КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 414811 томов
Объем библиотеки - 556 Гб.
Всего авторов - 153149
Пользователей - 94501

Последние комментарии

Впечатления

кирилл789 про Анд: Судьба Отверженных. Констанция (СИ) (Любовная фантастика)

как сказала моя супруга: автор что-то курила, и это - не сигареты.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Кучер: Апокриф Блокады (Альтернативная история)

В этой повести автор робко намекает, что ленинградцев во время блокады умышленно убили голодом и холодом советские руководители, чтобы они не разочаровались в идеалах коммунизма и лично товарищах Жданове и Сталине. Ну, может быть. Нынешним россиянам тоже ведь обещан рай. Нынешним руководством.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
renanim про Воронов: Помеченный на удаление (Социальная фантастика)

любителям круза понравится.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Анд: Как стать герцогиней, или Госпожа-служанка (СИ) (Любовная фантастика)

чем прекрасна "барышня-крестьянка" пушкина а.с., так это тем, что пушкин писал о том, о чём ЗНАЛ! это была его среда жизни, отношения между людьми, которые он видел и впитал с младенчества, мораль, которая была жизнью именно этого слоя - дворянства. поэтому и сейчас читается с увлечением.
графоманка по фамилии анд пишет о "прости господи". взяв что-то, похожее за пушкинский сюжет, вместо романтики и завлекательной интриги, у неё получилась шл-ха, влезшая в тело 17-летней графской дочери. и ведущая себя соответственно, как гулящая девка.
в общем, что читать не буду, понял уже, когда к 17 сопливке служанка обратилась: миледи.
МИЛЕДИ - ОБРАЩЕНИЕ К ЗАМУЖНЕЙ ДАМЕ!!!
это так же элементарно, как и вытирание места дефекации. ты берёшься писать об аристократии? ПОУЧИСЬ СНАЧАЛА! книжки почитай.
госсподи, как вы надоели, безграмотные, безмозглые, ленивые до труда. "многа букф" у них! мозги устанут!
если бы были, может быть и устали, пусто-до-эха-черепные.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лабунский: Зима стальных метелей (Альтернативная история)

галиматья конечно но иногда интересные мысли проскакивают

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Лисина: Ведьма в белом халате (Фэнтези)

м.б. и интересно, но заблокировано

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
кирилл789 про Миленина: Невеста смерти (Любовная фантастика)

и что, вы хотите сказать, что вот этот, изображённый на обложке мужик с женскими сиськами и есть смерть с косой???
я посмотрел откуда автор, СПбГУ. понятно, питерский универ, где 63-летний доцент соколов расчленил свою 24-летнюю любовницу-аспирантку. а миленина лидия - его коллега. не удивляет.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Детектив Франции. Выпуск 2 (fb2)

- Детектив Франции. Выпуск 2 (пер. Е. Качкова, ...) (а.с. Антология детектива-1993) (и.с. Детектив Франции-2) 1.59 Мб, 338с. (скачать fb2) - Борис Виан - Жан-Пьер Конти - Жозефина Брюс

Настройки текста:



Детектив Франции Выпуск 2

Борис Виан И СМЕРТЬ УРОДАМ Перевод с французского В. Григорьева

1 Бежмятежное начало

Схлопотать по башке — это ерунда. Получить снотворное два раза подряд за один вечер тоже терпимо… Но выйти на улицу подышать свежим воздухом и очутиться в чужой комнате с незнакомой женщиной, да еще в костюмах Адама и Евы, — это, пардон, уже перебор. Ну а если вспомнить, что со мной случилось дальше…

Однако вернемся к началу того самого первого вечера, летнего вечера, чтобы быть точнее. Какого это было числа, значения не имеет.

Сам не знаю почему, но ближе к ночи в тот день мне не сиделось дома. Как правило, я ложился спать и вставал как можно раньше; но бывают такие дни, когда появляется желание немножко выпить, ощутить рядом человеческое тепло, короче, побыть в компании. Может, я просто сентиментален. По моему виду этого, конечно, не скажешь, но внешность часто обманчива: иод мощной мускулатурой бьется сердце, достойное Золушки. Я очень люблю друзей. И очень люблю подруг. И тех и других у меня всегда было предостаточно, поэтому я периодически мысленно благодарю своих родителей за внешность, которой они меня наградили. Знаю, многие возносят хвалы за это Господу, но, между нами, я считаю, что они хотят приписать Ему то, к чему Он не имел абсолютно никакого отношения. Как бы то ни было, а у матери я вышел просто на славу… и у отца тоже… ведь и он в какой-то мере к этому причастен.

Так вот, дома мне не сиделось, и я вышел прогуляться. Какая благодать, когда твои родители еще и обеспеченные люди! Друзья ждали меня в «Зути Слэммер»: Гарри Килиан, работавший репортером в «Колл», приятель по университету Кларк Лэйси — он, как и я, жил недалеко от Лос-Анджелеса — и наши постоянные спутницы. Только не подумайте, будто они из тех девиц, что таскаются за каждым, у кого водятся хоть какие-то деньжата, нет, они не из безголосых певичек, не из слишком опытных танцовщиц. Этого я не люблю… Они так и норовят прижаться к вам покрепче. Только не это. Ни за что. Я говорю о настоящих подругах — это вам не фигурантки, ищущие контракта, но и не наивные простушки слегка «того», а обычные милые и симпатичные девушки. Просто ужас, каких трудов мне стоит найти именно таких. Вот у Лэйси их сколько угодно, и ему удается встречаться с девушкой десять дней подряд, прежде чем она полезет к нему целоваться. А я произвожу на них совсем другое впечатление, и, можете поверить, как мне осточертело постоянно отцепляться от красивых девушек, которые так и кидаются на шею. При этом я бы все-таки не хотел иметь такую рожу, как у Лэйси. Но тут уже другой разговор. А сейчас я знал, что в «Слэммер» увижусь с Берил Ривс и Моной Coy, а уж они-то на пакость не способны. Похоже, будто все остальные девушки почему-то решили, что главная цель в жизни — это любовь, особенно когда видят перед собой парня весом в девяносто кило и ростом шесть футов два дюйма… Я всегда объясняю, что держусь в такой форме именно потому, что исповедую воздержание. И если бы им вдруг пришлось таскать на себе такую гору мяса, то просто не оставалось бы сил еще и приставать ко мне… Во всяком случае, Берил и Мона не такие, они-то знают, что соблюдение гигиены в личной жизни куда предпочтительнее тех затасканных острот, коими принято обмениваться в постели.

Я вхожу в «Зути Слэммер». Довольно милое заведение. Хозяин, чернокожий толстяк Лем Хэмилтон, был когда-то пианистом в оркестре у Лезеберда. Он знаком со всеми музыкантами побережья, а уж только Господь знает, сколько их в Калифорнии. В «Слэммер» всегда можно послушать настоящую музыку. А это я люблю, музыка расслабляет, а поскольку по натуре я парень раскованный, то вся здешняя атмосфера воздействует на меня исключительно благоприятно. Гарри ждет меня, Лэйси танцует с Верил, а Мона бросается мне не шею…

— Добрый вечер, Мона, — здороваюсь я. — Что новенького? Привет, Гарри.

— Привет, — отвечает Килиан.

Он, как всегда, безупречен. Красивый брюнет с бледной до голубизны кожей. Ярко-красный галстук-бабочка на шее настолько выглажен, что кажется накрахмаленным. За что я особенно люблю Гарри, так это за его умение одеваться со вкусом — я имею в виду, что наши вкусы полностью совпадают.

Мона не сводит с меня глаз.

— Знаете, Роки, это уже не лезет ни в какие ворота! Вы хорошеете день ото дня.

С Моной я не чувствую ни капли смущения. Ее тон… как бы это сказать… вполне выносим.

— Вы чудо, Роки! Эти светлые волосы… оранжевая кожа… м-м-м… так и хочется укусить.

Все-таки я краснею. Да, я такой. А Гарри сразу начинает подзуживать:

— Вот ты уже и не протестуешь, Роки, — говорит он. — Раньше от таких текстов тебя как ветром сдувало.

— Вообще-то она уже доказала, что неглупая девочка, — парирую я, — но если и дальше будет продолжать в том же духе, мне действительно придется уйти.

И все же хорошо, что рядом нет Лэйси… Терпеть не могу, когда девушки начинают распинаться насчет моей внешности в присутствии Кларка. Это самый замечательный парень на свете, но если мне скажут, что его отец был крысой, а мать жабой, я не удивлюсь — Лэйси и впрямь сильно смахивает на помесь этих двух зоологических тварей. И поэтому он, ухаживая за девушками, ведет себя очень скованно.

А Мона опять за свое:

— Послушайте, Роки, ну когда же вы решитесь признаться, что влюблены в меня?

— Никогда, Мона… Зачем мне тысячи несчастных девушек?

Похоже, она выпила чуть больше обычного, поскольку редко пристает с такой настойчивостью. К счастью, тут возвращаются Кларк и Берил, и мы меняем тему разговора. Хозяин ресторана садится за пианино. Как и у всех толстяков, у него необыкновенно легкое туше, и я не могу удержаться от радостного смеха, настолько мне нравится, как он играет. Гарри идет танцевать с Берил, а я собираюсь пригласить Мону, но меня опережает Лэйси. Однако сейчас мне уже безразлично, с какой девушкой танцевать, игра Хэмилтона всегда действовала на меня, как электрический разряд. Я стою, озираясь по сторонам, и тут-то входит мой спаситель. Им оказался дубина Дуглас Трак. Я вам еще расскажу о Дугласе, но теперь я бросаюсь к его спутнице и тащу ее танцевать. Девушка вовсе не дурна и танцует вполне достойно… Хотя нет… вот и она уже начинает прижиматься…

— Полегче! Я дорожу своей репутацией, — говорю я.

Заявление, конечно, довольно хамское, но, вы же понимаете, с моей рожей мне все сходит с рук. Девушка только улыбается и продолжает в том же духе, а наблюдая за телодвижениями, которые она выделывает всем корпусом, нетрудно догадаться, что у нее на уме.

— Жаль, что это не самба, — преспокойно отвечает она мне.

Девушка смеется, и Гарри — тоже. Смех передается и мне. Да, вот это мои друзья.

— Почему же, — продолжаю я, — мне кажется, и так неплохо.

— Нет, самба горячит кровь, — отвечает она. — А эта музыка все-таки холодновата.

Ну ребята, если она называет холодной эту музыку, то самбу я, пожалуй, с ней танцевать не стану.

Да черт возьми! Что-то все-таки необходимо предпринимать. Я как-никак поздоровее этой фурии — и мне удается оторвать ее от себя. Мы продолжаем танцевать на расстоянии вытянутой руки. Нет, я прихожу к выводу, что нельзя посвящать жизнь спорту и танцевать с подобными девицами. Это вещи несовместимые. А для меня спорт важнее всего остального.

С досады девушка слегка прикусывает нижнюю губку, но все равно улыбается. Ну ничем ее не проймешь! В следующий раз наклею усы и уж тогда смогу потанцевать спокойно.

Музыка умолкает, и я возвращаю девушку законному владельцу Дугласу Траку. Кстати, Дуглас заслуживает того, чтобы рассказать о нем поподробнее. Высокого роста, светлые вьющиеся волосы, а главное, огромный, вдвое больше обычного и вечно смеющийся рот. Он очень молод, пьет как прорва и в некотором роде журналист: ведет колонку в какой-то киношной газетенке, а в свободное время кропает фундаментальный опус в шести томах под названием «Эстетика кино». Все это, по замыслу автора, должно занять лет десять. Дуглас курит сигары. Ну а кроме того, повторяю, он просто бездонная бочка.

— Привет! — говорит он. — Вас познакомить?

— Конечно!

— Это Рок Бэйли, — объясняет он красивой брюнетке, которая только что пыталась атаковать мою чувственность. — Сандэй Лав[1], — кивает он в ее сторону, — надежда «Метро Голдвин Майер».

— Рад с вами познакомиться.

Я церемонно кланяюсь и жму ей руку. Девушка смеется. Она все-таки милашка. Надежда «Метро». Бог мой, на месте «Метро» я тоже без колебаний возложил бы кое-какие надежды на эту крошку — оснований предостаточно.

— Она в тебя втрескалась, — со свойственным ему тактом заявляет мне тем временем Дуглас Трак.

Мне самому хамства не занимать, но тут все-таки… я решаю поставить его на место.

— Это она нарочно сказала, чтобы ты от нее отвязался.

— В самую точку! — смеется Сандэй Лав.

Она придвигается ко мне поближе. Ну и отрава же эти самки, чтоб их всех… и что за дурацкое имя — Сандэй Лав!.. Взбредет же такое в голову! Звучит как-то по-деревенски. И ей абсолютно не подходит. Готов спорить, эта красотка отнюдь не ограничивается любовью по воскресеньям!

— Давайте еще потанцуем, — предлагает она мне, потому что Лем Хэмилтон снова сел за инструмент.

— Нет, — возражаю я. — Вы хотите вконец развратить меня, а такого рода, фантазии жутко вредят занятиям спортом. Так что идемте-ка, лучше я вас чем-нибудь угощу, если вы не прочь выпить.

— А разве спортсмены пьют? — ничуть не смущается она.

— Еще как! — заверяет Дуглас — он не упускает ни слова из нашего разговора. — Послушайте, Сандэй, вам все равно не соблазнить старину Роки. Он непоколебим, как скала, сколько девчонок о него уже зубы пообломали. И вообще у этих спортсменов напрочь отсутствуют высокие чувства. В том, что вас интересует, интеллектуалам равных нет.

Ителлектуал — это, естественно, он сам. Ну Бог с ним. Я угощаю всех по кругу… Потом Дуглас. Потом опять я. А в промежутках я танцую с Берил, с Моной… Еще раз с Сандэй Лав. Меня забавляет, что, несмотря на все ее усилия, я сохраняю полное хладнокровие. Девушка это поняла и уже откровенно включилась в игру. Сегодня я в прекрасной форме и уверен, что при желании многие из присутствующих женщин могли бы стать для меня легкой добычей. Приятно все-таки быть красивым парнем.

— Послушайте… — говорит мне вдруг Сандэй Лав.

— Я весь внимание.

Сандэй прикасается щекой к моей щеке. От нее очень вкусно пахнет. Запах волос замечательно сочетается с запахом губной помады. И я говорю ей об этом.

— Что за глупости, Роки, прекратите, пожалуйста. Вы ведь все это выдумали.

— Отнюдь нет, моя дорогая. Я как нельзя более серьезен.

— Тогда, может, уедем куда-нибудь отсюда?

— Ну почему вы хотите уехать? Вам что, не нравится музыка старины Лема?

— Нет, нравится… но вам она нравится слишком. Думаете, очень приятно танцевать с типом, который слушает музыку?

— Я знаю, что некоторые танцуют ради девушек, а не ради музыки, — отвечаю я. — Но я лично люблю такую музыку, а женщины, еще раз говорю, меня не интересуют.

— Да ну, бросьте! — говорит Сандэй с укором и ощупывает мои бицепсы. — Не может быть, чтобы вы…

Я догадываюсь, что она принимает меня за «голубого», и начинаю смеяться.

— Конечно же нет! — успокаиваю я ее, — мужчин я тоже не люблю, если вы это имеете в виду… но вот чем я особо дорожу, так это состоянием собственного органона… а для этого только одно средство — спорт.

— О! — отвечает она, состроив кокетливую гримасу, — уж я-то вам вреда не причиню.

Если откровенно, девочка чертовски хороша, и я уже почти созрел, чтобы поступиться своими принципами. Но, чтоб меня головой о скамейку, ведь я же твердо решил… черт… — ладно, раскалываюсь — я твердо решил оставаться девственником до двадцати лет. Это, скорее всего, полный кретинизм, но бывает, по молодости вобьешь себе в голову такое. Это все равно что ходить только по бордюру тротуара или плевать в раковину, не прикасаясь к ее краю… но не могу же я ей об этом рассказать… Так что мне прикажете делать?

— Конечно, уж я на вас полагаюсь, — таинственно говорю я и слегка сжимаю ее руку, — но по одной причине, которую не могу вам открыть, я вынужден оставаться серьезным.

— Вы наделали глупостей?

Ну здравствуйте! Нет уж, пусть думает что угодно, только не это.

— Не знаю, как вам объяснить, — слегка смущаюсь я, — но, если хотите, давайте встретимся в день моего двадцатилетия, и право первой ночи за вами.

Если я надеялся таким образом охладить ее пыл, то явно угодил пальцем в небо: Сандэй бросает на меня взгляд роковой женщины и начинает учащенно дышать…

— О, Роки… Вы шутите, мой маленький Роки…

Только подумайте, соплячка, которой едва стукнуло семнадцать и которую я мог бы поднять на одной вытянутой руке, уже называет меня своим маленьким! Уверяю вас, женщины — существа не совсем обычные!

— Слово мужчины… — отрезаю я. — И я от него не отступлюсь.

— Могу предложить вам то же самое, — говорит Сандэй, глядя мне прямо в глаза.

В общем, если хотите знать мое мнение, наступает довольно неприятный момент. К счастью, на помощь приходит старина Гарри. Он хлопает меня по плечу:

— Моя очередь!

Я кланяюсь и уступаю ему место. У малышки еще слегка надуты губки, но ясно, что она не сердится, потому что Килиан тоже очень недурен собой. Сандэй опускает ресницы и одаривает меня очаровательной улыбкой. Она похожа на тепличный цветок с киноэкрана, типа Линды Дарнелл…

Я возвращаюсь к стойке бара и присоединяюсь к Кларку Лэйси, который болтает с Берил. Мона танцует с Дугласом. В «Зути Слэммер» ходят только очень симпатичные люди. Почти всех я знаю в лицо. Я потягиваюсь. Как же все-таки хорошо жить, иметь бабульки в кармане и таких чудесных приятелей. Хочется смеяться от счастья. В пепельнице лежит сигара Дугласа и воняет так, что просто святых выноси. Это отвратительное итальянское изделие, узловатое, подобно старой ревматической кости, и пахнущее хуже, чем канализация в аду. Внезапно я испытываю острую потребность подышать свежим воздухом и сообщаю об этом Лэйси.

— Я сейчас вернусь… Выйду на секундочку.

— О’кей… — бросает он.

Я иду к двери и на ходу делаю знак Лему, который широко улыбается в ответ.

Стоит чудная погода. Ночь полна синевы и ароматов, а все огни города сливаются в мерцающее свечение у меня над головой. Я делаю несколько шагов и прислоняюсь к своей машине, смирно дожидающейся меня в двух шагах от «Слэммера». Вдруг сзади появляется какой-то тип и топает в мою сторону. Он крепкого телосложения, коренастый, смахивает на бандита, но не так чтобы очень.

— Огоньку не найдется? — спрашивает он.

Я протягиваю ему зажигалку и вспоминаю, что это классический прием гангстеров перед тем, как сотворить какую-нибудь гадость. Мне становится смешно. Я смеюсь.

— Спасибо, — благодарит незнакомец.

Он тоже начинает смеяться и закуривает свою сигарету. Жаль. Это вовсе не гангстер. Я принюхиваюсь к дыму. Странный запах. Заметив мое любопытство, он протягивает портсигар.

— Вас угостить?

Воняет почти так же, как от сигары Дугласа, но на улице это не столь заметно. Я закуриваю и говорю «спасибо» — все-таки тоже в школе не лаптем щи хлебал.

У сигареты едва ли менее противный вкус, чем у сигары Дугласа, но я даже не успеваю толком это осознать, потому что падаю в полном отрубе, как если бы хватанул залпом четвертную дозу коктейля «Зомби». А мужик, оказывается, просто прелесть, ибо в последний момент я чувствую, как он поддерживает мою голову, чтоб я ею не ударился об асфальт, и тут же уношусь в страну летучих вшей.

2 Немного занимательной физики

Я просыпаюсь в самой обычной комнате. По всей видимости, еще ночь, так как шторы на окнах задернуты и горит электрический свет. Смотрю на часы. Прошло, наверное, часа полтора с тех пор, как я затянулся той сигареткой… Я все прекрасно помню, за исключением того, что произошло между сигаретой и этой кроватью, на которой я сейчас лежу… совершенно голый.

Я озираюсь по сторонам в поисках одежды, простыни, ну хоть чего-нибудь. Не думайте, что очень приятно очутиться нагишом в незнакомой комнате. А комната ничего, симпатичная: оранжево-бежевые стены, ненавязчивое освещение. Но странно, никакой мебели. Только эта низкая и очень мягкая кровать. И больше ничего. Лишь дверь вон там, в стене.

Я встаю, подхожу к окну. Раздвигаю шторы. Однако с ними та же история, что и с моей одеждой. Это лишь оптический обман, а на самом деле передо мной крепкая глухая стена.

Дверь. Пробовать — так все подряд. Но если и дверь окажется липой, то непонятно, как же я вообще сюда попал.

Дверь не открывается. Все довольно прочно. Но хоть она явно настоящая.

Ладно, чего волноваться-то? Я бросаюсь на кровать и пытаюсь пораскинуть мозгами. Однако ненадолго… из-за этих мыслей начинает трещать голова. Мне все еще неловко от того, что я раздет, но, во-первых, я ничего не могу поделать, а во-вторых, к этому, наверное, можно привыкнуть — говорят, некоторые чудаки ходят так всю жизнь. По-моему, где-то в Африке или в Австралии. Ну, это их дело. Мне лично трудно представить себя танцующим самбу с Сандэй Лав в таком наряде.

Да-а. Только если я решил, что меня оставят в покое, так это фигушки. Дверь открывается, потом снова закрывается, а в промежутке между этими двумя операциями мое состояние духа претерпевает легкое изменение.

Дело в том, что теперь в комнате — женщина, причем в таком же, как и я, виде.

Боже мой, ребята, какой же это лакомый кусочек! Я быстренько возношу молитву Всевышнему, потому как если я произвожу на нее то же впечатление, что и она на меня, то о благих намерениях должно забыть.

Незнакомка очень красива, но такая красота кажется даже неестественной. Слишком идеальна, если вы понимаете, что я имею в виду. Можно подумать, ее сделали на заказ, взяв для этого грудь Джейн Рассел, ноги Бетти Грейбл, глаза Бакалл и так далее. Девушка смотрит на меня, я — на нее, и, по-моему, мы краснеем одновременно. Она придвигается поближе. Я снова мысленно молюсь, хотя, черт возьми, на меня это вовсе не похоже. Быть может, она просто хочет со мной поговорить. Я делаю усилие, чтобы оставаться в рамках приличий, и мне это удается, но, Господи, какой же ценой! Я думаю об отце и его очках в золотой оправе, о матери в сиреневом платье, о сестричке, которая у меня могла бы быть, о бейсболе и о чудном холодном душе… Но вот девушка присаживается на кровать, смотрит мне прямо в лицо и слегка прищуривает глаза. У нее ресницы в полметра длиной и такая гладкая кожа…

Ну чего вы от меня хотите? Вот я лежу, совершенно голый, рядом с девятнадцатилетней, Божьей милостью, красоткой, одетой не более моего, да еще посреди комнаты, где, кроме кровати, ничего нет. Таких задач мы в университете не проходили. Я вообще-то предпочитал уроки французского… а у этих лягушатников столько неправильных глаголов…

Наконец эти неправильные глаголы возвращают мне равновесие. Я чувствую себя более уверенно. Черт побери, если я решил оставаться умницей до двадцати лет, то вовсе не для того, чтобы напрочь забыть о своих благих намерениях при виде первой женщины, вошедшей ко мне в комнату. А это моя комната, так как я очутился здесь раньше. И дело тут не в количестве одежды. Я ей сейчас докажу, что и без штанов можно сохранять достоинство.

Я встаю с кровати и скрещиваю руки на груди:

— Чего вы хотите?

— Вас, — следует незамедлительный ответ.

У меня перехватывает дыхание, и я захожусь кашлем, как старый дымоход.

— Нет, не согласен, — говорю я. — Для меня главное — спорт, а он требует абсолютного целомудрия.

Девушка изумленно вскидывает брови, улыбается и встает. Потом делает шаг ко мне и пытается обнять за шею. Я перехватываю ее запястья и стараюсь сохранить дистанцию… Перед глазами встает Сандэй Лав. На танцплощадке все-таки легче, да еще в вечернем костюме.

Я просто не знаю, что делать… красотка сильна, как лошадь… и от нее тоже очень вкусно пахнет. Нет, это просто сумасшедший дом… я хочу одного — понять, в чем дело.

— Кто меня сюда притащил? — спрашиваю я. — Где мы находимся? И вообще, что это за дела, что все это значит? Нет, что бы вы сказали, если бы вас усыпили, привезли в незнакомую комнату, раздели, а потом впустили мужчину с вполне очевидными намерениями?

— Я бы ничего не сказала, — отвечает она и перестает вырываться. — По-моему, при столь странных обстоятельствах слова теряют всякий смысл… Вы не согласны?

Девушка улыбается. Ну просто ни одного изъяна! Даже зубы — хоть перстни из них делай.

— Вам легко рассуждать, вы знаете, что к чему, а я — совсем другое дело.

Я смутно осознаю, насколько глупым может показаться этот разговор, тем более что мы в таком наряде. Девушка, очевидно, тоже оценила комизм ситуации: она смеется и снова льнет ко мне, причем сейчас она уже почти у цели, потому что, черт возьми, хоть я и отбиваюсь изо всех сил, ее грудь уже касается моей, и я слабею… слабею… она, похоже, считает меня полным идиотом, меня, человека, у которого есть принципы. Я выхожу из себя. Вот именно, у меня есть принципы, и я ими не поступлюсь! Тут я начинаю вопить, как будто с меня живьем сдирают кожу…

— Отпустите меня! Вампир! Оставьте меня в покое!.. Не хочу!.. Чего вы пристали… Мама!..

На этот раз она окончательно сбита с толку. Девушка опускает руки, отстраняется, потом прислоняется спиной к стене и устремляет на меня взгляд. Да, ребята, если вам приходилось читать по глазам, то можете сразу сказать, что я самый законченный кретин, какого когда-либо носила земля. Я так орал, что у меня заболело горло и вообще появилось желание провалиться сквозь землю.

Тут дверь снова открывается, и в комнату входят двое, на вид крайне неприятные типы. Оба, как санитары, одеты в белые халаты, а телосложением напоминают сан-францисский мост. Мне плевать, но я все же протестую:

— Уберите отсюда эту ненормальную и верните мне одежду. И не рассчитывайте, что я вам, козлам вонючим, устрою тут спектакль.

— В чем дело? — спрашивает тот, что вошел первым.

Он толстый и глупый на вид. На лице— небольшие усы.

— Может, клиент предпочитает мужчин? — интересуется второй.

Ну старина, об этом ты сейчас пожалеешь! Я размахиваюсь и что было сил бью его в живот кулаком. По всей видимости, ему это приходится не по вкусу, потому что туловище складывается пополам, а лицо искажает гримаса боли. Да, он явно не слишком доволен!

Усатый толстяк осуждающе смотрит на меня.

— Парень, конечно, был не прав, — говорит он, — но зачем же так грубо? Чего ты добиваешься?

Второй тем временем поднялся с пола. Кожа вокруг его рта позеленела, а из глотки раздаются довольно оригинальные звуки.

— Я не хотел вас обидеть, — удается выдавить ему, — не стоит так заводиться.

Я не жду опасности с его стороны, но, как выяснилось, напрасно, потому что у мужика в руке вдруг появляется дубинка, которой он лупит меня по голове с такой силой, что вся Солнечная система начинает бешено вращаться перед глазами. Толстяк делает шаг вперед и принимает меня на руки. Я отчаянно стараюсь не потерять сознания и с трудом снова встаю. Наверное, у меня на макушке появляется что-то вроде страусиного яйца, и я чувствую, как яйцо это растет прямо на глазах. Еще минут пять — и точно кто-нибудь вылупится. Причем этот «кто-то» сразу будет жареным, потому что моя башка просто пылает.

— Ну хорошо, мы квиты, — говорю, вернее, бормочу я.

— Вот и ладненько, — отзывается усатый, — я так и думал, что ты будешь умницей. Сам понимаешь: двоих тебе не осилить. Поэтому лучше не упирайся. Значит, с мадам ты остаться не хочешь?

— Она очаровательна, но у меня есть свои причины, — возражаю я.

— Хорошо, — цедит сквозь зубы второй. — В конце концов дело ваше. Пошли.

Моя голова гудит, как старый колокол, зато он идет скрючившись и в лице — ни кровинки. Какое ни какое, а утешение.

Внезапно чувствую, как что-то опускается мне на ногу.

%Это подкованный шипами ботинок усатого толстяка. Он не нажимает.

Просто жуть, насколько безоружным ты ощущаешь себя босиком, когда все остальные в ботинках. Особенно с шипами. А раскалывающийся череп ко всему прочему не дает как следует шевелить мозгами.

Девушка с равнодушным видом растянулась на кровати. Я уже почти сожалею… хотя, ну и пусть… Может, это у меня и предрассудки, но должно все же быть нечто незыблемое, пусть даже и предрассудки. До двадцати лет мне осталось полгода, и я просто перестану себя уважать, если не смогу продержаться еще шесть месяцев. Я бреду следом за этими типами по длинному голому и чистому коридору, похожему на больничный. Они наблюдают за мной краем глаза, причем второй не вынимает руки из кармана. Я знаю, что у него там дубинка… И надеюсь, что больше он для меня ничего не припас. Вдруг меня будто током ударило — перед глазами возникает «Зути Слэммер» и оставшиеся там ребята… Видали бы они меня сейчас!.. Я опять краснею, вспомнив, в каком виде я здесь нахожусь. Чего бы я только не дал за то, чтобы перестать наконец краснеть вот так, по любому поводу. Это же просто глупо!

Мы входим в помещение, чем-то напоминающее операционную. Стоят какие-то аппараты. Мое внимание привлекает горизонтальная никелированная штанга, свисающая с потолка примерно на высоте плеч, как спортивная перекладина. Они подводят меня прямо к ней.

— Поднимите руки, — приказывает тот, что шел вторым.

Я подчиняюсь. В мгновение ока мои запястья оказываются привязанными к концам перекладины. Я пытаюсь брыкаться, но попадаю в пустоту.

— А ну отпустите меня, скоты недобитые!..

Я говорю им еще много разных слов, всех и не упомнишь. Да оно и к лучшему. Мужики хватают меня за ноги и привязывают к иолу. Чего же им надо? Будут хлестать меня плеткой? Я ору пуще прежнего. Наверное, я попал в лапы одной из тех шаек, которые промышляют специальными фотографиями или устраивают изысканные зрелища для пресыщенных жизнью светских старперов и увядающих дам.

— Оставьте меня в покое, мерзавцы, грязные сволочи!.. Ну смотрите, вы мне еще попадетесь…

Да-а… Это все равно, что разговаривать со стенками. Мужики тем временем не стоят на месте. Один из них поставил передо мной небольшую фарфоровую миску, укрепленную на ножке, как пепельница, а другой склонился над каким-то электроагрегатом.

— Мы лично предпочли бы первый вариант, — говорит мне усатый, — но тебя он вроде не устраивает. Так что ты уж извини…

И он прицепляет мне к животу какую-то штуку, которая соединяется с аппаратом одним гибким проводом. Второй заходит мне за спину, держа в руке другой электрод. Боже праведный! Ах ты свинья! Я чувствую еще большее унижение, чем если бы мне засунули туда градусник. Со мной обращаются, как с подопытным кроликом. Я напрягаю память и осыпаю их самыми отборными эпитетами.

— Да не волнуйся ты, — успокаивает толстяк. — Это совсем не больно. А потом, ты ведь сам это выбрал. Замри, включаю.

Он включает один раз, другой, третий… я подпрыгиваю каждый раз и наконец понимаю, для чего нужна была фарфоровая миска. От стыда у меня пропадает дар речи, а эти подлецы начинают ржать.

— Можете не беспокоиться, — участливо произносит второй. — Все останется между нами.

Я хорохорюсь, пытаясь сохранить достоинство.

— Да мне наплевать, — цежу я сквозь зубы. — Вы просто подлецы, но мы еще встретимся.

— Всегда пожалуйста, сынок, — говорит первый и гогочет во всю пасть…

А еще помню, как они дали мне что-то выпить…

3 Энди Зигман спешит на помощь

Очнувшись, я услышал пение синих габонских зябликов в апельсиновом саду, расположенном где-то внизу у шоссе, на обочине которого я лежу. Я одет. В нос ударяет запах сигары Дугласа, и я пытаюсь сообразить, как же этому идиоту удалось меня найти.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что это не его сигара. Прямо передо мной стоит оранжево-черное такси, на подножке которого сидит симпатичный старикан и смотрит на меня, посасывая трубку.

— Что я здесь делаю? — спрашиваю я.

— Я как раз сам собирался спросить вас об этом, — отвечает незнакомец.

— Я одет… — констатирую я.

— Ну я надеюсь, что это так! — восклицает он. — Или у вас было что-нибудь еще?

Я ощупываю карманы. На первый взгляд все на месте.

— Который час?

— Около шести, — отвечает он.

Я встаю. Шум в голове явно свидетельствует о том, что это не сон. Наверное, я застонал, потому что вдруг увидел сочувственный взгляд незнакомца.

— Там у вас такая шишка, старина…

— Да.

Я чувствую непривычную усталость внизу живота. Ну и мерзавцы с этими электрическими штуками. Хотя… если это было все, то я еще легко отделался. На мгновение я задумываюсь.

— Вы можете отвезти меня в город?

— Я надеялся, что вы об этом попросите, — улыбается он. — Поэтому и ждал. Меня зовут Энди Зигман.

— А меня Рок Бэйли, — представляюсь я. — Ну что ж, рад с вами познакомиться.

— Да чего уж там, — смущается он. — Я как раз возвращался порожняком. Так что мне тоже повезло.

Я погружаюсь в размышления, но ровно через минуту череп дает мне почувствовать, что это предел его возможностей.

— Ладно, поехали, — говорю я. — Мне надо в «Зути Слэммер». Сначала на угол Пико-бульвара и Сан Педро-стрит, а там дальше я вам покажу.

— Да я знаю, где это, — отвечает Энди. — К Хэмилтону?

— Точно.

Я усаживаюсь рядом с ним, хотя это и не положено, зато гораздо удобнее, когда хочется поболтать, а все таксисты в городе болтливы, как старухи-негритянки. Я все стараюсь сочинить какую-нибудь более или менее правдоподобную историю. Не буду же я рассказывать в деталях, что со мной на самом деле произошло!

— Да, опасайтесь женщин, — начинаю я.

— Гнусная порода, — соглашается он.

— Особенно когда сначала дают себя потискать минут двадцать, а потом выталкивают из машины.

— Ну машина-то, наверное, не быстро ехала, — говорит Энди, глядя на мою одежду.

— К счастью, нет, — соглашаюсь я, — мы трогались с места.

— Только мне странно, чтобы какая-нибудь девушка не захотела с вами целоваться, — в его голосе появляется легкая подозрительность. — Конечно, не мне судить, учитывая, что у вас на голове такая шишка, но, по-моему, грешно им вас за нос водить… вы скорее из тех, к кому они липнут как мухи.

И в голосе ни намека на лесть. Наверное, старина действительно так думает.

— Обычно так оно и есть, — отвечаю я. — Но ведь нет правил без исключений. Во всяком случае тут я попал впросак. Вряд ли вспомню, что было со мной с тех пор, как я отрубился.

— Видимо, вы так тут и заснули, — предполагает таксист.

Я киваю:

— Похоже на то.

— Повезло вам, что у меня был клиент до Сан-Пинто.

— Да уж и вправду подфартило.

— Вот когда я был в Шанхае, — начинает он, — так там на улицах полно было таких, которые лежали прямо у дороги.

— А вы были в Шанхае?

— Работал управляющим представительства французской трамвайной компании. О, это та еще история!

Я смеюсь:

— Да вы шутите!

— Ничуть. Я действительно возглавлял эту контору. Уж если хотите все с самого начала, то в девятнадцать лет я поступил в Институт восточных языков, как он у них там называется, и записался на турецкий. Но в первый же день ошибся классом.

Тут он сам начинает смеяться.

— Вы правы, — продолжает Энди, — это все и впрямь похоже на шутку, но на самом деле правда. Так вот, в этом классе было всего-навсего два студента. Со мной стало трое. И впервые за одиннадцать лет у этого преподавателя оказалось столько слушателей… а мне просто не хватило духу его разочаровать.

— Ну и?…

— Ну и когда я выучил китайский, то пришлось поехать в Китай. Я пробыл там двадцать лет и за это время выучил английский.

— И вот вы…

— И вот я здесь. Калифорния — шикарное местечко!

Да, шикарное местечко, где вас угощают снотворной сигаретой, а потом везут Бог знает куда и подвергают позорной обработке. Расскажи я ему об этом — у него бы волосы встали дыбом. Это пострашнее, чем если бы все трамваи Шанхая задребезжали у него под окнами в четыре утра. Нет, скорее в четыре пополудни… ведь он, наверное, отсыпается днем.

Оказывается, меня увезли не так уж и далеко. Они оставили меня на дороге в Сан-Пинто. Но это ровным счетом ничего не значило. Это было одно из многих направлений в радиусе сорока миль…

Энди Зигман сворачивает за угол. Вот и мой «бьюик», на том же месте, а рядом старый рыдван Дугласа.

— Приехали, — говорю я Энди. — Остановите здесь, и еще раз спасибо.

— Если я вам когда-нибудь понадоблюсь… — говорит он и как-то странно на меня смотрит.

Потом Энди берет мой блокнот и записывает номер своего телефона.

— У вас есть телефон? — удивляюсь я.

— Да. Я неплохо устроился. Если честно, то мне нравится быть таксистом. Но я мог бы и так обойтись.

После этих слов я уже не осмеливаюсь предложить ему чаевые.

— Я звякну вам как-нибудь на днях, встретимся, выпьем по стаканчику, — обещаю я на прощание и жму его сухую крепкую руку.

— Договорились, — отвечает Энди. — До встречи.

Я взглядом провожаю его машину.

Мои часы показывают ровно половину седьмого. Я (во второй раз) открываю дверь кабачка Лема и сразу же вижу спину Сандэй Лав, которая пятится задом, закрыв лицо руками, и истошно кричит:

— Мертвец!.. там… в телефонной будке!..

4 Гарри заводится

Таким образом, мое появление проходит совершенно незамеченным и я ощущаю, как во мне растет комплекс неудовлетворенности. Старина Лем изменился в лице, потому что такая история чревата неприятностями для репутации заведения. Гарри и Дуглас направились к телефонной будке справа в глубине зала, и я вижу, как они разглядывают что-то на полу. Надо сказать, что к этому времени в «Зути Слэммер» почти не осталось посетителей. Даже Мона и Берил уже ушли, да и Кларка Лэйси тоже не видно. Гарри и Дуглас возвращаются, они постарались ни к чему не прикасаться.

— Звоните в полицию, Лем, — говорит Гарри. — Он мертв. Лучше сообщить им как можно скорее. Вам нечего бояться. Спросите лейтенанта Дифато. Ника Дифато. Это мой друг.

И тут он замечает меня.

— Где тебя носило?! Бросил, понимаешь, компанию… А вернулся как раз вовремя! В самый что ни на есть интересный момент.

— Да просто вышел воздухом подышать, — отвечаю, — я же тебе говорил.

— Ну да, а сам попал в какую-нибудь историю… — добавляет Дуглас, и рот, как всегда, до ушей.

Да, одного трупа ему явно маловато, чтобы перестать веселиться. Он намекает на шишку у меня на голове. Пожалуй, лучше сменить тему.

— А ты пошел бы утешил бедняжку Сандэй, чем тут придуриваться, — говорю я ему.

Тем временем Гарри подошел к Лему, взял у него телефонную трубку, и я услышал, как он требует соединить его лично с Ником Дифато.

— Нет, ну серьезно, — продолжает приставать ко мне Дуглас, — чем ты занимался?

— Угодил в лапы одной красотке — как выяснилось, она в меня тайно влюблена, — отвечаю я. — А еще познакомился с мужиком, который курит гадость похлеще твоей.

— Ну ладно тебе, — канючит Дуглас, — чего ты… ну правда, расскажи, где был?

— Это просто кошмар какой-то, — к нам подходит Сандэй Лав. — Вы думаете, он взаправду мертвый?

Она еще не отошла от потрясения. Гарри и Лем закончили звонить и возвращаются к стойке. Два или три еще оставшихся посетителя тоже встали, сходили взглянуть на труп и снова вернулись в бар. Так что сейчас мы все стоим вокруг Лема и ждем, чтобы он приготовил нам для поднятия духа какую-нибудь жуткую смесь, так как его бармен уже давно отправился спать.

— Что это за тип? — спрашиваю я у Килиана. — Он был тут сегодня вечером?

— Да, — отвечает Гарри, — я вроде видел его часа два назад или даже раньше. Кстати, по-моему, вскоре после того, как ты ушел… Я вышел тебя позвать, а он стоял там на улице… Разговаривал еще с одним, а потом они вошли… Я обратил на них внимание, потому что вышел за тобой, а тебя там не было.

И тут меня осеняет одна занятная мысль… Я быстро направляюсь в дальний конец зала. А вдруг это тот же самый?… Я смотрю на лежащего. Он действительно мертв, наверное, выпил какую-нибудь гадость, потому что его физиономия довольно необычного цвета. Но это не он угощал меня сигаретой. Может, его приятель… И не исключено, что Гарри видел именно их. Я возвращаюсь, надеясь расспросить его поподробнее, но тут замечаю красный отблеск полицейской мигалки и слышу сирену. Звук ее очень короток. Это они ради нас деликатничают.

В зал входят двое полицейских в форме и один в штатском, вид у него какой-то сонный. Он здоровается с Килианом за руку. Очевидно, это тот самый Дифато. Потом входят еще двое. У первого — лицо лошади и черный чемоданчик в руках, а второй, вероятно, фотограф. Они проходят мимо стойки и направляются за полицейскими в полной амуниции. Ну в добрый час, по крайней мере приехали быстро.

А дело продвигается даже скорее, чем я ожидал. За какие-нибудь полчаса все было кончено. Они переписали наши имена, адреса, сняли показания и, прихватив жмурика, убрались восвояси.

— Хорошо иметь такие связи, — говорю я Килиану.

Он только улыбается. Добродушный толстяк Лем воспрянул духом и угощает нас по последней. Дуглас уже не стоит на ногах, но, собрав остаток сил, вываливается на улицу. Что он будет делать дальше со своей тачкой, уже никого не волнует, но это и к лучшему. Мы тоже выходим.

— Я вас подброшу, — обращаюсь я к Сандэй Лав. Она смотрит на меня и явно делает мне глазами какие-то знаки, но я совсем глупый, ничего не понимаю и сначала подвожу ее. Дело в том, что мне надо поговорить с Гарри.

Мы прощаемся с ней и провожаем ее взглядами. Девушка широко улыбается в ответ и исчезает за матовым стеклом входной двери. Уже рассвело, и я немного хочу спать. Гарри, наоборот, свеж как огурчик. Но стоило нам оказаться наедине, он резко обращает ко мне тревожный, натянутый как гитарная струна взгляд.

— Рок… Где это тебя так?

Он тоже обратил внимание на мою шишку, хотя только слепой ее может не заметить. Я поворачиваю к выезду из города, прикидывая, что неплохо бы съездить на пляж в Санта-Моника и что там сейчас нам никто не помешает спокойно поговорить.

— Это подарок, — отвечаю я, — от неизвестного поклонника.

— Где? Когда?

— Сначала ответь мне на один вопрос, — останавливаю его я. — Те два типа, помнишь, ты видел, как они вошли в «Зути». Один из них мертв. А второй, скажи, он был такой крепыш с неприятной рожей и одет в бежевый костюм и белые ботинки?

— Да, — подумав, отвечает Гарри.

— И галстук вроде твоего?

Он машинально поправляет бабочку.

— Да, — опять подтверждает он.

— Ну ладно, теперь слушай, что было со мной.

И я рассказываю, как тот мерзавец, которого я узнал по описанию Гарри, усыпил меня. Как я очутился в незнакомой комнате раздетый догола. Рассказываю о красотке и о том, как по-хамски со мной обошлись потом, об ударе дубинкой по голове и, наконец, об Энди Зигмане.

Гарри внимательно слушает и, когда я умолкаю, тоже какое-то время не произносит ни слова. Потом вдруг бросает взгляд в окно и вздрагивает.

— Куда это ты едешь?

— А ты не думаешь, что неплохо бы искупаться?

— Искупаться! Да с тобой все в порядке, Рок? — восклицает он. — Шутки кончились. Дай-ка я сяду за руль.

Мы поменялись местами, и, уж можете мне поверить, Гарри тут же дает по газам. Однако это не мешает ему продолжать разговор:

— Ты знаешь, кто это был, — тот, который откинул коньки у Лема?

— Откуда же?

Я лишь заметил, что это был высокий светловолосый парень, вероятно, с голубыми глазами, но особо разглядывать его было мало удовольствия.

— Это Вольф Петросян, — говорит Килиан. — Поэтому они и приехали так быстро. Дифато уже давно разыскивал Вольфа и был рад заполучить его даже в таком виде.

— А кто такой Вольф Петросян? — спрашиваю я. — Никогда о нем не слышал.

— Занятый паренек, — бормочет Килиан. — Чем он только не занимался… Он, пожалуй, единственный в своем роде, по крайней мере я не знаю больше никого, кому удалось бы заставить работать на себя целый женский монастырь.

— Просто так, за ради Бога?

— Он придумал версию, что якобы снимает мультфильм о жизни святого Мартина, — продолжает Гарри. — И все монашки служили у него на побегушках. Gratis pro Dao[2], естественно… а на самом деле Петросян был самым крупным торговцем наркотиками на всем побережье…

— Ну и дальше?

— А дальше мне интересно, кто же его убрал… и поскольку вариантов тут всего ничего… предлагаю прямо сейчас это и проверить… Ты сегодня свободен?

— Да…

— Тогда, малыш, давай немножко поиграем в детективов…

— А-а… — тяну я без особого энтузиазма.

По фильмам Хэмфри Богарта я знал, что люди этой профессии значительно чаще получают по чайнику, чем дают сдачи, но было как-то неудобно накладывать в штаны в присутствии Гарри.

— Что ж, повеселимся, — храбрюсь я, стараясь выдавить радостную улыбку. Но ему, видно, нужно что-то другое.

— Знаешь, — говорит он, — тут дело рискованное. Может быть, даже опасное.

Тут уж я начинаю открыто хорохориться и даже щелкаю пальцами.

— Подумаешь! Уж мы им покажем!

— Кому это мы покажем? — хитро спрашивает Гарри.

— Ну… не знаю… но ведь ты что-то придумал, да?

— Да, — отвечает Гарри, — кое-какие мыслишки имеются.

И тут мы подъезжаем к управлению полиции, и я передаю слово Гарри, который желает сам рассказать, как развивались события дальше. Ну если быть точнее, то не дальше, а после того как Дифато и «скорая помощь» с телом Петросяна отъехали от «Слэммера»… Обо всем этом Гарри узнал от самого Дифато.

5 Нападение на труповозку

Первым в сопровождении двух мотоциклистов от ресторана отъехал фургон «скорой помощи», а за ним Дифато на своем автомобиле. Ник уже окончательно проснулся, что не мешало ему не без нежности размышлять о том, что очень скоро он вернется в мягкое тепло собственной постели, оставленной но зову служебного долга. Лейтенант удовлетворенно откинулся на заднем сиденье. За рулем сидел Перри, рядом с ним — Линн. Полицейский участок находился довольно далеко от «Зути Слэммера», и Перри старался ехать как можно быстрее — улицы были почти пустынны и машин на дороге было еще мало.

Флауэр-стрит осталась позади, и уже пора было сворачивать к северной окраине, как вдруг раздался сильный удар, а за ним — ровный стрекот автоматной очереди. Машина резко затормозила, и Дифато мгновенно нырнул на пол между передним и задним сиденьями. Одновременно он услышал крик Перри и сухие щелчки разбиваемых стекол. Линн уже выскочил из машины и тоже открыл огонь. Мотоциклисты столкнулись друг с другом на полном ходу, а водитель фургона уткнулся носом в руль. На его лице сияла широкая улыбка, так как большую часть нижней челюсти снесла автоматная очередь. Дифато замер и лишь прислушивался к жалким хлопкам кольта, из которого палил Линн. Однако его стрельба, наверное, все же мешала действовать нападавшим — огонь усилился, и Дифато услышал, как пули снова прошили кузов автомобиля и впились в тело Перри. До лейтенанта дошло, что Линн тоже ранен, так как где-то совсем рядом снаружи раздался стон, приглушенный лишь толщиной дверцы и пола автомобиля. Потом послышались шум мотора, хлопанье дверей и взволнованные голоса. Дифато поднялся, вытер вспотевший лоб. Тут он сообразил, что сирена его машины все это время не переставала выть. Приближались другие сирены: это спешила подмога, но было уже слишком поздно. Лейтенант выпрямился, открыл дверцу и бросился к фургону. Дверь была распахнута, и рядом на шоссе лежал голый истерзанный труп Вольфа Петросяна. Возле него валялись разорванные в клочья детали костюма. Дифато удивленно вскинул брови и обернулся к полицейским из второй патрульной машины, которые пытались собрать по кусочкам своих подстреленных коллег. Линн еще шевелился. Его рука что-то искала под кителем с золотыми пуговицами, но вот и она, покраснев от крови до самого запясться, бессильно повисла. Дифато стиснул зубы.

Не теряя времени, он вскочил в одну из машин и велел водителю трогаться. Через несколько минут лейтенант уже сидел у себя в кабинете и непререкаемым тоном отдавал приказания. Раздался звонок внутреннего телефона. Его хотели видеть Гарри Килиан и Рок Бэйли.

— Пусть поднимаются, — разрешил он.

6 Страсти вокруг телефонной будки

Услышав этот рассказ, мы вышли из кабинета Ника слегка остывшие. Гарри о чем-то задумался.

— Ник сказал, что у Петросяна в карманах ничего не было. По крайней мере ничего интересного.

— Я тоже так понял, — отвечаю я.

— Повезло, что он обыскал труп еще в «Зути Слэммер», — бормочет Гарри.

— Ну это как сказать, — возражаю я. — Если они не нашли то, что искали, шухер еще не кончился.

— Что ты имеешь в виду?

— Вольф умер в телефонной будке, так? — говорю я. — И сдается мне, если ему надо было спрятать что-то компрометирующее, то лучшего места и не найти.

— Не совсем понятно, — признается Гарри.

— Он, наверное, чуял опасность. Судя по тому, с какой скоростью орудует эта банда, Петросян явно торопился поскорее избавиться от документов, наркотиков или еще чего-нибудь в том же духе. А убили его уже после того, но, по-моему, убийца был не из этой банды.

— Почему? — спрашивает Гарри.

— У них разные стили, — говорю я.

Он с подозрением смотрит на меня.

— Послушай, старина, если ты берешься за это дело с подобными идеями в голове, то рискуешь нарваться на жестокое разочарование: мы, во-первых, не знаем, кто убил Петросяна, — те же, кто похитил тебя, или нет — а во-вторых, может, они нашли то, что искали.

— Нет, где же тут логика? — возражаю я. — Петросяна сначала травят какой-то мерзостью, а через два часа с него сдирают одежду, явно с целью обыскать. Дифато же уверяет, что в карманах у того ничего не было. Поэтому у меня возникли кое-какие соображения. Сейчас объясню подоходчивее — ты что-то врубаешься с трудом.

Мы все еще торчим в коридоре перед дверью в кабинет Ника, и Гарри тянет меня за рукав:

— Пошли, еще надо зайти в отдел розыска пропавших, у меня тоже есть одна идея. А ты пока продолжай.

— Ну, во-первых, когда Вольф отбросил копыта, убийца уже ушел. Мы знаем, что его отравили. А в будке Вольф явно ничего не пил. Значит, он пил в баре или за столиком. Потом вышел позвонить и там, уже без чьей-либо помощи, оттопырился. Следовательно, убийца его не обыскивал.

— Мудро, — одобрительно кивает Гарри.

— Далее, Дифато нам сообщает, что на трупе ничего не обнаружил. А уж тут легавого учить не надо.

— Согласен, — говорит Гарри.

— В-третьих, те, кто напал на фургон, тоже решились на это не просто так. Значит, они непременно что-то искали. А в-четвертых, ставлю десять против одного, что Петросян как раз звонил им, надеясь вернуть эту штуку. И тут внезапно умер. Скажи, там, в будке, трубка была снята?

— Да.

— Ну вот, это доказывает, что он не успел им сказать, куда спрятал эту штуку. Теперь усек, почему я так решил?

— Да, — отвечает Гарри. — Если бы он успел, то они не стали бы нападать на фургон, а сразу махнули в «Слэммер».

— Все верно, — киваю я.

Гарри смотрит на меня с нескрываемым восхищением.

— Ну старина, — говорит он, — я от тебя тащусь. Сообразить такое, да еще с обалденной шишкой… Ты настоящий спортсмен.

— От этого я и пришел в себя, — поясняю я. — По-моему, надо срочно рвать в «Слэммер», пока они не очухались.

— Да ладно, ерунда, — мычит Гарри… — Я же еще хочу зайти в отдел розыска, кое-что проверить… Вон он… а, черт!..

— Да это же дело считанных минут! — кричу я. — Давай предупредим Дифато.

— Нет, сначала попробуем сами. Бог с ним… еще вернемся. Пошли.

Лифт стоит на нашем этаже. Мы ныряем внутрь.

— Гони вниз, — говорит Гарри лифтеру.

Он протягивает парню доллар, и мгновение спустя мы уже внизу. Я пускаюсь бегом, Гарри следом. Машина срывается с места. Мне удается попасть в «зеленую волну» светофоров, и мы мчимся не останавливаясь. Я торможу, проехав «Зути». Ресторан закрыт, и я вхожу через соседнее здание, где находится бар. Я остановил машину дверь в дверь. Мне везет, как повешенному: сразу натыкаюсь на Лема, болтающего с привратником.

— Лем, — обращаюсь я, — мне нужно войти через боковую дверь. Это очень важно.

Он таращит на меня растерянные глаза и протягивает ключ.

— Не беспокойся, — добавляю я, — мне всего на минутку.

Не проходит и десяти секунд, как я влетаю в будку. Стоит зловещий полумрак, и тошнотворно воняет окурками остывших сигарет. Стараюсь не смотреть по сторонам. Свет отключен, и я чиркаю спичкой, чтобы хоть как-то сориентироваться. Вытягиваю шею, как страус, и заглядываю за аппарат. Вроде пусто. Проклятье! Ведь больше некуда… Я некоторое время соображаю, потом наклоняюсь. Снизу под столиком нащупываю конверт, прикрепленный по углам четырьмя шариками жевательной резинки.

Я отцепляю его и тут же слышу на улице перед дверью визг тормозов. Я рву к выходу и умудряюсь побить все рекорды, удирая быстрее, чем примчался сюда. Парадная дверь разлетается в щепки в тот самый миг, когда я захлопываю за собой боковую. Швыряю ключ Лему, который ждет меня снаружи.

— Атас! — что есть силы ору я и галопом вылетаю на улицу.

Гарри уже заметил меня, и, к счастью, дверца машины осталась открытой. Я делаю бросок, и, как только моя задница опускается на сиденье, Гарри рвет с места как сумасшедший. Такой старт производит на улице некоторый переполох, но я думаю, что бандиты принимают нас за двух перепугавшихся зевак, потому что больше ничего не происходит. В нас никто не стреляет.

— Нашел! — говорю я Гарри. — Это конверт.

— Ну ты даешь…

Он хмурится и смотрит в зеркальце заднего вида. Потом прибавляет газу, и мы вдавливаемся в спинки сидений. Машина берет крутой поворот и тут же останавливается.

— Вылезай, — командует Гарри. — Живо!

Он делает то же самое и ловит такси даже раньше, чем я успеваю обойти машину кругом. Мы садимся в такси, и Гарри называет свой домашний адрес.

— А почему не ко мне? — спрашиваю я.

— Тут одно из двух. Они тебя видели. Это, скорее всего, дружки Петросяна и знают, кто ты такой, — ведь не случайно же тебя похитили!

— На сей раз ты прав, — соглашаюсь я и с сожалением смотрю на свою машину.

— В этом случае домой тебе лучше не соваться, там они нас точно найдут. Либо они не знают ни тебя, ни меня. Тогда вообще без разницы, куда ехать — к тебе или ко мне.

Я киваю и достаю из кармана конверт. Гарри вскрывает его. Бог мой, ребята, видали бы вы, что лежало в этом конверте!

7 Художественные фото

Гарри достает фотографии и протягивает мне одну за другой. Он сбледнул с лица, сжал челюсти и при этом судорожно сглатывает слюну.

Дойдя до четвертой фотографии, он останавливается и сует мне в руки всю пачку.

— На, забери, — говорит он. — Я больше не могу.

Я продолжаю рассматривать. Должен признаться, тут надо иметь крепкий желудок. По правде, я ожидал, что это будет обычная порнография. Но нет, это далеко не порнуха! Просто не могу представить такого фотографа, который мог бы это хладнокровно снимать!..

На двух первых были изображены операции. По-научному это, наверное, называется овариэктомия. Но только не думайте, что белые простыни закрывают все, кроме оперируемого участка. Тут все видно было в деталях.

Остальные снимки — еще ужаснее. Я даже не в силах это описать, вот уж никогда бы не подумал, что человеческое тело можно пропустить через такую мясорубку.

Какое-то время мы сидим молча. Гарри что-то хрипит, затем, прочистив горло, бормочет:

— Автора за такие штуки надо сразу сажать на электрический стул, а помощников как минимум на нары.

— По-твоему, это не просто хирургические операции? — спрашиваю я…

Он невесело усмехается.

— Кое-что подобное я уже встречал, — признается Гарри, — и название этому вполне определенное. Чистой воды вивисекция. Такие вещи проделывают в лабораториях с обезьянами или морскими свинками. Но, извини, просто ума не приложу, с кем можно творить то, что изображено на двух последних фото из тех, что я тебе передал.

— Ты бы взглянул на остальные, — предлагаю я.

— Нет уж, мерси, хорошенького понемножку!

Гарри задумывается.

— А знаешь, эти снимки оттуда, куда тебя затащили прошлой ночью, — вдруг с уверенностью говорит он. — Ты же сказал, что там был зал вроде операционной?

— Да.

— Не думаю, чтобы подпольных операционных было так уж много, — поясняет Гарри.

— Да, но в округе полно всяких полулегальных домов отдыха, — возражаю я, — клиник для алкоголиков, заведений для богатых придурков… ты ведь понимаешь, что я имею в виду?

— Рок, нам совершенно необходимо узнать, где ты был прошлой ночью. Помнишь, я тебе говорил, что у меня возникла идея? И мы сейчас проверим, годится она или нет, — у нас остается еще один шанс.

— Какой?

— Ты случайно не разглядел типов, которые только что ворвались в Лему?

— Не успел.

— Если они ничего не нашли, а это именно так, потому что конверт у нас, то потом обязательно захотят наведаться к тебе домой.

— Тогда моей мебели крышка, — говорю я.

— Мы сейчас поедем к тебе, и ты постараешься их увидеть. Если нам опять повезет, ты, может быть, опознаешь среди них того орла, который тебя усыпил.

— Ну, это уж будет слишком…

— Вовсе нет… Если это та самая банда, скорее всего, они пошлют того, кто знает тебя в лицо.

Он наклоняется вперед и что-то говорит водителю.

— А если они уже там и этот парень поднялся в квартиру? — спрашиваю я.

Он улыбается:

— Не бойся, я не заставлю тебя подниматься наверх.

8 Опять старые знакомые

Мы останавливаемся возле моего дома и начинаем ждать. Они еще не приехали, так как вокруг нет ни одной машины. Я замечаю, что Гарри уже с минуту как-то странно поглядывает на меня.

— Послушай-ка, помнишь, о чем ты только что говорил?

— Да, — с гордостью отвечаю я, хотя его взгляд мне что-то не нравится.

— А с чего ты взял, будто в «Слэммер» ворвались те же самые, кто напал на Дифато?

Я раскидываю мозгами и понимаю, к чему он клонит. Убийца Петросяна обязательно принадлежит к соперничающей банде… И если телом Петросяна пытались завладеть его друзья, то на «Слэммер», скорее всего, напали приятели его убийцы. Или же наоборот. Но в любом случае эти происшествия спокойно могли быть делом рук двух разных банд.

Я чешу затылок.

— Понимаю, что ты этим хочешь сказать, — говорю я Гарри.

Но легче от этого не становится. Гарри кивает, открывает дверцу и выходит из машины. Я вижу в зеркальце, как сзади появляется еще какой-то лимузин. Он замедляет скорость, потом удаляется. Ложная тревога. Гарри просовывает голову ко мне в окно.

— Я буду вон там, в подъезде, — он показывает на дом, возле которого мы остановились. — Торчать обоим в такси слишком подозрительно, но остаться должен ты, а иначе как узнать того мужика, который тебя усыпил? Если приедут, то именно те, кто тебя знает. Остается только выяснить: они за Петросяна или против.

— Ладно, иди, — ворчу я. — Вон еще кто-то подъезжает.

Гарри исчезает в глубине дома, а я краем глаза наблюдаю за приближающейся машиной. На этот раз она проезжает мимо нашего такси и останавливается прямо у моего подъезда. Они входят в дом.

Оба типа мне незнакомы. Но, подавшись вперед, я вижу, что в машине еще кто-то сидит на заднем сиденье плюс шофер. Итого, значит, четверо.

Но как же все-таки разглядеть лицо этого четвертого? Ломаю голову как никогда. Вдруг меня осеняет.

— Послушайте, — обращаюсь я к таксисту. — Хотите заработать еще пять долларов сверху?

— Это смотря как… — бурчит он.

Он не мог слышать наш разговор. Правда, может, прислушался к тому, о чем мы говорили, когда остановились, но вряд ли что-нибудь понял.

— Вот что, старина, — говорю я, — я хотел бы увидеть лицо господина вон в той машине. Вы сейчас выйдете, вежливо откроете дверцу и скажете, что у него спустило колесо. Пойдет, за пятерочку?

— Но у него колесо в порядке… — отвечает водила.

— Н-да… Это верно, но он-то этого не знает.

— А если шофер выйдет посмотреть?

— Ну, значит, не повезло, — отвечаю я, — но вас это не касается. Хотя, скорее, шофер с места не сдвинется.

Он чешет в затылке.

— Хорошо, я пошел, — наконец соглашается он.

Водила выходит и открывает дверцу той другой машины. Это старый закрытый «крайслер». Таксист наклоняется и что-то говорит пассажиру. По чистой случайности колесо и в самом деле чуть приспущено. Водитель возвращается, и у меня перехватывает дыхание. В этот момент Гарри спускается по ступенькам крыльца и усаживается в такси, а тот тип выходит из своего автомобиля.

Господи, это и правда он. Я откидываюсь в глубь салона — только бы он меня не узнал — и говорю водителю:

— Ну-ка, любезный, отвезите нас… — В башке у меня совершенно пусто, и я называю первое, что приходит на ум: — На Голливуд-бульвар в Мехико.

Это явно не здесь. Но шофер не врубается и трогается с места.

— Посмотри, какой у них номер, — я с силой толкаю Гарри под ребра.

Он оборачивается, смотрит сквозь заднее стекло и что-то записывает в блокнот.

— Это был он, — сообщаю я Гарри.

— Ясно, — спокойно отвечает он. Потом опять наклоняется к шоферу: — Послушайте, старина, вы знаете, где находится отдел розыска пропавших? Вот нам туда, и как можно скорее.

Таксист жмет на газ, протискивается, как крыса, в самые узкие щели переулков, и вскоре мы во второй раз за сегодняшнее утро подъезжаем к полицейскому управлению. Мне приходит в голову, что я не спал всю прошлую ночь. Но Гарри свеж, словно только что снесенное яйцо, а его галстук-бабочка трепещет как никогда.

Мы выходим, и я протягиваю шоферу двадцать долларов. Больше он не требует, но парню в конце концов и не надо знать, что он только что рисковал жизнью.

— А знаешь, — говорит мне Гарри, пока мы поднимаемся на десятый этаж, — это отчаянные ребята. За ними носится вся полиция Лос-Анджелеса, а они себе разъезжают хоть бы хны. Я, кстати, поэтому и решил, что там две банды. Одной просто не хватило бы пороху натворить столько дел за такое короткое время.

— А мне все-таки интересно, в каком виде они оставят мою квартиру, — печально подытоживаю я.

— В легком беспорядке, уж это как пить дать, — ехидничает каналья Килиан.

Я вхожу вслед за ним в кабинет и вижу пожилого полицейского в форме, который роется в папке с документами.

— Добрый день, Мак, — здоровается Гарри.

— Добрый день, Килиан, — отвечает полицейский. — Чем могу быть полезен?

— Мне нужны фотографии последних двадцати девушек, которые пропали без вести в Лос-Анджелесе или в предместьях, — говорит Гарри.

9 Девицы улетучиваются

Мак встает и вытаскивает верхний ящик одного из шести металлических шкафов, стоящих в кабинете.

— Тут вся подборка, вплоть до прошлой недели, — объясняет он. — С тех пор вроде ничего интересного не было. Смотрите сами. Здесь все в порядке поступления. А есть еще регистрация по алфавиту, если хотите.

— Нет, сойдет и так, — успокаивает его Гарри, — иди-ка сюда, Роки, ты мне сейчас понадобишься.

Мы внимательно рассматриваем первые шесть фотографий. На седьмой я хватаю Гарри за руку.

— Послушай, не гони волну. Со мной сейчас надо поосторожнее, а то при таком темпе я свихнусь прежде, чем у меня прорежутся зубы мудрости.

А дело в том, что девушка, которая так мило улыбается нам с фотографии, без тени сомнения, та самая куколка, которая прошлой ночью пыталась столкнуть меня с праведного пути.

Это действительно она, я узнаю светлые волосы, четко очерченные губы, прямой тонкий нос и огромные голубые глаза. Я знаю, что они голубые, потому что видел их так же близко, как вижу сейчас глаза Гарри. Но в этих последних я читаю вопрос.

— Она, — просто говорю я ему.

— Ну старик, на тебя не угодишь! — без всякого удивления отвечает он, не сводя глаз с красивой мордашки этой первосортной девицы.

— Кто это? — спрашиваю я.

Гарри переворачивает фотографию и читает отпечатанный на машинке текст:

— Беренис Хевэн, девятнадцать лет. Пропала без вести шесть дней назад.

— Родители считают, что она просто сбежала из дома, — объясняет полицейский, который тоже подошел к нам. — Ушла вечером на танцы и не вернулась. А на этой неделе еще одна девушка исчезла при точно таких же обстоятельствах.

Он протягивает четвертую фотографию из нашей стопки:

— Синтия Спотлайт, дочь командора Спотлайта. Тоже красотка. И она якобы поехала к друзьям в ночной ресторан.

— Но, послушайте, — удивляюсь я, — ни о той, ни о другой в газетах не было ни слова, а вот тут лежат фотографии Филлис Барни и Лесли Дэниэл — про них трубили по всему штату. Это как же так получается?

— По просьбе родителей, — объясняет Гарри. — Можешь не сомневаться, мистер Хевэн и командор Спотлайт вполне обеспеченные господа и наверняка отстегнули кучу бабок, чтобы избежать скандала.

