КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 414792 томов
Объем библиотеки - 556 Гб.
Всего авторов - 153128
Пользователей - 94497

Последние комментарии

Впечатления

кирилл789 про Анд: Судьба Отверженных. Констанция (СИ) (Любовная фантастика)

как сказала моя супруга: автор что-то курила, и это - не сигареты.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Кучер: Апокриф Блокады (Альтернативная история)

В этой повести автор робко намекает, что ленинградцев во время блокады умышленно убили голодом и холодом советские руководители, чтобы они не разочаровались в идеалах коммунизма и лично товарищах Жданове и Сталине. Ну, может быть. Нынешним россиянам тоже ведь обещан рай. Нынешним руководством.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
renanim про Воронов: Помеченный на удаление (Социальная фантастика)

любителям круза понравится.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Анд: Как стать герцогиней, или Госпожа-служанка (СИ) (Любовная фантастика)

чем прекрасна "барышня-крестьянка" пушкина а.с., так это тем, что пушкин писал о том, о чём ЗНАЛ! это была его среда жизни, отношения между людьми, которые он видел и впитал с младенчества, мораль, которая была жизнью именно этого слоя - дворянства. поэтому и сейчас читается с увлечением.
графоманка по фамилии анд пишет о "прости господи". взяв что-то, похожее за пушкинский сюжет, вместо романтики и завлекательной интриги, у неё получилась шл-ха, влезшая в тело 17-летней графской дочери. и ведущая себя соответственно, как гулящая девка.
в общем, что читать не буду, понял уже, когда к 17 сопливке служанка обратилась: миледи.
МИЛЕДИ - ОБРАЩЕНИЕ К ЗАМУЖНЕЙ ДАМЕ!!!
это так же элементарно, как и вытирание места дефекации. ты берёшься писать об аристократии? ПОУЧИСЬ СНАЧАЛА! книжки почитай.
госсподи, как вы надоели, безграмотные, безмозглые, ленивые до труда. "многа букф" у них! мозги устанут!
если бы были, может быть и устали, пусто-до-эха-черепные.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лабунский: Зима стальных метелей (Альтернативная история)

галиматья конечно но иногда интересные мысли проскакивают

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Лисина: Ведьма в белом халате (Фэнтези)

м.б. и интересно, но заблокировано

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
кирилл789 про Миленина: Невеста смерти (Любовная фантастика)

и что, вы хотите сказать, что вот этот, изображённый на обложке мужик с женскими сиськами и есть смерть с косой???
я посмотрел откуда автор, СПбГУ. понятно, питерский универ, где 63-летний доцент соколов расчленил свою 24-летнюю любовницу-аспирантку. а миленина лидия - его коллега. не удивляет.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Танго для двоих (fb2)

- Танго для двоих (пер. Н. Баркова) (и.с. Искушение (Радуга)-142) 461 Кб, 112с. (скачать fb2) - Сьюзен Уорт

Настройки текста:



Сьюзен Уорт Танго для двоих

Глава первая

Едва увидев ее, Джей Пи Харрингтон ощутил восхищение и ледяной ужас одновременно.

Одна среди открытого пространства, не обращая внимания на рев приближающихся танков, сотрясавших джунгли, женщина, пригнувшись, самозабвенно щелкала фотоаппаратом.

Уж в чем, в чем, а в опасности Джей Пи разбирался.

Иностранный корреспондент в третьем поколении, он думал, что за свои без малого сорок лет видел все и может все. Но сейчас был вынужден признать, что такое он видит впервые.

— Это еще что за черт? — буркнул он сгорбившемуся за ним человеку.

— Зовут Кэт Кайли. — В невозмутимом тоне Пола Коллинза, прошедшего не меньше сражений, чем сам Джей Пи, мелькнула нотка восхищения. — Из новеньких. Внештатный корреспондент Юнайтед Пресс Интернэшнл. Хороша, а?

— Сумасшедшая. Даже больше, чем ты. — Джей Пи не мог отвести от женщины глаз.

— Гм… твоя соотечественница.

Трижды «ура» нашим янки, подумал Джей Пи. Но это только если ей повезет уцелеть. Теоретически иностранный корреспондент в горячей точке защищен законом, но попробуйте объяснить это молодому необстрелянному солдату, который сначала стреляет и только потом спрашивает.

Среди густых зарослей центральноамериканских джунглей ворочались танки. Сердце Джей Пи замерло: еще минута, и Кэт Кайли будет окончательно отрезана. А она тем временем, оказавшись между двух огней, заметалась.

Пол пробормотал молитву. Однако даже самая пламенная молитва не спасла бы ее.

В среде корреспондентов-международников существовал свой кодекс чести, и Джей Пи неукоснительно ему следовал. Этот кодекс требовал не оставлять без помощи своего, даже если этот «свой» совершенно выжил из ума.

Джей Пи сбросил журналистскую амуницию.

— Помянешь меня в своих молитвах?

Глаза австралийца округлились:

— Провалиться мне, если ты не собираешься за ней!

— А у тебя есть план получше?

— Нет, но… я думал, я один здесь сумасшедший.

И Пол издал такой стон, что Джей Пи опять взглянул на него:

— Знаешь, Коллинз, это самое лестное, что ты обо мне когда-либо говорил. Вставь этот звук в мою эпитафию. Ладно? А еще лучше, возьми себя в руки и подгони наш грузовик.

— Сделаю. — Пол Коллинз снова вгляделся в сокращающееся между фотокорреспонденткой и танками расстояние. — Надеюсь только, что она стоит того, приятель.

Под это благословение Джей Пи сиганул, как камень из пращи, и подлетев к ничего не подозревавшей женщине, прыгнул на нее сзади. Они покатились в клубах пыли, но Джей Пи ухитрился заметить и буйные рыжие волосы, и безумные зеленые глаза. И еще она была молода, так молода, что у него перехватило дыхание.

Но еще больший шок он испытал, когда девушка начала вырываться, словно дикое животное, которое не понимает, что нуждается в спасении.

Обезумев от страха, Кэт сражалась за свою жизнь. Если она и получила что-то от своего несладкого детства, то именно эту готовность к сопротивлению. Кэт беспощадно, как в уличной драке, отбивалась кулаками, локтями, коленями. Даже зубы пошли в ход.

От Джей Пи, воспитанника частных художественных школ Коннектикута, потребовалось немало сил, только чтобы удерживать ее на земле.

И все-таки женщина весом в сто двадцать фунтов (да и любая другая), как бы упорна она ни была, не может долго сопротивляться мужчине, который вдвое тяжелее ее и к тому же не собирается отступать.

Джей Пи, навалившись на нее всем телом, одной рукой захватил запястья и заломил ей руки за голову, пригвоздив к земле, а другой закрыл рот.

Пойманная в ловушку, беспомощная, Кэт почему-то вспомнила о матери, которая ценой безумной экономии подарила ей на пятнадцатилетие первую фотокамеру; о матери, оказавшейся жертвой брачного обета; о матери, которая всегда покорялась силе.

Решив, что она успокоилась, Джей Пи слегка подвинулся. Совсем чуть-чуть, но для Кэт этого оказалось достаточно — она немедленно взвилась и укусила его, да так сильно, что выступила кровь.

— Черт возьми! — воскликнул Джей Пи, разглядывая следы зубов на коже.

Кэт вдруг притихла:

— Вы американец?

— По крайней мере «Нью-Йорк таймс» считает именно так. — Он не мог оторвать взгляд от ее ярких зеленых глаз. — Джей Пи Харрингтон, бюро Нью-Йорка. Если бы мы встретились при иных обстоятельствах, я сказал бы, что рад встрече, но сейчас просто пытаюсь спасти вас, маленькую идиотку.

— Спасти от чего? — прошипела она.

— От этого, — Джей Пи довольно грубо повернул ее голову в сторону приближающихся танков. Они были так близко, что он побледнел и невольно ослабил хватку; девушка тут же, как кошка, вывернулась из-под него и вскочила на ноги.

— Вы думаете, если мы спасемся, то стоит продлить наше знакомство? — Она уже на ходу оглянулась через плечо. — Впрочем, пора удирать.

— Хорошая идея, — фыркнул Джей Пи, следовавший за ней по пятам, — почему не я высказал ее?

Продравшись сквозь заросли, они выскочили к поджидавшему их грузовичку прессы. Слава Богу, Пол на месте! Джей Пи и представить не мог, что когда-нибудь будет так благодарен этому сумасшедшему австралийцу, широко ухмыляющемуся из кабины. Несмотря на солидный адреналиновый выброс, он весело махал им рукой:

— Поздравляю, друзья! Грандиозное приключение, а?

Мотор взревел, и Джей Пи обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как поле затопил поток бронированной стали. Танки как раз утюжили то место, на котором еще пару минут назад находились они с Кэт.

Грандиозное приключение? — слегка усмехнувшись, подумал он.

— Очнитесь, Харрингтон, — дошел до него настойчивый голос Кэт, — сейчас не время для переживаний.

— Пере… — Джей Пи даже моргнул. — Простите, разве не я спасал вас?

Но Кэт уже тянула его за оба рукава в кузов машины.

— Все разместились, ребятишки?

Пол действительно радовался приключению. Придя в себя, Джей Пи обрел наконец голос:

— Не щади себя, Коллинз, и не тормози до самого Нью-Йорка.

Трясясь на жестком днище грузовичка, Джей Пи возносил тихие молитвы всем известным ему богам. За семнадцать лет работы военным корреспондентом ему и раньше доводилось призывать на помощь высшие силы, но в привычку это так и не вошло. Сердце все еще колотилось, и он закрыл глаза.

Звук сработавшей камеры заставил его вздрогнуть. Он уставился на Кэт Кайли, которая, вывернувшись всем телом, торопилась запечатлеть последние кадры остававшейся позади войны.

Сумасшедшая. Определенно сумасшедшая.

Она словно услышала его черные мысли, ее палец застыл на спуске фотоаппарата.

— Спасибо за спасение.

Когда он хмыкнул в ответ, она бросила на него взгляд:

— Вы в порядке?

— Да. — Джей Пи дрожащей рукой провел по лицу. — А вы?

Если память не подведет, он ее надолго запомнит.

Ответом ему был очередной щелчок камеры. Похоже, она уж точно в порядке.

И вдруг Джей Пи понял, что страшно зол. Он тут же постарался взять себя в руки, потому что сердиться было не в его правилах. Ровное настроение и холодная голова — этими чертами своего характера он всегда очень гордился. До сегодняшнего дня, по крайней мере. Тем более что и ему самому не мешало бы поработать, а не разглядывать ее.

Его первое впечатление оказалось верным: Кэт Кайли было лет двадцать с небольшим, не больше двадцати пяти. И она была весьма привлекательна, чего не могли скрыть даже тропическая военная форма и армейские ботинки: высокая, стройная, буйная масса рыжих завитушек, пылавших, как полуденное солнце, таких же непокорных и неуправляемых, как и их хозяйка.

Хотя в ней трудно было заподозрить бывалого фоторепортера, держалась она вполне профессионально: глаза сужены, зубы стиснуты. И вообще она, кажется, забыла и о нем, и о грязном кузове грузовичка.

Джей Пи тряхнул головой. Что делает в центральноамериканских джунглях сексапильная рыжая американка? А главное, как смела она так дерзко рисковать своей и его жизнью?

— Готово, — с удовлетворенной улыбкой повернулась к нему Кэт.

Он не улыбнулся в ответ. Но уж если ее не смутила целая танковая колонна, то его реакция — тем более.

Заботливо, словно младенца, Кэт уложила камеру в футляр.

— Жарко, — пробормотала она, обтирая шею цветастым носовым платком.

— Вероятно, потому, что это джунгли.

Она пристально взглянула на него:

— Вы уверены, что с вами все в порядке?

— Уверен. — Джей Пи внимательно наблюдал, как она орудует носовым платком. Этот жест показался ему сексуальным, и, наверно, следовало бы отвести глаза, но он не мог справиться с собой.

Кэт Кайли перехватила его взгляд:

— Вы…

— Только не спрашивайте меня опять, в порядке ли я, — прервал он не то сердито, не то смущенно.

— Ладно, не буду.

— Вот и хорошо, а то, знаете, у вас был бы отличный шанс отправиться обратно.

— Догадываюсь. — Она обхватила колени руками. — Хотя я все-таки сделала несколько хороших снимков.

Джей Пи готов был освободить военных от лишних хлопот и прикончить ее собственными руками. Только поколениями воспитанная выдержка удерживала его от того, чтобы не дотянуться до этой самодовольной сумасбродки и не стиснуть ее хорошенькую шейку.

Поверх подтянутых к подбородку колен Кэт разглядывала мужчину напротив: несмотря на щетину и прочие приметы войны, привлекателен. Серые глаза, пшеничные волосы, спокойные глаза и та невозмутимая самоуверенность, которой некоторые люди, кажется, обладают с рождения. Как правило, это люди с деньгами. Не обладая такой уравновешенностью сама, Кэт сразу распознавала ее в других. Заметила она и еще кое-что:

— Сердитесь?

— А вы сообразительны.

— Совсем в бешенстве.

— Очень сообразительны. — Его голос просто сочился сарказмом. Как большинство редко гневающихся людей, он теперь не знал, как с этим справиться. — Послушайте, что вам, в конце концов, надо?

— У вас ноздри раздуваются, из них пышет пламя.

— Вот как? — Замечание было не лишено наблюдательности и ему не понравилось. — Зато вы чуть не убили нас обоих.

Кэт могла бы напомнить ему, что не просила спасать ее; но, как большинство людей, всегда готовых к отпору, она умела выбрать подходящий момент. Сейчас следовало быть осмотрительнее.

— Вы правы, — согласилась она, — я вам обязана.

— Правильнее будет сказать, очень обязаны.

Справедливо. Она прищурилась:

— А если я отдам вам часть снимков?

При всей своей злости Джей Пи не мог не отметить легкую гордость в ее тоне.

— Откуда я знаю, хороши ли они и чего стоят?

Принимая вызов, она вздернула подбородок:

— Они хороши, Харрингтон! Уж поверьте.

— Даже если и так, — он пожал плечами, — не думаю, чтобы вашу душу могла смягчить пара фотографий. Даже хороших.

— Мою душу? — Невероятно зеленые глаза округлились. — При чем тут моя душа?

Он почти спокойно выдержал ее взгляд:

— При том. В этой стране говорят, что если вы спасли кому-то жизнь, то его душа принадлежит вам.

— Правда? — Она отбросила назад волосы и улыбнулась. — Ну, значит, мне надо быть осторожнее.

— Мне, кажется, тоже, — вырвалось у него, но, к сожалению, уже слишком поздно. Что очень плохо для нас обоих.

Она целую минуту разглядывала его, потом вздернула голову:

— Знаете, вы тоже довольно сообразительны. — Она протянула руку с мягкой усмешкой. — Кстати, меня зовут Кэт Кайли.

Джей Пи колебался. Вообще-то по своему характеру он предпочитал мир вражде, но любил, чтобы условия перемирия были предельно ясны.

Она все еще протягивала руку, зеленые глаза смеялись.

— Люблю быть на «ты» с джентльменами, владеющими моей душой.

Это дело.

— Джей Пи Харрингтон, — спокойно ответил он, пожимая ей руку. — Когда в следующий раз решишь покончить с собой, предупреди меня — я уберусь подальше.

Она поняла иронию, и улыбка ее сразу увяла.

— Я не просила меня спасать, Харрингтон.

— Нет?

— Нет. Я вполне могу сама позаботиться о себе.

— Ну, еще бы, мы видели тому доказательства.

Она попыталась вырвать руку, но он, не разжимая пальцев, забавлялся ее гневом. Дикие рыжие вихры, еще более дикие зеленые глаза делали ее похожей на ведьму. На какое-то мгновение Джей Пи представил себе, как их знакомство выглядело бы где-нибудь в другом месте.

Рассвирепев, она начала вырываться:

— Пусти!

— Минутку. — Он уже овладел собой. — То, что ты сегодня творила, — сумасшедшее трюкачество, и ты сама это знаешь.

И тут же вынужден был подхватить ее — от толчка машины она чуть не выпала из своего угла.

— Если я такая сумасшедшая, Харрингтон, чего же ты кинулся спасать меня? — Кэт вызывающе смотрела на него.

Она была так близко, что он чувствовал ее теплое дыхание и мог сосчитать все ее веснушки.

— Потому что ты слишком хорошенькая, чтобы пустить тебя на пушечное мясо. Потому что человеческая душа многого стоит, и жаль терять ее попусту.

— А-а, ну-ну. — Она пристально смотрела на него. — Честно говоря, Харрингтон, я не уверена, что могу позволить себе часто принимать твою помощь.

Остра на язык, подумал он и, засмеявшись, разжал руки.

Несколько секунд они глядели друг на друга.

— А что, если мы договоримся о перемирии, Кэт?

— Если только о временном.

Продолжая улыбаться, Джей Пи покачал головой:

— Ты не сдаешься; ладно, пусть так. — Он прислонился к борту грузовика и закрыл глаза. — Что за день! Сначала меня чуть не скосила пуля, а потом искусала какая-то рыжая леди.

— Будешь знать, как изображать рыцаря в блестящих доспехах, Харрингтон. — Откинув волосы, она лукаво усмехнулась. — Я не укусила бы тебя, если бы ты не подкрался ко мне.

Он прищурился.

— Осторожнее, Кайли, не забудь, у нас перемирие. — Адреналин еще гулял в крови Джей Пи — не то от близости танков, не то от близости Кэт. — А почему ты, собственно, стала военным фотокорреспондентом?

— А почему бы нет?

— Довольно опасное дело для женщины, нет?

Он уже понял, что ему нравится, как вспыхивают от возмущения ее зеленые глаза. Вот и теперь ее глаза буквально заполыхали.

— О, не опаснее другого, тем более в последнее время я обнаружила, что пули не делают разницы между полами.

— Так ты адреналиновый наркоман, Кэт?

— Едва ли, — засмеялась она.

— Тогда почему?

— Ты всегда задаешь так много вопросов?

— Конечно, я же репортер.

— У меня нет объяснения.

— И все-таки?

— Ты, похоже, тоже не любишь сдаваться, да, Харрингтон? — Это прозвучало как невольное одобрение. — Просто я люблю снимать, люблю быть в гуще событий, люблю вызывать огонь на себя. — Она посмотрела ему в глаза. — И не слишком люблю подчиняться другим.

— Да, я это заметил.

Кэт улыбнулась, отметив его сухой тон.

— Кроме того, — она пожала плечами, — армейское жалованье довольно прилично.

Джей Пи никак не думал, что Кэт Кайли еще сможет его чем-нибудь удивить. Оказывается, он ошибался.

— Так ты рискуешь жизнью… из-за денег? — Он не скрывал своего изумления.

Она снисходительно улыбнулась.

— Сказано человеком, у которого они всегда есть, Харрингтон.

Медленно, почти лениво она обвела глазами его дорогого пошива форму, прищурилась от блеска его «Ролекса» в лучах полуденного солнца, и, подняв глаза, понимающе улыбнулась.

При виде этой улыбки Джей Пи засомневался, чего ему больше хочется — убить ее или поцеловать, — довольно странное и даже сбивающее с толку ощущение для сорокалетнего мужчины, всегда умевшего владеть собой. Глубоко вздохнув, он решил играть осторожнее:

— У тебя интересная манера благодарить, Кайли.

Тут грузовичок затормозил перед отелем. Кэт поднялась, привычно перекинула камеру через плечо и, выбираясь из грузовика, небрежно улыбнулась:

— Еще раз благодарю за спасение, Харрингтон.

Не раздумывая, он схватил ее за рукав:

— Минуту. Секунду.

Глаза ее привычно вспыхнули:

— Я же поблагодарила. Дважды.

— Нет, — тряхнул головой Джей Пи, — не то. Я хотел узнать, не согласишься ли ты выпить со мной вечером в отеле?

Он говорил быстро, чтобы не передумать. Но она оказалась проворнее — выражение ее глаз изменилось так стремительно, что заметить это мог бы только тренированный наблюдатель. Выражение готовности к битве сменилось… Чем? Он не понял. Осмотрительностью? Страхом?

И прежде чем Джей Пи успел осмыслить, почему женщина, так беспечно рисковавшая жизнью ради денег, вдруг испугалась простой вечеринки, взгляд ее опять изменился.

Она тряхнула головой:

— Я думаю, на сегодня тебе испытаний достаточно, Харрингтон.

Хорошо бы.

— Как насчет семи часов? Я поднимусь в твою комнату.

— Ты самонадеянный тип, Харрингтон. Как насчет «нет»?

— Нет? — удивился Джей Пи: он чувствовал, что она ему нравится, и не сомневался, что нравится ей. Он ждал объяснений, но, как оказалось, напрасно. — Что? Просто «нет»?

— Верно. — Глаза Кэт опять блеснули. — Благодарю вас, нет.

С этими словами она, высвободив руку, направилась в отель. Джей Пи таращился ей вслед.

— Вы очень любезны, — процедил он сквозь зубы, наконец обретя дар речи.

Что за штучка, эта Кэт Кайли? И что занесло эту рыжую американочку в самый центр военных действий?


Кэт, уединившись в своей комнате, ругала себя за непростительную слабость. Джей Пи выбил ее из колеи сильнее, чем война.

Выживает только сильный — этот урок она усвоила очень рано. Может быть, в тот день, когда обнаружила любимые акварели матери, пылившиеся на чердаке их дома. А может, когда узнала, почему ее мать вышла замуж за человека, называвшего себя отцом Кэт. Она в который раз попробовала представить, что почувствовала девочка-подросток из бедной католической семьи, обнаружившая, что беременна. Беременна ею, Кэт. Или этот урок Кэт затвердила в тот день, когда осознала, что ее мать никогда не сопротивлялась. Никогда, как бы ни унижал ее и ни оскорблял муж-алкоголик. Нет, Франсин Кайли всегда подставляла вторую щеку.

В отличие от ее дочери. Дочь собиралась стать известным фотографом и всегда была готова к отпору. И никто, даже человек с неотразимо спокойной улыбкой и часами стоимостью большей, чем весь ее гардероб, не собьет ее с пути. И помилуй Бог того, кто хотя бы попытается это сделать.

Глава вторая

В каждой горячей точке всегда существует отель, где поселяются иностранные корреспонденты. Владельцы таких отелей взятками, вымогательством и другими похожими способами исхитряются сохранить в рабочем состоянии телефоны — основной инструмент прессы. Но наиболее ценится журналистами хорошо снабжаемый бар. Именно туда и спустился Джей Пи после того, как привел себя в порядок в своем номере.

Уютно освещенный зал являл собой полное собрание наций. В этих стенах трудно было представить себе, что война бушует сразу за порогом.

Или нечто вроде войны.

Как ни уверял себя Джей Пи, что не осматривает зал, Кэт Кайли он заметил сразу. Вспомнив об их утренней пикировке, он отвернулся в другую сторону: человеку необходим запас здорового эгоизма, а если говорить о танках, то очень здорового эгоизма.

Тем не менее никуда больше он смотреть не мог. Одиноко сидящая возле стойки, Кэт выглядела все так же привлекательно, хотя на ней были всего лишь джинсы и белая тенниска с красным шейным платком. Пышные волосы пламенели в свете ламп. У него руки зудели, так захотелось запустить их в эту шевелюру.

Джей Пи не мог припомнить, когда бы еще его так притягивала к себе женщина. Кэт же если и заметила его появление, то очень ловко скрывала это, продолжая поигрывать своим бокалом.

— Харрингтон, давай к нам.

Ну, хотя бы Пол, кажется, рад его видеть — он явно обрадовался, когда Джей Пи направился в угол, где для него припасли место.

— Твоя подружка тут, приятель. Вон там в углу.

— Да, я заметил, — небрежно бросил Джей Пи, усаживаясь в кресло, — но думаю, что «подружка» была бы для нее новостью.

— Так ты сдался?

— Не перед чем сдаваться.

Уже поднабравшийся лондонский репортер нагнулся над их столом:

— Чувствую — здесь творится история.

— Ошибаешься…

Но пока Джей Пи попытался отделаться от незваного гостя, Пол Коллинз — вот вам и лучший друг! — был счастлив сделать тому одолжение.

— О, ты многое пропустил, Джон Вэйн. Не далее как сегодня утром наш кроткий Джей Пи, рискуя жизнью, выручал из беды рыжую дамочку по имени Кэт Кайли, которая вместо благодарности схватилась с ним врукопашную. Пролилась кровь нашего парня, и при окончательном подсчете павших выяснилось, что победа не на его стороне.

Британец тяжко вздохнул:

— Подумать только, я трачу целый день на пустяки вроде передвижения войск, а тут такая сенсация.

Джей Пи обвел глазами ухмыляющихся мужчин:

— Весьма благодарен, джентльмены, а тебе особенно, Коллинз, — вы сейчас вполне успешно справились с тем немногим, что оставалось от моего «Я».

— На то и друзья, — скалил зубы Пол.

Разговор продолжался, свернув на серьезные проблемы, вроде волнений в Заливе или шансов американцев пойти до конца и победить.

Однако Джей Пи все время блуждал взглядом по сторонам.

Интересно, думал он, отчего Кэт Кайли кажется мне такой одинокой в битком набитом баре?

— Возьму, пожалуй, выпить.

Он сказал это так небрежно, что голубые глаза Пола заиграли:

— Не сдаешься?

— Заткнись, — вежливо предложил ему Джей Пи. Он сделал пару шагов по направлению к Кэт и остановился. — Кстати, если увидишь, что я погибаю, пришли подкрепление.

— За войну и женщин! — Пол с улыбкой поднял бокал. — Может и есть между ними разница, но я ее не знаю.

Под аккомпанемент острот и предложений заключить пари он двинулся к цели.


Атака — лучший способ защиты.

— Это не нападение и не приставания, Кайли, просто жаждущий выпить мужчина приблудился к источнику, у которого случайно оказалась ты.

— Харрингтон…

Он решил не замечать весьма очевидную скуку в ее голосе.

— Ну, наконец-то ты меня вспомнила. Можно присоединиться?

Она заметно колебалась, заставив его понервничать, однако Джей Пи не собирался сдаваться.

— Ладно, я сделаю проще — просто сяду. — Так он и сделал, на что Кэт вздернула бровь и глубоко вздохнула:

— Это — свободная страна, Харрингтон.

— Ну, как раз и нет.

Она улыбнулась, а Джей Пи решил ковать железо, пока горячо:

— Скажи, Кайли, мы намерены сердиться друг на друга или как?

— Почему я должна сердиться на тебя?

— Не знаю, я просто пытаюсь вычислить тебя.

Под насмешливым взглядом девушки он просигналил бармену. В конце концов, он заработал эту выпивку, и она ему необходима, поскольку Кэт Кайли будет, пожалуй, покрепче, чем какой-то там выброс адреналина или даже танковая атака.

— Мне то же, что ей.

Темнокожий молодой человек за стойкой неуверенно начал:

— Синьор… — Он посмотрел на Кэт. Джей Пи тоже:

— В чем дело, Кайли? Ты думаешь, я с этим не справлюсь?

Спорить было бессмысленно, и, откинув волосы со лба, она проговорила:

— Ты прав, Харрингтон, ты это заслужил. Подайте ему, Мигель.

Прозрачный напиток выглядел довольно безобидно. До той поры, пока Джей Пи не уловил некий блеск в ее глазах. Он хорошо помнил этот блеск и насторожился:

— Это что на самом деле?

— Я всегда говорю, жизнь — рискованная штука.

Джей Пи был готов держать пари, что она именно так и живет. Интересно, это у нее такая высокая грудь? Или она носит лифчик? Но самое интересное, почему его так интересует женщина, каждое слово которой задевает его мужскую гордость?

Словно подтверждая его сомнения, она перемигнулась с барменом:

— Где твой дух авантюризма, Харрингтон?

Ну, будь что будет. Он опрокинул содержимое бокала в рот… и поморщился.

— Простой тоник?!

Рядом хмыкнула Кэт:

— Разве я могу тебя обманывать, Харрингтон?

— Почему… — Джей Пи с трудом проглотил горькую шипучую дрянь.

— Потому что я не пью.

Заявление в высшей степени необычное для журналиста. Особенно в горячей точке.

— Скажи честно, почему?

Он опять уловил тот же блеск, но теперь был умнее и поднял руку:

— Ладно, сдаюсь. Так что ты делаешь в Центральной Америке, в самом пекле войны?

Наслаждаясь его растерянностью, Кэт засмеялась:

— Почему ты спрашиваешь?

— А не знаю, наверно, я не много встречал женщин, которые сначала чуть не убивают мужчину, потом отказываются принести извинения, а потом просто вытирают о него ноги. Я знаю тебя всего… — Джей Пи сверился со своими модными часами и присвистнул, — всего пять часов. Скажи, Кайли, и зачем ты в конце концов все портишь?

