КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 432623 томов
Объем библиотеки - 595 Гб.
Всего авторов - 204709
Пользователей - 97082
MyBook - читай и слушай по одной подписке

Впечатления

kiyanyn про Костин: Занимательные исторические очерки (сборник рассказов) (Историческая проза)

Отличный набор (в большинстве практически неизвестных) исторических фактов. Рекомендую! :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Олег про Нэнс: Заговор с целью взлома Америки (Политика)

Осталось лишь дополнить, как Россия напала на Ирак, Ливию и Югославию...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Елена: Хелл. Замужем не просто (Любовная фантастика)

довольно интересно, как и первые книги про Хэлл

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
SubMarinka про Марш: Смерть в экстазе. Убийство в стиле винтаж (сборник) (Классический детектив)

Цитата из аннотации:
«В маленькой деревенской церкви происходит убийство. Погибает юная Кара Куэйн…»
Кто, интересно писал эту аннотацию?! «юная Кара Куэйн» не так уж юна, ей 35 лет, а действие происходит в Лондоне ─ согласитесь, как-то неприлично этот город назвать деревней!
***
Два неторопливых традиционных английских детектива. Как всегда у Найо Марш, элегантный инспектор Аллейн против толпы подозреваемых, которые связаны с жертвой и между собой множеством разнообразных запутанных отношений…
Прекрасная книга для отдыха.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Карова: Бедная невеста для дракона (Любовная фантастика)

Пролистнула. Скудноватый язык, слабовато.. Первая часть явно напоминает сплагиаченную Золушку, герои какие-то картонные и поверхностные.
ГГ служанка, а гонору то ..То в герцогини не хочу, то не могу , хочу, люблю..
Полностью согласна с отзывом кирилл789
Аффтор не пиши больше , это не твое..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Митюшин: Хронос. Гость из будущего (СИ) (Альтернативная история)

как-то маловато, завязка вроде, а основная часть не написана

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Любопытная про Ратникова: Проданная (Любовная фантастика)

ГГ- юная нежная дева, ее купили ( продали , навязали, отдали ) старому или с дефектами, шрамами мужу –и полюбила на всю жизнь. Ан нет , тут же находится злодей, жаждущий поиметь именно ГГ. Ее конечно же спасают и очень любит муж.
Свадьба , УРА!!
Это сюжет практически каждой книги этого автора, с чуть разбавленным фэнтезийным антуражем.
Очень убогонько и примитивненько.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Особенная (fb2)

- Особенная (пер. Анастасия Москаль) (а.с. Мятежная-3) 721 Кб, 199с. (скачать fb2) - Скотт Вестерфельд

Настройки текста:



Скотт Вестерфельд Особенная

Часть I. Быть особенной

Щипая его лепестки,

Вы не собираете красоту цветка.

Рабиндранат Тагор, «Беспризорные Птицы»

1. Чрезвычайное обстоятельство

Шесть скайбордов с молниеносной скоростью и изяществом проскользнули среди деревьев. Скайбордисты, смеясь, то набирали высоту, то наоборот снижались, вращались и переплетались среди деревьев, усыпанных белоснежно-ледяным снегом. За ними тянулся кристаллический след из крошечных снежинок, упавших с веток деревьев и отражающих лунное сияние.

Тэлли чувствовала все с холодной ясностью: онемевшие руки от леденящего ветра, силу гравитации удерживающую ее на скайборде. Она неслась среди деревьев, не успевая вдыхать воздуха, из-за чего горло болело, а язык пересох и распух.

Но холодный воздух, казалось, сделал все звуки более четкими: как расстегнутый жакет развевался за ее спиной, словно флаг, трепещущий на ветру; как пищали ее туфли-липучки на каждом крутом повороте. Фаусто качал танцевальную музыку прямо в ее наушник, но сейчас она была тихой по сравнению с остальными звуками, которые слышала Тэлли. Она чувствовала безумное число ударов веток деревьев о ее новые моноволоконые мускулы.

От быстрого полета на глазах выступили слезы, но пелена не застилала картинки, проносившиеся мимо Тэлли — ее зрение становилось еще более острым. Всё вокруг проносилось мимо блестящими полосами, посеребренными лунным светом, словно старое черно-белое кино.

Это было одним из качеств «резчиков»: теперь все было ледяным, как будто твоя кожа замерзла навек. Шэй пролетела рядом с Тэлли, и на миг их пальцы соприкоснулись; она хотела улыбнуться подруге, но внутри живота образовался тугой комок, когда девочка посмотрела на лицо Шей. Сегодня вечером эти пять «резчиков» были секретными агентами. Эти черно-радужные оболочки, скрытые под контактными линзами с унылыми глазами, жестко-симпатичные челюсти, смягченные умно-пластмассовыми масками… Они превратили себя в уродов, потому что в парке Клеопатра произошло чрезвычайное обстоятельство. Для Тэлли это был первый выход в роли секретного агента. Слишком рано, учитывая, что она чрезвычайник всего несколько месяцев. Но когда она смотрела на Шэй, то ожидала увидеть новую жестокую красоту лучшей подруги, а не уродливую вечернюю маску. Тэлли повернула свой скайборд вбок, чтобы не врезаться в дерево. Она сконцентрировалась на блестящем мире вокруг, на координации ее тела, чтобы точнее лавировать между деревьями. Холодный порыв ветра помог ей сфокусировать свое внимание на окружающем мире, а не чувстве отсутствия кого-то важного. Зейна среди них не было.

— Уродцы не столь невежественны, как красавчики, — наушник передает шепот Шэй, который оттесняет музыку на второй план. — Ты уверена, что готова к этому, Тэлли-ва?

Тэлли глубоко вздохнула, чувствуя, как мозг заполняет холод. Это будет не Тэлли, если она отступит сейчас.

— Не волнуйся, Босс. Все пройдет гладко.

— Должно пройти. В конце концов, это твой выбор, — сказала Шэй, — давайте немного побудем счастливыми уродцами.

Несколько «резчиков» усмехнулись, глядя на поддельные лица друг друга. Тэлли еще раз вспомнила свою собственную миллиметровую маску: пластиковые шишки, которые сделали ее лицо уродливым, покрывали великолепные спиннинг веб-флэш-татуировки. Коронки притупляли ее острые, как бритва, зубы. Даже ее татуированные руки были обработаны поддельной кожей.

В зеркале Тэлли увидела, как она выглядит — как урод. С крючковатым носом, пухлыми щечками и нетерпеливым выражением лица — словно дурень, который ждет своего следующего дня рождения, чтобы переплыть через реку на операцию красоты. Другими словами — случайные пятнадцать лет.

Это было первое задание Тэлли с тех пор, как она стала чрезвычайницей. Она была готова ко всему, а эта операция наполнила ее новые мускулы холодом, усовершенствовала рефлексы, подобные змеиной скорости. Затем она провела два месяца подготовки в лагере «резчиков», где они жили на природе, мало спали и не имели никаких санитарных условий.

Но один взгляд в зеркало поколебал ее уверенность.

Избавиться от этого чувства Тэлли не помогло даже то, что они влетали в город через бесконечные, затемненные здания общежитий Уродвилля. Из-за воспоминаний о скуке в городе, в котором она выросла, у Тэлли побежали мурашки по внутренней стороне ладони. Не спасала даже униформа общежития, годная для повторного использования. Ухоженные деревья зеленой зоны каким-то образом давили на Тэлли. Как будто город пытался снова превратить ее в уродину. Но она не хотела этого. Ей понравилось быть чрезвычайницей. Холод внутри и усовершенствование тела было лучше. Она не могла дождаться возвращения в лагерь «резчиков», чтобы отодрать от лица эту уродливую маску.

Тэлли сжала кулаки и стала прослушивать сеть своего наушника. Музыка Фаусто и другие звуки окутали ее — мерное дыхание, завывание ветра, даже биение сердец остальных «резчиков», словно они были связаны. Из-за волнения стук увеличивался и, словно эхо, отзывался внутри нее.

— Разделимся, — раздался в голове голос Шэй. Огни Нью-Красотауна приближались. — Не хочу привлекать внимания.

«Резчики» разошлись. Тэлли осталась с Фаусто и Шэй, в то время как Тэчс и Хо полетели к вершине парка Клеопатра. Фаусто что-то настроил на своем скайборде, и музыка исчезла. Остались только завывания ветра и отдаленный шум веселящейся толпы. Тэлли сосредоточилась на своем дыхании, ее новое обоняние позволило ей почувствовать запах толпы — отвратного пота и пролитого алкоголя. На вечеринках не использовались кольца-интерфейсы, сдерживающие динамику музыки, поэтому звук разлетался на большое расстояние среди деревьев. Уроды всегда были шумными.

Тэлли знала, что сможет пройти знакомый лес даже вслепую. Но сегодня ночью она нуждалась в своем специальном видении. У Шэй были шпионы в Уродвилле, и они выяснили, что на вечеринку явились посторонние. Именно поэтому «резчики» были здесь: это и было чрезвычайным обстоятельством.

Они приземлились вне досягаемости огней скайбордов. Тэлли спрыгнула на землю. Ветки сосны потрескивали от мороза. Шэй поднялась над верхушками деревьев, чтобы осмотреть местность. Тут она посмотрела на Тэлли с Фаусто и с насмешливым видом сказала:

— Вы «пахнете» возбужденными.

Тэлли пожала плечами. Это оказалось не так просто — форма общежития была ужасно неудобной. Шэй всегда могла чувствовать запах того, что вы чувствуете.

— Возможно, Босс.

Здесь, недалеко от вечеринки, Тэлли вспомнила, как она ненавидела чувствовать высокую температуру тел, находящихся поблизости, тяжесть взглядов, смотревших на нее. Но теперь, сквозь маску, она ощущала странный барьер, отделяющий ее от мира. Очень «неособенный».

Тэлли неожиданно для себя покраснела, будто от стыда.

Шэй взяла ее за руку и сказала:

— Не волнуйся, Тэлли-ва.

— Они всего лишь уроды, — шепот Фаусто резал слух. — И мы здесь, с тобой.

Тэлли кивнула, слыша успокаивающее дыхание. Это было то же самое, что и с Шэй: она чувствовала запах чужих чувств. Она никогда не была одна, даже когда было такое чувство, что ей чего-то не хватало. Даже если отсутствие Зейна навевало панику.

Продираясь сквозь ветки, она шла позади Шэй.

В голову Тэлли лезли воспоминания. Не о том, как она уродкой все время путала время, а о том, каким грандиозным праздником Весенний Удар был для уродцев. Приход весны означал более длительные прогулки на скайбордах. В этот день уроды устраивали вечеринку.

И вот они уже там. Но поскольку она и Фаусто следовали за Шэй, Тэлли не увидела ни одного знакомого уродца с прошлого года. Это казалось неважным. Новоприбывшие уродцы просто стояли вокруг с таким застенчивым видом, что те, кто танцевал, посмеивались над их попытками влиться в общую атмосферу. Они все казались плоскими и искусственными, как партийные, отдельно оплачиваемые товары, ждущие своих покупателей.

Однако Шэй была права: они не были болванами. Толпа легко расходилась, пропуская Шэй. Но по их непропорциональным лицам с острыми глазами, было видно, что они возбуждены.

Уродцы были достаточно умны, чтобы понять, что они трое отличаются от всех. Никто не смотрел на Тэлли больше двух секунд. Скорее всего, они догадывались, что ее лицо всего лишь маска. Но, проходя мимо, Тэлли все время чувствовала их дрожь, словно они ощущали какую-то опасность, витающую в воздухе.

Мимоходом Тэлли наблюдала за изменением мыслей уродцев по их лицам. В основном они совпадали: ревность и ненависть, конкуренция и привлекательность. Теперь, когда Тэлли стала чрезвычайницей, она смотрела на этих людей свысока.

Она улыбнулась, наконец, расслабившись и почувствовав готовность к охоте. Наблюдать за вечеринкой было не так уж сложно. Тэлли просмотрела толпу, ища любого, кто казался здесь неуместным: уверенный, мускулистый и немного загорелый от проживания на природе.

Она знала, как выглядят дымники.

Прошлой осенью, когда Тэлли еще была уродкой, Шэй бежала, чтобы избежать операции красоты. Тэлли последовала за ней, чтобы вернуть подругу и найти тайный город под названием Дым. Вместе они прожили в Старом Дыме чуть больше двух недель. Эта жизнь была для Тэлли чистой воды пыткой, но зато ее воспоминания пригодились теперь. Дымники имели дурацкое представление о новоиспеченных красавцах; они считали себя лучше людей, живущих в городе.

Тэлли потребовалось несколько секунд что бы отыскать глазами в толпе Тэчса и Хо. Они были похожи на парочку кошек, таких же хищных и осторожных.

— Вы считаете, мы слишком заметны, Босс? — прошептала она в наушник, позволяя сети нести ее слова.

— Заметны? Почему?

— Они все выглядят такими невежественными, а мы смотрим на них… по-особенному.

— Мы и есть особенные. — Шэй оглянулась через плечо: на ее лице играла улыбка.

— Но я думала, что мы не должны привлекать внимания!

— Это не означает, что мы не можем немного развлечься! — внезапно Шэй исчезла в толпе.

Фаусто коснулся плеча Тэлли и прошептал ей в ухо:

— Смотри и учись.

Он был чрезвычайником гораздо дольше Тэлли. «Резчики» были новой частью комиссии по чрезвычайным обстоятельствам.

Тэлли знала, что ее операция красоты проходила намного дольше, чем у других. Это объяснялось тем, что в своей прошлой жизни она сделала довольно много нехороших вещей, и докторам пришлось постараться, чтобы снять с Тэлли всю ее вину и позор за содеянное. Они очень хорошо постарались, однако полностью стереть все остатки вины им не удалось. Иногда она испытывала странные эмоции, но все ее оставшиеся воспоминания были слишком запутанны. Тэлли чувствовала свое превосходство именно от осознания того, что она была «резчиком».

Таким образом, они с Фаусто наблюдали за действиями Шэй.

Она схватила первого попавшегося мальчика и дернула его на себя, отрывая от девочки, с которой он разговаривал. Его напиток опрокинулся, и странная жидкость начала капать на землю. Мальчик поднял голову, что бы узнать кто такой «умный», но тут поймал пристальный взгляд Шэй.

Она не была столь уродлива, как остальные. Тэлли успела заметить, что ее маска так и не смогла скрыть черно-радужную оболочку ее глаз. Именно из-за этого ее глаза выглядели хищно.

Когда она потянула мальчика на себя, он был уже околдован. Неловким движением он всунул банку пива первой попавшейся девчонке, которая наблюдала за ними с раскрытым ртом.

Уродец положил свои руки на плечи Шэй, по-прежнему не отводя взгляда от ее глаз, и начал повторять за ней движения. Теперь люди их заметили и с интересом наблюдали.

— Я не помню эту часть плана, — осторожно произнесла Тэлли.

Фаусто рассмеялся:

— Чрезвычайное положение не нуждается в планах.

Он стоял очень близко, позади Тэлли и обнял ее за талию. Она чувствовала его дыхание на затылке и странное покалывание в теле.

Тэлли отстранилась. «Резчики» все время дотрагивались друг до друга, но она еще не привыкла к ощущениям, когда ты особенный. Это заставило ее чувствовать себя еще более странно. Почему же Зейн не присоединился к ним до сих пор?

Через наушник Тэлли слышала, как Шэй что-то шептала мальчику. Ее дыхание сбилось, хотя Шэй с легкостью могла снова его выровнять. Но когда она погладила его по щетинистой щеке, ужасный звук резанул ухо. Фаусто усмехнулся, когда Тэлли вздрогнула.

— Расслабься, Тэлли-ва, — сказал Фаусто, потирая ее плечи. — Она знает, что делает.

Теперь для нее многое стало очевидно: танец Шэй завораживал людей вокруг нее. До сих пор вечеринка была возбужденным пузырем, колеблющимся в воздухе, но Шэй охлаждала их пыл, словно выпуская ту, холодную часть людей.

Толпа начала разделяться на пары, обхватывая руками друг друга, двигаясь все быстрее. Кто бы ни отвечал за музыку на танцполе, он явно заметил, что танцующих стало больше. Теперь музыка стала громче, басы глубже, а световые эффекты запульсировали, переходя от черного света до ослепительного сияния. Толпа начала прыгать вверх и вниз в так музыке.

Тэлли чувствовала, что ритм ее сердца ускорился, пораженная тем, как легко Шэй собрала всех вместе. Ее словно выворачивало наизнанку, и все благодаря Шэй. Это не было похоже на их глупые проделки в Уродвилле — тайный полет через реку или кража спасательной куртки — это было волшебство.

Особенное волшебство.

Что было бы, будь она уродиной? Шэй всегда говорила, что уродцев обучали неправильно: для них было важно то, на что они были похожи. Никто никогда не акцентировал внимание на том, как они вели себя, как держались. Для Шэй сила и красота были на втором плане, для нее было важным то, что она особенная. Все остальные были лишь обоями, стертым фоном, пока Шэй не вовлекла их в центр внимания.

— Пошли, — прошептал Фаусто, уводя Тэлли. Они остановились у самого края дискотеки. Благодаря своему зрению они могли наблюдать за Шэй и ее случайным партнером.

— Стойте там и оставайтесь незамеченными, — раздалось в наушнике. Тэлли кивнула, слыша ответ других «резчиков». Внезапно все обрело смысл.

Вечеринка была слишком однообразной, слишком мертвой, чтобы скрыть «резчиков» или их жертву. Но теперь в ней произошли кардинальные изменения. Толпа бушевала. Повсюду летали пластиковые стаканчики, движение бурлило. Если дымники решили явиться на вечеринку без приглашения, то этот момент был идеальным для краха такого плана.

Теперь двигаться было тяжело. Тэлли проталкивалась через толпу молодых девушек — фактически девочек — все они танцевали с закрытыми глазами. Ее собственная специальная аура была заглушена воздействием энергии со стороны, волшебством танца Шэй.

Тела, прыгающие напротив нее, напомнили Тэлли, как она изменилась внутри.

Ее новые кости были сделаны из воздушной керамики, легкие, как бамбук, и прочные, как алмаз. Мускулы состояли из самовосстанавливающихся моноволокон. Уродцы были хрупкими и несущественными по сравнению с ней.

Звон в ее голове усилился, когда Фаусто усилил диапазон сети в наушнике: крики девочки, танцующей рядом с Тэчсом, шум от спикеров, близко к которым стоял Хо, и плюс ко всему шепот Шэй и ее партнера. Это было похоже на то, как будто Тэлли была пятью людьми сразу. Как если бы в ее сознание было наполненным кучей энергии, шума и света.

Тэлли пару раз глубоко вздохнула, стараясь привести мысли в порядок, и направилась в самую темную часть танцпола. Оттуда она могла яснее мыслить и точнее ориентироваться.

Но в первую же секунду Тэлли поняла, что гораздо проще двигаться вместе с толпой, а не против нее. Тогда она расслабилась и беспорядочно понеслась, точно так же как отдавалась на волю ветру, позволяя нести свой скайборд, как ему угодно, представляя себя хищной птицей.

Закрыв глаза, Тэлли впитывала в себя чужие эмоции. Может быть, все это действительно было особенным. Ощущать, что толпа — один реальный человек, а ты его часть…

Вдруг волоски на затылке Тэлли встали дыбом. Аромат, отличный от человека и запаха пива, вернул ее назад к тем дням: к побегу, к первому дню, когда она осталась одна в дикой природе.

Она цеплялась за запах дыма, а точнее — походного костра. Ее глаза открылись. Городские уродцы не жгли костры или даже факелы: это было запрещено. Единственный свет исходил от скайбордов и полной луны.

Аромат, должно быть, прибыл откуда-то Снаружи.

Тэлли шла сквозь толпу, пытаясь отыскать источник запаха.

Никто не выделился.

Только невежественные уродцы, трясущие головами, и летающие банки из-под пива.

Никого изящного, или уверенного, или сильного…

Тогда Тэлли увидела девочку.

Она медленно танцевала с каким-то мальчиком, что-то сосредоточенно шепча ему в ухо. Его пальцы нервно дергались, их движения абсолютно не соответствовали ритму музыки, они были похожи на двух неуклюжих новорожденных. Куртка девочки была обвязана вокруг талии, как будто ей не было холодно. Внутренняя часть ее руки была в небольших квадратиках — участках, где проступал загар.

Эта девочка провела много времени Снаружи.

Поскольку Тэлли придвинулась ближе, она снова почуяла аромат костра. Ее новые и прекрасные глаза увидели грубость ткани рубашки девочки, явно сшитой из естественных волокон. На ней было несколько швов, и она испускала странный запах моющего средства. Этот предмет одежды не был разработан в городе, скорее всего, его помыли в холодном речном потоке. Тэлли заметила несовершенную форму волос девочки — отстриженных вручную металлическими ножницами.

— Босс, — прошептала Тэлли в наушник.

Голос Шэй был сонный:

— Что, так скоро, Тэлли-ва? Я весело провожу время.

— Думаю, я нашла дымника.

— Ты уверена?

— Да, абсолютно. Она пахнет костром.

— Я ее вижу, — раздался в наушнике голос Фаусто. — В коричневой рубашке? Танцует с тем парнем?

— Да, и она загорелая.

Послышался несколько раздраженный вздох, затем извинения. Шэй пыталась отлепить от себя мальчика-урода.

— Еще кто-нибудь?

Тэлли снова просмотрела толпу, стараясь снова почуять запах дыма.

— Нет, насколько я могу сказать.

— Никто больше не выглядит подозрительным, — голова Фаусто была видна поблизости, он пробирался к девочке.

С другой стороны приближались Тэчс и Хо.

— Что она делает? — спросила Шэй.

— Танцует и… — Тэлли сделала паузу, ее глаза, уловили движение руки девочки, скользнувшую в карман мальчика, — она только дала ему что-то.

В дыхании Шэй слышалось шипение. Несколько недель назад дымники пропагандировали, а теперь они еще и привозили с собой кое-что более опасное: нано-таблетки.

Они удаляли микротравмы в мозгу новоиспеченных красавцев, но повышали агрессию и аппетит. И, в отличие от других препаратов, изменения были постоянными. Это были всегда голодные микроскопические машины внутри твоей головы, и если они не получали приличную дозу еды, то сжирали часть твоего мозга. Одна таблетка — все, что требовалось, чтобы сойти с ума.

Тэлли видела, как это происходило.

— Берите ее, — сказала Шэй.

Адреналин побежал в крови Тэлли. Она первая нашла девчонку, значит, это она должна ее захватить. Она крутила кольцо на среднем пальце, почувствовав, как из него вылезает жало. Один укол и девочка потеряет сознание, а очнется уже в Комиссии по Чрезвычайным Обстоятельствам, готовая пойти под нож.

Но тут Тэлли подумала, что девочка превратится в болвана: симпатичного, красивого и счастливого. И невежественного.

Но по крайней мере, ей будет лучше, чем бедному Зейну.

Тэлли придала своей руке чашевидную форму, что бы ненароком не задеть других уродцев. Несколько шагов, и она протянула руку, разделяя пару.

— Могу я вмешаться? — спросила Тэлли.

Глаза мальчика расширились, но на губах заиграла усмешка:

— Вы что, обе хотите потанцевать?

— Это нормально, — сказала дымница, — возможно она даже больше.

Девочка сняла куртку, повязанную вокруг талии, и натянула ее на плечи. Когда она просунула руки сначала в рукава, а потом в карманы, Тэлли услышала шорох полиэтиленового пакета.

— Разбирайтесь между собой сами, — сказал мальчик и отступил назад.

Щеки Тэлли вспыхнули. Мальчик улыбался ей, не подозревая, что она была особенной. Уродская смарт-пластика на ее лице начала гореть.

Этот глупый мальчик думал, что она была здесь для его развлечения. Нужно было его переубедить.

Тэлли придумала новый план.

Она нажала кнопку на своем крэш-браслете. Он отреагировал моментально: его сигнал передался по всему телу, умные молекулы маски стали отсоединятся друг от друга, и ее уродливая маска наконец-то отклеилась от лица Тэлли, показывая жестокую красоту внизу. Она щурилась, пока цвет ее глаз менялся на угольный с черными радужками внутри. Зубные коронки на зубах ослабли, и Тэлли плюнула под ноги мальчику, возвращая ему улыбку, но уже с клыками.

Полное преобразование заняло не больше секунды.

— Уйди, уродец. А ты, — она повернулась к дымнице, — вытаскивай руки из карманов!

Девушка сглотнула, расставляя руки по сторонам.

Тэлли увидела, как дымница уставилась на ее жестокую красоту, как толпа рассматривала ее татуировки, покрывавшие кожу, словно черные кружева.

Она решила заканчивать с арестом:

— Я не хочу делать тебе больно, но мне придется это сделать, если ты будешь сопротивляться.

— Не буду, — спокойно ответила девочка. Но тут она подняла запястья указательными пальцами вверх.

— Даже не думай, — начала было Тэлли, но слишком поздно заметила ремни, вшитые в одежду дымницы. «Молнии» заползали по ней, словно змеи.

— Дым жив, — прошипела девочка.

Тэлли протянула руку….

… но дымница взлетела вверх, словно пружина. Рука схватила пустоту. Тэлли смотрела наверх с открытым от удивления ртом. Дымница все поднималась. Так или иначе, но батарея спасательной куртки была настроена так, чтобы выбросить ее в случае разоблачения.

Но разве она не должна упасть прямо вниз?

Следуя определенной траектории, она летела к опушке леса. Вдруг оттуда показались два скайборда. На одном был человек в одежде из кожи, на втором не было никого. Парень протянул руки, перехватил девчонку и поставил ее на пустой скайборд.

Дрожь пробежала по телу Тэлли. Она узнала эту куртку из кожи, ручной работы. Огни от скайборда позволили Тэлли разглядеть линию шрама, проходящую через его бровь.

Это был Дэвид.

— Тэлли! Действуй!

Голос Шэй вывел ее из оцепенения. Она посмотрела на скайборды, которых стало больше. Ее крэш-браслет подал сигнал скайборду и рассчитал траекторию прыжка к его прибытию.

Толпа отстранилась от Тэлли, пораженная ее жестоко-симпатичным лицом. Но мальчик, которому она улыбнулась, продемонстрировав зубы, не растерялся и решил «помочь»:

— Она чрезвычайница! Помогите ей! Не мешайтесь!

Тэлли вздохнула. Парень так яростно размахивал руками, что когда Тэлли воткнула ему в руку жало от кольца, не сразу сообразил, в чем дело. Затем тупо уставился на свою ладошку.

Когда мальчик упал, Тэлли была уже в воздухе. Двумя руками с напульсниками она восстанавливала равновесие. Ее вес сместился.

Шэй уже летела на скайборде.

— Бери его, Хо!!! — прокричала она, указывая на ничего не подозревающего уродца. Ее маска уже исчезла. — Остальные со мной!

Тэлли уже летела вперед. Холодный ветер обдувал ее незащищенное лицо. Она ощущала одну единственную эмоцию практически у всех уродцев — удивление.

Дэвид был одним из лидеров дымников — лучший приз, на который могли рассчитывать «резчики» в эту холодную ночь.

Тэлли не верила, что он появлялся в городе, но собиралась убедиться, что он никогда туда не вернется снова.

Она стремительно летела по лесу, среди деревьев. Глаза быстро привыкли к темноте. Тут она заметила двух дымников не дальше, чем в ста метрах впереди. Они летели, наклонив скайборд вперед, как серфингисты на волне.

У них, несомненно, было преимущество, но скайборд Тэлли был лучший из всех скайбордов, произведенных в городе. Она наклонилась вперед, набирая скорость, и задевая передней частью сосульки, висящие на ветках деревьев.

Тэлли прекрасно помнила, что именно мать Дэвида изобрела нано-таблетки. Или что Дэвид заманил Шэй в Дым, и ей пришлось следовать за ней и делать все, чтобы разрушить дружбу между ними.

Чрезвычайники не забывают своих врагов. Никогда.

— Теперь у меня есть вы, — тихо проговорила Тэлли.

2. Охотники и жертвы

— Разделяйтесь, — сказала Шэй, — не позволяйте им долететь до реки!

Ветер бил в лицо. Скайборды уродцев летели, благодаря залежам метала в земле. У Тэлли к дну скайборда была прикреплена металлическая сетка, позволяющая летать за пределами города. Это то, что получили Дымники, проживая за пределами города: солнечные ожоги, постоянные укусы насекомых, сплошные ошибки и ужасную технологию.

Дымники пытались прорваться к реке.

— Мне вызвать подкрепление? — спросил Фаусто.

— Нет, слишком далеко, что бы они успели во время.

— Что насчет доктора Кейбл?

— Забудьте о ней! Мы «Резчики», нам не нужно брать лимит доверия на Чрезвычайной ситуации!

— Особенно сейчас, — вмешалась Тэлли, — Дэвид с ними.

Наступила небольшая пауза, а потом смех Шэй резанул ухо, так, что по спине прошлась дрожь.

— Твой старый бой-френд, да?

Тэлли стиснула зубы от холода и воспоминаний тех дней. Так или иначе, но вина полностью не исчезла:

— Насколько я помню, и ваш тоже, Босс.

Шэй только снова рассмеялась:

— Ну, у нас обеих имеются с ним счеты, так что этот мальчик наш.

Тэлли сделала решительное лицо, но тугой комок в животе остался. В Дыме, Шэй и Дэвид были вместе. Но когда там появилась Тэлли, Дэвид решил, что любит ее. Ревность и нужда жителей, как обычно, установили беспорядок вещей.

Даже когда Дым был разрушен — даже когда Тэлли и Шей стали красотками — ее гнев за это предательство полностью не исчезал никогда. Теперь, когда они стали Чрезвычайницами, ей казалось, что прошлое уже не имело значения. Но появление Дэвида заставило ее подумать, что возможно, гнев Шэй был спрятан где-то глубоко внутри.

Возможно, если бы Шэй снова завоевала Дэвида, проблемы бы между ними не было. Тэлли вздохнула и наклонила свой скайборд вперед, что бы лететь быстрее.

Край города становился все ближе. Ниже, зеленая зона резко уходила в пригород, где находились ряды скучных строений. Два Дымника опустились ниже, сгибая на резких поворотах колени, и широко расставляя руки.

На первом же повороте Тэлли сделала угловой. Улыбка, растущая на ее лице, напоминала ее тело в полете, согнутое и искривленное. Дымники всегда так уходили. На аэромобилях, которые двигались только по прямой, их было не возможно догнать. Но «Резаки» это учли. У них были скайборды. И они были быстрее.

Остальные отставали на несколько секунд.

— Черт с ними, Тэлли-ва, — крикнула Шэй.

— Нет проблем, Босс, — Тэлли просматривала узкие улочки. Всего метр от земли.

Хорошо, что в это время здесь не бывает красавцев, если бы они тоже вступили в погоню, один удар от скайборда и от них осталась бы одна лужа.

Ограниченное пространство не замедляло скорости скайбордов. Она помнила, как Дэвид владел скайбордом, так, словно на нем родился. И девушка, похоже, тоже тренировалась в Ржавых Руинах, древнем призрачном городе, откуда Дымники начали вторжение в город.

Но теперь Тэлли была особенной. Мастерство Дэвида было ничем по сравнению с ее. Она была создана — или сделана, так или иначе — построена, что бы разыскать врагов города и отдать их правосудию, для того, что бы спасти природу.

Она все ускорялась, заложив вираж вокруг темного дома, сбив его водосток. Дэвид был настолько близок, что она услышала писк его туфель-липучек.

Через несколько секунд она могла прыгнуть и схватить Дэвида, падая, пока ее крэш-браслеты не потянули бы ее к скайборду, выворачивая руки. На такой скорости даже для Тэлли это было бы довольно больно, но для Дэвида — смертельно. Нет, она хотела поймать его на открытой местности. Тэлли не была готова убить Дэвида. Не была готова к тому, что он уйдет из ее жизни раз и навсегда.

На следующем крутом повороте, Дэвид осмелился оглянуться через плечо. За краткий миг, Тэлли поняла, что он узнал ее. Жестоко-симпатичное лицо должно было привести его в шок.

— Да, это я… — прошептала Тэлли.

— Расслабься, Тэлли-ва, — сказала Шэй, — жди края города. Только не отставай от него.

— Хорошо, Босс.

Тэлли позволила себе немного замедлить ход, радуясь тому, что теперь Дэвид знает, кто гонится за ним.

На максимальной скорости они вскоре достигли фабричного пояса. Пришлось подняться выше. Никто не хотел врезаться в оранжевые аэрогрузовики. Другие три «резака» расположились позади нее, обрывая шансы Дымникам на разворот.

При взгляде на звезды, Тэлли соорентировалась. Река находилась на другом краю города.

— Это немного странно, Босс, — сказала она, — почему они не летят к реке?

— Возможно, он заблудился. Он же всего лишь храбрый мальчик, Тэлли-ва, ты же помнишь.

В наушнике раздался смех. Тэлли вспыхнула. Почему Дэвид до сих пор продолжает что-то для нее значить? Шэй была права, это действительно показывало некоторую храбрость, например, прокрасться в город, как сейчас…. хотя это было довольно глупо.

— Возможно, они направляются в След — сказал Фаусто.

След — это большой заповедник, находящийся с другой стороны Рассыпчатвиля.

Пешие прогулки идеально подходили для прикрытия. Тем более вас еще мог забрать аэромобиль.

Возможно, они думали, что могут исчезнуть пешком. Дэвид что не понимает, что «Резчики» чувствуют их запах? Что они могут видеть в темноте?

— Я могу приблизиться? — спросила Тэлли. Здесь она могла столкнуть Дэвида, не убив его.

— Расслабься Тэлли-ва, — резко сказала Шэй, — Это приказ. Не важно, к какой стороне они летят. Металлическая сетка, так или иначе, закончится.

Тэлли стиснула кулаки, но спорить не стала.

Шэй была особенной дольше, чем кто-либо из них. Ее разум был настолько ледяным, что она практически стала Специальной Чрезвычайницей. Она стала очень умной, правда благодаря тому, что легла под нож. Шэй заключила сделку с доктором Кэйбл, что «резчики» разрушат Новый Дым любым способом.

Таким образом, Шэй была боссом, и повиноваться ей было не так уж плохо. Аккуратные сады Рассыпчатвиля появились ниже. Дэвид и его сообщница летели чуть выше уровня почвы, чтобы дать приспособлениям на их скайбордах лучше улавливать металл.

Тэлли видела, как они взялись за руки, перелетая через забор, и спрашивала себя, были ли эти двое парой. Это было делом его жизни: пополнять ряды уродцев, обещая им восстание против Нью-Красотауна. И у него всегда были свои фаворитки: сначала Шэй, затем Тэлли… Тэлли покрутила головой, напоминая себе, что жизнь Дымников не представляет интереса для Особенных.

Наклоняясь вперед, она полетела быстрее. Темное пространство Следа вело только вперед. Погоня была почти закончена.

Эти двое погрузились в темноту, исчезнув в дебрях деревьев. Тэлли поднялась над зарослями, что бы видеть продвижение при свете луны. Но на самом деле, истинные темнота и заросли находились Снаружи.

Дождь играл на верхушках деревьев, два скайборда, словно ветер, неслись через лес…

— Они все еще движутся прямо, — сказала Тэлли.

— Мы рядом, Тэлли-ва, — сказала Шэй, — верни их нам.

— Конечно, Босс.

Тэлли закрыла лицо руками, когда стала снижаться. Сосновые иглы больно хлестали по всему телу. Преодолев верхушки деревьев, она выпрямилась, согнула ноги в коленях и широко раскрыла глаза.

Другие три «Резака» догнали ее и летели на расстоянии ста метров друг от друга. Впереди, на границе между Следом и Дикой местностью скайборды Дымников стали терять взаимодействие с металлом. Их спуск отозвался эхом, сопровождаемый звуком бегущих ног.

— Игра закончена, — сказала Шэй.

«Резчики» замедлили движение и спустились ниже, что бы осмотреть темный горизонт.

Дрожь удовольствия пробежала по спине Тэлли. Преследование превратилось в игру в прятки. Правда, не совсем справедливую игру.

Тэлли скрестила пальцы на руках и чипы в ее теле ответили вибрацией, накладывая инфракрасную структуру на глаза. Мир вокруг преобразился — земля стала холодного синего цвета, деревья мягкого зеленого — теперь каждое тело имело свою температуру. Некоторые маленькие животные были красного цвета, они дергали своими головками, словно чуяли некоторую опасность поблизости. Тэлли взглянула на Фаусто. Его тело лихорадочно светилось оранжевым цветом. Взглянув на свои руки, она увидела такой же цвет.

Но в новом видении перед ней не появилось никого в человеческий рост. Тэлли нахмурилась.

— Где они?

— У них должны быть спец-костюмы, — прошептал Фаусто, — иначе мы бы их видели.

— Или хотя бы чувствовали, — сказала Шей, — возможно, твой дружок умнее, чем мы думали, Тэлли-ва.

— Что будем делать? — спросил Тэчс.

— Использовать слух.

Тэлли приземлилась на своем скайборде. Сильные порывы ветра, исходящие от лопастей, удерживающих скайборд над землей, разметали листья в разные стороны. Она ступила на землю, и морозный воздух прорвался сквозь ее туфли-липучки. Тэлли поежилась.

Она сжимала и разжимала пальцы рук, напряженно вслушиваясь в странную тишину вокруг. Поскольку тишина не нарушалась, Тэлли слышала другие отдаленные звуки: ветер, колеблющий ветки деревьев, далекий щебет птиц, царапание лапок белок, только вышедших из спячки, о стволы деревьев. Дыхание других «Резчиков» проникало сквозь наушник.

Но ни что не напоминало человека.

Тэлли улыбнулась. По крайней мере, Дэвид сделал игру интересной, стоя на месте неподвижно. Но даже благодаря спец-костюмам, скрывающих тепло их тел, они не могли все время оставаться неподвижными.

Кроме того, она могла чувствовать его. Он был близко.

Тэлли отключила поступление звука в наушник, оставляя себе беззвучный инфракрасный мир. Она опустилась на колени, дотрагиваясь до холодной земли, и закрыла глаза. Ее руки были способны почувствовать малейшую вибрацию. Тэлли позволила себе погрузиться в мир беспризорных звуков.

Было что-то в воздухе… очень-очень далекое, больше похожее на зуд в ушах, чем на реальный шум. Это было похоже на присутствие чего-то призрачного, не естественного. Большинство звуков, которые были слышны только Особенным, были такими же странными, как клетка человека, когда ее рассматриваешь под микроскопом.

На что же это было похоже? Тихое жужжание, как на солнечных батареях, установленных в городе. Возможно, это ловушка. Натянутый провод между деревьями. Или это был нож, воткнутый в дерево, ловящий завывание ветра, что бы отвлечь «Резаков».

Тэлли продолжала слушать и хмурилась.

Теперь к этому звуку присоединились еще несколько со всех сторон. Три, четыре, пять…. Вместе они были не громче, чем один колибри на сто метров.

Тэлли открыла глаза, и когда они сфокусировались, увидела их: небольшое движение пяти человеческих фигур. Они великолепно сливались с темным фоном.

Потом она увидела, как они стояли: ноги врозь, одна рука вытянута, другая заведена за спину, и поняла, что эти звуки были …

Тетива натянулась, готовая к стрельбе.

— Засада, — сказала Тэлли, но потом вспомнила, что отключила свой наушник.

Она включила его как раз в тот момент, когда первая стрела пролетела рядом.

3. Ночной бой

Стрелы засвистели в воздухе. Тэлли припала к холодной земле. Стрела пролетела в опасной близости, задев ее волосы.

В двадцати метрах от нее с шипением промелькнула еще одна. Тэлли услышала ворчание Тэчса. Затем Фаусто коротко вздохнул и замолчал. Она поспешила укрыться за ближайшим деревом, слыша, как мальчишки упали на землю.

— Шэй, — прошипела она.

— Они не попали по мне, — ответила Шей, — вижу, они наступают.

Тэлли попыталась выглянуть из-за дерева, чтобы увидеть их передвижение.

— Да, у них есть оружие.

— И инфракрасная оптика тоже, — сказала Шей. Ее голос был спокоен.

Тэлли посмотрела на свои руки, светящиеся оранжевым цветом, и сглотнула.

— Получается, они могут нас видеть, а мы их нет?

— Наверное. Я не дам твоему другу шансов, Тэлли-ва.

— Возможно, если бы вы вспомнили, что он и ваш друг тоже …. — Тэлли замолчала, услышав рядом шаги, и натягивание тетивы.

Она бросилась к другому дереву. Там, где секунду назад была Тэлли, теперь виднелась стрела. По всему стволу бегали молнии, покрывая его, словно паутина.

Тэлли кубарем прокатилась до сплетенных между собой деревьев. Только укрывшись за их стволами, она спросила:

— Каков план, Босс?

— Надерем им задницы, Тэлли-ва! — тихо упрекнула Шэй, — Мы особенные. Да, они нанесли первый удар, но все так же являются глупыми уродцами.

Следующая стрела пролетела вблизи Шэй. Ей пришлось скрыться за другим деревом.

Звук натягиваемой тетивы, причем не одной, заставил Тэлли припасть к земле. Несколько стрел попали в то место, где была Шэй. По всему лесу мерцали тени, сопровождаемые звуками электрического заряда.

— Снова промахнулись, — захихикала Шэй.

Тэлли проклинала себя за то, что не догадалась взять хоть какое-то оружие, которое могла использовать прямо сейчас. Все, что она при себе имела, — это раскладной ножик, кольцо на пальце и собственное тело.

Ужасным фактом было то, что она лежала на спине. Действительно ли деревья ее скрывали? Или прямо сейчас один из нападавших натягивал тетиву, целясь прямо в нее?

Тэлли попыталась сориентироваться по звездам, но верхушки деревьев закрыли небо от ее глаз.

Теперь ей оставалось лишь восстановить равномерное дыхание. Если в нее до сих пор не выстрелили, значит, она находится вне поле зрения врагов.

Но тогда она должна бежать? Или лучше выждать?

Тэлли, зажатая между деревьев, чувствовала себя беспомощной. Никогда прежде Дымники не боролись таким образом. Они всегда либо убегали, либо прятались при появлении Чрезвычайников. «Резчики» знали все об их методах; никто никогда не упоминал о невидимых нападавших.

Тэлли посмотрела на оранжевую фигуру Шэй. Она продвигалась все глубже в След, оставляя ее одну.

— Босс, — прошептала Тэлли, — может нужно вызвать Комиссию по Чрезвычайным Обстоятельствам?

— Забудь об этом, Тэлли. Не высмеивай меня перед доктором Кейбл. Оставайся там, а я попробую отвлечь их своим свечением с другой стороны, устроим им собственную засаду.

— Хорошо, но как вы собираетесь это сделать? Я имею ввиду то, что они невидимы для нас.

— Терпение, Тэлли-ва. И немного тишины, пожалуйста.

Тэлли закрыла глаза, стараясь заставить сердце биться медленнее. Она прислушалась к звуку натягиваемой тетивы. Шаги были слышны недалеко от нее. Потом к ним присоединились вторые, и третьи … все их стрелы были направлены на нее? Она стала считать до десяти.

Но ничего не произошло.

Здесь было надежное укрытие. Но если всего их было пять, где же еще двое?

Тогда ее уши уловили звук — еще более мягкий, чем биение ее сердца — звук перемещения шагов через деревья. Они были слишком осторожны, слишком тихи для простого городского уродца. Только тот, кто вырос в дикой природе, мог перемещаться так мягко.

Дэвид.

Тэлли медленно села, прислонившись спиной к дереву. Шаги становились все ближе, подходя с правой стороны от нее. Она осторожно передвинулась в противоположную сторону от звука.

Тэлли задавалась вопросом, сможет ли ствол дерева оградить ее от излучения инфракрасной оптики. Она не могла подняться так, что бы Дэвид не услышал её. Он был близко … Возможно, она могла бы ужалить его кольцом, пока другой Дымник не успеет выстрелить. В конце концов, они были всего лишь уродцами, больше не имеющими преимущество внезапности.

Тэлли выпустила жало из кольца.

— Шэй, где он? — прошептала она.

— В двенадцати метрах от тебя, — ответ был очень тихий, — стоит на коленях и смотрит в землю.

Даже с места, Тэлли может пробежать двенадцать метров за несколько секунд. Но не будет ли она слишком быстрой целью для другого Дымника?

— Плохие новости, — Шэй тяжело дышала, — он нашел скайборды.

Тэлли прикусила нижнюю губу, понимая, зачем была устроена засада: им нужны были скайборды «Резчиков».

— Готовься, — сказала Шэй, — я возвращаюсь к тебе.

Ее оранжевая очевидная форма мерцала между деревьями, но она была слишком быстрой, для точного попадания такого медленного предмета, как стрела.

Тэлли снова закрыла глаза, прислушиваясь. Она услышала шаги, более громкие и неуклюжие, чем у Дэвида. Пятый Дымник шел по направлению к ней.

Пришло время выполнить ее маневр. Она открыла глаза …

Отвратительный звук загрохотал по всему Следу. Дымники поднимали их скайборд.

— Останови их! — прошипела Шэй.

Тэлли уже вскочила, понимая, что из-за шума скайборда не услышит щелчок тетивы. Прямо перед ней поднялся скайборд с двумя оранжевыми силуэтами на нем. Она уже была готова прыгнуть …

— Тэлли! Стрела!

Ей пришлось припасть к земле. Стрела вонзилась рядом с ее плечом, по земле прошлись электрические заряды, заставляя встать волоски на затылке. Еще одна стрела воткнулась около ее ноги. Она была пущена вслепую. Скорее всего, стреляющий пытался просто выиграть время.

Скайборд, под двойным весом, поднимался медленно. Тэлли подпрыгнула вверх, цепляясь за подъемные вентиляторы, раздирая хрящевые соединения на пальцах. В ее лицо брызнула кровь. Ее дополнительный вес стал медленно тянуть их к земле.

Зрение Тэлли уловило несколько стрел, летящих в нее. Она завертелась, стараясь избежать попадания. Они промахнулись, но одна рука Тэлли отцепилась. За ней вторая. Когда Тэлли упала, воздух пробил шум второго скайборда. Они воровали еще один.

Сквозь шум, она услышала крик Шэй:

— Подтолкни меня!

Тэлли увидела оранжевый силуэт Шэй. Она подбежала к подруге, обхватывая руками вокруг талии, готовая подбросить ее вверх, на скайборд, который снова пытался взлететь.

Стрела вылетела из темноты. Но если бы Тэлли легла, то она попала бы в Шэй. Поэтому, стиснув зубы, Тэлли стала ждать удара в спину.

Но ветер, поднимаемый скайбордом, изменил траекторию полета стрелы, словно невидимая рука. Она попала между ног Тэлли, и земля завибрировала от электрических зарядов. Она была спасена, благодаря подошве туфель-липучек.

Тэлли напряглась и подкинула Шей со всей силы. Взлетев, та, закричала. Тэлли бросилась в ближайшие кусты, думая, что Шэй кричит из-за стрел поблизости, но споткнулась и упала.

Все же стрела была, и она пролетела в сантиметре от лица Тэлли.

Она подняла глаза: Шэй уже была на скайборде, пытаясь восстановить шаткое равновесие. Подъемные механизмы запищали от тройного веса. Шэй уже было подняла руку с жалом на кольце, но тут Дэвид спихнул Тэчса, заставляя ее схватить его тело. Она опасно качалась, старая удержать себя и Тэчса на скайборде.

Дэвид не стал ждать. Молниеносным движением он воткнул стрелу в плечо Шэй. Еще одна вспышка молнии озарила свет.

Тэлли поднялась на ноги и побежала к их скайборду. Дымники вели не справедливый бой!

Прямо над ней летело ярко-оранжевое тело головой вниз. Она подпрыгнула, вытягивая руки, стараясь поймать его прежде, чем произойдет удар. Оно оказалось достаточно тяжелым, что бы свалить Тэлли на землю.

— Шэй? — прошептала Тэлли, переворачивая тело. Но это был Тэчс.

Она подняла глаза. Скайборд был в десяти метрах от земли. Недосягаемая высота даже для нее. Шэй мешком лежала на темной фигуре Дэвида, удерживаемая его неловкими объятиями.

— Шэй! — закричала Тэлли. Ее уши уловили звук натягиваемой тетивы, и она в который раз прижалась к земле.

Стрела пролетела мимо. Кто бы сейчас не стрелял, он делал это на бегу. Казалось, шум скайбордов был повсюду.

Она попробовала связаться со своим скайбордом с помощью крэш-браслета. Все было бесполезно. Они завладели всеми четырьмя скайбордами. Сама Тэлли лежала на земле, словно турист, заблудившийся в лесу.

Она недоверчиво покачала головой. Где Дымники раздобыли оружие? Как им удалось создать столь тщательно продуманную ловушку? Она соединила свой наушник с городской сетью, пытаясь связаться с доктором Кейбл. Потом она вспомнила приказ Шэй. Тэлли не могла не повиноваться. Даже сейчас.

Она отключила соединение.

Все четыре скайборда были далеко в небе. Она могла видеть оранжевую фигуру Шэй, обмякшую на теле Дэвида. Все они летели на определенном расстоянии друг от друга. Тэлли выругалась.

Тэчс еще лежал на земле. Фаусто нигде не было. Тэлли ДОЛЖНА была вызвать подкрепление, но тогда она нарушит приказ …

Вдруг ее наушник запищал:

— Тэлли? — спросили слабым голосом, — что там происходит?

— Хо! Ты где?

— Ммм… по моим данным, в нескольких минутах ходьбы от вас. — Он засмеялся, — ты не поверишь, что сказал мне один Дымник. Что он чуть не потанцевал с тобой.

