КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 409555 томов
Объем библиотеки - 544 Гб.
Всего авторов - 149213
Пользователей - 93279

Впечатления

кирилл789 про Янышева: Попаданки рулят! (СИ) (Любовная фантастика)

королева ведьм спрашивает свою бабку жрицу: что показал обряд? и начинает бабка-жрица рассказывать, что королева-внучка непочтительна, что народец ведьмовской воспитывать надо, прошлась по личности попаданки, видя её в первый раз, вспомнила о нарядах своей молодости, об отрезах ткани. КАК ПРОШЁЛ ОБРЯД, старая дура???!!
и если штаний любовь в. мне хотелось убить с особой жестокостью, сначала приложив до кровавых мозгов в стену, то здесь я вовремя бросил читать и захотел янышеву ольгу просто убить.
вы совсем дуры. вот клинические тупые безнадёжные неизлечимые дуры.
ничего вам не стоило сначала сообщить о результатах или прямо ответить на вопрос, а потом растекаться тем, что вам мозг заменяет по древу, ничего.
но из рОмана в рОман вот эта клиника кочует-перекочёвывает, и конца и края этой клинической дури не видно. мерзкие тупые бабы вы, писучки не достойные даже карандаша.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штаний: Зажечь белое солнце (Любовная фантастика)

никогда не знали, как "творят" сумасшедшие? читайте штаний. у девушки настолько откровенная шизофрения, что и справки не надо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
time123 про Зеленин: Верховный Главнокомандующий (СИ) (Альтернативная история)

Осилил до конца. Имею желание написать на кувалде Бугага и Хахаха и разъебать автору тупорылую башку, чтобы это чмо больше не марало бумагу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
time123 про Зеленин: Верховный Главнокомандующий (Альтернативная история)

Осилил до конца. Имею желание написать на кувалде Бугага и Хахаха и разъебать автору тупорылую башку, чтобы это чмо больше не марало бумагу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Шегало: Больше, чем власть (Боевая фантастика)

Вообще-то я совершенно случайно купил именнто вторую часть (как это всегда и бывает) и в связи с этим — гораздо позже докупил часть первую...

Еще до прочтения (прочтя аннотацию) я ожидал (увидеть здесь) «некоего клона» Антона Орлова (Тина Хэдис и Лиргисо) в стиле «бесстрашной амазонки» со сверхспособностями (и атмосферой в стиле бескрайнего космоса по примеру Eve-Вселенной) и обаятельного супер-злодея. Однако... все же пришлось немного разочароваться...

Проблема тут вовсе не в том - что «здешняя героиня не тянет» на образ «супервоительницы», а в том что (похоже) это очередная история в которой «весь мир должен крутиться вокруг одной личности». Начало (этой) книги повествует о некой беглянке затерявшейся «на просторах бескрайнего...» (и о том) что ей внезапно заинтересовываются некие спецслужбы (обозримой галактики) и начинается... бег про «захвату и изучению уникального образца» (мутанта проще говоря).

Понятно что сама героиня отнюдь не согласна с такой постановкой и делает все что бы «оторваться от погони» и «замести следы»...
Другое дело что все (это), она делает со столь явной женской дуростью (да простит меня автор), что так (порой так) и хочется «перейти к более емким стилям изложения»... Героиню ищут, героине некуда деваться... Вместо этого она долго и нужно «надувает губы» и говорит что знает «как надо лучше ей». Единственный человек (могущий ей в этом помощь) отсылается «далеко и надолго», в то время как «последние часы на исходе»...

Далее.... все действия направленные на обеспечение безопасности ГГ воспринимает «как личное оскорбление», размеренный ритм жизни закрытого сообщества (Ордена) воспринимается как тягость. Героиня то и дело по детски обижается то «на мужа» (ах мол эта его работа не оставляет места семье... и пр), воспринимая главу данного сообщества как нудного старика который «ей все запрещает». Таким образом очередные размышления «на тему я знаю как лучше», резко контрастируют с ледяной уверенностью в себе (героини А.Орлова Т.Хэдис). И (честно говоря) не купив (бы) я (вперед) второй части — навряд ли ее приобрел (опять же не в обиду автору).

P.S Справедливости ради все же стоит сказать что «непреодолимого желания закрыть книгу» (во время чтения) все таки не возникло. Отдельное спасибо за афоризмы в начале глав...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Шакилов: Ренегат. Империя зла (Боевая фантастика)

Начав читать данную книгу (и глядя на ее обложку) самое первое что пришло на ум, это известный кинофильм «Некуда бежать» (со Шварцнеггером в главной роли) и более поздняя трилогия «Голодные игры»...

Однако несмотря на то что элемент («шоу маст гоу он») здесь (все же) незримо присутствует — уже после прочтения, данная история напомнила совсем другую экранизацию (романа) (Стругацких) «Обитаемый остров».

И хотя «здесь» никто никуда не
прилетает — в остальном очень много схожих моментов:
- «счастливые жители» лучшей во всем «страны» и не подозревают что все их «невиданное благополучие» построено на рабском труде миллионов «неизбранных» (недолго) живущих в скотских условиях постъядерного постапокалипсиса;
- бравые ребята «из спецорганов» (стоящие «на страже добра») по факту — цепные псы режима, готовые рвать любого «кто посмеет что-то подумать против системы», либо «просто так» (если ты уже «списан подчистую» незримой рукой тоталитарного глобального электронного «контроля и учета»);
- вечные интриги силовиков возле «престола» (по факту) являются лишь «играми в песочнице», под мудрым и понимающим взглядом «взрослого Папы» (руководителя данной пирамиды власти);

На самом деле этих «похожих черт» тут можно найти и больше, однако смотря на то как «святая уверенность» в завтрашнем дне (у ГГ) постепенно сменяется «недоумением», «досадой — типа я же свой!» и... (наконец-то.. о боже!) сменяется на «ах Вы сссс...» (и дальше по тексту) мы (в итоге) приходим к «трансформации» бывшего «сторонника власти» в … революционера (идущего как раз против режима «Героев революции»))

Если еще подробней, то: ГГ (этой книги) - юный сын видного партаппаратчика, свято верящий в «мудрость проводимой политики» под руководством «надежных товарищей» … внезапно становится преступником «по умолчанию». Конечно данный прием «уже настолько заезжен», что уже неоднократно знаком читателю (так же) по книгам (Плеханова «Сверхдержава» и Г.Острожского «Экспанты») и человек вчера мечтающий о том что бы «стать хотя бы малой частью этой великолепного механизма системы всеобщего счастья», вдруг начинает неистово «ломать» ее (становясь при этом «террористом, убийцей» и прочим... непотребным и проклинаемым злодеем).

Самое забавное (при всем этом) что «юный адепт» сначала долго и упорно не видит «что система его обманывает» и что она не только не совершенна, но еще и (априори) преступна... Но нет «наш герой» упорно не хочет замечать явные несоответствия и свято верит в то «что эту ошибку в итоге исправят» и «объяснять всем плохим что так делать нельзя»...

Проходит время и «увы»... даже до нашего героя начинает «со скрипом доходить» что... он сам был не прав и изначальные цели «всей этой системы» отнюдь не «общее благо», а управление «послушным стадом» посредством эффективных (и абсолютно правильных в своих основополаганиях) решений направленных «на сокращение и отсев поголовья контролируемой биомассы».

Таким образом, «начальный бег ГГ по препятствиям и желательно мимо выстрелов» вместо повторения маршрута фильма «Некуда бежать», (все же по итогу) приводит читателя к несколько иному варианту (данного) финала — любой ценой «покончить с тиранией» (некогда бывшего обожаемого) Председателя.

Помимо чисто художественного замысла (и перепетий происходящих непосредственно с ГГ) автор «рисует нерадостную картину» будущего, которая «безжалостно топчет своим электронным сапогом» все «ностальгические хотелки» (в стиле «прекрасного далека» от Алисы Селезневой). Все описанное здесь «очень» напоминает («возведенную в ранг абсолюта») нынешнюю картину жизни «жителей ДО 3-го Кольца», где живущие «за кольцом» - по умолчанию «тупое быдло и мясо», чье предназначенье лишь откровенный вечный рабский труд.

И конечно, это отнюдь не первое «подобное описание» нового прогрессивного строя (к которому мы идем семимильными шагами), но данная извращенная модель коммунизма, построенная на механизмах тотального электронного контроля и чипирования все же - поражает своей «реалистичностью». Данный вариант «имитации» (государства, образа врага и прочего) нам всем (отчего-то) совсем не кажется «очень уж диким и невозможным»...

В общем — по прочтении данной книги, ставлю ее на полку без сожалений о «зря потраченных деньгах»))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Штаний: Отпуск на 14 дней (Любовная фантастика)

девушкам это должно нравиться.но, поскольку я не девушка, а из них тут никто не удосужился высказаться, выскажусь с противоположной точки зрения.
если у тебя есть идея сюжета, выкладывай сюжет. рюши словоблудия прекрасны если тебе нужно набрать текст для издателя. но, автор! следом идут читатели. и, если они не купят твоё "творчество", издателя у тебя не будет тоже.
я прочёл только 1/5 часть и больше не смог читать в 105-й или в 120-й раз, как размякает "она" от своего синеглазого. это - ОДНО И ТОЖЕ! и повторяется, и повторяется, и повторяется. и тебя сначала подташнивает, потом тошнит, а потом рвёт.
и, самый проигрышный вариант изложения, это - "ничего не расскажу". который идёт вкупе с "рассказываю по чуть-чуть, перемежая словоблудием о погоде, мокрых трусиках ггни, синих глазах, собственном уме, опять мокрых трусах, "какой прекрасный шкаф!", чуть-чуть рассказа по теме и опять - о посторонней хрени".
нормальный человек бросает читать сразу. ну, может промотать в конец и посмотреть кто с кем поженился. всё.
я промотал, посмотрел. попробую у штаний что-нибудь ещё, если везде так же, поставлю девушку в ЧС.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Отчаянный шаг (fb2)

- Отчаянный шаг (пер. Е. Максимова) (а.с. Благородство-2) (и.с. Шарм) 1.02 Мб, 298с. (скачать fb2) - Кейти МакАлистер

Настройки текста:



Кейти Макалистер Отчаянный шаг

Глава 1

— Ты не можешь оставить меня сейчас! До чего это эгоистично — уходить, когда ты нужна мне больше всего на свете. Я запрещаю тебе уходить! Я решительно запрещаю тебе оставлять меня в период моей Великой депрессии!

— У меня нет выбора. Я должна уйти сейчас.

— Мама, пи-пи.

— Стой там, где стоишь, Джиллиан. Не смей даже двигаться к двери!

— Шарлотта, дай мне ключ.

— Не могу!

— Мама, хочу пи-пи!

— Шарли, Данте необходимо посетить укромный уголок до того, как мы уедем. Пожалуйста, если ты меня хоть чуть-чуть любишь, отдай ключ. Ноубл придет в ярость, если узнает, что ты удерживаешь нас в его библиотеке как пленников, к тому же могу заверить тебя, что Данте не объявляет о своем желании пописать до тех пор, пока ему не приспичит окончательно.

Крохотная блондинка, стоявшая насмерть у двойной дубовой двери, неуверенно взглянула на трехлетнего мальчугана, выплясывавшего перед ней. Между темно-русыми бровями появились две тонкие морщинки.

— Это уловка. Ты его подучила. Используешь собственного ребенка как оружие против меня, кузина, и я считаю это бестелесным поступком.

— Ты хотела сказать, «бесчестный», Шарлотта? — Джиллиан, леди Уэссекс, взяла на руки сына и ткнула им в сторону кузины. — Если ты не отопрешь дверь и не выпустишь нас, я позволю ему пописать прямо на тебя.

Мальчик восторженно захихикал. Леди Шарлотта ди Абалонгия, урожденная Коллинз, в ужасе втянула в себя воздух и смерила кузину вызывающим взглядом.

— Ты этого не сделаешь!

— Джиллиан! Джил, где ты прячешься? Нет времени на игры, дорогая. Мы должны были уехать час назад! — Дверная ручка задергалась.

— Папа, хочу писать! — Данте на руках матери начал извиваться.

— Ну, молодец, — отступив, кивнула Джиллиан. — Теперь ты рассердила Ноубла. Я бы посоветовала тебе отойти от дверей, потому что он наверняка…

В дверь внезапно трижды с грохотом ударили. Шарлотта подскочила чуть не на фут.

— …захочет войти. Мы здесь, любимый! — крикнула Джиллиан. — Шарлотта куда-то задевала ключ, но мы его уже почти отыскали.

— Хочу пи-пи!

— Что-что? Шарлотта? Какого черта она тут делает? Я думал, она несколько лет назад удрала из дома, чтобы стать любовницей какого-то итальянца!

— Никуда я не удирала, мы просто убежали! — проорала Шарлотта в сторону двери. — Мы обвенчались в Париже! Это было так романтично!

— Не важно. Открывай дверь! Джиллиан, нам пора уезжать. Сейчас же!

— Пи-пи!

— Шарлотта, — негромко, но настойчиво произнесла Джиллиан. Шарлотта с тревогой смотрела на дверь, в которую колотил взбешенный Черный Граф, и внимательно прислушивалась к стальным ноткам в голосе своей лучшей подруги и ближайшей родственницы. — Я понимаю, что ты ужасно расстроена, и знаю, что ты переживаешь очень тяжелые времена после того, как вернулась в Англию из этих древних жутких итальянских руин, но, моя дорогая, у меня сын, которому срочно нужно в туалет, двое нетерпеливых детей в карете и муж, который… — она замолчала, вслушиваясь в особенно громкую тираду ругательств, сопроводившую страшный грохот в дверь, — …быстро теряет терпение, а оно за сегодняшний день уже и так не раз испытывалось. Пожалуйста, пожалуйста, Шарли, отдай мне ключ, пока Ноублу не пришлось принимать решительные меры.

Шарлотта перевела взгляд с извивающегося малыша на изумрудные, полные тревоги глаза Джиллиан. Раньше всегда помогали слезы. Может, если Шарлотта сумеет выдавить слезинку-другую, кузина поймет, что она настроена серьезно? Шарлотта дождалась особого покалывания, означающего, что ее васильковые глаза наполнились слезами, и подпустила в голос нотку отчаяния:

— Джилли, ты мне нужна. Честное слово. Ты все, что у меня осталось. Меня больше никто не примет, папа об этом позаботился. Мне некуда пойти, и совсем нет денег. Я продала все, что оставалось от маминых драгоценностей, чтобы купить несколько дорожных платьев и оплатить дорогу в Англию. Ты единственная из семьи, кто меня признает, и вдруг ты уплываешь в Вест-Индию… — Голос дрогнул. Она смахнула влагу со щек и с удивлением поняла, что крокодиловы слезы внезапно превратились в настоящие. — О, Джилли, прошу тебя, останься! Пожалуйста, помоги мне. Я никогда раньше не жила одна. Я не знаю, что делать!..

Джиллиан стиснула руку Шарлотты.

— Ты же знаешь, я сделаю все, что в моих силах, лишь бы тебе помочь…

Шарлотта восторженно завизжала и обняла кузину вместе с готовым описаться ребенком.

— Я знала, что ты меня не бросишь!

Комнату сотряс сильнейший грохот, раздался треск дерева, и внутрь ворвался Ноубл Бриттон, известный под прозвищем (по мнению Шарлотты, весьма слабо отражающим грозные свойства его характера) Черный Граф. За ним по пятам следовали высокий мужчина в парике, с крюком вместо левой кисти и двое лакеев в ливреях.

— С тобой все в порядке? — спросил граф, подбегая к Джиллиан.

Она ободряюще улыбнулась:

— Ну, конечно же. Просто Шарлотте требуется еще минутка-другая, и я буду готова.

Предвосхищая протесты мужа и кузины, она ткнула извивающегося малыша в руки графу, крепко схватила Шарлотту и потащила ее к дивану, обитому изумрудно-золотистым дамастом.

— Пока ты сводишь Данте на горшок, я поговорю с Шарли. Кроуч, пожалуйста, отнесите вещи леди Шарлотты в Голубые Покои. Она немного поживет здесь. Дикон, Чарлз, скажите, чтобы остальные кареты отправлялись, мы их сразу же догоним.

Ноубл метнул на жену вопросительный взгляд, а на Шарлотту — гневный. Она была искренне благодарна, что взгляд оказался таким коротким, — Шарлотта никогда не выдерживала сердитого Ноубла, но, к счастью, отец поспешно унес сына, объявившего, что сейчас пописает прямо в библиотеке.

— У нас есть пять минут до моего отъезда, — решительно сказала Джиллиан своей кузине. — Можешь жить здесь столько, сколько пожелаешь. Чем еще я могу тебе помочь?

Сердце Шарлотты подозрительно дернулось и полетело куда-то в полуботиночки из плотной ткани.

— Ты уезжаешь? Ты все-таки меня бросаешь?

— У меня нет выбора, — последовал спокойный ответ. Шарлотта восприняла это как предательство, и в груди у нее вспыхнула боль, но, мгновение подумав, она пришла к выводу, что Джиллиан и вправду не может остаться здесь, если ее муж и дети уедут на кофейную плантацию. Шарлотта подавила болезненное ощущение брошенности и сосредоточилась на желании объяснить, в какой хаос превратилась ее жизнь.

— Ну, хорошо. Ты получила мое письмо, где я писала, что в ноябре Антонио умер от горячки?

Джиллиан кивнула:

— Ты хотела уехать с виллы Абалонгия, потому что не поладила с его семьей, но ты писала, что поедешь в Париж, а не домой, в Англию.

Глаза Шарлотты вновь наполнились обжигающими слезами. Что ж, пусть глаза станут непривлекательными, опухшими, красными, а нос придется постоянно вытирать!

— А у меня даже платка носового нет! — провыла она, не в силах остановить слезы. Шарлотте редко приходилось прибегать к настоящим слезам, но неприятные ощущения она помнила. — Все пропало, все! Графиня все отняла у меня и отдала двум своим кошмарным, жирным дочкам. Она сказала, мне больше не потребуются красивые платья, потому что я ношу траур по Антонио. Сказала, что теперь я буду жить на крохотной ферме в горах и ухаживать за стадом вонючих коз и что во Флоренции я никому не нужна, что я вовсе не член семьи, и все потому, что я не подарила Антонио наследника!

— Это очень жестоко с ее стороны.

— Да, — шмыгнула носом Шарлотта. — Жестоко. Тем более что это вовсе не моя вина. Я бы не отказалась от ребенка — ты вон своих очень любишь, — но Антонио отказывался выполнять свой супружеский долг!

Глаза Джиллиан широко распахнулись:

— Он… он отказывался?

Шарлотта кивнула, ее глаза снова переполнились слезами, едва она вспомнила о такой жестокой несправедливости.

— Он только и смог, что подтвердить наш брак. А потом… о, Джилли, он даже не пытался! А графиня все время делала мерзкие замечания, что, мол, я не выполняю свой долг как следует. Я пыталась, честное слово, пыталась! Носила неприличное белье, то и дело позволяла ему увидеть себя в дезабилье, даже спрашивала у местной проститутки, как пробудить у Антонио страсть, но все без толку. Его орудие сопротивлялось любым моим усилиям. Думаю, оно меня ненавидело, — мрачно добавила она.

— О, я уверена, что это…

— Оно даже не дергалось!

— Ну, право же, Шарлотта. — Джиллиан слегка смутилась. — Это же не животное, которое прыгает по команде дрессировщика.

— Знаю, но проститутка сказала, что оно должно хотя бы иногда подергиваться, а не лежать дряблым и поникшим, как бланманже недельной давности. Оно вообще никак не реагировало на мои усилия, и если это не жестоко и не мелочно со стороны мужского орудия, то я просто не знаю!

Джиллиан пару раз моргнула, похлопала кузину по руке и протянула ей обшитый кружевом носовой платок. Шарлотта печально посмотрела на него.

— У меня раньше тоже были такие платочки, — заплакала она, промокнула глаза и высморкалась в отнюдь не изысканной манере. — Но эта злобная графиня отняла их у меня, как и все остальное, даже мужа!

— О, наверняка она не могла лишить тебя симпатии Антонио…

— Да, симпатии не могла. — Шарлотта громко шмыгнула носом. — Он был ко мне довольно сильно привязан, хоть и не осмеливался показывать это при графине. Нет, она отослала его в какой-то противный городишко на Средиземном море как будто бы из-за слабых легких. И он там умер!

— Шарли, мне очень жаль твоего Антонио. Я понимаю, должно быть, ты его очень сильно любила…

Шарлотта перестала вытирать глаза, на ее лице отразилось искреннее изумление:

— Сильно любила? С чего ты взяла?

Джиллиан перестала гладить кузину.

— Ну… ты же… ты же с ним убежала! Отказала всем своим поклонникам и убежала с сыном мелкого итальянского аристократа. Чего ради ты бы стала жертвовать всем, что было тебе дорого, если не ради великой любви?

— Ах это? — небрежно отозвалась Шарлотта и осторожно потрогала нижнее веко, пытаясь убедиться, что глаза не распухли от слез. — Это был мой третий сезон, и поклонники того года мне совершенно не нравились. А Антонио был прямо как герой из «Замка Молдавия» или «Хозяина танцующего привидения». Такой романтичный, а папа уперся и ни за что не разрешал мне выйти за него замуж, грозился, что оставит меня без шиллинга, если я не выйду за кого-нибудь подходящего. В общем, папа стал таким надоедливым, а сезон таким скучным, что мне пришлось сделать единственную разутую вещь.

— Разумную, а не разутую, — машинально поправила ее Джиллиан, недоверчиво глядя на кузину. — Ты хочешь сказать, что сбежала с итальянцем, зная, что твой отец не одобряет будущего мужа, зная, что он лишит тебя наследства, зная, что такой побег вызовет скандал, после которого все двери в обществе будут перед тобой закрыты, и сделала это не ради любви, а только потому, что тебе стало скучно?

Шарлотта нахмурилась.

— Почти все двери, но не все, и я не понимаю, какое это вообще имеет отношение к остальному. Ты сказала, что поможешь. Мне как-то не кажется, что если в отведенные тобой пять минут мы будем обсуждать события четырехлетней давности, это мне сильно поможет. Не понимаю, каким образом твои упреки за поступок, который кое-кто счел романтическим и бесстрашным…

— А также необдуманным, глупым и неосмотрительным.

— …принесут мне сейчас пользу, — докончила Шарлотта, не обратив внимания на то, что ее перебили. — Повторяю: я просто не вижу выхода из этой ужасной доходяги!

— Передряги. — Джиллиан покусала нижнюю губу. Шарлотта смотрела с надеждой, всякий раз, когда у кузины в глазах появлялся такой особый блеск, это значило, что она вот-вот выдаст по-настоящему замечательный план. — А что лорд Коллинз?

— Мэтью? — пренебрежительно фыркнула Шарлотта. — Он скроен из той же материи, что и папа. Когда четыре года назад папа умер, Мэтью подхватил знамя и начал подвергать меня страусизму.

— Остракизму, Шарли. Честное слово, тебе нужно научиться употреблять правильные слова.

— Фазаньи перья! Язык должен быть подвижным, он должен работать на меня, а не наоборот. И нечего меня отвлекать, осталось всего несколько минут. Когда Антонио скончался, я написала Мэтью, а в ответ получила только короткую записку, мол, я пожинаю то, что посеяла. Не будет никакой помощи ни от брата, ни от остальных родственников.

— Хм. Но у тебя есть определенные достоинства, которые можно пустить в ход…

Темные ресницы Шарлотты затрепетали, она пренебрежительно усмехнулась и опустила взгляд на сложенные руки, что было проявлением высшей степени скромности.

— Да, конечно, и очень мило с твоей стороны об этом вспомнить, особенно учитывая, что мода создана для хрупких белокурых нимф, а не для рыжеволосых, зеленоглазых амазонок.

Джиллиан посмотрела на нее озадаченно. Шарлотта позволила себе улыбнуться, чтобы на щеках появились ямочки. Многие джентльмены говорили ей, что они выглядят совершенно очаровательно.

— Моя внешность.

Замешательство Джиллиан усилилось, и кузина объяснила:

— Ты же сама сказала про мои «достоинства»! С моей стороны будет не очень прилично подчеркивать свои многочисленные прелести, но я не настолько глупая скромница, чтобы их не ценить. Если помнишь, лорд Дарнли когда-то написал сонет, посвященный моим глазам.

Джиллиан возвела глаза к потолку.

— Ах это!

— Он назвал их прозрачными озерами глазури, что бы это ни значило.

— Лазури, но я же говорю вовсе не о таких пустяках, как твоя внешность, Шарли. Я говорю о твоих достоинствах — настоящих достоинствах!

— О пустяках! — Шарлотта даже отпрянула, услышав такую ересь. — О пустяках! Кузина, замужество испортило твои мозги! Нет ничего пустякового, когда речь идет о внешности. Да не будешь ты миловидной, у тебя и поклонников-то не будет! Никаких возлюбленных! Общество начнет тебя избегать! Никаких приглашений на балы, рауты и завтраки! Ты не сможешь посещать оперу или театр, тебя не будут принимать в домах людей со вкусом…

Джиллиан кивнула еще до того, как Шарлотта договорила.

— Вот именно. Ты просто воплощение очарования, однако оказалась как раз в том положении, какое только что описала, поэтому я и сказала, что красота — это пустяки. Тебе сейчас необходимо сосредоточиться на достоинствах, то есть на статусе вдовы, благородном происхождении, хорошем воспитании, приличных манерах и… — Джиллиан набрала побольше воздуха в грудь, — …желании снова выйти замуж.

— Замуж? — Шарлотта заморгала. — Кто говорит о моем замужестве? Ты только что сказала, что вдовство — это достоинство, с какой стати я должна от него отказываться?

Джиллиан коротко глянула на дверь, из-за которой раздавались голоса.

— Шарлотта, у тебя очень ограниченный выбор. Тебе придется или помириться с семьей…

— Я пыталась. Но Мэтью такой же упрямый, каким был отец.

— …или поехать вместе с нами в Вест-Индию…

Шарлотта скорчила презрительную гримасу.

— Там жарко. Я буду все время потеть, а даже представить себе невозможно ничего ужаснее, чем постоянный пот.

— …или найти себе место компаньонки при пожилой леди…

На это предложение Шарлотта ответила неподобающим леди фырканьем.

— …или снова выйти замуж.

На лбу Шарлотты появилась морщинка. Она разгладила скучное дорожное платье оливкового цвета, которое была вынуждена купить на свои ограниченные средства перед путешествием в Англию.

— Замуж? Я вообще не думала о замужестве! Я хотела только одного — вернуться домой. Замужество означает… ну, в замужестве должен быть муж, так? Я не уверена, что хочу еще одного мужа.

— Ну, а чего же ты тогда хочешь?

Шарлотта капризно выпятила нижнюю губу.

— Я хочу, чтобы вернулось все то, что у меня было до того, как Антонио покорил меня и уволок в тот захолустный замок в Италии. Я хочу снова быть Несравненной и царствовать во время сезона, хочу кучу поклонников, красивые платья, танцы и украденные поцелуи в саду!

— Но тебе давно не восемнадцать, Шарлотта, — возразила кузина. — Ты взрослая женщина. Уж наверное, тебе хочется чего-нибудь посерьезнее, чем просто блистать в обществе?

— Нет ничего плохого в том, чтобы блистать, — заспорила Шарлотта, забыла надуть губы и снова нахмурилась. — Это красиво, приятно и отлично развлекает.

— А еще это поверхностно, непрочно и незначительно. О, Шарли, я так хочу, чтобы ты была счастлива, но не понимаю, как это возможно, если все, чего ты хочешь…

— Дорогая!

Джиллиан встала — в голосе мужа послышалась суровая нотка.

— Проклятие! Мне действительно пора. Прости, что не могу тебе помочь. Кроуч и остальная прислуга позаботятся о тебе, живи здесь, в Бриттон-Хаусе, сколько хочешь, и все, что есть в доме, — к твоим услугам. Если попадешь в передрягу и тебе потребуется совет, напиши мне.

— Да я буду ждать от тебя ответа целую вечность, уж не говоря о том, что ты только и можешь, что читать мне нотации и говорить всякие успокаивающие слова, от которых нет никакого толку. — Шарлотта подергала уродливую отделку своего уродливого платья, стараясь не сильно завидовать красивому, в зеленую и белую полоску, платью кузины.

— Иногда не помешает выслушать толковый совет, Шарлотта. Подумай о том, что я сказала, — я не хочу, чтобы ты вступила в еще один неудачный брак, но пока это единственное решение, которое я вижу.

Шарлотта грустно кивнула и вместе с кузиной вышла в холл. Поцеловав Джиллиан и Данте, она изо всех сил постаралась не дрогнуть под суровым взглядом графа и даже сумела выдавить улыбку и помахать вслед отъезжающему семейству.

— Она оставила меня тут одну. Проклятие! — выругалась Шарлотта, когда карета скрылась из виду.

— Можете повторить еще разок, — пробормотал чей-то голос у нее за спиной, но когда Шарлотта резко повернулась, собираясь хорошенько одернуть говорившего, то увидела шеренгу слуг с такими невинными лицами, какие могли принадлежать только херувимам.

— Хм! — фыркнула она, глядя на слуг. — Мне, конечно, хочется разразиться слезами из-за своего отчаянного и воистину трагического положения, но я предамся честно заслуженному унынию позже. А сейчас у меня есть дебаты и поважнее. Кроуч, раздобудьте мне писчую бумагу, и пусть лакеи стоят наготове.

— Э-э… вы хотели сказать — заботы поважнее, миледи?

Шарлотта вскинула брови в манере, всегда наводившей ужас на Грейвелтоуса, дворецкого ее отца, но, похоже, гигант-пират, которого наняли на службу Уэссексы, был выпечен из более крепкого теста. Наверняка он чувствовал превосходство из-за этого крюка вместо руки.

— Я просто не понимаю этой неумеренной одержимости — и вашей, Кроуч, и Джиллиан, и всех остальных — таким несущественным вопросом, как язык. Это отвратительно! Я требую, чтобы вы это прекратили! И не думаю, что вы можете со мной важничать так же, как с Джиллиан. В отличие от нее я этого не потерплю. Мне хватит забот — нужно разработать план ошеломительного возвращения в гостиные и бальные залы общества.

Она отодвинула Кроуча с дороги и зашагала наверх, чтобы утвердиться в личной гостиной Джиллиан. Будет не так легко восстановить свое положение после скандала, но он произошел четыре года назад. Уж, наверное, люди успели забыть подробности. Немножко ловкости, немножко милых бесед с нужными матронами, и двери снова распахнутся. Будет не очень приятно выслушивать назидания от тех же дам, что тогда называли ее глупой и упрямой, но она сумеет выдержать несколько «а я тебе говорила!», если это необходимо. Кроме того, нужно подумать и о джентльменах — она обладает очарованием и живостью, и, несмотря на все сомнения кузины насчет пользы хорошенького личика и красивых лодыжек, Шарлотта всегда знала, что сумеет добиться своего, если похлопает ресницами и покажет ямочки на щеках.

— Это будет так же просто, как получить от блохи мед, — предсказала она, усаживаясь, чтобы написать нужные письма.

— Не могу поверить! Просто не могу поверить! Да как она посмела отказаться выступить моим поручителем! Как она посмела сказать мне, что меня не ждут на ее чертовом бал-маскараде на следующей неделе! Как она посмела сказать, что ни один приличный человек не пожелает меня видеть! — Шарлотта разорвала кремовый лист бумаги на мелкие кусочки и швырнула их в незажженный камин. — Кто бы мог подумать, что у леди Джерси память, как… как… как у льва?!

— У кого?

Шарлотта отмахнулась, вышагивая туда обратно мимо женщины, сидевшей в кресле, обитом синей с золотом парчой.

— У льва, Каро, у льва. Ну, ты знаешь, такие огромные серые животные, живут в Африке. У них просто чудовищная память.

Леди Каролина Беверли пришла в замешательство.

— Ты уверена? Лев, которого я видела в зверинце, был такого желтовато-коричневого цвета и размерами не больше маленького пони.

Шарлотта резко повернулась и затопала в сторону камина.

— Коричневые, серые — какая разница? Они родом из Африки, и у них отличная память! Все в точности, как у леди Джерси.

Каролина нахмурилась.

— Мне казалось, что семейство леди Джерси родом из Девоншира.

Шарлотта прекратила расхаживать, подбоченилась и сердито посмотрела на подругу:

— Какое отношение имеет ко всему этому семейство леди Джерси?

— Ты сама сказала! Сказала, что она родом из Африки, в точности как львы!

— Иногда, — произнесла Шарлотта, громко сопя носом, — я начинаю жалеть, что вернулась в Англию. Память, Каро. Я сравнила леди Джерси со львом только потому, что у него исключительная память, вот и все. В точности как у нее.

— О!.. Разве? Память о чем?

Шарлотта всплеснула руками и снова заметалась по комнате, убеждая себя, что нельзя рявкать на единственного человека, откликнувшегося на ее просьбу о помощи.

— Я не могу допустить, чтобы ко мне относились так пристрастно, — пробормотала она.

— Нет, ты сказала, что у тебя совсем пусто в карманах, но это не объясняет, почему ты так расстроилась из-за хорошей памяти леди Джерси.

Шарлотта глубоко-глубоко вздохнула и села на диванчик рядом с хорошенькой брюнеткой.

— Каролина, слушай меня очень внимательно. Ты помнишь, как четыре года назад я уехала из Англии, чтобы выйти замуж за старшего сына графа ди Абалонгия?

Каролина кивнула:

— Конечно, помню. Был такой скандал! Мама сказала, что все это кончится очень печально и ни к чему хорошему тебя не приведет, и чтобы я даже и не собиралась бежать с Раулем, учителем рисования, чего я, конечно, и не думала делать, потому что дорогой Алджернон собирался вот-вот сделать мне предложение, и зачем бы мне было бежать с учителем рисования, если я могла стать виконтессой? Хотя у Рауля, конечно, были очень привлекательные усы — ты их помнишь? Кончики сужались и превращались в две прелестные точки. Дорогой Алджернон пытался тоже отрастить усы, чтобы угодить мне, потому что я восхищалась усами сэра Ральфа Хендерсона, но ему так и не удалось.

В голове Шарлотты болезненно запульсировало. Она открыла окно, выходившее в крохотный садик, и с наслаждением вдохнула сладкий летний воздух, пусть в нем и чувствовался вечный запах угля.

— Должна признаться, я обрадовалась, когда он сдался. От помады, которую он втирал в усы, воняло чесноком, а ты же понимаешь, что невозможно спать, если у человека рядом с тобой губы воняют чесноком.

Головная боль усилилась.

— Каролина, как ты думаешь, мы можем вернуться к более насущным вопросам? В частности, к тому, что леди Джерси настроила всех против меня, припомнив мой романтический побег…

— О, так это не леди Джерси, — возразила Каролина, разглаживая мягкие серые кожаные перчатки. — Во всяком случае, так сказал дорогой Алджернон, два дня назад мы с ним ходили в оперу, и он разговаривал с лордом Коллинзом. Ты виделась с братом после того, как вернулась домой? У него просто божественные усики и еще такая коротенькая бородка, которая мне не понравилась, но я думаю, что его усики — это просто последний писк моды. Сейчас такие усики носят многие джентльмены. Кроме, конечно, дорогого Алджернона. Я ему сказала, что просто не вынесу новых бессонных ночей, если от его губ опять будет пахнуть чесноком.

Шарлотта сосредоточенно нахмурилась, пытаясь не запутаться в извивах мысли подруги.

— Что мой брат сказал лорду Беверли?

— О своих усиках? Кажется, он пользуется специальной помадой, с железой какого-то…

— Да нет же, что Мэтью сказал про меня? Каролина поджала губы, роясь в темных пыльных коридорах собственной памяти.

— Ах да, ты про это. Ну, когда дорогой Алджернон упомянул, что сегодня я иду к тебе с визитом, лорд Коллинз сказал, чтобы он мне это запретил, что после того случая твой отец сделал все возможное, чтобы тебя не принимали в приличном обществе, — а лорд Коллинз считает своим священным долгом выполнять желания отца! — и что он свяжется с леди Джерси и с другими уважаемыми матронами и даст им знать, что он об этом думает. Так что сама видишь, леди Джерси не виновата в том, что вчера ты получила так много отказов. Думаю, это все твой брат.

— Скотина! — Шарлотта вскочила, сжала кулаки и шумно протопала к камину. Это ничуть не помогло, поэтому она резко повернулась и затопала в противоположный конец комнаты, чувствуя, как изо всех пор сочится гнев. — Я знала, что он и пальцем не шевельнет, чтобы снова принять меня в семью, но нарочно вредить моим планам! Ну, это… это… это каллиграфия!

— Катастрофа. — Каролина кивнула. — Особенно если ты все-таки надеешься найти мужа. Какой джентльмен сделает тебе предложение, если будет знать, что брат тебя не признает?

Шарлотта зарычала и снова зашагала по комнате, прижав два пальца ко лбу.

— Конечно, ты можешь поискать мужа не из общества, — предложила Каролина. Шарлотта остановилась перед ней и высокомерно взглянула на подругу.

— Прикуси язык, Каро! Я дочь графа, вдова наследника, и я буду женой аристократа, так что помоги мне! Нет уж, я не буду искать не в обществе и все равно одолею своего брата.

В темно-серых глазах Каролины вспыхнул интерес.

— А как ты это сделаешь?

— Ясно, что Мэтью не успокоится. Он наверняка вынашивает планы, чтобы не дать мне занять мое законное место, он распространяет всю эту грязную клевету в клубах и вливает в уши подходящих мне джентльменов всякие предостережения насчет меня.

— Могу спросить дорогого Алджернона, не слышал ли он чего-нибудь такого, — услужливо предложила Каролина.

— Мм. — Шарлотта, продолжая мерить шагами комнату, крутила в руках одолженный носовой платок. В голове ее клубились мысли. — Должен же быть хоть кто-то, непередающийся злобным планам Мэтью! Кто сейчас в городе, Каро? Разумеется, обязательно холостой, богатый и знатный джентльмен.

— Неподдающийся.

− Кто?

— «Неподдающийся», а не «непередающийся». Шарлотта застыла на месте и сердито посмотрела на подругу.

— Еще и ты? Что такое произошло, пока я жила в Италии? Неужели всех поразила какая-нибудь языковая чума?

− Но…

— Ты согласна мне помочь или нет?

— Конечно, я согласна, но…

— Даже после того, как мой братец велел твоему мужу запретить тебе видеться со мной?

— Да! Я же сказала, что заверила дорогого Алджернона в твоей невиновности…

— Так, может быть, ты окажешь мне любезность и запряжешь свои мозги на решение важных вопросов вместо того, чтобы болтать всякую ерунду вроде правильного употребления слов! — Шарлотта метнула на подругу сердитый взгляд и отвернулась к окну, делая глубокие вдохи, чтобы успокоиться.

— Напряжешь, а не запряжешь, — негромко произнесла Каролина.

Шарлотта резко повернулась.

— Что?!

Каролина вспыхнула и опустила глаза на перчатки, которые крутила в руках.

— Ничего. Что ты хочешь узнать о джентльменах?

— Все! Кто сейчас в городе, у кого есть состояние и титул, и, разумеется, хорошо ли они будут смотреться рядом со мной.

— Хорошо ли они будут смотреться рядом с тобой? — Каролина удивленно заморгала.

— Да-да, будут ли они рядом со мной хорошо смотреться! Это значит, сможем ли мы выгодно подчеркивать нашу внешность! Будут ли у нас красивые дети! Мне нужен муж, который сможет подарить мне красивых детей. Ты можешь себе представить, чтобы у тебя были уродливые дети? — Шарлотта содрогнулась. — Это просто невозможно выдержать. Поэтому мне придется выбрать мужа, у которого не только соответствующее состояние и положение, но еще и внешность, которая выгодно подчеркнет мою.

Каролина открыла рот и забыла его закрыть.

— Ну, давай, Каро, я же не могу ждать целый день! Нужно разработать план. У кого из джентльменов в городе есть подходящее состояние, титул и внешность, отвечающие моим требованиям?

Каролина наконец-то закрыла рот.

— Я… ты… ну… например, сэр Эверетт Диллингем.

Шарлотта села на диванчик и взяла веер с ручкой черного дерева.

— Эверетт? Он еще жив? Слишком стар, Каро, чересчур стар. Ему никак не меньше сорока лет! Подумай о ком-нибудь помоложе.

— Ну… — Каролина задумчиво прикусила нижнюю губу. — Есть еще сын маркиза Чилтона. Он такой щеголь и сильно важничает.

— Старший сын? Граф Брэмли? По-моему, он женат на леди Гордонстоун.

— Нет, не старший. Младший сын. Лорд Томас.

Шарлотта в ужасе посмотрела на подругу.

— Томас? Да ему всего девятнадцать!

— Ну, ты же сказала, что хочешь кого-нибудь помоложе.

— Но не ребенка! Мне двадцать три года, Каро. Я хочу мужа своего возраста, а не такого, кто еще на пони катается.

— Извини, но больше никто в голову не приходит.

Шарлотта громко захлопнула веер.

— Так подумай хорошенько! Меня нельзя назвать женщиной с чрезмерными запросами, но должен же быть хоть кто-нибудь с титулом, состоянием и красивой внешностью, чтобы меня удовлетворить!

— Ну-у… — протянула Каролина, осторожно поглядывая на подругу. — Я слышала, что в городе есть джентльмен, который мог бы тебе подойти, но он почти не ходит на балы и приемы.

— Это и к лучшему. — Шарлотта заулыбалась, и ее ямочки засияли. — Он не будет возражать против устроенного мне бойкота в обществе. Как его зовут?

— Поговаривают, что у него отвратительный характер, а мама однажды рассказывала, что он сражался на дуэли из-за женщины легкого поведения.

— Это доказывает, что он человек страстный и интересуется тем, что происходит в спальне. Клянусь, после Антонио это будет приятное разнообразие. Кто этот джентльмен?

— Он граф, поэтому все мамаши имеют на него виды, — предупредила Каролина. — Тебе придется выдержать серьезную конкуренцию.

Ямочки на щеках Шарлотты сделались глубже.

— Вот уж о чем я не беспокоюсь! И кто этот очаровательный граф?

Каролина замялась, настороженно глядя на подругу.

— Кое-кто, с чьим именем пять лет назад связывали твое.

— Правда? — Шарлотта побарабанила пальцами по подлокотнику диванчика. — Граф? Что-то до встречи с Антонио я не помню никакого графа в своей свите. Что за граф?

— Вообще-то он не относился к твоей свите, — осторожно ответила Каролина. — Влечение было скорее односторонним…

В тумане памяти Шарлотты стало проявляться лицо. Длинное, худое, с резкими чертами, пожалуй, не красивое по общепринятым меркам, но оно отражало сильный характер, оно являлось ей во сне последние пять лёт.

— …хотя некоторые говорили, что ты добьешься невозможного и он сделает тебе предложение…

Лучше всего она помнила его глаза. Глубокого темно-сапфирового цвета, иногда почти цвета индиго, с отчетливым черным ободком. Над ними — две темно-русые брови немного темнее, чем ее собственные волосы, а сами глаза пронзали насквозь и, не обращая внимания на самую впечатляющую внешность, смотрели прямо в душу.

— …но, потом твоя кузина вышла замуж, а он вернулся в свое имение в Шотландии. Я говорю, конечно, об…

— Аласдэре Макгрегоре, лорде Карлайле. — Шарлотта выдохнула эти слова за миг до того, как Каролина собралась их произнести.

— Да, — согласилась Каролина, все еще пристально наблюдая за подругой. — Единственный мужчина, интересовавший тебя в том сезоне.

— Аласдэр, — пробормотала Шарлотта, снова видя перед собой лицо красивого шотландца. — Он был такой красивый, такой стремительный, такой загадочный. Всем хотелось оказаться рядом с ним, все леди боролись за то, чтобы привлечь его внимание.

— По-моему, он был тобой увлечен, — медленно произнесла Каролина.

Шарлотта закрыла глаза и покачнулась, вспоминая, как приятно было с ним танцевать или сидеть рядом в коляске, катаясь по парку. Один раз ей показалось, что он вот-вот ее поцелует, но им помешали, и поцелуй не состоялся.

— Аласдэр Макгрегор. В нем было все, чего я хотела от мужчины.

Она открыла глаза и обнаружила, что Каролина понимающе смотрит на нее. Вздернув подбородок, Шарлотта встала, подошла к окну и невидящим взором посмотрела на садик, поигрывая шнуром от шторы.

— И до сих пор есть.

Глава 2

Аласдэра Макгрегора преследовали.

Это ощущение стало привычным за те несколько дней, что он вернулся в Лондон. Вместе с наступлением утра появлялись барышни, мистическим образом подворачивающие щиколотки на ступеньках, ведущих к его парадной двери (при этом барышни немедленно сообщали, что им требуется длительный восстановительный отдых в его доме). После обеда те случайные дамы, мимо которых он проезжал верхом, внезапно падали в разнообразные водоемы, украшающие лондонские парки, громко кричали, барахтались в воде и призывали его на помощь. А вечерами вдовы, ни с кем не связанные любовными отношениями, соблазняли его своими теплыми, надушенными телами, намекая на постель, причем не обращали ни малейшего внимания на такие мелочи этикета, как приглашение или хотя бы влечение.

Дэр прожил на свете уже тридцать два года, он был высок и достаточно широк в плечах, да еще и гордо носил титул седьмого графа Карлайла — все это делало его желанной добычей в глазах дам из светского общества, в особенности тех, кто вышел на ярмарку в поисках мужа.

— Бэтсфоум!

— Да, милорд?

— У меня покалывает в затылке.

— Опять, милорд?

— Да, опять. На горизонте появилась леди?

Дворецкий, шедший перед своим хозяином, остановился, осмотрел улицу, вздохнул и повернул к Карлайлу скорбное лицо.

— Юго-юго-запад, милорд. В розовом фаэтоне такого ядовитого цвета, что от одного взгляда на него у меня резко заболел левый висок.

Дэр выругался и ускорил шаг.

— Должно быть, это миссис Бентон. Она последние три дня пытается привлечь мое внимание. Близко? Как думаешь, мы успеем дойти до «Данбриджа и Сторма» до того, как она с нами поравняется?

Бэтсфоум, изначально нанятый в качестве дворецкого, но теперь (поскольку граф, к сожалению, больше просто не мог никому довериться) ставший заодно секретарем, лакеем и писцом, прищурился — яркое послеполуденное солнце било прямо в глаза — и смерил взглядом расстояние до конторы юриста.

— Вряд ли.

— Проклятие!

Плечи дворецкого поникли, и его обычная сутулость стала еще заметнее. Темноволосый и темноглазый, с кожей цвета неочищенного лимона, он шел по жизни в самом центре вечной тучи уныния.

— Мы обречены. Бесполезно, милорд, вам придется пожертвовать мной и поспешить вперед. Моя нога вас только задержит.

Дэр мгновенно замедлил шаг, обернулся и кинул на дворецкого вопросительный взгляд. Сержант Бэтсфоум, воевавший в его отряде, когда они служили в Двенадцатом легком драгунском полку, активно участвовал в спасении Англии от Наполеона, но это стоило ему правой ноги.

— Черт побери, старина, почему ты не сказал мне, что у тебя болит нога? Я бы нанял экипаж.

Бэтсфоум пожал плечами, демонстрируя покорность, собственную никудышность и чувства настолько подавленные, что и словами не выразить.

— Я всего лишь жалкий слуга, милорд. Я живу, чтобы выполнять ваши малейшие прихоти. И если вы потребуете, чтобы я шагал на остатках ноги до тех пор, пока от нее останутся только кожа и кости, — что же, каждый миг бодрствования я посвящу выполнению этого приказа. Моя жизнь принадлежит вам. Я благодарен вам за то, что вы решили нагрузить мои хрупкие плечи множеством заданий, обязанностей, работ и ответственностей, для выполнения которых вы столь благосклонно сочли меня пригодным. Я каждое утро падаю ниц, благодаря небо за то, что наступил рассвет нового дня, в течение которого я смогу провести долгие, тяжкие часы, работая, чтобы ваша жизнь наполнилась легкостью и комфортом. И я буду шагать на целой ноге, хотя она и скрючена ревматизмом, и каждый вечер благодарить Создателя за то, что Он послал мне хозяина, который не снисходит до того, чтобы баловать меня, несмотря на тяжелые и почти смертельные раны, полученные мной, когда я сражался за свою любимую страну. Я испытываю величайшее наслаждение, почти восторг, когда могу пострадать на алтаре вашего счастья.

— Иными словами, — отозвался Дэр, скрестив на груди руки, — ты хочешь, чтобы я взял кеб.

Обычно угрюмое настроение Бэтсфоума на мгновение исправилось, и стало понятно, что он этого действительно хочет, но, впрочем, на его лицо тут же вернулось привычное кислое, подавленное, хмурое выражение.

— Мне бы и в голову не пришло навязываться вашему сиятельству таким образом. Право же, моя жизнь исполнилась бы величайшего смысла, если бы вы позволили мне броситься под грохочущие копыта лошадей, влекущих приближающийся экипаж миссис Бентон, и пожертвовать хрупкой и жалкой смертной оболочкой, чтобы вы обошлись без страданий, которые вам принесет необходимость приподнять перед ней шляпу.

Граф возвел глаза к небу. Бэтсфоум служил ему вот уже семь с лишним лет, и, несмотря на его стремление выражаться высокопарно, Дэр ни за что не испортил бы своему дворецкому удовольствия чувствовать себя целиком и полностью несчастным.

— Приятно для разнообразия увидеть тебя в таком прекрасном настроении, Бэтсфоум. Столь игривая и беспечная манера тебе очень идет. Нужно на несколько фунтов уменьшить твое жалованье, чтобы ты не начал по утрам распевать песни на лестнице.

Уголки губ Бэтсфоума дернулись, но он отлично умел управлять своим лицом, поэтому быстро сжал рот в обычную угрюмую линию.

— Как пожелаете, милорд. Увы, эти беспечные мгновения веселости сейчас закончатся, ибо леди неотвратимо приближается. Что прикажете? Должен ли я подвергнуть себя кровавой и неприятной смерти под копытами лошадей, или же вы предпочтете пострадать от жестокой судьбы джентльмена вашей знатности и благородства и поприветствуете миссис Бентон?

Дэр, как всегда, проигнорировал сарказм, буквально сочившийся из уст Бэтсфоума, и посмотрел на мостовую, где экипаж леди как раз замедлял ход, чтобы остановиться прямо рядом с графом. Дэр расправил плечи и приготовился к неизбежному.

— Прибережем самопожертвование до следующего раза, Бэтсфоум. Мне придется любезно поздороваться с миссис Бентон.

— Вы рыцарь до самых кончиков аристократических пальцев на ногах, милорд, — пробормотал Бэтсфоум, подобострастно кланяясь. — Я отойду с мостовой и шагну прямо в кучу вонючего, отвратительного мусора и навоза тяжелобольной лошади, лишь бы не испортить впечатления от улыбки вашего сиятельства и не замарать вас своим недостойным присутствием.

Дэр в который раз подумал, что же он такого сделал, что заслужил Бэтсфоума, но быстро отвлекся от размышлений о своих великих грехах, глядя на разворачивающуюся перед ним сцену. Едва розовый фаэтон замедлил ход, как его обогнал двухколесный красно-черный экипаж и, ловко подрезав фаэтон, к великому смятению его кучера и седоков, резко остановился прямо у носков сверкающих высоких сапог Дэра.

— Вы когда-нибудь слышали от леди подобные выражения? — спросили Дэра из двуколки, и из-под полей хорошенькой шляпки на него сверкнули василькового цвета глаза. — Глядя на ее поведение, скажешь, что она явилась сюда прямо из публичного дома! Как по-вашему, что она имела в виду, заявив, что я не лучше овцы в кружевах?

Дэр хорошенько всмотрелся в лицо, прикрытое широкими полями голубой шляпки, и растерялся.

— Вы! — зашипел он. — Вы же в Италии! Вы сбежали с каким-то сладкоречивым сынком итальянского графа, разве нет?

— Он умер. Я вернулась. — Шарлотта продемонстрировала ему свои ямочки и обернулась. — Миссис Бентон, я решительно возражаю против вашей манеры наезжать людям на пятки. Это в высшей степени грубо, к тому же ваши лошади дурно воспитаны и, похоже, решили пообедать париком дворецкого моей кузины. Будьте любезны, уберите их от нас.

— Кротч[1]! — взревел Дэр, заметив фигуру дворецкого, тот вцепился в сиденье и пытался отбиться от двух лошадей, и в самом деле собравшихся подзакусить его париком. С подозрением прищурившись, граф переводил взгляд с Шарлотты на дворецкого и обратно, гадая, почему при виде очаровательной блондинки его охватили дурные предчувствия.

— Право же, милорд, разве это прилично? — пробормотала Шарлотта, обмахиваясь веером и принимая вид оскорбленной невинности, к ее сожалению, довольно далекий от истины.

— Прилично что? — спросил Дэр, пятясь от лошадей миссис Бентон, которые, подзакусив париком, обернули к нему свои испачканные белой пудрой морды.

— Говорить о гениталиях.

Граф вытаращил глаза, ощущая себя щепкой, беспомощно кружащейся в водовороте, с трудом сглотнул и спросил негромким спокойным голосом, здорово противоречившим его желанию громко завопить:

— Что за чертовщину вы несете?

— Гениталии. Вы сами затронули эту тему, милорд, поэтому не нужно так удивленно смотреть на меня. Я леди. Я бы в жизни не подошла к джентльмену и не вступила бы с ним в беседу о гениталиях. Нет, это не совсем правда, при определенных обстоятельствах я могла бы, но для этого он первым должен начать эту тему, вот как вы, милорд.

— Да я ничего подобного не упоминал! — рявкнул Дэр. Это ложное обвинение взбесило его сверх всякой меры.

Он? Обсуждать гениталии? С леди? Дэр оглянулся, чтобы проверить, слышал ли Бэтсфоум столь возмутительную клевету, но тот был полностью погружен в обсуждение тонкостей полевых ампутаций с этим пиратом Кротчем, у которого крюк вместо кисти, с тем, кого лорд Уэссекс держит в качестве дворецкого, а заодно и головореза на побегушках.

— Да, именно это вы и сделали! — воскликнула Шарлотта и повернулась на сиденье. — Разве не он первым затронул эту тему, миссис Бентон? Гениталии?

Дэр проигнорировал вовсе не подобающие леди замечания, со все возрастающей ядовитостью вылетающие из розового фаэтона. Он сосредоточился на том, чтобы как-то выбраться из этого обернувшегося кошмаром утра.

— И слова не сказал про ваши гениталии…

— Надеюсь! — гневно раздувая ноздри, перебила его Шарлотта и разгладила платье. — Мои гениталии — это мое личное дело, сэр, и они определенно не имеют к вам никакого отношения, как бы вы ни старались приплести их к обычной вежливой беседе. То есть не имеют никакого отношения сейчас, что, собственно, и приводит меня к вопросу, который я хотела с вами обсудить.

У Дэра начинала кружиться голова. Он поморгал, потряс головой и попытался придумать безопасную тему для разговора, но у него ничего не получилось.

— Что Кротч… — начал он, махнув рукой в сторону обоих дворецких.

— Вот видите, опять! — воскликнула Шарлотта, прикрыв веером самодовольную улыбку.

На минутку Дэру ужасно захотелось задушить Шарлотту, но он все же решил, что не стоит из-за нее попадать на виселицу.

— Я говорил про Кротча. Про Кротча! Про Кротча, дворецкого! Его уж точно ни с кем не спутаешь, потому что у него этот ужасный крюк вместо руки и шрам от брови до подбородка. Дворецкий Уэссекса! Головорез Кротч!

— Я знаю, кто он такой. — Улыбка Шарлотты стала довольно натянутой. — Но его зовут Кроуч, Аласдэр, а не Кротч.

Дэр с подозрением прищурился.

— Разве?

− Да.

— Вы уверены?

Шарлотта мгновение подумала.

— В общем, да. Я могла, конечно, не расслышать Джиллиан… нет, я уверена, что он Кроуч. Вряд ли слугу назовут в честь интимных мест человека.

— Ага. Ну ладно.

— Вот именно. Раз уж мы это выяснили, теперь вы можете попросить у меня прощения за то, что публично обсуждали мои гениталии. Даже если вы их столь сильно вожделеете, я не готова к тому, чтобы речь о них не сходила с уст всех и каждого, даже с ваших, хотя, если бы вы… впрочем, об этом в свое время. А пока можете попросить прощения.

Дэр с недоверием посмотрел на нее и долго не отводил взгляда.

— Вы, мэм, просто буйная сумасшедшая.

Шарлотта ощетинилась, но Дэр не собирался поддаваться на эту демонстрацию якобы справедливого негодования. Он погрозил ей пальцем.

— Вы всегда были немного не в себе, а теперь только доказали это. Я ни разу, ни разу не упомянул ваших гениталий! А вот вы разражались речами о них каждую секунду! Вы помешались на гениталиях! Вы сами подняли эту тему в разговоре — едва избежав неприятностей с лошадьми миссис Бентон, обожающих парики… да я припомнить не могу, чтобы когда-то хотя бы намекал на интерес к вашим… гм… образцам! Право же, леди Шарлотта. — Дэр сделал глубокий вдох, чувствуя, что с тех пор как он увидел очаровательные синие глаза Шарлотты, ему требуется куда больше самообладания, чем раньше. — Право же, осмелюсь сказать, что вы просто одержимы гениталиями! Так что, надеюсь, вы избавите меня от дальнейшего разговора и позволите продолжить путь. Желаю вам хорошего утра. Без гениталий.

Коротко кивнув Шарлотте и слегка приподняв шляпу в сторону миссис Бентон, отбросившей попытки оскорбить Шарлотту и теперь пытавшейся сдвинуть свой фаэтон назад, чтобы с размаху врезаться в ее красно-черную двуколку, Дэр повернулся и быстрым, деловым шагом направился в сторону конторы юриста.

— Погодите, лорд Карлайл! — воскликнула Шарлотта, хлопнула поводьями по спинам хорошо вымуштрованных серых лошадей Ноубла и пустила их рысью. Кроуч и Бэтсфоум прекратили обсуждать преимущество жгутов перед прижиганием и отпрыгнули в стороны. Кроуч сумел вскочить в двуколку сзади, а Бэтсфоум оказался в той самой куче отбросов, про которую говорил чуть раньше. Он поднялся, стряхнул с себя мокрый вонючий мусор, добавивший еще один гвоздь в тот крест, что он нес, будучи слугой его сиятельства, и захромал вслед за своим хозяином. — Аласдэр, погодите! Я должна вам кое-что сказать!

— Не помню, чтобы я позволял вам обращаться ко мне по имени, леди Шарлотта, — любезно произнес граф, делая вид, что не заметил внезапного появления двуколки у себя за спиной. Он не замедлил шага, остро чувствуя, как прохожие останавливаются и откровенно глазеют на забавное зрелище — преследующую его Шарлотту. Да будь он проклят, если вступит с ней в разговор! Он не поддался ни одной из этих выворачивающих щиколотки, падающих в пруды, согревающих постель интриганок и ни под каким видом не собирался признаваться перед этой охотницей, что ей удалось загнать его в западню. — Теперь я знаю, что испытывает лисица, — пробормотал он под нос.

— Правда? Вы имеете в виду, когда ее рвет на части свора слюнявых собак или когда ей отрубают хвост? — спросила Шарлотта из поравнявшейся с ним двуколки.

Дэр с трудом подавил желание улыбнуться. Он не мог не признать, что леди Шарлотта не утратила своего восхитительно особенного чувства юмора — именно из-за него он пять лет назад едва не сделал ей предложение. Она ничуть не походила на остальных юных леди и казалась свежим ветерком остроумия и очарования в любом помещении, набитом обыкновенными мисс, ничем не отличающимися друг от друга. Дэра пленил озорной блеск ее глаз, но судьба развела их в разные стороны раньше, чем он успел принять решение. Учитывая отчаянное положение, в котором он оказался, все это было к лучшему, и уж сейчас тем более не стоит вспоминать свое влечение к ней. Дэр старательно нахмурился.

— Нет. Я говорил о чувствах, которые испытываешь, когда на тебя охотятся, вернее, когда тебя преследуют или добиваются. — Последнее слово он произнес особенно выразительно и кинул на нее короткий взгляд, проверяя, поняла ли она смысл сказанного, но очаровательный лоб Шарлотты наморщился в раздумьях.

— Кто на вас охотится, Аласдэр?

Дэр вскинул темную бровь.

— Лорд Карлайл, — поспешно поправилась она.

— Иногда мне кажется, леди Шарлотта… э-э… как фамилия вашего мужа?

— Ди Абалонгия, но вы можете называть меня Шарли, как все близкие друзья.

— Мне кажется, миссис ди Аблагон… Алаб… Албан… леди Шарлотта, что все до единой достигшие брачного возраста женщины в Лондоне объявили охотничий сезон открытым и назвали меня главной дичью.

— Ах, эти, — фыркнула Шарлотта и дернула поводья, заставив лошадей обогнуть карету, перекрывавшую ей путь. — Вы имеете в виду озабоченных браком мамаш? — добавила она, вернувшись к Дэру.

— И вдов, — сказал он, кинув на нее многозначительный взгляд, к сожалению, не замеченный прелестной охотницей.

— То есть вы стали объектом преследования женщин, мечтающих загнать вас в ловушку брака?

− Да.

До конторы юриста осталось всего несколько шагов. Граф остановился и собрался отвесить еще один поклон.

— А вы не хотите, чтобы вас преследовали? Большинству джентльменов льстит, что они становятся объектом повышенного внимания дам.

Боже, она и вправду прекрасна — утреннее солнце упало на кудряшки, уложенные вокруг лица, и они превратились в чистое золото. У Дэра даже пальцы зачесались, так ему захотелось прикоснуться к этим теплым золотистым волосам и к гладким щекам, слегка тронутым розовым. Он сжал вероломные пальцы в кулаки.

— Я не большинство джентльменов. У меня нет времени на эти глупости. Я занимаюсь делом исключительной важности, разрываюсь между свадьбой сестры, которая состоится через неделю, и своей работой, и мне просто не хватает времени избегать матримониальных ловушек, расставленных специально для меня.

— Хм… — Шарлотта постучала обтянутым перчаткой пальчиком по губам, на вид сладким, как клубника, и еще сильнее наморщила лоб. — Значит, эти печальные обстоятельства — преследование готовых к замужеству дам — мешают вам жить?

— Да, это довольно точное определение. А теперь, если вы меня извините, у меня назначена встреча с юристом. Бэтсфоум? А, вот ты где. Боже милостивый, старина, даты весь в навозе! Катался в нем, что ли?

Бэтсфоум быстро посмотрел на Шарлотту и перевел страдальческий взгляд на хозяина.

— Нет-нет, это ерунда.

Дэр догадался, что произойдет дальше, и поспешил предотвратить это.

— Для меня не так уж и оскорбительно приказать тебе покончить с собой, бросившись под копыта серых лошадей Уэссекса. Документы не потерял? Отлично! Идем?

— Одну минутку, пожалуйста, лорд Карлайл, — окликнула его Шарлотта, когда он повернулся к дверям конторы. — Мне кажется, я нашла выход из вашего неприятного положения.

Теперь Дэр озадаченно наморщил лоб.

— Нашли выход?

— Да, — ответила Шарлотта, явно гордясь собой. — Нашла. И это очень простой выход.

— Полагаю, надо покинуть город. Я так и сделаю…

— Нет, — прервала его Шарлотта. — Я знаю, как сильно вам не хочется уезжать из Лондона в самый разгар сезона. Нет, мое решение намного проще, намного эффективнее, и в нем множество преимуществ, которые, я не сомневаюсь, вы оцените, если немножко подумаете.

Дэр не стал исправлять ее ошибочное мнение насчет причин, по которым он хочет остаться в Лондоне. Ему не терпелось укрыться в безопасном, темном, пыльном помещении, которое представляла собой контора юриста, но почему-то он все еще стоял рядом с двуколкой, положив руку на сиденье, и не мог оторвать взгляда от искорок, пляшущих в глазах Шарлотты.

— Ну, хорошо, я слушаю.

— Все очень просто, — повторила Шарлотта, сверкнув ямочками на щеках. — Вас преследуют, потому что вы не женаты. Значит, вам нужно жениться на мне, и все трудности решены.

Дэр не знал, чего именно он ожидал от Шарлотты, но только не предложения руки и сердца на ступенях конторы господ Данбриджа и Сторма. Вернулось ощущение щепки в водовороте.

— Ваше предложение, разумеется, основано исключительно на альтруистических мотивах?

Улыбка Шарлотты заставила бы любого другого джентльмена упасть на колени.

— Да, конечно же! Я всегда альтрафистична. Мне все друзья об этом говорят. Да как же, буквально в прошлый понедельник моя дорогая кузина Джиллиан… вы ее помните, та самая, которую вы помогали похитить… моя дорогая кузина Джиллиан сказала мне: Шарли, сказала она, ты самая альманистическая дама на свете! Так оно и есть.

Дэр молча сосчитал до десяти.

— Вы не знаете, что означает слово «альтруизм», верно?

— Ну конечно, знаю! — Шарлотта секунду помолчала. — Правда, точное определение как раз выскользнуло из головы, но я не настолько невежественна, чтобы не быть значимой с повседневными словами.

— Не быть знакомой.

— Напротив, мы с вами знакомы уже целых пять лет.

Дэр покачал головой. Почему привычка леди Шарлотты калечить английский язык казалась ему забавной, он никогда не мог понять, но так оно всегда и было, и если он прямо сейчас не уйдет и не займется делом, то очень скоро окажется в опасном положении.

— Что до вашего плана…

— Он просто превосходный, правда? И такое счастливое совпадение — он отвечает не только вашим потребностям, но и моим. Конечно, вас сильно потрясет то, что мне срочно нужен муж, но дело в том, что вы мне замечательно подходите. — Шарлотта похлопала длинными ресницами и посмотрела на графа глазами настолько синими, что они посрамили бы и василек, но Дэр не для того выдержал трехнедельную бешеную атаку настроенных на замужество невест, чтобы с легкостью угодить в западню, выстроенную из синих глаз, золотистых локонов и ямочек на щеках. Сделав над собой усилие, он отступил на несколько шагов и учтиво поклонился.

— Как ни великодушно, как ни бескорыстно ваше предложение о браке, я вынужден его отклонить. Искренне желаю вам удачи в поисках другой жертвы ваших матримониальных планов, но я уже имел дело с извилистыми лабиринтами вашего сознания, и опыт торопит меня сказать ясно и отчетливо, что мой отказ окончателен.

— Но, милорд!..

— Ни к чему побуждать Купидона целиться в меня своими стрелами. Я не намерен жениться ни сейчас, ни в ближайшем будущем.

— Если бы вы просто подумали о множестве самых разных преимуществ женитьбы на мне…

— Польщен, но вынужден отказаться. Доброго дня, леди Шарлотта. — Дэр повернулся к ней спиной и начал подниматься по ступеням к конторе юриста. Вслед за ним шел Бэтсфоум молча, но сверкая глазами.

— Знаете, я думаю, что пять лет назад, когда вы вынашивали бесчестные планы против Джиллиан, вы нравились мне больше.

Дэр на секунду застыл. Этот эпизод до сих пор оставался больным местом в его памяти, и он ни с кем не желал его обсуждать, и меньше всего с леди Шарлоттой. Граф пошел дальше.

— Пять лет назад вы не были таким педантичным занудой! Пять лет назад вы были интересным!

Дэр стиснул зубы, чтобы удержаться от ответа, и открыл дверь. Еще две ступеньки, и он окажется внутри, в безопасности, далеко от соблазна и раздражения, воплощенных в леди Шарлотте.

— Просто очень интересным! Я могу честно сказать, что тот день, когда Джиллиан споткнулась и сорвала с вас килт, был самым интересным днем в моей жизни. Вы больше не тот человек, которым были тогда.

Пять лет назад он только-только унаследовал титул и понятия не имел, какие долги ему с ним оставили. Пять лет назад его не ожидали банкротство и крах. Пять лет назад у него было будущее. Он повернулся лицом к блондинке, смотревшей на него ясными глазами, полными сейчас презрения и порицания, и позволил себе угрюмо, невесело усмехнуться:

— Более правдивых слов еще никто не произносил, миледи.

Глава 3

Если бы на Грин-кресент ворвалась труппа клоунов с обезьянками, пляшущими медведями и мимами, готовая развлекать жителей, артисты бы в отчаянии разрыдались, потому что леди Шарлотта, проезжая мимо них к дому, не обратила бы на них никакого внимания. Впрочем, ни клоунов, ни обезьянок, ни медведей, ни мимов не было, поэтому Шарлотта могла спокойно размышлять о случившемся.

— Кротч? — окликнула она, немного подумав.

— Гм… Кроуч, миледи.

— Да, конечно. Прошу прощения. Кроуч, я хочу послать к леди Беверли лакея е запиской.

— Как пожелаете, миледи.

— Это будет очень важная записка, Кроуч. Вы должны выбрать надежного лакея.

— Все лакеи надежны, миледи.

— Да, но этот должен быть особенно надежным, потому что записка, которую я ему доверю, означает мое полное, не связанное обязательствами счастье. Леди Беверли еще ничего об этом не знает, но ей придется помочь мне восстановить мое законное положение.

— Какое же?..

Шарлотта вздернула подбородок, завернула за угол, к Бриттон-Хаусу, взмахнула хлыстом и остановила двуколку. К ней подбежал лакей, чтобы подержать лошадей. Кроуч помог Шарлотте выйти из экипажа.