— Тебе, может быть, не захочется этого знать. А скажи мне, Харрингтон, если я так ужасна — заметь, я не отрицаю, — то почему ты вернулся?

Он нагнулся к ней:

— А почему ты всегда отвечаешь вопросом на вопрос?

Глаза Кэт вспыхнули, она тоже нагнулась к нему.

— Я? Правда? Интересно! Спроси еще что-нибудь.

— О'кей. — Джей Пи поставил бокал. — Я спросил бы еще кое-что, действительно глупое. Вроде того, не собираешься ли ты мучить меня весь вечер. Так, спасибо, этот вопрос я кое-как для себя уже прояснил.

Откинув волосы, Кэт засмеялась.

— Вот и хорошо. Ты развеселилась и сейчас подобреешь. — Джей Пи и сам немножко посмеялся. — Но учти, что я ненавижу тоник.

И повернувшись к бармену, он опять заказал выпивку. Теперь уже настоящую. Но прежде чем Кэт удалось ускользнуть, он повернулся обратно к ней:

— А от чего образовано уменьшительное Кэт?

— Харрингтон, — простонала она, — отвяжись!

— Колись, Кайли; я известен как первоклассный интервьюер, а ты подрываешь мою репутацию.

Ну вас к черту, подумал Джей Пи, услышав сзади смешки за столиком.

— Кроме того, ты мне кое-что должна за сегодняшнее утро.

Ну, на это-то у нее было что возразить, но, казалось, она не могла сопротивляться этой спокойной улыбке:

— Если я скажу, ты тоже скажешь?

— Конечно.

— От Кэтлин.

— Ах, Кэтлин? — Он смерил ее взглядом. — Извини, я предпочитаю Кэт.

— Я так и думала. — Ее полное имя было Кэтлин Мойра. — А от чего производное Джей Пи?

— Никогда не скажу. Никогда. Никто не знает моего настоящего имени.

— Это нечестно… Джейсон?

Он ухмыльнулся:

— Даже не рядом, Кайли. И пусть что-нибудь останется у меня в тылу.

— Джек? Джо? — Кэт обнаружила, что ей трудно сосредоточиться — у Джей Пи такая улыбка… Но она взяла себя в руки. — Нет, это должно быть что-нибудь невероятное. Подожди… Как насчет Джефферсона? Очень достойное, истинно джентльменское имя.

Кэт Кайли почти попала в цель. Что, впрочем, не объясняло крайнюю необходимость поцеловать ее. Прямо на публике, совершенно против всех правил истинного джентльмена. Правда, и таких женщин он до сего раза не встречал.

И словно в доказательство тому, Кэт радостно вскричала:

— Угадала, да?

Удивив ее, удивляясь сам, он неожиданно наклонился к ней и, ухватив за локон, сказал:

— Кайли, ты играешь с огнем.

Кэт подумала, что это можно сказать об обоих. Он был так близко, что на нее пахнуло дорогим одеколоном. Так близко, что между ними возникло напряжение.

С этого момента они остались одни среди толпы, заполнявшей бар.

— Твои волосы похожи на пламя, Кэт Кайли, — выдохнул он.

— Так не приближайся, можешь сгореть. — Но ее голосу явно недоставало уверенности, и не было сил отодвинуться.

— Главное — не упустить свой шанс. — Слегка улыбаясь, он обернул огненно-рыжий локон вокруг пальца.

Что-то начало таять в душе Кэт. Она опасливо отодвинулась. Пусть ловит свой шанс в другом месте.

— Я думал, тебе нравится рисковать, — только и сказал он. И отпустил ее.

— Нравится. А что делать — профессия обязывает. Но лично к тебе это отношения не имеет. — Между тем ее сердце стучало глухо и неровно. — И, кстати, спасибо, что напомнил. — Бросив на стойку несколько монет, она повесила через плечо футляр с фотокамерой и соскользнула с табурета.

Второй раз в жизни Джей Пи не понимал, что происходит, — только что она была здесь, и вдруг ее нет!

Когда он обрел голос, она была уже у дверей.

— Куда ты, черт побери? — воззвал он.

— На выход. Война, Харрингтон. На тот случай, если ты не заметил.

— Сумасшедшая, — пробормотал он, со стуком поставив бокал.

— Твоя подружка опять удрала? Ты и впрямь намерен выиграть эту битву?

С неугасшим воинственным блеском в глазах Джей Пи обернулся к приятелю:

— Она не моя подружка.

И хотя он произнес все четко, по слогам, это не произвело впечатления на невозмутимого австралийца:

— Но, однако, она удрала. А снаружи опасно, Джей Пи.

— Попробуй сам сказать мисс Кайли, что она может и чего не может делать. Пожалуйста, сделай одолжение. — Он широким жестом указал на дверь. — Я готов заплатить за такое зрелище.

— Она не моя подружка.

Джей Пи протяжно вздохнул. Однако под неотрывным взглядом Пола Коллинза слегка поежился. Вот еще проблема.

— Прекрасно, я пойду за ней. — Соскользнув под улыбку Пола с табурета, он добавил: — Только не удивляйся, если одного из нас доставят в пластиковом мешке.

— Я буду держать пальцы крестом, чтоб не тебя.

— За твои веру и заботу тебе воздастся. — Джей Пи двинулся к двери.

— Эй, — оскорбленно окликнул его Коллинз, — я потерял на тебе десять баксов, приятель. — И ухмыльнулся на его возмущенный взгляд: — Настоящее доказательство лояльности, Харрингтон. Остальные, все до одного, ставили на Кэт.


Джей Пи догнал Кэт недалеко от дверей отеля. Снаружи было еще светло, и Джей Пи чуть не задымился, увидев, что Кэт опять прилипла к видоискателю, собираясь сделать снимок.

— Кайли, вернись обратно, снаружи слишком опасно.

Приспустив на долю дюйма камеру, Кэт внимательно осмотрела мирную деревню: играют дети, болтают женщины, не отрываясь от домашних хлопот, — сценка, достойная «Нэшнл джиографик».

— Ты это называешь опасностью, Харрингтон? На мой взгляд, Таймс-сквер в полночь опаснее.

Она еще и насмешничала!

Да, тихо, слишком тихо, согласился он. От такой тишины волосы встают дыбом.

— Мой внутренний голос говорит мне, что что-то произойдет, и когда это произойдет, хорошего будет мало.

— Внутренний голос? Нечто вроде женского инстинкта?

Джей Пи стиснул зубы.

— Говорю тебе, Кайли, здесь нельзя оставаться.

— А я говорю тебе, Харрингтон, что вполне могу сама о себе позаботиться. Расслабьтесь, сэр, вы не на службе. Отдохните остаток ночи. В сущности, можете отдыхать всю оставшуюся жизнь.

Она пошла было прочь, но он схватил ее за руку:

— Хочешь, чтобы тебя убили из-за пары фотографий?

Ее глаза вспыхнули:

— Это моя жизнь, не так ли? Так что не вмешивайся!

Она попыталась вырваться, но он не отпускал. Что ж, она докажет ему, что умеет за себя постоять.

— Харрингтон, если ты сейчас же не отпустишь мою руку, я тебя опять укушу.

Выругавшись, Джей Пи разжал пальцы:

— О'кей. Вы хотите быть убитой, безумная леди? Тогда вперед. Но смотрите, я предупредил.

Кэт, злая как черт, зашагала прочь, но играющие на площади дети привлекли ее внимание, и она, понаблюдав за ними, несколько успокоилась. Чумазые невинные жертвы, не видевшие ничего, кроме войны. Она боялась их спугнуть. Надо снять все так, чтобы не помешать, не прервать игры, не нарушить естественности движений. Сложнейшая задача.

Увлекшись, она не заметила, что Джей Пи идет сзади, пока он не заговорил:

— Это не простая война, Кайли.

— Знаю. — Но у нее связаны с нею свои мечты и надежды. Работа военного фотографа, конечно, дает неплохой доход, но это еще не все. Она с детства рисовала, и фотография увлекла ее еще и как вид искусства. Тем более, что только за камерой она чувствовала себя защищенной и уверенной. Камера помогала ей отличать хорошее от плохого — в жизни так легко сорваться. Камера была ее болью и радостью. Она знала, что, даже если бы захотела все бросить, все равно не смогла бы. — Но у меня свои планы.

— Выставка?

— Нет. — Кэт скорее почувствовала, чем увидела, как он вздернул бровь. — Я, вообще-то, как фотограф не так уж хороша. Эта работа для меня больше хобби.

— Сомневаюсь. От тебя так и веет целеустремленностью.

— Спасибо. — Кэт была тронута тем, что посторонний человек увидел в ней то, чего не видела собственная семья. Она будто слышала голос отца: «Опять ты со своей фотографией?» С трудом отогнав наваждение, она вдруг вспомнила, что сердита на Джей Пи. — А ты что здесь делаешь?

— Хороший вопрос. — Он затоптал окурок в пыль.

— Уж не пытаешься ли опять от чего-нибудь меня спасти, а?

Он замешкался с ответом.

Жужжание работающей камеры привлекло наконец внимание ребятишек, и они, очарованные, безбоязненно столпились вокруг американцев. Один смельчак, дергая Кэт за джинсы, пытался добраться до камеры.

— Ох, нет, не надо трогать.

Маленький замарашка не понял ее слов и обрушил на нее поток испанской речи.

— Подожди, подожди, не так быстро.

— Он хотел бы получить свою фотографию, раз его сфотографировали.

Приятно удивленная, Кэт повернулась к Джей Пи:

— Опять выручаешь меня, Харрингтон? Какие еще языки ты знаешь?

— Французский, немецкий, итальянский и даже русский. Впечатляет?

— Очень. Частная школа?

Он ухмыльнулся:

— Не скажу.

Кэт повернулась к ребенку и вздохнула: как исполнить эту просьбу?

Джей Пи по-испански начал объяснять мальчишке ситуацию. Тот сначала скис, потом хихикнул.

Кэт прищурилась:

— Что ты ему сказал?

— Я просто объяснил, что ты сумасшедшая леди. Забавно, но он, кажется, поверил.

— Большое спасибо, Харрингтон, я всегда знала, что не стоит прибегать к твоей помощи.

Они, улыбаясь, смотрели друг на друга, но требовательные детские крики вернули их к действительности. Засмеявшись, Кэт в качестве скудной компенсации раздала детям горсть мелочи. Вознаграждение было пустяковым, но здесь такая мелочь могла неделю кормить целую семью.

— Ты похожа на волшебницу, Кайли.

— Я себя так и ощущаю. — Она смотрела на радостные лица детей, потом огляделась вокруг. — Трудно поверить, что здесь идет война.

— Поверь, — только и ответил он.

И был прав, потому что война была уже рядом.

Дети первыми услышали слабое громыхание танков и, как лесные зверьки, ищущие убежища, бросились врассыпную.

Они неожиданно оказались одни посреди площади. Кэт повернулась к спутнику:

— Что, черт возьми, происходит?

— Похоже, прием окончен. — Голос его напрягся, он схватил ее за руку и потащил за собой. На этот раз она не сопротивлялась.

— А мы так попадем к отелю? — Она задыхалась.

— Только в качестве мишени. Хочешь рискнуть?

— Нет, спасибо.

Он тоже так думал и потянул ее за какое-то глинобитное строение. Присев за ним, они наблюдали, как в считанные минуты мирный до того городок оказался забит танками и орущими людьми в форме.

Все произошло так быстро, что Кэт только покачала головой:

— Что же теперь делать?

— Молиться.

— Молиться? — Она бросила на него косой взгляд. — Я из тех женщин, которые предпочитают действовать.

— Да, Кайли, я это заметил. Но сейчас давай воспользуемся моим опытом. Ладно?

Только она собралась возразить, как Джей Пи бросился на землю. Она обнаружила, что лежит рядом с ним, распластанная вдоль стены.

— Это не приставания, — прошептал он ей в самое ухо.

Солдаты были так близко, что Кэт различала выражение их лиц. Она машинально схватилась за аппарат.

— Успокойся. Что, страшно?

— Нет, я просто хотела щелкнуть.

— Щелк… Ты с ума сошла?

— Что ты твердишь одно и то же?

Ответить ему не удалось — колонна внезапно остановилась прямо перед их убежищем.

Кэт судорожно сглотнула и, напомнив себе, что не боится, машинально прижалась к Джей Пи.

Тяжело дыша, они ждали. Хотя религия всегда была ее слабым местом, Кэт вдруг обнаружила, что, следуя совету Джей Пи, молится. Неожиданно все пришло в движение, и танки и солдаты исчезли так же внезапно, как и появились.

Немного переждав, Джей Пи подхватил ее, и они рванули в сторону отеля. Возвращение в отель теперь было для Кэт нелегким испытанием — она ведь уже не смогла бы не обращать внимание на его «я ж тебе говорил».

— Похоже, ты был прав, Харрингтон, — небрежно бросила она.

— Похоже.

Если Кэт что-нибудь и ненавидела больше, чем извинения, так это извинения перед такой самодовольной физиономией. Тем не менее она понимала, что в долгу перед ним.

— Извини.

Как понимала и то, что так легко ей не отделаться.

— Прости, Кайли, я… я не совсем уловил.

— Я сказала «Извини меня».

Джей Пи засмеялся: надменно вскинутый подбородок, гневные зеленые глаза…

— Может, хоть теперь ты будешь слушаться меня?

Она вздернула бровь:

— Может, и буду.

Она повернулась, чтобы уйти, но он схватил ее за руку:

— Не так быстро, Рыжая. Ты опять у меня в долгу.

Пульс ее зачастил. Она набралась смелости и посмотрела ему прямо в лицо:

— Что тебе еще нужно, Харрингтон? Извини, но душа моя уже на месте и денег у меня ни гроша.

— Это интересно. Скажу тебе вот что — я склоняюсь к танцам.

— Танцам?

На этот раз Джей Пи удовлетворенно отметил, что ему удалось удивить ее:

— Ты любишь танго?

— Танго? — Она засмеялась и покачала головой. — Харрингтон, мы в Центральной Америке, и я не слышу никакой музыки.

— Услышишь.

Кэт Кайли никогда особенно не верила мужчинам. Однако ее рука была крепко стиснута его уверенной рукой, и Кэт, кажется, не имела выбора. А хуже всего было то, что ее выбор, похоже, целиком лежал в зоне его интересов. Такая мысль ее особенно пугала.


В самом сердце центральноамериканских джунглей, в самом центре военных действий звуки танцевальной музыки завораживали душу.

Когда они вышли из круга танцующих, Кэт засмеялась:

— Это безумие, Харрингтон.

— Согласен. — Ему нравилось, как она двигалась, как улыбались ее глаза, а по зрелом размышлении он даже решил, что ему понравилось и то, как она мучила его сегодня вечером. А когда Пол Коллинз попробовал вмешаться, он добродушно его отшил: — Заслужи собственное свидание, ты, проныра-австралиец.

Пол с понимающей улыбкой отплыл восвояси, а Кэт запротестовала:

— Это уж определенно не свидание, Харрингтон.

Не то чтобы он ее не слышал — просто неторопливо подошел к проигрывателю-автомату и еще более неторопливо выбрал какую-то пластинку. Когда звуки аргентинского танго заполнили комнату, она встретила его взгляд:

— Очень мило, Харрингтон.

— Наконец-то ты заметила.

И без лишних слов он притянул ее к себе:

— Знаешь, я никогда не думал, что когда-нибудь буду танцевать с женщиной в армейских ботинках.

— А я не думала, что когда-нибудь буду танцевать с выпускником частной школы. — Она уже улыбалась.

— Ладно же, Кайли, я еще поквитаюсь. — И он крепко прижал ее к себе почти всем телом — к армейским ботинкам, в конце концов, можно привыкнуть.

А Кэт в его объятьях чувствовала себя в полной безопасности. От близости его тела кровь стремительно неслась по венам, а колени подгибались. Джей Пи Харрингтон пробуждал в ней непонятный отклик, объяснить который она не могла.

Мелодии менялись, но они не замечали этого, двигались невпопад, не в такт…

— Уже поздно, — шепнул он ей на ухо.

— Наверно. — Она с удивлением обнаружила, что комната опустела, а бармен с трудом подавляет зевоту.

— Хорошо проводим время, а?

Она улыбнулась ему:

— Танго в Центральной Америке. Знаешь, Харрингтон, ты и сам еще тот сумасшедший.

— Почему? — Он притворился возмущенным. — Это ведь не комплимент, не так ли?

— Не искушай судьбу, Харрингтон.

Но он подумал, что можно попробовать. Одной рукой обвив за талию, он повел Кэт к лестнице, не обращая внимания на камеру, которая колотила его по боку.

Почему-то ему казалось, что он знает ее всю жизнь, хотя на самом деле не знал вовсе. Это следовало исправить.

— Итак, откуда ты, Кайли? Речь, понятно, не о танцах в центре джунглей.

И когда она, не колеблясь, ответила, он понял, что делает реальные успехи.

— Сейчас это окраина Манхэттена, а выросла в Коннектикуте.

— Правда? — На радостях он стиснул ее еще крепче. — А я из центра Манхэттена, но тоже вырос в Коннектикуте. Тесен мир, а?

Не так уж тесен, с легкой улыбкой подумала Кэт и вспомнила гнетущую атмосферу фабричного городка, в котором выросла и из которого с удовольствием сбежала.

— Держу пари, у нас разные миры.

Они остановились перед дверью ее номера.

— Ты думаешь, что раскусила меня, да, Кэт Кайли?

Прислонившись к стене, она окинула его изучающим взглядом:

— Я готова держать пари, что ты… Джонс?.. Джаред?.. Джебедия?

Опершись руками о стену с обеих сторон от нее, он устроил прочную ловушку:

— Ты вся вспотела, Кайли.

— Не думаю… Джеософат?

Есть несколько способов заставить замолчать насмехающуюся женщину. Джей Пи склонился к ее губам и встретил их гораздо ближе, чем ожидал.

Дикая первобытная сила влечения сотрясла его. В свои почти сорок ему еще не приходилось делить с кем-нибудь такой поцелуй. Он забыл, кто он и где находится. Прижав Кэт к стене, он запустил руки в ее волосы, крепко обнял ее, но это не утолило его жажды близости.

— Я хочу навестить тебя сегодня, Кэт.

Его теплое дыхание обвевало ей щеку. Она попыталась сосредоточиться:

— Я… я не люблю, когда кто-то видит мои работы до публикации.

Джей Пи был готов на любой компромисс. Он поцеловал ее в шею:

— Моя комната рядом. — Потом мелкими поцелуями пробежался по ее щеке: — Следующая дверь.

— Очень удобно, — пробормотала она.

Джей Пи приподнял пальцем ее подбородок и заглянул в глаза:

— Так что скажешь, Кэт?

Она не знала, что ответить, хотя останавливало ее вовсе не чувство приличия. Она хотела Джей Пи Харрингтона и была слишком честна перед собой, чтобы отрицать это. Но та же прирожденная честность вынудила ее докончить:

— Я… я не хочу увлечься.

Он улыбнулся:

— Не пытаешься ли ты тактично остеречь меня, а, Кайли? Тогда имей в виду, что я уже большой мальчик.

Кэт улыбнулась помимо воли. И решилась.

— Ну тогда, — пробормотала она, тряхнув головой, — почему бы и не войти?

— И правда, почему бы тебе и не войти? — Он взял ее за руку и молча ввел в свою темную комнату.

Глава третья

То, что в Штатах было бы крайне затруднительно, казалось вполне естественным в этой стране, где никто не мог сказать, что будет завтра, если это завтра вообще наступит.

Кэт слегка улыбнулась, когда Джей Пи пинком ноги захлопнул дверь. Комната освещалась только светом луны, льющимся через окно.

— Давай не будем зажигать свет. — Джей Пи скользнул рукой на ее талию и прижал Кэт к себе. Даже во мраке слабоосвещенной комнаты он сразу нашел ее губы.

Когда Кэт обвила его шею руками, камера опять ударила его, на этот раз прямо в грудь.

Не отодвигаясь, он тихо спросил:

— Позволь?

В ответ на это она одним движением, очень похожим на жест из стриптиза, освободилась от ремня. Камера упала на пол с таким же глухим стуком, с каким стучало его сердце.

Как слепой, Джей Пи потянулся к ней, и они начали целоваться — дико, жадно, безумно.

Кэт больше не сдерживала себя, и этот отклик еще более воспламенял его. Когда он коснулся ее груди, прикрытой хлопчатобумажной футболкой, Кэт застонала, ее пальцы впились в его спину, она еще крепче прижалась к нему.

Джей Пи почувствовал, что теряет контроль над собой. Он собрал остатки воли, чтобы напомнить себе, что он не из тех мужчин, которые грубы с женщиной. Особенно, с этой женщиной. Он поднял руку и погладил ее по щеке. И ощутил под пальцами пылающую кожу.

— Ты… — задыхаясь, вымолвил он, — присядешь или…

— Нет. А ты?

Он скорее догадался, чем увидел, что Кэт улыбается.

— Я обычно обхожусь без нападения на женщин.

Кэт смягчилась:

— Я верю. И если тебе станет легче, могу сказать, что тоже обычно обхожусь без нападения на женщин.

— А как насчет мужчин?

— Нет, — просто сказала она, — я обычно не допускаю такой близости.

Совершенно безупречный ответ, подумал он, а она снова обвила его шею и прижалась к губам. Все еще сдерживаясь, он тихо спросил:

— Ты уверена?

Ее теплый смех прожурчал возле его губ:

— У тебя действительно железная воля, да, Джей Пи Харрингтон?

Его жаждущее тело взяло-таки над ним верх:

— Я бы этого не сказал; просто хочу, чтобы ты потом не пожалела, вот и все.

— Ну так знай, Харрингтон, что я намерена напасть на тебя. — В лунном свете ее голос ласкал его слух.

Кэт Кайли была так же хороша, как и ее слова; а когда ее губы завладели его губами, Джей Пи окончательно потерял себя, и сознавал это. Словно утопающий, он опять схватил ее волосы и продолжил то, что началось между ними в зоне военных действий среди центральноамериканских джунглей.

Им даже некогда было добраться до постели.

Бесстрашная, подумал Джей Пи, и это было все, о чем он успел подумать. Кэт была бесстрашна в любви так же, как и во всем остальном, и он больше не заикался о том, как она рискует.

Ее нетерпеливые пальчики теребили его рубашку, а его пальцы дергали край ее футболки.

Я действую слишком быстро, слишком безрассудно, слишком нетерпеливо, думал он и едва узнавал себя в этом неистовом самце. Он хотел бы смаковать каждое мгновение, но не мог остановить напор сумасшедшего желания. Такое случилось с ним впервые в жизни. Самообладание исчезло; и он наконец дал волю своим чувствам.

Джей Пи и Кэт тяжело дышали; все одежки, разделявшие их, соскользнули, и они оба расхохотались при скрежете молний армейских ботинок.

Как ни стремился он завладеть ею, но, едва их обнаженные тела соприкоснулись, он, казалось, застыл.

В густой тьме знойной центральноамериканской ночи, среди сброшенной одежды, подобно языческой богине, стояла Кэт Кайли, окутанная лунным светом, пышные волосы струились по спине, зеленые глаза светились.

— Господи! Ты прекрасна!

Она действительно была прекрасна.

— Шшш. — Кэт опустилась на пол и плавным движением притянула его к себе. Он не слишком сопротивлялся.

Кэт засмеялась:

— Ты готов стать жертвой женского соблазна?

— Попробуй.

Она приняла вызов и обхватила коленями его бедра.

От соприкосновения двух напряженных тел в комнате разлился зной, несравнимый с пеклом джунглей. Их руки блуждали, исследуя тела друг друга. Когда Джей Пи повторил этот же путь губами, ее пальцы впились в его спину.

Кэт выгнулась под ним, беззвучно, безмолвно, и Джей Пи понял, что никогда ни с одной женщиной не чувствовал ничего подобного.

Это чувство было слишком отлично от всего, ему знакомого, слишком ново для него.

Но тут веки Кэт дрогнули, она открыла глаза и, словно угадав его мысли, как будто испугалась. Он сам почувствовал то же, у него появилось предчувствие опасности, ощущение, что их жизни вырвались из-под контроля и больше не принадлежат им.

Джей Пи поспешно наклонился к ее губам, и так же быстро страсть, попирающая всякую логику, заполнила его сердце и сняла все опасения.

Будь его воля, он длил бы эти мгновения вечно, но Кэт подгоняла его, и, едва скользнув в ее лоно, он понял, что они нашли друг друга, словно всю жизнь были вместе. Где-то на периферии сознания вдруг возникла мысль, что здесь, в этой разрываемой войной стране, такой далекой от его собственной, рядом с Кэт Кайли он чувствует себя как дома. Интересно, что чувствует она?

Но, верная своему характеру, Кэт даже на пике страсти, с остановившимися глазами и запрокинутой головой, сказала только: «Ох». Он понял, что должен этим удовлетвориться.

* * *

В комнате стоял бархатный мрак; тишину нарушало только их неровное дыхание. Джей Пи боялся шелохнуться, чтобы не нарушить очарования.

Рядом с ним пошевелилась Кэт, и он повернул к ней голову:

— Ты в порядке?

А Кэт была ошеломлена, никогда еще она не испытывала ничего подобного.

— Кэтлин? — Приподнявшись на локте, он заглянул ей в лицо.

Его серые глаза были так нежны, что Кэт вздрогнула. Она попыталась улыбнуться.

— Помнится, ты спрашивал, почему я в конце концов все порчу, Харрингтон.

— По мне, так это было больше похоже на начало, чем на конец, — пробормотал он и нежно провел рукой по ее щеке, приласкал легкую припухлость губ: — Ты сводишь меня с ума. Извини.

Больше тронутая его прикосновением, чем ей хотелось бы, Кэт успокаивающе взяла его руку. Он молча сжал ее пальцы.

— Я должна идти.

— Почему? — Джей Пи крепче стиснул ее кисть.

Потому что он стал слишком близок. Потому что напугал ее. Потому что она никогда ни у кого не оставалась на ночь — это было одно из ее правил; так же, как и то, что она никому не показывала своих личных работ. Не говоря уж о том, что этот пол слишком жесткий.

Спорить с ней он был не в состоянии, поэтому поднялся и подал ей руку.

— Спасибо.

Но когда она попыталась отодвинуться, он удержал ее:

— Эй, а ты не крутишь с кем-нибудь, а?

Кэт засмеялась:

— Немного поздно спрашивать об этом, а, Харрингтон?

— Может быть. — И в отместку за смех Джей Пи ухватил огненную прядь и притянул ее лицо ближе к себе. — Мне хотелось бы услышать ответ, Кэтлин.

В ее глазах появился лукавый огонек:

— А что стоит за Джей Пи?

Досадливо хмыкнув, он прижался лбом к ее лбу:

— Опять вопросом на вопрос. Признаться, я думал, Кайли, что эту стадию мы уже миновали.

— Ты ошибся. Так что?

— Если я скажу, ты тоже скажешь?

— Только теперь уж ты первый.

— Ах, хитрая. — Он улыбнулся и глубоко вздохнул. — Джексон Пирс[1], это родовое имя, но, если ты засмеешься, я буду вынужден тебя убить.

Угроза, казалось, обеспокоила ее не больше, чем те танки.

— Джексон Пирс? — Она фыркнула.

— Кайли, — предостерег он, дернув ее за локон.

— Буравчик, — прорывался предательский смех.

— Кэтлин!

— Шило. — И она залилась звонким смехом.

Джей Пи нашел это зрелище приятным, особенно если учесть, что она обнажена.

— О'кей, Кайли, значит, война. — Быстрым движением, заставившим ее открыть рот от изумления, он перебросил ее на кровать, вознесся над ней с видом триумфатора и, закинув ей запястья за голову, потребовал: — Теперь проси пощады.

— Я сказала, что это прекрасное имя, — она прикусила губу, — для богатого малого.

Зеленые глаза блестели в лунном свете, приглушенные только блеском волос. Бесстрашная, снова подумал Джей Пи. Даже поверженная, Кэт Кайли не сдавалась.

— Ты когда-нибудь уступаешь, Кэтлин?

— Никогда, Джексон.

Он почему-то сразу поверил ей и пробормотал:

— Пожалуй, я тоже… если чего-нибудь очень хочу.

И только тут понял, насколько это правда.

И почему-то Кэт поверила ему.

— Мне действительно нужно идти.

— Знаю. — Он освободил запястья, но взял в ладони ее лицо.

От этой резкой перемены в тактике сердце Кэт екнуло и упало.

Словно угадав трещину в защите, Джей Пи склонился к ее губам.

— Это безумие, — протестующе пробормотала она, но ее руки уже обвивали его шею.

Да, это было безумием. Безумие объединяло их с первого момента встречи. Безумие, казалось, правило ими.

За дверями этой комнаты бушевала война, но здесь и сейчас были только он и она.


