КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615671 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243262
Пользователей - 112984

Впечатления

mmishk про Большаков: Как стать царем (Альтернативная история)

Как этот кал развидеть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Гаврилов: Ученик архимага (Попаданцы)

Для меня книга показалась скучной. Ничего интересного для себя я в ней не нашёл. ГГ - припадочный колдун - колдует но только в припадке. Тупой на любую учёбу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zxcvbnm000 про Звездная: Подстава. Книга третья (Космическая фантастика)

Хрень нечитаемая

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Зубов: Одержимые (Попаданцы)

Всё по уму и сбалансировано. Читать приятно. Мир системы и немного РПГ.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Наумов: Совы вылетают в сумерках (Исторические приключения)

Еще один «большой» рассказ (и он реально большой, после 2-х страничных «собратьев» по сборнику), повествует об уже знакомой банде нелегалов и об очередном «эпизоде» боестолкновения с ними...

По хронологии событий — это уже послевоенный период, запомнившийся многолетней борьбой «с очагами сопротивления» (подпитываемых из-за кордона).

По сюжету — двое малолетних любителей (нет Вам наверно послышалось!)) Не любители малолетних — а

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Наумов: 22 июня над границей (Исторические приключения)

Ну наконец-то автор решил «сменить основную тему» с «опостылевших гор» на что-то другое... Так, несмотря на большую емкость рассказов (при малом количестве страниц), автор как будто бы придерживался некоего шаблона, из-за чего многие рассказы «по своему духу» были чем-то неуловимо похожи (хотя они никак между собой не связаны — ни по хронологии, ни по героям или периоду). Но тут автор, (все же) совершенно внезапно «ушел», от «привычных

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Наумов: Конец Берик-хана (Исторические приключения)

Очередной «микроскопический» рассказ (от автора), повествующий о том, как четко задуманный замысел (засады, в которой казалось все продуманно до мелочей) может разрушить один единственный человек (если он конечно «не найдет себе оправданий» и не сбежит).

В остальном — все та же «романтика гор», конница «в пыльных шлемах» (периода «становления Советской власти» на отдельно-восточных территориях) и «местные разборки» в стиле

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Хьервард [Наталья Шнейдер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Миры Ника Перумова. Хьервард

Эдвард Корнейчук, Андрей Макиенко
ЮНОСТЬ ПОКОЛЕНИЯ

Глава 1

На широкой площадке перед Замком Всех Древних буквально из воздуха появилась первая группа. По человеческим меркам один взрослый и десяток подростков, мальчиков и девочек. Мгновение спустя тут же возникла вторая, третья и ещё, ещё, ещё…

— Можно открыть глаза, — раздался зычный голос Древнего Ирра, Главного Наставника.

В то же мгновенье около сотни пар юных глаз раскрылось, отыскало Замок и, расширившись, замерло так в восхищенном изумлении. Восторженный детский гомон, казалось, заполнил все пространство над вершиной Столпа Титанов. Немного выждав, пока уляжется волна первых ощущений, Наставники навели порядок и выстроили свои группы. В тот же миг твердые невидимые дорожки протянулись от их ног к ажурным парапетам Замка. Все начали медленно подниматься к балюстраде, кольцом опоясывающей Замок. С неё многочисленные двери и дорожки вели в различные залы и комнаты, сейчас уже почти все пустые, оставленные своими бывшими хозяевами.

Древнее Поколение Истинных Магов сменялось новым.

Нам много рассказывали о Замке Всех Древних, и я знал, что впечатление будет грандиозно, но все же не ожидал такой глубины ощущений. Нас уже вели по коридорам в жилую часть, а образ величественной извечной твердыни, словно выточенной из цельного куска изумруда с мягким свечением изнутри, все стоял перед моими глазами.

Нашу группу вел Древний Мунин, иными словами, наш Наставник с недавнего времени.

— Ваши комнаты, — произнес он, указывая рукой на десять дверей, расположенных по обе стороны длинного коридора.

— Чуть позже вы сможете обустроить их согласно собственным вкусам и предпочтениям. Сейчас же просто переступите пороги ваших комнат и произнесите заклинание, которое мы учили, чтобы они смогли запомнить вас.

— Шендар, Эстери, Паркан, Абуда, Хедин…

После того как Древний Мунин произносил чьё-то имя, упомянутый переступал порог своих покоев и делал, что должен. Когда прозвучало имя Хедина, порог указанной комнаты пересек я и, развернувшись и прикоснувшись рукой к двери, произнес, в принципе, несложное заклинание узнавания и запоминания.

— Теперь, когда отзвучало последнее заклинание и последняя из указанных комнат занята, — теперь никто не сможет в отсутствии хозяина пересечь порог вашего личного уголка.

— Осмотритесь немного у себя, после того, как прозвенят колокольчики, я вернусь и мы отправимся в Зал Ученичеств.

Древний Мунин исчез, растаяв в воздухе.

Я прошел в глубь своих покоев — голые стены, пустые полки, большой стол из неизвестной мне породы дерева с девственно чистыми ящиками, стул. Всё. Древний, обитавший тут до меня, уходя, похоже, вычистил все до основания. Ну и ладно. Постучавшись, я вошел к Шендару. Та же чистота, да пустые полки, только стол немного другой.

Шендар — мой лучший друг и наперсник в различных шалостях и проказах, за которые мы неоднократно уже бывали наказаны Древними. Мы — Новое Поколение Истинных Магов. Древние — наши Древние — уходящее Поколение. Бессчетные века именно нам предстоит, под сенью Великих Молодых Богов, править миром, а задача Древних — наилучшим образом подготовить нас к этому. Потом они уйдут все, до конца, хотя большая часть их Поколения уже ушла. Именно поэтому в Замок Всех Древних сейчас входим мы.

Но не это, в данный момент, главное. Главное — это проверить слова Древнего Мунина о неприкосновенности личных покоев и, по возможности, развлечься. Кто станет здесь нашей первой жертвой? Я внимательно посмотрел на Шендара, а мой товарищ на меня. Мы с ним понимали друг друга без слов. Без произнесенных слов.

— Абуда, — произнесли я и он одновременно. И, улыбнувшись, слегка кивнули друг другу в знак согласия.

Мы мягко выскользнули из комнаты и подошли к двери Абуды. Шендар первым коснулся её и… исчез, словно стираясь в несколько быстрых этапов сверху вниз.

— Ничего себе, — подумал я. И тут же одновременно понял и почувствовал запах сработавшего заклинания, охранявшего чужие покои…

— Телепорт, — я задумался. — Куда?.. И как?.. Сложное волшебство, недоступное пока нам, но пользуемое нашими Древними, могущими полноценно поворачивать мир вокруг себя. Подавляющее большинство нашего Поколения этого пока не умело совсем. Меньшинство, включающее Шендара, Эстери, меня, Мерлина, Сигрлинн и ещё нескольких Магов, могло, но только, выражаясь словами наставников, поверхностный мир, в то время как Древние, даже самые слабые из них, легко поворачивали ещё и глубинный. Мы все к этому тоже придем, как заявил однажды Древний Ирр, оценив, силой чего нам удавалось творить учебные заклятья. Надо прямо сказать, что поворот мира вокруг себя, пусть пока совсем ещё и неполный, очень сильно облегчал жизнь всех уже умеющих его творить. Хотя на занятиях это часто запрещалось. Мы, умеющие, как и все остальное Поколение, должны были научиться творить легкое (по меркам полноценного Мага) волшебство обычными доступными средствами. Хотя, повторяю, для большинства это было сейчас единственным доступным уровнем силы. Но, впрочем, я отвлекся.

Размышления и оценка произошедшего с Шендаром отняли не более мгновения. Ещё одно, и я коснулся двери Абуды вслед за приятелем. Знакомое ощущение телепортации — и я уже стою посреди комнаты, как две капли воды похожей на мою собственную.

Я быстро выглянул в коридор и засмеялся вслед за Шендаром, — оба мы высунули головы в общий коридор из своих комнат.

— Здорово, а?! Ещё раз?

И мы оба ринулись к двери Абуды и… снова оказались в своих комнатах.

— Стоп, — произнес я, снова выбравшись в коридор. — Ясно, что защита комнат отправляет нас к себе…

— Проверить, общий ли это закон?! — на лету ухватил мою мысль Шендар.

— Паркан, Эстери, — я указал на комнаты двух других Магов. — Одновременно.

Шендар подошел ко входу первого, я — к двери второй, и мы коснулись их. Забавное ощущение — телепортироваться самому, глядя, как по частям растворяется в воздухе твой приятель. Древние, конечно, учат закрывать глаза при перемещениях, иначе на несколько мгновений по окончании теряется зрение. Но у нас — нет. Не считая пары самых первых раз.

Мы снова вышли из своих комнат в коридор, остановились у двери Абуды и переглянулись.

— Прикрой меня заклятьем защиты от охранных заклинаний, а я прорвусь через заклятие проникновения.

Мы повторили вслух необходимые слова и, согласовав заклятья, заняли исходные позиции.

— С поворотом мира? — уточнил Шендар.

Кивнув, я откинул голову и, подняв руки, крутанул мир вокруг себя, как бы разгоняя его пальцами, за верхнее основание. Привычка, сохранившаяся с того, первого раза, когда я открыл для себя возможность поворота мира. Помощь рук и некоторое вдохновение, приходящее с отводом головы назад, казались незаменимыми в самом начале, когда мир вращался лишь толчками или даже останавливался. Чуть позже я, конечно, понял, что положение головы и помощь рук тут ни при чем. Это лишь позволяло мне в самом начале сосредоточиться нужным образом.

Эстери признавалась, что вначале подкручивала мир носочком своей ноги. Ракот, как-то выяснила она, стискивал зубы и сжимал кулаки. Шендар, ориентируясь по моим советам, так же помогал себе вначале пальцами рук. Мерлин, — а Хаос его знает, как поступал Мерлин, возможно, у него это открылось раньше всех.

Сам не знаю почему, но я и сейчас продолжал поворачивать мир вокруг себя именно таким, наглядным способом. Может быть, меня забавляло то, что большое количество сородичей по Поколению ориентировалось в этом вопросе на мою жестикуляцию. Особенно те, у которых поворот мира вообще ещё не получался. Они явно полагали, что именно так и надо.

Шендар относился к этому с пониманием. Часто, ради забавы, мы с ним, в присутствии других Магов Поколения, начинали с самым серьезным видом такую откровенно нелепую или даже пикантную жестикуляцию, что можно было надорвать животы от смеха, наблюдая за тем, как они все это пытаются повторить.

Но все пока ягодки. А вот что началось, когда Кэсти во время повторения за мной особо интересного набора жестов случайно смог повернуть мир вокруг себя! И все, все неудачники бросились к месту и совсем не к месту, в любой представившейся ситуации использовать именно этот способ. Древние чуть с ума не сошли, пытаясь искоренить сие, в который уже раз объяснить то, что умение поворачивать мир придет ко всем, когда лишь станет необходимым по программе.

Кэсти, захлебываясь слезами, уверял, что он не виноват, доказывал, что только так у него и выходит поворот мира, что это мы научили. Наказали, на всякий случай, всех троих. Но это я опять отвлекся.

Итак, крутанув мир вокруг себя, я начал произносить заклинание защиты от наложенных охранных заклятий, предмет нашей с Шендаром и Эстери особой гордости. Ещё бы, хотя мы и собрали его из вполне обычных, разрешенных частей программных заклятий, получившаяся суть была лично наша и направлена именно на то, что нам было нужно. Создали мы его втроем. С целью добраться до нужных нам компонентов для одного розыгрыша. Эстери, с её вечной осторожностью и правильностью, на само дело тогда, конечно же, не пошла, а вот мы… впрочем, неважно, главное, что тогда все сработало наилучшим образом.

Магические потоки, плавно заполнив мое тело, осторожно перетекали в чары, творимые над Шендаром и призванные защитить его. Ощутив их крепость, мой напарник, так же крутанув мир, рванулся вперед, одновременно произнося заклинание проникновения.

Мгновенная яркая вспышка, острая боль от враз рухнувших заклятий, и отброшенное тело Шендара, сильно шмякнувшееся о противоположенную стену, мягко сползло на пол.

— Ничего себе, — только и смог вымолвить бедняга.

— Как оно пробило наше заклятье? Что ты почувствовал? — кинулся я к нему.

— Не знаю. Вспышка, удар, все. Я не успел ничего понять.

— Всемогущие Древние, каким же мы тогда образом выясним, как это работает и почему не спасает заклятье защиты?!

— А ты сам попробуй, — немного обиженно проговорил Шендар, — и сразу все выяснишь.

— А это идея, — промолвил я.

— Так, ты в порядке? — Шендар слегка растерянно кивнул, — ты делаешь защиту, я — проникаю. — Он ещё раз кивнул.

Шендар встал, придерживаясь за стенку, и осторожно ощупал себя. Потом, так же осторожно, крутанул мир.

Поставив перед собой, на случай неудачи, дополнительный защитный барьер и дождавшись слов Шендара, я ринулся вперед, произнося заклинание проникновения.

Мгновенная яркая вспышка, острая боль от разорванного в клочья барьера — и мой полет останавливает сзади расположенная стена, по которой я медленно сползаю вниз.

— Ну как? — участливым тоном спросил Шендар.

— Что-то понял, а что-то нет, — прокрутив в голове почувствованное, ответил я. — Но теперь знаю, как избежать ударов об стенку и что мы делали не так. Кажется, знаю. Вот только силы такой пока у нас нет.

Из-за двери Абуды высунулась его голова и удивленно выпучила на нас глаза.

— Вы чего тут?

— Чтобы вот! — ответил Шендар, помогая мне встать.

— Проводим эксперименты, — пояснил я. — Пополняем твое Досье.

— Зайдете ко мне?

Я зашел, Шендар тоже. Потом мы снова вышли в коридор.

— Значит, с прямым приглашением зайти и в присутствии хозяина мы проходим спокойно и без хлопот…

Несколько последующих экспериментов доказали нам, что имея и приглашение, и хозяина дома, но не на виду, войти в его комнату никто не сможет.

— А помните, вы рассказывали, что можете общаться мысленно, это ведь правда? — спросил Абуда.

— Нашел! — радостно завопил я и почему-то понял, что это слово, произнесенное когда-нибудь в другое время, в другом месте и на другом, человеческом, языке, станет знаменитым.

— Нашел! Слушайте меня…

Мы и правда могли общаться мысленно, но пока далеко не все и не с каждым. Хотя Древние могли так разговаривать, наверно, с любым.

— Давайте… — Эстери. С ней у меня получается контакт, и она сейчас не в курсе происходящего, для чистоты эксперимента.

Взяв Шендара и Абуду за руки, я подошел к нужной двери и сосредоточился.

— Эстери, — я попытался как следует мысленно представить её и дотянуться до сознания, — Эстери, ты меня слышишь?

Юная колдунья откликнулась почти сразу.

— Да. Хедин?

— Это я. Можно, мы войдем к тебе… — у меня мелькнула в голове ещё одна мысль, — … с Абудой.

— С Абудой? — Эстери слегка удивилась. — Входите, пожалуйста.

— Все трое, одновременно, мы с Абудой по краям, — скомандовал я. Шендар, похоже, понял меня с полуслова, Абуда — нет, но не стал ничего спрашивать. Он привык.

Крепко держа друг друга за руки, мы шагнули в комнату Эстери. Одновременно Шендар начал таять в воздухе. Мгновение — и наши руки держали уже пустоту.

Я и растерянный Абуда стояли перед изумленной Эстери в её комнате.

— А что с Шендаром, — ошарашенно спросила она, — мне показалось, что он просто стерся в воздухе.

— Шендар был с вами? — немного тревожно переспросила колдунья.

— Конечно, был. Защита твоей комнаты телепортировала его в свои покои, ведь он шел без приглашения. Мы проверяли, что получится. Пошли в коридор, и ты увидишь его целого и невредимого.

Все вместе мы вышли из комнаты Эстери. Улыбающийся Шендар уже ждал нас.

И тут зазвенели колокольчики. Все вышли в коридор и вслед за возникшим из воздуха Древним Мунином двинулись в Зал Ученичеств. Я не понимал тех, для которых учение было мукой, для меня, как и для Шендара, Эстери, Мерлина и Сигрлинн, познавать новое и раздвигать пределы своих сил являлось истинным и нескончаемым удовольствием.

Глава 2

Время шло и наше поколение все больше осваивалось в Замке Всех Древних. Мы привыкли к своим покоям, которые уже во многом отражали характер своих хозяев. Привыкли к ежедневным занятиям, где Древние учили нас и магии, и истории Упорядоченного, и обращению с оружием.

Последнее, многие, особенно поначалу, воспринимали с недоумением. Зачем магу грубая сталь? Магия казалась им гораздо более совершенным, универсальным и эстетичным оружием, чем любые клинки. Кто-то, наоборот, отнесся к изучению фехтования с радостью и целиком отдавался этому. Я же принял это как должное и постарался как можно лучше изучить науку владения немагическим оружием. Мне всегда казалось, что магия магией, а иметь в запасе возможность применить что-то еще никогда не помешает.

Без ложной скромности, отмечу, что давалось мне это достаточно легко и вскоре я достиг приличных высот в искусстве обращения с клинком. Правда, до Ракота, которого манила и завораживала холодная сталь меча, или до Мерлина мне было далеко, но я смотрел на это философски и старался перенять у них то, что пока не удавалось мне.

Женская часть нашего поколения также училась фехтованию и, нередко, превосходила мужскую.

Помнится, однажды, на занятиях, не на шутку схватились Сигрлинн и Эстери. Сигрлинн была сильнее своей противницы, но той удалось провести пару приемов, которые закончились отличным выпадом, пробившим защиту уверенной в себе волшебницы.

И это привело ее в бешенство. Она вообще не любила и не умела проигрывать, а тут на глазах у всех ее превзошли. ЕЕ, которая считается одной из лучших в этой области! В мгновение ока поединок вышел за рамки учебного боя. Не знаю чем бы это закончилось, но я, неожиданно для себя, решил вмешаться. Мне удалось вывести Эстери из боя и парировать несколько ударов Сигрлинн, которая разошлась не на шутку.

Подошли наставники и мне, не без труда, удалось свести все к миру. На какой-то миг, мне даже показалось, что в глазах Сигрлинн я увидел благодарность. А что касается Эстери, то надо ли говорить, что после этого она прониклась ко мне еще большей симпатией. Собственно, я был не против.

Когда нас чему-либо обучали, то делали это полноценно, не упуская никаких тонкостей. Вот и в обращении с оружием, мы учились не только вести одиночные поединки, но и биться в строю, и защищаться от многократно превосходящего числом противника.

Каждая новая премудрость заканчивалась испытанием. Испытанием, по которому наставники определяли, насколько хорошо мы усвоили их уроки.

Древний Мунин называл три имени, и вызванные ученики выходили в центр площадки для практических занятий. Потом назывались еще дюжина. Эти маги должны были нападать на первых.

Я уже поучаствовал в пяти группах атаки, но ни разу не был назван в тройке, вызываемой на центр. И вот, наконец, наставник произнес:

— Ракот, Кэсти и Хедин. Вы защищаетесь.

Надо сказать, что бились мы самым, что ни на есть, боевым оружием, но без какого-либо доспеха. Ранения, конечно, случались, частенько и серьезные. Впрочем, на нас они заживали очень быстро. Гораздо сильнее мы переживали ранения душевные, когда не удавалось показать себя с лучшей стороны в плане своих умений.

Встав в центре площадки, мы приготовились отбиваться от дюжины наших сородичей.

Ракот был, быть может, самым сильным из нашего поколения на мечах, но биться он любил в одиночку. Хотя, разумеется, умел сражаться и спина к спине. Кэсти владел клинком неплохо, однако выдающихся результатов не показывал. Впрочем, также у него дела обстояли почти во всех областях. Ну, а что касается меня, то я не питал иллюзий, будто я являюсь гением меча, однако имел все основания считать, что вхожу в десятку сильнейших фехтовальщиков среди своих собратьев.

Честно говоря, я был удивлен попаданию в одну тройку с Ракотом, но если так решили наставники, значит так и будет.

Бой начался. Среди атакующих нас был сам Мерлин и хрупкая, но отнюдь не слабая, Эстери. Увидев свою…хм…подружку, я внутренне улыбнулся.

Удары, парирования, финты, все происходило с такой скоростью, что глаз не успевал за всем этим уследить. Но мы держались. Тело действовало само, навыки, вбитые в него, не требовали непосредственного участия сознания. Мало того, наших противников стало меньше. Раненые маги выбывали из схватки, а таких было уже трое. Двоих зацепил Ракот и одного я.

Древний Мунин наблюдал за боем, и я заметил, как он удовлетворенно кивнул головой. Мне даже подумалось, что сейчас он остановит испытание, однако его руки остались скрещенными на груди.

Неожиданно, прямо передо мной оказался Мерлин. Его лицо не выразило никаких эмоций и я невольно подумал, что мне неприятно с ним биться. Тем не менее, биться с ним приходилось, ибо он был не тот противник, которого можно было игнорировать. Отбив его удар, я атаковал сам. Мечи столкнулись и мой клинок скользнув по мерлиновскому ушел в сторону. В ту сторону, где находилась Эстери. Меч несся прямо к ее незащищенной шее. Клинок же Мерлина, в это самое время, летел ко мне.

А я, вместо того, чтобы со всей возможной скоростью отвести меч назад, для парирования удара своего противника, приложил все силы, чтобы остановить его. Это миг спустя я понял, что я бы все равно не нанес смертельного удара Эстери — истинному магу. А сейчас мой меч замер почти у самой шеи волшебницы, лишь срезав прядь ее волос. Замер и тут же рванулся назад, навстречу клинку Мерлина. Только я не успевал, моя глупая сентиментальность лишила меня возможности спастись от его выпада.

События в это мгновение боя развивались гораздо быстрее, чем о том можно рассказать. Я еще не успел рвануть меч к себе, как оружие Мерлина натолкнулось на преграду. Преграду не только непреодолимую, но и уведшую клинок вниз и вбок, едва не воткнув в землю. Мало кто мог такое проделать с выпадом Мерлина. И одним из них был Ракот.

Честно говоря, я был сильно удивлен его действиям. Да, мы оборонялись втроем, но показывали свое, собственное, умение. Мы с Ракотом не были друзьями, и я не уверен, что я бросился бы его защищать, зная, что в это время сам откроюсь для удара. На какую-то долю мгновения я встретился с ним взглядом и вдруг понял, что для него любой, кто сражается с ним плечо к плечу, является другом. А всем было известно, что Ракот считал — не помочь другу в беде — есть величайшее преступление.

Таким образом, я избежал ранения достаточного для того, чтобы покинуть испытание, в то время как Ракот, чудом, обзавелся лишь парой легких царапин. Я краем глаза увидел, как удивленно взлетели вверх брови Древнего Мунина, и тут получил удар в плечо от Эстери.

И почти одновременно с этим, наставник поднял руку и сотворил короткое заклинание, прекращая тем самым бой.

* * *
— Хедин, иди сюда, — заговорщицким шепотом позвал Шендар, склонившись над чем-то стоящим на большом дубовом столе. Что-то оказалось чашей весьма приличных разме-ров, которая была заполнена водой и на которой Шендар практиковал магию дальновиде-ния, что они совсем недавно проходили на занятиях.

— Что-то интересное? — отозвался молодой маг, отрываясь от реторты с булькающей зеленоватой жидкостью.

— Мелль пытается огненное заклинание освоить!

— Посмеемся? — вытирая испачканные по локоть чем-то зеленым руки, предложил Хедин.

— Я знал, что ты это скажешь, — расплылся в улыбке Шендар.

Оба мага расхохотались и склонились над чашей. Они были молоды, талантливы и любили пошутить. А самыми интересными объектами для шуток им казались их сороди-чи. Пожалуй, опасались они шутить лишь над Мерлином: могло сильно боком выйти.

Мелль же была очень привлекательной, но не очень преуспевшей в освоении маги-ческого искусства девушкой. К тому же она очень эмоционально реагировала как на удавшееся, так и на неудавшееся заклинание, что делало ее почти идеальной мишенью для шуток двух магов-озорников.

Смотря на сосредоточенно и очень аккуратно выполняющую заклинание девушку, Хедин произнес:

— Сейчас опять ошибется, чувствуешь?

Шендар согласно кивнул головой и вопросительно посмотрел на друга.

Тот на секунду задумался и, улыбнувшись, ответил:

— Да, нехорошо ей мешать, и так у девчонки ничего не выходит. Но давай сделаем вот что: мы поможем ей с заклинанием, подправим ее ошибку. А когда волшба сработает, добавим в нее чего-нибудь свое, чтоб повеселей было, идет?

— Точно, немножко посмеемся, а ошибку ей потом объясним!

И Шендару, и особенно Хедину огненное заклинание удавалось очень хорошо. И сейчас они, привычно крутанув мир вокруг себя, принялись осуществлять свой план. Подправить чужую волшбу не самая легкая задача, но молодые маги, хоть и были еще учениками, с ней справились.

Девушку окружила гудящая стена пламени добрых пяти десятков саженей высотой. Мелль, конечно, надеялась, что ее заклинание сработает, но не ожидала, что так хорошо сработает. И уж никак она не ожидала, что в пламени вокруг нее вдруг появятся какие-то препротивные рожи, да еще и показывающие ей языки. От неожиданности и испуга Мелль выпустила из-под контроля нити заклинания и, заревев, рухнула на землю.

Колдовское пламя медленно, словно нехотя, опало, а Хедин с Шендаром буквально зашлись хохотом в своей лаборатории. Довольные, они еще смеялись, когда вдруг у них за спиной раздался чей-то суровый голос:

— Так, так, опять вместо дела другим мешаете?!

Хедин с Шендаром от неожиданности подпрыгнули, совершенно не заметив, как в комнату вошел сам Древний Ирр.

Для одного из самых сильных и умелых магов Древнего Поколения не составляло труда понять, что сотворили двое озорников. Мрачно посмотрев на растерянных и оше-ломленных юношей, Главный Наставник вопросил:

— Ну и что молчим?

— Мы-ы, это…мы ничего особенного не делали…мы хотели…ну да, хотели Мелль помочь, — запинаясь, пробормотал Шендар, а Хедин согласно закивал головой.

— Помочь?! Я вижу, как вы ей помогли, девчонка ревет в три ручья!

Потупив взор, Хедин, тем не менее, возразил:

— Но заклинание-то сработало!

— Так. Мелль успокоите, да таким образом, чтобы из вашей сегодняшней шуточки у нее в голове осталось только — как правильно творить огненное заклинание, а страх перед такой волшбой исчез навсегда. Ясно?

— Ясно! — в один голос воскликнули Шендар с Хедином, и в следующий миг их уже как ветром сдуло.

Древний Ирр усмехнулся и, окинув взглядом магическую лабораторию, пробормотал самому себе:

— А талантливы бестии…талантливы, но, думается мне, присматривать за ними надо.

* * *
— Целых четыре? Уже четыре? — произнес изумленно могучий, словно рев ста тысяч ураганов, голос.

— Да и все в ключевых мирах, — ответил обладатель такого же великолепного мощного баритона, но полного уверенной в себе силы.

— Ты говоришь это так спокойно, как будто все так и должно идти.

— Нет, не должно, но это есть, и мы постараемся с минимальными потерями извлечь из всего свою максимальную пользу, — глаза говорившего сверкнули чистейшим белым огнем, — предчувствие, которое никогда не изменяло мне, говорит о том, что… впрочем, пока это не важно. До поры, тебе и остальным нельзя знать всего, иначе… впрочем, и это тоже нельзя сейчас открывать.

— Все так серьезно?! — теперь первый из говоривших был по-настоящему изумлен. — Пятая точка, им нужна пятая точка, и тебе надо, чтобы это произошло?

— Ты догадлив, брат.

— И им нужен представитель Нового Поколения… — рев ста тысяч ураганов захлебнулся своей мощью, обладатель этого голоса внезапно прозрел, — именно поэтому ушли Древние, эти Древние, самое совершенное из всех бывших Поколений?! Этого хотел и ты?! — обладатель пышущих белым огнем глаз слегка кивнул. — Уверен ли ты в своей задумке, брат, да ради чего, во имя Творца, все это?!

— Ты первым узнаешь обо всем, брат, когда это станет возможным, — пока же мне нужна твоя слепая вера и помощь.

— Я готов, брат, я верю тебе, — спокойствие в голосе далось говорящему с трудом, теперь это было спокойствие ста тысяч ветров.

— Они не ожидали этого так быстро, они не готовы, а значит, в итоге, у них не хватит сил. Я же ждал и готовился уже давно, — на суровом и мужественном лике обладателя баритона отразилось подобие улыбки, — мы должны сами найти им жертву и выбрать и отдать для пятой точки прорыва нужный нам из оставшихся ключевых миров. Тот, на который они не рискнули бы покуситься никогда.

— Спаси меня Творец, ты хочешь отдать им Хьёрвард?!

— Именно так, но не отдать… впрочем, я уже обещал, что ты все поймешь, когда придет срок.

— Я готов и уже понимаю, в чем я могу помочь тебе, брат.

Глава 3

Что можно успеть за долгую человеческую жизнь? Человеку — очень многое, Истинному Магу Поднимающегося Поколения — только — только приобщиться к великой бездне знаний и умений. Правда, постичь её или хотя бы как следует зачерпнуть из этой бездны, сможет не каждый. У меньшинства уйдет на постижение много тысяч лет, большинство — не сможет этого никогда. Полстолетия — это полное славы возвышение, рост и гибель человеческой державы. Это — время, это — история, но для Истинных Магов пятьдесят лет — песчинка в мешочке для магических компонентов. Но тем не менее… Но тем не менее…

Пять десятилетий назад совсем ещё юные маги из Поднимающегося Поколения вступили на порог Замка Всех Древних. Что изменилось с тех пор? Да почти ничего. Ежедневные занятия, практическая магия и жизнь под строгим присмотром Древних. Суровое ученичество и радость постижения. А иногда и жестокие схватки с врагами Молодых Богов и прочей нечистью.

Мерлин, один из лучших Магов Поколения, пробирался с боем через пещеру, полную смертельных ловушек и порождений Хаоса, прорвавшихся в Упорядоченное. Тонкая сеть заклятий, опережая его движение, исследовала каждый участок пути и своевременно предупреждала мага об опасности и её природе. Это отнимало целую уйму сил, но избавляло от неожиданностей. А силы у Мерлина пока ещё были и их хватит на этот бой, если верен его расчет. Если же — нет, то об этом было даже страшно подумать. Впрочем, ошибался он очень редко. Так, что там впереди, за камнем и вокруг? Почувствовав, что их раскрыли, твари Хаоса бросились в атаку. Это надо было видеть — огненная, будто кусок солнца, тварь, вторая — прозрачная, но облепленная снегом, словно дыхание ледника, переливающаяся, пышущая брызгами, как основание водопада, — третья, и последняя, красная и бесформенная, похожая на комок глины. Мгновение понадобилось Мерлину, чтобы оценить ситуацию полностью и понять заодно, что именно через это место не смогла пройти большая часть его Поколения. Ну, во-первых, под мощной огненной личиной первой твари скрывался ледяной демон Хаоса. Во-вторых, под достаточно простеньким покровом водной элементали явственно прорисовывались черты огненного демона… Пожалуй, слишком явственно! Еще полмгновенья потребовалось Мерлину, чтобы, наложив более глубокое заклинание, понять, что под простеньким обманным покровом, наложенным на мощную огненную личину Демона, все же таится водная элементаль. Двойная обманка. Неправильно выбранное против нераскрытой обманки заклинание отнимает твои и умножает противоборствующие силы. Половина Поколения раскрыла первую часть двойной обманки, часть — и первую обманку также, но почти никто, и Мерлин это понял, не раскрыл всего. И почти все полегли здесь, не справившись с заданием. Но не он. Четыре разных боевых заклятия — и твари Хаоса повержены. В миг победы Мерлин понял, что справился лучше и быстрее всех, риск скорости был оправдан тем, что силы, подпитывающие последнюю ловушку, росли с каждой потерянной секундой. Он правильно распределил свои силы и, четко и мощно потратив их, победил.

Следующий Маг Поколения погиб задолго до последней ловушки.

— Сигрлинн, — громко произнес Древний Ирр и повторил для неё:

— Мы в ловушке. Цель — добраться до выхода из этой пещеры, живой. Для этого — уничтожить всех адептов и тварей Хаоса и не попасться в их ловушки. Вперед.

Гордо подняв голову, Волшебница шагнула ко входу в пещеру. Чуть задержалась перед ним (войти туда с гордо поднятой головой явно бы не удалось) и, нагнув голову, устремилась во внутрь. Некоторое время спустя, усталая и выжатая до основания Сигрлинн, но с не менее задранной головой, пошатываясь, вышла с обратной стороны пещеры. Она прошла. Узнав, что Мерлин все-таки справился с испытанием чуть лучше и быстрее, Волшебница, гневно отбросив в сторону поданную ей шелковую подушку для сидения и растолкав толпу «погибших», не справившихся с ловушками сородичей, скрылась в шатре, из которого тем не менее внимательно следила за прохождением испытания каждого нового Мага. Прошедшие испытание, в отличие от только готовящихся к нему, могли это делать. Утешало то, что выскочка Эстери, а также все более-менее сильные маги Поколения — Шендар, Кэсти, Паркан и Макран — сделали все чуть хуже. Впрочем, куда им до неё.

— Ракот, — Древний Ирр снова повторил задание. Ракот поднялся и, разминая мускулы, двинулся ко входу в пещеру. Все прошедшие испытание, не исключая Мерлина, Сигрлинн и нескольких Наставников, замерли в напряженном ожидании, благодаря мощной поддерживающей магии Древних, каждый из наблюдавших мог видеть происходящее в пещере своими глазами, отслеживать ошибки чужие и вспоминать свои. Ракот же, несмотря на свою странность и полное отсутствие друзей, за исключением разве что Кэсти, а может быть, как раз и вследствие этого, считался одним из сильнейших и самых загадочных магов Поколения. Все знали, что по итогам этого Испытания Советом Древнего Поколения, а может, и самим Пресветлым Ямертом и другими Молодыми Богами будет избран Верховный Маг, Глава нынешнего Поднимающегося Поколения, а затем и Совет этого Поколения.

Закончив недолгую мускульную разминку, Ракот устремился вперед. Естественно, никакой Истинный Маг не нуждался в применении своих телесных сил, но в собственной магической системе Ракота неизменно присутствовала мощь его мускулатуры, разумеется, в ее колдовском отображении. Сила — была своеобразным кумиром, символом, а может, и единственным другом этого волшебника. Сейчас создавалось ощущение, что юный маг не просто поворачивает мир вокруг себя, но черпает силы из какого-то недоступного другим источника. Конечно, все понимали, что это лишь внешняя показуха на манер хединской, никаких иных сил от этого почерпнуть Ракот не мог. Все понимающие это и наблюдающие за странностями очередного испытуемого мгновенно бы получили новую пищу для размышления, если бы успели увидеть внезапно расширившиеся то ли от ужаса, то ли от изумления глаза Древнего Ирра. Но Ракот уже шагнул, нет, ворвался в пещеру. Мерлин и Сигрлинн замерли в подступающем ощущении радости: юный атлет, так глупо ринувшийся вперед, а не задержавшийся в начале — уже проиграл! Сейчас его или уничтожит удар хаоситов (в рамках испытания, естественно, никакого прорыва адептов Хаоса не было, обеспечивала качество Испытания и хранила неудачников могучая магия Древних) или маг, в крайне удачном случае, потратит бездну сил на свою защиту и полностью исчерпает себя уже в самом начале. Точно, удар по безумцу пришелся со всех сторон, одновременно атаковали чудовища и сработали все ловушки, ютившиеся в начале пути. Ракот развел вскинутые руки, и мгновенно все враждебные всплески буквально потонули в волнах его защиты. Все удивленно наблюдавшие за этим, кто недоуменно, а кто и радостно, смотрели во все глаза. На одну эффектную защиту Ракот потратил чуть ли не больше сил, чем даже Мерлин на весь путь. Эффектную, но совершенно бестолковую. Теперь полностью исчерпавший свои удивительные силы глупец станет абсолютно легкой добычей чудовищ. Все «погибшие» во время прохождения пещеры даже успели понять, что один из сильнейших магов Поколения, претендент на звание Главы Поколения, провалил это Испытание куда быстрее, чем они. Однако уже не удивление, а изумление заставило буквально всех вскочить со своих мест — ничуть не выглядевший проигравшим или хотя бы чуть утомленным Ракот распахнул ладони разведенных и вскинутых рук, и волны его не защиты, а уже нападения, буквально смяли всех до единого чудовищ и не оставили ни следа от коварных и страшных ловушек. Внешне это выглядело как волны от чудовищной скалы, брошенной в океан, сметавшие все с соседних островов.

— Не может быть, — смогла прошептать рухнувшая в кресло Сигрлинн. Мерлин, не чувствуя боли от прокушенной до крови губы и упершись рукой в перекинутую через плечо сумку с магическими компонентами, молча наблюдал за происходящим.

Не медля ни секунды, словно и не сомневаясь в безусловном успехе своей атаки, Ракот двинулся дальше в глубь пещеры. Мощный разнородный магический удар из глубины принял и поглотил мгновенно возникший перед магом щит. Движение выброшенной волшебником вперед правой руки — и новая волна, наполненная чистейшей силой, смела все опасное и противоборствующее на сотню шагов вперед, да так, что зашатались и так уже надломленные прежней атакой своды пещеры. Остановившись, Ракот мгновенно укрепил их мощным поддерживающим заклятьем и, не медля более, двинулся дальше, навстречу последним тварям Хаоса.

Но настоящий хаос творился среди наблюдавших. Юные маги, громко крича, но не отрываясь от зрелища, горячо комментировали и спорили об увиденном, вышедшие из ступора Древние энергично забегали, получив приказы от Главного Наставника. Переполох коснулся и нескольких магов, ещё только ожидающих Испытания. Полные изумления глаза Древнего Ирра юное Поколение видело не часто, вернее, даже впервые.

— Ракот зачерпнул неразрешенных сил, — коротко и непонятно бросил Главный Наставник и исчез, отправившись к остальным Древним. Все, за исключением Хедина, принялись обсуждать услышанное, — никто не знал, что за неразрешенные силы призвал к себе Ракот и откуда он вообще мог это почерпнуть, не к Хаосу же, в самом деле, обратился их сородич. Один Хедин, молча, но взволнованно, подбежал к пещере и замер, творя какие-то свои заклятия. Тратить силы перед Испытанием?! — но никто даже не обратил внимания на подобную глупость, Ракот был у всех в мыслях и на устах.

Тем временем сам виновник переполоха дошел до конца пещеры. Демоны-обманки, умей они удивляться, присоединились бы по своим недолгим ощущениям к Поколению Ракота, — ни разу их ещё не уничтожали таким потоком чистой и щедро расходуемой силы. Однако что-то случилось, и удар, уничтоживший следующую тварь Хаоса, был уже на порядок слабее, защитный круг вокруг мага внезапно исчез.

Весь превратившись в слух, Мерлин, используя соответствующее заклинание, внимательно слушал слова внезапно появившегося среди остальных Древних Главного Наставника. Без заклинания, в таком шуме, он бы, естественно, не смог разобрать ничего. Выяснилось, что Ракот, каким-то совершенно нестерпимо непонятным Мерлину образом, смог мощно зачерпнуть сил из того резерва, что Древние создали над пещерой, во-первых, для поддержания самого Испытания, во-вторых, для мгновенной защиты и спасения опростоволосившихся во время прохождения юных магов.

— Это же нарушение, это не может считаться, — прошептал Мерлин.

— Это нарушение правил Испытания, — сказал кто-то из Древних, — или нет?

— Как «или нет»?! — чуть ли не закричал Мерлин.

— Разберемся после, — скомандовал Древний Ирр, — сейчас отрезаем его от нашего резерва силы, осторожно!

Сразу же ощутив, что для него закрывают неиссякаемый источник заемных сил, Ракот мгновенно снял свой, неимоверно прожорливый в плане магии, защитный круг. Словно почувствовав это, обе оставшиеся ещё целыми твари Хаоса атаковали одновременно. Первая ледяным копьем, вторая заклятием сна. Юный волшебник в упоении своей заемной мощью зашел слишком далеко, чтобы смочь полностью отбить оба удара. Навстречу одному маг выставил теперь поддерживаемый лишь собственными силами огненный щит и, уже засыпая, изо всех оставшихся сил рванув вперед, ударил огненным шаром по второй твари. Это буквально испепелило противника. Резкая и острая боль от таким образом разорванного заклятия. Однако и сон как рукой сняло. Новая, ещё более резкая и острая боль от разорванного в клочья огненного щита, ледяное копье, растерзав защиту Ракота, ударило в то место, на котором он стоял до рывка вперед. Выигранное щитом мгновение спасло упрямого волшебника. Терзаемый жуткой болью, буквально застилающей кровавой пеленой глаза, маг, исчерпавший все свои запасы магической силы, не останавливаясь, из последних телесных сил, устремился к выходу и, пока тварь успела нанести новый удар, вылетел из пещеры.

— Проигрыш, — вскричала подскочившая к Ракоту Сигрлинн, — он не смог уничтожить всех врагов.

— Победа, — прошептал, проваливаясь в небытие, маг, — объявленная цель — добраться до выхода живым. Я жив… — и лишившийся чувств волшебник рухнул в подхватившие его руки.

— Он опередил всех, — закричал Кэсти.

— Не считается, — слилось в унисон несколько возгласов и тихое бормотание Мерлина.

По знаку Древнего Ирра мгновенно замолчали все.

— Юный Ракот воспользовался украденной у нас силой и не смог уничтожить одну тварь, но… формально это не запрещено. До специального решения по этому вопросу он возглавит выдержавших испытание. А сейчас ему будет оказана помощь, а все нарушенное им — восстановлено.

Блямммс!.. лопнул ремень на сумке с магическими компонентами Мерлина.

Глава 4

Я молча стоял и пытался всеми доступными мне способами разобраться в магических хитросплетениях Древних. Судя по всему, Ракот, каким-то образом, хотя и достаточно грубо, но мощно, пробился напрямую к основе, поддерживающей их. Чем открыл дорогу и моим познающим заклятиям. Я мог только удивляться как силе этого своего странного и нелюдимого сородича, равно так и полному неумению её скрытно и эффективно использовать. Преодолев мгновенный соблазн почерпнуть для более быстрого и полного познания немного от мощи этого источника, что, несомненно, раскрыло бы меня, я сплел небольшую сеть собственных заклятий. Я мог поставить руку Шендара на отсечение, что исполнил свою волшбу надежно и не оставил следов. К моменту появления Главного Наставника я уже закончил со всем и как ни в чем не бывало вернулся на свое место. Как мною и ожидалось, Древний Ирр, проверив всю магическую конструкцию испытания, поставил на неё новую мощную защиту. Но тихо и незаметно сработавшие мои чары осторожно донесли до меня всю нужную информацию. Оценив её, я чуть не запрыгал от радости. Хаос возьми, воистину знание — это сила, как не раз потом повторят опоздавшие за мной понять это, а не бесчисленные армии и не голая магическая мощь.

Главный Наставник кратко известил нас о ситуации с Ракотом и вызвал к началу испытания меня. Как жалко, — пройди теперь кто-нибудь передо мной, и я обладал бы полной информацией обо всех опасностях и ловушках испытания, причем оставшись неразоблаченным. Теперь же придется рисковать и брать наглостью. Ладно, если Ракоту его поступок формально сошел с рук, мой тоже может сойти. Как там звучит задание?

— Хедин, — произнес Главный Наставник, — мы в ловушке. Цель — добраться до выхода из этой пещеры живым. Для этого — уничтожить всех адептов и тварей Хаоса и не попасться в их ловушки. Вперед.

Ну, держитесь! Ракот, по крайней мере до отдельного решения Древних, сильно обошел Мерлина и Сигрлинн. Я представил, как оба повернутых на соперничестве сородича кусают себе локти, и приободрился, — если все получится, Ракоту придется разочарованно присоединиться к ним.

Входя в пещеру, я быстро сотворил одно за другим три подготовленных за время переполоха и речи Древнего Ирра заклятья. Первое было отвлекающим и должно было создать иллюзию того, что последующее колдовство будет направлено исключительно на обычное прохождение испытания. Второе — было основным, даже близко не сравнимое по мощи с поддерживающей испытание магией, оно в нескольких, выявленных мною ключевых местах, разрывало связующие нити, что должно было лишить любые опасности в пещере их энергетической подпитки, то есть полностью нейтрализовать. Я давно заметил, что любое, даже самое мощное волшебство, можно разрушить не только прямой противопоставленной силой, как всегда вел себя тот же Ракот, но и несопоставимо легким вмешательством, разрывающим тонкие магические крепы, после чего волшебство просто разваливалось. Другое дело, что нужно было ещё суметь выявить эти связующие заклинание узлы, обычно их прятали. Но сейчас, благодаря столь удачно сложившейся ситуации, мне удалось это сделать. Ах, знать бы заранее, иметь бы чуть больше времени, уж я бы развернулся в полной красоте — никто бы не смог понять, что я воюю с неработающими опасностями и обхожу уже несуществующие ловушки, и даже почувствовать неладное. Сейчас, конечно, поймут, что к чему, но не ранее, чем я завершу испытание. Третье заклинание должно было спрятать концы в воду и не дать Древним сразу разобраться в ситуации.

Нескольких мгновений хватило мне на выяснение состояния всех ловушек и нападающих тварей. Не разорви я магическую подпитку пещеры, ни за что не удалось бы этого сделать, по крайней мере, так легко и быстро.

И, задумавшись на миг над пришедшей только что в голову идеей, я сотворил ещё одно особого рода заклятье, зримым воплощением которого явилась короткая надпись огненными буквами на стене. Никто не должен почувствовать сотворенную надпись извне этой пещеры.

Быстрым бегом я устремился вперед. Не все каналы подпитки удалось разорвать моим заклинанием, но то, что осталось, не представляло никакой угрозы мне. Легко увернувшись от нескольких медлительных и слабых атак и уничтожив несколько тварей, просто так, проверяя некоторые свои боевые заклятья, я добежал до конца пещеры и, притормозив, медленно вышел из неё.

Что тут началось или, скорее всего, продолжилось. Кто-то кричал, кто-то тряс меня за руки, Сигрлинн что-то горячо доказывала своему Наставнику, Шендар и Эстери поздравляли с победой. Только Мерлин и Ракот молча смотрели в мою сторону на одинаковом от меня и друг друга расстоянии. Шум смолк лишь на то время, пока снова появившийся тут Древний Ирр произнес:

— До полного выяснения обстоятельств прохождения испытания Хедин занимает место лидера, следом за ним — Ракот и Мерлин.

Если бы маги могли убивать друг друга глазами, я был бы убит на месте под сверкающими взглядами этих двух и Сигрлинн в придачу. Впрочем, они убили бы и друг друга. Шум и споры о моем прохождении возобновились с новой силой. Постепенно все Поколение, включая магов, прошедших испытание уже после меня, разделилось на два неравных лагеря: больший вокруг Мерлина и меньший вокруг меня. Не считая замершего между ними Кэсти, Ракот и Сигрлинн остались стоять в гордом одиночестве. Хотя последняя тут же сцепилась с Эстери, которая показала или бросила ей что-то обидное. Волшебниц оттащили друг от друга, и Сигрлинн, под улюлюканье нескольких сородичей, бросилась прочь, с явно увлажнившимися глазами. Слова утешения попытался было сказать ей выскочивший вдогонку Кэсти, но она так грубо одернула его, что мало незадачливому магу не показалось. Разгорячившаяся Эстери гордо кивала в ответ, принимая поздравления с победой и посматривала в мою сторону в ожидании одобрения. Чересчур повернутая на своем превосходстве и учебных занятиях Сигрлинн не являлась самой популярной волшебницей нашего Поколения, хотя Древние её и всячески выделяли. Ракота же не любил и не понимал почти никто. Странно, но только Кэсти жаловал их обоих сразу, но если Ракот отвечал ему взаимностью, Сигрлинн терпеть не могла обоих. Тем не менее я никогда не выказывал ни ему, ни ей своего неуважения, и мне не нравилось глумливое поведение сородичей.

Эстери и на этот раз не дождалась моего одобрения. Но все наши мелкие и крупные ссоры и дрязги, интриги и союзы, победы и поражения — это ничто, Главу Совета Нашего Поколения изберут Древние и утвердят Молодые Боги.

* * *
На стенах небольшого Зала плотно расположилось шестнадцать тканых золотом и серебром гобеленов с гербами членов Совета Древних. Сами владельцы гербов сидели за огромным столом черного дерева, стоявшим посередине. Председательствовал Древний Ирр.

— Каждый из нас выслушал пятерых самых сильных магов Поднимающегося Поколения, смог задать им вопросы и высказаться сам. Итак, суммирую сказанное: Шендар, замыкающий пятерку, силен, талантлив, но недостаточно серьезен; Сигрлинн сильна, серьезна, талантлива, чрезвычайно трудолюбива, но в популярности среди своего Поколения проигрывает всем, кроме Ракота; Ракот, безусловно, самый сильный и амбициозный маг Поколения, но не имеющий никакого авторитета среди сородичей, которых презирает сам, достаточно неразборчив в средствах и стремящийся к власти ради власти; Хедин умен, настойчив в познании всего доступного и недоступного познанию, мастер оригинальных путей и решений, в магии предпочитает тонкость, а не мощь. По популярности уступает Мерлину, по силе многим в пятерке, по стратегии и поведению в экстремальных ситуациях на голову превосходит всех. Посмотрите хотя бы на прохождение его Испытания, он учел даже гипотетическую возможность отмены результата его прохождения и, очевидно, стирание памяти. Хедин прикрепил у входа в глубь тоннеля опознавательный только для него самого знак и хорошо замаскировал его. Появись этот маг в пещере снова, даже со стертой памятью, его знак-маячок, тихо бы активировался и снова донес бы до Хедина схему расположения всех ловушек и засад. Как и его лучший друг Шендар, пока недостаточно серьезен для роли Главного Мага Поколения; Мерлин серьезен, талантлив, трудолюбив, по силе уступает Ракоту, по популярности превосходит всех. Спокоен, надежен, ответственен. — Древний Ирр обвел слушающих взглядом, — а теперь прошу вас голосовать за Главу Совета Нового Поколения. Кто считает Шендара достойным этого звания?

Не поднялось ни одной руки.

— Кто за Ракота?

Поднялась одна рука. Спрашивающий удивленно переспросил:

— И это после стольких мнений о деструктивности Ракота?

Проголосовавший маг поднялся:

— Маг такой силы и таких амбиций, как Ракот, способен в будущем устроить большие неприятности ради власти над Поколением. Лучше дать ему эту власть самим и повернуть его энергию в нужное и полезное всем русло.

Глава Древнего Поколения усмехнулся:

— Устроить большие неприятности — может, и да. Одержать победу — никогда. Ему не хватает тонкости. Вот Хедин, пожалуй, смог бы.

— Это значит, что нам не надо голосовать за Хедина, а подождать, когда он займет кресло Главы самостоятельно?! — спросил Древний Мунин. Все рассмеялись.

— Итак, один голос за Ракота. Кто голосует за Сигрлинн?

Поднялось четыре руки.

— Отлично. Кто за Хедина?

Две руки.

— Мерлин.

Древний Ирр поднял руку сам и насчитал ещё восемь.

— Прекрасно, я извещу о нашем выборе Богов.

* * *
— Они выбрали Мерлина, — великолепным баритоном произнес могучий мужчина с пылающими глазами, лишенными зрачков.

— Кто бы сомневался, как будто были варианты, — ответил обладатель глаз цвета волн.

— А я бы, на их месте, выбрала Сигрлинн, — кротким голосом объявила хозяйка изумрудных глаз.

— Кому нужна твоя Сигрлинн?! — заметил высокий беловолосый и белобровый мужчина, с хищно загнутым вниз носом. — Мерлин, только Мерлин.

— На кой Хаос нам вообще понадобилось это Новое Поколение?! — пробурчал нахмуренный, с опаленными курчавящимися усами и недлинной бородкой. — Старое было идеальным, а теперь у нас на руках выводок колдунов-недоучек. Сегодня они воруют силу у Древних, завтра начнут таскать её из наших источников. Добром это не кончится.

— Ну-ну, — усмехнулся, полыхнув из глаз белым огнем, первый мужчина. — Не бурчи и не забывайся!

— А вот, правда, зачем?.. — легкая и подвижная, словно птица, женщина изящно увернулась от полушутливой попытки баритона схватить её, — все, молчу, молчу — Мерлин, только Мерлин.

— Значит, мы одобряем. Наверно, стоит поздравить Главу Нового Поколения у нас, в Обетованном.

— И Сигрлинн! — она же войдет в Совет?! — вставила тоненькая, словно тростинка, обладательница изумрудных глаз.

— Ага, и всю остальную банду, особенно этого, взломщика-самоучку! — снова пробурчал бородатый. — Только меня избавьте он созерцания ваших церемоний.

— Хватит одного Мерлина, — голосом, не терпящим дальнейших просьб и пререканий, произнес баритон. — Ятана и Явлата, подготовьте все как надо.

Обе женщины слегка поклонились говорящему в знак согласия..

* * *
Главным Магом моего Поколения стал Мерлин. Самое обидное, что это справедливый выбор и Древние избрали достойнейшего. А значит, против этого не пойдешь и не поборешься. Жалко, что не Сигрлинн или Ракот — тут бы уж я развернулся. А так, вообще, я, наверно, был единственным из претендентов, который не стремился занять место Главы Совета Поколения. Слишком много ответственности, ненужной работы и мало времени на остальное. В ближайшем времени планировались интересные и самостоятельные путешествия по Большому Хьёрварду и окрестным мирам и я ни за что на свете не остался бы вместо всего этого в Замке Всех Древних.

Через несколько дней, как и полагалось Законом Древних, ими же был избран Совет нашего Поколения. В него вошли Шендар, Эстери, Сигрлинн, Ракот, Мелль, Макран, Фелосте, Паркан, ещё шесть магов, не считая Мерлина, и я.

Несколько месяцев после этих событий мы оттачивали навыки путешествий и открытия окон в соседние миры. А потом настал тот самый странный день, события которого я не могу объяснить. Ещё с вечера Мерлин предупредил меня, чтобы утром я был готов к небольшой прогулке. На все мои вопросы он ответил лишь, что обо всем узнаю завтра. Лег спать я весь в думах о словах Главы Поколения. И словно кто-то вырезал кусок моего дня, я очнулся стоящим посреди Зала Совета, а передо мной — сам пресветлый Ямерт, постепенно растворяющийся в воздухе. Я навсегда запомнил чуть насмешливый и слегка удивленный взгляд его пышущих белым светом очей. Вседержащего Бога рассмешил мой полный нескрываемого изумления вид и… что-то удивило. Или мне только показалось, но, возможно, я не должен был увидеть его. Слегка удивленные лица Древних, стоявших вокруг, свидетельствовали за это. Запах великой и недоступной моему пониманию волшбы витал вокруг. Я о чем-то спрашивал, мне отвечали, страшно хотелось спать, тело ныло от непонятных ощущений. Появившийся откуда-то Мерлин отвел меня в мою комнату. А новым утром я ощутил, как неожиданно выросли мои силы. А затем долгое время продолжали расти. Как потом оказалось, у всех. Мерлин, естественно, не объяснял ничего. Шендар вообще помнил лишь предупреждение Мерлина о прогулке, сон и пробуждение через сутки, у него сложилось ощущение, что он проспал целый выпавший из памяти день. Никого из Молодых Богов или Древних он не видел. Эстери говорила то же. Как выяснилось много позже, пресветлого Ямерта видели также Сигрлинн и Ракот. Было ясно, что всеблагие Молодые Боги наделили нас всех новой и немыслимой силой, но никто не знал, как.

Глава 5

— Давно мне не приходилось скучать так, как в эти дни, — произнес нахмуренный мужчина с опаленными огнем курчавящимися усами и недлинной бородкой. — Стоил этот выводок таких сил и нашего личного участия? Стоил, я вас спрашиваю? — повторил он. — Эти недопески что — угроза нашему могуществу? — мужчина от души рассмеялся, сотрясая чрезмерно вздутые мускулы тела. — Упорядоченное падет, если они вспомнят, что были у Источника Миров? — Бородатый ещё сильнее затрясся от смеха. — Поколение Ирра не могло, если уж надо, справиться и без нас?

— Ты молчал все эти дни, брат Яэт, и это воистину было благо. И молчаливым ты выглядишь намного умнее. Я не намерен вступать в споры с тобой. — Глаза произнесшего это полыхнули белым огнем.

Бородатый рассерженно-испуганно поклонился говорящему, но замолчал.

— Ямбрен, все ли готово у нас? Ты уже знаешь имя?

— Юный маг Кэсти, брат Ямерт. И у нас готово абсолютно все… — названный Ямбреном выразительно кивнул Яэту в сторону выхода. Тот подчинился и вышел, бормоча под нос:

— Хаос возьми, они уже различают их по именам и в чем-то на них рассчитывают. Добром это не кончится…

Названный Ямертом проследил взглядом уход Яэта.

— Кто поведет их группу?

— Кицум… — и, заметив некоторый интерес в пылающих глазах, добавил, — ты же не хотел, чтобы это был Ирр или Мунин?! И именно это станет его предопределенным участием.

— Я знаю. Пусть будет так. Кицум и Кэсти… Проследи, чтобы за него расплатились, за первый раз. И чтобы никто не понял, что платим мы.

— Все будет сделано, брат, как ты хотел.

* * *
И вот, наконец, настал день, когда молодые маги должны были отправиться в самостоятельные путешествия по Упорядоченному. То ли жребий, то ли непонятные соображения Древних, но кто-то разбил Новое Поколение на небольшие группки порою странного состава. Каждой такой компании полагался инструктор. Так как уже почти ушедших Древних не хватало на всех, большинство групп курировали Ученики Древних Магов из числа людей и даже некоторые младшие обитатели Обетованного.

В одной компании с молодым магом Кэсти оказались трое его сородичей. Исполнив несложное заклинание распределения, все четверо оказались в одном из мест у подножья Столпа Титанов. Величественный Замок Всех Древних, подобно солнцу, выточенному из цельного куска янтаря, мягко светился изнутри, там, наверху, среди заслонявших его облаков. Уже ожидавший их, сидя на камне, инструктор повернулся ко всем лицом.

— Так, Хедин и Шендар, Ракот и Кэсти, веселая компания. А я Кицум, — просто добавил он, — если кто не знает.

— Древний Кицум? — немного растерянно — немного вопрошающе произнес Шендар.

— Можно и так звать, — согласился тот.

На самом деле никто из Нового Поколения не был полностью уверен, принадлежит ли Кицум Поколению Древних, а если и принадлежит, то — этих ли Древних вообще. Хотя сама постановка вопроса и разила заведомой невозможностью — не могло в Упорядоченном остаться представителей более старого Поколения, чем эти Древние. Точно было известно, что в число Наставников он не входил. А был ли он магом вообще?! Удивительно, но по нему самому ничего нельзя было сказать ни о его возрасте, ни о его происхождении. Личность Кицума являлась любимой загадкой и предметом постоянных споров юных волшебников. Древние, могущие знать правду, прямых ответов почему-то избегали, что порождало среди молодежи дополнительный ажиотаж. Абуда так вообще поставил себе целью любой ценой добиться ответа на этот вопрос. Из разрозненных ответов Древних и каких-то нарытых лично им сведений из Замковой библиотеки он составил Досье, с которым носился повсюду. По слухам, активно распространяемым самим Абудой, происхождением Кицума он осмелился поинтересоваться даже у самого пресветлого Ямерта. Когда тот, рассмеявшись, не ответил, юный маг попросил его подтвердить, что по крайней мере Кицум — это не сам Ямерт. Пресветлый Бог сверкнул очами, и на чистом листе лежащего на парте Досье появилась надпись: «Нет, Абуда, Кицум — это НЕ Ямерт».

«А не Великий Орлангур ли это?» — воскликнул было Абуда, но очи Молодого Бога сверкнули таким грозным огнем, что юный волшебник, испугавшись, опрокинул чернильницу прямо на новую страницу. Различными заклинаниями и подручными средствами удалось потом вывести чернила, но надпись стала размытой и блеклой, а место имени Абуды вообще занимала не пожелавшая вывестись большая клякса. Догадайтесь, каким именем после этого дразнили незадачливого мага его сородичи. В то же, что написанная фраза принадлежала самому Ямерту, не верил почти никто.

Именно этого Кицума судьба послала возглавить группу, состоящую из четырех юных магов. Роль инструктора была невелика: советы при случае и помощь при необходимости.

— Для начала переместимся в эту часть Большого Хьёрварда, а именно, сюда. — Он ткнул пальцем в небольшую карту, загоревшуюся прямо на земле. — Давайте вслух повторим заклятье, если вы все сделаете правильно, вас не унесет случайно на другой конец континента.

— Итак, вперед, — скомандовал Кицум, когда вся четверка повторила правильно давно знакомое заклинание.

Миг — и все пятеро по очереди растаяли в воздухе.

* * *
Кэсти попал в ловушку. Он не понимал, как это случилось, но что выбраться из нее он не может, осознавал четко.

Вроде бы он лишь использовал уже ставшее привычным и правильно повторенное заклинание перемещения, только сработало оно весьма странно. У него сложилось ощущение, будто кто-то видоизменил его волшбу, хотя вполне возможно, что он сам что-то напутал. Как бы там ни было, перемещение произошло, но совсем не туда, куда юный маг хотел. Он не просто далеко промахнулся от цели, а попал в совсем другой мир, причем мир, в котором он никогда не был и даже не слышал о нем. Собственно, Кэсти не знал даже названия этого мира и, как следствие, не имел представления, в какой области Упорядоченного он находится.

В принципе, ничего такого уж страшного, на первый взгляд, не произошло. Но уже на второй взгляд стало ясно, что мир этот весьма неприветлив. Вокруг молодого мага простиралось болото с редкими деревцами и высокой, по пояс человеку, травой. Солнце отсутствовало вообще, а воздух был затхлый, наполненный какими-то зловонными испарениями, мешающими дышать. В довершение, первое же существо, что встретилось здесь Кэсти, сразу попыталось оттяпать ему ногу. Молодого мага такой вариант в корне не устраивал, и он отмахнулся мечом, разрубая настырную, но, похоже, не слишком разумную тварь. Он нисколько не сомневался, что убитое им существо первое, но далеко не последнее, кто захочет напасть на него в этом мире.

Однако все это было полбеды. Очень скоро выяснилось, что щелкающие челюстями твари рядом с ним лишь самая малая из проблем. Гораздо неприятнее оказалось то, что он не мог выбраться из этого мерзкого мира. Попытавшись использовать заклинание перемещения, Кэсти обнаружил необычный эффект. Волшба вроде бы работала, но после привычного головокружения от заклинания он с удивлением увидел все то же болото и ту же сломанную осину, что наблюдал несколькими секундами ранее. Вторая, третья и последующие попытки, что предпринял Кэсти в течение ближайшей четверти часа, ни к чему не привели. Эффект от них оказался нулевой. Равно как и от попытки связаться с кем-нибудь из магов его поколения.

Кэсти считался пусть и не одним из лучших магов нового поколения, но уж точно был не из последних. Его заклятия познания уже ощупали вокруг все, в надежде выявить хоть что-то могущее подсказать выход. Тщетно. Самое время было начинать паниковать. Помощи дозваться Кэсти не мог, а собственных сил для спасения не хватало.

— Успокойся, — одернул самого себя молодой маг, — успокойся и думай. Если волшба не работает в данном конкретном месте, и двигаться ты можешь только собственными ногами, и только внутри этого мира, значит, так и надо поступить.

Держа наготове обнаженный меч, Кэсти осторожно двинулся вперед. Один шаг, другой, болотная жижа неприятно чавкала и норовила затянуть к себе сапоги мага, вместе с ногами, а то и с ним самим целиком.

— Почему бы этой гадости не закончиться, — раздраженно подумал Кэсти, делая очередной шаг и пытаясь через противную хмарь разглядеть, что его ждет впереди. Разглядеть ничего не удалось, зато вдруг неожиданно чавканье под ногами прекратилось, так что маг чуть не споткнулся, шагнув по нормальной земле.

— Очень мило! — вслух воскликнул Кэсти и добавил, — вот бы еще и туман этот с гнилостным запахом куда-нибудь делся, да солнце появилось. И было бы уже совсем не так грустно!

Не успел маг пройти и десяток шагов, как хмарь, висящая вокруг, мало-помалу стала рассеиваться и еще через десяток пропала окончательно. А в небе весело засияло солнце, делая окружающий пейзаж гораздо менее мрачным.

Пораженный Кэсти остановился. Такие чудеса ему не то, чтобы не понравились, но заставили насторожиться. Случайность? Или его мысли и желания действительно сыграли в этом свою роль? Волшбы он не чувствовал, по крайней мере, знакомой ему волшбы.

Решив выяснить до конца вопрос, влияет ли то, что возникает у него в сознании на происходящее вокруг или нет, маг двинулся дальше, представляя себе то, что ему хотелось бы видеть вместо унылого болотного пейзажа.

Остановился Кэсти шагов через пятьсот. Пораженный, он все никак не мог прийти в себя и недоуменно озирался вокруг.

А окружало его то, что он всегда представлял в своих мечтах. Высокие деревья с пышными кронами, сверкающие на солнце золотисто-красными листьями. Мягкая зеленая трава под ногами, над которой проносятся то яростно жужжащий шмель, то блестящая стрекоза. В безоблачном небе светило яркое, но отнюдь не палящее солнце, а прямо перед Кэсти лежало небольшое совершенно прозрачное озерцо. Замок, вырисовывающийся вдали, совсем не напоминал очертаниями Замок Всех Древних и был воплощением его мечты. Словно кто-то сумел найти тропинку к потаенным уголкам сердца юного мага и воплотить увиденное в них тут. Не хватало только одного штриха. В его мечтах в таком месте он присутствовал вместе с Сигрлинн, которая своей красотой затмевала красоту окружающего пейзажа.

— Что за наваждение, — прошептал маг, — этого просто не может быть.

Но это было. И было не мороком, не иллюзией, а самой что ни на есть реальностью. Это Кэсти ощущал вполне отчетливо. Однако хоть мир вокруг и стал не просто приятнее, а таким, что лучше и не надо, но выбираться из него все равно придется. Молодому магу вовсе не улыбалось провести всю свою жизнь здесь в одиночестве.

— Вот бы сейчас суметь выбраться отсюда, а потом вернуться вместе с Сигрлинн, — подумал Кэсти, предприняв попытку перемещения. Попытка оказалась не более удачной, чем те, что он делал, будучи на болоте.

После двадцатой или уже двадцать первой попытки Кэсти угрюмо проворчал: что толку в том, что мир вокруг прекрасен, если ты в нем один и не можешь ни выйти из него, ни позвать кого-нибудь к себе.

Еще одна попытка сотворить нужное заклинание и еще, с тем же результатом. Потерпев очередную неудачу, он почувствовал, как его все сильнее охватывает отчаяние, не давая уже нормально мыслить и колдовать.

— Не, так ты не пробьешься, — раздался вдруг у него за спиной чей-то молодой, звонкий голос.

Кэсти резко обернулся и увидел существо, совершенно не соответствующее услышанному голосу. Мерно махая крыльями, перед ним висело что-то похожее на небольшого дракона. Только лап у существа было восемь, а на голове росли рога, которые загибались назад, уходя к спине.

— Ты кто? — несколько севшим голосом задал банальный вопрос Кэсти.

— Я-то, — усмехнулось существо, — я Гирикт.

И тут же уточнил: имя у меня такое.

— А меня зовут Кэсти, — представился маг, немного оправившись от удивления.

— Ага, ага, — закивало существо головой, — молодой представитель нового поколения из Замка Всех Древних.

— Да, — пораженный, подтвердил Кэсти, — а тебе это откуда известно?

— Мне многое известно, многое. Я, например, знаю, как выбраться отсюда.

Сердце мага забилось сильнее, когда он почувствовал надежду спастись, однако в глубине души шевельнулось плохое предчувствие. Не верил он в случайных избавителей.

Магией этот Гирикт, безусловно, владеет, да и сила у него явно есть. Хотя и непонятно, что за сила. Собственная ли, заемная ли? И, главное, Кэсти не мог определить, что за природа силы странного существа.

— Да? И как же? — стараясь казаться спокойным, задал вопрос молодой маг.

— Ну, скажем так, я могу указать тебе путь к силе, что даст возможность выйти из этого мира.

— И что это за сила? — как можно более небрежно постарался спросить Кэсти.

— Не так быстро, юноша, не так быстро, — усмехнулся Гирикт, — вот если ты сам поймешь источник моей силы, тогда и будем разговаривать предметно.

Играть в загадки Кэсти совсем не хотелось, но выбора у него не было. Медленно, будто примеряя к Гирикту, он перебрал все Силы, которые знал. От драконов до Богов. И ни одна из них явно не подходила к странному существу. Наверное, он бы так и не сообразил, какой Силой обладает Гирикт, если бы не попробовал еще раз дотянуться до него заклинанием познания, одновременно заглянув в глаза.

Кэсти показалось, что он сошел с ума. В его сознание ворвался ураган цвета, образов, звуков, совершенно немыслимо перекрученных силовыми потоками и боги знают чего еще. Наверное, его ощущения можно было сравнить с ощущениями человека, который всю жизнь плавал только в спокойном озере и вдруг оказался в океане, над которым бушует шторм.

Этого молодому магу хватило, чтобы понять, наконец, природу сил Гирикта. С плохо скрываемым ужасом он сдавленно произнес:

— Всевеликие Древние, ты слуга Хаоса!

— К твоим услугам, — шутливо поклонился Гирикт.

— И что тебе от меня нужно?

— Мне? Я думал, это тебе нужна моя помощь.

— Только не от слуги Хаоса! — воскликнул Кэсти.

— Это почему же? — с некоторой долей иронии осведомился посланец Хаоса.

— Потому что Хаос враждебен Упорядоченному. Его цель — поглотить все существующие миры, превратив их в себя, — произнес молодой маг то, что говорили им Древние.

— Да, да, — рассеянно кивнул головой Гирикт, глядя куда-то в сторону. Потом вдруг, скосив глаза на Кэсти, лукаво спросил:

— А может, тебе просто страшно? Страшно потому, что ты ничего не знаешь о Хаосе, кроме банальных заученных фраз. Потому что ничего в мире не дается просто так, и ты понимаешь, что за помощь такой силы придется заплатить?

