КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451890 томов
Объем библиотеки - 643 Гб.
Всего авторов - 212396
Пользователей - 99615

Впечатления

greysed про Рави: Прометей: каменный век (Альтернативная история)

замысел хороший написано хреново

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Богдашов: Двенадцатая реинкарнация [Трилогия] (Боевая фантастика)

интересно продолжение будет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Степанов: Юрий Гагарин (Биографии и Мемуары)

Увы, придется дублировать один комментарий на две книги - о Гагарине из серии ЖЗЛ, Степанова и Данилкина.
Очень интересно их почитать. Вернее, у меня получилось только основательно полистать. Читать всерьез не получается.

Первая - слишком "прилизанная". Идеальный человек идеального общества. Все шероховатости старательно зализаны, все люди разговаривают если и не пятистопным ямбом, то выражениями, которые писал какой-то недалекий пропагандист.
Издано в 1987 году, так что поиск по "Хрущ" дал только "хрущи над вишнями гудуть" - видимо, не заметили :); впрочем, поиск Брежнева тоже ничего не дал. Только безликие "руководители партии и правительства".
Книга в позднесусловском духе, несмотря на год издания. Настолько безлика, что и сказать о ней, собственно, просто нечего...

Но после второй в определенном смысле показалась шедевром. Потому как вторая - цитируя Ленина - "по форме верно, а по существу - издевательство". Книга 2011 года призвана, похоже, показать всю мерзость социализма (немного позже об этом пару слов) и первого космонавта. И бабник он, и почти алкаш (подчеркнуто - в отличие от Нила Армстронга!), и солдафон, которому в казарме устраивают "тёмную", а уж если бы он остался жив - был бы обрюзгшим партийным деятелем...
Фактов приведено много, но уж очень они подобраны, как бы это сказать... тенденциозно. С постоянным сравнением с американцами. Ну вот скажите на милость, зачем в этой книге цитировать Солженицына о том, как на Луну полетит политрук и будет требовать от космонавтов выпускать стенгазету и экономить топливо, а на самом деле первыми полетят американцы?
Выбор выражений тоже соответствующий. Королев не умер - "зарезали на операции", Комарова "сожгли заживо в спускаемом аппарате".
Космонавты шли в космонавты только потому, что, невзирая на риск, это был единственный способ разбогатеть и стать знаменитым в этой стране. Кстати, тщательно перечисляется - вплоть до количества трусов - что получил Гагарин, его жена, мать, отец...

Еще интересный факт СССР ломали не в конце 80-х... когда полетел Гагарин - "В нашем кругу тогда было принято осмеивать всё советское". Т.е. зараза начиналась еще тогда, а Брежнев своим ничегонеделанием превратил ее в смертельную болезнь...

В оправдание автора: видимо, от него требовали ТАКУЮ книгу. Потому что иногда у него все же прорывается - "Капитализм может быть очень комфортным, но, как ни крути, в качестве образа будущего он — самый пошлый из всех возможных; люди могут жить так, как им хочется, но они должны по крайней мере осознавать, что, теоретически, у них были и другие возможности. И вот «Гагарин» — проводник идей Циолковского и Королева — и есть антидот от этой пошлости. Ничего не стоят ни ваши диеты, ни ваши гигабайты текстового и визуального хлама, хранящиеся на американских серверах, ни ваши супермаркеты, когда есть Марс, Венера, спутник Сатурна Титан и система альфа Центавра — космос: горы хлеба и бездны могущества. Вот что такое Гагарин."

Но от этого вонь от книги ничуть не меньше...

В итоге - две книги, а читать - нечего!...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Данилкин: Юрий Гагарин (Биографии и Мемуары)

Увы, придется дублировать один комментарий на две книги - о Гагарине из серии ЖЗЛ, Степанова и Данилкина.
Очень интересно их почитать. Вернее, у меня получилось только основательно полистать. Читать всерьез не получается.

Первая - слишком "прилизанная". Идеальный человек идеального общества. Все шероховатости старательно зализаны, все люди разговаривают если и не пятистопным ямбом, то выражениями, которые писал какой-то недалекий пропагандист.
Издано в 1987 году, так что поиск по "Хрущ" дал только "хрущи над вишнями гудуть" - видимо, не заметили :); впрочем, поиск Брежнева тоже ничего не дал. Только безликие "руководители партии и правительства".
Книга в позднесусловском духе, несмотря на год издания. Настолько безлика, что и сказать о ней, собственно, просто нечего...

Но после второй в определенном смысле показалась шедевром. Потому как вторая - цитируя Ленина - "по форме верно, а по существу - издевательство". Книга 2011 года призвана, похоже, показать всю мерзость социализма (немного позже об этом пару слов) и первого космонавта. И бабник он, и почти алкаш (подчеркнуто - в отличие от Нила Армстронга!), и солдафон, которому в казарме устраивают "тёмную", а уж если бы он остался жив - был бы обрюзгшим партийным деятелем...
Фактов приведено много, но уж очень они подобраны, как бы это сказать... тенденциозно. С постоянным сравнением с американцами. Ну вот скажите на милость, зачем в этой книге цитировать Солженицына о том, как на Луну полетит политрук и будет требовать от космонавтов выпускать стенгазету и экономить топливо, а на самом деле первыми полетят американцы?
Выбор выражений тоже соответствующий. Королев не умер - "зарезали на операции", Комарова "сожгли заживо в спускаемом аппарате".
Космонавты шли в космонавты только потому, что, невзирая на риск, это был единственный способ разбогатеть и стать знаменитым в этой стране. Кстати, тщательно перечисляется - вплоть до количества трусов - что получил Гагарин, его жена, мать, отец...

Еще интересный факт СССР ломали не в конце 80-х... когда полетел Гагарин - "В нашем кругу тогда было принято осмеивать всё советское". Т.е. зараза начиналась еще тогда, а Брежнев своим ничегонеделанием превратил ее в смертельную болезнь...

В оправдание автора: видимо, от него требовали ТАКУЮ книгу. Потому что иногда у него все же прорывается - "Капитализм может быть очень комфортным, но, как ни крути, в качестве образа будущего он — самый пошлый из всех возможных; люди могут жить так, как им хочется, но они должны по крайней мере осознавать, что, теоретически, у них были и другие возможности. И вот «Гагарин» — проводник идей Циолковского и Королева — и есть антидот от этой пошлости. Ничего не стоят ни ваши диеты, ни ваши гигабайты текстового и визуального хлама, хранящиеся на американских серверах, ни ваши супермаркеты, когда есть Марс, Венера, спутник Сатурна Титан и система альфа Центавра — космос: горы хлеба и бездны могущества. Вот что такое Гагарин."

Но от этого вонь от книги ничуть не меньше...

В итоге - две книги, а читать - нечего!...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Коротаева: Невинная для Лютого (Современные любовные романы)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Berturg про Сабатини: Меч Ислама. Псы Господни. (Исторические приключения)

Как скачать этот том том 4 Меч Ислама. Псы Господни? Можете присылать ссылку на облако?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Недурная погода для рыбалки (fb2)

- Недурная погода для рыбалки (пер. Игорь И. Кубатько) (а.с. Пол Шавасс-6) (и.с. Терра – детектив) 281 Кб, 129с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Джек Хиггинс

Настройки текста:



Джек Хиггинс Недурная погода для рыбалки

Глава 1

Ночное путешествие

Временами Жан Мерсье удивлялся тому, как устроена жизнь, и это был как раз один из тех случаев. Где-то далеко от катера в темноте была береговая линия, которую он не видел, опасности, которые он мог только предполагать, и отсутствие навигационных огней отнюдь не помогало.

Ветер, настойчиво дувший с востока, проносился над заливом Сен-Мало, поднимал волны с белыми барашками и швырял брызги на ветровое стекло катера. Мерсье сдвинул назад рукоятку газа и осторожно начал править к берегу, пристально вглядываясь в темноту и ожидая света, как посланца небес.

Потом Мерсье неуклюже достал одной рукой сигарету и увидел, что пальцы у него дрожат и не слушаются.

Он замерз, устал и испытывал страх, но деньги были хорошими, как говорится, деньги на бочку и никаких налогов – больше, чем мог он заработать за три месяца рыбной ловли. С больной женой на шее следовало хватать то, что само идет в руки, и быть благодарным.

Огонек мигнул три раза и исчез так быстро, что поначалу он подумал, уж не померещилось ли. Потом устало протер глаза, и в этот момент огонек мигнул снова. Он как загипнотизированный ждал третьей вспышки, потом весь подобрался и постучал по полу рулевой рубки. На трапе послышались шаги и появился Жако.

Тот снова выпил, и от кисловатого запаха перегара в соленом свежем воздухе Мерсье замутило. Жако отодвинул его в сторону и встал за штурвал.

– Где мы? – проворчал он.

Огонек ответил ему, появившись впереди и немного слева. Жако кивнул, прибавил скорость и повернул штурвал. Когда катер рванулся в темноту, он достал из кармана полбутылки рома, проглотил то, что там оставалось, и вышвырнул пустую бутылку в открытую дверь. В свете нактоуза его фигура казалась бесформенной, а голова, скрывалась в темноте.

Его лицо напоминало какое-то животное, зверя, ходящего на двух ногах: маленькие поросячьи глазки, сплющенный нос и грубые складки кожи, загрубевшие от долгих лет пьянства и болезней.

Мерсье невольно вздрогнул, как не раз прежде, а Жако ухмыльнулся.

– Боишься, малыш? – Мерсье не ответил и Жако сгреб его одной рукой за волосы, продолжая другой держать штурвал, и подтянул поближе. Мерсье вскрикнул от боли и Жако снова рассмеялся.

– Бойся, бойся, мне это нравится. А теперь пойди и подготовь лодку.

Он выпихнул Мерсье в открытую дверь, и тому пришлось схватиться за поручень, чтобы удержаться. Слезы ярости и раздражения навернулись ему на глаза, пока он пробирался в темноте по палубе. Опустившись на колено возле резиновой лодки, Мерсье достал из кармана нож с пружинным лезвием, нащупал веревку, удерживавшую лодку на месте, перерезал её и коснулся большим пальцем острого, как бритва, лезвия, думая о Жако. Одного хорошего выпада было бы достаточно, но даже при мысли об этом он почувствовал спазм в животе, торопливо сложил нож, встал и перегнулся через поручень.

Катер продолжал двигаться в темноте, огонек снова мигнул. Когда Жако заглушил мотор, скорость упала и они легли в дрейф бортом к берегу, отмеченному фосфоресцирующей линией прибоя в сотне ярдов. Мерсье бросил якорь, Жако сам спустил лодку на воду и придержал её за носовой швартов.

– Теперь твоя очередь, – нетерпеливо буркнул он. – Я хочу поскорее убраться отсюда.