— Не бери в голову. — Тэлли в отчаянии посмотрела на все больше удаляющиеся скайборды. Минута, и они скрылись из вида. Сейчас было слишком поздно, что бы кто-нибудь узнал о случившемся.

Гнев и отчаяние почти полностью захлестнули Тэлли. На этот раз Дэвид не собирался побеждать ее. Она не может позволить себе потерять голову!

Она знает, что делать.

Для начала она решила восстановить руку. Пошевелив пальцами, она почувствовала, как дикая боль затмевает ее разум. В это же время, кожа и нервные окончания стали восстанавливаться.

На короткий миг она запаниковала. Тэлли почувствовала, как задыхается. А затем ее осенило.

Ну конечно! Дэвид и та девчонка наверняка забыли про свои собственные скайборды. Она повернулась и побежала в сторону города по плохо сохранившемуся запаху Дэвида.

— Что случилось? Почему только ты на связи? — спросил Хо.

— Мы получили хорошую встрепку. Всё, молчи.

Несколько секунд спустя, показавшихся Тэлли вечностью, она учуяла запах пота Дэвида. Ну да, Дымники не стали возвращать себе старомодную технику. Теперь она не была беспомощна.

Тэлли щелкнула пальцами, и скайборд Дэвида оторвался от земли. Она вскочила на него и неуверенно закачалась. Тэлли помнила, как ездила на нем несколько месяцев назад. Этого было достаточно. На данный момент.

— Хо, я иду к тебе, — Тэлли кое-как долетела до места, где доска поймала активность металла.

Она поднялась над деревьями и просканировала горизонт. Она не могла видеть Дымников, но рядом с ними двое «Резчиков» светились как маленькие угольки.

Глядя на звезды, она рассчитала координаты.

Они направлялись к реке. Но с их весом подниматься по ней будет не так уж просто…

— Хо! К Западному краю Следа! Быстро!

— Зачем?

— Что бы сэкономить время! — она должна держать их в поле зрения.

— Хорошо я буду там, — ответил Хо, — но что опять произошло?

Тэлли не ответила. Она неслась сквозь верхушки деревьев. Ей не хотелось делать то, что она собиралась. Но там была Шэй…

Это был ее шанс доказать, что она действительно стоит того, что бы называться особенной.

Хо ждал ее там, где деревья начали расступаться.

— Эй, Тэлли, — спросил он, когда она подлетела поближе, — почему ты летишь на этом куске говна?

— Длинная история, — она подлетела к нему вплотную.

— Ладно, но тогда скажи мне, как… — он испустил изумленный возглас, когда Тэлли столкнула его со скайборда, позволяя упасть в темноту.

— Извини, Хо-ва, — сказала она, переступая на его доску.

Она понеслась в сторону реки. Через некоторое время она уже пересекла границу города.

— Пора это заканчивать.

В ее наушнике раздался возмущенный голос Хо:

— Тэлли, что за …

— Эй, тихо. У них Шэй. И Фаусто. Тэчс лежит в Следе без сознания. Найди его и пригляди за ним. Я скоро.

Охота снова началась.

— Мы получили сигнал. — Тэлли обнажила зубы, — И Шэй велела никаких звонков доктору Кэйбл. Ты понял?

Тэлли была уверена, что даже при данных обстоятельствах Шэй не хотела бы, чтобы все думали, что «Резчики» остались в дураках.

Сейчас, шум аэромобилей только дал бы понять Дымникам, что за ними следят. Но Тэлли могла подкрасться к ним бесшумно.

Она наклонилась вперед, разгоняя скайборд. Позади остались слабые протесты Хо.

Пятеро Дымников и двое пленников на четырех скайбордах. Никаким образом они не смогут лететь на максимальной скорости. Тэлли оставалось лишь помнить, что они всего лишь уродцы, а она — особенная.

У нее все еще оставался шанс спасти Шэй из рук Дэвида. И сделать это блестяще.

4. Спасение

Тэлли летела низко и быстро, едва касаясь поверхности воды. По обеим сторонам берегов не было слышно ни звука.

Где же они?

Дымники не могли далеко уйти. Она отстала от них всего на несколько минут. Они, так же как и она, летели низко, ища большее взаимодействие с металлом. Тут, среди деревьев, даже яркое свечение Шэй и Фаусто разглядеть было практически невозможно. И это было проблемой.

А что, если они уже перелетели реку? И теперь сидят в засаде, поджидая ее. С их новыми скайбордами, они могли лететь в любом направлении.

Тэлли нужно было подняться, что бы осмотреться. К тому же, у Дымников тоже были инфракрасные очки, поэтому над водой она сможет охладить температуру своего тела.

Тэлли посмотрела на бурлящую воду у себя под ногами, и ее пробрала дрожь.

Теперь это уже не было забавным.

Время от времени Тэлли окатывали брызги ледяной воды, пробирая до дрожи. Это напомнило ей ее первый полет по реке вместе с Шэй. Тогда все казалось таким простым.

— Замечательно, — пробормотала Тэлли и начала подниматься выше.

Но нос ее скайборда задел поверхность реки, и ее снова окатило водой. Зубы начали стучать, мышцы рук перестали слушаться, сердце забилось сильнее. Она снова попыталась подняться выше.

Это было нелегко, и Тэлли стала проклинать Дэвида, Дымников и вообще всех тех, кто придумал холодную воду. От ее скайборда шел холодный пар. Холод просачивался в ее мышцы, затмевая разум.

Но вдруг, она вспомнила один момент из ее прошлой жизни. Когда она еще была уродцем, то сильно порезала руку… тогда она стояла и думала, что больше не выдержит этой боли, что еще чуть-чуть и ее вывернет наизнанку. Тогда ее сознание вдруг прояснилось.

То же самое случилось и сейчас. Как когда-то сказала доктор Кэйбл: «Это лучше, чем ничего». Теперь все ее тело превратилось в одну большую глыбу льда, но разум, казалось, начал работать отдельно от тела.

Она была выше других людей. И ее задачей являлось спасти мир.

Она сосредоточилась. Тело перестало дрожать, к рукам и ногам вернулась подвижность.

Вода потеряла свою власть.

Тэлли схватилась за края скайборда онемевшими руками и стала подниматься. Понадобилось три попытки, пока к пальцам возвращалась чувствительность. Когда она поднялась над деревьями, в лицо ей ударил ледяной ветер. Но она не обратила на него внимания. Даже теперь ее глаза удивительно хорошо видели все вокруг.

Она увидела их. Примерно в километре от нее мерцали маленькие огоньки. Казалось, что они вообще не двигались.

Возможно, они летели так медленно потому, что не знали, что за ними следят. Но Тэлли это было только на руку.

Она опустилась ниже, пока ее тело снова не набрало температуру. Куртка общежития прилипла к ней, мешая двигаться. Тэлли сняла ее и выбросила в реку.

Ее скайборд снова вернулся к жизни. Они летели быстро, преодолевая речные пороги.

Тэлли до ужаса замерзла, но брызги помогали очистить голову. Она ощущала свои специальные способности, анализируя лес вокруг нее. Ее мускулы, зрение, слух и умение вычислять по звездам позволили ей точно рассчитать упущенное время.

Руки у Тэлли снова онемели, но она знала, что это было ее единственное оружие, что бы там Дымники не придумали.

Она была готова к этому бою.

Через минуту она увидела его. Черный силуэт ждал ее сразу за поворотом реки. Фигура не двигалась и светилась оранжевым светом.

Тэлли остановилась. Она смотрела на человека, который загородил ей путь по реке. Хотя его лицо было скрыто под черной повязкой, она помнила, как Дэвид стоял на скайборде: одна нога у него всегда была отведена на сорок пять градусов.

Тэлли была уверенна, что это он.

Оранжевая форма на его руках, должна была быть Шей.

— Вы видели, как я преследую вас? — спросила она.

Дэвид покачал головой:

— Нет, но я знал, что ты прилетишь.

— Что это значит? Еще одна ловушка?

— Нам надо поговорить.

— Угу, в то время как твои друзья все дальше улетают? — было странно снова слышать его голос.

Она поняла, что он боялся ее.

Конечно, он был здесь, но все же чувствовал себя неуверенно.

— Ты помнишь меня? — спросил он.

— А ты как думаешь, Дэвид? — Тэлли нахмурилась, — я помню тебя с тех пор, как была уродцем. Ты всегда производил сильное впечатление.

— Хорошо, — произнес он таким тоном, словно говорил ей комплимент, — тогда ты, наверное, помнишь тот последний раз, когда видела меня. Мы выяснили, что город превращает красавцев в болванов. Но ты вылечилась. И сбежала, помнишь?

— Я помню, как мой парень лежал на белых простынях с полу искалеченным мозгом, — ответила она, — спасибо таблеткам, которые изготовила твоя мать.

При упоминании о Зейне, дрожь прошлась по телу Дэвида:

— Это было ошибкой.

— Ошибкой? Ты хочешь сказать, что вы сунули нам эти таблетки случайно?

Он переступил на скайборде.

— Нет, но мы предупреждали вас о риске. Разве ты не помнишь?

— Я все помню, Дэвид! И теперь для меня многое стало ясно.

Ее ум был ясен, распутан от диких, уродливых эмоций и глупости, полностью понимая правду того, каковы были Дымники. Они не были революционерами; они были только эгоистами, играющими с жизнями, оставляя искалеченных людей в своем поселении.

— Тэлли, — произнес он умоляюще, но она только засмеялась.

Ее разум затопил гнев. Она сосредоточилась на бое, ясно представляя себе картину драки. Изображение становилось все яснее, с каждым ударом ее сердца.

— Вы крадете детей, Дэвид, городских детей, которые понятия не имеют, как это опасно: жить в дикой природе. А ты играешь в жалкие игры с ними.

Он покачал головой.

— Я никогда … я никогда не хотел играть в игры с вами, Тэлли. Мне очень жаль.

Она уже собиралась ответить ему, но вовремя заметила сигнал Дэвида. Это было всего лишь мимолетно поднятие пальца, но для зрения Тэлли это было, как фейерверк в темноте.

Тэлли покрутила головой, ища черные силуэты вокруг нее.

Понятно, почему Дымники выбрали именно это место. Здесь в воде были булыжники. Рев воды и биение потока о камни. Такой шум заглушал любые звуки. Или крики. Но она заранее готовилась к бою.

Мгновение спустя ее зрение уловило две стрелы, летящие в нее с двух сторон. Она медлила всего секунду, но этого хватило, чтобы стрелы подлетели очень близко. Теперь гравитация удерживала ее на скайборде, независимо от того, как бы она согнула колени. Но Тэлли не нуждалась в гравитации …

Она расставила руки в стороны. Ее пальцы сомкнулись вокруг стрел, когда они были в сантиметре от ее лица. Ее сила не позволила им выпустить электрический заряд.

Тэлли все еще смотрела на Дэвида. Даже через черную повязку она увидела, как у него отвисла челюсть.

Она резко засмеялась. От души. Нечасто ей выпадало такое удовольствие.

— Что они сделали с тобой, Тэлли? — спросил Дэвид.

— Всего лишь заставили меня понять что… — она не успела договорить.

Дэвид покачал головой и кинул Шэй в реку.

Она падала вяло, лицом вниз. Дэвид развернулся и полетел прочь вместе с остальными Дымниками.

— Шэй!!! — закричала Тэлли.

Но река уже уносила своим течением тело подруги. Ее оранжевое свечение начало меркнуть. Крэш-браслеты Тэлли должны были поднять ее на поверхность, поэтому, недолго думая, она прыгнула в леденящую воду.

Ее сердце пропустило несколько ударов, прежде, чем она заметила фигуру Шэй. Тогда Тэлли схватила ее за волосы и потащила на поверхность.

Вынырнув, она разразилась диким кашлем.

— Шэй-ла! — позвала Тэлли. Ее браслеты получали большее взаимодействие со скайбордом, когда она находилась на поверхности.

Шэй вяло пошевелилась и слабо закашляла. Ее оранжевое сияние становилось ярче.

Тэлли изо всех сил пыталась держать на поверхности головы. Она подала сигнал своему скайборду. Он моментально среагировал.

Шэй открыла глаза и несколько раз моргнула:

— Это ты, Тэлли-ва?

— Да, это я — ответила Тэлли.

— Ммм… мои волосы… — простонала Шей. Тэлли увидела, что все еще держит ее за них.

— Ох, прости, — скайборд пихнул Тэлли сзади. Она ухватилась за него одной рукой, а другой взяла Шэй покрепче. После пары попыток ей все же удалось затащить подругу на скайборд.

— Вода такая холодная, — произнесла Шей.

— Без шуток, но она помогла тебе очнуться.

Шэй была на скайборде, а Тэлли все еще оставалась в ледяной воде.

— Вы знаете, где вы находитесь, Шэй-ва?

— Ты разбудила меня таким странным образом … так, стоп, я, что, спала? — она закрыла глаза пытаясь вспомнить. — Дерьмо. Это значит, что они попали в меня своими дурацкими стрелами?

— Нет, у Дэвида в руке была одна.

Шэй плюнула в реку.

— Черт, он отвлек меня, кинув Тэчса, — она нахмурилась, снова открывая глаза, — с ним все хорошо?

— Да, я успела поймать его прежде, чем он ударился о землю, тогда Дэвид попытался забрать Вас, но я не позволила.

Шэй неуверенно улыбнулась:

— Хорошая работа, Тэлли-ва, — на ее лице чувствовалась усмешка, — что с Фаусто?

Она вздохнула, пытаясь забраться на скайборд:

— Он у них, — она взглянула вверх по реке, видя только темноту, — но они давно улетели, нам их не догнать.

Шэй обняла Тэлли:

— Не волнуйся, мы вернем его, — она посмотрела на реку, — так как я оказалась в реке?

— Они взяли вас в качестве приманки для меня. Я тоже была нужна им. Но я была слишком сильна для них, и Дэвид кинул вас в реку. Наверное, что бы отвлечь меня, а может, чтобы дать время другим Дымникам уйти с Фаусто.

— Хм. Это немного оскорбительно, — сказала Шей.

— Почему?

— Они использовали в роли приманки меня, а не Фаусто.

— Думаю, они знали, что я пойду остановить их для вас.

Шэй кашлянула в кулак.

— Ну что ж, тогда я найду их и поквитаюсь. Им не повезло, что они решили скинуть меня в реку, а не с обрыва.

Она глубоко вздохнула. Ее легкие наконец-то освободились от воды.

— Все же забавно. Это не похоже на Дымников: бросать кого-то в холодную реку, да еще и без сознания. Ты понимаешь, на что я намекаю?

Тэлли кивнула.

— Скорее всего, они были в отчаянии.

— Возможно, — Шэй снова задрожала, — эти изменения происходят на природе. Теперь они воюют с луками и стрелами. Хотя я отчасти рада, что это так.

— Я тоже, — ответила Тэлли. Ее гнев куда-то исчез, оставив после себя такую же сырость, как ее одежда. Неважно, как сильно ей хотелось исправить все, но Фаусто с ними по-прежнему нет, и Дэвида тоже.

— В любом случае, спасибо за то, что спасла меня, Тэлли-ва.

— Я бы не смогла поступить иначе, — Тэлли взяла подругу за руку, — но, ведь мы по-прежнему…?

Шэй засмеялась, обнажая свои острые зубы.

— Не бойся, мы всегда ими останемся, Тэлли-ва.

Тэлли ощутила теплоту внутри. Так всегда случалось когда Шэй улыбалась.

— Правда?

Шэй кивнула.

— Конечно, просто мы очень заняты, раз уж так случилось, что мы особенные.

Они встретили Хо на месте засады. Он сумел привести в себя Тэчса.

Все «Резчики» жаждали мести.

— Не волнуйтесь, месть не заставит себя ждать. — Сказала Шей, не упомянув о том, что никто не знал, где находится Новый Дым. Но «Резчики» не были уверенны, что он вообще существует. Так как Старый Дам был разрушен, то скорее всего, Дымники просто перемещались с места на место. Правда, теперь, когда у них было четыре усовершенствованных скайборда, поймать их становилось труднее.

Пока Тэлли и Шэй сушили одежду около огня, Тэчс и Хо бродили по Следу, ища зацепки. Вскоре они вернулись со скайбордом Дымницы.

— Проверь зарядку на нем, — приказала Шэй, — хоть узнаем приблизительное расстояние, которое они пролетели.

— Отличная идея, Босс, — сказала Тэлли, — ведь ночью они не могли его заряжать.

— Да, я действительно чувствую себя очень умной, — засмеялась Шей. — Но расстояние не скажет нам многого. Нам нужно больше информации.

— У нас есть большее, — сказал Хо, — перед тем, как Тэлли меня столкнула, я пытался сказать ей, что говорил с тем мальчиком-уродцем. Перед тем, как передать его начальникам, я расспрашивал его на счет нано-таблеток, мне удалось его немного запугать.

Тэлли в этом не сомневалась. У Хо была самая отталкивающая красота из всех. Он был похож на демона из преисподней.

— И что? Он знает, где находится Новый Дым? — фыркнула Шэй.

— Нет. Но он знал, где должен был брать нано-таблетки.

— Дай я угадаю, Хо-ва, — сказала Шэй, — в Нью-Красотауне?

— Да, именно, — он поднял полиэтиленовый пакетик, — но они были предназначены не всем, а только Кримам.

Тэлли с Шэй переглянулись. Почти все «Резчики» раньше были Кримами. Таблетки действовали так же: стирание микротравм в мозгах жителей Нью-Красотауна с теми же побочными эффектами.

Шэй пожала плечами.

— Сейчас в городе сотни Кримов, — сказала она, — мы с Тэлли сделали их известными.

Хо кивнул.

— Эй, я тоже им был, помните? Но уродец упомянул, кому он должен был их доставить.

— Кому-то, кого мы знаем? — спросила Тэлли.

— Да …. Зейн. Он сказал, что таблетки были для Зейна.

5. Клятва

— Почему ты не сказала мне, что Зейн вернулся?

— Потому что я не знала. Прошло всего две недели.

Тэлли издала долгий вздох сквозь зубы, больше похожий на шипение.

— В чем дело, Тэлли-ва? — спросила Шэй, — ты мне не веришь?

Тэлли отвернулась к огню, не зная, что ответить. Почему-то сейчас она не доверяла «Резчикам». Впервые с того момента, как Тэлли стала Особенной, она почувствовала неудобство в собственном теле: от беспокойства зудели кончики рук, окружающие звуки леса стали раздражать.

Зейн вернулся из больницы, но его не было с ней в лагере «Резчиков». Это было не справедливо …

Остальные «Резчики» вели себя так, словно ничего не произошло. Они дожигали сломанные деревья (Шэй постаралась, вымещая свою обиду на Дымников). Все четверо — без Фаусто — собрались вокруг и начали толкать друг друга в огонь, тем самым показывая, что они сделают с Дымниками.

И все же кожа Тэлли «чувствовала» все вокруг.

Вообще, она любила костры. Ей нравилось наблюдать за прыгающими тенями, представляя, что это настоящее зло. Все «Резчики» стремились показать свое превосходство. Но это вовсе не значит, что так оно и было.

Но сегодня вечером костер напомнил ей о тех днях, когда она жила в Дыме. Несколько «Резчиков» приделали к палкам стальные наконечники и стали их нагревать.

Это занятие помогало собраться с мыслями, но этот запах слишком сильно напоминал Тэлли Старый Дым. Поэтому, она ограничилась ножами.

Она кинула палку в огонь. «Конечно, я доверяю тебе, Шэй. Но все это время я думала, что Зейн идет на поправку и в скором времени присоединится к нам. Думала, что сейчас он в больнице Нью-Красотауна…» — она покачала головой.

— Если бы я могла присоединить его к нам сейчас, я бы сделала это, Тэлли-ва, — сказала Шэй.

— Теперь вы расскажите о нем доктору Кейбл? — нарочито беспечно спросила Тэлли.

Шэй пожала плечами.

— Тэлли, ты знаешь правила: что бы стать «Резчиком» нужно доказать, что ты действительно особенный.

— Да, но Зейн еще тогда фактически доказал это, разве доктор Кейбл этого не понимает?

Шэй пододвинулась поближе к Тэлли и обняла ее за плечи. Ее глаза блестели в свете огня.

— Он еще не изменился, пока не принял таблетки Медди.

— Нет, он стал изменяться гораздо раньше, после нашего поцелуя!

Тэлли отодвинулась от подруги.

— Послушай Тэлли …

— Нет, если бы не некоторые проблемы с его здоровьем, он бы сейчас был одним из нас.

— Тогда чего ты беспокоишься? — пожала плечами Шэй, — он справился с этим тогда, сможет и сейчас.

Тэлли посмотрела на подругу, понимая, что они задаются одним и тем же вопросом: остался ли Зейн тем резвым парнем, которого они знали? Или стал болваном на всю оставшуюся жизнь?

Это было ужасно несправедливо.

Когда Дымники впервые принесли нано-таблетки в город, они оставили две штуки для Тэлли вместе с письмом, предупреждающем об опасности. Но в нем было сказано, что она подписала «официальное согласие». Сначала она боялась, но Зейн всегда был рядом. А потом он предложил принять таблетки вместе …

Как предполагалось, наномолекулы должны убрать микротравмы в мозге красавчиков и превратить их в … никто не выяснил точно, в кого. А что бы вы сделали с кучей глупых красавчиков, которые постоянно хотят есть? Оставили бы все как есть, что бы они повторили историю Ржавников?

В любом случае, таблетки не работали. В тот день они раскололи таблетку, и Зейну попалась неудачная половинка. Наномолекулы разъедали его мозг. Тэлли вздрогнула при мысли, о том, как ей тогда повезло. Ее часть таблетки не имела особых эффектов, как положительных, так и отрицательных.

И все же ей удалось избавиться от «красотомыслия» самостоятельно — никакие наномолекулы, операция или команда Шэй не были тому причиной.

Вот почему она стала «Резчиком».

— Но любой из нас мог тогда принять эту таблетку, — произнесла Тэлли тихо, — это несправедливо.

— Конечно, это не справедливо, но это не твоя вина, Тэлли. Ты была удачливее, поэтому теперь ты особенная. Зачем винить себя за это?

— Я никогда не говорила, что виню себя, — ответила Тэлли, — просто хочу что-то с этим сделать. Ну, так как? Я сегодня вечером иду с тобой?

— Не думаю, что ты готова, Тэлли-ва.

— Я в порядке. Ну, до тех пор, пока опять не придется одеть эти уродливые маски.

Шэй засмеялась и пристально вгляделась в лицо Тэлли, разглядывая ее татуировки.

— Я не волнуюсь по поводу твоего лица, только разума. Согласись, два бывших парня не для твоей психики.

Тэлли отвернулась: «Зейн не экс-парень».

— Ну-ка посмотри на меня, — Шэй повернула ее лицо, — ты дрожишь. Это не хорошо.

Тэлли посмотрела на свои руки. Она пнула ногой ветку в огонь. Тепло от пламени согревало ее кожу. Но холод реки навсегда остался в ее памяти. Теперь даже самый жаркий костер не способен до конца согреть ее.

— Ты так дрожишь, потому что видела Дэвида?

— Дэвида? — фыркнула Тэлли, — что это за глупая мысль?

— Не смущайся, Тэлли, невозможно всю жизнь обманывать себя.

Шэй вытащила ее нож.

Тэлли плюнула в огонь. Нет, ей не удастся застать ее врасплох:

— Я обращалась с Дэвидом, намного лучше, чем ты. Я помню это.

Шэй засмеялась и игриво толкнула ее в плечо.

— О, Босс, — сказала Тэлли, — извините, это была шутка.

— Какая разница, Тэлли?

— Не знаю. Так я могу пойти сегодня с вами к Зейну?

Шэй застонала.

— Пока мы точно не выясним, что с ним — нет. Почему бы тебе не пойти и не помочь поискать Фаусто с остальными?

— Вы действительно думаете, что они что-то найдут?

Шэй пожала плечами и соединилась через наушник с остальными «Резчиками»:

— Нужно проверить, как у них дела, — объяснила она.

Позже они все вместе стали сканировать скайборд. Дымники не могли уничтожить наушник Фаусто, не уничтожив его самого. Поэтому, если до места нахождения Фаусто будет не больше километра, скайборд это покажет. Но километра было слишком мало. Тэлли это знала. Когда она путешествовала в Дым, это заняло много дней без единых признаков цивилизации.

Если Дымники хотели исчезнуть, дикой природы было более чем достаточно.

— Но это не значит, что я должна потратить время впустую, — сказала Тэлли.

— Сколько раз тебе объяснять, Тэлли-ва? Ты теперь особенная. Ты выше ВСЕХ остальных. Пойми, ты — «Резчик», Зейн — нет. Это же так просто!

— Если это так просто, тогда почему я чувствую себя так глупо?

Шэй застонала.

— Потому, что ты имеешь одну особенность: всё время всё усложнять.

Тэлли пнула ногой огонь, создавая поток искр. Ей вспомнились дни, когда она была уродкой. Почему-то ее удовлетворение жизнью никогда не было долгим. Она все время менялась, исправляла ошибки и разрушала все, что находилось вокруг нее.

— Я не всегда была в этом виновата, — мягко произнесла Тэлли, — иногда вещи сами были очень сложными.

— Доверься мне, Тэлли. Похоже, Зейн собирается все очень хорошо запутать. Дай ему время, что бы он свыкся с мыслью стать одним из нас. Разве ты не счастлива с нами?

Тэлли кивнула, она была счастлива. Ее новое тело давало ей гораздо больше, чем целый год быть красивой. Но теперь, когда она знала, что Зейн к ним не присоединится, внутри образовалась странная пустота. Внезапно, она почувствовала себя какой-то незаконченной, ненастоящей.

— Я счастлива, Шэй-ва. Помнишь, когда Зейн и я бежали из города? И мы оставили тебя? Ну, я не смогу сделать этого снова.

Шэй покачала головой:

— Иногда мы должны отпустить тех, кто нам дорог.

— Значит, я должна была позволить тебе утонуть вчера вечером?

Шэй простонала:

— Хороший пример, Тэлли. Послушай, это для твоего же блага. Останься, если не хочешь все усложнить.

— Да, усложнение нам ни к чему, Шэй-ва, — Тэлли провела кончиком пальца по острым зубам. На языке почувствовался вкус крови.

— Как только Зейн станет особенным, я перестану усложнять все вещи, — она протянула руку, — я пообещала, теперь ты. Кровь за кровь.

Шэй уставилась на каплю крови:

— Ты клянешься?

— Да, я буду хорошим «Резчиком», и буду делать то, что ты или доктор Кейбл будете говорить мне. Только позволь мне увидеть Зейна.

Секунду Шэй колебалась, а затем провела пальцем по ножу, наблюдая, как потекла кровь.

— Все, чего я когда-либо хотела, это что бы ты была на моей стороне.

— Я тоже, — ответила Тэлли, — просто я хочу видеть Зейа в наших рядах.

— Все что угодно, что бы ты была счастлива, — сказала Шей.

Их пальцы соприкоснулись. «Кровь за кровь».

Боль отрезвила ее разум. Впервые за весь день она думала ясно. Перед Тэлли пронеслись картины прошлого: как она была уродцем, как стала красивой. Но теперь одно она знала точно: все это время она стремилась стать особенной. Даже сама того не осознавая. Теперь будущее представлялось ей в светлых красках.

— Спасибо, Шэй-ва, — нежно сказала Тэлли, — я сдержу обещание.

Шэй убрала палец и засунула нож за пояс.

— Я прослежу за этим.

Тэлли начала сосать кровь из пальца.

— Значит, я могу пойти с вами сегодня вечером, Босс?

— Думаю, теперь — да. — Сказала Шэй, печально улыбаясь, — но боюсь, тебе не понравится то, что ты увидишь.

6. Нью-Красотаун

После того, как остальные полетели искать Дымников, Тэлли и Шэй, засЫпали костер, вскочили на скайборды и полетели в сторону города.

В эту ночь Нью-Красотаун был освещен огнями фейерверков. Впрочем, как и в любую другую. Их свет проникал даже в самые дальние уголки города. Увеселительный сад, казалось, мерцал сотнями огней. С каждым взрывом фейерверков, силуэт города менялся.

Когда они пролетали над Нью-Красотауном, внизу раздались приветственные возгласы пьяных красавчиков. На мгновение Тэлли почувствовала зависть уродцев, сидящих на берегу реки и ждущих своего шестнадцатилетия. Тэлли улыбнулась. Это была ее первая поездка через Нью-Красотаун с тех пор, как она стала особенной.

— Вы когда-нибудь пропускали эти дни веселья? — спросила Тэлли. Они вместе с Шэй были красотками всего несколько месяцев, пока все не изменилось. — Это было забавно.

— Это было ужасно, — ответила Шэй, — у меня все время болела голова.

Тэлли не могла не согласиться — в те дни головная боль часто мучила ее. Она снова начала сосать красную отметину на пальце, которая осталась у нее после клятвы. Поднимаясь на остров, они держались в тени увеселительного сада. Там было несколько парочек, но никто их не заметил.

— Я же говорила, нам не нужны наши спец-костюмы, Тэлли-ва, — усмехнулась Шэй в наушник, — когда дело доходит до красавчиков мы уже автоматически невидимы.

Тэлли не ответила. Она смотрела на людей внизу. Они были такими глупыми, абсолютно не знающими, что творится за пределами города. Им кажется, что они в безопасности, но ведь это совсем не так. Ее жизнь могла быть полной удовольствия, но теперь это казалось её бессмысленным. Она не может позволить Зейну так жить.

Вдруг она услышала приближающиеся смех и крики… и шум скайборда. Моментально среагировав, они с Шэй затерялись среди деревьев, стремительно натягивая куртки. Скайбордисты смеялись каким-то истерическим смехом. Тэлли присела чуть ниже, гадая сколько уродцев смогли прокрасться в город таким образом.

Но потом она увидела их лица: большие глаза, ровные губы, абсолютная симметрия. Красивые лица.

Это были красавцы.

С дикими криками они пронеслись мимо, направляясь в сторону реки, оставив после себя запах духов и шампанского.

— Босс, вы видели это? — спросила Тэлли.

— Да, — ответила Шэй и замолчала.

Тэлли сглотнула. У красавцев не было скайбордов. Для того, чтобы кататься на них им нужна была хорошая координация движений, но красавцы часто отвлекаются на что-то незначительное. Если они хотели получить острые ощущения, для этого имелись спасательные куртки или воздушные шары, которые не требовали каких-либо навыков.

Но эти красавцы летели отлично. Многие вещи изменились в Нью-Красотауне с тех пор, как Тэлли была здесь. Она помнила последнее чрезвычайное происшествие. Тогда каждую неделю по нескольку уродцев сбегали в Дым. Но что произошло бы, если бы стали убегать красавчики? Шэй вышла из тени.

— Возможно, Дымники раздают таблетки не только Кримам, — сказала она, — и они могут заниматься этим прямо здесь, в Нью-Красотауне, в конце концов, если у них есть скайборды, они могут летать где угодно.

Тэлли тщательно осмотрела деревья вокруг них. Очень тщательно, поскольку засада Дэвида показала, что они могут оставаться незамеченными для приборов «Резчиков».

— Кстати, Босс, где Дымники достали спец-костюмы? Они ведь не могли сами их сделать?

— Исключено. И украсть они тоже не могли. Доктор Кейбл сказала, что город отслеживает все оборудование. И никакие другие города не сообщают о пропаже своего оборудования.

— Вы рассказали ей о вчерашней ночи?

— О том, что у Дымников было оружие — да. Но о том, что пропал Фаусто, и о нашем поражении — нет.

Тэлли думала, совершая виражи вокруг фонаря.

— Значит… Вы думаете, что они создали оружие по старым технологиям Ржавников?

— Нет, наши технологии слишком сложны для Ржавников, — Шэй замолчала. Тэлли посмотрела вниз и увидела, что под ними шла группка красавчиков, распевавшая какую-то песню во весь голос. Тэлли пристально вглядывалась в них, гадая, выглядели ли они более живыми, чем обычные красавчики? Все ли в городе стали более веселыми? Хотя, наверное, нано-таблетки делали веселыми даже тех, кто не принимал таблетки.

Зейн всегда делал Тэлли веселой …

После того, как группа прошла, Шэй сказала:

— Доктор Кейбл считает, что у некоторых Дымников появились друзья. Городские друзья.

— Но ведь только чрезвычайники имеют доступ к оружию. Почему именно кто-то из нас…?

— Я не сказала что именно из этого города, — перебила Шэй.

— О, — пробормотала Тэлли.

Города обычно не ссорились друг с другом — это было слишком опасно. Последствия могли привести к войне. Ржавники очень часто воевали с целыми континентами за право контролировать чужие территории. Ради этого они убивали друг друга. От одной мысли о том, что придется воевать с чрезвычайниками другого города, по спине Тэлли прошлась дрожь.

Они приземлились на крышу особняка Палчер. Там было несколько красавцев, но они были слишком увлечены своими делами, что бы заметить незваных гостей.

Тэлли странно чувствовала себя, снова оказавшись в особняке Палчер. Тэлли фактически жила здесь с Зейном прошлой зимой. Теперь же она ощущала запах этого здания, его жителей… это произвело странное воздействие на нее. Она вспомнила свои дни в Дыме. Эти запахи отличались друг от друга, как небо и земля. Но Тэлли знала оба этих места, и в обоих местах она когда-то жила, считала их своим домом.

— Вот, посмотри, — раздался голос Шэй. Тэлли посмотрела на Шей, которая протягивала ей очки.

Тэлли надела очки, и вдруг здание под ее ногами исчезло. Остались лишь балки, на которых держится здание, и странное синее свечение. Тэлли несколько раз моргнула.

— Это новые инфракрасные очки? — спросила Тэлли. Шэй засмеялась:

— Нет, Тэлли-ва, это новое городское оборудование, — она указала на группу подростков двумя этажами ниже, — это Зейн с друзьями. Он в своей старой комнате, видишь?

Тэлли сосредоточилась на предметах, окружавших Зейна. Большинство из них ей были не знакомы. Но каждый раз, когда она смотрела на что-то, на экране ее очков высвечивалось его название. Тэлли сразу вспомнились кольца-интерфейсы, которые носили уродцы, чтобы город мог знать их местонахождение. Скорее всего, Зейн, в отличие от других красавчиков, носил браслет, аналог кольца-интерфейса, который невозможно снять. Многие из ее старых друзей Кримов бежали в Дым. Они, как и она раньше, думали что им нужно остаться уродцами. Теперь они все красавчики, за исключением тех, кто все еще оставался Дымниками.

Вдруг около парня, стоявшего рядом с Зейном, высветилось имя — Перис. Тэлли вздрогнула. Они были лучшими друзьями до тех пор, пока все не изменилось. Когда они решили убежать из города, в самый последний момент Перис передумал, решив остаться глупым красавчиком. Впрочем, он бы никогда не смог стать особенным, Тэлли это знала. Но по крайней мере лицо Периса было ей знакомо. Тэлли нахмурилась:

— Он, наверное, получает кучу подколов в свой адрес, но ничего из произошедшего не помнит… — прошептала Тэлли, отгоняя ужасные мысли.

— По крайней мере, у него есть небольшой авторитет, — сказала Шэй, — он в десятке счастливчиков.

Сегодня вечером в городе было весело, но, похоже, не настолько, что бы заинтересовать Зейна и его друзей. Тэлли внимательно следила за их действиями, но никто не выглядел достаточно веселым, что бы активно двигаться.

— Но ведь они просто сидят в комнате, — произнесла Тэлли.

— Да, скорее всего у них разговор не для чужих ушей.

— Почему они просто сидят и ничего не делают?

Шэй коснулась плеча Тэлли.

— Терпение Тэлли-ва, если ему позволили вернуться в Нью-Красотаун, значит, ему доверяют. Возможно, еще слишком рано принимать активные действия, скорее всего он в скором времени выйдет через запасной выход.

— Я на это надеюсь, — ответила Тэлли.

Шэй что-то нажала на своем крэш-браслете, и реальный мир стал потихоньку возвращаться.

— Давай, Тэлли-ва, пойдем, послушаем, о чем они говорят, — сказала она, надевая перчатки-липучки.

— Но разве мы не можем увеличить диапазон наушника и услышать от сюда?

— Нет, — ответила Шэй, — тогда это услышит и доктор Кейбл, а я хочу, что бы это осталось между нами.

Тэлли улыбнулась.

— Как скажите, Босс. Какой у нас план?

— Мне казалось, что ты хотела видеть Зейна, — она неопределенно пожала плечами, — в конце концов, чрезвычайное происшествие в планах не нуждается, так ведь?

— Да, — ответила Тэлли.

Сейчас, стоя на крыше, она больше не боялась упасть. Вообще не чувствовала страха. Она подошла к краю крыши. Ничего, кроме полного безразличия. Ей больше не нужно быть осторожной.

Тэлли стала раскачиваться с пятки на носок, как бы подготавливая себя. Затем ее носок соскользнул с края крыши, и Тэлли полетела вниз. Выставив руку в бок, ее перчатка-липучка сцепилась со зданием, резко дернула Тэлли вверх и стала снижать скорость. Она ехала вниз на одной руке, задевая водостоки. К тому времени, как она достигла окна Зейна, ее дыхание было абсолютно спокойно, как будто, она просто прыгнула с берега в воду.

Тэлли посмотрела наверх. Шэй была десятью сантиметрами выше. Ее руки были скреплены позади нее, а сама она мастерски удерживала хрупкое равновесие своего тела, прижимаясь спиной к стене.

— Как у вас это получается? — в недоумении спросила Тэлли, после нескольких неудачных попыток.

— Ах-ах-ах, Тэлли-ва, я не могу раскрыть тебе все свои секреты. Здесь нужны ловкость и проворство. Быстрее, действуй.

Тэлли, державшаяся за стену только одной перчаткой, стала зубами стаскивать перчатку со второй руки. После этого она приложила палец к окну комнаты Зейна. Ее датчик тут же уловил колебания, и теперь они с Шэй могли слышать все, что происходило в комнате. Это было похоже на то, как если бы вы подставили стакан к тонкой стене.

Зейн говорил, но звук был искажен то ли от наушника, то ли от его голоса. Тэлли могла разобрать слова, но их смысл был ей непонятен.

— Все их странные, быстро остановившееся разработки планов древних поездов, все их мнения и предрассудки были уничтожены, — говорил Зейн, — все их технологии, только что сформировавшееся, устарели прежде, чем они обратили их во зло …

— Что он несет? — спросила Шей.

— Я не знаю. Похоже на разговор Ржавников, словно из книги.

— Только не говори мне, что …Зейн читает Кримам вслух?

Шэй была в замешательстве. Это было не похоже на Кримов. Обычно они не слушают чтение вслух. Однако голос Зейна продолжал плавно звучать в наушнике.

— Ну-ка, посмотри, — сказала Шей.

Тэлли согласно кивнула, подтягиваясь так, чтобы заглянуть в окно.

Зейн сидел в глубоком мягком кресле, держа в одной руке старенькую книжицу, а второй рукой размахивал, словно дирижер. Но там, где вначале были другие Кримы, теперь было пустое место.

— О, Шэй, — прошептала Тэлли, — вам это понравится.

— Все что мне понравится, это свалиться тебе на голову примерно через десять секунд. Что там?

— Там только Зейн, остальные Кримы лишь только… — Тэлли еще раз посмотрела на голографическую аудиторию, сидящую вокруг Зейна с внимательными лицами, — лишь только голограмма его кольца-интерфейса.

Шэй наверху издала смешок:

— Возможно, он веселее, чем мы думали.

Тэлли кивнула и улыбнулась.

— Мне постучаться?

— Пожалуйста.

— Может, напугать его?

— Ммм… Думаю, это плохая идея, — ответила Шэй, — просто постучись, только скорее. Я начинаю скользить.

Тэлли еще сильнее подтянулась на руках, выставив одно колено вперед. Она встала на карниз окна с внешней стороны здания.

Тэлли два раза постучала и попыталась изобразить такую улыбку, чтобы не показывать свои острые, как бритва, зубы.

Зейн поднял взгляд на звук, и его глаза расширились. Он щелкнул пальцами, и окно раскрылось.

Тэлли увидела усмешку на его лице:

— Тэлли-ва, — сказала он, — ты изменилась.

7. Зейн

Зейн был все так же красив.

Его острые скулы, прямой нос, пухлые губы… и волосы. Он был также прекрасен, каким его помнила Тэлли.

Но что-то странное было в выражении его лица. Тэлли всматривалась внимательнее, пытаясь понять — что.

— Ты пришла с Шэй? — спросил он. В его голосе послышалось разочарование. Позади Тэлли раздался писк туфель-липучек. — Я счастлив снова увидеть вас.

Тэлли медленно кивнула. Было так странно, снова слышать этот мягкий баритон. Тэлли показалось, что они не виделись десятки лет, хотя на самом деле прошло всего два месяца.

Шэй усмехнулась, обводя взглядом голограммы.

— Твоим друзьям это книга не кажется немного скучной? — спросила она.

— У меня больше друзей, чем вы думаете Шэй-ва, — он обвел взглядом комнату.

Шэй покачала головой и дотронулась до кнопочики устройства, прикрепленного к ее поясу.

Зейн с удивлением посмотрел на нее:

— Вам можно отключать кольца-интерфейсы??

Шэй улыбнулась.

— Разве ты не знаешь? Мы теперь особенные.

— О. Ну что ж, вообще-то нас шестеро, — сказал Зейн, кидая книгу на пустой стул рядом с ним, — просто остальные тайком ушли, а я их прикрываю, на случай, если начальство за нами следит.

Шэй засмеялась.

— И ты думаешь, что начальство поверит в то, что Кримы слушают чтение вслух?

Зейн неопределенно пожал плечами.

— В любом случае, это не настоящее начальство, а лишь машина. Ей просто нужно слышать голос.

Тэлли медленно опустилась на не заправленную кровать Зейна. Она внимательно пригляделась к нему. Зейн говорил как обычный человек. Тем более, раз он прикрывает своих друзей, значит, он все еще соображает. И они ему доверяют. Странное сочетание хитрости и красоты присутствовало в его облике. Совсем как в «Резчике»…

Тэлли вдохнула знакомый аромат Зейна, задаваясь вопросом, как теперь она смотрится с этими татуировками на лице. Тут, она заметила, что у Зейна нет кольца-интерфейса. Как же тогда начальники следили за ними?

— Ты похожа на мега-Хелен, Тэлли-ва, — сказал Зейн, внимательно обводя взглядом ее татуировки, — с таким лицом ты смогла бы потопить сотню кораблей, правда пиратских.

Тэлли улыбнулась шутке, придумывая ответ. Но в ее голову ничего не шло. Отлично, она ждала этого момента два месяца, но когда он настал, она не может сделать ничего умнее, чем сидеть здесь, как идиотка.

Чем дольше она смотрела на Зейна, тем отдаленнее казался его голос.

— Я надеялся, что вы придете, — добавил он мягко.

— Это Тэлли настояла, — почти шепотом произнесла Шэй.

Тэперь она поняла, почему их голоса слышались, словно из другой комнаты. У Зейна не было наушника, через который они общались.

— Ну, если хотите, можете зайти в другое время.

Шэй вытащила из заднего кармана полиэтиленовый пакетик с таблетками. Тот самый, который Хо забрал у уродца.

— Мы здесь из-за этого.

Зейн приподнялся на стуле и протянул руку.

Шэй только засмеялась:

— Нет уж, Зейн, у тебя есть плохая привычка принимать не те таблетки.

— Не напоминай, — устало сказал он.

По телу Тэлли прошлась дрожь. Зейн снова сел в кресло, но он двигался как-то несознательно. Тэлли вспомнила, как нано-таблетки повредили его мозг, что отражалось на его движениях. Но скорее всего, это просто небольшие травмы, оставшиеся у него после лечения. Конечно, ей не о чем волноваться.

Но, посмотрев на него, ей снова показалось, что в Зейне что-то отсутствовало. Она не видела татуировок на его лице, жестких черт лица, острых глаз. Всего, что она так привыкла видеть вокруг себя.

Зейн был сонный, растрепанный, словно был лишь неудачной картинкой. И все же это бы Зейн, тот, которого она знала. Тэлли опустила глаза, жалея, что не может отключить свое зрение. Ей не хотелось видеть все эти детали, которые вызывали у нее страх.

— Где вы их нашли? — спросил Зейн.

— Взяли у одной Дымницы, — ответила Шэй.

Зейн посмотрел на Тэлли:

— Мы ее знаем?

Тэлли покачала головой. Скорее всего, она была Кримом, или из Старого Дыма. Тэлли удивилась, если бы девочка была из другого города. Возможно, она одна из таинственных союзников Дымников.

— Но она знала твое имя, Зейн, — сказала Шей, — сказала, что они передаются тебе. Ждешь доставки?

Зейн затаил дыхание.

— Может, спросите у нее?

— Она сбежала, — сказала Тэлли, и поймала на себе убийственный взгляд Шэй.

Зейн засмеялся.

— Значит, чрезвычайники нуждаются в моей помощи?

— Мы не такие, как… — внезапно Тэлли замолчала.

Зейн считал, что она чрезвычайница, но «Резчики» отличались от них. Тэлли стало жалко, что она не может объяснить Зейну, что «Резчики» не играют по правилам города. Они свободы, их ум холоден, их мускулы улучшены, их зрение великолепно, их обоняние …

Тэлли закрыла рот. Шэй сжала ее плечо.

— Несомненно, мы нуждаемся в твоей помощи, Зейн, — сказала она, — мы должны остановить Дымников, пока красавчики не стали такими же, как ты.

На слове «ты», она кинула ему пакетик. Тэлли видела каждый сантиметр, который он пролетел. Зейн выставил руку на секунду позже, поэтому пакетик полетел в угол комнаты.

Он опустил руки на колени.

— Хорошая реакция, — усмехнулась Шэй.

Тэлли сглотнула. Зейн был калекой.

— Мне не нужны таблетки, — он пожал плечами и указал пальцем на лоб, — нано-таблетки повредили меня здесь, но врачи уделили этому особое внимание, поэтому мой мозг постоянно меняется.

— А как насчет… — Тэлли не смогла договорить.

— Моих воспоминаний? — он снова пожал плечами, — как я уже сказал, мой мозг меняется. Постоянно какие-то воспоминания просачиваются в разум, — он поднял дрожащую руку, — но я могу их контролировать. Это как управлять аэромобилем. Ты либо можешь, либо нет.

— Но Зейн… — начала Тэлли. Ее глаза почувствовали непривычную для них влажность, — ты дрожишь.

И дрожали не только руки, но и его лицо, глаза, голос… Зейн не был особенным.

Он пристально смотрел на нее.

— Ты можешь сделать это еще раз, — сказал он.

— Сделать что?

— Убрать, то, что они сделали тебе. Именно этим мои Кримы и занимаются — переделывают себя.

— У меня нет никаких повреждений, — ответила Тэлли.

— Ты в этом уверена?

— Оставь свои нравоучения для Кримов, вмешалась Шэй, — мы здесь не для того, что бы обсуждать повреждения мозга. Откуда эти таблетки?

— Вы хотите это знать? — он улыбнулся, — почему бы и нет. Вам нас не остановить. Они поступают из Нового Дыма.

— Спасибо, гений, — с сарказмом сказала Шей, — где он находится?

Зейн посмотрел на свои дрожащие руки.

— Хотел бы я знать. Смог бы воспользоваться их помощью прямо сейчас.

Шей кивнула.

— Это то, почему ты помогаешь им? Думаешь, что они спасут тебя?

Зейн покачал головой.

— Нет, Шэй, это намного важнее, чем я. Да, мы, Кримы, проходим лечение. Именно этим, те пятеро, сейчас и занимаются. Мы помогаем многим в городе. Через меня прошли тысячи таблеток.

— Тысячи? — воскликнула Шей, — но это невозможно! Как Дымники изготавливают столько нано-таблеток? Последнее, что я видела, это то, что у них не было туалетов, и уж тем более — заводов.

Зейн пожал плечами.

— Вы нашли меня. Но уже поздно, что бы остановить нас. Новые таблетки работают слишком быстро. Многие из красавчиков уже могут нормально думать.

Тэлли посмотрела на Шэй. Если то, что говорил Зейн — правда, неудивительно, что весь город словно бы меняется.

Зейн сжал трясущиеся пальцы.

— Теперь вы арестуете меня?

На секунду Шэй замешкалась с ответом. Наконец она пожала плечами.

— Я бы никогда не арестовала тебя, Зейн-ва. Тэлли не позволила бы мне. К тому же таблетки меня мало интересуют.

Он поднял одну бровь.

— А что же тогда?

— Еще один «Резчик», — строго сказала Шэй, — вчера вечером, Дымники напали на нас и забрали с собой Фаусто.

Теперь обе брови Зейна были наверху.

— Это интересно. И что вы думаете, они сделают с ним?

— Проведут эксперимент, если мы не найдем его раньше.

Зейн покачал головой.

— Они не проводят эксперименты без согласия.

— Согласия? Какое может быть согласие, Зейн-ва? Мы «Резчики», наш ум холоден, как лед, и они об этом знают. Поэтому им пришлось заманивать нас в ловушку с помощью электрошоковых стрел.

— Они чуть не утопили Шэй, — сказала Тэлли, — скинули ее в реку.

— Серьезно? — Зейн улыбнулся, — спишь на работе, Шэй-ва.

Мускулы Шэй напряглись. На секунду Тэлли показалось, что сейчас она прыгнет на него, что бы порвать в клочья. Но Шэй лишь засмеялась и пододвинулась ближе к Тэлли, начав гладить ее волосы.