Что за день, думал Джей Пи, когда вновь обрел способность думать. И что за ночь!

Он чувствовал странный покой, необычное умиротворение. Ему захотелось погладить ее голую спину; но она уже выскользнула из постели.

Что-то в ее поспешных движениях заставило его сесть. Что-то в том, как она оглядела свои вещи, заставило его слегка нахмуриться. Она натягивала футболку, джинсы, торопливо застегивалась — словно боец по тревоге, подумал он и опять нахмурился:

— Что-нибудь не так?

— Не видел второго ботинка?

— Кэтлин?

Что-то в его голосе заставило ее поднять голову. Что-то в его взгляде заставило ее сразу отвести глаза:

— Ничего, просто уже поздно, вот и все.

— Ой ли? — Чуть улыбнувшись, Джей Пи взглянул в окно. — Скорее уже рано.

В самом деле. Первый тускло-розовый свет вползал в комнату. Теперь нахмурилась Кэт. Никогда прежде не проводила она ночь в чужой постели.

Найдя ботинок, она втиснула в него ногу с таким видом, словно от этого зависела ее жизнь. Что случилось с бесстрашной Кэт Кайли?

— Уже поздно, — повторила она и ринулась к двери.

— Эй, минутку.

— Я должна идти.

— Я знаю. Минуту. — Скинув ноги с кровати, Джей Пи поморщился от внезапной боли. Вот что значит заниматься любовью на полу, подумал он, отыскивая одежду. Но дело того стоило. Он нашел рубашку под кроватью. — Я провожу тебя до твоей комнаты.

Спина Кэт застыла; она медленно повернулась:

— Моя дверь совсем рядом. И я уже одета.

— Хорошо. — Он надел брюки. — Это будет короткая прогулка.

Даже не задержавшись, чтобы что-то объяснить, и больше не обращая на него внимания, она выскользнула за дверь.

— Эй, секунду. — Он бросил искать ботинки и, выскочив босиком, поймал ее как раз в тот момент, когда она уже вставила ключ в скважину. — Ты умеешь быстро соображать, Кэтлин. — Он саркастически покачал головой. — Но не забыла ли кое-чего на этот раз?

— Нет. — Она дернула ручку.

— Не спеши. — Он схватил ее за плечи и развернул лицом к себе. — Доброй ночи и тебе тоже, — пробормотал он и, не обращая внимания на ее трепыханья, крепко поцеловал.

Потом нахмурился:

— Знаешь, ты так и не ответила мне. Ты ни с кем не крутишь, а?

Кэт невольно рассмеялась:

— Ты и твои вопросы, Харрингтон!..

— Ты и твои отговорки, Кайли!.. — Он прижал ее к стене. — Предупреждаю тебя прямо сейчас — я не позволю тебе уйти, пока всего мне не скажешь.

Она не могла вырваться; кроме того, ее приковывало твердое выражение его серых глаз.

— Нет, я ни с кем не кручу.

— Ладно.

Она резко вскинула голову:

— Запомни — и не хочу!

— Посмотрим.

Эта его спокойная улыбка сведет меня с ума, решила Кэт. Как и его самоуверенность. Сейчас самое время дать ему отпор…

Пока она раздумывала, он просто склонил голову и коснулся ее губ. Это был длинный, медленный поцелуй, нежная ласка и обещание на будущее. Приготовившаяся к яростному штурму, Кэт была захвачена врасплох. С нарастающей паникой она почувствовала, как ослабли ноги.

Она дернулась, чтобы вывернуться, и он сразу убрал руки. Кэт осталась стоять, прислонившись к стене и глядя на него огромными глазами.

Казалось, Джей Пи что-то разгадал в ней, и Кэт обнаружила, что теперь ее уже гораздо меньше умиляет самодовольная уверенность в его серых глазах.

— Будем считать, что сказали друг другу «спокойной ночи», — тихо проговорил он. — Я подожду, пока ты войдешь.

Кэт задержалась, чтобы бросить на него еще один, последний, оценивающий взгляд:

— Это нечестно, Харрингтон, — и исчезла за дверью.

Потом она возбужденно мерила шагами комнату: секс, даже такой потрясающий, всего только секс, и не нужно путать его с высокими чувствами.

Не была ли их сегодняшняя ночь ошибкой? Для железной, познавшей жизнь женщины это была странная мысль. И все же, как бы ни был самоуверен Джей Пи Харрингтон, пусть не обольщается: не родился еще мужчина, способный овладеть ее сердцем.

Глава четвертая

Он только принял душ и побрился — и уже опять стоял под дверью Кэт. Постучал раз, потом другой…

— Эй, Кэт. Кэтлин! — Она, должно быть, заснула, и воспоминание о спящей Кэт заставило его взяться за ручку.

— Взлом и вторжение, приятель, являются преступлениями даже в этой стране.

Джей Пи повернулся на голос Пола Коллинза и нахмурился, увидев широкую ухмылку австралийца.

— Твоя подружка спустилась в бар и выглядит гораздо лучше, чем ты, смею заверить. — Чем дольше Пол разглядывал Джей Пи, тем шире становилась его ухмылка. — Дьявольское было сражение, а, приятель?

— Заткнись, Коллинз.

— Ну вот, уж и нельзя. Я спросил, как прошел вечер. Впрочем, как вы, янки, говорите, картинка сильнее тысячи слов.

А камера, усмехнулся про себя Джей Пи, пожалуй, и того более.

Они с грохотом сбежали вниз по ступенькам. У входа в зал Пол остановил его.

— Главное — спокойствие и дружелюбие, приятель, а то солидарность прессы доходит порой до рукопашной.

Джей Пи поднял бровь:

— Как я выгляжу?

— Лучше, чем вчера. Что, впрочем, не слишком и трудно.

Труднее всего было войти в зал. При появлении Джей Пи гул голосов и звон посуды сразу стихли, и все головы, как одна, повернулись в его сторону. Потом в сторону Кэт.

— Чертова пресса, — буркнул Джей Пи.

Рядом с ним посмеивался Пол. Джей Пи разделил бы с ним веселье, если бы не одно обстоятельство: когда он вошел, поднялась каждая голова, каждая, кроме одной.

У дальней стены комнаты ярко-рыжая голова была чрезвычайно занята репортерским снаряжением. Это можно было бы отнести на счет девической скромности; но после нынешней ночи Джей Пи искренне сомневался, что застенчивость может быть одной из проблем Кэт Кайли.

Пересекая зал, терпеливо снося подталкивания и ухмылки, Джей Пи имел твердое намерение выяснить, в чем дело.


Легко уловив его настроение, Кэт напомнила себе: спокойствие и приветливость.

— Эй. — Он остановился перед ней.

— Эй. — Она не смогла заставить себя встретиться с ним глазами.

— Ну, как ты? — негромко спросил он.

— Прекрасно. — Она откинула волосы, стараясь сделать это как можно небрежнее. — А ты?

— Сказать по правде, немного устал.

Она тоже. Воспоминания не располагали к спокойствию и приветливости. Немного растерянно Кэт обвела зал глазами и обнаружила, что Пол, словно пастух, гонит журналистский корпус к дверям.

— Хлам выносят, — пробормотала она.

— Знаю, — отозвался он и преградил ей путь. — Так как, Кайли, мы каждый раз будем сводить друг друга с ума?

— Я не сумасшедшая.

— Хорошо.

Но едва он закинул удочку насчет поцелуя, как она проворно его обогнула:

— Мне пора.

— Эй. — В два шага он нагнал ее и положил руку на плечо.

От его легкого прикосновения она сразу взвилась:

— Мы ведь не намерены это продолжать, правда? Видишь ли, Харрингтон, ты мне нравишься. И прошлая ночь была грандиозной, потрясающей, фантастической…

— Согласен. Хотя я подобрал бы другие определения.

— Не надо! — Она сказала это почти со страхом.

— Хорошо. — Он пожал плечами. — Будем искать компромисс. Позволь только сказать, что ты мне тоже нравишься. Так в чем же проблема?

— Я сказала. — Кэт с трудом сдерживала раздражение. — Я не увлекусь тобой.

— Правда? Забавно, но это… не объясняет мне прошедшей ночи.

Ей тоже не объясняет, но она всегда не любила быть загнанной в угол, а сейчас менее всего.

— Я не хотела тебя обидеть, действительно не хотела, но ты ведешь себя так, словно мы — парочка.

— А разве нет? Тогда что мы, черт возьми?

— Не знаю. — Она взъерошила волосы. — Встретились двое и…

— Занялись сексом?

— Вот-вот, верно. Мы — двое людей, которые встретились и занялись сексом. И все, и конец сюжета.

Надо же! А Джей Пи всю жизнь думал, что женщины — романтичные создания. Кэт Кайли в очередной раз преподнесла ему сюрприз.

— По крайней мере теперь мы знаем, где находимся.

Кэт тронула его за рукав:

— Мне жаль, Джей Пи, но я не могу позволить себе увлечься. Я пыталась сказать тебе это вчера вечером. Никто не должен стоять на пути моей работы. Никто. Даже ты.

— Но я и не стою. — Все еще не понимая, Джей Пи упрямо тряхнул головой. — И не собираюсь стоять на пути твоей работы.

— Нет? — Кэт вызывающе отбросила волосы. — Тогда что мы делаем здесь, когда, как положено, должны быть там?

Значит, это ее пунктик. Но у него пунктик получше.

— Чего ты боишься, Кэтлин?

Глаза Кэт вспыхнули.

— Я не боюсь, Харрингтон!

Она слишком громко это сказала, и Джей Пи понял, что угадал.

— Да, ты боишься, Кайли, только не того, что кто-то помешает твоей работе. Ты боишься, что полюбишь меня!

Она застыла с открытым ртом.

— Как всегда, Харрингтон, ваше «Я» не имеет предела.

— Возможно, но я тоже был в той комнате вчера вечером.

Терпение Кэт наконец лопнуло.

— Господи, ты, как всегда, думаешь, что все знаешь, Джексон Пирс Харрингтон. Ты считаешь, что разгадал меня. Ты что, проходил курс популярной психологии в Гарварде?

В Йельском, мог бы он поправить. Но дело не в мужских университетах. И не в ее работе.

— Я так и знала, что ты не поймешь, Харрингтон. А теперь отойди. Отойди. — Она задержала на нем взгляд. — Мне надо дело делать.

— Прекрасно. — На этот раз он уступил ей дорогу, но, когда она уже сделала несколько шагов, добавил: — Тебе… э… возможно, это нужно, Кэтлин.

— Опять неверно, Джексон. — Она на ходу тряхнула головой. — Не было еще такого, чтобы я нуждалась в ком-то или в чем-то.

— Вот как? Замечательное заявление для фотографа без камеры.

От неожиданности она вздрогнула, и ее глаза метнулись к плечу — сумки не было. Медленно повернувшись, она увидела ее в руках Джей Пи Харрингтона.

Серые глаза глядели спокойно.

— Ты оставила это вчера вечером.

Он не должен был говорить, что она оставила сумку после того, как они… Кэт проглотила комок в горле.

Впервые за всю свою жизнь Джей Пи не доверял себе в присутствии женщины. Не рискуя больше касаться ее, он бросил ей сумку. Не спуская с него глаз, она подхватила ее.

— Не стоит благодарности, Кайли.

Нет, подумал Джей Пи, наблюдая за удалявшейся Кэт, война еще не закончена.


Кэт добралась до грузовичка прессы первой, и к тому моменту, когда туда прибыл Джей Пи, уже нашла уголок, где для него места не было. Он уловил злорадный блеск в ее глазах и стиснул зубы.

Плюхнувшись рядом с Полом Коллинзом, Джей Пи сразу ощутил на себе пристальный взгляд австралийца.

— Одно только слово, Коллинз, о войне или женщинах, и, клянусь, я тебе врежу.

— И не пикну, приятель, но сегодня здесь Роджерс. — Пол кивнул на британца. — Он-то мог бы устроить тебе тяжкие времена. Но я тебе друг.

— А я и скажу, — захохотал англичанин. — Он поставил на вас десять фунтов и готовится их потерять.

Джей Пи с отвращением покачал головой:

— Можно подумать, джентльмены, что вам больше нечем заняться, как только заключать пари по поводу моей личной жизни и длительности моей любви.

— Нечем, в самом деле нечем, — усмехался Роджерс.

— И мне тоже, — присоединился Пол.

— Глядите веселей, Харрингтон, — приветливо продолжал Роджерс, — мы принципиально участвуем в этом деле до горького конца. И я собираюсь выиграть уйму денег.

— Посмотрим. — Пол встретил вызов с усмешкой.

Грузовик остановился, и Джей Пи и Кэт, вскочившие одновременно, крепко столкнулись лбами.

У Джей Пи, пытавшегося поддержать Кэт, потемнело в глазах.

— Видишь, как ты бодаешься из-за пустяков, Кайли? Судя по тому, что я сейчас чувствую, не уверен, что спас бы тебя сегодня.

— Это было бы отлично, Харрингтон, — парировала она, — потому что я не нуждаюсь в помощи, ни твоей, ни кого-то еще.

За своей спиной Джей Пи опять услышал треп насчет пари.

Но сдержанность возобладала.

В конце дня Джей Пи без оглядки поспешил назад к себе в номер. Кэт Кайли сделала то же самое.

Вот и прекрасно, думал Джей Пи, сидя один у себя в номере и прислушиваясь к движению в комнате Кэт. У него, в конце концов, тоже есть гордость и принципы, не говоря уж о праведном гневе несправедливо обвиненного. Джей Пи не будет стоять на пути вашей работы, Кэтлин. Но тогда уж и вы не стойте на его пути.

Сев за стол, он достал ноутбук и излил в статье всю свою ярость. Двадцать минут спустя он вынужден был признать, что доволен конечным результатом.

Эта статья была несомненно лучшей из того, что он когда-либо написал. Джей Пи знал, что он хороший журналист, и у него была целая полка наград, подтверждавших это. Если же его когда-либо и критиковали, то лишь за то, что был слишком въедлив и слишком объективен, даже отстранен. Впрочем, это старая проблема любого иностранного корреспондента — создать эффект присутствия читателя, не навязывая ему при этом собственных авторских предубеждений.

Он чувствовал, что статья удалась. Успокоившись, Джей Пи откинулся в кресле, намереваясь заняться редактированием, и вдруг распахнулась дверь. Сразу вспыхнула надежда. Кэт?

Он тотчас решил, что будет сух и суров, но лицо его тут же вытянулось.

— Коллинз, — качнул он головой, — твоя мама не учила тебя стучаться?

— Нет, но она учила меня прикрывать тылы. Мы сматываемся отсюда, приятель, — драматически возвестил австралиец. — Кажется, партизаны прорвали оцепление. Эвакуируемся. Вертолетом, никак не меньше.

У Джей Пи не было времени интересоваться причинами ликования Пола. Он схватился за портмоне с паспортом, потом защелкнул еще не остывший ноутбук со статьей. Тепло прибора сразу напомнило ему теплое тело Кэт. Ассоциация была мгновенна, столь же мгновенна, как и инстинкт защитить ее.

Забыв о всякой вежливости, Джей Пи ворвался в ее номер. Его внимание привлек звук льющейся в ванне воды. Не раздумывая, он откинул занавес душа и… застыл.

— Харрингтон! — вывела его из этого состояния разгневанно обернувшаяся Кэт. — Ты, черт возьми, думаешь, что делаешь?

В отличие от других знакомых ему женщин Кэт казалась более разгневанной, чем обеспокоенной. Но ей не о чем было беспокоиться — она была совершенна.

Джей Пи всегда считал себя рациональным, четко формулирующим мысли человеком. Как его гордость и его принципы, это являлось тоже одной из его сильных сторон. Но при виде влажной, ароматной и обнаженной Кэт способность рационально мыслить ему явно изменила.

У Кэт этих проблем не было.

— Слушай, Харрингтон, — дымилась она, — мы могли заниматься сексом, но это не дает тебе права врываться сюда…

— Сексом? — Он поднял взгляд к ее лицу. — Ты и впрямь думаешь, что только сексом? Я уже говорил, что не нападаю на женщин.

— Ой, и это сказано человеком, ворвавшимся в мой душ! Извини меня, но разве ты не мог найти более подходящий момент для обсуждения вчерашнего вечера?

Сбитый с толку, раздраженный, Джей Пи взъерошил волосы: разумеется, она права — не место и не время.

— Это было больше, чем просто секс. — Схватив ее за скользкую от мыла руку, он выдернул ее из ванны. — Но на этой циновке мы поборемся позже. — Он кинул ей джинсы. — А сейчас эвакуируемся.

Повторять дважды ему не пришлось — она уже натягивала одежду. Но вторая ее мысль была о работе.

— Ты с ума сошла? — вскричал он, видя, что она начала собирать фотографии и бросать их в кейс.

— Знаешь, мне и правда очень надоел этот вопрос. И не гляди так.

Джей Пи и впрямь таращился на нее во все глаза.

— Очень, очень трудно спасать такую женщину, как ты, Кэт Кайли.

— Знаю. — С легким щелчком она закрыла кейс и, улыбнувшись, подала ему руку. — Спасибо, что зашел за мной, Джей Пи. Надеюсь, мы больше не сходим с ума друг по другу?

— Не сходим. Спасибо, что напомнила. — Он стиснул ее пальцы и не отпустил, хотя она попыталась отобрать руку. Так они и пробежали через опустевший отель и выскочили наружу. Улица напоминала сумасшедший дом: везде бегали и кричали люди.

Только вчера, подумала Кэт, здесь была мирная площадь с играющими возле фонтана детьми и суетящимися по хозяйству женщинами.

Но в этой стране война была всегда рядом. Среди хаоса, возле вертолета без дверей, подобно радиомаяку, стоял Пол, отчаянно размахивая руками.

Лопасти вертолета со свистом рассекали воздух, поднимая тучи раскаленной солнцем глиняной пыли.

— Держись рядом, — предупредил Джей Пи и крепче стиснул ее руку. — Как привязанная.

Это было похоже на прохождение сквозь строй.

— Грандиозное приключение, а, приятель? — перекрывая свист лопастей, прокричал Пол.

Заглядевшийся на невозмутимого австралийца Джей Пи вдруг почувствовал, как Кэт, отпустив его руку, скользнула ему за спину. Развернувшись, он ухватил ее, уже поднявшую камеру, чтобы запечатлеть последние кадры войны.

— Черт побери, Кайли! — Крепко схватив, он затолкал ее в вертолет. — Ты психопатка, — набросился он на нее, вскарабкавшись следом.

Кэт отбросила назад все еще влажные волосы:

— Спасибо, Харрингтон.

Когда вертолет стартовал, они взглянули друг на друга и усмехнулись.


После пережитого безумия международный аэропорт, где они приземлились, показался оазисом покоя. Отдышавшийся Джей Пи зашевелился, чтобы помочь Кэт выбраться, и обнаружил, что она уже вылезла из вертолета.

— Как ты?

— Прекрасно. Тем более, — она хлопнула по футляру камеры, — что я сделала все-таки несколько хороших снимков.

Джей Пи слегка нахмурился:

— Ну, это я знаю, поскольку именно я держал тебя, чтобы ты не выпала на лету. Дай тебе волю, так с тобой не соскучишься. — Вздохнув, он заложил ей за ухо еще влажный локон. — Твое счастье, что ты и так выглядишь мокрой курицей, а то бы я тебе показал.

— А вы, мистер Харрингтон, выглядите изрядно потрясенным. — Она подумала, что ему идет быть чуть-чуть хмурым, с играющими на скулах желваками. Так идет, что, не сдержавшись, она притянула его голову и прошептала ищущими губами: — Благодарю тебя за еще одно спасение.

Кэт твердо намеревалась сделать это легко, по-дружески и до того, как Джей Пи прижмет ее к себе.

Джей Пи мог быть джентльменом — если успевал спохватиться. К сожалению, когда дело касалось Кэт, он забывался.

Впрочем, он угадал ее страх и поцеловал намеренно спокойно. Интуиция его подвела — уязвленная его холодностью, она приникла к нему; но Джей Пи Харрингтон держался стойко.

— Эй, друзья, вы могли бы продавать билеты на такое зрелище, — бодро сказал подошедший австралиец.

Замечание было справедливым, и Джей Пи прервал поцелуй, продолжая, однако, крепко обнимать Кэт.

— Ладно, полагаю, я поблагодарила вас за свое спасение, — сказала она небрежно, не глядя на него.

— Вот уже дважды я получил вашу благодарность. Осторожнее, Кэтлин, это может войти в привычку.

— Мне нужно найти телефон, — пробормотала она и зашагала прочь своим решительным, почти строевым шагом.

— Настоящая женщина! А? — хихикнул сзади Пол.

Да, конечно.


Кэт висела на телефонной линии Нью-Йорка, а вокруг суетились люди.

— Да-да, верно. Геликоптер поднялся, и все. Я сделала несколько убойных снимков. Эксклюзивных… Куда? — перекрикивала она шум. — Куда вы хотите меня направить? — Глазами она бессознательно искала этого Джей Пи Харрингтона. — Нет проблем. Ага, буду там сразу, как смогу… Нет, мне не нужны деньги.

Кэт начала проталкиваться через толпу, чтобы сказать ему… Но что-то остановило ее.

Надо его только предупредить, не больше, внушала она себе, чувствуя, что если сейчас к нему вернется, то уже не сможет, не захочет уйти опять. Нет, избранный путь надежнее, лучше для них обоих. Быстро набросав несколько слов, она отыскала носильщика.

— Извините, вы говорите по-английски?

— Да, — улыбнулся темнокожий парень.

— Передайте эту записку тому лохматому мужчине. О'кей? — Она бросила ему несколько монет.

Парень благодарно ухмыльнулся. А ей было не до улыбок.

Как и ему, когда он читал ее послание. Она все-таки перехитрила его.

Дорогой Джексон,

я не слишком доверяю долгим прощаниям, а потому благодарю за твое доброе участие и будущие приятные воспоминания, но ты не захотел бы владеть моей душой, даже если бы смог ее заполучить. Держись.

Люблю. Кэт.

P.S. Извини, что я смеялась: Джексон Пирс — великое имя… Для настоящего джентльмена.

Она и здесь оставалась самой собой: размашистый корявый почерк и масса противоречий.

— Женщина, которая вам это дала, — грубо спросил он, подняв глаза, — где она?

— Здесь. У телефона.

Но у телефона уже никого не было. Кэт Кайли исчезла из его жизни так же внезапно, как и появилась.

Сначала он хотел броситься на поиски, но что-то остановило его. Да, и гордость, и принципы, но еще и холодное, дорого обошедшееся ему знание, что ничего не изменилось бы. Даже если он отыщет ее, она просто снова убежит.

— Пошли, дружище, — толкнул его Пол, выпьем пива. Похоже, тебе нужно.

Возразить было нечего.

Они устроились за столиком. Пол откинулся на стуле и сказал:

— Могу поспорить, она — та еще штучка.

— Не то слово. — У Джей Пи все еще есть гордость, и сейчас он крепко держался за нее. С независимым видом, так, словно это его нисколько больше не волновало, он скатал записку в тугой шарик и послал его в урну.

Пол только сочувственно вздохнул, когда шарик просвистел мимо.

— Что делать, Коллинз? — спросил Джей Пи, сделав порядочный глоток. — Что бы ты сделал с женщиной, которая сначала предупреждает тебя, что причинит тебе боль, а потом именно это и делает?

— Не знаю, приятель, — откликнулся Пол, — но, думаю, все сводится к одному.

— К чему же?

— Стоит ли она того?

Как всегда, австралиец был прав. И Джей Пи подумал о том, как выглядела Кэт в лунном свете, как она остроумна и как это заставляло его улыбаться. А потом вспомнил, как яростно она отбивалась от него еще сегодня утром. Сердито, ожесточенно… и успешно. Вся — из противоречий. Непробиваемая… и странно уязвимая. Эту женщину трудно спасать, но еще труднее понять.

Пол поднял стакан:

— За войну и женщин!

Но Джей Пи тряхнул головой.

— Что за штучка эта Кэт Кайли? — пробормотал он. — Что за штучка эта Кэт Кайли и какого черта она так боится?

Глава пятая

Обычно, возвращаясь из трудных поездок, она чувствовала большой душевный подъем. Однако сейчас были только усталость и странный упадок духа, что совсем уж глупо, ведь поездка прошла успешно; по крайней мере с профессиональной точки зрения. О чем она и напомнила себе достаточно сурово.

Сбросив сумки, Кэт обозрела свои скромные апартаменты. Квартирка располагалась довольно далеко от центра города, не в самом фешенебельном, но сносном, по общим меркам, районе. Если бы не куча фотографий, развешанных по стенам, — плод всей ее двадцатисемилетней жизни, — можно было бы считать, что жизнь не удалась.

Теперь, по правилам, надо бы засесть за работу, но на это не было никаких сил, и Кэт предпочла просмотреть почту. Обычный набор счетов. Кроме одного конверта, сразу выхваченного взглядом. Она торопливо вскрыла его.

«Пресс-клуб Нью-Йорка рад сообщить о присуждении Вам премии в номинации „Лучший молодой специалист“. Награждение состоится на торжественном приеме в…»

Дальше Кэт не читала — не могла. Это был шаг вперед. Большой шаг, потому что этот пресс-клуб считался одним из самых престижных.

С трясущимися руками, все еще не веря своим глазам, она опять просмотрела листок и тут же нахмурилась.

Нужен еще кто-нибудь. Если верить приглашению, ей потребуется кто-то, кто будет сопровождать ее на этот прием.

В памяти непрошено всплыло лицо Джей Пи Харрингтона, о котором она и не думала со времени той роковой поездки. Не позволяла себе думать.

Нет, решила Кэт, забросив приглашение в сумку и схватив куртку, что ей надо, так это хорошая порция суровой реальности; и она знала, где ее найти.


Если она приспособлена к войне, всегда считала Кэт, так только потому, что выросла в зоне военных действий; и та война потребовала от нее изрядных жертв.

По мере того как поезд удалялся от Манхэттена, виды шикарного Нью-Йорка за окном сменялись видами обшарпанных заводских городков.

Это была та часть штата, в которой люди не ведали, зачем живут. Счастливчики!

Ее родной городок мало изменился со времен детства: медеплавильный завод все так же чадил в свинцовое небо, делая лица людей усталыми и серыми.

Жилище семейства Кайли за прошедшие годы изменилось еще меньше. Кэт заспешила через покосившиеся ворота и задыхающийся в сорняках двор в кухню, где, кажется, еще теплилась какая-то жизнь.

Мать, стоя у раковины, привычно и устало чистила картошку. С неожиданной болью Кэт увидела, как она постарела, несмотря на свои не бог весть какие годы.

Стоя на пороге, Кэт попыталась представить себе эту женщину молодой, яркой, полной жизни. Ничего не получилось.

Но Кэт ее очень любила, хотя много лет тому назад Франсин разбила ее сердце.

Мать оглянулась, и при виде старшей дочери лицо ее просияло гордой улыбкой, сразу сделавшей ее моложе.

— Кэтлин! Что ж ты не сообщила, что приедешь?

— Хотела сделать сюрприз.

Это ей удалось. Кэт сгребла мать в объятья и закружила по комнате все быстрее и быстрее, пока та не запротестовала.

— Хватит, Кэтлин, — засмеялась она и толкнула Кэт в кресло. — Сейчас приготовлю тебе поесть. Ты слишком худая.

Еду ее мать всегда считала панацеей, чем в детстве доводила Кэт до исступления. А когда в пьяном угаре бушевал отец, проклиная всех и вся, просто чтобы доказать, что он еще живой, мать начинала греметь посудой.

Или сбегала в церковь. Тем дело и решалось.

Сейчас Франсин металась по кухне с тарелкой печенья.

— Как твоя поездка? — Она покачала головой цвета перца с солью. — Представить себе своего ребенка в Центральной Америке…

— Поездка прошла нормально, — нехотя сказала Кэт.

— Что-нибудь случилось?

Кэт поймала встревоженный взгляд матери.

— Просто немного устала, вот и все, слегка заторможена, — и тут же, оттолкнув тарелку, осознала, что в последнее время у нее вообще пропал аппетит.

— Это неправильно, Кэтлин, когда молодая девушка, вроде тебя, одинока…

— Мне нравится быть одной. Мне нужно быть одной. — Кэт взглянула прямо в глаза матери. — И потом, тебе ли не знать, что присутствие мужчины проблем не решает. Они их только создают. Ну вот скажи мне, где, например, Джейк?

Кэт всегда отказывалась называть его отцом: такое звание надо было заслужить, а Джейк Кайли не потрудился этого сделать.

Рука присевшей со стаканом молока Франсин слегка задрожала.

— Его нет. Он в командировке.

— Имеется в виду какой-нибудь «Макгерти гриль-бар»?

— Кэтлин…

— И почему ты не оставишь его, ма? — Слова вырвались нечаянно, потому что это была запретная зона. И прежде чем мать ответила, Кэт уже знала, что она скажет.