Холодные злые волны били в днище лодки, пока Мерсье прилаживал весла. Он снова испытывал страх, как и все эти дни; берег оставался неведомой землей, хотя что он уже бывал на нем в аналогичных обстоятельствах не меньше полудюжины раз. Но у него всегда оставалось ощущение, что на этот раз все пойдет иначе – что полиция их ждет. И тогда он может схлопотать пять лет тюрьмы.

Лодка неожиданно подпрыгнула на волне, на какой-то миг повисла в воздухе, а потом проскользнула через пену прибоя и остановилась, коснувшись гальки. Мерсье убрал весла, шагнул в воду и развернул лодку носом к морю. Когда он выпрямился, вспышка света на мгновение ослепила его.

Он поднял руку, словно защищаясь, свет погас и спокойный голос сказал по-французски:

– Вы опоздали. Давайте пошевеливаться.

Это снова был тот англичанин, Росситер. Мерсье мог судить об этом по его акценту, хотя его французский был почти безупречен. Это был единственный человек, к которому Жако относился с почтением. В темноте он был всего лишь тенью и такой же тенью был человек, стоявший рядом с ним. Они коротко обменялись несколькими словами по-английски, на языке, которого Мерсье не понимал, затем второй мужчина шагнул в лодку и устроился на носу. Мерсье последовал за ним, поднял весла, Росситер толкнул лодку через первую волну и шагнул на нос.

Когда они добрались до катера, Жако уже ждал их на корме, его сигара слабо светилась в темноте. Пассажир выбрался первым, за ним последовал Росситер с его чемоданом в руках. К тому времени, когда Мерсье взобрался на палубу, англичанин с пассажиром уже исчезли внизу. Жако помог ему вытащить лодку на палубу, оставил возиться с креплениями, а сам прошел в рулевую рубку. Немного погодя мягко заурчал мотор, и они направились в открытое море.

Закончив работу, Мерьсе прошел вперед, чтобы убедиться, что все в порядке. Росситер присоединился к Жако в рулевой рубке и они стояли рядом у руля, при этом тонкое изящное лицо англичанина сильно контрастировало с физиономией Жако, словно две противоположные стороны монеты. Один был животным, другой – джентльменом, и тем не менее казалось, они так подходят друг к другу… Этого Мерсье никогда не мог понять.

Когда он проходил мимо рубки, Жако что-то тихо сказал и оба расхохотались. Даже если они и были такими разными, веселый смех англичанина так странно смешивался с грубым хохотом Жако, что казалось, что они каким-то образом дополняют друг друга.

Мерсье пожал плечами и прошел вниз в камбуз.

Большая часть пути проходила на удивление спокойно, ЛаМанш выглядел как обычно, и только на рассвете начался дождь. Мерсье стоял у штурвала, и когда они начали приближаться к английскому берегу, перед ними плотной стеной встал туман. Он постучал по палубе и через некоторое время появился Жако. Выглядел он ужасно, от бессонной ночи глаза опухли и налились кровью, лицо стало серым и помятым.

– В чем дело?

Мерсье показал на туман.

– Что-то он мне не нравится.

– И где мы находимся?

– Осталось миль семь-восемь.

Жако кивнул и отодвинул его в сторону.

– Хорошо, дальше поведу я.

В дверях появился Росситер.

– Неприятности?

Жако покачал головой.

– Ничего такого, с чем я не смог бы справиться.

Росситер подошел к лееру, немного постоял там, лицо его оставалось непроницаемым, только подергивавшаяся на правой щеке жилка выдавала напряжение. Потом он повернулся и, обойдя Мерсье, спустился вниз.

Мерсье поднял воротник бушлата, сунул руки глубоко в карманы и остановился на носу. В сером свете раннего рассвета катер выглядел ещё более дряхлым, чем он был на самом деле, и именно тем, чем он и был в действительности – жалким рыбацким баркасом; корзины для крабов были в беспорядке свалены на корме возле резиновой лодки, сети брошены на фонарь машинного отделения. Все было пропитано влагой из-за дождя, и когда они вошли в туман, его серые щупальца, холодные и липкие, противные, как прикосновения мертвеца, мазнули Мерсье по лицу.

И его снова охватил страх, настолько сильный, что ноги задрожали, а желудок болезненно сжался. Он вытер рот тыльной стороной ладони и стал раскуривать сигарету, стараясь унять дрожь в пальцах.

Катер проскользнул через серую завесу тумана на чистую воду и пачка сигарет упала на палубу, когда Мерсье, вцепившись в поручень, наклонился вперед. В двух сотнях ярдов впереди наперерез им двигалось что-то серое и длинное.

Жако сбросил скорость и в этот момент на палубе появился Росситер. Англичанин подошел к поручню и остановился, прикрывая рукой глаза от дождя. В сером утреннем свете вспыхнул какой-то сигнал и он повернулся, лицо его было мрачным.

– Поворачивай, начинай лавировку. Это катер королевского военно-морского флота. Давайте убираться отсюда.

Мерсье вцепился ему в рукав, паника так навалилась на него, что он чуть было не задохнулся.

– Эти катера делают по тридцать пять узлов, мсье. У нас нет никаких шансов.

Росситер схватил его за горло.

– Ты получишь семь лет, если нас схватят с пассажиром на борту. А теперь прочь с дороги.

Он кивнул Жако, пробежал по палубе и скрылся внизу. Моторы взревели, когда Жако включил их на полную мощность, одновременно круто повернув штурвал, и катер резко накренился на один борт, почти остановившись на какое-то мгновение, а потом рванулся вперед в туман.

Серые стены тумана снова надвинулись на них, скрыв из виду, дверь в кубрик со стуком распахнулась и на палубе появились Росситер с пассажиром. Тот оказался негром средних лет, высоким и симпатичным, одетым в тяжелое пальто с меховым воротником. Негр растерянно огляделся вокруг и Росситер что-то сказал ему по-английски. Негр кивнул и шагнул вперед к поручню, а Росситер вытащил автоматический пистолет и сильно ударил его в основание черепа. Негр осел на бок и беззвучно упал на палубу.

То, что произошло затем, было похоже на кошмар. Англичанин начал двигаться с невероятной скоростью и энергией. Он схватил тяжелую цепь, лежавшую на палубе на корме и несколько раз обмотал её вокруг безжизненного тела. Последний раз он обернул цепь вокруг шеи и скрепил её свободные концы. Потом повернулся и закричал на Мерсье, перекрикивая рев моторов.

– Все в порядке, хватай его за ноги и бросай за борт.

Мерсье стоял неподвижно, словно окаменев. Не теряя ни мгновения, Росситер опустился на одно колено и посадил негра. Тот с трудом поднял голову, веки у него дрогнули и глаза открылись. Он взглянул на Мерсье не с мольбой, а с ненавистью, губы его шевельнулись и он закричал что-то по-английски. Росситер наклонился и схватил его за плечи, потом выпрямился, негр полетел вниз головой через поручень и мгновенно исчез под водой.

Росситер повернулся и наотмашь ударил Мерсье по лицу так, что тот растянулся на палубе.

– А теперь вставай и начинай заниматься сетями, иначе я отправлю тебя следом.

Потом он прошел в рубку. Мерсье полежал некоторое время, потом поднялся на ноги и заковылял на корму. Этого никак не могло случиться. Боже мой, но ведь этого никак не могло случиться. Палуба неожиданно накренилась, когда Жако снова переложил штурвал, Мерсье рухнул лицом на ворох вонючих сетей и его начало рвать.

На обратном пути к французскому берегу их спас туман, закрывший половину Ла-Манша.

В рулевой рубке Жако глотнул ром прямо из бутылки, которую передал ему Росситер, и хрипло рассмеялся.

– Мы ушли от них.

– Тебе повезло, – сказал Росситер.

– Жалко груз.

– Такова жизнь. – Росситер выглядел совершенно спокойным и кивнул в ту сторону, где Мерсье продолжал лежать на сетях, обхватив голову руками.

– А что с ним?

– Червяк, – бросил Жако. – Слабак. Может быть следовало и его пустить поплавать.

– А что ты скажешь в Сен-Дениз? – спросил Росситер, покачав головой. – Предоставь это мне.

Он прошел по палубе и остановился перед Мерсье, протянув ему бутылку рома.

– Тебе не мешало бы выпить.

Мерсье медленно поднял голову. Лицо его было белым, как брюхо рыбы, в глазах стояла боль.

– Мсье, ведь он же был ещё жив. Он был ещё жив, когда вы сбросили его в воду.

Светлые соломенные волосы Росситера блестели на раннем утреннем солнце и делали его до странности лишенным возраста. Он посмотрел вниз на Мерсье, лицо его было полно заботы. Росситер тяжело вздохнул, нагнулся и вытащил из кармана великолепную «мадонну» (пружинный нож с выбрасывающимся при нажатии лезвием – прим. пер.). Нож был длиною около восьми дюймов и явно очень старым, какой-то мастер сделал ему ручку из слоновой кости, украшенную серебром. Когда Росситер нажал большим пальцем на рукоятку, словно чудом появились шесть дюймов синеватой стали, любовно и тщательно заточенных с обеих сторон и острых, как бритва.

Росситер почтительно поцеловал нож и без малейшей тени насмешки приложил его лезвие к правой щеке.

– У тебя есть жена, Мерсье, – мягко сказал он, при этом лицо его ни на миг не утратило своего непроницаемого выражения. – Насколько я знаю, она – инвалид?

– Мсье? – шепнул Мерсье, и ему показалось, что сердце остановилось.

– Только скажи слово, Мерсье, только шепни, и я перережу ей глотку. Ты меня понял?

Мерсье отвернулся, желудок его сжался и его снова начало рвать. Росситер выпрямился, прошел по палубе и остановился в дверях рубки.

– Все в порядке? – грубо спросил Жако.

– Естественно, – Росситер глубоко вдохнул свежий соленый воздух и улыбнулся. – Отличное утро, Жако, прекрасное утро. И подумать только, ведь кто-то может быть ещё в постели и пропустить все это.

Глава 2

Вниз, к мертвецам.

Туман перекатывался через город и где-то вдали суда печально гудели друг другу, пробираясь через низовья Темзы в открытое море. Туман был самым настоящим, который можно встретить только в Лондоне и нигде больше. Этот туман убивал стариков, душил улицы и превращал один из самых больших городов мира в царство хаоса и неразберихи.

Пол Шавасс вышел из такси возле Марбл-Арч, тихонько насвистывая поднял воротник плаща и прошел в ворота парка. Лично ему больше тумана нравилось только одно, и это был дождь. Может быть корни этой идиосинкразии уходили куда-то в юность, а может быть тому было и более простое объяснение. В конце концов, дождь и туман замыкали человека в его маленьком собственном мирке, что временами было очень удобно.

Он остановился, чтобы закурить. Шавасс был высоким симпатичным мужчиной со столь же галльским лицом, как площадь Пигаль в субботу вечером, и наследие его отца-бретонца отчетливо проступило в его кельтских скулах. Служитель парка выступил из темноты и без единого слова исчез, как это может произойти только в Англии. Шавасс продолжил свой путь, чем-то необъяснимо довольный.