— Что-то вроде того, — ответила Шэй, — но зато я взбодрилась.

Зейн пожал плечами, словно не заметив расположения Шэй, и сказал:

— Ну, я не знаю, где находится Новый Дым. Я не могу вам помочь.

— Нет, можешь.

— Как? — удивился он.

— Ты можешь сбежать, — сказала Шэй.

— Сбежать? — пальцы Зейна сомкнулись на горле.

На секунду Тэлли закрыла глаза. Так вот, как они контролируют их. Зейн был не только немощным, но еще и собачкой на поводке, чуть вперед потянет, и ошейник натягивается.

— Мы можем отключить этот механизм, — произнесла Шэй.

Зейн покачал головой.

— Я в этом сомневаюсь. Это сделано из воздушной керамики, я проверял.

— Поверь мне, мы с Тэлли сможем это сделать, — сказала Шэй.

Тэлли вопросительно посмотрела на нее. Уничтожить сплав воздушной керамики? Для этого им придется просить помощи доктора Кэйбл.

Зейн снова потрогал свое горло.

— И ради этой небольшой услуги вы хотите, что бы я предал Дым?

— Мы делаем это не ради себя, — Шэй положила руки на плечи Тэлли, — сделай это ради нее.

Тэлли почувствовала на себе взгляд двух пар глаз.

— Что ты имеешь ввиду? — наконец спросил Зейн.

Но Шэй молчала. В наушнике раздался слабый шепот Шэй:

— Сделай его особенным.

Тэлли кивнула, подбирая слова. Шэй права, больше никому, кроме Тэлли, он не поверит.

— Зейн, если ты убежишь, то докажешь чрезвычайникам, что ты все еще нормальный. Тогда они сделают тебя особенным. Ты не представляешь себе, как это здорово — быть особенным. Твой разум станет ледяным. И мы сможем быть вместе.

— Почему мы не можем быть вместе сейчас? — мягко спросил он.

Тэлли попыталась представить, как его нежные губы будут целовать ее, как его руки будут совершать мягкие поглаживания на ее теле и …. почувствовала отвращение.

— Я… мне очень жаль … но я не могу, пока ты … такой.

Он говорил с ней словно с ребенком:

— Может лучше измениться тебе, Тэлли …

— И ты можешь убежать, Зейн, — перебила Шэй, — отправишься в дикую местность и позволишь Дымникам найти себя, — она кивнула в сотрону угла, — можешь взять этот пакетик и некоторых Кримов, если хочешь.

Он продолжал смотреть на Тэлли.

— А затем предать их?

— Тебе не придется ничего делать, Зейн, с тобой пойдет мой шпион, — сказала Шэй, — как только вы достигнете Дыма, то подадите нам сигнал и мы тут же придем. А потом город сделает тебя сильным, быстрым и прекрасным. Нормальным навсегда.

— Я нормальный, — холодно сказал Зейн.

— Да. Но не такой сильный, быстрый и прекрасный, — сказала Шэй, — ты не являешься даже средним.

— Вы действительно думаете, что я предам Дым? — спросил он.

Шэй сжала плечи Тэлли.

— Да, ради нее.

Он смотрел на Тэлли. На его лице было потерянное выражение. Затем он опустил глаза, решаясь, и медленно кивнул.

Тэлли смотрела на Зейна, с легкостью понимая, какие мысли проносятся у него в голове. Он хотел принять предложение и одурачить «Резчиков», как только бы он сбежал. А затем найти Тэлли и сделать ее обычной.

Его тело пропускало мысли, столь же легко, как уродцы потеют в жаркий день.

Он отвел взгляд.

— Хорошо, — сказал он, — для тебя, Тэлли.

— Встретимся завтра в полночь, на излучине реки, — сказала Шэй, — Дымники будут подозрительны к беглецам, поэтому принесите больше таблеток, в конце концов они примут вас.

— Да, я знаю, что делать, — сказал Зейн.

— Возьми с собой побольше Кримов, нам может понадобиться помощь.

Он кивнул, пытаясь поймать взгляд Тэлли. Но она упорно смотрела вниз.

— Ты будешь особенным, Зейн-ва, — произнесла она, — ты не понимаешь, как это здорово. Каждая секунда для тебя станет прекрасно-ледяной.

Шей взяла Тэлли за руку, и потащила к окну. За секунду перед прыжком с подоконника, она обернулась. Зейн смотрел на нее.

— Скоро мы будем вместе, — произнес он.

Все, что Тэлли могла сделать, это кивнуть.

8. Порез

— Ты была права, это было ужасно, — сказала Тэлли.

— Бедная, Тэлли-ва, — ответила Шэй, подлетая ближе, — мне правда очень жаль.

Луна отражалась в водяном потоке. Ее отражение шло рябью.

— Почему он так изменился? Это не мой Зейн.

— Это не он изменился, а ты, Тэлли-ва. Ты теперь особенная, а он всего лишь жалкая середина.

Тэлли покачала головой, пытаясь вспомнить те дни, когда они были красавчиками. Каким веселым он был, как его лицо горело от возбуждения, как волновал ее, как ей все время хотелось дотронуться до него. Даже когда раздражал ее, он никогда не был похож на теперешнего Зейна.

В ее голове образовались два образа Зейна. Каким она видела его тогда, и каким сейчас. Две фотографии, не имеющие ничего общего между собой.

Всего две минуты рядом с ним, оставили в ее голове чувство, будто она дважды пережила взрыв.

— Я не хочу этого, — сказала Тэлли. Ее тело в лунном отражении искажалось, что было еще более заметно, благодаря ее прекрасному зрению, — не хочу видеть его таким.

Шэй полетела быстрее, обогнала Тэлли, и, вдруг резко повернулась, преграждая путь Тэлли. От неожиданности, она откинулась назад, и успела затормозить в сантиметре от скайборда Шэй.

— Каким? Раздражающим? Вызывающим жалость? — закричала Шэй острым, словно лезвие голосом, — я пыталась уговорить тебя не приходить!

Сердце Тэлли заколотилось быстрее, и ее одолел гнев.

— Ты знала, что случится, если я увижу его таким!

— Ты думаешь, я знаю все? — холодно сказала Шэй, — ты не одна влюбленная. Хотя, нет, теперь одна, после того, как украла у меня Дэвида. Раньше я думала, что любовь способна изменить все. Ну так как, Тэлли-ва? Сможет Зейн измениться ради тебя?

Тэлли вздрогнула. Что-то внутри нее перевернулось. Она посмотрела на черную воду под ней, чувствуя, что сейчас бросится в нее. Тэлли попыталась восстановить тот холод, который всегда ощущала внутри себя.

— Что доктор Кэйбл, сделала с нами, Шэй? У нас в мозгах какие-то повреждения? Это они заставляют нас чувствовать себя выше остальных? Чем мы лучше их?

— Мы лучше их, Тэлли-ва! — глаза Шэй сияли в лунном свете, словно огни Нью-Красотауна, — операция позволяет нам чувствовать свое превосходство над другими. Остальные для нас выглядят жалко и несущественно.

— Но Зейн… — проговорила Тэлли, — он никогда не выглядел жалким.

— Теперь, для тебя, он такой.

— Но ведь он не виноват в этом, — сказала Тэлли, — я не хочу видеть его таким. Я не хочу чувствовать отвращение ко всем, кто не в наших рядах, Шэй!

Шэй улыбнулась.

— Значит ты была бы счастлива, и влюблена, как уродец? Или, что еще лучше, как Дымница? Жила бы в дикой местности, ходила в туалет черт знает куда, и ела диких кроликов? Что именно тебе не нравится в том, чтобы быть особенной?

Тэлли сжала пальцы в кулак.

— Мне не нравится смотреть на Зейна, как на болвана.

— А ты думаешь, кто-то смотрит на него по-другому? Его мозг поврежден!

Внутри глаз Тэлли образовалась жуткая влажность. Но высокая температура тела не позволяла слезам вырваться наружу. Она ни разу не видела, как чрезвычайники плачут, поэтому не знала, умеют ли они вообще плакать.

— Просто скажи, это доктор Кэйбл что-то сделала с нами? Это из-за нее мы на всех смотрим по-другому?

Шэй застонала.

— Тэлли, обычно, в любом вопросе всем что-то внушают. Но мы делаем это правильно. Город заражает людей «красотомыслием», чтобы сделать их счастливыми и сохранить планету в безопасности. Операция позволяет нам видет мир четко, иногда на его красоту больно смотреть. Но именно поэтому мы не можем позволить человечеству разрушить мир снова. А Дымники не умеют этого делать. Они проводят эксперименты на людях, превращая их в болванов. Таких же как Зейн.

— Зейн вовсе не… — начала было Тэлли, но не смогла закончить. Часть ее, та, что презирала недееспособность Зейна, была очень сильной. Тэлли не могла отрицать, что чувствует к нему отвращение.

Но ведь это совсем не его вина. Это все доктор Кэйбл, с ее глупыми правилами. Из-за них она не хочет сделать Зейна особенным.

— Вернись в холод, — прошептала Шэй, — верни контроль над своими чувствами.

Тэлли глубоко вздохнула, пытаясь побороть гнев. Ее пульс замедлился, она снова начала слышать завывание ветра, колыхание водорослей под водой, чувствовать запах древних ископаемых.

— Скажи мне Тэлли: ты действительно любишь Зейна? Действительно любишь ЕГО, а не того Зейна, который остался в твоих воспоминаниях?

Тэлли вздрогнула. В ее голове оба образа Зейна воевали друг с другом. Она металась между ними, но ясности это не прибавляло.

— Мне больно смотреть на него… — прошептала Тэлли, — это не правильно. Я хочу снова испытывать к нему чувства. Как прежде.

— Тогда слушай, — Шэй сильно понизила голос, — у меня есть план, как снять ожерелье с его шеи.

Мысли Тэлли снова вернулись к тому ошейнику.

— Я сделаю все, что угодно, Шэй.

— Но это должно выглядеть так, словно Зейн убежал самостоятельно, иначе доктор Кэйбл никогда не сделает его особенным.

Тэлли сглотнула.

— И мы действительно можем сделать это?

— Ты имеешь виду, смогут ли наши мозги? — Шэй фыркнула, — конечно, мы ведь не больны «красотомыслием». Но мы рискуем всем, что у нас есть, понимаешь?

— И ты согласна на это ради Зейна? — спросила Тэлли.

— Ради тебя, Тэлли-ва, — Шэй усмехнулась, — и ради удовольствия. Но для этого ты нужна мне абсолютно ледяной.

Шэй вытащила нож.

Тэлли снова закрыла глаза, кивая. Ей ужасно хотелось ясности. Она потянулась за лезвием.

— Держи, не рукой …

Но Тэлли не слушала. Она погрузила свою ладонь в лезвие, слыша душераздирающий крик. Потом она поняла, что кричит сама.

Затем наступил краткий миг ясности. Тэлли заглянула внутрь себя: чтобы не происходило, некоторые вещи оставались неизменными. Была ли она уродцем, красоткой или особенной, все это время ей хотелось быть рядом с Зейном, но чувствовать все с особой ясностью. Вместе с ним. Она хотела, что бы он знал, как это прекрасно: четко видеть мир, с ледяной ясностью.

— Хорошо, — выговорила Тэлли, ее дыхание было неровным, — я с вами.

Лицо Шэй засияло.

— Отлично, — она покосилась на руку Тэлли, — это традиционный метод использования оружия?

Тэлли посмотрела на свою ладошку, из которой торчала рукоятка ножа. Она взялась за рукоятку и потащила ее вверх, вызывая новый приступ боли.

Она шумно задышала.

— Я знаю, что тебе больно, Тэлли-ва, — мягко произнесла Шэй, смотря на кровавое лезвие, — мне тоже больно видеть Зейна таким. Я не знала, что он будет настолько испорчен, честно, — она летела близко к Тэлли, поэтому прикоснулась к ее руке, — я не позволю сломать тебя этим. Я не хочу видеть тебя глупой красоткой. Мы сделаем его особенным, и спасем город. — Она стала вытаскивать свою мини-аптечку из кармана на поясе, — точно так же, как я сейчас спасу тебя.

— Но он не бросит Дымников, — сказала Тэлли.

— У него нет выбора, — Шэй вытащила флакончик и побрызгала им на рану Тэлли. Боль тут же исчезла, — он только должен доказать, что все еще веселый. А остальное мы сделаем сами: вернем его и Фаусто, заберем Дэвида и остальных Дымников. Это единственный способ остановить этот кошмар. Мы должны найти Новый Дым.

Тэлли кивнула.

— Я знаю, но ведь Зейн калека. Дымники поймут, что мы помогли ему сбежать. Они просканируют каждую косточку его тела.

Шэй улыбнулась.

— Конечно, но он будет чист.

— Но тогда как мы проследим за ним?

— По старинке, — ответила Шэй.

Вдруг, она повернулась, и поманила Тэлли рукой, призывая следовать за ней. Они поднимались все выше и выше, пока огни города не осветили все вокруг, как один большой воздушный шар.

Тэлли взглянула на свою руку. Боль исчезла. Осталось лишь небольшое покалывание, пульсирующее в такт ее сердцу. Мед-спрей заморозил ее кровь. Теперь кровотечения не было. Рана уже почти исчезла, оставив после себя небольшой шрам. Ее тело чувствовало нарушение соединений кожных тканей. От этого ее рука дрожала, словно последний осенний листик на ветру.

Но мысли Тэлли были по-прежнему ясны. Она перебинтовала руку и попыталась согнуть и разогнуть пальцы.

— Видишь темноту в той стороне? — спросила Шэй, указывая на блишайшую окраину города, — мы были созданы для дикой местности. Именно так мы будем отслеживать каждый шаг Зейна и его приятелей.

— Но я думала, что ты имела виду …

— Не с помощью электроники, Тэлли-ва. Мы будем использовать слух, зрение и обоняние, — ее глаза заблестели, — как раньше это делали Ржавники.

Тэлли посмотрела на оранжевое свечение фабрик, туда, где темнота была границей.

— Вы имеете виду следить из-за деревьев или что-то еще? Но ведь люди на скайбордах дальше границы не летают.

— Именно. Они никогда не заподозрят, что за ними кто-то следит, потому что этим способом не пользовались уже сотни лет. Ты и я чувствуем запах не мытого тела за километр. Запах костра и того дальше. Наше зрение в темноте и слух, лучше, чем у любой летучей мыши, — на мгновение она стала невидима, — благодаря нашим спец-костюмам, мы можем быть невидимками, и передвигаться бесшумно. Подумай об этом, Тэлли-ва.

Тэлли медленно кивнула. Дымники ни за что не догадаются, что кто-то может наблюдать за ними из темноты, нюхать их запах, слушать разговоры.

— И вместе с нами, — сказала Тэлли, — Зейн будет в большей безопасности. Даже если вдруг заблудится.

— Совершенно верно, и после того, как мы найдем Новый Дым, вы сможете быть вместе.

— Ты уверенна, что доктор Кэйбл сделает его особенным?

Шэй засмеялась.

— После того, что мы с тобой собираемся провернуть, она просто обязана будет дать ему какую-то должность.

Тэлли прикоснулась к щеке Шэй.

— Спасибо тебе, за все.

Шэй покачала головой.

— Не благодари. Я просто не хочу видеть тебя несчастной.

— Прости, Босс.

Шэй снова засмеялась, возвращая свой скайборд к нормальной высоте.

— Как ты сказала, ты не бросила меня вчера вечером, теперь мы не бросим Зейна.

— И Фаусто тоже не бросим, — сказала Тэлли.

Шэй усмехнулась.

— О право, не будем забывать о бедном Фаусто. И нас ждет небольшая премия … какая?

Тэлли глубоко вздохнула.

— Конец Новому Дыму.

— Умница. Еще вопросы есть?

— Да, один: как мы снимем ошейник с Зейна?

Шэй развернула свой скайборд перед ней и приложила палец к губам.

— О, я знаю особенное место, Тэлли-ва, — прошептала она, — следуй за мной и я тебе все покажу.

9. Оружейный склад

— Вы не шутили об опасности, Босс?

Шэй хмыкнула.

— Еще не поздно отступить, Тэлли-ва.

— Не сейчас, — буркнула Тэлли.

В теле Тэлли накопилось столько энергии, что теперь она требовала выхода.

— Вот и хорошо, — сказала Шэй, улыбаясь через высокую траву.

Они отключили свои наушники, чтобы город не мог их отследить или услышать. Теперь голос Шэй слышался отдаленно и глухо.

— Зейну худо придется, если подумают, что это он проворачивал аферы. Такие, как эта, — сказала Шэй.

— Это точно.

Тэлли остановилась и посмотрела на грозно возвышавшееся здание перед ними. Когда со дня приезда Тэлли в общежитие Уродвиля прошел год, старшие уродцы все время запугивали младших, тем, что они отправят их в оружейный склад. Но на самом деле, никто не был настолько глуп, что бы совать сюда свой нос.

Она помнила все, что говорили об этом месте.

Город отсчитывал каждое приспособление, находившееся здесь: пистолеты, бронированные машины, шпионские приспособления, старые инструменты, были даже такие, которые с легкостью могли разрушить город. Лишь немногим доводилось побывать внутри. В основном здание охранялось автоматически.

Темное строение было окружено забором, на котором тут и там виднелись красные сигнальные огоньки. Территория сплошь была окружена датчиками. По углам находились оружия мгновенного уничтожения.

Все эти приспособления были созданы не для того, чтобы отпугивать людей, а для того чтобы убивать их, ступи они на эту территорию без приглашения.

— Ты готова немного повеселиться, Тэлли-ва?

Тэлли посмотрела на ободряющее лицо Шэй.

— Всегда готова, Босс.

Они поползли через траву к их скайбордам, которые оставили на крыше старой заброшенной фабрики, находящейся позади этого мощного строения. Стоя рядом со своим скайбордом, Тэлли надевала спец-костюм, наблюдая, как ее руки исчезают.

— Они ведь поймут, что тот, кто совершил это, пользовался спец-костюмами, не так ли?

Шэй улыбнулась, показывая свои острые зубы.

— Я уже предупредила доктор Кэйбл, что Дымники, нападая на нас, были в спец-костюмах. Будем надеяться, она сделает из этого правильные выводы.

Шэй натянула капюшон на голову и стала прозрачной. Тэлли последовала ее примеру.

— Готова к прыжку? — спросила она, натягивая перчатки.

Голос Шэй заметно изменился. Горизонт проходил рябью из-за ее невидимого силуэта.

Тэлли сглотнула.

— После вас, Босс.

Шэй щелкнула пальцами и Тэлли согнула ноги в коленях, дотрагиваясь до своего скайборда. Нельзя было совмещать их вес, иначе датчики это уловят. Тэлли и скайборд полетят порознь. Она начала отсчитывать мучительно-долгие десять секунд.

Три, четыре… Тэлли прищурилась.

Шесть, семь … сердце заколотилось быстрее.

Девять — скайборд Тэлли поднялся в воздух и полетел вперед.

Десять — Тэлли прыгнула.

Воздух ударил ей в лицо, разметав волосы по сторонам. Вдохнуть было невозможно. И вдруг, притяжение скайборда вывернуло ей руки вверх, резко ее останавливая.

Она знала, что этот план был сумасшедшим, но адреналин, заполнивший каждую клеточку ее тела, стоил любой опасности. Она почувствовала, как он заполнил ее разум холодом. Скоро и Зейн тоже сможет это почувствовать … Притяжение тащило ее к доске, поэтому, она ослабила магнетизм. Они с Шэй летели достаточно высоко от датчиков, что бы те не смогли уловить движение их тел. Так же не последовало никаких сигналов тревоги, когда они приземлились на крышу здания оружейного склада. Похоже, сделать это было не слишком сложно. Два столетия прошло с тех пор, как была война между городами. Никто не верил, что сейчас может начаться еще одна. В конце концов, оборона этого здания предназначалась для защиты от целого гарнизона, а не от двух грабителей, которые хотели позаимствовать только один инструмент.

Улыбка сама сползла на лицо Тэлли. Это был чуть не единственный раз, когда «Резчикам» удалось обмануть город. Она нажала на кнопочку на своем крэш-браслете, и скайборд медленно начал спускаться, оказываясь в руках Тэлли. Она бережно положила его на крышу. Теперь им нельзя было произносить ни звука, общаясь лишь только при помощи жестов и мыслей, проходящих через их спец-костюмы.

Шэй приложила палец к губам и направилась к середине крыши, где находилась дверца люка. Будь Тэлли обычным человеком, она бы ни за что не увидела края дверцы. Но благодаря своему новому зрению кое-как, но все же, она смогла их заметить.

Тэлли осторожно приблизилась к Шэй, положив свою руку на нее, позволяя мыслям перетекать через спец-костюм.

«Можем ли мы пробить эту дверцу?»

Шэй покачала головой.

«Здесь все здание сделано из воздушной керамики, Тэлли. Если бы могли, давно бы уже освободили Зейна»

Тэлли покрутила головой в поисках другого входа.

«Похоже у нас затруднения»

Шэй осторожно вытащила нож.

«Ложись» приказала она.

Тэлли припала к холодному металлу здания, чувствуя, как спец-костюм сливает ее с цветом здания.

Шэй помедлив всего секунду, кинула нож вниз. Он врезался в траву, как раз в том месте, где находились датчики.

В следующую секунду оглушительный вой сирены пробил воздух. Заржавевшие стальные дверцы, находящиеся на крыше, со стоном раскрылись, и из них появился пыльный робот, посылая воздуху облако пыли. Затем на крыше появились еще несколько.

Тэлли помнила тех роботов, которые находились в Нью-Красотауне. Они никак не вязались у нее в голове с теми горгульями, которых она видела перед собой. Эти ужасные создания все росли, явив взору Тэлли острые когти, хищные зубы из открытой пасти, огромные крылья, которые они распахнули над всем своим жутким туловищем. Они были по-настоящему ужасны. На секунду робот застыл в нерешительности, и Тэлли уже показалось, что он заметил их, но в следующую секунду из его пасти вырвался мощный выстрел в том направлении, где находился нож Шэй.

Тэлли обернулась как раз вовремя, что бы заметить, как Шэй прыгает в открывшиеся двери люка. Она последовала за ней. Почти сразу же дверцы люка закрылись. Тэлли пробиралась в кромешной темноте, как вдруг, земля ушла у нее из-под ног. Она полетела вниз, отчаянно пытаясь схватиться пальцами за любой выступ. Но шахта была сделана из металла, и была настолько гладкой, что даже при сильном желании Тэлли, схватиться было не за что. И тут ее нога уперлась в небольшой выступ, но почти сразу же, Тэлли выгнулась и полетела спиной вниз. По ширине, шахта была чуть больше тела Тэлли, поэтому она выставила руки врозь и стала тормозить ими. Острая боль пронзила обе конечности, но в итоге ей удалось остановиться.

Она повернула голову, пытаясь выяснить, где упала Шэй. Но вокруг была лишь темнота. В шахте пахло спертым воздухом. Тэлли, как могла, пыталась улучшить зрение, но все было напрасно. Тогда она отпустила руки и полетела дальше, вниз. В конце концов, шахта должна была закончиться. Но вдруг Тэлли снова выставила руки в стороны. Нет, это было слишком рискованно. Вокруг были лишь размытые очертания непонятных инфракрасных форм.

Вдруг, что-то коснулось ее спины.

«Тише, — раздался в мыслях Тэлли голос Шэй, — ты наделала шума»

Тэлли выдохнула.

«Прости»

«Я здесь стою, давай прыгай»

Тэлли колебалась.

«Не бойся трусишка, я поймаю тебя»

Тэлли разомкнула руки и через мгновение оказалась на руках у Шэй.

«А ты тяжелый ребенок, Тэлли» пошутила она.

«И все же ты выдержала меня, — откликнулась Тэлли, — я ничего не вижу здесь»

«Попробуй вот это»

Шэй что-то нажала у себя и на глаза Тэлли упала мягкая пелена. Затем, все предметы стали принимать ясные очертания. Повсюду было множество смертоносных машин. Тэлли представила, как все они будут направлены на нее, что бы разорвать ее на куски, и содрогнулась.

Тэлли подошла к одной из машин-роботов и дотронулась до нее. Сзади ей на плечи легли теплые руки Шэй.

«Ну, как тебя наша огневая мощь? Леденящая?»

«Да, очень. Я просто надеюсь, что мы не разбудим их?»

«Многие из них достаточно проржавели»

Тэлли увидела, как голова Шэй поднялась к верху.

«Но все же, те, что наверху — живые. Мы должны успеть, до их возвращения» сказала она.

«Хорошо, Босс. В каком направлении идти?» спросила Тэлли.

«Не вниз, мы должны оставаться поблизости с нашими скайбордами»

Шэй подошла к ближайшей стене и стала подтягивать себя вверх, словно они были в спортзале. Тэлли последовала ее примеру. Она понимала, что это была не самая лучшая идея. Поднимаясь по этой стене, Тэлли старалась не зацепиться ни за какие выступы. Малейший порез, и ее выследят. Это было равносильно отпечаткам пальцев.

Внезапно Шэй остановилась.

«Там наверху люк»

Тэлли услышала скрип открывающихся дверей, и в глаза ей ударил белый свет. Она заметила, как Шэй исчезла в люке, и тоже стала подниматься туда. Перед ними оказались все те же монстры, но эти были больше похожи на музейные экспонаты. Ее спец-костюм принял цвет стены.

Прихожая была узкая — едва шире плеч Тэлли — пол был покрыт странными штрих-кодами, напоминающие маркировки машин. Тэлли гадала, какие опасности хранит в себе эта комната. Шэй поманила Тэлли пальцем, призывая следовать за ней. В прихожей находилась дверь, ведущая в комнату, размеры которой были просто огромны, больше футбольного поля. В ней находилось большое количество устаревших приспособлений. На каждом из них горел зеленый огонек, означавший работоспособность. Тэлли задавалась вопросом, зачем городу старые машины, которыми к тому же можно работать за пределами города, где металлическая сетка не действует, и которые призваны уничтожать природу? Повсюду были разбросаны землеройные лопаты.

Тут Шэй опять поманила Тэлли к себе. Сначала Тэлли подумала, что там ничего нет, но затем увидела спиралевидную лестницу.

Они поднялись на этаж выше, и попали в маленькую тесную комнатку. На всех четырех стенах, от пола до потолка находились полки, сплошь усеянные самыми различными инструментами. Акваланги, очки ночного видения, противопожарные канистры, бронежилеты … и еще множество предметов, названия которых Тэлли не знала.

Она заметила, что Шэй уже начала складывать некоторые предметы в мешок. Тэлли решила последовать ее примеру. Она взяла первый попавшийся предмет. То было странное приспособление, напоминающее маску, которую они использовали на Хэллоуин. У нее были большие глаза, и нос, длинной напоминающий хобот слона. На нем была маленькая этикетка: ЦИРКУЛЯЦИЯ 21 ПРОЦЕНТ.

Тэлли пыталась понять смысл слов, пока не вспомнила, что эта маска была из двадцать первого века. Из эпохи Ржавников. Эта комната была не складом оружия, она была музеем. Но для чего была предназначена эта маска? Тэлли перевернула ее и прочитала на обороте: ВОЕННАЯ ФИЛЬТРО-БИОЛОГИЧЕСКАЯ МАСКА. ИСПОЛЬЗУЕТСЯ.

Военная? Используется? Тэлли быстро положила маску на полку. Она заметила, что Шэй наблюдает за ней и уголки ее губ приподняты. Очень смешно, Шэй-ва, подумала Тэлли.

Биологическая война, была одной из наиболее удачных идей Ржавников: бактерии и вирусы, которые убивали людей. Но это было самым глупым видом оружия, потому что, убивая их врагов, затем вирусы переходили на них самих. Фактически, вся культура Ржавников была уничтожена одной нефтяной бактерией. Тэлли надеялась, что тот, кто создал этот музей, не собирался повторять их ошибок.

Она пересекла комнату, дотронулась до плеча Шэй и прошептала:

«Это ужасно»

«Да, тебе стоило видеть свое лицо. Хотя я его видела, и это доставило мне немало удовольствия»

«Нашла что-нибудь?» спросила Тэлли, желая сменить тему.

Шэй подняла объект, по форме напоминающий трубу.

«Да, это должно нам помочь. На этикетке написано, что она работает»

Шэй взяла в руки мешок.

«Тогда зачем нам остальные вещи?» в недоумении спросила Тэлли.

«Собьем их со следа. Если возьмем только один предмет, они догадаются для чего и для кого он нам нужен»

«О»

Шэй любила отпускать разного вида шуточки, но сейчас Тэлли знала: она не шутит.

«Возьми это» Шэй пихнула охапку предметов Тэлли, сама возвращаясь к полкам.

Тэлли посмотрела на беспорядок, царящий вокруг, и спрашивала себя, не заражены ли эти предметы какими-нибудь вирусами? Она положила еще несколько предметов в мешок. Самый большой предмет, из находившихся здесь, был похож на большую винтовку. Толькой эта была больше, толще и с оптикой дальнего видения. Тэлли посмотрела в глазок и увидела Шэй, на которую был направлен странный крестик. Потом Тэлли догадалась, что от этого крестика зависит то, куда попадет пуля, если спустить курок.

Она почувствовала отвращение. Жизнь людей зависела от того, насколько четко прицелится человек, и как сильно он спустит курок.

Шэй уже нашла то, что они искали. Пора убираться отсюда. И вдруг, она почувствовала странный запах. Запах человека. Тэлли попыталась тихонько прокрасться к Шэй, но тут огоньки наверху замигали, и на лестнице послышались шаги. Кто-то поднимался в эту комнату. Шэй моментально присела, прячась под самой низкой полкой.

Тэлли в отчаянии огляделась в поисках места, где смогла бы скрыться. В конце концов, она втиснулась в маленькую щель, прикрывая себя винтовкой. Ее спец-костюм пытался принять прозрачный цвет.

Шэй уже была невидима. Но Тэлли еще нет.

Ее спец-костюм был разработан для того чтобы скрыться в джунглях, в лесу. Короче, в дикой местности, а не в углах ярко-освещенных комнат.

Но подыскивать другое место было слишком поздно.

Человек вошел в комнату.

10. Воспламенение

Человек был не страшный.

Он, казалось, был старым красавчиком. На лице, как и на руках, проглядывались морщины, на волосах — седина. Тэлли сразу вспомнился ее прадедушка.

Но в этом человеке не присутствовало ничего из того, что Тэлли привыкла чувствовать в старых людях: спокойствие и мудрость. Он не был старым чрезвычайником.

Он был просто старым.

Тэлли поняла, что смогла бы одолеть его в два счета, если бы понадобилось.

Масла в огонь подлили три камеры-летучки, следующие за ним по пятам. Они были небольшие, словно три глаза, и мельтешили над его головой.

Человек подошел к одной полке в поисках чего-то. Эти маленькие камеры следили за каждым его движением. Но ему, казалось, не было до этого никакого дела, как будто он привык к ним.

Ну конечно. Камеры-летучки были частью системы безопасности здания. Они не искали нарушителей. Они были разработаны, чтобы наблюдать, проверяя численность старого оружия, хранившегося здесь. Камеры-летучки плавно скользили над головой «хранителя» этого склада. В любом случае, этот человек был лучше, чем группа чрезвычайников, как ей вначале показалось.

Она немного расслабилась. Он аккуратно поглаживал каждый предмет, к которому подходил. Тэлли замутило. «Хранитель» обращался с этими вещами, как с музейными экспонатами, а не как с оружием убийства.

Вдруг, его лицо нахмурилось. Он стал сверяться со своей ладонь-книжкой и начал перебирать инструменты. Он явно заметил, что что-то отсутствовало. Тэлли гадала, могла ли это быть винтовка, которой она прикрывалась? Если нет, то что? Все что взяла Шэй, находилось в другом конце комнаты. И тут он поднял маску.

Тэлли сглотнула.

Она положила маску не на то место.

Его взгляд медленно обвел всю комнату.

Он не заметил Тэлли. Возможно, ее спец-костюм все-таки принял цвет угла, в котором она находилась. Тэлли почувствовала себя букашкой, скрывающейся в тени.

Человек медленно направился в противоположный конец комнаты, что бы положить маску на место. Туда, где находилась Шэй. Когда он остановился, его коленки были в сантиметре от лица Шэй.

Тэлли была уверена, что он заметит пропажу нескольких приспособлений. Но как только он положил маску, то сразу развернулся с удовлетворенным выражением лица.

Тэлли едва слышно выдохнула.

И тут она заметила, что одна из камер-летучек смотрит прямо на нее. Они по-прежнему находились над головой «хранителя», но теперь уже не следили за его движениями. Или это воображение Тэлли разыгралось, или они действительно начали фокусировать свои линзы на ней. «Хранитель» направился к двери, но камеры-летучки не то чтобы не двигались, они начали мелькать туда-сюда, словно птичка колибри или стрекоза. Старик не заметил странного поведения камер, а Тэлли из кожи вон лезла, только чтобы не дышать.

Камера-летучка приближалась. Краем глаза Тэлли заметила, что форма Шэй начала меняться. Так же она заметила, что камеры решили схитрить. Одна из них уставилась на Тэлли все еще в нерешительности. Достаточно ли они были умны, что бы знать о существовании спец-костюмов? Может для них Тэлли была всего лишь небольшой рябью?

Но Шэй не стала ждать, чтобы узнать это.

Цвет ее спец-костюма перестал быть прозрачным. Она стояла позади камер и, взглянув на Тэлли, показала на них пальцем, а затем, этим же пальцем, прочертила полосу поперек горла.

Тэлли знала, что должна была сделать.

Одним молниеносным движением она схватила винтовку. Прогремел выстрел. Пуля попала в камеру-летучку, разрезая ее пополам. Затем она пролетела в сантиметре от головы удивленного старика, и врезалась в стену.

Камера мертвым камнем упала на пол.

Звук сигнала тревоги заполнил комнату.

Шэй рванулась к лестнице. Тэлли последовала за ней, не обращая внимания на удивленный возглас «хранителя». Но как только Шэй подошла к лестнице, прозрачные металлические двери захлопнулись прямо перед ее носом. В отчаянии она еще раз осмотрела комнату. Другого выхода не было. Камеры-летучки маячили перед лицом Тэлли. Она выстрелила еще раз, но это было тоже самое, что стрелять в муху. Она не попала.

— Что вы здесь делаете? — заорал старик.

Шэй крикнула Тэлли:

— Прикончи ее!

Тэлли взяла самый тяжелый предмет, который оказался у нее под рукой. Он был похож на молоток, только больше.

Камера мелькала то взад, то вперед, пытаясь отследить и Тэлли и Шэй. Тэлли медленно вздохнула. Ее зрение уже начало совершать вычисление координаты перемещения …

Только камера-летучка приблизилась на расстояние вытянутой руки, Тэлли со всего размаху ударила по ней молотком. Старик шарахнулся от упавшей камеры, словно это была самая опасная вещь в этом музее ужасов.

— Будьте осторожнее! — возопил он. — Вы разве не знаете, где находитесь? Это место смертельно!

— Без шуток, — строго сказала Тэлли, смотря на винтовку, — это сможет пробить металл?

Не дождавшись ответа, она прицелилась, и спустила курок.

Прозвучал щелчок.

Дура, мысленно обругала себя Тэлли. Никто не станет держать заряженное оружие в музее. Оставалось лишь гадать, через сколько времени роботы придут сюда, чтобы убить их.

Шэй опустилась на колени посередине комнаты, выставив перед собой бутылку. Затем она взяла винтовку Тэлли и подняла ее над головой.

— Нет! — заорал «хранитель», но приклад уже опустился на бутылку с глухим стуком. Шэй замахнулась для второй попытки.

— Вы с ума сошли? — снова завопил старик, — вы хоть знаете, что это такое?

— На самом деле, знаю, — ответила Шэй, и Тэлли услышала насмешку в ее голосе.

Бутылка была сигналом. В ней яростно мигал красный огонек.

Старик сплюнул и начал лезть вверх по полкам, сбрасывая инструменты, мешающие ему.

— Почему он лезет наверх? — в недоумении спросила Тэлли.

Шэй не ответила, но вскоре Тэлли увидела ответ на свой вопрос.

Бутылка раскололась и из нее потекла серебряная жидкость. Она растекалась на несколько ручейков, словно длинные ноги паука. Шэй отпрыгнула от жидкости в сторону. Тэлли тоже пришлось сделать несколько шагов назад, но сама она словно загипнотизированная смотрела на эту жидкость.

Старик посмотрел вниз и издал жалобное завывание:

— Вы раскололи ее? Вы действительно сумасшедшие?

Жидкость начала шипеть, и запах горящей пластмассы заполнил комнату.

Сирена изменила тон, а в углу открылась маленькая дверца, откуда вылетели два небольших скайдрона. Шэй, тут же, прикладом впечатала одного в стенку. Второй кружил вокруг нее, извергая черные брызги в серебряную жидкость. Следующим ударом Шэй уложила и его. Но ей снова пришлось отскочить в сторону от странной жидкости.

— Будь готова прыгать, — скомандовала Шэй.

— Прыгать куда?

— Вниз.

Тэлли посмотрела вниз и увидела, что жидкость начала таять. Проваливать туда, где раньше был пол. Даже внутри своего спец-костюма, Тэлли почувствовала тепло химических реакций. Запах горелой керамики и пластика стал невыносимым. Тэлли стала задыхаться.

— Что это такое?

— Голодные наномолекулы, в новой форме. Они пожирают все. Даже то, что больше их самих, — ответила Шэй.

Тэлли сделала еще два шага назад.

— Как это остановить?

— Я что, специалист? — Шэй дотронулась до черной жидкости, которую брызгал скайдрон, — это должно помочь. Тот, кто здесь работает, скорее всего, имел запасной план.

Тэлли посмотрела на «хранителя», который уже достиг верхней полки. Глаза его расширились от страха. Он лазает по стенам и паникует — вот весь его план.

Тэлли поняла, что наномолекулы уничтожат весь пол меньше, чем за минуту. Они двигаются во всех направлениях и все еще голодны.

— Мы идем вниз, — крикнула Шэй.

— Подождите! — закричал старик, — не оставляйте меня!

Тэлли посмотрела на него и увидела, что наномолекулы добрались до палки, за которую он держался, и теперь ползли вверх. Она покачала головой и одним прыжком достигла верхней полки.

— Я спасу вас, — прошептала ему на ухо ядовитым голосом Тэлли, — но если вы, хоть как-то меня обремените, я скормлю вас Тэлли не собиралась этого делать, но все же, последние слова она прорычала и старик заплакал. Она оторвала его пальцы от полки, перекинула его себе на плечи, восстанавливая вес, и прыгнула на нетронутую часть комнаты.

Дым заполнил собой всю комнату и «хранитель» начал тяжело кашлять. Было ужасно жарко, словно они находились в сауне. Впервые за всю историю чрезвычайников, Тэлли и ее костюм покрылись потом.

Одна сторона пола с треском обрушилась, явив их взорам нижнюю комнату. Комнату размером с футбольное поле. Находящиеся там машины, были одними из самых потребляемых в городе. И теперь они были уже на половину уничтожены. Но оружейная комната всерьез начала сопротивляться. Маленькие летающие машины пытались распылять черную жидкость. Шэй прыгала от одной машины к другой, помогая им выпрыскивать липкую массу.

Это был долгий полет, но у Тэлли не было другого выхода. Полки начали падать, так как серебряная жидкость повредила их основание. Она глубоко вздохнула и прыгнула, придерживая старика, который орал как резанный.

Тэлли приземлилась на одну из машин, которая прогнулась под ее весом, а затем спрыгнула на нетронутую часть пола. Серебряная жидкость была близка, но Тэлли успела отпрыгнуть, потому что ее туфли-липучки запищали, словно армия мышей.

Шэй остановилась недалеко от Тэлли и указала пальцем наверх:

— Смотри.

Но ей не требовалось смотреть. Тэлли услышала грохот еще одного обрушения и прыгнула прочь, стараясь избежать серебряной жидкости. Это было похоже на игру в классики. Только с летальным исходом, стоит ей совершить ошибку.

Позади Тэлли обрушился потолок, и все инструменты, которые были на тех полках, водопадом посыпались на машинную технику.

Скайдроны пытались распылять черную массу.

Тэлли покрепче ухватила «хранителя» и проверила прочность пола под ними. Неужели наномолекулы собираются съесть все здание? Может быть, это и был план Шэй.

Тэлли посмотрела на нее. Она прыгала от одного скайдрона к другому, пытаясь избегать серебряной жидкости.

Сигнал тревоги поменялся на сигнал об эвакуации.

Тэлли пыталась сообразить какую-нибудь хорошую идею.

— Как нам выбраться отсюда? — спросила она у «хранителя», поставив его на пол.

Он закашлял в кулак. Дым заполнял даже эту гигантскую комнату.

— Поезда.

— Поезда? — переспросила Тэлли.

Он указала вниз.

— Метро. Оно находится чуть ниже уровня земли. А как вы вообще попали сюда? Кто вы такие?

Тэлли застонала. Метро? Их скайборды находятся на крыше, а им нужно уходить по каким-то ужасным тоннелям с жуткими поездами, которые еще могли работать.

Они были в ловушке.

Внезапно одна из машин ожила. Она была похожа на старое сельскохозяйственное оборудование, с острыми металлическими молотилками. Машина крутила ими в разные стороны, пытаясь выбраться из зажатого места на стоянке.

— Босс, — крикнула Тэлли, — нужно выбираться отсюда.

Прежде, чем Шэй смогла ответить, все здание сотряс грохочущий звук. Серебряная жидкость разъела одну из машин, и теперь они опрокинулись на этаж ниже.

— Посмотрите вниз, — прошептала Тэлли.

— Сюда, — крикнула Шэй.

Тэлли повернулась, чтобы взять старика.

— Не трогайте меня, — закричал он, — они спасут меня, если вы уйдете.

Тэлли увидела, что над его головой кружили два скайдрона. Тогда она потрогала пол, надеясь, что он в ближайшее время не обвалится. Шэй ждала ее, винтовкой пытаясь отогнать наномолекулы от отверстия в стене.

— Они будут разрушать одну стену за другой, — проговорил старик, — рано или поздно они выведут нас на улицу, правильно?

— Правильно… — пробормотала Тэлли, — если эта штука не сожрет вас быстрее.

Она указала на сельскохозяйственную машину, которая уже освободилась из тесного пространства на стоянке, и начала катиться к ним.

Шэй посмотрела на стену.

— Отверстие достаточно большое.

Шэй вытащила что-то из кармана своего спец-костюма, кинула в отверстие в стене и закричала:

— Садись!

— Что это? — спросила Тэлли, присев на корточки.

— Старая граната. Я надеюсь, она все еще…

Ослепительная вспышка света и оглушительный рев, донеслись до них через отверстие.

— … работает, — закончила свою мысль Шэй, — давай!

Громыхающая фермерская машина стала приближаться к ним.

— Но оно не достаточно большое, — пролепетала Тэлли.

Шэй, не обращая на нее внимания, прыгнула в отверстие. Тэлли медлила. Но если уж Шэй смогла … Звук грохочущей машины, напомнил ей, что выбора у нее нет. Тэлли сделала два шага назад, вытянула руки и сложила ладошки вместе. И прыгнула в отверстие. Приземлившись, Тэлли сразу вскочила на ноги. Пол дрогнул от того, что машина пыталась пробить стену. Оглянувшись, она заметила, что отверстие стало шире.

— Давай, — сказала Шэй, — эта штука появится здесь очень быстро.

— Но я… — пробормотала Тэлли, осматривая свою спину, руки, ноги.

— Успокойся, серебра на тебе нет. На мне тоже.

Шэй схватила Тэлли за руку и потащила вдоль комнаты. Пол был весь покрыт частями скайдронов, которых уничтожила граната Шэй.

— В любом случае, надежды нет.

Пол продолжал дрожать от сильных ударов об стену. Тэлли оглянулась. Отверстие стало уже настолько большим, что через него можно было переступить. Если не наномолекулы, так таран машиной. Но от этого стена дольше не простоит. Машина была уже заражена. Тэлли видела, как скайдроны пытаются распылить на нее черную жидкость.

— Это место действительно хочет убить нас, да? — спросила Тэлли.

— Это — мое предположение. Но ты можешь пойти и сдаться, если хочешь.

Земля под ними задрожала, и теперь в то отверстие могла спокойно просунуться машина.

— Есть еще гранаты? — спросила Тэлли.

— Да, но я их экономлю.

— Черт возьми, для чего?

— Для этого, — Шэй указала пальцев наверх.

Тэлли посмотрела туда, и увидела серебряную жидкость, заполнившую собой весь потолок.

— Мы погибли, — сказала Тэлли.

— Еще нет, — ответила Шэй, и кинула гранату в наномолекулы, опрокидывая Тэлли.

В ушах заложило от взрыва.

Стена рухнула. Машина пыталась прорваться внутрь, борясь с липкой черной жидкостью на колесах. Тэлли посмотрела в сторону и увидела гораздо больше наномолекул, чем ожидала увидеть.

— Они убьют нас, если мы пойдем туда, — сказала Тэлли.

— Ложись, — рявкнула Шэй, — эта липкая слизь может остановить вентиляторы в любую секунду.

— Остановить что?

В этот момент раздался взрыв. Некоторые останки серебра посыпались на пол. Еще одна граната Шэй взорвала наномолекулы на другой стороне. Но к тому времени, как они выберутся отсюда, каждая машина, будет заражена.

— Вызывай свой скайборд, — крикнула Шэй.

Тэлли нажала кнопку на своем крэш-браслете.

Шэй прыгала между капель серебра, оставшихся после взрыва, и распространившихся по всей комнате. Затем, она одним плавным движение прыгнула в щель.

Тэлли отступила на шаг — все, что она могла сделать в этой комнате. Рев машины был на столько близок, что Тэлли уже почти физически ощущала его.

Она набрала побольше воздуха и прыгнула… не туда.

11. Погоня

Тэлли падала в темноту.

Тишина окутала ее. На мгновение, она просто позволила себе свободно падать. Может быть, серебряная жидкость уже попала в отверстие, или, в конце концов, она разобьется насмерть. Но сейчас для нее было важно лишь то, что здесь было тихо и прохладно.

Вдруг, браслеты на запястье знакомо натянулись. Тэлли заметила знакомые очертания скайборда. Сильный рывок вверх, заставил ее тихо вскрикнуть…

… Они с Шэй устремились к самому близкому краю города. На небе повсюду виднелись формы горящих аэромобилей. Ни Тэлли, ни Шэй, не знали, которые из них уже были заражены, а которые — нет.

У них было преимущество в несколько минут. Тэлли почувствовала странную вибрацию на руках и взглянула вниз. Интересно, смогут ли скайдроны остановить наномолекулы, или они собираются все здание сравнять с землей?

Если в оружейном складе хранятся такого вида оружия, то насколько «серьезные» вещи хранятся глубоко под землей?

Ржавники здания не разрушали. Они одной бомбой уничтожали целые города, навсегда отбив у Тэлли симпатию к любому взрывчатому веществу.

Противопожарные машины из города прибывали. Они распыляли белую пену по всему периметру здания. В темном небе Тэлли догнала Шэй и придирчиво ее рассмотрела.

— Вы чисты, Босс.

Шэй облетела Тэлли по кругу.

— Ты тоже, — на ее лице появилась ухмылка, — тебе повезло, что ты особенная.

Тэлли сглотнула, оборачиваясь через плечо. Некоторые аэромибили изменили свой курс и теперь направлялись в их сторону.

Они с Шэй могли стать невидимыми в их спец-костюмах, но скайборды с их высокой температурой невидимыми стать не смогут.

— Я бы не сказала, что нам повезло, — сказала Тэлли.

— Не волнуйся, Тэлли-ва. Если они хотят преследовать нас, у меня для них остались еще гранаты.

Поскольку они приблизились к краю Рассыпчатвиля, взаимодействие их скайбордов с сеткой уменьшилось, и им пришлось опуститься ниже. Тэлли восстанавливала ровное дыхание.

Гранаты, которые были у Шэй, действовали на Тэлли успокаивающе. Слишком много всего произошло за один вечер.

Но теперь вблизи послышался рев аэромобилей. Похоже, черная липкая масса не смогла остановить их.

— Они приближаются, — сказала Тэлли.

— Они быстрее, но по городу они в нас стрелять не будут. Им не нужны невинные жертвы.

Кроме нас, подумала Тэлли.

— Так, как мы уходим?

— Если мы сумеем найти реку за пределами города, мы прыгнем.

— Прыгнем? — переспросила Тэлли.

— Они не могут нас видеть, Тэлли-ва. Только наши скайборды. В холодном речном воздухе мы станем полностью невидимы, — она подкинула одну гранату, — осталось найти реку.

Тэлли щелкнула пальцами, и перед ее глазами появилась карта.

— Наши гранаты расколют их по частям, — сказала Шэй, — у них не останется шансов что бы …

Внезапно голос Шэй замолчал.

Тэлли оглянулась и увидела, что аэромибиль исчез, оставив пустое темное небо.

Тэлли несколько раз просмотрела горизонт через свои инфракрасные очки. Но вокруг было пусто.

— Шэй?

— Возможно, они включили прозрачность. Они летят на магнитах полностью невидимыми.

— Но зачем, они же понимают, что мы знаем — они преследуют нас.

— Может, они не хотят волновать рассыпчатвильцев. Они решили заманить нас за границу города. И тогда они начнут стрелять.

Тэлли сглотнула. В мгновение ока, ее адреналин исчез. Теперь она думала о том, что им уже не суждено вернуться домой. Да и чрезвычайники думают, что на город напали. На секунду перспектива особенной, ужаснула ее.

