КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406342 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147215
Пользователей - 92470
Загрузка...

Впечатления

RATIBOR про Колесников: Каникулы (Альтернативная история)

Ознакомительный

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Хайнс: Последний бойскаут (Боевик)

Комментируемый рассказ-Последний бойскаут

Я бы наверное никогда не купил (специально) данную книгу, но совершенно она случайно досталась мне (довеском к собранию книг серии «БГ» купленных «буквально даром»). Данная книга (другого издательства — не того что представлена здесь) — почти клон «БГ» по сути, а на деле является (видимо) малоизвестной попыткой запечатлеть «восторги от экранизации» очередного супербоевика (что «так кружили голову» во времена «вечного счастья от видаков, кассет и БигМака»). Сейчас же, несмотря на то - что 90 % этих «рассказов» (по факту) являются «полной дичью» порой «ностальгические чуства» берут верх и хочется чего-нибудь «эдакого» в духе «раннего и нетленного»., хотя... по прошествии времени некоторые их этих «вечных нетленок» внезапно «рассыпаются прахом»)).

В данной книге описан «стандартный сюжет» об очередном (фактически) супергерое, который однажды взявшись за дело (ГГ по профессии детектив) не бросает его несмотря ни на что (гибель клиентки, угрозу смерти для себя лично и своей семьи, неоднократные «попытки зажмурить всех причастных» и заинтересованность в этом «неких верхов» (против которых обычно выступать «… что писать против ветра...»). Но наш герой «наплевал на это» и мчится... эээ... в общем мчится невзирая на «огонь преследователей», обвинение в убийстве (в котором наш ГГ разумеется не виновен, т.к его подставили) и визг полицейских сирен (копы то тоже «на хвосте»).

В общем... очень похоже на очередной супербестселлер того времени — «Последний киногерой». Все взрывается, стреляет, куда-то бежит... и... совсем непонятно как «это» вообще могло «вызывать восторг». Хотя... если смотреть — то вполне вероятно, но вот читать... Хм... как-то не очень)

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Артюшенко: Шутка с питоном. Рассказы (Природа и животные)

Книжка хорошая, но не стоит всему, что в ней написано верить на 100%.
Так, читаем у автора: "ЭФА — небольшая, очень ядовитая змейка...". Это справедливо по отношению к песчаной эфе, обитающей в Южной Азии и Северной Африке. Песчаная эфа же, обитающая в пустынях и полупустынях Средней Азии и Казахстана слабоядовита. Её яд слабее даже яда степной гадюки. И меня кусала, и приятеля моего кусала - и ничего. Но змея агрессивная и не боится человека, в отличии, например, от гюрзы. Если эфа куда-то ползет и вы оказались у нее на пути - она не свернет, а попрет прямо на вас. Такая ее наглость, видимо, связана с тем, что эфа - рекордсмен среди змей по скорости укуса - 1/18 секунды. Как скорость удара кулаком хорошего чернопоясного каратиста. По этой причине ловить ее голыми руками - нереально, если вы только не Брюс Ли.
Гюрза же, хоть и самая ядовитая из змей СССР, совсем не агрессивна. Случаев столкновения нос к носу с ней сотни (например, рыбаков на берегах небольших озер Казахстана). В таких ситуациях надо просто замереть и не двигаться пока гюрза не уползет.
Песчаных удавчиков в полупустынях и пустынях Казахстана полным-полно, но поймать крупный экземпляр (50 см. и больше) удается довольно редко.
Медянка встречается не только на Украине, на Кавказе и в Западном Казахстане, но их полно, например, и в Поволжье.
Тем, кто заночевал в степи, не стоит особо опасаться, что к вам в палатку заползет змея. Гораздо больше шансов, что в палатку заберется какое-нибудь опасное членистоногое - фаланга, паук-волк, скорпион или даже каракурт. Кстати, фаланга хоть и не ядовита, но не брезгует питаться падалью, так что ее укус может иногда привести к серьезным последствиям.

P.S. А вот водяных ужей по берегам водоемов Казахстана - полно. Иногда просто кишмя.

P.P.S. Кому интересны рептилии Казахстана, посмотрите сайт https://reptilia.club/. Там много что есть, правда пока далеко не всё. Например, нет песчаной эфы, нет четырехполосого полоза, нет еще двух видов агам.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
greysed про Вэй: По дорогам Империи (Боевая фантастика)

в полне читабельно,парень из мира S-T-I-K-S попал в будущие средневековье , и так бывает

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Беседин. Второй про Шапко: Синдром веселья Плуготаренко (Современная проза)

Сложный пронзительный роман с неожиданной трагической развязкой. Единственный недостаток - автор грешит порой натурализмом. Однако мы как-то подзабыли, через что пришлось пройти нашим ребятам в Афганистане. Ставлю пятерку.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Чеболь: Лана. Принцесса змеевасов (Любовная фантастика)

неплохо. продолжение будет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Раззаков: Владимир Высоцкий - Суперагент КГБ (Биографии и Мемуары)

складно написано. возможно во многом правда.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Мой идеал (fb2)

- Мой идеал (пер. В. А. Погадаев) 227 Кб, 108с. (скачать fb2) - Кристин Григ

Настройки текста:



Кристин Григ Мой идеал

1

Может ли здравомыслящего человека не волновать судьба австралийских утконосов или гренландских китов? Нет, не может! А поэтому просто необходимо сделать все возможное, чтобы спасти их, решила Селия Ланжевен. Или с утконосами все в порядке, а спасать следует тасманийского волка? Или боа-констриктора из дебрей Амазонки?

Селия призадумалась. Где бы поточнее узнать, кто нуждается в их помощи. Наверное, нужно было бы сначала посоветоваться со специалистами. Хотя это могло и подождать. Главное — собрать денег, и побольше. А тут уж их комитет постарался на славу. И кто только не согласился прийти на благотворительную вечеринку, причем прийти с радостью!

Взять хотя бы Шарля Франсуа Дюмона. Уж на что занятой человек, а и тот откликнулся с превеликим удовольствием. Даже помыслить наверняка не мог отказаться от приглашения. Хотя всем было хорошо известно, что сейчас он занят тем, что заново отделывает свой салон на Елисейских полях.

Дюмон сделал состояние, тонко уловив вкусы новоявленных богачей, которые мнили себя сильными мира сего, но не имели вожделенных титулов. На его предприятиях изготовлялась и в его салонах продавалась мебель в стиле, например, Людовика XIV или Людовика XV. Выполненные из ценных пород дерева и зачастую по рисункам старых мастеров, все эти секретеры, комоды, кресла, кровати под балдахинами потрясали своим великолепием и не уступали в мастерстве исполнения своим прототипам. Это были настоящие произведения искусства, и Шарль Франсуа Дюмон не любил, когда в отлаженном им механизме происходил какой-нибудь сбой.

Вот и сейчас он пребывал в не лучшем расположении духа. Ему пришлось целый день ругаться с подрядчиками и строителями, которые словно забыли, что должны лишь переделать интерьер салона, а не разрушать его до основания.

Теперь ему предстоял еще нелегкий вечер. И, по правде говоря, он предпочел бы общество грубоватых строителей этой элитной вечеринке у Ланжевенов.

— Было глупо соглашаться, Дюмон, — пробормотал он своему отражению в зеркале в ванной комнате. — Но ты дал слово и обязан сдержать его.

Шарль Франсуа провел острым лезвием по подбородку. Бриться каждое утро — уже пытка, но делать это еще раз вечером просто невыносимо.

Он бросил взгляд на золотые часы, лежавшие на краю раковины. Уже семь пятнадцать, а ему следовало быть там в шесть. Но, может быть, это не так уж и плохо — на целый час меньше мучительного пребывания у Ланжевенов, когда приходится притворяться веселым. Хотя только идиот может испытывать веселье на благотворительных вечеринках, которые устраивала Селия Ланжевен.

Ну и кого в этом следует винить? Шарль Франсуа сердито посмотрел на свое отражение в зеркале, смывая пену с лица. Себя, и только себя! Он сам позволил Николь втянуть его в это дело.

— Я не хочу идти на вечеринку. Достаточно будет, если я просто пошлю чек, — сказал он, увидев приглашение. — Ты только назови сумму.

Но Николь презрительно посмотрела на него, как это делала уже не в первый раз за последние несколько месяцев.

— Поступай как знаешь, — сказала она холодно, четко выговаривая слова. — Но я работала в подготовительном комитете вместе с Селией.

— Ну и что? — недоуменно спросил Шарль Франсуа.

И Николь, вежливо улыбнувшись, ответила, что в таком случае пойдет на вечеринку одна.

Он был поражен ее ответом. Что-то в последнее время не ладилось в отношениях между ними, но они ведь по-прежнему муж и жена. Разве не так? Вопрос был готов сорваться с его уст, но Шарль Франсуа решил, что лучше не усложнять отношения и просто согласиться. Хорошо. Если это так важно для нее, он пойдет.

— Спасибо, — сказала Николь чуть приветливее, и ему вдруг захотелось заключить ее в объятия и целовать до тех пор, пока она снова не станет той женщиной, которую он так любил…

Шарль Франсуа перевел дыхание, отбросил полотенце, надел часы и голым вышел из ванной.

Но секс — это улица с двусторонним движением. И в жизни, как и в бизнесе, не следует ничего предпринимать, не обдумав последствий. Кто знает, что случится, если попытаться сломить холодность Николь с помощью секса. Это может и не сработать. А он не был готов к подобному исходу.

С другой стороны, думал он, может быть, пора расставить все точки над «i». Шарль Франсуа остановился перед зеркальным шкафом и задумался. Возможно, пора понять, что не сердце, а лишь его гордость требует того, чтобы Николь стала прежней.

Итак, когда он сказал, что с удовольствием пойдет на вечеринку, ему показалось, что вежливая улыбка жены слегка потеплела. И он уже начал строить в уме планы, что ему делать, чтобы восстановить прежние сердечные отношения между ними.

А теперь все эти планы рухнули, и он отправляется к Ланжевенам один.

— Вот так сюрприз, Дюмон! — сказал он, раздвигая дверцы шкафа.

Такое впечатление, что ни на кого нельзя положиться в последнее время. Люди непредсказуемы, и было бы наивно думать, что Николь — исключение. Лицо Шарля Франсуа напряглось. С ней все кончено. Да, да, все кончено. Но, может быть, это и к лучшему. Что за жизнь, когда вместо задушевной беседы — бесконечное молчание, а вместо страсти — простое сосуществование…

— Что-нибудь случилось? — спросил он как-то Николь. Боже, чего ему стоило произнести эти слова, видя презрительную улыбку на ее хорошеньком лице.

— Не знаю, — ответила она таким безразличным тоном, что его бросило в дрожь. — Разве?

Впервые в жизни Шарль Франсуа понял, что, вероятно, мог бы ударить женщину. Нет, нет. Только не Николь! Она так прекрасна, так женственна. Он никогда не ударит ее. Никогда. Тем не менее это не мешало ей причинять ему боль. Хотя тут как раз он был не прав. Как она может причинять ему боль, если он сам не испытывает к ней прежних чувств. И тем не менее она могла бы быть поделикатней: все-таки прожито вместе почти десять лет.

— Она же знала, что я иду на эту чертову вечеринку только ради нее, — сказал Шарль Франсуа в полутемное пространство шкафа. — Но разве позвонила мне на работу предупредить, что не пойдет со мной? Нет, конечно нет!

Ни звонка, ни объяснений. Только красный мерцающий огонек на автоответчике приветствовал его, когда полчаса назад он вошел в дом. Затем послышался бесстрастный голос Николь:

— Я задерживаюсь. Ничего не обещаю. Но если смогу, то увидимся у Ланжевенов.

По крайней мере, хоть до этого снизошла, мрачно подумал Шарль Франсуа, надевая белую сорочку. Ни обещаний, ни Николь.

— Итак, ты идешь на вечеринку один, — пробормотал Шарль Франсуа, застегивая молнию на брюках, затем надевая пиджак.

Это как удар ниже пояса. Да, ни больше, ни меньше. Он взглянул в зеркало, провел руками по темным волосам, приладил галстук-бабочку и попытался выдавить из себя улыбку, надеясь, что не перепугает ею участников благотворительного сборища.

Да, вечер будет не из приятных. Он отвалил порядочную сумму только для того, чтобы провести несколько часов в тесном костюме, угощаясь мерзкими канапе и дрянным шампанским, изнывая от неизвестности, где же все-таки Николь.

Но стоит ли так беспокоиться о ней? Николь уже давно не девочка и может прекрасно позаботиться о себе. Она ведь и сама неоднократно об этом говорила.

Если это конец, то так тому и быть. И чем раньше он свыкнется с этой мыслью, тем лучше.

Шарль Франсуа взял со стола ключи от машины, подбросил их в воздух и, поймав, направился к двери.

Очередь машин начиналась за квартал до особняка Ланжевенов.

— Ну и дела, — недовольно пробормотал Шарль Франсуа, сбавляя скорость своего престижного автомобиля. Ничто так не заставляет мечтать о бокале шардоннэ в уютном полумраке любимого ресторанчика, как необходимость тащиться в хвосте за всеми этими «Ситроенами» и «Мерседесами».

«Мерседес» спереди дернулся и продвинулся вперед на пару метров. Шарль Франсуа вздохнул и последовал за ним.

Нет, к черту вино. Его хорошо пригубить в нужное время и в нужном месте. А сейчас он не отказался бы от охлажденной бутылки хорошего темного пива. И от песчаного пляжа, где-нибудь за тридевять земель отсюда. Например, на Лазурном берегу, где вот эта же луна, что висит сейчас над головой, проливает свой матовый свет на нетронутую полоску песка.

Как ясно ему представлялось все это! Вот он лежит на спине в коротких шортах лицом к ночному небу и видит в темноте только отблески падающих звезд, чувствует, как волны нежно ласкают его ноги.

Пронзительный звук клаксона вернул его к действительности. Шарль Франсуа вздрогнул, нахмурился и, увидев перед собой свободное пространство, тронул машину вперед.

Что с ним такое происходит сегодня? Он уж и не помнил, когда в последний раз был на пляже и когда мечтал бы снова вернуться туда, и он никогда не копался в себе, как сейчас.

Да и женщины давненько не заставляли его так основательно волноваться.

Шарль Франсуа побарабанил пальцами по рулю. Так больше не может продолжаться. Хорошо, он постарается как-нибудь пережить эту вечеринку. Пробудет там полчаса. Не больше. Этого будет вполне достаточно. А затем незаметно ускользнет и встретит Николь дома. Уж на этот раз ей не удастся уйти от ответа. Надо положить конец затянувшейся неопределенности в их отношениях.

Если она захочет остаться с ним, он, конечно, еще подумает, а если решит уйти, то пусть так и будет. Жизнь не остановится только потому, что они разведутся.

Тогда что он тут делает? Стоит ли мучиться в этой очереди машин, чтобы попасть на вечеринку, на которую ему не хочется идти, и добиваться снисхождения женщины, в которой он, возможно, уже не нуждается?

Да, дело обстояло именно так. И, осознав это, Шарль Франсуа почувствовал, как полегчало у него на душе.

Пусть все катится к черту! Он сейчас развернется и отправится домой, сбросит этот тесный пиджак, облачится в свои потрепанные джинсы и…

— Месье!

Шарль Франсуа почувствовал, как напряженность в теле постепенно спадает. Все, что ему нужно сделать, это подать машину чуть-чуть назад, повернуть…

— Месье! Простите, месье!

Шарль Франсуа потянулся к окну.

— Что случи… — начал было он и замолк на полуслове.

Только теперь он заметил, что находится возле самого дома. Паренек в красном пиджаке, стоявший у машины, был парковщиком. Шарль Франсуа вздохнул, подавил готовый вспыхнуть гнев и понадеялся, что гримаса, появившаяся на его лице, сойдет за улыбку. — Да, да, — сказал он. И оттого, что так было угодно судьбе, или оттого, что долго не мог прийти в себя, Шарль Франсуа сделал то, что сделал бы любой другой на его месте в данных обстоятельствах: вышел из «Ситроена», передал ключи пареньку вместе с пятидесятифранковой бумажкой и стал подниматься по лестнице, ведущей в особняк Ланжевенов. Подниматься навстречу пытке — иначе он не мог назвать часы, которые предстояло ему провести в этом доме.

Пытка — это еще мягко сказано.

И кто только придумал эти вечеринки с коктейлем. Особенно благотворительные. Уж во всяком случае, не мужчина. Только женщине могла прийти в голову идея, что людей можно заставить платить за сомнительное удовольствие стоять среди шумной толпы гостей в комнате, сжимая в одной руке бокал третьесортного вина, а в другой — совершенно несъедобную закуску. В то время как струнный квартет или пианино во внутреннем дворике изрыгает нечто скучное и невыразительное, написанное пару веков назад.

Улыбка, которую он с трудом выдавил из себя, кажется, не была уж совсем ужасной и никого не испугала, как он того боялся. Жюстин Ланжевен долго тряс ему руку, бормоча, как он счастлив принимать у себя таких гостей, хотя глаза его говорили об обратном. Селия стремительно подскочила к Шарлю Франсуа, обдав сильным запахом духов, поцеловала в обе щеки и вручила бокал с вином.

— А где же наша Николь? — спросила она. Но прежде чем он успел ответить, восторженно вскрикнула, заметив кого-то еще. — Поговорим позже, дорогой! — бросила хозяйка дома, послала в пространство воздушный поцелуй и исчезла.

И Шарль Франсуа принялся бесцельно бродить по огромной гостиной, в которой можно было бы спокойно гонять мяч, по внутреннему дворику, по столовой, время от времени угощаясь вином и липкими канапе и тарталетками, которые разносили официанты, пока в конце концов не оказался в относительно спокойном месте — в углу, где стояла огромная пальма в кадке.

И чем дольше он стоял там, наблюдая за гостями, тем лучше себя чувствовал. Было что-то невероятно потешное во всем этом. Отвратительные закуски. Дрянное вино. Скучнейшая музыка. Женщины, расфуфыренные и пестрые, как попугаи. Мужчины, важные, как пингвины. Все это напоминало ему огромный птичий двор. Даже звуки в комнате были соответствующие: кудах-тах-тах, пи-пи-пи.

— Привет!

Шарль Франсуа обернулся. Голос был мягкий и завлекающий. И хорошо гармонировал с лицом и фигурой, которые являли собой лучший образец того, что могли дать гены и современная пластическая хирургия.

— Привет! — ответил он и улыбнулся.

— Ужасная вечеринка, да? — сказала женщина.

Шарль Франсуа рассмеялся:

— Ну да!

— Вино. Закуски. — Она манерно дернула плечами, выказывая отвращение.

При этом ее золотистые волосы волной скользнули по оголенным плечам, а полные груди колыхнулись под прозрачной тканью платья. Откинув голову, она посмотрела на Шарля Франсуа сквозь густые ресницы и очень медленно, призывно провела кончиком языка по верхней губе.

— Уж и не знаю, чем заняться, — сказала незнакомка, лениво улыбаясь.

Его скулы напряглись. Он давно не флиртовал с женщинами, но как мужчина сразу же понял ее намек.

Стоило ему ответить: «Зато я знаю», как шикарная блондинка с пышной грудью опять улыбнулась бы, взяла его за руку, и вскоре они оказались бы в постели.

Шарль Франсуа вздрогнул при одной лишь мысли об этом. Уже давно он не думал ни о ком, кроме Николь. Возможно, даже слишком давно. И кто знает, может, именно это ему и было сейчас нужно: ночь безумной страсти с банальным «было великолепно», без сожалений, без лишних слов, которые только тревожили его душу.

— Ну так да или нет? — нежно спросила она.

Прямолинейность вопроса даже слегка обескуражила Шарля Франсуа. Но он улыбнулся с сожалением:

— Извини, но я просто не…

— Ничего. — Ее улыбка выражала откровенное разочарование. — Тогда, может быть, в другой раз.

— Конечно, — ответил Шарль Франсуа, прекрасно понимая, что следующего раза не будет. Даже если Николь уже в прошлом и он свободен, то с женщинами все равно покончено. Во всяком случае, на время. Мужчина либо дурак, либо обманывает себя, пытаясь вообще выкинуть женщин из головы, но в данный момент у Шарля Франсуа не было ни малейшего желания.

И в этот момент в дверях появилась она. У него перехватило дыхание, пересохло во рту. И Шарль Франсуа понял: все, о чем он только что думал, — ерунда. Ему не обойтись без женщин ни сегодня, ни завтра, ни в будущем.

Появившаяся женщина была самой красивой из всех, которых он когда-либо встречал. Было глупо даже сравнивать ее с недавней блондинкой.

Да она и не была блондинкой, каких полным-полно в Париже. Черные как смоль волосы, собранные в пучок на затылке, подчеркивали правильный овал лица.

Шарль Франсуа тут же представил, как распускает ее волосы и ощущает их нежную шелковистость. Он скользил взглядом по ней, любовался ее точеным носом, чувственными губами, безупречной формой груди, округлыми бедрами. Из-за высоких каблуков ее длинные ноги казались еще стройнее. Она была действительно красива и одна, хотя глаза ее кого-то выискивали в толпе.

Если она ищет мужчину, им должен быть я, черт возьми! — подумал Шарль Франсуа.

Он смотрел на нее и ждал, когда женщина заметит его. И вот это произошло — их взгляды встретились. Казалось, время остановилось. Внутри Шарля Франсуа все кипело. Конечно, встреча с блондинкой возбудила его, но сейчас это было совсем другое — то, о чем он мечтал и на что надеялся.

Что-то промелькнуло во взгляде женщины. Желание? Отвращение? Он сделал шаг вперед и неожиданно увидел, что это испуг, даже страх. Черт возьми, с какой стати ей бояться его? Она знала, чего хочет он, и сама желала того же. Уверенный в этом, Шарль Франсуа сделал еще шаг, но женщина исчезла в толпе.

Однако он не собирался терять ее. Во всяком случае, не в этот вечер. И, пробираясь сквозь толпу, искал это бледное лицо и шелковистые волосы. Вдруг Селия Ланжевен схватила его за руку:

— Шарль, красавчик, вот ты где! Познакомься с…

— Не сейчас, — поспешно бросил он и прошел мимо.

Затем появился Жюстин под руку с улыбающимся господином.

— Шарль Франсуа, дружище, я хочу представить тебя месье…

— Позже, — снова отрезал Шарль Франсуа, продолжая свой путь.

Наконец он увидел ее: женщина сбегала по ступенькам в сад, мимо подсвеченного фонтана, в котором радужно искрилась вода.

Внезапно она остановилась и обернулась. Их взгляды снова встретились, и жар в ее глазах заставил рассудок Шарля Франсуа помутиться. Затем женщина снова побежала, но теперь Шарль Франсуа не спешил. Он знал: ей не ускользнуть от него; понимал, что на самом деле ей хотелось, чтобы ее догнали. Желание и страсть охватили незнакомку так же, как и его самого.

И вот она в самой гуще сада, в темноте, где только бледный свет луны едва пробивался сквозь листву деревьев. Шарль Франсуа подошел к ней. Она тяжело дышала, глаза были широко раскрыты. Несколько прядей волос упали на шею. Ее духи, возбуждающе смешались с ароматом жасмина и роз. Шарль Франсуа подошел ближе, но она отстранилась.

— Ты что, боишься меня? — нежно спросил он.

Женщина облизнула губы. Малейший ее жест заставлял его тело содрогаться. Теперь Шарль Франсуа был так близко, что стоило наклонить голову и можно было поцеловать ее.

— Я не обижу тебя, — прошептал он. — Не бойся.

— Невольно можешь. — Голос ее звучал сухо и холодно.

— Нет, — сказал он, гладя ей волосы, — я никогда не сделаю тебе больно.

— Сделаешь, — прошептала она. — Ты…

И в этот момент женщина оказалась в его объятиях. Шарль Франсуа целовал ее губы, глаза, щеки и держал так крепко, что, казалось, хрупкое тело вот-вот сломается. Он боялся ослабить объятия, опасаясь, что она ускользнет. Но женщина сама потянулась к нему, прижавшись всем телом, запустила пальцы в его волосы, и губы их слились в страстном поцелуе.

— Дорогая… — Голос его дрогнул. Шарль Франсуа обхватил ладонями ее лицо и поцеловал. — О, моя дорогая!

Она скользнула руками под его смокинг, коснулась ладонями груди и, почувствовав биение его сердца, услышала свое собственное.

— О да, да… — шептала женщина. — Я прошу тебя да…

Она застонала, когда Шарль Франсуа спустил бретельки платья, — показалась ее прекрасная грудь, которая казалась еще прелестней в бледном свете луны. Он начал целовать ее шею, нежно провел пальцами по гладкой коже, дотронулся до ее груди, жаждущей ласки. Женщина вскрикнула, откинула голову и опять застонала, как если бы говорила «еще, еще». И Шарль Франсуа, тяжело дыша, прижал ее к стволу дерева. Даже сквозь ткань платья чувствовался жар ее тела, которое трепетало от прикосновений его рук. Он застонал и скользнул пальцами под кружево ее трусиков.

— Иди ко мне, — прошептал Шарль Франсуа.

— Нет!

Ее крик прозвучал пронзительно, как резкий порыв ветра. Но Шарль Франсуа не услышал его. Он был глух ко всему и не ощущал ничего, кроме ее тела и вкуса ее губ. Как давно он этого ждал!

— Нет! — Она отстранила его руки, отвернула лицо от его ищущих губ. — Прекрати! Я сказала, хватит, черт возьми!

От страха и злобы, прозвучавших в ее голосе, Шарль Франсуа мгновенно пришел в себя. Выпрямился и замер, зажмурившись на секунду, как от яркого света. Затем посмотрел ей прямо в глаза:

— Что? Что ты сказала?

Женщина вся дрожала и, похоже, ненавидела себя за то, что не смогла совладать с собой, поддалась минутной слабости.

— Пусти меня.

Отпустить ее? Отпустить тогда, когда он почти овладел ею?

— Пусти меня, слышишь, — повторила она.

Все иллюзии рухнули в один миг — остались лишь ее ледяной взгляд и не менее ледяной голос. Огонь внутри него погас. Шарль Франсуа отступил, поправил галстук, разгладил рубашку. Женщина натянула бретельки на плечи и одернула подол платья.

— Ты играешь в опасные игры, дорогая, — сказал Шарль Франсуа, когда дар речи вернулся к нему.

Ее глаза сверкнули.

— Это ты играешь в игры, а не я!

— Сначала довести мужчину до предела, а потом сказать «нет» — это делает тебе честь, детка, но рано или поздно тебе придется иметь дело с человеком, которому будет наплевать на твои желания.

Николь обняла себя руками за плечи, как будто продрогла, хотя в саду было тепло и лишь слегка веяло прохладой, Или холод был у нее внутри? Она не могла этого объяснить, да и не хотела. Ее волновало только одно: она опять чуть не попалась в ловушку.

— Зачем ты преследуешь меня? По-моему, я ясно дала понять: между нами все кончено.

Шарль Франсуа усмехнулся:

— Да ты сама хотела, чтобы я побежал за тобой! Я видел, как ты смотрела на меня, и понимал, что это значит!

— Надеюсь, теперь-то ты знаешь, что это значит «нет». Иначе…

— Иначе — что? — Он улыбнулся и поднес палец к ее приоткрытым губам. — Детка, признайся, если бы я проигнорировал твое «нет», я бы уже обладал тобой.

Она наотмашь ударила его по щеке.

— Ну и негодяй же ты!