Больница святого Беде помещалась в дальнем конце парка, это было готическое чудовище викторианской эпохи, обладавшее всемирно известной репутацией. Его уже ждали и когда он вошел в приемный покой, служитель в аккуратной синей форме проводил его по длинной цепочке выкрашенных зеленой краской коридоров, каждый из которых, казалось, уходил в бесконечность.

Затем его передали старшему технику лаборатории, сидевшему в небольшом стеклянном кабинете, а тот доставил его в морг на на удивление современном лифте. В тот момент, когда двери лифта распахнулись, Шавасс отметил две вещи – пропитавший все запах антисептики, столь характерный для больниц, и необычайный холод. Обширное помещение, в котором гулко перекатывалось эхо, было заполнено рядами стальных шкафов, каждый из которых, скорее всего, содержал труп, но предмет его визита лежал на операционной тележке, закрытый резиновой простыней.

– К сожалению, мы не смогли поместить его в один из боксов, – объяснил техник. – Он слишком раздулся. Воняет как прошлогодняя рыба, только ещё хуже.

В непосредственной близости от трупа запах был совершенно непереносимым, несмотря на то, что наверняка были предприняты соответствующие меры. Шавасс вытащил носовой платок и прижал его к носу и рту.

– Я понимаю, что вы хотите сказать.

Ему приходилось много раз в самых разных вариантах сталкиваться со смертью, но эта чудовищность была чем-то новым. Слегка нахмурившись, он посмотрел вниз.

– Как долго он пробыл в воде?

– Шесть или семь недель.

– Вы уверены?

– Да, конечно, анализы мочи, скорость химического разложения и все прочее. Кстати, он был негром, или это вы уже знаете?

– Да, мне сказали, но я никогда бы не подумал.

Техник кивнул.

– Длительное пребывание в соленой воде приводит к странным изменениям пигментации кожи.

– Да, похоже на то. – Шавасс отступил назад и спрятал платок в нагрудный карман. – Большое спасибо, думаю, что я увидел все, что было необходимо.

– Сэр, теперь мы можем распорядиться этим трупом? – спросил техник, снова закрывая его простыней.

– Да, я забыл, – Шавасс вытащил бумажник и достал оттуда печатный бланк. – Только кремация и все документы должны быть отправлены завтра в Министерство внутренних дел.

– Его рассчитывали использовать для вскрытия в медицинском колледже.

– Скажите, пусть свяжутся с Барком и Хейром. – Шавасс натянул перчатки. – Этого парня сжечь дотла и больше ничего. Я сам найду дорогу.

Когда он вышел, техник закурил и слегка нахмурился. Шавасс его несколько удивил. У него был вид иностранца, но совершенно очевидно, что он был англичанином. Достаточно симпатичный парень – джентльмен в старом смысле этого слова, но что-то было не совсем так. Глаза, все дело в них. Черные и совершенно лишенные какого бы то ни было выражения. Казалось, что они смотрят прямо на вас и сквозь вас так, словно вас вовсе здесь нет. Они были похожи на глаза японского полковника в лагере в Сиаме, где техник провел три самых ужасных года своей жизни. Странным парнем был тот японец. В один момент он был полон доброты и участия, а буквально в следующее мгновение мог, не моргнув глазом, курить, наблюдая, как забивают насмерть какого-нибудь пленного.

Техник вздрогнул и развернул переданный ему Шавассом бланк. Тот был подписан самим министром внутренних дел. Он аккуратно сложил его, сунул в карман и покатил тележку к соседней двери, за которой помещался крематорий. Буквально три минуты спустя он закрыл стеклянную дверцу одной из трех специальных печей и повернул выключатель. Словно по волшебству вспыхнуло пламя и раздувшееся от собственных газов тело немедленно обуглилось.

Техник закурил вторую сигарету. Профессор Хенсон будет не очень доволен, но все уже сделано, и кроме того, он получил письменное предписание. Довольно насвистывая, он вышел через другую дверь и отправился выпить чашечку чая.

Прошло почти два месяца с того момента, когда Шавасс последний раз навещал дом в Сент Джонс Вуд, и возвращение было похоже на возвращение домой после долгого отсутствия. Возможно, в этом не было ничего особенно странного, если учесть тот образ жизни, который он вел в течение последних двенадцати лет, работая агентом Бюро, малоизвестного отделения британской разведки, занимавшегося делами, которые оставались практически никому не известны.

Он поднялся по ступенькам и нажал кнопку звонка под латунной табличкой с надписью «Браун энд Компани – импорт-экспорт». Дверь почти тотчас же открыл высокий седеющий мужчина в синей форме, склонившийся в почтительном поклоне.

– Рад вас видеть, мистер Шавасс. Вы хорошо выглядите и загорели.

– Я тоже рад, что вернулся, Джордж.

– Сэр, мистер Меллори спрашивал про вас. Мисс Фрейзер звонит через каждые несколько минут.

– В этом нет ничего нового, Джордж.

Шавасс быстро поднялся по изогнутой лестнице в стиле Ренессанса. Ничего не изменилось. Буквально ничего. Все было совершенно также, как и прежде. Проходили большие промежутки времени, когда ничего не случалось, и только потом что-то прорывалось на поверхность и тогда хотелось, чтобы в сутках было по двадцать семь часов.

Когда он вошел в маленький кабинет в конце узкого коридора, Джин Фрейзер сидела за столом. Она подняла взгляд, сняла тяжелые очки и улыбнулась Шавассу чуточку теплее, чем кому-нибудь другому.

– Пол, вы прекрасно выглядите. Просто чудесно вновь увидеть вас.

Она вышла из-за стола, миниатюрная и тоненькая, чем-то напоминавшая хиппи, но на свой манер достаточно привлекательная. Шавасс взял её руки в свои и поцеловал в щеку.

– Я никогда не прощу себе, что пропустил тот вечер в Седдл-Рум. Это останется на моей совести.

– О, я уверена, – но на её лице появилась немного скептическая ухмылка. – Вы получили мое сообщение?

– Мой рейс задержался, но посыльный дождался, пока я не появлюсь на квартире. У меня не было даже времени распаковать вещи. Я побывал в больнице святого Беде и взглянул на corpus delicti (состав преступления – лат. – прим. пер.) или как они это называют. Весьма неприятное зрелище. Он довольно долго пробыл в воде. Кстати, он совершенно побелел, что показалось мне очень необычным, особенно учитывая то, что вы мне о нем сообщили.

– Избавьте меня от деталей. – Она нажала кнопку переговорного устройства. – Мистер Меллори, пришел Пол Шавасс.

– Пусть войдет.

Голос был сухим и далеким, и вполне мог принадлежать к другому миру – миру, который Шавасс почти забыл за два месяца, проведенных в постели. Легкая дрожь возбуждения сжала ему желудок в тот момент, когда он открыл дверь.

Меллори ничуть не изменился. Тот же самый фланелевый костюм от того же самого известного портного, тот же самый галстук именно той же школы, ни один серо-стальной волосок не лежит не на месте, тот же самый холодный отстраненный взгляд поверх очков. Он не расщедрился даже на улыбку.

– Привет, Пол, рад вас видеть, – сказал он таким тоном, словно не вкладывал ни в одно слово содержащийся в них смысл. – Как ваша нога?

– Сейчас все в порядке, сэр.

– Никаких последствий?

– Немного побаливает в сырую погоду, но врачи сказали, что со временем все пройдет.

– Вам повезло, что вы можете ещё ходить на двух ногах. Пули из «магнума» – вещь довольно неприятная. Как дела в Олдерни?

Мать Шавасса, англичанка, была на пенсии и жила на этом самом чудесном из всех островов Ла-Манша, так что его лечение проходило в её заботливых руках. Ему с удивлением пришло в голову, он несколько удивился, что накануне в это же самое время он дышал свежим воздухом на белых песках Телеграф-Бей; холодный цыпленок и салат, а к ним бутылка немецкого вина «Либфраумильх», замороженная в холодильнике и завернутая в мокрое полотенце, что было, строго говоря, не совсем по правилам, но зато единственным способ, которым следовало его пить.

Он вздохнул.

– Прекрасно, сэр. Все просто чудесно.

Меллори сразу же перешел прямо к делу.

– Вы видели тело в больнице святого Беде?

Шавасс кивнул.

– Есть у вас какие-нибудь соображения о том, кем он может быть?

Меллори потянулся за папкой и открыл её.

– Негр по имени Харви Престон с Ямайки, по происхождению из Вест-Индии.

– Как вам удалось это установить?

– Его отпечатки пальцев были в картотеке.

Шавасс пожал плечами.

– Его пальцы были раздуты как бананы, когда я его видел.

– О, парни из лаборатории умеют решать такие проблемы. Они взяли кусочек кожи и уменьшили его до нормальных размеров с помощью соответствующих химических средств. И получили вполне надежный отпечаток.

– Кому-то пришлось изрядно повозиться с телом неизвестного мужчины, пробывшим в воде более шести недель. Почему?

– Прежде всего, все произошло не совсем так. Он был обнаружен на дне трала рыболовного судна в Бриксхеме, причем на него было намотано около семидесяти фунтов цепи.

– Вероятнее всего, убийство.

– Смерть наступила от того, что он утонул.

– Довольно противная штука.

Меллори передвинул к нему по столу фотографию.

– Это его фотография, сделанная во время процесса в Бейли в 1967 году.

– За что он был осужден?

– Ограбил казино в Бирмингеме, украл пятьдесят две тысячи фунтов. Кстати, деньги так и не нашли. Он был оправдан в связи с отсутствием улик. Свидетелей не нашлось и все такое. Обычная история.

– Должно быть, у него были неплохие связи.

Меллори достал одну из своих турецких сигарет и откинулся назад в своем кресле.

– Харви Престон прибыл в Англию в 1938 году и вступил во вспомогательные войска во время Мюнхенского кризиса. Его мать и отец вместе с младшей сестрой прибыли вслед за ним несколько месяцев спустя и он поселил их в небольшом домике в Брикстоуне. Он сам находился в Олдершоте с транспортным полком и служил водителем грузовика. Его мать родила ещё одного сына, которого назвали Дарси, на третий день после начала войны в сентябре 1939 года. Неделю спустя полк Харви был переброшен во Францию. Во время большого отступления, когда в 1940 году прорвались немецкие танки, его полк был разбит, а он сам дважды ранен в правую ногу. Его эвакуировали через Дюнкерк и он вернулся в Англию, но так сильно хромал, что был уволен в отставку с пенсией.

– И чем же он занимался после этого?

– Сначала он машину скорой помощи, но потом ему пришлось пережить личную трагедию, столь естественную для времен бомбежек Лондона. Домик в Брикстоуне был разрушен прямым попаданием бомбы и в живых остался только его младший брат. С этого момента все повернулось по-другому.

– И что же он делал?