— А даже если и так? — с вызовом бросил Кэсти. — Какой резон мне связываться с такой силой?

— Резон прямой, — отрезал Гирикт, — выйти отсюда! Если ты все еще надеешься найти выход самостоятельно, милости прошу!

Маг молчал, думая о том, что выход ему и впрямь не найти. Он уже перепробовал все свои самые сильные заклятья как познания, так и перемещения. Эффект от них был почти нулевой. И у него были большие сомнения в том, что, поэкспериментировав еще, этот эффект удастся хоть сколько-нибудь изменить.

Взвесив все, что ему известно, Кэсти медленно произнес:

— Ну, и какую же плату запросит Хаос за то, чтобы вызволить меня из этого мира?

— Плату? А в качестве платы тебе предлагается подумать кое над чем.

— И над чем же, конкретно?

— Над возможными путями развития наших отношений.

— А если я не захочу никакого развития «наших отношений»?

Гирикт демонстративно пожал плечами:

— Не захочешь, значит, не надо. Живи себе как жил, да и все.

— Прямо-таки и все? И кроме этого, Хаос ничего не потребует?! Не верю я тебе!

— Верю, не верю, что мы здесь в игры играем, что ли? Представь, что за тебя уже заплатили другие! Считаешь, что я лгу, так прекращай разговор и вся недолга! А нет, так не бросайся никчемными фразами.

Кэсти молча, в упор, глядел на Гирикта, и все никак не мог принять какое-то решение. С одной стороны, выбираться отсюда нужно и, кроме помощи Хаоса, других путей не видно. С другой стороны, Хаос! Их не раз и не два предупреждали — ни при каких условиях не идти на сделку с этой силой. Но разве это сделка? Ведь ему фактически предлагают просто помощь. Или все-таки Гирикт лжет?

Посланец Хаоса не торопил мага, безмятежно паря рядом. Наконец, когда молчание затянулось настолько, что стало уже нестерпимым, Кэсти разлепил ставшие вдруг очень сухими губы и произнес:

— Хорошо, я согласен на ТВОЮ помощь.

Он намеренно не стал употреблять слово Хаос, боясь таким образом как-то связать себя ответственностью перед этой силой.

Гирикт совершенно буднично произнес:

— Что ж, коли так, тогда пойдем отсюда.

Кэсти попытался уследить за мгновенно и мастерски выполненным заклинанием, но куда там! Это было явно не по его силам. Он уловил лишь всплеск ярких перемешанных образов и только. А через какое-то мгновение он уже стоял на нормальной земле, в нормальном мире, куда его отправило заклинание Гирикта.

Сам слуга Хаоса появился рядом и произнес:

— Ну вот и все. Можешь даже не стараться повторить мою волшбу. Без подсказки тебе это не по зубам. Но вот подумай о том, хочешь ли ты владеть ключами к миру, из которого только что выбрался. Это твой мир. Считай, что ты приглянулся и можешь быть полезен очень могущественным силам… и не только силам Хаоса. Ведь все подобное имеет неимоверно дорогую цену, но это — твое и никогда не исчезнет, даже если рухнет вся остальная вселенная. Ты можешь устанавливать свои законы и править там, как Молодые Боги в вашем Упорядоченном. И подчинить себе сердце одной юной волшебницы ты сможешь только здесь.

Зардевшись, словно утренняя зарница, Кэсти хотел что-то спросить, но говорящий вытянул вперед лапу, прося его помолчать.

— Нужен ли тебе свой мир, достаточно ли ты смел для того, чтобы стать богом?! Если да, то думаю, наше знакомство еще возымеет продолжение. Сейчас я тебя покину, но мы еще встретимся и ты дашь мне ответ. Удачи тебе, молодой маг, обдумай все хорошенько!

Произнеся последние слова, Гирикт исчез, да так, что Кэсти опять совершенно ничего не понял в его заклинании.

Совершенно подавленный и выжатый, как лимон, Кэсти стоял, не зная, что делать, когда вдруг увидел, как недалеко возникло трое существ. Молодой маг без труда признал в них своих собратьев по поколению — Хедина, Шендара, Ракота и Древнего Кицума позади.

Рассказать всю правду о случившимся Кэсти не решился никому, даже Ракоту, но твердо про себя решил, что никакая причина на свете, возможность обладания никаким самым замечательным миром, никогда не заставят его пойти на сделку с Хаосом.

Глава 6

Древние уходили. Последние из Древних. И насовсем. Куда? — никто не знал, включая меня. Наверно, туда же, за пределы мира, куда когда-то ушли и их Древние, предшествующие нашим Поколения Истинных Магов. Эпоха сурового ученичества подходила к концу, дальше мы должны были справляться уже сами. Лишь задержавшиеся до времени Главный Наставник с двумя помощниками помогали Мерлину постигать все перипетии нелегкой роли Главы Совета Поколения, открывая ему какие-то неведомые нам тайны и секреты. Кое-что из таких посвящений предназначалось и нам, остальным членам Совета, но уже все реже и реже. Подавляющее большинство новых знаний мы теперь добывали сами. В том числе и из такой области, про которую нам совершенно не рассказывали Древние на своих уроках…

— Замечательное утро, — сладко позевывая, потянулась, выгнув грудь, вольготно развалившаяся на моем диване Эстери, — пошли куда-нибудь?

— Куда? — поинтересовался я, выглянув в окно, у которого стоял, — посмотри какой туман! Интересно, чья работа?

Волшебница вытянула вверх голову, рассматривая происходящее за окном, и снова сладко зевнула.

— А какая разница! Лучше иди ко мне.

Эстери, изящно поерзав, сдвинулась вбок, освободив мне часть дивана.

— Зачем? — спросил я.

— Узнаешь!

— Сейчас, — я попытался изобразить сосредоточенность мага, готовящегося применить заклинание.

— Что ты делаешь? — воскликнула волшебница.

— Как что? — деланно удивился я, — пытаюсь телепортироваться к тебе на диван.

— Дурак, иди ко мне без всяких заклинаний, а то ещё как Кэсти угодишь куда-нибудь.

Она имела в виду недавнюю историю, когда нашего сородича во время путешествия занесло вместо Восточного Хьерварда в Западный, причем, никто так и не понял как, но шуток и постоянных напоминаний на долю несчастного мага выпало немало. Большинство из них сводилось к тому, что Кэсти думал о Сигрлинн, произнося заклинание. Вот и закинуло его бедного обратно, вместо вперед, поближе к Замку Всех Древних. Были и более скользкие шутки. Впрочем, он относился к ним стоически и, погруженный в какие-то свои думы, даже не обижался. Зато подобное мгновенно приводило в состояние крайней ярости Сигрлинн. Подходить к ней в такие минуты было не то что опасно, а попросту страшно!

— Ну, иди же, иди, — юная проказница, слегка сдвинув с плеч накидку, приняла настолько романтическую позу, что больше противиться было нельзя.

И я двинулся к ней. В это же мгновенье протяжно запел эритовый обруч, средство магической связи среди моих сородичей.

— Тебя нет! — прокричала Эстери, но я уже надел обруч на голову.

— Кэсти?

— Дурака помянешь… — недовольно скривилась моя подруга.

— Конечно, заходи, если тебе надо. Да я у себя.

— … так он и на пороге, — раздосадованная Эстери вскочила с дивана, — я пошла к себе. И не вернусь.

— Жду. — Одной рукой стянув обруч, другой, я перехватил волшебницу за талию. Очень стройную, отметил я про себя, впрочем, зная это и раньше.

— Ну, не уходи, Тери! — она любила такую форму своего имени, — наверняка он ненадолго. Ну как я могу ему отказать, у него опять что-то стряслось.

Эстери сердито хмыкнула.

— У него по жизни что-то случается. Ты ему нянька? Что он к тебе бегает? Пусть к этой стерве и ходит плакаться!

Несчастная любовь робкого Кэсти к гордой Сигрлинн была притчей во языцех.

Почувствовав запрос гостя, стоящего у двери, я разрешил ему войти.

— Привет, — поздоровался вошедший. — Здравствуй, Эстери, — и, заметив её настрой, — я не помешал?

Наш ответ прозвучал одновременно.

— Помешал!

— Нет!

— Проходи, — я подвел растерявшегося Кэсти к креслу. — Садись. Рассказывай.

Сам я сел на диван рядом с волшебницей, она тут же сердито пихнула меня боком, и, как бы сглаживая поведение Эстери, всем своим видом выразил ожидающую заинтересованность.

— Я… я правда не помешал?

Юная волшебница, которую я успел предупреждающе пихнуть боком, тихо фыркнув, полуотвернулась от нас. Наш гость внимательно следил за её реакцией, не осмеливаясь продолжать.

— Никому ты не помешал. Рассказывай, мы с Тери тебя с удовольствием послушаем.

Снова фыркнув, Эстери, тем не менее, повернулась лицом к Кэсти и изобразила гримасу ожидания.

— Сигрлинн… она… — начал было бедный маг.

— Пошли ты эту стерву куда подальше, что ты ей позволяешь так собой помыкать! Чем тебе Мелль не пара? — волшебница снова отвернула голову к окну.

Кэсти мгновенно вспыхнул, как пух.

— Не называй её так!

— А как её называть?

— Зови её по имени!

— Мне тебя жалко.

Маг тяжело вздохнул и продолжил.

— Она не обращает на меня внимания, она относится ко мне как к пустому месту, просто не замечает. А когда замечает… то ещё хуже.

Эстери снова не удержалась.

— Конечно! Зачем ты ей нужен?! Она знается с теми, кто посолидней — Мерлином, Шендаром… — с недавних пор мой друг попал в некоторый фавор у грозной волшебницы, — а уж перед Древними, как стелилась!

Кэсти снова вспыхнул. Предупреждая его слова, я быстро произнес:

— Тебе правда она так важна?

— Мне правда она так важна!

— Ну соверши какой-нибудь подвиг: найди новый источник силы, порази её чем-нибудь, чтобы выделиться из толпы. Добивайся её так, как не добивался ещё никто.

— Хедин, — прервала меня Эстери, — поухаживай за мной так, как советуешь другим! — она снова пихнула меня боком.

— А как ты думаешь, если бы подарить ей целый мир…

Я толкнул свою подругу в ответ.

— Что? А! Подари ей целый мир, конечно, подари!

— Ладно. Я тогда пойду, не буду вам больше мешать…

Глаза Эстери засветились.

— Ты не мешаешь нам, приходи снова, когда хочешь! — я поднялся с дивана, и Кэсти, словно нехотя, встал следом.

— Знаешь, — маг взял меня за локоть, — я давно хотел рассказать тебе…

Волшебница демонстративно зевнула и сладко потянулась. Я бросил на неё недовольный взгляд, но невольно залюбовался…

— Да? Рассказать? О чем?

— Я никому ещё не рассказывал…

Весь вид Эстери выражал немыслимую скуку. Я скорчил ей недовольную гримасу, она передразнила меня.

— Ладно, — сказал Кэсти, — я ещё, наверно, зайду.

— Конечно, заходи, — вскочившая с дивана волшебница оторвала руку мага от моего локтя и потащила его к выходу.

— Ты же хотел о чем-то рассказать?!

— А! — вздохнул утаскиваемый к выходу сородич, — это, правда, не очень интересно. Я потом зайду и расскажу.

— Непременно, — сказала Эстери и, вытолкнув его за дверь, повернулась ко мне, — Ну, теперь ты можешь посвятить время мне?!

Я виновато поплелся в её объятия. А что бы вы сделали на моем месте?!

* * *
С того момента, как Кэсти попался в ловушку, прошло уже много времени, а Гирикт все не появлялся. И как-то незаметно, потихоньку «твердое» решение ни при каких условиях не принимать предложение Хаоса стало отходить в глубь сознания, подергиваясь дымкой под натиском прошедшего времени и собственных желаний. Молодой маг уже размышлял, хочет ли он пойти на сотрудничество с Хаосом или нет. Да, он сильно желал получить доступ в тот мир. И не столько для себя, сколько для того, чтобы показать его Сигрлинн, для которой он был лишь одним из ее поколения и не более. Кэсти не раз пробовал самостоятельно найти проход в тот мир, но лишь убедился в правоте Гирикта. Без его помощи магу туда не пробиться.

И как-то сама собой в голову молодого мага приползла и угнездилась мысль о том, что продолжение отношений с Хаосом — это не только возможность прохода в удивительный мир… Это ведь может дать гораздо больше! И, в первую очередь, силу, коей ему так не хватает, чтобы приблизиться к Сигрлинн. Кэсти все пытался прогнать эту мысль, но она настойчиво возвращалась снова и снова. Сила — вот ключ ко многому! Сколько веков ему придется потеть, чтобы добиться того уровня силы, который Хаос может ему дать сразу. Иногда, замечтавшись, Кэсти забывал о том, что заемная сила не бывает безвозмездной. И цена может оказаться непомерно высокой. Пока все мечтания мага заканчивались тем, что мысль об уплате долга все же возникала у него в голове. Но с каждым разом она возникала все позже и казалась все менее неприятной.

Все эти размышления стали для Кэсти чем-то привычным, но при этом эфемерным. Ему даже иногда казалось, что все это он придумал, и на самом деле того мира и той встречи и не было вовсе.

Поэтому он даже не сразу поверил в реальность происходящего, когда перед ним снова возник Гирикт. Кэсти отправился в очередное одиночное путешествие, на этот раз в Хьёрвард. И не успел он сделать и десяти шагов в этом мире, как услышал почти забытый, но все же знакомый голос:

— Приветствую тебя, молодой маг.

Гирикт появился неожиданно и, как и в первый раз, сзади. Кэсти повернулся и, увидев слугу Хаоса, сдавлено ответил:

— Ты пришел узнать мое решение?

Гирикт приземлился и, как показалось Кэсти, насмешливо произнес:

— Зачем же так мрачно и неприветливо? Ни я, ни те, кому я служу, не сделали тебе ничего плохого, даже наоборот, некогда помогли выбраться из затруднительной ситуации. Думается мне, с твоей стороны, принять предложение о сотрудничестве было бы весьма разумно. Да и самому вызваться добровольно, без принуждения, сделать что-то для Хаоса было бы весьма красиво, я бы даже сказал, благородно.

Маг нахмурился, такие речи не предвещали ничего хорошего. Слишком уж добрым прикидывается Гирикт.

— А что будет оборотной стороной такого сотрудничества, если я соглашусь на него? — медленно, через силу произнося слова, спросил Кэсти.

— Как же ты торопишься все время!

— Просто я хочу знать, на что я иду, если соглашаюсь на твое предложение.

— Ммм… За что-то, полученное от Хаоса, ты должен будешь что-то сделать для него, — неопределенно выразился Гирикт.

— И что я должен буду сделать за получение ключей от того мира, из которого ты меня вытащил?

— Выполнить одно заклинание. Довольно сложное, но тебе по силам, тем более что все нити к нему я тебе выдам.

— И заклинание это, видимо, даст возможность Хаосу проникнуть в Упорядоченное?

— Догадлив ты, молодой маг, — с оттенком уважения, протянул Гирикт, — ты не совсем прав, но весьма близок.

— И ты хочешь, чтобы я пустил эту жуткую силу в родные мне миры?

— Да что вы все жуткая, страшная, смертельная! Между прочим, такой путь, что должен возникнуть от твоего заклинания, уже есть и не один, но ни тебе, ни кому другому из твоего поколения это до сих пор жить не мешало!

На последней фразе посланец Хаоса осекся, будто сказал что-то явно лишнее и внимательно посмотрел на мага, пытаясь сообразить, какие выводы тот сделал из его слов. Кэсти же казался полностью погруженным в свои мысли, и Гирикт, успокоившись, добавил:

— Хаос и Зло — это не тождественные понятия.

— Вы что, претендуете на то, чтобы называться добром? — фыркнул Кэсти.

Гирикт рассмеялся и, не задумываясь, ответил:

— Нет, разумеется. Хотя, быть может, имеем на это не меньше прав, чем ваши Молодые Боги. Но мы не называем себя добром. Мы просто одна из сил в мире. И — заметь — весьма могущественная сила.

Молодой маг хмуро посмотрел на существо, безмятежно парившее перед ним, и буркнул:

— Но ведь вы хотите уничтожить Упорядоченное. Хотите превратить его в Хаос.

Гирикт совершенно спокойно отозвался:

— Ну это вам так ваши учителя наговорили. Вот как ты думаешь, я хочу умереть? Быть уничтоженным? Поверь мне — нет. А ведь я существо Упорядоченного, хоть и служу Хаосу. И, следовательно, я собственноручно приближаю свою гибель. Если следовать твоей логике, конечно.

— Ты хочешь сказать, что Хаосу ничего не надо от Упорядоченного?

— Ну почему же! Конечно, надо. Я даже соглашусь с тобой, что Хаос хотел бы поглотить часть Упорядоченного, ибо это умножает его собственные силы. Только уничтожить все Упорядоченное, равно как и искоренить полностью Хаос — невозможно!

Последнее слово Гирикт произнес раздельно по слогам, будто пытаясь, наконец, втолковать неразумному мальчишке то, что он никак понимать не хочет.

— А ты не боишься, что однажды и ты пойдешь на корм своим хозяевам? Это ведь тоже умножит их Силу.

— Нет, не боюсь, — безмятежно отозвался Гирикт, — им гораздо больше пользы от меня живого, чем переваренного в их силу. Мало того, честно говоря, мне вообще наплевать на Хаос как таковой, как, в общем-то, наплевать и на Упорядоченное. И то, и другое существует, вот и прекрасно! Хаос предложил мне силу в обмен на мои услуги, да будет так! Меня это полностью устраивает. Ты можешь бояться Хаоса, можешь ненавидеть, но подумай на досуге вот о чем: я прожил много дольше тебя, во много раз дольше. И собираюсь жить и дальше, причем жить, имея доступ к силе такого масштаба, которого тебе вряд ли когда удастся достичь самому.

— А ты не подумал о том, что даже если ты прав, и Хаос не тронет меня, а наоборот, даст силу, то мои сородичи уничтожат меня как предателя?

— Поверь, Хаос способен тебя защитить от их гнева. И, если ты захочешь, он это сделает.

Кэсти стоял не в силах что-либо ответить посланцу Хаоса, пытаясь прийти к какому-то решению. Он снова и снова обдумывал ситуацию, прокручивая в голове все, что ему на данный момент известно.

Да, вполне возможно, и даже, наверное, Гирикт прав, и Хаос способен защитить отступника от неминуемого гнева его Поколения, да и Древнего тоже. Пожалуй, — и от гнева Богов. И все же что-то не давало молодому магу принять предложение Хаоса. Он и сам до конца не мог понять, что.

Перед его мысленным взором пронеслись знакомые лица. Улыбчивый Шендар и загадочный Хедин, что любили подстраивать всякие каверзы (и ему в том числе). Но при этом были ему если и не друзьями, то, по крайней мере, хорошими товарищами, не раз выручавшими в неприятных ситуациях. Неуклюжий, но добрый Абуда и кокетка Мелль. Сильный, всегда мрачноватый Ракот, и вечно первый Мерлин. Строгие, но справедливые Древний Ирр и Древний Мунин. И, конечно, прекрасная Сигрлинн, в которую он был, как ему казалось, тайно, но так сильно влюблен. Все они были его единственной семьей. Возможно, не самой лучшей семьей, но ЕГО!

Скорее всего, им всем не будет грозить непосредственная опасность гибели, если он сделает то, что хочет от него Хаос. Но вот семьи своей он лишится. Навсегда.

А что взамен? Взамен возможность обрести свободу, настоящую свободу, благодаря полученной силе. Взамен, пусть и слабая, но надежда заполучить Сигрлинн. Стоит ли это того, что он потеряет? Это один из тех вопросов, ответ на который принимается лишь раз в жизни, но влияет на всю эту жизнь и влияет необратимо…

Глава 7

— Что грозит Упорядоченному в случае моего согласия? — Кэсти знал, что посланец Хаоса не может соврать, ибо всемогущий рок не примет такую сделку.

— В лучшем для Хаоса случае, несколько ключевых миров Упорядоченного станут нашими, а Столп Титанов падет и рассыплется в прах. На большее у нас просто не хватит сил, — молодой маг невольно содрогнулся от этих циничных слов, — в худшем, нас просто отбросят. Ты не можешь предупредить никого, — опередил мысли Кэсти Гирикт, — иначе сделка распадется.

— Что станет с моими сородичами в лучшем для вас случае?

— Да ничего, выживут. Вот только большей части сил лишатся, в то время как ты их приобретешь и нарастишь. В первое же мгновенье прорыва Хаоса ты станешь богом своего мира, сила твоя станет необорима и Молодые Боги ничего не смогут сделать с ним и тобой. Да и не станут. Ведь ты получишь небольшой, но Упорядоченный мир, под который была отдана и преобразована территория Хаоса. Они не будут иметь власти над ним и в нем.

— Сможет ли Сигрлинн стать богиней моего мира?

— Да хоть половина вашего Поколения! Все будет зависеть только от твоих желаний.

— Смогу ли я удержать её там, хотя бы первое время?

— Ты сможешь удерживать её там всегда.

Кэсти немного помялся, но все же спросил.

— Полюбит ли она меня? Сама, без всякой магии?!

— Мы тебе не брачное агентство, — усмехнулся Гирикт, — но да, я ясно вижу, что она тебя полюбит. По крайней мере, скажет тебе об этом.

— Сигрлинн скажет мне, что любит меня? Сама? Без всяких трюков? — одновременно изумился и усомнился молодой маг. — Как это произойдет?

— Град вопросов, — теперь я не брачное, а справочное агентство. Как и почему это произойдет, я не знаю — это мне не открылось. Но я могу точно сказать тебе следующее. Я гарантирую, что она сама, без всякого воздействия признается тебе в любви и назовет героем. Если я ошибся, — Гирикт улыбнулся, — ты получишь свой мир, а мы не сможем воспользоваться тобой для взятия долга, то есть он достанется тебе за просто так и навсегда.

— Значит, пока она не признается мне в любви, Хаос не начнет прорыв в Упорядоченное?

— Нет, не так. Объяснится тебе она после этого, но если это не предопределено судьбой, если я ошибся — прорыв не сможет состояться. Я так думаю, когда другие маги Поколения утратят свои силы, а ты, в пику им, только прирастешь могуществом, ей не захочется покидать твой мир и она сможет полюбить тебя.

— Да, наверное, ты прав, — Кэсти помедлил, раздумывая, потом сказал, — я подпишу Договор, в обмен на обещание, что не погибнет ни один маг моего Поколения, может быть, кроме Шендара, ни один из Древних…

— Древние уйдут совсем ещё до этого, — посланник Хаоса снова улыбнулся, — мы не хотим рисковать.

— Куда бы они не ушли. И… я должен буду сначала приготовить мой мир к прибытию в него Сигрлинн. И до этого — я не выполняю свою часть сделки.

Гирикт задумчиво и внимательно посмотрел на молодого мага, как будто высчитывая что-то. Потом улыбнулся и сказал.

— По рукам. Никто из названных не погибнет, может быть, только Шендар.

— Я должен подписаться кровью?

— Нет, — посланец Хаоса, не выдержав, прыснул от смеха, — никакой антураж для этого не требуется. но если тебе так необходимы символы — можешь пожать мне эту лапку, — и Гирикт протянул Кэсти одну из своих восьми ног, — в миг, когда ты её сожмешь, сделка состоится.

Помедлив несколько мгновений, видимо, снова перебирая в голове все за и против и, наконец, решившись, юный маг крепко пожал протянутую конечность.

Дракончик с несчастным видом потряс лапкой.

— Ну не так же сильно, чуть не сломал. Сделка заключена. Ты можешь вступать во владение своим миром.

* * *
— Все, брат Ямерт, сделка состоялась.

— Пожалуй, Ямбрен, настало время приоткрыть глаза остальным нашим родичам. Нам понадобится помощь каждого.

— У нас все готово и все же…

— Что, все же?

— Так ли ты уверен в своем плане, ведь если мы в чем-то ошибемся, то что останется от Упорядоченного?

— Брат мой, — громко и раздельно прозвучал великолепный баритон, впечатывая каждое слово, — когда я ошибусь в первый раз, я перестану быть богом, и вы все, кстати, тоже. А нужно ли Творцу Упорядоченное без богов?!

— Ну, свято место пусто не бывает, — совсем тихо проговорил Ямбрен.

— Не волнуйся, все пойдет по плану, особенно если ты не ошибешься ни в чем порученном тебе.

Ямбрен слегка поклонился брату.

— И Ирру пора уходить, он нужен нам совсем в другом месте. Прорыв Хаоса должно встретить только Молодое Поколение. Кого нужно, мы доучим потом сами. И Мерлину тоже пора кое-что узнать. Но этим я займусь сам.

* * *
Впервые Мерлин не знал, что делать и спросить было не у кого, недавно ушли последние из Великих Древних. Ушли навсегда. Пропал же маг его Поколения. Все самые серьезные меры, предпринятые по поиску Кэсти, не дали результата, как будто он, подобно Древним, ушел за пределы этого мира. Впрочем, Мерлин знал, что он далеко ещё не овладел всеми возможностями познания, упоминания о которых оставили ему Наставники. Ближайшие тысячи лет он проведет в постоянном совершенствовании, чтобы стать достойным выбора Молодых Богов.

Сейчас же боги снова вспомнили о нём, астральный вестник от самого пресветлого Ямерта возник перед ним. Мгновенно отбросив промелькнувшее в душе сожаление о том, что перед Древним Ирром Верховный Бог предпочитал появляться воочию сам, Мерлин сосредоточился на чтении послания.

Нельзя сказать, что Глава Совета Поколения не был изумлен. В ключевых мирах Упорядоченного возникла угроза глобального прорыва Хаоса, это первое. Отражать его придется без помощи Молодых Богов. «Что это? — Испытание меня?» — подумал Мерлин. В послании сообщалось о мерах, которые должен был предпринять Мерлин. Под предлогом поисков Кэсти Маги Поколения должны были рассредоточиться по нужным и важным точкам. Поколение должно было быть в полной готовности принять на себя возможный удар Хаоса, при этом до последнего момента не знать правды. «Ладно, это не трудно, — подумал Глава Совета, — нас так тщательно натаскивали на противодействие любым орудиям Хаоса, что даже последний маг что-то запомнил из уроков. Неужели Древние знали об этом, — мелькнула мысль, — почему же они тогда ушли, как раз до прорыва, а не остались руководить обороной и нами?»

Но нет, Мерлин не был бы Главой Поколения, если позволил ненужным мыслям и сожалениям отвлечь себя от выполнения поставленной великой задачи. И ещё раз осмыслив послание Ямерта, маг активно принялся за дело.

* * *
Сигрлинн была недовольна и зла. Мало того, что её, вторую по силе волшебницу Поколения, оторвав от занятий, отрядили на поиски какого-то ничтожного Кэсти, так ещё и в напарники дали ещё худших ничтожеств, чем он. Дополнительно её раздражало то, что трех магов, её спутников, занявших на Испытании места где-то в конце девятого десятка, ничуть не волновали ни её недовольство, ни она сама. Они спокойно занимались своим делом, то есть всеми доступными им силами пытались нащупать след пропавшего мага. Надо сказать, что получалось не очень, вернее, не получалось совсем. Но юные маги не унывали. «Дали бы мне хотя бы одного Шендара в напарники — уже давно отыскали бы этого недоумка». Шедшая впереди Сигрлинн по тропе Межреальности троица внезапно остановилась, наткнувшись на очередное препятствие. Тропа огибала Хьервард, один из центральных миров Упорядоченного, и, по мнению волшебницы, никак не соответствовала задаче поиска. Итак, было ясно, что в Хьёрварде этого Кэсти нет, а наличие такого мира под самым боком никак не способствовало точности поисковых заклятий, посылаемых в более дальние земли. Спасибо ещё, что её не нагрузили тем количеством артефактов и оружия, которые тащили на себе остальные маги, включая самых сильных. Словно Мерлин на войну нас посылает, даже подумала Сигрлинн.

Тропу перегораживал неизвестно откуда тут взявшийся огромный валун. Легче было уничтожить его, чем торить обходной путь. Однако трое магов, один за другим, попытавшиеся сделать это, потерпели неудачу. А ведь простейшее дело, даже для смертного колдуна-недоучки.

— Что вы вообще умеете?! — растолкав спутников, волшебница с ходу ударила по валуну разрывающим заклятьем. Миг — и оно, зашипев, растаяло прикоснувшись к камню, словно Сигрлинн выплеснула стакан воды на раскаленную жаровню. Трое магов издевательски засмеялись, наблюдая удивление на лице слишком гордой, но так же, как и они, опростоволосившейся спутницы. Лицо волшебницы побагровело от гнева. Новое, куда более мощное заклятье повторило судьбу первого. Пытаясь сдержаться от душивших её гнева и стыда, Сигрлинн быстро сплела заклятье познания и, получив результат, буквально замерла от изумления — никому не нужный валун, затерянный в чертовом Междумирье, оберегала столь мощная магическая защита, что впору хорошему колдовскому замку. Чуть растерявшись, она передала концы заклятья спутникам.

— Ни чего себе, — оценил ситуацию один, — такое не пробить даже Мерлину!

— Да будь с нами Мерлин или кто достойный из Совета, может, бы и справились, — издевательски произнес другой.

И Сигрлинн не выдержала, крутанув мир вокруг себя и собрав как следует силу, она ударила по камню, — прекрасно понимая, в подсознании, что попалась на провокацию, она не сможет уничтожить этот чертов валун, а над ней снова посмеются.

— Лучше умереть, — сжав зубы, проговорила она, но остановиться уже не могла. И вдруг, словно неведомые демоны влили сумасшедшую мощь в её заклятье, но оно наполнилось такой силой, что, ударив, разметало в клочья магическую защиту и мелкие осколки самого камня.

Трое спутников молодой волшебницы успели ахнуть от изумления и один за другим попадали на тропу, словно погруженные в магический сон.

— Не спеши умирать по пустякам, — произнес сзади неё чем-то знакомый голос. Сигрлинн резко обернулась и замерла на месте. Перед ней стоял Кэсти, на поиски которого было отправлено все Поколение, включая её группу. Но это был не тот слабенький, средних способностей и достоинств маг, которого она знала и всегда избегала. Сейчас от него исходила такая мощь, которую Сигрлинн не ощущала даже в Древнем Ирре. Бессознательно изумленная волшебница начала готовить боевые заклятья.

— Да, это именно я, — ответил он на невысказанную мысль, — тот самый ничтожный Кэсти, возможно, ты помнишь меня.

— Конечно, я помню тебя, — произнесла опешившая девушка, осторожно скосив глаза на выведенных из строя спутников и продолжая готовить свои заклятья.

— Ты же не собираешься меня атаковать?! — полунасмешливо произнес молодой маг, — или я, по-твоему, стал достаточно опасен теперь?

— Где ты взял столько силы? Какова её природа? Где ты был? Что и зачем ты сделал с ними? — Сигрлинн кивнула в сторону трех лежащих на тропе магов.

— Ого! За всю предыдущую жизнь ты не удостоила меня ни одним вопросом, а тут целых пять.

— И все же.

— Когда они проснутся, то последнее, что будут помнить — это твой триумф, а не то, что я помог тебе. Знаешь, мне удалось найти источник невероятных сил, хочешь, — Кэсти хитро сощурился, — покажу тебе.

Маг выделил голосом последнее слово.

— Что за источник? Нужно сообщить Мерлину.

— Да? — в голосе говорившего сквозило ехидство, — ты готова поделиться с ним такими, — он опять выделил последнее слово, — силами?! Вернее, не поделиться, а отдать.

Сигрлинн первый раз в жизни внимательно посмотрела на собеседника. Он был красив этот Кэсти, и ей, несмотря на его тон, волшебница прекрасно понимала, чем вызванный, ей нравилось, как он с ней сейчас держал себя. Как сильный мужчина, с равной и достойной себе женщиной. И это, как ни странно, не оскорбляло её. И мысли о том, что она всегда нравилась ему, уже не оскорбляли юную волшебницу. И сила, она чувствовала её. Что же задумал её сородич?

— Чего ты хочешь? — прямо спросила она.

— Чтобы ты пошла со мной, — просто ответил он.

— Далеко ли это отсюда, в каком мире? — на всякий случай спросила Сигрлинн.

— В нашем, — улыбнулся в ответ ей молодой маг и протянул руку. Помедлив мгновение, волшебница взяла её.

Глава 8

— Не забывайся, сестра! — гневный голос Ямерта был поистине страшен, — если тебе не дано чего-то понять, то это не дает тебе права обвинять меня!

— Ты ожидал этого и… и желал! — ужаснулась Явлата. Мало кто мог прочитать мысли Владыки Солнечного Света, и его братья и сестры в их число не входили. Только сейчас, чтобы сделать простой, но потрясающий вывод, Явлате не было нужды читать мысли брата. Она, все еще не веря собственному открытию, пролепетала, — но зачем? Ямерт, зачем тебе это нужно?

— Не задавай лишних вопросов. Ты Хранительница Звезд? Вот и занимайся ими! А Хаос и то, что с ним связано, оставь мне.

— Но ведь она права, брат, пять правильно подготовленных точек прорыва в ключевых мирах и последняя в Хьёрварде, сокрушат все барьеры Творца, отделяющие Хаос от Упорядоченного, — поддержал сестру Ялмог, Владыка Вод, — конечно, я могу отправиться заниматься своими морями…

— Никто никуда не отправится, — голос Ямерта успокаивался с каждым словом, — вы все нужны мне здесь. А по поводу барьеров Творца ты прав, брат Ялмог. Великую мощь бросит Хаос на сокрушение их, но кто вам сказал, что воспользуемся этим не мы?! И кто вам сказал, что маг Кэсти произнесет именно то заклинание, которое потребует от него Хаос?!

— Он нарушит договор такой силы, — изумленно проговорила Явлата, — даже мы не сумеем спасти его от ужасов подобного посмертия! Во имя чего он это сделает?! Теперь, когда получил то, чего хотел и готовится получить ещё больше!

— Доверьтесь мне, просто доверьтесь. И делайте то, о чем я прошу. Впрочем, у нас и нет уже другого выбора.

— Добром это не кончится, — уже не проворчал, а пробормотал Яэт.

* * *
— Кэсти, но ты…ты же использовал силу Хаоса, чтобы попасть в этот мир!

Мало кто видел молодую волшебницу такой взволнованной.

— Сигрлинн, посмотри вокруг! Этот мир может быть нашим. Мы можем всю жизнь путешествовать по разным мирам, но никогда нам не найти подобного. Этот мир может стать таким, каким мы его захотим видеть! И здесь мы станем богами, я и ты.

— О чем ты говоришь!? Неужели ты такой идиот? Хаос никогда ничего не предоставит просто так! Что ты обязался сделать взамен? Чем ты должен заплатить за проход в этот мир?

Кэсти, смущенный таким резким натиском со стороны Сигрлинн, пробормотал:

— Я… я выполню одно заклинание, которое даст мне посланник Хаоса.

— Всевеликие Древние! Что это за заклинание?!

— Сигрлинн, я не думаю, что тебе это надо знать.

— Что?! Ну-ка, быстро выкладывай! Неужто ты не понимаешь, что можешь поставить под удар гораздо больше, чем себя, даже гораздо больше, чем все наше Поколение! С Хаосом нельзя договариваться, чем ты слушал Древних!? Говори, какое заклинание ты должен сотворить?

Кэсти всегда пасовал перед Сигрлинн. Вот и сейчас он не смог противиться ее воле.

— Это заклинание создает пробой в Упорядоченное.

— О Боги! Как ты мог пойти на такое?!

— Сигрлинн, пробой — это не прорыв Хаоса. Это лишь возможность подпитки силой его адептов в Упорядоченном. И никто из нашего Поколения не пострадает.

— А этого что мало?! Кэсти, ты не выполнишь это заклинание. Прямо сейчас мы вернемся в Замок Всех Древних и срочно соберем Совет Поколения. Думаю, мы найдем какой-то способ избавить тебя от долга Хаосу, даже если для этого придется обратиться к самому Ямерту. Но наказание ты, безусловно, заслужил и получишь его в полной мере!

Маг хмуро, но отнюдь не растерянно и испуганно, как того ожидала волшебница, посмотрел на нее и негромко произнес:

— Я не пойду в Замок Всех Древних и не предстану перед Советом.

— Как это не пойдешь?! Да я тебя силой приволоку, если надо будет! — разгневанная Сигрлинн была прекрасна, и Кэсти поймал себя на мысли, что думает не о возможном Совете Поколения и даже не о том, что это Поколение скоро может стать ему чужим, объявив отступником. А о том, что у Сигрлинн удивительно красивые глаза, и особенно, когда в них кипит ярость.

— Ты не поняла, волшебница по имени Сигрлинн, будущая богиня этого мира, тоже останется здесь.

— Ты посмеешь удержать меня здесь вопреки моему желанию?! Надежда побыть божком для тебя важнее, чем та любовь, о которой ты столько твердил мне.

Маг покачал головой в ответ на тираду своей спутницы:

— Сигрлинн, ты не понимаешь. Такие долги нельзя не возвращать. И ни Совет, ни даже Молодые Боги тут ничего сделать не смогут. Я могу либо пойти по той дороге, на которую вступил, либо умереть. Умереть насовсем, лишившись даже какого-либо обычного посмертия. Я не предстану перед Советом. И ты не вернешься туда, — и быстро добавил, предвосхищая уже готовую сорваться с уст Сигрлинн возмущенную фразу, — все наши сородичи останутся живы, но Столп Титанов падет, а Замок Всех Древних будет разрушен, и они потеряют сколь-либо значимую силу. А мы преумножим свою.

— Что ты плетешь, — пораженная, попыталась возразить волшебница, — как ты можешь?! Я никогда не предам своих сородичей и не дам это сделать тебе. Нас найдут. Мерлин или Шендар…

— Шендар, — неожиданно взорвался Кэсти, — ты забудешь его имя в тот же день, как он лишиться своей силы!

— Ты завидуешь ему! Ты завидуешь всем, кто чего-то достиг собственным трудом и способностями, а не подачкой за презренное предательство! Ты, ты…

Договорить оскорбление Сигрлинн не успела, ибо была прервана невесть откуда и, как всегда неожиданно, появившимся Гириктом:

— Не мешай ему исполнить то, что он должен, волшебница.

— Нет, это ты убирайся, слуга Хаоса! Убирайся, пока жив и забудь о вашем договоре с Кэсти.

Гирикт негромко рассмеялся:

— Как же много в тебе самоуверенности, юная леди. Ни ты, ни даже все ваше Поколение не в силах отменить сделку с Хаосом. Она гораздо выше, чем слова договора. Она живет своей жизнью, вне зависимости от тех, кто эту сделку заключал. Я и молодой маг лишь два существа, давшие ей жизнь, но мы на нее уже повлиять не можем. Она исполнится в любом случае.

Сигрлинн чувствовала, что Гирикт говорит правду, что она в самом деле не может ничего изменить. Она не в силах разорвать договор с Хаосом. Но и отступить она не могла. Ее руки поднялись, помогая сотворить заклинание, мир рванулся вокруг, отдавая ей силу…

А дальше произошло то, что она совсем не ожидала. Схватка с посланником Хаоса не могла получиться легкой. Но, чтобы ее боевое заклинание просто рассыпалось под ударом фантасмагорической силы Хаоса, едва успев сорваться, не могло привидеться ей и в страшном сне. Ее силой просто было невозможно добраться до Гирикта. Любые ее заклинания разрывались и разлетались жалкими лохмотьями, едва попав в магическое поле, что образовалось вокруг слуги Хаоса.

А затем последовал удар Гирикта. Внешне он проявился как какая-то странная многоцветная спираль, скрученного воздуха, что протянулась к Сигрлинн.

— Не смей, — Кэсти в ужасе закрыл своим телом волшебницу и принял на себя удар, который испепелил бы её.

— Не дергайся! Она только мешает нам, зачем ты её прикрыл, я покончил бы с ней!

— Нет, — маг удивительно быстро приходил в себя, — ты не посмеешь больше тронуть Сигрлинн, я буду сражаться за неё.

— И умрешь. А она следом. Ты получил свой мир, после выполнения своей части договора станешь богом, ради чего тебе отказываться от своей мечты?

Сигрлинн, которой досталась малая часть от удара, была жива, но упала на спину и ошеломленно крутила головой, пытаясь прийти в себя. Наконец, в ее глазах появилось осмысленное выражение и ее взгляд, то полный ненависти и ужаса, впивался в Гирикта, то изумленно-тревожный, на Кэсти.

— Ради неё. Она — моя истинная мечта. Только она и нужна мне, а этот мир… — голос мага стал немного грустным, — я просто хотел бросить его к её ногам, ведь иначе она никогда не обратила бы свое благосклонное внимание на среднего по способностям, назойливо любящего её сородича, каким я был для неё.

— И ты готов умереть ради такой?! — посланец Хаоса касался заинтересованно-удивленным. — Она же не оценит этого и будет по-прежнему считать тебя презренным выскочкой и предателем.

— Пусть.

— И будет посмеиваться над тобой в объятьях Шендара.

— Пусть. Лишь бы она жила. За мою ошибку заплачу лишь я.

— Никто не заплатит, если ты выполнишь свою часть договора. Этот мир останется вашим и я не убью её.

— Я готов, — сказал маг.

— Нет, — закричала Сигрлинн и, все ещё лежа на земле, принялась готовить новую атаку на Гирикта.

Последний, без злобы, почти равнодушно, произнес:

— Не стоит повторять попытку, волшебница. Ты же и сама уже понимаешь, что со мной тебе не совладать. Так что лучше оставайся на месте, а мы с молодым магом пойдем, выполним важное дело.

Сигрлинн перевела взгляд на своего собрата по поколению, прошептав одними губами: «Не делай этого! Пожалуйста, не делай!»

Кэсти смотрел в глаза волшебнице и, как в открытой книге, читал в ее, полностью обнажившейся сейчас, душе. Он видел ее боль, ее страх и неуверенность, которых не видел никто из их поколения. А еще он увидел скромно жмущийся росток, нет, еще не любви, но искренней симпатии к нему, молодому магу — Кэсти…

И в этот самый миг Гирикт создал заклинание перемещения и они оказались в другом мире.

* * *
— Брат Ямерт, — в великолепном баритоне говорившего сквозила тревога, — откуда у этого Гирикта такие силы? Что будет, если в результате этой ситуации с Кэсти мы получим множество таких существ на службе Хаоса?

— Не получим, Ямбрен, — не менее великолепным баритоном, но уже без тени тревоги, ответил собеседник, — Гирикт в Упорядоченном один из сильнейших слуг Хаоса. Он обладает такими силами, что думаю, с ним не справиться никому не то что из нового поколения, но и из Древнего тоже. То, кем он предстал перед молодым магом, не более чем игра, показывающая лишь малую толику его истинных сил.

— А ты не боишься… — начал было говорить Ямбрен, но осекся под тяжелым пылающим взглядом своего брата.

— Нет, не боюсь. В ведомых нам пределах нет ничего, чего нам стоило бы бояться…

К обоим мужчинам осторожно подошла легкая и подвижная женщина.

— Наконец, я полностью поняла твою задумку, Ямерт. Но как ты мог все это рассчитать, что слуга Хаоса так поведет себя с этой волшебницей?! Теперь влюбленный Кэсти ему этого не простит и изменит своё заклинание. А значит, начавшийся прорыв тут же угаснет сам и Хаос лишится плодов труда, на который потратил уйму сил и целую вечность. И не будет никаких сражений в центре Упорядоченного, — женщина извиняющимся жестом взяла брата за локоть, — просто ты перепугал меня приведением в боевую готовность всех сил Обетованного, которой мы занимались, прости, что я усомнилась в твоем могуществе и расчетливости, брат.

— Выданные до поры задумки могут не исполниться, — поэтому я и скрывал от вас всех свои расчеты, Явлата, — улыбнулся сестре Ямерт, — а тебе пора бы и привыкнуть, что все мои расчеты сбываются всегда, даже когда вы и не догадываетесь о них. Впрочем, сестра, теперь для тебя есть поручение особой важности.

— Но добром это все равно не кончится, как сказал бы наш брат Яэт!

Ямбрен настолько похоже передал ворчание Владыки Мертвых, что все трое от души засмеялись. После чего Ямерт быстро объяснил Явлате то, что требовалось от неё.

— Я не подведу тебя, брат, — радостно сообщила она.

* * *
— Я не переборщил с угрозами, а ты с пафосом? — весело спросил Гирикт.

— Нет, мы оба все сделали как надо, теперь Сигрлинн не будет считать меня предателем, а решит, что я пошел на это лишь ради спасения её жизни.

— И в её глазах ты, самый сильный теперь маг Поколения и Бог вашего мира, предстанешь героем на белом коне, пожертвовавшим всем ради спасения прекрасной принцессы.

— В Хаосе тоже бывают герои, лошади и принцессы? — поинтересовался Кэсти.

— А как же, — произнес Гирикт и добавил после паузы, — ну вот, настало время выполнить свою часть договора.

Как ни странно, Кэсти не ощутил никакого волнения в душе от этих слов. Он вообще последнее время на удивление редко ощущал сильные эмоции, что раньше было совершенно несвойственно впечатлительному юноше.

— А если я откажусь? — спокойно спросил маг.

— Ты не можешь отказаться, — без злобы, даже мягко, ответил Гирикт, — никто не может отказаться вернуть долг Хаосу, прибегнув к его силе. Делай свое дело и становись богом в мире, где тебя ждут.

Кэсти посмотрел куда-то сквозь существо, парящее перед ним, и почти равнодушно произнес:

— Хорошо. Я выполню то, что должен.

— Это правильное решение, — негромко отозвался Гирикт и пристально вгляделся в мага, пытаясь понять, что скрывается за его спокойствием. Удовлетворенно кивнув, он продолжил, — заклинание сложное, но тебе будет дано достаточно сил на его выполнение. Главное, не ошибись в его скрепах, иначе даже сам Хаос не спасет тебя.

Заклинание пришло само собой, да так, что Кэсти казалось, что он знал его всегда. Оно и в самом деле было сложным. В нем использовались такие силы, которые раньше молодой маг не мог себе даже представить. Древние по сравнению с тем, кто составил эту волшбу, смело могли считаться подмастерьями. Сплетено же данное заклинание было четко и мощно и в то же время с очень тонкими нюансами. Здесь были использованы силы и Хаоса, и Упорядоченного, удивительным образом переплетенные между собой. Своими, вдруг сильно обострившимися, магическими чувствами Кэсти сразу определил, что только так и можно создать «пробой».

А еще Кэсти увидел и понял то, что ему явно не положено было видеть и понимать. «Пробой» в упорядоченном был не первым, что маг помнил еще со слов Гирикта, хотя и сделал вид, что не придал этому значения. Этому «пробою» предстояло стать пятым. Именно с первых четырех черпали силу те слуги Хаоса, что обитали в Упорядоченном и именно с них сейчас давали часть силы ему, Кэсти, на выполнение заклинания. Но самое главное, что он сумел понять, заключалось в том, что пятый пробой был особенным. Он был необходимым и достаточным звеном для того, чтобы трансформировать все пять «пробоев» в каналы силы, которые сокрушат отделяющие Хаос от Упорядоченного барьеры Творца. Причем в центральных и ключевых мирах, что сделает готовящийся прорыв неотразимым и Упорядоченное падет как колосс на глиняных ногах, или, волей победителей, останется в сильно уменьшившихся размерах и силах.

И сейчас, начиная волшбу, решительно прокладывая вектора приложения силы, властно скрепляя в стройные заклятья выпущенную на волю поистине чудовищную мощь, Кэсти думал о мириадах миров, могущих погибнуть из-за него, о своем долге перед всеми существами, населяющими Упорядоченное, чья судьба сейчас зависела от него. Перед его внутренним взором снова поплыли моменты его жизни в Замке Всех Древних, уроки Наставников, лица его друзей… Можно ли ещё остановить то чудовищное преступление, соучастником которого он стал? Наверно, уже нет, да и кара за нарушение договора… «Можно, юный маг, можно ещё остановить, — приятный и чуть встревоженный женский голос пробился в сознание Кэсти, — и не только остановить, но и повернуть против самого Хаоса». Он никогда не слышал этого завораживающего голоса раньше, но каким-то образом сразу понял, что принадлежит тот прекрасной сестре пресветлого Ямерта, Хранительнице Звезд Явлате. «Да, это я, ты угадал, юный маг, запоминай, что ты должен сделать, чтобы повернуть заклинание против его хозяев». «И знай, — закончив произнесла богиня, — что мой брат сможет защитить тебя от кары Хаоса!»

Очевидно, почувствовав что-то, заволновался Гирикт.

«Пресветлый Ямерт сможет защитить меня?!»

«Конечно. И я. На то мы и боги. Тебе останется твой мир и достанется твоя волшебница, но ты будешь не предателем, а героем».

Посланец Хаоса начал мощно зачерпывать силу.

«Видите ли вы меня», — быстро спросил Кэсти.

«Конечно, это же Хьервард. Но поторопись…»

— Ну так смотрите, — закричал в голос юный маг, задрав голову к небу, медленно и явственно адресуя туда же самый изысканный и пикантный из набора жестов, усвоенных в свое время от Хедина, — никому я не должен, кроме себя, тем более лгущим мне богам!

И сосредоточившись и проверив все крепы, Кэсти сотворил обещанное им Хаосу заклятье. Магу показалось, что в сознании у него вспыхнуло новое солнце, и опустилась великая ночь. Загомонили миллиарды разноголосых существ и настала вселенская тишина. Мир вышел за рамки привычных цветов и стал черно-белым. Миг — и восприятие снова стало обычным.

— Отлично, — произнес Гирикт, — ты сдержал слово и исполнил договор, — а я было приготовился убивать тебя, — просто добавил он.

— Знаю, — улыбнулся Кэсти, — я почувствовал.

— С тобой говорили ваши Молодые Боги?

— Да, обещали мне защиту.

— Они лгали, никто не смог бы защитить тебя даже от моего удара, тем более от последующего возмездия за разорванный договор.

— Знаю. Вы использовали меня, но расплатились честно, они же хотели решить свои проблемы за счет моей гибели и моего посмертия. Это и определило мой выбор.

— Что же, будем прощаться. Я быстро перемещу тебя в твой мир и, переступив его порог, ты почувствуешь, как это быть богом. Удачи с твоей волшебницей! Этим же богам до конца их времен хватит проблем из-за того, что они обманули тебя. Я предвижу, — улыбнулся Гирикт.

— Спасибо, — ответил маг и, закрыв глаза, почувствовал легкое кружение головы, сопутствующее заклинанию перемещения. Все. Кэсти почувствовал, как новые силы, нахлынувши, переполняют его. Потом открыл глаза. Впервые он смотрел на свой мир глазами бога.

* * *
Такого истошного женского крика полного немыслимого ужаса и отчаяния, никогда не слышало Обетованное.

— Яме-ерт! Ты ошибся, у нас не получилось! Он создал пятый пробой. Мы потеряли Упорядоченное.

Упавши в бессилии на колени, Явлата залилась слезами. Её крик уже поднял на ноги все Обетованное.

Глава 9

— Хедин, прямо там, где ты находишься, в мире Скорбок сейчас появятся полчища тварей Хаоса, очень мощно подпитываемые силой! Срочно в боевую готовность, срочно! С первой появившейся тварью серию упреждающих ударов в глубь прорыва. Предупреди всех, кто с тобой, и распредели правильно магические артефакты.

Я, ошеломленный известием Мерлина, выдавил:

— Но откуда? Откуда в Скорбоке, одном из ключевых миров Упорядоченного, возьмутся твари Хаоса? Как они прорвутся через барьеры Творца?

— Барьеры Творца рухнут через несколько мгновений! Все, давай скорее туда!

— Рухнут Барьеры Творца?! — еще более пораженный воскликнул я, но мой вопрос был уже безадресным, ибо Мерлин прервал разговор.

Сорвав с головы эритовый обруч, я схватил свою походную сумку, наполненную магическими артефактами, и побежал к другим магам моей поисковой группы.

* * *
— Ракот, — Мерлин закончил пояснение ситуации, — сможешь справиться здесь?

Черноволосый гигант кивнул и коротко ответил:

— Смогу.

— Мне бы его уверенность, — тихонько пробормотала следившая за разговором Фелосте, заслужив недовольный взгляд Главы Совета Поколения.

— Вопросов нет? — голос Мерлина был сух и отрывист, у него в голове явно прокручивались различные варианты развития событий.

— Точно ли известно, что виной этому именно Кэсти?

— Не знаю, Ракот!!! Есть лишь предположение, что если и не виной, то толчком к этому стали какие-то действия Кэсти!

— Что с ним теперь будет, и как Боги смогли допустить появление пятой и предыдущих точек прорыва?

— Не знаю же, не знаю! Все, давай скорее за дело!

— Хорошо, — согласился Ракот и тут же начал готовить необходимые заклятья.

* * *
Началось!

Всевеликие Древние, это сколько же силы надо было вложить сюда — думал я, магическим зрением рассматривая так называемый «прорыв». Как образовался «прорыв», никто из нас так и не знал, даже Мерлин, хотя кое-какие предположения по этому поводу были. Но главным на данный момент было то, что этот прорыв возник и его необходимо каким-то образом закрыть. А пока самое большее, на что мы были способны, это уничтожать порождения Хаоса, которые врывались в Упорядоченное. С этим мы более-менее справлялись, и Ракот, наверняка, уничтожил их целый легион. Вот уж кто мастер прямой силы, так это этот черноволосый гигант! Но глобальное решение проблемы, если мы его, конечно, найдем, скорее всего, придет не от него. Думается мне, либо от Мерлина, либо от Шендара…ну или, может, меня посетит гениальная идея. Эх, жаль, Сигрлинн нет… Но тут уж ничего не поделаешь, нет, значит, нет.

Размышляя обо всем этом, я не переставал колдовать. Моя волшба была призвана выполнять две функции. Во-первых, я помогал, как и почти каждый сейчас из нашего поколения, уничтожать существ, рвущихся в Упорядоченное из «прорыва». Собственно, эти существа по большей части были тем, во что превращалась сила Хаоса, попадая в мир Упорядоченного. Если их не остановить, то в этом месте скоро будет самая настоящая часть Хаоса, и тогда уже сюда смогут двинуться реальные существа из этого странного и страшного места.

Ну, а вторым слоем заклинаний я пытался выяснить, за счет чего держится пробой и что можно сделать, чтобы его закрыть. Уже очень скоро я выяснил, что закрыть его прямой силой нам вряд ли удастся. Богам, может, и удалось бы… Кстати, где они, интересно? Мерлин уже послал к ним астрального вестника, а ответа все нет. И они ведь не могут не видеть, что тут творится? Ведь очевидно же, что нам нужна помощь. А может, просто где-то возникла еще более сложная и неприятная ситуация, с которой они и борются? Впрочем, какая сейчас разница, почему их нет? Главное, что их нет и рассчитывать приходится на свои собственные силы…

Очередное заклятье познания дало мне, наконец, информацию о масштабах силы, требуемой для поддержания «прорыва». Осознав ее, я внутренне ахнул… Всемогущий Ямерт, я такого и представить не мог! Вся совокупная мощь нашего поколения — песчинка по сравнению с тем, сколько нужно сил, чтобы держать этот канал между Хаосом и Упорядоченным открытым. Но… но ведь силы Хаоса тоже не беспредельны. Значит, теоретически, если отвлечь их на что-то, можно попытаться…можно попытаться заставить их уменьшить подпитку «прорывов». А если это удалось бы, они исчезли, схлопнулись бы сами собой! Да, все это красиво в рассуждениях, но как отвлечь Хаос от «прорыва»? Например, создать прорыв в Хаос! Но опять это явно не по нашим силам… так что от найденного мной возможного решения толку не больше, чем от прямого удара по прорыву — все равно не получится.

Мерлин определил мне место для борьбы с тварями Хаоса в одном из самых удаленных миров из тех, где произошли «прорывы». Обижаться тут было не на что, ибо это означало, что он рассчитывает на меня более, чем на других. Потому как удаленность мира накладывала свои сложности. Со мной или, точнее, под моим началом было более двух десятков магов нашего поколения, но лишь один из них, так же, как и я, состоял в Совете Поколения. Мой друг — Шендар. И помощи ждать было бессмысленно.

Нельзя было сказать, что мы добились какого-то особого успеха, но нам удавалось сдерживать порождения Хаоса, добившись некоего паритета в схватке. Поэтому я позволил себя посмотреть, как идут дела у остальных.

Я надел эритовый обруч и вызвал Мерлина.

— Проблемы? — коротко спросил меня глава Совета Поколения, не отрываясь от сложной волшбы.

— С уничтожением тварей пока нет. Но долго ли мы сможем продержаться? Силы тают, а созданий Хаоса меньше не становится!

— Я думаю над этим. У тебя какие-то идеи есть?

— Есть одна, как заставить «прорывы» закрыться, только мы этого сделать не сможем, сил не хватит.

— Попытаться, создав свой прорыв в Хаос, заставить их владык изменить место приложения силы?

Не зря он все-таки стал главой Совета Поколения, спали меня Ямерт!

— Да, именно это мне и пришло в голову. У тебя больше идей нет?

— Пока нет.

— Ясно, — произнес я и невольно не стал сразу разрывать контакт, завороженный работой Мерлина.

Он не вынимал свой меч из ножен, в отличие от многих наших сородичей действуя только магией. Четкие, мощные удары, с выверенной порцией силы, следовали один за другим. Создания Хаоса быстро приспосабливались к нашей волшбе, и редко удавалось одним и тем же заклинанием подряд поразить двух тварей. Но я, наблюдая за Мерлином, вообще не увидел двух даже похожих заклинаний. Мир, должно быть, крутился вокруг Верховного Мага нашего поколения с бешеной скоростью. Вот, казалось бы, простая молния, но наполненная энергией, которой строго хватило на то, чтобы пробить защиту какого-то многокрылого существа немыслимой раскраски. Почти одновременно ледяная игла буквально прошивает бесформенное облако, которое тоже является порождением Хаоса. Следом уже летит огненный шар. А огромное существо, похожее на паука, буквально разрывает на куски. Мерлин мгновенно уничтожил воздух вокруг него, создав абсолютный вакуум, и внутреннее давление взорвало его, оставив от твари лишь кровавые ошметки.

У меня аж голова закружилась от действий Главы Совета Поколения. А я еще мнил себя почти равным ему по силе!

— О, Боги! — только и успел я вскрикнуть про себя, когда увидел, что один из моих сородичей, не сумев отразить заклинание существа Хаоса, получил чудовищный удар. Я успел только вскрикнуть, а Мерлин успел послать свое заклинание, которое куполом накрыло лежащего мага от второго удара. В следующее мгновение, а может, и еще раньше, тварь, которой удалось поразить одного из наших, раздавило невидимым молотом, созданным Мерлином почти одновременно с защитным заклинанием.

— Он жив, — услышал я голос Верховного Мага, — жив, но в сознание не придет еще долго.

— Истинного мага нелегко уничтожить, но я чувствую, что как раз порождениям Хаоса это под силу. Каким чудом он выжил?

— Не знаю. Сейчас важно, что он жив, почему и как будем разбираться потом. Все, Хедин, не отвлекай меня!

Я прервал контакт и решил еще заглянуть к Ракоту. Этот нелюдим, сам не знаю почему, вдруг стал вызывать у меня симпатию. С Мерлином я общался всего несколько мгновений, вызова от Шендара не было, так что можно глянуть и на еще одного своего сородича. Вдруг сообща нам все же удастся найти способ ликвидации «прорывов»?

— Ракот, — позвал я, но ответа не получил, — Ракот! Ты меня слышишь?!

Очень долгое мгновение, во время которого я похолодел, было тихо, а потом, наконец, раздался голос мага:

— Да, Хедин, слышу.

Вместе с этими словами в мое сознание ворвался шум битвы. Ракот действовал совсем не так, как Мерлин. Он был в самой гуще сражения и орудовал как магией, так и мечом, на который он самолично наложил весьма сложные и сильные заклятья.

Великие Древние, никому бы я не пожелал выйти с ним на бой тет-а-тет! Меч черного цвета, который так нравился Ракоту, летал, казалось, повсюду. И везде, куда ударяло оружие, оставались лишь жалкие обломки от того, что было. Не спасали никакие наросты, панцири или, наоборот, отсутствие строгих очертаний и форм. Каждый удар мечом Ракот подкреплял заклинанием и, надо признать, делал это мастерски.

Фактически из магов непосредственно в рукопашной сражался он один. Макран, Паркан и сородичи послабее били магией издалека. А Мелль и Эстери держали над Ракотом щит от колдовских ударов созданий Хаоса.

И все-таки зря его считают не способным на тонкие магические изыски. Да, он предпочитает прямой удар, но именно сейчас я убедился, что в изобретательности ему не откажешь. Тварь, нападавшая на Ракота, не имела ни формы, ни даже тела как такового, будучи сгустком энергии. Удар меча или привычное боевое заклинание с ней ничего бы сделать не смогли. Я еще даже не успел придумать, как бы я справился с ней, и вдруг увидел, что Ракотовская волшба заключила этот сгусток в некое подобие оболочки и сжала ее. Тут же ударил черный меч, а в место удара прянуло второе заклинание, не оставившее от еще недавно мощного сгустка энергии буквально ничего.

— Здорово! — не удержался я от похвалы Ракоту.

— Главное, эффективно. Как у тебя дела? Не слышал, Кэсти не отыскался?

— Дела почти так же, как у тебя. Созданий уничтожаем, силы тратим, а толку мало. Про Кэсти пока ничего не слыхать.

— У меня один из наших выбыл из строя.

— Не убит, надеюсь?

— Нет, но в чувство не приходит.

— Да, только что был у Мерлина, у него тоже один без сознания.

— Если не придумаем, как закрыть прорывы — скоро таких станет больше, а через некоторое время эта участь, если не худшая, постигнет всех нас.

— Совершенно согласен. У тебя есть мысли по поводу уничтожения не существ Хаоса, а самих «прорывов»?

— Единственное, что мне удалось выяснить, что для их поддержания тратится уйма энергии. Вот если бы ее как-то перехватить и направить в другое место!

— У нас с Мерлином почти такие же идеи. Только реализация хромает. Силенок нам ни на что подобное не хватит.

— Знаю. Значит, пока будем биться с порождениями силы Хаоса. Я попытался приблизиться вплотную к прорыву и мне это почти удалось. Оттуда идет поток такой энергии, что у меня в глазах помутилось, и меня чуть тут же не уничтожили. Одно могу сказать тебе точно, Хедин, поставить какой-либо щит мы не сможем. Слишком огромная мощь вливается в Упорядоченное оттуда. Нужны обходные пути, но здесь я не преуспел. Это по вашей с Мерлином части.

— Да уж… ладно, будут новости, сразу сообщай. И помни, важна каждая мелочь!

— Хорошо, ты тоже.

Разорвав контакт, я вернулся к своему полю битвы. И вернулся в тот самый миг, когда Шендар уже вызывал меня через эритовый обруч.

— Хедин! Хвала богам, ты уже здесь!

— Что случилось?!

— Зейро и Хрон без сознания. Их накрыла какая-то волна мерцающая, и, пока мы разбирались, что это за напасть, они рухнули, как мертвые. Я уж думал, так и есть, но нет, живы!

— Плохо дело! У Мерлина и Ракота тоже по одному без сознания. Если такими темпами дальше пойдет, нам не продержаться и часа.

* * *
— Что мы делаем здесь, когда враг вот-вот сокрушит Упорядоченное?! Очевидно, наш брат решил сдаться без боя, — нахмуренный взгляд Владыки Мертвых обратился в сторону стоявшего в отдалении Ямерта.

— Мы можем попытаться спасти хоть что-то! Зачем мы приготовили такие силы и собрали их здесь?! — порывисто поддержал его Владыка Вод. — Если он не желает участвовать, мы справимся и без него.

— Замолчите вы оба, — голос, похожий на сто тысяч ураганов, дрожал от гнева, — просто сидите и ждите, наш брат всегда знает, что делает.

— Угу, — горько усмехнулась Хранительница Звезд, — как в случае с этим магом!

— Брат Ямерт так сильно рассчитывал на то, что тот ударит заклинанием по своим хозяевам, что даже собрал тут всю эту теперь бесполезную армаду армий. Чем быстрее он смирится с тем, что план его провалился, тем скорее мы во главе их попытаемся хоть что-то спасти.

— План был провальным изначально, — снова вмешалась Явлата, — маг не смог бы не то, что устроить обратный прорыв, но даже просто видоизменить заклятье: слуга Хаоса, находящийся рядом, мгновенно, убил бы его. Собственно, на этом, я так полагаю, и строились все расчеты. Без пятой точки прорыв был бы куда более слаб, и мы бы отстояли большинство ключевых миров Упорядоченного.

— Не надо было так нагло заливать ему про защиту от возмездия, — осадил сестру Ямбрен, — именно это и подвигло его поступить вопреки нам.

— Брат Ямерт посоветовал мне это, — огрызнулась она.

— Могло ли такое случиться с кем-либо из Поколения Ирра?! Зачем было менять его на Новое? — спросила Ятана. И тут же ответила сама, — я знаю, очередную точку прорыва полноценно мог подготовить только маг другого Нового Поколения.

— Наш брат хотел этого, — подтвердила Явлата, — никто из предыдущего Поколения не подошел под его планы, и он организовал их уход.

— Четвертая точка прорыва была создана с помощью мага Поколения Ирра, — спокойным, как сто тысяч штилей, голосом проинформировал Ямбрен.

— Что?! — взволнованно-изумленным хором воскликнуло сразу несколько богов.

— Именно так, — подтвердил Владыка Ветров, — впрочем, что это?!.

Взгляды всех Молодых Богов обратились в сторону, куда был направлен взгляд Ямбрена.

Глава 10

— Что они сделали с тобой? — изумленно-горестно спросила Сигрлинн, пожирая взглядом стоявшего перед ней мужчину, если можно было так назвать существо, больше похожее на демона Преисподней.

— Что сделали со мной? — переспросил мощный, как раскаты грома, голос, — я стал богом.

— Посмотри, что они сделали с тобой!

Мужчина ещё раз оглядел себя: красный цвет кожи, бугры мускулов, какие-то отростки на теле. Он ощупал голову: небольшие, загинающиеся назад рога.

— Не изменяла ли ты с кем, пока меня не было?! — громовые раскаты хохота сотрясли окрестности на много миль вокруг.

— Кэсти, я не шучу! — она запнулась, сообразив, какой страшной пародией прозвучало имя худощавого юного мага применительно к этому громоздкому существу.

— Да пойми ты, я стал богом. Сила, а ведь она тут, как понимаешь, все же от Хаоса, хотя и преобразованная, накладывает свой отпечаток на обладателя. Но не беспокойся, я просто ещё не познал все пределы своих сил. Думаю, вскоре легко смогу менять этот свой новый облик на старый, привычный тебе.

— Но этот будет теперь твоим настоящим!

— Ты быстро привыкнешь, особенно, когда согласишься стать богиней этого мира. Посмотрим тогда на тебя! — снова, но уже чуть тише рассмеялся мужчина.

— Никогда! — волшебницу буквально перетрясло от омерзения.

Собеседник нахмурился.

— Мой нынешний облик вызывает именно такие чувства, которые отразились сейчас на твоем лице?

— Да, — тихо ответила она.

Некоторое время оба молчали.

— Как ты мог пойти на сделку с Хаосом? — так же тихо спросила волшебница.

— Я счел это единственным шансом завоевать тебя и твою любовь.

— Меня и мою любовь?! Ты пленил мое тело, но не душу.

— Значит, и в этом я потерпел неудачу, — просто подвел итог тот, который был Кэсти.

— Ты выполнил то, что они от тебя хотели?

— Да, иначе бы Гирикт убил тебя.

— А теперь он с твоей помощью убьет какой-нибудь мир. Мы должны предупредить Мерлина.

— Предупредить?! Какой-нибудь мир?! — усмехнулся мужчина. — Ты не понимаешь!..

— Что я не понимаю?

— Это был пятый из имеющихся пробоев, пронзающих ключевые миры Упорядоченного. Барьеры Творца рухнули. В этот момент Хаос атакует по всему периметру прорыва, сокрушает последние оборонительные рубежи.

Волшебница ахнула.

— Хаос атакует, а наше Поколение сражается?! Я должна быть там, с ними!

— Зачем? Они прекрасно проиграют и без тебя!

— Я хочу погибнуть вместе с моим Поколением.

— Забавно, но хаоситы тратят огромные силы на то, чтобы случайно не убить ни одного из наших сородичей. Они тоже не могут нарушить договор, иначе возмездие настигнет и их.

— Выпусти меня.

— Тогда все мои мечты полетят прахом.

— Они уже рассыпались в прах.

— Ты никогда не полюбишь меня?

Она покачала головой.

— А если я поверну весь замысел Хаоса против него самого.

— Ты сможешь это сделать? — с сомнением в голосе спросила Сигрлинн.

— Если бы я сделал это, мог бы я рассчитывать на твою любовь?

Волшебница и тот, кто был магом, долго смотрели друг другу в глаза.

— Нет, — опустила взгляд она, — только на уважение и признательность.

Он чуть горько усмехнулся:

— Ты не можешь соврать мне даже ради спасения мира?

— Я не хочу врать тебе.

— Что же, это отличает тебя от Молодых Богов. В лучшую сторону.

Тот, кто был Кэсти, рассказал Сигрлинн о Явлате.

— Она хотела спасти Упорядоченное и видела для этого только такой путь, — выслушав, сказала волшебница.

— Она видела плохой путь.

— Теперь ты будешь мстить и считать себя имеющим на это право?

— Нет, я сделаю то, о чем просила она, но только ради тебя, — просто ответил бывший маг, — и с большим успехом, чем ожидала она.

— Ты хочешь ударить по Хаосу, используя заклинания Гирикта и Явлаты! — догадалась и изумилась догадке Сигрлинн.

— Заметь, что Хаос полностью выполнил свои обязательства, кроме одного малого, — последнее он произнес почти неслышным шепотом, — а Молодые Боги обманывали, пытаясь принести меня в жертву своим интересам. Но я сделаю это ради тебя, потому что ты не пожелала обмануть меня ради спасения мира.

— Тебе надо будет вернуться в Хьёрвард?