Ее голос дрожал. Она презирала себя за слабость, за то, что оказалась в его объятиях, за то, что он был прав. И поэтому Николь Дюмон вскинула голову, встретилась со злым взглядом мужа и произнесла наконец слова, которые много раз пыталась сказать за последние месяцы:

— Шарль Франсуа, я хочу развода.

2

Шум газонокосилки за окном разбудил Николь. Она приоткрыла глаза, но тут же зажмурилась от яркого солнечного света, заливавшего комнату. Неужели Шарль Франсуа не задернул шторы вчера вечером?

— О Боже, — простонала она. Ну конечно, как он мог это сделать, если сегодня она спала одна. В первый раз. Да еще в комнате для гостей!

Николь села, спустив ноги на ковер. На самом деле, не в первый раз. За последний год это происходило даже слишком часто: Шарль Франсуа постоянно пропадал в командировках, открывая новые филиалы по всему миру, встречаясь с партнерами то в одной части света, то в другой… По крайней мере, так он говорил.

Николь убрала прядь волос, упавшую на лоб. Подумав немного, пошла в ванную. Как ей были ненавистны эти зеркальные стены: куда ни глянь — везде твое отражение. «Спасибо» дизайнеру квартиры, он хорошо потрудился, выполняя желания ее мужа. Но ей эта идея не нравилась: видеть себя повсюду в зеркалах — не самая приятная картина по утрам.

— Все, как скажет моя жена, — заявил тогда Шарль Франсуа дизайнеру, обнимая ее за плечи.

— Конечно, месье Дюмон, — буквально пропел тот, заискивающе улыбаясь.

— Только не надоедайте ей по мелочам, у нее и так дел невпроворот: теннисные матчи в клубах, благотворительность. Так ведь, дорогая?

— Да, конечно. — Что еще она могла ответить, когда на нее смотрели, как на капризную, занятую по горло безделицами красотку…

Николь почистила зубы, прополоскала рот, но, увидев в зеркале свое отражение, даже вздрогнула.

— Да-а… — протянула она, разглядывая свое лицо с остатками вчерашнего макияжа. Почему она не смыла его? В этой ванной было все: от мягких махровых полотенец и зубных щеток до шелковых пижам и тапочек, Ничего не скажешь. Этот тип с ангельским голоском обо всем позаботился. Единственное, чего он не предусмотрел, так это чувств женщины, которая решила развестись с мужем после десяти лет совместной жизни.

Николь сама не ожидала, что скажет ему об этом. По крайней мере, не в этот вечер. Но так даже лучше — к чему тянуть? Рано или поздно это должно было случиться. Их брак уже давно превратился в фарс, Когда Николь потеряла ребенка — Шарль Франсуа не очень-то его и хотел, — тогда муж и охладел к ней. Потом, наверное, и она разлюбила его…

— О, Шарль! — Ее колени подкосились, и она опустилась на кафельный пол. — Шарль Франсуа, — снова произнесла Николь и горько заплакала, уткнувшись лицом в ладони.


Как всегда Шарль Франсуа проснулся ровно в шесть утра. Это вошло у него в привычку еще в те далекие времена, когда он только делал первые шаги в самостоятельной жизни. Он знал: чтобы обеспечивать семью и чего-то добиться, нужно быть ранней пташкой.

Теперь это, конечно, было не так важно: его офис открывался не раньше девяти. Но все равно в шесть он уже был на ногах.

Николь, как правило, в это время еще спала. Но, бывало, как ни старался Шарль Франсуа не шуметь, просыпалась.

— Послушай, — сказала она однажды утром, обнимая его за шею и улыбаясь, — ведь совсем не обязательно вставать сразу, а? Мне нравится просто валяться в постели, особенно когда ты не даешь мне снова заснуть.

— Не даю тебе заснуть? — Он бросил взгляд на ее безупречное тело, сводившее его с ума.

— Да, — ответила Николь и, запустив руку в его волосы, поцеловала его.

Шарль Франсуа помрачнел при этом воспоминании. Вчера она целовала его точно так же, а затем заявила, что хочет развода.

Он выругался. Хватит с него ночи, проведенной на кожаном диване, отнюдь не предусмотренном для сна, — на нем и сидеть-то неудобно. Да и вся комната была слишком большой, безликой, чересчур заставленной мебелью. Один бильярдный стол чего стоил!

Это все Николь. Вчера она гордо ушла спать в комнату для гостей, оставив ему спальню. Но там было просто невыносимо: огромная комната с огромной кроватью, наполненная ее духами и воспоминаниями о ней. Нет уж! Он не собирался проводить первую ночь своей новой жизни среди призраков прошлого.

Шарль Франсуа отправился в ванную, умылся ледяной водой и вытер лицо. Эти маленькие полотенца, больше похожие на носовые платки, так нравились Николь!

Из зеркала на него смотрел человек в мятой рубашке и потрепанных брюках. Спутанные волосы, небритое лицо Шарль Франсуа довольно улыбнулся. Черт побери, теперь он свободен и волен делать все, что ему вздумается!

Шарль Франсуа покосился на дверь комнаты, где сейчас мирно спала Николь. Давай на чистоту, старина, сказал он себе. «Хочу развода» — совсем не те слова, которые ожидает услышать муж от жены, особенно после такого порыва страсти. Секс. Да, он любил секс и всегда желал Николь — ведь она была так красива и обворожительна!

Может, в этом и заключалась проблема, отец и братья пытались объяснить ему это, но он только отмахивался от их советов. Ну а теперь все кончено.

Ее заявление просто ошеломило его.

— Что? Ты хочешь развода?

— Да, развода, — холодно повторила она.

Неожиданно гости Ланжевенов с шумом и смехом хлынули в сад.

Шарль Франсуа стоял как парализованный, не в состоянии вымолвить ни слова, а Николь уже протискивалась сквозь толпу к калитке в глубине сада. Наконец очнувшись, он обогнул особняк и вышел к парадному входу.

— Машину, — сказал он швейцару, сунув ему первую обнаруженную в кармане купюру. — И быстрее!

Купюра, видимо, оказалась, достаточно крупной — автомобиль был подан через несколько секунд.

— Большое спасибо, месье.

Но «Ситроен» Шарля Франсуа был уже далеко.

Догнав Николь, он опустил стекло и крикнул:

— Садись в машину!

Она шла не оборачиваясь.

— Садись в машину, черт возьми! — Что-то в его голосе заставило ее подчиниться. — Будь так добра, объясни, как понимать твои слова «хочу развода»?

— По-моему, я достаточно ясно выразилась, — ответила Николь, даже не посмотрев в его сторону.

Всю оставшуюся дорогу они молчали. У дома она выскочила из машины и поспешила вперед, легко взбежав по ступенькам.

— Дорогая, что с нами происходит? — спросил Шарль Франсуа, когда, заперев машину, вошел в дом.

Но Николь, будто не расслышав вопроса, демонстративно прошла мимо спальни и направилась в комнату для гостей, хлопнув за собой дверью. Кулаки Шарля Франсуа сжались, кровь прилила к голове, сердце готово было выскочить из груди.

Что делать? Пойти за ней? Выломать дверь наконец, и… И дальше что?

Он был готов на все, но прекрасно знал, что потом пожалеет об этом. Никогда в жизни ему не приходилось чувствовать себя одновременно таким одиноким, ненужным и злым. Только в одном Шарль Франсуа был уверен: в спальне он сегодня ночевать не будет!

Шарль Франсуа включил душ с обжигающей тело холодной водой. Да, есть о чем поразмыслить. Николь решила с ним порвать? Замечательно, он только «за». Не об этом ли он думал еще недавно, собираясь на вечеринку?

Все, что было между ними, ушло навсегда. Остались лишь постоянные ссоры по поводу и без повода. Часто, возвращаясь вечером с работы, Шарль Франсуа не заставал жену дома. Так было, например, несколько недель назад, когда он как угорелый мчался к ней после открытия очередного филиала в Марселе. Ему с таким трудом удалось отвязаться от заигрывающей с ним молодящейся особы, которая, по ее собственным словам, «могла пригодиться ему в бизнесе», а дома его никто не ждал.

Шарлю Франсуа хотелось рассказать об этом жене, обсудить и посмеяться вместе, но времена, когда они делились друг с другом сокровенным, давно канули в небытие.

Он подошел к шкафу и остановился, неожиданно поняв, что по-прежнему безумно желает Николь. Хотя, конечно, секс в последнее время был тоже не таким, как раньше. Они все реже и реже занимались любовью, ссылаясь на усталость.

Да, Николь права, их брак изжил себя. В его семье вообще не было счастливых браков: отец был женат уже четвертый раз, а Мартин вполне довольствовался холостяцкой жизнью.

Надев брюки и доставая рубашку и галстук, Шарль Франсуа вдруг подумал, что это его первый день без жены. И куда только делась любовь — ведь были времена, когда Николь была от него без ума. Может быть, все сложилось бы по-другому, если бы она не потеряла ребенка. Его лицо омрачилось. Нет, ребенок здесь ни при чем, решил Шарль Франсуа. Николь не очень-то и хотела его. Дело было в чем-то другом.

— Ну что ж, — произнес он вслух, — все кончено и я чертовски этому рад.

— Я тоже, — отозвалась Николь, стоявшая в дверях.

— Не знал, что ты здесь. — Шарль Франсуа смутился и покраснел.

— Оно и заметно.

— Я не имел в виду…

— Разве? — От Николь веяло таким холодом, что у Шарля Франсуа все переворачивалось внутри.

— Тебе что-то нужно? — вежливо спросил он.

— Нет. Точнее, да. Я…

— Николь! — Шарль Франсуа приблизился к ней. — Николь, с тобой все в порядке?

— Да, все нормально, — кивнула она, — Извини, мне следовало постучать. Просто дверь была открыта.

— Не говори ерунды. Ты не должна…

— Нет, теперь должна. Я вижу, ты занят. Подожду, когда освободишься.

— Я вовсе не занят, — возразил Шарль Франсуа и погладил Николь по волосам. — Просто одеваюсь.

Да она и сама это видела. Кроме брюк на нем ничего не было. К тому же он только что вышел из душа: волосы были еще влажными и непричесанными. Несколько прядей упали на лоб, и ей хотелось зачесать их назад. Привычка, подумала Николь, не двигаясь с места. А его тело… Широкие плечи, мускулистая грудь, накачанные руки — все это сводило ее с ума. Но она посмотрела Шарлю Франсуа прямо в лицо и сухо произнесла:

— Все в порядке. Я подожду за дверью.

Он остановил ее, положив руку на плечо.

— Николь, ты что-то хотела, так ведь?

— Мне нужны мои вещи.

— Понятно. А я думал, ты хочешь поговорить.

— О чем?

О чем? У Шарля Франсуа потемнело в глазах. Как она может такое спрашивать?

— О нас, — сдержанно ответил он.

— О нас? — Николь недоуменно подняла брови. — Я думала, что все предельно ясно. Нашему браку конец — это было понятно уже давно. Я просто первая заговорила об этом.

Шарль Франсуа не верил своим ушам. Неужели она говорила серьезно?

Овладев собой, он ответил:

— Конечно, ты права.

В ответ Николь выдавила улыбку:

— Я только… только не знаю, что следует делать дальше.

— Я тоже. — Он медленно продолжил одеваться. — Ну, видимо, для начала следует связаться с адвокатом.

— С кем? — Она как будто не поняла его. — А, ну да, конечно. Нам потребуется один адвокат?

— Нет, каждому свой, — объяснил Шарль Франсуа вежливым тоном. — Почему бы тебе не взять Роже Бертье?

— А как же ты?

— За меня не беспокойся — я найду кого-нибудь еще. А тебе лучше иметь дело с человеком, которого ты знаешь. — Шарль Франсуа был даже чересчур любезен.

— Да, конечно, но…

Господи, да что это с ней? Какое ей дело до мужа, который скоро станет бывшим? Это его проблемы, в конце концов.

— Например, Марка Мюррея.

— Кого?

— Ты должна помнить его — вы встречались пару раз, когда я учился в адвокатской школе. Он помог мне найти место в жизни.

Помнила ли она? Те времена трудно было забыть. Шарль Франсуа полдня проводил на занятиях и ночами сидел за книгами, а она работала официанткой в бистро. Маленькая обшарпанная квартирка с подтекающими кранами и тонкими, как бумага, стенами в мансарде.

И счастье… счастье быть женой Шарля Франсуа Дюмона. Каждое утро просыпаться рядом с ним и каждую ночь засыпать в его объятиях.

— Николь…

Ее глаза были полны слез. Шарль Франсуа подошел ближе и улыбнулся, погладив ее по щеке.

— Ты думаешь о тех временах, о нашем семейном гнездышке в Латинском квартале?

Николь усмехнулась. Неужели он думает, что ностальгические воспоминания заставят ее броситься в его объятия и поверить, что она для него что-то значит?

А ведь когда-то она действительно была ему самым близким и любимым человеком. Теперь же для него важнее деловые встречи и знакомства, которые «могли бы пригодиться в бизнесе».

— О нашей убогой квартирке с отстающими от стен обоями и соседями, включающими телевизор на полную громкость? Да, такое не забудешь!

Для Шарля Франсуа это стало последней каплей — его терпение лопнуло:

— Я смотрю, процесс пошел.

— О чем это ты?

Улыбка исчезла с его лица.

— Послушай, детка, не строй из себя дурочку. Половина твоих подруг разведены. И получили неплохую компенсацию за «страдания и невзгоды» семейной жизни.

Николь не верила своим ушам, но, мило улыбаясь, ответила:

— Замечательная идея! Надо будет обсудить это с Роже.

— Вот и хорошо. А теперь, если тебе больше нечего сказать, дай мне спокойно одеться в моей комнате.

— В твоей комнате? — Николь пришла в ярость. — «Твоя комната» ждет тебя, мой дорогой почти экс-муженек, в твоем офисе или в одном из отелей, где ночевал чаще, чем дома. Но только не здесь. Уж если, как ты говоришь, «процесс пошел», то дом я тебе ни за что не уступлю.

— Ну уж дудки! — последовало в ответ. Наглый тон Шарля Франсуа окончательно вывел ее из себя:

— А что, думаешь, не смогу?

— Думаю, это будет решать суд, дорогая.

— Уж Роже позаботится об этом! — бросила ему в лицо Николь и направилась к двери.

— Марк тоже знает свое дело! — крикнул он ей вслед.

Она обернулась:

— Надеюсь, что это именно так. Не хочу, чтобы разбирательство затянулось.

Шарль Франсуа шагнул к ней, схватил за плечи и, притянув к себе, сказал:

— Не беспокойся, этого не произойдет по одной простой причине — развода ты не получишь!

Побледнев как полотно, Николь прошептала:

— Но ты ведь только что сказал…

— Я прекрасно помню, что сказал! — Шарль Франсуа отпустил ее, и она выбежала из комнаты.

— Каждое слово, черт возьми! — крикнул он, захлопнув за ней дверь. — Я запомню каждое твое слово!

Шарль Франсуа что есть силы ударил кулаком по стене, но не почувствовал боли — боль была внутри. Обессиленный, он сел на кровать, закрыв лицо руками.

— Я все запомню…

3

Шарль Франсуа толкнул стеклянную дверь главного офиса, расположенного на Ла Мот Пикке Гринель. Катрин, как всегда, сидела за приемной стойкой и пила кофе.

— Доброе утро, месье Дюмон! — воскликнула она с сияющей улыбкой.

Шарль Франсуа пристально посмотрел на нее.

— Уже десятый час — пора заниматься делами. Кофе будешь пить во время перерыва. Ясно?

— Я работаю ну, то есть… — Улыбка мгновенно исчезла с миловидного лица.

Шарль Франсуа прошел мимо девушки к дверям своего кабинета. Секретарша поднялась ему навстречу:

— Здравствуйте, месье Дюмон! Вам звонил месье Росселлини, потом месье Столц. Еще пришли телеграммы от…

— Никаких звонков и бумаг. Меня не беспокоить, хорошо?

Изабель Бомон в недоумении подняла брови:

— Да, конечно, но…

— Никаких «но»! — отрезал Шарль Франсуа и вошел в кабинет, хлопнув за собой дверью.

Он швырнул портфель на стол и выругался, но, немного подумав, открыл дверь.

— Послушайте, Изабель…

— Да, месье, — вежливо отозвалась она, хотя щеки ее все еще пылали.

— Я погорячился, вы уж извините… У меня тут просто — просто что? развод? — просто вчера был тяжелый вечер.

— О, могу представить! Вечеринка у Ланжевенов. Сегодня все газеты только об этом и пишут.

— Да уж, замечательная вечеринка, ничего не скажешь!

— Не волнуйтесь, месье Дюмон, я отвечу на все ваши звонки.

— Ах да, еще кое-что. Передай, пожалуйста, Катрин, вот этот чек — пусть купит себе самого лучшего кофе и пьет его, когда захочет. Прямо так и скажи ей.

— Хорошо, месье. — Изабель в недоумении уставилась на шефа. Затем после небольшой паузы деловитым тоном произнесла: — Хотя вы просили не беспокоить вас, но я не могу не передать вам это. Принесли сегодня утром. — И она протянула ему кремовый конверт. Адрес был написан аккуратным, изящным почерком.

— Впечатляет! Вероятно, очередной рекламный проспект. — Шарль Франсуа мило улыбнулся: — Большое спасибо, Изабель.

Но когда он закрыл дверь, улыбка исчезла с его лица.

— Отлично, Дюмон, сначала срываешься на служащих по пустякам, а потом извиняешься, как школьник. — Он снял пиджак и ослабил узел галстука. — Не хватает еще расплакаться и рассказать всем о своем горе!

О каком горе? Его брак разваливается — ну и что? Развод — нормальное явление. В конце концов, его старик был женат четыре раза!

Хватит себя жалеть, нужно подумать о чем-нибудь другом. Лучше всего сосредоточиться на работе. Его ждут деловые звонки, встречи, возможно, важный обед…

Он попытался прочитать несколько писем, но тут же отложил их. Нет, так дело не пойдет! Почему он не может думать ни о чем, кроме своей личной жизни?

Шарль Франсуа встал и раздвинул шторы. Из окна открывался замечательный вид на Эйфелеву башню и величественную панораму Марсова поля. Он был по-настоящему преуспевающим и счастливым человеком до самого последнего времени… Черт возьми, что же теперь делать? Неужели нет выхода? Два человека, прожившие вместе десять лет, не могут так просто разойтись! Он решил, что попытается объяснить это Николь, — может быть, та передумает? Что за ерунда! Ведь он сам хотел с ней порвать!

Шарль Франсуа выругался. — Займись делом и выкинь это из головы! — приказал он себе, и тут его взгляд упал на конверт, который передала ему Изабель.

Внутри оказалось приглашение на юбилей отца, месье Андре Дюмона. Празднование было намечено на четырнадцатое и пятнадцатое мая в фамильном поместье Дюмонов под Сомюром.

А снизу было приписано: «Шарль Франсуа, даже не думай о том, чтобы не приехать. Никаких отговорок, понял?» Вместо подписи — заглавная «С» и маленькое сердечко.

Шарль Франсуа поморщился. Да, Софи не меняется — все такая же острая на язык и сентиментальная одновременно.

Неужели отцу уже восемьдесят? Он всегда выглядел моложе своих лет, поэтому Шарль Франсуа никогда не задумывался о его возрасте. А сейчас? Они не виделись год, а может и больше…

Шарль Франсуа решил просто позвонить и поздравить отца. Подарок тоже можно отправить по почте. Хотя, что нужно человеку, у которого уже все есть? Еще он извинится за то, что не сможет приехать, сославшись на неотложные дела.

И тут зазвонил его личный телефон. Шарль Франсуа вздрогнул — этот номер знала только Николь.

— Детка, я так тебя люблю! — крикнул он, хватая трубку.

— И я тебя, любимый, — ответил ему писклявый голос.

Шарль Франсуа чуть не упал со стула.

— Жак Анри, это ты?

— Не хотелось бы тебя огорчать, но это действительно я, — раздалось в ответ. — Доброе утро!

— Доброе утро? — Шарль Франсуа посмотрел на часы. — Я потрясен, старина. Еще нет десяти, а ты уже на ногах.

— Ну, что я тебе говорил? — К их разговору присоединился кто-то еще.

Шарль Франсуа помрачнел, узнав голос:

— Мартин?

— Он самый.

— Не верю своим ушам, черт возьми! — не сдержал раздражение Шарль Франсуа. — Это что, торжественное братское воссоединение в Марселе? Или вы оба в Бордо?

— Я в Бордо, — ответил Мартин.

— А я в Марселе, — сказал Жак Анри. — Смотри до чего дошла техника — мы можем втроем разговаривать по телефону!

— Уверен, что просто до нас это никому не приходило в голову. — Мартин в это время мило улыбнулся своей секретарше, которая принесла ему кофе. — Спасибо, ты просто прелесть!

— Как ты меня назвал? — в притворном негодовании закричал в ответ Жак Анри. — Я сейчас сорвусь и прилечу в твой паршивый Бордо, чтобы дать тебе хорошую трепку за такие слова!

— Ой, как страшно! Возьми кого-нибудь в помощь!

— Ну а как же! Старину Шарля Франсуа! — Жак Анри, похоже, пребывал в прекрасном настроении. — Только подожду полудня, когда мои мозги лучше работают.

Все трое засмеялись. Шарль Франсуа почувствовал, что этот смех наполняет его теплом. Он не переставал удивляться, как легко им было вместе. Они могли не видеться очень долго, но, собираясь втроем, всегда находили время и для шутки, и для задушевной беседы. Наконец Жак Анри перешел непосредственно к цели звонка:

— Я, конечно, понимаю, что всем нам хотелось бы избежать этой темы, но к сожалению..

— Ах да, приглашение, — сказал Мартин и чем-то зашуршал. — Тебе тоже уже пришло? — поинтересовался Шарль Франсуа.

— Ну да. Сегодня утром.

— Сегодня утром — это мягко сказано. Мне принесли его в шесть, — засмеялся Жак Анри.

— А ты, наверное, в это время был с очередной подружкой…

— Ну что ж, Мартин, можно сказать и так.

— Чертов распутник!

— Помилуй, Мартин, я-то думал, ты меня понимаешь! Это наш Шарль Франсуа давно потерял свободу. Кстати, братец, а как твоя красотка? Еще не собирается сбежать от тебя ко мне?

Слова брата больно кольнули Шарля Франсуа, и он натянуто произнес:

— С ней все в порядке.

На несколько секунд воцарилось напряженное молчание. Затем Мартин спросил:

— Шарль Франсуа, что-нибудь случилось?

— У тебя точно все в порядке? — подхватил Жак Анри.

— Да.

— Ты уверен? У тебя грустный голос.

— Хватит! Давайте ближе к делу — я очень занят!

— Хорошо. Собственно говоря, я хотел спросить, что будем делать с приглашением? — спросил Жак Анри.

— Ничего, — твердо ответил Шарль Франсуа. — Вообще-то, у меня…

— …куча дел. Мы это уже слышали. Думаешь, мне очень хочется присутствовать на этом спектакле? — спросил Жак Анри.

— Каком спектакле? — не понял Мартин.

— Ну как же! Старику стукнуло восемьдесят — пора подумать о завещании.

— Да ладно тебе! — воскликнул Жак Анри. — Он еще переживет нас всех!

— Это уж точно. Не знаю, что он задумал, но не собираюсь тратить целых два выходных на «драгоценного папашу»! — Говоря это, Шарль Франсуа жестами попросил Изабель принести еще кофе. — Отправлю ему подарок, а вам желаю повеселиться от души!

— А кто сказал, что я собираюсь туда? Я должен быть в Ницце в эти выходные! — воскликнул Мартин.

— Хорошо хоть не на Северном полюсе! Ты готов отправиться куда угодно, только не в Сомюр.

— Забавно, мы все пытаемся придумать предлог, чтобы не возвращаться туда, где провели детство, — задумчиво произнес Шарль Франсуа.

— Это место, вообще-то, принято называть «домом», — хмыкнул Мартин.

— На самом деле, — начал Жак Анри, — восемьдесят — внушительный возраст! Настоящий юбилей!

— Ну и что? Что-то не помню, чтобы отца впечатлило твое восемнадцатилетние или окончание Мартином школы, — с горечью в голосе произнес Шарль Франсуа.

— Или пятая годовщина твоей свадьбы? — подхватил Жак Анри. Его слова снова больно кольнули Шарля Франсуа. — Но мы ведь выше этого, правда?

Оба брата согласились с ним. А Жак Анри продолжил:

— В действительности все просто: мы молоды, а он стар. — Его голос смягчился: — К тому же есть еще Софи.

— Да, Софи, — вздохнул Мартин, — не хочется ее обижать.

— Обижать! — передразнил его Шарль Франсуа. — Да она нам головы оторвет, если мы не приедем!

— А, может, и не только головы! — подхватил Мартин, и они втроем опять засмеялись.

— Конечно, не хотелось бы ее расстраивать, но выбора нет: я не поеду, — сказал Шарль Франсуа уже серьезно.

— В том-то все и дело, что у нас нет выбора, — вздохнул Жак Анри. — Мы все должны быть в Сомюре!

— Это смешно, — ответили оба брата.

— Слушайте, мы же не маленькие дети. В конце концов, он наш отец! Имейте хоть каплю уважения к нему! Да и Софи будет рада нас видеть. Черт возьми, всего-то пару дней!

Некоторое время царило молчание. Затем заговорил Мартин:

— Ну да, конечно, ты прав.

Прав ли Жак Анри? — лихорадочно соображал Шарль Франсуа. И если да, сумеет ли он за оставшиеся пять дней убедить Николь остаться с ним?

Тем временем Мартин сказал:

— Ладно, согласен. Я поеду.

— Отлично. — Жак Анри обратился к Шарлю Франсуа: — А ты, старина?

— Я не могу.

— Черт бы тебя побрал! Мартин может, я могу, а ты нет?

— Меня ждут важные и срочные дела.

— Ну это всего лишь на один уик-энд! — не выдержал Мартин. — Если мы можем найти время…

— Очень за вас рад! Но я занят, и все! — Шарль Франсуа понял, что опять сорвался. Братья замолчали, и он представил, как они переглянулись бы, если бы были в одной комнате. — Извините, — сказал он почти шепотом, — но у меня просто не получается.

— Да, конечно, — ответил Жак Анри.

— Мы все понимаем, — согласился Мартин.

Они мило попрощались. Шарль Франсуа тупо уставился на телефон, который тут же зазвонил опять.

— Слушай, — это был Жак Анри, — если у тебя какие-то проблемы… Вдруг понадобится помощь…

— Я сразу тебе позвоню, — пообещал Шарль Франсуа.

— Да, обязательно. — Жак Анри повесил трубку.

Опять раздался звонок.

— Эй, старина?

— Да, Мартин, — вздохнул Шарль Франсуа.

— Если тебе что-то нужно… Ну, знаешь, поговорить с кем-нибудь…

— Да, да, конечно, я дам тебе знать, спасибо.

Он медленно положил трубку, Его тронуло искреннее участие братьев в его делах. Но больше всего ему сейчас нужна была Николь и ее любовь.

Телефон опять зазвонил. Шарль Франсуа не выдержал:

— Я же сказал, у меня все хорошо. Никаких проблем! Разве не ясно? Я просто действительно очень занят и не могу поехать на этот уик-энд!

— Тебе не нужно убеждать меня, — услышал он голос Николь. — Я и так прекрасно знаю, сколько у тебя дел.

— Николь? — Шарль Франсуа даже вскочил с кресла, — я не думал…

— Я тебя долго не задержу — просто запиши мой телефон.

— Какой телефон? — Шарль Франсуа ничего не понимал.