– Выбирайте, что хотите. Черный рынок, проституция. После войны он организовал несколько нелегальных казино и приобрел кое-какой вес в уголовном мире. В 1959 году связался с организованной преступностью. Полиция была уверена, что он стоит за весьма эффективной бандитской группировкой, но ничего не смогла доказать. За ним числилось несколько ограблений и было совершенно ясно, что он имеет отношение к перевозке наркотиков.

– Вполне определенная личность. И что же случилось после его оправдания в прошлом году? Его выслали?

Меллори покачал головой.

– Для этого он слишком долго здесь прожил. Но Скотланд Ярд занялся им вплотную. Для начала он потерял свою лицензию на проведение азартных игр, что исключило его из игорного бизнеса. Они так плотно наступили ему на пятки, что он едва осмеливался высунуться из собственного дома. Это случилось вскоре после того, как были украдены деньги из казино в Бирмингеме. Даже если бы он и не попытался предпринять что-нибудь вновь, ему могли помешать истратить эти деньги.

– Он был женат?

– Нет, он жил один. Кстати, ничего ненормального в его поведении не было. Просто каждый вечер появлялась новая девица, и так продолжалось до самого конца.

– А что стало с братом, тем, что выжил после бомбардировки?

– Молодым Дарси? – Меллори усмехнулся. – Там случились довольно странные вещи. Харви держал его при себе. Он отправил его в колледж святого Павла. Должно быть, хотел устроить ему блестящую жизнь. День он проводил вместе с сыновьями лучших семей, а вечера – с самыми отъявленными подонками в Лондоне. В любом случае он решил жить строго по закону, и три года назад сдал все выпускные экзамены. После суда над Харви он уехал на Ямайку.

– А что сделал Харви?

– Два месяца назад улетел в Рим. В лондонском аэропорту его буквально разобрали его на части, но на нем ничего не было. И его вынуждены были выпустить.

– А куда он двинулся из Рима?

– Интерпол проследил за ним до Неаполя, а там он исчез из виду.

– Для того, чтобы два месяца спустя вновь появиться на дне рыбацкого трала неподалеку от английского побережья. Довольно интригующе. Как вы думаете, что за игру он вел?

– Следует предположить, что все довольно очевидно. – Меллори пожал плечами. – Он пытался нелегально проникнуть в страну. Если бы полиция не знала, что он находится здесь, то он смог бы не спеша извлечь свои деньги из тайника и тем же самым способом, каким бы он ни был, снова покинуть страну.

Шавассу кое-что начал понимать.

– Кто-то вышвырнул его за борт в Ла-Манше, именно это вы предполагаете?

– Что-то в этом роде. В этом бизнесе, связанном с ночными поездками, после принятия закона об иммиграции в Британском содружестве наций крутятся большие деньги. Пакистанцы, индусы, выходцы из Вест-Индии, австралийцы, – любой, кто не может получить визу обычным способом, платят весьма неплохо.

– Пару дней назад в газетах описывался подобный случай, – сказал Шавасс. – ВМС остановили старый катер неподалеку от Феликсстоува и обнаружили на борту тридцать два пакистанца. Каждый из них заплатил за перевоз по 350 фунтов. Кто-то мог за ночь неплохо заработать.

– Это любители, – покачал головой Меллори. – У большинства из них нет никаких шансов. Но существуют и профессионалы, занимающиеся этим, люди с хорошо сколоченной организацией. Существует тайный маршрут, тянущийся от самого Неаполя. Итальянская полиция устроила несколько проверок и сообщила нам весьма интересные вещи относительно судна «Анна», совершающего под панамским флагом регулярные рейсы между Неаполем и Марселем.

Шавасс потянулся за папкой, открыл её и стал просматривать лежащие в ней фотографии. Там было несколько снимков Харви Престона, сделанных в течение ряда лет, фотография на ступеньках Олд Бейли после судебного процесса, где рука его лежала на плечах младшего брата. Шавасс перелистал сообщения, потом поднял глаза.

– Это дело полиции. Какое это имеет отношение к нам?

– Нас попросил помочь специальный отдел Скотланд-Ярда. Им кажется, что для проведения этой работы нужны специальные таланты, которыми обладают наши оперативники.

– Последнее время их просьбы о помощи привели к тому, что мне пришлось провести шесть месяцев в трех самых отвратительных тюрьмах Великобритании, – сказал Шавасс, – да ещё я чуть было не потерял ногу. Почему они сами не могут делать свою грязную работу?

– Мы разработали для вас подходящую легенду, – без всякого выражения заметил Меллори. – Используйте свое собственное имя, нет никаких причин его менять. Австралийский гражданин французского происхождения. Разыскивается в Сиднее за вооруженное ограбление. – Он передвинул к нему через стол папку. – Все, что вам понадобится, находится внутри, включая вырезки из газет, подтверждающие ваше преступное прошлое. Естественно, вы готовы заплатить любую цену за то, чтобы попасть в Англию, и чтобы при этом вам не задавали вопросов.

Шавасс почувствовал себя так, словно его захлестнул штормовой вал.

– Когда я должен выехать?

– В три тридцать самолет в Рим из лондонского аэропорта. Вы успеете на него, и если поспешите, у вас ещё будет пятнадцать минут свободного времени. Снаружи вас ждет чемодан. Я позаботился, чтобы его доставили сюда. Очень хорошо получилось, что у вас не оказалось времени его распаковать. – Он встал и протянул руку. – Удачи, Пол. Связь с нами – как обычно.

Меллори сел, надел очки и потянулся за очередной папкой. Шавасс забрал свои бумаги, повернулся и вышел. Закрыв дверь, он рассмеялся.

– Что такого смешного? – строго спросила Джин Фрейзер.

Он перегнулся через стол и потрепал её по щеке.

– Ты самая симпатичная юбка, которую мне приходилось видеть с тех пор, как я покинул Сидней, – сказал он с великолепным гнусавым австралийским выговором.

Она изумленно взглянула на него.

– Вы сошли с ума?

Он подхватил свой чемодан и расхохотался.

– Должно быть, Джин. Должно быть, я на самом деле сошел с ума, – сказал он и вышел.

Глава 3

Девушка из Бомбея

Девушка была индианкой, и очень молодой, насколько мог судить Шавасс, не старше шестнадцати. У неё была тонкая безупречная фигурка и печальные карие глаза, которые идеально оттенялись алым сари. За двое суток плавания от Неаполя Шавасс видел её только однажды, и предположил, что у них может быть общая цель.

Когда она вышла на палубу, он наклонился над поручнем. Она немного неуверенно кивнула ему и постучала в дверь каюты капитана. Спустя какое-то время дверь открылась и появился Скирос. Он был раздет до пояса и весьма нуждался в том, чтобы побриться, но заискивающе улыбался, выглядя при этом ещё более отталкивающе, чем обычно, и отступил в сторону.

Девушка немного поколебалась, но затем шагнула внутрь. Скирос мельком взглянул на Шавасса, подмигнул и закрыл дверь, что явно не предвещало ничего хорошего для мисс Индия. Шавасс пожал плечами. В такое дело ему не следовало совать свой нос. У него были другие проблемы, над которыми ещё стоило подумать. Он закурил и двинулся на корму допотопного парохода.

Павлос Скирос родился у неизвестных родителей в Константинополе сорок семь лет назад. В его жилах текло какое-то количество греческой крови, немного турецкой и довольно много русской, и он был позором для всех трех наций. Всю свою жизнь он бродил по морям, и тем не менее его права судоводителя были весьма неопределенными, чтобы не сказать больше. Но он в избытке обладал другими, более темными качествами, что прекрасно устраивало владельцев «Анны».

Он уселся на краю стола в своей захламленной каюте, почесал левую подмышку и почувствовал вожделение, взглянув на девушку.

– Чем могу быть полезен? – спросил он по-английски.

– Мои деньги, – сказала она. – Вы сказали, что вернете их, когда мы прибудем в порт.

– Все в свое время, моя дорогая. Мы причалим через полчаса, и вам следует не попадаться на глаза, пока таможенники не закончат досмотр.

– Могут быть неприятности? – испуганно спросила она.

Он покачал головой.

– Обещаю, что никаких неприятностей не будет. Все договорено. Через пару часов вы сможете продолжить путешествие.

Он встал и придвинулся к ней вплотную, так что она ощутила его запах.

– Вам совершенно не о чем беспокоиться. Я лично все организую.

Он положил руку ей на плечо, и она слегка отшатнулась.

– Спасибо, большое спасибо. Я пойду переоденусь. Не думаю, что сари будет подходящим нарядом вечером в Марселе.

Она открыла дверь и остановилась, глядя на Шавасса.

– Кто этот человек?

– Просто пассажир – австралиец.

– Понимаю. – Казалось, она колеблется. – Он такой же, как и я?

– Нет, ничего подобного. – Скирос стер пот со лба тыльной стороной ладони. – Вам лучше пройти в свою каюту и оставаться там. Я зайду за вами попозже, когда все успокоится.

Она снова улыбнулась, выглядя при этом ещё более юной, чем на самом деле.

– Спасибо. Вы просто не представляете, что это для меня значит.

Дверь за ней закрылась. Некоторое время Скирос тупо смотрел на нее, затем достал из стола бутылку виски и грязную оловянную кружку. Пил он, продолжая думать о девушке и о том, что он с ней сделает, когда все уладится и успокоится и они останутся одни. Выражение его лица удовольствия не сулило.

Они вошли в Марсель с вечерним приливом, и когда причалили, было уже темно. Шавасс ещё раньше спустился в свою каюту, лежал на койке, курил и смотрел в потолок, на котором шелушащаяся краска образовала целую серию интересных картинок.

Да и все судно оставляло желать много лучшего. Еда была почти несъедобной, одеяла грязными, а общий вид всей команды, от Скироса до последнего матроса, был весьма зловещим.

Используя информацию, полученную от итальянской полиции, Шавасс подошел к Скиросу в одном из кафе на набережной Неаполя и вытащил пачку в семьсот фунтов пятерками, что заставило загореться глаза капитана. Шавасс не стал использовать криминальную часть своей легенды – он предпочел, чтобы Скирос сам это обнаружил. Он просто представился австралийцем, который очень хочет попасть в старую Англию, и которому отказано в визе. Скирос проглотил эту историю. Они договорились, что за сто фунтов Шавасса доставят в Марсель, нелегально высадят на берег и передадут людям, которые обеспечат безопасную переправу через Ла-Манш.

Оказавшись на борту, Шавасс умышленно оставлял на виду свой бумажник, правда без банкнот, однако содержавший, помимо всего прочего, вырезки из «Сидней Монинг Геральд», в которых говорилось, что полиция разыскивает Пола Шавасса, чтобы допросить его в связи с целым рядом вооруженных ограблений. Для полной достоверности там была даже фотография, и наживка должна была сработать, так как каюту обыскивали – у Шавасса были средства узнать о подобных вещах.

Его несколько удивило, что он доплыл почти до места и за это время не последовало попыток освободить его от наличности и выкинуть за борт, хотя Скирос выглядел как человек, который охотно продаст на рынке родную сестру, причем за вполне умеренную цену.