— Разумеется, мое законное положение — это положение Несравненной. Общество охотно примет меня в свои объятия как леди Карлайл, а уж тогда я легко смогу получить все, чего мне не хватало эти четыре года, — положение, уважение, восхищение… Да, это очень важная записка. Пожалуй, вам следует доставить ее лично. Она должна попасть ей прямо в руки, потому что без помощи Каро я не смогу через три дня посетить бал-маскарад у леди Джерси, а если я через три дня не попаду на бал-маскарад у леди Джерси, то не сумею поставить лорда Карлайла в компрометирующее положение, а если я сумею поставить лорда Карлайла в компрометирующее положение, он никогда на мне не женится, а если он никогда на мне не женится…

— Вы будете сидеть на нашей шее, будете постоянно не в духе, будете придираться и изводить нас до тех пор, пока мы все не рехнемся, — отозвался Кроуч, поднимаясь вслед за ней по ступеням.

— Вот именно, — любезно улыбнулась Шарлотта и протянула лакею шляпку и перчатки. — Бумагу и чернила в мою гостиную, Кроуч.

— Да, миледи. Желаете, чтобы я опять отправил Дикона следить за его сиятельством?

Шарлотта перестала поправлять золотистые локоны, примятые шляпкой.

— Думаю, будет полезно знать, чем занимается лорд Карлайл. Предупрежден — значит, вооружен. Да, пусть Дикон продолжает сообщать мне о встречах его сиятельства. Сегодня утром сведения Дикона мне очень пригодились.

— Как пожелаете, миледи.

Шарлотта взбила последний локон, критически осмотрела свою прическу в небольшом зеркале в позолоченной раме, решительно кивнула и повернулась к лестнице. План просто отличный. Логичный и в высшей степени практичный, и она совершенно точно знала, что все получится, если, конечно, Каролина поможет ей в паре пустячков.

— Еще мне потребуется несколько острых перьев, Кроуч. Терпеть не могу тупые перья. От их скрипа у меня зубы ноют.

— Я велю Чарлзу позаботиться об этом, миледи. То есть о перьях, а не о ваших зубах. С ними я ничего сделать не смогу.

Не обращая внимания на ироническое замечание Кроуча, Шарлотта начала подниматься вверх по дубовой лестнице, но остановилась и добавила:

— Мне совершенно необходима чашка чаю, чтобы подкрепиться.

— Вы ее получите.

— И возможно, несколько тех лимонных пирожных, что так хорошо готовит повариха.

— Если желаете.

Шарлотта остановилась на площадке и посмотрела на себя в большое, в полный рост зеркало. Оно отражало ее новое голубое с кремовым платье с восхитительными фестонами по подолу, прибывшее от искусной и (к счастью для почти пустого кошелька) недорогой портнихи, рекомендованной Каролиной. Шарлотта наклонила голову набок, критически изучая покрой платья, повернулась, чтобы увидеть себя со спины, и поморщилась.

— Я передумала насчет лимонных пирожных, Кроуч. Одного чая вполне достаточно.

Дворецкий прищурился, глядя на нее от подножия лестницы:

— Что, седло жмет?

— Разумеется, нет! — рявкнула Шарлотта и гневно посмотрела на него, хотя и знала, что толку не будет. Сердитыми взглядами Кроуча не проймешь.

Дворецкий ухмыльнулся и наклонил голову, изображая покорность, чем ни на миг не впечатлил Шарлотту. В последний раз посмотрев на отражение своей спины в зеркале, она пошла дальше по лестнице, чтобы написать Очень Важную Записку.

Хотя записку доставили благополучно, Шарлотта скрывала кое-какие подробности того, чего хочет от подруги, до тех пор, пока они не встретились на следующий день лично.

— Прелестная комната, Каро! — Шарлотта наслаждалась шампанским и обитым розовым атласом гарнитуром в стиле Людовика XIV. — До чего ты умно придумала — поставить тут все эти старые вещи. Брак, да?

Леди Беверли замерла, не успев опуститься в кресло с низкой спинкой.

— Я не… ты… что?

— Брак. Мебель! Это брак. Ну, такой стиль, глупая ты гусыня. По-моему, французский. Доброе утро, Веллингтон. — Шарлотта столкнула с дивана небольшого мопса и села, не догадываясь, что хозяйка бормочет себе под нос слово «барокко». — Как тебе повезло, Каро! У тебя есть муж, не очень туго завязавший свой кошелек, дом на престижной площади, очаровательный смуглый цвет лица, который всегда в моде, и аккуратная фигура, которую ты умеешь показать с самой выгодной стороны.

Каролина вспыхнула, услышав этот неожиданный комплимент. Она не привыкла к тому, чтобы ее называли очаровательной, прекрасно зная свои врожденные недостатки — заурядное лицо и довольно неуклюжую фигуру, в особенности в сравнении с совершенной красотой Шарлотты.

— Я… я даже не знаю, что сказать…

— Вот ничего и не говори, милая Каро, — посоветовала Шарлотта, вытаскивая из ридикюля маленькую шкатулку. — Да, ты везучая, потому что и привлекательна, и замужем, но самое главное твое преимущество — это счастье, потому что ты относишься к желанным членам светского общества. Ты, дорогая Каро, и вправду находишься в таком положении, что должна подсчитывать свои удачи.

— Я… ну, если ты так ставишь вопрос, думаю, да.

Шарлотта кивнула:

— Всегда можешь мне доверять. И раз уж я говорю правду, то не вижу никаких перепонок, чтобы добавить — ты к тому же добрая и великодушная, и тебе не нравится, когда тех, кого ты любишь, обижают или дают им меньше, чем они заслуживают.

— Препон, — негромко поправила ее Каролина и заморгала, так ее удивила эта хвалебная речь. — Ну, Шарлотта! Честно говоря, мама утверждала, что ты не замечаешь достоинств других людей, но я всегда чувствовала, что она тебя недолюбливает.

— Увы, боюсь, что ты права. Меня часто обижают те, кто неправильно понимает мой истинный характер. — Шарлотта приняла мученический вид, незаметно стряхнув с платья собачью шерсть. — Но пусть твоя мама говорит все, что ей заблагорассудится, я-то всегда видела твои лучшие качества, Каро. Кто еще, кроме такой добросердечной женщины, как ты, позволит старой слюнявой собаке лежать на лучшем диване в стиле брак?

Каролина порылась в корзинке с вышиванием, вытащила носовой платок и промокнула слезу, выкатившуюся из глаза, — очень уж она растрогалась таким глубоким пониманием своей внутренней сущности.

— Спасибо тебе, Шарлотта.

— Совершенно не за что. Ты заслуживаешь каждой унции счастья, полученной тобой в этой жизни. Вопрос в другом, дорогая моя подруга. Как ты думаешь, а я заслуживаю того же?

— Ну, разумеется, заслуживаешь! — Каролина воинственно шмыгнула носом и оглянулась в поисках того, кто попробует это оспорить. — Ты говоришь про лорда Карлайла, да? Нет ничего, что обрадовало бы меня сильнее, чем твой удачный брак с ним.

— Я рада, потому что твердо намерена осчастливить тебя этим.

— Шарлотта! Неужели он уже сделал тебе предложение?

— Нет! — отрезала Шарлотта, и по ее гладкому лицу промелькнуло что-то очень похожее на упрямство. — Еще нет, но, достигнув своей цели, я сделаю нас обеих счастливыми.

Каролина, озадаченно посмотрев на подругу, подалась вперед.

— Боюсь, я тебя не совсем поняла. Чем я могу помочь?

Уголки губ Шарлотты дрогнули в озорной улыбке.

— Все очень просто. На бал-маскараде у леди Джерси ты поможешь мне заманить лорда Карлайла в ловушку, такую дьявольски хитрую, что он не сумеет выбраться из нее, не обручившись. Разумеется, со мной.

— О! — выдохнула леди Беверли, и в ее глазах загорелось возбуждение. Она придвинула свою темноволосую головку поближе к Шарлотте. — А как мы это сделаем?

Вот теперь Шарлотта широко заулыбалась. А почему бы нет? Если кто и имеет право на улыбку, так это она, потому что именно она придумала план настолько умный, настолько блестящий в своей исключительной простоте, что им можно только восхищаться. Уж Каролина точно будет в восторге.

— Все очень просто, дорогая моя подруга. Во время бала ты соберешь вокруг себя так много людей, сколько сумеешь собрать, и вы все найдете лорда Карлайла наедине со мной в отдельной комнате.

— Но, — возразила Каролина, — откуда ты знаешь, что он приедет на бал? Он редко посещает такие приемы.

— Каро, ты и вправду думаешь, что я занималась бы всей этой утомительной работой, рискуя заполучить неприглядные морщины на лбу и продумывая свой план, если бы не знала точно, что Аласдэр туда пойдет? Бал у леди Джерси — самое важное событие этого сезона, и он наверняка будет там со своей сестрой, которая через несколько дней выходит замуж.

— Может, и так, но я видела лорда Карлайла и его сестру только один раз, — медленно произнесла Каролина. — Не думаю, что они часто посещают балы.

— Значит, ты сделаешь так, чтобы на этот он пришел.

Каролина растерянно посмотрела на Шарлотту:

— И как я это сделаю?

Шарлотта нетерпеливо посмотрела в потолок.

— Честное слово, Каро, неужели обо всем должна думать я? Что случилось с твоей находчивостью? Полагаю, ты… можно… наверное, ты можешь… о, фазаньи перья, просто нанеси визит мисс Макгрегор и скажи, что она должна появиться на этом балу, или никто не придет на ее свадьбу!

Леди Беверли некоторое время обдумывала этот совет.

— Правда?

— Что правда? — устало спросила Шарлотта.

— Люди и вправду не придут на ее свадьбу, если она не посетит бал? Я не уверена, что одно непременно вытекает из другого. Понимаешь, приглашенные к ней на свадьбу вполне могут не пойти на этот бал. Макгрегоры ведут очень спокойный образ жизни — ну, так говорит дорогой Алджернон, а даже если это и не так, я не понимаю, почему люди откажутся идти на свадьбу мисс Макгрегор только из-за того, что она не посетит бал леди Джерси…

— Каролина Августа Гвендлиспер Толбот! — прервала ее Шарлотта, дыша так тяжело, что полностью заглушила храп мопса Веллингтона. — Давай мы будем придерживаться темы, которая нас касается, — темы моего будущего счастья и твоей в нем роли. У тебя всего несколько простых заданий, и прежде чем ты начнешь жаловаться, хочу тебе напомнить, что вся работа — настоящая работа! — падает на мои плечи. Поэтому прекращай толкотню о свадебных гостях и сосредоточься!

— Болтовню, — довольно раздраженно поправила Каролина. Почему-то (она никогда толком не могла понять почему) после долгих разговоров с Шарлоттой Каролина всегда чувствовала себя полной дурой. — Ты опять ошиблась. Надо было сказать «болтовня», а не «толкотня». Я должна прекратить болтовню насчет свадебных гостей и сосредоточиться.

— Ну, я рада, что до тебя наконец-то дошло! — вскричала Шарлотта, чувствуя, что ее терпению пришел конец. — А теперь, если ты закончила изливать душу и призналась в грехе невнимательности, давай вернемся к важному вопросу — к моему будущему и…

— Признаюсь, я не совсем понимаю, в чем состоит дьявольски хитрая часть твоего плана, — прервала ее Каролина. — Ты замужняя женщина — ну, то есть была ею, и хотя я согласна, что начнутся разговоры, если вас застанут наедине, мне непонятно, почему это вынудит лорда Карлайла сделать тебе предложение.

Досадливая морщинка исчезла со лба Шарлотты, а на щеках появились ямочки.

— Даже если меня застанут с ним абсолютно голой?

От изумления не в силах произнести ни слова, Каролина просто вытаращилась на подругу.

— Я же говорила, что это дьявольски хитро, — ответила Шарлотта на этот полный ужаса взгляд. — В жизни бы не сказала подобного просто так! А теперь нам нужно очень многое обсудить, так что закрой рот. Мне потребуется подходящий маскарадный костюм, причем сделать его придется быстро, — такой, чтобы никто не угадал, кто я, потому что эта допотопная старуха леди Джерси не желает меня признавать, и еще мы должны продумать, как ты проведешь меня на бал, и еще ты должна собрать толпу свидетелей того, как лорд Карлайл пытается надругаться надо мной, и еще много всего. У меня здесь все записано. Я составлю список и для тебя, чтобы ты ничего не забыла.

— Но… но… Шарлотта! Такой дерзкий, неосторожный, безрассудный план… разве это благоразумно?

— Благоразумно? — Шарлотта насмешливо фыркнула. — Каро, за мои двадцать три года хоть кто-то назвал меня благоразумной?

Каролина, все еще недоверчиво таращась на нее, покачала головой:

— Но… вообще без одежды…

— Не беспокойся обо мне, — добродушно сказала Шарлотта, потрепав Каролину по щеке. — В конце концов, есть поговорка, что робкое сердце никогда не завоюет обнаженную леди, а сердце Аласдэра можно назвать каким угодно, но только не робким, поэтому разве мой план может провалиться?

Четыре вечера спустя восходила полная луна, она заливала своим холодным переменчивым светом Лондон; отбрасывала призрачный свет на фонарщиков, сновавших вверх и вниз по коротким лесенкам и зажигавших новомодные газовые фонари на Пэлл-Мэлл; превращала мощеные мостовые в черные и серебристые лужицы, по которым, направляясь по своим делам, беззаботно мчались кареты и экипажи, омывала бледным светом дородную фигуру человека, одетого в наряд ранней елизаветинской эпохи и перелезавшего через солидный каменный забор с кованой решеткой, что окружал сад леди Джерси. Если бы луна могла выразить свое мнение по поводу того, что видела с высоты, она наверняка сказала бы, что тучный джентльмен в костюме выглядит в высшей степени подозрительно. Вместо того чтобы войти в сад через ворота, как делают все люди, джентльмен оседлал забор, перевалился вниз, на разрыхленную цветочную клумбу, и очень отчетливо произнес:

— Проклятие! Каро за это еще получит!

Вместо того чтобы спокойно пойти по гравийным дорожкам, как передвигались обычно в саду, джентльмен начал прятаться за деревьями, перебегая от одного к другому и приседая за подстриженными в форме животных кустами, и в конце концов добрался до каменных ступеней, ведущих на веранду позади дома.

Право же, джентльмен вел себя весьма странно. Сначала он скорчился у ступеней, потом внезапно выпрямился, расправил гофрированный воротник, натянул камзол на пухлое брюшко, вытащил из гульфика носовой платок, стер грязь с изящных белых рук и наконец, быстро оглянувшись, чтобы убедиться, что его никто не видит, подтянул вверх персидские шелковые чулки. Осталось неизвестным, что сказал бы сторонний наблюдатель, когда этот джентльмен резко остановился при виде молодой темноволосой дамы, выскочившей из дома и помчавшейся вниз по ступенькам, но, безусловно, последовавший за этим приглушенный разговор был весьма странным.

— Каро, — произнес джентльмен, когда молодая дама проскочила мимо него.

Каролина замерла, услышав свое имя, произнесенное свистящим шепотом, медленно повернулась и кинула на фигуру в гофрированных оборках ледяной взгляд.

— Сэр, не имею чести быть с вами знакомой.

— Еще как имеешь. В три года ты надула лужу в мою песочницу. Я очень хорошо помню, как хохотал Мэтью, когда няня обвинила в этом нашествии меня.

Неподвижная, молчаливая фигура леди Каролины, одетой в очаровательный кринолин розового шелка и серебристые кружева эпохи ее матери, вернулась к жизни, услышав этот знакомый, хотя и немного раздраженный голос.

— Происшествии. Шарли, это ты?

Дородный джентльмен вышел из тени балюстрады и поднялся на несколько ступеней.

— Да, это я. Где, черт возьми, ты была? Я целую вечность ждала у ворот! Ты должна была отпереть их за полчаса до полуночи, Каро! А полночь прошла давным-давно!

— Мне ужасно стыдно, но дорогой Алджернон настаивал, чтобы я станцевала с ним вальс. Шарлотта, — Каролина прищурилась, пытаясь разглядеть лицо подруги, — я думала, у тебя будет костюм милостивой королевы Бесс. А ты одета как мужчина.

— Да-да, я передумала. Решила, что будет не так подозрительно, если я наряжусь Генрихом Восьмым. — Она подергала кожаную выпуклость, изящно изогнутую в районе паха. — Никто из моих знакомых не ожидает увидеть меня с гульфиком.

— Это точно, — с готовностью согласилась Каролина. — Что бы ни говорилось насчет твоей склонности изумлять общество, гульфики никак не являются частью твоего повседневного наряда.

— А если честно, — призналась Шарлотта, — это очень удобно. Мне пришлось слишком долго ждать, пока мадам Болуар доставит мой костюм, и я не успела пообедать дома. Тремейн Третий по доброте душевной отдал мне одно из яблок, которые он приберегает для лошадей, и оно замечательно улеглось в гульфик. Неудивительно, что мужчины носили их столько лет — они куда практичнее, чем ридикюль!

Подруги некоторое время молча рассматривали эту деталь мужского одеяния.

— Кстати, о яблоках, — сказала Каролина. — Вот Анна Болейн назвала как-то гульфик яблоком, и совершенно зря. Он нисколько не похож на яблоко. Твой, например, скорее напоминает перезрелый кабачок.

— Это самый лучший гульфик, какой был у мадам Болуар, — с достоинством ответила Шарлотта, похлопывая гладкий кожаный предмет, который, нужно признать, и в самом деле напоминал упомянутый овощ. Она уже собиралась и дальше отстаивать честь своего гульфика, но тут открылась дверь, на веранду упал луч света, послышались голоса, и Шарлотта мгновенно вспомнила о том, где она и зачем.

— Возьми меня под руку, — скомандовала она, — и притворись, что я джентльмен.

— У тебя походка не джентльмена, — возразила Каролина.

Шарлотта остановилась на верхней ступеньке и потянула Каролину в сторону, туда, где за решеткой, увитой зеленью, стояла большая ваза, создавая некоторое подобие уединенности.

— О чем это ты?

— Никто не поверит, что ты мужчина, потому что у тебя женская походка. Уж, наверное, ты и сама это понимаешь. Мужчины при ходьбе не покачивают бедрами.

— Некоторые покачивают, — заявила Шарлотта, ерзая и пытаясь поправить гульфик. — Чертова штука. Щекотно!

— Что ты делаешь? Шарли, нельзя же делать такое на людях, тебя могут увидеть! — Каролина поспешно встала так, чтобы закрыть подругу от группы гостей, вышедших подышать свежим ночным воздухом.

— Ничего не могу поделать, — пробормотала Шарлотта, прижавшись подбородком к сильно накрахмаленному гофрированному воротнику. — Этот гульфик ужасно неудобный. Он… шевелится.

− Что?

— Ш-ш, — прошипела Шарлотта, быстро оглянулась и снова занялась нижней частью тела. — Такое ощущение, что там что-то есть. В смысле что-то, кроме моего носового платка.

— Шевелится? — сквозь зубы спросила Каролина, диковато улыбаясь прошедшей мимо паре в красных домино. — Что значит «шевелится»? Что там может шевелиться?

— Не знаю, — буркнула Шарлотта, безуспешно пытаясь расстегнуть пряжки, при помощи которых блестящий кожаный гульфик прикреплялся к костюму. — Но подозреваю, что в него кто-то забрался, пока я пряталась за воротами в кустах и дожидалась, когда ты меня впустишь. Так что ясное дело, только ты и виновата в том, что теперь мой гульфик кишит дикими животными.

— Не говори ерунды, что могло забраться в гульфик? Там нет места ни для чего, кроме яблока!

— Каролина! — рявкнула Шарлотта и так резко повернулась, что гульфик сильно хлестнул ее подругу по бедру. — В этой проклятой штуке могло поселиться семейство сонь, а я и знать об этом не знаю, так что, если ты не против, я бы не отказалась от помощи по извлечению их оттуда, чтобы выполнить свое предназначение и стать леди Карлайл, но ничего не получится, если у меня в паху поселились грызуны!

— О Боже, — простонала Каролина, — мы пропали!

— Не все так страшно, — ответила Шарлотта, двумя руками вцепившись в выпуклость гульфика и потянув. — Просто помоги мне его отстегнуть. Пряжки то ли примерзли, то ли зацепились, то ли еще что.

Каролина, стоявшая спиной к Шарлотте, чтобы скрыть возню подруги с гульфиком, потянулась назад и дернула Шарлотту за руку.

— Шарли, прекрати! — шепнула она страдальческим, задушенным голосом, одновременно пытаясь выдавить улыбку, и звонко произнесла: — Добрый вечер, лорд Карлайл.

Шарлотта, в кои-то веки обратившая внимание на то, что происходит вокруг, застыла и выглянула из-за плеча Каролины, присевшей в реверансе.

— Проклятие!

Ее взгляд уткнулся в темные глаза цвета полуночи.

— Точно, — ответил Дэр.

— Я… э-э… прошу прощения, меня ждет супруг, — сконфуженно пробормотала Каролина, кинула на подругу встревоженный взгляд и торопливо убежала в бальный зал.

Дэр, изучая костюм Шарлотты, вскинул бровь.

— Генрих Восьмой?

— Да, вы очень сообразительны.

Она повернулась и якобы задумчиво посмотрела в темный сад, потираясь гульфиком о перила в попытке его оторвать. Ничего не получилось. Искоса глянув на Дэра, стоявшего рядом с ней и тоже смотревшего в сад, она потянула упрямый кусок кожи, понадеявшись, что делает это незаметно. Вторая бровь Дэра взлетела вверх, и Шарлотта поняла, что в будущем ей придется научиться незаметно отстегивать гульфики. Похоже, это тот самый случай, когда благоразумнее признать свою неосмотрительность, чем дать понять будущему мужу, что она относится к дамам, которые могут стоять на балконе и щупать свой гульфик.

— Там… мне кажется, там что-то есть, — прошептала она, кивая на кожаную выпуклость.

Дэр поджал губы.

— Что-то живое, — добавила Шарлотта, пытаясь не ерзать под его недоверчивым взглядом и испытывая твердое убеждение, что сотни маленьких лапок царапают ее нежную, чувствительную плоть. Охваченная желанием объясниться, чтобы граф не решил, что у нее не все дома, Шарлотта добавила: — Думаю, туда что-то заползло, когда я пряталась в кустах.

Он моргнул.

— Может быть, вы окажете мне любезность и вытащите это оттуда? Леди Беверли говорит, что в конце коридора есть отдельная комната, мы могли бы ею воспользоваться.

— Мадам! — все же разомкнул губы Дэр, но заговорил он таким холодным тоном, что Шарлотте показалось, будто с его мужественных губ сейчас начнут сыпаться кубики льда. — Содержимое вашего гульфика меня ничуть не интересует.

— Я понимаю, — уныло отозвалась Шарлотта. — Яблоки уже кончились. Понимаете, у меня было место только для одного. Я же не знала, что вы тоже захотите, а гульфик на два яблока кажется мне чересчур экстравагантным.

Она улыбнулась, слегка удивившись диковатому, оторопелому взгляду графа, но тут же отнесла его на излишек выпитого шампанского. Джентльмены на бал-маскарадах всегда пьют слишком много шампанского. Собственно, она очень рассчитывала на это, планируя затянуть Дэра в свои сети, и когда его замешательство усилилось, заулыбалась еще ослепительнее. Нет никаких сомнений, что он уже здорово навеселе, поэтому выполнить задуманное будет совсем просто.

Дэр остановился в дверях и всмотрелся в бальный зал, пытаясь найти сестру и мысленно обзывая себя полным болваном. Как он ни пытался прислушаться к предостережениям здравого смысла, невозможно было сопротивляться мысли, что можно провести несколько минут наедине с Шарлоттой. Затруднение, в которое она попала, было настолько курьезным, настолько типичным для Шарлотты, что, несмотря на сказанные им суровые слова, потребовалась бы «вся королевская рать» и, вероятно, «вся королевская конница», чтобы помешать ему выслушать ее объяснение: что она тут делает, вырядившись в костюм Генриха VIII и засунув себе в гульфик какое-то животное?.. Дэр даже представить не мог, что это будет за объяснение, но не сомневался, что оно окажется исключительно забавным.

Он заметил сестру, стоявшую в дальнем конце зала рядом с несколькими хихикающими девицами. Направившись в ее сторону, Дэр оправдывал свой интерес тем, что Шарлотта, в конце концов, вдова. Рандеву с джентльменами наверняка для нее привычны. Если он проведет наедине с ней несколько минут, ее репутация не пострадает. Разумеется, существует еще и его репутация. Именно ради этой зловещей реликвии он и решил предпринять меры предосторожности и пробормотал на ухо сестре:

— Где миссис Уитни?

Невысокая темноволосая девушка в костюме печально знаменитой пиратки Анны Бонни повернулась и улыбнулась брату. Ее темные глаза лучились радостью.

— Она танцует с Дэвидом. Правда, чудесный бал? Я так рада, что ты позволил на него пойти, хотя тебе не помешало бы тоже надеть костюм. А почему ты так обеспокоен? Это ведь не из-за меня, правда? Дэр, я вполне в состоянии побыть одна, пока Дэвид танцует со своей тетушкой. Или ты хочешь, чтобы я протанцевала этот тур с тобой?

Дэр легонько подергал темный локон возле уха Патриции, не обращая внимания на поддразнивающий блеск ее темно-карих глаз.

— Озорница. Я терпеть не могу светских приемов, и ты это прекрасно знаешь. Я позволил тебе прийти сюда только потому, что не выдержал непрестанных жалоб на то, что никто не придет на твою свадьбу, если ты не посетишь этот бал, хотя не вижу связи между этими двумя событиями. Но потанцевать с тобой я не могу. У меня важная встреча. Дай слово, что ты будешь стоять здесь и ждать возвращения миссис Уитни.

— О? — Лукаво вскинув бровь, в точности как брат, Патриция осмотрела его с ног до головы. В своем черном вечернем костюме он выглядел исключительно сурово, не поспоришь, но при этом в нем ощущалось скрытое возбуждение, и оно заинтриговало Патрицию. Дэра так редко волновало что-то помимо его парового двигателя! Патриции не терпелось выяснить, в чем дело. — Расскажи, пожалуйста, что за встреча такая. Надеюсь, ты не играешь в карты на деньги? Нет, — тут же ответила она на свой вопрос, не дав ему возможности опровергнуть обвинение. — Нет, этого ты делать не стал бы. Ты слишком бережно относишься к своим деньгам, чтобы выбрасывать их на ветер. Хм! Может, ты встречаешься с джентльменом, решившим вложить капитал в твой паровой двигатель?

Дэр нервно оглянулся на дверь. Ему очень не хотелось оставлять сестру одну, тем более что все его будущее зависело от доброй воли ее дуэньи, но он пообещал Шарлотте, что тотчас же присоединится к ней. Представив, что будет, если она прямо сейчас войдет в переполненный бальный зал и объявит, что ждет, когда он поможет ей с гульфиком, по спине графа поползли мурашки.

— Я должен идти. Дай слово, что не сойдешь с этого места, пока не вернется миссис Уитни и я.

— Думается мне, речь не о капиталовложении. — Патриция не обратила внимания на его просьбу. Она склонила голову набок и посмотрела на него смеющимися глазами. — Потому что, если бы речь шла об этом, тебя бы ничуть не волновало, рекомендует миссис Уитни тебя своему мужу или нет, а значит, ты бы не беспокоился так сильно и не думал, как ее умиротворить. — Она постучала пальцем по губам. В глазах все ярче разгорался интерес. — Раз не карты и не капиталовложение, значит… Боже милостивый, Дэр, ты же не назначил любовное свидание женщине?

— Нет! — отрезал он. — А теперь…

— Это женщина! — воскликнула Патриция.

Дэр нахмурился и зашипел:

— Если ты не умеешь вести себя прилично, я больше не разрешу тебе ходить на такие приемы.

— Через неделю у тебя уже не будет права разрешать мне что-то или запрещать, но дело не в этом, — отмахнулась Патриция. — Расскажи лучше про женщину, с которой встречаешься! Кто она? Я ее знаю? Ты за ней ухаживаешь? О, Дэр, я так волнуюсь, кто будет заботиться о тебе после моего замужества! Скажи, что ты влюбился и собираешься сделать предложение женщине, которая тоже тебя полюбила!

— Любовь? — презрительно фыркнул Дэр, мгновенно отвлекаясь на эту дурацкую идею. — Вот какие глупости приходят в голову от еженедельного поглощения романов!

Патриция внимательно посмотрела на брата, и веселые огоньки в ее глазах потухли.

— Нет, я вижу, что ты никого не любишь, но все равно продолжаю надеяться, что однажды ты найдешь ту самую женщину. Я знаю, ты думаешь, что события прошлого оставили в твоей душе слишком глубокие шрамы и что теперь ты никому не сможешь отдать свое сердце, но, честное слово, брат, не все женщины такие, как та, которая причинила тебе такую боль. Нельзя терять надежду. Не запирай свое сердце, пусть оно снова полюбит.

При упоминании столь давних событий лицо Дэра, как всегда в таких случаях, превратилось в холодную, бесстрастную маску.

— Да или нет? Ты будешь стоять здесь, пока не освободится миссис Уитни?

Бесполезно. Он не будет говорить о прошлом. Патриция озабоченно вздохнула, изобразила веселую улыбку и отдала брату честь:

— Есть, mon capitaine. Поднимай грот и забудь о своих печалях, брат мой. Я остановлю свой корабль здесь и буду стоять, пока мой дорогой капитан не придет и не поднимет якорь.

Дэр, уже собравшийся уходить, приостановился.

— Патриция, то, что ты выходишь замуж за моряка…

— За капитана, с твоего позволения, за лучшего капитана лучшего судна семейства Уитни, когда-либо бороздившего морские просторы!

— …за капитана, не значит, что ты должна выражаться, как Гарри Камбала[2], мечта рыботорговца. И никакого поднимания якоря до свадьбы! — предостерег он, многозначительно глядя на сестру.

Патриция усмехнулась и замахала на брата рукой. Подумав о своем безрассудном поведении, он тряхнул головой и упрямо направился в небольшую комнату в темном конце коридора, в ту, что показала Шарлотта. Уж, наверное, помощь ей не займет много времени. Он извлечет наружу то, что попало в ее гульфик (женщины зачастую продляют к таким вещам большую брезгливость), и, может быть, обменяется с ней несколькими фразами — любой разговор с Шарлоттой превращался в восхитительную игру в слова, а потом вежливо, но твердо извинится и уйдет. А неутолимое желание находиться рядом с ней он сумеет подавить. Что может быть лучше?

Входя в комнату, он мысленно составлял извинение, которым воспользуется, чтобы уйти.

— Прошу прощения за задержку, леди мммм…

Дэр едва успел заметить пылающий взгляд синих глаз, как оказался в страстных объятиях…

…Генриха VIII. Подбитого мягкими подушечками, бородатого, при гульфике.

Дэр разомкнул руки, обхватившие его за шею, и стал стряхивать с губ колючую ярко-оранжевую шерсть, покрывавшую нижнюю половину лица Шарлотты.

— Никогда не думал, что возникнет необходимость говорить о таких вещах вслух, но, оказывается, женщинам непременно нужно бриться.

Глаза Шарлотты на мгновение наполнились ужасом — она никак не ожидала, что он отвергнет ее заигрывания, но она тут же улыбнулась:

— Прошу прощения, я совсем забыла про бороду. Минутку, я ее сейчас сниму, и мы продолжим соблазнение.

Дэр помотал головой, надеясь прочистить уши, или мозги, или что там помешало ему расслышать Шарлотту правильно. Он знал, что в ее словесной акробатике нередко бывали такие провалы в логике, что даже образованному человеку было сложно следить за ходом ее мысли, но то, что она сказала сейчас, безусловно, находилось за рамками даже ее изобретательного ума.

— Насчет сложностей в вашем костюме…

— Я уже все поправила, — ответила она, дергая шерстяную бороду. — Там был просто лист, а не семейство сонь, зря я боялась. Проклятая штука! Кроуч, наверное, вылил на нее слишком много клея. Кажется, ее невозможно оторвать, как, скажите на милость, соблазнение может произойти вовремя, если у меня борода!

В голове Дэра вспыхнуло неприятное подозрение, а мрачное любопытство заставило задать вопрос:

— А, собственно, кто именно должен вас соблазнить?

Шарлотта нахмурилась, бормоча что-то про растворитель клея.

— Фазаньи перья! Вы просто должны хорошенько вытереть губы, вот и все. А что до вашего вопроса, то меня никто не будет соблазнять, Аласдэр. Это я вами овладею.

— Что вы сделаете? — Дэр просто поверить не мог, что Шарлотта, несмотря на всю свою открытость и несдержанность, предложила такое. Нет, вряд ли она додумалась до того, чтобы соблазнить его в чужом доме, там, где любой может… он со свистом втянул в себя воздух, с ужасом сообразив, что Шарлотта расставила для него исключительно хитроумную западню, и он, человек, гордившийся тем, что каждый день избегает подобных ловушек, слепо шагнул прямо в нее.

— Вам ни к чему беспокоиться, я обо всем позабочусь сама. Вам и пальцем не придется пошевелить, — пообещала Шарлотта.

Дэр ошеломленно смотрел на нее. Сняв черный с золотом бархатный камзол, она раздраженно крутилась на месте, пытаясь протянуть назад руки и развязать тесемки, которые удерживали толстую подушку, привязанную поверх льняной рубашки.

— Фу-у! Не могу дотянуться до этой проклятой штуки! Если бы вы развязали меня, милорд, я бы с радостью приступила к делу. Не думаю, что у нас много времени, и хотя мой опыт соблазнения джентльменов очень ограничен, полагаю, это займет не минуту и не две, а гораздо больше.

Дэр по-прежнему с недоверием смотрел на нее. Его чувства окончательно перепутались, гнев и ярость боролись с неудержимым желанием расхохотаться. Следовало бы уйти в эту самую секунду. Следовало выйти из комнаты и оставить Шарлотту наедине с ее кошмарным, запутанным планом, выношенным в недрах гордиева узла ее сознания. Следовало повернуться к ней спиной и больше никогда с ней не встречаться, никогда не слышать бархатных переливов ее голоса, никогда не испытывать тех ярких, коротких всплесков радости, что возникали у него в груди всякий раз, когда он ее видел. И уж конечно, никогда, никогда больше не держать ее в своих объятиях. Разумеется, если он в здравом уме:

— Да будет так! Я сумасшедший! — тихо прорычал Дэр, прислонился к двери и скрестил на груди руки, глядя, как Шарлотта бормочет, ругается и пытается выпутаться из подушки. Проклиная свои глаза и свою похоть, он решительно подавил волну желания, захлестнувшую его при виде столь неумышленно соблазнительных движений. Никто никогда не поверит, что его возбудил толстый, волосатый, давно умерший король, но с каждым движением ее округлых бедер вожделение нарастало. — Это соблазнение, которое вы задумали… полагаю, оно имеет некоторое отношение к вашему недавнему брачному предложению?

Шарлотта торжествующе пнула подушку, отлетевшую в сторону, повернулась к Дэру и кинула на него взгляд оскорбленной невинности, который и ангела заставил бы почувствовать себя нечистым. Дэра она не одурачила ни на миг.

— Брак? Предложение? А, та глупость! Боже милостивый, милорд, я и думать об этом забыла, — ответила Шарлотта, и он понял, что под ее бородой заиграли ямочки. — Нет, ровным счетом никакого отношения.

— Ага. Просто чтобы удовлетворить мое любопытство, не сочтите за труд — объясните, какова, собственно, цель предполагаемого соблазнения?

Шарлотта на секунду перестала расстегивать пуговицы на бриджах.

— Вы хотите знать, почему я решила вас соблазнить?

Дэр кивнул. Да, хочет. Он хочет заставить ее признаться, что она ничем не лучше всех остальных дам из высшего общества. Он хочет, чтобы его разочарование было полным и окончательным. Он хочет положить конец своему голоду по Шарлотте, голоду, который становится все сильнее. Бог свидетель, ему необходимо изгнать ее из себя, как злого духа!

— О! Ну… это… э-э… вообще-то это очень просто. Вы исключительно хорошо смотритесь рядом со мной.

Железное самообладание Дэра грозило рухнуть под напором пузырьков смеха, щекотавших ему горло.

— Правда?

— Да. — Шарлотта снова улыбнулась ему из-под бороды. Ее проворные пальцы продолжали расстегивать перламутровые пуговки на пурпурно-черных бриджах.

Дэр с трудом сопротивлялся всеобъемлющему и совершенно неразумному желанию заключить ее в свои объятия и зацеловать так, чтобы из ее головки вылетели остатки разума.

— Понимаю. И прошу прощения за неверные выводы. Мне-то показалось, что ваше желание овладеть мной является частью плана по поимке меня в ловушку брака.

Шарлотта замерла.

− О…

— Да. Мне даже пришло в голову — к счастью, вы указали мне на эту ошибку, — что вы все устроили так, чтобы нас застали тут вместе.

Ее рука застыла над пуговками.

− А…

— В этой самой комнате.

Она моргнула.

— В почти раздетом виде.

Она облизала свои сладкие, как клубника, губы.

— Но ведь это не так?

Шарлотта гневно вздернула подбородок и метнула на него стальной взгляд.

— Я жестоко оскорблена тем, что вы предположили. Неужели я способна на такой гнусный и недостойный поступок, лорд Карлайл? Вроде бы джентльмену должно льстить такое предложение, как мое, но нет, вам непременно нужно быть подозрительным упрямцем и все испортить! Я уже почти передумала соблазнять вас!

Тяжелая золотистая бровь вопросительно изогнулась.

— Но я все-таки это сделаю, — продолжила она и добродетельно кивнула, снова взявшись за пуговки. — На этот раз я закрою глаза на вашу мелочность, но не рассчитывайте, что в следующий раз я буду так же великодушна.

— Значит, ваше намерение снять с себя всю одежду и заняться со мной любовью не связано с желанием быть обнаруженной и скомпрометированной настолько, что честь вынудит меня на вас жениться?

— Ну, я же только что сказала!

— Значит, вы не будете против, если я запру дверь? — Дэр повернул в замке небольшой медный ключ и сунул его в карман.

— Э-э… — Шарлотта настороженно наблюдала за ним.

— Я так и думал, что вы не против. И где вы хотите заняться со мной любовью?

Ее прелестные синие глаза даже не мигали.

− Э-э…

— Этот диван кажется очень удобным. А может быть, вы предпочтете овладеть мной на ковре у камина?

Она посмотрела на пылавший в камине огонь.

− Э-э…

Дэр поиграл бровями и подошел к большому кожаному креслу.

— Только не говорите, что вы предпочитаете более изобретательные позы. Может быть, в кресле?

Шарлотта посмотрела на кресло с возрастающим интересом.

— Как это возможно?

Дэр не удержался и рассмеялся. Право же, из всех известных ему женщин она самая занятная — раскованная, непосредственная, каждое ее слово и поступок неожиданны, но он сыт по горло ее играми. И так уже задержался тут намного дольше, чем собирался, пообещав помочь ей с гульфиком, а вся его дальнейшая жизнь зависит от того, останется ли довольной его характером и нравственностью будущая родственница сестры.

— Леди Шарлотта, боюсь, я вынужден в очередной раз отвергнуть ваше очаровательное, но неприличное предложение. Я слишком надолго оставил свою сестру в одиночестве. Если вы меня извините…

Шарлотта подошла к кожаному креслу и осторожно ткнула в него пальцем, словно боялась, что оно сейчас взорвется.

— А как можно овладеть кем-то в кресле?

Брови Дэра взлетели вверх.

— Ну, к примеру, куда здесь положить ноги?

Брови взлетели еще выше.

— И что насчет… орудия? Как им можно управлять в таком положении?

Дэр мысленно возблагодарил небеса за то, что у него такие густые волосы — в противном случае его брови оказались бы уже на затылке.

— Леди Шарлотта…

Она, озадаченно нахмурившись, смотрела на кресло, одной рукой придерживая расстегнутые бриджи.

— Просто не могу себе этого представить. Кресло не упоминается даже в знаменитом «Руководстве по супружеской гимнастике» Вивьен ля Блу.

Дэр открыл рот, чтобы попрощаться раз и навсегда.

— Я бы запомнила, если бы такой способ там был!

Он потряс головой. Нужно срочно собрать остатки соображения, чтобы окончательно не затеряться в безумном вращении ее мыслей.

— Это не так-то легко пропустить, а я обращала особое внимание на главы, где предлагается творчески использовать мебель, потому что Антонио очень любил парчу.

— Несмотря на…

— Парчу?

Наверняка он не расслышал.

— Ни за что не подумаешь, что парчу можно использовать для развлечения, но Антонио любил, чтобы я заматывала его в длинные рулоны, а потом брала выбивалку для ковров и лупила ею по ним.

— Я должен… вы сказали — выбивалку для ковров?

Она кивнула и провела пальцем по изогнутой спинке кресла.

— Да, он говорил, что после выбивалки парча становится мягкой, гладкой и приятной для кожи, хотя как он мог это оценить, если весь изгибался, дергался и стонал, — это выше моего понимания.

Дэр подумал, что это выше не только ее понимания.

— И все равно он очень ждал этих сеансов избивания в парче, так что я думаю, в его словах была какая-то доля правды.

Дэр крепко вцепился в остатки сознания и сделал последнюю попытку сохранить рассудок.

— Леди Шарлотта…

Шарлотта повернула к нему свое бородатое лицо с милым, сбивающим столку выражением.

— Да, милорд?

Он заглянул в ее прелестные глаза, ясные и бездонные, и познал томление и тоску, каких не испытывал с тех пор, как был юным, глупым и впервые влюбленным. Но он давно не юный мальчик, и даже если до сих пор глуп, любви в его жизни места нет.

— Доброго вам вечера.

— Но, милорд…

Дэр подошел к двери, отпер ее и оглянулся, чтобы навсегда запечатлеть в своем сердце образ женщины, которая каким-то непонятным образом, против его воли, оставалась там все пять одиноких лет. Она прекрасна. Эфемерна. Богиня, замершая, как мраморная статуя; в мятых шелковых чулках, гофрированный воротник сбился набок, длинные кружева, оторвавшиеся от льняной рубашки, накрутились на руку, сжимающую края бриджей, гульфик болтается отдельно. Лицо на фоне огненно-рыжей бороды бледное, и от этого глаза, ясные, как синее летнее небо, сверкают еще ярче. После свадьбы Патриции он покинет город. И никогда больше ее не увидит.

— Прощайте, Шарлотта.

Ручка двери повернулась, и Дэру пришлось быстро отступить назад, чтобы его не сбили открывающейся дверью.

— А, лорд Карлайл, вот вы где. Маленькая птичка чирикнула мне, что я найду вас тут.

Дэр с нарастающим ужасом взглянул на подозрительно улыбающееся лицо хозяйки бала.

— Леди Джерси, я…

— Ваша сестра очень беспокоилась за вас, правда, мисс Макгрегор?

Дэр отступил еще на шаг, и рядом с леди Джерси появилась Патриция. Обе дамы смотрели поверх его плеча, туда, где Шарлотта шмыгнула за кресло.

— Да, я беспокоилась. Это вовсе не похоже на моего брата — пообещать мне тур вальса и исчезнуть, но раз уж у тебя были дела с этим джентльменом, я готова простить эту оплошность, Дэр.

Леди Джерси вошла в комнату, наклонила голову, глядя на Шарлотту, и протянула ей руку.

— Сэр, боюсь, я не имела удовольствия?..

Шарлотта издала какой-то задушенный звук, кинула короткий непонятный взгляд на Дэра, хотела пожать руку леди Джерси, но тут же отдернула ладонь и вцепилась в скользнувшие вниз бриджи.

— Боже милостивый! — воскликнула леди Джерси. Ее острые глазки не упустили ни одной детали помятого вида Шарлотты. — Лорд Карлайл, я понятия не имела, что вы… что вы предпочитаете…

К счастью, присутствие Патриции помешало ей сказать все остальное. Дэр открыл рот, чтобы объясниться, но не смог произнести ни слова. Если он скажет, что это Шарлотта, пастор накинет ему супружескую петлю на шею раньше, чем он успеет это понять. А если не скажет, леди Джерси позаботится о том, чтобы сообщить всем о его сомнительных сексуальных предпочтениях, и эта новость немедленно достигнет ушей пуританки миссис Уитни, а это означает катастрофу, от которой он никогда не оправится. Дэр пытался собраться с мыслями, но ужас ситуации ошеломил его, в животе ворочалась липкая тошнота, руки внезапно стали влажными. Однако Дэр не успел хоть что-то произнести, ему помешали.

— Лорд Карлайл просто помогал мне с гульфиком, — проговорила Шарлотта, плохо подражая низкому мужскому голосу. На пороге появились еще два человека. Шарлотта откашлялась и добавила: — В смысле он помогал мне его снять.

Дэру казалось, что у него в голове все онемело. Он думал, что хуже уже ничего быть не может, однако когда миссис Уитни наклонилась к нему и потрясенным шепотом спросила, почему перед леди Джерси стоит полуодетый мужчина, его сердце словно стиснуло свинцовым отчаянием. Дэр посмотрел на миссис Уитни, взглянул в сочувственные глаза жениха Патриции, стоявшего рядом с теткой, и понял, как чувствует себя фазан в холодных руках ощипывающего его работника. Он попался. Пойман в ловушку. В капкан. Придется делать выбор. Если он все еще надеется продать свой паровой двигатель на верфь семейства Уитни, то нужно спасать положение. Вряд ли на его молитву земля разверзнется и поглотит его целиком, значит, придется чем-то пожертвовать. Не чем-то. Собой.

Дэр сделал последний вдох свободного человека.

— Вернее, он мне не помогал, он предложил заглянуть внутрь и посмотреть, что там на самом деле…

— Леди Шарлотта пытается сказать, что она оказала мне честь и приняла мое предложение руки и сердца.

На него изумленно вытаращились пять пар глаз. Дэр хладнокровно встретил эти взгляды, не чувствуя ничего, кроме полного оцепенения.

— Она? Это женщина? — спросила миссис Уитни.

— Я так и знала! — воскликнула Патриция, отсалютовала брату деревянной саблей и чмокнула его в щеку.

— Удачи, старина, — произнес морской капитан Дэвид и хлопнул Дэра по спине.

— Леди Шарлотта? — прорычала леди Джерси, оборачиваясь к незваной гостье. — Леди Шарлотта Коллинз? Леди Шарлотта, сбежавшая с итальянским ничтожеством, несмотря на все мои предупреждения? Леди Шарлотта, которой я решительно запретила приходить на мой бал? Леди Шарлотта, которая, узнав о моем отказе, назвала меня «завистливой старой кошкой, которая не распознает высокого качества, даже если оно укусит ее за задницу»? Это леди Шарлотта?!

Дэр посмотрел на Шарлотту. Она тоже посмотрела на него круглыми от удивления глазами, потом вдруг восторженно завизжала, кинулась к нему через всю комнату, упала в объятия и зашептала на ухо:

— Я знала, что все обернется хорошо! Я знала, что вы меня не подведете! Теперь мы поженимся, и на вас больше не будут охотиться, и леди Джерси придется меня принимать, и у меня будут красивые платья, и я буду ездить на балы, а самое лучшее — это то, что ваше орудие будет просто счастливо, когда вы проделегируете мне, как использовать кресло.

— Продемонстрируете, — негромко поправил ее Дэр и вздрогнул, чувствуя, что охотничья стрела поразила его смертельным ударом. Вкус западни отдавался на языке горечью.

Глава 4

— Нет, ну, правда, Аласдэр…

Увидев брошенный на нее взгляд Дэра, Шарлотта осеклась и раздраженно стиснула губы.

— Мы же обручены! Неужели я должна по-прежнему называть вас лорд Карлайл?

Дэр ощутил, как знакомо сдавило грудь, и попробовал глубоко вдохнуть. Во всяком случае, оковы, надетые на него Шарлоттой, позволяют дышать.

— Нет, ни к чему называть меня «лорд Карлайл», но если уж вы хотите звать меня по имени, пользуйтесь, пожалуйста, сокращенным вариантом. Никто, кроме моей матери, не называет меня Аласдэром.

Шарлотта моргнула.

— И как же вас называть?

— Дэр.

— Дэр? Как… просто Дэр?

— Дэр. — Он дернул поводья, лошади тронулись, и граф искусно направил их в густой поток экипажей вокруг «Ковент-Гарден». — Всего три буквы. Даже вы в состоянии их запомнить.

Шарлотта подергала выбившийся из-под шляпки локон, нахмурилась, обернулась к Дэру и гневно посмотрела на него:

— Вы что, только что меня оскорбили?

— Да.

Взгляд стал разъяренным.

— Почему?

— Потому что у меня отвратительное настроение.

— Почему? — снова спросила она.

Потому что его вынудили сделать ей предложение. Потому что его опыта достаточно, чтобы понять — она хочет от жизни как раз того, чего не хочет он. Потому что Дэр знает — несмотря на то, что он смирился со своей участью, их брак будет ужасным, он обречет их обоих на жизнь, полную безрадостности, отчаяния и безнадежности. Шарлотта, которую Дэр помнил, была созданием глупым и редко заглядывала в суть вещей, а сам он, сформировавшийся под влиянием куда более горьких обстоятельств, не терпел ограниченности и поверхностности. Дэр угрюмо смотрел вперед, направляя экипаж к Грин-парку, где его сестра назначила встречу, решив обсудить приготовления к свадьбе со стороны семейства Шарлотты. Дэр ожидал увидеть Шарлотту, справедливо негодующую и требующую, чтобы он обращался с ней, как полагается, или Шарлотту вздорную, желающую, чтобы он наговорил ей комплиментов и этим сгладил свое оскорбление, или (что хуже всего) Шарлотту хихикающую, исполненную решимости исправить его настроение.

Но то, что он увидел в ее глазах, пошатнуло уверенность графа в том, что он имеет право делать несчастными всех вокруг. Она кивала, понимание и сочувствие согревали ее синие глаза, они стали такими ясными и прозрачными, что Дэр мог увидеть сквозь них ее душу. Он резко отвел взгляд. Он не хотел заглядывать в ее душу. Он хотел, чтобы его оставили в покое, чтобы он мог и дальше нянчиться с серьезной душевной раной, которую она ему нанесла, — но не мог: ему придется заглянуть под поверхностную оболочку ее характера.

Шарлотта похлопала Дэра по руке. Он опустил глаза на желтую перчатку, лежавшую на его рукаве, и услышал:

— Наверняка для вас это окажется большим сюрпризом, но и мне время от времени приходилось дуться. Вообще я считаю, что это очень полезно, но только не слишком долго, иначе могут появиться морщины.

Дэр расправил плечи и метнул на нее предостерегающий взгляд.

— Я не дуюсь, мадам. Если уж на то пошло, я скорее размышляю о несправедливостях, свалившихся на меня за последнее время, а это весьма далеко от вашего «дуться». Дуются женщины, а не мужчины.

— Фазаньи перья! — фыркнула Шарлотта. — Дуться — это и есть дуться, и больше ничего. А о каких это несправедливостях вы говорите? Надеюсь, не о нашем браке? Потому что если о нем, то я буду вынуждена оскорбиться и принять меры.

— Какие меры? — не удержался от вопроса Дэр, запихивая свое дурное настроение подальше. Когда он находился рядом с Шарлоттой, одно ее присутствие вызывало у него ощущение, подозрительно напоминающее счастье и грозившее развеять тучи дурного настроения. А этого он допустить не мог, потому что, не укутавшись в жалость к себе, придется признать — он испытывает к Шарлотте чувства, в которых лучше не разбираться.

— Я вызову вас на дуэль.

Дэр сильно дернул за поводья, едва не наехав на двух неосторожных горничных, перегнулся через бортик фаэтона, извинился и снова повернулся к невесте:

— Очевидно, напряжение последних недель дает о себе знать. Просто невозможно полагаться на собственный слух. Повторите, пожалуйста, что вы сказали?

— Я сказала: если вы считаете наш брак и совместное будущее несправедливостью, мне придется принять меры, и эти меры будут дуэлью. Полагаю, на пистолетах. Я никогда не умела толком справляться с саблей Мэтью, но зато все говорили, что я крепкий стрелок из пистолета.

— Меткий, — машинально поправил ее Дэр, пытаясь вспомнить, когда же он окончательно лишился рассудка. Или это, или его жизнь превратилась во французский фарс, другого объяснения быть не может.

— Леди не дерутся на дуэли, Шарлотта. Ни на пистолетах, ни на саблях, ни на чем другом.

— Я никогда не следовала диктату моды, милорд.

Дэр недоверчиво посмотрел на нее:

— Да нет, вы придерживаетесь моды. Вы только и думаете о том, что нынче модно и что сейчас принято в обществе.

Шарлотта немного подумала.

— Когда меня это устраивает — да, но очень часто то, что общество считает разумным и модным, мне не подходит.

С этим нельзя было не согласиться. Шарлотта всегда поступала так, как ей хотелось, независимо от того, что об этом могли подумать, шла ли речь о бороде и гульфике на маскараде или же о побеге с нищим итальянским аристократом. Дэр вздохнул, глядя на чуждую условностям невесту, но тут же признался себе, что ее оригинальность, безусловно, является достоинством. Однако он не собирался начинать семейную жизнь, в которой муж окажется под пятой у жены, и кажется, сейчас самый подходящий момент четко объяснить ей, кто будет хозяином в доме.

— Леди не дерутся на дуэли, Шарлотта, — произнес Дэр самым решительным и непререкаемым тоном. — А теперь, поскольку ваше семейство не намерено принимать участия, моя сестра будет рада помочь продумать вашу свадьбу.

— Нашу свадьбу.

— Само собой разумеется, — ответил он, чувствуя, что на этот раз грудь стиснуло совсем не сильно. Может быть, он все-таки сумеет это пережить? Может быть, через несколько лет он привыкнет к своим оковам и будет предвкушать пусть не счастье, но по крайней мере приятное существование?

— А я заметила, что вы изо всех сил избегаете это говорить, — сказала Шарлотта. — И невольно чувствую, Аласдэр, что вы не особенно рады тому, что сделали мне предложение, но не могу не отметить, что руку и сердце предложили именно вы, а не я. Ну, то есть я предлагала, но вы мне отказали, так что это не считается. Ну и как?

— Что ну и как? — отозвался Дэр, уже не так сильно теряясь в поразительных скачках мыслей Шарлотты. Он даже гордился своим умением следить за ними, не сомневаясь, что мало кто из мужчин может похвастаться таким достижением.

— Вы рады, что мы поженимся?

Дэр дернул поводья, пытаясь сообразить, как ответить на этот вопрос. Ему бы хотелось сказать, что он сделал предложение только потому, что она загнала его в угол перед дамой, которая могла уничтожить его будущее, но ему хватало честности признать — это не совсем правда. О да, Шарлотта поймала его в ловушку, но, вероятно, он мог бы как-то вывернуться даже под пытливым, проницательным взглядом миссис Уитни. Нет, правда в том… А в чем правда? Ведь он не хотел на ней жениться.

Дэр искоса глянул на сидевшую рядом женщину. Он хотел, чтобы она стала его женой… когда-то, пять лет назад. Но все это было до катастрофы, до того, как он узнал, что ему нечего предложить жене, кроме титула и кучи долгов. И будь он проклят, если бы явился к невесте с пустыми руками, не имея возможности заботиться о ней.

— И все же именно это я и делаю, — вздохнул он, снова чуть-чуть жалея себя.

— Если вы имеете в виду, что старательно избегаете ответа на мой вопрос, то да, вы совершенно правы. Право же, Аласдэр, я чувствую, что должна жестоко обидеться. Вы что, не можете ответить даже на самый простой вопрос? Или во мне есть что-то, что вас раздражает? Я точно знаю, дело не в моей внешности, потому что… в общем, мне всегда казалось, что скромность — это глупая добродетель. Понятно же, что причина не может быть в моей внешности. И дело и не в моих высказываниях, потому что я ни разу не упомянула ничего такого, что так злило вас, когда вы обсуждали мои гениталии, и надеюсь, что дело не в платье, потому что это платье моей кузины, которое я перешила, поэтому, честное слово, если оно вас раздражает, так виновата Джиллиан, а не я, но я не думаю, что с вашей стороны честно сердиться на нее, потому что она сейчас плывет где-то на корабле и не может защититься от ваших грубых замечаний про ее выбор нарядов!

«Нет, и вправду поразительно, — думал Дэр, — я начал разбираться в мыслях Шарлотты». Ну, если быть честным, то после долгого разговора с ней мозги у него уставали, но все же он действительно наловчился. Остановив экипаж у небольшого кирпичного дома, арендованного им на время пребывания в Лондоне, Дэр повернулся к ней, чтобы сказать правду. Шарлотта склонила голову набок и смотрела на него взглядом, который, казалось, видит слишком многое, но при этом является воплощением невинности. Он подумал о том, на что станет похожа его жизнь, когда он свяжет ее с этой легкомысленной глупышкой, не умеющей думать ни о чем более серьезном, чем выбор платья. Он подумал о том, как будет увязать в долгах все глубже и глубже, пытаясь прилично содержать ее. Он подумал о своих юношеских мечтах, теперь растертых в прах. Он узнал ледяную руку отчаяния, сжавшую его сердце, и чуть не зарыдал от несправедливости всего этого.

— Аласдэр!

Он думал обо всем этом до тех пор, пока не встретился с ней взглядом, а после думал только о том, до чего она прелестна, до чего отличается от всех остальных дам, до чего необычна и неповторима, и что он готов растерзать любого мужчину, посягнувшего на нее.

— Милорд!

Он сжал зубы, осознав это нежеланное чувство собственности. Да будет так. Он принял решение, и теперь его долг — выполнить это решение. Один Господь знает, как он с этим справится. Дэра вообще не привлекала женитьба, а уж на Шарлотте, твердо намеренной повернуть все по-своему, невзирая на его желания… что ж, он обвенчается с ней и будет ею обладать, но в свое время и так, как сочтет нужным он. А она просто должна понять, что во второй раз он загнать себя в ловушку не позволит.

— Я бы не сделал вам предложение, считая, что кто-нибудь из нас будет сожалеть об этом, — сказал Дэр. — Но если вы передумали, пожалуйста, скажите мне об этом сейчас. А если нет… — он выпрыгнул из фаэтона и протянул ей руку, — моя сестра ждет, и вам нужно продумать свадьбу.

— Как вы смотрите на то, чтобы сыграть вашу свадьбу одновременно с нашей? — предложила сестра Аласдэра, с улыбкой оторвавшись от вышивания своих свадебных чулок. — Свадьба будет небольшая, но мы предлагаем вам объединиться. Мне кажется, это будет так романтично — всем пожениться одновременно.

Шарлотта подумала, что ничего романтичного в свадьбе нет. Ужасно, отвратительно, стыдно, невыносимо, кошмарная трата дня, который должен быть самым счастливым в жизни любой женщины, да-да, все именно так, но романтично? Тьфу!

Патриция повернулась к брату, сияя глазами и улыбкой:

— Дэр, ты же не будешь против пожениться одновременно с нами? Это будет просто чудесный день! Вы позавтракаете вместе с нами в отеле, а потом мы все вместе съездим в доки и посмотрим на корабль. Я уверена, что леди Шарлотте это понравится.

Леди Шарлотта, напротив, не сомневалась, что ей это не понравится. Леди Шарлотта была совершенно уверена, что ей не понравятся и любые другие предложения Патриции. Леди Шарлотта была готова признаться в почти неуправляемом желании затолкать одолженный у кузины Джиллиан кружевной носовой платочек в рот Патриции, лишь бы из него не вырвались и все прочие свадебные предложения.

— В общем, неплохо, — задумчиво произнес Аласдэр, рассеянно потирая пальцем нижнюю губу. Шарлотта передвинулась на более удобное место на старенькой кушетке, не в силах оторвать взгляд от его пальца, двигавшегося из стороны в сторону. Странно, но сердце вдруг забилось учащенно — Шарлотта впервые обратила внимание, какие у него красивые губы. Губы, всегда считала она, — это просто губы. Штука полезная, да.

И приятная с точки зрения эстетики, чистая правда. Но в прошлом она никогда не была их особой ценительницей, о чем теперь вдруг пожалела, глядя на красивые губы Аласдэра. Ну, ведь ясно же, что она совершила серьезную ошибку, не думая о губах, как об источнике наслаждения (в особенности о его губах), но эту ошибку можно немедленно исправить. Точнее, сразу же, как только она убедит его поцеловаться.

— Да, это очень неплохо. Сможем одним махом разобраться с обоими событиями.

— Я не хочу ни с чем разбираться одним махом, что бы это ни значило, — возразила Шарлотта.

Все ее размышления о красоте его губ были слишком грубо прерваны. Она чувствовала, как самообладание ускользает между пальцев, и ощущение было не из приятных. Ей нравилась сестра Аласдэра, честное слово, нравилась, но если эта маленькая плутовка думает, будто сможет лишить Шарлотту шикарной, блистательной свадьбы, пусть подумает еще разок!

— Мы не хотим посягать на вашу свадьбу, — быстро сказала Шарлотта. — Это ваш особенный день, день, когда исполняются все ваши малейшие прихоти, день, когда вы выглядите особенно красивой. Вы же не захотите делить его с другой невестой, правда?

— Я не против, — возразила Патриция.

— Ну, конечно, вы против! Вы же не захотите, чтобы ваш будущий муж сравнивал вас с другой невестой, чтобы увидел вас в худшем свете?

— Дэвид никогда…

— Это будет просто ужасное следствие!

— Бедствие, — поправил ее Дэр.

Шарлотта намеренно не обратила на него внимания.

— Вашему брату должно быть стыдно за то, что он вообще мог вам это предложить. Как он смеет разрушать ваш счастливый брак?

— Нет, леди Шарлотта, это я ему предложила…

— Как вы сможете прожить всю жизнь с мужем, который будет считать вас вторым сортом?

— Но… но…

— Это просто неприемлемо! Не надо приносить себя в жертву, даже ради меня. Нет-нет, и не возражайте больше, дорогая будущая сестра. Мне совершенно ясно, что нельзя портить ваш день такой незадачей, нельзя допускать, чтобы ваш муж увидел меня, невозможно великолепную в подвенечном наряде.

— Такой незада… леди Шарлотта, заверяю вас, что Дэвид…

Шарлотта обернулась к Дэру, не сомневаясь, что наголову разбила этот хитрый, но чересчур коварный план лишить ее важнейшего события, о котором она мечтала с тех пор, как начала делать высокие прически. Однажды ей уже пришлось обойтись без шикарной свадьбы, и она не допустит, чтобы это случилось снова.

— Вы и в самом деле должны принести своей сестре извинения зато, что попытались испортить самый важный день в ее жизни, Аласдэр.

Морщины, перерезавшие мужественный лоб Дэра, стали глубже, и теперь он в своей хмурости выглядел почти опасным.

— Мне не за что перед ней извиняться, и прекратите называть меня Аласдэром. Я уже сказал вам, что предпочитаю «Дэр».

Шарлотта смахнула с платья едва заметную нитку.

— Не хочу. Оно звучит глупо.

— А я предпочитаю именно это имя, и оно звучит вовсе не глупо. — Дэр поднялся с кресла, в котором сидел, подошел к окну и угрюмо отвернулся.

— Глупо. У вас прекрасное имя, и нет никаких причин, чтобы не пользоваться им.

Дэр резко повернулся и сердито глянул на Шарлотту:

— Это мое имя, и я буду пользоваться им так, как хочу!

— Вы ведете себя, как ребенок!

— А вы невыносимо упрямы!

— О! — Шарлотта рассердилась. — Меня нельзя назвать ни невыносимой, ни упрямой, возьмите свои слова обратно! Я просто говорю вам, как это нелепо — цапаться за свое детское прозвище, ведь сейчас вы граф и важная персона, и вот-вот станете женатым человеком!

— Цепляться, и раз уж это мое имя, меня будут называть так, как я, черт побери, хочу!

— Вы на меня кричите? Я вовсе не думаю, что это уместно! — Шарлотта тоже прошагала к окну, встала вплотную к Дэру и ткнула его в грудь. — Сначала вы попытались испортить единственный шанс своей сестры на счастье, а теперь своим гадким и жестоким поведением пытаетесь заставить меня плакать. Ну, так я плакать не буду!

Дэр схватил ее за руку, чтобы не дать еще раз ткнуть себя в грудь. Шарлотта подняла другую руку, но он схватил и ее. Прочитав в его глазах, что он не позволит больше тыкать себя в грудь, Шарлотта решила отступить. Она вырвала руки и вернулась на свою бугристую кушетку.

— Право же, милорд, вы чересчур любите спорить!

Он стиснул зубы и так вцепился в спинку стоявшего рядом кресла, что побелели костяшки пальцев. Шарли настороженно следила за тем, как он пытается взять себя в руки, и успокоилась только тогда, когда Дэру это удалось. Он с трудом разжал губы и произнес:

— Не знаю, почему все наши разговоры заканчиваются спором.

— И я тоже, Аласдэр, — немного подумав, ответила она. — Но должна заметить, что на самом деле виноваты всегда вы. Если бы вы со мной соглашались, мы бы не спорили.

Дэр посмотрел на нее безумным взглядом, и ее глаза тревожно распахнулись, но он резко повернулся и, не сказав больше ни слова, выскочил из маленькой гостиной.

— Ну, в самом деле! Как мы можем обсуждать нашу свадьбу, если он не в состоянии обуздать свои эмоции хотя бы на несколько секунд? — медленно произнесла Шарлотта. В ушах все еще эхом отдавался грохот захлопнувшейся двери. — Он всегда был таким?

Похоже, чай попал Патриции не в то горло — она издала какие-то странные, задушенные звуки, потом вытащила носовой платок и промокнула глаза.

— Нет. Вообще-то обычно он вовсе не такой эмоциональный, леди Шарлотта, как раз наоборот. Мне кажется, что только в вашем присутствии… — Не договорив, Патриция снова подавилась. Шарлотта наклонилась и похлопала ее по спине.

— Нужно быть осторожнее, когда пьете чай, — посоветовала она, взяв со стола лист бумаги и перо. — В школе мисс Бенджимен была девочка, которой чай попал не в то горло во время визита викария. Чай пошел у нее носом, и она залила викария, его жену, двоих детей и большую серую персидскую кошку, как раз проходившую мимо. Очень неудачно сложившиеся обстоятельства. Кажется, кошка умерла. Так, давайте-ка посмотрим. Вы венчаетесь в следующее воскресенье, а это значит, что моя свадьба должна состояться не позже среды. Так? Что такое… Пиджинфрот, да?

— Бэтсфоум, миледи. — Дворецкий подобострастно поклонился, издавая при этом странные щелчки и треск, которые Шарлотта предпочла не заметить.

— Бэтсфоум, конечно же. Как глупо с моей стороны. Совершенно не похоже на Пиджинфрот, правда? Вы хотели мне что-то сказать?

— Да, миледи. Милорд, ваш будущий супруг и покровитель, приказал мне быть к услугам вашей августейшей светлости, и я, всегда благодарный за доверие, которое он мне оказывает, простой слуга, хотя и искалеченный на службе у нашего доброго короля, пусть он и сумасшедший, впрочем, вряд ли он может что-то с этим поделать, не больше, чем я могу сделать со своими дефектами, каковых у меня немало, так как они не ограничиваются печальнейшей потерей моей нижней конечности, с восторгом и восхищением, выходящими за пределы человеческого понимания, готов выполнять его просьбы, и не важно, что при этом остальные мои обязанности накапливаются и накапливаются. И вот я покорнейше простираюсь перед вами, миледи, и предлагаю свои услуги, непритязательные и, вне всяких сомнений, непрошеные.

Он поклонился так низко, что ткнулся носом в лодыжку Шарлотты, извинился, с заметным облегчением выпрямился, сунул руку во внутренний карман и вытащил оттуда сложенный лист бумаги, который протянул ей весьма напыщенно.

— О, — произнесла Шарлотта, нахмурилась и посмотрела на бумагу. — Нет, разумеется, ваша помощь приветствуется, хотя я не совсем понимаю, что именно, по мнению его сиятельства, вы можете для меня сделать. А это что такое?

— Полагаю, миледи, что это список дат и мест, пригодных человеку, который обдумывает венчание. Его сиятельство недавно составлял точно такой же для грядущего бракосочетания мисс Макгрегор и подумал, что вы пожелаете воспользоваться результатами его трудов.

— Превосходно. Дайте-ка я взгляну… о нет, нет, Бэтсфоум, это не пойдет, ни в коем случае. Вы же сами видите, что лорд Карлайл не включил в этот список ни одной престижной церкви. Я не могу венчаться в бедной церкви, потому что никто из светского общества не пожелает туда прийти. Нет, этот список придется очень тщательно пересмотреть, и я займусь этим прямо сейчас. — Она обернулась к Патриции. — Скажите, как правильно пишется «Вестминстерское аббатство»?

— Миледи, если бы я мог смиренно попросить вас уделить мне еще мгновение вашего внимания, то есть и добавление.

Шарлотта оторвалась от листка, куда как раз записывала собор Святого Павла.

— Добавление церквей?

Бэтсфоум изобразил сильнейшее сожаление.

— Увы, миледи, не церквей. Его сиятельство попросил меня, как своего секретаря — должность, каковую я имею честь исполнять наряду с должностью дворецкого, лакея, писца, точильщика, а теперь и горничной при вашей светлости, — уточнить местопребывание досточтимого брата вашей светлости, лорда Коллинза, чтобы его сиятельство, человек изысканный и благородный, мог выяснить точную сумму приданого вашей светлости. — Он поклонился и произнес последние слова так благоговейно и приглушенно, что Шарлотта с трудом его расслышала.