— Мой телефон. Я сняла квартиру на Монмартре.

— Что? Но ты же сказала сегодня утром, что…

— Я передумала. Кстати, я разговаривала с Роже Бертье. Тебе тоже советую встретиться со своим адвокатом.

— Не слишком ли много всего для одного утра, детка? — Глаза Шарля Франсуа сузились от злости. — И давно ты это спланировала?

— Ничего я не планировала. Я просто думала об этом…

— Об «этом»? О том, чтобы бросить меня?

Шарль Франсуа закрыл глаза и вспомнил, как он вносил Николь в спальню, клал на кровать и как потом они занимались любовью. Утром он лежал рядом с ней, чувствуя ее тело, ее дыхание. Неужели уже тогда она думала бросить его?

— Ну что ж, дорогая, — продолжил Шарль Франсуа ледяным тоном, — мне эта мысль тоже давно приходила в голову. Ты просто опередила меня.

У Николь перехватило горло — она всеми силами сдерживала рыдания. Когда-то Селия Ланжевен посоветовала ей: «Ни в коем случае не спеши! Подожди, обдумай все хорошенько!» И она ждала, надеясь на чудо. Ждала, что Шарль Франсуа забудет про свои салоны, встречи, деньги и наконец-то вспомнит о ней. Но, увы!

И тогда в саду у Ланжевенов она поняла, что ему нужен только секс. Мысль об этом заставила ее сердце зайтись от боли.

Находиться дольше в одном доме с мужем было просто невыносимо, поэтому она сняла квартиру и связалась с адвокатом. Но в душе надеялась, что Шарль Франсуа все-таки позвонит и скажет, что он любит ее, и никогда не переставал любить, у них есть еще шанс начать все сначала!

— На самом деле, — она очнулась от звука его голоса, — я даже рад, что этому фарсу пришел конец.

— Я тоже. — Николь вытерла слезы. — Давно пора было поставить все точки над «i». — И она повесила трубку.

— Надо что-то делать! — сказал Шарль Франсуа самому себе, набирая номер. — Мартин? Я передумал. Я приеду к отцу. Просто кое-что тут уладил. Позвони Жаку Анри и сообщи ему об этом, ладно?.. Да, старик, повеселимся, как в старые добрые времена!

Да, как в старые добрые времена…

4

Шарль Франсуа начал собираться в Сомюр в предвкушении встречи с братьями, сестрой и даже отцом. Спасибо Николь, подумал он, укладывая рубашки в чемодан. Ведь если бы не она, он не изменил бы своего решения. Зато ему будет, что обсудить с отцом — Андре Дюмон был женат не раз и у него имелся большой опыт в бракоразводных делах.

Шарль Франсуа положил в чемодан плавки на случай, если ему захочется поплавать в бассейне. Хотя, возможно, он, Мартин и Жак Анри тряхнут стариной и отправятся купаться на озеро, как когда-то в детстве. Он улыбнулся от внезапно нахлынувших воспоминаний.

Продолжая собирать вещи, он снова подумал о предстоящем уик-энде: наверное, будет много вкусной еды, музыка, старые друзья и никаких женщин, которые только все портят. Хорошо, что на этот раз соберется чисто мужская компания. Ах да, еще Софи… Но она особенная и всегда была для Шарля Франсуа и братьев «своим» человеком.

Он оценивающе посмотрел на собранные вещи, потом вынул пару брюк, положив вместо них еще одни джинсы. Да, этот день рождения оказался очень кстати — именно сейчас ему необходимо отдохнуть и расслабиться, забыть о семейных проблемах. Проблемах? А есть ли они? Чем больше проходило времени, тем сильнее Шарль Франсуа осознавал, что Николь сделала ему великое одолжение. Если бы не она, неизвестно сколько еще продолжалось бы это подобие брака.

— Всю жизнь, — вслух произнес Шарль Франсуа и захлопнул чемодан.

Всю жизнь, потому что он не собирался ничего менять. Просто плыл по течению, и это было большой ошибкой. А ведь он еще молод и вся жизнь у него впереди.

И если Николь не хочет быть с ним, что ж, прекрасно, пусть уходит! В конце концов, на ней свет клином не сошелся.

Шарль Франсуа всегда замечал, как смотрят на него женщины. Вспомнить хотя бы блондинку на вечеринке у Ланжевенов! Раньше он не придавал этому значения, но теперь… теперь-то уж наверстает упущенное…

Он донес чемодан до машины, положил его в багажник и сел за руль. Возможно, в Сомюре будет с кем познакомиться! Надо только сообщить семье о разводе — это как раз самое трудное.

— Нет, — сказал самому себе Шарль Франсуа, понимая, что по-прежнему мыслит старомодно, — никаких женщин. Ты пока еще женат!

Нужно будет связаться с Марком Мюрреем. Николь, похоже, не теряет ни минуты! Вчера уже звонил Роже Бертье и интересовался, кто его адвокат, но Шарль Франсуа уклонился от разговора.

— Обсудим все в другой раз, сейчас я уезжаю из города, — сказал он Роже. — Могу только заверить, что буду продолжать материально поддерживать жену до конца бракоразводного процесса. Мой адвокат свяжется с тобой, когда я вернусь. Шарль Франсуа сам удивился, как легко свыкся с мыслью о разводе. Зато теперь он будет свободным человеком. Он подмигнул своему отражению в зеркале дальнего вида. Пусть Николь катится к черту!

Хотя ему пока еще было непривычно спать одному, но ко всему в конце концов привыкаешь. Жаль, что у него не сохранились номера телефонов тех красоток, которые с ним знакомились! Ну ничего, после развода он не станет терять ни минуты! А Николь?

— Черт возьми! — Шарль Франсуа поморщился при одной только мысли, что его жена может быть вместе с другим мужчиной.

И тут он понял, что подъехал к дому, где Николь сняла квартиру.

Здание оказалось очень старым и обветшалым. Хотя мраморная лестница свидетельствовала о том, что оно знало и лучшие времена. Невероятная грязь повсюду и разбитые ступени создавали впечатление, что дом как бы застрял между прошлым и будущим. А будущее, философски размышлял Шарль Франсуа, заходя внутрь, неведомо никому.

Он остановился возле списка жильцов и стал читать их имена. Судя по фамилиям, тут как будто собрались люди со всего света. Николь Дюмон — квартира двадцать три.

— Что ж, это уже кое-что. По крайней мере, Николь пока оставила мою фамилию, — усмехнулся Шарль Франсуа и направился к лестнице.

В коридоре из квартир на него сразу повеяло разными запахами. И он вспомнил, что в их доме всегда пахло цветами — Николь заботилась об этом, покупая специальные ароматизаторы. Это вошло у нее в привычку, когда они еще жили в маленькой квартирке в Латинском квартале. В памяти тут же всплыло, как однажды он, вернувшись с работы, застал жену сидящей на кровати с корзиночкой в руках. Она перебирала какие-то лепестки. Он вопросительно посмотрел на нее, но, нагнувшись, почувствовал запах жасмина.

— Я и не знал, что жасмин так возбуждает! — улыбнулся Шарль Франсуа, поцеловав Николь.

Она засмеялась и назвала его глупыш. И была права, ведь запах тут был ни при чем. Затем он уложил ее на кровать, раскидывая вокруг сухие бледно-желтые соцветия. И они занимались любовью, вдыхая упоительный цветочный аромат.

Шарль Франсуа остановился перед квартирой двадцать три, не решаясь позвонить.

Что я здесь делаю? — недоумевал он.

За дверью играла музыка. Прислушавшись, он явно различил звуки скрипки и виолончели. Камерная музыка — так называла ее Николь. Эта музыка постоянно звучала в их доме. Надо будет найти пластинки, послушать их… Неожиданно Шар-ля Франсуа охватили ностальгические воспоминания.

Черт возьми! Что за глупые мысли? Ведь ему и не слишком-то нравилась эта музыка…

Вдруг дверь распахнулась, и он увидел Николь в джинсах и свитере. Она удивленно уставилась на него:

— Шарль Франсуа? Что ты здесь делаешь?

— Честно говоря, сам не знаю…

Николь пристально посмотрела на него и, не скрывая раздражения, пригласила войти. Он кивнул и прошел в небольшую прихожую. Освещение было тусклым, но Шарль Франсуа смог разглядеть выцветший линолеум на полу и ярко-розовые стены. Николь провела его в гостиную, которая была почти без мебели, и выключила проигрыватель.

— Итак, зачем ты пришел?

Шарль Франсуа выдавил улыбку и ответил:

— Просто проезжал мимо и решил заскочить.

— Мог бы позвонить.

— И ты бы меня пригласила?

— Нет.

— Вот видишь! — Шарль Франсуа усмехнулся. — Поэтому я и заехал без предупреждения. Свари-ка мне кофе и давай поговорим. Ведь я имею право знать, как у тебя обстоят дела?

— У меня только растворимый, — сказала Николь, пожав плечами, и вышла из комнаты.

— Отлично. — Шарль Франсуа последовал за ней.

Кухня была тесной и мрачноватой. Стены, некогда белые, превратились в изжелта-серые, напротив двери стоял ветхий гарнитур, а в углу — холодильник и плита. Николь заметила, как Шарль Франсуа с любопытством осматривается по сторонам, но промолчала.

— А у тебя здесь довольно мило — заметил он, но, перехватив холодный взгляд жены, понял, что этого не следовало говорить.

— Да, наверное, хотя нужен ремонт. — Николь отвернулась от него, наполнила чайник водой и поставила на плиту.

Эту квартиру даже ремонт не спасет, подумал Шарль Франсуа, наблюдая за ней. Николь в это время безуспешно пыталась зажечь спичками конфорку.

— Ты что, хочешь все тут спалить? Разве плита не автоматическая? — не выдержал Шарль Франсуа, вырывая коробок из ее рук.

— Была, а теперь вот сломалась. Отдай спички, я сама.

— Ну да… — Шарль Франсуа зажег наконец-то плиту. — Скажи хозяину, что ее нужно починить.

— Без тебя как-нибудь разберусь. Садись. Тебе, как всегда, черный?

Ну конечно, черный! Неужели Николь думает, что его привычки изменились за неделю?

— Да, — сухо ответил он. — Так хозяин знает про плиту или нет?

Николь поставила перед ним чашку и заявила:

— Не твое дело. Это моя квартира, моя плита, моя жизнь, в конце концов, черт возьми!

— Успокойся, детка. Я просто задал вопрос. Неужели так сложно на него ответить?

— Не делай вид, что заботишься обо мне! Ты ведь пришел не ради этого, а чтобы поиздеваться!

Ничего не говори, молчи, лучше с ней не спорить, сказал себе Шарль Франсуа.

— Так вот, месье Дюмон, моя квартира меня вполне устраивает, ясно? — Николь разошлась не на шутку.

— Да брось ты! В таких условиях жить невозможно!

— Повторяю: это не твое дело. Ты мне больше не муж!

Что-то загадочное и опасное промелькнуло в его взгляде.

— Хочешь, докажу тебе обратное?

Сердце Николь затрепетало, когда Шарль Франсуа встал и шагнул к ней.

— Не надо… — прошептала она еле слышно. — Шарль Франсуа, не надо…

— Что — не надо? — Он подошел еще ближе. — Ты все еще моя жена, Николь.

— Нет, это не так. Я… — У Николь перехватило дыхание, когда он откинул ей волосы назад и обнял за плечи.

— Если не веришь, я докажу тебе это… — Шарль Франсуа прижал ее к себе и поцеловал.

Николь убеждала себя, что это всего лишь поцелуй — женщина может устоять перед любым мужчиной. Но когда руки Шарля Франсуа обвили ее талию, она сама потянулась к нему и забыла обо всем на свете. Она слышала биение его сердца, ощущала, как напряглась его плоть и целовала, целовала его лицо, шею, чувствуя солоноватый вкус кожи, а руки скользили по его спине. Боже! Как же она соскучилась по нему! Шарль Франсуа, муж, единственный любимый мужчина в ее жизни.

А он, как давно он желал ее! Как любил и ждал, мечтал о ней!

Они занимались любовью в этой маленькой, убогой кухоньке. Но разве это важно, где заниматься любовью? Главное — все было как раньше, словно ничего и не произошло! Может быть, у них еще есть шанс все вернуть назад?

Что-то с грохотом упало на пол. Николь испуганно отпрянула и уставилась на Шарля Франсуа широко раскрытыми глазами.

— Это всего лишь нож, — пробормотал он. — Все в порядке, иди ко мне…

— Нет. — Николь оттолкнула его. — Теперь ясно, зачем ты пришел. Соблазнить меня!

— Что ты говоришь? Ты все не так поняла! — Шарль Франсуа был в полном недоумении. Неужели она действительно так думает? — Ведь ты тоже этого хотела!

— Нет, — отчаянно солгала она самой себе, больше всего на свете боясь признать, что он прав. — Убирайся! — И распахнула дверь.

— Николь? — послышался незнакомый голос, и Шарль Франсуа увидел мужчину огромных размеров, который недружелюбно и в упор рассматривал его.

— Орас, что ты здесь делаешь? — удивилась Николь.

— Да вот услышал голоса и подумал, что, может быть, нужна помощь. — Великан вопросительно посмотрел на Шарля Франсуа.

— Нет, Орас, ты неправильно понял…

— Слушай, приятель, я ее муж! — огрызнулся Шарль Франсуа.

— Бывший, — поправил великан. — Николь разведена!

— Еще нет… — быстро вставила Николь.

— Вообще, какое тебе до этого дело? — Шарль Франсуа начал выходить из себя.

— Хватит! — Николь встала между мужчинами. — Это уже глупо!

— Нет, ты только скажи и я размажу этого слизняка по стенке! — предложил Орас.

— Да, детка, одно твое слово — и этот Орас больше не побеспокоит тебя! — парировал Шарль Франсуа.

— Ну ладно, ладно, Орас, ты иди. Спасибо за заботу. Если что, я позвоню.

— Договорились! Кстати, помнишь фильм, о котором мы вчера говорили? Я купил билеты на сегодня! Можем посмотреть.

— Отлично! — Николь улыбнулась. — С меня попкорн!

Великан бросил злобный взгляд на Шарля Франсуа и удалился, что-то сердито бормоча себе под нос.

— Кино? Попкорн? Дорогая, хочу напомнить: ты все еще замужем!

— Пока еще. К тому же Орас — просто друг!

— Да ладно тебе! Этот парень хочет только одного — затащить тебя в постель!

— Ошибаешься! Это для тебя главное — секс!

Однако Шарлю Франсуа уже надоело ходить вокруг да около. Хватит! Нравится ей это или нет — они все еще муж и жена! Пора бы ей вспомнить об этом!

— Собирай вещи! — приказал он.

— Прекрати мне указывать!

— Возьми все, что необходимо на уик-энд. — Казалось, Шарль Франсуа не слышал ее.

— Какой уик-энд? Ты меня не сможешь насильно заставить…

— Отцу плохо, — не моргнув глазом, уверенно солгал Шарль Франсуа. Николь изменилась в лице:

— Андре?

— А кому же еще? Поэтому я и пришел, — сказал он.

Его слова прозвучали вполне правдоподобно. Ведь отцу ни много ни мало исполнялось восемьдесят!

— Я разговаривал с братьями. Мы все отправляемся в Сомюр.

— Но я не могу…

— Николь, давай на время забудем о наших личных делах. Поедем вместе! Старик тебе так обрадуется!

— Почему ты сразу не сказал мне об этом?

— Ну… мы, кажется, несколько отвлеклись, помнишь?

Николь покраснела и пробормотала:

— Если ты меня обманываешь…

— Клянусь, нет.

Николь стояла в раздумье, и Шарль Франсуа уже начал терять надежду, когда она наконец решилась:

— Ладно. Пять минут — и я готова.

Его так и распирало от радости, но он сумел скрыть свои чувства. И только когда Николь вышла из комнаты, подпрыгнул, выбросив кулак в воздух, и воскликнул:

— Моя взяла!

5

Через несколько минут Николь вышла с дорожной сумкой в руках. Она переоделась в строгий темный льняной костюм.

— Поехали?

Шарль Франсуа медленно кивнул. Минуту он колебался, думая, что ответить. Может быть, сказать правду? Ложь никогда не приводила ни к чему хорошему, Ну уж нет, туг же успокоил Шарль Франсуа свою совесть. Ведь если бы он не солгал, Николь не поехала бы с ним. И к тому же существовал этот самый Орас…

— Так мы едем или нет?

— Конечно! — Что он мог еще ответить? Только бы она ни о чем не догадалась!

Больше всего Шарль Франсуа боялся ее расспросов о состоянии здоровья Андре: насколько ему плохо, что говорят врачи и тому подобное. Но Николь упорно молчала, пока они ехали в машине до аэропорта.

Знакомый бело-красный самолетик был готов к вылету и ждал их. По привычке Шарль Франсуа хотел помочь ей застегнуть ремень, но она отбросила его руку. — Сама справлюсь, спасибо! Так, пока все идет довольно терпимо, подумал он, садясь за штурвал. Хотя ведь это только начало. Что-то будет в Сомюре, когда раскроется обман! Ну нет, он всего лишь чуть-чуть слукавил, успокаивал себя Шарль Франсуа. И у него были на то веские причины! Разве можно было позволить ей жить в такой убогой квартирке и общаться со столь неприятным типом, как этот Орас. Любой на его месте сделал бы то же самое!

Но Николь рано или поздно узнает, что он лгал ей…

— Шарль Франсуа, — услышал он сквозь гул двигателя ее голос.

— Да, что такое?

— Что с Андре?

Ну вот, началось!

— Я и сам толком не знаю…

— А что говорят врачи? У него был сердечный приступ?

— Да вроде нет. — Шарль Франсуа не врал, так как с отцом все было в полном порядке.

— Кто тебе сообщил об этом? Симон? Кристин? — настойчиво продолжала расспрашивать Николь.

— Дай мне, пожалуйста, карту! Да, да, вот эту. Спасибо.

И сколько он собирался тупо смотреть в карту, изучая маршрут? Шарль Франсуа понимал, что оттягивает время, пытаясь что-то придумать.

— Эй, Шарль Франсуа, ты меня слышишь?

Он вопросительно посмотрел на нее. Может быть, следует сказать правду? Николь все равно уже не сможет вернуться назад — они были высоко над землей. Но он не мог решиться — не знал, чего ждать от своей жены. Она так изменилась! Куда делась юная девушка, с которой он познакомился еще в школе? Та, которая помогала ему во всех его начинаниях?

Зачем он позвал Николь в Сомюр? Может, его жена хочет начать новую жизнь, в которой ему нет места? А он только мешает ей? Наверное, стоило развернуть самолет и сказать всю правду? Или…

— Шарль Франсуа, ответь мне, что с Андре?

Он повернул к ней голову, вопросительно изогнув бровь:

— Что?

— Я говорю…

— Я плохо тебя слышу.

— Я говорю, что… — начала Николь так громко, что у Шарля Франсуа, несмотря на наушники, зазвенело в ушах.

— Не слышу!

— Ты что-то скрываешь? Что с Андре?

Шарль Франсуа невинно улыбнулся:

— Я совсем не слышу тебя!

Откинувшись на спинку кресла, Николь отвернулась к окну.

Почему она сразу не разузнала все подробности? Конечно, Андре не собирался умирать! В свои восемьдесят он был здоровее быка! И к тому же если бы Шарль Франсуа хотел сообщить ей о болезни отца, то сделал бы это сразу! И тогда между ними ничего бы не произошло! Во всем этом был какой-то подвох. Тогда что ей делать на семейном сборище Дюмонов?

Но с другой стороны, она уже в пути и рада обманываться. Ведь она до сих пор любила своего мужа, безумно скучала по нему. Николь пыталась внушить себе, что это всего лишь привычка. Не так-то просто порвать с человеком, с которым прожито вместе десять лет! Не зря Селия Ланжевен, разводясь со своим первым мужем, говорила:

— Это так же сложно, как бросить курить! Ты понимаешь, что стремишься к лучшему, но никак не можешь решиться!

Новая жизнь… Теперь все будет по-другому. Ей больше не придется убирать разбросанные вещи мужа, ждать его допоздна и разогревать ужин. Последнее время он вообще мало уделял ей внимания, постоянно уезжая в командировки, задерживаясь на работе. И только по ночам Шарль Франсуа вспоминал, что он ее муж. Хотя и любовью они занимались все реже, да и не так, как раньше.

На глаза Николь навернулись слезы. Она была в ярости. Нет, все ее чувства к Шарлю Франсуа иссякли — по крайней мере, ей хотелось так думать.

— Смотри, а вот и виноградники! — прервал ее мысли Шарль Франсуа.

Николь даже не повернула головы. Как будто она не помнила Сомюр! Ведь именно здесь начиналась, а теперь заканчивается их совместная жизнь. Она поняла, что не вынесет двух дней здесь.

Николь решила увидеться с Андре, убедиться, что он здоров, и тут же отправиться обратно.

— Ведь ты солгал мне, да?

— Что? — насторожился Шарль Франсуа. — Я не слышу…

— Прекрати! Опять ты врешь! — Николь повысила голос.

— Черт возьми, не нервируй меня — мы разобьемся!

— Разобьемся? По-моему, мы уже приземлились! — Шарль Франсуа почувствовал ее раздражение. — Ты все это придумал только для того, чтобы притащить меня сюда! Ведь твой отец здоров, верно?

— Ну-у…

Николь открыла дверь и со злостью посмотрела на мужа.

— А я решила, что он чуть ли не при смерти! Учти, для тебя было бы лучше, чтобы Андре действительно оказался болен. Иначе…

— Иначе — что? — услышала Николь знакомый голос.

Это был Андре Дюмон — как всегда улыбающийся и пышущий здоровьем. Он вышел встречать их вместе с Жаком Анри, Мартином и Софи.

Выбравшись из самолета, Николь мило улыбнулась и стала убеждать свекра, что тот ослышался, что она имела в виду совсем другое… Завязался разговор, в котором Николь пыталась вести себя как можно естественней, но ей это не удалось. Проницательная Софи сразу же подскочила к невестке, схватила ее за руку и увела к своей машине.

— Ну-ка, рассказывай, что у вас происходит с моим братцем?

— Ничего, — ответила Николь дрожащим голосом… и разрыдалась.


Дома их встретила Кристин Дюмон — четвертая жена Андре. В свои пятьдесят восемь она выглядела довольно молодо и элегантно. Шарль Франсуа не переставал удивляться, как эта женщина уживается с его стариком уже почти три года. Предыдущие жены сбегали через пару месяцев!

— Привет, Кристин! Как поживаешь? — поздоровался Шарль Франсуа, входя в кабинет отца.

— Как всегда, хорошо, — улыбнулась она.

Тут вмешался Андре:

— Дорогая, хватит чесать языком, нам с сыновьями надо о многом поговорить!

— Конечно, — спокойно ответила Кристин, выходя из комнаты. — Если что — я в гостиной.

Старик Дюмон развалился в своем любимом кресле.

— Как трогательно! Все мои сыновья собрались здесь, чтобы проводить меня в последний путь…

Шарль Франсуа смущенно откашлялся:

— Николь совсем не имела в виду…

— Николь тут ни при чем! Главное, что ты и твои братья приехали сюда! Да еще будет куча народу! И все ради моего дня рождения!

— Ну, все-таки такой юбилей… — начал Жак Анри.

— Не смеши меня, сынок! Хоть я и не на смертном одре, но, согласись, мне немного осталось.

Андре взял со стола деревянную коробку с кубинскими сигарами и предложил их сыновьям. Но те вежливо отказались. Тогда он сам закурил одну.

— Нет ничего лучше кубинской сигары, — затягиваясь, проговорил хозяин дома, — роскошной женщины и…

Мартин закатил глаза и, повернувшись к Шарлю Франсуа, прошептал:

— …и хорошего коньяка.

— …и хорошего коньяка! — сказал Анд-ре и подошел к бару, из которого вынул бутылку «Реми Мартена». — Ну что, мальчики, до этого тоже еще не доросли?

— Ты же знаешь, Шарль Франсуа и Мартин предпочитают пиво, а я не откажусь от бокала красного вина, — улыбнулся Жак Анри.

— Некоторые вещи не меняются, — ухмыльнулся хозяин дома и внимательно посмотрел на старшего сына:

— Я вижу, ты не в лучшем расположении духа. Проблемы с женой?

Тот встретился с отцом взглядом и сдержанно ответил:

— Нет.

— Да ладно! У вас все на лицах написано! Я же предупреждал, что эта девчонка не подарок!

— Отец, ты не прав… И вообще это не твое дело!

— Шарль Франсуа! Отец! — прервал их Жак Анри. — Давайте не будем ссориться!

— Да, — подхватил Андре. — Лучше выпьем! Так все-таки как насчет хорошего коньяка?

Им ничего не оставалось, как присоединиться к юбиляру. Старик наполнил бокалы и, подняв свой, сказал:

— За династию Дюмонов! И за ее будущее в лице моих сыновей!

Шарль Франсуа, Мартин и Жак Анри удивленно переглянулись.

— Что ты имеешь в виду? Мы — твое будущее?

— Да нет. Будущее вообще. С моим все понятно.

— Прекрати, отец! Ты проживешь дольше нашего! — возразил Мартин.

— Не говори ерунды, мне восемьдесят! — Андре допил коньяк и потушил сигару. — Сколько мне еще осталось, неизвестно, а ситуация такова: без меня все доходы от поместья попадут вам в карман!

— Мы никогда не брали и не возьмем твоих денег! Запомни это, отец! — с вызовом произнес Шарль Франсуа.

Андре расхохотался:

— Да вы без меня и шагу не можете сделать! Даже проблем с женой уладить не в состоянии…

— Ты что, опять за свое? — воскликнул Шарль Франсуа, вскакивая.

— Спокойно, — попытался вмешаться Мартин.

— Ну уж нет. Я хочу знать, что он имел в виду!

— Да тут дураку ясно, что твоя дорогая женушка при первом удобном случае сбежит от тебя к первому попавшемуся булочнику!

— Только тогда, когда поймет, что в моих жилах течет твоя кровь! — процедил сквозь зубы Шарль Франсуа и, повернувшись на каблуках, вышел из комнаты.


Мартин и Жак Анри знали, где его искать: на старом сеновале. Еще в детстве это было их секретным местом.

— Черт возьми, сколько лет прошло, а здесь ничего не изменилось! — воскликнул Мартин, подсев к старшему брату.

— Да, тогда мы были детьми и все казалось таким простым и ясным для нас, — подхватил Жак Анри.

Шарль Франсуа откинулся назад и лег на сено.

— Не то что сейчас! Хотя я, по-моему, не поумнел с тех пор. Я действительно выглядел идиотом?

— Да, — хором подтвердили братья.

— Спасибо за откровенность. Просто удивительно. Мне уже тридцать один, а старик все еще умеет задеть меня за живое, — произнес Шарль Франсуа с детской обидой в голосе.

Какое-то время все молчали, затем Жак Анри решился:

— Хочешь поделиться с нами?

Шарль Франсуа отрицательно покачал головой.

— Уверен?

— Абсолютно уверен.

Жак Анри и Мартин переглянулись.

— В таком случае… — начал было последний.

— Она бросила меня!

— Что?!

— Я говорю, она… она ушла от меня.

Шарль Франсуа тяжело вздохнул и закрыл лицо руками.

— Так что же все-таки случилось? — спросил Жак Анри.

Шарль Франсуа молчал. Мартин, сидевший рядом с братом, положил руку ему на плечо.

— Я знаю, как это бывает.