Каждую ночь, ложась спать, Шавасс запирал дверь каюты на два замка, и его «смит-вессон» все время был под подушкой. Теперь он достал его и тщательно проверил. В тот момент, когда он сунул его в специальную кобуру, аккуратно пристроенную у него на боку, раздался стук в дверь и внутрь заглянул Мелос, первый помощник Скироса.

– Капитан Скирос ждет вас.

– Спасибо, дружище. – Шавасс надел черный плащ и подхватил чемодан. – Пора в путь.

Снаружи шел дождь, Шавасс прошел вслед за Мелосом по скользкой палубе к каюте капитана. Когда они вошли, Скирос сидел за столом и поглощал свой ужин.

– Итак, мистер Шавасс, мы добрались благополучно?

– Похоже на то, приятель, – добродушно признал Шавасс. – Я дал вам в Неаполе пятьдесят фунтов, так что теперь должен ещё пятьдесят.

Он достал пачку пятерок, отсчитал десять штук и положил их на стол. Скирос быстро сгреб их.

– Приятно иметь дело с таким человеком, как вы.

– И куда я должен идти? – спросил Шавасс.

– В этом доке нет охранника. Когда будете проходить ворота, никто вас не остановит. Садитесь на экспресс, отправляющийся в 9-30 в Париж. Подождите на платформе в дальнем конце возле книжного киоска и к вам подойдет человек, который спросит, не вы ли его кузен Шарль из Марселя. Обо всем уже договорено.

– Тогда все в порядке. – Шавасс все ещё изображал дружелюбие, застегивая плащ и поднимая чемодан. – Что-то я не вижу нашу индианку?

– А, собственно, почему она вас интересует? – насторожился Скирос, его улыбка исчезла.

– Да просто так, ничего особенного. Просто подумал, что она может тоже путешествовать тем же способом, что я.

– Вы ошибаетесь, – Скирос поднялся, вытер рот и протянул руку. – На вашем месте я не стал бы задерживаться. У вас осталось времени только-только успеть на поезд.

Шавасс улыбнулся обоим мужчинам.

– Я ведь не могу опоздать на этот поезд, верно? Не хотелось бы доставлять людям лишние хлопоты.

Он вышел на дождь, прошел по палубе и спустился по сходням. Внизу он на мгновение остановился под фонарем, а потом шагнул и исчез в темноте.

Мелос вопросительно посмотрел на Скироса.

– Немало денег было в этой пачке.

Скирос кивнул.

– Проследи за ним. Возьми с собой Эндрю. Думаю, вас двоих будет достаточно.

– А что если он поднимет шум?

– А как он может это сделать? Он в стране нелегально и сиднейская полиция разыскивает его за вооруженное ограбление. Шевели мозгами, Мелос.

Мелос вышел. Скирос продолжил ужин, методично уничтожая еду. Закончив, он налил себе большой стакан виски и медленно выпил его.

Когда Скирос вышел наружу, дождь лил ещё сильнее, разбрызгивая серебряные брызги в желтом свете стояночных огней. Он прошел по палубе к каюте девушки, постучал и вошел. Он повернулась к нему от койки, выглядя очень непривычно в голубом свитере и плиссированной серой юбке. На её лице появилось что-то, похожее на тревогу, но она пересилила себя и улыбнулась.

– Что, уже пора, капитан Скирос?

– Да, уже пора, – сказал Скирос и, двигаясь с неожиданной скоростью, толкнул её на койку и навалился сверху, зажав ей рот рукой, чтобы не могла издать ни звука.

Мелос и матрос Эндрю торопливо прошли пристань и остановились, прислушиваясь, возле ворот. Было совершенно тихо и Мелос нахмурился.

– Куда он делся?

Он успел сделать всего шаг, как Шавасс выступил из темноты, одним ударом свалил его на землю и наступил на горло. Мелос заерзал на мокром булыжнике и Шавасс, придерживая корчившееся тело, усмехнулся, глядя на Эндрю.

– Что вас задержало?

Эндрю стремительно рванулся вперед, в его правой руке блеснул нож. Однако его ноги весьма профессионально были подсечены и он также очутился на булыжнике. А когда начал было подниматься, Шавасс схватил его правое запястье и вывернул руку в сторону и вверх, в том направлении, в котором она никогда не должна была двигаться. Эндрю закричал, когда в плече у него лопнуло сухожилие, и Шавасс швырнул его головой вперед в металлическую ограду у ворот.

Мелос попытался подняться на ноги, но не смог этого сделать. Шавасс оставил от Эндрю и схватил его шкирку.

– Меня действительно должны были встретить возле книжного киоска на вокзале в Париже?

Мелос покачал головой.

– А девушка из Индии? Что Скирос собирался сделать с нею?

Мелос не ответил. Шавасс с отвращением отшвырнул его прочь и побежал обратно к судну.

Зубы девушки впились в руку капитана и прокусили её до кости. Он зарычал от боли и ударил её по лицу.

– Черт возьми, я тебя проучу! – Ты у меня ещё поползаешь в ногах, прежде чем я с тобой покончу.

Когда он с искаженным от боли лицом двинулся вперед, дверь распахнулась и вошел Шавасс. В одной руке он небрежно держал пистолет, а черные глаза на бледном лице горели опасным огнем. Скирос обернулся, и Шавасс покачал головой.

– А ты и в самом деле подонок, Скирос!

Скирос шагнул вперед и Шавасс ударил его по лицу стволом пистолета, так что хлынула кровь. Тот упал на койку, а девушка бросилась к Шавассу, который обнял её за плечи.

– Ничего не говорите, я сам попробую догадаться. Вы хотели попасть в Англию, но вам не дали визы.

– Да, правильно, – удивилась она.

– Тогда мы с вами в одной лодке. Много денег он с вас потребовал?

– Он забрал в Неаполе все мои деньги. Больше четырехсот фунтов. Сказал, что сохранит их для меня в безопасном месте.

– Ну и как, он это сделал? – Шавасс поднял Скироса и толкнул его к двери. – Забирайте свой чемодан и ждите меня у сходен. У нас есть что обсудить с нашим добрым капитаном.

Когда Шавасс втолкнул Скироса в дверь его собственной каюты, тот злобно обернулся, по лицу его текла кровь.

– После этого ты не выберешься отсюда.

Шавасс ещё дважды ударил его пистолетом и свалил на пол. Потом присел на корточки и дружелюбно сказал:

– Давай сюда деньги девушки. У меня не так много времени.

Скирос достал из кармана ключ, проковылял к небольшому сейфу позади койки и открыл его. Потом вытащил оттуда пачку банкнот и швырнул их Шавассу.

– Мог бы вести себя повежливее.

Шавасс отодвинул его в сторону, сунул руку в сейф, вытащил оттуда черный денежный ящик, перевернул его и на пол упали ещё две-три пачки. Шавасс засунул их в карман и усмехнулся.

– Это для тебя урок на будущее, Скирос, теперь ты будешь ценить каждый пенни. – Он постучал стволом пистолета ему по лбу. – А теперь давай адрес – настоящий адрес, где мы сможем найти судно, чтобы перебраться через Ламанш.

– Отправляйся в Сен-Дениз на побережье Бретани неподалеку от залива Сен-Мало, – проворчал Скирос. – Ближайший большой город – Сен-Брие. Там найдешь отель, который называется «Беглец». Спроси Жако.

– Если ты соврал, я вернусь, – сказал Шавасс.

Скирос с трудом смог прошептать:

– Это правда, и можешь делать все, что хочешь, черт бы тебя побрал. С меня довольно.

Шавасс отшвырнул его к стене, встал и вышел из каюты. Девушка с беспокойством поджидала его у начала сходней. На голове у неё был шарф, сверху наброшен полиэтиленовый плащ.

– Я уже начала беспокоиться, – сказала она своим мягким певучим голосом.

– В этом не было необходимости. – Он протянул ей пачку денег, которую забрал у Скироса. – Думаю, это ваши.

Она удивленно посмотрела на него.

– Кто вы такой?

– Друг. – спокойно сказал он и подхватил её чемодан. – А теперь пошли. Думаю, для нас это будет лучшим выходом.

Он взял её под руку и они вместе спустились по сходням.

Глава 4

Ночной поезд до Бреста

Они сели в ночной экспресс до Бреста, отправления которого пришлось подождать всего десять минут. Народу было не много. Шавасс сумел найти свободное купе в конце вагона, оставил девушку караулить вещи, а сам отправился в буфет. Через некоторое время он вернулся с картонным пакетом кофе, бутербродами и дюжиной апельсинов.

Девушка с благодарностью выпила кофе, но покачала головой, когда он предложил ей бутерброд.

– Я ничего не могу есть.

– Думаю, нам предстоит долгая ночь, – сказал он. – Я оставлю его, вы сможете съесть потом.

Поезд двинулся и она вышла в коридор, чтобы посмотреть на огни Марселя. Когда в конце концов девушка вернулась в купе, казалось, большая часть напряженности исчезла с её лица.

– Теперь вы лучше себя чувствуете? – спросил он.

– Я совершенно уверена, что-то ещё может случиться: может появиться капитан Скирос.

– Это просто был страшный сон, – сказал он. – Теперь вы можете о нем забыть.

– Временами вся жизнь похожа на страшный сон.

– Почему бы вам не рассказать мне об этом?

Казалось, она страшно смутилась и когда заговорила, в её голосе в первый момент явно чувствовалась нерешительность. Ее звали Фамия Надим, и он ошибся, оценивая её возраст. Ей было девятнадцать. Она родилась в Бомбее, мать её умерла, когда она была ребенком, а отец эмигрировал в Англию, оставив её на попечение бабушки. Дела его пошли хорошо, сейчас он владеет процветающим индийским рестораном в Манчестере и три месяца назад прислал ей приглашение приехать к нему, после того как старушка умерла.

Но затем начались сложности, хорошо знакомые Шавассу. В соответствии с положениями закона об иммиграции только кровные родственники граждан Британского содружества наций, уже проживающих в Великобритании, получали въездные визы без разрешения на работу. В случае с Фамией отсутствие формального свидетельства о рождении не позволяло доказать её родственные отношения с отцом. К сожалению, изобилие просьб о визах, основанных на фальшивых документах, заставило власти строго придерживались буквы закона. Если не существовало абсолютно строгого доказательства родственных отношений, въезд не разрешался и Фамия буквально следующим рейсом была выслана обратно в Индию.

Но отец не сдался. Он послал ей денег и сообщил о подпольной организации, специализирующейся на помощи людям, оказавшимся в таком же затруднительном положении. Она была необычайно наивна и Шавасс столкнулся с известными трудностями, пытаясь вытащить из неё необходимую ему информацию, от экспортной фирмы в Бомбее, где началась её поездка, через Каир и Бейрут, и кульминационной точкой явился Неаполь, где её встретили люди, контролирующие «Анну».

– Но почему вы отдали Скиросу все свои деньги?

– Он сказал, что так будет безопаснее. Сказал, что могут найтись люди, которые воспользуются моей доверчивостью.