— Но это же глупо, — возмущаюсь я. — А если девушек похитили?

— Полиция их и так разыскивает, — отвечает дежурный.

Гарри еще что-то записывает, и мы выкатываемся из кабинета.

— Понимаешь, — поясняет мне Гарри, — родителям не очень-то удобно кричать на весь город, что их дочки смылись из дома, особенно если их хотят выдать замуж за человека из общества.

— Понятно, — отвечаю я. — А что будем делать дальше? По-моему, мы зря не поехали за тем козлом, который дал мне покурить своего отравленного сенца.

— Да ты чего! — сердится Гарри. — Захотел очутиться в канаве и чтобы из ноздрей полезли одуванчики? Нет, старина, я так не играю. Лучше вот что. Ты, наверное, проголодался. Сейчас иди позавтракай, потом встретимся в два у меня в редакции. А я пока постараюсь разнюхать, чья это была тачка.

— Да номер-то наверняка поддельный, — замечаю я.

— Не скажи… — возражает Гарри. — Уж очень они хамят, чтобы вешать поддельные номера на все свои машины. Есть способ уйти от полиции и ненадежнее.

— Это какой же?

— Иметь настоящие номера и быть крупной шишкой. Уж будь уверен, когда мы все раскопаем, то выйдем не меньше чем на сенатора, а может, и на губернатора округа, но уж никак не на какого-нибудь мистера Смита или мистера Брауна.

— Можно, конечно, и так попробовать, но все-таки лучше бы мы за ними проследили.

— Не бойся, — отвечает Гарри, — даже если я ошибаюсь, они от нас никуда не денутся… Ты забыл об одной маленькой детали.

— О какой?

— Фотографии-то у нас!

Бог ты мой!.. А ведь он прав, зараза! У меня даже мурашки по спине побежали.

— Что же мне с ними делать?

— Сунь их еще в один конверт и пошли вот по этому адресу.

Он что-то чиркает на листке блокнота, потом вырывает его и протягивает мне.

— А главное… — продолжает Гарри, — ни в коем случае не возвращайся домой. Перекуси где-нибудь в другом месте… Ну пока, Роки, до скорого.

— Будь здоров!

Я уже знаю, куда мне податься. Сначала сажусь в такси и еду забирать свою машину. Она на месте. Протискиваюсь за руль и жму к Дугласу Траку. По дороге заезжаю на почту, отправляю конверт и ровно в час пополудни вхожу в квартиру Дугласа.

Он дрыхнет.

10 Я флиртую напропалую

Если вы никогда не были у Дугласа, то понятия не имеете, что такое беспорядок. Он живет в гостинице на Пойнтсеттиа-плэйс, одинаково удаленной от всех голливудских киностудий, и это позволяет ему спать допоздна и не тратить лишнего времени на свои идиотские статейки. Пойнтсеттиа находится между Уилшир Кантри-клубом и Стадионом Гилмор, и обычно здесь не более шумно, чем во всем этом чертовом городе. Чтобы подъехать с моей стороны, лучше проскочить по Второй стрит и Беверли-бульвару, так быстрее всего. Но вернемся к Дугласу, которого я, стало быть, застаю в койке. Он лежит, сложившись вчетверо, причем одна рука застряла между правой лодыжкой и левым коленом, что, наверное, придает его снам особую пикантность. В комнате жуткая духота — это я почувствовал еще с порога, и, несмотря на открытое окно, ни за что не скажешь, что находишься на берегу океана. Ну ладно, хватит ему дрыхнуть! Я иду в ванную и наливаю стакан воды. Я же не зверь, поэтому набираю воду из-под крана, а не беру ледяную из холодильника, потом возвращаюсь и без малейшего колебания выливаю ему на голову. Физиономия Дугласа перекашивается, и он просыпается, громко причмокивая своими «шлепанцами».

— Что-то слишком разбавленное это виски, — бормочет он, но тут замечает меня.

— Ты что делаешь, скотина! — рычит он.

— Не сердись, Дуглас, я же мог вылить и пониже, — отвечаю я.

— Бесполезно, — лопочет он. — Не поверишь, я уже все перепробовал, и холодную воду тоже. А сколько сейчас времени?

— Как раз пора обедать, пошли, приглашаю, — говорю я.

— Ну хорошо, хорошо… Значит, мне бифштекс с луком и яблочный пирог.

Наверное, мне следует признаться, что именно привело меня к Дугласу, но, думаю, вы и сами догадались об этом.

— Слушай, — как бы ненароком замечаю я, — по-моему, нам вдвоем будет скучновато… Может, звякнешь Сандэй Лав?

— Ты за кого меня принимаешь? — он бросает на меня укоряющий взгляд. — За торговца живым товаром? Да чтобы я отдал эту невинную девочку в лапы такого извращенца, как ты…

Он все же снимает трубку и набирает номер, а четверть часа спустя мы втроем уже сидим за столиком одного из лучших кафе в Голливуде. Дуглас погружается в бифштекс с луком, а я решаю начать с вареных яиц и честерского сыра — мне кажется, будто я не обедал как минимум года полтора.

Сандэй Лав выглядит просто восхитительно, и жизнь прекрасна.

Она тут же начинает с упреков:

— Вы почему это смылись вчера вечером?

— Во-первых, не вчера вечером, а сегодня утром, — отвечаю я. — У меня было неотложное свидание.

Она недоверчиво смотрит на мой затылок. А я-то напрочь забыл, что кое-какие следы еще остались.

— Я бы на вашем месте так не торопилась, — замечает Сандэй. — Это опасно.

— А он вообще буйный, — заверяет Дуглас. — Рок всегда был драчуном, драчуном и останется. Уж поверьте, моя дорогая…

Он нежно наклоняется к Сандэй Лав с полным ртом жареного лука. Она отталкивает его.

— Уж не рассчитываете ли вы соблазнить меня таким амбре? — морщится она. — Я бы предпочла «Шанель».

Но Дугласа трудно обидеть. Удовольствие, с которым он заглатывает свой бифштекс, передается и мне, и я едва не опережаю его, доедая яйца.

Мы переглядываемся с Сандэй Лав, и наверняка в атмосфере происходят какие-то изменения: от этакого взгляда нас обоих бросает в жар. Моя салфетка падает на пол, и, наклоняясь за ней, я для себя констатирую, что под столом можно увидеть много чего интересно, особенно когда вам это хотят показать, и что на Сандэй Лав нет ничего такого, что помешало бы ей сделать шпагат или, скажем, поиграть в классики.

— Никакой я не драчун, — говорю я. — Я вас, конечно, бросил, но это случилось не по моей воле. И все равно, нижайше прошу прощения. Сами видите, — я наклоняю голову, демонстрируя шишку, — мне было не до веселья.

Она улыбается и, очевидно, уже не сердится. Это обстоятельство побуждает меня заказать двойной бифштекс со шпинатом. Официант принимает заказ, а я оглядываюсь по сторонам, и, когда моя голова поворачивается направо, кто-то хлопает меня по левому плечу. Я подпрыгиваю, как от укуса гремучей змеи, и оборачиваюсь. Это, оказывается, другой официант.

— Вас спрашивает дама, — говорит он мне.

— Где она? — я не меняю позы.

— Вон там. — Он кивает на высокую стройную девушку, которая в ожидании топчется у двери.

— Что ей надо?

— Говорит, что по личному делу, — отвечает официант и удаляется.

— Ну вот, — хмыкает Дуглас, — еще одна несчастная, да? Бедная девочка, — он поворачивается к Сандэй Лав, — по-моему, вам опять придется довольствоваться моим обществом.

Я встаю и убираю руку с коленки Сандэй Лав. Она делает движение, чтобы удержать ее, так как мой массаж, вне всякого сомнения, именно то, что ей прописал доктор.

— Не волнуйтесь, я скоро вернусь, — говорю я.

Я подхожу к незнакомке, и она сразу обрушивает на меня поток слов. Не сказать, чтобы она была уж очень красива, но у нее большой рот и приятные глаза.

— Где фотографии? — спрашивает девушка.

— Какие фотографии?

— Нечего дурака валять! Я вам вот что скажу: или вы вернете нам снимки, или мы найдем их сами. Но вы знаете, чем это кончилось для Петросяна.

— Да, только вам от этого не полегчало, — отвечаю я, — ведь вы их ищете до сих пор.

Однако ей не до смеха. Девушка смотрит на меня в упор с явным разочарованием.

— Жаль. Вы были красивым парнем.

Поверьте, уж если я чего и не люблю, так это когда обо мне говорят в прошедшем времени.

— И я намерен еще какое-то время оставаться таким же, — с уверенностью заявляю я.

На ее лице застывает ледяная улыбка — так смотрят на мальчишку, который только что сморозил глупость. Я хватаю ее за руку. На вид я мягок, но, когда захочу, могу сдавить довольно сильно.

— Идемте, выпьем вместе с нами, — говорю я. — У меня замечательные друзья, я вас познакомлю.

Она упирается и пытается вырваться, но надо же быть реалистом: моя рука и ее — две большие разницы. Говорю так, вовсе не желая ее обидеть. Я тащу девушку к нашему столику, и ей волей-неволей приходится сесть между мной и Дугласом.

— Познакомьтесь, — говорю я, — это Дуглас Трак, это Сандэй Лав.

Потом вопросительно смотрю на нее.

— Синтия Спотлайт… — цедит незнакомка.

Я с трудом проглатываю слюну и чуть не задыхаюсь. Только ее и не хватало… Теперь как раз все в сборе!..

— Как поживаете? — машинально произносит Дуглас.

— Хотите чего-нибудь выпить, Синтия? — с трудом выдавливаю я.

— Послушайте, Рок, ну я, правда, очень-очень спешу, — отвечает она, — меня ждут.

Если я буду настаивать, девушка может устроить скандал, а я не могу рисковать и позволить ей улизнуть таким образом.

— Ну ладно… я не хочу, чтобы вы из-за меня опаздывали, — говорю я как можно более невинно. — Давайте я вас подвезу. Пошли.

Игра идет ва-банк. Я встаю, она тоже. Я опять хватаю ее за руку и тащу на улицу к машине. Меня так и разбирает, стоит только подумать о бифштексе со шпинатом, а вспомнив о том, как мне угрожала эта идиотка, пытающаяся выдать себя за Синтию Спотлайт, я просто выхожу из себя.

Перед моей машиной стоит еще одна, а в ней — здоровенный брюнет, и рассматривает он меня, на мой взгляд, слишком пристально. Парень повернулся в полоборота и продолжает невозмутимо курить. А сзади припарковалась третья машина — за рулем еще один тип — чернявый и краснорожий. Этот пялится на меня совсем уже нахально. Чего они все так на меня вылупились? Мне становится не по себе. Я вталкиваю лже-Синтию в машину, захлопываю за ней дверцу и быстро усаживаюсь за руль. Ну и пусть едут за мной. Я уже знаю, что надо делать. Я завожусь все больше и больше, потому что, помимо бифштекса со шпинатом и того, что она мне наговорила, я думаю еще и о том, что эта паршивка оторвала меня от Сандэй Лав — ну как же мне теперь перед ней оправдаться?

— Вы что, так мечтаете схлопотать пу…

Я прерываю ее на полуслове и рву с места как сумасшедший и мне в высшей степени наплевать, едет за мной кто-нибудь или нет. Со мной уже лучше не связываться, и я несусь как угорелый к ближайшему полицейскому участку. Торможу прямо у входа.

— Если вашим друзьям так уж приспичило, — говорю я, — пусть начинают. А пока мы с вами чуть-чуть побеседуем. Откуда вы взялись и как вас зовут на самом деле?

— Не ваше дело, — отрезает она. — Отдайте мне фотографии — и с вами ничего не случится. А то отправитесь к Петросяну в лос-анджелесский морг. Больше не скажу ни слова, и нечего уши развешивать. Я глупая, невоспитанная девчонка, у меня даже грудь накладная.

Я искоса смотрю на нее. Да, должен признать, эта девица — крепкий орешек. Обнимаю ее за плечи: большой и свежий рот, глаза цвета светлого золота — соблазнительная все же девчонка!

— Ну что я вам сделал, сестричка? — дружелюбно начинаю я. — Неужели вам будет так приятно, если со мной случится несчастье? Вы же совсем не злюка!

Она смеется. Смех звучит скорее вульгарно. Ну и черт с ним! Зато грудь настоящая.

— Нечего пудрить мне мозги, — говорит она.

— А может, сходим в кино? — предлагаю я.

— Да отстаньте вы… — шепчет она.

— Знаете, я на вас очень сердит… но уже почти готов простить, — говорю я. — …А что, эта работа вам нравится?

— Мне за нее платят.

— Понятно… но я уверен, что платят мало, да и вообще вы уже заработали отпуск… Как насчет того, чтобы провести его вместе? Ну хоть недельку?

— О Господи, — стонет девушка, — вот пристал как банный лист!..

Ну вот, в кои-то веки потребовалось кого-то охмурить — и, как назло, не получается. Вот была бы у меня рожа, как у Мики Руни! Скорее всего, мне тут делать нечего: ей, видимо, подавай извращенцев. Я убираю руку с ее плеч и снова завожу мотор — мне уже не требуется стоять перед полицейским участком, учитывая то, что я собираюсь сейчас предпринять.

Примерно через четверть часа я спрашиваю, не глядя в ее сторону:

— Куда вы отвезли Синтию?

Она не отвечает. Я готовлюсь — вот и вполне подходящее местечко: парк, народу мало. Сворачиваю в узкий поднимающийся вверх переулок и торможу. Потом без предупреждения хватаю ее, затыкаю рот одной рукой, а другой несильно давлю на шею. Девица лягается, и от удара острым каблуком я тихонько вскрикиваю — очень больно, но не ослабляю хватки, и она мало-помалу затихает, так как начинает задыхаться. Тут я отпускаю девицу и легонько бью по голове.

Сумочка выскальзывает у нее из рук, и тело бессильно обмякает. Я подбираю сумочку и ощупываю ее. Что поделаешь! Нехорошо, конечно, но надо.

У девушки при себе ничего нет. Ничего, в самом широком смысле слова. От этого у меня начинают слегка гореть уши и появляется желание провести кое-какие исследования, имею же я в конце концов право узнать, из чего сделана женщина, а тут такая возможность — девица лежит и шевелится не больше чем свинцовое грузило. Моя левая рука ползет вверх по ее ногам, и там, где кончаются чулки, я ощущаю теплую и нежную кожу и инстинктивно ищу такое место, где она наиболее теплая и нежная и где не спрятаны никакие документы. Для очистки совести я проверяю все тщательнейшим образом и слышу, как девушка тихо стонет во сне от удовольствия. Когда мне случается схлопотать по башке, то удовольствия я при этом не испытываю, но женщины — странные создания. Я останавливаюсь, так как чувствую: еще немного — и я тоже начну облегченно стонать, и убираю руку, чтобы переместиться повыше. В бюстгальтере тоже никаких тайников. Там и так едва хватает места для содержимого — куда там этим девицам, которые подкладывают себе резинки, чтобы смахивать на Полетт Годдар! Черт! Слишком я силен для таких деликатных устройств, надо же, сломал застежку этого самого лифчика… вот теперь она наверняка рассердится. Я останавливаюсь и пулей выскакиваю из машины… а то минут через пять я уже перестану отвечать за свои действия…

Открываю правую дверцу, вытаскиваю девушку и сажаю ее, все еще без чувств, прислонив к ограде ближайшего участка. Потом быстро сажусь в машину и трогаюсь с места.

Отъехав чуть поодаль, жму на газ. Место назначения — редакция газеты «Калифорния Колл».

А кстати, как получилось, что за мной никто не следил?

Надеюсь, Гарри уже вернулся.

Вдруг боковым зрением я замечаю, что рядом со мной осталась лежать сумочка этой лже-Синтии. Совсем новая и довольно большая. И как будто набита чем-то до краев. Меня так и подмывает в нее заглянуть… Не считая того, что у меня в машине ей вообще не место. Это может оказаться опасным.

Но теперь, мысленно оглянувшись назад, я вдруг так пугаюсь, что пулей долетаю до лифтов и останавливаюсь там полумертвый от страха. Хреновый из меня детектив. Я чуть было не лишился девственности.

11 Мы делаем прикидки

Бросаюсь к первому лифту. Он уходит прямо из-под носа. Вхожу во второй, и лифтер сразу понимает, что я спешу.

— Шестнадцатый, — говорю я. — Редакция «Колл».

— О’кей, — кивает он и улыбается.

Чтобы не оставаться в долгу, я протягиваю парню доллар и угощаю сигаретой, которую он прячет в боковой карман. Мы летим вверх, словно ракета, и чуть было не проскакиваем мимо нужного этажа. Я оказываюсь в коридоре раньше, чем лифтер успевает закрыть решетку, и уже собираюсь бежать дальше, как вдруг меня останавливает чья-то рука. Я оборачиваюсь и вижу Гарри — он только что проскочил мимо меня.

— Я тебя обогнал, — пыхтит он, — пошли скорее ко мне.

Сумка так называемой Синтии здорово выпирает у меня из-под куртки, и мне не терпится от нее отделаться.

— Ну что скажешь? — спрашивает Гарри. — Есть новости?

У него такой же возбужденный вид, как и у меня. Забавно, меня охватывает такое чувство, как тогда, лет двенадцать назад, когда мы с друзьями играли в прятки на пустыре, среди резервуаров для газа.

Мы входим в какую-то дверь. Вот повезло — у него отдельный кабинет. Я уж не знаю, кем в точности он работает в этой газете, но, видимо, Гарри по совместительству сотрудничает где-то еще, а иначе откуда такая привилегия — личные апартаменты?

— У меня вот что, — сообщаю я, как только за нами закрывается дверь, и выкладываю сумку на стол.

Гарри смотрит на меня, вытаращив глаза. На его загорелом лице написано полное непонимание.

— И что это значит? — интересуется он. — Ты теперь терроризируешь женщин на улицах?

И тут я окончательно огорошиваю его:

— Это уникальная и подлинная сумочка одной девушки, которая выдает себя за Синтию Спотлайт.

От неожиданности Килиан растерянно моргает.

— Ну ладно, — наконец говорит Гарри. — Один — ноль в твою пользу. Рассказывай.

Я пересказываю все, чем занимался до этого, и замечаю, что он совсем не сердится.

— Ты уверен, что за тобой не было хвоста?

— Наоборот, уверен, что был. Даже не один, а целых два. Минимум два.

— Так… — подытоживает он. — Ну, об этом мы еще поговорим. А что в сумке?

— Не знаю, — честно признаюсь я. — Не лазил.

На этот раз Гарри смотрит на меня с нескрываемым восхищением. Чувствую себя весьма польщенным.

— И откуда в тебе столько терпения! — восклицает он, хватая сумочку. — Я-то думал, ты молчишь, потому что в ней ничего нет.

Гарри открывает застежку и вытряхивает содержимое на стол. Оказывается, там полно всякой всячины, в основном женских принадлежностей: пудреница, губная помада, зажигалка, сигареты, какие-то фотографии и два конверта.

Гарри не обращает внимания на разную дребедень и сразу берет в руки бумажки. На первом конверте значится имя: Кора Лезерфорд и адрес где-то у черта на рогах в Южной Пасадине. Сам конверт пуст. На втором ничего не написано, но внутри, по всей видимости, лежат фотографии размером девять на двенадцать. На какой-то миг у меня мелькает мысль, что это могут быть те же, что мы нашли в телефонной будке. Вероятно, Гарри сообразил, что у меня в голове, и протягивает мне конверт. Но прежде чем заглянуть в него, я рассматриваю остальные фото. Это любительские снимки, на которых я сразу узнаю ту девушку с большим ртом: вот тут она одна… а вот тут рядом с каким-то громилой, в котором я без труда признаю нашего старого приятеля Вольфа Петросяна… ныне покойного…

Я переворачиваю карточку. На обороте три слова: Коре от Вольфа. Значит, это она. Объясняю все Гарри.

— Ясно, — говорит он. — Вот почему твое обаяние оказалось бессильным. Она еще в шоке после такой жестокой потери.

— Черта с два! — самодовольно возражаю я. — Еще пара дней — и она раскололась бы как миленькая.

— Ну ладно, ты чего остановился, посмотри, что в конверте! — говорит Гарри.

— Я думаю, здесь другие фотографии. Ведь те, что мы добыли, она требовала у меня.

— Ну и что, они могли ей понадобиться, чтобы просто-напросто их уничтожить, — предполагает Гарри. — Так что здесь вполне могут быть те же.

— Давай лучше посмотрим, — предлагаю я.

И открываю конверт нетвердой рукой.

Облегченно вздыхаю. Но расслабляться нельзя. На первом же снимке — Беренис Хевэн.

На втором, вне всякого сомнения, Синтия Спотлайт. Настоящая!.. Та, которая пропала без вести. Девушка на третьем снимке нам не знакома. Гарри берет у меня из рук фотографии и переворачивает. На обороте написаны имена. И они действительно совпадают. Так мы узнаем, что третью зовут Мэри Джексон.

Я подытоживаю, что нам известно, как для Гарри, так и для себя самого.

— Значит, дела обстоят следующим образом, — говорюя.

Во-первых, меня усыпляет некто «X», потом меня похищают какие-то незнакомые личности и пытаются заставить переспать с некоей Беренис Хевэн, пропавшей без вести. Это им не удается, и тогда в ход пускают технологические средства, позволяющие получить определенное количество того, что могло бы компенсировать проявленную мной несостоятельность.

Во-вторых, в двух шагах от места, где меня похитили, в телефонной будке был найден труп приятеля того самого «X», Вольфа Петросяна, который успел спрятать в этой самой будке настолько чудовищные фотографии, что нам обоим становится от них дурно.

В-третьих, некая банда «А», охотясь за этими фотографиями, убирает нескольких полицейских, но безрезультатно. Затем та же банда, или банда «Б», ищет снимки в телефонной будке и у меня дома, причем последний факт доказывает, что в деле замешаны две разные группировки, одна из которых знает, кто я такой, — это банда, в которую входит «X».

В-четвертых, нам известно, что пропала без вести еще одна девушка — Синтия Спотлайт. И что третью ждет, если уже не постигла, та же участь.

Гарри прерывает мои рассуждения:

— Все это очень интересно, но ведь мы знаем еще и вот что: те, кто похищает этих девушек, не ограничиваются тем, что заставляют их переспать с парнями. Мы же видели снимки. И еще один любопытный факт: на машине, которая стояла сегодня утром у твоего подъезда, были поддельные номера.

— Это ты точно выяснил? — спрашиваю я.

— Да.

— Ну что я тебе говорил?…

12 Мэри Джексон, где же ты?

— Видишь, старичок, — говорит Гарри, — кое-что у нас все-таки есть. Если бы мы нашли все сразу — это было бы слишком! Сегодня утром нам просто повезло, а теперь пора поработать… Вот увидишь, мы уже можем столько всего наворотить!

Я снова вспоминаю Сандэй Лав, и по ассоциации перед глазами появляется двойной бифштекс со шпинатом.

— Я, кстати, так и не дозавтракал, — ворчу я, — да еще пришлось бросить такую девушку…

— Что за черт! — восклицает Гарри. — Ты вроде бы у нас самый целомудренный или уже нет?

— Знаешь, сейчас, когда я стал детективом и рискую в любую минуту погибнуть, мне начинает казаться, что просто глупо терять оставшееся время попусту.

— Ах, вот как! Ничего, придется потерпеть, — ехидничает Гарри. — Давай-ка лучше для разнообразия позвоним Дифато.

Он снимает трубку, а я набираю номер. Потом беру второй наушник и тоже жду.

Сначала отвечает оператор, но вот уже на проводе сам Дифато.

— Ну, какие новости? — спрашивает у него Гарри. — Предупреждаю, мы тут серьезно взялись за это дело.

— Да что вы говорите! — кисло-сладким тоном изумляется полицейский. — Лучше б вы не лезли в дела полиции.

Но он, бесспорно, и в самом деле дружит с Гарри, потому что сразу же выкладывает нам следующее:

— Есть для вас кое-что новенькое, Килиан. К нам только что поступили два клиента, оба дырявые, как решето, но еще живые. Одного зовут Дерек Петросян, это брат Вольфа. Второй пока молчит, и у него вообще нет никаких документов, только черный «нэш» с поддельными номерами. Петросян сказал, что ему заплатили за то, чтобы он следил за здоровенным светловолосым парнем, который обедал в «Эль Гато» с девушкой и еще одним приятелем, у которого довольно-таки гнусная рожа. Выяснилось, что оба клиента проскочили несколько красных светофоров и что следили они за одним и тем же типом. Наконец, один врезался в зад другому, ну а поскольку ребятишки попались нервные, то решили немножко друг в друга пострелять. Вообще-то ничего страшного. Но раны довольно болезненные, особливо на ощупь, так что если постараться, то, я думаю, они нам скоро много чего порасскажут. Ну вот, скажи теперь, и кто меня за язык тянет?

Гарри смеется:

— Понятия не имею, — отвечает он. — Спасибо, Ник. За мной не заржавеет.

— Пока! — бросает Дифато и вешает трубку.

— Хороший парень! — говорит Гарри. — Теперь понимаешь, почему сегодня за тобой никто не следил? Эти козлы сами друг друга убрали.

— Не нравятся мне их нравы, — комментирую я. — Чуть что — сразу жмут на гашетку. А чем это ты так умаслил Дифато, что он выкладывает тебе все свои служебные секреты?

— А это тоже секрет, — улыбается Гарри. — Ну а сейчас…

— А сейчас я пошел обедать.

— Ты и так хорошо поел, — возражает Килиан. — Сейчас будем звонить Мэри Джексон. Дай-ка телефонную книжку.

Я открываю справочник. Господи, помилуй! Только в Лос-Анджелесе Джексонов на целую страницу.

— Ты что, спятил, — возмущаюсь я, — если по каждому звонить, то это минимум на полдня!

— Ошибаешься. Сначала надо исключить все служебные телефоны.

И он тут же начинает отмечать карандашом отдельные номера. Потом хватает телефон, устраивается в кресле поудобнее и принимается за работу, каждый раз с подлинным артистизмом меняя свой образ. То он представитель страховой компании, то приятель Мэри, которому срочно надо с ней поговорить, и так далее…

Я тем временем сижу жду и немножко мечтаю о сокровенном. Я снова вижу Кору Лезерфорд рядом с собой в машине и себя рядом с ней… и опять-таки думаю, что, попадись она мне под руку еще раз, я бы действовал совсем иначе. Обидно как-то получается. Стоит мне оказаться с девушкой в подходящей обстановке, как я просто трушу… эти дурацкие мысли о целомудрии ударяют в голову и напрочь парализуют волю. А ведь тот переулок, где я оставил Кору, был таким тихим… маленькие домики, а в них — маленькие комнатки с толстыми коврами… а как, наверное, удобно на таком ковре… Черт!.. Кажется, мои представления об окружающем мире меняются самым радикальным образом по сравнению, допустим, со вчерашним днем. Взять хотя бы то, что сегодня я не делал зарядки и мне на это глубоко наплевать, я бы предпочел заняться гимнастикой с той желтоглазой девушкой. А может, с Сандэй Лав… или с Беренис Хевэн… но о ней лучше не думать, так как я видел ее только в таком наряде, от которого у меня повышается давление.

Гарри, похоже, что-то нарыл. Я на какое-то время отключился, но когда обращаю на него внимание, то вижу, что Килиан с кем-то оживленно беседует о Коре Лезерфорд, выдавая себя за ее друга. Он все больше возбуждается, но вдруг резко бросает трубку, и я понимаю, что над ним просто кто-то издевался.

— Я уже обалдел, — признается он. — Тут действительно на целый день. Ты прав.

— А если бы мы решили на них посмотреть, — подливаю я масла, — то вообще понадобился бы месяц, как ты думаешь?

Гарри пожимает плечами:

— Последняя сказала мне, что она племянница президента Трумэна, представляешь?

— А вдруг это правда?

— Ну да… особенно, если вспомнить, что она потом добавила… Племянница Трумэна должна все же быть повоспитаннее. А ты не хочешь меня сменить?

— Ну уж дудки, — протестую я. — Хочешь поиграть в полицейского? Давай, только один. Вот соблазнить кого-нибудь — это пожалуйста, но не больше.

— А главное, у тебя это классно получается… — бормочет Гарри себе под нос.

Он снова берет аппарат и начинает накручивать диск. Между двумя номерами звонит в редакционный бар и заказывает чего-нибудь выпить и перекусить. От этого мое настроение поднимается минимум метра на два с половиной. А адская игра все продолжается.

13 Энди и Майк вступают в игру

Худо-бедно, а через два часа в руках у Гарри остается список, в котором значатся только пять Мэри Джексон. Я тем временем изрядно подкрепился и чувствую себя значительно лучше. Я беру список и начинаю чертить план, так как все эти пять оставшихся девушек живут отнюдь не по соседству друг с другом.

Через двадцать минут мы уже несемся по улицам города в поисках нужного адреса. Я не очень-то надеюсь на успех, но, как знать, у той, кого мы ищем, вполне может оказаться телефон, а Гарри не такой уж дурак, как можно подумать.

Двух первых вычеркиваем довольно быстро. Затем подъезжаем к дому, где, по идее, живет третья, и Гарри вылезает из машины. Я иду следом, потому что вдвоем не так кисло.

Он звонит. Проходит минута, и дверь открывается. Я смотрю на Гарри и тут же отворачиваюсь.

— Мисс Мэри Джексон? — спрашивает он и улыбается как можно любезнее.

Перед нами стоит тетка с морковного цвета волосами и великолепной заячьей губой, открывающей в улыбке всю челюсть без остатка.

— Да, это я… — говорит она.

Уж не знаю, что вдруг находит на Гарри.

— Вот как!.. Ну тогда это не мы… — вежливо отвечает он.

Я скатываюсь вниз по лестнице и на семь ступенек опережаю Гарри, а мы все еще слышим, как она костерит нас обоих на чем свет стоит. Усаживаясь в машину, я чувствую некоторую растерянность. У нас осталось только две Мэри Джексон — на Фигероу Террас и на Мэйплвуд-авеню, и сначала я еду по второму адресу, потому что Фигероу, которую я и так с большим трудом нахожу на карте, оказывается уж совсем у черта на куличках.

Итак, едем на Мэйплвуд. По указанному адресу стоит красивый дом. Мы снова высаживаемся, но не успеваю я захлопнуть дверцу, как хватаю Гарри за руку. В десяти метрах от нас в подъезд входит Кора Лезерфорд. А перед нашей машиной стоит припаркованный голубой «додж».

— Стой… — говорю я Гарри. — Это она…

— А ты куда? — спрашивает он.

— Ну не пойдем же мы за ней вот так…

— Что значит за ней?

— Послушай, девушка сейчас опять выйдет. Она приехала за Мэри Джексон…

— Кто приехал? — не понимает Гарри.

— Да Кора же! — поясняю я. — Та самая, у которой я забрал сумочку. Она только что сюда вошла. Здесь наверняка живет та самая Мэри Джексон, и они сейчас вместе выйдут. Я пойду пока позвоню Энди Зигману.

— Послушай, Рок, я тебя прошу, объясни, в чем дело? — просит Гарри. — По-моему, после того как ты получил по башке, у тебя там что-то зашкаливает.

— Да Господи, Гарри… — урезониваю я его. — Помнишь, я говорил, что меня на дороге в Сан-Пинто подобрал таксист, которого зовут Энди Зигман? Он предложил помочь, если что. Я лично этому типу доверяю. И сейчас пойду ему позвоню… потому что мне не очень нравится то, что произошло сегодня утром… Подкрепление нам не помешает. Я еще не знаю, во что мы впутались, но те шутники, что делают операции, которые мы видели на снимках, явно не самая лучшая компания, уж поверь.

— Думаешь, эту Мэри повезут туда же, где был и ты? — допытывается Гарри.

— Это, по-моему, очевидно, — ворчу я. — И чем больше нас вслед за ними поедет, тем лучше.

— Чудной из тебя детектив… — говорит Гарри, качая головой. — По-моему, не очень умно вмешивать в это дело кого-то еще.

— А мне плевать, умный я или нет. Главное не оставаться наедине с этими девицами — я от них комплексую.

— Ну давай, — соглашается все же Килиан. — Дело в конце концов твое.

Мы очень быстро обмениваемся этими репликами, и еще быстрее я оказываюсь в телефонной кабине и набираю номер Зигмана.

Энди дома… голос довольный… И он сразу узнает меня.

— Мне нужна ваша помощь, — говорю, — и такси. Но желательно, чтобы в тачке сидел еще и надежный клиент. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?

— Да вроде понимаю. У меня как раз есть подходящая кандидатура. Племянник. Очень хороший мальчик, не любит болтать и силен как бык. Кстати, служил в морской пехоте.

— И его зовут?

— Майк Бокански. Отвечаю за него, как за себя самого.

— О’кей, — соглашаюсь я. — В темпе дуйте сюда. Вы ведь знаете Мэйплвуд-авеню? Остановитесь возле дома номер двести тридцать.

— Через десять минут буду, — отвечает Энди дрожащим от возбуждения голосом.

— Давайте, одна нога там, другая здесь — я ведь не знаю, сколько все это еще продлится, — поясняю я. — Она может уехать в любой момент.

Других объяснений Энди не требует и вешает трубку.

Он появляется уже через восемь минут, а из дома, к счастью, еще никто не вышел. Я подходу к машине Зигмана и пожимаю ему руку. На заднем сиденье — симпатичный крепкий загорелый парень. У него подвижные черты лица и очень острый для такой физиономии взгляд.

— Это Майк, — указывает на парня Энди. — Мой племянник.

— Добрый день, — здоровается Майк.

— Значит, вы… — говорю я, — решили поработать вместе с нами? Ничего сложного не требуется: поезжайте следом, как только я тронусь с места. Старайтесь держаться не слишком близко, но и не слишком далеко, чтобы не потерять нас.

— Годится, — кивает Энди, — мы согласны.

Майк Бокански с размаху шлепает по спине еще одного пассажира, которого я сразу и не заметил. Это огромный пес, великолепный боксер, такой же невозмутимый на вид, как и его хозяин.

— Это Нуну… — представляет Майк Бокански своего зверя, который улыбается мне широкой собачьей улыбкой.

— Ну, тогда вообще все в полном порядке, — радуюсь я. — Даже если вы нас потеряете из виду, он в два счета отыщет след.

— Это точно! — соглашается Майк Бокански.

И снова награждает своего пса ласковым шлепком, способным уложить и быка, причем собаке это явно доставляет удовольствие. Я иду прочь и возвращаюсь в свою машину, где меня ждет Гарри. Надо же, он спит! Я тихо усаживаюсь рядом, стараясь не разбудить старину Килиана.

14 Оргия в моем вкусе

Я жду. Он ждет. Они ждут. Все ждут. Не знаю, быть может, и я начал клевать носом, но тут меня вывел из оцепенения вид открытой дверцы голубого автомобиля. Промелькнуло знакомое платье Коры. Она усаживается, а следом за ней — высокая стройная девушка в белом костюме, из-под очаровательной шляпки (а так ли уж она очаровательна? Может, я просто не разбираюсь в шляпках?) струится копна светлых волос. Я бесшумно трогаюсь с места. «Додж» отъехал уже метров на сто, я бросаю взгляд в зеркальце и вижу пристроившееся в хвосте такси Энди Зигмана. Не знаю, прав я или нет, но так мне гораздо спокойнее.

Кажется, Гарри пробуждается.

— В чем дело? — ворчит он. — Мы уже в море?

— Пока нет, — отвечаю я, — сначала нам светит загородная прогулка. Не возражаешь?

— Только смотри, не сбейся с дороги, — бормочет Килиан и снова засыпает.

Бужу его ударом локтя под ребра.

— Послушай, Гарри, чем дрыхнуть, лучше пораскинул бы мозгами.

— Бу-у… — гудит он, — но это же элементарно. Дерек Петросян работал с братом, а тот, второй, — с другими, и оба до сих пор ищут эти чертовы снимки.

— Мне от этих фотографий как-то не по себе, — признаюсь я.

Теперь мы едем уже довольно быстро, а «додж» маячит где-то вдалеке. Не дай Бог, красный свет — и я, как пить дать, его потеряю, реши они свернуть куда-нибудь в сторону.

Он таки сворачивает, но я не зеваю и, сохраняя ту же дистанцию, выскакиваю на Футхилл-бульвар. Здесь я увеличиваю скорость еще больше, естественно в пределах, любезно допускаемых местной полицией, и мы, кажется, едем прямо на Сан-Пинто.

Я делюсь этими соображениями с Гарри. Совершенно ясно, что жара не идет ему впрок; я, кажется, забыл упомянуть, что этот веселенький денек сопровождается еще и отупляющей мозги жарой.

— Ты хоть знаешь, чем мы сейчас занимаемся? — интересуюсь я, в надежде вернуть его к реальности.

— Да, — отвечает он. — Мы следим за Мэри Джексон, которую пытается похитить та самая девица, у которой ты стащил сумочку.

— О! — говорю я. — А ты, оказывается, еще соображаешь. Но, между нами, это не очень похоже на похищение — она скорее согласна… Интересно, чего эта Кора ей наплела.

— Проще пареной репы, — ворчит Гарри… — Наобещала что-нибудь вроде римской оргии, да такой, что последний писк. Судя по тому, что ты рассказал об этой Беренис Хевэн, им только это и подавай.

— Наверное, ты прав… — соглашаюсь я. — Стоило мне только перестать сопротивляться… Ладно, давай о чем-нибудь другом, а то уж очень гнусные воспоминания…

— Сам виноват, — ехидно констатирует Гарри.

И ведь черт возьми! Я же знаю, что он прав. Чем дальше, тем больше меня поражает то, что творится в моей голове. Я, еще вчера само благоразумие, вдруг обнаруживаю в себе черты старой развратницы. Мне приходит в голову, как было бы классно подхватить обеих девчонок и пригласить на ужин в один из этих ресторанчиков в мексиканском стиле, которых полно вдоль шоссе.

Делюсь своей гениальной идеей с Гарри.

— По-моему, за тобой уже пора присматривать, — улыбается он.

Между тем я продолжаю жать на газ, потому что голубой «додж» скрывается в тумане… Пардон, это я просто образно выразился. А туман был бы очень кстати — как раз освежить голову! Машина безо всякого усилия несется по ровной глади шоссе, а во мне все больше и больше зреет желание тормознуть этот «додж» и покадриться с девчонками.

— Ну ты не очень-то, — теперь Гарри наблюдает за мной краем глаза, — не забывай, что разок она тебя уже отцепила. Нечего так возбуждаться… Да, похоже, сыскная работа действует на тебя скорее отрицательно.

— Черт! — продолжаю я. — А ведь мысль не так уж глупа. Сам подумай, против нас обоих им не устоять, и потом, это даже приятно — провести вечер в обществе таких красавцев, как мы. А заодно, глядишь, и разузнаем что-нибудь.

Что ж, Сандой Лав придется подождать. Гарри сдается, и я прибавляю газу. Вот я уже поравнялся с ними и обгоняю, пытаясь прижать к краю шоссе. За рулем Кора, отчаянная девчонка. Она, видимо, сразу узнала меня и, вместо того чтобы остановиться, сначала резко тормозит, пропускает меня вперед и тут же снова нахально обгоняет. Но куда ее мотору тягаться с моим!.. Я повторяю маневр, на этот раз она не сопротивляется, и вот обе машины стоят на обочине, одна за другой. Я просовываю голову к ним в кабину и опять разыгрываю роль старого приятеля:

— Привет, Кора, как настроение?…

— Спасибо, Рок, — отвечает она. — Познакомьтесь, мисс Джексон, Мэри Джексон. Да, та самая, вы видели ее снимок у меня в сумке.

Мне есть чего опасаться, особенно после того, как я с ней обошелся. Но с виду все нормально. Ясно, что в лифчике она не прячет револьвер, он и без того все так же заполнен до краев.

Энди Зигман и Майк отъехали метров на двести вперед, остановились, и я вижу, как они начинают менять колесо, в чем вовсе нет необходимости.

Я же продолжаю гнуть свое:

— Ну так как, Кора, мы же вроде собирались пообедать вместе… Лучшей возможности и быть не может… Со мной как раз мой приятель Гарри Килиан, предлагаю отметить это дело вчетвером. Согласны? Надеюсь, мисс Джексон не возражает?

— Что вы, мы с удовольствием! — отвечает Мэри Джексон.

Такое впечатление, что она выпалила это слишком поспешно. Кора явно недовольна и бросает на подругу не очень теплый взгляд, но меня это не смущает.

— Вот и отлично, — говорю я. — Гарри тоже согласен, он и так уже целых два километра дергает меня, чтобы я вас догнал. Он первый узнал вас. Значит так, Кора, идемте ко мне в машину, а Гарри сядет сюда, на ваше место.

Я делаю ему знак. Гарри подходит, и я знакомлю его с девушками. Через пять минут мы снова едем по шоссе. Я веду «додж» и что-то напеваю, а чуть поодаль вижу машину Энди и Майка, успешно завершивших ремонт несуществующего прокола.

— Что это вы искали сегодня утром? — невинно спрашивает Кора. — Вы меня совершенно раздели.

Да, раньше я никогда не встречал таких крутых девчонок. Абсолютно никакой обиды в голосе — это, пожалуй, пострашнее, чем если бы она накинулась на меня со всей злостью.

— Видите ли, я решил воспользоваться тем, что вы потеряли сознание, — отвечаю я. — Обычно с девушками я очень робок — ну и стараюсь улучить момент, когда они спят, чтобы посмотреть, как они скроены.

И это почти чистая правда. Во всяком случае, эта Кора, без сомнения, из тех девиц, которым надо дать по шее, чтобы они сделались полюбезнее.

— Ну, мне это доставило мало радости, — скривилась она. — А может, все-таки объясните, что вы со мной сделали, пока я… спала?

— О таких вещах не рассказывают, — возражаю я, — но если нам выдастся еще свободная минутка, я надеюсь пополнить ваше образование. Да, кстати, вы тут знаете какое-нибудь местечко, где мы могли бы приятно провести вечерок?

— Да их тут немало… как раз не доезжая до Сан-Пинто.

Мне с трудом удается скрыть волнение.

— Вот и отлично, — говорю я.

— Тогда давайте поднажмите, — продолжает Кора. — А то денек у меня выдался тяжелый и живот от голодухи уже крутить начинает!

Да, вот что значит честный противник. Примерно через час я останавливаюсь возле очаровательного ресторанчика прямо у дороги, усыпанного цветами и выкрашенного белой и красной красками. Во дворе на площадке, покрытой гравием, стоит большой лимузин.

Вот в сущности и все, что я успеваю заметить. Гарри уже рядом, и в тот момент, когда мы входим внутрь, на нас сразу набрасываются четверо каких-то типов. Вернее было бы сказать, четверо горилл.

Я валюсь на пол, как кегли, потому что один из них нырнул мне в ноги… И тут начинается одна из самых замечательных драк, в каких мне только доводилось участвовать.

Эх, если бы я мог посмотреть на нее со стороны!

15 Я совершенствую спортивное мастерство

Ясное дело, эта Кора Лезерфорд привезла нас именно сюда, потому что здесь ее ждали сообщники, без сомнения, те самые, кому она должна была передать похищенную Мэри Джексон. Но вот чего я не могу понять: как это ей удалось предупредить их и почему они прямо с порога налетели на нас. Эти мысли пулей проносятся в голове, как в тумане, потому что одновременно я занят тем, что бедрами сжимаю шею одного из этих типов, а второго душу руками… Да, это тоже шея, так как под пальцами я слышу хруст. Мельком замечаю, что и Гарри пока держится. Собираюсь с силами и сдавливаю еще крепче — как ногами, так и руками. Внезапно тот мужик, которого я схватил за глотку, перестает колотить меня по ребрам и ноги у него подкашиваются. Я деликатно отодвигаю его в сторону, хватаю второго за волосы и резко дергаю. Он принимается вопить как дикий кот, извивается как угорь и вырывается из моих рук. Потом берет разбег, чтобы снова кинуться на меня. Я встаю наизготовку и уже собираюсь окончательно «выключить» его, как вдруг мне на голову обрушивается ваза весом не менее десяти килограммов. На несколько секунд я теряю ориентацию. Тем временем второй противник со всего маху опускает мне на физиономию свой кулак, и по мягкости прикосновения я сужу, что он, должно быть, вырублен из куска гранита. Я принимаю этот удар правым глазом и отвечаю левой ногой в нижнюю часть живота. Парень складывается пополам, и я с облегчением перевожу дыхание. Но кто же запустил в меня вазой? Я оборачиваюсь и вижу Кору.

— О! — восклицаю я. — Как нехорошо нападать на своего жениха, да еще сзади!

Она ухмыляется. В этот момент мне на спину бросается один из тех двоих, что напали на Гарри. А с Гарри дело дрянь. Он растянулся на спине и блаженно улыбается, уставясь в потолок. Я откидываюсь назад, делаю мостик, потом резко выпрямляюсь и перебрасываю нападающего через голову. Он с глухим стуком обрушивается на пол. Я радостно смеюсь, но в этот момент мне на череп опускается вторая ваза — весом килограммов пятьдесят — и я падаю на колени рядом с типом, который только что летал у меня по воздуху. Он представляет собой печальное зрелище: вместо лица какое-то месиво, а левая рука вывернута в другую сторону. Из угла, где лежит Гарри, раздается стон, и над ним склоняется первый из нападавших — здоровый детина в костюме из светлого габардина и в серой шляпе; видимо, Гарри достался им легче, чем я рассчитывал… Я опять жду нападения со стороны Коры Лезерфорд, а сам бешусь как черт, потому что у меня так болит голова, что я просто не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. В последний момент я с удовольствием вижу, как вдруг обе ноги Гарри выпрямляются и опускаются точнехонько в челюсть господина в габардиновом костюме, который выплевывает три дюжины зубов и валится на пол, ругаясь как извозчик. Гарри встает. Видимо, он только притворялся. Но все это происходит очень быстро, и я плохо соображаю, что к чему. Я все еще в полугрогге стою на коленях перед своей последней жертвой и замечаю, как Кора вскакивает мне на спину верхом и начинает долбить по чайнику китайским бронзовым пресс-папье. Один, два, три, четыре… хана! Я очень музыкально хрюкаю и выпадаю в осадок.

16 Попали как кур в ощип

Когда я прихожу в себя четверть часа спустя, обстановка вокруг (я, кстати, так и не успел вам ее описать) ничуть не изменилась. На полу красивый ковер в индейском стиле, на нем несколько темно-красных пятен, так как все мы малость в крови. В комнате мебель с медными ручками, видимо, из красного дерева, хотя я и не уверен. В стене маленькие необычной формы окошки с длинными шторами. Сам я сижу у стены, связанный как сарделька. Я едва в состоянии пошевелить головой, и все тело ноет от боли. Рядом сидит Гарри. Нос распух настолько, что почти упирается в грудь, и во всем его облике сквозит явная усталость. Напротив нас четверо остальных участников маленькой дружеской потасовки вяло помогают друг другу прийти в себя. Среди них замечаю одного, кому жизнь уже совсем не в радость. Это тот, которого я слегка придушил. Над ним копошатся двое других, шлепают его по щекам, дергают за руки, но, увы, парень по-прежнему больше смахивает на тюфяк, нежели на что-то более путное. Господин в габардиновом костюме тоже выглядит довольно неважно: он не переставая промокает физиономию платком уже ярко-красного цвета, и стоит парню закрыть рот, как становится видно, сколько у него осталось зубов, вернее, что их у него вообще больше нет. Что же касается цвета глаз, выросших у него аж до середины щек, то он напоминает спелый баклажан, только поярче. Двое других — толстяк в синем костюме, который упражнялся со мной (это его я перекинул через голову), и чернявый шкаф с плечами под стать готической башне — ощупывают себя с ног до головы, соображая, что же у них переломано, и их стоны бальзамом льются мне на сердце. В целом я почти доволен результатами сражения, хотя и чувствую себя так, будто по мне прошелся каток. Гарри предпочитает пока ни с кем не делиться впечатлениями. Кроме того, в комнате находится еще и свежая, как роза, Кора Лезерфорд (она сидит верхом на стуле) и несколько озадаченная Мэри Джексон. Но я-то знаю, что женщины любят наблюдать, как дерутся мужчины, даже если не из-за них. Мэри Джексон сосредоточенно пудрит нос, словно это она только что участвовала в потасовке.

— Странные у вас манеры, кто же так благодарит мужчин, которые приглашают вас поужинать? — говорю я.

— А сами вы как обращаетесь с женщинами, которые садятся к вам в машину? — в тон мне отвечает Кора.

Эта мерзавка еще смеется!

— Вы просто не в моем вкусе… — ехидно уточняет она.

Я стараюсь вывести ее из себя, потому что эта улыбка начинает давить мне на психику.

— Да я знаю того, кто в вашем вкусе, — говорю я. — Он сейчас как раз в морге прохлаждается, а вся его гнусная рожа пошла синими пятнами. Кстати, этих чудил ждет то же самое.

Я киваю в сторону четверых искалеченных приматов, которые продолжают копошиться у противоположной стены, и вижу, что мое предположение отнюдь не приводит их в восторг. Кора же при упоминании о своем любезном поджимает клюв и бросает на меня взгляд чернее ночи.

— Вольф Петросян был поумнее вас, Рок Бэйли, — цедит она сквозь зубы. — Его застали врасплох, подсыпали чего-то в стакан, но он никогда бы не облажался так, как вы, и не стал бы бросаться прямо волку в пасть.

— Однако ему хватило ума проглотить какую-то хреновину и отбросить копыта в телефонной будке, — возражаю я.

— Да, как раз насчет телефонной будки, — подхватывает Кора, — вам еще придется дать объяснения по поводу кой-каких фотографий.

— Кому? — спрашиваю я. — Вам? Или этим господам? — я окидываю взглядом всех четверых. — Или кому-нибудь еще?

Означенным «господам» наш разговор приходится, видимо, не по вкусу, и невысокий крепыш подходит ко мне. Прежде чем я успеваю увернуться, его кулак въезжает мне в нос, и голова моя звонко ударяется о стену…

Вероятно, Кора соображает, что эта сцена производит нежелательное впечатление на подружку. Интересно, как она собирается объяснить это Мэри Джексон? Скорее всего, все девицы, которых она поставляет для опытов господину «X», те еще оторвы. Да и насчет мужского пола — только подавай! Вот почему родители Беренис Хевэн и Синтии Спотлайт (двух первых исчезнувших девушек) не обратились в полицию с официальным заявлением. И вероятно, так же поступят родители Мэри Джексон. Но родители не видели тех снимков и, наверное, воображают, что речь идет о банальном загуле.

Пока я так размышляю, Кора наорала на моего обидчика, и тот, ворча, возвращается на место. В этот момент раздается шум, и в комнату врываются еще два молодца. Они смотрят на нас, ухмыляются, потом видят остальных и перестают ухмыляться. По их реакции я определяю, что к нашим противникам подошло подкрепление.

Кора встает со стула.

— Забирайте обоих, — говорит она, указывая на нас с Гарри, — и везите, сами знаете куда. Пошли, Мэри, — добавляет она после короткой паузы.

Вновь пришедшие подходят к нам. Один из них — среднего роста, хорошо одет и глуповатый на вид. А другой… Его я узнаю. Это тот самый толстый санитар, который прописал мне процедуры с Беренис Хевэн (о которых теперь я не могу вспоминать без сожаления) в самый первый вечер моих приключений.

Толстяк перерезает веревки у меня на ногах.

— Подъем! — говорит он. — Постой-ка, да это же старый приятель! Что, уже соскучился?

— Ага, в самую точку! — отвечаю я. — Сентиментальное путешествие к месту первого свидания.

Он выдавливает из себя толстый ломоть смеха граммов на двести. Но я и без того успел заметить, что у парня жизнерадостный характер.

— Все такая же скромняжка с голубыми волосами? — интересуется толстяк. — Наверное, отказал Коре, вот она тебя и приложила?

— Размечтался… — говорю я. — Минут за пятнадцать до вашего приезда мы как раз сидели друг на друге верхом.

И это чистая правда, только я забываю уточнить, что я сам был снизу, а она занималась любовью с пресс-папье. Тем временем мне удается встать, но ноги настолько затекли, что я вынужден уцепиться за этого «санитара», чтобы не упасть. Его дружок пытается поднять Гарри. Но старина не желает и пальцем пошевелить. Он уже вообще ничего не желает, лишь испускает стон и продолжает лежать неподвижно. Мэри Джексон смотрит на него с интересом, а Кора встает и подходит. И не успеваю я набрать в легкие воздуху, как она размахивается и бьет его спереди под коленку своим острым каблуком. Гарри подскакивает, как от удара током, и начинает истошно орать. Мэри Джексон проявляет все возрастающий интерес к происходящему, и ее розовый язычок облизывает блестящие от помады губы. Эта девушка явно из тех, кто обожает точить чьи-нибудь пальцы лезвием бритвы. Гарри вышел из оцепенения и, продолжая вопить, перекатывается по полу, стараясь увернуться от Коры. Он цепляется за стену, раздается скрежет ногтей. И наконец, собрав все силы, Гарри удается встать на ноги. А Коре Лезерфорд смешно. Только смех вдруг замирает, потому что кулак Гарри с размаху опускается ей на правую грудь. И вот уже Кора сама орет благим матом и приплясывает на месте, схватившись обеими руками за свой бюст.

«Санитары» вытаскивают нас на улицу. Мы пересекаем двор, усыпанный гравием. Все машины стоят на месте: большая, моя и последняя — «додж» Коры. Мы устраиваемся в большой. Наши стражи, очевидно, собираются оставить Кору здесь, потому что, усадив нас, весельчак опять идет в ресторан и возвращается, ведя за собой только Мэри Джексон. Я подталкиваю Гарри и стараюсь устроить его поудобнее. Мэри садится рядом со мной, и машина трогается с места. За рулем — коротышка, а толстяк наблюдает за нами в зеркальце заднего вида.

— Куда едем? — интересуюсь я.

— Да вы уже угадали, — отвечает он. — В гости к одному очень любезному господину, который предоставляет посетителям — и леди, и джентльменам — спальни со всей необходимой обстановкой!

Он умолкает, поворачивает какую-то ручку на передней панели и вызывает кого-то по радио. Скорее всего, они установили на своих машинах переговорные устройства типа «уоки-токи», какими пользуются в армии. Теперь становится ясно, почему те четверо поджидали нас прямо в ресторане: передатчик Коры был включен, и они слышали весь наш разговор с того момента, как я сел в «додж».

Я чувствую, как ко мне прислоняется Мэри Джексон и тут же начинает ерзать. Руки мои все так же связаны, и я не могу пошевельнуться, но ощущаю прикосновение ее ладони к своему бедру, и мне это не нравится. Все мои фантазии и желания как-то странно притупились с тех пор, как Кора приласкала меня по черепу произведением искусства.

— А вы симпатяга, — ни с того ни с сего заявляет мне Мэри Джексон, — только надо, чтобы физиономия чуть-чуть зажила, и будете совсем в порядке… Ну почему вы позволили этим громилам так себя отделать?

— Да если бы ваша подруга Кора не напала на меня так предательски, — отвечаю я, — ни в жисть бы им со мной не совладать!

Мэри Джексон тихо смеется. У нее очень красивые светлые волосы, и от нее пахнет чем-то неуловимо знакомым.

— Я сама совершенно не понимаю, что происходит, — говорит она. — Кора пригласила меня провести уик-энд на вилле у своих друзей.

— Это у кого же? — спрашиваю я.

— У Маркуса Шутца… у доктора Маркуса Шутца. Говорят, у него всегда полно народу. Ну вот мы и поехали. А потом нам повстречались вы со своим другом. Как, кстати, его зовут?

Я стараюсь отвечать как можно спокойнее. Ее рука, как бы сама по себе, продолжает гладить меня по коленкам.

— Его зовут Килиан, — отвечаю я. — Гарри Килиан.

Думаю, нет причин вешать ей на уши лапшу.

Эта Мэри Джексон — обыкновенная нимфоманка. Вот и все. Наконец она оставляет в покое мои ноги и пристраивается в глубине машины, обняв меня одной рукой за шею. Что за чертовщина! Ну неужели меня так всегда и будут заставать врасплох именно в тот момент, когда я не в силах за себя постоять?

У меня в башке не мозги, а фарш, я весь в синяках, на вид, должно быть, просто ужасен, да еще со связанными руками — а этой психопатке все до лампочки, и она начинает увлеченно колдовать над моим лицом, где-то в районе большой скуловой мышцы, — и все это в машине, которая везет нас к Маркусу Шутцу, к доктору Маркусу Шутцу. К тому, кто похищает людей и заставляет ложиться друг с другом в постель! А заодно устроил операционные, где делают снимки… Такие снимки, что мне недавно посчастливилось повидать и за которые полдюжины молодцов уже перестреляли друг друга.

Мэри поворачивается ко мне лицом, притягивает к себе, от чего мне делается ужасно больно, и принимается целовать. Рот ее сладок и свеж, а учитель был просто мастером своего дела. У меня кружится голова, и я мечтаю, чтобы этот миг продлился как можно дольше. Впрочем, он и так достаточно продолжителен. Я закрываю глаза и совсем перестаю сопротивляться… Как прекрасно, что когда-то изобрели этих женщин… Я уверен, что толстомордый наблюдает за нами в зеркальце, но мне совершенно наплевать. Мэри Джексон отстраняется от меня и едва слышно вздыхает.

— Лучше я устроюсь между вами, — говорит она. — А то здесь в углу как-то неудобно.

— Как вам будет угодно, — отвечаю я.

Не скажу, что сидеть со связанными руками доставляло мне особенное удовольствие, потому что в этот момент я бы нашел куда их деть. Она приподнимается и переползает через меня, в то время как я пытаюсь подвинуться вправо. На девушке лишь одно легкое платьице, и я замираю от прикосновения ее упругого тела… Я готовлюсь к восстановлению контакта… Но эта чертовка поворачивается к Гарри, обхватывает голову моего друга и проделывает с ним то же, что и со мной. Я отнюдь не против — ведь это старина Гарри, но чувствую, что сам как-то уменьшаюсь по отношению к ней, причем как в переносном, так и в прямом смысле этого слова. Я пользуюсь передышкой и любуюсь пейзажем за окном. Толстяк на переднем сиденье устроился вполоборота к нам и развлекается, как в цирке. Он меряет меня саркастическим взглядом, потом опять крутит ручки радиопередатчика и продолжает еле слышные переговоры с невидимыми собеседниками. Они, должно быть, где-то неподалеку, так как мне известно, что радиус действия таких маленьких передатчиков невелик. А за окнами все та же картина: ярко палит солнце, начинающее уже клониться к горизонту, да кое-где мелькают чахлые деревца и яркие цветы. Иногда машина проезжает мимо валяющегося у дороги верблюжьего скелета, и тогда перед глазами возникают кочевавшие здесь когда-то караваны. Мэри Джексон отпускает Гарри и снова придвигается ко мне.

— Ну что, еще не надоело? — недовольно ворчу я.

— Подождите, я хочу выбрать… — безо всякого стеснения заявляет она. — Вообще, если разобраться, вы мне нравитесь больше.

Вот чертовка… а ведь соображает! Я, конечно, понимаю, что это самая вульгарная лесть… Но все-таки приятно. На этот раз она берется за дело с еще большим пылом… а его у этой девицы в избытке!

— Если бы вы все же перерезали веревку… — удается выдавить мне, — то я по крайней мере не чувствовал бы себя таким бесполезным.

— Да я бы с радостью, — отвечает она, — но нечем… Давайте не будем терять времени, и так очень хорошо.

Гарри, который было очнулся, снова впал в совершенное забытье. Предполагаю, что это поцелуи Мэри добили его. А сейчас волна блестящих волос спадает мне на щеку, перед глазами мелькает ее нежное ушко и мой взгляд теряется в тенистых изгибах тонкой круглой шеи. Нежное тепло начинает охватывать меня, и я перестаю сердиться на этих мужиков, которые везут меня к доктору Маркусу Шутцу… неужели я наконец узнаю, кто такой этот доктор Шутц?

Этот вопрос проносится в голове, но довольно смутно, так как я чувствую себя очень далеким от всяких криминальных проблем. Машина замедляет ход, сворачивает направо на проселочную дорогу и снова мчится вперед. Этот маневр буквально приклеил меня к Мэри. Я чувствую смутные угрызения совести при мысли о Сандэй Лав. Тем временем упругий бюст Мэри расплющивается о мою грудь, и я слышу, как ее дыхание учащается. Машина подпрыгивает на колдобинах. Но вот снова тормозит, еще раз сворачивает, теперь налево, проезжает еще двести метров и резко останавливается.

Сквозь рассыпавшиеся по моему лицу светлые волосы Мэри я вижу высокую кирпичную стену.

Оба охранника вылезают из машины. Я слышу, как один из них чертыхается, потом раздается скрип тормозов еще одной машины, и вижу, как толстяк валится на землю под тяжестью молнией метнувшегося на него зверя, в то время как его напарник падает в глубокий нокаут… Узнаю работу Майка Бокански и его собачки Нуну… а также улыбающуюся лукавую физиономию Энди Зигмана.

17 Дела идут на лад

Да, это Энди и Майк, они ехали за нами и вовремя пришли на помощь. Энди Зигман открывает дверцу, достает из кармана нож и разрезает на мне веревки. Мэри Джексон продолжает неподвижно сидеть рядом. Такое впечатление, будто ей чихать на все, что происходит вокруг. Я вылезаю из машины и не могу сдержать стона. Кровь снова струится по жилам, и в первый момент меня так и корчит от боли. Майк достает дубинку и в несколько ударов этого замечательного инструмента укладывает рядом друг с другом обоих моих недавних похитителей, завершая тем самым столь удачно начатую его псом операцию, — да, теперь мальчики проснутся не скоро. Я от всей души благодарю Энди, который действительно вытащил меня из суровой переделки. А он тем временем развязывает Гарри и пытается привести его в чувство. Майк Бокански отдает мне честь, и его пес тоже, причем Майк только что в очередной раз дружески шарахнул его по заду, от чего оба испытали чувство глубокого удовлетворения.

— Я думаю, не стоит тут особо задерживаться, — говорит мне Майк, кивая на высокую кирпичную стену, у которой остановилось наше такси. — Вас, наверное, уже встречают, и если мы еще потянем резину, то они всем скопом свалятся на нашу голову.

— Вы правы, — соглашаюсь я. — Но что же делать? Неужели теперь, когда нам наконец известно, где находится логово этих господ, мы уедем, так и не узнав, что же там творится?

Я чувствую, как рука Мэри Джексон обвивает меня за шею. Она уже стоит рядом, и такое впечатление, что ей просто не терпится продолжить то, что мы так славно начали в машине.

— Сначала надо отогнать эти тачки подальше и где-нибудь припрятать, — говорит Майк. — А потом вернемся и все тут обыщем.

— Гарри уже не помощник, — говорю я. — А идти туда нужно как минимум вдвоем.

Итак, к Маркусу Шутцу со мной отправится Майк Бокански. Клянусь честью, грех пренебрегать таким напарником. Особенно если и псина тоже принимает участие в экспедиции.

Но что же нам делать с Мэри Джексон? Она все продолжает прижиматься и обниматься, только сейчас, когда мы стоим, это выглядит менее непристойно, так как она едва достает мне до плеча. Руки у меня уже окончательно размялись, и, поскольку шишки слишком плотным слоем покрывают все тело, чтобы обращать на них внимание, я чувствую себя почти в форме. Лишь бедняга Гарри напоминает мешок с песком после тренировки дюжины боксеров. Кожа вокруг глаз окрашена в прекрасный густочерный цвет, все одежда в крови — своей и противников. Он прихрамывает, с отвращением шмыгает носом и, прежде чем заговорить, делает несколько жевательных движений ртом — видимо, пересчитывают языком оставшиеся зубы.

— Ну как? — шепелявит он мне. — Доволен? Классно поужинали!.. А где же наши девочки?

— Никуда не денутся.

Энди ухмыляется, Майк тоже расплывается в улыбке.

— Мы заглянули в эту харчевню узнать, что там происходит… — смеется Майк. — Вы их и сами неплохо отделали, но уж теперь, я думаю, о них услышат не раньше чем месяца через два… И еще там была какая-то девица?

— О да, — отвечаю я, — совершенно очаровательная девушка… вы с ней знакомы, Мэри? Это ваша подруга Кора…

— Нуну малость порвал ей платье, — поясняет Майк. — Так что если она не додумается сшить себе новое из занавесок, то вряд ли рискнет выйти сегодня на улицу — в таком виде ее враз заметут.

— Но Кора же поднимет тревогу, — замечаю я. — Да ладно, так я и поверил, что вы только раздели ее при помощи Нуну и этим ограничились.

Лицо Майка Бокански заливает краска.

— Все в порядке, — говорит он, — девица в надежном месте. — И тут, не в силах удержаться, он взрывается хоботом: — Ваша красотка в багажнике такси.

Я успокаиваюсь. Все это время Энди Зигман старательно массирует руки и торс Гарри, и тот внезапно встряхивается и издает слабый боевой клич:

— Вперед!

— Ага, сейчас! — говорю я. — Вот что: садись-ка ты в эту машину (я киваю на лимузин, который доставил сюда Гарри, Мэри Джексон и меня) и поезжай за Энди! Эти тачки нужно спрятать, а то нас живо обнаружат. А мы с Майком пока заглянем внутрь. По дороге найди какое-нибудь кафе и обязательно позвони Нику Дифато.

— Да… как раз недавно я уже заезжал в одно такое кафе, — ворчит Гарри. — Нет, с меня хватит…

— Ладно тебе, — продолжаю я, — не могут же нас поджидать повсюду. Поточнее расскажи Нику Дифато, где мы находимся, и, как только спрячете машины, немедленно возвращайтесь к нам. Да, и не забудьте вытащить из багажника Кору Лезерфорд!

— Будь моя воля, — признается Гарри, — я бы ее там так и оставил помирать — надеюсь, ждать долго не придется.

— Ладно, ладно, — говорю я, — а еще заберешь нашу подругу Мэри Джексон, и уж позаботься о ней тоже.

— О! — восклицает Мэри, которая явно прислушивается к нашему разговору. — Я, значит, поеду с ним? Вот это здорово!.. Вы угостите меня ужином.

— Давайте скорее… — тороплю я.

Они усаживаются, и Энди трогается в путь.

— Через полчаса вернемся, — заверяет он.

— Хорошо, можете не спешить.

Гарри с трудом протискивается между креслом и рулем, а Мэри Джексон уже прижимается к нему… Будем надеяться, что он не свалится из-за нес в кювет… Ну и девчонка!

Я поворачиваюсь к Майку Бокански:

— Теперь наша очередь… надо как-то пробраться туда внутрь.

Перед нами стена высотой не меньше двух с половиной метров. За ней виднеются макушки ухоженных деревьев. Спускается вечер, и уже холодает, потому что Сан-Пинто расположен на высоте восьмисот метров, а мы торчим как раз неподалеку.

Во-первых, надо отойти подальше от дороги. Те двое, что привезли нас сюда, остановились прямо у стены. Но ведь где-то вокруг этого парка должна быть и решетка, а в решетке — ворота. Чем больше я думаю, тем больше удивляюсь тому, что дорога упирается прямо в стену. Делюсь своими мыслями с Майком.

