КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406470 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147321
Пользователей - 92545
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Баев: Среди долины ровныя (Партитуры)

Уважаемые гитаристы КулЛиба, кто-нибудь из вас купил у Баева ноты "Цыганский триптих" на https://guitarsolo.info/ru/evgeny_baev/?
Пожалуйста, не будьте жадными - выложите их в библиотеку!
Почему-то ноты для гитары на КулЛиб и Флибусту выкладывал только я.
Неужели вам нечем поделиться с другими?

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Безымянная: Главное - хороший конец (СИ) (Фэнтези)

прикольно. продолжение бы почитал

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Кравченко: Заплатка (Фантастика)

В версии 1.1 уменьшил обложку.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Влюбленный холостяк (fb2)

- Влюбленный холостяк (а.с. де Монфоры-4) (и.с. Шарм) 498 Кб, 251с. (скачать fb2) - Данелла Хармон

Настройки текста:



Данелла Хармон Влюбленный холостяк

Глава 1

Замок Блэкхит Беркшир, Англия
Зима 1777 года

Он идет.

В темной спальне царит зловещая тишина. Ей слышно, как за старинными стенами замка завывает ночной ветер. Огонь свечи колеблется и вздрагивает на фоне морозных узоров, застывших на стекле. И какой-то первобытный инстинкт подсказывает ей, что он наконец идет… приближается. За участившимися ударами собственного сердца, за унылым гулом ветра в каминной трубе она различила наконец шаги.

Его шаги.

Он поднимался по спиральной лестнице старой башни.

Все ее чувства обострились. Она сидела почти в полной темноте на огромной старинной кровати, скрестив ноги и сжав между коленями тяжелые юбки. Она с новой силой ощутила все: ледяное дыхание ветра на коже… И то, как тонкая льняная простыня скользнула по икрам ног, когда под ее нижней юбкой ничего не осталось… И то, как одинокая свечка у кровати будто померкла в страстном ожидании. Она нежно погладила дуло пистолета, наслаждаясь приятной тяжестью в руке. Дыхание вырывалось из ее груди мелкими, тихими всхлипами. Она напряглась, как хищница, готовая к броску.

Теперь в любой миг…

Он, ничего не подозревая, идет к своей комнате. Звук шагов теперь громче воя ветра, который был ее помощником, когда она поднималась по веревке, цепляясь за парапеты, подоконники, за стены, устоявшие перед ядрами во время Гражданской войны, перед врагами, осаждавшими их в средние века. Теперь они не смогут удержать ее, разгневанную, готовую на все женщину.

Ей нужна одна вещь, и без нее она не уйдет. Этот мужчина одурачил ее однажды, его дьявольские козни едва не стоили ей положения при французском дворе.

Она приложила много усилий, чтобы завоевать уважение и авторитет среди мужчин-политиков, но все это он поставил под угрозу. И вот теперь она станет диктовать ему свои условия.

Он был достойным, опасным противником, одним из самых беспощадных дуэлянтов Англии. Его коварство стало притчей во языцех. Еще в молодости он вертел сверстниками как хотел, но и старшие тоже плясали под его дудку. Он являл собой ту ловкую, зловещую силу, которая, вероятнее всего, стояла за британской разведкой во Франции или, во всяком случае, была вовлечена в нее — в систему шпионов, которые всегда опережали на шаг мудрые замыслы американцев. Ни один человек, пребывая в здравом уме, не хотел бы стать врагом герцога Блэкхита. Особенно теперь, когда он находился в самом расцвете сил…

Она задумчиво провела пальцами по пистолету. На этот раз ему не выйти победителем. О нет. На ее стороне внезапность и неожиданность.

К тому же — медленная коварная улыбка тронула ее губы — она хитра, как истинная дочь Евы.

Вот он остановился перед закрытой дверью. Она прищурила глаза и взвела курок. Звякнула щеколда. Она облизнула губы, в голове зашумела кровь, в ее улыбке появилось предвкушение. Она не отрываясь смотрела на поднимающуюся металлическую пластину. Ни на мгновение не спуская глаз со щеколды, она протянула свободную руку и взяла украденный ею флакон, затем подняла пистолет и прицелилась в то место, где должно оказаться его сердце, когда он войдет.

Дверь бесшумно отворилась, и холодную, мрачную комнату залил неяркий свет. За стеной оглушительно взвыл ветер. Она боялась, что ее напряженные до предела нервы не выдержат. И вот он появился со свечой в руке. Висевший на стене факел освещал его высокую фигуру.

Перед ней было все то же неулыбчивое лицо, в неровном, мерцающем освещении казавшееся ликом Сатаны. В оранжевом свете свечи выделялись высокие скулы, рот с твердыми, красиво очерченными губами, благородный лоб и прямой нос. Его волосы сливались с ночной чернотой, окружавшей его, он не носил пудреного парика. Просто густые черные волны, отброшенные назад и схваченные на затылке полоской бархата.

Он смотрел на нее.

Смотрел неподвижными и смертельно опасными глазами кобры, готовой кинуться на жертву.

Пламя свечи в его руке затрепетало. Напрасно слабый огонек силился отыскать хоть одну мягкую линию на лице, суровом и неумолимом, как камень. Наконец маленький язычок огня сдался и съежился в раболепном ужасе, капля расплавленного воска, как слеза, скатилась по длинному телу свечи.

Ее лицо исказилось злорадной гримасой.

— А, ваша светлость. Я жду вас. Видите, — она подняла вверх руку с любовным снадобьем, ее голос звучал неестественно спокойно, — я нашла маленький флакон у вас в тайнике, а так как я не могу позволить себе еще одной ошибки, вам придется отведать этого зелья, прежде чем я уйду.

Целое мгновение он стоял совершенно неподвижно, глядя на нее непроницаемо-холодными черными глазами. Герцог поставил свечу, его губы тронула едва заметная улыбка, и он пошел к кровати.

К ней. Дверь за его спиной сама по себе медленно закрылась. Она прицелилась. Но это его не остановило. В неверном свете факела она разглядела легкий налет иссиня-черной щетины, покрывавшей его скулы. Безукоризненно сидевший костюм контрастировал с высокими, забрызганными грязью сапогами для верховой езды.

Его пальцы побежали по пуговицам жилета, расстегивая их одну за другой.

Ее ладонь, сжимавшая пистолет, взмокла. Он всего в восьми футах от нее… в шести…

Она прищурилась. Ей страшно хотелось нажать на спусковой крючок. Вот достойная награда за его козни. Но, не обращая внимания на пистолет, он снял жилет и повесил его на спинку стула.

— Эва де ла Мурье, — наконец промурлыкал он бархатным голосом. — Я надеялся, что видел вас тогда не в последний раз.

— Могу вас заверить, Блэкхит, что это действительно так.

— А теперь, думаю, увижу вас всю. Каждый кусочек вашего тела. Ах какие чудеса обещает эта ночь…

Ее улыбка исчезла. Она опустила ресницы, гася опасный блеск в глазах. Он дразнил ее, а она не любила, когда ее дразнят. Он повернулся спиной, подошел к большому зеркалу и, наблюдая за ее отражением, принялся неторопливо развязывать широкий галстук.

Эва взглянула в зеркало и встретила его твердый взгляд.

— Итак, Блэкхит, — промурлыкала она, — будете сопротивляться или сдадитесь? Выбор за вами.

Он поднял голову, чтобы развязать под подбородком последний узел.

— Моя дорогая леди, я бы счел свой выбор очевидным. — Черные глаза из зеркала осмотрели ее грудь… прошлись ниже… задержались на соблазнительном изгибе бедер. У Эвы кровь закипела в жилах. — Особенно если ценишь то, что предлагает жизнь.

— Жизнь предлагает делать выбор между этим, — она подняла флакон, — и этим, — она качнула пистолетом, по-прежнему целясь в грудь герцога. — Если это ненастоящее снадобье, то вы получите пулю в свое коварное черное сердце.

— Да, но у вас нет никакого выбора. Позвольте напомнить, мадам, что вы только что предоставили этот выбор мне.

— Не пытайтесь играть со мной, Блэкхит. Ваши трюки слишком дорого обошлись мне, и я намерена отомстить. — Поскольку он лишь едва приподнял бровь, она с трудом удержалась от того, чтобы нажать на спусковой крючок и убить его на месте. Она встретила его отраженный в зеркале взгляд, огонь столкнулся с огнем. — Ведь у ваших братьев был флакон с поддельным снадобьем в ту ночь, когда я устроила им засаду возле Мэйденхеда, не так ли? Конечно. Его подменили, и из-за этого я получила нечто, от чего король Франции заболел и едва не умер. — Она глубоко вздохнула, пытаясь обуздать ярость. — Вы, черт побери, чуть неразрушили мою жизнь.

Он стянул с шеи длинную ленту белой материи и держал ее двумя пальцами. По его лицу пробежала тень удивленной улыбки.

— Из-за этого вы получили нечто? Разве вам не доставляют удовольствие добровольные отношения, мадам, как всем остальным?

Зеленые глаза зло сузились.

— Вы издеваетесь надо мной, Блэкхит, и я заставлю вас за это заплатить.

Он пожал плечами.

— Что ж, тогда это станет для вас уроком. В конце концов, грабеж на большой дороге — это преступление, за которое вешают.

— Как и убийство английского пэра, но должна заверить вас, что это меня не остановит. А теперь довольно с этим, раздевайтесь. Или, полагаю, вам достаточно просто расстегнуть штаны, так как сомневаюсь, что это займет больше секунды.

Его брови поднялись.

— Прошу прощения?

— Вы слышали, что я сказала.

— Моя дорогая леди. — Его отражение в зеркале улыбалось ей, но покровительственный, едва заметный жест вызвал желание вцепиться ногтями в его лицо. — Уверяю вас, что торопливость и удовольствие не уживаются в постели, — его глаза засветились медленной, наигранной улыбкой, — если позволите мне так выразиться.

— Я здесь не для того, чтобы получать или доставлять удовольствие, и уверяю вас, что не сплю с мертвецами. Если станете продолжать в том же духе, вы покойник. Я намерена, удостовериться, что на этот раз у меня в руках настоящее снадобье. Я испробую его действие на вас.

Его черные глаза светились гипнотическим, пленительным, очаровывающим огнем и легкой насмешливой улыбкой.

— И как же, моя дорогая, оно должно подействовать?

— Заставить вас ощутить любовное возбуждение.

Улыбка стала шире. Он вытянул руку, и шарф неспешно упал на жилет, висящий на спинке стула.

— Ах, конечно. Возбудить меня.

Тон, которым он произнес эти слова — ласкающий, почти приглашающий, полный мягкого принуждения, — заставил ее ощутить неожиданное сладкое томление. Во рту у нее пересохло. Сердце забилось. Она пришла сюда, чтобы украсть снадобье и унизить этого человека… но на самом деле главной ее мыслью было заставить его загореться желанием, а еще лучше — подчинить себе. На мгновение ее глаза задержались на открытой шее мужчины, затем на груди, оценивая его тело, как мужчины во все века оценивали женщин. Но нет. Она не подчинится зову плоти. Она не доставит удовольствия Блэкхиту. Пусть он желает ее, пусть домогается, пусть даже ненавидит — но он никогда не получит ее… не получит на его условиях.

Ясно, что у него в голове роились другие мысли. В зеркале она видела, как его руки расстегивали пуговицу за пуговицей, а глаза — черные, загадочные, с тяжелыми веками — по-прежнему наблюдали за ней. В этих глазах плескалось обещание. А теперь так же невозмутимо, словно раздеваясь перед женой, а не перед той, которая едва сдерживалась, чтобы не спустить курок, он высвободил рубашку из-под ремня и, взявшись за полы, стащил ее через голову.

Мышцы на его спине задвигались и, блеснув в слабом свете свечи смуглой волной, забугрились на мощных плечах. Господи, он великолепен.

Он стоял, глядя на нее в зеркало, рубашка висела на пальце.

— Что теперь, дорогая?

— Повернитесь ко мне и спустите штаны, — резко бросила она, желая его унизить. — Посмотрим, соответствует ли все остальное тому, что уже обнажено.

Он лишь улыбнулся.

Она подалась на кровати вперед.

— Я сказала, спустите штаны. Нравится вам или нет, Блэкхит, вы выпьете это снадобье, и ваше тело покажет, действительно ли это настоящий любовный эликсир, прежде чем его попробует кое-кто поважнее вас.

Герцог нарочито глубоко вздохнул.

— В таком случае боюсь, что не вижу смысла в этом маленьком… упражнении, — пробормотал он, стряхнув с пальца рубашку. Она с шелестом упала на стул, полежала на нем секунду, а затем соскользнула на пол, превратившись в озерцо из тончайшего белого батиста. Блэкхит не стал ее поднимать. Он даже не потрудился повернуться, словноего совсем не заботила опасность, исходящая от Эвы.

Его намеренная беспечность подстегивала злость, кипевшую в ней, — хотя одновременно переполняла желанием. Какая возмутительная наглость! Какая невероятная самоуверенность! Какие… красивые руки, твердые, сильные… Как восхитительны эти мышцы под гладкой кожей!

— Так как, видите ли, — продолжал он с безупречной логикой, — прийти домой и найти в своей постели прекрасную незнакомку — это воплощенная мечта любого мужчины. Одного вашего вида, мадам, а также мысли о том, что вы скоро станете моей, более чем достаточно, чтобы возбудить меня. Хочу вас спросить, какой толк в любовном эликсире и что докажет глоток этого снадобья, когда мужчина уже и без того желает женщину? — Под ее полным праведного гнева взглядом он просто по-детски улыбнулся. — В самом деле, если это та реакция, которую вы хотите получить, то осмелюсь сказать, что вам лучше дать попробовать это одной из статуй внизу.

Улыбка исчезла с губ Эвы. Лицо превратилось в холодную, бесстрастную маску. Она спустила ноги с кровати.

— А, — продолжал Блэкхит все тем же наигранно-веселым тоном, — так вы сами хотите его попробовать. В конце концов, вы, похоже, меньше меня настроены провести ночь в любовных играх… хотя я наверняка смог бы излечить вас от этого странного нежелания, причем без всякого снадобья.

Шутки кончены. Эва соскользнула с кровати, подошла к герцогу сзади и приставила пистолет к его затылку, ее губы оказались в двух дюймах от теплого, смертоносного металла, когда она, привстав на цыпочки, прошипела ему в ухо:

— Вы готовы приступить к делу?

— Более чем готов. Вопрос в том, готовы ли вы, мадам?

Сердито засопев, Эва ткнула стволом в его затылок. В следующий миг она лежала навзничь и пыталась перевести дыхание, придавленная солидным весом герцога. Ее руки были прижаты к матрасу, на который тот молниеносным движением швырнул ее.

Она в изумлении посмотрела на него, сердце колотилось в груди. Он провел ее.

Только представьте!

Он улыбнулся, но его глаза не смеялись. Они блестели холодно, смертельно опасно… и отражали желание, которое она тоже ощущала — но отказывалась окончательно признаться себе в этом. Его губы приблизились, и она отвернулась, чтобы не чувствовать у себя на щеке неожиданного, соблазняющего шепота.

— Знаете, что говорят о женщинах, играющих с огнем? — проговорил он.

— Я не играю.

— Как жаль. А я играю.

— Это не игра, Блэкхит, — процедила она сквозь зубы, косясь на окно. Бежать. Она затрепетала, когда губы, такие теплые, такие требовательные, слегка коснулись щеки возле мочки уха, разжигая огонь страсти, угрожая вовсе лишить ее воли.

— Да нет же, игра… и я уверяю вас, моя дорогая, что победа в ней останется за мной. А поскольку исход неизбежен, то почему бы вам не расслабиться и не насладиться ею?

— Я не могу наслаждаться вниманием негодяя, который едва не разрушил мою жизнь. Почему вы просто не признаетесь, что подменили то снадобье, Блэкхит?

— Да с удовольствием. Видите ли, мой брат Эндрю немного… вспыльчив. Я не мог доверить ему такую ценность, как любовный эликсир… даже несмотря на то что именно он изобрел его. Я хотел провести его одного… А то, что и вы оказались одураченной, и то, что ваши, несомненно, изменнические планы провалились, стало не более чем приятной неожиданностью.

— Я американка, — прошипела Эва. — Хоть вы, надутые англичане, и можете считать мои намерения изменническими, однако мои соотечественники назвали бы их патриотическими.

— Дорогая девушка, когда вы, янки, наконец поймете, что Америка не страна, а несколько колоний?

Эву затрясло от злости. Но он давил на нее своим весом, распяв ее, беспомощную, на простынях, на матрасе. Она почувствовала, как он вынул из ее руки флакон и поставил его на тумбочку у кровати — чтобы до него нельзя было дотянуться, от греха подальше. Она не могла пошевелиться. Не могла даже дотянуться коленом до его паха, чтобы навсегда лишить его возможности произвести на свет шестого герцога. Он приподнялся, чтобы победно взглянуть на нее. Он смотрел на нее, как удав на кролика.

Ее груди заполыхали ответным огнем. Она почувствовала, как под нижней сорочкой, корсетом и платьем набухли и отвердели соски. Еще она ощутила через материю платья, как его напряженная плоть прижимается к низу ее живота.

«Думай, Эва… быстро!»

Пистолет.

Она попыталась поднять руку. Он предупредил ее движение.Крепкие пальцы нежно вернули руку на место, при этом большой палец, едва касаясь, ласкал нежную кожу на запястье, поглаживая, описывая небольшие круги, до тех пор, пока она не перестала вырываться.

Пальцы Эвы безвольно разжались. Пистолет выскользнул из ладони.

— Итак, мадам, — тихо проговорил герцог, поднеся ее руку к губам и целуя в ладонь. — Продолжим? Или отослать вас домой, как пай-девочку? Но тогда вы не узнаете, каково со мной в постели.

Эва отчаянно пыталась возродить в себе злость, которая защитила бы ее, — и обнаружила лишь полную беспомощность.

Паника.

Она посмотрела снизу вверх в эти черные-черные глаза. Говорят, что глаза — это зеркало души, но душа Блэкхита темнее самой темной ночи. Ей не удалось ничего прочесть в его взгляде. Ничего. А потом он прижал руку девушки к губам и мягко тронул ее кончиком языка.

Эва затаила дыхание. Ну и что осталось от ее решительности? Главное — чтобы он не догадался, как она возбуждена и как ненавидит свое тело за такое предательство.

Но герцог все понял. И победно улыбнулся: он и на этот раз выиграл… Он был хозяином положения. Она старалась сохранить над собой контроль, но оставила все попытки после того, как, облизнув кончики пальцев, он стал, едва касаясь, водить ими по гордому изгибу верхней губы Эвы, пока ее глаза не загорелись желанием.

Блэкхит опустил ресницы и, наклонившись, поцеловал ее.

Ей уже ничто не поможет. Девушка обвила руками его шею, ее губы раскрылись навстречу его настойчивому поцелую, признавая сладость поражения. И оно действительно было сладким. Она таяла в его руках, превращаясь в мягкий воск. Ее бедра приподнялись, а ноги раздвинулись в молчаливом приглашении. «Возьми меня».

Он оторвался от ее губ и принялся целовать шею. Его рука лежала у нее на груди, плавными округлыми движениями поглаживая ее. Большим пальцем он ласкал сосок через материю, которая не была для него преградой. Девушка почувствовала, как его пальцы скользнули под лиф, под нижнюю сорочку, высвобождая набухший сосок, чтобы ласкать и теребить его. Длинные, умелые пальцы, которые точно знают, что делают. О Боже, помоги ей! Ни один мужчина не должен так властвовать над ней! Страх перемешивался со страстью. Эва отстранилась, стараясь дышать ровно.

— Я передумала. Сейчас же дайте мне встать, Блэкхит, или пожалеете.

— Если я позволю вам встать, мы оба пожалеем об этом.

— Предупреждаю вас, Блэкхит.

— Конечно, предупреждаете, моя дорогая. — Однако он не обратил внимания на опасный прищур ее глаз. В ее взгляде плескались страх и отчаяние. Он был слишком занят тем, чтобы покорить ее.

— Блэкхит…

Он поднял голову и улыбнулся.

— Ну уж поскольку мы перешли к предупреждениям, то, думаю, пришло время и мне сделать свое.

— Что, — усмехнулась она, силясь вернуть хоть часть прежней бравады, — предложите держаться подальше от спальни большого страшного волка — герцога?

Он сжал губы.

— Если вы еще хоть раз дотронетесь до кого-нибудь из членов моей семьи, я найду вас… и уничтожу.

От этих слов по спине девушки пробежал мороз. Она смотрела на него, кровь стучала в ушах, когда она пыталась найти что сказать.

— Преклоняясь перед вашей изобретательностью, я презираю ничтожные методы, которыми вы воспользовались, чтобы похитить снадобье, — продолжал он. — Должно быть, вы много мните о себе. Чего стоит уловка со сломавшейся повозкой? Вы заставили моих братьев остановиться и помочь вам; и чем же отплатили им за доброту? Оглушили Чарлза и бросили его без сознания на дороге, как последний разбойник. Ведь вы могли убить его. — Черные глаза загорелись гневом. — Дай вам волю, и Эндрю мог бы погибнуть. Возможно, вы плохо меня знаете, но уверяю вас, я не церемонюсь ни с кем, кто угрожает или вредит моей семье. Эва схватила его руку и, сильно сжав ее, отпихнула от своей груди.

— Если у членов вашей семьи не хватает здравого смысла, чтобы не ездить по дорогам ночью, то они получают то, что заслуживают.

— А если у вас, дорогая, не хватает здравого смысла, чтобы держаться подальше от моей спальни, тогда получите то, чего заслуживаете… — его взгляд задержался на ее сосках, которые упруго проступали сквозь материю платья, — и, мог бы добавить, похоже, хотите.

В гневе Эва, не глядя, потянулась за пистолетом, но того не оказалось на месте. Оружие исчезло под клубком смятых простыней, от ее пальцев пистолет отделял целый ворох мягкого льна.

— Может, обойдемся без лишних слов и продолжим… наши игрища и забавы?

Она усмехнулась:

— Какая прекрасная идея.

Эва резко выбросила вперед колено. Но она попала ему не в пах, как намеревалась, а в солнечное сплетение. Это был сильный удар. Герцог согнулся и жадно ловил ртом воздух. «Отлично!» — подумала Эва. Она быстро выбралась из-под герцога, опрокинула его на кровать, вскочила на него верхом и сомкнула пальцы на шее своего врага.

Он уставился на нее с выражением недоверчивого удивления.

— Вот так легко мы можем поменяться местами, — упиваясь своей властью над поверженным противником, прошипела она. — И не забывайте об этом.

Он судорожно сглотнул.

— Мой покойный муж, граф, два года был губернатором французских поселений на Востоке, — добавила она тихо и угрожающе. — Но фактически всем заправляла я. У местных жителей я кое-чему научилась… в том числе и тому, как вывести человека из строя и защитить себя, если потребуется. Если ты еще раз перейдешь мне дорогу — я тебя убью.

Он не пошевельнулся. Они смотрели друг на друга, она сверху, он снизу. Никто не хотел уступать.

И тогда, вопреки всему, взгляд. Эвы упал на эти красивые, томные губы, с которых еще не сошла легкая улыбка. На свой большой палец, вдавленный в его шею. Разве можно не восхищаться им? Он скорее умрет, чем доставит ей удовольствие лицезреть его слабость.

В этом раунде пока боевая ничья. Эва ослабила хватку, но оставила пальцы на шее герцога, предупреждая лишнее движение.

Он лежал спокойно, большая часть его лица скрывалась в тени, но она видела эти дьявольские черные глаза, блестящие, внимательные, оценивающие…

Светящиеся триумфом.

— В самом деле, мадам… знай я, что позиция сверху убедит вас остаться, то предложил бы ее много раньше.

Эва не выдержала. Яростно зарычав, она попыталась соскочить с кровати, но запуталась в простынях и, взмахнув руками, упала на пол. Простыни потянулись за ней, и — благодарение Господу! — обнаружился пистолет, со стуком упавший на холодный просто ледяной пол.

Она схватила оружие как раз вовремя. Блэкхит прыгнул за ней с кровати, и тогда девушка повернулась и выстрелила.

Эхо выстрела прокатилось по комнате. Она увидела, как флакон со снадобьем разлетелся вдребезги, а затем кровь, заструившуюся по ноге Блэкхита, когда он, пошатываясь, сделал к ней пару неуверенных шагов, потом упал, все еще пытаясь ползти.

— Эва-а! — проревел он.

Игра окончена, больше здесь нечего делать. Схватив свою холщовую сумку, Эва кинулась к окну, распахнула его… И исчезла.

Глава 2

Он вскочил на ноги.

Ринувшись к окну и ухватившись за подоконник, он перевесился наружу.

Никого, только раскачивающаяся веревка и какое-то движение на траве далеко внизу. Через мгновение он услышал стук копыт.

За его спиной распахнулась дверь.

— Ваша светлость! Прошу прощения за беспокойство, но могу поклясться, что только что слышал выстрел! С вами все…

Люсьен отвернулся от окна.

Фелпсу, его лакею, было достаточно одного взгляда на ногу герцога, и он, побледнев, прислонился к косяку двери. Встретив суровый взгляд хозяина, он выскочил из комнаты и потопал вниз по лестнице.

Люсьен молча подошел к стулу, сел и, достав из стоявшего рядом шкафчика нож, принялся разрезать штаны. Зазубренный осколок стекла размером с палец глубоко засел у него в бедре, прорвав тонкую материю. Кровь была повсюду, она стекала по штанине, постепенно смешиваясь с образовавшимися на полу пунцовыми лужицами снадобья. Вытащив носовой платок, он ухватился за страшный осколок и, словно не чувствуя боли, стал медленно тянуть.

Кровь потекла сильнее.

Он поднял шарф и уже собрался замотать ногу поверх прикрывавшего рану носового платка, когда возвратился Фелпс, таща за собой одну из горничных, работавших в комнатах верхнего этажа.

— Ваша светлость, я отправил посыльного за доктором. Дворецкий вот-вот поднимется сюда.

Но служанка в ужасе смотрела на ногу герцога.

— Ваша светлость! Спаси нас Бог, что это с вами произошло?

— Здесь был незваный гость, — проговорил Люсьен, глядя на прямоугольник темноты, в которой растворилась графиня де ла Мурье. Краем глаза он увидел, как Фелпс жестом приказал горничной заняться уборкой осколков и разлитой повсюду жидкости. — Оставьте это, — добавил он, — и идите оба спать.

— Незваный гость? — изумленно повторили за ним слуги.

— Но как же он взобрался… — начал Фелпс, но суровый взгляд хозяина заставил его замолчать.

Герцог поднялся со стула.

— Оседлай-ка Армагеддона.

Фелпс собрался было возразить. Но он прекрасно знал, что не стоит спорить с хозяином, особенно когда тот пребывал в холодной ярости. Поклонившись, он вновь направился вниз, чтобы исполнить приказ, испуганная служанка неотступно следовала за ним. Люсьен подождал, пока их шаги затихнут, хромая, вышел из комнаты и направился вниз по каменной винтовой лестнице. Он одолел уже полпути, когда снизу подоспела его сестра, леди Нерисса де Монфор, во главе целой свиты встревоженных слуг, в наспех наброшенном платье.

Она увидела окровавленную ногу герцога и вскрикнула:

— Люсьен!

— Возвращайся к себе, Нерисса.

— Что произошло?

— Я сказал, отправляйся спать.

Она тщетно попыталась загородить ему дорогу. Слуги сбились в кучу вокруг них, некоторые бросились к нему, чтобы помочь. Он жестом отстранил их, приказал обыскать местность и послал за шляпой и плащом. Он слышал, как его приказы передавались от одного к другому, слышал, как Фелпс просил дождаться доктора, слышал, как другие слуги клялись догнать и уничтожить этого незваного гостя: «Как он выглядел?», «Куда он направился?», «Что нам делать, ваша светлость?» Но Люсьен не обращал на них никакого внимания и продолжал спускаться, вцепившись побелевшей рукой в перила и не замечая суматохи, боли, даже сестры, которая сбежала за ним и взяла его за руку.

— Ты не поедешь на этом ужасном коне, — объявила она. Он молча стряхнул ее руку и пошел вперед, несмотря на то что боль сильно отдавалась в бедре при каждом шаге.

— Я уже говорил тебе, чтобы ты возвращалась в спальню, Нерисса.

— Тебе нужен доктор! Нужно наложить шов! Необходим покой!

Они спустились и довольно быстро пересекли Большой зал, где висели старинные доспехи. Нерисса едва поспевала за братом. За каждым из них спешила армия слуг, отчаянно пытаясь уберечь хозяина от еще большего вреда. Но Люсьен упрямо продолжал идти к огромной старинной двери, оставляя за собой на выполненном под мрамор полированном полу кровавый след.

Он толкнул дверь и вышел.

Эва де ла Мурье пустила нанятую лошадь вскачь. Начинался дождь, она чувствовала, как капли стекают по лицу. Она знала, что Блэкхит не преминет броситься в погоню. Он ни за что не позволит ей уйти просто так, да и она сама была бы разочарована, если бы он дал ей уйти без драки. Взявповодья одной рукой, Эва распустила волосы, получая удовольствие от мысли, что он преследует ее, но никогда не поймает.

Она выиграла.

Выиграла!

Она потрясла головой и засмеялась, позволяя пропитому дождем ветру играть ее распущенными волосами. О, как сладка была месть! Ну и пусть железо стремян впивается в ее голые, замерзающие ступни, пусть сбиты колени и поломаны ногти. Наплевать на потерянные ботинки, забытые при поспешном бегстве у подножия башни.

Награда того стоила.

И теперь эта награда надежно спрятана в седельной сумке.

И снова смех вырвался из ее груди. Интересно, когда герцог поймет, что на этот раз она провела его? Как скоро он обнаружит, что во флаконе находился вовсе не эликсир, а всего лишь подделка, которую он сам изготовил, — подделка, из-за которой бедный король Людовик Французский почти целый день не отходил от ночного горшка?

Далеко позади она услышала лай собак. Теперь им никогда ее не догнать. С веселым гиканьем Эва заставила кобылу перескочить через ручей и скрылась в ночи.

Поиски, конечно же, ни к чему не привели. Герцог Блэкхит галопом гонял Армагеддона среди дюн, затем вдоль дороги на Рэйвенском, собаки не отставали от него.

Как только собаки принялись беспорядочно бегать взад-вперед, он поднял черного арабского жеребца на дыбы. Хозяин трактира выбежал наружу в ночном колпаке, кланяясь и почесываясь. В ответ на короткие вопросы герцога извинился за то, что ничем не может помочь. Люсьен сжал зубы. Должно быть, эта сообразительная ведьма сменила коней, подумал он, не позволяя бессильному гневу отразиться на лице. Он повернулся и стал вглядываться в темноту, не обращая внимания на жалкие попытки трактирщика утихомирить его злость.

Она скрылась.

Растворилась в ночи.

Он ненавидел и восхищался ею. Хотел ее. Тосковал по каждой клеточкой своего тела. В паху пульсировало неутолимое желание. В памяти горело ощущение ее груди, которой он касался рукой, упругость ее губ, которые он трогал своими губами. А эти потрясающие, огромные зеленые глаза, огненно-рыжие волосы и смертельно красивая улыбка. Взбешенный, он повернул коня назад к замку. Он найдет ее, Бог свидетель, и тогда она станет его.

— Люсьен, твое нежелание обращаться к доктору Хайэрту выше моего понимания, — проворчала Нерисса и, налив себе в стакан бренди, стала ждать, когда брат сделает последний стежок на собственной ране. Возвратившись, герцог отослал прочь доктора, срезал окровавленные лохмотья штанов и принялся зашивать зияющую рану у себя на ноге, его лицо словно окаменело, он ни разу не поморщился, ни единого стона не слетело с его плотно сжатых губ. Никто, кроме Люсьена, не умел зашивать собственную рану и не падать без чувств. Никто, кроме Люсьена, не мог сделать то, не одурманив себя алкоголем, настойкой опия, и даже морщась от боли.

— Мне кажется, я говорил, чтобы ты шла спать.

— Но, Люсьен, ты же знаешь, что я все равно не заснула бы, зная, что ты носишься по окрестностям и теряешь галлоныкрови.

— Вряд ли это были галлоны, и теперь, когда я вернулся, думаю, тебе следует находиться в своей комнате, а не в моей. Это неправильно.

— Ради всего святого, ты мой брат, а не суженый.

— Ах да, — он поднял взгляд, его глаза сверкнули гневом — и какой-то мрачной расчетливостью, которая мгновенно заставила ее насторожиться. — К слову, когда вы с Перри собираетесь объявить о свадьбе?

Нерисса вздохнула и поспешно отвернулась, понимая, что всевидящее око брата уже заметило ее неосторожное движение.

— Я объявлю о ней, когда он попросит моей руки.

— Я устал ждать, когда он решит это сделать.

— Ну что ты, Люсьен. Ты же знаешь, что Перри молод и еще не нагулялся…

— Он уже погулял всласть. Он граф Брукхэмптон, и вы оба не становитесь моложе. Я поговорю с ним.

— Ты не сделаешь этого!

— Сделаю.

Глаза Нериссы сверкнули.

— Я не позволю тебе вмешиваться в мою жизнь, как ты вмешался в жизнь наших братьев, Люсьен! Ты так устроил дело Гаррета и Джульетт, что они были вынуждены жениться. Ты практически притащил к алтарю Чарлза и Эми. И я никак не могу простить тебе коварства, с которым ты поймал в силки брака Эндрю и Челси. Ты не Бог, чтобы вершить чужие судьбы. — Она покачала головой. — Ну нет. Я не дам тебе дергать Перри и меня за ниточки, как марионеток. То, что между нами, — наше дело, и тебя оно не касается.

— Поскольку я твой брат и глава семьи, любое твое дело также является и моим.

— А я буду благодарна тебе, если ты не станешь в него встревать! Кроме того, — добавила Нерисса, нервно поправляя кружева на локте, — я скорее останусь в девицах, чем позволю тебе… манипулировать мною.

— Я манипулирую людьми только ради их собственного блага.

— Ради их собственного блага?

— Да.

Сестра раскраснелась от гнева.

— Что ж, это самое самонадеянное заявление, какое я когда-либо слышала! Я прекрасно знаю, в чем мое благо, Люсьен, и не желаю быть пешкой в твоих грязных играх!

Он лишь улыбнулся, когда наконец отложил в сторону иглу и потянулся за стаканом бренди, который она все еще держала в руке. Леди так крепко сжимала пальцами стекло, что оно угрожало вот-вот лопнуть. — Дай-ка это мне, моя дорогая. Ты можешь поранить себя.

Нерисса разжала пальцы и смотрела, как он одним глотком осушил стакан. Она чувствовала, что, несмотря на каменное выражение лица, внутри у него все кипит от ярости, что в нем скручивается тугая, жестокая пружина, которая не сулит ничего хорошего. Хоть Нерисса и подозревала, что направлена она на другого — на ночного пришельца, вне сомнения, — ей вовсе не хотелось, чтобы брат пылил свою злость на нее вместо кого-то, кто находится далеко. Лучше всего уйти, пока ситуация не накалилась еще больше.

— Так как ты явно в дурном расположении духа, я ухожу спать, — сказала она как можно спокойнее. — Но предупреждаю в последний раз, Люсьен. Я хочу, чтобы ты не вмешивался в мои дела. Оставь нас с Перри в покое.

Он улыбнулся, но это была мрачная улыбка. В его глазах мелькнул расчетливый огонек, слишком хорошо знакомый Нериссе.

— Конечно, моя дорогая. Иди спать. Думаю, что для иного вечера у тебя было достаточно волнений.

Он встал, поклонился и проводил ее до дверей комнаты.

Люсьен смотрел, как она уходит, его взгляд затуманился. Она насторожена, испугана. Конечно, он вмешается. Для ее же пользы. И она права: его переполняет злость, требующая выхода или любого действия… Он рычит и мечется, как дикий зверь в клетке. Ему нужна Эва.

Он позвал Фелпса и молча позволил тому приготовить себя ко сну. Затем утихомирил боль в ноге еще одной порцией бренди, скользнул под прохладные, хрустящие простыни и, лежа в темноте, принялся думать…

О рыжих волосах и широко расставленных зеленых глазах… о грудях с коралловыми вершинками сосков… о соблазнительном изгибе бедер… о девственной белизне коже. Если сон и придет, то не скоро. Но, памятуя о кошмарах, которые ожидают его там, он не спешил засыпать. Он смотрел вверх, в темноту. «Ты будешь моей, Эва. Обязательно».

Глава 3

— Я не знаю, кто был этот непрошеный гость. Люсьен отказывается это обсуждать, — сказала Нерисса, придвигаясь к своему кавалеру, графу Брукхэмптону, который поздним утром следующего дня правил фаэтоном. Низкие, рваные тучи клубились над дюнами, и девушка видела, как с губ срывается пар от дыхания. Она радовалась, что одета в шерсть и мех, а ноги покоятся на горячем кирпиче. Похоже, вечером пойдет снег. — Удалось найти лишь ботинки ночного вора и веревку, по которой он взобрался по стене. Да, мне еще не доводилась видеть Люсьена в такой холодной ярости!

— Ваш вор — храбрый парень, раз он отважился проделать такую штуку, — проговорил Перри, глядя в темнеющее небо. — Лезть на башню — само по себе опасное предприятие, но каково оказаться лицом к лицу с Люсьеном — Люсьеном, а не с кем-то другим? Этот ночной воришка, видимо, самоубийца!

— Он пожалеет, что остался жив, когда Люсьен в конце концов до него доберется! Особенно из-за того, что во время происшествия разбился флакон с этим противным эликсиром, который изобрел Эндрю. Люсьен просто в бешенстве!

Нерисса склонила голову на плечо Перри. Его взъерошенные светлые волосы курчавились от разлитой в воздухе влаги. Щеки юноши порозовели от ветра, он был красив как никогда. Девушка вздохнула. О, как бы она хотела, чтобы они уже поженились, как бы ей хотелось испытать радости супружеского ложа. Он наклонился к ней и поцеловал. Нерисса закрыла глаза и отдалась знакомому вкусу поцелуя.

Лошадь рысью бежала вперед.

И поцелуй не мог продолжаться вечно.

Рытвина на дороге заставила их оторваться друг от друга. Нерисса облизнула губы, словно стараясь сохранить тепло поцелуя Перри.

Он задумчиво смотрел на дорогу.

— Во-первых, если бы Люсьен не вмешался, то снадобье по-прежнему оставалось бы в целости и сохранности.

— Да уж, мы все понимаем, что Люсьен до последнего вздоха будет во все вмешиваться. Хотя я думаю, это даже к лучшему. Этот эликсир слишком опасен. Вспомни, в какие неприятности из-за него попали Эндрю и Челси!

— Что правда, то правда. — Перри озабоченно проводил взглядом надвигающиеся на них тучи, сунул руку в карман, достал две конфеты, дал одну Нериссе, а другую положил себе в рот. Если бы не это проклятое снадобье, бедняга Эндрю не сидел бы сейчас за решеткой.

— Да, Перри, думаю, что тебе следует кое-что знать. Он повернулся к ней и приподнял бровь.

— Люсьен проявляет все большее нетерпение в отношении нас с тобой. Он грозится взять дело в свои руки, если мы в ближайшее время не назначим дату свадьбы.

Перри побледнел и едва не подавился конфетой. Нерисса постучала его по спине, и он, отвернувшись, выплюнул конфету в придорожную грязь.

— Вот черт! — выругался он.

— Может, нам следует определиться с датой, чтобы он не смог манипулировать нами, как в свое время братьями… Разве не здорово, если мне удастся стать единственной в семье, кого он не смог заставить связать себя узами брака?

Несмотря на наигранно-беспечный тон подруги, Перри почувствовал неприятный холодок вдоль позвоночника. И не то чтобы он не любил Нериссу, которую знал с детства. И дело вовсе не в том, что он не хотел жениться на ней. Просто он не хотел жениться на ней сейчас. Ему нет еще двадцати пяти, и впереди столько приключений, столько женщин. Рано, слишком рано думать о своем гнезде и женитьбе! И вот теперь Люсьен, этот умелый манипулятор, который управляет столькими жизнями, смотрит на них с Нериссой как на свои очередные жертвы? «О, Бог и дьявол, помогите нам!»

Повернув лошадь назад к замку Блэкхит, он упорно смотрел на дорогу, не в силах взглянуть в ее глаза, такие голубые, такие ждущие, в которых светилась такая надежда.

— Я… э-э… не думаю, что нам следует так спешить, — запинаясь проговорил он. — Твой брат не сможет силой заставить нас что-то делать. Кроме того, я… по правде говоря, я еще не совсем готов создать семью… Я пока не готов к роли мужа, отца…

— Разве ты меня не любишь? — игриво спросила девушка.

— Конечно, люблю, Нерисса. — Он наклонился и быстро поцеловал ее, одновременно дернув вожжи, чтобы заставить лошадь бежать быстрей. Он не собирался продолжать этот разговор, и чем скорее он довезет ее до дома, тем лучше. — Но я слишком молод. Ты тоже молода. Женитьба подразумевает обязательства на всю жизнь, и в нее не следует бросаться очертя голову.

— Молода? Мне почти двадцать, тебе недалеко до тридцати, к тому же в последние два года у тебя всегда наготове один и тот же ответ. — Она вздернула подбородок и, борясь со слезами, перевела взгляд на дюны, на стадо овец, пасущихся вдалеке. — А что, Перри, женщина ведь может и устать, ожидая, пока ты навеселишься вдоволь. Она ведь может решить, что и ей тоже необходимо немного развлечений, и начнет искать их в другом месте.

— И что это должно означать? Ее улыбка стала сухой.

— Именно то, о чем ты подумал.

Почувствовав неожиданное раздражение, он резко остановил фаэтон перед воротами замка. Ох уж эти женщины! Они постоянно донимают разговорами, ворчат и не успокаиваются до тех пор, пока не получат кольцо на палец. Разве мало обещания?

— Послушай, Нерисса, если тебе кольцо нужно просто того, чтобы показать друзьям, то я поеду в Лондон, но тебе…

— Перри, ты не понимаешь. Мне не нужны украшения.

Мне нужен ты.

— Но, Нерисса, я…

Она опустила глаза, сосредоточенно разглядывая свою муфту.

— Нет-нет, я не стану докучать тебе, ты слишком ясно дал понять, что для тебя главное.

— Боже, тебе просто хочется выйти замуж, потому что четверо твоих братьев женились и ты чувствуешь, что осталась одна. — Ее лицо застыло. В голосе Перри зазвучало отчаяние. — Это не значит, Нерисса, что я не люблю тебя, мне просто нужно время… ну, получить свою долю приключений, прежде чем начать жизнь… ну, скучную семейную жизнь… О черт…

Она словно окаменела, глядя перед собой, в глазах пустота. Подоспел лакей и взял лошадь под уздцы. Перри, ругаясь про себя, Соскочил на землю и бросился помогать Нериссе сойти с фаэтона. Она только обиженно взглянула на него, вырвала руку и, не оборачиваясь, пошла к замку.

— Нерисса! Позволь хотя бы проводить тебя до дверей! Она помедлила только для того, чтобы бросить через плечо:

— Всего доброго, Перри. Приходи, когда насытишься своими приключениями.

Она прошла в ворота, оставив его кусать губы от разочарования.

Женщины!

Никто не заметил, что в окне библиотеки слегка колыхнулась штора.

— Паддифорд, зажги все свечи, — не оборачиваясь, негромко приказал герцог Блэкхит, стоя у окна и наблюдая за возвращением Нериссы и Перри. — Темнеет.

— Хорошо, ваша светлость. — Слуга послушно зажег еще несколько свечей и, быстро взглянув на своего молчаливого, ушедшего в себя хозяина, поспешил прочь мимо сэра Роджера Фокса, эсквайра, который сидел у камина, задумчиво разглядывая стакан портвейна у себя в руке.

Фокс подождал, пока слуга уйдет, потом поднял глаза на герцога.

— Итак, — произнес он, — вы хотите, чтобы я приказал нашему человеку в Париже оставить наблюдение за французским двором и вместо этого все внимание сосредоточить на деятельности этой, — он улыбнулся, — женщины?

— Сейчас это для меня важнее.

— Да, но важнее ли это для Британии? Как мы все знаем, единственная причина активности американцев заключается в том, чтобы создавать нам неприятности. Они хотят перетянуть Францию на свою сторону в этой проклятой войне. Мы должны опередить их, в противном случае нам придется сражаться не только с янки, но и с этими чертовыми лягушатниками.

Герцог даже не обернулся.

— Эта женщина опасна, и я буду разрушать ее планы, пока жив.

Люсьен задвинул шторы и возвратился к камину. На лице его играла самодовольная улыбка.

— В чем дело? — нахмурившись, спросил Фокс.

— Перри только что привез Нериссу домой, все, похоже, так, как я и предполагал.

— В каком смысле?

— О, всего лишь предсказуемый спор между двумя моими райскими птичками, — умышленно растягивая слова, проговорил герцог, опускаясь в кресло и наливая себе портвейна. Хлопнувшая дверь отметила приход Нериссы, и оба мужчины услышали хруст гравия, когда Перри, как можно было судить по звуку, бешеным аллюром погнал фаэтон прочь от замка. — Итак, мой дорогой Фокс, вы отвезли мое письмо лорду Айлингтону в Лондон?

— Да, и еще я провел переговоры о продаже его имения в Испании некоему дону Эдуардо Мендосе… хотя, должен признаться, все это меня довольно сильно тревожит, Люсьен. Не могу представить, что вы станете делать с этим испанским имением, да и не понимаю, с чего вам взбрело в голову придумывать для его покупки какого-то несуществующего человека.

Люсьен смотрел в свой стакан и улыбался.

— А мне кажется, что это испанское имение сослужит мне прекрасную службу. Я действительно должен был что-то делать по поводу безнадежной… ситуации, в которой пребывает моя сестра.

— Значит, у вас в рукаве спрятана козырная карта? Вы намерены выдать замуж последнюю близкую родственницу?

— Это для ее же блага.

— Клянусь Господом, Люсьен, как-нибудь вы зайдете слишком далеко и все эти хитроумные махинации обернутся против вас.

— А я думаю, что этого не случится, — отчетливо проговорил герцог. — В конце концов, мой дорогой Фокс, у меня прекрасный послужной список.

Спустя неделю, когда Люсьен просматривал письма, в комнату влетела Нерисса.

— Люсьен!

Он обернулся, быстро надев маску доброжелательного участия и братской заботы и спрятав торжествующую улыбку. Его сестра была, как никогда, расстроена.

— Ты должен что-то сделать! — с порога закричала она. — Перри уезжает в Испанию — не куда-нибудь, а в Испанию, — и боюсь, что после того, как я с ним обошлась, он никогда не вернется!

Люсьен почувствовал, как его душа наполнилась жестоким удовлетворением. Так, значит, его указания выполнены до последней буквы… Хорошо.

— Моя бедная девочка, — сказал он с фальшивым участием, обняв ее за плечи и подводя ближе к огню. — Садись и выпей со мной стаканчик мадеры, а заодно расскажи, что именно произошло.

Нерисса поспешно приняла из рук брата стакан и осушила его с такой легкостью, что обманчиво мягкое лицо Люсьена чуть нахмурилось. Она принялась ходить взад-впередпо комнате, сдерживая слезы возмущения и разочарования.

— Вчера он получил письмо от какого-то дона из Испании… адвоката, который занимается делами своего клиентa, который умер, не оставив завещания. После него остаюсь недурное имение. Ну и у этого клиента нет прямых родственников, и Перри оказался единственным наследником! Я никогда не слышала, что у Перри есть родственники в Испании! Что еще он утаивал от меня, каких еще сюрпризовот него ждать? И теперь этот испанец хочет, чтобы он немедленно приехал, осмотрел поместье и решил, что с ним делать. О, Люсьен, что же мне делать?

— Делать? — Люсьен хитро улыбнулся. — В самом деле, моя дорогая, ну что страшного в короткой поездке в Испанию? Ты расстраиваешься из-за ерунды. А что, подумай о пользе поместья в таком месте. Когда вы с Перри поженитесь, ты сможешь проводить зимы там, а не в холодной, сырой Англии.

— А как я узнаю, что он вообще захочет вернуться в Англию? Он вряд ли захочет вернуться туда, где я все время докучаю ему со свадьбой, да еще его карга-мать, которая не оставляет его в покое! Мы расстались ужасно…

— Ну же, Нерисса. Ты слышала старую поговорку: «Разлука заставляет сердце любить сильнее»? Подумай. Если Перри на какое-то время уедет, то, естественно, начнет скучать по тебе. Пусть едет. Пусть соскучится по тебе, ему это пойдет на пользу. Возможно, по возвращении он вдруг решит, что не может жить без тебя, и ты заставишь его назвать дату свадьбы.

— Ох, Люсьен… ты и в самом деле так думаешь?

— Я настроен оптимистически.

Нерисса бросилась ему на шею, напомнив прежнюю маленькую девочку, которая прибегала, разбив коленку, к нему за утешением. В памяти всплыли все минуты, когда он стоял у того же самого окна и наблюдал, как Чарлз и Гаррет катались на пони. Как ему хотелось быть там, с ними, радуясь детству, которое для него закончилось, когда он нашел отца мертвым на ступенях башни. Он возмущался, когда его заставляли сидеть дома и приучать себя к солидности и достоинству, которых требовала роль герцога…

— О, Люсьен… иногда мне хочется тебя задушить… в другое время я безумно тебя люблю, потому что ты всегда говоришь нужные вещи в нужное время. — Она отскочила от него, вытерла слезы и храбро улыбнулась. — Я готова потерпеть. Я буду ждать здесь, в Англии, а когда он вернется…

— У него, возможно, будет для тебя какое-нибудь предложение, — закончил за нее Люсьен, многозначительно приподняв бровь.

Нерисса ушла обласканная и успокоенная, так и не залетав в глазах брата самодовольного торжества. Разлука заставляет сердце любить сильнее.

— В самом деле, — прошептал он и улыбнулся.

Глава 4

Заполучив настоящий эликсир, Эва де ла Мурье ранним утром следующего дня добралась до побережья Англии, до на почтовое судно и к вечеру была в Париже.

В прекрасном настроении она приехала в резиденцию доктора Бенджамина Франклина и нашла, что знаменитый государственный деятель, ученый и политик сильно сдал.

— Что случилось? — немедленно спросила она. Франклин уныло взглянул на нее.

— Я живу здесь уже двенадцать месяцев, пытаясь убедить французов официально присоединиться к нашей борьбе за свободу. Двенадцать месяцев переговоров, надежд. И по-прежнему никаких перемен. Мы не можем пробить брешь в британской обороне. Их шпионы повсюду, они следят за каждым нашим шагом. Наша военная помощь не дойдет до войск Вашингтона. — Он снял очки и потер глаза. — Боюсь, что без союза с французами — и огромного займа — дело борьбы за независимость скоро будет проиграно.

Он выглядел таким усталым и печальным, что Эва не удержалась и потянулась к сумке.

— Я достала эликсир, — проговорила она с лукавым торжеством.

— Эликсир?

Бедный Франклин, ему в последние дни пришлось над стольким ломать голову, поэтому неудивительно, что он совершенно забыл о неуловимом любовном снадобье. Его взор просветлел, когда Эва протянула ему флакон.

— Вот, значит, этот чудесный эликсир, который должен помочь юной Марии Антуанетте…

— Он самый. На этот раз настоящий. — Эва удовлетворенно наблюдала, как Франклин разглядывал пурпурно-гранатовую жидкость, которая должна навести порядок в королевской спальне и, как он надеялся, похоронить всякие сплетни о том, что король страдает импотенцией. А если снадобье обеспечит появление на свет наследника престола, Франция обязательно вступит в союз с Америкой и поможет им выиграть войну с Британией!

Франклин вернул ей флакон.

— Что ж, Эва, будем надеяться на лучшее. А между тем, — он улыбнулся и стал похож на себя прежнего, — прекрасная работа. В самом деле, прекрасная работа.

— Ну, это было не так сложно, — похвасталась она, снова заворачивая флакон в кусок материи, и принялась радостно рассказывать ему, как ей удалось добыть снадобье. — Герцог Блэкхит может считать себя самым умным на земле, но даже его ухищрения не идут ни в какое сравнение с женскими.

В глазах Франклина загорелись огоньки.

— Только я не понимаю, Эва, почему ты не воспользовалась ситуацией. Знаешь, любая другая женщина не упустила бы момент.

Эва смутилась, затем презрительно хмыкнула, чтобы скрыть свое минутное замешательство.

— Я имею в виду, что ты была в его спальне, в его постели, эликсир под рукой. Любая другая женщина на твоем месте просто добавила бы несколько капель в его бокал, чтобы подтвердить подлинность снадобья, а потом, возможно, еще и заполучить герцога для себя.

Эва натужно хихикнула.

— Ну и для чего мне все это было нужно?

— Я слышал, что нынешний герцог очень хорош собой и богат.

— Да, но я дала зарок не иметь отношений с мужчинами. Вы же знаете.

— Ах, Эва! — Его глаза за стеклами очков потеплели. — Ты слишком молода, чтобы так рассуждать… слишком мила, чтобы держать в себе такую злобу… слишком красива, чтобы всю оставшуюся жизнь питать ненависть к противоположному полу. — Он улыбнулся. — Знаешь, не все мы плохие. Думаю, в один прекрасный день ты встретишь достойного мужчину.

На этот раз Эва рассмеялась совершенно искренне.

— Достойного меня самца не существует, — насмешливо бросила она, поднимаясь.

Франклин только покачал головой и проводил ее до двери. Через несколько минут она ехала в наемном экипаже к себе домой, в фешенебельные апартаменты, где она жила постоянно после смерти Жака — да горит он в аду, — который оставил ей состояние, нажитое в основном на взятках, обмане и патологическом скопидомстве. Приказав слуге занести ее дорожный сундук, Эва со вздохом прошла внутрь. Потом она устроилась на софе со стаканом вина в руке и задумалась о том, что произошло за последние два дня.

— Люсьен де Монфор.

Это она произнесла вслух.

Но он не материализовался из темноты, как призрак из тумана.

Еще один глоток вина придал девушке храбрости отдаться во власть воображения — да, воспоминанию, еще очень свежему, об их последней встрече. Здесь она могла вновь представить то великолепное тело, вспомнить, как прекрасно он выглядел, когда вошел в свою спальню. В ее крови загорелся огонь, и она вздрогнула, прогоняя воспоминание прочь.

Но оно не уходило.

От одной мысли о Блэкхите у нее начало покалывать соски.

— Проклятие! — Она должна прогнать Блэкхита из головы, как муху с шеи лошади. В чем здесь дело? Невозможно, чтобы какой-нибудь мужчина мог завладеть ее мыслями. Они все ей безразличны. Нелепо теперь сожалеть о том, что она не приняла заманчивого предложения Блэкхита. Его непреодолимую власть… «Соблазни меня».

Внезапно Эве стало жарко. Во рту пересохло. Она снова увидела перед собой его бесстрастное лицо с внимательными, чарующими глазами. И снова ощутила твердое тело, прижимающееся к ней, кожа к коже, сердца, словно бившиеся в поединке. Девушка прикрыла глаза, стараясь справиться с внезапно охватившей ее дрожью. Может, Франклин и прав. Возможно, ей следовало соблазнить Блэкхита; в конце концов, когда у нее в последний раз был мужчина вроде него? Нет, начнем с того, когда у нее вообще в последний раз был мужчина?!

Ни разу с тех пор, как она застала Жака со своей служанкой.

Кровь заледенела у Эвы в жилах. Пальцы непроизвольно сжались в кулак, а вино во рту словно превратилось в соус. Мужчины. Зачем вообще думать, что Блэкхит может отличаться от всех остальных? Все они одинаковы, все до единого. Она усвоила тот урок, сидя на коленях у матери, страшно подумать, сколько лет назад… Ее мать, лежащая в могиле. Она сильнее этого. Она всегда была сильнее. С окаменевшим лицом Эва выплеснула оставшиеся полстакана вина в камин, вернулась на свое место и стала вглядываться в темноту за окном.

Леди Нерисса де Монфор сидела за столом и писала ответное письмо, когда со двора послышался приближающийся стук копыт.

Она отложила в сторону перо, встала и поспешила к окну. Было серое утро, небо висело так низко, что, казалось, потянись — и достанешь пальцами тяжелые, мрачные тучи.Всадник явно торопился в замок. Она видела, как тот спрыгнул со своего коренастого вороного коня и направился к воротам.

Холод пробрал Нериссу до костей. Вся дрожа, она обняла себя за плечи и подошла к камину, стараясь избавиться от внезапно охватившего ее необъяснимого ужаса. «Что-то случилось с одним из моих братьев. — Сердце девушки забилось, словно пойманная птица. — О Боже, что-то случилось!» Подобрав юбки, она быстро вышла из гостиной и направилась на половину Люсьена, изо всех сил стараясь не пуститься во весь опор.

Дверь в библиотеку была закрыта. Оттуда послышались голоса, затем дверь распахнулась, и лакей отправился провожать посыльного.

Нерисса глянула на брата. Люсьен сидел за столом, его лицо было непроницаемым, а глаза такими черными и пустыми, каких она никогда у него не видела. Он заметил ее, и выражение неприкрытого ужаса в его глазах мгновенно исчезло, сменившись обычным невозмутимым спокойствием.

Когда брат поднялся, она кинулась к нему.

— Люсьен… что это за вести?

Он посмотрел на нее долгим взглядом, затем глубоко вздохнул и сказал:

— Присядь, моя дорогая.

Но Нерисса не хотела садиться. Нет, она не станет садиться, если что-то случилось с тем, кого она любит, не станет, если ей предстоит услышать известие, которое может навсегда изменить ее жизнь. «О Боже, прошу тебя, пусть время остановится на этой минуте, когда все, кого я знаю и люблю, еще живы и здоровы. Не давай времени течь дальше, потому что я просто не выдержу того, что может принести следующая минута».

Но нет. Она де Монфор, храбрая и сильная. Она тряхнула волосами и прямо взглянула герцогу в глаза, впервые заметив, что его лицо неестественно бледно. Почти бескровно.

Он предложил ей бокал бренди.

— Это Перри, — тихо произнес он. Бокал выпал из ее вдруг онемевших пальцев. Она в немом, холодном отчаянии смотрела на брата.

— Корабль, на котором он плыл в Испанию, был атакован американским капером неподалеку от побережья Франции, — продолжал герцог каким-то странным, бесцветным голосом. — Капитан показал себя молодцом, но силы оказались слишком неравными. Корабль пошел ко дну, и все, кто остался в живых, были подобраны американцами и отправлены во французский порт.

— Господи, — простонала Нерисса, заломив руки. — Перри… он… он…

— Мы не знаем. Его имя не упоминается в списке выживших.

Нерисса попятилась, у нее дрожали колени. Она смотрела на брата и качала головой, не в силах говорить, думать, осознать то, что он только что сказал.

— Мне жаль, моя дорогая. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы выяснить его судьбу. Если он жив, то будь уверена: я его найду и верну в Англию. Если же нет…

Нерисса ощутила, как кровь отхлынула от ее щек и мириады черных точек заплясали перед глазами. Ее милый Перри, с которым она поссорилась, разорван в куски ядром, застрелен из мушкета… утонул…

Люсьен подхватил упавшую в обморок девушку на руки. Он долго стоял, прижимая к сердцу свою маленькую сестру, смотрел на мерцающий оранжевый огонь. Он слышал, как посланец ускакал прочь от замка. Слышал, как застучал дождь, который начал снаружи покрывать каплями окно.

А в голове у него звучали слова Фокса: «Клянусь Господом, Люсьен, как-нибудь вы зайдете слишком далеко, все эти хитроумные махинации обернутся против вас…»

Он глубоко вздохнул, не в состоянии признать, что н этот раз он и впрямь зашел слишком далеко.

Одно было ясно. Нерисса никогда не должна узнать, что это он подстроил отъезд Перри. Он закрыл глаза. «Бог и дьявол, она никогда не должна узнать, что я наделал, иначе она возненавидит меня навсегда».

Нельзя было терять ни минуты. Держа сестру на руках, он вышел из комнаты и кликнул слуг.

— Фелпс, достань дорожную одежду и скажи в конюшне, чтобы приготовили мой экипаж. Я еду в Париж.

Глава 5

— Дамы и господа, тост! За храброго генерала Вашингтона!

Повсюду в сверкающем парижском банкетном зале раздались приветственные клики. Эва де ла Мурье, стоя рядом с доктором Франклином и другими известными американцами, улыбаясь, подняла свой бокал и выпила шампанское.