— Да ни черта ты не знаешь! Ты был женат год, а мы с Николь прожили вместе десять лет. Есть разница? К тому же ты сам бросил жену — и правильно сделал! — В голосе Шарля Франсуа прозвучала откровенная досада.

Опять наступило молчание.

— Что же произошло между вами? — робко повторил свой вопрос Жак Анри.

— Черт возьми, старина, откуда мне знать! Это точно не из-за денег — они никогда ее не волновали. И другой мужчина тут ни при чем. Может быть, она просто меня разлюбила? Да, я согласен, последнее время мы не очень-то ладили и мне иногда тоже казалось, что я больше не люблю Николь. Но я врал самому себе: я люблю ее, люблю. До сих пор люблю!

— А она? — прямо спросил Мартин.

— Нет, Николь не могла разлюбить меня. Не могла, просто не могла, — в отчаянии повторял Шарль Франсуа.

— Понимаю, что это тяжело, но, послушай, в жизни многое меняется и к этому приходится привыкать, — попытался успокоить его Мартин.

— Нет, — вмешался Жак Анри, — по себе людей не судят! Шарль Франсуа и Николь действительно любили друг друга — их брак совсем другое дело!

— Да мы и сейчас любим друг друга — я просто уверен в этом! — взволнованно продолжал Шарль Франсуа. — Но наш брак разваливается, и мне необходимо знать, что же пошло не так, чтобы все поправить!

— Шарль Франсуа, — начал Жак Анри, — запомни, нам никогда не понять женщин. Они красивы, возбуждающе привлекательны, но их ум всегда останется для нас загадкой.

— Браво! — послышался мужской голос.

Братья обернулись и увидели человека, поднимавшегося по лестнице. На нем был темный костюм, полосатая рубашка и серый шелковый галстук.

Шарль Франсуа раскрыл рот от удивления.

— Марк? — Он не верил своим глазам.

— Он самый! — ответил Марк Мюррей, улыбаясь. — Как всегда, проблемы с женщинами?

— Спрашиваешь! Давай присоединяйся! — Мартин подвинулся, давая Марку возможность сесть.

— Вот только с костюмом ты прогадал! — засмеялся Шарль Франсуа, стряхивая травинки с отутюженных брюк Мюррея.

— Да, ладно, ради такого случая я готов пожертвовать не только костюмом! — ответил Марк, удобно развалившись на сене.

Все засмеялись, и Шарль Франсуа подумал, что давно ему не было так хорошо. Как замечательно, что он все-таки приехал в Сомюр!

6

Софи была в отчаянии. Она никогда не оказывалась в подобной ситуации и не знала, что ей делать. Невестка на все вопросы отвечала что-то невнятное и в конце концов заявила, что у нее аллергия. Естественно, Софи не поверила ни единому ее слову — по взгляду Николь, полному отчаяния, все было понятно и так. Значит, при первом удобном случае следует расспросить обо всем Шарля Франсуа.

Сейчас же Софи ничего не оставалось, как мило улыбаться, поддерживать разговор со своей родственницей, сокрушаясь по поводу аллергии, рассказывать анекдоты, чтобы как-то развеселить Николь, и жаловаться на хлопоты, связанные с празднованием дня рождения Андре…

— Дня рождения? — недоуменно повторила Николь, вытирая слезы.

— Естественно. Ты просто не представляешь, какая ожидается грандиозная вечеринка!

— Вечеринка! Ну конечно! Теперь все ясно! — Глаза Николь сверкнули от злости. — Так вот что случилось с Андре!

— Ну да, — неуверенно протянула Софи, удивляясь, что невестка не в курсе. — Ему же стукнуло восемьдесят.

— Какой же он негодяй! Лживый, лицемерный…

— Надеюсь, ты не про моего отчима это говоришь, — улыбнулась Софи.

— Нет, про Шарля Франсуа! — ответила Николь. И продолжила: — Эгоист, высокомерный идиот, индюк надутый…

— Насколько я понимаю, он не сообщил тебе о юбилее Андре?

— Конечно нет! — воскликнула Николь.

— Ясно, — коротко ответила Софи, наконец-то догадавшись, что произошло.

Тем временем Николь высморкалась, затем встала с кровати и подошла к зеркалу.

— Подозреваю, что это будет далеко не идиллический вечер в семейном кругу.

— Ну, в принципе, ты права, — ответила Софи.

— И я буду выглядеть как пугало, потому что кроме этого костюма у меня ничего приличного с собой нет! — Негодование Николь сменилось отчаянием.

— Не переживай по этому поводу, — успокоила ее золовка. — Я сама предпочитаю спортивный стиль. Поэтому Андре специально заказал мне кучу вечерних туалетов из лучших магазинов. А так как мы с тобой примерно одного роста, я одолжу тебе что-нибудь.

— Спасибо тебе, дорогая. — Николь поцеловала Софи. — А теперь расскажи подробней, кто из гостей сегодня придет. Я собираюсь заставить Шарля Франсуа поволноваться!

— Бедный братец! — воскликнула с притворным сочувствием Софи, а потом постаралась удовлетворить любопытство невестки.

— Замечательно! — Николь довольно улыбнулась, и в ту же секунду перехватила недоуменный взгляд Софи. — Я понимаю, что он твой брат и ты его любишь, но ты даже представить себе не можешь, что он сделал!

— И что же…

— Он явился ко мне нежданно-негаданно. Просто взял и пришел, не говоря ни слова! — Николь принялась нервно ходить из угла в угол.

— К тебе? — растерянно переспросила Софи. — А разве вы живете не вместе?

— Конечно нет! — воскликнула Николь и тут же осеклась. — О, Софи, прости меня, я не хотела тебе говорить…

— Так вы с Шарлем Франсуа разошлись?

Николь села на край кровати и обняла Софи на плечи.

— Почти.

— Но этого не может быть! У вас же был идеальный брак! Что случилось?

— Я сама точно не знаю… Просто в жизни разное бывает, люди меняются.

— Но вы с Шарлем Франсуа…

— Если он думал, что сможет вернуть меня, обманом затащив на ранчо… — Николь опять встала.

— Значит, он тебя все еще любит?

— Любит, — повторила Николь с презрением. — Он просто не хочет проигрывать! А я не собираюсь к нему возвращаться, не хочу… — Ее голос дрогнул. — Черт возьми! — Она посмотрела на Софи широко раскрытыми глазами. — Нам же с ним придется спать в одной комнате!

— Судя по всему, да, — спокойно ответила Софи. — Все остальные комнаты, к сожалению, заняты.

Ну конечно, все комнаты для гостей уже распределены, номера в ближайших гостиницах забронированы.

— Но я не могу с ним спать! — Щеки Николь предательски порозовели.

— Я все прекрасно понимаю, но, с другой стороны, ничего страшного ведь не случится, если вы с Шарлем Франсуа проведете эти дни в одной комнате?

Николь покраснела еще больше:

— Наверное, нет.

— К тому же он скорее всего решит, что ты не доверяешь себе, раз боишься остаться с ним наедине.

— Но это же смешно!

Однако Софи была права, и следующие слова золовки только подтвердили это:

— Представь себе, если он ляжет в одной комнате с братьями. Мартин и Жак Анри окажутся в курсе всех мелочей вашей сексуальной жизни!

— Прекрати, Софи! — взмолилась Николь. — Хорошо, я буду спать вместе с Шарлем Франсуа именно в этой комнате и в этой кровати!

— Ты уверена в себе? — спросила Софи, сдерживая улыбку.

— Абсолютно! — И Николь поспешила сменить тему: — А ты действительно одолжишь мне какое-нибудь свое платье?

— Ну конечно! Самое сногсшибательное!


В семь тридцать большинство гостей было в сборе. Они толпились в гостиной, плавно перетекали в библиотеку, а затем на террасу.

Все это напоминало Шарлю Франсуа вечеринку у Ланжевенов: куча народу, закуски, вино… Повсюду раздавалось какое-то жужжание, стояла жуткая духота.

Он ждал и в то же время боялся появления жены. Шарль Франсуа не видел Николь с обеда. Он с братьями и с Марком весь день провели на сеновале за разговорами о жизни вообще и о женщинах в частности. Марк рассказал, как оказался в Сомюре.

— Один мой коллега, месье Овернуа, занимался делами вашего отца. Около месяца назад он ушел на покой, и я его заменил.

— Просто отлично, что ты приехал, старина! — сказал Жак Анри. — А жена с тобой?

Марк неловко наклонил голову, потер руки, откашлялся и начал бормотать что-то невнятное. Мол, хорошо, что Валери вместе с ним, что неплохо вот так вместе провести пару деньков на свежем воздухе и тому подобное.

Тут появилась Софи, которая искала Мартина. Жак Анри тоже встал и отправился вслед за братом. Так что, оставшись наедине с Марком, Шарль Франсуа решил обсудить с ним создавшуюся ситуацию.

— Знаешь, я передумал. Черт возьми, не дам я ей развода. Я до сих пор люблю ее и… Эй, Марк, ты меня слушаешь?

— Ах да, конечно, — неуверенно ответил Мюррей.

Видимо, у него самого проблем хватало, Показывая фотографии жены и дочек Эмилии и Элен, он тяжело вздохнул:

— Это Валери. Она утверждает, что я не понимаю ее.

Шарль Франсуа вспомнил, что когда здоровался с женой Марка, то заметил такую же вежливую и равнодушную улыбку, какая в последнее время часто появлялась на лице Николь.


Шарль Франсуа начал переодеваться к ужину. В комнате еще витал аромат духов Николь, на полу лежала ее сумка. А он совсем не удивился бы, обнаружив свои вещи в коридоре и запертую на ключ дверь. Хотя он решил не придавать этому особенного значения.

Надев смокинг, он вышел в гостиную. Как всегда нашел самое укромное место — за горшком с какой-то невероятной пальмой, — взял у проходившего мимо официанта бокал вина и с самым непринужденным видом стал ждать появления Николь.

Одеваясь, Шарль Франсуа старался не думать о том, что в багаже его жены не было ничего более или менее приличного, кроме льняного костюма, подходящего больше для похорон.

Да ладно. Николь всегда прекрасно выглядит, что бы ни надела, пытался он успокоить себя. С другой стороны, Шарль Франсуа боялся, что она не придет вовсе. Хотя вряд ли решится уехать из Сомюра.

— Софи, ты не видела мою жену? Сестра в ответ хитро улыбнулась и сказала, что та появится с минуту на минуту.

— А вот и она!

Шарль Франсуа повернулся… и его сердце бешено забилось. На Николь было открытое платье золотистого цвета. Глубокое декольте подчеркивало идеальную форму груди, а благодаря высоким каблукам ноги казались еще стройнее. Она была не просто красива, она была великолепна!

Дрожь пробежала по телу Шарля Франсуа. Его охватила безумная страсть, которую с трудом удавалось сдерживать. Он ревновал ее к каждому мужскому взгляду. Это было невыносимо.

— Николь, — прошептал он, увидев, что она смотрит в его сторону. Неужели жена искала его?

Шарль Франсуа торопливо допил вино и вышел из своего укрытия. Их глаза встретились, и Николь — о да! — Николь улыбнулась. Он устремился к ней, не замечая никого вокруг.

— Николь, — снова прошептал он, уже почти подойдя к ней.

— О, месье де Сен-Тьери! — воскликнула она и проплыла мимо мужа. — Как я рада вас видеть!

Шарль Франсуа обернулся в недоумении и увидел, как его жена, очаровательно улыбаясь, протянула руку молодому мужчине весьма привлекательной наружности.

— Дорогая мадам Дюмон! — Тот поцеловал ей руку. — Вы прелестны! А я и не знал, что вы родственница Андре Дюмона!

Николь покосилась на Шарля Франсуа и мило прощебетала:

— Для меня ваша дружба с моим свекром тоже сюрприз! И пожалуйста, называйте меня просто Николь!

— С удовольствием! Тогда для вас я Себастьян, — просиял от удовольствия молодой человек. — А где же ваш муж?

Шарль Франсуа хотел было представиться и шагнул вперед, но Николь опередила его:

— Понятия не имею. Да и какая разница? Пойдемте-ка лучше выпьем шампанского! — И, взяв Себастьяна под руку, исчезла в толпе.

Несколько секунд Шарль Франсуа стоял в оцепенении, пытаясь понять, что происходит.

Николь не ребенок и может разговаривать и флиртовать с кем угодно, убеждал он себя. Сначала этот Орас с попкорном и кино, теперь известный ловелас с титулом.

— Нет! — упрямо прошептал Шарль Франсуа, качая головой. — Так дело не пойдет. Она не может…

— Разговариваешь сам с собой?

Шарль Франсуа повернулся и увидел отца вместе с Кристин, которая мило улыбалась.

— Отец, — начал было он, — извини, но я…

— Никогда не бегай за женщиной, если не хочешь выглядеть полным идиотом. Неужели ты до сих пор не понял этого? — ворчливым тоном перебил его Андре.

— Ты — последний, чьи советы я буду слушать. Учитывая твой четвертый брак…

Андре только усмехнулся в ответ. Зато Кристин потянулась к пасынку и, поцеловав в щеку, шепнула:

— А ведь он прав!

Шарль Франсуа в полном недоумении проводил их взглядом. Его отец никогда не мог долго прожить с одной женщиной. Но Кристин, похоже, была исключением из правил. Хотя он ему не судья — сам оказался не в силах удержать жену! Ну что он потеряет, если последует совету Андре, — Николь все равно его игнорирует. Пусть делает, что хочет.

Он взял бокал с вином с подноса проходившего мимо официанта, залпом выпил и поставил на какой-то столик. Рано или поздно, но вечеринка закончится, и его жена окажется вместе с ним, в одной комнате, в одной постели. И тогда — о да! — он докажет ей, что она принадлежит только ему.


Но чем дальше, тем меньше эта идея представлялась ему осуществимой. Николь флиртовала со всеми мужчинами подряд, пила шампанское, звонко смеялась — словом, веселилась от души…

Все, браку конец. Это очевидно. И не нужно обманывать самого себя, обреченно думал Шарль Франсуа, поднимаясь к себе в комнату.

За весь вечер они перекинулись всего парой фраз.

— Где ты собираешься сегодня спать? — равнодушно спросил он в один из редких моментов, когда она оказалась одна.

— Полагаю, тебя больше волнует с кем. — От Николь прямо-таки веяло арктическим холодом. — Уж точно не с тобой. Забудь об этом. — И она опять исчезла в толпе.

Ну уж нет! Николь до сих пор его жена и просто не может спать с кем попало! Она принадлежит только ему!

Но все эти мысли слабо успокаивали Шарля Франсуа, и он решил поговорить с Софи.

— Я думаю, ты в курсе, что мы с Николь не очень-то ладим.

— Да, в курсе. — Сестра взяла его руку в свою. — Мне очень жаль.

— Спасибо. — От ее слов Шарлю Франсуа стало немного лучше. — Послушай, как нам быть? Ведь мы с женой не можем спать в одной комнате. Пусть ляжет в твоей, а?

— Милый мой. — Софи поцеловала его в щеку и улыбнулась: — Не волнуйся, мы с ней уже все уладили.

Шарль Франсуа почувствовал облегчение — хоть одной проблемой меньше…

Он решил не включать лампу. У него и так трещала голова, а от яркого света разболелась бы еще больше. На ощупь Шарль Франсуа прошел в ванную.

Николь хочет свободы? Пожалуйста! Это его вполне устраивает! «Никогда не бегай за женщинами», — сказал Андре и был прав! Ей до него нет дела? Ему — тем более. Пусть ищет другого дурака! А он выходит из игры.

Приняв душ и почистив зубы, он вернулся в спальню и лег в кровать.


У Николь больше не было сил. Еще бы! Флиртовать целый вечер со всеми подряд! Пить шампанское с Сен-Тьери, обсуждать новинки кино с заезжей телезвездой, танцевать с Мартином и Жаком Анри. И все время улыбаться, шутить, веселиться, очаровывать всех.

Ее ноги гудели — туфли, которые дала ей Софи, были очень узкими. Но зато она добилась своего: Шарль Франсуа получил сполна! Николь видела это, чувствовала… хотя он был таким красивым! Особенно этим вечером. Ему всегда шел смокинг, а сегодня он выглядел просто неотразимым! И таким сексуальным…

Я все еще его жена? — спрашивала себя Николь и тут же отвечала: ну уж нет! Шарль Франсуа изменился, их отношения на грани разрыва, и этому надо положить конец.

Она вошла в комнату. Ее глаза устали от ослепительного света гостиной, поэтому Николь пробралась в ванную в полной темноте. У нее было не так много времени — муж мог прийти в любой момент, — поэтому она быстро умылась и вернулась в комнату.

Не так-то просто было снять узкое платье — вот что значит быть «сногсшибательной»…

— Николь? — вдруг услышала она знакомый голос.

Она в ужасе уставилась на кровать. Шарль Франсуа!

— Николь? Это ты? — повторил он.

Она смотрела на него широко раскрытыми глазами. Шарль Франсуа приподнялся, облокотившись на подушки. Растрепанные волосы, обнаженный торс… Он был так соблазнителен!

— Что ты тут делаешь, черт возьми?

— Это моя комната! — ответил он. Его взгляд жадно скользил по ее телу.

— Чего ты так уставился на меня? — недовольно спросила Николь и тут же поняла, что стоит перед мужем в одном белье и чулках.

— Ты выглядишь потрясающе, дорогая! — ответил Шарль Франсуа, поднимаясь с кровати.

Это было даже мягко сказано! Его жена была так соблазнительна, так сексапильна! И она сама пришла к нему, полная желания!

Сердце Николь бешено забилось, когда он приблизился. Она хотела сказать «не надо»; но не могла солгать! К тому же в горле пересохло от возбуждения. Она чувствовала, что его тоже переполняет страсть. Он желал ее так же, как она его.

Шарль Франсуа обхватил руками ее лицо и начал целовать — сначала еле касаясь языком ее губ, потом все сильнее, глубже, настойчивее…

— Ну, скажи мне… — услышала Николь, почувствовав его руку под шелком лифчика. — Я прошу тебя. Я должен это услышать…

Она откинула голову, подставляя ему грудь, жаждущую ласк. Шарль Франсуа целовал ее шею, плечи и наконец эту нежную, податливую плоть.

— Я хочу, чтобы ты любил меня… — прошептала Николь. — Возьми меня… пожалуйста…

Шарль Франсуа поднял ее на руки и положил на кровать. Эта женщина принадлежала только ему!

7

Николь проснулась, чувствуя тепло рук Шарля Франсуа, обнимающих ее. Солнце светило прямо в глаза, и она зажмурилась от яркого света.

Неужели это не сон? Неужели она действительно лежит в его объятиях. Воспоминания о прошлой ночи нахлынули на нее. Это была ночь страсти, наслаждения, любви. Николь давно не была так счастлива!

— Доброе утро, дорогая! — услышала она голос Шарля Франсуа, почувствовав его губы на своих губах.

— Доброе утро, любимый! — Николь обхватила его руками и ответила на поцелуй. — Я видел замечательный сон.

— Какое совпадение — я тоже. — Его руки скользили по ее спине, прижимая Николь все крепче. Она даже застонала от наслаждения.

— Мы с тобой занимались любовью. — Шарль Франсуа продолжал ее целовать.

— Да… О, Шарль…

Николь была не в силах совладать с собой. Она уткнулась лицом в его плечо. Это было так замечательно! Впервые за последние месяцы она чувствовала, что Шарль Франсуа действительно любит ее. Да, конечно, тогда в саду у Ланжевенов это чуть было не произошло между ними. Но тогда все было по-другому, не так, как сейчас. Может, ей не следовало уступать так легко. Однако теперь уже поздно жалеть, даже если…

— Шарль Франсуа! — Николь сразу пришла в себя от этой мысли.

— Мм…

— Шарль, подожди!

— Я и так столько ждал… — Он начал целовать ей грудь, гладить ее бедра.

— Мы же не предохранялись! — Николь отстранилась от мужа.

— Ах да, действительно… — Шарль Франсуа замолчал на мгновение. — Впервые с тех пор, как ты потеряла ребенка.

По телу Николь пробежала дрожь. «Ты потеряла ребенка!» Почему он не сказал «мы»? Хотя он всегда так говорил.

— Да, — холодно отрезала она, натянув простыню до самого подбородка. Ну и дура же она! Как наивно было думать, что одна ночь страсти может что-то изменить! — Да, мы впервые не предохранялись с тех пор, как я потеряла ребенка, — холодно повторила она.

Шарль Франсуа посмотрел на жену. Минуту назад она была в его объятиях, готовая снова разделить с ним его страсть. А теперь отстранилась, сделалась чужой. Ее взгляд опять стал безразличным и пустым.

— Ты должна была напомнить мне об этом.

Он знал, что его слова звучат жестоко, но было уже поздно. Какой же ты идиот, Дюмон! — мысленно выругался он и сел на край кровати.

Николь готова была ударить его, но сдержалась.

— Как удобно обернуть все против меня! — Ее голос дрожал от обиды и разочарования. — Но не волнуйся, у меня сейчас безопасный период!

От ее слов Шарлю Франсуа стало еще хуже.

— Тогда все в порядке. — Он старался не смотреть на жену. — Ведь мы не хотим ребенка, так ведь?

— Конечно, — процедила Николь сквозь зубы, встала с кровати и пошла в ванную, хлопнув за собой дверью.


Когда Шарль Франсуа вошел в столовую, там сидел один Жак Анри.

— Доброе утро!

Шарль Франсуа молча налил себе кофе и сел к столу.

— Я вижу, утро не такое уж и доброе!

— Отстань! — Шарль Франсуа пристально посмотрел на брата. — Я не в настроении шутить, ясно?

Жак Анри кивнул. Да, и он тоже. Уик-энд складывался не совсем так, как ему хотелось, да тут еще брат сидит с недовольным лицом, уткнувшись в чашку.

— Слушай, у меня плохая и хорошая новости. С какой начать? — Жак Анри встал и положил несколько вафель себе на тарелку.

— Все равно, — безразличным тоном откликнулся Шарль Франсуа, не поднимая головы.

— Хорошая: можешь расслабиться до половины первого. Плохая: отец собирает нас в своем кабинете. Ну, как тебе?

— Он достал уже всех с этими «встречами в его кабинете»!

— Абсолютно с тобой согласен! — услышали они голос Мартина, входившего в столовую.

— Я смотрю, ты тоже сегодня не в духе, — сказал Жак Анри. — На, съешь лучше вафельку!

— А они вкусные? Это Анна? — Мартин налил себе кофе и подошел к столу.

Какое-то время братья молчали. Наконец Жак Анри отодвинул тарелку и начал:

— Ну, так какие идеи по поводу планов Андре?

— Это насчет виноградников. — С этими словами в столовую вошел Марк Мюррей. — Доброе утро, ребята!

— Я смотрю, ты опять сегодня принарядился: белая рубашка, серый костюм. Только где же галстук? — усмехнулся Шарль Франсуа.

— Отстань от меня! — отмахнулся Марк.

— Лучше вафельку съешь! — посоветовал Жак Анри, заливаясь от смеха.

— Вот, значит, зачем старик собирает нас! — сказал Мартин, когда все умолкли. — Хочет обо всем позаботиться до смерти!

— Ну да. Вы все получите поровну, — ответил Марк, наливая кофе. — Включая Софи.

— Понятное дело! — Жак Анри пододвинул стул для своей сестры, которая как раз в этот момент появилась в столовой.

— Только поместье тебе, к сожалению, не достанется, — виновато улыбнулся Марк, обнимая Софи за плечи.

— Что это значит? — удивленно спросил Шарль Франсуа.

— То, что я не родная его дочь, — тихо пояснила Софи. — Это в вас течет кровь Дюмонов.

— Но это же нелепо! — Шарль Франсуа не мог успокоиться. — Ты единственная из нас осталась здесь жить и у тебя нет прав на владение поместьем? Ерунда какая-то!

— Точно, — хором поддержали его Жак Анри и Мартин.

— Я все понимаю, но вы же прекрасно знаете отца — его решения не подвластны никакой логике! — сказал Марк.

— Нет уж! Ему придется изменить завещание! — Шарль Франсуа подошел к Софи и поцеловал ее.

— Он вряд ли это сделает, — пожал плечами Марк. — Если вы проявите недовольство, все получит его племянник.

— Кто? Лефер? — поморщился Жак Анри. — Этот лицемер и бездельник?

— Ну это же и в самом деле смешно! — Шарль Франсуа был вне себя от ярости. — И несправедливо!.. Хотя жизнь, — добавил он, — всегда такова.

— Черт бы побрал упрямого старика! — пробормотал себе под нос Мартин.

Все замолчали, каждый думая о своем.


Николь не проронила ни слова, пока Шарль Франсуа одевался в комнате. Она стояла в ванной, прислонившись к двери и прислушиваясь к каждому звуку. И только когда хлопнула дверь, облегченно вздохнула.

— Идиотка! — пробормотала Николь, повернувшись к зеркалу.

Как она могла уступить ему? Просто потеряла голову, иначе и не объяснишь. То, что между ними произошло, уже не казалось ей чем-то возвышенным. Всего-навсего секс. Никаких чувств. Сколько можно обманывать себя?

Да, вероятно, Шарль Франсуа до сих считает ее привлекательной женщиной, желает ее. Но это и все. Ни нежности, ни сострадания. Своим напоминанием о потере ребенка он окончательно разрушил их и без того хрупкие отношения.

Николь вспомнила тот ужасный день, когда у нее случился выкидыш. Ее слезы, отчаяние, опустошенность. А главное — полное одиночество, и никого рядом, чтобы утешить. Муж, как всегда, отсутствовал, уехал по делам в другой город.

Да, полное одиночество… Николь посмотрела на свое отражение в зеркале. Во время беременности она тоже очень редко видела мужа — он был занят оформлением очередного салона. Когда она попыталась посоветоваться с ним, какие обои лучше подошли бы для детской комнаты, он ответил:

— Полностью полагаюсь на твой вкус, дорогая! Обсуди это с дизайнером.

Только теперь Николь поняла, что Шарль Франсуа на самом деле не так уж и сильно был занят на работе: просто он не хотел ребенка. Как говорила Селия Ланжевен: «все мужики одинаковы». Но Шарль Франсуа не «мужик», он был ее мужем и мог стать отцом ее ребенка. Однако этого, к сожалению, не случилось…

Однажды вечером, поднимаясь в свою спальню, Николь оступилась и упала…

— Николь, мне очень жаль, что ты потеряла ребенка, — пытался успокоить ее Шарль Франсуа.

Ему «очень жаль»! Это все, на что он был способен, в то время как ее сердце разрывалось от горя и она была опустошена настолько, что даже не могла плакать! А что чувствовал он? Что его волновало в тот момент? Он даже не сказал «нашего» ребенка!

Как же Николь его тогда возненавидела, хотя и не показала виду! Она улыбнулась в ответ, поблагодарила за заботу — и их жизнь потекла дальше, как будто ничего не произошло. Шарль Франсуа больше никогда не упоминал об этом, ни разу даже не вспомнил про ее беременность. Значит, он действительно не хотел ребенка.

Ну конечно, столько бы всего изменилось с появлением малыша! Раз и навсегда заведенный порядок в их доме был бы нарушен…

Николь закрыла сумку, в которую упаковала свои вещи.

Но все-таки с тех пор их жизнь кое в чем уже не была прежней. Николь перестала ездить с ним, ссылаясь на то, что слишком занята. И это действительно было так: она стала членом нескольких клубов, занялась благотворительностью, играла в теннис, пытаясь как-то себя развлечь. Скоро все это ей надоело, но Шарль Франсуа как будто ничего не замечал или не хотел замечать. Он оставался слеп и глух к тому, что ее тяготило, — а скорее всего ему было на нее наплевать.