— Шэй, если все обернется плохо, — проговорила Тэлли, — я благодарна тебе за помощь в спасении Зейна.

— Тише, — прошипела Шэй, — мне всего лишь нужна река.

Тэлли начала отсчитывать секунды в обратном порядке. Городская граница была меньше чем в минуте полета.

Тут Тэлли вспомнила еще один вечер.

Тогда они преследовали Дымников. А теперь сами стали жертвами.

— Мы летим туда, — предупредила Шэй.

Когда они подлетали к краю города, уже были видны яркие огни.

Первое, что услышала Тэлли, был рев аэромобилей. А затем яркие копья стали проноситься в небе.

— Не облегчай им задачу, — заорала Шэй.

Тэлли стала лавировать между снарядами, летящими в нее. Она стала движимой мишенью. На одном из крутых поворотов, она чудом не врезалась в ограждение.

Шэй кинула гранату. В следующую секунду взрыв сотряс воздух. Волны едва не столкнули Тэлли со скайборда.

Вдруг, она услышала писк вентиляторов. Оглянувшись, она увидела, что Шэй попала в аэромобиль, даже не целясь!

Но это лишь показало, как много их было …

Сразу два снаряда полетели в Тэлли. Она чудом избежала попадания, оставаясь на скайборде.

И тут Тэлли заметила, что недалеко от этого места отражается луна.

— Река, — крикнула Тэлли.

— Я вижу, — ответила Шэй, — установи доску так, что бы она летела прямо, когда ты прыгнешь.

Еще несколько снарядов пролетели рядом с Тэлли. Избежав столкновения, она нажала кнопку на своем крэш-браслете.

— Попытайся войти в воду без всплеска, — крикнула Шэй, — три …, два …, один!

Тэлли прыгнула.

Темная река находилась ниже. Она отражала вспышки света. Тэлли согнула руки в локтях и прижала ноги друг к другу, что бы тише погрузиться в воду.

Жесткая вода ударила в тело Тэлли. После погружения, она яростно стала махать руками, что бы подольше оставаться под водой. Ее легкие могли себе это позволить.

Когда она наконец вынырнула, в небе был лишь пепел.

Они ушли.

— Тэлли, — послышался голос Шэй.

— Я здесь, — ответила Тэлли. Шэй несколькими гребками доплыла до Тэлли.

— Ты в порядке?

— Да, — тело Тэлли провело быструю внутреннюю диагностику, — ничего не сломано.

— У меня тоже, — ответила Шэй, — давай выбираться на берег. Нам предстоит долгая прогулка.

Пока они плыли к берегу, Тэлли с тревогой вглядывалась в темное небо. Для нее было достаточно битв на сегодня.

— Это было по-настоящему ледяным, Тэлли-ва, — сказала Шэй, когда они выбрались на берег.

Она вытащила инструмент, который взяла в оружейном складе.

— Завтра ночью Зейн отправится в дикую местность. И мы последуем за ним.

Тэлли посмотрела на маленькую штуковину, в руках Шэй, едва веря, что ради прибора размером с палец, они чуть не погибли.

— После всего этого, думаешь, они поверят, что это были Кримы?

— Возможно — нет, — ответила Шэй, и вдруг захихикала, — но к тому времени, как они остановят ту серебряную жидкость, у них не останется почти никаких доказательств. Может они подумают, что это были Кримы, а может — что Дымники, или еще лучше дисантно-диверсионные чрезвычайники из другого города. Но в любом случае они будут знать, что у Зейна есть друзья задиры.

Тэлли нахмурилась. В ее планы не входила вовлекать Зейна во всю эту историю.

Возможно, в связи с обстоятельствами, доктор Кэйбл подумает о пополнении рядов чрезвычайников. И Зейн будет первым кандидатом.

Тэлли улыбнулась.

— У него действительно есть некоторые друзья задиры. Это ты и я.

Шэй засмеялась.

Они начали продвижение по лесу, в то время как их спец-костюмы принимали цвет луны.

— Скажи мне, Тэлли-ва, этот мальчик хоть знает, как ему повезло?

Часть II. По следу Зейна

Когда люди познали, что такое красота, они познали, что такое уродство.

Когда люди познали что такое добро, они познали, что такое зло.

Лао Тзю. Тао ТэЧинг.

12. Свобода выбора

Следующей ночью они нашли Зейна и остальных «кримов», стоящими в тени дамбы, которая сдерживала бурные потоки воды, не позволяя им прорваться в Нью-Красотаун. Звук бурлящей воды и запах возбуждения у кримов, все это действовало на Тэлли угнетающе. Ее татуировки начали вибрировать, создавая дискомфорт.

После тех ночных приключений, что они недавно пережили, старое тело Тэлли наверняка бы валилось с ног от усталости. Они с Шэй обошли все темные и непримечательные улочки города, пока в наушнике не послышался голос Тэчса с просьбой принести ему новые скайборды. Наверное, чтобы новые вылечившиеся красавчики не смогли их приобрести.

Тело Тэлли автоматически восстановило бодрость. Теперь все произошедшее казалось просто страшным сном, не более.

Ее наушник трещал множеством тревожных голосов. Начальники города и чрезвычайники гадали, началась ли война. Жители Рассыпчатвиля видели на горизонте гигантское облако пепла на том месте, где раньше был оружейный склад. Ночные фейерверки были отменены, из-за чего горизонт был необыкновенно пустым и темным. «Резчикам» дали новое задание: искать любую связь между Дымниками и взрывом оружейного склада. Всё как они и предполагали. Сигнал чрезвычайной ситуации все больше радовал Тэлли, как будто в школе отменили занятия из-за снежной бури или пожара.

Даже ощущая ужасный дискомфорт, она чувствовала, что способна следовать за Зейном в дикую местность в течение многих недель или даже месяцев, независимо от того, к чему это приведет.

Но когда ее скайборд приземлился, Тэлли поняла, что не в силах встретиться с ним взглядом. Она не хотела снова чувствовать то отвращение, которое он вызывал в ней.

Тэлли стала разглядывать остальных «кримов». Их было восемь.

Среди них был и Перис. Его глаза округлились, когда он увидел новое лицо Тэлли. В руках у него были шарики, будто он собирался на день рождения к какому-нибудь малышу.

— Только не говори мне, что ты тоже идешь, — фыркнула Тэлли.

Перис посмотрел на нее немигающим взглядом.

— Я знаю, что был занудным, Тэлли. Но теперь я изменился.

Она посмотрела на его полные губы, мягкое выражение лица. Интересно, таблетки Меди имели к этому отношение?

— Тогда зачем тебе эти шарики? На случай, если свалишься со скайборда?

— Увидишь, — ответил он с улыбкой.

— Вы должны быть хорошо готовы к этой долгой вылазке, — сказала Шэй, — возможно, прежде чем забрать вас, Дымники некоторое время будут ждать. Я надеюсь, что в этих пакетах аварийно-спасательное снаряжение, а не шампанское.

— Мы готовы, — сказал Зейн, — водоочистители и шестидесятидневное самонагревающееся питание на каждого. И много «СпагБола».

Тэлли поморщилась. После ее первой вылазки в дикую местность любое упоминание о «СпагБоле» скручивало ей желудок. К счастью, теперь желудок у нее был устроен по-другому. Он мог превращать практически все что росло в съедобный продукт. На обучении, другие «резчики» в основном питались сырым мясом, но сама Тэлли больше предпочитала растения — свою порцию мертвых животных она уже съела в Дыме.

«Кримы» взяли рюкзаки, стараясь сохранять серьезные лица.

Тэлли надеялась, что они не из тех, кто бросает своих. Бросив быстрый взгляд в сторону Зейна, она увидела, что он не твердо стоит на ногах.

Остальные «кримы» уставились на нее и Шэй. Навряд ли им раньше приходилось сталкиваться с чрезвычайниками. Хотя они даже не подозревают, как выглядят настоящие чрезвычайники. Но в их глазах не было страха, только любопытство. Совершенно ясно, что без таблеток Мэдди тут не обошлось. Конечно, «кримы» должны были попробовать их, что бы стать более нормальными. Хорошо, что их всего восемь.

А как жить в городе, где только одни нормальные «Кримы»? Вместо того чтобы все люди жили по правилам, они будут обходить их. В конце концов, это приведет к воровству, насилию и даже убийству, как во времена Ржавников.

— Ладно, сказала Шэй, — приготовьтесь к отлету.

Она вытащила резо-сплав.

«Кримы» сняли кольца-интерфейсы с пальцев и привязали их к ниточкам шариков, которые Перис раздал каждому.

— Умно, — сказала Тэлли. Перис добродушно ей улыбнулся.

Как только «кримы» разжали пальцы, шарики вместе с кольцами улетели в небо. Теперь город будет думать, что они просто летают на своих скайбордах.

Шэй уже сделала несколько шагов в сторону Зейна, как он поднял руку:

— Нет, я хочу что бы Тэлли освободила меня.

Шэй бросила инструмент Тэлли и гаденько ухмыльнулась:

— Твой мальчик хочет тебя.

Тэлли попыталась дышать медленнее, когда оказалась рядом с Зейном. Она мысленно поклялась, что не позволит себе потерять контроль. Но как только она коснулась ошейника на его шее, ее пальцы ненароком задели горло, и в этот момент по всему ее телу точно заряд молнии пробежал. Она по-прежнему смотрела на ошейник, но мысленно все дальше возвращалась к тем дням, когда они с Зейном были так близки…

И тут она заметила, как трясутся его руки. Мимолетное помутнение рассудка бесследно исчезло, оставив после себя лишь горечь и отвращение. О боже, ее мозг никогда с этим не смирится. Почему то ей страшно захотелось убежать.

Но вместо этого она сказала:

— Стой спокойно, он горячий.

Тэлли нажала на кнопочку, и прибор стал светиться сине-белым светом. В воздухе запахло «паленой пластмассой».

Ее собственные руки дрожали.

— Не волнуйся Тэлли, я верю тебе, — прошептал Зейн.

Тэлли сглотнула, по-прежнему не глядя ему в глаза. Она не хотела, чтобы он догадался о том, в чем Тэлли сама боялась себе признаться. Ей просто хотелось, чтобы Зейн поскорее отправился в дикую местность, и наконец сдал Дымников в руки правосудия.

Как только прибор коснулся ошейника, Тэлли услышала аварийный щелчок. Стандартная городская процедура: при повреждении ошейника ближайшие начальники сразу получали сигнал об этом.

— Позволим воздушным шарикам унести и ошейники, — сказала Шэй, — они скоро прибудут.

Тэлли разрезала последние миллиметры цепи и аккуратно стала снимать ошейник с шеи Зейна, стараясь не задеть его кожу. Она уже хотела развернуться, что бы выкинуть эту гадость, как Зейн схватил ее за запястья.

— Попробуй изменить свое решение, Тэлли.

Тэлли вырвала свою руку. Это было очень легко, потому что его рука была словно паутина.

— Нет, Зейн. Теперь мой разум намного лучше.

Его пальцы скользнули по ее руке вдоль шрамов.

— Тогда зачем ты делаешь это?

Она следила за его рукой, все еще не в силах встретиться с ним взглядом.

— Мы становимся ледяными. Это как быть веселым, только лучше.

— Как же вы тогда чувствуете?

Она нахмурилась, не зная, как ответить на этот вопрос. Зейн не понимал ее, потому что сам никогда не испытывал ничего подобного. К тому же через наушник Шэй слышала каждое их слово.

— Ты можешь снова измениться, Тэлли, — продолжал он, — то, что они сделали тебя особенной, означает лишь, что ты еще можешь измениться.

Она посмотрела на резо-сплав, вспоминая, как они его получили. Какой ценой.

— Я и так сделала гораздо больше, чем ты думаешь, — ответила Тэлли.

— Хорошо. Тогда ты должна выбрать, на какой ты стороне.

Наконец она осмелилась заглянуть ему в глаза.

— Речь идет не о том, на какой я стороне, Зейн. Я это делаю ни ради себя.

Он улыбнулся.

— Ни ради себя! Запомни эти слова, Тэлли.

— Да что ты… — Тэлли осеклась и покачала головой, — мы должны двигаться, Зейн. Будет ужасно глупо, если начальники поймают тебя прежде, чем ты сделаешь хоть шаг.

— Не будем говорить, о том, как нас поймают, — сказала Шэй, подавая Зейну мини-шпиона, — как только появишься у них, сразу активируй. И да, кстати, если бросишь его в огонь, он активируется автоматически, не так ли, Тэлли-ва?

Он посмотрел на мини-шпиона и сунул его в карман.

Все трое знали, что он не активирует его.

Тэлли осмелилась еще раз посмотреть на Зейна. Он не был особенным, но и тупым красавцем тоже.

— Попытайся измениться, Тэлли, — мягко произнес он.

— Все подойдите! — крикнула она, отвернувшись.

Когда она сняла ошейник с Периса и привязала его к воздушному шарику, вес цепи не позволял ему подняться в небо. Но затем подул холодный ветер, и шарик скрылся в темном небе. Тэлли поймала себя на том, что страшно ему завидует.

Тэлли вновь взглянула на Зейна. Он уже стоял на своем скайборде, но держался неустойчиво. Рядом с ним был «крим», который был готов помочь в любую минуту.

Шэй вздохнула.

— Это слишком просто.

Тэлли не ответила, не спуская глаз с Зейна, пока он не скрылся в темноте.

— Двигаемся мы определенно лучше, — вновь сказала Шэй.

Тэлли кивнула. Когда чрезвычайники прибудут сюда, они могут подумать, что Зейну кто-то помогал. Например «Резчики». Поэтому Тэлли натянула на себя перчатки и капюшон спец-костюма. Через несколько секунд, они с Шэй уже сливались с ночным небом.

— Ну, Босс, — сказала она, — пошлите отыщем Дым.

13. За пределами

Все прошло гораздо легче, чем ожидала Тэлли. Кольца-интерфейсы, витающие в небе стали пищать, заполняя воздух ложным сигналом об опасности. Через свои наушники они с Шэй слышали раздраженные голоса начальников, которые собирались положить конец детским шалостям. Властям было не до розыгрышей после всего того, что случилось прошлой ночью.

Наконец они выключили раздражающий гул.

— Зейн неплохо держится, — сказала Шэй, — из него выйдет хороший «резчик».

Тэлли улыбнулась, чувствуя, что Зейн уже не вызывает в ней прежнего отвращения.

Возбуждение от предстоящего преследования завладело Тэлли. В крови заструился адреналин.

Они находились в километре от летящих «кримов», но в инфракрасном свете их силуэты вырисовывались так четко, что Тэлли могла без труда определить, какая из фигур принадлежала Зейну. Она заметила, что «крим» летевший рядом с ним был готов помочь ему в любую секунду. Тэлли облегченно выдохнула.

Беглецы поднимались вверх по реке к Ржавым Руинам. Затем, когда металлическая сетка закончилась, «кримы» взяли скайборды в руки и направились в южную сторону, к той же самой реке, благодаря которой Тэлли и Шэй выжили прошлой ночью.

— Они пошли обычным путем, — немного разочарованно произнесла Шэй.

— Должно быть Зейну очень тяжело, — сказала Тэлли. Без магнитной сетки скайборды были достаточно тяжелыми.

— Если ты все время будешь за него беспокоиться, эта вылазка окажется ужасно скучной.

— Извините, Босс.

— Расслабься Тэлли, мы не допустим, чтобы с твоим мальчиком что-нибудь случилось.

Шэй скрылась за сосновыми деревьями.

Тэлли взглянула на неторопливо идущую группу «кримов». Они будут примерно час добираться до реки. Это примерно в два раза дольше, чем время, с которым они с Шэй смогли бы преодолеть это расстояние на своих скайбордах. Но Тэлли не хотела упускать из виду «кримов», особенно в дикой местности.

— Немного долго тебе не кажется? — голос Шэй прозвучал в самой середине наушника, это означало, что она где-то под Тэлли.

Тэлли вздохнула и тоже начала спускаться.

Час спустя они сидели на берегу реки и ждали «кримов».

— Одиннадцать, — сказала Шэй, и запустила камень в воду. Он лягушкой ударился ровно одиннадцать раз и с глухим бульканьем погрузился на дно.

— Ха! Я снова победила! — объявила Шэй.

— Шэй-ва, никто не играет, — устало произнесла Тэлли.

— Ну, я это природе. Двенадцать, — камень снова ударился о поверность воды двенадцать раз и пошел ко дну, — Победа за мной! Теперь ты попробуй.

— Нет, спасибо, Босс. Может, еще раз слетаем и проверим где они?

Шэй застонала.

— Тэлли, они появятся здесь в ближайшее время. После последней проверки, они находились в пятнадцати минутах ходьбы до этого места.

— Тогда почему они еще не здесь?

— Потому что они отдыхают, Тэлли. Они устали тащить за собой все эти мешки и решили отдохнуть, — тут Шэй улыбнулась, — или может, они готовят себе обед из СпагБола.

Тэлли поморщилась. У нее тут же пропало желание куда-то лететь.

— А вдруг, они пошли другим путем? Ведь у реки два устья, ты знаешь?

— Не будь такой наивной, Тэлли. В той стороне горы, а за ними пустыня, протянувшаяся на сотни тысяч километров. Сами Ржавники назвали ее Долиной Смерти, потому что там даже сорняки не растут.

— А вдруг, «кримы» договорились встретиться с Дымниками именно там? Мы же не знаем, насколько обширны была их связь.

Шэй вздохнула.

— Ну ладно. Пошли посмотрим где они.

Тэлли улыбнулась.

— Спасибо, Босс.

Пролетев несколько метров, она смогла разглядеть беглецов. Как Шэй и говорила, они сидели на берегу реки, давая отдых своим ногам. Но что-то беспокоило Тэлли. Когда она попыталась отыскать Зейна, она поняла — что. В инфракрасном свете светящихся точек было девять, а не восемь.

Тэлли сглотнула. Может они развели костер? Или один из «кримов» подогревает СпагБол и это обманывает ее зрение?

Присмотревшись внимательнее, она увидела, что все девять точек были человеческой формы.

— Шэй-ва, — прошептала Тэлли, — они кого-то встретили.

— Уже? — отозвалась Шэй сверху, — не думаю, что это Дымники.

— Может, это еще одна засада?

— Дадим им шанс. Я подлечу поближе.

— Держись, они начали двигаться.

Светящиеся формы встали на свои скайборды и полетели по реке.

Но один пошел в сторону леса.

— Осторожно, Шэй-ва. Один от них отделился, — сказала Тэлли.

— Хорошо, тогда ты следуй за ним, а буду придерживаться остальных.

— Но …

— Не спорь со мной Тэлли. Я не потеряю твоего парня. Просто следуй за тем человек, и не дай ему обнаружить себя.

— Хорошо, Босс.

Тэлли спустилась к реке, что бы понизить температуру своего скайборда.

Приближаясь к человеку, она заметила его угловатые движения, такие же как у Зейна.

— Следуй за ним, — через минуту послышался голос Шэй, — если мы сойдем с реки, я оставлю подсказку для тебя.

— Хорошо, Босс, — Тэлли приблизилась к таинственной девятой фигуре.

— Будь осторожна, — сказала Шэй, — я не хочу потерять сразу двух «резчиков» за одну неделю.

— Без проблем, — сказала Тэлли. Она хотела поскорее вернуться к Зейну, — я скоро буду.

— Ты уже… — сигнал прервался.

Она обвела взглядом лес. В нем было несколько десятков различных светящихся форм. Птицы, животные, насекомые … но ни одной человеческой фигуры.

Тэлли вернулась на место, где человек встретился с «кримами» и оставила там скайборд. Она улыбнулась, чувствуя предвкушение. Если это была еще одна засада, то Дымники убедятся, что не только они могут быть невидимыми…

Там где она стояла было множество следов. Она подняла скайборд в воздух, чтобы он оставался ждать ее. В воздухе витал запах немытого тела. Кто-то не мылся неделю или около того. Это не могли быть «кримы», которые пахли как годная для повторного использования одежда.

Тэлли шла между деревьями, ориентируясь по запаху. Кого бы она ни искала, он определенно знал лес. Но ничего подозрительного Тэлли не видела. А тем временем запах усиливался, пока, в конце концов, не заставил Тэлли сморщить нос.

И вдруг, Тэлли увидела небольшой инфракрасный свет в форме человека. Она прислушалась, но так ничего и не услышала: кто бы это ни был, он передвигался так же тихо как Дэвид.

Тэлли медленно пошла вперед, сканируя глазами все деревья. Через несколько секунд, она заметила небольшую рябь. За двойным деревом скрывался человек.

Шэй попросила Тэлли быть осторожной, значит она не будет бросаться на этого человека. Не важно, Дэмник он или нет, она дала обещание.

Тэлли бесшумно ступила на близлежащую тропу, уводящую вглубь леса. Она шла по ней пока вновь не учуяла ужасного запаха. И тут она увидела ветку. Отличное место для засады. Тэлли аккуратно подтянулась на руках. Ее спец-костюм быстро поменял свою окраску. В ожидании она вцепилась в ветку так, что заныли костяшки пальцев, а ее сердцебиение становилось все быстрее.

Светящаяся фигура прошла сквозь деревья абсолютно бесшумно. Тэлли не почувствовала запаха синтетики: крема для загара, спрея от насекомых, даже мыла или шампуня.

Вдруг человек склонил голову ниже, будто прислушиваясь. Тэлли затаила дыхание. Она знала, что оставалась невидимой, но ее сердцебиение все учащалось.

Был ли с этим человеком кто-то еще? Кто смог заметить ее?

Черные точки стали мерцать в глазах. Тело Тэлли требовало борьбы, а не бездействия.

В течение минуты Тэлли не двигалась и не дышала. Тогда человек медленно обернулся и стал поднимать голову вверх.

Она не стала терять ни секунды.

Тэлли прыгнула на этого человека. Придавив его своим весом к земле, она скрутила его руки за спиной. Тэлли задыхалась от ужасного запаха, исходящего от человека.

— Я не хочу причинять вам боль, — сказала она заученную фразу, — но если вы будете сопротивляться, мне придется сделать это.

На мгновение человек высвободил руку, и Тэлли увидела, как в ней блеснул нож. Одним молниеносным движением в грудь она выбила у него весь воздух из легких, отчего он выпустил металлическую штуковину.

— Необычайник… — прошипел человек.

Его акцент. Через тело Тэлли прошлась дрожь. Необычайник? Она откуда-то помнила это слово…. Тэлли быстро сняла инфракрасное видение и перевернула человека лицом вверх.

Он был бородатый и с грязным лицом. Его одежда была сшита из отдельных лоскутков кожи.

— Я тебя знаю… — проговорила Тэлли.

Когда он не ответил, Тэлли вспомнила, что на ней спец-костюм. Она осторожно сняла капюшон, представляя его взору свое лицо.

— Молодая Кровь, — сказал он, улыбаясь, — ты изменилась.

14. Варвар

Его зовут Эндрю Симпсон Смит, и Тэлли встречалась с ним раньше. Когда красоткой она сбежала из города, Тэлли попала в своего рода резервацию. Люди в резервациях жили как Ржавники каменного века: носили одежду из кожи и пользовались очень устаревшими, самодельными инструментами. Они жили маленькими поселениями, которые вели нескончаемую вражду между собой. Жители не знали о том, что существует и другая часть мира — цивилизация. Они не знали, что все то, с чем они столкнулись — эпидемии, голод, кровопролития — было преодолено многими столетиями раньше. Именно тогда, когда она наткнулась на резервацию, этот человек ошибочно принял ее за богиню.

— Как ты здесь оказался? — спросила Тэлли.

Он гордо улыбнулся.

— Я пересек край света, Молодая Кровь.

Тэлли подняла бровь. Резервация была окружена «маленькими людьми» — роботами на деревьях — которые при слишком близком приближении с помощью своего оружия никого не выпускали за пределы деревни. Жители резервации были слишком опасны, что бы впускать их в город.

— Как ты это сделал?

Эндрю Симпсон Смит усмехнулся, протягивая в сторону руку, что бы взять свой нож. Тэлли захотелось со всей дури пнуть этот нож подальше. Он назвал ее Необычайницей, словно всю жизнь ненавидел Особенных. Конечно, теперь, когда он увидел ее лицо, хотя и немного измененное, он узнал ее. Но Эндрю Симпсон Смит не знал, что теперь она не верит в богов.

— После того как ты сказала мне, ЧТО лежит за пределами края света, Молодая Кровь, я начал думать: «маленькие люди» должны чего то бояться.

— Бояться? — повторила Тэлли.

— Да. То, что смогло бы их уничтожить. Я испробовал множество способов: песни, заклинания, черепа медведей.

— Это машины, Эндрю. Они не боятся никаких вещей.

— Нет, огонь, Молодая Кровь. Я узнал, что они боятся огня.

— Огонь? — Тэлли сглотнула, — ты устроил пожар?

Улыбка вернулась на лицо Эндрю Симпсона Смита.

— Да. Сгорело много деревьев, но зато «маленькие люди» сбежали.

Тэлли застонала.

— Они не сбежали, Эндрю, они сгорели. Значит, ты поджег лес?

— Устроил лесной пожар, — невозмутимо ответил Эндрю, — это более подходящие слова.

— Это ужасные слова, Эндрю. Тебе повезло, что сейчас не лето, или, что огонь не добрался до вашего поселения.

Он улыбнулся.

— Теперь наше поселение увеличилось.

— Да, но … я не это хотела сказать, — Тэлли вздохнула. Ее объяснения на счет реального мира привели к тому, что Эндрю устроил пожар, и возможно перевел на свою сторону другие резервации населенные варварами.

— Как давно ты этим занимаешься? — спросила Тэлли.

— Двадцать семь дней, — сказал он и покачал головой, — но «маленькие люди» вернулись. И теперь они уже не боятся огня. С тех пор я не был дома.

— Но ведь у тебя появились новые друзья, да? Городские друзья.

На мгновение он подозрительно взглянул на Тэлли. Скорее всего, догадался, что раз она видела «кримов», значит, следила за ними.

— Почему мы с тобой встретились? — спросил Эндрю Симпсон Смит.

Тэлли ответила не сразу. В резервации Эндрю, понятия лжи не существовало. Но это было до того, как она объяснила им, что все это время они жили во лжи. Она стала тщательно подбирать слова.

— Те боги, с которыми ты только что разговаривал, некоторые из них мои друзья.

— Они не боги, Тэлли. Ты сама сказала мне об этом.

— Да. Хорошо, что ты это запомнил, Эндрю, — Тэлли задавалась вопросом, что еще Эндрю понял за эти дни? Его акцент стал менее заметным, как будто он практиковался в городском языке, — но как ты с ними встретился? Это ведь было не случайность, верно?

Он осторожно посмотрел на Тэлли, а затем покачал головой.

— Да, это была не случайность. Они бежали от Необычайников и я предложил им свою помощь. Они твои друзья?

Тэлли пожевала губу.

— Один из них … Я хочу сказать, что он мой … друг.

На лице Эндрю отразилось понимание. Он издал короткий смешок и похлопал ее по плечу.

— Теперь я понял. Вот почему ты преследуешь их. Невидимой, как Необычайники. Ты идешь за «другом».

Тэлли постаралась не закатить глаза. Лучше пусть Эндрю Симпсон Смит думает, что она бросила все ради своего «друга», что бы поиграть в любовь. Это лучше, чем говорить правду.

— А как ты узнал, что нужно встречать их здесь?

— Вообще-то, после того, как я понял, что не смогу вернуть домой, я пошел искать тебя, Молодая Кровь.

— Меня? — переспросила Тэлли.

Он кивнул.

— Я попытался добраться до Ржавых Руин. Ты же говорила мне в каком направлении идти.

— И ты добрался туда?

Эндрю вздрогнул.

— Да. Там огромная мертвая деревня.

— И в ней ты встретил Дымников, верно?

— Новый Дым жив, — серьезно сказал он.

— Да, не сомневаюсь в этом. Значит, ты помогаешь беглецам добраться до них?

— Не только я, — сказал Эндрю, — Дымники могут летать над «маленькими людьми». Теперь, многие из моей деревни присоединились к нам. Скоро мы все станем свободными.

— Ну, это замечательная новость, — сказала Тэлли.

Дымники окончательно спятили. Позволили горстке дикарей жить с ними в дикой природе. Конечно, жители резерваций хорошие союзники. Они знали леса лучше, чем самый старый Дымник, не говоря уже о детях. Они знали как добывать себе еду, как делать одежду из кожи. Но даже это не отменяет того, что они всего лишь эксперимент. Эндрю Симпсон как-то почувствовал Тэлли над собой. Он знал, что она на дереве, хотя тогда Тэлли была невидима. С каждым днем, прожитым в дикой природе, его инстинкты оттачивались.

— Как ты решил помочь сбежать моим друзьям? — спросила Тэлли.

Он гордо улыбнулся.

— Я сказал им, как попасть в новый Дым.

— Отлично. Видишь ли, я не в курсе, где он находится, поэтому я подумала, что ты мне в этом поможешь.

Эндрю кивнул.

— Конечно, Молодая Кровь. Просто скажи волшебное слово.

Тэлли пару раз моргнула.

— Эй, Эндрю, это я Тэлли. Я не знаю никаких волшебных слов. Я пыталась сама добраться до Дыма, но тут встретила тебя.

— Это правда. Но я дал обещание, — он переступил с ноги на ногу, — что с тобой произошло, Тэлли? После того как ты ушла? Когда я дошел до Ржавых Руин, я рассказал Дымникам, как ты оказалась в нашей резервации. А они сказали, что город снова забрал тебя, что они что-то сделали с тобой, — он указал на ее татуировки на лице, — теперь это в моде?

Тэлли вздохнула, глядя ему в глаза. Он не был Особенным. Не был даже красавчиком. Его кривые зубы, вечно не мытая кожа. Но почему-то Тэлли не хотела лгать Эндрю Симпсону Смиту. С одной стороны будет легче простого обмануть человека, который даже читать не умеет.

— Твое сердце бьется быстро, Молодая Кровь.

Тэлли прикоснулась к своему лицу. Эндрю наверняка не забыл как татуировки могли показывать волнение или страдание. Не стоит недооценивать его инстинкты. Тэлли решила рассказать ему правду.

— Позволь я покажу тебе кое-что, Эндрю, — сказала она.

Она закатила рукав своего спец-костюма. Их взору открылась ладонь Тэлли, на которой замыкались татуировки. Она аккуратно провела пальцами до двух полосок.

— Видишь эти два шрама? Это знак мой любви … к Зейну.

Он смотрела на ее руку с округлившимися глазами, а затем медленно кивнул.

— Мне никогда прежде не доводилось видеть шрамы на тебе. Твоя кожа всегда была совершенна.

— Да. Но у нас могут быть шрамы, если мы хотим что бы они что-то значили. Эти означают мою любовь к Зейну. Это тот парень, который не мог стоять ровно. Теперь понимаешь, почему мне нужно за ним? Я хочу проследить, что бы с ним ничего не случилось.

Эндрю медленно кивнул.

— А он слишком горд, чтобы принять помощь от женщины?

Тэлли пожала плечами. Жители резерваций придерживались странных понятий о женщинах и мужчинах.

— Ну, короче говоря, он не хочет видеть моей помощи прямо сейчас.

— Я не был горд, когда ты помогала мне познать мир, — сказал Эндрю и улыбнулся, — наверное, я умнее, чем Зейн.

— Наверное, — сказала Тэлли, — Эндрю, я прошу тебя нарушить обещание и сказать, где находится Дым. Я боюсь за Зейна. Я должна буду ему помочь, если с ним что-то случится. Тем более с ним идет группа городских детей, которые понятия не имеют что такое дикая природа.

Эндрю находился в глубокой задумчивости. Затем он поднял на нее глаза. В его взгляде было удовлетворение.

— Без тебя я бы до сих пор жил в ложном мире. Я хочу доверять тебе, Молодая Кровь.

Тэлли заставила себя улыбнуться.

— Так ты покажешь мне, где находится Дым?

Эндрю покачал головой.

— Я этого не знаю. Это была слишком большая тайна, что бы посвящать меня в нее. Но я могу показать тебе путь.

Он полез в мешок, который висел у него на поясе и вытащил оттуда несколько маленьких чипов.

— Ищейки, — прошептала Тэлли, — с запрограммированным маршрутом?

— Да. Это они привели меня сюда, чтобы встретить беглецов. А тебя они приведут к новому Дыму. Ты знаешь, как ими пользоваться?

Своим неряшливым пальцем он дотронулся до кнопки на одном из чипов. Тэлли нетерпеливо смотрела на него. Она подняла глаза на Эндрю, силясь не вырвать чипы силой.

— Да, я уже пользовалась ими раньше.

Его кулак оставался закрытым.

— Ты все еще бросаешь вызов богам, Молодая кровь?

Тэлли нахмурилась. Несомненно, Эндрю понял, что она изменилась. Но вот насколько?

— Ответь мне, — сказал он, глядя ей прямо в глаза.

Тэлли медлила. Эндрю Симпсон Смит не был, привычным для нее, тупым городским уродцем или красавчиком. Дикая местность превратила его в охотника, воина, оставшегося в живых. С кучей шрамов и ожогов он был похож на «резчика».

Тэлли не считала Эндрю безмозглым болваном. Теперь она поняла, что не смогла бы обмануть его, даже если бы захотела.

— Бросаю ли я вызов богам? — повторила Тэлли.

Она вспомнила, как накануне они с Шэй пробрались в самое охраняемое здание города и практически уничтожили его. Не говоря уже о том, что они разрушили все планы доктора Кейбл. И вся эта вылазка была для Тэлли, скорее поводом наблюдать за Зейном.

«Резчики» могут быть Особенными, но за последние несколько дней Тэлли Янгблад снова становилась «кримом».

— Да, я все еще бросаю вызов богам, — сказала Тэлли, понимая, что говорит правду.

— Хорошо, — Эндрю облегченно улыбнулся и передал ей чипы-ищейки, — иди за своим парнем. И скажи Новому Дыму, что Эндрю Симпсон Смит был очень полезен.

15. Ссора

Тэлли летела вдоль реки, крепко сжимая в руке чипы-ищейки.

Как только она расскажет Шэй о встрече с Эндрю Симпсоном Смитом, они поменяют план. Теперь, когда у них есть ищейка, они могли прилететь в Дым раньше, чем Зейн и его команда. К тому времени, как «кримы» доберутся до Нового Дыма, от него не останется ничего, кроме связанных дымников, готовых к отправке в город. После этого Зейну не будет казаться, что все проделано ради забавы.

Хотя, если он оступиться на своем скайборде, то вообще не доберется до Дыма.

Насколько об этом позаботится Шэй?

На самом деле Шэй хотелось добраться до Дыма, найти Фаусто и отомстить Дэвиду. Работать нянькой вряд ли входит в ее планы.

Тэлли внезапно пожалела, что не столкнулась с Эндрю Симпсоном Смитом раньше. До того как они решили впутать в это «кримов». Конечно, Шэй понятия не имела об ищейке.

Но они же могут придерживаться старого плана, а ищейку Тэлли сохранит на случай, если они заблудятся….

Тэлли посмотрела на свои руки. Теперь шрамы на них имели другое значение. Тэлли вспомнила, как Зейн посмотрел на нее новую, изменившуюся. Со шрамами.

Раньше ей никогда не приходилось выбирать самой.

Тэлли всегда действовала по обстоятельствам.

Она уничтожила Дым, потому что на нее давили. Она не сказала Дэвиду о своем предательстве, потому что была напугана. У нее всегда были причины.

Но теперь, если она солжет Шэй, то снова станет предательницей. Уродливой Тэлли.

Она скажет Шэй правду.

Через несколько километров Тэлли услышала в наушнике голос Шэй.

— Я беспокоилась за тебя, Тэлли-ва.

— Извините, Босс. Я просто встретила старого друга.

— Правда? Я его знаю?

— Вы никогда не встречались. Помнишь, я рассказывала тебе об Экспериментальной местности? — спросила Тэлли, — Ну так вот. Дымники многих освободили и теперь они помогают беглецам.

— Они с ума сошли! — в изумлении сказала Шэй, — Секундочку. Ты его знаешь? Он из той резервации, на которую тогда наткнулась ты?

— Да, и мне кажется, это не совпадение. Он что-то вроде святого. Помнишь, он помог мне? Я сказала ему, где находятся Ржавые Руины. Теперь он почетный Дымник.

Шэй присвистнула в изумлении.

— Ничего себе. Так как же он помогал беглецам? Продавал одежду из кроликов?

Тэлли помедлила с ответом.

— Ну, он что-то вроде гида. Дымники говорят ему кодовое слово, а он говорит его беглецам, — Тэлли набрала побольше воздуха, — и по старой дружбе он и мне его сказал.


К тому времени, как Тэлли догнала «кримов», они уже развели лагерь. Она видела, как парни один за другим опускали водоочистители в илистую воду. Они с Шэй расположились на противоположном конце от лагеря.

Тэлли чувствовала каждый запах, исходивший от лагеря.

Она ясно помнила вкусы КарриНудса, ПадТаи, и особенно СпагБолла.

До Тэлли долетали обрывки разговора «кримов» перед тем, как они лягут спать на «день».

— Хорошая штуковина, — сказала Шэй, крутя в руках чип-ищейку, — но она не приведет нас к Дыму. Только до той точки, где мы получим еще один такой чип. И так будет еще несколько раз. Мы должны пройти этот путь, что бы узнать, где он заканчивается. Наверняка, это будет живописный и насыщенный путь.

Тэлли закашлялась.

— Нет, не будет, Шэй-ва.

Шэй взглянула на Тэлли.

— То есть?

— Я остаюсь здесь. С «кримами». С Зейном.

— Тэлли … Это пустая трата времени. Мы можем добраться до Дыма вдвое быстрее, чем они.

— Я знаю, — сказала Тэлли, — но я не собираюсь оставлять Зейна с группкой городских детишек. Только не в его состоянии.

Шэй издала мучительный стон.

— Мне жаль тебя, Тэлли-ва. Неужели ты совсем в него не веришь? Как же он, по-твоему, станет особенным?

— Речь сейчас не об этом. С ним может случится что угодно: несчастный случай, нападение диких животных, ухудшение его состояния. Иди одна. Позови других «резчиков». Делай, что хочешь, но я остаюсь с Зейном.

Глаза Шэй сузились.

— Тэлли…. Это не твой выбор. Поэтому я приказываю тебе.

— После того, что мы сделали прошлым вечером? — Тэлли издала истерический смешок, — не поздновато ли для того, чтобы распоряжаться мной?

— Да не о подчинении идет речь! — закричала Шэй, — речь идет о «резчиках», о Фаусто! Ты выбираешь болванов?

Тэлли покачала головой.

— Нет, я выбираю Зейна.

— Но ты должна пойти со мной! Ты мне обещала не создавать проблемы!

— Нет, Шэй-ва. Я обещала, что после того, как Зейн станет «резчиком», я перестану пытаться что-то изменить, а до тех пор… — Тэлли попыталась улыбнуться, — что ты собираешься делать? Доложишь обо мне доктору Кэйбл?

Шэй издала звук похожий на шипение. Ее поза олицетворяла боевую готовность: руки в специальном положении, на лице — оскал. Она кивнула в сторону «кримов».

— Все, что я собираюсь сделать, это подойти к Зейну и сказать ему, что он ничтожество, придурок, который даже не подозревает о том, что его любимая использует его, чтобы найти и уничтожить Дым! Посмотрим, какой тогда «резчик» из него получится!

Тэлли крепко сжала кулаки.

Зейн уже достаточно поплатился за ее трусость, теперь она будет стоять на своем.

— Ты не сделаешь этого, Шэй. Ты не знаешь, куда приведет тебя чип-ищейка. Может, там будет еще один варвар из резервации? А если не варвар? Дымники тебя знают. Тебе никогда не получить еще один чип-ищейку, — Тэлли указала в сторону «кримов», — а они получат. Кто-то из нас должен остаться с ними.

— Тебе наплевать на Фаусто. Может быть, над ним уже проводят эксперименты, а ты решила потратить время на слежку за этими болванами!

— Я знаю, что ты нужна Фаусто. Я не прошу тебя остаться со мной. Один из нас должен идти вперед, а другой остаться здесь.

Шэй снова издала непонятный звук и быстрым шагом направилась к берегу реки. Молниеносным движением она схватила камень и уже собиралась со всей силы запустить его в воду, как Тэлли прошептала:

— Они услышат.

Шэй некоторое время тупо смотрела на камень, а затем разомкнула пальцы. Камень с глухим звуком упал на землю. Тогда она начала заворачивать рукав своего спец-костюма.

Тэлли отвернулась, надеясь, что хотя бы раз сможет ее понять.

Она стала наблюдать за «кримами», которые перегрели еду и теперь обжигали свои языки. Что ж, теперь это будет для них первым уроком: в дикой местности никому нельзя доверять, даже еде. Это тебе не город, в котором все углы на улицах круглые, а балконы оборудованы полем сопротивления, на случай, если ты упадешь, и где еду нельзя перегреть.

Тэлли просто не могла оставить Зейна одного, даже если этот поступок заставит Шэй ненавидеть ее.

Через некоторое время она услышала шаги позади себя и обернулась. Рука Шэй кровоточила. Алая жидкость стекала по татуировкам. Как только Шэй приблизилась, Тэлли поняла, что она вновь себя контролирует.

— Ладно, ты права, нам нужно разделится, — ровным голосом сказала Шэй.

Тэлли хотела было улыбнуться, но Шэй добавила:

— Не радуйся раньше времени, Тэлли. Я думала, что став особенной, ты изменишься. Я думала, что мы вместе станем видеть мир в ином свете. Я думала, что ты хоть немного перестанешь думать о себе. Мне тогда казалось, что в твоей жизни может существовать кто-то еще, кроме тебя и твоего парня.

— В моей жизни существуют «резчики», Шэй, честно. В моей жизни существуешь ты.

Шэй с отвращением покачала головой.

— Ты так думала, пока вновь не появился Зейн. Теперь мы для тебя уже не важны.

— Нет, это не так, — возразила Тэлли, — я пыталась понравиться тебе, Шэй. Я выполняла все твои приказы. Но нам действительно нужно разделиться. Это единственный способ узнать, куда ведет чип.

— Да. Я вижу в твоих словах логику, — Шэй всем своим видом показывала, насколько отвратительны ей «кримы», — но скажи мне: это все было продуманно с самого начала? Ты знала, что нам придется разделиться? Или ты уже тогда выбрала Зейна?

Тэлли сначала открыла рот, потом снова закрыла, не находя слов.

— Не надо лгать, Тэлли-ва. Мы обе знаем ответ, — Шэй повернулась к ней спиной и щелкнула пальцами, вызывая скайборд, — Я действительно думала, что ты изменилась. Но ты все тоже эгоистичное уродливое создание. И что самое удивительное, Тэлли, — даже доктор Кэйбл и ее хирурги не смогли этого исправить.

Тэлли почувствовала, как у нее задрожали руки.

Она ожидала услышать все что угодно, но к подобному она не была готова.

— Шэй …

— Даже будучи чрезвычайницей ты все равно за всех волнуешься! Почему ты не можешь быть просто ледяной?

— Я пыталась делать то же, что и ты…

— Можешь больше не стараться, — Шэй вытащила из кармана мед-спрей и побрызгала им свою окровавленную руку. Затем она достала еще несколько пакетиков и кинула их к ногам Тэлли, — Здесь умная пластмасса, на случай если нужно будет прикрытие, пара наушников и ракетоносители, — она горько засмеялась. Ее голос еще дрожал от презрения, — я даже дам тебе одну из своих гранат, на случай если между тобой и твоим «супер»-мальчиком произойдет что-то большее.

Граната упала на землю с глухим стуком. Тэлли вздрогнула.

— Шэй, почему ты …

— Заткнись! — резкий тон Шэй, заставил Тэлли закрыть рот. Она могла лишь наблюдать за тем, как Шэй снова развернула рукав и натянула на голову капюшон спец-костюма. Теперь ее разъяренное лицо сменилось полуночным светом.

— Я не жду от тебя большего. Фаусто теперь на моей совести. А на твоей группка болванов.

Ее голос был полон ненависти.

Тэлли сглотнула подступивший ком в горле.

— Я надеюсь, он в порядке.

— Уверена в этом, — Шэй запрыгнула на скайборд, — но мне все равно, думаешь ты или надеешься, я не поверю тебе. Никогда.

Тэлли хотела что-то сказать, но последнее слово Шэй было пропитано таким ядом, что она не смогла произнести ни звука.

Шэй поднялась в небо и через несколько мгновений исчезла в темноте. Но Тэлли слышала через наушник ее резкое дыхание. Создавалось впечатление, что она до сих пор держит на лице оскал полный ненависти.

Тэлли попыталась понять, почему для нее было важнее остаться с Зейном.

Почему быть с Зейном было для нее важнее любого обещания?

И тут она поняла.

Это решение было принято девочкой, называющей себя Тэлли Янгблад. И не важно, кто скрывался внутри нее: уродина, красавица или особенная.

Но тут пропала связь с наушником Шэй, и все слова, скопившиеся у нее, так и остались невысказанными.

Тэлли была в бегах, а теперь еще и осталась одна следить с группой болванов, которые никак не могли лечь спать.

16. Невидимая

В течение следующих нескольких дней, «кримы» вошли в режим. Они больше не ложились спать ночью, их тела приспособились к путешествиям в темноте и теперь они спали только днем.

Ищейка вела их на юг. Они шли по реке к океану, а затем и по нержавеющим рельсам электропоездов. Тэлли заметила, что больше не было таких мест, на которых скайборды теряли связь с магнитной сеткой. Теперь «кримам» больше не нужно было идти пешком.

Тэлли все время мучил вопрос, сколько еще беглецов пользовались этим путем, и в скольких еще городах Дэвид нашел себе союзников.

Конечно же, Новый Дым находился дальше, чем она ожидала.

Родители Дэвида раньше жили в городе, и Тэлли всегда приходилось путешествовать несколько дней.

Дни становились длиннее, ночи — короче. Они прибыли на юг.

С высоты скалы перед ними открылся вид на бушующие волны, грозно врезающиеся в скалы. Белые цветы покрывали железнодорожные пути. На расстоянии от того места, где находилась Тэлли, можно было заметить что эти цветы — белые орхидеи. На самом деле, бела орхидея это сорняк. Неудачный эксперимент Ржавников, привел к тому, что эти цветы стали размножаться и высасывать все питательные вещества из встреченных ими растений. Но соленый воздух океана держал их на расстоянии от побережья.

«Кримы», казалось, привыкли к однообразию путешествия. Теперь они наловчились стоять на своих скайбордах, и даже Зейн продвинулся в этом, но по сравнению с остальными он до сих пор оставался неустойчивым.

И Шэй отдалялась все дальше.

Тэлли все думала о том, вызвала ли Шэй подкрепление, или все же решила сперва найти Дым в одиночку? С каждым днем по мере продвижения, Тэлли понимала, что они до сих пор не достигли цели. Ей все время казалось, что в Дыме уже орудует группа чрезвычайников и вся их вылазка была пустой тратой времени.

А еще, Тэлли думала о том, на самом ли деле она такой эгоистичный монстр? Это было не справедливо. Когда она успела стать эгоистичной? После того, как она стала на службе у доктора Кэйбл, другие люди всегда принимали за нее решения. Быть ей на стороне города или Дымников например.

До сих пор ее настоящими решениями оставались: остаться уродливой и жить в Старом Дыме (который вообще впоследствии был разрушен), сбежать из НьюКрасотауна вместе с Зейном (что тоже имело негативные последствия), и поссориться с Шэй (ужасно глупое решение). Все остальное было следствием угроз, несчастных случаев, повреждений ее мозга и вмешательства хирургии.

Сама Тэлли была ни в чем не виновата.

И все же они с Шэй были разными.

Интересно, они относились к тем людям, которые сперва клянутся в дружбе, а впоследствии превращаются в злейших врагов?

Возможно, они с Шэй были как ястреб и кролик. Теми, кому никогда не стать союзниками.

«Но кто из нас ястреб?» подумала Тэлли.

Оставшись одна, она чувствовала что вновь меняется. Дикая природа заставляля ее ощущать себя менее «особенной».

Нет, она все так же видела ледяным взглядом, но теперь чего-то не хватало.

Для Тэлли были важны голоса других «резчиков», их дыхание в наушнике.

Теперь она начала понимать, что для того чтобы быть «особенной» не нужно иметь всякие супер-способности, нужно всего лишь быть частью команды. Среди «резчиков» Тэлли всегда чувствовала себя «особенной».

Но теперь, в дикой местности, Тэлли чувствовала себя маленькой, незначительной, по сравнению с той природой, которая окружала ее, поглощая целиком.

Однако «кримы» не были впечатлены ее резкими чертами лица, и острыми ногтями.

Она была невидима. Изгой.

Тэлли испытала облегчение, когда «кримы» совершили повторную ошибку.

Они решили сделать привал, за скалой, которая закрывала вид на море. Здесь, на ярком солнце блестели белые орхидеи.

«Кримы» разложили свои скайборды, развели огонь и принялись за еду. Затем, уставшие, они отправились спать.

Тэлли все время проверяла сеть. Ни одного вызова. Их скайборды уже никто не ищет.

Но когда Тэлли спускалась к «кримам» чтобы наблюдать за ними, камень под одной доской — Зейна — выскользнул.

Тэлли тяжело вздохнула. Все эти дни Тэлли наблюдала за спящим Зейном. Ей так хотелось ощущать его дыхание, быть кому-то нужной.

Именно благодаря этому, она знала, ради чего затеяла спор с Шэй.

Тэлли подобралась к лагерю и ее спец-костюм принял цвет грязи.