— Теперь у французов нет выбора, кроме как сесть и задуматься, — предсказал Франклин. — Капитуляция Бэргойна, атака Вашингтона на британскую армию у Джермантауна… Благодарение Господу, теперь мы скоро увидим, как Франция вступит в эту войну, друзья мои! Он повернулся к Эве.

— А вот и генерал Лависсон. Нашепчи ему, пожалуйста, о нашей победе… он близок к королю, поэтому обрати на него весь свой шарм. — Он наблюдал за тем, как генерал идет к ним через переполненный зал. — Ты передала эликсир королеве?

— Я увижу ее в субботу.

— Хорошо. Ну вот и Лависсон. Каждый мужчина в этом зале жаждет хоть немного потанцевать с тобой, моя дорогая… Иди, заставь их всех завидовать нашему безнадежно напившемуся генералу.

Лависсон поклонился Эве.

— Мадам, — проговорил он, окидывая взглядом ее лицо, — вы видение. Не удостоите ли бедного солдата чести танцевать с вами?

— С удовольствием, — промурлыкала Эва, предлагая свою затянутую в перчатку руку.

Он увлек ее на середину зала. Лависсон был коренастым, мускулистым мужчиной с бледно-голубыми хищными глазами и крючковатым носом. Он выглядел как истинный француз.

— Должен поздравить вас, американцев, с пленением Бэргойна, — галантно заметил он. — Таких подвигов достаточно, чтобы заново взглянуть на воинское искусство ваших соотечественников.

— Ах, ведь мы привыкли на границах иметь дело с индейцами и всевозможными опасностями, — беспечно прощебетала Эва. — Уверена, что мы справимся и с несколькими напыщенными британцами. — Она улыбнулась, понимая, что он изо всех сил старается оторвать взгляд от ее смелого декольте.

— Ненавижу британцев. Они тщеславны и самоуверенны, хвастливы и горды. То, что Бог поместил их по другую сторону Ла-Манша от нас, это шутка, которой радуется он один…

Он замолчал, когда по залу пронесся шепот. Внезапно по спине Эвы пополз холодок, возникло подсознательное ощущение опасности. Она насторожилась, подняла глаза и сбилась с ритма, едва не споткнувшись о ботинок Лависсона. Он вовремя подхватил ее, не дав упасть, а Эва, прищурившись, уже осматривала зал. Все вокруг замолчали, а головы повернулись к большим двустворчатым дверям. Оркестр прекратил играть. Среди разряженной публики, словно ветер, прошел затихающий ропот, и все стали вытягивать шеи, чтобы увидеть, чье появление вызвало такую реакцию присутствующих.

У дверей стоял человек, одетый в изысканный бархатный камзол. Эва увидела его лицо.

Решительный подбородок. Пронзительные черные глаза. Холодный взгляд, обращенный на нее одну. «Герцог Блэкхит!»

Сердце Эвы замерло. Она стояла с приоткрытым ртом, не веря своим глазам, волна возбуждения непроизвольно заставила быстрее бежать кровь в ее жилах. Что он здесь делает? Для чего приехал во Францию? Может, он специально приехал за ней, чтобы отомстить за уничтоженный флакон с эликсиром?

А может, он узнал, что она украла настоящее снадобье?

Милостивый Господь!

Ее сердце вновь ожило. И отчаянно заколотилось.

— Да, мадам, как я уже говорил, британцы — самоуверенный народ… А что, только англичанин способен набраться наглости, чтобы прийти на бал в честь победы над его собственным народом. Только англичанин может посметь показаться на вечере, который устраивает противник. Только англичанин…

Но Эва уже забыла о присутствии Лависсона. Ей стало душно. Внезапно появившееся ощущение тягостной жары и невыносимого запаха человеческих тел, духов, свечей заставило Эву почувствовать себя дурно. А Блэкхит пробирался через ошеломленную толпу, то кивая знакомому, то кланяясь даме, и не обращал никакого внимания на взгляды и шепот, преследовавшие его. Он шел через зал с единственной, безошибочной целью.

К ней.

Под бриллиантовым колье на шее Эвы, которое теперь, казалось, душит ее, забилась голубая жилка. Она отпрянула от Лависсона и стала высматривать наиболее удобный путь для бегства.

Но убежать было невозможно. Она попалась. Все, что ей оставалось, это вскинуть голову, изобразить на лице возможно более надменное выражение и попытаться сохранить преимущество, которое она получила при их последней встрече.

— Эва де ла Мурье, — негромко произнес герцог своим густым, бархатным голосом, так хорошо ей знакомым. Его глаза казались бездонными провалами, в которых бушевал черный огонь. В них не отражалось никаких чувств, только ледяной, жуткий жар, который одновременно» морозил и жег ее. Он бросил на Лависсона величественный взгляд, заставивший возмущенно затрепетать ноздри француза, взял руку Эвы, сначала глубоко склонился над ней, а затем повлек ее прочь от генерала на середину зала, где музыканты уже взяли первые аккорды вальса.

— На тот случай, если вы не заметили, я была занята с генералом Лависсоном, — сквозь зубы проговорила Эва, ощущая странное волнение от дерзости Блэкхита — и злость от его неприкрытой уверенности в том, что она принадлежит ему. Она отчетливо представляла твердое, холеное тело, к которому сейчас прижималась. Господи, что подумает Франклин? Что подумают другие американцы? Что подумают французы, видя ее в компании врага? — Все англичане так грубы, как вы?

— Напротив. Я намного грубее многих из них.

— Вы только что это доказали. Я не припоминаю, что обещала вам танец.

— А я не припоминаю, что просил вас об этом. — Он улыбнулся ей с высоты своего роста, его чарующий взгляд, лаская, скользнул по ее белой шее, по груди, и она смутилась и вздрогнула. — Просто есть вещи, которые я беру без спроса.

— А-а, значит, вы думаете взять меня, не так ли?

— Мадам, я только что сделал именно это. А теперь закройте рот и перестаньте поедать меня глазами. Не хотите же вы, чтобы люди подумали, что вам… не нравится наш небольшой танец?

Эва сузила глаза, и это было единственное, что она могла сделать, чтобы не ударить по этому жестокому, с правильными чертами лицу, когда рука Блэкхита, изящество которой подчеркивали обрамляющие ее дорогие кружева, еще плотнее обвилась вокруг ее талии. Сопротивление бесполезно. Сопротивляться ему было невозможно, когда он с изумительной отвагой кружил ее по залу. Он плотно прижимал ее к себе. Слишком плотно. Он был так близко, что она ощущала тепло его тела, чувствовала его горящий взгляд, осознавала неукротимую, едва сдерживаемую страсть, бьющую из него, как фонтаны огня от солнца. Ей хотелось убежать от него; ей хотелось быть ближе к нему. Она перевела дух, изо всех сил стараясь не сбиться с такта — и сопротивляться его странному, жуткому влиянию на нее.

— Вы в высшей степени неуловимое создание, моя дорогая. Тогда я потратил почти всю ночь, пытаясь вас найти. Примите мои поздравления по поводу столь молниеносного бегства. — Он остановил на ней насмешливый взгляд. — Надеюсь, ваши колени не очень болят?

Она одарила его самой ядовитой улыбкой.

— Уверена, что они чувствуют себя значительно лучше, чем ваше бедро. Кстати, вам пришлось зашивать рану, ваша светлость?

— Боюсь, что да, хотя нельзя сказать, что эта рана особенно опасна для жизни. Вы намеренно пытались убить меня или просто хотели уничтожить снадобье, чтобы не досталось ни мне, ни вам?

— Прекратите, Блэкхит. Если бы я пыталась вас убить, то, будьте уверены, я бы не промахнулась.

— Ага. Значит, вы просто хотели уничтожить снадобье.

Глаза Эвы засверкали. «Скажи ему. О, скажи ему, хотя бы для того, чтобы увидеть его изумление и злость из-за того, что его так хитро провели!» А почему бы и нет? Это будет минута ее торжества, которую в противном случае она могла бы только представлять после того, как направит ему язвительное письмо. «Скажи ему!»

— Напротив, ваша светлость. Видите ли, я вовсе не уничтожила эликсир.

— Моя дорогая мадам, уверяю вас, что видел собственными глазами, как флакон разлетелся вдребезги.

— Я тоже видела, — усмехнулась она, ее просто распирало от предвкушения триумфа. — Но это было не настоящее снадобье.

Его улыбка внезапно погасла.

— Прошу прощения?

— Что ж, мне очень хотелось, чтобы вы знали. Вы так умело одурачили всех нас, подменив эликсир, что я решила, что вам просто необходимо вновь познакомиться со своей фальшивкой. Да, фальшивкой. Я подумала, что раз вы так потрудились над ней, то, наверное, хотите получить ее назад.

Герцог пронзил ее ледяным взглядом, его глаза мерцали, как черный янтарь.

— Вы хотите сказать, что во флаконе, который вы разнесли в куски, находилась моя подделка?

— Господи, для мужчины вы слишком туго соображаете. Именно это я и говорю. После того как я влезла в вашу спальню — и, должна добавить, в ваш тайник, — я взяла настоящий эликсир и положила его в сумку, а вместо него предложила вам поддельный. Жаль, что вы отказались его попробовать. Тогда вы провели бы ночь возле своей ночной вазы… вместо того чтобы гоняться за мной. — Его лицо окаменело. Потемнело, предвещая грозу. — А теперь, если вы не против, танец окончен, у меня еще есть дела. Всего доброго, ваша светлость.

Он молниеносным движением поймал ее руку.

— Прошу прощения. У меня тоже есть дело. — Его глаза были черны как ночь. — К вам.

— Отпустите сейчас же мою руку, — приказала она, улыбка сбежала с ее губ.

— Или что? Вы вытащите пистолет и прострелите мне сердце? Объявите меня грубияном? О нет, мадам. Вы выглядите слегка… бледной. — Он наградил ее пугающей улыбкой. — Думаю, немного свежего воздуха вам не повредит.

Взяв ее под локоть, он потащил ее через толпу, по-прежнему улыбаясь знакомым, кивая при встрече с представителями французской знати. Все смотрели на них во все глаза. С невероятной скоростью обмахиваясь веерами, дамы вовсю обсуждали возмутительную самоуверенность и дерзость, которые демонстрировал английский герцог. Эву охватила ярость, но она не доставит удовольствия Блэкхиту, устроив сцену. О нет, она будет с достоинством идти рядом с ним. На ее лице Застыла улыбка, хотя каждая клеточка души жаждала нанести ему какое-нибудь серьезное физическое увечье. Жаждала унизить его так, чтобы он запомнил навсегда.

Жаждала узнать, каков он в постели.

«Хватит!»

Он направился прямо к дверям. Все еще сжимая ее локоть, он провел ее мимо последней группы гостей на улицу. Ночь была морозной. Ясная, холодная луна сияла в темно-кобальтовом небе. Он отпустил ее ровно настолько, чтобы снять плащ и набросить его на плечи своей спутницы, а затем, приподняв бровь, предложил ей руку.

Будто у нее есть какой-нибудь выбор! Дрожа от ярости, Эва подчинилась. Молча он провел ее мимо замерзшего фонтана, где с рук каменного херувима свисали сосульки. Под ногами хрустел мерзлый гравий, дыхание облачками срывалось с губ. Напряжение нарастало. Напряжение — и неукротимое плотское влечение, которое Эва изо всех сил старалась подавить.

Старалась — но тщетно.

Блэкхит отвел ее на некоторое расстояние от дома, затем, к ее удивлению, отпустил.

— Не уходите, пока не выслушаете меня.

Эва в смущении сделала шаг назад, чтобы между ними была какая-то дистанция, и поправила у себя на плечах его бархатный плащ. Он хранил тепло его тела. Ее кожа ощущала его ласкающую тяжесть, пропитанную неповторимым мужским запахом герцога. Она едва удержалась, чтобы не зарыться в него носом.

— Слушаю вас, — осторожно произнесла она, пытаясь не замечать, как бьется сердце, как в предвкушении лихорадочно покалывает все тело. — Что вы хотите?

Он посмотрел на нее потухшим взглядом.

— Вашей помощи.

Из всех причин, по которым сильный опасный мужчина может утащить женщину в ночь, об этой Эва могла подумать в последнюю очередь. Его ответ совершенно сбил ее с толку. Заставил почувствовать неожиданное разочарование. Несколько секунд она находилась в замешательстве и едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться. Сама мысль о том, что это самонадеянное, всеми манипулирующее чудовище просит помощи, казалась забавной.

— Моей помощи, — усмехнулась она, бросив на него лукавый, сожалеющий взгляд. — Да, Блэкхит, вы нашли к кому обратиться. Честь и хвала вашему остроумию.

— Уверен, что за определенную плату вы дадите мне все, что угодно.

— Некоторые вещи нельзя купить.

— Да, некоторые вещи можно только дать, — холодно отозвался он. — Я знаю, что вы делаете все, чтобы доказать мне свою бессердечность, но я не совсем в этом убежден.

Она томно улыбнулась.

— Нет? После того, что я сделала с вашими братьями? После того, что я едва не сделала с вами? Вам нужны иные доказательства?

— Помогите мне, и я буду считать, что все забыто. Лишь ради семьи я искал вас.

Эва подняла бровь.

Он чуть отодвинулся от нее, несомненно, пытаясь обуздать враждебность, которую, естественно, должен испытывать к ней. Она почти воочию видела, как он старается взять себя в руки. Спрятаться под маской безупречного аристократизма, которую будет носить независимо от того, какие чувства испытывает. Но нет. Она ошибалась. В молчаливом величии ночи его глаза были темнее глубин океана, и на мгновение, всего лишь на одно мгновение, он позволил ей увидеть на их дне душевную муку, боль, которую, как она думала, он не в состоянии ощущать.

Что-то в ее душе смягчилось в ответ на это откровение. Значит, в нем есть что-то человеческое.

Приятно.

— У меня есть сестра, — продолжал он, глядя в ночь. Он стоял к ней спиной. — Ее зовут Нерисса. Она для меня дороже всего на белом свете.

Эва ничего не сказала, просто смотрела на него с возрастающим недоумением.

— Она молода и романтична, к тому же безнадежно влюблена в парня, который не имеет ни малейшего желания остепеняться. — Он повернулся и, снова предложив ей руку, пошел. «Замерз», — подумала Эва. Неудивительно — отдав ей плащ, он остался в шелковой рубашке и легком жилете. Но он ни разу не поежился, не застучал зубами, его ровный голос не дрогнул от холода. «Железное самообладание», — отметила Эва. — Две недели назад этот ее кавалер, граф Брукхэмптон, отравился в Испанию на английском корабле «Сара Роз». Неподалеку от побе режья Франции судно было атаковано и потоплено американским капером.

Она почувствовала, что смягчается, — опасная вещь. Это испугало ее, а потому она отреагировала насмешливой враждебностью.

— Ах да, — растягивая слова, проговорила она. — Я действительно слышала об этой убедительной победе моей страны.

На скулах герцога заходили желваки, но он не показал, что задет.

— Лорд Брукхэмптон в числе тех, кто, как опасаются, утонул вместе с кораблем. Моя сестра безутешна.

— Зачем он вообще поехал в Испанию? Лицо Блэкхита застыло.

— Это не важно. Важно найти его и привезти в Англию. Живым и невредимым.

— Что ж, тогда я поспрашиваю рыб и крабов в Ла-Манше, не встречали ли они его.

На этот раз герцог не смог сдержать злости. Он резко повернулся к ней, его глаза были так черны и страшны, что Эва бессознательно отшатнулась.

— Это мерзко с вашей стороны. Сейчас речь идет о жизни человека.

— Речь идет об англичанине, который мечтает убийствами, голодом и кнутом поставить американцев на колени.

— Если вы так считаете, то просто глупы, — холодно ответил он. — По всей Англии есть друзья Америки. Люди, которые хотят, чтобы эта война закончилась, которые выступают против американской политики Джорджа, которые готовы принять требования вашей страны.

— И вы в их числе? — спросила она ядовито-сладким голоском.

Его глаза метали молнии.

— Две мои невестки — американки. Мой брат Чарлз, которого вы чуть не убили, служил в армии в Бостоне. Там он понял и полюбил американцев. Он обязан им жизнью. Да, мадам, могу заверить вас, что я — один из них, и чем скорее закончится этот проклятый конфликт, тем счастливее я буду себя чувствовать.

Эва отвела глаза, вдруг пожалев о своих едких словах.

— Так что вы хотите от меня?

— Вашего содействия. Я прошу выяснить, что случилось с лордом Брукхэмптоном.

Она пожала плечами.

— Не знаю, насколько это в моих силах. Если в отчетах сказано, что он пошел ко дну вместе с кораблем, то, возможно, именно это и произошло.

— Отчеты могли подделать. Перри к тому же мог назваться другим именем, чтобы сохранить инкогнито. Мог быть и ранен, и захвачен в заложники… Возможно все, что угодно. Я не успокоюсь, пока не узнаю всей правды.

— А разве вы сами это выяснить не можете?

— Как вы только что напомнили мне, мадам, я англичанин и не обязательно друг Франции, а в скором времени, возможно, и враг, если вам, янки, удастся выполнить задуманное. — Эва внутренне вздрогнула, хотя ей было известно, что англичане благодаря своим шпионам прекрасно осведомлены о том, чего добиваются американцы. — Вы же можете беспрепятственно вращаться в высших сферах французского общества. Я хочу, чтобы вы выяснили, остался ли Перри в живых. Если да, то хочу, чтобы вы узнали, где его содержат. Я хочу, чтобы вы помогли мне вернуть жизнь моей сестре.

«Я хочу, чтобы вы помогли мне вернуть жизнь моей сестре». Никакие другие его слова не могли бы повлиять на нее сильнее. Блэкхит говорил, что она молода, романтична и влюблена. Эва помнила, что это такое. Когда-то она и сама была такой. Она помнила это с горьким чувством, которое заставляло ее страдать все эти годы, вызывая спазмы в горле от первого предательства, утраты невинности, несбывшейся мечты. У нее не было никакого желания помогать герцогу. Но его сестра… Она тяжело вздохнула.

— Я сделаю все, что в моих силах, Блэкхит. Но не для вас. Для вашей сестры.

— Несмотря на то что никогда не видели ее?

— Это не имеет значения. Она женщина. Она страдает. Я слишком хорошо знаю, что это такое.

— Вы полагаете, что мужчины не страдают?

— Нет. Как они могут страдать? У них нет сердец, потому-то им и доставляет такое удовольствие разбивать наши.

Он посмотрел на женщину долгим взглядом, и Эва непостижимым образом почувствовала, что он видит все ее давным-давно похороненные и скрытые от всех тайны. Она поежилась от благоговейного страха и робости.

И от горящего внутри ее страстного желания.

— Вам холодно?

— Да, — солгала она.

— Я вас согрею, — произнес он.

И, заключив в объятия, поцеловал ее.

Глава 6

Ночь была очень холодной, воздух — хрупким как стекло, но, ощутив на своих губах губы Блэкхита, Эва почувствовала, как по всему телу разливается жгучий, всепоглощающий жар.

Его руки скользнули под бархатный плащ и стали исследовать ее тело, при этом большие пальцы касались обтянутой шелком груди, а ладони, огладив бока, опустились на изящный изгиб талии и принялись ласкать бедра и попку. Он сильнее прижал женщину к себе. Эва и не думала сопротивляться. Она положила ладони ему на грудь, ощущая упругие, рельефные мышцы, слыша ровный стук его сердца. Как же приятно быть в таких мощных объятиях! Как же опасно и безрассудно это внезапное забвение собственных принципов и убеждений! Она забыла о своей злости; забыла о сожалении, возмущении, негодовании. Были только его губы, требовательные, нетерпеливые, твердые и восхитительные.

Она вздохнула, покоряясь ему, ее губы открылись ему навстречу. Эва позволила ему делать с собой что угодно и с жаром отвечала на его нескромные ласки. Кровь вспыхнула огнем, обволакивая все ее существо всепожирающим пламенем. Она превратилась в еретика, сжигаемого на костре.

Отрицать это уже невозможно. Господи, она хочет его и обязательно будет с ним — на своих условиях, конечно, не на его, никогда на его, — и произойдет это сегодня ночью. Сладкая мысль. Она вспыхнула на острие ее нарастающей страсти…

Руки Люсьена, лаская ее ягодицы, прижали ее прямо к каменно-твердой выпуклости в брюках, плоть к плоти. Эва обхватила шею мужчины, тяжелый бархатный плащ соскользнул с ее плеч и упал к их ногам. Но она не ощущала холода. Были только его губы. Руки. И неровное дыхание. Эва отстранилась, прижимаясь горячим лбом к его груди и с трудом переводя дух.

— Если вы сделаете такое еще раз, я буду вынуждена вас убить, — неуверенно проговорила она, пытаясь восстановить дыхание и в каком-то оцепенении глядя себе под ноги.

— И вы полагаете, что это меня остановит?

— Вы же знаете, что у меня к вам нет никаких чувств.

— Значит, вы великолепная актриса.

— Я ненавижу вас. Я ненавижу вас с тех пор, как узнала, что вы именно тот человек, который мешает нам здесь, во Франции… Дело с любовным эликсиром — всего лишь верхушка айсберга.

— Гм, да… — Его теплая, несмотря на морозный ночной воздух, рука придерживала ее затылок, пальцы ласкали нежную кожу за ухом. — Хотел бы и я проявить такую самоотверженность, но боюсь, что покорен с того самого момента, как впервые увидел вас.

— Вожделение, и ничего больше. Не обращайте на него внимания, и оно пройдет.

— Я пытался. Не помогло.

— Тогда найдите другую женщину.

— Мне не нужны другие женщины. — Голос герцога превратился в хриплый шепот, и она почувствовала его дыхание у себя на шее. Его губы. Шепот, слившийся с поцелуем — неожиданным, запрещенным, опасным. —

Мне нужна ты.

Горячая дрожь пробежала по ее телу. Он способен разбить ей сердце. Разломить на кусочки, растоптать и уйти, даже не оглянувшись. Страх почти парализовал ее… но Эва не привыкла бояться. Если это пугает ее, то тем больше оснований не позволить этому продолжаться.

— Что вы скажете, миледи? Вы вдова, а не стыдливая девственница, не представляющая, что делают взрослые люди в постели. И если я не ошибаюсь, вы так же, как и я, хотели бы закончить то, что мы начали в моей. А я, Эва, обычно не ошибаюсь. Позвольте мне доказать вам, что мужчина может быть очень… по-настоящему интересен.

У Эвы подгибались колени.

— У меня есть… одно дело на балу, которое нужно сделать.

— У вас есть дело, которое вы должны сделать для меня. Но сначала удовольствие, потом работа, правда?

Люсьен взял ее за руку. Страх и желание боролись в ее душе. Ночь обступила ее со всех сторон, леденила кожу, стараясь заморозить кровь, но Блэкхит зажег в ней огонь желания.

И тогда ей в голову пришла неожиданная мысль. Соблазнительная мысль, настолько удачная, настолько отвечавшая ее собственным планам, что она едва смогла сдержать торжество.

Потешить себя.

— Ну что ж, Блэкхит, — промурлыкала она, глядя снизу вверх в его скрытое тьмой лицо. — Я не в восторге от мужского пола, но мне хочется дать вам шанс изменить мое мнение о нем. Мы с вами пойдем ко мне домой, но, — она прищурилась, — See произойдет на моих условиях, так, как я захочу.

— И каковы будут условия?

— Полная власть.

Герцог приподнял бровь.

— Боже, эта ночь обещает больше, чем я предполагал…

— И я говорю вам сейчас: если вы разочаруете меня хоть в чем-нибудь, я убью вас.

— В таком случае обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы доставить вам полное… — его губы изогнулись в медленной, опасной улыбке, — удовольствие.

Они порознь вернулись на бал, и Эва, сославшись на головную боль, покинула громадный шумный зал.

Она увидела Франклина, которого явно не обманули ее отговорки. Он видел ее с Блэкхитом. Он наверняка раздумывал, для чего она общается с противником. Но у Эвы были собственные планы…

Он ждал ее, как и обещал, у подножия огромной лестницы, ведущей на верхние этажи. Стояла тишина; вокруг не было даже слуг.

— У вас последняя возможность передумать, — прошептал он с вызывающей улыбкой.

— Я не такая трусиха. Я не боюсь большого злого волка.

— Правда? Тогда отчего, позвольте спросить, вы дрожите?

Она вымученно улыбнулась, чтобы скрыть робость.

— От предвкушения.

Люсьен усмехнулся, и от его усмешки все у нее внутри, казалось, завязалось в узел. Что ж, она солгала. Немного. Она боится большого злого волка, потому что волкам ничего не стоит вырвать у вас сердце и сожрать его. А Эва прекрасно понимала, что еще немного — и она сама поднесет ему свое сердце на блюдечке с голубой каемочкой.

Спокойно! Ты держишь ситуацию в руках. Он согласился на то, что все будет по-твоему! Тебе нечего бояться, пока ты сама не начнешь мечтать о нем как маленькая девочка, пока не начнешь обманывать себя тем, что он хоть чем-то отличается от остальных самцов…

Она надменно вскинула голову. Самообладание вновь вернулось к ней. Да, она взяла себя в руки. Они поднялись по лестнице, и с бешено колотящимся сердцем Эва повела герцога к своей комнате.

Она обернулась и окинула своего спутника суровым взглядом.

— Позвольте напомнить вам, Блэкхит. Все будет по-моему.

— О, конечно. — Его лицо осветилось улыбкой. — Полная власть.

— И запомните, я не остановлюсь перед тем, чтобы убить вас, если вы попытаетесь меня как-нибудь обмануть.

— Я знаю это, моя дорогая. Это одна из многих причин того, почему я так очарован вами. — Голос герцога превратился в соблазнительный шепот. — Видите ли, я без ума от опасных женщин.

Эва напряглась, ее сердце затрепыхалось, как подбитая птица.

— Быть может, вы не станете их так обожать, если одна из них решит вас убить.

— Ну конечно. Убить меня. Эту угрозу вы, мадам, повторяете довольно часто. Возможно, еще до того, как закончится эта ночь, вы сможете убедить меня, насколько, — он улыбнулся, — на самом деле опасны.

Она посмотрела на него.

— Охотно.

Люсьен засмеялся, и Эва почувствовала короткую вспышку гнева из-за того, что он так беспечно отнесся к ее словам. Но ведь он и раньше вел себя точно так же.

«Но это же одна из причин того, что ты так очарована им, не правда ли? Потому, что он уважает, но не боится тебя, как многие другие мужчины. Тебе нравится его смелость. Ты встретила равного противника, Эва».

И она возьмет над ним верх. Она сделает это.

Эва распахнула дверь. В камине горел огонь, свечи стояли на туалетном столике с резными, загнутыми по французской моде ножками. Пол покрывал тяжелый турецкий ковер, а на окнах висели тяжелые драпировки.

— У вас нет служанки? — спросил Блэкхит, приподняв бровь.

— Я отпустила ее на ночь.

Он стоял у нее за спиной. Эва ощущала жар его тела. Его жажду. Его самоуверенность подавляла женщину. Она всеми силами старалась не дрожать. Должно быть, она лишилась разума, если пошла на это. Если впустила герцога Блэкхита в свою спальню. В свою жизнь. Но она делает это ради своей страны.

Беспристрастность. Это единственный способ насладиться телом Блэкхита и сохранить свое сердце запертым, чтобы он никогда не смог проникнуть в него. Беспристрастность. Это единственный способ удержаться от мечты, которой никогда не суждено воплотиться.

А потом он целовал ее. Она понимала, что битва проиграна, так как никто не мог оставаться равнодушным в такие мгновения.

Его ладони, такие широкие, умелые, теплые, ласкали ее подбородок и щеки. Она утонула в поцелуе. Все поплыло перед глазами. И через мгновение он рывком поднял ее на руки и понес к кровати.

Едва дыша, Эва пыталась сохранить контроль за тем, что происходит.

— Мои условия, Блэкхит.

— Ну конечно.

— Отпустите меня. Он улыбнулся.

— Отпустите меня сейчас же.

Вздохнув, он повиновался, положив ее на кровать. И стоял, глядя на нее с ленивой, уверенной улыбкой, которая не обещала ничего хорошего.

— Разденьте меня.

Он приподнял бровь, явно озадаченный, вопреки своему желанию.

— Вы, мужчины, всегда используете нас в своих сексуальных фантазиях. А вот сегодня ночью я буду использовать вас.

— Мне в самом деле нравится, как это звучит, — удивленно прошептал он. — Осмелюсь сказать, что мне по душе ваши маленькие… фантазии, Эва.

— А как же иначе!

Она стояла совершенно неподвижно, едва дыша, когда он подходил к ней. Он подошел к ней так близко, что она почувствовала тепло его тела, услышала хриплое дыхание. Он провел пальцами по ее щеке, вынул шпильку из ее волос. Другую. Потом еще одну. Густые напудренные волны упали на плечи Эвы. Свалилась подкладка из конского волоса, на которой крепилась прическа.

Он потянулся к ней…

Она повернулась к нему.

Посмотрела оценивающим взглядом.

Прошлась вокруг, проводя на ходу кончиками пальцев то талии. Люсьен улыбался. Смотрел на нее, как смертельно опасный, едва сдерживающийся хищник.

— Вы все еще хотите меня, Блэкхит? — промурлыкала она, приблизив губы к его уху.

— Я постоянно хочу вас последние две недели.

— А если я разочарую вас, ваша светлость? — Женщина проворно отстегнула его парадную шпагу, и та упала на ковер. — Вы убьете меня?

— Я не думаю, что вы меня разочаруете.

Эва улыбнулась. Он стоял неподвижно. Ее рука вновь принялась за работу, снизу вверх расстегивая его бархатный жилет. Она распахнула его и ощутила под рубашкой герцога твердые мышцы. Шейный шарф у него был заколот булавкой с кроваво-красным рубином. Эва вынула ее и положила на туалетный столик. Потом зажала конец шарфа между пальцами и стала медленно тянуть за него, пока узел не развязался и у нее в руке не оказался длинный кусок материи.

— А я думал, вы хотите, чтобы я раздел вас, ~ прошептал он с вызывающей улыбкой.

— Здесь распоряжаюсь я — и сейчас я предпочитаю раздевать вас.

Она стащила с него жилет, и тот упал на пол. Теперь герцог стоял перед ней в рубашке и штанах. Пышные кружева манжет опускались на тыльную сторону самых изящных, самых красивых мужских рук, какие ей доводилось видеть. Само совершенство. Это были руки джентльмена, хотя в них не ощущалось никакой мягкости, никакой изнеженности и, уж точно, никакого милосердия. Эва знала, что этим рукам доводилось убивать. В последний раз они лишили жизни ее печально знаменитого сводного кузена Джералда, когда тот пытался убить брата герцога, Эндрю. Это опасные руки…

И ей очень хотелось, чтобы они прикасались к ней. Ко всему ее телу. Но не сейчас. Сейчас она сама хотела прикасаться к нему.

Она еще раз прошлась вокруг него, на этот раз ее пальцы касались его груди, скрытой под тончайшим батистом рубашки, обвели контур верхней части бедра и, наконец, остановились на едва ощутимой вогнутости нижней части спины, сразу над ремнем. Она стояла позади него, наслаждаясь видом худощавого, красиво очерченного треугольника этой гордой, просто роскошной спины. Затем она ухватилась за рубашку, выдернула ее из-под ремня и позволила полам свободно упасть вниз. Полы рубашки, по моде, доходили ему почти до колен.

— Разве вы ее не снимете?

Эва улыбнулась.

— Я не хочу, чтобы вы замерзли. Это может губительно подействовать на вашу… хм… ваше состояние.

— Уверяю вас, мадам, что холод на мое состояние нисколько не действует. К тому же я очень далек от того, чтобы ощущать холод.

— Тогда снимите туфли.

Он наклонил голову и, бросив на нее взгляд через плечо, сделал так, как она просит.

— Расстегните манжеты. Он повиновался.

— И не двигайтесь.

Она обошла герцога, не убирая рук с его тела, провела возбуждающую линию от его спины к верхней части твердого, мускулистого бедра. Он посмотрел на нее сверху вниз, словно затаившийся хищник, под ресницами сияли черные как ночь глаза. Эва выдержала этот жаркий взгляд, ее рука осталась лежать на его бедре. Медленной улыбкой он при гласил ее продолжать — и, переместив руку немного вперед, Эва провела ногтем по его ноге через тонкую материю брюк, наслаждаясь своей властью. Интересно, а что он попросит взамен? Или нет, что он даст взамен…

Ее пальцы нащупали пуговицы отстегивающейся передней части брюк, и она одну за другой расстегивала их.

Женщина посмотрела ему в лицо. Ленивая улыбка сошла с его губ, и вместо нее появилось нечто более темное, напряженное. Нечто намного более опасное.

Эва расстегнула последнюю пуговицу. Подол рубахи тут же опустился вниз, прикрывая мужское естество от ее ликующих глаз. Эва подняла голову и долго-долго смотрела в его черные глаза, а затем провела рукой по скрытой рубашкой напряженной плоти.

К этому она не была готова. Не готова к свирепой твердости его члена, к его размерам, к потрясению, которое волнами прошло по всему ее телу от одного прикосновения к нему. Ее охватил колючий жар. Оставалось только бросить его на ковер и тут же сделать с ним все, чего душа просит. Но нет. Для этого она слишком хорошо воспитана.

Он ухмыльнулся, заметив ее мгновенное замешательство.

— Если вы желаете мучить меня, мадам, то у вас это получается чертовски хорошо.

«И в самом деле, большой злой волк», — испуганно подумала она, но смогла вызвать на лицо коварную улыбку.

— Быть может, бокал вина притупит ваше нетерпение? — Она погладила через рубашку его член. — В конце концов, вам еще придется раздеть меня.

— Я могу не удержаться и овладеть вами прямо здесь.

— Только попробуйте, и я…

— Убьете меня? — прошептал Люсьен, его губы дрогнули.

— Вроде того. — Эва убрала пальцы от его плоти. Затем, одарив его приглашающей улыбкой, она подошла к туалетному столику, уставленному флаконами с духами, горшочками с косметикой, баночками, расческами и шкатулками, которые теснились вокруг вазы с цветами. Рядом в ведерке со льдом стояла бутылка шампанского. Эва откупорила ее, налила два бокала и вернулась к герцогу.

Она сбросила с ноги одну туфлю, затем, наступив на другую, сбросила и ее. Потом подняла бокал к губам.

— Тост, — промурлыкала она, глядя на него поверх бокала. — За… мир.

Его мрачный взгляд встретился с ее.

— За мир, — эхом отозвался он, оставив ее в неведении, пьют ли они за мир между собой — или между их странами.

Она поставила бокал.

— А теперь можете раздеть меня.

В ответ он лишь одарил ее хищной улыбкой и, отставив наполовину опустошенный бокал, принялся за ее одежды.

Она поежилась, когда он расстегивал бриллиантовое колье, его теплые пальцы легко касались ее шеи, лаская нежную кожу. Скоро стало ясно, более чем ясно, что он умеет обращаться с дамскими платьями лучше ее собственной служанки: тут — ловко расстегнет крючок, там — развяжет ленту, его пальцы легко справлялись с пуговицами, тесемками и застежками. Вот снято красивое платье из темно-малинового бархата, вот — корсаж из розового атласа, тугой корсет, нижние юбки, надетые на кринолин. Наконец она предстала пред ним лишь в нижней сорочке, подвязках и чулках.

А потом он притянул ее к себе. Она ощутила твердость его плоти у себя на бедре, затем ниже живота, прикрытого лишь тонким батистом его рубашки и еще более тонкой материей ее сорочки.

Два слоя материи. Это все, что отделяло их жаждущие тела друг от друга.

Эва застонала, когда он коснулся губами ее губ. В ней шла жестокая борьба — между сердцем, желающим полного забвения, и разумом, требовавшим сохранить ясную голову. Она быстро теряла контроль над ситуацией, и это пугало ее.

Она отшатнулась, удержавшись на самом краю безумия.

— Я… я немного нервничаю. Мне нужно еще шампанского. Хотите еще вина, Блэкхит?

— Пожалуй.

Он передал ей свой бокал. Эва, немного придя в себя, изучающе посмотрела на него.

— Хочу, чтобы вы легли на кровать.

— В конечном счете, мы оба там окажемся.

— Мне нужно, чтобы вы легли сейчас же.

— А-а… — Он наградил ее своей медленной, широкой улыбкой. — Давайте отгадаю. Вот где… начинается власть?

— Насколько же вы проницательны.

— Ну что ж, хорошо. — Он подошел к кровати, сел и снял чулки, обнажив икры, красивее и крепче которых она в жизни не видела. Его ноги покрывали редкие черные волосы, расслабленные мышцы так и звали потрогать их пальцем. Языком. «О-о-о Господи, помоги!»

— Что теперь, моя дорогая?

— Ложитесь на спину. Мне нужно вас привязать.

Он засмеялся.

— Привязать меня? Неужели вы думаете, что я убегу?

— Это часть моих прихотей. Вы знаете, что я властная женщина. Я знаю, что вы властный мужчина. В своих фантазиях я господствую над вами. Вот для этого я и должна вас привязать.

— Думаю, это будет довольно интересно, — весело проговорил он.

— Быть может, вы даже найдете это возбуждающим.

— Оставьте мои руки свободными, чтобы я мог прикасаться к вам.

— О, я освобожу вас после первого раунда. — Она улыбнулась. — К тому же я не стану привязывать вас слишком крепко.

Люсьен послушно лег на подушки и заложил руки за голову. Он заинтригован? Возможно. Он встревожен? Скорее всего нет, так как слишком самонадеян. Он уверен, что сможет справиться с ней, вырваться, как бы туго она его ни привязала. Он просто позволял ей забавляться, не более. В этой игре что-то есть. О, какой сюрприз она приготовила для него!

Вспомнив о шампанском, Эва отнесла бокалы к туалетному столику, открыла одну из своих склянок и сделала вид, что немного подушилась. Когда она ставила склянку на место, то тайком уронила несколько капель в один из бокалов. Затем она наполнила оба бокала шампанским, подошла к прикрытой занавесями кровати и поставила их на ночной столик. Герцог лежал на спине, согнув ноги в коленях, наблюдал за ней. Рубашка соскользнула с бедер, собравшись складками на животе. Под подолом рубашки виднелся лишь крошечный островок черных волос. Но и этого было достаточно, чтобы подразнить ее. Помучить.

У нее пересохло во рту.

— Если вы боитесь, Блэкхит, то мы можем прекратить, — насмешливо проговорила она, но ее голос немного дрожал.

— Видимо, из нас двоих боюсь не я.

— Вы думаете, что я боюсь?

— Вот и скажите сами. Она тряхнула волосами.

— Ха, даже если так, я ни за что не призналась бы. Кроме того, вы будете привязаны. Совершенно безобидны.

На его губах заиграла медленная, холодная улыбка, при виде которой у Эвы внутри все перевернулось. — Совершенно безобиден.

— Совершенно не способны сделать того, чего я не захочу.

— Как скажете, моя дорогая.

Она подала ему бокал, в который капнула несколько капель духов. Эва подняла свой. Они смотрели друг на друга поверх бокалов.

Глава 7

Раздался звон хрусталя, и она позволила ему осушить его бокал, прежде чем поднять приготовленный шарф. Неплотно обматывая им его запястья, она связала их восьмеркой, а затем привязала к спинке кровати у него над головой.

Он улыбался ей, точно волк, посаженный на цепь.

Так и ждет, чтобы съесть ее, как только она захочет его погладить.

У Эвы засосало под ложечкой. Она не знала, сколько у нее времени, прежде чем подействует любовный эликсир. Внутренне содрогаясь, она присела на край кровати и изобразила довольную, веселую улыбку, глядя на своего пленника, который по своей воле согласился стать беспомощным. Господи, она даже не уверена, что сможет все довести до конца. Она хотела лишь увидеть, насколько действенно снадобье, прежде чем передать его Марии Антуанетте, хотела лишь обуздать Блэкхита, чтобы он не мог вскочить и взять ее силой, хотела лишь испытать эликсир на этом коварном дьяволе. И остаться в безопасности. Сколько ему придется страдать, прежде чем действие снадобья закончится? Или он будет мучиться до тех пор, пока дикая страсть, которую он испытает, наконец не будет удовлетворена?

— Вы мало пьете, — проговорил он, обратив внимание на ее лишь наполовину опустевший бокал. — Шампанское пришлось вам не по вкусу?

— О нет, дело совсем не в этом, Блэкхит. Я хочу полностью ощущать все, что произойдет. Мне не нужно себя дурманить.

— Понятно, — произнес он, подтягиваясь немного наверх, чтобы поудобнее устроиться на подушках. Эва украдкой взглянула на него. Хоть рубашка и скрывала его достоинство, у нее не было никакого сомнения, что он находится в полной готовности. Но, будет ли он готов еще больше?

— К тому же в моей семье не переносят алкоголь, — добавила она, вздрогнув, когда в камине стрельнуло полено. — Моя мать погибла от невоздержанности.

Ну, это было не совсем правдой. Она умерла от несчастной любви, а алкоголем лечила разбитое сердце.

— Мне очень жаль, — прошептал он, и в его глазах появился странный блеск. Она увидела, как у него на руках забугрились мышцы. — А моя мать умерла при родах. Трудно терять того, кого любишь.

— Невозможно забыть, правда?

У Люсьена окаменело лицо.

— Нет, невозможно. — Он стиснул зубы. — Особенно когда за неделю теряешь обоих родителей.

— Тогда мне стоит пожалеть вас, — вздохнула она. — А что случилось?

— Мать как раз рожала Нериссу, и роды проходили очень тяжело… Отец не мог вынести ее криков… — Он закрыл глаза, на лбу выступили мелкие капли пота. — Он побежал вверх по лестнице, чтобы их не слышать… упал и сломал шею.

— Милостивый Боже! — прошептала Эва, поднеся пальцы к губам.

Блэкхит старался разорвать удерживающие его путы. Шарф сильно натянулся, слишком сильно — вот-вот порвется. В душу Эвы закрался страх — страх, что шарф не выдержит, страх, что она отравила его. Она не сомневалась, что он испытывает боль.

— Именно я… нашел его, — прохрипел он, сжимая кулаки. — Как вы выразились, такого… никогда не забудешь.

— С вами все в порядке, Блэкхит?

Черные глаза распахнулись, обожгли ее своим светом.

— Я умираю от желания, — не выдержал он. — Боже, женщина, имей милосердие.

Так просто взять и оставить его здесь, как она и собиралась; так просто одеться и вернуться на бал, как ни в чем не бывало. Она станет смеяться последней. Однако, несмотря на то что Эва гордилась своим расчетливым бессердечием во всем, что касалось мужчин, даже у нее хватило сострадания, чтобы не поступить так… к тому же с беспомощным и связанным противником, способным доставить удовольствие, но не способным властвовать над ней. Что ж плохого в том, чтобы поступить с ним так, как ей хочется?

Она потянулась к нему и провела ладонью по щеке, ощутив на пальцах его горячее, неровное дыхание. Между ног у Эвы словно полыхнуло огнем. Тихо застонав, женщина приподнялась и села на него верхом немного выше напряженного члена, ее колени утонули в перине по обеим сторонам его бедер.

— Ниже, — прохрипел он. — Не мучай… не сейчас.

По поводу этого эликсира больше нет вопросов, торжествующе подумала Эва. На этот раз она определенно украла настоящий состав, и теперь и она сама, и Америка будут достойно вознаграждены за ее усилия.

— Я не мучаю, я… должна приготовить себя, — сказала она, пытаясь оттянуть неизбежную развязку.

— Тогда передвинься наверх, и я подготовлю тебя.

— Прошу прощения?

— Я же сказал, передвинься выше, черт побери. — Его широко раскрытые глаза яростно сверлили женщину. — Ближе к моему лицу.

Будь Эва какой-нибудь служанкой, она зарделась бы как маков цвет. Но Блэкхит явно перешел границы сдержанности, условностей. Ему уже все равно, какой будет ее реакция, он жаждал лишь избавления от всех мук, которые ему доставило снадобье. Эва робко приподнялась на коленях и передвинулась вверх по его груди. Трепетали каждый нерв, каждая клеточка ее кожи, сердце сильно колотилось в груди и в любое мгновение было готово разорваться на куски.

— Я сделаю вам больно, — запротестовала она, ее колени теперь упирались ему в подмышки, у него на шее объемными узлами выступили жилы, блестящие в свете свечи от пота.

— Ты делаешь мне больно своей нерешительностью. Тогда приподнимись и стой на коленях. Я хочу попробовать тебя на вкус, Эва. — Его горящие глаза неотрывно смотрели ей в глаза. Теперь в любое мгновение его путы могли не выдержать, и он бросится на нее, как разъяренный зверь на добычу. — Я хочу обладать тобой. Черт побери, я хочу всю тебя.

Эва, которую бросало то в жар, то в холод, цепляясь за спинку кровати, вновь приподнялась на коленях и поползла вверх по его груди.

Блэкхит приподнял лицо к рыжим влажным завитушкам волос между ног женщины.

Нашел языком верхнюю часть ее продолговатого гнездышка.

— Выше, — приказал он хриплым голосом.

Она услышала собственный рык, когда, подчиняясь приказу, выгнула спину и подалась нижней частью тела вперед, навстречу его ищущим губам, — и тогда он полностью зарылся лицом в ней. Она ощутила там его горячее, прерывистое дыхание, его губы и, о-о Боже, его язык, который умелым ударом сначала лишил ее способности сопротивляться, а затем начал планомерно, безжалостно атаковать ее широко раскрытую промежность, влажные складки срамных губ, и эта атака заставила все ее существо воспарить в небеса.

— Милостивый Боже, — всхлипнула она. Ее пальцы вцепились в спинку кровати, ноги дрожали, едва удерживая на весу ее слабеющее тело. — Милостивый Боже, Блэкхит, мне даже и не снилось, что это может быть так…

— Спи крепче, — хмыкнул он, и его губы и язык занялись набухшим, но еще спрятанным под нежной кожей бутоном, играя им, трогая его, лаская его…

У Эвы от неожиданности вырвался крик. Она взлетела на вершину блаженства, ей показалось, что произошел взрыв, разметавший все ее чувства на миллион кусочков. Она чуть не рухнула прямо ему на лицо, на рот, который довел ее до такого бесстыдного состояния, и едва успела оттолкнуться, чтобы приземлиться на грудь. Он громко выдохнул и стал смотреть на нее, мужчина, перешедший грань безумия, его глаза были настолько дикими, настолько яркими, что она поняла: этого взгляда ей никогда не забыть.

Она знала, чего он хочет.

Знала, чего он жаждет.

«Дай это ему!»

А затем возникла та оскорбленная, вечно страдающая часть ее существа, которая не переставала требовать расплаты: «Властвую над ним».

Она сдвинулась назад, приподнялась и насадила себя на его член, задохнувшись, когда он глубоко вошел в нее и заполнил ее собой.

Но у нее не оставалось времени, чтобы передумать. Его бедра уже двигались, мышцы на груди и животе бугрились и блестели мелкими каплями пота. Глаза герцога горели диким огнем. Он двигался все быстрее и быстрее, часто и хрипло дыша. С каждым безжалостным толчком Эва ощущала головокружительное наслаждение, отчаянное желание брать и быть взятой, господствовать и подчиняться и… да, о да, этот изумительный, разрывающий на части взрыв мучительного наслаждения, которое, как она почувствовала, вновь обрушивается на нее…

Пронзая ее своими яркими черными глазами, он в последний раз с силой вошел в нее, и они оба утратили всякое ощущение реальности. Эва закричала и упала ему на грудь, плача от сладкой боли. Ее тело все еще конвульсивно подрагивало.

Так она и лежала, с трудом переводя дух. Она только что занималась любовью с герцогом Блэкхитом.

Только что переспала со своим врагом.

И сейчас это ее нисколько не смущало.

Тук-тук-тук.

Эва в полудреме грезила о далеком детстве. Она снова была маленькой девочкой. Отец вернулся из плавания домой. Он привез ей конфет, коробку специй из Марокко и много рассказов о захватывающих приключениях…

Тук-тук-тук. Теперь звук был громче, настойчивее.

— Откройте дверь.

Это не голос отца. Эва почти проснулась.

— Мадам, откройте дверь, — повторил тот же голос, и Эва с испугом поняла, что ее ухо покоится на груди мужчины, в том месте, где шея встречается с ключицей.

На груди Блэкхита.

Безумными глазами она посмотрела на дверь, понимая, что если ее застанут в таком виде, то она никогда уже не сможет взглянуть в лицо ни одному из своих высокопоставленных друзей.

— Кто там?

— Анри, мадам. У меня записка от доктор Франклин. Эва застыла.

— Будь я проклят, но ваша работа никак не закончится, да? — проговорил лежащий под ней мужчина.

— Тише, Блэкхит! — Она соскочила с кровати, схватила платье и, на ходу надевая его, поспешила к двери. Эва чуть приоткрыла ее, загораживая собой образовавшуюся щель.

— Мне очень жаль, мадам, но доктор Франклин прислаль меня за вами. Сказаль, что граф де Верженн скоро начать говорить речь о вашей американской победа, и не годится, если вы в это время не появитесь. — Парень поклонился и робко смотрел на нее. — Это слова месье, мадам. Не мои.

— Конечно. Скажи доктору Франклину, что я спущусь через минуту.

Эва захлопнула дверь и, тяжело дыша, прислонилась к ней спиной. Де Верженн — это французский министр иностранных дел, человек, чью поддержку в американском вопросе Франклин пытался заполучить в течение нескольких месяцев! Остаться здесь стало бы оскорблением… О Боже, что теперь?

Блэкхит, по-прежнему надежно связанный и спокойно лежащий на кровати, нахально улыбнулся, глядя на нее.

— Будет жаль, если доброму доктору придется подняться за вами, да?

— Не хочу даже слышать об этом.

— Ну же, Эва, Уверен, что вы сможете привести себя в божеский вид, ну по крайней мере к середине речи. Освободите меня, и я обеспечу, что вы окажетесь там к началу.

— Я не могу освободить вас, не сейчас!

— Это почему же?

— Я не верю вам! — почти выкрикнула она, понимая по блеску в его глазах, что интуиция ее не подводит. По совершенно спокойному взгляду герцога она догадывалась, что действие снадобья закончилось, но Эва не собиралась рисковать. Она не позволит Блэкхиту оставаться одному в ее спальне, которую он может обыскать и неизбежно обнаружить любовный эликсир.

— Я освобожу вас, но вам придется уйти, — сказала она, лихорадочно собирая одежду.

— Нет, мадам. Я, пожалуй, предпочту остаться.

— Вам придется уйти, Блэкхит! Он ответил галантной улыбкой.

— Как, и пропустить остальные вечерние… развлечения? Даже и не мечтайте об этом. — Его улыбка стала коварной. — Особенно когда настоящий эликсир под рукой. Настало время испробовать, действует ли он на вас так же, как на меня, моя дорогая.

Значит, он понял. Понял, что она дала ему снадобье. Проклятие! Эва, медленно закипая, повернулась и посмотрела на него. На его великолепную грудь. На широкие мускулистые плечи. На красивую шею…

Шея.

«Прости, Господи». Это будет не больно, и если он не уйдет, то остановить его она может лишь одним способом. Он просто вынуждает сделать это.

— Что ж, Блэкхит, — коротко сказала она, поспешно отвязав его и швырнув ему одежду. Эва влезла в фижмы, надела через голову нижние юбки, расправила их на каркасе и. повернулась спиной к своему самодовольному любовнику, чтобы тот мог как следует зашнуровать корсет. Она с нарастающей паникой смотрела на часы, сдерживаясь, чтобы не ругаться на него за каждый резкий рывок, за медлительность, хотя понимала, что он все делает даже быстрее, чем ее собственная служанка.

Она подвязала корсаж, заправила волосы под элегантную шляпку, схватила платье и накинула его на себя. Снизу доносился нарастающий шум. Аплодисменты. О Господи, все может начаться в любой момент — ей нужно идти вниз!

— Спасибо вам, Блэкхит, — выкрикнула она, повернувшись у него в руках и притворяясь, что с такой благодарностью бросается к нему на шею, что ему пришлось отступить на шаг, его ноги уперлись в край кровати. — Вы просто находка.

Она обвила руками его шею и поцеловала его.

Крепко.

Он, конечно, не подозревал о фокусе, который она вот-вот проделает. Она стала опускать руки. Одна легла ему на талию, а ладонь другой остановилась у самой шеи. Пальцы образовали безобидную фигуру в виде буквы V и оказались по обеим сторонам шеи, будто бы лаская ее.

«Он ничего не поймет. Просто сделай это».

Она знала, что поступает отвратительно. Предательски. Коварно.

«Ты нужна своей стране».

Эва притворилась, что забылась в поцелуе, и, словно в страстном порыве, надавила пальцами ему на шею. «Давай, ну, падай же!» — торопила она, сожалея, что этому поцелую предстояло так же внезапно закончиться, как он и начался.

Его губы стали безвольными, ноги подломились, и он рухнул на кровать. Эва кинулась к нему, внушая себе, что го необходимо, иначе он уже через несколько мгновений придет в себя и со всей злостью отыграется на ней.

Но пока она неумело пыталась опять связать ему руки, он зашевелился, и женщина подумала, что придется сделать это снова. Его руки дернулись, а могучие плечи судорожно задрожали, когда он стал приходить в сознание. Проклиная себя за это, Эва наклонилась и снова надавила пальцами на две точки по обеим сторонам шеи. Он открыл глаза и пронзил ее неподвижным взглядом, в котором читался изумленный упрек. Он собрал в кулак всю свою волю. Но здесь одной лишь силы воли было недостаточно. Его глаза закатились, и он, вздохнув, опять потерял сознание.

Кусая губу, она подержала пальцы на его шее еще несколько опасных мгновений и затем убрала руку в надежде, что выиграла так необходимое ей дополнительное время. Эва на четвереньках проползла к изголовью кровати, взялась за связанные руки герцога и из всех сил стала тянуть. Тщетно. У нее на лбу выступили капельки пота. Где-то на платье затрещали нитки. Она тянула, дергала, ругалась, и наконец ей удалось сдвинуть его на дюйм… несколько дюймов… еще немного, пока его безвольные руки не оказались у спинки кровати.

Все же не достают…

Тук-тук-тук.

— Иду! — мгновенно отозвалась она.

— Эва, это я, — раздался из-за двери встревоженный голос Франклина. — У тебя все в порядке? Можно мне войти?

— Я уже выхожу, — выдохнула она, изо всех сил затягивая путы на бесчувственном герцоге и соскакивая с кровати. Он не скоро соберется куда-нибудь уйти. Она вернется, как только закончится речь.

Женщина взглянула в его безмятежное лицо. Чувство вины и стыда наполнило ее душу, и она поспешно отвернулась, пока это чувство не захлестнуло ее.

Когда она вывела из строя брата этого человека, совесть ее не мучила. Нисколечко.

Она испытывала пренебрежительное удовлетворение властью над мужчинами и легкостью, с которой побеждала их.

Но не в этот раз.

Она выбежала.

Глава 8

К Люсьену медленно возвращалось сознание.

Он увидел перед собой пустую комнату, освещенную колеблющимся пламенем свечи. Мгновение он лежал неподвижно, сбитый с толку, тщетно стараясь понять, что произошло. Он опять привязан к кровати. Голова раскалывалась от боли, а он все никак не мог понять почему. Совершенно точно, что она его ничем не била. Боль ощущалась не в каком-то определенном месте, она разливалась повсюду. Такого он еще не испытывал.

Он прищурился и приподнял голову, преодолевая слабость. Ему подумалось, что следовало бы разозлиться и почувствовать унижение из-за того, что с ним справилась женщина, — но ничего этого не было. Вместо этого он был очарован и заинтригован. Он недоверчиво усмехнулся. Что, черт побери, она сделала с ним?

В самом деле опасная женщина…

Он помнил, как она неистовствовала, сидя на нем верхом, и неземное любовное блаженство, охватившее их обоих. Он помнил, как она забылась во сне у него на груди, помнил, что ее волосы напоминали мягкий шелк. Он помнил, что кто-то стучал в дверь, ее отчаянные попытки убежать, как она развязывала ему руки… и на этом воспоминания обрывались.

И все же он снова связан. А она исчезла вместе со своей одеждой. Как ей удалось самой одеться? Если он и помогал ей, то никак не мог этого вспомнить…

Он поймет это, но не сейчас. Напружинившись, Люсьен подтянулся повыше. Шарф натянулся. Он улыбнулся. Как он и подумал, она оставила его достаточно далеко от спинки кровати, чтобы, подтянувшись наверх, он получил возможность ослабить путы. Должно быть, она страшно торопилась, раз поступила так неосторожно.

Будет забавно, если она обнаружит, что он исчез, всего лишь порвав свой несчастный шарф. Но это не станет символом столь полной победы. Ну нет. Намного лучше просто отвязаться и оставить шарф сложенным у нее на подушках…

Люсьен легко освободился, но на ноги поднялся с величайшим трудом.

Он едва не упал, вцепившись в спинку кровати. Блэкхит ругнулся. Поскольку он не раз видел действие эликсира на других людях, у него не возникло никакого сомнения в том, что именно Эва добавила ему в шампанское. Выпустив из рук опору, он, пошатываясь, направился к туалетному столику, вспомнив, что, прежде, чем вручить ему бокал, она там подушилась.

О да. Вот и чарующий пурпурно-гранатовый цвет эликсира, хоть она и попыталась замаскировать его, перелив во флакон из-под духов. Криво усмехнувшись, Люсьен покачал головой. Он не мог не восхищаться ее хитростью. Что ж, она может думать, что переиграла его, но ей придется кое-что узнать о том, с кем она имеет дело. Неторопливо одевшись, Люсьен критически оглядел себя в зеркало. Жаль шарфа. Если бы не он… то все в порядке. Все на своих местах. Словно ничего и не случилось.

Герцог пристегнул шпагу, опустил в карман флакон и уже было собрался уходить, когда заметил на столе стопку бумаги. Сухая улыбка заиграла у него на губах.

О, он не мог устоять.

Просто не мог — и все.

Он взял перо, открыл чернильницу и сел, специально пережидая, пока уляжется головокружение, чтобы прыгающий почерк не выдал его состояния.

Усмехнувшись еще шире, он начал писать:

«Моя милейшая Эва!

Когда в следующий раз решите привязывать находящегося в бессознательном состоянии пленника, позвольте мне показать вам, как это правильно делается. Между тем примите мои поздравления по поводу вашей изобретательности, надежду на скорейшее появление новостей относительно лорда Брукхэмптона и признательность за в высшей степени полезный и приятный вечер… а также за эликсир, который, как я рад сообщить вам, вернулся к своему законному владельцу. Если у вас появится желание получить его назад, приезжайте в Англию. Я с величайшим удовольствием приму вас.

Блэкхит».

Это последнее «приму» он трижды подчеркнул, чтобы намек был понят наверняка. Потом с торжествующей улыбкой вышел из комнаты.

Сыгран еще один раунд, еще одна партия выиграна.

Через две недели после бегства герцога Блэкхита Эва проснулась с головной болью. Когда до нее донесся запах жарящихся на кухне тостов, ее замутило так, словно желудок вот-вот вывернется наизнанку.

Она задернула занавески и вернулась на кровать, массируя виски и стараясь заставить желудок успокоиться. Она была вне себя от ярости, когда, вернувшись в комнату, обнаружила, что исчез не только Блэкхит, но и эликсир. Кляня все на свете, она упала в кресло у окна, устремила грустный взгляд на кровать, где Блэкхит показал ей такие головокружительные трюки, и предалась унынию. Потом постепенно в ней родилось уважение. И, наконец, она рассмеялась. Как можно сердиться на этого человека? Да, он еще раз переиграл ее. Он выиграл последний бой. Но ведь предстоят другие битвы. В этом она была уверена. Между тем она не могла не восхищаться его изобретательностью при побеге… уловке, при помощи которой он заставил их поменяться местами. При одной мысли о нем кровь закипела в жилах.

Однако Эве было не до смеха, когда несколько дней спустя Мария Антуанетта потребовала эликсир. Ей пришлось признаться, что его у нее нет. Королева так разгневалась, что запретила Эве появляться в королевских покоях. А вскоре после этого Эву пригласили в резиденцию Франклина, где торжественно объявили, что ее пребывание в Париже угрожает переговорам, которые и без того тяжело даются американцам.

— Мне жаль, Эва, но ты не можешь здесь оставаться. Ее величество королева очень недовольна тобой… сначала поддельный эликсир, который так повредил королю, а теперь пустые обещания по поводу настоящего. Ты должна на какое-то время исчезнуть из Парижа… по крайней мере до тех пор, пока мы не добьемся союза с Францией.