— Возможно, вход действительно где-то здесь, — говорит он. — Только он замаскирован.

— Давайте обойдем вокруг весь участок, — предлагаю я. — Справа или слева?

Мы идем вправо. Внезапно Нуну рычит и бросается к небольшой сторожке, стоящей за деревьями, которую мы сразу и не заметили. Я смотрю на землю и замечаю следы шин, но почва здесь твердая и каменистая, поэтому они еле различимы.

Подходим поближе к строению — это что-то вроде сарая. Сразу не сообразишь. На вид какая-то старая развалюха, но довольно просторная.

— Тихо… — говорю я. — Может, там кто-нибудь есть.

— Нуну предупредит, — успокаивает меня Майк.

Сарай стоит метрах в тридцати от кирпичной стены. Я дергаю за ручку ворот. Они, естественно, заперты. Еще раз оглядываюсь по сторонам. Ни звука. Майк осматривает замок, усмехается и нажимает плечом на створки ворот. Потом изо всех сил наваливается на них и нехорошо ругается. Ему, наверное, очень больно, а ворота не поддались ни на волосок.

— Не такие они старые, как кажется, — бормочет Майк, потирая плечо.

— Давайте попробуем открыть замок, — предлагаю я.

— Я захватил кое-какие инструменты, — отвечает Бокански и достает из кармана плоскую изогнутую металлическую пластину. Но стоит ему сунуть эту штуку в замочную скважину, как его отбрасывает метров на пятнадцать. Майк приземляется на задницу и отчаянно трясет рукой.

— Ах, сволочи! Скоты! Мерзавцы! Гады! Подонки рогатые! — извергает он.

Парень, не останавливаясь, продолжает этот перечень, а я корчусь от смеха. Это всегда очень смешно — наблюдать за типом, которого шарахнуло током. Хоть это и безвредно, но встряхивает будь здоров!

— Занятно, — говорю, — если замок под напряжением, значит там, внутри, точно что-то есть.

— Ладно, ладно… — ворчит Майк. — Все это интересно. Даже очень… Но нам от этого ничуть не легче.

Я хватаюсь за ручку… И до меня доносятся какие-то звуки изнутри ограды.

— Тихо! Прячемся…

Сарай окружен довольно высокими кустами, и мы в один миг оказываемся под их прикрытием. Майк поймал своего пса за ошейник и укладывает на землю рядом с собой.

Из-за ворот раздается шум мотора (похожий на шум лифта). Затем следует глухой щелчок, напоминающий звук открываемого сейфа. Ворота со скрежетом распахиваются. С моего места наблюдения трудно что-либо разглядеть. Я вытягиваю шею и стараюсь выглянуть наружу. В ту же секунду оттуда с ревом вылетает автомобиль, резко поворачивает направо и мчится прочь по едва заметной дорожке между деревьями, которая, вероятно, ведет прямо к шоссе.

Ворота медленно закрываются. Не сговариваясь, мы с Майком одновременно бросаемся вперед. И вот мы внутри. Земля под ногами довольно круто уходит вниз. За спиной слышится звук захлопывающихся ворот. Мы проходим еще несколько метров по слабо освещенному подземного ходу, и я останавливаюсь. Тяжелые створки шумно смыкаются у нас над головой и закрывают вход в подземелье. Я наклоняюсь, чтобы не задеть их, и быстро спускаюсь вниз по склону, чтобы можно было стоять, не наклоняя головы.

Майк стоит, прижавшись к стене. Я бесшумно подхожу к нему.

— Вот так они и попадают сюда через стену, — говорит он мне.

— Да, вижу… — отвечаю я. — Только вот не знаю, найдут ли нас Гарри и Энди?

— Найдут…

— Странно, что нет охраны!

— Да, мне это тоже непонятно, — хмурится Майк. — Можно подумать, кругом одна автоматика.

— Ну все-таки… Должны же быть часовые.

— Нет… Нуну бы их учуял.

Мы снова двигаемся вперед. Коридор продолжает спускаться. Наконец мы достигаем горизонтального уровня. Собака замирает, рычит и начинает пятиться.

— Тс-с-с, — шепчет Майк.

Думаю, нет смысла повторять, что мы двигаемся совершенно бесшумно вдоль стены, вжимаясь в нее, как ящерицы. В суете событий я как-то даже забыл об ударах, полученных в той харчевне, но внезапно вспоминаю о них с новой силой: тело начинает ныть, и я чувствую, что не очень готов к новым суровым испытаниям. К счастью, немного успокаивает присутствие Майка.

Собака затихла. Майк наклоняется ко мне:

— Оставайтесь здесь, а я взгляну, что там такое.

— Я с вами.

— Нет…

В его голосе звучит нечто такое, что заставляет меня подчиниться.

Спрятаться в этом подземелье проще простого! Стены, как в галерее шахты, укреплены подпорками — толстыми, неравномерно выпирающими столбами, за которыми можно прекрасно укрыться и даже двигаться вперед, не опасаясь, что тебя заметят. Майк сует мне что-то в руку и удаляется вместе с Нуну, следующим за ним по пятам. Я рассматриваю предмет, который мне оставил Майк. Это маленькая дубинка, вроде той, которую он сам только недавно использовал. Очень милый инструмент, вселяющий чувство независимости и комфорта. Мои глаза начинают привыкать к полумраку подземелья, но Майк передвигается так быстро, что мне с трудом удается удержать в поле зрения его силуэт. Вдруг я вздрагиваю и впиваюсь пальцами в деревянный столб. Раздается выстрел, потом еще один. Слышится вопль, переходящий в бульканье. Я забываю о наставлениях Майка и бросаюсь вперед. Шум затих. Я подхожу к Майку. Он стоит на коленях рядом с каким-то мужиком, лежащим навзничь. Возле руки незнакомца — револьвер, а рукав Майка вымазан кровью.

Он поднимает голову и улыбается:

— Ну, этот уже приехал!

— Это он стрелял в вас?

— Да так, царапина. Нуну прокусил ему руку.

— Он мертв?

— Нет, — отвечает Майк, — я его только слегка усыпил.

Я вижу дверь в стене. Она ведет в маленькую клетушку с земляным полом и бетонированными стенами. На столе — переговорное устройство типа радиотелефона. Если он включен, то «там» наверняка слышали выстрелы, и нам с минуты на минуту надо ожидать нового нападения. Майк встает с колен и затаскивает в кабину бесчувственную тушу. Я показываю на рацию и подношу палец к губам. Он кивает в ответ.

Мы укладываем охранника на стол, и я перерезаю провода радиотелефона. Это тоже не очень осторожно, но… будь что будет.

Уже не скрываясь мы бежим до конца подземного коридора и выходим на воздух. Вот и дорога, обсаженная деревьями. Площадь этой усадьбы, должно быть, огромна. Мы идем по краю дороги, прячась за необъятными стволами деревьев. Нуну — во главе колонны. Уже почти стемнело, и его светлая шерсть смутно выделяется на фоне ночи. Вдруг собака останавливается, и шерсть ее встает дыбом. Майк замирает, и я с ходу налетаю на него.

Перед нами открывается поляна. Справа и слева по краям виднеются два сооружения на высоких опорах: это, без сомнения, сторожевые вышки.

Пока все тихо и безлюдно, но все равно следует быть начеку. Боксер явно учуял чей-то запах.

Что делать?

Майк с силой тащит меня назад, подзывает тихим свистом собаку и ложится на землю. Я следую его примеру. Он что-то ищет в кармане, потом его рука описывает дугу и он затыкает уши ладонями.

Граната взрывается точно под правой вышкой. Раздается жуткий треск, и строение обрушивается на землю. Мы слышим крики, ругань. На другой вышке загорается прожектор и начинает обшаривать темноту. Мы пулей кидаемся в эту сторону и прячемся под вышкой. Здесь прожектору нас не достать. Раздается звук пулеметной очереди, и пули прошивают листву.

— Внимание! — шепчет Майк. — Сейчас будет жарко!

Часовой, который сидел на первой вышке, уже выбирается из-под обломков. Если верить тому, что мы слышим, он немножко ушибся, когда падал. Но мы просто законченные эгоисты, и нам его ни капельки не жаль.

Майк опять лезет в карман плаща, и так как я догадываюсь, что он оттуда достанет, то меня охватывает чувство неловкости, и я в свою очередь затыкаю уши.

— Я все-таки попробую… — бормочет он и вытирает лоб рукавом.

Вдруг над нашими головами начинается какая-то адская возня, и внезапно свет заливает все вокруг. На каждом дереве вспыхивают электрические лампочки.

Майк не теряет ни секунды. Он отскакивает на метр в сторону и швыряет гранату прямо над головой. Потом хватает меня и тащит как можно дальше. Я успеваю услышать стук гранаты, падающей на пол вышки, и вопль часового:

— Вот они! Огонь!

Бедолага… ему явно не хватает голоса, чтобы перекрыть грохот второго взрыва.

А мне начинает казаться, что Майк Бокански слегка выходит за рамки полицейского-любителя.

Ясное дело, ребятам с вышек уже не до нас, и можно спокойно гулять посередине аллеи. Но мы продолжаем двигаться под прикрытием деревьев.

— Я рассчитываю, что они все сбегутся на этот шум, — бросает Майк между двумя перебежками. — А мы пока поглядим, в чем там дело.

— Будем надеяться, — соглашаюсь я.

Интересно, когда же кончится эта чертова гонка, — мне отнюдь не доставляет удовольствия через каждые два метра застревать ногами в кустах, корнях и колдобинах — и все это в кромешной темноте и безо всякой ясной цели. Майк Бокански забил на все болты и прет вперед как танк. Я прикидываю, что у него с собой еще не меньше дюжины гранат, и мне делается слегка не по себе. Но, подумав, я решаю, что раз он умеет с ними обращаться, то в состоянии и ответить за свои деяния. И все же мне как-то неспокойно при мысли, что Гарри должен позвонить в полицию… Мы влипли в ту еще историю…

Однако и здесь можно найти положительные моменты — ведь уже несколько месяцев, как я начал пренебрегать занятиями спортом. А тут за какие-то два-три дня полностью наверстал упущенное. Мускулы подчиняются мне уже беспрекословно, и я настолько привык к ударам по голове, что тяжесть от последних уже почти прошла. Осталась лишь припухлость. Вдруг я слышу, что пес Майка остановился и рычит, а сам налетаю на его хозяина, который замер в ту же секунду. Эта собака действительно классный разведчик.

— Все, пришли, — шепчет Майк.

Перед нами возвышается большое белое сооружение с плоской крышей — кирпичный куб с редкими окошками-бойницами.

Несколько секунд мы настороженно прислушиваемся. Просто невероятно, чтобы обитатели этого дома не слышали взрывов. Однако вокруг царят тишина и спокойствие.

— Пошли, — говорю я Майку.

— Подождите.

Я присматриваюсь. В одном из окон зажегся свет. Мелькает чья-то тень — и снова темнота. Ладно. Теперь все ясно. Мы здесь не одни. Но, может быть, хозяева просто-напросто туговаты на ухо?

— Ну и как же мы войдем?

Это я обращаюсь к Майку, и он задумчиво качает головой.

От нас до дома остается добрый десяток метров по открытому пространству. В таких случаях рекомендуется действовать как можно естественнее. Майк смело идет вперед, держа руки в карманах. Эти карманы вызывают у меня улыбку.

Ничего не происходит. Мне это начинает действовать на нервы.

Майк подходит к стене дома, и мне становится ясно: то, что я принял за цоколь здания, на самом деле — идеально подстриженный ряд кустарника высотой примерно в рост человека. Не хочу выглядеть трусом и двигаюсь следом за ним.

Впереди идет собака, и меня несколько успокаивает то, что она не проявляет признаков беспокойства. Я захожу за кусты.

Майк исчез.

Ощупываю стену. Никаких следов. Стена крепкая, глухая и без пустот. Делаю шаг вперед. Откуда-то, по-моему от подножия стены, слегка несет хлоркой. Где-то здесь должно быть подвальное окно. Я присаживаюсь и действительно вижу окно, в которое можно просунуть голову, туловище и ноги, однако я действую в обратном порядке и приземляюсь рядом с Майком.

— Это невероятно: тут никого нет.

— Но ведь были же часовые — у ворот и на вышках, — Майк пытается рассуждать логически. — Что-то они должны охранять, да?

— А может, они просто создают видимость того, что здесь что-то есть, — с не меньшей логикой отвечаю я, почесывая крестец.

— Ну это мы сейчас увидим… — говорит Майк. — Нам известно, что по крайней мере кто-то один тут есть — это он мелькал там в окне.

— Я поверю, только когда сам увижу его… — возражаю я.

И в ту же секунду нас ослепляет луч мощнейшего электрофонаря. Майк застывает на месте и поднимает руки. Я тоже. Вот мы и влипли. Майк свистом подзывает пса, и тот ложится у его ног: так будет надежнее.

18 СИ.16 рассказывает

Мы ничего не слышим. Ни единого слова. У нас над головой загорается лампочка, и мы наконец видим, где находимся, — до сих пор этому мешали либо полная тьма, либо ярчайший свет, бьющий в глаза.

Перед нами с фонарем в руках стоит какой-то тип в форме охранника. Он выключает фонарь.

— Что вам здесь надо? — спрашивает он. — Зачем вы залезли в подвал?

— Просто хотели посмотреть, — набравшись наглости, отвечает Майк.

Незнакомец чешет в затылке. С виду он явно неагрессивен. Нуну встает, идет обнюхивать его, потом возвращается и с растерянным видом прячется в ногах у хозяина.

Это очень странно.

— Видите ли… — говорит сторож (я предполагаю, что он сторож), — сейчас у нас в клинике неприемные часы… и потом, мы вообще не пускаем посетителей…

— А это клиника? — вежливо интересуюсь я.

— Ну конечно! — отвечает незнакомец. — Самая лучшая в округе! Доступные цены, при желании, твердые расценки, целебный воздух, близость гор, обильное питание…

И он продолжает в том же духе как заведенный.

— Стоп! — говорит Майк. — Довольно. И вынь руку из ширинки.

Словесный поток прекращается, как если бы вдруг завернули ручку крана. Я слегка ошарашен. Мы с Майком переглядываемся. Наши глаза уже начинают привыкать к свету, и мы видим, что у этого типа какой-то странный вид. Он говорит неестественно высоким голосом и все время смотрит прямо перед собой. Парень смахивает скорее на чокнутого, и, видимо, он не вооружен.

Майк демонстративно опускает руки и направляется в его сторону. Парень и бровью не ведет.

— Как вас зовут? — спрашивает Майк.

— А как хотите, — отвечает тот, — но обычно меня называют по номеру серии.

— Что?… — Майк явно не понимает.

Я впервые вижу Бокански таким растерянным. Да, здесь ему гранатами не обойтись.

— Что это за номер серии? — спрашиваю я.

Незнакомец снимает фуражку и проводит рукой по голове. Парень лыс, как биллиардный шар. Да, вид у него забавный. Я тоже подхожу поближе. Такое впечатление, что его не доделали.

— Мой номер серии, — говорит он, — шестнадцать, серия «СИ». Можете называть меня СИ.16.

— Нет, давайте лучше Джеф Девэй, — говорю я.

— Почему? — спрашивает Майк.

— У меня в университете был приятель, которого так звали, — объясняю я. — Правда, потом у него были неприятности. А сейчас он журналист. А главное, вы на него совсем не похожи.

— А что, красивое имя, — говорит СИ.16. — Беру с удовольствием. А то доктор Шутц забыл дать мне имя. Я его не интересовал. Кстати, у нас вся серия получилась неудачной. Нас и осталось-то всего двое, я и СИ.9. Но СИ.9 сумасшедший, он занимается онанизмом.

— Послушайте, — говорит Майк Бокански, — скоро вы перестанете забивать нам голову своими небылицами, от которых просто уши вянут? Отвечайте, какого черта вы здесь делаете? И вообще, вы собираетесь выпустить нас из этого подвала? Мы хотим посмотреть, что творится в этом доме.

— С удовольствием, — отвечает Джеф Девэй (мне больше нравится называть его так). — Только мне придется идти с вами. В принципе я должен бы поднять тревогу. Но я из неудачной серии и поэтому иногда действую не по инструкции. А то вы были бы уже более или менее трупами.

Этот парень с полным приветом. Я смотрю на Майка и замечаю, что он пришел к такому же выводу. А, кстати, я был бы вообще не прочь очутиться у себя в постели с Сандэй Лав — но из целомудрия я не осмеливаюсь этого сказать вслух.

— Доктор недавно ушел, — продолжает Джеф, — но у него сейчас идут опыты, поэтому остались некоторые из помощников. А хотите взглянуть на эти опыты? Красивое, скажу я вам, зрелище. Это в восьмом зале, они там работают над одной девушкой — такая красотка, честное слово! Зовут, по-моему, Беренис.

Я хватаю его за руку.

— Вы что, издеваетесь тут над нами, старина? — говорю я.

Наверное, я сжал слишком сильно. Все время забываю, что спокойно могу раздавить руками кокосовый орех. Парень бледнеет и начинает быстро-быстро бормотать:

— Отпустите меня, прошу вас. Прошу вас! Вы что, не понимаете, что во мне полно производственного брака? Пусть у меня лишь один недостаток, зато он вдвое больше, чем другой…

— Хорош придуриваться, старина, — говорит Майк. — Идемте-ка лучше в этот зал номер восемь. А все остальное расскажете потом.

— Хорошо, хорошо, — отвечает он, — я вас провожу. Но я вам все же объясню: доктор Шутц сделал меня искусственным путем, но что-то у него там не получилось. Поэтому я и выкладываю тут все, чего не надо. Этот доктор Шутц проводит опыты с мужчинами и женщинами, а потом искусственно делает новых, только очень быстро. Он великий доктор! Правда, я-то ему не удался, я же вам сказал, но я на него не в обиде, это его помощники не доглядели… Они забыли вытащить меня из сушильной камеры. Всех остальных из нашей серии перекалили, кроме СИ.9 и меня… — Он смеется, как пустельга. — Вас все это удивляет… Я-то уже привык. И все помощники доктора Шутца тоже, как и я, искусственные. Можно подумать, это очень просто… Сначала они брали настоящих людей, но это оказалось слишком опасным — они могли проболтаться. А среди нас болтливых нет. — Он опять крайне неприятно хихикает. — Кроме меня, конечно, но ведь я неудавшийся!

— Ясно, ясно, — говорит Майк. — Мы поняли. Значит, доктор Маркус Шутц проводит опыты над мужчинами и женщинами и экспериментирует в области воспроизводства?

— Да, — отвечает Джеф Девэй, — он улучшает расу. Доктор отбирает красивых юношей и красивых девушек и заставляет их воспроизводиться. За этим, кстати, очень любопытно наблюдать. Я уверен, что вам тоже будет интересно посмотреть, как сто пятьдесят или даже двести парочек одновременно делают детей. Он изобрел массу всяких штук: как ускорить развитие зародыша, как за один месяц воспроизвести таким образом три или четыре поколения — доктор берет половые железы эмбриона и вновь оплодотворяет яйцеклетку женского эмбриона… я, наверное, плохо все это объясняю. Я только слышал, как об этом говорили другие, вот и повторяю, потому что я сам из пережаренной серии, и поэтому я злой, у меня дурные намерения, и еще меня гложет ненависть к доктору Шутцу, хотя он здесь и ни при чем.

На какое-то время у нас с Майком просто дух захватывает от того, что мы только что услышали. Пес Майка рычит и забивается в угол комнаты, как можно дальше от этого человека.

— Это он из-за меня, — продолжает СИ.16, показывая на Нуну, — потому что от меня не пахнет человеком, помимо всего прочего. Это его и смущает.

Внезапно дверь, прислонясь к которой он стоит, распахивается настежь, и на меня устремляется такая прекрасная и круглая, правда немного напоминающая куриную жопку, улыбка револьвера… Чья-то здоровенная лапа хватает СИ.16 и тащит его назад. Перед нами возникают еще двое, одетые в такую же форму, как и он.

— А мы вас уже обыскались, — выдавливает один из них, высокий, худой смуглый парень с очень белыми зубами и маленькими усиками. Второго я никак не могу разглядеть. Но вдруг он делает резкое движение, и его лицо попадает в свет. Мне с трудом удается сдержать крик удивления. Оба охранника абсолютно на одно лицо. Майк не теряется:

— Вы, наверное, оба из одной серии?

Они меряют его взглядом, и ни один мускул на их лицах не шевелится ни на четверть волоска.

— Идите за нами, — следует приказ.

Номер один отходит в сторону, пропуская нас, а номер один прим шагает впереди по белому коридору, странным образом напоминающему мне тот, в котором я объяснялся с двумя санитарами тем самым вечером, когда эта история только начиналась.

— Куда вы нас ведете? — на ходу спрашивает Майк.

— Молчать! — отвечает тот, который сзади. Коридор кажется бесконечным. Что-то надо делать.

Майк начинает насвистывать сквозь зубы. А я пытаюсь сообразить, куда подевался СИ.16. Может быть, его увел третий? И что же с ним сделали? Когда его потащили за дверь, мне было плохо видно. Я начинаю горько упрекать себя в глупости. Сколько же драгоценного времени мы потеряли за разговором с этим недоделком! А ведь могли бы с его помощью осмотреть все здание. Но я не могу удержаться и все время возвращаюсь в мыслях к тому, что понарассказал нам этот чудила… Кто же такой Маркус Шутц? Я, конечно, догадывался, что он занимается какой-то научной деятельностью, ведь я же видел фотографии, а они сомнений не оставляют. Но что это за байка о воспроизводстве? Какой-то человеческий инкубатор? Быть не может, чтобы такое творилось в Калифорнии. Я думаю, тут на самом деле вот что: этот доктор Шутц руководит частной клиникой для душевнобольных, один из которых сбежал… Ну а кроме этого, наверное, еще занимается всякими делишками. Но такое объяснение я тоже отбрасываю. Это невероятно. Как это ни глупо, но, скорее всего, тут и правда что-то страшное… что-то ужасное… и еще эти двое, похожие друг на друга как две капли воды, которые ведут нас… Кто они?

Черт, хорошо бы обсудить все это с Гарри Килианом! Чем он, интересно, сейчас занимается? Дозвонился ли в полицию?

Какой же я глупец… Ясное дело, никуда он не дозвонился… Ник Дифато, может быть, и всемогущ в Лос-Анджелесе, но он вряд ли может помочь здесь, в Сан-Пинто. В такой маленькой дыре ничего не стоит купить весь полицейский участок целиком… Вместе с шерифом и заместителями.

Так, хорошо. С этим все ясно. От полиции помощи ждать нечего. А Гарри? А Энди Зигман? Они-то где?

А гранаты Майка? А те мужики с вышек?

Боже мой, чем дальше, тем больше все это напоминает мне кошмар. А мы все идем по этому белому коридору. Майк насвистывает. Я слышу, как когти Нуну тихо цокают по бетонному полу — он плетется за охранником, идущим у меня за спиной.

Майк вплотную приблизился к тому, который идет впереди. Неожиданно я вижу, как он бросается вперед и орет сквозь зубы:

— Фас, Нуну! Взять его!

Сзади раздается вопль, я оборачиваюсь и вижу, как охранник хватается руками за шею, пытаясь оторвать от себя немедленно выполнившего приказ боксера. Вот он уже наполовину вырвался, его рука поднимает револьвер, сейчас грохнет выстрел — но я перехватываю эту руку и выворачиваю ее в другую сторону. Слышится треск, и она подается совсем без усилия. Надо же, сломал — что делать, издержки профессии.

А в это время Майк старательно долбит другого охранника головой о бетонную стену. Он широко улыбается и считает вслух удары. На пятнадцатом решает остановиться. Что же, вроде не обидел. А тот, которому я изменил конфигурацию руки, спокойно отрубился прямо у меня в объятиях. Кладу его вдоль стены и слегка обыскиваю — не следует терять полезные навыки. Естественно, в карманах у него ничего нет. Вернее, ничего интересно.

— Теперь надо поторопиться, — вполголоса говорит Майк. — А куда делся этот хвастун?

— Кто? — спрашиваю я. — Джеф?

— Да… Джеф… Что они с ним сделали? Он один может показать нам дорогу…

— Да тут ничего сложного… — говорю я. — Все время прямо.

— Мы прошли мимо каких-то дверей, — возражает Майк… — хотел бы я знать, что там за ними…

— Тогда пошли обратно. Но скорее всего, Джеф где-нибудь сейчас сидит и делает свои маленькие делишки…

Напоследок мы еще раз прикладывем по башке своих недавных пленителей. Я стараюсь не смотреть — уж слишком они похожи друг на друга — и бегом возвращаемся назад.

Дверь оказывается закрытой. Прямо перед нами коридор раздваивается: проходя мимо первый раз, мы этого не заметили. Но где же лысый Джеф? Что с ним сделали?

— Может, их все-таки было трое, — говорю я Майку.

— Не исключено, — бормочет он. — И собаку бесполезно просить помочь — этот тип вообще ничем не пахнет… Ну козел!

— Его наверняка где-нибудь заперли, — предполагаю я. — Давайте открывать все двери подряд!

— Слишком рискованно, — поясняет Майк. — Ну куда теперь?

Мы можем пойти направо, налево или вернуться назад, туда, где оставили лежать наших жалких тюремщиков.

— А может, отвалим куда подальше, — эта мысль не дает мне покоя, — опять так же, через подвал?

— Там дверь закрыта, — отвечает Майк.

И он смотрит на меня так, что я краснею. Идиотская привычка — краснеть. Но все-таки… как же хорошо дома…

— Да я не испугался, — оправдываюсь я, — просто хочется немножко вздремнуть.

— Эх, старина, — говорит Майк Бокански, — да я на вашем месте скорее бы мечтал о холодных компрессах и о паре костылей… Уж не знаю, из чего вас сделали, но материал оказался прочным… Ладно, чем так стоять, откройте-ка лучше эту дверь — вдруг действительно придется сматываться — будет хоть один знакомый выход.

Я подхожу к двери и разглядываю ее поближе. Крепкая дверь. Слегка пробую ее плечом. Бесполезно.

— Поберегись! — кричу я Майку и беру разбег.

Затем со всего маху леплю в эту дверь свои девяносто килограммов. Она трещит по всему периметру, и я растягиваюсь на полу среди дюжины деревянных обломков. Майк помогает мне подняться. Все это сопровождается приличным грохотом.

— Ничего не понимаю, — признается он, — тут уже полчаса стоит такой шум, а на него прибежали всего трое каких-то придурков.

— Да, странное местечко, — говорю я, потирая правую ключицу. — Оно мне уже порядком осточертело.

Майк входит в комнату и убеждается, что окошко все еще на месте. Я иду за ним и неожиданно вздрагиваю. Это Нуну вдруг коротко и глухо тявкнул. Мы резко оборачиваемся и тут же прижимаемся к стене по обе стороны искалеченной двери.

— Кажется, я начинаю понимать, — ворчу я, — эта комната служит им мышеловкой.

Звук шагов приближается. Майк подозвал собаку.

Мы ждем. Шаги замирают возле двери. Нуну с отвращением ныряет в ноги к Майку. В комнату кто-то входит.

— Ну что, — говорит он (и я узнаю голос СИ.16, или Джефа Девэй). — Пришли все-таки взглянуть на операцию в зале номер восемь?

19 Обыск

Мы стоим разинув рты.

— Они уже начали, — настаивает Джеф, — если хотите успеть, то пошли прямо сейчас. Обычно такие операции продолжаются недолго.

— Показывайте дорогу, — говорит Майк. — Где тут этот восьмой зал?

— Надо спуститься еще на два этажа, — объясняет Джеф. — Лучше на лифте. А что, это вы сломали дверь?

— Да, — отвечает Майк, — но лучше забудьте об этом, просто маленькая неувязка.

— Не надо мне таких рекомендаций, — протестует Джеф, — вы же знаете, я повторяю все, о чем меня просят забыть.

— Извините. И выньте, пожалуйста, руку из кармана.

Джеф поворачивается к двери, и мы пускаемся в путь. Но не успеваем пройти и трех метров, как Нуну замирает и, виляя хвостом, бросается назад в комнату. Мы слышим чьи-то удивленные голоса, оборачиваемся и видим Гарри Килиана и Энди Зигмана, с интересом рассматривающих изуродованную дверь.

Я рад видеть их вновь. Гарри, судя по виду, уже отошел после сегодняшних потасовок. Не стану описывать его лицо, так как в самом начале я говорил, что Гарри — красивый парень, а в настоящий момент такое определение никак не соответствует состоянию его физиономии.

Не стоит терять время на разговоры. То, что они оказались тут, уже само по себе удивительно. В двух словах Майк рассказывает, что было с нами, с тех пор как мы расстались возле высокой кирпичной стены. Потом мы знакомим своих друзей с лже-Джефом Девэй, который только рад пополнению честной компании, и снова трогаемся следом за ним по коридору. Его правая рука все время делает четкую отмашку.

Мы опять попадаем в широкий коридор, затем сразу поворачиваем направо, а через несколько шагов оказываемся возле вереницы лифтов, в каждом из которых могут спокойно разместиться целый «паккард» и двадцать два раздвинутых тромбона.

Джеф Девэй подталкивает нас к третьему лифту, нажимает на кнопку — и дверь распахивается. Мы входим, и кабина устремляется вниз.

Мы даже не почувствовали, как лифт остановился, и попадаем точно в такой же коридор, как и двумя этажами выше. Ясно, что постройка такого сооружения обошлась нашему другу Маркусу Шутцу в кругленькую сумму.

Джеф двигается вправо. Майк не спускает глаз с собаки, готовый действовать по первому же сигналу тревоги своего рыжего друга. Этот чертов Майк опять упрямо держит руки в карманах, и я все время жду, что он в любую минуту начнет разбрасывать направо и налево свои пасхальные яички… Мне становится как-то неловко. Да еще вспоминаются все оплеухи, что я успел огрести за последние два дня — ей-Богу, я бы предпочел принять стаканчик прохладительного где-нибудь с девочками, лет этак по восемнадцать, чем идти за этим сбежавшим из дурдома психом по коридору, воняющему эфиром, да еще у черта на рогах — до ближайшего города пешком не добраться.

Джеф останавливается и открывает едва заметную в стене дверь.

— Входите, — говорит он, — сначала надо приодеться.

Мы пропускаем его вперед, и Джеф входит в комнату. Это скорее безупречной чистоты кубический бокс. Вдоль стен — дверцы металлических шкафчиков, выкрашенных белой лаковой краской. Джеф открывает пять из них и жестом приглашает нас не стесняться.

— Будьте любезны облачиться в эти очаровательные наряды, — говорит он, — и тогда сможете входить куда пожелаете.

— А они стерильные? — спрашивает Гарри.

— Нет, — улыбаясь, отвечает Джеф, — но мы все пройдем сейчас через стерилизатор. Не волнуйтесь. Тут все прекрасно оборудовано. Пусть я им не удался, но это, можно сказать, не их вина. Просто невнимательность, да и опыты еще только начинались. А кстати, это очень приятно — целый день заниматься мастурбацией.

Такие выступления Джефа Девэй явно производят впечатление на Энди и Гарри — им это еще в новинку, но этому болтуну до них нет никакого дела, и он уже тащит нас к другой двери, расположенной между платяными шкафчиками. Мы опять пропускаем его вперед, идем следом и попадаем в какую-то камеру, где на одной из стен — целый ряд всяких табло и циферблатов. Вместо дверей — двойные люки с уплотнением из мягкой резины, а возле циферблатов — несколько ручек с указанием отметок и чисел.

— Пять минут — и все, — говорит Джеф.

Он подходит к приборам, поворачивает первую рукоятку, и люк, через который мы вошли, резко закрывается. Потом он нажимает еще на какие-то кнопки, и помещение заполняется теплым и пахучим паром — это, очевидно, дезинфектант. Температура постепенно поднимается, туман густеет. Но дышится по-прежнему легко. Наверное, какой-то новый способ. И видимо, у доктора Шутца в запасе еще немало сюрпризов.

Проходит чуть более пяти минут, мы слышим чистый низкий звук гонга, и Джеф возвращает все рукоятки на ноль. В результате на стене, противоположной той, через которую мы вошли, открывается еще один люк, куда мы и направляемся. Псу Майка Бокански очень понравилась дезинфекция, и прежде чем проследовать за хозяином, он раз пять или шесть радостно чихает.

Но вот мы опять упираемся в дверь.

Легкое нажатие кнопки, и она бесшумно скользит по специальным пазам. Перед нами открывается круглая стена, какие бывают в театре, и мы ступаем на нечто вроде крытой галереи, идущей по кругу между ложами, только вместо них в стене располагаются круглые иллюминаторы, закрытые толстым стеклом, через которые бьет ослепительно яркий свет, заставляющий нас попятиться.

Джеф двигается вправо по галерее, Энди Зигман — за ним. Гарри тащит меня за рукав. Шествие замыкают Майк и его боксер, слегка смущенный происходящим. Должно быть, ему непросто разобраться во всех этих запахах, царящих вокруг.

Джеф останавливается, мы тоже. Но теперь, когда наши глаза уже привыкли к свету, мы жадно приклеиваемся к иллюминаторам.

Сначала я ни черта не мог разглядеть. И вдруг вижу: в двух метрах от нас на операционном столе лежит человек, полностью закрытый белыми простынями. Между ними — лишь оперируемый участок размером сантиметров двадцать на двадцать. Над телом склонились трое, одетые так же, как и мы.

Рядом, еще на одном столе, лежит женщина. Здесь видимый участок тела значительно шире: к столу привязаны ее ступни, лодыжки и бедра, да плоская блестящая полоска стальной ленты охватывает ее на уровне живота — все остальное открыто нашему взору. Женщиной пока никто не занимается.

В изголовье каждого стола установлена сложная аппаратура. Вероятно, для анестезии.

Я пытаюсь разглядеть, есть ли в операционной еще другие ассистенты, но сумрак, покрывающий ту часть зала, которая не попадает под ослепительный свет двух гигантских рефлекторов, не облегчает мою задачу; однако, думаю, кроме этих троих, тут больше никого нет.

Мужики возятся вокруг первого стола, и я пытаюсь сообразить, чем же именно они заняты, но один из них как раз стоит ко мне спиной. Наконец он слегка отодвигается в сторону, и я вижу, что оперируемый — мужчина. Но смотреть на это я не в силах…

Такого не станешь творить и со злейшим врагом. Я отворачиваюсь. С меня довольно. Теперь понятно, откуда взялись те снимки. Мне достаточно и их. Я хочу уйти. И погрузиться в холодную воду. Лучше всего — в Тихий океан. В нем столько воды, что как раз должно хватить.

Едва я отворачиваюсь от иллюминатора — замечаю слева какое-то движение. Слышу рычание Нуну и, как при вспышке, успеваю заметить, что он приседает, пятится и исчезает в другом конце круглого коридора. Дальше все происходит очень быстро. Передо мной вырастает человеческая фигура на добрую голову выше меня… Это невероятно, я, должно быть, свихнулся. Парень без маски и весь в белом.

— Майк! Гарри!..

Мне едва достает сил сдавленно прокричать их имена, и на меня обрушиваются лапы чудовища. Жесткие, холодные голубые глаза смотрят на меня… как на клопа. Я чувствую, как эти пальцы, точно стальные тиски, сдавливают мне лопатки.

Выстрел, еще один… я ору… Мне больно. Я извиваюсь в руках монстра… Его буркалы таращатся на меня в упор. Господи! Они совсем пустые… Между глаз на лбу появилась красная дыра, все лицо заливает кровь, а он все продолжает сжимать… все сильнее и сильнее… Я чувствую, как из моих глаз брызнули слезы. Сейчас он сломает меня пополам…

Еще два выстрела… Мы падаем почти одновременно. Майк вытаскивает меня из-под гигантского трупа, который так и рухнул, ни разу не содрогнувшись.

И только я успеваю встать на ноги — слышу тихий голос Джефа:

— Теперь нам лучше отсюда уйти. А то доктор Шутц не обрадуется, узнав, что вы убили представителя серии «Р».

Это Гарри добил его двумя выстрелами в спину на уровне сердца. Дальше события развиваются слишком быстро, и мне просто некогда думать о своих помятых стальной лапой чудовища плечах. Мы галопом несемся вглубь по коридору следом за Джефом Девэй. Ныряем в какой-то узкий проход, поворачиваем направо, еще раз направо… Я вконец потерял ориентацию. Папаша Зигман веселится от всей души, и я слышу, как у меня за спиной он от удовольствия что-то кудахчет сквозь маску.

А я… ей-Богу, даже не знаю, говорить или нет… Матерь Божья, мне двадцать лет, я вешу двести фунтов, одни мускулы, и меня мало что может напутать… черт… будь что будет… так и быть. Так вот, на бегу я замечаю, что…

Совершенно верно. Как трехлетний младенец. Да, я надул в штаны от страха, когда меня схватило это чудище.

А сколько их еще таких в этом адском вертепе?… Теперь ясно, почему этим гадам наплевать, залезет к ним кто-нибудь или нет…

С такими амбалами вместо полиции нечего опасаться, что кто-то станет докучать им дольше положенного.

Но какие еще ужасы ждут нас впереди? Я настолько погружаюсь в эти размышления, что опять налетаю на Майка Бокански, который замирает прямо у меня перед носом. И как выяснилось, вовремя, потому что иначе я бы врезался в стену. Но тут я просто содрогаюсь, вспомнив о его гранатах, и подскакиваю на месте, как от укуса тарантула. Майку не до меня… У него такой же испуганный вид, как у Гарри и Энди. Один Джеф продолжает выглядеть бесстрашным.

— Все в порядке, — говорит он нам. — Здесь мы почти в безопасности. Я лично рад, что вы ухлопали Р.62. Он все время издевался надо мной, что я слишком пережаренный. У него-то все было в полном порядке… конечно… но вот он взял и помер. Будет теперь знать!

— Хватит болтать, — обрывает его Гарри. — Как отсюда выбраться?

— О, — необычно светским тоном продолжает Джеф, — но было бы просто нелепо и неучтиво покинуть образцовое заведение доктора Шутца, не посетив еще хотя бы инкубационные камеры и отделение ускоренного старения эмбрионов. Там я смогу подробно объяснить, что именно произошло со мной — не сомневаюсь, вам это будет в высшей степени интересно.

— Черт… — ворчу я, — с меня хватит! Пошли отсюда, и побыстрее. Бог с ним, с доктором Шутцем. Я лучше поеду выращивать виноград где-нибудь в Сан-Берну. А вас, если хотите, — добавляю я, — можем взять с собой. Как сувенир.

— Да вы что, ребята… — говорит нам Майк. — Тут такая возможность увидеть кучу всяких занятных штук…

— Вот именно, — подхватывает Энди Зигман. — Рок, Гарри, ребятки, я понимаю, вы устали после всего, что уже сделали, но сами подумайте, сейчас-то как раз и начинается самое интересное. Ну пожалейте хотя бы беднягу Энди… какая скучная жизнь у старика… Ведь нечасто удается взглянуть на такое, как сегодня.

— Послушайте, — возражаю я, — нас и так уже ждут крупные неприятности из-за этих гранат, без которых ваш Майк не в силах обойтись… но если и дальше придется убивать всех, кого мы тут встретим, только потому, что с ними нельзя договориться, то я не представляю, как мы сможем объяснить все это полиции.

— Это мы берем на себя, — отвечает Майк. — Мы с Энди все уладим.

Джеф Девэй тем временем начинает терять терпение.

— Давайте скорее, — торопит он. — Они и так целый день выносили какие-то ящики, большинство залов уже пустые. Завтра вывезут и остальное. Так что давайте побыстрее. А то не на что будет смотреть.

Мы настораживаемся и опять топаем следом за ним.

— А что они там выносили? — как бы невзначай спрашивает Майк.

Джеф хитро улыбается:

— Вот-вот, теперь видите, что я за тин? Меня заставили поклясться, что буду молчать, а я, с тех пор как тут появились ваши друзья, просто рта не закрываю.

Мы подходим еще к одной двери, и она распахивается перед Джефом. За ней — что-то вроде тамбура, слабо освещенного люминесцентным фиолетовым светом. После жесткого освещения коридоров и ослепительного света в операционной здесь, несмотря на некоторую мрачность, наши глаза просто отдыхают.

— А вы не знали, что доктор Шутц уезжает из Сан-Пинто? — спрашивает Джеф.

Мы останавливаемся перед крышкой люка из матовой стали. Вокруг полная тишина. И вообще здесь царит какая-то странная атмосфера, похожая, скорее, на огромные залы аквариума: влажная, теплая, таинственная.

— Хватит болтать попусту, — говорит Гарри, — еще расскажете про своего доктора Шутца, только как-нибудь в другой раз.

— Да нет уж, — протестует Майк. — У нас полно времени, пусть говорит…

— Да мне вообще-то ничего не известно, — мямлит Джеф. — Вчера приехали грузовики, и сегодня весь день они грузили оборудование, аппаратуру и воспитанников целыми сериями. Всех начиная от серии «Д» и до серии «П» уже вывезли. И сам доктор Шутц тоже уехал сегодня вечером. А завтра и этот зал тоже перевезут. По-моему, он продал эту клинику.

— А куда он переезжает? — вдруг резко спрашивает Майк.

— Но… не знаю, — бормочет Джеф, — не надо так со мной разговаривать, а то я боюсь…

Он поворачивает рычаг управления, стальная панель убирается в правую стену, и мы входим внутрь. Освещение здесь такое же, как в тамбуре. Мы уже начинаем к нему привыкать.

Помещение — очень просторное, метров тридцать или даже сорок в длину. Скорее, это даже галерея, вдоль которой через равные промежутки стоят белые фарфоровые тумбы… нет, это все же сталь, покрытая белым лаком, а на тумбах установлены ящики из толстого стекла, слегка подсвеченные снизу. Мы делаем несколько шагов вперед. Здесь очень жарко, гораздо жарче, чем в тамбуре, и дышать значительно труднее, несмотря на то что мы уже сняли маски. Я склоняюсь над одним из ящиков, но не могу сразу сообразить, что же там находится. Каждая из его сторон закрыта пластиной из толстого стекла.

Неожиданно я вскрикиваю от ужаса и невольно начинаю пятиться. Из ящика с другой стороны на меня уставились кошмарные красноватые выпученные глаза человеческого зародыша. Ну, уставились — это я просто образно выразился… на самом деле его зрачки закрыты тонкими натянутыми веками. И все это колышется в какой-то мутноватой жидкости. Да, без содрогания не взглянешь!

Майк, Гарри и Энди тоже подошли к этим ящикам… и, очевидно, увиденное не привело их в восторг. Рядом с каждым ящиком — специальный пульт управления, но смысла изображенных на нем отметок я постигнуть не в силах.

Прохожу еще чуть дальше, но везде только ящики, а так как мне уже известно, что там внутри, то иного желания, кроме как свалить отсюда, не возникает.

Я хватаю Джефа Девэй за плечо.

— А ничего повеселей у вас тут не найдется?

— Да они не все одинаковые, — говорит он, — там дальше, в глубине, есть уже более развитые.

— Спасибо, я уже сыт по горло, — отвечаю я.

— Но они там уже без воды, — продолжает Джеф, — они уже… ну, в общем, живые. Они уже… родились, если так можно выразиться.

— Можете не стесняться в выражениях. Я все равно ничего не понимаю.

— А! — восклицает Джеф. — Короче, со мной получилось вот что: тут сбилась регулировка, и у меня все время была слишком высокая температура.

— Да, вам не очень повезло, — сочувствую я.

Потом подхожу к Гарри, Энди и Майку.

— Зрелище не из приятных, — комментирует Майк. — Но все-таки познавательно.

— Остается только узнать, как он их производит, — говорит Гарри.

Тут опять вмешивается Джеф:

— Ну, во-первых, он берет их еще совсем неразвитыми. Тут несколько методик. Иногда он оплодотворяет специально отобранную женщину при помощи специально отобранного мужчины самым обычным путем, а иногда оплодотворяет непосредственно яйцеклетку, полученную хирургическим путем, но, так или иначе, и в первом случае оплодотворенная яйцеклетка берется у женщины в течение первого же месяца. Есть еще и другие способы… но я их не знаю.

— Тебя он хотел использовать для первого способа, — догадывается Гарри.

— Да. Когда я смотрю на эти штуки… прямо мороз по коже.

— Идемте, — продолжает Джеф, — я покажу вам следующий зал. Когда они вырастают до года, их помещают в специальную инкубационную камеру для искусственного старения при помощи кислородных ванн и всяких других систем. А уже начиная с трех лет пациенты могут размножаться сами. Иногда в течение десяти лет доктору удается получить до четырех поколений. Я сейчас не могу показать вам трехлеток — он вчера перевез их… но зал расположен вон там, дальше.

— Ладно, — бросает Майк… — и так все понятно.

20 Жанровые сцены

— Вот черт! — с явным разочарованием говорит Джеф. — Думаете, весело вот так сидеть всю жизнь в этой клинике для психов, да еще делать вид, что доволен? Уж в кои-то веки пришли гости — так хоть сделайте вид, что вам интересно… Подождите, у меня есть еще кое-что… Я вообще-то не хотел вам показывать, потому, как сам считаю, что это слишком утомительное зрелище. Но там сейчас наверху еще одна девушка, которую… ладно, пусть это будет для вас сюрприз.

Мы все четверо переглядываемся, а Нуну с отвращением сплевывает на пол.

«Ну, достали… — рычит он. — Неужто у вас тут нет ни одной суки?»

Мы впервые слышим, чтобы он протестовал, и поэтому Майк не слишком орет на псину.

— Ну, минут пять у нас еще найдется, — замечает Энди Зигман. — И выньте же, наконец, руку из кармана, — добавляет он, обращаясь к Джефу. — Вам уже раз пятнадцать об этом говорили.

— А я делаю это гораздо больше, чем пятнадцать раз, — беззлобно отвечает Джеф. — Вы сами, наверное, просто боретесь со старой привычкой, но ничего, скоро перестанете. Идемте.

Мы с явным облегчением выходим из этого зала, и стальной люк снова скользит по направляющим, издавая звук хорошо смазанного металла и идеально отполированных роликовых катков. Мы опять, уже в шестьсот шестьдесят девятый раз, оказываемся в коридоре, и Джеф снова занимает место во главе процессии.

— Если бы я сказал вам, что вы сейчас увидите, — совершенно бесстрастным тоном заявляет он, — вы бы просто не смогли идти.

— Да хватит трепаться, Девэй, — говорит Майк. — Сейчас сами поглядим.

Но мы невольно ускоряем шаг. Лифты уже рядом.

Мы поднимаемся на верхний этаж здания. Никто уже не знает, что сейчас: день или ночь, так как вокруг все то же безупречное искусственное освещение. На всех дверях светящиеся номера, а кое-где и еще какие-то пометки, которые, впрочем, ни о чем нам не говорят. Джеф уже несется вприпрыжку, как кролик при виде морковки, а за ним мы с Энди Зигманом. Дальше Майк, потом Гарри, и замыкает шествие Нуну с явно недовольным видом.

На этот раз я абсолютно уверен, что мы находимся именно в том самом коридоре, по которому меня вели тогда, в первый раз. А одна частица моего естества вспоминает об этом с особой точностью. Я уже наступаю на пятки Джефу Девэй, который и без того перешел на галоп, и наконец мы снова оказываемся перед дверью — да сколько же их тут всего? — в самом конце коридора.

Джеф входит без каких-либо предосторожностей, а четыре секунды спустя мы протискиваемся следом.

— Все происходит прямо под нами, — говорит он. — Идемте.

Джеф закрывает дверь и зажигает маленький ночник, который светит так слабо, что просто плакать хочется от облегчения. А Нуну даже задирает лапу у стены и выражает свои чувства уж слишком откровенно.

Джеф вышел на середину комнаты и наклонился над полом. Он берется за ручку, которая в обычном состоянии утопает в полу, и открывает квадратное отверстие размером сантиметров пятьдесят на пятьдесят. Мы склоняемся над ним, и — мамочки родные! — не знаю, как у других, а у меня лично — все как на ладони. Я успеваю бросить последний взгляд на Джефа, замечаю, что он, как ни странно, совершенно успокоился, и тут же погружаюсь в созерцание прекрасных бедер Синтии Спотлайт, которую, двумя метрами ниже, обрабатывает парень из серии как минимум «Дубль вэ», судя по калибру его инструмента.

Губы Джефа прижимаются к моему уху:

— Меня-то все эти штуки уже совершенно не трогают. Я столько насмотрелся… По-моему, когда сам с собой, гораздо приятнее.

— Прошу прощения, — говорю я. — Но я отвечу вам попозже.

Слышится возглас Гарри. Он, наверное, тоже узнал Синтию — мы видели ее фотографию в отделе розыска у Мака. И кстати, эти снимки и привели нас сначала к Мэри Джексон.

Никогда прежде я не видел, чтобы девушка была способна выдержать подобное, да еще с такой улыбкой на лице. Правда, я ведь девственник… Он поворачивает ее, трясет, теребит, переворачивает, ставит на голову, щекочет, ласкает, сплющивает… и начинает все сначала каждые пять минут.

Вдруг мне кажется, что рядом со мной Сандэй Лав, и я хватаю ее за плечи, но слышу голос Майка:

— Тихо, братишка… это всего лишь я… извини…

— Хотите звуковое сопровождение? — почти тотчас же предлагает Джеф — он все так же любезен и предупредителен.

Джеф подходит к стене и нажимает на пульте какие-то кнопки. Пока усилитель нагревается, девушка успевает сменить пять позиций. Никогда раньше не доводилось мне встречать таких самцов, как тот, который старательно трудится внизу, под нами. Джеф уже вернулся, и я толкаю его локтем:

— Тоже работа Шутца?

— Да, — отвечает он, — серия «Т», это специальная серия для воспроизводства.

Я как завороженный смотрю на великолепную мускулатуру. Грудная клетка не меньше метра шестидесяти в обхвате, и такое впечатление, что тело этого парня написано кистью — некоторые бедняги и за десять лет не могут добиться подобного рельефа, даже занимаясь по восемь часов в день. Я всегда считал, что сам неплохо скроен… В прошлом году завоевал звание Мистер Лос-Анджелес… Теперь могу признаться… Так вот… по-моему, этот парень выглядит покруче…

Кстати, эти мысли проносятся у меня в голове не задерживаясь, так как уже несколько секунд, как мы имеем возможность слышать, что происходит внизу… мне очень жаль, но я просто не в состоянии передать вам те слова, которые сейчас произносит эта девушка. Вот он поставил ее вертикально и держит на вытянутых руках, не давая приблизиться к себе, и она орет… Она орет такие вещи, что даже Нуну смущенно отворачивается. Парень начинает очень-очень медленно приближать ее к себе… Она вырывается, пытаясь ускорить движение, но даже самому Гераклу было бы непросто бороться с железной силой этих медленно сокращающихся мускулов. Девушка откидывает голову назад… Ее полуоткрытый рот дышит все быстрее… Глаза закрываются, и два сверкающих от пота тела вдруг сливаются воедино… Синтия глубоко впивается ногтями в гигантские плечи партнера… А я пытаюсь понять, что это со мной происходит.

Медленно до меня доходит голос Джефа.

— Им тут в таком же духе еще часа на два работы. Если вам интересно, можете оставаться, лично я предпочел бы поиграть в улиточьи бега или в салочки…

Я с трудом встаю на ноги. Мы с Майком и Энди стараемся избегать друг друга взглядом. А Гарри… он спит. Просто уму непостижимо…

— Благодарю за чудесное зрелище, Джеф, — говорит он. — Теперь мне, вероятно, придется сменить карьеру, и этим я буду обязан только вам.

— Да? — говорит Майк, — м-м-м… действительно, тут есть над чем задуматься…

— Ты уверен, что только задуматься? — бормочет под нос Энди. — Нет, я уже староват для таких развлечений.

У него подавленный вид. Я с размаху хлопаю его по спине.

— Да ладно, Энди… нечего так расстраиваться… вот закончим эту работу — и уж тогда повеселимся. Я вам обещаю: когда все это будет позади, я закачу такую попойку — долго потом вспоминать будете.

Джеф подходит к обзорному окну и закрывает его. Теперь лишь из динамиков раздаются стоны Синтии. Майк направляется к пульту управления, вырубает питание и вытирает пот со лба.

— Теперь пошли отсюда, — говорит он. — Насмотрелись вдоволь. А можно сначала зайти к Шутцу в кабинет?

— Его кабинет перевезен, — отвечает Джеф. — Я уже говорил, что доктор уехал. Точно не знаю, но где-то в океане, километрах в семнадцати или восемнадцати от берега, у него есть собственный остров, и он все перевез туда.

— На корабле? — интересуется Энди.

— Вот еще! — говорит Джеф. — На «Б-29». У него их целый аэродром. Во время войны на этом острове была военная база, и все сооружения остались нетронутыми, а потом ее продали, как и другие военные излишки.

— Ну надо же, — удивляется Энди, — вам известно и это. Да, Джеф, вы действительно много знаете.

— О, когда весь день сидишь без дела, — отвечает Джеф, — волей-неволей стараешься как-то повышать свой уровень. А половой эгоцентризм, особенно в паузах, очень способствует развитию мыслительной деятельности и позволяет изрядно шевелить фосфорными клетками. Ну ладно, пойдемте отсюда… Можете мне поверить, больше ничего интересного не осталось.

Мы опять идем за Джефом, и он без труда выводит нас к тому же самому подвальному окошку, через которое мы сюда проникли. Я уже потерял способность удивляться: нам никто не препятствует, в нас никто не стреляет и мы без проблем достигаем бреши в главной стене, которая кажется мне совсем недавней.

— Это мы с Килианом здесь вошли, — объясняет Энди.

Гарри кивает. Он еще не до конца проснулся. А Джеф, кажется, не хочет с нами расставаться. Куда же нам его пристроить?

— Главное, держите себя в руках. Здесь еще туда-сюда, но снаружи это будет бросаться в глаза.

— Значит, нужно придумать что-то другое, — вздыхает Джеф. — Скажите, а как, по-вашему, жевательная резинка успокаивает?

— Да, это неплохо, — соглашается Майк.

И он протягивает Джефу пачку резинки, которую тот сразу принимается старательно жевать. Мы уже подошли к машине Зигмана.

— А где Мэри Джексон? — спрашивает Майк. — Все еще в багажнике?

— Мы оставили ее и всех остальных у начальника полиции в Сан-Пинто, — отвечает Энди.

— Вы с ума сошли, — говорю я. — Шутц наверняка купил его.

— Я имею в виду нового шефа полиции, — уточняет Энди. — Посмотрите-ка лучше сюда, Рок, вам многое станет яснее.

Он достает бумажник, вытаскивает оттуда какой-то листок и протягивает мне. Я читаю и узнаю, что все ознакомившиеся с ним лица обязаны поступить в распоряжение агента ФБР Фрэнка Сэй, занимающегося расследованием деятельности Маркуса Шутца, врача и математика… Далее следует целый перечень инструкций, в которых я ничего не понимаю. Я совершенно огорошен.

— Это вы — Фрэнк Сэй? — спрашиваю я Энди.

— Да, я.

— А Майк?

— Это его настоящее имя. Он тоже из ФБР.

— Значит, за гранаты ему ничего не обломится? — несколько разочарованно спрашиваю я.

— У каждого свой бзик… — поясняет Энди, — но нам приходится с ним мириться — Майк превосходный агент. И все же начальство смотрит на это довольно косо.

Мы усаживаемся к Энди в такси (никак не могу привыкнуть к его новому имени), и он трогает с места.

— Теперь мы тут все расчистим, — резюмирует он.

Стоит уже глубокая ночь, и мы только сейчас начинаем отдавать себе в этом отчет. Фары нашего «шевроле» освещают дорогу. Майк о чем-то толкует в микрофон, и я только догадываюсь, что он им там сейчас плетет; оказывается, тетка Клара только что родила четверню, но, ясное дело, эти ребята из ФБР используют массу разных кодов. Гарри вновь заснул под шум мотора, а Джеф с остервенением жует свою резинку. Хороший он парень, только малость с приветом.

— Куда едем? — спрашиваю я у Энди.

— Надо немножко поспать… — отвечает он.

— Черт… Я совсем не хочу спать…

— Нет, старина, надо набраться сил. Завтра нам предстоит завершающий удар…

— Завтра?

— Завтра мы высадимся с парашютом на остров этого Шутца. А в это время к острову двинется миноносец, а когда он подойдет, все должно быть уже закончено, и ему останется только погрузить всю эту шатию-братию на борт.

— И это должны будем сделать мы? — удивляюсь я.

— Если, конечно, вы не возражаете. Вы с самого начала участвуете в операции, знаете что к чему, а главное…

— Что главное?

— Вы прекрасно можете сойти за одного из типов серии «Т».

Я несколько ошарашен, но в то же время польщен. Значит, все-таки не стоит пасовать перед продукцией доктора Шутца. Скорее всего, Энди не стал бы отвешивать мне комплименты за просто так. Если он что говорит — значит, так и думает, а с мнением этого человека стоит считаться.

— И я с вами, — говорит Джеф.

— Я на это очень рассчитываю, — отвечает Энди. — Вы сможете смешаться с людьми Шутца, не привлекая внимания, и заняться своей работой. Мы вдвоем спрячемся где-нибудь неподалеку… С нами, кстати, будут еще четверо, надежные ребята…

Гарри просыпается.

— Я тоже лечу… — говорит он. — Такой сенсации «Калифорния Колл» еще никогда не выдавала!

Вот уж на что мне действительно плевать…

21 Я пускаюсь в разврат

В половине седьмого утра я наконец оказываюсь дома, причем в полном одиночестве. Энди и все остальные только что уехали. Мы встретимся в час дня на аэродроме, откуда и отправимся в сторону Тихого океана.

Но о том, чтобы сейчас лечь спать, и речи быть не может. Напротив, гораздо приятнее и полезнее кое-кому позвонить.

Я раздеваюсь, натираю все тело «бергамутным» спиртом и облачаюсь в великолепный халат из оранжевого шелка, под которым на мне надеты только узкие плавки. Затем, не снимая кожаных сандалий, вытягиваюсь на кровати, беру телефон и, как положено, щекочу его пальцем шесть раз подряд.

Мне отвечает заспанный мужской голос, и я начинаю хмуриться.

— Алло? Кто говорит?

— Рок Бэйли. Дуглас, ты, что ли? Тебе что надо у Сандэй Лав?

— Это просто стерва, — бормочет Дуглас. — Дрянь. Мерзавка. Лесбиянка проклятая.

— Я спрашиваю, что ты у нее делаешь?

— Я проводил ее домой, — неожиданно с чувством начинает Дуглас, — а перед этим накормил ужином, сводил в кино, на танцы, по полной программе. Истратил за вечер сорок семь долларов. Ну, потом поднялся к ней выпить винца. Я, естественно, решил, что все в ажуре, начал раздеваться, а она вдруг рассердилась. Тогда я попытался ее поцеловать, а мерзавка огрела меня пепельницей по тыкве и ушла, хлопнув дверью, причем прихватила мои брюки. Она сказала, что я могу ложиться спать к ней в постель, если уж так этого жажду, но она, видите ли, лучше будет спать одна, чем с сатиром, а тем более, если этот сатир с такой рожей, как у меня. Поэтому я сижу без штанов и не могу вернуться домой — ключи-то остались в кармане. Вот я здесь и остался.

Я в трубку слышу, как он зевает.

— Ты просто животное, — говорю. — Ну что ты все время пристаешь к женщинам? Нет чтобы стать чемпионом по бейсболу? Обычно спортсмены держатся от женщин подальше. Вот и не было бы у тебя таких обломов.

— Ага… — говорит он. — Ну ладно, я пошел спать дальше. Вообще ты прав, одному в кровати не так уж плохо. Чао!

Я нажимаю на рычаг и набираю номер Дугласа. Интуиция меня не подводит. Прелестница снимает трубку, и я слышу недовольный голос:

— В чем дело?! Опять вы со своими глупостями?

— Это Рок, — отвечаю я. — Старина Бэйли.

— О! — восклицает она. — А я решила, что опять этот кретин Дуглас Трак хочет предложить мне свой дивертисмент на древнеримский манер. Что случилось, Рок? Я могу вам чем-нибудь помочь?

— Да, у меня слишком жесткий матрас, и его просто необходимо немножко взбить.

Ну ребята, если она и сейчас не врубится, то я не знаю… Боже мой, да будь что будет… Я в конце концов девственник и могу не знать, как надо обращаться с женщинами.

— Гм… — говорит Сандэй. — Довольно странное предложение для порядочной женщины. Но с другой стороны, откуда вам знать, что я порядочная женщина?… Поэтому я лучше приеду и сама вам все объясню. Вы где сейчас?

Я называю свой адрес, и мое сердце начинает как-то странно колотиться. Черт, видимо, не зря все болтают и на самом деле первый раз что-то да значит. Но как же я узнаю, что надо делать?… У меня нет под рукой даже элементарного пособия…

Нет, кажется, все-таки соображу… Надо только вспомнить, что я видел у доктора Шутца.

Я быстро навожу порядок в комнате, запихивая в шкаф все, что попадается под руку… Завтра горничная приведет все в порядок. Потом лечу в ванную и намереваюсь принять душ, чтобы хоть немного освежиться, — боюсь, если и дальше пойдет в том же духе, придется начинать без нее… но в ту самую секунду, когда прохладная вода начинает струиться по моим плечам, я слышу звук открывающейся двери и нежный голосок:

— Роки? Вы где?

Сандэй слышит шум воды и без малейшего стеснения входит в ванную… На ней брюки и свитер, такие же черные, как и волосы, а вокруг очаровательной круглой шейки сверкает нитка жемчуга, и этот наряд идет ей не меньше, чем Венере Милосской полное отсутствие такового.

— Какая чудная мысль, Роки… Душ нам действительно не повредит.

В мгновение ока брюки падают на пол, свитер летит к потолку, а все остальное — да простит меня Господь — она, видимо, сочла иметь на себе излишним. Я уже не знаю, куда деваться… А она перешагивает через бортик и входит в квадратный бассейн, у которого я так и не задернул шторки.

— Да подвиньтесь же… у, вы просто чудовище! Разбудить в такой час хорошую девочку… Роки, мой дорогой… Вы такой, что… просто хочется встать перед вами на колени…

Сказано — сделано… Да, все идет не совсем так, как я думал… Ничего сложного… Все даже слишком просто… Мне и делать-то ничего не надо… А вот ей в умении не откажешь… Что и говорить, настоящая ручная работа — это вам не электрические примочки папаши Шутца…

Я беру ее под мышки и приподнимаю.

— Сандэй… малышка… А вы не хотите сначала подзаняться теорией? Вы же знаете, я совсем неопытный…

Она прижимается ко мне, и моя спина прикасается к переключателю душа. На нас обрушиваются струи горячей воды, и моя кожа начинает клубиться паром… Я тянусь к Сандэй губами, продираясь сквозь тысячи буравящих нас фонтанчиков воды. Рука девушки направляет мои движения… Я приподнимаю ее на несколько сантиметров — все-таки я изрядно выше ростом… И совершенно не ощущаю тяжести. А сам нервничаю так, что просто не передать… А она настолько влепилась в меня — и на миллиметр не оторвешь.

— Сандэй… Это уже опасно!

Она закрывает глаза, улыбается и обзывает меня полным идиотом, дубиной стоеросовой, мальчиком на первом причастии и что есть силы кусает мои губы… Становится совсем невмоготу, и я выбираюсь из душа, продолжая нести ее на руках… Шатаясь, иду по комнате, цепляюсь ногами за ковер и умудряюсь приземлиться прямо поперек собственной кровати… Сандэй, приклеившись ко мне намертво, заставляет меня лечь на спину…

— Роки… Давайте, я вам покажу, если это первый раз…

Я не сопротивляюсь. Пытаюсь анализировать свои ощущения… Чего нет, так это сожаления… Но то, что происходит сейчас, не похоже ни на что, доселе мне известное…

Матерь Божья! Это даже приятнее, чем мороженое с ананасами.

А время летит… как письмо, посланное авиапочтой…

В общем, выходит, что потерей невинности за полгода до намеченного срока я обязан доктору Шутцу. Ему и Сандэй Лав. Эта мысль приходит мне в голову как раз тогда, когда я рассеянно целую Сандэй Лав в то место, которое оказалось в пределах досягаемости моих губ… Отборное, кстати, место, упругое и достаточно округлое, как калифорнийское яблочко, только значительно слаще.

Мои глаза уже заволакивает легкий туман, и я стараюсь понять, происходит ли это из-за полученных по голове ударов или благодаря стараниям моей подруги, которая за те четыре часа, что прошли с момента ее прихода, не убавила ни капли прыти…

— Сандэй… — шепчу…

Она всем телом подается вверх, закрывая мне таким образом рот, и до меня доходит, что ей от меня нужно, — пусть я невежда, но на одиннадцатый раз уже врубаюсь без подсказки. Я так стараюсь не оплошать, что в конце концов у меня сводит челюсть, но даже и эта судорога настолько приятна, что я с удовольствием сохранил бы ее на несколько дней…

К счастью, я уже кое-чему научился, и поэтому ее тело вдруг обессиленно откидывается на подушки, давая мне понять, что девушке необходимы пять минут передышки… девушке — да, но не мне, так как я ощущаю новый прилив сил…

— Сандэй, — торопливо говорю я, — давайте немножко отдохнем, я просто падаю… Сейчас что-нибудь перекусим, а потом продолжим. Знаете, я не спал уже четыре дня…

— Я тоже, — шепчет она, приподнимаясь на локте и приближая свое лицо к моему… — Я так вас хотела, что просто не могла заснуть.

— Но у вас же был Дуглас Трак, — я лицемерно разыгрываю полное неведение. — Ну хоть чтобы скоротать вечерок…

— Я и так скоротала с ним целых два вечера, выслушивая общий план введения в эту его «Эстетику кино», презрительно бросает Сандэй, устраиваясь поудобней между моей рукой и торсом.

— И вам этого хватило?

— Я лично предпочитаю вашу эстетику… — шепчет она, кусая меня в грудь.

Моя левая рука ласкает ее торчащие соски. Внезапно я спохватываюсь и резко сажусь, приподнимая Сандэй вслед за собой. Смотрю на часы. Одиннадцать. Через два часа мне нужно быть там!.. Я выпрыгиваю из постели и тут же шарахаюсь головой об пол. Ноги просто не держат… К счастью, слабость быстро проходит. Дело в том, что сейчас я вообще предпочитаю вертикальному положению горизонтальное.

— Рок!.. — кричит Сандэй Лав. — Неужели вы собираетесь уйти?!

— Так надо, радость моя.

— Ну вот… — хнычет она, — стоит раз в жизни встретить мужчину, которого не нужно кормить помидорами под красным перцем…

— Это еще вы нарвались на меня, уставшего как собака, — бахвалюсь я. — Вот подождите, когда я буду по-настоящему в форме.