Скайборд покатился по отвесному склону, но залежи металла в земле не дали ему скатиться вниз. Своим притяжением они резко остановили скайборд, и Тэлли заметила рядом с ним раскрытую книгу. Эта книга была похожа на ту, которую Зейн читал, когда Тэлли впервые встретила его, после своего превращения в особенную.

Ветер развернул скайборд, и Тэлли схватила его за другой конец, чтобы он окончательно не улетел.

Но скайборд не шевельнулся.

Что-то здесь было не так…

И тут Тэлли увидела, почему он не двигался с места. Один его конец был привязан к валуну, как будто кто-то знал, что опора из небольших камней не выдержит.

Листы книги шумели на ветру. Дурацкая книга. Можно подумать, что она только и была предназначена для того чтобы создавать ненужный шум.

И тут она поняла, что один из «кримов» дышал более часто, чем остальные.

Тэлли медленно повернулась, и увидела Зейна, который наблюдал за ней.

Она тут же вскочила на ноги, и уже хотела было бросится на него, как он выставил вперед руку с фаерболом в руке. Несомненно взрыв фейерверка разбудит всех.

Но почему он просто не закричит?

Тэлли напряглась в ожидании когда он поднимет тревогу, но вместо этого он поднял указательный палец и приложил его к губам.

По выражению его лица, Тэлли поняла, что он будет молчать.

Она обвела взглядом округу и убедилась, что никого нет. Никто больше не смотрел на нее через спец-линзы.

Он хотел поговорить наедине.

Тэлли медленно кивнула. Ее сердце забилось чаще.

Они укрылись за выступающие валуны, которые надежно укрывали их от чужих глаз. Шум моря заглушал звуки их голосов.

Теперь, когда Зейн стал двигаться, было видно, как тряслись его руки.

Тэлли нарочно не смотрела Зейну в глаза. Она боялась, что новая волна отвращения вновь вспыхнет в глубине ее души.

— Остальные знают обо мне? — наконец она нарушила молчание.

— Нет. Я и сам не до конца был уверен. Мне казалось, что это лишь мое воображение, — он дотронулся да ее плеча, — я рад что ошибался.

— Даже не думай, что я куплюсь на эту глупую уловку, — ответила Тэлли.

Зейн хмыкнул.

— Очень жаль использовать в своих целях твою лучшую половину.

— Мою что? — переспросила Тэлли.

— Ты ведь была рядом с самого первого дня, да? Невидимая перемещалась на скайборде?

— Да. Начальники собирались искать вас. Болваны.

— Пусть так. Но теперь у нас есть свой личный защитник.

Тэлли сглотнула.

— Ты ведь одна? — настороженно спросил Зейн.

— Да одна, — что ж, по крайней мере, так оно и было. Теперь.

— Но ты ведь не должна быть здесь, верно?

— Ну, если ты намекаешь на то, что я не подчиняюсь приказам, то боюсь что это так.

Зейн кивнул.

— Я знал, что вы с Шэй что-то скрываете, заставляя нас отправится в такой далекий путь. Но как ты следила за нами? Во мне ведь нет никаких шпионов?

Тэлли покачала головой.

— Нет. Я просто каждую минуту за вами наблюдала. Согласись, восемь городских детей в дикой местности не трудно обнаружить.

Она пожала плечами, все еще ошеломленная сильным запахом морского бриза.

— А еще я чувствую запахи. И твой запах я тоже чувствую.

Зейн, казалось удивился.

— О. Надеюсь, я пахну не слишком ужасно?

Тэлли покачала головой.

— Да нет. Когда я жила в дикой природе, я пахла гораздо хуже. Но почему ты не…? — она подняла глаза, но тут же опустила их и стала рассматривать молнию своей куртки, — почему ты не рассказал другим «кримам» о своих подозрения относительно меня?

Он пожал плечами.

— Просто я не хотел никого пугать. Если целая группа чрезвычайников следовала бы за нами, мы бы все равно ничего не смогли сделать. А если только ты… Я не хочу что бы кто-то еще об этом знал. Они не поймут.

— Не поймут чего? — тихо спросила Тэлли.

— Того что это не ловушка. Ты просто охраняешь нас.

У Тэлли потемнело в глазах. Конечно, это была ловушка. Только вот ради чего она создавалась? Шэй, доктор Кэйбл и другие чрезвычайники наверняка уже были там.

Ее мысли прервал Зейн.

— Ты ведь меняешься, верно?

— Что?

— Как в прошлый раз. Ты снова становишься той, прежней Тэлли.

Тэлли перевела взгляд на океан. Зейн был прав. Она менялась.

Тэлли всегда видела только положительную сторону в том, что она «особенная». Но теперь, эта мысль больше доставляла ей радости.

— Я не знаю, Зейн. Иногда мне кажется что я нужна только для «промывания мозгов». Сплошные операции, таблетки и лечение, — она посмотрела на шрамы на руках, — это все ошибки которые я совершила. Все люди, которые во мне разочаровались…

Зейн смотрел на шрамы дрожащим взглядом. Тэлли опустила глаза и натянула рукава.

— Значит, ты и впрямь Особенная. Но… тогда ты не должна быть здесь. — Наступило секундное молчание, а потом Зейн прошептал — Неподчинение приказу…

— Ну да. Вообще-то я довольно хороша по части неповиновения.

— Посмотри на меня Тэлли.

— Зейн не думаю, что это хорошая идея — Тэлли сглотнула — ты увидишь…

— Я знаю. Я видел твое лицо в ту ночь. И я видел то, как ты на меня смотрела. Наверное, доктор Кэйбл имеет к этому отношение… Она внушила вам, что нет никого лучше кроме, собственно, вас.

Тэлли пожала плечами. Она не хотела говорить, что было еще кое-что. Да, с одной стороны она чувствовала резкий контраст между ними из-за того что она Особенная, а он — нет. Но была и еще одна сторона.

— Попробуй, Тэлли — сказал Зейн.

Она отвернулась, на мгновение жалея, что она — Особенная. Если бы только у нее не было этого острого слуха, прекрасного зрения… Ведь Особенным не нравится все несовершенное. А Зейн — калека. Абсолютное несовершенство.

— Я не могу, Зейн.

— Нет можешь.

— Что? Значит, теперь ты стал экспертом по чрезвычайникам?

— Нет. Помнишь Дэвида?

— Дэвида? — Тэлли посмотрела на океан — А он-то здесь причем?

— Разве не он однажды сказал тебе, что ты красивая?

Небольшой холодок пробежал по телу Тэлли.

— Да, когда я была уродцем. Но как ты…

И тут Тэлли вспомнила их последний побег. Тогда Зейн добрался до Ржавых Руин на неделю раньше Тэлли. У них с Дэвидом была куча времени, чтобы узнать друг друга.

— Это он сказал тебе? — спросила Тэлли.

Зейн пожал плечами.

— Он видел насколько я красив. Наверное, он все же надеялся…

Воспоминания захлестнули Тэлли. В ту ночь Дэвид смотрел на ее некрасивое лицо, — тонкие губы, вьющиеся волосы, крючковатый нос, — и сказал что она красивая. Тэлли пыталась объяснить ему, что этого не может быть.

И все же он назвал ее красивой, когда на самом деле, она была уродиной.

Неожиданно, весь мир Тэлли потерял смысл. Впервые в жизни Тэлли перешла на другую сторону.

Она почувствовала жалость к Дэвиду. Дымник до мозга костей, он никогда не был в городе, не видел по-настоящему красивых людей. Конечно, Тэлли Янгблад показалась ему красивой.

Но после того, как Тэлли стала по-настоящему красивой она сказала, что выбирает Зейна.

— Я выбрала тебя не из-за твоего лица, Зейн. Это из-за того, сколько мы пережили вместе. Ты ведь знаешь это, верно?

— Конечно. Так что с тобой случилось теперь?

— В смысле?

— Послушай, Тэлли. Когда Дэвид увидел тебя красивой, он перескочил пять миллионов лет эволюции. Но до этого он смотрел на тебя, не замечая асимметрии на твоем лице, несовершенную кожу и всего остального — Зейн вытянул руку — а теперь ты не можешь смотреть на меня только потому, что я немного дрожу?

Тэлли уставилась на его отвратительные дрожащие пальцы.

— Это совсем другое Зейн. У чрезвычайников свое представление о… некоторых вещах. Но я по крайней мере пытаюсь изменить ситуацию. Почему ты думаешь я следую за вами?

— Ты хочешь забрать меня в город, не так ли?

Тэлли застонала.

— А что ты предлагаешь? Пройти курс лечения полусырой медицины Мэдди?

— Ты можешь спасти меня. Ведь речь идет не обо мне, а о тебе. У тебя тоже был поврежден мозг, но ты вылечилась. И все что для этого требовалось, был поцелуй.

Он придвинулся поближе и Тэлли закрыла глаза. Она чувствовала тепло его кожи. От него пахло костром.

Тэлли отвернулась с крепко зажмуренными глазами.

— «Особенная» — это не только маленький кусочек моего мозга. Это — я. Это способ, которым я вижу мир.

— Хорошо. Значит, ты такая «особенная», что никто не может дотронуться до тебя.

— Зейн…

— Ты такая «особенная», что для того чтобы что-то почувствовать тебе нужно порезать себе что-нибудь.

Тэлли покачала головой.

— Я так больше не делаю.

— Значит ты можешь измениться!

— Но это не значит…

Она открыла глаза.

Лицо Зейна было в сантиметре от нее. Как бы то ни было, но дикая местность его тоже изменила. Теперь в его глазах была серьезность, а взгляд стал ледяным. Почти особенный.

Она наклонилась ближе… и их губы встретились. Теплые, мягкие, завораживающие…

Рев волн заглушал ее собственное сердцебиение.

Тэлли прильнула ближе, засунув руки под ткань его одежды.

Ей больше не хотелось быть в спец-костюме, не хотелось быть невидимой. Обхватив его за талию, она крепко прижала его к себе. Благодаря своим способностям Тэлли слышала бешеный ритм его сердца, чувствовала вкус губ, и запах одежды.

Но как только Зейн провел пальцами по ее щеке, Тэлли почувствовала, как они дрожат.

— Нет, — тихо сказала она.

Дрожь была слабой. Словно толчки в километре от тебя. Но она была повсюду. В руках, губах, глазах, мышцах… как будто он замерз. И тут Тэлли увидела все его повреждения нервных тканей.

Она попыталась избавиться от картинки, нарисовавшейся в ее голове, но она только становилась яснее.

Тэлли была так запрограммирована. Ее задачей было определять все слабости человека, чтобы потом использовать их против него самого. Нельзя было игнорировать их.

Тэлли попыталась отстраниться, но Зейн крепко держал ее в своих объятиях, словно полагал, что сможет удержать.

Она прервала поцелуй и быстро опустила глаза, пытаясь подавить внезапно вспыхнувший гнев.

— Тэлли, подожди — сказал он — мы можем…

Но он не отпускал ее. Волна отвращения прокатилась по всему телу Тэлли. Она выпустила шипы на руках из своего спец-костюма и с силой полоснула его по спине. Зейн закричал и прижал руки к царапинам. По пальцам тут же потекла алая жидкость.

Тэлли вскочила на ноги и бросилась бежать. Она поцеловала его, позволила дотронуться до себя. Он — калека, урод, ничтожество.

Желчь подкатила к горлу, живот скрутило в рвотных позывах. Мир стал вращаться перед глазами, Тэлли рухнула на колени и ее стошнило.

— Тэлли! — он шел за ней.

— Не подходи!

Тэлли перекатилась на другой бок, вдыхая свежий морской воздух. Тошнота начала проходить, но Тэлли подозревала, что стоит ему появиться и ее снова стошнит.

— Ты в порядке?

— А что, не видно? — она почувствовала стыд. Что она наделала? — Я просто не могу, Зейн.

Тэлли собрала все свои силы, вскочила на ноги и побежала к океану. Подальше от него.

Скалистый берег обрывался, но это не остановило Тэлли. Она со всего размаху прыгнула в пустоту.

Вода встретила ее жестким ударом. Ледяной поток забурлил вокруг нее и потащил наружу. Но несколькими мощными толчками Тэлли опустилась вниз и захватила руками песок. Это позволило ей держаться на дне. Мощное течение уносило поток ее жалких мыслей. Она задержала дыхание.

Через минуту Тэлли позволила себе выплыть на поверхность и начала жадно глотать ртом воздух. Она оказалась довольно далеко от того места, откуда прыгнула.

На краю обрыва стоял Зейн и внимательным взглядом просматривал океан.

После того, что она сделала, Тэлли не могла встретиться с Зейном. Ей захотелось утопиться.

Тэлли изменила цвет своего спец-костюма на цвет морской воды.

Наконец, когда Зейн вернулся в лагерь, она поплыла к берегу.

17. Кости

После того что произошло, казалось, что их путь будет длиться вечно. Тэлли начала подозревать, что ищейка специально настроен так, чтобы водить их по дикой местности всегда.


Хромающий Зейн, всю дорогу пытающийся это исправить, и невидимая Тэлли, не снимающая свой спец-костюм даже чтобы помыться. Каждый в своем мире. А если быть точнее — в аду.

Что теперь Зейн думает о ней? Он наверное понял на сколько слабой она была: боится простых поцелуев.

Вспомнив об этом, Тэлли захотелось порезать себя, так, чтобы вырезать из себя как можно больше «особенного» и оставить все человеческое. Но она уже сказала Зейну, что не может измениться. Сделав это, она, можно сказать, нарушит слово.

Интересно, Зейн уже рассказал другим «кримам» о ней?

Они уже планируют заманить Тэлли в ловушку и передать ее Дымникам?

А может, они решили сбежать, оставив Тэлли одну в этой дикой природе навсегда?

Иногда ей хотелось вновь пробраться в лагерь и, пока все спят, поговорить с Зейном, сказать как ей плохо. Но она не сможет просто стоять перед ним и видеть, как она его покалечила.

Шэй уже разочаровалась в ней. Что, если Зейн тоже решил, что ему больше не нужна Тэлли Янгблад?


К концу второй недели «кримы» остановились на скалистом утесе, высоко поднимающимся над океаном.

Тэлли посмотрела на звезды. До рассвета было еще далеко, да и рельсы железной дороги не были сломаны. Однако, «кримы» спрыгнули со своих скайбордов и столпились вокруг Зейна, смотря вниз на что-то в его руке.

Ищейка.

Тэлли смотрела вниз на волны и ждала дальнейших действий. После долгих минут она увидела дым от костра: стало понятно что «кримы» не собираются дальше идти.

Тэлли развернула свой скайборд и полетела ближе к лагерю. В инфракрасном свете вспыхнул яркий свет. «Кримы» стали разогревать свою еду.

Наконец, Тэлли добралась до места, откуда был слышен разговор беглецов.

— Что мы будем делать, если они не придут? — спросила какая-то девочка.

— Они придут. — ответил Зейн.

— Когда?

— Я незнаю. Все равно пока что мы ничего не сможем сделать.

Девочка начала говорить об их водоснабжении и о том, что они не видели реку последние две ночи.

Тэлли присела ниже, и вновь поменяла цвет своего спец-костюма. Это не Новый Дым, но похоже, что это ужасное путешествие скоро закончится. Она осмотрелась, принюхиваясь, и пытаясь определить, что было особенного в этом месте. Среди аромата еды был еще один. Из-за него у Тэлли по коже пробежались мурашки. Это был аромат …. гнили.

Он пробрался до ее места и стал настолько сильным, что практически превратился в кляп.

В ста метрах о лагеря Тэлли обнаружила источник: рыба, много мертвой рыбы. Там была целая куча голов и хвостов рыбы, и везде ползали личинки и летали мухи.

Тэлли приказала себе оставаться ледяной, пока обходила эту зловонную жижу. В небольшом отверстии кучи, она увидела остатки старого костра. Древесина уже вымокла и пепел раздуло ветром, но кто-то останавливался здесь. Точнее их было много.

Безжизненный огонь был в глубокой яме. Причем так, что когда с океана дул ветер невозможно было определить температуру. «Кримы» всегда рассчитывали на свет костра, а не на тепло.

Но этот костер был сделан умелыми руками.

Тэлли заметила что-то белое в пепле, наклонилась и аккуратно достала…. кость.

Это была кость, размером с руку Тэлли. Она не могла точно сказать, кому эта штука принадлежит. На ней были резцы, как будто ее кто-то покусал.

Тэлли не могла представить себе городских детей, едящих мясо после нескольких недель проведенных в дикой местности. Даже дымники ели только кроликов и кур, ничего столь же большого как эта кость. Да и резцы были неравномерными: кто бы это ни был, он определенно не знал понятия «стоматология».

Скорее всего, здесь был один из людей Эндрю.

Тэлли передернуло. Для этих дикарей все враги — что люди, что животные — они убивают и тех и других. И теперь Красивые не были для них «богами». Интересно, что они почувствовали, когда узнали, что всю жизнь были экспериментом, и что красивые «боги» всего лишь люди?

Тэлли подумала, о том, что возможно, новенькие Дымники захотели отомстить НьюКрасотауну.

Тэлли покачала головой.

Дымники достаточно доверяют Эндрю, чтобы поставить его во главе. Почему же тогда остальные должны быть смертоносными маньяками?

А что если остальные жители резервации узнали, как сбежать от «маленьких людей»?


Поскольку приближался рассвет, Тэлли как обычно не беспокоилась о сне. Она сидела и смотрела на небо, высматривая признаки движения скайборда, не забывая при этом следить за инфракрасным движением в лагере. Неприятный запах гнили так полностью и не прошел.


Они пришли через три часа после восхода солнца.

18. Новые спутники

Четырнадцать фигур спускались по холмистому склону. Их скрывала высокая трава, и Тэлли видела движение только благодаря инфракрасному свету.

Она пригнулась и почувствовала, как ее спец-костюм принял цвет травы. Единственная фигура, которую Тэлли могла различить более менее четко, была женщина, которая шла впереди группы. Она определенно была не из города: одетая в одежду из кожи и с копьем в руке.

Тэлли еще ниже припала к земле. Она помнила тот первый раз, когда встретилась с сельскими жителями. Тогда они, готовые убить, окружили её посреди ночи.

Дымники крепко спали.

Тэлли не сможет спасти всех, если эти люди нападут внезапно.

Может разбудить Зейна и предупредить о приближении незнакомцев? Но представив, какое отвращение отразится в его глазах, она резко передумала.

Тэлли глубоко вздохнула, приказывая себе оставаться ледяной. Долгие ночи она невидимой пыталась защитить тех, кому ее помощь не нужна. Этого достаточно, чтобы стать параноиком. Она должна сохранять здравый ум, чтобы понять, представляют ли опасность новоприбывшие.

Тэлли согнула ноги в коленях и стремительно побежала через высокую траву. Чем ближе она приближалась, тем отчетливее слышалась мелодия, которую напевали незнакомцы. Мотив был скорее веселым, чем грустным. Такие обычно поют, когда выигрывают в футбол. Похоже, для них насилие это своеобразная игра.

Тэлли остановилась, подняла голову… и облегченно выдохнула.

Только двое из них были одеты в одежду из кожи. На остальных были потрепанные вещи из города. Они могли быть кем угодно, но дикарей из них всего лишь двое. Все они несли пакеты на плечах: дикари шли легко, словно они вообще ничего не несли, а уродцы шли сгорбившись под тяжестью ноши.

Тэлли посмотрела вдаль, откуда они пришли, и увидела лишь блеск океанской воды.

Она помнила, как встретил ее Эндрю, и поэтому отодвинулась подальше, но все же оставалась на достаточном расстоянии, чтобы рассмотреть незнакомцев. Их одежда казалась неправильной, словно давно вышла из моды. Но эти дети были здесь новенькими.

Затем Тэлли услышала, как один мальчик спросил, насколько далеко они ушли, и можно ли развести здесь лагерь. От его акцента Тэлли вздрогнула. Похоже город, из которого он прибыл, находится достаточно далеко, раз он говорил по-другому.

Конечно, она была на полпути к экватору, да и Дымники имели достаточно широкое влияние вокруг их города. Но что они делали здесь?

Совершенно очевидно, что Новый Дым не может находиться на этом маленьком участке скалистого утеса.

Тэлли сосредоточенно наблюдала, как незнакомцы приближаются к спящим «кримам».

Внезапно она замерла, почувствовав вибрацию в костях, будто под ней началось землетрясение.

Раздался низкий ритмичный звук, словно кто-то барабанил пальцами по столу. Несколько мгновений звук усиливался, пока не нормализовался.

Теперь и остальные услышали его.

Человек, возглавлявший команду, громко закричал, указывая на юг. Все замерли в ожидании.

Тэлли уже могла увидеть в инфракрасном видении яркое свечение двигателей машины, которая приближалась к ним. Наклонившись, она развернулась и побежала к своему скайборду.

Тэлли хорошо помнила свой первый поход к Дыму.

Тогда ее встретили натуралисты на летающем транспорте Ржавников.

Как они его назвали?

Только добравшись до своего скайборда, Тэлли вспомнила название. «Вертолет» — приземлился недалеко от склона. Огромная машина спустилась на землю, образовав вокруг себя вихрь пыли.

Вертолет держал себя в воздухе двумя огромными лопастями, которые беспощадно разрезали воздух по кругу. Даже находясь на достаточно большом расстоянии от этой машины, звук ее мотора пугал Тэлли. Ее скайборд вздрагивал и подпрыгивал, как возбужденная лошадь.

«Кримы», потрясенные происходящим, уже давно не спали.

Кто бы не управлял вертолетом, он с самого начала заметил группу людей и ждал, пока те уберутся оттуда.

К тому времени, как вертолет приземлился, другая команда ретировалась обратно к скалам. Теперь обе группы с опаской смотрели в сторону друг друга.

Команда вертолета выбралась на помятую траву.

Тэлли помнила, что рейнджеров не волновало: существует Дым или нет. Они беспокоились о сохранности природы и о тех проблемах, которые оставили после себя Ржавники. Белый сорняк, например. И иногда они даже торговались с Дымниками.

Тогда рейнджеры не вызвали опасений у Тэлли. Они были красивыми, но как у пожарных или чрезвычайников, у них не было повреждений мозга.

Лопасти вертолета продолжали вращаться, и из-за этого невозможно было что-либо услышать.

Тэлли видела, как внизу склона Зейн представляет членов своей команды рейнджерам. Те с подозрением смотрели на новичков, но ничего не предпринимали. Затем они достали палку для сканирования и начали водить ею по телу Зейна.

«Они особое внимание уделяют зубам» — заметила Тэлли. Другие рейнджеры стали проделывать то же самое с другими «кримами».

После проверки они стали заталкивать беглецов в вертолет, а затем полезли и сами.

Вертолет был больше, чем аэромобиль чрезвычайников. Но в тоже время он был такой дряхлый, ржавый и древний что Тэлли усомнилась, сможет ли он вместить в себя двадцать человек.

Рейнджеров это, казалось, не волновало. Они были заняты тем, что пытались прикрепить скайборды городских детей к днищу вертолета, на которое был установлен магнит.

С таким количеством людей внутри, это должна быть не долгая поездка.

Проблема была в том, что Тэлли не знала, сможет ли проследить за ними.

Тот вертолет, на котором она летала, был очень быстрым и поднимался выше любого скайборда. Если Тэлли потеряет их из виду, она не сможет вместе с «кримами» отправиться на поиски Дыма.

У слежки «по старинке» имеются свои недостатки.

«Что же сделала Шэй, когда достигла этой точки?» — мысленно спрашивала Тэлли. Она повысила чувствительность сети, но никаких следов чипа-ищейки не заметила. Но он ведь должен был так же привести ее на это место.

Шэй замаскировала себя под сельского жителя? Или ей удалось последовать за вертолетом?

Тэлли еще раз взглянула на отверстие между шасси. Среди всех скайбордов, там имелось место для человека.

Может, Шэй выбрала именно этот способ ….

Тэлли надела свои перчатки-липучки и приготовилась. Она могла бы подождать пока вертолет взлетит, а затем последовать за ним, через вихрь, образованный его лопастями.

Тэлли улыбнулась. Впервые после того, как она стала преследовать «кримов», появилась реальная проблема, которая снова заставит ее почувствовать себя Особенной.

И еще лучше то, что Дым уже близко.

Она почти пришла.

19. Преследование

Скоро все вещи были погружены, и два человека отошли в сторону, размахивая руками и улыбаясь.

Тэлли не стала ждать, пока вертолет взлетит. К этому времени она уже летела на юг, рядом со скалистым склоном, придерживаясь его так, чтобы никто не смог ее увидеть. После двух недель преследования ей очень не хотелось быть обнаруженной, тем более, что она уже почти у цели.

Тэлли так и подмывало оглянуться назад, но она сдерживала себя. В конце концовона летит на расстоянии вытянутой руки от отвесного склона.

Благодаря своему слуху, Тэлли знала, что вертолет взлетел. Она удивлялась «быстроте» изобретения Ржавников, разгоняя свой скайборд до максимальной скорости.

Тэлли никогда не выкладывала свой скайборд по максимуму.

В отличие от скайбордов уродцев, ее скайбод не имел ограничения безопасности. Ты можешь подниматься, вращаться и делать, что душе угодно, пока он не перегреется или еще что-нибудь похуже.

Тэлли посмотрела вниз и сквозь инфракрасный свет увидела, что вентилятор под ее левой ногой был похож на раскаленные угли затухающего костра.

Вертолет нагонял Тэлли. Она опустилась еще ниже: до уровня волн, каждый раз угрожающих накрыть ее с головой.

К тому времени как вертолет показался над ее головой, он был уже в ста метрах от земли и все еще продолжал подниматься!

Теперь она должна была сделать рывок вверх.

Подняв кончик носа скайборда, Тэлли начала подниматься вдоль склона. Она взлетела так, чтобы не оказаться в поле зрения окошек вертолета. Позади нее два человека были похожи на две точки.

Ее спец-костюм принял цвет неба, так что если они по-прежнему смотрят, то видят лишь темную полоску: ее скайборд.

Как только Тэлли достаточно близко подлетела к вертолету, ее скайборд начал дрожать, словно его били невидимыми кулаками. Вихрь, пульсирующий вокруг нее, был очень сильным. Внезапно скайборд ушел из-под ног Тэлли, и несколько мгновений она падала вниз, пока туфли-липучки вновь его не притянули. Она посмотрела вниз и убедилась, что оба вентилятора в порядке. Когда скайборд еще раз унесло в сторону, Тэлли догадалась, что давление скайборда слишком велико и не пропускает достаточно воздуха, чтобы противостоять напору вихря.

Тэлли согнула колени и начала подниматься еще выше и быстрее, игнорируя раскаленный вентилятор и жесткие порывы ветра. У нее просто не было времени обращать на это внимание: вертолет все еще набирает высоту и скоро окажется вне досягаемости.

Внезапно шум ветра стих. Тэлли подняла глаза и увидела, что находится прямо под дном вертолета, словно достигла сердце урагана. Это был ее шанс попасть на борт. Она подняла руки. Перчатки-липучки нашли соприкосновение с металлом и потянули ее вверх.

Метр, другой и она была бы там….

Неожиданно мир вокруг Тэлли покачнулся. Машина наклонилась в сторону, пропуская ветер и лишая Тэлли защиты.

Сильный порыв ветра с силой ударил Тэлли и выбил у нее из-под ног скайборд. Ей в уши ударил жуткий порыв вихря, из-за чего она не сразу сообразила, что одна из лопастей вертолета приближается прямо к ней.

Сокрушительный удар по телу, казалось, должен был разорвать Тэлли в клочья, но лишь отшвырнул ее в сторону. Она закрутилась в воздухе, словно сама была тем самым вихрем. На мгновение даже ее чувство равновесия потеряло свою силу, и казалось, будто весь мир превратился в хаос.

Через несколько секунд Тэлли почувствовала сильный рывок на запястьях, и ее потянуло к скайборду, нагретому наверное даже сильнее, чем солнце. Ухватившись за край доски, она почувствовала жар даже через перчатки-липучки. Запах раскаленной пластмассы пробил ее ноздри. Спец-костюм Тэлли перешел в бронированный режим, пытаясь обеспечить хоть какую-то защиту.

Тэлли продержалась еще минуту, пока скайборд прекращал вращаться, и затем влезла не него.

Она снова придала спец-костюму голубой цвет и посмотрела вслед удаляющемуся вертолету. Тэлли понимала, что теперь ей остается только сдаться и ждать следующей группы беглецов. Конечно, вертолет регулярно возвращался на это место. Но там был Зейн, и она не могла бросить его сейчас.

Шэй и другие чрезвычайники уже были на их пути.

Недолго думая, Тэлли разогнала свой перегревающийся скайборд.

Вертолет начал уменьшать скорость и снижаться, и в скором времени она догнала его.

Поверхность скайборда обжигала подошвы туфель-липучек Тэлли. Вентиляторы нагрелись до такой степени, что теперь издавали жужжащий звук. Она летела вперед, пока сильный порыв ветра снова чуть не сбил ее с ног.

Но на сей раз Тэлли знала, чего ждать: она изучила потоки вихря еще в первый раз. Инстинкт вел ее сквозь сильные порывы ветра, а скайборд издавал неистовые звуки, но она неумолимо летела к отверстию между шасси.

Все ближе и ближе.

Тэлли почувствовала сильную вибрацию под ногами и услышала ужасный вой развалившихся вентиляторов. Она поняла, что уже слишком поздно, чтобы что-то предпринимать. Тогда она согнула ноги в коленях и прыгнула…

На пике своего прыжка Тэлли попыталась ухватиться за края выпирающих скайбордов, но они были упакованы в полиэтиленовые пакеты, за которые невозможно было ухватиться.

Тэлли начала падать…

Она вцепилась в перчатки-липучки, заставив их, исчерпывая энергию батарей, притягивать ее к металлу с максимальной силой.

Внезапный сокрушительный толчок чуть не вырвал ей руки.

Прикрепившись к металлу, она услышала грохот своего скайборда. На мгновение она подумала, что люди, находившиеся в кабине вертолета, тоже услышали, как разбился ее скайборд. Но потом Тэлли вспомнила свою поездку на вертолете: тогда приходилось кричать, чтобы тебя услышали.

После нескольких минут полета Тэлли отключила магнетизм на одном из браслетов, и раскачавшись, зацепилась ногами за одну из балок. Затем она отключила магнетизм и на втором браслете и несколько мгновений провисела головой вниз, после чего подтянулась и зафиксировала свое положение между скайбордами беглецов.

Оттуда она наблюдала за полетом.

Вертолет продолжал подниматься, пока деревья внизу не показались размытым пятном.

Некоторые участки были затронуты белым сорняком.

Очень осторожно, сохраняя равновесие, Тэлли осмотрела свои руки. В некоторых местах ее перчатки-липучки были прожженны на столько, что на ее пальцах тоже красовались ожоги. Но татуировки все еще пульсировали. К сожалению, ее мед-спрей, как и остальные принадлежности, упал со скайбордом. При себе у нее остались лишь браслеты, нож и спец-костюм.

Но она сделала это.

Тэлли наконец позволила себе медленно, облегченно выдохнуть.

Ее обуревали чувства. Она дотронулась до «живота» вертолета — Зейн был всего в нескольких метрах от нее. Несмотря на все его повреждения головного мозга, он почти привел их к Новому Дыму. Независимо от того, что о ней думает Шэй, Тэлли была теперь точно уверенна, что Зейн заслужил право присоединиться к чрезвычайникам. После всего этого, Тэлли не будет слушать никакие отговорки.

По внутренним подсчетам Тэлли, примерно через час они начала спускаться.

Хотя лес был еще плотный, в некоторых его участках были прямоугольные «отверстия», словно для какого-то строительного проекта. Затем Тэлли увидела предметы строительства: огромные землеройные машины с магнитными подъемниками.

Тэлли нахмурилась.

Дымники были сумасшедшими, если в серьез считали, что им сойдет с рук ТАКОЕ.

Но затем стали отчетливее выделяться знакомые здания: заводы, пригородные дома. Чем ниже они опускались, тем больше в воздухе появлялось аэромобилей. Ниже стали выделяться футбольные поля и спальные помещения, в точности как в УродВилле.

Тэлли покачала головой.

Все это не может быть построено Дымниками…

И тут она вспомнила разговор с Шэй в ту ночь, когда они хотели увидеться с Зейном, о том, как Дэвид и его таинственные союзники приобрели оружие и спец-костюмы.

В этот момент она поняла правду.

Дым — это не какой-то скрытый лагерь в дикой местности, где люди ходят в туалет в яму для отбросов и едят кроликов.

Новый Дым прямо здесь, под ней.

Весь город присоединился к восстанию.

20. Жесткая посадка

Тэлли нужно было спрыгнуть раньше, чем вертолет приземлится.

Она не хотела, чтобы ее нашли увидели на нижней части вертолета. Они, несомненно, догадаются, что ее жестокая красота — признак агента из другого города. Но пока вертолет летел к посадочной полосе, Тэлли не видела ни одного безопасного места, чтобы спрыгнуть.

Ее собственный город окружала река. Но здесь Тэлли понимала, что они находятся слишком высоко и ее браслеты не смогут благополучно придержать ее. Она могла бы использовать свой спец-костюм для защиты, но посадочная полоса находилась между двумя зданиями, вокруг которых были скользящие дорожки с хрупкими людьми.

Вертолет сделал круг, готовясь к посадке, и Тэлли увидела забор, который сдерживал ветер создаваемый лопастями вертолета. Но он был обнесен колючками, с которыми ее спец-костюм не справится.

Как только вертолет пошел на снижение, она накинула капюшон, свернулась в безопасную позицию и прыгнула, словно маленький ребенок в бассейн.

Ее левое плечо хрустнуло и Тэлли закрутило в воздухе, словно листок на ветру. С трудом различив на земле скользящую дорожку, она замахала руками, пытаясь вернуть себе равновесие, но один шаг назад и она перелетела на другую скользящую дорожку которая идет в другом направлении. В конце концов, она, распластавшись на этой дорожке смотрит в небо.

— Ауч, — пробормотала Тэлли. У чрезвычайников были не рушимые керамические кости, но до них было еще много кожи, мяса и нервных окончаний, поэтому Тэлли было на что жаловаться. Она все еще ехала на дорожке, когда над ней показалось строгое выражение лица.

— Барышня, вы в порядке?

— Да, в основном.

— Я, конечно, понимаю, что нормы поведения изменились, но за такой трюк о вас нужно сообщить начальству!

— Ой, простите, — сказала Тэлли, болезненно поднимаясь на ноги.

— Я так понимаю, спец-костюм должен был защитить вас, — серьезно продолжал человек — Но прежде, чем что-то делать, вы подумайте о нас!

Тэлли потерла ушибленную спину. Похоже, этот человек был не большого ума.

— Я же сказала, что сожалею. Мне нужно было выйти из того вертолета.

— Ну, раз вы не можете дождаться приземления вертолета, то в следующий раз используете пружинистые жакеты.

Внезапно волна раздражения прошлась по телу Тэлли. Какой-то средний человек смеет ей указывать! Она подумала, что просто так его не заткнуть, поэтому сняла капюшон и обнажила свои острые зубы.

— В следующий раз я использую вас для своего приземления!

Человек посмотрел на ее черные глаза, странные татуировки, хищный оскал и лишь фыркнул.

— Или сломаешь свою красивую шею.

Удовлетворенно хмыкнув, он переступил на более быструю скользящую дорожку.

Тэлли удивленно заморгала.

Это была абсолютно не та реакция, на которую она рассчитывала. Проезжая мимо стеклянных зданий, она увидела своё отражение, в котором по-прежнему была особенной. У нее до сих пор была «страшная» красота, предназначенная вызывать страх у людей.

Но человек едва заметил это.

Тэлли покачала головой.

Возможно, «резчики» не скрывались в этом городе и местные жители уже привыкли к их красоте. Но какой тогда смысл в хищном оскале, если они уже успели привыкнуть к нему? Тэлли еще раз прокрутила детали встречи с незнакомцем и заметила одну вещь: он говорил без акцента. Наверное, он был из ее родного города.

Но если этот город и был Новым Дымом, где же тогда Шэй? Тэлли повысила диапазон наушника, но ответа не последовало. Конечно, город был большим, и она, возможно, была вне диапазона или просто до сих пор дулась на Тэлли.

Тэлли оглянулась на посадочную полосу. Лопасти вертолета стояли на холостом ходу. Что, если это не Новый Дым, а лишь промежуточная остановка для дозаправки?

Тэлли перешагнула на противоположную скользящую дорожку и направилась в сторону посадочной полосы.

Рядом с Тэлли скользили красавцы, и она заметила, что все они были одеты в одинаковые костюмы. Кожа у рыжих девушек была намного бледнее, чем это позволил бы Комитет Красоты. Кожа у парней была смуглая, и мышцы выделялись слишком отчетливо.

Это объясняет реакцию (вернее ее отсутствие) того человека. Похоже, все костюмы были соединены чем-то чувствительным, из-за чего удар Тэлли должен был прийтись на всех. Ее костюм, конечно, отличался от здешних, но не сильно, поэтому она не будет выглядеть белой вороной.

Здания здесь не сильно отличались от тех, среди которых она выросла. Посадочная полоса не вызывала особого интереса. Перед Тэлли предстали обычные здания вроде особняков в Нью-Красотауне и футбольного поля в Урод-Вилле.

Казалось странным, что здесь между Нью-Красотауном и Урод-Виллем не было реки. Ведь так уродцам легко можно проникнуть на любую вечеринку!

До сих пор Тэлли не увидела ни одного начальника. Кто-нибудь здесь знает о ее жестокой красоте?

Рядом с ней на скользящую дорожку встала женщина. Тэлли решила попытаться сойти за местную.

— Где будет удар сегодня вечером? — спросила Тэлли, стараясь говорить с таким же акцентом.

— Удар? Вы имеете в виду вечеринку?

Тэлли пожала плечами.

— Да, конечно.

Молодая женщина засмеялась.

— Вы можете выбрать любую. Их горы.

— Отлично, горы. Но где взять волнующие костюмы?

— Волнующие костюмы? — женщина посмотрела на Тэлли так, словно та сказала что-то нелепое, — Вы случайно не с вертолета?

Тэлли подняла брови.

— С вертолета? Гм… да, оттуда.

— С таким лицом? — нахмурилась женщина. Ее собственная кожа была темно-коричневая, а на каждом из ногтей было свое изображение, которое периодически менялось.

Тэлли смогла лишь неопределенно пожать плечами.

— О, я вижу. Не смогли дождаться, чтобы поскорее стать одним из нас? — женщина снова рассмеялась — Слушай, тебе нужно поговорить, погулять с другими новичками, хотя бы до тех пор, пока не поймешь, как у нас тут все устроено. — она посмотрела на свои пальцы с кольцом-интерфейсом — Диего говорит, сегодня все должны присутствовать на одной вечеринке.

— Диего?

— Город — пояснила незнакомка, а потом снова рассмеялась, — ничего себе, а ты действительно с вертолета.

— Да, это так. Спасибо — сказала Тэлли, внезапно почувствовав себя беспомощной и дряхлой. В этом городе ее сила и скорость ничего не значили, и даже ее красота не производила никакого впечатления. Как будто она вернулась в те дни, когда было важнее то, что ты наденешь, а не кто ты.

— Ну, добро пожаловать в Диего — улыбнулась женщина и переступила на более быструю скользящую дорожку, помахав на прощанье рукой.

Когда Тэлли добралась до посадочной полосы, она не спускала глаз с беглецов «кримов». Она сошла со скользящей дорожки как раз на том месте, где осталась вмятина от ее приземления.

Беглецы уже вышли из вертолета, но все еще сгруппировывались. Как обычные болваны, они выясняли, где чей скайборд.

Зейн ждал терпеливо и выглядел очень счастливым с тех пор, как они отправились в эту вылазку. «Кримы», один за другим, столпились вокруг него и поздравляли, похлопывая при этом по спине. Когда ему вручили скайборд, все они отправились в сторону огромного здания.

Тэлли увидела, что это Больница.

Ну конечно, при перелетах у многих могли быть разные заболевания. А так как этот город действительно был Новым Дымом, то здесь могли сразу удалять повреждения мозга. Таблетки Мэдди были больше не нужны. Теперь есть больницы, в которых это все происходит профессионально.

Тэлли отступила назад. Она поняла: Новый Дым был в тысячу раз больше и мощнее, чем они с Шэй ожидали.

Власти этого города принимали у себя беглецов, вылечивая их мозговые повреждения. Оказывается, что у всех людей, которых она встретила, не было этих самых повреждений. Все они открыто выразили свое мнение. Понятно, почему этот город называется Диего: они отошли от стандартов Комитета Красоты и предоставили каждому свободу выбора. Они даже начали расширять свои территории.

Если все это — правда, то неудивительно, что Шэй здесь нет. Она, наверное, уже возвращается в город, чтобы сообщить об этом доктору Кэйбл и Комитету по Чрезвычайным Обстоятельствам.

Но что они смогут сделать? Города не могут указывать друг другу какую политику вести.

В этом преимущество Нового Дыма. Теперь он может существовать всегда….

21. Беспорядочный город

Тэлли весь день ходила по городу, удивляясь насколько сильно он отличался от ее собственного. Здесь уродцы с красавчиками общались непринужденно, всё время проводили вместе. Дети ходили со старшими сестрами, братьями или родителями за руку. (В городе Тэлли родители с детьми встречались лишь иногда).

Эти изменения — структура лица, цвет кожи, дань моде — были почти невообразимыми.

Почти. Возможно, она смогла бы привыкнуть к одежде из волосатого меха, кольцам в виде змей на пальцах и даже к разному цвету волос.

Но у некоторых кожа была темнее, чем у других, или некоторые продолжали жить в семье красавчиков, а некоторые — в семье уродцев.

И это напомнило Тэлли о днях в резервации. Там люди объединялись в кланы и создавали свои устои, из-за чего казалось, что все члены племени похожи друг на друга. Вот только они ненавидели всех, кто отличался от них.


В середине Диего Тэлли с облегчением увидела, что все больше людей похожи на ее маму с папой. Те с раздражением говорили о «новых стандартах», как о клейме позора.

Тэлли не сомневалась — у этих людей не было мозговых травм.

Правда, создавалось впечатление, что все они пользовались помощью хирурга. Одни лица были мудрыми и спокойными, а другие были на удивление молодыми.

Тэлли не могла сказать точный возраст каждого, но казалось, будто хирурги решили соединить все стадии взросления воедино.

Она даже услышала голоса болванов. Было ли это осознанное решение или нет, но они решили остаться такими.

Как будто Тэлли попала в беспорядочный город. Здесь все настолько отличались друг от друга, что ее собственное особенное лицо стало… ничем. Когда это произошло? — Как только Тэлли очутилась в этом городе. Однако, она до сих пор чувствовала что-то волнующее, как будто кто-то кинул камень в реку, и на этом месте в разные стороны расходилась рябь.

Тэлли решила подключить наушник к сети. Настроившись на ленту новостей, она услышала доводы некоторых людей. Там шли дискуссии о правильности решения укрытия беглецов, о стандартах красоты, но больше всего внимания уделялось обсуждению строительства нового здания на краю города — не всем нравилась его планировка и стиль.

Тэлли никогда прежде не слышала таких оживленных споров между взрослыми. Было похоже, что сейчас в эфире куча уродцев. Ведь без мозговых травм они могли говорить и делать что захотят, поэтому сейчас они перебивали друг друга, ругались и предлагали все более новые идеи, не считаясь с чужим мнением.

Таким же способом пользовались Ржавники: они публично обсуждали каждую проблему, вместо того чтобы дать Правительству выполнять свою работу.

«И эти изменения здесь, в Диего, лишь только начало» — поняла Тэлли. Уже сейчас город вокруг нее словно кипел, бурлил. Здесь каждый высказывал свою точку зрения, казалось, словно мнения отскакивают друг от друга, и город вскоре взорвется.

Той ночью городская интерактивная карта привела Тэлли к самой высокой точке в городе. Перед ней располагался центр города. Те первые люди, которых она встретила, были нормальными: половина уродцев, половина красавцев. У большинства из них те лица, которые были, когда они сбежали из своих городов, однако они уже были готовы погрузиться в городскую моду.

Теперь Тэлли понимала, почему новички болтаются вместе: после старого стиля, разработанного Комитетом Красоты, видеть новые совершенствования лица было облегчением.

Тэлли надеялась, что Зейн был здесь. Сегодняшний день был очень длинным, а Тэлли не следила за ним с момента их приземления, поэтому не была уверена, что ему сделали в городской больнице. Может, ему удалили повреждения? Как тогда это отразится на нем, станет ли он более скоординированным? В этом городе он может стать кем угодно, ведь здесь все сами решают, как хотят выглядеть.

Возможно, здешние врачи смогут исправить то, что не смогли городские. При всей их практике в сумасшедшей хирургии, они могли быть такими же профессионалами, как доктор Кэйбл например.

Возможно, в следующий раз, когда они будут целоваться, все будет по-другому. И даже если Зейн так и останется калекой, она смогла бы показать ему, насколько изменилась. Ведь даже путешествие по дикой местности и ее пребывание в Диего сыграли свою роль.

Тэлли шла по темным улицам города вне досягаемости летающих прожекторов и слушала голоса. Музыка играла негромко, поэтому ей удалось распознать акценты самых разных видов, некоторые принадлежали даже Дальнему Югу. Многие беглецы рассказывали истории — комичные, трудные или ужасающие, — о том, как шли к этому месту. Некоторые из них долетели на скайбордах, кто-то шел пешком, а кто-то сказал, что их якобы забрал аэромобиль с вентиляторами, летящий через дикую местность.

В Диего было множество беглецов, которые всё время прибывали и прибывали.

Вскоре Тэлли увидела Пэриса и других «кримов» — они стояли на краю утеса.

Зейна с ними не было.

Она отступила еще глубже в тень, пытаясь отыскать его глазами.

Скорее всего, он думал, что она не смогла догнать вертолет и все еще находится в дикой местности. И был рад избавиться от нее…

— Привет, я Джон, — раздался голос сзади.

Тэлли повернулась и столкнулась лицом к лицу с «новым стандартом красоты». При виде ее жесткой красоты и татуировок на лице, брови незнакомца поползли вверх. Но на этом все и ограничилось. Он уже привык к ненормальным вещам в Диего.

— Тэлли, — ответила она.

— Смешное имя.

Тэлли нахмурилась. Для нее имя «Джон» вообще показалось ненормальным. Хотя акцент был не слишком незнакомым.

— Вы беглянка, да? — спросил он. — Я имею ввиду, это — новая мода?

Тэлли дотронулась до лица. Проснувшись Особенной в штаб квартире по Чрезвычайным Обстоятельствам, она поняла, кто она такая и для чего живет — она нашла свое место в жизни. А тут какой-то «средний» человек говорит, что ВСЁ ЭТО — всего лишь мода?!

Но смысла в агрессии не было.

— Да, я думаю. Нравится?

Джон пожал плечами.

— Мои друзья говорят, что лучше подождать, пока мода установится. Не хочу выглядеть как придурок.

Тэлли медленно вдохнула, стараясь сохранять спокойствие.

— Ты думаешь, что я выгляжу как придурок? — спросила она.

— А я знаю?! Я здесь совсем недавно! — он засмеялся. — Не знаю, что я тут еще увижу, но надеюсь, что-то менее страшное.

Страшное? Тэлли вполне могла показать этому высокомерному чурбану, что такое «страшное».

— На вашем месте, я бы не стал сохранять эти шрамы, — добавил он. — Это выглядит… мрачновато.

Тэлли молниеносно вскинула руки и схватила этого наглого незнакомца за воротник его желтого жакета. Послышался треск, и Тэлли подняла его над землей, при этом улыбаясь самой жесткой улыбкой, на какую только была способна.

— Слушай, ты, «без пяти минут болван», эти шрамы — не дань моде, это…

Мягкий звон зазвучал у нее в голове.

«Тэлли-ва, — раздался знакомый голос, — отпусти этого ребенка»

Тэлли моргнула, поставив человека на землю.

Кто-то соединился с ней по наушнику.

— О! Крутая уловка! Я таких зубов прежде не видел!

— Тихо!!!

Тэлли ослабила хватку.

— Эй, тот парень выглядит также, как и ты! — Джон указал пальцем в толпу.

Тэлли проследила за направлением его пальца и увидела знакомое лицо в татуировках.

Это был Фаусто, улыбающийся и Особенный.

22. Воссоединение

— Фаусто! — выкрикнула Тэлли, но потом поняла, что это было не нужно. Ее наушник был подключен к сети, и Фаусто ее прекрасно слышал.

— Ты еще помнишь меня? — пошутил он. Шепот в наушнике заставил Тэлли вздрогнуть.

Внезапно она почувствовала острое одиночество и осознала, что все эти дни не видела рядом с собой никого похожего на нее. Плюнув на все рамки приличия, она кинулась к Фаусто в объятия.

— Ты в порядке!

— Даже лучше чем «в порядке»!

Тэлли отстранилась. Она была в шоке. За этот день на нее навалилось столько всего! А теперь еще и Фаусто стоял здесь перед ней живой и здоровый.

— Что с тобой случилось? Как тебе удалось сбежать?

— Это долгая история.

Тэлли кивнула и покачала головой.

— Я в растерянности, Фаусто. Этот город такой беспорядочный. Что происходит?

— Здесь, в Диего?

— Да. Это невозможно.

— Это правда, Тэлли.

— Но как? Кто стоит за всем этим?

Он посмотрел вдаль, всматриваясь в городские огни.

— Насколько я знаю, это началось давно. Диего никогда не походил на наш город. Здесь с самого начала не было разграничений между уродцами и красавчиками.