— Нет, — усмехнулся он, — я ведь собираюсь крушить сейчас не барьеры Упорядоченного! Для атаки на Хаос — это более подходящий мир.

— Спасибо, — чуть растерянно сказала волшебница, — я…

— А теперь прощай, — прервал ее тот, кто был магом.

Молодые Боги защитят тебя теперь от гнева Хаоса, — увидев выражение его лица, Сигрлинн быстро добавила, — они смогут, теперь-то они смогут…

Тот, кто был Кэсти, улыбнулся ей в ответ:

— Вот тебе ключи от этого мира: выход, источник божественных сил… Ты свободна! — бросив ей концы от тайных заклятий этого мира, он поднялся в воздух и перелетел на соседний холм.

— Кэ-эсти! — закричала волшебница.

Тот, который был им, неспешно повторил весь набор великих заклятий. Сейчас он чувствовал себя в силе взять две несовместимости, заклинания Гирикта и Явлаты, и, мощно скрутив их в единый жгут волшебства, получить то единое, перед чем не устоит ничто.

Кэсти (как ни странно, но теперь он снова был им) впервые в жизни чувствовал себя поистине счастливым. «Может, погибнуть в пике немыслимого могущества на глазах у плачущей, но гордой за тебя любимой, — он краем глаза взглянул на бегущую к нему наверх (никак защищать от гнева Хаоса!) Сигрлинн, — и есть то самое счастье, ради единого мгновенья которого не страшно и умереть?!»

Маг начал свою волшбу, снова решительно прокладывая вектора приложения силы, властно скрепляя в стройные заклятья выпущенную на волю поистине чудовищную мощь, Магу опять показалось, что в сознании у него вспыхнуло новое солнце и опустилась великая ночь, только теперь в заклятье вливались и поддерживали его поистине божественные силы. Загомонили миллиарды разноголосых существ — и настала вселенская тишина. Мир вышел за рамки привычных цветов и стал черно-белым. Миг — и восприятие снова стало обычным. Хаос содрогнулся в своем основании.

— Дурак ты, молодой маг! — каким-то чудом через круговерть звуков и образов пробился в сознание Кэсти голос Гирикта. Голос, в котором он неожиданно уловил жалость. Жалость к нему и самый настоящий ужас: никто, ни одно существо не может безнаказанно нанести вред Хаосу! Это не та сила, которой можно пренебречь! А плата за такую попытку очень и очень велика. Прощай, бедный, глупый маг!

* * *
На миг стоявшему рядом Ямбрену показалось, что Владыка Солнечного Света облегченно вздохнул, но только на миг. В следующее мгновение пресветлый Ямерт обернулся к остальным подошедшим Молодым Богам и произнес:

— На этом обсуждение моих ошибок, полагаю, можно считать законченным. Пришло время говорить открыто: Хаос вложил огромные силы в этот прорыв, опасно для себя качнув весы в нашу сторону, свой контрпрорыв мы организовали практически руками самого Хаоса. Теперь мы имеем возможность безнаказанно атаковать всей нашей мощью, и весы лишь вернутся назад, а можем сделать и большее.

Явлата попыталась броситься в ноги к Ямерту, но тот её ловко перехватил.

— Прости меня, брат, я никогда, никогда больше не усомнюсь в твоей мудрости!

Остальные боги, один за другим, стали присоединяться к её извинениям.

— Я не мог открывать вам всего тогда. Но не время медлить, займите каждый свое место, мы — выступаем.

— А маги, брат, мы окажем помощь им, — спросил Ялмог.

— Нет, они прекрасно управятся и без нас.

— Он уже настолько доверяет этому Поколению, — проворчал Яэт, — добром это не кончится.

* * *
Дела у нас шли хуже некуда! Мы отступали по всем позициям. Даже Мерлин и Ракот. Более половины магов нашего поколения было без сознания, и как их вывести из этого состояния, не мог сказать никто. Пожалуй, удивляло меня не то, что мы не можем привести их в чувство, а то, что сила Хаоса их не убила, ибо я был убежден, что она на это вполне способна.

Я уже довольно давно, как и Ракот, стал действовать не только магией, но и мечом. Сил уже на заклинания попросту не хватало. Мы ожесточенно рубились, уничтожив огромное количество тварей Хаоса, но я все больше и больше осознавал никчемность наших усилий. Это было все равно, что пытаться отрубить поток воды. А способа закрыть «прорывы» мы так и не смогли найти.

Разрубив очередную тварь в виде переливающейся змеи с головой, как спереди, так и там, где положено быть хвосту, я мысленно поблагодарил Мерлина, что по его милости я был нагружен как магическими артефактами, так и оружием. Только благодаря им мы еще держались, и на ногах из вверенного мне отряда оставалось девять магов, среди которых, хвала богам, был и Шендар.

Да, любой истинный маг, даже такой, кто не смог пройти испытание Древних, способен уничтожить сотни существ, что возникали от соприкосновения силы Хаоса с материей Упорядоченного. Но кто способен справиться с непрекращающимся потоком таких существ?

Я чувствовал, как во мне поднимается отчаяние, смешанное с ненавистью и злобой. Все три чувства, что являются плохими помощниками в битве. Может быть, именно они продиктовали мне мой следующий безумный поступок.

Воскликнув про себя: «— А, пропади оно все пропадом!» — я пошел в сумасшедшую атаку. Изумленный окрик Шендара я услышал, но никак не прореагировал, увлеченный боевым безумием.

Мои заклятья разметали существ передо мной, как ветер соломинки. Кто-то повалился с выжженными внутренностями, кого-то просто разорвало, а я шел дальше. Я использовал свой самый сильный магический артефакт и от души уничтожал все порождения силы Хаоса, хотя и понимал, что поступок этот глупый и, скорее всего, приведет к тому, что я останусь без сил в гуще врагов.

Однако через несколько мгновений я ощутил — что-то изменилось, и изменилось в лучшую сторону. Тварей Хаоса явно стало меньше. Если раньше на место уничтоженных сразу же становились другие, то теперь я видел, что оставляю за собой пустое пространство, заваленное остатками уничтоженных существ.

У меня в сознании раздался возбужденный голос Шендара:

— Хедин, что ты сделал? Они отступают, Хедин, отступают!

Пораженный, я молчал, не зная, что ответить своему другу, но при этом не переставал действовать магией и мечом. Существа Хаоса действительно отступали, точнее, это нам стало удаваться продвигаться вперед, причем такими темпами, о которых мы недавно и мечтать не могли.

В течение получаса мы почти добрались до места прорыва, очистив от порождений Хаоса огромную территорию. А за это время я успел выяснить, что прорыва больше не существует! Кто его закрыл? Каким образом? Это оставалось для меня загадкой, но кто бы это ни был, я готов был отвесить ему низкий поклон и отблагодарить всеми доступными мне способами.

— Шендар, — позвал я своего друга, — я свяжусь с Мерлином, узнаю, как дела у остальных, думаю, что здесь вы уже сможете справиться и сами.

— Хорошо, Хедин, неплохо было бы, если закрылись все прорывы!

— Конечно, — произнес я и надел эритовый обруч.

— Мерлин?

— Да, Хедин. У вас тоже прорыв самопроизвольно закрылся?

— Да, — ответил я, не успев удивиться осведомленности Верховного Мага, когда услышал голос Ракота:

— У меня тоже, как и у других. Кроме одного.

— Чьего же?

— Моего, — сухо констатировал Мерлин, — мой прорыв не закрылся, а даже наоборот, я бы сказал, раскрылся еще больше. Поэтому, как я только что говорил Ракоту, если без вас с остатками прорыва справятся остальные маги, сами идите сюда. Мне с трудом удается лишь пятиться, а не бежать.

— У меня справятся, — хором ответили мы с Ракотом.

— Значит, в ближайшее время жду вас здесь, — коротко резюмировал Мерлин и разорвал контакт.

Оставив на Шендара добивание остатков существ из «прорыва» Хаоса, я двинулся в Хъервард. Без всяких приключений и довольно быстро достигнув этого мира, я, определил местонахождение Верховного Мага и через несколько мгновений был рядом с ним.

Почти сразу после меня появился и Ракот. «Мерлиновский» прорыв был на острове, который сейчас был завален малоприятными останками существ Хаоса, а по ним двигались новые полчища.

Из Мерлиновского отряда на ногах оставалось пятеро. Наш соединенный удар очистил приличную территорию. Затем последовал второй и третий. Глава Совета умело связывал воедино нашу силу, и удары выходили на загляденье.

К самому прорыву нам, правда, подобраться не удалось, слишком уж много здесь было его защитников. Но вскоре к нам присоединились и остальные маги нашего поколения, справившись с оставшимися существами Хаоса в своих мирах. Среди них были и Шендар, и Макран с Эстери.

Мы все ближе пододвигались к эпицентру «прорыва», и стало казаться, что еще чуть-чуть — и мы уничтожим всех, кто стоит у нас на пути, а затем и сам «прорыв».

В этот момент рядом с Мерлином прямо из воздуха возник наш недавний инструктор, Кицум. Эритового обруча у него не было, тратить магию собеседники не стали, поэтому из-за стоявшего вокруг шума диалог прошел на кричащих голосах.

— Осторожно, теперь хаоситы могут убивать вас!

— Почему могут сейчас и не могли раньше?

— Кое-что, заставлявшее их сдерживаться и беречь вас, только что перестало существовать. Вам нужно отходить отсюда, все, что могли, вы уже сделали!

— Отходить?! Когда мы почти уже победили?! — Мерлин помедлил мгновенье, видимо, решаясь с вопросом, и задал его, — это ты, в свое время, открыл Хаосу четвертую точку, Древний Кицум, за что был исключен из своего Поколения?

— Я слышал и такое о себе. Это имеет сейчас какое-то значение?

— Да, могу ли я доверять тебе?

Кицум пожал плечами.

— Это решать только тебе, — и тут же растаял в воздухе.

И в это время вдруг стало происходить что-то странное. Я почувствовал, как под островом зарождается какое-то непонятное, но очень мощное заклинание. Земля заходила ходуном, а со скал с грохотом посыпались камни. Перекрывая шум, прогремел голос Мерлина:

— Все назад! Прочь с острова! Сию секунду!

Не раздумывая, я подчинился, сам чувствуя, что сейчас случится что-то грандиозное и вряд ли для нас приятное.

Один из падающих камней попал в не сумевшего увернуться Абуду. Тело мага мягко скользнуло на землю. Кусок падающей скалы должен был погрести его под собой. Никто из нас даже не успел толком осознать опасность, нависшую над сородичем, как рядом с ним снова появился Кицум и… скала разлетелась на тысячи мелких камней, ни один из которых не попал в нас. Он подхватил на руки Абуду и снова исчез, уже с ним.

Мы едва успели сбежать с негостеприимного острова, как прямо из голых скал вверх вдруг полезли аспидно-черные плиты. С этих плит, вытягиваясь, выросли длинные шпили и очень скоро пред нами предстал черный замок, бастионы которого, казалось, подпирают небо.

Мы изумленно взирали на необычайное зрелище, и я услышал, как Мерлин рядом со мной, прошептал:

— А прорыв-то закрылся…но канал силы остался, да еще такой мощный и укрепленный.

— Кто знает, как назывался этот остров? — спросил Ракот.

— Брандей, — ответил Мерлин.

Глава 11

— Я не дам тебе убить его, — прерывающимся голосом заявила Сигрлинн и попыталась закрыть собой Кэсти. Впрочем, он тут же вернул её обратно.

— Да? — заинтересованно произнес парящий рядом Гирикт, — и как же?

— Не знаю как, но не дам, — огрызнулась из-за спины мага волшебница.

— Самое интересное, что я сейчас могу убить и тебя и буду прав.

— Не надо, — сказал Кэсти, — она не виновата ни в чем, отпусти её, я отвечу за все.

— Как трогательно, — восхитился посланец Хаоса, — один готов отдать жизнь, которая, правда, ему уже не принадлежит, за другого! Впрочем, я придумал для вас наказание по заслугам.

— И что ты сделаешь? — осторожно спросила Сигрлинн.

— Уйду, не тронув вас. Доверюсь мнительности Молодых Богов.

— Ты заберешь у меня все силы?

— Нет, но на защиту Хаоса ты, естественно, уже не можешь рассчитывать. В остальном все останется по прежнему.

— С чего вдруг ты такой добрый? — поинтересовалась волшебница.

— Добрый?! — фыркнул Гирикт. — Я не добрый, просто я перекладываю на плечи Молодых Богов ненужную мне грязную работу. Предвижу, что отомстят они жестоко. Предвижу также, что они столь же жестоко в будущем и поплатятся за это. Впрочем, сегодня они как следует подстраховались на этот случай, — тихо добавил посланец Хаоса, — но невдомек им, что долгий отсчет времени до момента их падения — начнется с расправы над тобой.

— За меня отомстят?! А кто?

— А ты подумай сам, кто из вашего Поколения смог бы это сделать?

— Ракот, — пробормотал маг.

Гирикт загадочно улыбнулся.

— Ага, и Хедин! — издевательски бросила Сигрлинн. — Чушь собачья! Для начала Боги не накажут Кэсти, а наградят, ведь именно его участие повернуло битву вспять! А ты… ты просто зол на него, вот и придумываешь нелепые пророчества.

— Да, я зол на него, но самое главное ты все же пропустила, — спокойно ответил Гирикт. — Впрочем, предвижу, что тебе на роду написано пропускать все самое интересное и влипать в немыслимые истории. Во все самые ответственные моменты тебя будут умыкать то твои дружки-любовники, то ещё кто-нибудь!..

— У меня нет дружков-любовников! — вспыхнула волшебница.

— Будут. И ты ещё окажешься на стороне Хаоса, против Богов Упорядоченного. Нескоро, но окажешься, — и обращаясь к Кэсти, — но ты об этом никогда уже не узнаешь. Прощай, бедный, глупый маг.

И Гирикт, помахав на прощание лапками тихо запорхал вдаль.

— Тяжелый случай, — сочувственно-негодующе промолвила Сигрлинн. И тут же добавила, — я паду к ногам Ялини и я вымолю тебя.

* * *
— Спасибо, — ощупав себя в поисках повреждений и не найдя их, сказал Абуда.

— Не за что! Не хватало ещё дать погибнуть главному исследователю моей скромной личности, — улыбнулся Кицум.

Оба они находились невдалеке от взметнувшихся из камня твердынь Брандея.

— Что это все значит, — юный маг кивнул в сторону острова, — мы проиграли или выиграли? Где же Молодые Боги? Как это вообще могло случиться? И почему ты не ушел с остальными Древними? Ты не Древний? Кто ты?

— Ну, может, конечно, я и поторопился с твоим спасением, — усмехнулся Кицум, — ты хочешь достать меня вопросами, так же, как и Ямерта?

— Ты веришь, что я говорил с ним?! — восхитился Абуда. — А… а ты точно не Ямерт?

— Та-ак, — протяжно произнес собеседник, — учимся не задавать бесполезных вопросов, а анализировать имеющуюся информацию.

— А много ли мы имеем без вопросов?

— Конечно.

— Ну давай тогда — ты начнешь рассказывать, а я продолжу анализировать.

— Кто сказал, что Хедин самый хитрый маг вашего Поколения?! — рассмеялся Кицум. — Безусловно, на первом месте ты. Ну ладно, давай попробуем, — рассказчик поудобнее расположился на камне: — Ты спрашивал, что все это значит? Наверняка ты слышал уже о Весах и Равновесии… — юный маг кивнул с некоторым сомнением, — так вот, любое колебание этих Весов с одной стороны, дает право на ответный и даже больший толчок с другой. Прорыв Барьеров Творца со стороны Хаоса, к примеру, позволяет Упорядоченному безнаказанно ответить чем-то подобным и более сильным.

— А в чем тогда смысл вообще что-либо совершать, если противник получает право на ответное противодействие?

— А ты подумай как следует.

Абуда задумался на миг.

— Сила может по-разному быть использована?!

— Правильно!

— Если бы Хаос, к примеру, без подготовки попытался бы прорвать Барьеры Творца, то, затратив огромные силы, добился бы минимального результата. Правильно же организованный ответный удар смог бы принести стократно больший результат.

— Поэтому Хаос готовил свой прорыв так тщательно и постепенно?

Кицум легко кивнул.

— А если точка прорыва создастся с помощью Истинного Мага, то это почти не качает Весов, а эффект даст преогромный! — сам изумляясь своей догадке, чуть ли не прокричал Абуда.

— А если пять точек создадут разные маги из пяти Поколений, то эффект получается максимальным, — спокойно добавил Кицум.

— И тогда Хаос создаст огромный прорыв в Барьерах Творца, почти не покачнув Равновесия. Еще бы, ведь все сделано руками лучших адептов Упорядоченного… — Абуда чуть опустил глаза и выдержав секундную внутреннюю борьбу, спросил, — это правда, как иногда рассказывают, что ты был тем самым магом Древнего Поколения, создавшим четвертую точку прорыва? Но как же тогда ты остался жив и сумел избежать гнева богов?!

Кицум хитро улыбнулся.

— Я тоже слышал эту легенду. Как и ту, что я был одним из создателей таинственной Долины Магов…

— О-о! — восхитился Абуда, — этой истории ещё не было в моем досье.

— Правда? Гм-м, значит я забежал вперед. Впрочем, мы отвлеклись. Итак, тебе ясно, что великие силы мира предпочитают, по возможности, конечно, не действовать прямо, а изобретают всякие интересные варианты. Все для того, чтобы не качнуть Весы в сторону противника.

— А почему нам это все не рассказали прямо? Мы бы лучше были готовы.

— Я уже думал ты не спросишь, — усмехнулся Кицум, — на самом деле, знание, которое, скажем так, не заработано должным образом или получено напрямую от какой-либо силы этого мира, способно так же пошатнуть Равновесие.

— Да, Древние что-то такое нам говорили.

— Предположим, мне нужно ненавязчиво донести какие-нибудь важные размышления до одного из магов твоего Поколения, призванного в будущем сыграть значительную, если не ключевую роль в жизни Упорядоченного…

— Мерлин, — выкрикнул свою догадку Абуда. Кицум, то ли соглашаясь, то ли просто так, улыбнулся, кивнул и продолжил.

— Но подсказать ему прямо — это явно качнуть Весы от себя. Поэтому я…

— И выбрал меня, — восхищенно перебил его маг, — ух ты!

— Выбрал тебя, — подтвердил говорящий.

— Значит, я не должен буду выдавать, что узнал это от тебя?

— А ты и не выдашь, — снова улыбнулся Кицум, — я частично подкорректирую твою память — ты будешь помнить выводы, но считать, что сам до них дошел.

— Очень мило, — немного обиженно произнес Абуда, — ты мне не доверяешь до конца.

— Не в этом дело, — возразил собеседник, — так надо.

— Ладно, — легко согласился маг, — но получается, что Молодым Богам тоже чем-то было выгодно все это, раз они смотрели на происходящее сквозь пальцы. Они надеялись переиграть Хаос?

— Да. И можно пока сказать, что переиграли.

— Но как? Сколько разрушений от этого прорыва и теперь вот этот остров. Нам придется собраться с силами, чтобы уничтожить его. Где здесь выигрыш Молодых Богов и где были они сами? Хотя, конечно, могло быть и много хуже.

— Ну, во-первых, этот остров, Брандей, вам, магам, не удастся уничтожить даже соединенными силами всего Поколения, а Молодые Боги никогда не станут его уничтожать, во-вторых, что именно выиграли от этого они — информация не для ушей магов твоего Поколения. А ты расскажи мне, а потом сотри из моей памяти, — просто предложил Абуда.

— Ты видишь смысл в знании, которого лишишься через несколько минут? Ну что же. Представь, к примеру, что Хаос руками адептов Упорядоченного готовил свой прорыв, а Молодые Боги, узнав об этом, поддержали, ускорили и осторожно подкорректировали все в свою пользу. В чем польза? Первое, Хаос получает свой прорыв намного раньше, чем предполагал, а значит, может не успеть собрать все свои силы, в то время как противник успеет. Затем, последняя точка прорыва возникает в Хьёрварде, центральном из миров Упорядоченного. Это, конечно, больший риск, но такой прорыв отнимает у Хаоса куда больше сил. И главное, Молодые Боги, точно так же руками адептов Хаоса могли подготовить и свой прорыв, причем затратив для этого на порядок меньше сил. После чего, заманив и втянув Хаос в прорыв, Упорядоченное получает право на ответное и куда более подготовленное применение силы для восстановления равновесия. Здесь мы получили маленький неприступный остров, а представь, что там Молодые Боги смогли захватить и точно так же укрепить множество огромных миров, эдакое Малое Упорядоченное в Хаосе.

— А зачем же теперь держать это в тайне от всех?

— А ты представь, что у Ямерта, предположим, было видение, что когда-то в этой маленькой личной Вселенной Молодые Боги смогут спастись, потеряв остальное Упорядоченное. А может, и вернуться потом во славе…

— Молодые Боги могут пасть?! — с нескрываемым ужасом и изумлением произнес-вопросил Абуда.

— А почему нет?! Пали же Древние Боги! — и предвосхищая невольное возмущение мага, — конечно, я понимаю, что те — кровожадные чудовища прошлого, а эти — любимые дети Творца, но просто поверь — могут.

— С ума сойти, — только и смог выговорить он, — а почему Боги не смогут уничтожить этот Брандей?

— А оно им надо?! Пока Хаос будет вынужден тратить титаническую мощь на поддержание неприступного канала силы, питающего маленький остров в центре Упорядоченного, он никогда больше не сможет затеять сколь-либо крупную агрессию, а так же уничтожить, назовем его так, материк Упорядоченного в самом себе.

— Наш мир в центре Хаоса, — промолвил Абуда.

— Не в центре. Зачем? С краю. Именно поэтому, хотя материк несоизмеримо больше Брандея, на поддержание его тратится сравнительно меньше сил.

— Так, значит, Хаос дерзнул, ошибся и проиграл?

— Нельзя сказать так однозначно. Все познается по конечному результату, а даже я могу только предполагать, а не знать его. Потом, если брать за основу в который раз рухнувшую надежду Хаоса подмять под себя все Упорядоченное, то он — сокрушительно проиграл. Прорванные Барьеры Творца восстановятся очень быстро! Но ведь Брандей — это, как минимум, возможность быстрой и прямой подпитки своих агентов здесь. С другой стороны, конечно, ничего приятного в оплоте Хаоса в центре Хьёрварда нет, однако это проблема скорее простых обитателей Упорядоченного, а никак не Молодых Богов.

Кицум остановился и выразительно посмотрел на молодого мага.

— Но нам пора заканчивать, сейчас здесь будут твои сородичи.

— Но только последнее, — скажи мне — кто ты?! Ты же все равно сотрешь сейчас мою память!

— А вдруг нас подслушают?!

— А ты мне на ушко шепни.

— Ой, обнаглел ты, молодой маг! Впрочем, давай сюда свое ухо.

Абуда наклонился к Кицуму и тот что-то зашептал ему. Глаза мага начали раскрываться все шире и шире.

* * *
Кэсти никак не мог собрать воедино свои мысли после событий сегодняшнего дня. Гирикт и в самом деле оставил их одних, окинув каким-то странным, будто бы удивленным, но, в то же время, понимающим, взглядом.

Молодой маг, почему-то уже не хотелось называть его богом, устало стоял и просто ждал, что будет дальше, бросив бессмысленные попытки разложить все по полочкам у себя в голове. Сигрлинн была рядом, но ему почему-то не хотелось сейчас ничего говорить. Все слова казались никчемными, а любой разговор — пустым сотрясанием воздуха. Быть может, волшебница чувствовала то же самое, ибо также не произнесла не слова.

То ли Кэсти и вправду не лишился той силы, что была ему дана Хаосом, то ли его магические чувства после всего произошедшего с ним невероятно обострились, но сейчас он ощутил, что в его мир вступило нечто. Он не мог определить, что или кто это, но чувствовал в нем невероятную мощь. Да, он уже сталкивался с потрясающей мощью Хаоса, и, конечно, появившееся нечто не обладало силой такого масштаба. Однако по концентрации силы в одном существе оно превосходило все известное молодому магу.

Неужели это и есть ответ Молодых Богов, о котором говорил Гирикт? Он не тешил себя пустыми надеждами и понимал: если существо прибыло сюда по его душу, ему конец. Или все-таки посланец Хаоса обманул их и это пришелец из-за пределов Упорядоченного? Собственно, Кэсти не пытался найти ответы на эти вопросы. Мало того, они ему были даже неинтересны. Он уже точно знал, что дошел до заката своей жизни, только-только успев перейти рубеж, отделяющий юность от молодости.

В голосе мага звучала усталость, за которой, тем не менее, умеющий чувствовать мог увидеть не показную, но истинную любовь, когда он произнес:

— Сигрлинн, тебе пора покинуть этот мир.

Волшебница хотела было что-то сказать, но не смогла. Ей казалось, что кто-то сдавил ее горло, в котором вдруг появился непривычный твердый комок, и она в ответ лишь отрицательно покачала головой.

Кэсти грустно улыбнулся. Он был уверен, что сумеет, когда потребуется, выпроводить Сигрлинн за пределы этого мира.

Странное существо приближалось к двум магам все ближе, это ощущали совершенно явственно они оба. Только Кэсти, в отличие от стоящей рядом волшебницы, чувствовал, что позади пришельца остается лишь пустыня. Даже не просто пустыня, а голый мир. Он уничтожал все, что встречалось на его пути, вне зависимости от того, кем и как это было создано.

И послано это чудовище было именно Молодыми Богами! Сомнений в этом у мага уже не оставалось, после того, как он, лишь в общих чертах, сумел разобрать природу его сил.

Тем временем, в воздухе послышался неприятно режущий слух свист. Вначале тихо, затем все нарастая, и, наконец, казалось, он вытеснил все остальные звуки. А вместе со свистом двое магов увидели как недальний лес и уютно расположившийся в нем, замок, в один миг оказались вдруг сметены будто бы неким чудовищным невидимым клинком.

В тот же миг и Кэсти, и Сигрлинн поняли, что это и был клинок, ибо увидели его магическим зрением. Клинок был поистине огромных размеров и мог привести в ужас кого угодно, но еще более ужасающим оказался его владелец. Гигантская призрачная фигура двигалась прямо к ним, возвышаясь над холмами и лесом, как исполинские деревья этого самого леса возвышаются над скромным кустарником.

Кэсти за последнее время выпало столько пережить, что, казалось, его уже ничем ни удивить, ни испугать. Только сейчас, смотря на мерно шагающую кошмарную фигуру, он почувствовал холодную волну, что пробежала по его спине. От этого существа веяло не просто смертью. Он уничтожал саму память о жизни, в любых ее проявлениях.

— Это существо пришло за мной и моим миром, мне бессмысленно бежать от него. А до тебя ему дела нет, и ты должна уйти. Прощай, любимая. Думаю, что хоть раз, напоследок, я могу тебя так назвать, — улыбнувшись, произнес Кэсти.

Сигрлинн ничего не успела ответить, когда он бесцеремонно вытолкнул ее за пределы этого мира.

Глава 12

Губитель вступил в мир, который являлся его целью. Он не задумывался над тем, что это за мир и кто его населяет. Это не имело никакого значения. У него есть задание, простое и четкое задание — уничтожить этот мир. И в самом ближайшем будущем он намеревался это задание выполнить.

Хотя обличий Губитель мог принимать великое множество, более всего ему нравилось (если это слово к нему вообще применимо) форма призрачного воина. В этой форме скрывалось несколько разновидностей невероятного по мощи оружия. Оружия, пригодного для обращения во прах чего угодно.

Губитель смотрел на мир, который скоро будет уничтожен. Он, разумеется, выполнит задание, только это не доставит ему удовольствия. Мир необычен, очень необычен, но лишен защитников. А это значит, боя не будет. Боя, который и может доставить истинное наслаждение. Но кто спрашивает у меча, что ему нравится, а что нет?

Медлить было не в привычках посланца Молодых Богов, и, спустя какой-то миг, он принялся за порученное ему дело. Горели леса, рушились горы, осушались реки. Для Губителя это была обычная работа. Он шел по миру, оставляя после себя пустоту, где не оставалось ничего живого. И, наконец, он дошел до места, где увидел существо, способное сражаться.

Маг. Сильный маг. Бой с таким может стать интересным. Губитель приостановился, наблюдая за реакцией стоящего невдалеке на холме юноши. Неожиданно он ощутил что-то родственное. Разве может между ними быть хоть что-то общее? Между магом и лучшим орудием Богов? И все же было… В душе мага, так же, как и в его собственной, была пустота. Пустота, за которой нет ничего, которая его самого гнала в бой. Да, он бился по приказу Богов, но это было его сущностью. И во многом виной этому была та пустота в душе, которую нечем было заполнить. А куда гнала пустота молодого мага? Этого Губитель не знал, как не знал, и что сейчас предпринять.

Ситуацию разрешил сам маг, показав, что пустота гонит его на смерть, ибо он напал на посланца Молодых Богов.

Первый магический удар Губитель отразил легко, и его оружие начало свой гибельный разбег. Призрачное лезвие, казалось, не знавшее преград, ударило по магу. Защита Кэсти выдержала страшный удар, хотя самого мага изрядно тряхнуло и он едва устоял на ногах, шатаясь, как пьяный. Несмотря на это, он нанес свой второй удар, также отраженный Губителем, но уже не так легко, как первый.

Посланец Богов видел, что вокруг его противника снова сомкнулась защитная сфера, даже более прочная, чем первая. «Сильный противник», — подумал Губитель, вновь взмахнув своим оружием. Впрочем, он знал, что его противник легко сможет уйти от схватки и покинуть гибнущий мир. И это так же устраивало Губителя, ибо задания во что бы то ни стало уничтожить данного врага он не имел.

Но тут ситуация в битве неожиданно изменилась. В ней появился новый персонаж — волшебница по имени Сигрлинн. Она вошла в мир, держа наготове лучшее боевое заклятье, собираясь помочь Кэсти. «Как сильно бы остудился её пыл, пойми она, что выступает против посланца Молодых Богов», — успело промелькнуть в голове Кэсти. Но кто же знал, что появится она именно на пути призрачного лезвия Губителя. Ударная волшба бесполезно сорвалась с ее рук, поглощенная набирающим ход страшным оружием. Мгновение, остающееся до того, как клинок достигнет ее, растянулось для волшебницы в века, во время которых она могла лишь бессильно наблюдать приближающуюся смерть.

Мгновение, под напором неумолимой реки времени, лопнуло, страшным свистом отозвавшись в ушах Сигрлинн, и она инстинктивно сжалась, не надеясь уже ни на что. Только удар пришелся не в нее, по той простой причине, что между волшебницей и гибельным лезвием возник Кэсти, своим поступком доказавший, что его слова были не пустой болтовней.

Несмотря на то, что удар пришелся в мага, досталось и Сигрлинн. Ее отшвырнуло на насколько шагов от Кэсти, который остался лежать на месте с ужасной раной на груди. Призрачный меч все же не смог разрубить его пополам, как не раз делал с представителями других рас, но страшный удар фактически оставил от некогда красивого тела мага кровавую мешанину костей и мяса.

Губитель всегда мог определить, оказался его удар смертелен или нет. Поэтому сейчас он, видя, что противников стало на одного меньше, уже собрался было нанести последний удар в этой битве, что стал бы смертельным и для волшебницы, как вдруг услышал четкий приказ:

— Нет! Ее не трогать!

Этого голоса он ослушаться не мог, и призрачное лезвие замерло. А два мага чьей-то волей исчезли из обреченного мира.

* * *
Сигрлинн и Кэсти оказались на тропе межреальности. Маг был жив, но любой, кто понимал сущность этой расы, увидел бы, что жизнь в нем держится на тончайшем волоске, который вот-вот оборвется. И лишь волшебница с затуманенным взором не хотела в это верить:

— Ты не умрешь. Мага так просто не убить, даже если уничтожить физическую оболочку.

Кэсти рассмеялся, только смех его был больше похож на карканье ворона:

— Сигрлинн, кому ты сейчас лжешь? Если мне, то не стоит, я не боюсь смерти. Уже не боюсь. А если себе, то вспомни, ты же сильная волшебница. И все твои магические чувства тебе совершенно четко говорят, это существо способно убить Истинного Мага, — Кэсти закашлялся и совсем тихо добавил, — и именно это оно и сделало.

Волшебница, не в силах смотреть на умирающего мага, отвернулась и впервые в жизни страстно, из самой души, взмолилась:

— Спасите, его, боги! Умоляю, спасите! Ведь я люблю его!

Она даже не увидела, как вздрогнул при этих словах Кэсти и лицо его озарилось улыбкой. Зато она услышала голос, который мог принадлежать только богине и только одной из них:

— Прости, волшебница, Сигрлинн, но я не могу.

— Но почему?

— Потому что удар Губителя разорвал в нем связи магического и человеческого. Потому что его душа уже уходит туда, где не распространяется моя власть. Потому что это судьба Кэсти.

— Но ведь он пожертвовал собой ради Упорядоченного!

Богиня промолчала, быть может, ей нечего было сказать, а может, просто не нужно было ничего говорить.

И где же справедливость? — горько подумала Сигрлинн, совсем не ожидая ответа на эту мысль, однако таковой последовал: Боги и справедливость- понятия, что далеко не всегда шествуют по этому миру вместе.

Волшебница посмотрела в глаза Кэсти, которого уже почти накрыла пелена смерти, смерти окончательной, за которой больше нет совсем ничего. Маг тепло улыбнулся и едва слышно произнес:

— Надо же, а Гирикт был все-таки прав…

Это были последние слова, что произнес молодой представитель нового поколения удивительной расы, который за свою короткую жизнь успел побывать богом, ввергнуть Упорядоченное в страшную войну и сумевший сам же ее и прекратить.

* * *
— Я знал, я догадывался! — восторженно кричал Абуда.

— Ничего ты не знал!

— В моем досье…

— В твоем досье упомянуто около сотни вариантов. Зачем, если ты знал?

— Но я сомневался!

— Значит, ничего ты не знал!

— Знал!

— Не знал!

— Но теперь знаю, — молодой маг внимательно посмотрел на Кицума, — ты правда сотрешь сейчас мою память? Без вариантов?

Тот кивнул. Абуда грустно перевел взор и вдруг, его буквально передернуло от ужаса.

— Осторожно! Сзади тебя! — закричал он.

Кицум обернулся, сзади ничего не было. В тот же миг, молодой маг бросился бежать в противоположенную сторону. Однако тут же, то ли оступившись, то ли ещё по какой причине он распластался на камнях.

— К сожалению, от меня не убежишь, — пробормотал Кицум и, вытянув в сторону упавшего руку, провел по воздуху ладонью, тихое постанывание тут же замолкло — ну вот и все.

— Спасибо, — ощупав себя в поисках повреждений и не найдя их, сказал Абуда.

— Не за что! Не хватало ещё дать погибнуть главному исследователю моей скромной личности, — улыбнулся Кицум.

Несколькими мгновеньями спустя, рядом с ними, появилось несколько магов Поколения во главе с Мерлином.

— Возвращаю вам спасенного, целым и невредимым.

Мерлин и его спутники поблагодарили спасителя и обступили своего, чудом избежавшего гибели, сородича.

Ракот, присев на камень неподалеку, привел в порядок свой меч, очистив от слизи и копоти, и поместил его обратно, в черные инкрустированные серебром ножны. Потом, дождавшись, пока схлынет поток расспросов и предположений, встал и громко произнес.

— Предлагаю теперь выяснить судьбу Кэсти.

— Да. Но мы до сих пор не знаем, где он и, кстати, Сигрлинн тоже.

— Я знаю, — тихо сказал Кицум.

* * *
На узкой тропке Межреальности лежал молодой маг. Вокруг него столпилось несколько бывших сородичей. Глава Совета взял с собой не всех, остальные остались оказывать помощь пострадавшим при прорыве Хаоса. Чуть растерян был Мерлин; как всегда глубоко в себе переживал случившиеся Ракот; молча стоял Хедин, чуть скучая и косясь на Сигрлинн; его за локоть держала Эстери, изо всех сил стараясь сохранить благопристойный вид; Шендар поддерживал нетвердо стоящую Сигрлинн; Макран наблюдал за Мерлином и ждал его распоряжений; Паркан, присев на корточки, осматривал то, что осталось от мага его Поколения; Кицум стоял чуть поодаль. И только Кэсти лежал не шевелясь.

— Он мертв? — дрожащим голосом спросила Сигрлинн.

— Да! — в один голос ответили Мерлин и Паркан.

— Почему? Зачем? — рыдающая волшебница уткнулась в плечо Шендара.

— Он предал всех нас, — сквозь зубы бросила Эстери.

— Он ошибся, он не знал!

— Ошибся Кэсти или поступил так специально, — он преступник, — сказал Мерлин.

— Кэсти не преступник, — мрачным и громовым голосом перебил Ракот, — он искупил свою вину.

— Но что нам с ним теперь делать? — вмешался в назревающую ссору Шендар, — как хоронят погибших магов?

Все взгляды обратились на Мерлина. Действительно, никто из Поколения никогда раньше не сталкивался с такой проблемой, которая ещё день назад могла бы показаться просто бредом. Глава Совета, похоже, тоже не знал.

— Я знаю, — раздался спокойный голос, — я отнесу его куда надо и сделаю все как должно. Мне уже приходилось…

Все взоры обратились на Кицума.

— Хорошо, — тихо сказал Мерлин, — что должны сделать мы?

— Попрощаться.

Дождавшись, пока последний маг простится со своим сородичем, Кицум подошел к телу Кэсти и легко вскинул его на руки. Чуть заметным движением головы остановил рванувшегося было на помощь Ракота и двинулся вперед по тропе, чуть слышно приговаривая незнакомые никому прощальные слова:

Я вел полки к победе, в огонь,

Я шел, круша города,

Я Гондора силу развеял в пыль,

Я стер ее навсегда…

— Увидим ли мы ещё тебя? — словно повинуясь какому-то внезапному порыву, выкрикнул ему вслед Хедин.

Кицум неспешно обернулся.

— Конечно, — произнес он, — нескоро, но обязательно. И в очень интересное время, молодой колдун.

Договорив, Кицум продолжил свой неспешный путь, продолжая приговаривать свою прощальную балладу:

Ему победу Судьба отдала,

Мне сердце пробил клинок…

Дальнейшего уже не было слышно. Маги смотрели уходящему вслед, пока его постепенно меркнущий силуэт окончательно не растаял в тумане Межреальности.

Эпилог

Могучий гигант в красном плаще стоял посреди тропы. Год назад здесь умер его друг, единственный и, наверняка, последний. Погиб при загадочных и до сих пор неясных обстоятельствах. Пал пока неотомщенным. Ракот, в который уже раз, прокручивал в голове давний разговор с Абудой, которого он, как-то застал спорящим с Главой Совета. Мерлин просто отмахнулся от навязчивого сородича, а вот сам гигант, оттащив мага в сторону, говорил с ним долго. Собственно, мысли высказанные Абудой хорошо переплелись и дополнили размышления самого Ракота. Из всего получалось, что Великие и Справедливые Молодые Боги использовали его друга как расходный материал для своих туманных и неведомых целей, а, утратив надобность в нем или заметая следы, бросили на растерзание Хаосу. Из собственных изысканий и отрывочных рассказов Сигрлинн, молодой гигант узнал историю последних дней Кэсти и его сделки с адептом Хаоса, с этим непроизносимым именем…

— Гирикт, — услужливо подсказал голос, — меня зовут Гирикт.

Если слугу Хаоса и могло что-то удивить, то мгновенно сверкнувший меч и молниеносная атака Ракота вполне могли на это претендовать. Впрочем, удар пришелся в пустоту.

— Ну, полно, — голос раздался уже с противоположенной стороны, — я же не нападал на тебя!

Мощное испепеляющее заклятье и веерная защита мечом вокруг себя с разящими выпадами.

— Нет, ну если тебе совсем не интересно, что я тебе хотел открыть, то я, и не напрашиваюсь, — чуть обиженно произнес голос уже сверху.

Ракот задрал голову ввысь и произнес громовым голосом:

— Что тебе нужно от меня, ты, гипертрофированная ящерица-недомерок?! Я могу сколько угодно винить наших Богов, но первым ответишь мне за гибель друга ты, презренный убийца, и твои хозяева!

— Я презренный убийца?! Ты ошибаешься маг, ты путаешь меня со своими Богами!

— Не трогай моих Богов, не тебе разевать пасть на них!..

— А хочешь посмотреть как все было своими глазами? — вдруг предложил Гирикт.

— Магия крови, — усмехнулся, догадавшись Ракот, — она не срабатывает в этом случае.

— То есть ты видишь все, что видел Кэсти, кроме происходящего в том его мире?

Ракот, не обнаружив подвоха в вопросе, кивнул.

— А знаешь почему? Потому что это закрытый мир, запретный, если хочешь! Всей силой вашей магии не заглянуть в него. Но хочешь, я открою его для тебя.

Ракот бросил взгляд на посланца Хаоса, вид мага не говорил о доверии. Гирикт уточнил:

— Ненадолго, конечно. Только на время действия заклятия памяти крови. Ты знаешь, что тут невозможно обмануть или что-то подправить.

Магия памяти крови, одно из самых сложных, но надежных заклятий. Здесь, и правда, невозможно, что-то скрыть или обмануть.

— Я согласен, — заявил маг.

— Действуй, — просто сказал Гирикт, — открыто. Здесь была кровь твоего друга, тропа помнит её.

— Я знаю, — подтвердил Ракот и, вложив меч в ножны, сосредоточился на заклятье.

* * *
Он увидел все. От начала и до конца, глазами своего погибшего друга, глазами, которые не умели врать. Он пережил все за него: приход в мир, любовь к Сигрлинн, становление Богом, исполнение сделки, удар по Хаосу и разрыв с ним, приход Губителя… Ракот никогда раньше не слышал об этом оружии Молодых Богов, но он понял, чье это оружие.

Гирикт мирно парил рядом. Гигант зло взглянул на него.

— Я не прощу этого Ямерту и Компании, но даже не рассчитывай, что я пойду по стопам Кэсти и вступлю в сделку с тобой. Никогда, клянусь мукой Нифльхеля, не вступлю я в сделку с Хаосом, даже ради спасения собственной жизни. И уничтожу тебя при первом же удобном случае, это ты втянул Кэсти на путь погибели.

— Как хочешь! — легко согласился Гирикт, — мне достаточно и того, что ты не простишь «Ямерту и Компании»! Они так разумно пытались уйти от судьбы, что даже не заметили, что именно этим вступили на тропу, ведущую к ней. К слову, твой «первый удобный случай» откладывается бог весть, на сколько долго, благодаря их же попустительству, — Брандей, понимаешь ли, дает столько сил своим верным слугам.

Ракота передернуло от омерзения.

— И это им тоже зачтется и до Брандея я доберусь!

— Кстати, доберешься, — подтвердил Гирикт, — но нескоро. Дар предвиденья у меня малость, — пояснил он.

— А сейчас проваливай, я хочу остаться один, — для убедительности слов, гигант снова вынул из ножен меч.

— Пожалуйста, пожалуйста! Если вдруг передумаешь — только свистни!

Посланец Хаоса, интенсивно заработав крылышками, запорхал вдаль.

— Не дождетесь! — бросил ему вслед Ракот.

Дождавшись, когда Гирикт совершенно исчезнет с поля зрения, кипящий от ненависти маг поднял глаза вверх, туда, где в обычном мире, не Межреальности, располагалось бы небо и прокричал подобно раскатам грома:

— Эй вы, Великие и Справедливые Боги, весь мир и мы лишь игрушки для ваших забав! Игрушки которые можно убить. Так знайте, я не прощу вам гибель этого юного мага и его мечты, я не прощу вам смерть Кэсти, ни-ког-да! Убейте меня сейчас, так же трусливо, как вы убили его иначе, клянусь, настанет день, когда вы пожалеете о том, что оставили меня в живых! — размахнувшись изо всех сил, Ракот швырнул меч в небо, перевертываясь, тот стремительно скрылся в неописуемой выси. — Я приду за вами в Обетованное и вышвырну вас вон, как раньше вы …

Гигант не смог закончить так как, поскользнувшись на одном из камней тропы, навзничь упал на землю.

* * *
Кто-то кричал, я ясно это слышал, только не мог пока разобрать слова. Интуиция заботливо подсказывала, что это как раз там, куда я направлялся. Ускорив, почти до бега, шаг, я через непродолжительное время чуть ли не наступил на лежащего сородича.

— Ракот? — удивился я.

— Хедин? — с таким же удивлением произнес он. — Ты зачем тут?

— Сегодня годовщина, — сказал я.

Ракот очень внимательно и, как мне показалось, с одобрением, посмотрел на меня. Конечно, мы не были друзьями, но я знал, как был дорог ему Кэсти и память о нем.

— Кто-то кричал, это был ты?

— Я, — согласился мой собеседник, — высказывал, все что я о них думаю богам.

— Ты с ума сошел, — сказал я.

— Они убили Кэсти!

Не знаю, за что Ракот взъелся на Молодых Богов, но спорами на эту тему, за последние месяцы, он буквально достал уже всех. Утверждали, будто он говорил о том, что большинство Древних проголосовало за его кандидатуру на пост Главы Совета Поколения, и лишь коварный Ямерт приказал выбрать Мерлина. Похоже это уже болезнь, а тут ещё и Кэсти…

— Давай поговорим о чем-нибудь другом, можно о Кэсти, но только без Богов!

— Давай, — согласился мой сородич, — знаешь какой главный вывод, я сделал из всей этой истории с Хаосом?

— Какой? — не удержался я.

— Нельзя для достижения своих целей пользоваться заемной силой, даже самой распрекрасной — это закончиться гибелью или поражением. Нужно искать как преумножить свою! Богами не становятся за один день, как думал Кэсти, тем более за чужой и не тобой оплаченный счет. Нет, мы пойдем другим путем.

Где-то я это уже слышал… Неясный свист над головой Ракота, заставил меня прервать размышления и посмотреть вверх. С неба на моего собеседника, острием вниз, падал меч. Причем, его личный меч. Не став дожидаться развития событий, я испепелил падающее оружие специальным заклинанием.

Ракот так же поднял глаза вверх.

— Спасибо. Они приняли мой вызов, — заявил он.

* * *
— Вы только посмотрите, — произнес высокий беловолосый мужчина с хищно загнутым вниз носом, — теперь он кинул в нас своим мечом!

Двое женщин и порывистый с глазами цвета волн мужчина от души рассмеялись. Последний тут же произнес:

— Может и правда трусливо и коварно убить его, пока он не вышвырнул нас из Обетованного?!

Щелчок пальцами и мятежный маг растянулся на камнях Межреальности. Теперь от смеха умирали те же женщины и первый мужчина. Он, погодя, чуть сверкнул глазом и меч Ракота, набирая скорость по ходу, ринулся вниз.

Нахмуренный мужчина с опаленными усами, не разу не рассмеявшийся вместе с остальными, внимательно посмотрев в глаза Ракоту, чуть ворчливо произнес:

— С этим поколением еще будут проблемы… И думаю, что немаленькие. Придавить нужно нахального щенка, прямо сейчас, иначе, помяните мое слово — добром это не кончится!

Возмущенный новыми раскатами смеха, он удалился подальше от всех.

— Яэт, — окликнула его женщина с огромными изумрудными глазами, — ну за что ты так взъелся на Юное Поколение?

Тот не ответил, а в зал вошел могучий мужчина с лишенными зрачков, пылающими глазами, остальные поклонились ему:

— Юность Поколения окончена, — своим великолепным баритоном объявил он, — пусть теперь взрослеют и развлекаются, создавая свой, как там его назвал Мерлин, — Джибулистан. А юный наглец, глядишь так же спутается с Хаосом и ещё сумеет пригодиться нам.

Феликс Шафигуллин
ИДУЩИЙ ПО СЛЕДУ

Стылая зимняя ночь. Ледяной ветер завывает среди возвышающихся угрюмыми громадами скал. Их чёрные гранитные тела кажутся сгустками затвердевшего мрака, чистого, первородного, абсолютного. Небо затянуто покровом свинцовых туч, словно саваном укутавших спящий мир под ними. Не видно колючего мерцания звёзд, и лишь неполный диск луны печально выглядывает из разрывов облачного одеяла земли. Его холодное сияние не разгоняет мрак — оно лишь скользит по сугробам, гаснет в кружащемся белом вихре снежинок. Кажется, что всё вымерло, жизнь навеки ушла из этих мест. Остались лишь вой ветра и иссиня-чёрный камень. Мир спит.

Длинное узкое ущелье. Каменные стены, надвинувшиеся с обеих сторон, словно стремящиеся подмять под себя, раздавить любое живое создание, осмелившееся прийти в это безжизненное царство. Снежный покров, скрывший под собой старинную дорогу, проложенную в древние времена забытым ныне народом. Память о нём давно стёрлась, и лишь вековечные скалы могли бы рассказать что-то, если бы умели говорить. Они помнили странных существ, что ходили когда-то по дороге через ущелье, помнили вереницы рабов, которых гнали туда, откуда нет возврата, помнили гордость и величие древней расы, ныне втоптанной в пыль. Те, кто когда-то мнили себя хозяевами этих земель, ушли навсегда — их место заняли другие, но ни один из них не отважился войти во владения сгинувших. В вое ветра люди слышали стоны сотен неупокоенных душ, взывающих к отмщению, слышали крики тех, кто прошёл однажды по дороге без возврата, той, что вела через ущелье.

Столетиями ни одна нога не ступала на проложенный древними путь, ни один человек не решился хотя бы краем глаза взглянуть на то, что когда-то принадлежало ушедшим. До сегодняшнего дня.

* * *
Скрип снега под ногами. Ущербный лик луны в небесах, затянутых чёрными тучами. Человек шёл по цепочке следов, небольших, оставленных маленькими изящными ножками, обутыми в мягкие сапожки. Следы, следы, ведущие… куда? Сколько недель, а может и месяцев он идёт, вот так, преследуя ту, что вечно ускользает от него? Как долго, а главное — зачем? Много раз он задавал себе этот вопрос, но не смог найти вразумительного ответа. Сколько миров промелькнуло перед ним, подобно цветам в калейдоскопе, сколько лиг бесконечного пути сквозь Упорядоченное осталось позади? Помнит ли он, с чего всё началось? Да, эти воспоминания не покинут его до тех пор, пока он не достигнет цели.

Человек остановился, вгляделся в ночную тьму. Послушно повинуясь беззвучному приказу, расступился мрак перед глазами — стал виден дальний конец узкого ущелья, словно прорубленного в толще земли топором какого-то гиганта. Там, впереди, каменный коридор, доселе прямой как стрела, резко заворачивал куда-то вправо… Что это? Человеку показалось, что он увидел невысокую хрупкую фигурку, бредущую по ущелью, увидел за миг до того, как она скрылась из виду, зайдя за поворот.

Он шёл по её следам. Сколько раз она появлялась вот так, на миг, маня своей близостью, чтобы через мгновение исчезнуть? Можно бежать за ней, сжигая собственные силы, разрывая в неимоверном усилии мышцы, чувствуя, как бешено колотится сердце, готовое выпрыгнуть из груди. Он пробовал. Бессмысленно. Она всё равно уйдёт, расстояние, отделяющее от неё, не сократится ни на шаг. Всё чаще ему казалось, что догнать её невозможно, что эта погоня будет длиться вечно. Повернуть назад? Какой смысл? Он сам выбрал этот путь, для него нет обратной дороги. Остаётся только идти по следу, идти до тех пор пока не иссякнут силы. Идти в надежде на то, что однажды ей надоест убегать, и она, наконец, остановится, чтобы встретить преследователя лицом к лицу.

Он вздохнул и продолжил путь. Стороннему наблюдателю показался бы странным облик путника. Некогда аккуратно подстриженная бородка, украшавшая мужественное лицо, теперь сильно отросла, утратив всякое подобие формы; глубоко запавшие глаза лихорадочно блестели. В них застыло странное выражение: казалось, путник отчаянно пытается отыскать взглядом что-то, скрытое от остальных, видимое только ему, ищет — и не может найти. Странник облачён в стальную броню, выкованную и зачарованную лучшими магами-кузнецами его родного мира. Зиэра — место, откуда он родом, место, которое он покинул… Зачем? Он не мог найти ответа. У путника нет теплой одежды, чтобы хоть как-то защититься от пронизывающего ледяного ветра; казалось, человек просто не замечает холода. За спиной болтается походная котомка, добытая уже в пути. На плече — странное оружие: широкое, искривлённое лезвие, похожее на клинок ятагана, насаженное на длинное копейное древко, украшенное замысловатым узором в виде сплётшихся змей. Верный Карнот, зачарованное оружие, созданное великим магом Зерциусом во времена войны с Белыми Рыцарями. Когда-то, кажется, что целую вечность назад, ещё при дворе Салкадера, страннику доводилось читать об этой войне. Он знал, что привело Белых Рыцарей в Зиэру, знал, что они искали в его родном мире — то, что никак не мог заполучить он сам.

Воин провёл рукой по лицу. Воспоминания нахлынули бурлящей волной, подхватили, понесли туда, откуда он начал свой путь. В памяти одна за другой всплывали картины из прошлого: дом, родные, братья и сёстры, с которыми он ребёнком играл в саду отцовского особняка, слёзы матери, провожающей его на долгое учение в Храм Великого Гимнарлата, учителя, ученики, постижение магических и боевых искусств, первый проигранный поединок и первая победа. И, наконец, лицо его возлюбленной. «Вернуться?» — мелькнула в голове знакомая мысль. Чем дольше он шёл по следу, тем чаще ему хотелось бросить всё, сойти с пути, найти дорогу домой. Вернуться, но не дойти до цели? Тогда чего ради он проделал весь этот путь?

Воспоминания, воспоминания… Всё, что у него осталось. Воспоминания и стремление любой ценой догнать, настигнуть ту, по чьему следу он идёт столько времени. Безумие? Иначе и не назовёшь. Другому не понять его целей. Чего он добивается, что ищет? Власть, богатства, знания? Нет. Нечто большее.

Он прошёл через множество миров, видел зелёные небеса и чёрный песок, видел людей и существ, не имеющих с человеком ничего общего, видел боль и страдания, видел тайны, множество тайн. Хотелось остановиться хоть на денёк, попытаться разгадать одну из них. Но воин не останавливался: та, кого он преследовал, шла вперёд, и жизнь простых миров не интересовала её. Чего она добивается? Куда ведёт её путь? Он никогда не задумывался об этом. У неё есть то, что ему нужно. Всё остальное значения не имеет.

Перед ним был новый мир, холодный, суровый, неприветливый. Он, мир, назвал страннику своё имя — Хьёрвард. Бессмысленный набор звуков, который скоро сотрётся из памяти. Путник видел множество миров, и каждый из них называл ему своё имя. Оно просто возникало в сознании, словно имея хоть какое-то значение для того, кто ходил бесчисленными тропами Упорядоченного. Он не запоминал этих имён. Зачем? Его родной мир остался далеко позади, и воин не знал, сможет ли когда-нибудь вернуться.

Он шёл уже несколько часов, не останавливаясь и не отдыхая. Магия надёжно защищала его от холода и хищников, которым одинокий путник мог бы показаться лёгкой добычей, помогала удержать постепенно иссякающие силы. Но даже у неё был свой предел: идти становилось всё тяжелее, ледяной ветер бросал пригоршни снега в лицо, словно насмехаясь над странником, одиноко бредущим навстречу неизвестности. Нужно было остановиться, передохнуть, немного поспать, иначе через пару часов он просто рухнет без сил.

Путник огляделся. Магия вновь заставила ночной мрак расступиться, и примерно в трёх сотнях шагов впереди он увидел небольшую пещерку, прорубленную в гранитной стене ущелья. Именно прорубленную: она явно была создана руками разумных созданий. У входа стояло что-то вроде каменного идола, настолько старого и истёртого ветрами, что понять даже приблизительно, кого он изображал, не представлялось возможным.

Внутри было сухо, снег почти не попадал внутрь пещерки. У дальней стены, напротив входа, стояла другая статуя — огромный каменный глаз, пялящийся в пространство перед собой. Казалось, ничего подозрительного здесь нет, но путник не торопился заходить внутрь. Он чувствовал магию, странную, древнюю, основанную на муках и крови. Те, кто создал это крохотное святилище, давным-давно сгинули, но их злобное чародейство, пропитанное чужими страданиями, продолжало жить. Впрочем, странник не ощущал опасности: кровожадные божки этого мира не властны над ним, прошедшим дорогами Межреальности и видевшим то, чего простые смертные не могли себе даже представить. Осторожно прощупав незримую магическую сеть, опутывающую пещеру, и не обнаружив никакого подвоха, он вошёл внутрь.

У путника не было дров, чтобы развести костёр, но тому, кто владеет Силой, они не нужны. Он просто щёлкнул пальцами, и на голом камне весело заплясали язычки магического пламени, не нуждающегося в пище. Снял со спины котомку, вынул походный котелок, шесть деревянных палочек и меховую подстилку — всё это чародей добыл уже в пути. Странник вытащил из сумки кусок мяса — оставалось лишь надеяться, что зверушка, убитая им в другом мире, съедобна — и принялся варить похлёбку, наполнив котелок водой из бурдюка. Обычное дело. Странствия заставили его научиться выживать, а если человек действительно хочет жить, то найдёт выход из любой ситуации. Однажды задумавшись об этом, воин решил, что жить на самом деле хотят немногие.

Покончив с едой, он лёг на подстилку и закрыл глаза. Костёр давал достаточно тепла, но путник сейчас не отказался бы чем-нибудь укрыться. Невольно вспомнилась его уютная детская в богатом доме отца, знатного вельможи Салкадера, мягкая постель и вкусная еда; он вспомнил, как ребёнком прятался под одеяло, опасаясь чудовищ, живущих, как ему казалось, под кроватью, вспомнил смех отца и нежные руки матери. На лице его появилась улыбка: эти воспоминания ласкали душу, вселяли надежду, напоминая о чём-то светлом, добром, радостном. Ушедшем безвозвратно. Раньше он и не помышлял, что научится спать, не снимая доспехов, будет на свой страх и риск есть мясо неведомых ему зверей, пройдёт там, где не ступала нога ни одного жителя Зиэры. Порой странник сравнивал себя с камнем, брошенным в бескрайний океан рукой того, кому безразличны его судьба и жизнь; он погружался всё глубже и глубже в бездонную пучину, со всех сторон надвигался мрак, и свет солнца уже не мог пробиться сквозь водную толщу. Назад вернуться невозможно, остаётся только тонуть без надежды на спасение.

Путник тряхнул головой, отгоняя наваждение. Нет, он не камень, способный лишь погружаться во тьму, у него есть возможность плыть наверх, к ласковым лучам дневного светила, такого далёкого и казалось бы недостижимого. Лучше умереть, пытаясь хотя бы краем глаза увидеть солнце, чем опустить руки и пойти ко дну, где лежат сотни других камней, брошенных в пучину раньше.

Довольно. С рассветом он продолжит путь, но сейчас ему необходимо поспать, дать отдохнуть телу и разуму. Кто знает, быть может завтра его странствия закончатся, и цель наконец-то будет достигнута? Каждый раз, засыпая, путник призывал эту мысль. Она помогала идти дальше.

* * *
Он стоял на вершине высокого холма. Впереди, до самого горизонта, тянулась бескрайняя равнина, травяное море, залитое солнечными лучами; дул ветер, и казалось, что по зелёному океану гуляют самые настоящие волны. Лазурный купол небес был девственно чист, голубую бесконечность не пятнали ни белёсые тела лёгких облачков, ни мрачные громады грозовых туч. Вниз с холма змеилась узкая лента дороги, проходящая через небольшое село: добротные деревянные дома, покатые крыши, изгороди и лавки возле них, стоящие у калиток телеги — самая обычная деревушка. Впрочем нет, было в ней что-то странное. Путник прислушался. В посёлке царила подозрительная тишина: на улицах не играли дети, не лаяли собаки, не слышно было ни смеха, ни криков — село словно вымерло. Но не это удивило странника. Он не видел ни расчищенных квадратов полей, ни огородов, ни садов; не видно было и реки, хотя как могут люди жить без источника воды? Казалось, кто-то неведомый, словно играя, понаставил дома прямо посреди равнины, но забыл поселить в них людей.

Сон? Нет, всё слишком реально. Что же тогда? Морок? Да, скорее всего. Вот только, кто же его сотворил? Узнать это можно лишь одним способом — идти вперёд. Путник взглянул вниз и вдруг остолбенел. Там, по дороге, не торопясь, шла невысокого роста женщина: изящная фигура, длинные чёрные волосы, кожаный ремень, опоясывающий неправдоподобно тонкую талию, и висящий на нём короткий, слегка изогнутый меч в посеребрённых ножнах. Она! Странник почувствовал, что покрывается потом. Она! Та, по чьему следу он шёл столько времени, та, кого он так долго и безуспешно пытался настигнуть, — впереди, в каких-то пяти сотнях шагов! Ей негде скрыться, вся равнина как на ладони. Каких-то пятьсот шагов! Вперёд!

Он побежал. Вниз с холма, глаза, не отрываясь, смотрят на хрупкую фигурку, всё так же медленно, не торопясь, бредущую в сторону деревни. Пятьсот шагов. Четыреста. Она уже идёт между домами, не замечая судьбы, наступающей ей на пятки. Триста шагов. Двести. Зачарованная броня не стесняет движений, не мешает бежать; руки привычно перехватывают рукоять Карнота, последовательности мыслеобразов спешно сплетаются в сеть атакующих и защитных заклятий, готовых в любой миг сорваться с незримой удерживающей их струны. Сто шагов. Пятьдесят. Она неожиданно замерла, наконец почувствовав что-то, резко развернулась — он словно налетел на невидимую стену, остановился, буравя женщину взглядом. Странник не чувствовал творимой волшбы, но неведомая преграда, возникшая словно сама по себе, не давала сделать ни шагу вперёд. На лице черноволосой путницы мелькнула странная улыбка — скрытое торжество и, словно бы, сожаление.

— Думаешь, что догнал меня? — спросила она негромко, но воин расслышал каждое слово. — Ошибаешься. Твоё преследование лишено смысла: меня ты никогда не настигнешь, Вельтейт. До тех пор, пока я сама этого не захочу.

Казалось, кто-то плеснул ему в лицо ледяной водой. Вельтейт… Имя, которое было дано ему при рождении, истинное имя. Вельтейт Амалигар, третий сын его светлости эйнара Джебенда Амалигара Салкадерского. Великие боги, откуда она знает?.. Никто и никогда не звал его так с тех самых пор, как он переступил порог Храма Великого Гимнарлата. Всех молодых послушников заставляли забыть о том, какое имя им было дано при рождении, принуждали отречься от титулов и званий. Душа и тело аколита предавались таинственному покровителю Храма — Гимнарлату Златоокому. За долгие двадцать лет, проведенных в стенах святилища, Вельтейт действительно почти забыл о своём истинном имени, но женщина, стоящая сейчас перед ним, с лёгкостью отыскала и извлекла самое сокровенное из его памяти. Как, каким образом? Неужто спешно возведённая магическая защита оказалась бесполезна?

— Может быть, хочешь это проверить? — она словно издевалась над ним, маня своей близостью и в то же время оставаясь недоступной. Каким образом ей удаётся так легко читать его мысли? И где же, тогда, предел её могуществу?

Ответа на этот невысказанный вопрос Вельтейт так и не дождался.

Калитки ближайших домов внезапно распахнулись, извергая целую толпу бородатых крестьян, вооруженных кто чем: кольями, рогатинами, топорами, вилами. «Где же они прятались раньше?» — успел подумать Вельтейт за миг до того, как мужики спешно и молчаливо, точно отборные гвардейцы салкадерского двора, заняли пространство, разделяющее закованного в сталь воина и хрупкую черноволосую женщину. Острия рогатин и кольев нацелились в странника, но нападать крестьяне отчего-то не спешили, застыли на месте с каменными лицами, точно неживые. Краем глаза уловив какое-то движение, Вельтейт повернул голову. На крыши двух ближайших домов вскарабкались лучники — тетивы натянуты, наконечники стрел смотрят в грудь незваному гостю.

Во всём этом было что-то неправильное. Простые холопы действовали слаженно, быстро и молчаливо, словно опытные ветераны, мгновенно выстроив настоящую живую стену, отделившую его, Вельтейта, от цели. Непонятно было, как крохотные крестьянские подворья смогли вместить такую толпу. «Всё это не правда, не может быть правдой, так не бывает, это морок», — он пытался убедить себя в этом, но глаза, видящие перед собой ощетинившийся вилами и рогатинами строй, нос, чувствующий запах немытых тел, кожа, ощущающая дуновение ветра, — всё это говорило о реальности происходящего.

— Всё реально, Вельтейт, — прозвучал в голове мягкий обволакивающий голос. Её голос. —

Ну, или почти реально. По крайней мере, здесь тебя могут убить. Они не пустят тебя. Что ты будешь делать? Перебьёшь их всех, лишь бы добраться до меня? Или, быть может, повернёшь назад? Тогда всё кончится, но меня ты уже не сможешь настигнуть. Что ты будешь делать, эйнари Амалигар?

В груди Вельтейта закипала ярость. Неважно, видение перед ним или реальность: он слишком долго шёл по следу, слишком многое вытерпел, чтобы вот так просто повернуть назад. Путь ему преградили какие-то простолюдины — ему не составит труда избавиться от них. Какой ценой — не имеет значения. Перед ним был морок, в этом воин уже не сомневался, но, если бы эти крестьяне встали у него на пути в реальности, он не колебался бы ни секунды. Никто не имеет права преграждать ему дорогу к цели.

Несмотря на клокочущую, ищущую выхода ярость, внешне Вельтейт оставался каменно спокойным. Скрывать чувства, не позволяя им завладеть разумом и помыслами, — первое правило воинов Храма, правило, постичь которое можно, только умывшись кровью не один раз. Путник просто стоял и ждал, перехватив поудобнее своё странное оружие. Пусть враг нападает первым.

Томительно ползли секунды, несуществующий мир вокруг застыл. Замер ветер, остановился словно в ужасе, будто предчувствуя то, что было уже неизбежно.

Первыми не выдержали лучники на крышах. Тренькнула тетива, мелькнула стремительная охотничья стрела. Странник должен был рухнуть на землю с пробитой головой, но, вместо этого, он всё также продолжал стоять. Стрела лежала на земле, сломанная, наконечник сплюснут — она словно врезалась в невидимую, но прочную как сталь преграду. Миг спустя, воин резко развернулся, взмахнул рукой — между пальцев плясали язычки пламени. В воздух взметнулся огненный шар, пролетел, оставляя за собой пылающий след, и врезался в крышу дома, где засели стрелки. Раздался оглушительный взрыв, вверх взмыли горящие обломки досок, описывая в полёте красивые дуги, тела лучников разорвало на части, разметало в разные стороны. С соседней крыши полетели стрелы, но пробить невидимый магический щит, сотворённый Вельтейтом, не смогла ни одна из них. Мгновением позже взрыв ещё одного огненного шара оборвал жизни последних лучников.

Вооружённые кольями и вилами крестьяне словно очнулись от сна — строй рванулся вперёд в едином слитном движении, подобно хирду подземных гномов из мира Зиэры. Казалось, эти люди просто не видели того, что случилось с их собратьями на крышах — чья-то воля гнала их к одной единственной цели, полностью подчинив себе, вытеснив даже страх перед смертью и животный инстинкт самосохранения. До облачённого в доспехи чародея не добежал ни один из них. Широкая пламенная коса рванулась вперёд, наперерез несущемуся строю, стелясь примерно в трёх футах над землёй, достигла бегущего вала человеческих тел, врезалась в него.

Дальнейшее Вельтейт запомнил в мельчайших подробностях. Огненное лезвие рассекало плоть с той лёгкостью, с какой горячий нож режет масло, играючи проходило сквозь кости и сухожилия, не встречая сопротивления; алая влага брызгала в разные стороны, щедро пропитывая собой землю, в дорожную пыль валились внутренности из разорванных надвое тел. Человеческий вал захлебнулся кровью, крестьяне умирали молча, словно не чувствуя боли. За одно короткое мгновение правильный строй превратился в беспорядочную кучу изуродованных останков. Бой был окончен, едва начавшись.

…Вельтейт даже не успел осознать своей победы. Сверху навалилась непомерная тяжесть, вдавливая, вжимая его в землю; невидимые цепи сковали сознание, спутывая мысли и разрывая покров защитных чар. Казалось, на плечи ему рухнула громадная скала — ноги подогнулись, он упал на колени, не в силах сопротивляться вражеской магии, попытался дотянуться до источника Силы — напрасно. Глухой несокрушимый барьер давил все его попытки использовать чародейство. Пальцы, против воли странника, разжались, выпустив древко Карнота. Ему не оставили ни единого шанса.

Она медленно подошла, остановилась в пяти шагах от стоящего на коленях воина, с вызовом посмотрела ему в глаза:

— Вы, смертные, все одинаковы. — С презрением бросила черноволосая. — Готовы жечь и убивать, пытать и мучить — лишь бы добиться своего. Придумываете бессмысленные цели, глупые идеалы и стремитесь к ним, сметая всё на своём пути, отбрасывая в сторону самое главное: любовь, красоту, счастье, радость. Вечно гонитесь за чем-то, убивая в этой погоне друг друга, летите, точно безмозглые светляки, к этому вашему «свету истины». — Последние слова она с презрением выплюнула. — Ищете то, что сами же и придумали.

Вельтейт смотрел ей в глаза, но не проронил ни звука. Ему совершенно безразлично, зачем она устроила этот балаган. У неё есть то, что ему нужно. Всё остальное значения не имеет.

— Ты и правда так думаешь? — она вновь играючи читала его мысли. — Скажи мне, Вельтейт, чего ради ты начал этот путь, оставил Зиэру, прошёл по моему следу сквозь Упорядоченное, чего ради терпел лишения и страдания? Ответь мне, эйнари, ответь, зачем?

— Ты знаешь и так. — Эти слова он произнёс мысленно, но черноволосая, разумеется, его услышала.