Но Николь продолжала его ждать, когда муж возвращался домой. Верила ему, когда он, целуя и обнимая, говорил, что соскучился, что любит ее больше всех на свете. Шарль Франсуа изменился, когда его бизнес стал процветать, а он сам превратился в богатого человека. И Николь в образе красавицы жены и деловой женщины идеально подходила ему для этой роли. Никакого намека на счастливый семейный очаг с кучей детишек. Только бизнес.

— Прощай, Шарль Франсуа! — сказала Николь, с тоской оглядывая пустую комнату. На этот раз она навсегда уходила из его жизни.

К сожалению, сбежать оказалось не так-то легко.

Симон Фирмен, управляющий в поместье с незапамятных времен, поклонился и снял шляпу, увидев Николь.

— Мадам, к сожалению, кроме тракторов ничего не осталось! — сказал он, выслушав ее просьбу. — Все машины на мойке или в ремонте.

Вот я и попалась! — с досадой подумала она, пробираясь обратно в дом. Николь вошла через заднее крыльцо прямо в столовую, с облегчением обнаружив, что там никого нет. Приятно пахло вафлями и кофе. Она налила себе чашку и села к окну. Ей казалось, что она уже успокоилась. Так откуда же это желание плакать?

— Черт возьми! — прошептала несчастная женщина. — Черт! Черт! Черт!

— Неужели все так плохо, дорогая? — спросила Кристин Дюмон, как раз в этот момент появившаяся в дверях столовой.

— Да нет… — Застигнутая врасплох Николь растерялась. — Просто я…

— Можешь ничего не объяснять. — Кристин остановилась, пропуская кого-то вперед. Это была молодая женщина с темно-каштановыми волосами, одетая довольно ярко, но со вкусом.

— Я просто сидела и думала вслух, — улыбнулась Николь.

— Да что это со всеми вами сегодня происходит? — удивилась хозяйка дома. — Я только что застала Валери в библиотеке за этим же занятием!

— Да, я тоже разговаривала сама с собой, ну и что? — рассмеялась в ответ Валери.

— По-моему, обычное явление, — деланно рассмеялась Николь. Кристин посмотрела на часы.

— О, прошу прощения, но месье Мюррей и мальчики ждут меня. Мне пора идти.

Простите, что не смогла выпить с вами даже чашки кофе.

Оставшись одни, молодые женщины вышли из столовой на террасу.

— Здесь очень красиво! — вздохнула Валери, облокачиваясь на перила.

— Да, правда, — кивнула Николь, глядя на ровные ряды убегающих по склону холма виноградников.

— Это одна из причин, по которой я согласилась поехать сюда с Марком, — продолжала мадам Мюррей. — Я подумала: почему бы не забыть про все дела и провести уик-энд вдвоем, без детей.

— У вас есть дети?

— Да, две девочки, — улыбнулась Валери.

— Как мило!

— И еще я думала: может быть, здесь мы с мужем сможем все уладить…

Николь вопросительно на нее посмотрела.

— Ой, извините! — воскликнула Валери, покраснев от смущения. — На самом деле, я никогда не жалуюсь на жизнь малознакомым людям.

— Иногда, это лучше, чем делиться с близким человеком. — Николь заправила выбившуюся прядь волос за ухо. — Никто тебя не осудит.

— Мой муж так не считает. Он говорит, я слишком доверчивая.

— Возможно, он прав. Я уже несколько раз на этом обжигалась, — тихо сказала Николь.

— Да я сама, если бы умела учиться на собственных ошибках, сейчас тут не стояла бы!

— Но вы ведь сами захотели сюда приехать? — вздохнув, спросила Николь.

— А вы разве нет? — Валери удивленно посмотрела на собеседницу.

— Мой муж, Шарль Франсуа Дюмон, можно сказать похитил меня.

— Звучит романтично!

— Ничего подобного, можете мне поверить! Он соврал, что отец его находится при смерти.

— Но зачем?

— Чтобы все было так, как он хочет! — Николь секунду молчала, потом продолжила: — Тогда Шарль Франсуа был готов на все. Он был зол как черт.

— Но почему? — спросила Валери и тут же осеклась, залившись краской. — Я не хочу быть навязчивой… Простите, Николь.

— Все в порядке. Тут нечего скрывать: он разозлился, когда понял, что я вполне могу прожить без него.

Валери глубоко вздохнула.

— Прямо как мой муж! «Где ты была и с кем?» Он адвокат, и я иногда чувствую себя как на скамье подсудимых!

— Он что, не доверяет вам?

— Да, особенно в последнее время…

— В последнее время?

Валери пожала плечами:

— Мы с ним из разных слоев общества. И, мне кажется, Марк боится, что мне с ним скучно.

— А это действительно так?

— Нет, конечно! Но иногда хочется перемен. И это расстраивает моего мужа: он не понимает меня, когда я вдруг срываюсь в соседний город проведать старых друзей или хожу по антикварным магазинам или лавкам старьевщика.

— По лавкам старьевщика?

— О да! — оживилась Валери. — Я покупаю или нахожу где-нибудь старые куклы и привожу их в порядок. Ну, там, реставрирую, делаю им прически, шью платья. А потом отдаю одному знакомому антиквару на продажу. Вы не поверите, но мне хорошо за них платят… А Марк считает это ерундой, которая отнимает у меня слишком много времени. — Она печально улыбнулась: — Боже, да что это со мной! Все болтаю и болтаю! Слова не даю вставить! Это правда, что ваш муж — владелец сети салонов, которые торгуют элитной мебелью? Вам можно только позавидовать!

Николь опустила глаза и задумалась.

— Я бросила его, — сказала она наконец.

— Простите меня, я не хотела…

— Все в порядке. Я считаю, это было единственно правильным решением: наши отношения уже давно трещали по швам.

— Мне очень жаль! — Валери положила руку на плечо Николь.

— Мне тоже. Я устала обманывать себя. Между нами все кончено, и ничто этого не изменит! Хотя, возможно, если бы у нас был ребенок… — Она осеклась. Какое-то время обе женщины молчали, потом Николь продолжила как ни в чем не бывало: — Так когда вы едете обратно в Париж?

— Вообще-то собирались завтра. — Голос Валери прозвучал как-то неуверенно.

— Что значит собирались?

Валери покачала головой:

— А то, что я не поеду домой и хотела сказать об этом Марку сегодня утром. Он, видимо, понял, к чему я клоню, и ушел, не дослушав меня. Мне нужно побыть одной, чтобы все обдумать.

— А как же ваши дочки?

— Я договорилась с няней, что она привезет их в Сен-Назер, а там я…

— Сен-Назер! Это всего в трех часах езды отсюда! А что, у вас там есть квартира?

— Нет, дом в десяти километрах от города, прямо на пляже. Его оставил мне дядя. Вы не представляете, как там хорошо! К тому же я смогу спокойно заниматься своими куклами. — Валери заулыбалась: — Правда, я никогда не зарабатывала на них много денег — нет у меня деловой жилки!

— А я, наоборот, ничего не умею делать руками, зато хватка у меня есть. Никогда не думала, что у меня обнаружатся организаторские способности и дар убеждения: могу уговорить людей купить что угодно! — Николь вздохнула: — Если бы найти какое-нибудь тихое местечко и спокойно там разобраться во всем!

— А что с вашей квартирой?

— Вы бы ее видели! Шарль Франсуа сказал, что не позволит мне там жить! Протекающие краны в ванной, грязные стены…

— Да, звучит не особо привлекательно! — засмеялась Валери. Задумавшись на какое-то время, она вдруг оживилась: — Слушайте, Николь, а вы действительно смыслите в бизнесе?

— Ну да, я участвовала в создании Детского центра и приюта для домашних животных. Столько денег вложила в…

— Это же здорово! — Валери с восхищением смотрела на Николь. — Слушайте, поехали со мной! Только подумайте хорошенько, прежде чем отказаться!

— Куда? — Николь вытаращила на нее глаза. — В Сен-Назер?

— Ну конечно! Там большой дом — места всем хватит!

— Да, но… Потом у меня нет с собой денег…

— Мне кажется, мы подружимся. — Валери искренне улыбнулась. — Если честно, то у меня есть еще и корыстная цель. Осенило только что.

— Какая же?

— Мы с вами откроем свое дело!

— Но я ничего в этом не смыслю! — пыталась отнекиваться Николь, хотя неизвестно чем, но эта идея с ходу захватила ее.

— Прекратите. Я знаю, многим нравятся мои куклы, к тому же сейчас модно украшать интерьеры этакими раритетами. Но я не умею продавать их, а вы поможете мне договориться с владельцами магазинов!

Николь рассмеялась:

— Похоже, идея замечательная! — Она помедлила. — Но вот так все бросить и уехать в Сен-Назер — это такой решительный шаг!

— А что вас удерживает? Муж? Так вы его бросили. Квартира? Сами говорите, что мечтаете пожить в тихом местечке…

— Да, но мы едва знакомы…

Валери тепло улыбнулась:

— Что вы еще хотите обо мне услышать? Я, по-моему, уже рассказала все, что только можно! Девочки мои — просто прелесть! Правда, немного непослушные, но это у них возраст такой. Еще у меня есть кошка…

— Как здорово!

— Да. И собака. Они такие послушные.

— Слушайте, Валери, это полное безумие! — Николь счастливо засмеялась: — Но знаете что? Думаю, мне это понравится!

— Что понравится? — услышала она знакомый голос.

Женщины обернулись как по команде — Шарль Франсуа и Марк стояли на пороге террасы.

— Так что тебе понравится? — повторил Шарль Франсуа.

Николь немного смутилась и пододвинулась ближе к Валери.

— Я переезжаю…

— Ну наконец-то, детка! Я рад, что ты поняла это…

— Я еду в Сен-Назер.

— Сен-Назер? — Шарль Франсуа почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. — О чем ты говоришь?

— Валери пригласила меня к себе, спокойно ответила Николь.

На этот раз побледнел Марк.

— Дорогая, что, черт возьми, происходит?

— Я пыталась сказать тебе утром. — Валери подняла глаза на мужа. — Я не вернусь с тобой в Париж. Мадам Гасьон с девочками приедет ко мне в Сен-Назер. Мне нужно…

— Тебе нужно? А ты не подумала, что нужно мне? — Марк разозлился не на шутку. — Я не позволю тебе отнять у меня моих дочерей!

— Не волнуйся, дорогой! Я не бросаю тебя. Мне просто необходимо остаться одной, все обдумать. И я считаю разумным, если дети побудут со мной.

— Разумным! — передразнил ее Мюррей. Он повернулся к другу: — Как тебе это нравится: наши жены собираются жить вместе!

Шарль Франсуа в упор посмотрел на Николь. Ее щеки порозовели, кулаки были сжаты Она была как никогда красива и уверена в себе. Он вспомнил их последнюю ночь, их обоюдную страсть, нежность, вожделение, любовь… Дрожь пробежала по его телу.

— Если ты это сделаешь, — Шарль Франсуа подошел к жене так близко, что чувствовал ее дыхание, — то между нами все кончено!

На глаза Николь навернулись слезы:

— Уже давно все кончено!

Шарль Франсуа отвернулся. Он прекрасно понимал, что она права. И от этого ему стало еще больнее.

8

Это будет интересно, думала Николь, пока ждала Валери, которая ушла за вещами. Даже очень интересно. Прямо дух захватывает!

У Николь практически не было опыта самостоятельной жизни: она рано вышла замуж, сразу попав из рук родителей в руки мужа. И лишь в последние пару недель пыталась сама устроить свою жизнь. Теперь же ей предстояло отправиться в другой город и начать все с ноля… Это было серьезным шагом.

Отныне она сама отвечает за себя. Для нее, возможно, это было даже важнее, чем для Валери. Брак Мюрреев был не так обречен, как их брак с Шарлем Франсуа… Достаточно сравнить реакцию ее мужа и Марка на их с Валери заявление об отъезде!

— Я не позволю тебе этого сделать! — сказал Мюррей.

— Ты не сможешь меня остановить, — твердо заявила его жена и отправилась собирать вещи.

Николь слышала, как они продолжали спорить, поднимаясь по лестнице к себе в комнату.

Она вернулась в столовую и налила себе еще кофе. Очевидно, что Марк любит Валери, он не хочет отпускать жену, терять ее. Не то, что Шарль Франсуа…

На глаза Николь опять навернулись слезы. Он даже не стал уговаривать ее остаться. Просто равнодушно отвернулся и ушел, как будто ничего особенного не произошло.

В какой-то момент, поддавшись слабости, Николь хотела побежать за ним, сказать ему: «Шарль, какого черта, что с тобой происходит? Неужели ты так спокойно отпустишь меня?»

Слава Богу, она сдержалась! Иначе выставила бы себя на посмешище. Если бы захотел, остановил бы. Значит, их браку действительно пришел конец — развод только подтвердит это официально.

Теперь уже слезы лились по ее щекам ручьями. Ну почему он ничего не сказал ей? Ему же не все равно, черт возьми!

— Ты готова?

Николь обернулась. Валери стояла в дверях с сумкой в руке. Ее щеки горели, а глаза неестественно блестели, выдавая волнение.

— Да, конечно, — сказала Николь неуверенно. — Но там нет ни одной свободной машины. Я… я проверяла утром.

— Знаю, поэтому я заказала такси, — улыбнулась Валери.

Ну конечно, такси! Как же она сама не догадалась! Или ей не так уж хотелось уезжать?

— Николь, машина ждет!

— Иду! — Николь глубоко вздохнула и, ни с кем не прощаясь, последовала за Валери.


Шарль Франсуа вышел из тени огромного тополя, провожая взглядом такси.

— Скатертью дорожка, — пробормотал он. — Захотела меня бросить? Пожалуйста!

Он хотел выругаться, но осекся, увидев приближающегося отца.

— Доброе утро, сынок! Прекрасный денек, не так ли?

Шарль Франсуа молча кивнул.

— Итак, если я правильно понял, поместье тебе не нужно?

— Отец, не начинай все сначала! Мы обсуждали это полчаса назад! — бросил Шарль Франсуа в раздражении и направился через двор.

Андре ускорил шаг в такт сыну.

— Ты в конюшню?

К черту на куличики! — подумал Шарль Франсуа, но вслух произнес:

— Нет, просто гуляю.

Старик кивнул и пристально посмотрел на него.

— Она бросила тебя, да?

Шарль Франсуа остановился, он был вне себя в ярости.

— Это не твое дело! Я уже не маленький — без тебя разберусь. Может, десять лет назад ты и мог говорить, что Николь мне не пара…

— Хорошо, хорошо, — примирительно произнес отец. — Собственно говоря, я собирался сказать, что тогда ошибался.

— Что? Сам Андре Дюмон признает, что ошибался? — Шарль Франсуа расхохотался. — Решил, значит, начать новую жизнь в восемьдесят лет?

— Ты лучше послушай, что я скажу! — строго начал Андре. — Отец Николь был бедным, почти нищим слизняком. А тут подвернулся ты с капиталом Дюмонов.

— Подожди, подожди! Мы с женой ни копейки у тебя не взяли!

— О том и речь: ты сам всего добился, а Николь оказалась очень даже неплохой девчонкой!

— Не верю своим ушам!

— Тем не менее это так. И ты любишь ее, — так же спокойно продолжал Андре.

— Ты ни черта не знаешь обо мне! — Шарль Франсуа скривил губы. — Хотя… Да, ты прав, я люблю ее. Ну, и что с того? Она все равно не вернется.

Какое-то время старик молча шел рядом с сыном.

— Я когда-то любил одну женщину… очень любил, — начал тихо Андре. — Это было давно.

Шарль Франсуа замер и в изумлении уставился на него:

— Ты?

— Она была для меня всем.

— А эта женщина… — Шарль Франсуа не знал, как это сказать, — это наша мать?

— Сынок, ваша мама была замечательной! И я ее любил, — вздохнул Андре. — Но это не она.

Он замолк и не проронил больше ни слова, пока они шли к конюшне. Лишь когда они вошли внутрь, Шарль Франсуа спросил:

— Ну, и…

— Я отдал ей все, что имел. Даже дом перестроил для нее, — ответил старик так тихо, что Шарлю Франсуа пришлось напрягать слух, чтобы слышать его. — Но она хотела большего…

— Чего именно?

Андре не спеша оседлал лошадь, затем поднял глаза на сына:

— Если бы я знал… Она не говорила, а я был слишком горд, чтобы спросить.

Он легко, сунул ногу в стремя, вскочил в седло и ускакал, поднимая за собой пыль.


Дом в Сен-Назере был в точности таким, каким его описала Валери: старый, большой, розового цвета и стоял прямо на берегу залива. Николь влюбилась в него с первого взгляда.

— Я знала, что тебе понравится, и сразу почувствовала, что мы подружимся! — улыбнулась Валери. — Николь, выбирай себе комнату! — крикнула она, поднимаясь на второй этаж.

— Мне абсолютно все равно!

— В одной спальне мебель белая с золотом в стиле Людовика XVI, в другой персидский ковер и вид на море…

— А нет чего-нибудь попроще? — засмеялась Николь.

— Есть… — как-то неуверенно произнесла хозяйка дома, — но там потолок протекает. Марк вызывал кровельщика, но тот сказал, что придется повозиться, а у нас тогда не было времени…

— Хорошо, тогда подойдет с ковром.

— Отлично, а я займу «королевскую» спальню. Девочки будут спать в соседней комнате вместе с няней. На кухне я стану работать — там есть большой стол и очень светло… — Она взяла Николь за руку. — Думаю, мы не пропадем!

Кто кого обманывает? — вздохнула Николь и мило улыбнулась в ответ.


Николь вышла из дверей салона «Куклы мадам Мюррей» и направилась к машине.

— Добрый день, мадам Дюмон! — Она обернулась и увидела седого господина представительной наружности.

Ей льстило, что сам вице-президент банка в Сен-Назере знал ее по имени. Раньше Николь была всего лишь женой Шарля Франсуа Дюмона. Теперь же она — совладелица преуспевающего предприятия, хотя прошла всего пара месяцев с тех пор, как они с Валери организовали его. И это только начало!

— Подожди до зимы! — любила повторять теперь Валери. — Будем вкалывать по двадцать часов в сутки!

Николь опять улыбнулась, вспомнив слова подруги, и села в машину. Куклы мадам Мюррей мгновенно стали криком моды и пользовались бешеным успехом. Гордость переполняла Николь. Она чувствовала себя нужной и была счастлива, а главное — больше не вспоминала о Шарле Франсуа так часто, как раньше, не скучала по нему…

Хотя между ними еще не все было кончено. И если быть честной, она прекрасно понимала, что ее чувства к мужу не угасли. О, Шарль Франсуа!

Дома ее, как всегда, встретили сестрички.

— Тетя Николь! — с радостным криком выбежали они ей навстречу.

— Как же я по вас соскучилась, мои ангелочки! — Николь нежно поцеловала их, взяв на руки. — А где ваша мама?

— Я здесь. — Валери вышла ей навстречу. — Мадам Гасьон, девочкам пора купаться! — обратилась она к няне.

Эмилия и Элен убежали в ванную с таким же шумом, с каким появились.

— Ты представляешь, продано все, что было! — с гордостью заявила Николь.

— Не может быть!

— Твои работы действительно великолепны!

— А ты лучший в мире менеджер!

— Спасибо, — усмехнулась Николь. — Слушай, Валери… — начала она после некоторого колебания, — а что, если нам открыть салоны и в других городах? Например, в Париже?

— Было бы здорово. Но мы вряд ли можем себе это позволить.

— Я уже переговорила кое с кем. Ты могла бы взять себе помощников, которые выполняли бы все подготовительную работу.

— Да брось! — Валери махнула рукой. — А этот человек знает, как дорого…

Николь наклонилась к подруге и прошептала ей что-то на ухо.

— Не может быть! — вытаращила глаза от удивления Валери.

— Именно! — Николь с победным видом отправилась в кухню и открыла холодильник, достав оттуда апельсин. — Думаю, самое время несколько твоих образцов отправить этому господину! Как считаешь?

— Ну что ж, давай рискнем! — Валери взяла протянутые ей несколько долек. — А как насчет салонов твоего Шарля Франсуа? Куклы в исторических костюмах отлично смотрелись бы в сочетании с его мебелью.

Улыбка сползла с лица Николь.

— Конечно. — Она попыталась сказать это как можно равнодушнее.

— Прости, я не подумала. — Валери положила руку на плечо Николь. — Зачем я заговорила с тобой о прошлом!

— Глупости! Это всего лишь имя…

— …которое влечет за собой столько воспоминаний! — Валери помедлила. — Он звонил?

Николь с тоской посмотрела на подругу.

— Шарль Франсуа? Нет. С чего ты взяла? Он же сказал: если я перееду, то все будет кончено. Почему он должен был звонить?

— Может, он все еще любит тебя, а ты его.

— Не смеши меня! — Николь пыталась рассмеяться. — Да у него давно уже нет никаких чувств ко мне!

— А у тебя?

Их глаза встретились, и Николь, не выдержав взгляда Валери, отвернулась.

— Неужели ты думаешь, я бы бросила его, если бы все еще любила? Переехала в другой город? Встречалась бы с адвокатом, обсуждая развод?

— А разве нет?

— Какая разница… — Голос Николь дрогнул, она прокашлялась. — Между нами все кончено. Шарль Франсуа не звонит, не пишет… Я тоже. Я даже больше о нем и не вспоминаю.

— Он снится тебе, дорогая! — мягко сказала Валери. — Я иногда слышу, как ты плачешь.

У Николь екнуло сердце. Одно дело — рыдать по ночам в полной уверенности, что об этом никто не знает. Совсем другое, когда твои переживания становятся достоянием постороннего, пусть даже очень милого и сочувствующего человека.

— Тебе показалось! — улыбнулась она. — Это, наверное, шумел прибой или ветер…

— Дело в том, — осторожно начала Валери, — что мне кажется, вам с Шарлем Франсуа нужно объясниться.

— Не о чем нам разговаривать! — отрезала Николь, вытирая руки о полотенце.

— Всегда можно найти компромисс. Разобраться во всем.

— Ты не понимаешь: он хочет повелевать всем миром! А мне нужен наш мир, наша семья. И тут ничего не изменишь.

— Вы с ним это обсуждали? — настойчиво продолжала Валери.

— В этом не было смысла. Шарль Франсуа дал мне понять, чего он хочет и к чему стремится в этой жизни.

— Николь, так нельзя! Если вы все еще любите друг друга, нужно попробовать все начать сначала!

— Я, кажется, начинаю понимать… — Николь улыбнулась: — Вы с Марком пытаетесь наладить отношения, верно?

Щеки подруги налились краской:

— Ну, вроде да… Мы уже виделись несколько раз…

Неожиданно раздался звонок в дверь, и Валери радостно воскликнула:

— Это, должно быть, он! Сегодня утром Марк позвонил и сказал, что отменил все свои деловые встречи и хочет увидеться со мной. — Она поправила прическу. — Ну, как я выгляжу?

— Великолепно! — Николь была искренне рада за подругу.

В дверь опять позвонили.

— Мне пора, — прошептала Валери. — Но я обещаю тебе: если у нас с Марком все получится и мы вернемся в Париж, этот дом останется полностью в твоем распоряжении.

Николь кивнула:

— Спасибо! — Было невыносимо тяжело осознавать, что она сама больше никогда не окажется в объятиях человека, которого любила и всегда будет любить.


Шарль Франсуа сидел за столом в кабинете, изучая план рабочей недели.

— Черт возьми, опять лететь в Марсель! Я же был там неделю назад'. А поездка в Мадрид вообще выпадает на выходные! — ворчал он себе под нос.

Тяжело вздохнув, он захлопнул блокнот и отложил его в сторону. Только вчера утром он прилетел из… Откуда же он прилетел?.. Ах да, из Амстердама. Скоро стюардессы будут узнавать его в лицо.

— Здравствуйте, месье Дюмон! Это опять вы? Как ваши дела? Вы чего-нибудь хотите?

Да, хочу, черт побери! Нормальной жизни!

Шарль Франсуа повернулся в кресле к окну. Люди шли по улице. Одни спешили сделать свои дела, другие просто гуляли. Вот кому стоило бы позавидовать! И у каждого наверняка был кто-то, ради кого стоило возвращаться домой, чтобы вместе смеяться, грустить, мечтать о будущем…

Когда-то и у него все это было — и прежде всего Николь. Шарль Франсуа думал, что их любовь продлится вечно, даже представлял, как они состарятся друг подле друга…

С досадой он отвернулся от окна. — Ты последний идиот, Дюмон! Все ушло в прошлое. Разве можно быть в чем-то уверенным на все сто? Жизнь меняется. Но, собственно говоря, что ему не нравится? У него есть власть, деньги, положение — любой позавидовал бы! Да и от женщин по-прежнему не было отбоя!

Но кого он обманывает? Самого себя! Все, что у него осталось, — это пустой дом и пустая кровать. И мысль, что Николь бросила его. Хотя давно пора с этим смириться. Все равно он больше ее не любит. Да и что ему оставалось любить? Его жена так сильно изменилась, стала холодной и безразличной, она даже не хотела ребенка…

Почему? Как часто он задавал себе этот вопрос!

— Ну почему? — Слова, произнесенные вслух, эхом отдались в пустой комнате. Кто знает? Итак, все кончено!

И тут, вопреки здравому смыслу, он пододвинул телефон, схватил трубку и начал лихорадочно набирать номер, который знал наизусть. Тысячу раз он пытался позвонить, но в последний момент клал трубку. Шарль Франсуа услышал один гудок, второй, третий… Может, не стоило этого делать?

— Алло! — Он закрыл глаза при звуке знакомого голоса. — Алло? — повторила Николь.

— Николь?

— Шарль Франсуа? — У нее подкосились ноги, и она рухнула на стул, благо тот оказался рядом. Спокойно, Николь, спокойно, не выдавай себя! — Я даже не ожидала…

— Да, — он прокашлялся, — я просто тут думал… о тебе.

Ее сердце бешено забилось.

— Какое совпадение! Я тоже о тебе думала.

Шарль Франсуа сильнее сжал трубку, не веря своим ушам.

— Правда?

— Да, — прошептала она.

У него пересохло во рту от волнения.

— Ну и что ты думала? Обо мне, я имею в виду… — Он нервно облизнул губы. — Николь?

— Ну, я… Как бы это сказать… Давно ничего не слышала… о нашем деле.

Шарль Франсуа потер виски кончиками пальцев. В какой-то момент он был уверен, что услышит, что жена безумно скучает по нему, ждет… Какой же он идиот! У нее мысли только о разводе. Надо брать с нее пример!

— Действительно, — ответил он как можно вежливее. — Надо срочно с этим разобраться. Что говорит твой Роже?

Слезы навернулись на глаза Николь.

— Да ничего определенного.

— Ох уж эти адвокаты! — Шарль Франсуа попытался рассмеяться. — Любят все затягивать. Я постараюсь что-нибудь выяснить. Ты тоже, ладно?

— Конечно. — Николь смахнула слезы с ресниц.

— Ну, тогда я думаю, это все, — сказал он после неловкого молчания.

— Да, все.

— Береги себя, Николь.

— Ты тоже.

Шарль Франсуа медлил. Ну скажи что-нибудь, детка! В ответ раздались гудки — она положила трубку. Какое-то время он сидел без движения, уставившись в одну точку.

Николь ждет не дождется, когда все закончится? Прекрасно! У нее будет своя жизнь, у него — своя.