– И вы поверили?

– Он показался мне добрым.

Она откинулась на своем сидении и повернула голову, чтобы посмотреть на отражение своей головки в темном стекле вагона. Она была прекрасна – слишком прекрасна, чтобы это могло послужить ей на пользу, – подумал Шавасс. Милая, легко ранимая молодая девушка в этом мире, полном кошмаров.

Фамия повернулась и, заметив, что он наблюдает за ней, слегка покраснела.

– А вы, мистер Шавасс? Не могли бы вы рассказать о себе?

Он пересказал ей свою легенду, опустив преступную часть, и представившись художником из Сиднея, который хотел провести несколько месяцев в Англии, что ему пришлось бы там работать, чтобы заработать на жизнь, и оказалось, что существует длинный список людей, ожидающих получения разрешения на работу. У него не было никакого настроения стоять в этой длинной очереди.

Она без всяких возражений приняла его историю, что было довольно плохо, так как та содержала множество явных прорех, потом откинулась назад и постепенно её глаза закрылись. Он начал испытывать какое-то чувство ответственности по отношению к ней – что было уже совершенно абсурдно. Она была для него ничем – ничем и никем. В любом случае, при некоторой доле везения, все должно было обойтись относительно благополучно, пока они не доберутся до Сен-Дениз.

Но что произойдет, когда они попадут на берега Англии, и Меллори начнет действовать в соответствии с его информацией? Ее навсегда отправят обратно в Бомбей. Ей уже никогда не позволят снова просить разрешения на въезд после того, как она предпримет попытку нелегально проникнуть в Англию. Временами жизнь бывает довольно трудна. Шавасс вздохнул, сложил руки на груди и попытался заснуть.

В Сен-Брие они приехали около пяти утра. Девушка мирно проспала всю ночь, и Шавасс разбудил её перед самым прибытием. Она исчезла в конце коридора, а когда через некоторое время вернулась, её волосы были аккуратно причесаны.

– Есть там горячая вода? – спросил он.

Она покачала головой.

– Я предпочитаю умываться по утрам холодной. Это очень освежает.

Шавасс потрогал жесткую щетину на подбородке и покачал головой.

– Мне не очень улыбается заживо сдирать кожу. Побреюсь позже.

Через пять минут поезд подошел к Сен-Брие. Они оказались единственными пассажирами, которые вышли из поезда. На перроне было холодно и пустынно и царила та атмосфера, которая так характерна для железнодорожных вокзалов во всем мире в ранние утренние часы. Такое впечатление, что все люди исчезли.

Билетный контроллер, защищенный от холодного утреннего воздуха тяжелым пальто и шарфом, явно собирался на пенсию. Он относился к тем людям, которые безразличны ко всему, даже к самой жизни, и бледность его кожи в сочетании с непрекращающимся кашлем выдавала слабое здоровье. Отвечал он на вопросы Шавасса с холодной любезностью, мысли его явно были были далеко.

Сен-Дениз? Да, есть автобус до Динара, который пройдет примерно в миле от Сен-Дениз. Он уходит в девять часов от сквера. Есть кафе, которое обслуживает рабочих рынка и открывается довольно рано. Мсье Пино свой доход не упустит. Контролер вновь погрузился в свой унылый мир, а они вышли в город.

Под дождем они спустились по ступенькам и пересекли сквер, направляясь к ярко освещенным окнам кафе. Внутри было тепло, но не очень оживленно. Шавасс усадил девушку за столик возле окна и двинулся к отделанной цинком стойке бара.

Лысый мужчина средних лет в полосатой рубашке и белом переднике видимо и был тем самым мсье Пино, о котором говорил контроллер на вокзале. Отложив в сторону газету, он улыбнулся.

– Вы только что с поезда?

– Да. – Шавасс заказал кофе и булочки. – Нам сказали, что в девять часов есть автобус до Динара. Это действительно самый ранний рейс?

Наливая кофе, Пино кивнул.

– Вы хотите попасть в Динар?

– Нет, нам нужно в Сен-Дениз.

Кофейник замер в воздухе, хозяин кафе осторожно покосился на Шавасса.

– Сен-Дениз? Вы хотите попасть в Сен-Дениз?

Его реакция была довольно любопытной и Шавасс дружелюбно улыбнулся.

– Совершенно верно. Я хочу отдохнуть там несколько дней с подружкой. Договорился, что остановлюсь в отеле, который называется «Беглец», и встречусь там с мсье Жако. Вы его знаете?

– Возможно, мсье. Здесь бывает столько людей. – Хозяин пододвинул ему кофе и булочки. – Пожалуйста, тридцать пять франков.

Шавасс забрал две чашки с кофе и тарелку с булочками и отнес их на столик. Когда он садился, мсье Пино тщательно вытер стойку, потом двинулся к двери, которая явно вела в заднюю комнату, и исчез за нею.

– Я отлучусь на минутку, – сказал Шавасс девушке и шагнул следом.

Он очутился в пустом, выложенном камнем коридоре. Табличка в дальнем конце отмечала туалет. Никаких признаков Пино не было. Шавасс осторожно двинулся вперед и замер. Справа от него оказалась слегка приоткрытая дверь. По звукам, доносившимся из-за нее, стало ясно, что Пино говорит по телефону. Интересно было то, что он говорил на бретонском наречии, на котором сам Шавасс, чей дед со стороны отца несмотря на свои восемьдесят лет до сих пор трудился на ферме недалеко от Во, говорил как местный житель.

– Привет, Жако. Две посылки, которые ты ждешь, прибыли. Девушка полностью соответствует описанию, но мужчина меня беспокоит. Он говорит по-французски как француз, вернее, как должен говорить француз, если ты понимаешь, что я хочу сказать. Да – очень хорошо. Они ждут девятичасового автобуса.

Шавасс проскользнул обратно в кафе. Фамия уже заканчивала вторую булочку.

– Поторопитесь, ваш кофе остывает.

– Это не важно. Я пройдусь на станцию, чтобы ещё раз проверить, когда отправится автобус. Долго не задержусь.

Он вновь вышел под дождь, не дав ей возможности ответить, и торопливо зашагал к станции. Там все ещё было пустынно, но он быстро нашел то, что искал: ряд металлических ящиков, для багажа, причем каждый имел собственный ключ. Шавасс достал бумажник и те дополнительные деньги, которые забрал у Скироса, составившие в общей сумме тысячу двести американских долларов и тысячу фунтов стерлингов, сунул все это в заднюю часть ящика, быстро запер его и положил ключ под стельку правого башмака.

Когда он вернулся в кафе, Фамия с беспокойством посмотрела на него. Он успокаивающе похлопал её по руке и шагнул к стойке.

– Я уже начал удивляться, что с вами случилось, – сказал Пино.

Шавасс пожал плечами.

– Я подумал, что может быть какой-нибудь местный поезд или что-то в этом роде. Чертовски долго ждать автобуса.

– Пусть это вас не тревожит, – Пино наградил его широкой улыбкой. – Просто посидите спокойно и выпейте ещё чашечку кофе. В это время множество фермеров и торговцев с рынка заглядывают сюда. Я организую, чтобы вас подвезли до Сен-Дениз. Кто-нибудь обязательно поедет в ту сторону.

– Это очень любезно с вашей стороны. Может быть, вы выпьете со мной рюмочку коньяку? Сегодня довольно прохладное утро.

– Прекрасная мысль, – Пино потянулся за бутылкой и двумя рюмками и быстро их наполнил. – Ваше здоровье, мсье. – Он поднял свою рюмку и улыбнулся.

Шавасс улыбнулся в ответ.

– И ваше здоровье.

Коньяк приятно обжег ему пищевод. Он забрал свою чашечку кофе и вернулся к столику в ожидании дальнейшего развития событий.

В кафе входили и выходили люди, главным образом грузчики с соседнего рынка, Шавасс взял девушке ещё чашечку кофе и продолжал ждать. Примерно через полчаса из узкой улочки с другой стороны сквера вывернул старый грузовик.

Он лениво наблюдал за ним и заметил, что из той же самой улочки выехал «рено» и остановился у обочины. Грузовик продолжал двигаться и затормозил буквально в двух метрах от витрины кафе. Из него вышел Жако.

Девушка немедленно отреагировала.

– Посмотрите на этого человека – какое ужасное лицо. Он кажется настоящим дьяволом.

– Внешность иногда может быть весьма обманчивой, – заметил Шавасс.

В дверях Жако остановился на мгновение, небрежно осмотрел кафе так, словно разыскивал приятеля, и тем не менее он их заметил. Шавасс был уверен в этом. Жако попросил пачку сигарет и Пино что-то сказал ему. Он глянул через плечо на Шавасса и снова отвернулся. Пино налил рюмку коньяку и вышел из-за стойки.

– Вам повезло, мсье, – сказал он, обращаясь к Шавассу. – Этот человек едет в Сен-Дениз. Он согласился вас подвезти.

Шавасс повернулся к девушке и сказал по-английски:

– Наш симпатичный друг предлагает подвезти. Следует ли нам принять его приглашение?

– А разве есть какие-то причины отказаться?

Он улыбнулся и покачал головой.

– Вы кажетесь безнадежно несовременной. Но вообще – дареному коню в зубы не смотрят.

Жако проглотил свой коньяк и направился к двери. Потом остановился и взглянул на Шавасса, лицо его было непроницаемым.

– Насколько я понимаю, вы хотите попасть в Сен-Дениз? Я как раз сейчас собираюсь туда. Можете поехать со мной.

– Прекрасно, – обрадовался Шавасс. – Мы поедем с вами.

Жако коротко кивнул Пино.

– Я свяжусь с тобой по поводу дальнейших указаний, – бросил он на бретонском наречии и вышел.

Он уже сидел за рулем, когда Шавасс и девушка вышли и присоединились к нему. В кабине было место только для одного пассажира. Девушка заняла это единственное сидение, а Шавасс устроил чемоданы сзади и забрался внутрь через задний борт. Грузовик тотчас тронулся, загремел по булыжнику и миновал стоявший на обочине «рено». Шавасс поймал быстрый взгляд водителя, заметил его тщательно уложенные волосы; «рено» отъехал от обочины и двинулся вслед за ними, что уже становилось интересно.

Шавасс коснулся ручки пистолета, висевшего в кобуре у него на боку, сел и стал ждать, что произойдет дальше.

Через несколько минут они выехали из города и покатили по узкой проселочной дороге. Сильный дождь и поднимавшийся от земли туман существенно уменьшали видимость, но он успел бросить мимолетный взгляд на море, видневшееся вдали за полоской сосен.

«Рено» держался так близко от них, что он мог ясно видеть водителя, человека с бледным изможденным лицом и великолепной прической, похожего на священника. Они подъехали к перекрестку в том месте, где сосны, казалось, придвинулись со всех сторон. Грузовик продолжал двигаться прямо, а «рено» повернул налево и исчез. Шавасс нахмурился. Становилось любопытней и любопытней, совсем как у Алисы в стране чудес.