— Неужто ради этого? — В её руках из ниоткуда возник агатово-чёрный драгоценный камень, словно созданный из затвердевшего первородно-чистого мрака. Блики солнечного света, льющегося с небес, не касались матовой поверхности дивного творения, не пятнали собой его девственную черноту. Древняя Тьма смотрела из каждой грани тысячами бездонных глаз, проникала в душу, извлекая потаённые страхи, несбывшиеся мечты и разрушенные надежды, тянулась к самой сути, стремясь поглотить, вобрать в себя. Сулила избавление от мук и страданий, звала, манила, обещая вечный покой. Вельтейт почувствовал, как к горлу подкатывает комок. Вот он, Чёрный Камень Ракота — магический артефакт, за который любой из магов Зиэры без колебаний продал бы душу! То, что странник так долго пытался отыскать, то, зачем шёл из мира в мир, топтал сапогами тропы Межреальности — вот оно, совсем рядом, в каких-то пяти шагах. Всего пять шагов, но для него сокровище остаётся недостижимым.

— Скажи, Вельтейт, неужто ради этой безделушки ты будешь резать женщин и пытать детей, рушить до основания города и обращать в пепел их жителей? Неужто этот ничтожный камушек того стоит?

Ничтожный камушек?! Величайшая реликвия его родного мира — всего лишь пустая безделушка?! Вельтейт дёрнулся от негодования. Древняя легенда гласила, что Чёрный Камень был принесён в Зиэру самим Владыкой Тьмы Ракотом и отдан, как дар первым жрецам Восставшего. Повелитель Мрака заключил внутри своего творения Силу Первозданной Тьмы, дарующей великое могущество тому, в чьи руки попадёт артефакт. Служители Тёмного стали набирать сторонников, суля людям бессмертие, которым Свет, по их словам, наделить не может, обещали свободу от тирании и всеобщее равенство. Новая религия распространялась всё шире, её последователей становилось всё больше, жрецы Ракота внушали своей пастве ненависть к Молодым Богам, которым на протяжении нескольких тысячелетий поклонялись обитатели Зиэры. Разразились невиданные по размаху и кровопролитности Войны Веры, весь мир оказался втянут в безжалостную резню, и лишь благодаря Чёрному Камню слуги Тёмного смогли одержать победу. Точнее, думали, что смогли одержать…

После поражения Владыки Мрака реликвия таинственным образом исчезла. Сотни авантюристов, жаждущих овладеть тёмным знанием, бросились на её поиски, рыскали по свету, безуспешно пытаясь найти сокровище. Все они уходили и неизменно возвращались с пустыми руками. Все, кроме Вельтейта.

— Я вижу, для тебя эта игрушка — самое важное на свете. — Черноволосая усмехнулась. — За ценой ты не постоишь, чужие жизни не имеют для тебя значения. Глупо. Чёрный Камень Ракота ничто по сравнению с тем, что ты можешь найти, если потрудишься оглядеться кругом. Знаешь, Вельтейт, сколько тайн скрывает мир под названием Хьёрвард, тот самый, куда тебя совсем недавно привёла тропа через Межреальность? Когда-то здесь разворачивались битвы таких сущностей, могущества которых ты себе даже не можешь представить: Великий Маг и его ученик бросили вызов самим Богам и сумели одержать победу. Неужто тебе не хочется увидеть поля сражений, где сама земля плавилась от столкновения могучих заклятий, не хочется прикоснуться к тайнам вселенских Сил? Этот мир, Вельтейт, скрывает в себе источники древних знаний, которыми не может наделить Чёрный Камень. Они, эти знания, могут стать твоими, надо лишь прекратить бессмысленную погоню.

— Меня совершенно не интересуют чудеса и тайны этого мира. — Он по-прежнему говорил мысленно. — Ты знаешь, что я ищу, зачем иду по следу, знаешь, что не отступлю назад. Так к чему эти слова, этот морок, сотворённый тобой? Ты так хочешь, чтобы погоня закончилась? Тогда отдай мне Камень. Ведь ты говоришь, что это — просто игрушка. К чему она тебе?

— А к чему она тебе? Ты ведь и сам пытаешься найти ответ на этот вопрос. Что ты ищешь? Власть, богатства, знания? Нет. Нечто большее. Вот только, ты сам не знаешь, что же такое это «нечто». Или, всё же, знаешь? — она хитро прищурилась.

— Пусть это тебя не волнует. Отдай мне Камень — и я уйду. Если же нет, то я буду идти за тобой до самой границы Упорядоченного, если она, конечно, существует. Ты же знаешь, что всё так и будет. И я действительно не постою за ценой: это моя цель, и в её достижении хороши любые средства.

Она покачала головой, печально вздохнула, на миг прикрыв чёрные глаза, казавшиеся бездонными колодцами, ведущими во мрак. Несколько томительных секунд прошло в молчании, а затем темноволосая, словно решив что-то, заговорила вновь:

— Я не ждала от тебя другого ответа, Вельтейт. Ты, словно сумасшедший, не видишь вокруг ничего, кроме этого. — Она взглядом указала на Чёрный Камень. — Я знаю, зачем он тебе нужен. Ты ведь хочешь вернуть своё сокровище, истинное сокровище, по сравнению с которым все тайны и чудеса этого и других миров не значат ничего. Сердце отказывается слушаться гласа рассудка, боится поверить, что она ушла навсегда. Я права, Вельтейт? Ты знаешь, что Камень не сможет помочь тебе, ведь только Боги могут воскрешать умерших, понимаешь это разумом, но продолжаешь идти. Зачем?

Казалось, сердце перестало биться. Она знала то, в чём Вельтейт боялся признаться даже себе: весь его безумный поход сквозь миры лишён смысла. Мысль, прятавшаяся столько времени в самой глубине сознания, вдруг прозвучала в голове ясно и отчётливо, резанула ледяной бритвой по сердцу, затопила разум чёрной волной безысходности. Всё, всё напрасно, бессмысленно, безнадёжно… Хотелось разрыдаться в голос, кричать, рвать на себе волосы от отчаяния, надеясь хоть так заглушить бездонную тоску в душе. Странник сжал зубы до хруста, до боли, скулы закаменели, лицо исказила гримаса. Всё зря.

Темноволосая женщина стояла, внимательно глядя на коленопреклонённого воина. В глазах её застыла печаль. Она читала память Вельтейта как раскрытую книгу, находя то, о чём сам он, возможно, и не подозревал, знала о всех его тайных помыслах и желаниях, чувствовала каждое колебание его души. Простой смертный впервые имел для неё такое значение. Не очередная игрушка, нет. Нечто большее. Она мрачно усмехнулась: братья и сёстры никогда не смогут этого понять.

Вельтейт, только что казавшийся сломленным и задавленным безысходностью, вдруг неожиданно вскинул голову — глаза горят мрачной решимостью, губы сжаты, брови плотно сдвинуты. Лишь Боги могут воскрешать умерших? Чёрный Камень Ракота может сделать его богом. Всё, что нужно, это научиться управлять силами артефакта, и тогда… Воин Храма даже не смел представить, что же случится тогда. Он может ошибаться, и Камень не настолько могущественен, но… Разве есть выбор? Лучше умереть, пытаясь хотя бы краем глаза увидеть свет солнца, чем опустить руки и покорно сдаться на милость судьбы. Даже если этот свет заключён внутри чёрного как ночь камня.

Темноволосая вновь вздохнула:

— Глупец. Ты же знаешь, что нет смысла идти дальше: даже Камень не вернёт тебе то, что ты потерял. Но уговоры, к сожалению, на тебя не действуют. Вы, смертные, и вправду все одинаковы. — Она слегка шевельнула кистью, и Чёрный Камень исчез из рук. — Я знаю, ты не остановишься ни перед чем до тех пор, пока не получишь его. Думаешь, эта безделушка даст тебе божественное могущество? Ошибаешься. Артефактов, подобных Чёрному Камню, во всём Упорядоченном когда-то было великое множество — Ракот щедро одаривал тех, кто добровольно вставал под его знамёна. Мощь этих игрушек была огромна, но годилась лишь для разрушения. Ни одно из творений Владыки Мрака не предназначалось для созидания и уж тем более для воскрешения умерших. Так к чему же ты стремишься, Вельтейт? Камень бесполезен для тебя. Хьёрвард полнится древними знаниями, ждущими того, кто отважится к ним прикоснуться. Стоят закрытыми намертво источники великой Силы — я могла бы помочь тебе воспользоваться ими. Нужно лишь прекратить бессмысленную погоню, перестать обманывать себя, признать неизбежное. Её больше нет, Вельтейт, нет, и не будет уже никогда. — Она пристально взглянула на него, взор проник в самую душу. — Что же ты решил? Видишь, я уже предложила тебе свою помощь — отказываться было бы глупо. Я чувствую, ты колеблешься. Каков будет твой выбор, эйнари Амалигар?

Вновь повисла напряжённая тишина. Они смотрели друг другу в глаза — стоящий на коленях мужчина и царственная темноволосая женщина. Застыли, замерли мгновения, остановилось время в несуществующем мире — странник делал выбор. В памяти всплыло лицо, такое знакомое и, в то же время, далёкое, чуждое: длинные каштановые волосы, глаза цвета небесной лазури, задумчиво сжатые губы, точёный профиль, кожа, гладкая словно шёлк. Она, та, за кого Вельтейт, не колеблясь, отдал бы жизнь. Мерзкий голос шипел, нашёптывал на ухо: «Её больше нет, её больше нет. Нет, и не будет уже никогда. Камень не вернёт её, не вернёт!» Голос шептал. Странник делал выбор.

…Он не сказал ни слова, но темноволосая знала ответ. Она вздохнула и произнесла:

— Ты никогда не задумывался, отчего названия всех миров, через которые тебе довелось пройти, возникали в твоём сознании, безполезным грузом оседая на дне памяти? Ведь это глупо, не так ли? Бессмысленно. Что толку в них тому, кто прошёл бесчисленными тропами Упорядоченного и видел то, что простые смертные не могут себе даже представить. Открою маленький секрет: я называла тебе их имена, Вельтейт, надеялась, что однажды ты остановишься и решишь постичь их суть, их тайны, их душу, обретя тем самым истинное, божественное могущество. Я ошибалась. Ты ослеплён своей бессмысленной целью, своей жалкой игрушкой, ты надеешься совершить невозможное, не задумываясь о том, что надежда твоя сродни глупости. Мне надоело убегать, Вельтейт, я устала от погони — нужно прекратить это, решить всё раз и навсегда. В конце ущелья стоит древнее святилище Странствующих-В-Ночи — народа, что некогда правил той частью Хьёрварда, куда тебе довелось попасть. Я буду ждать тебя там, Вельтейт. Готовься к бою — сокровища никогда не даются дёшево.

Женщина развернулась и пошла прочь. Невидимая тяжесть, давившая на Вельтейта, исчезла, распались незримые цепи, сковавшие сознание, пальцы вновь сомкнулись на рукояти Карнота. Воин бросился вперёд, метнулся, точно змея на добычу. Она не должна уйти, не должна! До неё оставалось не больше трёх шагов — Вельтейт размахнулся, готовясь сбить женщину с ног, и…

Реальный мир сомкнулся вокруг с лязгом и грохотом.

Воин лежал на подстилке, мокрый от пота, рядом пылал озорным оранжевым пламенем магический костёр. Снаружи уже занималась заря.

Впервые та, по чьему следу шёл путник, явилась ему во сне, заговорила с ним, предложила что-то. В сотворённом ею мороке она была всемогуща — так почему же не убила его, Вельтейта, если действительно устала от погони? Хочет биться честно, лицом к лицу? Глупо. На её месте он воспользовался бы возможностью. Значит, она задумала что-то похитрее, вот только что?

Неважно. Она сказала, что будет ждать его — прекрасно, наконец-то у него появится возможность заполучить то, что ищет. Он либо с боем отберёт у черноволосой Камень, либо… Либо умрёт, пытаясь достигнуть цели. Другого выбора нет. Пусть реликвия Тьмы и не способна воскрешать умерших — он по крайней мере будет знать, что пытался. Знать и искать другой выход. Если, конечно, останется в живых.

И всё же, к чему этот странный разговор, этот морок, в котором Вельтейту пришлось убивать? Зачем такие сложности? Невольно вспомнилась их первая встреча, положившая начало безумной погоне сквозь миры. Тогда всё было просто: она посягнула на то, что странник уже считал своим, похитила Камень Ракота у него из под носа, разом лишив смысла долгие годы поисков по Зиэре. Он хорошо помнил охватившее его тогда чёрное отчаяние, дикий ужас и желание как можно скорее свести счёты с жизнью. События той ночи, до боли чётко отпечатавшиеся в памяти Вельтейта, всплыли в сознании, заставляя вновь пережить каждый миг поражения, едва не ставшего победой.

Десять долгих лет он искал Чёрный Камень Ракота, собирал по крупицам сведения из древних хроник и манускриптов, творил магические обряды, пытаясь найти уцелевших служителей Тёмного, плавал по морям, пересекал горные хребты и пустыни, до тех пор, пока не добился своего. Магу удалось узнать, где спрятано сокровище — в разрушенном храме Ракота, ставшем оплотом для немногочисленных созданий Мрака, выживших после вторжения Белых Рыцарей в Зиэру. Странник нанял три десятка отъявленных головорезов, и, пообещав им немереные богатства, повёл на штурм древнего святилища. Наймиты полегли все до единого, и лишь Вельтейту удалось добраться до алтарного чертога храма, где и хранился Чёрный Камень. Она уже ждала его там.

Каждый раз, вспоминая о том, что было дальше, воин Храма от стыда кусал губы и вонзал ногти в ладони: он ничего не смог противопоставить странной магии темноволосой чародейки. Её заклятия рушились на Вельтейта бурным потоком, всех сил странника едва хватало на защиту, а потом… Обессилев, едва дыша и сплёвывая кровью, чародей мог лишь наблюдать, как волшебница забирает Камень и исчезает в магическом портале. В тот миг он не задумывался о том, что делает — собрав остатки сил, странник бросился следом за черноволосой, и бурный водопад миров принял его в свои объятия.

Довольно воспоминаний! Прошлого не вернуть, былых ошибок не исправить. Я выбрал то, что посчитал правильным, и глупо жалеть об этом сейчас, когда цель уже так близко.

Вельтейт поднялся с подстилки, затушил костёр, собрал свои нехитрые пожитки и вышел из пещеры. Горизонт был залит алым светом восходящего солнца, ледяной ветер заметно поутих. Перехватив поудобнее рукоять Карнота, странник двинулся вперёд по ущелью. Конец пути был уже близок.

* * *
Скрип снега под ногами. Слепящий свет солнца, льющийся с лазурного небосвода, искрящийся на гранях мириадов снежинок, скрывших под своим покровом промёрзлую землю. Странник вновь шёл по цепочке следов, ведущих… Теперь он точно знал куда — в святилище каких-то Странствующих-в-Ночи, там, в конце ущелья.

Вельтейт шёл, вспоминая обо всём, что случилось с ним на долгом пути сквозь Упорядоченное. Миры, удивительные места и их не менее странные обитатели — картины проносились в сознании одна за другой, мелькали, оживляя в памяти каждый шаг, сделанный по бесконечно длинной дороге через Межреальность, каждый взмах клинка и каждое заклятье, унёсшее чью-то жизнь. Только сейчас чародей осознал, каким безнадёжно отчаянным и опасным было его странствие: он шёл в никуда, не зная, что случится с ним в следующую секунду, шёл слепо, не видя ничего, кроме пресловутой цели. В голову неожиданно пришла простая мысль: «А что я буду делать дальше?» Вельтейт поразился: почему он не задумывался об этом раньше? Ведь даже с Чёрным Камнем он не сможет найти дорогу домой, не отыщет затерявшуюся где-то среди звёзд Зиэру. На что он рассчитывал, когда бросался в портал следом за темноволосой? Воин Храма тяжело вздохнул: проклятье, она с самого начала была права. Преследование лишено смысла.

Странник легко ступал по сугробам в человеческий рост высотой, шёл, оставляя за собой лишь неглубокие следы: здесь вновь работала магия, не позволяя путнику увязнуть в снежном покрывале. В солнечном свете гранитные стены ущелья уже не казались иссиня-чёрными, серый камень угрюмо взирал на одиноко бредущую фигурку закованного в латы человека. Осталось немного, совсем чуть-чуть, и безумная погоня сквозь миры наконец закончится. Вельтейт шёл, не останавливаясь и не отдыхая — нет смысла ждать, когда цель уже так близко.

Ущелье кончилось внезапно, серые стены разошлись в стороны, открывая взору путника узкую заваленную снегом долину, со всех сторон окружённую скалами. В ней не росло ни деревца, и лишь посередине возвышался угрюмый земляной холм, на вершине которого можно было разглядеть какие-то истёртые временем и ветрами руины — не то капище, не то крепость. Вот оно, святилище Странствующих-В-Ночи! Вельтейта охватило нетерпение, хотелось сорваться с места и бежать, бежать, что есть сил, к чёрному зеву прохода — огромной дыры, прорубленной в склоне холма. Воин Храма несколько раз глубоко вздохнул, заставил себя успокоиться. Там, внутри, наверняка ждёт засада — черноволосая не отдаст Камень без боя. Нет, вламываться внутрь было бы глупостью, так он ничего не добьётся, лишь погибнет зря. Сокровища никогда не даются дёшево.

Вельтейт сосредоточился, одно за другим сплетая защитные и боевые заклятия, окружая себя незримым куполом чар. На сей раз победа не дастся похитительнице Камня столь легко: он встретит её магию во всеоружии, не оставляя проклятой чародейке ни единого шанса. Воин Храма чувствовал, как его охватывает мрачное предвкушение: за каждый миг, проведённый мною вдали от родного мира, ты заплатишь сполна, ведьма, заплатишь кровью. Из-за тебя я превратил свою жизнь в безумие, из-за тебя вступил на путь без возврата. Настало время поквитаться за всё. Истошно, пронзительно завыл ветер, задрожал воздух вокруг закованного в латы человека: странник плёл заклинания, вливая в них всю скопившуюся злобу и ненависть.

Путник медленно, не торопясь, шёл к чёрной пасти пещеры, ведущей в какие-то подземелья под холмом. Возле самого входа, где земля почему-то не была покрыта снегом, лежали побелевшие костяки странных созданий, не имеющих с человеком ничего общего: острые клыки, огромные когти, рога, шипы и прочее — всем этим неведомые твари были вооружены в достатке. Проходя мимо скелетов, Вельтейт поморщился: от них разило магией, кровавой, жестокой, безжалостной и очень могущественной. В ней было нечто смутно знакомое, нечто, с чем страннику уже доводилось встречаться. Воин Храма остановился, сосредоточился, пытаясь ощутить то, что простые смертные, лишённые магического дара, могли бы назвать «запахом волшебства». Какое-то время Вельтейт просто стоял, закрыв глаза, и осторожно прикасаясь к тончайшим эфирным нитям, опутывающим останки неведомых тварей, — и вдруг вздрогнул, неожиданно осознав, на что похожа магия, сотворившая чудовищ. Ну, разумеется! Было в этом странном чародействе нечто от заклятий, применённых волшебницей во время их поединка в разрушенном храме Ракота.

Вельтейт застыл на месте, внимательно разглядывая костяки. Как это возможно? Неужто чародейка явилась из мира под названием Хьёрвард? А если так, то не привела ли она его в заранее расставленную ловушку? К горлу подкатил липкий комок страха: что если там, впереди, притаились жуткие твари наподобие тех, чьи останки лежат у входа в пещеру, что если чудовища уже поджидают его, Вельтейта? В тесноте каменных сводов у него не будет ни единого шанса, он не сможет пустить в ход наиболее разрушительные из своих заклинаний. Мерзкий голос шипел в уши: «Остановись, остановись, что ты делаешь? Впереди гибель, не ходи, остановись!»

Остановиться? Повернуть назад, когда цель уже почти достигнута? Но ведь это же глупо, бессмысленно. Неважно, что ждёт его во мраке подземелий, неважно, какие силы пустит в ход колдунья — всё это не имеет ни малейшего значения. У неё есть то, что ему нужно… Ну и так далее.

Путник вошёл под своды пещеры. Прорубленный в земной толще тоннель уходил вниз, изгибаясь спиралью, пол был ровным, без ям и выбоин, серые гранитные своды нависали, давя своей тяжестью. Всё это напоминало необычную подземную дорогу, и ходили по ней отнюдь не люди: то тут, то там на глаза воину Храма попадались царапины, оставленные на камне обоюдоострыми когтями каких-то жутких тварей. Через несколько десятков шагов вокруг Вельтейта сгустился непроглядный мрак — странник щёлкнул пальцами, и над головой его весело заплясал язычок яркого алого пламени. Воин прекрасно понимал, что это простенькое заклятие может выдать черноволосой его присутствие, но выбора не было: идти в темноте по вражьему логову равносильно самоубийству.

Шаг за шагом, виток за витком Вельтейт уходил всё глубже до тех пор, пока спуск не вывел его в огромную пещеру, стены и потолок которой терялись во мраке. В середине подземного зала странник увидел нечто, что про себя назвал «окаменевшим озером»: пузырящаяся жидкость, до краёв наполнявшая широкий бассейн в центре громадной каверны, застыла, обратилась в безжизненный камень, поверхность её приняла причудливые формы. Воин чувствовал едва различимый «привкус» волшебства: когда-то «озеро» полнилось Силой, сочилось ею, до тех пор, пока… Чародей не знал, что произошло, но теперь это место было мертво, магия покинула его, а вместе с ней ушли и те, кто некогда здесь обитал.

Впрочем, всё это мало интересовало путника: след темноволосой вёл дальше, к противоположному концу подземного зала. Заставив волшебный огонёк вспыхнуть ярче, Вельтейт увидел по ту сторону «озера» невысокий проход, уводящий куда-то во мрак: чародейка скрылась именно там. Обойдя каменный бассейн по узкой примыкающей к самой стене тропинке, воин Храма вошёл в проём. Со всех сторон надвинулся камень, и страннику пришлось низко нагибать голову, чтобы не задеть макушкой шершавый потолок тоннеля. Вниз уходила узкая винтовая лестница, древние ступени, покрытые вековым слоем пыли, были сколоты во многих местах. «Интересно, каким образом она смогла пройти здесь, не потревожив и пылинки?» — подумал Вельтейт, осторожно спускаясь всё ниже. И зачем этим Странствующим-В-Ночи понадобилось забираться так глубоко под землю? Обострившимся до предела чутьём чародей ощущал едва заметные пульсации Силы, вызванные прикосновением незримых эфирных потоков к сильному источнику магии: Чёрный Камень Ракота был где-то рядом.

Спуск по винтовой лестнице не занял много времени. Воин очутился в небольшом, меньше двадцати шагов в поперечнике, помещении, которое, очевидно, служило святилищем тем, кто создал это подземелье.

— Вот и всё, Вельтейт. — Она стояла возле каменного алтаря, испещрённого непонятными рунами и знаками, сжимая рукоять слегка изогнутого меча, выкованного из какого-то серебристого металла. У ног чародейки покорно застыла жуткая тварь: матово-чёрная кожа создания блестела в свете магического огонька, пляшущего над головой странника, острые когти скребли по полу, оставляя на нём царапины, за спиной извивался длинный тонкий хвост, оканчивающийся ядовитым жалом. Чудовище сидело на корточках, плотоядно поглядывая на Вельтейта.

— Что же ты замер? — Голос черноволосой звучал насмешливо. — Испугался моего зверя? Давай, Вельтейт, не тяни, тебе же нужен Камень — вот он. — Артефакт лежал на алтаре за спиной чародейки. — Возьми, если сможешь.

«А ведь она могла с лёгкостью избавиться от меня, если бы применила силу Камня», — успел подумать странник за миг до того, как магическая цепь, удерживавшая чудище, исчезла и тварь ринулась в атаку. Чёрное тело распласталось в длинном прыжке, создание вытянуло вперёд лапы, намереваясь вцепиться когтями в лицо чародея. И, одновременно с броском зверя, в бой вступила черноволосая. Воздух вокруг Вельтейта неожиданно стал сгущаться, твердеть, не давая пошевелить и пальцем, лёгкие пронзила жуткая боль, грудь словно распирало изнутри… Когти твари были в каком-то дюйме от лица странника, когда ожила его собственная магия. Чудовище со всего размаха врезалось в невидимую стену, отлетело назад, упав под ноги черноволосой; заклятье волшебницы разлетелось вдребезги, рассечённое незримым клинком.

В следующий миг Вельтейт ответил. Чародей взмахнул рукой, и в воздух взвилось чёрное извивающееся тело крохотной зубастой змейки — заклятье Голодной Тьмы, одно из сильнейших в арсенале воина Храма. Ему обучали лишь тех аколитов, в ком чувствовалась частичка Тёмной Силы; Вельтейту повезло, и сейчас эти знания здорово пригодились ему. Пролетев несколько шагов, змейка вцепилась в плоть чудовища, сотворённого волшебницей. Тварь дико взвыла, пытаясь отодрать от себя зубастое создание, деловито начавшее прогрызать дорогу к сердцу, но было уже поздно. На месте одного извивающегося отродья появилось двое, трое, шестеро — через несколько секунд зверь темноволосой оказался покрыт шевелящимся ковром чёрных змеек, раздиравших его тело на части.

Завершить свою кровавую работу создания Вельтейта не смогли: жутко вопившее от непереносимой боли чудовище охватило яркое белоснежное пламя, в миг оставившее от чёрной твари и её мучителей лишь обугленные кости и пепел. Воин Храма отшатнулся назад: жар был настолько силён, что обжёг ему лицо.

— Понабрался где-то тёмных знаний? — Злобно прошипел голос черноволосой у него в голове. — Получай!

Казалось, кто-то вбил ему гвоздь в самое темя: голова взорвалась вспышкой боли, перед глазами всё поплыло, ноги начали подгибаться. Странник ударил ответным заклятьем, но туча отравленных игл, окружившая чародейку, разбилась о подставленный ею щит. Темноволосая выбросила вперёд руку, что-то выкрикнула — с пальцев её сорвалась тонкая струйка серого дыма, поплыла к Вельтейту — и исчезла, рассеянная возникшим из ниоткуда кружащимся вихрем. Ничья.

Они обменялись ещё несколькими ударами, стараясь не пускать в ход наиболее разрушительные из своих заклинаний: обвал никак не входил в планы чародеев. Волшебница отчего-то не использовала тех чар, что едва не погубили Вельтейта в храме Тёмного Владыки: возможно, она просто не желала понапрасну расходовать силы, зная, что на сей раз странника не удастся застать врасплох.

…Они стояли друг напротив друга — закованный в латы воин и царственная темноволосая женщина. Дыхание их было сбивчивым, неровным: магический поединок отнял слишком много сил. Бой продолжался не менее получаса, но никто из противников не сумел взять верх. Вельтейт замер, напряжённо застыл, внимательно вглядываясь в бездонную глубину её глаз, пытаясь отыскать в них ответ на один единственный вопрос: почему она не использует Камень?! Ведь это же так просто — прикоснуться к матовой поверхности, и, вобрав в себя силу артефакта, стереть врага в порошок. Почему она не делает этого, почему?!

Она жалеет его. Осознание этого пришло внезапно, словно кто-то плеснул в лицо Вельтейту ледяной водой. Она жалеет, она хочет сохранить ему жизнь. Но зачем?!

— Затем, что хочу понять. — Её голос прозвучал в сознании ясно и отчётливо, словно они вновь очутились в той странной деревне посреди равнины. — Затем, что хочу найти ответы на вопросы, мучающие меня. Тебе не понять этого, смертный. Что же ты стоишь, Вельтейт? Чёрный Камень — вот он, протяни руку, и сокровище, наконец, станет твоим. Что же ты стоишь?

Вопросы? Какие, к Ракоту, вопросы? Что за бред? Она пытается запутать его, лишить бдительности, заставить поверить, что победа уже в руках. Неужто она прошла весь путь сквозь Упорядоченное, сражалась с ним, Вельтейтом, лишь для того, чтобы найти ответы на какие-то вопросы? Нет. Она лжёт, лжёт, выжидая момент, чтобы нанести удар. Ей нужен Камень, неважно зачем, но нужен. Она не получит его. Никогда.

Нет. Ты, проклятая колдунья, лишила меня всего: нормального существования, покоя, надежды и смысла жизни. Ты отобрала у меня даже родной мир. Пришло время платить за всё. За всё. Раньше я к чему-то стремился, чего-то хотел; к чему мне стремиться теперь! Ты отобрала у меня то, что делает человека человеком, одна стала для меня всем миром, всей вселенной. Я ненавижу тебя, ненавижу!

Злоба закипала в груди, злоба, равной которой Вельтейт ещё никогда не испытывал в жизни. Это было нечто большее чем ненависть, большее чем даже амок: воин не знал названия тому чувству, что захлестнуло его, обращаясь в чистую силу. Черноволосая ощутила что-то, воздух рассекла стремительная серая молния — и разбилась о вскинутую руку странника, брызнув в разные стороны струйками тёмного пламени. Вельтейт бросился вперёд, одним прыжком преодолел несколько шагов, отделявших его от чародейки; лезвие Карнота описало широкую дугу, навстречу ему взметнулся серебристый клинок волшебницы и…

Время застыло, замерло, мгновения тянулись словно годы… Воин Храма видел, как изукрашенное рунами лезвие медленно погрузилось в плоть черноволосой, играючи рассекая мышцы, разрубая кости; брызнула яркая алая кровь, заляпав нагрудник Вельтейта, глаза чародейки расширились в неописуемом ужасе, рот приоткрылся, издавая жуткий хрип, и она медленно стала заваливаться набок. Сталь с мерзким хрустом вывернулась из тела убитой, а целую вечность спустя откуда-то снизу донёсся приглушённый стук.

Первым, что он ощутил, было счастье, всеобъемлющее, всеохватное, разлившееся в груди блаженным океаном. Вельтейт медленно, словно во сне, наклонил голову, посмотрел в остекленевшие чёрные глаза, скользнул взглядом по разметавшимся чёрным волосам, побелевшему лицу, судорожно сжатым пальцам, вцепившимся в рукоять клинка, и вдруг замер в ужасе — серебристый меч чародейки был запачкан кровью. Его кровью. Мгновение спустя из груди фонтаном ударила чудовищная, ни с чем не сравнимая боль. Она всё же достала его. Клинок волшебницы рассёк заговорённую сталь доспехов легко, точно бумагу, погрузился в плоть, дошёл до аорты. Ноги Вельтейта подкосились, пальцы разжались, выпуская рукоять Карнота, мир перед глазами поплыл. Уже падая, воин успел протянуть руку и схватить Камень, а затем реальность потонула в алом тумане.

* * *
Она сидела на краю мраморного бассейна, поджав ноги, и, не отрываясь, смотрела на сверкающую чистейшим горным хрусталём воду. По щекам её текли слёзы, такие странные, незнакомые, непонятные. Неужели этого нельзя было избежать, неужели не было другого выхода? Ведь можно было отдать ему то, что он искал, ведь всё уже и так понятно

В водах бассейна отразилась жуткая картина: у подножия чёрного алтаря лежали два безжизненных тела — мужчина и женщина, их кровь, залившая каменный пол, смешалась, слилась в одну алую лужу. Вельтейт, Вельтейт… Она покачала головой: бедный мальчик, такой же глупый как и все смертные, ты сам заставил меня убить тебя. Другой выход?.. Но ведь для тебя не было другого выхода. Весь мир, всю вселенную — за какой-то жалкий камушек, игрушку, почитаемую людишками за источник великой Силы. Как это глупо… Но ведь вы, смертные, и живёте ради этого. А мы… Зачем живём мы?

Она решительно утёрла слёзы: нет смысла плакать над каким-то человеком, таких, как он, было и будет великое множество.

Окажись здесь Вельтейт, он бы поразился сходству сидевшей у бассейна женщины с той, кого он так долго преследовал: те же длинные чёрные волосы, заострённый подбородок, впалые щёки, cтройная фигура, та же неправдоподобно тонкая талия. И лишь глаза были другими, золотистые, янтарные, в них чувствовалась Сила. Великая Сила. Женщина поднялась — зашуршал яркий шёлк её платья, слегка качнулись висящие на поясе ножны со странным мечом. Точнее, у него была странная рукоять — тщательно обработанный древесный корень со старательно сохранёнными изгибами, несмотря на то, что они не слишком удобны под пальцами.

Царица Теней. Это имя она придумала сама, не имея другого, настоящего. Старшее Поколение ушло на Брандей, совершенно не интересуясь судьбой тех, кто занял их место. Никто не обучал зелёных юнцов, не давал им имён, не помогал осваивать чародейское искусство. Они, Новые Маги, даже не прошли посвящения у Источника Миров. Царица вздохнула: мы всегда были ненужным Поколением, гнойным нарывом на теле вселенной. У нас нет целей, нет желания, стремлений, нет ничего. Мы не живём, мы просто существуем. Зачем?

Она обернулась, услышав за спиной звук чьих-то шагов. В залитый солнечным светом покой вошёл мужчина: тело, перевитое жгутами мышц, руки, способные с лёгкостью согнуть подкову, бритый череп — он казался простым безмозглым силачом, но в тёмных глазах читались ум и хитрость. Повелитель Рассветов, названый брат, соблаговолил посетить её дворец. Так просто он не приходит никогда: значит, что-то стряслось. Неужто прорыв?

— Плохие новости, сестра. — Повелитель Рассветов не любил тратить времени на долгие приветствия. — Нарушение Равновесия в пограничных мирах, причём сразу в пяти. Неназываемый вновь тянет щупальца — похоже, назревает прорыв.

— Ничего другого я и не ожидала. — Царица устало вздохнула. — Ты становишься вестником дурных новостей, брат. Куда смотрят Новые Боги, хотела бы я знать?

— У них какие-то проблемы в опорных мирах: твари Неназываемого сумели пробраться и туда. Так что, на сей раз останавливать Его придётся нам. — Он подошёл к краю бассейна, взглянул на жуткую картину, отразившуюся на водной глади, удивленно приподнял бровь. — Всегда поражался твоему умению создавать аватары, сестра. Хм, место уж больно знакомое. Похоже на один из заброшенных инкубаторов нашего Людариума. Чем ты там занимаешься? Решила обзавестись новой игрушкой?

— Не совсем, брат. — Нет, он не поймёт, не сможет понять, бессмысленно говорить с ним об этом. Но если не с ним, то с кем же? — Скажи, ты никогда не задумывался, зачем наше Поколение появилось на свет?

Маг недоумённо воззрился на названую сестру:

— Как это зачем? Чтобы жить. Смысл жизни в ней самой.

— Даже если эта жизнь также бессмысленна, как и наша? — Она смотрела ему в глаза, пытаясь найти ответ на один единственный вопрос, искала и не могла найти. — Скажи, брат, зачем мы живём, что полезного делаем для Упорядоченного, к чему стремимся? Есть ли в нашем существовании смысл?

— Мы боремся с Неназываемым, помогаем Новым Богам держать его в пределах Барьера. Что ещё нужно? Уже скоро сроки нашего договора с Чёрным закончатся и жизнь вновь станет такой, какой была до… Ну ты помнишь. — Ему было больно вспоминать о том дне, когда четверо смертных во главе с самим Губителем разгромили всю мощь Поколения. — Во всём виноват Горджелин, этот жалкий недоучка, предавший нас. Никак не возьму в толк, почему Чёрный запретил нам трогать его, но когда истечёт срок договора, клянусь, я…

— Не будем о этом, брат. — Царица примирительно подняла руку. — Но ты не ответил на мой вопрос. Неужто смысл нашей жизни в борьбе с Неназываемым? Нет, это наша работа, тем более временная. Так всё же, брат, зачем мы живём?

Повелитель Рассветов взглянул на неё, словно на помешанную:

— Мне это не интересно, сестра. Я люблю ту жизнь, которая была у нас раньше, и сделаю всё, чтобы её вернуть. Зачем мне искать смысл нашего существования во вселенной, зачем придумывать глупые цели, жертвовать собою за какой-то «свет впереди», погибать во имя бессмысленных идеалов? Вспомни Мерлина, сестра. Скажи мне, чего ради он покинул Брандей, пошёл против своих, столетиями сидел в душной келье, добровольно отбывая наказание? Зачем пожертвовал собственной жизнью ради какого-то богами забытого мирка? Ты скажешь: у него была цель. Кому нужна такая цель, если она ведёт к гибели? Ты скажешь: он спас мир. Мы тоже спасли их немало, сражаясь на стороне Новых Богов. Зачем нужны какие-то цели, если можно просто жить, наслаждаясь каждым мигом своего существования, делая то, что ты и только ты считаешь правильным. Неужто стоит умирать за идею, шутки ради придуманную кем-то другим?

Царица внимательно смотрела в глаза названого брата, слушая его горячую тираду. Нет, он не изменился и не изменится уже никогда, никогда не сможет её понять.

Ненужное Поколение… Наше время уйдёт, и что будет тогда?..

— Этот смертный, брат, — она кивком указала на распростёртого в луже крови мужчину в доспехах, — шёл из мира в мир, топтал сапогами тропы Межреальности, в поисках одной единственной безделушки, заменившей ему всю вселенную, ставшей для него надеждой и счастьем, самой желанной вещью на свете. Я хотела испытать его, узнать, как далеко он пойдёт ради своего сокровища, чем будет готов пожертвовать. Он отдал всё, брат, всё, даже жизнь. И, знаешь, этот человек умер счастливым. Всего лишь человек, каких мириады мириадов во всём Упорядоченном. Он отдал всё, что имел, и взамен получил всё, что хотел.

А мы, брат, чего хотим мы? Власти, богатства, знаний? Всё это у нас есть. В чём смысл нашей жизни? Неужто в развлечениях, в создании новых Людариумов на потеху собственной извращённой фантазии? Мы боремся с Неназываемым, говоришь ты? Это не наша цель, нам её навязали, заставив выполнять чужую прихоть. Мы стремимся выполнить условия договора, чтобы как можно скорее вернуться… к чему? К развлечениям? Мне не нужна такая жизнь, сожри её Тьма! — Царица Теней уже почти кричала, в глазах плясали искорки гнева.

Она замолчала, переводя дух. Повелитель Рассветов терпеливо ждал.

— Мы — поколение, не достигшее цели. — Она вновь начала говорить. — В нашей жизни, в нашем существовании нет никакого смысла. Мы — гнойный нарыв на теле Упорядоченного, гнилое звено в цепи Поколений. Неужто ты не видишь, брат, вселенная в нас не нуждается. Однажды мы уйдём, наше время кончится, и что же тогда?..

Повисла напряжённая тишина. Повелитель Рассветов исподлобья смотрел на Царицу Теней, с вызовом глядевшую на него. Время от времени он порывался что-то сказать, но печальный взор янтарных глаз останавливал уже готовые сорваться с языка слова.

— Тебе нужен этот смертный? — Наконец произнёс Маг. — Подлечим его, подлатаем, а там придумаем что-нибудь интересное. Я смотрю, ты подбросила ему какой-то артефакт — ну, так посмотрим, как долго он протянет с ним, скажем, в Белосте. Отдай его мне. Обещаю устроить форменное веселье — из мира демонов ещё ни одна из моих игрушек не выбиралась. Разрешаешь?

Царица Теней с разочарованием посмотрела на названого брата:

— Ты так ничего и не захотел понять. Что ж, другого я и не ожидала. Пойдём, брат, у нас много работы.

Волшебница взмахнула рукой, и реальность разорвалась, разошлась по швам — открылись магические врата. Бросив последний взгляд на лежащего в луже крови Вельтейта, Царица Теней шагнула в портал.

Наталья Шнейдер
СМЫСЛ ЖИЗНИ

…мало-помалу мой Ученик стал прибирать к рукам не только безлюдные доселе острова или опустошенные войнами области Хьерварда Западного, но и земли нашего Восточного… Нет, до большой войны дело не дошло: дав хороший урок двум-трем упрямцам, Хаген сразу же внушил остальным должное почтение к себе…

Н. Перумов. «Гибель богов».
Он проснулся внезапно среди ночи. Сперва Ригнар не понял, что его разбудило, но, прислушавшись к неестественной тишине в комнате, понял: он не один. Рука медленно поползла под подушку, где всегда лежал верный боевой нож. Старые, годами наработанные инстинкты требовали: сперва ударь, потом разбирайся — друг не будет таиться в темноте, словно тать. А с недругами разговор один: честная сталь.

— Тан Ригнар… — послышалось из темноты.

Он рванулся на звук, ярость разорвала остатки сна.

— Не смей называть меня так! — прорычал Ригнар, прижимая лезвие к горлу неведомого человека. Он с трудом преодолел искушение закончить движение, давая выход скопившейся за годы ненависти. Ненависти к тем, по чьей воле его титул тана ныне — пустой звук, лишний раз напоминающий об утрате. Тот, в темноте, судорожно вздохнул:

— Я пришел с миром.

Ха, знаем мы таких миротворцев! Однако вряд ли бы пришелец подал голос первым, если бы хотел убить. Что ж, послушаем…

Тан медленно отвел нож, отступил в дальний угол, прихватив по дороге и меч, лежащий у изголовья. Не то, чтобы он боялся ночного гостя, но безопасней иметь за спиной стену, особенно, когда не знаешь, чего ждать от собеседника.

— Говори.

Тень у двери шевельнулась:

— Позволишь ли ты зажечь свечу? Не люблю разговаривать в темноте.

Да, Ригнар и сам предпочитал видеть глаза собеседника. Особенно, собеседника, явившегося ночью нежданным и без спроса. Впрочем, похоже хозяйского разрешения не требовалось: свеча вспыхнула сама собой.

Так он еще и колдун. Только колдунов не хватало для полного счастья! Ригнар пригляделся к стоящему напротив. Темные волосы, темные же глаза уроженца юга. Осанка привыкшего повелевать. Холеные руки с длинными тонкими пальцами, узкие запястья — руки ученого, не воина. Одежда, которой бы постеснялся последний оборванец — маскарад? Что-то знакомое в надменном лице. Так кто ты такой, незваный гость?

— Раньше я носил оранжевые одежды, тан.

На этот раз Ригнар сдержался. Не было смысла демонстрировать странному визитеру крючки, дергая за которые можно вывести его из себя. Он и так слишком осведомлен — никто из тех, с кем судьба сводила в последние годы не знал о танстве Ригнара. Слова гостя заставили приглядеться к нему повнимательней. Ну конечно! Верховный жрец Ямерта в Главном храме Хранимого королевства. Но они же мертвы, все! Храм рухнул, погребя под собой всех его служителей. Рухнул, когда…

— Мне повезло. — ответил гость на невысказанный вопрос. — Не знаю, была ли на то воля господа нашего, Ямерта, или простое везение, но я успел сотворить заклятье перемещения, когда плиты потолка падали на меня. Больше не выжил никто.

— Так что тебе нужно?

— Поговорить — неприятно улыбнулся жрец тонкими губами. — Сядь, Ригнар. разговор будет долгим…

— Раз уж ты все равно меня разбудил, — кривая ухмылка тана была не более приятной, — отчего бы и не поговорить? Начинай.

— Наших богов больше нет.

Ригнар поднял бровь, но сдержался. С сумасшедшими лучше не спорить. Пусть себе выговорится… потом можно будет пообещать ему с три короба и тихо выпроводить. И сменить постоялый двор. Бедняга, видать, рехнулся после пережитого — но это не повод вламываться по ночам к людям. А может, просто прикончить его, чтобы не мучался? Представить только, что бы было, если бы он сказал то же самое днем, да еще при народе. Жрецы не больно- то посмотрят, что он вроде как свой. Поджарят на площади, чтобы другим неповадно было. Последние несколько лет они совсем озверели… Ну да, как раз после того, как главный храм разрушили. Да так и не отстроили, кстати сказать. Непрерывные войны, сотрясающие Хранимое королевство (бывшее Хранимое королевство) не позволили.

— Я не безумен, тан. Хотя…

Ну конечно, покажите хоть одного скорбного разумом, готового признать свое безумие.

— … хотя, мне легче было бы и впрямь сойти с ума, нежели заново пережить те дни, когда мы поняли: наших богов больше нет. Они больше не отвечают на наши молитвы. Раньше я мог заглядывать в Обетованное — я ведь был учеником самого Ямерта. Теперь оно покрыто туманом, непроницаемым для моего разума. И не только для моего. Диски Ямерта мертвы. Заклинания, бравшие начало от мощи богов, не действуют… — его голос был тускл, словно у отличника, отвечающего давным-давно затверженный урок.

— Твои слова напоминают мне тех странствующих безумцев, что кричат на дорогах о Новых богах. — не выдержал Ригнар. — Хедине и Ракоте. — он едва не сплюнул от отвращения. Кто первый придумал эту нелепую басню? Это ж додуматься: развоплощенный (кто бы еще толком объяснил, как это) Ракот — восставший Владыка Тьмы, давным-давно побежденный богами и Хедин, опальный, как поговаривали, маг — и боги? И даже если на какую-то секунду поверить в немыслимое: этим богам Ригнар не стал бы молиться даже на краю смерти. Особенно Хедину…

— Помнится мне, твои собратья разбираются с ними довольно быстро и не вступая в споры.

— Ну еще бы — все таки у этого типа крайне неприятная улыбка. — Подумай сам, что случится с миром, узнай чернь правду. Хранимое королевство лишилось защиты волшебников — Истинные маги тоже не отвечают на наши призывы — и где оно сейчас? И где будут мои, как ты выразился «собратья» когда станет ясно, что храмы беззащитны? Конечно, у нас осталась кое-какая магия, да и простое железо тоже доселе не подводило, но все же… Я уж не говорю о том, на что способно тупое быдло, когда его поражает безверие. Твори что хочешь — живем одни раз!

— Вряд ли ты вломился ко мне для того, чтобы обсуждать моральные качества населения Хьерварда.

Жрец не принял усмешку:

— Я пришел, чтобы предложить тебе возможность отомстить. У тебя ведь есть счеты кое к кому.

Да, у него были счеты. У тана Ригнара, тана без «драконов» и без дружины. Солдата удачи, вот уже несколько лет продающего свой меч и свою жизнь. Что, впрочем, достойней, чем продавать свою честь. Тана, у которого не осталось ничего кроме ненависти и мыслей о мести. Мести, которую кто-то свершил за него.

Он был молод и удачлив. Старший сын тана, который так и не удосужился жениться на его матери, хоть и прожил с ней всю жизнь — пока моровое поветрие не унесло их обоих. Живи родители в законном браке, его титул достался бы по наследству — а так пришлось ждать, что решат воины. Изрядно поредевшая дружина, впрочем, не слишком колебалась, присягнув сыну, которому тогда едва исполнилось пятнадцать. Дело было, разумеется, не в его невероятных талантах — скорее, наоборот. Просто кое-кто из тысячников захотел стать кукловодом при молодом тане. Что ж, этот кто-то изрядно ошибся. Когда всю жизнь приходится доказывать, что ты достоин ожидающего тебя наследства, когда кое-кто из отцовского войска в лицо называет тебя малолетним бастардом, взрослеешь быстро. Малолетний бастард начал с того, что вызвал на поединок человека, назвавшего его так много лет назад. И победил. Следующим умер тысячник, полагающий, что молодой тан будет послушно следовать его советам, больше походящим на приказы. Остальные поняли намек. Ригнар сумел справиться и с кораблями и с людьми. За несколько лет тысяча мечей превратилась в три. Он шел в бой в первых рядах, потому, что воины должны знать, каков в битве тот, под чьими знаменами им выпало сражаться. Он был жесток, потому что иначе невозможно удержать в руках ораву матерых головорезов. Он был милосерден, когда мог себе это позволить — что случалось нечасто. Крепость Хьернира, его домена, содержавшаяся в идеальном состоянии еще при отце, при сыне стала и вовсе неприступной. Окрестные поселения готовы были молиться на молодого тана, сумевшего защитить их от набегов с моря. Все чаще другие таны начинали предлагать Ригнару союз Удача сопутствовала ему… До тех пор пока на пути не повстречался Хаген.

Никто не знал, откуда взялся этот выскочка. Да и об его учителе тоже ходили странные слухи — будто попал он в немилость к молодым богам и долгое тысячелетие отбывал кару в изгнании — было, видать за что. И этот, с позволения сказать, тан, подстрекаемый своим учителем, собрал вокруг себя таких же сорвиголов без роду без племени и подчинил себе все земли прежде свободных танов. Кое-кто сопротивлялся…

Ригнар был в числе тех, кто не пожелал признать верховенство этого новоявленного тана. Он ждал вызова — но не дождался. Просто однажды, когда четыре его «дракона» были в море — обычный поход, не предвещающий ничего особенного, на горизонте показался флот Хагена. Его кораблей было, по крайней мере, вдвое больше. Здравый смысл требовал развернуть «драконы» и на полной скорости поспешить к Хьерниру, чтобы успеть организовать оборону. Гордость требовала принять бой. Ригнар посмотрел на своих воинов. Они жаждали крови. Гордыня победила.

Ригнар помнил, как стоял перед Хагеном и его учителем. Его дружинники были мертвы — все до последнего человека. Они сопротивлялись отчаянно — но силы были слишком неравны. Его самого смогли взять лишь тяжело раненым. Он стоял и бросал оскорбления в лицо своему победителю, в надежде разозлить его и получить скорую смерть. О том, что могут сделать умелые палачи с человеком, до конца оставляя его в живых, ходили рассказы, от которых волосы вставали дыбом. А чего еще можно ожидать от ученика мага, носящего титул «познавшего тьму»? Впрочем, позор вечного рабства был не лучше.

Хаген молчал, с потемневшим лицом слушая его слова. И, когда Ригнар, в конце концов иссякнув, замолчал, ответил:

— Я бы вызвал тебя на поединок, но я не дерусь с ранеными. Более того, я верну тебе меч и свободу. Чтобы знали: тан Хаген уважает храбрых врагов.

— Мне не нужна жизнь в виде подачки. — Огрызнулся Ригнар.

— Предпочитаешь рабство? — нехорошо усмехнулся его враг.

Ригнар не ответил. И все последующее время корил себя за этот миг слабости. За то, что не пошел до конца. У потерявшего свободу всегда есть возможность вернуть ее. Хотя бы последним способом — смерть равняет всех. Потерявший уважение к себе лишен всего.

Но самое страшное ждало его дома. Обгоревшие развалины разрушенного замка. Выжженные дотла деревни. Нет, женщин, детей и стариков не тронули. Воинов же… Кое-кто, впрочем просто присоединился к Хагену — сочтя его более сильным и более удачливым. В числе последних оказался младший брат Ригнара — мальчишке всегда хотелось славы. Ему казалось, что он всю жизнь так и останется младшим. И в Хагене он увидел надежду на «самостоятельность». Для Ригнара это оказалось последней каплей.

Он не стал сколачивать новую дружину. Никто не пойдет за таном, положившим все войско и оставшимся в живых. Скажут, что он спасал свою шкуру, прикрываясь телами своих людей. Он стал наемником. В этом мире всегда будут правители, будут войны, а значит и нужда в тех, кто послужит смазкой для вражеских мечей. Это давало возможность прийти в себя и переждать. До тех пор, пока не забудется эта история и можно будет начать все сначала. Или до тех пор, пока не представится случай отомстить. Нужно просто подождать.

А через несколько лет вконец обезумевший Хаген, подстрекаемый своим не менее безумным Учителем, презрев данные клятвы напал на Хранимое королевство. Кто знает, какие силы он при этом спустил с цепи? Потому что вскоре после разгрома столицы и разрушения главного Храма Ямерта на Хединсей напало неведомое войско, вырезавшее всех защитников острова. Да и само там погибшее. Та еще, говорят, была битва — ни единого выжившего с обеих сторон. И эти неведомые отняли у Ригнара месть. Равно как и всякую возможность восстановить свое имя.

Впрочем, в хаосе, наступившем в мире всем было не до того. В бесконечной череде войн быстро забывалось все, даже причины, эти войны породившие (хотя причина, как всегда, была одна — алчность людская). Казалось, в этом мире солдат удачи должен был чувствовать себя великолепно. Он бы и чувствовал… если бы не маленький колючий зверек внутри по имени «совесть». Поэтому Ригнар не терпел, когда его называли таном. Он не смог отомстить за своих людей. Когда он закончит свой земной путь, отец отвернется от него.

Так что у него были счеты — но откуда этот тип знает об этом?

— О чем ты? — внезапно охрипнув, спросил Ригнар.

— О мести, тан, — промурлыкал жрец. — Ведь именно это не дает тебе спать по ночам. Несвершенная месть. Я предлагаю тебе возможность свершить ее.

— Мне некому больше мстить. Хаген мертв.

— Он жив.

Почему-то Ригнар поверил ему сразу и бесповоротно. Может быть потому, что придумать такое…

— Ты-то откуда знаешь это?

— Я же сказал — кое-какая магия нам доступна. Твой недруг сейчас одесную своего учителя. Тот вернул ему жизнь, и сделал долгой. Очень долгой. И ученик Хедина по-прежнему марионетка в его руках.

— И ты предлагаешь мне стать твоей марионеткой?

— Я предлагаю тебе возможность потягаться с учеником бога, Ригнар. Возможность получить достаточно времени, чтобы превзойти его умения — и отомстить. Возможность бессмертия.

— А взамен?

— Я тоже хочу отомстить им. Но не могу — сам. Ты станешь и моей местью тоже.

Почему, спрашивается?

— Ты слышал о правиле одного дара?

Кто же о нем не слышал? Человек может достигнуть высот либо в магии, либо во владении оружием. Стать мастером и в том и другом людям не дано. Возможно, это разумно — в критической ситуации не приходится тратить время на раздумья, что выбрать — меч или магию. Хотя тот же Хаген…

— Как колдун он не мог сравниться даже с моими послушниками. — усмехнулся жрец. По крайней мере, пока жил в этом мире. Сейчас — пределы его сил мне неведомы. Но он предпочтет магии сталь — и у тебя будет возможность отомстить.

Ригнар давно не верил вот в такие нежданные подарки судьбы. Явился тут и начинает рассказывать сказки о небесных пирогах. Должен же быть какой-то подвох.

— Ты сказал о бессмертии. Бессмертны боги, маги — но ты не сможешь сделать меня ни тем, ни другим — и нежить. Ты предлагаешь мне такое бессмертие?

Ага, как бы хорошо этот тип ни владел собой, а все-таки, похоже Ригнар попал в точку. Вот поэтому-то он сам и не пытается.

— Так кем ты предлагаешь мне стать? Личем? Зомби? Призраком?

Тонкие губы жреца вновь неприятно скривились:

— Ты почти угадал, тан. Вампиром. Личем способен стать только колдун, а зомби — тупое пушечное мясо. Став вампиром, ты получишь некоторую способность и к магии — той, что присуща всему этому племени.

Ригнар до боли в пальцах стиснул клинок — рубануть наотмашь этого…

— Убирайся, — от бешенства голос сорвался. — Поищи кого-нибудь другого, кто согласиться стать объектом для твоих опытов. Надеюсь, кто-то окажется менее терпелив и прикончит тебя.

— Жаль, тан. Мне казалось, у тебя хватит мужества пройти до конца. Что ж, у Хагена много врагов.

— Убирайся!

За странным гостем бесшумно закрылась дверь. Ригнар обессилено рухнул на постель. Заснуть ему уже не удалось.

Ригнар пил третий день подряд. Но забыть ночного гостя с его страшным предложением так и не мог. Разумеется, постоялый двор он сменил в то же утро. Если бы так же легко можно было все забыть. Сколько бы он не выпил, в ушах звучал все тот же вкрадчивый голос «Я предлагаю тебе возможность потягаться с учеником бога, Ригнар…». Что ему до бессмертия, если и сейчас он не знает, ради чего живет? Раньше ему казалось, что он готов на все ради мести. Но эта цена… Отказаться от всего в жизни — и от самой жизни. И ради чего? Призрачной возможности мести? Отомстить за людей, которые поверили ему. Которые погибли за него. Убить Хагена.

Он почти обрадовался, увидев в дверях знакомую фигуру. Жрец не торопясь прошествовал через зал, опустился за стол. Поморщился от крепкого хмельного духа.

— Ты же говорил, что найдешь других желающих — осклабился Ригнар. — Не получилось?

— Я и не искал. — Жрец, как и в прошлый раз был обескураживающее самоуверен.

Тан облизнул пересохшие губы:

— А если я соглашусь… У меня уже не будет возможности передумать?

— Будет… до определенного времени. Но об этом лучше разговаривать не здесь. Пойдем на улицу. Ты хоть знаешь, что сегодня прекрасный летний день? Или уже неспособен увидеть ничего, кроме дна кружки?

Ригнар сощурился, глядя на яркое небо:

— Богов больше нет, но миру на это наплевать: все так же светит солнце. Ничего не изменилось. Ничего не изменится и после моего согласия — или несогласия. Я согласен, жрец. Детали потом. Забавно только, что жрецы света владеют и магией зла.

— На свете вообще много забавного, тан. Ты увидишь…

Он увидел.

Жрецы отрабатывали свою часть договора честно. Они не просто собирались натравить его на лучшего бойца Хьерварда, но и дать ему шанс победить в этой схватке.

Подземелья тайной школы асассинов. «Вовсе нет нужды вмешивать богов туда, где можно решить дело простой сталью». Выматывающие тело и душу занятия. Оно было и к лучшему — вечерами Ригнар был едва в состоянии дотащиться до постели, а это не оставляло много возможностей для раздумий. И ложась спать, он вовсе не был уверен, что его не разбудят среди ночи, ради какого-то нового немыслимого задания. Или что не проснется сам — от смутного ощущения присутствия убийцы рядом. Такое тоже бывало — и выживали в конце концов лишь те, в ком рождалось чутье на опасность — чутье куда острее звериного. Ригнар выжил. Он убивал и раньше — но до сих пор не знал, что это можно сделать стольким количеством способов. Что в оружие можно превратить практически любой предмет, но самое страшное оружие — сам человек. До тех пор, пока в состоянии пошевелиться. Он стал разбираться в ядах и противоядиях не хуже всякого алхимика. Он узнал, как отправить к праотцам человека так, чтобы никто не догадался об этом. Или так, чтобы его смерть была долгой — и до предела мучительной.

Он увидел такое, от чего раньше его просто бы вывернуло наизнанку. Он перестал верить в богов. Если Молодые Боги допустили, чтобы их именем творились такие вещи — туда им и дорога. А новым он не станет молиться никогда.

Но странно — ни разу за годы своего обучения Ригнар не пожалел о сделке. Несмотря ни на что. Потому что теперь у него появилась цель. Теперь ему было наплевать и на богов и на людей. У него была цель. Все остальное не имело никакого значения. И он готов был годами терпеть все это. Терпеть и учиться, по крохам собирая бесценное знание. Все ради одного. У него была цель.

Саму трансформацию тан не помнил. Помнил, как его вели подземными коридорами Храма, помнил помещение с низким потолком. Старый знакомый — верховный жрец несуществующего более бога, поинтересовался — не передумал ли тан, пока не поздно. Нет, он не передумал. Вампиром, так вампиром. На его руках достаточно крови, чтобы перестать беспокоиться о собственной праведности — без толку заботиться о том, чего нет. Помнил одурманивающий дым курильниц. От этого сладкого дыма сознание затуманивалось, уплывало, пока свет не померк окончательно. Потом он очнулся в комнате без окон, заполненной свечами, а над ним стоял все тот же жрец.

Ригнар медленно сел, словно заново ощущая собственное тело. Взглянул на свои ладони — руки, как руки. Может, чуть бледнее обычного Прислушался к себе — что-то было не так. Ну конечно! Он не дышал. Коснулся рукой артерии на шее.

— Ты ничего не почувствуешь, Ригнар. — произнес жрец.

— Что еще со мной не так?

— Держись подальше от зеркал. Они могут тебя выдать.

— А…

— Я расскажу тебе все, что ты захочешь знать. Потом. Сначала скажи: что ты помнишь о себе?

Ригнар задумался. Суровое лицо отца. Голос матери, поющей колыбельные. Изумрудная трава берега. Плеск волны в бок «дракона». Чужая кровь на клинке. Упоительный азарт боя. Тан Хаген (как всегда при мысли о нем внутри поднялась волна гнева). Несвершенная месть.

— Что дальше, жрец?

— Храмовая библиотека в твоем распоряжении. Я не могу тебя ничему научить, потому что я — всего лишь человек. Но в библиотеке есть книги, написанные такими как ты. Они объяснят тебе, как справиться с твоими новыми возможностями. И еще: пока ты здесь, еду тебе будут поставлять — по твоим теперешним вкусам, разумеется. Потом… постарайся утолять свой голод до того, как он сделает тебя безумным. Это верный способ оставить следы и выдать себя.

— По моим вкусам, говоришь? — ухмыльнулся Ригнар. — У тебя так много людей, готовых пожертвовать собой?

— Испокон веку Храмы выкупали преступников, осужденных на смерть. Считается, что, всю дарованную им жизнь служа во славу богов, они искупят совершенные грехи, и войдут в посмертие очистившимися. Но храму можно послужить по-разному.

Ригнар внимательно посмотрел на него. Внезапно ему захотелось убить этого человека. Бросить его на пол одним ударом, впиться в горло. Увидеть, как самодовольство на холеном лице сменяется ужасом. Он сдержался. Не сейчас. К тому же в посмертии этого типа, похоже, будет ждать такая участь, по сравнению с которой сама смерть покажется мелкой неприятностью. А будет ли посмертие у самого Ригнара? Мысль эта его позабавила.

— А ты не боишься, — новоявленный вампир медленно растянул губы в очень нехорошей усмешке, демонстрирующей кончики клыков, — что я начну с тебя? В качестве, так сказать, благодарности?

— Ну не совсем же ты безумен, право слово. Ты и так переживешь меня на много, много лет.

— Ты забыл одно. Я уже мертв. Ну, да не тратить же время на метафизические дискуссии. Показывай библиотеку, жрец.

Первую свою жертву он запомнил навсегда. Потом были другие — много других, чьи лица стирались из памяти прежде, чем они успевали умереть. К ним он не испытывал ни ненависти ни жалости. Право слово, те, кого убивали его люди по его приказам — или те, кого убивал он сам по приказам купивших его меч — заслуживали смерти не больше и не меньше тех, что умирали потому, что ему потребовалась пища. В конце концов, человек — единственное животное, убивающее не только когда голодно. Несмотря ни на что, Ригнар ощущал себя человеком. Но первый…

На следующий день после трансформы он почувствовал непонятную раздражительность. Сперва тан списал было это на пережитый шок, но когда захотелось запустить стулом с первого попавшегося под руку служку, а потом размазать по стенам мозги всех остальных, он понял — что-то не так. Никогда раньше Ригнара не посещали неконтролируемые приступы ярости. Он пошел к верховному жрецу. На самом деле, тан предпочел бы никогда в жизни больше не встречаться с этим, с позволения сказать, человеком, но больше спросить было просто не у кого. Тот лишь растянул губы в своей мерзкой улыбке, при виде которой Ригнару снова едва удалось сдержать ярость.

— Ты голоден, только и всего. Пойдем.

Они шли запутанными коридорами. Ригнар положил себе, добравшись в библиотеку, в первую очередь найти планы храма и хорошенько в них разобраться. Зависеть от провожатых было унизительно.

— Есть у нас сейчас один человечек, — говорил жрец на ходу. Этого мы выкупили отнюдь не из мягкосердечия. Он клеветал на богов — и отсечение головы, что назначили ему светские власти слишком милосердно. Его надо сжечь на площади перед Храмом, дабы другим неповадно было.

Тана передернуло:

— В чем же состояла его клевета? — полюбопытствовал он.

— О, — небрежно отмахнулся его провожатый, — обычные бредни о падении наших милосердных Молодых Богов.

На минуту Ригнар остановился, словно вкопанный:

— Но это правда!

— Мы уже говорили об этом, — напомнил жрец. — И я объяснил, почему мы так поступаем. Этого человека сожгут завтра утром. Ты знаешь, как это бывает — решетка, медленный огонь, опахала, чтобы приговоренный не задохнулся в дыму раньше времени, пара жрецов, поддерживающих его в сознании до последнего. Или ты утолишь свой голод. Быстро и милосердно. Ты ведь склонен к милосердию, Ригнар? — язвительно засмеялся он. — Вы, наследные таны любите красивые слова о чести, благородстве и милосердии. И поэтому миром правим мы. Те, кто знает, что цель всегда оправдывает средства. Всегда, тан, запомни это.

Ригнар мог бы свернуть ему голову одним движением. А дальше? Вырезать весь храм? Даже если каким-то чудом он бы справился и с отлично обученной стражей, и с владеющими магией жрецами, то что потом? Ему нужно убежище хотя бы на тот срок, что потребен для осознания себя иного. Для изучения своих новых возможностей. Если он объявит войну всему миру, то как долго проживет? И кто совершит его месть кроме него?

Они остановились перед неприметной дверью, одной из череды других, снабженных тяжелыми засовами.

— Он там. Ты можешь, конечно, продолжать утверждать, что он невиновен и не заслуживает своей участи. Но он умрет в любом случае. Как — решать тебе. — Жрец отодвинул засов.

Ригнар шагнул внутрь, чувствуя себя донельзя отвратительно. Дверь захлопнулась.

Помещение было едва освещено тусклым огоньком коптилки, но теперь Ригнару было более чем достаточно этого света. По правде говоря, он ожидал увидеть кого-то более походящего на преступника. Если бы перед ним предстал матерый каторжник, обросший и в лохмотьях, тану, возможно, было бы легче.

На лавке сидел молодой человек, едва ли не моложе самого Ригнара. Рыжие кудри, любопытные зеленые глаза, даже следы чернил на пальцах сохранились несмотря на неволю. Он чем-то неуловимо напомнил Ригнару лекаря, жившего у них в Хьернире, хотя тот был стар. Возможно, дело было в неистребимом любопытстве, написанном на лицах обоих. Отец держал того лекаря даже не столько ради его умений — он вообще считал, что воину не пристало обращать внимания на пустяковые раны, а со смертельными ни один лекарь не справится — сколько за неистощимый запас рассказов о стародавних и нынешних временах и отличное знание карт. Но когда в замок пришел мор и половина дружинников разбежалась, опасаясь заразы, старый лекарь ходил за больными, не считая времени суток. До тех пор, пока сам не свалился, чтобы уже не встать.

— Кто ты, — звонкий голос парня согнал морок. — Ты непохож ни на храмового стражника, ни на жреца. Да и на служку, разумеется, тоже. Кто же ты?

— За что тебя приговорили? — спросил Ригнар, удивляясь сам себе. Зачем ему это знать? Что ему за дело до этого грамотея?

Тот неподражаемо передернул плечами:

— Язык мой — враг мой. Написал поэму, рассуждая: если боги таковы, как говорят о них жрецы, то нужны ли людям такие боги? И прочитал другу, у которого, как выяснилось, религиозные чувства возобладали над всем остальным.

На секунду Ригнар перестал его слышать. Все окружающее стало нереальным. Жажда. Безумная, непредставимая раньше. Которую нельзя утолить ничем, кроме… Кровь. Много крови. Кровавая пелена застилает глаза. Люди — пища для бессмертных, не более. Начать с этого, а потом… Утопить в крови весь мир, чтобы напиться вволю.

Морок схлынул так же внезапно, как появился. Ригнар помотал головой, отгоняя остатки кошмара. Пленный умник, кажется, ничего не заметив, продолжал говорить:

— … Вот только не понимаю, зачем жрецам нужно было выкупать того, кто посягнул на их богов.

— Тебя сожгут завтра на площади перед храмом, — хрипло ответил тан. Как-то ему довелось присутствовать на публичной казни. «Ты ведь помнишь, как это бывает…» Крик, безумный крик горящего заживо. Тошнотворный запах жареного мяса. Жадное любопытство толпы, делающей ставки, сколько он еще продержится. Обрекать на подобное человека, чья вина была лишь в неправильном выборе друзей…

Молодой человек побледнел.

— Надо было догадаться, — сказал он наконец. — Жрецы не отличаются излишним милосердием.

Ригнар промолчал. Он видывал смерть в разных обличьях, так почему же сейчас он колеблется? Только лишь потому, что этот парень, невесть из-за чего ему нравится?

— Умереть — тоже надо уметь, — вдруг тихо сказал пленник. Посмотрел на ошарашенное лицо Ригнара и добавил совсем другим тоном. — Это не мои слова. Их принес один мой знакомый, ученик истинного мага, из странного мира, не ведающего магии. Он говорил, что там и время течет как-то странно — всякий раз, как туда попадаешь, оказываешься в разных эпохах. Он приносил мне оттуда стихи. Вот уж не думал, что однажды сам начну размышлять об этом:

«…На свидание к небесам паруса собирая тугие.

Хорошо, если сам. Хуже — если помогут другие…»

Ригнар всегда считал стихи уделом тех, кто не в состоянии совладать с оружием и способен лишь играть словами. Но почему эти слова, произносимые тихим задумчивым голосом врезались в сознание, точно набат?

«…Смерть приходит тиха, бестелесна, у себя на уме.
      Грустных слов чепуха неуместна, как холодное платье к зиме.
      И о чем толковать…»
Ригнар лишил его сознания одним коротким движением, так, чтобы тот не успел даже понять, что произошло. Нагнулся, разорвал воротник. При виде обнаженной шеи разум снова застлала алая муть. Металлический вкус крови во рту показался приятней самого изысканного вина. Наконец, выпрямившись, вытер губы и долго, точно не веря, смотрел на окровавленную ладонь. В душе не было смуты. В душе вообще ничего не было, кроме звенящей пустоты и странной удовлетворенности. Каким-то нутряным чутьем он знал, что этого хватит на несколько дней. В последний раз посмотрел на безмятежное лицо мертвого парня. Первый.

Проведя не так уж много времени в библиотеке Ригнар выяснил что большинство из того, что он прежде знал о вампирах — полная чушь. Священные символы, чеснок, серебро… Был только один верный способ прикончить его — отрезать голову, и сжечь тело. А пепел развеять. Да еще солнце — отчасти. Потому что существовали способы защититься от губительного воздействия солнечного света. Магические, разумеется. Теперь творить заклинания для него было столь же естественно, как и дышать. Конечно, не все. Конечно, он никогда бы не смог сравниться с Истинным магом, и даже просто с сильным колдуном из рода людей. Но никогда прежде Ригнар не обладал способностями к магии. Тем более — способностью к трансформации. Облик летучей мыши был порой значительно удобней, человеческого. Еще удобней оказалась способность проникнуть в любое помещение. где он бывал хоть однажды. А самой интересной оказалась возможность путешествовать между мирами и по Межреальности. И заклинание, позволяющее найти своего врага, где бы он ни находился.

Старый лис был прав. Ригнар пережил его на много веков.