— Роки, мой мальчик… Это невозможно… Чтобы вы когда-нибудь уставали…

— Да, — я сладко потягиваюсь, — не часто… Ладно, вот вернусь, тогда и посмотрим… Но если хотите послушать доброго совета, то лучше подыщите себе на тот день подружку — в подмогу… Поскольку теперь я разобрался, что это за музыка. Мы, пожалуй, немножко ускорим темп…

22 Повторение — мать учения

С огромным трудом мне удается вырваться из объятий моей очаровательной подруги, но стрелки на часах не ведают, что такое любовь, и приходится им подчиниться. Сандэй в чем мать родила остается стоять посреди моей спальни, а я включаю четвертую скорость и вылетаю на улицу в поисках такси. Сначала надо заскочить за моей машиной.

Прекрасно. Вот она, прямо у дверей. В оперативности Энди Зигману не откажешь. Благодаря этому мне удается сэкономить целых четверть часа… и не придется теперь нестись как сумасшедшему.

По дороге я перебираю в памяти последние эпизоды этого приключения и — можете поверить — чувствую себя каким-то опустошенным — все это кажется мне настолько бесцветным…

Даже сегодняшнее утро, проведенное с Сандэй Лав… Боже мой, а ведь не зря я все время откладывал свое, скажем, посвящение… То, чем я сейчас с ней занимался, представляется мне совершенно нормальным, несомненно, приятным и способным освежить и сделать быстротечными ваши утренние часы… но явно недостаточным… Такое впечатление, что теперь у Сандэй Лав не осталось от меня абсолютно никаких секретов… Я напрягаю память, вспоминаю… А существует ли еще что-нибудь, что я с ней не испробовал?

В этом плане мое образование просто достойно сожаления. Мне совершенно необходимо все разузнать. Должны же быть еще какие-то технические тонкости, ускользнувшие от меня с первого раза. А иначе… Я так ей и сказал. Да, надо попробовать с тремя или четырьмя сразу… или найти девицу побольше размером, чтобы было куда руки деть…

Я с большим трудом уворачиваюсь от грузовика, который, кажется, решил, что мне плохо виден его фирменный знак, и начинаю думать об овсяной каше, чтобы хоть как-то сбросить давление в крови. Я терпеть не могу овсяную кашу, а когда мне было одиннадцать лет, мама настолько набивала меня этой гадостью, что приходилось засовывать два пальца в рот, чтобы вернуть хоть ту часть, которая причиталась бедным. Воспоминания не из самых приятных, и я чувствую, что мой пульс вот-вот остановится. Это как раз то, что мне и нужно.

К аэродрому я подъезжаю за десять минут до назначенного часа. Майк и Энди уже на месте, и они знакомят меня с несколькими парнями крепкого телосложения и с одним худеньким темноглазым и умным на вид мужичком. Он меряет меня холодным взглядом, который затем неожиданно смягчается в улыбке.

— Обер Джордж, — представляет его Майк Бокански, — один из лучших местных агентов.

Я пожимаю ему руку. Кажется, вся команда уже в сборе.

— Знаете, Рок, — говорит Энди, — самолет будет готов минимум часа через полтора. Я на вашем месте пошел бы в ресторан чего-нибудь выпить, а потом вздремнул бы чуть-чуть.

— Я не устал, — отвечаю я.

— Ничего другого предложить вам не могу, — продолжает Энди. — Мы с Майком должны торчать тут и следить за приготовлениями, да еще надо закончить первый отчет… А Обер может составить вам компанию.

— А Гарри?

— Мы успели ему позвонить, — отвечает Энди… — Так что ваш приятель будет вовремя. А вы уже выехали. Ваша… гм… секретарша нам так сказала.

— А… да-да, — подхватываю я, — это моя секретарша.

Обер увлекает меня к ресторану, огромные стеклянные окна которого выходят прямо на летное поле.

— Там есть и комнаты отдыха, — сообщает он, — может быть, вы захотите прилечь…

— Никогда не ложусь один, — отвечаю я…

— О, — бормочет Обер, — я уверен, что вы легко себе кого-нибудь найдете… Здесь полно официанток и горничных… Только, понимаете… там на улице в машине моя жена, и я хотел бы с ней попрощаться…

— Конечно, — говорю, — я как-нибудь сам разберусь.

Он уходит, а я оборачиваюсь и нос к носу сталкиваюсь с Берил Ривс и Моной Coy, старыми подружками, с которыми я вас познакомил в самом начале в «Зути Слэммер» у Лема Хэмилтона.

— О! Рок… ну вот и вы, наконец!.. — восклицает Берил. — Мы разыскиваем вас с самого утра. Гарри не пожелал сказать нам, где вас можно найти, и… гм… ваша секретарша тоже была не очень любезна… А давно это вы обзавелись секретаршей, а, Роки?

— С сегодняшнего утра.

— Мне показалось, что я ее узнала, — шепчет Мона Coy.

— Вы, наверное, видели ее с Дугласом, — поясняю я. — Это он мне ее рекомендовал…

— Да… в общем… она все-таки сказала, где вас нужно искать, — говорит Берил.

Откуда же она сама-то узнала?! А! Понятно. Ведь Энди звонил мне домой.

— Вы что, были у меня дома?

— Ну да, Роки… Вас уже три дня не видно… Идемте, вон там наша машина. Поедем, покатаемся. Вы же еще не сейчас уезжаете?

— Да, еще есть немного времени… — отвечаю я.

Мы садимся в «кадиллак» Моны — я в середине между девушками, а Берил за рулем — и выезжаем на шоссе. Но очень скоро машина тормозит возле очаровательной виллы.

— Тут у меня родственники живут, — объясняет Берил. — Только сейчас дома никого нет. Так что пошли, выпьем чего-нибудь.

Мы оставляем «кадиллак» на улице у ворот, чтобы потом не терять времени, а сами выходим из машины и устремляемся в сад. На улице так хорошо, как может быть только в Калифорнии. Воздух такой мягкий и теплый, что стоит его вдохнуть — и сразу понимаешь, что значит жить…

— Давайте побудем здесь, — предлагаю я. — Благодать-то какая…

— Нет, нам нужно с вами поговорить, — возражает Мона.

Ну и ну! Сразу быка за рога… Мы устраиваемся в гостиной, и Берил тут же переходит в наступление:

— Это что еще за девушка у вас дома, Рок? Вы с ней спали?

— Да… гм… а вас это вообще не касается, — мне явно не по себе.

— Касается! — вмешивается Мона. — Еще как касается! Мы все это время не приставали к вам только потому, что знали, что вы ни о чем не хотите слышать до двадцати лет, но если вы так держите свои обещания, то и мы про них забудем. Раздевайтесь.

— Но, Мона, — пытаюсь возразить я умоляющим голосом, — я падаю от усталости… Ну подождите еще несколько дней. Вот когда я вернусь…

— Это мы уже слышали, — говорит Берил. — Нечего, попались, теперь мы вас не отпустим. Подумать только — пройти боевое крещение, и с кем — с этой маленькой уродиной!..

— Где же ваш вкус? — подхватывает Мона. — Ведь у нее ни груди, ни задницы, сама тощая, как гвоздь.

— Но в конце концов, — я все еще не сдаюсь, — не здесь же. Ведь кто-нибудь может прийти… И потом, у меня нет времени.

— У вас есть целый час, — протестует Берил. — Этого более чем достаточно. А мы и так собираемся облегчить вашу задачу. Ну давайте… снимайте все это, а то сейчас мы возьмемся за дело сами… Носки можете оставить.

— Закройте хотя бы дверь…

— Так и быть, закрою, — соглашается Мона, — только чтобы доставить вам удовольствием. А ты, Берил, пока помоги ему раздеться. И никаких возражений! Тоже мне, прельститься такой вертихвосткой!

Она захлопывает дверь, оборачивается и расстегивает платье. Грудь выпрыгивает наружу… Конечно, у Сандэй Лав нет ничего похожего… У меня по пояснице уже забегали мурашки. Черт возьми, это будет уже двенадцатый раз за сегодняшний день… Не многовато ли?

— Эй, Мона, только не надо так спешить, — протестует Берил, — дай же и мне привести себя в соответствующий вид.

А Мона уже суетится вокруг меня… На ней остались только чулки и еще какая-то штучка из кружев телесного цвета, которая их поддерживает. Она такого же оттенка, как и… ну, в общем, точно такого же оттенка. Девушка разгорячилась, и от нее вкусно пахнет женщиной… а старина Роки, похоже, не так уж и валится с ног, как может показаться… Мона стягивает с меня рубашку, снимает брюки. Я не сопротивляюсь. С нижним бельем ей приходится чуть труднее, так как оно уже цепляется…

— Мона, назад, я тебе говорю, — визжит Берил. — Сейчас будем тянуть жребий.

На ней уже тоже ничего не осталось… Чулки она скатала до щиколоток… А я лежу и пытаюсь сравнивать.

— Эй, — я поднимаю голову, — вы за кого меня принимаете?…

— Молчать, — приказывает Мона. — Она права. Мы вас сейчас разыграем…

— Нет, так не годится, — протестую я. — А если мне кто-то из вас нравится больше?

Я с трудом выговариваю слова. Эти девушки довели меня до такого состояния, что я мечтаю лишь об одном: все равно которую — только немедленно.

— Хорошо, — соглашается Мона, — мы сейчас завяжем вам глаза и приступим к делу, а вы скажете, с кем вам приятнее.

— Надо еще связать ему руки! — кричит Берил, возбуждаясь все больше и больше…

Она бросается к окну и срывает один из шнурков, которыми задергивают шторы… Я даю им себя связать, так как уверен, что могу порвать эту веревку в любой момент, и, как только дело сделано, Мона опрокидывает меня прямо на ковер…

— Берил, давай сюда шарф.

Я лежу на спине… к счастью, а то мне просто было бы больно… и ничего не вижу. Две руки ложатся мне на грудь, а чьи-то длинные ноги вытягиваются вдоль моих… Я уже готов завопить, настолько нестерпимо это ожидание, и вдруг одна из девушек ложится на меня сверху… Я вонзаюсь в нее изо всех сил… но почти в ту же секунду она отстраняется, и ее место занимает другая. Я отчаянно напрягаю мышцы… и веревка, связывающая мне руки, разлетается на куски… Но девушка не замечает этого, и в тот момент, когда она в свою очередь собирается встать, мои руки смыкаются у нее на спине… Я продолжаю удерживать ее одной рукой, а второй умудряюсь поймать за ноги другую красотку. Я заставляю ее опуститься рядом и скольжу губами вдоль ее бедер, вверх… вверх, насколько вообще возможно… И мне это нравится, очень нравится… Они обе ничинают чуть слышно постанывать…

…А время идет.

Сегодня оно идет особенно быстро.

23 По коням!

«Кадиллак» Моны доставляет меня к месту сбора в пять часов, все как раз готово к вылету. А девушек я оставил у родственников… Надеюсь, они проснутся раньше, чем кто-нибудь туда заявится — обе в таком виде, что на них впору ставить гриф: «для служебного пользования». Я и сам с трудом держусь на ногах, а стоит поставить себя на их место… кто-кто, а я-то их понимаю. Энди смотрит на меня с усмешкой.

— Ну что, Рок… я вижу, вы ездили попрощаться со старушкой мамочкой.

— Гм… Да. Правда, я не ожидал, что она меня так задержит. В общем, я готов.

— Вы вполне успеете вздремнуть, — успокаивает меня Майк. — Туда еще ой-е-ей сколько лететь.

— Мы же не можем прибыть на место засветло, — уточняет Энди.

Все действительно готовы к вылету. Обер Джордж тоже вернулся, и если у меня под глазами такие же круги, как и у него, то понятно, почему Зигман сразу принялся надо мной подтрунивать!

Нас уже дожидается большой самолет, стоящий неподалеку носом вверх и по ветру. Вокруг него суетятся какие-то люди. Возле нас останавливается автомобиль. Из него выходит Ник Дифато. С ним Гарри… А ведь и правда, не хватало еще старины Гарри…

Мы здороваемся с Ником за руку. У него такой вид, будто ему донельзя все осточертело.

— Что-что, а уж с вами я без работы не останусь, — не слишком радостно бросает он мне.

— Я не виноват, шеф, — отвечаю я с наигранным смущением.

— Вы уж поосторожнее, ребятки, — напутствует Ник. — Сегодня вечером в каньоне много кондоров…

Гарри прыскает. Наверное, это у них дежурная шутка. Лицо у Килиана сплошь заклеено пластырем и вымазано йодом, он сильно смахивает на египетскую мумию, только что вынутую из стиральной машины. Если он не смоет всю эту дрянь до высадки на остров Шутца, то нас в два счета заметут.

Затем Ник Дифато обменивается с Энди Зигманом кое-какими оперативными сведениями, и вот уже летчики делают нам знак подниматься на борт. Если и дальше пойдет в том же духе, то мы и впрямь скоро поднимем якорь.

Я пристраиваюсь рядом с Обером Джорджем, и он принимается рассказывать, как начинал в свое время с театральной карьеры, правда, за все время ему удалось сыграть только в одной пьесе, да и та продержалась не больше месяца, а кроме того, вся роль состояла из десяти или двенадцати строчек: Обер играл покупателя, который входит в книжный магазин, спрашивает какую-то книгу и выходит. Обер говорит, что пьеса была совершенно кретинирующая (это его выражение!), но что публика все-таки достаточно много смеялась.

Чтобы не оставаться в долгу, я рассказываю ему о том, как лишился сегодня невинности. Конечно, я не вдаюсь во все подробности, а то глаза выскочат у него из орбит и покатятся по полу, как янтарные шарики, однако и этого достаточно, чтобы слегка разбудить парня.

При этом замечаю, что самолет начинает движение, и вот мы уже взлетаем. Поскольку полет развлекательный, то стюардессы не предусмотрены (кроме того, это же военный самолет!). Я не впервые поднимаюсь в небо, и все эти ощущения мне не в новинку. Энди где-то там впереди, возле кабины пилота, Майк и Гарри сидят через два кресла впереди меня. Внутри самолет оборудован как грузопассажирский, поэтому все устроились с удобствами. Какое-то время я любуюсь пейзажем и удаляющимся берегом. Самолет набирает высоту, и я засыпаю в своем кресле, разложенном чьей-то заботливой рукой.

24 Мы почти у цели

Я просыпаюсь оттого, что меня энергично встряхивает рука Энди Зигмана. Мне приснилось, будто я занимаюсь любовью с жирафой, и Энди прерывает все это как нельзя кстати. Я выражаю ему благодарность, и мы начинаем готовиться к высадке на острове.

За окнами еще светло, так как мы летели вслед за солнцем, почему самолет и задержался на несколько часов. Майк уже почти готов, а его люди заканчивают экипировку. Обер утопает в стеганом комбинезоне, который велик ему размера на четыре, и начинает декламировать Шескспира. Однако текст он перефразирует по-своему. Уже то, что написал сам Шекспир, довольно кучеряво, но Обер превращает его в такое, с чем я не стал бы выступать перед комиссией в военкомате. В салоне нашего «Б-29», который, пока мы все спали, члены экипажа оклеили обоями в цветочек, воцаряется прекрасное настроение и даже веселье. Мне не терпится скорее добраться до места.

Энди Зигман кладет передо мной гору совершенно невероятных приспособлений, и я интересуюсь:

— Что я с этим должен сделать?

— С этим вы будете прыгать… — отвечает он. — А то скорость падения получится недостаточной.

Здесь есть абсолютно все, что только можно себе вообразить, если, конечно, вы не извращенец. Продовольствие, оружие, одежда, боеприпасы, сигареты — в общем, какой-нибудь несчастный путешественник, затерявшийся в джунглях Бирмы четверть века назад, пришел бы от всего этого в полный восторг. А я что-то не горю желанием взваливать это барахло себе на горб… Нет, нужно спрыгнуть налегке и покончить с этим делом одним махом! Тут есть даже бинокль и фотоаппарат — с ума сойти можно!

Да что говорить! Надо так надо. Я вижу, как на моих глазах Майк исчезает под горой одежды и разных свертков. Такое впечатление, будто он только что вышел из супермаркета «Мэйси». Да, ну и работенка…

25 Мы у цели

Дальше все идет без сучка без задоринки. Мы пролетаем над островом. Он довольно большой… Я боялся промахнуться и приземлиться рядом, но теперь спокоен. В центре острова — симпатичный кратер старого вулкана, конечно давно потухшего, а на самом верху — живописнейшее голубое озеро, сверкающее сквозь густую листву деревьев. Мы выпрыгивали по очереди, один за другим, а последний закрыл за собой дверь — культурная подобралась компания… И вот спускаемся на расстоянии нескольких сотен метров друг от друга, слегка позвякивая взгроможденным на спину снаряжением. Первым прыгнул Энди, я — четвертым. Мне не было страшно, скорее как-то не по себе: во-первых, теряешь ориентацию, а во-вторых, все время думаешь: раскроется или не раскроется… Я обогнал всех остальных уже метров на пятьдесят, и ничего удивительного — со своим весом я, конечно, падаю быстрее. Приближаются деревья — по плану операции мы должны проскочить между ними… На открытой местности высаживаться невозможно — слишком близко от предполагаемого убежища доктора. Поэтому мы идем на риск, и каждый, кто как сумеет, постарается не свернуть себе шею. Я уже различаю верхушки деревьев и начинаю слегка натягивать стропы и раскачиваться, направляя падение в наименее опасную точку.

Чем ниже спускаешься, тем больше возрастает скорость… Я сгруппировался и уже готов схватиться за первую попавшуюся ветку. Хоп! Вот она… Я обдираю об нее руки и врезаюсь черепом в ствол… удар получается отменным! Я кубарем лечу вниз, слыша треск ломающихся веток, причем умудряюсь вывихнуть несколько берцовых костей и наконец безнадежно застреваю в ловко подставленном мне разветвлении. До земли еще минимум метров десять. Где-то неподалеку слышится аналогичный шум, сопровождаемый отборной руганью. Видимо, это кто-то из моих дружков… Впрочем, сейчас не время придуриваться. Уже довольно светло… Я без труда ориентируюсь. Ствол находится от меня на расстоянии вытянутой руки, и я прикидываю, что могу добраться вон до той ветки внизу, а от нее до земли останется не больше трех метров… Ладно. В общем, Энди был прав. Я проверяю, крепко ли сижу, и разматываю веревку, которую он закрутил мне вокруг пояса. Веревка оканчивается небольшим стальным крюком, и я втыкаю его прямо в дерево. Затем надеваю перчатки, висящие на шее, и хватаюсь за веревку… Отлично… Я спрыгиваю вниз, скользя руками по веревке… Господи, какой же я тяжелый! Вглядываюсь в темноту: еще пара метров… Вот так… И разжимаю руки.

Я громко вскрикиваю, почувствовав, что приземлился верхом на огромную жабу, поджидавшую меня уже добрых пять минут. Жаба смущается: ей хотелось со мной поздороваться, только и всего… И она тут же исчезает. Я подавляю желание рвануть отсюда со всех ног и начинаю двигаться в направлении недавно услышанного шума. Местом общего сбора намечен северный берег маленького озерца. Компас? На месте!.. Пристегнут к правому запястью.

Оказывается, это Майк приземлился рядом со мной. Он тоже в порядке… только ковыляет явно с трудом, так как толстая ветка угодила бедняге прямо между ног. Аккуратный Майк уже сложил свой парашют, и я сразу вспоминаю, что свой так и бросил на дереве, вместе с веревкой. Я сообщаю ему об этом.

— Надо пойти достать его, — говорит он, — а то нас могут обнаружить.

— А по-вашему, нас еще не засекли?

— Надеюсь… Но это мы скоро выясним.

Мы возвращаемся к моему дереву и после нескольких попыток стаскиваем вниз веревку и парашют… Так я узнаю, что для этого существует специальный фокус под названием: «возврат переброшенной веревки»… Очень хитрый трюк.

Затем мы двигаемся по направлению к озеру. Лес густой, заросший высокой и острой травой. К счастью, нас спасают комбинезоны, да и остров, как выясняется, исхожен вдоль и поперек — мы то и дело набредаем на вполне проходимые следы протоптанных когда-то тропинок. Минут через пятнадцать мы выходим на берег озерца. Толстые отроги застывшей лавы круто спускаются к воде, сверкая в лунном свете.

Вдруг неподалеку замелькал огонек. Майк замирает и вглядывается в темноту…

— Это Зигман, — шепчет он, — ждет нас на той стороне.

Мы подходим поближе и видим, что Обер тоже на месте. Вскоре из леса один за другим выходят и остальные, и вот все восемь человек уже в сборе. Только один Картер вывихнул запястье. Гарри дрыгается, как кузнечик в тарелке: спуск разбудил его окончательно. А Обер толкает меня локтем:

— Жаль, что тут нет моей жены… Берег озера, лунный свет — это бы ее вдохновило, она ведь венгерка…

Я не очень улавливаю смысл сказанного и честно говорю ему об этом, но Обер ничуть не смущается.

— У моей жены романтичная натура, понимаете… этим все и объясняется.

В романтичных натурах я не силен, а потому помалкиваю. Энди начинает отдавать распоряжения. Решено, что двое — Картер и еще один здоровенный рыжий малый с птичьим лицом — останутся здесь. Они оборудуют лагерь, где мы оставим снаряжение, и постараются замаскировать его как можно лучше. Остальные отправляются штурмовать «Форт Шутца»… Я думаю, тут найдется сарай, который можно будет так обозвать.

— Когда трогаемся? — спрашивает Гарри.

Он стоит, перекинув свою «лейку» через плечо, и аж дымится от нетерпения. Словно охотничий пес, учуявший в степи аромат рагу из зайца (один знакомый специалист уверял меня, что собака может представить себе зайца только в таком виде, отсюда и особая нацеленность на этот вид дичи и стремление к обязательному воплощению в жизнь своего первоначального ощущения).

— Уже скоро, — отвечает Энди.

И он прав, так как через десять минут мы снимаемся с якоря. Энди хорошо сориентировался, и мы начинаем довольно быстро продвигаться сквозь чащу леса…

Я не считаю шагов, но когда мы наконец выходим в долину, их количество составляет что-то между тремя тысячами четырьмястами семью и тремя тысячами четырьмястами девятью. Лес остается позади, и мы чапаем напрямик через поля, поросшие травой и усыпанные японскими касками, оставшимися со времен войны, которая не так давно шла в этих краях.

Сейчас что-то около трех часов утра.

Мы бесшумно двигаемся вперед, но волнение не утихает. Что ждет нас дальше? Земля под ногами сухая и твердая, и стебли травы ритмично скрипят, по мере того как мы прокладываем себе путь в направлении, указанном Энди.

По некоторым признакам я чувствую, что жилье уже где-то рядом. То тут то там попадаются следы, оставленные человеком. Неожиданно перед нами во всем своем бесстыдстве возникает дорога, и кажется, что даже желтый глаз луны нарочно делает вид, будто смотрит в другую сторону.

— Стой! — приказывает Энди.

Мы останавливаемся. Энди снова сверяет ориентиры.

— Пошли.

Забираем левее.

— Не шуметь! — советует Энди. — Мы уже недалеко.

Еще четверть часа — и я натыкаюсь на Джеймсона, который вдруг замирает передо мной как вкопанный. Обер тоже не промахивается и от всей души врезается мне в спину. К счастью, он не тяжелый, спасибо и на этом.

— Не надо подходить ко мне так близко, Обер, — увещеваю я. — Венгры — народ жутко ревнивый, особенно женщины. Да, кстати, а почему у вас такое имя? Вы что, родом из Канады? Или откуда?

— Я могиканин… — отвечает он. — Но чтоб мне сдохнуть, если я знаю, почему меня окрестили таким образом.

— Тс-с-с, — вполголоса цыкает на нас Энди и тут же добавляет: — Ну и ну! Это будет покруче, чем пойти на рыбалку в роликовых коньках, да еще с крыльями.

Нашим глазам открывается огромная усадьба, полускрытая живой изгородью из высоких деревьев… Большой дом, освещенный сверху донизу, вернее, во всю ширь, ибо что верх, что низ — один черт, потому как дом одноэтажный.

До нас доносятся звуки джазовой музыки, причем хорошей. За окнами мелькают силуэты… Но мы еще слишком далеко, чтобы как следует все рассмотреть.

Энди присаживается на корточки, мы тоже.

— Рок, — подзывает он, — и вы, Майк, ну-ка подойдите поближе.

Я подползаю, Майк уже рядом. Он протягивает мне большой бинокль. Свой я, естественно, оставил в лагере.

— Взгляните-ка туда…

Я смотрю. Все расплывается — я навожу резкость.

Вот это да-а… действительно забавно!

Вместо одежды вся публика украшена восхитительными жемчужными ожерельями и браслетами из цветов… нет, это я хватанул… На одном из парней я вижу целую гирлянду, спускающуюся на грудь, и венок из разных цветов.

— Раздевайтесь, — приказывает Энди. — Вы, Обер, идите собирать цветы… вместе с Джеймсоном и сплетите из них венок…

— Но я не умею! — стонет верзила Джеймсон.

— Ладно, расслабься, — говорит Обер. — Это же примитивно… Сразу видно, что ты никогда не играл в театре… Вот где действительно учат всему.

Я же выполняю приказ Энди и скоро остаюсь в самом легком облачении… Те, кто не занят сбором цветов, сразу обступают меня…

— Мамочки! — восклицает Николас. — Так это же вы — Мистер Лос-Анджелес прошлого года!

Я усмехаюсь… У меня хороший портной, и когда я одет, трудно догадаться, каких результатов я добился в плане совершенствования собственной анатомии (в самом начале, конечно, родители помогли).

— Точно, — говорю, — только славы мне этот титул не прибавил. Все почему-то принимают меня за идиота.

— И не слишком ошибаются, — встревает Гарри.

Тем временем Майк Бокански тоже сбросил одежду, и, ей-Богу, между нами почти никакой разницы… Мальчик Майк явно на высоте!

Обер уже закончил очень миленький браслет из каких-то там эдельвейсов и протягивает его мне. Смотрится замечательно… Джеймсон смирился и собирает цветы, и первая же попытка сотворить нечто путное оборачивается у него каким-то жутким свинством, и он решает не упорствовать…

— Сейчас вы пойдете к ним, — объясняет нам Энди, — и постараетесь вернуться как можно скорее, как следует разузнав все, что только сумеете.

— А если мы ничего не разузнаем? — спрашивает Майк.

— Ну, тут я на вас вполне полагаюсь, — отвечает Энди.

— Не нравится мне все это, — говорит Майк. — Во-первых, я без собаки, а во-вторых, без гранат. Я же абсолютно безоружен!

— Придется выкручиваться так, — напутствует его Зигман. — И вообще, давайте проваливайте отсюда.

— Есть, шеф, — кивает Майк, — считайте, мы уже ушли.

Он тоже нацепляет на себя цветы, и мы удаляемся, нежно взявшись за руки — это у нас шутки такие. Ребята, зажимая рты, корчатся от хохота.

Какое-то время меня не покидает чувство неловкости, но погода удивительно хороша, и все-таки еще ночь. А кроме того, складывается впечатление, что на этом странном острове всем на это глубоко наплевать… Я-то, честно говоря, ожидал увидеть бронированные укрепления, за которыми Шутц штампует роботов, чтобы потом захватить всю Америку или что-нибудь в этом роде… А тут — ничего подобного. Можно подумать, дружеская вечеринка голых мужиков…

Мы идем по тропинке, с обеих сторон окаймленной цветами. Музыка слышится уже очень отчетливо…

Вдруг на повороте я вижу, как Майк, который идет впереди, вздрагивает всем телом.

Прямо у дороги стоит крест с распятым на нем мужчиной… Он тоже обнажен… очень светлые волосы… страшно бледен… Слева в груди огромная рана. Тело прибито к стволу дерева стальным стержнем, пронзившим сердце. На шее висит табличка: «Дефект внешнего вида».

Майк хватает меня за руку. Ой явно не соображает, что жмет слишком сильно, правда, я тоже не чувствую боли. Он стоит как вкопанный.

— Что это значит? — шепчет Майк. — Вы заметили у этого типа какой-нибудь дефект внешнего вида?

— Ну… — тяну я, — сейчас я не хотел бы поменяться с ним местами, а раньше — с удовольствием! Он мертв, — добавляю я чуть позже.

— Мертвее не бывает, — отвечает Майк. Он, как обычно, хладнокровен, но видно, что и ему слегка не по себе.

— Возвращаемся или идем дальше?

— Идем дальше, — говорит Майк, — а там посмотрим.

Да, тут я вдруг замечаю, что на улице совсем нежарко, особенно когда у тебя даже задница ничем не прикрыта… И что это еще за дефект внешнего вида, которого не видно! Не исключено, что это лишь надуманный предлог…

Мы замедляем шаг… Праздник уже совсем близко… Впереди появляются двое… Сейчас они пройдут мимо. Так и есть…

— Хм, — выдавливает Майк вполголоса, — если они там все такие же, как эта парочка, то понятно, почему убрали того приятеля.

Да, мы оба в жизни не встречали таких красивых людей, как эти… Такое не поддается описанию. При виде нас они даже головы не подняли. Просто равнодушно прошли мимо, держась за руки. Мужчина и женщина, одетые не больше нашего… так, немножко цветов…

— Послушайте, Майк… вы и вправду считаете, что у нас есть шанс остаться незамеченными? Мне кажется, я состою из одних дефектов внешнего вида… А уж там, в доме, лучше и вовсе не показываться…

— Да вы-то еще ладно, — бормочет Майк, — а вот я даже не могу сообразить.

Я изучающе смотрю на него: да нет, ничего не скажешь. Ну, может, только волосяной покров малость густоват.

Делюсь с ним этими соображениями.

— Да черт с ним, — говорит Майк. — Если дело только в шерсти, то как-нибудь обойдется… Не буду же я рвать на себе всю эту красоту, только чтобы понравиться доктору Шутцу. Взгляните-ка налево, — продолжает он безо всякого перехода.

Я поворачиваюсь налево и вижу еще один иссиня-бледный труп, на этот раз коленопреклоненный… Длинный железный прут насквозь пронзил ему горло… Голова откинута назад, а металлический штырь одним концом уходит в землю, на шее — та же табличка с тремя роковыми словами…

— Матерь Божья! — восклицаю я. — Вот так приемчик!.. Как вы думаете, они выставили это в нашу честь?

— Да нет… Тс-с-с… — шепчет Майк.

Мы выходим на широкую поляну. Несколько пар — двенадцать или пятнадцать — танцуют медленный танец, а все остальные ходят, прогуливаются, смеются, выпивают, курят.

Теперь уже нам ошибаться нельзя.

26 Секреты Маркуса Шутца

В нескольких метрах от нас — три женщины. Они ведут рассеянную беседу и, кажется, за кем-то наблюдают. Собрав все свое нахальство, я склоняюсь перед первой из них.

Клянусь вам, я впервые в жизни танцую вот так — без тени паутинки на теле, с партнершей, у которой одежду заменяет всего лишь широкий венок из красных цветов на шее. Еще повезло, что Сандэй Лав и старые подружки Берил с Моной дали мне небольшую фору… Да и то мне уже кажется, что это было сто лет назад. Я чувствую, как два упругих шара упираются мне в грудь, а мои ноги прикасаются к гладкой и прохладной коже ее бедер… Я привлекаю ее поближе, а сам думаю только о том, чтобы пластинка, если это пластинка, крутилась подольше или чтобы музыка не прекратилась прямо сейчас…

Майк тоже танцует. Я ищу глазами третью из подруг и вижу, что она удаляется, даже не удостоив нас взглядом.

Неожиданно я вздрагиваю, увидев два совершенно одинаковых лица, но посещение клиники в Сан-Пино уже внесло некоторую ясность на сей счет. Но, послушайте-ка, а Джеф Девэй? Что сталось с ним? С тех пор как я вернулся в Лос-Анджелес, произошло слишком много событий, и у меня совершенно вылетело из головы, что Джеф должен был лететь с нами.

Даже не представляю, что делать дальше. Заговорить с этой женщиной? Но она начинает первая.

— Вы из какой серии? Похоже на «С».

— Совершенно верно, — соглашаюсь я, благодарный за подсказку. — А вы?

— Всего-навсего серия «О», — униженно произносит она. — А я думала, доктор не разрешит вам прийти… Это праздник только для серии «О».

— Я пришел по собственной инициативе, — поясняю я. — А то, знаете, в своей серии уж слишком все друг на друга похожи… Вся прелесть пропадает.

— Да, — соглашается она, — доктор, конечно, старается разнообразить элементы лица, но все равно остается много общего. Мне очень приятно пообщаться с «С»…

Девушка тут же доказывает, что ей это и в самом деле приятно, и мне остается только ответить тем же.

— А доктор сегодня появится? — спрашиваю я, не особо рассчитывая на удачу.

— Да, к концу вечера… Думаю, уже скоро… А хотите, пойдем в прерию прямо сейчас?

— Гм… — несколько смущенно выдавливаю я.

А что там делают, в этой прерии? Впрочем, я, кажется, начинаю догадываться…

— Сегодня нам можно, — продолжает девушка. — День безопасный.

Это уже более чем прозрачный намек.

— А может быть, лучше поболтаем? — предлагаю я.

— О-о, — без энтузиазма тянет она, — поболтать… Это тоже ничего, но скучно… А мне бы так хотелось заняться любовью с «С»…

Ну как тут откажешь… ведь не могу же я ей ляпнуть, что мне это неприятно, тем более что сам именно сейчас невольно доказываю обратное… Боже, ну и денек!

Девушка увлекает меня к деревьям, и как только их тень укрывает нас, мы отстраняемся друг от друга. Она хватает меня за руку и пускается бегом. Но где же Майк? Да черт с ним…

Мы падаем в густую ароматную траву.

Девушка уже потеряла всякий контроль над собой.

— Ну скорее, — стонет она. — Скорее… умоляю…

Дьявольщина, нет, так быстро — даже не интересно. Я как раз начал входить во вкус всяких предварительных штучек и не премину ей это продемонстрировать. К тому же это вовсе не утомительно.

После старта проходит минуты три, а мне уже приходится закрыть ей рот рукой, так как девушка начинает оглушительно орать, извиваясь при этом как угорь, разрубленный натрое. Впрочем, ее красота слишком идеальна. Я пытаюсь найти хоть малейший изъян, какую-нибудь аномалию… Тщетно. Внешний вид безупречен. Но и в упорстве тоже не откажешь.

Ладно… Давай-ка поменяемся местами… Травка — это, конечно, хорошо, но ощутить под собой нежную девичью кожу — тоже, несомненно, приятно… Нет, я слишком трезво все соображаю… А как хотелось бы потерять голову…

— И чему же вас все-таки научили? — интересуюсь я.

— Подчиняться приказам, — отвечает она прерывающимся голосом…

Это что же, придется ей все объяснять? Ну уж нет, мне просто не хватит духу… У меня слишком богатое воображение… и слишком сложное…

— Давайте я лучше покажу… — шепчу я ей на ухо, — так нам будет удобнее…

Дело в том, что остались еще кое-какие мелочи, которые я не осмелился попробовать с Сандэй, Берил и Моной. А какие именно, извините, не ваше дело.

На этот раз через полчаса я уже устаю… Нехватка опыта или, может, наоборот, перетренировался. Что касается девушки, то она лежит совершенно неподвижно… То есть сердце пока еще бьется… Ну и ладно. Пошатываясь встаю на ноги…

Решаю, что девушку лучше оставить лежать, где лежит… Да, место действительно странное. Но в конце концов не затем же нужна эта фабрика по производству людей, чтобы учить их играть в шашки…

Я возвращаюсь на бал. И сталкиваюсь нос к носу с Майком.

— Куда же это девались ваши цветочки? — ехидно спрашиваю я.

— А кто вас тяпнул за плечо? — парирует он.

— Это секрет, мой мальчик… Ну как, разузнали чего-нибудь?

— Бабы тут горячие просто до безобразия… — бормочет Майк.

— А мне они нравятся, — говорю, — только для Энди этого, думаю, будет маловато. Майк! Смотрите! А вот и дедуля!..

Этот человек внезапно возник неизвестно откуда и сразу попал в окружение молодых людей… Высокий, стройный, седовласый, одетый в брюки и рубашку из белого шелка.

Он направляется в нашу сторону.

— А вы что здесь делаете? — строго спрашивает он. — Сегодня не ваш день.

Потом внимательно присматривается ко мне, и уголки его губ расходятся в улыбке.

— А! Это же сам мистер Рок Бэйли! Какая честь… А я было принял вас за… гм… одного из своих воспитанников.

— Из серии «С», — добавляю я.

Его улыбка становится шире.

— Совершенно верно, из серии «С».

— Майк Бокански, — представляю я своего спутника.

Майк кланяется. Доктор отвечает ему тем же.

— Меня зовут Маркус Шутц. Ну что ж, мистер Бэйэи, я очень рад, что счастливый случай наконец привел вас ко мне. Насколько я понимаю, вы уже побывали у меня в Сан-Пинто… Но здесь гораздо приятнее. Такое спокойствие…

— И никто не мешает убирать тех, у кого вдруг обнаружатся дефекты внешнего вида, — замечает Майк.

Доктор протестующе поднимает руку.

— Они сами кончают с собой. К сожалению, здесь это так… Я воспитываю в них вполне определенное мировоззрение… Так получается, что одна только мысль о внешнем уродстве приводит их в ужас и, обнаружив в себе какой-либо недостаток, они сами уничтожают себя… Но так как, даже несмотря на это, они все равно прекрасны, мы на несколько дней сохраняем их тела… Мои садовники специально выставляют их при входе в усадьбу.

— А ваши опыты идут успешно? — интересуюсь я.

— Боже мой, в последнее время не обошлось без неприятностей… Должен признаться, мои секретари — братья Петросян — доставили мне немало хлопот… Я вдруг обнаружил, что оба занимаются за моей спиной темными делишками. В общем, ничего особенного: снимки моих операций. По-моему, дела у них шли неплохо, но потом у меня начались из-за этого проблемы, и я попросил их прекратить…

— Странная у вас манера просить, — говорит Майк.

— Среди моих людей есть превосходные стрелки, — отвечает Маркус Шутц. — Но, послушайте, Бэйли… Помните, я пригласил вас как-то к себе… Почему вы тогда отказались от дамы, которую я вам предложил? Вы ведь любите женщин, не так ли? Заметьте, у меня лично несколько иные вкусы, но я действительно не понял, что вызвало у вас такое отвращение.

— А я запомнил ваших санитаров, — объясняю я. — Кстати, с одним из них я уже расплатился, но попадись мне только другой…

— Да бросьте, он хороший мальчик, — говорит Шутц. — Послушайте, ну почему вы так предвзято настроены? Вы все это скоро забудете… Идемте лучше выпьем, я угощаю вас обоих…

Мы с Майком обмениваемся ошарашенными взглядами.

— Не надо так удивляться, — говорит Маркус Шутц, — у всех, кто встречается со мной впервые, реакция одинаковая. Я вовсе не похож на того, кем являюсь на самом деле. Скажите-ка, — он поворачивается в мою сторону, — вы не откажетесь погостить у меня несколько дней?… Мне не терпится познакомить вас с одной очаровательной девушкой. И, надеюсь, вы будете менее… воздержанным, чем в первый раз… И если мистер Бокански тоже не против, для него у меня тоже кое-кто найдется. Габариты как раз подходящие…

— Вы, кажется, принимаете меня за хряка, — довольно грубо протестует Майк.

— Что вы, что вы, — возражает Шутц, — не надо таких слов… Просто я люблю красивых людей и стараюсь наделать их побольше. Но мне необходимо разнообразие, а его можно добиться только используя разных базовых производителей… Видите, я с вами вполне искренен. И надеюсь, между нами всегда все будет откровенно… Ваш друг, видимо, прямой человек, — продолжает он, обращаясь ко мне, — он использует такие редкие слова — тоже своего рода откровенность. И это приятно.

Следом за доктором мы поднимаемся по белокаменному крыльцу и входим внутрь огромной и восхитительной виллы.

— Я должен кормить много ртов, — продолжает рассказывать Шутц, — поэтому пришлось купить целый остров… У меня есть специальная серия для полевых работ, и вообще все предусмотрено… Стоит сделать одного, а дальше никаких особых сложностей.

— И что же навело вас на мысль делать живых людей? — спрашивает Майк.

— Нас окружают такие некрасивые люди, — замечает Шутц. — Вы не обращали внимания на то, что невозможно пройти по улице, не увидев массу некрасивых людей? А я, видите ли, обожаю гулять по улицам, но терпеть не могу уродства. Тогда я построил себе улицу и наделал красивых прохожих… Это было самое простое. Раньше я лечил миллиардеров от язвы желудка и заработал на этом кучу денег. Но потом мне это надоело. Сыт по горло… Теперь мой девиз: «Смерть уродам!» Правда, смешно?

— Нет слов! — подхватываю я.

— Конечно, тут есть некоторое преувеличение, — добавляет он. — Никто их просто так не убивает.

Мы подходим к большому столу. На белоснежной скатерти сверкают бокалы, бутылки, лед и масса прочих принадлежностей, при виде которых у нас мигом пересыхает в горле. Снующие мимо парочки не обращают на наше трио никакого внимания.

— Я вообще изрядный шутник, — опять продолжает Шутц. — И конечно же, не ограничиваюсь выращиванием детишек в банках, это все мелочи. Я развиваю их тело и дух, а затем выпускаю на волю или оставляю себе в помощники. Да, мне есть чем похвастаться… Например, кинозвезда Линда Дарнелл — моих рук творение… Именно поэтому никто не может раздобыть ее биографию. Десять лет назад она еще сидела в банке… Кстати, самое легкое — это искусственное старение… На какое-то время убыстряется ритм жизнедеятельности, повышается степень окисления и дальше — как по маслу… Самое сложное — это селекция и совершенствование породы, поэтому возрастает и степень отходов — что-то около шестидесяти процентов…

— А многие из ваших воспитанников стали известными? — настаивает Майк.

Шутц смотрит на него в упор.

— Дорогой Бокански, если бы вы думали иначе, то не заявились бы сюда ко мне.

— Да вы ошибаетесь, — заверяет его Майк, — я вообще впервые обо всем этом слышу.

— Так уж и впервые… — иронически бросает доктор. — Уж поверьте, я, как следует, навел справки.

Он поворачивается ко мне:

— Гарвард уже проиграл Йелю пять матчей.

— В футбол?

— Да, и, заметьте, подряд. Это важно. А почему, как вы думаете?

— Потому что команда Гарварда слабее, — отвечаю я.

— Нет, — возражает Шутц, — потому что команда Йеля сильнее. Команда Гарварда — лучшая в Соединенных Штатах, а йельская просто вышла из моей лаборатории, — Ухмыляется он. — Только все это еще нужно доказать… вот почему Майк Бокански и Энди Зигман решили посетить мою клинику в Сан-Пинто. Сколько же Гарвард заплатил вам, чтобы учинить у меня такой разгром? — продолжает он, обращаясь уже к Майку.

— Ни цента, — говорит Майк. — Даю слово.

— Да нет у вас слова… ведь вас это ни к чему не обязывает.

— А здесь я оказался совсем по другой причине, — продолжает Майк. — Кстати, очень далекой от спорта. И вы это прекрасно знаете.

— Да? — удивляется Шутц. — Вы все время говорите загадками. Я просто отказываюсь вас понимать. Пойдемте лучше посмотрим на моих девочек, мы и так уже потеряли много времени… Прошу уделить мне всего час, и я оставлю вас в покое.

— Послушайте, — говорю я, — я только что одну уже скушал, и это, поверьте, не метафора. А всего лишь двадцать четыре часа назад я вообще был девственником, и если честно, то уже начинаю скучать по тем временам. Потому что с восьми утра вчерашнего дня я никак не могу остановиться…

— Подумаешь, — смеется Шутц, — разом больше, разом меньше. Пошли, пошли…

Следом за ним мы идем через анфиладу огромных комнат, выкрашенных в светлые тона, с гигантскими окнами, выходящими прямо на море, которое уже начинает смутно угадываться в темноте ночи. Утро едва-едва забрезжило. Наконец перед нами лестница, ведущая вниз.

— Опять под землю? — замечаю я.

— А что, там очень хорошо, — отвечает Шутц. — Постоянная температура, полная звукоизоляция, абсолютная безопасность — все прелести сразу.

Мы погружаемся во чрево земли… довольно чистое и с хорошей вентиляцией. Доктор идет впереди, за ним Майк, а я замыкаю шествие.

— Кстати, вернемся к нашему разговору, — вдруг говорит Майк. — Я хотел бы знать, кто такой Поттар?

Шутц не реагирует и продолжает невозмутимо идти вперед.

— Неужели вы ничего не слышали в Поттаре? — продолжает Майк. — А вы знаете Поттара, Рок?

— Ну… да, так же как и все, — говорю. — Я читал его статьи, но самого никогда не видел.

— Никто не знает, кто такой Поттар, — задумчиво, как бы про себя, продолжает Майк, — но двадцать миллионов американцев уже готовы идти за ним по первому сигналу. А Каплан?

— Я знаю, кто такой Каплан, — отвечаю я. — Это он проводил недавно кампанию против губернатора Кинд-жерли.

— Каплан возник на политической арене четыре года назад, — поясняет Майк, — и ему удалось разрушить все проекты Кинджерли, а ведь тот занимается политикой уже лет двадцать… О самом Каплане тоже ничего не известно, но стоит сравнить теории Каплана и Поттара — и сразу обнаруживаешь занятные сюрпризы…

— Я мало увлекаюсь политикой, — роняет Шутц.

Мы уже достигли самого низа лестницы, и доктор снова ведет нас вдоль светлых и пустых коридоров. Пол под ногами покрыт толстым ковром персикового цвета, а хромированные бра бросают на стены яркий отсвет.

— Каплан и Поттар стали любимцами толпы, — продолжает Майк. — Оба красивы, умны, у них море обаяния, и они играют в очень опасные игры. Эти ребята становятся угрозой для всех Соединенных Штатов.

— Вы, несомненно, правы, — говорит Шутц, — но, повторяю, меня это совершенно не интересует… Я прежде всего эстет.

— Каплан и Поттар тоже вышли отсюда, — холодно отчеканивает Майк.

Наступает тишина. Шутц останавливается и пронзает Майка взглядом серых холодных глаз.

— Слушайте, Бокански, избавьте меня от ваших шуток. Давайте поговорим о чем-нибудь другом, сделайте одолжение.

— Пожалуйста, — соглашается Майк, — я не настаиваю. Только не надо мне рассказывать, будто вы занимаетесь исключительно внешним видом своих воспитанников… Нам абсолютно точно известно, что три пятых всех политических деятелей, опасных для существующего правительства, были выращены и запрограммированы лично вами… Кстати, примите мои поздравления: ваша система безупречна.

Шутц опять начинает смеяться.

— Послушайте, Бокански. Я уже собрался было рассердиться, но вы изрекаете все это с таким серьезным видом, что приходится вас простить… Выходит, я, Маркус Шутц, занимаюсь какой-то подрывной деятельностью и пытаюсь захватить власть? Ну милейший, это несерьезно… Тут, у себя на острове, я король, пусть даже без короны, и могу преспокойно заниматься своими опытами.

— Ладно, забудем об этом, — говорит Майк. — Где же ваши девочки?

— О! — восклицает Шутц, — вот это уже лучше. Мы почти пришли.

Он пропускает нас вперед, и мы входим в просторный кабинет с большим рабочим столом в центре. Доктор подходит к нему и выдвигает ящик с картотекой.

— Так, — говорит он, — палаты триста девять и триста одиннадцать. Я сейчас вызову девушек, и через час вы свободны в том смысле, что вы вольны уйти… Я хоть и ценю юмор, но только без преувеличений.

— Поверьте, доктор, мы и сами не собираемся тут застревать, — говорю я. — Если бы не ваша настойчивость, нас бы здесь давно уже не было.

— Вы, наверное, чувствуете, что попали в дурацкое положение, — продолжает Шутц. — Сесть на «Б-29», прыгнуть с парашютом, как настоящие десантники, потом раздеться догола и вломиться в дом к бедному старику, который всего-навсего занимается разведением человеческих существ, как кто-нибудь другой разводит орхидеи или розы, — такая операция вряд ли покроет вас славой…

— Согласен, со стороны это выглядит глупо, — признается Майк.

Но мне чудится, что он насторожился до предела.

— Ладно, что бы то ни было, идемте, — приглашает нас Шутц, — я вас провожу.

Он снимает телефонную трубку:

— Пришлите П.13 и П.17 в палаты триста девять и триста одиннадцать.

Потом поворачивается к нам.

— Обе девушки абсолютно идентичны. Естественно, если захотите все вместе, вчетвером, то пожалуйста — палаты смежные.

— Благодарю вас, — отвечает Майк. — Не преминем воспользоваться разрешением.

Шутц задумчиво кладет трубку:

— Ну что ж, пошли.

Мы идем за ним по пятам как верные охотничьи псы.

Доктор останавливается перед дверью с номером триста девять, и Майк входит в палату. Я переступаю порог следующей двери.

— До скорой встречи! — уходя кричит нам Шутц.

Да, у него в коридорах просто идеальный порядок. С тех пор как мы спустились вниз, нам не встретилось ни одной живой души.

Войдя в свою палату, я обнаруживаю очень симпатичную девушку с ослепительно рыжими волосами. От этого она вся кажется как бы облитой золотом.

— Добрый день, — говорит она мне. — Надеюсь, вы по меньшей мере «С»?

— Я вольный стрелок, — отвечаю я. — Работаю сам на себя.

Девушка приходит в некоторое замешательство.

— Как же вы здесь очутились?

— Это жизнь. А жизнь была бы пуста, не будь в ней тайн.

Я направляюсь к двери, ведущей в соседнюю комнату, и вхожу без стука.

Майк сидит на кровати, а перед ним — точная копия моей красотки.

— Эй, Майк, — вопрошаю я, — вы что, еще не отошли?

— Это все уже начинает мне осточертевать, — говорит он. — Во-первых, меня вообще тошнит от этих дел, а во-вторых, одного раза в неделю мне хватает по горло. А может, пусть они разберутся сами между собой?

— Отличная идея!

Я возвращаюсь в свою комнату.

— Идемте, Сэлли, — говорю я, — мы придумали очень интересную игру.

— Я с удовольствием.

По ходу она приклеивается ко мне и начинает выделывать всякие фокусы бедрами. Я не реагирую.

— Я вам не нравлюсь? — спрашивает девушка.

— Что вы, лапочка, нравитесь, только я гомосексуалист.

— А что это такое?

— Это значит, что я люблю только себе подобных. Поэтому если вы не против, то будете сейчас развлекаться вдвоем с Мэри.

— Но почему вы называете нас такими именами? — спрашивает она.

— Мне не нравятся номера.

Девушка позволяет увлечь себя в соседнюю комнату, но смотрит на меня с тревогой. При виде ее Майк не может скрыть удивления.

— Невероятно! Просто сказки какие-то. Ну не могут они быть настолько похожими.

— Почему же? — протестует Мэри. — Мы близнецы из одной серии, вы сами прекрасно знаете…

— Нет, это возмутительно, — Майк никак не может успокоиться. — Вот женишься на такой, а потом каждую секунду будешь думать, что она тебе изменяет с другим!

— Но нас же две, — говорит Сэлли, — две, понимаете?

— А вам хоть известно, — спрашивает Майк, — что могут делать вместе две красивые девушки?

— Но это строжайше запрещено, — недоуменно смотрит на него Мэри.

— Послушайте, что я вам скажу, — продолжает Майк. — Я не могу лечь с вами в постель, потому что мне такие вещи запретил врач. У меня слабое здоровье, и время от времени организму требуется отдых.

— Но вам же вовсе не хочется отдыхать, — уличает его во лжи Сэлли. — Сами посмотрите.

— Не обращайте внимания, — не смущается Майк. — Это чистый рефлекс. А на самом деле ничего не значит, как трупное окоченение… Ну-ка, подойдите сюда. Я все-таки хотел бы как-нибудь отличать вас друг от друга…

Он хватает Сэлли и усаживает к себе на колени. Она изо всех сил старается добиться хоть какого-нибудь результата… но Майк лишь сжимает ее покрепче и сильно кусает в левое плечо. Девушка вскрикивает и начинает вырываться. Майк всасывает несколько раз губами ее кожу, чтобы отметина приобрела красивый фиолетовый оттенок, и отпускает девушку.

— Вот так, — говорит он, — теперь вас не спутаешь. Так, Мэри, ну-ка, ложитесь сюда, на постель.

Он берет ее за руку и укладывает на кровать. Девушка не сопротивляется, а, наоборот, начинает учащенно дышать. Затем Майк так же хватает Сэлли, переворачивает и кладет сверху на подругу.

— Вот сейчас вы на исходных позициях, если так можно выразиться, — продолжает он. — Что ж, дети мои, предлагаю вкусить того, чем наградил вас Господь Бог.

Порозовев от смущения, девушки слегка отстраняются друг от друга.

— Но… мы никогда этого не делал и… — бормочет Сэлли.

— Этим занимаются многие очень хорошие люди, — уверяет Майк. — Ну-ка, поцелуйтесь, нежнее… Вот увидите, будет очень приятно.

Он опускается рядом с ними на колени и придвигает девушек друг к другу. Мэри начинает соображать и уже отвечает на поцелуй Сэлли, которая тоже перестает сопротивляться, и при помощи Майка, который продолжает ласкать обеих, через какое-то время девушки полностью включаются в игру. Время от времени Майк с размаху шлепает то одну, то другую по заднице, приговаривая:

— Вот так, мои кошечки… От этого еще никому плохо не бывало, зато полная гарантия не залететь.

Да, что может быть приятнее, как наблюдать, как две красивые девушки занимаются любовью?… Для меня это зрелище в новинку, но я быстро врубаюсь. Волосы Мэри разметались по атласным бедрам подруги, и вот уже Сэлли не выдерживает, стонет от удовольствия и в изнеможении откидывается на подушки… Но вторую девушку это явно не устраивает…

— Продолжай… эгоистка… Разве я останавливаюсь?…

— Ну-ну, малышка, — опять вмешивается Майк. — Не надо так волноваться… Наверное, все-таки мой доктор был не прав…

Он вытягивается рядом с Мэри и обнимает ее сзади, лаская одной рукой за грудь. Девушка выгибает спину, прижимается к его животу, а дальше Майк действует ну просто с удивительной точностью…

Вот черт! Я вроде как не у дел… Да, видимо, я слегка погорячился… Опять иду в соседнюю комнату… Веселитесь, веселитесь, дети мои, а я немного вздремну… Ложусь и закрываю глаза… Пять секунд… Я сплю.

27 Мы философствуем

Просыпаюсь оттого, что меня трясет чья-то крепкая рука. Смотрю. Рядом весь в поту и тяжело дыша стоит Майк.

— Рок, на помощь… — стонет он. — У меня больше сил нет их сдерживать. Пошли, врежем обеим как следует, и они оставят нас в покое…

— Майк, старина, — я еще не до конца проснулся, — вы сами виноваты…

— Я прошу об услуге, Рок, — настаивает он.

— Да вы и один прекрасно можете надавать им по шее. Нечего прикидываться старым импотентом, а то развели тут самобичевание какое-то…

— Рок, — уже серьезно говорит Майк, — клянусь, я был девственником, когда прилетел на этот остров. Я, конечно, начитался книг и теоретически все в принципе знал, но сам никогда раньше к женщине не прикасался.

— Вот это да! И вам не стыдно?!

При виде его сильно помятой физиономии я больше не в силах сдерживать смех.

— Но это правда, — смущенно кивает Майк, — меня всегда больше интересовал спорт…

— Мальчик мой, — говорю я, — в жизни так много интересного…

Я иду за ним в соседнюю комнату. Оказывается, все это время Майк удерживал дверь. На беднягу тотчас же набрасываются две фурии… Я хватаю одну из них за то место, которое первым подворачивается под руку, перекидываю через колено и устраиваю одну из тех порок, о которых можно прочесть в Святом Писании. Затем снова ставлю на ноги и с размаху посылаю ей свой кулак прямо в глаз. Это Сэлли… Я узнаю ее по укусу на плече. Но девушка все не успокаивается. Я увожу ее в другую комнату и запираю там. Потом возвращаюсь и обнаруживаю Майка верхом на спине у Мэри, которая лежит ничком на кровати и уже, похоже, не шевелится.

— Ненавижу бить женщин, — говорю я, — но стоит ли считать эти создания женщинами?

— Нет, — отвечает Майк. — Пора сваливать…

— Чешем назад? А чем порадуем Энди?

— Ничем. Все это он и так знает. Зигману про Шутца и его делишки известно столько, что можно написать толстенный том вроде «Вебстера»[3].

Я усаживаюсь рядом с ним, прямо на ляжки Мэри. От них веет теплом.

— А классно работать детективом, — говорю я и сладко потягиваюсь. Однако время, наверное, уже приближается к шести утра, и я начинаю помирать с голоду. — А то, что вы говорили про Шутца, действительно правда? И про этих Поттара и Каплана? Чего же он хочет?

— Стать президентом Соединенных Штатов, — отвечает Майк.

— Но ведь каждый американский гражданин может стать президентом Соединенных Штатов, — возражаю я. — Об этом везде написано. И чем он плох? При нем у сенаторов будут хоть красивые рожи.

— Знаете что, — говорит Майк, — сейчас вы скатываетесь в лагерь противника. А вспомните-ка про таблички насчет «дефекта внешнего вида», про то, что с вами было в Лос-Анджелесе, про похищенных девушек…

— Да фиг с ними, — говорю, — все они извращенки. Особенно если такие, как Мэри Джексон, то пусть Шутц подавится…

— А операции? — настаивает Майк. — Вы что, Рок, забыли про операции?

— Но он же утверждает, что это его секретари оказались мошенниками. Док, кажется, назвал братьев Петросян, да?

— Нет, это недопустимо, — возмущается Майк. — Мы не можем позволить каждому вершить правосудие по-своему.

— Вы, может, предпочитаете, чтобы этим занималась банда продажных политиканов? — не унимаюсь я. — Конечно, насчет того, чтобы поубивать всех уродов — та еще идейка. Но мы же с вами в другой категории, так?…

Тем временем Мэри явно решила, что наша с Майком беседа слишком затянулась, и она начинает дергаться, пытаясь скинуть нас на пол.

— Спокойно! — приказывает Майк и громко шлепает ее по попке.

— Ой-ой-ой! — стонет девушка. — По мне как будто прошелся каток…

— По мне тоже, — говорит Майк, — так что заткнитесь. — И продолжает: — Вы только подумайте, Роки, сколько же людей придется убрать! С ума сойти!

— Но если это уроды… Зато как потом будет хорошо!

— Да поймите, они просто необходимы, — не унимается Бокански. — Боже мой, без уродов нам никак не обойтись… Я же говорю, вы просто не отдаете себе отчета… Ну, например, кто пойдет в кино, если все вокруг будут красивы, как Аполлон?

— А что, пойдем смотреть на уродов, — говорю я. — Достаточно будет оставить несколько дюжин.

— Неужто вы не понимаете, что в таком случае придется быть уродом, чтобы иметь успех у женщин? — продолжает Майк. — Все эти козлы с кривыми рожами будут ходить королями, ну а нам останется только перейти на самообслуживание… Вот это и будет класс, как вы говорите?

— Да, я сражен, — это убедительный аргумент, тем более он ad hominem[4]. Ясно, что сейчас у нас с девушками проблем никаких… но посмотрите, к чему это нас приводит? Храним невинность до двадцати лет и даже больше.

— Да просто мы — идиоты! — рявкает Майк. — Но это вовсе не повод обрекать на гибель все человечество, даже если оно состоит из еще больших кретинов.

— Нет, с этим я никак не могу согласиться. Во-первых, мы вовсе не идиоты, мы целомудренны, а это похвально, а во-вторых, что до всех прочих, то видал я их в одном месте…

— Я тоже, — кивает Майк, — но стоит мне заикнуться об этом Энди Зигману, он разорется и будет доказывать, что я вообще деревня. Поэтому лучше уж останусь верен клятве секретного агента. Давайте уберемся отсюда, доложим Энди, а дальше пусть он сам разбирается.

— Ладно, пошли. Только как?

— Откроем дверь и выйдем.

— И наткнемся на напашу Шутца с автоматом. Нет, так не годится.

— Да что вы? — возмущается Майк. — Чепуха какая! Док у себя в кабинете, работает.

— Ну пошли, посмотрим.

Мы разом поднимаемся, а Мэри остается лежать. Она лишь облегченно вздыхает и тотчас погружается в сон. Что ей сейчас не повредило бы — так это расческа и ершик для мытья бутылок.

Майк подходит к двери, открывает ее и выглядывает в коридор: сначала направо, потом налево.

— Порядок, — говорит он. — Можем топать.

Он выходит за дверь, я следом. Делаем несколько шагов. Все тихо и спокойно. Начинаем искать лестницу.

— Это там, — уверяет Майк.

Эх, сейчас бы сюда его собаку — не было бы проблем… Это место нагоняет на меня тоску. Вот и лестница. Все очень просто. Но наверху двери оказываются запертыми. Тоже, кстати, ничего сложного.

28 Шутц отправляется в отпуск

Мы пытаемся открыть первую дверь. С четвертой попытки она поддается. Мы стараемся шуметь как можно меньше, но силы уже на исходе… Оказывается, делать что-либо бесшумно ужасно утомительно.

А за первой дверью, естественно, вторая.

— Мне это обрыдло, — говорю. — Все, я зову кого-нибудь. Сейчас буду кричать. Вернее, орать. Точнее, вопить как резаный… У-а-у-а-у-а-у-а!

Я визжу так, что самому Тарзану стало бы стыдно, и мне сразу легчает. От стен огромного зала, где мы сейчас торчим, отдается мрачное эхо.

— Вы чокнутый, Бэйли, — комментирует меня Майк. — Ну, наорались, а дальше что?

— Облегчение, Майк, попробуйте сами. Класс!

И я снова принимаюсь вопить. Только на этот раз я чувствую, что уже синею от натуги, и слышу, как бокалы зазвякали на столе.

— Это что! — восклицает Майк. — Я еще не так умею! Вот, послушайте.

Он расставляет ноги пошире, складывает руки рупором и испускает самый могучий рев, какой только слышали стены славного Иерихона. Я не собираюсь отставать и вторю ему что есть сил. Так мы стоим и орем друг другу в физиономию, как вдруг мне на спину обрушивается ведро ледяной воды. Я-то уже забыл, что стою совсем голый, но тут мигом вспоминаю об этом. Майк оборачивается… С ним обошлись точно так же…

— Ах ты свинья, чтоб тебя разнесло на куски! — кричит он. — Дайте же людям спокойно повеселиться!

А сзади нас… но это же он, подлец, гнусный мужлан…

Короче, тот самый тип, который тогда засунул мне в задницу электроды. Ну все, приятель, ты — труп. Я подпрыгиваю и опускаюсь уже на бегу. Но он предвидел такую реакцию и несется метра на два впереди. Майк пускается следом, и коридоры шутцевой виллы сотрясаются от топота скачущих вприпрыжку диких кенгуру.

Мерзавец отрывается от нас все больше и больше, так как местность ему знакома, и он то и дело открывает нужную дверь и прибавляет прыти. Но вот я почти достал его, обзывая при этом на бегу разными словами:

— Сукин сын! Придурок! Тупая рожа! Ну-ка стой, если ты не трус!

Куда там, ведь я килограммов на тридцать тяжелее… В душе я, конечно, сам тот еще трус… Вот мы сворачиваем в очередной коридор, и я припускаю так, что почти касаюсь коленями подбородка. Он уже рядом, метр, два метра… До него метра три, не больше. Коридор заканчивается дверью — парень даже не снижает скорости, летит прямо на нее… Бум! Врезается в дверь — она заперта, но тут уже не до раздумий. Дверь все равно распахивается… И вот я уже почти схватил его… Мы на улице! Боже, наконец-то свобода! В приливе чувств я теряю целых четыре метра, и Майк вырывается вперед… Мы бежим по узенькой песчаной тропинке. Но на подлеце-санитаре спортивные тапочки, а мы уже сбили себе все ноги. Ну ничего, все равно от нас не уйдет…

Он несется по склону прямо через заросли красных цветов и еще каких-то растений. Свежий ветер бьет прямо в лицо, и мы слышим совсем близко шум океана… Этот чертов тип ориентируется здесь, как у себя дома, а для меня сейчас главная цель — обогнать Майка, и я с вожделением слежу за его приближающейся спиной. Да, мускулы у парня что надо… А тот, впереди, уже скачет как кузнечик и при каждом приземлении распахивает полы своего халата, чтобы спланировать как можно дальше… Спуск оказывается довольно крутым, и он летит вниз, словно стрела в мишень. Никогда бы не подумал, что этакий плюгавый человечек способен так быстро бегать, правда, он не прелюбодействовал двадцать четыре часа кряду… хотя здесь, у папаши Шутца, лучше не зарекаться…

Наконец ноги у беглеца заплетаются, и он катится по земле… но и это его не останавливает… Мы уже почти на краю обрыва… Маленького обрывчика, метров шести высотой. Санитару удается вскочить на ноги, и он кидается вниз головой…

Черт. Вот тут ему повезло. Нырять я пока не собираюсь, так как знаю, что вылезти уже не хватит сил, — там, в воде, должно быть, слишком хорошо.

Справа от нас простирается живописная песчаная бухта. Берег ее усажен зелеными деревьями и усыпан красными обломками скал… Недалеко от берега на якоре стоит судно. Маленькая яхта с мотором, метров тридцать в длину. Такие бывают только у миллиардеров…

— Там есть спуск? — спрашивает меня Майк.

— Да, — я только что заметил тропинку.

— А этого бросаем?

Санитар продолжает барахтаться в воде метрах в пятидесяти от нас, а мы забрали вправо и приближаемся к бухте… Вниз ведет очень пологий спуск, покрытый асфальтом и усаженный по бокам цветами. Доктор Шутц и впрямь отгрохал себе неплохой загородный домик.

У нас за спиной слышится шум чьих-то торопливых шагов. Мы оглядываемся: это сам Шутц, легок на помине.

— Ну как, — говорит он, — приятно провели ночь?

Мы снова балдеем. Доктор держит в руке легкий саквояж из крокодиловой кожи. У него свежий, отдохнувший вид, и вообще доктор выглядит моложе, чем когда-либо.

— Вы что, уезжаете? — интересуется Майк.

— Да, каждый год именно в этот день я отправляюсь в отпуск. Надеюсь, вы меня извините.

— А… как же ваши опыты? — недоумевает Бокански.

— Все необходимое я беру с собой, — отвечает Шутц. — Можете не беспокоиться.

— А ваши воспитанники? — спрашиваю я.

— Они остаются, им не впервой продолжать работу без меня. У нас в серии «Дубль вэ» есть очень способные мальчики.

— Значит, Поттар и Каплан тоже из серии «Дубль вэ»? — подхватывает Майк.

— Надо же, как вас задел этот вопрос, — смеется Шутц. — Но вы знаете, кроме Поттара и Каплана есть еще граф Гилберт и Льюисон… и еще некоторые другие…

— Но тогда… — начинает Майк.

— Тогда, сами понимаете, что ваш миноносец будет делать только то, что ему прикажет граф. Главный адмирал флота — это вам не фиг собачий, прошу простить меня за столь вульгарные выражения, которые, кстати, почему-то вам очень по душе.

— А Льюисон… Это же секретарь Трумэна, — обалдеваю я.

— Да, — соглашается Шутц, — нашего дорогого президента… Знаете, а мало-помалу мы все-таки продвигаемся вперед… Ладно, в этот раз придется подождать, пока все уляжется, но через пять лет уродов больше не останется.