Наконец грузовик свернул на узкий песчаный проселок налево, и двинулся через сосны к морю. Несколько мгновений спустя двигатель пару раз кашлянул, чихнул, а затем полностью заглох. Грузовик проехал немного по инерции, дверца открылась и Жако обошел машину сзади.

– Неполадки? – спросил Шавасс.

– Кончился бензин, – сказал Жако. – Но это ерунда. Я всегда вожу с собой запасную канистру. Посмотрите там сзади под скамейкой.

Шавасс достал старую армейскую английскую канистру, выглядевшую так, словно ею пользовались со времен Дюнкерка. Она была полна, с нею очень неудобно было возиться в таком тесном пространстве, и ему пришлось ухватить её обеими руками, на что, по всей видимости и рассчитывал Жако. Когда Шавасс с явным усилием поднял канистру над задним бортом, из-за спины водителя появилась рука с монтировкой, и он резко опустил её вниз.

Только Шавасса там уже не было. Он увернулся, держа канистру обеими руками, и монтировка ударилась о задний борт. Жако рванулся назад, стараясь избежать опасности, причем сделал это в силу инстинкта, который позволял ему оставаться невредимым в течение сорока трех лет и который подсказал теперь, что он совершил грубую ошибку. Но он опоздал. Канистра ударила его в грудь и он рухнул на землю, перевернулся вниз лицом, попытался подняться, но Шавасс уже оседлал его.

Рука, схватившая Жако за горло, была похожа на стальной капкан, и настолько лишила его доступа воздуха, что он сразу начал задыхаться.

Шавасс не успел понять, что произошло потом. Просто он услышал крик Фамии, и свет неожиданно погас. Боли не было – вообще никакой боли. Удар по шее был нанесен профессионалом – мысль мелькнула и исчезла, и в тот же момент к нему вернулось зрение.

Он взглянул вверх в разъяренное лицо, сожженное до костей жаром дикой ярости. Под приглаженными волосами были видны совершенно пустые голубые глаза. В них не было ни любви, ни жестокости, он нагнулся над Шавассом, держа обеими руками великолепную «мадонну» с рукояткой из слоновой кости.

Шавасс почувствовал, что его пистолет по-прежнему надежно лежит в кобуре у него на боку. Фамия Надим стояла возле грузовика, стиснув руки, на лице её был написан ужас, Жако стоял рядом. Шавасс решил ещё пару минут потянуть время. Он повернулся к Росситеру, посмотрел на него отсутствующим взглядом и потер ладонью глаза.

Англичанин ударил его по лицу.

– Ты слышишь меня, Шавасс? – Шавасс попытался подняться на локте и Росситер коротко улыбнулся. – Я начинаю думать, что ударил тебя сильнее, чем собирался.

– Да, достаточно сильно. – Шавасс сел и потер шею рукой. – Думаю, что вы узнали обо мне от Скироса?

– Естественно. Он дал мне понять, что в твоем распоряжении находится приличная сумма денег, принадлежащая организации, на которую я работаю. Где они?

– В надежном месте в Сен-Брие. Я решил сделать то, что игрок в покер называет тузом в кармане. Кстати, с кем я разговариваю? Вы наверняка не мсье Жако.

– С мсье Жако вы уже встречались. Меня зовут Росситер.

– И он со Скиросом работает на вас?

– Можно сказать и так.

– Тогда мне не очень нравится, как ваша организация обращается с клиентами. Когда я прибыл в Марсель, Скирос направил меня по ложному пути и послал следом двух подонков, чтобы меня ограбили. Когда я вернулся на судно, чтобы поговорить с ним, он не придумал ничего лучшего, как изнасиловать эту девушку. И кроме того он забрал у неё более четырехсот фунтов. Я не знаю, насколько хорошо он работает на вас, но должен сказать, что на его банковском счету может оказаться много интересного.

Казалось, что Росситер его не слушает. Нахмурившись, он повернулся к Фамии Надим, шагнул вперед, и когда она опустила глаза, взяв за подбородок, резко поднял ей голову.

– Он говорит правду?

Странно, но казалось, что весь её страх совершенно исчез. Она холодно кивнула. Росситер неожиданно повернулся и подошел к Шавассу. Взгляд его был суровым, лицо крайне расстроенным.

– Что за мир, – сказал он. – Что за ужасный отвратительный мир… – Он глубоко вздохнул, потом словно что-то щелкнуло и он снова стал самим собой. – Встать!

Шавасс встал и одновременно выхватил свой пистолет. Жако что-то злобно крикнул, но Росситер жестом заставил его замолчать. Он остановился, слегка расставил ноги, подбросил высоко в воздух свою «мадонну» с рукояткой из слоновой кости и вновь поймал её правой рукой.

– Ну, и что теперь?

– А ничего, – сказал Шавасс. – Я просто хочу целым добраться до Лондона и раствориться.

– Достаточно ясно, – на этот раз Росситер действительно улыбнулся. – Десять лет в австралийской тюрьме едва ли представляют заманчивую перспективу. Думаю, их исправительная система работает все ещё по старинке.

Шавасс постарался выглядеть достаточно удивленным.

– Приятель, есть что-нибудь, чего ты не знаешь?

– Нет, если это касается моих клиентов.

Шавасс вздохнул и отвел пистолет в сторону.

– Послушай, Росситер, у меня последних нескольких месяцев хватало неприятностей. Больше я их не хочу. Просто доставь меня в Англию, вот все, о чем я прошу. Я заплачу все, что нужно. Поверь мне, что вся история в Марселе – дело рук Скироса.

Росситер сунул нож в правый карман.

– Деньги? Где они?

Шавасс рассказал, потом снял правый ботинок и достал ключ, который Росситер тут же перебросил Жако.

– Мы подождем тебя здесь. Можешь взять «рено».

Не говоря ни слова, Жако шагнул в сосны и Шавасс закурил. Пока все шло хорошо. Он посмотрел сквозь сосны на море и улыбнулся.

– Симпатичный край. Я смотрел вперед во время поездки. Видишь ли, мой отец родом из Бретани.

– А меня ещё удивил твой французский, – сказал Росситер. – Он просто великолепен.

– Конечно, моя мать была англичанкой, но насколько я помню, в доме мы не пользовались никаким языком, кроме французского. Мой старик не признавал ничего другого.

Росситер кивнул, достал из нагрудного кармана узкий кожаный портсигар, вынул тонкую черную сигару и тщательно раскурил её.

– Расскажи мне о девушке.

Она сидела на месте пассажира в кабине грузовика и наблюдала за ними. Шавасс ей улыбнулся.

– Я знаю только то, что она рассказала.

Он быстро пересказал её историю и когда закончил, Росситер коротко кивнул.

– Она слишком молода, чтобы столько пережить.

Он сказал это так, словно действительно так думал, с настоящей симпатией в голосе, и шагнул к ней. Росситер что-то говорил, девушка отвечала ему. Неожиданно она улыбнулась и немного погодя громко рассмеялась. И Росситер тоже рассмеялся вместе с ней, что было совсем уж странно, так что на короткое время он показался совершенно другим человеком. Все любопытнее и любопытнее…

Шавасс на какое-то время отмахнулся от своих мыслей, встал и подошел к краю открытого пространства, вдыхая запах влажных сосен и терпкий соленый воздух моря, запах, который, где бы он не находился, возвращал его в Бретань его детства. Было бы неплохо удивить дедушку в Во. Старику это наверняка понравилось бы – неожиданный визит его умного внука, наполовину англичанина, который читал лекции в университете, названия которого он никогда не мог запомнить. Он был немного слишком занудой со своей докторской степенью по современным языкам, но в конце концов он был Шавассом.

Шавасс смотрел сквозь деревья в сторону моря и вспоминал детство, которое было тысячу лет назад, и все чудесные мечты того времени. И вот теперь он вернулся в Бретань и не может навестить дедушку в Во…

Сквозь деревья донесся звук автомобильного сигнала, означавший, что вернулся Жако; когда Росситер позвал его, он вздохнул и вернулся к действительности.

Глава 5

Беглец

Сен-Дениз состоял из двух – трех десятков каменных домов среди сосен, окаймлявших подковообразную бухточку, служившую естественной гаванью. Там была деревянная пристань, к которой был причален старый катер длиной футов в тридцать, который выглядел так, словно когда-то знавал и лучшие времена. Возвращался прилив, и четыре плоскодонных рыбачьих лодки, обшитые внахлест, выходили друг за другом в море. Такая же лодка лежала на берегу выше максимальной отметки прилива и двое мужчин возились с ней.

Шавасс заметил все это в тот момент, когда грузовик выехал из сосен по узкой дороге, превратившейся в главную улицу деревни. Единственным признаком жизни была бездомная собака, печально сидевшая под дождем перед дверью одного из домов.

Грузовик проехал деревню и почти остановился, так как Жако включил вторую передачу, чтобы справиться с крутым подъемом. На вершине холма находился «Беглец», представлявший собой двухэтажное каменное здание, огороженное высокими стенами. Жако въехал в ворота и остановился посреди вымощенного булыжником внутреннего двора. Шавасс выбрался из грузовика и с интересом осмотрелся. Все имело до странности заброшенный вид и остро нуждалось в покраске. Ставень громко хлопал на ветру, болтаясь взад и вперед, и, когда он взглянул наверх, то заметил, как в окне слегка шевельнулась занавеска, задвинутая кем-то, его разглядывавшим.

«Рено» въехал во двор и остановился позади грузовика. Из него вышла Фамия и остановилась, растерянно оглядываясь вокруг. Росситер вышел с другой стороны, достал её чемодан и взял её под руку. Она выглядела усталой, готовой свалиться в любую минуту. Он заботливо склонился над ней, что-то пробормотал и повел её внутрь.

Шавасс повернулся к Жако.

– А что будет со мной?

– Если бы распоряжался я, ты бы спал в свинарнике.

– Поаккуратнее, – сказал Шавасс. – Не гони волну. А теперь пошли.

Не сказав ни слова, Жако вошел внутрь, Шавасс подхватил свой чемодан и последовал за ним. На пороге он на мгновение остановился, чтобы рассмотреть вывеску над дверью. Было совершенно ясно, что она очень старая и изображает бегущего человека, по-видимому спасающегося бегством, которого по пятам преследует свора собак. Это была неплохая картина, ужас в глазах бедняги остался запечатленным навеки.

Внутри оказалась большая квадратная комната с низкими потолочными балками и вымощенным плиткой полом. По ней были разбросаны столы и стулья, в большом открытом камине горел огонь и у противоположной стены красовалась отделанная мрамором стойка бара.

Жако обошел её и налил себе большую рюмку коньяку. Он засунул пробку обратно в бутылку и Шавасс опустил свой чемодан на пол.

– Я бы присоединился.

– Черта с два. Сначала я хочу увидеть, какого цвета у тебя деньги.

– Ты же знаешь, что их все забрал Росситер.