— Я приготовлю тебе постель, Кэтлин.

— Вы сильно ошиблись в свое время… Завели детей в семнадцать лет… И что? Теперь ты намерена расплачиваться за это весь остаток жизни?

— Кэтлин, — мать отвернулась, — пожалуйста, не надо больше. Это расстраивает меня.

Она так это сказала, что Кэт осеклась. Выбирай, где сражаться, не бей лежачего — еще один рано усвоенный ею принцип.

— Извини, ма. — Она потянулась через стол к тонкой материнской руке и слегка улыбнулась на ответное пожатие.

— Ты пугаешь меня, Кэтлин. — Франсин покачала головой.

— Думаю, здесь мы на равных, ма, — ты меня ужасаешь.

Франсин уронила руку, и Кэт сменила опасную тему.

— Ладно, ма. Я приехала по делу. Нью-йоркский пресс-клуб считает, что именно я могу стать их наиболее обещающим новичком.

Франсин моргнула с еще большим недоверием, чем недавно дочь. Кэт засмеялась и достала из сумки приглашение.

— У меня есть доказательство.

Пока Франсин рассматривала плотную открытку, руки ее опять дрожали, но теперь уже по другой причине.

— Ох, Кэтлин, я так и знала! Так и знала, что если ты уедешь отсюда, тебе подвернется удача.

— Наша удача, — поправила Кэт. — Именно ты вложила мне в руки мой первый фотоаппарат, и именно ты должна пойти со мной на церемонию.

Из глаз Франсин лился горячий свет.

— Она состоится через три недели в огромном модном нью-йоркском отеле. Скажу тебе, что я разорюсь на новые платья для тебя и для себя. Думаю, мы их заслужили…

— Кэтлин, твой отец… — Франсин печально вздохнула, — ему это не понравилось бы…

Сколько Кэт себя помнила, Джейку не нравилось ничего, кроме содержимого бутылок, так что это заявление ее не удивило.

— Ма… — Кэт редко о чем-нибудь просила, но сейчас приходилось. — Ма, мне нужно, чтобы ты просто была со мной. Ма, я боюсь. Ну, пожалуйста.

— Ох, Кэтлин…

В этот миг глухо хлопнула дверь. Франсин мгновенно оказалась на ногах.

— Ты лучше иди, пока он тебя не увидел.

Кэт стиснула зубы. Если бы не мать, она приняла бы бой, как делала это еще ребенком — лицом к лицу.

За дверями Франсин взяла ее за плечо.

— Кэтлин, ты уверена, что с тобой все в порядке? — Проницательные глаза матери вглядывались в лицо дочери.

— Во всяком случае, в большем, чем у тебя.

Кэт достала несколько банкнот и сунула их в руки сопротивляющейся матери.

— Не надо, Кэтлин…

— Возьми, ма, мне будет спокойнее.

Прослезившись, Франсин ласково погладила старшую дочь по щеке.

— Ты хорошая девочка, Кэтлин Мойра. Всегда была и всегда будешь.


Уже две недели дома. Джей Пи сидел в своем редакционном кабинете, угрюмо глядя в окно. С этой выгодной, вознесенной высоко над Манхэттеном позиции открывался великолепный вид на город. Но перед его глазами стояли джунгли Центральной Америки, и даже ярче, чем луна…

Черт возьми! Он развернул кресло от окна — не время фантазировать. Сейчас надо подумать, кого пригласить на банкет.

Впрочем, еще есть время. Банкет в честь присуждения наград пресс-клубом Нью-Йорка — общественно важное журналистское событие — состоится еще только через три недели.

Джей Пи поднял трубку и остановился: существовало несколько женщин, которых он мог бы попросить пойти с ним; но была только одна женщина, которую он хотел видеть рядом с собой в пресс-клубе. Однако именно ее он пригласить не мог, и это приводило его в мрачное настроение. С таким настроением он и встретил главного редактора, который, не озаботившись постучаться, ввалился в кабинет.

— Ну, Харрингтон, вы — следующий на представление.

— Что? — Все еще хмурясь, Джей Пи взглянул на Эда Лебара.

Тот ответил таким же свирепым взглядом сквозь бифокальные линзы.

— Предполагалось, что это хорошая новость!

— Ох, — спохватился Джей Пи. — Конечно. Я очень рад.

— То-то и видно. — Эд со вздохом шлепнулся грузным телом в кресло. — Харрингтон, вы знаете, я скорее прогуляюсь по горячим углям, чем соглашусь на приватную беседу, но меня спрашивают. Что вас гложет в последнее время?

Джей Пи моргнул:

— О чем вы?

— Я о том, почему вы ходите как в воду опущенный. — Эд яростно взъерошил свои седые волосы. — Последнее время вы рассеянны, расстроенны, раздражительны.

— Если у вас проблемы с моей работой… — взвился Джей Пи, но Эд поднял руку.

— Нет. И увольте меня от позы «оскорбленный гражданин штата Коннектикут». О'кей? Конечно, факт, что в последнее время никто вокруг не работает. Дурацкие награждения! Нет, я имею в виду, что случилось с вами? Не то чтобы я озабочен или что-то еще…

— Ничего страшного, Эд. — Джей Пи криво усмехнулся. — По крайней мере, ничего, связанного с бумагами.

— Другими словами, не мое собачье дело.

— Ну, не так уж, но…

— Ладно, ладно. Вы — хороший репортер, Харрингтон.

— Спасибо…

— Иногда немного мягко, немного в лайковых перчатках, но в общем хорошо. Особенно та статья, которую вы привезли из Центральной Америки. Это вызвало такой пожар, сила! Прохватывает до самых печенок.

Центральная Америка его тоже прохватила до печенок, подумал Джей Пи.

— Я был зол в то время, — осторожно сказал он.

Эд поднял густую бровь.

— Вам следовало бы злиться почаще.

Джей Пи в замешательстве ничего не ответил, и Эд поднялся на ноги.

— Пригласите кого-нибудь на большую вечеринку?

— Нет.

— А меня?

— Вы женаты.

— За то, что я сказал «нет»? Да, кстати, — кинул он через плечо, направляясь к двери, — если я когда-нибудь уйду в отставку — хотя скорее рухнет мир, — назначу вас моим преемником. И не благодарите меня, это паршивая работа.

И оставив Джей Пи с выпученными глазами, выплыл, едва не сбив с ног редактора стилистического отдела.

— О, доброе утро, Эд. — Вычурный браслет Патрис Манселл весело звякнул. — Я только загляну к Джей Пи.

— Кто-нибудь здесь работает вообще?

— Ну… — Патрис. смотрела вслед громыхающему Эду. — Он в плохом настроении.

— Как всегда.

— Кстати, о плохом настроении… — Патрис в упор смотрела на него.

— У меня не плохое настроение, — защищался Джей Пи. — Я занят, вот и все, — и в доказательство усердно зашуршал бумагами.

— Вы жуткий врун, Джей Пи Харрингтон. — Патрис изящно устроилась в кресле. — Вы неделями прячетесь здесь. По существу, — в ее голубых глазах стояла задумчивость, — со времени последней поездки.

Джей Пи вздохнул.

— А что, ходят какие-нибудь сплетни об этом?

— Конечно, нет. Кстати, вы уже придумали, кого пригласить на обед в пресс-клуб?

— Нет! — И что это все сыплют соль на его раны?

— Хорошо, потому что я пришла спросить, не хотите ли вы пригласить меня?

Джей Пи признал про себя, что никогда не рассматривал такой вариант как подходящий. Он поглядел на нее, словно увидел впервые, и, несмотря на плохое настроение, был вынужден признать, что смотреть на Патрис Манселл приятно.

Если бы его спросили, он сказал бы, что они с Патрис хорошие друзья, вполне устраивающие друг друга. Рафинированно-элегантная, она очень напоминала женщину, которая его вырастила, — его мать. Впрочем, в последнее время его суждения о женщинах были нелицеприятны.

— И чего ко мне все пристали? — пробормотал он.

— Ну, — мягким смехом Патрис маскировала свое смущение, — это, конечно, ставит меня на место. А ведь я всегда считала вас хорошо воспитанным человеком.

— Я не это имел в виду. — Джей Пи пустил в ход всю свою гибкость, чтобы скрасить неловкость ситуации. — Извините. Просто предполагал, что вы отправитесь туда с этим своим юристом.

— Мы с Четом… старая история. — Она небрежно махнула рукой. — Он слишком боится увлечься нашими отношениями, как бы это не помешало его работе.

Джей Пи немедленно ощутил приступ сочувствия к ней.

— Да, сейчас масса таких.

Она широко открыла глаза.

— И вы тоже?..

— Да.

— Ага. Центральная Америка. Наверно… экзотическая латинская красотка, папа которой сделал состояние на бананах, но не одобряет вас, потому что вы не католик.

— Нет. Сумасшедшая рыжая американка, которая дважды чуть не убила меня, потом влюбилась страстно, а потом бросила в аэропорту.

Патрис удивленно заморгала.

— Простите?

— Это долгая история.

— Думаю, не длиннее поездки.

— Ох, не напоминайте мне.

— Ну что, Джей Пи, я могу сказать? Я уже ненавижу ее.

Вспоминая, как Кэт с ним обошлась, Джей Пи уже сам почти ненавидел ее.

Он заглянул в голубые глаза Патрис, боясь увидеть в них опасный блеск. Что-то он разоткровенничался. Джей Пи поерзал в кресле.

— Я буду очень благодарен вам, Патрис, если вы оставите эту историю при себе.

— О чем, о влюбленности или об отставке Эда?

— И о том, и о другом.

— Вы правы, разговоры о том и о другом были бы вам сейчас некстати, так что я обещаю не публиковать их в воскресной колонке светской хроники.

— Вы настоящий друг.

От этих слов Патрис вздрогнула.

— А виновница всех ваших несчастий собирается быть на банкете?

Джей Пи кивнул:

— Да. Ее даже награждают. — Он что-то слышал об этом. В журналистской среде существуют свои секретные источники.

— Ну. — Легким движением Патрис поднялась на ноги. — А вы не думали о том, чтобы объединиться с нею и быть несчастными на банкете вместе?

На этот раз он не колебался.

— Патрис, я горд.

Глава шестая

В вечер банкета Кэт Кайли стояла у входа в бальный зал элегантного отеля и ощущала себя сбившимся с пути, одиноким, обиженным ребенком.

Она была без сопровождения и чувствовала себя ужасно. Надо было произвести хорошее впечатление, но мешало самолюбие: ей казалось, что в этом платье она словно выставлена напоказ. Но именно самолюбие заставило ее расправить плечи.

Если бы еще не тошнота, стократно усилившаяся, когда она увидела Джей Пи Харрингтона. Он был не похож на себя центральноамериканского, но и здесь, в этом элегантном окружении, выглядел как дома. Словно был рожден для того, чтобы носить смокинг.

В другом конце зала Джей Пи Харрингтону вдруг показался тесным воротник рубашки.

Он понял, что женщина, стоявшая в дверях, — Кэт Кайли. И в то же время не Кэт Кайли. Он мог бы даже не узнать ее, если бы не рыжее пламя волос. Ходившая всегда в армейских ботинках и джинсах, сейчас она была в черном бархатном платье, очень простом и немыслимо элегантном. Закрытый лиф оставлял спереди только намек на белую кожу, а узкая юбка облегала бедра, обрисовывая каждую линию тела, — тела, которое он помнил охваченным шальной страстью.

На иной женщине это платье могло быть строгим, на другой — простым. А на ней оно было потрясающим. Она сама потрясающа!

Интересно, она надела это платье специально для него? И что у нее под ним? Но самое интересное, почему его вообще интересуют такие вещи? Ведь она ясно дала ему понять, что не хочет иметь с ним ничего общего. Взаимно, напомнил себе Джей Пи.

Долгие секунды они смотрели друг на друга, как будто, кроме них, здесь никого не было.

Под его пристальным взглядом Кэт затрепетала и непроизвольно сделала шаг к нему, но Джей Пи Харрингтон повернулся и направился в другую сторону.

Ей стало совсем плохо.

Она одиноко огляделась. Что ж, если бы не она, а он оставил ее в аэропорту таким образом — она бы тоже рассердилась. Нет, не рассердилась бы. Просто бы рассвирепела! Если и было в ней, выросшей в бедности, что-то непомерное, так это уязвленное самолюбие.

Кэт расправила плечи. Что ж, кажется, она опять задолжала Джей Пи Харрингтону.


— Это и есть то самое несчастье? — поинтересовалась Патрис у Джей Пи.

Спасаясь на другой стороне зала, он кивнул.

— Эта пламенно-рыжая в вызывающем платье?

В вызывающем платье? Можно подумать, они говорили о двух разных женщинах. Джей Пи повернулся; Кэт стояла к нему спиной, и теперь он мог ясно понять, что какие-то боги хранили его до сих пор.

Если перед платья был наглухо закрыт и целомудрен, то низкий вырез на спине открывал достаточное количество шелковистой плоти. Очень шелковистой. Почти столь же шелковистой, как черный блеск колготок, закрывающих длинные, невозможно длинные ноги, подчеркнутые черными туфлями-лодочками.

Джей Пи сурово сдвинул брови. Это будет долгая ночь. Очень долгая.

Патрис скептически кинула через плечо:

— Знаете, такие платья вышли из моды еще в прошлом году.

К телу это не относилось. Кроме того, мнение редактора стилистического отдела, похоже, разделяли немногие: когда Кэт шла через толпу, мужские головы поворачивались ей вслед.

Он не ревнив, сказал себе Джей Пи. Нет, никогда в жизни он не стал бы ревновать женщину. Это ниже его достоинства.

Но к убийству это не относится. Если она не перестанет сводить его с ума…

Чувствуя настоятельную необходимость выпить, Джей Пи извинился перед Патрис и отошел. Однако он забыл, что планировать что бы то ни было в отношении Кэт смысла не имеет.

Увидев в баре одинокого Джей Пи, Кэт направилась прямо к нему. Подобно опытному партизану, она застала его врасплох и без охраны.

— Эй, — буркнула она, внезапно появившись перед ним.

От неожиданности он вздрогнул и отступил на шаг.

Джей Пи был слишком хорошо воспитан, чтобы уж совсем игнорировать обращающуюся к нему женщину, поэтому он справился с собой, кивнул головой и сухо ответил:

— Добрый вечер. — Тон его был холоден, как лед. — Я не заметил, как ты вошла.

— Правильно, Харрингтон. — Стоя прямо перед ним, Кэт обвела зал глазами. — Моя кожа едва не загорелась от того, как ты меня не заметил.

— Ну, Кайли, твое счастье, что ты такая огнеупорная? — Он взглянул мимо нее. — А теперь извини меня…

Он было пошел, но ее слова остановили его.

— Ты в бешенстве, — сказала она за его спиной.

Он приостановился.

— Нетрудно догадаться.

Увидев ярость в его таких всегда спокойных серых глазах, Кэт смешалась.

— Я… я оставила записку.

— Да, я получил. Большое спасибо. Буду помнить всю жизнь.

Ледяной сарказм. Однако сегодня вечером она не могла ответить ему должным образом — просто уйти.

— Видишь ли, Харрингтон… на тот случай, если ты еще не понял, это мой способ извинения. Ох, забудь. — При виде его побледневшего лица у нее опять тревожно похолодело в животе.

Она опустилась на ближайший стул.

Джей Пи Харрингтон заморгал: ее короткий спич заинтересовал его, и он решился еще раз рискнуть жизнью. Осторожно, словно перед ним в любую минуту могла взорваться фаната, он приблизился к ней.

— Я всегда говорил, что ты необыкновенная женщина. — Он смотрел сверху на ее ярко-рыжие волосы, невольно отмечая их игру в отблеске света. — И был уверен, что ты никогда не извиняешься.

— Никогда. — Ее головка поднялась. — Просто ты поймал меня в минуту слабости.

Да, это Джей Пи понял. Только теперь он увидел то, чего она никогда не позволила бы ему увидеть прежде: Кэт Кайли была так беззащитна со своими трогательными веснушками, что он забыл о том, как сердит.

— Ты плохо себя чувствуешь.

— Не так уж трудно догадаться, Харрингтон. Но нет, я не больна. — Она протестующе взмахнула рукой. — Я никогда не болею.

Чем дольше он всматривался в ее бледное лицо, тем больше сомневался.

— О, я верю. Но мне кажется, что твой желудок с тобой не согласен.

Кэт слегка улыбнулась.

— Это, вероятно, результат перелета через несколько временных поясов.

— Но это может быть опасно. Как давно ты вернулась?

Почти три недели назад, хмуро подумала Кэт. Слишком давно, чтобы списать недомогание на перелет.

— Может, это нервы.

— Нервы? У тебя? — засмеялся Джей Пи. — Извини меня, Кайли, но если женщина из-за пары фотографий не испугалась танковой колонны…

Кэт бросила на него выразительный взгляд, и Джей Пи вдруг запнулся. Нет, подумал он, пожалуй, не стоит углубляться в воспоминания.

— Как насчет выпивки?

— Спасибо, — согласно кивнула Кэт.

— Тоник?

Едва Джей Пи направился к стойке бара, как рядом с ним возникла Патрис, будто появилась из засады.

— Мне показалось, что вы собирались игнорировать ее.

— Да, собирался. — Не выдержав ее иронического взгляда он отвел глаза. — Что вы хотите от меня, Патрис? Она не очень хорошо себя чувствует.

— Вы и сами выглядите не блестяще. — С бокалом в руке она изящно повернулась, высматривая кого-то в толпе. — Знаете, мне кажется, это не ваш тип женщины.

— Пожалуй. Я вообще не представляю мужчину, чьим типом согласилась бы стать Кэт Кайли.

— Тогда зачем мучиться?

— Не знаю.

К сожалению, ответ ему действительно был неясен. Подойдя к Кэт, Джей Пи подал ей питье:

— Как ты?

— Нормально. — Даже чувствуя себя отвратительно, Кэт поняла смысл сцены у стойки. Почему это ее так заботит? Ответа не было. — По крайней мере лучше, чем твоей подруге.

Он приподнял бровь.

— Подруге?

— Ага, вон той ледяной сосульке с коровьими глазами, которая бросает на меня злые взгляды даже сейчас, когда мы разговариваем.

Джей Пи проследил за ее взглядом: Патрис Манселл, конечно, не была ледяной сосулькой и не бросала на них злые взгляды, но оценивающий холодок в ее глазах несомненно присутствовал.

Забавно, если Патрис Манселл была красива классической красотой, олицетворяя рафинированность и стиль, то Кэт Кайли как будто состояла из одних острых углов. Теперь Джей Пи не боялся опять повернуться к Кэт, даже если снова натолкнется на ее резкость.

— Она не моя…

— Она тоже богата, Харрингтон? Конечно. Надеюсь, ее деньги стоят труда. Мне кажется, у нее отвратительный характер.

Сам-то Джей Пи думал, что такое описание больше соответствует другой присутствующей в зале даме, но решил не мешать ей немного пострадать — в отместку в том числе и за платье, действовавшее ему на нервы.

— О вкусах не спорят, — сообщил он ей спокойно.

— Очевидно. — Поверх его плеча Кэт послала пылающий взгляд в ответ на ледяной взор Патрис.

Прежде чем война разгорелась в полной мере, Джей Пи переместился так, чтобы закрыть Кэт обзор.

— Итак, Кайли, какой из этих джентльменов приглашен вами на сегодняшний вечер? Подожди, давай я угадаю. Вон тот жеребец с серьгой — он выглядит так, будто может остановить танк голыми руками.

— Ха, Харрингтон! У тебя бедное воображение. Так получилось, что я никого не пригласила.

— Нет? А почему? Уверен, не из-за недостатка желающих. Во всяком случае, не в этом платье.

Джей Пи готов был высечь себя за эти слова. Но Кэт, кажется, его сарказма не заметила. Ее заносчивый тон исчез.

— Потому что меня подвели. Меня подвела моя собственная мать.

Неужели она и впрямь думала, что Франсин начнет наконец сопротивляться? К сожалению, Франсин никогда и не попытается дать отпор отцу, даже ради дочери. В двадцать семь можно было бы уже к этому привыкнуть. Тем более что в двадцать семь это и не причиняет прежней боли.

Джей Пи Харрингтон вдруг поймал себя на том, что ему неинтересно, что надето под ее платьем, — он был поглощен выражением страдания на ее лице.

— Прости меня, Кайли.

— Я, должно быть, все-таки больна, — пробормотала она, — слишком много болтаю. — Она вызывающе взглянула на него. — Я вовсе не напрашиваюсь на жалость, Харрингтон.

— Кайли, — мягко сказал он, — очень трудно чувствовать жалость к женщине, которая выглядит так, как выглядишь ты сегодня вечером.

— Правда? — Она кокетливо повела глазами и бросила острый взгляд в сторону Патрис. — Не думаю, чтоб твоя подруга была слишком счастлива с тобой. — Поднявшись, Кэт повернулась к выходу.

— Она не моя подруга, — тихо ответил Джей Пи за ее спиной.

— А? — Кэт невольно качнулась обратно.

— Нет. — Он покачал головой. — Просто друг.

— Вот как? А ты уверен, что ей это известно? — С лукаво вздернутой бровью, Кэт выглядела еще прекраснее… и почти таким же скептиком, как недавно Патрис Манселл.

— А как тебе понравится, если она подойдет и подтвердит мою версию?

— Необязательно, Харрингтон. — Она сделала легкий жест рукой. — Твоя жизнь меня не касается.

Прежде, чем он придумал ответ, огни вокруг слегка потускнели — начиналась церемония награждения.

— Похоже, нам намекают, чтоб мы заняли свои места, — пробормотала Кэт.

Это, конечно, не его дело, но по тому, как Кэт осматривала толпу, Джей Пи понял, что она немного растерянна.

— Ты… э… кого-нибудь тут знаешь? Можешь присоединиться к нам, если хочешь.

— Сомневаюсь, что твоей подруге это понравится.

— Я же говорил тебе, она не моя…

— О, смотри-ка, там Сэмми и еще кто-то из стрингеров. Пожалуй, присоединюсь к ним. Удачи, Харрингтон.

— Да, тебе тоже, но она не моя…

— И сделай одолжение… скажи своей подружке, чтоб она держала свои острые взгляды при себе… — Кэт сладко улыбнулась. — Мне не хотелось бы, чтобы они меня оцарапали. — И с этим она гордо отплыла.

Глядя ей вслед, Джей Пи покачал головой и улыбнулся.

Тем не менее он должен был признать, что испытал некоторое облегчение, когда Кэт отказалась присоединиться к ним. Это весьма осложнило бы ситуацию. Слишком все непросто было между ними.

Приветствуя Эда Лебара с женой и занимая свое место рядом с Патрис, он все время чувствовал на себе холодный взгляд блондинки.

— Ну, как ваша подружка? — шепнула она.

— Передавала вам привет.

— Ну, еще бы.

Чтобы пригладить взъерошенные перышки приглашенной им дамы, он даже попытался проявить галантность:

— Я говорил вам, Патрис, как прекрасно вы выглядите в этом платье?

Она подняла руку и прикрыла ему глаза:

— Какого оно цвета?

— Э…

— Не пытайтесь лгать, Джей Пи. — Она вздохнула. — И не надо больше слов, вы и так волнуетесь.

Она была права. Когда объявили категорию Кэт, категорию новичков, он не выдержал и оглянулся на то место, где виднелась рыжая головка.

Он видел, как она нервничала, как вздрагивали ее плечи. И очень удивился, обнаружив, что у него слегка вспотели руки.

— Награждается…

Ну, давайте же, торопил Джей Пи.

— …Кэтлин Кайли, Юнайтед Пресс Интернэшнл.

— Йес! — Как подброшенный, с пальцами, растопыренными в виде буквы V, Джей Пи вскочил с кресла.

Он не собирался этого делать. Тем более так явно. Настолько явно, что Кэт взглянула на него, начиная свой путь на сцену. Она встретилась с ним глазами, и легкая улыбка появилась на ее губах.

Эта улыбка кинула Джей Пи обратно в кресло. Он вдруг заметил, что все вокруг смотрят на него.

Эд, никогда не отличавшийся особым тактом, выпалил:

— С чего это вдруг вы так счастливы? Вы знакомы с этой особой?

— Сугубо библейские чувства, — вздохнула Патрис.

— Что? — Эд возмущенно повернулся к жене. — Чего ты пинаешь меня? Парень несколько недель смотрелся мертвецом и вдруг вскакивает навытяжку перед какой-то рыжей, которую мы даже не знаем! И ты воображаешь, что я даже не спрошу?

Но Джей Пи их не слышал. Все его внимание было приковано к женщине на подиуме. Стоя перед публикой с сияющими глазами, она произносила благодарственное слово, прекрасная, ослепительно рыжая, в смелом платье. Каждым дюймом своего тела она выглядела уверенным победителем.

И только он знал, как она одинока в день получения своей первой награды.

Ближе к концу церемонии, он подойдет к ней вместе с другими, чтобы поздравить. Это будет совершенно естественно.

Однако он не был уверен, что очередная игра в спасителя сколько-нибудь улучшит его настроение. Слишком сложная она женщина. А стоит ли ему усложнять себе жизнь?

Кроме того, Кэт Кайли причинила ему слишком сильную боль, чтобы рисковать нарваться на такое еще раз. Окончательно запутавшись, он наклонился к Патрис за советом.

Это его движение не прошло мимо внимания Кэт Кайли. Она наблюдала, как две красивых белокурых головы склонились друг к другу. Надо же, насколько совершенная пара, подумала Кэт и удивилась, что это причинило ей боль. Но она вообще вот уже несколько недель чувствовала себя как-то странно. Со времени этой чертовой поездки, со времени встречи с ним. Очень странно.

Между тем Джей Пи и Патрис были заняты Кэт.

— Ну, Харрингтон, вы собираетесь догонять ее?

— Простите?

— Ваша подружка. Ваше несчастье. Она уходит.

— Что? — Джей Пи повернулся и увидел, что Кэт Кайли действительно направляется к дверям. Ну нет, подумал он, не на этот раз.

— Что, Кайли, на этот раз без записки?

Захваченная врасплох, Кэт круто повернулась, чтобы дать отпор, и это резкое движение оказалось грубой ошибкой. То странное состояние, с которым она отчаянно боролась последние недели, вдруг вырвалось полномасштабным приступом тошноты с головокружением. Внезапно лицо Джей Пи Харрингтона расплылось, как в линзе без фокуса, и, не успев ни о чем подумать, она почувствовала, что падает… падает…

Только инстинкт заставил его протянуть руки. Прежде чем она грохнулась на пол, он подхватил ее.

Изумленный, он смотрел на рыжеволосую женщину в своих объятьях. Потом заметил, что еще несколько человек смотрят на них.

Кэт Кайли определенно непредсказуемая особа!

Он проводил ее до кресла, не зная, что делать дальше.

— Кэт? Кэтлин?

— О, Господи. — Она взглянула в лицо Джей Пи Харрингтона. Очень заботливое лицо. — Спасибо, ты очень любезен.

— Тебе лучше?

— Может, мы отложим обсуждение этого вопроса? — Новый приступ тошноты заставил ее подняться из кресла.

Джей Пи схватил ее за руку.

— Подожди минутку, Кайли. Куда ты, черт возьми, собралась?

— В дамскую комнату. Я собираюсь болеть.

— Что?

Кэт оттолкнула его.

— Пусти, Харрингтон, пусти! Пусти лучше, а то меня вырвет прямо на твой смокинг.

Поскольку зеленый цвет ее лица подтверждал это, Джей Пи отпустил руку и подался назад. Он наблюдал, как неуверенно она направлялась в дамскую комнату.

К несчастью, Патрис Манселл выбрала именно этот момент, чтобы подойти.

— Ну, как ваша подружка?

— А?.. Прекрасно.

— Так именно поэтому она с лицом цвета авокадо унеслась в дамскую комнату? — Она покачала головой.

— Слушайте, а может, вы пойдете за ней?

Патрис даже отшатнулась от такого предложения.

— Ох, нет, Харрингтон. Мое дело — сторона.

— Патрис, пожалуйста.

— Харрингтон, почему бы мне помогать ей? Я даже не знаю ее.

— Для меня, — подлизывался он, — и еще потому, что она действительно нуждается в помощи.

— Право, Харрингтон, это удар ниже пояса.

— Патрис…

— Прекрасно, я это сделаю, но вы будете у меня в долгу.


Последним человеком, которого Кэт, свесив голову над унитазом, ожидала или хотела бы видеть, была холодная блондинка, весь вечер метавшая на нее свирепые взгляды.

— Извините, — прохладно сказала блондинка, — не думаю, что мы встречались. Я — Патрис Манселл.

— А… простите меня, я не могу кивнуть.

Патрис с первого же взгляда разобралась в ситуации.

— Я пойду приведу Джей Пи.