Он менял миры и имена как перчатки. Неизменным оставалось только одно — каждый раз он выбирал мир поблизости от того, где находился его враг. Ригнар учился. Любому боевому навыку, что только можно. И раз за разом приобретал славу непобедимого наемника — лучшего из тех, чей меч можно купить. Он выбирал нанимателей, точно капризная невеста — жениха, заламывая цены, от которых охали даже признанные богатеи — просто так, чтобы соответствовать своей репутации. Он учил военному делу баронские дружины, организовывал партизанские войны, штурмовал считавшиеся неприступными крепости, выходил один на один перед сражающимися армиями. Но никогда Ригнар не позволял втянуть себя в дворцовые интриги или заняться банальным убийством по заказу. Это было слишком неинтересно. Так продолжалось до тех пор, пока очередной мир не надоедал. Тогда — пустить слух о смерти «непобедимого» героя — и начать все сначала в очередном мире.

Самым забавным было то, что никто из тех, с кем вместе он ел, пил, спал, проливал кровь, никогда не догадался о его истинной природе. Маскировка так же совершенствовалась век за веком — а в загребущие руки лекарей он не давался принципиально. Еще не хватало, чтобы кто-то вдруг заинтересовался, почему самые страшные раны заживают чуть ли не на глазах. Не говоря уж об отсутствии дыхания и пульса.

Впрочем, один человек все-таки знал. Точнее, одна. Та, из-за которой он едва не забыл, ради чего стал таким.

Это было одном из тех странных миров, чьи жители были напрочь обделены даже малейшей способностью к колдовству — и где, как ни странно, почти ежедневно горели костры, сжигавшие «колдуний».

Ригнар появился там недавно и, никому не известный, примкнул к отряду наемников. Война шла так давно, что никто уже и не помнил, когда она началась и из-за чего. Это, впрочем, не было редкостью в разных мирах, равно как и огромное количество людей, которых она кормила. Так было и будет испокон веков и Ригнара этот порядок вполне устраивал. Прибиться к очередному отряду головорезов, выбиться в командиры, создать себе репутацию — такую, чтобы заинтересовались люди, способные сделать настоящий заказ — все было уже просто и катилось по накатанной колее. На самом деле, он давно бы мог отстроить себе замок в каком-нибудь тихом и спокойном мире и жить припеваючи. Вот только что проку в такой жизни? Тот, кто рожден воином, не сможет сидеть тихо даже в самом тихом мире.

Наступающая армия не щадит мирных жителей, оказавшихся у нее на пути, и горящие деревни — обычное зрелище в таких случаях. Видят боги, подобное творится не в первый и не в последний раз и не бывшему тану менять устоявшийся порядок вещей. Да и боги, точнее, бог, этого мира не вмешивается. Неудивительно, впрочем, если вспомнить, что творит церковь его именем. Ригнар равнодушно наблюдал за своими теперь товарищами по оружию, бесчинствующими в маленькой деревушке, не вмешиваясь в происходящее. До тех пор, пока не увидел, как один из солдат тащит за волосы отчаянно вопящую девчушку лет восьми. Странно, что детский крик до сих пор не мог оставить Ригнара безучастным.

— Зачем она тебе? — заступил он дорогу мародеру.

Тот, осклабившись, объяснил. С такими деталями, что у Ригнара, отнюдь не скромника и не святоши, уши едва не свернулись в трубочку. Что ж, тоже в общем-то не ново. Но ребенка?

— Отдай ее мне. — Тускло сверкнула золотая монета.

Зачем он это делает? Какое ему дело до происходящего вообще и этой девчонки в частности?

— Делиться не хочешь? — ухмыльнулся солдат, разглядывая монетку.

— Можно и так сказать, — он ухватил за руку яростно вырывающуюся девочку. Подождал, пока солдат отойдет в сторону.

— Тихо, дуреха. Ничего я с тобой не сделаю, — и, увидев, что она не поняла, повторил то же самое на ее родном языке. Сколько же языков он теперь знал? Ригнар попытался вспомнить, и бросил это дело в самом начале. Какая, собственно, разница. Девчонка затихла.

Выяснилось, что дома у нее уже не было. Отца забрали в солдаты, мать умерла прошлым летом, а старую бабку, пытавшуюся отстоять если не жалкое имущество, то хотя бы внучку, походя приложили затылком об дверной косяк. Ригнар вздохнул. В который раз его привычка лезть не в свои дела сослужила плохую службу. Что теперь с этим делать? Не может же он таскать ее при себе: в конце концов, армейский обоз — не лучшее место для ребенка. Подумав немного, тан вспомнил, что храмы всех миров иногда берут на воспитание сирот. Кажется, где-то неподалеку был монастырь.

Настоятельница поджала губы:

— Да, мы действительно берем на воспитание детей. Но у нас школа, а не приют для сирот. Содержать приют в нынешние времена благодаря, э… вашим соотечественникам монастырю не под силу. Мы и так платим казне двух государств. И за девочек, находящихся у нас в пансионе, родители вносят плату.

Ну правильно, откуда ожидать дружелюбия, если он в форме вражеского солдата. Ригнар и забыл об этом: для него эти тряпки никогда не имели значения. А она смела, эта настоятельница. Настолько уверена, что если обе армии молятся одному богу, ее не тронут?

— Хорошо, а после того, как они заканчивают учебу, что тогда?

— Если родители или опекуны не забирают их домой, тогда — постриг. Но если кто-то из них умудряется найти жениха, мы не возражаем.

— Я так понимаю, приданое несколько облегчает поиски жениха, — Ригнар вытащил из-за пазухи небольшой мешочек и вытряхнул на ладонь три крупных алмаза. Чеканка монет в разных местах различна и достаточного количества золота, которое не вызвало бы лишних расспросов у него пока не было. А вот драгоценные камни одинаково редки во всех мирах. И не носят на себе клейма.

— Этого достаточно для оплаты учебы и приданого?

У монахини округлились глаза:

— Да, вполне. Кто она вам?

— Скажем так: я ее опекун.

— Как зовут девочку?

Вот этим-то он абсолютно забыл поинтересоваться.

— Жанна, — прошелестело снизу.

— Пойдем, Жанна.

Ригнар вышел за ворота, ухмыльнулся. Интересно, сколько из оставленного им осядет в карманах настоятельницы? Он не собирался проверять. Если кому-то действительно дороги эти блестяшки, пусть забирает. Вряд ли он вообще когда-нибудь вернется сюда.

Вернуться, однако пришлось. Лет через пять он проезжал эти места в качестве телохранителя герцога, и тот решил остаться при монастыре на ночь. Разумеется, настоятельница узнала Ригнара. За прошедшее время он и думать забыл об этой девчонке, а вот на тебе, пришлось выслушивать долгий и нудный отчет о ее успехах в вышивании, пении и катехизисе.

— Вы не хотите повидаться со своей воспитанницей?

Он не хотел. Но, похоже, добрые дела не остаются безнаказанными.

— Он рассказала мне, кто Вы ей на самом деле, — настоятельница правильно истолковала его кислую мину. — Нечасто встретишь такое участие к ближнему своему. Девочка каждый день молится за Вас. Не обижайте ребенка.

Молится за него? Такого на памяти Ригнара еще не было. Проклинали — не единожды, убивали тоже бессчетное количество раз, а вот молитвами себя никто не утруждал. Может быть только мать когда-то давно. Когда он вспоминал о ней в последний раз?

— Что ж, не будем обижать ребенка.

Он проговорил с этой девчонкой весь вечер и сам не заметил как. Она была в том возрасте — уже не ребенок, но еще не девушка — когда тело меняется на глазах, а душа с изумлением смотрит на мир, ожидая чудес. Она действительно каждый день молилась за него, как за спасителя. Крепко, видимо, запал в душу пережитый ужас. А еще она оказалась ужасно любопытной и без конца расспрашивала о том, правда ли герцог ест на золоте и частенько видит короля, о соседних и дальних странах, о диковинных обычаях чужих народов… обо всем на свете, и смотрела на Ригнара так, словно он был посланцем небес, вещающим святые истины. Это трогало и странным образом волновало. Он уже давно ни с кем не разговаривал просто так.

Разумеется, Ригнар забыл об этой встрече на следующий же день. Что ему за дело до ребенка, пусть даже и спасенного им когда-то? Но через месяц пришло письмо, написанное не слишком твердым почерком. Все девочки у них, писала Жанна, ведут переписку со своими родителями или опекунами. Ей очень бы хотелось быть «как все». Конечно, она понимает, что он ей ничего не должен, напротив, он и так проявил огромное участие в судьбе сироты, но все же не будет ли он так любезен отвечать на ее письма? Хоть изредка, по мере того, как позволят дела, несомненно важные и нужные? Но если не сможет, то пусть не утруждает себя. Девочки у них в школе, писала она, от него в восторге — телохранитель герцога. Он, наверное, великий воин. А еще они сказали, что он такой красивый!

Читая эти наивные детские похвалы, Ригнар едва не рассмеялся вслух. Вот только поклонения девочек в монастырской школе ему и не хватало. Красивый, выдумали тоже. Видели бы они его за охотой. Заикание до конца дней им бы было гарантировано. Внезапно он ощутил острое желание взглянуть на себя в зеркало и расхохотался уже в голос. Пару раз он заглядывал в зеркала — давным-давно из чистого любопытства. Забавное было зрелище — одежда, натянутая на невидимую плоть и полная пустота на месте рук и головы. Забавное и жуткое одновременно, и с тех пор он подобные опыты не повторял.

Слишком занят? У герцога было немало врагов, но после того, как несколько подосланных убийц приняли смерть быструю и довольно жестокую, а отравить тоже не получилось — Ригнар чуял яд за версту — они несколько приутихли. А потом, Ригнар собственноручно натаскал еще шестерых — так, чтобы при герцоге неотлучно находились трое телохранителей, а он лишь приглядывал за ними, и заняться стало совершенно нечем. Надо, пожалуй, ответить, это его развлечет.

Через некоторое время Ригнар с удивлением поймал себя на том, что ждет писем от Жанны. Девочка взрослела на глазах. Может быть, в этом была заслуга и самого Ригнара, который сразу не стал опускаться до «детского» тона (да у него это и не получилось бы — за всю свою долгую жизнь он никогда не имел дело с детьми), а может просто пришла пора, но ее письма с каждым разом становились все разумнее и интереснее. Да и, в конце концов, она была единственным человеком, кому было не все равно, существует ли вообще Ригнар на этом свете.

Он даже принял приглашение настоятельницы и приехал проведать свою «воспитанницу». Это было роковой ошибкой. Когда ее привели в комнату, Ригнар на какое-то время просто лишился дара речи. Он привык думать о ней как о ребенке, а перед ним предстала девушка. Огромные серые глаза, тяжелая коса, осанка королевы. Сколько же ей сейчас лет? За все это время он так и не удосужился поинтересоваться ее возрастом.

Немую сцену прервала настоятельница, посоветовавшая им выйти в сад, чтобы спокойно поговорить, сколько душе угодно.

— А что скажут сестры — ваша воспитанница наедине с мужчиной? — на всякий случай поинтересовался тан.

— Ну, во-первых, там нет укромных уголков, где могло бы случиться что-то недозволенное, а во-вторых Вы ее опекун. — Холодно ответила монахиня.

— Это делает меня евнухом? — спросил Ригнар уже исключительно от ехидства. Краем глаза заметил, как покраснела девушка и широко улыбнулся.

— В глазах сестер — несомненно. — С достоинством ответствовала настоятельница.

Ригнар улыбнулся еще шире и, галантно предложив девушке руку вывел в сад.

Какое-то время он молчал, бесцеремонно ее разглядывая.

— Сколько тебе лет? — спросил он наконец, чтобы хоть что-то спросить.

— Шестнадцать.

Он отметил про себя, что ее голос стал похож на серебряный колокольчик. Следующей пришла совершенно ненужная мысль — сколько же времени у него не было женщины? Не продажной страсти на одну ночь, а близкого человека. Давным-давно в Хьерварде у него была невеста… А теперь он даже не мог вспомнить ее лица.

Мало-помалу она оттаяла, он тоже пришел в себя. Через какое-то время Ригнар поймал себя на том, что готов просто слушать этот серебристый голос — и неважно, о чем она говорит. Это озадачивало. Он не стало думать об этом. Потом. Потом можно будет думать, анализировать — а сейчас он будет просто сидеть и разговаривать.

— А тебе…, - она запнулась Он сам попросил ее перейти на «ты» — Ригнару не нравился этот обычай называть одного человека так, словно несколько, — А тебе сколько лет? — закончила она.

Сколько? Хотел бы он сам это знать. В разных мирах Река Времени течет по-разному, а этот мир и вовсе несуразен. Он давно перестал считать годы. А внешние изменения остановились тогда, когда он стал таким. Сколько ему было тогда? Сразу и не вспомнишь.

— Не помню. — Честно признался Ригнар. — Я давно не считал.

— Когда ты привел меня сюда, я была ребенком. Сейчас я выросла, а ты совсем не изменился. Кто ты?

Кто он? Еще один замечательный вопрос.

— Не спрашивай, Жанна, — вздохнул Ригнар. — Лучше не спрашивай.

С этого дня в их переписке появилось что-то новое. Что-то гораздо более теплое и душевное, нежели раньше. И все чаще он ловил себя на том, что хочет с ней увидеться. Несколько раз он не отказывал себе в этом желании — и не разочаровывался. Ну и что, что под неусыпным присмотром сестер, не сводящих с них глаз в монастырском саду. Это не мешало держать ее за руку и смотреть в бездонные глаза. Большее? Конечно, он не отказался бы, представься возможность, но ее не было.

А потом срок обучения в монастырской школе подошел к концу и во весь рост встала проблема — что делать дальше. Постриг? Молодой красивой девушке оказаться погребенной заживо в монастырских стенах — не самая завидная участь. Выдать замуж? За кого? За какого-нибудь молодого и смазливого охотника за приданым. Жанна, конечно, сокровище, но кто об этом знает, кроме него? Но, сколько Ригнар ни думал над этой проблемой — похоже, это оставалось единственным выходом. И все равно все это ему не нравилось. Оставалось только спросить у нее самой.

Он приехал в монастырь и без обиняков заявил настоятельнице, что ему необходимо поговорить со своей воспитанницей. Наедине. И без чужих глаз.

Жанна выслушала его не перебивая. И от этого молчания Ригнару делалось все более и более неуютно. Да, он прекрасно сознавал, что, спрашивая ее мнение на самом деле просто перекладывает на нее ответственность. Что раз уж он принял на себя заботу о ней, то и решить должен сам. Но, будь оно все проклято, он не хотел отдавать ее никому!

— Ты можешь просто забрать меня отсюда. Ты мой опекун.

— Ты не сможешь жить одна. Люди плохо на это смотрят. — Признаться, мораль этого мира порой ставила его в тупик, но Жанне придется ей соответствовать.

— Я могу жить с тобой.

— Тем более. Незамужняя девушка и неженатый мужчина, пусть даже в глазах всех я твой опекун. — На собственную репутацию ему было абсолютно наплевать — в этом мире он гость, как и в любом другом. Но ей то здесь жить. Да и не сможет он просто жить с ней бок о бок — день за днем просто жить рядом с женщиной, которая… да хватит в конце концов врать самому себе — которую любишь, просто жить и ничего больше — этого не выдержит ни один мужчина.

— Ты мог бы жениться на мне. — Еле слышно сказала она.

— Что?! — опешил Ригнар. Это было настолько неожиданным и невероятным, что он смог лишь повторить: — Что?

Жанна залилась краской, но взгляд не отвела:

— Ты мог бы жениться на мне, — повторила она.

Неплохо, ничего не скажешь.

— Ты сама понимаешь, о чем говоришь? — с тихой яростью спросил он. Почему он так разозлился? Только лишь потому, что она первая заговорила об очевидной возможности, которая не пришла ему в голову? А почему она не пришла ему в голову? Не потому ли, что…

— Посмотри на меня. — Был день, но окно в ее келье было малюсеньким, а Ригнар стоял в тени. Он снял все заклинания, меняющие облик. Несмотря на невозможность посмотреть на себя в зеркало, он знал, как выглядит без маскировки. Слишком бледная, с синеватым отливом кожа. Заострившиеся скулы. Глаза с вертикальным зрачком. Медленно улыбнулся, демонстрируя клыки. — Посмотри на меня повнимательнее.

Краска на ее лице сменилась мертвенной бледностью.

— Ты спрашивала, кто я. Теперь ты видишь. — Его понесло. — Ты ведь читала страшные сказочки про таких, как я? Не живых, не мертвых, злодеев, пьющих по ночам кровь у невинных жертв? Эти сказочки говорят о том, что иначе не выжить?

Он думал, она закричит или упадет в обморок. Ничего подобного. Она просто смотрела на него широко раскрытыми глазами и молчала. А он уже не мог остановиться. Он рассказывал все — все с самого начала, с того дня, как помнил себя. Про смерть родителей, про свое танство, про тот трижды проклятый день, когда в его жизни появился Хаген. Про безмятежное лицо мертвого грамотея с любопытными зелеными глазами. Он понимал, что нельзя, не следует этого делать, но остановиться не мог. Он замолчал лишь когда выдохся окончательно.

Жанна подошла к нему, положила руки на грудь. Серые глаза оказались близко-близко.

— Я люблю тебя.

Он ослышался?

— Я люблю тебя, — повторила она. — Помолчи, я знаю, что приличные девушки себя так не ведут. Но на самом деле мне все равно, что так нельзя. И мне все равно, кто ты. Это твоя жизнь и твой выбор, мне не снилась и сотая часть того, что ты пережил, так кто я такая, чтобы осуждать?

Все еще не веря, он накрыл ее губы своими. Она ответила, сперва робко и неумело, потом все более страстно.

— Не надо, — хрипло сказал Ригнар, с трудом оторвавшись от ее губ. — Не надо, иначе я… Порядочные девушки ведь не ложатся с мужчинами до свадьбы. — Улыбнулся он — совсем не так, как незадолго до этого.

— А свадьба будет? — прошептала она.

— Будет, — так же шепотом ответил он.

В конце концов, пропади оно все пропадом!

Она умерла через три года. Холера не спрашивает, есть ли у ее жертвы кто-то, кто не представляет жизни без… Ригнар мог бы ее спасти. Мог бы… сделав такой, как он сам. Он так и не смог решиться на это. Он испугался. Испугался, что через какое- то время она проклянет его за это.

Говорят, мир жесток. Ерунда. Он просто абсолютно равнодушен как к живым, так и к мертвым. В жизни Ригнара снова осталось только одно.

Он гонялся за Хагеном по всему Упорядоченному не считая века. И никак не мог застать одного. Несколько раз он был так близко, но в Долину Магов не было хода таким, как Ригнар, а любую маскировку тамошние обитатели раскусили бы в два счета. В Обетованное, разумеется, тоже не стоило соваться одному. А в Межреальности Хаген появлялся все реже и реже. Ригнар ждал. Ждал подходящего случая.

И однажды ему удалось. Они сошлись нос к носу на одной из троп Межреальности. Ригнару было все равно, куда и по какому делу направлялся его противник. Можно было даже, пожалуй, просто выпустить ему в спину стрелу. Он не стал унижать себя подобным. В конце концов, если враг умирает, не узнав, от чьей руки и почему — это не месть. К тому же, Хаген был не из тех, кого можно было застать врасплох. Ригнар «вышел» на эту «тропку» буквально перед носом Хагена.

— Поговорим, тан Хаген?

— Кто ты? — поинтересовался тот внешне абсолютно спокойно, даже не протянув руку к эфесу. Но Ригнар теперь хорошо знал людей — и видел, что смертельный замах мог родиться в любое мгновение.

— Ну конечно, ты не помнишь, — тон Ригнара был обманчиво мягок. — Где могучему тану упомнить всех, по чьим трупам он прошел на пути к своему танству? А вот я помню, как горели мои корабли. И развалины Хьернира тоже помню.

— Долго же ты ждал. — Хаген извлек из ножен меч мягким кошачьим движением.

— Я умею ждать. — Ригнар отсалютовал противнику своим мечом прежде, чем напасть. Бравада? Пусть думает, что хочет. Сегодня его день.

Мечи столкнулись. Ригнар облегченно перевел дух — о голубом клинке Хагена ходили легенды. Но его собственный меч, вынесенный им из одного гибнущего мира выдержал. Они бились расчетливо и неторопливо — если подобную характеристику можно было применить к схватке, где каждое неверное движение стоило жизни. Противники стоили друг друга. Силы были равны, а значит надо было ждать. Ждать, кто первый ошибется. Время то тянулось обманчиво-медленно, то неслось безумными скачками. Надо было ждать. После стольких веков ожидания это казалось невыносимым. Но Ригнар давно уже не был тем юнцом, чья гордыня заглушала разум. Он давно уже не был прежним. От прошлого осталось лишь имя — и месть. Та, что провела его через эти века. Та, что сделала его тем, кем он стал. Ригнар не думал об этом. Нельзя позволить ненависти завладеть собой — это он давно познал в полной мере. Нельзя, чтобы ярость смазала решающий удар. Он ждал. И дождался. Хаген никогда в жизни не терпел поражений. И именно поэтому он таки сделал ошибку первым. Клинок Ригнара рухнул, рассекая тело пополам…

Тяжело дыша, Ригнар остановился. Не веря себе, взглянул на тело. Неведомо зачем пощупал артерию на шее — хотя какая жизнь может сохраниться в теле, разрубленном надвое. Хаген был мертв. Тан медленно вытер окровавленный меч, забросил его в ножны. Вот и все. К этому он шел много веков. Так почему же так хотелось завыть, точно волку в полнолуние?

— Это нечестно, учитель! — стукнул по столу Хаген.

— Конечно, нечестно. Ты предпочел бы умереть? — приподнял бровь Хедин.

— Не знаю. — неожиданно медленно ответил его ученик. — Я пережил всех, кто был мне дорог. Кроме тебя. Так многое ли держит меня на этом свете?

— Эй, ты что? — обеспокоено подал голос с другой стороны стола Ракот. С тобой все ли в порядке, парень?

— Все со мной в порядке, — отмахнулся тот. Мгновение слабости миновало — это снова был воин. Спокойный, собранный, уверенный в себе. — Он оказался сильнее. И получилось, что я просто сбежал, точно последний трус!

— Зато этот ненормальный упырь больше не будет гоняться за тобой по всему Упорядоченному. — фыркнул Владыка тьмы.

— Успокойтесь оба, — не выдержал Хедин. — Да, ты прав, Хаген, — продолжал он уже тише. — Выдернуть тебя из под удара в последнее мгновение, подменив гомункулом — твоей точной копией, было нечестно. Но, — его голос упал чуть ли не до шепота, — Хаген, мальчик мой, я не могу позволить тебе умереть. Прости…

В наступившем неловком молчании трое долго не могли поднять глаз.

Он был пьян третью неделю подряд. Он не знал что делать дальше. Века у него была цель. Цель достигнута. Теперь…»Я предлагаю тебе возможность потягаться с учеником бога, Ригнар…» — вспомнилось ему. Ученика больше нет. Но учитель остался. Ригнар медленно улыбнулся. Под приподнятой губой блеснули кончики клыков. Учитель. Похоже, жизнь снова приобретала смысл.

Алесь Куламеса
ЗАБАВА ДЛЯ БЛАГОРОДНЫХ

— Славный сегодня будет день, самое то для охоты, — сказал барон Агнар, похлопывая по холке своего жеребца, — Не так ли, почтенный ярл?

Ярл Сигурд покосился на барона и криво улыбнулся. Он мучился жестоким похмельем и даже та лёгкая рысь, которой трусила его лошадь, доставляла Сигурду невообразимые страдания.

До поездки к Агнару, ярл считал себя непревзойдённым выпивохой, но рыжебородый Агнар, казалось, мог влить в себя целую бочку эля и при том ни капельки не захмелеть. Вчера, на пиру в честь помолвки старшего сына Сигурда Отра и единственной дочери Агнара Скади, барон и ярл под восторженный рёв дружинников затеяли дружеское состязание — кто кого перепьёт. Последнее, что помнил Сигурд, это огромный жбан, который он осушал в третий раз. Потом — провал, свет от яркого утреннего солнца прямо в глаза, жажда и жуткая головная боль. Сигурд проклинал всё на свете — никогда, даже в бесшабашные времена лихой юности, он не чувствовал себя так плохо. Ярл уже начал жалеть, что отпустил Отра в Хедебю, где тот встретил эту вертихвостку Скади. Оставил бы его тогда дома, и не мучался бы сейчас так.

Правда, положа руку на сердце, Сигурд, конечно, радовался такому союзу. Агнар по праву считался одним из самых сильных баронов Восточного Хьёрварда. Его дружина насчитывала почти тысячу мечей. Под началом Сигурда стояло две тысячи отчаянных рубак и вместе они могли смести любого, исключая, конечно, Хранимое королевство. Кроме того, на землях барона росли исключительные по качеству корабельные леса. Теперь они достанутся Сигурду без малого даром. Это позволит увеличить и без того не малый флот, а главное — самое главное! — снимет напряжённый страх повредить или, спаси Ямерт, потерять «дракона». Далеко не каждый ярл может позволить себе подобную расточительность. Такой сильный козырь, наконец, давал Сигурду долгожданный шанс стать первым среди ярлов. И уж точно Длинноносый теперь поутихнет. Начнёт, конечно, договоры всякие хитроумные плести, ярлов на Сигурда натравливать, но что его хитрость против простой, грубой, но ощутимой силой трёх тысяч мечей? Ветер в лицо, не более. Дунет один раз — и всё, ни вреда, ни пользы. Однако, не стоит даже давать ему возможность чего-нибудь удумать. Сразу же после свадьбы — наведаться всем скопом к Длинноносому в гости, подпустить ему красного петуха в хозяйстве. Опять же, другим ярлам, что помельче, острастка будет. Чтоб знали, кто с нынешней весны на море хозяин.

Но стоило Сигурду пошевелиться, как все радужные перспективы исчезали в жуткой головной боли. Ярл хватался за ковш, большими глотками пил воду и думал, что сейчас, вот в этот самый миг, с радостью отказался бы от всех прожектов, лишь бы не мучаться. Из постели он поднялся еле-еле, чуть слуг на помощь не позвал. Но удержался. Негоже ярлу немочь свою показывать. Подумаешь, похмелье! В первый раз, что ли? Сигурд кое-как оделся, и придерживаясь за стенку, нетвёрдой походкой нездорового человека, направился на воздух, до ветру.

В замке царила суета. Бегали слуги, лаяли псы, жрали лошади, тяжело топали ратники барона — все они бегали и шумели почём зря и до крайности раздражали несчастного Сигурда.

Ещё больше похмелье ярла усугублял бодрый вид барона. Тот деловито и энергично расхаживал по мощёному (исключительная редкость в этих краях!) двору, сильным уверенным голосом отдавая распоряжения. Барон радовался предстоящей свадьбе дочери, не меньше, чем Сигурд. У Агнара не было наследника и если уж передавать баронство в наследство, то уж внуку, родной кровиночке. Ну а кроме того, союз с ярлом Сигурдом, давал неисчислимые выгоды. Чего стоила одна только возможность возить товары в обход Торговой республики!

Барон, как и полагается человеку его сословия и положения, презирал торговлю, считая её делом неблагородным, и потому сам не торговал. Зато держал несколько ушлых купцов, которые занимались его финансами и вывозили с земель барона в разные части большого Хьёрварда, всё, что можно было продать — от хлеба до мехов. Какую-то часть доходов, они — Агнар это знал, но внимания не обращал, считал, что без крадежу торговый человек жить не может, — тайком клали себе в карман, десятую часть получали за труды открыто, а остальные барыши доставались барону. Всё бы ничего, да слишком уж много сил уходило на борьбу с Торговой республикой. То они сговорятся и цены собьют, то поднимут плату за провоз товара морем, то подговорят какого-нибудь ярла и тот коршуном налетит со своей дружиной на корабли барона, пожжёт, пограбит.

Но теперь — всё! Сигурд будущего свата в обиду не даст. Если надо — и корабли даст, и охрану изрядную. С ним не каждый ярл отважится свару затевать. А теперь, когда Агнар всегда мог поддержать Сигурда своими могучими ратниками, так, поди, и вовсе никто. Ну и пусть остальные бароны кричат, что, дескать, ярлы исконные баронские земли отобрать хотят. Не отберут. А вот союз с ярлами только выгоды и сулит.

Заметив кислый вид ярла, Агнар кликнул служку и велел тому принести эля. Отпив крепкого напитка, Сигурд почувствовал себя несколько лучше, по крайней мере, противная слабость в ногах прошла. Он подошёл к хитро улыбающемуся Агнару.

— Сегодня у нас будет нечто особенное, — ухмыльнулся барон. — Специально для дорого гостя!

Ярл чувствовал себя не настолько хорошо, чтобы удивляться. Видя это, Агнар не стал секретничать и просто сказал:

— Мы отправимся на охоту. На такую охоту, какой у вас, в ваших скалах и фьордах, никогда не устроить.

— Охота, — с сомнением протянул ярл. С куда большим удовольствием, он бы остался в замке в своих покоях. Но обижать хозяина и будущего свата не хотелось и Сигурд согласился.

— Вот и отлично! — засиял барон. — Тогда можем выступать! Или ты, почтенный ярл, хочешь сначала поснедать?

Сигурд скривился, с отвращением подумав о еде, и ответил:

— Нет уж, потом.

— Потом так потом! Мои молодцы уже накормлены, твои тоже. Я прикажу тебе собрать с собой.

— Не стоит, — отмахнулся ярл, — Свежаниной побалуемся, если вдруг захочется.

— Не будет у нас свежанины, почтенный Сигурд, наша сегодняшняя добыча особенная. Её есть нельзя.

— Вот как? — ярл почесал бороду. — Что ж это за дичь?

— Особенная, ярл, особенная. Увидишь, — барон повернулся и отправился к конюшням. Но через несколько шагов остановился и добавил, — Только обязательно свои доспехи гномьи надень. Так надёжнее будет.

Здесь ярл нашёл в себе силы удивиться, но Агнар не обратил внимания на поднятые брови Сигурда и зашагал по своим делам. Озадаченный ярл недоумённо пожал плечами и направился в свои покои. Там он облачился в известный по всему побережью гномий доспех. Он достался Сигурду нелегко: сначала пришлось долго добиваться расположения подгорных мастеров, а потом — отдать за полный доспех свою долю с двух походов. Но ярл никогда не жалел. Сталь, выкованная гномами была во сто крат крепче людской. И, к тому же, неизвестно отчего, легче. Если бы на нём был доспех сделанный людьми, Сигурд вряд ли без посторонней помощи смог бы спуститься вниз, а тем более взобраться на коня. В гномьем же доспехе это не составляло никакого труда.

Оседлав своего гнедого, ярл подъехал Агнару, разговаривающему с коренастым крепким мужиком.

— Кого ты выбрал, Фимафенг?

— Думаю погнать семью, что возле Дубравы кочуют. Селяне жалуются на них — все поля потоптали, спасу нет.

— А большая семья? — барон оглянулся на ярла, — Смотри, я дорогому гостю хочу настоящую охоту показать, не поскакушки какие.

— Большая, почтенный барон Агнар. Штук двенадцать.

Барон довольно усмехнулся и обратился к Сигурду:

— Нас ждёт отличная охота. Ручаюсь, ты такой не видел! Ну, Фимафенг, куда ты погонишь их?

— Тролли всего скорее захотят в болота свои уйти. Так им один путь — через поле, что за Дубравой лежит.

— Хорошо, — кивнул Агнар, — выводи своих. А мы прямиком туда и поскачем. Когда ты их на нас выгонишь?

— К полудню. Не позже.

— Смотри, не заставляй нас ждать.

Фимафенг поклонился и рысцой побежал к воротам. Вскочил на коня, гикнул и вылетел из замка. За ним двинулись пешие. Одни держали в руках медные круглые щиты и какие-то колотушки, другие — большие охотничьи рога, третьи вели подвывающих от нетерпения собак. «Загонщики», — понял Сигурд. Их было около двух сотен. Надо же, как много!

Видать, знатную облаву Агнар собирается устроить. Вот только на кого?

— Что ж, почтенный Агнар, — произнёс ярл, подъехав к барону, — может быть ты уже расскажешь мне, на кого мы будем охотиться?

— Терпение, дорогой родственник, терпение. Всему своё время.

Сигурд раздражённо хмыкнул, но барон не обратил на это внимания. Он приподнялся на стременах и зычно, на весь двор крикнул:

— Выступаем!

С полсотни всадников взлетели в сёдла и двинулись к воротам замка. Ярл повернулся к своим. Слагфилд, правая рука Сигурда, старый проверенный соратник, уже посадил дружинников ярла на лошадей и теперь лишь ждал сигнала.

— За мной, — махнул рукой ярл и тронул коня.

Что ж, охота так охота. Но всё-таки, на кого они устраивают облаву?

Большой Грын растянулся в тени раскидистого вяза. Он лениво жевал нежный побег папоротника и наблюдал за копошением детишек. Несколько лун тому назад Тара, Мать семьи, позволила ему быть с Хирой и теперь, надеялся Грын, после Белого Леса, во время Цветущей Травы, она родит ему сына. Большой Грын нисколько не сомневался, что именно сына. И малыша будут звать ых Хира. Что значит — сын Хиры.

А ых Тара, брат, тогда же получит настоящее имя. И то сказать, время уже — руки до колен достают, живот почти как у большого, а он всё еще — ых. Мать семьи сказала, что в следующую Цветущую Траву он пройдёт обряд Взрослого.

Большой Грын (тогда его звали ых Кана, сын Каны) хорошо помнил свой обряд. Ему приказали закрыть глаза и долго вели куда-то по лесу. Потом, он это чувствовал, они вышли к Медленной Воде. Под лапами захлюпало, стало тяжело идти. Но ых Кана упорно шёл, доверяясь ведущим его и честно не открывая глаз. Наконец, он почувствовал под ногами твёрдую землю. Его осторожно остановили и разрешили открыть глаза.

Он находился на крохотном островке посреди большой Медленной Воды. В самой центре стоял большой замшелый камень. Он был очень большой. Даже Кныр, самый сильный и большой в их семье, рядом с валуном казался новорожденным детёнышем.

Мать семьи подошла к камню, прикоснулась к нему ладонями и что-то запела низким хриплым голосом. Слов ых Кана не понимал. Не то чтобы они звучали не разборчиво. Нет, они просто были незнакомы. Как будто не из их языка. Остальная семья уселась полукругом перед камнем и помогала Таре, ухая и шлёпая ладонями по земле.

Это продолжалось долго. Но ых Кана терпеливо ждал. Хотя по молодости и глупости, он не понимал, что и для чего делает Мать семьи, он внимательно слушал её пение. Наконец, она закончила и подозвала ых Кана:

— Прикоснись к камню.

Ых Кана подошёл и положил руки на валун. Он удивился. Там, подо мхом, чувствовалась Сила. Она пульсировала, набухала и опадала, ворочалась, как Кныр во время сна. Сила внутри камня жила.

— Что ты чувствуешь, сын Каны?

— Силу, Мать семьи.

— Что она говорит тебе, ых Кана?

— А разве она может говорить?

— Может. Ты лишь прислушайся лучше. Представь, что ты спрятался и слушаешь, не подкрадывается ли к тебе человек.

Ых Кана последовал совету Матери. Он закрыл глаза и затаил дыхание. И спустя мгновение услышал внутри головы голос. Раскатистый, как гром, и нежный, как прикосновение матери.

— Ты — сын Каны. Теперь твоё имя — Большой Грын. Ты — часть нашей семьи. Нашей. Большой. Семьи.

Голос утих. Грын постоял немного, потом отнял ладони и повернулся к Матери семьи.

— Всё. А что теперь?

— Какое имя ты услышал? — заглядывая в глаза, спросила Мать.

— Большой Грын.

— Хорошо, — она улыбнулась, — ты знаешь, что это за камень?

Большой Грын замотал головой.

— Это Мать Всех Троллей. Когда-то давным-давно она пришла на эту землю и дала начало всем троллям. Она жила очень долго, но и ей подошло время уходить. Тогда она пришла сюда и попросил у Медленной Воды, чтобы та помогла ей и после смерти оберегать её род. И добрая Медленная Вода превратила его в камень. В Мать Всех Троллей. Здесь, рядом с ней, тебе — и любому другому из нашего рода — никогда не будет грозить опасность. Здесь никто не сможет причинить тебе вреда, даже человек. Помни об этом, Большой Грын.

Грын догрыз корень и потянулся за другим. Внутри своей головы он видел недавние бытие с Хирой во всех подробностях. Эти видения наполняли его радостью и силой. А ещё — надеждой на повторение. Кныр говорил, что самка вряд ли понесёт от одного раза. А раз так — Грыну наверняка предстоит ещё несколько приятных встреч. Он зажмурился и потянулся всем телом, разминая затёкшие мышцы.

Рядом визгливо закричала малышня. Грын приоткрыл один глаз и покосился в сторону шума. Так и есть. Ых Нава опять дрался с ых Кача. Они кубарем катались по земле, мутузя друг друга коротенькими ручонками. Матери, Нава и Кача, спокойно смотрели на возню, не собираясь её прекращать. Зачем? Пусть учатся. Драться им в жизни придётся не раз. Против троллей из других семей, если те забредут на территорию семьи Тары. Впрочем, до драк доходило редко. Обычно, хотя и не всегда, всё заканчивалось взаимными угрозами и битьём себя кулаками в грудь.

Гораздо опаснее было во время Белого Леса, когда оголодавшие волки начинали неделями кружить вокруг семьи, стараясь отбить детёныша. Бывало, что они, одурев от бескормицы, бросались в прямую атаку. Тогда приходилось встречать их грудью. Цветущей Травой можно было схлестнуться с только проснувшимся медведем и беснующимся во время гона туром. И только в Доброе Время тролли жили вполне спокойно и их почти никто не тревожил. Почти — потому что был ещё один враг, о котором Грын предпочитал даже не думать. Чтобы не накликать беды.

Грын мотнул головой, отгоняя дурные мысли. Его внимание привлёк Кныр — сильный самец, с позапрошлого Доброго Времени, когда погиб Кирх, Отец семьи. Он в развалку направлялся к трём молоденьким самочкам, сидевшим в тени большого дуба и вычёсывавшим друг другу волосы пятернями; среди самок была и Хира. Кныр остановился невдалеке от дуба, похлопал себя по ляжкам и заурчал — приглашал поиграть. Самочки ответили нестройным хором отказов. Кныр недовольно заворчал, и, угрожающе насупившись, двинулся вперёд. Самки подняли вой и начали швырять в Кныра ветки и траву. Он остановился и снова заухал. Но тут с противоположного конца поляны раздался грозный окрик Тары. Кныр безысходно вздохнул и, обиженно надувшись, побрёл прочь от дуба. Перечить Таре он не смел — все знали её крутой нрав. Она легко могла задать трёпку любому из семьи. Что частенько и делала, особенно, когда бывала не в духе.

Впрочем, сейчас Мать семьи занималась другим — поглощала жуков, которых палочкой выковыривала из-под коры поваленного дерева. Особо лакомых многоногов она отдавала сидевшей рядом Туне — та ждала малыша и семья старалась кормить её как можно лучше.

Внезапно Тара встрепенулась и замерла. Палочка выпала из толстых пальцев. Тара рыкнула на возившуюся в траве малышню и детишки испугано затихли. Умолкли и взрослые. В наступившей тишине явственно послышался грозный шум. Он приближался. Вся семья с внезапно нахлынувшим страхом смотрела на Тару. Та резко втянула воздух, раз, другой и вдруг с ненавистью рыкнула:

— Люди!!!

— Все здесь? — Фимафенг обвёл собравшихся взглядом. Полторы дюжины десятников загонщиков, псарей и лучников. Взгляды спокойны, но лица серьёзны — понимают, что охота будет не простой. Как всегда, впрочем. Ещё ни одна охота на троллей не обходилась без жертв. И ладно бы собаку какую потерять, так ведь обычно люди страдают. Обязательно одного-двух убьёт, а с десяток — покалечит. Не любил, ох не любил Фимафенг эти благородные забавы. Ладно бы пошуметь да погойсать на конях по лесу, а потом упиться в охотничьей избушке, как отец Агнара делал. Так ведь нет — обязательно нужно трофей добыть. Чтобы было, дескать, о чём зимой у камина вспоминать. И ладно бы голову тура или медведя — этих взять не так уж сложно. Обязательно тролля подавай. А про людей никто не думал. Фимафенг досадливо поморщился, но большего себе позволять не стал — не пристало ему волю баронскую оспаривать. Его дело служить. Как отец и дед служили — верой и правдой. А несогласие своё — при себе держать. Наглухо.

— Все, — наконец ответили на его вопрос.

— Тогда начнём, — лесничий откашлялся и продолжил. — Как всегда, всё что от нас требуется — выгнать добычу на барона. Там уж он сам справится. Важно сделать так, чтобы тролли вышли прямо на барона, не свернули ни влево, ни вправо. Промахнёмся — уйдут. Пойдут по топям прямо к своему острову и всё — ищи свищи. На болотах их никому не взять. Потому сегодня цепь пойдёт не прямо, как обычно, а подковой. Вот так.

Фимафенг опустился на колено и кончиком ножен начертил на земле схему.

— Сначала двинется левое крыло, что возле Бабьего Яра стоит. За ними — правое, потом — центр. Я буду в центре. На левом крыле главный — ты, Хёгни, — лесничий указал на невысокого ловкого мужичонку, — на правом — ты, Хродр.

Усатый старик кивнул: понял, дескать.

— Шуму поднять побольше, — Фимафенг поднялся, — Нам с троллями биться не с руки. Их обязательно нужно на барона и его гостя выгнать. Так что — слушайте внимательно! — если тролли на нас рванут, шуметь, пугать, огнём жечь, но только не драться. Не наше это дело. Ясно?

Десятники утвердительно прогудели в ответ. Что ж тут не ясного? Их, загонщиков, дело маленькое — добычу поднять, да из облавы не выпустить. А брать зверя — это уж пускай барон с дружиной ловчатся. У них и доспехи, и мечи с копьями, и делу ратному они получше обучены.

— Ну, коли ясно, так за дело, — Фимафенг принял из рук молодого загонщика поводья и вскочил на коня, — Начинаем.

Десятники поспешили к своим людям. Совсем скоро у Бабьего Яра загудел рог и лес враз наполнился грохотом железа, рёвом рогов, истошным лаем собак. Над головой лесничего захлопали крылья напуганных птиц — они, одурев от шума, метались в кронах деревьев.

Спустя мгновение такой же шум докатился справа.

Фимафенг выждал немного, чтобы крылья облавы достаточно продвинулись вперёд и скомандовал:

— Пошли!

Люди, усердно стучавшие в крышки котлов и дувшие в рога, всё же услышали его и двинулись вперёд.

Загон начался. По прикидкам лесничего до дневного лежбища троллей оставалось не больше получаса ходу. Они смогли подобраться так близко только благодаря сильному ветру, дувшему от лежбища. Не будь его, тролли давно бы почуяли облаву. Теперь же они вряд ли смогут избегнуть встречи с бароном.

Тем не менее, Фимафенг подозвал мальчишку-посыльного:

— Найди Хёгни и передай — я приказываю перейти на лёгкий бег. Мы должны быстрее добраться до троллей. Как передашь — беги к Хродру. Скажешь ему то же самое. Выполняй.

Мальчишка сорвался с места и помчался вдоль цепи. Фимафенг вздохнул. Что ж, всё от него зависящее он седлал. Теперь дело за бароном.

— Да, дорогой ярл, — Агнар вытер усы запачканные пивом и отрыгнул, — охота, скажу я тебе, забава для людей благородных. Чернь охотится чтобы пропитаться. Быдло! Охотится для еды — всё равно, что спать с бабой ради потомства: никакого удовольствия, работа одна.

Ярл рассеянно слушал болтовню барона. Сам он к охоте относился прохладно, из всей добычи предпочитая две: богатые корабли и богатые города. В остальном же, он, выросший в среди скал фьордов, где охотиться было попросту не на кого, охотой не интересовался. И, по правде сказать, сегодня поехал только из уважения к будущему свату. На деле он с куда большим удовольствием остался бы в замке, тем более, что он вечером присмотрел там хорошенькую служанку, до которой не смог добраться по причине дурацкого состязания, затеянного Агнаром.

— И потому я уверен, — гудел барон, — что охота закаливает дух человека, делая из него настоящего мужчину. Где, я спрашиваю, можно поразмять кости, когда нет войны? Ристалища да турниры? Забава для юнцов, неженок и белоручек! Там больше поют да складывают вирши в честь прекрасных дам сердца, чем по-настоящему сражаются. Можно, конечно, у себя на дворе поразмяться. Ну так это тем более не настоящий бой! Кругом-то все свои, да и мечи тупые, специально, чтобы несильно покалечиться. Так что, ярл, как не крути, нету лучшего способа не давать дружине, да и самому себе, жирком заплыть.

Сигурд отвернулся от говорливого барона и тоскливо обвёл поляну взглядом. Надо же, похоже, только ему тут скучно. Его дружинники нетерпеливо ёрзали в сёдлах, то и дело проверяя оружие и доспехи. Им не терпелось наконец схлестнуться с грозным противником, о котором они слышали только в сказках и легендах. Ратники барона было делано спокойны, но опытный глаз ярла различал на их лицах плохо скрываемые признаки волнения. Он знал это состояние. Ожидание боя, какое бы оно ни было — тревожное ли, радостное ли — всегда пьянит не хуже вина. Воины барона попросту хорохорились перед дружинниками ярла: вот, мол, какие мы, нам ходить на троллей — всё одно что жбан в три глотка осушить.

Ярл понимал их и понимал своих бойцов: хочется по возвращении домой похвастаться тем, что сам тролля брал. Не волка, не тура — тролля!

Сигурд усмехнулся и повернулся обратно к барону. Тот увлечённо что-то высматривал по-над лесом. Ярл проследил за его взглядом и увидел кружащих над деревьями птиц.

— Началось, — выдохнул Агнар, — скоро поднимут троллей. Эй, воины, слушайте меня! Особливо ярловы, кто на тролля не ходил. Тролль, он, поганец, почти как человек в броню закованный. Только дуже больше и сильнее человека. Раза в три, стало быть. Бить — слушать внимательно! — нужно или по сухожилиям на ногах, или по глазам, или, значит, по яйцам, ежели самец будет. Это касается лучников и тех, которые с копьями. Остальные — куда достанете, то и ладно. Шкура у тролля толстая, покрепче кольчуги будет. Но пробить можно. Если долго и сильно молотить. Дальше слушайте! Нападать лучше со спины и по одиночке, так надёжней. Тролли обычно лапами отмахиваются, как ветряные мельницы. Если ловкость есть, легко увильнёшь. Не увильнул — считай готов. Даже полный доспех не спасёт, не то что кольчужка да шлем. Лапа у троллей тяжёлая. Ещё скажу! Если троллиха с детёнышем будет, старайтесь бить по малому. Мать тогда ярится, это да, зато о себе не думает. Так её достать гораздо легче. С коней послезайте! Кони, они в таком бою одна обуза. Пехом будем поганцев брать. Так что, слазьте, да отведите коней подальше. Ну, всё, кажись. Слышите? Ломятся. Начинается потеха!

Опыт не подвёл Агнара. В лесу затрещало, зашумело и на поляну перед строем выкатились, по иному не скажешь, серо-зелёные туши троллей. Выкатились и замерли. Уставились на людей зло и загнано. Люди, особенно ярловы дружинники, жадно рассматривали свою будущую добычу. Даже Сигурд приподнялся на стременах, чтобы лучше рассмотреть невиданных ранее зверей. Троллей было двенадцать: два длинноруких пузатых самца, один самец-подросток, старая самка, две самки, каждая с детёнышем на руках, три молодые самки, не такие толстые как остальные, и ещё одна — явно на сносях.

Большего ярл рассмотреть не сумел. Тролли преодолели мгновенное замешательство и с рёвом кинулись прямо на людей.

Бежавший впереди всех могучий самец, не останавливаясь, почти не нагибаясь, подхватил с земли изрядных размеров валун и, широко размахнувшись, метнул его в строй людей. Воины бросились в стороны, но строй был слишком плотен и не все успели увернуться. Камень сбил с ног троих и покатился дальше по земле, весь в красных пятнах. Двое из упавших остались лежать неподвижно, а один слабо шевелился и стонал.

— Они хотят прорваться, — заревел Ангар, глядя на несущихся клином троллей, — нужно их разделить. Лучники, залп! Цельтесь по детёнышам!

Щёлкнули тетивы луков и, вплетаясь тонкой нитью в рёв троллей, в воздухе запели стрелы. Спустя мгновение они достигли троллей. Ярл Сигурд с удивлением увидел, что далеко не все стальные наконечники пробивают шкуры зверей. Большинство отскакивали и бесполезно падали на траву и лишь некоторые неглубоко вонзались в плоть. Ни одна стрела не поразила глаза троллей. Те просто прикрылись руками и стрелы не достигли своей цели. Единственными, кому залп нанёс ощутимый вред, были детёныши. Как ни старались матери закрыть их от стрел, всё же несколько, пущенных особо меткой рукой, поразили маленьких троллей. Их шкурка, не такая плотная, как у взрослых, не могла остановить губительную сталь. Над поляной поднялся тонкий визг раненых малышей. Им вторил ненавидящий рык матерей. Но затея барона не удалась — тролли по-прежнему бежали плотным клином.

Ярл покосился на Агнара. Тот, довольно оскалившись, внимательно следил за боем. Перехватив взгляд Сигурда, он ухмыльнулся:

— Я и не рассчитывал, что это их остановит. Просто хотел раззадорить малость, чтоб забава знатной получилась. Смотри, сейчас будет жарко, — он набрал воздуху в грудь и зычно крикнул, — в кольцо, ребяты! Окружай поганцев!

Ратники барона эта команда явно была не в новинку. Они споро и слаженно стали прогибаться, отступать в центре, оставляя фланги на местах. Тролли мчались вперёд, не замечая маневра людей. Ярлу уже казалось, что через мгновение они прорвут строй людей и устремятся к лесу на дальнем конце поляны.

В этот самый момент отходившие ратники барона резко остановились, уткнув древки копий в землю. В один миг перед троллями вырос колючий частокол из стали и дерева. Бежавший первым тролль пытался остановиться, но плотная масса бегущих сзади сородичей буквально швырнула его на копья.

Ярл видел как, на мгновение прогнувшись, хрустнули древки под тяжестью туши твари. Толкаемый сородичами тролль, в которого уже глубоко вонзились наконечники, неудержимо рвался вперёд. Тем самым, всё больше насаживаясь на копья. Он без разбору шлёпал лопатообразными ладонями куда попало, швыряя людей на землю, сплющивая шлемы и ломая щиты. Сзади давили его сородичи, упорно продвигаясь вперёд. Люди, хоть и отступали шаг за шагом, хоть и падали под ударами обезумевшего от боли самца, но держались. Вдруг раненый тролль споткнулся, сделал один неуверенный шаг, другой и упал на колени, уткнувшись обломками копий, торчащих из груди и живота, в землю. Какое-то мгновение он простоял так, а потом стал медленно сползать вниз. Из его спины, пробив кожу, показались острия наконечников, измазанные в чёрной крови. Сородичи тролля, ошарашенные внезапной гибелью лидера, остановились в минутной растерянности.

В этот момент, наконец, по клину троллей со всех сторон ударили остальные ратники.

— Слагфилд, — повернулся ярл к соратнику, — пусть наши парни присоединяются.

Усач кивнул и выкрикнул приказание. Дружинники ярла с рёвом кинулись в гущу боя.

Несмотря на гибель главного самца, разорвать клин было не так то просто. Тролли сбились в кучу и отчаянно отбивались от копий воинов. То один, то другой, падал под могучими ударами наземь и далеко не всех успевали вытащить из-под ног троллей.

Ярлу стало казаться, что противостояние никогда не кончится: силы были равны. Да что там! Тролли были сильнее. Даже в окружении они упорно, хотя и медленно, продвигались к спасительному болоту. Барон же, вопреки ожиданиям Сигурда, не выказывал ни малейшего беспокойства. Он зорко следил за боем и время от времени довольно сопел.

Наконец случилось то, чего он ждал. Какой-то меткий ратник достал копьём одного из малышей, которые прятались внутри клина, за спинами взрослых. Тот взвизгнул и упал, бессильно цепляясь за мать. Троллиха взвыла и, разломав клин, бросилась на людей, нанося беспорядочные удары. В образовавшуюся щель тут же вломилось несколько дюжих ратников с секирами. Они мгновенно зарубили второго малыша и вспороли живот беременной, не сумевшей увернуться или защитить плод, троллихе. Плотный клин разорвался и с этого момента бой превратился в отдельные стычки.

Ярл с удовольствием отметил, что его дружинники действуют не хуже ратников барона. Может, и не так ловко, зато основательно. Они уже завалили двух молоденьких самок, подрезав им сухожилия на ногах и затем забив булавами. А теперь кружили вокруг третьей — самой старой. Та, видимо, благодаря опыту, оказалась опасным противником и дружинники старались достать её издалека, копьями. Но самка двигалась удивительно быстро и ловко, нанося редкие хлёсткие удары. И не всегда людям удавалось увернуться от них. Внезапно самка застыла, окинула взглядом поле и схватку, и прокричала что-то нечленораздельное, после чего с удвоенной энергией стала нападать на людей, стремясь вырваться из кольца.

Оставшиеся в живых тролли отреагировали на её призыв одинаково — перестали пробиваться к болоту и развернулись в сторону леса. Не всем эту удалось. На глазах Сигурда, жалобно захрипев, рухнула ещё одна троллиха, утыканная копьями, как подушка для иголок.

Внимание ярла привлекла пара троллей, быстро пробивающихся к лесу. Впереди, прикрывая идущую за спиной молодую самку, двигался самец, держащий за ноги ещё живого ратника и размахивавший им как булавой. Сигурда передёрнуло от такой жестокости. Он представил себя на месте ратника и его, бывалого вояку, не раз видевшего самые разные смерти, передёрнуло от отвращения.

— Агнар, — окликнул он барона, который в этот момент любовался, глядя как его воины добивают припавшего на одно колено тролля-подростка, — смотри, они уходят!

— Ничего, — оскалился барон, — догоним. Эй, Сневар и Эйтиль! Мигом свои десятки в сёдла! Добыча уходит!

Десятники кликнули людей и спустя мгновение Агнар и Сигурд, сопровождаемые ратниками, рванули в погоню за троллями.

Грын бежал, с трудом волоча за собой отстающую Хиру. Она спотыкалась, несколько раз падала и он поднимал её. С каждым падением её тело становилось всё тяжелее и уставшему, покрытому не глубокими, но чувствительными, ранами Грыну было всё труднее поднимать её. Хира была ранена. Ловкий удар человека рассёк ей бок и из раны, не переставая, текла кровь.

Грын знал, что надо остановиться, чтобы закрыть рану хотя бы подорожниками, но за спиной он чувствовал погоню и потому продолжал тянуть Хиру вперёд.

Когда их клин распался, он старался быть рядом с Хирой, защищая её от людей. Только поэтому он смог вытянуть её из боя, услышав приказ Тары: спасаться, не думая о других. Просто спасаться. Мать семьи поняла, что им не прорваться к болоту, и не желая, чтобы вся семья погибла под ударами людей, приказала не заботиться о других. И бежать. Бежать быстро и далеко. Покуда будет сил.

Сначала Грын не понимал, куда он стремится. Ему хотелось оказаться как можно дальше от поля, где погибла вся его семья. Поэтому он просто бежал, не разбирая дороги и даже не стараясь путать следы.

Потом он стал понимать, что, несмотря на страх и отчаяние, он выбрал путь, ведущий в то единственное место, где, кроме острова с Материнским Камнем, он может найти убежище. Он бежал к хутору единственного на весь мира человека, которого тролли не боялись.

Когда этот человек появился в лесу, Грын не знал. Кныр рассказывал, что давно, много Цветущих Трав тому назад. Он жил тихо, ни на кого не охотился и не мешал троллям. Постепенно они привыкли к нему и перестали обращать внимание на этого странного человека. Однажды случилось так, что несколько малышей из соседней семьи заболели. Как ни старались родители и Пата, Мать Семьи, малышам ничего не помогало.

И тогда, совершенно неожиданно, к лежбищу пришёл отшельник. Он предложил помощь. Бескорыстно.

Пата долго не могла решиться на такое безумие — принять помощь от человека! Но вид мучающихся малышей убедил её в том, что другого выхода не было.

Отшельник вылечил детей какими-то отварами из трав и спустя несколько дней малыши уже резвились в траве как ни в чём не бывало. Тролли были поражены этим человеком и назвали его Тот-кто-дружит-с-травами. Или, если короче, Травником.

Весть о его доброте и умении врачевать широко разнеслась по лесам и к Травнику потянулись тролли. Иногда аж из Железного леса. А потом — не только тролли. Были и орки, и гоблины, и карлики, и даже альвы. Отшельник никому не отказывал в помощи и не требовал оплаты. Говорил, его богиня, Ялини, любит всё живое и желает, чтобы все существа жили в мире.

Тролли благодарили отшельника как могли: таскали дрова на зиму, поставили частокол вокруг его двора, иногда работали на огороде. Со временем они стали воспринимать его как часть леса. Травник перестал быть чужаком.

И теперь Грын спешил к нему, надеясь успеть до того, как Хира совсем ослабнет от раны.

Наконец, деревья расступились и перед троллями открылась поляна, посреди которой стоял хутор Травника — несколько построек, обнесённых высоким крепким частоколом.

В тот момент Хира тяжко вздохнула и без сил опустилась на землю. Грын захрипел, поднатужился и, взвалив самку на плечи, двинулся вперёд. Идти было тяжело, но тролль не обращал внимания на боль и усталость. Он видел перед собой цель и упорно продвигался к ней.

Дойдя до ворот хутора, Грын ударил в них ногой, поскольку руки были заняты. За частоколом зло залаяла собака. Грын снова стукнул в ворота. Собака ответила ещё более истошным лаем.

— Тихо, Куцый! — раздался слегка дрожащий от старости голос. — Кто там?

— Грын, — радостно выдохнул тролль. Всё хорошо! Травник дома и он поможет им с Хирой.

— Грын из семьи Тары? — голос звучал ближе, чем в первый раз, прямо из-за ворот.

— Да. Помоги.

Стукнула балка, которой отшельник закладывал ворота, и из калитки в створке вышел белобородый сгорбленный старик. Едва окинув взглядом троллей, он стрелой метнулся назад во двор. Грын не успел удивиться такому поведению Травника, как приоткрывшаяся створка ворот всё ему объяснила.

— Скорее заноси её, — торопил тролля старик. — Ей как можно быстрее нужно сделать перевязку.

Грын, тяжело ступая, вошёл во двор.

— Клади её здесь, — Травник уже держал в руках всё необходимое. Грын положил подругу на траву и отошёл в сторону, чтобы не мешать старику. Тот слал обмывать рану Хиры, сокрушенно вздыхая:

— Ей сильно досталось. Потеряно очень много крови. Если бы не её молодость и сила, ты не смог бы принести её сюда живой. Не волнуйся, Грын. Я постараюсь ей помочь.

Старик обмыл рану и стал посыпать её смесью каких-то трав.

— Кто это вас так?

Грын оторвал взгляд от посеревшего лица Хиры, посмотрел на Травника и ответил, с трудом двигая запёкшимися губами:

— Люди.

Гнаться за троллями было несложно: те оставляли чёткий след из поломанных веток, вывернутой травы и больших клякс чёрной крови. Если бы всадникам не приходилось заботиться о том, чтобы кони не сломали ноги в скачке по лесу, погоня настигла бы троллей в два счёта. Впрочем, барон не сильно расстраивался из-за вынужденной отсрочки:

— Это делает охоту ещё веселее! Какой интерес сразу настигать добычу? Нет, весь смак в том, чтобы долго гнать её, а уж потом, когда зверь совсем лишиться сил, убить, — говорил он ярлу, ехавшему рядом.

Сигурда, уже отошедшего от утреннего похмелья, погоня, как ни странно, увлекла. Ему не терпелось поскорее догнать добычу. И на этот раз он хотел сам пойти на троллей, а не наблюдать за схваткой, сидя на лошади.

Вскоре лес закончился и кавалькада вырвалась на большую поляну, в центре которой стоял небольшой хуторок. Рядом, за невысоким редким заборчиком, виднелся ухоженный огород.

— Что такое? — грозно нахмурился барон. — Кто посмел поселиться в моих лесах? Вернусь, спущу с Фимафенга шкуру! Чтобы знал, как за моими лесами приглядывать.

Погоня направила коней по кровавому следу, тянувшемуся от леса прямиком к хутору. У ворот отряд остановился и Агнар крикнул, что есть мочи:

— Эй, кто тут есть, покажись! Я, барон Агнар, хозяин этих лесов. Ты самовольно построил здесь хутор, да ещё укрываешь мою добычу. А ну, вылазь, кто живой. А то спалю всё к лешему!

На дворе было тихо. Хутор казался вымершим. Потом Сигурд услышал старческое покашливание и над частоколом появилась голова белого, как лунь, старика.

— Моё имя Хьялли, благородный Агнар, — сказал он, откашлявшись. — Я пришёл издалека и не знал, что у этих лесов есть хозяин. Простишь ли ты, о великодушный, неразумного старика?

— Может быть, — Агнар немного смягчился. — Может быть я прощу твоё самоуправство, если ты отдашь мне троллей, которые прячутся у тебя на подворье.

Старик помолчал и ответил:

— Зачем они тебе, благородный барон? Какой прок тебе от этих неразумных тварей?

— Что?! — взвился барон, — Как ты смеешь задавать мне вопросы, старый пень?! Немедленно открывай ворота и тогда, может быть, я передумаю и не прикажу снести за дерзость твою пустую голову.

— Они живые твари, — продолжал упорствовать Хьялли, — милостивая богиня Ялини учит нас любить всё живое.

— Я те покажу, как надо любить всё живое, болван! Открывай ворота!

— Милостивый барон, я прошу тебя….

— Эйтиль, — не слушая старика, повернулся Ангар к десятнику, — пусть лучники распалят трут и прикрепят к стрелам чего-нибудь для подпаливания. Эй, старик, выбирай: или ты откроешь ворота и пустишь нас внутрь, или я сожгу весь твой хутор с твоими троллями и тобой в придачу! Ну?

Сигурд с удивлением заметил, что лицо Хьялли переменилось. Ещё мгновение тому назад оно было подобострастным и кротким. А теперь глаза старика сузились, губы сжались и превратились в узкую чёрточку, на скулах заиграли желваки. Ярл вдруг почувствовал в старике железную волю и неистребимое упрямство, которые раньше скрывались за почтительный тоном и льстивыми словами. И понял — старик не откроет ворот. Ни за что.

— Берегись барон! — голос Хьялли зазвучал полно и властно, — Ялини — кроткая богиня, но у неё есть помощники, которые отомстят за убийство её слуги. Берегись, говорю тебе!

— Охо-хо! — развеселился Агнар, — Да ты грозишь мне! Ну давай, посмотрим, как они мне отомстят. Эйтиль, залп!

Свистнули тетивы луков и, волоча за собой следы из дыма, стрелы рванулись вперёд. Они вонзились в крыши построек и спустя мгновение язычки пламени споро побежали по сухой соломе. Вскоре все строения казались одетыми в огненные шапки.

— Ну, — ехидничал Агнар, — и где же месть? Что-то я всё ещё жив!

— Всему своё время, барон, — Хьялли презрительно цедил слова, совершенно не обращая внимания на стремительно ширящийся пожар за спиной, — придёт и твой час расплаты.

— Хватит, старик, мне надоело слушать твои угрозы. Эйтиль!

Десятник всё понял правильно. Он махнул рукой и несколько стрел вонзились в лицо старика. Хьялли взмахнул руками, словно взывал к богам и исчез с глаз. Шум удара тела о землю слился с рёвом набиравшего силу пожара.

— Сневар, бери своих молодцов и высади ворота! Только будь осторожен, мало ли что тролли учудить могут.

Ратники попрыгали с коней и принялись рубить ворота секирами. Закалённая сталь легко крушила хрупкое дерево, откалывая длинные щепки. Совсем скоро ратники по команде навалились на искалеченные створки и ворота, жалобно скрипя, подались.

В тот же миг из появившейся щели рванулась серая тень. Ратники живо отскочили, прикрываясь топорами. Тень оказалась худым и старым псом с куцым обрубком вместо хвоста. Пёс заполошно заметался среди людей, потом нырнул под животы лошадей и припустил к лесу.

— Вот так и старику нужно было — в лес, бегом, — засмеялся барон, глядя на улепётывающего пса.

Ратники вернулись к воротам. Ещё усилие — и створки широко распахнулись. Ратники охнули, и все как один, попятились. Посреди двора, подальше огня горящих строений, над телом самки стоял покрытый коркой чёрной крови тролль. В руках он, как палицу, держал толстое бревно.

— Люди, — прогудел тролль, — оставьте нас. Прошу.

— Вперёд, — рявкнул Агнар.

Ратники кинулись к троллю.

Он устремился к ним.

Мгновенная сшибка, взмах бревном — и вот уже двое отброшены могучим ударом в пыль, а один — в огонь.

Истошный вопль накрыл хутор.

Тролль развернулся, не давая себя окружить, и прыгнул к лежащей самке. Прикрыв её, он снова махнул бревном, отбивая копья. А вслед за этим на удачу хлопнул ладонью, вбив в землю ещё одного ратника.

Два копья достали его, ударив в грудь, но раны были неглубокими и тролль, взревев, рубанул бревном по ратникам. Люди умудрились изловчиться и отскочить. Бревно ударилось в землю и сломалось пополам. Тролль швырнул оставшийся в руках обломок в подобравшегося ближе всех ратника. Воин не сумел уклониться и отлетел к пылающему сараю. Спиной он ударился о горящие брёвна стены и та рухнула. Сверху на человека обрушилась, поднимая столб искр, часть крыши.

Крика не было.

— Ах он, сучий потрох, — взъярился Агнар, глядя, как гибнут его люди, — тварь вонючая! Ну, я ему покажу! Эйтиль!

— Погоди, — схватил его за рукав Сигурд, — не губи ратников. Я сам возьму тролля.

— Ты что, сват, помирать надумал? Эту скотину сейчас только скопом и можно взять! Окружить да затыкать копьями. А ты — виданное ли дело! — один идти собираешься. Не пущу! Не хочу грех на душу брать. Мне моё посмертие дорого!

— Я возьму его, — твёрдо, глядя в глаза барону, повторил ярл. — Один.

— Сигурд, — начал было Агнар, но ярл перебил его.

— Я своих решений не меняю. Этот тролль достоин честного, один на один, боя.

— Честного боя?! Эта скотина?!

— Я сказал, барон.

Ярл не стал дожидаться ответа и, захлопнув забрало, спрыгнул на землю. Вытянул меч и лёгкой, кошачьей походкой двинулся к троллю.

— Назад, — скомандовал Агнар ратникам, видя, как они замерли в нерешительности, не зная, что делать, — благородный ярл сам возьмёт тролля. Вам, неумехам, в науку.

Ратники поспешно и охотно отошли назад, оставив Сигурда один на один с троллем. Ярл не спеша приближался.

Барон невольно позавидовал той ловкости, с которой двигался немолодой в общем-то ярл. Сам Агнар давно погрузнел и не мог похвастаться чем-то подобным.

Ярл медленно приближался к троллю. Тот стоял немного сгорбившись, выставив кулаки. На его морде Сигурд не видел ненависти. Только усталость и обречённость. На какое-то мгновение ему стало жаль это ни в чём не виноватое существо. Но проснувшийся азарт охотника и желание получить славу победителя тролля в схватке один на один были сильнее. Ярл не останавливался. И не отрываясь смотрел в маленькие глаза противника. Первым ожидания не выдержал тролль. Рыкнув, он бросился на ярла. Сигурд, опытный фехтовальщик, ушёл с линии атаки лёгким пируэтом и хлестнул тролля по спине. Безрезультатно. Острый меч ярла не смог пробить толстую шкуру противника. Тролль развернулся и снова кинулся в атаку. На этот раз маневр ярла не удался и Сигурд покатился в пыли двора.

Он вскочил на ноги у горящего крыльца. Его обдало жаром и дымом. Ярл закашлялся. Сильно болело ушибленное плечо, но гномий доспех выдержал удар. За спиной Сигурда, поднимая в небо искры, завалилась прогоревшая стена дома. Тролль, угрожающе рыча, приближался.

Ярл метнул взгляд на Агнара. Тот нервно ёрзал в седле, кусая губы. Ратники следили за боем не менее увлечённо.

Тролль приближался.

Ярл закрутил мечом мельницу над головой, закричал во всё горло боевой клич своего рода и кинулся на тролля. Тот на мгновение замер, ошеломлённый внезапной атакой человека.

Этого мгновения ярлу было достаточно. Он проскочил под лапами тролля и со всего разбегу ударил в живот тролля мечом, как копьём. Кожа подалась и клинок по самую рукоять ушёл в нутро. Тролль взвыл и сгрёб ярла в охапку, прижав к широкой груди.

Сигурд чувствовал, что его сжимает будто тисками. Пока гномий доспех держался, но сколько это может продолжаться? Левой, свободной рукой, ярл нащупал кинжал на поясе, крепко сжал рукоять и рванул руку вверх. Он ударил, как учил Агнар. В глаз. Левый.

Тролль охнул и разжал руки. Ярл рухнул ему под ноги и едва нашёл в себе силы, чтобы отползти немного в сторону. Став на четвереньки, он поднял голову. Тролль стоял, опустив руки и пошатываясь. Из повреждённого глаза обильно текла кровь, заливая морду. Он был мёртв. Просто всё ещё не падал.

Наконец, ноги тролля подогнулись и он рухнул на землю.

Ярл с трудом поднялся. От ворот летели восторженные крики. Агнар шагал через двор пылающего хутора к нетвёрдо стоящему на ногах свату.

— Здоров же ты драться, ярл! Это ж надо, в одиночку — подумать только! — тролля взял! По приезду в замок обязательно пир устроим! А мой трубадур, бездельник, балладу в твою честь сочинит. Прославит на весь Хьёрвард!

Ярл согласно кивал, не очень-то слушая. В голове шумело и звуки долетали как будто издалека. Он подошёл к троллю и вытащил из глазницы свой кинжал.

— Я хочу, — повернулся он к барону, — чтобы из головы этого тролля сделали чучело. Есть у тебя такие умельцы, Агнар?