Тэлли кивнула.

— Нет реки.

Фаусто рассмеялся.

— Может быть, причина и в этом. Но у них всегда было мало болванов.

— Так же как рейнджеры, которых я встретила в прошлом году. У них не было повреждений.

— Даже у учителей их нет. Все, кто здесь родились — не-болваны.

Тэлли заморгала. Неудивительно, что правительство Диего посочувствовал Дыму. Небольшая группка повстанцев не казалась им особо опасной.

Фаусто наклонился ближе.

— А знаешь, что самое странное, Тэлли? У них нет Чрезвычайного обстоятельства. И когда таблетки внедрились сюда, их некому было остановить. Они не смогли удержать контроль.

— Хочешь сказать, что теперь здесь всем заправляют Дымники?

— Нет, точно не они, — снова рассмеялся Фаусто, — здесь по-прежнему главными остаются власти. Но изменения были очень быстрыми. Буквально через месяц люди проснулись, а целая городская система рухнула. И, похоже, рушится до сих пор.

Тэлли кивнула, припоминая все, что увидела за последние двенадцать часов.

— Ты разобрался. Это место сошло с ума.

— Ты привыкнешь к этому, — улыбнулся Фаусто.

Тэлли сузила глаза.

— И тебя это не волнует? Ты что, не замечаешь, что они — явное доказательство уничтожения самих себя?

— Конечно, Тэлли-ва. Им просто нужно расшириться. Здесь население растет быстро.

Эти слова, словно удар в живот, поразили ее.

— Фаусто… население не возрастет. Они просто не смогут этого сделать.

— Это не размножение, Тэлли. Это просто беглецы.

Он пожал плечами, словно только что не сказал ничего особенного. Тэлли почувствовала, как что-то перевернулось в ней. Она посмотрела на его жесткую красоту, татуировки на лице и острые зубы. Но даже это не могло отменить того, ЧТО он говорил.

— Что они сделали с тобой? — неожиданно сухо спросила Тэлли.

— Ничего.

Она яростно покачала головой, не желая верить.

Фаусто вздохнул.

— Пойдем со мной. Я не хочу, чтобы нас услышали посторонние. Здесь странные правила на счет Особенных.

Он положил свою руку ей на плечо, и они направились в дальний конец улицы.

— Помнишь, как мы сбежали в прошлом году?

— Конечно, помню. Я похожа на идиотку?

— Едва ли. — Фаусто улыбнулся. — Ну, что-то случилось после того, как Зейн ушел, и ты настаивала на его возвращении. А в это в время «кримы» заключили соглашение с Дымниками.

В наушнике прозвучало шипение Тэлли.

— В каком смысле «соглашение»?

— Дымники знали, что в Чрезвычайное обстоятельство набирает детей из тех, кто сбегал в Старый Дым.

Тэлли кивнула.

— Ты знаешь правила. Только самые хитрые становятся Особенными.

— Да. Но Дымники только начали понимать это.

Они уже почти достигли другой стороны улицы, где деревья отбрасывали глубокие тени.

— И у Мэдди до сих пор были данные доктора Кэйбл, — продолжил Фаусто. — Она решила создать лекарство от того, чтобы быть Особенной.

— Что?! — замерла Тэлли.

— Вылечить, Тэлли. Но им нужно было испытать лекарство на ком-то. И этот «кто-то» должен был дать добровольное согласие. Как ты когда-то.

Тэлли заглянула в его черные глаза, пытаясь что-то отыскать в их глубине. Однако было в них что-то…

Точно так же как и Зейн, Фаусто что-то потерял.

— Фаусто… — тихо проговорила она, — ты больше не Особенный.

— Я дал свое согласие, потому что мы были беглецами — сказал он. — Все мы дали согласие. И если бы нас поймали, таблетки Мэдди смогли бы нас вылечить.

Тэлли сглотнула. Так вот почему они схватили Фаусто, и позволили Шэй сбежать.

Добровольное согласие — шанс для Мэдди поиграть с мозгами людей.

— Ты позволил им ставить эксперименты на себе?! Ты разве не помнишь, что случилось с Зейном?!

— Кто-то поступил так же. — сказал он, явно намекая на нее саму. — Таблетки работают. И это совершенно безопасно.

Мурашки поползли по ее телу, как только Тэлли представила, что нано-таблетки разъедают ее мозг.

— Не трогай меня, Фаусто. Я сделаю тебе больно, если понадобится.

— Не понадобится. — Он резко выкинул руку с инжектором вперед к шее Тэлли.

Она перехватила его буквально в сантиметре от ее горла. Крутанув руку, она пыталась ослабить его давление. Послышался звук бьющегося стекла. Тогда Фаусто вскинул другую руку с еще одним инжектором. Тэлли упала на землю, и иголка прошлась, едва не коснувшись ее лица. Она перевернулась и отчаянно пыталась избегать злосчастного оружия. Фаусто замахнулся, однако Тэлли была быстрее. Она вскинула ноги, и сильнейшм ударом в грудь заставила Фаусто отлететь. Может, он и оставался сильным и быстрым, но не таким, как Тэлли. У нее было преимущество — безжалостность.

Время как будто замедлилось. Тэлли уже заранее знала, какими ударами он воспользуется.

Ее спец-костюм уловил адреналин в теле и перешел в бронированный режим. Она нагнулась к ногам Фаусто и с яростью кинулась на него. Он пошатнулся, и Тэлли засадила локтем ему по лицу, оставив глубокий порез.

Внезапно неподалеку Тэлли уловила колебания звука. Она вновь надела инфракрасные очки.

Из-за деревьев появились множество светящихся фигур, половина из которых заняли позиции лучников.

Послышался спуск тетивы, и стрелы в перьях пронзили то место, где только что была Тэлли. Однако теперь она бежала сквозь плотную массу людей. Она пробиралась, расталкивая прохожих, создавая замкнутый круг за собой.

Пролилось пиво, и послышался испуганный вскрик.

Дымники уверенно двигались среди сбитых с толку беглецов. Их было достаточно, чтобы поймать Тэлли.

Конечно, их здесь должно быть десятки, ведь Диего — их база. Все, что им требовалось — инжектор. Тогда погоня оборвется.

Какая же она была дура, когда наивно расхаживала по улицам города, вытаращив глаза, словно турист. И теперь она была окружена… Перед ней встал выбор: утес или Дымники.

Тэлли побежала к спасительной пустоте.

Стрелы летели рядом, однако она заблокировала все свои чувства. С каждым шагом она все больше убеждалась в правильности своего решения: Тэлли не хотела становиться такой, как Фаусто.

Она почти добежала.

— Советую тебе остановиться. — Прозвучал голос Фаусто через наушник. Казалось, словно тот затаил дыхание. — У тебя нет пружинистого жакета!

Тэлли улыбнулась.

— Не нуждаюсь в нем.

— Тэлли!!!

Последние стрелы пролетели совсем рядом с ней, но она уже летела вниз. Тэлли смотрела на свой новый дом — пустоту…

— Ты сошла с ума? — прокричал Фаусто.

Тэлли летела в пропасть, наблюдая за огнями Диего. В каких-то местах они светили ярко, в каких-то тускло…

Тэлли совершила маневр на лету, развернувшись спиной вниз. Она посмотрела на Дымников. Никто из них не прыгнул. Они считали, что план захвата идеален — и не прихватили с собой пружинистых жакетов. Конечно, у них есть скайборды. Но пока те доберутся до них, будет уже слишком поздно…

Тэлли снова перевернулась, смотря на приближающуюся землю и ожидая удара.

В последний миг она прошипела: «Фаусто, как умно. Крэш-браслеты».

Боль была похожа на ад.

За городом имелись сетки. Но они были рассчитаны на людей, падающих с небольшой высоты, а не с утеса. В отличие от пружинистых жакетов, крэш-браслеты не распределяли силу удара по всему вашему телу. Они просто стягивали запястья и рывком заставляли остановиться. В те дни, когда Тэлли была уродцем, она тоже переживала вывихи запястий и плеча. Вот почему она старается кататься на скайбордах осторожно.

Но ничто не могло сравниться с этим.

Крэш-браслеты рванули вверх в пяти метрах от земли. Без предупреждения, без накопительного магнетизма.

На плечи и запястья Тэлли нахлынула такая ужасная и внезапная боль, что в глазах почернело, и на мгновение ей показалось, что она потеряет сознание. Однако специальная мозговая система послала сигнал в сознание Тэлли, и ей пришлось терпеть эту боль в полной мере.

Она завертелась в воздухе. Городские огни пролетали со скоростью света вокруг нее, расплываясь в непонятные полоски. С каждым вращением боль становилась все сильнее. Наконец, повороты стали замедляться и, в конце концов, долго и мучительно браслеты стали опускать Тэлли к земле.

Ноги не слушались ее, а трава была неестественно мягкой. Вокруг было несколько деревьев, и Тэлли услышала журчание воды. Она беспомощно опустила руки, чувствуя ужасное жжение на месте браслетов.

— Тэлли? — прозвенел в ухе голос Фаусто. — Ты в порядке?

— А ты как думаешь? — огрызнулась она и выключила наушник. По нему Дымники следили за ней.

Фаусто на их стороне. Они наверняка следили за ней с самого первого дня… А значит, они также поступили и с Шэй.

Они уже схватили ее?

Тэлли не видела ее среди преследователей.

Она сделала еще несколько мучительных шагов. Каждое движение давалось ей с трудом.

Тэлли пыталась понять, были ли ее мышцы повреждены настолько, что не подлежали восстановлению. Она стиснула зубы, пытаясь поднять руку. Такое просто движение было настолько болезненным, что Тэлли ахнула. В этот момент она почувствовала себя ужасно слабой и беспомощной. Но, по крайней мере, тело все еще выполняло ее желания.

У Тэлли не было времени на раздумья. Если кто-то из Дымников уже рискнул прыгнуть с утеса на скайборде, то у нее очень мало времени.

Тэлли побежала к ближайшим деревьям. Каждый шаг отзывался невыносимой болью. В темной листве ее спец-костюм начал менять цвет. Даже его небольшой вес отдавался болью в предплечьях.

Ее тело стало заживлять само себя, что чувствовалось, как слабое покалывание. Однако чтобы полностью восстановиться потребуются часы.

Тэлли, превозмогая боль, натянула капюшон спец-костюма. Она вновь почувствовала, что теряет сознание, однако специальный мозг не позволял ей этого сделать.

Задыхаясь, Тэлли наконец наткнулась на дерево, чьи ветви были близко к земле. Она подпрыгнула вверх, и неустойчиво приземлилась. Тэлли прислонилась к стволу чтобы отдышаться. Затем она стала перепрыгивать с ветки на ветку, стараясь не использовать руки, а только туфли-липучки. Ее сердце билось учащенно, а зубы были стиснуты, но так или иначе ей удалось подняться вверх на один-два метра.

Тэлли уловила вспышку инфракрасного света и замерла.

Скайборд перемещался медленно как раз на уровне ее глаз. Она могла видеть голову человека, который крутил ею туда-сюда, прислушиваясь к любому звуку.

Тэлли затаила дыхание. Ее лицо озарила мрачная усмешка. Дымники надеялись на Фаусто — своего прирученного чрезвычайника — и даже не запаслись спец-костюмами.

На этот раз невидимой была Тэлли.

К сожалению, невидимость не могла позволить бесшумно вытащить оружие.

Наконец Тэлли почувствовала, как стали заживать ее поврежденные части тела и как ввелась анестезия. Пока она не двигается, боль сойдет на нет.

Тэлли слышала и других Дымников, полагающих, что они смогут поймать ее, как стая птиц. Но тот, что был сейчас рядом с ней, охотился внимательно и неторопливо. Его силуэт показался в инфракрасном свете.

Тэлли улыбнулась себе.

Однако прямо в этот момент Дымник посмотрел на нее и его скайборд остановился. Двигая одними глазами, она мельком оглядела себя.

Что ее выдало?

И тут она увидела что.

После побега из города она «жила» в этом костюме. Она бегала, переживала, дралась… наконец прыгала с утеса в нем.

На ее плече разошелся шов.

В инфракрасном свете он горел белым цветом, словно был на солнце.

— Эй, — нервно сказал человек, — Кажется, я что-то нашла.

— Что именно? — пришел ответ.

Тэлли узнала этот голос. Это был Девид.

Дымница сделала паузу, все еще смотря прямо на Тэлли.

— На этом дереве горячая точка. Размером с белку.

В наушнике послышался смех и кто-то прокричал:

— Может это и есть просто белка.

— Слишком светящаяся для белки. Если только та не горит.

Тэлли зажмурилась и стала молиться, чтобы ее тело перестало излучать так много энергии. Однако девчонка была права: в том месте, где порвалась куртка, Тэлли чувствовала, что ее кожа горит. Тэлли попыталась поднять левую руку, чтобы прикрыть шов, но тело отказалось ее слушаться. Все, что она могла теперь сделать: оставаться там и пытаться не шевелиться.

Она помнила о том, что сказал Фаусто: власти Диего все еще были главными.

Они терпели присутствие Дымников, однако наверняка возмущались похищением людей.

Тэлли плотнее прижалась к стволу дерева, чувствуя как из раны кровь вытекает на спец-костюм. Если бы у Дымников были приборы ночного видения, они бы давно ее засекли. Она вновь попыталась прикрыть руками шов, но на этот раз боль была просто невыносимой. Тэлли услышала, как тихо застонала. Она зажмурилась, чтобы больше не совершить такой оплошности.

Внезапно мир под ней подломился. Она открыла глаза, понимая, что уже слишком поздно.

Одна нога Тэлли уже лишилась опоры, и она начала падать. Инстинктивно Тэлли попыталась за что-нибудь ухватиться, но это лишь принесло новую волну боли. Тэлли полетела вниз, задевая ветки дерева, и ее раны с каждым ударом, казалось, расходились все больше.

Тэлли пластом рухнула на землю, с расставленными по сторонами руками и ногами.

Вокруг нее быстро образовался круг людей.

— Не двигайся! — сказал кто-то грубо.

Тэлли застонала.

В основном были красавчики. Они были такими возбужденными, словно стая кошек окруживших добермана.

Будь ей не так больно, она бы засмеялась им в лицо.

Но поскольку все было иначе, Дымники приняли ее молчание как знак того, что Тэлли сдалась.

23. Нарушение морфологии

Она проснулась в обитой войлоком палате. Вокруг пахло так же, как и в обычной больнице: повсюду витал неприятный аромат лекарств и немытых тел. Тэлли покрутила головой и заметила, что стены были очень длинными, и у большинства палат не было дверей.

Наверное, они были спрятаны под обивкой стен и легко выдвигались. Белый свет, вероятно, служил для расслабления.

Тэлли села и потерла ноющие плечи. Они все еще болели, но прежняя сила к ним вернулась.

Однажды, на тренировке Шэй сломала руку Тэлли, чтобы продемонстрировать ей эффект самовосстановления. Потребовался целый час, чтобы Тэлли вновь смогла почувствовать себя нормально.

Она вытащила ноги из-под одеяла и в изумлении замерла.

— Вы издеваетесь, — пробормотала Тэлли.

С нее сняли спец-костюм и нарядили в розовую сорочку в цветочек.

Тэлли яростно сорвала с себя ужасную одежду и ногой запихала ее под кровать. Лучше уж быть голой, чем смешной.

На удивление от того, что с нее сняли спец-костюм, ей стало легче. Хотя тот впитывал в себя пот, ничто не могло сравниться с реальным душем.

Тэлли только начала растирать кожу, как поняла, что она одна в этом месте.

— Привет. — Сказала она комнате. Ответа не последовало.

Тэлли всмотрелась в стену. Лишь при тщательном рассмотрении можно было заметить, что в нее вставлены тысячи микро-линз. Это значит, что врачи могут наблюдать за ней под любым углом.

— Эй, народ, я знаю: вы меня слышите. — Сказала Тэлли.

Молчание. Тогда она со всего размаху ударила кулаком об стену.

— Ай, — воскликнула Тэлли, тряся рукой в воздухе. Такое впечатление, что стена сделана из чего-то, что прочнее камня — керамика, наверное. Она испустила тяжкий вздох и вернулась на кровать, потирая ушибленные пальцы.

— Пожалуйста, будьте осторожны, молодая леди, — прогремел голос. — Вы можете навредить себе.

Тэлли взглянула на свою руку. Она даже не покраснела.

— Я просто хотела привлечь ваше внимание.

— Внимание? Хм. Где ты сейчас находишься?

Тэлли закатила глаза. Что может быть противнее таких голосов? Нет, дело было не в интонации: она была глубокая и чувственная, словно с Тэлли разговаривал психолог. Просто она представила, как группа врачей сейчас сидят за стеной и вносят ее ответы в базу данных компьютера.

— Ну, вообще, я в огромной комнате без двери. — Сказала Тэлли. — Я что, нарушила какой-то закон?

— Вас удерживают здесь, так как вы представляете возможную опасность для себя и других.

Тэлли вновь закатила глаза. Когда она выберется отсюда, то будет НАМНОГО больше, чем «возможная опасность».

Но Тэлли сказала лишь:

— Кто, я?

— Вы спрыгнули с утеса, с несоответствующим для подобных случаев, оборудованием.

У Тэлли отвалилась челюсть.

— Вы хотите сказать, что это я виновата?! Я только разговаривала со старым другом, как появились эти психи со стрелами! А что мне нужно было делать? Стоять и ждать пока меня похитят?

Голос сделал паузу.

— Мы как раз просматриваем видео с места событий. Признаться, у нас имеются некоторые элементы, которые могут затруднять жизнь. Мы приносим вам свои извинения. Раньше они никогда не вели себя столь ужасно. Будьте уверены, мы с ними поговорим.

— Поговорите? Как вы намерены это сделать? Почему вы не запрете кого-то из них, вместо меня? В конце концов — я потерпевшая.

Еще одна пауза.

— Мы это выясним. Могу я спросить ваше имя, город, откуда вы приехали и как зовут вашего «старого друга»?

Тэлли кожей чувствовала датчики в стене, которые отслеживают малейшие колебания ее сердцебиения и дыхания.

Она сделала пару вздохов, усмиряя гнев. В конце концов, они могут хоть целый день проверять ее, эта машина не сможет определить ее ложь.

— Меня зовут Тэлли, — осторожно начала она. — Я сбежала с севера. Вообще, я слышала, что вы парни, дружелюбны к беглецам.

— Мы приветствует эмигрантов. Согласно Новой Системе мы позволяем любому желающему приобрести гражданство в Диего.

— Новая Система? Так вот как это называется? — Тэлли закатила глаза. — Да, отлично. Новая Система позволяет удерживать людей только из-за того, что те убегали от психов. Я уже упоминала про стрелы?

— Будьте уверены, вы находитесь здесь не из-за ваших действий, Тэлли. Это скорее касается определенных морфологических нарушений.

Несмотря на свой контроль, вспышка гнева прошлась по ее телу.

— Что?

— Ваше тело сделано из очень прочного керамического скелета, зубы и ногти слишком острые, ваши мускулы намного больше и сильнее любых других.

С чувством отвращения, Тэлли наконец поняла что произошло. Думая, что она получила серьезные травмы, врачи принесли ее сюда, и в процессе обследования обнаружили ЭТО. Наверное, власти не на шутку насторожились.

— Я не понимаю, о чем вы говорите. — Тэлли попыталась состроить невинность.

— Так же присутствуют определенные структуры в вашем мозгу, предназначенные изменить поведение. Тэлли, вы когда-нибудь страдали от внезапных вспышек гнева или эйфории, от чувства превосходства?

Тэлли глубоко вздохнула.

— Я страдаю только от того, что меня заперли.

— Почему у вас шрамы на руках, Тэлли? Кто-то с вами что-то сделал?

— Что? Со мной? — Тэлли засмеялась, водя пальцами по шрамам на руках. — Там, откуда я родом, это просто писк моды!

— Вы не можете знать о том, что они сделали на самом деле. Для вас это кажется вполне естественным, но это не так, Тэлли.

— Но они только… — Тэлли покачала головой. — После всей этой ужасной хирургии, которая происходит тут у вас в городе, вы волнуете из-за каких-то шрамов?

— Мы волнуемся по поводу вашего умственного состояния.

— Не надо говорить со мной об умственном состоянии! — прорычала Тэлли, плюнув на свое спокойствие. — Я хотя бы людей не запираю!

— Вы понимаете политические споры между своим городом и нашим?

— Политические споры? — переспросила Тэлли. — Какое они имеют отношение ко мне?

— Ваш город имеет историю опасных хирургических экспериментов, Тэлли. Вкупе с нашей историей о приюте беглецов, это часто вызывают дипломатические конфликты. Появления Новой Системы все только ухудшило.

Тэлли фыркнула.

— Значит, вы заперли меня только из-за того, откуда я родом! А сами приютили Ржавников.

Повисла долгая пауза. Тэлли представила, как начальники спорят, оставлять ли эту запись в компьютере.

— Почему вы мучаете меня? — прокричала Тэлли, пытаясь походить на сопливого красавчика. — Покажите мне свои лица!

Она свернулась калачиком на кровати и сделала вид, что разрыдалась, но на самом деле была готова отразить любое нападение.

Эти тупицы не поняли, что ее руки восстановились во время сна.

Только бы открылась дверь, и она была бы уже на свободе. Голая или нет, не важно.

В тишину пробился голос.

— Боюсь, Тэлли, мы не можем отпустить вас. Из-за ваших модификаций тела, по критериям вы относитесь к опасному оружию. А опасное оружие незаконно в Диего.

Тэлли прекратила рыдать, а вместо этого у нее второй раз за день отвалилась челюсть.

— Вы хотите сказать, что я «незаконна»?! — закричала она. — Как человек может быть незаконен?!

— Мы не обвиняем вас в преступлении. Вся ответственность лежит на властях вашего города. Но прежде, чем выйти из больницы, ваши морфологические нарушения должны быть исправлены.

— Забудьте об этом! Вы не прикоснетесь ко мне!

Голос не реагировал на ее гнев, только нес все ту же чушь.

— Тэлли, ваш город часто вмешивался в дела других городов, особенно по поводу беглецов. Мы считаем, что вас бессознательно изменили и послали сюда, чтобы внести разруху в наше общество.

Они думали, что ее несознательно отправили сюда.

Они даже не знали, насколько сложной была правда.

— Тогда позвольте мне уйти. — Сказала Тэлли мягко. Она из всех сил старалась выдавить слезы. — Я уеду, я обещаю, только позвольте мне уйти.

Она закусила нижнюю губу, но как всегда слез не было.

— Мы не можем позволить вам выйти на свободу. Вы представляете опасность, Тэлли.

«Вы даже не представляете какую» — подумала Тэлли.

— Вы можете покинуть Диего, когда захотите, — продолжал голос. — Но лишь после того, как мы проведем медосмотр.

— Нет. — Холод захлестнул Тэлли. Они не могли.

— По закону мы не можем освободить вас.

— Но вы не можете сделать это со мной, без моего согласия. — Она вновь постаралась притвориться жалостливым подростком. — Как на счет… информированного согласия?

— Если вы хотите, мы не будем коренным образом меня вашу внешность. Но ваши опасные модификации тела будут исправлены. Информированное согласие не требуется.

Тэлли открыла рот, но ни одного звука не прозвучало. Они хотели вновь сделать ее болваном?

Внезапно четыре стены стали давить на нее, вызывая удушье.

Она представила, как металлический инструмент будет копаться в ее теле, и ей захотелось кричать. Когда она целовалась с Зейном, то хотела стать прежней Тэлли. Но теперь, когда кто-то угрожал ей снова сделать ее болваном… Нет, она хотела без отвращения смотреть на Зейна, трогать его, целовать… Но если только это не означало бы, что ее вновь изменят против ее желания.

— Просто отпустите меня, — прошептала Тэлли.

— Боюсь, мы не можем этого сделать. Но после операции вы будете столь же красивы и здоровы, как все остальные. Вы сможете смотреть на мир, любым способом, каким захотите.

— Речь не о том, как я хочу смотреть!

Тэлли вскочила и подбежала к ближайшей стене. Она треснула по ней с силой, на которую только была способна.

Боль пронзила запястье.

— Тэлли, пожалуйста, остановись.

— Забудьте об этом!

Тэлли стиснула зубы и вновь ударила кулаком об стену. Если она будет продолжать причинять себе боль, кто-то обязательно откроет дверь. Тогда бы они поняли, насколько она была опасна.

— Тэлли, пожалуйста.

Еще один сильный удар и Тэлли почувствовала, что ее руки сейчас разрушаться. Болезненный вздох сорвался с ее губ, кровь запятнала белые стены, но Тэлли не останавливалась.

— Вы не оставляете нам другого выбора.

Отлично, пускай зайдут сюда. Она вновь ударила об стену…. появилось больше крови.

Затем, Тэлли что-то почувствовала через боль: что-то кружило над ней.

Во всей больнице пахло дезинфицирующим средством, причем его запах был настолько не уловим, что обычный человек не сможет его почувствовать.

Обычно, Чрезвычайное обстоятельство было неуязвимо перед газом. Но теперь Диего знал ее тайну. Скорее всего, он был разработан специально для нее…

Тэлли упала на колени. Она задержала дыхание, отчаянно пытаясь успокоиться и сохранить воздух в легких.

Тэлли прислонилась к стене, чувствуя, как слабеет каждую секунду. Она вытянула руку: ей нужно было настроить устройство, которое разбудит ее прежде, чем они приступят к операции. Она попыталась сосредоточиться, но внезапно из глаз брызнули слезы и все поплыло.

Тэлли должна была убежать, но для начала нужно было поспать.

Сон — это не так уж плохо. Не нужно волноваться, беспокоиться, чувствовать гнев внутри себя…

24. Голоса

Здесь было приятно. Красиво и тихо. Впервые задолго время напряжение отступило. Тэлли больше не чувствовала, что должна куда-то бежать, что-то делать… Здесь, она было просто Тэлли… простые мысли текли по ее телу, словно морской бриз. Ее правая рука чувствовала себя особенно приятно — по ней растеклись пузырьки, словно кто-то открыл бутылку шампанского.

Тэлли приоткрыла глаза. Все вокруг было обычное, не слишком выделенное, не слишком четкое. Тэлли как болван могла наблюдать за небом и складывать из облаков формы, которые ей хотелось бы видеть. Она попыталась представить дракона, но крылья получились не настоящие, стертые, да и с зубами вышла проблема.

Тем более, драконы были слишком страшные.

Тэлли знала одного такого.

Лучше подумать о друзьях: Шэй-ва, Зейн-ва, все, кто любил ее. Ей нужно навестить их. Но прежде нужно еще поспать. Тэлли закрыла глаза.

Звон.

Снова был этот звук. Он навещал ее время от времени, словно был старым другом.

— Привет, Звон-ва — сказала Тэлли.

Звон никогда не отвечал, но Тэлли просто нравилось быть вежливой.

— Она что-то сказала, доктор? — спросил кто-то.

— Нет. С тем лекарством, которое мы ей вкололи, это невозможно.

— Вы видели ее диаграмму? — спросил третий голос. — Нам нельзя рисковать. Проверь ремни.

Человек что-то проворчал, схватил руку и ногу Тэлли (как раз ту, что «пузырилась») и начал вертеть ими из стороны в сторону.

Тэлли почувствовала себя часами.

— Не волнуйтесь, доктор. Она никуда не уйдет.

Тэлли была не согласна с этим. Хотя она лежала с закрытыми глазами, ей казалось, что над ней что-то движется. Она могла поспорить, что это был аэромобиль. Даже сквозь закрытые веки поступал яркий свет. Ее уши зафиксировали гул мотора, она чувствовала повороты. Она почувствовала удар о магнитную сетку — достаточно было того, что ее уши немного вибрировали.

— Ладно, — сказал голос. — Ждите здесь спец-команду. Не оставляйте ее одну. И позвоните мне, если она начнет двигаться.

— Хорошо. Но она не двигается.

Тэлли улыбнулась. Она решила поиграть в игру «Не двигайся». Где-то в глубине души она чувствовала, что обманывать голоса будет очень весело.

Звон.

— Привет, — сказала Тэлли, но вдруг вспомнила, что не должна двигаться.

Пока она лежала неподвижно, то задумалась кто этот Звон. Он начинал ее раздражать. Тэлли пошевелила пальцами и попыталась потянуть руки. Ее зрение было нечетким, но она увидела, что Звон — это сигнал-напоминание. Она должна была встать и сделать что-то.

Тэлли медленно вздохнула. Лежать здесь было так приятно. Тем более она не помнила, зачем поставила напоминание, и что должна была сделать. Звон — полная, бессмысленная глупость.

Тэлли бы засмеялась, если бы не было так трудно. Хах, Звон — глупость. Она протянула руку, чтобы выключить надоедливое напоминание, но вдруг задумалась: «А что если мне действительно нужно сделать что-то важное? Может, один из «резчиков» знает, что?»

Тэлли включила наушник.

— Тэлли? — раздался голос в ухе. — Наконец-то!

Тэлли улыбнулась. Шэй-ва всегда знала, что делать.

— Ты в порядке? — спросила Шэй. — Где ты была?!

Тэлли попыталась ответить, но говорить было слишком тяжело.

— Тэлли, все хорошо? — в голосе Шэй слышалось беспокойство.

Она помнила, что в последний раз они с Шэй сильно повздорили, а теперь подруга беспокоится за нее. Улыбка Тэлли росла.

Тэлли, растягивая слова, прокряхтела:

— Я сплю-ю.

— Вот дерьмо! — Как-то странно. В голове Тэлли раздалось сразу два голоса: один принадлежал Шэй, а второй находился неподалеку.

Ох, это было слишком сложно воспринять.

— Тэлли, тебе нужно проснуться! — приказала Шэй.

В тоже время раздался другой голос:

— Вот дерьмо!

Шэй снова заговорила:

— Оставайся там. Я заберу тебя. Ты же в больнице, да?

— Угу.

Тэлли чувствовала «больничный» запах. Он витал повсюду.

Вдруг, резкий вопль сильно врезался ей в голову.

— Мне кажется, она просыпается! Кто-то должен войти и положить ее обратно!

Бла, бла, бла…

— Мы рядом. Мы предполагали, что ты где-то там. Ты должна была проснуться через час.

— Ой, точно, — вспомнила Тэлли. Она должна была сбежать отсюда, что, похоже, будет нелегко сделать: ей и рукой-то сложно пошевелить.

— Помоги мне, Шэй-ва, — пролепетала Тэлли.

— Только держись, Тэлли! И постарайся проснуться! Я заберу тебя.

— Да, Шэй — прошептала Тэлли.

— Выключи наушник. Если они тебя просканируют, то обнаружат и нас.

— Хорошо.

Тэлли пошевелила пальцами и выключила прибор. Голос в ухе утих, но в голове нарастал все сильнее.

— Доктор! Она только что что-то говорила! Даже после последней дозы! Что она, черт возьми, такое?

— Независимо от того, кто она — это должно успокоить ее. — Сказал кто-то еще, и сонливость снова охватила ее.

Теперь Тэлли не смогла вернуть к своим мыслям.

25. Свет

В сознание ворвалась вспышка света.

Адреналин пронзил Тэлли с такой силой, словно она только что кричала от кошмара. Внезапно мир вокруг приобрел яркость и четкость, как многогранный алмаз, столь же острый, как ее зубы. Она села, тяжело дыша со стиснутыми кулаками. Шэй стояла у кровати и возилась с ремнями на лодыжках Тэлли.

— Шэй! — воскликнула Тэлли.

— Это штука разбудила тебя, да?

— Шэй! — Тэлли чувствовала себя так прекрасно, что крикнула это имя еще раз. После выстрела левую руку щипало, но энергия все равно кипела в ней. Вся ее ярость, вся сила — все вернулось.

Тэлли дернула ногой, но ремень не поддался.

— Успокойся, Тэлли-ва, — сказала Шэй. — Я разберусь.

— Успокойся? — пробормотала Тэлли, рассматривая комнату.

Белые стены были начищены до блеска, в центре комнаты стоял операционный стол, рядом с ним была капельница, на которой одиноко висела дыхательная трубка, ожидающая своего «хозяина». Скальпели и ножи лежали на соседнем столике. На полу распростерлись двое мужчин: один достаточно симпатичный красавчик, а другой был одет во все леопардовое. Один взгляд на них заставил Тэлли вспомнить события прошлых дней: Беспорядочный город, арест, операция, которая должна была вновь сделать Тэлли красавицей.

Тэлли сильнее задергала ногами, чтобы побыстрее убежать из этого ужасного места.

— Почти получилось, — успокаивающе сказала Шэй.

Правая рука Тэлли ужасно чесалась, и она только сейчас заметила, что из нее торчат провода. Тэлли злобно сорвала их и безупречный блестящий пол забрызгала кровь. Но Тэлли вкололи обезболивающее, поэтому она ничего не чувствовала. Даже рану от выстрела, которым Шэй разбудила ее.

Когда Шэй наконец разорвала второй ремень, Тэлли вскочила, стиснув пальцы.

— Хм, может тебе лучше надеть вот это? — Шэй бросила ей под ноги спец-костюм.

Тэлли посмотрела на себя: на ней была розовая ночная рубашка с голубыми динозавриками.

— Что это за дурацкие больницы! — рыкнула Тэлли, злобно срывая ненавистное платье.

— Успокойся уже, Тэлли-ва, — прошипела Шэй. — Я отключила все датчики, но даже глухой услышит тебя! Кстати, не включай свой наушник. Это выдаст нас.

— Извини, Босс.

Внезапная волна головокружения застала Тэлли врасплох. Наверное, она слишком быстро вскочила, но несмотря на это, Тэлли просунула ноги в спец-костюм и натянула его на плечи. Как только он обнаружил ее дикий сердечный ритм, то тут же изменил температуру, загружая бронированный режим.

— Нет, настрой другой режим, — прошептала Шэй у двери. Ее собственный костюм был бледно-синий, под стать работникам больницы. Поскольку Тэлли все еще пыталась настроить свой цвет под цвет Шэй, ее голова до сих пор кружилась.

— Ты пришла за мной, — сказала Тэлли, пытаясь сохранять тихую интонацию.

— Я не могла позволить им сделать это с тобой.

— Но я думала, ты ненавидишь меня.

— Порой, я и впрямь ненавижу тебя, Тэлли. Как никого прежде, — фыркнула Шэй. — Наверное, именно поэтому я всегда возвращаюсь к тебе.

Тэлли сглотнула, вновь оглядываясь на пустующий операционный стол, режущие предметы, которые должны были сделать ее «безособенной», как выразилась бы Шэй.

— Спасибо, Шэй-ва.

— Без проблем. Готова выбраться отсюда?

— Подожди, Босс, — Тэлли сглотнула. — Я видела Фаусто.

— Я тоже, — в голосе Шэй не было гнева, лишь простое заявление факта.

— Но он…

— Я знаю.

— Ты знаешь, что… — Тэлли шагнула вперед. Ее голова все еще не могла отойти от пережитого. — Но что теперь делать, Шэй?

— Мы должны идти, Тэлли. Остальные «резчики» ждут нас на крыше. Сюда кто-то движется. И их больше, чем Дымников.

— Но кто…

Сигнал тревоги пронзил воздух.

— Они где-то здесь! — закричала Шэй. — Нам нужно идти!

Она схватила Тэлли за руку и потянула к двери.

Тэлли бежала за Шэй, ее сознание работало медленно, ноги заплетались. В коридоре сигнал тревоги еще сильнее давил на уши. Люди в халатах вываливались из своих кабинетов, и словно муравьи заполняли пространство.

Шэй убежала далеко, все быстрее уменьшаясь среди ошеломленных докторов и санитаров. Она была столь легкой и быстрой, что беспорядочная толпа едва замечала движущейся девушки.

Тэлли выкинула из головы все вопросы. Ее состояние нельзя было назвать хорошим, поэтому у нее не получалось резво обходить людей. Увернувшись от одного, она налетала на второго. Она попыталась передвинуться к стене, но толпа была слишком плотной.

— Стоять! — раздался голос. — Вы обе!

Перед Шэй стояли стражники в черно-желтой униформе, с электрошоковыми палками. Шэй, не раздумывая, кинулась на них. На ходу ее костюм принял черный цвет. Раздался приглушенный удар и воздух наполнился паленым запахом — стражники ударили электрошоком по ее бронированному спец-костюму. Послышался шипящий звук, словно неподалеку летала группа насекомых. Шэй кружила среди стражников, нанося все более сильные удары.

К тому времени, как Тэлли подлетела к схватке, только два человека продолжали стоять, и пытались отразить атаку Шэй. Тэлли подошла сзади одного из них, схватила за запястье и выкрутила его в противоположную сторону, опрокинув на другого человека.

— В этом не было необходимости, — сказала Шэй.

Тэлли посмотрела вниз. На полу ворочалась женщина, сжимающая руку. Ее рот был открыт в беззвучном крике.

— Ой, прости, Босс.

— Это не твоя вина, Тэлли. Пошли.

Шэй выбила дверь, ведущую на лестницу, и побежала наверх, перепрыгивая сразу через две ступеньки. Тэлли плелась позади — энергия от выстрела при пробуждении, куда-то улетучилась во время бега.

Дверь за ними закрылась, приглушая вой сирены.

Тэлли все время спрашивала себя, что случилось с Шэй? Где она была все это время? Как давно другие «резчики» здесь, в Диего?

Но вопросы могли подождать. Главное, что теперь она на свободе, и рядом с ней Шэй. А вместе они непобедимы.

Через несколько пролетов лестница закончилась. Они выбили последнюю дверь и выбежали на крышу. Ночь наверху блестела тысячами звезд, красивых и ясных.

После больничной палаты, находиться под открытым небом было великолепно. Тэлли попыталась втянуть глоток свежего воздуха, но запах больницы все еще доходил до этого места.

— Отлично, их еще нет, — сказала Шэй.

— Кого нет? — спросила Тэлли.

Шэй повела Тэлли к темному зданию, находившемуся рядом с больницей. «Ратуша!» — поняла Тэлли. Шэй посмотрела вниз. Люди выбегали из больницы сплошным потоком, врачи в бледно-синей форме, пациенты в жутких ночных рубашках. Кто-то бежал пешком, кто-то садился в аэромобиль. Тэлли услышала из нижнего окна сигнал тревоги, который плавно перетек в сигнал для эвакуации.

— Что происходит, Шэй? Они ведь не из-за нас эвакуируются, верно?

— Нет, не из-за нас, — вздохнула Шэй, и положила руки на плечи Тэлли. — Слушай внимательно, Тэлли. Это важно.

— Я слушаю, Шэй. Просто скажи мне, почему эти люди эвакуируются!

— Хорошо. Я все знаю про Фаусто. Я нашла его сигнал, который он послал мне на наушник неделю назад. Он все объяснил.

— Тогда ты знаешь… он больше не Особенный.

Шэй сделал паузу.

— Не думаю, что ты права, Тэлли.

— Но он другой, Шэй! Он слаб, я видела это в его… — Тэлли смолкла, всматриваясь в лицо Шэй. В ее глазах появилась мягкость, которой прежде не было. Но это была Шэй, все такая же смертельно быстрая — она порубила тех начальников, словно траву косой.

— Он не слабый, — сказала Шэй. — И я тоже.

Тэлли покачала головой, и сделала шаг назад.

— Они и тебя схватили…

Шэй кивнула.

— Это здорово, Тэлли-ва. Они не сделала меня болваном, — Шэй сделала шаг вперед. — Но ты должна выслушать.

— Не подходи ко мне! — прошипела Тэлли.

— Стой, Тэлли. Происходит кое-что большее.

Тэлли покачала головой. Теперь она слышала мягкость в голосе Шэй. Если бы она не была так слаба тогда, то поняла бы: это больше не Шэй. Прежняя Шэй не стала бы беспокоиться о каких-то там ремнях на ногах.

Прежняя Шэй никогда бы не простила Тэлли так легко.

— Вы хотите сделать меня такой же, как ты и Фаусто!

— Нет, Тэлли. Ты нужна мне для…

Прежде чем Шэй договорила, Тэлли развернулась и кинулась к противоположному краю крыши так быстро, как она могла. У нее не было пружинистого жакета, но она сможет выжить как Особенная. Если бы Шэй была такой же как Фаусто, то она ни была бы столь беззаботна. Тэлли нужно сбежать из этого сумасшедшего города и получить помощь дома.

— Остановите ее! — раздался голос Шэй.

Человеческие тени замерцали среди предметов и антенн, находящихся на крыше. Они выскочили из темноты и схватили Тэлли за руки и ноги.

Это была ловушка.

— Не включай свой наушник, — сказала Шэй.

Теперь они могли общаться между собой, не боясь, что Тэлли их услышит.

Тэлли ударила кулаком в пространство, и «резчики» схватили ее за руку, но она поставила на спец-костюм скользкий режим и вырвалась. Она вскочила и бросилась к трубе, выходящей из крыши здания. Тэлли прыгнула, отчаянно надеясь, что успеет надеть капюшон спец-костюма и стать невидимой прежде, чем они ее схватят. Но пара рук схватили ее лодыжки и дернули на себя. Тэлли грохнулась на землю, и ее схватили еще сильнее. Она вырывалась, царапалась, изворачивалась, но уже было неважно Особенная она, или нет — их было слишком много.

«Резчики» сняли свои капюшоны — Хо, Тэчс — все другие «резчики». Шэй поймала их всех. Они мягко, ужасно, улыбнулись ей, с добротой в глазах. Тэлли ворочалась, ожидая инекции в горло, или еще куда-нибудь.

— Тэлли, может, ты успокоишься? — спросила Шэй.

Тэлли плюнула ей под ноги.

— Ты сказала, что спасешь меня.

— Да. Если ты успокоишься и выслушаешь меня, — Шэй раздраженно вздохнула. — После того, как Фаусто дал мне лекарство, я связалась с остальными «резчиками» и сказала, чтобы они встретили меня на полпути к Диего. На обратной дороге я вылечила их одного за другим.

Тэлли посмотрела на прежних друзей: кто-то из них улыбался, словно Тэлли была какой-то куклой. Ни намека на опровержение слов Шэй. Они были сейчас как овцы, ничем не лучше обычных болванов.

Ее гнев превратился в отчаяние. Мозги этих людей были заражены нано-таблетками, которые сделали их совсем слабыми и немощными.

Тэлли была одна.

Шэй протянула ей руки.

— Слушай, мы только сегодня вернулись сюда. Мне очень жаль, что Дымники попытались схватить тебя; я бы этого не допустила. Это лекарство — не то, что тебе нужно, Тэлли.

— Так отпусти меня! — рыкнула Тэлли.

Шэй на мгновение задумалась, а потом кивнула.

— Хорошо. Отпустите ее.

— Но, Босс, — вмешался Тэчс. — Они уже прошли через обороноспособность. У нас меньше минуты.

— Я знаю. Но Тэлли собирается помочь нам. И я знаю — она поможет.

Одна за другой, руки выпустили ее из своей хватки. Тэлли оказалась свободна. Она поднялась, не зная, что делать дальше. Она все еще была окружена, и силы были не равны.

— Нет смысла бежать, Тэлли. Доктор Кейбл направляется сюда.

Тэлли изогнула бровь.

— В Диего? Что бы забрать нас отсюда?

— Нет, — голос Шэй дрогнул, словно у какой-то простушки. — Это наша вина, Тэлли. Твоя и моя.

— Что случилось?

— После того, как мы забрались в Оружейный склад, никто даже не подумал на «кримов» или Дымников. Мы были слишком сильные, слишком ледяные. Мы держали в ужасе весь город.

— С той ночи, — сказал Тэчс, — все приходят на место взрыва. Болваны приводят своих детей поглазеть на это.

— И из-за этого доктор Кэйбл едет сюда? — нахмурилась Тэлли. — Стой, ты хочешь сказать, что они догадались, что это сделали мы?

— Нет, у них есть другая теория, — Шэй указала пальцем на горизонт. — Смотри.

Тэлли повернула голову. За сводом Ратуши, красные огни заполнили небо. Она наблюдала, как они становятся все ближе и ярче, словно горящие звезды.

Точно так же, как тогда, когда они с Шэй убегали от погони.

— Машины на воздушной подушке, — пробормотала Тэлли.

Тэчс кивнул.

— Доктор Кэйбл имеет влияние над городскими вооруженными силами.

— Возьмите свои скайборды, — сказала Шэй.

«Резчики» разбежались в разных направлениях, рассеиваясь по крыше.

Шэй протянула Тэлли два магнитных браслета.

— Ты должна стоять здесь и продолжить то, что мы начали.

Тэлли не вздрогнула при прикосновении Шэй. Внезапно, она перестала волноваться о том, что ее могут вылечить. Теперь она слышала жужжание машин.

— Я все еще не получила этого… — пробормотала Тэлли себе под нос.

Шэй отрегулировала свои магнитные браслеты, и пара скайбордов вылетела из темноты.

— Наш город всегда ненавидел Диего. Чрезвычайное обстоятельство знало о том, что они помогают беглецам, и о том, что их вертолеты перевозят людей из Старого Дыма. После взрыва Оружейного склада, доктор Кэйбл решила, что это военное нападение. И она обвинила Диего.

— Так эти машины на воздушной подушке… идут атаковать город? — пробормотала Тэлли. Огни приближались, поднимая вихрь вокруг Ратуши. — Доктор Кэйбл не сделает этого.

— Боюсь, сделает, Тэлли. И другие города будут сидеть сложа руки и смотреть на это. Новая Система держит их в страхе, — Шэй натянула капюшон. — Сегодня мы должны помочь людям, Тэлли. Сделать все от нас зависящее. А завтра нам с тобой нужно вернуться домой и остановить войну, которую мы начали.

— Войну? Но города не… — голос Тэлли оборвался. Крыша под ногами загудела и в следующую секунду люди на скайбордах поднялись ввысь. Сквозь шум Тэлли различила слабый писк внизу.

Люди кричали.

Несколько секунд спустя, воздушные машины открыли огонь, заполняя небо светом.

Часть III. Прекращение войны

В будущем каждый сталкивается со своим прошлым.

Перл С. Бак.

26. Окупация

Тэлли наблюдала, как горящие шары рассекают воздух, оставляя за собой огненный след. От взрывов закладывало уши, а ударная сила была настолько мощной, что ей еле удавалось удержаться на месте. Аэромобили стреляли снарядами по Ратуши, ослепляя своим светом. Иногда Ратуша даже не было видно. Но Тэлли слышала звук бьющегося стекла, а потом дым заполонил все. Спустя мгновение он немного рассеялся, и она увидела горящие пробоины в здании, которые напоминали два огромных глаза безумной обезьяны. Люди в панике метались из стороны в сторону. Слышались полные ужаса крики, и просьбы о помощи. Тэлли вспомнила слова Шэй: «Это наша вина, Тэлли. Твоя и моя».

Она медленно покачал головой. Нет, то, что сейчас происходит, просто не может быть правдой.

Войн быть не должно.

— Иди сюда! — крикнула Шэй. — Ратуша ночью пустует, но мы должны вытащить людей из больницы!

Тэлли вышла из транса, и запрыгнула на свой скайборд, так как снова началась бомбардировка. Силуэт Шэй лавировал между препятствиями, пока не скрылась из виду. Тэлли следовала за ней, и на самом краю на секунду заколебалась, наблюдая за хаосом внизу.

Больница не пострадала, но из нее по-прежнему выбегали толпы людей. Аэромобилям не нужно было обстреливать их, чтобы убить — паника сама все сделает. Другие города увидят в их действии логику: одно разрушенное здание за другое.

Тэлли опустилась на колени, чтобы удержать на лету свой скайборд. От грохочущих выстрелов воздух превратился в бушующее море.

Другие «резчики» уже спустились вниз, их спецкостюмы приняли желто-черный цвет, как униформа начальников. Тэчс и Хо помогали толпе людей с другой стороны больницы, которая в панике убегала от Ратуши. Остальные спасали людей, которые застряли между больницей и Ратушей; все скользящие дорожки были битком набиты городскими жителями.

Мгновение Тэлли вращалась в воздухе, решая, что же ей делать. Наконец, она заметила группу детей, которую выводили из запасного выхода прямо на посадочную полосу. Они выстроились в ряд, и воспитатели проверяли, все ли дети на месте.

Тэлли повернула свой скайборд в их сторону. Вертолеты, находившиеся здесь, доставляли людей из Старого Дыма и других городов сюда. Тэлли сомневалась, что доктор Кэйбл оставит их нетронутыми.

Тэлли опустилась еще ниже, остановившись над головами детей, открывших рот от удивления.

— Убирайтесь отсюда! — заорала она. Воспитатели стояли с привычными для них лицами: спокойные и мудрые. Они посмотрели на Тэлли с недоверием, хорошо, что она не забыла изменить свой спецкостюм на черно-желтый.

— По вертолетам могут открыть огонь! — закричала она.

Ошеломленные лица учителей заставили ее выругаться. Эти люди не знают, что началась война между Старым Дымом, Новой Системой и Диего. Они понимают лишь то, что в небе снаряды и им нужно укрыть детей в безопасном месте.

Тэлли обвела взглядом местность, и увидела аэромобиль, медленно приближающийся к посадочной полосе, словно хищник.

— Уводите детей в другую сторону от больницы! — заорала она и полетела навстречу машине. Тэлли не знала, как собирается ее остановить, ведь на этот раз у нее не было ни гранат, ни голодных наномолекул.

Но если эта война — плод ее ошибки, она должна попробовать.