Это заставило Кэт подняться, точнее, попытаться это сделать.

— Нет!

Блондинка остановилась.

— Послушайте, мисс Кайли, будет полным ребячеством отказываться от помощи, когда вы совершенно очевидно в ней нуждаетесь.

С этими словами Патрис повернулась на высоких каблуках и вышла.

Ох уж эти изысканные леди! Всегда умеют свести счеты. От навязчивого аромата чужих духов Кэт опять стала зеленой и поспешно наклонила голову. Еще ребенком она обычно колотила таких девчонок.

— Вам бы лучше пойти к ней, — сказала Патрис Харрингтону, который болтался возле самых дверей. — Вы были правы, ей нужна помощь.

Когда он бросился к дверям, Патрис схватила его за рукав.

— Только одно слово, друг. Она не собирается вас благодарить.

Джей Пи и сам это знал.


Кэт Кайли была первой женщиной, ради которой Джей Пи приходилось совершать один подвиг за другим. Визит в дамскую комнату потребовал самой большой доблести.

Решительно расправив плечи, Джей Пи открыл дверь и, войдя, обнаружил ее в последней кабинке. Как и предсказывала Патрис, она не выглядела счастливой, увидев его.

— Ты с ума сошел? — Она задыхалась. — Тебе нельзя здесь быть.

— Кэт? Кэт, тебе плохо?

Она бросила на него выразительный взгляд. Действительно, глупо задавать такой вопрос женщине, стоящей на коленях перед унитазом.

Но когда он начал приближаться, Кэт героическим усилием поднялась на ноги. Не стоило этого делать, потому что она тут же покачнулась. Джей Пи немедленно оказался рядом.

— О'кей, Кэтлин, пойдем. Пойдем.

— Я уже сказала, мне не нужна твоя помощь. — Она ударила его по рукам. — Всего один викторианский обморок за вечер, я обещаю.

Поскольку она демонстрировала уже знакомые ему приемы борьбы, Джей Пи отпустил ее, но на всякий случай пристроился сзади.

Ее раздражало, что приходилось держаться за стену, чтобы добраться до стула, но это было лучше, чем чувствовать прикосновение Джей Пи.

Она благополучно выбралась из кабинки, но ей казалось, что она преодолела полосу препятствий.

Чтобы держаться вертикально, ей пришлось прислониться к колонне.

— Харрингтон, ты, кажется, спрашивал, почему я в конце концов все порчу?

— Очень заинтригован, — согласился он.

Их взгляды встретились в зеркале. Кэт опустила глаза первой.

— Спасибо за помощь, Джей Пи.

— Без проблем.

— Кроме одной. — Кэт прерывисто вздохнула. — Ты все еще в дамской комнате. Может, все-таки выйдешь?

Ему не надо было повторять дважды. С явным облегчением он ринулся к двери. Но, уже взявшись за ручку, остановился.

— Если понадоблюсь, то я здесь, за дверями…

Кэт тяжело вздохнула и склонилась над раковиной, чтобы вымыть лицо и руки. Нет, он ей не понадобится.

И все же она задохнулась от радости, увидев рослую фигуру Джей Пи Харрингтона, устремившегося к ней, когда она вышла из дамской комнаты.

— Как ты себя чувствуешь?

— Лучше. — Кэт попыталась откинуть волосы. — Устала, но лучше.

— Хорошо. — Он накинул пальто. — Я отвезу тебя домой.

— Джей Пи, это действительно не…

Он сердито обернулся к ней.

— Кайли, если ты думаешь, что я покину женщину одну в центре Нью-Йорка, одетую подобным образом, то ты действительно сошла с ума.

С этими словами он крепко взял ее под руку и повел к дверям.

Кэт Кайли только моргала и думала, что Джей Пи крепкий орешек. Может быть, такой же крепкий, как она. Может быть, даже крепче.

Глава седьмая

Февральским вечером было холодно, так же мучительно холодно, как мучительно жарко было в центральноамериканских джунглях.

Ну ведь ничего же нет между ними общего, думал Джей Пи. Так какого черта он, обвив рукой, крепко прижимает ее к себе?

На этот раз ответ нашелся сразу: если бы не он, Кэт свалилась бы на землю. Совсем так же, как в том аэропорту, она цеплялась за него, но не со страстью, а от слабости.

Передавая служащему свой парковочный билет, он чувствовал, как Кэт дрожит, прижимаясь к нему.

— Думаю, мы забыли твой палантин, Кэт.

— Мой что?

— Твое пальто, Кайли. — Его дыхание вырывалось на морозе со свистом. — Черт побери, Кэтлин, сейчас минус двадцать. Не мудрено, что ты заболела.

— У меня не было случая заиметь палантин, Харрингтон, а куртка зенитчика, думаю, не смотрелась бы с этим платьем.

Покачав головой, он снял с себя пальто и, накинув на Кэт, обнял ее покрепче.

— Похоже, ты и впрямь больна.

Он понял, как замерз, когда служитель подкатил на его автомобиле. Эта машина была его радостью и гордостью — дорогая игрушка богатого человека. Но когда Кэт никак не прокомментировала появление двухместного «родстера» со складным верхом и откидными сиденьями и даже никак не уколола его, он понял, что ей действительно плохо.

Джей Пи открыл дверцу, и она шлепнулась на пассажирское сиденье, закрыв глаза.

Заняв свое место за рулем, он включил зажигание, потом печку.

— Где ты живешь?

Кэт дремала. Даже когда он осторожно потряс ее за плечо, она только слегка шевельнулась.

Джей Пи мог бы порыться в ее сумке и найти адрес: даже сумасшедшие женщины носят с собой какое-нибудь удостоверение личности. Но для этого ему не надо было на нее смотреть.

Закутанная в слишком большое для нее пальто, с разметавшейся дикой копной рыжих волос, со щекой, прижатой к сиденью, и закрытыми глазами, она была похожа на десятилетнюю девочку.

И была очень, очень привлекательна.

Жизнь опасна. При этой мысли Джей Пи повернул свой «родстер» в сторону собственных апартаментов.

За всю дорогу, а это через весь город, Кэт ни разу не пошевелилась; не шевельнулась даже тогда, когда он, припарковав машину, открыл пассажирскую дверцу.

— О'кей, Кайли, восходи и сияй. — Взяв ее за руку, он попытался извлечь ее из машины, но, когда это не сработало, просто поднял на руки и понес в дом.

Это был тот сорт шикарного жилища, над которым в нормальных обстоятельствах Кэт непременно посмеялась бы и где обычно хмурятся, если кто-то приносит женщину в бессознательном состоянии. При виде Джей Пи, точнее, Джей Пи с компанией, швейцар открыл рот.

— Добрый вечер, мистер… мистер Харрингтон.

— Привет, Чарли. Холодно сегодня, не так ли? — Швейцар все еще смотрел, и Джей Пи слегка изменил положение рук, чтобы голова Кэт не свисала. — Она плохо себя чувствует, — объяснил он.

— Она… — Швейцар чуть приблизился. — Она дышит?

— О, с ней все в порядке. Вот об остальных я беспокоюсь. Не вызвали бы вы лифт?

— Да… да, конечно, сэр.

Правильно, подумал Джей Пи. А в почтовом ящике вскоре появится записка от совета директоров дома: «Дорогой мистер Харрингтон, хотя Ваш кредит безупречен, мы должны выразить сомнения относительно Ваших действий 9-го февраля».

Перед дверью он попытался достать ключ из глубокого кармана, что было не слишком легко сделать, имея на руках женщину.

Давай, Кайли, даже при наших отношениях стоило бы помочь мне. Но когда он хотел поставить ее, она привалилась к нему, как тряпичная кукла.

Прекрасно, Кэтлин, пойдем другим путем. Трудным путем. Придерживая ее одной рукой, он другой попытался вставить ключ, снять блокировку и толкнуть дверь одновременно. Получилось!

Войдя в квартиру, он заколебался. Кровать или диван? Какого черта! Если уж ты решил играть с огнем, так иди до конца. Прошагав в спальню, он положил ее на кровать.

Она даже не пошевелилась. Глядя на нее сверху вниз, он размышлял, не вызвать ли врача, но цвет ее лица определенно стал лучше. Много лучше. Только ради полной уверенности он проверил — она еще дышала.

Стянув с ее плеч пальто, он отбросил его. Следом полетели туфли-лодочки. А потом Джей Пи заколебался.

Прекрасное платье, слишком хорошее, чтобы испортить его. Он решительно взялся за молнию на боку. Однако, как ни старался, его рука все-таки случайно коснулась ее груди. Груди, покрытой теплым, шелковистым бархатом.

Он отдернул руку, будто наткнулся на тикающую бомбу, и поспешно задернул молнию обратно. Потом осторожно, до самого подбородка, натянул на нее покрывало.

Чувствуя себя в безопасности, он отправился в ванную и, сменив смокинг на рубашку и тренировочные брюки, вернулся в спальню. Кэт, уютно свернувшись на краю кровати, спала глубоким сном.

Усевшись в кресло, он загляделся на нее. Что ты за чертовка, Кэт Кайли? И почему мне чертовски приятно возиться с тобой?


Когда на следующее утро Кэт проснулась, первое, что она увидела, было лицо Джей Пи Харрингтона. Он спал. В кресле, которое было слишком мало для его рослой фигуры.

Она улыбнулась. Словно почувствовав ее взгляд, он проснулся и зевнул.

— Эй, — прошептала она, когда его веки медленно поднялись.

— Эй, — ответил он и вздрогнул, повернув шею. — Как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно, — Кэт заморгала. — А что ты здесь делаешь?

— Ну уж, Кэт, это ты должна спросить себя: «А что я здесь делаю?»

Кэт оглядела незнакомую комнату.

— Только из пустого любопытства, где я, черт возьми?

— В моей квартире. — Джей Пи едва сдерживал улыбку. — Я… э… не знал, что еще делать с тобой ночью.

— Что случилось? Нет… — Кэт вскинула руку. — Нет, не отвечай. — С ужасающей ясностью события предыдущего вечера всплыли в ее мозгу. Она спрятала лицо в ладони. — О, Господи!

В один миг он вылетел из кресла.

— Ты что, собираешься заболеть снова?

— Нет, только умереть. Неужели я действительно повисла на тебе, а потом потеряла сознание? Я никогда не болею. Никогда. Это, должно быть, курица.

— Я так не думаю. Ты была больна еще до еды… Кроме того, я ее ел тоже.

Кэт нервно комкала покрывало.

— Похоже, я опять у тебя в долгу, Харрингтон.

— Похоже. — Он подхватил ее небрежный тон. На этот раз он не собирался облегчать ей жизнь.

Она встретила его взгляд.

— Ну что ж, я потеряла душу, у меня нет наличных денег, и вдобавок, кажется, я ухитрилась неудачно распорядиться собственным достоинством. Я действительно не уверена, что у меня осталось что-нибудь, чтобы отблагодарить тебя.

Ничего не ответив, Джей Пи направился к двери.

— Может быть, немного кофе? Думаю, твой желудок сможет его перенести.

Она кивнула.

— Ванная вон там, — указал он. — Наверняка душ тебе поможет. Там же в комоде есть свежие льняные полотенца.

— Спасибо. Ты потрясающий.

— Потрясающий, — согласился Джей Пи.

Едва он оставил комнату, Кэт осторожно поднялась с постели. Раз комната бешено не завертелась, значит, все в порядке.

Вирусы, решила она. Одна из этих двадцатичетырехчасовых штучек. А сейчас она опять как новенькая.

Чего нельзя сказать о платье. Оглядев себя, Кэт застонала: она похожа на женщину, которая спит в одежде.

Есть, однако, место, где всегда можно привести все в порядок, и она направилась в ванную — такую же прекрасную, как спальня.

Несколько минут спустя, стоя под душем, она услышала осторожный стук в дверь.

— Эй, как ты там?

— Прекрасно. — Кэт выключила воду. — А что? Мы опять эвакуируемся?

— На этот раз нет.

Даже через дверь она услышала его раскатистый смех.

— Ладно, сейчас буду готова.

— Тебе не нужен халат, или рубашка, или что-нибудь еще?

Кэт заколебалась — она и так слишком много задолжала Джей Харрингтону.

— Спасибо, обойдусь тем, что есть.

Будь что будет, думала Кэт, натягивая через голову платье. Конечно, при дневном свете оно выглядело довольно нескромно. Не говоря уж о помятости. Или ее влажных волосах.

Какого черта! Этот мужчина видел ее склонившейся над унитазом. Так что немного поздно волноваться о приличиях.

Подняв голову, она вышла из ванной.

— Кофе? Я должна снова тебя поблагодарить.

— Ты снова очень любезна.

Она взяла кружку и почувствовала, что Джей Пи ее разглядывает.

— Я знаю. Оно помялось.

— Я думал не об этом.

Интересно, о чем же он думал. Но она тут же решила, что ей лучше не знать об этом. Увидев свои туфли, она скользнула в них.

— Ну вот, все надето. Знаешь, Харрингтон, говорят: «Можете раздеть меня, но не сможете взять меня».

Джей Пи уже сделал выбор. И пригласил ее в гостиную.

Любопытства ради Кэт поставила кружку и последовала за ним. Похоже, тут масса комнат, решила она, декорированных в том же вызывающе-скромном стиле. Для такого стиля требовалось нечто большее, чем деньги. Для такого стиля требовались поколения.

Вещи похожи на своего хозяина, подумала она.

Она подняла вазу.

— Антиквариат?

Он кивнул с дивана.

— Да.

— Фамильная реликвия?

— Откуда ты знаешь?

— Нетрудно догадаться. — Она осторожно поставила вазу на место. — Что ж, Харрингтон, у тебя прекрасный вкус. Просто прекрасный.

Но Джей Пи не поддался на лесть — уловил ироничный блеск в ее глазах.

— Ты, должно быть, уже лучше себя чувствуешь, и меня опять ждут тяжелые времена.

— А я-то думала, что была так дипломатична. — Заложив руки за спину, Кэт подошла к камину, на котором стояли семейные фотографии. Шикарный вид, мать, отец и ребенок — все улыбаются.

Счастливое семейство. Да, кроме денег, еще кое-что разделяет их с Джей Пи.

Она могла бы и раньше догадаться, почему Джей Пи со всеми так хорош: он всегда предполагал в людях лучшее, тогда как она — худшее. Они оба были из детства. Хотя… в детстве они могли мечтать о разных вещах, но ведь мечтать; а значит, разница между ними была не такая уж большая.

Кэт поставила снимок на каминную полку.

— Ну что ж, я думаю, мне лучше пойти.

— Да. — Тон его был нейтральным, он поднялся на ноги. — Пошли. Я прокачу тебя до дома.

Но Кэт покачала головой.

— Ох, нет, спасибо. Доберусь на метро.

— В этом наряде? Кайли, ты с ума сошла?

Кэт растерянно помолчала, потом рассмеялась.

— Вот что, согласна на компромисс. Я возьму такси. Обещаю.

— Хорошо, и возьмешь пальто.

— Не уверена, что верну его. Кроме того, я в порядке.

В этом Джей Пи не сомневался. А вот насчет себя был далеко не так уверен.

— Ладно, как скажешь.

— Еще раз спасибо.

— Еще раз ты очень любезна.

Кэт направилась к дверям, Джей Пи машинально поднялся открыть ей. И подумал, что сейчас она опять уйдет из его жизни — так же неожиданно и необъяснимо, как и вошла в нее.

У порога Кэт остановилась:

— Ты прекрасный человек, Джексон Пирс Харрингтон, — и прежде чем спохватилась, прежде чем успела остановить себя, прижалась к нему и поцеловала его в щеку.

Это был даже не поцелуй, это был клевок, но Джей Пи Харрингтон среагировал молниеносно: его руки обвили ее талию и не собирались отпускать.

— Подожди минутку, Кайли. Подожди же, черт возьми, минутку. Ты действительно думаешь, что после всего, что произошло, сможешь так запросто уйти отсюда?

— Ну, я…

Впервые за все время их знакомства Кэт, казалось, чувствовала себя неуверенно.

— Вот что я думаю. — Джей Пи склонился к ее губам.

Кэт остановила его.

— Я могу быть заразной.

— Несомненно. — Он нарочно поцеловал ее. — Но уже слишком поздно.

— Я однажды причинила тебе боль.

— Знаю. Я до сих пор шатаюсь от того удара. — И в наказание он поцеловал ее еще раз, уже не слишком вежливо.

Кэт слегка вздохнула.

— Очень может быть, что я тебе ее опять причиню.

Это была правда, и он сосредоточенно всмотрелся в нее.

— Я должен сделать выбор.

— Зачем?

— Не знаю, — проговорил он, — не знаю, зачем.

— Да, — пробормотала она, — это уважительная причина.

На эту дурацкую реплику Джей Пи удовлетворенно улыбнулся прямо в ее неулыбчивое лицо.

— Я задам тебе один вопрос, Кэт, но предупреждаю, это очень-очень личное.

Она понимающе кивнула.

— Тебя интересует, крутила ли я еще с кем-нибудь, верно?

— Нет. — Он отрицательно покачал головой. — Я хочу знать, что у тебя под платьем. Видишь ли, это мучило меня всю ночь.

Кэт расцвела улыбкой, прекрасной, как огоньки в ее глазах.

— Ты хороший репортер, Харрингтон?

— Думаю, да.

— Тогда почему ж ты это не выяснил?

Он наклонился и поцеловал ее; Кэт не протестовала, и они почувствовали, как страсть между ними вспыхнула с новой силой.

— Это безумие, — пробормотала Кэт.

Да, это было безумием. Сильнее, чем тогда, в Центральной Америке.

— Я все равно не хочу увлечься, Джексон, — проговорила она, напрягшись.

— Конечно. — Слегка укусив ее за плечо, он взялся за молнию на ее платье, а она запустила пальцы под его рубашку.

Когда ее коготки скользнули по его заросшей груди, руки его напряглись.

— Не рви его, — предупредила она, — это платье обошлось мне в триста баксов.

— Я куплю другое.

Но Кэт вырвалась и сама выскользнула из платья.

Под платьем не было ничего. Ничего, кроме женщины.

У него перехватило дыхание.

— На помощь! — тихо произнес он. Хорошо, что он не знал этого вчера вечером, иначе вряд ли мог бы совладать с собой.

— Я стою перед необходимостью снова соблазнять тебя, Харрингтон?

Он обнял ее за талию, поднял на руки и слегка покачал. Потом, уложив ее на диван, склонился над ней.

— Это достаточный ответ на вопрос, Кэтлин?

— Не совсем, Харрингтон.

Блеск этих глаз он помнил отлично. Даже когда не хотел помнить.

— Предупреждаю, Кайли, я принимаю это как личный вызов.

— Хвастун, не… о, Господи, помоги, — тихо бормотала она, когда его губы заскользили к ее груди.

— Ты что-то сказала? — шепнул Джей Пи.

— Я… — у нее перехватило дыхание.

— Ты в порядке?

Слабо качнувшись к нему, она издала странный смешок.

— Нет.

Вдруг вспомнив о ее самочувствии в прошедшую ночь, Джей Пи подался назад, чтобы заглянуть ей в лицо. Кэт снова засмеялась.

— Лучшего самочувствия не бывает, Джей Пи.

Тогда и он улыбнулся.

— Хорошо.

— Исключая то, что я опять перед тобой в долгу, Харрингтон.

Кэт прижалась к нему, и Джей Пи сдался без борьбы, когда она потянулась, целуя его лицо, глаза, когда ее ладони заскользили по его телу, дразня и возбуждая.

Он застонал, когда она расположилась на нем, — взгляд ее был решителен, глаза воинственно сверкали.

Бесстрашная, в который раз подумал Джей Пи. Кэт Кайли была бесстрашна, великодушна и слишком щедра для женщины, которая не намерена увлекаться.

Она коснулась его лица, и он вздрогнул от нежности этого жеста.

— Я не хочу ранить тебя, Джексон, — прошептала она. — Не позволяй мне ранить тебя.

— Я не поранюсь, — пообещал он.

Кэт мимолетно удивилась, что беспокоится о нем больше, чем о себе. Когда Джей Пи проник внутрь ее тела, ей показалось, да нет, она, несомненно, чувствовала, что он коснулся ее сердца — никогда бы не подумала, что у нее есть сердце.


Как ни странно, они не убили друг друга в пылу страсти.

Вспомнив, как Кэт убежала от него в прошлый раз, Джей Пи решил держаться проще.

— Ну, Кайли. — Он поцеловал ее в растрепавшиеся волосы. — Я буду очень благодарен, если ты мне кое-что скажешь. Ты надела это платье нарочно, чтобы свести меня с ума?

— Откуда ты знаешь?

— Нетрудно догадаться.

На его сухой тон она улыбнулась и приподнялась.

— Скажи и ты мне, Харрингтон. Ты притащил меня сюда специально, чтобы заняться со мной сексом?

— Я думал — это был не просто секс.

Долгие секунды Кэт пристально глядела на него, потом с подчеркнутым равнодушием отвернула голову в сторону.

— Хочешь войны, Джексон?

— Нет. Ты победила бы. — Он не смог бы наскрести сейчас ни унции сил. — Давай поедим. А потом будем сражаться.

Спустив ноги с дивана, он потянулся за своей одеждой, но наткнулся на ее платье. Подняв его, он усмехнулся.

— Не думаю, чтоб ты могла отправиться домой в этом, Кайли. На вот, — и кинул ей тренировочные брюки и футболку. Потом побрел в спальню, чтобы найти одежду для себя. — Извини, — бросил он через плечо, — туфли и, так сказать, нижнее белье — твои собственные.

Когда он опять появился, на этот раз в джинсах и свитере, она все еще была обнажена.

— Эй. — Он пересек комнату. — Я думал, ты уже одета. Если, конечно, не желаешь соблазнить меня снова. Тебе что, все еще жарко, Кэтлин? — Он сам натянул на нее футболку.

— Кэтлин, — задумчиво сказала она и улыбнулась ему из-под взъерошенных, все еще влажных волос. — Никто не называл меня так. Никто, кроме матери.

— Как же случилось, что ее не было вчера вечером? — Натягивая на нее тренировочные брюки, он улыбнулся — брюки висели мешком — и взялся за тесемки. — Она больна?

— Только от жизни. Мой отец — алкоголик.

Сказав это, Кэт изумленно затаила дыхание. Она никогда никому не сказала бы такое по доброй воле. Но самое удивительное, что ничего не случилось — просто Джей Пи спокойно закончил затягивать тесемки.

— Что ж. — Кэт избегала смотреть на него. Ты, несомненно, делаешь большие успехи.

Он нагнул голову, пытаясь увидеть ее лицо.

— Думаешь, я шокирован?

— Не знаю. — Она отвела взгляд. — А что? Нет?

Теперь он ласково поднял ее подбородок, чтобы увидеть ее глаза.

— Кэт, я это уже знаю. Заметил, что ты не пьешь… Должно было быть что-то в этом роде.

— Что ж. — Она перевела дыхание. — Я смотрю, ты все вычислил про меня, да?

— Да нет, Кэтлин. Ты все время держала меня в состоянии предположений. Хочешь поговорить об этом? — спросил он спокойно.

Она отрицательно покачала головой.

Джей Пи потянулся и ласково поцеловал ее бровь.

— Я рад, что ты мне сказала.

Кэт жалела только о своей прежней самоуверенности. Теперь она поняла: Джей Пи был прав, у них был не просто секс, это была близость, доверие. Она проглотила комок в горле.

До сих пор ничего такого в ее отношениях с мужчинами не было. Но и сейчас, после разговора, она вовсе не была уверена, что ей это чувство нравится. Или все дело в том, что нравится слишком?

— Я должна идти.

— Кэт…

— Нет, мне пора. Надо успеть на двухчасовой самолет, а мне еще паковаться.

— Во сколько?

— В два. Из Кеннеди.

Джей Пи посмотрел на свои дорогие часы и нахмурился.

— У нас небольшая проблема. Уже двенадцать.

— Что? — Кэт тряхнула головой. — Не может быть!

— Сожалею.

— О, черт! — Как безумная, она начала носиться по квартире, хватая свои вещи. — Не думала, что ты встанешь на пути моей работы, Харрингтон.

Вздохнув, Джей Пи за руку остановил ее. Спокойно собрал остатки вещей, потом распахнул дверь.

— Пойдем, Кайли, доругаемся по пути в аэропорт. Я довезу тебя.

— Я еще должна заехать в мою…

— Сначала в квартиру, — закончил он, вызывая лифт. — Догадался. И предполагаю, что ты живешь далеко отсюда.

— Совсем другая планета, — заверила она его, улыбаясь и готовясь дать отпор его реакции на ее жилище. А то он решил, что уже привязал ее, — будто она просто мечтала встретить в городских джунглях какого-нибудь толстосума.

Они пронеслись через гараж.

Вид автомобиля вызвал знакомый блеск в глазах Кэт.

— Прекрасное, основательное транспортное средство, Харрингтон.

— Ты была в нем прошлой ночью.

— И не прокомментировала отличные кожаные сиденья? И настоящую деревянную обшивку?

— Нет. — Усадив ее, он занял водительское место. — Ты была нездорова.

— Сейчас я чувствую себя намного лучше.

— Я вижу. — Он вставил ключ зажигания и повернул стартер. — И можешь смеяться, но этот автомобиль справится с задачей.

И он так надавил на педаль газа, что «родстер» ракетой вылетел из гаража. Резкое движение отбросило Кэт на спинку сиденья.

— Удовлетворена?

— Очень.

— Куда, Кэтлин?

Она дала ему адрес, и он сразу перестал улыбаться.

— Куда?

— Я же говорила — совсем другая планета. — Ее глаза поблескивали. — Может, мне взять такси?

— Нет. Я уже говорил, рискнем.

Кэт засмеялась.

— Ты никогда за всю свою жизнь не говорил ничего такого.

— В последнее время подхалимничаю.

Буквально. Он повернул автомобиль через парк, подрезав путь таксисту, который показал ему нечто на пальцах.

Кэт побелела, когда какой-то фургон едва успел выскочить из их полосы, чтобы избежать столкновения с ними.

— Давай не будем слишком лихачить, ладно? Это ведь не танк.

По ее указанию он свернул с Драйв. Пейзаж за окном резко изменился, и Джей Пи Харрингтон сразу растерял свою самоуверенность.

— Ты уверена, что мы правильно едем?

— Уверена.

Именно этого он опасался.

— Заблокируй свою дверь.

— Это не поможет.

Да, подумал он, может и не помочь. Он уже знал, что война шла не только в Центральной Америке. В таких кварталах тоже шла настоящая война за власть.

Это была та часть города, о которой он только читал.

— Далеко еще?

— Сверни здесь.

Джей Пи думал, что должно же здесь хоть что-то измениться в лучшую сторону, но он ошибался.

Банды юнцов бродили по улице, как будто она была их собственностью, и не уступали дорогу даже его машине.

— Приехали. — Кэт указала на темно-серый дом. Джей Пи проглотил комок в горле. Хорошо, что Кэт была военным фотографом, — здесь ей запросто могли потребоваться ее армейские навыки. Он пытался найти какие-нибудь вежливые слова, но при всем его хорошем воспитании в голову ничего подходящего не приходило.

— О, не волнуйся, Харрингтон, — холодно сказала она, — я живу здесь только весной, летом, зимой и осенью, а в остальное время меня можно найти в Хэмптоне, Вар-Харборе или на Карибах, когда становится холодно.

— Другими словами, это не мое дело…

— Другими словами, это то, что я могу себе позволить. — Тут она стукнула себя по губам. — Черт побери, Харрингтон, как это тебе удается всегда все у меня выведать? Должно быть, ты хороший репортер.

Должно быть. И как хороший репортер и сверхлюбопытный человек, он умрет, но попадет в ее квартиру и увидит ее работы.

— Я провожу тебя.

— И подсмотришь мои фотографии?

— Н-нет… — Он покачал головой. Как всегда, Кэт на пару шагов опережала его.

— Я еще не готова, Джей Пи.

И это говорит женщина, которая пылко занималась с ним любовью всего полчаса назад.

Кэт, казалось, прочла его мысли.

— Не принимай это на свой счет, хорошо, Харрингтон? Это слишком личное, это мое творчество. Когда художники позволяют кому-то видеть их работы, это значит, они позволяют им заглянуть в их… — Она запнулась.

— Душу?

— Да.

Он хотел спросить, насколько демонстрация фотографий дело более рискованное, чем война, и более интимное, чем любовь. Но не спросил. Боялся, что Кэт скажет ему правду, как она ее понимает: что они занимались не любовью, а сексом.

— О'кей. Я подожду тебя здесь; но предупреждаю, если ты не выйдешь через пять минут, я вызову 911.

— Пять минут, — пообещала она и с легкой улыбкой стремительно умчалась.

Он не успел начать волноваться, а она уже укладывала свои принадлежности в его автомобиль.