Кипя от злости, раздумывая над тем, знает ли Блэкхит, до какой степени он разрушил ее жизнь — не говоря уже о репутации, — Эва напустила на себя маску надменности и уехала из столицы. Теперь бы самое время отказаться от поисков пропавшего лорда Брукхэмптона, но она же дала слово… Кроме того, ее усилия по поводу поиска лорда Брукхэмптона дадут ей повод вернуться в Англию и начать новый раунд борьбы с этим дьяволом Блэкхитом.

О да. Она очень ждет этого.

Перед отъездом из Франции она побывала в порту, где была захвачена «Сара Роз», а потом посетила тюрьму, в которой содержались заложники. Среди этой группы не оказалось пассажиров, только моряки из команды корабля, которые были по-прежнему одеты в нанковые штаны, бушлаты и видавшие виды рубахи. Эва критически осмотрела их. Это была пестрая, враждебно настроенная толпа немытых, заросших бородами мужчин, один или двое из них ранены и нуждались в медицинской помощи. Еще один пленник, не подававший признаков жизни, лежал в углу. Его светлые волосы, покрытые запекшейся кровью, превратились в засаленный колтун. Сочувствие к их положению боролось в душе Эвы с радостью по поводу того, что она их обнаружила. Самого факта, что британцы томятся во французской тюрьме, достаточно для протеста со стороны английского правительства.

Ее глаза лучились торжеством. Она разглядывала пленников из-под широких полей шляпы, легкая улыбка играла у нее на губах. Франклину ведь все равно, кто кому объявит войну, Англия или Франция, если война, в конце концов, разразится. Гм-м. Она потрогала губу длинным ногтем. Тем более нужно ехать в Англию, чтобы поднять там шум…

Ведь не важно, кто сделает первый залп, не так ли?

А она с удовольствием продолжит свою личную битву с противным герцогом Блэкхитом.

Невестка того самого герцога, Челсиана Блэйк де Монфор, была вся в хлопотах и заботах, руководя подготовкой к своему ежегодному новогоднему балу, когда появился лакей с визитной карточкой на серебряном подносе.

— Миледи, — поклонился он. — Вас ждет в гостиной посетитель.

— Спасибо, Маллигэн. Я сейчас спущусь. — Наблюдая за служанкой, которая, взобравшись на стул, прикрепляла над дверью серебряную канитель, Челси отбросила с лица прядь рыжеватых волос и взяла карточку. Только она собралась прочесть то, что было написано на картонке, как раздался оглушительный взрыв, потрясший все здание Розбриара до основания, а служанка, визжа, повисла на косяке двери, чтобы не свалиться с шаткого стула.

Но Челси даже бровью не повела. — Все в порядке, Рыжий, — сказала она, кладя карточку в карман и опускаясь на корточки, чтобы успокоить старую охотничью собаку, свернувшуюся у ее ног. — Это Эндрю испытывает свою новую взрывчатку. Может, стоит сходить посмотреть, не взорвал ли он сам себя?

Пес с усилием поднялся на старые, больные лапы и поплелся вслед за хозяйкой из зала.

На дальнем выпасе Челси обнаружила своего симпатичного мужа-изобретателя изучающим почерневшую яму в земле и делающим какие-то записи в тетради. Его вьющиеся золотисто-каштановые волосы были заплетены в неопрятную косицу, а сам он выглядел смущенным. Суетливым. Услышав ее шаги, он поднял голову, и Челси едва удержалась, чтобы не рассмеяться.

— Ох, Эндрю, — хихикнув, проговорила она. — Что случилось с твоими бровями?

Нахмурившись, он потрогал пальцами то, что от них осталось — а не осталось ничего, кроме жесткой опаленной щетины.

— К черту брови. Сколько еще потребуется попыток, прежде чем я смогу получить нужные пропорции для этой проклятой смеси?

— Послушай, Эндрю, тебе не кажется, что лучше заняться изобретением… гм-м… менее опасных вещей?

— Вроде любовного эликсира? — Насмешливо хмыкнув, он выпрямился, стряхнул пепел с одежды и вытер носовым платком покрытое копотью лицо. — Нет, Челси. Новое взрывчатое вещество, над которым я работаю, будет для общества намного полезнее. Если, конечно, я смогу найти нужную пропорцию. Представь пистолет, заряженный им! Вообрази его в ограниченном пространстве, возможно, приводящим в движение машину, лодку, мой двух купейный дилижанс…

— Да, Эндрю. — Она улыбнулась, послюнила кончик пальца и пригладила то, что осталось от его рыжеватых бровей. — Я уверена, что это будет ценным вкладом, если, конечно, ты переживешь этап эксперимента. — Она взяла его за руку. — Хочешь чаю? Только что пробило пять часов.

Он взглянул на небо, густо-серое, набрякшее тучами, и поежился, внезапно обнаружив, что день холодный и сырой.

— Чай — это хорошо.

— А как насчет того, чтобы пораньше лечь? — промурлыкала она, с намеком проведя рукой по его груди.

Его глаза дали тот ответ, которого она и ждала.

. Они неторопливо, чтобы Рыжий поспевал за ними, пошли в сторону дома. Запах влажной земли и мокрой травы витал над вересковой пустошью, и Рыжему даже удалось вспугнуть фазана в кустах ежевики. Только когда они вошли в дом, Челси вспомнила, что у нее посетитель. Ужасаясь своей бестактности, она полезла в карман, чтобы достать карточку…

Как раз в этот момент из-за угла вышла ее кузина. Обе женщины замерли. Челси в потрясении, Эва с приятной улыбкой на устах, словно в последний раз они расстались добрыми подругами. Челси почувствовала, как под ее пальцами напряглась рука Эндрю, увидела, что его зеленовато-янтарные глаза стали жесткими и холодными.

— Э-эва! — наконец пришла в себя Челси, у нее на лице засветилась робкая улыбка. — Какое…

— Удовольствие видеть меня? — закончила за нее кузина с печальной усмешкой, глядя на них из-под широких полей шляпы, которая лишь подчеркивала необычную красоту ее лица, таинственность ее манер. — Не нужно притворяться, моя дорогая. — Она взглянула на Эндрю, который отвернулся, отказываясь удостоить ее взглядом. — А вы, милорд? Неужели женитьба лишила вас вежливости?

— Вы последняя женщина на земле, которая заслуживает вежливого обращения, — парировал он, затем кивнул Челси и, словно не замечая Эву, вышел из комнаты.

— Подумаешь, — выдохнула Эва, подняв брови. — Он не из тех, кто умеет прощать, да?

Челси, обратив внимание на бледность Эвы, ее необычное поведение, тени под ее зелеными, широко поставленными глазами, решила оставить это замечание без ответа. Что-то здесь не так.

— Пойдем, Эва. Позволь предложить тебе что-нибудь перекусить. Ты ведь едешь издалека…

— Из Франции. Я приехала лишь сегодня утром и, — ее голос стал бесцветным и жестким, — благодаря твоему дьявольскому свояку не скоро поеду обратно.

— О Господи, что Люсьен натворил в этот раз?

— Я бы не стала обсуждать это при слугах. — Эва поплотнее запахнула плащ, надеясь, что Челси не заметит боли и страха, спрятанных под привычной маской полного равнодушия. Реакция Эндрю заставила ее почувствовать себя неловко и неуютно, хотя она понимала, что такое отношение вполне оправдано. Но что чувствует кузина? Ведь они с Челси выросли вместе. Она учила Челси фехтовать. Стрелять. Выживать в мире мужчин. Челси боготворила ее. Когда-то.

Но это было до ограбления.

Эва сомневалась, что Челси и теперь восторженно относится к ней. Она даже сомневалась, что кузина вообще рада ее видеть.

— Пойдем же. Давай устроим чай в гостиной.

Там молодая женщина поспешно налила им обеим горячего пахучего напитка. Эва подняла свою чашку, ее сильно замутило, когда Челси предложила ей блюдо сырных печений. Она замотала головой и, сглотнув, поборола тошноту.

— Эва, прости, что вмешиваюсь не в свои дела, но нет ли у тебя каких-то неприятностей?

У Эвы вырвался резкий, словно кашель, смех. Он прозвучал как-то странно, даже для нее самой. Она поставила чашку на блюдце, чтобы не расплескать чай.

— У меня? Неприятности? — У нее были такие неприятности, что она даже не знала, что с ними делать. — О нет, Челси. Я здесь для того, чтобы кое-что сделать для человека, который почти сломал мою жизнь.

— Люсьен? Он привык почти ломать жизни других, но могу тебя заверить, что в конечном счете все заканчивается хорошо.

— Я не представляю, как то, что меня обманули, унизили и отлучили от французского двора, не говоря уж о Париже, может «закончиться хорошо». Но дело не в этом.

Я отомщу.

— Это хорошо.

— Хорошо? — Эва посмотрела на нее как на умалишенную. — Вообще-то мы говорим о брате твоего мужа.

— Я знаю. — Челси улыбнулась и сделала глоток чая. — Так что он натворил?

Эва не собиралась откровенничать с кузиной, но в серебристо-зеленых глазах Челси читалось искреннее сочувствие. Эва рассказала все, скрыв лишь некоторые неприятные детали, а именно то, что она переспала с герцогом Блэкхитом и что лучше этого у нее не было никогда в жизни. Она объяснила, почему напала на экипаж де Монфоров и похитила то, что считала эликсиром любви. Она поведала, как пробралась в спальню Люсьена и украла настоящее снадобье. Она рассказала, как Люсьен приехал во Францию и попросил ее помочь в поисках лорда Брукхэмптона и как она оставила его связанным и беспомощным в своей комнате, но по возвращении обнаружила, что и он, и эликсир исчезли.

— Связанным и беспомощным? — воскликнула Челси, чуть не захлебнувшись чаем. — Люсьена?

— Это вовсе не сложно, если знать некоторые приемы, — подтвердила Эва с легкой улыбкой.

На этом месте Челси так расхохоталась, что ей пришлось поставить чашку, чтобы не облиться кипятком. Эва, криво усмехнувшись, проговорила:

— Вижу, что герцог Блэкхит нажил себе врагов даже в собственной семье.

— Не уверена, что слово «враги» здесь уместно, но он делает все для этого. Он старается все держать под контролем. На чувства других ему наплевать. Для него полезно получить пару затрещин. Я бы хотела на это посмотреть.

Эва улыбнулась, подумав, что лучше бы Челси этого не видеть.

— Но тебе ведь нужна моя помощь, да? — успокоившись, проговорила Челси. Она дотронулась до руки Эвы, проявляя такую доброту, что у Эвы защемило сердце. — Что я могу для тебя сделать, Эва?

Эва печально улыбнулась.

— Я не уверена, что ты сможешь помочь мне, Челси. Но мне нужно где-то остановиться, по крайней мере до того, как в Париже все уляжется. — Она отвела взгляд, стараясь сохранить гордость и достоинство. — Я не знаю, стоит ли просить об этом, памятуя о неприятностях, которые я доставила тебе и твоему мужу, но не приютишь ли ты меня на некоторое время, Челси?

— Нет.

Женщины подняли головы. Лорд Эндрю стоял в дверях и с открытой неприязнью смотрел на Эву.

— Но, Эндрю…

— Нет, Челси. Я не позволю этой женщине находиться под моей крышей.

— Эндрю, ты не понимаешь. Она похитила эликсир по очень важной для нее причине. Из… из патриотизма.

— Она угрожала смертью мне, оглушила Чарлза и без всяких колебаний убила бы любого из нас, в том числе и тебя.

— Ну нет, я никогда не причинила бы вреда женщине, — с улыбкой сказала Эва. — Челси и леди Чарлз были в полной безопасности.

Эндрю прошел в комнату. Он подошел к Эве и Пристально взглянул на нее сверху вниз.

— Что же это у вас за такие крупные претензии к мужчинам?

Эва спокойно посмотрела на него.

— То, как они обращаются с женщинами.

Вскочив со стула, Челси положила руку на плечо мужа.

— Эндрю, моей кузине нужно пристанище на несколько дней. Я уверена, что когда вы оба лучше узнаете друг друга, то научитесь взаимному уважению. Кроме того, она приехала сюда по причине, которую одобришь даже ты. — Челси, усмехнувшись, поднялась на цыпочки и громко шепнула ему на ухо: — Пару раз наподдать Люсьену.

— Что?

— О да, ваш брат сломал мне жизнь, — печально произнесла Эва, вновь берясь за чашку. — Я никак не могу уехать из Европы без того, чтобы в последний раз поквитаться с ним.

Эндрю повернулся, направился к двери, но затем вернулся. Хотя его челюсти были по-прежнему плотно сжаты, однако ледяной блеск в глазах исчез, взамен ему в них читалось нечто похожее на любопытство… или даже на коварство.

Челси воспользовалась его мгновенной нерешительностью, замешательством.

— Эндрю, если ты сомневаешься в способности Эвы исполнить свою угрозу, то знай, что это она пробралась в спальню Люсьена и украла настоящее снадобье.

— Вы?

Эва лишь скромно улыбнулась и пожала плечами.

Эндрю посмотрел на жену. Челси встретила его взгляд с заговорщицкой усмешкой.

— Ну что же, — сдался молодой лорд. — Но знайте, что я делаю это только для Челси. Если вы доставите мне хоть какую-то неприятность, то вылетите отсюда как пробка. Вам понятно?

— Совершенно, — сказала Эва. — И спасибо вам. — Она встала, чтобы продемонстрировать вежливость хозяину, несмотря на то что он слишком упрям и все еще очень зол, чтобы ответить взаимностью. Он лишь наградил ее мрачным взглядом и повернулся, чтобы уйти.

Но Эва не удержалась.

— Скажите-ка мне, милорд, одну вещь…

Он обернулся и вопросительно посмотрел на нее.

— Что случилось с вашими бровями?

Глава 9

Леди Нерисса де Монфор не хотела вставать с постели. Ей не хотелось никуда ехать из замка Блэкхит. И у нее не было совершенно никакого желания идти к Челси на новогодний бал, но Люсьен на этом настаивал.

— Моя дорогая девочка, я не вынесу твоей хандры. Ты должна встать, быстро перекусить и приготовиться к поездке. — Он отдернул занавеску. — Все уже приготовлено.

— Я не поеду.

— Ты поедешь. Я не вижу другого способа вернуть тебе здоровье и душевное равновесие, кроме как заставить тебя побыть какое-то время в кругу семьи.

— Снова увидеть Перри — вот все, что может вернуть мне нормальное здоровье и душевное равновесие. — Она смахнула слезы. Теперь она часто плакала. — Я не могу ехать в Розбриар, Люсьен. Не упрашивай меня.

— Я не прошу, я приказываю. Это будет полезно для тебя. — Он громко позвал: — Марта! Приготовь ванну для ее светлости и выложи теплые вещи для путешествия. В полдень мы едем в Розбриар-парк.

— Я не еду! — крикнула Нерисса, сев в кровати.

— Ну же, дорогая, тебе уже следовало бы знать, что спорить со мной бесполезно. Я решил, что тебе необходимо на некоторое время уехать из замка. А поскольку я должен ехать во Францию, чтобы продолжить поиски Перри, то не хочу, чтобы ты чахла здесь в одиночестве.

— Во Францию? — взволнованно спросила она. — Когда ты уезжаешь?

— Сразу после того, как удостоверюсь, что ты завтра вечером танцуешь на балу.

— Я поеду с тобой.

— Нет, не поедешь.

— Но, Люсьен…

— Я не меняю своих решений, — негромко заявил он и, поклонившись, вышел из комнаты.

Черт его побери! Нерисса лежала на кровати. Внутри у нее все кипело от злости. Как он может быть таким бессердечным? Таким бесчувственным? Она по горло сыта его деспотизмом! Она задернула занавески над кроватью и закрыла глаза, всматриваясь в наступившую темноту.

Люсьен может идти к черту. Правда.

— Я не поеду в Розбриар, — поклялась она себе.

Но в конечном итоге она все-таки поехала, потому что брат всегда добивается своего, чего бы это ни стоило другим. Несколько часов спустя Нерисса сидела в герцогской карете, направляясь на восток, в Розбриар. Герцог верхом на Армагеддоне гарцевал рядом с каретой.

Она глотала слезы, когда они проезжали владения Перри. Там стоял симпатичный дом из камня, в котором он жил. Ей не хотелось ехать в Розбриар и прикидываться счастливой. Она не желала крутиться в толпе других людей и через силу улыбаться, кокетничать с мужчинами и изображать веселье, когда ей хотелось только плакать. Ей хотелось лишь зарыться куда-нибудь и спать.

А теперь карета увозит ее все дальше и дальше от владений Брукхэмптона. Прочь от ее воспоминаний. Прочь от дома единственного мужчины, которого она когда-либо любила.

Она склонила голову на дорожную подушку и вскоре заснула, одинокая слеза блестела на ее бледной щеке.

Эва, которую снова тошнило, опоздала к ужину.

Ослепительная в свете свечей, в открытом платье из искристого атласа цвета меди с зеленой отделкой, она появилась в комнате. Несколько собак Челси уже заняли свои места под столом и, разместившись там, заставляли хозяйку и Эндрю осторожнее переставлять ноги. Когда Эва села на свой стул, Эндрю подчеркнуто ее не замечал, отказавшись даже приподняться. Он грубиян, решила она, хоть и понимала, что заслужила такое отношение. Кроме того, она не могла забыть его слов: ради своей жены он позволит ей побыть в Розбриаре… и это волей-неволей произвело на нее впечатление.

Вообразите только, что-то делать ради своей жены.

Такой подход ее озадачивал.

Она тайком разглядывала молодого лорда, когда он сам накладывал пищу на тарелку Челси, предупреждая каждое ее желание. Его суровый взгляд смягчался каждый раз, когда он смотрел на жену. Ну и что, значит, лорд Эндрю, видимо, чуть лучше. Может быть, он в отличие от остальных представителей своего племени действительно заботится о чувствах женщины. Такое редко встретишь. Она думала, что таких мужчин не существует в жизни — только в сказках.

Эва покачала головой и взялась за вилку. Ладно, такая идиллия, конечно же, долго не продлится.

Но когда она обратила внимание на еду, то вид — и запах — дичи, вымоченной в черносмородиновом соусе, внезапно вызвал приступ тошноты. Она покрылась холодным потом и отложила салфетку, пытаясь сообразить, как уйти, чтобы не показаться грубой…

И не вызвать подозрений у Челси.

Но Челси заметила, как она начала вставать.

— Эва, Эндрю мне только что рассказал о своих намерениях усовершенствовать свое новое взрывчатое вещество, — объяснила она, по ошибке приняв напряженное выражение на лице Эвы за неловкость. — Завтра утром он собирается его испытать.

— Тогда я с огромным удовольствием понаблюдала бы... — едва слышно проговорила Эва, думая о том, чтобы установить мир с упрямым молодым лордом, проявив интерес к его занятиям.

— Не сомневаюсь. Это все потому, что она надеется увидеть, как я взорву себя.

— Ну, Эндрю, — надула губы Челси. — Почему бы тебе не рассказать Эве о своей взрывчатке?

Эва комкала салфетку в потном кулаке. «Боже, мне необходимо выйти отсюда».

— Это зачем? Женщине, столь опасной для Англии, не следует знать о моей новой взрывчатке. — Он вонзил вилку в картофелину, точно шпагу, и насмешливо добавил: — А еще тебе нужно знать, что она будет пытаться меня похитить, чтобы добыть формулу и использовать ее в интересах своей обожаемой Америки.

Эва натянуто улыбнулась, борясь с подступающей тошнотой.

— О нет. Я не перенесу, если разлучу такую милую пару. Впрочем, все мужчины одинаковы. Они любят разрушать то, что строят женщины.

— Это не о всех мужчинах, Эва. Ведь Эндрю постоянно что-то строит — летательные аппараты, двух купейные дилижансы, автоматические жарочные машины… Он намного больше интересуется строительством, чем разрушением.

— Да неужели? — протянула Эва, пытаясь сохранить маску невозмутимости. — Мужчина с мозгами. Кто бы мог подумать?

Эндрю в сердцах швырнул салфетку на стол.

А Эва, несмотря на то что с каждой минутой промедления возрастала опасность опозориться, направила на него все очарование своей улыбки.

— Успокойтесь же, милорд. Я просто сделала вам комплимент, если вы этого не поняли. — У нее начинали дрожать руки. Она покрылась испариной. — А теперь, боюсь, я должна извиниться…

— Эва, с тобой все в порядке? — Челси поднялась из-за стола. — Ты так сильно побледнела…

— Со мной все хорошо. Просто, — она вымученно улыбнулась, — я не могу сидеть за одним столом с таким смышленым мужчиной. Такая необыкновенная перспектива, боюсь, меня пугает.

Она вскочила и бросилась вон из комнаты, а Эндрю так и остался сидеть, растерянно глядя на захлопнутую дверь.

— Что все это значит?

— Не знаю. Но она ведет себя крайне странно, и я подозреваю, что за всем этим что-то кроется. — Челси отложила салфетку. — Я сейчас вернусь.

Она поспешила следом, Эва, зажав рот ладонью, уже неслась вверх по лестнице. Челси, нахмурившись, помедлила. Как раз когда она раздумывала, следует ли догнать кузину, подошел слуга и поклонился.

— Миледи. Их светлости Чарлз и Гаррет с семьями ожидают вас в гостиной.

Челси быстро взяла себя в руки.

— Проводи их в столовую и проследи, чтобы поставили дополнительные приборы.

О Господи, спаси и помилуй! Чарлз и Эва под одной крышей?

Так и есть, сбываются ее худшие предчувствия.

— Она здесь? — загремел лорд Чарлз де Монфор, когда группа новоприбывших вошла в столовую и расселась за столом. Высокий, с безукоризненной выправкой офицер вскочил со своего места, его глаза гневно сверкали. — Ты что, спятил? — набросился он на Эндрю. — Эта женщина опасна! Ты собрался приютить ее в этом доме после того, что она сделала с нами тогда ночью на дороге?

Челси попыталась урезонить его.

— Но, Чарлз, она нуждается в помощи — Люсьен перевернул всю ее жизнь. — Она рассказала всем, как Эва влезла на башню в замке Блэкхит, забралась в спальню Люсьена и украла настоящий эликсир. — Он отправился во Францию, чтобы вернуть его, а Эва перехитрила и связала его, но потом он освободился и вновь украл снадобье. Все это довольно занимательно, правда? Подождите, и вы услышите весь рассказ…

Чарлз отвернулся, непреклонный и рассерженный. В последний раз он видел Эву де ла Мурье на пустынной дороге. Она притворилась растерянной крестьянкой, у которой сломалась повозка. Он остановился, чтобы помочь ей… но очнулся, лежа лицом в грязи, а снадобье — не проклятое, ужасное зелье, которое внесло такой переполох в жизнь стольких людей, а подделка — пропало.

Он видеть ее больше не мог.

— Так, Эми, мы уезжаем. Я не позволю тебе и нашей дочери оставаться под одной крышей с этой вероломной ведьмой.

— Вероломной ведьмой?

Все застыли, услышав тихий, вкрадчивый голос. В дверях стояла Эва, величественная, как королева. Луч от стенного светильника падал на густые, зачесанные наверх рыжие волосы, заставляя их пылать пожаром. Она кротко улыбалась.

Все дружно разинули рты, когда рука Чарлза легла на рукоять шпаги.

— Прошу вас, майор. Вовсе нет надобности в кровопускании, — негромко проговорила Эва, когда Эндрю и Гаррет бросились к брату, чтобы удержать его. — Ради вашей семьи, и особенно бедной Челси, давайте забудем наши прошлые размолвки и по крайней мере попытаемся притвориться воспитанными людьми.

Бледно-голубые глаза Чарлза стали ледяными, когда он встретил взгляд широко расставленных глаз Эвы, блестящих, как зеленый хрусталь. Мгновение он стоял неподвижно, глядя на нее с неприязнью, отвращением и недоверием. Затем он схватил Эми за руку, поклонился Челси и жене Гаррета Джульетт и почти выволок свою упирающуюся супругу из столовой.

Эва прикусила губу.

Челси и Эндрю обменялись понимающими взглядами, а Джульетт, нахмурившись, посмотрела на Эву.

Гаррет первым нарушил молчание.

— Не беспокойтесь, он не повезет семью домой в такую ужасную ночь, — сказал он, пытаясь сгладить неловкость. — Он никуда не поедет.

Но остальные продолжали смотреть на женщину, которая сумела настолько вывести из себя молчаливого, обычно невозмутимого лорда Чарлза, и даже глазом не моргнула, видя его грубость. А теперь она ловила на себе взгляды присутствующих, ее улыбка стала печальной.

— Боже. Я совсем забыла, как медленно лечится задетая мужская гордость. Мне и в самом деле следовало начать с того, чтобы просить у него прощения, не правда ли?

Как раз в этот момент в комнату вошел лакей, держа в руках массивный серебряный поднос, на котором лежало письмо. Слуга с поклоном подал его Эндрю.

— Это вам, милорд.

Эндрю взял сложенную бумагу, отпустил слугу и сломал печать. Его лицо расплылось в улыбке, а глаза сияли, когда он вновь сворачивал письмо.

— Что ж, что ж. Похоже, что наш властный старший брат решил почтить нас своим присутствием. Он прибудет с Нериссой завтра ближе к вечеру. — Он поднял глаза на Эву. — Ну вот, мадам, ваш шанс.

— Шанс? — недоуменно повторил Гаррет, переводя взгляд с Эндрю на Эву.

Однако Эва, сердце которой бешено колотилось в груди, во второй раз за вечер утратила аппетит. А на этот раз еще и хладнокровие. Блэкхит. Он едет сюда.

Боже, сбереги ее нервы.

— Шанс отомстить, — беззаботно пояснила она и, извинившись, вышла из комнаты.

Глава 10

Спать в эту ночь она практически не могла.

Она лежала с открытыми глазами и думала о Блэкхите. Об их последней встрече, о высотах страсти, с которыми он познакомил ее, об его угрозе-обещании, содержавшейся в конце его противной записки, которую он оставил ей там, во Франции: «Приезжайте в Англию. Я с величайшим удовольствием приму вас».

Что ж, вот она и в Англии. Он будет здесь завтра. И она всем существом понимала, что он примет ее. Это неизбежно.

Часы в зале за стеной пробили час. Два. Три. Эва, вся горячая и переполненная эмоциями, отбросила одеяло. Встала и подошла к окну. Она стала вглядываться в темную пустошь, холодные звезды подмигивали ей из-за высоких редких облаков, которые то закрывали, то открывали луну.

Блэкхит.

Он будет здесь через несколько часов. Завтра вечером.

Она налила себе стакан воды и вернулась в постель. Попыталась заснуть. И, наконец, забылась тревожным сном…

В котором ей снилось, что они с герцогом Блэкхитом занимаются любовью.

Бал начался ровно в девять часов, а он не приехал. Эва танцевала с бессчетным числом кавалеров и бессчетное количество раз взглядывала в сторону дверей, проведя первую половину вечера в борьбе с нарастающим волнением и предвкушением. Чтоб тебе, Блэкхит, гореть в аду! А потом, как раз когда часы пробили десять, по залу словно прошелестел ветер, и она поняла: приехал он. И действительно, он приехал.

Он был великолепен в бальном наряде: изящные кружева на вороте и рукавах, приталенный жилет из темно-серого атласа, пудреный парик, рубин в галстуке и туфли с затейливыми пряжками. И он увидел ее.

Держа под руку восхитительную, но бледную как привидение блондинку в платье из нежно-голубой кисеи, он беспечно шел через толпу. Женщины бросали на него голодные взгляды, мужчины поглядывали с уважением и опаской.

А все три младших брата де Монфорд — и Эва тоже — пристально наблюдали за ним.

Слишком пристально.

Челси, с горящими глазами, припала к Эндрю и что-то прошептала ему на ухо, но Эва все еще смотрела на герцога, пытаясь собраться с духом. Проклятие, как же здесь жарко. Она не может собраться с мыслями. Не может как следует вздохнуть. Думает только о нем.

Кто, черт побери, эта блондинка?

— Эва. Вот мы и снова встретились. — Он подтолкнул вперед красотку с безучастным взглядом. — Позвольте представить вам мою сестру, леди Нериссу де Монфор.

Его сестра. У Эвы точно гора с плеч свалилась. Они с Нериссой обменялись приветствиями, а краем глаза Эва заметила, что лорд Гаррет с большим интересом наблюдает за сценой, потихоньку подбираясь вместе с супругой поближе к ним, чтобы слышать все, что может быть вскоре произнесено. Что касается Блэкхита, то если он и удивился, увидев ее, то ничем не выказал этого. Ничто не выдало его эмоций, когда взгляд герцога скользнул по ее лицу, затем по платью из изумрудно-зеленого атласа — и задержался на ней на неловко долгое мгновение.

Она вскинула голову и прямо взглянула ему в глаза. Знает ли он, что делают с ней эти черные глаза, эта легкая самоуверенная улыбка? Слышит ли он, как колотится ее сердце? Благодарение Богу за то, что на ней изумрудно-зеленое платье, которое так подходит к ее волосам и глазам! Нет, конечно, она вовсе не хочет произвести на него впечатление. О, совсем нет. Она просто хочет лишить его самообладания. Взять над ним верх. Сбить его с толку, чтобы выиграть любой из ожидающих их поединков в силе воли.

Вот и все.

— Моя дорогая леди Нерисса! Не откажите в любезности потанцевать со мной?

Подскочил, поклонившись, молодой человек, карие глаза искрятся весельем, напудренные волосы, похожие на растрепанный парик, перехвачены синей бархатной лентой. Нерисса открыла было рот, чтобы отказаться, но за нее все решил герцог.

— Она с радостью потанцует, Тромбли. И, думаю, не откажется от бокала шампанского.

— Люсьен…

— Нет-нет, дорогая, иди, повеселись. Я больше ничего не хочу слышать.

И тут Эва впервые заметила какие-то чувства на лице женщины-привидения. Злость. А потом Тромбли повлек ее прочь, на середину зала.

— Вы возмутительно бесцеремонны, — бросила Эва. — Ведь ясно как день, что она не хотела с ним танцевать!

— Я знаю, но она валялась в кровати все время с тех пор, как до нее дошли вести о лорде Брукхэмптоне, и теперь ей как раз время вернуться к жизни. Танцы будут ей полезны.

— Вы просто чудовище.

— Так мне и было сказано. — Он взял ее руку и поднес к губам, его чарующие черные глаза смотрели на нее поверх костяшек пальцев. — Итак, мадам, вы приехали на бал или… — его улыбка стала обольстительной, — в ответ на короткое послание, которое я вам оставил? «Приезжайте в Англию. Я с величайшим удовольствием приму вас».

Эва сурово посмотрела на него.

— Я приехала, чтобы отомстить.

— А-а. Как приятно. Знаете, я наделся, что вы так и сделаете. Жизнь в этой стране становится такой скучной.

— Могу пообещать вам, Блэкхит, что отныне скучно вам не будет.

— Ну, в этом я не сомневаюсь. А что, я был бы в крайней степени разочарован, если бы вы не приняли моего… приглашения приехать в Англию. Я, знаете ли, вас ждал.

— Ждали меня или случая опять затащить меня в постель?

— И то и другое, конечно.

— В таком случае, Блэкхит, вы можете ждать до второго пришествия, так как последнее не случится.

— Хотите пари?

— Думаю, что нет.

Он улыбнулся, его глаза вдруг заискрились смехом.

— Трусиха.

— Нет, просто умная женщина.

— Тогда танец?

— Это лучше, чем стоять и доставлять удовольствие своими пререканиями вашим родственникам.

— Вы читаете мои мысли. — Он взял ее под руку, вывел в центр зала и закружил в вальсе. — Итак, расскажите мне, мадам, какой прием вы применили там, в Париже, чтобы привести меня в бесчувственное состояние?

— Если вы думаете, что я готова вам это рассказать, то напрасно.

— Ну хорошо. Я узнаю в свое время. Хотя должен признаться, что ваши действия лишь сильнее подогрели мое восхищение вами. — Его рука покоилась у нее на талии, и он увлекал ее подальше от внимательных глаз Чарлза и его жены Эми, причем последняя смотрела на них с наибольшим любопытством. — Так когда вы планируете осуществить свою месть?

— Вы полагаете, что я шучу?

— Очень надеюсь, что нет. — Он сильно крутанул ее, у нее закружилась голова. Она задержала взгляд на его твердых губах, загадочных черных глазах, чтобы сохранить равновесие. — Я и в самом деле надеюсь, что вы скоро начнете свой маленький крестовый поход, поскольку примерно через пятнадцать минут я отправляюсь во Францию.

— Так скоро? — спросила она слишком поспешно, слишком взволнованно.

Слишком поздно.

Он заметил ее досаду и то, что она изо всех сил старалась ее скрыть. Она увидела обольстительную, самодовольную улыбку, которая появилась на его губах, хотя он был достаточно великодушен, чтобы не бередить рану.

— Увы, мне нужно повидать кое-кого в Париже уже завтра утром. Я приехал на бал только для того, чтобы привезти сюда сестру.

— Какие важные дела могут быть у вас в Париже?

— Он догладил пальцами ее спину и привлек ближе к себе. Они находились слишком близко друг к другу, настолько близко, что по ее жилам пробежал огонь.

— Вы чересчур любопытны, моя маленькая шпионка. Я еду во Францию, чтобы проверить одну информацию о лорде Брукхэмптоне. Я уже говорил, что не могу видеть свою сестру такой несчастной.

— Тогда вы должны прекратить заставлять ее делать то, чего она не хочет.

— Это для ее же собственного блага.

— Для ее собственного блага?

— Ну конечно же.

— Вы настоящий дьявол, если позволяете себе так вмешиваться в жизнь других.

Он наклонил голову, когда танец закончился, и повел ее к столу с напитками, где заставил взять бокал пунша.

— Вот, почему меня называют Искусителем.

— Подходящее прозвище. Не сомневаюсь, что вы сами добивались его.

— Вовсе нет. — Его улыбка просто сводила с ума. — В Рэйвенокоме прозвища давали всем мужчинам семьи де Монфор. Чарльз — Желанный, Гаррет — Буйный, а Эндрю — Непокорный. А теперь выпьем, моя дорогая, потому что мне нужно идти. И используйте ближайшие дни для того, чтобы отточить свой план мести, так как я с нетерпением жду любого, — он улыбнулся, — наказания, которое вы для меня придумали.

Он взял ее руку, его длинные, изящные пальцы вызвали в ней дрожь возбуждения. Он слегка надавил большим пальцем на ее затянутое в перчатку запястье и поднес его к губам. Эва ощутила поцелуй даже сквозь мягкую лайку. Увидела страстное обещание в этих черных глазах, Когда он посмотрел на нее долгим, красноречивым взглядом. А потом, слишком скоро, он отпустил ее и выпрямился. Снова элегантный, бесстрастный герцог.

Но, нужно сказать, сделал он это вовремя. К ним с горящими глазами приближалась Челси.

Блэкхит извинился, поклонился и направился к двери через толпу присутствующих.

— Ну? Что он сказал? — взволнованно спросила Челси. Но Эва все еще смотрела на его широкую стройную спину, раздумывая, отчего это так тяжело на сердце.

Она слегка улыбнулась.

— Только то, что вернется.

Нерисса чувствовала себя несчастной. По мере того как вечерний мрак сгущался, все новые и новые экипажи подъезжали к воротам и из них появлялись напудренные и надушенные гости в дорогих шелках. От смеха и музыки, наполнявших зал, у нее разболелась голова, веселье лишь сильнее обостряло муки. Эндрю, неизменно выгладивший раздраженным, — но он вообще ненавидел светские развлечения, — обратил на нее внимание и приказал веселиться. Преподобный Джордж Дартингфорд хочет танцевать с ней. Лорд Айлйнгтон хочет танцевать с ней. Все хотят с ней танцевать…

На самом же деле все, кто не стоял в очереди к таинственной Эве де ла Мурье.

Значит, вот она какая, та женщина, которая похитила любовный эликсир, привела Люсьена в черную ярость, перевернула всю жизнь ее брата. Нерисса пристально вглядывалась в нее. Американка красива, уверена в себе, надменна. И все мужчины в зале, за исключением ее братьев, особенно Чарлза, смотрят на нее, как голодные псы. Эва де ла Мурье, казалось, находится в своей стихии, умело сдерживает чрезмерную лесть, попытки ухаживать и грызню между своими готовыми броситься к ее ногам обожателями. Но Нерисса в отличие от сраженных наповал мужчин видела, что все это игра. Эта женщина просто терпит всеобщее поклонение. Она осыпает их грубыми, язвительными словами. Совершенно ясно, что она совсем не дорожит своими поклонниками.

Она, как и Нерисса, хочет быть не здесь, а где-то в другом месте.

Совершенно ясно, что она сникла, когда ушел Люсьен. Теперь она выглядит усталой и к тому же раздраженной — и до боли одинокой. Может, даже ранимой. Мужчины продолжали виться вокруг нее. Нерисса не удивилась, когда она наконец, извинившись, вышла на улицу, чтобы подышать свежим воздухом.

Это произошло как раз в тот момент, когда подошел лорд Айлингтон, от которого сильно пахло спиртным, и, поклонившись, пригласил ее на танец. Ей, конечно, не хотелось танцевать, сердце не лежало к веселью, но, возможно, если закрыть глаза, то она сможет представить… представить, что это не круглый коротышка, а кто-то другой. Некто на целую голову выше ее, с холодными серыми глазами, с золотыми волосами и врожденной элегантностью. У Нериссы перехватило дыхание. На глаза навернулись слезы, но она мужественно сдержала их.

«Перри. О, Перри…»

Глубоко вздохнув, она позволила Айлингтону увлечь себя на середину зала.

— Вы прекрасны сегодня, миледи.

Нерисса произнесла обычные слова признательности, благодарности. Айлингтон либо лжет, либо слеп. Она видела себя в зеркале, когда служанка убирала ей волосы. Синие тени под безучастными, пустыми глазами, печально опущенные уголки губ, тусклый оттенок некогда блестящей золотой копны волос… из зеркала на нее словно смотрело лицо незнакомки.

— …Я был крайне удручен, услышав о судьбе «Сары Роз», — говорил Айлингтон. — Примите, пожалуйста, мои соболезнования по поводу гибели лорда Брукхэмптона.

Нерисса отвернулась.

— Он еще не объявлен погибшим, — бросила она. — Его найдут. Люсьен его найдет.

— Думаю, это сможет сделать только герцог. И все же я чувствую себя так, словно это моя вина. Возможно, это глупо с моей стороны, но если бы я не продал испанское поместье его светлости, то вы сейчас кружились бы по залу в танце с тем, кого любите, а не с какой-то несчастной подменой…

Нерисса замерла на полушаге, Айлингтон чуть не упал, споткнувшись о ее отставленную ногу. «Но если бы я не продал испанское поместье его светлости…»

У нее внутри все похолодело.

— Какое испанское поместье? — быстро спросила она.

— Господи, я не думал, что одно упоминание о нем причинит вам такую боль…

— Какое поместье? — повторила свой вопрос Нерисса, вспыхнув ярким, горячим румянцем. Она вся покрылась холодным потом. Люди глазели на нее, начинали шептаться. Айлингтон покраснел как рак.

— Моя дорогая леди, я… я не хочу вас расстраивать, но ваш брат купил у меня имение, довольно запущенное, кстати, которому я никогда не уделял большого внимания, поскольку оно находится слишком далеко… — Айлингтон начал заикаться, понимая, что сказал лишнее, что его неосторожные слова ранили Нериссу. — Я не мог понять, зачем его светлости какое-то поместье в Испании, когда у него и так много их в Англии, если, конечно, его не привлек виноград… Прошу меня простить, миледи, боюсь, что я вас расстроил.

Расстроил? Расстроил?! Нериссу колотила дрожь. Внезапно все встало на свои места. Она вспомнила свой разговор с Люсьеном накануне того, как они с Перри поссорились. Она вспомнила, что брат тогда пообещал предпринять радикальные меры, если Перри в скором времени не сделает предложения. Вспомнила, как пришла к нему вся в слезах, когда Перри уехал в Испанию предъявлять права на это поместье. Вспомнила, как Люсьен по-братски сочувствовал ей, когда пришла весть о том, что «Сара Роз» утонула и Перри нет в списках спасшихся. Нериссе не хватало воздуха. Ее замутило, и на какое-то мгновение показалось, что она вот-вот лишится чувств от осознания того, что сделал ее брат.

— Мне нужно глотнуть свежего воздуха, сэр. Прошу меня простить…

Девушка поспешила к дверям, пока он не успел навязаться в спутники. Реальность произошедшего становилась с каждым мгновением ужаснее. Люсьен удалил Перри из Англии, чтобы быстро составить их союз. Что он говорил, стараясь ее утешить, в тот вечер, когда она получила письмо от Перри?

«Разлука заставляет сердце любить сильнее». Господи, помоги! Слезы застилали глаза, когда Нерисса, пробравшись через толпу гостей, выскочила за дверь. Как мог брат, заявлявший, что любит ее, сделать такое? Он не только разлучил их, он к тому же ответствен за возможную смерть невинного человека!

На улице сырой зимний ветер пробрал ее до костей, но слезы уже вырвались наружу, они бежали ручьем. Нерисса побежала через сад. Шипы роз царапали ей лодыжки. Влага от земли проникала в туфли, ветки кустов цеплялись за платье. Ничего не видя сквозь слезы, она продолжала бежать, стремясь лишь скрыться от нарастающей боли, которая заслонила собой все остальное…

И натолкнулась на кого-то, кто шел назад к дому. Нерисса отшатнулась, успев ощутить лишь таинственный, экзотический запах духов, не удержала равновесия и села на землю. Проглотив рыдания, она подняла глаза и увидела перед собой лицо Эвы де ла Мурье.

Женщина протянула руку, чтобы помочь ей.

— Я кажется, догадываюсь, — хмуро сказала она, придерживая Нериссу, которая чуть снова не упала в грязь. — Это ведь мужчина, не правда ли? Ну конечно, он, во всем виноват мужчина. Поверьте мне, душечка, среди них нет тех, кто достоин наших слез.

Эти простые слова словно резанули Нериссу по сердцу. — Это он виноват в том, что Перри умер! — закричала она, шпильки выпали, и волосы закрыли лицо девушки. — Это он отослал Перри! В Испании не было никаких поместий, просто он все это устроил, чтобы разлучить нас, заставить Перри соскучиться по мне и по возвращении жениться! Он все это спланировал, а теперь Перри мертв, и в его смерти виноват он! Я никогда не прощу ему этого! Клянусь, я никогда не прощу ему того, что он сделал!

Эва попыталась обнять девушку и, как могла, утешить, но Нерисса вырывалась, она просто обезумела от горя. Желание защитить беднягу и холодная ярость поднялись в душе Эвы. Мужчины. Они всегда являются причиной женских страданий, разве не так?

Она неловко накинула свою шаль на худенькие подрагивающие плечи несчастной.

— Взбодритесь, душечка, — сказала она с беспечной усмешкой, за которой всегда пряталась, скрывая свои истинные чувства. Тихо отходя прочь, Эва пробормотала: — По крайней мере вы не носите в себе внебрачного ребенка.

На какое-то мгновение Нерисса не поверила, что правильно расслышала эти тихо сказанные слова: «По крайней мере вы не носите в себе внебрачного ребенка».

Девушка подняла глаза и посмотрела вслед той, другой женщине, которая с величавостью и достоинством богини удалялась в сторону дома. Правильно ли она поняла ее слова? Эва намекала на то, что бывает и хуже?

Нерисса уже была готова последовать за ней, когда из дома поспешно вышла Чел си, на ее лице читалась глубокая тревога.

— Нерисса! В чем дело? Этот Айлингтон сказал что-то, что расстроило тебя? — Тут она увидела запачканное грязью платье Нериссы, ее покрасневшие глаза и мокрые от слез щеки. Она схватила золовку за руки. — Расскажи мне, что случилось.

Нерисса глубоко вздохнула и посмотрела в тревожные глаза Челси.

— Люсьен. Он… он убил Перри.

Челси отшатнулась. Нерисса поспешно, глотая слова, рассказала о том, что натворил Люсьен. Она рассказала, как он купил поместье в Испании. Как он отослал Перри в путешествие просто для того, чтобы организовать еще один брак в семье де Монфор. И о том, что возможная гибель Перри — это целиком его вина. Ее голос сорвался, и она дала волю слезам, которые потоками заструились по лицу.

Челси обняла ее.

— И чтобы окончательно испортить сегодняшний вечер, Эва только что сказала мне очень странную вещь. Не думаю, что она адресовала это мне, но могу поклясться, что услышала, как она сказала: «По крайней мере вы не носите в себе внебрачного ребенка». — Нерисса подняла голову. — Вот так я всегда, настолько замыкаюсь в своих несчастьях, что не могу увидеть несчастье другого. Она… она не беременна, нет, Челси?

Но Челси во все глаза смотрела на нее.

— О Господи!

— Что такое?

— Это же все объясняет. Боже, как я не поняла? Неудивительно, что она так бледна… неудивительно, что она жалуется на проблемы с желудком… неудивительно, что она приехала ко мне, и неудивительно, что она так решительно настроена отомстить твоему брату за свою разрушенную жизнь! — Она схватила Нериссу за плечи. — Боже, Нерисса, ты понимаешь, что все это значит?

Нерисса в замешательстве смотрела на свою невестку, лицо которой горело в едва сдерживаемом возбуждении.

— Готова поставить все, что у меня есть, на то, что Эва носит ребенка Люсьена!

Глава 11

Челси поспешила назад в зал и, не найдя Эву среди гостей, бросилась наверх в ее апартаменты.

— Эва?

Она постучала, а затем резко открыла дверь. Кузина стояла у окна. В свете свечи ее волосы переливались, как дорогое вино.

— Добрый вечер, Челси. Уверена, что бал проходит с большим успехом, — тихо проговорила она не поворачиваясь.

— Почему ты не сказала мне? — набросилась на нее Челси.

Женщина продолжала задумчиво вглядываться в ночь.

— Потому что я сама едва могу в это поверить.

— Но… это же ребенок!

— Это ребенок Блэкхита.

— Он знает?

— Конечно, нет. Никто не знает… теперь кроме тебя.

— И Нериссы.

— Да… Бедное дитя. Мне кажется, с ней очень жестоко обошлись. Я буквально налетела на нее в саду, она безутешно рыдала. — Эва обернулась, ее глаза были пустыми и жесткими. — Конечно, из-за мужчины.

— Она рыдала оттого, что узнала, кто именно отослал Перри, да еще под фальшивым предлогом! Это сделал ее собственный брат! Будь он проклят! Будь он проклят, Эва! Плохо уже то, что он играет людьми, как он считает, ради их блага, но то, что он делает это со злым умыслом и получает от этого удовольствие, просто низко, непростительно.

Эва подняла бровь.

— Это сделал Блэкхит?

— Да, и на этот раз он зашел слишком далеко! — Челси гневно топнула ногой. — Попомни меня, на этом все не кончится. Как ни крути. Клянусь, Эва, это был последний — последний! — раз, когда он вмешался в чужую жизнь, никогда больше этого не случится!

Челси предложила провести семейный совет в столовой сразу после бала.

Было уже поздно, но, несмотря на усталость, все пришли. Чарлз, все еще в мундире своего полка, сев рядом с Эми, встревожился. Гаррет вошел в комнату, обнимая за талию Джульетт. Его вечная ухмылка стала беспокойной, когда он увидел пылающий в бледно-голубых глазах сестры яростный огонь. Последним пришел Эндрю. Почесав щетину на месте сожженных бровей, он сел рядом с насупившейся Нериссой, вопросительно посмотрел на Челси. В ее взгляде читался едва сдерживаемый гнев. И еще злорадство. Это сулило крупные неприятности.

Челси подождала, пока все рассядутся. Жестом отослав слуг, она начала говорить.

— Вы, наверное, удивлены тем, что мы с Нериссой созвали вас сегодня вечером, да еще в такой поздний час, но то, что я скажу, крайне важно. Я бы дала Нериссе рассказать вам о том, что ваш брат натворил на этот раз, но, как вы видите, она сейчас не в настроении говорить.

— Я не в силах даже упоминать имя этого… этого негодяя, — взорвалась Нерисса, ее глаза горели.

Чарлз едва не захлебнулся портвейном. Гаррет вскинул брови. Они не привыкли слышать такие грубости от сестры. Эндрю подался вперед вместе со своим стулом.

— И что же он натворил на этот раз?

Звенящим от гнева голосом Челси поведала им то, что Нерисса узнала от Айлингтона.

— Испанское поместье! — воскликнула она. — Ясно, что он просто хотел разлучить Перри с Нериссой, чтобы тот заскучал по ней и, приехав, предложил ей стать его женой!

— Ну и дела, — начал Чарлз, качая головой. — Не могу поверить, чтобы Люсьен зашел так далеко.

— Ну так поверь! На этот раз его махинации привели к трагическим последствиям, — бросила Челси. — На этот раз он не только сделал несчастной еще одну родственницу, но и докатился до убийства!

Чарлз, который всегда предпочитал рассматривать вопросы с различных точек зрения, сидел, поигрывая бокалом.

— А кто сказал, что гибель Перри не очередная уловка?

— Не уловка, — отозвался Гаррет. — Сын одного из моих соседей был в экипаже этого корабля. Он действительно утонул.

Нерисса сидела очень прямо, она храбро пыталась сдерживать новый поток слез.

— Люсьен всех нас заставил подчиниться своей воле, — продолжала Челси. — Мы все были безвольными марионетками в его дьявольских планах заставить всех братьев — а теперь и сестру — связать себя брачными узами. Он самый настоящий Искуситель! Посмотрите, как он поступил с вами, Гаррет и Джульетт! А Чарлз! Способ, которым он свел вас с Эми, совершенно возмутителен.

— Но он не был с нами столь жесток, как с остальными, — заявила Эми. У нее был мягкий нрав, и она даже чувствовала симпатию к Люсьену. Остальные ее чувств не разделяли.

— Как бы там ни было, он по-прежнему строит планы и по-прежнему добивается своего, — продолжала Челси. — И он совершенно перешел границы приличий, когда при помощи любовного эликсира вынудил Эндрю и меня вступить в брак! Ну что ж, настало время и ему попробовать свое собственное лекарство.

Все глаза разом обратились на Челси. Она принялась вышагивать взад-вперед у камина, ее юбки шелестели при каждом движении.

— Уверена, что все вы обратили внимание на то, что Эва приехала сюда для того, чтобы каким-то образом отомстить Люсьену. А кто-нибудь из вас задумывался по-настоящему над тем, что он в действительности ей сделал? Что ж, а я задумалась, и это является второй причиной, почему я вас здесь собрала. Видите ли, с приездом Эвы для нас возникла самая благоприятная ситуация. Именно с ее помощью мы зададим Люсьену взбучку, которой он давно заслуживает.

— Не выношу эту женщину, — холодно проговорил Чарлз.

Эндрю качнулся на стуле.

— Я тоже, но хочу выслушать, что скажет жена.

— Да, расскажи нам, Челси, — поддержал Гаррет, подняв бровь.

Она по очереди посмотрела на них, потом на несчастную Нериссу, сидящую за столом, устремив взгляд в пространство.

— Он сделал ей ребенка, — объявила она, сложив в знак триумфа руки на груди.

— Что? — в унисон воскликнули Гаррет, Чарлз и Эндрю.

— Ре-бен-ка, — по слогам повторила Челси. — Я только что разговаривала с ней, и она все подтвердила.

— Господи!

— Она беременна?!

— А он-то сам знает об этом?

— Нет, не знает. И именно этим мы воспользуемся, чтобы поменяться с ним местами. — Челси опять начала ходить по комнате, ее глаза сияли. — Эва приехала сюда в поисках убежища. Она рассказала мне, что он разрушил ее жизнь, но я никак не могла понять, что именно она имела в виду. Но думала об этом. Эндрю, помнишь, как прошлым вечером она выскочила из комнаты, почувствовав себя нехорошо? А как вы думаете, почему она так неестественно бледна? Сегодня на балу я видела, как она, держась за краешек стола, делала глубокие вдохи и выдохи. Она сказала мне, что ей немного не по себе от жары и тесноты в комнате, но как Джульетт и Эми вам подтвердят, это тоже признак того, что она в положении.

— Не могу в это поверить, — покачал головой Чарлз. — Люсьен не может быть таким не осторожным.

— Что ж, позвольте пояснить вам еще кое-что, — продолжала Челси. — Когда Эва приехала сюда, она рассказала мне, что «взяла вверх» над Люсьеном и привела его в совершенно беспомощное состояние. Полагаю, что если она способна сделать с ним такое, то вполне способна и поступить с ним по-своему.

— Да ладно, Челси, — беззлобно сказал Гаррет. — Мы знаем, что она в некотором Смысле шпионка и очень отважная женщина, но не думаю, что она из тех, кто охотится на мужчин таким образом.

— Да, особенно когда каждый дурак скажет, что она весь вечер изо всех сил старалась отвязаться от них, — вставила Джульетт.

Эми покачала головой.

— Может, она и впрямь изо всех сил старалась отделаться от мужчин, танцевавших на балу, но это не означает, что она изо всех сил старалась отделаться от Люсьена. — Она огляделась вокруг. — Что бы вы все ни думали о Люсьене и Эве, одну вещь никто из нас не может отрицать: они идеально подходят друг другу.

— Именно! — воскликнула Челси, торжествующе хлопнув в ладоши.

Чарлз во все глаза глядел на них.

— Уж не думаете ли вы попытаться заставить Люсьена жениться на этой женщине…

— Именно это я и планирую сделать, — повернулась к нему Челси. — Только подумайте. Многие годы мы мечтали о том, чтобы Люсьен расхлебывал кашу, которую заварил. Так вот Эва станет для него лучшей затрещиной от нашего имени.

— Думаю, что он и в самом деле разрушил ей жизнь, — сказал Гаррет, потирая подбородок.

Эндрю добавил:

— Он также добился того, что ее выгнали из Франции, стоил ей доверия американских соотечественников и обесчестил.

— Чарлз?

— Я слушаю.

— Думаю, что мы все согласны в одном, — промолвила Челси, — Люсьен свое получит…

— А Эва де ла Мурье станет бесподобной герцогиней, — закончил за нее Гаррет.

Джульетт просто сияла.

— Ой как мне нравится этот план! Продолжай, Челси.

— Хорошо. Если мы хотим соединить их, нам понадобится план, столь же дьявольский, как и его. Эва, конечно, никогда добровольно не согласится выйти замуж за Люсьена. И Люсьена будет не так просто заставить жениться. Вот что мы должны сделать. — Она остановилась у камина, приложив палец к губам. — Гаррет, ты, как член парламента, можешь убедить пэров, что Эва опасна и должна быть нейтрализована единственным человеком, который на это способен: Люсьеном.

Гаррет наклонил голову.

— С удовольствием.

— Тем временем мы с Нериссой обратимся к королю по тому же поводу, обрисовав Эву как обманутую женщину, которая заслуживает большего, чем получила от Люсьена. Если нам повезет, мы сможем убедить его величество приказать Люсьену жениться на этой женщине не только для того, чтобы не позволить ей в дальнейшем проказничать с Францией, но и для того, чтобы наконец произвести на свет наследника титула герцогов Блэкхитов.

Она помолчала, оглядев по очереди все лица.

— Итак, что вы об этом думаете?

— Полагаю, что это блестящий план, — заключил Эндрю.

— Дьявольски хороший, — добавила, кивнув, Джульетт.

— Да, настало время отмщения, — проговорил Гаррет, которого эта идея воодушевила.

— Чарлз?

Майор взглянул на сестру.

— Я ненавижу эту женщину и не собираюсь ее прощать, но если Люсьен и в самом деле виноват, даже косвенно, в смерти Перри, то эти двое чертовски здорово подходят друг другу.

Челси улыбнулась. Когда все наполнили бокалы, она подняла свой.

— Тогда тост! — сказала она. — За затрещину Люсьену!

— За затрещину Люсьену! — подхватили все.

Глава 12

Люсьен вернулся из Франции после неудачной попытки обнаружить следы Перри и нашел, что, пока он отсутствовал, его жизнью взялись управлять другие и она ему больше не принадлежит.

Он был вне себя от злости.

— Как кто-то смеет диктовать мне условия? — процедил он сквозь зубы, когда Чарлз вручил ему указ, подписанный самим королем, в котором содержалось требование о немедленном браке между его светлостью герцогом Блэкхитом и Эвой де ла Мурье.

— Ну же, Люс, король это тебе не кто-то, — весело проговорил Эндрю, когда Люсьен с мрачным, как туча, лицом, глядел на указ, словно это был его смертный приговор. — Думаю, что тебе придется подчиниться.

— Да, было бы крайне неблагоразумно отказывать его величеству, — добавил Гаррет, беззаботно развалившись на диване в библиотеке.

— Это было бы катастрофой, — вставил Чарлз. Поднявшись, Гаррет плеснул в стакан щедрую порцию виски.

— Получается, что у тебя нет выбора, кроме как жениться на этой леди, особенно когда она носит в себе наследника семьи Блэкхит. — Он передал стакан Эндрю.

Эндрю отдал стакан Чарлзу.

— А мы все знаем, как серьезно ты относишься к семейным делам. Род должен продолжаться, ты же понимаешь.

— Вот именно, — сказал Чарлз, поднеся стакан своему застывшему на месте брату. — А главное — твоя будущая невеста уже здесь, в Розбриаре.

— Что очень удобно, — проговорил Гаррет.

— Да, и не нужно ехать опять за ней во Францию, — добавил Эндрю.

— Мы даже позаботились о том, чтобы выправить тебе специальное разрешение. Ты можешь жениться прямо сейчас.

Люсьен опустил указ и понурился. Чарлз взял у брата указ, вместо него отдав старшему в роду стакан с виски.

— Из нее получится прекрасная герцогиня, Люс. Просто великолепная.

Люсьену удалось сохранять полное самообладание, хотя на душе у него кошки скребли. В груди его клокотала ярость какой он еще не знал. На мгновение его глаза застлало красным туманом. Он даже испугался, что его голова вот-вот взорвется. Кулаки сжались — но нет. Воспитание взяло свое. Поджав губы и сверкая глазами — нетронутый стакан с виски в руке, — он повернулся к братьям спиной, не в состоянии смотреть на эти три добродушно-невинных лица, каждое из которых выглядело слишком счастливым, слишком довольным и слишком… торжествующем.

Не они ли стоят за всей этой страшной кутерьмой? Не собираются ли они распоряжаться его жизнью, как он распоряжался ими?

Они не стали бы.

Они не посмели бы.

Но он понимал, что они посмели… и что он свое получит.

Он услышал, как Эндрю откуда-то сзади сказал:

— В самом деле, Люс, все не так плохо. Просто подумай обо всех хитрых штучках, которые ты проделал, чтобы заставить нас жениться, когда мы этого вовсе не хотели. Но тебе было лучше знать, не правда ли? Что ж, теперь нам лучше знать. Тебе нужна герцогиня. Семья Блэкхит нуждается в наследнике. Черт, с Эвой ты получаешь и то и другое, все готово и ждет тебя.

Люсьен отставил нетронутый стакан, стоя спиной к братьям и напрягая каждый нерв, чтобы не взорваться. Он не покажет им, как сильно они его разозлили. Он мог не сдержаться. Ударить их. Наорать. Сказать грубость.

Лучше уйти, прежде чем он это сделает.

С напряженной спиной, с лицом мрачнее тучи он выдел из комнаты, не произнеся больше ни слова.

Ничего не видя вокруг, Люсьен вышел из дома на бодрящий, сырой зимний ветер. Ему нравилась промозглая погода. Ему нужно было подумать. Выработать какой-то план. О мести он и не помышлял, ему требовалось только принять какое-нибудь решение. Он побрел к конюшням и подозвав конюха, приказал оседлать Армагеддона. Слуга бросил взгляд на его страшное лицо и побледнев, кинулся выполнять приказ.

Люсьен вышагивал взад-вперед в ожидании, когда подведут жеребца, кровь бурлила у него в жилах. Он слышал, как конь бьет копытами у себя в стойле, затем последовала суматоха, когда черного как вороново крыло арабского скакуна, подаренного бедуином-шейхом во время одного из многочисленных путешествий Люсьена, стали выводить из конюшни. Норовистое животное мотало головой, взбрыкивало и едва не свалило двоих конюхов, которые пытались сдерживать его.

Спустя несколько секунд Люсьен уже галопом мчался от имения.