— О чем Аласдэр хочет спросить Мэтью?

— О приданом, ваше сиятельство, — снова поклонился дворецкий.

Она удивленно моргнула.

— О каком приданом?

Он тоже моргнул.

— Я совершенно уверен, что кто-либо из членов семьи обеспечивает дамам вашего положения и знатности сумму денег или собственность, каковые обычно называют приданым невесты.

— Может, и так, но у меня его нет.

— У меня есть, — пискнула Патриция. — Дэр продал наши последние боны, чтобы дать за мной приданое, хотя Дэвид сначала не хотел его брать, но Дэр сказал, чтобы он взял, иначе его согласия на наш брак не будет.

Ни Бэтсфоум, ни Шарлотта не обратили на ее слова ни малейшего внимания.

— У вас нет приданого, миледи? Нет даже маленького домика где-нибудь в деревне?

— Ничего. — Шарлотта помотала золотистой головкой.

— Может быть, какие-нибудь правительственные облигации, о которых вы забыли?

— Ничего нет, Бэтсфоум.

— Даже серебряной монетки, вложенной в строительство каналов?

— Никаких монеток, вложенных или нет.

— Ваш покойный супруг…

— Получал ничтожное содержание от своего отца-графа. Его едва хватало на нескольких овечек и на то, чтобы иногда купить кусок парчи.

— И вдовьей пенсии тоже нет?

— Ничего. Мне пришлось продать овечек, чтобы постирать парчу и сшить из нее дорожный плащ.

Бэтсфоум уставился в свои памятные заметки, куда записывал приказания графа.

— Чрезвычайно печальная история, миледи.

— О, ничего страшного. От овец ужасно пахло, а парчовый плащ хорошо согревал меня в море.

— Я говорил не об овцах, а о том, что у вас нет приданого.

— Ах это! Это и вовсе ерунда, — отмахнулась Шарлотта. — Может быть, Аласдэр немного расстроится, узнав, что ему нечего добавить к своему состоянию, но я уверена, он просто счастлив получить меня такой, какая я есть. И раз уж мы об этом заговорили, пожалуйста, сообщите ему, что хотя мне известен обычай, по которому свадьбу оплачивает семья невесты, денег у меня нет, так что за это тоже придется заплатить ему. И за мой новый гардероб, который я намерена заказать сразу же, как только закончу разговор с леди Патрицией.

Бэтсфоум молча пожевал губами, доковылял до кресла и рухнул в него. Шарлотта, нахмурившись, коротко взглянула на него, давая понять, что она думает о прислуге, рассевшейся тут без приглашения, и снова вернулась к своему важному занятию.

— Так. Должна заметить, что даты в этом списке совсем, совсем неприемлемы. Ближайшая дата — через три месяца! Нет. — Шарлотта зачеркнула все пять дат в списке и уверенно вписала в него свою. — Думаю, следующая среда мне занимательно подходит.

— Замечательно.

— Да. Рада, что вы согласны.

— Но, леди Шарлотта, — запротестовала Патриция, — до среды осталось меньше недели!

— Вполне достаточно, чтобы ваш брат сделал все нужные приготовления.

— Но… но… такая поспешная свадьба…

Шарлотта оторвалась от списка гостей.

— Думаю, приглашать будем только по-настоящему важных персон. Интересно, чем занят в среду принц-регент?

Патриция слегка порозовела, выставила из комнаты обалдевшего и явно не желавшего уходить Бэтсфоума, дождалась, пока он выйдет, и только тогда заговорила:

— Леди Шарлотта, вы плохо обдумали дату. Свадьба в такой спешке… это вызовет пересуды! Люди начнут думать, что это вынужденно.

— Вынужденно? — Шарлотта опять оторвала глаза от списка. — Что вы хотите этим сказать — вынужденно?

Патриция покраснела сильнее.

— Ну, вы же вдова, вы и сами должны знать.

Шарлотта слегка наморщила лоб.

— Должно быть, мы друг друга плохо поняли. Какое отношение к моему браку с вашим братом имеет мой покойный муж?

Патриция заломила руки, лицо ее от смущения запылало.

— Никакого… только… ну, если вы настаиваете, чтобы я говорила откровенно… близкие отношения.

— И что с ними такое? — Шарлотта с некоторой озабоченностью посмотрела на свою будущую золовку. Похоже, Патриция расстроена из-за родственников Шарлотты, и хотя сама она не особенно любила брата и кузенов, крайне странно, что Патриция решила прямо сейчас высказывать свое недовольство ими.

— Люди подумают, что они у вас были. С Дэром.

— Это нелепо. — Шарлотта презрительно фыркнула и снова вернулась к списку. — У меня с Аласдэром и с вами нет не только близкого, но даже и отдаленного родства. Как вы думаете, король обидится, если я не приглашу его на свадьбу?

— Нет! — воскликнула Патриция, заметавшись по гостиной. — Вы не понимаете! Если вы с Дэром так поспешно поженитесь, о вас обязательно начнут говорить!

— Ну, разумеется, о нас будут говорить, — заверила ее Шарлотта. — Обо мне всегда говорят! Мы с Аласдэром будем главным событием сезона. А как может быть иначе? Столь романтичная женитьба лихого красавца графа и очаровательной почти графини просто обязана вызвать зависть в сердцах всех, кто имеет хоть какое-нибудь значение. Заверяю вас, я вполне привыкла быть баловнем общества. И не посрамлю вашего брата, если вы об этом.

— О… я сдаюсь, — выдохнула Патриция, в знак поражения поднимая руки. Шарлотта вскинула бровь, но решила не говорить будущей золовке, что от беспокойства выскакивают прыщи. В следующие полчаса уютную тишину комнаты нарушал только скрип пера по бумаге. — Леди Шарлотта!

— Мм? — Шарлотта как раз вычеркнула из списка леди Джерси. Ее грубые замечания после того, как она обнаружила, что Шарлотта явилась к ней на маскарад в костюме Генриха VIII, были совершенно и абсолютно неуместными. Позлорадствовать над леди Джерси — что может быть приятнее?

— На что… на что это похоже?

Шарлотта подняла взгляд.

— Что? Месть?

На лице Патриции мелькнул испуг, шею начало заливать краской.

— Нет, не месть. Отношения. Супружеские отношения, — уточнила она на всякий случай.

— Супружеские отношения? Вы имеете в виду родственников вашего мужа? Понятия не имею…

— Нет, не эти отношения. Я имею в виду… отношения. Густой румянец Патриции и ее потупившийся взгляд заставили что-то щелкнуть в мозгу Шарлотты.

— А, вы имеете в виду соединение женского органа с мужским орудием? Вообще-то я не должна вам об этом говорить, но поскольку моя дорогая кузина Джиллиан рассказала мне обо всем перед тем, как я обвенчалась, и раз уж вы на следующей неделе станете замужней дамой, думаю, можно один раз нарушить правила и сказать. — Она оставила перо, сложила руки на коленях и посмотрела будущей золовке в глаза.

Патриция подалась вперед и впилась в Шарлотту взглядом.

— Ну?

— Это грязно. — Шарлотта дважды кивнула, снова взяла перо и стала перепроверять список.

— Грязно? И все? Это… грязно?

— Нуда, и все. — Шарлотта подняла глаза, постукивая пером по подбородку. — Моя кузина рассказывала об этом гораздо больше, что-то о том, что взлетает на небеса, но, говоря по правде, я думаю, что это просто грязное занятие. Необходимое, если хочешь иметь детей, а я хочу, но все равно грязное.

— Как это грязное?

Настала очередь Шарлотты слегка покраснеть. Она небрежно махнула рукой.

— Всякие телесные выделения, и все такое. Уж не говоря об определенных… запахах. Мой вам совет — держите под рукой льняную салфетку. Даже две, если ваш муж особенно энергичен.

— Льняную салфетку?

Шарлотта кивнула:

— Сами увидите. Грязно.

— А-а.

К счастью для всех заинтересованных лиц, эту тему оставили ради обсуждения преимуществ бельгийских кружев по сравнению с ирландскими. Живая беседа внезапно оборвалась, потому что в комнату ворвался Дэр (следом тенью крался Бэтсфоум со списком Шарлотты) и с ревом потребовал объяснить, почему Шарлотта пытается свести его с ума.

— Я подумала, что это будет только справедливо, потому что раньше вы обвинили меня в сумасшествии, уж не говорю про «невыносимо упрямая», — безмятежно отозвалась она, рассматривая и отвергая модели платьев в журнале, который показала ей Патриция. Поскольку понятно, что деньги не имеют для Дэра никакого значения, обычные фасоны, может, и подходящие для любой другой невесты, безусловно, не годились для будущей графини Карлайл.

Дэр негодующе затрясся, услышав этот ответ. Шарлотта подняла глаза, чтобы спросить, чем он так расстроен, но не смогла произнести ни слова. Она потрясенно смотрела на него — Дэр явился в гостиную без сюртука, без галстука, высоко закатав рукава рубашки и демонстрируя мускулистые руки. Рубашка распахнулась, обнажив стройную загорелую шею, и во рту Шарлотты неожиданно пересохло. Она смотрела то на шею, то на руки, не в силах решить, на что ей больше хочется смотреть — на жилистые, сильные руки, теплые и золотистые в полуденном свете, или на сильную соблазнительную шею и едва видную обнаженную грудь с… Боже милостивый, эти золотистые завитки и есть волосы на груди? Она уже решила, что неплохо бы лишиться чувств, но тут же передумала — если сейчас упасть в обморок, то она уже не сможет на это смотреть, а в ту минуту Шарлотте больше ничего не хотелось, только любоваться этим восхитительным обнаженным телом. Руки! Шея! Волосы на груди!

— Честное слово, Дэр, ты что, дикарь — разговаривать со своей нареченной в таком неприличном виде? — рассердилась его сестра. — Даже представить страшно, что подумает о тебе леди Шарлотта!

Шарлотта точно знала, что она думает. Она думала, что прятать такое потрясающее тело — это преступление против природы, безобразие, издевательство. Она хотела увидеть больше. Гораздо больше. Каждый дюйм этого золотистого, загорелого, мускулистого тела.

Услышав, как сестра требует от него привести себя в порядок, Дэр сердито посмотрел на Патрицию и снова перевел взгляд на Шарлотту, споткнувшись об ошеломленное выражение ее лица. Шарлотта с трудом отвела глаза от его шеи и зачарованно увидела, как гнев Дэра переходит в озадаченное выражение, какое-то время борется с самодовольным мужским удовлетворением и превращается в напряжение, от которого воздух между ними словно сгустился от почти осязаемого желания.

— Милорд, если бы вы позволили существу скромному и незначительному, уж не говорю — обремененному и перегруженному работой, объяснить…

Ни Шарлотта, ни Дэр не обратили на Бэтсфоума никакого внимания.

— Леди Шарлотта, вам нехорошо? Дэр, что случилось с леди Шарлоттой? Дэр? Дэр!

Шарлотта была не в силах отвести взгляда от неморгающих глаз Дэра. Ее потрясло сильное желание, написанное в его сапфировых глазах, и она внезапно, впервые в жизни осознала истинную власть своей женской сути. Эмоции, вспыхнувшие между ней и Дэром, были чем-то бесконечно более глубоким, чем тот обычный бессмысленный флирт, с которым она сталкивалась в прошлом. Они были… земными. Изначальными. Невероятными, возбуждающими и совершенно развратными. Она хотела прикоснуться к нему, попробовать на вкус его кожу, ощутить его обнаженную плоть… Она изнывала, буквально пульсировала от желания немедленно применить по назначению его мужское орудие. Груди внезапно, сами по себе и совершенно без ее разрешения, заныли, стали чувствительными, тяжелыми от потребности ощутить ласку его рук…

— Милорд…

Дыхание в горле перехватило, соски затвердели, требуя прикосновения Дэра, присоединившись к настоящей какофонии воплей о внимании от остальных частей тела. Она хотела ощутить его руки на своем теле, хотела, чтобы он согревал ее, чтобы утолил боль, возникшую где-то глубоко в ее теле. Она хотела всего этого, и хотела прямо сейчас. Она шагнула в его сторону. Его глаза темно сверкнули, в его груди возник негромкий звук, словно отозвавшись на ее взгляд.

— Дэр!

— Миледи!

Два возмущенных голоса вскрикнули одновременно, и чары разрушились. Дэр нахмурился. Шарлотта отступила назад, ее тело завопило в безмолвной досаде. Она приказала телу прекратить жалобы и пообещала, что выполнит его требования в среду. «Может быть, и раньше», — подумала Шарлотта, снова посмотрев на мускулистые руки Дэра. Его пальцы в ответ дернулись.

— Вот видишь, Дэр, леди Шарлотта просто вне себя из-за твоего неприличного вида, — сказала Патриция и потянула Шарлотту к бугорчатой кушетке. — Идите сюда. Сядьте рядом со мной, леди Шарлотта. Мы с вами простим моего брата, когда он приведет себя в надлежащий вид.

Шарлотта уже открыла рот и хотела сказать, что в этом нет ни малейшей необходимости, да и желания у нее такого тоже нет, но Дэр, похоже, вспомнил, зачем он вообще сюда явился.

— Я работал над моим двигателем, — оправдываясь, сказал он Шарлотте, — и вернусь к работе сразу же, как только вы объясните вот это! — Он протянул ей список церквей и гостей.

— Ваши предложения неприемлемы. Вы граф! А я дочь графа и вдова наследника графа. Мы не можем венчаться в маленькой, убогой церкви. Где сядут гости?

— А это приводит нас к вашему списку гостей! — прорычал Дэр.

Шарлотта посмотрела на него торжествующе.

— Выбор свадебных гостей, Аласдэр, — это альтернатива невесты.

— Правильное слово — «прерогатива», но она становится недействительной, если жениху приходится платить за всю чертову штуку целиком, как сообщил мне Бэтсфоум.

— Дэр! — воскликнула Патриция.

— Шарлотта спрыгнула с кушетки и вздернула подбородок, глядя на графа.

— Раз уж у вас нет приданого, а ваша семья не собирается платить за свадьбу, вам придется научиться жесточайшей экономии и следовать моим поэтам. Тьфу, запретам, — поправился он. — Боже милостивый, ваш язык заразен!

— С моим языком все в полном порядке! — рявкнула Шарлотта. Ей надоели постоянные оскорбления, и она заорала: — И вы бы это знали, если бы удосужились меня поцеловать! А вы этого не сделали, даже когда предложили руку и сердце, вы гадкий человек, вы!..

— У вас тогда была борода! — заорал он в ответ, подступая к ней ближе. Воздух между ними снова раскалился.

— Ну а теперь ее нет! — отрезала Шарлотта и тоже шагнула к нему.

— Отлично! — взревел он.

— Отлично! — согласилась она и стиснула кулаки, собравшись как следует ткнуть его в голую грудь, если он не поступит, как положено. Но Шарлотта не успела додумать, что именно она сделает с грудью Дэра, потому что он завладел ее губами.

— Дэр! Ты не можешь!..

— МИЛОРД!

— Леди Шарлотта, вы не должны!..

— Миледи!

— О, Бэтсфоум, сделайте же что-нибудь!

— Поскольку не я согреваю постель его сиятельства, я не знаю, чего вы от меня хотите, мисс.

— Бэтсфоум!

Шарлотта не обращала внимания на них, не обращала внимания на голос у себя в голове, твердивший, что добродетельные дамы не поощряют джентльменов к поцелуям, не обращала внимания на здравый смысл — она полностью отдалась чистому, жаркому волшебству, которое творили губы Дэра. Антонио пару раз целовал ее во французской манере, но те толчки и рывки его языка никак не походили на поцелуй Дэра. Дэр был везде, он окружал ее, переполнял ее, одна его рука подтянула Шарлотту к себе, его бедра твердо упирались в ее ноги, ее груди снова потяжелели и заныли, крепко прижатые к его груди. Другая его рука запуталась в ее волосах, откидывая голову назад. Но сильнее всего ее пленял его рот, он требовал и давал, уговаривал и дразнил. Дэр ворвался в ее рот, мгновенно завладел им, он пробовал ее на вкус. Он был везде — вокруг нее, внутри ее, его жар струился по ее жилам. Она пыталась сопротивляться его объятиям, отчаянно пыталась набрать воздуха в легкие, но собственное тело больше не слушалось. И тогда она сдалась, и где-то в горле родился стон, смягчая ее губы, и она стала невольно подражать его движениям, ей захотелось обвиться вокруг него так же, как ее язык сплетался с его. Она хотела…

— АЛАСДЭР ЙЕН МАКГРЕГОР!

В тускло освещенном, пыльном уголке сознания Шарлотта была благодарна Патриции за то, что та прервала их поцелуй, но остальная часть сознания пришла в бешенство и бормотала насчет того, что лучше бы людям не совать нос в чужие дела. Впрочем, несколько часов спустя, сидя в лучшей гостиной Джиллиан, Шарлотта призналась себе, что Патриция была права, помешав им. То, чего потребовала Шарлотта, — поцелуй, скрепляющий их помолвку, и то, что Дэр ей дал, — поцелуй, готовый испепелить все на своем пути, были совершенно разными вещами.

— Что ж, это сулит хорошее будущее, — улыбнулась Шарлотта в темноту. — Поцелуй был замечательным. Держу пари, Аласдэру придется заглядывать в «Руководство по супружеской гимнастике» Вивьен ля Блу не слишком часто, всего разок-другой!

Глава 5

— Это худший день в моей жизни! Отошли карету, Каролина, она не нужна, я никуда не поеду.

А в ответ тишина. Шарлотта со злостью пнула ни в чем не повинный вышитый пуфик и злобно глянула в зеркало, на отражение горничной Каролины, призванной подготовить ее к тому, что должно было стать самым главным днем в ее жизни. Ее днем. Ха, можно просто лопнуть от смеха над этим фарсом!

— Ты просто нервничаешь. Мама говорит, все невесты так себя чувствуют. Да что там, меня саму перед венчанием тошнило. Мама говорит, что леди может тошнить только в двух случаях — перед свадьбой и во время беременности.

Каролина повнимательнее посмотрела на подругу:

— Ведь ты не беременна, Шарлотта?

— Я просто опозорена!

— Прошу прощения?

Шарлотта вздохнула и подумала, что можно пожалеть себя. Хуже все равно не будет.

— Как такое произошло, Каро? — всхлипнула она, с несчастным видом глядя на свое прелестное отражение в зеркале.

— Твой брак? Ну, сначала ты нарядилась Генрихом Восьмым…

Шарлотта так гневно посмотрела на подругу, что та осеклась.

— Это вопрос риторический, Каро, он не требует ответа. На самом деле, на него вообще нет ответа, так же как не существует ответа на вопрос, как все мои планы пошли наперекосяк, как Аласдэр додумался опозорить меня таким образом и как, по его мнению, я могу занять свое законное место в обществе, если он держится за свой гнусный план жениться на мне в такой отвратительной манере.

Каролина смотрела на живот Шарлотты.

— Ты уверена, что не беременна? Потому что высказываешься ты так же драматично, как сестра моего дорогого Алджернона, Тесс, когда она вынашивала близнецов. Дорогой Алджернон утверждает, что Тесс может переиграть самого мистера Кина.

Шарлотта потрясла бутоном розы.

— У меня наступил самый ужасный день в жизни, а ты только и можешь, что болтать о рвоте перед венчанием и пялиться мне на живот, как будто он сейчас раздуется, как у беременной. Честное слово, Каролина, мне кажется, ты могла бы проявить побольше сочувствия и пожалеть меня, а не пытаться отвлечь всей этой чепухой про актеров! Сегодняшний день обещает стать воистину позорным пятном оправданий на смирении души моей.

— Что? — Каролина попыталась разгадать последнее запутанное предложение из жаркой тирады Шарлотты. «Узорным пятном рыданий на озарении ее души»?

Каролина тряхнула головой и решила, что лучше успокаивать невесту, чем пытаться понять, что она говорит. Шарлотта определенно переволновалась. Нужно переключить внимание подруги на что-то более радостное.

— Не беспокойся, Шарли. Это все ерунда. Цветы в твоей прическе смотрятся так красиво! День прекрасный, ты самая очаровательная невеста на свете, и лорд Карлайл скоро навсегда станет твоим. Ты же не можешь всерьез говорить о том, что останешься дома, — ты сегодня выходишь замуж! Сегодня самый чудесный день в твоей жизни, а вовсе не позорный. День свадьбы не может быть самым плохим днем в жизни. Даже думать об этом и то плохая примета.

Шарлотта на секунду опустила плечи. Понятно, жалость к себе не помогла. Даже Каролина не прониклась ее горестным положением. Значит, потребуется новая тактика. Там, где молчит жалость, должен подействовать гнев. Шарлотта выпрямилась и улыбнулась своему отражению. Почему она сразу об этом не подумала? Во всем виноват Аласдэр. Если бы он ее не поцеловал, она бы не одурела и еще несколько дней назад поняла бы, что хорошая истерика и проявление гнева всегда дают нужные результаты. Как только до всех дойдет, что она настроена серьезно и совершенно не намерена терпеть возмутительное нарушение свадебной церемонии, которое задумал Аласдэр, все разрешится к ее полному удовлетворению.

— Я шагу не сделаю из этого дома. Я отказываюсь ехать в церковь, и не потому, что волнуюсь, и не потому, что меня тошнит, и не потому, что я беременна. Все очень просто, дорогая моя Каролина. Я не еду в церковь, потому что не собираюсь сегодня выходить замуж, — со счастливой улыбкой заявила Шарлотта, и на ее щеках засияли ямочки. Она замахала рукой на горничную, втыкавшую бутоны роз в массу кудряшек, собранных у невесты на макушке. — Можете перестать, Клотильда. Мне не нужны цветы до тех пор, пока Аласдэр не исправит свою ошибку.

— То есть как это — ты не собираешься выходить замуж? — Каролина стиснула руки. — Конечно, ты выходишь замуж! Ты уже надела свадебное платье, дорогой Алджернон сидит внизу, в карете, чтобы отвезти нас в церковь, где тебя ждет лорд Карлайл. И свадебный завтрак заказан! Ты должна выйти замуж!

— Дорогой Алджернон может отослать карету, потому что я шагу из дома не сделаю. Собственно, я отказываюсь выходить из твоей спальни. Уверена, никому не помешает, если я буду сидеть здесь до тех пор, пока Аласдэр не придет в чувство.

Каролина схватилась за спинку кресла, обитого розовым дамастом, и побелела, представив себе Шарлотту, постоянно живущую в ее спальне. Святые небеса, нужно думать, и думать быстро! Должен же быть какой-то способ заставить Шарли выйти из дома? В голове Каролины безумным вихрем крутились мысли, она пыталась сформулировать убедительные доводы, успокаивающие банальности и ласковые слова. К несчастью, мозг сотрудничать отказывался.

— Шарли, так нечестно! Ты просто должна понять, что крайне неразумно отменять свадьбу, о которой ты мечтала, кстати, и меня втянула в свои планы, и уговорила дорогого Алджернона выступить в роли шафера — и все только потому, что тебе не нравятся приготовления.

Шарлотта вскочила и вздернула подбородок.

— Это Аласдэр повел себя неразумно. Он лишил меня возможности самой подготовить свадьбу, хотя я ему говорила, что он может перемолоть свою экономию в нюхательный табак и нюхать ее! — Она пометалась по комнате и снова плюхнулась в мягкое кресло. — Ну и пусть наслаждается своими приготовлениями сам, потому что я остаюсь здесь. Пожалуйста, позвони, пусть принесут чаю. И, наверное, бисквитов, или тарталеток, или парочку пирожных с джемом. А, и гренков, гору, целую гору гренков! Теперь не имеет значения, что я ем. Какая разница, жмет мне седло или нет!

Каролина увидела упрямое лицо подруги, и ее паника усилилась раз в десять.

— Шарли, ты напрасно расстраиваешься. Я уверена, лорду Карлайлу не все равно, жмет тебе седло или нет, хотя я не думаю, что это так важно для семейной жизни, и все-таки я уверена, что ему не все равно, и он хочет, чтобы ты была счастлива…

Шарлотта вспомнила обо всех несправедливостях, которые он вывалил на нее только ради того, чтобы сэкономить пару монет, и выпрыгнула из кресла. Ее синие глаза полыхали гневом негодования, она заметалась перед окном.

— Да ему вообще на все наплевать, кроме его драгоценного кошелька! А эти клеветнические замечания насчет моих «экстравагантных» планов о незабываемой свадьбе — это просто признак слабоумия! Я уж молчу про скандал, который он мне закатил — ну, насчет того, что я доведу его до работного дома. Как будто такое возможно! Он граф, в конце концов. Ты когда-нибудь слышала про нищих графов?

— Ну…

— Конечно, не слышала. Я неразумная, как же! Да во мне нет ничего неразумного! Я самый здравомыслящий человек из всех, кого знаю, а знаю я очень-очень многих!

— Но, Шарли, я уверена, лорд Карлайл желает тебе только счастья…

Шарлотта презрительно фыркнула, и это показалось ей таким уместным, что она фыркнула еще раз.

— Нам придется венчаться в крохотной приходской церквушке в Ковент-Гардене, и никаких гостей, кроме тебя и этой чванной Патриции, но это не значит, что я обязана туда явиться! Это моя свадьба, и будь я проклята, если стану праздновать самый важный момент в жизни в пустой церкви!

— Шарлотта Гонория Эвелина Бенедикт! — ахнула Каролина. — Грязные слова в день венчания — плохая примета!

— Клянусь зубами Господа, Каро! Вся моя жизнь пошла прахом, а ты все еще думаешь про плохие приметы? У тебя на уме одни плохие приметы. — Шарлотта, пыхтя, топала по комнате. Каролина, в отчаянии понявшая, что подруга и в самом деле может выполнить свою угрозу и отказаться выйти за графа, выложила последнюю карту.

— А ты думала, что скажут, если вы с лордом Карлайлом не поженитесь?

Шарлотта нахмурилась, глядя на подошедшую к ней Каро.

— Догадок о том, почему я в последнюю минуту передумала, будет восхитительно много.

Каролина замотала головой и приготовилась поступить безжалостно ради блага подруги и собственного семейного блаженства.

— Скажут, что лорд Карлайл завлек тебя и обманул. Скажут, что он передумал на тебе жениться. Скажут, что сама мысль о женитьбе на тебе показалась ему отвратительной и невыносимой.

Шарлотта замерла и в ужасе воззрилась на подругу. Поначалу захотелось немедленно оспорить эти гадкие предположения, но она подумала и поняла, что сейчас ее звезда в обществе горит не так уж ярко, а если учесть непостоянство аристократов, скорее всего все повернется именно так, как говорит Каролина. Сейчас Шарлотта — пария; разве она выдержит, если ее начнут жалеть, если начнут смеяться над ней? Шарлотта содрогнулась, представив себе этот ужас, и быстро пересмотрела стратегию. Наверное, прямой отказ обвенчаться с Аласдэром не самый лучший выход из положения. Возможно, есть способ привести его в чувство и достичь своей цели, не становясь объектом всеобщей жалости.

— Пусть Аласдэр думает, что может отказать мне в моем законном праве, но я женщина умная и интеллигентная и не позволю испортить себе жизнь мелкой трагедией вроде мужчины-скопидома, который так туго завязывает свой кошелек, что лишает меня возможности получить положенную мне долю обожания и поклонения. Я не выйду за него замуж до тех пор, пока он не вымолит моего прощения и не обеспечит мне подобающей свадьбы с кучей гостей, которые будут восхищаться мной и поздравлять его с невероятной удачей, потому что ему исключительно повезло заполучить меня в невесты! — Последние слова Шарлотта кинула через плечо, уже выходя из спальни.

— Но… но… куда ты пошла?

— В карету. Честное слово, Каро, ты что, настолько безалаберная, что до сих пор не готова? Мы должны были приехать в церковь еще десять минут назад! Быстрее, быстрее! Если я рассчитываю сегодня обвенчаться, то нечего впустую тратить время. Может, Аласдэр и похож на ангела, но даже он не умеет делать чудеса.

Пять минут спустя городская карета семейства Беверли катила по улицам города. Лорд Беверли, проведя в обществе Шарлотты две минуты, решил добираться до церкви верхом. Сидя в карете, Шарлотта почти всю дорогу обдумывала, что скажет жениху и что от него потребует. Он просто обязан понять, как важно правильно начать семейную жизнь. Несколько самых отборных выражений она опробовала на Каролине.

— Честное слово, Шарли, не думаю, что обещание подвесить лорда Карлайла за ноги, если он не подчинится твоим требованиям, — это достаточно убедительно. Может, если ты попытаешься вразумить его…

— Он мужчина, Каролина. Ты видела хоть одного мужчину, поддающегося вразумлению?

— Ну… дорогой Алджернон иногда… он действительно перестал отращивать усы… Не важно. Я думаю, что, если ты просто объяснишь, как несчастлива из-за этих его приготовлений, лорд Карлайл скорее обсудит с тобой этот вопрос, чем если ты начнешь угрожать ему физическими повреждениями.

Шарлотта усмехнулась:

— Я не собираюсь калечить его, Каро. Он мне нравится. Он мне очень нравится.

— Шарлотта!

— Ой, вот только не нужно изображать негодование. Если бы твой Алджернон был великолепным воплощением зрелой мужественности, вот как Аласдэр, ты бы сказала то же самое.

— Ни за что! Я бы никогда не говорила о своем муже в такой дерзкой манере! Это просто неприлично!

Шарлотта сверкнула ямочкам и, не удержавшись, поддразнила подругу:

— Правда, Каро, ты самый обрезанный человек на свете!

— Я… обрезанная? Ты сказала — «обрезанная»?

— Да, и так оно и есть. Очень обрезанная. — Улыбка Шарлотты увяла, когда она заметила выражение лица подруги. — Каро, если ты еще чуть-чуть вытаращишь глаза, они просто выскочат у тебя из орбит, и что ты тогда будешь делать?

— Шарли… ты хоть знаешь, что такое «быть обрезанным»?

— Ну, разумеется, знаю. — Шарлотта хмыкнула и вдруг задумалась. — Мне казалось, что знаю… нуда, знаю! Это значит быть «чересчур осторожным и нерешительным».

На щеках Каролины появились красные пятна. Она отвела взгляд от Шарлотты.

— Согласно Библии, обрезание — это… ну, это… это то, что делают только мужчинам. Ну, ты знаешь. Это значит, им отрезают кусочек от мужского… — Каролина делала руками какие-то безумные жесты.

Шарлотта сосредоточенно нахмурилась.

— От чего?

— Ну, ты знаешь. От… пипетки.

— От чего?

Каролина зашикала на нее, нервно выглянула в окно и снова повернулась к подруге.

— От пипетки. От шалуна. От погремушки. Шарлотта откинулась на спинку сиденья и возвела глаза к потолку.

— Ну, честное слово, Каро, ты же замужняя женщина! Просто не верится, что тебе нужно придумывать столько ребяческих названий для самого обычного предмета, который ты видишь каждый день. В конце концов, мы уже взрослые люди. Уж могла бы назвать, не краснея и не выдумывая ерунды вроде «погремушки»!

Каролина сконфузилась от собственной глупости.

— Извини, больше не буду. Ты совершенно права. Мы обе замужние женщины и можем говорить о таких вещах открыто.

Шарлотта вытащила маленькое зеркальце и посмотрелась.

— Вот именно. А что до всего остального, так это и вовсе смехотворно. Должно быть, ты неправильно поняла Библию. Ни один мужчина, обладающий хотя бы малой долей здравого смысла, никому не позволит отрезать кусок своего головастика.

Дэр хмуро посмотрел на зажатые в руке карманные часы. Еще сильнее он нахмурился, когда взглянул на дорожные часы, стоявшие на обшарпанном столе в маленькой, пахнувшей плесенью комнатке церковного служителя. Вспомнив, что сегодня день его свадьбы, он постарался согнать с лица недовольное выражение, нарочито беззаботно подошел к Бэтсфоуму, стоявшему за спиной капитана Дэвида Вудвелла, жениха Патриции, и посмотрел на часы Дэвида.

— Нужно их до воскресенья починить, — усмехнулся Дэвид. — Негоже опоздать на собственную…

Дэр закрыл глаза и потер лоб. Все часы показывали одинаковое время. Все предсказывали удручающую правду. Сегодняшний день ознаменовывал начало жизни, заполненной бесконечным ожиданием женщины. Дэр открыл глаза и мрачно, обреченно вздохнул.

— Леди всегда опаздывают, — заверил его Дэвид. — Патриция говорит, у них просто не принято приходить вовремя, а что до невест… ну, всем известно, что невесты опаздывают. Они любят театральные появления.

Дэр с трудом выжал жалкую улыбку. Ему хотелось сказать что-нибудь язвительное по поводу глупости женщин вообще и невест в частности, но в голову приходил только один совет — держаться подальше от этих маленьких очаровашек, а такие советы вряд ли следует давать мужчине, который через каких-то пять дней женится на его собственной сестре.

— Она скоро приедет, — пообещал Дэр. — Она так старалась поймать меня, что сейчас точно не бросит. Она просто наказывает меня за то, что я не истратил последний шиллинг на пышную свадьбу.

Дэвид улыбнулся:

— Я понимаю, сейчас тебе кажется, что все плохо, но Патриция уверена — все образуется. Ей кажется, что леди Шарлотта испытывает к тебе нежные чувства, а это хорошо, правда?

Губы Дэра слегка дернулись в подобии кривой улыбки; он легонько ткнул Дэвида кулаком в плечо, благодаря за попытку утешить, и снова начал мерить шагами маленькую комнатку, время от времени останавливаясь, чтобы ущипнуть себя за переносицу. Начинала болеть голова, и боль усиливалась от шума во дворе церкви. В город приехал цирк, артисты давали представление по поводу визита царя Александра, и шумели они так, словно устроили репетицию оркестра прямо рядом с церковью.

После того как Дэр в десятый раз прошел мимо Дэвида и своего дворецкого, Бэтсфоум не выдержал:

— Не позволите ли вы мне уточнить, где сейчас находится леди, которой вы столь благородно, хотя и несколько поспешно, предложили руку и сердце? Не то чтобы я критиковал поступки милорда, в мое сознание даже мысль такая не закрадывалась, уж не говоря о том, чтобы обдумать ее и высказать, когда такая забота омрачает чело того, кто гораздо выше меня по положению, о чем, милорд, вы, разумеется, знаете. По правде говоря, я бы лучше отрубил себе вторую ногу, чем позволил высказать хоть малейшее неодобрение поспешностью, с какой вы пообещали жениться на женщине, которую едва знаете, уж не говорю о том, что не испытываете к ней ни малейшей склонности, что, впрочем, для брака вовсе не требуется, как мне известно по личному опыту, раз уж я был семнадцать невероятно долгих лет женат на миссис Бэтсфоум, пока она безвременно не отошла в мир иной в результате ужасного происшествия, случившегося из-за Женщины-слона из Занзибара на выставке в галерее «Необъяснимого и причудливого» мистера Тренчерфута, которая, сидя на скамье, швырнула тасманийского Мальчика-Летучую мышь через всю комнату прямо на колени миссис Бэтсфоум, каковая поперхнулась мятным леденцом, тем самым ускорив свою смерть, наступившую три года спустя из-за сильного сердцебиения и хандры. Право же, моя нога будет слишком незначительной жертвой для того, чтобы обеспокоенный мозг милорда хотя бы ненадолго оторвался от размышлений о желании своей невесты выйти за него замуж. Как милорду хорошо известно, само мое существование неумолимо направлено на то, чтобы сделать его счастливым. Пригласить хирурга для немедленной ампутации единственной оставшейся у меня ноги?

Дэр издал звук, подозрительно похожий на фырканье. На улице у церкви голоса повысились до лихорадочного визга, раздавались крики вроде «Эй, там, осторожно, медведь, он кусается!», слышались резкие фальшивые звуки нескольких труб, пытавшихся изобразить торжественный марш. Дэр старался не поддаваться все усиливающемуся ощущению абсурдности происходящего, но секунду спустя его губы все же изогнулись в усмешке — Бэтсфоум смиренно склонил голову, изображая покорность и подчинение, показал на свою ногу и изогнул бровь:

— Нога, милорд. Чтобы ее отрубить, потребуется всего лишь мгновение.

— Пожалуй, позже, Бэтсфоум. После свадебного завтрака, хорошо? Не хочется лишать дам аппетита.

— Дэр! — В комнату ворвалась Патриция, она схватила брата за руку и поволокла к двери. — Дэр, идем быстрее! Леди Шарлотта приехала, но она отказывается выходить из кареты, пока не переговорит с тобой. О, и еще в церковь забежала обезьянка, но викарий сумел загнать ее в люстру над нефом, так что тебе не о чем волноваться. Ты знал, что тут во дворе цирк?

Дэр передернул плечами, но все же сумел расправить их и, приняв утомленный вид, пошел вслед за сестрой к карете.

— А, Карлайл, вот вы где! С дамами всегда столько сложностей, — произнес худощавый рыжеволосый джентльмен, стоявший рядом с каретой. Он явно испытал огромное облегчение, увидев жениха. Тут раздался предостерегающий крик, и оба отпрыгнули с дороги — мимо них галопом проскакал верблюд, за которым волоклись несколько шелковых шарфов и позолоченная веревка. Следом за ним мчались трое циркачей, изрыгая непотребные ругательства и призывая на голову животного страшные кары.

— Беверли, — кивком поздоровался Дэр. — Полагаю, моя невеста волнуется?

Лорд Беверли тревожно посмотрел на церковь, потом на карету. Занавеска на окне отдернулась, появилось личико Шарлотты. Она поманила Дэра пальцем.

— Э-э… что-то в этом роде. Мне кажется, у вашей невесты есть кое-какие возражения против церкви. Не удивлюсь, если дело в цирке. Никогда не думал, что они держат цирки в церквях. По-моему, это совершенно неподобающе.

Дэр, ничего не ответив, открыл дверцу кареты.

— Доброе утро, леди Беверли, Шарлотта. Все в порядке?

— Нет! — воскликнула Шарлотта, схватила его за руку и потянула в карету. Дэр не сопротивлялся. Он сел напротив невесты, тщательно пристроив налицо выражение легкого любопытства. — Я хочу сказать, что не выйду за вас замуж.

— Пожалуй, посмотрю, не нужна ли я дорогому Алджернону, — пробормотала Каролина, пытаясь протиснуться мимо Шарлотты к двери.

— Оставайся на месте, Каро! Мне нужен свидетель этого разговора.

— Но, Шарли, это только между тобой и лордом Карлайлом! Я в самом деле думаю, что мне лучше уйти…

Шарлотте хватило дерзости нахмуриться, глядя на жениха. Не обращая внимания на Каролину, Дэр откинулся ни спинку сиденья и скрестил на груди руки.

— Вы не выйдете за меня замуж?

− Нет!

— И вы в подвенечном платье проехали весь этот путь, чтобы сообщить мне, что не собираетесь выходить замуж?

Шарлотта кивнула:

— Все верно. Я не выйду за вас, пока вы не придете в себя.

— Понятно. — Дэр кивнул, хотя на самом деле не понял ничего. Впрочем, он не сомневался, что Шарлотта быстро посвятит его во все тонкости своего заявления, в частности, объяснит, почему вдруг передумала после всех стараний поймать его в ловушку. Он еще раз кивнул, открыл дверку кареты и вышел, чуть не оказавшись растоптанным небольшой стайкой клоунов. Глубоко вдохнув пахнувший навозом воздух, Дэр приготовился к неизбежному.

— Аласдэр! — Шарлотта тоже выпрыгнула из кареты, подлетела к графу и наградила его взглядом, от которого налысо облез бы любой кот.

Дэр с трудом подавил улыбку, увидев разгневанные бездонные глаза, и признался себе, что бешенство Шарлотты вызывает у него безудержное желание поцеловать ее.

— Вы не можете просто так уйти! Вообще-то сейчас вы должны умолять меня выйти за вас замуж! — Она выглядела настолько рассерженной, что ему пришлось стиснуть кулаки, чтобы не привлечь ее в свои объятия и не стереть поцелуями это возмущенное выражение. — Вы все делаете неправильно! Вы должны умолять меня, добиваться моей благосклонности, хныкать и унижаться, и тогда я смогу сказать вам, как нужно поступить, чтобы я передумала, но вы ничего такого не сделали, а я не становлюсь моложе, дожидаясь, поэтому давайте-ка поторопитесь!

Дэр не выдержал и улыбнулся. Это худший день его жизни, день, когда он собирается сковать себя узами брака с женщиной, которую, кажется, любит, которая скорее всего превратит все остальные его дни в ад, требуя внимания и вещей, которые он не в силах ей обеспечить. И все же он не мог не улыбнуться. Она такая… проклятие!.. Такая особенная!

Очевидно, она поняла его улыбку неправильно. Ее синие глаза полыхнули таким огнем, что могли бы воспламенить человека с более слабым характером, но Дэр просто наслаждался ее великолепием. Несмотря на все принесенные им жертвы, невзирая на все неудачи и разочарования, которые она наверняка навлечет на него, Шарлотта принадлежит ему и только ему. Искры, вылетающие из этих красивых глаз, предназначены ему одному.

— О-о! Да как вы смеете насмехаться надо мной? — Она топнула ногой и ткнула его в плечо. — Вы что, даже не собираетесь меня спросить, почему я отказываюсь выходить за вас замуж?

Дэр решил подыграть ей. В конце концов, у них впереди целая жизнь, и он сможет сколько угодно злить ее, а потом наслаждаться фейерверком. А сейчас лучше успокоить Шарлотту, чтобы обвенчаться и вернуться наконец к работе над двигателем.

Он перестал улыбаться и сделал серьезное лицо, как полагается человеку, намеренному упасть ниц и вымаливать прощение. Для пущего эффекта Дэр даже добавил любезный поклон:

— Я весь внимание, леди Шарлотта.

Разъяренный взгляд Шарлотты потух, теперь ее глаза загадочно светились. Она посмотрела на плечи и грудь Дэра и примирительно пробормотала:

— Ну, так далеко я бы не заходила.

Он вскинул бровь.

— Вы о чем?

Щеки Шарлотты окрасились девическим румянцем. Дэр с трудом удержался, чтобы не запрокинуть голову и не расхохотаться, так ему все это нравилось. Она постоянно его удивляла — то говорит какие-то абсурдные пошлости, то краснеет, как девственница.

— О вас.

Он долго и мучительно пытался взять себя в руки, но в конце концов сумел обуздать желание немедленно обнять и поцеловать ее. Сейчас не время целоваться. Сейчас самое время отвести ее в церковь и обвенчаться до того, как она сведет его с ума своим невинным, в высшей степени соблазнительным очарованием. Может быть, позже он позволит себе поцеловать ее. Один-единственный короткий поцелуй, а потом он четко даст ей понять, что пусть она и заманила его в ловушку супружества, в постель он ее уложит только тогда, когда решит, что готов к этому. Дэр мрачно произнес:

— Шарлотта, я обезумел от горя и преисполнился печали, услышав эту прискорбную новость. Что я должен сделать, чтобы вы изменили свое решение?

Она облегченно вздохнула и продемонстрировала ямочки на щеках, при виде которых сердце у него в груди неизменно делало странные кульбиты.

— Я так рада, что вы ведете себя благоразумно, Аласдэр! Речь о свадьбе, которую вы спланировали.

— Я так и понял. Надо полагать, вы возражаете против этой церкви?

— Нет. Да. Нет, я не против, хотя считаю, что вы поступили очень плохо, даже не поинтересовавшись, могут ли в Вестминстерском аббатстве венчаться люди не королевской крови. Но правда, Аласдэр, дело не в церкви, дело, в людях.

Он посмотрел на Шарлотту и мысленно сосчитал до пяти. Все веселье исчезло. В голове запульсировала боль. Дэр устало ущипнул себя за переносицу.

— В людях? В каких людях?

Шарлотта кивнула, явно очень довольная, что до него дошло.

— Вот именно! В каких людях! Здесь нет никого, кроме вашей сестры и Каро. И лорда Беверли. И жениха вашей сестры, и слуг моей кузины. Но их и дюжины не наберется, а больше никого нет! Просто невозможно, чтобы мы венчались и никто этого не видел! Поэтому я решила, что не выйду за вас, пока не будет приличного числа свидетелей того, как мы приносим друг другу священные обеты.

— Приличное число… — Дэр помотал головой, открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут же закрыл. Довольно. Он проявлял ангельское терпение, но теперь придется показать, кто тут главный, иначе он никогда больше не сможет управлять своей жизнью. Представив себе ужасную картину, во что превратится его жизнь, если командовать в ней будет Шарлотта, Дэр взял невесту за локоть и повел к церкви, поднырнув под канат, привязанный между двумя колоннами на церковном крыльце. На канате плясала танцовщица. Шарлотта упиралась. Дэр резко остановился и повернулся к ней лицом. — Или вы прямо сейчас входите в эту церковь, и мы венчаемся, или можете уезжать и искать себе другую лисицу.

— Лисицу? — На ее лице появилось озадаченное выражение, а на очаровательном лбу недоуменная морщинка.

Дэр с трудом подавил желание разгладить ее лоб. Если он надеется хоть когда-нибудь обрести с ней счастье, сейчас нужно настоять на своем. Только закончив церемонию венчания, он сможет вернуться к своему важному делу и закончить двигатель. Без денег, которые он принесет, их будущее окажется не просто безрадостным, его вообще не будет.

— Лисицу. Жертву. Мужа. Называйте это как хотите, но поймите одно, Шарлотта: я не собираюсь потакать вашим прихотям и капризам. Решайте!

— Что? — Шарлотта смотрела на него, приоткрыв рот.

Дэр наклонился к ней ближе, так, чтобы их больше никто не услышал.

— Вы хотели выйти за меня замуж. Сейчас вы или сделаете это, или уйдете отсюда свободной. Решать вам.

— Но, Аласдэр…

— Меня… зовут… Дэр! — все так же негромко отрезал он. Шарлотта угадала за его словами непреклонность, и ее глаза затуманились слезами.

Несмотря на всю свою решимость, Дэр почувствовал, как при виде слез в этих очаровательных глазах в груди что-то тает, но мужчине нельзя поддаваться каждой паре заплаканных глаз, даже если кажется, что эти слезинки прожигают в сердце черную дыру.

— Шарлотта, — произнес он, готовясь смягчить свои слова продуманной мольбой. Да, это будет ударом по его самолюбию, но оно уже так пострадало, что еще одна царапина ничего не изменит.

— Пожалуйста, Аласдэр, — прошептала она. В ее глазах за завесой слез плескалась настоящая боль. — Пожалуйста, не позорьте меня перед людьми. Я этого не вынесу. Просто не вынесу.

Нахмурившись, он взял ее за руки и притянул к себе.

— Каким образом наша свадьба может вас опозорить?

Шарлотта показала рукой на церковь. Две слезинки выкатились и поползли по щекам, ресницы моментально потемнели и слиплись.

— Там никого нет. Никого! Как я буду рассказывать другим, что мы венчались в пустой церкви, что никто не захотел увидеть нашего венчания, кроме вашей сестры и моей подруги? — Она икнула. — Как я смогу посмотреть кому-нибудь в лицо, если все будут знать правду о нашем венчании, о том, что вам на меня настолько наплевать, что вы не позаботились о приличной свадьбе?

Дэр смотрел на нее, растеряв все слова, не в силах понять, что плохого в таком скромном венчании, это ведь не только из соображений экономии, но и потому, что ему так нравится. Впрочем, одно он понял — не имеет значения, что именно тревожит Шарлотту. Главное, что это для нее очень важно. Дэр видел немало крокодиловых слез, поэтому мог разглядеть искреннее страдание, а в глазах Шарлотты, обращенных к нему, буквально кричала боль. Он сделал глубокий вдох, борясь со своей потребностью и дальше удерживать контроль над ситуацией, но при этом не желая, чтобы Шарлотта подумала, будто он бессердечное чудовище, которому вовсе наплевать на ее желания.

— Шарлотта, даже если бы я и хотел дать вам то, о чем вы просите, это невозможно. Мы должны обвенчаться сегодня, и наше венчание должно было состояться, если быть точным, примерно час назад. — Он провел рукой по волосам, пытаясь сообразить, как можно отложить венчание, разобраться с грядущей свадьбой Патриции и выкроить время, чтобы закончить двигатель и испытать его до приезда Уитни. — Чтобы пригласить всех, кого вы хотите, потребуется несколько дней и даже недель. Я согласился обвенчаться сегодня, потому что это согласуется с моими планами, но откладывать…

— Совсем не обязательно приглашать всех, кого я знаю, — тихо произнесла Шарлотта, положив ладонь ему на рукав и глядя на него мягкими, полными надежды глазами. Такого взгляда Дэр у нее никогда не видел. Он взывал, притягивал, заставлял пообещать все, что угодно, лишь бы она еще раз вот так посмотрела. — Мне хочется откладывать венчание не больше, чем вам. Я же говорила, что хочу выйти замуж раньше вашей сестры, так полагается.

Дэр потер лоб. Если бы голова перестала болеть, он бы что-нибудь придумал.

— Так чего же вы от меня хотите? Заполнить церковь незнакомыми людьми, чтобы они увидели наше венчание?

Шарлотта закивала раньше, чем он успел договорить. Дэр закрыл глаза, чтобы не видеть надежды, дрожавшей в ее взгляде, но тут же снова открыл их.

— Это для вас так много значит?

Она снова кивнула, шмыгнула носом и приложила к нему изящный носовой платочек.

— И если я сделаю это, вы не будете изводить меня требованиями купить вам новые платья, не заставите давать больше денег на булавки или еще чего-нибудь, что я дать не смогу?

Шарлотта изумленно посмотрела на него. Мягкий взгляд, как по волшебству, сменился знакомым рассерженным блеском.

— Ну, конечно, я буду вас этим донимать! Я же буду вашей женой! Я понимаю, что вы еще никогда не были женаты, Аласдэр, но честное слово, мне придется обучить вас обязанностям мужа. Мой долг — просить у вас все это, а ваш — отказывать, потом уступать мольбам и карам и давать мне все, чего я захочу.

— Чарам, — машинально поправил ее Дэр, пытаясь не скосить глаза к носу — он представил себе, какие именно формы примут эти самые мольбы и чары. Потребовались две попытки, чтобы перед глазами перестал плавать образ Шарлотты, лежащей в его постели, атласная кожа не прикрыта ничем, кроме ее собственных волос, она удовлетворена настолько, что едва не мурлычет… В конце концов он сумел сосредоточиться на настоящей минуте, на невесте, которой все равно, кто будет присутствовать на ее венчании, лишь бы церковь была полна народа, и эта мысль его мгновенно отрезвила.

— Шарлотта, сегодня вечером у нас состоится долгий разговор о ваших ожиданиях. Я пытался объяснить вам, что вовсе не богат и что вам придется научиться жесточайшей экономии…

— Пфф, — отмахнулась Шарлотта, вытерла глаза и сверкнула ямочками на щеках. — Папа все время твердил это маме.

— Шарлотта…

— Вы сделаете это ради меня, Аласдэр? — спросила она, глядя на него глазами нежными и синими, как небо в июле. — Сделаете этот пустячок?

Дэр взмолился ниспослать ему терпения и кивнул.

— О, спасибо, спасибо! — завизжала она, кинулась ему на шею и чмокнула в уголок рта.

Он хотел удержать ее, хотел, чтобы она нацелилась точнее, но прежде, чем успел сомкнуть кольцо рук, Шарлотта уже отпустила его и, огибая толпу акробатов, прыгавших через старые стулья и столы, помчалась к карете.

— Он это сделает! — прокричала она Каролине и затолкала подругу в карету.

— Вам лучше подождать в церкви, — заметил Дэр. Он шел следом за Шарлоттой, перешагивая через валявшиеся на земле дубинки и факелы. Позже их зажгут и будут ими жонглировать. Дэр немного злился на себя за то, что уступил неразумной просьбе Шарлотты. Если легкость, с которой она добилась выполнения своей прихоти, предсказывает их совместное будущее… нет, об этом лучше не думать. В конце этой дорожки его ждет безумие. Дэр стал убеждать себя, что ее просьба просто мелочь, ерунда, ее нетрудно исполнить, чтобы порадовать Шарлотту. — Я быстро соберу… гм… зрителей.

— Я подожду, пока вы закончите, — надменно ответила Шарлотта, — и вернусь, когда все будет готово. Каро, вели кучеру покатать нас вокруг квартала.

— Я бы предпочел, чтобы вы подождали в церкви, — стиснув зубы, произнес Дэр. Господи, она так и будет спорить по каждому пустяку?

— И чтобы все видели мое ожидание? Ни за что!

— Вам надоест кататься по кругу. Может быть, леди Беверли предпочтет зайти в церковь? Там прохладнее.

Внезапно Шарлотта опять засияла ямочками.

— Нам и тут хорошо. По дороге сюда мы с Каро обсуждали очень интересное место из Библии, и я уверена, она не против продолжить.

Леди Беверли хихикнула. Дэр метнул на Шарлотту взгляд, от которого та должна была завизжать и в ужасе убежать, но Шарлотта лишь озорно улыбнулась, и ресницы ее затрепетали.

— Господи, охрани меня от женщин, — пробормотал Дэр, повернул обратно к церкви и неохотно признался себе, что от улыбки Шарлотты на сердце у него потеплело. Что ж, придется купить зрителей для своей невесты.

* * *

Шарлотта замерла у входа в церковь, окинула взглядом «гостей», которых ее будущий муж купил, чтобы они стали свидетелями величия момента, и приготовилась закатить скандал всех скандалов.

— В церкви обезьяна! — проскрипела она сквозь стиснутые зубы и ткнула пальцем в неф, где с канделябра свисала мартышка в красной шляпе и расшитом золотом жакете. — Может, меня и не было в Англии целых пять лет, но я очень сомневаюсь, что обезьяны, свисающие со всех стен во время венчания, вошли здесь в моду.

— Э-э… — протянул лорд Беверли и осторожно потянул ее за руку, не зная, как заставить невесту пойти по проходу к жениху.

— А вон та женщина с бородой, она буквально заливается слезами, а я ее даже не знаю! Предполагается, что венчание — радостное событие!

— Э-э… — Лорд Беверли еще разок потянул ее за руку и беспомощно взглянул на Дэра. Тот стоял, скрестив на груди руки, и не отрывал глаз от сопротивляющейся Шарлотты. — Мне кажется, вас ждет лорд Карлайл…

Шарлотта, не сдвинувшись с места, посмотрела на группу музыкантов в дальнем углу.

— А оркестр! На чем они играют, на живых кошках? Это вовсе не подобающая венчанию музыка! И вообще тут все неправильно!

— Э-э… — Лорд Беверли набрал в грудь побольше воздуха, отчаянно мечтая исполнить свой (как оказалось, почти невыполнимый) долг — подвести невесту к алтарю. — Посмотрите, вон ваш жених. Почему бы нам не пойти к нему, а?

— Нет! — отрезала Шарлотта и поморщилась, потому что оркестр взял особенно фальшивую ноту. — Никуда я не пойду. Все совсем не так, как я себе представляла. Дэру придется постараться как следует.

— Эй, что за дела? — перегнулся через спинку сиденья один из циркачей. — После обеда мы должны играть для царя. Вам придется запрячь в свою карету очень быструю лошадку, а то мы не успеем хлопнуть за ваше здоровье. Его сиятельство обещал доброго эля.

Из всего сказанного Шарлотта выцепила только одно, зато очень важное для нее слово.

— Для царя? Вы будете играть для царя? Для того, из России?

— Дак я другого-то и не знаю, — хмыкнул циркач.

В глазах Шарлотты засиял огонь победы. Она со счастливым лицом зашагала по проходу, мысленно составляя рассказ для леди Джерси и других Выдающихся дам светского общества. Она расскажет, как ей пришлось поторопиться со свадьбой, потому что ее гости, ее дорогие, близкие, чудесные друзья спешили на аудиенцию к самому царю.

Шарлотта даже простила обезьянку за то, что та украла ее маленький букет роз.

Глава 6

Шарлотта со стальным блеском в глазах посмотрела на свою горничную. Во взгляде горничной читалось хладнокровие. Новой леди Карлайл вовсе не было весело.

— Вы скрипите, — с упреком сказала леди Карлайл. — У меня никогда не было горничной, которая скрипит, и я не собираюсь менять свои привычки! Думаю, мне придется найти новую горничную, которая не скрипит.

— Я раздавлен горем от того, что не отвечаю разборчивому и, вне всяких сомнений, взыскательному вкусу вашего сиятельства. Моя жизнь, как я не раз говорил вашему супругу — моему лорду и повелителю, целиком и полностью, со смиренной благодарностью зато, что он счел возможным сносить знаки моего внимания, посвящена его счастью, и со всем трепетом души я готов посвятить ее также счастью вашего благородного сиятельства. Одним словом, миледи, я живу, чтобы служить вам. Если вы недовольны неприятными, но, увы, непреодолимыми звуками, которые издает моя новая деревянная нога, заказанная мной по случаю счастливого бракосочетания милорда и миледи, я немедленно от нее избавлюсь. Она мне не требуется, чтобы служить миледи в любом качестве, которого она от меня потребует, быть дворецким, лакеем его сиятельства, чистильщиком сапог или исполнять наиболее смиренную роль — стать вашей горничной, миледи. Я просто прекрасный прыгун, в чем ваше сиятельство сама может убедиться… — Бэтсфоум задрал штанину и собрался отстегнуть деревянную ногу.

Шарлотта сообразила, что он хочет сделать, и немедленно велела прекратить. Она не испытывала ни малейшего желания любоваться его ногами, хоть деревянными, хоть обыкновенными.

— Я уверена, что вы прекрасно прыгаете, Бэтсфоум, но, хотя мне и трудно выносить скрипящую горничную, я приноровлюсь, если, конечно, мне не придется предъявлять вам более серьезные жалобы.

Бэтсфоум неохотно опустил штанину, привычно поник плечами и склонил голову, демонстрируя полную покорность.

— Например, какие, миледи?

«Интересно, — подумала Шарлотта, — неужели больше никто не видит ничего странного в том, что дворецкий мужа стал еще и моей горничной?»

— Может быть, все дело в том, что Аласдэр шотландец? — задумчиво произнесла она вслух. — Может быть, в этой варварской северной стране так принято? Разве можно судить об обществе, где мужчины ходят в коротких юбках? С другой стороны, — честно добавила она, — в свое время Аласдэр в килте мне очень понравился. И без килта тоже, но это уже само собой разумеется, правда?

— Миледи?

— Хм. — Шарлотта тряхнула головой, прогоняя образ голой спины Дэра (она увидела ее, когда Джиллиан сорвала с него килт), и взглянула на Бэтсфоума. По манере говорить не скажешь, что он шотландец, значит, тут что-то другое. Подумав немножко, Шарлотта решила, что у нее есть куда более важные заботы, в частности, ей требуется горничная, настоящая горничная, которая поможет раздеться.

— Бэтсфоум, я высоко ценю вашу готовность помогать мне в домашних делах, но я просто вынуждена отказаться от ваших услуг горничной.

— Если виной моя скрипучая нога, миледи…

— Нет, — заверила его Шарлотта, открывая дверь в коридор. В общем и целом ее устраивала небольшая спальня, смежная со спальней Дэра, но вот человек, показавший ей эту комнату, не устраивал нисколько. — Дело не в этом. Вы вынуждаете меня говорить напрямик, Бэтсфоум, и ранить вас, а я надеялась избежать этого по отношению к новой прислуге хотя бы в первый день, пока мы не познакомимся поближе, но может быть, лучше сразу прояснить ступени, не тянуть…

— Прояснить ступени? Вы хотите, чтобы я пошел убирать лестницу? — Бэтсфоум сильно удивился. — Сейчас, миледи? В такой поздний час? Мне кажется, что его сиятельству еще потребуется моя помощь, нужно перенести на бумагу схему переделанного клапана, но я постараюсь втиснуть ваше требование прояснить ступени между бесчисленными обязанностями, заданиями и делами, каковые его сиятельство так любезно и милостиво взвалил на мои плечи, хотя они и страдают от ревматизма. Нет, не произносите больше ни слова, миледи. Вы желаете, чтобы ступени были прояснены, и так оно и будет. Раз уж я не могу служить вам, как горничная, из-за грубых и скрипучих звуков, производимых моей новой ногой, я приложу все усилия, чтобы выполнить любое ваше желание, каприз и прихоть, невзирая на то, что они могут быть непостижимыми и тяжкими. Так что теперь, миледи, я отправляюсь прояснять ступени, но прежде чем это сделать, я пришлю к вам кого-нибудь другого из прислуги, способного занять место горничной.

Шарлотта, занятая мыслями о том, где именно дожидаться Дэра и его столь желанного мужского орудия — в своей постели или в его, пропустила мимо ушей большую часть тирады Бэтсфоума, и он это заметил. Взгляни Шарлотта на него в этот момент, она бы непременно увидела, как в его глазах загорается нечто чрезвычайно напоминающее вызов. Но, погруженная в размышления о Дэре, о его бронзовой коже, она всего лишь пробормотала:

— Прекрасно, прекрасно.

И только много позже, когда Бэтсфоум вместо горничной прислал к ней Уиллса, мальчика из буфетной, Шарлотта поняла, что должна немедленно брать в руки все домашние дела, или же ей придется страдать от неподобающей и, что еще важнее, неуютной жизни с варварской прислугой Аласдэра. Господь свидетель, она, стремясь проявить великодушие и готовность к пониманию (уж не говоря об отчаянном желании раздеться и лечь в постель, со сбившимся дыханием и повлажневшими губами ожидая исполнения супружеского акта), дала Уиллсу возможность проявить себя, но это оказалось серьезным испытанием ее терпения, потому что, едва Шарлотта попросила его расчесать ей волосы, он упал в обморок, не вытащив из прически ни единого бутона.

— На этот раз он зашел слишком далеко, — предупредила Шарлотта лежавшего без чувств Уиллса и полила его водой для умывания. Он едва не захлебнулся, пришел в себя и обнаружил, что новая госпожа испепеляет его взглядом и говорит, с каждым новым словом повышая голос все сильнее и сильнее: — Я терпеливо сносила его вызывающие выходки, я проявила понимание к его скопидомским привычкам, я вела себя, как полагается хорошей жене, но он зашел слишком далеко, предложив мне взять в горничные двенадцатилетнего мальчишку!

— Миледи? — встревоженно пискнул Уиллс и пополз прочь с мокрого коврика, молясь, чтобы леди Карлайл не надумала разбить о его голову пустой кувшин.

Шарли швырнула кувшин, схватила мальчика за мокрое ухо, рывком подняла на ноги и потребовала отвести ее к мужу.

— Да я ж не знаю, где он! — взвыл Уиллс. Шарлотта уверенно волокла его к лестнице. — Ну, честно, миледи, не знаю я, где его сиятельство!

Шарлотта сильнее сжала скользкое ухо.

— Если хочешь еще раз увидеть свое ухо, выясни!

Уиллс попытался кивнуть, решив, что это самое мудрое, когда на карту поставлено собственное ухо, и взвыл еще громче:

— Пожалуйста, миледи, я же сказал! Не знаю я, где он. Ну, правда, я не знаю, и все тут. Пожалуйста, миледи, мне еще пригодится мое ухо, у меня другого-то нет, не отрывайте его!

Шарлотта остановилась наверху лестницы. Мальчик всхлипывал уже в открытую и вытирал рукавом нос. Она отпустила его ухо, схватила Уиллса за шкирку, заставила пройти по всему коридору и не отпустила, остановившись перед дверью и постучав.

Дверь открыла крохотная рыжеволосая горничная, она вытаращила на Уиллса глаза, спохватилась и вежливо присела перед Шарлоттой. В глубине комнаты из-за невысокого столика поднялась Патриция — она как раз готовилась ко сну.

— Шарлотта! Что-то случилось? Почему Уиллс плачет?

— У него что-то с ухом! — резко бросила Шарлотта. — Где ваш брат?

Патриция остановилась посреди комнаты и огорченно всплеснула руками.

— Мой брат? Дэр? Вы хотите знать, где Дэр? Разве он не с вами?

Шарлотта вздернула подбородок, прищурилась и пригвоздила золовку к месту таким взглядом, что та невольно отшатнулась.

— Он не со мной. И поскольку в доме я нахожусь всего час, и мне его еще никто не показал, а Уиллс только и говорит, что о своем ухе, и вытирает нос об одежду таким мерзким образом, что мне хочется вымыть руки, я вынуждена спросить у вас. Где я могу найти моего мужа, вашего брата, графа?

— Он… может быть, он работает над своим двигателем? Вечерами он в основном всегда работает — предположила Патриция, вопросительно глядя на Шарлотту. Хорошо, что не с жалостью. Вряд ли Шарлотта сейчас сумела бы выдержать жалость.

— Над двигателем? О, его небольшое увлечение. И где он это делает?

Патриция пару раз моргнула, тряхнула головой и шагнула вперед, улыбнувшись Шарлотте и сжав ее руку.

— Дэр работает над двигателем в бывшей кладовой дворецкого. Это внизу, под лестницей, в передней части дома, туда попадает утреннее солнце. Уиллс вас отведет.

Шарлотта пробормотала вежливые слова благодарности и уже собралась уходить, но вдруг остановилась и нахмурилась, глядя на мальчика. Тот снова задрожал и начат всхлипывать. Шарлотта обернулась к Патриции.

— Не могу не заметить, что у вас в горничных девушка.

Патриция перевела взгляд с Шарлотты на горничную.

— Да-а, — озадаченно протянула она.

Ноздри Шарлотты начали раздуваться, в глазах появился воинственный блеск. Она кивнула и направилась к лестнице, волоча за собой Уиллса.

Пять минут спустя исключительно веселый Бэтсфоум проводил ее в маленькую сырую комнату, настолько удаленную от жилых помещений дома, что она казалась похороненной в чреве земли.

В комнате остро и противно воняло горелым маслом, плесенью, грязью и ваксой, но когда Шарлотта пригнулась, чтобы пройти в низкую деревянную дверь, ее внимание привлек не запах и не вид гигантской черной машины, занимавшей почти всю комнату, не столы вдоль стен, заваленные странными инструментами, грязными ковриками и горшками с каким-то неизвестным содержимым.

Нет, Шарлотта не могла отвести взгляда от человека, пять часов назад ставшего ее мужем. Он склонился над рукояткой, торчавшей сбоку машины, и был одет только в рубашку и брюки. Шарлотта, стоявшая в дверном проеме, сразу высоко оценила этот наряд, радостно наслаждаясь видом туго натянутой ткани на длинных мускулистых ногах — что уж тут говорить об очаровательных очертаниях спины. Шарлотта кинула на эту спину один-единственный взгляд, и все ее существо немедленно потребовало внимания. Внимания Дэра.

— О, — выдохнула она. — О!..

Услышав, что кто-то вошел, Дэр выпрямился и оглянулся. На его красивом лице мгновенно возникло знакомое недовольное выражение, но Шарлотта, слишком занятая тем, что не могла решить, куда смотреть — на его голые руки и шею или на великолепную грудь, блестевшую от пота, даже не заметила этого недовольства.

Тут за ее спиной послышался приглушенный кашель, напоминая, где она находится, и на Шарлотту тотчас же обрушилась вся тяжесть жестокой обиды, нанесенной ей этим бессовестным графом, от которого у нее просто слюнки текли. Крепче стиснув Уиллса, Шарлотта вытолкнула его перед собой и оглядела маленькое пыльное помещение.

— Значит, это и есть двигатель — произнесла она, стараясь притвориться, что ей интересно это жуткого вида скопление механических деталей, видимо, более привлекательное для Дэра, чем красавица новобрачная.

— Нет, мадам, — ответил Дэр, взял грязную тряпку и вытер с рук смазку. Шарлотта сделала себе мысленную пометку как можно скорее сменить его рабочую одежду. — Это воздушный насос, конденсатор и котел — части моего парового двигателя.

— Ну, я так и сказала — это паровой двигатель. Он выглядит так… Ужасно. Грязно. Скучно… Завораживающе.

Дэр перестал хмуриться и внимательно посмотрел на Шарлотту. В его глазах возникло что-то такое, от чего ее гнев внезапно исчез, сменившись странным, а потому непривычным желанием угодить ему, и Шарлотта какое-то время боролась с этим незнакомым ей чувством.

— Завораживающе, — грубовато повторил Дэр, еще раз внимательно посмотрел на Шарлотту и тут заметил стоявшего за ее спиной дворецкого. — А, вот ты где, Бэтсфоум. Ты еще должен закончить чертеж переделанного парового котла. Чертеж мне нужен до того, как мы начнем первые испытания. Гм… Шарлотта?

Шарлотта как раз пришла к выводу, что ее нежные чувства к мужу возникли исключительно из-за новизны положения, вспомнила, почему она стоит в этой прокопченной, плохо освещенной комнате, и поэтому не услышала неуверенности в голосе мужа.

— Хотите, чтобы я показал вам, над чем работаю?

Она открыла рот, чтобы отпустить едкое замечание, но странное желание угодить ему все усиливалось. Внезапно она заметила, что Дэр больше не хмурится, что голос его звучит тепло и даже ласково, а в глазах появилась радость. Шарлотта глянула на механизм. Честное слово, она не испытывала никакого желания слушать о нем, просто ни малейшего; она всего-то и хотела, что пожаловаться мужу на слуг, получить его разрешение на необходимые перемены и найти наконец кого-то, кто поможет ей раздеться, чтобы она могла лечь в постель и насладиться преимуществами брака с мужчиной, от одного взгляда на которого у нее перехватывало дыхание.