— Ну и ну! — поражается Майк. — Вы и в самом деле феномен!

— Вовсе нет. Я просто люблю красивых юношей и красивых девушек. Вы оба мне глубоко симпатичны. И я еще приглашу вас поработать со мной в Белом Доме. Но, простите, мне пора идти. До свидания, Роки, до свидания, Бокански!

— Нет, у меня просто захватывает дух, — бормочет Майк.

— Энди Зигман получит повышение, — добавляет доктор, — пусть это вас не заботит…

— Насчет гранат… — продолжает Майк. — Уж извините… это было скорее для шума, чем для чего-то еще.

— Какая чепуха! Прошу вас, забудьте об этом… Ну все, мальчики, до свидания.

Доктор прощается с нами за руку и удаляется непринужденной походкой… Мы смотрим ему вслед. Элегантная фигура ступает на прибрежный песок, и вот он уже садится в легкий катер, который устремил к нему от яхты… Он машет нам рукой… и катер скрывается из виду, огибая яхту с другой стороны. Почти в ту же минуту маленькое судно приходит в движение, и вода вспенивается у него за кормой. Яхта медленно разворачивается носом к океану и начинает удаляться от берега, а вскоре набирает полную скорость…

На палубе появляется высокий мужчина в белом и снова машет рукой… мы отвечаем тем же.

Майк опускает свою лапищу мне на плечо.

— Послушайте, Рок, я совершенно не представляю, что делать дальше.

— Ну, можем пойти пошвырять камнями в башку этому санитару, — предлагаю я.

— Нет, — возражает Майк, — сейчас я промахнусь четыре раза из пяти. Пусть барахтается дальше, его в конце концов сожрут какие-нибудь акулы или другие кошмарные чудовища Тихого океана.

Мы медленно идем вверх по асфальтированной дорожке.

— А что скажет Энди? — спрашиваю я.

— Ну что он может сказать? — в тон мне отвечает Майк.

— А как же ребята на миноносце?

— Если Шутц сказал правду и граф Гилберт, главнокомандующий военно-морскими силами Соединенных Штатов — тоже один из его парней, то они будут выполнять только то, что угодно Шутцу.

— Надо пойти рассказать все это Энди, — говорю я.

— И надеть наконец штаны, — подхватывает Майк. — Эти игры в нудистов у меня уже вот где сидят. Как же неудобно в таком виде бегать!

— Ага, — со вздохом резюмирую я, — хорошо еще, что не пришлось лазить по деревьям.

29 Зигман принимает решение

Мы снова вернулись к Зигману и остальным ребятам. Майк заканчивает повествование о наших приключениях, а Обер с завистью толкает меня локтем в бок.

— Так, говорите, они были рыжие?

— Да, Обер, как огонь.

— Но черт, не будь моя жена венгеркой, да еще такой ревнивой, я бы не отказался от парочки этих девчушек доктора Шутца…

— И вам не стыдно? — возмущается Джеймсон. — Женатый мужчина называется…

— Вот именно, — возражает Обер, — когда мужчина женится, то берет на себя большую ответственность, и было бы только справедливо компенсировать ее хоть какими-нибудь дополнительными льготами. Так-то.

— Это отвратительно, — говорит Джеймсон. — Я лично предпочитаю мужчин.

— Ишь, размечтался!.. Да лучше я сдохну!

— Вы вовсе не в моем вкусе, — успокаивает его Джеймсон. — Мне больше по душе мистер Бэйли.

— Да ну!.. — бормочу я все еще вполголоса, чтобы не мешать Энди и Майку.

А они только что закончили шушукаться.

— Ну ладно, — говорит Энди. — В целом все идет хорошо.

— Полный порядок, — подхватывает Майк. — А как насчет пожевать чего-нибудь посущественнее? Этот ваш шоколад и сухари, конечно, тоже неплохо, но я предпочел бы дюжину гамбургеров с яйцами и сыром.

— Хватит, Майк, — останавливаю его я, — не надо о недоступном. Я бы сейчас сожрал собственную мамашу, только с хлебом…

— Послушайте-ка, — говорит Оберт, — если ваша мать похожа на вас, то, может, вы меня с ней познакомите?

Да, Обер уже окончательно потерял покой.

— Кстати, босс, — вдруг предлагает он Энди, — а что если нам устроить досмотр на камбузе у папаши Шутца, пока эти гады-матросы не приплыли сюда и не утащили у нас из-под носа всех красоток?

— Ребятишки, — говорит Зигман, — я действительно не знаю, что делать. Думаю, надо вернуться в лагерь и предупредить тех двоих, которые там остались, ну а потом, наверное, все-таки придется ждать миноносца… Да? Что такое?

На тропинке неожиданно вырастает какой-то тип… Мы сидим кружком в высокой траве. Погода чудесная, дует легкий ветерок и пахнет цветами и зеленью…

— Мистер Зигман? — вопрошает незнакомец.

В нем нет ничего страшного. Джеймсон и Обер одновременно вскакивают и обступают его с обеих сторон.

— Это я, — отвечает Энди.

— Доктор Шутц поручил мне передать вам, что у нас приготовлено восемь комнат, которыми вы и ваша группа можете располагать столько времени, сколько вам будет угодно… Сейчас подойдет машина, заберет вас, а потом заскочит за вашими друзьями.

Зигман слегка краснеет, но быстро справляется с собой и встает на ноги.

— Ну что ж, — говорит он, — пошли, ребятишки.

— Машина уже идет, — опять говорит незнакомец, — оставьте свой багаж тут.

— Хорошо, показывайте дорогу.

Мы снова проделываем тот путь, который уже знаком нам с Майком. «Дефекты внешнего вида» куда-то исчезли — видимо, доктор любезно позаботился… Странный все же тип… Оберу уже совсем невтерпеж.

— А скажите, мистер Бэйли… как вы думаете, эти рыженькие не сочтут меня слишком страшным?

— Да что вы, Обер.

Но на самом деле я понятия не имею, понравится он им или нет, хотя, думаю, должен понравиться. Однако сейчас меня гораздо больше греет перспектива хорошенько подкрепиться, чем всякие скабрезности. В этом плане я свое получил уже на несколько дней вперед…

Ко мне подходит Майк.

— Ну что ж, посмотрим, — говорит он.

— Что посмотрим?

— Что будет, когда высадятся эти матросы…

— А что, во флоте есть красивые мужчины, — говорю я.

— Да, — соглашается Майк, — только среди них попадаются такие тощие и такие уроды…

— Я абсолютно уверен только в одном, Майк. Чем они будут страшнее, тем в больший экстаз придут эти девицы. Вот увидите, что будет с Обером, который в общем-то неплох, только весит сорок пять кило и смахивает на блоху. Они сожрут его живьем. Это верняк, старина. За уродов они будут драться руками и ногами, помяните мое слово.

Мы подходим к вилле, и тут же звучит сирена корабля. Энди подпрыгивает на месте.

— Это миноносец! — восклицает он. — Давайте, ребята, выбирайте, только поскорее, тут, ясное дело, против Шутца мы бессильны. Но мы должны хотя бы утереть нос этой матросской шушере и доказать, что ФБР всегда поспевает к столу первым. Быстрее, быстрее, малыш, — торопит он нашего проводника и подталкивает его вперед.

Мы с Майком выдвигаемся в первый ряд.

— А где тут кухня? — спрашиваю я у парня.

— Вон там. Надо обойти вокруг дома.

Я хватаю Майка за руку, и мы переходим на галоп. А все остальные быстро исчезают в недрах дома.

— Как, по-вашему, что сейчас произойдет? — спрашиваю я у Майка.

— Во всяком случае мы с вами сейчас натрескаемся от пуза, — отвечает он, — а все остальное — их личное дело.

30 Доблестный военно-морской флот

Мы с Майком входим в гигантскую кухню, рассчитанную на то, чтобы прокормить одновременно минимум человек пятьсот. Майк останавливается перед холодильником и падает на колени, вознося молитву Всевышнему… Однако это длится недолго, так как он вскакивает и открывает огромную эмалированную дверь.

При виде содержимого у меня немедленно пересыхает во рту… Вот это класс! Тут есть чем поправить пошатнувшееся здоровье: лангусты, холодная рыба, цыпленок в желе, молоко. Ура! Мы хватаем все это руками и тут же принимаемся усиленно пережевывать.

Следующие четверть часа сопровождаются лишь работой челюстей и довольным пощелкиванием языка. Наконец Майк переводит дыхание.

— По-моему, все это дело начинает попахивать жареным, — говорит он.

— Чего ж тут плохого? — удивляюсь я. — Особенно, если это жареная рыбка…

— Что собирается делать Зигман?

— Увидим.

— А ребята с миноносца?

— Думаю, они уже высадились…

Между тем к нам на кухню вваливается какой-то тип, одетый во все белое.

— Это вы Бокански? — обращается он ко мне.

— Он, — я киваю в сторону Майка.

— Энди Зигман сказал, что вы его заместитель, — продолжает маленький человечек, повернувшись лицом к Майку.

— А что, Энди сильно занят? — интересуется Майк.

— Он окончательно взбесился, — объясняет незнакомец, сохраняя полное спокойствие. — Снял четырех девчонок и заперся с ними один, а только что я слышал, как за дверью все четверо уже молят его о пощаде.

Я с гордостью смотрю на Майка:

— А?! Вот это я понимаю, командир!

— Ну еще бы, — соглашается незнакомец. — Но там пришел какой-то матрос и принес Зигману бумагу. Он ждет ответа. Что мне делать?

— Давайте сюда! — Майк протягивает руку.

Бумага отпечатана на бланке Адмиралтейства и подписана графом Гилбертом.

«Настоящим приказываю Энди Зигману и его группе поступить в полное распоряжение доктора Маркуса Шутца или его доверенных лиц, а в случае отсутствия таковых принять все меры для оказания содействия его работам, проводимым в интересах национальной безопасности. В последнем случае на исполнителя возлагаются неограниченные полномочия».

— Это то самое, о чем я говорил, Майк, — подхватываю я. — Уж коли в правительстве сидят люди Шутца, то работать на них — значит действовать на благо страны… А когда до власти доберутся Поттар и Каплан, с ними тоже придется мириться.

— Бог ты мой! — с грустью восклицает Майк. — Ну и денечки нас ждут впереди! Уж это я вам обещаю…

— Да ладно, Майк, возьмите себя в руки. Теперь вы командир!

Майк выпрямляется.

— Где этот матрос? Пришлите его сюда, — просит он посыльного.

— О’кей, — соглашается тот, затем выходит и тут же возвращается, ведя за собой плюгавого и, пожалуй, самого жуткого на вид урода, когда-либо надевавшего морскую форму.

— Вам известно, что вы обязаны мне подчиняться? — спрашивает Майк.

— Так точно! — матрос отдает честь.

— Тогда… — Майк, как бы раздумывая, смотрит на меня. — Тогда пусть сюда немедленно явятся двадцать пять самых красивых и двадцать пять самых некрасивых матросов с вашего корабля. Велите им построиться во дворе и ждать моих указаний.

— Есть! — опять козыряет матросик и быстрым шагом уходит прочь.

— А вы, — обращается Майк к тому типу, который вошел к нам первым, — приведите в сад перед домом пятьдесят самых красивых девушек папаши Шутца. В рабочей одежде.

— Ясно, шеф! Из серии «П»?

— Из серии «П».

Этот тоже удаляется, а Майк вытирает вспотевший лоб.

— Пошли, Рок, — говорит он, — сейчас все и выясним. Я считаю, этот опыт продвинет работы Шутца как ничто другое.

— За сколько времени они соберутся? — интересуюсь я. — Мне просто не терпится посмотреть, как все это будет происходить…

— А мне страшновато, — признается Майк. — Если бы вы только знали, Бэйли, как мне сейчас страшно…

Мы выходим на улицу и снова оказываемся на поляне напротив большого низкого дома. Погода отменная. Пальмы чуть заметно покачивают ветвями, а от цветов начинает рябить в глазах — так ярко взрывается их разноцветье под палящими лучами солнца.

Девушки уже начали выходить во двор. Естественно, обнаженные… группами по четыре или пять человек, все на одно лицо: рыжие, вроде тех, с которыми мы провели ночь; брюнетки, блондинки… словно отлитые по единому образцу, и такие красивые — любой голливудский продюсер душу прозакладывает!

— Всем встать вон туда! — приказывает Майк и начинает их пересчитывать.

— Сейчас вам приведут мужчин, и вы сможете выбрать, кого захотите. Ясно? По команде вы подойдете и покажете на него пальцем… Мужчин будет столько же, сколько и женщин.

В этот момент во дворе появляются матросы.

— Всем раздеться! — командует Майк.

Они не моргнув выполняют приказание. Ребятам, видать, тоже ясно, что так гораздо удобнее.

— Всем построиться вот здесь! В один ряд. Есть ли среди вас такие, кто не желает принять участие в эксперименте из области прикладной физиологии во имя процветания Военно-морского флота Соединенных Штатов?

— Я, — вперед выходит толстый и мордастый матрос, — я вообще отказываюсь нести военную службу по религиозным соображениям.

— Все в порядке, — успокаивает его Майк, — в этом случае у вас нет причин не участвовать в нашем эксперименте. Есть библейский прецедент из времен царя Соломона.

Итак, женщины построены. Мужчины тоже. Да, в группе слабаков есть такие ублюдки, при виде которых даже у техасской коровы может свернуться молоко. Я думаю, подобные типы попадают на миноносцы только потому, что там низкие потолки, а вербовка явно стеснена в средствах.

— Готовы? — спрашивает Майк у женщин.

Это, бесспорно, кульминация. Кажется, бабы уже на пределе…

— Вперед! — командует Майк.

Они атакуют. Бокански в ужасе закрывает лицо руками. Сорок семь девушек из пятидесяти как одна бросились на кучку недоносков, и только три — в другую сторону. Причем все три вцепились в одного и того же типа — гиганта, наподобие Геракла, с огромным крючковатым носом, масляными глазами и, словно сатир, покрытого густой черной шерстью.

— Остановитесь! — кричит Майк. — Отпустите их! Довольно. Хватит…

Слишком поздно. Все смешалось в единый клубок. А двадцать четыре отвергнутых красавца с отвращением смотрят на своих товарищей и вот-вот начнут одеваться. На другой же половине царит такое переплетенье тел, что я отворачиваюсь, вконец очумев от этого зрелища. Майк опускает глаза и краснеет. Воздух наполнен кряхтением женщин и возгласами их избранников, молящих о снисхождении. Время от времени какие-нибудь два слившихся воедино тела отделяются от общей массы, делают несколько нетвердых шагов и рушатся наземь здесь же, неподалеку… но в тот же миг на них непременно накидывается какая-нибудь другая женщина, силясь оторвать соперницу от тела мужчины и самой занять ее место. Мало-помалу мы смелеем и начинаем с интересом наблюдать за происходящим. Да, тут можно увидеть занятные комбинации, свидетельствующие о высоко развитом духе коллективизма…

— Шутц ошибался, — говорит Майк. — Обидно. Хороший он в сущности старикан, но тут угодил пальцем в небо… Представляете, каких монстров они ему нарожают?

— Ба! Ну, тут-то я за дока спокоен! — возражаю я. — Уж он найдет, куда их пристроить.

Вдруг от горы кишащих тел отделяется совершенно ошалевший тип и рвет галопом куда-то вдаль, схватившись руками за задницу.

— Там кто-то жухает! — бормочет он на ходу. — Черт бы их побрал! Неужели баб не хватает?…

— Вот видите, — говорит мне Майк. — Крах всей системы…

Я не соглашаюсь:

— Думаю, это просто по ошибке. Беднягам даже не видно, что они делают.

Отвергнутые матрасы встали в кружок, а один из них то и дело щелкает маленьким портативным фотоаппаратом. У остальных явно обиженный вид. Правда, некоторые, наиболее смелые, подходят поближе. Троим первым даже удалось внедриться в общую кучу и поучаствовать в кое-каких двойных бензольных кольцах… но четвертого опознали, вышибли из самой гущи, и сейчас две растрепанные фурии с яростью преследуют несчастного, царапаясь и извергая потоки проклятий. Они обзывают его недоделком и угрожают самой мучительной кастрацией…

Майк берет меня за руку.

— Идемте, Рок, нам здесь делать нечего. Надо постараться скинуть несколько кило, стать дряблым и вконец запаршиветь… А в данной ситуации у нас с женщинами нет ни малейшего шанса.

Я поворачиваюсь, и мы удаляемся в сторону моря в тот самый момент, когда двадцать обиженных матросов, вскинув сабли, гурьбой бросаются на штурм. От всей этой свалки идет такой сильный запах пота и разгоряченной плоти, что у меня голова идем кругом.

Мы двигаемся молча, только Майк с сожалением покачивает головой.

— Нет, это не жизнь, — говорит он. — Шутц прав — смерть уродам! А то все достанется только им.

— Вы исходите из ложных предпосылок, Майк, — отвечаю я. — Поставьте себя на место этих богинь, которые целый день напролет только и делают, что занимаются любовью с такими же прекрасными мужчинами, как вы. Их уже воротит…

— И меня, кстати, тоже, — заключает Майк. — Уж слишком они идеальны.

— Вы сами не знаете, чего хотите, — ворчу я.

Мы приближаемся к пляжу. Я толкаю Майка локтем:

— Кто это?

Нам навстречу идет молодой человек высокого роста с чуть тронутыми серебром волосами… На нем гражданский костюм. При виде нас он улыбается. Держится очень прямо. У молодого человека приятная внешность, и вообще он необыкновенно привлекателен…

— Граф Гилберт! Вот это да… — шепчет Майк.

Да, у парня прямо на лбу написано, что он от Шутца… Раньше я видел его только на фотографиях. Но чтобы он сам, лично, приехал сюда! Я не могу прийти в себя от изумления. Это все же очень крупная шишка.

Мы останавливаемся и приветствуем адмирала.

— Мистер Бэйли? — говорит он мне. — Я видел ваши фотографии в спортивных журналах. А вы кто? — продолжает он, поворачиваясь к Майку.

— Майк Бокански, — отвечаю за него я. — Он замещает Энди Зигмана.

— Счастлив с вами познакомиться, — раскланивается граф. — Но у вас какой-то удрученный вид? Надеюсь, все в порядке? А куда вы подевали пятьдесят моих матросов?

— О… им как раз есть чем заняться, — говорит Майк. — Я провожу один эксперимент. Боюсь только, Маркус Шутц пожалеет об этом.

Я объясняю графу Гилберту, о чем речь, и он хохочет во все горло.

— Идемте, — приглашает он нас. — Все образуется само собой. А вам я хочу предложить выпить… Сам я приехал сюда как частное лицо.

— А я сыт по горло! — вдруг восклицает Майк.

Он останавливается, и гнев его неожиданно прорывается наружу.

— Все женщины — шлюхи! Ты выворачиваешься наизнанку, чтобы накачать себе мышцы, чтобы стать красавчиком, чтобы быть всегда чистым, чтобы не воняло изо рта, чтобы ходить не качаясь, чтобы соседи не шарахались от твоих ног, чтобы быть здоровым и крепким… но стоит появиться первому попавшемуся огрызку — и они уже кидаются ему на шею и сами готовы изнасиловать его, даже не разобравшись, что у него, помимо всего прочего, вставная челюсть и легкие, как решето. Это мерзопакостно. Это гнусно. Это несправедливо, незаслуженно и недопустимо!..

— Напрасно вы так, — успокаивает его Гилберт.

Мы следуем за ним. Я лично чувствую себя превосходно. Сандэй Лав, наверное, уже проснулась у меня в спальне, там, в Лос-Анджелесе. И ждет меня… Мона и Берил тоже… Жизнь прекрасна!

— Я разочарован, — продолжает Майк, — эти женщины мне просто противны! Вот найду себе огромную вонючую обезьяну…

Мы выходим на пляж. Серый катер с миноносца уже ждет нас.

— Прошу вас, — говорит Гилберт. — Как только вернутся мои люди, мы тут же берем курс на Лос-Анджелес… а там я обещаю вам немало сюрпризов.

Он наклоняется к Майку.

— Я, конечно, не хочу вас слишком обнадеживать, но недавно у меня появилась горбатая секретарша…

У Майка загораются глаза.

— И на рожу страшная?

— Да меня тошнит от одного ее вида! — лицо Гилберта расплывается в широкой улыбке. — И к тому же у нее деревянная нога!

Жан-Пьер Конти СУДЗУКИ В ВОЛЧЬЕМ ЛОГОВЕ Перевод с французского Е. Качковой

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

Глава 1

Тишо в последний раз осмотрел в подзорную трубу раскинувшиеся по склону холма за высоким забором обширные владения. В сумерках участок казался утопающим в зелени райским уголком. Кругом было тихо. Кроме единственного освещенного окна под самой крышей, на вилле было темно.

В тумане, окутавшем подножие горы наподобие озера-миража, вырисовывались силуэты промышленных зданий. Скрытые густой листвой на четырех гектарах парка, эти мастерские придавали поместью необычный вид.

Вилла и парк были построены когда-то благородным лордом, одним из друзей Эдуарда VII, а крепостные стены воздвигнуты его преемником, принцем из Саудовской Аравии. Мастерские же являлись творением нынешнего владельца имения, пользовавшегося сомнительной репутацией, профессора Энгельберга. Тишо неожиданно замутило от охватившей его тревоги, внутри все сжалось. Сидя на тропинке и опершись локтями о колени, он смотрел, как густой туман стелется над долиной.

Бекман, стоявший сзади, видя его нерешительность, попытался придать ему уверенности:

— Смелее, старина. Через два часа с этим будет покончено и вы станете богатым человеком.

Тишо склонился над планом, лежащим перед ним на траве.

— На бумаге все кажется просто, — заметил он.

— Это очень точный план, — сказал Бекман, присев рядом с ним. — Здесь все отмечено. Если вы будете следовать инструкциям…

— У меня дурное предчувствие, — перебил его Тишо. — И с этим ничего не поделаешь.

— То, что вы немного нервничаете, это естественно, — успокоил его Бекман. — Труден только первый шаг, а дальше все пойдет…

— Согласно вашему плану, действительно, все должно идти как по маслу, однако вряд ли эти люди не продумали лучшей охраны.

За словами «эти люди» скрывалось очень многое. Рассказывали, что профессор Энгельберг был знаменитым нацистским ученым, который скрывался в Швейцарии от охотников за русскими и американскими мозгами.

По слухам, он разработал в своей секретной лаборатории дьявольское оружие и продал его самому выгодному покупателю. Иногда ночью к вилле подъезжали бронетранспортеры в сопровождении вооруженных мотоциклистов и забирали товар. Даже золотые слитки не охранялись так, как продукция профессора.

— Вы придаете слишком большое значение бабьим сплетням, — заметил Бекман. — Энгельберг — безобидный человек, прекрасный отец семейства, живет там с женой и дочерью.

— И с несколькими вооруженными до зубов телохранителями, — добавил Тишо.

— Интересно, — вдруг раздраженно спросил Бекман, — вам кажется это дело слишком трудным или слишком легким?

— У вас готовы ответы на все случаи, — иронично ответил Тишо.

— Послушайте, — сухо сказал Бекман. — Мы заключили с вами сделку. Ваша жена получила половину банкнотов…

— Разрезанные пополам банкноты, — поправил Тишо, — то есть ничего, если не будет второй половины.

— Это зависит всецело от вас. Мы платим только за успех. Это наш принцип.

Понизив голос, он добавил угрожающе:

— У нас есть и другой принцип. Мы никогда не отступаем от заключенного договора.

— Вы платите очень большую сумму, из чего я делаю вывод, что изобретение Энгельберга стоит еще дороже. У него здесь кое-что есть!

Он постучал по лбу пальцем и продолжал:

— И я должен поверить, что этот человек не нашел ничего лучше для охраны своих секретов, чем эти устаревшие средства?

— В общем, — заключил Бекман, — если бы мы вам платили меньше, то вы бы так не боялись.

— Я этого не говорил.

— Нет, вы так считаете. Риск не казался бы вам столь велик, если бы вам платили меньше. Я подумаю об этом.

— Вот видите, вы говорите о риске.

— Еще бы. Кто не рискует, ничего не имеет. Теоретически владение недосягаемо. Теоретически проникнуть на его территорию невозможно.

Бекман осветил план электрическим фонариком:

— Преодолеть подряд три ряда стен, всего-то? Правда, каких стен!

Парадоксально, что он пытался успокоить Тишо, перечисляя ему все трудности и опасности задуманного предприятия.

— Сначала вам предстоит перелезть через стену высотой в два метра шестьдесят сантиметров. Она оканчивается колючей проволокой высотой семьдесят пять сантиметров. Не каждый может преодолеть даже это препятствие. Затем нужно пересечь зону шириной десять метров, засаженную деревьями и кустарниками, по каждому сантиметру которой проходит электрический ток. Короче, нельзя ни поставить ногу, ни задеть самой маленькой ветки, не вызвав тревоги. Вся зона покрыта сетью электропроводов.

Это, может быть, и устаревшее средство, но очень эффективное. Есть только один проход шириной три метра, идущий от центральных ворот, но он в буквальном смысле усеян фотоэлектрическими элементами. Перейдя десятиметровую заминированную зону, вы выходите на двухметровую проволочную решетку, за которой увидите собак. Трех огромных собак, готовых разорвать на куски каждого с такой же легкостью, с какой вы справляетесь с куриной ножкой. Я надеюсь, у вас есть все необходимое?

Тишо похлопал по лежащей рядом с ним переметной суме и подтвердил:

— Все здесь.

— Оставив позади собак, — продолжал Бекман, — вы сможете, наконец, забраться на склад, представляющий собой настоящий сейф. По лежащей перед дверью железной решетке для ног по ночам пускают ток. Но в резиновых сапогах вы ничем не рискуете. Единственное, чего следует опасаться, так это изменения цифр в коде. В этом случае придется все начинать сначала. Если цифры совпадут с вашими, то вы откроете дверь за две минуты и войдете как к себе домой. Завтра вы уже купите жене торговое предприятие и можете жить спокойно до конца дней своих. Разве из-за этого не стоит потрудиться?

Тишо ничего не ответил. Он не боялся ни работы, ни трудностей, но он боялся неизвестности. Когда он встал, чтобы повесить суму на плечо, Бекман почувствовал, что ему не удалось его убедить. В этот момент свет, одиноко горевший под крышей виллы, погас.

Тишо тотчас же поднялся, как если бы это был условный сигнал, которого он ждал, и вскоре скрылся в темноте.

Глава 2

Примерно в трех метрах от стены Тишо положил суму на землю и посмотрел вверх. На фоне ночного неба вырисовывался темный силуэт огромного дерева. Ветер, пробежавший по густой листве, вызвал шелест листьев, на верхушке согнулись ветки. Это дерево было единственной уязвимой точкой в хорошо продуманной системе охраны. Но тут профессора можно было понять, почему он не пожелал принести в жертву мещанской заботе о безопасности эту красоту.

Теперь успех Тишо зависел от поведения дуба. Он открыл тяжело нагруженную суму и вынул оттуда стальной якорь с четырьмя концами, на котором был закреплен клубок нейлоновой веревки. По форме и размерам он напоминал мяч для игры в регби. Тишо отмотал три метра и отошел назад на один шаг.

Уверенным движением руки он дважды прокрутил якорь, глядя на верхушку дерева. Он даже еще попятился, припустил немного веревки и повторил упражнение. На этот раз якорь со свистом описал круг. Тишо был уверен в себе. Он тысячу раз проделал этот трюк на опушке леса. Неудачи были редкими. Что же касается акробатики, здесь он никого не боялся. Если выдержит веревка, то он тоже выдержит.

На третий раз якорь со свистом долетел до верхних веток дуба. Веревка последовала за ним и размоталась с такой же скоростью, как внезапно разбуженная змея. Послышалось легкое потрескивание веток, затем шелест листвы, как если бы мертвый ворон падал вниз с ветки на ветку.

Тишо охватил ужас. Если якорь зацепится слишком низко, все пропало. Он даже не сможет снять его. Якорь зацепился высоко, за самую верхнюю ветку. Тишо дернул за нейлоновую веревку, чтобы затянуть ее. Затем он дернул со всей силой, чтобы проверить прочность системы. Он был доволен. Намотав веревку вокруг правой руки, он подошел к стене, откинулся назад и пошел по вертикальной стене так же легко, как если бы она была горизонтальной. Дойдя до конца стены, перепрыгнул через колючую проволоку, не задев ее. После этого он обмотал веревку вокруг левой руки и, с силой оттолкнувшись обеими ногами, спрыгнул в пустоту, пролетев над кустарником и заминированной лужайкой…

Однако его рывок оказался недостаточным, чтобы достичь цели — крыши конуры.

Резко повернувшись, он оттолкнулся и вернулся на исходную позицию.

В тот момент, когда движение балансира сменило направление, он изо всех сил оттолкнулся от стены обеими ногами. На этот раз он оказался на крыше конуры. Благодаря резиновым сапогам, бесшумно приземлился.

По другую сторону решетки стояли три огромных пса. Повизгивая и помахивая хвостами, они кидались на стену. Вынув из сумы крючок, Тишо закрепил веревку на крыше. Затем прыгнул прямо к собакам.

Синхронным прыжком собаки бросились на него и опрокинули, тявкая от наслаждения. Терри лизал ему лицо, а Макс и Мориц нюхали суму, пытаясь просунуть в нее свои морды. Они разорвали бы его на части, если бы Тишо не сунул каждому в пасть сосиску, их любимое блюдо.

— А теперь пошли вон, — сказал он, — мне нужно работать.

К счастью, псы были хорошо выдрессированы. Они лаяли только на незнакомых людей, оказавшихся на территории владения. Тишо спокойно направился к стене, за которой находился двор. У него был ключ от двери. Он запер им дверь от собак. Его сердце сильно колотилось. Самое трудное было позади.

Метрах в десяти он заметил строение кубической формы, служившее складом для таинственной продукции Энгельберга. Это был бетонный блокгаус. Проникнуть в него можно было только через несгораемую дверь.

Слева над стеной этого двора Тишо видел крышу виллы, острый угол которой вырисовывался среди густой зелени. Ощущение победы наполняло его сердце, но оно оказалось непродолжительным. Окружающая тишина была обманчива. Он почти физически чувствовал присутствие близкой опасности. Спящий дом казался ему ее осязаемым доказательством. Его сердце, казалось, готово было выскочить. «Это лихорадка охотника», — успокаивал он себя. Он медленно продвигался по зоне. Серый куб на плоской крыше походил на могилу.

Когда он ступил на металлическую решетку, его волнение достигло своей кульминационной точки. Биение сердца сотрясало все тело. Кровь в висках шумела так, что ему казалось, будто это накатываются морские волны.

Он не услышал легкого щелчка в двери, когда набирал цифры комбинации. Когда наконец он повернул ключ в отверстии двери, его сердце остановилось, так как ключ не поддавался.

Он повернул сильнее. Ключ не поворачивался.

Его плечи согнулись под огромной тяжестью, но в то же время он почувствовал странное облегчение.

Ему оставалось только повернуть назад. Тем не менее секрет, стоивший всего золота мира, находился рядом, за этой дверью.

«Как это глупо! — подумал он. — Неужели я ошибся в цифрах? Нет, это невозможно».

Для очистки совести он нажал на ключ, и чудо свершилось. Рессора послушалась, и ключ без труда повернулся. Фейерверк противоречивых ощущений наполнил Тишо: пьянящая радость, любопытство, ужас… Неожиданно внутри блокгауза зажегся свет, в то время как дверь тяжело вращалась на петлях.

Склад был пуст, за исключением стеллажей из светлого дерева, на которые складывался товар. Лампочка, подвешенная к потолку, резко освещала голый бетон стен и пола.

Тишо был загипнотизирован маленькими черными футлярами, отдаленно напоминающими школьные пеналы. Прямоугольные коробочки высотой пять сантиметров, обшитые кожей, пахли клеем и клеенкой. Еще три шага, и он выиграл. Тишо сделал только два шага. Его остановил сильный удар в солнечное сплетение, как если бы его ударил невидимый гигант. Он схватился рукой за сердце. В нем что-то оборвалось.

Ничто не шелохнулось в пустой комнате. Он упал на бетонный пол. Он не слышал даже оглушительного звонка, певшего отходную всем его надеждам.

Профессор долго смотрел на тело, распростершееся у его ног, не произнося ни единого слова. Энгельберг был высоким, седым, прозрачные голубые глаза придавали его лицу моложавость. Позади него стояли два телохранителя, прибежавшие первыми на место происшествия. К профессору подошла высокая белокурая девушка в ночной сорочке и оперлась о его руку. Оба телохранителя косились на ее выточенные, как у скульптуры, формы. Ее глаза были более глубокого синего цвета, чем у отца, но они совершенно одинаково хмурили брови.

— Господи, что здесь происходит? — послышался со двора женский голос.

— Уведи отсюда свою мать, — сказал профессор, — это зрелище не для нее.

Девушка живо пошла навстречу матери. Голоса обеих женщин постепенно удалялись.

Энгельберг наконец вышел из оцепенения и сказал:

— Я ничего не понимаю. Я не понимаю, ни как этот человек сюда проник, ни как и почему он умер.

Оба молодца задумчиво качали головами. Коренастые и мускулистые, они казались маленькими рядом с профессором. Они выглядели очень смешно: поверх полосатой пижамы была надета кобура, а в руках держали автоматы.

— У него были документы? — спросил профессор.

— Нет, — ответил телохранитель постарше, которому на вид было около тридцати. — Никаких документов.

— Нужно немедленно позвонить в полицию, — распорядился профессор.

Телохранители в недоумении переглянулись. Энгельберг, прочитав их мысли, сказал:

— Я знаю, у нас будет масса неприятностей. Полицейские станут рыскать повсюду. Может быть, организаторы этого дела именно того и добиваются.

Он взглянул на труп.

— Однако делать нечего. У тебя есть предложение, Эрин?

— По-моему, — отозвался тот, что помоложе, — нужно просто убрать его за пределы участка. Пусть полиция сама разбирается.

Энгельберг покачал головой.

— В таком случае у нас будут очень крупные неприятности.

Аргумент профессора, казалось, не очень убедил Эрина. Повернувшись к своему товарищу, он добавил:

— Карл кое-что нашел в кармане…

Карл вынул из кармана пижамы клочок свернутой бумаги. Это был грязный обрывок страницы записной книжки, долгое время пролежавшей в кармане. На нем можно было еще прочесть ряд чисел.

Энгельберг стал читать их вслух и внезапно остановился.

Парни не спускали с него глаз. Наступила полная тишина, среди которой слышался лишь шелест листьев на ветвях огромного дуба, раскачиваемых ветром.

Все еще держа клочок бумаги в руке, профессор вымолвил:

— Ни слова об этом полиции.

Оба телохранителя вытянулись перед профессором, как солдаты перед генералом.

— Слушаемся, герр профессор, — сказал Карл, в голосе которого слышались почтение и испуг.

Глава 3

Расположившись напротив профессора Энгельберга, восседавшего за огромным министерским бюро, комиссар Зайдер чувствовал себя в положении ученика, плавающего перед своим экзаменатором. Это был иной мир. Весь облик Зайдера — рыжие волосы, помятый костюм, большие волосатые руки — говорил о его скромном происхождении. С его лица не сходила скептическая ухмылка, как бы означавшая: «Я не верю вашим басням. Вы теряете время».

Он не знал, какую лучше применить тактику по отношению к профессору. Комиссар начал с традиционных методов, которые ничего не дали. Профессор обращался с ним с подчеркнутой учтивостью, что еще больше озадачивало комиссара. Он понимал, что в этом проявлялось всего лишь типичное для каждого немца уважение к любому представителю власти.

Грубоватый швейцарский полицейский, он умел в случае необходимости вытрясти из своих клиентов все, что ему нужно. Однако к подчеркнуто церемонному и галантному, по крайней мере внешне, Энгельбергу он не знал, как подступиться.

— Я должен составить рапорт, — почти извиняясь сказал комиссар и добавил с хитрой улыбкой крестьянина: — Мне кажется, вам известно кое-что об этом деле.

— Я в полном вашем распоряжении, — подтвердил Энгельберг, прямо глядя на него своими честными голубыми глазами.

— Прежде всего я хотел бы узнать, отчего этот человек умер.

— Я не врач, — уклонился Энгельберг.

— Но вы можете иметь личное мнение.

— Да.

— Итак?

— Этот человек умер от страха.

— Простите?

— Это мое мнение, — ответил профессор. — Вы можете с ним не считаться. Последнее слово за патологоанатомом.

— Но ведь есть еще кое-что, — мягко подсказал Зайдер.

— Разумеется, у нас есть прибор, который можно было бы назвать электромагнитным кулаком.

— Что это?

— Ничего особенного, — успокоил его профессор. — Электромагнитные волны повышенной концентрации за счет волнового отражателя вызывают недомогание, которое может привести к потере сознания.

— Однако в данном случае…

— Наш электромагнитный кулак поразил человека, находившегося на грани сердечного приступа.

— А по какой причине? — поинтересовался комиссар.

— Дело в том, — объяснил Энгельберг, — что лихорадка вора напоминает азарт охотника. Она вызывает такие сильные эмоции, что не все могут им противостоять. Впрочем, психологию злоумышленников вы знаете лучше меня.

— Это был физически крепкий человек, даже владеющий акробатикой, — заметил Зайдер. — Его волнение можно было бы объяснить только тем, что ставка в игре была фантастически высокой… — Полицейский помолчал, а затем продолжал изменившимся голосом: — Между нами, герр профессор, что вы производите здесь такое интересное?

— Очки, мой дорогой герр комиссар. Зайдер недоверчиво улыбнулся.

— Спасибо за ценную информацию, — сказал он немного обиженно, — но это мне известно. Мне уже сообщили. Чтобы пролить свет на это дело, нужно знать, что вы производите на самом деле. Это поможет нам выйти на того, кто интересуется этим производством и соответственно…

— Не советую вам идти на поводу сплетен, — предостерег Энгельберг на этот раз с ноткой раздражения в голосе. — Даю вам честное слово, что я изготовляю только очки. Это могут подтвердить поставщики стекла, а также мои рабочие.

Он достал из ящика письменного стола стеклянный круглый образец и протянул его своему собеседнику, который тут же поднес его к своим глазам.

— Это стекло даже не выгнуто, — заметил комиссар. — Оно прозрачно, как кристалл, но плоское, как устрица.

— Действительно, но у меня есть также очки для близоруких.

— И на этом вы сколотили такое состояние?

— Все мое состояние сводится к нескольким миллионам дохода.

— Миллионам долларов, — уточнил швейцарец. — Если бы вы мне открыли вашу тайну, я бы тоже стал изготовлять очки.

— Мой секрет уже продан.

— Американцам?

— Я не могу вам ответить, но вы можете это выяснить своими собственными средствами.

Зайдер перешел к другому жгучему вопросу:

— Незнакомцу был известен код замка, — сказал он.

— Не вижу в этом ничего удивительного, — ответил профессор. — Шесть месяцев назад я уволил одного слишком любопытного рабочего. Его звали Хайландт.

— Слишком любопытного? — удивился комиссар.

— Да, он интересовался вещами, которые его не касались.

— Вы хотите сказать, что ваши рабочие сами не знают, что производят?

— Они знают то, что им необходимо знать для выполнения своей работы, — сухо отрезал ученый.

— Это основной принцип военной дисциплины, — заметил комиссар.

— Одним словом, этот рабочий мог шпионить за мной или за моим управляющим. Тренированные уши способны зафиксировать щелчок, производимый запором замка.

— Допустим, — сказал Зайдер, — что этот уволенный рабочий был соучастником нашего злоумышленника.

— Не исключено, — ответил профессор.

— Вы дадите мне сведения об этом Хайландте?

— Обратитесь к ответственному по кадрам, — сказал Энгельберг.

— У вас не так уж много народа для такого серьезного производства, — заметил Зайдер.

— В основном мы занимаемся сборкой, — пояснил профессор. — У меня двадцать два высококвалифицированных рабочих: двенадцать работают в электронном цехе и десять в сборочном. В исследованиях мне помогают шесть инженеров, четыре немца и два швейцарца. Исследовательская лаборатория отделена от цехов, она находится в другой части владения. Все мои люди в высшей степени удовлетворены условиями труда.

— Я знаю, — сказал комиссар, улыбнувшись. — Вы платите хорошо. Надежность покупают. Говорят, что вы отказались от очень выгодного заказа.

— Мои клиенты купили исключительное право на всю мою продукцию, — объяснил профессор. — Следовательно, я не могу брать другие заказы. Кроме того, я не продал права на использование моих патентов. Следовательно, я являюсь единственным изготовителем.

— Разве вам было бы невыгодно продавать всем?

— Я всегда выполняю обязательства, — отрезал профессор.

— А от кого вы получили предложение?

— Я их не знаю. Был анонимный звонок но телефону. Я отказался их принять.

— Они предлагали вам большую сумму?

— Разумеется.

— Они вам не угрожали?

— Еще бы!

Немного помолчав, полицейский заключил:

— В общем, привлеченный необоснованными слухами незнакомец свалился на вас с неба и умер от внезапного испуга.

— Поскольку больше ничего не известно, то это вполне допустимо, — согласился ученый.

— Вы не горите желанием помочь следствию? Нахмурив брови, профессор сухо ответил:

— У меня складывается впечатление, герр комиссар, что вы скорее расследуете мою деятельность, чем деятельность моего взломщика.

— Я расследую обстоятельства смерти человека, — так же сухо ответил полицейский.

Неожиданно его лицо осветилось улыбкой. На огромном овальном столе, заваленном бумагами и разноцветными папками, он заметил черный футляр. Его можно было открыть, нажав кнопку. Комиссар потянулся к нему.

— Вы прекрасно устроились, — сказал он, — эта вилла, утопающая в зелени…

Он напрасно пытался отвлечь внимание профессора от своего жеста, Энгельберг не сводил глаз с его руки. В его взгляде сквозила неприязнь — так смотрят на мерзкое насекомое. Зайдер положил руку на футляр.

— Вы позволите? — спросил он. — Это образец вашей продукции, не так ли?

— Это очки, — уточнил профессор.

— Можно взглянуть?

— Если вы мне не верите, то убедитесь в этом сами. Открывая футляр, руки Зайдера немного дрожали.

Щелкнула кнопка — и коробочка открылась. Внутри она была обита бархатом. Зайдер взял в руки черные очки в пластмассовой оправе с неестественно толстыми и плоскими стеклами.

В оправу были вмонтированы три крохотные трубочки из прозрачного вещества, располагавшиеся треугольником наверху стекол, с каждой стороны. Стекла были гораздо толще, чем на образце, который Энгельберг демонстрировал перед этим.

— Вы позволите? — снова спросил полицейский и, не дожидаясь ответа, надел очки.

Оправа прижимала очки вплотную к лицу. Зайдер оказался в полной темноте. Стекла были абсолютно непроницаемы. Он повернулся к свету, но и это не помогло. Затем он снял очки и убрал их в футляр.

— Ваши очки делают человека слепым.

— Это так, — согласился профессор.

— Вы на этом разбогатели? — спросил комиссар с иронией. — Вы покупаете нормальное стекло, красите его в черный цвет и продаете в тысячу раз дороже первоначальной цены.

— Разве это плохая идея? — ответил вопросом на вопрос Энгельберг. Его саркастический смешок еще долго звучал в ушах комиссара.

Злясь на Энгельберга и на себя самого, Зайдер направился к своему маленькому «фольксвагену», который он оставил в тени аллеи. Вся эта история с очками казалась неправдоподобной. Изготовитель очков! В конце аллеи, тщательно посыпанной красным песком, возвышались белые здания с трубами, из которых шел густой дым. Его зловонный запах доходил до аллеи.

Сбоку от крыльца, ведущего на шикарную виллу, стояли «кадиллак» профессора, «ягуар» его дочери и «опель-капитан» — управляющего. Энгельберги по крайней мере не скрывали своей роскоши. У них была также вилла на итальянской Ривьере и яхта еще более сногсшибательная, чем у Онассиса.

Уже собираясь уезжать, Зайдер вдруг оцепенел, и рука его повисла над рулем. Из-за бирючины вышло абсолютно обнаженное божественное создание, рассыпанные по плечам золотистые волосы переливались на солнце. Нет, она не была абсолютно голой. Он осознал это, когда она подходила к крыльцу. На ней было нечто вроде набедренной повязки, придерживаемой позолоченной цепочкой. Такая же цепочка удерживала два едва заметных кусочка ткани на груди.

Несмотря на то что комиссар был человеком современных взглядов, он нашел этот костюм чересчур смелым, да и назвать его так можно было лишь с определенной натяжкой. Он узнал дочь профессора, которая приветливо помахала ему рукой.

Через ее плечо было переброшено махровое полотенце, которое на самом деле оказалось платьем. Она надела его поверх купальника и с восхитительной раскованностью села за руль автомобиля.

У Зайдера еще больше ухудшилось настроение… «Этим людям плевать на нас. Но я докопаюсь. Одно я знаю наверняка — эти люди лгут, так как собаки знали вора».

Не успел он выехать за пределы владения Энгельберга, как его на бешеной скорости обогнал «ягуар». Волосы девушки развевались на ветру, как конская грива. Глядя на девушку, Зайдер не обратил внимания, что другая машина, стоявшая под откосом, тронулась в ту же секунду, что и «ягуар».

Глава 4

Улла Энгельберг поставила «ягуар» в паркинге гостиницы, огороженном белым барьером, как загон для скота. Она пересекла зал ресторана, затемненный и прохладный, где пили чай пожилые дамы, украшенные лентами и бантами. Улла прошла на террасу, выходившую на озеро, и сняла свою ризу. В этот момент рядом с «ягуаром» остановился «бьюик» и из него вышел невысокий широкоплечий мужчина. На нем был светло-голубой костюм и панама, украшенная разноцветной лентой в американском стиле. Проходя через зал, он снял головной убор, но тотчас же надел его, как только оказался на свежем воздухе.

Он сразу увидел на террасе столик, на котором Улла оставила свою одежду, и сел за столик рядом. Все остальные столики на террасе под оранжевыми и синими зонтиками были свободны.

Прежде чем войти в озеро, Улла надела на голову резиновую шапочку в форме каски, что подчеркивало ее сходство с валькирией.

Вода искрилась на солнце, и отсутствие ряби придавало ей вид ртутной поверхности, которую девушка рассекала мощным кролем. Чтобы следить за ее движениями, человек в панаме надел черные защитные очки.

Выйдя из воды, она направилась к своему столу решительным шагом гимнастки. Она сняла с головы шапочку, сделанную из материала, имитирующего рыбью чешую, и, откинув голову, тряхнула своей гривой. Она не стала вытираться, решив высохнуть на солнце.

— Вы плаваете как колесный пароход, вместо того чтобы грести как змея, — заметил ее сосед.

— А вы кто, технический советник? — бросила она холодно.

Под пристальным взглядом мужчины лицо ее изменилось, лоб разгладился, а упрямое выражение сменилось на капризное.

Уверенный в себе, сосед поднялся из-за стола и подсел к ней.

— Вы позволите? — спросил он, усевшись рядом. — Мне нужно с вами поговорить.

— О кроле?

— Вовсе нет. Меня зовут Судзуки.

— Мое имя вы знаете, так как вы ехали за мной от самой виллы.

Она посмотрела в лицо своего собеседника. Матовая кожа, выступающие скулы, волосы цвета воронова крыла, подстриженные кружком серебряные виски и взгляд прищуренных глаз, таивший лукавство и притягательность.

— Я друг вашего отца, — продолжал представляться Судзуки.

— Тем хуже, — ответила девушка. — Вы японец?

— Да. Но мать моя родом с Гавайских островов.

— Действительно, — согласилась Улла, — в вас какая-то удивительная смесь жестокости и мягкости.

— Вы догадываетесь, о чем я хочу с вами поговорить?

— Я бы предпочла поговорить о чем-нибудь другом… Она посмотрела на него искоса, и выражение ее лица стало еще более капризным. К ним подошла полная официантка и спросила по-французски, что они желают.

— Это очень неприятная история, — пожаловалась Улла. — Конец нашему покою. Отцу уже угрожали, и теперь я боюсь, как бы эти люди не привели свои угрозы в исполнение.

— Эти люди? — повторил японец. — Вам что-нибудь известно о них?

— Ничего.

— Они никогда не обращались к вам?

— Никогда!

Улла отвечала категорично.

— Но кто вы? — внезапно заволновалась она. — Вы не друг моего отца.

— Нет. Мне поручено обнаружить и обезвредить тех, кто интересуется работой вашего отца.

— Кто вам платит? Американцы?

Судзуки молча кивнул. Двое пожилых людей сели за столик, оставленный Судзуки. Японец предложил:

— Давайте перейдем в более спокойное место для беседы.

Улла не возражала.

— Поехали, — согласилась она.

Судзуки достал портмоне. Она остановила его.

— Оставьте, у меня здесь свой счет, так проще. Впрочем, у меня счета повсюду. Отец думает, что оплачивая их, он будет в курсе моего времяпрепровождения.

Девушка резко рассмеялась. Она снова надела свою ризу. На ее точеном теле платье сидело, как на античной скульптуре. Несколько молодых людей, только что севших за столик, провожали Уллу восхищенными взглядами.

— Садитесь в мою машину, — предложила Улла японцу, шагнув в дверцу «ягуара» с легкостью Дианы-охотницы.

Он сел возле нее, и, когда машина рванула с места, его тряхнуло и бросило вперед. Улла была босая и, нажимая на педаль, напрягала мышцы бедер. На повороте она не уменьшала, а увеличивала скорость, следуя тактике гонщиков.

Пролетев как метеор два километра, она остановилась перед виллой, окруженной садом. Выйдя из машины, она повела своего спутника в дом. На лужайке огромные покрытые мхом камни и умело разбросанные кустарники создавали иллюзию пространства. Вилла, отделанная с большим вкусом, была роскошна.

Вдруг из дома, словно ракета, вылетела и бросилась к Улле очаровательная девушка. Она была немного моложе Уллы и ниже ее ростом, но с более развитыми формами. Ее каштановые волосы были перехвачены зелеными бантами, зеленые глаза блестели и щеки горели румянцем. Обнимая Уллу, она повторяла:

— Улла, дорогая, какой приятный сюрприз!

— Сюрприз не такой уж и приятный, — возразила Улла, — так как я пришла с другом.

Японец согнулся на девяносто градусов, когда Улла произнесла его имя.

— Моя подруга Лиззи, — представила она. Судзуки улыбнулся.

— Мамы нет дома, — сказала Лиззи, когда ее гости наконец устроились. В салоне стоял разрисованный старый рояль.

— Давайте выпьем чаю, — предложила Лиззи.

— Немного позднее, — сказала Улла, — нам нужно поговорить.

— Понятно, — в голосе Лиззи звучала обида. — Я вас оставляю.

Она направилась к двери, крикнув с порога:

— Я буду следить за улицей и, если появится мама, постучу три раза, как обычно.

— Это не то, что ты думаешь, — возразила Улла. Но Лиззи уже хлопнула дверью. Улла засмеялась.

— Бедная Лиззи влюблена в меня. Поэтому готова оказать мне любую услугу. Но почему бы не сделать этого от чистого сердца? Вы слышали: как обычно! Девушки все такие, они нальют вам суп, но сначала в него плюнут.

Вульгарность Уллы коробила японца.

— Я вас шокирую, не правда ли? Вы, не моргнув глазом, разрежете женщину на куски, но никогда не скажете грубого слова.

— Почему вы так думаете? Я имею в виду расчленение.

— Я вижу по глазам. Я разбираюсь в мужчинах! Вы никогда не моргаете.

Без всякого предисловия Улла обхватила Судзуки за шею и повалила его на диван приемом дзюдо.

— Если Лиззи думает, что мы пришли для этого, то не будем ее разочаровывать, — прошептала она.

Глава 5

Улла оказалась достойным противником. Она обрушилась внезапно, как гроза среди ясного неба. С распущенными волосами, блуждающим взглядом, приоткрытым ртом и грудью, вздымающейся от прерывистого дыхания, она была еще красивее.

Сейчас, немного вспотевшая и с появившимися под глазами кругами, она постепенно приходила в себя. Она наклонилась, чтобы с благодарностью поцеловать своего партнера: жест, который никогда не обманывает и который не могут заменить никакие слова. Придя окончательно в себя, она поинтересовалась:

— Ну как моя техника? Мне еще не хватает гибкости? Японец улыбнулся, ничего не ответив.

— Я не буду ставить вас в затруднительное положение и спрашивать, что вы обо мне думаете, — продолжала она. — Все это от скуки. В Швейцарии скучно всем, кроме туристов. Я не настолько учена, чтобы заняться интересным делом, и слишком ленива, чтобы стать ученой.

— В общем, вас можно пожалеть.

— Это правда. К счастью, есть мужчины наподобие вас, которые могут время от времени вывести меня из ступора. Что касается швейцарцев, то они напрочь лишены воображения и практичны до тошноты.

Судзуки достал из кармана клочок бумаги, переданный ему Энгельбергом, и показал его девушке:

— Надо же, — сказала она, — мой номер телефона.

— Ваш личный номер, — уточнил японец.

— Где вы это нашли?

— Угадайте.

— Понятия не имею.

— В кармане злоумышленника, вчера ночью.

— Невероятно.

— Вы уверены, что не знаете этого человека?

— Вы не должны сомневаться в том, что я говорю… — рассердилась Улла.

— Я убежден, что вы его знаете, сами того не сознавая.

— Этого человека здесь не знает никто. Его фотография была напечатана вчера утром во всех газетах.

— Однако кое-кто его все-таки знал, — возразил Судзуки. — Хотя бы Макс, Мориц и Терри.

— Мои собаки! Они так прожорливы, что любой может их купить за кусок мяса. Кроме того, их приучили не лаять по пустякам. Они оказались настолько способными, что вообще перестали лаять.

— Они лают, когда на участке появляется незнакомый человек. Это подтверждают все. Следовательно, они знали этого человека, и притом благодаря вам, так как только вы выводите псов на прогулку за пределы территории.

Судзуки достал из кармана пиджака увеличенную фотографию, на которой был изображен мужчина в профиль. У него было открытое лицо с мягкими чертами. Улла задумчиво покачала головой.

— Никогда не встречала его до этой злополучной ночи, — сказала она.

— Мужчина лет сорока, атлетического сложения, мускулистый…

— Нет.

— Не забудьте, что он проявлял больший интерес к вашим собакам, чем к вам.

Девушка насупилась.

— Я уже три недели не выводила собак, — объяснила она.

Внезапно Улла вскрикнула:

— Погодите, погодите!

Она вырвала фото из рук японца и стала пристально в него всматриваться.

— Нет, — вздохнула она, — это невозможно.

— Что невозможно?

— Что это тот самый старик, добрый дедушка.

— Какой еще дедушка?

— Дедушка с бородкой, который ненавязчиво пытался за мной ухаживать в прошлом месяце. Каждый день я встречала его на своем пути. Он гулял с внуком, очаровательным мальчуганом. Мальчик дарил мне букетики полевых цветов. Я оценивала это как высший знак внимания.

— Полагаю, когда вы нюхали цветы, дед в это время кормил ваших собак.

— Действительно. Он давал им сосиски. Но это был седобородый старик, в толстых очках и с брюшком.

— Бороду можно наклеить и подкрасить, живот подложить, глаза спрятать за очками. Как он был одет?

— На нем была тирольская шапочка с кисточками, темно-серый костюм, желтые очки.

Пока Улла описывала портрет старика, японец дорисовывал эти детали карандашом на фотографии. Результат оказался столь потрясающим, что девушка даже воскликнула:

— Это он, никаких сомнений!

Если бы она знала, к каким драматическим последствиям приведут ее слова, она бы не произнесла их.

— Следовательно, — сказал японец, — если бы этому человеку операция удалась, то вы бы никогда не подумали, что он злоумышленник.

— Никогда!

— Теперь понятно, зачем ему понадобился ваш номер телефона. Он просто проверял, дома ли вы или ушли на прогулку. Вы имеете представление о том, где он живет?

— Никакого. Но мальчика знали в бакалейной лавке, где я ему как-то покупала конфеты.

— С этого я и начну свое расследование, — решил Судзуки вставая.

В этот момент в салоне появилась насупленная Лиззи. Она не ответила японцу, когда он с ней попрощался. Как только дверь за ним закрылась, она разрыдалась и бросилась на шею своей подруге.

— Ты чудовище, — выговаривала она ей сквозь икоту. — Ты хочешь, чтобы я умерла от огорчения.

— Ты бы гораздо меньше огорчалась, — ответила Улла, — если бы не подглядывала в замочную скважину.

Глава 6

В бакалейной лавке хорошо знали мальчугана, который приходил с мадемуазель Энгельберг. Но малыш называл дедушками всех мужчин с седой бородой.

Разыскиваемым мог быть один из проживавших на пансионе у его матери, вдовы Кранц, которая сдавала отдыхающим два этажа своего дома и бунгало в трех километрах от городка.

Из бакалейной лавки японец помчался к вдове Кранц, от которой узнал, что месье Тишо, любивший гулять с ее сыном, снял бунгало на три месяца. У него была очаровательная жена, которая почти никогда не выходила из дома. Она только что попрощалась с хозяйкой и расторгла договор, так как месье Тишо вынужден был срочно поехать в Берн для неотложной хирургической операции.

Судзуки застал госпожу Тишо за укладыванием чемоданов. Это был тип женщины, о которых принято говорить, что они еще молоды, хотя подразумевалось, что это не так. Она была похожа на итальянку: двойной подбородок и широкие бедра. Под глазами, которые смотрели недружелюбно, синие круги.

Неожиданное появление человека не удивило ее. Взглянув неприветливо на Судзуки, она проворчала:

— Чтобы снять бунгало, обращайтесь к мадам Кранц.

— Я пришел к вам, мадам Тишо.

— По какому делу?

— Вы это прекрасно знаете.

Судзуки подошел к креслам, покрытым выцветшими чехлами. Женщина смерила его враждебным взглядом и отвела глаза.

— Мне ничего не известно, — сказала она сварливым тоном. — Чего вы хотите?

Японец молча положил на стол фотографию, на которой он подрисовал тирольскую шапочку и седую бороду. Женщина бегло взглянула на нее, на ее лице отразился испуг.

— Это он, не правда ли? — мягко спросил японец.

— Я не знаю, что вы хотите этим сказать, — с раздражением ответила она.

Неожиданно она взяла снимок обеими руками и прижала его к груди.

— Они убили его, — закричала она и разразилась рыданиями.

После этого она закрыла глаза и впала в прострацию.

— Присядьте, мадам, — предложил японец, — и поговорим о вашем муже.

— Теперь не о чем говорить, — возразила она. — Это преступление не принесет счастья Энгельбергам. Эти бандиты, проклятые нацисты, продолжают здесь свое грязное дело. Наступит день, и я все скажу, поверьте мне.

Японец тщетно пытался остановить поток проклятий.

— Вы ошибаетесь, мадам, — наконец вставил он не повышая голоса. — Господин Энгельберг — мирный человек.

— Мирный! Человек, которого охраняют днем и ночью телохранители и собаки. Укрылся в крепости и убивает каждого, кто осмеливается приблизиться. А его рабочие! Вы пытались с ними разговаривать? Ни один из них не решится сказать, какую ему поручили работу. Они живут в страхе! А его дочь? Дочь Энгельберга… Вы знаете эту ведьму? Вся ее жизнь — это сплошные оргии и скандалы. Она позорит страну, но на это закрывают глаза, так как эти люди сорят деньгами. Каждому хочется иметь свой кусок пирога.

Судзуки не стал говорить, что то же можно сказать о Тишо.

— Теперь со всем этим покончено, — продолжала разглагольствовать вдова. — Ни у кого нет права убивать бедных людей.

— Вы правы, мадам, — поддержал Судзуки. — Не расстраивайтесь. Мне бы хотелось поговорить с вами спокойно.

Он обхватил женщину за плечи и силой усадил ее. Она высморкалась, посопела и немного успокоилась.

— Истинно виновные в смерти вашего мужа — вовсе не Энгельберги, а те, кто втянул его в эту авантюру, — объяснил Судзуки. — Они знали, что он идет на смертельный риск. Обманув вашего мужа, они заманили его и купили. Они поручили ему самое трудное и неблагодарное дело. В случае успеха они могли приобрести все. В случае же неудачи ваш муж должен был умереть, что и произошло. Вы обязаны разоблачить этих бандитов. Только так вы сможете отомстить за смерть Тишо.

Последние слова Судзуки произнес с неожиданной горячностью.

Женщина вытирала слезы.

— Бедный Густав! — бормотала она. — Ему никогда не везло. Дело в том, что он был наполовину немец, а наполовину поляк. В этом мире надо быть чем-то одним, а не фифти-фифти, — продолжала мадам Тишо. — Немцы не доверяли его польской половине, а поляки — немецкой. В конце концов он уехал в Берлин и стал работать в цирке. Он исколесил всю Европу. Мы познакомились с ним два года назад в Милане.

Она высморкалась и продолжала:

— Густав уже был не молод для работы в цирке. Он искал другую работу, но ничего не мог найти до того дня, пока не встретил Бекмана.

— Это Бекман посоветовал вам приехать сюда? — спросил японец.

Она кивнула.

— Вы поддерживаете связь с Бекманом?

Она ничего не ответила и тупо посмотрела на японца.

— Вы слышали мой вопрос? — настаивал он.

Она по-прежнему молчала. Лицо ее снова стало замкнутым.

— Я сам отвечу, — резко начал Судзуки. — Бекман приказал вам молчать. Он боялся, что полиция выйдет на вас, потому вас не было даже на похоронах мужа.

При последних словах женщина сжала зубы.

— В обмен на это, — продолжал Судзуки, — Бекман предложил вам часть тех денег, которые должен был получить ваш муж. Так?

— Приблизительно так, — призналась она.

— Насчет денег не беспокойтесь, я вам дам, сколько будет нужно. Я не из полиции. Я работаю на американцев.

При упоминании о деньгах влажные глаза вдовы заблестели.

— Вы получите деньги от Бекмана и большую премию от меня, — пообещал японец, — если поможете мне. Я прошу вас только помочь мне схватить бандитов, отправивших Тишо на смерть. Скажите, когда вы должны встретиться с Бекманом?

— На днях. В десять часов вечера.

— Здесь?

— Да.

— Вы уверены, что Бекман придет сюда сам?

— Да.

— Почему?

— У меня находятся половинки банкнотов на значительную сумму. Бекман хочет, чтобы я ему их вернула. В обмен он даст мне несколько целых банкнотов, в которых я очень нуждаюсь.

Наступило молчание.

— Бекман придет сегодня вечером? — спросил Судзуки. — Ваши чемоданы уложены. Самое лучшее для Бекмана — чтобы вы отсюда исчезли как можно скорее. Это была его идея вызвать сюда «скорую помощь» и объяснить всем, что вашего мужа отвезли в Берн? Соседи, конечно, поверили.

Женщина кивнула.

— До вечера, до десяти, — сказал японец, вставая. — И никому ни слова обо мне, тогда ваш муж будет отмщен.

Пятясь и сгибаясь на девяносто градусов, Судзуки шел к двери.

Мадам Тишо подождала, когда он выйдет из сада на дорогу, чтобы снять телефонную трубку.

Глава 7

Было девять часов, когда Судзуки отправился на штурм крутого холма, на вершине которого стояло бунгало вдовы Кранц, снятое Тишо. Было бы намного проще подойти к дому со стороны дороги, но внутренний голос призвал Судзуки к осторожности.

Мрак быстро сгущался. Легкий туман поднимался из долины Рона и белой вуалью цеплялся за ели.

Японец медленно пробирался в темноте, идя на свет, просачивающийся сквозь густую листву. Абсолютная тишина лишь изредка нарушалась проезжающими по дороге машинами.

Пройдя сквозь деревья, японец долгое время наблюдал за домом, не подававшим никаких признаков жизни. Он сделал еще несколько шагов, перегнулся через забор и, согнувшись пополам, стал медленно продвигаться по аллее, окаймленной густым кустарником.

Подойдя к дому на достаточно близкое расстояние, чтобы заглянуть во внутрь, он увидел в окне вдову, которая с волнением смотрела на дорогу. Во всем бунгало горела одна-единственная лампа — в ее комнате.

Не разгибаясь, Судзуки направился к кухне, приоткрытое окно которой было на щеколде. У него ушло две минуты, чтобы ее отомкнуть. Он тихо растворил окно и перепрыгнул через раковину. Его туфли на каучуковой подошве бесшумно двигались по плиточному полу. Прежде чем выйти в небольшой холл, прилегающий к салону, он вынул свой херсталь.

Когда резким движением он открыл дверь салона, мадам Тишо вскрикнула.

— Вы нервничаете? — поинтересовался он, не пряча своего оружия.

От испуга и оцепенения она потеряла дар речи. Появление призрака напугало бы ее гораздо меньше.

— Это я, — успокоил ее японец. Он запер дверь салона на ключ.

— Бекман не сможет войти, — заметила вдова, приходя в себя.

— Если он воспитанный человек, он постучит, — отрезал Судзуки.

Он должен был следить за двумя окнами салона, а также за дверью, выходившей в смежную комнату. Вдова Тишо не могла найти себе места от внезапно овладевшего ею возбуждения, которое она тщетно пыталась скрыть.

— Вы пришли раньше времени.

— Так получилось, — уклончиво ответил японец.

— Бекман появится только в десять часов.

— Ничего, подождем его вместе.

Судзуки сунул херсталь в карман пиджака и сел между окнами. Для большей безопасности он придвинул свой стул к стене, укрывшись за шифоньером из красного дерева.

От волнения хозяйка ходила взад-вперед по ковру, протертому до ниток.

— Я не слышала, как вы вошли в дом, — сказала она ему с упреком.

— Это следствие моей врожденной деликатности, — ответил японец, глядя ей прямо в глаза.

Причесанная и затянутая в черный костюм с короткой юбкой, она казалась значительно моложе, чем при первом знакомстве. Неожиданно она резко распахнула дверь в смежную комнату. Почти одновременно раздались два выстрела, и человек, вышедший из темной комнаты, рухнул на порог. Судзуки не двинулся со своего стула; его пистолет еще дымился…

Пуля, предназначенная для него, застряла в стене над его головой, засыпав его черные и блестящие волосы строительным мусором.

Мадам Тишо, не отрываясь, смотрела на человека с пистолетом в руке, распростертого у ее ног и уткнувшегося носом в ковер.

Ее лицо выражало теперь ликование.

— Это не Бекман? — спросил японец. Она презрительно пожала плечами.

— Конечно, нет.

— А кто?

Она не ответила.

— Действительно, с представлением вы опоздали, — согласился японец.

Судзуки задыхался от ярости, но острил. Из-за этой дряни его чуть было не застигли врасплох.

Сейчас не время было обследовать труп, еще всякое могло случиться. Тем не менее интуиция подсказала ему, что мужчина, которого он только что убил, был не столько его жертвой, сколько вдовы Тишо.

Если бы она открыла дверь, заранее договорившись с убийцей, тот выстрелил бы первым. Однако дуэль закончилась не в его пользу.

В какую же странную и кровавую двойную игру ввязалась вдова Тишо? Однако он не успел ее об этом спросить.