— Для тебя, дорогой ярл, всё, что угодно, — заверил его барон и продолжил восторгаться, — До чего славная охота получилась! Вовек не забуду!

— Барон, — донёсся до них голос Эйтиля, — а вот эта тварь ещё живая. Добить?

— Добей, — кивнул Агнар и довольно улыбнулся, — До чего ж славная охота! До чего ж славная!

Ярлу уже помогли сесть в седло и, несмотря на то, что в голове ещё шумело, сидел он твёрдо, с удовольствием ощущая на себе почтительные взгляды ратников. Пожалуй, с этого дня его будут звать Сигурд Победитель Троллей. А голову поверженного тролля он обязательно повесит над очагом в главном зале своего замка.

Отрубив головы троллям и подобрав своих павших, среди которых, кстати сказать, двое оказались только ранены, кавалькада направилась в замок. Оставив за собой пылающий хутор и три трупа.

Ближе к вечеру, когда солнце уже приближалось к закату и деревья бросали на землю длинные тени, на запах гари и крови из леса вышла лисица. Она осторожно, то и дело останавливаясь и принюхиваясь, приближалась к догорающему хутору. Угрозы она не чувствовала, но запах гари пугал её. Рыжая не любила огня. Но здесь огня почти не было. Он уже умирал.

Лисица вошла в распахнутые ворота и увидела две огромных туши, а недалеко от себя, слева, её одну — поменьше. Рыжая немного постояла, принюхиваясь, и направилась к туше поменьше. От неё исходил самый вкусный запах. Она знала, что надо торопиться. Скоро сюда сбежится пол леса.

Вскоре её ожидания оправдались. Во двор спикировала троица больших воронов. Деловито осмотревшись, они принялись клевать одну из туш в центре двора, самую большую. Лисица была этому рада. Она ещё не достаточно наелась, чтобы уступить законную добычу. А драться с воронами не хотелось.

Потом приковылял старый волк с перебитой лапой. Он не стал мешать лисице и принялся за третий труп. Он давно уже не ел так много.

Падальщиков всё прибавлялось. Подлетели суетливые вороны, появилось два барсука, даже медведь притопал.

Звери не дрались — еды хватало на всех.

А когда над лесом поднялась ущербная, но ещё яркая луна, на поляну выползла бесформенная туша. Припадая на одну ногу, она медленно, часто останавливаясь, заковыляла к пепелищу. Это была Тара, Мать семьи. Её тело покрывала корка спёкшейся крови, в груди и животе торчало с полдюжины стрел, плечо в районе ключицы, было насквозь пробито копьём. Она обломала древко, но вытянуть его не смогла.

Тара спугнула падальщиков, но они не ушли далеко. Ждали.

Мать семьи пошла к телу Грына и бессильно упала рядом. Долгое время она не двигалась и звери, решив, что она умерла, стали возвращаться к еде. Внезапно Тара пошевелилась, но это не спугнуло падальщиков. Они уже понимали — скоро еды станет ещё больше.

Мать семьи с трудом села и, глядя на тела погибших детей, тихонько запела.

Звери не испугались её песни. Они знали — скоро песня закончится.

Тара умолкла далеко за полночь.

И больше не шевелилась.

Михаил Кранц
АРЕНА БОГОВ

Тишина накатила внезапно, будто в одно мгновение ока застыл на свирепом морозе серый, безрадостный мир. Холод и впрямь напоминал о себе снова. Жег, как огонь, окровавленное лицо, покрытое свежими шрамами, врывался с колючим воздухом в грудь, заставлял беспомощно, мелко дрожать разгоряченное битвой тело. Еще миг назад ничего подобного вовсе не ощущалось, — так захватила пляска отточенной стали под звуки борьбы. Но теперь наступило безмолвие, и с лютою стужей проник до самого сердца страх. Не за себя — за тех, кого вызвался уберечь.

Орду обнаружили загодя. Впрочем, она особо и не таилась. Такая огромная стая чудовищ попросту не могла подойти незамеченной. И все равно звать на помощь соседей было бы глупо — слишком далеко отстоял от них хутор Арсага-Изгнанника.

Здесь давно привыкли надеяться только на свои силы. И многим казалось, что вовсе не зря. Шутка ли — стены из толстых бревен в три ряда, да полсотни боеспособных мужчин, готовых, если необходимо, прийти на подмогу Защитникам. Даже собственный чародей на хуторе был. И не какой-нибудь травник или колдун, а самый, что ни на есть, настоящий волшебник, жезлом владеющий. Предмет гордости хуторян и черной соседской зависти.

Волшебника звали Мирид. На вид ему было десятка два весен от роду — неслыханно молодой возраст для столь высокой степени мастерства. Он никому не рассказывал, кто такой и откуда пришел, а лишних вопросов на хуторе не задавали. Сам хозяин Арсаг, когда-то воевавший на стороне мятежных баронов, после победы армии короля бежал в эту дикую, непролазную глухомань со всею семьей. И приходили к нему в поисках работы и крова такие же отчаянные бедолаги, среди которых не затесалась бы ни одна королевская ищейка.

Поначалу, правда, хозяин Мириду не очень-то доверял, но волшебник оказался на самом деле толковым, и вскоре сумел прижиться на хуторе. Лечил людей и скотину, вызывал летом дождь, отводил его осенью. В бою был тоже не промах — огненными шарами Орду за сотни шагов от хутора бил. Да так крепко, что и Защитники оставались частенько без дела. Но только не в этот раз.

Такой Орды не видали прежде. Хоботяры и рогачи перли толпами, а за несметным множеством стеноломов, главопастей и разных тварей помельче не было видно земли. Волшебная сила Мирида под натиском чудищ не успевала восстановиться, а вскоре и оба Защитника рухнули на кровавый снег.

Стена зашаталась от мощных ударов. Словно гнилая солома посыпались бревна. Вот она, смерть без пощады и без разбора, рукой до нее подать. А еще лучше сталью отточенной дотянуться.

И пошли хуторяне, вооруженные, чем боги-милостивцы не поскупились… Велик ли выбор — драться или как скот безответный, с детьми и женами вместе погибнуть? Так пусть и чужая, черная кровь растопит сугробы, пускай надолго запомнит Орда этот бой!

В такие мгновения для Мирида все становилось иным, чем прежде. Время теряло привычный смысл. На взгляд юноши его меч будто кружилcя в медленном танце, хотя скорость ударов на самом деле была просто бешеной. Мохнатые лапы, рога, ядовитые жала и длинные шеи с зубастыми мордами тоже казались почти неподвижными. Мирид легко уклонялся от смертоносных атак и разил без промаха.

Какая-то тварь все же сумела задеть его вскользь когтями, оставив кровавый след на лице. В другом, бесконечно далеком мире он должен был чувствовать боль, о которой пока лишь догадывался. За свою недолгую жизнь он успел получить достаточно шрамов, чтобы не беспокоиться из-за новых. Да и нет его бренного тела здесь — только ярость и воплощенная воля.

Уже после боя, напрасно стремясь не утратить пьянящее чувство внутренней пустоты и свободы, Мирид иногда жалел, что выбрал путь чародея, не воина. Но теперь не до этого было. Свершилось чудо, — горстка отчаявшихся людей заставила многочисленную Орду отступить в лесные чащобы, откуда она пришла. Только слишком уж дорогою ценой досталась победа.

Из неказистых, но крепких жилищ высыпали дети и женщины. Плачут, визжат, воют в голос — сил нету слушать. Половину, не меньше, хуторских мужиков Орда положила. И каких — Харама, Фьорка, Артнеса-кузнеца…

Многие ранены, да не может покуда к ним чародей подойти. Другое сейчас важней. Арсаг, хозяин, то на Мирида, то на упавших Защитников молча глядит, а губы сами собой шевелятся, будто молитву шепчут.

Мохнатые, шестиногие, с парой массивных клешней и венцом гибких щупальцев, Защитники внешне во многом похожи на тварей Орды. Только нет в целом Хьерварде стражей надежней. И если погибнут они — не дадут боги новых, а значит и хутору пропадать.

Один из Защитников оказался выпотрошенным заживо, в распоротом брюхе кишела ордынская недобитая мелюзга. Мирид был почти уверен, что и второй не протянет долго со страшной раною на боку. И все равно склонился над ним. Кто знает, быть может успеет вернуться растраченная в бою волшебная сила. Она ведь не только убить, но и жизнь удержать способна.

Сила к Мириду не возвращалась, и Защитник гулко, натужно дыша, умирал. По огромному телу волной прокатилась судорога. Дернулась из последних сил широкая голова, и пара лиловых глаз уставилась на оторопевшего чародея.

Такого Мирид не испытывал прежде. Никто из жителей Хьерварда и представить не смог бы что-то подобное. Защитник по-своему говорил с ним! Только вместо обычной речи — странные мысли, звучащие в голове, и яркие, многоцветные образы. Мирид, хотя и с трудом, но сумел понять чуждый разум и даже поверить ему. Тот предлагал ни много, ни мало — единственный путь к спасению.

* * *
Эта земля называлась Элано. Чудное слово, неведомо кем придуманное. Арсаг, в свое время бывавший повсюду в Хьерварде, даже за Рыцарским Рубежом на юге, и слыхом не слыхивал о такой местности. Никто из хуторских о ней и подавно не знал.

— Минули тысячи лет, — упорно твердили наставники. — Многие старые земли исчезли, освободив место новым.

Такое, ну хоть убей, в головах хуторян не укладывалось. Помнили только большую, с баронский замок величиной, крылатую колесницу, что перед смертью Защитник вызвал из полыхнувшего в небе сияния. А еще — собственный ужас, и долгие уговоры Мирида довериться чужакам, желающим их спасти.

Пришлось согласиться, другого выхода не было. Оставшийся без Защитников хутор не продержался бы и трех дней. А соседи далече, да и захотят ли они принять беженцев?

Потом были жесткие, покрытые инеем ложа внутри крылатой повозки, резкий толчок и внезапно подкравшийся сон. Проснулись в огромном городе — прежде такого видеть не доводилось. Высокие, будто скалы, дома, бегущие вверх и вниз лестницы, целые лабиринты сумрачных коридоров. И голоса, голоса…

Слова приходили как бы из ниоткуда. Никто не произносил их вслух, но человек, если к нему обращались, мог именно слышать звуки привычной ему речи. Временами к словам добавлялись картины — яркие, четкие и подвижные. Наставники рассказывали, поясняли, спрашивали, и сами отвечали на вопросы. Но при этом никто из них не показывался на глаза людям.

Гостям прислуживали какие-то низкорослые, бессловесные твари. Они готовили и разносили пищу, лечили раненых, хоть и подозрительно смахивали на враждебную человеку нечисть. О прошлом напоминали и Защитники, неведомо от кого охранявшие коридоры.

Вскоре даже самый тупой из хьервардцев понял, для чего он здесь, и чем придется платить чужакам за помощь и гостеприимство. Земле Элано нужны были воины. Обычное дело, удивлял лишь размах предстоявшей войны. Речь шла о битве богов, где жизни людей и всех прочих смертных приравнивались к выпущенным влет стрелам. Столь же короткий век, и столь же скромные цели — слегка сдержать напор неприятельской армии, чтобы главные силы смогли перестроиться для ответной атаки. Но тем, кому все-таки повезет остаться в живых, этот мир обещали в награду.

Принуждать людей не потребовалось. Каждый мечтал о свободной, счастливой земле, которую, если удача не отвернется, получат в наследство его потомки. И теперь, стоя на вершине скалы, Арсаг с гордостью истинного владельца обозревал окрестности.

Справа пологий склон был распахан, слева огромные оползни почти скрывала чащоба, где в изобилии водилась разнообразная дичь. А под ногами лежала поросшая редким лесом межгорная котловина. Здесь Рокен, сын павшего при набеге Орды кузнеца Артнеса, наткнулся на выходы каменной соли. Гномы, что поселились к югу отсюда, многое отдадут за драгоценные белые крупицы. Утрут хуторские подгорным скрягам носы их же собственными бородами!

Своих людей Арсаг до сих пор иначе как хуторскими не называл. Этот новый, еще не обжитый край на самом деле мало что изменил в их обыденной жизни. Только хутор, построенный чужаками, был не бревенчатым, а из того же серого, необычайно прочного камня, что и единственный на Элано город.

В мире, готовом вот-вот превратиться в осажденную крепость, иметь собственное хозяйство порой важнее, чем горы оружия. Потому и пришлось людям хранить свой привычный уклад.

Жили по-прежнему хоть и семьями, но в составе одной сплоченной общины. Возделывали поля, разводили скот — местный и что привезли с собой. И так же, как в родном мире, постоянно держали оружие наготове.

Здесь не было страшной Орды, изводившей своими набегами прежде. Ожидали прихода иного, неведомого врага — со дня на день, а то и спустя какой-нибудь миг. И это беспрерывное ожидание казалось во много раз хуже, чем самый жестокий бой. Вот почему к обретенному чувству достоинства и свободы примешивалась тревога.

Над головою раздался знакомый гул. Арсаг поспешил отойти в сторону, покуда его позорное отступление не заметили сверху. На усеченную исполинской силой, ровную, словно стол, вершину скалы опускалась «вертушка». Так называли летающий экипаж на магической тяге — одно из последних изобретений чужаков, освоенное на Элано подгорным народом.

Едва перестали шуметь винты, из люка выкатилась широкоплечая, коренастая фигура Гормина.

— Век тебе пива не хлебать! — прорычал Арсаг застрявшее в памяти гномье проклятие. — Предупреждай о посадке загодя! Народ здесь горячий, сперва бьет, а после уж смотрит и думает. Могли бы и тарахтелку твою вонючую влет на иголки порезать!

— Коротки руки, варвар, — невозмутимо парировал гном, усмехаясь в густую, не по возрасту длинную бороду. — Предупреждай! Ишь чего захотел! Не до этого было, только в дороге и довелось отоспаться с тех пор, как в Белоскалье рвануло. На что у тебя Мирид, чародей твой хваленый? Слабо дармоеду этому опознать меня еще в небе?

— Делать ему больше нечего! — уклонился от неприятных вопросов Арсаг. — Лучше скажи, что в Белоскалье творится.

— Да гоблин его разберет! Запрещено приближаться к Башням до самого лета.

— Заклятое место?

— Скорее отравленное. Кто был там в тот день, когда пятая Башня рухнула, — уже не жилец. Говорят, по склонам какая-то дрянь растеклась, трава и деревья ночами светятся. Молим богов, чтобы напасть эту дождем куда-нибудь смыло.

Арсаг еще больше нахмурился. Башни были могучими артефактами, питавшими силой своей, будто кровью, построенный чужаками город. Без них не то, что стены подновить да поправить, — «вертушку» единственную починить нельзя, если, не ровен час, вдруг откажет! А упади Башня зимой — так и вовсе беда. Город бы просто вымер от холода, оставив поселения без поддержки.

Впрочем, забот и нынче прибавилось. Река Бель, на обрывистом берегу которой построен был хутор, брала начало как раз возле Башен. И если оттуда вниз потечет отравленная вода, без целительных чар многим туго придется. Вот бы к Мириду способности прежние воротились! Нет, видать не желают этого боги…

— Ладно, — вздохнул Арсаг. — Что привез-то?

— Пищу для луч-клинков и справы невидимой, да еще всякую мелочь. Хотел вам пару-другую печей забросить, из тех, что у чужаков без угля и дровишек, на заклинаниях работают. Но, извини, не судьба.

По высеченным в камне ступеням уже карабкались на вершину скалы хуторяне. Такая посадочная площадка — не слишком удобное место для выгрузки, только где взять другую? Вокруг одни россыпи неподъемных валунов, размывы и постоянно растущие трещины. А долгожданный груз так нужен внизу! Без пищи — сверкающих камешков странной формы, — ни луч-клинок, ни справа незримая в бою не пригодны.

К новому оружию привыкать почти не пришлось. Самые сложные и опасные артефакты достались опытным ветеранам армии чужаков, занявшим берега далекого Океана. А здесь, под прикрытием гор, оборону держали те, кто еще недавно жил в варварском мире, носил доспехи и дрался отточенной сталью. И снаряжение им подобрали такое, чтобы не обучать ратному делу заново. Те же клинки, разве что ослепительно яркие и способные даже «вертушку» рассечь в десяти локтях от земли. И те же кольчуги, только сказочно крепкие, невидимые и невесомые.

Хороши эти новшества, спору нет, да больно капризны. Ходили слухи, что и злосчастная Башня была незримой броней прикрыта. Но отказала защита в какой-то миг — и конец.

Арсаг тряхнул головой, отгоняя тревожные мысли. «Вертушка» прибыла вовремя, груз в целости и сохранности — пора бы и отдохнуть, как следует. А то уже чудится, будто окрестные горы стали немного ближе…

* * *
— И все же странно, — недоумевал Мирид. — Ведь столько эпох успело сменить друг друга. Почему так важна именно эта?

— Боги должны сойтись и сразиться здесь.

— Должны? Кто может принудить богов?

— Судьба, одинаковая для всех, сотворивших и сотворенных. И неповторимая у каждого. Ее власть безгранична, не требует веры и не нуждается в символах. Но и то, и другое ей вовсе не чуждо. Скоро поймешь.

Собеседником чародея был один из тех, кого в Хьерварде называли гадателями. Эльфы по крови, они редко общались с людьми и прочими смертными существами. И если кто-то из них все же забредал на хутор, его всегда принимали радушно и старались удержать хотя бы на несколько дней.

Дело в том, что гадатели могли предсказывать будущее. Иногда уверенно, внятно, но зачастую — туманно и не скупясь на загадки. На этот раз эльф явно перемудрил.

Что ж, Мирид особо и не нуждался в пророчествах. И гадателя он не искал, а встретил случайно, когда по приказу Арсага разведывал местность на отдаленных подступах к хутору. Скучное это занятие, и собеседник пришелся как нельзя кстати. Опасаться его вряд ли стоило, а рассказать странствующий гадатель мог многое, хотя бы о том, что в мире творится. Если, конечно, не спрашивать, кто он такой и откуда, — эльфы говорить о себе не любили.

За разговором Мирид не заметил, как свернул со знакомой тропы, петлявшей вдоль мрачных откосов. Место, где он вдруг очутился, внушало ему откровенный страх.

Это была сухая, безжизненная, со всех сторон окруженная скалами впадина. Чужаки называли такие «песчаными чашами». Она находилась от хутора всего в четырех днях пути, однако Мирид никогда не бывал тут прежде, и даже не знал о существовании этого места. Таковы горы — за каменными стенами их отрогов нередко скрывается тайна.

Едва ощутимый снаружи ветер, набирая силу в узких проходах меж скалами, словно играл на тысяче флейт безумный мотив. Заслонив небеса, в диком танце кружили песчаные тучи, песок бил в глаза и царапал лицо до крови. Мириду, чтоб не ослепнуть, пришлось опустить капюшон плаща. Застыв на месте, он восторгом и ужасом слушал, как в музыку ветра вплетается переменчивый, порою неузнаваемый голос.

Мы прошли сотни лиг, но не видели края миров
Мы оплакали павших, не ведая битвы исхода
За пределами жизни и смерти — несбыточных снов, —
Только память и боль, наше бремя и наша свобода.
На какое-то время Мирид позабыл обо всем, что его окружало. И вспомнил то, что предпочел бы не вспоминать никогда. Это испытание прошлым было и впрямь до боли ему знакомо. Что поделать, зачастую собственные ошибки и неудачи оставляют неизгладимый, будто глубокие шрамы, след.

В ту пору совсем еще юный, не в меру любознательный чародей всерьез мечтал овладеть запретною силой. В путь его позвала странная книга, написанная, как многие полагали, безумцем. Полуистлевшие от времени страницы вещали о туманной, немыслимо древней эпохе, когда ни Молодых, ни даже Старых Богов еще не было. А те, кто правил задолго до них, обладали великим, ныне утерянным знанием. Память о прежних хозяевах мира хранили далекие северные земли, что уцелели в безумном круговороте стихий, сотрясавших Хъервард в прошлом. Издавна эти края пользовались дурной славой.

Грубая карта на развороте книги не обманула, хотя искать пришлось долго. Целых два года Мирид бродил по диким просторам севера. Ночевал, где придется, мерз, голодал и порой с трудом отбивался от кровожадных тварей Орды. Если бы не способности чародея, да не жители редких, затерянных в чаще селений, ему бы не довелось уцелеть. Но в конце концов он отыскал то, к чему так упорно стремился.

От древнего города остались одни только россыпи замшелых камней, составлявших некогда кладку. Вековые деревья давно сомкнули над ними кроны. Черный базальт руин был явно нездешним, как и ярко-оранжевый мох, что бессмысленно шевелился в трещинах.

Кое-где на поверхности валунов еще виднелись замысловатые руны — наследие невозвратно канувших тысячелетий. Но напрасно пытался Мирид разбудить волшебной силою душу камня, не дать ей умолкнуть навеки. Смысл этих чуждых людям символов так и остался тайной.

В те мрачные дни и бессонные ночи Мирид впервые познал тоску одинокого, отчаявшегося путника. И звезды, казалось, чуть слышно смеялись над ним. Он мечтал обрести с помощью древних реликвий невиданное прежде могущество, но не смог и приблизиться к их сокровенной сущности. Не говоря уж о том, чтобы повелевать ею. Столько труда, столько долгих, опасных дорог — все впустую! Не будь он так молод, ему вряд ли удалось бы выдержать этот удар судьбы.

А потом задумываться о смысле жизни и своем предназначении стало некогда. Хутор Арсага, где юный волшебник наконец-то осел, постоянно атаковала Орда. Схватка, недолгий отдых — и снова бой.

Так продолжалось, покуда странная магия чужаков не перенесла его на сотни веков вперед. В таинственный край под названьем Элано, сражаться против иного врага, о котором еще никто ничего не знает. И теперь не след горевать, что растратил в последней битве с Ордой всю волшебную силу. Быть может, в грядущей войне она попросту бесполезна. Но рука, как и раньше, тверда, а новый клинок куда лучше прежнего.

И пускай Арсаг на все лады хвалится своим чародеем. Пусть истово верит, что его сила вот-вот вернется — плевать! Мирид из Галена, сын королевского воина, пойдет по стопам отца. Лучше быть хорошим солдатом, чем неудачником-чародеем.

— Ты прилежно усвоил уроки прошлого, — гадатель словно прочел его мысли, а может, так и было на самом деле. — Не хочешь ли все-таки заглянуть в будущее?

Вопрос прозвучал в голове Мирида. Как и песня, что всколыхнула его память прежде. Обычные слова невозможно было расслышать в оглушительном вое ветра. Но способ общения, заимствованный у чужаков, позволял не замечать подобных преград. И как только Мирид дал мысленное согласие, на его разум обрушилась лавина звуков, образов и ощущений.

Битвы не было. Разве можно назвать битвой гибель муравейника под ногой? Для его обитателей карающая стопа — необъяснимая, запредельная мощь, которую их рассудок и воспринять толком не в силах. Хорошо укрепленный хутор за один миг превратился в нагромождение черных от копоти глыб вперемешку с горящей и окровавленной плотью. Мало кто уцелел, да и те завидуют мертвым.

— Золотинка, зверек… — ненадолго речь Сарты становится внятной, хоть отголоски мыслей и чувств угадать все труднее.

— Не спугни его, — шепчет Мирид, глядя на гаснущий образ — свет путеводной звезды в помраченном сознании девушки.

И снова удушье мешает ей говорить. Лишь громкий, надсадный хрип отчаянно рвется из горла. Обломком стены раскроило голову, и если несчастной позволят лечь, ее мозг устремится наружу, как пунш из опрокинутой чаши. Кто сказал, что красавицам сами боги велят уходить из жизни красиво? Только в легендах и сказках возможно такое.

Пусть ярче вспыхнет внутри золотой огонек, способный остановить сердце! Мирид знал — даже неопытной чародейке это по силам. Нужен лишь тот, кто поможет ей быстро избавиться от напрасных мук. Кому, как ни волшебнику, пускай и бывшему, ведомы все пути и тайные тропы, что уводят за грань?

Прежде, чем новый удар достиг цели, и над уничтоженным хутором высоко взметнулось облако пепла, Сарта была мертва.

— Это Судьба! — произнес беззвучно гадатель. — Пророчества многое недосказывают, но никогда не лгут.

Казалось, его слова успокоили ветер. Поднятый бурей песок начал медленно оседать, и глазам Мирида открылось зрелище, величественное и жуткое одновременно.

Над волнистой, местами покрытой трещинами поверхностью «песчаной чаши», будто готовые к бою шеренги воинов, возвышались ряды фигур из мертвенно-серого камня. Большинство из них не превосходило человеческий рост, хотя иные выглядели настоящими колоссами. Порой среди сотен каменных статуй угадывались грубые подобия эльфов, драконов, троллей и еще многих известных Мириду существ. Остальные же просто не поддавались описанию. Но все они внушали одно — неодолимый, почти суеверный ужас.

Мирид не помнил, как выбрался из огражденного скалами круга на тропу, где прежде оставил коня.

— Он непременно сюда вернется, — задумчиво молвил эльф, глядя вслед одинокому всаднику, исчезавшему в клубах пыли.

Невидимый собеседник с ним согласился.

* * *
Пространство и время утратили прежнюю связь. Два могучих начала, сгущая вокруг себя потоки энергий, устремились навстречу друг другу. И горе миру, что оказался у них в плену, будто меж наковальней и молотом. Ареной богов назовут его уцелевшие. Если кому-то посчастливится уцелеть.

* * *
Верховный Служитель Давгар, обострив до предела развитое многолетними упражнениями восприятие, в который раз осматривал мир, что доверили ему светлые боги. Его неподвижное тело, заполнившее собою трон посреди опустевшего Зала Аудиенций, постепенно утрачивало способность ощущать что бы то ни было. В то время как освобожденный разум, используя силу подвластных ему одному заклинаний, устремлялся прочь в необъятный мир. И ни вода, ни камень, ни сталь не были ему помехой.

За матовой полусферой дворца, на несколько лиг вытянув разветвленные щупальца, выброшенным на сушу морским чудовищем ритмично пульсировал город. Дороги, мосты, туннели, арочные коридоры и лестницы, то расходясь, то сплетаясь почти воедино, своею странной, какой-то болезненной красотой могли бы заворожить любого, даже самого равнодушного наблюдателя.

Ажурные металлические опоры строений верхнего уровня словно причудливые деревья тянутся к солнцу. Но корни, питающие это великолепие, спрятаны глубоко под землей, где днем и ночью не гаснет гулкое пламя в горнах. Здесь куются и заряжаются артефакты — предметы, несущие в себе магическую энергию.

Давно прошло время, когда по дорогам этого мира бродили могучие колдуны и волшебники. Гордые, независимые, владеющие огромной силой, они всегда представляли угрозу для государственного порядка. Но как только магическая наука, шагнув вперед, позволила изготовлять артефакты сотнями и тысячами, нужда в странствующих чародеях отпала. Простые же смертные могли только пользоваться волшебством, но не управлять им в собственных целях, и это спасало мир от безвластия.

Боевую магию сменили грозные луч-клинки, защитную — невидимая броня, со всех сторон прикрывающая тело воина. И в сложных ритуалах перемещения тоже не стало необходимости. Воздушные экипажи при помощи заклинаний, что вплетались в их хитроумные механизмы, могли проделать огромный путь за ничтожно малое время.

Эти и многие другие предметы заряжали силой невольники-чародеи, подвластные особе Верховного Служителя. Со своей тяжелой работой они прекрасно справлялись, вот только жили недолго. И добывать новых с каждым годом становилось труднее. Народ Элано медленно, но неуклонно шел к полному вырождению, а надежды на переселенцев из прошлого пока не оправдывали себя. Прыжок сквозь время начисто лишал чародея его способностей.

Назначение Врат Времени, изобретенных в одну эпоху с магическими артефактами, было иным. С легендарной поры юности Хьерварда, когда Молодые Боги начали битву с Тьмой, прошло немало тысячелетий. Менялись очертания материков и населявшие их народы, падали одни боги и приходили другие. Лишь эта война продолжалась не утихая, без очевидного перевеса одной из сторон. И каждая эпоха порождала свои расы воинов, противостоявших Тьме. Эльфы, гномы, и люди, творения магов — Защитники, гончие Тал, единороги, сильфы… Врата спасли многих из них от верной гибели, и теперь они были готовы встретить врага на земле Элано.

Создания Тьмы тоже не оставались неизменными. Сперва это были лишь гоблины, гурры и им подобные, затем появились и твари Орды. Позже вселенский хаос вызвал к жизни гигантских сторуких вардеров и похожих на летающие деревья серапионов. В последний раз потерпев поражение, Тьма затаилась, готовя новых бойцов. И никто не знал, как они выглядят и каким оружием обладают.

Перед мысленным взором Давгара предстали равнины и пики гор, широкие, полноводные реки и берега Океана. То тут, то там возвышаются стены из камня, сквозь топи, леса и пустоши протянулись целые полосы укреплений. Воины сотен эпох и народов ожидают начала битвы с неведомым злом. Каждый верит, — в разгаре сраженья разверзнется небо и широкая трещина пройдет по земле. И шагнут в этот мир из иных измерений непримиримые боги, чтобы сразиться друг с другом.

Внимание Верховного Служителя не привлекли ни развалины Башни на мертвой земле Белоскалья, ни безмолвные склепы покинутых городов его собственной расы. Равнодушно взирает он на ничтожно малый клочок пространства меж гор, затянутый туманною дымкой. Это «слепое пятно» недоступно даже его совершенному восприятию, но опасаться нечего. Гадатель-эльф, с незапамятных пор поселившийся там, ведет себя как безумный старик. Он слаб, одинок и не представляет угрозы. Его пророческий дар кажется лишь редкой болезнью духа, от которой нет никому ни вреда, ни пользы. Ведь этот мир, как и помыслы его обитателей, связан через Врата только с эпохами прошлого.

Уже выходя из транса, Давгар заметил, что в Зале Аудиенций он не один. У подножия трона застыл в нелепой позе почтения Служитель Третьей Ступени Эсквир. Давгар вспомнил, что сам приказал ему явиться как раз в это время.

Держаться подобающим образом Эсквиру было действительно трудно. Только маска и хорошо скроенные одежды слегка прикрывали его чудовищное уродство. Многие семьи вели начало от самого основания города и охотно платили такую цену за чистоту крови. Именно поэтому горожане предпочитали не показываться вновь прибывшим на глаза, позволяя называть себя «чужаками».

В отличие от остальных, Верховный Служитель не прятал лица хотя бы перед своими вассалами, что порождало в их душах вполне объяснимый страх. Давгар как раз этого и добивался.

— Призови всех Защитников, что служат нашему делу в минувших эпохах, — грозно осклабившись, велел он Эсквиру. — Очень скоро они понадобятся здесь.

* * *
Пояс вечных снегов начинался достаточно высоко, чтобы полет стал серьезным испытанием для Гормина и его винтокрылой развалины. Одно утешало — терпеть оставалось недолго. На днях обещали направить из города целую эскадрилью новых, усовершенствованных «вертушек». Будет теперь их семь или даже восемь вместо одной-единственной, за короткий срок изношенной до предела.

Кабину сильно тряхнуло, и гном от души выругался. В конце концов, он сам избрал собственную судьбу. Когда, заблудившись в нехоженном зимнем лесу, оказался случайным свидетелем приземления чужаков. В тот миг ему хотелось лишь одного — поскорей очутиться в мире, откуда прибыла дивная летающая повозка, способная двигаться самостоятельно. Любопытство, присущее молодости, пересилило здравый смысл.

И теперь, пробираясь почти наощупь в затянутом тучами небе, он должен был в который раз превзойти самого себя, чтобы доставить в горную крепость Ирдан проклятую солонину. Интересно, кому это надо — держать на безжизненном леднике гарнизон прожорливых хищников из какой-то смутной эпохи? С другой стороны, разве угадаешь заранее, как и откуда ударит враг, если о нем по-прежнему ничего не известно? Вот и строят укрепления, где только могут, да размещают кого ни попадя. А «вертушка» пока что на всех одна…

Размышляя о собственной значимости, Гормин все же не забывал поглядывать на хрустальный шар, что неподвижно застыл безо всяких опор и подвесов над самым штурвалом. Поэтому надвигавшуюся опасность он распознал почти вовремя. Лишь доли мгновения не хватило ему, чтобы уйти от удара воздушной волны.

«Вертушка» царапнула брюхом ледовую стену и рухнула вниз. Невидимая защита отказала не сразу, что позволило гному остаться в живых. До тех пор, пока страшная сила не вырвала его из кабины, в клочья изрезав плоть о края пробитой обшивки.

* * *
Посреди жестокого боя Защитник внезапно замер, словно к чему-то прислушиваясь. Зов, долетевший сквозь время, ни в коем случае не был звуком. Однако воспринимался он как отдаленный рев горна, трубящего сбор.

Откормленный в прошлых набегах, здоровый и полный сил хоботяра пытался напасть, используя замешательство своего врага, но клешня вовремя сомкнулась на его шее. Круша лапами зазевавшихся костоглотов и ногогрызов, Защитник медленно двинулся прочь от хутора, который ему доверили охранять. Нечто большее, чем врожденный инстинкт, заставило его поступить именно так.

Что-то кричали стоявшие на стене хуторяне. Позади умирал от ран опрокинутый в схватке сородич. Но Защитнику уже не было дела до тех, кто пришел в этот мир на тысячи лет раньше его самого.

Когда-то ему приказали сражаться бок о бок с людьми, обитавшими здесь. Эпоха нашествий Орды поставляла для войска Элано хороших рекрутов, и было бы глупостью бросить их без надзора. Но теперь все это уже не имело значения. Новый приказ настойчиво звал домой, сквозь Врата Времени, готовые вскоре сомкнуться навеки.

Едва осажденный хутор скрылся из виду, перед Защитником вспыхнуло знакомое голубое сияние. И, поглотив его, бесследно исчезло. Для обреченных людей эта дорога к спасению так и осталась тайной.

* * *
Защитники молча выходят из полосы голубого света, упавшего на брусчатку. Испуганные яркими всполохами, скулят и жмутся друг к другу потомки гоблинов, орков и прочей нечисти, века назад обреченной на рабство в городе. Земля проседает и вздрагивает, морские волны чудовищной силы движутся следом за наступающим хаосом. Арена готова для предстоящей битвы. Но кто проживет достаточно долго, чтобы сполна насладиться жестоким зрелищем?

* * *
В Алом Чертоге всегда царит полумрак, освещаемый только неверным пламенем факелов и огромных каминов, что сложены из базальтовых глыб. Дым, брызги эля и громкие крики пирующих устремляются ввысь, к почерневшим от копоти потолочным балкам. В пляске безумия кружатся Тьма и Свет, отражаясь на каменных стенах причудливыми узорами.

Этого места нет и не может быть. Ни в одном уголке мира, ни в одной из эпох настоящего, прошлого или будущего. И все же оно существует, а как иначе? Когда-то его хозяев считали богами — они сокрушили обидную ложь. Потом называли божками, мерзкими идолами — они посчитали себя недостойными этой чести.

Их некогда грозные цитадели лежат в руинах, покрытые странным оранжевым мхом. К ним обращаются в горе и в радости сумасшедшие. На светлых и темных путях одинаково сторонятся оставленных ими следов. Но что до того собравшимся на веселый и вечный пир? Если он и прервется на миг, — разве не этого им хотелось?

Музыка, смех, неосторожное движение или слово… И вот уже, опрокинув скамьи и чаши, встали лицом к лицу два смертельных врага. В руке у девушки меч. Он словно живет своей собственной жизнью, мелькая с быстротой молнии. Ее противник грузен и мускулист. Он стоит почти неподвижно, сжав рукоять секиры и с тихим рычанием скаля клыки.

Гонг! Топот и лязг. Меч принят на окованное железом древко. Ошибка могла стоить дорого, и теперь клинок атакует куда осторожнее, вьется, сплетая замысловатое кружево. Стройное гибкое тело в последний миг ускользнуло из-под удара. Сверкнул в ответном выпаде меч, но секира взметнулась снизу, с неожиданной ловкостью зацепив оружие девушки. С печальным звоном оно падает на пол.

Топор опустился, но вместо податливой плоти встретил огонь, неуязвимой даже для лучшей стали. Миг — и там, где стоял разъяренный клыкастый демон, высится ледяная глыба. Под смертоносными ласками пламени она тает, но слишком медленно. А зрители видят два слитых почти воедино тела в объятиях то ли ненависти, то ли жгучей, как летнее солнце, любви. В Алом Чертоге одно незаметно перерастает в другое — самые страшные раны к ночи затянутся и золотой хмель ударит в сердца.

* * *
— Остынь, чего уже тут? Дались тебе эти пришлые! Отойди, и так почтенные господа долго ждали…

— Дорогу, хозяин, — угрюмо буркнул Мирид, ощущая ладонью холодную рукоять луч-клинка. — Я не шучу.

— Да погоди ж ты! Может ей лучше в городе будет. Не зли меня, отойди!

Арсаг не из тех, кто лезет в драку при первом удобном случае. Для него худой мир все же лучше, чем добрая ссора. Он не только сложением, но и повадками смахивает на медведя-варкаса. Добродушный и даже слегка трусоватый, перед лицом неизбежной угрозы тот превращается в яростного убийцу.

Мирид больше не тратит слов. Хозяину и впрямь не понять, что здесь происходит. Семью Сарты, как и два десятка других, чужаки прислали на хутор взамен погибшим в битве с Ордою. И если девчонка зачем-то нужна им обратно — ничего не поделаешь. Арсаг и старожилов волей не балует, а новоприбывший у него все равно, что вещь или скот бессловесный.

Вокруг Мирида и девушки молча толпится народ. Слышен лишь тихий, прерывистый плач — то ли мать, или то ли старшая из сестер Сарты. Арсаг стоит ближе всех остальных, но пока что не собирается нападать.

Сын его, Аладорн, гарцует на лучшем отцовском коне по внешнему краю живого круга. Он ждет. Вертушка не прибыла в срок, и ему поручено отвезти девушку в город. Такой едва ли упустит выпавший на его долю случай.

Никто не верит, что бывший волшебник, этот приблудный юнец, взбунтовался всерьез.

Мирид вложил оружие в ножны. Взяв Сарту за руку, повел ее сквозь толпу. Подсадил в широкое кожаное седло, молча встретив насмешливый взгляд Аладорна… И сильным, внезапным рывком сбросил его с коня.

Рука сама ухватила поводья, ребро стопы ударило в зубы злосчастному седоку, едва тот успел подняться. Рядом мелькнул луч-клинок, опалив траву под копытами.

— Хэх-х, дорогу!

Для хьервардского коня, из тех, что когда-то водились на северном рубеже, ни склоны крутые, ни осыпи не помеха. Туго пришлось бы здесь хуторянам, если б не взяли с собою таких. По камням, по откосам, над пропастью пронесет, сбивая со следа погоню. Ведь преследовать много труднее, чем уходить.

— В горах вам долго не выжить, — вместо приветствия произнес эльф-гадатель, преградив беглецам тропу, что бежала по краю «песчаной чаши». — Скоро город падет и вы сможете возвратиться на хутор. Все равно больше некуда будет идти. Так пускай свершится пророчество.

Мирид невесело усмехнулся. Он помнил, о чем идет речь. Покрытые кровью развалины, ужас и боль. Гибель Сарты — не без его неуклюжей помощи. Боги Истинные, почему он воспринял так близко к сердцу судьбу этой девушки? Только из-за того, что сумел разглядеть внезапно проснувшийся дар чародейки? А ведь она даже не принадлежит ему…

— Ты все сделал правильно, — прочитав его мысли, откликнулся эльф. — Врата Времени отбирают у чародея его способности, но могут и наделить даром тех, кто прежде им не владел. Как раз за такими нынче охотятся чужаки. Верховный Служитель готовит твоей одаренной спутнице участь рабыни в мастерской артефактов, а это похуже смерти. Впрочем, ты просто не мог поступить по-другому, раз у нее иная судьба. Кому суждено утонуть, тот не будет повешен.

Тонкие губы эльфа изобразили что-то похожее на усмешку.

— Нет! — неожиданно крикнул Мирид. — Я не верю в предначертание свыше! Разве наша судьба останется прежней, если мы все-таки победим? Если заставим чужаков уважать себя и будем жить, как сочтем нужным?

— Взгляни, и найдешь ответ.

Стоя на выщербленной, опаленной страшным огнем стене, он слышит рядом взволнованное дыхание девушки, чувствует ее ладони на своих плечах, вдыхает запах горького дыма, въевшийся в эти густые, темные волосы. В такие мгновения он ощущает себя счастливым — насколько это вообще здесь возможно.

— Ступай вниз, — пересилив себя, говорит он. — Здесь холодно и к тому же опасно. Я оставил тебе солонину и хлеб.

— Мне не хочется есть, — отвечает она. — И надоело ждать в темноте одной, пока ты не снимешься с караула.

— Потерпи, осталось совсем немного. Буран утихает, скоро к нам доберутся Защитники и разгонят банды в горах.

— Мирид, неужели ты сам в это веришь? Едва закончилась бойня, как нас втянуло в другую, которой не видно конца. Эльфы и гномы вспомнили старые дрязги, да еще и людей стравили между собой. Единороги взбесились, как по весне, и этим убийцам ни снег, ни мороз не помеха. А чужаки нас просто оставили здесь умирать. Будь проклят тот день, когда мой отец решил увести семью сквозь Врата! Мне страшно…

Про себя он подумал, что Сарта, быть может, права. Еще до начала зимы город вдруг перестал посылать «вертушки» и караваны. Лес и мука, что исправно поставлял хутор, остались лежать невостребованными. Заряженная городскими магами пища для справы и луч-клинков была на исходе. С оставшейся долго не продержаться.

— Смотри! — заорал с другого края стены напарник. — Снежная пыль, нет, не вьюга, кто-то движется в нашу сторону. Защитники, сотен пять! Наконец-то!

Когда шестиногие воины принялись ломать ворота, Мирид подумал, что этого следовало ожидать. Разве позволит слабая, вымирающая, но все еще мудрая раса существовать на своей земле пришлым, будь они хоть трижды союзники? Потом рассудок исчез, уступив место ярости. Безумной и бесполезной.

Прежде, чем окончательно померкли видения будущего и Мирид успел выйти из транса, кинжал вонзился ему меж лопаток.

— Так надо, — отозвались в осколках сознания дрогнувшим старческим голоском мысли эльфа. — Воимя Великого Равновесия! Судьба священна, недопустимо даже малейшее отклонение…

Тело, упав со скалы, кануло в мутном вихре, подымавшемся со дна «песчаной чаши». Слепая бездна огня охватила душу.

* * *
На обнаженной, как рана, пропитанной ядом упавшей Башни земле Белоскалья навсегда воцарилось безмолвие. Ни смеха, ни слов, ни даже птичьего щебета. Тем, кто без боя занял этот покинутый смертными край, мир звуков неведом вовсе. Зато известны сотни разнообразных чувств и приемов общения, которые даже не описать существам из плоти и крови.

Погонщик Вихрей, невероятным усилием погасив привычную скорость полета, бережно опустил на землю свою добычу — обломки винтокрылого механизма и окровавленное, изуродованное тело. Наистарший брат по стихии, Наездник Грозы, безошибочно распознал в этой куче костей и металла еще неизвестные формы, которые следовало присоединить к остальным.

— Зови Ледового Мастера и старейших братьев иных стихий, — приказал он сородичу.

Ледовый Мастер неотделим от своего ремесла. Земля извергла на свет промерзшие в темных, сухих колодцах предметы. На поверхности они тут же покрылись инеем. Плоть и оружие, одежды и воинские доспехи, колесные экипажи и корабли… Все это было похищено здесь, в Элано, но никто из светлых не догадался связать воедино подобные случаи.

Словами не выразить облик собравшихся. Их можно видеть и слышать, но трудно принять за нечто одушевленное. Каждый из этих по-своему совершенных творений хаоса — только особая, хранимая во вселенской памяти форма. Которую легко принимают вода и кипящая магма, камень и смерчь, живая и мертвая плоть. Лавина в горах, торнадо, волна, шаровая молния, эпидемия, боевой транс — и все это само по себе обладает направленной волей. Миры, где вода пьет кровь, где воздух дышит, сжигая растущие с огромной скоростью джунгли, оказались бы для них самыми подходящими. Но их родина здесь, на арене богов, и для них война привычна и неизбежна. Их создали ради победы во славу Тьмы.

Они способны учиться даже у недругов. Похищенные артефакты служат прообразами новых, еще неведомых форм. Скоро их можно будет опробовать в битве.

* * *
Мирид не помнил, как очутился здесь, в этом буйном, гремящем царстве мрака и пламени. В руке его меч, так похожий на прежний, верой и правдой ему служивший века назад. Посреди огромной пиршественной залы с ним яростно бьется огневолосая девушка. С гибким, как у пантеры, телом, с рубиновыми устами, бросающими вперемежку стихи и проклятия.

Меч ее словно живой, и Мириду приходится трудно. Почувствовав, что ему не уйти от удара, он вкладывает все силы в безжалостный, хлесткий ответ. Высокий свод завертелся перед глазами и пламя погасло.

Когда он очнулся, то обнаружил, что тело его покоится на грубо сколоченном, но покрытом роскошной медвежьей шкурою ложе. Боль ощущалась повсюду, однако была подозрительно слабой для резаных ран.

— Пропусти меня, братец! — доносится словно из пустоты странно знакомый голос.

— Нельзя, он еще не совсем очухался с непривычки Да и тебе пока перед ним красоваться не след. Шрам до сих пор еще знатный — вторая улыбка от уха до уха наискосок. Увидит — помрет со страху.

— Да, неплохой удар, надо отдать ему должное. Если он и на ложе так же силен…

— А ты, я вижу, все в поиске. Тебе бы охотничка из внешнего мира вернуть, а, Берганда?

— Ты что, мне того задохлика предлагаешь?

— Да нет, его жеребца. Как раз по твоим запросам!

Звон затрещины и притворное ойканье шутника. Всколыхнулись меха и в каморку, где разместили Мирида, вошел низкорослый, слегка седоватый крепыш в юбке-килте и сильно потертой кожаной куртке. Улыбаясь, он протянул гостю вспененный рог.

— Приветствую в Алом Чертоге! — с шутливой торжественностью произнес он. — Я Утгхард, главный распорядитель окружающего нас безобразия. Та огнедышащая особа, с которой ты уже достаточно близко знаком — моя родная сестрица Берганда. Всех остальных я представлю чуть позже.

— Где это я? — забыв о приличиях, выдавил из себя Мирид.

— В Алом Чертоге, позволь напомнить. В летописях этого места уж точно нет. Хотя бы потому, что невозможно знать точно, где мы находимся, и когда наши двери открыты для смертных. Это нельзя хоть каким-то образом объяснить, а потому предпочтительнее помалкивать.

— Так кто же вы, здешние обитатели? Боги?

— Ну, как сказать… Мы населяли мир, когда ни людей, ни эльфов, ни всяких там разных богов и в помине не было. Нам не хотелось кого-нибудь создавать или кем-то править, — просто жили в свое удовольствие. А когда от богов и подвластных им рас и народов некуда стало деваться, мы воздвигли Алый Чертог и заперли в нем себя нерушимым заклятием. Это чтобы соблазна не возникало в мирские дела встревать. А смертные к нам хоть и редко, но попадают. Да только не всем, как тебе, везет.

— Так стало быть вам этот мир безразличен? Совсем?

— А сам ты на чьей стороне? — прищурился Утгхард. — Света, Тьмы или, может, Великого Равновесия?

— Даже не знаю. Служители Света наверняка уже цену назначили за мою голову, для Тьмы я по-прежнему воин враждебных сил, а за какое-то там Равновесие меня уже раз убивали, больше не хочется.

— Тогда, я думаю, тебе стоит помочь. Заклятие собственное мы нарушить не вправе, а силой своей поделимся. Той самой, что ты по молодости искал, на пепелищах наших копаясь. Только Берганду ты все же сперва уважь, совсем заскучала сестренка. Да и с остальными подраться, попировать не мешает. Ты о заботах своих не горюй — успеешь. Здесь тоже сменяются дни и ночи, но времени попросту не придумано. А значит уйти никогда не поздно.

* * *
Подземный толчок не причинил заметного вреда хутору. Лишь кое-где новомодная черепица, словно яблоки спелые, с крыш посыпалась. Земля утихла, да только на душе у Арсага легче не стало, — чуял он беду во сто крат большую. И не зря.

— Слушай приказ Верховного Служителя Давгара! — словно знакомый голос внезапно раздался внутри головы.

Такие команды Арсаг получал не впервые, но привыкнуть к ним до сих пор не мог. В последний раз этот властный чужак вызывал его, чтобы Сарту назад потребовать. Чего он хочет теперь? Неужто расплаты за неудачу?

— Тьма атакует, будь со своими людьми наготове! Вам придется остановить врага — больше некому. Подкрепление придет не раньше, чем через несколько дней, если вообще сумеет до вас добраться. Держитесь, и да свершится воля богов, которые…

Закончить Давгар не успел. Арсаг, еще миг назад читавший ясные, четкие мысли своего командира, как грамотный — книгу, вдруг ощутил, будто незримая сила рвет его изнутри в клочья. Он словно стал на мгновение одним целым с Верховным Служителем. И так же, как он, умирал на руинах города, стертого с лица земли неожиданным, мощным ударом.

Арсаг отказывался верить глазам Давгара. Как и всему остальному, чем пользовался Верховный Служитель вдобавок к простому зрению. Слишком уж необычно было для человека в короткий миг охватить разом все, что творилось на искореженной разрывом земле и в бесчисленных коридорах под нею.

На месте города возвышались одни лишь груды обломков и мусора. Кое-где мостовая вздыбилась и, словно нутро развороченного муравейника, открылись хитросплетения подземного лабиринта. Тела, что выбрасывало наружу, напугали бы даже завсегдатаев ярмарки, где можно было увидеть диковины вроде двуглавых телят и покрытых густою шерстью младенцев.

У одного кожа была вся в кровавых наростах, которые непрестанно и беспорядочно двигались. Туловище другого опутали и прогрызли насквозь сверкающие стальные черви. Иные и вовсе казались лишенными рук и ног ошметками плоти. Сотни и тысячи безобразных уродств, единственное избавление от которых — смерть. И она не замедлила собрать жатву. Настал черед и Давгара, погребенного под руинами собственного дворца.

Арсаг с трудом, но все-таки разорвал возникшую между ним и Верховным Служителем связь. Лишь потому уцелел и не повредился рассудком. Вот только ночью крушение города не раз повторялось во сне. А вскоре Арасаг проснулся, пытаясь удрать от темных, высоких гор, что неотвратимо надвигались со всех сторон.

Следующий день прошел на диво спокойно. Лишь небольшой отряд вооруженных орков, что бежали из города орочьи боги знают, когда, присоединился к защитникам хутора. Хозяева с пришлыми быстро поладили, несмотря на прежнюю вековую вражду. Неведомый ужас, способный смести целый город, угрожал гибелью всем без разбора.

Спустя еще пару дней потянулись беженцы из опустошенных войной окрестностей. Эльфы, гномы, сиды и редкие в этих краях полурослики не могли сообщить ничего вразумительного о той силе, что согнала их с насиженных мест. Однажды на хутор пожаловал какой-то невиданный прежде ящер. Ходил он на длинных, мозолистых задних лапах, опираясь на хвост, а когтистые пальцы передних то и дело сжимали оружие. Рукоять его странного луч-клинка можно было использовать как булаву, вполне подходящую для рукопашной схватки. Этот молчал постоянно, лишь изредка скалил пасть, усеянную рядами острых, чуть загнутых внутрь зубов.

Хуторяне приняли всех, — лишних в бою не бывает. Да и стены сперва укрепить, хоть и чужыми руками, не помешало бы. Хутор не был предназначен для долговременной обороны, — только бы кормящим город крестьянам от случайной опасности отсидеться. Но выпала судьба встречать врага в лоб, и с этим уже ничего не поделаешь. Разве что помолиться, пока еще есть, кому.

Атаку смерча остановили случайно. Два луч-клинка, скрещенные на его пути, вспыхнули маленькой яркой звездой. Волною ударил воздух, развеяв противника. Полыхнувшее внизу пламя, превращаясь в мерцающий столб, устремилось к хутору. Это было уже совсем просто — с детства Арсаг умел пожары в степи поворачивать. Чиркнули по траве лезвия луч-клинков — и огненные языки сошлись, уничтожая друг друга. Тем временем смерчи насели на хутор со всех сторон. И стены не стали врагу помехой — воронки, открывшиеся в земле, обрушили их одну за другой.

Но вдруг безмолвная черная тень накрыла гудящие вихри, заставила их вжаться в землю, затем и вовсе исчезнуть. Из радужного сияния, что вспыхнуло в небе, смотрел огромный, немигающий глаз. Похожие на стальные кнуты ресницы били на лиги вокруг, срывая повсюду зубцы и крыши, ломая хребты коням и беспомощно голосившим всадникам. Земля дала широкую трещину, и зеркальный двойник светлого бога глянул оттуда наружу. Только вместо ресниц у него были горы. Арсаг еще смог увидеть, как они медленно двинулись, чтобы сомкнуться друг с другом.

* * *
Сарта не помнила, сколько дней прошло с той поры, как исчез ее спутник. И почему она до сих пор жива — тоже не знала. Пиво в дорожной фляге осталось почти нетронутым, но пить не хотелось. Где-то у края «песчаной чаши» пасся на скудных моховых пастбищах конь, его знакомое громкое фырканье часто напоминало Сарте о необходимости продолжить путь. Тщетно — проклятое место будто притягивало ее.

Несколько раз она слышала странную песню гадателя, его тихий, рыдающий смех, но не испытывала ни ненависти, ни страха. Сквозь песчаную круговерть мелькали порой очертания застывших в камне фигур, оставлявляя ее равнодушной. На испепеляющий взор, что молнией пал на землю, и на разверзшуюся совсем рядом твердь она уже не обратила внимания.

Прикосновение Мирида было сильным и ласковым, зовущим к жизни. Шрам от удара кинжалом скрывала куртка, но, судя по всему, рана с непостижимою быстротой затянулась, как и рубцы на лице. Сарта никогда не бывала в Алом Чертоге и даже не слышала прежде о нем, но вдруг ощутила в глазах мужчины всю дикую, необузданную мощь этой частицы былого мира. Ту самую, что неподвластна даже судьбе.

— Ты знаешь, что делать, — Мирид положил руку ей на плечо.

И в этот миг Сарта действительно знала.

Битва богов продолжалась не дольше, чем вспышка молнии. Но за это ничтожное время Мириду и Сарте пришлось пережить десятки и сотни жизней, умереть тысячами смертей. Два могучих начала — светлый и темный бог, обрушились на разделявшую их преграду. Воздвигнутый Миридом барьер обладал теми же свойствами, что и внешние стены Чертога. Он же служил исполинским щитом. Оружием была Сарта, хотя Мириду меньше всего хотелось использовать девушку в роли проводника своей силы, вместо волшебного амулета, бесполезного в этой схватке. Но только решимость и врожденный дар чародейки позволили действовать на пределе возможного, встать вровень с богами и в конце концов отбросить их за край пространства, времени и сознания, туда, где черная пустота пожирает саму себя.

Склонившись над телом девушки, Мирид невольно подумал, сумел бы он пожертвовать ею, не видя иного способа избежать поражения? Вопрос, по счастью, был праздным: Сарта хотя еще не пришла в себя, но дышала ровно и глубоко.

* * *
— Ты смог бы теперь предсказать их судьбу? — спросил вдруг гадателя невидимый собеседник.

Впрочем, невидимостью его наделила слепая молва. Присмотревшись, нетрудно было заметить высокий столб из мельчайших золотистых песчинок, подхваченных вихрем. Такие же песчаные смерчи, только гораздо более сильные, в числе других штурмовали хутор Арсага.

Подобные существа называли себя вирлами. По крайней мере это звучало бы так, пользуйся они голосом. Однако их речь была совершенно иной, чем у созданий из плоти и крови. Гадатель-эльф был единственным, кто умел общаться с вирлами на их языке.

— Не знаю, — просто ответил забытый судьбою пророк, — и вряд-ли узнаю когда-нибудь.

Снова в искристом, будто пронизанном золотыми нитями воздухе повисло молчание, отнюдь не казавшееся неловким. Само это место не располагало к излишнему многословию, спешке и суете. Слишком древним оно было уже тогда, когда заступники Равновесия — боги Ракот и Хедин, — впервые смогли заключить судьбу целого мира в чью-то хрупкую оболочку.

Ничто не вечно под небом. Все исчезает, подобно клочьям тумана над мрачной пропастью бездны. Умрет человек, налетит на железо в бою или в пьяной драке гоблин, устанет дракон, постигая за облаками вселенскую мудрость. Даже изначально бессмертный однажды позволит себе уйти, присытившись вечными радостями. Но у Хранителей Судеб, чье бремя для остальных — великая тайна, и в жизни, и в смерти иной удел.

Их гибелью, странной и страшной, завершают свой замкнутый круг эпохи. Это символ, знак новой земле подыматься над океанами, знак новым богам вставать над землей. Всякому обновлению уготованы свои рамки времени и давно предначертанные пути. И это спасает мир от чего-то действительно нового, вполне способного оказаться ошибкой. Таков порядок, которому многие тысячи лет, и трудно даже представить, что будет, если он рухнет.

«Песчаная чаша», где беседуют прежний и будущий Хранители Судеб, когда-то была лесною поляной, пещерой, покрытым ракушками океанским дном. И каждая ушедшая эпоха оставила в ней свой таинственный след, — фигуру из камня, неподвластную времени и капризам стихий.

— Тогда скажи мне, зачем ты пытался убить Мирида, — настаивал вирл. — Что ты надеялся этой смертью исправить? Вспомни, как заглянув в его будущее, ты напророчил два различных исхода войны, на самом же деле она завершилась и вовсе непредсказуемо. Его появление в нашей эпохе давно изменило судьбу всего мира, и возврата уже не будет.

— Я был не в себе, — согласился эльф. — Трудно смириться с мыслью, что пришла пора уходить навсегда.

— Таков удел каждого из ныне живущих. На деле ты боялся совсем другого. Эта эпоха преподнесла неожиданный дар — Врата Времени, обратившие связи причины и следствия. Гости из прошлого, попадая сюда, выходят из-под власти сил, управляющих мирозданием. Мирид, каким мы его знаем, — частица иной, грядущей вселенной. Из-за таких, как он, эстафета Хранителей Судеб вот-вот прервется, и цель твоей жизни окажется глупым, пустым миражом.

— Вы, вирлы, суть порождения Тьмы и всегда пророчите хаос. То, что искажения судьбы происходят, значит одно — эпоха завершена и скоро в свои права вступит новая. Быть может, Мирид и Сарта в ней станут богами. Я, прежний Хранитель, должен уснуть навек, превратившись в камень, а ты — занять мое место, хочется тебе этого или нет.

Гадатель истово пал на колени, пытаясь представить, на что это будет похоже, — внезапно окаменеть. Быть может, грядущие, бесконечно далекие боги и оживят его ненадолго, чтобы услышать правдивый рассказ о былых временах. Какой еще смысл в этой пытке длиною в тысячелетия?

— Что-нибудь происходит? — с притворным бесстрастием осведомилось создание Тьмы.

— Кажется нет, — решился признать неизбежное эльф.

Иван Баширов
РАБОТА — НАСТОЯЩИЙ ГЕРОЙ

1
Лес настороженно молчал. Не шевельнётся ветка, задетая чьим-то грузным телом, не треснет засохший сучёк, не слышно приглушённых травяным покровом шагов. Даже ветер словно насторожился — не играет ветками, притих.

Где-то прыгнет белка: оттолкнётся, тельце выгнется в полёте дугой, и деревья лишь проводят кривыми улыбками коры рыжую спинку. Куда ты, дурочка, не знаешь, что ли?..

Драконович глубоко вдохнул воздух. Широкие мускулистые пластины на груди нехотя затрещали, раздвигаясь под напором рёбер. Подбородок задумчиво выдвинут вперёд, брови нахмурены, серые глаза смотрят сквозь деревья, куда-то туда — в даль, в даль. Шершавая мозолистая рука привычным жестом натирает рукоятку меча — тоже шершавую, мозолистую, в мелких бугорках. Тот воткнут в землю неглубоко, в самый раз, чтобы тут же выпрыгнуть и отрубить голову нерадивому, буде тот попытается подобраться сзади.

Воздух чист, нет в нём гнилого запашка нави, что так пугает лес, вот только ветер всё равно притих, не треплет волосы, замкнутые в стальное кольцо. Те лишь спокойно лежат на плечах блондинистыми космами.

Тело легко бросилось вперёд, дёргая за собой казавшийся неподъёмным двуручный меч, что как пушинка влетел в кожаные ножны за спиной. Бежать разом стало тяжелее, но не настолько, чтобы замедлить бег — ветки всё так же неслись вперёд, стараясь достать до век, стегнуть по глазам, рассечь бровь.

Стволы древесных старцев в ужасе пытались разбежаться с дороги мускулистого великана, что как рысь проносился рядом, но глубоко вросшие в землю корни держали крепко, не давая высвободиться. Но тот с двуручным мечом за плечами каждый раз успевал обогнуть дерево, а не старался сшибить монолитной фигурой. Спустя время лес опомнился и стал трепетно пропускать великана: раздвигались кусты, кланялись молодые деревца, уже глубоко постаревшие исполины поднимали ветви повыше.

Внезапно где-то впереди зоркий глаз Драконовича успел ухватить серую шкуру, стелющуюся под кустами. На мгновение мелькнула — и тут же пропала. Но и этого хватило лесному воину, тело бросилось в ту сторону, только ветки за спиной колыхнулись.

Матёрый волчара только хрипнуть и успел, перед мордой мелькнула широкая ладонь, схватили за шкирку и несильно приложили о ближайшее дерево. Чёрные глаза на мгновение потухли, заволоклись багровой мутью, но сильные руки Драконовича легонько встряхнули — и они вновь зажглись жизнью.

Мелькнули жёлтые клыки, брызнула густая слюна, но стоило тыкнуть волчьей мордой в медальон, что болтался у лесного воина на груди, как тот сразу притих. Носящий такой медальон лесного собрата не тронет, может лишь приложит слегка, чтоб ума-разума набрался, но убить — никогда. Даже, если лютый хищник подберётся к беззащитному оленёнку, что подвернул копытце, отстал от матери, он не посмеет поднять меча на убийцу. Возьмёт малыша на руки — пусть хищник попробует напасть! — да, но не видать тому смерти от рук его.

Драконович дал волку отдышаться, выбросить муть ярости из взгляда, только после этого нараспев произнёс грубоватым голосом:

— Обрети дар речи, тварь бессловесная, — и ещё сильнее прижал хищника к земле.

Тот, как только отзвучало последнее слово, дёрнулся, силясь вырваться из цепких рук лесного воина, но тот держал крепко, выпрямив руки, чтобы не сгибались в локтях — так хватка надёжнее — и терпеливо ждал.

Допрос, допрос! — стучало в голове волка. Общались бы на его языке — языке клыков, когтей, пролитой крови — был бы шанс, но в человечьей речи лесной воин заведомо сильнее. Он говорил на своём наречье всю жизнь, он же, тварь бессловесная, привык доказывать всю в драке, когда чувствуешь вкус вражьей кровушки, клыки вонзаются в тёплую плоть, и чувствуешь, как сознание выворачивается, обращаясь в сознание лютого берсерка. Вот это — речь, даже — кровавая песнь!

Наконец, затих, лишь свистящее дыхание нарушало тишину. Драконович ослабил хватку, затем и вовсе отпустил, шаг назад, и воздух расчертил короткий взмах меча. Он вонзился рядом с волком, но опять-таки не глубоко — так, чтобы быстро оборвать жизнь лесного хищника. Если что.

— Говори. — Коротко кинул Драконович.

Из пасти вместе с дыханием вырвалось приглушённое рычание, но с каждым мигом теряло грубость, разбивалось на короткие рыки, что звучали всё чаще и чаще. Наконец и настоящие объёмные слова появились:

— Что-р-р… Что нужно-хн-р?..

— Что с лесом? — отрубил Драконович, выжидающе выпячивая вперёд подбородок. — Почему затих?

Рыки, а затем:

— Не-р знаю… Тревожно, давит-р-х-х…

— Что давит? Как?

Волк закашлялся — воздух противно тёрся о горло, разом огрубевшее. Он судорожно глотал, стараясь заглушить кашель, но всё не проходил, настойчиво доводил, словно хотел, чтобы хлынула кровь, наполнила пасть…

— Не понятно… Просто тяжело-р-р, голову трудно поднять-р-х-р…

Лесной воин всё меньше и меньше понимал загнанное животное, пора заканчивать.

— Чужаков не видел? — Спросил последнее с надеждой в голосе.

— Нет-хр-р-р…

Вновь меч взлетел в высь, волчара в ужасе захлопнул глаза, а когда раскрыл, рядом никого. Только узкое углубление от меча.

Строгие посеревшие стволы — вновь навстречу, в глаза, в лицо. Быстро, стремительно, что кажется, не ты мчишься по лесу, а лес ринулся на тебя древесной толпой, пытается бросить наземь, чтобы окровавленное лицо покоилось в пыли, чтобы не вставал больше. Меч пытается ударить по лопаткам, но тщетно, добротно прилажено, ноги пружинисто отталкиваются от земли, что не бег даже получается, прыжковый полёт. И ветер — очухался! — в лицо!

Всё реже и реже солнечные лучи пробиваются меж веток, чтобы отразиться от стального кольца, что обхватывает голову, или игриво стрельнуть в глаза, угрюмые стволы вокруг сдвигаются, словно слышишь — стой! Драконович замедлил бег, потом ноги и вовсе зашагали. Здесь бегать без надобности, даже если спешишь, а вот пройтись шагом, скользнуть взглядом по сторонам, когда цепляешься даже за узорчатую кору, что здесь будто вырезана особым мастером — даже полезно. Вдохнуть, распахнуть грудь чистому воздуху, наполненному едва ощутимым чародейством. Что мешает тебе это сделать. А если уж по срочному делу — что ж, шаг тоже может быть быстрым.

И вот дремучий лес распахнул объятья, Драконович вышел на широкую поляну. Солнце здесь уже не пряталось за листвой, во всю извергало на затылок поток горячих лучей, шаловливо играющих в волосах. Скулы воина расслабились, в этом месте все тревоги мигом улетучивались, и на душе становилось покойно. Вот только всё это не совсем гармонировало с избой, что возвышалась посреди поляны. Именно возвышалась, а не стояла.

Вокруг избы высилась изгородь из нетолстых посеревших жердей, сверху каждый украшал человеческий череп, белый, гладкий, словно хорошо обглоданный. Лучи отражались от натёртой поверхности, и солнечные зайчики весело глядели из провалов глазниц. Драконович скосил глаз на руки, довольно отметил, что черепа всё же поменьше шаров мускул, что перекатываются под кожей. Тоже гладкие, коричневые от солнца.

За рядом черепов можно разглядеть покосившуюся крышу, в которую неопрятно воткнута дымовая труба. Кроме трубы в крыше несколько дыр, все кое-как заделаны на скорую руку, ясно, что всё это смоет первым же дождём достаточной силы. Единственное, как знал Драконович, окно занавешено пожелтевшими, словно старый пергамент, во множестве мест заплатанными занавесками. На подоконнике пригорюнился почти засохший голубенький цветочек, неизвестно как прижившийся в потрескавшемся глиняном горшке. Лесной воин знал, дикие цветы редко когда живут в неволе, им нужен простор и собратья, растущие рядом. Как сумел выжить этот, да ещё и чахнет, не погибая, он понять не мог.

Занавески раздвинулись, выглянуло сморщенное старушечье лицо. Окинуло взглядом дворик, потом взгляд скользнул за изгородь и, наконец, наткнулся на высокую фигуру Драконовича. Морщинистая слива лица расплылась в улыбке. Половина зубов уже давно выпала, другая пожелтела, изъедена чернотой, но всё же улыбка добрая, искренняя, Драконович такое всегда чувствовал. Только оттачивал это искусство на лишь животных, с коими общался гораздо чаще, чем с людьми. Вы же замечали, что псы, кошки и прочие тоже могут льстиво подлизываться, выпрашивая лакомый кусочек.

— Драконя, свет мой ясный! — поприветствовала старуха скрипучим, как болотная коряга, голосом.

— Здравствуй, бабушка Оргона, — ответил он, специально придавая голосу громовую раскатистость.

Улыбка Бабушки Оргоны стала ещё шире.

— Красуешься, Драконя. Разве я не говорила, что это не очень хорошо?

Драконович ничего не сказал, только расправил плечи и нарочито выдвинул вперёд широкие плиты груди. Мускулы на руках заиграли, шарами закатались под кожей, та ещё больше заблестела на солнце. Кожаный пояс заскрипел под упругими валиками торса. Старушка не удержалась — рассмеялась.

— Ну, что ты стоишь, проходи. — Пригласила она, скрываясь внутри дома.

Драконович прошёл во двор, глаза хмуро посмотрели на черепа, и он поднялся по скрипучим ступенькам крыльца внутрь избы. Делать это ему пришлось нагнувшись и боком, чтобы не поломать стену с дверным проёмом.

Воздух в избе пропитан пряным запахом, он идёт от многочисленных пучков трав, висевших под потолком и сушившихся на печи. Занавески почти не пропускают свет внутрь, на столе стоит догорающая лучина. Воин понял, что прервал какое-то гадание — рядом с лучиной разложены мелкие костяные пластинки рун.

Стены, для Драконовича слишком близко стоящие друг к другу, сверху обрамлены черноватыми подтёками: залатанная крыша не всегда спасала даже от несильных дождей. Во многих местах они потрескались, обнажились сгнившие стержни брёвен.

— Подлатать бы тебе избушку, бабушка.

— Да кто ж её подлатает, Драконя? — Усмехнулась Оргона. — Разве, что ты, да у тебя других дел хватает.

— Всё равно. Как-нибудь соберусь, да подновлю. — Твёрдо сказал Драконович, снял перевязь с мячом и поставил у входа.

В полусогнутом состоянии он прошёл к столу и опустился на стул. Тот жалобно заскрипел под весом, ножки разъехались в стороны. Бабушка поставила новую лучину, пальцы потушили старую. Драконович ухмыльнулся — хоть бабка и выглядит немощной, но кожа как дублёная, да и сама дрова для печи колит.

Оргона собрала руны в мешочек, кинула куда-то на печь. Драконович хотел сказать, что и эту лучину можно потушить, да занавески убрать, но промолчал, бабушка лучше знает. А вслух сказал:


— Поди, руны ещё пригодиться могут, по важному делу я пришёл, быть может, придётся и гадать.

Оргона сняла с обшарпанной печи кружку с дымящимся варевом, отпила чуть-чуть, потом руки подали его Драконовичу. Тот принял кружку, поднёс ко рту нарочито медленно, чтобы нос успел унюхать, что дают, но напиток не узнал. Тогда осторожно отхлебнул, горло тут же вспыхнуло, огонь медленно опустился вниз, там затих. Но лесной воин даже не изменился в лице, лишь глаза немного заблестели. Оргона одобрительно кивнула, кружка тут же была отставлена в сторону.

— Знаю, зачем пришёл. — Начала она первой. — Тревогой скован лес, ты это чувствуешь, пришёл за советом.

Драконович не стал кивать, бабка никогда не ошибается. Оргона обратила взор к окну, через узкую дырку в котором проникал робкий солнечный лучик. Он падал ей на лицо, морщины искажались, придавая ему вид страхолюдной маски, Драконович даже сглотнул.

— Нет, враг не пришёл в лес, — продолжала Оргона. — Но скоро это может случиться. Знаешь, в большом мире, если приходят завоеватели, все мужчины, могущие держать в руках меч, собираются в ополчения и идут сражаться. Заметь, не ждут, когда враг придёт в их селение — встречают подальше от родного дома. Теперь, похоже, и тебе придётся защищать родной лес в большом мире…

Драконович долго сидел молча, не в силах сказать хотя бы слово. Большой мир, тот, что за лесом, за родным лесом, далеко от леса… Бабка Оргона часто рассказывала о нём: о том, что те земли зовутся Западным Хьёрвардом, что ими правит могучая Халланская Династия королей, что дальше на восток простирается большое пространство воды, гораздо больше, чем Потаённое Озеро в глубине леса, хотя столько воды воин представить не мог. И ещё, чтобы пересечь законную границу Халлана, нужно пройти пышущую жаром пустыню и Хребет. И ему предстояло туда отправиться.

— Что за враг? — спросил он.

Оргона сунула руку под стол, пальцы некоторое время шарили там, потом в неярком свете лучины появился пергамент, весь исчерченный мелкими значками, которые бабка называла буквами. Это человеческие письмена, их использовали в большом мире.

— Вот, что сказали мне руны. Ворог решил устроить себе логовище, в котором сможет укрываться после набегов. Много разбойного люду вступит под его знамёна, алкающие лёгкой наживы. Много зла совершат они на севере, в Халлане, а логовище устроят на юге, где расположен…

— Лес. — Закончил Драконович. — Наш лес.

— Да. Много бед принесёт нам это соседство, особенно, когда явятся сюда мстить халланские дружины.

Лесной воин заворочался на стуле, тот жалобно заскрипел, ещё больше раздвигая ноги. Драконович тоже повернулся к окну, луч перекинулся на него, солнечная стрела заискрилась на стальном кольце, обхватывающем голову, отразился на меч, стоящий у двери. Тот заиграл в свете, налился золотым, эфес — серебряным. Воин понял — меч догадался, что скоро ему придётся петь кровавую песнь, что приходилось делать довольно редко.

— Но как победить врага, у которого за спиной целое войско?

Бабка усмехнулась жутковатой улыбкой.

— Вот тут-то у нас, точнее у тебя и появляется шанс. Дело в том, что сейчас у ворога не так много людей, да и опасается он раскрыть себя раньше времени. Пока что он путешествует по всем близким городам, богатым пустынным оазисам, разнюхивая, выглядывая слабые места поселений, какие в скором времени собирается придать огню, мужчин вырезать, а женщин обесчестить. В ближайшее время он должен посетить город Холлеин, что на границе с пустыней. От нашего леса три дня пути, ворог будет там через четыре. Сможешь отыскать и убить — отведёшь зло от нашего леса, да и от простого народа.

— Когда мне отправляться? — Драконович отвёл взгляд полный тоски от окна и вгляделся в полутёмное лицо Оргоны.

— Прямо сейчас, — шевельнулись губы, она поднялась со стула, подошла к печи, и руки достали что-то.

Свет выхватил из темноты добротную стеганую куртку со стальным значком с правой стороны. Драконович вгляделся: значок в виде крылатой змеи.

— Одного… путника, — на мгновение замявшись, сказала Оргона. — Ему она уже не понадобится, а вот тебе как раз. Не станешь же ты ходить в большом мире с оголённым торсом.

Она хлопнула его рукой по плечу, раздался звук, будто ударили по дереву. Лесной воин с сомнением посмотрел на куртку, на себя, покачал головой.

— Ничего. — Возразила на невысказанное бабка. — Как раз тебе по плечу. Ты не стой столбом, мерь давай.

Драконович осторожно всунул сначала одно плечо, потом другое. Аккуратно выпрямился, спина расправилась, плечи разошлись в стороны — куртка затрещала, натянулась на спине, но выдержала, стальная змея гордо замерла на монолитной груди. Оргона по-матерински поглаживала Драконовича по спине, руки разглаживали небольшие складочки, что собрались под лопатками, там, где два алых шрама наискось и тонкий шов ниткой. Тот расслабился под тёплой ладонью, мышцы сникли, гора опустилась, жилы втянулись в руки.

Матери у лесного воина никогда не было, да и сам он лишь подсознательно чувствовал, что чего-то не хватает, но не мог понять, чего. Оргона всегда добра к нему, уже тогда, когда он был ребёнком, постарела, высохла, словно жизненные соки покинули тело. Драконович подозревал, что это связано с тем, что с его появлением, бабка изменила всю жизнь. Ведь страшно подумать, что делала с забредавшими в лес одинокими путниками раньше… Теперь даже не находили избу, сокрытую глубоко в лесу.

Рука лёгонько похлопала Драконовича по плечу.

— Пора.

Воин вновь напрягся, мышцы пришли в движение, тело затвердело. Сделал шаг к двери, где ждал двуручный меч, но Оргона задержала его.

— Подожди, — проговорила она, глаза нахмурились. — Ты ещё не всё знаешь… о нашем лесе.

Драконович непонимающе посмотрел на неё.

— Не знаю всего? Что же?

Бабка присела на краюшке лавки под печью, проигнорировав стул, что казался теперь слишком высоким для неё.

— Ты никогда не думал, почему в нашем лесу так мало обитателей… человекоподобных? Хотя, да, ты ведь много не знаешь. На свете, кроме известных тебе народов есть ещё эльфы — Дивный Народ, но сейчас почти всё они скрылись с глаз людских в своих Пределах, гномы — ну, этих и с цепью под кроны деревьев не затащишь. Тёмные эльфы, коих совсем нет в Западном Хьёрварде, они где-то в Южном, кобольды, альвы, хеды, морматы, тролли лесные, гроза древесных гномов, которых, кстати, я упомянуть забыла — тоже удивительный народец… Ты никогда не задумывался, почему их не встретишь в нашем лесу?

Драконович лишь пожал плечами. Оргона и раньше рассказывала, что на свете много разных существ и народов, отличающихся не только оттенком кожи, но даже количеством рук, ног, клешней, лап. Он привык слушать такие вечерние рассказы, как сказки, которые вряд ли увидит когда-нибудь глазами. Похоже, теперь появился такой шанс.

— Когда-то давно пустыня была гораздо больше, чем сейчас, тогда она простиралась дальше на юг, вплоть до того места, где сейчас расположен наш лес, — продолжала бабка. — В центре пустыни возвышался Жёлтый Замок, третий по силе среди Радужных Замков, воздвигнутых когда-то человеческими магами. Когда-нибудь расскажу тебе и Красном Замке и его тёмным хозяином, но сейчас речь не о том. Хозяин Жёлтого Замка был честолюбив, падок на соблазн богатства. В своей твердыне познавал тайны бытия, но делал это ценой человеческой крови…

— Жертвоприношения? — Напряжённо спросил Драконович, прислушиваясь к себе. Жизни, сотни жизней людей, брошенные на весы, на другой чаше которых — знания, тайны древних. У каждого перевешивает своё. Странно, но лесной воин почти ничего не почувствовал, когда услышал о жертвоприношениях. Это внутреннее спокойствие пугало, ведь знает же, что должно замереть сердце в спазме, гневно нахмуриться брови, сжаться кулаки… Но нет. Ничего.

— Да, — кивнула Оргона. — Много людей сгинула в застенках Жёлтого Замка. Некоторые пытались бежать, кому-то удавалось, кого-то настигали тёмные слуги хозяина замка. Именно те, кто смог сбежать, и сообщили страшные вести… Нет, не султану, тот трусливо платил дань хозяину, запершись в непреступном оазисе. Тем, кто издревле обитал в пустыне, её защитникам и спасителям. Пустынным гномам.

— Подгорное Племя в пустыне?

— Нет, близкая ветвь подземных хозяев. Так сказать, подбарханники, — бабка усмехнулась, но пальцы всё ещё нервно скребли по столу. — Однажды ночью они напали на Жёлтый Замок, и тот пал. Хозяин вступил в последнюю битву у подземного озера под Замком. Он был силён, но у гномов ещё оставался козырь — магия предков, вышедших из камней. И хозяин Замка пал. Но, так гласит легенда, перед самой смертью осознал какие злодеяния совершил и раскаялся.

— Испугался небытия, что ожидало после смерти? — Драконович протянул руку за мечом, чтобы опереться на него, рассказ бабки обещал быть долгим.

Оргона от изумления замерла, пальцы перестали терзать столешницу.

— Гм, не забыл-таки мои рассказы на ночь… Да, наверное. А может и вправду раскаялся, но я больше склонна думать, что просто кто-то из богов разгневался на нерадивого мага, и пригрозил лишением посмертия. И хозяин бросился в озеро, отдал ему всю жизненную силу. Гномы ушли, Замок сразу после этого разрушился, вместе с ним отступила пустыня. А то озеро обнажилось и стало центром нашего леса. Это была плата за все грехи мага — он дал жизнь новым существам, взамен тех, что погубил.

— Потаённоё озеро… — Тихо сказал Драконович.

— Да, оно самое. — Оргона дунула на полусожженную лучину, та, вспыхнув, погасла. Бабка поднялась, отстранила в сторону лесного воина, раскрыла дверь.

Солнечный свет радостно ворвался в избу, загоняя тьму глубоко в углы, пол стол, за печь. Драконович прикрыл глаза рукой, успел слишком привыкнуть к полутьме. Оргона же даже не щурилась.

— Только вот отпечаток злодеяний всё равно остался в этих местах, — сказала она, глаза обратились куда-то вдаль. — И главное — Запрет на границах леса.

— Что ещё за Запрет? — Настороженно поинтересовался воин. Руки ещё сильнее сжали эфес.

— Запрет на посещение леса. Эльфы и прочие народы отвергли его, дали клятву никогда не вступать под его своды. А сильнейшие маги закляли границы, чтобы никто из обитателей леса не покидал его пределов. Защитились, хе-хе…

Драконович широко раскрыл глаза, никогда еще не видел бабку такой. Словно какая-то горечь просачивалась в словах, горечь утраты. И затаённая обида.

— Так просто, Драконя, тебе отсюда не выбраться. Нужен проводник, да не простой… Несмотря ни на что, Запрет распространяется лишь на существ из крови и плоти, как мы с тобой. Но и в нашем лесу обитают те, кого принято называть Лишённые Тел.

2
Лесной воин вновь мчался сквозь лес. Не таясь, тот, на кого сейчас охотится, не обращает внимания на такие мелочи, как хруст сучка, шорох в кустах, подозрительные звуки. Не за надобностью это ему — но вот запах плоти, тёплой крови, шевеление душонки внутри мясного мешка — да, алчные, налитые багровым глаза, высматривали это с особенной тщательностью.

Драконович не привык быть приманкой, не привык, что рассматривают только как добычу, глупую, ничего не подозревающую добычу. Наверное, так чувствует себя охотник в своих угодьях, когда понимает, что дичь теперь — он. Ведь лес родной, изведана каждая тропка, знакомы все обитатели. Хозяин ты, никто другой. И вдруг — приманка.


Он отдалялся от избы Оргоны, но не возвращался туда, откуда пришёл, а направлялся дальше в глубь леса.

Солнца здесь почти не пробивается сквозь сцепленные голые ветви, под сводами царит полутьма. Землю усеивают засохшие листья, перегнившие, посеревшие. Из земли торчат ядовитые тускло-желтые грибы, тоже охотятся, хотя и делают вид, будто защищаются. Под ноги бросаются выпяченные корни, тоже усохшие, трухлявые, разваливаются от несильного пинка. То и дело попадаются поваленные деревья, тоже сгнившие, истекающие тёмно-зелёной жижей неизвестного происхождения. Истекают кровью, подумалось Драконовичу. Через некоторое время замедлил бег.

Воздух затхлый, словно в подземелье, ветер не дует. Не потому, что не проникает под своды леса, а потому что не желает посетить этот мёртвый край, где живы лишь грибы, что сами несут смерть. Лесному воину стало не по себе: никогда не был в этой части леса, дальше избы Оргоны не заходил. Да и там было не очень уютно, как сказал бы волк: «Тревожно, давит-р-х-х…». Здесь этой тревогой пронизано всё: неподвижный воздух, мёртвые тела деревьев, погнивший земной покров.

И оглушающая тишина.

Драконович замер у поваленного дерева, ноздри широко раздуваются. Запахи тут же выпали из восприятия воина, сейчас он искал, вычуивал, то, чего многие просто не замечают — колебания мира. Конечно, Драконович был далёк от восприятия Эфира и Астрала, но то, что могут чувствовать простые, не Истинные маги, давалось ему легко. Оргона долго этому дивилось, правда, воин не замечал при этом, что часто кивала, словно подтверждались какие-то ожидания…

Он долго ничего не чувствовал. Что-то на периферии, на грани чувств, что-то дышащее Силой, мощное, могучие, но понять, что это, нельзя. Нужно понятнее, ближе, в лесу…

Сердце учащённо забилось, когда незримое «второе полотно» мира колыхнулось близко-близко, у самого лица, дыхнуло жаром, так, что глаза зажмурились. Драконович напрягся, надо понять откуда. Да вот же, под бревном, что гордо именуется «деревом»!

Глаза широко распахнулись, успели зацепить обрывистую тень, прыгнувшую на грудь. Тут же толкнуло, тело бросило на землю, ударило, потащило. С ужасом Драконович понял, что на спине уже нет родной перевязи с мячом, пусть он и бесполезен сейчас, но так увереннее… Руки пытались схватить то, что извивалось на груди, обретя на время Плоть, терзало тело, но лишь поймали воздух. В это время у самых глаз мелькнули жёлтые полупрозрачные клыки, показалось, что-то закапало, но это лишь обман, гораздо важнее, что вот уже хищный дух дышит в лицо, а когтистые лапы тянутся к шее. Панический страх сдавил сердце, сжал в ледяных объятьях.

Охотник и вправду стал дичью.

Наконец, удалось ухватиться за что-то осязаемое — скользкое и противное — какой-то комок, уплотнение. Драконович сдавил, руки откинули далеко в сторону. Чуток отдышался, тело само поднялось.

Серая тень духа, одичавшего, терзаемого голодом — кинулся, едва учуяв запах живого, — колыхалась у земли в нескольких шагах. Драконович прыгнул назад, туда, где на земле должен был остаться двуручный меч; дух кинулся следом. Когда ладонь уже сомкнулась на эфесе, сзади ударило, когти проскребли по спине, задели два старых шрама. От боли в глазах потемнело, поплыли радужные пятна, но сумел выкинуть себя из этой чёрной ямы, дёрнул тело в сторону. Духа вновь сбросило на землю, но тут же подскочил, в унисон с Драконовичем. Тот махнул мечом, Лишённый Тела отскочил от опасного стального размаха, лапы толкнули в грудь.

Воин спиной ударился о дерево, сверху посыпалась труха, надломанные сухие ветки, сучки, прогнившая кора. Дух подался назад, чтобы ударить с разбегу, наверняка, Драконович зажмурился, хотя разум кричал: не закрывай, встреть с открытыми!..

Слух резанул пронзительный вскрик, полный досады, обиды на судьбу. Лесной воин наконец заставил глаза посмотреть — дух скорчился у поваленного дерева, призрачное тело мелко-мелко дрожало, лапы (когти-то втянул!) вцепились в ствол.

Воин, тяжело дыша — пот застилает глаза, сзади и на груди тёплое и липкое, — смотрел на Лишённого Тела, напуганного непонятно чем. Догадливо опустил голову: куртка порвана, залита алой кровью, значок… Значок!

Змея сложила крылья, они поднялись вертикально, объединились в монолитный клинок с незамысловатым эфесом. А сама змея — уже не змея — глаза сузились, кажется, даже мудростью налились, голова изменила форму, стала более массивной, надбровья выдвинулись вперёд. Появились когтистые лапы, можно рассмотреть маленькие чешуйки.

Вместо крылатой змеи — дракон, обвивший меч.

3
Тварь, подлая тварь! Заманил лёгкой добычей, тёплой — да! — кровушкой, мягкой плотью, а сам приготовил подлые силки. Если бы не голод, жажда, чёртова слабость, порвал бы на куски. Попробовал бы… Но, чёрт побери, он — чародей Долины! Смрадное гнездо вонючих магов, прикрывающихся знаком благородного дракона…

4
Он медленно подошёл к скорчившемуся духу, рука на значке. Перевязь с мечом вновь на спине, пришлось только сдвинуть, чтобы не била по ранам. Ноги тихо шуршали по мёртвому лесному покрову, от каждого шага Лишённый Тела вздрагивал, призрачное тело ещё больше сжималось в комок. Бежать и не думал, что заставляло Драконовича теряться в догадках. Почему испугался простого значка? Или же это связано со старым обладателем куртки, простым путником, как сказала бабка Оргона?

— Что тебе нужно? — раздалось шипящее с земли. Дух поднял призрачную голову, чёрные провалы глазниц вперились в лесного воина.

Драконович заставил себя оторвать руку с побелевшими костяшками от Дракона-с-Мечом, вновь мелькнул клинок, вспорол землю рядом с духом. Из головы всё не шло: меч здесь не помощник, не помощник… Но, когда длань лежит на тёплом эфесе, опираешься на меч — уверенность наполняет тебя, оружие словно поглощает дрожь, что рождается в ногах. Наверное, Драконович слишком часто решал проблемы с занесённым клинком, когда не речь определяет, прав ты или нет, а умение сливаться со сталью в смертельном танце.

— Неужели Лишённый Тела так испугался, что даже не спросил имени того, кто поставил его на колени?

— Мне не нужно твоё имя, отвечай.

Дух дерзок — приказывать тому, кто заведомо сильнее, кто может лишить даже этого призрачного подобия жизни. Только вот, не подумал, почему маг из Долины так и не воспользовался Силой, а напал подобно смертному с обнажённым клинком и воинским умением. И ещё — он лукавил, когда сказал об имени. Оно бы дало власть над Драконовичем, а главное — дух мог отомстить. Пусть покорно лежит на земле, но когда-нибудь пришло бы время — и лесной воин лежал бы на земле в луже крови, прося пощады, когда призрачные клыки Лишённого Тела сомкнуться на шее…

— Я знаю про Запрет, что наложили на границы этого леса, — начал Драконович. — И что облачённые в плоть не могут покинуть его самостоятельно. Но есть тропы, ведомые только тем, чьи тела давно покинула жизнь. Ты, дух, должен знать, как выбраться отсюда. Поможешь — я не трону тебя, будешь продолжать охотиться в этих местах. Нет… лучше тебе не знать, что с тобой произойдёт тогда.

На кону стояло всё, Драконович рисковал, дух в любой момент мог вновь кинуться, продолжить бой, тогда увидит, что простой воин… И позабавится на славу, растягивая трапезу. Но, как известно, удача приходит только к тем, кто умеет рисковать, вот так ставить всё на кон. Лесной воин не прогадал.

— Охотиться… — Ему показалось, что дух криво ухмыльнулся. — Только ты один за два года… Я согласен. Куда вывести?

— К северной части. — Драконович выдернул меч из земли, лезвие скрылось в ножнах.

— Хорош-шо-о-о-о… — Дух стал блекнуть, тело теряло материальность, что принял для боя, свернулось в грязного цвета комок.

Воин настороженно следил за действиями духа, мышцы напряжены. Если что, спасение лишь одно, сколько бы постыдно оно не было, — бегство. Но Лишённый Тела не выказывал ничего подозрительного, туманный комок поплыл вперёд.

— Стой! — Крикнул Драконович. — Вначале, мне надо кое с кем попрощаться…

5
Поляна открылась так же внезапно. Драконович оглянулся: дух замер косматой тенью на границе леса и освещённым солнцем пространством. Не скроется, побоится, мелькнуло в голове воина, а ноги уже несли его к избе.

Оргона сидела на крыльце, сгорбленная, голова опущена, до Драконовича донеслось бормотание. Когда бабка, наконец, услышала шаги, голова поднялась, увидел, что по морщинистым щекам текут слёзы, замирают в неглубоких впадинках.

— Пришёл прощаться, — бабка смахнула рукой слёзы, лицо вновь улыбнулось.

— Как же я мог уйти просто так.

Оргона посмотрела ему за спину, некоторое время её глаза не отрывались от духа. Тот качался из стороны в сторону, если переводить на человеческий, можно сказать, что «нетерпеливо топтался на месте». Потом бабка перевела взгляд на грудь лесного воина, сказала:

— Отгадал, значит, секрет куртки. Да, сильным был её прежний хозяин, сильным магом. Всё про Долину какую-то лопотал, а я слушала, как дурочка. Заворожил он меня, да только не магией…

Она оборвала саму себя.

— Всё, всё, хватит, — поднялась с крыльца, слабые ноги донесли до Драконовича, тот и сам шагнул навстречу.

Обнялись, поцеловались на прощание. Воин почувствовал, как что-то тоже побежало по щекам. Достигло рта. Солёное — слёзы! Оргона отстранила от себя, последний раз окинула взглядом. Хотела ещё что-то сказать, но тут сверху каркнуло, старый ворон, так его и звали — Ворон, сорвался с крыши, чёрное тело описало круг над оградой.

Он камнем рухнул вниз, цепкие когти ухватили два черепа, сорвали. Они упали где-то за оградой, а на той освободилось два места.

— Два путника скоро прибудут, — сказала Оргона.

Брови Драконовича изогнулись.

— Ты что, всё ещё…

— Да нет, — отмахнулась та, — те просто заблудились, сами не выберутся. Надо помочь. И черепа ещё искать в траве, обратно прилаживать. Постарел Ворон, всё никак отучить не могу.

Она тяжело вздохнула. Воин подался вперёд, но остановила сухая рука.

— Нет, сама справлюсь, иди давай.

Бабка повернулась спиной, медленно пошла к воротам. Драконович вздохнул…

Когда его спина уже скрылась в лесу вместе с духом, Оргона, присев у дерева, закрыла глаза. Хоть бы эта куртка помогла ему, пусть выживет. Прежний её хозяин нашёл дом в Жёлтом Замке…

6
Дух не пытался обмануть, завести в глубокую чащу, откуда уже никогда не выбраться, как поначалу ожидал Драконович. Он просто вёл, вёл долго. Скоро просветы меж деревьев стали встречаться всё чаще и чаще, солнечные лучи весело накинулись на стальное кольцо на голове воина, заливали всё вокруг золотым светом. Драконович щурился, никогда солнце не светило так ярко, никогда не было столько света. Это не нравилось, желваки играли на скулах.

Дух тоже не в восторге, всё время ищет тень, ныряет под мохнатые лапы веток, Драконовичу тоже приходится идти самой заросшей дорогой. Лицо уже всё в царапинах, как будто бежал сквозь еловую рощу. Лес как будто не хочет отпускать.

А может, и вправду не хочет?

Воин кидал полные тоски взгляды на деревья, глаза блестели при виде прекрасных лесных цветов, что собирались на полянах, водили таинственные хороводы. Те немногочисленные звери, попадавшиеся на пути, казались единственными братьями, а то, что ожидало впереди — враждебным краем пустыни. Как ещё назовёшь пространство, лишённое сплошного растительного покрова? Лысая пустыня, огромная пустыня представала в сознании Драконовича.

За всё время дух не произнёс ни слова, воин тоже не пытался завязать беседы. Да и о чём могли говорить живой и мёртвый, два враждебных друг другу существа? Один мечтает полакомиться плотью спутника, выпить кровь, второй настороженно наблюдает, следит за каждым движением. Дух ещё мог понять Драконовича, в памяти ещё хранились воспоминания о прошлой, человеческой жизни, но тот никогда, будучи живым, не поймёт пустоты, царящей в жалком подобии души, заполнить которую может только кровь, много тёплой крови.

7
Глупец, идиот! Подозревает, следит, как бы не кинулся, хе-хе. Нет, не понять ему этого — что нам, духам есть что терять, а им живым нечего. Пусть думают, что дороже жизни ничего нет, трясутся, как побитые псы, но на грани понимания это у каждого. Жизнью можно рискнуть — посмертием никогда.

Хотя, правильно делает, что трясётся. Когда по жилам течёт кровь, остерегаться надо всего. Иначе станешь таким же духом. Руки тебе нужны, чтобы обнимать любимую самочку, мне же — рвать плоть. Глаза — лицезреть красоту, мне — высматривать живых. Нюх, чтобы чувствовать благоухания прекраснейших цветов, мне — чуять след убегающей жертвы. Слух — слышать песни птиц, голос милой, мне — биение сердца в чужой груди.

Так что — бойся.

8
Внезапно дух остановился, Драконович тоже замер в стороне.

— Граница близко, — послышалось шипение. — Скоро придётся воспользоваться проходом… Иначе никак. Готовься.

Воин хотел спросить, к чему готовится, но Лишённый Тела уже скрылся за деревьями, оставляя одного. Драконович поспешил следом.

Слова духа непонятны, но что-то подсказывало, что имел виду готовится магически. Сосредоточиться, очиститься от лишних мыслей, как делал всегда перед волшбой. А иначе не удастся пройти этим таинственным проходом. Или Проходом?

Край леса приближался, Драконович уже физически чувствовал его, беспокойство росло, не было сил уже смотреть на солнце. А ведь оно друг всего живого — что же, он, лесной воин, уже уподобился Лишённому Тела, для которого свет горше яда? Нет, сказал себе, подбородок выдвинулся вперёд, глаза вызывающе глянули на солнце, пусть слепит, пусть взгляд замарается радужными пятнами, пусть. Но не боится, не прячется — гордо подняв голову, смотрит.

Сосредоточиться на ходу — задача не из простых, почти всегда требуется спокойствие и неподвижность тела. Драконович несколько раз срывался с края обратно, в бездну беспокойных мыслей, но, наконец, удалось достигнуть чего-то среднего. Мысли есть, но текут вяло, словно в полудрёме, одна медленно сменяет другую. И тело отдельно, само по себе.

Тишину разрушило шипение духа:

— Молодец, маг. — Услышал Драконович. — Мы прошли проход, теперь Запрет не властен над тобой. Я свободен?

Прежде, чем осознать, что практически покинул родной лес, Драконович почувствовал в последних словах Лишённого Тела скрытую угрозу. В случае отказа, тут же готов броситься, напасть, тогда бы дрался до конца. Но воин не стал испытывать судьбу.

— Да, ты свободен.

Дух ещё больше уменьшился, комок сжался, и серая тень скрылась за деревьями. Быстро, очень быстро, словно Лишённый Тела опасался, что Драконович может передумать, воспользоваться смертоносной волшбой. Воин немного постоял на месте, набираясь решимости, грудь полна воздуха, подбородок вперёд, но как-то не уверенно, даже робко…

Наконец, продолжил путь, вначале шёл медленно, но ноги шагали всё быстрее и быстрее, и вот уже вновь ветки стремительно проносились рядом. Боязнь куда-то ушла, уступая место уверенности. Теперь-то мог решительно сказать — прощай лес! До свидания, то есть. И настал миг, когда лес расступился, прервался, резко, потому, как так же резко проведена Граница Запрета. Драконович стоял плечом к плечу с молчаливыми деревьями-стражами, охраняющими вход в лес, оставался шаг, и тогда он — вне леса, в другом мире, где уже не скроешься от беды под родными зелёными сводами. И этот шаг был сделан.

Драконович поражён, впереди нет плотного строя древесных исполинов, лишь травяной ковёр и низкорослые деревца, что даже и деревьями-то именовать стыдно. Им никогда не стать гордыми лесными хранителями, для этого нужны такие же братья вокруг, что, может, и борются за выживание, но одновременно подставляют плечу, не дают ветру скрутить, согнуть.

Невдалеке вспухли два холма, невысоких и пологих, посередине их перебегала широкая тропа, Драконович вспомнил, такие называют «дорогами». Издалека разглядел многочисленные колдобины и две колеи, словно рядом проползли две гигантские змеи.

Солнце светило ещё жарче, чем в лесу, лучи обжигали тело, окатывали, словно золотистой водой. Драконович ещё несколько мгновений стоял, не шевелясь, взгляд устремлён за горизонт, туда, где белые пушистые горки облаков посреди ярко-голубого неба. Наконец, зашагал вперёд, спину жгли прощальные взгляды деревьев, но не оглянулся. Вначале надо выполнить миссию, потом назад, под сень родного леса, к Оргоне.

До дороги оставалось ещё шагов тридцать, когда Драконович заметил крытую повозку, запряженную двумя лошадьми. Что повозка, догадался сразу, Оргона рассказывала, но всё равно на время обомлел, наблюдая, как колёса перебираются с одной колдобины на другую. Тут же стало понятно происхождение колей, хоть и слышал о повозках, но понять это смог лишь, увидев воочию. На козлах сидел мужик в простой рубахе и соломенной шляпе, пожёвывал сухую травинку, похлёстывал вожжами.

Драконович не мог упустить шанс.

Быстрым шагом направился наперерез повозке, так, чтобы мужик увидел ещё издалека. Походка тоже специально спокойная, без намёка на враждебность, а меч за спиной — так кто будет разгуливать у леса без оружия? На полпути Драконович вздрогнул: тепло разбежалось от груди. Опустил голову — значок всё ещё в виде Дракона-с-Мечом, аккуратно тронул, тот послушно сложился в крылатую змею. Сразу полегчало.

Мужик заметил его, когда оставалось шагов десять. Встревожено встрепенулся, руки уже собрались посильнее хлестануть вожжами, но потом, приглядевшись получше, мужик сам остановил повозку.

— Здорово, путник! — Сказал он хриплым, продубленным дымом и холодом голосом. — Откуда путь держишь? Али секрет какой?

Прежде, чем успел себя остановить, губы Драконовича произнесли:

— Из леса иду, в Холлеин мне надобно.

Мужик усмехнулся, травинка выпала изо рта.

— Значит, секрет, — проговорил он, как бы про себя. — Ну, ладно, вижу, ты человек не разбойничий, так и быть, довезу до Холлеина. Сам туда путь держу.

Лесной воин запрыгнул в повозку сзади, та накренилась, заскрипели колёса. Мужик одобрительно проследил за мощной фигурой, тело нагнулось с козел, рука сорвала травинку, сунула в рот.

— Пшли! — гаркнул он, когда Драконович устроился в повозке, лошадки послушно тронулись.

Повозка закачалась, лесной воин, опершись о борт, спросил:

— Почему решил, что я солгал, говоря о лесе? И как тебя звать-то?

— Я стараюсь не называть имени каждому встречному, — опять усмехнулся мужик. — Зови Простаком, так меня часто кличут в родной деревне. А про лес ты точно брешешь, мы ж не совсем тёмные, знаем: войти в Пустолесье можно, а выходить, ещё никто не выходил.

— Пустолесье? — Драконович приподнялся. — Его так называют?

Простак повернулся к нему, на лице читается сомнение, но столкнулся с внимательным взглядом лесного воина.

— Не отсюда ты, видно, — ответил он чуть погодя. — Да и не из близких земель… Неужто с Юга, с окрестностей Горы поди?

— Что ещё за Гора?

— Да знаешь, земля слухами полнится. — Неопределённо произнёс Простак. — Поговаривают, будто есть на Юге огромная гора, с которой даже гномьи поспорить не могут, и обитает в ней Тёмный Бог. Держит он те земли в страхе и приносит Тёмной силе многочисленные жертвы… Правда, я не очень во всё это верю, мало ли что придумывают люди, да и не стал бы терпеть такое непотребство Великий Ямерт, да будет всегда светел лик его.

— На свете много чего бывает, — пожал плечами Драконович. — А боги тоже не везде успевают.

Простак захохотал.

— На то они и боги, что быть вездесущими!

— Это, если не задуматься, — в лесном воине всколыхнулось то, что чувствовал во время многочисленных разговорах с Оргоной. Можно назвать это азартом. — А если подумать… Кто по сути своей боги? Маги, сумевшие подняться на самую высокую ступеньку, потом проложившие себе дорогу в обитель богов. Зачем они это сделали? Неужели ради того, чтобы следить за порядком в мире? Да, это входит в их обязанности, но ведь не ради обязанностей они завоевали право называться богами. Чем больше сила, тем больше ответственности она возлагает на своего носителя. Многие называют это Законом Равновесия, только не понимают до конца, создают из неё гротеск: чем сильнее Добро, тем сильнее Зло. Так что в некотором роде, боги оставляют себе эту лазейку: Бога Горы, говорят этим: вот, мы не всесильны, не можем помочь всем, даже такого злодея оставляем топтать землю, а иначе этот же воскресший Бог перережет вашу семью, снасилует дочерей, а вас принесёт в жертву.

Он вдохнул полную грудь воздуха, вышел весь за долгую речь. Простак повернул голову, в глазах читается деревенское восхищение, даже прицокнул.

— С такими речами у султана в советниках ходить надобно. Ответь, кто же ты, путник? И ещё… чья кровь на тебе: своя, иль чужая? Не убийцу ли невинных я везу? В народе говорят: человеку злому присущи умные слова, чтобы прельщать ими простых людей.

Драконович опустил глаза на куртку. Да, и вправду, следовало бы как-то убрать следы крови, прежде чем выходить в большой мир.

— Нет, Простак, может не беспокоиться. Кровь моя, да и враг, с которым я сражался — бескровный.

— Да ты ещё и маг! — Воскликнул мужик. — Ведь даже простаку известно: бескровное существо есть создание магическое, людям тёмным непонятное. Но ты всё равно не ответил на мой вопрос: кто ты? Маг-воин?

— Нет, наверное магом я именоваться не могу, — подумав ответил Драконович. — Воином — да, а для мага слишком силы малы. Хотя для тебя все, кто в какой-то степени отмечены Даром — великие волшебники.

Он позволил себе улыбку. Простак тоже усмехнулся.

— Это ты точно подметил. Помню, к нам в деревню маг приехал, чудеса всякие показывал, за собой звал. Да только потом дружинники халланские пожаловали, объявили его шарлатаном, да и вздёрнули на ближайшем суку.

— Разве за шарлатанство казнят? — Брови лесного воина удивлённо изогнулись. — Сдаётся мне, не шарлатаном тот маг был, просто не угоден стал он владыкам Халлана, за что и поплатился.

— Ты что, ты что! — Простак пришёл прямо-таки в священный ужас. — Да чтобы Владычица кого-то зазря убить приказала. Да никогда! Видно в смертных грехах он был повинен, не иначе.

— Владычица? Новая правительница из числа Династии Халлана?

Простак опять цокнул.

— Какая Династия… Новый правитель у Халланского Королевства, точнее правительница. Надоело эльфам непотребство, творимое старым королём, да и свергнут он был, а править стала Владычица — благословенная, да не укоротятся дни её на этой грешной земле…

Драконовичу что-то почудилось в этих словах, что-то непохожее на предыдущие речи Простака. Наверное, неестественность, с которой были сказаны.

— И что? — Спросил он Простака. — Лучше новая Владычица старого короля? А что с ним самим сталось-то?

— Сбежал, говорят… — неопределённо ответил тот. — А лучше она или нет, здесь-то за Хребтом, да за Пустыней не особо власть её чувствуется. В соседнюю с нашей деревню недавно прибыли посланники местного герцога, дальнего вассала султана. Так всех женщин, не обременённых уродством, вывезли, мужчин посекли всех — не мечами, плетями — и уехали обратно в свой замок, будь он проклят.

— Почему не дали отпор воинам герцога? Не думаю, что их было так много, чтобы вся деревня не смогла с ними справиться. Почему не поступили так, чтобы перед детьми своими же обидно не было?

— Да новых бы прислали, — буркнул Простак. — Да и были бы эти дети тогда…

Драконович ничего не ответил, лишь брови опустились к самым глазам.

Дальше они ехали молча.

Местность вокруг стремительно менялась. Земля вспучилась множеством холмов, дорога вбегала на них, чтобы потом весело сбежать вниз. Деревья стали уж совсем редкими, ивняка по краям дороги тоже поубавилось, зато вверх направлены пожелтевшие метровые копья густой травы.

Пасущиеся где-то на горизонте облака начали собираться и над повозкой. Белые горки старались набежать на солнце, но не многие отваживались, а когда это и случалось, то всё равно сквозь их истончившуюся шкуру пробивались победные лучи солнца, озаряли облако изнутри, придавая золотистую рельефность.

Воздух наполнился прохладой, то и дело порывы ветра забегали внутрь повозки, трепетали волосы лесного воина. Похоже, скоро пройдёт короткий несильный дождь.

— Эй, путник! — Раздался крик Простака. — Не спишь? Подъезжаем уже.

Драконович поднялся, голова высунулась наружу. Невдалеке из-за холма появилось несколько аккуратненьких домиков, огорожены изгородью. Дорога расширилась, теперь можно назвать и трактом, больше не прыгает по холмам, величаво ступает по выровненной земле. Домиков становилось всё больше и больше, но лесной воин уже не рассматривал, взгляд устремлён к каменной стене, что возвышается дальше. Стена не высока, видно, что город не очень большой, но всё же не село и не деревня. Зато главные ворота сделаны на славу — огромные, сразу видно, дубовки, сверху вырезан герб города, покрыто узорами. Рядом, как положено, стража, закованы в сталь, лишь носы торчат из-под открытых забрал.

Драконович смотрел во все глаза — вот вы какие, доспехи! Оргона рассказывала, объясняла, но всё равно это лучше увидеть, чем услышать от пересказчиков. Посеребрённые панцири, рельефное изображение мускулистой человеческой груди, торса, — лесной воин опустил глаза на распахнутую куртку, да, похоже, — шипы на плечах, об предназначение которых смутно догадывается, стальные поножи и наручи. В руках у нескольких — большие щиты, почти скутумы, короткие мечи. Хотя, на страже, где воинов не так много, лучше более длинные, это же не биться в строю. У тех, что ближе — копья, подальше — массивные бронебойные арбалеты, гномьей работы, с хитрым механизмом взвода. Столько оружия, да ещё и такого, Драконович видел первый раз.


— Холлеин, Холлеин! — Продекламировал Простак. — Сиди на месте, путник, пошлина у нас здесь не большая, так что лишнюю монетку за тебя, так и быть, выложу.

Они подъехали к воротам, люду у них в это время было не очень много, пришлось подождать всего лишь несколько минут. Стража мимолётным взглядом окинула повозку, взгляд чуть задержался на мече Драконовича, но вслух ничего сказано не было. Они въехали в город.

Здесь уже народу больше. От ворот отходит около дюжины улиц, все полны люду, лишь некоторые заняли повозки и телеги — те, что к центральному замку и рынку. В воздухе витают сотни, если не десятки сотен, ароматов: запахи пекарен смешиваются с запахами кожевен, откуда-то тянет свежежаренным мясом с луком, заморскими фруктами, дымом кузниц.

Учуяв запах еды, желудок Драконовича протестующе заурчал, напомнил, что сегодня он с самого утра росинки маковой во рту не держал.

— Ну что, пора прощаться. — Повернулся к нему Простак. — Мне теперь на рынок, у тебя, думаю, тоже дела есть, так что — прощай, путник. Интересно было послушать твои речи.

— Подожди, ты не раз здесь был, где находится лучшая таверна, которую ты посещал?

— Корчма здесь неподалёку есть, — он махнул, показывая направление. — Пиво там замечательное, да и повар отменный. Думаю, тебе там понравится.

— Спасибо за всё. Прощай. — Драконович спрыгнул с повозки.

— Прощай.

Повозка скрылась в потоке таких же ничем не примечательных средств передвижения. А Драконович побрёл в ту сторону, которую указал Простак…

9
Корчма отыскалась быстро. Большое, бочкообразное здание с вывеской над входом: «Корчма Ивдара». У перевязи несколько коней, настоящих статных коней, так не похожих на чахлых лошадок Простака. Вышел чумазый мальчик с ведром в руках, Драконович проводил его взглядом до сарая, где глаза натолкнулись на другую картину.

У дверей толпилось несколько человек, двое о чём-то спорили, сыпались самые грязные ругательства, значений многих из которых лесной воин не знал. Спорили двое: рыжий детина с косматой шевелюрой в грязной одежде и лысый, уже немолодой, Драконович мог назвать его силачом, если бы сам не был в два раза крупнее. Рыжий осержено кричит, лысый весь сник, что-то неуверенно бормочет.

Лесной воин направился к корчме, в голове роятся мысли о том, как же найти в огромном городе врага, человека, угрожающего родному лесу.

Гневные крики сменяются на нечто, похожее на звериный рык, Драконович инстинктивно отклоняется в сторону. Мимо пролетает тело лысого, разбрызгивая во все стороны кровь, лесной воин не успевает уклониться, и алые капли из перерезанного горла силача попадают на куртку, и так уже запачканную. Вслед за телом рядом проносится рыжий, лицо искаженно гневом, глаза рассечены мелкими красными прожилками.

Неужели вырежет печень, мелькает в голове Драконовича, но лысый всего лишь всаживает кинжал в спину силача, так, что в теле скрывается почти всё лезвие. Слышен хруст рассекаемого хребта, будто кто-то разрубает тупым ножом старый тростник. В спину лежачего! Даже у зверей есть кое-какие обычаи на этот счёт, а людам такое и подавно не позволительно. Уголки глаз лесного воина презрительно кривятся.

Рыжий подымается от мёртвого тела, рука скидывает волосы со вспотевшего лба. Он ещё немного стоит над трупом, губы что-то бормочут, гневное и едкое. Драконович ещё больше кривится: об умерших никогда нельзя говорить плохо. В это время рыжий разворачивается, его взгляд натыкается на презрительное выражение лица Драконовича.

— Чего уставился, гнида? — Напустился он на лесного воина. Его не смутило даже то, что тот на полторы головы выше.


Драконович не стёр с лица презрительное выражение, мелькнула длань, опустилась на плечо рыжему. Тот застонал, будто свалил неподъёмный камень, лицо покраснело, обнажились гнилые пеньки зубов, болезненно-белые дёсны. Он махнул рукой, но Драконович легонько толкнул его, так, что полетел спиной на землю, скрючился там, поджав ноги.

Лесной воин хотел уже продолжить путь к дверям корчмы, но внезапно почувствовал, как ловкие руки снимают со спины перевязь с мечом. Гневно нахмурив глаза, стремительно обернулся, рука сжата в кулак, несётся быстрее тела. Но вспорола всего лишь воздух. Мелкий человечек с перевязью успел пригнуться, ловко отскочил в сторону, тут же вперёд вышли и остальные дружки рыжего.

Кто-то напал первым, кулак в рёбра, многоголосый хруст — каждое ребро по-своему, тело падает на землю. Тут же второй бьёт ногой в лицо, челюсть съезжает в сторону, зубы больно крошатся друг о друга, но кулак быстрее сознания, и второй тоже валится на землю. Но в это же время кто-то подло ударяет под колени сзади — рыжий! Драконович со вздохом падает, в полёте грудь встречает чья-то нога, лицо — два кулака с разных сторон. Уже на земле пинают под живот, болезненно отзываются почки, глаза заливает кровь от рассечённой брови.

Неожиданно всё прекращается. Наступает зловещая тишина, и в ней:

— Убери нож, Солома, хватит мертвяков на сегодня.

В голосе слышится скрытая сила, спокойствие, отдышки от мощных ударов нет, что значит — не бил.

Драконович медленно разлепляет глаза, но вокруг уже никого — улица пуста, не видно даже простых прохожих. Негласное правило всех городов — на улице драка, уноси ноги подальше.

Рядом валялась перевязь, опершись на руку, он медленно подтянул её, в горло тут же попала поднятая пыль, закашлялся. На землю упало несколько капель крови, но немного — всего лишь зуб или десна.

Драконович медленно поднялся, в голове стучит мысль: почему сзади под колени, почему лежачего, почему несколько на одного, почему?

10
Пошатываясь, покусывая распухшую губу, Драконович вошёл в корчму. Рыжий с дружками уже сидели в дальнем углу, заказали пива, гогоча лапали служанок. Те тоже лукаво улыбались, с готовностью вскрикивая, будто от неожиданности. Но лесной воин не стал опять лезть в драку. Не сейчас, по крайней мере.

Немногочисленные посетители мельком глянули на вошедшего, вновь отвернулись к кружкам, возобновили споры. Драконович тяжёлым взглядом из-под синяка оглядел корчму, заприметил одиноко сидящего за столом парня с двумя мечами за спиной, направился к нему. Почуял родную душу. На ходу рассмотрел в подробностях ноэры в ножнах, изогнутые, оружие умелого воина, не чета его прямого, как дорога на закат, двуручного меча.

Он шумно опустился на лавку рядом. Парень — молодой ещё — изучающи посмотрел из-под чёрных косм, закрывающих лоб ярко-зелёными глазами. Драконович про себя отметил, что видно давно уже последний раз использовал ноэры: частый боец никогда бы не позволил волосам спадать на глаза. Внешность парень имел такую, какая нравится девчонкам: разрез глаз с намёком на романтичность, редкий полукруг бородки, ресницы чуть длиннее, чем должны быть.

Парень как бы невзначай шевельнул плечом, крепким с рельефными мышцами, небольшими, но по виду, как из стали. Драконович скосил глаз, удивлённо изогнул бровь. На плече был наколот рисунок — тигр в прыжке, саблеподобные клыки обнажены, в глазах читается злоба, даже — бешенство. Парень проследил за реакцией лесного воина, но тот лишь выглядел удивлённым, с места не тронулся. Тогда кинул служанке: два пива, спросил:

— Ты откуда, воин?

Драконович настороженно напрягся, но в голосе нет притворства, скрытой угрозы. Ответил осторожно:

— Живу недалеко от Холлеина.

— В Пустолесье, что ли? — Попытался пошутить парень, но тут же улыбка сползла с лица: увидел выражение Драконовича, пришло понимание, что, похоже, попал в точку.

— Ладно, опустим это. — Неловко сказал он, пригубил пиво, чтобы замять ситуацию. — Меня Тиграном зовут, можно Бешеный Тигр, по Знаку Дем-Биннори.

— Дем-Биннори? — Безучастно поинтересовался Драконович. Тело нещадно болело, будто побывал меж лап медведя-варкиса. И мысль — сзади, лежачего, подло…

— Да, — продолжал парень. — Школа магов, к слову, лучшая в Западном Хьёрварде. Ты пиво-то пей.

Он послушно поднёс массивную деревянную кружку ко рту, мельком подумал, такой и убить можно. Если сзади, в затылок.

— Ещё две! — Кричит парень, потом Драконовичу. — Нам воинам так нечасто удаётся поговорить хоть с кем-нибудь, а это порой необходимо. Особенно, если никто не ждёт у родного крыльца.

Хлопает дверь, в корчму заходит мужчина, с первого взгляда видно — воин, при том — предводитель. Взгляд чёрных глаз осмотрел сверху посетителей, чуть задержался на Тигране с Драконовичем, потом вошедший заметил рыжего и компанию, рука махнула им, те радостно загалдели. Посетитель направился к ним, кожаные сапоги с окованными носками — под рёбра бить, мелькнуло в голове у лесного воина — застучали по полу.

Драконович проводил чёрноглазого, чёрноволосого взглядом, опять обратился к Тиграну. Тот продолжал разговор.

— Вот тебя кто-нибудь ждёт дома?

Лесной воин, чуть помедлив, ответил:

— Да.

— Любимая, или отец-мать, родные?

— М… да мать. Она уже в преклонных годах, без меня, наверное, совсем захворает.

— Мать тоже семья. А отец?

— Да я его и не знал никогда… Рос с матерью одной.

— Куда катится этот мир… Не умер, значит, раз молчишь. Но тебя хоть кто-то ждёт, а я одинок, как луна — вроде и звёзды рядом, но всё равно не то…

С той стороны, где рыжий, а теперь и черноглазый, раздался смех, краем глаза Драконович заметил, что смотрят в его сторону, ухмыляются. Похваляются, что вдесятером одного завалили… Черноглазый смотрел не как все, оценивающе, без эмоций, так смотрит наборщик новобранцев. Что-то кольнуло лесного воина в грудь. Он опустил глаза, взгляд наткнулся на значок. Тигран тоже заметил, да так и замер.

— Ухты! Не прост ты, воин, ох как не прост… — Он протянул руку, Драконович не стал препятствовать. Ловкие пальцы пробежались по стали, что-то нажали, значок щёлкнул, принимая истинную форму.

— Знак Долины. — Уверенно сказал Бешеный Тигр. — Куртка досталась от прежнего хозяина?

Лесной воин кивнул, отметив при этом, что значок потеплел. Взгляд опять упёрся в спину чёрноглазого.

— Наследие мага, сильного мага, — Тигран опять отхлебнул пиво, Драконович тоже пригубил. — Хм, в этом мире, наверное, нет человека, у которого не было бы своей тайны. Твою, воин, я раскрыл, хе-хе, что ж, рассчитаемся. Ты слышал о Владыке Тьмы Ракоте?

Драконович помотал головой.

Что же в тебе, чёрноглазый?

— Взбунтовавшийся маг, бросивший вызов Богам, но не о нём сейчас речь. Как ты знаешь, Халланскую Династию сменила Владычица… Знаешь? Ну, так вот, прошлый король сбежал, но посланцы эльфийской девки… Владычицы, то есть… сумели отыскать его и королевскую семью. Вырезали их, в общем, но не всех — младший сын и старшая дочь уцелели, сумели скрыться, жаль только, судьба разлучила их. Волей той же плутовки-судьбы спастись им помог Владыка Ракот. Что сталось со старшей, мне неизвестно, но младший в конце концов попал в Дем-Биннори, куда был послан и я — присматривать за ним, а в конце обучения увести подальше от халланской Владычицы. Только вот не удалось мне это, ушёл он в Столицу, прямо к полуэльфке…

— Ты посланник Тьмы? — Напряжённо спросил Драконович.

— Нет, — усмехнулся Тигран. — Ракота, а он лишь прикрывается её цветом, но не сущностью…

Лесной воин кивнул, и тут значок словно вонзил шип в грудь, в голове вспыхнуло всего лишь одно слово, но ударило, словно молния: «ВОРОГ». Он вскочил со стула, ноги понесли к лавке, на которой сидел чёрноглазый.

Нашёл тебя, ворог, едко усмехнулся про себя Драконович.

Рыжий первым заметил его приближение, что-то кинул чёрноглазому, тот обернулся, соскочил с лавки. Слишком уж легко читался на лице Драконовича гнев.

— Что тебе нужно, воин? Присядем, поговорим. — Произнёс черноглазый спокойно, руки примирительно подняты.

Лесной воин остановился, в глазах сомнение. Тот, что напротив, подошёл, положил руку на плечо, оно напряглось под ней…

Бок рвануло болью, но перед этим — Драконович отстранился, рука метнулась к эфесу, а в следующий момент голова черноглазого была рассечена надвое. Та часть, с которой смотрели глаза, с громким шлепком упала на пол, от раскинувшего рядом руки тела растеклась лужа крови со сгустками чего-то серого, склизкого…

Драконович повалился рядом, в боку рана от короткого кинжала, но кровь темна, задета печень. Значит всё, всё…

Тигран мгновенно оказался рядом, готов использовать ту небольшую силу, что дарована Тёмным Владыкой, но лишь замер.

Рана с багровыми краями словно дёрнулась — и края её сошлись, оставив лишь блеклый розоватый шрам…

11
Да, боги любят настоящих героев.

Эта история не закончилась на том. Тигран, посланник Тёмного Владыки и Драконович, лесной воин, после случая в корчме решили отправиться в Южный Хьёрвард, туда, где возвышалась зловещая Гора. Но… это уже другая глава «Хроник Хьерварда». На сем заканчиваю, Ваш Иштаурбин, скромный авалокитешваар-отшельник.

Елена Тыртышникова
НЕНАПИСАННОЕ

С благодарностью Нечто Странному, а также Ните, Филимоновне, Ангелу Бездны и МагдаЕлене.

Только никогда, мой брат-чародей, ты не найдешь себе королеву,

А я не найду себе короля.

Мельница «Дорога Сна»
«…Исчезло нечто… исходившее от твоего и моего главного врага… Или нет, не исчезло, так… словно бы спряталось на время…»

О том не поют сладкоголосые барды на улицах больших городов. О том молчат странствующие по отдалённым деревням сказители. Не бают об этом отцы и прадеды, сидя морозной зимой у камелька. Не думают об этом отшельники в кельях, запрятанных среди тайных звериных логовищ.

Молодые Боги не поведали о том своим жрецам, а Новым Богам ещё не пришёл срок.

Летописцы и вовсе не говорят — не умеют… но эта повесть никогда не скатится с заточенных перьев в толстые фолианты, чтобы любопытные потомки не узнали…

Барон Нейборин трапезничал. Он любил поесть, особенно в хорошей компании. Впрочем, хорошая компания — это большая компания. Пусть в неё входит любой, от простолюдина до графа — лишь бы веселье било ключом, голова кружилась от вкуса и желудок сыто урчал. Однако сегодня что-то было явно не так, и длилось это «не так» довольно долго.

Еда не радовала ни глаз, ни утробу; многочисленные гости вызывали стойкое отвращение; выступление заезжих циркачей навевало тоску. Чего-то не хватало. Но чего? Внутри — в разуме, сердце… и вовсе странно, в теле — образовалась пустота, которую жаждалось заполнить.

Нейборин огляделся. Огромная обеденная зала. Его зала. В его замке.

Под потолком люстра в сто свечей белого воска — о драконовом богатстве барона складывали легенды и песни. О богатстве, которое Нейборин умудрился не потерять даже тогда, когда открылась ужасная тайна о сущности прежнего короля… Нет, когда эльфы устроили коварный, но банальный переворот и на троне оказалась их ставленница… полукровка…

Нейборин покачал головой — странные мысли. Он сохранил богатство всего лишь волей случая — родовой замок далеко от столицы, блистательного Дайре. Впрочем, что столица! До ближайшего крупного города, Нелласа, дни и дни пути. Но страшные думы быстро доходят до Владычицы и…

Нет, тех, кто плохо отзывался о Хозяйке Халлана, не хватали на улицах и не тащили в сырые темницы — с недовольными просто-напросто беседовали, и те успокаивались. То ли исполнялись их желания, то ли приходило понимание собственной неправоты. Случалось и так, что раскаявшийся решал самолично принести извинения Владычице, вымолить прощение и… никогда не возвращался домой. Что это значит?.. То-то и оно.

Нейборин нахмурился. Что же с ним творится?!

Владычица! Прекрасная Владычица! Обожаемая Владычица! Добрая, любящая, заботливая. Мы никто без тебя! Ты принесла мир и спокойствие… Или всё-таки — войну и разорение? Смятение и недоверие к другим, скованность мысли, неустранимую тяжесть на душе…

Свечи под потолком и на длинных столах, трескучие факелы по стенам и всё ещё рвущийся в стрельчатые узкие окна-бойницы закат ярко освещали залу, не оставляя теням и шанса, но барону виделся мрак. Одному ли ему?.. Гости, недавно истово желанные, а теперь просто гости улыбались, беседовали, ели и не замечали изменений в настроении хозяина. И лишь одна-единственная женщина обратила внимание на раненного собственными мыслями Нейборина. Владычица!

Её огромный (барон по праву гордился им) портрет висел напротив главного стола, между двумя входными дверьми, чтобы всегда быть видимым и доступным не только господину, но и гостям, и слугам. Она, пусть через грубый холст, сама несла им Свет. Всем! Однако сейчас никто не обращал внимания на Владычицу — Её прекрасные глаза уже ни о чём не вопрошали, Её нежное лицо бороздили морщины, а у идеального носика чертили дорожки горькие слёзы.

Идеального носика?! Как он посмел?! И не идеальный он вовсе. Нос как нос, да и лицо не то что бы потрясающее.

Нейборин в детстве встречался с настоящим чистокровным эльфом, Перворожденным. Это Чудо! Это Красота! Вот Это Потрясение!.. Владычица — лишь жалкая подделка…

Что со мной?!

Хотелось происшествий. Нет! Свершений!.. Впрочем, тоже — нет. Пусть просто что-нибудь случится: гости напьются и затеют недостойную драку с распеванием похабных песенок, вон тот молоденький паж прижмёт служанку в тёмном уголке, а…

Снова, опять эти мысли. Что со мной?!

Будто отвечая на панический вопрос, в залу ворвался юноша. Обычный человеческий юноша, конопатый, запыхавшийся, даже усталый, в изношенном до дыр камзоле. Кажется, грязный, потный и голодный.

— Дайре пал! — провозгласил он звонким голосом. Глашатай? Гонец? Такие и на последнем издыхании способны вещать на весь Хьёрвард. — Узурпаторша повержена и бежала! На троне великий и всемогущий Трогвар! Наш законный король!

Музыканты выронили инструменты — те жалобно, плачуще тренькнули, — затеянная акробатами пирамида распалась. Слуги застыли — кто с подносом, а кто и с наклонённым кувшином вина. Гости вскочили с мест или наоборот вжались поглубже в дубовые стулья, и тяжёлая, давящая тишина окутала залу — теперь мрак заметили все… Но Нейборин вновь видел Свет.

Барон устало откинулся на высокую спинку кресла-трона, прикрыл глаза. Теперь всё ясно, встало на свои места. Пришло понимание… Заклятье долго сковывало королевство и стало частью каждого халланца. Теперь чары исчезли, с ними — кусочек души… Нейробин поднялся и, глядя прямо на порвавшийся точно по середине портрет проигравшей Владычицы… узурпаторши, поднял кубок.

— За короля Трогвара Дайрского! — крикнул барон.

— За короля! — донеслось эхо от гостей. — За Трогвара!

— И кто-нибудь накормите юношу… — хмыкнул Нейробин.

Ужин продолжался.

Шутов, разошедшихся не на шутку, сменил факир — высокий бледный мужчина, одетый в чёрное, в длинном плаще и забавном тюрбане, на котором таинственно мерцала серебряная брошь. Поначалу он вытягивал платочки да цветочки из рукава, затем доставал шарики из ушей гостей и прятал их дорогие кольца да перстни, после пришёл черёд огненному дыханию. Мастер. Нейборин любил факиров — людей, умелых, талантливых, но всё-таки людей, которые творили самую настоящую магию без магии. Этот, например, вовсе сумел исчезнуть!

— Господин барон. Господин барон!

Нейборин, недовольно поморщившись — он хотел разгадать фокус, — повернулся к старенькому привратнику.

— Что?

— У ворот две женщины, господин барон. Они просятся внутрь, — Старичок почтительно склонился к хозяйскому уху.

— Нищенки? — без труда догадался Нейборин. — Подай и… Хорошо, пусти и накорми. Но завтра, чтобы духу их здесь не было! Без них не протолкнуться!

— Господин барон, они до тебя просятся! — Слуга не сдвинулся с места. — Молоденькая чумная какая-то, а постарше — красавица.

— Ладно, — деланно вздохнул барон. — Доброта моя меня же сгубит. Веди.

Пожалуй, это будет поинтереснее жонглёров горящими булавами, хотя кошка, ходящая на задних лапах и подающая хозяину кубок, тоже заслуживает отдельного внимания.

Язык не поворачивался назвать старшую из женщин красавицей — возможно, так оно когда-то и было, но не сейчас. Сейчас это был лишь плод могучего воображения привратника — старуха. Морщинистая тощая старуха в драных обносках неопределённого цвета и материала. И всё-таки… Барон подался вперёд… Всё-таки чувствовалось в женщине нечто… устрашающее. Мощь и сила царили в, казалось бы, умирающем теле.

Она походила на меч. Старый, ржавый, зазубренный, давно брошенный хозяином и уже вряд ли восстанавливаемый, но выкованный в седые времена великим мастером с любовью, с которой рожают детей. Этот меч до сих пор способен разить… да и яд на изогнутом дугой клинке всё ещё действовал… Нейборина осенило: не морщины обезобразили лицо, а боевые шрамы!

Вторая. Вторую из женщин разве что древний старик и мог возвести в «молоденькие» — в её годы многие нянчили внуков. За три десятка лет, невысокая, как и спутница — худая и бледная, измотанная. Лицо строгое, серьёзное и с тем отрешённое — барон, наверное, не удивился бы, если б женщина вдруг встрепенулась и принялась в недоумении оглядываться. Мол, где я? Зачем я?

И эта была клинком — прямым, остро заточенным, бьющим в цель, направляемый твёрдой рукой. Он был заключён в грязное тряпьё вместо сверкающих драгоценными каменьями удобных ножен.

— Вы желали меня видеть? — почему-то не получилось задать вопрос в обычной снисходительно-насмешливой манере — от обеих женщин исходила мощнейшая аура власти. — Чего же вы хотите?

— Барон Нейборин? — вместо ответа уточнила старшая низким голосом. Слышавшаяся в нём хрипотца заставляла вспоминать нечто из туманной юности, нехорошее, страшное, отчего-то тело само собой сжалось и потянуло владельца под стол.

— Да, — Барон с трудом остановил унизительный, клеймящий вечным позором порыв. — Зачем вы пришли?

— За твоей верностью, барон!

— Что?! — вскочил Нейборин.

— Склонись перед своей королевой, барон! — Старшая, приглашая и словно бы объясняя, повела рукой в сторону молчаливой спутницы.

— Вы сумасшедшие! — вскричал взбешённый хозяин замка. Очарование, первое впечатление от странных гостий схлынуло, сметённое сильными эмоциями и гордостью. Столь откровенной наглости от женщин барон никак не ожидал. — Стража! Выкиньте их прочь!

Но прежде, чем кто-либо успел шевельнуться, молодая шагнула вперёд и одним плавным движением освободилась от изодранного плаща. Взорам присутствующих престало крепкое ладное тело — барон не ошибся, сравнив женщину с клинком, ибо она действительно была оружием, грозным соперником любому из окружающих её мужчин. Под сверкающей в свете факелов кожей перекатывались мышцы.

— Ты не настолько красива, чтобы… — попытался Нейборин, но женщина его не слушала. Она сложила руки в знакомом жесте — магическом, доступном любому мало-мальски обученному колдуну… и известном каждому в Халлане.

Талию женщины обвил, словно удав жертву, красочный Наследный Королевский Знак Халлана. Он сиял, притягивал взоры, заставлял вспоминать и думать… А потом исчез, медленно истаял, будто впитался в сероватую кожу.

Нейборин более не сомневался. Он вышел из-за стола, шагнул к нечаянной, но бесконечно желанной гостье и преклонил колено.

— Моя королева! — прошептал барон. И все его услышали. — Как я долго ждал этого часа!

Нейборин поднялся и обвёл гостей и слуг пылающим, фанатичным взором.

— Приветствуйте нашу королеву! Её Величество Арьяту Первую!

Зашелестели юбки, растянутые в реверансах; зазвенели мечи, салютующие истинной Владычице Халлана. Склонились головы — королева вернулась!

«…сестра же его, принцесса Арьята Халланская, и впрямь вернула себе престол…»

Их отмыли, одели, накормили… и сразу попытались отравить. Арьята не обеспокоилась и нисколько не удивилась такому повороту событий. Это обычная, более того естественная реакция трусоватых, пекущихся о себе и своём благе людишек. К тому же, после оранжевых джунглей безумного мира, через который две затравленные женщины бежали от Владычицы и её слуг, яд оказался безвредным. Даже изжоги не вызвал — не баловал «милый лесок» разносолами да деликатесами, полезной и безопасной желудку пищей, скорее сам желал кого-нибудь в еду превратить да с аппетитом сжевать. Арьята оставила покушение без внимания… хотя не стоило бы.

Следующее произошло глубокой ночью, когда замок Нейборина окутал безмятежный сон.

Арьяте достало всего одного-единственного лишнего шороха колышущейся на лёгком сквознячке занавеси, чтобы проснуться. Ладонь осторожно, но крепко и привычно обхватила рукоять меча, который законным супругом покоился рядом с королевой.

Подойди же! Однако убийца оказался умнее: он не приблизился, а метнул из своего укрытия острую звёздочку. Арьята без труда уклонилась от «подарочка» и вскочила с постели, в прыжке нанося сокрушающий удар. Убийце повезло. То ли женщина от радости несколько расслабилась, то ли яд всё-таки подействовал, но вместо тела врага меч Арьяты проткнул пустоту. Королева резко обернулась, и покои наполнились чарующей музыкой столкнувшихся клинков. И вновь женщина замешкалась.

Удивление, как и любопытство, губит многих — чуть было ни пришёл черёд Арьяты, ибо изумление её оказалось велико. Она узнала нападающего — его с головой выдавали манера обращения с оружием, движения и одежда. Койар! Воин Чёрного Ордена, сгинувшего в катастрофе более семнадцати лет назад. К счастью, нападающий был явно молод и плохо обучен, иначе Арьяту уже трижды настигла бы смерть.

Королева решительно собралась и сосредоточилась на бое. Уже через миг настоящего поединка Арьята поняла, что существенно переоценила убийцу — он шаг за шагом отступал к узкому окну, теснимый вихрем простейших, но быстрых выпадов. Скорость, а не чрезмерная сложность и изощрённость, оказалась гарантом выживания в оранжевых джунглях… впрочем, враг сумел найти выход. Сообразив, что противник ему не по зубам, убийца вывернулся и отскочил назад всего на два шага, но их хватило. Ночной гость выпростал вперёд руку, и перед глазами Арьяты что-то вспыхнуло, потянуло горьким дымком. Озадаченная королева осталась одна в опочивальне… ненадолго — в покои ворвалась её спутница, бывшая предводительница Чёрного Ордена. Того самого ордена, адепт которого мгновение назад пытался убить Арьяту.

За предводительницей следовал ошарашенный барон.

— Это был койар, — Арьята полными дикой ярости глазами посмотрела на женщину. — Ты говорила, что Орден полностью уничтожен.

— Если я выжила, — вздохнула предводительница, — то, возможно…

— Он был молод и неопытен!

— Значит, кто-то пытается возродить Орден… но не я, дорогая, не я! Мне это ни к чему. Ты ведь помнишь наш договор?

— Помню, — теперь пришла очередь вздыхать королеве. Она пообещала предводительнице пост главнокомандующего армии Халлана. С точки зрения правителя — мудрый шаг, но по-человечески Арьята не желала мириться с собственным решением.

Противостояние Владычице, поход через джунгли сблизили женщин, но не настолько, чтобы души позабыли взаимную ненависть и допустили хотя бы намёк на дружеские отношения. Койары вырезали всю семью Арьяты, не пожалев ни слабую мать-королеву, ни беззащитных близнецов, ни пятнадцатилетнего принца Альтина. Лишь королева — тогда наследная принцесса — да младенец Трогвар на её руках спаслись необъяснимым чудом, чтобы сражаться и всё равно проиграть. Ненависть и боль Арьяты были таковы, что она сумела отомстить убийцам, отомстить с лихвой — породивший койаров Чёрный Орден прекратил существование, но легче королеве не стало.

— Королева. Ваше величество! — позвал Нейробин. Пока высокородные гостьи разговаривали, барон с интересом рассматривал оставленную ночным гостем в память о себе метательную звёздочку. — Это же брошь факира!

— Что же ты стоишь?! — вскричала Арьята. — Быстрее! Возможно, он ещё в замке!

Факира не нашли, а циркачи так и не смогли вспомнить, когда и где к ним прибился странный юноша в чёрных одеяниях…

Отряд, возглавляемый Арьятой и бароном Нейборином, уже два дня двигался к Нелласу — дорога в столицу лежала через него — и только-только вновь достиг обжитых земель. Горы остались далеко позади, церемонно уступая место пологими холмам, да и те быстро сходили на нет. На пастбищах флегматично жевал траву домашний скот, виднелись ухоженные охотничьи рощицы, мелькали небогатые, но и не нуждающиеся в подачках деревеньки и хутора.

Встречались и крестьяне — добротно одетые, внешне беззаботные и добродушные. Впрочем, на отряд чужого барона они посматривали с некоторым подозрением, но, в целом, без объяснимого и понятного недоверия. Здесь остро ощущалась заботливая и властная рука хозяина, барона Дьюбиса.

— Ваше Величество, но как же быть с Трогваром? — в который раз начал Нейборин. — Ведь он провозгласил себя королём Халлана! Сейчас на троне твой младший брат, госпожа!

— И хорошо, — досадливо отмахнулась от зануды Арьята. — Есть кому проследить за порядком в Дайре.

— А если он не пожелает вернуть тебе трон? — резонно поинтересовалась предводительница Чёрного Ордена. В данном щепетильном вопросе женщина приняла сторону беспокойного барона.

— Это наше семейное дело! Мы разберёмся сами! — отрезала раздражённая королева и пришпорила коня.

Впереди, прямо из невысокого, покрытого ровной изумрудной травой холма вырастал замок. Мрачноватый, простой, как и полагается хорошей крепости, и определённо не ждущий высокородных гостей. Арьяту этот факт нисколько не смущал — она полноправная хозяйка Халлана, а, следовательно, и этих земель! И Дьюбису придётся не только смириться, но и признать в Арьяте свою королеву!

Прокрался татем вечер, прошмыгнула блудницей ночь и в родовой замок барона Дьюбиса вступило блистательной царицей утро. Ясное, нежное, доброе. Золотые солнечные лучи ласкали угрюмые, насупившиеся башни родового замка Дьюбисов, играли на высоких шпилях, пробирались в узкие бойницы… и танцевали на ощетинившемся пиками не большом, но не сулящем ничего хорошего войске северных варваров…

Дьюбис на удивление легко согласился впустить на ночлег соседа и его немногочисленный, но хорошо вооружённый отряд. Более того, прежде чем Арьята успела представиться, барон сам преклонил перед нею колено и присягнул в верности — как выяснилось, он признал в суровой женщине наследную принцессу Халлана, которую встречал всего раз на торжественном приёме в королевском дворце в Дайре… Время показало, что королева рано обрадовалась быстрому разрешению так и не состоявшегося конфликта. Впереди ждала беда.

Северные варвары, извечные враги Халлана, тихими молчаливыми призраками явились из тумана, когда рассвет несмело и пугливо пробовал отогнать с востока серьёзную ночную синеву. Они не пытались взять числом — их с ощутимым трудом хватило для окружения замка; они не надеялись на внезапность — их кривые рога гудели, прославляя предстоящую битву, да и часовые на стенах вовсе не спали. Варвары не атаковали привычным и часто неэффективным наскоком — они терпеливо ждали. Чего? Приказа? Но если так, то у варваров имеется вождь, умный, расчётливый. Лидер.

— Нам нужно незаметно выбраться и двигаться в Дайре, — тихо проговорила предводительница Чёрного Ордена.

Как только стражники сообщили о новых «гостях», Арьята в сопровождении баронов и предводительницы поднялась на стены. Там они и встретили утро. Два дня пути… похода… вооружённого отряда логично завершались кровавой стычкой. Правда, противники оказались не теми, которых ожидали.

Четверо людей особняком стояли на стене и смотрели вниз, на вражеское войско — опасную силу, почти природную стихию, взятую под контроль и от этого ещё более страшную и разрушительную. Двое мужчин и две женщины. Они, сердито хмурясь, просчитывали варианты — хороший… приемлемый пока не отыскался. Два барона Халлана, бывший враг Халлана и королева Халлана. Они высились холодными молчаливыми столпами, неживыми идолами, мёртвыми статуями. И лишь вездесущий ветер играл их волосами, напоминая окружающим солдатам, что это не камень, а люди, предводители, решающие судьбу каждого из воинов, волей случая занесённых сегодня в родовой замок Дьюбисов.

— Трогвар, мой брат, должен помочь, — одна из женщин, наконец, открыла рот.

— Нет, не поможет, — возразил Дьюбис. — Он исчез. Дайре снова без хозяина, а Халлан без повелителя!

— Что?! — вскинулась поражённая Арьята. Неужели всё началось по новой? Круг замкнулся. Опять переворот! — Почему ты молчал? Почему не сказал мне вчера?!

— Ты, моя королева, устала после похода и спала, а гонец принёс печальную весть сегодня рано поутру. Он чудом успел до этих… — барон, не договорив, кивнул в сторону войска варваров.

— Понятно… — медленно ответила королева. — Но тогда мне тем более следует спешить в Дайре!

— Нет!

— Что?!

— Нет, моя королева! — в голосе Дьюбиса звенели гнев и сталь. — Если ты захочешь уйти в столицу, то я выведу тебя и укажу тайную тропу, чтобы варвары не заметили тебя, но ты не вернёшься сюда! Никогда!

Арьята промолчала — взгляд её метал молнии, но она не снизошла до нового вопроса. Пусть объясняется сам! Раз начал…

— Если ты сейчас уйдёшь, то вспыхнет война между нами, северными баронами, и варварами. Ты должна предотвратить войну, но ты уходишь — значит, не возвращайся. Победят они — здесь не будет Халлана. Одержим верх мы — нам не нужна бросившая нас королева!

Арьята гордо выпрямилась, успокаиваясь, и долго-долго смотрела в глаза Дьюбису, пока тот, устыженный, не отвёл взгляд.

«…ибо северные бароны, увидев её Королевский Знак, тотчас приняли её сторону…»

В ближнем лесочке — светлом молоденьком березняке — расположился лагерь вождя северных варваров: ровными рядами, чередуясь с деревьями и прячась среди них, выстроились знаменитые сборные шатры, покрытые мехами и кожей диких зверей Загорья. Небывалое дело! Среди варваров царили строгий порядок и безоговорочное подчинение старшим.

Лагерь не пустовал — в нём таился резерв, трудилась войсковая обслуга, бдела охрана и совещались вожди. Все знали своё место, у каждого имелось собственное дело и посторонний в лагерь попасть никак не мог. Зато по лагерю беззаботно скакали весёлые солнечные зайчики и, с другой стороны, ленивыми сытыми котами развалились глубокие тени — от прекрасных белых берёз, от палаток, от людей и животных, от снаряжения и скарба. Вот одна шевельнулась — оставленный на страже молодец дико крикнул и размахнулся булавой. Бедный ужик, сердито шипя, уполз прочь. На вторую тень доблестный воин не обратил внимания.

Две женщины ветром скользили между шатров. Они прятались за тонкими стволами, сливались с землёй и чудом не вытоптанной травой, притворялись колышками, держащими палатки и изображали мужчин… Воины не замечали женщин, потому что нельзя заметить тех, кого нет — их не взяли в поход, их оставили далеко, а, следовательно, их не встретишь в лагере. Арьяту и предводительницу Чёрного Ордена такой расклад более чем устраивал.

Женщины, здраво рассудив (и отлично зная повадки варваров), недолго, но жарко поспорив с мужчинами, решили самолично уничтожить Лидера. Конечно, без организатора варвары тоже не мальчики, играющие с ивовыми прутиками в «кровожадных» разбойников, но и не армия, как в данный момент. К тому же, Загорье разродилось не великой ордой, а воины баронов Нейборина и Дьюбиса не даром ели хлеб и несомненно понимали, с какой стороны хвататься за меч.

Арьята проскочила было мимо неприметного, без охраны, шатра, но предводительница остановила напарницу, болезненно вцепившись в острый локоть, потянула.

— Что? — одними губами спросила Арьята.

Предводительница указала глазами на ближайшую палатку. Серая, грязная, без пёстрого пёрышка над входом, без таинственных варварских символов по периметру. Рядом никого — ближайший бездымный костёр в двадцати шагах.

— Чересчур уж безликий, простой, — беззвучно усмехнулась женщина.

Чересчур…

Лазутчицы прислушались, однако изнутри не доносилось ни шороха.

— Двойной…

Они осторожно, будто дунул ветерок, отогнули плотный полог — и оба часовых отправились на заслуженный вечный отдых.

Подло. Бесчестно. Но не Арьяте об этом думать! Лучше бы она согласилась с предложением вызывавшегося добровольцем Нейборина… но… Куда подлее послать другого, почитая себя чистой и блюстительницей нравов!.. Или… мстить, не дав себе труда обдумать, во что оно выльется… В бессмысленное, вполне избегаемое, страшное заточение на долгие семнадцать лет…

Не те мысли! Не то место! И уж вовсе не то время! Сейчас важнее Халлан! Родной Халлан!.. А на войне, как на войне. Не правда ли? На войне грешно застывать и рассуждать о морали — рази или думай о последствиях, но не о своей совести. Пусть она тяготится твоими решениями, но Халлан живёт!..

Из-за внутреннего, чуть приоткрытого клапана вырывались ровный свет и сизый дымок, летели голоса. Не варварское наречие — значит, Лидер халланец. Странно… но ожидаемо как-то.

— Я сплету заклинание сна, только дождёмся благоприятного расположения солнца… — Говорил мальчишка, смелый и решительный, тот, что повелевает. — Ха! Они считают, что сон приходит по ночам, но моя сила в Свете!

— Да, конечно, — скептически пробасил в ответ кто-то явно огромный и толстый, как винный бочонок, столь же вместительный и гулкий. — Но, Дириликт, не зря ли ты торопишься? Не сегодня-завтра подойдёт подмога — и эта каменная громада сдастся без боя!

— Ты хочешь делиться с ними добычей… и женщинами?!

Арьята и предводительница Чёрного Ордена переглянулись, странные полуулыбки отразились в глазах спутниц — женщины услышали достаточно…

Бой продлился недолго — в одно мгновение заморский, глушащий шаги ковёр украсили пять трупов и изуродовала тёмная кровь, лишь юный колдун всё ещё сопротивлялся. Арьята с лёгкостью узнала ночного посетителя: чёрный облегающий костюм, полотняная маска, скрывающая лицо, и несуразный плащ, скреплённый брошкой-звёздочкой. При свете дня (и факелов) боец существенно меньше походил на койара — ни вида, ни умения. Да, у страха глаза велики…

— И кто же у нас здесь такой… ладный?.. — сладко пропела предводительница. От её хриплого «сладко» по коже Арьяты пробежал холодок, но юноша выдержал. Крепкие нервы… чего не скажешь о победительницах колдуна.

— Атор? — хором спросили они. — Белый Единорог?

Яростные и с тем умные, хитрые, расчётливые тигриные глаза, необычный для варваров прямой нос, волевой подбородок и красивое лицо. Обе женщины слишком близко сходились с Атором, чтобы сразу признать его… Но сын предводительницы Чёрного Ордена и победитель оного, любовник Владычицы, фактический хозяин Халлана никак не мог быть шестнадцати лет от роду! Представший перед женщинами мальчишка вряд ли отмерил многим больше зим, чем погибший принц Альтин.

— Нет! — гордо вскинулся колдун. Смелый, малыш, отчаянный… и глупый. — Я его сын. Я сын Великого Атора. Я Дириликт из Загорья!

— Понятно, — хмыкнула предводительница. — Атор, я слышала, воевал с северными варварами… и победил их. А победителям положена награда, они любят трофеи… женщин, например… И чем же ты гордишься, мальчик?

Попала в цель — юноша дёрнулся, глаза его метали молнии, но где-то глубоко внутри застыла боль. Видимо путь от презренного ублюдка (да ещё и полукровки! сына халланца!) до Лидера был слишком труден и изобилен на жестокие уроки.

— Я у них главный! Они подчиняются мне! — взвизгнул колдун, растеряв прежнюю уверенность и величественность. — Мне принадлежит трон Халлана по праву — я сын последнего владыки! И за мной сила!

— За тобою смерть, — нехорошо фыркнула предводительница Чёрного Ордена и замахнулась в страшном ударе.

— Бабушка… — пролепетал теперь явно испуганный внук… И клинок изменил траекторию полёта. Дрогнул, вильнул и вместо незащищённого белого горла молодого колдуна копьём направился в голову Арьяты.

«…и она основала новую династию, что правит в Дайре и по сей день…»

Дириликта спеленали верёвками, что буйно помешенного, и приковали к неудобному каменному стулу. Стул — плоть от плоти замка, а, значит, не сдвинуть. Толстая стальная цепь способна удержать, пожалуй, небольшого дракона — следовательно, не сдвинуться. Только глаза и рот оставались свободными.

Колдун находился в самой высокой башне родового замка Дьюбисов, в угрюмой, без украшений комнате. Она не изобиловала мебелью — несколько грубых стульев, лавка и место для пленника. Никаких ковров, картин или хотя бы простеньких циновок — лишь пять необычно широких окон несколько оживляли помещение, но, что парадоксально, не избавляли от мрачности.

Перед Дириликтом туда-сюда вышагивали голодными львами оба барона, напротив сидела Арьята. Её роскошные волосы скрывали гордое, светившееся странной суровой красотой лицо, но Дириликт видел, куда направлен взор королевы Халлана. Она задумчиво смотрела в окно, вниз, вновь за стены — армия варваров не собиралась покидать чересчур юного командира. Они не бежали прочь, но и не кидались в отчаянно безумную атаку — Лидер хорошо их обучил.

— Гений, — на грани слышимости прошептала королева, но Дириликт разобрал слова и неожиданно для себя гордо выпрямился. Ему понравился комплимент из уст этой удивительной и опасной женщины. — Маленький гений. Они не уйдут.
Арьята не без труда, но на этот раз точно не сожалея, убила предводительницу Чёрного Ордена. Снова предавшую, но в последний раз. Впрочем, чего-то подобного королева подспудно ожидала, когда увидела лицо юного колдуна.

Да, сын — предатель. Атор отвергнут предводительницей, но он сын… единственный… Верно, Владычица отобрала Атора и уничтожила его и… кстати, её, Арьяты, руками других многочисленных детей предводительницы — её орден. Но внук безвинен! Внук — случайность, за которую можно простить сына-предателя или хотя бы позабыть навсегда. И у внука есть сила за спиной, мощь, способная покорить Халлан! Действительно, умный мальчик.

— Они идут за этим ублюдком! — сплюнул в сердцах Дьюбис. — Он не соврал.

Юнец вовсе не считал нужным скрывать правду — ничего с точки зрения воинов он интересного не поведал. Рассказал, что в замок барона Нейборина проник исключительно для разведки обстановки и открытия врат для своих воинов, а объявившаяся Арьята спутала все планы. Дириликт несколько переоценил и одновременно недооценил опасность: при наличии законной королевы шансы быстро захватить Халлан много уменьшились, поэтому варвар поспешил убрать «конкурентку», даже не подумав изучить врага. А время имелось — об Арьяте никто, кроме гостей и слуг Нейборина, не знал.

Покушение не удалось — яд не подействовал, а мечом Арьята владела на порядок лучше. Более того, Дириликта поймали… поймала предводительница Чёрного Ордена, но не убила сразу и случайно увидела лицо. Вот тогда-то её коварный план и родился.

Колдун, конечно, ни сном ни духом не ведал о собственном происхождении, хотя имел на этот счёт кое-какие подозрения. Не случайно Дириликт владел, пусть плохо, техникой и навыками койаров — раз в год юношу, таясь от соседей и приёмных родителей, навещал незнакомец в чёрных одеждах и полотняной маске. Варвар не видел лицо пришельца, но отчего-то проникся к гостю странным, пожалуй, безосновательным доверием. Незнакомец по месяцу обучал Дириликта мечу и магии, что в сочетании с варварской школой дало приличный результат — неплохого воина и колдуна.

Эти тайные встречи и уроки и неожиданное появление бабушки, которая напичкала юнца сказками о «великом» отце, сыграли с подростком злую шутку — на время он позабыл, как мыслить головой, оставив это раненному сердцу. Ведь знакомство с предводительницей дало надежду на исполнение заветной мечты, перед которой власть над Халланом ничто. Страшная женщина обещала семью, настоящую семью с корнями и традициями и признание юного варвара человеком… Лидер ведь ещё не человек… Дириликт клюнул на приманку и в целом был прав.

— Я не ублюдок! — гневно выкрикнул юноша. — Я принц Загорья!

Его жалобное «бабушка» предупредило Арьяту. Колдун не разгадал умелую игру и искренне испугался, когда предводительница Чёрного Ордена занесла меч. Но она же обещала! Детская обида случайно выбралась наружу, спасла одну жизнь, но другую отправила в Серые Пределы.

— Принц? — Замер Нейборин.

Следовало уничтожить и мальчишку, но у Арьяты отчего-то не поднялась рука. Дириликт вдруг неожиданно напомнил смелого, но глупого Альтина, братишку… Впрочем, от него варвар сильно отличался. Трудно понять: в худшую или лучшую сторону. Но убить его — это стать во всём похожей на его отца и бабку, предводительницу Чёрного Ордена. Хотя и оставлять в живых врага и тем более серьёзного ни в коем случае нельзя — для королевы подобное непростительно!

Как поступить? Арьята не понимала, но на то у правителя имеются преданные советники, чтобы подсказать, решить проблему. Королева тоже человек, и грешно не принимать помощь, если есть кому её оказать. Арьята привела… притащила Дириликта к баронам.

— И отчего же принц варваров общается со своими воинами на языке Халлана? — хмыкнула королева.

— Это не я общаюсь, — обиделся Дириликт. — У нас имелся помощник и проводник… — юноша осёкся. Вот теперь он действительно сболтнул лишнее.

— Проводник? — Арьята не придала значения словам или, точнее, отложила вопрос на время. — И что же нам с тобой делать, принц? На выкуп отдавать не хочется — вернёшься же… поганец!
— Принц? — вновь повторил Нейборин.

И три недоверчивых взгляда скрестились на юном варваре. Недоверчивых, но ужасных в своём понимании друг друга. Дириликт поёжился — только теперь он испугался… Когда же Арьята бешено мотнула головой, словно бы пытаясь выкинуть оттуда навязчивую, но глупую идею, вовсе ударился в панику…

Что эти люди задумали? Что им надо?!

Нейборин ясно и не двусмысленно объяснил что. Дьюбис одобрительно кивал. Реакция последовала мгновенно.

— Это предательство!!! — в один голос вскричали Арьята и Дириликт.

Королева вскочила — руки сжались в гневные, жаждущие бить, кулаки, а роскошные волосы встали дыбом. Ужасное зрелище… и захватывающее. Женщина источала бешенную, ощущаемую, пожалуй, даже воинами за стенами ярость. Юноша, судя по лицу, уже не бледному, а прозрачному, тоже помрачился разумом от злости. Варвар дёрнулся с такой силой, что чуть не выдернул с корнем камень, к которому был прикован. К счастью, боль в вывернутых запястьях несколько отрезвила Дириликта.

— Тонкий расчёт, — спокойно возразил барон Нейборин, незаметно для главных действующих лиц улыбаясь (впрочем, сейчас королева и принц Загорья вряд ли что-либо видели вокруг себя).

— Но она старая! — отчего-то у колдуна нашёлся один-единственный аргумент, хотя их существовало десятки, сотни, тысячи… много разумней, нежели этот, глупый, детский.

— И ты не молодеешь, — хмыкнул Дьюбис, его ситуация тоже несказанно забавляла.

— Но он слишком молод! Мальчишка! Ребёнок! — не отстала от варвара Арьята.

— Значит, твой сын будет крепок, моя госпожа, — Мужчины укоризненно посмотрели на свою королеву. — Правитель обязан думать о наследнике!..

Неожиданно для себя Арьята стыдливо покраснела и кивнула…

Теперь ей казалось, что предложенный баронами брак не предательство, а скорее — подлый обман. Обман себя… Странно, не других, не родного надеющегося на неё Халлана — ведь это она делает именно для других и во благо королевства, но… Арьяту пугало иное, мучили сомнения, так как она осознала кое-что в себе, необычное, непривычное, даже чуждое! Она не имела ничего, ни одного аргумента против брака с Дириликтом. Этот союз не был ей неприятен, не являлся жертвой в угоду монархическим планам. Наверняка, если потрудиться, подумать, то отыщется вариант куда более выгодный, но… Арьята чувствовала, что ожидала предложение баронов с радостью и тотчас внутренне приняла его. Вот это-то и страшило королеву!

Что со мной?!

«Ты, кажется, начинаешь понимать, что означает быть женщиной. И тебе остро хочется этого, — мысленно ответила Арьята сама себе. — И, наверное, только от тебя зависит, понравится ли тебе новая роль.»

Роль воительницы королеве давно приелась — вынужденная жестокой жизнью роль и, положа руку на сердце, нескончаемо ненавистная…

Ох, если бы Арьята проведала о мыслях Дириликта… По меньшей мере, она очень удивилась бы…

* * *
Как им удалось, пожалуй, не ответят и сами Арьята и Дириликт. Провозглашённый принцем Загорья колдун взял в законные жёны королеву Халлана и в качестве свадебного дара преподнёс присягу варваров. Отныне Загорье стало частью великого Халлана.

Им пришлось трудно… Не так-то легко убедить баронов, что Арьята дочь прежнего, последнего короля — не обнажаться же перед каждым сомневающимся! Впрочем, это маленькое недоразумение решилось одеждой специального покроя, но имелись проблемы куда серьёзнее.

Пусть в Арьяте признавали принцессу, но она давно потеряла трон — не угодно ли то было Молодым Богам? А если так, не грешно ли вставать на сторону немолодой уж женщины?.. Но жрецы, к счастью или удивлению, не сказали ни слова.

Хорошо, ты — королева, но где знаменитые Четыре Магических Камня Халлана?! Арьята молчала — на каверзный вопрос отвечало её тело, впитавшее Силу Великих Камней.

Ты — королева? Но не лучше бы найти короля? Уже одна Владычица была — хорошо ли нам после её правления?.. Удел женщины — дети и дом, а повелевать и воевать способны только мужчины. Арьяте удалось доказать, насколько распространённое и привычное мнение ошибочно. Нет, ей не пришлось воевать с упрямцами — достало поединков один на один. Перед мастером меча преклоняли колени многие.

Наконец, разумные доводы исчезали и появлялись обычная жадность, нежелание делиться властью, человеческие глупость и недальновидность. Одновременно рос ропот недовольных и обиженных. Усмиряющее заклятье Владычицы исчезло и люди будто сорвались с цепей — на дорогах плодились, словно грибы после дождя, разбойники, в городах усиливалась преступность. Крестьяне не подчинялись господам, а господа душили бедняков непомерными налогами и собственными «чудными» хотениями. Требовалось образумить всех и каждого, но как найти силу?

Под рукой, конечно, Дириликт и его всегда готовые к бою воины-варвары. Однако, хотя принца Загорья без особых возмущений и недоверия приняли в качестве будущего мужа королевы Халлана, пускать в ход эту силу не следовало — собственную страну с чужаками не отвоёвывают! Иначе страна уже никогда не будет своей!

А Дириликт?.. Лицо Атора сыграло на стороне его сына. Да, правая рука свергнутой Владычицы не являлся любимцем народа, тем более — после триумфального и краткого возвращения короля Трогвара Дайрского. Но, с другой стороны, никто не ведал, как погиб Белый Единорог (в его смерти не сомневался никто), но все знали его как лучшего меча Халлана, отважного воина и защитника страны. Именно он отбил Халлан от нашествия варваров и уничтожил Чёрный Орден… Арьята не решилась опровергнуть эти слухи. Да и к чему? Герой! А сын его ещё и разумом обладает — не зря его выбрала сама королева!

Халланцы признали варварского принца. Осталось убедить сделать то же самих северных варваров. Арьята поразилась способности будущего мужа юлить, играть со словами, ни на йоту не отступая от правды. Он, как показало время, обладал болезненной (такой была когда-то и сама Арьята) честностью… Отправился мальчик на разведку в Дайре! Также он к Нейборину бегал в чёрном плаще да с краплёными картами в рукаве… А то, что женился на королеве, а не на красавице юной да покладистой, — в том свой резон…

Варвары подчинились Дириликту, халанцы — Арьяте, но исконная, вековечная борьба и неприязнь двух народов ещё долго болью и кровью аукались многострадальному королевству, пока не решились мирным путём. Распространившись и став нормой, смешанные браки (по примеру владык) превратили врагов в близких родственников, а в такой ситуации и не повоюешь, как следует.

Дириликт никогда не был королём, но его сын унаследовал от матери трон и правил разумно и справедливо. В чём-то победила предводительница Чёрного Ордена, добился истово желаемого Атор Белый Единорог… и всё-таки оба бесспорно проиграли — в правителях Халлана текла их кровь, но разум принадлежал семье Арьяты и Трогвара, а на телах сиял Наследный Королевский Знак Халлана…

Но о том не написано в летописях. Молодые Боги умолчали, а Новым не пришёл срок.

Музыканты не сложили печальных баллад и торжественных прославляющих од; сказители не поведали, а деды и прадеды позабыли, не зная… Любопытство потомков так и осталось неудовлетворённым.

«…не исчезло, так… словно бы спряталось на время…»

Трудно убедить других, но себя — много сложнее.

Арьята устало взирала сверху вниз на Дайре. Город вновь пылал, но на этот раз сияли огни великого праздника — Дайре и весь Халлан отмечали благополучное рождение наследника престола, принца Эвейта.

Королеве последний подвиг дался нелегко. Сын проявил свой норов задолго до рождения, в оное же и вовсе разошёлся сверх всякой меры — бедной Арьяте потребовался целый день, чтобы разрешиться от тяжкого бремени. Но только дождавшись торжественного и бесконечно жалобного плача, приняв на руки принца, королева позволила себе расслабиться и лишиться чувств. Без памяти она пролежала два дня, что определила по специальному календарю в своей опочивальне — рядом никого не было.

Женщина медленно поднялась и побрела по пустынным, погружённым во тьму коридорам дворца. Никого. Ни придворных, ни слуг, ни лекарей, ни мамок, ни нянек. Ни Дириликта. Ни сына! НИ-КО-ГО!!! Где же все?

Спереди, из-за угла донеслись неразборчивый шорох и стук, словно уронили что-то железное и деревянное. Арьята кинулась на шум, но увидела всего лишь распахнувшуюся на ветру балконную дверь. Королева криво улыбнулась — на глупый бросок ушли последние силы — и осторожно, с ощутимым трудом выбралась на воздух. Перед ней предстал во всём великолепии Дайре. Прекрасный, родной Дайре. Отец Дайре. Предатель, хоть не по собственной воле, но всё же предатель Дайре. Преклонившийся перед Трогваром Дайре и не уберёгший юного короля… И, наконец, приветствующий свою королеву и её принца Дайре.

Улицы осветились огромными праздничными кострами, на каждом углу висел добротный факел, а в вышине, от дома к дому тянулись гирлянды разноцветных фонариков. Затмевая на миг яркие и беспредельно далёкие звёзды, взрывались гигантскими пионами фейерверки, взмывали к небесам бешено вертящиеся и свистящие шутихи. Слышалась музыка — в основном гулкие удары по барабанам да звон тарелок и бубнов, но иногда доносились резкие повизгивания рожков или мелодичные трели флейт. Долетали пение и задорный смех, изредка — шум пьяных драк. Веселье горой. Люди…

— Арьята?

Женщина вздрогнула от неожиданности и обернулась. Позади стоял Дириликт. За последние два года он повзрослел, превратился в мужчину, утратил сходство с отцом. Да и было оно в большей степени поверхностное, вызванное страхом перед прежним заточением и ненавистью к Атору. И внешне, и внутренне мальчишка оказался иным… хотя и упрямым гордецом — заставить его подчиниться Арьяте так и не удалось.

Он жаждал править, но это — единственное, что Дириликту не могли позволить, поэтому он потребовал взамен многое. И уступок для варваров, и странных, но вполне объяснимых и приемлемых законов, и кое-чего для себя… а затем неожиданно преклонил колено перед своей женой и поклялся в вечной верности. Арьяте хватило ума и проницательности, чтобы понять — принц Загорья не лжёт, он искренен, как никогда. И королева приняла его верность, его клятву… Но сейчас безумно хотелось видеть в Дириликте мужа, а он, если не был подданным, столь редко расставался с ролью младшего брата. О Боги! Он даже разговаривал и отпускал колкости, как когда-то Альтин. Альтин, который отпустил последнюю шутку за миг до смерти, — поднял на койаров свой игрушечный меч…

— Моя королева, ты простудишься на ветру, — хмыкнул юноша с постоянной полуулыбкой-ухмылкой. — А красный нос, Ваше Величество, — дурацкая причина, чтобы избегать подданных!

Началось. И ведь она даже не злится. Ей нравится… В кого же она превратилась?

— Дириликт, что за отвратительный тон! Ты ведёшь себя недостойно высокородного принца!

— Если ты, моя королева, говоришь о принце Загорья, то — да, ты права. Я выражаюсь слишком мягко… — он вдруг фыркнул, и впрямь не выдержав тона. — Прости, королева, но когда ты сердишься по пустякам, ты выглядишь забавно — мне хочется это видеть вновь и вновь. Что мне остаётся?.. — Дириликт снова замялся — обиженным принц не ощущал себя ни в коей мере. — Любуешься на Дайре? Они прославляют тебя, моя королева, и твоего сына. Они искренне радуются. Они гордятся тобой! И любят тебя! Это хорошая любовь, не та, что приходила от Владычицы. Она изнутри, а не навязана внешней силой.

Арьята мгновенно помрачнела от воспоминаний. Когда освобождённые от заклятья Владычицы люди потеряли совесть, королева в отчаянье пожалела, что выступила против узурпаторши. Привёл женщину в чувство никто иной, как юный и гениальный варвар.

— Я должна показать им Эвейта, — вспомнила Арьята.

— Конечно, — Лицо Дириликта вдруг неуловимо изменилось. Оно засветилось внутренним огнём и пониманием, на нём отразилась самая настоящая мудрость… и с тем какая-то удивлённая глупость и таинственная мужская гордость. — Но сначала, моя королева…

Он не договорил — просто протянул руку. И Арьята приняла приглашение.

Мужская ладонь ласково сжала побелевшие тонкие пальцы, согрела. Арьята почувствовала, что ей приятно это нежное и немного властное прикосновение.

— Замёрзла… — пробормотал принц и настойчиво потянул за собой королеву. — Пойдём…

Арьята подчинилась. Ноги двигались с трудом, глаза не видели дороги, но женщина знала всё о конечной цели этого краткого путешествия.

В просторной, днём наверняка светлой и радостной комнате царили сумрак, тишина и покой. Ласковый, нежный покой. Умиротворение.

Пол укрыт жадно глотающими шаги, мягкими заморскими коврами, стены спрятаны за лёгкими занавесями и, скорее всего, цветастыми гобеленами. В углу кровать кормилицы, в другом — гора пока не требуемых игрушек. На высоком, привлекающем внимание, прямо-таки бросающемся в глаза постаменте обязательные меч и щит с гербом, настоящие, взрослые — это комната будущего воина, защитника Халлана!

Центр покоя занимала деревянная колыбель. Простая, без изысков: малая толика резьбы радовала взгляд, а вскоре — должна занять чей-то любопытный ум, только-только начинающий познавать этот странный великолепный и ужасный мир.

— Не грусти больше, королева! — прошептал одним дыханием Дириликт. — Забудь прошлое… Нет, помни, но оставь там, где ему и положено находиться. Твои враги мертвы — месть свершилась, но она никого не вернёт… Поэтому не терзай себя более… Не грусти, моя королева. Ты победила! Ты, несмотря ни на что, нашла своего короля!

— Как? — Арьята нахмурилась, но Дириликт нежно обнял её за плечи, согревая и успокаивая, и серьёзными глазами указал на мирно спящего младенца.

Жизнь.

Она действительно победила!

«…не исчезло, так… словно бы спряталось на время…»

Она побеждает всегда… Не может не побеждать…

Из официальной летописи (Авалокитешваара Иштаурбин):

«…сестра же его, принцесса Арьята Халланская, и впрямь вернула себе престол, ибо северные бароны, увидев её Королевский Знак, тотчас приняли её сторону; и она основала новую династию, что правит в Дайре и по сей день…».

Сергей Игнатьев
ШАГИ ОСЕНИ

Орден пытался подавить восстание до самой зимы. Рыцари начали жечь деревни одну за другой, и это стало их последней ошибкой. Глубокой осенью, когда тяжелая конница тонула в непролазной грязи, Аргнист тремя ударами разгромил три крупных отряда рыцарей, а один полк «Красных петухов» сдался в полном составе, оказавшись застигнутым конными стрелками на переходе и отрезанным от опорных крепостей…

(Ник Перумов «Земля без радости»)
Мой отряд наступал во тьме. Я ехал впереди, внимательно вглядываясь в ночь. Мир вокруг нас погрузился в сладкий и безмятежный сон. Тихо перешептывались ветви в окружавшем нас лесу, сбрасывали на землю остатки своих багряных и золотых одеяний. Глухо переговаривались воины. Кое-где тлели огоньки курительных трубок.

Вокруг царила тишина. Лишь мерный топот лошадей по разбитой дождями сырой дороге и негромкий лязг амуниции нарушали ее. Изредка какой-нибудь конь недовольно фыркал, удивляясь глупости хозяина, заставляющего идти на ощупь в ночном мраке.

Мой отряд медленно продвигался вперед.

Две сотни всадников Ордена Звезды. Авангард войск, наступающих на охваченные войной мятежные области.

Ко мне подъехал брат-оруженосец Кретьен. Вздорный малый, к тому же болезненно жестокий, он, тем не менее, был превосходным воином. Прирожденным.

— Ваша милость, что-то неспокойно. Хорошо бы разведчика вперед послать.

— Давай. Только потише!

Кретьен нырнул во мрак. Я приказал остановиться. Приказ мой шепотом передавался от одного всадника к другому. Не ломая строя, отряд замер посреди ночного леса. Изредка доносились обрывки негромких разговоров.

Медленным шагом подъехал командир второй сотни, брат-рыцарь Гальфрид. Глотнув из вместительной фляги, сказал:

— Что-то надолго парень убежал…Как бы на засаду не наткнулся…

— Нет… — я покачал головой. — Этот не пропадет!

Слегка пошевелив придорожные кусты, из черноты леса вынырнул Кретьен. Отряхивая со стеганого гамбизона налипшие листья, подошел ко мне.

— Ваша милость! Там недалеко, на прогалине, стоянка Аргнистовых мужиков. Не побоялись даже костер развести. Дайте мне десяток людей и я возьму их без шума.

Я молча спрыгнул с коня на грязную размякшую дорогу. Пройдясь вдоль ожидающих приказа воинов, придирчиво, словно рачительная хозяйка на овощном рынке, выбрал десяток самых отчаянных. Вернулся к Кретьену.

— Ну, пошли, посмотрим на бунтовщиков.

Кретьен ухмыльнулся.

— Вы с нами, ваша милость?

— А как же иначе, брат — оруженосец? — я скинул длинный орденский плащ на руки стремянному. Вооружился небольшой секирой, заткнул за пояс кинжал.

Оставив за спиной основной отряд, мы осторожно двинулись вглубь леса. Кретьен уверенно шел по ночному лесу, ныряя под колючие еловые ветки и перепрыгивая через небольшие овраги. Казалось, что он сам стал частью леса, вышедшим на ночную охоту хищником, и потому ориентируется в непроглядном ночном мраке так свободно. Мы старались не отставать от него.

Вскоре показалась поляна, освящаемая огнем небольшого костра. Вокруг него на длинных бревнах сидели бунтовщики. Было их около шести человек.

Черный силуэт Кретьена, шедшего впереди, замер на фоне отсветов пламени. Остановившись, он поднял раскрытую ладонь и сжал ее в кулак. Другой рукой он потянул из-за пояса нож.

Мятежники хлебали похлебку из небольших потертых котелков. На земле возле них лежали дальнобойные охотничьи луки и почти пустые колчаны из грубой кожи. Одеты они были, как одеваются обычно северные охотники — высокие сапоги, добротные короткие куртки, крепкие кожаные штаны. На одном из мятежников был панцирь, наверняка снятый с убитого орденского воина.

Кретьен посмотрел на меня. Перехватив секиру поудобнее, я кивнул.

— Режь бунтовщиков! — заорал Кретьен, выскакивая на поляну.

Он с размаха всадил нож в спину одному из сидевших, и толкнул обмякшее тело в костер. На сидящих мятежников посыпались искры и пылающие крошечные угольки.

Мои воины выскочили на поляну и принялись резать переполошенных бунтовщиков.

Один из них, лохматый молодой парень, придя в себя, схватился за широкий охотничий нож. Едва он замахнулся на Кретьена, повалившего на землю здоровенного бородатого мужика, как я ударил его секирой по всклокоченной голове. Парень со стоном повалился мне под ноги.

— Оставьте одного живым! — заорал я.

Кретьен с бешеным ревом колотил бородача по голове.

Все мятежники были повалены на землю. Лишь тот, что был одет в орденские доспехи, кинулся в чащу леса. За ним бросились двое моих воинов. Один из них с глухим рыком прыгнул на убегавшего и, в падении ухватил его за ногу. Оба повалились на землю и полные бешенства, вцепились друг другу в глотки.

К катающимся по земле подбежал второй воин. Парой сильных ударов он помог товарищу ослабить цепкую хватку пальцев мятежника.

— Вот этого давайте! — крикнул я воинам.

Бунтовщика скрутили и прижали лицом к холодной сырой земле.

Остальные воины принялись деловито и равнодушно добивать оставшихся и тут же ворошить их походные мешки.

Кретьен встал, вытирая взмокший лоб, и в сердцах пнул неподвижное тело бородача.

— Давайте сюда пленного. — сказал я, садясь на одно из лежащих бревен.

Стащив с него доспехи и заломив ему руки за спину, воины подвели мятежника. Повалили его на колени передо мной. Бунтовщик буравил меня злыми черными глазами.

— Ну, рассказывай, воин. — обратился я нему, задумчиво вороша разгоревшийся с новой силой костер. — Сколько вас в этом лесу? Где основной лагерь?

Бунтовщик молчал, презрительно прищурив глаза.

Один из воинов, державших его, пнул пленника ногой в живот.

— Отвечай, пес, когда его милость спрашивает!

Пленный согнулся пополам от удара, захрипел и закашлялся, но ничего не сказал.

— Кретьен, — позвал я. — Подай-ка огоньку!

Брат-оруженосец с готовностью подхватил из костра тлеющую головешку. Поднес к самому лицу бунтовщика.

— Теперь будешь говорить? Или помочь тебе?

— Буду… — сказал пленник хрипло. — буду говорить!

— Сколько вас здесь?

— Много. Наши воины по всему лесу.

— Сколько вас точно? Говори!

— Сколько листьев в лесу! — прохрипел пленник, усмехаясь.

Кретьен, не размахиваясь, ткнул мятежника в зубы.

— Кто командует? — продолжал я, когда мятежник прекратил отплевываться.

— Аргнист… — прохрипел пленник окровавленным ртом.

— Сам Аргнист? — я задумчиво поглядел на огонь. — Дальше по дороге будет небольшая деревня, принадлежащая Ордену Звезды. Ваши в ней есть?

— Наши везде! — неожиданным сильным рывком пленник вскочил с колен, стряхнув с себя воинов, и с ревом кинулся на меня.

Он уже был в прыжке, кода я выхватил из-за пояса кинжал. Отражая удар пленника локтем свободной руки, я ткнул его кинжалом в живот. Он с хрипом и шипением зацепился за мой плащ и медленно сполз на землю.

Ошарашенный Кретьен, придя в себя после секундной заминки, с треском рубанул шипящего пленника узким топориком. Мятежник затих.

Переведя дух, я выругался.

Мы вернулись к основному отряду. Брат-рыцарь Гальфрид, в нетерпении ожидая нас, прохаживался по краю дороги.

— Ну что, брат Вернер?

— Несколько разведчиков. Мы их положили, взяли пленного. Он сказал, что мятежники по всему лесу. Наверное, врал. — благодарно кивнув, я взял у брата Гальфрида фляжку. — Еще сказал, что командует сам Аргнист. Если это правда, то здесь готовиться что-то недоброе, брат Гальфрид…

— А что с деревней?

— Я думаю, что там небольшой разъезд. В любом случае, нам приказано занять ее. Займем деревню — смогут пройти основные силы. Пехотинцы, ополчение, «Красные петухи»…

Брат Гальфрид кивнул. Взобравшись на коня, поскакал к своим.

— По коням! — скомандовал я, подзывая стремянного.

Воины принялись восстанавливать строй, аккуратно выезжать на дорогу.

Вдев ногу в стремя, я вскочил в седло и слегка потянул за повод.

Конь повез меня вдоль выстроившегося отряда.

— Первая сотня! За мной! Шагом…марш! — скомандовал я.

Из конца колонны эхом донеслась команда брата-рыцаря Гальфрида его сотне. Наш отряд двинулся по грязной дороге, петляющей среди глухого осеннего леса. Мы ехали во тьме.

В ночном небе двигалась черная точка. Она начала снижаться к земле, делая плавные круги. Махая широкими кожистыми крыльями, над колонной всадников пронеслась крупная летучая мышь.

Она упрямо кружила над нами. И было странно видеть ее здесь, над ночным осенним лесом, над двумя сотнями уставших людей, находящихся на границе между сном и явью. Копыта лошадей месили мягкую грязь, покрывали набрякшие плащи грязными брызгами, с хлюпаньем преодолевали глубокие мутные лужи.

Летучая мышь все кружила над нами, то ли высматривая добычу, то ли удивляясь виду людей, упорно наступающих через ночной лес навстречу войне и смерти.

Деревья с левой стороны от дороги постепенно расступались. Вскоре мы уже ехали вдоль обширных болот. Они были безмолвны и мрачны. Лишь тихо шелестели на ветру сухие стрелы камышей. Летучая мышь, прекратив кружить над нами, унеслась в сторону острова, выступавшего посреди болот.

Остров густо порос елями. Посреди него возвышались мшистые каменные развалины. С трудом можно было угадать в них очертания старинного монастыря.

Вокруг, на черной земле, щедро засыпанной хвойными иглами, светлели каменные надгробья.

На острове зашевелились какие-то смутные тени.

К поросшему камышами берегу медленными неверными шагами, плавно покачиваясь из стороны в сторону, выходили высокие человеческие фигуры. Это были совершенно голые существа с невероятно бледной кожей. Они жадно тянулись в нашу сторону худыми когтистыми лапы и с шипением скалили длинные узкие клыки.

Один из них подошел к самому краю болота и, вытянув худую шею, громко завыл. В его вое было столько тоски и отчаяния, что я невольно сжал в руке хрустнувший повод. Бойцовые псы, бегущие в хвосте отряда, отчаянно залаяли.

— Ваша милость? — спросил стремянный. — Изволите арбалет?

— Нет, нет… — я повернулся к своим воинам. — Стрелы не тратить!

Существа на острове продолжали свирепо шипеть, но так и не решились преодолеть разделявшее нас болото. Мы ехали дальше, оставляя позади проклятый остров. Ветер доносил до нас обрывки тоскливого воя.

Кретьен, усмехаясь, рассказывал воинам, едущим рядом с ним, как однажды сошелся в лесу с ладной девкой, а потом уличил ее в том, что она упыриха, и опробовал на ней новенький чекан. Воины одобрительно посмеивались. Мы приближались к деревне.

На рассвете мы подошли к деревне.

Широкие окрестные поля и перелески медленно переходили во власть осени. Слоистые облака тяжелым покрывалом застилали небо.

Все пестрые и яркие краски природы поблекли, словно истлели. Шуршали палые листья, заполняли воздух своим пряным ароматом. Лужицы затянуло тонким ледком, холодные луга набрякли тяжелой росой.

Я оглядывал окружающий меня мир. И все в нем казалось мне однообразно скучным, унылым, серым. Мертвым.

Я остановил коня на невысоком пригорке. По правую руку показался возбужденный предстоящей схваткой Кретьен. В нетерпении сверкая воспаленными глазами, повернулся ко мне.

— Ваша милость, разрешите мне?

Я молча кивнул. Кретьен привстал в стременах, оглядывая наш отряд. Набрав в легкие побольше прохладного утреннего воздуха, закричал:

— Братья! Именем Ордена Звезды! — он вытащил из ножен меч. — Руби мятежников! Никакой пощады! Девок брать живьем! За мной!

Пришпорив коня, он понесся к деревне. За ним, словно стая волков, ринулись орденские всадники. Прозрачная тишина осеннего утра наполнилась лязгом стальных доспехов, воинственными криками атакующих воинов, топотом лошадиных копыт, разрывающих ковер бурых листьев. Призывно затрубил рог, волнуя кровь и опьяняя, получше, чем хваленые южные вина.

Слегка придерживая рвущегося вперед коня за узорчатый повод, я хладнокровно наблюдал за атакой. С небольшой возвышенности все происходящее в деревне было видно, как на ладони. У копыт моего коня замер, свирепо скалясь и прижимая уши, Джемберг, бойцовый пес, такой же кровожадный, как и его знаменитый тезка.

Мои воины, ловя обнаженными мечами блики восходящего солнца, скакали между изъеденных временем заборов, низеньких бревенчатых изб и огородов.

В одном из дворов завязалась рукопашная схватка. Оттуда доносились вопли и звон от ударов стали о сталь. В распахнутые ворота, размахивая мечом, влетел Кретьен.

Несколько человек в легких кожаных крутках выбежало из-за сарая на другой стороне улицы. Они кинулись прочь из поселка, спотыкаясь в лужах. Кретьен и остальные, закончив с оборонявшимися во дворе, с гиканьем бросились за убегавшими. По крикам Кретьена становилось ясно, что он пребывал на хрупкой грани восторга и безумия.

Орденские всадники догоняя беглецов, с размаху рубили по неприкрытым спинам и головам.

Последний из мятежников, устав от бега, остановился, и, повернувшись к своим преследователям, что-то хрипло выкрикнул. В следующее мгновение меч Кретьена со свистом снес ему голову.

Схватка закончилась. Все мятежники, находившиеся в деревне, были перебиты.

Ко мне подъехал брат-рыцарь Гальфрид. Он был очень бледен, под глазами лежали черные тени.

Неужели я тоже выгляжу таким усталым? Таким старым…

Проклятая война…

— Мужичье Аргнистово бьется до последнего, брат Вернер. — сказал брат Гальфрид, сплевывая в осеннюю грязь. — В плен не сдаются.

— Правильно делают. — я смотрел, как мои воины тащат со двора молодую крестьянку. Он кричала, пытаясь отбиться.

Потрепав нетерпеливого коня по загривку, я шагом тронулся к деревне. За мной двинулись безмолвные воины-послушники. Через прорези глухих шлемов посверкивали их холодные равнодушные глаза.

Мой стремянный, неотступно движущийся по левую руку, завозился, разжигая крошечную курительную трубочку. Пробормотал вполголоса:

— Слава Богам! Одной деревней меньше…

Жителей согнали на самую широкую часть деревенской улицы.

Вдоль кучки избитых людей, испуганно оглядывающихся по сторонам, позвякивая доспехами и слегка постукивая обнаженным мечом по голенищу сапога, прохаживался Кретьен.

— Где староста? — тихо спросил я, подъезжая.

Кретьен толкнул в плечо кого-то сутулого старичка с окровавленным лицом. Старичок споткнулся и повалился в грязную лужу перед копытами моего коня.

— Ваша милость! Отец родной! — запричитал старичок, жалобно глядя на меня снизу вверх и не делая попыток подняться из лужи. — Не губите старика! Не губите старика!

— Ты признаешь власть Ордена Звезды? — спросил я.

— Ваша милость! Признаю! Признаю! — старик стал торопливо кланяться, негромко подвывая.

— В твоей деревне стояли мятежники? — спросил я.

— Не губите! Не губите старика! — подвывал он, игнорируя мой вопрос.

— Повесить! — коротко приказал я, повернувшись к Кретьену. Он радостно оскалился.

— Давайте его вон к тому дереву! — закричал Кретьен. — Старый хрен! — он с яростью ударил старика рукояткой меча.

Два воина подхватили забрызганного грязью старика под локти и повели к раскидистому дереву, росшему возле дороги.

Брат-рыцарь Гальфрид поехал вслед за ними, устало покачиваясь в седле.

Пока воины занимались приготовлениями к казни, брат Гальфрид скучным голосом, лишенным всяких интонаций, по памяти зачитал смертельный приговор. За последнее время ему приходилось читать его очень часто. Слишком часто.

Испуганные жители, жмущиеся друг к другу, окруженные озлобленными воинами, оцепенело наблюдали за казнью.

Старик перестал причитать. Теперь он молчал, уставившись куда-то перед собой, не слыша и не замечая происходящего вокруг.

Прищурившись, я смотрел на небо. Я чувствовал себя невероятно усталым и разбитым.

Холодные ветра — сиверы кидали на деревню клочья грязно-желтых листьев, носились между домов, распахивали плащи воинов, завывали в печных трубах. Они старались напомнить людям, что не за горами время Белого Безмолвия.

К полудню небо прояснилось, вновь показалось между рваных туч бирюзовой гладью. Наперекор утихшим ветрам засияло солнце.

Я вошел в избу, самую богатую в деревне, в которой собирался расположиться на ночлег. Во дворе мой стремянный с парой воинов-послушников распрягал вьючных лошадей.

Отстегнув тяжелый меч — прекрасную работу гномов Ар-ан-Ашпаранга, я сел на широкую лавку.

Пришел Джемберг, виляя хвостом, доверчиво ткнулся мокрым носом в мои ладони. Я поворошил пальцами его гладкую густую шерсть. Постукивая когтями по дощатому полу, пес ушел к дверям и завозившись, улегся спать возле них.

Я поплотнее закутался в теплую меховую накидку.

Хотя было время обеда, есть мне совсем не хотелось. Я велел стремянному подать вина.

Опустошив высокую глиняную кружку большими торопливыми глотками, я почувствовал, что немного согрелся. Вино слегка затуманило взор, зато мысли мои сразу же приобрели приятную легкость, отстранившись от обыденного и привычного окружения.

— Пойди сюда! — крикнул я стремянному. Он сидел в сенях и тихонько наигрывал на потрепанной лютне, которую таскал с собой по всем походам. — Хочу спросить тебя…

— Да, ваша милость! — стремянный вошел и остановился возле меня, ожидая продолжения. Испытанный воин, со шрамом во всю щеку, участвовавший вместе со мной в памятных вылазках против диких тварей Орды.

— Как думаешь, победим мы мятежников?

— Ваша милость, а разве может быть иначе? Мы — Воины Ордена Звезды. Нам сами Боги помогают.

— Уверен? — я усмехнулся. — Мы с тобой давно вместе воюем. Скажи мне честно, без утайки. Каким бы не был твой ответ, я тебя заранее прощаю. Скажи мне, я — жестокий командир?

Стремянный уставился на меня удивленно. Покачал головой, усаживаясь на скамью рядом со мной.

— Ваша милость… А на войне ведь по-другому нельзя. Здесь все просто — или победа или смерть. Зато уж если победил — некому тебя судить. Был ли ты жестоким или милосердным — неважно. Главное, что победить смог.

— Скажи, а тебе самому война не надоела?

— Не надоела, ваша милость.

Теперь я удивился его словам. Я посмотрел ему в глаза. Он был еще молод, едва ли ему исполнилось двадцать. Но глаза его показались мне невероятно старыми. Наверное, точно такие же глаза у бессмертных эльфов.

— Как война может надоесть мне… — продолжал он. — Если вся моя жизнь — это война. Ничего другого я не знаю, не умею, да и не хочу знать.

— Тебе нравиться такая жизнь? — спросил я. Я никогда еще не разговаривал со своим стремянным на подобные темы. — Постоянные походы, грязь, кровь, риск, постоянное ожидание смерти?

— Ожидание смерти? — усмехнулся он. — Так ведь жизнь наша, это и есть постоянное ожидание смерти. Все мы умрем, рано или поздно. И если это неизбежно, я предпочитаю умереть с мечом в руках. Я готов ко всему, к любым неожиданностям. Самое большее, что может случиться со мной — это смерть. А ее я совсем не боюсь.

— Ты веришь в судьбу?

— Да. Так… намного легче жить. — ответил он.

— Легче ощущать себя куклой, которой управляет судьба? — спросил я, качая головой. — Знать, что Боги все решили за тебя давным-давно?

— А разве это не так? — возразил стремянный. — Человек не может знать, что ждет его через минуту, через час, через день… Человек движется по своему жизненному пути на ощупь.

— Но мы же можем сами строить свою жизнь, можем планировать, предполагать… — сказал я неуверенно.

— Это лишь наши грезы, наши мечты. Мы строим их в своем воображении, а потом горько плачем, когда мечты наши не совпадают с реальностью. Когда желаемое не превращается в действительное. Я не люблю мечтать. Я люблю действовать!

Слова стремянного произвели на меня большое впечатление. Я и не ожидал найти в этом молодом человеке с душой старика таких глубоких и сильных чувств. Они словно скрывались под сталью его доспехов и ледяными глазами опытного воина. Опытного убийцы.

Стремянный поднялся со скамьи и вернулся в сени. А через некоторое время оттуда вновь донеслось бренчание струн.

Я решил пройтись по своим временным владениям.

Все хотели воспользоваться небольшой остановкой в походе. Все выглядели очень усталыми. Плащи были покрыты засохшей грязью, нечесаные головы скрывали от холодного ветра капюшоны.

Навстречу мне по дороге воины вели на поводу несколько лошадей.

На дворах разводили небольшие костерки, на которых варили кашу и жарили отобранный у крестьян скот.

Двое воинов на потеху товарищам преследовали толстую грязную курицу, улепетывающую от них по лужам с громким кудахтаньем.

На соседнем дворе развлекались. Двое братьев-послушников, голые по пояс, плотно сцепившись, яростно и старательно пытались повалить друг друга в грязь. Вокруг них собрался кружок зрителей, сопровождающих борьбу одобрительным гулом и язвительными выкриками.

Неожиданно среди прочих звуков я выделил женский визг. Доносился он с одного из дальних дворов. Я торопливо направился туда.

Отворив тяжелые ворота, потемневшие от дождей, я зашел во двор.

Двое воинов повалили на землю молоденькую светловолосую девчонку в полотняной рубахе. Один, здоровенный детина, навалившись сверху, крепко сжимал ее тонкие загорелые руки. Второй уже принялся развязывать свой пояс.

Чуть в стороне стоял закутанный в орденский плащ мальчишка лет четырнадцати, один из моих гонцов. Покачиваясь из стороны в сторону, он смотрел на насильников удивленным осоловелым взглядом.

Подойдя к воину, державшему девчонку, я со всей силы ударил его ребрами ладоней пониже ушей. Коротко всхлипнув, он осел на холодную сырую землю.

Второй, оторвав мутные глаза от завязок пояса, уставился на меня.

— Ты что творишь, ублюдок?! — хрипло выкрикнул я, приходя в дикую, застилающую глаза, ярость.

Он сглотнул, не отрывая от меня глаз. От него невыносимо несло перегаром.

Девчонка вскочила с земли и побежала в избу, шлепая голыми пятками.

Хорошенько примерившись, я с хрустом ударил воина по лицу. Он покачнулся, но остался стоять на ногах, продолжая смотреть на меня хмельным взглядом, полным почтения и страха.

Полный леденящего бешенства, я снова ударил его. Он продолжал стоять. Он пару раз шмыгнул носом. На подбородок полилась кровь.

Я посмотрел на мальчишку.

Он продолжал пьяно покачиваться. Затем неверными шагами пошел со двора. У самых ворот его вырвало.

Мне стало необычайно тоскливо. Глядя перед собой, я пошел на улицу. Прочь от хлюпающего носом насильника, продолжающего стоять на вытяжку. Прочь от его товарища, уставившегося в серое небо тусклыми бесцветными глазами. Прочь от скорчившегося у ворот мальчишки. Прочь.

Я шел по лесу, не разбирая дороги. Разумеется, лесные прогулки сейчас были более чем неуместны, и почти наверняка грозили встречей с мятежниками. Мне было все равно.

Заморосил дождь, легкий, едва заметный. Я скрылся от него под кронами сосен. Под ногами стелился мягкий ковер из сосновых игл.

Показалось ли мне или действительно мелькнула в сумраке соснового бора стремительная невесомая тень? То ли призрак, то ли дыхание ветра.

Скорее призрак, теперь их много развелось в нашем мире — неприкаянных и отвергнутых душ, унесенных из мира живых кровавым вихрем войны.

Вскоре я позабыл о призраке. Я размышлял над словами стремянного. Неужели у каждого человека есть свой, заранее предначертанный Богами путь? И все, что он может сделать — это найти в себе мужество пройти по нему до конца, сохранив в себе что-то очень важное. Осознание себя, как части огромного мира. Мира, причудливо сплетенного из стихий и волшебных потоков. Сплетенного из черного и белого, из добра и зла, из любви и ненависти.

Значит, у каждого из нас свой путь? У меня, у полубезумного Кретьена, у напавших на девочку пьяных воинов, у нее самой…

Я знаю, мой путь проклят. Мой путь погружен во тьму и холод. Мне не могут помочь ни Боги, ни «Слово Звезды», ни магистры и отцы-капитулярии. Все дело в том, что я потерял свою цель в густом непроглядном мраке. Холод сковывает мое сердце. Я не знаю, куда мне идти.

Я раб Судьбы. И все, что мне остается, это блуждать во мраке. И все, что мне остается, это стать льдом.

Судьбу не обмануть. Если жизнь моя прервется, и прекратится мой путь, где я окажусь? Неужели вновь во тьме? И это значит, что нет для меня другого выхода, кроме как искать свет…

Я стоял у толстого дуба, прижавшись лбом к шершавой коре, поросшей голубоватым мхом.

Я и не заметил, что же несколько минут за мной наблюдают.

Он стоял под осыпавшей малиновые листья осиной, и молча смотрел на меня. Странствующий эльф. В точности такой, какими их обычно описывают. Худая высокая фигурка, в походной одежде зеленовато-бурого цвета. На плечи спадали длинные золотистые волосы, несколько прядей были заплетены тонкими косицами.

Я отстегнул от пояса кошель с монетами. Протянул ему, молча, как велел обычай. Эльф взял деньги с легким кивком.

— Ты хочешь узнать будущее? — спросил он.

— Нет. Я не хочу узнать свое будущее. — сказал я.

Эльф с любопытством уставился на меня, по-птичьи наклонив голову.

— Я слушаю тебя, рыцарь.

— Я хочу узнать, — продолжил я. — Как спастись от тьмы, которая наполняет меня день за днем…

— Твой вопрос интересен, рыцарь. — сказал эльф задумчиво. — Что ты называешь тьмой?

Я усмехнулся.

— Я говорю про холод и боль, которые поселились во мне и становятся, день ото дня, все мучительнее. Я смотрю на мир, который меня окружает. Он лишен света, лишен любви. Наш мир, эльф, стал Землей Без Радости…Наш мир поглощает тьма…И я не знаю, что мне делать.

— Тьма это просто отсутствие света, рыцарь. Это знают даже маленькие дети. — эльф улыбнулся. — Не гаси свет, который живет в тебе с рождения. Ведь это очень просто — погасить в себе свет. Если ты поступишь так, ты сразу перестанешь чувствовать боль и холод. Это очень страшно, рыцарь, когда ты совсем перестаешь чувствовать боль. И это и есть тьма. Но у тебя есть путь, чтобы рассеять ее. Очень трудно и очень больно превратить данную тебе при рождении крошечную искру в пламя, которое способно озарить мир. В свет, который может озарить мир и рассеять тьму. Береги эту искру, рыцарь. Когда она станет пламенем, ты сможешь согреться…

Еще раз улыбнувшись и кивнув на прощание, эльф скрылся в лесу, мягко ступая по опавшей листве.

Я медленно пошел по направлению к деревне, размышляя над загадочными словами Бессмертного. Интересно, а он действительно бессмертный? Может, мне стоило проверить? Я усмехнулся своим по-детски злым мыслям. Все-таки, слишком много во мне тьмы…

Я проходил мимо небольшого оврага. Миновав его, я услышал позади шелест и какое-то неприятное пощелкивание.

Резко обернувшись, я увидел того, кто издавал эти звуки.

Из оврага торопливо выползало несколько стеноломов. Не знаю, каким ветром занесло их сюда, эти жалкие останки перебитой Орды. Быстро перебирая суставчатыми ногами и пощелкивая крепкими челюстями, они направились ко мне.

И что за идея была — пойти в лес без оружия?

Торопливо оглядевшись, я подхватил с земли длинный сук, производивший впечатление самого крепкого.

Один из жуков, опередив своих уродливых собратьев, рывком подскочил к моим ногам и жадно распахнул свои угрожающие жвала.

Не долго думая, я пнул его сапогом прямо в распахнутую пасть. Откатившись назад и продолжая щелкать разбитыми челюстями, жук снова побежал на меня. Обхватив свою дубину двумя руками, я занес ее за спину для разгона, а затем изо всех сил ударил по морде ближайшего из стеноломов. Он стремительно отлетел к оврагу, перевернувшись через себя, и по дороге сбил с лап одного из отстающих жуков.

Оставшиеся жуки окружали меня, прищелкивая жвалами и готовясь атаке.

Широко расставив ноги, я покачивался из стороны в сторону, ожидая бросков тварей. Ждать, конечно, пришлось недолго.

Жук еще только оторвался от земли, только собрался распахнуть смертоносную пасть, а моя дубина уже со свистом разорвала воздух, и со звоном врезавшись в отливающие синевой надкрылья, отшвырнула жука в овраг.

Вслед за отброшенным жуком кинулось сразу несколько. Я едва успевал увернуться от стремительно атакующих стеноломов, нанося точные и сильные удары. Жуки отлетали в овраг, но тут же упрямо лезли из него, цепляясь лапами за сырую землю.

С хрустом ударив очередного костолома в выпуклый фасетчатый газ, я остался один на один с последним из жуков. Сородичи его возились на дне оврага.

Не отрывая взгляда от перебирающего лапами стенолома, я потянул из-за голенища сапога короткий нож.

Плавно поводя ножом перед собой, я сделал шаг назад.

Решив, что настало самый подходящий момент для атаки, жук бросился вперед. Сильным рывком я вогнал лезвие ножа в глаз жуку.

Распахнув челюсти в бессильной ярости, жук упал на землю.

Он лежал на земле кверху брюхом, перебирая сразу всеми ногами. Остальные жуки продолжали шуршать на самом дне оврага.

Я поднял с земли свою верную дубину, перепачканную коричневой кровью, и подошел к беспомощному жуку.

Замахиваясь, я перебирал в голове причины для ненависти. Сразу все.

И разоренные древни и хутора данников Ордена Звезды.

И озверевших крестьян, учинивших кровавый бунт.

И жирных магистров и отцов-капитуляриев, засевших за стенами Мальдены.

…Бросив ставшую ненужной дубину поверх коричневого месива, оставшегося на месте беззащитного брюха затихшего стенолома, я подошел к краю оврага. Сплюнул на его темное шевелящееся дно. Направился к деревне.

Я вышел на окраину деревни.

Едва закончился моросящий дождь. В воздухе пахло сыростью и палой листвой. Небо было затянуто низкими лохматыми облаками. С легким шелестом осыпался шумный лес за моей спиной, скрывающий в своих ладонях уже не Нечисть (нашими стараниями она давным-давно убралась на дикий мерзлый север), а безжалостных стрелков мятежного войска.

Осень наступала неотвратимо. На лугах и лесных тропах легли зеркальные водостоины, опустели бочаги и болота. Все осыпалось, все умирало… Лишь пурпурные пятна кустов калины продолжали согревать взор.

Я всегда любил осень. Мрачное время, наполненное ожиданием леденящего дыхания снежных вихрей.

Глядя в небо, я совершенно отчетливо вспомнил крутой обрыв над великой рекой Эгер.

Тогда точно также по небу бежали мрачные тучи, и завывал, ликуя, мокрый холодный ветер.

Тогда я возвращался с охоты со своими людьми, и встретил прекрасную девушку, сопровождаемую эскортом из пестрых слуг. Едва увидев ее, я понял, что она станет моей женой…

За косогором начинались обширные поля. Но некому было распахивать землю и сеять озимые. Крестьяне разбежались по лесам.

На толстом суку стоящего возле дороги дерева слегка покачивался от ветра труп старосты, повешенного по моему приказу.

Через деревню, увязая в размокшей грязи, шли войска.

Бряцая доспехами, тяжелой поступью шли безжалостные и привычные ко всему наемники, знаменитые «Красные петухи».

Негромко напевая, шли фанатичные монахи, искренне верящие в «Слово Звезды».

Уныло глядя под ноги, шли ополченцы, набранные в деревнях, еще находящихся под властью Ордена.

Войска шли из Бракара, покинутого мятежниками и занятого войсками Ордена Звезды.

Шли, чтобы карать и мстить за нанесенные нашему Ордену поражения.

Мятежники, бывшие данники Ордена, во главе со старым гвардейским сотником Аргнистом, затерявшись в густых приграничных лесах, готовили нам гибель. Из-за каждого дерева, из-за каждого куста или поросшего седым мхом камня мы ждали стрелы или арбалетного болта.

Обозленные потерями, мы начали вешать всех, кого подозревали в связях с мятежниками, и жечь деревни, в которых те могли найти временное пристанище.

Война охватила теперь всю границу.

Я вернулся в избу. Я понял, что нужно сделать. Отправив стремянного за чернилами к брату Гальфриду, я лег на лавку и стал сочинять письмо.

Рассеять окружающую тьму можно лишь пламенем своего сердца.

Я писал ей, как по ней скучаю, писал, как мечтаю вновь увидеть ее лазоревые глаза, коснуться ее золотистых локонов, просто услышать ее голос. Писал, как мечтаю обнять ее. Ощутить тепло ее губ.

Гусиное перо шуршало по листу, заполняя его ровными строчками рвущихся на волю переживаний, воспоминаний, впечатлений, признаний…

Я писал, что мы обязательно скоро увидимся, нужно только немного подождать. Совсем немного.

Теперь я понял, что мой свет, тот самый, что сможет спасти меня от погружения в вечную черноту, весь он сосредоточился в ее глазах. Только она может спасти меня от мрака. Словно маяк, указывающий путь своим огнем, помогающий кораблю не сгинуть в непроницаемой тьме ночи, спастись от ледяного шторма. Ее огонь разорвет сети тьмы, опутывающие меня. Только она может спасти меня.

Я знаю, в моем мрачном и жестоком мире есть только две светлых вещи, которые ни смотря ни на что невозможно ни задушить, ни затоптать, ни заплевать, ни осмеять… Только два огонька, способных превратиться в бушующие костры и разогнать мрак.

Только любовь и дружба. И только они стоят смерти.

Я велел позвать ко мне мальчишку-гонца.

Он стоял передо мной — взъерошенный худой мальчишка в доспехах воина Ордена Звезды. Его место было не здесь, не на этой жестокой и грязной войне. Но, почему-то, когда в нашем мире начинается очередная грязная и жестокая война, в первых рядах оказываются именно такие мальчики.

— Как ты? — просил я, глядя на его изможденное лицо.

— Все хорошо, ваша милость. — он виновато сутулился. — Мне уже лучше…

Я запечатал письмо. Вновь надел на палец гербовый перстень.

— Возьми это письмо. Скачи в Мальдену, прямиком в мой особняк. Знаешь, где он? Отлично. Передай письмо моей жене. После того, как передашь, останешься в особняке до моего приезда. До конца похода. Понял?

Мальчишка кивнул, отрывая взгляд от пола.

— Да, ваша милость!

— Ступай. Отправляйся немедленно.

— Слушаюсь, ваша милость!

Поклонившись, он вышел в сени.

Я чувствовал себя уставшим и разбитым. Хотелось закутаться в накидку и забыться тяжелым сном без сновидений.

Вошел, почтительно постучав в толстую дубовую дверь, мой стремянный.

— Ваша милость! На опушке взяли двоих мятежников!

Вздохнув, я поднялся с лавки и, подхватив ножны, вышел вон.

Вскочив на приведенного стремянным коня, я поскакал в другой конец деревни.

В окружении моих воинов стояли двое пленных. Бородатый старик и мальчишка. Мальчишка был примерно одного возраста с ускакавшим в Мальдену гонцом, только волосы у него были светлее, и было у него совсем другое выражение лица.

Старик был босиком. Видимо, кто-то из воинов в качестве трофея прибрал его сапоги.

Нахмурив белые кустистые брови, старик смотрел внимательными темными глазами. Мальчишка жался к нему, похожий на взъерошенного волчонка, загнанного в западню.

Мои воины ухмылялись. С ненавистью и предвкушением забавы смотрели на пленников. Они отчаянно желали выместить на них свою злобу за товарищей, убитых стрелами из лесных зарослей, за тяготы походной жизни и отсутствие женщин и продовольствия в деревнях, брошенных жителями. Ненависть за ненависть. Зло в обмен на зло.

Брат-оруженосец Кретьен, закованный в забрызганную грязью пластинчатую броню, гарцевал возле пленников на ретивом гнедом коне.

— Это действительно мятежники? — спросил я у него.

— Несомненно. Их поймали на самом краю леса. Они весьма похожи на разведчиков Аргниста.

Я с сомнением пожал плечами.

— Они похожи на нищих крестьян. — сказал я холодно.

Кретьен поглядел на меня недобрым взглядом, но не осмелился ничего возразить.

— Что прикажите делать с пленными, ваша милость?

— Заприте в подвале до поры до времени. Потом разберемся.

Развернув коня, я поехал обратно.

— Пшел! — крикнул Кретьен у меня за спиной, замахиваясь на старика.

На дороге я встретил брата-рыцаря Гальфрида, объезжавшего посты, и пригласил его к себе ужинать.

Я сидел в своей избе с братом-рыцарем Гальфридом. Подпирая ладонями бледные небритые щеки, он, слегка захмелевший, предавался сладким воспоминаниям. Начав с боев против Орды, он перешел к рассказу о «тако-о-ой девочке», попавшейся ему в прошлом году в Галене, сейчас принялся ругать нашу теперешнюю жизнь.

На столе, между оплывших свечей, разместился наш скудный ужин. Кувшин вина, свинина, ломти ржаного хлеба, яйца.

Кулинарные изыски поваров Мальдены навсегда остались в прошлом.

Мой стремянный уже закончил чистить коней, и расположился в сенях. Слышно было, как он лениво перебирает струны лютни.

— Проклятая война… — говорил брат Гальфрид. — Мы проиграли ее, брат Вернер, я уверен. Я понял это сразу после того, как они взяли в плен всю нашу депутацию во главе с капитулярием-распорядителем Грампетом Достаниусом. Война, которая началась столь бесславно, будет проиграна наверняка!

— О чем ты говоришь, брат? — возразил я. — Посуди сам, Аргнисту с его мужиками наши крепости не по зубам. Едва подойдут войска из Галена, мы рассеем мятежников в пыль.

— Гален… — мечтательно протянул брат Гальфрид. — А ты помнишь Гален? Фруктовые сады, светлые башни…море…

Я смотрел на пламя свечей.

— Ради них мы и воюем здесь, брат Гальфрид. — сказал я. — Ведь это наша судьба — принимать удар на себя. И делать всю грязную работу. Гоблинов жечь на медленном огне, Орду истреблять, крестьян вешать… Для того мы здесь, в крови и дерьме по колено. Для того, чтобы в Галене Светлопенном цвели сады и волны перешептывались с песчаным берегом… Ради этого от водопадов Эгера до форта Гэсар протянулся Рыцарский рубеж, брат Гальфрид…

Ни говоря более ни слова, я встал и вышел на улицу.

Я шел по деревне, погруженной в ночь. Высоко над головой мерцали крошечные тусклые звезды, бесконечно далекие и равнодушные.

Я думал над словами брата Гальфрида. Я вспоминал слова странствующего эльфа.

Гален…Война…Тьма…

Как там сказал мой стремянный, всеми видами смерти и горя испытанный? Вся моя жизнь — война…

Так и есть. Вся моя жизнь была войной.

Годов до семи я оставался возле матери, затем начал постепенно, шаг за шагом, вступать на путь рыцаря. Я хотел быть достойным преемником своего отца, которого почти не помнил. Мой отец погиб в знаменитом походе короля Игнарона против Орды. Тогда в лесах сгинула вся армия, вместе с самим королем.

Когда же мне исполнилось семь, ко мне был приставлен пожилой пис