— Сколько у нас времени?

Он взглянул на часы и поморщился.

— Садись, Кэтлин, и не задавай лишних вопросов.

Пока «родстер» летел по направлению к Лонг-Айленду и аэропорту, Кэт смеялась.

— Ты великолепен, Джексон.

Чуть не на двух колесах они подлетели к аэропорту.

— Ты человек, Харрингтон! Ты сэкономил десять минут. Только высади меня у входа.

Однако, даже когда машина остановилась, она не спешила исчезнуть.

— Не знаю, как тебя и благодарить. — Она вздохнула и начала выбираться.

— Эй, подожди минуту. — Не обращая внимания на гудки сзади, Джей Пи выскочил из машины и решительно направился к ней. — Ты ничего не забыла, Кэтлин?

— Нет. Камера у меня. Я проверяла… дважды.

С сердитым вздохом он притянул ее ближе.

— А как насчет прощания?

— О… да, я думала, что…

Что-что, а она не скоро его забудет, решил Джей Пи, прижавшись губами к ее губам. Кэт обвила руками его шею. Джей Пи был вынужден отступить, потому что футляр камеры крепко уперся ему в бок.

Ее волосы развевались на ветру, и он заложил один локон ей за ухо.

— Ты ведь не собираешься там безумствовать, правда, Кайли?

Кэт прижалась к нему.

— Не волнуйся, Харрингтон, — прошептала она ему в грудь. — Я сильная.

Хотел бы и он быть сильным.

И вдруг его осенило. Он был прав, что волновался. Но не о ней, а о себе.

Потому что он любит ее. Любит Кэт Кайли, безумную женщину, которая дважды чуть не убила его, потом бросила в аэропорту и, по ее собственному признанию, была способна сделать это еще раз.

О, Господи! Не о такой жизни мечтал он. Вовсе нет. Будущее — это дом, может быть, в Коннектикуте, званые обеды, дети, театральные премьеры.

Кэт Кайли не знала иного театра, кроме театра военных действий. Ее представление о досуге — это рисковать жизнью, чтобы сделать пару снимков. А брак? Как можно даже думать о женитьбе на такой женщине? Кэт Кайли может просто не дожить до церемонии бракосочетания.

О, Господи!

Почувствовав перемену, Кэт отодвинулась.

— Ты увлекся, да? — Тон был почти обвиняющим.

— Нет, — храбро отрицал он, — нет, конечно, нет.

Она прищурилась.

— Я тебе не верю.

— Ты пропустишь свой рейс. — Он дал ей ласковый пинок.

— О, мой Бог, самолет! — Кэт почти забыла о нем. — Слушай, я позвоню, — кинула она через плечо и ужаснулась собственным словам. Таких обещаний она никогда никому не давала и давать не собиралась.

Джей Пи улыбнулся ей вслед нежно и печально. В спешке Кэт едва не сбила кого-то с ног.

Уж он-то знал, что чувствует человек, подкошенный Кэт Кайли.

Он еще долго стоял в задумчивости. Мысль о том, что он любит ее, и сама по себе была достаточно пугающей. Но еще страшнее было то, что теперь это известно Кэт.

Глава восьмая

— Как ваша подружка? — спросила Патрис в понедельник утром слонявшегося по редакции Джей Пи.

— Прекрасно. — Тряхнув головой, он вскинул бровь. — Лучше, чем я. Мне кажется, я люблю ее.

Патрис упала в кресло.

— Ну, Харрингтон, вы быстро продвигаетесь. Что не характерно для вас.

— Я сказал, мне кажется, что люблю ее, — возразил Джей Пи. — Может быть, это просто запоздалая реакция на ее черное платье.

— Я подумаю, не купить ли и мне такое же, — пробормотала Патрис себе под нос. Потом вымученно улыбнулась. — Что ж, друг, желаю удачи. Что-то говорит мне, что вы в ней нуждаетесь. Скажу вам только, что ваш с ней роман ни на что не похож.

Джей Пи был согласен. Интересно, где сейчас Кэт? Не рискует ли жизнью? Но больше всего его интересовало, думает ли она о нем так же, как он о ней.

* * *

За полмира от Харрингтона Кэт думала о нем. И проклинала его. Она бросила трубку на рычаг.

Пролетело уже десять дней — вполне достаточно, чтобы обо всем забыть. Но эти десять дней оказались полны тоски по нему.

Ничего подобного с ней раньше не случалось, и это смущало ее почти так же, как приключившаяся болезнь. У нее всегда было хорошее здоровье, а теперь этому, похоже, пришел конец.

Проклятый вирус, который она подхватила в пресс-клубе, упорствовал. Скажем, еще минуту назад она чувствовала себя великолепно, и вдруг накатывала тошнота. И еще она все время очень уставала.

А ведь раньше у нее даже насморк бывал редко.

Это результат стресса. Из-за Джей Пи. Скорее всего. Ей нужно внимательнее относиться к себе. Нет, в чем она нуждается, так это в работе. Она схватила камеру и скатилась с лестницы.

Едва она появилась в коридоре, как услышала свое имя.

Даже не в Центральной Америке, а в Восточной Европе, где она сейчас находилась, она узнала бы этот голос с характерным акцентом.

— Пол Коллинз! — Она с улыбкой обернулась.

Австралиец широко улыбался.

— Я вижу, Кэт Кайли все еще жива. Это чудо.

— Я могу сказать то же самое. — Все еще улыбаясь, Кэт покачала головой. — Вы так внезапно появились в этом проклятом месте.

— Чугунный горшок тоже обзывал чайник черным. А? Я как раз направляюсь в бар. Присоединитесь ко мне?

— Ох, нет, спасибо. Я собиралась…

Схватив ее за руку, Пол потащил ее за собой, и не успела она опомниться, как они уже устраивались за уютным столиком.

— Я действительно должна работать, — бормотала она.

Сняв с нее камеру, австралиец положил аппарат на стол, а ее толкнул в кресло. До нее начало доходить, почему он и Джей Пи Харрингтон были друзьями.

Передвинув кресло так, чтобы быть против нее, Пол улыбнулся при виде ее смятения.

— Разве так не лучше? Мы можем поговорить. — Его невозмутимые голубые глаза, из тех, которые никогда не обманывают, медленно скользили по ее лицу. — Ну, и как вы, Кэт?

Она смутилась и испугалась.

— А вы?

— О, до сих пор от пуль уворачивался.

Кажется, и она тоже.

К их столу подошел американский репортер.

— Эй, Коллинз, Кэт. — Его хитрые глаза остановились на Кэт. — А как ваш дружок, Кайли?

Среди присутствующих начались подмигивания и подталкивания — история с Кэт в вечер банкета и роль некоего джентльмена в этом деле с невероятной скоростью облетела замкнутое сообщество журналистов.

Глаза Кэт опасно сощурились.

— Я так и не обзавелась дружком, Малдун.

— Да? — Все еще ухмыляясь, Малдун развалился в кресле напротив. — И Харрингтону об этом известно? Наверно, он должен позволять вам больше спать. Вы выглядите немного усталой, Кэт.

В любое другое время Кэт перенесла бы все это спокойнее. А может быть, и нет. Но в нынешнем состоянии подобные шутки привели ее в ярость, особенно когда Пол ринулся на ее защиту.

— Ну хватит, друзья… — начал он.

— Я могу и сама, Коллинз. — Она гневно поднялась на ноги.

Возможно, Малдун получил бы достойный отпор, если бы не приступ тошноты, вдруг накатившей на нее. Черт возьми, только не сейчас!

— Кэт!

Пронесясь мимо Пола, Кэт влетела в дамскую комнату и вышла из нее очень не скоро.

Что за черт? — удивлялась она, тяжело привалившись к стене. Кишечные паразиты, что ли? Наверное, от некачественной воды. Если вспомнить, в каких странах она побывала, это вполне вероятно.

Когда она отважилась выйти в коридор, то обнаружила Пола Коллинза, ожидающего ее.

— Вы в порядке?

— Прекрасно. — Она уже собралась рассказать австралийцу о загадочных симптомах, но остановилась, увидев странное выражение в его ярко-голубых глазах. А она никогда не любила жалости.

— Вы уверены?

— Да. — Теперь ясно, почему он и Джей Пи Харрингтон были такими добрыми друзьями — оба жаждали кого-нибудь спасать.

— Просто немного устала, вот и все. А теперь, если позволите…

Но когда она хотела пройти мимо него, Пол Коллинз преградил ей дорогу.

— Кэт, мы с Джей Пи прошли вместе большой путь. Возможно, это не мое дело, но вы не беспокойтесь, он прекрасный человек.

— Я знаю. — Ей уже оскомину набили их назойливые советы. Она начала подниматься по лестнице. — Это тоже часть проблемы.


Выполнить задание и благополучно завершить командировку ей удалось благодаря твердости характера. Летя назад в самолете, она размышляла над ситуацией, сложившейся между нею и Джей Пи.

Невозможная ситуация. Пол прав — Джей Пи прекрасный человек. Слишком прекрасен, чтобы причинять ему боль.

Целые тома написаны о детях, выросших в семьях алкоголиков, о том, как они боятся близости. Кэт не нужно было прочитывать все эти тома, чтобы знать, насколько это верно. Часть ее души навсегда заблокирована. Было бы непорядочно затягивать это дело. Несправедливо по отношению к нему.

Будучи человеком действия, Кэт прямо из аэропорта направилась к Джей Пи.

Едва она захлопнула дверцу такси, швейцар вышел ей навстречу. Кэт заморгала, увидев его широкую улыбку.

— Привет, мисс Кайли. Мы надеялись, что вы вернетесь. Мы вас ждали.

— Простите?

— О, я — Чарли Риддик, мэм. Вы, возможно, не помните меня. Я был здесь, когда мистер Харрингтон принес вас сюда.

Свет начал неприятно меркнуть в ее глазах.

— О, — продолжал швейцар, не обращая внимания на ее смущение, — это было так волнующе, так романтично. Он перенес вас через порог прямо как невесту, мэм.

— Вот как?

— Ну, если не считать того, что вы были нездоровы. Сейчас вы чувствуете себя лучше, мэм?

— Нет, не совсем.

Чарли сиял безыскусной улыбкой.

— Все хотят встретиться с вами. У нас, видите ли, не было такого волнения с тех самых пор, как старый мистер Уилбур прыгнул с пентхауса, когда рухнули его дела на фондовой бирже. Подождите, я расскажу всем, что вы вернулись.

— Послушайте, Чарли, — убитым голосом окликнула его Кэт. — Мне бы хотелось сделать мистеру Харрингтону сюрприз. Как вы думаете, я могу просто подняться?

На мгновение швейцар заколебался.

— Вообще это против всех правил, но… я уверен, что он будет рад вас увидеть.

Кэт почему-то сомневалась. Очень сомневалась.

По мере того как поднимался лифт, настроение Кэт накалялось. Коллеги, швейцар — это уже слишком. Что случилось с Кэт Кайли — женщиной, которая всегда держала под контролем и свою жизнь, и свою судьбу?

Ладно, сейчас она все возвратит сторицей, понравится это Джей Пи Харрингтону или нет.

Отыскав квартиру, Кэт нажала на звонок, потом еще и еще. Когда дверь наконец открылась, она была уже вне себя от ярости.

Даже не глядя на него, Кэт метнула свой первый реактивный снаряд.

— Так, Харрингтон, осторожнее. Мы накануне войны. Большой.

— Кэт! — Джей Пи сонно мигал.

— Ох. — Только в этот момент Кэт осознала, что сейчас два часа ночи. — Ох, я разбудила тебя, — глупо пробормотала она.

— Нет-нет. — Джей Пи героически силился открыть глаза. — Я просто читал.

Эти жалкие попытки спасти ее от неловкости вызвали в ее душе прилив нежности, которая сразу погасила весь гнев. Она покачала головой.

— Ты ужасный лгун, Джексон Пирс Харрингтон. Должно быть, это плоды твоей учебы в привилегированных заведениях.

Он сонно улыбнулся в ответ.

— Что, Кайли, ты пришла только для того, чтобы оскорблять меня?

— Разумеется. — Она откинула волосы. — Как еще ты разглядел бы, что это я?

Джей Пи смотрел на ее тяжелую куртку, поношенные джинсы и все те же армейские ботинки и знал, что любит ее. Действительно любит.

В настроении она или нет. В болезни и здравии. Он вздохнул.

— Как ты себя чувствуешь?

Ужасно.

— Прекрасно.

— Скучала по мне?

Очень.

— Конечно, нет.

Улыбаясь, Джей Пи покачал головой.

— Почему ты не звонила?

— Потому что ты мне не хозяин.

Но когда он раскрыл объятья, Кэт устремилась прямо в них: она ничего не могла с собой поделать. Все ее планы, весь гнев улетучились.

Он крепко держал ее.

— Я соскучился. — Он стянул с нее куртку, и она стала еще ближе.

— Догадываюсь. — Кэт усмехнулась и скользнула руками под его свитер, по теплому, согретому сном и уютом телу. Ее пальцы легко пробежались по его спине, потом спустились ниже. Под этими легкими касаниями мышцы его живота сжались.

Джей Пи выгнул бровь, хотя и не остановил эти лукавые руки:

— Я думал, мы собирались воевать.

— Потом, — выдохнула Кэт, — пусть будет потом.

Когда они опустились на пол, Джей Пи нашел единственное средство борьбы.


Прикрытый лишь улыбкой удовлетворения, Джей Пи огляделся — весь холл был усеян одеждой.

— В следующий раз, Кайли, попытаемся сделать это в постели, ладно?

Кэт зевнула.

— Почему?

Ей было хорошо и здесь. Освободив ее от тяжести своего тела, он любовался ею.

— Не то чтобы я был недоволен, но как все-таки ты миновала швейцара?

И с удовольствием наблюдал, как румянец смущения покрывает ее лицо.

— Он запомнил меня, — пробормотала она.

— Ах, Чарли.

Джей Пи думал, что за это маленькое приключение его могут вышибить из дома, а в результате его акции резко пошли вверх.

Один стареющий мальчик даже поинтересовался, нет ли у Кэт сестры.

Она исподлобья глянула на него.

— Хватит ухмыляться, Харрингтон, это не смешно. Ты бы слышал, что болтают журналисты. Я едва не изуродовала Мулдону физиономию.

Однако Джей Пи продолжал усмехаться, и глаза Кэт сощурились, превратившись в щелочки.

— А не придется ли заняться и твоей тоже, Джексон? — Она подняла руку.

— Нет. — Перехватив ее руку, он поцеловал тонкие пальчики. — Я сдаюсь. — Поднявшись с пола, он отыскал свои брюки. — Что ж, Кэтлин, это был прекрасный сюрприз.

— Для нас обоих. — Все еще распростертая на полу, она неуверенно засмеялась. — Ведь я пришла сюда затем, чтобы сказать, что мы не сможем больше встречаться.

— Извини? — вдевший только одну штанину, Джей Пи застыл на другой ноге.

Увидев выражение его лица, Кэт вздохнула.

— Ну вот, теперь я тебя обидела.

— Кайли, в большинстве социальных кругов, когда женщина говорит мужчине, что собирается бросить его, это всегда считается обидным.

— Мне кажется, мы вращаемся в разных социальных кругах, что, может быть, и лучше для тебя.

— Ох, как очаровательно, что ты так заботишься о моих чувствах, даже когда перешагиваешь через них.

Он поспешно натянул брюки.

Кэт откинулась назад — и стукнулась головой об пол. Этот разговор вообще шел не так, как она его себе представляла.

— Мне тоже надоело воевать с тобой, иначе я не пришла бы сегодня сюда.

Выражение его лица стало заинтересованным:

— Ты уверена, что с тобой все в порядке?

— Да. — Она ответила так твердо, что вызвала у него большое недоверие.

Джей Пи покачал головой.

— Когда ты последний раз ела?

— Не помню. — Она лениво пожала плечами. — Думаю, в самолете. — Нет, в самолете она была слишком занята составлением речи в честь разрыва. — Может быть, утром.

— Кайли, — сухо сказал Джей Пи и протянул ей руку, — пойдем, я накормлю тебя, а потом ты меня бросишь.

— Ты всегда так любезен в подобных делах? — не удержалась она.

— Извини, врожденный порок.

Он опять протянул ей руку, она вложила в нее свою. Он понравился бы маме, подумала она. Даже рассердившись, Джей Пи Харрингтон, оставался истинным джентльменом.

Ее мама. Она помедлила.

— Мне нужно рассказать тебе историю. Длинную, жестокую.

Он холодно протянул ей джинсы.

— Хорошо.

Неожиданно задрожавшими руками она вертела джинсы в руках.

Он сразу пришел ей на помощь.

— Может, ты сначала поешь?

Кэт кивнула. Эта история была не из тех, которую рассказывают на пустой желудок. Которую вообще нужно кому-нибудь рассказывать. Кроме него.

Повернувшись, Джей Пи направился на кухню. Она потащилась за ним.

— Яйца? Я делаю недурной омлет.

Кэт не колебалась ни минуты.

— Прекрасно. — Она смотрела, как он ловко держал невысокую кастрюльку с длинной ручкой. — А я совсем не умею готовить. Хотя все-таки смогу налить две кружки.

— Сиди. — Он толкнул ее в кресло. — И ешь, пока не остыло.

— Спасибо, выглядит аппетитно. — Она ткнула вилкой, но вдруг обнаружила, что не может съесть ни кусочка.

— Я думал, ты голодна.

Она отвела взгляд в сторону от этих вопросительных серых глаз.

— Спасибо, просто я немного нервничаю.

Он глядел на нее долгие секунды, потом медленно кивнул.

— Хочешь перейти в гостиную?

— Да, пожалуй.

Джей Пи занял место на диване, а Кэт потянулась к каминной полке, на которой стояло несколько семейных фотографий.

— Кэт?

— Я уже говорила тебе, что мой отец алкоголик, — неуверенно начала она. — Но не сказала, что он ненавидит нас. Всех ненавидит.

Кажется, он хотел что-то сказать, но передумал.

— Его бешенство бывало чудовищно. — Она вспомнила, как все ее детство дом сотрясало насилие. Битая посуда, громкий плач детей, разбуженных среди ночи подкрадывающимся сумасшедшим. — Просто чудовищно. И моя мать никогда не давала ему отпора. Никогда. И чем более терпеливой была она, тем более невыносимым становился он. Я видела, как однажды он поднял на нее руку. Помню, я просила ее позвать полицию. И знаете, что она сказала? «Кэтлин Мойра, подставь другую щеку». Можешь ты представить себе, Харрингтон, как больно видеть страдания того, кого любишь, и быть не в состоянии ничем помочь?

Да, подумал он. Да, может.

— Я никогда не понимала, почему она не оставит его. Нет… — Кэт спохватилась. — Нет, как раз понимала. Она чувствовала себя виноватой, виноватой в первой беременности. Беременности мною. Ей пришлось просить его жениться на ней. А что еще оставалось делать?.. Ей было семнадцать, и она была из бедной католической семьи. Что ж, Джейк Кайли женился на ней и за это всю жизнь сводил с ней счеты. Она очень любила рисовать акварели, прекрасные вещи. Она никогда больше не рисовала. Ни разу.

— Кэт… — Джей Пи хотел подойти к ней, но она остановила его.

— Нет, не надо сейчас твоей вежливости. Пожалуйста. — Она нарочно смотрела в сторону. — Понимаешь ли ты теперь, Харрингтон, почему мы не можем позволить себе слишком увлечься друг другом?

— Я понимаю, — сказал он ласково. — Ты опасаешься, что я встану на твоем пути.

Он произнес это и умолк, ожидая очередного выпада.

Но она вяло помотала головой.

— Я боюсь не просто этого, Джей Пи. Дело в том, что я ожесточилась. Есть часть меня, которая может причинить тебе боль и уйти. Часть меня, которая будет делать это снова, ни о чем не заботясь.

— Поэтому ты даешь своей матери деньги? Потому что ни о чем не заботишься? Поэтому ты все время предостерегаешь меня? Поэтому ты сейчас плачешь?

— Я не плачу. — Она вскинула голову. — Я никогда не плачу.

— Ох, я верю. — Он пересек комнату, подошел к ней и вытер слезы на ее лице.

Проблема не в том, хотел сказать ей Джей Пи, что она не умеет ни о ком заботиться; беда в том, что она тревожится слишком о многом. Но сейчас она его не услышит. Чересчур упряма, нежно подумал он.

Однако есть то, чему даже Кэт Кайли не может сопротивляться. Не обращая внимания на ее упрямо вздернутый подбородок, он крепко обнял ее.

На несколько долгих мгновений она прижалась к нему, чувствуя странное умиротворение.

— Ты слишком хорош для меня, Джексон. Слишком хорош даже для самого себя.

— Тогда оставайся сегодня со мной. — Джей Пи ласково взял ее лицо в свои ладони. — Может быть, ты не нуждаешься сегодня в любовнике, Кэт, но тебе нужен друг. Каждый нуждается в друге.

— Я не могу. Мне нужно побыть одной.

Что ее удивило, так это собственная реакция. Вдруг ей невероятно захотелось сделать для него что-нибудь хорошее.

— Послушай, — торопливо сказала она, боясь, что переменит решение, — послушай, почему бы тебе не приехать ко мне завтра вечером?

Он поморгал.

— Я думал, что ты никому не позволяешь видеть свои работы.

— Да. — На этот раз ее зеленые глаза не дрогнули под взглядом его спокойных серых глаз. — Далеко не всякому.

И прежде чем Джей Пи успел ответить, Кэт повернулась на каблуках.

— Ну, — сказала она живо, — я думаю, для одного вечера довольно мелодрам.

Она сконфуженно схватила пальто и фотоаппаратуру: как получилось, что, приехав, чтобы разорвать отношения, она пригласила его посмотреть ее работы?

Об этом же подумал и Джей Пи.

— Во сколько завтра? — кивнул он, когда она прошагала мимо к двери.

Кэт заколебалась.

— Я позвоню.

— Договоримся на семь. Я принесу пиццу. И не смей передумать, Кайли. Я знаю, где ты живешь.

Вместо ответа Кэт хлопнула дверью так, что Джей Пи Харрингтон улыбнулся. Еще одна ночь с ней. Да, с такой женщиной не соскучишься! Теперь к Кэт Кайли, купающейся в лунном свете, получающей свою первую награду, он мог прибавить слезы Кэт, рассказывающей ему о своей семье.

И если эта взбалмошная особа думает, что он откажется от нее теперь, то она действительно сошла с ума.

Глава девятая

Он определенно влюблен, решил Джей Пи следующим вечером, когда припарковал свою машину возле дома Кэт. Только влюбленный способен оставить свой раритетный «родстер» с откидным верхом на этой улице.

И надо сказать, только безумная женщина могла жить в таком окружении.

Охранной системы на входных дверях не было. Он поискал швейцара. Тщетно. Могли бы, в конце концов, обзавестись интеркомом, хотя такую блокировку вскрыл бы и подросток.

Но когда он взлетел по лестнице и Кэт открыла дверь, он напрочь забыл и об автомобиле, и об окружении.

На ней были свитер и поношенные джинсы. Она нахмурилась.

— Ты не получил моего сообщения?

Он получил их целых три. И все отмены весело игнорировал.

— Нет, извини, меня весь день не было.

— Очень удобно.

— И тебе добрый вечер, Кэтлин. — Перебросив пакеты в другую руку, он с лету поцеловал ее и немедленно почувствовал ответ. — Я могу войти?

— Нет.

Похоже, что она нервничает, встревоженно подумал он.

— Как ты себя чувствуешь?

— Сказать по правде, как человек, на чью душу покушаются.

— Это будет страшно только в первую минуту, Кайли. — Джей Пи ласково отодвинул ее со своего пути, вручив пиццу и пакеты.

— Держи.

— Ты действительно рискуешь, — пробормотала Кэт.

Кажется, она тоже.

Если учесть, что до сих пор никто не видел ее личной коллекции, сегодняшняя демонстрация и правда требовала смелости; может быть, большей, чем для остановки тех танков. Это также требовало доверия. Последнее качество никогда не было ее сильной стороной.

Заложив руки за спину, она наблюдала, как он бродил по комнате. В отличие от его дома, здесь не было никаких семейных реликвий. И почти никакой мебели. Отсутствие вещей только подчеркивали фотографии, которыми были увешаны все стены. Как ни уверяла она себя, что готова к его визиту, ее душа корчилась почти в агонии, возраставшей по мере того, как затягивалось молчание Джей Пи.

А он ничего не мог сказать из-за благоговейного страха, вдруг охватившего его.

Ее работы не были революцией в области фотографии, но их отличало высокое искусство. Черно-белое исполнение подчеркивало силу сюжета. С каждой стены на него глядели лица. Лица детей, играющих в парках или на площадях центральноамериканских деревень. Лица стариков — бездомный, греющийся на решетке, старая леди, перебирающая какое-то барахло на тележке. Плачущий солдат и ребячья улыбающаяся мордашка с выпавшими молочными зубами. Выражения радости и страдания, страха и торжества — Кэт Кайли охватила все оттенки человеческих эмоций.

И, стоя перед этими снимками, Джей Пи понял, что Кэт Кайли права — ее частные работы были окном в ее душу.

Только человек, лично переживший страх и страдание, отчаяние и торжество, мог так глубоко понять своих героев и отразить это так неумолимо и смело.

Бесстрашие, подумал он снова. Кэт бесстрашна. По крайней мере, в своей работе.

Поскольку Джей Пи все еще молчал, Кэт предположила худшее: ему все это не нравится, работы нехороши, ее отец все-таки был прав — она зря тратила время.

— Слушай, если тебе не нравится, то это ничего. Я имею в виду, что искусство — вещь очень индивидуальная.

А он продолжал молчать. И тогда она снова нарушила тишину:

— Черт возьми, Джей Пи, ты что-нибудь скажешь? Хоть что-нибудь?

Он рассеянно перевел глаза на нее.

— Что? — и заметил наконец ее сжатые кулачки, вызывающее выражение лица.

— Господи, Кайли, это фантастика!

Все еще не доверяя его словам, она запальчиво спросила:

— Ты это просто так сказал, да? Я ведь знаю, каким ты умеешь быть любезным.

— Кайли, это не любезность. Ты молодец! Ты — гигант! Я имею в виду не художественность, но эти снимки… — Он остановился, не находя слов. — У меня дух захватывает!

Она прерывисто вздохнула.

— Ты действительно так думаешь?

Она не любит комплиментов, подумал он, эта женщина, которую он любит.

— Да, Кэтлин, действительно. Ты настоящий художник. Но почему не выставляешься?

— Потому что не готова.

— И даже не пыталась? Не обращалась к владельцам галерей?

— Нет.

— Кайли…

— Эти снимки — только хобби.

Как будто он не видел надежды в ее зеленых глазах.

— Кэтлин…

— Хочешь повоевать, Харрингтон? Мы можем затеять такую баталию, каких еще не случалось между нами.

Он мог бы — если бы думал, что от этого что-нибудь изменится. Но никакие аргументы не подействовали бы на эту упрямую головку. Нет, партизанская тактика всегда была вернее в отношениях с ней. Надо временно отступить.

— Да, но не раньше моей пиццы. Надеюсь, ты любишь креветки?

У Кэт засосало в животе от одной только мысли о еде.

Они сели в гостиной, единственной комнате, кроме кухни и ванной.

Открыв картонную коробку, Джей Пи выложил куски пиццы на пластиковые тарелки, потом достал из сумки тоник.

Кэт не удержалась от улыбки — как с ним легко!

— В самом деле званый обед, Харрингтон. Хотя это не твой стиль.

Не для человека со значительной годовой рентой. Она могла легко представить его в «Таверн он Грин» в Лютеции, и, конечно, не с женщиной, вскормленной в трущобных забегаловках.

— Ох, не знаю. — Он легко опустился рядом с ней на пол. — Это имеет свою прелесть.

— Какую?

— Никаких хитростей в сервировке.

— Довольно честно. — Подняв голову, она улыбнулась. — Держу пари, блондинка знает, как устраивать званые обеды.

— Оставь, Кайли, а то я подумаю, что ты ревнуешь.

Эта угроза сразу заткнула ей рот.

Он удобно прислонился к дивану.

— Жалеешь, что показала мне работы?

— Да… — Она со вздохом смягчилась: — Нет. Правда. — Она пожала плечами. — Это не так уж плохо.

— Видишь? Надо непременно выставиться в галерее, успех гарантирован. — Он пристально вглядывался в ее лицо. — Ты не ешь…

— Джей Пи…

— Подумай только, Кайли, твои фотографии монтируются, люди смотрят, охают и ахают, художественная критика захлебывается превосходными степенями, вроде «сверхинтуитивно и концептуально неангажированно».

— Я не знаю, что значит «сверхинтуитивно и концептуально неангажированно».

— Этого никто не знает. — Он приятно улыбнулся.