Оказавшись вдали от чужих глаз, он отдался на волю коня. Конь молнией летел по пастбищам, из-под копыт сыпались камни, разлетались фазаны, два зайца бросились наутек, под прикрытие колючих кустов ежевики. Насыщенный запахами влажной земли зимний ветер бодрил, но ярость Люсьена никак не унималась. Даже этот сумасшедший галоп по продуваемым холодным ветром пустошам не мог ее остудить.

Внезапно Армагеддон задрал голову, прижал уши, и Люсьен понял, что он не один.

Он оглянулся через плечо. Еще один всадник на взмыленном гнедом появился позади и стал быстро приближаться.

Это была Эва.

На мгновение ее вид — разгоряченное ветром лицо, летящие юбки — вся она, гибкая, стройная, красиво сидящая в седле, — заставила его ощутить истому в паху и затаить дыхание. Но только на мгновение. Он слишком зол на нее, чтобы позволить себе восхищаться ее мастерской ездой, безукоризненной посадкой и чувством равновесия. Эва была великолепна — пышные рыжие волосы отброшены назад и ниспадают из-под шляпки, глаза сияют возбуждением от езды. Он натянул поводья, чтобы она смогла его догнать.

— Вам в вашем положении не следует носиться по пустоши, — холодно произнес он, когда она поравнялась с ним.

— Значит, вы в курсе.

— Конечно, в курсе. Мои злорадные родственники не замедлили сообщить мне. — Он повернулся и очень пристально взглянул на нее. — Вам будет приятно узнать, мадам, что во имя сохранения вашей и моей гордости я не стал рассказывать им всю правду.

— О чем, о том, что я делала с вами что хотела? Он устремил холодный взгляд вперед.

— Именно.

— Что ж, Блэкхит, пусть будет так. Но, если мне не изменяет память, вы так же желали обладать мной, как и я вами. Я думала, что вы понимаете это. Не валите с больной головы на здоровую.

— Вы были неосторожны.

— Я была неосторожна? Позвольте напомнить вам, Блэкхит, чтобы зачать ребенка, нужны два человека.

— Не трудитесь читать мне лекции, мадам. Я сейчас не в том настроении.

— И вы не трудитесь рассказывать мне о подходящих настроениях, — едко парировала она. — Достаточно плохо почувствовать себя беременной, но знать, что отец не кто иной, как вы, — это причиняет мне бесконечную муку.

Он обернулся и испытующе посмотрел на нее, умело сдерживая рвущегося вперед, гарцующего жеребца.

— А вам точно известно, что отец я, мадам?

Она прищурила глаза, которые вспыхнули из-под украшенной перьями шляпки для верховой езды.

— Ненавижу мужчин, — ледяным тоном сказала она. — Вы были первым с тех пор, как умер мой жалкий муж, и, уверяю вас, последним. — Она отвернулась. — Я пустила вас в свою постель лишь для того, чтобы удостовериться, что у меня в руках настоящий эликсир.


— Который, позволю себе напомнить вам, теперь находится на безопасном расстоянии от ваших вероломных когтей и там останется.

— Поскольку он дважды послужил причиной моей опалы, то я в нем больше не нуждаюсь, так что постарайтесь не демонстрировать свое торжество.

— Нет, вы нуждаетесь в нем. А каких же еще тогда мерзких целей ради, мадам, вы были готовы причинить физический ущерб моим братьям и пробирались в мою спальню, чтобы раздобыть его?

— Это вас абсолютно не касается.

— Может быть, и нет. — Его улыбка вызывала озноб. — Но будьте уверены, я это выясню. Между тем я все еще жду, когда вы мне расскажете, как заставили меня в Париже потерять сознание даже без единого удара.

— Я не собираюсь ни с кем делиться своими секретами.

— А-а, значит, вы намерены оставаться таинственной женщиной, не так ли?

— Я намереваюсь оставаться независимой женщиной. А теперь прекратите болтать, Блэкхит. Я… я должна «подумать.

Они продолжали ехать стремя в стремя, из лошадиных ноздрей вырывались клубы пара, их копыта вязли в густой белой грязи, когда тропа начала подниматься в гору между группками кленов и буков. Голые ветви, казалось, доставали до низкого, свинцового неба. Люсьен искоса взглянул на свою спутницу. Лицо разрумянилось, глаза искрятся. Прелестна. Легкая улыбка тронула его губы. Он достаточно — более чем достаточно — хорошо знал женщин, чтобы понимать, что это означает. Он смутил ее. Поразил. Выбил из колеи.

Она хотела его так же сильно, как и он ее.

И как он может не хотеть? Люсьен скользнул взглядом по ее груди, наслаждаясь тем, как красиво она натягивает темно-фиолетовый бархат амазонки. Он подумал, что соски должны быть упругими, их коралловые бутоны изнемогают в ожидании его прикосновений. Что ж, им не придется долго страдать. И ему тоже — поскольку, что уж притворяться, он давно желал ее. Ему ничего другого не хотелось, только потянуться к ней, обнять за талию и поцелуями смыть с ее лица это гордое, несчастное выражение.

Ничего другого не хотелось, только просунуть руку под ее облегающий, плотно застегнутый жакет и положить ладонь на эту идеальной формы грудь.

Ничего другого не хотелось, только стащить ее с лошади, прижать к земле и заниматься с ней любовью прямо здесь, на влажной траве, раз за разом, пока он не насытится ею.

Он с трудом отвел глаза.

— Итак, мы оказались вовлечены в ситуацию, которой ни я, ни вы не хотим. Скажите, мадам, каким вы видите урегулирование этого вопроса?

Я бы предпочла, чтобы вы нашли выход, поскольку именно по вашей вине мы оказались в подобном затруднении.

— По моей вине?

— Да, по вашей. Если бы ваша сестра не обнаружила, что вы, а не какой-то мифический испанский родственник, подстроили отъезд лорда Брукхэмптона из Англии, то ваши братья никогда не решились бы зайти настолько далеко. Знаете ли, все они очень раздосадованы. А теперь и я должна расплачиваться за ваши дьявольские козни.

Люсьен почувствовал, как кровь при этих словах отхлынула от его лица.

— Моя сестра… она знает?

— Конечно, она знает! И не думаю, что она скоро простит вас. Вы чудовище.

Люсьен глубоко вздохнул, пытаясь справиться с внезапно заколотившимся сердцем. Дьявол и проклятие! Нерисса знает. Она знает. О Господи…

Он сжал зубы.

— У моих братьев достаточно поводов, чтобы замыслить козни против меня, но уверяю вас, это не имеет никакого отношения к Нериссе и лорду Брукхэмптону.

— Ах да. Я слышала о том, что вы вмешались и в их жизнь тоже. Вы просто невыносимы, Блэкхит.

— Да, это мне говорили. Однако бессмысленные пререкания относительно моего характера не разрешат наших собственных проблем. Я полагаю, что вы рассчитываете на мою женитьбу?

— Женитьбу? Ха! Брак, особенно с таким ужасным чудовищем, как вы, стал бы ярмом, а не благословением. — Она вскинула голову, устремив взгляд вдаль. — Кроме того, я слишком много знаю о мужчинах, чтобы второй раз совершить ту же ошибку.

— Моя дорогая Эва, — насмешливо проговорил он, — вы, конечно же, думали о замужестве, в противном случае вы бы никогда не стали искать меня в Англии, не говоря уж о том, чтобы оставаться здесь после того, как узнали о планах, которые вынашивают мои братья на наш счет.

— Я приехала в Англию потому, что меня попросили покинуть Париж и мне некуда больше было ехать, — еще одно несчастье в моей жизни, всю вину за которое я могу возложить непосредственно на вас.

— Око за око.

— Это не смешно, Блэкхит.

— А я вовсе и не смеюсь, мадам. На самом деле мы обсуждаем очень серьезную проблему.

— Я не понимаю, о чем мы можем говорить.

— Ребенок — вот о чем стоит поговорить. Независимо от обстоятельств, при которых он был зачат, независимо от того, как мы относимся друг к другу, независимо от нашей общей антипатии к идее брака истина в том, что вы беременны. Я не стану расплачиваться с вами и отсылать прочь, как ненужный багаж. Я не позволю вам в одиночку разбираться с этим затруднением.

Она искоса взглянула на него.

— Что это вы говорите, Блэкхит?

— То, что я не вижу альтернативы тому, чтобы сделать вас герцогиней.

Она побледнела и резко натянула поводья.

— Ну нет, Блэкхит, не смейте даже мечтать об этом. Я не собираюсь выслушивать ваши предложения.

— У вас нет выбора. — Он загородил ей дорогу, заставив повернуть обратно. Схватив за повод ее лошадь, он посмотрел в дерзкие зеленые глаза Эвы. — И у меня, должен добавить, тоже.

— Конечно, у вас есть возможность выбирать, у мужчин всегда есть выбор. А поскольку вы герцог, то у вас больше вариантов, чем у простых смертных.

— Нет никаких вариантов, когда король издает указ, в котором написано, что этот герцог должен жениться.

— Ваш король — не мой. Мне нет нужды потакать его желаниям, и я не собираюсь этого делать.

— Я не прошу вас потакать его желаниям. Я прошу вас внять потребностям этого ребенка.

Эва еще некоторое время всматривалась в пустошь, сдерживая желание отстраниться от Блэкхита, борясь с нарастающей паникой, с целым вихрем эмоций. Помоги, Господи. Если она выйдет за него замуж и он узнает истинную причину похищения эликсира, то тот же самый король, который желает их брака, отрубит ей голову за измену. Во рту у Эвы пересохло. Она в ловушке. Испуганная. Отчаявшаяся…

Должно быть, что-то в ее лице насторожило его. Он догадался, о чем она думает. Он наклонился к ней так близко, что она могла заглянуть прямо в пустой колодец его черных глаз, прямо за пределы своей собственной свободы. Он взял ее за подбородок, заставляя смотреть себе в глаза.

— Я предупреждаю вас, Эва, что, если вы вздумаете убежать, я все равно найду вас, Я буду преследовать вас, как волк зайца. И не успокоюсь, пока не догоню. — Он отпустил ее. — Я ясно выразился?

Она, вскинув голову, устремила взгляд на пустошь, чтобы не смотреть на него, в надежде, что он не заметит, как дрожат ее руки.

— Запомните, мы сейчас обсуждаем не ваши желания, а нужды еще не родившегося ребенка. Я даю вам время до конца этой недели, чтобы принять мое предложение, Эва. Не больше. Всего доброго, мадам.

Он в знак прощания едва наклонил голову, и только после того, как он пустил в галоп своего дьявольского коня, Эва решилась глубоко, судорожно вздохнуть… и наконец по-настоящему почувствовать, кто она на самом деле.

Испуганная женщина.

Глава 13

Люсьен прискакал в Розбриар, передал Армагеддона конюху и немедленно отправился искать Нериссу. Она сидела, запершись, в своих апартаментах и никого не желала видеть.

Он постучал в дверь и тихо позвал.

— Нерисса.

— Уходи, Люсьен. Я больше не желаю ни видеть тебя, ни говорить с тобой.

Даже если бы она вонзила ему в сердце нож, он не почувствовал бы такой боли. Она его сестра, самая младшая в его семье, единственная женщина, за которую он с радостью отдаст жизнь, только бы увидеть ее счастливой. И вот он разрушил ее жизнь, лишил ее всяких шансов обрести свое счастье. Он глубоко вздохнул и сделал вторую попытку.

— Пожалуйста, Нерисса. Нам надо о многом поговорить.

Тишина. Затем тихий звук шагов, щеколда поднялась, и появилась Нерисса.

Вид сестры поразил его. Она осунулась. Некогда ясные голубые глаза потускнели, щеки запали. Ее волосы утратили блеск, а губы словно разучились улыбаться. Она прямо и тяжело смотрела ему в глаза.

— Почему? — прошептала она. Ее губы задрожали. — Почему ты не мог просто оставить нас в покое, Люсьен?

Впервые в жизни Люсьен не знал, что сказать. Он вошел в комнату и захлопнул за собой дверь.

— Тебе было недостаточно того, что ты едва не погубил наших братьев, — продолжала она говорить срывающимся шепотом. — О нет. Ты должен был снова сыграть роль Бога, да?

— Как ты узнала? — хрипло спросил он, даже ему самому показалось, что его голос доносится откуда-то издалека.

— Один из твоих друзей немного перебрал на балу у Челси и Эндрю, и у него развязался язык. Он рассказал мне об испанском имении. Об остальном я догадалась сама. Ты просто решил убрать Перри из Англии, не правда ли?

Для Люсьена невыносим был горький укор в печальных голубых глазах сестры. Он, стиснув зубы, отвел взгляд.

— Я ненавижу тебя, — тихо проговорила Нерисса. — Я ненавижу тебя так, что мне противен даже твой вид.

Эти слова потрясли его, но не настолько, как отвращение, изобразившееся на ее некогда доверчивом, любящем лице. Даже сама смерть не способна нанести такой удар. Ему стало больно дышать.

Он заслужил это, отрицать невозможно, но он не может стоять и смотреть, как страдает его милая сестра, понимать, что он, и никто другой, повинен в ее страдании.

Он не мог решиться заговорить сейчас. Он поговорит с ней позже, когда у него будет время, чтобы собраться с мыслями и силами, чтобы вынести ее отвращение и презрение. Он повернулся к двери и поднял щеколду. Но его остановил едва слышный, скорбный шепот:

— Для чего? Для чего ты все это делаешь, Люсьен?

Он застыл на месте, безнадежно глядя на носки своих башмаков.

— Разве это имеет какое-нибудь значение?

— Ты знал, что мы с Перри были практически помолвлены, но тебе не хотелось ждать, не хотелось дать ему необходимого времени, чтобы объявить об этом официально.

Люсьен промолчал. Как объяснить ей то, в чем он и сам едва может разобраться? Он думал о своем детстве, которое было принесено в жертву герцогскому титулу и обязанностям, которые пришли вместе с ним, сестре и братьях, чтобы они могли испытать, что такое юность и беззаботность, — детстве, которое закончилось со смертью отца. Люсьен считал, что весь мир будет подчиняться его приказам. Но он не смог предотвратить падение отца на тех ступенях. И он не смог спасти мать.

Разве удивительно, что с тех пор он болезненно стремился все держать под контролем? К тому, чтобы его мир и все, кто его населяет, развивались и действовали строго по плану?

Но всякие оправдания того, что он в своем стремлении контролировать ситуацию убил человека, которого она любит, будут звучать банально и бессмысленно даже для него самого.

Ему нечего было сказать ей. Совершенно нечего.

Он повернулся и ушел.

Ужин был мрачным и молчаливым. Нериссе еду подали комнату. Эва ковыряла вилкой в тарелке и с несчастным видом смотрела в нетронутый бокал с вином. Джульетт, Эми Челси пытались поддерживать разговор, но в конце концов оставили это, заметив, что их мужья обмениваются тревожными взглядами. Люсьен, который за едой не проронил ни единого слова, замечал все, что происходит вокруг него. Он остро чувствовал отсутствие сестры. Подавленное настроение Эвы. А что касается братьев, то ему было просто не выносимо смотреть на них.

Он никак не мог забыть лица Нериссы. Эти пустые голубые глаза, выражение отвращения на ее лице.

Движение на другом конце стола нарушило его угрюмую задумчивость. Он поднял глаза. Эва, отодвинув тарелку, бормотала слова извинений. Мужчины уважительно привстали, когда она вышла из-за стола и покинула комнату.

Люсьен мрачно проводил ее взглядом, затем вновь сосредоточил внимание на своей тарелке. Он ел в полной тишине. Только когда ужин закончился и его невестки ушли из столовой, он наконец взглянул на братьев.

— Что ее беспокоит? — хрипло спросил он у Чарлза.

— Она беременна, Люсьен, — ответил тот так, будто это было новостью.

— Джульетт, когда была в положении, тоже мало ела, — пришел на помощь Гаррет.

Люсьен промолчал, хотя напоминание о положении, в котором находится Эва, нисколько не смягчило нарастающего в нем раздражения. Раздражения из-за того, что у него нет другого выбора, кроме как сделать ее герцогиней, но она твердо настроена отказать ему. Он швырнул салфетку на стол. Черт побери, когда это весь мир прекратил подчиняться ему?

— Она похудела с тех пор, как я в последний раз видел ее, — резко проговорил он. — Я полагал, что беременность делает женщин крупнее, а не меньше.

Эндрю пожал плечами.

— Не на ранних сроках.

— Откуда тебе знать? — Люсьен пронзил Эндрю своими черными глазами. — Ты еще не был отцом.

— Пока нет. Но скоро буду.

Люсьен пристально посмотрел на него. Он думал, что Эндрю слишком поглощен своей наукой, а Челси слишком занята заботами о многочисленных собаках и кошках, чтобы он мог получить от них племянника или племянницу.

Несмотря на то что Люсьен был очень зол на братьев, он встал и пожал Эндрю руку.

— Поздравляю. Когда наступит этот важный день?

— В конце лета, — просияв, ответил Эндрю.

Люсьен отошел в сторону, когда Чарлз и Гаррет также поднялись из-за стола и поздравили брата, похлопывая его по спине и предлагая тосты за еще не родившегося младенца. Лицо Эндрю светилось гордостью. Люсьен улыбнулся и отвел взгляд, борясь с завистью. Он подумал об Эве, которая носит в чреве его собственного ребенка. Мысль о том, что она больше заботится о своей драгоценной свободе, чем о благополучии его наследника, жгла ему душу. Все, что он смог, это вернуть на свое лицо маску равнодушия, когда речь зашла о детях, изобразить безразличие к разговору, в котором ему отчаянно хотелось участвовать на равных со всеми.

Громадные напольные часы в углу комнаты пробили полночь. Один за другим его братья, позевывая, разошлись и направились в свои спальни — к любимым женам.

Люсьен остался один. Он пододвинул кресло к камину и так сидел в просторной комнате, по которой летали сквозняки, вытянув ноги перед собой и уныло глядя на догорающие угли. Потягивал херес. Наблюдал за искрами, с легким шипением слетавшими с тлеющих поленьев, и струйками дыма, который тут же рассеивался в прохладном воздухе. Он поставил бокал на пол и стал вслушиваться в вой ветра за окнами.

Все эти разговоры о младенцах вернули его мысли в прошлое. После смерти родителей Люсьен вошел в роль покровителя младших братьев и сестры так же естественно, как и в роль герцога. Он принял на себя ответственность за них всех — точно так же он будет заботиться и об этом новом малыше, которого Эва не хочет отдавать.

Он откинул голову на спинку кресла. Эва. Нерисса. Кошмары. Мир вышел из-под его контроля. Никогда он не чувствовал себя таким беспомощным, плывущим по воле волн. Для Нериссы он больше ничего не мог сделать, лишь продолжить выяснение истинной судьбы Перри. Что касается Эвы… И женитьбы… Он провел ладонью по лицу. Да, он испытывает к ней непреодолимое влечение, но не хочет видеть ее в своем доме и уж тем более связывать с ней свою жизнь. Требовать этой женитьбы его заставляли гордость и ответственность. У нее в чреве его ребенок — и, Боже милостивый, никогда ребенок герцога Блэкхита не родится внебрачным, что бы ни было на уме у его матери! Черт ее побери!

Она выйдет за него замуж, как бы ни упиралась, потому что такова его воля, и он сделает по-своему. Она станет герцогиней Блэкхит, хочет она этого или нет. Он не питал никаких иллюзий, будто его брак будет таким же, как у братьев. Вовсе не таким. Его герцогиня будет всего лишь сосудом для наследника рода. Не женой. Не любовницей. Сосудом. Он будет обходителен с ней, станет сопротивляться вожделению, которое она в нем вызывает, и постарается, чтобы ни она, ни ребенок ни в чем не нуждались, когда он умрет. Когда это случится, она вновь вернется к независимой жизни, которой так дорожит, — и на этот раз в ее распоряжении будет вся власть и богатства герцогов Блэкхит. После того, как он умрет.

Люсьен сделал еще глоток хереса, отставил бокал и стал не мигая смотреть на умирающий огонь. Ему будет нужно повидать душеприказчика, чтобы добавить параграф в свое завещание. Параграф, в котором будет записано, что она никогда не увезет его наследника из Англии. Уж это по крайней мере он может держать под контролем. Даже из могилы.

Он вытянул ноги к огню и устало откинул голову на спинку кресла. Его гнев ушел сам собой. Он снова чувствовал уверенность в себе. План действий разработан. Он спокоен. Часы в углу негромко тикали. У его ног потрескивал и шипел огонь. Утомленный раздумьями, Люсьен задремал.

Сон был тот же, что и в прошлую ночь, и в позапрошлую, и во все ночи на протяжении последних двух месяцев. Его противник, весь в черном, равный ему по мастерству, силе и уму. Десять шагов, брошен носовой платок, и вот сталь звенит о сталь, когда Люсьен схватывается с ним, с единственным противником, которого он не в силах победить. Потом появляется Смерть, которая направляет клинок противника, пронзает ему сердце. Люсьен падает. Он лежит на спине, глядя на смутную фигуру врага, победно возвышающуюся над ним. Он ощущает, как кровь, пузырясь, вытекает из груди, как жизнь постепенно покидает его тело и все слабее бьется его смертельно раненное сердце…

Испуганно вздрогнув, он проснулся. Сердце бешено колотилось, все тело было мокрым от пота. Ничего, кроме мерцающих углей, поскрипываний засыпающего дома и равномерного тиканья часов. Но она здесь. Это точно.

Он медленно поглядел направо… вот и она, тихо сидит в кресле не более чем в пяти футах от него, огонь камина освещает ее прекрасное, коварное лицо.

— Плохой сон? — Эва подняла бокал с остатками хереса и передала ему.

Герцог не ответил.

— Может, зажечь еще свечей, чтобы прогнать ваших демонов?

— Нет.

«Просто побудь со мной. Вот это было бы мне по душе».

Она вновь наполнила его бокал, налила себе и молча села рядом. Он нуждался в чьем-нибудь присутствии, чтобы справиться со страхом. Сочувствие удивило и странно тронуло его. Он не думал, что в ней могут жить столь нежные чувства.

— Меня тоже посещают дурные сны, — тихо сказала она немного погодя, — но думаю, что они скорее являются порождением пережитого.

— Они будят вас среди ночи?

— Нет. — Эва смотрела в огонь и печально улыбалась. — Они так мучают меня в течение дня, что с наступлением темноты сами нуждаются в отдыхе. — Она откинула голову на спинку кресла.

Блэкхит залюбовался ее густыми блестящими волосами, так очаровательно оттенявшими бледное лицо. Люсьен почувствовал, как желание сладкой истомой разлилось по телу и зажгло кровь. О, как бы он хотел заключить ее в свои объятия, спрятаться в ее женской теплоте и дать ей исцелить себя. Однако какая дурацкая мысль. Люсьен понимал, что у нее хватает и своих демонов. Быть может, их слишком много, чтобы когда-либо полностью избавиться от них.

— Я наблюдаю за вашей семьей, — проговорила она через некоторое время. — Похоже, ваши братья обожают своих жен.

— Целуют землю, по которой те ходят.

— Как это понимать.

— Что как понимать?

Эва деланно безразлично пожала плечами.

— Я никогда не видела, чтобы мужья относились к женам с таким уважением и любовью. — Он поднял брови, она вспыхнула и отвернулась, не в силах выдержать его пронизывающего взгляда. — Ну, я знаю, что мужчины так ведут себя во время ухаживания, но, надев обручальное кольцо, они принимаются волочиться за другими. На смену восторженному вниманию приходит равнодушие. Жестокость сменяет доброту. Но ваши братья… — она покачала головой, — они поражают меня. Вам известно, что Эндрю позволил мне здесь остаться только потому, что этого захотела Челси? Потому что она этого захотела. — Эва недоверчиво усмехнулась. — А любой другой мужчина просто плюнул бы на ее желание и сделал по-своему. Должна признаться, что такое необычное поведение лорда Эндрю изумило меня.

— Тогда я должен сделать вывод, что вы в равной степени изумлены и таким же поведением его братьев.

— Да. — Ее загадочная усмешка погасла, на лице появилось выражение безнадежности. — Можно только надеяться, что, когда они вернутся к своему истинному облику, это не разобьет сердца любящих.

— А почему вы считаете, что увиденное вами не является их истинным обликом?

Она хмыкнула и махнула рукой, а потом посмотрела на него как на неразумного младенца.

— Да прекратите вы, Блэкхит. Не будьте идиотом. Я понимаю, что они ваши братья, но при этом они все же мужчины, а я уже говорила, что знаю мужчин. Поверьте мне, как только острота ощущений притупится, они станут столь же отвратительны, как и остальные представители вашего пола. Это лишь вопрос времени.

Он улыбнулся, заинтригованный ее странными рассуждениями.

— А если они докажут, что вы не правы?

— Не докажут.

Он задумчиво посмотрел на нее.

— Подозреваю, что с вами во время замужества так не обращались.

— Мой муж… — Она горько усмехнулась. — Слабый и отвратительно-жалкий червяк, который, уверяю вас, был истинным представителем мужского пола.

— Тогда зачем вы вышли за него замуж? Она отпила глоток хереса.

— Я была молода. Наивна. Лелеяла мечту о бегстве из душного пуританского Салема и жизни во Франции с красавцем графом. Я жаждала приключений, власти и высокого положения, любви и преданности мужа. Но он не любил меня. Он женился на мне только потому, что желал переложить на меня большую часть своих политических обязанностей… а самому остаться свободным, чтобы волочиться за каждой юбкой. — Она поставила бокал на пол: — Однажды я застала его в постели со служанкой. С тех пор, знаете ли, я его не подпускала к себе, так как поняла его истинную природу. Это и к лучшему. Она забеременела и вскоре после того умерла от сифилиса. Ребенок погиб с ней. — Ее лицо было бледным и неподвижным. — Он… — она сделала глотательное движение и на мгновение закрыла глаза, — родился уродом.

Люсъен был поражен. Он во все глаза смотрел на Эву, начиная понимать загадочность ее поведения, ее мыслей.

Неудивительно, что она так цинично относится к браку. Неудивительно, что она презирает мужчин и не верит им. Ему очень хотелось прикоснуться к ней, но в ее облике читалась гордая неприступность. Вместо этого он подлил в ее бокал вина и мягко сказал:

— Моя дорогая Эва, не все мужчины такие, как ваш муж.

— Все мужчины, которых мне доводилось встречать, были такими.

— Даже ваш отец?

Женщина застыла, по лицу пробежала тень.

— Особенно мой отец, — проговорила она тихим, дрожащим голосом. — Она подняла глаза, эти загадочные, широко расставленные глаза, которые так очаровывали его, и посмотрела на него. И тут он понял, что она больше не задумчива, не склонна к разговору, а снова беспощадна и зла. — Зачем я рассказываю это вам, Блэкхит? Ни вы, ни кто другой не способны изменить мое мнение о вам подобных. Ни вы, ни кто другой не способны заставить меня с уважением, по-доброму к ним относиться, верить им. — Она поднялась с кресла. — Я напрасно пришла сюда и напрасно открылась вам. Спокойной ночи.

— Эва.

Она помедлила, стоя к нему спиной.

— Что вам сделал отец?

— Это вас не касается, Блэкхит. Не надо ворошить прошлое.

Тогда подумайте о своем будущем. Вы не можете не дать о своем будущем ребенке, — тихо сказал он. Она замерла.

— Вы не можете отрицать существующее между нами влечение.

Он заметил, как напряглись ее плечи, услышал, как она судорожно вздохнула.

— И вы не можете отрицать, что единственный разумный выход — это принять мое предложение и стать герцогиней Блэкхит.

Тогда она повернулась, ее глаза горели яростным зеленым огнем.

— Вот это именно та самоуверенность, за которую я так ненавижу мужчин, ваша светлость.

Она насмешливо присела в неуклюжем реверансе и вышла из комнаты.

Глава 14

Оказавшись на почтительном расстоянии от библиотеки, Эва поняла, что убегает от Блэкхита. Не просто убегает. Несется стремглав. Захлопнув дверь, она, тяжело дыша, прислонилась к ней спиной.

Она закрыла лицо руками. Все повторяется снова, на этот раз с человеком настолько опасным, что рядом с ним ее покойный муж казался совершенным ангелом.

— О, будь ты проклят, Блэкхит, — прошептала она, пытаясь унять дрожь и собраться с силами. Что произошло сегодня ночью?

Она стала вспоминать события последнего получаса. Возбудившись от недавней встречи с Блэкхитом и мучаясь бессонницей, она спустилась в библиотеку, чтобы взять книгу. Но этого ей так и не удалось сделать. Проходя через пустую, как она думала, столовую, Эва вдруг увидела придвинутое к камину кресло, а в нем — великолепную фигуру герцога.

На какой-то момент она поддалась неописуемому восторгу — он здесь. Сердце едва не выпрыгнуло из груди. Ее обдало жаром. Ей следовало бежать оттуда со всех ног, но нет, она осталась, хотя инстинкт самосохранения кричал, чтобы она бежала. Она осталась потому, что ей захотелось видеть мужчину, которого она одновременно и боялась, и презирала, в виде обычного человека, а не непостижимого существа, которым она его знала. Она осталась — по причинам, которые и сама не совсем понимала, не хотела понимать… по причинам, которые ничего общего не имели с желанием видеть его страдания, а были связаны с мягкими, нежными сторонами женской природы, с мягкими, нежными чувствами, пробудившимися в ее опустошенной душе.

Уже самой мысли о том, что те мягкие, нежные чувства могли существовать, притаившись, словно страшная болезнь, было достаточно, чтобы заставить Эву снова содрогнуться. Это были женские чувства. Охранительные чувства. Опасные чувства.

Тот сорт чувств, которые приводят к разрушенным надеждам и разбитым сердцам.

На нее нахлынули воспоминания. Она увидела лицо матери, перекошенное, полное горечи, яда, обезображенное пятнадцатью годами горя и предательства…

— Мужчины! Они все одинаковые, Эва!

— Но папа другой…

— Твой отец не лучше других! Не думай, Эва, что он любит тебя, потому что приходит с моря с конфетами и разными безделушками! Он хотел мальчика! Он хотел наследника! Но получил девочку, получил тебя, и так и не простил меня за это!

— Но, мама…

— Я ничего не хочу слышать об этом! Все мужчины одинаковы, все до единого, и не забывай это!

Но она забыла. Она вышла замуж за Жака. И больше уже не забудет.

— Я не могу выйти замуж за герцога… он уничтожит меня, — сказала она в темноту. Призраку своей давно умершей матери.

Себе самой.

Ее рука легла на еще плоский живот, в котором рос ребенок Блэкхита. Нет, она не может выйти за него замуж. Она не может жертвовать тем, что осталось от ее гордости, свободы и, да, сердца. Она не может позволить своему ребенку пережить то горе, которое испытала она, дав ему отца.

Она всматривалась в холодную и туманную английскую ночь.

Наверное, пришло время уезжать. Время возвращаться в Америку — где родина ее и ее ребенка.

Когда на следующее утро Эва спустилась вниз, намереваясь что-нибудь съесть, несмотря на то что вид — и запах — завтрака в последнее время вызывал у нее тошноту, она увидела, что вся семья де Монфор уже собралась за столом, окруженная попрошайничающими собаками, слугами и крутящимися здесь же детьми. Комнату наполняли смех и сумятица. Она постояла в нерешительности за дверью, чувствуя себя нежданным гостем и не желая нарушать эту радостную сцену семейного счастья.

Особенно если придется противостоять Блэкхиту.

— Ох, не знаю, но думаю, что будет девочка, — говорила Джульетт, намазывая масло на кусок тоста. — При девочках всегда чувствуешь себя хуже, не правда ли, Эми?

Эва замерла.

— Ну, я просто не знаю, что сказать, — ответила Эми, чьи высокие скулы, прямые черные волосы и бронзовая кожа выдавали наличие индейской крови. Ее акцент, такой же, как и у Джульетт, напоминал Эве о доме… простой говор Новой Англии, который наводил воспоминания о Салеме, верфях, экономности янки и старом добром здравом смысле. — В конце концов, у меня ведь одна Мери, поэтому я не знаю, как чувствуешь себя, когда носишь мальчиков.

— Мне с Шарлоттой было намного хуже, — заявила Джульетт, положив тост перед светловолосой голубоглазой девчушкой, взобравшейся на стул рядом с ней. — А вот Габриель, с другой стороны…

«Они говорят обо мне, — с ужасом подумала Эва. — Говорят о моем не родившемся ребенке, строят предположения о том, кто это будет: мальчик или девочка». Она вдруг застеснялась. Ей одновременно захотелось и покинуть эту счастливую и сумбурную сцену, на которой для нее не будет места, и присоединиться к ней.

— Что ж, вы можете строить догадки сколько угодно, — сказала Челси, потянувшись за большим куском холодной телятины, — но так как мне еще ни разу не было плохо, то я склоняюсь к тому, что будет мальчик.

Так уж получилось, что она подняла голову как раз в тот момент, когда Эва поняла, что разговор идет вовсе не о ее ребенке, а о ребенке Челси.

Челси беременна?

— Эва! Нечего там стоять. Иди завтракать.

— Да, у Челси и Эндрю есть прекрасная новость!

Трое братьев встали со своих мест, когда Эва, которой было неловко за свои преждевременные мысли, вошла в комнату. Гаррет, как всегда, улыбался. Его было так же трудно не любить, как и принимать серьезно, и она знала, что его улыбка предназначалась для того, чтобы она чувствовала себя уютнее. Эва была благодарна ему за эти усилия.

Эндрю выглядел отчужденным и безразличным. Только Чарлз, казалось, не рад ее видеть.

А где Блэкхит?

Она ощутила укол разочарования. Его здесь нет.

Разговор возобновился. Эва села за стол, удивляясь, как может аристократическая семья так свободно разговаривать о еще не родившихся детях не только в присутствии посторонних, но и при детях. Она думала, что столь воспитанные люди должны бы счесть подобную тему вульгарной. И как удается Челси выносить вид еды да еще жадно накладывать себе ее в большом количестве? Почему ее лицо светится здоровьем, глаза ясны, а улыбка в каждую секунду готова появиться на губах, когда Эва чувствует себя совершенной развалиной?

Раздражение нарастало. И где, черт возьми, Блэкхит?

Она улыбнулась кузине.

— Оказывается, одна я еще не поздравила тебя и Эндрю, — сказала она, стараясь не завидовать радости Челси по поводу ее положения и лучащегося здоровья. — Когда ты узнала?

— Вот уже две недели, — ответила Челси, намазывая очередной тост. — Мы собирались немного подождать, прежде чем объявлять об этом, но не получилось — уж очень мы рады!

Гаррет все еще улыбался:

— Все гадают, кто будет, мальчик или девочка, а я раздумываю, будет ли это изобретатель или борец за права животных!

— Видимо, будет и то и другое, — вступила Эми, поднимая маленькую дочь и усаживая ее на колени. — Челси и Эндрю оба обладают большими достоинствами.

— А как ты себя чувствуешь, Эва? — спросила Челси, похрустев тостом.

— Плохо, — ответила она с болезненной улыбкой. Она печально посмотрела на свою тарелку, пустую, несмотря на решение что-нибудь съесть. — Мне не хотелось портить эту счастливую сцену, но я должна сообщить вам, что в полдень уезжаю. Я и без того уже давно злоупотребляю вашим гостеприимством.

— Уезжаешь? — Челси выронила тост. — Ты не можешь этого сделать, ведь ты должна выйти замуж за Люсьена!

— Я не выйду замуж за Люсьена. Собравшиеся за столом зашумели.

— Но ты должна выйти замуж за Люсьена!

— Ты должна думать о будущем ребенке, Эва!

— Король приказал вам жениться! Эва покачала головой.

— Точно так же, как все вы любите своего брата, и точно так же, как хотите видеть меня прикованной к нему в качестве наказания за все преступления против вас, — ее взгляд коротко, но красноречиво остановился на Чарлзе, — точно так же я не могу выйти за него замуж. Я не имею ни малейшего желания отдать то, что осталось от моей свободы, человеку, который наверняка разрушит ее. Да, нужно подумать о ребенке, но могу всех заверить, что он будет хорошо обеспечен. Отец после смерти оставил мне имение. В Америке мой ребенок будет иметь все, что ему нужно, — защиту, тепло и любовь матери.

Нерисса, подавленная и, несомненно, не перестающая думать о Перри, заговорила:

— А как же защита, тепло и любовь его отца? Улыбка немедленно исчезла с лица Эвы.

— Отцов это не касается, — горько проговорила она. — Ему не понадобится его отец, мне тоже.

Кто-то в ужасе судорожно вздохнул, видимо, мягкая Эми, а затем воцарилась полная тишина и все глаза устремились к двери.

Блэкхит. Он стоял, невозмутимый и спокойный, взгляд устремлен туда, где сидела Эва. У нее по спине побежали мурашки. На герцоге была одежда для загородных прогулок: темно-серый плащ и заляпанные грязью сапоги, щеки горели от мороза. Или гнева. Его лицо было неподвижным, как у статуи.

В комнате повисла мертвая тишина — все ждали, что с его губ сорвутся какие-нибудь ужасные слова.

— Ага, привет, Люс, — неуверенно сказал Гаррет, пытаясь разрядить напряженность.

— Позавтракай с нами, — предложил Чарлз.

Но герцог лишь холодно улыбнулся, обошел стол, приблизился к Эве, сжавшейся в комок, и, наклонившись, поцеловал ее в неожиданно ставшую горячей щеку. Его одежда пахла зимним ветром, утренним воздухом. Его губы были так же холодны, как погода на дворе, но Эву бросило в жар.

— Вы должны извинить Эву, — великодушно заявил он. — В отличие от всех вас ей еще предстоит увидеть, каким… приятным может быть брак.

— Прошлый опыт говорит об обратном, — отреагировала она.

— Будущий изменит ваше мнение.

— Я уже приняла решение, сэр.

— Ваше решение нуждается в небольшой… корректировке.

— Это касается также, мой дорогой герцог, — она ядовито усмехнулась, — и вашей самонадеянности.

Кто-то хихикнул.

И Блэкхит улыбнулся. От улыбки повеяло холодом. «Мы продолжим этот спор позже», — казалось, говорила эта улыбка.

Герцог сел за стол и усадил себе на колено маленькую Шарлотту. Приобняв девочку, что-то прошептал ей на ухо.

Крошечная ручка Шарлотты залезла в дядин карман.

— Конфеты! — завизжала она торжествующе, вытаскивая завернутую в бумажку мятную конфету.

— О, Люсьен, только не перед завтраком! — вскричала Джульетт.

Гаррет расхохотался. Маленькая Мери-Элизабет и младший брат Шарлотты, Габриель, немедленно принялись хныкать и просить свою долю угощений.

Герцог лишь посмеивался.

— Посмотри, найдется ли там же еще что-нибудь, Шарлотта, — негромко проговорил он и улыбнулся, когда ее ручонка снова нырнула к нему в карман. — Мери еще слишком мала, а вот твой братик, думаю, с удовольствием съест конфету, да?

Шарлотта, зажав в кулачке две конфеты, спрыгнула с колен дяди и побежала вокруг стола в сторону брата.

— Люсьен! — вскричала Джульетт. Даже Эми выглядела пораженной.

Но Эва обратила внимание, что Блэкхит вполне доволен сумятицей, которую вызвал. Может, он всегда ведет себя таким образом, когда истинный виновник его плохого настроения — она — находится вне досягаемости? Он все еще смеялся, и краем глаза Эва видела, как подрагивают его губы, когда он наблюдал за разворачивавшей конфету Шарлот той. Маленький Габриель нетерпеливо хныкал, Джульетт пыталась его успокоить, и даже Эми, похоже, была готова рвать на себе волосы, когда визжать начала и Мери. Эва поджала губы. Как это похоже на Блэкхита — получать удовольствие от устроенной им же самим суматохи. Она уже было собралась извиниться и идти к себе в комнату, как он снова полез в карман, достал последнюю конфету и незаметно положил ее на пустую тарелку Эвы. Она насмешливо хмыкнула:

— Блэкхит, если вам не удалось купить меня предложением стать герцогиней, то не думайте, что в этом вам поможет конфета.

— Подержите ее под языком, — не обращая внимания на ее язвительный тон, сказал он, когда лакей подошел и налил в его чашку кофе. — Это успокоит ваш желудок.

— Но откуда вы знаете…

Он лишь бросил красноречивый взгляд на ее пустую тарелку и приподнял бровь.

Наградив его недоверчивым взглядом, она развернула фантик и положила конфету в рот. На мгновение ее желудок сжался, к горлу подступила тошнота. Она побледнела и едва не выплюнула сладость… но вдруг тошнота пропала… и ее сменило чувство ненасытного голода.

Изумленная, Эва подняла глаза и подозрительно взглянула на герцога.

Он лишь улыбнулся.

— Лучше?

— Откуда вы знаете, что это помогает, когда ни одна из женщин за столом не знает о таком средстве? — прошептала она так, чтобы слышал только он один.

Он взял ее тарелку и положил на нее два слегка смазанных маслом тоста.


— Моя мать всегда пребывала в болезненном состоянии, когда носила маленького де Монфора. Отец давал ей мятные конфеты, чтобы она чувствовала себя лучше. Это всегда помогало.

— Это средство придумал ваш отец?

— Он был очень мудрым человеком. Он любил мать и расстраивался, когда она плохо себя чувствовала. — Он улыбнулся. — Видите, Эва, отцы и в самом деле многое значат.

. Она вспыхнула, смущенная тем, что он вспомнил ее недавнее замечание.

— А теперь возьмите несколько тостов. И ешьте как следует, потому что после завтрака я хотел бы проехаться верхом и буду рад, если вы составите мне компанию.

Эва смерила его долгим взглядом и принялась за тосты. Они были восхитительны на вкус. Горячие, пропитанные маслом, хрустящие, именно такие, какие ей нравятся. Она съела один, потом другой, затем принялась за кусок холодной ветчины.

Это был ее первый завтрак за две с лишним недели.

Глава 15

Для Эвы оставшаяся часть завтрака стала почти невыносимым испытанием.

Когда прошла тошнота, она смогла воспринимать и другие вещи: удовольствие от насыщения голодного желудка, радость от того, что находится среди скачущих детей и собак, смех этой необычной семьи — и бедро Блэкхита. О да, его бедро. Она мимолетно заметила его под свисающими складками скатерти в каких-то двух дюймах от своей ноги, достаточно близко, чтобы прикоснуться к нему. Она могла ощущать жар, исходящий от него, представить, как оно выглядело без одежды во время их парижской встречи.

Эва попыталась сосредоточиться на ветчине и тостах. На детских шалостях. На разговоре, который журчал вокруг нее, — и не смогла. И вскоре мир начал съеживаться, все стало уходить на задний план, не осталось ничего, кроме Блэкхита, сидящего рядом с ней, — и его бедра. Когда он наклонился к ней и предложил еще тост, оно коснулось ее ноги. Реальность его близости стала настолько очевидной, что у нее пересохло во рту, и она, откусив кусок тоста, едва не подавилась. А к тому моменту, когда она наконец смогла проглотить злополучный кусок, она уже всецело была во власти мучительного прикосновения.

Кровь бросилась ей в лицо. Эва едва удерживалась, чтобы не снять жакет. Господи, как здесь жарко. Если бы они были в других отношениях, то она смогла бы игриво пробежаться по его ноге ноготками, подушечками пальцев почувствовать твердость мышц, прикрытых мягкой замшей штанов. Она бы с удовольствием посмотрела, сможет ли возбудить его своим прикосновением, с радостью ощутила бы предвкушение того, что они позже могут оказаться в одной постели.

Но они не в таких отношениях.

Им не суждено этого испытать.

Она плотнее сдвинула ноги и немного подрагивающей рукой подняла чашку. Мысли о том, чтобы переспать с Блэкхитом, ни к чему хорошему не приведут. Однако нет вреда в том, чтобы пофантазировать на эту тему, пока она не забудет о том, что фантазии и реальность — две разные вещи. Представлять его руки на своем теле, когда он укладывает ее в ту огромную старинную кровать, просто здорово, так как она знает, что такого не случится. А раз так, то это вполне безопасное занятие. Лиши Блэкхита его неотразимой личности и представь, что это просто совершенный образчик мускулистого тела, — и все будет в порядке. Но как только она начинает наполнять это тело характером, чувствами, внешностью и страстью…

Да, на этом месте стоит остановиться. У нее вспотели ладони. Она тайком вытерла их о платье и оглянулась вокруг. То, что она увидела, возвращаясь к реальности, лишь еще больше ее смутило.

Лорд Эндрю улыбался Челси, и та просто млела от его взглядов и улыбки. Эва заподозрила, что их ноги уж точно касаются, а может, даже плотно прижаты друг к другу. Кровь ударила ей в лицо, и она быстро уткнулась в тарелку. Эндрю всецело предан Челси, но это потому, что они поженились совсем недавно, и скоро все переменится. Она взглянула на лорда Чарлза, который намазывал на тост мармелад для Эми. Проявление любви и преданности? Нет, просто работа на публику, джентльмен, который старается оправдать свое звание. Жене не стоит смотреть на него так, словно он спустившийся на землю Бог… но ведь она молода и впечатлительна, и нельзя отрицать, что лорд Чарлз и в самом деле необычайно красив. Губы Эвы тронула легкая улыбка, она была довольна своими заключениями. А что же лорд Гаррет, который корчит своему сынишке смешные рожицы? Ну, его кажущееся чувство к Джульетт легко объяснить. Мужчины, обладающие таким темпераментом — общительные, любящие развлечения, во всех отношениях приятные, — таковы со всеми женщинами, и потому все они имеют любовниц. Эва, удовлетворившись наблюдениями, вновь скромно опустила глаза. Конечно же, Гаррет ничем не отличается от остальных. Она готова поставить сто против одного.

И еще Блэкхит. Какой из него получился бы муж? Она не могла представить его столь же нежным, как и его братья. Он не станет беречь ее, как хрустальную вазу. Он не похож на братьев. Он наверняка будет чудовищем.

Нет, она ничего не потеряла, отказавшись от его предложения. Ничего не потеряла, решив в одиночку воспитывать своего ребенка, увезти его в Америку. Нет, эти три женщины семейства де Монфор, такие счастливые и влюбленные в своих красавцев мужей, не заслуживают ее зависти — лишь сожаления. О, если бы только они знали, какие разочарования их ждут впереди.

— Дядя Люсьен! Ты после завтрака покажешь мне главную башню? Покажешь?

Крошка Шарлотта соскочила с колен отца, обежала вокруг стола и кинулась на руки герцогу. Его бедро, это чертово бедро, плотно прижалось к ноге Эвы.

Эва, испугавшись, стрельнула в него ядовито-предупреждающим взглядом, но он только улыбнулся. Девочка, устроившись у него на руках, принялась хихикать и дергать его за галстук. Эва отодвинулась, плотно сжав колени. Нога Люсьена последовала за ней, он всей длиной бедра прижался к ней. Ребенок, весело смеясь, начал развязывать герцогу галстук.

— На весь оставшийся день я буду твоим камердинером, — с важным видом объявила Шарлотта, а потом, начав разматывать длинный шелковый шарф, рассмеялась.

— Как, разве не конюхом?

— Ну нет. Конюхом я была вчера. Сегодня я камердинер. Ты ужасно завязал этот галстук, дядя Люсьен!

Он засмеялся. Какая невинная сценка. Но только он и Эва знали, что под скатертью разворачивались вовсе не безобидные действия. Его бедро по-прежнему прижималось к ее бедру. Эва всеми силами старалась скрыть свое смущение.

Черт его побери!

— Все, Шарлотта, достаточно, — наконец сказал герцог, с улыбкой отводя руки ребенка от своего безнадежно испорченного галстука. — Я возьму тебя на башню сегодня после обеда. А сначала мы с графиней покатаемся на лошадях.

— Можно, я тоже поеду, дядя Люсьен? Можно?

— В следующий раз, солнышко. А теперь слезай! — Он встал из-за стола, высоко поднял визжащую от восторга девочку на руках и передал ее матери, потом он протянул руку Эве, которая, ловя на себе множество любопытных взоров, могла лишь принять ее и подняться.

Поклонившись дамам, Блэкхит вывел Эву из столовой, подозвал конюха и приказал оседлать лошадей.

— Блэкхит, у меня нет никакого желания ехать с вами на прогулку, — бросила Эва, проклиная свое тело, которое самым бесстыдным образом реагировало на его близость.

— А что бы вы хотели делать вместо этого, а?

— Не смейте говорить со мной таким тоном. То, что произошло между нами в Париже, больше никогда не повторится.

— Как жаль. А я-то лелеял такие надежды…

— Ну так оставьте их и не страдайте понапрасну. Он рассмеялся.

— Страдания? О нет, мадам. Я наслаждаюсь мыслями о наших будущих… встречах. — Он шел рядом с ней, высокий, самоуверенный и веселый, весь мир подчинялся его воле. — Вы ведь согласитесь, что аппетит приходит во время еды?

Она почти физически ощущала на себе обжигающий взгляд его черных глаз.

— Вы, Блэкхит, и впрямь самый самоуверенный из людей, каких мне доводилось видеть. Едва я проникаюсь к вам расположением, вы немедленно говорите какую-нибудь глупость, что-нибудь совершенно… мужское. И все ваше очарование исчезает. Меня вовсе не интересует ваша постель, поэтому можете выкинуть эту идею из головы.

— Похоже, вы очень уверены в себе, мадам. Она бросила на него удивленный взгляд.

— Я знаю Эву де ла Мурье почти три десятка лет, я более чем уверена в ней. Кроме того, вы, Блэкхит, не кто иной, как типичный мужчина, который думает лишь об одном.

— Ага, значит, вы хотите сказать, что сами не думаете о том же самом?

— Я-то уж точно не думаю о том же самом, — фыркнула она, но ее щеки пылали, и она не смела посмотреть ему в глаза. Он нескромно ощупал взглядом изгиб ее шеи, затем бесстыдно опустил взор ниже, задержавшись на груди. Желание быть с ним вызвало легкий трепет и жжение внизу живота, и она почувствовала, как ее охватывает паника из-за неспособности контролировать реакцию на него собственной плоти. — Ну уж нет, мне это и в голову не приходит.

— А что же вам приходит в голову, мадам?

— Уехать отсюда, — резко проговорила она. — На самом деле это мой последний день в Розбриаре. Пока мы здесь с вами разговариваем, моя служанка пакует мой сундук. К полудню я буду уже на пути к южному побережью, а оттуда в Америку.

— Тогда я вас буду сопровождать.

— Что?

— По крайней мере до побережья. Я полагаю, вы собираетесь отплыть из Саутгемптона или Плимута?

Она подозрительно посмотрела на него.

— Да…

— Вот и хорошо. У меня есть имение в Дорсете, которое я хотел бы показать вам перед вашим отъездом. У меня была мысль подарить его вам, но…

— Подарить мне?

Они дошли до конюшни. Люсьен был сама любезность, его лицо было совершенно непроницаемо в ожидании, пока она не схватит наживку.

— Ну да. Видите ли, я думал о том… положении, в котором мы оказались. Вы не желаете выходить замуж из опасения за свою свободу. И, если говорить честно, я не собирался подыскивать себе жену. Обстоятельства заставляют нас пересмотреть наши желания. В любом случае, я полагаю, лучшим вариантом решения нашей проблемы была бы женитьба, после которой мы продолжали бы жить каждый своей жизнью. Я думал, что вам могла бы понравиться идея устроить свою постоянную резиденцию в Джинджермере.

Она прищурила глаза.

— Вы бы подарили его мне?

— Да. Я встречался со своим душеприказчиком, который сделал все возможное, чтобы найти способ переоформить его на вас. Он ваш, если вы захотите. Вы можете им распоряжаться как найдете нужным.

Эва во все глаза смотрела на него. Он видел, как растет ее волнение, и уже мог сказать, что поймал ее на крючок, причем поймал крепко.

— Вам больше никогда не придется бояться за свою независимость, — добавил он, заманивая ее еще дальше. — Все, что вам придется делать, это собирать деньги с арендаторов и жить на них. С этими деньгами вы будете вольны обращаться по своему усмотрению: копить, тратить, вкладывать. Разводить скот, выращивать ячмень, делать с этим имением все, что душе угодно, — на будущее это будет ваше средство обеспечения независимости.

— И вы не будете вмешиваться?

— Меня не будет в живых, чтобы вмешиваться.

— И каковы условия, Блэкхит?

— Брак, конечно. А также участие в воспитании ребенка, обещание, что вы оставите свою политическую деятельность — она после нашего брака может привести вас на виселицу за измену, — и, — он улыбнулся, — согласие делить со мной супружеское ложе.

Он покраснела. — Это все?

— Да.

Произнося это слово, он прекрасно знал, что должен сказать ей всю правду. Она заслуживала знать дополнительное условие завещания: в обмен на Джинджермер она никогда не сможет вывезти ребенка из Англии, в противном случае она потеряет все. Условие, обязывающее оставить ребенка здесь, в Британии, где семья отца сделает все, чтобы он никогда ни в чем не нуждался, было простой формальностью. Он просто защищает своего наследника — и герцогский титул.

Она прямо взглянула на него.

— В обмен на брак с вами вы даете мне Джинджермер и свободу?

— Да.

Она глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Ее взгляд задержался на далеких холмах.

— В таком случае, Блэкхит, я стану вашей женой.

Глава 16

Спустя несколько дней они выехали в Дорсет.

Это время Люсьен использовал с умом. Он послал за Фоксом и убедился в том, что завещание и передача права собственности на Джинджермер после его смерти оформлены правильно. Он позаботился, чтобы его родственники не узнали о том, что Эва приняла его предложение, так как пока не хотел открывать перед ними эту важную для него победу.

Он послал дополнительные запросы во Францию относительно судьбы Перри.

Для Эвы эти дни были полны волнений. Правильно ли она поступает? Ей хотелось поскорее увидеть Джинджермер. Понять, чего он стоит. Вся ирония положения заключалась в том, что, выходя замуж за Блэкхита, она получит именно ту свободу, которую опасалась утратить.

А об условии, по которому она должна делить с ним постель…

Нет. Она не станет думать об этом условии. Во всяком случае, до поры до времени.

И вот Розбриар далеко позади, сумерки все больше сгущались по мере того, как они двигались на юг. Блэкхит ехал верхом рядом с каретой, голова Армагеддона время от времени появлялась в окошке. Экипаж катился мягко, его покачивание убаюкивало, и у Эвы слипались глаза. Но креп кий сон не приходил. Она иногда отодвигала занавеску и всматривалась в темноту, пока не различала в ней герцога. В черной одежде и шляпе он на своем вороном жеребце казался призраком. Эва радовалась тому, что они едут порознь, так как расстояние, разделявшее их, гарантировало ей безопасность.

А по тому, как она ощущала себя в последние дни, Эва понимала, что не сможет отказать ему, если он притронется к ней.

«Просто смешно, что беременность делает с женщиной», — думала она.

Они остановились на ужин в маленьком придорожном трактире в нескольких милях от побережья. Владелец трактира, узнав от ехавших впереди слуг, что его гостем на ночь будет сам могущественный герцог Блэкхит, из кожи вон лез, чтобы устроить путников поудобней. Когда они подъехали, у ворот уже выстроились конюхи, готовые принять их лошадей, в отдельной комнате был накрыт стол, из погреба для его светлости извлекли бутылки лучшего портвейна, и Эва, усмехнувшись, подумала, что король едва ли удостоился бы лучшего приема. И, несмотря ни на что, происходящее произвело на нее впечатление. Когда они с герцогом принялись за большие порции ветчины, жареного картофеля и отварных овощей, ей подумалось, что поездка с ним, возможно, имеет и свои положительные моменты.

— Мы переночуем здесь или продолжим путь? — спросил он, когда с едой было покончено.

— Продолжим путь. Мне не терпится увидеть Джинд-жермер.

«Кроме того, если мы останемся, ты полезешь ко мне в кровать — а у меня нет ни воли, ни желания этому противиться», — подумала Эва.

Он кивнул. Но облегчение было недолгим, поскольку герцог объявил, что оставляет Армагеддона при трактире с одним из своих конюхов.

— А как же вы тогда поедете? — Эву наполняли ужас и волнение, так как ответ ей был уже известен.

— Я поеду с вами в карете, моя дорогая. — Он улыбнулся, глядя ей в глаза. — Ведь, в конце концов, одной там довольно скучно, когда не с кем поговорить.

— Знаете, Блэкхит, я никак не пойму, для чего вам так необходимо досаждать мне, — пробормотала она, стараясь скрыть внезапно охватившее ее волнение. И возбуждение. Уже сама мысль о том, что он будет так близко, заставила вспыхнуть ее лицо, почувствовать жар и мурашки по всему телу; эти ощущения усилились, когда его затянутая в перчатку рука взяла ее руку, и они направились к ожидающей их карете. — Я полагаю, что вынуждена смириться с этим, поскольку вам так нравится раздражать меня.

— Напротив, мадам. Другие вещи, которые мы могли бы делать, доставили бы мне гораздо большее удовольствие, чем просто раздражать вас.

— У меня нет настроения отвечать на ваши намеки, Блэкхит. Езжайте со мной, если вам так хочется, но ради своего же здоровья и благополучия вам лучше держаться от меня подальше.

— Ого, но вы же согласились делить со мной постель.

— После свадьбы.

Он лишь улыбнулся. Ясно, что он был другого мнения.

Герцог каким-то непостижимым образом заполнил собой все пространство внутри кареты, которая благодаря его присутствию стала казаться меньше. Эва почувствовала, что ей не хватает воздуха. От этого она была раздражена и настороженно молчала. Блэкхит, конечно же, совершенно не обратил на это внимания. Он приспустил шторку на окне. Карета тронулась. Эва закуталась в шерстяное одеяло, под ногами у нее лежал горячий кирпич.

Блэкхит расположился напротив, но он был по-прежнему так близко, что она различала аромат его мыла для бритья, влажной шерсти пальто, запахи кожи, конского пота и холодного воздуха. Его длинные, обтянутые сапогами ноги были вытянуты в проход. В темноте она могла лишь угадывать его лицо, непроницаемые глаза, которые наблюдали за ней.

Ее кожа покрылась мурашками. Этот взгляд вовсе не праздный. Она отодвинула свою ногу подальше от его, натянула одеяло до самого подбородка и прислонилась щекой к кожаной подушке сиденья так, чтобы не смотреть на него, а он видел как можно меньше ее саму. Так, чтобы она, если повезет, могла забыться сном и не ощущать на себе его тяжелого взгляда.

— Я собираюсь вздремнуть, — объявила она, ее голос приглушило одеяло. — Почему бы вам не сделать то же самое, Блэкхит?

— В это время я еще не ложусь спать.

— Вы наверняка устали.

— Я редко по ночам сплю больше, чем четыре часа, мадам. Уверяю вас, что предпочту бодрствовать.

— Чтобы иметь возможность смотреть на меня, пока я сплю, ведь так?

— Должен признаться, ваш вид просто восхитителен. Вы простите меня, если я позволю себе смотреть на вас?

— Вы жалки и грубы, Блэкхит. Он усмехнулся:

— Да, я таков. Давайте уж не спорить по этому поводу. Я хочу, чтобы вы отдохнули, Эва. В конце концов, вы ведь теперь спите за двоих.

Она наградила его раздраженным взглядом и закрыла глаза. Конечно, спать всего в нескольких дюймах от него будет невозможно — особенно когда ее тело предательски посылало в усталый разум дерзкие мысли о том, что затемненная карета предоставила бы превосходные условия для любовных утех. Разве не сладостно было бы отбросить на время все преграды и отдаться животному инстинкту? Разве не блаженством было бы свернуться калачиком на коленях Блэкхита, в то время как его рука ищет ее грудь и лениво ласкает ее до тех пор, пока вся злость, все раздражение не отойдут на второй план?

Нет!

Ругая себя в душе, Эва попыталась поудобней устроиться на подушках. Нога Блэкхита по-прежнему была слишком близко от ее ноги — он, должно быть, специально придвинул ее, чтобы позлить Эву. Она раздраженно подтянула ноги под себя, прикрыв их одеялом, и постаралась не думать о загадочных черных глазах, которые в упор смотрели на нее. Стараясь не прислушиваться к внезапно возникшему желанию, чтобы он встал со своего места, лег с ней и предоставил ей лучшую подушку, чем ее сложенные ладони… больше тепла, намного больше тепла, чем грубое шерстяное одеяло…

Должно быть, она уснула, так как только его рука не позволила ей упасть на пол, когда карета неожиданно резко остановилась.

— Стой и выворачивай карманы!

Эва мгновенно проснулась и села, как раз в тот момент, когда Блэкхит поднял окошко, зевнула и стала всматриваться в темноту.