— Меня не очень трогает эта смерть, — цинично признала она.

— Вы полагаете, что следующим буду я?

— Если не следующим, то третьим. В любом случае вам крышка. Вы говорите, что Бекман виновен в смерти Тишо, а Бекман мне говорит, что виновны люди Энгельберга. Мне все равно. Вы сдохнете все. Ни один не выйдет отсюда живым.

Японец скептически улыбнулся:

— Представьте себе, что я предпринял некоторые меры предосторожности.

— Я тоже. Я сказала Бекману, что вас будет много.

— Я это предусмотрел, — ответил японец.

— И я тоже, представьте себе, — сказала женщина, копируя надменный тон и хриплый голос японца.

— Другими словами, будут состязания.

— Никто отсюда не выйдет живым.

Женщину охватило исступление, словно сладковатый запах крови, распространившийся по комнате, пробудил в ней звериный инстинкт.

— Густав будет отмщен, и вы ничего не сможете сделать против меня.

Ее слова были прерваны резкой автоматной очередью, и в ту же секунду окно, перед которым она стояла, разлетелось вдребезги.

Чудом не задетая пулей, она бросилась на пол, в то время как японец ползком удалялся от шкафа, послужившего ему укрытием.

Шкаф раскачивался под градом пуль взад-вперед, и казалось, что сейчас завалится, когда стрельба неожиданно прервалась.

Последовало продолжительное затишье.

Судзуки знал, что он окружен. Его пропустили в ловушку, но выйти из нее ему не дадут. Но он также знал, что и те, кто окружили его, в свою очередь окружены.

Именно на этот адский круг возлагала вдова свои надежды, в достаточной степени обоснованные. Она устроила мясорубку, из которой никто не выскочит.

Японец прополз под стулом и выстрелил в единственную лампочку, освещавшую бунгало.

Раздался сухой треск, и все погрузилось во мрак.

В последнюю секунду японец успел отметить исчезновение вдовы Тишо и оружия убитого. Женщина укрылась с автоматическим пистолетом в соседней комнате, и это не предвещало ничего хорошего.

Судзуки бросился за ней. Он услышал, что дверь комнаты тихо захлопнулась, и это еще больше усилило его опасение. Его глаза уже почти свыклись с темнотой.

В голубом свете луны он начинал различать предметы. Внезапно он увидел полоску света из-под двери комнаты: свет то зажигался, то гаснул. Это повторялось трижды, и затем все снова погрузилось во мрак.

Заинтригованный этими сигналами, Судзуки приоткрыл дверь в соседнюю комнату. Увиденный им спектакль не был для него полной неожиданностью.

Вдова заманивала в ловушку своих соучастников, чтобы ускорить кровавую бойню. Ее пышный силуэт вырисовывался в оконной раме. Рядом с ней лежал пистолет. Мадам Тишо хотела не только руководить операцией, но и принять в ней деятельное участие.

Лунный свет помог ей различить несколько передвигающихся по саду теней. Она взяла в руки пистолет и медленно наводила его на выбранную жертву.

— Один ваш выстрел, — прохрипел японец, — и вы можете проститься с жизнью.

Она вздрогнула и отскочила от окна, растворившись во мраке комнаты.

— Бросьте оружие, — приказал Судзуки.

Тяжелый металлический предмет упал на пол. Японец зажег свой электрический фонарик, чтобы взять оружие. Не успел желтый пучок света осветить комнату, как раздался сухой выстрел, а следом за ним другой.

Послышался пронзительный крик, и вдова Тишо рухнула на пол. Судзуки осветил фонариком пол и заметил предмет, брошенный вдовой, чтобы ввести его в заблуждение. Это была съемная ручка шторы. Он подошел к женщине и подобрал оружие, которое она выронила при падении.

— Для пользования пистолетом одного желания недостаточно, — заметил он.

Она сжимала зубы и корчилась на полу. Левой рукой она пыталась остановить поток крови, хлеставший из ее правого плеча.

— Я вас предупреждал, — сказал японец, погасив фонарик. — Я советую вам выйти и сдаться полиции.

В тот же момент тишину ночи разорвал оглушительный голос из рупора:

— Вы окружены полицией. Немедленно сдавайтесь. Положите руки на голову и выходите на дорогу. В вашем распоряжении три минуты, потом будет поздно.

Японец припал к окну: два силуэта, крадучись, пробирались к дому вместо того, чтобы идти к дороге. Судзуки быстро выбежал из комнаты и перешел к окну салона, выходившему на заднюю сторону. Здесь он также увидел тени, прошмыгнувшие к дому. Тактика бандитов была ясна: они собирались окопаться внутри бунгало.

К ужасу и удивлению Судзуки, этот маневр осуществлялся без малейшего сомнения или опасения. Единственное объяснение, которое Судзуки находил, это — вдова, заманившая их для сведения счетов.

Условным сигналом она дала им понять, что путь свободен. Судзуки не мог этого допустить. Со своей стороны бандиты не могли допустить, чтобы их атаковали с тыла. Все были загнаны в угол.

Укрывшемуся в тени Судзуки с пальцем на курке ничего не оставалось, как дать сигнал к бою. На бледном прямоугольнике, отраженном на ковре лунным светом, появилась тень и стала расти.

Глава 8

Спрятавшись за стулом, Судзуки не шелохнулся, когда окно вдребезги разбилось и на подоконнике возник силуэт человека. В ту же самую секунду пуля, посланная Судзуки, сразила его. Он замертво свалился на ковер, поглотивший звук от падения автоматического пистолета.

Японец тотчас же схватил оружие и устремился к двери салона, которую он раньше закрыл на ключ. Он первым открыл огонь, чтобы перекрыть доступ к дому. Автомат оглушительно застрочил. Судзуки услышал, как кто-то бежит по саду. Противник понял. Тяжелые шаги удалялись в направлении деревьев. Японец выполнил свою миссию и загнал бандитов в иллюзорное убежище среди деревьев, не дав им превратить бунгало в Форт-Шаброль.

Убедившись, что холл опустел, японец вернулся в салон и заглянул в комнату, где царила полная тишина.

— Мадам Тишо, — позвал он вполголоса, — вы где? Ответа не было. Ночной ветер раскачивал открытую раму окна. Глаза японца искали в темноте. Опасаясь непредсказуемости вдовы, он остерегался зажечь свой фонарик, чтобы осветить комнату. Внезапно белый луч прожектора прорезал сад. Этого краткого мига было достаточно, чтобы увидеть жуткую картину.

Вдова Тишо лежала распростертой на полу возле кровати, со скрещенными на груди руками. Глаза ее вылезли из орбит, распухший фиолетового оттенка язык торчал из открытого рта. Судзуки подошел к трупу и направил фонарь на лицо убитой. На шее были видны страшные синеватые подтеки, оставленные руками душителя.

Бекман доказал, что у него хорошая реакция. Судзуки был потрясен дерзостью и быстротой этой расправы — все произошло за две минуты, пока его не было в комнате. Ночная тишина снова была нарушена громкоговорителем. Перекрещенные лучи двух прожекторов резко осветили сад.

— Вы окружены, — повторил металлический голос, — сдавайтесь!

Судзуки вылез из окна и направился к соснам. Он лег на траву, выставив автомат. Вокруг — угрожающая тишина. Ни один из бандитов не сдался. Послышался гул мотора. Машина с потухшими фарами ехала вдоль сада. Японец увидел силуэт погашенного прожектора, спускавшегося по склону и вскоре скрывшегося из виду. Что-то замышлялось.

— Последнее предупреждение, — грянул голос из репродуктора.

Где-то внизу снова мелькнул луч прожектора. Судзуки видел только его отражение. Затем он увидел оторвавшийся от сосен силуэт с поднятыми руками. Сдававшийся успел сделать только несколько шагов, сраженный выстрелом.

Театр теней потерял еще одного актера.

Судзуки понял, что стреляли сзади, из-за деревьев, а не со стороны полиции. В следующую секунду автоматная очередь погасила прожектор, и в кромешной тьме началась беспорядочная перестрелка, сопровождаемая криками и беготней.

Не разгибаясь, японец пополз к раненому. Он двигался на хрип умирающего, который лежал, уткнувшись носом в траву, тщетно пытаясь перевернуться. Японец взял его за плечи и, поддерживая ему голову, перевернул на спину. Раненый прохрипел:

— Стреляли в спину… Это Вилли. Силы его иссякли… Он уронил голову.

В тот же момент началась перестрелка со стороны деревьев. Японец приготовил автомат. Никого не было видно. Слышались только шаги со стороны, противоположной бунгало.

Раздалась автоматная очередь, и снова наступила тишина, затем послышался гул резко тронувшейся машины. Секунду спустя затрещал мотор, и Судзуки понял, что началась погоня.

Глава 9

На следующее утро пресса охарактеризовала инцидент как банальное столкновение между полицией и гангстерами, во время которого инспектор Вилмут погиб при исполнении служебных обязанностей. Газеты писали: «Во время проведения операции был убит полицейский, отец двоих детей, четырнадцати и семнадцати лет. Трое других полицейских получили ранения. Было убито также четверо бандитов и двое ранены».

Вдова Тишо не попала в списки, приведенные газетами, что, впрочем, не удивило Судзуки. Совершенно очевидно, что власти скрывали какую-либо связь между делом Энгельберга и операцией Бекмана. Простое сопоставление фактов могло привести к непредсказуемым последствиям.

Когда в девять часов утра Судзуки появился в кабинете комиссара Зайдера, чтобы обсудить случившееся, он увидел последнего подавленным, состарившимся лет на десять, абсолютно неспособным взять себя в руки.

— Как чувствуют себя раненые? — поинтересовался японец.

— Плохо! Очень плохо! Есть опасения, что один из них не дотянет до вечера. Но дело не в этом! — Он спохватился и поправился: — Я хочу сказать, что есть кое-что другое: это дело намного серьезнее, чем перестрелка в злополучной ночи. — Немного помолчав, он продолжал: — Жена бедняги Вилмута не собирается это так оставлять, — он вздохнул. Таковы издержки профессии.

— Есть какие-нибудь новости с того момента, как мы не виделись? — спросил японец.

Зайдер с грустью посмотрел на него:

— Вы читали газеты? Бекман убит.

— Он что-нибудь сказал?

— Да. Это вселяет в меня надежду.

— А Вилли?

— О нем ничего не известно. Его след потерян. Снова наступило молчание.

— Только не говорите, — начал Зайдер, — что операция была плохо подготовлена полицией.

— Я далек от этой мысли.

— Дело в том, что мы столкнулись с очень странным случаем. Мы оказались перед лицом совершенно нового и непонятного явления.

— Нового — да, — согласился Судзуки. — Непонятного — нет.

— Как же! — внезапно оживился Зайдер. — Вы не считаете, что все это не лезет ни в какие ворота? Где и когда вы видели, чтобы бандиты решили помериться силой с полицией? Они же спровоцировали нас и совершенно непонятно для чего. Чего они добились? Они знали, что нас будет много и мы будем вооружены. И все-таки пришли. Вдова Тишо прекрасно все устроила, надо отдать ей должное. Вы можете дать этому объяснение?

— Я могу сказать только то, что вы боитесь услышать, — ответил Судзуки. — Эта бойня действительно не имеет аналогов. Объяснение может быть только одно — террористический акт.

— В таком случае, он направлен против полиции.

— Несомненно, — подтвердил Судзуки. — После предупреждения мадам Тишо Бекману следовало скрыться. Вместо этого он мобилизовал диверсионную группу, которая пошла на стычку с полицией с единственной целью: отбить у полиции на будущее охоту вмешиваться в подобные дела.

— Террористические акты всегда кем-то оплачиваются, — заметил Зайдер. — Инспекторы и полицейские — это не Джеймсы Бонды. Это смелые, но плохооплачиваемые люди, которые с трудом сводят концы с концами. Они не хотят погибать, защищая какой-то чертов секрет производства, на котором наживается горстка капиталистов. Урок, преподанный прошлой ночью, будет усвоен всеми полицейскими. И все предосторожности, предпринятые наверху для сокрытия истины, окажутся тщетными.

Японец прервал полицейского:

— Что удалось вытрясти из трех арестованных бандитов?

— Двое находятся в госпитале в тяжелом состоянии, — ответил Зайдер. — Третьему мало что известно. Это рецидивист, которого называют Вилли. Это все, что мы узнали, то есть почти ничего. Один из них — алжирец, разыскиваемый французской полицией, другой — наемный убийца, разыскиваемый итальянской полицией, третий — бывший легионер, приговоренный к смерти заочно. Все они утверждают, что никогда не видели Бекмана и даже не слышали о нем.

— Тем не менее, — сказал японец, — все это проливает свет на ситуацию. Мы столкнулись с организацией, которая использует рецидивистов для борьбы с полицией. Этим людям нечего терять, но им ничего не известно о самой организации. Вилли руководит, по-видимому, диверсионной группой.

— А Бекман?

— Бекман — это нечто совершенно другого рода. На мой взгляд, он не входил ни в одну ударную группу. Ему было поручено дело Энгельберга. Он провалился и старался сократить потери… Я имею в виду неудавшуюся попытку купить молчание вдовы Тишо. Она предупредила его о моем визите, и после этого было принято решение устроить столкновение с полицией.

— То есть это решение было принято общим шефом Бекмана и Вилли?

— Да, это единственная гипотеза, которую мы сейчас можем выдвинуть, — согласился японец. — Но ведь вы сказали, что Бекман пойман?

— Еще один вопрос, — тон Зайдера, к удивлению Судзуки, стал очень сухим. — Ваша гипотеза логична, этот Вилли действительно одержимый. Это он стрелял в спину Бекмана, когда тот хотел сдаться. Он убил инспектора Вилмута и ранил двух полицейских, пытавшихся его схватить. Настоящий головорез! Он задушил вдову Тишо, когда вы находились в бунгало. У меня возникает вопрос, и не у меня одного. — Он умолк и посмотрел прямо в глаза своему собеседнику. — Вы наверняка уже догадались, о чем я хочу вас спросить. И пожалуйста, не говорите мне, что ваша легендарная проницательность на этот раз отказывается вам служить. — Он говорил с иронией, холодно глядя на Судзуки.

— Вам любопытно, как я уцелел? — спокойно спросил японец.

— Черт побери! Вы были в осином гнезде. Вилли удушил мадам Тишо, можно сказать, у вас на глазах.

— Меня тоже это мучает, — признал японец.

— Можно поинтересоваться, как вы это объясняете?

— Я был вооружен, а эта дама нет.

— Вы убили человека, который спрятался в доме, поджидая вас, и вы утверждаете, что сделали это, застав его врасплох…

— По идее, сюрприз предназначался для меня. Но, как я вам уже сказал, мадам Тишо вмешалась, чтобы спутать карты.

— Действительно, вы мне это сказали. Однако не кажется ли вам подозрительным, что вас почему-то пощадили?

— Что вы хотите этим сказать?

— Складывается впечатление, что все эти бандиты кем-то были предупреждены, чтобы вы остались невредимы.

— Это странная гипотеза, но исключить ее полностью нельзя, — согласился японец.

— Это не гипотеза, — поправил Зайдер, — это утверждение. Допрошенный мной бандит прямо сказал об этом. Вилли дал приказ не стрелять в вас.

— Очень любопытно, — признал японец.

— И тем более любопытно, что вас-то и следовало убить в первую очередь, так как именно вы устроили им западню.

Судзуки выдержал взгляд полицейского, который в конце концов отвел глаза.

— Все это логично, — заметил японец. — Мы столкнулись с организацией, которая устраивает террористический акт против полиции. Но ведь я не представляю полицию.

— Нет, но вы помогаете полиции. Вы установили личность Тишо, и вы разоблачили Бекмана.

— Кстати, что сказал вам Бекман перед смертью?

— Он указал нам место, где обычно встречался с руководителем организации. Это все. Больше ничего. Он был обессилен. Ему сделали переливание крови. Пуля задела ему легкое, ее пытались извлечь, но во время операции он умер.

Они помолчали. Теперь дело Бекмана прояснилось для Судзуки: полный провал, проигранная схватка, терроризированная полиция, сомнительные сведения.

— На этот раз последнее слово будет за нами, — убежденно заявил Зайдер. — Мы затянем петлю на шее самого главного.

— Я не разделяю вашей уверенности, — прошептал японец.

— Главному не известно, что Бекман перед смертью успел кое-что сказать, — ответил комиссар. — В газетах писалось, что Бекман умер на месте. Какие же у него могут быть сомнения? Вилли именно потому и убил Бекмана, что тому было известно нечто представляющее для нас интерес. Теперь мы это знаем, но шефу об этом не известно. Это наш козырь и единственный шанс. Что вы об этом думаете?

— Надо попытаться, — ответил Судзуки. — Пытаться нужно всегда. Но я смотрю на это скептически.

— Почему?

— Это слишком гладко, чтобы быть правдой.

— Но я рассчитываю на вас, — сказал Зайдер.

— Я в этом не сомневался, — улыбнулся японец.

— Потому что они вас берегут?

— Им нужно, чтобы именно я забрался в волчье логово.

— Это логично, но почему вы говорите о волчьем логове, если считаете, что волк не покажется?

— Бекман видел волка? — спросил Судзуки.

— Нет, — ответил комиссар. — Он разговаривал с ним через занавес. Бекман никогда не видел его лица. Меня бы больше удивило обратное.

— Это все, что сказал вам Бекман?

— Все.

— А где они встречались?

— В горах. В уединенном месте неподалеку от итальянской границы. В одиноком доме.

Глава 10

Расположенный на склоне горы дом ничем не напоминал игрушечные домики, спланированные архитекторами новой школы для ублажения туристов. Здесь не было ни зеленых ставень с изображением сердца, пронзенного стрелой, ни красных черепиц, ни балконов, выступающих под навесом кровли.

Место встреч, названное Бекманом, представляло собой типичное для этого района строение: большой деревянный ящик с наложенными друг на друга досками и с кровлей из толстого черного шифера. За исключением покрашенных в белый цвет оконных рам, дом потемнел от времени и непогоды. Дом стоял на сваях, поддерживаемых белыми булыжниками, и производил впечатление чего-то непрочного. Из распложенных на фасаде двух лестниц в форме буквы V одна вела в жилое помещение, а другая — в крытое гумно.

Домик у подножия гигантской горы можно было сравнить с мышью, зажатой между львиными лапами, и трудно было сказать, что вызывало большее восхищение: доверчивость мыши или милосердие хищника.

Над домом, зацепившись за каменные откосы склона, повисли снежные проталины, издали напоминающие сохнущие простыни. Бесконечные ряды сосен с торчащими ветвями задыхались от наступления горных вершин, башни и бойницы которых терялись в облаках. Над долиной высились скалы. Этот пейзаж был очень далек от трех изображений ласковой природы, которые были наклеены на крышках коробок для сыра.

Ночью таможенная служба заняла стратегические пункты, прикрывающие доступ к ущельям и горным хребтам. Жандармерия охраняла деревню и долину. Два военных вертолета находились в полной готовности. Тяжелый пулемет был установлен на позиции в убежище, затерянном среди снегов. Здесь ожидали приказов капрал и четверо солдат.

Ровно в семь часов Судзуки сел в машину бакалейщика, снабжавшего продовольствием отдаленные населенные пункты. Бакалейщик был лысым горцем с обветренным лицом, которому не дашь его шестидесяти лет. Он прекрасно знал дорогу вплоть до мельчайших выбоин.

— Вот уже сорок лет как я развожу продукты, — сказал он японцу. — Конечно, я не всегда ездил на машине, раньше у меня был только мул.

Несмотря на груз, малолитражка, петляя, карабкалась с легкостью лани.

— Вы с кем-то договорились о свидании в доме? — спросил бакалейщик. — В противном случае там никого не будет.

— Прежде чем говорить о цене, — ответил уклончиво японец, — мне бы хотелось взглянуть на дом.

— Это маленькая ферма, выкупленная отдыхающими, — объяснил торговец. — Она благоустроена, но неудачно расположена. Люди приезжают сюда по пятницам. Если хотите знать мое мнение, то я считаю, что купившие этот барак просто выкинули деньги на ветер. Странные люди, честное слово. Я вам скажу одну вещь, которая вас очень удивит: я знаю здесь всех и каждого, но я ни разу еще не видел владельца.

— Меня это нисколько не удивляет, — возразил японец.

Машина долго ехала по краю пропасти. Водитель был настолько уверен в себе, что временами отпускал руль. Машина незаметно набирала высоту. Деревня лежала теперь далеко внизу и казалась крохотной в утреннем тумане, напоминая деревушки из сказок, в которые спускались с гор дети-гиганты и забавлялись тем, что приподнимали крыши домов и заглядывали внутрь.

— Если я вас правильно понял, — сказал японец, — посетители этого дома не являются вашими клиентами. Вы знаете кого-нибудь из них?

— Да, раз в неделю кто-нибудь из них спускается в деревню…

Описанные бакалейщиком двое мужчин были похожи на Бекмана и Вилли.

Это подтверждало предположение Судзуки.

— Зачастую они дожидались наступления ночи, чтобы подняться туда, — неожиданно уточнил бакалейщик.

— То есть? — спросил Судзуки, заинтригованный.

— Они ждут, когда приедет владелец.

— Им видно, когда он приезжает?

— Не думаю.

В глубине души водитель был недоволен тем, что знал так мало. Его самолюбие было уязвлено, так как ему хотелось быть в курсе всего, что здесь происходило.

— Посетители отправляются после того, как в доме зажигается свет. Иногда свет так и не загорается, и тогда они уезжают, не поднимаясь в дом.

— Действительно, это весьма странно, — заметил Судзуки.

— Некоторые утверждают, что владелец спускается с гор, — пояснил торговец. — Должно быть, он живет где-то по другую сторону горы.

— В Италии?

— Кое-кто так думает.

Дальнейший разговор был полон недомолвок: кто говорит граница, подразумевает торговлю контрабандой.

— Я остановлю здесь, — сказал бакалейщик. — Матильда II выше не поднимается.

— Матильда II? — удивился Судзуки. — Это ваша вторая машина?

— Нет, первая. Матильдой I был мой мул, самка. В нашей семье по традиции всех женщин называют Матильдами.

Судзуки вышел из машины, не пытаясь разгадать связь между мулом и автомобилем. Бакалейщик решительно отказался взять деньги за оказанную им услугу.

— Желаю удачи, — крикнул он, пустив галопом Матильду II по козьей тропе.

Подняв голову, Судзуки увидел крышу дома, вырисовывающуюся на лазурном фоне. Каменный фундамент был поднят на сваях. Настоящее орлиное гнездо. Чтобы добраться до него, нужно было подняться по дороге, выдолбленной в скале, а затем по высеченным ступенькам лестницы.

Поднявшийся наверх попадал на террасу, свисавшую над долиной с серебряными соснами, которые, казалось, были нарисованы детской рукой.

Вблизи дом был вполне приличным. От двери по обе стороны расходились деревянные лестницы. В двери, служившей главным входом, а раньше, по-видимому, входом в загон для коз, было вырублено оконце, занавешенное легкой и пыльной шторой.

По мере того как Судзуки поднимался по тонким ступеням, у него все больше кружилась голова. Он ощущал необыкновенную легкость, как птица, готовая взлететь. От внезапного сильного порыва ветра он едва не потерял равновесие. Через отверстие на площадке верхнего этажа он видел бездонную пропасть.

Вдруг послышался скрип открывающейся двери. От неожиданности он вздрогнул. До него донесся запах сырости и плесени.

— Входите же, господин Судзуки, — произнес слащавый голос откуда-то сверху. Акцент показался ему знакомым.

Глава 11

Японец прошел мимо окна с открытыми ставнями, в котором только что загорелся яркий свет. Он вошел в приоткрытую дверь и очутился в гостиной с плетеной мебелью. Вид ее был явно не жилой. Желтые полосы на облупленном потолке свидетельствовали о сырости.

Напротив входа возвышался огромный письменный стол, что чрезвычайно поразило Судзуки. Он был готов ко всему, кроме этого. За столом, в том месте, где он ожидал увидеть своего собеседника, он увидел свое собственное отражение. На столе было установлено большое зеркало, как раз напротив кресел для посетителей.

Заглянуть же за зеркало не представлялось возможным, так как оно являлось одновременно передней стенкой стеклянной клетки, встроенной в стену. Что находилось внутри клетки — или прохода? — было скрыто от глаз занавеской, укрепленной на металлическом шарнире. Таким образом, можно было подойти к столу из глубины комнаты и выйти тем же путем, не показываясь на глаза посетителям.

Лицо японца выражало разочарование. Он услышал ироничный голос своего собеседника.

— Разочарованы? Обижены? Не стоит обращать внимания на эти пустяки, в то время как нам предстоит обсудить серьезные вещи.

Судзуки подумал, что времени на все может не хватить, так как силы полицейских разворачивались для схватки и дом вскоре должен был быть окружен. Тиски сжимались.

Судзуки раздражало, что его собеседник мог спокойно его разглядывать, оставаясь невидимым сам. Едва уловимым жестом левой руки он нащупал свой херсталь. В ту же секунду прозвучал насмешливый голос:

— Не стоит рассчитывать на пистолет, так как стекла клетки пуленепробиваемы. Простите мою осторожность, но, когда мы станем друзьями — чего я всем сердцем желаю, — нас не будет больше разделять эта клетка. Стекло с одной стороны прозрачно, а с другой — представляет собой зеркало. Надеюсь, что в ближайшее время мы закрепим нашу дружбу поднятием другого стекла.

Эта шутка сопровождалась чем-то вроде ржания. Голос его собеседника доносился изнутри герметичной клетки, и Судзуки мог слышать его благодаря громкоговорителю. Это объясняло искажение тембра и помехи.

Сидя со скрещенными руками под софитом прожекторов, укрепленных на потолке и ослепляющих его своим ярким светом, японец закрыл глаза и решил не нарушать молчания, которое он хранил с начала этой странной встречи. Он умел придать своему лицу жесткое и бесстрастное выражение, характерное для масок театра Но.

Его собеседник напрасно терял время, если рассчитывал прочесть что-либо на его лице, не более выразительном, чем лицо мумии.

— Я сохранил вам жизнь, потому что вы меня интересуете, — сказал невидимый голос. — Вам известно лучше, чем кому-либо другому, почему я заинтересовался патентами Энгельберга. Американцы поручили вам сохранение этого секрета. Попытка Бекмана сорвалась. Сейчас только вы можете завладеть этими патентами, чтобы передать их нам. Вы предприимчивы, господин Судзуки, и, кроме того, вы вне всяких подозрений. Мы должны договориться. Сотрудничая бок о бок, мы сможем добиться поразительных результатов, и нам нечего будет опасаться. Полиция не станет больше вмешиваться в мои дела. Очень скоро вы получите подтверждение моим словам.

Подумайте над моим предложением. Я не требую от вас сиюминутного ответа. Цену назначаете вы. В сегодняшнем мире головорезы, не имеющие научного багажа, не представляют никакой ценности. Мне нужны техники и инженеры. Я уже давно наблюдаю за вами. Вы обладаете всеми необходимыми качествами.

«И даже сверхнеобходимыми», — подумал про себя японец, у которого внутри все клокотало.

Неосторожность человека, наблюдавшего за ним и так плохо его знавшего, будила в нем жажду крови, однако внешне он оставался бесстрастным.

Человек-невидимка говорил самоуверенно:

— Мне ничего не стоило убить вас у вдовы Тишо, поверьте. Но эта операция была направлена на запугивание полиции, как ее правильно поняли. Подтверждением тому являетесь вы. Полиция отправила вас на разведку, следуя на почтительном расстоянии.

Мы воспользовались этим обстоятельством, чтобы немного поболтать, я хочу сказать, что это мне позволило сделать вам предложение без свидетелей.

По расчетам Судзуки, этот монолог должен был оборваться с минуты на минуту вторжением полицейских, которые сейчас должны были уже быть на подступах к дому, готовые в любую минуту вмешаться в разговор.

Согласно разработанному в генштабе плану, полицейские подразделения должны были подойти к дому с флангов, так как на торцах не было ни дверей, ни окон.

— А вот и полиция, — неожиданно сказал Невидимка. — Мне нужно сказать им тоже несколько слов.

Только после этого Судзуки отчетливо услышал шум прерывистых шагов этажом выше. Спустя еще секунду заскрипели ступеньки лестницы.

— Входите, господа! — послышался голос Невидимки, приведший в замешательство первого полицейского, показавшегося наверху лестницы с автоматом в руках.

За ним появились еще двое и наконец с громким криком ворвался сержант:

— Сдавайтесь, вы окружены! Невидимый голос насмешливо заявил:

— Нет, я не сдамся. Меня нельзя окружить. Стеклянная клетка стала мишенью для трех автоматов и одного пистолета.

Японец встал и повернулся к представителям закона. С начала операции это были его первые слова:

— Господа, вы можете спокойно вернуться домой. Нас разыграли.

— Одну минутку, — сказал голос в то время, как комната наполнялась другими вооруженными до зубов полицейскими. — Пользуясь тем, что вы все в сборе, мне хотелось бы вас предупредить, что, если вы будете и дальше вмешиваться в мои дела, вам не сдобровать. Я всегда найду дюжину головорезов, готовых с вами сразиться; не все ваши дети найдут нового отца, а вдовы — нового мужа. Кроме того, я хочу сообщить вам, что цель, которую я преследую, не имеет ничего предосудительного. Я выполняю в высшей степени гуманистическую и мирную миссию. Поскольку вы собрались здесь для того, чтобы расправиться со мной, я подам вам пример. Тот из вас, кто стоит на самом верху, расплатится за остальных. Честь имею, господа. Ложитесь! Я разрушаю дом. Будьте осторожны с огнем и осколками.

В ту же секунду стеклянная клетка разлетелась вдребезги от взрыва. На вытянувшихся на полу полицейских посыпалось стекло и строительный мусор. Комната наполнилась едким дымом. Из груды обломков, накрытой серыми шторами клетки, вырвалось пламя.

Неожиданно прозвучал спокойный голос Судзуки:

— Я вас предупреждал, комиссар Зайдер, от этой операции толку не будет.

Глава 12

Полицейские ничего не понимали. Они надеялись найти труп среди обломков.

— Не ищите напрасно, — посоветовал им Судзуки. — Вы все равно ничего не найдете, кроме остатков обычного телематериала: камеры и приемного устройства. Человек, голос которого вы слышали, никогда здесь не появлялся и не появится. Его хитроумный план заключался в том, чтобы Бекман поверил в его присутствие.

Когда Зайдер воочию убедился, что в доме больше делать нечего, он вышел вслед за Судзуки.

— Я понял, с кем мы имеем дело, — сказал японец.

— С кем?

— С китайцами. Можно безошибочно установить национальность человека, говорящего на чужом языке. У китайцев свой характерный английский. Я достаточно долго жил в Гонконге и берусь утверждать, что руководитель их сети родом из Кантона.

— Вся эта идея чисто китайская, — согласился Зайдер.

— На самом деле телеустановка является американским изобретением, — возразил Судзуки. — В ближайшем будущем это изобретение полностью изменит американский образ жизни. «Оставайтесь дома» — таков новый девиз. Невидимые камеры следят и контролируют работу персонала гораздо лучше, чем вы сами. Оставаясь дома, вы можете читать почту и отвечать на письма. Вы можете руководить работой предприятия или лаборатории с вашей загородной виллы, принимать на ней почетных гостей, другие будут довольствоваться общением с вашим изображением. Таковы основные моменты рекламной кампании.

Зайдер был растерян. Он никогда не сталкивался со столь хорошо организованным противником.

— Азиаты всегда идут на крайности, — сказал Судзуки. — Так, идея молниеносной войны принадлежит немцам, но первыми применили ее японцы. Русские придумали коммунизм, а китайцы взяли его доктрину, причем во всех ее крайностях.

— К чему мы придем, — воскликнул Зайдер, — с таким невидимым противником, который посылает против нас настоящих головорезов? Поскольку этот китаец где-то обитает, необходимо его найти.

— Даже если вы его найдете, вы ничего не сможете против него сделать.

— Как это так? — взревел комиссар, ничего не понимая. — Сначала найдите его мне, а дальше мы посмотрим.

— Вы увидите, что его нет в Швейцарии и он никогда не был в этой стране, — спокойно объяснил японец. — Он может находиться в Италии, во Франции, в Австрии или в Лихтенштейне — одним словом, в одной из соседних стран, но не в Швейцарии. Вы не сможете добиться его выдачи. Международное право гласит: для выдачи преступника обратившейся с ходатайством по этому поводу стране необходимым условием является доказательство его предшествующего физического присутствия в данной стране.

— Великолепно, — ответил Зайдер, — но мы можем потребовать, чтобы преступника судили в стране его пребывания. Я тоже знаком с международным правом.

— Еще одна иллюзия, — прервал его Судзуки. — Шпионство в Швейцарии не рассматривается другими странами ни как преступление, ни даже как правонарушение. Другими словами, этот человек не подпадает ни под одну из юрисдикций соседних стран. Он квалифицируется преступником только в Швейцарии, а у вас нет никакой возможности заманить его сюда.

— Ваши рассуждения справедливы для международного права, но не для уголовного, — возразил комиссар. — А ваш китаец дал распоряжение о совершении террористического акта, то есть уголовного преступления на территории Швейцарии.

— Чтобы это доказать, необходимо по крайней мере задержать Вилли и заставить его говорить. Но строить обвинение на его свидетельстве — безнадежная затея. Как Вилли может обвинять человека, которого он никогда не видел?

— Значит, мы бессильны. Что вы мне посоветуете: вернуться домой и лечь спать?

— Я советую вам быть начеку, так как этот китаец, господин Икс, приговорил вас к смерти.

— Этого только не хватало! — взорвался Зайдер. Действительно, в конце своей профессиональной карьеры ему приходилось заново пересматривать свои представления и принципы — все, что он приобрел за двадцать лет.

Внутри у него все клокотало от бессильной злобы. Он разразился страшными ругательствами и почувствовал облегчение.

— Я сдеру шкуру с каждого из них! — поклялся он. — Ведь кто-то же установил эту клетку. Кто-то ведь завербовал Вилли и других бандитов. Ведь они отправились в домик в горах, не ведомые Святым Духом или по мановению волшебной палочки?

— Нет, — спокойно ответил японец, — но организатор операции, по всей видимости, покинул Европу до начала ее проведения. Сейчас он либо возвращается в Китай, либо устанавливает аналогичное устройство где-нибудь в другой части мира.

Но Зайдер продолжал думать о своем:

— Жаль, что я не смог по-настоящему допросить Бекмана.

— Он ничего бы вам не сказал; он был уверен, что господин Икс находится в доме.

— Но ведь он слышал, что голос идет из громкоговорителя.

— Да, — признал японец. — Но он объяснял необходимость в громкоговорителе наличием герметичной и пуленепробиваемой клетки. К этому объяснению его подвел сам господин Икс.

— Необходимо найти Вилли и заставить его говорить, — решил Зайдер. — Другого выхода нет.

— Вилли может вам сообщить не больше чем Бекман. Единственное, что вам нужно сделать, — это арестовать господина Икс.

У комиссара широко раскрылись глаза.

— Это после всего, что вы сказали?

— Господин Икс нуждается во мне, — ответил японец. — Он хочет, чтобы я на него работал, на его организацию. Именно поэтому он щадил меня до сих пор.

— Он хочет вас завербовать? Вас? — вскричал Зайдер, потрясенный услышанным.

— Это вполне логично. Он воспринимает меня скорее как конкурента, чем как противника. Я зарабатываю на жизнь, оберегая секреты, которыми он должен овладеть. Что делают китайские коммерсанты, несравненные в мире, когда они не могут убрать конкурента? Они заключают с ним сделку.

— Только этого не хватало, черт возьми! Апломба ему не занимать!

— В этом его уязвимость. Он сам ее раскрыл, — сообщил японец. — Он страдает мегапоманией, то есть манией величия, и испытывает глубокое презрение к себе подобным. Воспользуемся его психологическим заблуждением. Действительно, недооценивать своих противников — это большой недостаток.

— Что вы собираетесь делать?

— Принять его предложение, — холодно сказал Судзуки.

— Вы хотите сказать, что будете на него работать?

— Вот именно.

— Вы же не считаете его дураком?

— Он только что доказал, что он ни в чем не сомневается.

— Но если вы придете к нему с пустыми руками, он вас уничтожит.

— Кто вам сказал, что я приду с пустыми руками? — спросил Судзуки.

— То есть?

— Я приму предложение господина Икс, — подтвердил японец с трагической решимостью.

— Вы продадите секреты Энгельберга?

— Я брошу вызов.

— Но это чистое безумие! — воскликнул Зайдер.

— Не стану отрицать, — ответил японец. — Но вы не понимаете суть проблемы. Этот человек глубоко оскорбил меня, он задел мою честь, предложив мне продаться ему. Я должен смыть этот позор. Мои предки были самураи, я — сын самурая. У нас не шутят с честью. Я отдаю себе отчет в рискованности предприятия. Но я говорю: «Меня оскорбили». Это оскорбление должно быть смыто кровью: один из нас должен уйти. Согласно кодексу Бушидо[5], другого выхода нет. Он или я. Один из нас должен исчезнуть. Мне хочется, чтобы это был он. Эта возможность традиционно считается самым элегантным решением.

Глава 13

В отеле Судзуки ожидал сюрприз. Едва войдя в свою комнату, он испытал шок, увидев лежащую на кровати обнаженную женщину. Ее голова свисала с кровати, рука была опущена на ковер. На стуле лежало платье из набивного шелка.

Улла! Внезапно разбуженная, она не стала изображать из себя разгневанную фурию, а просто сказала: «Наконец-то ты вернулся!» Японец присел на край кровати и наклонился, чтобы поцеловать ее. Она привлекла его к себе и долго сжимала в объятиях, не произнося ни слова.

— Не беспокойся, — наконец сказала она. — Горничная не даст ключа первой встречной.

Затем она приподнялась и села, уткнув подбородок в колени.

По выражению ее лица японец сразу понял, случилось что-то серьезное.

— Дела плохи, — сказала она. — Мне угрожают.

— Тебя заставляют выдать патенты?

— Да, и, если я этого не сделаю, отцу не поздоровится.

— Звонили по телефону?

— Да.

Она добавила сдавленным голосом:

— Эти люди способны на все. Мне кажется, лучше им уступить.

Ее лицо приняло упрямое выражение, и она молчала в ожидании реакции японца. Его ответ привел ее в замешательство:

— В таком случае нас будет двое, — спокойно сообщил он. — Я тоже дал согласие представить патенты. Вопрос в том, кто из нас окажется проворней.

— Я не шучу, — сказала Улла. — Я хочу уберечь отца от риска.

— Я тоже не шучу, — серьезно ответил Судзуки. Она посмотрела ему в глаза.

— Ты хочешь состязаться с людьми, оказавшимися сильнее полиции. Я помешаю тебе совершить эту глупость.

— Интересно знать, как?

— Увидишь.

— Девочка моя, — начал Судзуки, — если тебе еще раз позвонят, ты скажешь, что не можешь завладеть документами и очень об этом сожалеешь.

— Тогда они пришлют посылку со взрывчаткой или подложат в парк мину замедленного действия. Либо придумают еще что-нибудь. Я не понимаю, почему мы должны рисковать. Мой отец имеет право продать свое изобретение по своему усмотрению. Он ученый, а не солдат. Он ничем не рискует.

— Твой отец не разделит твоей точки зрения.

— Я не буду спрашивать его мнения. Я спасу его против его воли.

— Твоего отца финансировала американская фирма, вложившая большой капитал в это дело. Он не имеет права дважды продать свое изобретение. Отныне он не является его единственным обладателем.

— Все это из области морали, — презрительно сказала Улла. — К счастью, у женщин больше здравого смысла, чем у мужчин.

Внезапно она соскочила с кровати и стала натягивать платье.

— Зачем ты мне все это рассказала? — спросил Судзуки.

— Я надеялась на твое благоразумие, но я ошиблась…

— Сегодня все призывают меня к здравому смыслу, как будто сговорившись. Ты уже уходишь?

— Мне здесь больше нечего делать, — ответила Улла. С нахмуренными бровями и сердитым взглядом она походила на капризного ребенка.

— Я обожаю тебя сердитой, — заметил японец, вырывая у нее из рук платье.

Она со всего размаху дала ему пощечину и попыталась отнять платье. Послышался треск рвущейся ткани.

— Ты порвешь платье, — сказал японец.

— Пусть смотрят на мою голую задницу. Ты этого хотел.

Рассвирепев от ярости, она всадила в него свои когти. Дело кончилось рукопашной. Японцу стоило немалых сил усмирить ее.

Улла была очень хорошо тренированной и обладала недюжинной силой. Кроме того, она не церемонилась в выборе средств и посылала японцу предательские удары в низ живота. Японцу пришлось дать ей две пощечины, в правую и левую щеку, чтобы напомнить правила игры. Однако это только усилило ее ярость. Она начала кусаться, всаживая свои зубы во все, что ей подворачивалось.

Наконец японец одержал верх. Она сделала вид, что признала себя побежденной и, обхватив его руками за шею, подставила ему свой рот, прикрывая глаза.

Внезапно она грубо зажала в тисках его шею, пытаясь задушить его. Японец надавил ей указательным пальцем на глотку, после чего она разжала руки.

— Скотина, — сказала она.

— Ты использовала запрещенный прием. Неожиданно разогнув свои мускулистые ноги, она приподняла его над собой и бросила на пол по другую сторону кровати.

Не поднимаясь с ковра, он схватил ее за лодыжки и уложил как ему хотелось.

— Трус, — крикнула она. — Ты нападаешь на слабую женщину. Ты мне заплатишь за это. Мой любовник, инструктор по плаванию, уничтожит тебя.

Она еще некоторое время подрыгала ногами, делая вид, что топает. Все закончилось, как и было предусмотрено, вздохами и стонами.

— Забавно, — сказала Улла, возвращаясь на землю. — Я всегда была очень властной и никогда не терпела возражений. Я командовала в школе и дома. Малейшее сопротивление приводит меня в ярость, но при этом мое самое большое наслаждение — уступить силе другого.

— Ты не испытаешь этого наслаждения в отношении патентов. Я сегодня же поговорю с твоим отцом и предостерегу его от тебя.

— Он тебе не поверит.

— Я знаю, — ответил японец. — Мне придется одним глазом следить за твоим отцом, а другой не спускать с тебя, не считая того, что я должен смотреть в оба за Зайдером. Ему тоже угрожали. Надеюсь, скоро этому конец и мы с господином Икс сыграем партию. Угрозы в твой адрес — это лишь дополнительное давление на меня, оказываемое с целью убедить меня в том, что я должен уступить. Твое спасение в моей уступке. Но это плохой расчет. Он лишь усиливает мое желание выиграть.

Глава 14

Господин Икс вскоре объявился. На следующий день, в субботу, в девять часов утра раздался телефонный звонок. Незнакомый голос, не тот, который Судзуки слышал в домике в горах, спросил его, подумал ли он над предложением.

Судзуки ответил абсолютно нейтральным тоном:

— Я подумал и согласен.

— Когда вы сможете передать нам документы? — спросил анонимный собеседник.

— Через три-четыре дня. Как с вами связаться?

— Я позвоню вам. До скорого свидания.

Судзуки услышал щелчок. На другом конце повесили трубку.

Разговор был слишком кратким, чтобы можно было эффективно использовать подслушивающее устройство.

Господин Икс не хотел рисковать. Всякий риск он оставлял для Судзуки. По правде говоря, японец принял предложение, не имея четкого плана действий.

Он решил использовать чрезвычайные средства, но пока еще не мог сформулировать основную идею поимки Неуловимого. План только начинал вырисовываться в голове Судзуки, постепенно материализуясь, медленно созревая наподобие поздних фруктов, тем более сочных, чем больше времени уходило на созревание.

Все классические средства — слежка, квадрильяж и прочее — были в данном случае исключены. Изобретательскому гению господина Икс следовало противопоставить новые неизвестные методы. Нужно было их найти, ввести новшества.

Пока что японец вставил палку в колесо, не сумев остановить машину. Его первым порывом было желание позвонить Зайдеру и сообщить об анонимном звонке. Но он вовремя остановился, подумав, что телефон может прослушиваться. Покончив с завтраком, он вышел на улицу подышать свежим воздухом.

Крепкий чай вызвал в нем легкое возбуждение и стимулировал деятельность клеток серого вещества. Он констатировал их секрецию обилием идей, наполнявших голову, как пчелы улей.

Убедившись, что слежки не было, он зашел в кафе, чтобы позвонить Зайдеру. Его соединили с инспектором Хильдебрандтом, заменявшим комиссара. Тот холодно сообщил Судзуки, что шеф появится только в понедельник в девять часов утра.

После этого Судзуки отправился в комиссариат, чтобы выяснить, в чем дело. Он прошел к заместителю Зайдера, и тот сообщил ему, что комиссар со своей женой уехал на уик-энд из города.

Эта новость обескуражила Судзуки.

— Как, — воскликнул он, — мы должны были встретиться с комиссаром по неотложному делу! Ничего не понимаю, или он не отдает себе отчета…

— Вы можете рассчитывать на меня, — сказал Хильдебрандт, — я его заменяю.

— Я боюсь, что больше уже никогда не увижу комиссара. Его грозились убить; я его предостерег. Мы столкнулись с очень опасными людьми. Они дали мне двойной урок. Что же делает комиссар? Он уезжает с женой на уик-энд. Это безрассудно. Надо что-нибудь срочно предпринять.

Инспектор слушал с широко раскрытыми глазами. По его убеждению, уик-энд — это что-то святое, когда полицейский превращается в обыкновенного человека. Нечто вроде передышки, перемирия и прекращения огня до утра понедельника. Два дня в неделю полицейский мог забыть обо всем, расслабиться и посвятить себя семье.

По правде говоря, он не верил, что еще могут быть до такой степени бессовестные злоумышленники, которые не способны уважать заслуженный отдых честных тружеников.

— Зайдер не оставил никаких инструкций, никакого адреса? — осведомился японец.

— Зачем? — искренне недоумевал Хильдебрандт. — Ведь я же заменяю его.

— Куда он обычно отправляется? — настаивал Судзуки, пораженный такой беззаботностью.

— В горы, — уклончиво ответил инспектор. — Подышать горным воздухом. Иногда в сторону Италии, иногда Лихтенштейна.

— Нельзя ли передать ему сообщение? — спросил Судзуки.

— Какое?

— Попросить его, например, срочно позвонить тетке или кузине.

— Зачем?

— Можно, например, сообщить, что дедушка болен или бабушка при смерти.

— У нас не принято шутить с такими вещами, — серьезно заявил инспектор. — Я никогда не возьму на себя такую ответственность…

— Ладно, — отрезал японец, — я сам возьму на себя эту ответственность. До свидания, месье.

Пораженный тоном Судзуки, инспектор окликнул его:

— Вы действительно считаете, что Зайдеру угрожает опасность?

— Уик-энд — идеальное время, чтобы убрать комиссара. В будни его слишком хорошо охраняют.

— Я попробую отправить сообщение, — пообещал Хильдебрандт. — А если мне удастся связаться с ним по телефону, что мне ему передать?

— Скажите, чтобы он забаррикадировался в ближайшем отеле и ждал подкрепления.

— Какого подкрепления? — поинтересовался доброжелательный инспектор, который никак не поспевал за событиями.

— Подкрепление, которое вы ему отправите. Например, двух вооруженных людей, которые проводят его до дома.

— Вы меня просите о вещах…

— Непривычных, я понимаю. Тем не менее сделайте это и не теряйте времени.

— Хорошо, я подумаю над этим, — пообещал Хильдебрандт, провожая своего странного посетителя.

Глава 15

Каждую субботу Зайдер уезжал с женой в «фольксвагене» на штурм горного хребта или перевала. Он любил возвращаться в дикое место, ставшее знакомым, испытывая при этом ощущение, что приручил его.

Госпожа Зайдер была женщиной немногословной. Раздавшаяся в ширину и лишенная обаяния, она имела типичный для уроженцев гор меланхолический характер, которые чувствуют себя в городах, как в изгнании.

Они прожили вместе двадцать лет, но комиссар никогда не посвящал жену в свои дела. Впрочем, Марта Зайдер и сама не проявляла к этому большого интереса.

Смерть Вилмута пробила первую брешь в толстой стене, воздвигнутой комиссаром между своей профессиональной и личной жизнью.

«Фольксваген» легко взбирался по извилистой дороге. Спокойно, как бы между прочим, полицейский обронил:

— Такое впечатление, что нас преследуют.

Две машины ехали за комиссаром на почтительном расстоянии. Он вспомнил о предостережении Судзуки.

— Ба! — вскричал он. — Ну и пусть преследуют. Я вооружен.

Впервые в жизни он отправился на уик-энд с пистолетом, сунув его в коробку для перчаток.

Что могли эти люди предпринять против него? Стрелять в машину? Маловероятно, учитывая встречные машины и те, которые ехали сзади.

Кое-где на узком участке дороги вереница поднимающихся машин пропускала вереницу спускающихся, и наоборот. Затем они рассеивались по дороге.

Временами дистанция между Зайдером и его преследователями сокращалась. Зайдер разглядел в зеркало лицо шофера. Сейчас он узнал его. Он вспомнил, что заметил его еще в центре Брига, возле дворца Штокальнер.

Ему показалось, что они отстали в Биннтале, но он снова заметил их, пересекая деревню Мюнстер. Вне всякого сомнения, эти люди направлялись в то же место, что и он. А почему бы и нет?

Зайдер любил высокогорные тропы. Между Фурка и Гримзелем он знал много удивительных дорог. Они извивались между потерянными приютами и почерневшим шоссе, сжавшимися вокруг белой колокольни.

Марта равнодушно смотрела на открывающуюся панораму. Зеленые цвета сменялись сиреневыми и синими.

За каждым поворотом зияла бездонная пропасть, и за каждым поворотом Марта чувствовала себя все лучше. Ее большие легкие с наслаждением вдыхали кислород горных вершин, освобождаясь от сырого духа, характерного для берегов Рона.

Комиссар нажал на газ. Время от времени он замечал внизу, на площадке дороги, обе машины, прилипшие одна к другой и напоминающие запыхавшихся жесткокрылых насекомых.

— Эти туристы совсем не умеют водить, — заметил Зайдер. (Одного из них уже дважды сильно занесло на повороте.) — У меня от них голова кружится.

Опьяненная воздухом, Марта, пребывающая в состоянии прострации, слушала мужа рассеянно. Она наслаждалась простором, цветами и запахами.

За следующим поворотом, на самой вершине головокружительного пика, показался горный приют — цель экскурсии, намеченной Зайдером. Там вывесил свой флаг альпийский клуб. Ярко-красное знамя с рваными краями развевалось на сильном ветру над плывущим под ним облаком. Еще выше сверкали на солнце гигантские ледники, названия которых вызывали почтение: Брайторн, Роторн, Сервин…

Марта обернулась назад, на панораму долины. Внезапно лицо ее мужа нахмурилось. Одна из машин, которая, казалось, поднималась на последнем пределе, неожиданно легко обогнала его, когда он свернул на дорогу, ведущую к приюту. «Мерседес» по-прежнему ехал сзади.

В зеркало Зайдер увидел странный наряд водителя: натянутая на лоб каска с козырьком, синие очки, большие свисающие усы, шелковый шейный платок, серый плащ и черные перчатки. И необычайно раскованная манера управлять автомобилем, едущим по краю пропасти.

Зайдера охватило дурное предчувствие, он увеличил скорость, ему хотелось скорее доехать до места и выйти из машины. Его преследователи тоже поехали быстрее.

Три автомобиля взбирались по крутому подъему как по винтовой лестнице.

Мотор «фольксвагена» ревел из последних сил. Дорога становилась все круче. Было ощущение, что машина нагружена тонной свинца.

Дрожащей рукой Зайдер порылся в коробке для перчаток и вынул оттуда автоматический пистолет.

— Что ты делаешь? — ужаснулась жена.

Сжав зубы, комиссар не отвечал. Он понял, что началась смертельная гонка. Ему было ясно, в чем заключалась опасность.

Пейзаж мелькал на головокружительном подъеме. Шины скрипели по камням, падающим в пропасть.

Сверкающая белизна ледников ослепила комиссара. На самом последнем повороте одно заднее колесо нависло над бездной. Изо всех сил он стал выруливать налево.

В тот момент, когда он выезжал на середину дороги, одна из машин перерезала ему путь.

Мадам Зайдер громко вскрикнула. Она разгадала маневр чисто интуитивно. Комиссар затормозил. Машина преследователя резко повернула вправо, к пропасти, и прямо катапультировала «фольксваген». От страшного удара он покатился в бездну, наподобие пушечного ядра. Машина планировала в пространстве.

Это продолжалось всего лишь долю секунды, но супругам она показалась вечностью. Вся их жизнь пронеслась перед глазами как в широкоэкранном фильме.

Зайдер успел еще увидеть машину, столкнувшую его, летевшую кубарем вдоль отвеса дороги с окаменевшим от страха водителем за рулем.

Марта видела себя девушкой, пасшей коров на горных пастбищах. Она услышала даже звон колокольчиков, сначала десятков, затем сотен, который переходил в оглушительное и жуткое гудение.

Это был спуск в фантастическом лифте. В едином порыве супруги бросились в объятия друг друга.

Крепко обнявшись, они увидели проплывающие серые стены скал и почувствовали погружение в гигантскую пасть пропасти.

Машина начала переворачиваться в воздухе.

Зеленые пастбища, черные сосны, белые колокольни и стаи туч смешались в вихре.

И затем первый контакт со скалистым гребнем, удар. Машину подбросило как мяч.

При втором ударе раздался взрыв, как будто пламя охватило всю вселенную…


«Мерседес» остановился на краю дороги. Из машины вышел молодой человек в защитных очках и подошел к краю пропасти, к тому месту, где произошла катастрофа.

За ним, пошатываясь, вышла старая дама. От долгого сидения у нее, по-видимому, затекли ноги. Заглянув в пропасть, она вскрикнула и отошла.

Ее спутник живо подскочил к ней и поддержал ее, опасаясь, как бы она не упала в ущелье.

Со дна пропасти поднимался черный дым, смешиваясь с запахом бензина. Пламя охватило все вокруг сразу после второго взрыва.

Машина марки «хиллман», спускавшаяся вниз по дороге, остановилась справа, вплотную к скалам. Из нее вышел высокий стройный мужчина, на вид англосакс. Он устремился к краю пропасти и какое-то время стоял как вкопанный, склонившись над бездной.

— Я видел, как это случилось, — сказал он человеку в очках. — Такое впечатление, что его нарочно столкнули.

Молодой человек в очках не поддержал разговор:

— Мама, нам нужно ехать, — сказал он даме, увлекая ее за руку.

Старая дама заковыляла к машине. Она была обута в большие на плоской подошве туфли, и ее ноги поражали своей худобой.

Серое платье висело на высохшем теле. На ней была шляпа с вуалью. Она повернулась к англосаксу и крикнула:

— Поскольку вы спускаетесь, вы можете предупредить полицию.

— О’кей, — ответил тот, еще не совсем оправившись от потрясения.

Он еще раз заглянул в пропасть, пытаясь что-нибудь разглядеть. Напрасный труд! Виден был лишь скалистый гребень, с которым столкнулся «фольксваген».

На сером камне остался шрам белого цвета. Со дна пропасти продолжал подниматься едкий черный дым, стелющий траурное покрывало на изумительную по красоте панораму долины.

Глава 16

«Комиссар полиции и его жена, погибшие в дорожном происшествии». Этот напечатанный жирными буквами заголовок бросился в глаза Судзуки, когда в понедельник утром ему принесли газеты на подносе с завтраком.

Еще не прочитав имени комиссара, он уже знал, что речь идет о Зайдере. Содержание статьи потрясло его до глубины души: «В результате столкновения две автомашины, одной из которых управлял комиссар Зайдер, а второй — его жена, сорвались в пропасть».

Не веря своим глазам, японец дважды перечитал фразу: «Одной из которых управлял комиссар Зайдер, а второй — его жена». Это было выше его понимания.

Он плохо представлял себе ситуацию, при которой оба супруга отправляются на уик-энд в разных машинах, и тем более у него не укладывалось в голове, чтобы один из супругов столкнул другого в пропасть и сам отправился туда же вслед за ним. Однако сводка по этим двум пунктам была категорична:

«В пятницу вечером неизвестный мужчина взял напрокат автомобиль французской марки на имя мадам Зайдер. Именно в останках этой машины был найден труп жены комиссара.

Свидетелями этого невероятного происшествия были три человека, один из которых Джон Харрисон из Лондона, заявил:

„Я медленно спускался от приюта Лайч, любуясь панорамой Ронской долины, когда внезапно услышал удар неслыханной силы. Сначала мне показалось, что это взрыв, и в тот же момент я увидел машину, буквально летящую над пропастью. Это был „фольксваген“. Секунду он парил в воздухе, тогда как другая машина прямо полетела в овраг носом“».

Дальше газета писала:

«Пассажиры обеих машин были убиты на месте. Полиция расследует обстоятельства этой катастрофы, характер которой опровергает все традиционные гипотезы. Версию обычного дорожного происшествия следует исключить, ибо она никоим образом не объясняет невероятное по силе столкновение обеих машин.

Утверждение Харрисона заслуживает внимания, так как он присутствовал на месте катастрофы в тот момент, когда она произошла».

Не теряя времени, Судзуки ринулся в комиссариат, где Хильдебрандт уже готов был действовать.

— Я сделал невозможное, чтобы связаться с Зайдером, — сообщил он. — Ничего не удалось. Это какой-то рок.

— Что вы собираетесь делать теперь? Полицейский, тщетно силясь понять, что имеет в виду японец, ответил:

— Ничего. А что теперь можно сделать?

— Вас устраивает версия дорожного происшествия?

— Дело не в том, что меня устраивает, а в том, что коллеги, расследовавшие это дело, дали свое заключение и взяли на себя ответственность.

— Послушайте, эта версия не выдерживает никакой критики.

— Возможно. Но любая другая гипотеза также не выдерживает никакой критики.

Все рассуждения инспектора явно свидетельствовали о его нежелании вникать в суть дела.

Судзуки понял, что больше нечего ждать от этого честного, но лишенного воображения и, по всей видимости, трусливого чиновника.

Терроризм оказался сильнее, как это и предсказывал Зайдер.

— Я был привязан к комиссару, — сказал инспектор. — Я потрясен этим страшным несчастьем, но говорю вам со всей искренностью, я не вижу, что можно еще сделать. Разве что наверху, например, генеральный прокурор не примет этого заключения и не распорядится о дополнительном расследовании.

— Прежде всего нужно допросить эту пару свидетелей, мать и сына, которые ехали по дороге за комиссаром Зайдером.

— Их уже и след простыл, и вообще туристы не любят давать свидетельские показания. Это нормально, они приезжают развлечься.

— А что, если они приезжали убить?

— Как убить?

Глаза инспектора вылезли из орбит.

— Послушайте, — сказал японец, — совершенно неправдоподобно, чтобы комиссар и его жена ехали в двух разных машинах.

— Неправдоподобно, но приходится это признать.

— Вам проще признать любую чушь, чем расстаться со своими привычками, — бросил японец.

— У вас есть другое объяснение? — с обидой в голосе спросил Хильдебрандт.

— Мой принцип, — ответил Судзуки, — отвергать любую версию, которая может служить интересам противника. Я убежден, что убийцы — это мать и сын, ехавшие за машиной комиссара. Старуха, я уверен, не была так стара, как хотела казаться. Для наших врагов маскировка — это пустяк. Тишо был мужчиной в расцвете сил, однако Улла Энгельберг приняла его за старого трясущегося господина.

— Какую роль в этом происшествии вы отводите старой даме? — поинтересовался Хильдебрандт. — Она ехала в веренице машин, только и всего. И не говорите мне, что она сидела в автомобиле, отправившем в пропасть «фольксваген» Зайдера. Вам известно, что в останках этой машины полиция обнаружила тело госпожи Зайдер.

— Труп был подложен туда после катастрофы, — заявил японец. — Могу дать голову на отсечение.

— А кто по-вашему находился в машине, когда она столкнулась с другой? — полюбопытствовал инспектор не без иронии. — Комикадзе? И что же с ним стало? В таком случае его труп был бы обнаружен, если только убийца не был духом.

Нет худшего слепого, чем тот, кто не хочет видеть. Хильдебрандта больше устраивало делать вид, что он ничего не понимает. Это как бы оправдывало то, что он ничего не предпринимает. Такова была цена его спокойствия.

Японец понял, что настаивать бессмысленно. Нельзя было рассчитывать на Хильдебрандта в решающей схватке с господином Икс.

Глава 17

Вернувшись в отель, Судзуки убедился, что господин Икс не спускает с него глаз. Явно рискуя, идя на встречу с ним, таинственный собеседник был очень насторожен.

— Вы были в полиции, — констатировал он.

— И что из того? — рассердился японец. — Разве смерть Зайдера не оправдывает мой визит? Не будь его, это вызвало бы подозрения. Впрочем, к вашему сведению, я не порвал с полицией. Я сегодня отправляюсь в Берн с докладом. Там находится мой шеф, который наверняка проинформирует федеральные власти.

— Когда мы встретимся? — спросил незнакомец.

— Как только у меня будет товар.

— Постарайтесь не медлить.

— Я делаю то, что могу. До свидания.

Судзуки повесил трубку. Он все рассчитал: дурное настроение в подобной ситуации гораздо уместнее, чем чрезмерная покладистость, которая могла только вызвать недоверие.

С другой стороны, он оправдывал встречу с главой контрразведки Федеральной республики своей профессией. На самом деле целью беседы с ним была разработка плана окончательного устранения господина Икс.

Японец набрал номер телефона Уллы Энгельберг.

— Мы едем в Берн, — сказал он ей. — Собирай чемодан. Выезжаем через час.

— В сущности, ты взял меня с моей машиной с единственной целью — сэкономить бензин, — заметила Улла, увеличивая скорость до ста шестидесяти километров в час. — Кроме того, ты используешь меня как бесплатного шофера, — добавила она.

— В некотором смысле, да, — согласился японец. Погрузившись в свои размышления, он оставался безучастным к красотам деревенского пейзажа.

— Сколько одуванчиков! — воскликнула Улла. Это замечание оторвало Судзуки от его мыслей.

— Одуванчики напоминают мне о детстве, — объяснила Улла. — Я родилась в маленькой деревне Сарры, в Хайлеченброне. Маленькой я ходила рвать одуванчики с деревенскими ребятами. Мои родители много ели их, и не потому, что им нравился их вкус, а для стимуляции производительной функции.

Улла окидывала жадным взором желтые от цветов луга.

— В ресторане ты закажешь себе салат из одуванчиков.

— Чудак! По правде говоря, мне нравились не столько одуванчики, сколько эти шалопаи.

Судзуки повернулся к ней и смерил ее взглядом с головы до ног. Он еще не привык к ее наряду, который она надела для поездки в Берн.

На ней был национальный костюм: плиссированная черная шелковая юбка, слишком короткая для ее возраста; бархатный корсет, зашнурованный на талии и подчеркивающий ее грудь. Пышные короткие рукава блузки оставляли открытыми плечи.

Уложенные в корону золотые волосы завершали портрет Гретхен, непосредственной и распутной.

— Тебя в детстве мало наказывали, — заметил японец. — Лишний шлепок тебе и сейчас не повредит.

Она рассмеялась, положив голову на руль.

— Правда, у тебя есть оправдание, — продолжал он. — Твой ученый отец парил в облаках чаще, чем ты погружалась в одуванчики.

Фермы с розовыми черепичными крышами сменились огромным городом-садом. Свежевыкрашенные дома красовались, как на ярмарке, что в общем мало напоминало предместье столицы.

Наконец появились постройки во французском стиле XVIII века, которые свидетельствовали о близости большого города. Гранитные тротуары, окаймлявшие дорогу, перешли в улицу. Показался Аар, тихая, спокойная река.

— Я только один раз была в Берне, когда мне было пятнадцать лет, — сказала Улла. — В зоопарке я видела медведей в яме, посетила музей искусств, поднялась на башню собора Мюнстер и объелась пирожных в Швайцерхофе.

«Ягуар» пересек Аар по мосту Кирхенфельд, оставив позади изящный дипломатический квартал. Машина обогнула площадь Казино и припарковалась в Марктгассе.

— Давай перед обедом прогуляемся по старым улицам, — предложила Улла, вдруг поддавшись романтическому настроению. Она легко оперлась на руку своего спутника.

Древние камни, аркады, вывески с готическими буквами, маленькие окна, прорубленные в крышах, цветы на каждом балконе, фонтаны со скульптурными изображениями рыцарей или людоедов вызывали восторг Уллы.

Они пообедали на Белльвю. Судзуки взял горную форель и отбивную. Улла, помимо этого, заказала огромное блюдо бернеплатте с кислой капустой по-эльзасски, овощным рагу по-лотарингски и вареной говядиной по-парижски.

Японец, привыкший к тому, что женщины на его родине довольствуются щепоткой риса с несколькими водорослями или грибами, глядя на неуемный аппетит немки, испытывал чувство почтения, граничащее с ужасом.

Однако он стал серьезно опасаться за здоровье своей нежной спутницы, принявшейся яростно уничтожать блюдо с сыром, и особенно, когда она набросилась на гору безе со взбитыми сливками.

— Один раз не считается, — извинилась Улла с запоздалым смущением.

Выпив шнапс и кофе, она самым непосредственным образом предложила устроить сиесту на двоих.

Судзуки не стал обсуждать предложение. Он должен был идти на встречу в Бундесхаус.

— Вздремни немного, — посоветовал он ей. — Встретимся в пять часов в Шикито, где ты можешь отведать вкусные пирожные. Пока!

Бундесхаус самое швейцарское место во всей Швейцарии и самое бернское во всем Берне. Здесь все совершается с торжественной медлительностью, которая в то же время лишена величия. Все дышит добродушием. Идет спокойная и размеренная работа, которая никогда не переходит в лихорадку.

На последнем этаже, под самой крышей, находился кабинет господина Галлана, правой руки главы контрразведки. Скромное убранство кабинета говорило о невысоком положении его хозяина.

Господин Галлан был вежлив, но не более того. Его огромный кабинет был заполнен картотекой, да и сам он скорее походил на каталожный ящик, чем на человека.

В то время как японец излагал суть дела, Галлан все время кивал головой. Создавалось впечатление, что он не слушал, а лишь регистрировал информацию.

Его лицо ни разу не выразило ни удивления, ни возмущения. Любой факт интересовал его только в той мере, в какой он мог обогатить его каталог. Потому он часто делал какие-то пометки.

— Я много слышал о вас, господин Судзуки, — сказал он, когда японец умолк. — Мы располагаем гораздо большими возможностями, чем вы думаете, чтобы обезвредить любую нелегальную деятельность. Тем не менее нам бы не хотелось столкнуться напрямую с китайским посольством.

— Это дело не имеет отношения к разведслужбе Народного Китая, — ответил японец. — Оно может быть связано лишь с Пятым Цзюй, и вам хорошо известно, что посольство не станет отвечать за службу безопасности.

— Очевидно, так, — согласился Галлан. — Могу я задать вам один вопрос?

— Пожалуйста.

— Почему вы думаете, что встретитесь именно с господином Икс? Насколько я представляю, он предпочтет отправить своего эмиссара либо назначит вам свидание перед телеэкраном. И мы снова останемся при своих интересах.

Японец улыбнулся и смущенно прокашлялся.

— Ваши опасения уместны, — признал он. — Я приведу вам два довода: во-первых, я должен передать господину Икс образец товара, в котором он очень заинтересован. Только он может определить его ценность. Впрочем, я поставлю условие о передаче образца только в его собственные руки и за наличный расчет. Господин Икс не сможет поручить эту операцию своим некомпетентным сотрудникам. Именно их невежество заставляет его обратиться ко мне с предложением работать на его организацию. Во-вторых, прежде чем завербовать меня, господин Икс должен знать о моих намерениях, побудительных причинах, образе мыслей. Для этого ему необходим прямой, личный контакт. Тот факт, что я соглашаюсь на встречу с ним, чтобы передать ему образец, уже является своего рода гарантом.

— Допустим, — сказал Галлан, — но вы подвергаете себя большому риску.

— Это тоже успокаивает господина Икс, — подтвердил Судзуки. — Вот почему в восьмидесяти случаях из ста я рассчитываю на личную встречу. Проблема заключается в том, чтобы место встречи стало для него ловушкой.

— Это не просто.

— Конечно, — согласился японец. — Предлагаю вам завтра провести совещание лучших специалистов и все взвесить. Следует также просчитать возможные реакции господина Икс, одним словом, предусмотреть все до мелочей и принять меры предосторожности.

— Хорошо, — ответил Галлан. — Встретимся завтра в этом же месте. Я приглашу наших специалистов и немедленно проинформирую итальянских, австрийских и французских коллег, с которыми мы поддерживаем постоянный контакт. Это на случай, если господин Икс предложит вам встретиться в одной из этих стран. Не будем тешить себя иллюзиями — вы отправляетесь в волчье логово.

— Я рассчитываю на вас, чтобы выйти оттуда невредимым, — ответил японец. — Сам я сделаю для этого все, что будет в моих силах.

— Если бы вам удалось установить в логове передатчик, то для нас не представляло бы труда прийти к вам на выручку благодаря пеленгации.

Судзуки иронично улыбнулся.

— Вашими бы устами да мед пить. Разве может господин Икс допустить, чтобы в его логове установили передатчик? Но я все-таки попробую… У меня есть идея.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

Глава 1

Разделавшись со сморчками и отбивной из окорока косули с грушевым гарниром, запив все вином, Судзуки взглянул на часы деревенского трактира. Два часа тридцать минут. Туристы постепенно расходились.

Две немки в национальной одежде громко смеялись и разговаривали, пытаясь привлечь внимание двух англичан, один из которых, молодой, кудрявый блондин, был предметом вожделения своего изысканного и лысого спутника. Японца забавляло фиаско девушек, за которыми он наблюдал, попивая небольшими глотками чай с мятой.

В правом кармане пиджака Судзуки лежал футляр со знаменитым «образцом» Энгельберга. Напротив его столика, в углу зала, на вешалке, висел его плащ. В одном из карманов лежал транзисторный передатчик, а в другом кармане — заряженный пистолет-автомат, укрепленный ремнем. Спустить курок можно было, засунув руку в ложный карман плаща.

Все было тщательно продумано и взвешено во время совещания, проведенного господином Галланом, на котором собрались лучшие специалисты Швейцарии по контрразведке. После трех заседаний, каждое из которых продолжалось не менее четырех часов, Судзуки вернулся в свою штаб-квартиру — тихий отель «Большой олень», расположенный между Вексом и Сионом.

Спустя десять минут после его возвращения раздался телефонный звонок от господина Икс.

— Позвоните через три дня, — сказал ему Судзуки. Он положил трубку. В это время господин Галлан уже ткал узоры на огромной сетке-паутине.

По истечении трехдневного срока Судзуки услышал в трубке усталый и неуверенный голос.

— Я готов, — сказал наконец японец. — Я сумел завладеть товаром без особых трудностей.

Это было не совсем так… Потребовались нескончаемые дискуссии с Энгельбергом для того, чтобы убедить его принять правила игры, «одолжив» на время ценный материал.

Слово было за господином Икс. Теперь важно было избежать случайностей, предотвратить малейшую попытку подвоха.

— Воздух пахнет грозой! — сказала официантка, взглянув в одно из маленьких окон с ситцевыми занавесками, выходивших на гору.

Это замечание не помешало немкам взвалить на спины свои огромные рюкзаки. Согнувшись под их тяжестью, они чем-то напоминали дромадеров. Бросив последний взгляд в сторону занятых друг другом англичан, они направились к выходу. Судзуки с ироничной улыбкой провожал их глазами. Одна из девушек, высокая брюнетка, пожала плечами, как бы говоря, что они уходят несолоно хлебавши, но не по своей вине…

Девушки поравнялись с толстым мужчиной в зеленой фетровой шляпе, который неожиданно громко сказал:

— Господин Судзуки!

Вельветовый костюм не скрывал его круглого брюшка. Он насмешливо смотрел на Судзуки.

Японец рассчитался и подошел к незнакомцу.

— Приятного вечера! — пожелала официантка. Операция «последний шанс» началась…

Судзуки спрашивал себя, при каких обстоятельствах объявится эмиссар господина Икс. Теперь он это знал. Перед трактиром стояло радиотакси. Толстый шофер в зеленой шляпе открыл дверцу, приглашая Судзуки. Шофер подозрительно посмотрел на небо.

— Я не уверен, что будет гроза, — сказал он, садясь за руль «опеля». — То, что не сейчас, это уж точно.

Японец спросил как бы между прочим:

— Куда мы едем?

— Вы узнаете это через секунду, — засмеялся шофер. Он снял микрофон и сообщил, что готов.

Он говорил на сносном английском, во всяком случае, лучше своего собеседника, который приказал ему следовать по дороге, ведущей из Векса в Езень.

Проехав молча несколько метров, шофер спросил:

— Между нами, в какую вы играете игру? Судзуки уклончиво ответил:

— Откровенно говоря, я этого не знаю.

Шофер недоверчиво хмыкнул. Он больше не удивлялся фантазии туристов.

Японец полюбопытствовал:

— Вы получили распоряжение по телефону?

— Да, конечно.

— А кто вам заплатит?

— Вы, господин Судзуки.

Новый взрыв смеха. И глядя на японца в зеркальце, он добавил:

— А вы думали, что ваш друг оплатил доставку?

— Нет, я особенно на это не рассчитывал.

Шофер снова расхохотался. Его все это очень забавляло.

— Сразу видно, что вы издалека, — заключил он. — Я уже перевез многих китайцев.

— Но я не китаец, я — японец. Между нами такая же разница, как между днем и ночью.

— Да? Возможно. Откровенно говоря, китайцы очень вежливы, но очень обидчивы.

Разговор на этом оборвался.

Сейчас, когда дело было начато, внутренняя напряженность Судзуки неожиданно спала. Он обрел спокойствие, необходимое для завершения финального раунда. Было предусмотрено все, чтобы не поддаться на возможные уловки господина Икс. Оставалось только с фатальной неизбежностью ждать развязки.

Такси ехало по безлюдной дороге. Луга были покрыты лютиками и ромашками. Сады полыхали маками.

Никогда еще за всю свою полную опасностей жизнь Судзуки не был так связан…

Для поимки господина Икс он придумал ловушку. А тот изобрел хитроумный механизм, чтобы расстроить его планы. У обоих было много союзников и мощных средств…

Угрожающие тучи собирались над долиной, перерезанной Роном. Вдоль его берегов возвышались горы, вершины которых белели в темном небе.

Внезапно голос из громкоговорителя посоветовал:

— Не превышайте шестидесяти километров в час. Пропустите все едущие за вами машины.

Шофер взглянул в зеркало и замедлил скорость. Было очевидно, что он от всей души развлекался. По сути, думал он, японцы в сто раз эксцентричнее самых эксцентричных англичан.

Репродуктор отдал новое распоряжение:

— Когда вы увидите справа заправочную станцию, сбавьте скорость.

Разумеется, этот голос не принадлежал господину Икс, действовавшему всегда через посредников.

— Я нахожусь в ста метрах от станции! — сообщил шофер, подмигнув своему пассажиру.

— Развернитесь! — приказал голос.

— Это не просто.

— Делайте вид, что вам нужно заправить машину, и поворачивайте налево.

Шофер исполнил маневр, ошеломив всех работников станции.

— Готово, — сообщил он, довольный собой. — А что дальше?

Он был готов к любой экстравагантности.

— Справа от вас находится проселочная дорога. Если за вами никто не следит, сворачивайте на нее.

Шофер на всякий случай обернулся.

— Никого нет, — сказал он и не без гордости добавил: — Это было бы трудно сделать при моей акробатике.

Он был прав. Всякая слежка была бы невозможной. Последовал новый приказ:

— Поверните на тропинку справа!

— Я знаю эту тропинку, — сказал шофер, — я ходил по ней пешком. Она проходима, но не для машины.

Тем не менее он подчинился. Вероятно, ему было интересно узнать, чем все это кончится.

В конце тряской дороги оказалась еще одна тропа, вдоль которой расположились крестьянские домики. Справа показался гараж.

— Остановите машину у гаража! — приказало радио. Еще через несколько минут шофер сообщил:

— Готово!

Голос впервые обратился к японцу:

— Господин Судзуки, заплатите шоферу двадцать пять долларов.

Японец расплатился. Мужчина в зеленой шляпе рассыпался в благодарности.

Голос продолжал командовать:

— Выходите, господин Судзуки. Как только машина отъедет, входите в гараж.

Шофер понял, что он стал лишним. Секунду спустя он с сожалением удалялся, грустно помахав своему клиенту, застывшему на краю дороги…

Гараж располагался в старом благоустроенном амбаре. Его владелец в синем блузоне походил на сельскохозяйственного рабочего. Вокруг нескольких «мерседесов», «хиллманов» и «фиатов» суетились парни от шестнадцати до двадцати лет. Уперев руки в бедра, хозяин гаража с любопытством разглядывал стоявшего перед ним японца в плаще.

На большой скорости к гаражу подъехала «альтена» с платиновой блондинкой за рулем. Судзуки принял ее за нового эмиссара, однако в следующее мгновение на гумно неожиданно въехал старый «фольксваген». Дверца открылась. Мужчина в кожаной куртке, лет сорока, с квадратным лицом сделал японцу знак сесть рядом с ним.

— Господин Судзуки? — спросил он мрачно.

— Да.

Хлопнула дверца, и машина тронулась. Все это походило на похищение. Невозмутимость хозяина гаража сменилась нескрываемым удивлением.

Садясь в машину, Судзуки бросил быстрый взгляд на заднее сиденье. Он увидел шотландский плед, прикрывающий какой-то предмет. Это вполне мог быть присевший на корточки человек.

Внешность водителя не внушала доверия. Судя по всему, он входил в ударную группу господина Икс. Его загорелое лицо временами принимало рассеянное выражение с напускной суровостью. Он не обращал никакого внимания на Судзуки, внимательно всматриваясь в зеркало машины. Он свернул на дорогу, идущую вдоль Рона.

Вскоре на вершинах гор показались первые шале. Построенные из бревен, почерневшие от непогоды, они покоились на сваях, придававших им хрупкость, а окружающему пейзажу еще большую суровость.

Внезапно Судзуки показалось, что со спины ему грозит опасность… Он молниеносно обернулся, но не успел предупредить удара по затылку. Ощущение боли исчезло одновременно с мимолетным видением свирепого взгляда на зверином лице…

Глава 2

Судзуки медленно выходил из кошмарного забытья. Его тошнило. Череп раскалывался от боли. Открыв глаза, он увидел, что сидит на заднем сиденье комфортабельного лимузина. Однако он не узнал ни этой машины, ни человека, сидящего рядом с ним, ни того, что был за рулем. Ему еще раз сменили машину и для большей надежности усыпили. Правда, действие снотворного оказалось не столь продолжительным.

Сосед смотрел на него как на странное насекомое. Это был мужчина с большими черными усами и курчавыми волосами. Водитель в защитных очках и клетчатом кепи походил на туриста.

Прежде всего Судзуки решил проверить, все ли на месте из взятого с собой для осуществления плана операции. Передатчик и автоматический пистолет находились в карманах плаща.

По спине японца прошла холодная дрожь. Он поднял воротник. Насколько он мог судить, машина находилась на высоте трех тысяч метров. Определить место он не мог.

По дороге неслись огромные тучи, как стадо напуганных баранов. Временами машина растворялась в их молочных краях. Казалось, что они плывут среди густого пара.

Затем сквозь отверстия плывущего тюля снова показались горные вершины.

Машина объехала мула, нагруженного молочными бидонами.

Проводники Судзуки заговорили по-итальянски. Судя по тону, они были очень обеспокоены. Машина подъехала к перевалу. Сосед Судзуки спрашивал, нужно ли оставлять японцу оружие, которое он спрятал в плаще. Шофер был категоричен: «Шеф приказал все оставить и ни под каким предлогом ничего не выбрасывать»:

Судзуки ничего другого и не ожидал. Он объяснил господину Икс, что ему придется замаскировать «украденный» образец на тот случай, если полиция попытается его заполучить обратно.

— Тогда мы влипнем на границе, — сказал Усатый. — Я не пойду на риск.

— Спрячь его! — посоветовал шофер.

— Это еще хуже, если обнаружат. Пистолет при нем, пусть он и отвечает.

— Но мы отвечаем за него.

— Скажем, что подобрали его в горах и ничего о нем не знаем, — настаивал Усатый.

— Это чистая правда, — заметил его коллега.

— Можете рассчитывать на меня, — вмешался Судзуки к полному изумлению его обоих спутников.

Они были бы не больше ошеломлены, чем если бы заговорил ящик.

— Я скажу, что попросил вас подбросить меня до Италии.

Его сосед не был особенно удовлетворен.

Что же касается Судзуки, он чувствовал себя абсолютно спокойно. Все варианты были изучены…

Внезапно лимузин замедлил скорость.

Другие автомобили отделились от туманного ореола, покрывшего пеленой дорогу. Вскоре уже вереница машин ехала на малой скорости.

Появились швейцарские таможенники. Они лишь мельком оглядывали проезжающие машины.

Итальянские пограничники быстро просматривали паспорта. Таможенники ограничились осмотром багажников.

Теперь Судзуки знал свое местонахождение. Машина ехала по дороге к Зерматту и пересекла итальянскую границу на перевале Сен-Теодул. Сейчас они направлялись к Сервинии: вереница машин, скопившихся на пограничной заставе, быстро рассеивалась.

Так подтвердилась основная гипотеза Судзуки: господин Икс никогда не появится на швейцарской земле.

Проводники снова расслабились.

— Позвольте! — воскликнул Усатый. — Мне приказано завязать вам глаза.

— Жаль! — сказал японец. — Мы только что вышли из облаков, а пейзаж здесь невиданной красоты.

Возражение Судзуки не растопило сердца робота-проводника. Он вынул из кармана черную повязку и тщательно завязал глаза Судзуки. Сверху черной повязки он повязал белую. После этого он освободил японца от автомата и передатчика, переложив их на переднее сиденье.

Они приближались к цели путешествия…

Наступил вечер. С высоты птичьего полета, однако, можно было определить расстояние, которое уже пройдено. Оно составило не более шестидесяти километров.

Лимузин сбавил скорость и свернул на отвесную дорогу. Японец завалился на бок, на своего соседа, затем его швырнуло вперед, и он уцепился руками за спинку кресла шофера.

Машину стало трясти. Судзуки кидало из стороны в сторону, значит, они ехали по узкой, извилистой дороге.

Секунду спустя кабина наполнилась сильным запахом смолы, по кузову скреблись ветки, значит, проезжали через сосновый лес.

Машина развернулась и поехала по еще более крутому склону.

По силе инерции Судзуки мог представить себе точный маршрут с такой же вероятностью, как если бы следил за ним глазами.

После новой тряски машина остановилась на ровной площадке. Сосед Судзуки открыл дверцу и вышел из машины.

— Выходите! — приказал он.

Японец вышел на ощупь и почувствовал под ногами каменистую почву.

Усатый схватил его за руку и потащил вперед. Шофер тоже вышел из машины.

Послышался скрип ворот, и машина снова поехала.

Зашуршал гравий на ровной и прямой аллее. Судзуки шел по ней, поддерживаемый Усатым.

Из-под колес машины, едущей впереди, вылетали камушки, отлетавшие рикошетом от правой стены.

— Осторожно, — предупредил гид. — Крыльцо с пятью ступеньками.

Он поднялся по крыльцу и уткнулся носом в дверь, открывавшуюся изнутри. На Судзуки повеяло домашним теплом. Он зашагал по плитам вестибюля. Сзади шли оба проводника.

Новая обстановка. Вторая дверь. Еще один порог. Японец почувствовал под ногами ковер.

С него сняли повязку. Он таращил глаза и, остолбенев, потерял дар речи. Он был готов ко всему, кроме того, что увидел…

В глубоком английском кресле скрестив ноги, пристально глядя на него сидела… Улла Энгельберг.

Глава 3

Немного дальше за внушительным министерским столом сидел китаец лет тридцати с аскетическим лицом, в очках с железной оправой.

— Оставьте нас, — сказал китаец характерным фальцетом.

Судзуки уже слышал этот голос в домике в горах.

Улла встала. В тот же момент третий человек, сидевший в углу комнаты, тоже поднялся.

Девушка посмотрела прямо в глаза Судзуки и направилась к двери, находившейся в глубине комнаты. Человек, сидевший в углу, последовал за ней.

Наступило тягостное молчание. Судзуки все еще не мог опомниться и думал, что у него была галлюцинация…

Он находился в бюро-салоне, обставленном на британский манер. В большом камине, выложенном из кирпича, горели поленья дров.

Зеленые гардины наполовину закрывали окна, за которыми стояли плотные ряды сосен.

Убежище господина Икс было хорошо замаскировано.

Оглянувшись, японец заметил сопровождавших его обоих мужчин. У усатого в руках был автомат, у шофера в защитных очках — передатчик.

— Очень рад с вами познакомиться, — сказал господин Икс. — Соблаговолите сесть.

Судзуки сел в кресло напротив министерского стола. Он внимательно посмотрел на китайца. Высокий лоб, преждевременные залысины, впалые щеки, глубоко посаженные глаза, желтые зубы, кривая усмешка. Улыбка китайцев раздражала Судзуки тем, что, по его мнению, они были напрочь лишены чувства юмора. Господин Икс улыбался беспрестанно, ибо смех — это основное средство не потерять лица. А само присутствие Судзуки в бюро таинственного незнакомца таило опасность, которую необходимо было предотвратить, и смех в этой ситуации был прекрасным маневром.

Все это, однако, не мешало собеседнику Судзуки оценить серьезность положения. В овчарне появился волк. Но, с другой стороны, Судзуки оказался в волчьем логове…

Судзуки достаточно было беглого взгляда, чтобы понять, что он имеет дело с главнокомандующим всей сети, иначе говоря, с Номером Один.

Усатый и шофер подошли к бюро, чтобы выложить свои трофеи. Номер Один рассматривал автомат как новую забавную игрушку. Когда он взял в руки передатчик, лицо его помрачнело. Он держал его осторожно, как бомбу, затем встал и положил на камин.

— Окажите мне любезность, — обратился он к Судзуки. — Раздавите его ногой!

Судзуки поднялся и добросовестно растоптал передатчик.

Вероятно, Номер Один опасался, что, делая это сам, он рискует взорваться. Поведение китайца было ошибкой — показав свое смехотворное опасение, он потерял лицо…

У Судзуки резко поднялось настроение.

В эти первые решающие секунды китаец вел себя по заранее намеченному плану.

К сожалению, в плане Судзуки не было предусмотрено присутствие Уллы.

Китаец же как раз сделал ставку на неожиданность встречи с Уллой Энгельберг.

Расправившись с передатчиком, господин Икс некоторое время изучал автомат. Затем положил его в центральный ящик стола. Он подошел к камину, раскидал и раздавил остатки передатчика, после чего отправил их ногой в огонь камина.

— Нет змеи, нет яда, — насмешливо прокомментировал японец.

Чрезмерные предосторожности китайца граничили с трусостью.

Вернувшись к столу, он проронил:

— Мадемуазель Энгельберг — наш человек. Кажется, вас это поразило…

— Я все еще поражен, — холодно отрезал Судзуки. Его цель заключалась в том, чтобы, с одной стороны, не переиграть, а с другой — не оказаться в дураках. В таком случае он сохранял лицо.

Номер Один не отреагировал на ответ гостя. Надменным тоном он продолжал:

— Разве вы пришли не как друг? Для чего все эти приспособления? Неужели вы думаете, что я и моя организация способны на такие грубые уловки?

Японец в свою очередь улыбнулся с видом превосходства:

— Конечно, нет! — заверил он. — Это всего лишь полицейская махинация. Мне пришлось подчиниться. Я не мог отказаться от передатчика и оружия, не вызвав подозрений. Теперь, после того как вы уничтожили передатчик, мы можем поговорить спокойно.

— Значит, по их плану вы должны были прийти ко мне с этой амуницией?

— Да и при случае напасть на вас со спины.

Номер Один сморщил лоб. Объяснение Судзуки не совсем его удовлетворило.

— Вы думали, что для встречи с вами я приеду в Швейцарию, — продолжал он.

— Я — нет. Но полицейские были в этом убеждены.

— Здесь я полностью застрахован. Я нахожусь на лечении.

В то время как китаец учинял допрос, Судзуки не оставляла в покое мысль об Улле. Он не поверил китайцу — Улла не могла быть их человеком. Однако она, возможно, где-то перебежала им дорогу, когда ей угрожали. По отношению к Судзуки она вела себя очень сдержанно. Китаец решил с ее помощью блефовать.

Но даже если бы этот обман был раскрыт, Судзуки все равно ничего бы не выиграл. Наоборот. Присутствие Уллы, особенно если оно не было добровольным, переворачивало весь тщательно разработанный японцем план. Номер Один это хорошо понял. Верный своей тактике, он предпочитал играть с козырями на руках.

— Я вам был не нужен, — заметил Судзуки. — Улла Энгельберг могла бы одна выполнить эту миссию.

Номер Один улыбнулся:

— Верно. Но иногда полезно сопоставить две информации, исходящие из одного источника… или рассматриваемого в качестве такового.

— Не доверяете?

— Допустим, что вы принесли мне фальшивый образец, — ответил китаец. — Я тотчас же смогу это установить.

Он умолк, затем твердо сказал:

— Довольно преамбул! Поговорим о том, что вы мне принесли…

Глава 4

Судзуки достал из кармана черный футляр и положил его на бюро. Номер Один не спешил завладеть им…

— Все-таки любопытно, почему вы перешли к нам от американцев? — спросил китаец слащавым голосом.

Он даже не взглянул на образец, лежащий перед ним всего лишь на расстоянии вытянутой руки. Теперь он может и подождать. Прежде он хотел прощупать своего противника, понять его психологию, узнать его истинные намерения.

Судзуки ждал этого вопроса.

— Ваше предложение показалось мне выгодным.

Он знал, что железо надо ковать, пока оно горячо. Все его ответы будут записаны, прослушаны. В каждом вопросе его ждала ловушка.

— Но есть и другое, я в этом убежден. Наше дело не может оставить вас равнодушным. Американцы угрожают Китаю уничтожением. Против нас готовится беспрецедентный геноцид.

— Вы полагаете?

— Я знаю. Водородная бомба — последняя надежда империалистов. Мы должны защититься от нее всеми средствами.

— Действительно, — согласился Судзуки, — изобретение профессора Энгельберга значительно сократит разрушительные последствия водородной бомбы.

Ему не терпелось перейти к непосредственной теме разговора. Если передать инициативу Номеру Один, то он погрязнет в грехе всех китайцев — диалектике. Он начнет промывать ему мозги и заставит поверить, что расовая солидарность должна прочно связать Китай и Японию.

Усатый и шофер сидели за спиной Судзуки, но Номер Один делал вид, что забыл об их существовании.

— Я слушаю вас, — сказал он раздраженно, так как видел, что Судзуки не принимает его идеологического послания.

Японец получил некоторое преимущество. Не подвергнув своего гостя психологическому тесту, китаец лишался идеологического оружия, способного выявить цели своего противника.

— Слушаю вас, — повторил Номер Один. — Расскажите мне о работе доктора Энгельберга. Имейте в виду, что многое известно. Если у меня сложится впечатление, что вы морочите мне голову, я расстреляю вас на месте.

И хотя это было сказано шутливым тоном, Судзуки понимал, что китаец не шутил, и при малейшем отклонении от курса он убьет его, не колеблясь.

Китаец сидел со скучающим видом. Скрестив руки, он разглядывал мух на потолке.

Судзуки начал:

— Изучая светотермическое действие водородной бомбы, Энгельберг обнаружил, что световое излучение и атомная вспышка гораздо опаснее для сухопутных войск, чем так называемое классическое действие, то есть ударная волна, распад атомов, ожог, облучение. Расчеты показали огромную диспропорцию между этими двумя действиями. Другими словами, самой большой опасностью является ослепление.

Взяв за основу своего расчета бомбу в пятьдесят кило-тонн, наиболее приемлемую во всех отношениях, Энгельберг получил следующие данные: все участники сражения в радиусе пятидесяти километров окончательно или временно потеряют зрение. В то же время механические действия, вызванные ударной волной, будут ощущаться лишь в ограниченном радиусе двух с половиной километров.

Иначе говоря, в радиусе действия пятидесяти километров вся армия может быть выведена из строя за какую-то долю секунды…

Китаец перебил его:

— Эти расчеты нам известны. Именно поэтому мы и интересуемся работами профессора!

— Энгельберг установил, что водородная бомба станет в тридцать шесть раз менее опасной для сухопутных войск, если участники сражения будут оснащены очками антифлаш. Самые темные защитные очки оказались неэффективными. Необходима полная темнота.

— Перейдем к знаменитым очкам Энгельберга… — предложил китаец.

— Чтобы гарантировать защиту сетчатки глаза, очки на долю секунды должны стать абсолютно непроницаемыми. Теоретически это очень просто. Практически же проблема представляет определенные трудности. Необходимо добиться полной темноты за миллионную долю секунды. Энгельбергу это удалось посредством мгновенной проекции углерода между двумя сцепленными пластинками. Вот механизм этой инъекции…

Судзуки открыл лежащий на столе футляр и вынул из него очки.

— Вот три фотоэлемента, — пояснил он, указывая на три крохотные стеклянные трубочки, укрепленные треугольником на каждой оправе. — Первые фотоны атомной вспышки, попадая на эти элементы, вызовут проекцию углерода.

Только сейчас китаец взял в руки очки и стал их изучать. В его недоверчивом взгляде угадывалась задняя мысль. Он взял лупу, вмонтированную в хрустальное пресс-папье, и принялся разглядывать фотоэлементы.

Затем спокойно заявил:

— Мы проведем эксперимент с этими очками.

— Какой эксперимент? — насторожился Судзуки. — У вас под рукой есть атомная бомба? Это единственная возможность. Ни один другой световой источник не обладает достаточной яркостью.

— Вы думаете? — презрительно спросил Номер Один своим свистящим голосом. — Мы проведем эксперимент безотлагательно. А вы будете подопытным кроликом. Итак, если вы меня обманули, если это только суррогат, неэффективный макет, то вы и будете жертвой своего обмана!

Он довольно хрюкнул.

Японец переменился в лице. Номер Один забил основное очко. Неумолимая дуэль продолжалась.

— У вас не вызывает сомнений эффективность этого образца? — спросил слащаво китаец.

— Никаких сомнений.

— В таком случае, примерьте их, пожалуйста… Судзуки надел очки. Это был единственный выход, чтобы не потерять лицо.

— Я выстрелю в очки из лазерного пистолета[6].

— Этим вы ничего не докажете, только сделаете меня слепым, — вскричал японец. — Лазер излучает очень тонкий световой пучок, даже не единый луч, а узкий цилиндр параллельных лучей. Если этот луч попадет на сетчатку желтого пятна, я ослепну. Но этот луч слишком тонкий, чтобы попасть одновременно на сетчатку и фотоэлемент!

— Вы боитесь? — спросил китаец с нескрываемой жалостью. — Ваши опасения излишни. Я понимаю проблему. Я выстрелю не в ваш глаз, а прямо на фотоэлемент очков.

— В этом случае не имеет смысла их надевать. Моя сетчатка не будет задета.

Начиная терять терпение, китаец возразил:

— Остается небольшой угол между источником света и вашей сетчаткой. Вы не ослепнете, но будете ослеплены.

Таким образом, эксперимент будет показательным при условии, что образец настоящий. В противном случае вы действительно ослепнете. В первый раз я выстрелю в фотоэлемент, а во второй раз в сетчатку глаза, независимо от того, сработает элемент или нет.

При этих угрожающих словах Номер Один поднялся и направился к стоящему слева от камина высокому застекленному шкафу, задернутому зеленым покрывалом. Достав оттуда тяжелый чемодан, он вынул из него длинный провод и вставил его в розетку, расположенную на плинтусе. Затем установил трансформатор, находившийся в чемодане, и взял нечто вроде пистолета, соединенного толстым проводом с трансформатором. Пистолет напоминал по форме пульверизатор. Номер Один приложил глаз к наводке оптического прицела и направил на правый глаз своего гостя широкое металлическое дуло, в глубине которого горел красный свет.

«Если у него дрогнет рука, то моему глазу конец», — подумал Судзуки.

Номер Один спустил курок.

Судзуки широко открытыми глазами смотрел в глаза Номера Один. Усатый и его собрат, не понимающие дискуссии, все же отдавали себе отчет в том, что происходит нечто необычное. Какую-то долю секунды они видели, как раскаленный луч, тонкий и прямой, как натянутая стальная нить, из пистолета с глушителем был послан в удивительные очки.

После первого луча был послан второй, такой же тонкий и прямой. Усач пересел, чтобы видеть лицо гостя своего патрона.

Японец не шелохнулся. По какому-то волшебству очки тотчас же стали черными.

Патрон стал что-то быстро царапать на бумаге. Затем он показал лист Судзуки. Японец снял очки и прочитал вслух: «Вы разыграли меня, господин Судзуки, и вы за это дорого заплатите!»

Глава 5

— Разыграл вас? — удивился японец. — Если бы я вас разыграл, то я был бы сейчас слепым и не мог бы прочитать ни слова. Я именно потому и не ослеп от второго выстрела, что от первого сработал защитный механизм. Вы сами видите, эксперимент оказался убедительным. Признаю, что я этого не ожидал.

— Вы думали, что для проведения эксперимента необходимо взорвать водородную бомбу?

— Да. Если бы я попытался вас обмануть, я стал бы жертвой своего обмана, как вы сами сказали…

— Вы меня обманули! — отрезал китаец.

К великому изумлению Судзуки, китаец топнул ногой наподобие капризного ребенка. Он таращил глаза и в гневе бросил:

— Вы провели меня и дорого за это заплатите! Или вы думаете, что меня можно безнаказанно обманывать? У вас было достаточно времени, чтобы подробно обо всем рассказать, но вы умолчали о макромолекулах!

— Макромолекулах?.. Судзуки был ошеломлен.

— Не притворяйтесь глупцом! — вопил китаец. — Вы — инженер. Вы в этом разбираетесь не хуже меня!

— Профессор Энгельберг — оптик, — объяснял Судзуки, — поэтому…

— А его заместитель Мюллер? Вы знаете, чем он занимается?

— Я его знаю плохо… — оправдывался Судзуки.

— Во всяком случае, предостаточно, чтобы знать, что он лучший в Швейцарии специалист в области пластмасс и что его настоящее имя Браухмюллер. Если Энгельберг обратился к нему, значит, он отказался от фотоэлементов!

— Похоже, что нет, — возразил Судзуки. — Этот образец взят из серии, готовой к отправке.

— Ложь! — взревел Номер Один, теряя самообладание. — И я вам это докажу. Уже в течение двух лет Браухмюллер работает над производством пластмасс, изобретенных Энгельбергом. Эти пластмассы основаны на свойствах макромолекул. Я не сомневаюсь, что такое сотрудничество принесет желаемый результат. И это я вам тоже докажу: вес отправленных самолетом коробок уменьшился на двадцать процентов. Объем же футляров не уменьшился. Это означает, что изменился вес очков!

— И что же? — бесстрашно спросил японец. — Цель совершенствования всякой технологии — уменьшение веса. Это общее требование.

— Да, — согласился китаец. — Но вес старой модели не изменился, что я вам тоже докажу.

Он вернулся к столу, вложил очки в футляр и поставил его на весы для взвешивания писем. Саркастически улыбаясь, заявил:

— Двести граммов! Прежний вес. Вывод: если вес старой модели не изменился, значит существует новая модель с другим весом. Я правильно рассуждаю?

Это было бесспорно. Опираясь на логику неопровержимых фактов, китаец забил еще одно очко.

Огромное количество скучных справок в конце концов превращается в ценные сведения — это аксиома китайских секретных служб. Основной вывод, который Номер Один преподнес Судзуки, мог сделать любой на его месте, присутствовавший при взвешивании коробок в аэропорту.

— Сейчас разрабатывается новая модель, — признал Судзуки. — Но у меня еще нет сведений о ее отправке.

— Вы лжете, — отрезал Номер Один, продолжая демонстрировать «обоснованное возмущение», являющееся высшей формой проявления эмоций у китайцев.

— Мне бы не составило труда завладеть и новой моделью, — защищался японец.

— Вам не позволили ее взять! — вскричал Номер Один. — Вам дали только устаревшую, которая к тому же нам известна. Существует французская модель, основанная на фотоэлементах, но она гораздо тяжелее этой. Наши специалисты думают над тем, как ее облегчить.

Таким образом, вы мне не принесли ничего нового. Вы положили в крысоловку прогорклое сало, господин Судзуки! Жадность — плохой советчик. Я не знаю, какой вы придумали план, чтобы погубить меня. Но зачем скряжничать?

Надо было поставить на карту все ради того, чтобы принести мне самую последнюю модель. Почему вы этого не сделали? Энгельберг отказал? Он опасался, что в случае вашего провала я завладею приманкой. Такие вещи случаются, не так ли?

Во всяком случае, мне ясно одно — вы не совсем уверены в себе и своем плане!

Внезапно гнев китайца утих. Совершенно спокойным, проникновенным голосом он изрек очевидную истину:

— Если бы вы были уверены, что сможете меня арестовать, вы бы принесли мне самую последнюю модель, нам еще не известную. Вы не отважились на этот шаг.

— Новая модель, о которой вы прожужжали мне все уши, — для меня китайская грамота, — перешел в наступление Судзуки с неожиданной горячностью.

— Неужели? Новая модель представляет собой простую пластмассовую трубку. При взаимодействии с первым фотоном атомной вспышки это прозрачное вещество становится непроницаемым. Принцип очень прост. Достаточно найти правильную формулу. Энгельберг и Браухмюллер потратили на это два года. И они не пошли на риск и не предоставили ее мне в качестве приманки!

Под потоком слов, неопровержимых с точки зрения китайской логики, обрушившимся на Судзуки, он чувствовал себя промокшим до нитки, как человек, оказавшийся без зонта под проливным дождем.

Однако он твердо решил перейти в контратаку:

— Вы достаточно компетентны, чтобы понимать, что существует тысяча причин для изменения веса коробок, отправляемых воздушным путем. Например, новая модель футляра. Я предоставлю вам абсолютное доказательство моей правоты.

— Любопытно, как?

— Я принесу вам другую модель, если только она существует, пусть даже в форме прототипа.

Номер Один грубо расхохотался, тем самым показывая, во что он ставит подобное предложение.

— Вы принимаете меня за дурака? — вскричал он, снова рассвирепев. — Вы приходите ко мне с сомнительными предметами: передатчиком, автоматом, устаревшими очками. И вы думаете, что можете спокойно уйти?

— Это необходимо, чтобы вернуться с предметами, не вызывающими у вас сомнений…

— И в придачу с дюжиной автоматов и полицейских для их обслуживания? Вы меня принимаете за сумасшедшего? После того как вы побывали у меня, вам легко будет вернуться сюда уже и без моей помощи.

На этот раз возмущение китайца не было притворным. Это был взрыв неподдельной ярости. Он взревел:

— Запомните следующее: никто и никогда не проникал сюда и не видел моего лица, не предоставив мне залога.

— Я дам вам залог! — пообещал Судзуки.

— Прекрасно! Я потребую от вас залога, и вы мне тут же дадите. В противном случае я вас уничтожу. Другого выхода нет. Согласны?

— Абсолютно, — ответил японец.

…Он догадался, куда клонит его собеседник, и его сердце сжалось от смертельной тревоги. Он побледнел. Он недооценил своего противника. Китаец собирался забить еще одно очко. Финальное…

Номер Один не скрывал своего ликования, заметив тревогу японца. На лице Судзуки выступили капли пота.

Пытаясь придать голосу естественный тон, он распорядился:

— Введите мадемуазель Энгельберг! Сомнений не было ни у головорезов, ни у Судзуки. Номер Один играл главным козырем.

А у Судзуки не было достойной карты…

Глава 6

Улла Энгельберг вошла в комнату как на смертную казнь. Восковой цвет лица, растрепанные волосы, рваная одежда…

Судзуки не ошибся — китаец похитил дочь Энгельберга, чтобы сделать ее заложницей.

Выдавая Уллу за члена своей организации, Номер Один следовал правилу, заключавшемуся в том, чтобы поразить своего противника и поколебать его дух. Он посеял сомнение. Теперь он пытался заменить сомнение на отвратительную уверенность…

Китаец хотел использовать Уллу не только как заложницу, но и как залог. То, что он под этим подразумевал, было совершенно понятно. Пытаясь сохранять хладнокровие, Судзуки приходил в ужас от чудовищной логики, навязываемой ему китайцем.

— Все наши друзья предоставляли нам весомый залог своей искренности и благонамеренности, — спокойно объяснил Номер Один. — Мы не можем сделать для вас исключение, господин Судзуки. К сожалению, вы не принесли того, что я от вас ждал. Вот залог, который вы мне дадите в обмен на свободу…

Человек, который вошел в комнату вслед за Уллой, держал в руках автомат, дуло которого упиралось в спину девушки. У нее был взгляд животного, которое ведут на бойню. Должно быть, мужчина пытался с ней позабавиться, так как ее лицо было в царапинах. Под нейлоновой блузкой с оторванными пуговицами не было бюстгальтера. Юбка была мятой и разорванной до середины бедра.

В японце закипела кровь.

— Вы убьете ее на наших глазах, — холодно проинструктировал китаец. — После этого вы можете спокойно уйти и завершить свою миссию.

Даже Усатый и шофер вздрогнули от этого жестокого решения… Закоренелые бандиты, способные на все, они не понимали хладнокровного убийства, совершаемого по идеологическим соображениям.

Судзуки спрашивал себя, с кем он имеет дело: с душевнобольным или потерявшим человеческий облик на почве диалектики?

В глазах Номера Один кроме иронии и веселости можно было прочесть желание показать свое превосходство и необыкновенное самообладание.

Однако его несколько блуждающий и помутневший взгляд говорил о том, что он не робот, а маньяк, безудержно предающийся тайной страсти: играть с людьми, попирая их совесть, и порабощать их, используя чувства, как простые рычаги.

Китаец выудил из ящика пистолет и протянул его Судзуки, держа за дуло. Игра была опасной, но казалось, что риск увеличивал наслаждение Номера Один.

Судзуки взял оружие и вложил его в свою руку. Он немного успокоился, но не настолько, чтобы не слышать в абсолютной тишине биение своего сердца, выпрыгивающего из грудной клетки…

Его холодный взгляд остановился сначала на Номере Один, в глазах которого он прочел оскорбительный вызов.

Китаец сделал знак Усатому, и тот поднялся с места.

— Возьми автомат! — приказал он ему.

Конвойный Судзуки должен был быть профессиональным стрелком. Он нацелил автомат на живот японца. Однако это все же не избавляло его от опасности, которую внушал ему маленький человек, вооруженный пистолетом.

Мужчина, передавший Усатому автомат, вынул из своего кармана пистолет с коротким дулом. После этого он встал за девушкой.

В это время шофер занял позицию между Судзуки и китайцем, чтобы оградить своего шефа от возможного нападения.

Кровь отхлынула от лица Уллы, губы ее дрожали. Когда она наконец посмотрела на своего любовника, он прочитал в ее глазах мольбу…

Охранник Уллы толкнул ее в сторону камина, к стене, и тотчас отошел. Она стояла неподвижно, с высоко поднятой головой.

— Пощадив ее, вы ее обречете… — просвистел Номер Один вкрадчивым голосом. — Если вы промахнетесь, то в следующую секунду вас не станет обоих… Так что никаких угрызений… Так или иначе, но через пять секунд она мертва. Если вы попадете в сердце, то избавите ее от страданий. Если промахнетесь, погибнете вместе. Итак, я считаю. Внимание: пять… четыре… три…

Усатый стоял между Судзуки и Уллой. Выстрелив в Судзуки, он мог тут же послать очередь в девушку.

Судзуки медленно поднимал пистолет и остановил его на высоте сердца Уллы. Его рука не дрожала, что вызвало искреннее восхищение китайца.

«Такой человек должен быть с нами! — подумал он. — Либо он будет уничтожен!» Он не сомневался в правильности своего решения.

Внешне оставаясь непроницаемым, Судзуки сосредоточенно размышлял. «Это новый блеф китайца, — подумал он. — Но я не попадусь на его удочку».

Номер Один закончил счет. Судзуки спустил курок…

Из горла Уллы вырвался хриплый крик, и она повалилась на паркет. Пистолет сделал только щелчок…

Японец презрительно пожал плечами:

— Пистолет не был заряжен, — проворчал он. Номер Один ответил, громко смеясь:

— Тем не менее тест оказался положительным. Не думали же вы, в самом деле, что я дам вам заряженный пистолет!

Он продолжал хохотать как безумный. Но за этим смехом скрывалось разочарование. Он не сумел разоблачить своего противника. Каждый остался при своих интересах…

— Ваше поведение было безупречным, — заметил китаец. — По крайней мере оно было ловким. Я предполагал, что вы намеренно промахнетесь, на какой-нибудь сантиметр…

Он взглянул на Уллу. Нервы девушки не выдержали в тот момент, когда ее любовник нажал на курок.

Сейчас она приходила в себя, пораженная, что еще жива. Никто не обращал на нее внимания. Судзуки не мог ей помочь, не погубив ее. Он тоже находился на грани нервного срыва…

Постоянное нервное напряжение как результат хитроумной тактики китайца могло привести к кризису, во время которого его могли пристрелить как дикого зверя. На это и рассчитывал Номер Один, чтобы выудить из него правду. Нервное перенапряжение затормаживает мыслительные способности человека, а следовательно, он не может лгать и симулировать.

С неистощимым терпением Номер Один перешел в новое наступление.

— Вам все-таки придется доказать нам свою благонамеренность, господин Судзуки. Только на этот раз оружие будет честным и безотказным, оно вас не подведет.

Повернувшись к лысому охраннику, он добавил:

— Привяжите ее!

Улла встала, глядя вокруг мутным взором. Ее мучитель толкнул ее к окну, связал ей руки за спиной гардинным шнурком; затем прикрепил шнур к шпингалету окна.

Плечи Уллы были отведены назад; блузка распахнулась, обнажив грудь.

Из ящика своего стола Номер Один достал кинжал со стопорным вырезом.

— Ловите! — сказал он, бросив кинжал японцу. Тот поймал его на лету.

— Я знаю, что вы ас по бросанию ножа, — заметил китаец. — Похоже, что вы попадете в мишень с двадцати метров.

— Вы преувеличиваете, — ответил Судзуки. — Я крайне неловок.

Это был обмен любезностями, типичный для жителей Востока.

— Придется постараться. Ваша неловкость может стоить жизни. Я даю вам пять секунд. На этот раз все честно! Начинаем! Я считаю. Пять… четыре…

Громкий голос китайца не мог заглушить тяжелого дыхания Судзуки. Прочие свидетели сцены перестали дышать…

Судзуки держал нож за острие между большим и указательным пальцами. Его рука раскачивалась как маятник. Судзуки набрал воздух в легкие перед последним решающим броском. Он раскачивал рукой, держа рукоятку ножа выше своего плеча, приноравливаясь к ритму счета.

Наконец лезвие вырвалось из его пальцев под воздействием непреодолимой силы.

Послышался жуткий глухой удар пробуравливания и резкой остановки. Лезвие еще продолжало вибрировать, когда раздался сдавленный агонизирующий крик…

Свидетели сцены в течение нескольких секунд были парализованы…

Глава 7

Номер Один также затаил дыхание, чтобы не упустить ни малейшей детали из этого спектакля казни. Он как зачарованный следил за движениями своего противника.

Между тем события развивались стремительно. Китаец видел, как нож вылетел из руки японца. Он видел открытый для смертельного крика рот Уллы, но крик застрял в ее горле. Он стал искать глазами нож, убежденный, что слышал, как он входил в грудную клетку. Глухой удар стопорного выреза, ударившегося о ребро, не может обмануть.

…Только нож вошел не в грудь Уллы, а в грудь Усатого, стоявшего сзади японца.

Судзуки бросил кинжал назад через плечо. Учитывая позицию Усатого на оси смерти, он не мог промахнуться.

Не теряя драгоценного времени, японец развернулся и выхватил автомат из рук конвоира, стоявшего с выпученными глазами и открытым ртом, не способного реагировать.

Выйдя из оцепенения, шофер решил открыть огонь. Слишком поздно. Три автоматические пули уложили его на месте. Охранник Уллы скрылся за дверью, расположенной в глубине комнаты, в то время как Номер Один забаррикадировался своим министерским бюро.

— Берегись! — крикнула Улла пронзительным голосом.

В раме окна показался вооруженный силуэт. Японец продырявил его очередью. Силуэт завалился наподобие манекена на стенде тира.

Номер Один высунул голову и нацелил на своего противника пистолет. Две автоматные пули разорвали его руку.

— Встать! — приказал Судзуки.

Китаец медленно поднимался, бледный, придерживая левой рукой правую.

— Я вас предупреждал, — заметил Судзуки, — что я крайне неловкий человек. Нож выскользнул…

— Но вы не ускользнете! — заявил в бешеной ярости Номер Один. — У нас численное превосходство!

— Силы действительно неравны, и ваши люди падут от численного превосходства противника! — ответил Судзуки.

В подтверждение его слов, показавшихся китайцу чистым блефом, под окнами кабинета началась оглушительная перестрелка.

Китаец подошел к окну. Он увидел на земле корчившегося часового, изрешеченного автоматной очередью.

С помутневшими глазами китаец повернулся к Судзуки. Он смотрел на своего торжествующего врага с суеверным ужасом.

— Как вам это удалось? — спросил он упавшим голосом.

— На редкость просто! — объяснил Судзуки. — Уничтоженный вами передатчик предназначался только для простаков, второй был вмонтирован в рукоятку моего четырехкилограммового французского автомата. Я знал, что вы не станете его уничтожать!

За дальнейшим ходом событий Улла наблюдала как во сне: ей казалось, что от реальности ее отгораживает стеклянная стена. Она видела, как в огромный кабинет ворвались вооруженные до зубов итальянские полицейские.

Судзуки сжал ее в своих объятиях со словами:

— Все кончено, мы победили!

Она начала то ли смеяться, то ли плакать, но слез не было: от страха они иссякли. Затем она сказал:

— Следуйте за гидом. Я знаю эти места.

Номер Один и его диверсионная группа стояли во дворе.

Улла видела в окно, как китайцу и трем диверсантам надевали наручники.

Вооруженные полицейские в сопровождении Судзуки и Уллы осмотрели сверху донизу орлиное гнездо, послужившее пристанищем организации.

Это был замок, построенный в 1880 году на скалистом откосе среди сосен. Они обнаружили большие запасы провианта и дров. Здесь члены группы приходили в форму после очередных операций.

Улла осмотрела комнату, ставшую ее темницей. Она нашла под кроватью свой бюстгальтер и трусики. Здесь же она привела в порядок свой туалет, после чего продолжила осмотр, завершившийся в подвальной комнате, прорубленной в скале. Окно этой комнаты выходило на отвес высотою около ста метров.

Судзуки первым обнаружил стальной крюк, подвешенный на выступающий край, над пропастью. К нему была привязана нейлоновая веревка: она развивалась вдоль скалистой стены и терялась среди колючих сосен, стоявших по берегам горного ручья, бежавшего внизу.

— Вилли снова от нас ушел! — заключил японец.

— Это он меня изнасиловал, — сказала Улла.

Она больше ничего не добавила, только сжала челюсти…

— Смотрите! — Японец указал на зеркало, стоявшее на деревенском комоде. Написанные в спешке губной помадой, взятой у Уллы, слова были предельно просты: «Вы заплатите, Судзуки!»

Японец был удивлен, обнаружив во дворе ожидавший их «ягуар» Уллы.

— Они похитили меня в моей собственной машине, — объяснила Улла. Я поставила ее в тени перед стеной сада. После обеда я должна была ехать и пошла к машине. На заднем сиденье сидел человек. Он нацелил на меня свой пистолет и приказал сесть в машину. Потом меня оглушили. Придя в себя, я поняла, что меня усыпили. Я не могла проснуться и всю дорогу пребывала в состоянии дремоты. Когда мы приехали, мне сделали укол, чтобы я проснулась.

Улле Энгельберг оставалось только дать свидетельские показания, которые были приложены к показаниям Судзуки.

Судьба господина Икс была решена. На данном этапе следствия глава организации обвинялся в похищении, насилии, заточении, грубом обращении, укрывательстве преступников, хранении оружия и прочих преступлениях.

Чтобы доказать его руководящую роль в перестрелке в доме господина Тишо, необходимо было прежде всего задержать Вилли.

— Я беру это на себя, — пообещал Судзуки. — Это не будет трудно, так как он наметил меня своей очередной жертвой… Я должен только набраться терпения и немного подождать.

Глава 8

После долгих объяснений Судзуки в сопровождении Уллы отправился по дороге в сторону Церматта.

Переезд через перевал ночью и в тумане оказался трудоемким.

В час «ягуар» остановился в Церматте перед Гранд-отелем. Пришлось потрясти спящего дежурного. С отсутствующим видом он проводил путешественников в их комнату.

— Мы хотели бы что-нибудь съесть, — сказала девушка.

— Повар… — начал объяснять лакей.

— Спит. Я знаю, — закончила за него Улла. — Повар всегда спит. Разбудите его!

Это чудовищное предложение показалось лакею святотатством. Поэтому он даже не стал его комментировать.

— В буфете есть холодные блюда, — предложил он в свою очередь.

— Прекрасно. Пусть принесут!

— Надо заказывать самим. После десяти часов…

— Мне плевать! — перебила его Улла. — Не цитируйте мне правила внутреннего распорядка. Принесите все, что есть, плюс бутылку шампанского. И пошевеливайтесь, иначе я все разнесу вдребезги в этом бараке!

Лакей принял обещание к сведению и исчез без лишних слов.

К Улле вернулось хорошее настроение. Лакей оказался на высоте. После первого бокала шампанского депрессия Уллы сменилась на эйфорию.

— В сущности, — подвела она итог, — мы легко отделались!

Она сняла свое разорванное платье и смятое белье и надела длинный пеньюар, который ей очень шел. Она походила на патрицию, уцелевшую в Помпее.

Подняв бокал, она восхваляла своего спасителя, одновременно покрывая его поцелуями.

— Ты необыкновенный! — воскликнула она. — Ты натянул китаезе нос, в буквальном смысле! А между тем он принял меры предосторожности…

Неожиданно что-то вспомнив, она сказала подозрительно:

— Твоя рука ни разу не дрогнула… Ты меня мог убить. Ты меня не любишь.

На расслабившегося Судзуки резкая смена настроения женщины не произвела особого впечатления.

— А Вильгельм Телль? — спросил он. — Его рука тоже не дрогнула, когда он стрелял в яблоко, лежащее на голове собственного сына. Что ты на это скажешь?

Аргумент был веский.

— Да, — произнесла она. — Возражение серьезное, особенно в Швейцарии. Однако Вильгельм Телль целился в яблоко. А ты, ты целился… в мое яблоко!

— Ложись спать, — посоветовал Судзуки. — Мы пофилософствуем завтра.

Улла налила себе еще бокал шампанского. Она смотрела на бутыль, содержимое которой уменьшалось на глазах.

— Женись на мне, Судзуки.

— Пардон?

— Я говорю: женись на мне, Судзуки!

— Поговорим об этом завтра.

— Нет, сейчас. Прежде чем лечь спать, я хочу сообщить папе о помолвке.

— Черт побери! — воскликнул японец. — Мы не сообщили твоему отцу, что ты цела и невредима!

— Не беспокойся! Я не всегда ночую дома. Он позвонит Лиззи, а та скажет ему, что я ночую у нее. Она всегда так говорит.

— Чудесно. Пойду приму ванну. Японец разделся и пустил воду.

Улла привязалась к нему с пьяным упрямством:

— Не думай, что я пьяна. Я говорю серьезно.

— Я не сомневаюсь, — ответил Судзуки. — Ты мечтаешь выйти за меня замуж. К сожалению для тебя, я женат и у меня уже взрослые дети. Я вдвое старше тебя, а с возрастом эта разница будет увеличиваться.

— Ты сам не веришь тому, что говоришь, я это чувствую. Скажи, что просто не хочешь. Жаль! Впервые встретила настоящего мужчину и вот…

Она вытянулась на кровати в провоцирующей позе, поставив на живот бутыль шампанского.

— У тебя ревнивая жена? — спросила она.

— Нет, нисколько. Ревность считается у нас отвратительным пороком. Мы усвоили супружескую мораль Древнего Китая.

— А в чем она заключается?

— Когда супруга замечала, что ее муж скучает, она советовала завести сожительницу, чтобы развеяться. Иногда она сама ее находила, нежную и тихую.

— Что? — коротко расхохоталась Улла, стукнув подушку кулаком.

Японец продолжал:

— После этого супруге приходилось экономить для того, чтобы финансы мужа не пострадали от нового положения.

Улла не верила своим ушам. Она сказала:

— Когда папа скучает, мама неизменно предлагает сделать ему кнели из мозгов. А если бы он заикнулся о сожительнице, я полагаю, что она схватила бы в руки метлу. Это не противоречит традициям немецких домохозяек!

— Метла не излечит от хандры, — заметил японец.

— От хандры нет, но от сожительница да! — прыснула Улла.

— Подобное поведение противоречит логике. Если мужчине понадобилась другая женщина, значит, его жена не справляется со своей задачей. Это совершенно очевидно. В Древнем Китае супруга ходила просить подаяние, когда ее муж брал сожительницу. Она несла наказание за свою несостоятельность, содержа на свои деньги новую любовницу.

— И ты считаешь это нормальным?

— Это логично.

— Прекрасно, — решила Улла. — Я лечу в Токио, и пусть твоя жена меня содержит.

Судзуки вышел из горячей ванны, покрасневший как вареный омар. Он надел махровый халат. Улла протянула ему бутылку; он сделал глоток прямо из горлышка.

— Дорогая, я не только считаю несвоевременным разводиться с женой, чтобы жениться на тебе, более того, я убежден, что нам нужно как можно быстрее расстаться. Вскоре объявится наш друг Вилли, и я хочу иметь свободные руки…

— Пока этот человек жив, я тебя не оставлю, — вскричала Улла, сразу отрезвев.

— Это ребячество! Завтра же я передам тебя отцу, даже против твоей воли…

Проснувшись утром в одиннадцать часов с тяжелой головой, Улла увидела своего любовника при полном параде, готового с ней распрощаться…

— Я решил удалиться до появления Вилли. Я вернусь в город поездом.

Улла соскочила с кровати одним прыжком. Ее грудь сотрясалась от негодования: она спала голой за неимением ночной сорочки.

— Не бросай меня, — умоляла она. — Мне страшно, я боюсь!

И бросилась ему на шею.

— Я все обдумал, — сказал Судзуки, пытаясь ее урезонить как ребенка. — Ты подвергаешься опасности только когда я с тобой. Вилли не станет тебя преследовать. Напротив. «Они» поняли, что ты можешь уступить угрозам и оказать им в будущем большую услугу.

Улла не желала ничего слышать. Она яростно вцепилась в японца, охваченная паникой. Она умоляла, топала ногами и в конечном счете разразилась слезами.

Судзуки сдался.

— Ладно! — сказал он. — Я отвезу тебя, как обещал. Но если по дороге что-нибудь случится, то по твоей вине!

Он и не думал, что его слова окажутся пророческими.

Глава 9

В час дня любовники выехали из отеля в «ягуаре» Уллы…

Погода была по-прежнему пасмурной. Гроза так и не собралась.

Сидя за рулем, Улла уже полностью владела собой и даже приняла покровительственный тон. Она управляла левой рукой, обхватив правой шею японца, прислонившегося к ее плечу. Машин на дороге было немного, и она ехала с большой скоростью.

Жизнь никогда не казалась Улле столь прекрасной. У нее было ощущение, что она выздоравливает после долгой и тяжелой болезни.

Она помахала двум крестьянкам, навьюченным огромными круглыми сырами.

Все радовало ее: горные ручьи, водопады, озера, отражающие силуэты гор, и даже пронзительный скрип пилы.

Она не обратила внимания на необычный предмет, который японец положил в коробку для перчаток. Только когда он вынул предмет из коробки, она поинтересовалась:

— А что это?

— Полевой бинокль, — ответил Судзуки, наводя его на зеркало.

— Зачем он тебе?

— «Чтобы лучше видеть тебя, дитя мое», — ответил бы я тебе, будучи волком. В действительности же, чтобы лучше видеть наших преследователей…

— Тебе грезится…

Судзуки немного поправил зеркало и снова навел бинокль.

— Ну что? — спросила девушка весело. — За нами скачет волк?

— Да, волк, — ответил он спокойно.

— Ты шутишь?

— Нет. Бьюсь об заклад, что наши преследователи и есть убийцы комиссара Зайдера. Послушай мой совет: не давай им нас догнать. Жми!

Ему не пришлось повторять дважды. Улла изо всех сил жала на акселератор. В этом месте дорога изгибалась. Скорость «ягуара» превышала сто пятьдесят километров. Его седокам казалось, что они остановились в кружащемся пространстве.

Внезапно начался крутой спуск. Улла инстинктивно нажала на тормоз. Колеса завизжали. Расстояние между ними и их преследователями сократилось…

— Их двое, как в случае с Зайдером, — заметил японец. — Машины едут вплотную одна к другой: одна «бьюик», а вторая ДС. Мотор ДС заменен, а кузову уже несколько лет.

Он продолжал смотреть в бинокль.

— На водителе надета фуражка, опущенная на глаза. Толстые защитные очки. Рот прикрыт большими усами. На шее белый платок. Странная одежда для такой погоды!

— Может быть, он простужен? — беззаботно спросила девушка.

— На руках черные перчатки.

— Можно подумать, что ты делаешь репортаж с гонок.

— Со смертельной гонки. Внешность этого человека полностью совпадает с описанием того человека, которого должен был видеть Зайдер в своем зеркале…

Улла посмотрела на своего спутника и крикнула:

— Ты бредишь? Зачем ты меня пугаешь? Что ты придумал?

Медленным, но решительным жестом Судзуки достал свой херсталь.

— Что ты делаешь?

— Я не дам им приблизиться к нам. Я понял, как был убит Зайдер, Я это подозревал, но сейчас у меня нет сомнений.

Улла прибавила скорость. ДС по-прежнему нагоняла их на поворотах. Как наваждение…

На виражах машины оказывались рядом, как на красном свете светофоров в городе.

Неожиданно японец спокойно сказал:

— Сейчас медленно сбавь скорость и после того, как я выстрелю, сразу жми. Давай!

Он опустил стекло. Улла сбавила скорость. В тот же миг Судзуки трижды выстрелил по шинам ДС.

Звук выстрелов был унесен ветром.

ДС продолжала ехать. Водитель с бесстрастным видом сидел за рулем, не обращая внимания на попытку японца.

Охваченная паникой, Улла выжимала из «ягуара» последние соки.

— Ничего не поделаешь! — сказал Судзуки. — У него специальные шины — непрокалываемые, непробиваемые.

Ужас не покидал Уллу. Ей хотелось взлететь, как в детстве, когда ей снились кошмары, в которых чудовищные людоеды в сапогах-скороходах гнались за ней.

Теперь на ней самой были такие сапоги — это мощный мотор машины. Она спрашивала себя, не началась ли ее любовь к бешеной скорости с детских кошмаров.

— Попробуем кое-что еще! — сказал японец, сохраняя самообладание. — Повторим тот же маневр. Сбавь скорость!

Она послушалась.

Судзуки выстрелил в мотор. На капоте образовался пунктир, оставленный тремя пулями. Единственный результат. Автомобиль продолжал ехать с бесстрастным шофером за рулем…

— Под капотом — броня! — заключил японец. — Попробуем еще одну вещь.

В третий раз Улла сбавила скорость.

Судзуки совершил третью попытку.

Он выстрелил в шофера, целясь как можно ниже. В ветровом стекле появились три крохотных отверстия с белым ореолом. ДС даже не сбавила скорость…

Улла снова нажала на акселератор. ДС осталась позади, но вскоре на новых виражах «ягуар» потерял скорость.

ДС висела на хвосте «ягуара». Однако шофер, очевидно, был ослеплен за темными очками…

Кошмар принимал фантастические очертания…

Глава 10

На следующем вираже «ягуар» стало заносить. Судзуки тотчас же схватил руль. Охваченная паникой, Улла утратила самоконтроль. В этом была самая большая опасность для их жизни. В тот момент, когда «ягуар» входил в вираж, ДС перешла в атаку. Она буквально толкала «ягуар» в пропасть…

Привычка Уллы прибавлять скорость на внешнем повороте спасла ее от катастрофы. Следовавшая за ними машина промахнулась и едва сама не полетела в бездну. Шины и тормоза удержали ее в последнюю секунду.

— Уф, — вырвалось у Судзуки.

Улле стало жарко. Ее спина вспотела. Машина не подводила, как если бы понимала, что ей тоже надо спасаться.

Кошмар не мог продолжаться вечно. Трагический исход был неизбежен…

На одном из следующих виражей маневр ДС удастся, она достигнет своей цели. Было жутко видеть эту слепую машину — непроницаемое, молочного цвета ветровое стекло напоминало глаза слепого, — преследующую свою добычу как ястреб, который ждет момента, чтобы броситься на голубку с быстротой стрелы.

Окружающий пейзаж превратился в рисованное полотно, бегущее по обе стороны дороги. Цвета растворились, линии ускользали. Редкие встречные машины в ужасе сторонились.

Улла и ее спутник стали пленниками автомобиля и его скорости. Бегство от сорвавшегося с цепи, но всевидящего монстра казалось безнадежным…

Если бы они остановились, чтобы выйти из «ягуара», ДС столкнула бы их со скоростью ракеты. Они не могли сойти с дороги, которая становилась общей могилой для преследуемых и преследователей. Они оказались зайцами, бегущими впереди борзых.

Внезапно на их пути вырос сосновый лес. Спуск становился все круче. Дорога была извилистой.

— Я сделаю последнюю попытку… — сказал Судзуки. — Делай, что я скажу, и мы спасены.

В голосе его была такая уверенность, что безумный страх Уллы рассеялся.

«Он спасет меня! — подумала она. — Только не надо нервничать!» Однако ее руки продолжали дрожать…

— Я выйду и остановлю их машину, — продолжал японец спокойным и уверенным голосом.

Улле понадобилось несколько секунд, чтобы понять то, что она услышала. Выйти? Но это безумие. Это невозможно.

«Что он мог придумать? — спрашивала она себя. — Спасти меня, привлекая ДС на себя?..»

— Нет, — категорично ответила она. — Я отказываюсь. Мы вместе спасемся или погибнем.

У Судзуки лопнуло терпение. В эту решающую минуту, когда он видел спасение в последней попытке, он столкнулся с роковым упрямством своей молодой спутницы.

— Даю тебе честное слово, что я остановлю машину без всякой опасности для себя. Делай, что тебе говорят! Когда мы переедем лес, будет уже слишком поздно!

Улла пассивно подчинилась его воле.

— Попытайся выйти вперед, — приказал Судзуки. — На следующем повороте сбавь скорость, когда мы будем проезжать тропинку, пересекающую лес. Я покачусь по этой тропе до нижней площадки дороги за поворотом. Как только я выпрыгну, ты прибавишь скорость. Они ничего не заметят благодаря деревьям. Внимание!

Улла резко повернула, машина заскрипела тормозами. «Ягуар» сменил направление на девяносто градусов. Поравнявшись с тропинкой, девушка снова нажала на акселератор.

Одним прыжком Судзуки оказался на краю дороги, на опушке леса. Он катился как заяц, подстреленный охотником. Собравшись в клубок, предохраняя голову руками, он катился по узкой тропе, которая срезала угол дороги по откосу.

«Ягуар» тронулся на полной скорости, рыча как дикий зверь.

В свою очередь ДС подъехала к изгибу дороги с недовольным ворчанием от вынужденного замедления скорости.

Приземлившись внизу тропы под откосом дороги, Судзуки в разгоне едва не покатился под колеса ДС. Не теряя секунды, он схватил в овраге самый большой попавшийся ему под руки обломок скалы и поднял его обеими руками над головой.

Подъехал «бьюик», прилипший к ДС.

Изо всех сил японец запустил каменную глыбу в ветровое стекло «бьюика».

Он увидел оцепенение водителя, его испуганный взгляд. Ветровое стекло разлетелось вдребезги. Машина резко затормозила.

Шофер «бьюика» обернулся, ища что-то на заднем сиденье машины.

Судзуки не стал ждать. Он всадил ему пулю между лопатками. Когда он нажал на курок второй раз, раздался лишь слабый щелчок. Вилли повезло…

Все произошло за несколько секунд. Страшный удар поставил последнюю точку. ДС устремилась в бездну. Взрыва не было.

Судзуки исчез среди деревьев. Вилли схватил автомат и пустил очередь как раз в то место, где только что находился японец.

Пистолет-автомат против пустого пистолета: борьба была неравной.

Согнувшись, Судзуки пробирался сквозь деревья в направлении, параллельном изгибу дороги. Его целью было перехватить «ягуар», если Улла окажется на месте, и одновременно увести Вилли подальше от «бьюика».

Однако Вилли быстро разгадал его маневр. Вместо того чтобы броситься за Судзуки, он вернулся в машину. Рукояткой оружия он увеличил отверстие в ветровом стекле и тронулся с места.

Увидев, как ДС летит в пространстве, Улла остановилась, не понимая, что опасность еще не миновала…

Сбавив скорость, ДС медленно летела к краю пропасти.

Улла была ошеломлена. Выйдя из поворота, она остановила машину, чтобы посмотреть, что стало с ДС.

Приземление последней было отмечено страшным ударом. Она разбилась между двумя скалами, которые ее в буквальном смысле сжали как тиски.

Когда Улла вернулась к «ягуару», ее внимание привлек двойной шум мотора…

Она увидела «бьюик» с выбитым ветровым стеклом, не спеша выехавший на середину дороги. В обратном направлении ехал грузовик. Водитель «бьюика», вооруженный автоматом, смотрел в сторону леса.