Кэт ни на мгновение не обмануло невинное выражение его лица.

— Харрингтон…

Со всем простодушием он поднял глаза:

— Что? Это не то, чего тебе хотелось бы?

— Конечно. — Фотографирование для нее было слишком похоже на физическую боль.

Джей Пи положил свой кусок.

— Ты делала их только для того, чтобы прятать? — требовательно спросил он.

— Нет, но…

— Конечно, нет. Значит, так, пакуем несколько из них, кладем в портфель и показываем владельцу галереи. Я даже могу пойти с тобой.

У него это так легко звучало!

— Что ты теряешь? — настаивал он.

— Ох, почти ничего, Харрингтон. Кроме сердца и души. Все, для чего я работала, чем жила, о чем мечтала. Да, ты прав — совершенные пустяки.

— Так это твой ответ, Кэт? И где это будет пребывать?

Его логика была, как всегда, неопровержима, но Кэт упрямо качнула головой.

— Я не готова. Я почувствую, когда буду готова.

— Это, — поправил он, — просто страх.

— Может быть, я и боюсь, Харрингтон. Но думаю, что у меня есть основания бояться. Ты когда-нибудь сомневался в себе, Джей Пи? Хоть когда-нибудь?

— Нет, — согласился он, — до такой степени — никогда.

— Конечно, нет. Потому что окружающие всегда тебя хвалили. И что бы ты ни делал, это сидело в твоей подкорке. Ну, а мне всю жизнь говорили, что я недостаточно хороша. Всегда, сколько себя помню.

Его глаза смягчились.

— Так докажи, что они ошибались, Кайли. Покажи свои работы. Покажи свою душу и скажи им всем, пусть идут к черту, если им это не нравится.

Идея и возбуждала ее, и пугала.

— Ты не понимаешь, Джей Пи.

— Боюсь, что понимаю.

— Нет, не понимаешь. Без этих работ я — ничто. Если у меня их не будет… — Она испуганно вскочила на ноги, борясь с головокружением, но оно швырнуло ее обратно.

Только бы Джей Пи ничего не заметил!

Не тот случай; серые глаза сразу сощурились.

— Кажется, ты говорила, что чувствуешь себя лучше. — Его пристальный взгляд пронзал ее.

— Я немного устала, вот и все. Адаптация после перелета, нарушение биоритма из-за смены часовых поясов.

— Из-за этого ты и не ешь?

— Я ем.

Они оба посмотрели на ее нетронутую пиццу.

— Ты все еще больна, Кайли? Скажи мне правду.

— Все прекрасно, Харрингтон. Может, я старею?

Ее попытка улыбнуться потерпела неудачу.

— Может, тебе показаться доктору?

— Зачем? Я не люблю докторов. И я не больна.

Это инфекция, или вирус, или плохая вода, которую она пила. А в остальном все прекрасно.

Джей Пи пристально смотрел ей в глаза, так что она поежилась. Просто его требование выставиться напоказ со своими работами возмущало всю ее натуру.

— Вы опять, сэр Харрингтон, суете нос в мою жизнь. Я двадцать семь лет обходилась без отца, Джексон. И сейчас обойдусь.

Кэт увидела, как изменилось его лицо. Черт побери! Она ударила себя по губам.

— Прости. — Она упала перед ним на колени. — Прости.

Но когда ее рука потянулась к нему, он впервые уклонился.

Это движение резануло ее по сердцу. Не обращая внимания на его непреклонность, она обняла его за шею.

Он сопротивлялся только мгновение.

Когда он успел стать так дорог ей?

— Если я почувствую себя плохо, я схожу к врачу.

Он взглянул на нее.

— Даешь слово?

— Да. Но только если почувствую себя плохо.

Кэт крепче прижалась к нему. На этот раз Джей Пи не отстранился, его руки обвились вокруг нее.

— Ты все еще без ума от меня? — спросила она, уткнувшись ему в шею.

— Да. Только вряд ли это чему-нибудь поможет.

Он начал губами пощипывать ей бровь, и она пошевелилась у него на коленях.

— Ты, должно быть, сумасшедший, раз возишься со мной.

— Должно быть, — согласился он.

— Ну что же, — глаза Кэт потемнели, она обвила руками его шею, — я сделаю это для тебя.

При всех своих принципах Джей Пи не смог не ответить на ее поцелуй, но теперь ему этого было мало.

Кэт все еще отчаянно цеплялась за то, что между ними был только секс.

Она могла страстно и пылко любить его, но прав на свою жизнь никогда бы не дала. Никаких. Как и на свою работу. Даже если пойдет к этому дурацкому доктору. Это была только ее жизнь. И никаких вторжений.

И, как Кэт и предсказывала, это причиняло ему боль. Когда ее рука проникла под его свитер, он со всей силой стиснул ей пальцы.

— Я должен идти, — прошептал он.

— Ты не останешься сегодня?

— Я хотел бы, но… — Он поднялся.

— Что ж. — Кэт откинула волосы. — Умолять не буду.

Право же, иногда она прозрачна, как стекло.

Когда он схватил пальто, Кэт пробормотала что-то явно не комплиментарное. Хмуро улыбаясь, он еще раз обернулся, чтобы взглянуть на фотографии.

— Знаешь, очень трудно выбрать, но вот эта мне нравится больше всех. — И он ткнул пальцем в ту, где играл мальчик в центре площади. Ту самую, которую она сделала вечером того дня, когда они впервые встретились.

— Ты безнадежный романтик, Джей Пи Харрингтон.

Он вздернул бровь.

— Кто-то из нас должен же им быть.

Кэт слегка улыбнулась его сухому тону.

— Это один из моих любимых снимков, — призналась она.

Он повернулся к ней.

— Тогда после выставки не продавай его. Хорошо?

Подбородок ее дрогнул.

— Я не…

Он заговорщицки улыбнулся, и она резко изменила тактику.

— Хорошо, не буду. — Сняв снимок со стены, она сунула его Харрингтону в руки. — Потому что теперь он твой.

— Кэт… — Удивленный, тронутый, он помотал головой. — Ты не должна дарить мне свою работу.

— А я дарю. — Глядя на него снизу вверх, она скрестила руки. — И не надо видеть в этом что-то особенное, а то отберу.

Не сомневаясь, что она именно так и сделает, он прижал подарок к груди. Ты проявляешь заботу, Кайли. Мне бы теперь заставить тебя признать это.

Кэт медленно проводила его до двери.

— Прости меня за то, что я сказала тогда, Джей Пи. Я совсем другое имела в виду.

— Я знаю.

— Это просто… — Она беспомощно пожала плечами. — Что-то в тебе сводит меня с ума.

— Ты тоже сводишь меня с ума. И насколько мне известно, это не просто секс. — Прежде чем она успела возразить, он поцеловал ее.

Оставшись одна, Кэт прислонилась к дверям. Во-первых, она рассказала этому человеку о своей семье. А потом подарила свою работу. И, наконец, почти просила его остаться на ночь.

Может быть, Джей Пи прав — она действительно сошла с ума.

Глава десятая

— Ну и ну, — заметила Патрис, — вы выглядите заносчивее, чем обычно.

— Я и чувствую себя изрядным наглецом, — согласился Джей Пи. После двух недель с Кэт он чувствовал себя так, будто мог танцевать на Луне и превращать воду в вино.

Вчера, например, она уговорила его пойти на пляж. Был ветреный мартовский день, температура не выше двадцати. Не совсем тот случай, когда хорошо любоваться береговой линией. Но они все-таки пошли.

Кэт оказалась права. Пляж был по-зимнему пустынен и полон необычной прелести, почти как она. Они сели на шерстяное одеяло, а потом нашли и иные способы согревания.

Джей Пи боялся, как бы их на этом не застукали, однако, вдохновляемый Кэт, скоро и сам воодушевился.

Сейчас, вспоминая об этом, он улыбался. Он не гулял по дюнам с девушкой со времен юности. Кэт Кайли свела его с ума, и это было весьма приятное чувство.

— Харрингтон, хватит баклуши бить, зайдите ко мне!

Из-за стены послышался кашель Эда Лебара. Патрис засмеялась.

— Сейчас он вернет все на землю, Джей Пи. Наш любимый главный редактор пребывает в одном из тех состояний, когда ему требуются человеческие жертвы.

Как всегда, Джей Пи негромко постучал в дверь святая святых.

— Вы хотели меня видеть, Эд?

— Я, кажется, накричал на вас? — Эд поднял на молодого человека глаза и вздохнул. — Извините, я в плохом настроении.

Сдвинув на край стола накопившиеся за полгода бумаги, Джей Пи устроился в служебном кресле.

— Я что-нибудь могу сделать?

— Эх, и впрямь можете. — Эд нацепил на нос очки. — Я ухожу, Джей Пи.

Хотя разговор об этом когда-то уже был, новость вызвала шок. Джей Пи покачал головой.

— Не могу себе представить это место без вас.

— Я тоже. — Эд сердито сцепил руки на животе. — Это идея моей жены. Она считает, что мне нужно притормозить и начать наслаждаться жизнью. — Сказав это, он нахмурился.

Глядя на его потемневшее лицо, Джей Пи едва удерживался от смеха.

— Ну, вы уходите для хорошего старта.

— Верно. — Главный редактор подмигнул ему. — Так или иначе, а я выбью себе право на охоту. Но хотел бы, чтобы это место приняли вы, когда я уйду.

— Никто не заменит вас на этом месте, Эд, — мягко сказал Джей Пи, тщательно подбирая слова.

— Вырежи это, Харрингтон, пока я не начал рыдать. И потом, я всегда мечтал уйти на своих ногах. — Он повернулся в кресле. — Итак, вас интересует эта работа? Со всеми ее ужасами и стрессами. Не пройдет и года, как вам понадобится бутылка.

— Как я могу отказаться от такого предложения?

— Понимаю, — вздохнул Эд, — я и сам люблю это дело. Да все мы сумасшедшие.

— Действительно, — медленно сказал Джей Пи, — время выбрано удачно. Надо подумать, как мне здесь устраиваться.

Ситуация располагала к дальнейшим безумствам. Он собирался жениться на Кэт, иметь от нее детей; пусть даже без театральных премьер и дома в Коннектикуте.

— Ну… — просиял улыбкой Эд, услышав от него новость, — шустряк же вы.

Да, шустряк. Они с Кэт знакомы всего несколько недель. До сих пор Джей Пи знал, что все идет правильно. Для них обоих. Оставалось только убедить ее. При мысли о грядущем сражении он почувствовал в душе некоторый дискомфорт. Но его повышение — это такое дело, которое должно убедить упрямую рыжую.

Он хотел доказать ей, что ее будущее не будет похожим на ее прошлое. Что они подходят друг другу и всегда будут счастливы.

— И кто эта счастливица? — спросил Эд. — Та рыженькая с банкета, верно?

— Верно… только… — Джей Пи решительно сжал губы. — Не уверен, что ей уже известно, что она счастливица.


Как только он вышел, на него набросилась Патрис:

— Так по какому поводу он рвал и метал?

— Плохо дело. Он предложил мне работу главного редактора. — Джей Пи испустил глубокий вздох. — Он уходит.

— А знаете что? — Патрис покачала головой. — Смешно сказать, мне действительно будет не хватать его отвратительного характера.

— Ну, я вам эту нехватку восполню с лихвой!

— У вас не тот нрав.

— Я еще развернусь, — ухмыльнулся он, склонив голову. — Тем более что собираюсь сделать Кэт предложение.

— Ох, Джей Пи… — Казалось, Патрис прислушивалась к собственным словам. — Что ж, прекрасно.

— Посмотрим. Я пока еще только убеждаю ее. — Он нахмурился. — Как вы думаете, я очень ошеломил бы ее, если бы сунулся с этим вопросом?

— Запасшись большой дубиной?

— Это не помощь, Манселл.

Все между ними происходило быстро, подумал Джей Пи. Быстро и шиворот-навыворот.

Но сейчас все должно быть «как следует».

И вдруг он понял, как надо действовать.


Планируя предстоящее сражение, Джей Пи провел генеральную репетицию. Во-первых, разработал сценарий. Потом потащил сопротивлявшуюся Патрис по магазинам за кольцами.

— Как вам нравится это кольцо?

— Откуда я знаю? — Патрис перевела глаза на долговязого клерка от Тиффани. — Я почти не знакома с этой леди.

— Но лично вам это нравится?

— О, это — совершенство.

— Тогда не подойдет. — Джей Пи решил не отвлекаться на хорошие манеры. Он намерен был жениться — раз и навсегда. Он долго этого ждал и собирался действовать с предельной осторожностью. Вдруг он заметил кольцо, уютно затаившееся в углу прилавка.

Темно-красный фанат! Рыжее пламя!

Очень похоже на Кэт.

— Вот это. Я возьму его.

— Слава Богу! — Но облегчение Патрис длилось недолго, потому что Джей Пи тут же потащил ее в следующий магазин. — Это же не «Буря в пустыне», Харрингтон, — жаловалась она.

— Да? Лично я не вижу разницы.

Наконец приготовления к сражению были закончены. Оставалось загнать противника в ловушку.

Подняв трубку телефона, он набрал знакомый номер, представляя гримаску, которую она наверняка состроит.

— Да? — отозвалась на другом конце Кэт.

Джей Пи потрогал свечу.

— Ты занята?

На самом деле она задремала. Как младенец или старая леди, подумала Кэт, — факт, сделавший ее еще более брюзгливой.

— Могла бы, если бы мне не мешали.

— Извини, но ты нужна мне сегодня вечером.

Кэт поглядела на праздную фотокамеру.

— Не могу. У меня сроки…

— Как и у меня, — прервал он спокойно, — но мы празднуем.

— Празднуем? Что?

— Я скажу тебе это сегодня в семь вечера. У меня.

— Но я…

— И надень то черное платье.

— Что? Харринг…

Его голос еще звучал у нее в ухе. Все-то у него секреты. Если бы только она была сильной женщиной…

После восьми часов сна ей все еще хотелось подремать. Может, все-таки показаться врачу? Но она отбросила эту мысль, не нужен ей врач. Что ей нужно, так это мир и покой.

Она достала черное платье из недр гардероба и вспомнила тот вечер, когда впервые его надела: награждение, краску смущения на лице Джей Пи, оказавшегося в дамской комнате, как он привез ее домой и все остальное, что за этим последовало.

Какой вечер!

Но и то сказать, большинство вечеров с Джей Пи не были обычными. Очень интересно, что у него припасено на сегодня? Вообще-то она слишком устала, чтобы встречаться с кем бы то ни было, думала она, сражаясь с молнией. Выходя, она оглянулась на камеру: он все-таки стоит на пути ее работы и злоупотребляет ее доверием.

Что-то и с тем, и с другим надо делать.


Джей Пи открыл дверь, едва Кэт вышла из лифта.

— Ты надела платье!

И выглядела великолепно, если бы не сумрачность, несколько портившая ее лицо.

— Ладно, Харрингтон, ради чего такого важного ты меня вытащил?..

У нее перехватило дыхание, когда она увидела, что он в смокинге. Опасный знак, пронеслось у нее в голове, но он уже обнял ее за талию и повел внутрь.

И снова у нее перехватило дыхание. Она не узнавала квартиру. Комнаты были освещены только свечами. Колеблющееся пламя бросало отсветы на разбросанные тут и там розы. За каминной решеткой уютно потрескивал огонь, из стерео лилась мягкая, тихая музыка.

Ее глаз художника не мог не очароваться этой сценой.

— Ох, как прекрасно!

— Ты еще прекрасней. — Джей Пи поднес ее руку к губам и покрыл пальцы легкими поцелуями, от которых у нее немедленно закружилась голова.

Чувствуя, что слабеет, она отняла руку.

— Ладно, Харрингтон, что происходит?

— Я говорил тебе, у нас праздник.

В отблеске свечей она не могла рассмотреть его лица, но почувствовала улыбку в голосе, что ей не совсем понравилось.

— А что празднуем?

— Несколько дел, — спокойно сообщил он, — но сначала потанцуем.

— Потанцуем?

— Да, как в первый вечер. Помнишь?

Даже если бы она забыла, ей напомнило бы тело. Она невольно смягчилась.

— Так-то лучше. — Джей Пи притянул ее к себе и пробежал пальцами по обнаженной спине.

— Просто расслабься, — прошептал он ей в ухо.

— Для чего?

Кэт откинулась, чтобы заглянуть в серые глаза Джей Пи Харрингтона. Очень невинные глаза, слишком невинные, чтобы им можно было поверить.

Джей Пи улыбнулся, глядя сверху вниз в зеленые глаза Кэт. Подозрительные и чем-то смущенные зеленые глаза.

— Ты трудно поддающаяся соблазну женщина, Кэтлин Кайли.

— И все это затеяно ради такого заявления, Харрингтон?

— Совершенно неподдающаяся, — подчеркнул он.

Медленно, очень медленно он позволил своему телу сказать то, о чем еще не мог сказать вслух.

Мерцание страха в глазах Кэт усилилось при всей своей благопристойности Джей Пи не всегда боролся по правилам.

С большим трудом она отстранилась от него.

— Ты пугаешь меня, Джей Пи.

Поскольку он знал, что готов и вовсе привести ее в ужас, Джей Пи подавил усмешку.

— Я знаю. Так что держись.

Очень ласково он поднял ее на руки.

— Что ты делаешь? Куда мы направляемся?

— В спальню. — Он улыбнулся, глядя в ее растерянные глаза. — Я думал, женщинам нравится такая романтическая мишура.

Снова везде были свечи. Кэт, ошеломленная, осматривалась вокруг.

— Они напоминают мне твои волосы, — мягко сказал Джей Пи и осторожно положил ее на шелковое покрывало, так осторожно, что у Кэт остановилось сердце. — У тебя такие прекрасные волосы! Похожие на пламя. — Сидя на краешке постели, он взъерошил их. — С того самого момента, как я увидел тебя, мне очень хотелось это сделать.

— Когда ты впервые увидел меня, — напомнила она, — ты хотел меня убить.

— Поцеловать или убить. — Он нежно играл ее локонами. — Никак не мог решить, чего мне хочется больше.

Теперь Кэт рассмотрела его лицо, и ее снова охватило что-то вроде паники. Она попыталась было встать, но Джей Пи удержал ее.

— Ты испугалась?

— Нет… да. Предупреждаю тебя, что ты играешь с огнем.

Но когда он склонил голову, чтобы поцеловать ее, она почувствовала, что ее тело плавится, как восковая свеча. Его поцелуям она никогда не могла сопротивляться.

Она изменилась, подумал он, даже если сама еще не сознает этого.

Его руки ласкали ее нежно и уверенно. Одежда была преградой, и Кэт начала отчаянно искать воротник его рубашки.

Он сжал ее ищущие пальцы.

— Позволь мне.

Не отрывая от нее глаз, он снял смокинг, потом расстегнул воротничок. Оставаясь в рубашке, он скинул с нее туфли, потом лег рядом.

— А что с остальным? — пробормотала она, жарко прижимаясь к нему.

— Всему свое время. — Он склонился над ней и, все еще прижимаясь к ее губам, нащупал молнию на боку ее платья и уверенно потянул вниз.

Накрахмаленная ткань его сорочки касалась ее груди, и потому каждое его движение несло с собой пытку, нежнейшую пытку. Она застонала и начала лихорадочно искать крошечные пуговки на его рубашке. Но пальцы слушались плохо.

Когда он стал таким сильным? — удивилась она. Когда она стала такой слабой?

Наконец одежды были скинуты. И они стали как одно целое.

— Взгляни на меня, — потребовал Джей Пи. — Я хочу, чтобы ты взглянула мне в глаза.

Ей казалось, что она этого сделать не сможет.

— Это не просто секс, Кэтлин. И никогда не было просто сексом.

Кэт прилагала последние отчаянные усилия в надежде сохранить себя, не соглашаться с очевидным, но обнаружила, что не может сказать ни слова, захваченная спокойным взглядом серых глаз.

На этот раз в комнате не было темно, и война не ждала прямо за дверью; и Кэт Кайли не смогла удержаться от возгласа:

— Джексон!

Когда они достигли наивысшей точки, их взгляды были все еще соединены.

Сейчас, подумал Джей Пи несколько мгновений спустя. Усталая, задремывающая Кэт лежала рядом, ее тело было мягко и податливо, ее оборона пала. Теперь подходящий момент.

— Кэтлин, я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой.

Он ждал взрыва, гневных речей, страха.

Чего он не ждал, так это полной тишины, последовавшей за его декларацией.

Смущенный, он всмотрелся в нее. И, вздохнув, покачал головой.

Свернувшись у него под боком, Кэт Кайли спала.

Джей Пи вздохнул и загасил свечи — учитывая, как ему везет в последнее время, у него есть шанс спалить дотла не только квартиру, но и весь дом.

Глава одиннадцатая

На следующее утро Джей Пи осторожно разбудил ее.

— Привет. — Приходя в себя, она сонно улыбнулась. — Извини, я задремала вчера вечером. Я что-нибудь пропустила?

— О… нет, ничего особенного.

Она потянулась поцеловать его, но Джей Пи удержал ее, решив наконец высказаться.

— Кэт, нам нужно поговорить.

— Правильно, мы же празднуем. Ты мне так и не сказал, какое событие.

— Я пытаюсь. — Он удержал руку, которой она провела по его подбородку. — Кэт, я…

Она вдруг побледнела, потом крепко ткнула его в плечо.

— Пусти, Харрингтон! Пусти скорее.

— Что случилось? Я же еще ничего не сказал.

— Ну, это может подождать.

— Ох, нет, Кайли, не на этот раз.

— Подождет. — Сильным толчком она освободилась и выскочила из постели. — Потому что мне плохо.

Джей Пи ошарашенно смотрел, как она, встряхивая рыжей гривой над зеленым лицом, пронеслась в ванную, захлопнула за собой дверь, и до него донеслись ее судорожные всхлипы. При этих звуках в мозгу Джей Пи появилась и начала крепнуть зловещая мысль.

Он решительно направился в ванную и без стука распахнул дверь.

— Ты все еще больна? С того банкета?

— Ты и твои вопросы, Харрингтон… — Поднявшись на ноги, Кэт направилась к раковине, выполоскала рот и вымыла руки. Но когда она попыталась проскочить мимо него, он задержал ее.

— Повторяю, ты больна со времени торжественного ужина?

— Нет. Конечно, нет. Еще до того, — буркнула она.

— До? — Джей Пи недоверчиво уставился на нее. Мысленно подсчитав, он ужаснулся. — Это десять недель. И ты, конечно, побывала у врача?

— Не совсем.

Он тряхнул ее за плечи.

— Ты хочешь сказать, Кайли, что больна уже десять недель и никому не показывалась?

— Ну…

— Черт возьми, Кэтлин! — Джей Пи Харрингтон не знал, что может так взорваться. — Ты действительно с ума сошла!

Схватив ее за руку, он вытащил ее из ванной.

— Это кишечные паразиты, — попыталась она вырваться, — знаешь, от питья плохой воды.

— Но ведь ты могла умереть от этого. Ты безумная маленькая идиотка.

— Умереть? — Она прекратила сопротивление.

— Да. Если не принять мер, — отозвался он и подумал, что может обнаружиться и что-нибудь похуже. Много хуже. — Ты должна пойти к врачу. И пойдешь сегодня, сейчас же, даже если мне придется всю дорогу тащить тебя за руку.

Джей Пи подумал, что, похоже, все к тому идет, потому что, когда он кинул ей платье, она не смогла его поймать.

— Не идти же в этом! — Все, что она ответила.

— Хорошо, мы сначала заедем к тебе.

Она стояла молча, потом медленно подняла платье с пола.

— Ты пойдешь со мной? — В зеленых глазах стоял страх.

— Обязательно. — Взяв из ее дрожащих рук платье, он сам одел ее. — Только попробуй избавиться от меня.


Надеяться, что Кэт Кайли не попытается улизнуть, было просто наивно.

Кабинет был занят, и она принялась стенать:

— Знаешь, Харрингтон, это смешно. Мне не нужен доктор. Со мной все в порядке.

— Хорошо. — Не обращая на нее внимания, Джей Пи уткнулся в «Ньюс энд уорлд рипорт».

Кэт, глядя на него, взяла со столика «Пипл», но тут же бросила обратно.

— Я совершенно здорова. — И, прежде чем он успел остановить ее, она вскочила на ноги. — Хочешь, сделаю сотню прыжков?

— Нет. — Несколько человек, сидевших в приемной, оглянулись с интересом. — Чего я хочу, так это чтобы ты села.

Но ему пришлось усадить ее в кресло силой.

— Я с тобой поквитаюсь за это. Клянусь.

Он запечатлел легкий поцелуй на ее затылке.

— Я сейчас вернусь.

Сделав пару шагов, он обернулся.

— И не вздумай удрать.

Кэт, привставшая было из кресла, плюхнулась обратно, сверкнув на него глазами.

За приемной стойкой царила утомленного вида брюнетка. Чтобы привлечь ее внимание, пришлось кашлянуть.

— Извините, как вы думаете, долго придется ждать?

— Столько, сколько нужно, сэр.

Но, перехватив сердитый взгляд Кэт, дама смягчилась:

— Скверный характер?

— О, если бы вы знали, на что она способна!

— Я посмотрю, что можно сделать.

— Ну, Кэтлин, — сказал Харрингтон, вернувшись на место, — теперь все знают, что ты сумасшедшая.

— Наверно, раз так бездарно трачу время, сидя тут. Слушай, Харрингтон, у меня срочная работа. Ты свои сроки можешь и пропустить, а я свои не могу. Я ухожу.

Но прежде чем она успела подняться, ее вызвали:

— Кэтлин… Кэтлин Кайли!

— Черт!

Кэт выглядела такой напутанной, что Джей Пи привстал вслед за ней.

— Я пойду с тобой.

Но на этот раз Кэт толкнула его в кресло.

— Пожалуйста, Харрингтон, мне достаточно плохо и без тебя.

Поймав ее за руку, Джей Пи хотел сказать, как волнуется за нее; хотел спросить прямо здесь и сейчас, выйдет ли она за него замуж. Но, оглянувшись на очередь в приемной, воздержался: опять не то место и не то время.

Вместо этого он только крепко пожал ей руку.

— Задай им, тигрица.

— Собираюсь. — Вслед за медсестрой она направилась в приемный кабинет.

Пятнадцать минут спустя, страдая от своего платья с обнаженной спиной, отдавшая столько крови, что смогла бы удовлетворить целое семейство вампиров, Кэт следила, извиваясь на столе, как врач не спеша моет руки.

— Итак, что вы об этом думаете?

Стоя к ней спиной, врач пожал плечами.

— Трудно сказать с уверенностью.

Стоило для этого семь лет учиться медицине. Убила бы Джей Пи Харрингтона за его сверхпокровительственные инстинкты!

— Тест на кровь, конечно, все прояснит. Хотя признаки беременности классические.

— Что-о? — Кэт вытаращила глаза. У нее возникло такое ощущение, как будто кто-то перешагнул через ее могилу.

— Видите ли, тошнота, рвота, даже головокружения обычны для беременной женщины, особенно в первые три месяца. — Доктор, улыбаясь, повернулся. — Но будьте спокойны, вы в хороших руках, миссис Кайли.

— Я не замужем. — Она не улыбнулась. — И не планирую. Совсем. И я не беременна. Не могу быть беременна. Я употребляю противозачаточные таблетки.

И употребляла их с тех пор, как стала достаточно взрослой, чтобы получить свой первый рецепт. Женщина с такой историей, как у нее, никогда и ни при каких обстоятельствах не должна рисковать подобным образом.

Подойдя к ней, доктор натянул перчатки.

— Давайте я вас осмотрю. Хорошо, мисс Кайли? Тогда будем знать больше.

Как будто у нее был выбор. Она лежала, распростертая на столе, а он мял и тискал ее без конца.

Скосив глаза на ненавистного врача, она смотрела на его нахмуренное лицо.

— Это вирус, правда? Микробы? Один из тех паразитов, которых так легко подхватить в некоторых странах? Нечего было пить эту плохую воду. Нужно было беречься.

Кэт сознавала, что несет чушь, но не могла остановиться. И самое смешное, никогда еще она так не мечтала оказаться больной.

— Не совсем. — Отступив, доктор медленно стащил перчатки.

— Насколько «не совсем»?

— Вы беременны. Около десяти недель, я полагаю.

— Я же говорила, что не могу быть беременна. Я сижу на противозачаточных таблетках.

— Регулирование рождаемости имеет высокую, но не стопроцентную эффективность. Послушайте, мисс Кайли, я принимаю во внимание, что это незапланированная беременность, но ничего, кроме того, что порекомендую вам хорошую акушерку, сделать не могу. И выпишу рецепт на витамины.

Кэт отрешенно застыла. Заметив выражение ее лица, он взглянул на нее внимательнее.

— Можете одеваться. Позвоните через пару дней насчет результатов тестирования крови.