— Разбойники. Как же они не ко времени! — пробормотал он, потянувшись к карману за маленьким пистолетом.

— Да уж, и как раз в то время, когда мне наконец удалось заснуть, — согласилась Эва и достала из кармана свой пистолет.

Они одновременно подняли головы и посмотрели на оружие в руках друг друга. Эва подняла бровь, ожидая, что Блэкхит сделает что-нибудь непростительно, оскорбительно мужское — например, потребует, чтобы она убрала свой пистолет, чтобы решать проблему самому.

Но он этого не сделал.

Он взвел курок и откинулся на подушки, беспечно положив оружие на колено так, чтобы оно смотрело дулом в окно. Их взгляды встретились.

— Итак, мадам, похоже, нам предстоит принять решение.

— Мне нужно разбираться или же вы предпочитаете сделать это сами?

— Хоть я очень хотел бы заняться этим дельцем, должен признаться, что вы разбудили мое любопытство. Поэтому мне было бы страшно интересно увидеть, как вы будете действовать.

Его слова стали для нее полной неожиданностью. Эва прищурилась.

— Вы это серьезно, Блэкхит, или просто отказываетесь ради меня?

— Моя дорогая Эва, я более чем серьезен.

— Даже несмотря на то что я женщина?


— Вы умная, способная, опасная женщина. — Он улыбнулся. — Я совершенно уверен в вас. Только не забывайте о ребенке и себе.

Эва, удивленная такой демонстрацией уважения, лишь заморгала в ответ. Покачав головой, она убрала с лица волосы и невольно улыбнулась. Она ощутила себя скорее его партнером, чем противником, и ее кровь уже закипела перед лицом опасности. Да и близость Блэкхита волновала ее.

— Ах да, — негромко произнесла она. — Я почти забыла о том, что вы любите опасных женщин.

Из темноты послышался звук шагов, приближающихся к открытому окошку.

— Я люблю их до тех пор, пока им удается оставаться живыми. Если вы желаете этим заняться, моя дорогая, то напрасно так медлите. Так что приступайте — и не обращайте внимания на то, что я буду, скажем так, отслеживать, — он поднял свой пистолет, — ситуацию самым внимательным образом.

— Как вам будет угодно. Он поклонился.

— Таким образом, я уступаю контроль над происходящим вам.

— Уступаете контроль? — Эва подняла бровь в изумлении. — Осторожней, Блэкхит. Не стоит все портить именно в тот момент, когда вы начинаете мне нравиться.

В окне появился пистолет. Даже не взглянув на него, Эва опустила окно на руку разбойника.

— Ладно. Я займусь этими бродягами, а вы можете меня прикрыть.

Он вновь поднял окно и, даже не взглянув на разбойника, ткнул пистолет ему в лицо. Держа оружие перед лицом ошеломленного грабителя, спокойно посмотрел на Эву:

— Считайте, что я это уже делаю.

Сбросив одеяло, Эва вскочила с сиденья, открыла дверь и, пряча пистолет в складках плаща, спрыгнула наружу. Каблуки ее ботинок пробили корочку льда в колее и провалились в грязь. Ее дыхание в холодном ночном воздухе превращалось в белые облачка. Она увидела, что первый разбойник все еще стоит у окошка кареты, боясь пошевелиться под прицелом Блэкхита. Его ничего не подозревающий напарник в это время освобождал кучера от часов и монет. Эва, улыбаясь, подошла к мужчине, и, видя это, кучер стал таким же белым, как луна у него над головой.

— Прошу прощения, — нежно проговорила она. Грабитель быстро обернулся и увидел перед собой простодушное лицо красивой, но совершенно неопасной дамы, — но мне очень хочется, чтобы вы оставили в покое бедного Робертса. Ему приходится содержать жену и детей, и я уверена, что деньги ему нужней, чем вам.

Изумленный грабитель вытаращил на нее глаза. Эва мило улыбнулась и кивнула в сторону ошалевшего Робертса:

— Не стойте, как идиот, и отдайте моему бедному кучеру его часы и деньги.

Разбойник ухмыльнулся. Однако его лицо разительно изменилось, когда его взгляд упал на изумрудное ожерелье на шее Эвы, изумрудные серьги и изумрудные же головки заколок в ее волосах — и на соблазнительные формы ее тела.

— К черту Робертса, — пробормотал он, пожирая глазами Эву с неприкрытой угрозой. Он направил пистолет ей в лицо. — Я возьму эти симпатичные погремушки, что у вас на шее, мэ-эм, а также кошелек, что болтается у вас на поясе, а потом займусь вами.

Эва с улыбкой отвязала кошелек и сделала вид, что он случайно упал на землю. Она наклонилась, чтобы поднять его, и неожиданно резко выпрямилась. Ее маленький твердый кулак со страшной силой врезался в нос разбойника. Послышался отчетливый хруст кости. Пистолет грабителя полетел в сторону, и он закричал от боли, из носа хлынула кровь.

— Очень извиняюсь, — мило прощебетала Эва, подняв пистолет и возвращая Робертсу его имущество. Она посмотрела на грабителя с притворным сожалением. — Возможно, если вы опустите свою наглую рожу в лужу, кровотечение остановится.

И затем, тоже с улыбкой, она неспешно направилась к другому разбойнику, который все еще стоял под прицелом Блэкхита. Видя ее хищную походку, мужчина застыл в напряжении.

— Теперь можете освободить его для меня, — проворковала Эва.

Блэкхит так и сделал. И Эва, вооруженная уже двумя пистолетами, подошла к разбойнику и ударила его рукоятью под подбородок. С удовлетворением посмотрела, как он без сознания рухнул в подмерзшую грязь у ее ног.

Она с улыбкой перешагнула через его неподвижное тело, влезла в карету, села на подушки, опустила окно и резко стукнула в потолок:

— Трогай, Роберте.

А потом она взглянула на Блэкхита — в его черных, опасно спокойных глазах горел такой неутолимый голод, что улыбка тут же застыла на губах Эвы.

В смущении она тряхнула волосами.

— Ну что, Блэкхит, как вам?

— Очень… — он не спускал с нее глаз, — впечатляет.

Люсьен был более чем впечатлен. Только что увиденное им привело его в такое возбуждение, что он не смел даже шелохнуться из страха утратить контроль над собой и повалить ее прямо на пол кареты. Он смотрел в эти широко расставленные зеленые глаза, на пухлые, улыбающиеся губы и тщился утихомирить заколотившееся сердце. Подавить нахлынувшее желание. Никогда, если не считать того момента, когда она попотчевала его любовным зельем, не был он так близок к тому, чтобы потерять способность сдерживать свои эмоции. Никогда он не опускался до состояния, близкого к животному. И никогда, никогда он не желал ни одну женщину так страстно, как эту.

У него пересохло в горле, и он закрыл глаза, сосредоточившись на дыхании: вдох, выдох…

— Это все, что вы можете сказать, Блэкхит? — раздался удивленный, немного укоризненный голос его спутницы. — Что вы впечатлены?

Люсьен поднял глаза и пронзил ее взглядом, в котором горел неутолимый голод.

— Нет, мадам… я могу сказать гораздо больше. Затем он подался вперед, заключил ее в объятия и поцеловал.

К этому Эва была готова. Теперь, когда все ее чувства были по-прежнему обострены опасностью, которую она только что пережила, когда все ее тело трепетало от понимания того, что она породила в Блэкхите, Эва вполне могла признать, что именно этого она и хотела. Она не стала сопротивляться, когда его губы впились в ее, а откинулась на обнимавшую ее сильную руку. Она охнула в знак символического протеста, но была совершенно беспомощна перед таким напором и к тому же опьянена пониманием того, что это она довела его до такого состояния. Ее руки обхватили шею герцога, ладони запутались в его волосах, и в следующий момент она полностью отдалась поцелую. Эва приоткрыла губы, давая дорогу его языку, откуда-то из глубины ее груди стали вырываться легкие стоны. Она почувствовала, что его руки расстегивают ее жакет, забираются под него и нащупывают грудь. Обжигают ее. Мнут, гладят, ласкают.

Она дышала так же тяжело, как и он. Ее переполняла страсть. Когда его пальцы дотронулись до соска, ее тело томительно изогнулось. Она прекрасно понимала, что делает.

И с кем она это делает.

Она в ужасе оттолкнула его, запахнула жакет и схватила один из пистолетов. Дрожащей рукой она направила оружие ему в грудь, в висках звонкими молоточками стучала кровь.

— Не делайте этого, — хриплым голосом проговорила она. — Не надо.

Блэкхит посмотрел ей в глаза. Его взгляд был опасно спокоен. Глаза как бездонные колодцы. Они снова казались глазами кобры, готовой к броску. Он молча смотрел на Эву… затем очень медленно протянул руку, отвел от своей груди дуло пистолета и вернулся на свое место напротив нее.

Эва настолько запуталась в своих чувствах, ее нервы были настолько взвинчены, что она могла сделать лишь одно — вернуться к своим ставшим привычными легкомысленным угрозам… тем более что на нее неотрывно глядели холодные черные глаза.

Она выдавила смешок и убрала с лица волосы, решившись наконец опустить пистолет.

— Послушайте, Блэкхит, не случилось ничего страшного, да? Люди часто теряют голову и делают ужасно глупые вещи под воздействием пережитого страха, а уж, конечно, одного осознания того, что вашему драгоценному наследнику грозит опасность, достаточно, чтобы напугать даже вас. Уверена, что мы оба можем простить и забыть вашу минутную несдержанность.

Его глаза стали пугающе черными. Эва насторожилась, понимая, что он видит ее насквозь, так как никто из них не терял головы из-за страха. Они утратили контроль над собой из-за примитивного, ничем не прикрытого желания, причем это желание было обоюдным.

— Вы просто не понимаете, не так ли? — мягко сказал он, его голос был настолько ровным, что у нее по спине пробежал холодок.

Она пожала плечами и натянула на себя одеяло.

— О, я все прекрасно понимаю. Вы злитесь оттого, что отчаянно хотите подмять меня под себя, но никак не можете сделать этого. Ну же, Блэкхит, не глупите. Я знаю мужчин. Я знаю, что у них на уме. Конечно же, я понимаю.

Он не промолвил ни слова. И, плотнее закутываясь в одеяло и глядя в сумрак, Эва вдруг с удивлением ощутила пустоту и одиночество.

Да, она знает мужчин.

Но, быть может, она не так уж хорошо, как думает, знает саму себя.

Глава 17

Несмотря на то что в карете было тихо и холодно, Люсьену не требовалось одеяло. Неудовлетворенное желание все еще билось в его жилах, отдавалось в паху. Ему было так чертовски жарко, что перехватывало дыхание.

А еще его обуревала злость.

И не просто злость, а самая настоящая ярость.

Дикая, страшная ярость.

Он смотрел на свернувшуюся напротив него калачиком женщину и не понимал, чего ему хочется больше: задушить ее или овладеть ею. Образы сменяли друг друга в его воображении. Эва, спокойно вышедшая против разбойников. Эва, умело расправляющаяся с ними. Эва, ни на секунду не лишившаяся присутствия духа, уверенности в себе, полная редкой и прекрасной отваги… и вернувшаяся в карету с таким видом, словно она выходила из нее лишь для того, чтобы подышать свежим воздухом. Ее глаза горели невысказанным призывом, даже ее слова вызывали восхищение, которое он очень хотел ей выразить.

Она любительница подразнить.

Бессердечная. Опасная.

В этот момент он ненавидел ее почти так же сильно, как жаждал обладать ею.

Они проезжали милю за милей, а он оставался молчаливым и неподвижным, находясь в плену собственных мучительных мыслей. О сне не могло быть и речи. И взгляд никак нельзя было отвести от нее, свернувшейся под одеялом. Один локон волос выбился из-под капюшона, который она смастерила из складок одеяла, и красиво спадал вниз, изящно обвившись вокруг бугорка груди. К черту ее. Она красивое, коварное создание, Саломея, Афродита и Диана в одном лице. А если взглянуть на нее спящую, кажется почти возможным представить ее такой, какой она не может быть, — невинной, доверчивой душой, не испорченной жизнью и открытой всем ее прелестям.

«Если бы так», — горько подумал он.

Что сделало ее такой? Можно ли это исправить? Преодолеть? Он посмотрел на нее, спящую словно невинное дитя, каким она, должно быть, когда-то была, и почувствовал, что злость уходит… а на ее место приходит такое желание оберегать ее, что оно едва помещается в сердце. Ему страстно хотелось, чтобы она всегда была такой, а не настороженной, недоверчивой и насмешливой. Чтобы преграды, разделявшие их, когда она бодрствует, исчезли, как теперь, когда она спит.

Захотелось разбудить ее нежными поцелуями и ласками и утолить желание, которое и сейчас заставляет кипеть его кровь, обнажает нервы, делает влажной и горячей кожу.

Ему вспомнились последние слова Эвы: «Ну же, Блэкхит, не глупите. Я знаю мужчин. Я знаю, что у них на уме».

Его губы искривились в усмешке.

«Ты думаешь, что знаешь мужчин, не так ли, Эва? А вот меня ты не знаешь. Ты не представляешь, на что я готов, чтобы получить то, что хочу, не ведаешь о целенаправленной страсти, которую я вкладываю в каждый свой ход, и о том, что вся эта страсть, все эти ходы нацелены на тебя. Ты же знаешь, что будешь моей. Тебе не победить. Как бы ты ни старалась, тебе не удастся заставить меня превратиться в отвратительное существо, каким ты меня считаешь, вынудить своими язвительными речами вести себя как животное, каковыми в твоих глазах являются все мужчины. Беси меня, своди с ума, но одного ты у меня никогда не отнимешь — решимости обладать тобою. Ты великолепна… ты стоишь любого мужчины и выше любой женщины. Но тебе вряд ли удастся постичь злость, которая и теперь пульсирует у меня в висках…»

Злость на то, что она так сильно обижена, что отказывается верить человеку лишь из-за того, что он мужчина.

Злость на то, что у нее хватило смелости встать лицом к лицу с грабителями, но не настолько, чтобы переменить свое печально искаженное мнение о мужчинах. Хотя его сдержанность, да и ее собственные наблюдения за тем, как его братья относятся к своим женам, должны бы заставить ее изменить свои взгляды.

Он смотрел, как она спит, и чувствовал, что в нем поднимается холодная, безжалостная решимость.

Он разгонит ее демонов до того, как появится на свет невинное дитя, и сделает все, что в его силах, чтобы исцелить ее.

Не только ради нее, не только ради себя…

Но и ради ребенка.

Эве всю ночь, снилось, что она в постели с герцогом Блэкхитом.

Когда она проснулась, вся горячая, опустошенная, но переполненная неутолимым желанием, рассвет проникал сквозь занавешенные окошки экипажа.

Она немного полежала, стараясь не думать о ярких картинках сна, пытаясь сосредоточиться на действительности.

Эва находилась в объятиях Блэкхита. Она не имела ни малейшего понятия, как она там оказалась, хотя смутные воспоминания о том, что ночью ей было холодно и она стремилась к теплу большого, сильного тела своего спутника, заставили ее смутиться. Только подумать, она сама льнула к нему после того, как отвергла его, угрожая пистолетом! Какой же лицемерной дурой, должно быть, он ее считает. И теперь его руки сжимают ее, заставляя ощущать уют, безопасность и тепло, хотя этого она от него совсем не ожидала, не замечать холодного воздуха внутри кареты.

Как приятно так лежать. Ее голова покоилась у него на груди. Его сердце ровно билось у нее под ухом. Ей хотелось, чтобы эти мгновения продлились еще хоть немного, чтобы она могла доверять ему, не относиться к нему с опаской, чтобы и она была другой женщиной — у которой нет за плечами наследия боли и измены, которая радовалась бы обществу мужчин, могла бы отдаться своим сладким желаниям… О, та женщина возбудила бы это существо мужского пола и наслаждалась бы следующие пять или десять миль пути плодами своих усилий. Она вновь ощутила горячую пульсацию внизу живота, соски напряглись от желания. Проклятие!

— Доброе утро, — проговорил вдруг он.

— Доброе утро, Блэкхит. — С наигранной беспечностью она отодвинулась от него, вновь устанавливая между ними безопасную дистанцию и надеясь, что он не станет упоминать о том, что произошло прошедшей ночью. — Спасибо, что предоставили мне и кровать, и подушку, и одеяло одновременно.

— Не за что. Надеюсь, вам удалось поспать?

— Немного, — солгала она, насторожившись от его официально-вежливого обращения, так как не ожидала с его стороны ничего, кроме злости. Эва уже утратила тесный контакт с его сильным, мускулистым телом, исчезло ощущение его объятий. Находясь в его руках, она чувствовала себя почти любимой. Желанной. Жаль только, что такого не может быть и не будет в реальности.

Отогнав мечты, она подняла шторку и выглянула, зажмурившись, когда луч вышедшего из-за туч солнца упал ей на лицо. Перед ней лежали бесконечные гряды зеленых холмов, долины, покрытые инеем, а вдали виднелась неширокая голубая полоска моря.

Блэкхит смотрел на нее ленивым, но пристальным взглядом. Эву тревожил этот взгляд, однако заговорить с Блэкхитом она никак не решалась. Прошлой ночью он желал ее, и она не сомневалась, что так было и сегодня утром. Благодарение Господу, он не мог прочесть ее мысли, что и она хотела быть с ним.

А вдруг он видит, о чем она думает?

О Боже! Эва отвернулась к окну. Соски под рубашкой затвердели. Ее бросило в жар. Она почувствовала, что покрывается испариной.

Чтобы скрыть волнение, Эва заговорила:

— Итак, Блэкхит, каково ваше настроение сегодня утром, мэм? Надеюсь, оно улучшилось за ночь?

— Улучшилось. Но смею заметить, что завтрак улучшит его еще больше. В следующей деревне есть трактир. Там мы поедим.

— Думаю, что не составлю вам компании. Сейчас я не в состоянии даже думать о еде. — Эва положила руку на живот, где начала зарождаться тошнота, и стала смотреть на пасущихся вдалеке овец.

— Может, дать вам мятную конфету?

— А у вас есть?

— Я всегда ношу их с собой. — Он достал из кармана конфету.

— Знаете, Блэкхит, я все время думаю…

Он вопросительно изогнул бровь.

— О вашем имении, Джинджермере. Мне очень хочется его увидеть.

— Думаю, оно вам понравится.

— Мне еще больше нравится мысль о полной свободе. О моем собственном доходе. А вы, конечно, продолжите работать с теми, кто симпатизирует американцам, вроде Питта и Бэрка, которые выступают за Америку в парламенте?

— Даю вам слово.

— И противостоять тем, кто хочет видеть Америку угнетенной?

— В обязательном порядке.

Эва нервно сглотнула. Он по-прежнему смотрел на нее тем же неподвижным взглядом. Она определенно чувствовала, что мысли герцога заняты не темой разговора. Она ощущала жар его черных глаз, ласкающих выпуклости ее грудей, все еще изящную талию, чудесной формы бедра.

Вся нижняя часть ее тела отвечала на этот взгляд сладкой истомой.

Эва сжала колени.

— Я, однако, гм… не очень уверена относительно некоторых других условий… э-э… нашей сделки.

— Каких, например?

— Делить брачное ложе, когда мы вместе. Он улыбнулся.

— Осмелюсь вас заверить, что вы не сочтете это таким страшным, как вам сейчас кажется.

— Может, для вас и нет.

Он вытянул ноги, дотронувшись до нее.

— Хватит, Эва. Перестаньте играть со мной. Я хочу вас. Вы — хоть вам и неприятно признавать это — хотите быть со мной. Зачем вы боретесь с тем, что так естественно?

Она вскинула голову и отвернулась.

— У меня есть гордость. Вы это знаете, Блэкхит. И эти… эти чувства, которые я питаю к вам — признаюсь, я их в самом деле питаю, — возникли из ниоткуда. Возможно, это из-за беременности. Так должно быть. Я имею в виду, что других объяснений этому нет…

Его улыбка превратилась в понимающую усмешку.

— Думаю, вы просто не можете устоять передо мной.

— Не могу устоять перед вами? Чушь, Блэкхит. Устою. Без труда.

— Ох! Вы и впрямь думаете, что способны устоять, если я задумаю вас соблазнить?

— Я уверена, что устою перед вами, — твердо повторила Эва.

— А я думаю, что по прибытии в Джинджермер подвергну вашу уверенность серьезному испытанию.

Эва оглянулась. Глядя в это улыбающееся лицо, в эти темные бездонные глаза, она поняла, что попала в ловушку. Он победил. Если она откажется принять вызов, он сочтет ее трусихой. Если же примет, то он выиграет без усилий. И как только она позволила так запросто собой манипулировать?

— Черт побери, Блэкхит, вы играете не по правилам, — бросила она.

— Нет, конечно. Я люблю выигрывать. А потому я играю, как считаю нужным, по правилам это или нет.

— И когда же вы намерены провести это абсурдное испытание?

— Когда приедем в Джинджермер. Не раньше. Видите ли, мне нравится смаковать эту мысль, как хорошее вино… и, кроме того, мадам, — он улыбнулся ободряюще, — здесь, в карете, будет крайне неудобно.

— Крайне неудобно будет везде.

Он тронул ногой ее щиколотку.

— Увидим, моя дорогая. Увидим.

Глава 18

Джинджермер был прекрасен.

Однако Эва, которая в ожидании испытания была сильно напряжена, не могла в полной мере насладиться видом поместья, как бы выраставшего из скалы над морем.

«Свобода, — сказала она себе. — Твое будущее. Не думай о том, что Блэкхит попытается доказать в его стенах».

Вместо этого она постаралась сосредоточить все внимание на неприступной красоте замка, пока карета взбиралась к нему по извилистой дороге. На всхолмленных полях, лежащих вокруг, была недавно посеяна пшеница, на лугах паслись овцы и коровы. За строениями виднелась голубая полоска моря. Поместье стояло в одиночестве. Обдуваемое всеми ветрами.

Оно понравилось ей сразу же.

— Что вы об этом думаете, моя дорогая? Вам подойдет?

— Подойдет, — просто сказала она.

Но, несмотря на внешнее спокойствие, в душе Эвы бушевала паника. Значит, это не сон. Это начало нового брака, обреченного, она была в этом уверена, на крах. В стенах этого дома ей придется состязаться с Блэкхитом в силе воли, и в этом состязании у нее нет ни одного шанса на победу.

Было не похоже, что он передумал. Эва же провела последний час, страшась и одновременно лелея мысль о своем поражении. Ей подумалось, что солдаты, идущие против преобладающих сил противника, должно быть, чувствуют то же самое. Она собрала все силы, чтобы выглядеть такой же спокойной, как и ее спутник, хотя не могла понять, на самом ли деле Блэкхит, уверенный в победе, выбросил из головы предстоящее состязание или он настолько владеет своими эмоциями и выражением лица.

Избежать этого невозможно.

Достойного, честного и безопасного пути к отступлению нет.

Когда карета остановилась перед домом, герцог вывел Эву из тревожной задумчивости.

— Мы устроим свадьбу в конце этой недели, — объявил он, помогая Эве спуститься с подножки кареты. — Мои братья позаботились о том, чтобы выправить специальное разрешение, потому мы можем воспользоваться им, не откладывая дело в долгий ящик.

— А вы не теряете даром время, не так ли, Блэкхит? Он улыбнулся.

— Никогда.

Они вместе направились к дому.

— Но вы ведь наверняка захотите, чтобы ваши родственники присутствовали на церемонии? — спросила Эва, надеясь, что ее голос не дрожит, как все у нее внутри.

— После того как они подстроили этот брак, я не хочу предоставлять им возможность почувствовать себя победителями. Кроме того, мы можем устроить большой прием для моих арендаторов и прислуги в Блэкхите. А пока мы произнесем наши клятвы здесь, чтобы ребенку не довелось страдать от всякого рода домыслов относительно времени его зачатия, потом же мы поедем во Францию и продолжим поиски лорда Брукхэмптона.

— Возможно, лорд Брукхэмптон погиб и найти его никогда не удастся.

— А возможно, и не погиб.

— И, возможно, вам следует хорошенько подумать, прежде чем ехать во Францию, особенно когда война с Англией становится неизбежной и вам там будут грозить немалые опасности.

— Моя дорогая Эва, — проговорил он, глядя на нее сверху вниз, на его губах играла легкая улыбка. — Не пытайтесь заставить меня думать, что вы на самом деле беспокоитесь за меня.

Она вспыхнула и отвернулась.

— He говорите глупостей, Блэкхит, я нисколько не беспокоюсь за вас, — небрежно бросила она. — Но я беспокоюсь за ребенка и думаю, что вам лучше поберечь свою жизнь, по крайней мере до его рождения. Если это будет мальчик, он наследует титул.

— Останусь я жив или нет, не имеет значения. Если даже судьба настигнет меня до его рождения, уверяю вас, Чарлз, который в этом случае станет наследником, позаботится о будущем ребенка.

— Чарлз с презрением относится ко мне.

— Но он не станет презирать ребенка. Пойдемте же внутрь. Ветер довольно свеж, и я не хочу, чтобы вы простудились.

Слуги, ежась под сырым, пронизывающим ветром, налетавшем с моря, ожидали их на лестнице у дверей. Их собственные слуги, посланные вперед, видимо, уже были в доме и готовили комнаты, раскладывали одежду, создавая в доме уют. Взяв Эву под руку, герцог провел ее в дом, где их приветствовал престарелый дворецкий по имени Джексон, который низко склонился перед ними.

Все были представлены друг другу, и Блэкхит повел Эву по залитому солнцем коридору. Он потребовал принести чай и препроводил Эву в гостиную с синими парчовыми шторами и обитыми зеленовато-голубым шелком стенами.

Море виднелось за окном, стекло которого было покрыто пятнышками засохшей соли. Оно билось о скалы далеко внизу и, покрытое пенистыми барашками, простиралось к самому горизонту, где сливалось, с нависавшими над ним облаками.

Эва слышала тихий голос Блэкхита, отдававшего приказания слуге, который неслышно вошел в комнату.

Ее ладони внезапно стали влажными от волнения. Не станет ли эта яркая, залитая солнцем комната местом, где он примется напускать на нее свои чары? Или же он отложит это на потом, заставив ее нервы натягиваться все сильней и сильней, пока она не почувствует, что они вот-вот лопнут, как перетянутые струны на скрипке?

Герцог усадил ее на маленький диван, и она в ожидании чая притворилась, что ей очень удобно. Эва пыталась не думать о настоящем — и о том, что, как она подозревала, случится в ближайшем будущем, — наблюдая за тем, как на столе раскладывают серебро, как из носика чайника поднимается едва заметная струйка пара, как скользят вокруг слуги с подносами, наполненными печеньем и пирожными. Сверху доносились приглушенные звуки — там слуги проветривают комнаты и лакей Блэкхита распаковывает сундуки с одеждой хозяина и готовит его спальню. Не там ли Блэкхит сделает это? Или все произойдет здесь, в этой солнечной, покрытой толстыми коврами гостиной?

Она взглянула на служанку, поправлявшую в камине дрова. Холод исходил от самих стен и даже теперь трогал своими ледяными пальцами лодыжки и икры Эвы.

Потом служанка ушла, и Эва с Блэкхитом остались вдвоем.

Он уселся, вытянув свои длинные ноги к огню, его кресло стояло вполоборота к ней. Эва налила чай, благодаря Бога за то, что у нее есть повод не смотреть в загадочные черные глаза герцога. Ее решение выйти за него замуж было слишком поспешным, даже безрассудным. Не сделала ли она самую большую ошибку в своей жизни, согласившись стать герцогиней?

Она подняла чашку слегка дрогнувшей рукой.

— Не будьте такой озабоченной, моя дорогая. Обещаю, что не стану соблазнять вас, пока мы не закончим с чаем.

— А потом?

Он лишь улыбнулся.

Рука Эвы дернулась, и несколько горячих капель упали ей на колени.

— Хочу, чтобы вы знали, Блэкхит, что если вы рассчитываете на легкую добычу, то глубоко ошибаетесь.

— Если бы вы были легкой добычей, моя дорогая, то я даже не стал бы и пытаться.

— И можете не думать, что полностью контролируете ситуацию. Я обладаю таким же контролем и не собираюсь оказаться беззащитной в ваших руках, если дела пойдут не так, как мне нравится.

— Моя дорогая Эва, уверяю, что вам обязательно понравится. — Он улыбнулся самоуверенно, как хозяин положения. — Я уже говорил вам бессчетное число раз, что люблю опасных женщин. Будь вы какой-нибудь жеманницей, мне было бы совершенно неинтересно продолжать эту маленькую игру.

— Значит, для вас это всего лишь игра?

— Нет, это гораздо больше, чем игра. — Он отпил чаю и посмотрел на нее долгим, смущающим взглядом. Волк, оценивающий свою добычу, обдумывающий, с какой стороны лучше напасть. — А что это для вас, мадам?

— Ошибка.

Он отставил свою чашку. Его черные глаза не выражали ничего, ничто не отражалось на его суровом, непреклонном лице.

— Значит, вы хотели бы все отменить?

— Прекратите, Блэкхит. Будто это возможно! Я думаю, что смогу смириться с необходимостью делить с вами ложе в обмен на гораздо более ценную вещь, а именно — свободу. — Она заметила, как изменилось выражение его лица. Что отражалось на нем? Досада? Решимость? Сожаление? — Кроме того, выйти сейчас из игры будет означать в ваших глазах трусость.

— А что, мое мнение так важно для вас?

Эва хмыкнула в притворном удивлении.

— Конечно, нет.

— Тогда, спрашивается, почему вам небезразлично, сочту я или нет вас трусихой?

Она деланно-беспечно рассмеялась, ощущая все большее смущение под этим прямым, неподвижным взглядом.

— Ну же, Блэкхит, напрягите свои ничтожные мозги! Из гордости, а почему же еще?

— Эва…

Она застыла, пытаясь вызвать в себе злость и чувствуя жар и испуг из-за того, что это ей не удавалось.

— Да?

Он посмотрел ей в глаза.

— Я хочу знать, отчего вы так презираете мужчин?

Этот вопрос был так неожидан, что Эва совсем растерялась. Если ему станут известны причины ее отношения к мужчинам, он, конечно, воспользуется этим и не остановится до тех пор, пока не стащит с нее броню, которую ей приходилось выковывать все эти годы, броню, которая до того момента, как она встретила этого демонического человека, оберегала ее.

Она тряхнула волосами и быстро схватила чашку.

— Я уже говорила вам, Блэкхит, что мой первый муж был ничтожным, трусливым червем, который…

— Нет, Эва. Я не думаю, что это связано с вашим первым мужем. Я думаю, что это глубже. Намного глубже. — Он пронзил женщину взглядом, таким черным, таким безжалостным, что у нее по спине поползли мурашки, а ладони вспотели. — Не так ли?

— Вы не имеете права вторгаться в мою жизнь, Блэкхит.

— Если вы собираетесь стать моей герцогиней, то имею. И вы обязаны сказать мне всю правду.

— Правда не имеет значения. Кроме того, все это в прошлом, причем произошло все так давно, что я и не подумаю вытаскивать наружу и будить воспоминания о том, что уже забыла.

Он пододвинул свое кресло к ней, подался вперед, и она вжалась в спинку, чтобы сохранить дистанцию.

— Если вы не расскажете мне, то, будьте уверены, я найду способ все выяснить сам. Но я бы предпочел, чтобы рассказали вы. Так будет лучше нам обоим.

— Не пугайте, Блэкхит, или пожалеете об этом.

Он лишь усмехнулся и откинулся на спинку кресла. Он единственный мужчина, которого она никогда бы не захотела иметь врагом. Единственный мужчина, способный внушить ей страх и уважение, тогда как остальные вызывают у нее только отвращение. Лучше быть осторожной. Ей не нравился блеск в его глазах, ее тревожила его непостижимая черта — способность всегда опережать ее на шаг, ее пугало ощущение неустойчивости.

— Вы слышали, что я сказала, Блэкхит?

— Я слышал вас, моя дорогая.

То, что он не стал ввязываться в пикировку, мгновенно лишило ее самообладания. У Эвы задрожали руки, она поставила чашку и поднялась с кресла.

— Я очень устала от путешествия и вашего общества. Я иду спать.

— Хорошо. Я составлю вам компанию.

— Я предпочитаю спать одна, спасибо вам.

— Вы вовсе не собираетесь спать, и я тоже.

Вот теперь она разозлилась, разозлилась по-настоящему, и притворяться уже не было нужды.

— Как вы смеете говорить мне, что я чувствую! Я по горло сыта вами и вашей самоуверенностью, Блэкхит, и начинаю сожалеть, что вообще приехала сюда с вами. И, кроме того, наше маленькое состязание закончено!

— Ах как жаль, — проговорил он, улыбнувшись, поймал ее за руку, когда она повернулась, чтобы уйти, привлек к себе и поцеловал.

Он с такой силой впился в ее губы, что Эва едва не опрокинулась через его локоть. В следующее мгновение она поняла, что он сделал это намеренно, так как почувствовала его другую руку у себя под коленями… и взлетела на его руках в воздух. Она забилась, когда герцог крепко прижал ее к себе, а его язык раздвинул ей губы. Все вокруг поплыло.

Она задыхалась. Ее переполняли паника и ярость одновременно. Она тщетно барахталась в его объятиях, беспомощно, но яростно мычала сквозь не отпускавшие ее губы герцога, пыталась брыкаться, достать ногами его стальной живот, старалась освободить руку, чтобы нанести ему ошеломляющий удар в висок. А он лишь крепче целовал ее. Щетина на его подбородке царапала нежную кожу вокруг ее рта. Жар его тела наполнял, зажигал, охватывал все ее существо и, наконец, заставил ощутить сладкую боль возбуждения между ног — в том сокровенном месте, которое непрерывно жаждало быть наполненным с той минуты, когда она впервые оказалась в его объятиях.

Ей удалось увернуться от его губ.

— Опустите меня на пол, Блэкхит!

— С удовольствием.

Он опустился на колени, но не отпустил ее. Вместо этого он уложил ее на ковер и не позволял подняться. И тогда Эва поняла, что возврата нет, что нет места гордости, когда речь идет о таких чувствах, какие он в ней разбудил. Потому что он снова целует ее, прижимает к себе, его властная рука, проведя по ее шее, начинает расстегивать на ней шерстяную дорожную одежду, нетерпеливо распахивает ее… и добирается до груди. Она застонала, когда его пальцы сомкнулись на нежной возвышенности, приподнимая ее, лаская, пощипывая через нижнюю рубашку сосок до тех пор, пока он не заострился, как бутон.

Его рука добралась до другой груди, начав мять и поглаживать ее через тонкую материю. Сопротивление женщины быстро слабело. Страх и злость уже превратились в далекое воспоминание, и она плыла в зыбком тумане истомы. Эва выгнулась на ковре, ее дыхание стало прерывистым, на шее забилась жилка, когда Блэкхит прижался к ней губами. Он целовал этот хрупкий кусочек ее тела, прежде чем опуститься ниже. «О да. О да, пожалуйста, целуй меня…»

Его губы тронули сосок, прихватили вместе с прикрывающей его тонкой тканью. Эва никак не могла вздохнуть всей грудью, не могла думать ни о чем, кроме ощущения, которое оставлял на напрягшемся, ноющем соске язык, трогающий его через ставшую влажной батистовую рубашку. Ей страстно хотелось отстраниться от него и в то же время приблизиться к источнику этой пульсирующей боли-удовольствия. Ее рука обхватила шею Блэкхита, потянув его вниз, ее пальцы нетерпеливо распустили его косичку и погрузились в густые блестящие волны волос, несмотря на то что какая-то часть ее души была готова использовать шанс, чтобы причинить ему боль… чтобы освободиться.

Но нет, она вовсе не стремилась уйти от ощущения истомы, которое вызывали его горячие губы, зажавшие нежный бутон на ее груди. Эва вжалась спиной в ковер, когда он стал поднимать ее нижние юбки. Его пальцы скользили вверх по ее голой ноге, выше и выше, пока не нащупали подвязку. Он спустил мягкую полоску материи по бедру, по колену, икре, собирая вместе с ней чулок и заставляя ее глубоко задышать от чудесного ощущения его ладони, прикасающейся к ее коже. Она почувствовала, как та же рука ласкает ее икру и приподнимает ногу, чтобы можно было дотянуться до лодыжки и ступни и гладить их.

— Эва.

Она взглянула в его лицо. Его глаза напоминали полуночное небо, бархатное, черное и почти мистическое, их глубина переходила в вечность.

— Эва, может, нам остановиться?

— Ах, черт возьми, Блэкхит, вы уже доказали, что сильнее.

— Я спросил, может, нам остановиться?

— Когда-нибудь… но не сейчас.

Его густые черные ресницы прикрыли глаза, в которых могло бы читаться торжество, и он принялся снова целовать ее. Он выдернул ее рубашку из-под собранных на поясе нижних юбок и снял вместе с жакетом, затем перевернул ее на живот, расшнуровал корсет и отбросил его. Он освобождал ее тело так, словно очищал какой-то экзотический фрукт. Наконец на ней осталась лишь нижняя сорочка, которую он решительно приподнял. Теперь Эва была почти обнаженной, и его ладонь поглаживала ложбинку внизу ее спины и ласкала ягодицы. Ковер слегка покалывал ей щеку, волосы сбились под виском. Он снова аккуратно перевернул ее, и Эва зажмурила глаза, когда его лицо прильнуло к ее груди, целуя и лаская. Его рука легла на талию, затем его пальцы скользнули по внутренней поверхности ее обнаженного бедра, приближаясь к потайному месту между ног. Она горела от страсти. Между ног было мокро. Она глубоко вздохнула и развела ноги, когда его пальцы раздвинули влажные завитки волос и медленно, со знанием дела скользнули внутрь.

— О-о-ох… — Эва судорожно вздохнула и выгнулась всем телом, когда он потянул губами ее затвердевший сосок, который по-прежнему прикрывала влажная ткань. — Ох, Блэкхит… не понимаю, как я позволила вам сделать это… как вам удалось лишить меня самообладания и заставить поддаться…

Его ладонь лежала у нее на лобке, пальцы все глубже проникали под влажное тепло складок ее сокровенной плоти, а большой палец играл с жемчужиной над ней, пока кровь в ней не заклокотала и ее сознание не погрузилось в туман.

— Это ощущение обоюдно, моя дорогая.

— Благодарение Богу… мне невыносима мысль, что наше влияние друг на друга односторонне.

Свободной рукой он прижал ее ладонь к своему возбужденному члену, который показался Эве таким большим, что она удивилась, как только материя не лопнула под этим напором.

— Вот, моя дорогая Эва, вам и доказательство, что мы в одинаковом состоянии. Вы моя слабость, и были ею с того самого момента, когда я впервые увидел вас. А теперь не двигайтесь. Лежите и закройте глаза, потому что я хочу любить вас… ощутить вас языком, заставить понять, что делить ложе с герцогом Блэкхитом — это вовсе не страшная пытка, как вы себе это представляли.

Если его пальцы, погруженные в ее жаркое, влажное гнездышко между ног, еще не довели ее до полного исступления, то уж эти слова точно сделали свое дело. Эва, которую обдало томительным жаром, опустилась спиной на ковер и расслабилась… во всяком случае попыталась. Он лег на ковер рядом с ней, огонь его тела обжег ее, а его ладонь лежала в самом низу ее живота, в то время как большой палец раздвигал складки ее внешней плоти… подготавливал ее… ласкал ее.

Губы герцога скользнули по нижней части груди Эвы.

По ложбинке над животом, потом еще ниже.

Вот и завитки шелковистых рыжих волос.

Эва ощутила его небритую щеку на своем животе, его губы на холмике лобка, его дыхание, обжигавшее ее плоть… и вот первое нежное прикосновение его языка, который тронул самое чувствительное местечко.

Мир вокруг Эвы начал взбухать и опадать пульсирующими рывками. Ее ногти впились в ковер под ней, пот покрыл виски, когда язык Блэкхита заработал быстрей, настойчивей… агрессивней.

Словно издалека слышала она свои пронзительные крики, когда он слегка надавливал ей ладонью на промежность, заставляя еще шире раскрыться ее плоть и не прекращая нежно прикасаться к трепещущему твердому узелку, толкать его языком. Эва почувствовала, что все внутри ее лона судорожно сжалось, все тело напряглось, но она по-прежнему цеплялась за свой рассудок, ощущая лишь непрерывные, безжалостные прикосновения его языка, дикую страсть, овладевшую им, когда он, еще сильнее раздвинув ей ноги, с рычанием, в котором звучало поражение, зарылся лицом в ее сладкое тепло.

Эва утратила контроль над своим телом и выгнулась, вскрикнув, когда по ее телу побежали лишающие рассудка волны наслаждения. Потом она будет вспоминать, как сопротивлялась самой этой мысли, будет поглаживать истертые о ковер ягодицы, а теперь она могла лишь обхватить великолепное тело Блэкхита руками и ногами, когда он расстегнул штаны и опустился на нее в классической позе мужского господства.

Эва радовалась его сладкому натиску, когда он опускался между гладкими бедрами все ниже и ниже, пока его член не прижался к ее томящейся расселине, требовательно заставляя ее шире раскрыться ему навстречу. Ощущение было восхитительное. Всепоглощающее. Затем Блэкхит начал двигаться внутри ее, и Эва почувствовала, как все ее тело, отвечая на эти движения, приготовилось снова нырнуть в океан экстаза.

Он заставлял ее воспарять выше и выше, и когда Эва подумала, что умирает от наслаждения, он освободился и сам, с силой в последний раз войдя в нее и заставив ее тело извиваться и биться на ковре.

Изнемогая от жара, тяжело дыша и ощущая полную опустошенность, Эва лежала под ним на спине, чуть не раздавленная его весом, наслаждаясь томительным чувством, охватившим ее. Его прерывистое дыхание шевелило мокрые волосы, прикрывающие ее шею и сбившиеся на ковре под ней.

Прошло много времени, прежде чем она заговорила:

— Мне следует ненавидеть вас, Блэкхит.

Он приподнял ее, просунул руку под шею и прижал ее к своему все еще бешено колотящемуся сердцу.

— Осмелюсь сказать, мадам, что предпочел бы ваше милосердие.

И только довольно много времени спустя она осознала, что позволила мужчине господствовать над собой.

Она заснула, все еще удивляясь этому тревожному обстоятельству, слишком уставшая, слишком опустошенная и до изумления удовлетворенная, чтобы уделить ему то внимание, которого оно заслуживало.

Глава 19

Усталость заявила о себе и Люсьену.

Долгое время он сопротивлялся ей, не желая понапрасну тратить эти редкие и драгоценные минуты с женщиной, которая была решительно настроена дать их ему как можно меньше. Он получил огромное удовольствие от процесса соблазнения, но не особенно радовался этому. Он торжествовал, что она не потребовала быть сверху для неестественной демонстрации женской власти, хотя и не отказался бы от этого в любое время, когда их посетит желание. Наслаждался переполнявшими его ощущениями… лимонно-лавандовым ароматом, исходившим от ее волос, прикосновением ее тела, которое он сжимал в объятиях, изумительно скроенным, бесконечно желанным телом, распростертым под ним на толстом ковре. Чего еще может желать от жизни мужчина?

Он погрузил лицо в ее волосы, прижавшись губами к ее шее, целуя и покусывая ее кожу. Он любил ее молочную белизну, ее шелковистость, чуть солоноватый вкус. Она замурлыкала от удовольствия. Он обнял ее, расслабился и погрузился в сон.

Перед его мысленным взором мелькали образы, пока он опускался в небытие. Осуждающие глаза Нериссы… усмешки братьев, объявляющих ему, что король издал указ, вынуждающий его жениться на Эве де ла Мурье… сама Эва, умело расправляющаяся с двумя грабителями, свернувшаяся в его объятиях в карете, отрицающая свое влечение к нему с великолепным притворством, которое больше всего ранит ее саму.

И вновь ему приснился кошмар.

Дуэльная площадка. Эва тоже тут, в утренней дымке, трава блестит от росы. В ее руке платок, отсчитываются шаги. Люсьен резко повернулся, когда счет закончился, и сделал выпад шпагой, надеясь изменить финал, который был предрешен, как путь солнца на небе. Раз за разом он повторял этот танец смерти — так было каждую ночь в течение всех этих недель, — зная, что это сон, зная, что результат будет тем же, что бы он ни делал… ужасный, беспощадный и жестокий финал.

А вот и его противник, одетый во все черное, в маске и капюшоне. Он должен быть призраком, так как ни одно земное создание не может драться с таким несравненным мастерством. Ни один смертный не мог бы так играть с ним, оттягивая момент наступления неотвратимой смертной боли. И ни один живой боец не способен так легко пробить его защиту и запросто проткнуть рапирой рубашку, кожу, кости, одним ударом пронзить сердце и круговым движением превратить его в кровавый кусок пульсирующей, умирающей плоти.

Ощущая страшную боль, он упал на колени, в горле чувствовался соленый привкус крови, наполнявшей рот, просачивавшейся сквозь сжатые зубы. Он вытянулся на влажной траве, ловя ртом воздух. Задыхаясь. Умирая. И когда он в последний раз через силу открыл глаза, то увидел Смерть, торжествующе возвышавшуюся над ним… она тянулась к капюшону, чтобы наконец снять его и открыть свое ужасное лицо.

— Люсьен!

Он проснулся от собственного крика. Сердце бешено колотилось. По спине стекал пот. На него смотрели встревоженные зеленые глаза.

Эва. Джинджермер. Гостиная.

Он провел рукой по лицу. Это не сон.

Она рядом с ним на теплом, залитом солнцем ковре, волосы спадают на плечи, лицо белое как мел. Он сел, прижав ладони к глазам, пытаясь прогнать страшные видения. Он почувствовал рядом с собой какое-то движение, а потом тонкие, но сильные руки Эвы несмело обняли его плечи. Он уронил свою пылающую голову ей на грудь.

— Боже, тебе всегда снятся такие ужасные кошмары? — спросила она с дрожью в голосе. — Я несколько минут пыталась тебя разбудить. Ты-то уж точно знаешь, как напугать человека, Блэкхит!

Он был не в силах ответить. Сердце по-прежнему выпрыгивало из груди, ему не хватало воздуха, чтобы говорить. Его голова покоилась у нее на груди, а ее осмелевшие руки заботливо обнимали его. Ему хотелось, чтобы это мгновение никогда не кончалось.

— Послушай, Блэкхит… прости меня. Я и не знала, что даже большим злым волкам снятся кошмары. Все хорошо. Я с тобой. Тебе нечего бояться.

— Не оставляй меня. Она прижала его к себе.

— Я никуда не ухожу. Успокойся. Просто дыши глубже, и все будет в порядке.

Он сделал, как она сказала, хотя кошмар и без того быстро таял, унося с собой страх. Кошмар не вернется, пока он снова не заснет. Пока смерть, которую он предвещает, наконец не придет наяву. Постепенно он успокоился, и его охватило чувство страшной усталости. Но ему не хотелось двигаться. Еще немного, не сейчас. Его никто так не обнимал, не успокаивал, не проявлял к нему такую нежность с тех пор, когда его давно умершая мать последний раз держала его на руках много лет назад…

Это было ощущение, в котором он был готов утонуть.

— Не хочешь рассказать о своем кошмаре? — мягко спросила она, немного отстранившись и посмотрев в его лицо с искренним беспокойством.

— Хочу, но сначала… сначала я должен убедиться в том, что рядом жизнь, продолжение моего существования. — Он чуть отклонился, чтобы положить ладонь ей на живот. — Меня утешает, когда я знаю, что наш ребенок живет.

Ее лицо исказил ужас.

— О, Блэкхит, ведь тебе не приснилось, что он умер…

— Нет. Ничего такого.

Она смущенно посмотрела на него, затем откинулась назад, опершись на локти, чтобы ему было удобно держать руку на ее пока плоском животе. Люсьен закрыл глаза. По крайней мере ребенок, который сейчас почивает под его ладонью, останется, когда его не станет, сохранит его имя, будет его продолжением. Эта мысль согрела его. Он медленно убрал руку и сжал пальцы в кулак, пытаясь сохранить на ладони испытанное ощущение.

— А теперь я расскажу тебе о моих снах, Эва. Но неужели тебе и впрямь это так интересно?

Она пожала плечами, но даже этот небрежный жест не смог скрыть тревогу и сочувствие, светившиеся в ее широко поставленных зеленых глазах. На этот раз она не стала скрывать свои чувства, хотя некоторое привычное усилие все же предприняла.

— Интересно? Конечно, нет. Но, в самом деле, Блэкхит, нельзя же будить мирно спящую женщину своими стонами и позволять ей жить дальше, ничего не объяснив.

— Значит, тебе интересно, — проговорил он с усталой улыбкой.

— Ну конечно же, интересно, глупый ты человек. Давай начинай. Поведай мне о своих демонах, а я, может быть, как-нибудь расскажу тебе о моих.

— Давай тогда передвинемся поближе к камину. Мне холодно.

Камин жарко пылал, вырывавшиеся из него языки пламени прогоняли даже зимние сквозняки, змеившиеся по полу. Их чай остыл, поэтому Люсьен налил им вина из стоявшего поблизости графина. Она села рядом с ним, скрестив ноги и выпрямив спину; дальше, чем ему хотелось бы, и ближе, чем он ожидал.

Ему очень хотелось придвинуться к ней.

Ему больше всего хотелось лечь рядом с ней на спину, положить голову ей на колени и наслаждаться тем, что она рядом.

Но нет. Он не воспользуется благоприятным моментом. Он не станет использовать толику сочувствия, проявленного к нему, чтобы она почувствовала себя неудобно.

Он устроился поудобней и начал рассказывать.

Она слушала, не перебивая, не подтрунивая, не насмехаясь. Он поведал ей обо всем… такого он не мог допустить перед родственниками, так как был старшим братом, главой семьи и должен был блюсти свое место в семейной иерархии. Но перед Эвой ему не нужно было ничего блюсти. Ему нечего было скрывать, нечего доказывать, не было причин что-либо недоговаривать, потому что она была ему ровней, и он это понимал.

Наконец он закончил свой рассказ, допил вино и сидел, устало глядя на потрескивающий перед ним огонь.

— Каждую ночь я вижу один и тот же сон, — тихо сказал он. — Первый раз я не обратил на него внимания, сочтя бессмысленным кошмаром, и быстро забыл о нем. Но потом он пришел вновь. И вновь. Я стал видеть его каждую ночь, и вскоре сама необходимость спать стала для меня страшной пыткой.

Через некоторое время я понял, что этот сон, видимо, должен сбыться. Я не мог позволить себе умереть, зная, что двое близких мне людей еще не обзавелись семьями. Памятуя о любви и счастье, которые мои родители обрели в своем браке, я хотел того же и для своих родных. Да, я устроил так, что Гаррет и Чарлз оказались связанными брачными узами. Эндрю как раз познакомился с Челси, и я воспользовался ситуацией. Я безобразно поступил с ними. Грубо. Но я был в отчаянии. Мне удалось заставить Эндрю жениться, как и его братьев, и осталась только моя милая Нерисса. — Он провел ладонью по лицу. — Все услышанное тобой о деле с испанским имением правда. Мои намерения были добрыми, но методы — непростительными. Я надеялся, что разлука заставит сердце Перри тосковать… тосковать достаточно сильно, чтобы он вернулся в Англию с предложением к моей сестренке. Я понимал, что играю с судьбой, но прежде мне уже доводилось выигрывать у нее, и я был полон решимости выиграть и в этот раз. Я должен был выполнить свою клятву, у меня не было выбора… я обязан был свести их.

Эва ощутила его боль, словно она была ее собственной. Она посмотрела на него. Благородный профиль вырисовывался на фоне пламени, пустой взгляд устремлен в огонь.

— Клятву? Какую клятву?

Он взглянул ей в глаза, и она вдруг увидела в этих спокойных черных глазах совсем не того человека, каким он хотел заставить считать себя других, человека с такой широкой душой, с таким достойным и честным сердцем, что Эве стало не по себе.

Он отвернулся и снова стал смотреть на огонь, его лицо было совершенно неподвижным.

— Я помню, как мать рожала своего последнего ребенка. Я тогда был мальчишкой, но до сих пор не могу этого забыть. — Его глаза не мигая глядели на огонь. — Она без труда родила всех нас, но с Нериссой что-то не заладилось. Ее усилия, старания, сила… ничто не помогло. Повитуха же не могла ничего сделать. Отец обезумел от горя. Он послал за доктором, но и тот оказался бесполезен, не смог ее спасти. — Блэкхит поставил бокал рядом со своим коленом. — Порой, когда я один, в окружении лишь своих воспоминаний, я словно все еще слышу ее крики.

Эва слушала не шевелясь. Герцог по-прежнему смотрел на огонь. На его лице были такое страдание, такая боль, что Эва бессознательно потянулась и взяла его руку, холодную, несмотря на то что они сидели рядом с камином.

— Ты насмехаешься над любовью, которую мужчина может питать к своей жене, Эва, но мои братья в этом очень похожи на нашего отца. Он любил мать больше жизни. Он так любил ее, что каждый ее крик, каждая слезинка были его собственными. Он обезумел оттого, что не мог помочь ей. Он пытался скрыться, убежать, чтобы не слышать криков боли, которые лишь усиливали чувство беспомощности. Бросился по лестнице в башню…

На этом месте Блэкхит замолчал, и Эва сжала его руку, боясь того, что он расскажет дальше.

— Я обнаружил его лежащим на холодных каменных ступенях, которые ведут туда, где сейчас находятся мои собственные покои. У него была сломана шея, а слезы еще не высохли на щеках.

— Боже милостивый.

— Видимо, он оступился в спешке. Я обнимал его, пока он не окоченел, пока моя кормилица спустя много часов не нашла меня, потому что, думалось мне, раз я наследник герцогского титула, то могу все в мире, даже удержать в нем жизнь. Но конечно, это было мне не по силам. — Он покачал головой. — Как и удержать жизнь в матери, которая умерла вскоре. — Он едва заметно улыбнулся. — Мне было десять лет.

Десять лет.

У Эвы сжалось сердце, и ей захотелось обнять его — этого человека, которому не удалось до конца порадоваться детству, которого сделали взрослым, герцогом самым жестоким способом, какой только можно вообразить. Утешить, как сделала бы мать, которой он лишился. Неудивительно, что он старается все держать в своих руках. Будучи ребенком, он не смог спасти любимых родителей. Неудивительно, что он пытается справиться с этой несправедливостью, подчиняя все вокруг своей воле. Разве можно его осуждать за это?

Он по-прежнему смотрел на огонь, глаза были совершенно пустыми, в них не было ничего, кроме воспоминаний, которые все еще преследовали его. Не думала Эва, что в его душе скрываются такие ужасные демоны, что он может испытывать такие муки, что он может заставить себя поведать о них кому-то другому… тем более ей. Но он смог, и то, что она узнала, заставило ее смягчиться, наполнило сочувствием, странным желанием защитить его, оградить от того, что он ей рассказал. Он смелее, чем она. Он скроен из более крепкой материи. Глаза наполнились слезами, и она отвернулась, тайком сморгнув их.

— Черт возьми, Блэкхит, ты будишь во мне желание обнять тебя и рыдать от всего сердца над судьбой маленького мальчика, которым был ты, над страданиями, через которые ты, должно быть, прошел, — потрясенно сказала она, стараясь найти твердую почву для своих внезапных и непривычных чувств.

— Если тебе этого действительно захочется, я не против.

— Ты хочешь, чтобы я тебя обняла?

— Я бы очень хотел.

Она придвинулась к нему и осторожно, как бы примериваясь, положила руки ему на плечи. Они были настолько широки, что она не смогла их обхватить. У нее сжалось сердце при мысли о том, какими они, должно быть, были маленькими, когда на них вместе с титулом герцога навалились тяжесть обязанностей и забота о четырех родных душах.

— Мы похоронили их в один день, — продолжал он ровным, спокойным голосом. — И когда я смотрел, как их гробы опускают в могилу, я дал обет отцу и матери, что стану моим братьям и сестре лучшим в мире родителем, Я поклялся, что любой ценой обеспечу их будущее, что всегда буду заботиться о них, что их счастье будет для меня превыше всего — даже герцогства, если понадобится, потому что я люблю их и они все, что у меня осталось.

— Но ты зашел слишком далеко.

— Да, я перестарался. Я был самоуверенным. Я слишком серьезно относился к своей клятве и к своему долгу. Что касается братьев, то здесь можно было праздновать победу, но сестренка… тут меня постигла неудача. Вместо счастья я принес ей горе. Вместо любви я принес ей боль. Я… разбил ей сердце.

Эва обнимала его.

— Мне бы очень хотелось прогнать твою боль, Блэкхит. Мне бы очень хотелось, чтобы тот маленький мальчик, каким ты был, мог радоваться детству.

— Я уже не так сильно страдаю, Эва. Это случилось так давно… хотя, по прошествии стольких лет, мне все еще трудно проходить то место на ступенях, где я обнаружил тело отца. Думаю, память о прошлом остается навсегда.

— Да, — сказала она, вспоминая о своем, — она остается навсегда.

Они долго сидели рядом, сблизившиеся в страдании и сочувствии, ее руки лежали у него на плечах, огонь едва слышно потрескивал в камине.

— Я помогу тебе выяснить правду о лорде Брукхэмптоне, — наконец проговорила Эва. — Но, пожалуйста, не езди во Францию. Теперь это очень опасно для англичанина.

— Я должен.

— Твоей жизни может угрожать опасность.

— Какое это может иметь значение, когда мои дни и так сочтены? Нет, Эва, лучшее, что я могу сделать в то время, которое мне осталось, — это поправить то, что натворил. Я не могу жить с тем, что сделал с сестрой и с человеком, которого она любит.

— О, Блэкхит, не стоит так храбриться, это верная смерть!

— Горе сестры для меня смерть. Я должен сделать это, Эва. Она покачала головой.

— Подумать только, мы сидим здесь и разговариваем, как… как друзья, а вовсе не как противники. И я искренне сожалею о судьбе мальчика, каким ты когда-то был.

— Моя дорогая Эва, вовсе не плохо иметь сердце.

— Сердца бесполезны, их лишь разбивают. И все же… Ты, похоже, без колебаний раскрываешь мне свое, прекрасно зная, что я могла бы с удовольствием раздавить его каблуком. Почему ты рассказываешь мне все это, Блэкхит? Мне кажется, я неподходящая персона для подобных исповедей. Я не считаю, что заслуживаю твоего доверия. Я… я смущена и чувствую за собой вину.

Он чуть раздвинул ее руки у себя на плечах, чтобы повернуться и взглянуть на нее. Его глаза казались очень глубокими, и она подумала, что никогда не сможет выбраться из этой глубины.

— Почему? Что бы ты ни думала о поле, к которому я принадлежу, у меня нет иллюзий о природе твоего.

— Не понимаю, отчего ты мне так доверяешь?

— Я не нуждаюсь в твоем доверии для того, чтобы доверять тебе. Я доверился тебе, поверил. В ответ я получил твое сочувствие, может, даже посеял семена дружбы. Я ничего не прошу у тебя, за исключением того, чтобы ты не судила обо мне на основе своих болезненных представлений о мужском племени. Я ничего не прошу, кроме того, чтобы ты смотрела на меня как на личность, а не просто как на очередного мужчину, который заслуживает лишь твоего недоверия, ненависти и презрения. — Он улыбнулся и дотронулся до ее подбородка. — Несмотря ни на что, я не такой изверг, каким порой кажусь другим.

«О, Блэкхит… я так страстно хочу верить тебе, — подумала Эва. — Хочу, чтобы у нас были такие же отношения, как у твоих невесток с их мужьями… чтобы ты меня любил, восхищался мной, был привязан ко мне, и, конечно, быть уверенной в том, что ты никогда не изменишь мне с другой женщиной, не отмахнешься от меня, когда тебе на глаза попадется кто-нибудь еще, не прогонишь, если я перестану тебе нравиться. Но, пожалуйста, не жди того, чего я пока не в силах дать. И, пожалуйста… докажи, что я ошибаюсь в мужчинах».

У нее запершило в горле, и она крепче обняла его.

«Умоляю, Блэкхит, докажи, что я ошибаюсь».

У нее щипало в глазах. И только почувствовав, как он нежно смахнул слезинку с ее щеки, она поняла, что делает то, что считала немыслимым для себя.

Плачет.

Перед мужчиной.

Глава 20

За много миль от них леди Нерисса де Монфор, погруженная в горькие мысли, сидела у окна у себя в комнате.

Снизу доносились голоса обедающей семьи, детский смех, далекие музыкальные аккорды. Какая счастливая у них жизнь. Она не хотела спускаться к ним. За дверью ее ждал поднос с остывавшей едой. Но у нее не было никакого аппетита.