Тэлли сняла капюшон спецкостюма, включила инфракрасное зрение, и в это время один из аэромобилей выстрелил в Ратушу. Будем надеяться, что аэромобиль не заметит ее на фоне взрывов. Она подлетела ближе к разрушенному зданию, чувствуя на себе сотрясение воздуха. Тэлли чувствовала жар от взрывов, и услышала, как этажи начали разрушаться один за другим.

Их армия снесла его так же, как и они с Шэй Оружейный склад.

Чувствуя жгучий жар на спине, Тэлли поравнялась с аэромобилем, пытаясь найти у него слабые места. Он был похож на те, что она видела в Оружейном складе: четыре вентилятора, удерживающие его на лету, два крыла по бокам, четыре металлические «руки», свисающие снизу, словно у насекомого и ничего не отражающая черная броня. На боку у аэромобиля виднелись царапины, и Тэлли поняла, что Диего оказывал им сопротивление, пускай и недолгое.

Тэлли посмотрела вниз. Посадочная полоса находилась недалеко, а дети двигались со сводящей с ума медлительностью. Тэлли выругалась, и выстрелила в сторону аэромобиля, надеясь отвлечь его на себя.

В последний момент, машина все же ее заметила. Одна из «рук» машины двинулась в сторону Тэлли и сомкнулась на вентиляторах ее скайборда. Тэлли мотнуло в сторону. Она включила свои крэш-браслеты и оказалась на крыше аэромобиля. Туфли-липучки помогали ей удержаться, ветер обдувал лицо, уши заложило от громкого мотора. Небольшой кусок арматуры отогнулся от всего стального корпуса, и Тэлли ухватилась за него, чтобы не упасть.

Тэлли видела, как неподалеку пролетел ее скайборд. Он подлетел к одному из вентиляторов, и его завертело в воздухе, словно бумеранг. Внезапно, кусок арматуры в руках Тэлли пошевелился, и она тут же отцепилась от него. В нем появился глаз, который стал обследовать местность. Тэлли кинулась на середину аэромобиля, надеясь, что камера ее не заметила. Рядом с ней появились еще три камеры, вертевшиеся из стороны в сторону. Но ни одна из них не заметила Тэлли. Все они были установлены на наружное обозрение, и Тэлли поняла, что находится в «мертвой зоне» машины. Камеры не могли увидеть ее, и на машине не было никаких приспособлений, которые смогут опознать ее по весу. Похоже, конструкторы просто не предполагали, что кто-то может забраться в эту зону.

Но аэромобиль знал: что-то не так — слишком большой вес. Машина повернула в сторону, и Тэлли с трудом удержалась на месте. Четыре «руки», которые недавно повредили ее скайборд, качнулись в сторону, словно в слепую искали противника.

Под ее дополнительным весом воздушную машину стало клонить в сторону. К Ратуши. Дым, идущий от нее, заставил спецкостюм нагреться, и теперь Тэлли обливалась потом.

Она взглянула на детей: они уже отошли достаточно далеко от посадочной полосы, поэтому теперь ей нужно было выбраться с этого аэромобиля. Когда они летели всего в десяти метрах от земли, Тэлли прыгнула вниз и ухватилась за одну «руку». Под ее весом, машина отклонилась в сторону, и начала снижаться. Послышался писк: аэромобиль, в тщетной попытке, пытался восстановить равновесие. Но все было напрасно: машина уже перевернулась вверх тормашками. Тэлли спрыгнула незадолго до удара, ее крэш-браслеты остановили жесткое падение. Аэромобиль влетел в нижние этажи Ратуши, раздался оглушительный взрыв и на Тэлли нахлынул жар. Спецкостюм запищал от напряжения, пытаясь спасти кожу от ожога, она почувствовала запах паленых волос даже сквозь капюшон.

Пока Тэлли бежала к больнице, земля под ногами сотряслась, и Тэлли упала. Она оглянулась и увидела, что Ратуша теперь окончательно разрушилась. Даже ее керамический скелет не устоял бы под напором такой жаркой температуры.

Тэлли включила наушник.

«Резчики» болтали без умолку о своих спасательных операциях.

— Ратуша рушится! — сообщила Тэлли. — Мне нужна помощь!

— Что ты там делаешь, Тэлли-ва? — раздался голос Шэй. — Жаришь зефир?

— Потом объясню!

— Мы идем к тебе.

Кусок здания отлетел в сторону, и переворачиваясь обрушился на неподвижную скользящую дорожку. Свет от горящей арматуры осветил тени, приближающиеся к ней.

— Сюда! — крикнула Тэлли.

Они подлетели к ней, сделав несколько кругов вокруг.

— Подними руки, Тэлли, — сказала Шэй.

Тэлли подпрыгнула вверх и ухватилась за край скайборда. Две руки схватили ее за запястья и подтянули.

— Ты в порядке? — спросил Тэчс.

— Да, но… — Тэлли смолкла. Она смотрела на то, как остатки здания рухнули в устрашающей тишине вокруг. Послышался удар, и волна черного дыма поднялась ввысь. Она приближалась к ним все ближе и ближе.

— Эм, народ, — подала голос Тэлли. — Может, мы полетим куда-нибудь?

Ударная волна застала их врасплох. Всех троих — Тэлли, Шэй, и Тэчса — отбросило на землю. Тэлли лежала лицом вниз, не смея вздохнуть. Тьма поглотила их.

— Ребята, вы живы? — спросила Шэй.

— Угу, нам тут очень холодно, — буркнул Тэчс.

Тэлли попыталась кое-что сказать, но закашлялась. Фильтрация воздуха ее спецкостюма сломалась. Она стянула капюшон, запах жженой пластмассы забил нос.

— Мы потеряли скайборд, и мой спецксотюм сломался, — сказала Тэлли. — Но я в порядке.

— Добро пожаловать, — сказала Шэй.

— Держись, — сказал Тэчс. — Слышите?

У Тэлли еще гудело в ушах, но через секунду она услышала. Вернее не услышала ничего. Вокруг была тишина. Она надела инфракрасные очки и взглянула на небо — пусто.

— Что они будут делать теперь? — спросила Тэлли. — Разрушат что-то еще?

— Нет, — ответила Шэй. — Пока нет.

— Прежде, чем мы приехали сюда, — сказал Тэчс, — «резчики» были в окружении доктора Кэйбл. В ее планы не входило разрушение Диего. Она хочет изменить его. Переделать в аналог нашего — управляемый город.

— Когда власти рухнут, она вступит здесь во владение.

— Но города не могут передаваться из рук в руки! — возразила Тэлли.

— Да, странно. Но сама посмотри! — Шэй указала на разрушенную Ратушу. — Беглецы пришли сюда в надежде, что их защитят. А теперь от правительства Диего остались одни руины. Это и есть Чрезвычайное Обстоятельство, Тэлли.

27. Чувство вины

Вся больница была усыпана осколками битого стекла. От окон, выходящих на сторону Ратуши, не осталось ничего. Тэлли и другие «резчики» проверяли каждую комнату, стараясь убедится, что здесь никого не было.

— Здесь человек, — сказал Хо, двумя этажами выше.

— Ему нужен доктор? — спросила Шэй.

— У него небольшие порезы, думаю, медспрей справится.

— Хо, пусть лучше доктор осмотрит его.

Тэлли отключила наушник, потому что ей надоела эта болтовня. Она посмотрела в палату, окна которой были разрушены, и из них увидела обломки Ратуши, над которыми летали вертолеты и тушили огонь.

И ведь она могла убежать. Просто выключить наушник и раствориться в этом хаосе. «Резчики» были слишком заняты, чтобы преследовать ее, остальная часть города вообще не функционировала. Тэлли знала, где находятся их скайборды, и хотя Шэй заблокировала ее крэш-браслеты, ей понадобится совсем немного времени, чтобы снять защиту.

Но после случившегося, Тэлли просто некуда было идти. Так как за нападением стояло Чрезвычайное Обстоятельство, идти к доктору Кэйбл бессмысленно. Тэлли понимала, что это не просто ответ за разрушенное здание. Это урок. Урок за то, что Диего помогал беглецам. И хотя этот город, по мнению Тэлли, должен был остановиться, города не могут нападать тогда, когда им захочется. Ржавые Руины этому доказательство — вот к чему привели подобные методы решения споров. Тэлли не могла понять, как же ее собственный город мог забыть об этой истории так просто?!

С другой стороны, она не сомневалась в словах Тэчса: доктор Кэйбл хочет положить всю Новую Систему к своим ногам. Но из всех городов, только Тэлли нашла Старый Дым. Только Тэлли знала, что цена захвата беглецов неизмеримо мала.

Тэлли спрашивала себя, было ли у всех городов Чрезвычайное Обстоятельство, или многие стремились позволять беглецам приходить и уходить? Может быть, операция — которой подверглась Тэлли — была изобретена доктором Кэйбл самостоятельно? Тогда, она, Тэлли, действительно опасное, смертельное оружие, которое кто-то должен остановить.

В конце концов, то они с Шэй начали эту войну. Разве нормальные, здоровые люди, способны на такое?

Следующая комната была такая же пустая. На полу были разбросаны остатки еды, которую люди побросали при эвакуации. Равные шторы на окнах колыхались от ветра, создаваемого вертолетами. Куча оборудования стояла в углу, которое иногда попискивало, но Тэлли надеялась, что раньше оно ни к кому не прикреплялось, и с людьми все в порядке.

Тэлли ощущала себя немного странно, ведь она впервые беспокоилась о беспомощных, глупых людях. Но после нападения, они больше не казались похожи на «кримов» или ржавников. Впервые, после того, как Тэлли стала «резчиком» люди больше не вызывали в ней жалость. Наблюдая за тем, что сделал ее город, она почувствовала себя менее Особенной, пока что, по крайней мере. Она помнила, как находясь в Старом Дыме в течении нескольких дней, изменилось ее мировоззрение. Возможно, ее пребывание в этом грязном, жутком городе, начало действовать на нее как-то иначе. Если Зейн был прав, то она стала меняться еще раз. И вдруг, когда они вновь встретятся, Тэлли посмотрит на него совсем по-другому.

Тэлли включила наушник.

— Шэй-ва, можно задать тебе один вопрос?

— Конечно Тэлли-ва.

— В чем различие? После операции.

Возникла пауза. Тэлли слышала размеренное дыхание Шэй, и хруст стекла под ее ногами.

— Ну, когда Фаусто схватил меня, я даже сперва не заметила ничего. Понадобилось несколько дней, чтобы понять, что происходит. Я начала смотреть на вещи иначе. Забавно было, когда он объяснил, что сделал для меня. И знаешь, я испытала облегчение. Теперь все менее агрессивно, менее… чрезвычайно. Мне не нужно было порезаться, чтобы осознать это; никому из нас. Но даже при том, что я смотрю на мир по-прежнему ледяным взглядом, я хотя бы не раздражаюсь.

Тэлли кивнула.

— Когда я лежала в обитой войлоком палате, врачи так и сказали: гнев и эйфория. Но сейчас я чувствую небольшое оцепенение.

— Я тоже, Тэлли-ва.

— Было еще кое-что, — добавила Тэлли. — Врачи говорили что-то о чувстве превосходства.

— Да, это целый пункт у Чрезвычайного Обстоятельства. Это похоже на школы Ржавников, в каждой из них были свои «богатенькие». Они всегда считали себя выше других, думали, что могут не подчиняться правилам, и у них было все, о чем они только мечтали. И они считали, что это правильно, хотя, на самом деле никто из них этого не заслуживал. Чрезвычайное Обстоятельство не вмешивалось в наш мозг, в нас это заложено от природы. Никого не трудно заставить поверить, что он лучше остальных.

Тэлли хотела согласиться, но вдруг вспомнила, как Шэй накричала на нее в устье реки.

— Но помнишь, тогда на реке, ты сказала, что я уже была такой прежде. Даже в Старом Дыме?

Шэй рассмеялась.

— Нет, Тэлли-ва. Я сказала, что ты считаешь себя центром Вселенной, а не то, что ты лучше других. А это разные вещи.

Тэлли засмеялась.

— Тогда почему ты не вылечила меня? Когда я была без сознания?

Повисла еще одна пауза. Сквозь наушник слышался шум от вертолета.

— Потому что я сожалею.

— О чем?

— О том, что сделала тебя Особенной. — Выдавила Шэй. — Это — моя ошибка, и я не хотела вновь принуждать тебя измениться. Если ты и захочешь этого, то только по собственной воле.

— О, — Тэлли сглотнула. — Спасибо, Шэй.

— Но есть еще кое-что, — добавила девушка. — То что, ты до сих пор «резчик», поможет нам, когда мы вернемся домой, чтобы остановить эту войну.

Тэлли нахмурилась. Шэй еще не рассказывала ей о своем плане.

— В чем именно будет заключаться моя помощь?

— Доктор Кэйбл будет проверять, на самом ли деле мы говорим правду. И лучше, если один из нас по-прежнему будет чрезвычайником.

Тэлли остановилась перед следующей дверью.

— Мы скажем правду? Мы ей все расскажем?! Я думала, что придется использовать голодные нано-молекулы, или хотя бы гранаты.

Шэй вздохнула.

— Ты — чрезвычайник, Тэлли-ва. Насилие не поможет. Если мы нападем, то они решат, что это ответ Диего. И война лишь разрастется. Мы должны признаться.

— Признаться? — Тэлли стояла перед другой комнатой, которая освещалась лишь светом от горящей Ратуши.

Здесь все было разбросанно: вазы разбиты, цветы валялись на полу, окна полностью вылетели.

— Да, Тэлли-ва. Мы должны сказать, что на Оружейный склад напали ты и я, — сказала Шэй. — И что Диего не имеет к этому никакого отношения.

— О. Отлично, — Тэлли выглянула из окна.

Ратуша еще горела, не зависимо от того, сколько пены распыляли вертолеты. Скорее всего, здание будет гореть в течение нескольких дней; это нападение создало маленькое солнце.

И этот ужас — был их ошибкой. Ее и Шэй. Это они все это устроили, им и останавливать. Но мысль о том, что придется во всем признаться доктору Кэйбл, зародила в душе Тэлли желание прыгнуть в окно, так, чтобы потом крэш-браслеты поймали ее. А затем она скроется в лесу. И ее никто не найдет. Ни Шэй. Ни доктор Кэйбл.

Она снова станет невидимой.

Но тогда это означало бы оставить Зейна в этом городе, на который в любой момент могут напасть.

— Но если они нам не поверят, — продолжала Шэй, — то начнут копаться в мозгах. Ты должна остаться Особенной.

Внезапно, Тэлли стало нечем дышать. Она решила выйти на улицу, но запах мертвых цветов давил на нее. Глаза заслезились, и Тэлли зажмурилась, ориентируясь по звуку от собственных шагов.

— Но что они сделают нам, Шэй-ва?

— Я не знаю, Тэлли. Еще никто не устраивал ложную войну. Но что нам остается?

Тэлли открыла глаза и высунулась из окна. Она жадно глотала воздух, хоть и с примесью гари.

— Мы не можем ради этого зайти так далеко… — прошептала Тэлли.

— Я знаю, Тэлли-ва. Это все моя идея, моя вина. В первую очередь я виновата в том, что ты стала особенной. Если бы я могла пойти одна, я бы пошла. Но как только они просканируют мой мозг, то сразу найдут изменения, и подумают, что это Диего послал меня, чтобы избежать войны.

Тэлли не могла поспорить с этим. Она никак не могла поверить, что их маленький взлом приобрел такие последствия. Доктор Кэйбл никому не поверит, пока полностью не просканирует мозг.

Она посмотрела на горящую Ратушу и вздохнула. Было слишком поздно бежать. Вообще, было уже слишком поздно, чтобы делать что-либо.

— Ладно, Шэй, я пойду с тобой. Но сперва, мне нужно найти Зейна. Я должна объяснить ему кое-что.

«А может быть, я попробую еще раз. Ведь я уже другая», — подумала Тэлли.

— После всего этого… что они могут сделать? Снова сделать нас болванами?

— Может, это было бы не так уж плохо, — ответила Шэй.

Тэлли услышала маленький сигнал сквозь наушник.

— Шэй, что это за звук? — обеспокоенно спросила Тэлли.

— Тэлли, лучше тебе придти сюда, — напряженно сказала Шэй. — Комната номер 340.

Тэлли отвернулась от окна и быстрым шагом направилась к двери. Звуковой сигнал становился все громче и громче. Чем ближе Тэлли приближалась к Шэй, тем сильнее ею овладевало чувство страха.

— Что происходит, Шэй?

Шэй открыла канал для других «резчиков» и с паникой в голосе сказала:

— Кое-кому срочно нужен доктор!

Она повторила номер комнаты.

— Кто это? — воскликнула Тэлли.

— Тэлли, мне очень жаль…

— Что?

— Это Зейн.

28. Пациент

Тэлли бежала, ее сердце отчаянно билось в груди, а звуковой сигнал болью отдавался в голове. Она подскочила и на ногах проехалась по перилам, перескакивая лестничные площадки. Когда она оказалась на третьем этаже, Тэчс, Хо и Шэй стояли возле двери, и словно группа людей таращились на несчастный случай.

Тэлли протолкалась между ними и ворвалась в палату.

Зейн лежал на больничной койке, с бледным, словно у покойника, лицом. К его рукам и голове были прикреплены провода, каждый из которых издавал отдельный звук. Посередине прибора мигала красная кнопка. Над Зейном склонился человек в белом халате и оттянул ему верхние веки, заглядывая в глаза.

— Что случилось? — воскликнула Тэлли.

Врач даже не повернулся к ней. Шэй подошла к ней сзади и сжала плечи.

— Оставайся спокойной, Тэлли.

— Спокойной?! — Тэлли вырвалась из рук Шэй.

Злость и адреналин разбежались по ее крови, вытеснив недавнее онемение.

— Что с ним случилось? Почему он здесь?

— Послушайте, болваны, нельзя ли немного по тише! — жестко сказал доктор.

— Болваны?! — обнажила зубы Тэлли.

Шэй одним резким движением обхватила ее за талию, оторвала от пола и выставила за дверь. Другие «резчики» приняли Тэлли в свои руки, а Тэчс спокойно закрыл дверь.

— Я думала, ты решила измениться, Тэлли, — жестко сказала Шэй.

— Я сейчас изменю тебя, Шэй! — сказал Тэлли. — Что происходит?

— Мы не знаем, Тэлли. Врач только что пришел, — Шэй сложила руки вместе. — Держи себя в руках!

Тэлли отвернулась в другую сторону, видя перед собой лишь план нападения, чтобы прорваться в палату. Но она была в меньшинстве. Постепенно гнев превратился в панику.

— Они что-то сделали с ним, — прошептала она. Ее дыхание участилось. Коридор поплыл перед глазами, как только она вспомнила, что все «кримы» сразу с вертолета отправились в больницу.

— Это не так, Тэлли, — сказала Шэй.

— Но я видела других «кримов»!

— У них не было повреждения мозга. Ты же знаешь, Зейн другой.

— Но это городская больница! Что могло пойти не так?

— Тише, Тэлли-ва, — мягко сказала Шэй. — Потерпи чуть-чуть и тебе все объяснят.

Она сделала шаг вперед и аккуратно положила руку на плечо Тэлли. Ее лицо находилось всего в нескольких сантиметрах… этого достаточно для удара, и Тэчс отвлекся от двери — он впускал других докторов.

Но гнев и паника, казалось, компенсировали друг друга, вызвав онемение во всех мускулах, и скрутившись в животе в тугой узел отчаяния.

— Это все из-за нападения, да? — жалобно спросила Тэлли. — Вот почему что-то пошло не так.

— Мы этого не знаем.

— Все это — наша вина.

Шэй покачала головой. Ее голос был такой успокаивающий, словно Тэлли недавно приснился кошмар, и она как заботливая мамочка теперь гладила ее по головке.

— Мы же не знаем, что происходит, Тэлли-ва.

— Но вы нашли его там одного? Почему они не перевезли его?

— Может, его нельзя было перемещать. Может, ему здесь безопаснее, среди этих аппаратов.

Тэлли бессильно сжала кулаки. Никогда еще она не была так беспомощна. Впервые в жизни, она стала полагаться на волю случая.

— Но…

— Тише, Тэлли-ва, — сказала Шэй, своим до ужаса раздражающим спокойным голосом. — Мы просто должны подождать. Это все, на что мы способны.

Через час дверь открылась. Пять врачей, из недавнего бурного потока персонала, оставшихся здесь вышли из палаты. Они опасливо поглядывали на Тэлли, понимая, что она — то самое опасное оружие, которое недавно сбежало.

Тэлли обеспокоенно следила за их движениями, ожидая, что они вновь попытаются схватить ее и поместить в изолированное место. Но Шэй и Тэчс оставались рядом, отпугивая начальников, которые прибывали сюда. Таблетки Мэдди сделали для них больше, чем для Тэлли. Они все так же оставались устрашающе спокойными. Но Тэлли не могла не двигаться. Словно в ее ноги поступало столько крови, что ее нужно было постоянно разрабатывать.

Наконец, появился доктор.

— Эм, боюсь, у меня плохие новости.

Сперва Тэлли не поняла смысл сказанного, она лишь чувствовала властную руку Шэй на своем плече, будто Тэлли могла броситься на доктора и убить его.

— В какой-то момент, во время эвакуации, тело парня отклонило новую ткань его мозга. Аппараты жизнеобеспечения пытались оповестить нас, но, естественно, никого не было рядом. Парень пытался вызвать нас по наушнику, но вся городская сеть была перегружена, чтобы полностью получить сообщение.

— Перегружена? — спросил Тэчс. — У больницы что, нет собственной сети?

— Есть аварийный канал, — доктор посмотрел в сторону Ратуши и покачал головой. Он до сих пор не верил в случившееся. — Он проходит через город. И… его разрушили. В Диего еще не случалось таких… катастроф.

«Войн, — подумала Тэлли. — Это моя вина».

— К тому времени, как вы нас вызвали, его иммунная система была заражена. Мы сделали все возможное, но боюсь… у него остался… нанесенный ущерб.

— Насколько сильный… ущерб? — спросила Тэлли.

Шэй крепче сжала ее плечи.

Доктор посмотрел на начальников, все они нервно подготовились к борьбе. Они боялись ее. Он откашлялся.

— Вы ведь знаете, что он прибыл сюда с повреждениями головного мозга, не так ли?

— Да, знаем, — все так же спокойно ответила Шэй.

— Парень сказал, что хотел бы исправить эти нарушения: тряску и ошибки сознания. А еще он попросил модернизацию контроля — насколько это было возможно. Это было опасно, но он дал информированное согласие.

Тэлли перевела взгляд на пол. Зейн хотел все вернуть, и стать лучше. Так, чтобы ей не было противно смотреть на него.

— Функции, которые мы пытались исправить, — продолжал врач, — на них пришелся наибольший удар. Их уже нет.

— Нет? — Тэлли пошатнулась. — У него больше нет двигательных функций?

— И других, более важных: речи и сознания. — Настороженность врача исчезла, и его лицо приняло обычный вид: спокойный и понимающий. — Он не может самостоятельно дышать. Мы не думаем, что он придет в сознание. Вообще когда-нибудь.

Начальники, стоящие позади доктора держали в руках электрошоковые палки. Один удар, и ничего этого не будет…

Доктор вздохнул.

— И еще… нам нужна эта кровать.

Тэлли начала оседать на пол, но руки Шэй не дали ей упасть.

— У нас десятки жертв, — сказал врач. — Несколько работников находились вблизи Ратуши, и получили множество ожогов. Нам нужны эти аппараты жизнеобеспечения. И чем скорее, тем лучше.

— А как же Зейн? — спросила Шэй.

Врач покачал головой.

— Стоит нам отсоединить приборы, и он перестанет дышать. Обычно, мы всегда даем пациенту время, но сегодня…

— Чрезвычайное Обстоятельство, — тихо сказала Тэлли.

Шэй притянула ее к себе, и наклонившись над ухом, прошептала:

— Тэлли, мы должны идти. Ты слишком опасна.

— Я хочу увидеться с ним.

— Тэлли-ва, это плохая идея. Что если ты потеряешь контроль над собой? Ты можешь кого-нибудь убить.

— Шэй-ва, — прошипела Тэлли. — Позволь мне увидеться с ним.

— Нет.

— Позволь мне увидеться с ним, или я убью их всех! И вы не сможете меня остановить!

Шэй крепко держала ее в своих объятиях, но Тэлли могла вырваться. На ней же был спецкостюм, нужно лишь поставить скользящий режим, потом сжать горло врача, а затем и остальных…

Что-то прижалось к горлу Тэлли.

— Тэлли, я могу ввести тебе лекарство прямо сейчас.

— Нет, ты этого не сделаешь. Я нужна тебе, чтобы остановить войну.

— Но им нужны эти аппараты, то, что ты делаешь…

— Позволь мне побыть центром Вселенной еще пять минут, — перебила Тэлли. — Тогда я уйду и дам ему умереть. Я обещаю.

Шэй глубоко вздохнула.

— А ну-ка, разойдитесь! — крикнула она.

К голове и рукам Зейна все еще были прикреплены провода, которые издавали размеренные звуки. Но Тэлли видела — он был мертв.

Однажды, она уже видела труп. Когда Чрезвычайное Обстоятельство напало на Старый Дым, умер древний хранитель библиотеки, который спас ее (и это тоже была ее вина). Тело старика было ужасным, бледным, бесчувственным. В тот день, даже солнце стало светить неправильно.

Но на этот раз все было хуже. На этот раз, Тэлли была Особенной, ее великолепное зрение уловило каждую деталь: неправильный цвет лица, слишком слабый пульс на горле, ногти, цвет которых плавно переходил от розового к белому.

— Тэлли… — голос Тэчса оборвался.

— Мне очень жаль, — сказала Шэй.

Тэлли посмотрела на «резчиков». Им не понять. Они могли быть по-прежнему сильными и быстрыми, но таблетки Мэдди снова вернули им жалкий ум. Они не видели, какой на самом деле была эта смерть. И как все остальное казалось бессмысленным.

Огонь по-прежнему пылал на улице, и словно издеваясь, создавал прекрасный отблеск на ночном небе. Это не каждый мог увидеть, этот мир был слишком глупым и прекрасным для Зейна. Его не может не быть в нем.

Тэлли протянула руку и коснулась его пальцев. Ее датчики определили, что кожа холоднее, чем нужно.

Это все ее ошибка. Это она уговорила его быть тем, кем он не хотел; это она блуждала по городу, вместо того чтобы быть рядом; это она начала войну, которая разлучила их.

Это цена, которую пришлось заплатить за то, кто она есть.

— Мне очень жаль, Зейн, — Тэлли отвернулась.

Внезапно пять минут показались ей слишком долгими, чтобы стоять здесь, чувствовать, как горят глаза, и не в силах заплакать.

— Ладно, пошли, — прошептала она.

— Тэлли, ты уверена? Прошло всего…

— Пошли! Полетим на скайбордах. Эту войну нужно остановить!

Шэй положила ей руку на плечо.

— Хорошо. Двинемся с первыми лучами солнца. Мы полетим не останавливаясь, никакие болваны, Дымники и вообще никто не сможет нас остановить. Через три дня мы будем дома.

Тэлли уже было открыла рот, чтобы потребовать отправиться в путь прямо сейчас, но лицо Шэй заставило ее замолчать. Для Тэлли в прошлые двадцать четыре часа не произошло ничего особенного, но Шэй летала навстречу «резчикам», вылечила их, вернулась, спасла Тэлли, и провела эту бессонную ночь. Ее глаза едва открывались.

Кроме того, это уже больше не ее сражение.

Шэй не заплатила цену, которую заплатила Тэлли.

— Ты права, — сказала Тэлли, понимая, что она должна сделать. — Иди немного поспи.

— А ты? Ты в порядке?

— Нет, Шэй-ва, я не в порядке.

— Извини, я имела в виду… Ты никого не тронешь?

Тэлли покачала головой и вытянула руку, которая вообще не дрожала.

— Видишь? Я спокойна, по-моему впервые с тех пор, как я стала чрезвычайником. Но я не смогу уснуть. Я буду ждать тебя.

Шэй немного помедлила, не совсем понимая, что Тэлли имела в виду. Но усталость навалилась на нее, она зевнула и обняла Тэлли.

— Мне нужно всего пару часов. Все же я еще Особенная.

— Конечно, — Тэлли улыбнулась. — Вылетаем с первыми лучами солнца.

Она шла вместе с другими «резчиками» между докторов и возбужденных начальников.

Навсегда уходила от Зейна… от их совместного будущего.

С каждым шагом Тэлли понимала, что покидает не только Зейна. Она покидает всех.

И Шэй лишь задержит ее.

29. Возвращение домой

Тэлли дождалась, пока Шэй уснет.

Бессмысленно было идти им обеим. Шэй должна остаться здесь, в Диего, потому что «резчики» — единственная надежда, и защита города. Доктор Кэйбл все равно бы не поверила Шэй. Они бы обнаружили вмешательство таблеток Мэдди, и поняли, что она больше была Особенной.

Зато Тэлли была. Она лавировала между деревьев, уклоняясь от жестких веток. Она летела так быстро, как только могла. Тэлли ощущала все с холодной ясностью: теплый ветер, который обдувал ее лицо, смену гравитации туфель-липучек… Она взяла два скайборда, так было удобнее. Они распределяли ее вес, и их подъемные вентиляторы могли работать в течение нескольких дней.

Тэлли пересекла Диего задолго до восхода солнца. Это было прекрасно, но не для нее. Ее красота отличается от других, и теперь она знала это. Каждый раз Тэлли чувствовала, что внутри нее натягивается тугая струна, при виде чего-то прекрасного.

Лес изменился, как только Тэлли достигла поляны с белыми сорняками. Ветер стал дуть в лицо с примесью песка, и Тэлли направилась к реке, с целю найти притяжение со старой железной дорогой.

У нее только семь дней, чтобы остановить эту войну.

По словам Тэчса, доктор Кэйбл подождет неделю, пока Диего совсем не развалится. После разрушения Ратуши, ослабит деятельность людей на много месяцев. Доктор Кэйбл считала, что это повлечет недовольство.

И если бы волнения среди людей не входили в планы Чрезвычайного Обстоятельства, то они бы просто напали снова, чтобы еще больше ухудшить ситуацию в городе.

Магниты на скайборде запищали, и Тэлли опустилась к рельсам.

Она мрачно улыбнулась.

Если бы магнитная сетка не нашлась, Тэлли бы упала вниз, где ее мог встретить лишь жесткий песок. Но она уже лишилась той нерешительности, на которую постоянно жаловалась Шэй, после того, как она стала Особенной.

Опасность уже не имела для нее значения. Вообще больше ничего не имело значения.

Теперь она была по-настоящему Особенной. Без чувств и эмоций.

Начал спускаться сумрак, и поскольку солнце понижалось, тепло, которое накопилось за весь день, исчезло. Тэлли летела по железной дороге, наблюдая за всем сквозь инфракрасные очки, и ориентируясь на шум воды. Если она упадет, здесь крэш-браслеты смогут спасти ее.

На рассвете Тэлли наткнулась на лагерь сонных беглецов. В след ей прозвучали возмущенные крики, и она оглянулась. Ее скайборд создал ветер, и угли от тлеющего костра разлетелись по сухой траве. Беглецы бегали вокруг костра, и били своими куртками и спальными мешками по углям, препятствуя распространению огня, при этом они орали как резанные.

Тэлли полетела дальше. У нее не было времени, чтобы вернуться и помочь.

И вдруг она подумала, что же случится с людьми, которые до сих пор идут через лес в Диего? Мог ли город до сих пор посылать свои вертолеты за ними? Или они сейчас боролись с Новой Системой за свое существование?

Конечно, Эндрю Симпсон Смит не знал о войне, и по-прежнему помогал беглецам. Но когда те доберутся до места назначения, то никто их не заберет. Они будут ждать и надеяться, но постепенно потеряют веру, у них закончатся запасы еды, и они вернуться домой.

Некоторые конечно смогут вернуться, но ведь они невежественные дети. В лучшем случае, они потеряются.

На вторую ночь без отдыха, Тэлли упала.

Это произошло случайно. Ее скайборд был слишком горячий, и Тэлли опустила глаза, наблюдая за ним сквозь инфракрасные очки. Из-за этого она не заметила дерева, и влетела в него на большой скорости. Ее перевернуло в воздухе, а затем крэш-браслеты нашли взаимодействие с магнитом, что позволило ей упасть между рельсов. На секунду Тэлли почувствовала, что на нее мчится древний поезд. И вокруг нет ни души.

Она взглянула на рельсы. Они уходили далеко-далеко, словно и не кончались вообще.

Тэлли задумалась над тем, чтобы могло случиться, если бы железная дорога поворачивала? Крэш-браслеты попытались бы взаимодействовать с магнитом, или она бы упала и разбилась?

Тэлли поднялась и осмотрела себя. Она не пострадала. Через минуту из темноты показались два скайборда, робко высовывая свои носы, словно верные друзья, которые сбежали в последнюю минуту.

Тэлли поняла, что ей нужно поспать. Вряд ли следующей ошибки удастся избежать настолько удачно. Но скоро встанет солнце, и значит, до города остался день полета.

Тэлли встала на скайборд и полетела дальше, внимательно прислушиваясь к каждому звуку поврежденного вентилятора.

Сразу после рассвета, оглушительный вой пронзил воздух и Тэлли спрыгнула с раскаленного до бела скайборда, на другой. Поврежденная доска отправилась в море, где ее поглотила пучина волн.

Тэлли полетела домой с прежней скоростью, без остановок.

И лишь когда в поле зрения показались Ржавые Руины, которые сплошь были наделены металлом, Тэлли позволила скайборду замедлить ход.

Она летела сквозь пустынные улицы, одинокие, ржавые автомобили… Здания, в которых она пряталась еще болваном, вызвали воспоминания о Дыме. Тэлли было интересно, не прятались ли здесь ночью другие уродцы? Возможно, эти Руины не покажутся им настолько захватывающими, когда они узнают, что такой город существует на самом деле.

Дома до сих пор выглядели жутко, но создавалось впечатление, словно здесь все заселенно призраками. Как будто окна смотрели на Тэлли, манили к себе, заставляя вспомнить ее самый первый день в этом месте, когда Шэй привела ее сюда. Тогда они обе были уродками.

Шэй получила маршрут от Зейна. Конечно, он не знал, что Тэлли Янгблад — уродец, невежественный уродец среди плотно населения НьюКрасотауна.

Возможно, после разговора с доктором Кэйбл, Тэлли сотрут все. Все эти воспоминания, и опрометчивые решения, наконец, пропадут…

Звон.

Тэлли остановилась, не веря в то, что только что услышала. Звон был на частоте «резчиков», но ни один из них не мог связаться с ней здесь. ID был пустым, словно звон пришел один. Наверное, это просто заброшенный маяк, который был настроен на определенную частоту.

— Привет… — прошептала Тлли.

Звон… звон… звон…

Тэлли подняла брови. Это не просто звук, это больше похоже на ответ.

— Вы меня слышите?

Звон.

— Вы можете что-нибудь сказать? — нахмурилась Тэлли.

Звон.

Тэлли вздохнула, понимая, что это бесполезно.

— Отлично. Хороший фокус, уродцы. Но у меня есть дела поважнее.

Она направилась свой скайборд ввысь.

Звон… звон…

Тэлли остановилась, неуверенная в том, что правильно поступает, игнорируя звон. Скорее всего, это группка уродцев, достаточно умных, чтобы настроиться на частоту «резчиков». А это значит, они владеют полезной информацией. Хорошо бы узнать, как обстоят дела в городе, прежде, чем встречаться с доктором Кэйбл.

Она проверила мощность сигнала. Он был сильным. Кто бы это ни был, он находился близко. Тэлли полетела по улицам, тщательно отслеживая сигнал. Слева он был мощнее.

— Ладно, малыш. Один раз — «да». Два раза — «нет». Понял?

Звон.

— Я тебя знаю?

Звон.

Тэлли продолжала лететь, пока сигнал не стал слабее. Она повернула назад.

— Ты «крим»?

Звон… звон…

Тэлли достигла сигнала на максимуме. Она находилась перед высоким зданием, как раз подходящим для того, чтобы настроить радиосигнал.

— Значит, ты — уродец?

Возникла пауза. А затем, звон прозвенел один раз.

Тэлли начала тихо подниматься наверх, прислушиваясь к каждому шороху. Все ее чувства находились на пределе.

Ветер подул ей в лицо и до нее дошел странный запах…

— СпагБол? — недоуменно спросила Тэлли. — Так ты приехал из этого города?

Звон… звон…

Затем она услышала звук: движение сквозь обломки наверху. Тэлли поднялась к этому окну, и взявшись за раму заглянула внутрь.

Он смотрел на нее.

— Тэлли?

Она моргнула. Это был Дэвид.

30. Дэвид

— Что ты здесь делаешь? — спросила Тэлли.

— Жду тебя. Я знал, что снова вернешься через это место… через Руины.

Тэлли влетела внутрь, преодолевая расстояние за несколько секунд. Дэвид сидел в углу комнаты, на куске пола, который до сих пор не обвалился. Его спальник едва помещался на этой части. Его спецкостюм был цвета тени, в самонагревалке была готова еда. Тэлли в нос ударил отвратительный запах СпагБола.

Она покачала головой.

— Но как ты сделал это?

Дэвид держал странное устройство в одной руке и антенну в другой.

— После того как мы вылечили Фаусто, он помог нам сделать это. С помощью этого устройства мы обнаруживали ваши наушники, и иногда могли подслушать разговор.

Тэлли опустилась на корточки. Впервые с тех пор, как она вылетела из Диего, у нее закружилась голова.

— Я не спрашивала, как ты обнаружил меня. Я спрашивала, как ты так быстро добрался до этого места?

— А, это было легко. Как только Шэй узнала, что ты улетела без нее, она поняла, что Диего нуждается в ней больше, чем в тебе. Но во мне они не нуждаются, поэтому я сел на вертолет, который был на полпути к этому городу.

Тэлли вздохнула, закрывая глаза.

«Особенная голова» — вот как Шэй называла ее. Похоже, она удлинила себе путь. И это было драматично: не смотря на то, что она Особенная, некоторые ее решения, заставляют подумать, что она глупый уродец.

И все же Тэлли почувствовала облегчение, узнав, что ее опасения на счет беглецов не оправдались. Диего пока еще не оставил их.

— Зачем ты здесь? — спросила она.

Дэвид посмотрел на нее нерешительным взглядом.

— Я здесь, чтобы помочь тебе, Тэлли.

— Послушай, Дэвид, то, что мы воюем на одной стороне, вовсе не означает, что я хочу видеть тебя в своей компании. Разве ты не должен вернуться в Диего? Там, знаешь ли, идет война.

Он пожал плечами.

— Я не люблю города. И я ничего не знаю о войне.

— Я тоже о ней ничего не знаю, но я делаю то, что могу, — Тэлли нажала кнопку вызова скайборда, — Если Чрезвычайное Обстоятельство поймает меня с дымником, то точно не поверит, что я говорю правду.

— Но, Тэлли, ты в порядке?

— Ты второй человек, кто задает мне этот глупый вопрос, — тихо сказала она. — Нет, я не в порядке.

— Да, я знаю, что это глупо. Но мы беспокоимся о тебе.

— Кто мы? Ты и Шэй?

Он покачал головой.

— Нет, я и мама.

Тэлли резко, коротко хохотнула.

— С чего бы это Мэдди беспокоиться обо мне?

— Она много думала о тебе в последнее время. — Он посмотрел на коробку СпагБола, к которому до сих пор не притронулся. — Она должна была изучить спецоперации. Она мало знает о том, какого быть тобой.

Тэлли резко вскочила, и одним прыжком преодолела пропасть, разделяющую их. Она обнажила острые зубы и у самого лица Двида прошипела:

— Никто не знает, какого быть мной. Никто, Дэвид.

Он не моргая выдержал ее взгляд, но Тэлли чувствовала запах его страха.

— Мне очень жаль, — ровно сказал он. — Я не имею в виду… Зейна.

При звуке этого имени, что-то оборвалось внутри нее, и ярость исчезла. Она опустилась на колени, чувствуя, как гнев сместился более сильным чувством. Впервые со смерти Зейна, ею завладело отчаяние.

Но это чувство продлилось не больше секунды, потому что усталость от длинного пути накатилась на нее. Она опустила голову на руки.

— Это не из-за этого.

— Я принес кое-что. Возможно, это тебе пригодится.

Тэлли посмотрела на руку Дэвида, в которой он держал инжектор. Она покачала головой.

— Мне нельзя принимать лекарство, Дэвид. Чрезвычайное Обстоятельство не послушает меня, если я больше не буду Особенной.

— Я знаю, Тэлли. Фаусто объяснил мне ваш план. И все же возьми это. Может быть, после того, как ты все им расскажешь, тебе захочется измениться.

Тэлли нахмурилась.

— Не думаю, что у меня будет выбор, после того, как я признаюсь, Двид.

— Сомневаюсь, Тэлли. У тебя есть одна удивительная способность — ты всегда имеешь выбор.

— Всегда? — фыркнула Тэлли. — Вряд ли у меня был выбор, когда умер Зейн.

— Нет… — Дэвид покачал головой. — Мне очень жаль. Я по-прежнему говорю глупости. Но помнишь, когда ты была красоткой? Ты изменилась и возглавила городских «кримов».

— Зейн собрал нас.

— Он сам взял таблетку, ты не виновата.

Тэлли застонала.

— Не напоминай мне о том, как он оказался в больнице!

— Постой-постой, — Дэвид поднял руки, — я всего лишь пытаюсь сказать, что ты была единственной, кто знал, что можно избавиться от «красотомыслия».

— Да-да, знаю. Мы с Зейном сделали много хорошего.

— Не просто «много хорошего». Узнав о том, что вы сделали, моя мать поняла, как можно избавиться от травм мозга. Как можно вылечиться.

Тэлли подняла на него глаза, вспоминая теории Зейна, когда они были красавцами.

— Вылечиться от мозговых травм самостоятельно?

— Да. Мама поняла, что для того, чтобы вылечиться, нужно всего лишь стимулировать мозг. Вот почему новое лечение намного безопаснее, и работает быстрее. — Дэвид говорил быстро, его глаза блестели в темноте. — Вот почему мы изменили Диего всего за два месяца. Ты показала нам правильный путь.

— Значит, я виновата в том, что люди из маленьких крошек превратились в настоящих змей? Прекрасно.

— Ты виновата в том, что они обрели свободу, Тэлли.

Она горько рассмеялась.

— Думаю, когда доктор Кэйбл схватит их, они будут жалеть о том, что узнали о лекарстве Мэдди.

Зейн улыбнулся.

— Мир меняется, Тэлли. Благодаря тебе.

Тэлли не произнесла ни слова. Просто потому, что любые слова могли вызвать новую тираду о том, какая она прекрасная. Она не чувствовала себя прекрасной, скорее опустошенной. Дэвид выглядел довольным, наверное, думая, что она переваривает его слова. Но для Тэлли тишина ничего не означала, лишь то, что она устала говорить.

Для Тэлли Янгблад война пришла и ушла, оставив после себя ужасающие последствия.

И она не могла справиться со всем этим по той простой причине, что единственный человек, о котором она заботилась, теперь мертв.

Мэдди могла вылечить любого болвана в мире, и Зейн все равно будет мертв.

Но один вопрос до сих пор крутился у нее в голове.

— Так значит, я нравлюсь Мэдди?

Дэвид улыбнулся.

— Она понимает, насколько ты важна для будущего. И для меня.

Тэлли покачала головой.

— Не надо говорить об этом. О тебе и обо мне.

— Прости, Тэлли. Но это правда.

— Дэвид! Твой отец умер из-за меня, потому что я предала Дым!

Теперь уже он медленно покачал головой.

— Ты нас не предавала — тобой руководило Чрезвычайное Обстоятельство. Это эксперименты доктора Кэйбл убили его, а не ты.

Тэлли вздохнула. Она слишком устала, чтобы спорить.

— Я рада, что Мэдди больше не ненавидит меня. И раз уж разговор зашел о докторе Кэйбл, я должна увидится с ней и остановить эту войну. Нам же нужно это?

— Да, — его голос смягчился. Он поднял палочки для еды и опустил глаза. — Это все, что я хотел сказать, за исключением…

Тэлли застонала.

— Послушай, Тэлли. Ты не единственный человек, кто потерял близкого человека, — Дэвид сузил глаза. — Когда умер мой отец, мне тоже хотелось умереть.

— Я не хочу умереть, Дэвид. Я не хочу убежать. Я просто делаю то, что могу сделать, понятно?

— Тэлли, я просто хотел сказать, что буду здесь, когда ты все сделаешь.

— Ты? — Тэлли покачала головой.

— Ты не одна, Тэлли. Не притворяйся, что это не так.

Тэлли попыталась встать и сбежать от этой ерунды, которую он нес, но внезапно все поплыло перед глазами. Она снова опустилась на колени.

Еще один драматический исход.

— Ладно, Дэвид, оказывается, я никуда не иду, потому что мне нужно немного поспать.

— Возьми мой спальный мешок, — он быстро слез с него, держа в руках антенну. — Я тебя разбужу, если обнаружу чей-то сигнал. Здесь безопасно.

— Безопасно. — Тэлли протиснулась мимо Дэвида, на мгновения ощущая тепло его тела и вспоминая запах, который она чувствовала, когда они были вместе.

Это было странно.

В прошлый раз, его уродливое лицо вызвало в ней отвращение. Но после того, как она видела множество безумных операций в Диего, его неправильные брови и искривленная улыбка, казались еще одной данью моде.

И в этом не было ничего ужасного.

Но он не был Зеном.

Тэлли залезла в спальный мешок, а потом посмотрела вниз, туда, где пол проваливался метров на сто.

— Эм, только не позволяй мне переворачиваться во сне, ладно?

— Ладно, — Двид улыбнулся.

— И дай мне это, — она схватила инжектор и спрятала его в кармане спецкостюма. — Возможно когда-нибудь он понадобится мне.

— Может быть, ты захочешь этого, Тэлли.

— Не надо меня смущать, — пробормотала она.

Тэлли положила голову и уснула.

31. Срочное совещание

Она прикоснулась к реке, протекавшей около города.

Сквозь белые, пенистые потоки виднелись очертания Нью-Красотауна. Тэлли задумалась, когда она еще сможет посмотреть на город в окружении природы, стоя здесь, за его пределами?

Что делают за нападение на собственный город, разрушение его военных сил и за то, что начал войну?

Стоило ей приблизиться к городу, как ее наушник стал разрываться от скопления сетей. Более, чем на пятидесяти каналах люди говорили о войне. Все они обсуждали, как их военные силы разрушили Ратушу Диего. Люди были настолько этим довольны, словно бомбардировка беспомощного города была фейерверком на празднике. Странно было то, что через каждую минуту говорилось о Чрезвычайных Обстоятельствах — как те будут охранять город от нападения. Неделю назад большинство людей даже не верили в их существование, и вдруг они становятся спасителями города.

Новое военное положение имело свою сеть, по которой уныло диктовали инструкции. Сокращение комендантского часа у уродцев соблюдалось строже, чем когда либо. Впервые на памяти Тэлли, красавцев ограничили в действиях. Воздушные шары были запрещены, скайборды летали только в парках и детских площадках. И с тех пор, как рухнул Оружейный склад, фейерверки запретили. Никто, казалось, не жаловался, но все же чувствовалось недовольство. Особенно тех, кто летал на воздушных шарах практически все лето.

Конечно, даже если двести тысяч человек вылечатся, то около миллиона по-прежнему останутся болванами.

Может быть, те, кто здоровы, все еще не превосходили численностью, чтобы поднять протест, а может, они просто боялись Чрезвычайного Обстоятельства.

Как только она преодолела границу Кримвиля, ее наушник засек патруль города. Машина связалась с ней прежде, чем поняла, что она Особенная.

Тэлли задумалась, нашли ли уродцы способ обмануть патруль, или в этом городе больше не осталось хитрых детей?

За несколько недель все так изменилось.

Чем дальше она шла по городу, тем сильнее становилось чувство, что она не дома. Особенно теперь, когда Зейн больше не увидит этот город на горизонте.

Тэлли глубоко вздохнула. Настало время покончить с этим.

— Сообщение доктору Кэйбл.

Ответом ей послужила просьба подождать. Похоже, глава Чрезвычайного Обстоятельства была сейчас занята. Но мгновение спустя послышался голос:

— Агент Янгблад?

Тэлли нахмурилась. Это была одна из подопечных доктора Кэйбл, Максмилла Фастер. Но «резчики» всегда подчинялись только доктору Кэйбл.

— Позвольте мне поговорить с доктором Кэйбл, — сказала Тэлли.

— Это невозможно, Янгблад. Она на городском совете.

— Она в центре города?

— Нет. В штаб-квартире.

Тэлли остановила скайборд.

— С каких пор совет собирается в Штаб-квартире Чрезвычайного Обстоятельства?!

— С начала войны, Янгблад. Многое изменилось с тех пор как вы и ваши «резчики» блуждали по дикой местности. Где вы были?

— Это долгая история. Мне нужно поговорить с ней с глазу на глаз. Скажи ей, что я иду туда и хочу сказать кое-что важное.

Повисла короткая пауза, а потом раздраженный женский голос снова заговорил:

— Слушай, Янгблад, у нас сейчас идет война, и доктор Кэйбл исполняет обязанности председателя совета. На ней держится целый город. Так что говори мне то, что хотела сказать, или не увидишь своего «доктора» вообще, понятно?

Тэлли сглотнула. Доктор Кэйбл держит на себе весь город? А что, если признания будет недостаточно? Вдруг ей настолько нравится быть главной, что она не поверит ни единому ее слову?