— Я… я… — Остатки раздражения улетучились, едва Дэр с надеждой вскинул брови. Разве можно отказаться от такого предложения? Шарлотта точно не могла. У нее в душе возникло какое-то теплое, радостное чувство, и она ответила: — Да, конечно, Аласдэр, я буду очень рада, если вы покажете мне свой проект. — Все еще удерживая за шиворот Уиллса, она подошла к Дэру и посмотрела на ряд цилиндров. — Все это выглядит таким сложным.

— Сложное и есть. Проектировать морские двигатели гораздо труднее, чем обычные, потому что они подвергаются постоянному воздействию соленой воды и быстро приходят в негодность.

Шарлотта с опасением посмотрела на двигатель и потянула за собой Уиллса, разглядывая обратную сторону машины.

— Это опасно?

— Работа с двигателями всегда опасна, Шарлотта, — спокойно ответил Дэр. — Однако я уверен, что сумел обнаружить и исправить все изъяны, которые могут вызвать катастрофу.

— Конечно, я беспокоюсь, но должна признаться, что выглядит он довольно безобидно. А почему вы решили тратить свое свободное время именно на этот проект?

Она выделила голосом последние два слова, но Дэр этого, похоже, не заметил. Он выгнул бровь, глядя, как крепко она держится за воротник Уиллса.

— Шарлотта, вы хотите, чтобы этот мальчик что-то сделал?

Она вздернула подбородок и прищурилась:

— Совсем напротив, милорд, я хочу, чтобы этот мальчик кое-чего не делал.

Дэр потер нос, оставив на лице жирную полосу. У Шарлотты буквально пальцы зачесались, так ей хотелось вытереть грязь и погладить Дэра по щеке.

— И что же это?

— Мм… у вас тут что-то… нет, я сама. — Она отвела в сторону его руку и провела пальцем по длинному носу мужа. От ее прикосновения Дэр замер. У Шарлотты участилось дыхание.

— Шарлотта… — Она не могла не заметить, что его глаза потемнели и стали цвета океана в летний день. Он взял ее за руку, нежно описывая большим пальцем круги на ее запястье. Сердце Шарлотты подскочило.

— Да, Аласдэр?

— Уиллс.

Она заморгала, вырванная из своих фантазий.

— Уиллс?

Дэр кивнул на мальчика.

— Вы сказали, что хотите, чтобы он чего-то не делал. Что именно?

— А, Уиллс. Да, разумеется. Все очень просто, милорд. Я не хочу, чтобы он был моей горничной.

Дэр посмотрел на нее, и в его красивых, лишающих ее разума глазах возникло недоверие.

— Вашей горничной?

Шарлотта кивнула. Она твердо решила настоять на своем. Если она начнет соглашаться с каждой эксцентричной привычкой Дэра, кто знает, куда ее это заведет.

— Совершенно верно. Я не хочу, чтобы он был моей горничной. Он слишком юн, не знает, как причесывать волосы, и, честно говоря, сомневаюсь, что он сумеет заботиться о моей одежде так, как этого требует мое положение. — Шарли придвинулась ближе, теперь дыхание Дэра овевало ее щеку. — Этот мальчишка вытирает нос рукавом!

— Правда? — спросил Дэр и повернул голову так, что их дыхание смешалось.

— Да, — ответила Шарлотта, мгновенно потеряв нить разговора. Боже милостивый, Дэр такой красавчик, что рядом с ним она начинает чувствовать себя непривлекательной! Шарли резко взяла себя в руки, запретив себе воображать, как Дэр ласкает ее, и отступила назад. Перед лицом самого соблазнительного на земле мужчины нужно держаться твердо, вот и все, твердо и решительно.

Дэр вскинул брови и удивленно спросил:

— А с чего вы вообще решили, что Уиллс должен стать вашей горничной… Бэтсфоум, сейчас же вернись! Тебе нужно чертить!

- Почему я решила, что Уиллс должен стать моей горничной? — Шарлотта пришла в ярость. Очевидно, он считает, что ей вообще не нужна горничная, и жалеет, что Уиллс теперь не сможет выполнять свои обычные обязанности. Ну, если дело в этом, пусть подумает еще разок!

— Потому что этому мальчишке так велели! Я уверена, что у вас для него есть и другие задания. По словам Бэтсфоума, каждый ваш слуга выполняет обязанности за троих, но тем не менее мне просто необходима горничная. Невозможно справиться со шнуровкой на спине платья без чьей-нибудь помощи!

— Мой милосерднейший и добрейший господин, я как раз собирался приступить к своим прочим обязанностям, отнимающим у меня столько времени, с намерением вернуться и начертить ваш новый паровой котел сразу же, как только позабочусь об удобстве, здоровье и благополучии милорда и миледи.

— Подожди, Бэтсфоум. Шарлотта, я никогда не говорил…

— Не говоря уже о волосах. А кто будет заниматься моей одеждой? Я готова идти навстречу во многом, Аласдэр, но тут я совершенно непреклонна. У меня должна быть горничная!

— Я обещал повару, что помогу ему почистить плиту, мой августейший и великодушный лорд. После этого я должен проверить, сколько у нас угля, проследить, чтобы ваши постели взбили и согрели, уделить внимание дверям и окнам, разжечь огонь в каминах, почистить серебро, наточить ножи, заглянуть в кладовую…

— Если ты сделаешь хоть шаг из этой комнаты, Бэтсфоум, то сильно об этом пожалеешь. Шарлотта, если вы согласитесь меня выслушать…

— У вашей сестры есть горничная! — с негодованием воскликнула Шарлотта, сильно ткнув его в грудь. — Причем девушка! Так что вы не можете мне отказать. Ну-ка попробуйте! Откажите мне в горничной! Держу пари, если вы осмелитесь отказать мне в простой необходимости, то сейчас же обнаружите, что этому у вас нет никаких оправданий!

— …а еще нужно вывезти навоз из конюшни, проверить трубы, починить дверь в «укромный уголок»…

— Шарлотта! — взревел Дэр.

— Что? — заорала она в ответ, не собираясь отступать.

Дэр несколько секунд тяжело дышал, сжав кулаки и зубы.

— Я и не собирался отказывать вам в горничной, просто спросил, почему вы хотите взять в горничные Уиллса. Бэтсфоум, не вздумай!

Бэтсфоум, прочитавший в глазах хозяина явную угрозу, оставил попытки сбежать и приготовился к неизбежному.

— Да я не хочу Уиллса в горничные! — закричала Шарлотта. Почему она раньше не замечала, что Аласдэр хоть и красавчик, но совершенно безмозглый? — В этом-то все и дело! Я не хочу его в горничные и Бэтсфоума тоже не хочу! Они совсем мне не подходят, Аласдэр, и даже если вам наплевать, что меня будет раздевать и одевать посторонний мужчина, мне-то не все равно! И я этого не потерплю! — Для верности она сердито топнула ногой.

Дэр медленно повернул голову и посмотрел на дворецкого:

— Ты предложил себя в горничные моей жене?

В глазах Бэтсфоума мелькнуло что-то похожее на вину, но его лицо тут же снова приняло привычное кислое выражение.

— Вы приказывали мне, чтобы во имя экономии прислуга выполняла как можно больше обязанностей, милорд. Мне показалось, что нанимать горничную исключительно для того, чтобы она прислуживала ее сиятельству, не в лучших традициях самопожертвования, на которое мы идем ради вас.

— В ее горничные, Бэтсфоум?

Бэтсфоум поджал губы и попытался изобразить раскаяние. Впрочем, Шарлотта решила, что получилось у него паршиво.

— Возможно, я ошибся в своих рассуждениях, но заверяю вас, милорд и миледи, что у меня в голове было только благополучие моего доброго и великодушного господина.

Поняв, что Дэр вовсе не собирался навязывать ей в горничные своего дворецкого, Шарлотта тут же заулыбалась, продемонстрировав свои ямочки. В это время Дэр разразился нотацией Бэтсфоуму, рассказывая ему, что является подобающим служением, а что нет, и завершил свой выговор приказанием с самого утра нанять для Шарлотты приличную горничную.

— Я сей же момент составлю письмо в агентство, милорд.

— Но если ты не вернешься в течение десяти минут… — прорычал Дэр.

Бэтсфоум заверил его, что письмо отнимет у него всего несколько мгновений.

— Уверен, что горничная Патриции поможет вам сегодня вечером… э-э… — Дэр нахмурился, глядя на Бэтсфоума и Уиллса, дождался, пока они выйдут, и сделал неопределенный жест рукой в сторону Шарлотты, — …с платьем и прочим.

Она кивнула, ожидая, что он упомянет о своем участии в совместных ночных занятиях. Но ждала Шарлотта напрасно.

— Хотите, я покажу вам, над чем сейчас работаю? — предложил Дэр. — Это всего лишь воздушный насос и конденсатор, но, вероятно, вы найдете это интересным.

Шарлотта подумала, что вряд ли, но, памятуя о своем новом желании порадовать мужа, наклонилась и стала рассматривать трубки, клапаны и прочие механические приспособления, на которые показывал Дэр.

— Это часть моего двигателя двойного действия. То, что вы видите, всего лишь часть всего двигателя — целиком он состоит из парового цилиндра, кормового колеса, парового котла, воздушного насоса и конденсатора. Действуя вместе, они поворачивают присоединенное к ним гребное колесо, а оно двигает вперед судно без необходимости прибегать к веслам или ветру.

Шарлотта, у которой непонятная груда металла вызывала желание зевнуть, невольно отметила возбуждение в голосе Дэра, когда он объяснял ей (в совершенно непонятных терминах) основные принципы работы парового двигателя. Он говорил и показывал различные части конденсатора, рассказывал, как действует воздушный насос, и описывал опасности, связанные с разработкой двигателя, который должен соприкасаться с соленой морской водой. Шарлотта слушала и кивала, уже почувствовав, как много внимания он уделяет своему проекту.

— Это важно для вас, — с зарождающимся пониманием произнесла она, — очень важно, правда?

Дэр кинул на нее предостерегающий взгляд, взял очередную тряпку (чистую, отметила Шарлотта) и протер стеклянный циферблат какого-то прибора.

— Это важно для нас обоих, Шарлотта. Успех моего двигателя означает наш успех, ни больше и ни меньше. Без него… в общем, без него наше будущее во мраке.

— О, вы преувеличиваете, — улыбнулась она. — Как может наше будущее находиться во мраке? Вы граф, важная персона, у вас прелестная, очаровательная жена, которая непременно покорит высшее общество, тем самым улучшив вашу репутацию. Я уверена, что подарю вам красивых детей, если, конечно, ваше орудие выразит свое согласие, но я не вижу никаких причин, чтобы оно этого не сделало, хотя, конечно, я так и не поняла, почему орудие Антонио даже не дергалось ради меня, но право же, это к делу отношения не имеет. Перед нами расстилается блистательное будущее и что может ему угрожать?

Дэр перестал протирать прибор, покачал головой, ущипнул себя за переносицу и произнес:

— Давайте поговорим не спеша, хорошо? Чтобы легче было разобраться. Прежде всего мой титул не имеет никакого отношения к нашему будущему счастью. Все, что я приобрел вместе с титулом, — это горы долгов, которые вряд ли сумею выплатить в течение всей своей жизни, и три имения в столь печальном состоянии, что будет чудом, если они смогут содержать сами себя.

Шарлотта сочувственно улыбнулась мужу. Только представить себе, что графство не имеет никакого отношения к счастью! И все же он, по-видимому, как-то мрачно настроен по этому поводу. Ее охватило неподдающееся объяснению желание утешить его каким-нибудь подобающим супруге способом, и в голове вдруг вспыхнула яркая мысль. Она сумеет его утешить! Он расстроен, а она его жена, значит, ее долг утешить мужа. Шарлотта толком не знала, как это делается, — раньше ей никогда не приходилось утешать мужчин, тем более мужей. Когда Антонио расстраивался, он просто уходил к своим овцам. И все-таки вряд ли это слишком сложно. Людей утешают постоянно, в этом Шарлотта была уверена, а она женщина умная, и если хорошенько подумает, то непременно сообразит, что нужно предпринять.

— Во-вторых, вы не так долго пробудете в городе, чтобы успеть покорить общество.

Шарлотта копалась в мозгу, подбирая подходящее утешение, и где-то в глубине сознания всплыло воспоминание о том, как она была маленькой девочкой и как мама поглаживала ее по спине, когда она болела. Как раз то, что требуется! На ее губах заиграла легкая улыбка. Шарлотта подплыла к Дэру, положила руку ему на спину и посмотрела в глаза с (как она надеялась) искренней, подобающей жене заботой. Вообще-то Шарлотта не сомневалась, что это выглядит как желание, но очень надеялась, что Дэр этого не заметит, — она была почти уверена, что плотское желание не имеет никакого отношения к утешению человека.

— В-третьих, вы, кажется, совершенно меня не слушали, когда я говорил, что я вовсе не богатый человек, поэтому повторю еще раз: Шарлотта, я не сгущаю краски. Еще до того, как мы обвенчались, я сказал, что вам придется научиться строжайшей экономии. У меня нет денег на покупку нового гардероба для вас, и на путешествия, и на миллион других вещей, которые вы наверняка начнете от меня требовать, считая, что они вам положены. Все живущие в этом доме вносят свою лепту, и того же я ожидаю от своей жены.

Пальцы Шарлотты блуждали по мускулистой спине Дэра. Она всем своим существом отдалась ощущению тепла, идущего от его тела и проникавшего сквозь тонкую ткань рубашки в кончики ее пальцев.

Начав небольшими кругами поглаживать его по спине, как делала когда-то ее мать, она скоро сообразила, что гладит всю его спину долгими, плавными движениями, и от этих движений просыпалось все ее тело. Шарлотта отчетливо осознавала, что она женщина, он мужчина, и они тут одни. Законные муж и жена. Имеют право зачать потомство без осуждения и порицания.

— В-четвертых… — Дэр запнулся, в глазах появилось диковатое выражение — Шарлотта зашла ему за спину и принялась поглаживать его и второй рукой. Она раскраснелась, но твердо решила довести утешение до конца. В конце концов, это ее долг, а она всегда была послушной женой.

— А что до ваших ожиданий насчет моего мужского… э-э…

Внезапно Шарлотте отчаянно захотелось прикоснуться к его коже. Она подергала рубашку, вытянула ее из брюк и просунула под нее руки — туда, где так манила и звала его теплая плоть.

— Такой жаркий! — выдохнула она, проводя пальцами по каждой выпуклости и впадине, по линии ребер, и, переполнившись ощущением и запахом Дэра, наклонилась и прижалась лицом к его рубашке. — Вы заставляете меня пылать, муж мой. Мне кажется, что я горю.

Дэр застонал, выдернул у нее из рук рубашку, быстро повернулся и обнял Шарлотту.

— Шарлотта, крайне важно, чтобы вы выслушали то, что я вам скажу, — произнес он, жарко дыша ей в губы. У нее не осталось ни сил, ни времени обдумывать его слова. Слова больше ничего не значили — значение имел только огонь, разгоравшийся у нее внутри. «Пламя, — думала она, проводя ладонями по его груди и плечам. — Он как пламя в моей крови, он заставляет меня пылать от желания, вожделения и прочих чувственных, постыдных вещей». Шарлотта запустила пальцы в его золотистые волосы и легонько потянула.

— Это вы виноваты в том, что я пылаю. Сделайте же что-нибудь! — потребовала она, запрокидывая назад голову и предлагая ему свои губы, хотя и сомневалась, что сумеет выдержать тот жар, который непременно вызовет поцелуй.

— Мне жаль, что вы пылаете, — откликнулся Дэр, легко прикасаясь губами к ее губам. Шарлотта заелозила, крепче прижимаясь к нему.

— Правда? — Она потерлась о Дэра. Ее тело просто требовало этого.

— Нет, — ответил он и завладел ее губами. Их языки переплелись, и Шарлотта прижалась к нему еще сильнее. Она жаждала испробовать его на вкус, она приветствовала его возмутительное требование подчиниться. Шарлотта в жизни своей не подчинялась ни одному мужчине, но в Дэре было что-то по-настоящему особенное (наверное, его язык, решила она), что сломило ее сопротивление, превратив его в смутное воспоминание.

— Шарлотта… — Дэр оторвался от ее губ. Его дыхание было горячим и прерывистым. Она застонала и потянула к себе его голову, чтобы он еще раз поцеловал ее.

— Нет, Шарлотта, вы должны меня выслушать. — Дэр тяжело дышал, и выглядел он довольно рассерженным. Шарлотта потянулась, чтобы поцеловать его. Дэр негромко застонал, его пальцы впились ей в бедра, но тут он внезапно, необъяснимо, жестоко оттолкнул ее от себя, от теплого убежища, которое представляло собой его тело. — Прекратите сводить меня с ума! Мужчина может терпеть только до определенного предела! Стойте там, вот прямо там, не делайте больше ни шагу. Просто стойте там, а я буду стоять тут, и тогда вы не сведете меня с ума своими губами и… своим…

Шарлотта, чье беспокойное тело пылало желанием, отражавшимся в ее глазах, шагнула вперед.

— Стоп! — взревел Дэр и метнулся за свою машину. — Стойте, где стоите, и хватит так смотреть на мою грудь, иначе я не смогу удержать себя в руках!

— Но я не хочу, чтобы вы держали себя в руках. Я хочу, чтобы вы повели себя неистово, в точности как ваш язык при поцелуях. Я никогда не думала, что язык может быть таким возбуждающим, но ваш именно такой. Мне нравится, как он танцует у меня во рту. Нравится, как он гладит, дразнит и ведет себя по-хозяйски. И я не могу перестать смотреть на вашу грудь, она мне тоже нравится. Я хочу к ней прикоснуться. И еще попробовать на вкус. Хотите, чтобы я ее попробовала?

Дэр глубоко прерывисто вдохнул и дрожащей рукой пригладил волосы.

— Господи, дай мне сил пережить эту ночь. Хватит думать о моем языке, о моей груди, о вашем жарком шелковистом рте, о том, как идеально ложатся ваши груди в мои ладони, о совершенном изгибе ваших бедер… Выслушайте меня. То, что я хочу вам сказать, чрезвычайно важно, и жизненно необходимо, чтобы вы меня поняли.

Шарлотта с трудом сморгнула разочарование — ну почему он не кинулся на нее и не овладел ею прямо тут, на месте? Хотя, если подумать, то плотские утехи на грязном полу вряд ли стали бы особенно приятным опытом.

— Очень хорошо, — согласилась она и стиснула руки, чтобы удержаться и не погладить его очаровательную золотистую кожу. — Раз вы не хотите, чтобы я попробовала вас на вкус, чтобы прикасалась к вам и, может быть, приласкала бы ваше мужское орудие так, как советует Вивьен ля Блу, я выслушаю вас.

Дэр зажмурился и тяжело сглотнул. Дважды.

— Спасибо.

— Однако я все равно буду думать про ваш язык.

Могучая фигура Дэра задрожала. Он обеими руками вцепился в стоявший перед ним механизм. Кажется, у него что-то случилось с челюстью, потому что слова изо рта вырывались с трудом и весьма резко:

— Я человек чести. Когда вы загнали меня в ловушку, вынудив сделать предложение, я имел полное право оставить вас на растерзание обществу, но не сделал этого. Я не допустил, чтобы вы стали объектом жалости и порицания, а публично предложил вам руку и сердце. И обвенчался с вами тоже публично.

Шарлотта кивнула и шагнула в сторону, чтобы лучше видеть его пах.

— Думаю, вы и сами признаете, что я мог бы оставить вас в бриджах, болтающихся у колен, и уйти оттуда без всяких последствий для себя лично.

Шарлотта прищурилась. Она была достаточно хорошо знакома с мужской анатомией, чтобы понимать, куда смотрит, и теперь дожидалась знака.

— То, что я женился на вас, доказывает, что я человек чести. То, что я отказываюсь прикасаться к вам до тех пор, пока сам не пожелаю, доказывает, что я могу распоряжаться своей жизнью, несмотря на все ваши планы. Я не допущу, чтобы женщина — любая женщина — начала диктовать мне, что я должен или не должен делать. Я понимаю, что когда-нибудь вы захотите иметь детей, что вы… гм… приветствуете физическую сторону брака, но вы должны понять, что в своем собственном доме хозяином буду я. — Дэр немного помолчал. Дыхание со свистом вырывалось сквозь его стиснутые зубы.

Шарлотта подалась вперед, не отрывая взгляда от туго натянутой ткани, скрывавшей его мужское орудие. В пальцах аж покалывало, так ей хотелось к нему прикоснуться.

— Какого дьявола вы так уставились на мою ширинку?

От этого вопля Шарлотта подскочила, взгляд метнулся вверх, к его взбешенным синим глазам.

— Я ждала, когда он пошевельнется, — объяснила она.

Дэру определенно нужно многое узнать о супружеской жизни, если он до сих пор не соображает, как укладывают жену в постель. Всем известно, что это должно пошевелиться, чтобы можно было начинать все остальное.

Дэр провел рукой по волосам. Глаза его сверкали, широкая мужественная грудь быстро вздымалась и опускалась, и выглядел он слегка безумным. Может, снова попытаться его утешить?

— Пошевельнется? Вы сказали, пошевельнется? Я вас правильно понял? Вы смотрите на ширинку, чтобы увидеть, когда мой… гм… пошевельнется?

Шарлотта с сожалением решила, что сейчас не самый подходящий момент утешать его физическими прикосновениями. Пожалуй, стоит попробовать утешить мужа с того места, где она стоит. Она улыбнулась спокойной, мягкой улыбкой, просто излучающей умиротворение.

— Да. На самом деле все это очень просто. Хотите, чтобы я вам объяснила?

По лицу Дэра скользнули недоверие, изумление и смирение.

— Да, — ответил он, скрестил на груди руки и прислонился бедром к своей машине. — Прошу вас, просветите меня.

Увидев, как зашевелились все эти мускулы, Шарлотта с трудом сглотнула, но все же сделала над собой усилие. В конце концов, она ведь успокаивает мужа. Очевидно, бедняга понятия не имеет о том, как полагается вести себя в супружестве, и она, как более мудрая и опытная, должна посвятить его во все подробности.

— Проститутка, с которой я советовалась в Италии, очень подробно рассказала мне, что требуется для постельных утех, — начала Шарлотта.

— Проститутка? — Дэр дважды моргнул. — Вы советовались с проституткой?

— Ну да, ради Антонио. Его мужское орудие действовало плохо, поэтому я пошла к проститутке, чтобы спросить, чем я могу ему помочь. Она дала вполне здравые советы, поэтому вам не стоит волноваться. Ему это не помогло, но вам-то наверняка поможет…

— Минуточку. — Дэр поднял руку, призывая ее замолчать. Шарлотта стиснула руки и изо всех сил постаралась послать ему успокаивающие лучи. — Вы пытаетесь мне сказать, что ваш муж не мог… э-э… что у него не было эрекции?

— Эрекция! — Шарлотта просияла. — Какое замечательное слово. И очень подходящее. Оно мне нравится. Да, мужское орудие Антонио отказывалось подниматься.

Дэр потер лицо и спросил, как ей показалось, очень напряженно:

— Так вы девственница?

Щеки Шарлотты порозовели, но она не обратила на это внимания. Это ее муж, и разговоры о девственности и эрекции мужских орудий с ним вполне допускаются. Она помотала головой.

— То есть он подтвердил ваш брак в постели?

Шарлотта кивнула, обрадовавшись, что Дэр понял.

— Да, в ту ночь, когда мы обвенчались.

— Только… гм… только один раз? И больше он никогда не доставлял вам удовольствия?

— Нет. Я же сказала, его мужское орудие не желало подниматься. А это возвращает нас к проститутке — она говорила, и мне это кажется вполне разумным, что шевеление указывает на интерес мужчины к женщине. Вроде бы ваше мужское орудие способно подниматься. Поэтому я и жду, когда оно пошевелится, чтобы понять, считаете вы меня привлекательной или нет.

Дэр взглянул на нее, потом запрокинул голову и расхохотался. Шарлотта нахмурилась. В его смехе отчетливо звучали истерические нотки, и, говоря по правде, она не понимала, что такого смешного он нашел. Она просто старалась быть честной.

Интересно, сколько еще жен не пожалели бы времени, чтобы поделиться с мужьями своими знаниями?

— Вы же понимаете, я проявляла только умеренное любопытство, — с большим достоинством произнесла Шарлотта, не обращая внимания на то, что муж по-прежнему завывает от смеха. Право же, она почти оскорбилась из-за такой реакции на свое предложение помощи. — Орудие Антонио не считало меня достойной эрекции, и я подумала, что нужно уточнить, как поведет себя ваше. Должна добавить, что с вашей стороны весьма грубо вести себя подобным образом, я всего лишь пыталась поделиться с вами своим опытом, все же я прожила в браке четыре года. Полагаю, большинство мужчин были бы счастливы, если бы им передали подобные знания!

Дэр вытер глаза и, сделав над собой усилие, перестал хохотать.

— Шарлотта, со всем вашим опытом и знанием мужчин вы все равно, что девственница.

Шарлотта поджала губы. Он смеялся над ней, над ней! И все потому, что орудие Антонио ее не любило. Слезы обожгли ей глаза, у нее задрожала нижняя губа, но расплакаться она не успела, Дэр метнулся к ней — золотистая кожа, крепкие мускулы и восхитительный запах, присущий только ему. Он взял ее руки в свои и поцеловал каждую.

— Я не хотел вас обидеть. Простите. Я смиренно и честно признаюсь, что я просто в восторге от мысли, что вы практически не тронуты.

Шарлотта позволила ему умиротворить себя и уже собралась продемонстрировать свою лучшую улыбку с ямочками, и тут он снова полностью испортил ее хорошее настроение.

— Но это ровным счетом ничего не меняет. Я серьезно. Я не позволю заманить себя в вашу постель и приду к вам тогда, когда сам этого захочу. Никакие поцелуи, соблазнительные взгляды и слезные мольбы не поколеблют моего решения.

Шарлотта посмотрела на него в ужасе. Он не может говорить это серьезно. Или может? Нет. Он просто переутомился. Нужно его хорошенько утешить. Он тревожится из-за чего-то в этом дурацком двигателе, который может взорваться, вот и все. И все-таки…

— Но вы же это не серьезно?

Дэр кивнул, отпустил ее руки, повернулся к своему аппарату, взял тряпку и снова принялся начищать прибор.

— Вы хотели этого супружества, вы меня в него заманили, но теперь я сам буду хозяином своей судьбы. А теперь, так как время уже позднее, предлагаю вам отправиться в постель. Пусть горничная Патриции вам поможет. Увидимся утром, когда займемся бюджетом домашнего хозяйства.

— Но… но ваше мужское орудие! Оно же вон как высоко поднялось! Только посмотрите на него!

Дэр проигнорировал ее предложение взглянуть на свой пах. Шарлотта собралась настаивать, но вовремя сообразила, что, судя по взгляду мужа, его терпение почти исчерпалось.

— Это вовсе не означает, что я намерен уложить вас в постель.

— Это… это… это же просто незаконно, правда? Вы не можете не разделить со мной постель!

Он даже не удосужился посмотреть на нее, скотина эдакая.

— Могу и не разделю. Идите спать, Шарлотта. У меня еще полно работы, а от вас здесь помощи никакой, разве только вы знаете, как повысить эффективность морского конденсатора.

Ей ужасно хотелось сказать ему, что он может сделать со своим негодным конденсатором, но она стиснула зубы и напомнила себе, что у хорошей жены подобные мысли не возникают, и не важно, как сильно подстрекает ее упрямый, настырный и тупоголовый муж. Кроме того, ей вдруг представилась книга — книга в голубой кожаной обложке с прелестными позолоченными буквами и отделанными под мрамор форзацами. Шарлотта не сомневалась — Вивьен ля Блу наверняка сказала что-нибудь про мужей, чьи мужские орудия поднимаются, но при этом сами мужья отказываются употреблять их в дело. У Вивьен всегда было что сказать, а описанные ею супружеские упражнения всегда выглядели очень заманчиво.

— Ну, хорошо, — произнесла Шарлотта, вздернув подбородок и огибая механизм. — Я лягу спать. Спокойной ночи. — Она поднялась на цыпочки и чмокнула мужа в щеку. Он пробормотал «спокойной ночи», но пожелание перешло в вопль, потому что Шарлотта дерзко положила ладонь ему на ширинку. В ответ на ласку его орудие шевельнулось. Она очень-очень самодовольно улыбнулась и выплыла из комнаты, не сказав больше ни слова.

Все будет прекрасно. Его мужское орудие шевелится, как и положено, а что до всех остальных вопиющих заявлений… ну, это со временем как-нибудь само собой утрясется.

Глава 7

Дэр устало поднялся по лестнице, ведущей в спальню, думая вовсе не о том, о чем следовало. Вместо того чтобы, искать решение для свободного прохождения тепла из котла к холодной воде в цистерне, он думал о теплой, полной жизни, совершенно очаровательной Шарлотте, теперь по закону принадлежавшей ему. Ни один человек в Британской империи даже глазом не моргнет, если он сейчас войдет прямиком в ее спальню и предъявит супружеские права, полагающиеся ему, как мужу. А уж Шарлотта наверняка не станет жаловаться, устало хмыкнув, подумал Дэр. Она едва не раздела его прямо в мастерской, а то, как ее тело буквально таяло, прижимаясь к нему, только доказывает, что она не в силах устоять перед его прикосновениями. Если бы она только сознавала, какой властью над ним обладает… Дэр покачал головой, радуясь тому, что Шарлотта не представляет, как давно она завладела его сердцем и душой. Он уныло посмотрел вниз и добавил к списку тело.

Ноги сами по себе остановились у двери в ее спальню. Дэр поймал себя на том, что задерживает дыхание, прислушиваясь к звукам из комнаты. Его окатило мощной волной желания. Он застыл в нерешительности, желая только одного — распахнуть эту дверь и провести остаток ночи вместе с женой. Губы дернулись в кривой усмешке — ткань на бриджах натянулась так, что готова была лопнуть. От одной только мысли о том, что Шарлотта тут, так мучительно рядом, сердце отчаянно заколотилось. Она лежит там в постели, такая теплая, ждущая, любящая…

Дэр поморщился. В этом-то все и дело — она его не любит. Черт, он сильно сомневался даже в том, что нравится ей. Да, физически ее к нему влечет, но и многих других женщин тоже влечет, и пусть до сих пор он не жаловался на интимные отношения, основанные исключительно на взаимном удовлетворении, от жены ему хотелось не этого. Жена совсем другое дело.

Не то чтобы ему вообще хотелось иметь жену, напомнил себе Дэр, отворачиваясь от двери. Но теперь она у него есть, и им обоим придется постараться, чтобы добиться чего-то вместе. Он хотел, чтобы Шарлотта стала его другом, той, кто готов разделить с ним жизнь, а не только постель.

Зашагав по коридору в сторону своей маленькой гардеробной, Дэр шипел себе под нос ругательства, проклиная потребность обрести в жене нечто большее, чем просто любовницу. Почему он не может быть таким же, как остальные мужчины, почему не может принять то, что ему предлагается, без попыток добиться привязанности? Дэр снял бриджи и башмаки, небрежно бросил их в угол и начал смывать с себя пыль и грязь.

Потом Дэр подошел к окну и посмотрел на пустую, залитую лунным светом улицу, стараясь не обращать внимания на требования тела, вытеснившие из сознания все остальные мысли. Наверняка смотреть на улицу — занятие безопасное. Там нет ничего такого, что может напомнить ему о теплой, податливой Шарлотте, спящей в соседней комнате. Нет, там только мостовая, привычный ежедневный вид. Правда, ее изгиб невольно напоминает о сладких изгибах бедер Шарлотты, но это всего лишь совпадение. А серебристый свет, мерцающий в луже воды, так же ярок, как солнечный, когда тот ласкает ее локоны… но это ничего не значит. Разумеется, есть еще глубокое индиго затененных дверных проемов, напоминающее цвет ее глаз, темнеющих от страсти, стоит только прикоснуться к ее сладким, зовущим губам…

— Проклятие! — взревел Дэр, опустил штору и резко отвернулся от окна. Теперь его восставшее естество пульсировало, буквально разрываясь от желания и страсти. Дэр подумал, не заняться ли самоудовлетворением, но хмуро сказал себе, что положение не настолько отчаянное. — Пока, — пробормотал он под нос, выругался, задул свечу и пошел в спальню. Его ожидала долгая ночь — брачная ночь, но он проведет ее без сна в собственной темной постели, где ничто не будет напоминать ему о новобрачной в соседней комнате.

Кровать неясно вырисовывалась, сливаясь с темнотой комнаты, длинные занавеси открывали зияющие черные объятия то ли рая, то ли ада, Дэр пока точно не знал. Он скользнул под одеяло, не обращая внимания на болезненное прикосновение прохладных простыней, и попытался сосредоточиться на чем-нибудь не имеющем никакого отношения к предательским воплям собственного тела. Двигатель, вот о чем он будет думать! Двигатели — дело мужское. Двигатели твердые, а не мягкие, как манящее женское тело, и без всяких там сладких ароматов. У двигателей есть длинные стальные оси, плотно входящие в ожидающие их, смазанные маслом отверстия. У двигателей есть поршни, множество поршней, и все они без устали двигаются вверх и вниз, вверх и вниз, долгими бесконечными движениями, нагнетают давление все выше и выше, и наконец оно становится таким высоким, что срабатывает продувочный кран, выпуская большой поток пара…

— О Господи… — застонал Дэр. Он точно сходит с ума, если даже мысли о паровом двигателе вызывают у него в голове образ Шарлотты. Черт побери, он ею просто одержим, раз сумел вообразить себе сладкие ароматы ее кожи, которые дразнят и мучат…

Стоп! Дэр напрягся, медленно пошевелил кистями, подвигал пальцами и повернул голову в сторону руки, прикрывшей его лоб и щеку. Эта рука определенно принадлежала не ему.

— Шарлотта? — шепнул он.

— Мм? — раздался приглушенный сонный ответ с затененной половины кровати. Нежная рука соскользнула с его лица на грудь. Дэр выругался по-гэльски, соскочил с кровати и схватил кремень.

— Какого… Ой! Чертово кресло… какого дьявола вы делаете у меня в постели? — проревел он, глядя на бестелесную руку, лежавшую в пятне лунного света, и зажег свечу.

— Мм? Аласдэр? — Неяркий отблеск свечи озарил Шарлотту, севшую в постели. На ее лице застыло сонное недоумение, волосы представляли собой спутанную массу струящегося золота, сверкающего, как отполированный соверен. — О, хорошо, вы все-таки пришли в постель. Должно быть, я заснула, читая про «Костер Белтейна».

Дэр смотрел, как жена откидывает с глаз волосы и потягивается. Даже прикрытая целомудренной ночной рубашкой, она была богиней, необузданной искусительницей, Афродитой и Венерой одновременно. Он крепче сжал свечу и мужественно попытался отвести голодный взгляд от мягких пышных грудей.

— Костер Белтейна?

— Да. — Она улыбнулась, откинула с себя простыню и скользнула на ту половину кровати, с которой Дэр только что спрыгнул. — Это одно из супружеских упражнений. Мне подумалось, что оно особенно… Боже милостивый!

Шарлотта замолкла на полуслове и широко распахнутыми глазами вытаращилась на Дэра. На всего Дэра. На каждый благословенный дюйм его тела. В особенности на вероломную часть.

— Думаю, слово «эрекция» не оценивает по заслугам ваше мужское орудие, Аласдэр, — выдохнула она, сияющими глазами пожирая его возбужденное естество. — Мне кажется, здесь требуется что-то более наглядное вроде монумента, или колосса, или тарантула.

— Гаргантюа, а не тарантула! — рявкнул он и уронил свечу, пытаясь поднять халат. Дэр ощущал на себе взгляд Шарлотты, тот словно прикасался к его плоти, посылая в жилы потоки жаркого желания, и графу казалось, что он все-таки сойдет сейчас с ума. Господи, помоги, он не переживет эту ночь, уж не говоря о тех нескольких месяцах, которые отводил Шарлотте на то, чтобы она сумела его полюбить. Дэр накинул халат на обнаженное тело, кричавшее о немедленной разрядке, и снова зажег погасшую свечу.

Собрав всю свою решимость, ускользавшую прочь каждый раз, как вздымалась и опускалась ее грудь, он стиснул зубы. Нужно быть сильным. Нельзя дрогнуть, стоя лицом к лицу с самой соблазнительной женщиной на всем земном шаре. Нужно крепко держаться того, что он считает правильным.

Шарлотта подалась вперед, ночная рубашка соскользнула с одного плеча, обнажив часть пышной груди.

Должно быть, он просто выжил из ума.

— О! Зачем вы это надели? Вы мне гораздо больше нравитесь без халата. У вас такое красивое тело, его очень хочется потрогать.

Дэр мог бы поклясться, что если прищурится, то увидит сквозь тонкую ткань розовый бугорок соска… Господи Боже, да что же он делает-то? Дэр решительно перевел взгляд на ее лицо.

Розовый кончик языка легко пробежался по ее нижней губе. Дэр не мог отвести от него глаз. Знакомый ему мир потемнел и начал вращаться. Интересно, лишится он чувств или нет? Ему еще никогда не приходилось слышать о мужчинах, которые теряли сознание в спальне, но с другой стороны, ни один из его знакомых мужчин еще ни разу не сгорал в пламени неудовлетворенного желания, а с ним это вот-вот произойдет.

— Аласдэр?

Дэр открыл глаза. Она стояла прямо перед ним, прижав к животу какую-то книжку, и груди ее упирались в туго натянутую ткань ночной рубашки. Он ничего не вообразил — сквозь нее действительно виднелись розовые бугорки, венчающие обе восхитительные груди. Рот наполнился слюной от желания попробовать их на вкус, ощутить шелковистую гладкость этих грудок, их тяжесть, насладиться ароматным раем, который предлагает ему ее тело.

— Что-то случилось? Может быть… — И в первый раз за пять лет со дня их знакомства Шарлотта показалась ему не уверенной в себе. Она издала какой-то приглушенный, задушенный звук. — …дело во мне? Со мной что-то не так?

Шарлотта прикусила губу и быстро заморгала, словно боролась со слезами. Решимость, за которую он так твердо держался, начала таять при виде того, как его жена, его яркая, искрометная, смешная Шарлотта, стоит перед ним и думает, что с ней что-то не так, что она… неполноценна. Господи Боже, да что же он с ней делает? Она так невинна, а он своими понятиями о чести, своей решимостью распоряжаться собственной жизнью жестоко обижает ее. Как можно быть таким жестоким к Шарлотте?

— Дэр? Вы не хотите лечь со мной в постель? — Слова, произнесенные едва слышно, пронзили его сердце.

— Я… простите, Шарлотта. — Он говорил голосом грубым, как гранит. — Я уже пытался вам объяснить. Это не имеет никакого отношения к моему желанию лечь с вами в постель. Я хочу большего, чем просто ваше тело.

Она крепче прижала к себе книгу. На ресницах дрожали слезы.

— Я не понимаю. Чего же вы хотите? У вас есть другая? Зачем же вы сделали предложение мне, если у вас есть другая?

Дэр помотал головой, стиснув кулаки, чтобы удержаться и не прижать Шарлотту к себе.

— Мне больше никто не нужен. И даже вам должно быть ясно, что я не равнодушен к вашим чарам. Но вы моя жена. Я не хотел жениться, потому что… в общем, по многим причинам, и не самая последняя из них то, что в моем финансовом положении я не могу содержать жену так, как вы этого заслуживаете. Но важнее всего другое. Я не хотел обзаводиться семьей ради удобства, ради того, чтобы обладать женским телом для собственного удовлетворения. От жены я жду большего.

Дэр очень хотел, чтобы она поняла. Он не мог произнести те слова, которые рвались из его сердца, — пока нет, но все же надеялся, что она поймет: он хочет, чтобы между ними возникло чувство более серьезное, чем обычное вожделение.

Горло ее задвигалось, словно она глотала слезы.

— Вы меня хотите?

Он молча кивнул, не доверяя своему голосу.

— Но при этом хотите от меня большего, чем… — Шарлотта оглянулась на постель.

Глаза Дэра заблестели.

— Да, я хочу большего.

Она закусила губу — привычка, раздражающая в любой другой женщине, но невозможно милая и невинная в его жене. Чтобы его гордая, уверенная в себе Шарлотта стояла перед ним неуверенная и сомневающаяся… Сердце Дэра заныло при мысли о том, что к этому ее привело его решение получить больше, получить всю ее целиком. И все же он не мог обречь их обоих на страдания, которые неизбежно начнутся, если они согласятся на меньшее.

— И кем же я должна быть? Компаньоном, другом, женой, любовницей…

— Дело не в том, кем вы должны быть, Шарлотта. Дело в том, что мы оба чувствуем. Я не видел вас пять лет, и мы оба слишком мало знаем друг о друге. Вы поставили меня в неловкое положение, и я вынужден был жениться на вас, но это не значит, что я готов отказаться от шанса на счастье. Думаю, мы можем прожить счастливую жизнь, но только если у нас будет возможность узнать друг друга, если… у нас возникнут взаимные чувства, нечто большее, чем физическое влечение, которое мы оба испытываем.

В ее глазах блестели слезы. Потом она потупилась и негромко призналась:

— Я ничего не могу поделать с тем, что испытываю к вам. Мое тело пылает. Я хочу прикасаться к вам, попробовать вас на вкус, хочу, чтобы вы тоже ко мне прикасались, Дэр.

Его имя оказалось последней каплей; тихое ликование, охватившее Дэра, когда это имя сорвалось с ее уст, подтолкнуло его к краю. Он сказал себе, что просто хочет показать ей, что такое наслаждение, дать ей разрядку, избавить от обуревавших ее страстей, которые, в конце концов, вполне естественны и даже желаемы. Он сказал себе, что обязан дать ей хоть что-то, раз не может дать себя, но на самом деле правда заключалась в том, что он не мог больше не прикасаться к ней.

Дэр поднял жену на руки, наслаждаясь ее весом, и все его чувства поплыли, так ароматны и мягки были ее шелковистые волосы, так робко целовала она его шею. Робко? Шарлотта? Дэр рассмеялся бы, но только не сейчас, когда ее ладони лежат на его обнаженной груди и поглаживают так, что кровь закипает в жилах. Он застонал, признавая свое поражение, опустил голову и прильнул к ее губам.

Его язык действовал дерзко, дразнил ее, гладил, втягивал ее губы. Дэр опустил Шарлотту на кровать, каким-то колдовским способом смахнув в сторону внезапно ставшую невыносимой ткань, отделявшую его тело от жены.

— Волшебно. — Она счастливо вздохнула, когда его жаркий рот снова завладел ее губами, и попыталась обвить мужа руками, чтобы притянуть к себе его твердое тело, но Дэр воспротивился, пробормотав обещание доставить ей удовольствие. Доставить удовольствие? Она хотела сказать, что давно перешагнула все возможные границы удовольствия и находится в неизвестном ей царстве восторга, но не смогла вспомнить, как произносятся слова. Может быть, позже вспомнит, когда пройдет дурман от ощущения его губ.

«Глупая я женщина», — подумала Шарлотта несколько минут спустя, когда его губы оторвались от ее губ. Глупая женщина, но откуда же она могла знать, что дело не только в его языке? Нет, теперь-то она понимает.

Он лизал и целовал ее шею, спускаясь вниз, к ключице, и спина Шарлотты выгнулась сама по себе, а ноги напряглись, когда его рука скользнула вверх по бедру. Ей казалось, что сознание распадается, мечется между ощущением жарких губ Дэра, приближающихся к ноющим грудям, и беспокойной, хотя и непонятной потребности, зарождающейся в глубине ее тела, как раз там, куда скользила его ладонь.

Прохладная мягкость его волос, задевающих чувствительные соски, жаркие губы под грудью… он обхватил одну грудь ладонью, пока другая купалась в его поцелуях, а пальцы Дэра скользили все выше по бедру… сознание распадалось все быстрее.

— Дэр! — простонала Шарлотта. Теперь ее тело двигалось по собственной воле. Шарлотте казалось, будто она в море огня, ее лижут языки пламени, сравнимые с преисподней, бушующей внутри тела с такой силой, что оно рыдало от страсти. — Пожалуйста. Пожалуйста!

Дэр навис над ней, опустив голову в ложбинку между грудями. Она вцепилась в его плечи, желая, вожделея, отчаянно нуждаясь в том, чтобы его твердое тело прижалось к ней.

— Скажи, чего ты хочешь, любовь моя? Скажи, что тебе нравится? — Его голос царапнул распаленную кожу, губы сомкнулись на затвердевшем, ноющем соске. Шарлотта слышала слова, но они казались ей бессмысленными, в мире остались только его губы, руки и шелковистая горячая кожа под ее пальцами. Она выгнулась под ним, всхлипывая от неистового желания ощутить, как к ней прижимается его тело, но он скользнул ниже, ненадолго задержавшись, чтобы пососать другую грудь, и начал поцелуями прокладывать жаркую влажную дорожку вниз по животу.

— Дэр! Только не останавливайся! Ты не можешь вот так меня оставить!

Его дерзкие руки оказались у нее на бедрах, а голова склонилась к животу, и жаркая дорожка пролегла вниз.

— Это наверняка грешно, — прошептала Шарлотта, вцепившись в простыню. — За это я попаду в ад, я точно знаю. Но, Господи, мне все равно! Только не останавливайся, пожалуйста, не останавливайся!

Его волосы, как гладкий шелк, ласкали кожу, а губы завладели ею так, как Шарлотта и представить себе не Могла. Он был огнем, он был молнией, он был ртутью внутри ее, и она умирала, но — о! — какой сладкой смертью. Шарлотта больше не сомневалась, что язык — это лучшее, что есть в Дэре. Он творил волшебство, дразнил ее, посасывал, и ей казалось, что сейчас она сгорит на костре этих ощущений. Она не представляла, что можно гореть сильнее, но тут его палец скользнул внутрь, и она запылала таким пламенем, которое наверняка должно было испепелить, их обоих. Она услышала, как чей-то голос выкрикивает его имя, поняла, что это ее собственный голос, но не могла думать ни о чем, кроме яркого, слепящего, беспримесного наслаждения, взорвавшегося у нее внутри.

Его имя громко звенело у Дэра в ушах. Он прижался лицом к ее животу, а она дрожала, и желание вонзиться в нее было настолько сильным, что он едва не рыдал. Он держался за свою решимость как за соломинку, тело его сотрясалось, сражаясь с сознанием, плоть вопила, требуя немедленной разрядки. Он не собирался заходить так далеко, но не смог остановиться, она оказалась слишком сладкой. Он долго лежал, прерывисто дыша и крепко удерживая ее за бедра, а из-под зажмуренных век сочились слезы, растекаясь по животу Шарлотты.

Так он ее и оставил, спящую, теплую и мягкую. Ее тело манило и взывало со страстью, прокравшейся в его сердце и душу. Он укрыл Шарлотту и долго стоял у кровати, восхищаясь зрелищем, которое она представляла в золотистых отблесках свечи — с распухшими от его поцелуев губами, с высохшими на щеках слезами восторга. Соленые слезы на языке, а кожа ее такая чистая и сладкая…

Неуклюже и скованно ступая, Дэр вышел в спальню Шарлотты, примыкающую к его спальне, и с отвращением посмотрел на темную холодную постель.

— Черт, — вздохнул Дэр и, сдаваясь, забрался в постель.

— Аласдэр, вы ведете себя неразумно.

— Ничего неразумного в этом нет, я веду себя практично, и зовут меня Дэр. Я знаю, что вы можете это произнести — вчера ночью вы так и сделали.

Шарлотта широко распахнула глаза и кинула на него уничтожающий взгляд.

— Это были особые обстоятельства. — При воспоминании об этих особых обстоятельствах сердце ее заколотилось гораздо быстрее. Она просто поверить не могла, что простое прикосновение его рук и губ могло ее переместить, но это случилось, и она перенеслась в место, в котором еще никогда не бывала, хотя твердо вознамерилась побывать там снова. Прямо этой самой ночью. Шарлотта изучающе посмотрела на Дэра. Собственно, время после обеда ничуть не хуже.

— Вполне возможно, но тем не менее я уже несколько раз сказал вам, что из-за необходимости экономить покупка нового гардероба, к сожалению, в мои планы не вписывается.

— Дэр, если бы ты отдал Шарлотте мое приданое, она могла бы купить… — начала Патриция, но тут брат через весь залитый солнцем стол, накрытый к завтраку, кинул на нее гневный взгляд, она осеклась и принялась мазать гренок маслом.

Шарлотта одобрительно улыбнулась золовке, повернулась к мужу, нахмурилась и потянулась за горячим шоколадом.

— Да, вы неоднократно упомянули эту смехотворную нелепость. Можете успокоиться, свою точку зрения вы уже высказали.

— Отлично, — сказал Дэр и снова занялся ветчиной.

— Поэтому теперь, зная, что вы выполнили все положенное и клятвенно меня заверили, что у вас нет денег и вам не на что меня одевать, будьте добры, дайте согласие на мой визит к мадам Тервиллигер. Это самая лучшая из модисток, — доверительно сообщила Шарлотта Патриции.

Дэр уронил вилку и с открытым ртом вытаращился на жену.

— Шарлотта, я не играю с вами в игры!

— Ну конечно, нет. Это не столько игра, сколько… — Шарлотта взмахнула в воздухе испачканным маслом ножом, — …представление. Вы заявляете, что у вас нет денег, я делаю вид, что верю вам, потом вы даете мне то, чего я хочу, и все счастливы.

Дэр замотал головой, не дав ей закончить фразу:

— Шарлотта, это не представление. Я вам не лгу и не искажаю правду. Сказав, что у меня нет денег, чтобы заплатить за ваше новое платье, уж не говоря о целом гардеробе, я был честен — совершенно честен. Мне жаль, что приходится говорить напрямик, но крайне важно, чтобы вы поняли меня раз и навсегда. У меня… нет… состояния.

Шарлотта посмотрела на сжатые губы мужа, на его сверкающие сапфировые глаза и перевела взгляд на золовку. Патриция кивала, лицо ее сочувственно исказилось. В животе у Шарлотты возникло неприятное, холодное, липкое ощущение, словно кто-то опрокинул на нее миску бланманже.

Но они же не могут говорить это всерьез? Нет денег? У Дэра нет денег? Но это нелепо. Он же граф, а все знают, что графы вместе с титулом наследуют состояние.

— Нет состояния?

Он помотал головой.

— Вообще никакого?

Он вздохнул и ущипнул себя за переносицу.

— Вообще никакого.

Шарлотта посмотрела на свою тарелку с картофелем и ветчиной, потом снова на мужа, слишком ошеломленная, чтобы целиком воспринять сказанное. Никакого?

— Ну как это возможно? Как вы могли унаследовать титул без состояния? Я не понимаю! Вы не скаредничаете?

На красивом лице Дэра сменялись разные эмоции — печаль, сожаление, вина… Гнев, охвативший Шарлотту при его возмутительном заявлении, поутих. Может быть, он говорил ей правду, что не хотел жениться, потому что не в состоянии содержать жену. Может быть, он и вправду не хотел на ней жениться… Она быстро отринула эту ужасную мысль. Даже если это и правда, теперь они обвенчаны, и он скоро поймет, что Шарлотта — прекрасная жена и подходит ему идеально, как и он ей.

— Хотел бы я, чтобы все было так просто, Шарлотта. Верно, я унаследовал титул, а вместе с ним долги дяди. Огромное количество долгов, и для меня дело чести их выплатить. Единственная надежда на деньги — это мой паровой двигатель.

— И тут в дело вступает Дэвид, — добавила Патриция. — Если Дэру удастся продать двигатель дяде Дэвида, Эдварду, Дэр сможет выплатить все долги.

Дэр кивнул:

— Причем останется достаточно, чтобы начать восстанавливать имения. Конечно, потребуется много времени, но я уверен, что если мы все будем усердно трудиться, то справимся без особых потрясений.

— Я не хочу усердно трудиться и не хочу потрясений! — вскричала Шарлотта. — Я хочу новое платье к свадьбе Патриции!

Дэр оттолкнул тарелку и потер лоб.

— Разве нельзя надеть то платье, в котором вы венчались со мной?

Шарлотта в ужасе посмотрела на мужа.

— Чтобы люди дважды за неделю увидели меня в одном и том же платье? Ни за что!

— Это прелестное платье, Шарлотта, — поспешно произнесла Патриция. — Я уверена, никто не подумает ничего плохого, если вы наденете его и на мою свадьбу. Вообще мне кажется, что это будет очень романтично.

Шарлотта сердито посмотрела на нее, а потом еще сердитее глянула на мужа, добавившего:

— Сомневаюсь, что кто-нибудь из присутствовавших на нашем венчании придет на свадьбу к Патриции, разве только она добавила в список приглашенных цирк господ Розенкранца и Уиндлстопа.

— Ну конечно, я не добавила. Вот видите, Шарлотта, вам не о чем беспокоиться. Можете надеть свое очаровательное платье, и никто ничего не узнает.

— Я буду знать, — пробурчала Шарлотта, глядя в тарелку с завтраком, но успела поднять голову и увидеть, как в глазах Дэра промелькнула боль. Он бросил на стол салфетку, отодвинул стул, извинился и вышел из комнаты. Шарлотта приподнялась, желая извиниться за свои слова, — ей вдруг стало стыдно, что она ведет себя как капризный ребенок, но Дэр покинул столовую раньше, чем она успела произнести хоть слово. Шарлотта снова опустилась на стул и нахмурилась. Это нечестно. Это просто нечестно. Откуда ей было знать, что у Дэра нет денег? Он всегда выглядел так же, как и остальные щеголи, одет хорошо, но с некоторой небрежностью, и это выражение аристократической беззаботности было присуще ему так же, как члену любого другого семейства голубой крови. Только выскочки, нувориши, парвеню хвастаются своим богатством. Откуда ей было знать, что Дэр и в самом деле остался без гроша?

— Если бы я знала с самого начала… — угрожающе заговорила Шарлотта и вдруг осеклась.

— Если бы вы знали что? — спросила Патриция.

— Ничего. — Шарлотта вздохнула, не в силах соврать самой себе. Она всегда желала Дэра, еще до того, как вышла замуж за Антонио, и возжелала его в сто раз сильнее, вернувшись в Англию. На какой-то миг в ее мозгу ярко вспыхнули картинки шикарных балов и ослепительных нарядов, но тут же вернулось теплое, нежное воспоминание о вчерашней ночи. С некоторым недоумением Шарлотта вдруг подумала, что наряды и балы — это всего лишь пустяки. Чистая правда, приятные и радостные пустяки, но то блаженство, которое она нашла с Дэром, наполнило Шарлотту странным томлением о чем-то еще, о чем-то, что намного превосходило удовольствие от нового платья. Она с сожалением затолкала подальше свои мечты и приготовилась к встрече с реальностью. Не так-то легко будет снизить планку ожиданий, но Шарлотта никогда не относилась к людям, уклоняющимся от брошенного им вызова. В душе вспыхнули добродетельность и решимость.

— Ваш брат несколько лет назад сказал мне, что я всего лишь красивый избалованный ребенок. Что ж, теперь он увидит, что это не так. Если я чему и научилась за прошедшие годы, так это тому, что желать не значит получить. Нам просто придется экономить, — твердо произнесла она, воткнув ножик в персик. — Я не очень хорошо знаю, как полагается экономить в домашнем хозяйстве, но уверена, что справлюсь. Это не должно оказаться чересчур сложным. Кроме того, прислуга уже экономит, так что они мне помогут.

— О да, мы экономим последние три года. — Патриция улыбнулась. — И могу вас заверить, все мы давно к этому привыкли.

— Превосходно, — отозвалась Шарлотта. В голове у нее уже роились новые идеи и решения. Среди планов снизить расходы на еду и отменить заказ на несколько новых шляпок вдруг возникла яркая, блестящая мысль. Шарлотта ее обдумала и улыбнулась золовке. — Я начну экономию с величайшей жертвы. Сегодня же сообщу Бэтсфоуму, чтобы он уволил нанятую мне горничную.

Патриция удивленно моргнула.

— Но вам необходима горничная! Кто будет помогать вам одеваться? Кто станет вас причесывать? Кто будет чинить одежду, заботиться о ней, отправлять ее в стирку?

Мысль в голове Шарлотты становилась все ярче.

— Я сама отлично могу позаботиться о своей одежде. Не нужно изображать потрясение, Патриция. Я славлюсь своим умением вышивать, а скажите мне, в чем разница между вышивкой и починкой платьев? Всего-то несколько стежков. Кроме того, с одеждой не так уж много забот. Франческа, моя горничная в Италии, всегда находила время, чтобы улизнуть из дома и встретиться со своим возлюбленным. Полагаю, придется потратить несколько минут утром и вечером, и все будет в порядке.

— Может, и так, но как насчет помощи при одевании? Вы же не сумеете самостоятельно справиться со всеми шнуровками и пуговицами!

Шарлотта улыбнулась так широко, что ямочки на щеках заплясали.

— Одеваться и раздеваться мне будет помогать муж. В конце концов, именно он настаивает на экономии, так что будет только справедливо, если он станет помогать мне. А что до волос, так я освою самые простые прически в стиле, который предпочитает моя кузина Джиллиан. Похоже, ее муж эти прически одобряет, несмотря на то, что цвет волос у нее немодный. А теперь скажите, когда миссис Уитни возвращается из Бата?

— В субботу, как раз перед свадьбой. Она ездит на воды из-за расстройства пищеварения. Надеюсь, это поможет. Пообедав, тетя Уитни всегда чувствует себя очень плохо.

— Как печально, — весело отозвалась Шарлотта. — Нам будет очень не хватать ее здесь в эти последние драгоценные дни вашей незамужней жизни. Но я собираюсь заполнить вашу жизнь так, чтобы вы не очень огорчались из-за ее отсутствия. Помощь с подготовкой к свадьбе нужна?

— Нет, тетя Уитни до отъезда в Бат обо всем позаботилась. Сегодня у меня намечена последняя примерка подвенечного платья, а потом до самого воскресенья делать нечего.

Шарлотта побарабанила пальцами по столу и встала.

— Значит, вы не откажетесь помочь мне с маленьким делом?

— Я всегда готова вам помочь, дорогая сестра. Что нужно делать?

Шарлотта взяла Патрицию за руку и направилась в сторону кухни.

— Вы, конечно же, знаете, что герцогиня Дил дает бал по случаю помолвки ее дочери с одутловатым лицом, я никак не могу запомнить ее имя.

— Да. Леди Шарлотта.

Шарлотта замерла на лестнице, ведущей в подвал.

— Шарлотта? Ее зовут Шарлотта? Ну, эту пресную дурочку назвали неправильно, она ничем не походит на Шарлотту. Однако не важно, пусть их светлости и неудачно выбрали для нее имя, бал по случаю ее помолвки станет самым выдающимся событием сезона, и я от имени всех нас уже приняла приглашение, присланное Дэру. Теперь мы должны сообщить об этом ему, а потом я займусь слугами. Их нужно взять в руки, они сильно нуждаются в твердости, хотя я вовсе не хочу уклонить ваши таланты.

Они спустились в темный, с низким потолком коридор, ведущий в мастерскую Дэра. Патриция хихикнула.

— Спасибо, Шарлотта, я совсем не чувствую себя уклоненной, но боюсь, что Дэру ваша идея совершенно не понравится. Он ненавидит светское общество, ненавидит с тех самых пор… в общем, это произошло еще до того, как он стал графом. Я еле-еле уговорила его согласиться, чтобы он отвез меня на маскарад к леди Джерси. Чем только я ему не угрожала, а под конец пришлось расплакаться, и даже тогда он поклялся, что это будет единственное мероприятие, которое он посетит в течение этого года. Не знаю, как вы собираетесь его убедить, но могу заверить — дело это нелегкое.

— Не думаю, что это будет слишком сложно после того, как я сообщу ему о своем предложении, — сказала Шарлотта, остановившись у двери в мастерскую. — Он просто не сможет мне отказать, когда я предложу ему помочь продать этот его двигатель мистеру Уитни.

Патриция схватила ее за руку, не дав открыть дверь.

— Помочь? Да как вы можете помочь продать двигатель мистеру Уитни?

Шарлотта улыбнулась, и в этой улыбке отразилось ее новообретенное осознание своей женской власти.

— Моя дорогая, я женщина. Никто не может сопротивляться мне, если я что-то задумаю. И даже ваш брат не устоял перед моей атакой. А убедить дядю вашего Дэвида купить машину Аласдэра — это пустяк по сравнению с тем удачным ходом, который я провернула.

Патриция пробормотала предостережение насчет целесообразности называть женитьбу Дэра «удачным ходом», но тем не менее покорно пошла вслед за невесткой в убежище брата. Наблюдать за тем, как Шарлотта общается с Дэром, — это замечательная школа, и Патриция с нетерпением ждала, кто победит в этом сражении двух воль.

Глава 8

— Право же, Шарлотта, я не понимаю, как вам удалось совершить это чудо, но я так рада, что вы это сделали, — прошептала Патриция, сжав руку Шарлотты. Они медленно прокладывали себе путь сквозь толпу, забившую главную лестницу Хенли-Хауса.

Шарлотта вспомнила решительный отказ Дэра и его милостивую капитуляцию после того, как она отослала Патрицию из мастерской и убедила мужа поцелуями и ласковыми словами. Правду говоря, слова почти ничем не помогли, но вот поцелуи… о, эти поцелуи… Шарлотта оглянулась назад, на своего мужа и Дэвида. Дэвид приятно улыбался, не отрывая глаз от невесты, а Дэр так напряженно хмурился, глядя на жену, что мог бы расплавить стальной клинок. Шарлотта на мгновение остановилась, подумала, какой он красивый в темно-синем, послала воздушный поцелуй и вошла в холл, чтобы снять плащ и присесть в реверансе перед хозяйкой дома, встречающей гостей.

— Лорд Карлайл, как я рада, что вы нас все-таки посетили! — протрубила герцогиня Дил, как только Шарлотта и Патриция отдали плащи лакею. Герцогиня всегда напоминала Шарлотте длинномордого пони, который был у нее в детстве, и с годами схожесть герцогини с лошадью только усилилась. — Мисс Макгрегор? А вы, должно быть, капитан Вудвелл. Добро пожаловать, сэр. Мои поздравления по случаю предстоящего бракосочетания.

Шарлотта вежливо ждала, когда с ней поздороваются, заранее наслаждаясь минутой торжества. Она сделала то, что собиралась, — удачно вышла замуж и вновь обрела свое положение в высшем обществе, пусть даже с богатством ничего не получилось. Теперь никто в обществе не посмеет ею пренебречь, если не захочет навлечь на себя гнев Дэра, а так как его обычно везде встречали радушно (хотя он и редко появлялся на публике), она прекрасно сознавала — его имя ее защитит. Когда герцогиня соизволила до нее снизойти, Шарлотта сверкнула своими ямочками.

— Леди Карлайл. — Едва заметный наклон головы, отсутствующий взгляд.

— Ваша светлость. — Шарлотта широко улыбнулась и присела в глубоком реверансе — исключительно для того, чтобы позлить герцогиню. Выпрямилась, поздоровалась с герцогом, принесла свои поздравления маркизу Саммертону, поцеловала в щеку недостойную носительницу своего имени и, опираясь на руку мужа, гордо вошла в переполненный зал. Пламя свечей моргало и колебалось, воздух колыхался от передвижений стольких людей, исполнявших замысловатый танец вежливого светского общения. Шарлотту охватил восторг. Она счастливо заулыбалась.

Она преуспела там, где все, все предсказывали неудачу! Вернулась на своих собственных условиях, и теперь никто не сможет лишить ее законного места в обществе! Ах, как прекрасна жизнь!

— Я вернулась, — выдохнула Шарлотта, наслаждаясь победой, глаза ее ярко сверкали.

— Мне нужно выпить. Надеюсь, вы присмотрите за Патрицией? — спросил Дэр, высвобождая руку, на которую опиралась Шарлотта. — Прекрасно. Когда надумаете вернуться домой, пошлите за мной.

Шарлотта в ужасе взглянула на мужа, решившего покинуть ее в миг высочайшего триумфа.

— О, Шарлотта, разве это не прекрасно? Вы когда-нибудь видели столько горящих свечей? Просто удивительно, что из-за духоты никто еще не лишился чувств. Как по-вашему, почему все двери закрыты? Разве не лучше было впустить немного воздуха? А цветы! Кто бы мог представить, что в Лондоне есть столько белых роз! О, Шарли, посмотрите, только гляньте на платье вон той леди. Это же скандал! Сквозь него видны нижние юбки! Когда я выйду замуж, обязательно нужно будет сшить такое же. А куда делись Дэр и Дэвид? — Лицо Патриции светилось от возбуждения, резко отличаясь от удрученного лица невестки.

Шарлотта проглотила разочарование, сказав самой себе, что на самом деле Дэр ей здесь вовсе и не нужен, но едва мысль оформилась, стало ясно, что это неправда. Рядом с ним все казалось ярче, увлекательнее, а когда он ушел, все поблекло и поскучнело.

— У Аласдэра от духоты пересохло в горле, он пошел освежиться. Думаю, Дэвид составил ему компанию. Двери наверняка закрыты, потому что ждут принца-регента, и я очень сомневаюсь, что ваш муж одобрит, если вы станете расхаживать по Лондону в платье, как у миссис Каттер. Эта вдова пользуется дурной славой, она не та особа, которой стоит заряжать.

Патриция недоуменно заморгала, потом улыбнулась и взяла Шарлотту под руку.

— Подражать, Шарли. Пойдемте, вы обещали представить меня всем тем людям с кем не разрешит познакомиться тетя Уитни. Давайте начнем с миссис Каттер.

Следующий час Шарлотта провела в совершенно непривычной роли дуэньи. Пусть Патриция и не была юной взбалмошной барышней, за которой нужно следить в оба, чтобы она себя не погубила, но все же она была молодой, изумленной и совершенно очарованной тем миром, с которым до сих пор почти не соприкасалась. Кроме того, в ней чувствовался дух озорства и непослушания, который, как с ужасом поняла Шарлотта, сильно напоминал ее собственный. Никогда еще ей не приходилось отвечать за другого человека, и это ощущение Шарлотте не нравилось.

— Теперь-то я понимаю, что приходилось выдерживать моей несчастной матери, — некоторое время спустя обращаясь к Каролине, пробурчала Шарлотта, не позволив лорду Брайсленду, знаменитому повесе, печально известному виновнику многих загубленных репутацией, увести Патрицию в укромный уголок герцогского сада. Каролина хихикнула.

— Я обручена, Шарлотта! — возражала Патриция, пока подруги вели ее по гаревой дорожке, окаймленной кустами, подстриженными в форме разных животных. Дорожка начиналась у самых дверей в бальный зал. — Теперь моей репутации ничто не повредит! А у лорда Брайсленда очень красивые золотистые локоны, правда, леди Беверли?

— О да, просто как у этого модного лорда Байрона, — согласилась Каролина.

— Наверняка накручивает их каждый вечер на папильотки, как Байрон! — рявкнула Шарлотта, остановилась, повернулась к хихикающей золовке, быстро огляделась, но не увидела ничего, кроме гигантской живой изгороди из тиса, отмечающей границы лабиринта. — Отлично, вокруг никого, поэтому можно говорить откровенно. Патриция, я не могу допустить, чтобы вы вели себя легкомысленно и выставляли себя полной дурочкой. Просто не могу. Что бы сказал Аласдэр, если бы я позволила соблазнить вас в саду? Что бы сказал Дэвид? Он наверняка пришел бы в бешенство.

— Это правда, правда. Как же, я помню, незадолго до свадьбы дорогой Алджернон увидел, как я восхищаюсь усами лорда Селфриджа, — ты его помнишь, Шарли, у него были просто восхитительные светлые усы, и я почувствовала, что просто обязана их потрогать, чтобы убедиться, что они такие же мягкие на ощупь, как на вид, и ты знаешь, такие же! Ну, просто очень мягкие, и мне очень захотелось его поцеловать, просто чтобы узнать, щекочут они губы или нет. Но тут в комнату ворвался дорогой Алджернон и начал разглагольствовать о том, что я его позорю и готова потерять свою невинность ради каких-то усов…

— Да, спасибо, Каро, — прервала подругу Шарлотта. — Мы поняли твою точку зрения, если, конечно, она у тебя имелась. Что до вас, Патриция, я настаиваю, чтобы вы все время находились рядом со мной и уловили, на что я намекаю. Право же, я бы никогда в жизни не позволила вам читать книгу Вивьен ля Блу, если бы думала, что вы начнете обсуждать с леди Джерси относительные достоинства «Танца минотавра» в сравнении с «Восьмыми небесными вратами Аполлона»! Пусть она смехотворна, ограниченна и старомодна, тем не менее, она одна из столпов светского общества. С ней нельзя обсуждать супружеские упражнения!

Патриция хихикнула. Шарлотта сердито взглянула на нее, подумав, что она старше золовки всего на шесть лет, а мудрее — на целые десятилетия.

— Нечего тут хихикать, мисс! Хихиканье — это для ветрениц и глупышек, и если вы будете продолжать в этом роде, то закончите, как наша Каро. — Шарлотта сурово погрозила золовке пальцем. Боже милостивый, она сама всегда была необузданной, но уж дурочкой не была никогда.

— Шарли! — ахнула Патриция, встревожено покосившись на леди Беверли.

Каролина выпрямилась во весь рост и оскорбленно глянула на подругу:

— Я не ветреница!