А вдруг его жена нашла другого мужчину? Кругом полно всяких… огромных мужланов с невыразительными лицами. Как там звали его? Ах да, Орас. И много еще других, падких на женщин!

Шарль Франсуа сжал кулаки от злости, затем схватил телефон и швырнул его об стену. О чем он думал все это время? Жена его бросила, а он размяк, позволил вытирать об себя ноги.

— Мы еще посмотрим кто кого, — пробормотал он и вышел из кабинета, с грохотом распахнув дверь.

— Месье Дюмон, мне показалось, что-то упало и разбилось? Все в порядке? — Изабель в полном недоумении застыла за своим столом.

— Нет! — закричал он. — Какой сегодня день?

— Четверг… — пробормотала она в ответ.

— Отмените все мои дела на сегодняшний день и на завтра.

— Но вы завтра улетаете в Марсель!

Но Шарль Франсуа не слушал ее.

— К черту Марсель! Позвоните Собри. Пусть заменит меня.

— Но месье Дюмон…

— Просто сделайте, как я сказал, Изабель, — произнес Шарль Франсуа чуть спокойнее и ушел.


Она дрожала, уставившись на телефон. Говорят, надо быть аккуратнее со своими желаниями, и Николь только теперь поняла, насколько это верно. Как она мечтала о звонке Шарля Франсуа! И что теперь?

Она опустошена, уничтожена — других слов просто нет. Действительность оказалась на редкость суровой: Шарль Франсуа хочет получить развод, и как можно быстрее.

— Николь?

Может, это и к лучшему. Зачем тянуть время? Тем более она его и не любит… Не любит?..

— Николь, где ты? — опять раздался возбужденный голос Валери. — Я вернулась!

— Сейчас иду, — пробормотала Николь, поспешно вытирая слезы.

— Ты не представляешь! — Валери влетела в комнату и обняла подругу. — Мы с Марком опять вместе!

— Я так счастлива это слышать! — искренне обрадовалась Николь.

— Я не хотела торопить события, но сегодня мы так хорошо поговорили! У него поистине романтические планы. Уик-энд в Венеции! Ты представляешь! — Валери просто светилась от счастья. — Николь? Ты что, плачешь?

— Да я известная плакса! — засмеялась Николь сквозь слезы.

— Ты еще не собралась, дорогая? — В дверях появился Марк Мюррей.

Как они смотрели друг на друга! Как Валери нежно поцеловала мужа! Было ясно, что они безумно любят друг друга. Глядя на них, Николь с трудом сдерживала рыдания, которые подступили к горлу.

— Я пойду помогу тебе с детьми… — Но Валери вырвалась из объятий мужа, не дав тому договорить.

— Николь! Какая же я бестактная!

— Прекрати! — Николь попыталась улыбнуться. — А что будет с «Куклами мадам Мюррей»?

— Валери мне рассказывала, как много для вас значит ваше дело, — сказал Марк.

— Верно, — подхватила его жена. — Знаешь, я буду продолжать заниматься куклами в Париже, а ты — из Сен-Назера руководить их продажей. Договорились?

— Договорились, — улыбнулась Николь.

— Помнишь, что я сказала тебе утром? — Валери взяла подругу за руку. — Обещай, что поговоришь с Шарлем Франсуа!

Николь нехотя кивнула.

Тут появилась няня с девочками, которые с привычным для них шумом бросились к отцу. Начались сборы в дорогу. Наконец после долгих прощаний и слез Мюрреи уехали.

Николь стояла на пороге дома и махала вслед исчезающей вдали машине, чувствуя себя одинокой и никому не нужной.

9

Дом на побережье никогда не был таким пустым и тихим. Николь замерла посреди гостиной, погруженная в свои мысли.

Начиналась гроза. Небо потемнело от обложивших его туч. Волны в заливе становились все выше, ветер усиливался. Когда на горизонте ослепительно сверкнула молния, а вслед за ней раздался оглушительный удар грома, Николь содрогнулась от страха, закрыла шторы и зажгла настольную лампу.

Хорошо, что Мюрреи опять вместе! Рано или поздно это должно было произойти. Хоть кто-то счастлив в этом мире, а ей предстоит…

— Хватит хандрить! — громко произнесла Николь, пытаясь прогнать мрачные мысли, но безуспешно.

Черт возьми, ей так одиноко! И кто в этом виноват? Конечно, Шарль Франсуа. Сколько прошло времени, а от него ни единого слова! И вдруг этот звонок, который окончательно уничтожил ее. В голове Николь до сих пор звучал голос мужа.

Как она ни пыталась скрыть свое состояние от Валери, та все равно заметила.

— Что с тобой, дорогая?

— Все в порядке. — Николь попыталась улыбнуться. Она помогала собирать им вещи, бегала, суетилась — словом, делала все, лишь бы выкинуть из головы Шарля Франсуа.

Когда же Мюрреи уехали, стало совсем невыносимо. Ее шаги отдавались эхом по всему дому, а потом еще прибавился тревожащий свист ветра и шум моря за окном. Мрачная действительность навалилась на Николь, словно огромная темная туча.

Она вздохнула. Конечно, смешно сравнивать ее и Валери: у той были муж, дети, дом и даже собака с кошкой!

— А у меня только «Куклы мадам Мюррей»! — сказала Николь в пустоту. — Ах да еще муж, жаждущий как можно скорее избавиться от меня!

Она поморщилась. Сама виновата! Кто заварил эту кашу? Вела себя, как дура. Николь принялась изо всей силы лупить подушки на диване.

Хотя чего тут огорчаться: брак Мюрреев спасти было возможно, а их отношения с Шарлем Франсуа изжили себя! По-этому она и бросила его. И теперь одна… Хотя что в этом плохого?

Последние пару лет своего замужества она все время испытывала чувство одиночества! Постоянное ожидание и постоянная тоска — вот что запомнилось ей больше всего в их совместной жизни с Шарлем Франсуа.

Безусловно, в моем нынешнем положении есть свои преимущества: делай что пожелаешь, ходи куда угодно, общайся с кем хочешь! Прямо истинное блаженство!

— Но что мне делать дальше? — воскликнула Николь в отчаянии. — Я до сих пор люблю его… О, Шарль Франсуа!

Она распахнула дверь и побежала на пляж, к самой кромке прибоя. Стихия вокруг разошлась не на шутку: молнии рассекали небо все чаще, им вторили раскаты грома.

Ну и что с того, что она до сих пор его любит? Их браку конец. Она сама так захотела и ни о чем не жалеет.

— Я ни о чем не жалею! — закричала Николь, но ветер заглушил ее слова.

Ей было страшно, чувствовалось приближение чего-то безумного и грандиозного одновременно. Как и ее будущее… Даже интересно начинать все с ноля, идти навстречу неизведанному.

Волны прибоя захлестывали ноги Николь. Она обхватила себя руками, стараясь согреться.

У нее еще все впереди. Она встретит другого мужчину, а Шарль Франсуа — другую женщину… Черт возьми, он красивый и привлекательный. Некоторые красотки флиртовали с ним прямо у нее на глазах! Теперь же ее не будет рядом, он свободен. Они почти разведены. Об этом Николь напоминала Шарлю Франсуа при каждом удобном случае. Дала повод приревновать к Орасу. Как это глупо — ведь у него есть невеста!

По телу Николь пробежала судорога. Сейчас она могла бы поклясться, что Шарль Франсуа нашел другую! И эта неизвестная женщина займет ее место в их доме, в их кровати…

— Николь! — Ветер как будто выкрикивал ее имя.

Нет! Только не это! Она стояла на берегу в полном отчаянии, посреди бушующей непогоды, и ей казалось, что Шарль Франсуа зовет ее…

— Николь!

Ее сердце бешено забилось. Опять ветер, или это… Руки Шарля Франсуа, такие сильные и знакомые, обхватили ее за плечи. Он опять повторил ее имя, прокричал что-то еще. Николь не слушала его, а смотрела на него и улыбалась. Ее муж здесь, рядом с ней, он пришел сказать, как сильно любит, желает, ждет ее…

— Николь, что ты тут делаешь, черт побери?

Улыбка исчезла с ее лица. Почему он такой злой?

— Вот-вот начнется ураган! Ты хочешь, чтобы в тебя ударила молния? Или унесло волной? — Шарль Франсуа крепче обхватил ее. — Ты с ума сошла!

Он видел, с каким недоумением Николь уставилась на него. Понятное дело, так орать на нее! А что ему оставалось? Он безумно испугался, увидев ее у самого края залива…

— Ну ответь мне, черт возьми! — Он тряс ее за плечи. И вдруг: — Ну, дорогая, скажи, что любишь меня, что я тебе нужен!

— Не думай… — начала она, задыхаясь, — не думай, что я тут стою из-за тебя… — Она замахнулась на него кулаком. — Эгоист, ничтожество!

— Пошли в дом! — Он схватил ее руку.

— Не указывай мне, что делать, Шарль Франсуа Дюмон!

— Демонстрируй свою гордость кому-нибудь другому! Ты совсем рехнулась, если вышла из дома в шторм!

Николь вырвала руку.

— Да кто ты такой?

Шарль Франсуа смотрел в эти безумные, но такие родные глаза и чувствовал, как загорается от страсти. Эта женщина сводила его с ума.

— Я скажу тебе, кто я. — Как она ни сопротивлялась, он сумел притянуть ее к себе. — Я твой муж. И собираюсь оставаться им, пока смерть не разлучит нас.

— Черт бы тебя побрал, Шарль Франсуа Дюмон! — воскликнула Николь.

— Нет, лучше нас обоих, — ответил он и поцеловал ее…

Николь поняла, что готова сдаться. Для нее существовал только этот мужчина, его губы, его страсть, его желание…

Они упали на колени на песок. Шарль Франсуа обхватил ее лицо. А она… она чувствовала солоноватый вкус его настойчивых губ, шептала его имя, гладила его волосы. Как долго ей пришлось ждать этого!

Николь сжала руки, ласкающие ее грудь.

— Я хочу, Шарль… я хочу…

— Что? — прошептал он, заранее зная ответ.

— Хочу тебя, только тебя!

Тогда он взял ее на руки и отнес в укрытие за дюнами, где ветер был не таким сильным.

— Я так по тебе скучал, детка, — шептал он между поцелуями.

Они оба не могли совладать с собой, сдержать свои чувства. Казалось, ураган бушевал в его груди, а ее кровь кипела. Николь обхватила мужа руками, прижимаясь к нему всем своим жаждущим телом…

— Шарль, я прошу тебя… — Как давно он не слышал этих слов! — Ну, пожалуйста, милый…

Поднялась настоящая буря, ветер свистел в кронах деревьев и клонил их к земле, но их уже ничто не могло остановить. Шарль Франсуа откинул одежду в сторону и склонился над Николь. Их пальцы сомкнулись. Он почувствовал ее ноги вокруг своих бедер. И охваченные бешеной страстью, они предались любви среди свирепствующей природы…

Николь пошевелилась.

— Буря утихла.

— Да. — Шарль Франсуа лукаво посмотрел на нее: — Но это еще не конец!

Она улыбнулась в ответ:

— Я говорю про шторм!

— Ну да.

Николь провела рукой по своим волосам.

— Ой, я вся в песке!

Шарль Франсуа притянул ее к себе и почувствовал ее губы у себя на шее. Ей приятно было целовать теплую и солоноватую кожу.

— А если нас кто-то увидит? — Она чуть отстранилась от мужа.

— Во-первых, это частный пляж, — усмехнулся он в ответ, — Во-вторых, скажем, что проводим эксперимент. С электричеством. Как Франклин с воздушным змеем, помнишь?

Николь в ответ только засмеялась.

— Так темно, что я даже не вижу твоего лица, — пожаловался он.

— Сам затеял эту игру на песке! А я думала, ты уж и не годишься для такого!

Шарль Франсуа перевернул ее на спину и, наклонившись, поцеловал в кончик носа.

— Я в отличной физической форме! Правда, до дома я тебя донести не смог… но это не потому, что ты стала тяжелой. А раньше, когда мы только познакомились, ты вообще была как перышко!

— Еще бы! В шестнадцать лет!

— Помнишь, как мы с тобой на заднем сиденье…

— Ничего подобного! Не считая, конечно, того, что ты пытался стянуть с меня блузку…

— Тебе тоже было интересно, что у меня под джинсами! — засмеялся в ответ Шарль Франсуа.

Николь в притворном негодовании попыталась ударить его, но он схватил ее за руку.

— Я люблю тебя такой, какая ты есть. — И Шарль Франсуа снова принялся ласкать ее тело — сначала шею, грудь, потом живот…

Она запустила одну руку в его волосы, другой обняла за шею.

— Сделай так еще раз…

— Так или вот так? — спросил он.

Николь застонала от удовольствия:

— Милый, я больше не могу…

— Я тоже…

Собрав валявшуюся на песке одежду, они подошли к открытому душу у заднего входа в дом.

— Тут только холодная вода? — спросил Шарль Франсуа, поворачивая кран.

— Не знаю… — И тут Николь почувствовала, как ледяная струя обдала ее тело. — Ты с ума сошел! — взвизгнула она, притягивая его к себе в душевую кабину.

Смеясь, они смыли с себя песок. Затем Шарль Франсуа поднял жену на руки и отнес в дом, в спальню, на кровать.

— Ты это сделал для того, чтобы я не подумала, что стала толстушкой, — прошептала она.

— Ну да, — улыбнулся он в ответ. Они уснули в объятиях друг друга.

Утром Николь проснулась одна. Яркий солнечный свет заливал комнату. Все-таки случившееся этой ночью ничего не решало. Она села в постели.

Сколько у нее было вопросов! Валери дала ей хороший совет — встретиться с Шарлем Франсуа и все спокойно обсудить.

Но Николь этого не сделала. Она опять, как в Сомюре, бросилась в его объятия. И что ей это принесло? Николь положила голову на колени. Ничего, кроме боли. Только в одном она была абсолютно уверена — Шарль Франсуа не завел себе другой женщины. В конце концов ее муж был честным человеком. Если бы у него появился кто-нибудь еще, он бы не стал заниматься с ней любовью.

На щеках Николь заиграл румянец.

Хотя с сексом у них проблем не было. Не было… до тех пор, пока она не потеряла ребенка. После этого многое изменилось. Сначала Николь искала утешения и тепла лишь в его объятиях. Но и потом, когда она физически окрепла, Шарль Франсуа не настаивал на половой жизни. Похоже, он боялся, что она снова забеременеет! Просил ее пользоваться контрацептивами.

Николь передернуло от этих воспоминаний. Да, они соскучились друг без друга. Но нельзя, чтобы их отношения строились исключительно на сексе. Хватит обманывать себя!

Ее руки дрожали, когда она причесывала волосы. Слезы наворачивались на глаза. Ребенок — это единственное, что могло их спасти! Плод их взаимной любви, опора будущего.

Все всегда просто на словах и так сложно на деле! Для Шарля Франсуа жизнь была игрой: рисковать, проигрывать или выигрывать, жертвуя чем-то ради победы. Ах да, еще потрясать жену своими успехами в делах…

Валери советовала напрямую сказать мужу о своих чувствах. Но о чем именно? О том, что Николь стояла там, у кромки прибоя, в полном отчаянии, чувствуя себя бесконечно одинокой? Он никогда не узнает об этом.

Она решила спуститься вниз, найти Шарля Франсуа и снова сказать ему, что требует развода…

Бум. Бум. Бум.

Что это? Как будто кто-то с силой колотил в стену. Минуту спустя она опять услышала тот же звук. Нет, он раздавался сверху! Николь побледнела — это чьи-то шаги! Кто-то был на крыше!

Но никто не мог залезть туда: там не было внешней лестницы, никаких выступов… И потом сработала бы сигнализация.

Бум. Бум. Бум.

Сердце Николь бешено забилось от страха, во рту пересохло.

— Шарль Франсуа, помоги мне, — прошептала она.

Но где бы он ни был, муж все равно ее не услышит. Дрожащей рукой она потянулась за телефоном. Надо позвонить в полицию, потом подпереть чем-нибудь дверь, чтобы никто не мог войти…

— О, че-е-ерт…

Николь непроизвольно повернулась к окну и увидела падающее вниз тело. Трубка выскользнула у нее из рук, она подбежала к окну, распахнула его… О Боже! Шарль Франсуа лежал не двигаясь на вымощенной камнем дорожке.

В следующее мгновение она уже была на лестнице. Еще секунда, и она опустилась на колени около мужа.

— Шарль! — Ее губы дрожали. — Милый, скажи что-нибудь!

В ответ — ни единого движения, даже ресницы не дрогнули, только кровь струилась по лицу.

— Шарль! — Николь безумно испугалась. — Ну, пожалуйста, я прошу тебя, скажи что-нибудь!

Опять молчание. Неужели она его потеряла? Человека, которого любила больше всего на свете? Судьба не могла быть так несправедлива и жестока к ней!

Николь обернулась в надежде найти помощь, но кругом было только бескрайнее море и песок. Вскочив на ноги, она побежала в дом и схватила телефон.

— Срочно пришлите врача! Человек умирает! — закричала Николь в трубку, ни на мгновение не отрывая взгляда от окна. И тут ей показалось, что Шарль Франсуа шевелит губами. Как ненормальная она швырнула трубку и бросилась к мужу.

— Милый! Ты жив!

— Николь? — Он открыл глаза, протягивая ей руку.

Она схватила ее в свою, начала целовать.

— Слава Богу, ты жив! — Слезы катились по ее щекам.

— Что случилось? Я помню, как был на крыше, а потом…

— А потом ты упал…

Господи, да она чуть не потеряла его! Как это ужасно звучит! Николь убрала прядь волос со лба мужа и вздрогнула, увидев кровь на пальцах. Главное, не показать своего страха. Глубоко вздохнув, она спокойно произнесла:

— Только не шевелись. «Скорая» уже в пути.

— Да не нужна мне «скорая»! Просто дай руку! — Шарль Франсуа попытался приподняться.

— Нет, не надо, дорогой! — Но Николь понимала, что он не послушается, поэтому обхватила его за талию и помогла сесть.

— О, черт! — Шарль Франсуа скривился от боли.

— Я же говорила! Тебе нужно сделать рентген. Вдруг что-нибудь сломано?

— Прекрати! — Он пошевелил сначала одной ногой, потом другой. — Вот видишь! Что-то с левой рукой, и еще болит голова. Помоги мне лучше…

— Что ты собираешься сделать?

— Я хочу встать!

— С ума сошел? Ты с трудом сел! — говорила Николь, помогая ему подняться на ноги.

— Вот так-то лучше.

Совсем наоборот. И Николь даже с ее минимальными познаниями в медицине прекрасно это понимала. Несмотря на это, Шарль Франсуа намеревался идти, опираясь на ее плечо.

— Ты должен лежать и не шевелиться, — повторяла Николь. Ну где же эта чертова «скорая»?

— Просто доведи меня до дома… потом до машины…

Задыхаясь, Шарль Франсуа добрался до входа в дом и в изнеможении опустился на ступеньки.

— О, черт!

Николь с облегчением вздохнула и села рядом. Главное, чтобы он больше не двигался!

— А что ты делал на крыше? Тебе уже давно не двадцать!

— Двадцать… Ты помнишь то лето? — улыбнулся Шарль Франсуа.

— Еще бы. — Николь взяла его руку в свои. — Мы жили в Латинском квартале, в мансарде под самой крышей.

— И у нас текли не только краны, но и потолок…

— Поэтому ты решил не тратить деньги на кровельщика, а справиться сам. Тогда тебе это удалось. Правда, я все время боялась, что ты упадешь с крыши… Похоже на звук сирены где-то вдалеке. Слышишь?

— Но этого не случилось… — Он посмотрел ей прямо в глаза. — Только вот сегодня… — Шарль Франсуа погладил ее по волосам. — Я был уверен, что ты забыла то лето, детка. Как ты каждый вечер ждала меня с работы…

— Ну что ты, я все помню! Это точно «скорая», она где-то поблизости…

— А пикник… Ты тогда испекла пирог с яблоками и сделала цыплят в винном соусе. Почему ты потом никогда их не готовила?

Почему? Да кто бы все это ел? Шарль Франсуа редко ужинал дома.

Слезы опять навернулись на глаза, и Николь молча пожала плечами.

— Мы с тобой… устроим пикник… в том местечке на озере… — Он еле выговаривал слова. — Постелем скатерть… выпьем вина… Потом я тебя обниму — Шарль Франсуа на секунду замолчал, затем, закрыв глаза, продолжил: — Помнишь… как мы занимались любовью… а стихия бушевала… — Его рука бессильно упала на ее колено. Николь почувствовала ледяное прикосновение его пальцев. — Что же с нами случилось?.. Что было не так, детка? — прошептал Шарль Франсуа.

Сирена взвыла совсем рядом с домом. И Николь услышала, как хлопнула дверца машины.

— Сюда! Скорее!

— Это «скорая»? — пробормотал Шарль Франсуа. — Я же сказал, мне… не нужна…

Он закатил глаза, и его голова упала на колени Николь.

10

Врач не разрешил Николь ехать в машине «скорой помощи».

— Это запрещено. Только медперсонал. Вы можете последовать за нами в своей машине, — объяснил он.

Она не стала спорить, просто молча залезла в «скорую», когда вносили Шарля Франсуа.

— Нельзя, мадам! — сказал санитар.

— Я никуда отсюда не уйду! — твердо заявила Николь, устраиваясь рядом с носилками.

Больше никто возражать не стал, и машина тронулась. Николь склонилась над Шарлем Франсуа и поцеловала его.

— Держись, дорогой. Я с тобой. Все будет хорошо, обещаю…

Казалось, они ехали целую вечность. Где-то на полпути Шарль Франсуа пришел в себя и открыл глаза.

— Николь…

— Тише, — прошептала она. — Лежи и не шевелись.

— Какого черта я полез на эту крышу.

Его глаза опять закрылись. Она взяла его руку в свою.

— Не засыпай! Говори что-нибудь, расскажи про свой новый салон.

Он вздохнул:

— Тебе… все равно неинтересно…

— Нет, нет, очень интересно! Он красивый? А в каком он городе?

— Николь, прости…

— Шарль! — взмолилась она. — Пожалуйста, скажи что-нибудь еще! — Но он молчал. Слезы катились по ее лицу. — Я прошу тебя, милый!

— Николь…

— Что, любимый? — Она поспешно вытерла щеки тыльной стороной ладони.

— Я так… скучал по тебе… — с трудом выговорил Шарль Франсуа и потерял сознание.

Николь ходила взад и вперед по коридору. Она уже пересмотрела все журналы, которые лежали на столе, выпила литр кофе из автомата и каждые пять минут спрашивала у медсестры, нет ли известий.

— Вашему мужу все еще делают рентген, — слышала она в ответ.

И вот наконец в тот момент, когда она окончательно отчаялась, решив, что ее обманывают, что на самом деле с Шарлем Франсуа произошло нечто ужасное и никто не решается сказать ей правду, появилась медсестра.

— Мадам Дюмон?

— Да, это я.

— Вы можете увидеть мужа.

Николь не верила своим ушам. Увидеть мужа? Неужели?

— А с ним все в порядке?

— Да, учитывая то, что с ним произошло. У него сотрясение мозга, сильно разбита голова, порваны связки на запястье.

— Понятно. — Николь было тяжело говорить. — Но… он будет жить?

— Конечно! — Медсестра обняла ее за плечи. — Конечно, будет! Он в сто пятой палате. Доктор расскажет вам все подробнее.

Подойдя к двери, Николь услышала голос Шарля Франсуа. Как всегда упрямый, уверенный, не терпящий возражений.

— Не вижу смысла оставаться здесь на ночь! Где моя одежда? Что я маленький ребенок, что ли?

— Нет. — Николь вошла в палату и внимательно посмотрела на мужа. Его рука была забинтована, раны на лбу заклеены пластырем. — Нет, но ведешь ты себя как маленький.

— Мадам Дюмон. — Врач повернулся к ней и представился: — Я доктор Мейнард. Как раз пытаюсь объяснить вашему мужу необходимость остаться здесь до утра. Следует убедиться, что сотрясение мозга не опасно.

— Нет у меня никакого сотрясения! — все не мог угомониться Шарль Франсуа. — Просто болит голова!

— И поэтому ты теряешь сознание?

— Из-за шока, который перенес… — Шарль Франсуа покраснел.

— …Когда упал с крыши. — Николь повернулась к врачу. — Конечно, он останется на ночь. Спасибо за все!

Доктор Мейнард кивнул:

— Вы сможете забрать его сразу после утреннего обхода. — Он посмотрел на часы. — Около девяти. Вас устроит?

— Конечно.

Когда за ним захлопнулась дверь, Шарль Франсуа пристально посмотрел на Николь.

— Какого черта! Может, у меня и сотрясение, но я могу сам за себя принимать решения!

— Самое разумное — переночевать здесь! Я приду утром.

Шарль Франсуа посмотрел на жену — она говорила сухо, но ее взгляд был сама мягкость и нежность… Или, может, ему показалось? Черт возьми, больше всего его раздражение вызвали не слова врача, а то, что это нелепое падение случилось так не вовремя! Отношения с Николь только начали налаживаться, и вот…

На него нахлынули воспоминания о предыдущей ночи. Все шло так прекрасно! И потом, уже в машине «скорой помощи», она целовала, шептала слова любви, плакала… Или это был всего лишь сон? От такого удара в голову могло прийти все, что угодно.

А вдруг Николь действительно любит его? Он боялся услышать «нет» и поэтому пока решил не спрашивать ее. Пока…

Сейчас он будет думать, что они опять вместе, что все хорошо. С этой самой мыслью он и проснулся сегодня утром рядом с Николь, когда вдруг услышал непонятный звук, идущий откуда-то сверху. Забравшись на крышу, он увидел дыру и понял, что его внимание привлек звук падающей черепицы. Уже спускаясь, он поскользнулся и, не удержавшись на краю, рухнул вниз…

— Шарль, — послышался голос Николь, — прошу тебя, послушай врачей. Побудь здесь еще ночь, а утром я заберу тебя домой, хорошо?

Домой? Но куда?

— Шарль, ты сделаешь это?

Ради тебя — все, что угодно, дорогая, подумал он, откидываясь на подушки.

— Хорошо. К тому же я так давно не ел больничной еды. Когда еще представится такая возможность!

Николь улыбнулась. Хотя было нелегко видеть мужа, всегда здорового и сильного, таким бледным и беспомощным, Господи, она чуть не потеряла его! А ведь жизнь без него стала бы бессмысленной…

Но как бы она ни любила Шарля Франсуа, она не вернется к нему. То, что произошло между ними прошлой ночью, было проявлением безумной страсти, которая потухнет в буднях семейной жизни. Пусть это останется просто чудесным воспоминанием…

Только не плачь, держись, Николь, твердила она себе, не плачь. Она собрала все силы и с трудом улыбнулась, положив руку Шарлю Франсуа на плечо:

— Я рада. Пойду скажу сестре.

— Этой ведьме? — Он поморщился. Николь снова улыбнулась:

— Скажу, что ты остаешься. До завтра, Шарль.

До завтра! Он попытался сесть на кровати, преодолевая боль.

— Подожди, дорогая! Не уходи…

Но за ней уже захлопнулась дверь.

Казалось, день никогда не кончится. Шарль Франсуа ждал наступления темноты, но ночью легче не стало. Только он начинал засыпать, появлялась эта ведьма и справлялась о его самочувствии.

— Мне станет намного лучше, если вы перестанете меня доставать! — раздражался он.

— Врачам нужно убедиться, что сотрясение не опасно, — терпеливо отвечала медсестра.

Шарль Франсуа прекрасно знал это. Но ночь не становилась от этого короче. Почему Николь так стремительно ушла? Ничего не сказав, не обняв его…

Неужели жалеет о том, что произошло во время шторма? А ее слова — это всего лишь сон? Утром он уже убедил себя, что Николь не приедет за ним.

Когда в восемь часов утра пришла медсестра, она, увидев его, всплеснула руками от удивления. Шарль Франсуа, переодетый в свою одежду, сидел как ни в чем не бывало на краю кровати.

— Скоро придет врач! — пригрозила она.

В ответ Шарль Франсуа, выругавшись себе под нос, заявил, что чем быстрее тот появится, тем лучше для всех…

Доктор Мейнард окинул пациента недовольным взглядом.

— Я смотрю, нам сегодня лучше, — сказал он.

— Не знаю, как нам, — передразнил его Шарль Франсуа, — но я себя чувствую отвратительно! Хотя если вас интересует: меня не тошнит, голова не кружится, перед глазами не двоится. Так что в наших с вами интересах побыстрее выписать меня отсюда.

— Но ваша жена еще не приехала, месье Дюмон.

— Вот-вот появится! — сказал Шарль Франсуа, слабо в это веря.

Как раз в этот момент открылась дверь и вошла Николь.

— Привет! — Сердце Шарля Франсуа при виде жены бешено забилось от волнения. — Я не был уверен, что ты…

— Я ведь обещала. — Она улыбнулась. — Ты готов?

— Еще бы! — радостно ответил Шарль Франсуа и без единого слова протеста сел в кресло-каталку.

Все, чего ему хотелось в данный момент, — это оказаться дома вместе с Николь, набраться мужества и спросить у нее, что произошло в действительности, а что ему приснилось. Сказать ей, как он любит ее, как не может жить без нее, попросить вернуться к нему…

Но больше всего его интересовало, куда она его повезет? Опять в дом Мюрреев на побережье или в какую-нибудь городскую гостиницу?

— Это машина Валери, — пояснила Николь.

— Отлично, — кивнул Шарль Франсуа, забираясь на заднее сиденье. Ну спроси у нее, давай…

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась Николь, нажимая на газ.

Ужасно! Но он никогда в этом не признается, чтобы не огорчать ее. Смешно, подумал Шарль Франсуа, но люди очень часто умалчивают о своих чувствах, чтобы не сделать больно близкому человеку. Он вспомнил, как вез Николь домой из больницы после выкидыша, и она на все вопросы отвечала одно и то же: «Я в порядке, не волнуйся». Сейчас была его очередь лгать ей.

— Хорошо, — сказал Шарль Франсуа. — Я чувствую себя хорошо.

Николь кивнула. Ну конечно, так она и поверила! Бледное как мел лицо, губы сжаты от боли! Кого он пытается обмануть? Хотя когда она потеряла ребенка, ее раздражала чрезмерная заботливость мужа и бесконечные вопросы о самочувствии.

— Черт возьми, со мной все в порядке! — хотелось ей тогда ответить ему. — И прекрати спрашивать об одном и том же!

— Николь? — Голос мужа вернул ее к действительности. Она подняла глаза и поймала в зеркале его взгляд.

— Что?

«А куда мы все-таки едем?» — хотел спросить он.

— Ты в порядке?

— Я? Конечно. Не я же упала с крыши.

— Я не упал, а соскользнул с нее, — ответил Шарль Франсуа абсолютно серьезно.

— По-моему, разницы никакой.

— Падают только неловкие. А поскользнуться можно на чем угодно, например, на льду…

— На льду? В Сен-Назере, в это время года? — засмеялась Николь.

— Ну хорошо. Мокрые листья подойдут? — Шарль Франсуа сам невольно улыбнулся.

— Ладно, все равно ты упал, а как — неважно. Надо же, я никогда не знала, что у меня такой неуклюжий муж… — Она осеклась. Ей захотелось сменить тему. — Кстати, чуть не забыла, надо купить лекарства! — Машина, взвизгнув шинами, остановилась около аптеки.

— Николь… — Шарль Франсуа потянулся, чтобы взять ее за руку, но Николь как пуля выскочила из машины.

Через несколько минут она вернулась с целым пакетом лекарств.

— Ты так и не сказал мне, что делал на крыше, — спросила Николь прежним насмешливым тоном.

Шарль Франсуа поморщился. Опять она об этом! Неужели больше не о чем поговорить! Николь как будто специально избегала серьезных тем. Ну что ж, он не возражает, тем более что ему показалось, что Николь направляется в сторону от побережья.

— Я проснулся от странного звука. Было очень рано, только начало светать. Марк упоминал, что крыша протекает…

— Ты говорил с Марком?

— Ну да, я звонил ему время от времени…

Николь недоуменно посмотрела на мужа:

— Ты звонил Марку?

— Естественно, чтобы узнать, все ли у вас в порядке. Он сказал, что беспокоиться не стоит. Если возникнут проблемы, то только с крышей. Поэтому, когда раздался подозрительный шум наверху…

Николь хоть и кивала в ответ, но слушала без особого внимания. Она была уверена, что Шарлю Франсуа все равно. А он, оказывается, звонил Марку, справлялся, как у них с Валери обстоят дела!

Николь включила указатель поворота.

— Ну да, Марк вызывал мастера, а тому, наверное, просто не захотелось возиться, — сказала она, чтобы поддержать разговор.

— Наверное, из-за урагана ослабло крепление и черепица стала сыпаться, подумал я. — Тут голос Шарля Франсуа изменился и он улыбнулся: — Ты, конечно, помнишь этот шторм, детка?

Лицо Николь залилось краской, она даже не повернулась к нему.

— Мы скоро приедем. Почему бы тебе не подремать немного?

Шарль Франсуа откинул голову и закрыл глаза.

— Хорошая идея, — холодно ответил он.

Машина остановилась на светофоре. Николь посмотрела в зеркало и увидела отражение мужа. По выражению его лица, по вздымающейся от дыхания груди она решила, что он спит.

Сегодня Шарль Франсуа, безусловно, выглядел лучше. Хотя губы по-прежнему были сжаты от боли. Сестра хотела сделать ему обезболивающий укол, но он, естественно, отказался. Это было так на него похоже! Даже при головной боли его трудно было уговорить принять аспирин.

Николь улыбнулась, глядя на мужа. Шарль Франсуа просто невозможен!

— Просто невозможен! — повторила она вслух.

Да она и сама не лучше: даже не спросила, где он хочет пока пожить, и спонтанно решила везти его к себе, не подумав, понравится ли ему это. Но когда Николь вошла в палату сегодня утром, Шарль Франсуа был так рад ее видеть! А как счастлива была она!

Не могла же она бросить мужа, когда он нуждался в ней?

Если бы Николь повезла его в гостиницу — это было бы предательством с ее стороны. Она, конечно, могла бы позвонить Софи, и та бы примчалась ухаживать за братом, но что-то мешало ей так поступить.

Еще был вариант — нанять сиделку. Но это смешно! — подумала Николь, представив толстую медсестру с градусником в одной руке и кучей таблеток в другой.

Она остановила машину у дома, выключила двигатель и задумалась. Может, все-таки не стоило этого делать? Нет, все равно уже слишком поздно что-либо менять, тем более она обо всем позаботилась. На первом этаже дома была небольшая комната с раскладным диваном и телевизором, окна которой выходили прямо на залив. Шарлю Франсуа там будет удобно.

Когда ему станет лучше, скажем, через пару дней, она позвонит Софи и та заберет его. Николь вылезла из машины, обогнула капот, открыла заднюю дверцу и посмотрела на мужа. Потом, протянув руку, убрала прядь волос с его лба, на котором были видны швы. Пять швов — их снимут где-то через неделю. Ну хорошо, она подождет, пока снимут швы. Но ни дня больше…

Николь опять взглянула на мужа: темные тени под глазами, морщинки около губ и щетина «Сексуальная щетина» — так она ее называла, когда он не брился несколько дней.

Ей хотелось наклониться к его уху и прошептать, как он возбуждает ее…

— Ненасытная женщина! — ответил бы он улыбаясь, а потом заключил бы в свои объятия. — Знаю, чего ты хочешь…

— Ты уверен? — игриво спросила бы она.

А потом… потом… Николь отмахнулась от нахлынувших воспоминаний. Они приведут ее прямиком в постель к Шарлю Франсуа. Но этого больше не повторится! По крайней мере, так она решила вчера.

— Шарль…

— Мм…

Она дотронулась до его плеча:

— Просыпайся, мы приехали.

Его ресницы дрогнули.

— Николь? — Он привстал, поморщившись от резкой головной боли, и протер рукой глаза. — Я, похоже, задремал.

— Давай вылезай. Мы приехали.

Шарль Франсуа кивнул. Наверняка речь шла о гостинице. А он размечтался, представляя этот уродливый особнячок на берегу, милую спальню Николь, ее мягкую кровать! Его жена ясно дала понять, что жалеет обо всем, что между ними произошло.

— Только не торопись, — сказала Николь, подавая ему руку. — Обопрись на меня.

Он выбрался из машины, поднял взгляд… и увидел уродливый розовый особнячок на берегу! Сейчас дом показался Шарлю Франсуа прямо-таки шедевром архитектуры.

Он посмотрел на Николь: его рука лежала у нее на плече, ее лицо — такое красивое и любимое — повернуто к нему…

— Ты привезла меня домой, — удивленно сказал он, — к себе домой! Николь покраснела:

— Ну да, я просто решила, что так будет лучше…

Она не договорила — Шарль Франсуа уже целовал ее.

11

Их поцелуй, казалось, длился вечно. Николь прильнула к мужу всем телом, зарылась в его объятиях. Вдруг он вздрогнул.

— Я сделала тебе больно? — Она отстранилась от него в испуге.

— Нет, совсем нет. — Шарль Франсуа попытался улыбнуться. Он не врал: этот поцелуй заставил его забыть на время о боли. А теперь опять…

— Давай держись. — Николь обхватила рукой его талию. — Я помогу тебе подняться по ступенькам.

Да, пожалуй, он поторопился покинуть больницу. Шарль Франсуа вынужден был признаться себе в этом, почувствовав, как задыхается при подъеме.

Николь взволнованно посмотрела на него:

— Ты в порядке?

— Да.

Но она прекрасно знала, что это ложь. Тусклый взгляд, бледное лицо, явная слабость выдавали настоящее состояние Шар-ля Франсуа. При малейшем движении он морщился как от сильной боли. Да так, наверное, оно и было.

Комната, в которую привела его Николь, идеально подходила для проведения официальных встреч. Темные деревянные панели стен прекрасно сочетались с бордовой обивкой мебели. Плюс к этому лепнина на потолке, статуэтки на полках, картины в золоченых рамах.

— Довольно мило, — сказал Шарль Франсуа, оглядываясь и садясь на диван.

— А мне эта комната первое время казалась довольно мрачной. Я даже старалась сюда не заходить, — ответила Николь, открывая шторы.

Яркий солнечный свет сразу изменил неприветливую обстановку. Но Шарль Франсуа опять поморщился.

— Извини. — Николь опять задернула шторы. — Так лучше?

— Да, спасибо. — Возможно, следовало признаться, что боль стала невыносимой, но тогда Николь дала бы ему кучу таблеток, от которых его все время клонило в сон. А спать ему сейчас совсем не хотелось… Он мечтал снова заключить жену в объятия и поцеловать ее.

— Сейчас принесу одеяло и подушку.

И вот Николь опять ускользнула от него.

— Николь…

Она обернулась:

— Сиди спокойно. Так велел врач.

Шарль Франсуа лукаво посмотрел на нее:

— Врач? И что же он еще велел?

— Соблюдать постельный режим. Поменьше ходить.

— И когда ты успела с ним поговорить?

— Если честно, я с ним не говорила. — Николь улыбнулась. — Но они всегда говорят одно и то же.

Боже, ее улыбка! Шарль Франсуа был так очарован, что не мог не улыбнуться в ответ.

— Прекрати, это все глупости! — Он привстал с дивана. — Я в полном порядке…

О, черт! Это оказалось нелегко! Николь сразу бросилась к нему.

— Быстро ложись! — скомандовала она.

Шарль Франсуа понял, что лучше не спорить. К тому же ее прохладная рука лежала у него на шее, смягчая боль. Николь опустилась на колени возле дивана.

— Так лучше?

Он посмотрел в ее прекрасные глаза:

— Да, конечно. Спасибо.

— Это мой долг. Разве я могла тебя бросить? Хотя, как ты любишь говорить: настоящие мужчины не слабаки, они никогда не жалуются.

Шарль Франсуа поднял брови от удивления:

— Я? Когда?

— Давным-давно, — улыбнулась Николь, — когда нам было о чем говорить.

Хотя она не имела в виду ничего плохого, но ее слова прозвучали на редкость обидно.

— Брось, нам всегда было…

— Я принесу белье, — прервала она его и выбежала из комнаты.

Шарль Франсуа поудобнее устроился на диване. Что Николь имела в виду? Им всегда было что сказать друг другу. Единственное, что им не хватало, так это времени для общения: она вечно была занята своими клубами и благотворительными вечеринками, он — бизнесом.

Шарль Франсуа зевнул. На самом деле он дико устал и хотел спать. Не успел он закрыть глаза, как тут же погрузился в глубокий сон.

Когда проснулся, комната была залита мягким закатным светом. Шарль Франсуа с радостью заметил, что ему стало чуть лучше. Он осторожно попытался приподняться на диване, облокотившись здоровой рукой о спинку дивана.

— Черт!

— Что случилось?

От удивления он вздрогнул, повернул голову и увидел Николь, которая встала из огромного глубокого кресла у камина.

— Шарль, тебе больно?

— Нет, — соврал он, поскольку тупая боль по-прежнему пульсировала в висках.

— Не лги, — сказала Николь, пристально посмотрев на него.

Она приблизилась к нему и протянула стакан воды и несколько таблеток. Шарль Франсуа тяжело вздохнул, посмотрел на пилюли, взял одну… и почувствовал знакомый аромат диких цветов, который ему всегда нравился.

— Это ведь я тебе подарил?

— Что?

— Духи. — Шарль Франсуа опять втянул воздух. — Так пахнет!

— Да. — Она опустилась на колени около него, как несколько часов назад, на этот раз положив руку ему на лоб. — Ты в порядке?

— Мм… — Он накрыл ее ладонь своей. — Вот так гораздо лучше! — Николь попыталась отдернуть руку, но он крепко сжал ее пальцами. — Оставь так, пожалуйста, хотя бы на несколько минут…

— Я принесу тебе льда…

— Я почти забыл об этом… — Казалось, Шарль Франсуа не слышал ее. — Духи. Ведь это первое, что я тебе подарил. Тебе было семнадцать…

— Шестнадцать, — поправила она.

— Мы ехали на озеро… — Он посмотрел на жену.

— Да, на озере. — Николь все-таки удалось выдернуть руку. — Подними чуть-чуть голову, я поправлю подушку.

Когда она наклонилась, прядь ее волос упала ему на лицо.

— На тебе было белое платье с розовыми цветами…

— С голубыми, — улыбнулась Николь. — А когда мы приехали, ты достал из кармана коробку в серебряной упаковке.

— Да, — усмехнулся Шарль Франсуа. — Ты не представляешь, сколько мне стоило купить их! — Их взгляды встретились. — В эту ночь я впервые ласкал твою грудь… Ты помнишь?

Помнила ли она? Как можно забыть первый любовный опыт! Она вся дрожала от его прикосновений, мурашки пробегали по коже от прохладных пальцев. Его горячее дыхание, ненасытные губы…

— Да… — сказала она чуть слышно. — Я все помню. Там между нами все и началось.

— Раньше мы оставались в машине, — продолжал Шарль Франсуа возбужденным голосом. — А в ту ночь я достал старое одеяло и расстелил его на траве…

— Тебе нужно отдохнуть. Ты только что из больницы…

— Потом ты открыла духи… — Шарль Франсуа провел ладонью по щеке Николь.

— Шарль, — прошептала она умоляюще, — не надо…

— Я взял у тебя коробку, отложил в сторону и начал целовать… Сначала шею… Вот так, как сейчас…

Николь закрыла глаза, дрожа от возбуждения.

— Нет, пожалуйста, не надо, — неуверенно повторяла она. На самом деле, ей нравилось то, что делал Шарль Франсуа: его шепот, нежные губы около ее шеи, легкие прикосновения его пальцев, расстегивающих блузку…

— Николь, любовь моя…

— Нет! — Она вскочила, судорожно застегивая пуговицы. — Мы не можем…

— Почему? Ты же моя жена! — Шарль Франсуа удивленно смотрел на нее.

— Больше нет, — сказала она и выбежала из комнаты.

Когда Шарль Франсуа снова открыл глаза, в комнате было темно, если не считать слабого света от настольной лампы в углу.

Он сел на край дивана, глубоко вздохнув, потом медленно поднялся и вышел в коридор в поисках ванной. Первое, что он сделал там, так это посмотрел на себя в зеркало.

— Да-а, — пробормотал он. Бледное лицо, темные тени под глазами, швы на лбу…

Шарль Франсуа вымыл руки, сполоснул лицо холодной водой. Выйдя из ванной, он увидел на кухне свет и направился туда.

Николь сидела на высоком табурете и резала морковь в голубую фаянсовою миску. Она успела переодеться в джинсы и майку и была, как всегда, красива и сексуальна.

Страсть… Нет, это было не то, что чувствовал Шарль Франсуа. Любовь, именно безумная любовь не давала ему покоя все это время.

Эта женщина — его жена. Когда-то она стала для него всем, а потом он чуть не потерял ее. Ему показалось, что жена охладела к нему. Но он не хотел сдаваться. Особенно сейчас, когда судьба снова свела их вместе. День, два, неделя, месяц он не пожалеет времени, чтобы вернуть Николь. На этот раз навсегда.

— Привет! — сказал Шарль Франсуа. Она подняла глаза, и щеки ее вспыхнули. Может, потому, что думала о нем?

— Привет. Я была уверена, что ты спишь.

— Уже проснулся. — Он облокотился на стол. — Такое чувство, будто проспал целый день.

— Правильно, у тебя была бессонная ночь. Каждый раз, когда я звонила, сестра говорила… — Николь осеклась. Она взяла длинную деревянную ложку и помешала что-то в стоявшей на плите кастрюле. — Я готовлю ужин. Могу принести тебе на подносе…

— Ты звонила справиться о моем состоянии? — переспросил Шарль Франсуа удивленно.

— Ну да. Несколько раз. — На самом деле десятки раз, каждые пять минут, пока это не вызвало раздражение у сестры. — Я во-обще-то хотела узнать, выпишут тебя утром или нет.

— А эта ведьма мне ничего не сказала! — улыбнулся Шарль Франсуа. — Я был уверен, тебе наплевать на мое состояние.

— Конечно нет! — Николь повернулась к нему. — Ты же для меня… — Она не договорила и отвернулась.

— Кто я для тебя?

— Забудь об этом. Садись, сейчас будем ужинать.

Шарль Франсуа кивнул. Что-то было не так, он чувствовал это. А ссориться с Николь ему совсем не хотелось.

— А как дела у Мюрреев? — непринужденно спросил он.

— Они уехали в Венецию.

— Значит, у них все уладилось?

— Вроде, да.

— Ну что ж, молодцы.

Николь поставила на стол тарелки.

— Да, молодцы.

— Случается иногда, когда двое любят друг друга, но не могут разобраться в своих чувствах. — Шарль Франсуа с опаской покосился на Николь, ожидая ее реакции.

Теперь она раскладывала ножи и вилки.

— Да, иногда бывает.

— Просто так происходит…

— Ничего не происходит «просто так»! — огрызнулась Николь.

— Да, да, конечно. — Шарль Франсуа прокашлялся. — Так, значит, Марк и Валери опять вместе?

Николь пожала плечами:

— Я точно не могу сказать. Они просто обсудили все свои проблемы, и…

— Какие проблемы?

— Ну, то, что им мешало жить вместе…Точно не знаю.

— А если непонятно, что именно не так? — Шарль Франсуа внимательно посмотрел на жену. — Если два человека не могут разобраться…

— Тогда тут уж ничем не поможешь! — Голос Николь опять стал жестким. — Если мужчина не понимает женщину…

— Почему бы ей не объяснить ему…

— Она пыталась! Несколько раз! Но он не слушает ее!

— Он что, должен напрямую спрашивать: «Что случилось?», «Почему?»

Какое-то время Николь молчала, а когда начала говорить, ее голос дрожал:

— Иногда бывает уже слишком поздно. И всякие вопросы теряют смысл. Ему и ей остается только признать, что между ними все кончено.

Шарль Франсуа взял ее за руку. Он был очень взволнован.

— Не говори так! Это еще не конец! Милая, послушай меня, я никогда не переставал любить тебя… И ты ведь тоже…

Он пытался прочесть ответ в ее глазах, но она старалась не смотреть на мужа.

— Николь, детка, ты все еще любишь меня?

Она понимала: сейчас или никогда. Стоило просто сказать «нет», и их браку конец. Она стала бы свободной женщиной, начала новую жизнь… Без Шарля… Без его любви…

— Дорогая, почему ты молчишь?

Николь подняла взгляд. Ее глаза блестели от слез, губы дрожали.

— Да, — тихо произнесла она. — Я всегда любила тебя. И всегда… — Ее голос прервался.

Не прошло и секунды, как Николь оказалась в объятиях Шарля Франсуа.

— Я люблю тебя, — сказал он, целуя ее. — Только тебя одну. Так было всегда.

И она любила его. Не было смысла притворяться и обманывать себя. Ее руки обвили шею мужа, голова бессильно откинулась, и Николь как бы вся растворилась в его сладком поцелуе. Ничто больше не имело значения. Хотелось лишь ощущать вкус любимых губ, чувствовать трепет родного тела и никогда не скрывать своей любви…

Рука Шарля Франсуа скользнула ей под майку, и Николь застонала.

— Твое запястье… — прошептала она. Но он продолжал целовать ее, и Николь замолчала, замирая от наслаждения.

— Сними одежду, — тихо попросил Шарль Франсуа, и вскоре ее майка, джинсы и лифчик уже валялись на полу.

— Ты тоже, — прошептала Николь. Они сгорали от любви и страсти, желая друг друга так сильно, как никогда раньше.

— Сейчас, прямо здесь — прошептал Шарль Франсуа. — Любимая, я болыпе не могу ждать.

— А ты не жди. Я так хочу тебя… От слов Николь по его телу пробежала дрожь. Он зарылся лицом в ее волосы.

— Шарль? Что случилось? — спросила Николь, испугавшись, что у него снова заболело запястье или голова. — Я знала, что нам не следует…

— Нет, все в порядке, — перебил ее Шарль Франсуа.

— Тогда что с тобой?

— У меня с собой ничего нет.

Николь вопросительно посмотрела на мужа:

— О чем ты?

— Нам нечем предохраняться, — тихо произнес Шарль Франсуа. — Как и прошлой ночью. Любимая, извини, но нам лучше подождать. Все-таки это риск…

Он увидел, как изменилось выражение ее лица.

— Конечно, — с горечью в голосе воскликнула Николь и со всего размаха ударила его по щеке. — Ты чертовски прав, это риск!

— Дорогая — начал было Шарль Франсуа, но было уже слишком поздно — дверь с треском захлопнулась и он остался один.

Он вошел в комнату, обстановка которой стала для него просто невыносимой. Стены казались еще темнее, потолок как будто давил своей тяжестью. Не в силах находиться там, Шарль Франсуа вышел на террасу. Ему необходимы были ответы. Но море и песок хранили безмолвие.

Кто-то из них двоих сошел с ума, но кто именно?

Шарль Франсуа поднял взгляд — наверху в одной из комнат горел свет, Пусть дуется, обижается, делает все, что ей угодно. Ему все равно. К черту ответы! Больше никаких вопросов! Хватит. Сколько можно себя мучить!

Вернувшись в дом, он подошел к столику, на котором стоял графин и стаканы. Налил себе коньяку, но, понюхав, поморщился и выпил половину обратно. Затем сел на край дивана, взял журнал и попытался читать, стараясь выбросить Николь из головы. Но, услышав ее шаги в коридоре, а затем звук открываемой двери, понял, что только этого и ждал все время.

— Извини, что я ударила тебя, — сказала она с полным безразличием. — Учитывая твое состояние…

— Какое состояние? — Шарль Франсуа выдавил улыбку. — Я здоров как бык. Возможно, я заслужил такое обращение. — Он взял стакан и отпил из него. — Но чем, вероятно, я так и не узнаю.

— Нет, — так же холодно ответила Николь. — Я пришла не за тем, чтобы обсуждать случившееся. Я подумала, может, тебе будет интересно, какой ужин ты пропустил?

Шарль Франсуа зевнул и равнодушно пожал плечами.

— Цыплята в винном соусе, — сказала она.

Он посмотрел на нее: уверенный взгляд, руки сжаты в кулаки.

— И яблочный пирог, — она прищурилась, — на десерт!

— Значит, цыплята в винном соусе и яблочный пирог? — переспросил он, теперь уже пристально глядя на нее.

— Именно. — Николь опустила глаза и разгладила складку на джинсах. — И все это я только что выбросила на помойку. — С этими словами она повернулась и вышла из комнаты.

Шарль Франсуа какое-то время сидел, пытаясь все обдумать. Затем встал и пошел в кухню. Николь была там и со злостью скоблила кастрюлю.

— Послушай, — начал он осторожно. — Я пытаюсь разобраться в том, что происходит. Но я ничего не понимаю.

— Это очевидно. — Она подняла на него глаза. — В этом-то вся проблема.

— Николь, дорогая…

— Хватит! Прекрати!

Кастрюля со звоном ударилась о раковину. Николь разрыдалась и выбежала из кухни.

А Шарль Франсуа… Шарль Франсуа решил, что ему необходим хороший совет.

Заперев дверь своей комнаты, он взял телефон и набрал номер.

Жак Анри снял трубку после первого гудка.

— Алло?

— Привет! Это Шарль Франсуа.

— В чем дело, старина? Ты чем-то расстроен?

— Послушай, я хотел кое-что у тебя спросить…

— Выкладывай, что случилось. Только погромче, чего ты там бормочешь себе под нос.

— Да подожди ты. Я стараюсь говорить тихо, чтобы не услышала Николь.

— А-а… — Жак Анри прокашлялся. — Так в чем дело?

— Ну… — начал Шарль Франсуа. — Когда один человек хочет развода, а другой нет…

— Черт возьми! — не удержался Жак Анри. — Так, значит, вы до сих пор… — Он осекся.

— Второй победит? Да?

— Ну, я не уверен… Мне это было не нужно, я все равно ее не любил…

— Я не про тебя говорю! Мне нужен совет адвоката. Что делать человеку, жена которого заявляет, что любит его, но продолжает требовать развода! — Шарль Франсуа был в отчаянии. — Я знаю, это звучит глупо…

— Значит, любит, говоришь… — Жак Анри усмехнулся на другом конце провода. — Понятное дело.

— Кому я пытаюсь это объяснить! Ты никогда никого не любил!

— Любовь — сложная штука. Мужчина превращается в параноика, теряет рассудок, сходит с ума — и все ради женщины!

— Жак Анри, ты в порядке? Что ты говоришь!

— Послушай меня, братец! Ты хочешь не допустить развода? — Он усмехнулся: — Даже не надейся! Мне, конечно, очень жаль, но, если Николь так настроена…

— Я все понял… — Шарль Франсуа тяжело вздохнул. — Спасибо.

— Но все равно не упускай ее! До конца борись за женщину, которую любишь! Даже если придется горы свернуть! Запомни это, братец!