— Хорошо, Фастер. Тогда просто скажи ей, что на прошлой неделе «резчики» были в Диего — как раз во время ведения военный действий. И что у меня есть очень важная информация для совета. Это касается безопасности города. Этого хватит?

— Вы были в Диего? Но как вы…

Тэлли выключила наушник. Она итак достаточно сказала, чтобы заинтересовать женщину.

Тэлли наклонилась вперед и погнала свой скайборд на предельной скорости, надеясь добраться до совета раньше, чем заседание закончится. Этой аудитории ей как раз хватит для признания.

Штаб-квартира Чрезвычайного Обстоятельства находилась за фабричным поясом. Тэлли отметила, что при военном нападении это прекрасное укрытие.

Она не сомневалась, доктор Кэйбл была принята в совет с распростертыми объятиями, а ей самой было только в радость прибрать к рукам целый город.

Тэлли посмотрела свысока на Штаб-квартиру. Когда она еще была уродцем, они с Дэвидом прыгнули с этой крыши. С тех пор там были установлены датчики, чтобы избежать другого проникновения.

Тэлли снова включила наушник.

— Сообщение доктору Кэйбл.

На этот раз ответ Фастер пришел незамедлительно.

— Она еще на совете. Тебе нужно рассказать обо всем мне.

— У меня нет времени, Фастер. Моя речь предназначена для всего совета, — Тэлли глубоко вздохнула. — Идет другая атака.

— Другая что?

— Атака. И очень скоро. Скажи доктору Кэйбл, что я буду там через две минуты. Я приду прямо на заседание.

Тэлли вновь отключила наушник, прерывая все дальнейшие расспросы.

Она повернула скайборд носом к зданию и сжала кулаки. Нужно лишь только как можно эффектнее появиться в совете. Доктору Кэйбл понравится, если продемонстрировать то, что «резчики» не сидят на месте и по-прежнему разведывают обстановку. Правда, она услышит не совсем то, что ожидает услышать.

Магниты полностью нашли взаимодействие. Тэлли поднялась ввысь на самой высокой скорости, земля под ногами образовала пропасть и в следующую секунду она взлетела в небо.

Она опустилась на колени и схватила руками скайборд. Крыша штаб-квартиры стала быстро приближаться, потому что Тэлли прыгнула. Она почувствовала, как по ее лицу расплывается злорадная усмешка. Возможно, это последний раз, когда она чувствует все с холодной ясностью. Она имела право насладиться этим ощущением.

В ста метрах от крыши крэш-браслеты запищали и дернули ее вверх, прижимая к скайборду и препятствуя падению.

Скайборд подлетел к крыше, и она отключила притяжении.

Жесткий удар о бетонную землю выкинул Тэлли со скайборда, и она кубарем пролетела несколько метров вперед. От мощного звука сигнализации заложило уши. На бегу Тэлли включила наушник и крикнула:

— Мне срочно нужно попасть туда!

Через некоторое время Фастер ответила встревоженным голосом:

— Янгблад? Я передала доктору Кэйбл твои слова. Она хочет, чтобы ты немедленно явилась на заседание Совета. Они на уровне J.

На секунду Тэлли позволила себе улыбнуться. Ее план работал.

— Ладно, откройте мне дверь.

— Хорошо.

Внезапно две металлические стенки под ногами Тэлли стали разъезжаться в разные стороны. Это была специальная посадочная полоса для аэромобилей. Тэлли полетела вниз и с сильным грохотом приземлилась на крышу какого-то аэромобиля, который ремонтировали рабочие. Не обращая внимание на удивленные взгляды, устремленные на нее, она спрыгнула с него и побежала дальше.

В наушнике послышался голос:

— Зайди в лифт. Он прямо перед тобой.

— Слишком долго, — задыхаясь ответила Тэлли, останавливаясь перед кабинкой. — Просто откройте двери в пустую шахту.

— Янгблад, ты что, шутишь?

— Нет! Просто откройте двери!

Мгновение спустя еще одни двери открылись в темноту.

Тэлли сделала шаг вперед.

Ее туфли-липучки запищали от напряжения, когда она перепрыгивала с одной стены шахты на другую. Во всяком случае, она спускалась намного быстрее любого лифта. Через некоторое время, голос Фастер предупредил Тэлли, что она на месте. Двери раздвинулись в стороны, и свет осветивший шахту означал, что она на уровне J. Тэлли зацепилась за выступ над дверьми и раскачавшись выпрыгнула из шахты. Она понеслась по коридору, специально держась подальше от стен. В этот момент она чувствовала себя ржавником, который мчится сообщить новость царю. У входа в зал заседания Совета стояла Максмилла Фастер с двумя чрезвычайниками.

— Это должно быть ОЧЕНЬ важно, Янгблад.

— Поверь мне, это именно так.

Фастер кивнула и открыла дверь.

Тэлли вбежала внутрь.

Она остановилась.

Зал был пуст, никакой доктор Кэйбл, никакого Совета.

Никого, кроме Тэлли Янгблад.

Она рзвернулась.

— Фастер? Что это?

Дверь за ней захлопнулась, заманивая в ловушку.

Через свой наушник она услышала насмешливый голос Фастер.

— Побудь здесь, Янгблад, доктор Кэйбл выслушает тебя, как только закончится заседание.

Тэлли покачала головой. Ее признание будет бесполезным, если доктор Кэйбл не поверит в него. Ей нужны свидетели.

— Но все происходит сейчас! Зачем, по вашему, я совершила такой длинный путь?

— Зачем? Наверное, чтобы сообщить Совету, что Диего не имеет отношения к разрушению Оружейного склада, и все это устроила ты?

У Тэлли отвалилась челюсть, и несколько секунд она не могла вымолвить ни слова. Вместо этого она еще раз прокрутила в голове слова, сказанные Фастер, пытаясь поверить в то, что она услышала именно ЭТО.

Как они узнали?

— Что ты сказала?

Восторженным голосом Фастер ответила:

— Терпение, Янгблад. Скоро придет доктор Кэйбл и все объяснит.

Свет погас, оставив Тэлли в полной темноте.

Тэлли хотела сказать кое-что еще, но вдруг поняла, что ее наушник отключен.

32. Признание

Время в кромешной темноте определить было невозможно, казалось, что минуты превратились в часы. Тэлли расхаживала туда-сюда и с каждым поворотом гнев закипал в ней все сильнее. Тэлли подавила в себе желание бежать сквозь темноту, и разнести на пути все что попадется под руку, потом вдребезги разнести потолок, а затем еще один, пока она не увидит небо.

Она заставила себя сесть на пол и дышать спокойно. Мысли в ее голове всегда возвращались к одной-единственной — она не уступит доктору Кэйбл. Тогда в Дыме она сдалась, чтобы ее сделали красивой, с Зейном они убежали только ради того, чтобы быть пойманными.

Раз за разом Тэлли выталкивала из себя гнев, и сжимала кулаки до такой степени, что костяшки ее пальцев побелели.

Она чувствовала себя беспомощной, как тогда, когда умирал Зейн.

Она не может снова проиграть.

Ведь на этот раз под угрозой находилось будущее всего города.

Тэлли спокойно ждала в темноте.

Наконец, дверь распахнулась и в проеме показался знакомый силуэт доктора Кэйбл.

В комнате загорелся свет. Тэлли слышала, что «Особенные» остались позади.

Она вскочила на ноги:

— Где городской совет? Мне срочно нужно увидеть их!

— Боюсь, то, что ты им скажешь, может их расстроить, и тебе придется худо, Совет такой нервный в последнее время, — сакратически заметила доктор Кэйбл. — Они на уровне H, все еще обсуждают между собой важные вопросы.

Двумя этажами выше… она была так близко не для того, чтобы снова проиграть.

— Добро пожаловать домой, Тэлли, — мягко сказала доктор Кэйбл.

Тэлли осмотрела помещение.

— Хороший сюрприз.

— Я верю, ты хотела нас всех удивить.

— Как насчет правды?

— Правды? Для тебя? — доктор Кэйбл рассмеялась. — Что может быть более удивительным?

Гнев прошелся по телу Тэлли, но она заставила себя дышать ровно.

— Как вы узнали?

— Думаю, это твое.

Доктор Кэйбл кинула нож. Он блеснул в свете ламп, и упал к ногам Тэлли.

— Клетки кожи, которые мы нашли на нем, принадлежали тебе.

Тэлли уставилась на нож.

Он принадлежал Шэй. Она пыталась остановить им тревогу в Оружейном складе. И именно этим ножом Тэлли порезала себе руку, когда они, Особенные, впервые увидели Зейна. Но Шэй же вытерла его. Наверное, какие-то частицы ее крови все же остались на нем. Тэлли сжала и разжала руку, наблюдая за татуировками.

Они с самого начала знали, что в Оружейном складе была Тэлли Янгблад.

— Я знала, что когда-нибудь «резчики» превратятся в проблему, — пробормотала доктор Кэйбл. — Неужели вы получаете невероятное удовольствие от того, что уничтожаете своих же? Мне обязательно нужно изучить этот феномен в следующий раз, когда я снова сделаю «чрезвычайниками» столь молодых особ.

Тэлли подняла с пола нож, подбрасывая его в руке. Интересно, если сейчас запульнуть его доктору Кэйбл в шею, она умрет? Но доктор Кэйбл была такая же сильная и быстрая, как она сама, поэтому Тэлли решила искать другой выход отсюда.

Она выбросила нож в сторону.

— Ответь мне на один вопрос, — сказала доктор Кэйбл. — Зачем ты это сделала?

Тэлли покачала головой. Нет смысла рассказывать правду, тем более, при упоминании о Зейне она точно потеряет контроль над собой.

— Это был несчастный случай.

— Несчастный случай? — доктор Кэйбл засмеялась. — Ты случайно разрушила половину военных сил города?

— Мы не хотели выпускать нано-молекулы.

— Мы? «Резчики»?

Тэлли покачала головой. Нет смысла ввязывать во все это Шэй.

— Одна неосторожность влечет за собой другую…

— Действительно. Только так ты и действуешь, да, Янгблад?

— Но зачем вы лжете всем?

Доктор Кэйбл вздохнула.

— Разве не понятно, Тэлли? Я не могла сказать всем, что ты разрушила оборону города, «резчики» всегда были моей гордостью, — хищный оскал вырисовался на ее лице. — А твоя выходка позволила мне избавиться от давнего противника.

— Что вам сделал Диего?!

— Он встал на сторону Старого Дыма. Он помогал беглецам в течение многих лет. А потом Шэй сообщила мне, что Дымников снабдили спецкостюмами и инфракрасными очками. Кто еще мог это сделать? — голос доктора Кэйбл становился все громче. — Другие города только и ждали того, чтобы уничтожить Диего. У них введена Новая Система в обход всем морфологическим стандартам. А ты дала мне повод для нападения. Ты всегда была очень полезна, Тэлли.

Тэлли зажмурилась, словно все слова доктора Кэйбл могли быть услышаны Советом.

Если бы они только знали, какую страшную ложь терпели все это время…

Но город был слишком напуган, чтобы размышлять здраво, и власти с удовольствием доверились сильной женщине, готовой все взять в свои руки.

Тэлли покачала головой.

Последние несколько дней, она думала, что ей придется переделывать себя.

Но все оказалось гораздо сложнее.

Ей придется переделать всех.

И возможно, кое-кто был прав…

— Когда все это закончится? — спросила Тэлли. — Когда закончится эта война?

— Она никогда не закончится, Тэлли. Я не остановлюсь на полпути, когда сделано уже так много. И поверь, болванам нравится наблюдать за ходом наших сражений. А все что нужно было — это война, Тэлли. Я должна была додуматься до этого раньше! — доктор Кэйбл ступила ближе, свет упал на ее безжалостно красивое лицо. — Ты разве не видишь? Мы вступили в новую эру. Отныне каждый день посвящен Чрезвычайному Обстоятельству.

Тэлли кивнула, и позволила слабой улыбке появиться на лице.

— Вы все хорошо мне объяснили. И остальным тоже.

— Что прости?

— Доктор Кэйбл, я приехала сюда не для того, чтобы рассказать правду городскому совету. Они горстка придурков, раз сделали вас ответственной за город. Я приехала сюда, чтобы показать всем вашу ложь.

Женщина издала низкий, хриплый смех.

— Только не говори мне, что ты сняла себя на видео, с настоящей правдой. Кто поверит тебе? Может, когда-нибудь ты и была известна среди уродцев и красавчиков, но все старше двадцати даже не слышали о тебе.

— Нет, но они знают вас. Вы сами назначили себя ответственной за этот город, — Тэлли полезла в свой спецкостюм и вытащила инжектор. — И теперь, когда вы на весь город признались, что война ненастоящая, вас запомнят навсегда.

Доктор Кэйбл нахмурилась.

— Что это такое?

— Спутниковый передатчик. Тот, который нельзя выключить. — Тэлли потянула за иглу и вытащила ее наружу. — Это антенна. Удивительно, да?

— Ты не могла… только не здесь. — Доктор Кэйбл закрыла глаза, ее ресницы трепыхались, она проверяла сеть.

Тэлли улыбнулась.

— В Диего делают самые необычные операции. Они вставили мне вместо глаз камеры, а вместо ногтей микрофоны. Теперь они знают, что вы сделали на самом деле.

Доктор Кэйбл открыла глаза и фыркнула.

— Все в порядке. Твоя игрушка не работает.

Тэлли подняла брови и с наигранным удивлением взглянула на инжектор.

— Ой, кажется я забыла его включить…

Она переместила пальцы…

Доктор Кэйбл прыгнула, и выставила вперед руку, готовясь схватить инжектор. В этот момент Тэлли выгнула его под правильным углом…

Удар, прибор вылетел из ее руки, ударившись о пол, и покатился в угол.

— Да уж, Тэлли, — сказала доктор Кэйбл, улыбаясь. — Для кого-то ты умная, но иногда такая дурочка.

Тэлли опустила голову и втянула воздух. Какой-то странный аромат пробился в ноздри.

Она открыла глаза — это был запах крови.

Доктор Кэйбл взглянула на свою руку — на ней виднелась царапина от иглы. Шэй сказала, что лечение проходит почти незаметно, потребовалось несколько дней, чтобы понять, что произошло. Тэлли не хотела, чтобы доктор Кэйбл пристальнее пригляделась к инжектору и поняла, что порезалась вовсе не антенной. Нужно ее отвлечь.

Тэлли изобразила на лице гнев.

— Вы только назвали меня дурочкой?

Она бросилась вперед, и используя эффект неожиданности ударила ее в живот.

«Чрезвычайники» отреагировали моментально, но она уже приземлилась возле инжектора, и с силой, на которую только была способна, раздавила его ногой, и тут же развернулась, ударив какого-то агента ногой в челюсть.

— Агент, Янгблад, — сказал еще какой-то человек, — мы не хотим причинять тебе боль.

— Боюсь вам придется!

Она вскочила на сиденья, которые стояли вдоль стены, подальше от земли. Дверь разрывалась от натиска прибежавших агентов в серой форме. Тэлли спрыгнула возле упавшего охранника, и ударила другого мужчину в живот, опрокинув его на осколки. Кто-то заехал ей в спину кулаком, она развернулась и врезала ему в нос. Тэлли снова вскочила на стулья и бросилась на ближайшего человека, не обращая внимания на массу вокруг. Через несколько секунд она оказалась прижата к земле, с запрокинутыми за спину руками. Ее держали несколько человек, но она брыкалась и вырывалась, пока не получила удар по ребрам и не закашлялась. Ее голова дернулась и она раздавила последние остатки смеси в инжекторе.

— Все в порядке, Доктор, — сказал один из «чрезвычайников». — У нас все под контролем.

Доктор Кэйбл не ответила.

Тэлли выгнула шею, чтобы посмотреть на нее.

Она согнула пополам, тяжело дыша.

— Доктор Кэйбл? — обеспокоенно спросил «чрезвычайник». — С вами все в порядке?

«Просто дайте ей время, — подумала Тэлли. — И она станет лучше. Гораздо лучше».

33. Исчезновение

Тэлли наблюдала за последствиями своей выходки.

Сперва изменения проходили медленно, почти незаметно. Доктор Кэйбл, в присущей ей, высокомерной манере заходила к Тэлли в камеру и требовала разъяснений о том, что произошло в Диего. Тэлли плела ей небылицы о том, как разрушилась Новая Система, сама же внимательно наблюдая за любыми изменениями. Тщеславие и жестокость, выработанные в ней на протяжении десятков лет, понемногу исчезали.

Время для Тэлли остановилось.

«Резчики» не приспособлены находится в закрытых, маленьких, помещениях, поэтому Тэлли сосредоточилась на своих мыслях. Она уставилась на дверь камеры. Ее переполняли гнев и отчаяние, но она пыталась справиться с ними. Именно так она поступила с Зейном — справилась со своим отвращением — и теперь она не могла отступить. Самым ужасном было то, что камера находилась глубоко под землей, и Тэлли казалось, будто ее закрыли в гробу, просто одна из ужасных машин доктора Кэйбл до сих пор поддерживала в ее теле жизнь.

Камера напоминала комнату Ржавников, такая же узкая и тесная.

Каждый раз, когда открывалась дверь, Тэлли казалось, что сейчас ее заберут и положат под нож, а потом она снова проснется уродиной. Она чуть ли не кричала от радости, когда понимала, что это доктор Кэйбл вновь пришла выпытывать из нее сведения. Это было лучше, чем находиться здесь одной.

И вдруг, Тэлли начала замечать, что лекарство работает… очень медленно. Постепенно доктор Кэйбл становилась менее уверенной в себе.

— Они всем раскрыли мои тайны! — пробормотала она однажды, запуская пальцы в волосы.

— Кто?

— Диего, — выплюнула она. — Вчера вечером Шэй и Тэчс по всеобщей сети все рассказали, и на весь мир назвали меня монстром.

— Словно болваны, — сказала Тэлли.

Доктор Кэйбл в упор посмотрела на нее.

— А еще они детально рассмотрели твое тело, и назвали его «морфологическим нарушением»!

— Хотите сказать, что я снова стала известна?

Доктор Кэйбл кивнула.

— Ты известна, Тэлли. Все тебя бояться. И хотя возможно, Новая Система проводила и более страшные операции, все почему-то боятся именно мою команду шестнадцатилетних «резчиков».

Тэлли улыбнулась.

— Мы были немного жестки.

— Тогда как вы позволили им схватить вас?!

— А, так получилось. — Тэлли пожала плечами. — И кстати, там была куча охранников. А еще они все были в форме, больше похожей на шмелей.

— Но вы же были такими сильными и быстрыми!

Тэлли снова пожала плечами.

— И сейчас такими остаемся.

— Ненадолго, Тэлли. Ненадолго.

После двух недель отчаянной тишины, кто-то все же сжалился над Тэлли, и в ее камере заработал настенный экран. Она была поражена, когда увидела, насколько ослабла власть доктора Кэйбл. Теперь футбол и другие разные игры заполнили каналы, вместо постоянной трансляции торжествующей победы военных сил города. Один за другим власти прощали разные нарушения инструкций. Похоже, лекарство Мэдди помогло как раз вовремя — второго нападения на Диего не будет.

Конечно, возможно что и другие города имели к этому отношение, им же никогда не нравилась Новая Система, но скорее всего, они были больше взволнованны самим фактом нападения. В конце концов, погибли люди.

Поскольку операции доктора Кэйбл признали позорными, люди стали верить в то, что Диего не нападал на Оружейный Склад. Боком встал вопрос о том, что на самом деле произошло в ту ночь, особенно после истории выжившего хранителя, который стал свидетелем нападения. Он рассказал, что двое молодых людей, больше похожих на легкомысленных детей, чем на серьезную опасность, выпустили наномолекулы, и военная армия здесь не причем. Тогда Диего стали показывать по местным каналам, а потом появились интервью людей, раненных во время бомбежки.

Тэлли спешила переключать те программы, которые говорили о том, что погибло семнадцать человек, один из которых, по иронии судьбы в это время пытался сбежать из города.

Они всегда его показывали.

Обсуждения войны — и всего остального — начали постепенно нарастать. Разногласия становились все заметнее, Тэлли наблюдала за разговорами, которые иногда перерастали в целые дебаты. Будущее больше не выглядело привлекательным.

Кто-то говорил о новых морфологических стандартах, кто-то предлагал соединить уродцев и красавцев, кто-то выступал с предложением расширить дикую местность.

Тэлли не могла понять, какое же на самом деле будущее она выпустила.

Город красавцев совместится с ржавниками? Они будут расширять местность, вырубая все на своем пути? Кто их остановит?

Доктор Кэйбл исчезла после потери своей власти над городом.

Начальство города лишило ее всех прав, объяснив это тем, что ее срок пребывания на месте заместителя директора истек. После этого она не заходила к Тэлли.

И еще начались разговоры о «чрезвычайниках».

Сама мысль о такой операции была ужасна. Чрезвычайное обстоятельство было слишком опасно и психически неуравновешенно. Большинство городов никогда не создавали подобных существ, за исключением особо сильных пожарников и стражников.

Возможно, вслед за этой войной, пришло время избавиться от них.

После долгих протестов, одного за другим, агентов Чрезвычайного обстоятельства переделывали в нормальных, здоровых людей, и доктор Кэйбл не подавала ноток протеста.

Тэлли чувствовала, что стены камеры с каждым днем давят на нее все сильнее и сильнее, как будто мысль о том, что ее снова изменят, понемногу убивала ее. Она смотрела на себя в настенный экран и представляла, что ее Особенные глаза перестанут видеть с такой четкостью, что все начнет расплываться, что ее кожа станет обычной, жуткой и восприимчивой ко всему. Она проводила рукой по татуировкам и понимала, что вскоре и их уберут. Ей не хотелось расставаться с ними, как-никак они напоминали ей о том, кем она была.

Шэй и другие «резчики» до сих пор были в Диего. Оттуда они могли убежать в дикую местность и скрываться в ней, ведь все же «резчики» приспособлены для нее.

Но Тэлли некуда было бежать.

У нее не было способа спасти себя.

Наконец, однажды ночью, доктора пришли за ней.

34. Операция

Снаружи послышались голоса. Тэлли встала с кровати и прислонилась к двери, чтобы услышать бормотание:

— Ты уверен, что это сработает?

— До сих пор все было нормально.

— А вдруг у нее есть… повреждения? Вдруг, она не такая, как все?

Тэлли сглотнула.

Она была самым известным шестнадцатилетним чрезвычайником, тело которого состояло из одних повреждений. Смертельных повреждений.

— Расслабься. Эту особенную партию они сделали на скорую руку специально для нее.

Тэлли вскинула брови. Партию чего?

Послышалось шипение. Тэлли опустила глаза — газ проникал в камеру.

Она отскочила от двери и судорожно сделала несколько глубоких вдохов чистого воздуха.

В отчаянии Тэлли оглядела четыре знакомых стены, пытаясь найти выход, возможность сбежать.

Тэлли запаниковала.

Они не могут снова сделать с ней это. Она же не виновата в том, кто она есть. Они сами сделали ее такой!

Но выхода не было.

Адреналин побежал по крови, в глазах начали мерцать красные точки. Она не дышала почти минуту, и паника понемногу отступала.

Тэлли не могла пошевелиться. Она опустила глаза и посмотрела на татуировки. И на шрам. С того момента прошло уже больше месяца, и она чувствовала, что вот-вот разорвется на части от обуреваемых чувств.

Может быть, если бы она сделала более глубокие вдохи, у нее было больше времени подумать.

Во всяком случае, свои последние минуты она оставалась холодной чрезвычайницей.

Некоторое время спустя дверь открылась.

— Да уж, пришлось долго ждать, — голос был напряженный.

Послышались шаги.

— Как вы и говорили, она необычная. Впрочем, сейчас мы сделаем из нее нормального человека.

— А вы уверены, что она не проснется?

Один из присутствующих ногой толкнул ее в бок.

— Видишь? Все в порядке.

Тэлли завладел гнев, но после стольких дней, проведенных в одиночестве, она научилась контролировать эмоции. Когда нога толкнула ее во второй раз, она позволила перевернуть себя на спину.

— «Не двигайся, Тэлли. Ничего не делай, я скоро буду».

Она уж было хотела шепотом спросить: «Кто ты?», но не решилась.

Два человека, что пришли за ней, теперь пытались положить ее на летающие носилки.

Она не сопротивлялась.

Тэлли тщательно прислушивалась к шуму вокруг.

Большинство залов Чрезвычайного Обстоятельства были пусты, ведь почти всех чрезвычаников уже вылечили. Она услышала несколько слов из разговора двух людей, но никто из них не упомянул Особенных.

Тэлли казалось, что она была последняя, кто должен пройти через операцию.

Лифт поднялся быстро. Наверное, основные операции проводили этажом выше. Тэлли слышала, как раздвинулись двери, и ее повезли в неизвестном направлении. Затем ей в нос ударил запах антисептических средств.

Тэлли всем своим существом желала спрыгнуть с летающей носилки, и броситься к выходу.

Сбежать с операции.

Фу, как не прилично.

Если остальных чрезвычайников уже нет, то теперь ее никто не мог остановить.

Но она терпела, продолжая надеяться, что вновь объявится голос, и подскажет что делать.

Она все время твердила себе: «Я не одна».

С нее сняли одежду, и стали копаться в инструментах, металлический лязг которых заглушали белые стены.

Она почувствовала, как ее спина коснулась холодной поверхности, а в плечо уперлась какая-то штука. Ей виделся скальпель, норовивший вырвать из нее всю «особенность».

Кожаные шнуры сжимали руки, и в запястье Тэлли воткнулась игла, которая вводила анестезирующее средство в ее организм. Интересно, сможет ли она противостоять снотворному, которое в скором времени введут ей, чтобы навсегда отрезать от мира?

Тэлли снова запаниковала.

Она надеялась, что те два врача не заметят ее реакцию.

Они выглядели занятыми.

Вокруг загудели приборы, Тэлли в рот вставили какую-то трубку, пахнущую спиртом, и воздух, выходивший из нее, был странным и неестественным. К носу прикрепили «усики», и теперь ей казалось, что ее заткнули, как пробку.

Ей хотелось сорвать все это и сбежать.

Но голос приказал ждать.

У тех, кто считал, что газ усыпил ее, наверняка был запасной план. Нужно оставаться спокойной и ничем себя не выдавать.

Внезапно через трубку полилась жидкость.

Питательные вещества вливали в ее организм, чтобы поддерживать жизнь тканей, в то время как врачи будут кромсать их на кусочки. Жидкость поднималась все выше и выше, заполняя нос, глаза, уши. Необъяснимый звук прорвался в ее сознание, а в следующую секунду Тэлли уже ничего не слышала.

Она судорожно глотала воздух, боясь открыть глаза.

Теперь, когда она оглохла, оставаться еще и слепой было нелегко.

— «Я уже в пути, Тэлли», — послышался голос. Или ей только показалось?

Она оказалась в безвыходной ситуации, и теперь город мог сполна отомстить ей: убрать суперпрочность ее костей; удалить резкие углы щек; острые зубы и ногти… мощное зрение… ничего этого уже не будет.

Они снова сделают ее болваном.

Вот только на этот раз она не спит, и почувствует все это по-настоящему.

Вдруг послышался звук, чем-то похожий на удар, и она открыла глаза.

Жидкость не давала зрению сфокусироваться, однако Тэлли заметила мечущийся силуэт, а затем один из приборов упал на пол.

Она была спасена.

Тэлли вскочила с кровати и яростно сорвала кожаный ремень с рук, выдернула трубку изо рта, и попыталась справиться с «усиками», но они начали изворачиваться. Тогда она прокусила трубку и ей в лицо брызнула жидкость.

Тэлли посмотрела по сторонам — она находилась в операционном вакууме, с плотными, прозрачными стенками. Тэлли ударила по ним со всей силой, на которую только была способна, но ничего не вышло. Она била и била, с каждым разом все яростней, надеясь поскорее выбраться отсюда. Тщетно.

Проклятье!

Когда операционные вакуумы были пусты, верхняя крышка всегда была открыта!

В панике Тэлли провела по стеклу острыми ногтями, но даже тогда стенки не сломались.

Она случайно задела один из скальпелей, который торчал из стенки вакуума, и у нее на глазах сформировалось расплывчатое красное плечо. Ее кожа тут начала регенерацию.

«Удобно, — подумала Тэлли. — Хорошо бы еще немного воздуха!»

Расплывчатые фигуры продолжали бой.

«Скорее!» — вновь подумала она, пытаясь снова отыскать дыхательную трубку.

Наконец она нашла ее, но воздуха больше не было. Вверху вакуума была небольшая щелочка и Тэлли прижалась к ней, чтобы глотнуть немного кислорода. Но так не может долго продолжаться. Ей нужно выбраться отсюда!

Она решила бить по этой маленькой щелке, чтобы увеличить ее, но внезапно все вокруг стало каким-то вязким. Кулак Тэлли приближался к отверстию, словно в замедленной съемке. Красные блики повсюду становились отчетливее.

Она увидела, как один из людей врезался в стенку вакуума и тот покачнулся. Решение не заставило себя ждать. Тэлли начала раскачиваться из стороны в сторону, с каждым разом все сильнее врезаясь в стену плечом и получая при этом жуткие порезы торчащих внутри скальпелей. Датчики на ее коже запищали, стараясь как можно скорее регенерировать ткани.

Наконец вакуум перевернулся.

Тэлли закрутило в воздухе, и она грохнулась на жесткий пол. Вакуум пошел трещинами. Она надавила рукой на стекло и впервые в жизни сделала такой жадный глоток воздуха.

И тут она заметила, что врачи лежат на полу без сознания.

Ее спаситель стоял перед ней.

— Кто ты? Шэй? — спросила Тэлли. — Дэвид?

Она начала вытирать жидкость из глаз.

— Разве я не просила тебя ничего не делать? Или тебе настолько нравится все портить?

Тэлли вскинула голову и не поверила своим глазам.

Перед ней стояла доктор Кэйбл.

35. Слезы

Доктор Кэйбл постарела, казалось, на тысячу лет. Ее глаза потеряли их былую жестокость, теперь она была похожа на Фаусто.

Наконец-то она вылечилась.

И тем не менее, даже этот факт не мешал ей оставаться острой на язычок.

По-прежнему жадно глотая воздух, Тэлли спросила:

— Что вы здесь…

— Тебя спасаю. — Ответила доктор Кэйбл.

Тэлли посмотрела на дверь, прислушиваясь к шагам в коридоре.

Старуха покачала головой.

— Я построила это место. Я знаю о нем все. Никто не придет. Позволь мне отдохнуть немного, — она села на пол. — Я слишком стара для таких трюков.

Тэлли уставилась на своего старого врага: на ее руках по-прежнему виднелись острые ногти. И словно в противовес этому она тяжело дышала и из губы сочилась кровь. Она выглядела очень-очень старой, казалось, что ее продление молодости уже было невозможно. Единственное что вызывало недоумение — два врача, лежащие у ее ног.

— Вы все еще чрезвычайница? — спросила Тэлли.

— Я уже вообще не Особенная, Тэлли. На меня жалко смотреть, — старуха пожала плечами. — Но я все еще опасна.

— О. — Тэлли пыталась вытереть остатки жидкости из глаз. — Лекарство долго действовало на вас.

— Да, это было гениально, Тэлли. Взять хотя бы дыхательную трубку.

— Конечно, отличный план — оставить меня там задыхаться, пока… — Тэлли моргнула. — Почему вы сделали это?

Доктор Кэйбл улыбнулась.

— Я отвечу на этот вопрос, Тэлли. Если ты ответишь на мой. — На секунду ее глаза вновь блеснули прежними жесткими искорками. — Что ты сделала со мной?

Настала очередь Тэлли улыбаться.

— Я вылечила вас.

— Я знаю, что ты дурочка. Но как?

— Помните тот спутниковый передатчик? Так вот, это был не передатчик, а обычный инжектор с лекарством Мэдди.

— Опять эта ужасная женщина, — доктор Кэйбл снова опустила глаза. — Совет вновь открыл границы города. Ее таблетки теперь повсюду.

— Я могу передать ей ваши слова.

— Скоро все рухнет, — прошипела доктор Кэйбл, вновь поднимая на нее яростный взгляд. — Ты же понимаешь, что не пройдет и года, как власти начнут вырубать дикую местность.

— Да, я знаю. То же самое произошло с Диего, — Тэлли вздохнула, вспоминая пожар Эндрю Симпсона Смита. — Похоже, свобода имеет обыкновение разрушать.

— И это вы называете лечением, Тэлли? Это больше похоже на заболевание раком. Оно погубит нас всех.

— Так вы пришли сюда, чтобы обвинить во всем меня?

— Нет, я пришла освободить тебя.

Тэлли не сводила с нее настороженного взгляда. Наверняка это еще одна уловка, месть доктора Кэйбл. Но мысль о свободе заставила сердце биться чаще, и колокольчик надежды зазвонил в ее мозгу.

Тэлли сглотнула.

— Но разве не я разрушила ваш мир?

Доктор Кэйбл долго смотрела на нее взглядом ничего не выражающих глаз.

— Да. Но ты осталась последняя, Тэлли. Я наблюдала за Шэй и остальными «резчиками» в Диего. Это уже не они. Таблетки Мэдди, я полагаю, — она вздохнула. — Совет истребил всех нас.

Тэлли кивнула.

— Но почему я?

— Ты — настоящий «резчик», — сказала доктор Кэйбл. — Последняя из моего Чрезвычайного Обстоятельства, приспособленная жить в дикой местности, вне города. Ты можешь, сбежать, можешь исчезнуть навсегда. Я не хочу, чтобы мое творение истребили, Тэлли. Пожалуйста…

Тэлли моргнула. Она никогда не думала о себе, как о каком-то животном, но она не собиралась спорить. Мысль о свободе вскружила ей голову.

— Только выберись отсюда, Тэлли. Поднимайся на любом лифте на крышу, здание пустое, и большинство камер я убрала. Да и вообще, никто не сможет остановить тебя. Оставайся Особенной, возможно, когда-нибудь, мир будет нуждаться в тебе.

Тэлли снова сглотнула. Слишком уж все просто получалось.

— А как на счет скайборда?

— Он на крыше, — фыркнула доктор Кэйбл.

Тэлли посмотрела на два тела, лежащих у ее ног.

— С ними все будет в порядке, — сказала женщина. — Ты же знаешь, я врач.

— Ну конечно, — пробормотала Тэлли и стянула с одного из них одежду. Она была заляпана кровью, но по крайней мере, теперь Тэлли не была голой.

Она сделала шаг к двери, но потом обернулась.

— Разве вы не боитесь, что я сама вылечусь? И больше не останется никого из вас?

Доктор Кэйбл посмотрела на нее победным взглядом, в котором заплясали огоньки прежней злобы.

— Моя вера в тебя всегда оправдывалась, Тэлли Янгблад. Почему же теперь я должна волноваться?

Когда Тэлли оказалась на крыше, она постояла немного под открытым ночным небом, вдыхая свежий воздух.

На счет погони она не беспокоилась.

Доктор Кэйбл права — никого не осталось, чтобы преследовать ее.

После целого месяца, проведенного в затхлой камере, звезды и месяц казались необыкновенно прекрасными.

Тэлли вдохнула запах ледяного мира.

Наконец-то она была свободна от камеры, от операций доктора Кэйбл. И никто не изменит ее. Ни сейчас, ни когда-либо еще.

Чрезвычайного Обстоятельства больше нет.

Зейна больше нет.

Тэлли облизнула губы и почувствовала солоноватость. Это напомнило ей о том дне, когда они с Зейном поцеловались на берегу моря. Это был последний раз, когда она разговаривала с ним, и даже тогда она оттолкнула его. Но почему-то этот момент она прокручивала в голове из раза в раз, медленно и тщательно, наслаждаясь каждым мгновением. Она представляла, что не чувствует дрожи Зейна, что он обнимает ее, крепко и нежно…

По щекам прокатилось что-то теплое.

Тэлли подняла руки вверх и посмотрела на ладошки: они блестели при свете звезд.

«Чрезвычайники не плачут», — подумала Тэлли, и слезы потекли в два раза сильнее.

36. Руины

Прежде чем улететь из города, Тэлли включила наушник. Ее ждали три сообщения. Первое было от Шэй. Она сообщала, что «Резчики» останутся в Диего. После их неоценимой помощи городу, они стали там собственным «героями-защитниками», и власти даже изменили закон, разрешая им не трогать морфологические нарушения. Правда, ногти и зубы пришлось удалить.

Ратуша по-прежнему выглядела, как груда камней. Диего нуждался в любой помощи, которую только способны были предложить другие города. И хотя операции затронули весь континент, в Диего все так же шли беглецы, что только способствовало укреплению Новой Системы.

Раньше, красавцы были идеалом, теперь же этот идеал сменили уродцы.

Возможно, однажды какой-нибудь другой город введет Новую Систему, но в любом случае, Диего навсегда останется самым прогрессирующим городом, в котором все время происходят изменения.

К сообщению Шэй прикладывались ежедневные рассказы о том, с какими трудностями сталкивались «резчики», когда помогали городу. Казалось, что Шэй решила обложить Тэлли подробностями, чтобы та помогла им, как только ее освободят.

И все же Шэй кое о чем сожалела.

Истребление чрезвычайников охватило весть мир, поэтому, естественно, эта новость дошла и до них. «Резчики» отчаянно хотели прилететь и спасти Тэлли, но после того, как стали защитниками города, они не могли так просто взять и улететь. Тем более, это развязало бы новую войну, а ведь город еще не отошел от прошлой.

Тэлли понимала это, правильно?

И все же Тэлли Янгблад была «резчиком». Или все же…

Второе сообщение было от матери Дэвида Мэдди.

Она сказала, что Дэвид покинул Диего и отправился в дикую местность. Дымники распространились по континенту, чтобы по-прежнему контрабандой доставлять таблетки в те города, которые все еще проводили операции красоты. Беглецы стекались по всему миру, вдохновленные слухами из разных концов света.

Весь мир ждал свободы, и Тэлли хотела бы протянуть руку помощи.

Мэдди закончила словами: «если вдруг увидишь моего сына, передай ему, что я люблю его».

И третье сообщение было от Пэриса.

Он и еще один «крим» уехали из Диего. Как оказалось, они работали над каким-то городским проектом, но оставаться в самом городе не захотели. Им стало жутко от мысли жить в городе, где все были «кримами», поэтому они отправились в дикую местность к сельским жителям, которых нашли Дымники. Они решили показать им новые технологии, рассказать об основных правилах, и обучить, как элементарно не устраивать лесные пожары. В итоге, сельские жители поселятся в городах и будут жить среди себе подобных. А «кримы» в свою очередь научаться охотиться, ловить рыбу, и много всего другого, чем владели ржавники, и что было впоследствии утеряно.

Тэлли улыбнулась, когда прослушала конец записи:

«И тут есть парень Эндрю Симпсон Смит, он говорит, что знает тебя. Как это произошло? Кстати, он просил передать: «Продолжай бросать вызов богам». Бред какой-то. Надеюсь, мы скоро встретимся, Тэлли-ва. Лучшие друзья навсегда! Пэрис».

Тэлли ни одному из них не ответила.

Она направила свой скайборд вверх по реке. Свет луны окрасил водные потоки в белый цвет, и теперь они блестели словно алмазы. Вокруг пахло деревьями, которые стали расцветать в начале лета. Тэлли не стала надевать инфракрасные очки, предоставляя своему зрению возможность самому исследовать природу.

Среди всей этой красоты, она вдруг ясно осознала, что должна сделать. Тэлли повернула скайборд на печально знакомый путь, среди залежей металла.

Она летела к Ржавым Руинам.

Мертвые здания возвышались перед ней, являясь символом жадности и черствости людей.

Тэлли долго смотрела на пустынные окна, ржавые автомобили, разрушающиеся стены. Несмотря на все безобразие этого места, она бы никогда не хотела его забыть.

Она подняла свой скайборд к зданию, где они с Шэй впервые ночевали. С тех прошел почти год. Пустота и тишина действовали на нее угнетающее.

Но когда она достигла вершины, Дэвида уже не было.

Исчез и его спальный мешок, вместе с остальным оборудованием, осталась лишь самонагревающаяся еда, на обвалившемся куске пола. Он забрал и спутниковую антенну, с помощью которой в прошлый раз нашел ее. Тэлли включила наушник, и почувствовала, что город абсолютно мертв, без единого сигнала на сети.

Ни единого звука.

Но ведь километр это ничто в дикой местности.

Тэлли выделила самое высокое здание и полетела на его вершину. Вентиляторы скайборда запищали от напряжения, но она не останавливалась. Как только ей удалось встать на устойчивую поверхность, она тихо спросила:

— Дэвид?

Ответа не было.

Тогда она вспомнила старую уловку Шэй. В отдел для хранения доктор Кэйбл положила огниво, медспрей, и даже СпагБолл, прямо как в старые добрые времена.

Она вновь взлетела. Тэлли взяла огниво и подставила его к вентилятору, ветер разнес искры на дальнее расстояние, освещая все вокруг.

— Я не одна, — сказала она сама себе.

Как только скайборд накалился добела, Тэлли опустила огниво и полетела в то место, где осталась самонагревающаяся еда, не надеясь, что кто-то видел эти искры.

Дэвид пришел на рассвете.

37. План

— Где ты был? — сонно спросила Тэлли.

Дэвид спустился со скайборда. Весь его подбородок покрылся щетиной, а глаза были похожи на два огромных блюдца.

— Я пытался проникнуть в город. Чтобы найти тебя.

Тэлли нахмурилась.

— Границы города вновь открыты, да?

— Да, но только если ты знаешь эту чертову систему перехода.

Тэлли рассмеялась. Дэвид все свои восемнадцать лет провел в дикой местности, он понятия не имеет о летающих дронах.

— И все же мне удалось попасть в него, — продолжил он. — Но тогда возникла еще одна проблема: я понятия не имел, где находится штаб-квартира Чрезвычайного Обстоятельства. — Дэвид устало опустился на землю.

— Но ты видел мой сигнал.

Он улыбнулся, продолжая внимательно за ней наблюдать.

— Да, видел. Поэтому и… — он сглотнул. — Я подключил антенну к сети, чтобы узнать новости… там сказали, что всех чрезвычайников решили изменить. Власти поняли, что вы опасны. А ты… все еще…

Тэлли пристально посмотрела на него.

— А ты как думаешь, Дэвид?

Он долго смотрел ей в глаза, потом вздохнул и покачал головой.

— Ты похожа на Тэлли, которую я знал.

Она опустила глаза.

— В чем дело? — спросил он.

— Ни в чем. — Тэлли покачала головой. — Ты просто эволюционировал еще на пять миллионов лет.

— Я что?! Неужели я сказал что-то не так?

— Нет, — она улыбнулась. — Все ты правильно сказал.

Они принялись за еду, которую Дэвид взял в городе. На ненавистный СпагБол она даже не взглянула, заменив его ПэдТаем.

Тэлли рассказала Дэвиду о том, как использовала инжектор против доктора Кэйбл, о месяце заточения в камере, и наконец, о том, как ей удалось сбежать. Она сказала, что теперь в городе начались операции восстановления.

А это значит, что Дым победил. Даже здесь.

— Значит, ты до сих пор Особенная?

— Только тело. В душе я другая. Это все… — Тэлли сглотнула, так и не сумев произнести слово «Зейн», — он сделал.

Дэвид улыбнулся.

— Я знал, что ты справишься.

— Поэтому ты ждал меня, да?

— Да, кто-то же должен был это сделать. — Он откашлялся. — Моя мама думает, что я полетел распространять революцию.

Тэлли посмотрела на Руины.

— Революцией нельзя управлять, Дэвид. Теперь ее не остановить.

— Да, — он вздохнул. — Зато я проделал долгий путь, пытаясь спасти тебя!

— Мне не нужна помощь, Дэвид, — сказала Тэлли. — Ой, чуть не забыла! Мэдди передала мне сообщение для тебя.

Его брови поползли вверх.

— Тебе? Для меня?

— Да. «Я люблю тебя», — Тэлли сглотнула. — Это она просила передать. Возможно, ей известно, где ты на самом деле.

— Возможно.

— Вы, дымники, ужасно предсказуемы, — сказала Тэлли, улыбаясь.

Она наблюдала за ним, находясь на небольшом расстоянии от его лица. Ее глаза тут же сфокусировали все недостатки Дэвида — асимметрию глаз, жирные поры, большой нос… шрам.

Но теперь, для нее он больше не был уродцем. Он был просто Дэвидом.

И возможно, он был прав. Может, ей не следовало все делать в одиночку?

Дэвид ненавидит города. Он понятия не имеет, как использовать наушник или звонить по телефону аэромобиля. Да и выглядеть он всегда будет, как бомж, по одежде которого прошлись раз сто. Но самое главное, что бы Тэлли не думала, что бы не делала, Дэвид знал, кто она.

— У меня есть план, — сказал она.

— План того, что делать в будущем?

— Да. — Тэлли кивнула. — Мм… он похож… на операцию по спасению мира.

Рука Дэвида, державшая палочки со СпагБолом, и уже почти долетевшая до его рта, замерла на полпути. Вермишель плавно скатилась обратно в пакет. Тэлли с легкостью прочитала эмоции, отразившиеся на его ошарашенном лице: замешательство, удивление, любопытство и, наконец, намек на понимание.

— Я могу чем-то помочь? — просто спросил он.

Тэлли уверено кивнула.

— Да. Ты как раз подходишь для этой миссии.

И затем она все ему объяснила.

Той ночью они на скайборде Дэвида подлетели к границе города, где ее наушник смог зацепить сигнал. Там все еще оставались три сообщения от Шэй, Мэдди, и Пэриса.

Тэлли нервно сжала пальцы в кулак.

— Смотри! — воскликнул Дэвид, указывая рукой вверх.

Горизонт Нью-Красотауна сверкал тысячами огней, повсюду слышались взрывы фейерверков. Красный, фиолетовый, желтый…

Может быть, люди праздновали окончание тирании доктора Кэйбл, может, отмечали конец войны. А может, праздновали истребление Чрезвычайного Обстоятельства, ведь последний чрезвычайник скрылся в лесу.

Или возможно, они просто снова стали болванами.

Тэлли засмеялась.

— Ты раньше видел когда-нибудь фейерверк?

Дэвид покачал головой.

— Нет. Это восхитительно.

— Да, города не такие уж и плохие, Дэвид, — Тэлли снова улыбнулась, надеясь, что салюты раздаются в честь окончания войны.

После всего, что пришлось пережить этому городу, одна традиция должна остаться в нем навсегда. Здесь должны быть фейерверки. Много фейерверков.

Тэлли прочистила горло, и настроилась говорить четко и внятно. Была ли она Особенной или нет, сейчас ее сообщение должно звучать очень убедительно.

От этого зависела судьба всего мира.

Внезапно она поняла, что готова.

Тэлли наблюдала за вспышками фейерверков, и это придало ей уверенности. Слова сами слетели с губ.

Она послала его всем — Шэй, Мэдди, Пэрису.

Один и тот же ответ.

38. Manifesto

Мне не нужно лечиться. Мне не нужно причинять себе боль, чтобы чувствовать. С этого момента никто не может изменить меня. Врачи Диего сказали, что я смогу научиться контролировать свое поведение. И я научусь.

Вы все помогли мне.

Но знаете, я волнуюсь не за себя. А за вас.

Поэтому, некоторое время вы не увидите меня. Не знаю сколько. Дэвида и меня. Мы остаемся в лесу.

Вы говорите, что я нужна вам. Что ж возможно и так, но теперь не в моих силах вам помочь. У вас тысячи людей, способных прийти на помощь. Ведь теперь города, наконец-то, сняли розовые очки. Вместе вы справитесь, и наша помощь уже ни к чему.

Мы с Дэвидом больше не встанем у вас на пути.

Понимаете, свобода разрушает.

Теперь у вас есть Новый Дым, новые города, новые системы. Каждый раз, стоит вам немного зазнаться и начать расширять лес, мы тут же объявимся и отобьем всякое желание туда соваться.

Вспоминайте нас каждый раз, когда решите построить новое здание, вырыть реку, срубить дерево… думайте о нас.

Однако в то время как красавцам удаляют их привлекательность, лес по-прежнему имеет зубки. Особенные зубки. Это мы.

Мы будем рядом. Мы будем наблюдать за вами.

Помните о цене, которую заплатили Ржавники.

Я люблю вас, но пора сказать «прощай».

Будьте осторожны, ведь мир нуждается в вас.

И надейтесь, что следующая наша встреча не перерастет в бойню.

Тэлли Янгблад.

Оглавление

  • Часть I. Быть особенной
  •   1. Чрезвычайное обстоятельство
  •   2. Охотники и жертвы
  •   3. Ночной бой
  •   4. Спасение
  •   5. Клятва
  •   6. Нью-Красотаун
  •   7. Зейн
  •   8. Порез
  •   9. Оружейный склад
  •   10. Воспламенение
  •   11. Погоня
  • Часть II. По следу Зейна
  •   12. Свобода выбора
  •   13. За пределами
  •   14. Варвар
  •   15. Ссора
  •   16. Невидимая
  •   17. Кости
  •   18. Новые спутники
  •   19. Преследование
  •   20. Жесткая посадка
  •   21. Беспорядочный город
  •   22. Воссоединение
  •   23. Нарушение морфологии
  •   24. Голоса
  •   25. Свет
  • Часть III. Прекращение войны
  •   26. Окупация
  •   27. Чувство вины
  •   28. Пациент
  •   29. Возвращение домой
  •   30. Дэвид
  •   31. Срочное совещание
  •   32. Признание
  •   33. Исчезновение
  •   34. Операция
  •   35. Слезы
  •   36. Руины
  •   37. План
  •   38. Manifesto