— И нечего мне тут «шаркать», — выговаривала Шарлотта золовке. — Ветреница и глупышка видна по поведению, и вам следует это запомнить! Кроме того, очень невежливо хихикать на людях.

— Я никогда не была ветреницей и глупышкой!

— Но вы же сами сказали, что тут нет никого, кроме нас, — возразила Патриция, пытаясь прогнать с лица улыбку. — Никто нас не слышит, и простите, Шарлотта, но вы меня очень смешите! Стоило вам только выйти замуж за Дэра, и вы сразу стали такой занудной!

— Быть занудой гораздо хуже, чем ветреницей, — мрачно бросила Каролина.

— Занудой! — ахнула Шарлотта и возмущенно распахнула глаза. — Никакая я не зануда! Я самая незанудная женщина на свете! Каро, скажи ей! Скажи, что я дерзкая, отважная и совершаю такие поступки, которые зануда не совершит никогда! Давай, Каро, скажи ей.

Каролина смерила подругу взглядом.

— Хорошо известно, что ветреницы всегда водятся с занудами, и если ты утверждаешь, что я ветреная глупышка, значит, ты — живое воплощение занудства.

— О!

— По-моему, на вас так подействовала супружеская постель, — задумчиво произнесла Патриция. — Вивьен ля Блу говорит, что сварливым и взбалмошным женщинам рекомендуются длительные и частые интимные отношения, потому что они уравновешивают их характер и устраняют необузданность, а грядущее материнство действует на них успокаивающе. И хотя вы, разумеется, не сварливая и не взбалмошная, нужно признать, что после свадьбы с Дэром вы начали вести себя весьма осмотрительно.

— Пф! — фыркнула Шарлотта, которой до слез наскучил этот разговор, и перевела суровый взгляд на подругу.

Та в ответ нахмурилась. Тогда Шарлотта взяла под руку золовку и повела ее по дорожке к освещенному факелами входу в лабиринт.

— Не следует верить всему, что вы читаете. В сущности, я считаю, что вы должны извиниться прямо здесь и сейчас за то, что назвали меня занудой. Поскольку ваш брат не способен выполнить передо мной свой мужской долг, своей осмотрительностью я обязана только тому, что ваши бездумные и беспечные поступки приведут меня к безвременной смерти.

— Шарлотта! — ахнула Патриция и остановилась так резко, что Шарлотта наступила ей на пятку. — Вы же не хотите сказать, что Дэр не… не… что вы с ним не… но он на вас так смотрит! И вы на него тоже! Я была уверена, что он… просто поверить не могу, что он до сих пор не разделил с вами постель!

— Ш-ш! — оглядываясь, зашипела Шарлотта. Хотя, кроме них троих, никого видно не было и стояли они посреди дорожки, ведущей ко входу в темный и неприветливый лабиринт, но кто-то притаился поблизости. — Мне не хочется делать всеобщим достоянием то, что мой муж отказывается скрепить наш брак в постели. Собственно, это вообще не ваше дело, что мы с Дэром делаем и чего не делаем, поэтому забудьте, пожалуйста, что я об этом упомянула.

— Шарли, ты же не хочешь сказать, что он не?.. — воскликнула Каролина в тот же момент, как Патриция сказала:

— Но, Шарлотта…

— Больше ни единого слова! Смотрите, вас зовет к себе Дэвид. Должно быть, это его танец. Идите развлекаться, а мы с Каролиной тотчас же вас догоним. И смотрите, ни под каким видом не повторяйте того, что я вам только что сказала! Я умру от стыда, если кто-нибудь узнает, что Дэр отказался… в общем, я умру, если кто-нибудь узнает.

Патриция заверила ее, что не скажет ни слова, взлетела вверх по ступенькам и упала в объятия жениха. Шарлотта посмотрела ей вслед, борясь с искушением пойти следом и убедиться, что они танцуют, а не уединились в темном углу, но тут же отказалась от этой мысли. Каролина положила ладонь ей на руку.

— Шарли, почему?

— Что почему? А, почему Аласдэр не разделил со мной постель?

Каролина кивнула. Шарлотта вздохнула и посмотрела в темноту, пытаясь подобрать слова, объясняющие то, чего она и сама толком не понимала:

— Ему кажется, что мы должны узнать друг друга получше. Он хочет, чтобы я стала… о, не знаю, кем я должна для него стать. Думаю, другом. Он сказал, что хочет, чтобы у нас возникли друг к другу нежные чувства, и только потом можно приступать к супружеским упражнениям.

— Это так мило, — робко улыбнувшись, произнесла Каролина. — Должно быть, он тебя очень сильно любит, раз готов подождать, пока ты не ответишь ему взаимностью.

Шарлотта возвела глаза к небу.

— Все-таки ты ветреная глупышка, Каро. Он меня не любит!

Рука Каролины на ее локте напряглась.

— Клянусь небесами, Шарлотта, еще раз назовешь меня так, и я за себя не отвечаю!

— Как? Ветреной глупышкой?

— Да! Я этого больше не потерплю!

— Правда? — с интересом спросила Шарлотта и наклонила голову, чтобы лучше разглядеть гневное лицо подруги. — А что ты сделаешь? Вызовешь меня на дуэль? Устроишь кулачный бой? Привяжешь меня к дереву и начнешь стрелять из лука? Я видела, как ты стреляешь из лука, Каро, поэтому особенно волноваться не буду.

— Не говори чепухи! Конечно, я не стану делать ничего такого. Нет, я сделаю что-нибудь пострашнее.

— Что? — снова спросила Шарлотта, поддаваясь любопытству. Она хорошо знала Каролину — на свете не существовало женщины, менее способной сказать что-либо недоброе или жестокое. Каролина неистово жестикулировала, все повышая и повышая голос, и тут Шарлотта краем глаза заметила всплеск чего-то синего.

— Не знаю, что-нибудь ужасное, по-настоящему жестокое! Нет, я знаю, что я сделаю!

Кто-то выходил из лабиринта. Шарлотта шагнула в сторону и хотела оттащить за собой Каролину, чтобы их не подслушали.

— Если ты и дальше будешь обзывать меня этим недобрым и совершенно несправедливым словом, — негодующе воскликнула Каролина, и ее голос пронзил ночную тишину, — я расскажу той противной леди Бриндли, что твой муж отказывается спать с тобой, потому что все еще безумно влюблен в нее!

В голове у Шарлотты внезапно помутилось. Из лабиринта за спиной у Каролины выступила дама, она оказалась в золотистом пятне света, отбрасываемом факелами. Одетая в темно-синее платье со светло-голубым верхом, Филомена, виконтесса Бриндли, олицетворяла собой все те дурные воспоминания, что остались в памяти Шарлотты после ее двух сезонов.

— Кто тут упоминает мое имя всуе? — Леди Бриндли окинула Шарлотту с головы до ног холодным взглядом и медленно улыбнулась.

Каролина в ужасе ахнула, прижав руку ко рту, и вытаращилась на даму, которую Шарлотта с радостью поразила бы молнией.

— О, Шарли, прости! Я не знала, что она здесь…

Леди Бриндли улыбалась. Шарлотта стиснула зубы и сжала кулаки.

— Не так уж это и плохо, Дэр, — говорил Дэвид, перейдя из бального зала в комнаты для игры в карты. — Я знаю, что ты этого не любишь, и, Бог свидетель, я тоже, но мы должны время от времени развлекать наших дам, Патриция просто на седьмом небе от счастья, что Шарлотта хочет представить ее всем этим модным господам.

Дэр выпил вторую порцию виски, махнул лакею, приказывая подать еще, вскинул бровь и поморщился, давая понять жениху сестры, что услышал его.

— Если ты так уж сильно настроен против балов и всего прочего, нечего было поддаваться на уговоры Шарлотты и ехать сюда, — заметил Дэвид.

Дэр взял бокал и отсалютовал им Дэвиду:

— Уговоры? Она не уговаривала. Уговорам я бы смог противостоять. Уговоры означают, что у меня есть возможность привести свои возражения. С уговорами можно справиться. Она поступила куда коварнее. Она женщина, а женщины мыслят не так, как мы. Всегда помни это, Дэвид. Они выбирают наикратчайший путь к тому, чего хотят добиться, и в большинстве случаев это означает, что они используют самих себя, красивых и надушенных, чтобы привести нас на край безумия, и вынуждают исключительно из инстинкта самосохранения дать им то, чего они хотят.

Дэвид расхохотался:

— Должен ли я это понимать так, что твоя прекрасная жена своими уловками заставила тебя поступить против воли?

Дэр едва заметно улыбнулся, но тут же вспомнил Шарлотту за завтраком. Подумав о жизни, которую он вынуждает ее вести, Дэр встревожился, что с паровым двигателем ничего не получится. Глотнув виски, Дэр закрыл глаза, чувствуя, как жидкий огонь стекает по пищеводу, и подумал, сумеет ли он когда-нибудь избавиться от долгового ига, взваленного ему на плечи вместе с титулом. И что еще хуже, признался он себе, допив виски, он боится своего будущего с Шарлоттой. Сумеет ли он прожить жизнь, любя жену, которая не отвечает ему взаимностью?

— Дэр!

Дэр подавил мрачные мысли и безрадостно улыбнулся озабоченно смотревшему на него Дэвиду.

— Все в порядке, просто я немного устал. Приходится много работать, чтобы до приезда твоего дядюшки конденсатор был готов.

Дэвид кивнул:

— У тебя есть еще два месяца. В последнем письме он написал, что приедет не раньше сентября.

— Отлично, — ответил Дэр и сел, возвращаясь в мир приятных разговоров о морских двигателях, — И мне потребуется буквально каждый час этих двух месяцев, чтобы отладить двигатель наилучшим образом. Я тут обдумывал, как мне лучше продемонстрировать его, и, кажется, нашел решение…

— Карлайл! Карлайл, где вы, старина? Кто-нибудь видел… а, вот вы где! Идемте скорее!

Дэр удивленно смотрел на стоявшего перед ним запыхавшегося человека.

— Беверли? Что-то случилось?

Лорд Беверли встревоженно вытаращил глаза.

— Еще как случилось! Идемте же скорее. Это все ваша жена.

Дэр вскочил на ноги и помчался к двери с такой скоростью, что Беверли и глазом моргнуть не успел.

— Она ранена? — обернувшись, крикнул Дэр.

— Нет-нет, что вы! — Беверли тяжело дышал, пытаясь догнать быстро шагавшего Дэра. Дэр резко остановился и схватил Беверли за руку, чтобы тот не наткнулся на него.

— Если она не ранена, к чему такая спешка?

Лорд Беверли вытащил шелковый носовой платок и промокнул побагровевшее лицо.

— Она… она… она устраивает сцену! Вы не можете этого допустить! Она ваша жена!

Дэр глубоко вздохнул и вернулся к удобному кожаному креслу.

— Это все?

— Все? — ошеломленно переспросил Беверли. — Все? Все?! Вы слышали, что я сказал? Она устраивает сцену! На глазах у всех!

— Уверен, она совершенно счастлива, — ухмыльнувшись, обернулся Дэр к Дэвиду. — Для Шарлотты нет ничего лучше, чем зрители во время скандала.

— Но… но… разве вы не беспокоитесь? Вам все равно?

— Сказать вам правду, мне бы не хотелось портить ей удовольствие, — ответил Дэр, усаживаясь. — В последние несколько дней ей нечасто удавалось повеселиться. Что на этот раз? Она опять делает выговор, леди Джерси?

Беверли смотрел на Дэра так, словно у того на голове сидела утка.

— Нет-нет, — выдавил он наконец. — Это не леди Джерси. Это жена Бриндли.

Дэр резко вскинул голову.

— Похоже, леди Карлайл рассердилась за что-то на леди Бриндли и опрокинула ей на голову чашу с пуншем.

Дэр выругался, снова вскочил на ноги и ринулся к двери. Дэвид и Беверли мчались за ним по пятам.

— Охрану! Пошлите кто-нибудь за охраной! — визжала Филомена, когда Дэр ворвался в бальный зал. — Она пыталась меня утопить! Вы все видели, как она на меня напала! Она сумасшедшая, совершенно сумасшедшая!

— Ничего я не сумасшедшая, у меня просто дрогнула рука, — возражала Шарлотта.

Дэр растолкал толпу, состоявшую из самого цвета высшего общества, и прорвался вперед. В центре круга стояли пятеро, трое жались друг к другу — его жена, Патриция и леди Каролина. Не обращая на них внимания, Дэр сосредоточился на тех двоих, что стояли напротив.

— Дрогнула? Вы подняли эту чашу у меня над головой и опрокинули ее!

— Я просто хотела помочь вам с пуншем. Не так-то просто удержать полную чашу, вы и сами знаете. Думаю, у любого может дрогнуть рука.

— Да плевать мне, что вы тут лопочете, я всем расскажу, что… Карлайл! — завизжала мокрая, залитая пуншем дама в синем, отталкивая джентльмена, пытавшегося ее успокоить. Три голубых страусиных пера печально свисали на плечи, с красиво уложенных черных локонов прямо на платье капал красный пунш, а на груди дамы покоились дольки лимона и апельсина. Не будь Филомена обладательницей самого острого и злого языка и самого мстительного характера, Дэр счел бы ситуацию забавной. Но сейчас… — Спасите меня от этой… этой… этой ненормальной, этой хулиганки, на которой вы женились!

Она кинулась к нему, но Дэр выставил перед собой руку.

— Я буду вам очень признателен, если вы вспомните, что речь идет о моей супруге, и снизите тон. Можем поговорить о случившемся позже, когда вы приведете себя в порядок.

— Да, в самом деле, вы очень испачкались, — добродетельно закивала Шарлотта и сверкнула мужу ямочками. — Благодарю за поддержку, Аласдэр. Вы же знаете, как мне, при моем скромном и сдержанном характере, претит быть участницей подобной сцены. Если пожелаете, следующий вальс у меня не занят, только будьте осторожнее — из-за прискорбной случайности с леди Бриндли тут весь пол очень скользкий.

— Прискорбной? — взвыла Филомена, глядя на Шарлотту с такой злобой, что Дэр мгновенно запылал гневом. — Прискорбное здесь только одно — то, что вашему мужу не хватило мозгов жениться на мне, когда у него была такая возможность!

— Или мы можем протанцевать контрданс, кажется, он будет за вальсом. Я с удовольствием составлю вам пару. Мне очень нравится контрданс. — Шарлотта склонила голову набок и посмотрела на мужа, распахнув синие глаза.

Дэра охватило абсурдное чувство восхищения ею. Шарлотте ничего не стоило взять и опрокинуть полную чашу пунша на голову сопернице! Но здравый смысл тут же подал голос, напоминая, что сейчас лучше всего успокоить Филомену. Он оглянулся в поисках знакомого лица.

— Леди Беверли, будьте так любезны, отведите леди Бриндли в комнату, где она сможет привести себя в порядок…

Каролина что-то с отвращением пискнула, но послушно шагнула вперед и попыталась взять Филомену за руку. Та руку вырвала и разъяренно взглянула на собравшуюся толпу. Ломтик апельсина сполз с мокрого пера и плюхнулся на пол.

— Я никуда не уйду, пока ее не возьмут под стражу! Я выдвину против нее обвинение! Никто не смеет так обращаться со мной! Никто!

— Думаю, скоро прибудет принц-регент, поэтому хорошо бы открыть окна. Мне кажется, здесь дурно пахнет, — утомленно произнесла Шарлотта и начала обмахиваться веером. Только Дэр заметил, как плотно стиснуты ее губы.

— Дурно пахнет?! — завизжала Филомена.

Все, довольно.

— Леди Бриндли, вы уйдете прямо сейчас, — решительно сказал Дэр, посмотрев на нее стальным взглядом синих глаз, и молча кивнул ее спутнику. Тот взял Филомену под руку, под другую руку ее подхватила Каролина, и они вдвоем, под аккомпанемент ругательств и проклятий леди Бриндли, сумели вывести ее из забитой людьми столовой.

— Не думайте, что вам это сойдет с рук! — Уже в дверях Филомена резко остановилась и обернулась. — Ни за что! Уж я постараюсь, чтобы все узнали правду! Все узнают, что вы обвенчались с ненормальной, с женщиной, которая вам настолько противна, что вы даже до сих пор не скрепили с ней брак в постели! Все узнают, что вы чахнете от любви ко мне! Не сомневайтесь, я еще отомщу!

Дэр услышал, как у него за спиной кто-то шумно втянул в себя воздух, и с раздражением подумал: «Зачем Шарлотта упомянула о такой интимной подробности в разговоре с Филоменой?» Она наверняка знала о его отношениях с дважды овдовевшей Филоменой, он встречался с ней, когда познакомился с Шарлоттой. Кроме того, ему казалось, что Шарлотта скорее умрет, чем снизойдет до того, чтобы просто поздороваться с соперницей, уж не говоря о беседе на такую интимную тему. «Но когда, — устало подумал он, потирая заболевшую голову, — когда моя жена вела себя разумно?»

В столовой мгновенно начались оживленные разговоры. Люди быстро расходились, собирались небольшими группками и возбужденно обсуждали последнюю сплетню, время от времени кидая в его сторону осторожные взгляды. Теперь они будут обсасывать это ближайшие несколько месяцев. Слава Богу, что после свадьбы Патриции им не придется иметь дела с высшим обществом.

— Надеюсь, вы счастливы видеть последствия своего поступка, — сердито пробурчал Дэр жене. Она удивленно распахнула глаза, Дэр увидел, как в них промелькнула боль, и сразу расхотел делать ей выговор. Он не будет ее бранить, это бессмысленно. Она просто Шарлотта и не может измениться, и чем раньше он с этим смирится, тем легче ему будет жить.

— Пожалуй, я бы с радостью уехала домой прямо сейчас, — непривычно подавленным тоном сказала Шарлотта.

Дэр посмотрел на нее повнимательнее. Глаза не просто широко распахнуты, в них блестят слезы — слезы унижения. Он взял ее за руку и повел в бальный зал, где пары готовились к вальсу. Обняв жену, Дэр сказал:

— Не позволяйте им увидеть, что вы расстроены, любовь моя. Улыбайтесь, как будто никто из них не имеет никакого значения.

— Но они имеют значение, — негромко возразила она. Слезы были готовы вот-вот пролиться. — Это же светское общество! Они воплощают все то, к чему я мечтала вернуться. Успех, и достижения, и все прекрасное. Даже вы не можете не признать это.

Дэр невольно рассмеялся:

— Если бы вас в самом деле волновало то, что они про вас думают, моя дорогая жена, ваша рука не дернулась бы «совершенно случайно», когда чаша с пуншем находилась над головой леди Бриндли. И все их успехи и достижения — это просто везение. Им повезло родиться в семействах, принадлежащих к аристократическому классу.

— Но…

Какое-то время Дэр молча вращал жену в танце.

— Шарлотта, они всего лишь люди, а не боги. Они грешат, у них есть дурные привычки, они терпят неудачи, как и все прочие люди на свете.

Она немного подумала.

— Может, и так, но, греша, терпя неудачи и предаваясь дурным привычкам, они выглядят безупречно.

Смягчившийся взгляд Дэра остановился на ее прелестном лице. Он заметил, что слезы высохли, не пролившись.

— Внешность — далеко не все, миледи.

— Правда?

Она смотрела на него яркими, блестящими глазами, немного приоткрыв рот, словно завлекая песней сирен и предлагая всего лишь разок прильнуть к губам. В отблесках свечей ее локоны сверкали, как расплавленное золото, а кожа была не безупречно бледной, что считалось крайне модным среди светских дам, а чуть смугловатой, медового оттенка, с легким румянцем, словно Шарлотта какое-то время провела на солнце без шляпы и зонтика.

— Ну, — негромко произнес Дэр, толком не сознавая, что говорит вслух, — не думаю, что вы сумеете понять, что значит заглянуть под внешность, когда ваша настолько безупречна.

Она даже краснела красиво — щеки приобрели цвет темной розы.

— Я небезупречна. Нос у меня ровно на четверть дюйма длиннее, чем следует. Левая бровь по утрам неровная, поэтому требуется приводить ее в порядок. И одна из грудей больше, чем другая, — уныло вздохнула Шарлотта. — Когда мне было шестнадцать, я целый год ходила кривобокая и боялась, что они никогда не сравняются. И хотя теперь они мало отличаются друг от друга, одинаковыми они так и не стали. Даже передать не могу, какое это испытание — неодинаковые груди. Они такой тяжестью лежат у меня на душе!

Дэр пытался удержать на лице серьезное выражение, но ничего не вышло. Он снова засмеялся, мотая головой, понимая, что ведет себя глупо, что она смотрит на вещи совсем не так, как он, что для нее внешность всегда будет самым важным. Глубоко в душе, совсем глубоко, там, где он скрывал от всех свои тайные мечты, Дэр оплакивал умирающую надежду на то, что однажды Шарлотта начнет ценить то же, что и он — честь, решимость, силу, с которой встречают невзгоды и беды. Он был достаточно честен с собой и признавал, что не хочет, чтобы Шарлотта изменилась, он хочет только помочь ей заглянуть под очевидное. Может быть, когда-нибудь в будущем она сумеет видеть то же, что видит он, но пока…

— Шарлотта, вы единственная женщина на свете, у которой тяжело на душе из-за разных грудей. — Дэр наклонился и прошептал ей на ухо: — Как беспристрастный свидетель, счастлив вас заверить, что несовершенство, которое вы, возможно, ощущаете, совершенно незаметно моим глазам. Или рукам. Или… губам.

Шарлотта ахнула, глаза ее запылали страстью, но она тут же прикрыла их ресницами и сверкнула ямочками, несмотря на попытку изобразить застенчивость. Щеки опять ярко порозовели. Какое очаровательное противоречие она собой представляла: изо всех сил пыталась придерживаться приличий, но врожденная дерзновенность и жажда жизни гарантировали, что она никогда не станет похожей на образцовых дам, столь любимых высшим обществом. Дэр прижимал ее к себе ближе, чем следовало, ее аромат волновал его, воспоминания о мягком, теплом, манящем теле взывали к чему-то спрятанному глубоко в душе, вынуждая бороться с желанием ответить на вопрос — к чему именно? Он не должен торопить Шарлотту. Он хочет, чтобы она вверила ему всю себя — не только восхитительно роскошное тело, но и сердце, и душу.

Дэр как раз размышлял о том, чем бы ему хотелось с ней заняться, когда Шарлотта поймет и полюбит его, как вдруг его мысли и вальс бесцеремонно прервали.

— Мэтью! — ахнула Шарлотта, и все краски отхлынули от ее лица, едва она взглянула на джентльмена, постучавшего Дэра по плечу.

Невысокий тучный человек с полинявшей версией глаз Шарлотты поклонился Дэру.

— Карлайл, не позволите ли вы мне удовольствие закончить с моей сестрой этот танец?

Дэр удивился тому, как свирепо Шарлотта вцепилась в его локоть, но у него не было никаких оснований отказать лорду Коллинзу в просьбе — за исключением, разумеется, общей неприязни к этому человеку. И хотя лично Дэру было глубоко наплевать на то, что подумают о нем члены общества, он знал, что для Шарлотты это важно. Надлежало проглотить готовые сорваться с языка слова отказа и любезно согласиться.

— Лорд Коллинз, — сказал Дэр, снимая руку Шарлотты со своего плеча и с поклоном передавая ее брату. — Доверяю мою даму вашему попечению.

Его слова прозвучали предостережением, и, судя по прищурившимся глазам, Коллинз это понял. Дэр улыбнулся, увидев, какой сердитый взгляд кинула на него жена, и вышел из круга танцующих. Учитывая несомненную жажду крови, которую он заметил в ее глазах, следовало убедиться, что поблизости больше нет тяжелых чаш с пуншем.

Глава 9

— Вижу, ты не впустую потратил эти четыре года, — заметила Шарлотта, когда брат взял ее за руку и, долго отсчитывая себе под нос, сумел все же попасть в такт и начал вальсировать. — Стал похож на отца еще больше, чем раньше.

Разумеется, она имела в виду его тучную фигуру, второй подбородок и огромные, расширяющиеся книзу бакенбарды (такая мода казалась Шарлотте невероятно нелепой), но Мэтью, как всегда, не уловил тонких нюансов.

— Конечно. Я никогда не трачу время впустую в отличие от некоторых, кого пока не упоминаю, — высокомерно бросил граф. Взгляд его так и метался от одной танцующей пары к другой.

Шарлотте ужасно не нравилось танцевать с братом. В отличие от Дэра он был тяжелым на ногу и неуклюжим, кроме того, у него полностью отсутствовало чувство ритма, а значит, они часто двигались не в такт музыке.

— Как поживают Элинор и дети? — из чистой вежливости спросила Шарлотта, которую ни в малейшей степени не интересовала ни заносчивая невестка, ни их трое детей.

— Сидят в деревне, где им самое место! — рявкнул в ответ брат, переведя на нее взгляд полинявших синих глаз. — Значит, ты все-таки поймала Карлайла? Глупая сучка, небось считаешь себя умницей? Ничего, скоро поймешь.

— Ах, Мэтью, ты всегда так ловко разбирался в тонком искусстве любезностей. Рада отметить, что за время моего отсутствия ты не утратил этого таланта.

— Лучше бы ты осталась в той проклятой стране, — огрызнулся он и, столкнувшись с другой парой, пробормотал извинения. — Любая другая леди от стыда бы сгорела и не показалась бы больше в обществе после того, как сбежала с иностранцем, но только не ты. Бьюсь об заклад, ты все такая же высокомерная и необузданная. Отцу следовало поркой учить тебя смирению, возможно, тогда тебе бы хватило приличия держаться подальше от мест, где тебя и видеть не желают. Но нет, тебе потребовалось вернуться. Ну, теперь живи, как умеешь. Насколько я понимаю, муж с тобой даже спать не хочет? Какая, должно быть, это для тебя пощечина — понять, что у мужчины, которого ты хитростью заставила жениться на себе, даже не встает стручок!

— А ну, потише, братец! — прошипела сквозь зубы Шарлотта, заставляя себя улыбнуться онемевшими от ярости губами. Как он смеет ее бранить? Как смеет осуждать? Кто дал ему право говорить такие мерзости про Аласдэра?

— Я не намерена обсуждать это с тобой. Я не собираюсь говорить с тобой о моем супружестве и о моем муже!

Губы Мэтью медленно расплылись в злобной ухмылке:

— О, думаю, придется. Когда наступит время.

От взгляда его ледяных глаз Шарлотта невольно передернулась, но все равно улыбнулась, зная, что это его раздражает.

— Что именно ты пытаешься мне сказать этим своим мелодраматическим заявлением?

Мэтью хрипло хохотнул, и сразу несколько голов обернулись в их сторону.

— Ты сама постелила свою постель, глупая ты девчонка, сама в ней и спи. Причем в одиночестве, раз уж выскочила замуж за такого никчемного человека. В общем, слушай внимательно, сестра, — не беги ко мне за помощью, когда узнаешь правду о своем муже. Толку все равно не будет.

Шарлотта знала, что Мэтью чванливый хвастун, трусливый забияка, который преследует только тех, кто слабее, но еще она знала, что в нем есть жестокая жилка, которая не принесет ничего хорошего ни ей, ни Дэру, если брат задумает сделать им гадость. Несмотря на желание ответить оскорблением на оскорбление, лучше проглотить гнусные намеки брата и попытаться докопаться до сути его смутных угроз. Ситуация просто взывала к тому, чтобы она попыталась справиться с Мэтью. Она поведет себя умно и очень-очень тонко.

— Братец, дуралей ты великий, о чем это ты болтаешь? Я точно знаю, за кого вышла замуж — за красивого и порядочного джентльмена. В отличие от тебя он умеет танцевать, не наступая на ноги даме. И если тебе есть что сказать мне, пожалуйста, прекрати эти туманные рекреации.

Мэтью возвел глаза к потолку.

— Правильное слово, тупая ты шлюха, «инсинуации».

— Поскольку я сильно подозреваю, что слово «шлюха» не относится к приятным и что ты употребил его вовсе не в любящей братской манере, я не собираюсь выяснять его значение и повторяю свою просьбу: если тебе есть что сказать про моего мужа, говори, но учти — никакая гадость про Аласдэра не заставит меня кинуться к тебе за помощью, разве только ты сообщишь, что он ест на завтрак маленьких детей. Да и то — лучше я буду иметь дело с пожирателем младенцев, чем прибегну к твоему покровительству.

Мэтью снова холодно хохотнул, и по скудно обставленным закоулкам ума Шарлотты пробежал тревожный сквознячок.

— О, ты все узнаешь в свое время, дорогая моя сестрица. И смею заверить — долго ждать не придется.

Что же он задумал? Тем временем танец закончился, и Мэтью, вместо того чтобы проводить Шарлотту к мужу, просто отпустил ее руку, повернулся и ушел. Это было оскорблением. В обычном состоянии подобное оскорбление от брата не обеспокоило бы ее, тем более вечером, который должен был стать ее блистательным триумфом. Но холодная тень тревоги, вызванной словами Мэтью, добавилась к позору от того, что подробности ее интимной жизни стали достоянием всех. Вечер был окончательно испорчен. Шарлотта едва не разразилась слезами, но в голове всплыли сказанные шепотом слова Дэра: «Не позволяй им увидеть, что ты расстроена». Вздернув подбородок, она посмотрела на окружавших ее людей — они бродили, болтали, смеялись, словно не произошло ничего, сокрушающего жизнь. Но кое-что все-таки случилось. Шарлотта заморгала, пораженная этой опрометчивой мыслью, но тут же затолкала ее поглубже, решив обдумать на досуге. Наверняка это мысль случайная, одна из тех раздражающих, надоедливых мыслей, каким на самом деле нет места у нее в мозгу, но которые, к ее отвращению, возникали там с назойливой частотой.

Но не тут-то было. Мысль вернулась, и впервые с тех пор, как Шарлотта ощутила себя в стороне от плотно переплетенных нитей общества. Она стояла вне общего круга и словно видела эти прядки этикета и приличных манер, связывающие всех вместе; люди сливались в одно целое, и отдельных личностей уже не было видно, оставалась только яркая, блестящая коса, которая и была высшим обществом. Шарлотта тряхнула головой, чтобы прогнать это причудливое видение, но, окидывая взглядом зал, поняла, что первая ее мысль была совершенно точной. Она изменилась. Она больше не часть Общества. Она одна, изгой, не часть целого, а сама по себе.

Глаза налились слезами, картинка расплылась еще сильнее, теперь Шарлотта видела только колеблющееся пятно света и красок, и в какой-то миг она вдруг поняла смысл сказанного Дэром — нужно заглянуть под внешнее. Она в самом деле стала изгоем, если сумела разглядеть изъяны под сверкающим внешним лоском общества. Жалость к себе захлестнула Шарлотту, к горлу подступило рыдание, но оно не успело вырваться наружу — из цветного тумана перед ней возник высокий белокурый джентльмен в черном вечернем костюме.

Дэр тоже не сливался с высшим обществом. Если Шарлотта изгой, то по крайней мере она не одна. Проглотив рыдание, она пошла вдоль длинного бального зала навстречу мужу. Дэр, остановившийся рядом со своим знакомым, обернулся к ней.

— Понравился танец?

— Нисколечко, — передернувшись, ответила Шарлотта. Подавив свою печаль, она очаровательно сверкнула ямочками человеку, с которым беседовал Дэр, и терпеливо дождалась, пока муж повернется, вопросительно глядя на нее. — Я хочу домой, — просто сказала она.

Он всмотрелся в ее лицо, и его глаза обеспокоенно потемнели.

— Из-за леди Бриндли? Я же сказал вам — если вести себя так, будто ничего не случилось, вы дадите людям меньше поводов для сплетен.

— Не думаю, что я могу притворяться и дальше.

И она перевела взгляд с его глаз на простой, но элегантный шейный платок.

Было что-то неотразимое в его взгляде, что-то почти колдовское, его глаза пробуждали в ней потребность выложить ему все свои мысли, все страхи и самое ужасное — все свои желания. У Шарлотты было множество желаний, связанных с Дэром, и она не сомневалась, что изумит его не только их накалом, но и самим содержанием. «Руководство» Вивьен ля Блу тщательно исследовало всевозможные супружеские упражнения, и хотя Шарлотта опасалась, что некоторые позы невозможно выполнить без помощи пары-тройки крепких лакеев и прочной лебедки, они все же подогревали ее интерес, и она очень хотела обсудить с Дэром преимущества «Ужимок роющего нору журавля» по сравнению с таким же захватывающим, но более сложным «Извержением Везувия поздним летним вечером».

— Я позову Патрицию, — спокойно произнес Дэр. Шарлотта все еще ощущала у себя на лице его изучающий взгляд.

— Нет. Слишком жестоко уводить ее отсюда так рано. — Шарлотта покрутила под перчаткой обручальное кольцо, напомнив себе, что в оставшиеся несколько дней отвечает за золовку. — Совсем ни к чему портить ей вечер. Мы… мы останемся.

— Вы уверены?

Она подняла на него глаза и вздернула подбородок.

— Да, конечно. Патриция получает огромное удовольствие от этого вечера.

— А вы нет? — спросил он и легонько провел пальцами по ее подбородку.

— Нет. Сначала да, но сейчас… — Она осеклась. Жгучий взгляд Дэра впился в нее и, как всегда, стер из головы остатки мыслей.

— Сейчас?.. — подтолкнул Дэр очень тихим, интимным голосом, и Шарлотте показалось, что он закутал ее в мягкое одеяло, теплое и уютное. Шум, музыка, болтовня окружающих — все исчезло. Она смотрела в глаза мужа и видела только его одного.

— Сейчас этот бал кажется мне совсем не таким приятным, как вначале, — против воли призналась она, потому что до сих пор крепко держалась за мысль, что ее триумфальное возвращение в свет было самым важным в жизни. Шарлотта ощущала странную слабость, словно долго болела и лихорадка прошла только что. Может быть, сравнение с лихорадкой было куда более точным, чем она думала, — должно быть, у нее и вправду жар, если ей кажется, что она больше не вписывается в светское общество.

Жар?

— Значит, мы уедем, — сказал Дэр, проведя большим пальцем по ее нижней губе. Шарлотта восхищенно ахнула, губы ее приоткрылись, она разрывалась между своими мучительными мыслями и внезапной вспышкой желания ощутить губы Дэра на своем теле.

Тут он слегка потянул ее за руку, и Шарлотта вспомнила, где они находятся.

— Я скажу Дэвиду, чтобы он привез Патрицию позже, — произнёс Дэр. Глаза его тоже пылали желанием. Шарлотта пришла в восторг от того, что ее близость действует на него так же сильно, и сразу успокоилась насчет своего психического состояния. Она не сошла с ума, но разбираться с этим придется позже, после того, как она подразнит своего мужа поцелуями. — Возможно, леди Беверли сможет за ней присмотреть?

До чего замечательный план! Патриция останется на балу, а сама Шарлотта вернется домой вместе со своим страстно смотрящим на нее мужем и позволит ему соблазнить себя. Или нет — он соблазнял ее вчера ночью, значит, сегодня ее очередь. Шарлотта внимательно посмотрела на него. Отличная мысль! Если достаточно тщательно приступить к делу, то все эти глупости насчет их интимной жизни быстро вылетят у него из головы.

— Я спрошу Каро, но уверена, что она не будет возражать и присмотрит за Патрицией.

«Пусть только попробует возразить», — думала Шарлотта, торопливо разыскивая подругу.

Следует поблагодарить свою счастливую звезду за то, что Дэр живет в немодном районе города, далеко от Хенли-Хауса. Шарлотта дождалась, пока он постучит по крыше кареты, и только после этого приступила к соблазнению.

— Шарлотта! — успел ахнуть Дэр, когда она прыгнула на него и заткнула ему рот поцелуем. Настала ее очередь соблазнять, и Шарлотта не собиралась дожидаться, чтобы Дэр взял дело в свои руки. Она стянула перчатки, запустила пальцы в шелковистые волосы мужа и потянула его голову назад в точности так, как делал вчера он. Его рот был жарким и притягательным. Шарлотта застонала и, воспользовавшись элементом неожиданности, переплела свой язык с его, чтобы распробовать мужа на вкус так же тщательно, как вчера он. Тут его пальцы впились ей в бедра — первый признак того, что он собрался с мыслями; он отодвинул ее в сторону, и теперь Шарлотта наполовину лежала на сиденье, наполовину свисала с него, а муж нависал над ней.

— Похоже, вы вдруг почувствовали себя лучше? — прорычал он, жарким дыханием опаляя ее губы. Шарлотта подтянула ноги повыше и толкнула Дэра в грудь. Он съехал на пол кареты, а она дерзко упала на него сверху, вжавшись грудями в его грудь, прижав его руки к полу и опустив голову.

— Гораздо лучше, — проворковала Шарлотта, покусывая его губы.

Дэр сжал ее ноги своими и перекатился так, что спина Шарлотты оказалась прижата к краю сиденья. Она оттолкнула мужа, снова упала сверху и прижала к полу.

— Лежите спокойно! — нахмурилась Шарлотта. Ну, честное слово, есть ли в мире еще хоть один муж, которого настолько сложно соблазнить? — Сейчас моя очередь, и вы обязаны сделать все по-моему.

Даже в тусклом свете каретного фонаря она заметила озадаченное выражение его лица.

— Шарлотта, вы о чем? Я обязан бороться с вами на полу собственной кареты? Что-то не помню такого в наших брачных обетах. Или это какая-то новая светская мода, и вы твердо решили ей следовать? Если так, я вынужден возразить. Подобное положение не только недостойно, но к тому же у меня вот-вот треснет шея, я лежу прямо на каком-то кирпиче.

— О, — растерялась Шарлотта, отпустила его запястья, снова запустила пальцы в волосы Дэра и села на него верхом. — Я же не знала про кирпич. Хотите, чтобы я слезла с вас и отложила соблазнение на более позднее время, чтобы никакие кирпичи и трещины в шее не мешали моим планам?

— С вашей стороны это было бы исключительно великодушно, — произнес Дэр и провел рукой по ее ноге. От этого прикосновения у Шарлотты перехватило дыхание.

Она положила ладонь ему на грудь. Даже через рубашку и жилет она ощущала, как бешено колотится его сердце — почти так же бешено, как у нее.

— Шарлотта, — простонал Дэр, положив уже обе руки ей на ноги. Его пальцы дразнили ее голую кожу. — О, да черт с ним, с этим кирпичом!

Одна его рука запуталась у нее в волосах. Дэр притянул Шарлотту к себе, его губы ждали, просили, молили, требовали, чтобы она отдалась ему. Смутно, отдаленной частью сознания она припомнила, что хотела распоряжаться сама, что сейчас по справедливости ее очередь соблазнять, но жаркое волшебство его рта и огонь желания, вспыхивающий у него под пальцами, вытеснили из головы все мысли.

— Господи, как я тебя хочу! — простонал Дэр ей в ухо, целуя невероятно чувствительное местечко у нее на шее. — Но мы должны остановиться. Шарлотта, ты должна остановиться! Мы не можем заниматься этим здесь.

Она снова выпрямилась, перестав целовать обнаженное место у него на шее, там, где она развязала шейный платок.

— Мм…

Его грудь вздымалась и опускалась, он дышал быстро и прерывисто. Это ей нравилось.

— Что «мм»?

— Мм, я согласна с тем, что мы не можем заняться этим здесь так, как мне хочется, но знаешь, в «Руководстве по супружеским упражнениям» Вивьен ля Блу упоминается кое-что, рекомендованное тем, кто оказался в тесном пространстве вроде кареты. Хочешь, чтобы я показала?

— Что показала? — спросил Дэр и заерзал, передвинувшись так, чтобы вытащить из-под спины кирпич. — Вивьен ля Кто?

Шарлотта смерила его взглядом. Он такой крупный — похоже, ему не очень удобно лежать, съежившись, на полу кареты.

— Блу. Сядь.

— Что?

— Сядь. — Дэр приподнялся, упершись спиной в стенку кареты, Шарлотта съехала ему на ноги и потянулась к пуговицам на бриджах.

— Шарлотта!

— Это называется «Альпийский пастух с песней на устах приветствует наступление рассвета». Вивьен ля Блу утверждает, что, если все сделать правильно, мужчина будет подражать швейцарскому юноше, зовущему своих овец с горных пастбищ. Ой, мамочки. Я и забыла, какой ты… впечатляющий. Но теплый. Очень-очень теплый. Так, дай-ка подумать. Если я правильно помню инструкции, нужно сделать вот что. Надеюсь, ты не будешь возражать…

Она не услышала его ответа, заглушённого громким топотом лошадиных копыт — карета как раз въехала в туннель, образованный зданием, построенным на каменном мосту через улицу. Когда они выехали из туннеля, кучер с любопытством посмотрел на грума, сидевшего рядом с ним.

— Ты слышал это, Джем?

— Что? — отозвался грум.

Кучер оглянулся, вглядываясь в темноту ночи, покачал головой и снова повернулся к лошадям.

— Будь я проклят, если кто-то сейчас не пел йодлем.

* * *

Шарлотта сидела на постели мужа и кипела от злости.

Она была одна.

Она была в раздражении.

Она была в бешенстве.

После всех усилий соблазнить мужа губами и руками, после того, как она доставила ему столько удовольствия, что он разбудил половину овец в графстве, после всего этого он отнес ее в спальню, чмокнул в лоб и оставил здесь! Даже не остался, чтобы помочь ей снять платье, и вот она сидит тут совершенно безмужняя. Наверное, опять спустился в свой дурацкий подвал и работает там над этой своей кошмарной грязной машиной. Ну, уж нет, она не намерена сидеть здесь и терпеть такое оскорбление! Выдержать такие страдания, когда эта облезлая кошка леди Бриндли рассказала всем, что муж даже не переспал с ней! Самое время взять дело в свои руки.

Шарлотта твердым шагом вышла из спальни в одной ночной рубашке и спустилась по лестнице на первый этаж, высоко подняв голову и решительно стиснув губы. Прошла сквозь темную кухню и двинулась дальше, вниз, в подвал дома. Распахнув дверь в мастерскую Дэра, она драматическим жестом указала на него, готовая произнести такие обличительные, едкие слова, какие еще никогда не срывались с ее губ.

Но весь гнев обратился в прах, едва Дэр, без рубашки, с упавшей на мужественный лоб густой прядью белокурых волос, обернулся на скрип двери. Ее палец, все еще указывающий на него, задрожал. Шарлотта упивалась видом обнаженной груди, блестевшей в отблесках свечи.

— О, — хрипло произнесла она, не в силах думать ни о чем, кроме своего желания прильнуть к этой груди.

Однако Дэр дара речи не потерял:

— Какого дьявола вы расхаживаете по дому в ночной рубашке, мадам жена?

— Грудь, — пробормотала Шарлотта, глядя на него огромными глазами.

— Вы что, окончательно потеряли разум? — Дэр положил на стол черную неуклюжую штуку — какую-то деталь от машины, догадалась здравая часть ее сознания, — и сердито посмотрел на Шарлотту.

— Голая грудь…

Дэр взял тряпку и стер с рук машинное масло и грязь, причем его руки, плечи и грудь исполнили при этом прекрасный танец мышц и сухожилий.

Шарлотта судорожно вцепилась в спинку деревянного стула, оказавшегося под рукой.

— Ну? Что вы хотели мне сказать? — Дэр положил тряпку и шагнул к жене. — Господи, у вас голые ноги!

— Не такие голые, как ваша грудь. — Он подхватил ее на руки. Шарлотта ахнула. — О! Вы такой… у-у! Как-то слишком жарко для мая, правда? Я не помешала вашей работе, Аласдэр?

— Вы, наверное, хотите найти свою смерть, расхаживая по дому посреди ночи в скудном клочке ткани и с босыми ногами, — проворчал Дэр, направляясь к лестнице. — Возьмите свечу. Разумеется, я работал. А чем, по-вашему, я занимался?

— Но уже третий час ночи, и вам давно пора лежать в постели. Со мной, — добавила она на случай, если он не понял.

Дэр остановился у подножия лестницы, ведущей на второй этаж, и хмуро посмотрел на Шарлотту.

— Шарлотта, мы уже все выяснили.

— Меня это не устраивает.

Он вздохнул, наклонился и велел поставить свечу на пол. Шарлотта поставила ее на несколько ступенек выше. Дэр сел в пятно света на затянутую ковром ступеньку, крепко прижимая Шарлотту к груди. Его руки грели сквозь тонкую ткань ночной сорочки. Она прижалась к мужу.

— Шарлотта, не знаю, что еще я должен сказать, чтобы вы меня поняли. Я хочу большего, чем просто физических отношений. Думаю, вы тоже. По крайней мере я надеюсь, что вы этого хотите, но до тех пор, пока вы не поймете, чего именно вы хотите от нашего брака, будет нечестным для нас обоих заниматься тем, чем обычно занимаются муж и жена.

— Вы имеете в виду ссориться? — негромко спросила Шарлотта, поцеловав его в ухо.

Дэр фыркнул:

— Вы знаете, что я имею в виду.

Шарлотта слегка улыбнулась:

— Видите ли, во мне гораздо больше талантов, чем вы думаете. Я не просто ошеломительно красива. Я умею шутить. Интересуюсь вашей машиной — точнее, интересовалась бы, если бы вы мне про нее рассказали. Умею экономить, и вы не могли не заметить, что я ни разу не пожаловалась на такое положение дел. Я искушена в различных супружеских упражнениях, у меня красивый голос и разборчивый почерк, и я могла бы здорово помочь вам в делах, если бы вы позволили. Короче говоря, я просто идеальная жена для вас.

Дэр прижался лбом к ее лбу и улыбнулся, глядя ей в глаза.

— Я никогда и не сомневался в ваших талантах, Шарлотта.

— Но не считаете меня идеальной женой?

Его глаза, как синее пламя, обжигали ее нежную кожу.

— Напротив, на свете нет другой женщины, которую я хотел бы назвать своей женой.

В ее груди вспыхнула надежда, тут же притуплённая его отказом поддаться на соблазнение.

— Так вы желаете меня?

Он прижался губами к ее ладони, и руку охватило жаром.

— Я всегда вас вожделел, это не подвергается никакому сомнению.

— Тогда я не понимаю, что еще нужно сделать, — прошептала Шарлотта, заглядывая ему в глаза в поисках ответа. — Не понимаю почему. Я не понимаю, что со мной не так.

Дэр провел большим пальцем по ее нижней губе.

— Вы любили своего мужа? Того, первого.

Шарлотта заморгала.

— Антонио? Я… я… он был очень красивый.

Дэр ничего не сказал, он молча смотрел на Шарлотту. Она отвела взгляд — ей не понравилась мысль о том, что он может увидеть в ее глазах.

— Он мне очень нравился. Поначалу. Когда мы приехали к нему домой, он… как-то изменился. Понимаете, его мать очень властная женщина, и ей не понравилось, что мы поженились, мне казалось, что Антонио больше интересуется своими овцами, чем мной.

— Вы его любили?

— Он был очень красивый, — повторила Шарлотта. — Высокий, как вы, но гораздо худее, не такой широкий в плечах, у него были очень изящные руки, и он прекрасно танцевал. Мне нравилось, когда он меня целовал, и я надеялась, что все остальное тоже будет таким приятным, но мы занялись этим только один раз, и хотя ничего ужасного в этом не было, но это, конечно, не то, о чем бы я стала писать сонеты.

Она почувствовала, что Дэр улыбается ей в волосы.

— Но вы любили его?

— Нет, — несчастным голосом произнесла Шарлотта, глядя на тонкие золотистые волоски у него на руках. Его губы ласкали ее висок. Она вздохнула и прислонилась к Дэру.

— Думаю, вы путаете желание с более глубокими чувствами.

— Разве жена не должна желать своего мужа?

— Конечно, должна. — Его ладонь скользнула вверх по ее руке. — Но в нашем случае этого недостаточно. У нас обоих были интимные отношения с теми, кого мы не любили… — Дэр помешал Шарлотте возразить, закрыв ей рот поцелуем. — Конечно, в вашем случае это были очень короткие отношения, но, я надеюсь, этого хватило, чтобы вы поняли — без чего-то более значительного, без истинной привязанности такие отношения никого не удовлетворяют.

Шарлотта подняла на него глаза, внезапно поняв, о чем он говорит.

— Вы хотите, чтобы я сказала, что люблю вас?

Дэр на секунду прикрыл глаза.

— Нет. Я хочу, чтобы вы меня полюбили. Это разные вещи.

— А если я скажу, что уже полюбила? Вы мне поверите?

В его глазах вспыхнуло синее пламя, и в этот миг Шарлотта поняла, что он любит ее и любил всегда, с тех самых пор, как они впервые встретились, и что эта любовь дарует ей бесконечную власть над ним.

Она может заставить его дать ей все, чего захочет. Может поставить его на колени. Может выбить из него любое признание, потребовать любую цену, и он согласится. Она может просить все, что угодно, и он ей это даст. Он ее любит. Если она солжет ему, если скажет, что эта любовь взаимна, он разделит с ней постель. Он поверит в ее любовь. И каким-то истинно женским знанием Шарлотта понимала его, обнажившего перед ней свою душу, и знала, что может вознести Дэра до высот такого блаженства, какого он и вообразить себе не в силах, а может уничтожить с такой же легкостью, как раздавить туфлей муравья.

И сила этой власти вспыхнула в ней в тот миг, когда Дэр смотрел на нее, и глаза его были полны любовью. Он ждал, какой шаг она сделает — к восторгу или к агонии. Шарлотта потупилась и легко поцеловала мужа в уголок его восхитительного рта.

— Спокойной ночи.

Она оставила его на ступеньках, а сама направилась в свою комнату, сбитая с толку, раздраженная миллионом эмоций, спутавшихся в ужасный узел, вспоминая красивые синие глаза Дэра. Она желала его больше всего на свете, но его вера в нее, уверенность, что она будет лелеять волшебный дар любви, пробудили в ней странные, незнакомые чувства. Нельзя обманывать его. Он заслуживает большего. Он заслуживает ее ответной любви, и на меньшее соглашаться нельзя.

Шарлотта забралась в постель, понимая, что впервые в жизни она поступилась своими чувствами ради чужих.

И, как ни странно, это было приятное ощущение.

Глава 10

— Когда вы впервые поняли, что любите капитана Вудвелла?

Патриция постаралась никак не показать своего изумления, услышав этот вопрос, и тепло улыбнулась невестке. Она знала, что дела между Дэром и Шарлоттой шли не так, как следовало, но при этом она видела, как глаза ее брата светились любовью при каждом взгляде на жену, и не сомневалась, что Шарлотта тоже научится его любить.

— По-моему, я полюбила Дэвида с первого взгляда. Он такой добрый и веселый, а когда он обращается ко мне, мне кажется, что в мире больше никого и нет, только он и я.

— Добрый… веселый… в мире только я и он, — пробормотала Шарлотта, стоявшая к Патриции спиной.

Патриция отложила роман, который читала, подошла к невестке и с любопытством заглянула ей через плечо.

— Что это вы делаете? Записываете?

— Да, — ответила Шарлотта, закрыла небольшой блокнот в кожаном переплете и засунула его вместе с позолоченным карандашом в ридикюль. — Я решила провести небольшое исследование по вопросам любви. В особенности меня интересуют признаки, указывающие на то, что ты готов полюбить или уже полюбил. У вас был только один признак?

Патриция подавила готовый вырваться смешок. Шарлотта выглядела очень серьезно, нельзя дать ей понять, что все это ужасно забавно.

— Думаю, целый ряд признаков: то, что я чувствовала рядом с Дэвидом, то, что мне вообще не хотелось с ним расставаться, ощущение, что мне чего-то не хватает, если его нет рядом, то, что все мои мысли были заняты только им… все это и многое другое.

— Интересно, — протянула Шарлотта, озадаченно сведя вместе брови. Она шла по проходу магазина Хукема, держа Патрицию под руку, и кивала небольшим группкам людей, стоявших около книжных новинок. Убедившись, что их никто не услышит, Шарлотта отпустила руку золовки и повернулась к Патриции лицом. — Дэр хочет, чтобы я полюбила его прежде, чем он… — Шарлотта неопределенно помахала рукой.

— Разделит с вами постель, — закончила Патриция. Шарлотта очаровательно покраснела.

− Да.

— И у вас с этим сложности? Разве вы его не любите? Мне казалось, что он вам очень нравится.

— Так и есть. Он мне нравится и всегда нравился. Он такой красивый, и мы очень хорошо смотримся вместе. Я знаю, что и дети у нас будут такие же красивые, как мы сами, но он не хочет подарить мне этих детей, если не будет точно знать, что я его люблю.

— А вы любите?

Шарлотта заломила было руки, но тут же вспомнила, что на ней последняя пара приличных перчаток, поэтому просто опустилась в ближайшее кресло.

— Не знаю, в этом-то все и дело! Я его желаю в смысле супружеских упражнений, и мне нравится бывать с ним рядом, как вы сказали про капитана Вудвелла, и я верю, что он добрый (хотя мог бы еще до свадьбы рассказать мне, что промотал наследство), и я знаю, что он бывает веселым, потому что пять лет назад он меня все время забавлял, но что до остального… — Шарлотта смотрела куда-то вдаль. — Я просто не знаю. Я не чувствую, что люблю его, хотя все время хочу находиться рядом с Аласдэром. И конечно, я хочу, чтобы он… — Тут она подняла глаза и мгновенно вспомнила, с кем разговаривает. — О, все так запутанно! Если я его не люблю, то как же мне этого добиться? Патриция погладила ее по плечу.

— Я бы не беспокоилась из-за этого, Шарли. Думаю, даже если вы его еще не полюбили, то это случится очень скоро. Дэр, право же, очень мил.

— Надеюсь. — Шарлотта обмякла в кресле и печально вздохнула, но тут же подобралась и встала на ноги. — Проклятие. Сюда идет эта гнусная миссис Мид, сестра леди Бриджертон. Наверняка хочет помучить меня вопросами о событиях вчерашнего вечера. Улыбайтесь, Патриция. Как говорит ваш брат, не нужно позволить им видеть, что ты расстроена.

Патриция кивнула и присела в вежливом реверансе, когда вышеуказанная леди подплыла к ним. Следом за ней шли горничная и забитая компаньонка.

— Мисс Макгрегор! Вот уж не ожидала увидеть вас здесь всего за два дня до вашей свадьбы. Что только думает граф?

Шарлотта очень хорошо знала свои способности и чары и ни в коем случае не находилась подложным впечатлением, что она своего рода «синий чулок» — она никогда не была великим мыслителем в отличие от своей кузины Джиллиан и не собиралась становиться им сейчас. Быть умной? Это звучало в высшей степени неприятно. Шарлотта знала, что мужчинам нравится на нее смотреть, что многие женщины ей безумно завидуют из-за ее происхождения, воспитания и внешности. По поводу ее красоты дамы нередко отпускали колкие, ехидные замечания и намеки, которых не приходилось терпеть менее привлекательным женщинам.

Поэтому Шарлотта поместила оскорбление, только что нанесенное ей Нилой Мид, в мысленную папку «зависть», и решила не обращать на него внимания. Подумаешь, завистливая леди сделала вид, что не заметила ее! Упрямо вздернув подбородок, Шарлотта улыбнулась:

— Мы с мужем оба считаем: нет ничего неподобающего в том, что Патриция появится на публике со мной. В конце концов, она собирается выйти замуж, а не поселиться в гареме, где ее будут прятать от мужских глаз.

Миссис Мид ахнула и вытаращила на нее глаза цвета кипящей стали.

— Вы осмеливаетесь при людях упоминать об этом несчастном, за которого вышли замуж? Стыдитесь, леди Шарлотта. Ваша мать умерла бы от унижения, знай она, какой позор вы навлекли на свою семью.

— Теперь меня зовут леди Карлайл, — стиснув зубы, ответила Шарлотта. — И я не вижу ничего постыдного в своем замужестве.

— Брак исключительно фиктивный — так я поняла со слов Минервы Уэнтуотер.

При упоминании этого имени Шарлотта невольно вздрогнула. Говорили, что Минерва Уэнтуотер еще большая сплетница, чем миссис Мид, и Шарлотта по собственному печальному опыту знала, что это чистая правда и что мисс Уэнтуотер весьма остра на язык. Миссис Мид подалась вперед, словно собиралась сказать что-то по секрету, но заговорила таким громким голосом, что он разнесся по всему магазину.

— Вы не боитесь, что он аннулирует ваш брак, дорогая леди Шарлотта? Признаюсь, окажись я на вашем месте, я бы сильно волновалась, не окажусь ли снова незамужней. Просто поневоле задумываешься, в чем причина сложившегося трагического положения — то ли тут вина самого лорда Карлайла, то ли… — она оглядела Шарлотту с ног до головы, — ему просто противно заниматься столь интимным делом с вами. Вы знаете, что джентльмены в клубах уже заключают об этом пари? Я уверена, вы в восторге от того, что стали объектом внимания стольких джентльменов; меня всегда поражало, как отчаянно вы пытаетесь привлечь их внимание.

Патриция, услышав такое оскорбление, громко ахнула. Шарлотта не обратила на нее никакого внимания, расхохотавшись в лицо сплетнице. Конечно, этому смеху недоставало веселости, но тем не менее это был смех, и Шарлотта твердо собиралась выжать из него все, что можно.

— О, дорогая моя миссис Мид, если я принесу сюда блюдечко со сливками, не согласитесь ли вы втянуть коготки и помурлыкать для нас?

— О, право же! — ахнула миссис Мид, потрясенно распахнув глаза.

Шарлотта склонила голову набок:

— Прошу вас, не расстраивайтесь так, миссис Мид. Если вы еще сильнее вытаращите глаза, я уверена, они просто выскочат из орбит, и нам придется ступать очень осторожно, чтобы не раздавить их. Пойдемте, Патриция, я не вижу тут книг, которые хотела бы купить. Думаю, нам лучше заняться выбором свадебного подарка для капитана Вудвелла.

И она зашагала по проходу впереди хихикающей Патриции, игнорируя взгляды и шепотки покупателей, каждый из которых оборачивался им вслед. Она понимала, что не следовало так оскорблять миссис Мид, понимала, что придется дорого за это заплатить, но не смогла выдержать ее злорадства и колкости. Шарлотта дошла до кареты, села в нее, и только тут ее начало трясти от бешенства и унижения.

— Дрянная старуха! — злилась она, не зная, чего хочет больше — завизжать или заплакать, и решив сделать и то, и другое. — Как она посмела говорить такие жестокие гадости про Аласдэра?

Патриция, забравшаяся в карету вслед за невесткой, удивленно посмотрела на нее.

— Но, Шарли! Она оскорбила вас, а не Дэра!

— О, чушь! — отрезала Шарлотта, копаясь в ридикюле в поисках носового платка, конфискованного сегодня утром из комода Дэра. — Как будто кто-нибудь из них может меня задеть. Она просто завидует мне — завидует и поэтому злится. На это я никогда не обращаю внимания, но когда она начинает говорить гадости про Аласдэра… — В ней кипела ярость, какой она никогда не знала прежде. — Ну, я этого не потерплю!

— А что вы сделаете? — спросила Патриция, с любопытством поглядывая на свирепое лицо невестки.

— Просто усилю свои старания полюбить вашего брата. Если я хорошенько на этом сосредоточусь, то достигну своей цели уже к закату. Тогда он переспит со мной, и все эти ужасные, жестокие гадости, которые они говорят про Аласдэра, станут неправдой.

Патриция пошевелила губами, словно хотела что-то сказать, но слова так и не вырвались наружу.

— Да. — Шарлотта кивнула, как будто Патриция с ней согласилась. — Самое позднее — к ночи. Просто нужно как следует сосредоточиться и ни на что больше не отвлекаться.

Несмотря на все попытки за остаток дня полюбить мужа, Шарлотта добилась только одного — они в очередной раз поссорились, а в результате он запретил ей входить в мастерскую.

— Он сказал, что, когда я без толку болтаюсь вокруг него, это его отвлекает, Бэтсфоум. Вы когда-нибудь слышали что-нибудь более смехотворное? Я никогда не болтаюсь без толку! Я даже не знаю, как это делается, а если бы и знала, то уверена — я бы делала это в самой приятной и милой манере, а не так, чтобы это его раздражало.

Шарлотта поднималась вверх по узкой кухонной лестнице, Бэтсфоум топал вслед за ней. Она остановилась на первом этаже и сердито посмотрела на застланную ковром лестницу.

— И потом, зачем он настоял на том, чтобы вы сопровождали меня в гостиную? Как будто не верит, что я послушаюсь, и мне требуется тюремщик! Право же, это чересчур. Просто совсем чересчур.

— В самом деле, миледи, ваш лорд, мой добрый и хороший хозяин, спасший меня от бесчестья безработицы, предложив мне не одну, а столько работ, что я давно потерял им счет, показался мне сегодня вечером немного не в духе. Возможно, все дело в погоде. Я и сам чувствую, как сырая погода в высшей степени действует на часть моей конечности, оставленной мною на поле боя при Пуатье, настолько, что движение указанной конечности становится затруднительным, чтобы не сказать невозможным, когда я выполняю все свои дневные обязанности, не последняя из которых — сопровождение вашего сиятельства в комнаты, как приказано мне милордом. Право же, я уверен, что подъем по лестнице для сопровождения вас, женщины в расцвете лет и в превосходном здравии, как кажется моим глазам, хотя они стары и слабы, должен благотворно и с пользой сказаться на моей несчастной конечности, так как мой хозяин думает исключительно о моем счастье и благополучии, когда просит выполнять все эти задания, лично выбранные им для меня. Господь свидетель, я не удивлюсь, если моя конечность снова отрастет благодаря всему тому счастью и благополучию, которые я испытываю, получив возможность сопроводить ваше сиятельство к вашей комнате, оберегая вашу особу от всех тех опасностей, кои подстерегают вас на пути из подвала на второй этаж. Я почти уверен, что чувствую, как начинают шевелиться пальцы на той несчастной презренной конечности.

— Значение пальцев на ногах сильно преувеличено. Вам гораздо лучше без них, — рассеянно ответила Шарлотта, занятая переосмыслением своих идей и планов, остановилась на площадке и повернулась к своему спутнику. — Бэтсфоум, вы когда-нибудь любили?

— Любил? — Он споткнулся и спустился на несколько ступенек вниз, определенно удивленный вопросом. — Я, миледи? Любил?

Шарлотта поджала губы и пошла дальше.

— Да, я хочу знать. Раз вы личный слуга лорда Карлайла, я открою вам душу.

В обычно меланхоличных глазах Бэтсфоума мелькнул интерес, как всегда, когда он оказывался рядом с Шарлоттой.

— Я потерял дар речи от чести, оказанной мне вами, мадам. Я потрясен. Я просто вне себя от радости. Я готов лопнуть от гордости, получив этот в высшей степени неожиданный дар от вашего сиятельства. Горю нетерпением и готов познать ваши мысли, разделить с вами груз вашей души, поддержать вас во всех и в любых стремлениях вашего достойного уважения и, должен добавить, совершенно уникального ума. Коротко говоря, я ваш покорный слуга и, затаив дыхание, рад выслушать послания вашей души. Молю вас, моя добрая леди, расскажите все прямо сейчас, пока мое сердце не разорвалось от ожидания и предвкушения, оставив от меня лишь безжизненную скорлупу, оболочку бывшего меня, скончавшегося прямо здесь, на этих самых ступенях.

Шарлотта остановилась на верху лестницы и вскинула бровь, глядя на дворецкого.

— Бэтсфоум!

— Да, миледи? — Поднявшись на последнюю ступеньку, он низко поклонился.

— Очевидно, вы читаете слишком много цветистых романов. Они изуродовали ваш мозг. В высшей степени неприлично иметь дворецкого с изуродованным мозгом. Поэтому вынуждена настаивать на том, чтобы в будущем вы ограничились одним цветистым романом в месяц, и не более того.

Он снова поклонился, едва не коснувшись головой коленей, и губы его задергались.

— Как прикажете, миледи. Я постараюсь заполнить долгие свободные часы, коими наслаждался ежедневно, читая цветистые романы, каким-нибудь другим, более полезным делом. Может быть, буду брать уроки кузнечного ремесла.

— Превосходная мысль. — Шарлотта кивнула и позволила ему открыть дверь в гостиную. — Так. Теперь насчет моей души. Раз уж вы слуга его сиятельства и значит, пользуетесь его доверием, я открою вам, что у меня появилась цель — полюбить его. Я как раз пыталась это сделать, но вы и сами оказались свидетелем печального эпизода там, внизу.

Глаза Бэтсфоума на мгновение удивленно распахнулись, но он тут же снова прикрыл их.

— Неужели, мадам? — пробормотал дворецкий. Шарлотта, нахмурившись, начала расхаживать взад и вперед по небольшой комнате, обставленной в кремовых и зеленых оттенках.

— Как он может ожидать, что я его полюблю, если не позволяет мне помогать ему в работе, — это выше моего разумения! Не понимаю, что я сделала не так?

— Мне кажется, миледи, лорд Карлайл счел неверными не намерения вашего сиятельства, а способ, который вы избрали, чтобы ему помочь.

Шарлотта прошла мимо него, все еще хмурясь.

— Он принял все чересчур близко к сердцу. Его возражения, когда я хотела просто почистить тот грязный двигатель, были в высшей степени не джентльменскими, и только то, что я твердо намерена его полюбить, помешало мне хорошенько надрать ему уши.

Бэтсфоум смиренно опустил голову, скорее не из покорности, а чтобы хозяйка не успела разглядеть в его глазах нечестивый блеск.

— Возможно, я и ошибаюсь, но насколько мне известно, некоторое количество грязи в виде жира необходимо, чтобы поршни гладко входили в отверстия. Без этой субстанции двигатель не сможет работать так, как должен.

Шарлотта резко повернулась.

— Да, но он сказал, что мое вмешательство — ха! как будто вытереть грязь и жир с деталей значит вмешиваться! — погубило поршни. Но в общем, — тут ее руки запорхали, словно отталкивали обидную мысль, — речь не об этом. В результате моих лучших побуждений и нежной заботы меня же и выгнали. Значит, я должна найти другой способ полюбить его. И раз уж вы знаете графа лучше всех, я надеюсь, что вы сможете мне что-нибудь посоветовать.

Шарлотта с надеждой посмотрела на дворецкого. Он в замешательстве взглянул на нее:

− Я… я…

— Да ладно, Бэтсфоум! Вы знаете Аласдэра лучше, чем кто-либо другой. Я ничего не могу добиться от мисс Макгрегор, кроме «когда это случится, вы поймете» и прочей неопределенной чепухи, но на вас-то я надеюсь! Вы осведомлены не только о его ежедневных личных делах, но еще и помогаете ему с этим двигателем. Вы наверняка можете подсказать что-нибудь такое, что поможет мне добиться цели.

Бэтсфоум — впервые с тех пор, как стал слугой Дэра, — потерял дар речи. Не соображая, что делает, он сел в одно из двух одинаковых зеленых кресел с кожаными спинками.

— Я… вы… — Он кашлянул и вдруг понял, что сидит в присутствии хозяйки. Поднявшись, дворецкий пробормотал слова извинения. — Я подумаю, миледи.

— Прекрасно. — Шарлотта отпустила его кивком головы и подошла к бюро. — Только поторопитесь, пожалуйста. До наступления ночи осталось каких-то несколько часов, и хотя скорее всего я успею к этому времени, все же не хочу рисковать — вдруг я не сумею полюбить его целиком и полностью до того, как мы ляжем спать? По отношению к Дэру это будет просто нечестно.

— Сделаю все, что в моих силах, мадам, — произнес Бэтсфоум, снова поклонился и попятился к двери. Оказавшись в коридоре, он немного постоял, присвистнул и затопал к черной лестнице.

Кажется, он сумеет помочь своей хозяйке.

Дэр, спотыкаясь, поднимался по лестнице к своей спальне. Он ужасно устал и проголодался, но предпочел поужинать куском засохшего хлеба с заплесневелым сыром, лишь бы не сидеть за столом со своей женой. Переставляя отяжелевшие ноги с одной ступеньки на другую, он поморщился и потер шею. Его жена. Шарлотта. Женщина, медленно, но верно сводящая его с ума, причем не только неукротимым желанием, настолько невыносимым, что Дэр боялся потерять контроль над собой, но еще и своей бестолковой попыткой помочь ему с двигателем. Это его взбесило.

Помочь. Ха! Оригинальное слово для того, что она натворила. Никому, кроме Шарлотты, не могло прийти в голову стереть смазку с поршней. Ее «помощь» отбросила Дэра назад по меньшей мере на две недели, а может, и больше — пока теперь он раздобудет новые детали взамен испорченных.

В пустом желудке заурчало. Дэр с трудом волок ноги по темному коридору, понимая, что не может обвинять Шарлотту в том, что она натворила, как бы ему этого ни хотелось. Она просто пыталась помочь, и несмотря на ужас при виде погубленных поршней, сердце Дэра согрелось этим ее искренним желанием.

Может быть, у них все-таки есть надежда.

Бэтсфоум ждал его, и вид у него был таким же усталым, как у Дэра.

— Вроде бы я два часа назад велел тебе отправляться спать?

— О да, милорд, но не могу же я недобросовестно выполнять свой долг по отношению к вам, моему самому благородному и великодушному хозяину…

Дэр устало махнул рукой, останавливая этот поток слов, иначе он превратился бы в пятиминутный монолог.

— Только не этой ночью. Точнее, не этим утром. Просто помоги мне снять сапоги и отправляйся в постель.

Бэтсфоум повиновался, помог хозяину переодеться в полинявший, но все еще элегантный шелковый халат и только после этого сообщил, что с постелью возникли затруднения.