Наконец она пробормотала:

— Может, все же ошибка?

Он покачал головой.

— Мне жаль, мисс Кайли, действительно жаль.

Вот так, значит! Оцепенев, она смотрела, как закрылась за ним дверь. Потом машинально поднялась и стала одеваться; внутри все дрожало.

Он сказал, десять недель. Значит, та первая безумная ночь. Неспроста она была в панике.

И тут ей вспомнилась мать. Вот везет ирландцам — или просто история повторяется?

Кое-как она выбралась из кабинета в приемную. Джей Пи сразу кинулся к ней.

Смешно сказать, Кэт совершенно забыла о нем.

— Что? Господи, Кэт, ты так бледна! Что, плохо?

Конечно, он мог бы жениться на ней, подумала она, ведь Джей Пи Харрингтон — джентльмен. Не он ли всегда спасал ее, с первой же встречи?

Наверняка, он кинулся бы спасать ее и теперь, не задумываясь.

Но долго ли это продлится, прежде чем он возненавидит ее за то, что она поймала его в ловушку?

Нет, решила она. Не в этот раз.

Она нарочито небрежно передернула плечами и привычно отбросила назад волосы.

— Все прекрасно, Харрингтон. Просто прекрасно.

Он не сводил глаз с ее лица.

— Уверена?

— Конечно. Как ни ненавижу я признавать подобные вещи, ты был полностью прав. Как всегда. Это зараза, которую я где-то подхватила. Плохая вода. Пара таблеток, и все будет в порядке. — Она поспешно затолкала рецепт в сумку.

Джей Пи Харрингтон попался на эту уловку целиком и сразу — он был слишком хорошо воспитан, чтобы допустить, что человек может так уверенно лгать.

Чувство облегчения охватило его.

— Скажу тебе, Кайли, на какое-то мгновение я даже испугался.

— Я же говорила тебе, Харрингтон, я крепкая. Как насчет того, чтобы уйти отсюда? Я никогда не любила врачебных кабинетов.

На улице она попыталась от него отделаться.

— Слушай, Харрингтон, почему бы тебе наконец не поработать? У меня такая масса работы.

— Ни за что. — Он осторожно повел ее к автомобилю. — И не спорь.

Зная, что сопротивление бесполезно, Кэт молча села на пассажирское сиденье маленького «родстера» и закрыла глаза.

Она скорее почувствовала, чем увидела, что он повернулся от руля к ней. Скорее почувствовала, чем увидела, что он наклонился к ней.

Нет, подумала она и панически вздрогнула, когда он слегка коснулся ее лица.

— Кэт, ты похожа на ледышку.

Он включил печку на полную мощность.

— Паразиты. Тебе действительно нужно больше беречься.

— Спасибо… — Она спохватилась, что чуть не призналась, насколько он попал в точку.

Нет, не думать. Не думать о том, что у тебя нет медицинской страховки; что ты даже представить себе не можешь, как быть дальше; что ты беременная военная фотокорреспондентка. Просто не думать.

Безопаснее не думать, гораздо безопаснее. На всю долгую дорогу до своего пригорода она затихла.

Джей Пи знал, что эти паразиты вполне могут и убить. Настоящие киллеры. Он знал одного иностранного корреспондента, который чуть не умер от такой заразы.

Ну, в конце концов, они быстро ее продиагностировали. Потом его осенило — он ведь так и не сделал ей предложения! Однако сейчас, наверное, не самое подходящее время, хотя…

Едва машина остановилась, Кэт тут же выпрыгнула из нее.

— Не беспокойся…

Однако Джей Пи уже захлопнул свою дверцу.

— Я всегда провожаю леди до дверей.

Кэт поморщилась от этих слов и молча направилась к лестнице.

— О'кей, Джей Пи, вот мой дом. Можешь меня оставить и убираться.

— До самого конца, Кэт. Пока надежно не укрою тебя.

— Послушай, Харрингтон…

Вынув ключ из ее руки, он сам вставил его в замок, потом вежливо пропустил ее вперед.

— Тебе еще что-нибудь нужно?

— Только тишина и покой. — Сбросив пальто, она упала на диван. — На сегодня ты свой подвиг свершил. Теперь тебе лучше?

— Нет. — Он сел рядом. — Я чувствую себя лучше, когда тебе лучше. Довольно печально, да?

— О, ты никогда не знал середины.

Он взял ее за руку.

— Видишь ли, Кэт, я предполагал уйти завтра…

— Нет!

На ее испуганный возглас он поднял бровь.

— Нет, — повторила она более спокойно. — Я прекрасно обойдусь одна. Мне одной даже лучше.

— Надеюсь, не слишком лучше. — Он коснулся ее щеки. — Я соскучился.

Закрыв глаза, она слабо качнула головой, чтобы уклониться от его руки.

— Я бы поспала.

— О'кей. — Запечатлев на ее щеке нежный поцелуй, он подтянул вязаный шерстяной платок и закрыл ее до подбородка. — Если тебе что-нибудь понадобится, позвони мне в офис. Ладно?

Голова Кэт неподвижно лежала на спинке дивана.

— Кэт? — Он решил, что позже позвонит. Просто чтобы проверить, как она себя чувствует. Даже если это приведет ее в ярость.

Поднявшись, Джей Пи кое-что вспомнил.

— Эй, Кэт. — Он потянул ее сумку. — Твой рецепт. Я бы мог сам…

— Нет!

Она вскочила с дивана и вырвала из его рук сумку. Как будто он был карманником.

— Почему нет?

— Потому что я сама могу пойти в аптеку.

Едва ли не истерика в голосе. Такого тона он давно не слышал, даже когда ей было совсем уж плохо.

— Кэтлин, в чем дело?

— Ни в чем.

— Но ты в бешенстве.

— Я не в бешенстве. И кстати, перестань так меня называть! Отныне я снова Кэт Кайли. И если это тебе не нравится, то дверь вон там.

В ее голосе уже не было прежней истерики, и Джей Пи почувствовал первый укол гнева. Но сдержался.

— Хорошо, Кэт, почему бы тебе не сэкономить на большой драке и просто не объяснить мне, что тебя так рассердило?

— Почему бы тебе не перестать опекать меня, Харрингтон?

— О чем ты?

— О твоей позиции, Харрингтон. Бедная маленькая Кэт, бедная маленькая овечка, сбилась с пути…

— Я никогда…

— Ах, нет? — Только страх мог заставить ее говорить такие ужасные вещи, ужасный страх; а она знала, на какие кнопки нажимать. — И твоя фантастическая машина, и твоя блондинистая зазнайка-редактор, и твоя шикарная квартира. Мистер Большой Стрелок торопится помочь мне, бедненькой. Ну так позволь сказать тебе, Джексон, я и прежде обходилась без тебя. И мне было гораздо лучше, чем сейчас.

В серых спокойных глазах Джей Пи Харрингтона она увидела гнев и боль. Но не предупреждала ли она его об этом?

— Кэт, я старался помнить, что ты нездорова, но предупреждаю — ты перегибаешь палку.

— Да, закончим на этом.

— Закончим что? Будь осторожнее, Кайли. Больна ты или нет, мне остается только принять твои слова всерьез.

— Тогда позволь мне внести полную ясность. Давай простимся. Прямо здесь и прямо сейчас.

— Ты хочешь порвать отношения со мной, потому что я пытаюсь помочь тебе достать таблетки? Извини, Кайли, но даже для тебя это слишком безумно.

— Хватит играть в игрушки, Харрингтон. Ты знаешь, о чем я говорю.

— Играть в игрушки? — Он глубоко вздохнул. — Забавно слышать это от тебя. Я не из тех, кто играет в игры, как ты. Это ты вечно недовольна. Никто не должен мешать твоей работе! Никто не должен быть слишком близок! Никто не должен стать объектом увлечения!

— Я объясняла, почему. Ты опять снисходишь до меня, роняешь свое достоинство.

— Нет, Кайли, вот тут ты ошибаешься. Это не поза, не снисходительность, я не гляжу на тебя сверху вниз. Это ты сама смотришь на себя свысока. Никто не думает «бедная, несчастная Кэт Кайли». Никто, кроме тебя самой.

— Ложь!

— Разве? Ты так уверена, что тебя все хотят обидеть, что торопишься удрать первой. Прошлого не изменить, Кэт, но можно изменить будущее. Если захотеть. Но ты слишком боишься. Спроси себя, Кэтлин, кого ты больше боишься, меня или себя?

Повисла долгая пауза. И дело было не в обиде. Дело было в том, что он прав. Абсолютно.

— Я хочу, чтобы ты ушел. Сейчас же.

Не отрывая от нее взгляда, Джей Пи поднялся.

— Если я сейчас уйду, Кэт, то никогда больше не вернусь.

О, Господи! Если бы взять все обратно, каждое обидное слово, попросить прощения! Если бы не гордость и страх…

Кэт молча смотрела, как Джей Пи решительными шагами идет к двери.

— Я не понимаю тебя, Кайли, — бросил он на прощание.

Здесь они сходились — она и сама себя не понимала. Глядя, как уходит Джей Пи Харрингтон, она чувствовала, что готова разрыдаться.

Глава двенадцатая

Он не позвонил ей, и Кэт знала, что не позвонит. Джей Пи был гордым человеком; но весь ужас ситуации заключался в том, что теперь она нуждалась в нем, как никогда. К тому же ее вдруг поразила мысль, что у нее нет близких друзей. Она всегда была слишком озабочена тем, чтобы никого не подпустить близко к своей душе, и вот теперь получила то, чего так упорно добивалась, — она была одинока, абсолютно одинока.


Кэтлин! При виде дочери Франсин просияла, вытирая фартуком потрескавшиеся руки.

— Ты привезла свою награду? Не могу поверить. Я всегда знала, что, если ты уедешь отсюда, удача повернется к тебе лицом.

Удача…

— Ма, мне нужно поговорить с тобой.

— Это статуэтка или памятная пластинка? Знаешь, я помню, когда моя акварель заняла первое место… Старая история, но это, должно быть, в генах…

Кэт больше не могла сдерживаться.

— Ма, я беременна…

Франсин Кайли не упала в обморок. И не закричала. Даже глазом не моргнула. Она только охнула, и в этом возгласе не было упрека. Слишком привыкла к несчастьям, горько подумала Кэт.

— Мне очень жаль, ма. Я знаю, что разочаровала тебя. Я и сама в себе разочаровалась.

И неожиданно для себя самой Кэт разрыдалась.

— Кэтлин, — ласково сказала Франсин. Проводив ее до кресла, она обняла своего ребенка. — Кэтлин, не плачь, пожалуйста. Я приготовлю тебе что-нибудь поесть.

От этих слов слезы хлынули еще сильнее.

Нет, похоже, едой дела не решить. Как и церковью. Франсин села рядом с дочерью, утешая.

— Кто он? Как его зовут?

— Джексон Пирс Харрингтон. — Все еще плача, Кэт издала неуверенный смешок. — Если ты можешь в это поверить.

— Ты еще не сказала Джексону Пирсу Харрингтону об этом?

— Нет. — Кэт выразительно покачала головой. — И не собираюсь.

— Кэтлин…

— Ma, я не могу. Неужели ты не видишь? Я не хочу заполучить его таким образом. И ты, и все остальные должны это понимать.

— Он любит тебя, Кэтлин?

— Я… — Кэт запнулась. Перед глазами вновь встало его лицо, в ту последнюю ночь, в его квартире; его спокойные серые глаза в сиянии свечей; его слова о том, что это был не просто секс. — Кажется, да.

— А ты любишь его?

— Я… не знаю. Я боюсь, ма. Я никогда не хотела любить кого-то.

— Хотеть и делать — разные вещи. — Франсин взяла ее за руку. — Я понимаю, это смешно, Кэтлин, но обычно, когда твой отец начинал кричать, ты была единственной, кто противостоял ему. Даже когда ты была крошечной, ты защищала других детей; ты даже, Господи, прости, защищала меня. И стыд за это останется со мной до конца жизни.

— Это не твоя…

Франсин подняла руку.

— Дай мне договорить. На этот раз я скажу то, что должна сказать.

Это прозвучало довольно властно, необычно властно, и Кэт замолчала.

— И я всегда знала, Кэтлин, что ты очень боялась.

Услышав эти слова, дочь замерла.

— Да, Кэтлин. Всегда знала. Понимаешь, именно это и сделало из тебя такого хорошего художника. Ты чувствуешь все очень глубоко — и любовь, и страх.

— Ma…

— Ты — не я, Кэтлин, никогда не была мною и никогда не будешь. Не оглядывайся назад. Иди вперед.

— Ma… — у Кэт опять брызнули слезы.

— На что бы ты ни решилась, Кэтлин, я с тобой.

Для Франсин Кайли это было сродни провозглашению независимости. И кто, как не дочь, мог оценить это.

Кэт утерла слезы.

— Я люблю тебя, ма.

— Ты хорошая девочка, Кэтлин Мойра. — Мать похлопала ее по влажной щеке. — Всегда была и всегда будешь.


Что-то неправильно. Даже за тысячу миль, даже в центре военной зоны Джей Пи чувствовал, знал это. Он вновь и вновь прокручивал в уме последний разговор с Кэт — и все равно что-то не складывалось.

Было ясно, что она чего-то испугалась. Чем сильнее она пугалась, тем яростнее набрасывалась на него. Так было всегда. И то, что она узнала у врача, привело ее в ужас.

Вряд ли это паразиты. Тогда что? Он ломал голову, зная, что она никогда не скажет ему правды.

Главное правило журналиста — искать источник информации. Он забыл об этом, и сейчас его вдруг осенило — ему нужен телефон.

Не спрашивая, он дернул трубку из руки Пола Коллинза, отчего австралиец потерял дар речи.

— Ты в уме?

— Нет. — Джей Пи спокойно заговорил в трубку: — Алло, база? Это Харрингтон. Окажите мне любезность. Большую. Мне нужно связаться с офисом одного врача в Нью-Йорке.

Коллеги за его спиной обменялись удивленными взглядами.

— Что за дьявольщина? — сдержанно прошептал британец.

Даже невозмутимый Пол покачал головой.

— Провалиться мне, если я знаю!

Джей Пи повернулся к коллегам.

— Имейте в виду, джентльмены, это частный разговор.

Мужчины удалились на приличное расстояние.

— Алло! — Джей Пи вынужден был повысить голос. — Алло! Это Джей Пи Харрингтон. Несколько дней назад я был у вас со своей женой… — Пусть там думают, что хотят, но придется предъявить верительные грамоты. — Кэтлин Кайли.

— А, да-да, — услышал он нетерпеливый голос регистраторши. — Рыжеволосая такая, бешеный темперамент.

— Она, она. — На этот раз Джей Пи благословлял невыдержанность Кэт. — Послушайте, мы сейчас за пределами страны, а Кэт, кажется, забыла свои таблетки.

— Очень беспечно с ее стороны, мистер Харрингтон, — раздраженно отозвалась регистратор. — Послушайте, я очень занята.

— Да-да, я знаю, — заторопился Джей Пи, — у вас очень много работы. Но Кэт так больна… Если бы вы только заглянули в ее карточку…

Трубка замолчала и ожила через несколько секунд:

— Да, я держу ее карточку. В какую аптеку позвонить насчет рецепта?

Вот он, самый тонкий момент.

— Ну, мы сейчас находимся в очень опасном месте. — Это-то как раз правда. — Не могли бы вы просто сказать мне, что ей нужно принимать? Какие антибиотики?

— Антибиотики? — Женщина засмеялась. — Ну это едва ли. Попробуйте лучше витамины для беременных.

— Простите?

Но помех на линии не было.

— Витамины для беременных. Причем непременно. Первые десять недель — критические.

О, Господи! В уме Джей Пи все разрозненные куски сложились вдруг в стройную картину. Тошнота, утомление, головокружения. Наконец, ее страх.

Потом он подумал о ее матери.

— Мистер Харрингтон? Мистер Харрингтон, почему вы думаете…

Джей Пи медленно повесил трубку. Он был оглушен. Кэт беременна. Его ребенком. Десять недель. Это могло произойти в ту первую ночь. В ту первую удивительную, невероятную, сумасшедшую ночь.

Осторожно подошли Пол и британец.

— С вами все в порядке, дружище?

— Нет… да. Не знаю. — Мысли плясали. Ребенок! Разве не этого он хотел все время? Кэт, семья. Даже если у них все было шиворот-навыворот. Даже если они занялись любовью раньше, чем достаточно хорошо узнали друг друга.

Джей Пи поднял глаза.

— Мне нужно вернуться в Штаты. Сейчас же.

— В Штаты? — Пол покачал головой: — Извини, Харрингтон. Но на пути между нами и аэропортом идет война.

— Знаю, но мне нужно домой. Не понимаешь? Я должен просить Кэт выйти за меня замуж раньше, чем она скажет мне о беременности.

Компания обменялась долгими взглядами.

— Усталость, — заключил британец, — больше известная как контузия. Я видел, как от нее падали и более крепкие парни, чем Джей Пи Харрингтон.

Но у австралийца, как всегда, были собственные соображения. Он пристально посмотрел на Джей Пи.

— Она стоит этого, приятель?

Этот вопрос Пол задал ему еще тогда, в первый день, когда Джей Пи кинулся спасать ее. Тот же вопрос прозвучал, когда Кэт бросила его в аэропорту. Потом Пол уже не спрашивал.

А Джей Пи вспомнил Кэт в лунном свете; а потом на подиуме при получении первой награды; и как она рассказывала ему о своей семье.

— Да, — кивнул Джей Пи, — стоит. — Он решительно поднялся на ноги. — Вот почему мне нужно домой.

— Аэропорт. — Пол покачал головой. — Смертельный номер.

— Я знаю, это безумие. Слушай, ты не обязан…

— Что-о? Пропустить такое приключение? — Пол ухмыльнулся. — На меня это не похоже. Пошли, приятель, нас ждет работа.


Поезд уже пролетал Манхэттен, а Кэт все еще думала над словами матери, и, когда прибыла на Гранд Централ стейшн, ей уже было ясно, что надо делать.

Дома она схватила портфель и выскочила, на ходу ловя такси. Однако, когда такси остановилось перед небольшой модной галереей в Сохо, Кэт едва не сдрейфила — галерея выглядела такой лощеной, такой эстетской.

Кэт дернула плечами — хватит бояться, хватит грызть себя. Даже если работы не понравятся, надо попытаться. Она вошла с высоко поднятой головой.

А через двадцать минут Кэт уже стояла на тротуаре, блаженно улыбаясь: владелец галереи, хоть и был ошеломлен появлением рыжей девушки в джинсах, явившейся без предварительной договоренности, очень быстро оценил содержимое ее портфеля.

Будет ли гордиться ею Джей Пи Харрингтон? Нет, он никогда об этом не узнает. Она сама выгнала его, и винить теперь некого.

Кэт упрямо тряхнула головой — ну, нет, пришло время действовать. Она уже сделала первый шаг и не собиралась останавливаться. Пожалуй, впервые она не убегала от жизни, а шла ей навстречу.


Служба охраны в газете Джей Пи Харрингтона была гораздо менее любезна, чем владелец галереи в Сохо.

— Мисс, вы не можете войти.

— Мне нужно. Это вопрос жизни и смерти.

— Прекрасно. Тогда я вызову его.

Это, конечно, хорошо, но Кэт совсем не была уверена, что Джей Пи Харрингтон будет рад ее видеть. После всего происшедшего.

Когда охранник поднял трубку, Кэт проскользнула за его спиной. Это сработало бы, если бы лифт не имел привычки прибывать сугубо по собственному разумению.

Она вдруг обнаружила, что путь ей преграждают не менее двухсот пятидесяти фунтов сплошных мускулов.

Однако если не плотью, то духом Кэт не уступала охраннику. Расправив плечи и сверкая глазами, она была готова к схватке.

Так и застала их Патрис Манселл, возвращавшаяся после ланча. От неожиданности она даже закашлялась.

— Его там нет.

Кэт обернулась. Опять эта блондинка. Похоже, она ее тоже запомнила.

— Джей Пи уехал на задание, — сказала Патрис, холодно и оценивающе оглядывая Кэт.

— Мне нужно его видеть.

Как всегда, редактор была безукоризненно одета. Великолепный костюм, отличная и дорогая косметика, каждый волосок на месте. Кэт остро ощутила, что на ней потертые джинсы и поношенная футболка.

— Зачем? — Патрис держалась с холодностью леди, имеющей право все знать. — Зачем вы хотите его видеть? Он достаточно намучился с вами.

Кэт уже готова была предложить ей заняться собственными делами, но что-то остановило ее. За всем этим ледяным совершенством она вдруг почувствовала истинно дружескую привязанность к Джей Пи.

Она ответила, твердо глядя на Патрис:

— Согласна, я достаточно помучила его, даже слишком. — Не опуская глаз, Кэт перевела дух. — Я люблю его. Только боялась сказать ему об этом.

Впервые она произнесла такие слова вслух. Впервые позволила себе даже подумать об этом. И услышала, как Патрис засмеялась.

— Похоже на то. — Блондинка покачала головой. — Вон у вас даже руки трясутся.

Кэт стиснула пальцы.

— Так вы поможете мне?

— Может быть, я смогла бы уладить дело по телефону.

— Мне действительно нужно поговорить с ним лично.

— Мисс Кайли, но даже вы…

— Кэт…

— Ладно, Кэт. Даже вы не можете отправиться в зону военных действий.

— Естественно, могу. Если вы мне поможете. — Кэт Кайли всегда ненавидела о чем-нибудь просить. Ее гордость этого совершенно не выносила. Но сейчас, на трудном новом пути, было кое-что поважнее ее гордости. — Пожалуйста.

Блондинка смягчилась.

— Это не по правилам. Я полагаю у вас есть паспорт?

— Конечно. — Кэт похлопала по своей сумке.

— Хорошо. И еще одно в качестве совета…

— Быть осторожной?

— Нет, это предупреждение. Когда вы будете говорить Джей Пи, что любите его, постарайтесь выглядеть чуть менее испуганной. Хорошо?

Кэт подавила короткий смешок.

— Я поработаю над этим.

Патрис Манселл вздохнула.

— Да уж, пожалуйста.

Глава тринадцатая

В качестве сватов Пол Коллинз и вся остальная компания были безнадежны. Однако Джей Пи должен был признать, что как группа прикрытия они оказались первоклассной командой.

Пока британец стоял на стреме, Пол увел грузовик прессы. Почти с места и даже особенно не скрываясь, они, как камень из пращи, метнулись в сторону аэропорта.

Пол оказался прав: на полпути до аэровокзала была война — минометная стрельба слышалась совсем близко.

Австралиец, сидевший за рулем, ухмыльнулся:

— Грандиозное приключение. А, приятель?

— Только доставь меня в аэропорт живым, Коллинз. — И Джей Пи усмехнулся про себя: будет о чем рассказать внукам. Если он доживет до внуков.

Кэт беременна. Он опять тряхнул головой. Как мог он пропустить такое очевидное разрешение всех вопросов? Как сразу не догадался?

Они пролетели невредимыми через деревню и ворвались в аэропорт едва ли не на двух колесах. Джей Пи выскочил раньше, чем грузовик окончательно остановился.

— Выпивка за мной, Коллинз.

— Спасибо. И кстати, я рассчитываю, что меня пригласят на эту чертову свадьбу.

— Я готов пригласить даже твоего деда.

— Господи… — Пол вытаращил глаза. — Провалиться мне, если ты не всерьез…

Но Джей Пи уже исчез.


Предприятие чуть не закончилось раньше, чем началось. Полковник пограничной службы оказался крепким орешком.

— Это вопрос национальной безопасности, — бушевал Джей Пи, — пропустите меня на этот вертолет.

— У вас нет бумаги, сэр.

— А это как называется? — Джей Пи размахивал удостоверением журналиста перед его носом.

— Извините, сэр, это военная операция. Гражданские у нас рангом ниже. Просто подождите.

Джей Пи сделал пару шагов к шоссе, служившему взлетной площадкой.

— Сядьте, или я буду вынужден вас арестовать.

Ворвавшиеся в здание аэровокзала, Пол с британцем оказались весьма кстати. Взяв дело в свои умелые руки, они убедили Джей Пи не лезть на рожон. Уступив их железной логике, он принялся шагать взад и вперед по вокзалу.

— Чертовски похож на будущего отца, — покачал головой британец. — Что же нам с ним теперь делать?

— Задержать. До тех пор, пока… — Пол осмотрелся еще раз и через забитый людьми зал аэропорта разглядел нечто, что заставило его вытаращить глаза. — Помнится, мы заключали пари, Роджерс? Кажется… на пятьдесят фунтов? — Глаза его заблестели, он потянул англичанина за рукав. — Что вы скажете, если мы удвоим ставку?


Кэт увидела Джей Пи как раз в тот момент, когда он, нервно вышагивая и не подозревая, что за ним наблюдают, обдумывал, каким же образом ему немедленно добраться до Штатов.

С неожиданно острой болью в сердце она отметила его осунувшееся, почерневшее лицо.

Сделав глубокий вздох, она подошла.

— Так что, Харрингтон, — тихо сказала она за его спиной, — мы так и будем сводить друг друга с ума, или как?

Услышав этот голос, Джей Пи стремительно повернулся. И зажмурился. Но когда открыл глаза, это все еще была Кэт Кайли. Она стояла перед ним. Те же блестящие зеленые глаза, те же рыжие вихры. Даже без ее усмешки он все равно узнал бы ее.

— Что… — он потряс головой, — что ты здесь делаешь?

Широко улыбаясь, она отбросила со лба волосы.

— А вот была по соседству и решила заглянуть.

— В самый центр боевых действий?! Ты с ума сошла!

Джей Пи вопил так громко, что несколько случайных свидетелей сконфуженно отвернулись. Слегка смущенная, Кэт огляделась по сторонам.

— Харрингтон! — Она старалась перекричать его.

Еще несколько человек обратили на них внимание. Казалось, все вокруг прислушивались к их разговору. Кроме Джей Пи Харрингтона.

— Даже для тебя, Кайли, даже для тебя это безумие!

— Извини, — перекрикивала она его, — я не права и прошу прощения!

— Из всех идиотских, самых непродуманных вещей, которые ты когда-либо делала…

— Прости, — надрывалась она, — прости, и я люблю тебя!

Теперь на них смотрел уже весь зал.

— Это самая бредовая выходка за все время, что ты… Что?

— Я сказала, что люблю тебя. — Уперев руки в бока, она вздернула голову. — Хочешь поспорить об этом?

— Ox. — Он затряс головой. — Нет, думаю, нет. Довольно сложно спорить с женщиной, которая говорит, что любит тебя.

— Я тоже так считаю. — Кэт ждала его успокаивающей улыбки, этой легкой улыбки, которая всегда так действовала на нее. — Ну как? Ты все еще без ума от меня, Харрингтон?

Он схватил ее за руки.

— Разве нужен ответ, Кайли? — Обняв ее, он улыбался сверху вниз. — Даже если это был сумасшедший трюк со стороны женщины в интересном…

Ох, молчок!

Но Кэт всегда быстро соображала — ее глаза уже подозрительно сузились.

Джей Пи судорожно полез в карман и вытащил кольцо, которое он теперь везде таскал с собой. Прежде чем она успела что-нибудь сказать, он открыл коробочку.

— В первый раз, когда я пытался просить тебя выйти за меня замуж, ты уснула. Во второй раз удрала в ванную. Говорят, Бог троицу любит. Что скажешь, Кэтлин? Ты выйдешь за меня замуж?

Толпа вокруг затаила дыхание.

Но ни в глазах, ни в голосе Кэт не было ни малейшего колебания.

— Да! Да, я выйду за тебя.

Не обращая внимания на присутствующих, он подхватил ее на руки.

— Нет больше войны, Кэт, — прошептал он ей прямо в ухо, — я решил начать карьеру главного редактора.

— Это здорово, Джексон. Потому что я решилась на выставку. То есть я ее уже устроила.

Он уставился на нее во все глаза.

Кэт улыбнулась глупому выражению его лица.

— Ну, не смотри так потрясенно, Харрингтон. Я обязана этим тебе. И кое-чем еще. — Ее улыбка стала шире, предупреждая его изумление. — Я беременна.

— Малышка! Ох, Кэт, это прекрасно! Как? Когда? Где? Как ты себя чувствуешь?

Джей Пи поклялся бы, что произнес это совершенно естественно, но глаза Кэт опять сощурились.

— Ты знал. Ты знаешь давно. Я знаю, что ты знаешь, и не пытайся отрицать, Харрингтон. Все равно ты никогда не умел врать. — Она всплеснула руками. — Но как? Как ты это обнаружил?

— Помолчи, Кайли, — сказал он ласково, — как всегда, ты задаешь слишком много вопросов.

И для верности закрыл ей рот поцелуем.

1

Pierce (англ.) — протыкать, пробуравливать.

(обратно)

Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая