Мишель.

Роберт сиял от счастья.

— Первое, что она научилась говорить, — это «папа»! — воскликнул он. — Папа здесь, моя крошка. Папа любит тебя!

Было настолько непривычно видеть и слышать, как Роберт нежничает с Мишель, что Сюзанна поначалу не уловила смысла сказанного ее сестрой.

— Что ты сказала? — переспросила она.

— Я сказала, что он принимает участие в каком-то аукционе, — повторила Эмили, считая, что дальнейшие объяснения излишни. Однако, поняв по выражению лица Сюзанны, что это отнюдь не так, добавила: — Его имя было в списке участников аукциона в пользу сиротских домов города.

Не может быть! — пронеслось в сознании Сюзанны. Аукцион холостяков! Теперь понятно, почему та курица так бесстыдно орала на весь зал! Она собиралась купить Нэта!

Сюзанна машинально поглаживала кудрявую головку Мишель, когда услышала голос сестры:

— Разве он тебе ничего не сказал об аукционе?

— А почему он должен был мне что-либо говорить? Теперь мы с ним не более чем соседи, — равнодушно ответила Сюзанна.

— Сюзанна! — У Эмили была удивительная способность выражать одним лишь словом максимум чувств — другому на это потребовалась бы не одна длинная фраза.

— Дорогая! — послышался голос Роберта. — Нам лучше немедленно отправляться, если мы не хотим опоздать к обеду.

— Желаю хорошо провести время! — напутствовала их Сюзанна, стоя в дверях. — И не беспокойтесь ни о чем.

— Пока, Мишель! — в один голос произнесли ее родители.

— Скажи папе с мамой «до свидания», — сказала Сюзанна и, взяв ручку Мишель в свою, помахала ею.

Она осталась с Мишель вдвоем, и острое чувство одиночества овладело ею. Мишель, уловив ее настроение, тоже погрустнела и приготовилась плакать.

Сюзанна взяла ее на руки и улыбнулась.

Если Нэт дал согласие на участие в аукционе, то он сделал это определенно не вчера. Значит, за все эти недели он снова не счел нужным поделиться своими планами! — думала Сюзанна возмущенно. Он клянется в вечной любви и тут же позволяет какой-то общипанной курице покупать себя на этом занюханном аукционе, словно подержанный автомобиль!

Чем больше подробностей Сюзанна припоминала, тем большее раздражение охватывало ее. Она вспомнила, как попросила Нэта помочь ей сегодня с Мишель, а он, даже не объяснив причину, просто сказал, что будет занят.

Конечно, выгоднее продать свое тело в благотворительных целях ради незнакомых детей, тогда как вполне реальная Мишель у нее на руках… одна… Сюзанна не могла больше выносить этих мыслей.

— Я не хочу его больше видеть! — сказала она Мишель. — От этого человека одни неприятности. Взять хотя бы нашу первую встречу. Помнишь, Мишель, мы были с тобой вдвоем, когда он пришел?

Мишель тяжело вздохнула.

— Ну вот. Ты тоже так думаешь. Ты же понимаешь, эта его привычка все скрывать от меня оскорбительна! Но его последняя выходка! Любая женщина, которая захочет его этим вечером, может его заполучить. Меня он больше не интересует! Совсем не интересует!

Она посмотрела на Мишель.

— Да, отныне этот человек для меня не существует, — повторила Сюзанна еще раз для пущей убедительности.

Мишель, грустно посмотрев в глаза Сюзанне, прижалась к ее груди, спрятав лицо в складках рубашки.

— Я знаю, что ты чувствуешь! Потерять настоящего друга нелегко, — проговорила Сюзанна, нежно поглаживая спинку Мишель.

— Па-па! — грустно протянула Мишель.

— Не волнуйся, малышка. Папа сейчас с мамой. Они очень вкусно обедают… — пробормотала Сюзанна, но ее мысли вновь вернулись к Нэту. — Я думала, он мой друг, но горько ошиблась. Сделать из меня полную идиотку!

Мишель испуганно посмотрела на Сюзанну, когда та слишком сильно сжала племянницу.

— Хотела бы я, чтобы он на этом несчастном аукционе почувствовал себя таким же идиотом, как чувствовала себя я, когда он дурачил меня, прикидываясь бездельником! — продолжала Сюзанна, пытаясь представить себе Нэта, стоящего перед залом, битком набитым вопящими бабами. Сюзанна неожиданно поняла, что Нэт с его внешностью голливудской кинозвезды мог бы заработать на аукционе кучу денег. В прошлом году, вспоминала она, кто-то продал себя за тысячу долларов! И что это за женщины, которые готовы выложить такие деньги за удовольствие отужинать с каким-то мужчиной. — А клялся в вечной любви! — продолжала Сюзанна, понимая, что ее прямой долг тети — дать своей любимой племяннице несколько важных советов. — Понимаешь, мужчинам нельзя доверять полностью, какими бы распрекрасными они тебе ни казались. И чем раньше ты это поймешь, тем лучше для тебя.

Мишель издала какие-то булькающие звуки, по всей видимости целиком и полностью одобряя сказанное.

— Взять, например, меня. Мне вообще не нужен мужчина. И я абсолютно счастлива. У меня есть отличная работа, несколько близких друзей, люди, с которыми я связана по работе, и, конечно, твоя мама.

Мишель подняла глаза на Сюзанну и провела своим маленьким пальчиком по ее щеке, по тому месту, где пробежала слеза.

— Я понимаю, что ты подумала. Если я такая счастливая, то почему плачу? Проблема в том, что Я не могу не любить его! — Сюзанна остановилась, вспоминая вновь, что Нэт написал на салфетке. — Представляешь, он написал на салфетке, что хочет быть моим мужем! Что подумают официанты, ведь мы сидели в президиуме!

— Па-па.

— Да, он тоже меня спрашивал. Но я никогда раньше не думала об этом серьезно. Иметь таких малышек, как ты, моя прелесть! — И Сюзанна нежно прижала девочку к себе. — Ну что мне делать, Мишель? Как поступить? Может быть, ты дашь мне какой-нибудь совет!

— Па-па.

— Я знала, что ты посоветуешь именно это! — сказала Сюзанна, и слезы вдруг брызнули у нее из глаз. — Когда я получила повышение по службе и стала первой в истории компании женщиной — вице-президентом, я думала, что это все, что мне надо для полного счастья. И жизнь должна стать чудесной для меня! Но внутри я ощущала страшную пустоту. О, Мишель! Я не знаю, как это выразить! Мне казалось, что стоит забыть Нэта, избегать встреч с ним — и все вновь встанет на свои места, и я буду только работать, работать и работать. Но оказалось, что без Нэта я потеряла стимул ко всей этой работе, карьере… Сегодня я прогулялась по берегу и встретила свою школьную подругу. Она замужем, у нее ребенок чуть постарше тебя, и она выглядит такой счастливой. Я рассказала ей о своем новом назначении, и она искренне порадовалась за меня. Но я ощущала, что внутри у меня пустота…

— Па-па.

— Мишель, может, ты выучишь другое слово? Пожалуйста! Давай вместе: «Те-тя». Ну! Это же так просто! Не труднее, чем папа! Те-тя!

— Па-па!

— Нэт встретит красивую блондинку и влюбится в нее. Она купит его за пару сотен долларов, и он даже… — Сюзанна неожиданно остановилась. Шальная мысль мелькнула в голове. Она засмеялась, и малышка подозрительно поглядела на нее. — Это полное безумие, Мишель, однако почему бы и нет!

Почему бы и нет! Он столько раз выставлял ее в дурацком виде! Одним разом больше, одним меньше…

Через несколько минут Сюзанне удалось натянуть на девочку комбинезончик.

Прихватив чековую книжку и прижав Мишель к себе, она направилась в гараж. То немногое, что ей удалось накопить, она хотела истратить на новую машину. Но Нэт важнее.

Стоянка перед театром, где проходил аукцион, была забита, и Сюзанна потратила уйму времени на поиск свободного места для парковки. Она вбежала в вестибюль, но билетер преградил ей дорогу:

— Вы с ребенком, и у вас нет входного билета. Я не могу пропустить вас, — произнес он с железной логикой. — Замужние дамы сюда не допускаются.

— Билет я куплю, а это моя племянница. А теперь либо вы пропускаете меня, либо я… я… Я не знаю, что сделаю! Ну, пожалуйста! Это вопрос жизни и смерти! — умоляла Сюзанна.

Пока билетер ходил советоваться с начальником, Сюзанна успела заглянуть в зал и увидела, как несколько женщин тянут вверх руки с номерами и радостно вскакивают с мест. Она обратила внимание на телевизионщиков, записывающих шоу для трансляции.

В этот момент вернулся билетер и заявил, что все билеты проданы. Сюзанна хотела было вступить с ним в переговоры, но тут ведущий выкрикнул имя Нэта. Волна возбужденных женских голосов прокатилась по залу.

Экстремальные ситуации требуют экстремальных мер! Неожиданно Сюзанна бросилась к дверям, распахнула их, ворвалась в зал и устремилась по узкому проходу между рядами к сцене. Билетер замер было от неожиданности, но, придя в себя, рванулся за ней, истошно крича:

— Остановите эту женщину!

Ведущий умолк, зал притих, и головы повернулись к Сюзанне, застывшей в позе матери-героини, прижимая ребенка к груди. И тут подоспел билетер, взял Сюзанну за локоть, Сюзанна бросила умоляющий взгляд на Нэта. Он смотрел на нее в упор, щурясь в слепящем свете софитов.

Мишель, возбужденная игрой в кошки-мышки, ткнула пухленьким пальчиком в Нэта и в воцарившейся тишине отчетливо и громко крикнула:

— Па-па! Па-па!

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Гул недоумения прокатился по залу. Несмотря на отчаянные попытки Сюзанны отвлечь Мишель, девочка упорно и громко повторяла:

— Па-па!

Сюзанна в отчаянии взглянула на сцену и, к своему удивлению, обнаружила, что происходящее в зале ничуть не смутило Нэта. Как ни в чем не бывало он спокойно подошел к ведущему, в ком Сюзанна без труда узнала местную телевизионную знаменитость, и прошептал ему что-то на ухо.

— В чем дело? — спросил ведущий, обращаясь к билетеру.

— У леди нет ни входного билета, ни номера лота, — ответил тот, держа Сюзанну за руку.

— Может, у меня и нет номера лота, но зато у меня есть шесть тысяч десять долларов и двенадцать центов. И я хочу предложить их за этого мужчину! — крикнула Сюзанна.

Это все, что она имела: шесть тысяч на текущем счету и десять долларов двенадцать центов наличными. По залу вновь прокатилась волна удивленного шепота. Но был еще какой-то звук. Сюзанна обернулась и увидела нацеленную на нее телевизионную камеру. Весь Сиэтл имел возможность наблюдать ее, сидя дома у своих телевизоров!

— Шесть тысяч десять долларов двенадцать центов! — провозгласил несколько озадаченный ведущий. — Шесть тысяч десять долларов двенадцать центов раз! Делайте свои ставки, дамы! Шесть тысяч десять долларов двенадцать центов два! — Ведущий помедлил, обводя неспокойным взглядом возбужденную женскую аудиторию. — Шесть тысяч десять долларов двенадцать центов три!!! Продано леди, наделавшей столько шума. Той, что стоит в проходе с ребенком на руках.

Билетер отпустил руку Сюзанны, жестом показывая, куда ей следует пройти для оплаты покупки. Внимание зала было сфокусировано на Сюзанне. Она ощущала это физически и могла расслышать на фоне общего гула отдельные одобрительные возгласы.

Неожиданно перед Сюзанной как из-под земли возник человек с телекамерой. Мишель нравилось, когда на нее обращают внимание, и она с большим энтузиазмом еще раз указала своей пухлой ручкой в сторону сцены и отчетливо произнесла:

— Па-па!

— Сюзанна! Что ты здесь делаешь? — Нэт встретил Сюзанну у окошечка кассы, где девушка собиралась оплатить свою покупку.

— Знаешь, что самое неприятное во всей этой истории? — спросила она, еще не совсем придя в себя. — Что я могла бы купить тебя и за три тысячи. А я так перепугалась, что выложила все до последнего цента! И это я, акула, съевшая всех кошек и собак в вопросах купли-продажи! Какой непрофессионализм! Какой позор!

— Сюзанна, ну что ты говоришь!

— А что говоришь ты! Ты клянешься в вечной любви и неожиданно выставляешь себя на продажу перед этой…

— С вас шесть тысяч двадцать пять долларов двенадцать центов, — мелодично проговорила женщина в кассе.

— Как так! Я же покупала за шесть тысяч десять долларов двенадцать центов! — запротестовала Сюзанна.

— Плюс стоимость входного билета, — пояснила кассирша.

— Понимаю, — протянула Сюзанна, открывая портмоне. Она извлекла оттуда чековую книжку и попыталась выписать чек, но с Мишель на руках это оказалось практически невозможно.

— Давай ее мне! — Нэт протянул руки к Мишель, но та, к удивлению взрослых, энергично запротестовала.

— Что ты ей наговорила про меня! — поморщился Нэт.

— Всю правду, — ответила Сюзанна. Она не спеша заполнила чек, вырвала его из чековой книжки и неохотно передала кассирше.

— Я выпишу вам квитанцию, — сказала кассирша, с завистью поглядывая на Нэта.

— Спасибо, — безучастно произнесла Сюзанна. — Кстати, а что я, собственно, купила за эти деньги?

— Один вечер с этим молодым человеком. — Нэт показал пальцем на себя.

— Один вечер, — повторила Сюзанна мрачно. — А если мы пойдем в ресторан, кто будет платить?

— Я.

— Прекрасно, ведь у меня не осталось ни цента.

— Ты голодна?

— Нет. Я просто умираю от голода.

— Я тоже, — сказал Нэт, хотя по выражению его глаз и по тому, как он смотрел на нее, сложно было понять, какой именно голод он имеет в виду. — Не могу поверить, что ты сделала это!

— Я сама с трудом верю. Я все еще в шоке, — проговорила Сюзанна, удивляясь переменам, происшедшим в ней. Как у нее хватило смелости пойти на столь безрассудный шаг! Все дело в любви. Лишь любовь способна толкнуть человека на такое безумство.

— Пойдем отсюда, Сюзанна, — тихо сказал Нэт, нежно обняв ее за талию и увлекая к выходу.

У дверей они натолкнулись на билетера, который, облегченно вздохнув, с готовностью распахнул перед ними двери.

— Сюзанна, — начал Нэт, когда они уже добрались до автостоянки. — Я ожидал увидеть на аукционе кого угодно, но только не тебя!

— Конечно, потому что ты ничего не сказал мне о нем! Когда мы поженимся, я надеюсь, ты все-таки будешь ставить меня в известность о своих планах.

— Когда мы поженимся! — повторил Нэт, не веря своим ушам.

— Неужели ты думаешь, что я заплатила шесть тысяч долларов только за удовольствие поужинать с тобой в сомнительном ресторанчике? — воскликнула Сюзанна, удивляясь легкости, с которой она все это говорит.

— Да, но…

— Никаких «но»! И у нас обязательно будут дети. Как минимум двое. Для начала.

Впервые Нэт выглядел растерянным. Он, казалось, потерял от изумления дар речи.

— Ты, вероятно, хочешь узнать, как я собираюсь совместить мою карьеру с материнством, — поспешила ему на помощь Сюзанна. — Ну, я полагаю, с детьми можно немного повременить. Мне еще только двадцать восемь.

— А мне тридцать три, и я хочу детей немедленно, — неожиданно обрел дар речи Нэт. Его голос дрожал, и Сюзанна могла догадаться о глубине чувств, переполнявших его в эту минуту.

— Но перед тем, как мы продолжим обсуждение, я бы хотела, чтобы ты честно ответил на один очень важный вопрос. Не хочешь ли ты сменить пеленки Мишель?