— Черт возьми, да что я только не делал… — начал было Шарль Франсуа, но Жак Анри уже повесил трубку.

Несколько минут Шарль Франсуа сидел, обдумывая, что делать дальше. Вдруг раздался телефонный звонок.

— Да? — осторожно сказал он.

— Привет! — раздался знакомый голос. Шарль Франсуа поморщился:

— Мартин! Какого черта?

— Жак Анри позвонил мне.

— Но я его не просил…

— Знаю, — ответил Мартин. — Я звоню только сказать, что он прав.

— Ты о чем?

— Не позволяй Николь уйти.

Шарль Франсуа усмехнулся:

— Не вам, холостякам, давать мне советы!

— Я не шучу. — Мартин действительно был абсолютно серьезен. — Ты же любишь ее и будешь полным идиотом, если упустишь последний шанс.

Шарль Франсуа поднял брови от удивления.

— Не ты ли, старина, отправлял десятки женщин куда подальше?

— Да они гроша ломаного не стоили! — засмеялся Мартин. — Николь — это другое дело. У тебя явно не все дома, если ты так просто сдаешься!

— Да, но ты…

— Потом расскажешь, как все сложится, — сказал Мартин, не слушая его, и положил трубку.

Шарль Франсуа тупо уставился в стену. Братьям легко говорить и давать советы. Ему с Николь уже не по шестнадцать лет — как все было просто, когда они только встретились! Те времена не вернуть.

— Точно! — сказал он вслух и схватил телефон.

Через полчаса он поднялся в комнату Николь. Она обернулась на звук шагов и недоуменно уставилась на него.

— Шарль…

— Николь. — По тону было понятно, что никаких споров он не допустит. — Быстро одевайся! Я жду тебя внизу!

— Что?!

— Прокатимся с тобой в одно место.

— Ты спятил?

— Нет. — Шарль Франсуа пошел обратно к двери. — А, может быть, да… — Он остановился но, немного подумав, повернулся к Николь: — Помнишь, что ты сказала сегодня о нас? Как у нас все началось?

Николь наморщила лоб:

— Не понимаю, о чем ты… Ты имеешь в виду озеро?

Шарль Франсуа кивнул.

— Именно. Туда мы и поедем. Туда, где все началось.

12

Николь только презрительно рассмеялась в ответ. Однако Шарлю Франсуа было не до шуток. Ни один мускул не дрогнул на его лице.

— Да. И… — он посмотрел на часы, — поторапливайся, у нас всего несколько минут на сборы.

Николь пристально посмотрела на мужа:

— Ты с ума сошел? Сейчас же ночь!

— У тебя есть пять минут. — Он говорил совершенно спокойно, не обращая внимания на ее возражения.

Николь заволновалась. Может быть, сотрясение мозга у него серьезнее, чем предполагалось вначале? У Шарля Франсуа явно помутился рассудок. А что будет дальше? Галлюцинации? Кома?

В любом случае, он говорил нечто странное и был тверд в своем намерении ехать в Сомюр. Как Николь ни отговаривала его, напоминая о поврежденном запястье, ушибах и наложенных швах, Шарль Франсуа оставался непреклонен.

Тогда Николь решила действовать по-другому.

— Хорошо, Шарль, — начала она строгим голосом. — Видимо, ты действительно хочешь отправиться в Сомюр, а я нет. Ты же не можешь заставить меня…

— Еще как могу! — ответил он, лукаво улыбаясь. — Ведь не в первый раз. Так что одевайся быстрее. Или тебе помочь?

Николь поняла, что сопротивляться бесполезно, поэтому молча взяла пиджак и последовала за ним.

— Я поведу машину, — сказала она таким тоном, будто ничего особенного не происходило.

— Нет нужды, — ответил Шарль Франсуа, открывая дверь и указывая на такси, которое уже ждало их около дома. — Залезай.

Сидя в машине, Николь думала, кто из них больше сошел с ума: Шарль Франсуа, неожиданно решивший отправиться на виноградники, или она, согласившаяся на это безумство?

— Мы действительно едем в Сомюр?

— А ты думала, это шутка? — загадочно улыбнулся Шарль Франсуа.

— Но не в такую же рань!

— Уже пять часов! Нам приходилось вставать и раньше.

— Но почему? Почему именно сейчас? Ведь ты еще так слаб, к тому же мы никого не предупредили о нашем приезде! Я ничего не понимаю! — не могла успокоиться Николь.

— Во-первых, — ответил Шарль Франсуа, — мы едем не совсем в Сомюр, а на озеро. Во-вторых, я не так уж и болен. А в-третьих, нас ждет Симон.

— Симон? Ты звонил ему?

— Да. Он встретит нас. — Шарль Франсуа зевнул. — А сейчас я хотел бы отдохнуть, ведь я еще так слаб! — Он покосился на жену.

— Подожди… — начала было Николь, но поняла, что говорит в пустоту, — Шарль Франсуа уже дремал, откинувшись на спинку сиденья.

Она попыталась сделать то же самое, но не смогла: была слишком расстроена, возмущена, сбита с толку.

Небо за окном было туманным и таинственным. Остатки звезд и бледная луна. Идеальная ночь для любви. Для любви с Шарлем Франсуа… Но этого больше никогда не будет, с горечью подумала Николь.

Да, она любит его, и это — на всю жизнь. Не было смысла притворяться и лгать самой себе. Ничто этого не изменит. Она знала также, что и Шарль Франсуа тоже любит ее. Может быть, по-своему, но все равно любит.

Увы, этого недостаточно. Они по-разному смотрят на жизнь, и это делает их совместное будущее невозможным.

Николь вздохнула. Но ведь так было не всегда! Когда они только поженились, единственное, чего они хотели, — это быть вместе. Почему все изменилось?

Она вспомнила, как гордилась первыми успехами Шарля Франсуа в бизнесе: ведь это были и ее успехи. Их жизнь тогда походила на сказку. Они жили душа в душу, поддерживая друг друга во всем, радуясь каждой минуте, проведенной вместе. А как она была счастлива, когда узнала, что беременна!

Слезы потекли по щекам Николь. У сказки оказался печальный конец. Сначала она потеряла ребенка, а потом и мужа.

В этот уик-энд на какое-то время ей почудилось, что все опять наладилось. Казалось, они с Шарлем Франсуа снова вместе. Ведь двое любящих друг друга людей не могут просто так взять и разойтись.

Но с ними случилось именно так. Развод для них — единственный выход. Поэтому она и ушла от человека, которого любила.

«Нам нечем предохраняться, — звучал в ушах его голос. — Как и прошлой ночью… Любимая, извини, но нам лучше подождать. Все-таки это риск…»

Эти слова стали последней каплей. Интересно, если бы она осталась с ним, он так и повторял бы это каждый раз?

Николь подумала об их не родившемся ребенке — малыше, которого Шарль Франсуа не хотел. Любая женщина после такого охладеет к мужу!

Лучше жить воспоминаниями о любви, чем видеть, как она умирает на глазах.

«Попробуй отыскать компромисс», — советовала ей Валери, но с Шарлем Франсуа компромисс невозможен.

Николь повернулась к окну — небо было все таким же таинственным. Постепенно она успокоилась, перестала плакать и тоже задремала.

Шарль Франсуа вздрогнул и открыл глаза, когда машина затормозила. Николь спала рядом с ним, откинувшись на спинку сиденья. Он повернулся к ней.

— Николь, — тихо произнес он, но она не пошевелилась. — Детка.

Он пододвинулся ближе, вдыхая ее аромат: это был запах духов, смешанный с теплом женского тела. Шарлю Франсуа захотелось обнять ее, зарыться лицом в ее волосы, разбудить своим поцелуем… Но нет, пока не время.

— Николь, просыпайся, мы приехали.

Она что-то сонно пробормотала. Потом повернулась к нему, уткнулась головой ему в плечо, обняла за шею, как любила делать в прошлом. Шарль Франсуа наклонился к ее лицу и нежно поцеловал в губы.

— Шарль… — вздохнула Николь.

Ее рука машинально гладила его шею, волосы. От нежных прикосновений дрожь пробежала по телу Шарля Франсуа, он прижал Николь к себе еще крепче и снова почувствовал вкус ее губ. Николь страстно отвечала на его поцелуи. И тут наконец она проснулась…

Ее глаза смотрели на него холодно и отчужденно. Она высвободилась из его объятий и выпрямилась на сиденье.

— Извини, — пробормотала Николь. — Я думала это сон…

«Сон? Не обо мне ли?» — хотел спросить Шарль Франсуа, но сдержался, боясь ответа. Хватит себя обманывать! Как он вернет Николь, если она так равнодушна к нему даже в его объятиях!

Хотя… она была совсем другой, когда они занимались любовью последний раз… И тогда, в кухне… Нет, она все-таки любит его — сама призналась. Главное — не забывать об этом, думал Шарль Франсуа, и обязательно спросить у нее, почему одной любви недостаточно, чтобы быть вместе?

Он расплатился с терпеливо ожидавшим шофером и выбрался из такси. На улице было душно, воздух казался плотным и липким.

— Никогда бы не подумала, что сегодня выдастся такое жаркое утро, — сказала Николь.

— На озере будет прохладнее.

— Мы действительно собираемся туда? — в который раз спросила она.

Шарль Франсуа серьезно посмотрел на нее:

— Я когда-нибудь обманывал тебя? Раз сказал, значит, так и есть.

Симон ждал их неподалеку от дороги в пикапе еще с каким-то мужчиной.

— Месье Шарль, мадам Николь, — приветствовал он их еще издалека. Но когда Шарль Франсуа подошел ближе, удивленно воскликнул: — Что с вами? Вы упали с лошади?

— Обижаете, Симон! — улыбнулся Шарль Франсуа. — Вы привезли машину?

Управляющий указал на стоявшего рядом с ним мужчину.

— Поль приехал на ней. Она припаркована вон там.

Мужчины обменялись рукопожатиями и распрощались. Взяв жену под руку, Шарль Франсуа повел ее по темной дороге. Неожиданно Николь остановилась.

— Я не верю! — Она смотрела на мужа широко улыбаясь. — Если это то, что я думаю… Но это невозможно!

— Почему? Это действительно та самая колымага, на которой я ездил в старших классах! — засмеялся Шарль Франсуа в ответ.

— Твой старый «Пежо»! — Николь смотрела на машину. — А я была уверена, что ты отправил его на помойку!

— Ты что! У меня рука не поднялась! Он все это время простоял в старом гараже. Симона я просил иногда проверять двигатель. Смотри, с ней ничего ни случилось. — Шарль Франсуа открыл дверцу: — Садись, дорогая!

Николь медлила. Столько воспоминаний было связано с этой машиной…

— Тебя что-то беспокоит? — удивленно спросил Шарль Франсуа. — Я думаю, она дотянет туда и обратно.

Старенький «Пежо» может, и дотянет, но выдержит ли она?

— Николь…

Она посмотрела на мужа. Его улыбка, блеск в глазах… Как будто не было этих пятнадцати лет.

— Ну что, прокатимся?

От его хриплого голоса тело ее затрепетало. Он всегда так говорил, когда…

Николь знала, что следует отказаться, заявить, что она едет обратно в Сен-Назер. Но что-то необыкновенное было в этом раннем утре, в этом воздухе, в этом небе. И она кивнула.

Было такое впечатление, что машиной никто не управляет, — она как бы неслась сама, хорошо зная привычный путь.

Дорога совсем не изменилась за эти годы: узкая и ухабистая, она шла среди виноградников через холмы и выходила прямо к озеру. Казалось, даже тусклые звезды остались прежними. Тишину волшебного утра нарушали лишь дуновения ветерка, редкие крики совы и убаюкивающий шум двигателя машины, которая вскоре остановилась около самой воды.

Шарль Франсуа собрался с мыслями и обратился к жене:

— Помнишь, мы сегодня говорили о Мюрреях и о том, как это ужасно, когда двое любят друг друга, но никак не могут разобраться в своих проблемах?

Николь кивнула и потупила взор. Волосы упали ей на лицо, скрыв его от Шарля Франсуа.

— Да, так бывает. Но порой все оказывается намного сложнее…

Он нежно поправил ей волосы, чтобы видеть ее глаза.

— Ты права. Но я не понимаю, почему так происходит. Взять хотя бы нас. Когда мы начали встречаться, все казалось таким простым…

Николь печально вздохнула:

— Да, все было по-другому.

— Мы были такими юными! — Улыбнувшись, Шарль Франсуа откинулся на спинку сиденья и мечтательно поднял глаза к небу. — Помнишь, как мы приезжали сюда?

— Конечно.

— Черт возьми, и как только машина осталась жива после наших встреч! — Он усмехнулся и взял ее руку в свою. — Эти бурные ночи…

— Я думаю, не стоит вспоминать все это…

— А тогда в полдень, — прервал он ее. — Милая, ты помнишь?

Помнила ли она? Ее щеки порозовели.

— Да, конечно, — прошептала она еле слышно.

— Мы как безумные неслись сюда, а потом занимались любовью на старом одеяле прямо под палящим солнцем!

Николь не могла не улыбнуться. Но тут Шарль Франсуа сказал уже совершенно серьезно:

— На самом деле, я привез тебя сюда совсем не для того, чтобы говорить о прошлом.

— Я так и думала, — кивнула Николь. — Мы бы не сорвались так внезапно и в такую даль только ради воспоминаний. Тем более сейчас, когда мы с тобой вот уже несколько месяцев…

Шарль Франсуа поднес палец к ее губам.

— Не надо, Николь. — Его многозначительный тон заставил ее замолчать. — Выслушай сначала меня.

— Но… — она все еще пыталась сопротивляться, — разговор ничего не решит.

— Ответь только на один вопрос. — Он посмотрел ей прямо в глаза и обнял за плечи. — Я очень тебя прошу.

Николь помедлила, потом кивнула:

— Хорошо. Один вопрос.

Взгляд Шарля Франсуа как будто пронизывал ее насквозь.

— Несколько часов назад я спросил, любишь ли ты меня. Ты ответила «да». Это правда?

Николь чуть покраснела:

— Да, признаю, что до сих пор кое-что чувствую…

Шарль Франсуа поцеловал ее. Его губы были такими мягкими и нежными!

— Я тоже тебя люблю, — прошептал он. По щекам Николь потекли слезы — в который уже раз последние дни!

— Я знаю. Но любви не…

Шарль Франсуа снова поцеловал ее, и, несмотря на свои слова, Николь ответила на поцелуй. Одной рукой она обняла его за шею, другой — погладила щеку.

— Но одной любви мало… — Ее голос дрожал.

— Любовь — это все, она всесильна! А остальное ничего не значит!

— Неправда! Любовь не может сделать наши мечты явью!

— Моей мечтой всегда была ты, Николь!

— Сначала, да. Но потом ты потерял ко мне интерес. И я тебя не виню. — Она говорила быстро. — Мужчине нужно выделиться, чего-то добиться! Твой бизнес именно то, что нужно.

— Что ты говоришь? Эту компанию я создал для нас! — Шарль Франсуа сердито нахмурился: — И я горжусь тем, что сделал! Я думал, ты тоже.

— Ну да…Я…

— Хочешь сказать, что мое стремление добиться успеха ничего не значит для тебя? Тебе не нравится твоя жизнь?

— Я была бы счастлива, если бы мы жили в той квартире в на Монмартре!

— В этой помойке?

— Это был бы наш дом.

— Я, кажется, понимаю. У нас было нечто похожее: подержанная мебель, купленный на распродаже ковер…

— Ну, не все было идеально.

— Америку открыла!

— По крайней мере, мы выбирали все это сами, за нас не работал какой-то там дизайнер!

— Какой-то там? — Шарль Франсуа прищурился.

Николь вошла в раж:

— Может, тебе все это по вкусу. Миниатюрные стульчики, на которых с трудом помещаешься. Огромные скользкие кожаные диваны. Зеркала во всю стену в ванной!

— Ты серьезно?

— Абсолютно.

— То есть тебе не нравится наш дом?

Николь вздохнула:

— Дело не в доме, а в обстановке. Может, тебе обидно…

Шарль Франсуа засмеялся в ответ:

— Детка, если бы ты знала, как я сам ненавижу этот хлам! — Он запустил руку в ее шелковистые волосы. — Эти зеркала… Хотя после душа ты выглядишь в них весьма соблазнительно!

Николь покраснела:

— Я их терпеть не могу.

— Ладно, с этим разобрались. Что еще?

— Шарль, это бесполезно. Перестановка в доме ничего не изменит…

— А кухня? Тебе тоже не нравится? — Он как будто не слышал ее слов. — Вся эта техника… Как ты ее называешь? Бесполезное барахло?

— Этим «барахлом» Мари пользуется побольше меня.

— Послушай. — Шарль Франсуа поморщился: — Тебя раздражает Мари?

— Она — прекрасная домработница! — Николь с укором посмотрела на мужа. — Но ведь я тоже неплохая хозяйка и вполне могла справиться без нее. А ты, по-моему, всегда считал, что мне приятней ходить на глупые благотворительные вечера, чем готовить тебе ужин. Хотя чего об этом говорить? Теперь это неважно…

— Нет уж, подожди! Давай разберемся. Получается, ты ненавидела наш дом, тебе не нравилось, что Мари все делает за тебя, а благотворительные вечера ты считала глупыми. Одним словом, ты не в восторге от жизни, которую я тебе дал.

— Нет. Я никогда не говорила…

— Вот именно! Ты предпочитала молчать! — Шарль Франсуа немного повысил тон. — Что еще ты скрывала от меня, Николь?

— Я?

— Да, ты. Я не говорил тебе только о двух вещах: первое — это наш дом. Мне он тоже никогда не нравился. А второе — это то, что я всегда любил тебя и боялся потерять. — Шарль Франсуа сделал паузу. — Так что теперь твоя очередь раскрывать секреты.

— У меня их нет…

— Еще как есть! По крайней мере один. Ведь ты ушла от меня не просто так…

Николь выглядела взволнованной.

— Слишком поздно, — прошептала она.

— Нет, черт возьми, не поздно! — Шарль Франсуа посмотрел ей в глаза и взял за руку: — Любимая, расскажи мне, что так гнетет тебя, и мы вместе разберемся…

— Нет. Мы не сможем… — Ее голос дрогнул. — Мы ведь даже не знаем, как говорить об этом. Мы всегда боялись и избегали этой темы…

— О чем ты?

— Не надо притворяться! И вообще, какая разница! Это была моя мечта, а не наша. Именно поэтому мне так больно.

Николь резко отвернулась и выскочила из машины. Ей хотелось убежать, спрятаться, только бы не говорить о том, что причиняло ей такие невыносимые страдания. Шарль Франсуа подошел к ней и обнял за плечи.

— Мы еще не закончили! Что это за мечта, которую я не воплотил в жизнь?

— Ребенок, Шарль! Наш малыш.

Не в силах больше говорить, Николь закрыла лицо руками и заплакала.

— Наш ребенок? — начал было Шарль Франсуа. — Но я…

Он замолчал в растерянности, не зная, что сказать. Николь хотела малыша? Она ушла от него, потому что жаждала иметь ребенка, о котором он мечтал не меньше? Боже мой, что же она молчала? Столько лет глупого и причиняющего боль непонимания! Ему хотелось обнять ее и никогда больше не отпускать. А главное — сказать Николь, что он тоже всегда хотел ребенка. Шарль Франсуа понимал, что им предстоит очень важный разговор, но теперь было ясно, что это уже не конец, а начало их брака.

— Нет, — мягко произнес он. — Ты ошибаешься. Мы можем, точнее, должны поговорить об этом.

Она подняла голову. Ее прекрасные глаза все еще были полны слез, и Шарль Франсуа протянул ей платок.

— Не говори того, о чем потом пожалеешь, — начала Николь. — И не надо никаких обещаний. Теперь ты понимаешь, почему я никогда не говорила о ребенке, которого мы потеряли. Если бы ты узнал, как я переживаю и как сильно хочу забеременеть опять, ты бы, конечно, пошел на уступки и согласился снова попробовать завести малыша, как это было при первой беременности.

— Что? — В голосе Шарля Франсуа послышалось негодование.

Он схватил Николь за руку, забыв о своем больном запястье, и тут же почувствовал пронзительную боль, ударившую в плечо. Но он не обратил на это внимания.

— Ты хочешь сказать, что я вроде как «смирился» с твоей беременностью?

— Именно. И я понимаю, что это было нелегко. Ведь ребенок многое менял…

— Черт возьми, Николь! Откуда такие мысли? Я был сам не свой от счастья, когда узнал, что у нас будет малыш!

— Правда?

— Что ты! Я буквально сходил с ума от радости. Я стану отцом, мысленно повторял я, а один раз эта фраза внезапно вырвалась у меня во время собрания акционеров, и все посмотрели на меня как на сумасшедшего.

— Но ты никогда не говорил…

— Я думал это и так ясно. — Чувство вины за тот день с новой силой нахлынуло на Шарля Франсуа. — Знаю, меня тогда не было дома. Я никогда не прощу себе это. Ты часто оставалась одна, мне приходилось постоянно быть в разъездах. Но я хотел уладить все дела прежде, чем родится малыш, чтобы потом уделять ему все свое время.

Николь не верила своим ушам.

— И это правда?

— Да. Я не хотел стать таким отцом, как Андре. Мечтал быть рядом со своим ребенком с первых дней его жизни. Представлял, как буду ходить на школьные собрания и игры, как буду читать ему перед сном… Любимая, ты плачешь?

— О, Шарль…

— Я чуть с ума не сошел, когда решил, что ты больше не хочешь детей.

— Но я… я только об этом и мечтала! Думала, все дело в тебе… — Николь робко улыбнулась сквозь слезы. — Каждый раз, когда мы потом занимались любовью и ты предохранялся, я теряла всякую надежду, внушая себе, что все будет хорошо, что дети не главное. Но потом мы стали отдаляться друг от друга. Тебя все чаще и чаще не было дома…

— Да, это так. Мне слишком тяжело было находиться рядом с тобой, чувствуя, как ты далека от меня.

— А мне казалось, тебе просто нравится такая жизнь — ходить на деловые встречи, постоянно быть в разъездах. Я начала ненавидеть тебя, думая, что работа для тебя важнее, чем семья.

Шарль Франсуа наклонился и поцеловал жену.

— Я люблю тебя. Всегда любил и буду любить. Ты веришь мне?

Николь вся словно засветилась от счастья.

— О да! Да!

Они поцеловались снова, и Шарль Франсуа нежно прижал ее к себе.

— Помнишь, чем мы любили заниматься здесь? — спросил он игривым тоном. Николь подняла голову, лукаво посмотрев на мужа.

— Пикник? — В ее глазах блеснул огонь.

— Ну да. И не только…

— Что-то еще? — притворялась она непонимающей. — Может, напомнишь?

Он страстно поцеловал ее. Николь издала еле слышный стон, заставивший сердце Шарля Франсуа забиться быстрее.

— По-моему, начинаю припоминать… — прошептала она, почувствовав прикосновение его мягких губ к своей шее.

Он посмотрел ей в глаза и затем медленно расстегнул блузку, которая вскоре уже валялась на земле вместе с остальными вещами. Николь стояла перед мужем полностью обнаженная, безумно красивая и сексуальная.

— Боже мой, как я скучал по тебе! — простонал Шарль Франсуа.

— Прикоснись ко мне… — прошептала Николь.

Его не надо было просить дважды. Он накинулся на нее, целуя каждый кусочек любимого тела, сводившего его с ума. Ее грудь, бедра, живот как будто были созданы для ласк.

— Раздень меня, — мягко попросил Шарль Франсуа.

И Николь с радостью подчинилась. Она расстегнула ему рубашку и провела ладонями по сильной и мускулистой груди затем освободила ремень, верхнюю застежку на брюках и… остановилась.

— Ты уверен, что готов к этому? — спросила она тихо, задыхаясь от волнения. А он засмеялся, схватил ее руку и притянул туда, где дыбилась его возбужденная мужская плоть.

— Ну, что ты теперь скажешь, милая?

Сбросив с ее помощью всю одежду, он снова взял ее руку, поцеловал ладонь и повел к машине.

— Думаю, нам не помешает то старое одеяло. Оно у меня в машине, — сказал он, и через несколько минут постель на траве была готова.

— Шарль Франсуа Дюмон, из-за тебя мы попадем в крупные неприятности, — сказала Николь, как когда-то много лет назад в их первую ночь.

А он, уложив ее на старое одеяло, ответил так же, как и тогда:

— Только одно твое слово, и я остановлюсь.

Она откинулась назад, обвив руками его шею.

— Никогда не останавливайся, Шарль, никогда… Я люблю тебя, люблю…

Он жадно поцеловал жену и провел рукой по телу, каждую родинку которого знал наизусть.

— Слушай, малышка! — Шарль Франсуа радостно встрепенулся.

— Что?

— Было бы здорово, если бы после этой ночи у нас появился малыш!

Слезы счастья навернулись на глаза Николь.

— Да, да, любимый!

Она потянулась к мужу, и они предались безумствам любви на берегу озера, при нежном свете зари.

ЭПИЛОГ

— С днем рождения тебя, с днем рождения тебя, Этьен!

Темноволосый малыш посмотрел на мать непонимающим, но явно заинтересованным взглядом, когда она помогла ему задуть две свечки на торте. Николь с нежностью взирала на сына, а тот уже пытался ухватить забавного мышонка, который плыл в шоколадном башмаке по кудрявым волнам кремового моря.

Поздравить Этьена собрались все родственники. Посмотрев на Андре Дюмона, Николь не в первый раз с удивлением подумала, как много значило для него рождение внука. Она была готова поклясться, что на глазах сурового, ворчливого старика блеснули слезы, когда малыш протянул ему кусочек торта.

— Ну-ка, посмотри на папу, пока мама режет торт, — послышался голос Шарля Франсуа.

Николь подняла взгляд и увидела мужа, который направил на них фотоаппарат. Похоже, он решил запечатлеть каждое мгновение жизни сына.

Она поморщилась:

— Пожалуйста, снимай Этьена, но только не меня. Я выгляжу ужасно.

Шарль Франсуа улыбнулся:

— Раньше ты никогда не боялась фотоаппарата.

— Но тогда я не была на восьмом месяце беременности, — возразила она.

К ней подошел Мартин.

— Надеюсь, ты не будешь возиться со вторым чадом так, как с первым, и сумеешь выкроить время, чтобы прийти на мою свадьбу.

— Ну и ну! — удивленно воскликнула Николь. — Неужели ты решился? И кто же счастливая избранница?

Мартин представил ей девушку, с которой пришел на семейное торжество. Симпатичная блондинка держалась мило и естественно. Но решительный огонек в глазах заставлял думать, что она не упустит своего счастья.

— Я очень рада за вас обоих, — искренне сказала Николь и неожиданно вспомнила, скольких страданий в жизни смогла бы избежать, если бы не таила от мужа своих переживаний.

Кто-то ласково потрепал ее по плечу.

— Почему ты грустишь, девочка? — спросил ее Андре. — Тебе надо только радоваться. Жизнь человеческая не может быть безоблачной, а все твои горести остались позади. Уж поверь мне.

И неожиданно он расцеловал невестку в обе щеки.

— Спасибо тебе, — растроганно произнес старик.

— Но за что? — удивилась Николь.

— Как за что? — воскликнул Андре. — За внука! Уж этот-то парень точно пойдет по моим стопам, и виноградники попадут в хорошие руки. Еще каких-нибудь двадцать лет, и я смогу с легким сердцем отправиться на покой!


КОНЕЦ.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • ЭПИЛОГ