— Какие еще затруднения? — обернулся Дэр, уже взявшийся за дверную ручку. Он едва не падал от изнеможения.

— Случился небольшой пожар, милорд. Ничего серьезного, его сразу же потушили, но огонь успел безвозвратно погубить матрац.

— Пожар. — Дэр помотал головой. Должно быть, он устал сильнее, чем думал. — В моей постели.

Бэтсфоум кивнул.

— В моей постели случился пожар.

Бэтсфоум поставил на место таз для умывания и кувшин.

— В смысле — пламя? В моей кровати? Расположенной далеко от камина?

: — Случай в высшей степени таинственный, милорд, — согласился Бэтсфоум и выставил сапоги Дэра в коридор, чтобы потом почистить их. — Не представляю, каким образом там мог начаться пожар, но факт остается фактом — сегодня ночью ваша кровать непригодна для сна. Я подумал, что вы, возможно, согласитесь переночевать в шезлонге, и с этой целью застелил его простынями.

— В шезлонге? — тупо переспросил Дэр, решив, что он слишком устал и поэтому не в состоянии выяснять, каким образом в его постели начался пожар. — Ты хочешь, чтобы я спал в шезлонге, который короче, чем мне требуется, как минимум на фут?

— Увы, в этом доме нет других кроватей. Разумеется, я готов предоставить вам мою, если ваше сиятельство настаивает…

— Нет-нет. — Дэр отмахнулся от великодушного предложения, взял свечу и вошел втемную спальню. Несмотря на открытое окно, в воздухе все еще висел тяжелый запах гари. Не глядя на пустой нескладный каркас в углу, Дэр направился прямо к небольшом красному шезлонгу, застланному белыми простынями.

— Если мне будет дозволено предложить, — произнес Бэтсфоум, стоявший на пороге гардеробной, — миледи только сегодня утром говорила, какая мягкая и удобная кровать у нее. Я уверен, она с готовностью разделит…

— Спасибо, Бэтсфоум, это ни к чему. Я прекрасно устроюсь на шезлонге. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, милорд.

Дэр упал на шезлонг и с усталым вздохом задул свечу. Бэтсфоум вышел, дверь за ним тихонько щелкнула. Дэр повернулся на спину, потом на бок, пытаясь найти удобное положение. Приходилось лежать согнув ноги под таким углом, что через несколько минут они начинали болеть. Дэр вздохнул, повернулся на другой бок и попытался пристроить длинные ноги на подлокотник шезлонга, но только съехал на сиденье.

— Чем эта штука набита, камнями, что ли? — проворчал Дэр, перекладывая подушку на противоположную сторону в надежде найти такое положение, где ему в тело не впивались бы какие-то острые штуки. Какого черта он вообще купил этот проклятый шезлонг? И кто в здравом уме мог придумать такой дьявольский предмет мебели?

В сознании заплясали образы мягкой, удобной, приветливой постели без комков и углов. В такой постели спит Шарлотта.

Она не будет против, если он тоже туда ляжет. Честно говоря, она скорее всего придет в восторг, но именно этот ее восторг и заставил Дэра снова попробовать найти удобное положение в шезлонге. Уж лучше мучиться от судорог, чем рисковать, ведь она непременно попытается снова его соблазнить. После того случая в карете и целого дня мучительных попыток не думать о Шарлотте Дэр признался себе, что не сумеет больше сопротивляться зову этой сладкой плоти.

Последней каплей оказалось что-то острое, вонзившееся ему в почки.

— Проклятие! — прорычал Дэр, сел, схватил халат и зашагал к двери в спальню Шарлотты, на ходу просовывая руки в рукава. Ему необходимо немного поспать. После визита Шарлотты в мастерскую придется работать в два раза больше. Если он будет вести себя очень тихо и не потревожит жену, то, наверное, сумеет лечь в ее постель и проспать эти несколько столь необходимых ему часов. «Много мне и не надо, — сонно думал Дэр, пробираясь по темной комнате к кровати. — Совсем чуть-чуть, ровно столько, чтобы не заснуть во время работы».

Шарлотта мирно спала. Дэр решительно запретил уставшему мозгу думать о том, как сладко было бы нырнуть под простыни, согретые женой, поплотнее закутался в халат и осторожно лег сверху на одеяло. Он болезненно ощущал рядом ее теплое тело — не прикасавшееся к нему, но лежавшее так близко, что он вдыхал аромат теплой спящей женщины. Дэр молча помолился, чтобы она не проснулась, потому что хорошо знал свою жену — она всегда выбирала самый прямой путь между двумя точками, не отвлекаясь ни на какие препятствия. Если Шарлотта обнаружит его в своей постели, она тут же потребует, чтобы он выполнил свой супружеский долг, и Дэр понимал, что неодолимое влечение к ней вкупе с вероломным телом вынесут смертный приговор всем его благим намерениям.

— Так меньше соблазна, — пробормотал он и вытянулся на мягком матраце, с трудом удержавшись от блаженного стона. — Через пару часов я уйду. Она и не узнает, что я…

Дэр заснул, не успев договорить.

— …здесь, — прошептала Шарлотта со своей стороны кровати. Двигаясь очень осторожно, она накрыла мужа легким одеялом и свернулась в клубочек рядом с ним, защитным жестом положив ему руку на грудь.

Глава 11

Каролина смотрела, как подруга вырывает листы из блокнота и бросает их в камин, разожженный по случаю холодного сырого июньского дня, так знакомого жителям юга Англии.

— На тебя посмотреть, так ты пытаешься таким образом изгнать демона, — кротко заметила она.

— Демон пусть изгоняет себя сам, меня волнуют куда более важные вещи. Каро, кажется, я зашла в тупик. Понимаю, тебя это удивит — Господь свидетель, мне казалось, что в моей жизни никогда не настанет такой день, когда я не сумею придумать, как обойти препятствие, но на этот раз я чувствую, что потерпела поражение, и это чувство мне совсем не нравится.

Каролина произнесла что-то подбадривающее.

Шарлотта швырнула в огонь последнюю страничку, повернулась и посмотрела в окно на струйки дождя, стекающие по стеклу.

— Я еще никогда не терпела неудач. Не было такого, чтобы я поставила себе цель и не смогла её достичь. Никогда за всю мою жизнь не случалось так, чтобы я не смогла добиться того, чего хочу. Положение совершенно неотъемлемое, и я просто не намерена терпеть его и дальше!

— Какое положение неприемлемо? — негромко спросила Каролина, по-настоящему встревоженная смятением подруги. Если она когда-нибудь и завидовала Шарлотте, то именно ее целеустремленности, точному знанию, чего она хочет от жизни. Та Шарлотта, что стояла сейчас перед ней, была совсем другой; эта Шарлотта была сделана из того же теста, что и все остальные люди, ее обуревали сомнения, неуверенность и досада, как и всех прочих смертных.

И это согревало сердце Каролины, как ничто другое.

— Да неудача с любовью! — воскликнула Шарлотта, раздраженно всплеснув руками. — Я ни от кого не могу получить прямого ответа, как этого добиться, и мне очевидно, что я не могу достичь успеха, действуя своими методами. Я пыталась полюбить Аласдэра, честное слово, пыталась. Потратила на это весь вчерашний день, а в благодарность за прилежание и усердие муж прогнал меня из мастерской. Вчера ночью, когда Аласдэр все-таки пришел ко мне в постель…

Каролина вскинула брови.

— …он спал сверху на одеяле. Сверху! Да и вообще оказался в моей постели только потому, что Бэтсфоум под каким-то предлогом распотрошил его кровать. Говорю тебе, Каро, я в тупике. И больше не могу так жить. Я ни о чем не могу думать, только хожу и беспокоюсь из-за этого. Если все будет продолжаться так, как сейчас, у меня появятся морщинки, и где я тогда буду? В неподтвержденном браке и с морщинами, вот где!

— Может быть, ты стараешься слишком сильно? — предположила Каролина, глядя, как подруга расхаживает взад и вперед по комнате. Шарлотта всегда расхаживает, отметила про себя Каролина. Похоже, это помогает ей думать. Может, тоже попробовать? — Возможно, если ты будешь меньше стараться полюбить лорда Карлайла, то у тебя все получится скорее? Чувствами очень трудно управлять, Шарли. Иногда нужно просто отпустить их.

Проходившая мимо нее Шарлотта кинула на подругу сердитый взгляд.

— Чушь. Мои чувства будут делать то, что я им велю. Нет, у меня куда более сложный случай. Похоже, мои мозги окончательно протухли. Просто перестали работать, как положено, и я… с тобой все нормально? Чай попал не в то горло? Постучать тебя по спине?

Каролина замахала рукой, полезла за носовым платком и промокнула слезы смеха, выступившие после заявления Шарлотты о том, что у нее протухли мозги, как у недельной давности баранины.

— Все в порядке. Продолжай.

— Ну ладно. — Шарлотта поджала губы и попыталась сообразить, как бы получше объяснить непрошеные мысли и чувства, обуревавшие ее в последнее время. — Раньше я всегда знала, чего хочу. Ты же с этим согласна?

— О да. Еще как согласна.

— Да, и зная, чего хочу, я всегда могла логически продумать, какие шаги нужно предпринять, чтобы достичь цели. С этим ты, конечно, тоже согласишься.

— Ну… за исключением слова «логически», но в целом да, думаю, ты всегда знала, как и что делать.

— Вот именно! Возьми хотя бы последние события — я хотела вернуться домой и занять свое законное место в обществе. Я это обдумала, поняла, что могу снова выйти замуж, и начала выбирать мужа, который обеспечит меня всем, чего я хочу. У меня был план, Каро, хороший план, и он пополнился, как и все остальные мои…

— Исполнился.

— Что? — Шарлотта перестала мерить шагами комнату и выгнула бровь, глядя на подругу.

Каролина улыбнулась.

— Ничего. Продолжай.

Шарлотта кинула на нее хмурый взгляд и снова начала расхаживать туда-сюда.

— Как я сказала, все прочие мои планы всегда были успешными. Значит, на этот раз что-то случилось с моими мозгами, если я не могу осуществить такой простой план и полюбить мужа.

— Мне казалось, ты собиралась просто соблазнить лорда Карлайла?

Шарлотта остановилась у камина, глядя на тлеющие угли.

— Собиралась, но все изменилось. Я… Аласдэр… о, все это слишком сложно, чтобы объяснить. Можешь поверить, что сейчас для меня самое главное — полюбить его. После этого соблазнить не составит никакого труда.

Каролина подумала, что Шарлотта давно на верном пути и уже любит мужа, но предпочла промолчать. Подругу, как упрямую лошадь из басни, можно было привести к воде, но заставить пить до тех пор, пока она сама не решит, что ее мучит жажда, невозможно.

— Чем я могу тебе помочь, Шарли?

— Ну, если бы я знала, то у меня уже имелся бы план, — сварливо ответила Шарлотта и плюхнулась в ближайшее кресло. — О, прости меня, Каро. Я не хотела тебе грубить, просто в последнее время все против меня. Я еще никогда не была в таком упадке, как сейчас.

— В упадке? — Каролина подумала, что сейчас самое время высказать несколько истин, чтобы не дать Шарлотте погрузиться в жалость к самой себе. — Ты в упадке? Никогда не слышала ничего более нелепого. Ты самая очаровательная женщина на свете. Мужчины писали поэмы о твоей красоте!

— И у меня есть муж, который ничего этого не видит, — мрачно ответила Шарлотта, перебирая косичку, пришитую на платье. — Он то и дело твердит, что красота не важна. В этом смысле он очень похож на Джиллиан — они оба даже не представляют себе, как трудно иметь лицо, которое пробуждает в мужчинах страсть.

Каролина решила, что лучше не развивать эту мысль.

— И у тебя есть муж, красивый муж, тот самый мужчина, которого ты сама выбрала.

— Который не желает спать со мной, пока я его не полюблю.

— Постель — это еще не все, Шарли.

— Ну, разумеется! Уж кто-кто, а я-то знаю, что в браке можно жить и без постели. Просто в этот раз… Я надеялась, что Аласдэр… у него такая красивая золотистая кожа… и у меня, все трепещет, буквально трепещет, когда я о нем думаю… о, не обращай внимания!

— Мм. Ну, кроме того, не забывай, что ты графиня.

— Нищая. В карманах Аласдэра пусто. Я экономлю! — Последнее слово Шарлотта произнесла так, что в нем одновременно прозвучали стыд и негодование.

— И все же ты графиня, — подчеркнула Каролина.

— Да, это верно, и правду сказать, пока это мое единственное утешение.

— Ты… — Каролина попыталась придумать еще что-нибудь положительное. — О! Я знаю! Тебя снова приняли в обществе, а ведь это была твоя главная цель.

— Меня приняли… — Шарлотта беспокойно вскочила с кресла и начала яростно тыкать кочергой в камин. — Да, мне позволили вернуться в священные бальные залы общества, но ради чего? Что хорошего из этого вышло? Меня опозорили перед всеми, да еще оклеветали мужское достоинство Аласдэра! Эта драная кошка леди Бриндли постаралась, чтобы сплетня дошла до каждого! — Шарлота смотрела в огонь. Щеки ее раскраснелись не столько от жара, сколько от стыда. — И если раньше у меня возникали сомнения, подхожу ли я для высшего общества, то теперь они исчезли. Я изгой, отверженная, меня унесло в море всего низменного.

Каролина посмотрела на подругу со вновь вспыхнувшей тревогой:

— Ты больше не считаешь себя членом общества?

Шарлотта почувствовала, как слезы обожгли ей глаза. Она выпрямилась и сжала губы. Нет уж, она не собирается опускать руки. Не для того она прожила четыре долгих года с матерью Антонио, чтобы пасть духом только потому, что мозги отказываются с ней сотрудничать.

— Я знаю, что это так, и хватит об этом, Каролина, так мы никуда не придем. Сейчас мне нужен план. Патриция завтра выходит замуж. Сегодня утром Аласдэр сообщил мне, что, несмотря на мой позор и на то, что я стала посмешищем в глазах всех имеющих значение людей, он не позволит мне уехать в его имение, где я могла бы царствовать над местными аристократами. Нам придется остаться в городе, потому что что-то случилось с поршнями и их нужно переделать, или преобразовать, или что там делают с поршнями. Аласдэр сильно рассердился на то, что я их почистила. То есть я останусь пленницей в Лондоне, привязанная к дому, не имея возможности выйти куда-нибудь в хорошей компании до тех пор, пока этот скандал не утихнет.

— Не так уж страшно это звучит, — отозвалась Каролина. — На самом деле это выглядит даже романтично, что-то вроде медового месяца, и большую часть времени вы с лордом Карлайлом будете проводить вдвоем.

— Это было бы идеально, будь у нас с мужем другие отношения, — сказала Шарлотта, вытаскивая блокнот и открывая его на чистой странице. — Но поскольку мозги мне внезапно изменили, сердце не может полюбить, а тело хочет прикасаться к Аласдэру в самых неприличных, хотя и очень интересных местах, мой муж будет с большим удовольствием работать над своей машиной, чем развлекаться со мной, и наше время вдвоем представляется мне скорее проклятием, чем благословением. Нет, право же, Каро, от этих разговоров вокруг да около нет никакого толку. Нужно разработать план, и ты должна мне помочь.

Каролина посмотрела на Шарлотту. Та посмотрела на пустую страницу в блокноте и едва заметно наморщила лоб.

— Мне нужен блестящий план. Что-то необычное, но обязательно надежное. Поскольку попытки просто полюбить не удались, следующим логическим шагом должно быть обращение за помощью. Кто предлагает помощь в любви?

— Мама всегда подсказывала мне, кто достоин любви, а кто нет. Может быть, она и тебе посоветует?

Шарлотта погрызла кончик карандаша.

— Нет, кого любить, я знаю, мне просто нужно… о, не знаю я, что-нибудь! Небольшой толчок. Какая-нибудь помощь. Что-нибудь гарантирующее, что я полюблю Аласдэра.

— Что-то вроде зелья? — пошутила Каролина, вспомнив «Сон в летнюю ночь», который как раз сейчас читала дорогому Алджернону.

Шарлотта подняла на нее глаза, и ее лицо озарилось блаженной улыбкой. Глаза засияли тем самым особым светом, который, как знала Каролина, предвосхищал очередной «блестящий» план Шарлотты. Заметив этот взгляд, Каролина всегда начинала волноваться.

— Превосходно! До чего ошеломительно, ошеломительно превосходная мысль, Каро! Я твоя вечная должница. Так. Как ты думаешь, что будет сильнее — привораживающее любовное заклинание или любовное зелье? Наверное, нужно воспользоваться и тем, и другим исключительно для надежности. Да, именно и тем и другим. Так. Теперь где мне найти колдунью…

Каролина смотрела на Шарлотту, открыв рот. Никогда, никогда, проживи хоть сотню лет, Каролина не поймет, какими путями бродят мысли Шарлотты и как работает ее мозг.

* * *

— Шарлотта?

Дэр склонился над ней, его дыхание обдало ей волосы так, что по спине пробежала дрожь восторга. Шарлотта не отводила глаз от танцевавших Патриции и Дэвида.

— Да, Аласдэр?

— Не скажете ли вы мне, что это такое у вас на шее?

Шарлотта опустила взгляд на синее платье, так подходившее к ее глазам; платье, в котором она венчалась сама и которое надела на свадьбу Патриции. Над лифом едва виднелась тонкая золотая цепочка, а на цепочке висел амулет от колдуньи.

— Это амулет.

— А-а.

Патриция и Дэвид, глядя друг на друга обожающими глазами, танцевали в вихре розовых кружев. Шарлотта почти завидовала Патриции, ее незамутненному счастью и кисло размышляла о том, что золовке не пришлось переживать адских мук последних часов. Долгие, мучительные часы, когда гости Патриции либо игнорировали Шарлотту, либо насмехались. Связанная требованиями этикета и нежеланием портить свадьбу Патриции, Шарлотта держала язык за зубами, несмотря на все провокации. И это было действительно тяжелое испытание.

— Что за амулет?

— Задняя лапка попугая-неразлучника.

И все же она выдержала все едкие замечания и жестокие реплики в сторону, высказанные громким шепотом, предназначенным специально для ее ушей. Она заметила, что все шепотки прекращались, едва рядом появлялся Аласдэр; очевидно, его, как мужчину, не включили в этот скандал. Временами жизнь так несправедлива!

— Вы носите у себя на шее лапку мертвой птицы?

— Заднюю лапку неразлучника, — рассеянно поправила его Шарлотта, глядя на часы на столике у двери. Еще час, и свадебный завтрак официально завершится. Патриция и Дэвид отбудут на корабль. Один час. Один короткий час, а потом они с Аласдэром сопроводят новобрачных в порт и наконец-то вернутся домой, где она спрячется от высшего общества до тех пор, пока в нем не найдется новой сплетни и нового повода разорвать кого-нибудь на кусочки. И, разумеется, остается пустячок — полюбить собственного мужа.

— У птиц всего две лапки, Шарлотта.

— Правда? До чего интересно.

— Две лапки — а это значит, нет ни передних, ни задних.

— Может быть, у неразлучников их четыре?

— Нет, у них тоже две, как у любой другой птицы.

— Может быть, этот неразлучник относился к редкому четырехлапому виду, малоизвестному человеку, а значит, задняя лапка у него считается счастливой.

Дэр кинул на нее взгляд, который она мысленно называла страдальческим. Выкинув его вопрос из головы, Шарлотта накрутила на палец тонкую золотую цепочку. Может, стоило удвоить порцию зелья? Может быть, принимать его раз в день недостаточно? Иногда, выпив этого приятного на вкус отвара, она не видела Аласдэра несколько часов подряд. Возможно, действие зелья успевает выветриться. Как только они вернутся домой, она выпьет дополнительную порцию. Повредить ей это точно не повредит — в конце концов, это же любовный напиток! Какой вред может принести избыток любви?

— Шарлотта.

Она повернула голову к мужу. Он выгнул одну из своих очаровательных бровей. Шарлотта с удовольствием отметила, что усталые морщины вокруг глаз и рта почти исчезли, наверняка потому, что она по-прежнему притворяется спящей, когда он ложится в ее постель. Последние несколько дней он выглядел таким измученным! Шарлотта ничем не могла ему помочь, только дожидалась, когда он забудется усталым сном, укрывала Дэра одеялом и устраивалась рядом, борясь со сжигающим ее желанием воспользоваться его беспомощным состоянием.

— Да?

— Вы хотите сказать, что носите у себя под платьем лапку мертвой птицы?

Шарлотта удивленно моргнула.

— Я думала, мы уже выяснили это.

Дэр покрутил головой и провел рукой по волосам — ей очень нравился этот жест. Она и сама с удовольствием запустила бы пальцы в его волосы.

— Прошу прощения. Мне показалось, что я ослышался, и я решил, что лучше уточнить, чем продолжать думать, будто вы затолкали себе в лиф кусок дохлого животного. Не знаю, почему меня это не удивляет. Я уверен, все дело в том, что сейчас среди светских леди модно прятать между грудями лапки дохлых птиц, но на случай, если это не так, может быть, вы объясните мне, зачем вам это?

— О! — Он хочет знать зачем? Проклятие! — Это… на удачу.

Вторая бровь тоже взлетела вверх.

— На удачу?

— Да, на удачу. Это… ээ… для вас. — Шарлотта скрестила за спиной пальцы. В конце концов, это не вранье. Во всяком случае, не наглое. Если амулет, зелье и любовный приворот подействуют и она полюбит мужа, его удача резко возрастет. Просто обязана возрасти. Как же может быть иначе, если Шарлотта всегда будет рядом? — Это амулет, чтобы… обеспечить успех вашему двигателю. — Еще одна полуправда. То есть не совсем ложь.

Дэр потянул за цепочку, вытащил наружу небольшой голубой стеклянный флакончики прищурился. Сквозь темное стекло едва виднелась засушенная лапка маленькой птички.

— На удачу, — повторила Шарлотта, глядя ему в синие глаза, и внезапно ей стало очень тепло, несмотря на холодный и промозглый не по сезону день. Глаза Дэра обжигали ее, и кожа пылала от жара этого взгляда.

— На… удачу, — негромко повторил он и опустил амулет обратно под платье, задев пальцами ложбинку между грудями. У Шарлотты перехватило дыхание, потом она задышала очень часто, а груди уткнулись в платье, натянув ткань. Дэр медленно вынул пальцы, еще раз проведя ими по нежной коже, и ноги у Шарлотты подогнулись.

— Шарлотта, — пробормотал он. Глаза его пылали, а губы все приближались.

— Дэр, — ответила она, запрокинув голову. Губы ее приоткрылись.

— Идемте к нам! — крикнула Патриция, когда они с Дэвидом провальсировали мимо, и Шарлотта внезапно вспомнила, что они находятся на виду у гостей, собравшихся на свадебный прием. — Вы тоже должны станцевать свой свадебный вальс!

Шарлотта отвела взгляд от мужа, смущенная тем, что настолько забылась и повела себя распутно на людях, и тут ей в голову пришла новая мысль. Она едва не поцеловала Дэра публично! Наверняка это знак — она не напрасно ходила к той старухе за зельем и амулетом. Наверняка она постепенно влюбляется, потому что кто, кроме влюбленной, захочет поцеловать мужа публично?

— Идемте? — Аласдэр предложил ей руку.

Шарлотта посмотрела на него из-под ресниц, сверкнула ямочками, заметив его покрасневшие щеки, положила ладонь ему на локоть и вышла вместе с мужем в круг танцующих. Дэр кружил ее в танце, она покачивалась в такт музыке, прижавшись к его крепкому телу, и в душе вскипала радость, а сердце бешено колотилось, потому что Шарлотта находилась в его объятиях. Забыто унижение последних часов, забыты мучительные мысли о том, что она никогда больше не будет полноправным членом общества, забыты, тревожные сомнения по поводу успеха Аласдэра, которого он так отчаянно добивается.

Все это словно вылетело из головы, и Шарлотта счастливо напевала себе под нос. Она почти наверняка влюбляется в мужа, а учитывая непостоянство общества, можно не сомневаться — очень скоро у них найдется новый, более интересный повод для сплетен. Жизнь определенно налаживается. Скоро Шарлотта полюбит Дэра и пригласит его в свою постель не только для сна, а когда слухи о ней и Дэре прекратятся, глупое ощущение, что она наблюдает за обществом со стороны, полностью исчезнет. Жизнь, думала Шарлотта, отдаваясь блаженству танца с мужем, обещает стать прекрасной, по-настоящему прекрасной.

— Свадьба прошла очень хорошо, — удовлетворенно произнесла миссис Уитни. — Жаль, что Натаниэль на нее не успел, но я уверена, он полюбит Патрицию так же сильно, как и я. Она идеальная жена для Дэвида. Вы же понимаете, я не отдала бы его какой-нибудь свистушке. А с Патрицией они будут жить дружно. Я чувствую это костями, а мои кости никогда не ошибаются.

Дэр посмотрел на свою жену, танцующую с зятем, повернулся и улыбнулся стоявшей рядом даме.

— Они очень любят друг друга. Я уверен, они будут счастливы. Дэвид говорил, вы ожидаете приезда Уитни в августе?

— Таков его план.

— Ага. — Это дает два месяца, даже немного больше, чтобы отладить двигатель. Если все пойдет хорошо, Дэр даже сможет посвятить некоторое время жене. Шарлотте, шепнул ему внутренний голос. Дэр снова глянул туда, где она улыбалась Дэвиду. Может, если они будут больше времени проводить вместе, она все же полюбит его, и тогда он…

— Макгрегор! Я вас разыскивал. У меня есть для вас кое-что интересное.

Услышав свое имя, Дэр обернулся. В дверях зала, нанятого в этом отеле для свадебного завтрака сестры, стоял лорд Коллинз. Хотя Дэр знал, что Патриция из вежливости пригласила брата Шарлотты, он никак не ожидал увидеть Коллинза здесь. Насколько он понял из расплывчатых замечаний, брат Шарлотты умыл руки после того, как она сбежала и обвенчалась со своим первым мужем.

— Коллинз, — любезно произнес Дэр и едва заметно поклонился, скорее обозначил поклон. Если граф намерен как-то обидеть Шарлотту, пусть хорошенько подумает; ей и так достается от гадких намеков дам насчет Филомены, не хватало еще, чтобы брат добавил неприятностей. — Я не ожидал увидеть вас здесь. Не думал, что свадьбы вам по вкусу.

Граф улыбнулся холодной беспощадной улыбкой и помахал своей короткой и толстой рукой изящному молодому человеку, показавшемуся смутно знакомым.

— Я уверен, что вы не ожидали нас увидеть, но подумал, раз уж это событие очень значимо, вы захотите собрать тут всю свою семью.

Дэр посмотрел на молодого человека. Тот сардонически изогнул бровь и поклонился с преувеличенным изяществом. Дэр снова взглянул на графа:

— Боюсь, я вас не понимаю.

— Это, — елейно усмехнувшись, ответил лорд Коллинз, — как раз то самое, о чем я говорил молодому Макгрегору.

— Макгрегору? — Дэр прищурился и всмотрелся в лицо надменного молодого человека.

— Джеффри Макгрегор, — представился молодой человек. На губах его играла улыбка. Услышав это имя, Дэр замер.

— У меня был кузен по имени Джеффри, — медленно произнес он, еще внимательнее глядя на юношу. В нем просматривались семейные черты — те же белокурые волосы, те же темно-синие глаза, но если со стороны Дэра мужчины были высокими, с широкой грудью, то юноша, стоявший перед ним, был худощав и элегантен. И все же спорить не приходилось, в их жилах текла одинаковая кровь. — Мой кузен умер лет пять назад. Утонул, когда судно, на котором он плыл в Голландию, попало в шторм.

— Насколько я понимаю, именно эту историю вы всем и рассказывали, однако правда зачастую бывает куда непригляднее. Вы не находите?

Руки Дэра невольно сжались в кулаки — в голосе молодого человека прозвучал некий многозначительный намек.

— То есть вы утверждаете, будто вы и есть Джеффри Деспенсер Макгрегор, сын Роберта Макгрегора из Перта, я правильно вас понял?

— Совершенно верно, — сказал молодой человек, и губы его изогнулись в самодовольной усмешке.

Неприятное ощущение в животе усилилось. Дэра затошнило.

— И вы не утонули пять лет назад во время путешествия в Голландию?

— Ни в коем случае. Меня похитили и против моей воли поместили на торговое судно, плывшее на Восток. Похититель продал меня в рабство, чтобы я отработал его карточные долги. Мне потребовалось пять лет, чтобы вернуться домой, но, как видите, кузен, я здесь.

О Боже, может ли жизнь стать еще хуже?

— Мэтью, какой неприятный сюрприз — увидеть тебя здесь!

Да-да, может. Следующие несколько секунд Дэр, как безумец, соображал, нельзя ли ему схватить жену в охапку и рвануть отсюда.

— Могу ли я надеяться, что ты просто перепутал этот зал с игорным заведением и сейчас же уйдешь? — Шарлотта взяла мужа под руку и сердито посмотрела на брата. Дэр закрыл глаза, мечтая, чтобы она оказалась где угодно, только не рядом с ним. Если этот молодой человек и в самом деле тот, кем он представился… С губ Дэра сорвался стон.

— Вот видишь, Аласдэр тоже не хочет, чтобы ты тут находился, а он куда любезнее, чем я.

— Дражайшая сестрица, я пришел с радостными вестями. — Глаза Коллинза сверкали злобным возбуждением. Дэр обнял жену за талию и попытался отправить ее куда-нибудь подальше от новостей, которые ее погубят.

— Здесь празднуется свадьба моей сестры, — предупредил он обоих нежеланных гостей, жадно смотревших на него. — Я не позволю вам испортить ее вашими «радостными вестями». Будьте любезны нанести мне визит сегодня после обеда…

— Что ты задумал, Мэтью? — Шарлотта не собиралась никуда уходить. Она переводила взгляд с лица мужа на брата и обратно. — Какую дьявольщину ты придумал на этот раз?

— Дьявольщину? — Коллинз широко развел руками, словно демонстрируя свою невинность.

В душе Дэра поднималась паника. Он не хотел, чтобы Шарлотта услышала новость прямо сейчас. Только не перед всеми собравшимися.

— Шарлотта, я настаиваю, чтобы вы пошли к гостям.

Шарлотта наморщила носик; обычно при этом Дэру хотелось зацеловать ее, но сейчас он хотел только одного — уберечь Шарлотту от боли, которая на нее обрушится.

— Это не мои гости, а Патриции, и у меня нет ни малейшего желания с ними беседовать. Я хочу знать, что за гадкий сюрприз придумал Мэтью.

— Сестра, я жестоко ранен! Как ты могла такое подумать про меня, ведь я приложил столько усилий, чтобы привести сюда одного из кузенов твоего мужа!

— Шарлотта, — произнес Дэр своим самым высокомерным тоном, надеясь, что Шарлотта обидится и в негодовании удалится, — у вас на носу грязное пятно. Идите и приведите себя в порядок.

Шарлотта возвела глаза к потолку.

— Это смехотворно. Мой нос никогда не допустит, чтобы на нем появилось грязное пятно. Ты говоришь, кузен Аласдэра?

Джеффри Макгрегор, если это был он, взял руку Шарлотты и склонился над ней, но Дэр не дал ему прикоснуться к ней губами. Он выдернул у молодого человека руку жены и впился в Шарлотту суровым взглядом.

— Шарлотта, я настаиваю на том, чтобы вы нас покинули. Пойдите поговорите с миссис Уитни. Только вчера вы сказали, что хотите помочь мне с двигателем — пойдите и расскажите ей, какой я прекрасный изобретатель.

Шарлотта сверкнула своими ямочками.

Джеффри фыркнул, но тут же сделал вид, что закашлялся. Дэр смерил его холодным взглядом.

— Мадам, вы сделаете так, как я требую.

— Да почему? — спросила Шарлотта и внимательно посмотрела на молодого человека. — Что не так с вашим кузеном, если его даже нельзя мне представить?

— Ха! — расхохотался Коллинз.

Дэр попытался подтолкнуть жену к двери, но она не сдвинулась с места.

— Шарлотта…

— Он не очень хороший?

— Если хочешь знать правду, дорогая сестрица…

— …раз в жизни вы можете сделать так, как я прошу…

— Он обременен пороками или дурными манерами?

— …этот молодой человек, кузен твоего мужа…

— …не устраивая из этого цирк?

— Он что, похищает юных девушек, соблазняет девственниц, или он распутный сладострастник, запятнанный всеми возможными грехами?

— …его давно пропавший кузен, которого твой муж, конечно же, считал мертвым, но это не так, и он…

Дэр схватил жену в охапку и начал подталкивать в сторону группы гостей, окруживших сестру.

— Шарлотта, я настаиваю, чтобы вы оставили нас немедленно!

— Он что, такой плохой человек? — спросила она, оглядываясь на брата и Джеффри.

Коллинз выпятил грудь и последние несколько слов буквально прокричал:

— …законный граф Карлайл!

Руки Дэра, сжимавшие запястья жены, словно превратились в стальные оковы. Чертов Коллинз! Если этот молодой человек и в самом деле тот, кем он представился (Дэр еще должен убедиться, есть ли у наглеца доказательства), то Коллинз прав. Наследник титула и земель — его кузен, а не Дэр. Сам он и крысиного хвоста не даст за этот титул — это всего лишь пустой почет, обремененный громадными долгами, но для Шарлотты титул значит очень много.

— Я хотел сказать тебе это наедине, — прошептал он ей на ухо, погладив по голове. Услышав слова брата, Шарлотта застыла на месте и посмотрела на графа в безмолвном ужасе. Сказанное эхом раскатилось по комнате, и в первый миг в ней повисла напряженная тишина, затем послышались возбужденные шепотки, они становились все громче и громче, и сливки общества повернулись друг к другу, чтобы с ликованием обсудить свежайший скандал, развернувшийся прямо у них на глазах.

Дэр увидел широко распахнутые, полные боли и недоверия глаза и понял: жизнь уже не может стать хуже, как ни старайся.

Глава 12

Шарлотта, съежившись в кресле, сидела у себя в спальне и невидящими глазами смотрела на пылающий в камине огонь.

Она больше не графиня.

События дня прокручивались у нее в голове с постоянством заводной птички, подаренной ей на седьмой день рождения. Красота и радость венчания Патриции, скука и переживания во время свадебного завтрака, появление Мэтью и его заявление, мучительный час, который последовал за этим, когда Шарлотта оказалась перед членами высшего общества, лишенная всего, что имело для нее хоть какое-то значение, смущение и стыд настолько сильные, что были почти невыносимыми, и в конце концов проводы Патриции и ее мужа и облегчение, что можно вернуться домой и предаться отчаянию.

Она больше не графиня.

Огонь в камине трещал и приплясывал, как обычно, будто не случилось ничего важного, а Шарлотте казалось, что мир перевернулся вверх дном. Словно жизнь внезапно превратилась в ряд разрозненных событий, родственных, но ничем друг с другом не связанных, знакомых, но очень странных. Она все еще была Шарлоттой, но совсем не той, которой считала себя до сих пор. Женой — но только по бумагам. Дочерью графа, сестрой графа, женой графа, но теперь брат сказал, что она просто-напросто миссис Макгрегор, супруга обнищавшего джентльмена, причем не особенно нужная и не особенно желанная.

Она больше не графиня.

Что будет делать Дэр? А что будет делать она? Как будет выглядеть ее жизнь теперь, когда ее лишили всего, что она хотела и в чем нуждалась? Сначала дающего уверенность богатства, потом положения в обществе, а под конец — титула Дэра… все, что ей осталось, — это сам Дэр. И хотя Шарлотта знала, что он ее любит, это была безрадостная любовь, любовь, которую он испытывал против воли. Он вообще не хотел на ней жениться, если уж на то пошло.

Внезапно Шарлотта поняла, что это для нее уже слишком.

— Как я все это выдержу? — всхлипнула она.

— Я буду рядом, — ответил ей ласковый голос. На пороге стоял Дэр в халате, небрежно завязанном на талии. — Мы вместе встретим будущее, Шарлотта. Вместе мы сможем все.

Она замотала головой, борясь с надеждой, которую пробудили в ней его слова.

— Вы больше не граф. И я не графиня.

— Нет, но вы все еще моя жена. — Дэр вошел в комнату, опустился рядом с Шарлоттой на колени, взял ее руки в свои и поцеловал их. Его волосы коснулись ее кожи, и где-то внутри сразу же запылал знакомый огонь. И глаза Дэра пылали тем же огнем.

— У вас все еще есть я. Я тот же самый человек, каким был раньше. И льщу себя надеждой, что вы желали именно меня, а не просто титул. Я ошибаюсь?

Шарлотта заглянула в эти темно-синие глаза и задумалась над его вопросом. По-настоящему задумалась. Неужели она вышла за него замуж исключительно ради титула? Но ведь есть и другие титулованные джентльмены, которых она могла бы заманить в ловушку и заставить жениться. Правда, ни один из них не обладает такой красотой, как Дэр… но нет, это только внешность, а она теперь понимает, что означает «заглядывать под поверхность». Правда в том, что нет другого мужчины, рядом с которым она чувствует то же, что рядом с Дэром, нет такого, кто мог бы заинтересовать ее, бросить ей вызов, от чьего прикосновения у нее перехватывает дыхание, кто возбуждает ее и заставляет желать большего. Шарлотта высвободила одну руку и положила ладонь ему на щеку. Небольшие золотистые бакенбарды защекотали пальцы.

— Нет, я вышла за вас не ради титула.

Мускулы под ее пальцами напряглись. Дэр чуть повернул голову, так, чтобы ее пальцы задели губы, приоткрыл их и втянул один палец в рот. Шарлотта высвободила вторую руку и запустила пальцы в его шелковистые волосы, чувствуя, что в ней что-то происходит, что-то невидимое, что-то важное, расцветающее глубоко в душе. Она наклонила голову, их губы почти соприкоснулись, его дыхание овевало ей рот. Напряжение внутри все усиливалось, и едва его губы прикоснулись к ее губам, осознание взорвалось в душе, как яркий солнечный луч, прорвавшийся в черную бездну.

Она любит Дэра! Она любит его душой и сердцем, каждой каплей своего существа, каждым вздохом — она его любит! По щекам покатились слезы. Шарлотта улыбалась, мечтая прокричать о своей любви с самой высокой горы.

— Мне жаль, мне очень жаль, Шарлотта, что так получилось, — негромко произнес Дэр, вытирая ей щеки. Его красивое лицо страдальчески исказилось.

— Я знаю, — прошептала она, соскальзывая с кресла в его объятия и улыбаясь все шире при виде удивленного взгляда мужа. — Я люблю тебя, Дэр. Разве это не поразительно? Я не думала, что зелье подействует так быстро, но оно подействовало, потому что я всего секунду назад поняла, что люблю тебя. Я тебя, в самом деле, люблю. Тебе не кажется это чудесным и удивительным? Мне кажется. Это ошеломительно, но знаешь, я только что поняла, что люблю тебя, даже несмотря на то, что ты больше не граф, хотя я и не верю этому ужасному человеку — он наверняка просто притворщик, претендент на твой титул, мошенник и негодяй, потому что если кто и должен быть графом, так это ты, и все равно я люблю тебя, даже понимая, что ты, может быть, больше не граф, и это так поразительно, что я просто выразить не могу, совершенно не могу выразить!

Дэр посмотрел на нее, потом запрокинул голову и расхохотался. Шарлотта кинулась ему на грудь, улыбаясь во весь рот.

— Ты никогда не перестанешь удивлять меня, Шарлотта. Стоит мне только подумать, что я знаю, чего от тебя можно ожидать, ты тут же выдергиваешь коврик у меня из-под ног.

— Не говори глупостей, — улыбнулась Шарлотта и поцеловала его в подбородок. Сердце переполнилось радостью при виде смеющегося мужа. Какое счастье, что любовное зелье подействовало! Она любит! — Мне очень нравится этот коврик, зачем бы я стала его дергать?

— Ты говоришь правду? — спросил Дэр, едва их губы разъединились.

— Да, — выдохнула она, глядя на него глазами, полными любви и страсти, и провела пальцем по шее вниз, к вырезу халата, по груди, наслаждаясь ощущением теплой кожи под пальцами, глубоко вдыхая, чтобы наполнить легкие его восхитительным ароматом. Издав нетерпеливый звук, Шарлотта сдернула халат с плеч Дэра и опустила голову, чтобы прижаться губами к его ключице. — Да, чистую правду. Это мой любимый коврик.

Дэр фыркнул, прижал ее к груди и перекатился так, что Шарлотта оказалась под ним.

— Я не об этом, жена, и ты это знаешь.

Она сверкнула ямочками.

— А, ты насчет того, что я тебя люблю? Да, это тоже правда. Хотя, честно говоря, это настоящее чудо.

Дэр опустил голову и прижался губами к чувствительному местечку у Шарлотты за ухом. По ее телу прокатилась волна наслаждения.

— Это чудо, потому что я не смог дать тебе, чего ты хотела?

— Нет! — Она потянула Дэра за волосы. Ему пришлось поднять голову и посмотреть на нее. — Ты дал мне все, чего я хотела, — возвращение в общество, влиятельное положение. Не твоя вина, что тот гадкий человек решил все это отнять у нас. Чудо в другом: я уже начала думать, что у меня что-то не то с мозгами, раз я не способна полюбить, но теперь-то понятно, что все эти мысли были ужасно глупыми. Мозги у меня работают так же хорошо, как всегда, и это, конечно, огромное облегчение, потому что я не знала, что сделать, чтобы тебе понравился мой ум.

Дэр улыбнулся, глядя на нее, и откинул со лба Шарлотты прядку волос.

— У тебя совершенно уникальный ум, Шарлотта, и я не хочу, чтобы он менялся.

Она молча смотрела на него, а он на нее. Шарлотта остро осознавала, что его обнаженная грудь прижимается к ее груди, его губы — его восхитительные губы! — находятся всего лишь в нескольких дюймах от нее. Он опустил голову и коснулся губами ее губ.

— Шарлотта, мне кажется, что мы можем продолжить в более удобном месте — в твоей постели.

— О? — Надежда, желание, любовь, страсть — всего было слишком много, чтобы определить, где что. — Ты устал? Хочешь спать?

Его губы, сладкие, как мед, прижались к ее рту.

— Нет, я не устал и спать не хочу. Я хочу заняться любовью со своей женой.

Шарлотта выдохнула.

— Ты уверен? В прошлый раз ты был таким непреклонным…

— Уверен, — ответил он хриплым от желания голосом. — А ты? Все еще желаешь меня? Разве ты можешь желать мужа, который так позорно подвел тебя?

— Да, — ответила Шарлотта, не в силах сопротивляться вожделению, которое видела в его глазах. Впрочем, она и не пыталась сопротивляться. — Я так давно тебя желаю, Дэр. И есть столько супружеских упражнений, которые я хочу с тобой выполнить, особенно «Пирамиду Монтесумы», но должна сказать, что еще очень заманчиво выглядят «Висячие сады Семирамиды», хотя там требуются шелковые веревки, и я не совсем понимаю, как использовать перья и виноград, но я уверена, что это упражнение нам понравится…

Дэр рассмеялся, поднялся на ноги, подхватил жену на руки и понес в постель.

— Думаю, Монтесуму и Семирамиду мы отложим на другой день, а сейчас я хочу порадовать мою милую жену самым лучшим из известных мне способов, без шелковых веревок и винограда.

— В Италии говорят, что просто поразительные вещи можно проделывать с козьим сыром…

Она ахнула и замолчала — Дэр сорвал с нее ночную рубашку. Шарлотта стояла у кровати, обнаженная, уязвимая, он видел ее целиком, позолоченную пламенем камина… и внезапно это перестало казаться ей чем-то неподобающим. Шарлотта никогда особенно не думала о своем теле — оно всегда было с ней, на нем красиво сидела одежда, и она не обращала на него особого внимания, разве только после замечания Кроуча насчет седла. И вдруг сейчас собственное тело показалось ей чем-то чудесным, во всяком случае, пока рядом находится муж. Груди потяжелели и заныли, кожа там, куда падал взгляд Дэра, стала чувствительной и словно молила о прикосновении. Шарлотта потянулась к нему и чуть не замурлыкала, потеревшись о мужа. Пылавший в его глазах огонь завораживал.

И тут Шарлотта захотела увидеть всего Дэра — все то, что было скрыто халатом. Все интересное.

— Думаю, с твоей стороны будет несложно оказать мне ответную любезность, — сказала она, развязывая пояс на халате.

— С ума сойти, — произнес Дэр, лаская жену взглядом. Он остолбенел и не сделал ни малейшей попытки снять халат, поэтому она сама развязала пояс, и халат с шелковым шуршанием упал на пол.

— О да, и в самом деле с ума сойти! — выдохнула Шарлотта, вдруг поняв, почему ее тело словно загипнотизировало Дэра. Он был такой красивый, и от вида его золотистой кожи на глаза наворачивались слезы. Сплошные жесткие линии, лепные мускулы, тугая плоть — все это взывало к ней, молило прикоснуться, молило провести руками по каждой впадинке и выпуклости. — Ты такой красивый, Дэр, такой… о Боже, только взгляни на это, а твоя грудь! А живот! Должна сказать, твой живот просто образец красоты. Ты похож на бронзовую статую, которую лорд Элджин привез из Греции, только ты гораздо, гораздо красивее. А спина у тебя такая же, как я помню? О да! Просто прелестная! А можно, я ее потрогаю? Можно, я… ух! Как ты это сделал? До чего замечательно ты управляешься со своими мышцами. А что будет, если я потрогаю тебя прямо здесь…

Шарлотта, радостно изучавшая новую, неизведанную область — обнаженного Дэра, внезапно обнаружила, что лежит на спине на прохладных простынях, а муж нависает над ней.

— Шарли! — прорычал он, приблизив губы к ее губам. Она выгнула спину и потерлась сосками о мягкие волосы у него на груди. — Ты собираешься подробно описывать все, что произойдет сегодня ночью?

— Вивьен ля Блу говорит, что разговоры во время супружеских упражнений усиливают ощущения мужа и жены, а я хочу доставить тебе удовольствие во всех отношениях, не только телом, но и разумом тоже, потому что моя кузина Джиллиан говорит, что, ее муж — лорд Уэссекс, ты его помнишь? Ты его пытался убить пару раз. Джиллиан говорит, что Ноублу нравится ее разум почти так же сильно, как более земные наслаждения, хотя она не вдавалась в подробности, какие именно земные наслаждения имеет в виду, но я предполагаю, что речь шла об этих, супружеских, так что ради твоего наслаждения я готова разго… О Боже милостивый!

Дэр прекратил болтовню жены самым простым способом — втянув в рот ее сосок. Она была шелковым огнем, она была атласным жаром, у нее была самая нежная кожа на свете, и кровь разгоралась в его жилах. Он хотел завопить от счастья, зная, что она принадлежит ему, что она здесь и она его любит. Его тело сотрясалось от желания вонзиться в ее жар, но он был джентльменом, а она его женой, его возлюбленной, женщиной, которая готова разделить с ним жизнь. И Дэр, понимая ее чувствительность, был обязан ласково подготовить ее к предстоящему вторжению; он должен убедиться, что она готова его принять. Он должен постепенно подвести ее к пику восторга, чтобы и она смогла испытать и прочувствовать величайший акт, который происходит между мужчиной и женщиной.

Она двигала ногами. Дэр резко поднял голову, и все мысли из головы улетучились.

— Сейчас?

Шарлотта на мгновение открыла глаза.

— Господи Боже, если в тебе есть хоть капля милосердия — сейчас!

Дэр раздвинул ей ноги, приподнял бедра и вонзился одним мощным толчком. По спине Дэра ручьем стекал пот, Шарлотта впилась в него ногтями, но все это только усиливало неистовство и счастье слияния с ней.

— Почему я не женился на тебе пять лет назад? — воскликнул он вслух, точнее, прохрипел.

— Ты был глупцом, — выдохнула она в ответ, впиваясь ногтями в его ягодицы и подаваясь бедрами навстречу.

— Точно, — согласился Дэр. Он дышал прерывисто, чувствуя, как внутри нарастает напряжение, очень знакомое, но такое мощное, такое великолепное, что ему казалось, будто его душа омыта любовью Шарлотты. — Большим глупцом. Невероятным глупцом. Настолько глупым, что даже… о Боже, милая, не делай больше так, или я не выдержу!

— Как? — выдохнула она и укусила его в плечо. — Так?

Глаза Дэра закатились, тело напряглось. Он снова и снова вонзался в ее лоно.

— Нет.

Шарлотта обвила его ногами, подаваясь бедрами вверх и принимая его еще глубже.

— Или, может быть… вот так?

Ее ногти царапали его спину. Дэр прижал ее бедра к себе, чувствуя, как тело сотрясается в чистом восторге.

— Нет. — Он вышел из нее и вонзился снова. Шарлотта вскрикнула от наслаждения. — Вот так.

Ее голова металась по подушке, а Дэр все укорачивал толчки, твердо решив взлететь в небеса вместе, но теперь понемногу приходя в отчаяние, потому что напряжение в нем готово было взорваться.

— Дэр! — со всхлипом выкрикнула вдруг Шарлотта. Она плотно сжала ноги, обвивавшие его бедра, глаза ее смотрели безумно, она так крепко прижала к себе Дэра, что ему показалось, будто они уже никогда не смогут разъединиться. Ее взлет послужил толчком, и внутри его словно взорвалась звезда ликования и сотрясла не только тело, но и душу. Он слышал собственный голос, выкрикивающий ее имя, чувствовал, как содрогаются их тела, чувствовал, как жизнь перетекает из него в ее сладкое хранилище. Тишину комнаты нарушало только ее прерывистое дыхание, смешанное с хрипловатым его. Он лежал на Шарлотте, понимал, что нужно сдвинуться, понимал, что слишком тяжел для нее, но не хотел разъединяться, поэтому просто перекатился на бок, потянув ее за собой. Они долго лежали, слившись воедино, и сердца их неистово колотились.

— Именно это, любовь моя, я и имел в виду, — умудрился произнести он. Сердце потихоньку успокаивалось, и Дэр снова был в состоянии мыслить.

— Это? О, вот это? — Ее тело затрепетало. Дэр негромко крякнул.

Шарлотта улыбнулась, и в ее улыбке проявилось такое женское всезнание, что Дэру впору было забеспокоиться, но он испытывал слишком большое наслаждение, чтобы волноваться о таких незначительных мелочах, как эта.

— Мм. Очень интересно. Но прежде чем я начну исследовать свое умение, можешь ответить мне на один вопрос?

Шарлотта отодвинулась от него, но Дэр обнял ее за талию и перекатился на спину, подтянув Шарлотту на себя. Она села на него верхом и широко распахнула глаза, глядя вниз, туда, где они были по-прежнему соединены.

— Твое мужское орудие все еще во мне!

Она пошевелилась, и Дэра снова охватило наслаждение.

— Да, — хрипло ответил он. — И оно. И я. Мы оба.

Шарлотта слегка нахмурилась, глядя на него.

— Конечно, у меня нет большого опыта в этом, Дэр, но даже я знаю, что возбужденные части тела мужчины становятся после всего мягкими и вялыми. А твой вовсе не мягкий и не вялый. — Она легонько крутанула бедрами, и Дэру показалось, что он умер и попал в рай. — Кажется, он такой же возбужденный, как и раньше. Я сделала что-то неправильно?

— Господи, нет! — выдохнул он и обеими руками сжал ее бедра, чтобы она перестала совершать эти соблазнительные движения, сводящие его с ума. — Ты делаешь все правильно, вот почему он до сих пор возбужденный. А теперь сиди смирно и не шевели ни единым мускулом, особенно… А-а-а! Особенно этими!

Шарлотта лукаво улыбнулась, легла ему на грудь и подперла подбородок руками.

— Так лучше?

Он все еще оставался внутри, и желание снова заняться любовью нарастало с каждой секундой.

— Относительно. Так о чем ты хотела спросить?

Ее яркие голубые глаза какое-то время серьезно смотрели на него:

— А ты ответишь честно?

Дэр ласково погладил костяшками пальцев ее щеку. Шарлотта повернула голову к его руке и прижалась губами к ладони.

Господи, как он ее любит!

— Я всегда буду с тобой честен, Шарлотта.

Она глубоко вздохнула. Дэр попытался отвлечься от блаженного ощущения ее тела, но это оказалось очень трудно.

— Мне кажется, со мной что-то не так. Там, внизу. — Она опустила взгляд. Просто не могла смотреть мужу в глаза, делая свое постыдное признание.

— С тобой что-то не так? Что значит — не так? Тебе больно? Я тебя поранил?

Шарлотта не хотела рассказывать ему про свои ужасные недостатки, но ведь он ее муж, а она по-настоящему тревожилась. И только надеялась, что это можно исправить и что он знает, как это сделать. Вряд ли она сможет объяснить это кому-нибудь другому.

— Нет, ничего не болит… ну, точнее, это не совсем боль…

— Шарлотта! — Дэр резко сел и отодвинул ее от себя. Едва он вышел из нее, Шарлотту охватило огромное чувство утраты, но то, что он сделал потом, было еще ужаснее. Он начал ее осматривать!

— Пожалуйста, Дэр, со мной все хорошо! Во всяком случае… ну ладно, не все хорошо, но я уверена, что увидеть это невозможно, так что, пожалуйста, перестань на меня смотреть! Уверяю, проблема не там. Точнее, не совсем. Ну, то есть возможно, что это и есть источник, но я просто не знаю!

Она тянула его за волосы до тех пор, пока он не перестал ощупывать ее.

— Если я не сделал тебе больно, то в чем дело? Шарлотта смотрела ему на грудь.

— Я… неполноценная.

— Неполноценная? — Дэр попытался поднять ее подбородок и заглянуть в глаза, но Шарлотта не отрывала взгляда от его груди. — Не понимаю. С чего ты решила, что ты неполноценная?

Шарлотта глубоко вздохнула.

— В «Руководстве по супружеским упражнениям» Вивьен ля Блу кульминация упражнения описывается, как миг, когда ты переносишься к восторгу и ликованию на алой волне завершения, и она подымается все выше и выше, пенится и бурлит вокруг, и наконец сами небеса открываются, чтобы излиться жемчугами радости и благословения.

Губы Дэра задергались, но он, кашлянув пару раз, все же сумел сдержаться и сказал только:

— И?

Шарлотта снова опустила глаза ему на грудь.

— И… я ничего такого не почувствовала.

Дэр секунду помолчал, хотя в груди зарождались какие-то рокочущие звуки, словно он пытался сдержать какие-то эмоции. Наверняка отвращение к тому, что ей не хватает утонченности.

Шарлотте хотелось разрыдаться.

— Шарлотта, возможно, я не самый опытный мужчина в мире, но я хорошо знаю, когда женщина испытывает наслаждение, и могу тебя заверить, ты — испытала.

— Ну, хотя то, что я почувствовала, было чудесным, по-настоящему чудесным, просто неописуемым, это вовсе не было алой волной завершения, которая пенилась и бурлила вокруг меня. То, что я почувствовала, было более… обычным. Это было… за неимением лучшего слова — земным. Я знаю, что леди не должны чувствовать ничего подобного, и, конечно же, очень постараюсь вышколить свои чувства и заставить их ощущать алую волну завершения, но только ты должен мне рассказать, как это сделать. Вивьен, — Шарлотта внезапно нахмурилась и посмотрела на бюро, где лежала книга, — прискорбно молчалива и не объясняет, как нужно устранять примитивные ощущения и вызывать пену, бурление и все прочее.

Дэр опять помолчал. Шарлотта собралась с духом и посмотрела ему в глаза, страшась увидеть в них отвращение, но очень нуждаясь в утешении и понимании. В душе зародилась надежда, когда она увидела во взгляде мужа смех и любовь. Он погладил ее по щеке, взял за подбородок и очень нежно поцеловал. «Наверное, — с блаженным вздохом подумала Шарлота, — я ему не очень отвратительна, раз он смотрит на меня так ласково».

— Шарлотта, этот миг — он совершенно земной. Любовью занимаются без всякой элегантности и утонченности, и даже без изысканности. Двое сливаются воедино совершенно примитивным образом, это пот, и жара, и необузданное наслаждение, и после этого обязательно требуется принять ванну.

Она широко распахнула глаза.

— Никакой утонченности? Вивьен ля Блу ничего об этом не говорит. Ванна… да, думаю, что со всей этой выделяющейся влагой леди действительно может потребоваться ванна, но я не предполагала, что и джентльмену тоже.

Теперь Дэр откровенно улыбался. Он взял ее за руку и провел по своему телу.

— Что ты ощущаешь?

— Твоя грудь покрыта потом.

— И?

Она вспомнила ощущение под ладонями.

— И спина тоже.

— И?

— И ты липкий.

Дэр провел пальцем по ее груди, а потом по спине.

— А ты?

Шарлотта опустила взгляд.

— Тоже, хотя мама всегда говорила, что леди не потеют, они сияют.

Дэр навис над ней, толкнув ее на мягкое одеяло, прижал губы к уху и начал его покусывать. Шарлотта чуть повернула голову, чтобы ему было удобнее.

— Я доставил тебе наслаждение?

— Да, — шепнула Шарлотта, погладила его по груди и нашла два маленьких соска, которые собиралась исследовать. — Очень большое.

— И ты мне тоже, — ласково сказал он, дыша ей прямо на губы. Она посмотрела в его темно-синие глаза, и тревога ее улеглась. — Ты совершенно полноценна, милая. Ты просто полна страсти. — Он поцеловал ее, прижимаясь всем телом, и языки их сплелись так же чувственно, как делали это чуть раньше тела.

Глава 13

— Я считаю ваше поведение совершенно скотским, Аласдэр.

— Мне известно ваше мнение, Шарлотта.

— Просто поверить не могу, что вы тот же самый мужчина, который вчера ночью познакомил меня со всеми прелестями организма! Вы здорово изменились при свете дня!

— Оргазма, Шарлотта. Вы намерены съесть этот последний кусок хлеба?

— Вы разбиваете мне сердце!

— Сожалею, но печальное состояние вашего сердца никак не повлияет на мое решение.

— Но про нас все сплетничают! — Шарлотта протянула мужу небольшую серебряную подставку с последним куском поджаренного хлеба. Как он может есть, если ее жизнь распадается на куски? — Наши имена у всех на устах! Я не могу шагнуть за порог этого дома, меня тут же начинают позорить и унижать! Я не смогу выжить в обществе, где стала объектом нелепых и жестоких слухов, и полагаю, что с вашей стороны ужасно бесчувственно заставлять меня оставаться в городе, когда у вас имеется три превосходных имения, куда мы можем удалиться до тех пор, пока все это не забудется.

Дэр хладнокровно намазывал на остывший гренок фруктовый джем.

— Стыд и унижение можно испытывать только в том случае, дорогая моя, если чье-то мнение для вас что-то значит. Только вы можете дать людям такую власть над собой.

— Но, Дэр, почему мы не можем уехать на месяц-другой в одно из твоих имений?

— До тех пор пока юристы не сообщат, что мой кузен не является законным наследником дяди, вопрос владения имениями остается спорным. Единственная собственность, которая имеется у меня прямо сейчас, — это крохотное имение на каменистом маленьком островке в Шотландии. Не думаю, что тебе очень хочется туда уехать.

— Если бы мы удалились в деревню, все стало бы значительно проще, — продолжала Шарлотта, словно он ничего не говорил.

— Перевозить в Шотландию двигатель, потом тащить его обратно на промышленную выставку, которая состоится через два месяца… Врядли можно про это сказать «значительно проще», — возразил Дэр и положил себе на тарелку еще одну порцию ветчины.

— Но в деревне ты сможешь в тишине и покое работать над своим двигателем…

— Это я могу делать и здесь.

— …а я бы выполняла свои обязанности жены…

— Это ты можешь делать и здесь.

— …и нам не пришлось бы терпеть коварные намеки и мерзкие шепотки от тех, с кем мы общаемся, — победоносно договорила Шарлотта.

— Я совершенно уверен: если ты хорошенько постараешься, то сможешь подставить и другую щеку любым намекам и шепоткам, которые тебя расстраивают.

— А-а! — Шарлотта швырнула вилку на стол и возмущенно посмотрела на мужа. — Ты нарочно такой неразборчивый, чтобы позлить меня?

— Неразборчивый? — Дэр удивленно посмотрел на свою тарелку, моргнул и улыбнулся жене. — Может быть, несговорчивый, но, надеюсь, достаточно разборчивый. Шарлотта!..

Шарлотта надула губы, глядя на стену столовой, где висела совершенно отвратительная картина, изображавшая джентльмена и егеря.

— Что? — спросила она таким резким голосом, что им можно было резать хлеб.

— Я говорил тебе сегодня утром, какая ты красивая?

Шарлотта слегка смилостивилась и посмотрела на него с высокомерным презрением:

— Нет, не говорил. Пожалуй, стоит добавить это к списку твоих несовершенств.

Дэр улыбнулся еще шире:

— А сказал я тебе, как возрадовалось мое сердце, когда сегодня утром я увидел тебя спящую рядом со мной?

Презрение растворилось в теплом свечении счастья.

— Нет, не сказал. Думаю, с твоей стороны это было крайне неучтиво.

— Ага. Но зато я наверняка упомянул исключительное удовольствие, полученное мной от упражнения «Египетское приветствие леди в полном сиянии утра»?

Губы Шарлотты изогнулись в легкой, но очень довольной улыбке, едва она вспомнила их первое супружеское упражнение. Оно оказалось всем тем, что обещала Вивьен ля Блу, и даже больше.

— Теперь я не смогу думать об игле Клеопатры без того, чтобы не вспомнить о тебе, — пробормотала она.

Дэр совершенно прав, размышляла Шарлотта, смущенно порозовев и глядя на него из-под ресниц. Если все идет, как положено, ванна после всего просто необходима. В глазах мужа появился блеск, уже знакомый Шарлотте. Она бы ответила на его взгляд, но Бэтсфоум выбрал именно эту минуту, чтобы внести в столовую чайник со свежим чаем.

— Потребуется ли вам сегодня утром карета, сэр? Я спрашиваю не ради себя — я-то с радостью предприму двадцатиминутную прогулку в конюшню, несмотря на то, что нижняя часть моей несчастной конечности словно разместилась на горячих углях и нескольких острых осколках стекла, и это вызывает ощущения, решительно похожие на агонию, в самой конечности, далее оно ползет змеей вверх, к моему правому бедру, обвивается вокруг той части тела, которую обычно называют торсом, пробирается сквозь селезенку, пульсирует прямо в легких, а заканчивается острой болью за левым глазом. Но, как я уже заметил, я буду счастлив предпринять прогулку в конюшню в дополнение ко многим другим обязанностям, которые вы так милостиво разрешили мне выполнять, чтобы было чем заполнить мой день, и, говоря по правде, я спрашиваю только для того, чтобы уточнить, потребуется ли вам Уиллс для сопровождения кареты. Видите ли, он упал с металлическим ведерком для угля, и его ливрея заметно пострадала. Но если вы, о благодетельный сэр, пожелаете воспользоваться вышеупомянутой каретой, я добавлю чистку мальчишки к своему длинному списку дел на сегодня, дел, которые, могу вас заверить, я непременно выполню таким образом, чтобы вы остались в неведении о мирской и утомительной ежедневной рутине, которой я, как и остальная прислуга, счастлив заниматься, чтобы ваше домашнее хозяйство шло с точностью часового механизма, как вы и требуете.

Дэр вытащил карманные часы и сверился с ними.

— Две минуты. Полагаю, Бэтсфоум, для тебя это рекорд. Учитывая твое прошлое представление, я не думал, что ты в состоянии упомянуть селезенку в монологе, длящемся менее шести минут. Восхищен твоей краткостью.

Бэтсфоум низко поклонился:

— Я, как вам известно, сэр, живу только ради вашего удовольствия.

— В таком случае ты наверняка придешь в восторг, узнав, что карета мне сегодня не потребуется. Я проведу весь день, работая над двигателем. К сожалению, я здорово отстаю от графика из-за несчастного случая с поршнями, поэтому пока никуда выходить не намерен. Шарлотта? Какие у тебя планы на сегодня? Я уверен, Бэтсфоум будет просто вне себя от радости, если ты добавишь ему еще немного дел, о которых он так любит распространяться.

Шарлотта перестала испепелять взглядом ни в чем не повинную тарелку и посмотрела на мужа.

— Но, наверное, ты не собираешься весь день провести за работой? Я надеялась, что мы сегодня появимся на людях, чтобы приглушить сплетни. Думала, мы покатаемся верхом в парке или в карете, если ты сможешь найти небольшой приличный фаэтон, потом пройдемся по магазинам, а вечером съездим в оперу. Этого достаточно, чтобы доказать всем, что мы чувствуем себя по-прежнему прекрасно, как и до того, как этот ужасный человек выдвинул свои нелепые притязания.

Дэр покачал головой. Его темно-синие глаза стали колючими и жесткими.

— Да я гроша ломаного не дам за то, что обо мне думает светское общество. И будь я проклят, если я стану им что-нибудь доказывать. Мне нужно работать над двигателем, Шарлотта. Жизненно важно, чтобы у меня остался хотя бы месяц на проведение испытаний. А чтобы я мог провести эти испытания, двигатель должен работать. Если всю следующую неделю я посвящу работе над ним — сутки напролет, то успею в срок.

— Может, я могу помочь? — с надеждой в голосе предложила Шарлотта. — Я с радостью отменю все планы на сегодняшний день, если ты хочешь, чтобы я помогла тебе с этой машиной. Ничто не доставит мне большего удовольствия, чем мысль, что я могу быть тебе полезной.

В глазах Дэра появилась паника.

— Это очень мило с твоей стороны, но сегодня мне будет помогать Джозеф, а Бэтсфоум позже внесет в чертежи все сделанные изменения, так что я благодарен тебе за желание помочь, но в этом нет необходимости.

Она ему не нужна. Он не хотел на ней жениться, потому что она ему не нужна. Шарлотта проглотила эту мучительную мысль и молча кивнула.

— Так что тебе совсем ни к чему менять планы, — добавил Дэр. — Можешь покататься верхом, пройтись по магазинам и съездить в оперу. Просто придется делать все это без меня.

— Я не хочу без тебя. — Она нахмурилась, и наплевать на морщины, которые непременно появятся после этого. Бывают случаи, когда нужно просто отбросить любые предосторожности, и это как раз такой случай. — Смысл был в том, чтобы появиться на людях вместе, беззаботными и счастливыми.

— Извини, но тебе придется выживать без меня. Бэтсфоум ждет, и, как ты уже слышала в душераздирающих подробностях, его укороченная конечность причиняет ему сегодня мучения. Тебе нужна карета или нет?

Шарлотта с трудом подавила гнев, вызванный его высокомерной манерой игнорировать мнение общества, как будто оно совершенно не имеет значения. В конце концов, он граф (и не важно, что говорит этот гадкий человек), а всем известно, что графы выше таких мелочей и не беспокоятся о том, что о них думают люди. А она его жена, и ее обязанность — следить, чтобы его репутация, также, как и ее, была на высоте. Так что она сама займется этим.

— А как насчет Притворщика?

Дэр поставил чашку.

— Кого?

— Притворщика. — Шарлотта неопределенно повела вилкой. — Ну, этого человека, утверждающего, что он твой кузен. Что ты будешь делать с ним?

— Ты же была рядом, когда я писал юристам. До тех пор пока они не сообщат мне, что это сын моего дяди, я ничего не собираюсь предпринимать.

— Нельзя оставлять такие важные дела на юристов! — заспорила Шарлотта. — Ты обязан хоть что-то сделать!

Дэр промокнул губы салфеткой и отодвинул тарелку, собираясь встать.

— Что ты задумала?

— Ты должен заставить его признаться, что он врет! Мне кажется, это очевидно даже для человека, проводящего все свое время в темном подвале с вонючей машиной!

Дэр обошел стол и поцеловал ее в лоб.

— Юристы разберутся с его претензиями, Шарлотта. До тех пор пока мы не узнаем правду, придется оставить дело в их умелых руках.

— Но…

— Оставим это им, — повторил он, приподняв ее подбородок и пригвоздив к месту взглядом, который не допускал споров.

— Я не собираюсь стоять в стороне и не позволю этому человеку отнять то, что по праву принадлежит тебе, — сказала Шарлотта, глядя на него мятежными глазами. Если Дэр всерьез считает, что одним взглядом может заставить ее покориться, пусть подумает еще раз.

— Юристы за всем проследят, — мягко произнес Дэр и, не обращая внимания на Бэтсфоума, легко прикоснулся губами к ее губам. — Не лезь в неприятности! Бэтсфоум, сам выясняй у миледи, потребуется ли ей карета. Если я понадоблюсь, ищите меня внизу.

— Как пожелаете, мило… сэр. Я сообщу прислуге о ваших намерениях. Они, как и я, будут до кончиков ногтей счастливы узнать, что в течение следующей недели все мы удостоены благословения вашего постоянного, непрерывного присутствия в доме.

Дэр еще раз взглянул на Шарлотту, она ответила ему раздувающимися ноздрями и поджатыми губами. Он пожал плечами, вышел и спустился в чрево дома.

— Существует ли на свете еще один такой раздражающий, действующий на нервы, невыносимый человек? — вскипела Шарлотта, откинулась на спинку стула и весьма неженственно фыркнула. Отказ Дэра что-то делать со сложившимся положением оставляет ей всего два варианта — либо не делать ничего, заниматься домом и ждать, когда юристы докажут, что Притворщик всего лишь притворяется, либо брать дело в свои очень способные руки.

Очевидно одно — устранение Притворщика вернет Дэру и ей расположение общества.

— А я никогда не уклонялась от своего долга, Бэтсфоум.

— Я в этом ни на миг не усомнился, мэм.

— Я люблю своего мужа, — заявила Шарлотта, вставая, и посмотрела на дворецкого воинственным взглядом. Плечи его немедленно расправились.

— Как полагается каждой хорошей жене, мэм.

— И я не позволю, чтобы его оскорбляли!

Заслышав такие же воинственные нотки в ее голосе, Бэтсфоум резко вскинул голову.

— Есть на свете люди, которые, не задумываясь, готовы сделать то же самое! — отчеканил он своим лучшим сержантским голосом.

— Юристы хороши на своем месте, но их место не рядом с Аласдэром!

— Это ваше место, и больше ничье, — согласился дворецкий и отдал Шарлотте честь.

— А, следовательно, именно мне и придется действовать.

— Да, мэм! — Бэтсфоум выпрямился и замер, лишь поскрипывание его деревянной ноги нарушало тишину комнаты. Шарлотта посмотрела в пустой камин, постукивая пальцем по подбородку, потом кивнула и направилась к выходу.

— Я сама займусь этим человеком, утверждающим, что он кузен Аласдэра. И когда разберусь с ним, Дэр поймет, что я могу быть полезной. Бэтсфоум?

— Я здесь, мэм, и всегда буду здесь, независимо от того, как сильно болит моя неудачливая конечность. Мне не терпится узнать, как я наилучшим образом могу услужить вам и хозяину.

— Карета должна быть подана немедленно. Мне нужно нанести несколько визитов!

— Всю дорогу до конюшни я буду лететь, как ветер, мэм, — произнес Бэтсфоум, еще раз резко отдал честь и повернулся с военной четкостью, несмотря на зловещий скрип деревянного протеза. — Буду мчаться быстрее птицы. Буду бежать, как заяц от гончих. Полечу со скоростью падающей звезды. Мои ноги, в том числе и неудачливая, превратятся в вихрь, когда я…

Шарлотта возвела глаза к потолку и перебила дворецкого, пока уши не скрутились в трубочку:

— Бэтсфоум!

Он подобострастно наклонил голову.

— Идите. Через полчаса жду карету.

Он поклонился так, что носом уткнулся в колени. Шарлотта поморщилась — совсем чуть-чуть, чтобы не появились морщинки, и вышла из комнаты, мысленно составляя и тут же отбрасывая планы касательно Притворщика Джеффри. В таких случаях, как этот, Шарлотта справедливо полагала, что две головы лучше одной:

— Каро мне поможет. — Она улыбнулась и стала подниматься по лестнице, чтобы надеть более подходящее для визитов платье. — Обязательно. Она меня очень любит и ни в чем не может отказать. В это тяжелое время я могу полностью на нее положиться.

— Нет.

— Каро…

— Нет!

— Но ты даже не выслушала…

— И слушать не хочу! Шарлотта, ты хитростью вовлекаешь меня в один скандальный план за другим, но теперь я должна положить этому конец. Я не могу тебе помочь.

— Это вопрос жизни и смерти!

— Ничего подобного. Это только вопрос твоей гордости. Ты сказала, что лорд… мистер… о, как я теперь должна называть твоего мужа?

— Он лорд Карлайл, но ты можешь называть его Аласдэр, если хочешь.

Похоже, эта мысль Каролину ужаснула — ужаснула до такой степени, что она остановилась прямо посреди Гайд-парка. Ее горничная и лакей Шарлотты, шедшие на учтивом расстоянии от них и фамильярно болтавшие, что Шарлотта отнюдь не одобряла, уселись на ближайшую скамью.

— Я не могу!

— О, фазаньи перья! Устраиваешь столько шума из ничего! Ну, хорошо, называй его Макгрегор.

Шарлотта якобы беззаботно покрутила зонтик и улыбнулась проходившим мимо дамам.

— Миссис Хокинс сильно пополнела. Как ты думаешь, она опять беременна?

— Сомневаюсь. Весь прошлый год мистер Хокинс провел в Бельгии. Так вот, твой муж успел посоветоваться с юристами, так что тебе незачем носиться с очередным твоим безмозглым планом.

— Ну как это незачем, Каро? — возразила Шарлотта, не попавшись на удочку со словом «безмозглый», и по привычке продемонстрировала свои ямочки нескольким верховым денди, смотревшим в их сторону. Опять выглянуло солнышко, и прогуливаться в парке было исключительно приятно, особенно по Роттен-роу, потому что они видели всех и их видели все. Но все же у нее есть важное дело, и нельзя ставить удовольствие выше долга. Вытащив из ридикюля небольшой блокнот, Шарлотта взяла Каролину под руку. — Юристы печально известны своей медлительностью, а у меня нет времени прохлаждаться. Кроме того, я не уверена, что могу доверять им и что они примут решение в пользу Аласдэра.

— Но…

— Только ты можешь мне помочь — ты самый надежный молочник слухов, Каро!

— Источник.

— Ты прекрасно понимаешь, в каком шатком положении мы с Аласдэром сейчас находимся. Еще один скандал, и даже я не смогу спасти наше положение в обществе. Поэтому я обращаюсь за помощью к тебе, к моей ближайшей и любимейшей подруге и наперснице. — Шарлотта заморгала и промокнула носовым платочком несуществующие слезы. — Мне больше не к кому обратиться.

— Я знаю, что ты не плачешь. Ты терпеть не можешь плакать. От слез у тебя глаза краснеют и опухают, и еще иногда ты икаешь, поэтому нечего меня дурить и притворяться, что ты плачешь над чем-то настолько пустяковым.

— Пустяковым? — В гневном взгляде Шарлотты не осталось и намека на слезы. — Моя жизнь — это не пустяк!

— На кону не твоя жизнь, а только твоя гордость…

— Моя гордость! О, мне это нравится! А как бы ты себя чувствовала, если бы твой дорогой Алджернон внезапно лишился титула и оказался бы опозоренным и униженным?

— Такого случиться не может, отец дорогого Алджернона был виконтом, а братьев у него нет…

Шарлотта резко остановилась, сжав кулаки и стиснув зубы. Она не начнет кричать на людях, как бы ее ни провоцировали.

— Я пытаюсь тебе объяснить, что это дело чрезвычайной важности, чего ты, похоже, вообще не понимаешь. Но, по крайней мере, допустить ты это можешь?

— Да, — с великим достоинством ответила Каролина и с трудом перевела взгляд с весьма усатого джентльмена на свою подругу. — Я согласна с тем, что это важно, но не думаю, что это вопрос жизни и смерти, а раз так, то я не смогу помочь тебе с планом, который ты уже наверняка придумала. Дорогой Алджернон вовсе не обрадовался, когда узнал, что я помогала тебе на маскараде у леди Джерси, а после сцены на балу у герцогини Дил… в общем, извини, но я должна учитывать его мнение. Я не могу тебе помочь.

Шарлотта сдернула с запястья Каролины ее ридикюль, вытащила из него небольшие мужские часы, инкрустированные бриллиантами, — память об отце Каролины, и покрутила головку.

— Что, ради всего святого, ты делаешь? — в замешательстве воскликнула Каролина.

— Переставляю часы твоего папы на час вперед. Будем считать, что мы потратили этот час, споря, поможешь ты мне или нет. Сейчас этот час уже прошел. Ты не устояла перед моими блестящими доводами и чарующим остроумием и согласилась помочь.

Каролина удивленно моргнула.

— Ничего подобного!

— Ну, согласишься, если я буду продолжать. Ты же знаешь, что согласишься. Ты никогда не могла противиться моей бдительности и настойчивости. Так почему бы нам не пропустить этот час споров и не перейти сразу к делу?

Каролина вроде бы собралась возразить, но вдруг плечи ее поникли, она забрала часы, аккуратно сунула их в сумочку и пошла дальше.

— Убедительности. И имей в виду, Шарлотта, я этого никогда не забуду, честное слово, не забуду.

— Пожалуйста, если тебе это поможет, — радостно улыбнулась Шарлотта. — Так, теперь насчет моих планов…

— Их что, больше одного? — слабым от ужаса голосом спросила Каролина.

— Да, по дороге сюда мне в голову пришла блестящая мысль. Как тебе прекрасно известно, в обществе будут пережевывать последний скандал, тот, с Притворщиком, до тех пор, пока не случится что-нибудь новенькое. Поэтому я предлагаю подсунуть им такой лакомый кусочек, чтобы все мысли о Дэре и Притворщике из их сознания испарились.

— Ты забыла самое начало скандала — когда я нечаянно позволила леди Бриндли узнать, что твой муж не скрепил ваш брак в постели. И должна добавить, что только из-за своей роли в этой печальной истории я соглашаюсь помочь тебе сейчас. Я просто должна как-то загладить случившееся.

Шарлотта сверкнула ямочками и мило, по-девичьи целомудренно порозовела — она всегда считала, что это ей очень идет.

— Милая Каро, я знала, что ты не сможешь мне отказать, хотя я никогда не винила тебя за тот случай — леди Бриндли как раз из тех женщин, кто обожает подслушивать. Кроме того, тот скандал уже ничего не значит, потому что Дэр… в общем, положись на мое слово — тот скандал уже закончен.

Глаза Каролины заблестели. Она быстро оглянулась, проверяя, не подслушивают ли их.

— Так он?..

Шарлотта с привычной легкостью покраснела еще сильнее, скромно опустила взгляд на руки и кивнула:

— Да.

— И как это?..

— Просто восхитительно.

Каролина счастливо вздохнула.

— Я так рада за тебя! Но теперь я совсем растерялась. Ты что, хочешь устроить новый скандал, чтобы отвлечь внимание от истории с Джеффри Макгрегором?

— Вот именно! Может, ты и не самый острый нож в ящике, но когда нужно, мозги у тебя включаются.

— Я… не самый острый? — Каролина покачала головой. — Шарли, я не понимаю, каким образом поможет новый скандал. О тебе все равно будут говорить уже не из-за Джеффри Макгрегора, а из-за нового скандала, который ты устроишь.

— Не будь глупой гусыней, Каро, героиней нового скандала стану не я, а кое-кто другой.

— О! — У Каролины по-прежнему был растерянный вид. — И как ты собираешься это сделать? Не думаю, что кому-нибудь захочется, чтобы вокруг него устроили скандал. Лично я бы возражала… Господи Боже мой, ты же не собираешься использовать меня?

— Неужели я на такое способна? — обиженно спросила Шарлотта.

— Вполне способна.

— Каролина Августина Гвендлиспер! Я бы никогда специально не сделала тебя героиней скандала, я обижена и оскорблена, что ты могла такое подумать!

— Я припоминаю кое-кого, кто сделал из меня козла отпущения, когда мы обе учились в школе благородных девиц мисс Бенджимен. Тебя тогда поймали, когда ты после полуночи лезла в окно библиотеки в обществе некоего Теда, грума.

— О, чушь, просто так совпало.

— Совпало? Ты сказала мисс Бенджимен, что я по уши влюбилась в Теда, а ты пыталась помешать мне сбежать с ним, чтобы пожениться!

Шарлотта нахмурилась.

— Каро, милая Каро, позволь напомнить тебе про нашу нынешнюю серьезную задачу. Не могу же я помнить каждую мелочь из своей жизни, поэтому, если мы вернемся в сегодняшний день…

— Да мне целый месяц пришлось читать старой мисс Бенджимен проповеди из книжки, а ты помнишь, какая она была ужасная! От нее пахло камфорой, и она клацала этими своими искусственными зубами, когда этого меньше всего ожидаешь, причем громче, чем стреляют пушки.

— …я с радостью изложу тебе свой план.

— Через несколько дней у меня началось нервное истощение, а потом целых три месяца дергался правый глаз!

— И план этот, — Шарлотта глубоко вдохнула, не желая ссориться с единственной оставшейся подругой, — касается леди Бриндли.

Каролина замолчала на полуслове.

— Леди Бриндли? Ты собралась устроить скандал с леди Бриндли?

— Ш-ш, ты что, хочешь, чтобы об этом узнал весь Лондон? А кто самая лучшая героиня для скандала, а? Я же не собираюсь втягивать в него невинных людей, хотя, конечно, совсем невинных в обществе нет, но все же я не стану нарочно устраивать скандал с теми, кто этого не заслуживает. И согласись, если кто-то и заслужил неприятностей, так это леди Бриндли.

Каролина немного подумала:

— Должна признать, что ты, пожалуй, права. Она и вправду зашла слишком далеко, пытаясь наделать гадостей и тебе, и лорду… мистеру Макгрегору. И что ты задумала?

— Помнишь, ты рассказывала мне про бал у маркизы Уэллской? Ну, тот, что будет на следующей неделе?

Каролина сосредоточенно наморщила лоб.

— Да, а ты сказала, что терпеть не можешь леди Уэллс и лучше прогуляешься голышом по Гайд-парку, чем пойдешь на ее бал.

— Я передумала. Ведь там будет наш дофинчик, да?

— Не называй его так, это неуважительно. Принц-регент — крестный отец Гипатии, и он сказал, что придет на бал. А что?

— Бал будет шикарным, потому что на него явятся все, кто не помнит Гипатию маленькой прыщавой девчонкой, вечно придумывающей всякие небылицы. Другими словами, это превосходная обстановка для скандала, который обязательно потрясет высшее общество и пощекочет ему нервы. Глупую историю с Притворщиком забудут моментально.

— Что за скандал? — обеспокоенно поинтересовалась Каролина.

Шарлотта улыбнулась. О, не самой приятной улыбкой, это она знала, но такой, какую можно продемонстрировать только дорогой доверенной подруге и больше никому. Исполненной самоуверенного удовлетворения и отдаленного намека на лукавство. Шарлотта мысленно начислила себе несколько очков — ей грозит полный и абсолютный крах светской жизни, а она все равно улыбается. — С леди Бриндли на балу случится неприятное происшествие. Точнее, с ее платьем.

Каролина широко распахнула глаза.

— С ее платьем? Не тем, что она примеряла, когда я встретилась с ней у модистки?

— С тем самым. Точнее, с его копией. Вот тут и потребуется твоя помощь.

— Моя помощь? В чем? — Голос окончательно расстроившейся Каролины повысился по меньшей мере на октаву.

Шарлотта изложила свой план в таких подробностях, что у Каролины кровь заледенела в жилах. Когда Шарлотта замолчала, Каролина несколько минут не могла произнести ни слова и только моргала, глядя на подругу.

— Ты меня no-настоящему пугаешь. Это меня беспокоит, Шарли, правда, беспокоит. Невольно подумаешь, какой хаос ты можешь устроить, если однажды у тебя в голове что-то щелкнет. А уж что до твоего плана…

Шарлотта взяла Каролину под руку и зашагала по дорожке, рассеянно слушая, как подруга отчитывает ее за неосмотрительность. Устроив отвлекающий скандал, она сможет сосредоточиться на более важной задаче и доказать, что претензии Притворщика фальшивы. Кроуч наверняка сможет ей в этом помочь. Он очень полезен, когда дело касается похищения или выслеживания людей, выдвигающих претензии против графов.

— Аласдэру не понравится, если я обращусь к Кроучу, — произнесла она вслух, нечаянно прервав нотацию Каролины, остановилась и вырвала листок из своего блокнота, тот, на котором записала все необходимые инструкции для подруги. — Во всяком случае, после всех этих утренних глупостей, когда он пытался меня запугать. Честное слово, Каролина, Аласдэр пытался меня запугать откровенно и прямо! Должен быть закон против мужей, так жестоко обращающихся со своими женами… а с другой стороны, мама всегда говорила, чего он не знает, от того мне плохо не будет.

— Гм…

Шарлотта протянула подруге лист бумаги, засунула блокнот обратно в ридикюль и помахала даме, сидевшей у большого куста рододендрона.

— Это миссис Уитни. Она говорила, что придет сегодня в парк. Ради Аласдэра я должна с ней поздороваться, даже если она самая утомительная из всех женщин на свете. Мы чудесно погуляли, Каро, а теперь я прощаюсь с тобой, моя самая дорогая, самая милая подруга во всей Англии, подруга, которая ни за что не подведет меня в час нужды. Придется провести несколько минут с миссис Уитни, а потом я поеду, чтобы велеть Кроучу разобраться с Притворщиком. Передай привет дорогому Алджернону. Джексон, пойдем, хватит флиртовать с Клотильдой, у меня сегодня полно дел.

Каролина рухнула на ближайшую скамью, глядя, как Шарлотта, весело помахав, поспешила в сторону седовласой дамы и ее горничной. Временами (как раз когда Каролина пыталась восстать против неукротимой воли Шарлотты) ей казалось, что все ее усилия столь же действенны, сколь мыльные пузыри против стада слонов… и не важно, какого они цвета.

Глава 14

— Вы лжец, сэр. Вы солгали своей жене. Стыдитесь! — Дэр сердито посмотрел на свое отражение, швырнул полотенце в зеркало и наклонился, чтобы поплескать водой на разгоряченное лицо.

Может быть, слово «лжец» чересчур сильное — он действительно отставал от графика и в самом деле собирался работать над двигателем едва ли не круглосуточно, чтобы подготовить его к испытаниям к концу недели. Это, конечно, не вранье. И все же он запросто мог выкроить несколько часов, чтобы покататься с Шарлоттой в парке.

Дэр выглянул в окно. Солнце уже спускалось к горизонту, длинные тени протянулись через всю улицу, повторяя форму дома. Не так уж и поздно, еще можно отвезти Шарлотту в оперу.

За ним сохранилась ложа, которую Патриция уговорила его абонировать на сезон… вполне можно послать лакея в театр. Дэр подумал, что проведет вечер с женой, и его губы изогнулись в медленной улыбке. Чистая правда, он бы предпочел провести этот вечер в более спокойном месте, подходящем для упражнений, после которых ночью он чувствовал себя, как выжатый лимон, но поездка в оперу порадует Шарлотту. Несколько часов послушать кучку певцов, вопящих по-итальянски, не такая уж высокая цена за доставленное жене удовольствие.

Он немного постоял около комода, покачивая на пальце свежий шейный платок. Тело задрожало при мысли об удовольствии, доставленном Шарлотте. С ухмылкой, от которой покраснела бы и проститутка, Дэр быстро снял промасленную рабочую одежду и надел более подобающий джентльмену костюм.

— А, Бэтсфоум, — произнес Дэр, когда сей досточтимый муж вошел в комнату несколько минут спустя. — Я не ожидал так рано увидеть тебя наверху.

Бэтсфоум отставил в сторону снятые Дэром башмаки, покрытые толстым слоем угольной пыли, масла и прочей грязи, и склонил голову.

— Помимо прочих моих обязанностей, многочисленных и разнообразных, я также являюсь вашим лакеем, и в этом качестве мой долг, уж не говоря об исключительном удовольствии быть под рукой, когда вы занимаетесь самым обременительным занятием — одеваетесь. Почему вы и видите меня здесь, буквально с пеной у рта от радости, что я могу быть для вас полезным.

Дэр благодушно улыбнулся дворецкому. Даже привычно кислая физиономия Бэтсфоума не могла испортить ему радостного предвкушения вечера с Шарлоттой… в особенности последней части вечера, той, когда они останутся наедине, обнаженные, его руки будут скользить по ее очаровательным округлостям, а ее глаза жарко пылать той чувственной смесью любви и страсти, что заставляет его почувствовать себя богом среди смертных. А это, самодовольно думал Дэр, пока Бэтсфоум надевал на него темно-синий сюртук, сидевший как влитой, и есть то, что он всегда хотел найти в жене, — не просто «изюминку» сладострастия, но глубокое душевное тепло соратника, друга, кого-то, с кем всегда хочется находиться рядом, потому что ее общество восхищает.

Кого-то, кто его любит.

— Ты знаешь, где сейчас моя жена, Бэтсфоум? — Дэр аккуратно подвигал шейный платок, пытаясь уложить его как следует.

— Леди Шарлотта была достаточно любезна, чтобы сообщить мне об этом, сэр.

Дэр немного подождал, но Бэтсфоум взял грязные башмаки и рубашку и направился к двери. Дэр вопросительно выгнул бровь.

— Не проявишь ли ты великодушие и не поделишься ли этой информацией со мной, или это государственная тайна, допуска к которой я не имею?

Впервые с момента знакомства с Бэтсфоумом Дэр увидел, что тот колеблется с ответом.

— Леди Шарлотта сейчас в Бриттон-Хаусе, сэр.

Бриттон-Хаус? Дом Уэссекса? Хотя Дэр больше не считал Ноубла виновным в смерти любовницы — ему открыли глаза на печальную правду о покойной леди Уэссекс и ее жестокости, но все же старался иметь с Уэссексом и его очаровательной и довольно эксцентричной женой как можно меньше дела.

— Почему она в доме Уэссекса? Что она там делает?

Бэтсфоум даже не вздрогнул от его вопля, однако Дэр мог бы побиться об заклад на целый соверен, что дворецкий неделю будет плохо слышать.

— Мне дали понять, что леди Шарлотте требуется помощь от прислуги графа Уэссекса в каком-то неизвестном мне деле. По словам леди Шарлотты, слуги в нашем доме несколько перегружены работой.

— В каком-то деле? Что за дела у нее могут быть с прислугой Уэссекса?

Дэр понимал, что несправедливо кричать на Бэтсфоума, но при мысли о том, что Шарлотта кинулась за помощью к Уэссексу — ну, пускай к его слугам, — его глаза застлало красной пеленой. Черт побери, Дэр — ее муж! Если ей нужна помощь, могла бы, черт подери, обратиться к нему! Неужели она не понимает, в чем суть отношений между мужем и женой?

— Поскольку у меня под рукой нет словаря, я вынужден прибегнуть к собственному пониманию слова «неизвестно», в данном случае оно означает…

Взгляд, который кинул Дэр, заставил Бэтефоума заткнуться. Он кашлянул и почтительно опустил глаза на башмаки, которые держал в руке.

— Она не сказала.

Ноздри Дэра раздувались, словно он унюхал какую-то дрянь. Схватив шляпу, он выскочил из спальни.

— Похоже, мне придется познакомить жену с несколькими из моих собственных определений: брак, преданность и помощь — только три из них. Пусть мне немедленно приведут Юпитера, Бэтсфоум. Отправь за ним лакея, так будет быстрее.

Дэр ждал в библиотеке, хлыстом выбивая на ноге дробь и пытаясь сообразить, что заставило Шарлотту обратиться к слугам Уэссекса. В конце концов до него дошло, что, сколько бы ни продлилась их семейная жизнь, он все равно не поймет, как работают ее мозги. Эта мысль немного успокоила, поэтому он не стал вымещать свой гнев на Бэтсфоуме, пришедшем сообщить, что коня привели.

Уэссекс жил в фешенебельной части города, о чем Дэр совершенно не задумывался до тех пор, пока не проехал довольно большое расстояние от своего скромного обиталища до весьма оживленного района с широкими улицами, где и располагался облицованный мрамором великолепный Бриттон-Хаус. Только тут Дэр вдруг почувствовал себя неуютно, поняв, как велика разница между жизнью Шарлотты до замужества и теперешней! До него дошло, как многим она пожертвовала, и где-то в душе всколыхнулось сожаление, но Дэр быстро подавил его, напомнив себе, что она любит мужа, а не титул или деньги. Шарлотта полюбила Дэра, несмотря на скромный дом всего с несколькими слугами, и вся эта внешняя роскошь только доказывает глубину ее чувств к нему. Да, хмуро думал Дэр, он не в состоянии осыпать ее богатством, но зато может поклоняться ей телом и душой. И, разумеется, помочь с любым из тех дел, которые у нее вдруг возникли.

Все эти мрачные размышления завершились твердой решимостью. Дэр спешился у входа в большой дом и бросил поводья лакею, сидевшему на козлах кареты Шарлотты.

— Привяжи его к карете.

— Сэр? — Джексон широко распахнул глаза, глядя, как Дэр поднимается по ступеням к парадной двери.

— Я вернусь через минуту. С женой. Жди здесь.

— Да, сэр.

— Леди Шарлотта? — сурово спросил Дэр у изящного златовласого лакея, открывшего ему дверь.

Лакей удивился.

— Нет, меня зовут Чарлз. Леди Шарлотта — дама. Дэр глубоко вздохнул и расцепил сжатые пальцы.

— Я ищу свою жену, леди Шарлотту. Она здесь?

— Да, сэр. — Лакей моргнул, глядя на него с приятным, но несколько бессмысленным выражением лица. Дэр с трудом удержался от того, чтобы не закатить глаза. Или не удушить мерзавца. И то, и другое казалось одинаково привлекательным.

— Могу я ее увидеть? Сейчас?

Лицо просветлело.

— О! Вы желаете увидеть ее? Пройдите, пожалуйста, вот сюда…

Дэр шагнул мимо него в коридор, обшитый дубовыми панелями, и проигнорировал открытую лакеем дверь, ведущую в небольшую гостиную. Остановившись у подножия лестницы, он подбоченился, запрокинул голову и заорал:

— Шарлотта!

Крик эхом отозвался в длинном коридоре, прокатился вверх по лестнице и дальше, по всему второму этажу. Лакей приплясывал вокруг Дэра, но острый слух графа уже уловил звук открывшейся наверху двери, так что он стал подниматься по лестнице, не обращая внимания на мольбы лакея подождать в гостиной.

— Шарлотта! Я знаю, что ты здесь, так что ты от меня не спрячешься!

— С какой стати я должна от тебя прятаться? — спросила жена, когда он добрался до верхней площадки. — Аласдэр, что ты тут де… о-о-о!

Дэр слишком хорошо знал свою жену и сразу понял, что означает упрямо вздернутый подбородок. Этот подбородок все и решил. Дэр прекратил все объяснения и перешел сразу к делу.

— Я тебя забираю, — объявил он, перекинув Шарлотту через плечо, осторожно повернулся и пошел вниз по лестнице, туда, где ждала карета. — Нет никакого смысла спорить, дорогая. Побереги слезы и скандалы, я уже принял решение. Ты уезжаешь со мной.

— Я догадалась, Аласдэр. — На душе у Дэра посветлело. В ее голосе не слышалось ни огорчения, ни истерических ноток. Но с Шарлоттой никогда ничего нельзя знать заранее. Как говорится, береженого Бог бережет. — Поскольку ты запретил мне слезы и скандалы, позволь задать простой вопрос.

Дэр остановился внизу лестницы, поставил жену на пол, но продолжал крепко придерживать ее рукой на случай, если она вздумает удрать.

— Возможно, в данном случае это уместно.

— Как великодушно с твоей стороны! — отозвалась Шарлотта, но Дэр ясно видел, что никакой благодарности она не испытывает. Если поджатые губы и сверкающие глаза хоть о чем-то говорят, то Дэр понял — сейчас он станет жертвой ее гнева.

— Могу я полюбопытствовать, какого дьявола ты… о, Кроуч, вот вы где. Будьте добры, принесите мой ридикюль и блокнот… тут делаешь и с чего тебя вдруг охватило желание обращаться со мной так, будто я мешок с… — Шарлотта неопределенно помахала руками, показывая, что не в силах завершить сравнение.

— С мукой? — подсказал Дэр одновременно с лакеем Чарлзом, услужливо сказавшим:

— С бульдогами?

Шарлотта на секунду перевела взбешенный взгляд на злополучного лакея, но тут же снова повернулась к мужу. Он ответил ей точно таким же гневным взглядом.

— Вопрос в другом, мадам: что здесь делаете вы?

— Мне нужно было кое о чем поговорить с Кроучем. — Едва она упомянула имя дворецкого, губы Дэра недовольно искривились. Не обращая на это внимания, Шарлотта продолжала: — Поскольку ты, похоже, испытываешь к нему гомеопатию, я подумала, что лучше встретиться с ним здесь, а не дома.

— Я испытываю к нему антипатию…

— Да называй как хочешь, — оборвала его Шарлотта и снова замахала руками, так что Дэру пришлось взять их в свои. — Это просто глупо.

— Не глупо. Проклятый головорез меня похитил.

— Да это было давным-давно!

— Он так ударил меня, что я потерял сознание. — На затылке у Дэра, там, куда Кроуч ударил его куском свинцовой трубы, до сих пор оставался шрам.

— Пять лет назад. — Шарлотта попыталась вырвать руки, но Дэр только крепче сжал их. — Прошло слишком много времени, чтобы продолжать злиться на Кроуча.

— Этот трус заставил двоих держать меня, пока сам бил по голове!

— Кроуч не трус, Дэр.

— Благодарю, миледи, — произнес у него за спиной низкий голос. Дэр обернулся и прищурился на скотину — дворецкого графа Уэссекса, спустившегося вниз по лестнице. С его крюка свешивался изящный, расшитый бисером ридикюль. — Просто мне потребовались еще двое, чтобы он меня не убил. Я был наслышан про него и знал, что, если пойду один, так придется отнести мою голову домой в корзинке.

— Я точно не знаю — с Кроучем всегда так, его манера говорить на королевском языке в высшей степени безвкусна, но мне кажется, что он тебя похвалил, — прошептала Шарлотта на ухо Дэру. Он на минуту отвлекся, едва ее сладкое дыхание овеяло его внезапно ставшее очень чувствительным ухо, но тут же вспомнил, что возмущен и сердится, а возмущенные и сердитые мужья не целуют своих жен в присутствии слуг соперника, в особенности тех, кто пытался их похитить.

— Не важно. Хочу напомнить вам, что у меня есть серьезные основания настаивать, чтобы вы не продолжали знакомства с Кроучем и любыми другими слугами Уэссексов. У вас полный дом своей прислуги. Если вам что-то нужно, обращайтесь к ним.

— Мы же экономим, — возразила Шарлотта, когда Дэр потянул ее к двери, сумела вырвать руку и сдернуть ридикюль с крюка Кроуча. — Я не могу отрывать наших слуг от дел, чтобы заняться моим… эээ… маленьким проектом.

Дэр остановился и нахмурился. Он совсем забыл спросить, что за важное дело заставило ее просить помощи у головореза вроде Кроуча! Что у него с головой? Один взгляд на прелестные синие глаза, и Дэр получил ответ — он так одурманен женой, что не может мыслить логически, когда снарядом.

— И в чем заключается этот твой маленький проект?

— О! — Шарлотта с минуту смотрела на него, потом сверкнула ямочками. — Думаю, лучше, чтобы ты этого не знал. Тебе он наверняка не понравится, а поскольку я уже заручилась помощью Кроуча, то уверена, что больше никакая помощь мне не понадобится, поэтому, честное слово, лучше просто обо всем забудь.

Дэр сосчитал до десяти, понял, что ему все равно хочется заорать, поэтому еще трижды сосчитал до десяти и только после этого сумел выдавить:

— Подобные заявления никак не помогут погасить мой интерес. Расскажи, что это за проект и как Кроуч должен тебе помочь. Я настаиваю.

Шарлотта похлопала его по руке и направилась к двери.

— Я просто пытаюсь быть хорошей женой и думаю только о твоем счастье, Дэр. Мой план тебя огорчит, поэтому поверь — лучше тебе ничего не знать. Если я буду держать тебя в неведении, все будет хорошо.

— Шарлотта… — процедил он сквозь стиснутые зубы, но это не помогло. Когда дело касалось Шарлотты, мало что помогало.

— Мои губы запечатаны. Можешь хоть раскаленными щипцами меня пытать, я не скажу ни единого словечка. И нечего смотреть так на Кроуча, его губы тоже запечатаны.

Дэр подсадил жену в карету и оглянулся на пирата-дворецкого. Тот стоял, скрестив на груди руки и опираясь на дверной косяк.

— Надо полагать, моя жена не ошибается?

— Верно, сэр. Я дал ей слово.

— Понятно. В таком случае я отвезу миледи домой и вернусь, чтобы… обсудить… этот вопрос во всех подробностях.

Дэр мог бы поклясться, что в глазах дворецкого промелькнул смех.

— Я так и предполагал, сэр. Велю повару приготовить лед.

Дэр кивнул и забрался в карету вслед за Шарлоттой.

Жизнь внезапно стала прекрасной. Он улыбнулся жене и начал разминать пальцы и щелкать суставами. Шарлотта кидала на него тревожные взгляды, и его это развеселило. Впервые в жизни Дэр был ей благодарен за упрямство и не стремился давить на нее и требовать рассказа о том, что она задумала. Он выбьет все нужные сведения из Кроуча, да еще и сравняет между ними счет. Шарлотта начала ломать руки, и Дэр заулыбался еще шире.

Месть будет сладкой, ну просто очень сладкой.

— Я очень тронута тем, что ты решил сходить сегодня вечером со мной в оперу, дорогой, но как ты собираешься объяснять вот это? — спросила Шарлотта, стоя на достаточно безопасном расстоянии от Дэра, отдыхавшего на шезлонге в своей спальне.

Муж убрал от лица толстый кусок сырого мяса и, поморщившись от боли, подвигал челюстью.

— Не понимаю, с какой стати мы вообще должны что-то объяснять? Никого не касается, что я делаю со своим лицом.

Мужчины! Как будто никто не заметит его распухшей челюсти.

— Люди все равно захотят узнать. Надеюсь только, что с Кроучем все в порядке? Он мне завтра нужен. Ты точно ничего ему не сломал? Очень надеюсь, что он пострадал не очень сильно, иначе он не сможет заняться моим проектом.

Дэру хватило наглости впасть в раздражение.

— Могла хотя бы притвориться, что волнуешься за меня! Он все-таки сумел ударить меня прежде, чем я сбил его с ног. А что до этого таинственного проекта…

— Чепуха! — отрезала Шарлотта и наклонилась, чтобы осмотреть его челюсть. Она осторожно пощупала опухшее место, потом отошла назад и оценила общий вид. Может быть, стоит немножко присыпать ушиб рисовой пудрой, тогда краснота и припухлость будут не так заметны? — Я ни капли не боялась за тебя. Не только потому, что ты граф, я же видела тебя без одежды. Совершенно очевидно, что один Противник тебе никакого вреда причинить не может.

Похоже, Дэру понравились ее слова, хотя ясно, что она не собиралась делать ему комплимент. Интересно, она вообще когда-нибудь поймет, как работают мозги у мужчин? Шарлотта покачала головой, молча отвечая на собственный вопрос: мужчины слишком нелогичны, поэтому урезонить их невозможно.

— Твой проект, Шарлотта.

Она вздохнула. Нелогичны, и мозги устроены так, что могут цепляться только за одну-единственную мысль.

— Что, опять все сначала?

— Да.

— Значит, в оперу мы не попадем, потому что ты будешь слишком занят, требуя, чтобы я рассказала тебе о своем плане, а я буду слишком занята, объясняя, почему не хочу тебя беспокоить. Сказать Бэтсфоуму, чтобы он отослал карету?

— Нет. Просто расскажи мне, что ты затеяла, и мы поедем в оперу.

Шарлотта снова вздохнула и села рядом с мужем, положив перчатки и веер. В оперу они не попадут.

— Очень хорошо, пусть будет так, как ты хочешь. Мы останемся дома и весь вечер будем спорить, хотя могли бы чудесно провести время в опере. А что до твоих слов, Дэр, так мне казалось, что ты уже достаточно меня изучил и должен понимать, что если уж я решила выполнить свой долг и оградить тебя от мелких жизненных неприятностей, то ничто, кроме Судного дня, не собьет меня с праведного и бескорыстного пути супружеской преданности.

Дэр возвел глаза к потолку, отложил мясо, встал и протянул Шарлотте ее перчатки и веер.

— Пойдем, бескорыстная и преданная. Расскажешь мне, что ты затеяла, по пути в оперу.

Они спорили всю дорогу (точнее, как отметила про себя Шарлотта, спорил он, а она просто твердо придерживалась своего решения оградить его от излишних волнений), спорили, поднимаясь по ступенькам в театр, спорили, пока шли в ложу Дэра, спорили во время первого и второго актов, правда, приглушенными голосами, чтобы не помешать окружающим. Нужно отдать должное мужу, думала Шарлотта, он пытался вытянуть из нее информацию всеми возможными способами, от угроз совершить с ней что-то ужасное (она знала, что этого он никогда не сделает) до мольбы успокоить его, чтобы он смог насладиться представлением. Поскольку всего неделю назад Шарлотта слышала, как Дэр в весьма крепких выражениях, не рассчитанных на слабонервных, рассказывал, что он думает об опере в целом, она отмахнулась от его жалобной мольбы как от неискренней и утешила себя мыслью, что поступает правильно, потому что ставит душевное спокойствие Дэра выше собственного желания услышать слова признательности за свои бескорыстные поступки.

В конце концов наступил антракт, а вместе с ним окончилось терпение Дэра. Шарлотта искренне удивилась тому, что он продержался так долго.

— Поскольку вы отказываетесь ответить на простой вопрос, я пришел к выводу, что я тут лишний. И раз уж я отстаю с монтажом и подгонкой парового клапана в двигателе, то воспользуюсь этой возможностью и удовлетворю ваше желание избавиться от меня.

Шарлотта заколебалась. Если он оставит ее в опере одну, все не только поймут, что они поссорились, но еще и придется признать факт, от которого она успешно отмахивалась весь вечер, — никто, ни единый человек не зашел к ним в ложу. От них все отвернулись, и если Дэру было на это наплевать, то в его отсутствие Шарлотте этот факт придется признать. Может, сдаться и рассказать ему все, пригладить его встрепанные перышки и удержать рядом с собой, чтобы сделать вид, будто у них медовый месяц и они просто не желают, чтобы их беспокоили? Или все-таки бескорыстно поступиться своими интересами ради мужа? Первый вариант был гораздо соблазнительнее, потому что Дэр, похоже, вовсе не ценил жертвы, на которые она шла ради него. Трудно вести себя благородно, если он даже не понимает, что его оберегают.

Вот эта последняя мысль все и решила. Она ему необходима, пусть даже только ради того, чтобы уберечь его репутацию в свете. И раз судьба оказалась так добра и дала то, чего Шарлотта так хотела — быть жизненно важной мужу, — она выполнит свое предназначение и послужит ему, как умеет. Ради него она высоко поднимет голову и не признает поражения до своего последнего вздоха.

Шарлотта вздернула подбородок и с невозмутимой безмятежностью ответила на взбешенный взгляд мужа:

— Прекрасно. Если ты предпочитаешь работать над двигателем, значит, возвращайся домой. Каро и лорд Беверли в опере, так что я перейду в их ложу.

Дэр сильно удивился — он никак не ожидал, что Шарлотта купится на его блеф, но чопорно поклонился и протянул ей руку. Он очень разозлился, это Шарлотта знала, поэтому она даже не стала пытаться умаслить его ямочками и призывными взглядами из-под ресниц, а просто взяла мужа под руку и позволила проводить себя в ложу Каролины. Дэр обменялся с четой Беверли несколькими скупыми любезностями, коротко кивнул жене и вышел. Ну и пусть он сейчас сердится, успокоила себя Шарлотта, усаживаясь рядом с Каро на стул черного дерева с позолотой, зато однажды он поймет, как многим ради него пожертвовала жена, и оценит это.

— Лорд Кар… твой муж, кажется, сегодня очень сердит, — прикрываясь веером, прошептала Каро, пока Алджернон здоровался с новым визитером. — Это потому что от вас все отвернулись?

Шарлотта пожала плечами и посмотрела в партер, где прохаживались денди и дамы сомнительной репутации.

— Сказать тебе правду, я сомневаюсь, что он вообще это заметил. Нет, это нечестно. Аласдэр — человек очень проницательный. Конечно, он заметил, что никто даже не поклонился нам, просто ему совершенно все равно. Каролина потрясенно вскинула брови.

— Ему все равно? Что о нем думают люди? Ему все равно?

— Согласна, это и в самом деле противоестественно, но, увы, милая Каро, таков мой удел — быть женой человека, который равнодушен к мнению света.

— Но тебе-то не все равно! — возразила Каро.

— Мне нет… до некоторой степени. — Увидев, как брови Каро, только что вернувшиеся на место, снова поползли на макушку, Шарлотта торопливо добавила: — В смысле мне не все равно, что говорят люди, репутация — это самое главное, но я никогда не стану рабыней этикета, как требуют в обществе. Я всегда поступала по-своему, и теперь слишком поздно учиться подчиняться правилам. Кроме того, ты не хуже меня знаешь, что в свете любят оригиналов. Они могут шипеть, как кошки, и сплетничать из-за всяких пустяков вроде моего побега с Антонио, но в конце концов все равно любят тех самых людей, которых так шумно порицали.

Кажется, Каролину она не убедила.

— По-моему, тебя они больше не любят, Шарлотта. — Каролина быстро оглянулась на мужа, чтобы убедиться, что он не слушает. — По правде говоря, дорогой Алджернон сказал мне, что клубные книги полны записями о пари по поводу тебя и мистера Макгрегора.

— О да, я знаю, это все дело рук леди Бриндли. Они заключали пари о том, скрепит Аласдэр наш брак в постели или нет. Как тебе хорошо известно, пари больше недействительно. Разве твой Алджернон не рассказал об этом всему обществу?

Каролина еще шире распахнула глаза.

— Да, рассказал… о, Шарли, разве не надо было? Я ему не говорила, чтобы он молчал, а ты же знаешь, какие мужчины сплетники!

— Нет-нет, я как раз надеялась на вас обоих, рассчитывала, что вы разнесете эту новость, хотя и считаю, что она никого не касается. И все-таки это был единственный способ прекратить нелепые пари.

— Но, Шарли… — Каролина замолчала. Шарлотта посмотрела на подругу. Каролина, которая не может сказать ни слова? Что-то на нее не похоже.

— Ты нездорова? Дать тебе нюхательную соль?

— Нет-нет, дело не в этом… я… я… — Каролина открывала и закрывала рот, как рыба, вытащенная на берег.

— Что? Честное слово, Каро, если ты и дальше намерена сидеть, вымучив глаза, то по крайней мере закрой рот. Только легкомысленные дурочки сидят в опере, открыв рот так, что в него запросто залетит муха.

Кажется, Каролина собралась с мыслями.

— Правильнее — «выпучив глаза», и не начинай опять про легкомысленных дурочек. Я просто пыталась сообразить, как лучше рассказать тебе новости.

— Какие новости? — Вот теперь Шарлотта обратила на подругу все свое внимание. Лорд Беверли наклонился к жене и пробормотал что-то насчет визита к знакомому в соседнюю ложу. Шарлотта терпеливо дождалась, пока он уйдет, и набросилась на подругу.

— Каро, помоги мне! Если ты скрываешь от меня что-то важное, так и знай, я всем расскажу, что ты засовываешь себе в лиф чулки.

— Шарлотта!

Чуть не половина зрителей обернулась на возмущенный вопль Каролины.

Шарлотта раскрыла веер и начала лениво обмахиваться, гоняя вокруг себя душный воздух.

— Ты не можешь быть счастливой, пока не устроишь сцену, правда?

— Я… ты… Шарлотта… — брызгала слюной Каролина.

— Так. Если ты уже разобралась с местоимениями и именами собственными, может быть, расскажешь мне свои новости?

Каролина посмотрела на нее достойным сожаления бунтарским взглядом. Шарлотта даже хотела заметить, что леди, практикующие ослиное упрямство, рискуют навсегда остаться с таким выражением лица, но ей помешал яростный шепот Каролины:

— Вот не стоит, совершенно не стоит тебе рассказывать, ты этого не заслуживаешь после своих угроз и бессовестного вранья…

Шарлотта критическим взглядом смерила грудь подруги:

— Ты хочешь, чтобы я поверила, будто все это — твое?

— Моя грудь никакого значения не имеет! — с достоинством возразила Каролина и развернула веер так ловко, что он полностью прикрыл лиф.

— Ну, я и говорю — ее не существует.

— Но я тебе расскажу, — довольно сварливо продолжила Каролина, — потому что твой муж страдать не обязан. Сегодня вечером дорогой Алджернон сказал мне, что пари в книгах заключаются только на мистера Макгрегора. Собственно, они о том, может он или нет… способен ли он…

— Что?

— Что он импотент! — прошептала Каролина, залившись багровым румянцем.

— Импотент? — переспросила Шарлотта, не понимая, почему Каролина ведет себя как глупая гусыня. Может быть, она беременна? Всем известно, что беременные женщины ужасно глупеют.

— Ш-ш!

— Господи, Каро, должно быть, Алджернон тебя разыграл. Ну, кому какое дело, что Аласдэр все время спорит со мной? Если хочешь знать правду, я и сама такой же импотент, если не хуже. Мама не зря всегда говорила, что я ужасно упрямая спорщица.

Каролина посмотрела на нее вымученными глазами — или выпученными, Шарлотта не могла вспомнить, какое из двух слов правильное, и снова глупо приоткрыла рот.

Внезапно она издала задушенный звук и быстро начала обмахиваться веером. Глядя на носки своих туфель, Каро придвинулась к Шарлотте и прошипела:

— Импотент, а не оппонент. Это значит — он физически не может исполнить свой супружеский долг!

Шарлотте показалось, что сейчас она упадет в обморок, такое бешенство ее охватило, и единственное, на что хватило сил, — это понизить голос, чтобы негромко потребовать, а не яростно взреветь:

— Кто?

— Дорогой Алджернон говорит, что пари заключаются во всех книгах во всех клубах джентльменов… Шарлотта, ты куда?

Шарлотта схватила с кресла свою накидку, не в силах вымолвить ни слова. Словно наблюдая откуда-то со стороны, она с интересом отметила, что руки у нее трясутся, хотя она не замерзла и не испугалась.

— Аласдэр уехал в нашей карете. Можно мне воспользоваться вашей?

Каролина вышла вслед за подругой в коридорчик перед ложей.

— Ну конечно, можно. Ты не очень хорошо выглядишь. Тебе и вправду нужно поехать домой и лечь.

— Я поеду домой, когда разберусь с этим оскорблением.

— Разберешься? Ты хочешь сказать — с пари? А как ты с ними разберешься?

Шарлотта заколола накидку, взяла ридикюль и веер. Ее переполнял праведный гнев. Она не допустит, чтобы Дэр превратился в посмешище для всего общества!

— Самым практическим способом — поеду в клубы и выкраду все книги для пари.

Каролина упала в глубокий обморок.

Час спустя Шарлотта вышла из кареты Беверли и махнула рукой, сказав Бэтсфоуму, собравшемуся закрыть дверку:

— Там на сиденье лежат книги. Пожалуйста, отнесите их в кухню и сожгите.

— Книги, мадам?

— Книги, Бэтсфоум. Большие, с кучей страниц, заполненных дурацкими пари, которые держали между собой глупые джентльмены.

Бэтсфоум посмотрел на ближайшую книгу, на обложке которой было элегантными позолоченными буквами написано «Уайтс». Насколько он мог видеть при свете фонаря, в карете лежало еще по меньшей мере семь таких книг для заключения пари. Редкая улыбка тронула суровую линию его губ. Бэтсфоум велел лакею выполнить приказание.

— Гм… надеюсь, вас никто не видел, когда вы уносили эти книги?

— Видели, конечно, но я надела домино, поэтому никто не понял, что это я. Кроме того, прислуга в этих клубах вовсе не относится к людям, которых я назвала бы смелыми. Трусы, вот они кто. Буквально начинали хныкать, когда я целилась в них из дуэльного пистолета его сиятельства. И ребенок мог бы похитить эти книги.

— Ага. С вашей стороны было очень умно надеть домино, если мне будет позволено выразить свое скромное и недостойное мнение.

— Конечно, умно. Не думаете же вы, что я бы сделала что-нибудь такое, чтобы люди сплетничали? Лорд Карлайл работает над двигателем? — спросила Шарлотта, расстегивая накидку и дожидаясь, когда Бэтсфоум снимет ее.

— Да.

— Прекрасно. — Шарлотта помолчала, снимая перчатки, потом тряхнула головой, прогоняя внезапную тревогу. — Что сделано, то сделано.

— Мэм?

Да нет, волноваться глупо. Ни один человек не знает, кто дерзко промчался мимо портье в клубах, ворвался внутрь и похитил книги. Слава небесам, Мэтью в свое время ей все уши прожужжал историями про эти книги для заключения пари. Раз в жизни Шарлотта была благодарна за то, что он такой никчемный прожигатель жизни.

— А если даже меня кто-то и узнал, есть еще мой маленький проект. После этого они забудут, про любые возникшие варенья.

— Подозрения, мэм?

— Мм? — Шарлотта оторвалась от своих тревожных мыслей о том, что может случиться, если кто-нибудь узнает, что книги похитила она, и посмотрела на Бэтсфоума. — Нет, спасибо, я не голодна, хотя не откажусь от чашки чая в спальне. И не забудьте заняться этими гадкими книгами. Я не желаю, чтобы мужское орудие моего супруга ставили под сомнение.

Шарлотта остановилась, увидев, что дворецкий вроде бы проглотил что-то не то, посоветовала ему выпить глоток воды и пошла наверх. Изгибаясь так, что это сделало бы честь любому акробату, она сумела самостоятельно раздеться. Закутавшись в вишневый шелковый халат Дэра — она предпочитала его своему скромному голубому, — Шарлотта свернулась в клубок на обновленной после пожара кровати с книжкой Вивьен ля Блу и стала выбирать супружеское упражнение, наиболее подходящее для умиротворения рассерженного мужа. Она как раз решала, что лучше — «Перевернутый цветочный горшок на алебастровой колонне» или «Кантонская стрельба из лука», когда дом сотряс сильнейший взрыв.

Пол под кроватью закачался, словно тряслась сама земля, и в общем грохоте отчетливо послышался острый звон стекла, падающего на мостовую за окном. Шарлотта села, оглушенная взрывом, но тут же вскочила на ноги и помчалась босиком вниз по лестнице, громко окликая мужа и безжалостно расшвыривая в стороны все, что попадалось ей по пути. Стекол в кухонных окнах не было, везде валялись куски дерева, штукатурки и перекрученные куски металла. Дверь на лестницу, ведущую в подвал, косо висела на одной петле.

Кто-то окликнул хозяйку, но Шарлотта не обратила на это внимания, уворачиваясь от пытавшихся остановить ее рук. Не чувствуя боли в босых ногах, она пинками расчищала завал на лестнице и бежала вниз, вниз, вниз, кашляя и задыхаясь, потому что в воздухе висела густая пелена угольной пыли, грязи и пара. Глаза жгло, из них текли слезы, но Шарлотта отчаянно искала Дэра.

— Сюда! — прохрипел чей-то голос из-за остатков тяжелого дубового стола, за которым Дэр работал, как за верстаком. — Джозеф, Уиллс! Кто-нибудь принесите носилки и скажите ее сиятельству…

Шарлотта в ту же секунду оказалась там, оттолкнув в сторону Бэтсфоума, чтобы разглядеть мужа.

Он был залит кровью, покрыт толстым слоем угольной пыли, его тело было засыпано щепками и бумагами, в кожу вонзились небольшие металлические обломки взорвавшегося двигателя.

Время как будто остановилось, дыхание перехватило. Шарлотта опустилась рядом с ним на колени, чувствуя, как осколки больно вонзаются в колени, но не обращая на боль никакого внимания, — перед ней был кошмар. Неверие, ужас, гнев — все чувства смешались, как в водовороте, а кровь Дэра собиралась в лужу и заливала ей ноги. Она осторожно прикоснулась к окровавленной каше, бывшей когда-то правой стороной его лица и плечом, и тут к ужасу прибавилась радость — его грудь вздымалась и опадала, а значит, он не погиб, его у нее не отняли… пока.

Шарлотта смутно сознавала, что Бэтсфоум кричит, отдавая приказы, что лакеи оттаскивают в сторону самые крупные куски искореженного металла и дерева. Она порвала свою ночную рубашку, чтобы перевязать самые страшные раны, шла рядом и крепко держала мужа за руку, когда потерявшего сознание Дэра несли вверх по лестнице. И все это время голова кружилась, Шарлотта растерянно пыталась ответить на вопросы, на которые не существовало ответов. Как можно выжить после такого взрыва? Как его сердце продолжает биться после такого кошмара? Как он вынесет потерю такого количества крови? Из горла вырвалось рыдание. Шарлотта посмотрела на изломанное тело, которое осторожно положили на кровать. Как она сможет жить без него?

Глава 15

Его жена — воплощение дьявола.

— Доброе утро, дорогой! Какой сегодня прелестный день, правда?

Ну да, у нее нет ни рогов, ни раздвоенных копыт, и от нее не пахнет серой, но Дэр не сомневался, что она прислужница сатаны, а может быть, и сам Темный Лорд.

— Ну, конечно, откуда тебе знать, что сегодня прелестный день, если ты сидишь тут в темноте. Я сейчас раздвину шторы и впущу солнце.

Ну кто, кроме дьявола, может получать столько удовольствия от его боли?

— Ты не съел завтрак. Дэр, ты должен есть, иначе как ты можешь поправиться?

Она ему улыбается, черт бы ее побрал, и ямочки так и сияют, пока она пытается умаслить его и заставить позавтракать.

Она все время упрашивает его сделать то или это. А он не хочет, чтобы его упрашивали, он хочет, чтобы его оставили в покое. В темноте. И чтобы никаких ярких синих глаз, напоминающих, как много он потерял.

Он хочет умереть.

— Дэр? Я кое-что для тебя сделала.

Он закрыл глаза… глаз и затаил дыхание. Если он притворится, что спит, может быть, она оставит его в покое. Раньше это получалось. Пару раз. Впрочем, не в последнее время.

— Вот, смотри! Новая повязка на глаз. Тебе нравится?

Перед его лицом заколыхался воздух, кто-то чем-то махал… чем-то, размером и формой напоминающим глазную повязку.

Повязку, которая необходима ему, чтобы прикрывать зияющую дыру в голове, там, где раньше был правый глаз.

— Не так-то просто было вышить цвета твоего пледа, но мне удалось, и я думаю, что эффект просто потрясающий.

Вот он сидит — одноглазый, весь в шрамах, правая рука безвольно болтается — не человек, а полная развалина. Бесполезный, вот он теперь какой. Нет, не бесполезный — жалкий. Он жалкий и бесполезный калека.

— Спорран, как мне кажется, добавляет сюда особенное изящество.

Жалкий, презренный, бывший человек, теперь годный только на то, чтобы сидеть в темноте, занимать место, поглощать пищу, которой можно найти более достойное применение, отдать ее другим, уважаемым людям, тем, кто не разрушил свою жизнь и жизнь своей жены… спорран?

Дэр открыл глаз.

— Ты вышила спорран на глазной повязке? Шарлотта опустилась рядом с ним на колени, положив ладонь ему на ногу. В руке она держала красную глазную повязку, вышитую таким образом, что она напоминала миниатюрный килт в комплекте со спорраном. Должно быть, трудилась над ней долгие часы.

— Отдай ее кому-нибудь другому, — услышал Дэр свой мрачный голос. — Я ее не заслуживаю.

— Не говори глупостей. Я не знаю другого Макгрегора, которому требуется глазная повязка.

Шарлотта снова сверкнула своими проклятыми ямочками. Ее рука сжала его колено, и в ноге внезапно вспыхнуло тепло, устремившись прямо к паху.

Вот и еще одно, в чем он ее разочарует. Она хочет детей. Ей нравились их развлечения в постели. А теперь она прикована к нему на всю жизнь, к жалкому образчику человека, который не сможет удовлетворить даже самых примитивных ее желаний. Будь у него хоть немного чести, он бы приставил пистолет к голове и прекратил все мучения.

— Оставь меня, — буркнул Дэр, откидываясь на спинку кресла и закрывая свой единственный глаз.

— Что ты сказал?

— Оставь меня! — заорал он, открыв глаз и гневно глядя на нее. Шарлотта внимательно посмотрела на него, подалась вперед так, что грудью прижалась к его паху, и провела пальцами по уродливому шраму на правой стороне лица.

— У тебя что-то болит?

Дэр с удивлением отметил, что у него возникла эрекция. Он-то был уверен, что больше на это не способен, но тепло ее мягких грудей, прижимающихся к нему, и слабый аромат лаванды, дразнящий нос, и чувственное скольжение пальцев по лицу подействовали на него так мощно, как не действовало ничто за целый месяц, прошедший после несчастного случая.

— Ничего не болит, — хрипло ответил он. В груди возрождалась надежда. Если он сможет спать с женой, то от него будет хоть какая-то польза. Он сможет дать ей детей, дать хоть что-то, чтобы она смогла смириться с адом, в который он ее затащил.

Шарлотта больше не смотрела на его раны, теперь с жадностью, выдававшей ее желание, она смотрела на его губы. В груди Дэра разгорался жар. Он наклонился, чтобы пленить ее губы, чтобы снова ощутить ее вкус, чтобы погрузиться в теплую гавань ее рта. Он обнял Шарлотту за талию, притянул к себе, а другую руку хотел положить на затылок, запрокинуть назад ее голову, глядя на приоткрывшиеся губы, манившие…

Дэр с омерзением посмотрел на свою правую руку. Она безвольно болталась сбоку, не желая подчиняться приказу запустить пальцы в золотистые кудри Шарлотты. Свинцовый вес — он даже поднять ее не может, чтобы обнять жену.

— Дэр?

Дэр убрал левую руку с ее талии и обмяк в кресле, закрыв глаз, чтобы не видеть на ее лице разочарования и, что еще хуже, жалости.

— Дэр? Я сделала что-то не так?

Какой жалкий конец! В душе взметнулось отчаяние — Дэр понял, что даже если бы он сумел заставить свою раненую руку шевелиться, он все равно не смог бы доставить удовольствие жене. Ни одна женщина в здравом уме не захочет, чтобы к ней прикасалась такая презренная пародия на человека.

— Дорогой, я понимаю, ты досадуешь, что еще не вернулись силы к твоей руке, но доктор Милтон обещает, что если ты будешь упражняться, то сумеешь восстановить утраченные движения. Хочешь сделать несколько упражнений прямо сейчас? А потом я с радостью сяду к тебе на колени и поцелую тебя.

Он только дурачит себя, думая, что все может быть по-другому.

— Оставь меня в покое, Шарлотта.

— Но, Дэр…

— Убирайся отсюда! Почему ты непременно должна суетиться вокруг меня?

— Но я хочу помочь…

— А я хочу только одного — чтобы тебя тут не было!

Он говорил обидные слова, стремясь причинить боль, говорил жестоко, потому что знал — это единственный способ прогнать ее. Дэр искренне надеялся, что она огрызнется в ответ, кинет жесткие слова в его изуродованное шрамами лицо, рыдая, выскочит из комнаты. И никак не ожидал, что она прижмется к нему и нежно поцелует в губы.

— Я люблю тебя, Дэр. И всегда буду любить.

Он плотно зажмурил глаз, чтобы из него не потекли слезы, вызванные ее словами, и затаил дыхание, дожидаясь, когда за ней закроется дверь. Когда замок мягко щелкнул, Дэр снова вздохнул и тупо уставился на ковер под ногами.

Чего он точно не выдержит — так это если она увидит, как он плачет.

— Я вернулась, Бэтсфоум.

— Я вижу, миледи. Как там мистер Кроуч?

Шарлотта сняла жакет.

— Немного расстроен тем, что пришлось отложить мой план отвлечения общества. Ну, тот, со смертельным унижением леди Бриндли. Но он согласен, что пока у меня есть куда более важные заботы, чем беспокойство о том, что скажут люди. Визит к доктору Милтону был менее приятным. Аласдэр поел?

— К сожалению, нет, миледи.

Шарлотта перестала снимать перчатки и внимательно посмотрела на дворецкого. В последние четыре недели его привычный страдальческий вид исчез, словно уход за тяжело раненным хозяином избавил его от погружения в себя. Бэтсфоум так же усердно, как и сама Шарлотта, пытался спасти Дэра в эти тяжелые недели. Они сменяли друг друга, чтобы, пока один сидит с Дэром и следит, чтобы тот не сгорел от лихорадки, второй мог хоть немного поспать. Битва была долгой и мучительной, но спустя две недели они отпраздновали первую победу — жар спал, и Дэр быстро начал восстанавливать силы.

Но в последнюю неделю он впал в уныние и хандру.

— Из спальни выходил?

— Он пошел в свой кабинет.

Глаза Бэтсфоума потемнели от дурного предчувствия. Стягивая вторую перчатку, Шарлотта нахмурилась. Что там такого может быть в кабинете, почему Бэтсфоум так озабочен? Дэр не покидал своей спальни с тех пор, как его принесли наверх. Наверное, то, что он все-таки вышел из комнаты и пошел в кабинет, это хороший признак?

Поднимаясь вверх по лестнице, она вспоминала, что произошло утром. Он сказал, что не нуждается в ней. Отверг ее заигрывания, даже не поцеловал ее, когда она к нему прижалась, и в его единственном глазу Шарлотта увидела ненависть к самому себе. Она понимала, что Дэр все глубже погружается в бездонный колодец жалости к себе. Доктор сказал, что физически Дэр исцелен, и теперь причиной тревоги может быть только его душа…

— Проклятие! Пистолеты!

Она понеслась вверх по лестнице, чувствуя, как бешено колотится сердце. Почему ей не хватило мозгов спрятать пистолеты? Ответ появился, когда она добежала до верхней ступеньки и помчалась по длинному коридору. Ей и в голову не приходило, что Дэр настолько отчаялся, что готов лишить себя жизни.

— Леди Шарлотта!

Не обратив внимания на крик Бэтсфоума, она влетела в маленькую комнату в задней половине дома — ту, что Дэр использовал, как кабинет.

Он сидел в темной комнате перед пустым камином, рядом стояла бутылка виски, на коленях лежал дуэльный пистолет. Медленным зловещим движением Дэр повернул голову, посмотрел на Шарлотту, и у нее перехватило дыхание — такое безнадежное выражение было в его единственном темно-синем глазу. Он сдался. Доктор Милтон предупреждал, что мужчины либо борются за жизнь, либо сдаются и умирают. Несмотря на всю ее любовь и заботу, Дэр выбрал второй, мрачный путь.

Ну, так пусть подумает еще разок! Шарлотта остановилась перед мужем и сжала кулаки. При виде этого пистолета у него на коленях ее охватил такой гнев, какого она в жизни своей не испытывала. Она его любит! Дэр просто не имеет права вот так запросто сдаваться! И он ее любит. Разве это не значит, что он готов ради нее на все?

— Если ты себя убьешь, я тебя никогда не прощу! — заорала она. — Никогда, понял? Никогда! Я превращу твою жизнь в ад, вот увидишь!

Дэр моргнул, и на его лице появилась мрачная улыбка. У Шарлотты зачесались руки, так захотелось влепить ему пощечину, лишь бы исчезла эта улыбка.

Но она не может его ударить — он тяжело ранен. Хорошие жены не бьют своих мужей по щекам, если им только что удалось выжить после ужасного взрыва.

— Если я умру, ты вряд ли сможешь превратить мою жизнь в ад.

Звонкий хлопок ладони по щеке потряс обоих. Бэтсфоум, стоявший в дверях, удивленно ахнул, потом усмехнулся, бесшумно попятился вон из комнаты и закрыл за собой дверь. Дэр недоверчиво взглянул на жену, медленно положил пистолет на стол и, оттолкнувшись одной рукой, поднялся из кресла. Шарлотта даже не шелохнулась. Она осталась там, где стояла, запрокинув голову и глядя на него таким взбешенным взглядом, что дух захватывало.

— Ты меня ударила! — прорычал Дэр.

— Да, ударила. И с большим удовольствием, — с вызовом ответила она. И сказала чистую правду — она в самом деле ударила его с удовольствием, и этого следовало бы стыдиться, но Шарлотта по горло была сыта его жалостью к себе.

Доктор Милтон только сегодня днем сказал, что если Дэр не перестанет себя жалеть, то вряд ли доживет до конца месяца. А глядя на пистолет, Шарлотта сомневалась, что муж протянет даже столько.

— Да, с таким удовольствием, что, пожалуй, я повторю. После второй пощечины на лицо Дэра вернулись краски, но самое главное — глаз кровожадно заблестел. Увидев это, Шарлотта чуть не сплясала на радостях джигу — до сих пор в этом прекрасном глазу отражались только апатия и безнадежность.

— Я был ранен, мадам. Неужели моя боль доставляет вам столько удовольствия, что вы решили добавить еще немного? — сквозь зубы поинтересовался Дэр.

— Ну, разумеется, — ответила Шарлотта, вздернув подбородок еще выше и радуясь — на красивом лице мужа возникло искреннее негодование. — Вот почему я не отходила от тебя последние четыре недели. Вот почему сидела у твоей постели целых две недели, пока ты метался в жару. Вот почему купала тебя, меняла повязки, заботилась, кормила, плакала над тобой, умоляла не сдаваться, побороть лихорадку и вернуться ко мне. Вот почему до сегодняшнего дня, до визита к доктору, которого ты отказался видеть, я шагу из дома не сделала после того взрыва. И делала я все это только потому, что твоя боль доставляет мне огромное удовольствие!

Дэру хватило совести устыдиться, но этого было недостаточно. Настало время принять решение, и, Бог свидетель, если решение Дэра будет неверным, Шарлотта сама примет его за мужа.

— Я не собираюсь снова проходить через весь этот кошмар — выбирать и дрессировать другого мужа, — заявила она, ткнув его в грудь.

— Дрессировать? — взревел Дэр. — Ты что, уподобляешь меня животному, которого нужно дрессировать?

— Я уподобляю тебя твердолобому упрямому мужчине, который понятия не имеет, что в жизни главное! Пока ты не поймешь, какой ты счастливый человек, потому что у тебя есть такая жена, как я…

— Я понимаю, что я счастливый… — заорал он в ответ, побагровев от ярости. — Ты самая прелестная, самая поразительная женщина на свете, будь я проклят! Я тебя люблю!

— Ну, так пора начинать вести себя соответственно! — ответила она тоном, который менее утонченная особа сочла бы за вопль.

— Да черт тебя подери, как? Я калека! Почти слепой! Бесполезный во всех чертовых смыслах этого слова! У меня нет ни денег, ни титула, ни положения, и даже то последнее, что у меня было — тело, достойное почитания, — и то уничтожено! Единственный способ, каким я могу доказать тебе свою любовь, — это избавить землю от своего презренного существования и подарить тебе свободу, чтобы ты вышла замуж за человека, который даст тебе все то, чего не могу дать я.

Шарлотта снова залепила ему пощечину, не очень сильную, но вполне достаточную, чтобы он стиснул зубы, прищурил глаз и схватил ее за запястье, не давая повторить. Она честно призналась себе, что действительно получает удовольствие, выдергивая его из упоения жалостью к себе.

— Да как ты смеешь? Как ты смеешь намекать, что я вышла за тебя только ради денег, или титула, или положения, или твоего красивого лица!

Дэр наклонился, и его горячее дыхание овеяло ее лицо.

— А ты можешь честно сказать, что выходила за меня не ради всего этого?

— Ну конечно, не могу! Какая женщина в моем положении не вышла бы замуж ради денег, титула или внешности?

На лице Дэра появилось знакомое выражение замешательства. Он отпустил ее запястье и потер лоб.

— Ты говоришь, что выходила за меня ради всего того, чего я больше не могу тебе дать, но в то же время обижаешься, когда я об этом говорю?

Шарлотта сорвала с его глаза безрадостную черную повязку, зашла за спину и повязала новую, в цветах килта.

— Красное тебе очень идет. Я обижена не на то, что ты знаешь, почему я вышла за тебя замуж. Я обижена, потому что ты думаешь, что все это по-прежнему имеет для меня значение. Когда я сумела тебя полюбить (не самое простое дело, учитывая твой характер), все изменилось. Любящую женщину не волнуют деньги и внешность.

Она вернулась обратно, провела ладонью по его безжизненной руке, поднесла его пальцы ко рту и поцеловала каждый по отдельности.

— Разве любящую женщину не интересуют положение или титул?

— Титул — нет, — ответила она, сверкнув ямочками. — Положение… ну, любящие женщины оставляют за собой право вернуть положение для того, чтобы муж мог преуспеть. Я в самом деле думаю, что больше не выдержу твоей жалости к себе, Аласдэр. А поэтому я воспользуюсь советом доктора Милтона и выдвину интерматум: ты прямо здесь и сейчас решишь, что хочешь жить дальше. Ты поймешь, что, несмотря на потерю глаза и утратившую былую силу руку, ты по-прежнему полон жизни. Ты вспомнишь, что поклялся перед Богом лелеять и почитать меня, а ты не сможешь этого делать, если умрешь или будешь прятаться в темных комнатах. А я заслуживаю того, чтобы меня лелеяли и почитали, поэтому ты поцелуешь меня и обнимешь, а потом будешь заниматься со мной любовью. Каждую ночь. Может быть, дважды за ночь, когда восстановишь жизненные силы. Короче говоря, дорогой, ты снова станешь Дэром, которого я знала и любила, и сделаешь это сию же минуту!

Казалось, что Дэр хочет улыбнуться, но боится. Огонь в его глазу медленно погас. Он протянул руку и большим пальцем провел по ее плечу.

— Правильное слово «ультиматум», а не «интерматум».

— Я знаю, — негромко ответила Шарлотта, и в глазах ее засияла горячая любовь к мужу. — Но «интерматум» мне нравится больше. Оно гораздо убедительнее.

Его губы дернулись.

— Моя красавица жена. Моя красавица Шарлотта, которая заслуживает большего.

— Да, — согласилась она и потерлась щекой о его ладонь. — Я заслуживаю мужа, который вовсе не трус. Мужа, который не знает слова «поражение». Мужа, который любит меня и готов за меня сражаться.

— Ты заслуживаешь мужа, который может дать тебе то, чего ты хочешь, — мягко произнес Дэр. Его рука соскользнула с плеча Шарлотты, плечи поникли. — Что я могу тебе предложить? Нищий, калека и почти слепой. Титул под вопросом, а наше спасение лежит грудой искореженного металла. Ты заслуживаешь гораздо большего, чем я могу тебе предложить, Шарлотта.

Она не дала ему отойти, обняв обеими руками за талию, и потерлась носом о его нос.

— Однажды ты сказал мне, что внешность — это еще не все; теперь я говорю тебе то же самое. Пусть ты искалечен и слеп на один глаз, но ты по-прежнему остаешься собой, и это единственное, что имеет значение. Что до остального… когда ты продашь свой двигатель, денег у тебя будет больше, чем я смогу потратить. Может быть, ты и потеряешь титул, хотя Кроуч прилежно занимается этим вопросом, но положение в свете у тебя все равно будет. Да, ты потерял один глаз, но у тебя есть другой, и доктор Милтон убежден, что ты сможешь пользоваться правой рукой, если только приложишь к этому усилия. А что до двигателя, то я совершенно уверена — если ты посвятишь себя этому делу, он будет готов вовремя.

Дэр замотал головой, даже не дослушав ее до конца.

— Осталось всего две недели. Я не смогу восстановить его за это время.

Шарлотта легко прикоснулась к его губам и улыбнулась, увидев в единственном глазу проблеск былой страсти.

— Мы все поможем. Бэтсфоум осмотрел двигатель и сказал, что требуется всего лишь заменить паровой котел. У тебя немногим больше двух недель — ты успеешь сделать новый котел?

Дэр нахмурился, и Шарлотте захотелось возликовать. Он думает! Она просто видела, как он занимается подсчетами и соображает, что необходимо сделать для восстановления двигателя.

— Чтобы восстановить котел, нужно всего несколько дней. Сложность не в этом. Очевидно, в проекте был какой-то изъян, иначе двигатель не взорвался бы при котле, наполненном всего наполовину.

— Значит, ты просто должен спроектировать его заново, — подсказала Шарлотта и снова поцеловала мужа. Их дыхание смешивалось, и это было очень приятно.

— Я не могу… — начал было Дэр, а рука сама обвивала ее талию, притягивая Шарлотту ближе. Она потерлась об него и едва не замурлыкала, ощутив крепкие мышцы бедер и груди.

— Ты сможешь все, что захочешь, — ответила она и втянула в рот его нижнюю губу.

Дэр застонал, притянул ее к себе и впился поцелуем в ее губы.

— Я верю в тебя, Дэр. Я верю, что ты преуспеешь. Никогда в жизни я не вышла бы замуж за мужчину, который не сможет обеспечить меня так, как я этого заслуживаю.

— Маленькая колдунья, — пробормотал он ей в губы.

Ее руки деловито расстегивали пуговицы у него на рубашке, пальцы скользили по гладкой мускулистой спине и широкой груди. Несмотря на целый месяц болезни и обездвиженности, мускулы и сухожилия по-прежнему были крепкими.

— Если ты думаешь, что сумеешь заставить меня сделать то, что тебе хочется…

— Никогда, — выдохнула она, покусывая его губы и без слов умоляя проявить активность. Дэр не спешил, и Шарлотта пробормотала: — Я не заставляю. Вот соблазнить — это другое дело…

Дэр по-прежнему не целовал ее так, как ей хотелось, и она решила взять дело в свои руки. Потребовала, чтобы он впустил ее в теплую притягательность рта, и когда губы приоткрылись, Шарлотта ворвалась туда безжалостно — пробуя его на вкус, дразня, раздувая угли страсти, пылавшей когда-то между ними.

Застонав, он подчинился этому огню, ответил на поцелуй, начал проделывать языком все те восхитительные вещи, про которые Шарлотта раньше думала, что они ей неинтересны (и, к счастью, ошибалась). Его тело вжималось в ее, двигаясь с соблазнительной неторопливостью, и Шарлотте казалось, что в ее голове не осталось ни единой мысли. Его рука была везде, пальцы то запрокидывали назад ее голову, то дергали шнуровку на платье и проникали внутрь, к обнаженной коже. В затуманенном страстью сознании возникла сцена из прошлого. Шарлотта немного отодвинулась, толкнула Дэра назад, в кресло, обитое темно-красной тканью, и упала на него сверху, задрав платье так, чтобы сесть на мужа верхом.

— Шарли, я не могу…

— Разве ты не помнишь? — заворковала она, лихорадочно сдергивая с него рубашку. — Ты обещал мне показать, как можно овладеть друг другом в кресле. Мне до сих пор интересно, как это должно происходить, — если, конечно, предположить, что твое мужское орудие сумеет действовать вверх ногами; разумеется, у меня нет опыта с перевернутым орудием, ты сам понимаешь, но раз уж оно так натянуло твои бриджи, что сейчас все пуговицы оторвутся, я думаю, тебе нравится моя идея. И надеюсь, ты толком объяснишь мне, куда нужно деть ноги.

Дэр поцеловал ее так, что остатки мозгов из головы улетучились, оторвался от сладкого рта и начал целовать шею.

— Я не могу этого сделать, дорогая. Не могу… я не понимаю… ты не можешь хотеть…

— Еще как хочу, — возразила Шарлотта, покусывая его губы и развязывая тесемки на бриджах. — Ты даже представить себе не можешь, как я тебя хочу, Дэр.

— Ты заслуживаешь большего, чем калеку с изуродованным лицом и безжизненной рукой, — простонал он в ее голое плечо. Шарлотта расстегнула последнюю пуговицу на его бриджах.

— Я заслуживаю тебя. — Она улыбнулась и осторожно сняла с него глазную повязку. Дэр дернулся, пытаясь ее остановить, лицо его исказилось, здоровая рука схватила Шарлотту за запястье. — Мужчины! Мне вас не понять — столько шума из-за нескольких шрамов!

Он напрягся, когда она начала целовать изуродованную половину лица, подбираясь к пустой глазнице.

— Нет!

Одно-единственное слово, сказанное с рыданием и такой болью, что глаза Шарлотты наполнились слезами. Она нежно поцеловала закрытое веко. Ну как он может думать, что ерунда вроде потери глаза может повлиять на ее любовь к нему?

— Да. До тех пор, пока ты не поймешь, что твои раны ничего для меня не значат, — да!

Она снова поцеловала его пустую глазницу, и снова, и снова, и наконец Дэр повернул голову и посмотрел на нее. В его глазу ярко пылало желание, любовь и страсть, смешанные с настороженностью, словно он готовился к удару. Шарлотта улыбнулась и поцеловала второй, здоровый глаз.

— «Взглянут — и сладко-истомная страсть из-под век их прелестных льется на всех», — процитировала она.

Дэр изумленно открыл глаз. Шарлотта улыбнулась:

— Это из этих древних греков, с которыми вечно носился папа. Не помню, из которого… кажется, его звали Илиад… папа читал нам его вслух. В мистере Илиаде не было ничего особенно интересного до тех пор, пока он не начинал говорить о сладкой росе, льющейся на языки.

Губы Дэра слегка изогнулись.

— Думаю, этого джентльмена звали Гесиод, а не Гомер.

Шарлотта прижалась к нему и взяла его лицо в свои ладони.

— Неужели так важно, кто именно это сказал? — спрашивала она между короткими поцелуями, которыми покрывала его щеки. — Неужели что-то еще имеет значение, кроме того, что ты мой муж и я люблю тебя, и хочу, чтобы ты мне показал, как занимаются любовью в кресле — ведь ты так соблазнительно дразнил меня этим несколько месяцев назад?

Дэр еще некоторое время боролся с собой. Здравомыслящая его часть, понимавшая, что он недостоин Шарлотты, та, что советовала выбрать трусливый выход из положения как единственный способ освободить Шарлотту, убеждала его столкнуть жену с колен и уйти. Спрятаться в спальне, в темноте, скрывающей шрамы, в том числе и те, что ныли в душе. Но тепло жены, ее мягкое, прижимающееся к нему тело, любовь, светившаяся в ясных синих глазах, заполняли его таким сильным чувством, что отчаяние разлетелось в клочья. Дэр знал, что должен оттолкнуть ее, но был слишком слаб, чтобы отказаться от предложенного ею убежища.

Она пробормотала его имя, пока он стягивал с нее платье и обнажал груди — ее восхитительные груди. Они так красиво смотрелись, обрамленные зелено-кремовым платьем и кружевами сорочки! Дэр взял одну грудь в руку и нежно потер большим пальцем сосок. Шарлотта застонала и выгнула спину. Он беззвучно выругался, сцепил зубы, попытался заставить правую руку пошевелиться и вздрогнул. Шарлотта сама взяла искалеченную руку и прижала ее к своей груди.

— Как дорогой шелк, — шептал Дэр, лаская ее груди. Поразительное тепло словно втекало в кончики пальцев и растекалось по всему телу. Его рука выскользнула из-под ее, но он изо всех сил напряг мышцы и сумел удержать ее на округлости бедра Шарлотты, теплом даже сквозь платье.

— Знаешь, я как раз собиралась сказать то же самое про тебя, — отозвалась Шарлотта, гладя его обеими руками. — Твое мужское орудие так затвердело, но в то же время кожа такая мягкая. Это и вправду поразительное орудие, да? Я имею ввиду — когда оно обмякшее, там и смотреть-то особо не на что. Я бы даже сказала — оно такое комичное, когда вяло болтается во все стороны. Но когда ты делаешь его таким, оно просто вызывает благоговение. А как ты это делаешь, Дэр? Тебе потребовалось много времени, чтобы научиться? Наверное, пришлось брать уроки? Я, конечно, видела животных, но мужчины — это же не животные, поэтому я все время удивляюсь, как у вас это получается.

Дэр терпел ее прикосновения (продолжая говорить, Шарлотта одновременно ласкала его) столько, сколько мог. Он стискивал зубы. Он сжимал челюсти. Он впивался пальцами в ее платье. Он пытался думать о чем угодно, лишь бы отвлечься от огня, полыхавшего при каждом движении ее пальцев, но понимал, что долго не выдержит.

— Шарлотта, — произнес он так решительно, как это вообще возможно для мужчины, находящегося на грани экстаза. — Если ты не против, давай отложим лекцию о мужской физиологии на другой раз.

Она подалась вперед, прижавшись к нему мягкими грудями.

— Обещаешь? — Шарлотта легко целовала его, и Дэр не выдержал — запустил руку в ее волосы и впился в ее губы. Это было необыкновенно хорошо, и только тогда, когда она заерзала у него на коленях, он оторвался от ее восхитительного рта.

— Я всегда выполняю свои обещания, — пробормотал Дэр в ее грудь и сомкнул губы на манящем твердом бугорке. Он дразнил и покусывал сосок, наслаждаясь ее стонами удовольствия и тем, как ее пальцы впивались ему в бедра, потом переключился на второй, лизал и посасывал его до тех пор, пока Шарлотта не задышала так же тяжело и прерывисто, как и он сам. Дэр выпутался из ее волос и погладил по спине. Она задрожала от удовольствия. Дэр скользнул рукой по ее бедру, стремясь туда, где она нетерпеливо ждала его.

Огонь желания смешался с любовью, вожделение Дэра было тесно связано с радостью — Шарлотта принадлежит ему, сейчас, сегодня ночью, всегда.

Дэр подвинулся вперед, приподнял Шарлотту. Она скользнула рукой между их телами и медленно стала садиться на него. Волна удовольствия захлестнула Дэра. Он показал жене, как нужно двигаться на нем, и в груди вспыхнуло чувство собственности. Это его жена, его Шарлотта, его ошеломительная, страстная богиня, чья любовь исцеляет, несмотря на желание умереть.

Он думал, что она воплощение дьявола? Дэр перестал целовать ее нежную шею и посмотрел на жену. Она выгнула спину и широко распахнула глаза от восторга приближающегося экстаза. Ее исступленный восторг заполнил Дэра, привязал его к ней, и он уже не мог понять, где заканчивается она и начинается он сам. Ее любовь омывала его жаркой волной такой силы, что захватывало дух, его имя сорвалось с ее губ, и он сдался, изливаясь в нее своим семенем. Шарлотта сладко дышала на него, нежно целовала, говорила какие-то милые, бессмысленные слова…

Она не дьявол, она ангел.

И он никогда ее не отпустит.

Глава 16

Шарлотта удобно лежала на муже, все еще сжимая его ногами. Он дышал уже спокойнее, но все же немного хрипловато. Она легонько пошевелилась и улыбнулась. Его сердце сильно колотилось. Кто бы мог подумать, что такая простая вещь, как сердцебиение, может доставить столько удовольствия, такую удовлетворенность? Причем, подумала Шарлотта, это связано не столько с самим актом, сколько с тем, что в момент пика Дэр громко прокричал ее имя.

Она умиротворенно вздохнула. Как хорошо, что ей удалось его соблазнить! Как чудесно увидеть в его глазу что-то другое, а не только жалость к себе!

Она снова пошевелилась, и рука Дэра обняла ее крепче.

— Я бы с радостью, любовь моя, но дай мне немножко времени. Я уже не тот, что раньше.

Шарлотта захихикала, поняв, о чем он, и вдруг замолчала — надо же было настолько потерять контроль над собой, чтобы захихикать! Она никогда не хихикала, она гордилась тем, что не относится к хихикалкам.

— Боже, какая я сегодня дурочка, — пробормотала Шарлотта и заерзала. Она замурлыкала себе под нос от удовольствия и покрутила бедрами.

Дэр удивленно посмотрел на нее, и его губы медленно-медленно изогнулись в лукавую улыбку.

— Вы, мадам жена, совершенно неисправимы.

— Знаю. За это ты меня и любишь, — ответила она с безупречным самообладанием. — Значит ли это, что ты поправляешься? Может, уже перестанешь хандрить и вернешься к работе над двигателем?

Его единственный глаз, сверкавший от страсти, мгновенно потускнел. Дэр хмуро поджал губы, аккуратно снял с себя Шарлотту, поставил ее на ноги и сел сам.

Дурной знак, решила Шарлотта. Она вздохнула и одернула платье.

— Жизнь, милая моя жена, вовсе не так проста, как кажется.

Дэр отвернулся от нее и посмотрел в окно, на оживленную улицу внизу. Шарлотта нахмурилась.

— Это цитата или просто твое наблюдение?

Он пожал плечами и не ответил.

И тогда Шарлотта разозлилась. Сильно, по-настоящему разозлилась. Вот только что она наслаждалась чудом их слияния, полнотой их любви, радостью, расцветавшей в душе при мыслях о счастливом будущем, и вдруг ее охватила ярость, превратившаяся в ледяную решимость.

— Я провела восхитительные полчаса в твоих объятиях. Мы пережили нечто особенное, по-настоящему волшебное и важное. Я готова сделать все, что угодно, лишь бы заставить тебя понять, что после взрыва мои чувства к тебе не изменились, но ты снова закрываешься от меня, чтобы продолжать свой пагубный путь, погружаясь в жалость к себе и страдания. — Она схватила со столика пистолет. — Да будет так. Раз ты так жаждешь антрацита, я его тебе дам.

Дэр повернулся и обнаружил, что смотрит прямо в длинное дуло своего дуэльного пистолета.

— Наверное, ты хотела сказать, суицида?

— Я прекрасно знаю, что значит слово «антрацит»! — отрезала Шарлотта, обеими руками взводя курок. — И заверяю тебя: раз ты стремишься достичь непроницаемого черного ничто, ты его получишь. Если ты сию же секунду не прекратишь дуться, я тебя застрелю.

— Я не дуюсь. Боже милостивый, Шарлотта, посмотри на меня, просто посмотри! Я потерял глаз, возможность пользоваться рукой и единственную надежду спасти нас от работного дома! Я что, дуюсь? Нет, я скорблю над ошибкой, которая мне так дорого обошлась! Разве я дуюсь? Нет, я знаю, что уже никогда не стану таким, как был. Я дуюсь? Нет, я понимаю, что погубил не только свою жизнь, но и твою. Я не дуюсь, я оплакиваю утрату собственной мужественности. Как я могу дать тебе то, что ты хочешь, чего ты заслуживаешь, если сам нахожусь в таком жалком состоянии?

— Можешь и дашь, если только перестанешь себя жалеть и подумаешь для разнообразия обо мне. Честное слово, Дэр, любой другой муж просто бы из кожи вон лез, лишь бы меня ублажить, а ты… сначала так красиво занимался со мной любовью, а потом тут же отвернулся, будто у меня прямо на лбу появился некрасивый прыщ. Я этого не потерплю, понял? Просто не потерплю! И если ты предпочитаешь умереть, а не жить счастливо со мной, так тому и быть. Я тебя застрелю.

— Не застрелишь, — страдальчески вздохнув, ответил Дэр и шагнул к ней. — Ты сама сказала, что любишь меня, а раз любишь, значит, не застрелишь.

— Застрелю. Я говорю совершенно серьезно, Дэр. Посмотри на мой лоб. Видишь морщинку? Она может там остаться. Я не так-то часто морщу лоб, рискуя нажить морщины, и по одному этому ты должен бы понять, что я говорю серьезно.

— Ты меня не застрелишь, — повторил он, сделав еще один шаг и протянув руку за пистолетом. — Я даже этого не стою.

— Фазаньи перья! — рявкнула взбешенная Шарлотта, и пальцы ее непроизвольно надавили на спусковой крючок. Пистолет дернулся, отдавшись болью в руке, звук выстрела прогремел в комнате с такой силой, что в ушах зазвенело. На языке возник вкус пороха, Шарлотта закашлялась и с ужасом посмотрела на мужа.

— Ты в меня выстрелила! — потрясенно воскликнул он, глядя себе на ногу, потрогал ее и вытянул ладонь, показав испачканные красным пальцы. — Клянусь Иисусом, ты в меня выстрелила!

— Но ты же хотел, чтобы тебя застрелили, — ответила Шарлотта, уронила пистолет и бросилась к его ногам.

— Не в ногу, — возразил Дэр. — Никто не хочет, чтобы ему стреляли в ногу, это немужественно. Стрелять в висок — это прилично. Но не в ногу, Шарлотта, только не в ногу! О! Больно!

— Если ты перестанешь вертеться, я посмотрю как следует… о, Бэтсфоум, у нас тут случилось небольшое происшествие.

— Ты выстрелила в меня! Нарочно!

— Небольшое происшествие, — выразительно повторила Шарлотта и разорвала окровавленные бриджи Дэра. Крови было совсем немного, муж не упал, и она понадеялась, что ранила его не особенно тяжело. — Собственно, я вообще не собиралась стрелять.

— Она сказала, что застрелит меня, — пожаловался Дэр Бэтсфоуму. — Встала прямо вон там и сказала, что застрелит. А потом выстрелила. Ну, какая жена может хладнокровно выстрелить в своего калеку-мужа?

— Которая устала от его бесконечного уныния и хандры. — Бэтсфоум взглянул на глазную повязку Дэра, наклонился и всмотрелся в обнаженную ногу.

— Ценное замечание, — сварливо произнес Дэр. — Ой! Шарлотта!

— Оторвите-ка вот этот кусок ткани… вот так. Выглядит не так уж и страшно, правда, Бэтсфоум?

Бэтсфоум вытащил довольно грязный носовой платок и промокнул кровь, сочившуюся из небольшой ранки на бедре Дэра.

— Ничего страшного, мэм. Я бы сказал, что вы плохо прицелились. Похоже, пуля только царапнула кожу.

— Она меня застрелила!

— Ой, хватит вести себя как ребенок.

— Она выстрелила в меня из моего собственного пистолета!

— Я едва задела тебя. Едва задела из твоего собственного пистолета. Ранка такая маленькая, что ее все равно что нет, правда, Бэтсфоум?

— В самом деле, мэм, осмелюсь сказать, что…

— Вот видишь, Бэтсфоум со мной согласен. Можно сказать, что я не стреляла. А теперь, если ты сядешь, я промою твою почти несуществующую ранку, и ты сможешь проковылять в свою мастерскую и посмотреть, что там с твоей машиной.

— Двигателем, — нарочито угрюмо сказал Дэр, пока Бэтсфоум усаживал его в кресло.

Шарлотта успокоилась. Если муж устраивает такую суматоху из-за сущего пустяка — подумаешь, выстрел в ногу! — значит, он на пути к выздоровлению. Все то время, пока Дэр оправлялся после куда более тяжелых ран, от него не слышали ни единой жалобы.

— Мне нужна вода, бинты и та примочка, что очень хорошо помогла лицу Аласдэра. — Шарлотта внимательно посмотрела на мужа. — И бренди, Бэтсфоум. Он кажется немного потрясенным, думаю, его сиятельству не помешает взбодриться.

К тому времени, как рану промыли, смазали и забинтовали, а Бэтсфоум помог хозяину надеть новые бриджи, Дэр уже вовсю ругался с Шарлоттой. Она приходила в восторг от каждого сердитого взгляда и нахмуренных бровей, то и дело вознаграждая его дурной характер (которого ей так не хватало последние четыре недели) восхищенными взглядами и короткими поцелуями.

— Я этого долго не забуду, имей в виду, — предупредил Дэр, ковыляя вниз по лестнице, ведущей в подвал. — Может быть, никогда.

— Прекрасно. Может быть, в следующий раз, если тебе вдруг придет в голову желание расстаться с жизнью, ты подумаешь как следует.

Дэр кинул на нее еще один сердитый взгляд и захромал сильнее, чем следовало. Честно говоря, он почти не ощущал раны, но сам факт — его жена, его Шарлотта выстрелила в него! Вот просто подняла пистолет и выстрелила! — повергал его в изумление и портил настроение. По ее виду не скажешь, что она хоть чуть-чуть раскаивается в этом ужасном поступке. О нет! Она расточает сладкие улыбки и осыпает его сладкими поцелуями, ласкает его и своими очаровательными синими глазами раздает обещания… и ему уже хочется только одного — подхватить ее на руки, отнести в спальню и медленно, неторопливо заняться с ней любовью. В течение нескольких часов. Или даже дней. Или лет — звучит прекрасно.

— Знаешь, твоя хромота кажется мне такой романтичной, — дерзко шепнула Шарлотта ему на ухо, когда он открыл для нее кухонную дверь. Входя в кухню, она провела пальцами по безвольным пальцам его покалеченной руки, и глаза полыхнули неприкрытой страстью. Дэр вздохнул и вслед за женой спустился по последнему пролету лестницы в то, что осталось от мастерской. Ему хотелось снова закутаться в зябкий плащ мученичества, обвинить Шарлотту в том, что она ничуть не переживает из-за того, что ранила его, но Дэр был человеком честным и не мог не признать, что только этот бессовестный выстрел заставил понять, как Шарлотта его любит. И как много он потеряет без нее.

— Ну? Что ты думаешь? Это можно починить? — Шарлотта отошла в сторону и показала на остатки двигателя.

Дэр обошел комнату, рассеянно отметив, что кто-то прибрался тут после взрыва. Обломки котла аккуратно сложили в углу, прочный дубовый стол, по словам Шарлотты, спасший ему жизнь, отчистили и поставили на обычное место. Дэр старался не смотреть на сам двигатель, боясь минуты, когда придется признать — мечта погибла, надежды и планы на будущее рухнули, и во всем виноват его беспечный просчет.

— Ну? — снова спросила Шарлотта. И тогда Дэр все-таки посмотрел на двигатель, медленно обошел его кругом, оценивая повреждения. Как ни удивительно, но их было совсем мало, все же проект оправдал себя.

— Ты сможешь его починить? Сколько времени это займет? Мы все будем помогать — и Бэтсфоум, и остальные слуги, и я, поэтому не думай, что тебе придется работать в одиночку. До выставки еще целых десять дней! Я уверена, с нашей помощью он заработает!

Дэр отметил нотку гордости в ее голосе и наклонился, изучая хрупкие клапаны. Они открывались с некоторым трудом, но все это можно исправить хорошей смазкой. Запасной котел у него есть, он его сделал, когда вносил изменения в проект, так что если нужно заменить только котел, если больше ничего не повреждено, то вполне можно успеть доделать двигатель до выставки. Дэр мысленно произвел кое-какие подсчеты, отошел назад, машинально расстегнул запонку и закатал рукав на покалеченной руке. Шарлотта тут же шагнула к нему и помогла со вторым рукавом. Дэр поморщился, но ничего не сказал.

— Ты сделаешь его, правда? — нежно спросила она его и погладила по щеке. Он отвел взгляд от двигателя и посмотрел на жену. В ее глазах сияли надежда, гордость и любовь.

— У меня, черт побери, почти нет шансов успеть к сроку, — предупредил он.

Шарлотта сверкнула ямочками.

— Ты справишься.

— Уйдет уйма времени на то, чтобы выяснить, какой недостаток был в котле, потом придется спроектировать новый, я уж не говорю о переделке запасного, чтобы он отвечал всем изменениям.

— Это сложно для человека твоего ума? Фу! Бьюсь об заклад, ты уже знаешь, в чем ошибка и как ее исправить.

Губы Дэра дернулись. Она была права, и они оба это знали.

— Придется работать сутками напролет. У меня не будет времени куда-либо сопровождать тебя.

Шарлотта опустила глаза и начала расстегивать пуговицы на его жилете, чтобы он смог остаться в своей привычной рабочей одежде — рубашке и бриджах.

— Уверяю тебя, это ерунда. Собственно, я уже отказалась от всего, чтобы остаться дома и помогать тебе.

Дэр едва не воскликнул, что не нуждается в ее помощи, но взглянул в ее сияющие, счастливые глаза и промолчал. Он слышал нотку гордости в ее голосе, когда она говорила, что и она сама, и слуги будут ему помогать. Он не смог бы погасить этот свет в ее глазах — так же, как теперь не смог бы выстрелить в себя.

Это он доверит своей жене.

— Твоя помощь будет неоценима, — серьезно произнес Дэр и, не удержавшись, чмокнул ее в кончик очаровательного носика, а потом повернулся к двигателю. Придется подыскать Шарлотте какое-нибудь безобидное занятие, что-нибудь такое, чтобы удовлетворить ее жажду помощи, лишь бы она не пострадала, если все опять пойдет не так.

— На этот раз все будет хорошо, — произнесла Шарлотта, словно прочитала его мысли. — Теперь ты знаешь, где именно была ошибка, и сумеешь ее исправить.

— Мм… — согласился Дэр и взял инструмент, чтобы закрепить разболтавшийся при взрыве поршень. Он уже переключился на работу и быстро соображал, как подкорректировать перелив воды в паровой котел, когда услышал скрип открывающейся двери.

Дэр поднял глаза и улыбнулся:

— Шарлотта…

Она остановилась на пороге.

— Спасибо.

Она склонила голову набок.

— За то, что выстрелила в тебя?

Он усмехнулся:

— За то, что показала мне, сколько я потерял бы, не женившись на тебе.

— Ах это! — высокомерно произнесла Шарлотта, выплывая в дверь. — Я-то думала, ты уже успел понять, что просто не можешь без меня жить!

— Ну, какие у вас новости, Кроуч? — Шарлотта устроилась в гостиной Джиллиан, выжидательно посмотрела на стоявшего перед ней дворецкого и показала ему на голубое с золотом кресло. Кроуч сел в него с большой неохотой, пристраивая свое крупное тело в небольшое кресло с таким лицом, будто боялся, что раздавит элегантную мебель. Шарлотта усмехнулась. Ее кузина, учитывая такие же крупные размеры Черного Графа, велела укрепить все кресла в доме так, чтобы, несмотря на свой изящный вид, они бы выдержали и быка, если потребуется.

Кроуч потер крюком нос.

— А новостей-то немного, миледи. Я послал ребят поразузнать про лорда Карлайла — ну, этого, который называет себя лордом Карлайлом, но пока они выяснили только одно. Он и впрямь прибыл сюда на «Мэри Роуз».

Шарлотта нахмурилась.

— И это все, что вы сумели выяснить за месяц? Что Притворщик приплыл сюда на этом корабле?

— Не так-то просто отыскать команду. Им дали трехнедельный отпуск, миледи. Пришлось посылать Томаса и Чарлза в деревню, чтобы они поговорили с боцманом, а несколько сыщиков разыскивали тут матросов. Я сам разговаривал с капитаном, но он сказал только, что Макгрегор присоединился к команде в Шанхае, поведал им странную историю о похищении, сам, что хотя на вид он настоящий джентльмен, отлично умеет управляться с судном.

— Это говорит только о том, что часть его байки — та, насчет службы на торговом судне — правдива. Но не дает никаких доказательств того, что его притязания на титул Аласдэра ложны. А ведь вы должны были отыскать именно их, Кроуч!

— Я делаю все, что могу, леди Шарлотта. Но он вроде как не торопится предоставить мне доказательства насчет наследства. Говорит, что все отдал юристам, а у меня и права нет спрашивать.

— Ха! Очень удобная отговорка, вот как я это называю! — Шарлотта побарабанила пальцами по небольшому столику, обдумывая, что делать дальше. — Я очень разочарована вашим расследованием, Кроуч, и не боюсь вам сказать. Очень. Я рассчитывала, что вы все выясните еще до того, как его сиятельство поправится, но прошло уже четыре недели, и что я могу сказать мужу, кроме того, что его фальшивый кузен, очевидно, служил на судне, плывшем из Англии в Китай и обратно? Вроде бы можно не подчеркивать, что множество людей путешествовали подобным образом, однако никто из них не заявляет, что они кузены Дэра.

— Нет, миледи, — покорно отозвался Кроуч. Шрам, тянущийся через всю его щеку до уголка рта, слегка подергивался. — А что говорят юристы его сиятельства?

Шарлотта забарабанила пальцами в два раза громче и сильно нахмурилась, забыв о возможных морщинках, так ее расстраивала мысль о том, что сказали в своем последнем сообщении никчемные юристы Дэра.

— Ничего утешительного. Пишут, что у Притворщика имеются доказательства его притязаний, но им еще нужно проверить детали. Проверить! — Шарлотта гневно фыркнула, схватила веер Джиллиан и принялась яростно обмахиваться. — Его юрист даже не пытается опровергнуть заявление Притворщика! Он слишком занят, проверяя его. Вот почему я наняла вас, Кроуч. Сделать то, чего не желают делать юристы!

— А я вам сказал, что готов взяться за это дело, но только для того, чтобы выяснить правду, а не для того, чтобы подтасовать факты для вашего удовольствия.

— Ну что за вздор! Я совершенно уверена, что правда и то, что я хочу услышать, — это одно и то же! Только у этих болванов, Данбриджа и Сторма, не хватает мозгов, чтобы заглянуть под очевидное, а если мой муж меня чему-нибудь и научил, так это тому, что внешняя красота — это просто бренная тощая овечка.

Кроуч посмотрел на Шарлотту так, словно у нее вдруг отросли крылья и появился нимб:

— Миледи?

— Внешняя красота — просто бренная тощая овечка. Это значит, нужно копать глубоко, чтобы найти что-нибудь еще, кроме наносного, кажущегося. Это известное изречение, по-моему, из какого-то знаменитого стихотворения или из Библии, не помню точно. Папа читал мне его много лет назад и очень настаивал, что это нужно запомнить. Там еще было что-то про тучных овец, и нужно сказать, что тучные овцы нравятся мне гораздо больше, чем тощие, но, наверное, «внешняя красота — это бренная тучная овечка» звучит гораздо хуже, правда?

Кроуч еще какое-то время моргал, глядя на нее, потом пару раз кашлянул, пробормотал себе под нос «бренная оболочка», и его шрам опять дернулся.

— Э-э… что до нашего дела, миледи, есть еще кое-что…

Шарлотта перестала барабанить пальцами по столу и весьма изящно изогнула бровь.

— Кое-что? И это кое-что доказывает, что Притворщик — просто бесчестный бездельник, решивший набить свои карманы наследством моего Дэра, да еще и титул отнять? Это кое-что может раз и навсегда уничтожить все его претензии и дьявольские планы? Я могу предъявить это кое-что тем болванам, Данбриджу и Сторму, а они могут этим воспользоваться, чтобы превратить его в посмешище перед всем светским обществом?

— Это уж вам решать. Я тут отправил одного человечка поразнюхивать кое-что, и он говорит, что его сиятельство… ну, этот, фальшивый лорд… что он на бобах.

— На бобах?

Кроуч кивнул.

— Поговаривают, что он только и ждет, когда получит титул да наследство. По уши в долгах, а за душой ни гроша, вот что я слышал.

— Негодяй! Наверняка, как только мы докажем, что он мошенник, он попытается навесить на нас все свои долги — скажет, что это из-за нас у него все пошло прахом! У людей такой породы нет ни стыда, ни совести.

— Мне кажется, ради пары грошей человек с такими долгами пойдет на все, что угодно, — задумчиво произнес Кроуч.

Шарлотта сразу сообразила, к чему он клонит.

— Думаете, его можно подкупить, чтобы он отказался от своих нелепых притязаний?

Кроуч пожал плечами:

— Можно попытаться, хуже-то не будет.

— Хм… Мысль неплохая, да только у нас пока денег на взятки нет, так что придется придумать что-нибудь другое. А пока я хочу обсудить с вами еще один вопрос. Насколько я понимаю, лорд Уэссекс вам сейчас жалованье не платит, вы получаете только на питание?

Если Кроуч и удивился внезапной смене темы, виду он не подал.

— Да, миледи.

— Прекрасно. Это значит, что вы ничем важным не заняты. Я хочу, чтобы вы и вообще все свободные слуги каждое утро приходили ко мне домой. Спать, конечно, можете здесь, и я уверена — лорд Уэссекс не будет против, если вы воспользуетесь его экипажем и лошадьми, тем более что это делается ради меня. Жду вас на рассвете. Явитесь к Бэтсфоуму, он сообщит, кому какие обязанности выполнять.

— Обязанности?

— Обязанности. Я пообещала его сиятельству, что мы все будем помогать ему с двигателем, поэтому для выполнения обычной повседневной работы нам нужна лишняя прислуга. Разумеется, разницу в жалованье я вам выплачу. Джиллиан наверняка захочет сделать мне свадебный подарок — я просто скажу ей, что этим подарком будет ваше жалованье.

— Вы просто сама доброта, — произнес Кроуч, и его шрам легонько дернулся.

— А вы что, в этом сомневались? — удивилась Шарлотта, надевая перчатки и собираясь уходить.

— Нет, нисколько. Так насчет расследования в Шотландии — надо думать, вы хотите, чтобы оно продолжалось?

— Безусловно. Я совершенно уверена, что в этом расследовании найдутся необходимые нам доказательства, и мы выясним, что Притворщик вовсе не тот, кем прикидывается. Скажите своему человеку, пусть ищет, пока не найдет то, что нужно.

— Ага. Еще что-нибудь от меня требуется?

Кроуч открыл перед Шарлоттой дверь гостиной.

— Не думаю. Главное, чтобы вы с остальной прислугой были у нас завтра на рассвете.

— Да, миледи.

Шарлотта спускалась по лестнице, составляя мысленный список того, что необходимо сделать до конца дня: написать очень суровое письмо Данбриджу и Сторму и сообщить, что если они забыли, кто их наниматель, то в их услугах никто не нуждается; навестить Каролину и услышать все последние сплетни; и самое главное, выкроить время и почитать книги Дэра, чтобы разобраться в его двигателе.

— О! — воскликнула она, уже занеся ногу на ступеньки кареты, и обернулась к Кроучу. Тот вежливо стоял рядом, и его крюк зловеще сверкал на солнце. — Есть еще кое-что! Может быть, вы или кто-нибудь из слуг разбирается в проектировании и конструировании морских двигателей?

Похоже, Кроуч чем-то подавился, скорее всего воздухом — с кузиной Джиллиан то и дело случалось подобное. Проглотив, он ответил:

— Жаль вас разочаровывать, но нет, никто из нас в этом не понимает, миледи.

— Жалко, — вздохнула Шарлотта, забралась в карету и велела кучеру отвезти ее к дому Каро.

Высокая полная женщина с седыми волосами стояла в гостиной и показывала Каро что-то зеленое. Когда дворецкий доложил о приходе Шарлотты, толстуха спрятала это «что-то» в юбки и быстро выскочила за дверь. Лицо у нее было красное.

— До чего ты докатилась, Каро! Хихикать в собственной гостиной с поварихой! — произнесла Шарлотта, столкнув Веллингтона и усаживаясь на диван.

— О нет! Это… просто… у нее… и это… и она подумала, что мне тоже будет интересно… ой, мамочки! — Каролина разразилась хохотом, из глаз потекли слезы. Шарлотта аккуратно расправила юбки. Мопс радостно завилял хвостиком, ткнулся своей приплюснутой мордочкой ей в щиколотку, она смилостивилась и почесала его за ушками. Веллингтон, счастливо вздохнув, рухнул на пол, положил голову ей на ногу и заснул.

— Так ты объяснишь мне, в чем дело, или так и будешь заикаться и меняться в лице пятнадцатью оттенками красного? — поинтересовалась Шарлотта и посмотрела на подругу, поджав губы, как старая дева, ошеломленная вопросом, правда ли детей находят на грядке с огромными тыквами.

— Пипетка, — выдохнула Каролина, промокая глаза кружевным носовым платочком. — Миссис Роббинс нашла огурец, формой в точности похожий на… погремушку. Он просто исключительно… исключительно похож… как настоящий…

Шарлотта смотрела на свою подругу, корчившуюся в очередном приступе смеха, и думала, что на самом деле ей больше некого назвать другом, поэтому нужно просто переждать это огуречное веселье. Она дала Каролине тридцать секунд на то, чтобы прийти в себя, потом просто придется приводить подругу в чувство.

Самый лучший способ прекратить женскую истерику — плеснуть в лицо холодной водой, решила Шарлотта. К счастью для Каролины, необходимости в этой крайней мере не возникло. Под пронзительным взглядом Шарлотты она сумела взять себя в руки и теперь сидела, лишь изредка фыркая, хихикая и прикладывая к глазам платочек.

— Наконец-то! Ну, честное слово, Каро, я бы отчитала тебя за такое нелепое поведение, но боюсь, что, если упомянуть огурец, ты снова начнешь хихикать, как легкомысленная глупышка.

Ненавистное слово произвело тот самый эффект, на который рассчитывала Шарлотта. Каролина резко выпрямилась и гневно посмотрела на подругу.

— Я не легкомысленная глупышка!

Шарлотта могла бы много чего на это ответить, но, как ни удивительно, мудрость, приобретенная ею за последние несколько месяцев, направила ее на путь наименьшей обиды.

— Конечно, нет. Ты чудесная. Ну, не без глупостей в голове, и в другое время я бы к тебе с удовольствием присоединилась, но, к сожалению, сегодня мне не хочется дурачиться.

Каролина мгновенно посерьезнела, не зная, чего пугаться сильнее — неожиданной доброты Шарлотты или скрытого смысла ее слов.

— Что случилось? Мистеру Макгрегору стало хуже?

— Совсем напротив. Когда я уходила из дома, он вместе с Бэтсфоумом, Уиллсом, поваром и двумя лакеями трудился над двигателем. Похоже, к нему вернулась воля к жизни, и я очень этому рада.

— Тогда в чем дело? Я же знаю тебя с самого детства, Шарли, и ты всегда была готова дурачиться, признаешь ты это или нет. А если ты настроена серьезно, значит, случилось что-то ужасное, но ты мне говоришь, что твой муж идет на поправку… я в растерянности!

И тут Шарлотта сломалась. Она позволила себе надуть губы (ей этого давно хотелось) и наплевала даже на то, что от надутых губ появляются прыщи. Если кто и заслуживал возможности хорошенько подуться, так это она.

— Да все эта занудная история с Притворщиком! Я-то надеялась, что все закончится к тому времени, как Дэр поправится и снова возьмется за работу, но ничего не закончилось. От юристов вообще никакого толку — могу поклясться, что Притворщик им заплатил. И даже Кроуч не сумел доказать, что он вовсе не тот человек, за которого себя выдает. Никто, кроме меня, не понимает, как важно все это распутать. Без титула все возможные деловые партнеры Дэра — все пэры — просто не захотят иметь с ним дела. Может быть, мистер Макгрегор с шотландского острова Кейрн и джентльмен, но он не обладает той значимостью, какая присуща графу Карлайлу.

— О, вздор, — ответила Каро, и ее озабоченно наморщенный лоб разгладился. — Твой муж останется тем же самым человеком, хоть с титулом, хоть без него.

— Ну конечно, останется! То, что Дэр всегда будет тем же самым выдающимся, исключительным человеком, несмотря на положение, вообще не обсуждается! Но дело в том, что общество очень непостоянно, и ты прекрасно знаешь, что там могут избегать человека из-за какой-то ерунды. Собственно, я тому живой пример.

— Ты со скандалом убежала из дома и вышла замуж, Шарли, — осторожно напомнила Каролина.

Шарлотта встала и потеребила шнур от занавески, глядя в окно на оживленную улицу.

— Но мой-то муж ни с кем не собирается убегать. И он не сделал ничего такого, чтобы стать мэрией.

— Парией.

— И парией тоже. Ты-то понимаешь мое беспокойство, Каро: я беспомощна и никак не могу помочь Дэру в том единственном, в чем действительно разбираюсь, — в светском обществе.

Стекло охлаждало лоб, и это почему-то успокаивало. Внезапно Шарлотте вдруг ужасно захотелось свернуться в клубок, и пусть мир живет дальше без нее. Она никогда раньше не уклонялась от брошенного ей вызова и сейчас впервые в жизни задумалась — а стоит ли продолжать бороться?

— Может ли что-нибудь причинить еще большую душевную боль? — пробормотала Шарлотта.

— Что причиняет душевную боль?

— Жизнь, — отозвалась Шарлотта, закрыв глаза и полностью отдавшись заполнившему ее страданию. — Мне кажется, что в последнее время я только и делала, что боролась, но ради чего? Боролась, чтобы вернуться в Англию, — а оказалась без гроша в кармане и отвергнутая собственной семьей. Боролась, чтобы выйти замуж за Дэра, — а оказалась грузом на его шее, ввергая его все глубже в пучину отчаяния, потому что он тревожится за мою жизнь. Боролась, чтобы доказать ему — я могу быть рядом и люблю его, несмотря ни на что. А теперь лишилась всего, за что боролась, всего хорошего в моей жизни за исключением Дэра.

— Шарли, я не знаю, что и сказать. Если тебе нужны деньги…

Шарлотта безрадостно улыбнулась, не показав ямочки.

— Это очень мило с твоей стороны, но не нужно. Деньги не главное, точнее, не самое главное.

— Тогда что?

Шарлотта вздохнула и снова опустилась на кушетку, не зная, как выразить чувства, упорно нараставшие в ней с момента знакомства с Дэром. Она прекрасно понимала, что леди вообще не думают о таких вещах, о которых в последнее время думает она, и очень сомневалась, что Каролина примет эти радикальные идеи.

— Дело в том, что я совершенно бесполезна. Во мне нет никакого смысла. Я никому не нужна. Леди нашего класса вообще бесполезны. Хуже, чем бесполезны, — они зависят от всего и от всех, начиная от приготовления пищи и кончая одеванием. Когда ты в последний раз одевалась сама, Каро? Сама причесывалась? Ну, видишь? И я не лучше, чем все остальные леди нашего класса. Меня учили только одному — хорошо выглядеть, развлекать окружающих и тратить деньги мужа. Но теперь мне все это ник чему— Дэр не заметит, если у меня внезапно вырастет еще одна нога или рука, никто из общества, кроме тебя, меня не признает, и я вынуждена сказать, что развлекать тебя — это не главная цель в моей жизни. Что до денег, то мне нечего тратить, потому что их нет.

Каролина в ужасе смотрела на нее, открыв рот.

— Не может быть, чтобы ты в самом деле так думала! Ты не можешь всерьез говорить, что мы ни на что не годимся!

— Назови что-нибудь, что могут делать светские леди. Что-нибудь толковое.

— Ну… — Каролина растерялась и взволнованно закусила губу. — Мы можем… у нас есть… о, благотворительность!

— Тратить деньги мужа, — подчеркнула Шарлотта. — А что-нибудь еще?

— Да… нет… о, ты меня торопишь. Я не могу думать, когда на меня так набрасываются!

Шарлотта вздохнула:

— Боюсь, больше ничего и нет. По крайней мере для меня точно ничего нет. Дэр уже на пути к физическому и психическому выздоровлению. Я не сомневаюсь, что он прекрасно проживет и без меня. У него есть слуги, чтобы помочь восстановить двигатель, есть связи Дэвида, чтобы помочь продать изобретение, даже если все остальные богачи потеряют к двигателю интерес, а самое главное — у Дэра есть ум, обаяние и теплота, и он легко найдет себе другую жену, такую, как он хочет, жену, которая полностью посетит себя ему. Посвятит, — исправилась она до того, как это успела сделать Каролина, и сморгнула слезы, изливавшиеся, казалось, прямо из сердца. — Правда в том, что я вообще никому не нужна, в том числе и Дэру.

— Он тебя любит, — всхлипнула Каролина, промокая глаза носовым платком. — А это значит, ты ему нужна. И ты его любишь.

— Он меня любит, но у него нет никаких важных причин удерживать меня в своей жизни. На самом деле без меня ему будет гораздо лучше.

— Но ты же не собираешься… ты же не хочешь сказать, что…

— Нет, разумеется, нет, что за мания величия? Я просто думаю, что самое лучшее… самое лучшее для Дэра — это добиться аннулирования нашего брака и дальше жить счастливо. И хотя наше расставание разобьет мне сердце, я буду черпать удовлетворение в мыслях о том, что он счастлив.

— О, как это романтично! — всхлипнула Каролина. — Как это мужественно с твоей стороны! Такое самопожертвование! Ты самая благородная женщина на свете, Шарли.

— Я очень благородна, — мрачно согласилась Шарлотта. Губы у нее дрожали — она только что полностью осознала всю величину собственной жертвы. — Просто не верится, что до этого дошло, Каро, но я и вправду хочу, чтобы он был счастлив, и не важно, какой несчастной стану при этом я. Пока он во мне нуждался, все было чудесно, но теперь…

Она вытерла покатившуюся по щеке слезу.

— Что ж, смысла плакать нет, путь мой ясен. А теперь, раз мы уже все решили, надеюсь, у тебя есть какие-то новые слухи про Притворщика? Может быть, они натолкнут меня на новые мысли в расследовании, и я смогу пошатнуть мнение света о нем? Прежде чем дать Дэру свободу, я хочу совершить свой последний акт доброты.

Всегда бледная Каролина побледнела еще сильнее, затеребила носовой платочек и исподлобья глянула на Шарлотту:

— О Боже…

— О Боже? Что такое? Что ты мне не рассказала?

— Я не хотела тебе говорить, но может быть, лучше, если ты узнаешь это от меня, и тогда лорд… мистер Макгрегор не услышит это в другом месте…

Шарлотта смахнула слезы, выступившие при мысли о ее благородном и бескорыстном поступке, и деловито произнесла:

— Рассказывай.

Каролина мялась и ерзала на кресле — так она вела себя крайне редко, и Шарлотта по-настоящему забеспокоилась.

— Ну… о, это совершенная неправда, и я хочу, чтобы ты знала, что я это понимаю! Совершенная неправда! Но вроде бы лорд Карлайл… ну, этот человек, который выдает себя за лорда Карлайла… он сказал лорду Кизу, а тот сказал сэру Альберту Моури, а он сказал дорогому Алджернону, что… что…

— О, ради Бога, Каро, не томи! — рассердилась Шарлотта, обеспокоившись еще сильнее.

— Он сказал, что твой муж шесть лет назад организовал его похищение, чтобы унаследовать титул и имения, потому что он был очень бедным и всегда домогался этого титула, и у лорда Карлайла есть доказательства его преступления, и он намерен выдвинуть против Аласдэра Макгрегора обвинение, чтобы его за это повесили, и что несчастный случай был просто хитрой уловкой, чтобы вызвать к нему сочувствие, и на самом деле он вовсе не пострадал, просто слишком труслив, чтобы встретиться с лордом Карлайлом публично, — сбивчивой скороговоркой, на одном дыхании выпалила Каролина.

— Что? — вскрикнула Шарлотта и вскочила с кушетки.

Каролина набрала в легкие воздуха.

— Он сказал, что твой муж организовал его похище…

— Нет-нет, незачем повторять эту гнусную ложь. Боже милостивый, он говорил все это? При людях?

Каролина кивнула и завертела головой, следя за Шарлоттой, по привычке начавшей расхаживать взад и вперед. Время от времени Каролина критическим взором поглядывала на ковер — похоже, после очередного круга Шарлоттиных размышлений ковер придется менять. Может, имеет смысл на время визитов Шарлотты расстилать здесь специальное покрытие?

— Думаю, сейчас слух дошел до всех, ты же знаешь, какой сэр Альберт сплетник.

— Не могу поверить, просто не могу поверить! Как он мог такое сказать? Что Дэр его похитил? Смехотворно, просто смехотворно! Нет, это не смехотворно, это… это… неводрузимо!

— Неводрузимо?

— Да, неводрузимо. Это значит «совершенно нелепо и неправдоподобно». Честное слово, Каро, тебе все-таки нужно выучить английский язык. Тебе катастрофически не хватает словарного запаса.

— Невообразимо.

− Что?

— Правильное слово «невообразимо», а не «неводрузимо».

Шарлотта нахмурилась.

— Невообразимо? От слова «образ»?

Каролина кивнула:

— Именно так.

— Очень-очень странно. Впрочем, это не важно. — Шарлотта на всякий случай запомнила сказанное и улыбнулась, снова охваченная радостным возбуждением. — Важно другое. У меня опять есть цель. Я смогу быть полезной. Нужно попасть домой до того, как Дэр об этом узнает.

— А как ты оградишь его от этого?

— Пока не знаю, но как-то придется, иначе он… он… о, не знаю, что он сделает, зато знаю, что это никак не будет связано с починкой двигателя, а он должен сосредоточиться на работе. Пожалуй, перестану принимать посетителей, не буду выпускать Дэра из дому и стану проверять его почту. Так я смогу выиграть время.

— Для чего?

— Разумеется, чтобы разобраться с Притворщиком раз и навсегда!

— Но… ты же сама говорила, что ничего не можешь с ним сделать и даже твое знание светского общества не поможет мистеру Макгрегору?

— Фазаньи перья! Это же было до того, как этот негодяй начал распространять свою грязную ложь! Ответь мне вот на какой вопрос, Каро: может ли в нашем городе кто-нибудь более искусно, чем я, организовать контратаку?

— Контратаку? — Каролину это потрясло. — Ты что, собралась его оклеветать?

Шарлотта презрительно фыркнула, потрепала по холке Веллингтона, выпрямилась и многообещающе улыбнулась подруге:

— Как будто это возможно! Я просто сделаю так, что все в обществе поймут, кто он такой на самом деле. И это, дорогая, станет моим новым маслом основания.

— Маслом… ты хотела сказать, смыслом существования?

Шарлотта прошествовала к двери, по дороге чмокнув подругу в щеку.

— Спасибо, милая Каро. Не знаю, что бы я без тебя делала.

Взметнув кружевной нижней юбкой, Шарлотта сбежала вниз по лестнице и впрыгнула в карету, мысленно составляя планы по спасению мужа. Надо же было быть такой дурочкой — решить, что она не нужна Дэру! Вот вам доказательство того, что у нее есть важная роль в его жизни, — Дэру необходимы ее проницательность, и ее острый ум, и ее умение подмечать то, чего не видят остальные, и все для того, чтобы его жизнь текла гладко и счастливо.

Шарлотта откинулась на спинку довольно неопрятного сиденья наемного экипажа и удовлетворенно улыбнулась. Вопрос с Притворщиком наверняка разрешится так, как она рассчитывает.

Разве теперь, когда она поняла, что нужна мужу, жизнь может не пойти ей навстречу? Сейчас главное — не дать Дэру узнать, какие гадости рассказывает о нем Притворщик, и все будет хорошо. А к тому времени, как двигатель будет доделан, а Дэр готов снова войти в общество, она разберется с его мнимым кузеном раз и навсегда. Шарлотта улыбалась, несмотря на то, что экипаж подпрыгивал и раскачивался на плохих рессорах. Наконец-то все идет так, как надо.

Глава 17

— Бэтсфоум, позовешь меня, когда Джонсон закончит с паровым цилиндром.

— Как пожелаете, сэр. На свете мало занятий, которые могут доставить мне большее удовольствие, чем пребывание в кузнице. Вы просто олицетворение доброты, раз предлагаете мне возможность избежать изнуряющей духоты этого дня, спрятавшись в маленькой, замкнутой лачуге, где, кроме массивного кузнечного горна, находятся еще сам массивный кузнец, его массивный помощник и два массивных сына, причем все четверо орут, требуя поддерживать в горне высокую температуру, чтобы работать с паровым цилиндром, который вы хотите починить.

— Бэтсфоум…

— Я не в силах представить, что могло бы понравиться мне больше, чем стоять на покалеченной конечности, радостно обливаться потом и упиваться мыслью, что я вношу свой незначительный вклад и облегчаю ваше сознание, в то время как вы проходите сквозь мучительные испытания, обедая в клубе, попивая охлажденные напитки и поглощая полезную для здоровья пищу, заставляя себя съесть фруктовое мороженое, которое там непременно подадут в этот, безусловно, самый жаркий день в истории Британии.

— Бэтсфоум…

— Я с трудом сдерживаю радость, переполняющую меня оттого, что мне удастся выполнить вашу великодушнейшую и чуткую просьбу. Право же, если бы дневная жара не до предела вымотала мое несчастное, искалеченное тело, я бы воспользовался этим случаем и выполнил несколько сальто, лишь бы продемонстрировать вам свой совершеннейший восторг по случаю поставленной передо мной задачи. Собственно, если вы подержите минутку мою шляпу, я все же попробую пройтись колесом, просто чтобы вы смогли спокойно отбыть в свой прохладный клуб с его прохладными, удобными креслами и прохладными, аппетитными закусками, зная, что сделали меня, вашего покорнейшего слугу, счастливым сверх всякой меры.

Дэр знал, как играть в эту игру. Улыбаться разрешалось, но сдержанно, а откровенный смех только ранит чувства Бэтсфоума, поэтому Дэр подавил готовый вырваться наружу хохот и изобразил печальную улыбку.

— Думаю, я сумею выдержать все муки обеда, не вынуждая тебя изображать из себя акробата.

— Право же, я буду только счастлив, сэр…

Дэр протянул руку и забрал из кареты трость.

— Просто убедись, что Джонсон выполнил свою работу как следует, а когда все будет готово, заедешь за мной. Пока цилиндр не починят, делать все равно ничего нельзя, поэтому я с таким же успехом могу ждать в клубе, заодно узнаю, что произошло в мире, пока я болел.

Бэтсфоум все же попытался добиться разрешения пройтись колесом, но не очень усердно, и в конце концов забрался в карету и поклялся, что будет очень внимательно следить за работой кузнеца. Дэр поднялся по ступенькам в клуб, ощущая лишь легкую тянущую боль в бедре, там, куда выстрелила жена, и вдруг расхохотался, не в силах сдерживать смех. Только представить себе негодующую Шарлотту, вынужденную выстрелить в него, чтобы привести в чувство! Как он мог даже подумать о жизни без нее? Она была всем, чего он желал, всем, в чем нуждался. Жена, любовница, друг, сиделка…

— Палач. — Он снова фыркнул, сильно изумив швейцара, забравшего у него шляпу и трость.

Дэр провел несколько минут в беседе со старым членом клуба, который хорошо помнил его отца, и прошел вглубь, в помещение, где стояли глубокие кожаные кресла, расположенные так, чтобы их обдувал ветерок из открытого окна. Его немножко развлекла растерянность посетителей, не знавших, куда смотреть — на глазную повязку, на шрамы, исполосовавшие щеку, или на неподвижную руку. Кроме того, никто не знал, как к нему обращаться — кто-то называл его лорд Карлайл, словно подчеркивая свою поддержку, остальные предпочитали окликать по имени. Ему необходимы были эти несколько часов, пока чинят цилиндр, чтобы подумать о своем кузене. А еще подумать о том, что ему делать с Шарлоттой, дома она его все время отвлекала.

Дэр отнюдь не был дураком, он еще до несчастного случая прекрасно уловил зловещее предзнаменование и хотя не знал, кто устроил так, чтобы его кузен оказался на торговом судне, плывшем на Восток, но ничуть не сомневался, что Джеффри Макгрегор был именно тем человеком, за которого себя выдавал, а это означало, что титул и имения, уж не говоря о долгах покойного дяди, по праву принадлежали кузену. И если говорить всю правду, Дэр гораздо лучше чувствовал себя без титула — теперь ему придется заботиться только о Шарлотте и себе, а не выбрасывать деньги в бездонную яму, какой являлись имения. Но Шарлотта, его милая, любящая, необыкновенная Шарлотта была исполнена решимости отстоять титул.

— Жаркий сегодня денек.

Дэр кивнул старику, сидевшему напротив, устроился в одном из кожаных кресел, приказал возникшему у локтя слуге принести что-нибудь подкрепляющее и обратил все внимание на старика.

— Это точно.

— Ведь ты шотландец, верно? Тот самый, о котором сейчас все говорят.

Дэр не спорил насчет своего происхождения, но промолчал насчет внезапной славы. Люди наверняка обсуждают тот жуткий несчастный случай. Невозможно его проигнорировать, если Дэр сидит тут с повязкой на глазу — повязкой, сшитой руками любящей жены. Эта была серебряной с голубой окантовкой, в тон жилету, Шарлотта подарила ему эту повязку и еще несколько, очень серьезно сказав, что вышила их специально, чтобы он мог выбрать подходящую к каждому из своих жилетов.

Только Шарлотта способна придумать глазные повязки в тон жилетам.

— Слышал, что тот, второй парень — второй шотландец — вызвал тебя на дуэль.

Рука Дэра на мгновение застыла в воздухе, не дотянувшись до стакана на подносе. Взяв стакан, он махнул слуге, чтобы тот отошел, и произнес:

— Что вы сказали?

Это был совсем старик, лет, наверное, около ста, с непослушными седыми волосами, пронзительными синими глазами, на удивление ясными, несмотря на его возраст, и сильно выдающимся носом, торчавшим из глубоких морщин, избороздивших лицо. Слегка дрожавшей узловатой рукой он придерживал трость черного дерева с серебряным набалдашником в виде львиной головы.

— Тот, другой Макгрегор, говорит, будто за похищением и отправкой его в Китай стоял ты, чтобы заполучить титул, по праву принадлежавший ему. Это правда, мальчик?

Дэр стиснул зубы. В своей жизни он вытерпел многое, потому что в то время это было необходимо, но если кто-то хочет опорочить его имя и честь, он этого терпеть не намерен.

— Нет, сэр, это, безусловно, неправда. И если мой кузен заявил, что желает встретиться со мной на дуэли, я с радостью удовлетворю его желание. Если же он не бросил мне вызов, я с еще большей радостью сделаю это сам.

— Я так и подумал. Ты не из тех, кто уклоняется. В свое время довелось сразиться на парочке дуэлей?

— На парочке, — сквозь стиснутые зубы выдавил Дэр, окидывая взглядом гостиную в надежде увидеть кузена.

— Не думай, я твоей жене ничего не скажу, — задумчиво произнес старик, потирая искривленным пальцем подбородок. — Леди Шарлотта — девчонка бойкая и себе на уме. Непременно придумает, как это дело прекратить. Если не хочешь снова оказаться в лапах Кроуча, держи свои планы при себе.

Сквозь открытую дверь Дэр увидел вспышку чего-то алого, похоже, принадлежавшего элегантной фигуре человека, публично бросившего ему вызов. Он встал и поклонился старику. Тот сказал что-то про Шарлотту, но сейчас Дэру было некогда его слушать, он должен принять вызов… или предложение.

— Благодарю за совет, сэр…

— Палмерстон.

— Я вам очень признателен. А теперь, если вы меня извините… кажется, я вижу там своего кузена.

На удивление сильная узловатая рука схватила его за запястье. Дэр посмотрел на старика, еще раз поразившись живости его глаз.

— Не забывай о том, что ты едва не потерял, мальчик. Дурак ты будешь, если снова этим рискнешь.

Дэр хотел нахмуриться, озадаченный словами старика, но все же отмахнулся от них, решив, что это всего лишь причуды постаревшего сознания. Он пробормотал что-то успокаивающее и быстро пошел за кузеном.

Час спустя Бэтсфоум нашел своего хозяина в обществе невысокого краснолицего молодого человека. Тот нервничал и потел.

— В этом нет ничего особенного, приятель. Роль секунданта — это всего лишь формальность.

— И все равно я уверен, что моей жене это не понравится. Однако джентльмен должен заботиться о своей чести.

— Вот именно, — сказал Дэр и поощрительно хлопнул лорда Беверли по плечу. Тот едва не рухнул на колени. — Это всего лишь пара пистолетов на заре. Вам нужно только договориться насчет места и хирурга.

— Ну, в таком случае я с радостью стану вашим секундантом.

Дэр поблагодарил его и повернулся к слуге:

— Цилиндр готов, Бэтсфоум? Превосходно. Идем.

Он быстро шагал по черно-белым мраморным плиткам холла, Бэтсфоум ковылял сзади, на достаточно почтительном расстоянии, и вдруг в дверях возникла знакомая, хотя и нежеланная фигура.

— А, Макгрегор. Удивлен, не ожидал увидеть вас тут. По словам моей сестры, вы были едва ли не на пороге смерти.

Дэр оскалился, надеясь, что это сойдет за приветливую улыбку.

— Только благодаря Шарлотте и ее исключительным талантам я сегодня стою перед вами, Коллинз.

Лорд Коллинз окинул Дэра кислым взглядом — и прищуренный единственный глаз, и повязку, и безвольно болтающуюся руку. Едва заметная усмешка, очень похожая на удовлетворенную, превратилась в ухмылку.

— Разумеется, мы все счастливы узнать, что слухи о вашей неминуемой кончине оказались преждевременными. И все же я удивлен, увидев вас здесь. Я слышал, что вам бросили вызов, который вы не приняли, и мне казалось, что такой трусливый человек вряд ли осмелится показаться на людях.

Пальцы левой, здоровой руки Дэра сжались в кулак, и тот аж заныл от желания вонзиться в надменное лицо Коллинза.

— Что-нибудь одно, Коллинз. Или я был слишком болен и потому не знал, что мне бросили вызов, или я не болел, а просто оказался чересчур труслив. Как вы и сами видите, я болел — хотите взглянуть, что осталось от моего глаза? — и потому не знал, что мой кузен меня вызвал. — Он насмешливо покачал головой, изображая сожаление. — Это юное поколение даже не понимает основных тонкостей вызова на дуэль — в частности, того, что вызывать джентльмена полагается лично, а не сообщать об этом всем и каждому, но только не заинтересованному лицу. И все же Джеффри в прошлом пришлось пережить много горестей. Я считаю, что к нему можно отнестись снисходительно.

— Снисходительно? — презрительно фыркнул Коллинз. — Неужели я слышу глас виноватого?

Дэр взял шляпу и трость и, сделав над собой усилие, не затолкал ни того ни другого в глотку своего гнусного шурина.

— Я ни в чем не виноват перед своим кузеном, но вы можете спать спокойно — к этому делу я отнесся достаточно серьезно и отправил людей выяснять обстоятельства злоключений Джеффри шестилетней давности. Скоро они выяснят, кто за это ответственен. Если у вас все, я откланяюсь. Потеряно слишком много времени. Я должен вернуться домой и установить на двигатель новый паровой цилиндр. Ваш привет Шарлотте передам непременно.

Судя по лицу лорда Коллинза, он собирался сказать что-то еще, но Дэр был не в том настроении, чтобы попасться на эту удочку. Ему и так пришлось достаточно долго разбираться со своим кузеном, и он совершенно не собирался вступать в дебаты с шурином на пороге клуба «Уайтс». Лихо крутанув трость левой рукой, Дэр спустился по ступенькам и сел в ожидающую его карету. Бэтсфоум плелся сзади.

— Домой, Джон, — приказал Дэр кучеру, поманив Бэтсфоума внутрь кареты. — Садись, старина, я должен тебе кое-что объяснить, но не хочу кричать в окно кареты. Прежде всего расскажи, что Джонсон думает о цилиндре.

Бэтсфоум подробно сообщил все, что сказал кузнец о поврежденном цилиндре, и перечислил все его предложения. Дэр запомнил услышанное, но отложил это на будущее и повернул разговор на тему, занимавшую его сейчас больше всего.

— Как ты, вероятно, догадался, завтра на заре у меня дуэль.

Бэтсфоум внимательно взглянул на искалеченную руку Дэра.

— В таком случае, сэр, очень хорошо, что вы превосходно владеете левой рукой.

Дэр поразился.

— И это все, что ты можешь сказать? И не хочешь прочитать мне десятиминутное наставление, в котором по очереди будешь то восхвалять меня до небес, то указывать, что с моей стороны крайне безрассудно принимать вызов, когда у меня только одна действующая рука и только один глаз? Ты не хочешь разразиться пятиминутным монологом на тему о том, как тяжело будет тебе с искалеченной ногой найти нового нанимателя, если меня убьют? Ты не собираешься вспомнить все те случаи, когда мы с тобой служит ли в Двенадцатом легком драгунском полку и я советовал тебе не полагаться на глупую удачу, и говорил, что нелепо дразнить смерть, когда она только и ждет, чтобы заявить на нас свои права? Ты не хочешь сказать ничего этого, ты отметил только, как мне повезло, что я левша? И все, Бэтсфоум? Это все?

Бэтсфоум усмехнулся так, что любой другой человек, кроме Дэра, назвал бы это ухмылкой.

— Зачем мне это говорить, сэр? Вы уже сами все сказали.

— Я бы мог тебя просто уволить, знаешь ли.

— Но вы этого не сделаете, — самодовольно ответил Бэтсфоум, чем изрядно повеселил Дэра. — Вы во мне нуждаетесь, по меньшей мере до того, как будет закончен двигатель. Вы же сами говорили, что больше никто не умеет чертить детали так, как я.

Да, тут Бэтсфоум его поймал. Дэр откинулся на мягкие подушки сиденья и с большим трудом сумел приподнять искалеченную руку и положить ладонь на колено.

— Что ж, примем за данность, что ты продолжаешь у меня служить. Что до другого дела, то, естественно, его нужно скрыть от моей жены.

— Естественно, — согласился Бэтсфоум.

— А когда она все-таки узнает — а она обязательно узнает, потому что она женщина, а женщины как-то всегда умудряются пронюхать про мужские дуэли на рассвете, как бы мы ни старались держать все в тайне, ты сделаешь все возможное, чтобы убедить ее — дуэль состоится послезавтра.

— Приложу все свои усилия и актерские способности, чтобы убедить в этом леди Шарлотту, сэр.

— Прекрасно. Так. Когда мы вернемся домой, я дам тебе кое-какие задания по двигателю. Прежде всего проверишь конденсатор… — Следующие двадцать минут Дэр провел, подробно рассказывая, что именно нужно сделать за день.

Бэтсфоум выслушал его, а потом смерил Дэра спокойным взглядом темных глаз и произнес с доверительностью человека, не раз попадавшего с собеседником в почти безнадежное положение:

— Не думаю, что имеет смысл напоминать вам о последствиях, если утренняя встреча сложится не так, как вы рассчитываете?

Дэр вовсе не был дураком. Он не раз и не два смотрел смерти в лицо и хотя совсем недавно стремился к антрациту… к суициду! Господи, он уже начал думать, как Шарлотта! — теперь он знал, что никогда бы на это не решился. Мысли о Шарлотте согревали его и наполняли таким счастьем, о каком он и мечтать не мог. Стоило представить себе Шарлотту, лежащую в его постели — волосы восхитительно растрепаны, глаза сытые и сонные, нежный аромат женщины дразнит ноздри, — и пальцы подергиваются от желания погладить ее шелковистую кожу. Она принадлежит ему, она так обвилась вокруг его сердца, что теперь невозможно разделить их души. Нет, смерть больше не влечет его. Он слишком любит свою жену, слишком любит жизнь, чтобы заигрывать со смертью.

— Значит, ты не понимаешь, почему я так счастлив встретиться со своим кузеном с пистолетом в руке? — спросил Дэр вслух.

Очевидно, Бэтсфоум думал о том же самом, потому что вовсе не растерялся, а просто легонько кивнул:

— Да, похоже, вы ничуть не тревожитесь из-за этой утренней дуэли, а от человека с одной только действующей рукой и с одним глазом ожидаешь несколько другого.

Дэр усмехнулся:

— Дело в том… в общем, как сказала бы моя жена, не все то золото, что летит.

Бэтсфоум вскинул бровь. Дэр озорно ухмыльнулся. Жизнь в самом деле стала замечательно хорошей.

— Я в аду? Я умерла, попала в ад, но никто не удосужился мне об этом сказать.

− Что?

— Ничего. Как давно уехал мой муж, Кроуч?

— Да всего несколько минут назад, миледи. Думаю, не больше пяти.

— Черт бы его побрал! Как он посмел ускользнуть в темноте и оставить меня вдовой, одну-одинешеньку? Я ему уже говорила — никто не имеет права убить его, кроме меня!

— Очень интересная позиция, миледи.

— Это не просто позиция, Кроуч, и будьте любезны, стойте лицом к двери, а не рассматривайте мою спальню и не пытайтесь заглянуть за ширму. Я понимаю, что, пригласив вас сюда, я нарушила все возможные отношения между хозяйкой и дворецким, но у меня нет горничной, а раз уж Бэтсфоум тоже уехал, чтобы полюбоваться убийством Дэра, вам просто придется затянуть шнуровку у меня на спине.

— Сейчас, миледи?

— Нет, еще минутку, дайте я сначала надену башмаки. Нет, ну честное слово! Как он мог отпра