«Перри…» Горькое рыдание перехватило ей горло.

Никогда раньше она не думала о том, чтобы покончить счеты с жизнью, но после отъезда Люсьена и Эвы Нерисса пребывала в таком удрученном состоянии, что мысль об этом посещала ее не раз. Если бы брат был здесь, чтобы его можно было ненавидеть, то переносить все было бы легче… Ярость предпочтительнее скорби. Она все же лучше, чем тоска, это заточение во времени, в пространстве и в настроении, нескончаемый сон ума, дающий силы лишь для того, чтобы копаться в воспоминаниях, думать о том, что могло бы быть, и плакать.

Ее братья думают, что одержали победу, вынудив Люсьена жениться на прекрасной американке, но Нерисса не сомневалась, что они забрались в уютную кровать и занимаются тем, чем все любовники. Она обратила внимание на сладострастную напряженность, горящие взгляды, которыми они обменивались. Она заметила, что Люсьен не скрывал своей очарованности женщиной, которой не может обладать. Они с Эвой не станут искать ее милого Перри и думать о нем. Они будут заняты только друг другом.

Вот и все обещания. Вот и все клятвы Люсьена найти Перри, и это после того, как он сам стал причиной его исчезновения… а может, и смерти.

А что толку от других братьев? Чарлз занят своей военной карьерой, управлением имением, любимой женой и дочерью. У него нет времени гоняться за призраками. Гаррет поглощен обязанностями члена парламента, своими владениями и семьей. А Эндрю, тот просто не подходит для дипломатии и никогда не оставит обожаемую Челси, особенно теперь, когда она ждет ребенка. Кроме того, он увлечен новой взрывчаткой, которую пытается усовершенствовать.

А это означает, что выход только один.

Ей придется самой ехать искать Перри.

Нерисса выпрямилась на скамейке, эта мысль наполнила ее решимостью, какой она не испытывала в последние недели. А почему нет? Она молода, умна, страстно хочет найти его. К тому же она из семьи де Монфор.

Нерисса встала, открыла гардероб и начала выбирать одежду в дорогу. Она надела шерстяной костюм для верховой езды и плотный плащ с горностаевой опушкой, который был на ней в тот день, когда они в последний раз виделись с Перри, перчатки, высокие сапоги, самые теплые нижние юбки…

К тому времени когда она закончила сборы, на улице почти совсем стемнело. Небо затянуло тучами, и в окошко барабанил дождь. Она ненавидела сырость, но сочла погоду подходящей, ее отъезд из Розбриара останется незамеченным и обнаружится только утром.

Братья.

Милые Чарлз, Гаррет, Эндрю…

Спустя несколько минут ее слова легли на лист бумаги:

«Дорогие братья!

Я уехала искать Перри. Да благословит вас всех Господь.

С любовью, Нерисса».

Она сложила записку, подоткнула ее под подсвечник и задула свечу. Подняла свою небольшую сумку. Никто не видел, как она прокралась вниз по лестнице, выскользнула за дверь и поспешила к конюшне.

Когда она выводила своего жеребца, дождь разошелся не на шутку.

Нерисса вскочила в седло и даже не оглянулась.

На следующий день, когда все трое братьев бросились вдогонку, надеясь перехватить ее, пока она не покинула Англию, пятый герцог Блэкхит сочетался браком с Эвой Норинг де ла Мурье.

Эта свадьба была достойна присутствия среди почетных гостей членов королевской фамилии, государственных деятелей и представителей самых благородных семейств Англии… но были лишь приходский священник, ведший церемонию, служки, слуги, деревенские жители; несколько воробьев, которым удалось залететь под своды старинной церкви, кружили, чирикая, среди балок и стропил.

Темнело. Вечер быстро переходил в ночь. Ветер свистел возле старых каменных стен, извещая о приближающемся с моря шторме. В церкви было так холодно, что даже у мертвецов, спавших под каменными плитами, наверно, стучали зубы. Люсьен терпеливо стоял рядом с Эвой, слушая вечные слова, повторяя вековые клятвы с ощущением потусторонней отчужденности. Это день его свадьбы. Он должен бы быть самым счастливым днем в его жизни, триумфом его рода, праздником продолжения его линии. Вместо этого полное отсутствие всяких ощущений и эмоций. Это не брак, а деловое предприятие. Это не пожизненное обязательство, а кратковременная связь, продолжительность которой зависит от того, как долго ему осталось жить на свете. Это не союз по любви, а своего рода предоставление еще не родившемуся наследнику официальных гарантий, что ребенок будет носить его имя, расти в почете и привилегиях, принадлежащих ему по рождению.

Его взгляд скользнул по гостям: деревенские жители, арендаторы, прислуга из Джинджермера, несколько слуг из Блэкхита. Большинство улыбались. Как они, должно быть, горды тем, что удостоились быть свидетелями бракосочетания герцога Блэкхита. А Люсьен чувствовал лишь мучительное одиночество. Пустоту. Как не хватает братьев, сестренки… Без них все не так. Но они не знают о том, что он наконец женится. Они отсутствуют потому, что он, Люсьен, отказал им в удовольствии видеть его поддавшимся их замыслу заставить его жениться.

Церемония завершилась, кольцо надето на ее палец, произнесены последние клятвы.

Теперь у него есть герцогиня.

Жена.

Спутница, пока смерть не разлучит их. А это наверняка случится скорее раньше, чем позже.

Он подавил внезапно кольнувший его ужас и предложил руку стоявшей рядом с ним женщине, которая побледнела от холода. В мягком свете свечей, одетая в длинное платье из зеленого и золотого итальянского шелка, она выглядела прекрасной как никогда. Он оторвался от печальных мыслей о родных и стал представлять, как они вернутся в Джинджермер. Он снимет с нее это переливающееся платье, заставит ее стонать и дрожать от страсти…

— Что ж, ничего трудного, не так ли? — насмешливо сказал он, обращаясь и к себе, и к ней, когда они шли во главе процессии к дверям. Во дворе их начал хлестать ветер, налетавший со стороны темнеющего моря.

Эва посмотрела на ряды пенистых валов, ветер облепил многочисленными юбками ее прекрасные длинные ноги. У Люсьена пересохло в горле. О да. Намного приятнее думать о том, что их ожидает в Джинджермере…

— Как говаривала моя мать, выйти замуж просто. Трудно переносить семейную жизнь.

— Ах, если повезет, то вам, моя дорогая, не придется долго переносить мое присутствие.

— Ну же, Блэкхит. Вы говорите так, словно я жду не дождусь стать вашей вдовой.

— Осмелюсь сказать, что такая мысль, похоже, вам приятнее, чем мысль о том, чтобы быть моей герцогиней. Не надо ли мне быть сегодня ночью настороже, чтобы у вас не возникло желания получить статус вдовы раньше, чем ожидается?

— О, думаю, что вы в полной безопасности, герцог. — Она бросила на него игривый: взгляд, блеснувший из-под опущенных ресниц. — Пока.

Подали карету, и слуги с селянами сгрудились вокруг нее, смеясь, выкрикивая поздравления, у некоторых в руках горели факелы, разгонявшие сгущающуюся тьму. Бьющееся пламя бросало оранжевые отблески на возбужденные лица. Люсьен взглянул на молодую жену, которая молча стояла рядом с ним. Хотя она улыбалась, он чувствовал, что она испугана.

— Ваш плащ, миледи.

Люсьен принял тяжелую накидку из рук служанки, накинул ее на плечи жены и, сняв с нее шляпку, покрыл ее ярко-рыжие, уже разметавшиеся на порывистом морском ветру волосы капюшоном. Она вся дрожала.

— Прекратите, Блэкхит, я не маленькая…

— Ш-ш.

Она издала возглас беспомощного нетерпения, но позволила ему помочь ей одеться. Ее щеки горели, глаза блестели на фарфоровом личике, но сожаление или желание зажгло в них огонь, Люсьен понять не мог. Когда он завязывал ей капюшон, его пальцы нежно касались ее подбородка. Она быстро взглянула на него, и в ее глазах Люсьен прочел отчаянную потребность знать, что они поступили правильно. Он улыбнулся, стараясь своим примером воодушевить ее.

— Правда, моя дорогая… все будет не так уж плохо. Помните, у вас будет столько независимости, сколько вам нужно, и пока я жив, и после того, как я умру. Ребенок ни в чем не будет нуждаться. Нет поводов беспокоиться. Она в ответ слабо улыбнулась.

— Тогда, думаю, я буду счастлива в Джинджермере. — Она подняла голову и посмотрела на него со своим обычным высокомерным удивлением. — Пока вы будете выполнять свою часть сделки и не станете покушаться на мою свободу, мы могли бы и в самом деле сохранять этот… брак.

Люсьен подсадил ее в карету.

— А вы, Блэкхит? Вы ни разу не высказали своего мнения об этом союзе. Не обернется ли он пыткой для вас, когда вы поймете, что наконец оказались связанным семейными узами?

— Я намерен сделать все, чтобы этого не случилось, моя дорогая.

Она приподняла бровь и сунула руки в муфту.

— Уверена, что так и будет. Ведь мужчины всегда стремятся к семейному счастью, когда союз молод, однако эти стремления так и остаются нереализованными из-за действия времени и их погони за разнообразием. Браки со временем портятся и гниют, как старое мясо, как плохой сыр.

Он влез в карету вслед за ней.

— Моя дорогая Эва, я очень хочу сделать хоть что-то, чтобы изменить это печальное мнение.

— Фи, Блэкхит. Разве вы сможете? Кроме того, что вам известно о браке? — Она указала пальцем себе на сердце и вскинула голову. — Поверьте, я знаю, что говорю. Ведь мне уже доводилось спускаться с этой горки. А вам нет.

— Я полон решимости сделать так, чтобы наш брак превзошел ваши мрачные ожидания.

Эва бросила на него сожалеющий взгляд и покачала головой. Вынув руку из муфты, она непрерывно крутила обручальное кольцо на пальце, словно никак не могла привыкнуть к новому ощущению.

— О, Блэкхит. Для столь опытного человека вы иногда так… наивны. Но не стану развеивать ваши иллюзии. Вы достаточно скоро сами все поймете.

— Нет, мадам. Это вы поймете.

Она лишь повела бровью, убежденная в верности своего мрачного предсказания.

— Я не шучу, моя дорогая. Я намерен доказать, что для вас брак не станет карой, как вы того ожидаете.

— Да? И как вы намерены сделать это, Блэкхит?

— Начну с того, чтобы вы были полностью удовлетворены в постели.

Даже сгустившийся мрак не смог скрыть ни краски, которая залила ее лицо, ни того, как она беспокойно заерзала на сиденье.

— И я полагаю, что вы намерены начать… удовлетворять меня уже сегодня?

Он посмотрел на нее из-под прикрытых век.

— Могу начать прямо сейчас, если вы пожелаете.

— Думаю, после ужина.

— Нет, до ужина. Небольшая разминка в постели улучшит аппетит.

Она отвернулась, но он успел заметить ответное желание в ее глазах.

— Вот вам и весь мужчина, — сказала она, оглядевшись с видом знатока. — Всегда думает об одном и только об одном. По крайней мере вы честно говорите об этом, Блэкхит.

— Это не то, о чем я могу лгать, даже если бы захотел.

— Значит, выл впрямь думаете об этом. Он улыбнулся.

— Вы хотите убедить меня, что сами не думаете об этом? Эва снова принялась играть кольцом.

— Конечно, думаю. Но это от меня не зависит. Беременность странным образом влияет на женщину. Я уверена, что мой возросший… аппетит к тому, что в нормальных условиях я сочла бы отвратительным — то есть делить с вами, Блэкхит, брачное ложе, — связан с тем, что мое тело более не принадлежит мне.

— Гм-м… да. Но оно точно принадлежало вам, когда я заронил в него семя, не так ли?

Она бросила на него наигранно-гневный взгляд.

— Вы опять о том же?

— Прошу прощения, — пробормотал он, но у него на лице играла ухмылка. — Будем трогаться?

— Чем быстрее, тем лучше.

Карета тронулась, колеса захрустели по покрытым ледяной коркой лужам. Люсьен откинулся на подушки сиденья, стараясь согреться под тяжелым шерстяным плащом, и стал глядеть в окно. Ему были видны холмы, поднимающиеся на фоне темнеющего неба словно огромные задумчивые стражи. На юге были скалы, а за ними — море.

Он посмотрел на свою молодую жену.

— Вам не холодно, моя дорогая?

— Вполне терпимо.

Она не взглянула на него, ее задумчивый взор был обращен в сторону моря, где в сумеречном свете белые барашки волн катились к берегу, словно убегая от надвигающегося шторма.

— Похоже, будет дождь, — сказала она.

— Полагаю, снег.

— Снег и холод в нашу брачную ночь. Гм-м. Как это подходит.

— Прекратите, Эва, — тихо проговорил он. Она вскинула голову.

— Что прекратить?

— Вы изо всех сил пытаетесь расстроить этот брак. Я этого не допущу.

— Что вы сказали?

— Вы прекрасно слышали. Вы собираетесь исполнить ваше мрачное пророчество, которому верите. Намерены доказать, что брак — это непереносимое мучение. Как вам угодно, но я говорю, что если брак разрушится, то только из-за вас — не из-за меня.

Ее глаза превратились в злые щелочки.

— Вы обвиняете меня в том, что я разрушаю этот союз еще до того, как он сложился?

— Получается, что да, обвиняю. Скажите, мадам, что у вас на уме?

Он снова загнал ее в угол, и они оба это понимали. Если Эва продолжит держаться в язвительной манере, его мысли будут более чем оправданы. Если она сдастся и попытается честно взяться за строительство этого брака, то утратит бдительность, сделает свое сердце уязвимым для обид и измен.

— Вы чудовище, Блэкхит, — процедила она и спрятала руки в муфту.

— Да, я знаю. — Он улыбался. — Но даже чудовища не хотят проводить всю жизнь, не снимая боевых доспехов. Может, установим перемирие и попытаемся им воспользоваться?

Эва вздохнула и одарила его осторожной улыбкой.

— Да, давайте попытаемся. — Она опустила глаза. — Простите, Блэкхит. Видимо, вы правы.

— Конечно, моя дорогая. — У него на лице заиграла обольстительная, самоуверенная ухмылка. — Ведь я всегда прав.

Она схватила муфту и с хохотом бросила ее прямо в его самодовольно улыбающееся лицо.

Глава 21

Они вернулись домой, и начался пир. Лобстер в нежном соусе из сливок и хереса. Барашек, еще шипящий в собственном жиру, купался в мятном соусе и был украшен пучками петрушки. Запеченная рыба, залитая лимонным соком; в булочки, выставленные на стол прямо из печи, вкладывали кусочки сливочного масла, которые тут же таяли. Морковь в винной глазури, пастернак и груда других сезонных овощей. Все это было красиво приготовлено и выложено на большие блестящие блюда из серебра лучшей пробы, которые вместе с хрустальными рюмками и фарфоровыми тарелками сверкали в свете десятков свечей.

Работники и слуги предложили тост за новую герцогиню Блэкхит, и это растопило лед, который Эва изо всех сил пыталась сохранить вокруг своего сердца. А Блэкхит, отказавшись злиться, несмотря на все ее укусы, и бросавший на нее долгие страстные взгляды, был, казалось, полон решимости пробить брешь в ее обороне, как полководец при осаде города.

Она мысленно повторяла его слова: «Вы намерены доказать, что брак — это непереносимое мучение. Если брак разрушится, то только из-за вас — не из-за меня».

Ее вдруг охватило чувство вины, окончательно прогнавшее злость, которую Эва уже не могла удерживать в себе. Может, Блэкхит прав? Она разрушитель собственного счастья?

«Но я не смею верить ему. Я не смею верить ни одному мужчине! Как это возможно после того, как Жак поступил со мной? После того, как папа поступил с мамой?»

На десерт подали блюдо с превосходным сыром: стилтон, чеддер и чешир, украшенные ветками сельдерея и орехами. Слуги внесли еще две сияющие серебряные чаши. В одной были испанские апельсины, а в другой — блестящие красные вишни. Блэкхит отпустил слуг, взял маленький нож и принялся чистить апельсин.

Эва не могла не смотреть на его руки, оттененные изящными белыми кружевами. Она наблюдала, как они ловко чистили апельсин, снимая плотную кожуру. Это были красивые, ловкие руки. Опасные, властные, чувственные. Ее желание отдаться Блэкхиту, видимо, читалось в глазах, так как он поднял голову, поймал ее взгляд и с ленивой улыбкой положил нежную дольку апельсина ей на тарелку.

Она положила руку на живот.

— О, пожалуйста, Блэкхит, я не могу больше есть.

— Моя дорогая жена, вы едва проглотили крошку за весь вечер. Вам неможется?

— Нет. Просто…

Она не смогла закончить фразу, но краска, залившая ее щеки, и попытка избежать его взгляда, видимо, рассказали все, что ему нужно было знать.

Его губы приоткрылись, и он положил себе в рот дольку апельсина.

— …это не я, — закончила она грустно.

— Понимаю. — Он выбрал из чаши вишню и, держа ее в пальцах, посмотрел на Эву. — Видимо, вам пора в кровать.

— Видимо, вы правы. Ведь, — она игриво улыбнулась, — вы всегда правы.

— Гм-м. Рад, что вы в конце концов признали это.

Она нервно рассмеялась. Герцог положил вишню на место. Потом он встал, высокий, мощный, элегантный в бархатном камзоле цвета индиго. Эве стало жарко. По спине побежали мурашки. «Что ты делаешь?» — закричал ее внутренний голос. Но она прекрасно знала, что делает, и в этот момент у нее не было никакого желания вновь вызывать в себе злость, которую безупречная учтивость Блэкхита изгнала из ее сердца.

Может, она и вправду зря противится? Что ж, тогда она будет смелой. Она отбросит свою злость, и будь что будет. Она не станет обращать внимания на зыбкое ощущение уязвимости, на опыт, зажмет в кулак собственную гордость, которая гневно протестует против этой слабости не только ее тела, но и разума. Да, она не станет обращать внимания на все это и просто… отдастся во власть чувств.

И она на самом деле начала прислушиваться к тому, что чувствовала. Нарастающая истома между ног… пощипывание в сосках… напрягшийся живот…

Он стоял прямо над ней. Эва ощущала жар его тела, он жег ее сквозь одежду.

Он положил руку ей на плечо.

Опасно красивую руку, наблюдение за которой так увлекало ее еще минуту назад.

Эва застыла, не смея даже пошевелиться, ее дыхание замедлилось и стало едва уловимым.

Она почувствовала тепло, которое разливалось по телу от лежащей у нее на плече властной руки. Пышные белые кружева нежно щекотали ей шею.

«Я хочу этого. Я хочу его. Зачем бороться с тем, что не несет вреда никому из нас, не сделает ничего плохого мне до тех пор, пока я не отдам ему своего сердца?»

«Не отдавай ему своего сердца — это было страшной ошибкой, которую ты допустила в прошлом. Отдай ему свое тело… он не сможет с ним ничего сделать. Но никогда не отдавай ему своего сердца».

Эва прижалась щекой к мягкому бархату и кружевам у него на запястье, а рука накрыла его руку, прижимая к своему горячему телу.

И тут же эти ловкие пальцы спустились ниже и принялись лениво теребить краешек лифа на ее платье.

Оставаясь совершенно неподвижной, она скосила глаза вниз и наблюдала за его рукой… за большим пальцем, который описывал небольшие круги по ее молочно-белой коже. Кончики его пальцев проводили по краешку лифа. Он еще немного опустил руку, его указательный и средний пальцы скользнули в теплую впадину между грудей, большой палец теперь ласкал выпуклость ее левой груди.

Эва со вздохом закрыла глаза. Она буквально таяла, охваченная томной расслабленностью, растущим желанием отдаться мужчине, который стал ее мужем. Рука поднялась к ее подбородку, приподняла ее голову, пока ее глаза не встретились с его черными-черными глазами, в которых горело желание.

Она вздохнула и потянулась к нему губами.

Он тут же припал к ним, его язык скользнул между ее губ, рука по-прежнему придерживала подбородок. Она почувствовала, что его большой палец гладит ее щеку. Чувствовала тепло его дыхания на своей коже. Ощущала на кончике его языка кисловатый привкус апельсина.

Люсьен медленно отстранился от нее, его рука все еще придерживала ее подбородок. Открыв глаза, она посмотрела на него.

— Думаю, время ложиться в постельку, — тихо сказал он. Ей не хватило воздуха, чтобы ответить. Он убрал руку и отошел от стула, чтобы позволить ей встать.

Ошеломленная от охвативших ее ощущений, Эва взяла предложенную им руку и привстала, но ноги стали тяжелыми, словно налились свинцом. Спустя мгновение она была уже на руках Блэкхита. Его сердце стучало прямо у нее под ухом.

Она обвила руками его шею.

Он помедлил лишь для того, чтобы захватить со стола серебряную чашу с вишнями.

Эва ощущала себя совершенно беспомощной, бессильной в его объятиях. Она закрыла глаза, наслаждаясь, страшась водоворота ощущений.

Он нес ее по лестнице, сильный, молчаливый победитель в ожидании награды за победу в сражении. Он ни разу не пошатнулся. Его руки были словно железные прутья решетки, из-за которой ей совсем не хотелось бежать.

«Я хочу быть с ним. О Боже, как я хочу быть с ним!» Он распахнул дверь спальни, захлопнул ее за собой и понес Эву мимо пылающего камина, мимо мебели из красного дерева, блестящей в свете канделябра, установленного на высоком комоде, к огромной кровати под балдахином из синей и золотой парчи.

Он уложил ее на кровать. Поставил чашу с вишнями на прикроватный столик и рядом установил канделябр. Эва, не в силах произнести ни слова, посмотрела в его смуглое лицо, она не могла найти сил, чтобы даже пошевелить рукой, чувствовала, словно вот-вот просто растает на матрасе.

Она с вожделением следила, как он медленно развязывал галстук и расстегивал пуговицы на бархатном камзоле. Его непроницаемые черные глаза страстно скользили по ее телу, вызывая жар везде, куда падал их взгляд. Эва поежилась. С улицы доносился шум ветра, далекий рев моря, а порой какой-то шорох — снежные хлопья или капли ледяного дождя царапались в окно, прикрытое шторами. Но она чувствовала себя в безопасности. Она наедине с Блэкхитом, своим врагом, своим любовником — своим мужем.

Он по-прежнему наблюдал за ней, как волк, оценивающий свою жертву. Огонь свечей вызывал на его лице переменчивую игру света и тени, что делало его глаза еще более глубокими, блестел на собранных в хвост черных волосах. Эва провела языком по внезапно пересохшим губам. Он был великолепен.

Их взгляды встретились. Она подняла руки к волосам и вынула заколку, потом другие, одну за другой, пока ее густые рыжие волосы, искрящиеся в свете свечей, не рассыпались по плечам и не упали на грудь.

Блэкхит смотрел на нее.

Она, наблюдая за ним, улыбнулась, отбросила волосы назад и откинулась на подушки.

Теперь он принялся расстегивать манжеты, их изысканные дорогие кружева пенились над его длинными пальцами. Рубашка была свободной и пышной, ворот небрежно расползся, открыв треугольник тела, смуглость которого резко контрастировала с белизной батиста. Накручивая на палец локон своих волос, лежащих на подушке, Эва смотрела, как Блэкхит снимает туфли, расстегивает штаны у колен.

Потом он подошел к кровати.

Рука Эвы оставила в покое волосы и легла на сердце, которое бухало как барабан под внезапно ставшим слишком тугим корсетом. Ее тело затрепетало от усилия лежать спокойно. Он расстегнул штаны и, взявшись за пояс, спустил их, прихватив чулки. Наконец, он босиком стоял на пушистом турецком ковре. На нем оставалась лишь рубашка, подол прикрывал ноги чуть выше колен, дразня ее догадками о напряженном мужском естестве, скрытом под ним, и открывая длинные, стройные бедра и икры настоящего атлета и изящного аристократа.

Эва улыбнулась, оценив по достоинству его совершенное тело.

Он так и остался стоять, обнаженный, гордый. Великолепный.

Все ощущения, которые переполняли тело Эвы, сконцентрировались на груди и между ног, где было влажно от желания отдаться ему. Взгляд женщины переместился с его лица, обрамленного густыми волнами блестящих волос, откинутых со лба и свободно спадающих на плечи, подчеркивая их ширину, ниже, по мощной колонне шеи, вдоль великолепного тела, по плоскому, мускулистому животу. Вот оно, свидетельство его желания быть с нею.

И он ждал, когда она пригласит его лечь рядом. Она улыбнулась и посмотрела на него с вожделением, которое и не думала скрывать.

— Ну не стойте же просто так, Блэкхит… Вы простудитесь.

Легкая улыбка коснулась его губ, и он прилег на кровать. Матрас прогнулся, приняв на себя его тяжесть. Жар его тела обжигал Эву. Приподнявшись на локте, он нежно посмотрел в ее глаза.

— Прости меня, — прошептала она, когда он ласкал ее грудь, которая выглядывала из-под корсета и была доступна его взгляду. Другая была по-прежнему скрыта под пенистым шелком. — Мне и в голову не приходило, что я подрываю наш брак… Просто я пыталась защитить себя от очередной обиды.

— Я знаю.

— Может, я так никогда и не смогу подарить тебе свою любовь, Блэкхит, но я обещаю подарить свою преданность, свою силу.

— Я не сомневаюсь в этом. И пока этого достаточно.

— Пока. А потом, Блэкхит?

— Гм-м, да… потом. Если у нас будет это потом, герцогиня.

— А если у нас оно будет?

Он улыбнулся, и в его глубоких глазах Эва увидела его душу, бесконечную, как Вселенная.

— Я бы хотел, чтобы у нас был такой же брак, как у моих братьев. — Его рука скользнула по едва скрытой тонким шелком груди, дразня сосок, заставляя его превратиться в твердый бутон. — Я бы хотел, чтобы наш союз был основан на доверии и дружбе. Чтобы жена не боялась сказать мне правду, когда я ошибаюсь. И еще хочу детей. Много детей. — Его улыбка стала шире. — Толпу детей.

— Девочек?

— Девочек, мальчиков… мне совершенно все равно, какого пола они будут. — Он взял в руку ее волосы и принялся расчесывать их, пропуская пальцы сквозь пряди.

— Мне когда-нибудь это вполне может понравиться, Блэкхит.

— Моя дорогая мадам, осмелюсь заметить, тебе уже это нравится. — Он провел ладонью по ее щеке, и она почувствовала себя крошечной, хрупкой, окруженной заботой. — А теперь… давай извлечем тебя из этих ненужных тряпок.

И вот сняты украшения, туфли и великолепное длинное платье. Оставшись в корсете, нижней рубашке и чулках, она перевернулась на живот и простонала:

— О, да…

Его пальцы, вороша тяжелую копну волос, ласкали ее затылок. Кровь в ней словно загустела от ощущения томительной слабости. Ей страстно хотелось его прикосновений. Она задохнулась, когда он запустил пальцы в ее волосы, нежно поднял их и отвел от выреза рубашки, задержав в руке их тяжелую массу, прежде чем уложить рядом на подушке. Прохладный воздух поцеловал ее открытую шею, а потом было мягкое, но сильное тепло его руки.

Она в блаженстве закрыла глаза, когда он принялся неспешно ее ласкать, костяшки его пальцев неторопливо передвигались между лопатками. Там его руки задержались на долгое мгновение, скользя по тонкой материи рубашки, которая отделяла их друг от друга, затем принялись расшнуровывать корсет, чтобы освободить ее, затем спустились к низу спины.

— Я готова замурлыкать, как кошка, — прошептала Эва, когда он приподнял ее и освободил от корсета.

Его рука двинулась вдоль крутого изгиба ягодиц, воспламеняя все внутри ее.

— О, но ты и есть кошка, моя дорогая, ухоженная и красивая, ты то урчишь, то шипишь и показываешь когти.

— М-м-м… мурлыкаю, шиплю и показываю когти… А что тебе больше нравится, герцог?

— Мне трудно судить, пока у меня есть все это.

— Тогда заставь меня не только мурлыкать, Блэкхит.

— С удовольствием, мадам.

Он склонился над ней, и его губы коснулись ложбинки внизу ее спины, прошлись по нежной коже сквозь тонкую рубашку, заставив женщину прерывисто задышать от удовольствия и судорожно сжать пальцы.

— М-м-м, Блэкхит… я уже, кажется, мурлыкаю.

Он приподнял ее длинную широкую рубашку и задрал на спину. Он ощутила, как его рука скользит по ее ягодицам, а губы дразняще прихватывают кожу на пояснице. Затем медленно — его губы, язык, зубы, все было задействовано в возбуждающей ласке — он передвинулся вверх по спине, щекоча и целуя каждый позвонок и заставляя каждый ее нерв завибрировать.

Она, учащенно дыша, приподняла голову с подушки.

— О, Блэкхит…

Его губы продолжали путешествовать вверх по ее телу, рука по-прежнему ласкала ягодицы. Прижатые к простыне соски горели огнем, а сладкая истома между ног становилась невыносимой.

— Помурлыкай для меня, герцогиня.

Его язык ласкал спину Эвы, выписывая небольшие влажные круги на ее коже, где ощущалась прохлада воздуха. Эва начала стонать и изгибаться. Через минуту она уже не хотела мурлыкать, она хотела выть.

— О черт, Блэкхит!

Он лишь рассмеялся и продолжил поддразнивать ее через тонкий батист. Начав покрываться испариной, Эва почувствовала, как увлажняется ее рубашка, когда он прижимает ее к томящемуся лону, медленно двигая материю вниз-вверх.

— О… о, ты безжалостное чудовище. Пожалуйста, прекрати!

— Но, моя дорогая леди, я еще не полностью… подготовил тебя.

— Еще немного такой подготовки, и простыни подо мной задымятся.

Он засмеялся, и его рука убралась от ее жаркой, томящейся плоти. Холодный воздух прошелся по обнаженным ногам Эвы, пробрался к внутренней поверхности бедер. Его пальцы задвигались по ее икрам, едва касаясь кожи через тонкие чулки. Она едва не дошла до верха наслаждения… но нет, она держит себя в руках, да, да. Она пока еще не позволит себе перешагнуть через край, хотя не желает больше ничего, кроме этих рук, этих мучительно-сладких прикосновений. Она хотела быть с ним; ощущать его твердую, настойчивую плоть, которая упирается ей в бедро, внутри себя. Входящей в нее.

Теперь он целовал и ласкал губами нежную кожу под коленями… переворачивал ее своими теплыми и уверенными руками, снимал рубашку с ее жаркого тела, как недавно снимал кожуру с апельсина. Его пальцы поднялись к ее шее, развязали ленту на вороте рубашки, спустили ее на плечи, обнажая их. Какое-то время она лежала, едва прикрытая тонким батистом, который уже стал влажным от испарины возбуждения. Он снял с Эвы рубашку, и теперь она лежала под ним, плоть к плоти, такая же обнаженная, как и он.

Он перевел взгляд вниз и улыбнулся, увидев ее соблазнительные формы, порозовевшую кожу, его глаза задержались на том месте, откуда начинались ее длинные ноги.

— А теперь, думаю, — он провел пальцем по ложбинке между грудей, — я заставлю тебя шипеть и царапаться.

Предвкушение заставило Эву затрепетать. Она была уже настолько возбуждена и готова принять его, что боялась, как бы единственное прикосновение не заставило ее расколоться на мелкие кусочки, как хрустальную чашу.

— Ну и как ты думаешь этого добиться, Блэкхит? Вместо ответа он лишь снова улыбнулся и взял в руки чашу с вишнями.

Глаза Эвы расширились. Зачарованная, она наблюдала, как он достал одну ягоду. Держа вишню за черенок, он бросил на женщину плотоядный взгляд. Затем прикрыл глаза и, едва касаясь, провел ягодой по губам Эвы.

Эва открыла рот и откусила кусочек сладкого плода.

Блэкхит наклонился и поцелуем стер капельку красного сока с ее нижней губы. Затем, по-прежнему держа надкушенный плод за черенок, он провел им вдоль ее лоснящейся от пота шеи. Вокруг пылающей вершины груди. Вращая вишню на черенке, он начал поглаживать влажной мякотью, скользкой, упругой кожицей на краях надкуса сосок, пока Эва еще раз не ощутила закручивающееся спиралью напряжение между ног, которое стало нарастать, и, наконец, она уже не могла удерживать в себе рвущиеся наружу мучительные стоны вожделения.

Она открыла глаза, когда губы Блэкхита коснулись соска и принялись слизывать сладкий красный сок.

Эва выгнулась, призывая всю свою волю, чтобы удержаться на краю пропасти наслаждения, ее руки упирались в плечи Блэкхита, ногти вонзились в кожу, покрывающую твердые, вздувшиеся мышцы, когда он ласкал языком набухший бутон соска.

— Ага… моя кошечка показывает коготки, — улыбнулся он, отстраняясь.

В его пальцах все еще болталась надкушенная ягода. Его взгляд был многообещающим и озорным.

Потом он поднес вишню ко рту и откусил маленький кусочек, оставив на вишне еще достаточно красной мякоти и выступающую вокруг нее кожицу.

Эва угадала, что он хочет сделать.

— Нет… о-о, Блэкхит, нет, ты не посмеешь…

— Ох, посмею, — тихо сказал он, и она всхлипнула, когда прохладная, сочная ягода коснулась ее живота.

Он провел ею вокруг впадины пупка, оставляя на ее теле тонкую дорожку пунцового сока, и обвел контуры покрытого шелковистыми завитками лобка, дразня ее и заставляя корчиться от изнеможения.

— Блэкхит…

Но он лишь молча наклонился и принялся слизывать языком оставленную плодом дорожку.

Эва закрыла глаза, когда его язык щекотал ей талию, когда его губы заставляли ее кожу покрываться мурашками от истомы, когда его язык двигался по дорожке из вишневого сока. Она поняла, что он собирается сделать… О Боже, она поняла, что сейчас будет…

Откусив еще кусочек вишни, он провел ею вокруг треугольника мягких рыжих завитушек, другой рукой раздвинув Эве ноги.

— О Господи, Блэкхит…

Он улыбнулся и, окрасив вишней горстку шелковистых волос, принялся поднимать и опускать ее вдоль сокровенной расселины Эвы, едва касаясь ее лепестков.

— Блэкхит…

Она извивалась на подушке, утопая в блаженстве, ее волосы разметались по лицу и спутались. Но он не прекращал своих ласк.

— О Боже… — застонала вновь Эва.

Он держал ее совершенно открытой и прикасался сладкой ягодой к ее затвердевшей жемчужине, которая была беззащитна перед его взглядом, воздухом и кожицей вишни.

Эва начала всхлипывать и стонать от вожделения. Она, не сознавая себя, вцепилась ногтями в его плечи, но он мягко перехватил ее запястья, наклонился и принялся слизывать сок от пупка и ниже.

Туда — к напрягшемуся, горящему центру ее тела, до которого только что дотрагивалась ягода. А его руки в это время широко раздвинули ее бедра.

Эва почувствовала, как неизъяснимое блаженство обрушивается на нее. Она закричала и стала вырываться, в то время как его язык касался сокровенного бугорка, вознося ее выше и выше, пока она не впилась ногтями в его плечи, выкрикивая его имя. Эва не могла вздохнуть и на мгновение погрузилась в небытие. Когда же она пришла в себя, он был уже на ней, накрыл ее своим телом, его руки держали ее голову, его губы ловили ее страстные крики… и он вошел в нее…

Наполнил все ее естество.

Заставил ее выгибаться навстречу его медленным толчкам. Затем они стали быстрее и быстрее, вознося ее ввысь вместе с ним. Из ее горла вырывались стоны, когда она еще раз, теперь уже вместе с ним, воспаряла к вершине наслаждения.

В изнеможении они лежали рядом и тяжело дышали.

Снег царапал по стеклу. Буря набирала силу, а Эва чувствовала, что засыпает.

И когда она погрузилась в сон, ее руки нежно обнимали широкие плечи мужа. Женщина улыбалась.

Глава 22

Люсьен не спал.

Он лежал, опершись на локоть, и слушал, как ветер и снег с дождем шуршат по стеклу, барабанят в оконный переплет. Он не хотел уступать своему телу, которое требовало отдыха, не хотел вновь провалиться в кошмар. Какое счастье лежать рядом с ней, наслаждаясь ощущением ее тела в своих руках, ее запахом.

Она прекрасна. Она впервые отдалась ему без принуждения. Впервые надменная, презирающая всех Эва показала себя мягкой, нежной, и это прекрасно сочеталось с ее страстностью.

Люсьен улыбнулся. Такая Эва ему нравится.

В комнате стало холодно. Осторожно, чтобы не разбудить молодую жену, он взял толстое покрывало и укрыл им их обоих.

Она открыла глаза.

— Люсьен.

Он застыл. Она назвала его по имени! Не Блэкхитом, не герцогом, не его светлостью, а Люсьеном. У него защемило сердце.

— Ты назвала меня Люсьеном.

Она положила голову ему на руку и посмотрела на него с мягкой, но дразнящей улыбкой.

— Разве не так тебя зовут?

— Я не припомню, чтобы ты когда-нибудь меня так называла.

— Такого и не было.

Ей не было нужды объяснять ему, что она никогда прежде не называла его так, потому что этим разрушила бы барьер между ними. Назови она его так, это означало бы, что она принимает близость, к которой еще не готова.

Он протянул руку и провел пальцами по ее щеке.

— Скажи это еще раз, Эва. Мне нравится, как мое имя звучит в твоих устах.

— Люсьен.

Одного нежного, чувственного тона, которым она произнесла его имя, было достаточно, чтобы вновь возбудить его. Он вытянулся рядом с ней и провел пальцами по густым волосам.

— Ты вселяешь хаос в мое сердце, — пробормотал он.

— Что ж, герцог, если твое сердце такое слабенькое, то с тобой будет проще, чем я прежде думала.

— Ты так думаешь?

Они лежали, прижавшись друг к другу, и наслаждались покоем. Сейчас прекрасные глаза, глядевшие на Люсьена, не прищуривались в гневе и не метали молнии. Рот не кривился в презрительной усмешке, а улыбался почти по-детски. Он вздохнул, когда ее маленькая рука — рука, которая способна одним ударом свалить мужчину вдвое больше ее, рука, которая была столь же сильна, как и женственна, — погладила его по щеке.

— Ты так и не рассказала мне, — тихо сказал он, наслаждаясь ее ласковыми прикосновениями.

— О чем?

— Каким образом ты привела меня в бесчувственное состояние там, в Париже.

Она усмехнулась.

Он в ожидании поднял бровь.

— Ну что ж, хорошо, — сказала Эва и провела пальцами по его шее. — Здесь проходят артерии. Если найти нужное место и слегка надавить, то это на короткое время приведет к потере сознания.

— Ах вот оно как. Это ты узнала на Востоке? Она провела пальцами по его губам.

— Думаю, что должна извиниться за то, что сделала с тобой в ту ночь, но я никак не могла оставить тебя без присмотра, когда эликсир был так близко.

— А я полагаю, это я должен извиниться за то, что натворил с твоей жизнью во Франции. Это было не очень по-джентельменски, хотя я нисколько не сожалею о конечном результате.

Она тронула пальцем его нос.

— Я не знала, что ты так благожелательно расположен к Америке. Из-за тебя я была вынуждена покинуть Париж, мои усилия в направлении окончания войны между нашими странами потерпели крах. Но иногда судьба сдает нам все козырные карты. Я с радостью встречу твое выступление в парламенте, Люсьен, которое принесет независимость и мир моей стране.

— А я могу обещать, моя дорогая, что ради мира между нашими странами я буду работать не покладая рук.

— Да… да, мне кажется, я верю тебе.

— Ты должна мне доверять.

— Я не очень верю людям.

— Значит, для этого потребуется тренировка.

— Но я уже работаю над этим, тебе не кажется? В том смысле, что если посмотреть на нас, прямо сейчас, то создается впечатление, что мы нравимся друг другу, словно мы друзья, а не настороженные противники.

Он улыбнулся, когда ее пальцы прикоснулись к его колючей щеке.

— Моя дорогая Эва, я никогда не воспринимал тебя как противника.

— Как ты думаешь, Чарлз… он сможет когда-нибудь простить меня за то, что я с ним сделала в ночь ограбления?

— Я уверен, что, если ты попросишь у него прощения, он простит. — Он убрал волосы с ее лица. — Это так важно?

— Да, это важно. — Она посмотрела ему в глаза. — Потому что, видишь ли, Люсьен, мне тоже хочется того, что есть у моих своячениц. Счастливого брака. Веселых, озорных детей. Мужа, который лю… — Она вспыхнула. — Заботится и уважает меня.

— Очень возможно, Эва, что со временем и при благоприятных условиях между нами расцветет любовь. Но сначала должно прийти доверие.

— Ты веришь мне?

— Всем сердцем, — улыбнулся он.

Неужели он настолько сильней и смелей ее? Почему она не может ответить тем же?

— Люсьен, — нерешительно проговорила Эва, — помнишь, как ты однажды спросил меня об отце и о том, что он… сделал?

— Помню.

От страха у Эвы забилось сердце, стали влажными ладони. Верить ему было непросто. Труднее даже, чем согласиться выйти за него замуж. Она не была уверена, что сможет.

— Ты хочешь мне что-то рассказать, Эва?

— Да.

Эва закрыла глаза и отправилась в мысленное путешествие в прошлое.

— Я была единственным ребенком капитана, ставшего торговцем, — начала она. — Мы жили в Салеме, штат Массачусетс, городе красавиц. Моя мать была младшей дочерью английского баронета, поместье которого находилось около Бристоля, быстро развивавшегося портового города, как ты наверняка знаешь. Вот там она и встретила отца. Он был высок, красив и любил приключения. В общем, совершенно не подходил для женщины из такого благородного семейства. Родители запретили ей с ним встречаться, однако они, конечно же, находили возможность видеться… и мать вскоре обнаружила, что беременна. Мной.

Отец женился на ней, семья порвала с матерью все отношения, и он взял ее с собой в Америку, где стал одним из самых состоятельных людей Салема. Одним из самых ранних моих воспоминаний является собирающийся в морское путешествие отец и плачущая мать. Эта картина повторялась каждый раз. Дом становился тихим и спокойным. Я не смела заговорить и, стараясь быть незаметной, наблюдала, как отец молча пакует свой сундук, смотрела, как мать сидит и громко плачет с носовым платком в одной руке и с бутылкой в другой… стараясь добиться внимания и не получая его.

Это было великое представление, но он не обращал на него никакого внимания. А когда подходило время отъезда, он целовал мать в щеку — всегда формально, вкладывая в этот поцелуй не больше чувств, чем если бы прощался с собакой, — теребил меня по голове, будто бы любя, и все. Он плавал в Индию и возвращался через недели или месяцы с товарами: пряностями, фарфором.

Эва печально улыбнулась и, перебросив через плечо прядь своих рыжих волос, принялась плести косу. Ей нужно было чем-то занять руки.

— О, как я, бывало, просила его взять маму и меня с собой в путешествие! Но он никогда не делал этого. Он качал головой и говорил, что море не место для женщин. Я думаю, что это было просто отговоркой. Мама ни за что не поехала бы, даже если бы он этого захотел.

Закончив плести, она расчесала косу пальцами и принялась снова заплетать волосы. На этот раз туже, плотней, ее движения стали более резкими.

— Отец был моложав, привлекателен, богат и обаятелен. Слишком обаятелен. Это был тот сорт обаяния, перед которым женщины не могут устоять. — На ее лицо набежала тень. — Он много плавал, но каждый раз, когда он возвращался, пропахший ветром, солнцем и солью, привозил мне разные безделушки — то отрез шелковой материи, то мешок фруктов из какого-нибудь далекого порта. Я любила, когда папа возвращался с моря. Я любила отца.

— Любила его или боготворила?

— И то и другое понемногу. Я любила его… но я не знала, пока не наступил один ужасный день, что он не любил меня.

Ветер швырнул в стекло смешанный с дождем снег, сквозняк шевельнул тяжелые шторы. Люсьен подтянул одеяло и прикрыл им обнаженные плечи жены.

— Я не могла понять, отчего мама всегда так печальна, а в ее глазах всегда злоба, когда она говорит об отце. Она говорила о мужчинах ядовитым тоном, сквозь зубы. В ее голосе звучала такая ненависть, что я часто просто убегала из комнаты.

— Какие вещи?

— О, по правде говоря… ну, такие вещи, как «ты не можешь доверять ни одному из них, ни одному» или «никогда не влюбляйся, Эва, это лишь разобьет тебе сердце». Были и другие подобного рода советы, которым я, конечно, не следовала, пока не стало слишком поздно и для меня. Но до этого я дойду позже. Не могла я понять и того, почему она приглашает на чай соседок и закрывает двери, чтобы я не слушала их разговоров. Я прекрасно знала, что за закрытыми дверьми она поносит отца перед этими гарпиями и изображает из себя страдалицу. — Эва горько усмехнулась и провела ладонью по лицу. — О, если бы я только знала. В тот день, когда мне исполнилось девять лет, все открылось. Слезы заструились из ее глаз. Люсьен стер мокрые дорожки большим пальцем.

— Не обязательно рассказывать, если это доставляет тебе такую боль, моя дорогая…

Она помотала головой, ее глаза вдруг стали пронзительными.

— Нет… раз уж я начала, то должна закончить.

Мне было невыносимо оставаться в доме с мамой, видеть, как она пьет, проклиная отца, свою судьбу и всех мужчин на свете. Для меня было обычным сбегать из дома, переодевшись мальчиком, в компании мальчишек, которые собирались у доков в ожидании судов, стараясь впитать в себя хоть часть духа странствий, который дарило море. Несколько лет спустя, выдав себя за мужчину, я подделала рекомендации и поступила в Гарвард. Хотя парни в Салеме знали, что я девушка, в Гарварде я смогла одурачить всех. Я была высока, сильна, быстра, и так как я немного задерживалась в женском развитии, то в бриджах и сюртуке выглядела совершенным мужчиной. Те ребята в доках научили меня драться без правил. А те, что были в Гарварде, — она презрительно усмехнулась, — показали, как драться по-джентельменски. Но я ушла от темы, — спохватилась Эва. — Так вот, однажды, когда я была в доках с друзьями, подошел корабль, в котором я сразу узнала отцовский. Я разволновалась, как было всегда, когда он возвращался из путешествий, и побежала на берег, чтобы встретить его. Я все поняла прежде, чем он добрался до берега. Еще до того, как он меня увидел. — Она сделала паузу, ее лицо было неподвижно. — Там… там была женщина.

Я не верила матери, когда она поносила мужчин, всегда защищала отца, потому что считала, что он не такой. Но вот, вся в дорогих шелках и драгоценностях, которые, несомненно, оплатил он, стояла она — как доказательство слов матери. Это была красивейшая из женщин, каких я когда-либо видела, словно картинка, и она улыбалась соблазнительной улыбкой, глядя на отца, который греб на лодке к берегу. Его лицо ожило, на нем появилось выражение любви, чего никогда не было в присутствии матери, и он протянул этой… этой женщине руку и увел ее прочь… А для меня в этот момент перестал существовать весь мир.

— Он предал тебя, — тихо сказал Люсьен.

— Да. Предал. А я стояла там, униженная, лишившаяся дара речи от внезапного осознания, что мой папа изменник, и не только по отношению к маме, но и по отношению к моей вере в него. Это было непереносимо. Я заплакала. Мальчишки, которых я считала своими друзьями, смеялись надо мной, говорили, что мой папа «делает как надо» и мне пора посмотреть в глаза действительности. Я прибежала домой в слезах. Влетела в дом, увидела мать, сидевшую перед бутылкой, и выложила ей все. И вот тогда она рассказала мне правду. Что едва не умерла, рожая меня, после чего доктор порекомендовал ей больше не иметь детей.

— Боже милостивый, — проговорил Люсьен.

— Ты не похож на тупой клинок, Блэкхит. Уверена, что все остальное ты вполне можешь представить и сам. После моего рождения отец был так обижен на мать за то, что она не может принести ему наследника имени и состояния, что стремился лишь наказать ее за это. Он заводил одну любовницу за другой. Остальную часть детства я провела за тем, что смотрела, как каждый раз разные женщины встречали отца, возвращавшегося с моря, слушала бесконечные жалобы проклинавшей судьбу матери, ее непрерывные разговоры о бессовестности и неверности мужчин. Она пила все больше, и это должно было погубить ее. В конце концов она умерла. Отмучилась.

Люсьен почувствовал боль в сердце. Теперь ему все было понятно. С самого детства его жена держала обиду на мужчин: предательство отца помогло прорасти семенам недоверия. Он хотел бы своими руками задушить ее отца, который так страшно предал ее. Отчаянно желал доказать, что он совсем другой, что он никогда, никогда не изменит ей с другой женщиной, даже под страхом смерти.

— А твой отец, — тихо спросил он, — еще жив?

— Он погиб в море где-то у берегов Мадагаскара, туда ему и дорога.

— Эва.

Она закрыла лицо ладонями, тонкие пальцы виднелись сквозь густые вьющиеся ярко-рыжие струи волос.

— Мне жаль, Блэкхит, что я почти не в состоянии доверять тебе, что я такая… свихнувшаяся. Я обречена на такую же несчастливую судьбу, как и моя мать.

— Эва…

— Все эти годы она предупреждала меня, но я ненавидела ее за то, что она убила во мне прекрасную мечту о будущей счастливой жизни с милым, любящим мужем. Я ненавидела ее за то, что она была права в отношении отца, за то, что она заставила меня избегать мужчин, за то, что она заставила меня не доверять им. Мы стали своего рода союзницами. И врагами, так как она всегда завидовала моей силе. Я росла. У меня обрисовались грудь и бедра, мой язык стал язвительным. Куда бы я ни шла, меня повсюду окружали мужчины. У меня кружилась голова. Я наслаждалась вниманием, властью, которой обладала над их жалкими душами, властью разбивать их сердца.

Но лесть несла мне погибель. Я стала слабеть. Смягчаться. Глупеть. Я начала думать, что, может быть, мой отец был всего лишь один на миллион. Что случившееся с моей матерью минует меня, потому что я… — она горько усмехнулась, — я сильная. И когда мне встретился Жак, я согласилась выйти за него замуж. Он был энергичен, аристократичен… И внимателен… сначала. Но вскоре охладел ко мне. Однажды я застала его со своей служанкой в постели. С тех пор я не подпускала его к себе. И с того дня дала себе обет никогда не позволять мужчинам управлять моей судьбой. Никогда не связывать себя с мужчиной, чтобы снова не подставлять свое сердце его ударам.

— И тем не менее ты вышла за меня замуж, — мягко проговорил Люсьен, ошеломленный тем, какую жертву она принесла ради еще не родившегося ребенка.

— Ты обещал мне свободу. Если даже ни в чем другом тебе верить нельзя, то ты все же человек слова.

— Я хочу, чтобы ты была счастлива, Эва. Не только ради себя самой, но и ради ребенка.

— Пока ты держишь слово насчет моей независимости, Блэкхит, я буду счастлива.

— А если судьба разъединит нас?

— Это ты о своих снах?

— Да.

— Тогда я увезу ребенка в Америку. В Англии меня ничто не держит.

Люсьен почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. О нет. Господи, нет. Завещание. Она подняла глаза, озабоченно нахмурившись.

— Люсьен, в чем дело?

Он встал и начал натягивать штаны.

— Боюсь, что это невозможно.

Она засмеялась.

— Конечно, возможно. Просто я возьму ребенка, сяду на корабль и поплыву.

— Нет, — сказал он, качая головой и застегивая штаны, — этого нельзя сделать.

Храбрясь, она попыталась выдавить удивленную улыбку, которая ей удавалась так хорошо, улыбку, служившую для того, чтобы скрывать боль в сердце, с которой она постоянно жила.

— Ну же, Блэкхит, что ты пытаешься мне сказать?

Он выпрямился и посмотрел на нее, уже сожалея о визите к душеприказчику, боясь последствий того, что он собирался ей сказать. О проклятие!

— Я пытаюсь сказать, что сделал поправку к завещанию. О том, что ты не можешь уехать из Англии с ребенком, Эва, буду ли я жив или мертв. Ребенок, если это будет мальчик, наследник герцогства Блэкхит, — объяснил он. — А если это будет девочка, то она все равно моя плоть и кровь. Я за нее отвечаю. Я не могу позволить, чтобы ребенка увезли из Англии, пока он не войдет в зрелый возраст и не сможет решать за себя. Пожалуйста, Эва, умоляю, пойми. Я сделал это не для того, чтобы ограничить твою свободу, а для того, чтобы защитить своего сына или дочь.

Она спустилась с кровати, ее ноздри гневно раздувались.

— Вы сделали это, потому что хотели полного контроля и надо мной, и над ребенком, даже из могилы!

— Нет. Это неправда. Я заботился только о благополучии ребенка и о правах, которые он получит при рождении.

— Вы обманули меня! — вскричала Эва. — Я верила вам, Блэкхит.

— Эва…

— Вы обманули меня, что я буду свободна, но ведь вы все это спланировали, не так ли? Вы хотели, чтобы я думала, что независима, но нет, все это не имеет никакого смысла, не так ли, не имеет смысла только благодаря условию в вашем чертовом завещании!

— Эва, ты должна выслушать меня, попытайся понять…

— О нет, Блэкхит, здесь нечего понимать. Теперь я вижу, что вы такое… Вы дьявольское отродье, каким вас считают ваши близкие, самодур, который не может чувствовать себя счастливым, пока все и вся вокруг него не будет под его контролем! — Она кинулась к одежде, схватила корсет и стала в ярости дергать ленты и завязки, ее глаза горели. — Что ж, на этот раз вы зашли слишком далеко, Блэкхит. Вы можете владеть своей драгоценной кучей камней, своим драгоценным титулом, но я заявляю вам прямо сейчас, что вы только что потеряли свою драгоценную жену!

Он, не сдержавшись — такое бывало с ним редко, — ударил кулаком по стене.

— Черт побери, Эва, выслушай же меня!

— Нет, Блэкхит, это вы слушайте меня. — Она надела платье, оправила подол. — Вы слушайте меня, потому что я ухожу.

Сказав это, она повернулась на каблуках и выскочила за дверь.

Глава 23

Как она и ожидала, он пошел за ней, властный, требовательный.

— Эва.

Она продолжала идти, высоко подняв голову, сжав кулаки. О, именно этого она и заслуживает за то, что поверила мужчине, а ведь разве она не этого все время ждала? Не этого? Какая же она дура!

— Эва!

Женщина помедлила в передней ровно столько, чтобы схватить плащ.

— Прочь от меня, Блэкхит! — хрипло бросила она, ее голос дрожал от ярости, ненависти к самой себе и боли от пережитого предательства. Ее пальцы подрагивали, когда она возилась с пуговицами и капюшоном. — Мне нужно время, чтобы подумать. По крайней мере несколько минут вы мне можете даровать, если только не хотите лишить меня и этой свободы.

Он встал в дверях. Руки сложены на груди, тело — точно скала.

— Вы никуда не уйдете, пока мы не поговорим, мадам. Она нервно схватила перчатки.

— Нет, Блэкхит, вам нужно поговорить с самим собой. Вам следует обдумать последствия управления чужими жизнями, подавления воли других людей. Может, вы и преуспели в том, что направили жизнь своих близких, но, клянусь, вы никогда не будете приказывать мне, как жить, ни сейчас, ни завтра и уж, конечно, не из могилы. — Эва пошла на него. Ей было страшно, но терять было нечего. Усилием воли она сохраняла самообладание. — Прошу вас, Блэкхит, отойти от двери и дать мне несколько минут.

— Я с удовольствием дам вам несколько минут, мадам, не несколько часов, если только вы не намерены провести их снаружи.

— Ах, значит, теперь вы мой тюремщик, не так ли?

— Я ваш муж.

— Вы мой злой рок, и я прошу вас отойти от двери.

— Нет. В такую погоду вы никуда не пойдете.

— Катитесь к черту, Блэкхит, я не ребенок, и если у вас есть хоть на йоту уважения к моим чувствам, вы дадите мне пройти!

— В данный момент во мне гораздо больше уважения к вашему здоровью и благополучию, чем к чувствам, мадам. Сейчас вы вернетесь, выберете комнату, где приведете в порядок свои эмоции, а когда успокоитесь, мы продолжим обсуждение этого вопроса.

Они смотрели друг на друга, ни один из них не хотел уступить, ни один из них не хотел сдаваться. Эва побледнела от гнева, руки сжались в кулаки. Люсьен не пошевелился.

— Значит… таков ваш вердикт? — спросила она ядовито.

— Да.

Она повернулась к нему спиной, ей был невыносим его вид. Люсьен не понимал, как получилось, что все приняло такой оборот. Он всего лишь пытался защитить своего ребенка. У него в мыслях не было заставлять Эву быть пленницей брака, чтобы сделать ее несчастной. Он был намерен провести с ней всю жизнь и доказать этим, что он не такой, как другие мужчины, которые встречались ей в жизни. Но вышло наоборот.

Люсьен ощутил себя виноватым. Почему он не предвидел последствий того, что считал вполне естественным и правильным делом? Но она американка. Мятежница. Защитница свободы. Женщина, которая не способна постичь крайнюю важность сохранения аристократической родовой линии. Он ошибся в ней. Он полагал, что она поймет и поддержит его действия. Наивный! Он думал, она будет счастлива после его смерти остаться в Англии в богатстве, неге, власти, но он ошибался.

— Неужели так важно уехать, Эва?

— Важно? Это самое главное! Видите ли, Блэкхит, я не могу вас видеть больше ни минуты. Вы мне отвратительны. И уверяю вас, что если вы не собираетесь запереть меня под замок, то я найду способ уйти от вас и жуткого брака, на который я по глупости согласилась.

Он отступил в сторону, его челюсти были сжаты. На этот раз он не знал, что делать. Он был совершенно растерян. И в то же время в душе кипело бешенство.

Ему нестерпимо хотелось что-нибудь сломать, разрушить… Даже убить кого-нибудь.

Ругаясь, он прошел в кабинет и бросился в кресло, приказав мозгу и телу успокоиться. Но это ему не удалось. Стараясь сохранить самообладание, он налил себе коньяку. Рука у него дрожала так сильно, что он едва смог донести бокал до рта. Выпив, он вскочил на ноги и принялся мерить комнату шагами.

Эва, должно быть, уже в конюшне. Возможно, выбирает самого быстрого коня, чтобы сбежать.

«Я никогда больше ее не увижу».

Он провел рукой по лицу и вновь наполнил бокал. «Я никогда больше ее не увижу».

Только посмотрите на него! Он позволяет ей уйти и даже пальцем не шевельнет, чтобы остановить. До чего же он опустился! Что она сделала с его разумом, выдержкой, со всем, чем он гордился? Как ей удалось ввергнуть его в эту бессильную ярость, в мучительную неуверенность в себе?

Он бросил бокал на пол, тот разлетелся вдребезги. Проклятие. Она никуда не уедет ни сегодня, ни завтра, никогда. Люсьен бросился в коридор, пронесся через прихожую и, даже не захватив пальто, выскочил в темноту.

Снег жалил его лицо, ветер хлестал по щекам, холод пронизывал его тело сквозь тонкую ткань рубашки, когда он быстро шел через двор по направлению к конюшням. Он видел огни, тени, мелькающие в окнах. Его душу наполнило мрачное удовлетворение. Значит, она еще там. Он поймал ее. Он не позволит ей уехать.

Не успел он подойти к дверям, как она появилась на пороге с хлыстом в руке, и встревоженный конюх семенил за ней, ведя в поводу оседланную лошадь и бормоча, что ночь не время для поездок ее светлости.

— Ее светлость не едет, — процедил Люсьен сквозь крепко стиснутые зубы.

Она резко повернула голову. Что-то угрожающее мелькнуло в ее лице. И в этот момент Люсьен понял, что совершил ужасную ошибку.

Ее губы искривились в язвительной усмешке.

— Мне следовало знать, что вы вмешаетесь, — сказала она голосом, который был холодней мокрого снега, который сек их лица. Она больше не пылала яростью, как несколько минут назад. Теперь в ее голосе звучало лишь презрение. Отвращение. — Даже теперь вы пытаетесь контролировать мою жизнь. Мою судьбу. Вы просто презренный негодяй.

— Вы не поедете в такую ночь.

— Ах, только послушать вас, Блэкхит… Вы всегда командуете, да? — Она покачала головой. — Вы просто не можете никому позволить иметь Богом данную свободу воли. Да и как вы смогли бы позволить это, раз считаете себя равным самому Создателю? — Она взяла у конюха поводья. — Вы просто ничему не научились. И, думаю, никогда не научитесь. — Эва подвела кобылу к лесенке, подобрала поводья и ловко уселась в седло, откуда презрительно посмотрела на герцога. — Я не принадлежу вам, Блэкхит. Просто помните, что все могло бы быть по-другому, если бы вы были в состоянии хоть частично отказаться от драгоценного контроля, который вы цените так высоко. Она тронула лошадь.

— Эва, умоляю вас, не уезжайте.

— Вы умоляете меня? Вы, могущественный Блэкхит, снизошли до мольбы? — Эва издевательски хохотнула, хотя он видел в ее глазах только боль. — О, вы можете молить обо всем, о чем вздумается, но это не принесет вам ничего, кроме унижения. Хотя, думаю, мне будет приятно видеть вас униженным. Это то, чего вы заслуживаете. А теперь прочь с дороги! Я больше не желаю иметь с вами ничего общего.

Эва попыталась объехать его, но Люсьен поймал поводья. Снег залеплял ему лицо, набивался в волосы, забирался за шиворот, ветер, словно ножом, стегал его тело, прикрытое лишь тонкой рубашкой.

— Ради всего святого, женщина, если вы настаиваете на отъезде в данный момент, то по крайней мере позвольте Ротуэллу отвезти вас в деревню. Я не хочу… да, вы не можете путешествовать верхом в такую непогоду. Позвольте Ротуэллу отвезти вас в карете… если не ради себя, то хотя бы ради ребенка.

Она взглянула на него сверху вниз, взвешивая его слова на весах своей жестокой гордости. Затем перевела взгляд в молчаливую темноту. Снег, перемешанный с дождем, шурша, падал на землю, покрывал шею лошади наледью, ручейками стекал по ее бокам, заставляя топтаться и прижимать уши. Булыжная мостовая становилась скользкой. Ветер все набирал силу. Поодаль стоял, поеживаясь, встревоженный Ротуэлл.

— Эва… пожалуйста.

Она молча посмотрела на него. Затем высвободила ноги из стремян и спрыгнула с кобылы, прежде чем он успел подойти, чтобы помочь ей, и пошла назад в конюшню.

Ротуэлл ждал распоряжений.

— Запряги лошадей и доставь ее в сохранности в деревню. Там на Хай-стрит есть трактир. Подвези ее прямо к дверям и не уезжай, пока хозяин не пообещает, что у нее на ночь будет комната и все удобства, которые она пожелает.

Затем Люсьен повернулся и направился назад к дому.

Это были самые трудные слова, которые ему доводилось произносить за всю жизнь.

Глава 24

Он вошел в дом. Лед в волосах таял и стекал за шиворот, когда он шел к кабинету.

Он был в таком смятении, что даже не мог сосредоточиться на своих мыслях. Никогда… никогда с того момента, когда он нашел много лет назад отца мертвым на холодных ступенях башни, не ощущал он такой потерянности, не был так близок к тому, чтобы… заплакать. Он взял бутылку коньяка, бокал и тут же поставил его на место — так сильно задрожали руки.

Лишь величайшим усилием воли он смог удержаться от того, чтобы вскочить, раздернуть шторы и в последний раз увидеть Эву, садящуюся в карету. Да он и так живо представлял все: Эва, его жена, его герцогиня, шагая взад-вперед, ожидает, когда карета будет готова, в руке хлыст для верховой езды, которым она нетерпеливо постукивает по ноге; Все, что ему оставалось, это не пойти снова к ней и не разозлить ее еще сильней своими неумелыми попытками достичь примирения. Он уже попытался и ничего не смог поделать. Он добился лишь того, что она возненавидела его еще сильнее.

Ну и черт с ней. Он всю жизнь жил без нее, сможет и теперь. Он сможет. Черт побери, он ведь герцог Блэкхит, и ему не пристало гоняться за женскими юбками, выставлять себя дураком и унижаться! Боже, если бы его друзья увидели его сейчас… как бы они потешались!

Он налил себе коньяку, выпил его залпом и повернулся спиной к окну, чтобы не было соблазна смотреть на ее отъезд. Но коньяк не облегчил его боли, которая не позволяла сидеть на месте, путала мысли, не давала делать что-либо, кроме как шагать взад-вперед по комнате и ругаться.

Люсьен в очередной раз потянулся к бутылке, когда услышал под окном стук копыт и звон сбруи. Звук стал громче, потом начал ослабевать, а затем и вовсе растаял за воем ветра. Люсьен допил коньяк, а после этого с застывшим лицом подошел к окну и раздвинул шторы.

Под окном были видны свежие следы колес. У него в горле возник вязкий комок, который он тщетно попытался проглотить.

Она уехала.

В карете было пронизывающе холодно. Эва сидела неподвижно, словно статуя, приказывая себе не дрожать, гоня из мыслей образ Люсьена.

Ей хотелось плакать. Дать волю слезам. Конечно, она сама виновата. Она поверила ему, мужчине. И как только она начала верить, он ее предал. Она, похоже, так ничему и не научилась.

Она не лучше, чем он.

Эва поудобней устроилась на сиденье, спрятав руки в тяжелых складках плаща и глядя на иглы снега, секущие темное стекло. Колеса хрустели по покрывшей землю ледяной корке. Не гонится ли за нею Блэкхит? Она поборола желание посмотреть в заднее окошко. Лучше бы гнался… он нужен ей как мишень для гнева, а гнев нужен, чтобы прогнать подлую мыслишку о том, что он все же любит ее.

Чушь! Он не жалеет ее ни капли. Все, о чем его заботы — это драгоценный герцогский титул и власть, которую он носит на плечах словно мантию, которую он самоуверенно навязывает всем, чья жизнь пересекается с его жизнью. Контроль. Все связано с контролем, не правда ли?

Вдруг Ротуэлл закричал на лошадей, затем карета накренилась, колеса на какое-то пугающее мгновение заскользили по покрытому льдом настилу моста, соединяющего берега узкого морского залива. По мере приближения к морю ветер усиливался. Эва чувствовала, как он раскачивает карету, и ей стало не по себе. Вернуться. Она прикрыла глаза, прикоснулась к ним кончиками пальцев, стараясь не слышать голоска, настойчиво звучавшего у нее в ушах. Вернуться, поговорить с ним, постараться взглянуть на вещи с его позиций…

Нет! Она не станет унижаться, не даст ему другого шанса — ни одного! — одержать над нею верх, ощутить насмешливое торжество, если она приползет назад с поджатым хвостом. Она доберется до трактира, выспится и, может быть, завтра утром, когда остынет голова, когда она будет способна думать, а не только чувствовать, решит, что делать дальше. Сейчас же она хотела только одного — убежать…

Колеса снова заскользили по льду, и Эва выглянула из окна. Они находились очень близко от моря. Эва видела его темный, пугающий простор, расстилающийся за кромкой берега. Ветер, срывающийся с неутомимых бесконечных волн, бил в борт кареты.

У нее в душе росла тревога. Наверное, стоит сказать Ротуэллу, чтобы он развернулся и поехал по другой дороге.

А может, следует подумать о возвращении к Блэкхиту.

Она вскрикнула, когда карета вдруг резко накренилась, и услышала отчаянные крики Ротуэлла, испуганное ржание лошадей, а затем медленным, страшным движением весь мир начал переворачиваться вместе с экипажем, который завалился набок. Эву бросило на дверь. Лопнули стекла, послышался отвратительный скрежет. Эва с трудом поднялась на ноги и нащупала дверь там, где только что был потолок.

Ветер немедленно снова захлопнул ее, чуть не отдавив Эве пальцы и бросив ей в лицо пригоршню снега. Ротуэлл, который, должно быть, слетел с облучка, пытался успокоить лошадей, одна из которых билась на земле, а другая была готова в любой момент пуститься наутек.

Эва злилась на себя теперь сильнее, чем на Блэкхита. Она должна была это предвидеть. Верхом она справилась бы намного лучше.

К черту все. Она лучше пойдет в деревню пешком! Опершись о края двери, она подтянулась и высунулась наружу. Ветер немедленно сорвал с нее капюшон, бросив ей в лицо пропитанный солеными брызгами снег и пронизав холодом. Она старалась удержать равновесие, ноги были еще внутри кареты… и то, что она увидела, наполнило ее сердце ужасом. Менее чем в десяти футах слева от нее открывался край обрыва. Ротуэлл, который только что выпряг устоявшую на ногах лошадь, старался успокоить ту, что лежала на земле, запутавшись в упряжи, и билась в попытках встать.

Он поднял глаза и увидел Эву, появившуюся над бортом кареты и готовую спрыгнуть на землю. Конюх вскинул руку, чтобы остановить ее.

— Ваша светлость, пожалуйста, не двигайтесь! Я помогу вам спуститься, как только освобожу лошадь!

Но с Эвы было достаточно. Она подтянула ноги и приготовилась прыгнуть… как раз в тот момент, когда лошадь, бившаяся на земле, смогла встать на ноги и рванула. Перевернутая карета резко дернулась вперед. Эва не удержалась на ногах и полетела через борт.

Она сильно ударилась о землю, и ее потащило вниз, под обрыв.

Эва закричала. Она ломала ногти, когда, скользя на животе, пыталась схватиться за ледяные выступы. Камни отламывались и катились вслед за ней, глухо ударяясь о склон обрыва. Она лихорадочно искала, за что ухватиться, била ногами, пыталась вцепиться в лед тем, что осталось от ногтей.

Бах!

Она ударилась о выступающий обломок скалы, ощутив искрящуюся вспышку боли в тазу, в районе поясницы, внизу живота. Боль захлестнула ее сознание, лишила даже возможности вздохнуть. Далеко внизу кипело море. Мимо нее прокатились несколько последних камней. Эва лежала — снег обжигал ее обнаженные ноги — и ощущала, что ее тело сочится кровью в сотне мест.

— Помоги мне… — Она подняла лицо навстречу ветру, мокрый снег теперь превратился в мелкую крутящуюся снежную пыль. — О милостивый Боже, помоги мне…

Но поняла, что уже слишком поздно.

Для нее.

Для ребенка.

И для того, чтобы вернуть все назад.

Она прижалась лбом к обледеневшему камню и, когда по щекам покатились слезы, провалилась во тьму.

Глава 25

К тому времени как Люсьен покончил с бутылкой коньяка, дождь прекратился.

Он развалился в кресле, мокрая рубашка прилипла к спине, веки набрякли, но мозг отказывался отключаться. Еще бутылку. Да, именно это ему нужно. Отставив бокал, он поднялся из кресла. Ноги подкосились, и он, падая, едва не ударился подбородком о край стола. Люсьен минуту полежал на ковре, стараясь пересилить головокружение и начав с тупым удивлением понимать, что пьян.

Он никогда в жизни не был пьян. Он никогда не хотел утратить контроль над разумом, телом, уступив его чему-то вне собственной воли, и понимание, что он наконец это сделал, наполнило его странным сочетанием удивления и отвращения к себе. Пьян. А почему?

Из-за женщины. Она лишила его воли!

Он заставил себя сесть, потом встать и, опираясь на стол, добраться до бара, чтобы взять еще одну бутылку. До смешного непослушной рукой он плеснул немного коньяка в бокал и плюхнулся обратно в кресло, пытаясь рассмотреть цвет напитка пустыми, невидящими глазами.

Ему тепло. Удобно. Он сделал глоток. А как ей? Тепло ли ей, удобно ли там, в зимней тьме? Как там она?

Люсьен нахмурился. Что-то в этом не так. Она его жена. Его герцогиня. Ей не место среди дождя и снега, когда он сидит в сонном, одуряющем тумане.

«Посмотри, до чего она тебя довела.

Посмотри на себя, упивающегося собственным ничтожеством. Почему ты не едешь за ней? Не вернешь домой, где ее место? Это твой долг».

Долг, долг, долг. Всегда долг. Но, черт возьми, это его первая обязанность. Долг. Жена.

Он поднялся на ноги, чувствуя себя словно ватная кукла. В доме тишина. Благодарение Богу, что мебель помогает удержаться на ногах. Он, пошатываясь, вышел в прихожую, вспоминая, как она стояла здесь перед ним час… два?.. три?.. тому назад. Он мог бы еще перехватить ее. Она будет в трактире. Он догонит ее и вернет домой.

Люсьен открыл дверь, придерживаясь за нее, и неверной походкой вышел во двор. Поскользнулся и упал, порезав руку. С трудом поднялся. Шел редкий снег. Спотыкаясь и скользя, Люсьен направился к подъездной дорожке.

Тонкая рубашка не спасала от холода. Туфли промокли. Снег таял на его лице. Но коньяк притуплял все эти ощущения. Он склонил голову и все внимание сконцентрировал на перестановке ног: шаг — другой, шаг — другой, — бредя со странной, непонятной целью по темной, пустой дороге в деревню.

Эва, Эва. Разве она не понимает, разве ей безразлично, что он настолько одурманен ею, что она сделала его таким несчастным? Шаг, другой. Теперь шаги стали тверже. Воз дух, движение, холод, концентрация внимания… Туман, который заволакивал сознание, стал рассеиваться, и сквозь него начали проступать ясные мысли.

Ясные мысли принесли одну боль.

Чертовски холодно. Нужно было захватить пальто. Почему он этого не сделал? Вдруг он заметил, что почва под хрустящим снегом стала другой. Мост, который переброшен через узкий заливчик. Он схватился за поручень и перебрался на другую сторону.

Ветер стих, и хотя вдали еще было слышно бушующее море, все вокруг было объято зловещей тишиной бесконечной и одинокой ночи.

Откуда-то сзади на дороге донеслись стук копыт, перекликающиеся голоса. Странно знакомые голоса.

«Нельзя возвращаться домой и изображать из себя хозяина, пока не вернешь жену», — сказал себе Люсьен.

Он упрямо двигался вперед, глядя на снег под ногами, дыхание вырывалось в морозный воздух. Море уже совсем близко. Он чувствовал его запах. Вкус. Слышал его гул.

Внезапно из темноты появилась фигура человека, ведущего пару лошадей.

— Ваша светлость!

Голос был почти неразличим на таком расстоянии из-за налетающих порывов ветра, но Люсьен узнал его. Ротуэлл. Тревога прогнала опьянение.

— Ваша светлость! — Конюх бежал ему навстречу, скользя по льду, лошади прибавили шаг. Люсьен тряхнул головой, прогоняя остатки хмеля, и поспешил вперед. Ротуэлл. Карета. Эва. — Ваша светлость, случилась авария… Я пытался ей помочь, но не мог…

Люсьен совершенно протрезвел. Его голова стала ясней, чем когда бы то ни было в жизни.

— Где она? Что произошло? — закричал он.

— Карета перевернулась, — задыхаясь, проговорил конюх. — Она хотела спрыгнуть… упала… с обрыва…

— С обрыва?

Люсьен пошатнулся, на мгновение перед, глазами потемнело.

— Я как раз бежал звать вас, ваша светлость… думал, что вы придумаете, что делать… Она лежит на середине склона, сразу за Тавертонским поворотом… я пытался добраться до нее, но она… — Речь мужчины перешла в рыдание. — Она не отзывается.

Люсьен схватил слугу за плечи.

— Слушай меня. От этого может зависеть жизнь герцогини! Немедленно возвращайся домой и подними всех. Приведи столько людей, сколько сможешь собрать, пусть захватят одеяла, лошадей и другую карету. Пошли кого-нибудь в деревню за доктором, и поторопись. Ну же, шевелись, парень!

О Господи! Люсьен бросился туда, откуда только что пришел Ротуэлл. Тавертонский поворот. О Боже, если она упала там…

Он бежал, каждый вдох холодного воздуха обжигал ему легкие, всякая мысль, появлявшаяся в голове, заставляла его прибавить скорости, найти в себе силы. Эва. О милостивый Боже, он должен добраться до Эвы…

Впереди замаячил поворот дороги, которая здесь проходила в опасной близости к обрыву. Сквозь тьму Люсьен различил карету, которая по-прежнему лежала на боку, снег уже заметал перепутанную кучу сбруи поблизости. Люсьен подошел к обрыву и заглянул вниз…

Эва лежала на камнях, как сломанная кукла, снег уже прикрыл ее тело.

— Эва! Эва, отзовись! — что есть силы закричал Люсьен.

Снег крутил поземку вокруг нее. Она не пошевелилась, не подняла головы, не издала ни звука. Она, должно быть, мертва.

Его сердце сжалось. Перехватило горло. Он повернулся к перевернутой карете, к валяющейся сбруе, и, только наклонившись и начав распутывать ее, он понял, что влага, которую он ощущал на щеках, была слезами.

«Я убил ее». Его бесчувственные, замерзшие пальцы развязывали один узел, второй. «Я убил ее, и ребенка вместе с ней. Она была права. Я ничему не научился. Стремясь контролировать других, я потерял любовь сестры, а теперь и жену». Он связал два ремня, отстегнул еще одну часть сбруи и привязал к первому куску. «Я убил ее… О, Эва, наконец ты освободилась от меня. Освободилась навсегда».

Люсьен яростно смахнул слезы. Упряжь теперь была разобрана на части, ремни с трудом поддавались его окостеневшим пальцам. Кусок за куском он вытягивал ременные веревки, связывал их друг с другом и в конце концов получил веревку нужной длины. Он отнес ее на край обрыва, готовя себя к выполнению долга перед своей герцогиней, который заключался в том, чтобы привезти ее тело домой.

Люсьен привязал один конец веревки к дереву, обмотал другой вокруг запястья и начал опасный спуск.

Он не давал воли чувствам. Он не боялся, хотя понимал, что достаточно один раз поскользнуться, оступиться — и смерть. Он убил ее. Жизнь ничего не стоит без нее. Ему нечего бояться.

Люсьен медленно спускался с обрыва, осторожно ставя ногу на каждый уступ. Далеко внизу бушевало, кипело море, белой пеной отскакивая от скал.

Он почти добрался до места. Из-под ног срывались камни и куски льда и скатывались вниз, некоторые из них ударялись о неподвижную, завернутую в плащ фигурку и, отскакивая от нее, продолжали свой бег в сторону моря. Люсьен морщился каждый раз, когда камень ударялся о неподвижное тело Эвы, хотя понимал, что она этого не чувствует.

Еще восемь футов — и он доберется до нее.

Еще шесть…

Люсьен поскользнулся, боль пронзила ногу, и на мгновение он повис на кожаной веревке.

Он посмотрел вниз и увидел, чего стоило ему падение. Чулок пропитался кровью. Люсьен приказал себе не чувствовать боли. Это ничто по сравнению с мукой, которая терзала его сердце.

Он продолжал спускаться, ругаясь, так как нога совершенно не слушалась. Должно быть, он вывихнул ее. Или сломал. Нога его больше не волновала. Единственное, что его занимало в этот момент, — добраться до Эвы.

Люсьен спускался последние несколько футов на одной ноге, осторожно пробуя выступ, на котором она лежала, чтобы убедиться, что каменная терраса выдержит его вес. Тогда и только тогда он глубоко вздохнул и с бесстрастным лицом наклонился над холодным, окоченевшим телом своей мертвой жены.

Он подсунул свободную руку под нее, такую хрупкую, такую маленькую в смерти, и притянул ее к себе. Ее голова упала ему на плечо. Порыв ветра бросил волосы Эвы ему в лицо, окутав до боли знакомым запахом. Эва. О, Эва… Минуту, которая показалась вечностью, он прижимал ее к себе, зажмурившись от рвущей душу боли, слезы душили его. Хорошо бы сейчас просто отпустить веревку и сдаться, так как больше терять ему нечего. Все, что можно, он уже потерял.

Потерял из-за собственного высокомерия. Он хрипло вздохнул и поднял лицо навстречу падающему снегу. Он не мог позволить себе избрать простой выход. Он должен привезти ее домой. Она — герцогиня Блэкхит. Она заслуживает большего — он проглотил возникший в горле болезненный комок, — гораздо большего…

Обвязав конец кожаного ремня вокруг ее тела, чтобы прикрепить ее к себе, Люсьен начал медленный, страшный подъем обратно к дороге. Ветер бил ему в спину. Пальцы немели, снег и лед тормозили движение, а на раненую ногу нельзя было наступить. Тогда он стал опираться на колено, перенося основную тяжесть тела на здоровую ногу. Снег сек ему шею, лицо, замерзшие руки были сбиты в кровь. Он на минуту остановился, чтобы перевести дух, и прислонился щекой ко льду. Продолжил подъем. Еще раз остановился передохнуть. В конце концов он добрался до края обрыва и подтянул себя и свою бесценную ношу наверх.

Обессилевший, он лежал на снегу, прижав мертвую жену к груди и наконец дав волю слезам. Слезам, которые текли, все набирая силу, словно река, прорвавшая дамбу. Он сжал Эву в объятиях, зарылся лицом в ее волосы и, захлебываясь в рыданиях, стал развязывать узлы на опоясывающем ее тело ремне.

— Блэкхит.

Сначала он подумал, что этот звук — плод измученного воображения, горького, страшного чувства вины. Он крепче обхватил ее. Она мертва.

— Блэкхит. Галлюцинации.

— Люсьен… ты… пришел за мной…

Не галлюцинации. Он поднял взгляд, просунул руку ей под голову и стал всматриваться в белое как мел лицо. В полузакрытые и остекленевшие от потрясения глаза, которые глядели на него снизу вверх. Она не мертва. Она должна быть мертва, но не мертва.

— Эва…

— Люсьен… мне больно. Везде больно. — Голос был слабым, прерывающимся. Господи, он должен согреть ее. Должен перенести ее в тихое место. Должен привести доктора.

Он поднял жену на руки и, скользя на льду, отнес к перевернутой карете, которая могла служить прикрытием от ветра. Как он сожалел, что не захватил пальто. Что у него нет коня. Что Господь не заставил его отправиться на поиски раньше, вместо того чтобы сидеть и отчаянно жалеть себя.

— Где у тебя болит, радость моя?

Она прислонилась к днищу кареты и закрыла глаза.

— Его больше нет, Люсьен… нет.

Он сразу понял, о чем Эва говорит. Люсьен тщетно пытался согреть дрожащие руки. Опасаясь худшего, он аккуратно приподнял ее юбки… и почувствовал, как все у него внутри застыло. Она была в крови. Кровью покрыты ноги, бедра. И кровь продолжала течь.

Эва тихо заплакала.

Не говоря ни слова, Люсьен обнял ее, содрогающуюся от душераздирающих рыданий. Он сжал зубы, закрыл глаза и начал баюкать жену, в его сердце разлилась такая боль, что он подумал, что вот-вот умрет. Она обхватила его руками, припав к нему, как дитя. Она пыталась зарыться в нем, ее слезы жгли ему шею. Люсьен ощутил спазмы в горле. Все это его вина. Это он сделал с ней. С их не родившимся ребенком. Пожелав оставить своего ребенка в Англии, он убил его. Убил.

— Эва.

Он прижимал ее к груди, ощущая, как ветер раскачивает перевернутую карету, за днищем которой они спрятались. Ротуэлл должен был уже вернуться. Где же он?

— Эва, я должен идти за помощью.

— Не оставляй меня, Люсьен… о, пожалуйста, не оставляй меня.

Она опять заплакала. Ушла ее ненависть к нему, исчезла упрямая, своенравная гордость, пропала прекрасная вспыльчивость. Вместо всего этого осталась лишь сломанная оболочка. Вот до чего он довел ее, эту маленькую девочку-женщину, которая умрет, если он быстро не доставит ее в безопасное место.

— Эва, послушай меня, — сказал он, отрывая ее от себя и усаживая у дна кареты. Он глядел ей в глаза, в которых не было души, которая ушла вместе со способностью здраво мыслить, что-либо понимать, и лишь два огромных озера боли смотрели на него. — Эва… я иду за помощью. Ты должна оставаться здесь, ты понимаешь меня?

— Не покидай меня. Пожалуйста, не уходи от меня.

— Дорогая, я должен. Я вернусь за тобой. Пообещай мне, что будешь держаться, не заснешь, соберешь всю мыслимую ненависть ко мне, только не сдавайся, понимаешь? Не засни… не покинь меня, Эва. Я не смогу жить без тебя. — Он притянул ее к себе и поцеловал в заледеневшую бровь. — Не покидай меня, потому что я люблю тебя.

— Не уходи, — шепотом повторила она.

Он любит ее. Он сказал это, но она не поняла, так как ощущает лишь боль, потрясение и муку. Люсьен поднялся а одной здоровой ноге, понимая, что даже если осмотрит карету, у него не хватит сил, чтобы перевернуть ее на колеса. О черт! О дьявол! Снег продолжал сыпаться с небес, застревая в ресницах. Он в отчаянии пытался сообразить, что можно сделать, чтобы как-то укрыть ее от непогоды, и тут вспомнил, что в карете может быть коврик.

Волоча за собой непослушную ногу, он обошел карету, открыл дорожный сундук и — благодарение Господу — обнаружил там одеяло.

Он отнес его к Эве. Ее глаза были закрыты. Испугавшись, он схватил ее за плечи и принялся трясти, пока она снова не открыла их.

— Не покидай меня, Люсьен…

У него не было сил отвечать. Если он не пойдет, то она умрет здесь, у него на руках. Он поудобнее усадил ее, попытавшись втиснуть в пространство между осью и днищем, и укрыл потеплее, подоткнув его со всех сторон. Затем, взяв ее руки, он нежно поцеловал сначала одну ладонь, потом другую и спрятал их под одеяло.

Потом он поднялся на ноги, решив, как будет действовать, и ругая Ротуэлла, который уже давным-давно должен был вернуться. Вокруг шелестел падающий снег… медленно, неумолимо, молчаливо.

Она посмотрела на него, в ее глазах мелькнуло понимание, испуг… затем веки снова сомкнулись.

Люсьен повернулся. Он сунул свои ободранные, покрасневшие ладони под мышки, чтобы хоть немного согреть их, и, волоча раненую ногу, дрожа от холода, пустился в долгий путь домой.

Глава 26

Всадники, которых Люсьен слышал в ночи, не были одним лишь плодом хмельного воображения. Его братья, которые бросились по горячим следам в погоню за Нериссой, настигли ее в Саутгемптоне, где она ждала корабль, чтобы отплыть во Францию. Теперь она была в безопасности в карете, которую они захватили с собой, и братья решили провести несколько дней в Джинджермере, прежде чем везти разъяренную сестру обратно в замок Блэкхит.

Покрытые снегом и продрогшие до костей, они вошли в дом и обнаружили там страшный переполох. Его и ее светлости повздорили. Его и ее светлости? Чарлз присвистнул, а другие лишь переглянулись в изумлении.

— Они поженились прошлой ночью, — объяснила экономка.

— Между ними случился ужасный скандал, и она уехала час назад, — добавил дворецкий. — В такую бурю.

И тут совершенно обезумевший молодой человек с синим от холода лицом влетел в комнату, бормоча, что герцогиня погибла, упала с обрыва, и что он встретил его светлость — который оказался совершенно пьян — у обрыва, без сюртука, без пальто, в одной тонкой рубашке, что его светлость отправился вытаскивать тело герцогини и что все находящиеся в доме должны мчаться ему на помощь…

Благодарение Господу, что там оказался лорд Чарлз.

— Всем молчать, — приказал он резким голосом, который мгновенно заставил всех прекратить суетиться. Он оглядел присутствующих, тающий снег все еще стекал с его светлой косички и широкой, внушающей уважение спины. — А теперь слушайте меня.

На нем не было военного мундира, но это ничего не значило. Перед домочадцами стоял офицер, которого знали и уважали солдаты… и испуганные слуги, все, как один, замолкли и напряженно ожидали приказаний.

Чарлз повернулся к поеживающемуся конюху.

— Пусть кто-нибудь напоит этого человека чем-нибудь горячим. Как тебя зовут?

— Ротуэлл, милорд.

— Ротуэлл, расскажи мне по порядку, что произошло, где ты оставил герцогиню и где в последний раз видел моего брата.

Стуча зубами, Ротуэлл хриплым голосом поведал всю историю. Он непрерывно повторял отданные его светлостью приказы, заламывал руки и раз за разом говорил, что, останься герцогиня на месте, она не погибла бы.

— Она у Тавертонского поворота, милорд… на склоне под обрывом.

Чарлз с суровым лицом выслушал рассказ и тут же командным голосом принялся раздавать приказы.

— Эй, ты, — он кивнул в сторону лакея, — как тебя, зовут? Петерсон? Хорошо, Петерсон, слушай внимательно. Я хочу, чтобы ты поскакал в деревню и привез доктора. Ты доставишь его сюда к тому времени, когда мы с братьями вернемся с герцогом и герцогиней. Отправляйся.

— Теперь вы. — Он подозвал экономку. — Как вас зовут?

— Миссис Кэнтуэлл, милорд.

— Миссис Кэнтуэлл, я хочу, чтобы вы и ваши подчиненные приготовили спальни, разожгли камины, собрали все одеяла в доме и держали к нашему возвращению наготове что-нибудь горячее и питательное. Моя сестра вам поможет.

— Слушаюсь, милорд.

— А теперь ты. Джонс, да? Беги к конюшням, найди двадцать ярдов веревки и оседлай наших коней, да пошевеливайся. Мне понадобятся одеяла и фонарь. Поспешим.

Чарлз постарался запомнить по именам всех тех, кому давал поручения, а затем, удовлетворенный, что все идет как надо, послал за своим мокрым камзолом, потребовал еще один про запас и быстро вышел за дверь, Гаррет и Эндрю поспешили за ним.

Он чувствовал, что время терять нельзя.

Люсьен уже давно отказался от попыток идти.

Там, где когда-то была его лодыжка, теперь пульсировал сгусток боли. Будь у него время, он оторвал бы кусок материи от штанов и перевязал рану, но не смел понапрасну потратить даже минуту. Главное — добраться до дома и привести Эве помощь.

Но нога, будь она проклята, не слушалась. Он нашел палку, вмерзшую в землю, и ему удалось оторвать ее. Но палка сломалась, как только он попытался на нее опереться. Люсьен отбросил обломок и похромал дальше, волоча за собой больную ногу, пока не поскользнулся на льду и не упал, больно ударившись о мерзлую землю подбородком и прокусив язык. Он заставил себя подняться, сплюнул кровь. От холода у него закружилась голова, тело казалось невесомым. Но он все же двинулся вперед. И снова упал.

Тогда он принялся ползти. Не обращая внимания на боль в замерзших руках, он подтягивал свое тело по скрипучему, покрывшему землю тонким слоем снегу. Сколько он уже прошел? Насколько он удалился от Эвы? Этого он не знал. Больше ничего не существовало, кроме холода. Боли. Если он не доберется до дома, его жена умрет.

Боль в руках стала невыносимой. Он поднялся на колени, а затем, балансируя раненой ногой, встал. Он перенес пес на эту ногу, заставляя ее выполнять работу, которая была ей не под силу, ненавидя ее за беспомощность, казня ее болью за то, что она предала его. Он не позволит помешать ему спасти свою герцогиню.

Как же холодно. Мокрая рубашка замерзла и стирала в кровь спину. А снег все падал, шелестя вокруг него. Он помедлил, тяжело дыша, и взглянул в темноту. Назойливый шепот снега. А далеко справа — море.

Не останавливайся.

Мукой было передвигать ноги. Больно даже дышать. Не засыпать.

«Не спи», — говорил он ей.

«Не спи», — приказывал он себе.

Но мозг и тело больше не подчинялись его воле. Он дрожал от холода, от изнеможения… от потрясения. Неимоверных усилий стоило удержать глаза открытыми. Он снова упал. И опять ему удалось подняться, боль раскаленным штырем вошла в раненую ногу, снег на том месте, где он упал, потемнел от крови. Но боль не давала уснуть. Поддерживала в нем жизнь. Уснуть — значит умереть. Это он понимал. Он упрямо двигался вперед, нарочно наступая на больную ногу и с радостью чувствуя Золь, потому что боль — это жизнь.

Он концентрировался на каждом шаге, как дар принимая каждую вспышку боли. Где, черт побери, Ротуэлл? Почему он не вернулся? Где все?

И где он сам?

«Не останавливайся».

И он шел… но вдруг его нога куда-то поехала. Он покатился по наклонной поверхности и упал на лед, пробив его своей тяжестью, глаза защипало от соленой воды. Вода попала ему в нос, попала в горло.

Его обожгло холодом, но он, колотя руками, выплыл на поверхность, хрипло дыша, смаргивая с глаз соленую воду.

Залив. Чертов залив. Значит, он почти добрался до дома. До спасения. Тепла. А самое главное — до помощи.

Но он слишком замерз. Силы совершенно покинули его. К нему подплывали куски льда, царапали лицо, руку, которой он пытался их отталкивать. Он опять погрузился под воду. Люсьен выбрался на поверхность как раз в тот момент, когда большая льдина ударила его в спину. Он попытался собрать волю в кулак, чтобы заставить силу вернуться в его уставшие ноги, но ее совсем не осталось. Совсем. Последним, отчаянным рывком он толкнул себя к земле, наполовину выбрался на замерзший берег и закрыл глаза. Ледяная вода плавно покачивала его ноги.

«Не останавливайся!»

Он сделал еще попытку.

«Не останавливайся, черт тебя побери!»

Он упал лицом на лед. Тело больше не слушалось его. И тут Люсьен одними губами произнес прежде незнакомую ему фразу:

— Я… не могу.

И в изнеможении затих.

Чарлз верхом на своем верном Контендере с фонарем в руке скакал к мосту впереди братьев. Он старался не думать о том, что они могут найти там, в темноте. Старался не думать о том, что они, быть может, уже опоздали. Старался вообще не думать ни о чем, кроме того, что нужно найти брата и невестку.

— Чарлз, постой! — Это Гаррет, скакавший за ним на Крузейдере, поднял коня на дыбы, когда они подъехали к мосту. Породистый конь Эндрю, Ньютон, едва не налетел сзади на Контендера. — Смотри, там внизу в воде кто-то есть!

Чарлз посмотрел в указанном Гарретом направлении и почувствовал, что его сердце остановилось.

— Это Люсьен, — проговорил он, соскакивая с коня, и бросился через мост.

Он соскочил на берег и, схватив брата за руки, принялся тащить его из воды. Через мгновение рядом с ним были Гаррет и Эндрю. Они вместе вытащили Люсьена на скованный льдом песок.

— О Господи, — выдавил из себя Эндрю, глядя на неподвижное, бледное лицо герцога. — Он…

— Умер? — прошептал Гаррет.

Чарлз не стал ничего говорить, он просто разорвал мокрую рубашку на груди Люсьена и приложил ухо к его груди. Братья, оцепенев от ужаса, в темноте стояли рядом на коленях и глядели, как снежинки ложатся на светлые ресницы Чарлза, на неподвижное лицо Люсьена. Ни один из них не промолвил ни слова.

Чарлз выпрямился.

— Нет. Не умер. Живо, давайте завернем его в одеяло и посадим на Ньютона. Везите его домой и отогрейте. Когда он очнется, не давайте ему бежать спасать Эву. Если очнется, — мрачно добавил он. — Боже, от него разит коньяком.

Гаррет и Эндрю посмотрели друг на друга: Люсьен был не из тех, кто позволял себе чрезмерные дозы спиртного. Но времени на раздумья не было. Все они понимали, что, должно быть, случилось что-то ужасное.

— Ну, давай, Люс, — проговорил Гаррет, пытаясь подбодрить остальных, когда они общими усилиями завернули безвольное тело брата в толстое шерстяное одеяло и понесли его к ждущим хозяев лошадям. — У тебя все будет в порядке.

Люсьен очнулся в тот момент, когда им удалось усадить его Ньютону на спину.

— Эва…

Чарлз приблизил к нему лицо, с которого не сходило мрачное выражение.

— Люсьен, где она?

— Тавертонский поворот… оставил ее у кареты. Ты должен спасти ее, Чарлз. Я… полагаюсь на тебя.

Чарлз привык, что люди полагаются на него, это даже нравилось ему, но власти над жизнью и смертью у него не больше, чем у кого-нибудь другого. И все же ради брата он сделает все, что от него зависит.

— Я привезу ее к тебе, Люсьен. Обещаю.

Он приказал Гаррету и Эндрю везти Люсьена домой, а сам, вскочив на Контендера, галопом помчался в снежную тьму.

Стук копыт.

Она расслышала его сквозь завывание ветра, гремучий рев моря, которые с того самого момента, как ушел Люсьен, пытались заставить ее уснуть смертным сном. Но она пообещала ему не спать. Она не уснула, и теперь слышала, как из темноты к ней быстро приближается всадник, копыта стучат ближе, громче. Кто-то едет за ней. Глаза Эвы наполнились слезами. О, Люсьен…

Эва, поежившись, поглубже забралась под одеяло. Все ее силы ушли на то, чтобы повернуть голову. Определенно всадник приближается, он скачет к ней. В высоко поднятой руке фонарь, который светит над его головой, словно вифлеемская звезда. Эва задрожала. Помощь пришла. Он пришел.

Только это не он. Когда всадник подскакал к ней и спрыгнул с седла, свет фонаря упал на его лицо, и она увидела, кто ее спаситель.

Увидела его и тут же вспомнила то же самое лицо в свете другого фонаря, как она безжалостно свалила его на землю, когда он, как и теперь, пытался помочь ей.

Эва заплакала.

— Ваша светлость. — Он был перед ней — сама доброта, сама забота, сама суровая, надежная уверенность. — Я приехал, чтобы отвезти вас домой.

— Люсьен…

— Он неважно себя чувствует. Вы ему нужны. — Он опустился перед ней на колени. — Вы позволите мне взять вас с собой?

Она даже услышала доброжелательность в его голосе, когда вынула из-под одеяла и протянула ему ледяную руку.

— Это значит, что вы мне не приказываете? Он мягко улыбнулся.

— Нет, ваша светлость. Теперь вы выше меня по положению.

Его доброта тронула ее душу. Новые потоки слез побежали по щекам. Она недостойна этого. Недостойна его доброты, недостойна ничьей любви, недостойна ничего, кроме смерти:

Он был достаточно галантен, чтобы дать ей возможность поплакать, делая вид, что не замечает ее слез. Она попыталась подняться на ноги. И не смогла. У нее не осталось сил. Он, увидев это, наклонился, поднял на руки и понес ее, завернутую в плащ и одеяло, к коню.

Он усадил ее и, придерживая рукой, вскочил на коня позади нее. Затем, прижав ее к груди, он развернулся в сторону дома.

Она прикасалась щекой к его теплой, широкой груди, ощущала запах влажной шерсти, исходивший от его плаща, мощь его руки, которой он крепко прижимал ее к себе. Его близость не возбуждала, а утешала — это было утешение, которого можно ожидать от брата. А он теперь и в самом деле брат, разве нет?

Брат. Она этого не заслуживает. Боже, она этого не заслуживает. Когда он заставил коня медленно идти по обледеневшей дороге, чтобы не беспокоить ее разрываемое болью тело, она не смогла сдержаться и начала всхлипывать, а потом заплакала, как ребенок, уткнувшись ему в грудь. Ее больше не волновало, что он может подумать, она больше не заботилась о сохранении иллюзии женского превосходства.

Он не промолвил ни слова.

— Простите, Чарлз, — всхлипывая, проговорила она. — Как вы можете быть со мной так добры после всего, что я вам сделала?

— Я считаю, что каждому нужно давать шанс.

— Но я оскорбила вас… и вот чем вы мне отплачиваете, спасаете мне жизнь. Боже… простите меня. — Она с новой силой зарыдала. — Простите меня…

— Все хорошо, Эва. Я простил вас. Ну, успокойтесь. Поберегите силы. Вы нужны моему брату. Вы нужны нам всем.

Она замолчала и, ощущая покой, который исходил от крепкой руки деверя, которая надежно удерживала ее на спине коня, закрыла глаза. И когда туман забытья стал сгущаться вокруг нее, она осознала, что с самого начала ошибалась. Ошибалась в отношении мужчин. Ошибалась в отношении Люсьена.

Ошибалась во всем.

Если она выживет, ей многое придется наверстывать.

Многое исправлять.

Ее голова склонилась ему на руку, слезы по-прежнему блестели на щеках.

Глава 27

Они были единой семьей, и все они хлопотали над ней.

Не только потому, что она много значила для Люсьена, но и потому, что она перестала быть для них чужой.

Нерисса взяла на себя обязанности хозяйки с живостью и врожденным умением. Были приглашены лучшие врачи. Чарлз, Гаррет и Эндрю по очереди пытались — безуспешно — заставить Люсьена дать отдохнуть раненой ноге, но он ни на минуту не отходил от постели своей герцогини, которая металась в лихорадке и, по словам медиков, была при смерти.

Он страшно злился по поводу зловещих предсказаний медицины.

— Простите, ваша светлость… если ей не пустить кровь, она скорее всего не переживет эту ночь.

— Пустить ей кровь? Пустить кровь? Последние два дня она только и делала, что истекала кровью! Пошел вон! — прорычал он, устремив горящий взор на несчастного, осмелившегося сделать столь нелепое предложение.

Врач ушел, на его место пришел другой.

— Даже если она выживет, у нее едва ли когда-нибудь будет ребенок. Вам, ваша светлость, лучше не надеяться, что она подарит вам наследника, которого вы так хотите…

Одного взгляда Люсьена было достаточно, чтобы оборвать беднягу на полуслове.

— Вон отсюда!

Потом приехал третий, полный самомнения врач. Он склонился над распростертым телом герцогини, но его самоуверенность быстро улетучилась, когда рядом с ним появился герцог, который не произнес ни слова, правда, ему этого и не требовалось, с черными, свирепыми и холодными глазами. Наконец и ему тоже пришлось выпрямиться и покачать головой.

— Мне жаль, ваша светлость. Я не в силах что-либо для нее сделать, кроме как дать успокоительное.

Люсьен и его выбросил из дома, придя в такую ярость, что даже слуги старались не попадаться ему на глаза.

Он бегал по комнатам, опираясь на палку, орал на всех, кто осмеливался советовать ему поберечь ногу. Он отказывался от еды, ото сна, жил только на черном кофе. Он утратил счет времени. Он забывал, какой на дворе день. Он не хотел знать ничего, кроме слабого хриплого дыхания своей герцогини, ее горячего лба, на котором непрерывно менял примочки, и собственной жгучей тоски.

Конечно, все ясно. Он любит ее. Любит и не боится признаться в этом. Вот она тает у него на глазах, унося с собой его сердце. Покидает его. Будь проклята судьба, которая сделала такое с ним! Будь проклята судьба, которая сделала такое с ней! Он хочет, чтобы ему вернули жену. Он хочет, чтобы вернулась его герцогиня с ее редкой и прекрасной отвагой, одна их немногих людей на земле, кто не боится его, единственная женщина, способная стать ему парой. Но женщина, которая лежит перед ним на кровати, не более чем бледная, безмолвная тень того, чем она была прежде.

Она умирает. И в этом виноват он. Попытавшись контролировать ее жизнь, он убил ее, так же как, возможно, убил Перри, так же как уничтожил малейший шанс для счастья Нериссы.

Он посмотрел на лежащую на кровати женщину и ощутил, как от горя у него сжимается сердце. Каким огромным теперь кажется его самомнение в свете того, во что оно ему обошлось и, быть может, еще обойдется. Даже сейчас у него в голове всплывают ее слова, мучая своей пророческой точностью: «Вам следует обдумать последствия управления чужими жизнями, подавления воли других людей».

Последствия. Что ж, она является живым — умирающим — свидетельством этих последствий, разве не так? Он навязал ей свою волю безо всякого уважения ее мыслей, чувств, желаний. Потому что был изначально убежден, что все знает лучше всех. То же самое он сотворил с жизнями близких родственников — с каждым из них. Его мудрые манипуляции казались ему чем-то вроде игры. Как он гордился своими успехами, легкостью, с которой он распорядился их жизнями! А теперь с горьким раскаянием он осознал, что жизнь — это не игра.

И смерть — не игра. Он взглянул на бледное, неподвижное лицо Эвы.

«Я усвоил урок». Ее грудь под покрывалом поднималась и опускалась, и ему очень хотелось, чтобы какой-нибудь из этих трудных вдохов не стал последним. «Я усвоил урок, Эва, и никогда больше не буду исполнять роль Бога по отношению к судьбам других людей. Если ты останешься жить, дорогая моя, все будет по-твоему! Захочешь быть свобод ной, я отпущу тебя на волю. Тебе принадлежит все, что в моих силах дать тебе. Клянусь». Кто-то тихо постучал в дверь.

— Люсьен?

Он расцепил руки и поднял голову, стряхнув с глаз усталость. Это был Чарлз. Он отодвинул свечу, стоявшую на ночном столике, чтобы брат не увидел наглядного свидетельства страдания, которое разрывает его на части.

— Входи.

Брат вошел в комнату, держа в руках поднос.

— Не хочешь, чтобы я немного посидел с ней? Тебе в самом деле следует поспать.

— Я не могу спать. Останусь с ней.

«Я останусь с ней, потому что очень боюсь покинуть ее. Боюсь, что если я оставлю ее хоть на минуту, то она покинет меня навсегда и умрет, как папа в свое время. Как мама. Я не могу этого допустить».

Чарлз кивнул и, выдвинув столик, поставил на него поднос. Воздух наполнился ароматом крепкого кофе. Он налил им по чашке, добавил себе молока, сахару и, взяв свою чашку, отошел к камину.

— Я говорил с Нериссой, — сказал он, прихлебывая горячий напиток. — Она до безумия боится за Перри… и, видимо, злится на нас за то, что мы завернули ее в Саутгемптоне. Я знаю, что ты собираешься возобновить его поиски, но в данный момент поездка во Францию отменяется. Я поеду вместо тебя.

— Мы на грани войны с Францией, Чарлз. Это небезопасно.

— Я понимаю. Но есть такое слово — надо.

— Когда ты хочешь отправиться?

— Утром.

Люсьен открыл было рот, чтобы возразить. Он всю жизнь пытался защищать родных, делать за них выбор, направлять их жизнь. Чарлз хочет поехать во Францию. «Кто я такой, чтобы не допустить этого?»

Он глубоко, с хрипом вздохнул и проглотил свои возражения, отдавая дань уважения брату, ненавидя непроизвольно возникшее в душе ощущение, что он умывает руки. Господи, как трудно… как же это трудно.

— Как нога?

Его нога? Да, конечно. Его нога. Люсьен с отсутствующим видом погладил забинтованные икру и лодыжку.

— Идет на поправку. — Он еще раз вздохнул, опустил голову на руку, потер лоб в попытке найти нужные слова. — Чарлз, мне следует перед тобой извиниться. Перед всеми вами. Это извинения, которые опоздали на много лет.

Чарлз обернулся.

— Я хочу сказать, что виноват, — отрывисто продолжал Люсьен. — Виноват в том, что устраивал ваши жизни, навязывал вам свою волю, лишал возможности делать в жизни свой выбор. Больше такого не будет.

Чарлз лишь посмотрел на него, в его бледно-голубых глазах ничего нельзя было прочесть. Потом повернулся к огню.

— А-а. Теперь я понял, почему ты не набросился на меня за решение ехать во Францию.

— Да. Мне, конечно, не нравится эта идея, но я не стану запрещать тебе.

— Видно, тебе это непросто дается.

— С трудом. Но я стараюсь.

Чарлз сделал еще глоток кофе, минуту рассматривал чашку, уйдя в свои мысли.

— Чарлз?

— Да?

— Ты… э-э… через все это прошел. Все вы прошли. Именно так… — Он с трудом проглотил комок в горле, беспомощно развел руками, подбирая подходящее слово. — Именно так полагается себя чувствовать?

— В каком смысле именно так полагается себя чувствовать?

Люсьен нахмурился, его взгляд метнулся к неподвижной фигурке в кровати.

— Уверен, что ты понимаешь, о чем идет речь.

— Уверен, что понимаю. — Чарлз улыбнулся. — Но не могу отказать себе в удовольствии услышать это от тебя.

— Что ж, я и не собираюсь лишать тебя этого удовольствия. — Люсьен пригладил локон на лбу Эвы. — Все эти годы я смеялся даже над мыслью о том, что когда-нибудь влюблюсь. Нельзя, конечно, сказать, что я не верил в любовь. Я помню, как было у наших родителей. Я вижу, что происходит у всех вас с супругами. Просто в голову не приходило, что такое когда-нибудь может случиться со мной. Я считал, что мои герцогские обязанности не допустят этого.

Чарлз стоял, и мягкая улыбка озаряла его лицо. А Люсьен по-прежнему смотрел на Эву, его глаза казались глубокими, темными и печальными.

— Так и не заметил, как оно пришло, — проговорил он, словно про себя. — И совсем не ожидал, что оно… оно несет с собой такие ощущения.

— Ты имеешь в виду восхитительную эйфорию в один момент и ощущение, будто кто-то вырезает узоры у тебя на сердце — в другой? — Чарлз посмотрел на склоненную голову брата. — Да, Люсьен, так и полагается себя чувствовать. По крайней мере, на ранних стадиях. Все, однако, с течением времени становится проще. Более… размеренно, думается мне, по мере того как между вами вырастает дружба.

— Даже если так, остается просто удивляться, отчего вообще люди решают влюбляться.

Чарлз по-прежнему улыбался.

— На самом деле я не думаю, что большинство из нас что-нибудь решает, Люсьен. Иногда любовь сама решает за нас.

Люсьен ничего не ответил, в его чашке остывал кофе. Братья несколько минут помолчали. Лишь потрескивание огня за каминной решеткой да вздохи ветра за окном нарушали тишину. Это были звуки одиночества и печали.

— Мне многое придется искупить, Чарлз, — наконец проговорил Люсьен. — Если она останется в живых, я даже не знаю, с чего начать.

— Что ж, ты мог бы начать с того, что скажешь ей, как сильно ее любишь. Скажи ей, что не можешь жить без нее, что она значит для тебя больше всего на свете. Это может дать ей силы, необходимые для того, чтобы выжить.

— Я даже не уверен, что она вообще хочет выжить. Я ужасно обращался с ней, Чарлз. Заставлял подчиняться своей воле. Смерть для нее будет избавлением. — Он сжал зубы. — Избавлением от меня.

Чарлз допил кофе и посмотрел сверху вниз на опущенную голову брата. Ему еще не доводилось видеть Люсьена таким смятенным, покорным. Затем он окинул изучающим взглядом лежащую на кровати женщину. Чарлз насмотрелся на мужчин, умиравших на войне, и был способен разглядеть знаки, возвещающие о приближении смерти. И ему не было нужды даже спрашивать ни у кого, он и так знал, что герцогиня Блэкхит не собирается умирать.

По крайней мере в ближайшее время.

Но Люсьен этого не знал. Но учитывая, что любовь уже начала менять его так, что Чарлз не мог себе даже вообразить — настолько странно, интересно и удивительно это было, — он решил не вмешиваться в ход событий. Любовь могла преподать его брату урок. Пусть Люсьен испытает весь набор чувств, которые приходят, когда отдаешь сердце другому человеку… в том числе и пугающую беспомощность, которая часто сопутствует этому.

Для человека, настолько привыкшего контролировать все и вся, будет полезно ощутить беспомощность.

Он собрал чашки на поднос.

— Тогда я пошел спать, — сказал он. — Спокойной ночи, Люсьен.

— Спокойной ночи.

Он прошел мимо брата, похлопав по плечу. Потом вышел из комнаты, потихоньку закрыв за собой дверь.

Снаружи ждали Гаррет и Эндрю. Они немедленно вскочили на ноги и нахмурились, увидев, что губы Чарлза непроизвольно подергиваются.

— Итак, в чем дело, парень?

— Люсьен. — Чарлз почувствовал, как его губы сами собой расползаются в улыбке, и испугался, как бы не расхохотаться по-настоящему. — Он наконец не устоял.

Спустя несколько часов Эва открыла глаза.

В комнате было темно и необычно тихо. Ей слышался далекий рев моря, легкое дребезжание рам от ударов ветра, крик чайки. Какое-то время она пыталась восстановить в памяти все произошедшее, понимая, что что-то не так.

Чего-то не хватает.

Она ощущала некую сосущую боль, которая скрывалась под физической и проникала в самую душу.

И тут она вспомнила.

«Я потеряла ребенка».

Все вдруг нахлынуло на нее. Скандал с Люсьеном. Ее решение уехать от него, несмотря на бурю. Карета опрокинулась… Словно в тумане, она помнила, что муж пришел за ней. Спас ее из плена предательской скалы, а у нее между ног сочилась кровь, тихо, неостановимо, страшно… будто все ее тело плакало по потерянному ребенку.

«Я убила его. Он умер».

Умер.

Она лежала, горячие слезы лились из глаз, стекали неторопливыми, извилистыми струйками по вискам и уходили в подушку. Он умер. В ее чреве стало пусто. Й в душе. Она со своей гордостью и неверием убила малютку.

Умер.

Она беззвучно плакала, глядя в светлеющий потолок у себя над головой. Далекий прибой с каждым ударом волн, словно погребальный колокол, возвещал о смерти ребенка. Становилось все светлее, темнота отступала, а вокруг нее из мрака начали проступать очертания мебели. Вон комод, едва видный через раздвинутый полог кровати. Вон темные очертания картины на стене. А вот кто-то в кресле, придвинутом к кровати так близко, что ей слышно размеренное дыхание.

Она потянулась и тронула пальцами свисающую с подлокотника руку.

Люсьен.

Он встрепенулся. Его рука сжала ее пальцы. Он ничего не говорил, только сидел и держал ее за руку, давая ей возможность впитать в себя его неисчерпаемую силу.

«Ты не одинока, родная. Я здесь».

Она не могла сказать точно, произнесли ли эти слова его губы — или они пришли из самых глубин его души. Просто она знала, что он их сказал. «Я здесь». Слезы стали обжигающе горячими, хотя она не всхлипывала, не издавала ни звука. «Я здесь». Она крепко закрыла глаза, держась за его руку. Горячие соленые капли катились по щекам в молчаливом страдании. «Я здесь».

Кровать скрипнула. Люсьен сел рядом с ней, протянув к ней руки в невысказанном приглашении.

Год, месяц, неделю назад она ни за что не приняла бы его утешений, рассмеялась бы ему в лицо, скрыла бы в себе отчаянную боль. Но теперь…

Любовь.

Без колебаний Эва потянулась в его объятия.

— Люсьен, — жалобно всхлипнула она. — Ребенок… О Боже, ребенок…

Он не сказал ни слова, просто держал ее в объятиях и давал ей плакать, пока у нее оставались слезы, пока кровоточащая боль не начала затихать и на ее место не пришло утомление. Но она знала, что он полностью разделяет ее страдания. Что надежная, утешающая сила, которой он ее окружил, всегда будет принадлежать ей. Что он не отходил от ее кровати все время и всегда будет с ней. Ее разум начал меркнуть, ища облегчения в забвении глубокого сна. Она в безопасности. После все этих лет недоверия, отчужденности и притворства она в безопасности.

С ним.

Глава 28

Эва постепенно выздоравливала. Много плакала. Она свыклась не только с мыслью о потере ребенка, но и с тем, что у нее нет никаких шансов подарить мужу наследника, а это очень важно для гордых и могущественных аристократических семей вроде де Монфоров.

Она обманула его ожидания. Теперь его около себя никак не удержать. Никогда. Все когда-нибудь должно закончиться. День за днем она ждала, когда его внимание станет охладевать, отвлекаться, все ждала, что он найдет себе более интересное занятие, чем сидеть у ее постели, уговаривать ее поесть, когда у нее нет аппетита, забираться по ночам к ней под одеяло, чтобы согревать ее своим большим телом, рассказывая о своей жизни, о детстве, о тех, кого он знал и любил… и заставляя ее делать то же самое. Она настороженно ждала, когда его терпение лопнет. Но он не уходил. Не покидал ее. И через несколько недель настороженность Эвы постепенно растаяла, а затем появилась хрупкая надежда, что, может быть — просто может быть, — она нашла то же, что было у ее невесток.

То, чего она ждала всю свою жизнь.

Глубокую и верную любовь мужчины.

Господи, и она его любит. И как его не любить? Ведь он полная противоположность тому, что она считала человеческим существом мужского пола. Он сильный, умный, способный к состраданию, преданный, внимательный и достойный уважения. Эва страдала, когда он хоть на минуту выходил из комнаты. Она сияла, когда он возвращался, понимая, что ее улыбки воодушевляют его, прогоняют тени из-под глаз, суровость с его лица. Он сказал, что любимее. И доказал это всем своим поведением, добротой, словами. Однако она сама не может заставить себя сделать то же самое. Пока не может.

Она готова это ему возместить. Сделать что-нибудь — что угодно, — что искупило бы все прегрешения перед его семьей. Что-нибудь, что докажет ее любовь к нему, пока она не может заставить себя произнести вслух эти слова. По мере того как силы возвращались к ней, она начала ходить сначала по комнате, потом по всему дому и по садовым аллеям, глядя на море, такое же беспокойное, как ее душа… И тогда однажды утром из Франции пришло долгожданное письмо.

Нерисса проснулась на рассвете.

Уже три недели прошло с тех пор, как Чарлз отправился на поиски Перри. Три недели опасений не только за брата, но и за судьбу ее пропавшей любви. Три недели беспрестанного ожидания весточки из Франции.

«Ну где же он? Что ему удалось узнать? Пожалуйста, Чарлз, возвратись домой. Возвратись домой и привези с собой Перри».

Напряжение сказывалось на всех. Гаррет и Эндрю, оставшиеся в Джинджермере ожидать благополучного возвращения Чарлза, отчаянно скучали по своим женам. Эндрю, к большому неудовольствию окружающих, всецело отдался работе над своей новой взрывчаткой. После первого потрясшего землю взрыва в деревне даже ударили в набат, и колокола продолжали звонить, пока Эндрю с обожженными пальцами и опять обгоревшими бровями лично не съездил туда и не объяснил причины ужасного грома. Он успокоил запаниковавших жителей, заверив их, что это не нападение французов и что Британия не начала войну со своим вечным врагом.

Пока.

Но страшное известие могло теперь прийти в любой день. Такова была реальность. Нерисса боялась за Чарлза. Она не находила себе места и все всматривалась в морскую даль, ожидая, тревожась. И теперь, сидя у окна и наблюдая за тем, как солнце, словно пылающий оранжевым огнем шар, поднимается над горизонтом, сверкая алмазными гранями на воде, она подумала, что, может, сегодня придет весть о том, что две страны снова находятся в состоянии войны. В дверь тихо постучали.

— Войдите, — отозвалась Нерисса и, обернувшись, увидела, что в комнату входит ее новая невестка.

— Ой, Эва… доброе утро. — Она нахмурилась. — А почему ты встала?

— Да ну, я уже более чем достаточно належалась. Если честно, то я чувствую себя в эти дни совсем как прежде. Думаю, я уже настолько в форме, что могу днем покататься с Люсьеном верхом. — Ее зеленые глаза засверкали, как теперь было всегда, когда она говорила о герцоге. — Между прочим, я подумала, что мы могли бы вместе позавтракать.

Нерисса осмотрела ее критическим, взглядом. Эва все еще была худа и бледна, но с каждым новым днем к ней возвращались здоровье и прежний душевный настрой. Когда Эва вошла в комнату, облитая ярким светом поднимающегося солнца, Нерисса почувствовала исходящую от нее внутреннюю силу, которая, казалось, не только не уменьшилась, но лишь выросла после всего, что ей пришлось пережить. Неудивительно, что Люсьен влюбился в нее. Неудивительно, что последние три недели он практически не отходил от нее. Не его ли неустанная забота добавила мягкости надменным чертам лица Эвы? Не любовь ли Люсьена заставила ее прекрасное лицо светиться открытостью, какой-то безбоязненной уязвимостью, словно смыла с него резкие линии, оставив на их месте сверкающий бриллиант?

Вслед за ней в комнату вошла служанка, держа в руках поднос с горячими булочками и чаем. Она поставила поднос на стол, сделала реверанс и так же тихо покинула комнату. Нерисса снова повернулась к окну. Она смотрела на воду, на чаек, описывающих круги над серебряной поверхностью моря. Эва встала рядом с ней.

— Мой Перри… он жив, — тихо проговорила Нерисса, всматриваясь в горизонт. — Если бы он умер, то я бы точно знала… — Она прижала руку к сердцу. — Конечно же, я почувствовала бы это здесь в тот момент, когда перестало биться его сердце, в тот момент, когда он в последний раз вздохнул. Правда, Эва?

— Правда.

Нерисса обернулась и взглянула в сверкающие зеленые глаза невестки.

— Ты что-то знаешь, что мне неизвестно?

— Только что пришло письмо от Чарлза. Так как Люсьен еще не проснулся, то я, изнывая от любопытства, захватила его с собой, чтобы прочитать. — Она вытащила из кармана свернутый лист бумаги и с мягкой улыбкой передала его Нериссе. — Вот.