В ту же секунду она узнала Вилли, своего мучителя…

Вместо того чтобы бежать или броситься на землю, она застыла на месте, как птица, зачарованная змеей…

Вилли тоже узнал ее.

Дальше события разворачивалась с молниеносной скоростью.

Чтобы объехать «ягуар», грузовик выехал на середину дороги.

— Ложись! — донесся до нее из леса голос Судзуки.

Вилли просунул дуло автомата в отверстие ветрового стекла и прицелился в девушку, лежащую на правой стороне дороги…

Глава 11

Грузовик врезался в «бьюик», который ехал на малой скорости. Обе машины столкнулись бамперами и остановились.

— Быстро в машину! — крикнул невидимый Судзуки. Улла побежала к машине. Услышав за своей спиной шаги, она обернулась. Выскочив из леса, как заяц, по дороге бежал японец. Он запрыгнул в машину, и Улла тронулась со скоростью метеора.

Японец нежно обнял девушку за плечи. Несколько минут они ехали молча. Еще один кошмар рассеивался…

Продолжая дрожать от перенесенных волнений, Улла не могла говорить.

Они проехали лес. Дорога проходила теперь через луга и поля. После левого поворота показалась серая стена скал, куда провалилась ДС.

— Остановимся на минуту! — предложил Судзуки. «Ягуар» сошел с дороги. Улла остановила машину на участке из камней и эрратических валунов, расположенном у подножия откоса высотой около пятидесяти метров.

Судзуки сразу обнаружил ДС, застрявшую между двух гладких стен скалы.

— Я хотел бы взять вещественные доказательства, — объяснил он. — В ближайшем населенном пункте мы предупредим полицию. Ей останется только выловить друга Вилли.

Улла ничего не понимала. Тем не менее она последовала за своим спутником, который начал карабкаться по скалам, чтобы добраться до высоты свалившейся ДС.

Подъем оказался очень трудным, так как камни были раскалены от солнца.

Обернувшись к Улле, японец крикнул:

— Иди сюда! Я покажу тебе убийцу Зайдера, который чуть было не стал и нашим тоже.

Обутая в туфли на плоской подошве, Улла карабкалась без особого труда, но руки ее были исцарапаны до крови. В скалистой стене было много невидимых издали выступов, облегчавших подъем.

Солнечные лучи отражались на серых камнях, и Улле пришлось прикрыть глаза. Ей казалось, что она взбирается по стенам домны. Наконец она достигла узкой площадки, о которую разбилась машина. У нее неожиданно закружилась голова, и она покачнулась. Японец вовремя ее поддержал.

Улла почувствовала сильный запах бензина. Она широко раскрыла глаза и увидела жуткую картину. В луже горючего, от которой поднимались в воздух невыносимые испарения, лежало нечто вроде сломанной куклы. От испарений слезились глаза и першило в горле.

Уллу сотрясал сильный кашель. Чтобы не наступить в лужу с жирными фиолетовыми разводами, она осталась на краю кювета.

Поставив одну ногу в бензиновую лужу, японец наклонился вперед. Он сдернул фуражку с манекена, которого Улла принимала за шофера ДС. Он сорвал с него также усы и белый шейный платок.

— Ты поняла? — спросил японец. — ДС управлялась телекомандами из «бьюика». Никакого риска, никаких доказательств.

На мгновение Улла потеряла дар речи. Она не верила своим глазам. Лицо манекена, вылитое из каучукообразного вещества, поразительно имитировало кожу человека: передавая телесный цвет, поры, вплоть до мельчайших недостатков эпидермы.

— Но ведь я видела, как он шевелился, — заметила она.

— Конечно, он шевелился! Его руки были закреплены на руле, который, управляя его движениями, менял положение рук, плеч и головы.

Ужас Уллы сменился любопытством.

— Но если ты это знал, тогда зачем ты в него стрелял? — воскликнула она.

— Я пытался попасть в телеуправление. К сожалению, это оказалось невозможно. Оставался только один выход — остановить «бьюик», из которого шли приказы. «Бьюик» ехал вплотную к ДС из-за бесконечных изгибов дороги. Я увеличил дистанцию между автомобилями, вследствие чего Вилли потерял контроль над ситуацией. Он остановил ДС, но было уже слишком поздно. Теперь тебе понятно, что бы произошло, если бы ДС столкнула нас в пропасть? Вилли убрал бы свою систему и распределил бы наши трупы по разным машинам. Как в случае с Зайдером. Полиция обнаружила бы обе жертвы, но не убийцу!

При этих словах Улла машинально обернулась и остолбенела, неспособная издать ни единого звука… Случилось то, чего она больше всего опасалась.

Рядом с ее машиной, у подножия скал припарковалась еще одна машина. В тот момент, когда она узнала «бьюик», она увидела выходящего из него Вилли с автоматом в руке.

Лицо Судзуки стало похожим на маску. Он не думал, что противник так легко отделается и выйдет невредимым после столкновения с грузовиком.

Вилли спешил. У него еще было время исправить положение. Автомат в его руке гарантировал ему два трупа, а запасов бензина в ДС хватит, чтобы устроить хороший пожар.

Судзуки взглянул на пустые канистры ДС. Бензин вытек, так как канистры открылись.

Нужно было скорее спрятаться от Вилли…

Японец притянул Уллу к себе, и они вместе перешагнули через лужу с едкими испарениями.

Улла оказалась на противоположном конце площадки трехметрового отвеса.

— Садись! — сказал Судзуки.

Улла села на край, свесив ноги над пропастью. Японец соскользнул по стене, зацепившись за каменный выступ.

— Быстрее! — приказал он. — Цепляйся за мою шею и попытайся соскользнуть вниз.

Улла поняла, что любой ценой нужно исчезнуть с площадки, чтобы избежать пули Вилли. Однако она не видела возможности спуститься вниз с трехметровой высоты, не разбившись о скалы…

От страха она застыла в сидячем положении. Судзуки решительно потянул ее за ноги. Она громко вскрикнула и вцепилась в него обеими руками.

Несмотря на то что он крепко уперся ногой, Улла едва не увлекла его вниз. Сейчас они оба были скрыты от Вилли. Но стоит ему обогнуть площадку, и они будут обнаружены…

Судзуки не видел другого убежища. Он был связан Уллой, параллизованной страхом и крепко державшейся за его шею. Он был даже лишен возможности ее оглушить, как делают некоторые инструкторы по плаванию, чтобы освободиться от мертвой хватки тонущих людей, увлекающих их ко дну.

Прилипнув к плоской скале, японец опирался одной ногой на выступ, другая повисла в воздухе, тщетно пытаясь найти опору…

— Спускайся, душа моя, — сказал он, — держись за мои ноги и ищи опору. — Его приводило в бешенство, что такая самоуверенная девушка, как Улла, ведет себя так малодушно. Но что поделаешь, если кружится голова?

Чувствуя, что все его доводы вряд ли подействуют, он решил играть ва-банк. Разжав объятия Уллы, он сказал ласковым тоном:

— Дай мне руку… Теперь осторожно соскальзывай.

Никакой реакции. Ему пришлось применить силу, чтобы разжать тиски ее рук. Повиснув на его стальной руке, Улла постепенно соскользнула вдоль его тела.

— Теперь хватайся за ногу!

Улла совершала умопомрачительный цирковой номер без сетки.

— Отпускай ногу! — приказал он.

— Я не нахожу опоры…

— Отпусти ногу и мягко приземляйся на согнутые ноги!

Японец попытался высвободить ногу и оставить в руках Уллы только туфлю. Так как это ему не удавалось, он решил спрыгнуть сам, тогда Улле ничего не останется, как последовать за ним.

Правая туфля японца застряла в расщелине скалы. Невозможно ее вынуть. Ценой нечеловеческих усилий ему удалось вырвать ногу из туфли. И сразу начался резкий спуск, который под весом Уллы превратился в падение. Судзуки мягко опустился на девушку, вскрикнувшую скорее от испуга, чем от боли.

С оцарапанными до крови коленями, Улла лежала у входа в теснину, заваленного огромными валунами.

— Очень бо-бо? — с беспокойством спросил японец.

— Ничего, — ответила она.

Кровь, раны и ссадины не пугали ее. Она смалодушничала только от головокружения.

Со своего места слева они увидели площадку, остановившую ДС, справа стоял «ягуар», а рядом с ним «бьюик».

Вилли не было видно. Однако не могло быть и речи, чтобы пересечь большое пространство, отделявшее скалы от дороги! Судзуки трезво оценивал ситуацию. Дерзость Вилли не знала границ. Он полагал, что после провала попытки сбросить их в пропасть одержимый бандит постарается унести ноги. Японец чувствовал свою вину: он ошибся в расчетах.

А в его профессии за ошибки расплачиваются жизнью…

Глава 12

Сейчас Вилли оставалось подобрать компрометирующий его материал телеуправления.

Обнаружение этой системы могло пролить свет на дело Зайдера, и расследование было бы возобновлено. Обстоятельства сами предоставляли в распоряжение Вилли вторую машину, «ягуар» Уллы с его обоими пассажирами. Удивительный шанс!

Мысленно Судзуки ставил себя на место палача господина Икс, хотя и на его собственном вряд ли кто хотел оказаться…

Уверенный в себе, Вилли взбирался на площадку, куда свалилась ДС. Отсюда он сможет управлять ситуацией в полном смысле слова.

Внезапно Улла с силой сжала руку японца. Ей хотелось выказать ему свое доверие и показать, что она не отчаивается. Она также понимала, что не может быть и речи о том, чтобы вернуться к машине. Невозможно было перейти огромное поле, усыпанное камнями, отделяющее гору от дороги.

Нужно было как можно скорее скрыться… Оставался один путь — ущелье у подножия скалы. Каменная стена у основания образовывала складки, наподобие длинного занавеса.

Судзуки увлек свою спутницу в глубь этого коридора длиной в несколько метров. Выхода не было! Ущелье заканчивалось гладкой стеной. Чтобы взобраться по ней, нужны были ледорубы, скобы, веревка!

Японец поспешил вернуться к выходу из ущелья. Прежде чем выйти наружу, он высунул голову и посмотрел в сторону площадки…

…Как он и ожидал, Вилли занял свою позицию. Он вынул из ДС коробку с системой телеуправления, приемником и встроенной антенной. Коробка, пятидесятисантиметровый куб, стояла на краю скалистого оврага.

Вилли спокойно ждал, когда японец и его спутница выйдут из укрытия…

Судзуки напряженно размышлял…

Нужно было как можно скорее выбраться из этого тупика. Но сделать это можно было только ценой огромного риска.

Валуны у входа в ущелье могли защитить от огня. Некоторые из них были достаточно крупными, чтобы за ними можно было укрыться. Перебегая от одного к другому, можно было спастись…

Если бы Судзуки был один, он предпочел бы взобраться по гладкой стене: владея акробатикой, это было бы вполне реально. Взобравшись на стену, он бомбардировал бы противника камнями, используя технику ведения боя горцев.

Но он не хотел оставлять Уллу.

Взглянув еще раз на площадку, он понял, что Вилли торопится с ними разделаться.

Он пытался спуститься с площадки, не упуская беглецов из вида. Это было не так-то просто. Судзуки это знал.

— Что делать? — крикнул японец в ярости.

Когда Вилли спустится из своей обсерватории, всякая попытка к бегству станет невозможной. В их распоряжении только несколько секунд, пока Вилли спускается. Этого времени недостаточно, чтобы удалиться на безопасное расстояние. Укрыться же в ущелье означало обречь себя на верную смерть.

Неожиданно он приказал:

— Быстро! Ложимся на землю и ползем вон до той глыбы.

Улла отказывалась понимать. Выйдя из укрытия и спрятавшись за камень, они подвергались большей опасности. А до этого валуна нужно было ползти по крайней мере три метра. До следующего было примерно такое же расстояние. В таких условиях даже плохой стрелок не мог промахнуться.

Уллу снова охватила паника и нервная дрожь. Она осознавала также, что стала тяжелой обузой для своего спутника.

Она шепнула ему:

— Спасайся без меня!

В этот момент она заметила в его руках большой круглый камень.

— Распусти волосы, быстро! — приказал он. — Когда Вилли спустится со своего насеста, будет слишком поздно.

Ничего не понимая, Улла развязала дрожащей рукой розовую повязку из эластичной ткани, державшую ее белокурые волосы.

— Повернись!

Японец схватил ее за шевелюру и одним взмахом ножа отсек ей волосы. Она даже не заметила, когда он вынул нож! При других обстоятельствах за такое святотатство она бросилась бы на него и выцарапала ему глаза!

Японец не обращал на нее внимания. Он был занят совершенно непонятным делом.

При помощи повязки он укреплял волосы на большом круглом камне, напоминающем по размерам очертания головы. Занимаясь этим странным делом, японец саркастически улыбался. От этой улыбки Улле стало не по себе…

— Очки! — командовал он, невозмутимо подготавливая фарс, как если бы он находился в ста милях от убийцы, вооруженного автоматом.

Она протянула ему свои защитные очки, которые японец укрепил на камне, просунув под эластичную повязку несколько веточек.

Затем, не теряя ни секунды, он медленно приподнял эту грубую подделку над своей головой, так чтобы каменная голова высовывалась над валуном, служившим им прикрытием.

— Это наш последний шанс! — сказал он совершенно спокойно и даже весело.

Улла подумала, что он спятил…

Некоторое время Судзуки раскачивал каменной головой так, чтобы над валуном видны были только волосы. Затем неожиданно он приподнял голову выше, до уровня очков. В ту же секунду раздался выстрел.

Улла поняла. До ее ушей донеслось нечто вроде «пфут», сопровождаемое нечеловеческим воплем…

Японец все еще держал в руках каменную голову с двумя царапинами на… лбу. Затем спокойно высунулся из укрытия.

Он сделал знак Улле, чтобы она взглянула на жуткое зрелище.

На площадке разгорелся большой костер. Языки пламени объяли кричащий силуэт. Почернев от бензинового пламени, превратившись в живой факел, Вилли бросился в пропасть. Он разбился у подножия площадки, где догорал каркас ДС.

Взрыв был спровоцирован выстрелом из автомата. Достаточно было искры, чтобы все вокруг заполыхало.

Насыщенный бензиновыми парами воздух оврага, куда опрокинулись канистры, обеспечил взрывную реакцию. Автомат сыграл роль спички, зажженной в атмосфере, пропитанной испарениями бутана, содержащегося в горючем.

— Под таким солнцем это закономерно! — прокомментировал японец. — Вилли следовало знать, что бензин легко испаряется. Но, как говорится, всего не предусмотришь…

Улла бросилась ему на шею.

— Ты все предусмотрел!

Она оперлась на его руку, и они направились к тому месту, куда упал убийца.

Отвратительный тошнотворный запах горелого мяса привел их безошибочно, как радар. Густой черный дым поднимался с площадки к небу, напоминая огонь варварских жертвоприношений.

Издали свидетелями этого жуткого зрелища были два автомобиля, присутствующие при ритуале.

Наконец, среди хаоса камней они заметили обуглившийся труп противника.

Его одежда превратилась в лохмотья. Подойдя ближе, они увидели чудовищную маску, вылепленную пламенем: отслаивание и набухание кожи; лопнувшие пузыри обнажали живое мясо, темные следы свернувшейся крови. Волосы, запекшиеся в пепельный клубок шерсти, приклеились к почерневшей кожаной оболочке. Черепная коробка раскололась при падении, демонстрируя бело-розовые волокна.

Рот напоминал открытую рану. Челюсти раздвинулись в последнем крике, как для укуса.

Под палящими лучами солнца запах обугленной плоти становился невыносимым.

Не говоря ни слова, Улла увлекла японца подальше от этого ужаса…


Кошмар кончился…

Они продолжили путь.

Девушка великолепно сохранила последовательность мыслей. С безупречной логикой она заметила:

— Теперь, когда опасность миновала, я не вижу больше причин для расставания.

— Причин больше нет, — согласился Судзуки, — не считая того, что на следующей неделе я улетаю в Токио.

— Браво! Я лечу с тобой.

— Невозможно.

— Ничто меня не остановит! В конце концов я совершеннолетняя.

Судзуки ничего не ответил, о чем-то думая. Наконец его мысль сформировалась, и он сообщил:

— Мы заедем в Берн. Мне нужно встретиться с неким господином Галланом, каталог которого пополнится картотекой господина Икс. Придется ему поработать!

Улла управляла одной рукой. Другой она обнимала японца.

— Ты сказал: мы заедем в Берн. Это означает, что затем полетим в Токио!

— Это одно из возможных толкований моего высказывания… — допустил японец.

Улла по-дикарски завопила «Урра!», и машину занесло. Она задела грузовик, едущий в противоположном направлении.

…Судзуки никогда еще не был так близок от смерти!

Жозефина Брюс УБИЙСТВО В ЛИССАБОНЕ Перевод с французского Е. Качковой

Глава 1

Комната была самой простой, ничем не отличающейся от тысяч других в квартале Альфама. И только кровать, широкая и удобная, выделялась на фоне убогой обстановки. Приветливое солнышко, проникавшее в комнату сквозь тонкие хлопчатобумажные занавески, украшало потолок и стены световыми кружками.

Если комната сама по себе была довольно обычной, то этого нельзя было сказать о занимавшей ее паре. Они лежали на кровати со смятой простыней, откинув одеяло. Молодой человек заложил руки за голову, и казалось, что он дремлет, однако взгляд его глаз, смотрящих из-под полузакрытых век, был жестким и даже жестоким. Совсем юная девушка, еще подросток, лежала рядом с ним, обнажив свои еще несозревшие формы. Ее рука потянулась к стоящему на ночном столике транзистору. Она нажала на кнопку, и комната наполнилась музыкой. Она убавила звук, когда диктор объявил следующую песню.

— Выключи, — резко сказал молодой человек. Девушка послушалась, после чего положила руку на живот своего партнера.

Хуанито повернулся к девушке и поцеловал ее. Его дыхание участилось, и их тела переплелись в бесконечно долгом объятии…


Сидя за рулем «остина купера», Хуанито резко повернул направо, на улицу Альфандега.

Двое прохожих, идущих по шоссе, едва успели отскочить на тротуар. Хасинта стукнулась о дверцу, потрогала ушибленное плечо и сердито посмотрела на своего спутника.

— Сумасшедший! — воскликнула она, переведя дыхание. — Если хочешь привлечь внимание полицейских, то ничего умнее нельзя придумать.

Это замечание не подействовало на молодого человека.

Продолжая нажимать на газ, он пробирался между машинами.

— Ты знаешь, почему мы опаздываем?.. — бросил он на нее красноречивый взгляд.

Девушка положила руку на колено Хуанито. Она восхищалась его смелостью, дерзостью и хладнокровием. Она знала, что ему плевать на полицейских, несмотря на то что машина, в которой они ехали, была угнана несколько минут назад со стоянки на проспекте Свободы. Вероятно, владелец еще не спохватился…

Было около шести часов вечера, и низкое солнце освещало своими золотистыми лучами Торговую площадь, заполненную автомобилями. Хуанито все же пришлось сбавить скорость, Хасинта с облегчением вздохнула.

Регулировщик повернулся в их сторону и скрестил руки перед машиной молодого человека. Пришлось остановиться. Неожиданно Хуанито больно сжал лежавшую на его колене руку девушки:

— Посмотри на этого кретина, — процедил он сквозь зубы.

Он указал подбородком на плотного, коренастого полицейского с красным лицом и рыжими свисающими усами.

В темных глазах молодого человека блеснул недобрый огонек.

— Черт побери, если бы я знал, что нарвусь на эту мразь… Это он упрятал Фернандо.

Регулировщик сделал ему знак проезжать, и он отпустил руку Хасинты, чтобы включить скорость.

— Ты уверен, что это он? — спросила девушка.

— Абсолютно, — подтвердил он с ухмылкой на лице. — Такую рожу трудно забыть. На днях я займусь им. Я поклялся Мадонной, что он от меня не уйдет.

Обхватив руль руками, он прибавил газу. На перекрестке он не смог сдержаться, чтобы не плюнуть в окошко.

— Эта толстая мразь так состряпала протокол, что Фернандо получил год тюрьмы за угон какой-то паршивой «хонды». Это много… И все из-за этого дерьма. Я это так не оставлю…

Хасинта ничего не ответила. Она знала, что бесполезно его отговаривать, если он что-то решил. Закурив сигарету, она выпустила клуб дыма через ноздри.

Она была невысокой, но хорошо сложена. Волосы цвета воронова крыла свободно спадали ей на плечи, на лбу была челка. Ее большие черные глаза имели пресыщенное выражение женщины, познавшей жизнь и не ждущей от нее ничего нового. Чувственный рот подчеркивал ее преждевременную зрелость.

Несмотря на то что ей не было и шестнадцати, жизнь уже не оставила ей никаких тайн. С Хуанито она встретилась год назад, и с тех пор они не расставались. Она участвовала во всех самых опасных операциях, организованных ее двадцатилетним любовником. Хасинту восхищала его смелость и жестокость, а жизнь, которую они вели, казалась ей не только чудесной, но и вполне естественной: угоны автомобилей, грабежи и прочее.

«Остин» легко взбирался на улицу Адмирала Рейса. Хасинта повернула голову к молодому человеку и резко сказала:

— Ты скажешь мне наконец, какое у нас будет дело и кого мы почистим?

— Ладно, я скажу, чтобы ты оставила меня в покое… Одного богатого американца, который все равно не знает, что ему делать со своими бабками. Я не гордый и найду им применение. Что бы там ни говорили о биржевом крахе, я уважаю доллары и считаю, что нужно их брать.

Он обогнул памятник Фернао Магалаеса на площади Чили и продолжал:

— Все детали обсудим при встрече с Мигелем и Энрико. Дальше они ехали молча. Хасинта искоса поглядывала на нахмуренное лицо своего любовника. Она догадывалась, что он чем-то озабочен, но не осмеливалась спросить его об этом прямо.

Хуанито неожиданно рассмеялся, без всякой видимой причины. Внезапно его взгляд из-под густых бровей стал жестким. Должно быть, он вспомнил о полицейском, отправившем в тюрьму его друга Фернандо.

Хасинта предпочла не задавать ему вопросов.

Они ехали медленнее, чем хотелось бы, из-за большого скопления машин, но главным образом из-за огромного «кадиллака», вставшего поперек дороги, тщетно пытаясь найти место для стоянки. Хуанито барабанил пальцами по рулю и ругался сквозь зубы. Он не любил опаздывать…

Он нажал на клаксон, вынуждая шофера американской машины прильнуть к тротуару. Довольный собой, он улыбнулся и увеличил скорость. Спустя несколько минут он выехал на площадь Арееро, где строилась новая линия метро.

Он встал возле изгороди, выключил сцепление, поставил машину на ручной тормоз и открыл дверцу. Девушка вопросительно посмотрела на него.

— Я иду с тобой или остаюсь?

— Выходи. Мигель и Энрико очень осторожны. Кроме того, они очень мобильны на своих мотоциклах, так что уйдут от любого полицейского.

Хасинта повисла на его руке, и они направились к небольшому кафе, перед которым на тротуаре стояло несколько столиков.

Хуанито огляделся и сразу заметил два мотоцикла, прислоненные к стволу дерева.

Его напряжение спало.

— Они оба здесь, — возбужденно прошептал молодой бандит. — Я узнал их «хонды», красную и зеленую…

Девушка пожала плечами:

— Что удивительного в том, что они здесь, если вы обо всем договорились?

— Дело в том, что им надо было кое-что для меня сделать, и если они здесь, значит, все обошлось. Сегодня последний срок. Они должны были достать то, что я попросил. Если бы они не достали, то не осмелились бы появиться.

— Я могу узнать, о чем идет речь?

— Да. О фильме.

— Порно?

— Нет, — рассмеялся Хуанито. — Гораздо интереснее, о снятых документах… Один тип мне за него заплатит круглую сумму.

— А как они его раздобыли? — настаивала Хасинта.

— Это Мигель… Но тебе лучше этого не знать, цыпленок…

Они направились к террасе кафе и прошли мимо группы туристов, беседовавших со своим гидом. Мужчины смерили Хасинту беглым взглядом, говорящим о том, что туризм туризмом, но чего-то или кого-то им не хватало…

В стороне, куря и разговаривая, за столиком сидели двое молодых людей. Оба были фанатиками мотоциклов, и все их разговоры касались усовершенствований «хонд», «судзуки» и «ямал».

— Привет! — бросил Хуанито, сверля взглядом Мигеля.

Мигель был выше среднего португальца, но ниже Хуанито, рост которого был метр восемьдесят пять. Ему было девятнадцать лет. Что касается Энрико, то его рост был ниже среднего, и, если бы не пушок над верхней губой, ему можно было бы дать пятнадцать лет, в то время как ему уже было восемнадцать.

Хуанито и Хасинта присели за столик, и Хуанито задал наконец мучивший его вопрос:

— Где товар? — спросил он, глядя в глаза Мигелю. Мигель затянулся сигаретой и широко улыбнулся. Он сунул руку в карман джинсов и вынул оттуда маленькую круглую коробочку, крышка которой была приклеена скотчем.

— Я хотел тебя подразнить и сказать, что его нет, но не смог сдержать свою радость и не похвалиться.

Хуанито с довольным видом покрутил коробочку в руке, прежде чем убрать ее в свой карман. Он похлопал Мигеля по плечу:

— Браво, малыш! Если это то, что нужно, мы получим толстую пачку бабок. Но если ты ошибся, нам покажут кукиш.

— Я уверен, что не ошибся, — заверил Мигель.

— Тем лучше, — кивнул Хуанито. Облокотившись о стол, он неожиданно сменил тему разговора.

— Теперь слушайте меня внимательно. У меня есть для вас нечто посерьезнее. Встреча с американцем, о котором я вам говорил, назначена на сегодняшний вечер. Надеюсь, вы не передумали?

— Я — нет, — твердо сказал Энрико.

— А ты, Мигель?

— Нет.

Хуанито огляделся, но никто не обращал на них внимания. Понизив голос, он продолжал:

— Мы должны проникнуть на виллу, которая находится в фешенебельном квартале. Американец живет один. Кроме него в доме есть еще повар-француз. Американца зовут Эдгар Джонс, он директор банка. Я полмесяца выслеживал его. Он не возвращается раньше девяти часов вечера и любит девочек… Мой план такой…

Хуанито прервался и посмотрел на часы.

— Сейчас вы вернетесь домой и оставите там свои мотоциклы, я заеду за вами, и мы поедем вчетвером на машине, которую я только что угнал. Мы остановимся в квартале Белем, Хасинта останется в машине.

Хуанито взглянул на свою подружку и продолжал:

— Ты сядешь за руль и будешь следить снаружи. Если кто-нибудь подойдет к вилле, просигналишь, чтобы предупредить нас. Дашь три гудка. После этого ты выйдешь из машины, поднимешь капот и позовешь на помощь этого человека. Поняла?

— Можешь не волноваться, Хуанито. А если это будет полицейский и попросит права? Что мне тогда делать?

— Кто не рискует, не выигрывает, — изрек Хуанито. Без всякого перехода он продолжил:

— Энрико звонит в ворота, а я и Мигель незаметно проникаем в сад. Когда повар откроет входную дверь, мы втолкнем его внутрь и оглушим. Но прежде он должен нам сказать, где американец прячет деньги. Будем брать не только доллары, но и предметы искусства, коллекции марок и прочие ценности.

Он внимательно посмотрел на обоих соучастников и спросил:

— Идет? Энрико кивнул.

— Идет. Но откуда тебе известно о коллекциях марок и о прочем? Ты уже успел там побывать?

Хуанито отрицательно покачал головой:

— Нет, я знаю это от одного надежного человека, который навел меня на это дело. Кстати, ему тоже придется выделить долю, но об этом после.

— Поехали, и спокойно. Сейчас не время привлекать внимание к своим мотоциклам.

Глава 2

Час спустя «остин купер» остановился на улице Декобертас, напротив сквера, в нескольких метрах от входа на виллу Эдгара Джонса. Солнце уже скрылось за горизонтом и в соседних домах зажглись огни. В машине все молчали, внимательно осматривая окрестность. Все было спокойно в роскошном квартале. Трое молодых грабителей вынули из карманов по платку и обвязали ими свои лица на манер бандитов из вестернов. Все трое вышли из машины, и в соответствии с разработанным планом Хасинта заняла место за рулем.

Хуанито и Мигель направились к вилле с перекинутыми через плечо полотняными сумками. Подойдя к ограде, они ловко перепрыгнули через нее. Три окна были освещены: два на первом этаже и одно — на втором.

Бесшумно ступая по краю лужайки, они подошли к крыльцу, поднялись на него и встали спиной к стене по обе стороны от двери. Хуанито помахал рукой, и Энрико, остававшийся снаружи, дважды нажал на кнопку звонка, вмонтированного сбоку от решетчатой калитки.

Через несколько минут послышалось шарканье ног, а затем щелчок замка.

Дверь открылась, и на крыльцо вышел крупный, лет пятидесяти мужчина с лысиной. На нем была сорочка с короткими рукавами и белый передник, доходивший до лодыжек.

Однако Хуанито не успел заметить все эти детали. Он бросился на мужчину сзади, обхватив одной рукой его голову, а другой закрыв ему рот. После этого он втолкнул его в дом. Следом за ним в дом вошли Мигель и Энрико, заперев за собой дверь на замок.

— Тихо, или я сверну тебе шею, — сказал Хуанито. — Понятно, батя?

Он грубо толкнул мужчину в сторону Мигеля, принявшего его в свои руки. Затем тем же ласковым голосом добавил:

— Быстро скажи нам, где твой хозяин прячет бабки, разумеется, если хочешь жить…

Повар от страха потерял дар речи. В этот момент из комнаты, выходящей в холл, дверь которой была приоткрыта, послышался мужской голос, спросивший с сильным американским акцентом:

— В чем дело, Луи?

В ту же секунду в дверях появился высокий рыжеволосый мужчина и застыл с открытым ртом. Его оцепенение продолжалось не более секунды. Овладев собой, он стремительно бросился в комнату. Мигель поднял руку и с силой ударил повара в затылок. Повар упал, стукнувшись головой о край комода, и бандиты бросились в комнату вслед за американцем. Когда они влетели в комнату, Джонс выдвигал ящик стола, чтобы взять свой револьвер. Однако он не успел этого сделать, так как трое португальцев уже бросились на него. Ему оставалось защищаться только кулаками.

Ударом в челюсть он уложил Мигеля на ковер. Второй удар был предназначен для Энрико, но тот увернулся от него с ловкостью тореадора. Так закончилась для Эдгара Джонса безнадежная борьба. Тяжелое пресс-папье, брошенное Хуанито, ударило Джонса по голове, и он упал на колени, затем рухнул на пол, оглушенный.

— Это не входило в программу! — заметил Энрико хриплым голосом. — Ты говорил, что он никогда не возвращается домой раньше девяти…

Хуанито не удостоил его ответом. Он один сохранял спокойствие. В его взгляде сверкнуло злорадство.

— Быстро! — сказал он. — Слуга…

Не глядя на Мигеля, держащего руку на челюсти, он стремительно выбежал в холл и остановился как вкопанный.

Входная дверь была настежь открыта, а повар исчез. Энрико изменился в лице:

— Надо быстро уходить, пока он не вернулся с полицией.

Охваченные паникой, Энрико и Мигель выбежали из дома.

Хуанито и бровью не новел.

Подождав, когда оба приятеля пересекут сад, он вернулся в комнату, где стонал лежащий на полу лицом вниз американец. Он подошел к нему, просунул под его живот ногу и перевернул его на спину, после чего опустился на колено. Он вынул из кармана длинный нож со стопорным вырезом и щелчком открыл его. Без колебания, уверенным жестом убийца вонзил лезвие под левую челюсть своей жертвы и перерезал ему горло. Из горла, рта и носа Джонса брызнул поток крови. По его телу прошла судорога, словно его подключили к электрическому току, и он замер.

Хуанито вытер лезвие о брюки американца и спокойно сунул нож в карман, затем встал и быстро вышел из комнаты мягкой походкой андалузского танцора. Он выполнил свою миссию. Вернувшись в «остин купер», где его ждали Хасинта и оба напарника, он грубо выругался.

Они уже собирались уехать, но им помешала Хасинта.

— Ты что, спятил? — спросил Энрико. — Или хочешь, чтобы мы все попались?

— Заткнись! — оборвал его Хуанито, садясь рядом с шофером.

Энрико, сидевший за рулем, нажал на акселератор, и машина тронулась, громко скрипя шинами.


Спустя несколько минут, оставив угнанную машину на тихой улочке и расставшись со своими спутниками в квартале Альфама, Хуанито вошел в телефонную кабину.

Он набрал номер и после третьего гудка услышал певучий женский голос, ответивший на ломаном португальском.

— Я хотел бы поговорить с сеньором Диасом.

— Кто его спрашивает?

— Хуанито Мендерес.

— Минутку…

Через некоторое время Хуанито снова услышал голос женщины:

— Вы слушаете?

— Да.

— Сеньор Диас спрашивает, выполнили ли вы порученную вам миссию?

Хуанито сказал раздраженно:

— Если бы я ее не выполнил, я бы не звонил. Передайте ему также, что товар, интересующий его, уже у меня.

После короткой паузы женской голос сказал:

— В таком случае, сеньор, подъезжайте через четверть часа к парку Санта Лючия. Сеньор Диас будет вас ждать в черном «форде» с кремовой крышей. До свидания, сеньор.

Женщина повесила трубку.

Хуанито сделал то же самое и вышел из кабины. У него было достаточно времени, чтобы прийти вовремя на свидание. Он посмотрел на часы. Было немногим больше девяти, и прохожих на тротуарах становилось Меньше. Спустя десять минут, сунув руки в карманы и насвистывая, Хуанито прогулочным шагом вышел на улицу Лимоера, ведущую к парку Санта Лючия.

Он спокойно прошел мимо городской тюрьмы и через несколько минут уже был в условленном месте.

В тот же самый момент у края дороги остановился черный «форд» со светлой крышей. Из опущенного окошка задней дверцы высунулась голова мужчины в дымчатых очках и сделала ему знак сесть в машину. Хуанито сразу узнал сеньора Диаса, круглолицего азиата с лицом землистого цвета. Хуанито сел рядом с ним на заднее сиденье, и машина тотчас же тронулась. За рулем сидел полный седовласый человек, которого Хуанито всегда видел только со спины или в профиль.

Диас закурил сигару и выпустил два кольца голубого дыма. Не глядя на португальца, он сказал с едва уловимым акцентом:

— Я вас слушаю, Мендерес!

Хуанито сунул руку в карман брюк и вынул оттуда небольшую круглую коробочку, которую ему передал Мигель.

— Вот фильм.

Азиат посмотрел на нее таким взглядом, словно речь шла о драгоценном камне.

Он удовлетворенно улыбнулся и сунул ее в свой карман.

— Сегодня вечером мы проверим его подлинность, — спокойно сказал он. — А теперь расскажите мне о Джонсе.

— Я сделал все, как вы приказали, — ответил молодой бандит.

— Он мертв?

Хуанито утвердительно кивнул.

— Я перерезал ему горло. Сейчас, я думаю, он уже в морге.

— Прекрасно, — похвалил азиат.

Он достал толстый конверт из внутреннего кармана пиджака и протянул его молодому человеку.

— Держите. За работу. Можете пересчитать… Хуанито махнул рукой и сунул конверт под сорочку.

— Я вам доверяю, — улыбнулся он. — А за фильм?

— Сначала мы должны убедиться в его подлинности. «Форд» медленно ехал по проспекту Свободы, одной из самых широких магистралей Лиссабона, сверкающей неоновыми рекламами.

После небольшой паузы Диас неожиданно сказал фальцетом:

— Я хочу вам предложить еще один «контракт», если вас это интересует.

— Я никогда не отказываюсь от работы, если мне хорошо платят, — ответил Хуанито.

— Тариф остается прежний.

— Можете на меня рассчитывать, сеньор. Кого нужно убрать?

Диас выпустил два новых кольца дыма, вынул сигару изо рта и медленно повернул голову к молодому португальцу:

— Речь идет еще об одном американце. Его зовут Гарри Левис…

Глава 3

Юбер Бониссер быстрым шагом обогнал толпу пассажиров, устремившуюся к выходу из лиссабонского аэропорта Портела де Сакавем.

Он подошел своей плавной походкой к полицейскому в коричневой форме и плоской фуражке, который следил за распределением такси. Полицейский свистнул в свисток, и к нему подъехало несколько машин.

Юбер сел в одну из них, бросив чемодан на заднее сиденье.

— Отель «Риц»… Я очень спешу.

Тон его был повелительным. Шофер, толстый мужчина с брюшком, обернулся и мрачно взглянул на своего клиента. Он не привык, чтобы с ним так разговаривали. Однако, встретившись взглядом с холодными голубыми глазами пассажира с аристократическим лицом, он предпочел воздержаться от комментариев и молча включил сцепление. Через несколько минут такси выехало на круглую площадь и затем свернуло направо, на Бразильский проспект. Спустя четверть часа, не проронив ни единого слова, шофер остановил машину у отеля «Риц». Юбер рассчитался с шофером, дав ему хорошие чаевые. Шофер что-то пробурчал в знак благодарности.

Швейцар в бежевой форме и белых гетрах взял чемодан и открыл дверь отеля. Юбер последовал за ним. Войдя в просторный современный холл, он направился к администратору.

— Меня зовут Дэвид Левис… На мое имя должен быть заказан номер.

Служащий за прилавком заглянул в толстый журнал и покачал головой:

— Ничего нет, сеньор. У нас все занято.

Юбер положил перед служащим двадцатидолларовую бумажку:

— Прошу вас посмотреть внимательнее, — сказал он улыбаясь.

— Разумеется, господин Левис, одну минуту…

Юбер по привычке быстро огляделся вокруг. В холле было полно народу, но он не заметил ни одного знакомого лица.

— Господин Левис, — обратился к нему служащий, протягивая ключ коридорному, — ваша комната № 208. Все в порядке. Приятного пребывания в Лиссабоне.

— Спасибо.

Юбер сунул в руку коридорного доллар.

— Отнесите мой чемодан в комнату и скажите, где находится бар.

— В глубине холла, направо, — сказал молодой лакей, направившись к лифту.

В баре было пусто. Дорогие кожаные кресла, однако, плохо сочетались с полом, выложенным из плит белого и голубого цвета. Подойдя к стойке бара, Юбер заказал рюмку виски со льдом. Напротив бара он заметил три телефонные кабины. Выпив виски, Юбер решил немного пройтись. На улице к нему сразу подбежал посыльный и предложил такси. Юбер отказался, спросив, где находится авеню Агияр.

— Напротив, сеньор.

Юбер перешел улицу и остановился на перекрестке.

Пройдя мимо интересующего его дома, он, успокоившись, прогулялся минут десять по улицам и вернулся назад. Никто не обращал на него внимания. Он уверенно вошел в дом № 103 и направился прямо к лифту, мимо комнаты привратника, находящейся слева. На площадку седьмого этажа выходило две двери, на одной из которых была прикреплена табличка с именем Фрэнка Дьюсона.

Юбер позвонил. За дверью послышались шаги, и дверь осторожно открылась. На Юбера смотрели испуганные и недоверчивые глаза молодой метиски.

— Я к сеньору Дьюсону.

Молодая женщина смерила его взглядом с головы до ног и сказала на негритянский манер:

— Сеньора Дьюсона нет. Зачем он вам понадобился? Что вы хотите от сеньора Дьюсона?

Юбер улыбнулся ей своей обаятельной улыбкой, против которой могли устоять лишь немногие женщины.

— Я в Лиссабоне проездом, и мне бы хотелось с ним повидаться. Мы старые друзья.

Улыбка не помогла, и женщина не впустила его. Однако она переспросила:

— Как вы говорите вас зовут?

— Дэвид Левис. Я привез сеньору Дьюсону подарок от его кузена Смита…

Юбер бросил эту фразу, фигурирующую в «подробных инструкциях», на всякий случай, но сразу заметил, что она произвела эффект. На лице цвета рома появилась улыбка, украсившая молодую женщину.

— Входите, сеньор, — сказала она, широко открыв перед ним дверь.

— Сеньор подождет здесь. Сеньор Дьюсон придет…

Юбер вошел в большую комнату, загроможденную безвкусной современной мебелью. Он сел в кресло, скрестив длинные ноги, и стал терпеливо ждать. Спустя несколько минут в дверях появился Фрэнк Дьюсон. Это был мужчина лет сорока, высокий и крепкий, приятного вида. У него были серые глаза и подстриженные ежиком волосы. На нем были полотняные брюки и спортивная сорочка. В руках он держал трубку.

— Простите, что заставил вас ждать, — начал он приветливо, — но, учитывая некоторые обстоятельства, я стал очень подозрителен…

Юбер встал и пожал ему руку. Они познакомились год назад в Вашингтоне, в кабинете Смита…

— Скажу вам откровенно, что я очень рад видеть вас здесь, — продолжал Дьюсон. — Виски будете?

— Охотно.

— Пожалуйста, присаживайтесь. Нам есть о чем поговорить.

— Действительно, — подтвердил Юбер, садясь на свое место. — Вас охраняет настоящий цербер.

— Да, — подтвердил Фрэнк. — Она у меня на службе уже три года и очень предана мне…

В этот момент в комнату вошла метиска, катя перед собой столик, на котором стоял поднос с бутылкой виски «Дж. и Б.», ведерком со льдом и двумя стаканами.

Оставив столик, она молча вышла, закрыв за собой дверь.

Дьюсон налил виски и, подняв свой стакан, поморщился:

— Вы не суеверны?

Юбер вопросительно посмотрел на него.

— Что вы имеете в виду?

— Дело в том, что я не осмеливаюсь предложить тост за ваше здоровье. Когда я в последний раз произнес такой тост, бедняга Эдгар Джонс как раз сидел в вашем кресле, и это не принесло ему счастья. Три дня спустя его нашли на вилле с перерезанным горлом.

— Обо мне можете не беспокоиться, — серьезно сказал Юбер. — Я не суеверен.

Фрэнк Дьюсон прокашлялся:

— Кто будет следующей жертвой? Боюсь, что я. Сначала Эдгар Джонс, потом Гарри Лесли…

Юбер поставил стакан на стол и посмотрел на Дьюсона:

— Вы пессимист, старина. В вашем положении ничего не может быть хуже, не забывайте об этом.

Фрэнк Дьюсон смущенно отвернулся.

— Расскажите мне о Гарри Лесли, — продолжал Юбер. — Нам известно, что он получил нож в спину, выходя из такси, доставившего его домой. Спустя два часа он умер в госпитале святой Марты, не произнеся ни единого слова. К чему пришла полиция? Нашли свидетелей?

Дьюсон закурил трубку, прикрыл глаза и, прежде чем ответить, сделал глубокую затяжку.

— Свидетелями убийства были два человека. Шофер такси и молодая женщина, Анжела Олейра, танцовщица в дансинге «Бико Дурадо» на улице Мизерикордия. Лесли пригласил ее к себе…

— Вы разговаривали с девушкой? Дьюсон покачал головой.

— Она мне ничего не сказала. Впрочем, полиции тоже… Она не видела убийцу, только его тень…

— А шофер такси?

— Он просто-напросто сбежал, и полиция разыскивает его…

— Вы думаете, что он связан с убийцей? — спросил Юбер.

— Не исключено, — ответил Дьюсон неуверенно.

— Вы так не думаете?

— Я склонен думать, что шофер не хочет связываться с полицией и предпочел уйти от неизбежных и бесконечных допросов.

Юбер согласно кивнул.

— Как вы связывались с Лесли? — спросил он.

— Очень просто, — ответил Дьюсон. — Когда у него была интересная информация, он прямо являлся сюда или в «Америкэн Экспресс». Будучи корреспондентом «Нью-Йорк Таймс», он был знаком со многими людьми и посещал разные круги. Он был человеком приятным и энергичным…

Юбер задумчиво отпил глоток виски и неожиданно сказал:

— Я хочу встретиться с Анжелой Олейра… Расскажите мне теперь о Джонсе.

— Джонс был стреляным воробьем. Профессионал, осторожный и недоверчивый, всегда начеку…

— Любопытно все-таки, что такой человек так легко дал себя убить, — заметил Юбер. — Он был женат на португалке?

— Это было четыре года назад. Он женился на дочери офицера морского флота, но они прожили вместе всего шесть месяцев. Она изменяла ему напропалую.

— Рогоносец, — резюмировал Юбер. — Что с ней теперь?

— Джонс не любил об этом вспоминать, но как-то упомянул, что замуж она больше не вышла. С кем-то живет…

— У вас есть ее адрес?

— Нет, но я могу его узнать. Вы хотите с ней встретиться?

— Возможно. Сейчас я хочу составить список людей, с которыми общались Джонс и Лесли, но я уже вижу, что он не очень длинный.

— Однако есть один человек, с которым было бы интересно встретиться. Полиция разыскивает его. Это повар Джонса, француз по имени Луи Транелли. Он исчез в день убийства своего хозяина.

— Любопытно, — прошептал Юбер. — Если я не ошибаюсь, Джонс был убит между девятнадцатью и двадцатью часами?

— Таково мнение судебного эксперта.

— Следовательно, когда убийца или убийцы вошли в дом, повар находился на вилле.

— По всей вероятности, да. Тем более что Джонс почти никогда не ужинал в городе. Для этого он взял на службу повара.

— Поскольку Луи Транелли исчез, — продолжал Юбер, — то это означает, что он либо виновен, либо похищен убийцами, либо в сговоре с ними. Скорее же всего, последнее. Однако в этом загадочном деле логика неуместна… Что вы об этом думаете, Дьюсон?

Американский резидент в Лиссабоне пожал плечами и вздохнул:

— Не знаю что и думать. Не могу найти другого объяснения этим убийствам, кроме того, что наша сеть засвечена… Я боюсь, что…

— Продолжайте, — сказал Юбер, заметив, что Дьюсон колеблется.

— Я боюсь, что кто-то решил убрать по очереди всех членов нашей сети…

Он снова вздохнул.

— Единственное, чего я не понимаю, так это с какой целью… Как вы думаете?

Юбер с горечью улыбнулся.

— Я разделяю ваше мнение, Дьюсон. Кроме того, я должен вам сообщить, что после убийства Джонса и Лесли были убиты еще трое наших агентов в Мадриде. Поэтому Смит и отправил меня сюда.

Дьюсон побледнел, и трубка застыла в воздухе. В его взгляде был испуг.

— Кому нужны эти убийства, как вы считаете? — спросил он изменившимся голосом. — Левым группировкам или иностранным державам, использующим профессиональных убийц?

— Надеюсь, что в ближайшее время я смогу ответить на этот вопрос. А пока нам остаются гипотезы…

После короткой паузы Юбер спросил Фрэнка:

— Вы заказали мне номер в отеле?

Дьюсон заметил, что его трубка погасла, и положил ее в пепельницу.

— Да, я позвонил вчера в «Амбасадор», как было условлено. Это отель с четырьмя звездочками, расположенный на авеню Луле. Надеюсь, что он вам понравится.

— Я знаю его, — перебил Юбер. — Я останавливался в нем не так давно.

Дьюсон вздрогнул. Юбер весело рассмеялся:

— Ах да, вы об этом ничего не знали. Я обошелся без вашей помощи, но сейчас дело другое и непосредственно касается вас… Я назвался тем же именем, что и в прошлый приезд: Дэвид Левис, служащий Госдепартамента, изучающий возможности инвестирования для США.

— О’кей. Однако это необычно: пользоваться одним и тем же прикрытием дважды в одной и той же стране, не правда ли? — спросил Дьюсон.

— Да, вы правы, но, поскольку меня не раскрыли, сейчас это может быть моим козырем. Я приехал с тем же паспортом, в котором отмечен мой предыдущий приезд. Однако, чтобы спутать карты, на этот раз я остановился в «Риц», напротив вас.

— Надеюсь, вы не вернетесь сразу в отель, и мы поужинаем вместе? — предложил Дьюсон. — Августина прекрасно готовит, и нам есть еще о чем поговорить.

Юбер согласился, отметив про себя, что Фрэнк Дьюсон облегченно вздохнул, наполнив рюмки скочем. Он не мог скрыть мучившую его тревогу.

Юбера вывел из задумчивости вопрос Дьюсона:

— О чем вы думаете?

— Об этом поваре, Луи Транелли, — ответил Юбер. — Если бы нам удалось найти его, он поведал бы нам немало интересного…

— Да, но все поиски, предпринятые полицией, остаются безрезультатными…

После непродолжительного молчания Дьюсон неожиданно вскочил:

— Извините, я должен отдать некоторые распоряжения Августине относительно ужина. Если вы не против, мы поужинаем в девять часов.


В девять часов вечера Луи Транелли выходил из бара отеля «Феникс», расположенного на площади Маркиза де Помбаля, откуда он только что звонил. Узнать в нем повара Джонса было не просто. Одетый в бежевый костюм и соломенную шляпу того же цвета, в темных очках, он был почти неузнаваем. На его лице застыла удовлетворенная улыбка. Человек, которому он только что звонил, наконец принял решение. Впрочем, другого он и не ожидал. Француз был вознагражден за свое терпение. Когда он позвонил ему в первый раз и предложил сделку, тот сразу повесил трубку. Транелли позвонил снова. Теперь его уже внимательно выслушали, не перебивая.

Предложение Транелли не вызвало у него ни возражения, ни удивления. Его собеседник наконец-то согласился встретиться с ним, чтобы передать потребованную Транелли довольно круглую сумму.

Луи Транелли достал из кармана коробку сигар, сунул одну из них между зубов, закурил, спокойно перешел площадь Маркиза де Помбаля и пошел по проспекту Свободы к станции метро «Ротонда».

Вечер был приятный, и на улице было много прохожих. Предавшись мечтам о будущем, он даже не обратил внимание на то, что его несколько раз толкнули. Хватит работать на других. Теперь, получив деньги, он сможет вернуться на родную Корсику и начать свое дело. Он сможет открыть кафе или ресторан.

Транелли сел в вагон метро, переполненный туристами. Он назначил свидание своему корреспонденту на девять сорок пять у церкви Фатима. Его собеседник объяснил ему, что не хочет выходить из машины: в его положении это было понятно.

Транелли вышел из метро на станции «Салдана», дошел до угла проспекта Республики и повернул налево, на авеню Кризостано. Прохожих на улице становилось меньше. Луи Транелли увидел церковь, напротив которой стояла светлая машина с погашенными фарами. Он узнал машину своего собеседника и, довольный, улыбнулся. Пройдя метров двадцать, он остановился, чтобы закурить новую сигару. Он чувствовал себя хозяином положения и хотел дать это понять. Не спеша подойдя к автомобилю, он вынул сигару изо рта, стряхнул пепел и сказал, наклонившись над дверцей с ироничной улыбкой:

— Добрый вечер.

Он мог представить себе все что угодно, кроме такого ответа на свое приветствие. Мужчина, сидевший в машине, трижды выстрелил из пистолета с глушителем, выстрелы которого произвели меньше шума, чем захлопнувшаяся дверца машины. Луи Транелли широко открыл глаза, сигара выпала изо рта, и он рухнул на землю. Из его горла хлынула кровь.

Когда Луи Транелли испустил последний вздох, машина с бешеной скоростью мчалась в западную часть города.

Глава 4

В одиннадцать часов вечера Юбер вышел от Фрэнка Дьюсона и прямо направился в отель «Риц». Он вошел в комфортабельный номер. Открыв чемодан и разложив вещи в шкафу, он решил принять душ. После душа он побрился, оделся и решил отправиться в дансинг «Бико Дурандо» в надежде встретиться там с Анжелой Олейра. Он не рассчитывал много узнать от этой танцовщицы, которая, по словам Фрэнка Дьюсона, ничего не смогла сказать полиции об убийстве Гарри Лесли, но тем не менее он хотел с ней встретиться.

Тот факт, что она направлялась к Лесли в три часа ночи, говорил о том, что она была профессионалкой и являлась по вызовам, а Лесли был, вероятно, предпочитаемым ею клиентом. Она могла знать людей, с которыми он встречался: между постоянным клиентом и девушкой по вызову часто устанавливаются дружеские отношения. Она, например, могла бы вспомнить о некоторых деталях, несущественных для нее, но представляющих интерес для Юбера.

В холле отеля два человека беседовали с администратором. Юбер не стал оставлять ему ключ от комнаты и прямо направился к двери. Он остановил проходившее мимо такси и, устроившись на заднем сиденье, сказал шоферу адрес:

— Улица Мизерикордия. Шофер согласно кивнул.

— Бар «Бико Дурадо», — уточнил Юбер.

Шофер снова кивнул. Спустя пять минут такси остановилось у входа в ночной клуб. Юбер рассчитался с шофером, дав ему щедрые чаевые в обмен на тысячу благодарностей.

Он вошел в кабаре, где к нему сразу же подбежал любезный портье, указав на лестницу, ведущую на второй этаж. Поднявшись по лестнице, Юбер был встречен метрдотелем, проводившим его в ночной клуб.

В глубине зала, на эстраде, освещенной многоцветными огнями, тихо играл оркестр. На небольшой площадке танцевали пары. Приятная атмосфера способствовала налаживанию контактов…

Юбер сел за свободный столик. К нему, улыбаясь, подошла красивая блондинка, одетая в облегающую блузку из красного шелка и черные облегающие шорты. У нее были точеные загорелые ноги.

— Меня зовут Мари-Хосе, сеньор. Надеюсь, вы предложите мне что-нибудь выпить. В настоящий момент я чувствую себя сиротливо.

Она говорила медленно и с легким акцентом.

— С удовольствием, Мари-Хосе. Присаживайтесь. Я делаю для сирот больше, чем соцобеспечение.

Девушка хрипло рассмеялась. К ним подошел метрдотель.

— Виски, — заказал Юбер. — Предпочтительно «Дж. и К.»

— Мне то же самое, Пабло. Вы не против, сеньор?

— Разумеется, нет, но при условии, что бутылка будет стоять на столе с достаточным количеством льда.

Почти все столики были заняты. Они были накрыты красными скатертями и освещены небольшими лампами. Танцовщицы, почти все очаровательные, не долго оставались «сиротами».

Юбер взял с Мари-Хосе дружеский тон. Он сразу узнал, что кабаре посещают в основном иностранцы или богатые португальцы. Они искали здесь девушку на ночь. Действительно, в отличие от других ночных клубов, здесь танцовщицам разрешалось уходить с клиентами.

Метрдотель вернулся с бутылкой виски «Дж. и К.» и открыл ее в присутствии клиента.

Юбер положил в свою рюмку много льда. Он решил сам поухаживать за своей дамой.

— Осторожно, сеньор, — предупредила она его. — Когда я выпиваю лишнее, я становлюсь влюбчивой.

Юбер протянул ей рюмку.

— За ваше здоровье! И если бы это с вами случилось, то я постарался бы вас не разочаровать.

Мари-Хосе отпила глоток виски и поблагодарила своего спутника взглядом, говорившим, что она не осталась равнодушной к обаянию этого высокого, светлоглазого мужчины.

— Скажите, пожалуйста, — прямо спросил Юбер, — Анжела Олейра — ваша приятельница?

— А вы ее знаете?

— По правде говоря, нет. Я бы хотел, чтобы вы представили меня. Я хочу поговорить с ней об одном моем друге. Вы ничего не слышали о Гарри Лесли?

— А, вот почему вы хотите ее видеть. Вы полицейский?

— Нет, я ведь американец. Американские полицейские не ведут расследований в чужих странах.

— Значит, вы частный сыщик?

— Да нет же, — сказал Юбер с самым невинным видом. — Меня зовут Дэвид Левис, я — чиновник Госдепартамента и изучаю возможности инвестирования США в Португалии. Гарри был моим другом, и я хочу узнать, почему его убили. — Отпив глоток виски, он добавил: — Он был славный парень и не имел врагов. Анжела Олейра может мне что-нибудь рассказать…

Некоторое время Юбер молчаливо созерцал лед в своей рюмке, затем неожиданно спросил:

— Так вы знали Гарри Лесли? Вы мне ничего не ответили…

Красивое лицо Мари-Хосе стало очень серьезным, и она сказала:

— Да, я в курсе, ведь Анжела — моя подруга, но ваша история с инвестированием кажется мне подозрительной.

— Между тем это правда. Мы инвестируем в Португалии и в Испании.

Юбер старался говорить как можно убедительнее. Мари-Хосе внимательно посмотрела на него и покачала головой:

— Понятно… Я полагаю, что это очень увлекательная работа. Но Гарри был журналистом…

— Да. Мы познакомились с ним в Калифорнийском университете, — солгал Юбер. — Я узнал, что его убили, когда он возвращался домой в компании молодой женщины по имени Анжела Олейра.

— Вы вычитали это в одной из американских газет? — иронично спросила Мари-Хосе.

— Я не помню. В это время я находился в Европе, на Майорке. Поэтому я и решил приехать сюда, чтобы узнать обо всем подробнее на месте.

Танцовщица задумчиво молчала. Она обвела зал глазами и, повернувшись к Юберу, неожиданно сказала:

— Я вас оставлю на минутку. Я только посмотрю, нет ли поблизости Анжелы. Я надеюсь, что вы не хотите, чтобы у нее были неприятности?

Она быстро удалилась в соседний зал, где находился бар.


Юбер несколько секунд смотрел на танцующие на площадке пары, затем взглянул на часы. Половина первого. Скоро должно начаться варьете. Мари-Хосе вернулась за столик, и Юберу показалось, что она смотрит на него насмешливо.

Она пригубила рюмку с виски и загадочно сказала: — Анжела там, но она приглашена на танец одним клиентом… Вон она, в зеленом платье.

Юбер сразу увидел девушку, танцевавшую с лысым типом с брюшком. Мари-Хосе, наблюдающая за Юбером, догадалась, о чем он думает.

— Не так-то просто будет избавиться от этого типа, — заметила она. — Он уже целую неделю не отлипает от Анжелы.

— Вы его знаете?

— Его все знают. Это Эмилио Хименес, торговый представитель. Женат, четверо детей.

Юбер чуть заметно улыбнулся.

— Я знаю, как от него избавиться. Здесь есть телефон?

— В баре, но можно также позвонить из телефона-автомата.

— Я предпочитаю позвонить из кабины. Мари-Хосе улыбнулась в свою очередь и подозвала метрдотеля.

— Пабло, покажи сеньору, где телефон.

Юбер закрылся в кабине и набрал номер телефона Дьюсона.

На четвертый гудок трубку сняли, и он услышал голос резидента США.

— Алло, Дьюсон?

— Кто говорит?

— Дэвид Левис. Я вас не разбудил?

— Нет, но я собираюсь укладываться. Вы звоните из отеля?

— Нет, из «Бико Дурадо».

— Из «Бико Дурадо»? — удивленно переспросил Дьюсон. — Я вижу, что вы не теряете времени…

— Обратное для нас чревато…

— Вы уже встретились с девушкой? — спросил Дьюсон.

— Пока нет, — ответил Юбер. — Поэтому я вам и звоню. Мне нужна ваша помощь. Наберите номер «Бико Дурадо» и попросите к телефону сеньора Хименеса. Скажите, что звоните из больницы… что его жене плохо и она просит его немедленно приехать. Добавьте, что вам пришлось обзвонить уже несколько ночных клубов, пока вы его нашли.

— Можете на меня рассчитывать, но скажите, пожалуйста, — добавил он с неожиданным чувством юмора, — чем страдает сеньора Хименес?

— Острым приступом перитонита, — не задумываясь сказал Юбер. — Спокойной ночи. До завтра.

Танцующие пары расходились за столики после объявления пятнадцатиминутного перерыва для музыкантов. Юбер заметил, что метрдотель принимает заказ лысого толстяка со спутницей в зеленом платье. Не успел Юбер сесть, как послышался телефонный звонок. Некоторое время спустя Юбер увидел Пабло, направляющегося к столику сеньора Хименеса.

Толстяк засопел, вскочил на ноги и вышел из зала вслед за метрдотелем.

Мари-Хосе лукаво посмотрела на Юбера:

— Я вижу, что с воображением у вас все в порядке. Любопытно, что вы придумали?

— Четверо детей сеньора Хименеса заболели коклюшем, — серьезно ответил Юбер. — Они умирают без папочки.

— И вы думаете, он клюнет на эту удочку?

— Держу пари, что через три минуты его здесь не будет. В этот момент в зал вернулся красный, запыхавшийся Хименес. Он подошел к столику, где его ждала Анжела Олейра, но не сел за него. Он склонился над ухом девушки, что-то объясняя ей, вынул из бумажника несколько банкнот, положил их на стол и удалился быстрым шагом, не глядя по сторонам.

Мари-Хосе восхищенно посмотрела на Юбера:

— Я вижу, что если вы чего-нибудь хотите, то…

— Я иду на все, чтобы этого добиться, — закончил Юбер, смеясь. — А вас я попрошу предложить Анжеле пересесть за наш столик.

Мари-Хосе колебалась:

— Хорошо, но только не говорите ей, что это я назвала вам имя ее кавалера…

— Разумеется, — заверил Юбер.

— Значит, я представлю вас другом Гарри Лесли?

— Естественно. Если она предпочитает бар, мы можем отправиться туда.

Мари-Хосе встала из-за стола и подошла к Анжеле Олейра. Они обменялись несколькими фразами, и Анжела несколько раз взглянула в сторону Юбера.

Юбер разочарованно увидел, что Мари-Хосе возвращается одна, но она успокоила его, сказав, что Анжела предпочитает, чтобы он сел за ее столик.

— Прекрасно. Спасибо, Мари-Хосе. Я скоро вернусь.

Юбер оплатил напитки и телефонный разговор, оставив щедрые чаевые, сунул в руку девушки пятьдесят долларов и самым естественным образом направился к столику Анжелы Олейра.

Анжела была ниже ростом и совершенно другого типа, чем ее приятельница. Она была тоже красивой, но брюнеткой. У нее был чувственный рот и маленький носик. Юберу больше всего понравились ее большие глаза орехового цвета. Ее зеленое платье с большим вырезом облегало фигуру, как купальный костюм.

Юбер слегка наклонился:

— Разрешите представиться… Дэвид Левис, друг бедняги Гарри…

Анжела с интересом взглянула на него и протянула ему ухоженную маленькую руку:

— Садитесь, прошу вас, — предложила она, не переставая смотреть на него.

— Что вам заказать?

Анжела посмотрела на ведерко с только что открытой бутылкой шампанского.

— Я пью только шампанское.

— Я тоже, но только французское, — лицемерно сказал Юбер. — Я предпочитаю «Дом Перинён», а вы?

Девушка взглянула на него с повышенным интересом, после чего подняла руку, чтобы подозвать официанта, обслуживающего их столик:

— Хосе! Замените эту бутылку на «Дом Перинён». Она вынула сигарету из пачки «Кэмел» и закурила.

— Вы действительно были другом Гарри? — спросила она. В ее голосе Юбер уловил сомнение.

— Вы мне не верите? Она улыбнулась.

— Извините меня, — сказала она, — но после смерти Гарри столько людей приходило расспрашивать о нем и все представлялись его друзьями.

— Можно полюбопытствовать, кто именно? Анжела Олейра пожала плечами.

— Раньше я никого из них не видела. Можно только удивляться, сколько у Гарри было друзей. И это не считая полицейских, в том числе комиссара Альмейра, который вызывал меня в свой кабинет уже раз пять.

— Любопытно, — прошептал Юбер. — Могу вас заверить, что в моем случае это действительно правда. Мы вместе учились в Калифорнийском университете. После этого мы на несколько лет потеряли друг друга из вида: он ушел в журналистику, а я — в Госдепартамент. Но два года назад мы снова встретились в Нью-Йорке…

К столику подошел официант, неся в ведерке шампанское. Юбер достал бумажник и вынул из него немного пожелтевший снимок, который ему вручил Смит перед его отъездом из Вашингтона.

На снимке был изображен Гарри Лесли в форме бейсболиста среди своих товарищей.

Он протянул снимок молодой женщине.

— Вы узнаете Гарри? — спросил он. Анжела внимательно посмотрела на фото.

— Он здесь очень молод, но я узнала его без труда.

— А меня вы видите?

— Вы тоже здесь?

— Да. Длинная жердь, за его спиной, это я.

— Нет, вас я бы никогда не узнала, — откровенно призналась Анжела. — Впрочем, здесь виден только профиль…

Она вернула снимок Юберу.

— Вы приехали из США из-за этого убийства? — спросила она.

— Нет, я отдыхал на Майорке, когда узнал о случившемся из газет. Его смерть потрясла меня, и я решил пролить свет на это убийство…

Юбер задумался, затем продолжил после короткой паузы:

— По возвращении в США я собираюсь навестить его родителей, так что, вы понимаете…

Он не договорил из-за нахлынувших на него чувств… Анжела сделала затяжку и погасила сигарету. Юбер продолжал:

— Газеты писали, что вы были свидетелем убийства. Поэтому я и пришел к вам.

— Чего обо мне только не писали! В одной газете был даже намек на то, что я связана с убийцей, представляете?

— Да, журналисты — народ без предрассудков, особенно если речь идет о сенсации. Помянем беднягу Гарри…

Он поднял бокал и поднес его к губам. Анжела выпила свой бокал залпом. Неожиданно Юбер сказал:

— Позвольте мне задать вам один нескромный вопрос. Анжела ничего не ответила.

К их столику подошел официант и обратился к молодой женщине:

— Извините, пожалуйста, Анжела, вас просят к телефону.

— Кто это?

— Я не знаю.

— Я на минутку, — сказала она, вставая.

Юбер сделал знак официанту, чтобы тот наполнил их пустые бокалы.

Глава 5

Оставшись один за столиком, Юбер огляделся вокруг, размышляя о поведении Анжелы Олейра. В отличие от Мари-Хосе, в ней было нечто загадочное, что ускользало от него.

Внезапно он почувствовал на себе чей-то взгляд. Повернув голову, он встретился глазами с Мари-Хосе. Юбер дружески помахал ей, но она не ответила.

К столику вернулась Анжела, и Юбер приподнялся, чтобы подать ей стул.

— Спасибо, — поблагодарила она и закурила новую сигарету. — К сожалению, я должна уйти.

Юбер разочарованно спросил:

— У вас свидание?

— Нет, как раз наоборот, чтобы избежать встречи с одним типом. — Она сделала глоток шампанского. — Моя работа заключается в том, чтобы подсаживаться к клиентам и развлекать их, но в остальном я свободна. Ко мне прилип один очень назойливый клиент. Я сидела с ним за столиком, когда его неожиданно позвали к телефону, и он вынужден был срочно уйти. Так вот, сейчас он позвонил мне и попросил подождать его, он возвращается… Я не хочу с ним встречаться.

Юбер воздержался от замечания о том, что назойливый клиент был вынужден удалиться из-за него…

— Жаль, — вздохнул он. — Мне бы хотелось поговорить с вами еще немного. Может, мы пойдем в другое место?

Она посмотрела на часы:

— Мне не хотелось бы показываться в другом клубе… Если хотите, можете проводить меня. Я приглашаю вас к себе, но без всяких обязательств с вашей стороны, если хотите, как знакомого.

— Очень любезно с вашей стороны, — сказал Юбер с завораживающей улыбкой. — Хорошо. Я постараюсь не поддаться вашим чарам, но это будет не просто…

Анжела оценила столь тонко сделанный комплимент и в свою оче