Нэт улыбнулся, уловив иронию, и согласно кивнул.

— Хорошо, — тихо произнесла Сюзанна, с нежностью поглядывая на Мишель, которая безмятежно дремала, положив головку ей на плечо. События дня ее утомили.

— Как насчет ужина? — спросил Нэт, поглядывая на Мишель.

— Боюсь, мы можем рассчитывать лишь на домашний ужин. Я что-нибудь куплю. Приглашаю тебя к себе… — Сюзанна внезапно остановилась. — Ах, да. У меня же совсем нет денег.

Нэт широко улыбнулся.

— Не беспокойся. Я сам что-нибудь куплю по дороге. Встречаемся у тебя через полчаса.

— Спасибо. — Сюзанна улыбнулась.

— Тебе спасибо, — прошептал Нэт и обнял Сюзанну. Их губы встретились в долгом нежном поцелуе. Сердце Сюзанны забилось так сильно, что могло бы, наверное, разбудить Мишель.

— Нэт, — проговорила она, не открывая глаз, — я так тебя люблю!

— Я тоже тебя люблю, Сюзанна. Я понял это еще в тот вечер, когда ты попыталась убедить меня, будто бефстроганов, купленный в ресторане «Вестерн Авеню Дэли», приготовлен тобою собственноручно.

— Ведь мы едва знали друг друга!

— Стоило мне увидеть тебя, как я понял: моя жизнь уже никогда не будет прежней.

Признание Нэта глубоко тронуло Сюзанну, и на глаза у нее навернулись слезы.

— Обсуждение деталей продолжим за ужином, — весело сказал он. — Я буду через полчаса.

Дома Сюзанна осторожно уложила дремлющую Мишель на диван, предусмотрительно подложив подушку, чтобы ребенок не скатился во сне на пол. Не успела она переодеться, как в дверь позвонили. На пороге стоял Нэт. В руках у него была большая белая сумка.

— Китайская кухня, — провозгласил он.

Сюзанна посмотрела на диван, на котором безмятежно спала Мишель.

— Ты будешь прекрасной матерью, — сказал Нэт и поцеловал Сюзанну в лоб.

И снова слова Нэта затронули Сюзанну за живое. Чтобы скрыть вновь навернувшиеся слезы, она пошла на кухню и стала доставать из шкафов посуду и приборы.

Она повернулась к столу, держа в руках две тарелки, вилки и ложки, и увидела, как Нэт достает из белой сумки красивые коробки и ставит их на стол. Всего она насчитала пять коробок.

— Цыпленок с чесноком, жареная лапша, игристое пиво и два больших яичных рулета, — перечислил Нэт содержимое четырех коробок. — Думаю, этого нам будет достаточно.

— Не только нам. Тут хватит на роту голодных солдат! — вспомнила она фразу, сказанную Нэтом в тот вечер, когда они ели бефстроганов.

— Ну, ты же сказала, что голодна! — улыбаясь ответил Нэт.

Они ели, сидя друг против друга. Нэт пользовался палочками, причем очень ловко. Сюзанна тоже было попробовала, но еда была такой вкусной, что она перешла на более проверенный инструмент — столовую ложку.

— А что там? — спросила Сюзанна, показывая на пятую коробочку, оставшуюся нераспакованной.

— Ах! Я и забыл о ней! — с наигранным безразличием бросил Нэт. — Посмотри сама.

Сюзанна открыла коробку. Там была еще одна коробка, меньших размеров, которая очень походила на ювелирную. Сюзанна неожиданно для себя вдруг замерла, не смея заглянуть внутрь. Видя ее замешательство, Нэт произнес:

— Давай открывай. Разве тебе не интересно, что внутри?

Сюзанна послушно взяла коробочку в руки и приоткрыла крышку. У нее перехватило дыхание.

— Я его купил в Сан-Франциско, — произнес небрежно Нэт.

Сюзанна едва ли расслышала его слова. Она не могла оторвать глаз от кольца с огромным бриллиантом.

— Как красиво, — завороженно протянула она. Свет, казалось, не отражался, а излучался бриллиантом. Он гипнотизировал Сюзанну.

— Да, мне тоже сразу приглянулась эта вещица, — спокойно подтвердил Нэт, ловко орудуя палочками. — Я думаю, стоит упомянуть, поскольку я обещал делиться с тобой всеми своими планами, также и о предложении, которое я сделал бейсбольной команде «Пумы» в Сан-Франциско. Это профессиональная команда.

— Ты собираешься купить бейсбольную команду!

— Ну, положительного ответа я еще не получил. Если не с ними, у меня имеются на примете «Волки» из Нью-Йорка, — продолжал Нэт таким тоном, будто речь идет о покупке старой легковой машины, а не о вложении миллионов долларов. — Но, что бы там ни было, мы остаемся жить в Сиэтле, — заверил Сюзанну Нэт.

Сюзанна согласно кивнула, хотя смутно понимала почему.

— Так, я думаю, оно должно быть у тебя на пальце, а не в коробке, — заметил Нэт.

Сюзанна снова послушно кивнула. По привычке она протянула правую руку.

— Нет. Это кольцо для левой руки, — заметил Нэт и осторожно надел кольцо на ее безымянный палец. — Я, как ты понимаешь, не имел возможности примерять его… О, как будто бы сделано на заказ! — восхищенно воскликнул Нэт, любуясь не столько кольцом, сколько той радостью, с которой Сюзанна взирала на него.

Воспользовавшись моментом, Нэт поцеловал ее и признался:

— Я собирался сделать тебе предложение в тот вечер, когда вернулся из Сан-Франциско.

Сюзанна помнила тот вечер. Это был вечер того дня, когда она прочитала заметку о Нэте в «Деловом ежемесячнике». Она помнила, какое возмущение вызвала у нее эта статья.

— Мы говорили о твоей карьере. Я намеревался тебе еще кое-что сказать… — Нэт замялся и неожиданно огорошил ее вопросом: — Чем можно переманить тебя из твоей теперешней фирмы — я имею в виду «Эйч энд Джей Лайма»?

Сюзанна посмотрела на бриллиантовое кольцо, которое вполне могло стать ответом на вопрос.

— А почему я должна этого хотеть? — спросила она.

— Потому что я открываю новую фирму по производству воздушных змеев. Я планирую создать сеть магазинов в стратегически важных городах с целью изучения спроса. Предварительные оценки обнадеживают. Но… — Нэт замялся, — в моей команде не хватает одного очень важного звена. Мне нужен эксперт по маркетингу. И я бы хотел предложить эту должность тебе.

— Ага, понятно, — протянула Сюзанна, решив поиграть в несговорчивого сотрудника. — Мне нужен очень высокий оклад, солидные премии, четырехдневная рабочая неделя, оплачиваемый отпуск по уходу за детьми, бесплатное медицинское обслуживание и гарантированная пенсия.

— Согласен. Ты принята в штат.

— Ну, я не знаю, Нэт… могут быть кое-какие проблемы. — Она сделала вид, что внезапно передумала. — Люди могут подумать невесть что. Пойдут сплетни…

— С какой стати?

— А с такой, что я получила эту должность, потому что сплю с шефом.

— Ну и пусть говорят, что хотят, — рассмеялся Нэт. Он обнял ее и усадил к себе на колени. — Я же говорил, что с тобой теряю здравый смысл. Ты сводишь меня с ума!

— Ах, Нэт! — Сюзанна радостно улыбнулась, глядя в его счастливые глаза. — Только обещай мне одну вещь. Больше никаких секретов. Договорились?

— Отныне и навсегда, — клятвенно заверил ее Нэт.

— Хорошо. Раз уж ты начал раздавать клятвы, то я хотела бы еще кое о чем тебя попросить.

— В частности?

— В частности… — Сюзанна помедлила и неожиданно для самой себя приблизила свое лицо к лицу Нэта. Кончиком языка она нежно провела сначала по его верхней губе, затем по нижней. И как в тот первый раз, когда это сделал он, Сюзанна ощутила электрический ток, возникший от прикосновения. Вероятно, Нэт ощутил то же самое, потому что Сюзанна заметила, как он вздрогнул.

— Господи! Сюзанна! Что ты со мной делаешь… — начал было он, но неожиданный звонок в дверь прервал его.

Очарование момента пропало, а звонок звенел и звенел весьма настойчиво. Сюзанне понадобилось некоторое время, чтобы привести в порядок свои спутанные мысли и сделать верный вывод: это могут быть только Эмили с мужем.

Сюзанна попыталась соскользнуть с колен Нэта, но он крепко обхватил ее за талию и не пускал.

— Кто бы там ни был, не открывай, — прошептал он.

— Но, Нэт…

— Прошу тебя, продолжай, как ты делала. — И он с готовностью подставил свое лицо.

— Нэт, это, должно быть, Эмили и Роберт!

Нэт разочарованно вздохнул. Сюзанна подбежала к двери. Когда она открыла ее, то едва успела отскочить в сторону. Эмили ворвалась в комнату, как взбешенная фурия. Посередине комнаты она резко остановилась. Ее глаза метали молнии. Следом за ней влетел Роберт. Господи! И это уравновешенный, рациональный Роберт!

— Что случилось? — по возможности тихо, чтобы не разбудить Мишель, спросила Сюзанна, удивленно переводя недоуменный взгляд с Эмили на Роберта.

— Что случилось! — с трудом сдерживая ярость, повторил вопрос Роберт. — И это ты нас спрашиваешь!

— Успокойся, Роберт. — Эмили взяла мужа за руку. — Нет причин так волноваться!

— Нет причин! — заорал Роберт. — А почему же ты завопила как резаная посреди обеда? О! Что обо мне подумает мой шеф! — Роберт закатил глаза.

— Эмили, ради Бога! Скажи, что случилось! — взмолилась Сюзанна.

— Нэт здесь? — почти рявкнул Роберт. На мгновение его лицо исказилось яростью, и он поднял сжатый кулак. — Где он? Я желаю поговорить с ним с глазу на глаз!

— Роберт! — вскрикнули одновременно Сюзанна и Эмили.

— Никаких «Роберт»! — не унимался тот. — Я прошу оставить нас одних на десять минут!

— Кто-то звал меня? — поинтересовался Нэт, входя в комнату.

Эмили бросилась к Роберту и припала к его груди в попытке успокоить мужа.

Сюзанна совсем растерялась. Таким она не видела Роберта никогда.

— Ему это так просто с рук не сойдет! — выкрикнул Роберт, пытаясь освободиться из рук жены.

— Если вы имеете в виду меня, то извольте объясниться, — услышала Сюзанна спокойный голос Нэта.

— Объясниться? Моя дочь… — Роберт перевел взгляд на Эмили. — Он обесчестил меня!

— Что-о? — удивленно протянула Сюзанна. Она взглянула на безмятежно спящую Мишель. — Я думаю, лучше рассказать все сначала, — предложила Сюзанна. — И, чтобы не будить Мишель, предлагаю всем перейти в кухню. По всей видимости, тут какое-то недоразумение. Сейчас я приготовлю кофе без кофеина, и мы обсудим все в спокойной обстановке.

Все перешли на кухню и расселись за обеденным столом.

— Почему бы тебе не начать, Эмили! — обратилась Сюзанна к сестре.

— Хорошо, — начала Эмили, глубоко вздохнув. — Как ты знаешь, мы были в гостях у начальника Роберта. Он пригласил нас к себе на обед…

— Они это знают, — прервал ее Роберт. — Переходи сразу к коктейлю.

— Да, именно тогда все и началось, — сказала Эмили, но почему-то неожиданно замолчала.

Сюзанна обменялась с Нэтом недоуменными взглядами. Они ничего не понимали.

— Ну говори же, Эмили! — взмолилась Сюзанна.

— Нам подали коктейль… — начала неуверенно Эмили. — Мы сидели на террасе. Телевизор… телевизор был включен, но никто его не смотрел. И я лишь случайно, мельком бросила взгляд на экран. Это было настолько неожиданно, что я непроизвольно вскрикнула, когда увидела там тебя с Мишель на руках.