Нерисса, затаив дыхание, смотрела на письмо. Надежда и испуг переполняли ее сердце. Какое известие содержится в нем? С дрожащими руками она повернулась так, чтобы яркий золотистый свет, льющийся из окна, упал на слова, выведенные рукой Чарлза.

«Кале,

3 февраля 17 78 года.

Люсьен, после бессчетного числа запросов я узнал, что все выжившие на «Саре Роз» были переведены в небольшую тюрьму неподалеку отсюда, которую я лично посетил, выдав себя за американского дипломата. Я нашел Брукхэмптона. Наш друг жив, но выглядит очень скверно. По словам его товарищей, во время нападения на судно он находился на мостике, был ранен и захвачен в плен вместе с моряками. Так как его спутники не имели представления о том, кто он на самом деле, то не смогли дать за него показания. Соответственно наш друг в течение первых недель заключения пытался восстановить память, а в последние недели — добиться свободы.

Как ты можешь себе представить, положение очень опасное. Учитывая довольно необычные обстоятельства, в которых он оказался при взятии корабля, французы отказываются признать его пэром королевства и, следовательно, дать ему свободу. Английские власти, с которыми я обсуждал его дело, не желают давать ему ход из опасения спровоцировать войну. Изменить ситуацию выше моих сил. Я разместился в Кале, в доме 22 по рю-де-ла-Мер и умоляю тебя приехать как можно скорее.

Чарлз».

Нерисса опустила письмо, ее глаза наполнились слезами.

— Он жив… о Господи, он жив! Мы должны немедленно ехать к нему!

Эва аккуратно вынула письмо из ее дрожащих пальцев и, обняв ее за плечи, подвела к столу, где ждал завтрак.

— Я допустила грубую ошибку, Нерисса. Видишь ли, когда я в первый раз навестила пленников в тюрьме, там находился один молодой парень, который лежал на полу… Он был одет так же, как и остальные моряки, и поэтому я не подумала, что это твой пропавший Перри. — Она наполнила чашку, в ее глазах плескалась печаль. — Знай я, что твой возлюбленный переодет, я могла бы повнимательнее к нему присмотреться.

Нерисса утерла слезы.

— Уверена, что он сделал это лишь для того, чтобы напоследок позабавиться, побыть свободным, прежде чем начать скучную семейную жизнь со мной.

— В конце концов, мужчины, — Эва улыбнулась, — делают такие глупые вещи.

Эти слова заставили Нериссу улыбнуться сквозь слезы.

— Да… а Перри еще и заводила шайки гуляк, известных своими дурацкими проказами и скандальными выходками. Во всяком случае, был таким. Скажу тебе, Эва, все переменится, как только мы получим его назад.

— Уверена, что так и будет. — Эва передала Нериссе чашку. — На-ка. Попей, пока мы решим, что делать.

— Но ведь здесь нечего решать — мы должны немедленно вытащить моего любимого Перри из этого ужасного места!

— Конечно, но сначала ты должна выслушать меня. — Эва налила чаю и для себя. — Как сообщил Чарлз, политическая ситуация во Франции в настоящее время опасно меняется. Я понимаю, что тебе это будет неприятно услышать, Нерисса, но лучшее, что ты можешь сделать для Перри, — это оставаться в Англии и с любовью готовиться к его возвращению домой. А я тем временем отправлюсь во Францию и проведу переговоры об его освобождении.

— Ты? Но, Эва, ты еще очень слаба… Почему ты не хочешь, чтобы поехал один из моих братьев?

— Потому что это должна сделать я, — твердо сказала она. — Я должна очень многое возместить твоей семье, Нерисса. Мне тяжело жить с сознанием неоплаченного долга. Пожалуйста, позволь мне сделать это… для тебя, для Перри, для Чарлза. — На мгновение на ее лицо набежала тень. — И для Люсьена.

— Люсьена? Он никогда не согласится с тем, чтобы ты поехала одна.

— Люсьен, — Эва бросила на нее надменный взгляд, — сделает так, как ему скажут.

В их разговор вдруг вклинился изумленный мужской голос:

— Что Люсьен сделает?

Обе женщины подняли глаза. У открытой двери стоял герцог, приподняв одну брось, устремив искрящиеся глаза на испуганные лица женщин. Он прошел в комнату, сел рядом с Эвой и обнял ее за плечи.

— Как я понимаю, для меня пришло письмо от Чарлза, — как ни в чем не бывало проговорил он. — Может быть, ты покажешь его мне, моя дорогая?

— Как ты об этом узнал?

— Я многое знаю, любовь моя. Отдавай письмо.

Эва картинно закатила глаза, усмехнулась и передала ему письмо. Она наблюдала, как Люсьен быстро просматривает его и лицо мужа становится все мрачней.

— Я должен немедленно выехать во Францию.

— Я поеду с тобой.

— Нет, Эва, я запрещаю тебе ехать. Ты еще не оправилась от болезни.

— Прошу прощения?

— Это слишком опасно…

— А теперь послушай меня, муж…

Нерисса мудро выбрала момент, чтобы вмешаться в разговор.

— В самом деле, Люсьен… ты ведь сказал нам, что открываешь новую страницу. Что ты больше не станешь контролировать наши жизни. Если Эва хочет ехать, то думаю, то ты обязан принять это без всяких споров.

Люсьен стиснул зубы, когда Эва поднялась со скамьи.

— Твоя сестра права, — заметила она. — Кроме того, мне закоулки французской дипломатии известны гораздо лучше, чем тебе. И ты поступил бы правильно, предоставив это дело мне.

— Но…

— Люсьен, — предостерегла Нерисса.

Он поджал губы. Затем, глубоко, медленно вздохнув, сдержался, чтобы не запротестовать, и постарался успокоиться, что было непросто перед этими двумя женщинами. Ох, то, что он отпустил вожжи, отказался от контроля… просто убивает его, и это он понял только сейчас. Однако Эва права. Она сможет. Она знает, как разобраться с этой ситуацией, гораздо лучше его, и ее присутствие при спасении Перри будет подспорьем, а не помехой.

Он вздохнул и уныло взглянул на жену.

— Я не в силах переспорить вас, — качая головой, пробормотал он. — Просто не в силах.

— Это точно, — сказала, улыбнувшись, Эва и встала. Закинув ему на шею руки, она припала к губам мужа и не отпускала его, пока печаль не исчезла из его глаз и они не загорелись огнем. — Ты не сможешь победить, поэтому не стоит даже пытаться.

Глава 29

На следующий день между Францией и Англией была объявлена война.

Пока Эва, Гаррет и Эндрю ехали в Портсмут и там готовились к переправке во Францию, Люсьен поспешил в Лондон, где его принял человек, который был обязан ему за некогда оказанную услугу, — первый лорд адмиралтейства. Через несколько часов он уже находился на пути к Портсмуту, где сообщил жене и родным, что они поплывут во Францию в качестве гостей некоего капитана Кристиана Лорда на борту семидесятичетырехпушечного военного корабля «Арундел».

Как и следовало ожидать, капитан — высокий суровый человек со светло-рыжими волосами и мутными серыми глазами — вовсе не был рад гражданским лицам на борту своего корабля и разозлился еще сильней, когда узнал, что один из них — влиятельный и пользующийся известностью герцог. Тем не менее капитан милостиво предложил герцогу и герцогине Блэкхит свою каюту, приказал первому и второму помощникам уступить каюты лордам Эндрю и Гаррету де Монфорам, а сам расположился в другом месте.

Вскоре после того, как был поднят якорь и корабль закачался на пенистой зыби Ла-Манша, начался дождь. Капитан Лорд, орлиным взором наблюдая за всем происходящим, подождал, пока вверенный ему корабль и небольшой бриг «Мэджик», который должен был сопровождать их в путешествии, благополучно не пройдут мимо стоящих на якорях вокруг Спитхеда судов, а затем пригласил герцога и герцогиню на совещание у себя в каюте.

Во время совещания мужчины обращались друг к другу с настороженным уважением. Адмирал уже вкратце ознакомил капитана с задачей: в сохранности — и без шума — вывезти из Франции графа Брукхэмптона. Хотя Люсьен и привык все держать в своих руках, однако согласился с тем, что это военная операция, и был готов полностью, правда, неохотно, подчиниться мнению капитана Лорда.

Офицер развернул карту Кале. Расправив ее на столе и показывая различные участки побережья, он принялся излагать свой план вызволения графа Брукхэмптона из французской тюрьмы.

— У меня приказ обеспечить освобождение его светлости, если позволят обстоятельства, как можно более мирным путем. Надеюсь, что нам не придется полагаться на пушки «Арундела», но если до этого дойдет, у нас может не остаться выбора.

Капитан сделал глоток кофе.

— Адмиралтейство уже связывалось с лордом Чарлзом в Кале, и он посвящен в наш план. — Серые глаза капитана оценивающе оглядели гостей и помощников, которые окружали его. — Ясно, что в условиях, когда объявлена война, было бы неразумно показываться французам. Поэтому мы должны заставить лягушатников думать, что все это дело организовано американцами, а не англичанами. Достаточно им бросить взгляд на «Арундел», и весь план можно будет выбрасывать на помойку.

Эва выпрямилась на стуле.

— Я того же мнения, капитан. Поскольку я хорошо знаю французское побережье и имею влиятельных знакомых возле Кале, то предлагаю, чтобы на берег отправилась я и в качестве представителя американской миссии в Париже провела переговоры на предмет освобождения лорда Брукхэмптона.

— Нет, — решительно сказал Люсьен. — Я сам поеду.

— Ты не можешь ехать, — запротестовала Эва. — Французы поймут, что ты англичанин, как только тебя увидят. И потом нам придется выручать из тюрьмы еще и тебя.

— Я запрещаю, — твердо сказал Люсьен. — Это опасно. Кроме того, если Чарлз смог прикинуться американцем, то смогу и я.

— Чарлз служил в Бостоне. Он женат на американке. Он может, если захочет, изобразить вполне сносный американский акцент. Прости, Люсьен, но полагаю, что ты не сможешь так притвориться.

— Ты только что оправилась от ран, Эва. Это слишком опасно!

— А ты, — беспечно проговорила она, слегка толкнув под столом ногой его лодыжку, — совсем недавно оправился от своих.

Капитал Лорд молча смотрел на них, в его холодных серых глазах ничего нельзя было прочесть. Наконец он прокашлялся.

— При всем уважении к вам, ваша светлость, я поддерживаю план герцогини. При соответствующей поддержке со стороны моих людей я бы предпочел, чтобы вместо вас пошла она. — Он сухо улыбнулся. — Кроме того, если бы я позволил вам — герцогу — пойти и с вами что-нибудь случилось бы, то адмиралтейство сняло бы с меня голову.

Глаза Люсьена заледенели.

— Вы пытаетесь сказать, что я не могу поехать? Снова та же твердая, бескомпромиссная улыбка.

— Именно.

Люсьен уставился на капитана. Никто — никто — никогда не пытался перечить ему, тем более бросать вызов его авторитету. Кем, черт побери, считает себя этот парень?

— И вы считаете, что сохраните голову, если что-нибудь случится с моей женой? — Его голос звучал опасно спокойно. — Поверьте мне, капитан, если хоть один волос упадет с головы мой жены, я позабочусь, чтобы вы — и ваша карьера — были уничтожены. Эва закатила глаза.

— Господи…

Но капитан еще не закончил:

— У меня приказ, и я его выполню так, как сочту нужным.

— Моя жена не выйдет на берег.

— Нет, выйду, — улыбнулась Эва.

Люсьен вскочил со стула. Он понимал, что слово капитана на корабле — закон, но не мог с этим смириться. Он знал, что аргументы Эвы верны, но принять их был не в состоянии. s, Он посмотрел на Эву.

— Встретимся за ужином, моя дорогая, — бросил он и, поклонившись, повернулся и вышел из каюты.

Эва подождала, пока дверь каюты захлопнется за ним, потом улыбнулась невозмутимому капитану.

— Что ж, — негромко проговорила она, — продолжим?

Гаррет и Эндрю, очарованные зрелищем работы, которая происходила на военном корабле, оставались на палубе, пока корабль не втянулся в Ла-Манш, наблюдали за матросами, лазающими по вантам, и восхищались порядком, которому все подчинялось. При этом они терялись в догадках, отчего Люсьен, одиноко стоя у леера, выглядел небывало рассерженным. Но когда дождь усилился, Эндрю спустился вниз, оставив Гаррета на палубе. Через некоторое время тот присоединился к брату.

— Мне кажется, Люсьен чертовски не в духе, — объявил он, глядя на берега Англии, тающие в тумане. — Я только что встретил Эву, которая поднималась на палубу, чтобы утешить его. — Он усмехнулся. — Похоже, они с капитаном не смогли договориться по-хорошему.

— Ну и что, ничего в этом удивительного нет. — Эндрю что-то писал в записной книжке, рядом с ним стоял свинцовый ящик. — Двое мужчин, привыкших к безграничной власти, обязательно поспорят.

— Я говорил с одним из членов команды, лейтенантом по имени Тич. Он сказал, что капитан — один из лучших в королевском флоте и какое-то время служил в Бостоне, поэтому должен неплохо разбираться в янки. Возможно, он поладил бы с Чарлзом, будь тот здесь.

— Это точно. Кстати, о Чарлзе: хотелось бы мне знать, как нам удастся подойти к Кале достаточно близко, чтобы подобрать его и Перри без того, чтобы французы натравили на нас свой флот. Им достаточно одного взгляда, чтобы понять, что «Арундел» — британский корабль. И еще там есть форт, который капитан показывал на карте. Мне бы чертовски не хотелось подходить туда слишком близко…

— Эва все объяснила мне. План заключается в том, чтобы держать «Арундел» вне видимости с берега, а туда послать сопровождающий бриг «Мэджик» с американским флагом. Таким образом, лягушатники не поймут, что это английская операция.

Эндрю не собирался отрываться от своего блокнота.

— Звучит неплохо, но все мы знаем, что на войне всякое случается, — он похлопал по свинцовому ящику, — потому я и приготовился.

— Эва сегодня под покровом темноты высадится на берег. Она встретится с Чарлзом, который будет ждать с лошадьми. Потом они утром поедут в тюрьму в качестве представителей американской миссии в Париже, добьются освобождения Перри — мирным путем, надеюсь, а если нет, то затем адмиралтейство и послало этот корабль с командой морской пехоты — и будут ждать нас на месте высадки завтра вечером. — Он покачал головой. — Неудивительно, что Люс выглядел достаточно рассерженным. Эндрю поднял глаза.

— Как, разве он не едет вместе с ней?

— Капитан против этого. Говорит, что если с герцогом что-нибудь произойдет, то с него снимут голову, поэтому Люс остается с нами.

Теперь уже улыбался и Эндрю.

— Боже, так ведь это и объясняет плохое настроение Люсьена. Он не станет следовать ничьим приказам, кроме своих собственных. Я предвижу фейерверк, Гаррет.

— Я тоже. Но по чести сказать, я уверен, что Эва более чем способна вытащить Перри. Если Люс и капитан не поубивают друг друга, то к завтрашнему вечеру мы будем в Англии, при этом все обойдется без стрельбы, крови, тихо и мирно. — Гаррет вдруг заметил свинцовый ящик под локтем брата. — Ну-ка, Эндрю, что там у тебя?

— Это моя взрывчатка.

У Гаррета округлились глаза.

— Боже милостивый, если капитан только узнает об этом, нас всех вышвырнут с корабля!

— Капитан не узнает. И вообще, сейчас война, — Эндрю был сама невинность, — и никто не знает, когда может пригодиться какое-нибудь новое, сверхмощное взрывчатое вещество, а?

Опустилась ночь. Пока «Арундел» собирался встретиться с «Мэджиком», герцогиня Блэкхит стояла на пустой, продуваемой ветром палубе. Волны качали мощный корабль, все фонари были погашены, и команда работала в полной темноте. Все отчетливее она различала приближающийся темный берег Франции.

Все было почти готово. Она подумала о Нериссе, которая за столько миль отсюда, быть может, не спит и молится за тех, кого любит. Вспомнила о том, как ударила Чарлза и унизила Эндрю во время того разбойного нападения. А еще она подумала о том, как обидела Люсьена и навеки лишила его наследника, и все из-за своей дьявольской гордыни. Ее душа наполнилась печалью, и она подняла лицо навстречу ветру. Пришло время платить долги семье де Монфор. И доказать, что достойна того, что ценит превыше всего на свете, — любви Люсьена.

Внезапно она поняла, что рядом кто-то есть. Поняла, что пришел он.

— Люсьен, — Тихо проговорила она.

Он тихо подошел, встал рядом с ней и нежно положил руку на плечо. Она повернулась и упала в его объятия, ощущая, как он страдает, как тревожится за нее.

— Прости меня, милый, — сказала Эва. — Я знаю, как тебе трудно разрешить мне сделать это, но, Люсьен, я должна.

— Я не понимаю. Однако одновременно я пытаюсь говорить себе, что это не дает мне права не пускать тебя. — Он приподнял ее лицо, прикрыв ее от ветра и соленых брызг, неотрывно глядя ей в глаза. — Ты не передумаешь, Эва?

Она покачала головой:

— Не могу, Люсьен. Я должна это сделать. Для тебя. Для твоей семьи. Но в первую очередь для себя.

Его глаза потемнели, и она увидела в них боль отчаяния и тревогу, прежде чем он успел скрыть их под маской обиды. Потом он отбросил ее капюшон и наклонился к ней, жадно припав к губам. Ветер развевал ее волосы. Стих вечный шум волн, и она слышала лишь его дыхание, чувствовала лишь его твердое, мощное тело. А ведь эти объятия могут стать последними. «Верь мне, верь мне!» — мысленно повторяла она. И всецело отдалась этому сладостному прощанию, прижавшись к нему, чувствуя своим телом его желание и мечтая, мечтая ощутить его в себе. Потому что она хотела большего, гораздо большего.

— Когда я вернусь, Люсьен…

— Никаких обещаний, любовь моя. Просто возвращайся ко мне целой и невредимой.

— Когда я вернусь, то кое-что должна буду тебе сказать.

— Скажи сейчас. — «Потому что другого случая может и не быть».

Эва набрала полную грудь воздуха, хотя в этот момент услышала, что кто-то подходит к ним сзади. Так просто — взять и не сказать это до возвращения. Так просто — отложить это до того времени, когда у нее будет право на взаимность. Так просто…

— Ваша светлость, лодка подана, пора отправляться… дождаться возвращения.

Но сейчас она не станет трусить, раз это касается такого сокровенного.

Она дотронулась ладонью до щеки Люсьена, посмотрела ему в глаза, и ее сердце сжалось. Слова сами сорвались с губ, прежде чем она поняла, в чем дело.

— Я люблю тебя.

Люсьен опустил ресницы и снова потянулся к ней… но она поняла, что если снова окажется в его объятиях, то никуда уже не поедет. Скрепя сердце Эва подалась назад и, повернувшись, с высоко поднятой головой, зашагала за помощником капитана к ожидавшей ее лодке. Она спиной чувствовала страдальческий взгляд мужа. Вот так уходить от него было для нее самым трудным делом на свете… но ее ждала работа. Самая важная на свете работа. Перед ними целая жизнь, когда они смогут наслаждаться ласками друг друга.

Отказавшись от руки помощника капитана, она соскочила в лодку и посмотрела в сторону темного, таящего опасность берега Франции, пытаясь стряхнуть с себя предчувствие, которое мучило ее весь вечер.

Страх.

Целая жизнь.

На это она могла только надеяться.

Глава 30

Чарлз в черном плаще с нетерпением ожидал ее на затененном берегу. Он вышел из тени и, озабоченно взглянув на нее, помог вылезти из лодки.

— Ты уверена, что справишься, Эва? Нам предстоит ехать верхом.

Она повернулась и подала моряку знак возвращаться.

— Никогда не чувствовала себя лучше, — ответила она. — Тела излечиваются. Но душевные раны исцелить намного труднее.

— Что ты имеешь в виду?

— Это я и собираюсь сделать — для тебя, для вашей семьи… для себя.

Он понимающе кивнул. Затем улыбка тронула его суровое лицо.

— В таком случае для меня честь быть рядом с тобой. Признаюсь, неплохо иметь здесь настоящую янки, так как не представляю, насколько долго смогу изображать амери канский акцент. Мне удалось водить их за нос лишь благодаря тому, что никто из здешних не знает английский язык в совершенстве.

— Ты уже навещал лорда Брукхэмптона?

— Да.

— А ты уверен, что тот человек, которого мы собираемся спасти, именно твой друг?

— Уверен.

— Он тебя узнал?

— Нет. Он спал. Я не решился его беспокоить и вселять в него надежду на спасение. Ага, вот и лошади. Я прихватил запасную для Перри, если, конечно, нам удастся его вызволить.

Эва тряхнула волосами.

— Нам удастся.

Через минуту они уже скакали по дороге к Кале. Деревья, поля, отдаленные деревни становились все более различимыми в сереющей дымке. Скоро рассвет.

Они остановились и позавтракали в трактире на окраине Кале, где благодаря безупречному французскому Чарлза их быстро обслужили и предоставили стол у очага. К тому времени когда солнце стало пробиваться сквозь нависшие облака, они снова были в дороге, и перед ними вскоре в отдалении замаячила тюрьма.

Прямо перед воротами они осадили лошадей.

— В каком он состоянии? — шепотом спросила Эва, спешиваясь при приближении стражника.

— В плохом. Но мы с двух сторон поможем ему удержаться в седле.

— А ты получил послание капитана Лорда с планом операции?

— Да. Вызволить Перри как можно более дипломатично, тихонько уехать, отсидеться днем подальше от посторонних глаз, а когда стемнеет, встретиться с моряками с «Арундела».

— При условии, если не возникнет затруднений.

— А если они возникнут? Эва мрачно усмехнулась.

— Будем действовать на свой страх и риск.

Часовой в это время открывал ворота, подозрительно разглядывая их.

— Какое у вас дело? — спросил он по-французски.

Эва высокомерно ответила — тоже по-французски:

— Я графиня де ла Мурье. Это мой коллега, Чарлз Монтвейл. Мы приехали в качестве представителей американской миссии в Париже по распоряжению доктора Бенджамина Франклина. У нас дело к вашему начальнику.

Стражник низко поклонился.

— Оставьте, пожалуйста, здесь ваших лошадей и следуйте за мной…

Оставив лошадей, они пошли вслед за стражником к зданию, сложенному из темно-серого камня. Позади них появился второй стражник, который закрыл ворота. Замок зловеще щелкнул, и этот звук был особенно неприятен в тишине раннего утра.

Эва и Чарлз молча посмотрели друг на друга и продолжили путь. Эва, у которой нервы были напряжены, дотронулась до рукояти пистолета, спрятанного в кармане юбки. Она уговаривала себя, что непосредственной опасности пока нет, но была начеку.

— Сюда, пожалуйста.

Стражник открыл еще одну дверь, и они оказались в помещении тюрьмы. Эва заморгала, пытаясь привыкнуть к внезапно окружившему их мраку. Однако по сравнению с ударившим в нос смрадом это было не страшно. Она достала из кармана надушенный носовой платок и прижимала его к лицу все время, пока стражник вел их в глубь помещения тюрьмы.

Начальник, мсье Дюран, сидел в кабинете, расположенном вдали от основного помещения, и поедал завтрак, состоявший из яиц, колбасы и чего-то напоминавшего очень темный эль. Это был толстый мужчина с маленькими, глубоко посаженными глазками на заплывшем жиром лице. Когда Эва и Чарлз вошли, он поднял глаза и, узнав Чарлза, кивнул, а на Эву посмотрел любопытным взглядом, в котором светилась неприкрытая похоть.

От отвращения у нее по коже мурашки побежали.

— Я графиня де ла Мурье, — объявила она высокомерно, на английском языке с выраженным бостонским акцентом. — Я здесь по делу доктора Бенджамина Франклина с поручением добиться освобождения одного из пленников, захваченных на британском судне «Сара Роз».

Дюран отодвинул тарелку в сторону, откинулся на спинку кресла и выковырнул грязным ногтем кусок мяса, застрявший между передними зубами.

— У вас имеются бумаги?

Эва улыбнулась, хотя чувствовала, как цепкие, неприятные глаза ощупывают ее грудь, изгиб талии под жакетом для верховой езды.

— От самого доктора Франклина, — негромко проговорила она, доставая документы, которые сама и изготовила.

Пухлая рука Дюрана выдернула их из пальцев Эвы. Он недоверчиво посмотрел на нее, а затем обратился к бумагам.

— Похоже, что все в порядке, — нахмурившись и возвращая документы, сказал он. — Но я не понимаю желания американцев освободить этого британца. Почему он так важен для вас? У него ведь не все в порядке с головой.

— Да, — согласилась Эва, сворачивая бумаги.

— Он говорит, что он британский лорд. Но даже если это правда, за каким дьяволом американцам сдался британский лорд?

Эва одарила его игривой улыбкой и ударила свернутыми в трубку документами по плечу.

— Затем, мой добрый сэр, что если это правда, то один британский лорд будет стоить сотни американских моряков, когда дело дойдет до обмена пленными. Ведь не одни только французы находятся в состоянии войны с презренными англичанами. Мы сражаемся с ними почти три года.

— Вы, так же как и я, ненавидите англичан, верно?

— Страшно ненавижу, — сквозь зубы сказала Эва, глядя в цепкие поросячьи глазки Дюрана.

— Тогда я отведу вас к этому — как вы там говорите? — надоедливому британцу, который называет себя лордом. Он строптив. Нагл. Мы были вынуждены наказывать его за непослушание. Сажали в одиночную камеру… даже пару раз побили, понимаете? Вы, думаю, с ним намучаетесь.

Он оторвал свое огромное тело от стола, отодвинул кресло и, хрюкая от усилий, требуемых для перемещения в пространстве такой большой туши, повел их из кабинета. Эва взглянула на Чарлза. Его глаза заледенели.

Дюран вел их по сырому тюремному коридору. Из-за потемневших от времени, мрачных дверей доносились отвратительные запахи, голоса отчаявшихся людей: стоны, плач, дурашливое пение, звон оловянных мисок.

Наконец они подошли к двери в дальнем конце здания. Дюран снял с пояса кольцо с ключами, вставил один из них в замок и, повертев им в скважине, отпер дверь.

В углу виднелась скорченная фигура человека, прижавшегося щекой к влажной стене камеры. Немигающий взгляд пленника был устремлен вверх, туда, где из окошка, до которого он не мог дотянуться, струился серый свет.

— Как вы можете видеть, заключенный в очередной раз посажен в одиночную камеру, — прокаркал Дюран, глядя на человека, который полусидел-полулежал на охапке полусгнившей соломы, не сделав даже попытки повернуться или даже взглянуть в их сторону. — Вчера ночью он напал на одного из стражников. А охранник… он вынужден был ответить, верно? Но, мне кажется, мы наконец сломали этого вельможу. Он больше не доставит вам хлопот.

Дюран вошел в камеру, Эва и Чарлз последовали за ним. Эва прежде не видела Перри, но она знала, что он близкий друг семьи де Монфор, и могла представить, какую боль вызвал в душе Чарлза его вид. Волосы в запекшейся крови настолько грязны, что было невозможно определить их натуральный цвет. Над запавшими землистыми щеками виднелись безжизненные серые глаза, губы распухли от побоев, одежда висела на ужасно худых плечах как на вешалке.

У Эвы от ощущения вины болезненно сжалось горло. Это был тот самый человек, который лежал без сознания в камере, когда она навещала пленников с «Сары Роз» несколько недель назад. Тогда он не мог свидетельствовать за себя. Как же она так неправильно оценила ситуацию?

— Ну и забирайте его, — сказал Дюран. — Я с удовольствием отделаюсь от него.

— У вас не будет для него пальто? — спросил Чарлз, глядя на просвечивающую сквозь остатки одежды кожу Перри, которая была во многих местах покрыта кровоподтеками и нарывами. — На улице холодно.

— Ох вы, американцы, очень похожи на британцев… чересчур уж сострадательны к подобным себе. Сожалею, но пальто у меня нет.

Без слов — губы превратились в тонкую полоску гнева — Чарлз сорвал с себя теплый плащ, затем сюртук из темного добротного сукна и набросил его на плечи Перри. Его друг ничем не показал, что узнает его, когда майор наклонился и продел руки несчастного в рукава, а потом завернул истощенное тело в плащ.

— Он всегда был таким вялым? — резко спросила Эва.

— Нет, только с прошлой ночи, когда стражник наподдал ему. По мне, так лучше, когда он такой.

Дюран отступил в сторону, когда Чарлз поднял Перри на руки, положил себе на плечо и вышел вон из камеры. Истощенный и избитый, он, похоже, не узнал человека, вместе с которым рос. Эва, которая старалась скрыть все эмоции — включая гнев по поводу того, что с невинным человеком могут обращаться таким образом, — пребывала в отчаянии, размышляя о том, каким же, черт возьми, образом они посадят Перри — и удержат в седле — на лошадь, которая ждала снаружи.

«Арундел», курсирующий где-то за горизонтом, никогда не казался таким далеким.

Дюран непрерывно болтал, пока они шли по коридору, но Эва не слушала его. Ее нервы опять были напряжены как струны. Она ощущала на губах легкий привкус страха, и ее сердце колотилось. Слишком сильно. Что-то было не так.

«Поторопись, Чарлз».

Он и без того спешил, хотя и старался скрыть это от Дюрана, чтобы не вызвать у него подозрений. Эва от напряжения вспотела. «Поторопись, Чарлз». Теперь ее сердце уже буквально выпрыгивало из груди. Быстрее. Впереди двое стражников выводили из камеры группу заключенных.

Группу британцев.

Тех, что с «Сары Роз».

О нет…

И тут она поняла, что не так: Чарлз, несмотря на способность имитировать акцент, так и не смог скрыть военной выправки. Это было видно по тому, как он шел. В постановке плеч, в том, как он держался. И в тот момент, когда они вновь вышли на свежий воздух, когда до свободы было лишь рукой подать, позади них раздался голос.

— Эй, послушайте! Это вы, лорд Чарлз?

— Не останавливайтесь, — прошипела Эва ему на ухо.

— Лорд Чарлз!

Дюран на этот раз обернулся.

— Прошу прощения, — сказал он Чарлзу, — этот заключенный принял вас за кого-то другого, да? — Он повысил голос, обращаясь уже к человеку, который принялся отчаянно размахивать руками в надежде привлечь внимание Чарлза. — Эй там! Замолчи. Это Чарлз Монтвейл из Америки, а нам известно, что в Америке лордов нет!

— Американец? Он никакой не Чарлз Монтвейл, он лорд Чарлз де Монфор, и он такой же англичанин, как и я!

— Лорд Чарлз де Монфор?

— Точно! Встречал его в Бостоне в 1775 году… я служил на флоте, а он был капитаном в Четвертом пехотном полку! — Человек впал в отчаяние. — Лорд Чарлз, возьмите и меня тоже! Вы не можете спасать только одного, вы должны выручить всех нас!

Некоторые стражники начали хмуриться, и даже Дюран выглядел смущенным. Взволнованным. Эва, борясь с нарастающим в ее душе возбуждением, звонко рассмеялась, понимая, что с каждым шагом они все ближе к свободе:

— В самом деле, Дюран, что происходит с вашими заключенными? То у вас наш приятель заявляет, что он лорд, а теперь кто-то там называет моего соотечественника лордом! Я спрашиваю вас, почему это каждый должен быть лордом? Осмелюсь предположить, что у вас что-то происходит с водой!

Но в Дюране росли подозрения.

— Подождите!

— Продолжайте идти, — сквозь зубы проговорила Эва.

— Только кусок свинца заставит меня сделать обратное, — задыхаясь, бросил в ответ Чарлз.

— Подождите! — крикнул Дюран.

Он схватился за пистолет, и все завертелось в дьявольском хороводе.

— Беги, — крикнула Эва и быстрым ударом снизу выбила пистолет из руки Дюрана. Вырвавшийся у него крик боли прервал следующий удар, нацеленный прямо под подбородок, от которого он отлетел назад и упал на спину. К тому времени она успела выхватить свое оружие, и они с Чарлзом пустились бежать во весь опор.

Позади них в утреннем воздухе разносились крики. Где-то лихорадочно ударили в колокол. Тревога.

— Дьявольщина, — выругался Чарлз, когда они бросились к лошадям, которые нервно топтались прямо в воротах. — Мне придется взять его к себе в седло, он не в силах сам сидеть на лошади… Осторожно, Эва, вот и стражник у ворот…

— О нем не беспокойся, занимайся собой! — Что-то прожужжало возле ее уха, через мгновение позади них хлопнул мушкетный выстрел. Стражник бежал к ним, направляя мушкет прямо на Чарлза.

Эва замешкалась ровно настолько, сколько понадобилось на то, чтобы поднять свой пистолет и выстрелить. Стражник, вскрикнув, упал. Эва подхватила его мушкет, поддержала Перри, пока Чарлз вскакивал на лошадь, и помогла усадить узника в седло впереди Чарлза.

— Быстрей в седло, — закричал он.

— Я их задержу… уезжай отсюда!

— В седло, черт побери, и поскакали!

Еще одна пуля свистнула рядом с головой Эвы. От соседнего дерева отлетел кусок коры, а из здания тюрьмы выбежала целая толпа охранников, все кричали, а некоторые останавливались и начинали целиться из мушкетов. Эва поняла, что у них уже не остается времени.

Собравшись с силами, она одним движением вскочила на спину своей храпящей лошади, дала ей шпоры и стрелой пролетела через ворота тюрьмы, Чарлз мчался за ней.

У них было несколько мгновений, всего несколько мгновений до того, как стражники будут верхом и кинутся в погоню.

Мгновения…

Между жизнью и смертью.

Глава 31

Между Люсьеном и капитаном Кристианом Лордом установилось шаткое перемирие, когда их внимание привлек возглас сверху.

— Эй, на палубе! Сигнал с «Мэджика»!

Капитан Лорд немедленно оставил свой кофе и поднялся на ноги.

— Доложить!

— Перестрелка на берегу, сэр! С «Мэджика» сообщают, что от тюрьмы скачут два всадника, за ними гонится стража! Это герцогиня и лорд Чарлз! «Мэджик» ожидает приказаний, сэр!

Капитан повернулся к гардемарину, который неизвестно откуда вырос возле него.

— Сообщите на «Мэджик», чтобы он шел к месту встречи и сдерживал погоню сколько окажется возможным. И живо!

Юноша бросился поднимать сигнальные флажки. Капитан приказал «Арунделу» взять курс на берег, и большой корабль пошел на помощь маленькому бригу. Люсьен не успел еще стряхнуть с себя испуг, как другой крик донесся сверху.

— На палубе! Три паруса по правому борту! Два фрегата и линейный корабль, все под французскими флагами, сэр!

Гаррет и Эндрю, растревоженные криками наверху, поднялись на палубу.

— Отставить последнюю команду! — крикнул Лорд. — Развернуть корабль под ветер и приготовиться к бою!

— Что происходит? — в замешательстве спросил Гаррет.

Люсьен, держа руки за спиной, смотрел в сторону стремительно приближавшегося берега. Его лицо стало белее мела.

— Бриг на позиции у берега. Он только что просигналил, что двое всадников выскочили из тюрьмы, за ними погоня. Мы должны идти к ним на выручку.

— Черта с два мы должны, — рявкнул капитан, услышав быстрое объяснение Люсьена. — Тот форт, который я вам показывал на карте, они приведут в готовность в первую очередь. Плевать, что «Арундел» большой корабль. У него никаких шансов против орудий форта, то же самое касается и «Мэджика».

— Вы что, имеете в виду, что мы бросим двух близких мне людей? — зарычал Люсьен.

— Если вы считаете, что я стану рисковать кораблем и жизнями шести сотен человек ради пары авантюристов, вы ошибаетесь, Блэкхит! А теперь идите вниз… здесь сейчас будет жарко.

— Будь я проклят, если пойду вниз! Это вы пойдете к берегу, чтобы завершить операцию по спасению, Лорд, или это будет последний корабль, которым вам когда-нибудь поручат командовать!

— На палубе! Противник выкатывает пушки, сэр! Лорд выхватил у гардемарина подзорную трубу.

— Свистать всех наверх!

Через мгновение над водой прокатился глухой удар, напомнивший отдаленный гром.

— Они начали стрелять по нам, сэр!

— Батарея правого борта! Зарядить и приготовиться накатывать!

— Черт, и что теперь будет? — спросил Гаррет.

— Похоже, нас разнесут ко всем чертям, вот что будет, — бросил, пробегая мимо, помощник капитана. — Вам троим лучше спуститься вниз… через минуту-другую здесь начнут летать щепки и горячие железки.

Но братья остались там, где стояли, забытые всеми, пока большой военный корабль готовился к бою. Матросы засновали по вантам и реям. Другие кинулись к лодкам на шкафут. Артиллеристы заряжали орудия. Люсьен, сжав зубы, смотрел вперед по ходу корабля. Было ясно, что три французских корабля быстро приближаются к ним, намереваясь прижать их к смертоносным орудиям форта и отрезать единственный путь отступления.

— Да поможет нам Бог! — выдохнул Гаррет, и в этот момент Лорд опустил шпагу.

— Огонь!

Бортовой залп «Арундела» превратил палубу у них под ногами в сотрясающийся и грохочущий помост. Каждое сотрясение ревом отдавалось в головах, оглушая, заволакивая все дымом. Через мгновение вокруг воцарилась суматоха, везде суетились офицеры и матросы, одни выкрикивали команды, другие откатывали назад орудия, чистили их и готовились к новому выстрелу.

— Спускайтесь вниз, — крикнул братьям Люсьен.

— Что?

— Я сказал, спускайтесь вниз!

— Мы никуда не пойдем! — вскричал Гаррет, а через секунду над водой вновь разнесся гром от идущего головным французского корабля. Град ядер упал в море в четверти мили в стороне.

Эндрю внимательно наблюдал за ходом боя.

— Они почти подошли на нужную дистанцию.

И теперь с подветренной стороны им был хорошо виден французский берег… и форт. Люсьен открыл подзорную трубу и навел ее на берег. У него все похолодело внутри. Было отчетливо видно, что крошечные на таком расстоянии фигурки мечутся по всему форту, готовят орудия, чтобы стрелять по «Арунделу» и превратить его в кучу плавающего мусора.

Лорд поднял рупор и принялся выкрикивать команды.

Слишком поздно. Из форта вылетели языки пламени, и туча ядер с отвратительным гудением, словно рой рассерженных пчел, пролетела над головами, срезав, как косой, брам-стеньгу на фок-мачте. Закричали люди. Деревянный брус упал в море, увлекая за собой части такелажа и парус. «Арундел» вздрогнул и начал сдавать по ветру, пытаясь выполнить команду капитана. Люсьен бросился к подветренному лееру и нашел глазами всадников, казавшихся крошечными на таком расстоянии, те скакали по дороге в Кале и тщетно пытались сохранять дистанцию между собой и преследователями.

Его душу переполняла мука, и он прикрыл глаза. Он совершенно беспомощен на корабле, который поворачивается кормой к тем, кого он любит.

Но Лорд не собирался идти на корм рыбам без драки.

У Люсьена заложило уши, а палуба под ним содрогнулась, когда орудия «Арундела» ответили на первый залп форта. Однако когда дым рассеялся, стало очевидно, что расстояние слишком велико. И даже если бы их ядра могли достичь каменных стен, то ни за что не пробили бы их.

Ни за что.

А тут с моря всей мощью навалились три французских корабля, в то время как «Мэджик» отчаянно торопился вернуться под защиту пушек «Арундела».

Рядом с ним встал Гаррет.

— Кажется, нас вот-вот раздавят между морем и сушей.

— Иди вниз, — бросил Люсьен.

— Если бы у нас была такая же дальнобойность, как у форта.

— Ради всего святого, Гаррет, иди вниз!

Но тут подошел Эндрю, его руки уперты в бока, глаза горят азартом.

— У меня есть идея.

— Идея? Какая, к дьяволу, польза от идей?

Но Эндрю уже несся к люку, несмотря на то что капитан с лицом мрачнее тучи подбегал к ним, вынырнув из клубов дыма.

— Я приказываю, чтобы вы двое последовали за братом и прошли вниз, — рявкнул он, указывая острием шпаги на люк. — Палуба боевого корабля не место для гражданских лиц.

Люсьен не шелохнулся.

— Вы спускаете корабельные шлюпки на воду?

— Да, чтобы уменьшить количество летающих щепок, способных поразить многих из нас.

Взгляд черных глаз Люсьена вызывающе уперся в капитана.

— Я не оставлю дорогих мне людей на расправу французам. Вы дадите мне одну из этих шлюпок с гребцами.

Лицо Лорда потемнело еще сильнее. Со стороны форта снова донесся грохот, и смерч из ядер проскрежетал у них над головами, обрушив на палубу вокруг них обломки рангоута и снастей.

— Я займусь вами после того, как мы выйдем из-под обстрела!

— Вы займетесь мной сейчас! — взорвался Люсьен и зашагал в сторону шлюпок.

Как раз в этот момент на палубу поднялся Эндрю со свинцовым ящиком в руках.

— Капитан! — крикнул он, стараясь, чтобы его услышали сквозь рев пушек, мушкетов и вопли команд. — Я изобретатель… это взрывчатое вещество, которое я изобрел! Оно намного мощней пороха… Если мы зарядим им пушку, то дальности стрельбы хватит не только для того, чтобы достать до форта, но и до тех кораблей, что спускаются к нам по ветру и это даст нам достаточно времени, чтобы Люсьен смог добраться до берега и выручить Чарлза и Эву!

— Что за черт!

Люсьен и Гаррет, не отстававший от него ни на шаг, уже были около шлюпки, которую команда собиралась спустить за борт.

— Я настаиваю, чтобы вы просто попробовали его! — кричал Эндрю, следуя за взбешенным капитаном.

Лорд махнул рукой помощнику.

— Тич, соберите дюжину матросов и пошлите их с герцогом… ему, черт его побери, потребуется вся помощь, которую он сможет найти.

— Слушаюсь, сэр!

— А как же моя взрывчатка?

Очередной залп с головного французского корабля лег в воде всего в нескольких ярдах от борта «Арундела».

— Форт снова готовится дать по нам залп, сэр! — крикнул наблюдатель, сидевший на мачте.

И вот это случилось, последовал столь убийственный залп, что «Арундел» от удара ядер вздрогнул всем своим корпусом. Эндрю увидел, как одна из пушек развернулась и подпрыгнула, придавив закричавших стрелков. Куски дерева и снастей дождем посыпались сверху, разрывая натянутые сети. А на большом французском корабле уже накатывали пушки, в то время как Люсьен, Гаррет и матросы, совершенно беззащитные, грузились на шлюпку.

— Сэр, умоляю вас хотя бы попробовать мое вещество! — в отчаянии крикнул Эндрю.

Капитан остановился, обернулся и посмотрел ему прямо в глаза.

— Ну что ж, — сказал он. — У карронад наибольшая дальность выстрела. Если вы сможете выиграть для герцога время, я съем свою треуголку.

Шлюпка ударилась о воду, на ней подняли единственный парус, и суденышко заскользило к берегу, прикрытое на какое-то время бортом «Арундела» от пушек французского корабля.

Люсьен не отрывал глаз от двух лошадей, скачущих по берегу, который постепенно приближался.

— Нам не успеть.

— Еще не все потеряно, — сказал Гаррет, заряжая пистолет. — Боже, как я рад, что не пошел служить на флот. Не знаю, что я смог бы выдерживать такое слишком долго.

Но Люсьен продолжал смотреть на берег. Он видел, что Чарлз скачет впереди, придерживая рукой Перри и подгоняя уставшую лошадь. За ним Эва, волосы развеваются у нее за спиной подобно рыжему знамени. Их преследователи все сокращают расстояние между ними. Поднимают мушкеты. Звуки выстрелов долетали до него через пространство воды.

Чарлз увидел их. Он резко дернул за повод, повернув лошадь с дороги вниз по глинистому спуску в сторону берега. Люсьен схватился за борт. Никогда еще он не ощущал себя столь беспомощным.

— Правь к берегу, — сквозь зубы бросил он матросу, сидевшему у руля.

Благодарение Богу, ветер был попутным и нес их к берегу. Благодарение Богу, что с ним Гаррет, благодарение Богу, что Эва и Чарлз вместе. Благодарение Богу…

И тут полыхнули орудия «Арундела», и мир вокруг взорвался страшным грохотом.

Металл пролетел над ними с таким необычным скрежетом, что матрос у руля выпустил рукоять, двое матросов упали на дно шлюпки, которая вдруг закачалась от напора воздуха, образовавшегося от волны пролетевших ядер.

— Бог и дьявол, спасите нас! Что это было? — вскричал ближайший матрос с круглыми от ужаса глазами.

А Люсьен наконец улыбнулся.

— Взрывчатое вещество Эндрю.

— Вон они! — крикнул Чарлз и, отчаянно вцепившись в Перри, погнал коня вниз по глинистому склону к берегу. — Быстрее, у нас нет ни секунды на раздумья!

Эва не отставала от него, стражники из тюрьмы быстро приближались.

Пули жужжали вокруг них.

Им никогда не убежать.

Эва тоже видела несущуюся вперед шлюпку, а дальше огромный «Арундел», на котором выкатывали орудия, нацеливая их на берег. Дистанция слишком большая. Каким бы мощным ни был английский корабль, его ядра никогда не долетят на такое расстояние. Она, Чарлз и Перри предоставлены самим себе.

— Что ж, это была смелая попытка, — крикнула она, когда их лошади выскочили на берег и помчались по песку навстречу приближавшейся шлюпке.

— Нельзя сказать, что мы не старались, — вторил ей Чарлз, скача бок о бок с ней.

— Если нас схватят, Франклин договорится, чтобы нас отпустили.

Сзади послышались выстрелы, и Чарлз поморщился, когда пуля царапнула плечо.

— Схватят? — крикнул он через плечо, видя, что французы уже начинают спускаться с дороги. — Сейчас я был бы рад просто остаться в живых.

— Смотри! В лодке Люсьен и Гаррет!

И она была уже близко от берега. Матросы уже поднялись на ноги, мушкеты вскинуты к плечам. «О Господи, — подумала Эва, — шесть матросов против целой оравы стражников? Их всех перебьют, как мух!»

Но в этот момент от борта «Арундела» оторвались два облака дыма, и над водой пронесся дикий грохот, словно все демоны ада разом вырвались на свободу. Конь Эвы прянул в сторону, чуть не сбросив ее. Лошадь под Чарлзом вздыбилась, и он вместе с Перри свалился в песок. Через секунду лошадь без седоков уже мчалась к берегу, Чарлз вскочил на ноги, перебросив Перри через плечо, а Эва, спрыгнув с седла, побежала рядом с ним. Они бежали изо всех сил, стремясь добраться до лодки до того, как преследователи настигнут их.

— Ради всего святого, что это было? — крикнула она.

— Не знаю… в скольких сражениях побывал, а никогда не слышал ничего подобного!

Она бросила взгляд через плечо:

— Чарлз, смотри!

Он посмотрел… и увидел то, что видела она.

Половина стражников были повержены и лежали мертвыми на берегу позади них, остальные нерешительно топтались, показывая на море в сторону «Арундела», и возбужденно кричали что-то по-французски.

— Должно быть… это взрывчатка Эндрю! — закричал Чарлз. — Быстрее, они скоро опомнятся!

Позади опять зазвучали выстрелы. Шлюпка уже проходила через полосу прибоя, матросы уже стреляли по стражникам, сдерживая их, а Люсьен и Гаррет выпрыгнули из лодки и бежали навстречу.

Люсьен с одного взгляда понял, что дело может дойти до рукопашной. Он подбежал к троим беглецам, вскинул пистолет и выстрелил по бегущим по берегу французам.

— В лодку! — крикнул он.

Свинец свистел повсюду. Он увидел, как Чарлз оперся о борт, как Эва, обернувшись, выстрелила по атакующим. Подался к ней…

И почувствовал, что бок обдало огнем. Люсьен прижал ладонь к ране, горячая кровь била сквозь пальцы, но было слишком поздно. Сквозь липкий туман он увидел перекошенное лицо Чарлза, услышал крик Гаррета, увидел Эву — его любимую, дорогую Эву, — которая бросилась к нему, чтобы подхватить.

Чарлз и Гаррет втащили его в шлюпку, выстрелы гремели теперь повсюду.

Последнее, что он почувствовал, — это руки Эвы, обнимавшие его.

Глава 32

Откуда-то издалека до него донеслись голоса. Крики боли. Отдаленная канонада. Ощущения покачивания… словно он был на руках матери.

— Он приходит в себя, — сказал кто-то.

Люсьен с трудом приоткрыл глаза. Минуту он лежал без движения, пытаясь понять, где находится. Пытаясь вспомнить, что с ним произошло. Он лежал на твердом столе. Ощущение покачивания по-прежнему не исчезало, а когда он всмотрелся в слегка качающийся фонарь, то понял, что находится на корабле, а его колыбелью было море.

— Люсьен?

Он повернул голову и слабо улыбнулся.

— Эва.

— Ты всех нас очень напугал, — сказала она, погладив его по волосам.

— С тобой все хорошо?

— Все хорошо.

— А как остальные?

— Все здесь, — подал голос Чарлз, выйдя вперед, чтобы он мог его видеть. У него было перевязано плечо, но в целом он был невредим.

И Гаррет тоже.

— Добро пожаловать назад, Люс, — негромко сказал он и встал рядом с Чарлзом.

— А где Эндрю?

— Я здесь.

— Ваш брат со своей взрывчаткой спас всех нас, — проговорил кто-то еще, и, повернув голову, Люсьен увидел суровое лицо капитана Лорда. — Если бы не он, страшно подумать, чем бы все закончилось.

— Да уж, никогда не видел, чтобы корабли удирали с такой скоростью, как эти три француза, когда мы заложили немного взрывчатки в свои пушки и выстрелили, — подтвердил сияющий Эндрю.

На лице капитана появилась сухая улыбка, и он снова обратил свое внимание на Люсьена.

— Вы получили кусок свинца прямо под нижнее ребро, — мрачно проговорил он. — Хирург сейчас занят с другим раненым, но скоро он займется вами.

Ах вот оно что, теперь понятно. Они на нижней палубе корабля. Крики, которые слышны отовсюду, запах крови и смерти — это не кошмар, это на самом деле.

— Как себя чувствует лорд Брукхэмптон?

— Отдыхает. У него плохая рана на голове, но он соображает все лучше и лучше. И, похоже, отчаянно хочет вернуться в Англию.

— Не может дождаться, когда вернется к Нериссе, — пояснил Гаррет.

Люсьен улыбнулся. Эва, Чарлз, Гаррет, Эндрю и, да, даже Перри в целости и сохранности… Значит, в его мире все хорошо. Он снова повернул голову и посмотрел в мутно-серые глаза капитана.

— Между нами нет ничего плохого, Лорд, а?

— Ничего, — снова улыбнулся капитан. — Но это был последний раз, когда я позволил герцогу подняться на мой корабль. Скорее я подам в отставку.

Люсьен засмеялся, но боль была слишком сильна. Он закрыл глаза и приказал телу расслабиться. Он снова в кругу семьи, чувствует их любовь, тревогу о нем. Его переполняла благодарность за это счастье. Но самым ценным для него было присутствие Эвы, которая стояла у изголовья и гладила его по голове, ободряюще положив другую руку ему на плечо.

Эва. Его герцогиня.

Его любовь.

— Вот и хирург, — сказала она.

Люсьен слабо улыбнулся. Ему было больно двигаться. Даже дышать.

Он почувствовал, как кто-то срезает с него остатки рубашки. Как уверенные руки ощупывают, надавливают. Как пальцы притрагиваются к ребрам, передвигаются ниже, надавливают там. Он задохнулся от вспыхнувшей боли, в голове помутилось.

— Принесите ему коньяку, — произнес хриплый голос. — Да побольше.

Люсьен прерывисто дышал, стараясь набрать в грудь больше воздуха и смягчить пронзившую тело боль.

— Мне нужна моя жена, а не коньяк.

— А мне нужно, чтобы вы лежали совершенно неподвижно, пока я вас буду резать. Всего одно движение, даже малейшее, может стоить вам легкого или жизни вообще.

— Я не буду шевелиться.

— Он не будет шевелиться, — повторили за ним братья, которые хорошо знали его.

Хирург лишь поднял брови. Гаррет, Эндрю и Чарлз подошли поближе. Эва стояла в изголовье, рука по-прежнему покоилась на плече Люсьена, ее лицо было так близко к нему, что до него можно было дотронуться. Люсьену очень хотелось сделать это, но он пообещал, что не шелохнется, так и будет. Вместо этого он посмотрел в ее зеленые глаза, на длинные ресницы, под которыми затаилась тревога, скрыть которую она была не в силах. Он сосредоточил взгляд на ее губах — она закусила нижнюю губу, наблюдая за приготовлениями хирурга к операции. На матовой белизне кожи, на чистоте линий лица, на…

— Я не могу работать, когда вы дергаетесь, ваша светлость, — сказал врач; убирая скальпель.

— Я неподвижен. Я даже не дышу, — проговорил Люсьен, однако он почувствовал, как капли пота стекают у него со лба, и понял, что не в состоянии сдержать слово.

Хирург отодвинулся от стола и покачал головой.

— Я не могу сделать это. Риск слишком велик.

Все молча посмотрели друг на друга в поисках решения. Хирург собрался уже перейти к другому пациенту. Люсьен снова попытался вздохнуть, но почувствовал обжигающую боль в том месте, где засела пуля. Должен быть способ удалить ее. Должен быть.

И тогда он ощутил, что рука Эвы гладит его по голове, по щеке.

Он молча потянулся и взял ее ладонь в руки. Его рука настойчиво требовала ее внимания. Он взглянул в ее прекрасные глаза. Она встретила его взгляд, пытаясь понять, чего он хочет. Тогда Люсьен прикоснулся ее ладонью к своей шее, удерживая ее на месте и слегка надавив на нее. Их взгляды скрестились.

И тогда она улыбнулась.

Она все поняла.

— Доктор? — окликнула она хирурга, когда тот уже уходил.

Хирург, нахмурившись, остановился.

— Он не доставит вам хлопот, — заверила она врача. — Только дайте ему минуту.

— Хорошо, одну минуту.

— И вы дайте ему минуту побыть одному, — обратилась она к взволнованным людям вокруг стола.

Люсьен увидел, что братья, обменявшись озадаченными взглядами, насупились и тоже неохотно отошли от стола.

— На какой умной девочке я женился, — выдохнул он, пока она со знанием дела отыскивала пальцами нужную точку у него на шее. Он попытался поймать глазами ее взгляд. — Я люблю тебя, Эва. Я люблю тебя с той самой минуты, когда впервые увидел.

— А знаешь что, мой любимый Блэкхит?

— Что, дорогая?

— Я тоже люблю тебя.

Он припал щекой к ее запястью. Нежно поцеловал ей руку.

— Ты готов, любовь моя?

— Да, — ответил он и повернул голову так, чтобы видеть ее. — Примени свое волшебство, дорогая, и как следует. Я ведь сказал, что не пошевелюсь.

— Ты не пошевелишься, — заверила она.

Он взглянул в ее прекрасные и загадочные глаза, желая как можно дольше удержать перед собой ее образ. Он уже ощущал ее пальцы у себя на шее, как они любовно перемещаются к нужному месту, за которым не было боли, не было ничего. Сейчас он отправится в небытие. Сейчас хирург будет кромсать его плоть, пробираясь под ребро, а он даже не пошевелится.

Его стала окутывать темнота. Он не сопротивлялся. Люсьен вздохнул и отдался этой темноте, расслабившись под ее умелыми пальцами, падая в глубины небытия Его пальцы вздрогнули раз, другой, и он затих словно мертвый под руками своей герцогини.

Эва, подняв голову, встретила взгляд врача.

— Его светлость готов, — сказала она.

Скальпель вошел в его тело. И Люсьен, верный своему слову, даже не шелохнулся.

Вечером того же дня потрепанный в бою «Арундел» вместе с «Мэджиком», пристроившимся у него за кормой, протиснулся между разнокалиберными судами и бросил якорь у мыса Спитхед.

Солнце склонилось к западу, прочертив на воде пылающую дорожку, казалось, до самой Америки. Эва стояла у борта, прислонившись щекой к плечу Люсьена.

— Даю пенни, чтобы узнать твои мысли, — сказал он, заметив на ее лице отсутствующий взгляд и застывшую улыбку.

— Я как раз думала об Америке… и о том, что мы оба в конечном счете хотели для нее одного и того же, но были слишком упрямы, чтобы это понять.

— Мира?

— Да. Я желала этого в течение всей войны, надеясь, что вмешательство Франции быстро положит ей конец. Ты же хотел добиться этого дипломатическим путем, надеясь, что переговоры и учет требований моей страны удовлетворят ее стремление к свободе. Мне остается лишь сожалеть, что я не поняла этого.

— Будь такая возможность, ты хотела бы, чтобы все вернулось назад, Эва?

Он вспоминал о той ужасной ночи, когда она узнала об условиях его завещания, о его желании приковать ее к Англии ради наследника. Об ответственности перед семьей, которую она поняла. И простила. Она улыбнулась и посмотрела в его глаза.

— Нет, — тихо сказала она, качая головой. — Мой дом теперь здесь. С тобой. С моей новой семьей.

— Я люблю тебя. — Он положил руки ей на талию, притянул к себе и поцеловал, не обращая внимания на окружающих. — Я самый счастливый человек на свете.

— И я тебя люблю, Люсьен. Жаль только, что я не поняла этого раньше.

— У нас впереди целая жизнь, чтобы исправлять ошибки.

— Правда?

Он улыбнулся, и эта улыбка осветила его лицо, сделав каким-то мальчишеским, восторженным и милым.

— Меня уже несколько недель не мучают кошмары. Думаю, что они оставили меня навсегда.

— О! — В ее глазах заискрилась радость. — Значит, это доказывает, что я права.

— Доказывает, что ты права?

— Я всегда подозревала, что этот сон может иметь аналогию с чем-то другим. Подумай, Люсьен. Каждый раз во сне твое сердце пронзала шпага, которую направляло нечто неподвластное тебе. Теперь понимаешь, что это на самом деле была за шпага? Что она символизировала?

— Любовь, — тихо проговорил он, притронувшись кончиками пальцев к ее губам. — А смерть, которую я видел, была концом моей одинокой, холостяцкой жизни.

— Всякий конец ведет к новому началу.

— Это точно. А хочешь услышать еще об одном начале? Она вскинула брови в молчаливом вопросе.

— Я только что говорил с Перри. Он сказал, что настолько сыт приключениями, что первым делом по возвращении на берег предложит Нериссе стать его женой.

— Ох, Люсьен, похоже, что твоя последняя большая интрига в конечном счете приносит свои плоды!

— Да. — Он улыбнулся. — Моя последняя большая авантюра. А теперь, моя дорогая герцогиня, не сойти ли нам на берег, найти себе ночлег и, — он погладил ее щеку, в потемневших глазах читался намек, — поработать над нашими собственными плодами?

Она понурила голову, губы тронула горькая улыбка.

— Ты же знаешь, врачи сказали, что я никогда не смогу иметь ребенка.

— К дьяволу всех врачей, — отрезал он, предложив ей руку, и неспешно повел к сходням. — Я всегда не слишком доверял их мрачным прогнозам.

Через несколько минут они были в лодке, которая доставила их в Портсмут.

А еще через час они, запершись в комнате портовой гостиницы, подтверждали свою любовь словами, телами и сердцами.

А ровно через девять месяцев шестой герцог Блэкхит — чудо, которое никогда не должно было произойти, наследник, который никогда не должен был быть зачат, — благополучно появился на свет в замке Блэкхит на старинной дубовой кровати, где спали все герцоги и герцогини до него и куда однажды он приведет свою собственную красавицу жену.

Когда Эва и ее гордый супруг смотрели на своего новорожденного сына, она почувствовала, как ее захлестывает неведомая ей прежде волна любви, удовлетворения и самой чистой радости. Она взглянула в торжествующие глаза Люсьена.

Он улыбнулся.

Она улыбнулась в ответ.

И когда он поднял их крошечное чудо на руки и поднес к окну, чтобы показать ему вечные холмы, простирающиеся до самого горизонта, Эва подумала, что некоторые вещи никогда не изменятся. День будет состоять из двадцати четырех часов. Солнце всегда будет вставать на востоке и садиться на западе.

А судьба, похоже, будет неизменно выполнять желания пятого герцога Блэкхита.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32