— Ага, вскрикнула! Ты заорала так, что у меня стекла в очках повылетали, — уточнил немного успокоившийся Роберт. — Потом послышался голос ведущего. Это был аукцион холостяков! Боже! Сюзанна! Зачем ты потащила туда Мишель? Затем камера показала крупным планом тебя и Мишель. Мишель указывала своим крохотным пальчиком на… на Нэта и называла его… — глаза Роберта снова налились яростью. — Она называла его «па-па».

— И именно тогда Роберт неожиданно сорвался с места и, взбешенный, бросился сюда, — закончила Эмили.

— Господи! — простонала Сюзанна, с ужасом поняв, что весь город был свидетелем ее выходки. Ей захотелось убежать, спрятаться и не показываться на люди по крайней мере ближайшие десять лет. — Сказали они что-нибудь еще? — упавшим голосом спросила она.

— Нет. Обещали, что подробности будут в одиннадцать вечера, — ответила Эмили.

— Я требую объяснений! — решительно заявил Роберт, в упор глядя на Нэта.

— Все очень просто, — попыталась объяснить ситуацию Сюзанна. — Понимаешь… Ну, в общем, на Нэте был костюм, очень схожий с твоим. Сравни сам. — (Роберт внимательно оглядел Нэта. Костюмы действительно были очень похожи.) — И цвет и покрой практически совпадают. С расстояния — а между нами было метров двадцать — Мишель могла ошибиться. Кроме того, «па-па» — это единственное, что она умеет говорить…

— Мишель прекрасно знает, кто ее папа. У вас, Роберт, нет никаких оснований для беспокойства… — доверительным тоном проговорил Нэт и хотел что-то еще добавить, но Эмили перебила его:

— Ах! Какое кольцо! Что за восхитительный бриллиант! Оно выглядит как обручальное!

— Это и есть обручальное, — сказал Нэт и жестом указал на стол, заваленный едой, приглашая Эмили и Роберта присоединиться к трапезе. — Угощайтесь. Кстати, по какому каналу это транслировали?

Эмили с готовностью сообщила ему.

— Должно быть, более интересных событий за сегодняшний день не произошло, — предположила Сюзанна.

— Я так удивлена, Сюзанна, — заговорила Эмили. — Всегда надеялась увидеть тебя на экране в какой-нибудь передаче о бизнесе, о деловых людях, но участницей аукциона холостяков!.. Ты должна рассказать мне, что с тобой стряслось.

— Когда-нибудь расскажу, — пообещала ей Сюзанна.

Конечно, из-за мужчины она бы никогда не сделала этого, но это был не просто мужчина. Это был Нэт, человек, которого она любит.

— Теперь, когда дело немного прояснилось, я бы хотел, насколько это возможно, принести свои извинения за несдержанность, — сказал Роберт.

— А, бросьте, никаких проблем! Тем более что скоро мы станем родственниками, — радостно сообщил Нэт.

— Вы собираетесь пожениться? — восторженно воскликнула Эмили.

Сюзанна и Нэт обменялись счастливыми взглядами.

— Когда? — спросила Эмили.

— Скоро, — ответил Нэт. — Очень скоро.

Услышав это, Сюзанна покраснела.

— Но Сюзанна не только согласилась стать моей женой. Она также будет работать в моей новой фирме «Воздушные змеи в ветреный день» в качестве директора отдела маркетинга, — торжественно заявил Нэт.

— Ты уходишь из «Эйч энд Джей Лайма»? — удивленно переспросил Роберт, не веря своим ушам.

— Вынуждена, — тихо призналась Сюзанна. Она обняла Нэта и, влюбленно заглянув ему в глаза, сказала: — Шеф сделал мне предложение, от которого я не в силах отказаться.

Нэт улыбнулся, и Сюзанна почувствовала тепло, исходящее от его улыбки. Она закрыла глаза, ощущая, как счастье захлестывает ее. Ее любимый, дорогой Нэт! С ним ее жизнь начнется заново. Прекрасная жизнь, полная радости и веселья.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