– Тогда тебе придется помучиться от жажды. – Он поставил бутылку на полку и громко крикнул, – Эй, Мерсье, ты где?

Дверь позади бара открылась и в комнату вошел щуплый, болезненного вида мужчина лет сорока или около того. На нем были заплатанные рыбацкие штаны, руки он вытирал грязным полотенцем.

– Да, мсье, я вас слушаю.

– Еще пассажир для «Леопарда». Отведи его наверх. Он может жить вместе с Джонсом.

Он хмуро набычился на Шавасса, повернулся, пинком открыл дверь и исчез на кухне.

– Прямо представление, – заметил Шавасс, – Он у вас всегда такой или сегодня стряслось что-то особенное?

– Пойдемте, мсье. – Мерсье подхватил чемодан.

Они поднялись на несколько ступенек и прошли по узкому беленому коридору, миновав несколько дверей. В дальнем конце коридора Мерсье постучал в одну из них. Ответа не последовало и он открыл дверь.

Комната была маленькой и голой, с двумя узкими низенькими койками, стоявшими друг возле друга. На одной из стен висело распятие, на другой – дешевая репродукция, изображавшая святого Франциска. Там было довольно чисто – но и все.

Мерсье опустил чемодан на пол.

– Мсье Джонс, наверное, скоро вернется. Обед будет в двенадцать тридцать. Если вы захотите ещё что-то узнать, придется обратиться к мсье Росситеру.

– А к кому должен будет обратиться мсье Росситер?

Мерсье нахмурился, он казался искренне удивленным.

– Я не понимаю, мсье.

– Ладно, оставим это, – сказал Шавасс.

Мерсье пожал плечами и вышел. Шавасс бросил чемодан на одну из коек, подошел к окну и выглянул наружу. Так это и есть «Беглец»? Не очень-то располагающее место.

– Добро пожаловать в Дом Свободы, приятель, – сказал кто-то позади него.

Высоко в небе кричала чайка и камнем падала в песчаные дюны. Негр стоял у края воды и бросал камни в море. Это был высокий симпатичный человек с крепким угловатым лицом и удивительно голубыми глазами, явным свидетельством смешения крови, которое было так характерно для Вест-Индии. Джек Джонс? Ну, это имя подходило не хуже любого другого. У него были плечи боксера-профессионала и он явно выглядел так, что может проводить каждый день по десять раундов, или Шавасс ничего не понимал в этом деле.

Негр вытянулся на песке, достал из кармана пачку «галуаз» и закурил.

– Так значит вы из Австралии?

– Вот именно, из Сиднея.

– Мне говорили, это неплохой город.

– Лучше не бывает. Вам следует туда съездить.

Это был неудачный шаг, и уроженец Ямайки посмотрел на него отсутствующим взглядом.

– Вы, должно быть, пошутили. Мне же не позволят даже сойти с корабля. Там предпочитают, чтобы иммигранты обладали самым светлым оттенком кожи, какой только бывает и людей белой расы, разве вы этого не замечали?

Это была просто констатация факта без какого-либо признака злобы, и Шавасс пожал плечами.

– Дружище, законы – не по моей части. Я слишком занят тем, что их нарушаю.

Уроженец Ямайки сразу заинтересовался.

– Тогда это многое объясняет. А меня то удивляло, почему свободный и здоровый белый протестант вроде вас пользуется черным ходом, вроде нас, чтобы попасть в страну.

– Католик, – поправил Шавасс. – Свободный здоровый белый католик – просто к сведению.

Джонс усмехнулся, вновь вытащил свою пачку «галуаз» и предложил ему сигарету.

– И просто любопытно, насколько рьяно дома вас преследует закон?

– Считается, что это может стоить примерно десять лет. И то, если мне повезет и судью в этот великий день не будет слишком сильно донимать печень.

Негр легонько присвистнул.

– Ого, дружище, вы, должно быть, настоящий тигр, когда выходите на дело.

– Все мои неприятности вызваны слабостью к чужим деньгам. – Шавасс взглянул через песчаные дюны на небольшую гавань и расстилавшееся за ней море. – Все правильно; это самый великолепный берег, на который мне доводилось ступать после того, как я покинул Бонди.

– Именно так я подумал пять дней назад – сейчас же здесь просто скучно. Я бы уже хотел уехать.

– А что вы собираетесь делать после того, как пересечете Ламанш?

Джонс пожал плечами.

– У меня есть друзья в нужных местах. Они что-нибудь придумают.

– И долго это будет продолжаться?

– Сколько выдержу. После того, как я попаду в Лондон, я уже не могу ошибаться. Мне просто нужно вписаться в ту жизнь. В конце концов, одна черная физиономия весьма похожа на другую, разве вы не замечали?

Шавасс не хотел сдаваться.

– А что вы скажете об остальных клиентах?

– Если вы повернете голову на пару румбов вправо, то их увидите.

На старике, появившемся из-за песчаной дюны в нескольких ярдах от них, было синее пальто примерно на два размера больше чем нужно, что придавало ему до странного увядший вид, а коричневая морщинистая кожа была туго обтягивала скулы. Он не слишком твердо держался на ногах. У Шавасса создалось впечатление, что, если бы не женщина, поддерживавшая его под левую руку, а другой рукой обнимавшая за плечи, он мог бы рухнуть.

– Старому Хамиду семьдесят два года, – сказал Джонс. – Он из Пакистана. Надеется добраться до своего сына в Бредфорде.

– А женщина?

– Миссис Кемпбелл? Она англо-индианка, пятьдесят на пятьдесят. То, что в добрые старые времена империи обычно называли фи-фи. У неё прекрасная шотландская фамилия, но изза цвета своей кожи она не может въехать, точно также, как и я. Ее муж умер в прошлом году и осталась единственная родственница – сестра, которая много лет назад вышла замуж за врача-англичанина и решила поселиться в Харроугейте. Миссис Кемпбелл пыталась получить разрешение на въезд, но ей отказали.

– Почему?

– По закону об иммиграции она не является родственницей, находящейся на иждивении, по национальности она индуска и больна туберкулезом. Она родилась в Индии, никогда в жизни не была в Англии и тем не менее говорит об этом, как о возвращении домой. Странно, не правда ли?

– Не особенно.

Миссис Кемпбелл было около пятидесяти лет, у неё были темные печальные глаза и кожа более темного оттенка, чем обычно у евразийцев. Казалось, что ей холодно, на ней было потертое меховое пальто, а шея и голова замотаны толстым шерстяным шарфом.

Они остановились, старик с трудом переводил дыхание.

– Сегодня холодно, мистер Джонс, вам не кажется?

Джонс и Шавасс поднялись, и негр кивнул.

– Это мистер Шавасс, он только что прибыл. Он поедет вместе с нами.

Старик не выказал никакого удивления.

– Ах, да. Мисс Надим говорила о вас.

– Вы её видели? – спросил Шавасс.

– Буквально перед тем, как пошли на прогулку, – вступила в разговор миссис Кемпбелл.

Старик протянул мягкую безвольную руку, которую Шавасс слегка коснулся, и она выскользнула из его руки также легко, как жизнь выскользнет из этого хрупкого старого тела, причем ждать этого осталось не так уж долго.

Миссис Кемпбелл, кажется, почувствовала себя немного смущенной и потянула старика за рукав.

– Пойдемте, мистер Хамид, мы не должны зря тратить время. Скоро обед. Всего хорошего, мистер Шавасс. – Ее английский язык привлекал своей точностью, а манера, в которой она говорила, напоминала давно минувшие времена. Шавасс наблюдал, как они заковыляли по песчаным дюнам, странные, похожие на тени создания, казалось бы совершенно бестелесные, дрейфующие по воле волн в этом жестоком мире, и почувствовал необъяснимое чувство горечи. Люди создают законы, чтобы защищать себя, но всегда находится кто-то, кто страдает от этого – всегда.

Он повернулся и обнаружил, что Джонс наблюдает за ним с загадочной улыбкой на лице.

– Мне кажется, вам их жаль, слишком жаль для парня из Сиднея, за которым по пятам следует закон.

Воцарилась странная тишина.

– Не понимаю, о чем вы, черт побери, говорите, – сказал Шавасс грубым, лишенным всяких эмоций голосом.

– Я тоже, дружище. – Джонс усмехнулся, и неловкое состояние исчезло. – Вы наверное хотите есть, так что нам лучше вернуться.

Они зашагали по песчаным дюнам и прошли по берегу над деревянным пирсом. Шавасс показал на пришвартованный к ней моторный катер.

– Это наше судно?

Джонс кивнул.

– Не правда ли, оно очень подходит Жако?

– А что вы имеете против него?

Джонс пожал плечами.

– Когда-нибудь он продаст свою сестру и бабушку за бутылку рома. Он выпивает пару бутылок в день и постоянно увеличивает дозу.

– А человек, который работает на него – Мерсье?

– Боится собственной тени. Живет в лачуге на другом конце деревни. С женой. Та чем-то больна. Просто ходячее растение. Он едва не падает в обморок, когда Жако рычит на него.

– А Росситер?

Джонс мягко улыбнулся.

– Вы любите задавать вопросы, верно?

Шавасс пожал плечами.

– Как вам угодно.

– Хорошо, я продолжу. Вы знаете, что такое зомби?

Шавасс нахмурился.

– Это что-то, связанное с культом вуду?

– Чтобы быть точным, скажем, что это мертвый человек, вырванный из своей могилы прежде, чем его коснулось тление.

– И возвращенный к жизни, вы это хотите сказать?

– К определенному виду жизни, способный бродить по ночам и выполнять приказания своего хозяина – дьявольское создание, не способное самостоятельно думать.

– И именно таков Росситер?

– Таков Росситер. – Негр резко рассмеялся. – И самая странная вещь заключается в том, что раньше он был священником – иезуитским священником.

– И как вам удалось это выяснить?

– Как-то ночью я вышел в поисках спичек и постучал в его дверь. Его не оказалось дома.

– И ваше естественное любопытство возобладало?

– Ну, а как же иначе, приятель? – усмехнулся Джонс. – На дне правого ящика его стола я обнаружил парочку интересных фотографий. Он не слишком изменился с тех пор. На одной симпатичной фотографии, датированной 1949 годом, изображена группа примерно в двадцать человек – что-то вроде выпускной фотографии в семинарии. Другая была сделана в 1951 году в Корее. Там он запечатлен вместе с полудюжиной парней в воротах какой-то миссии или чего-то в этом роде.

Тысяча девятьсот пятьдесят первый год. Год, в котором началась корейская война. Может быть, именно там Росситер утратил свою веру? Шавасс нахмурился, вспоминая это искаженное изящное лицо. Он вполне мог быть священником, но убийцей… это казалось невозможным.

Он продолжал думать об этом, когда они вошли во двор «Беглеца».

Глава 6

Каинова печать

Когда они вошли внутрь, зал был пуст, Джонс прошел за стойку бара и взял с полки бутылку коньяку и две рюмки.

– Выпьете со мной? – спросил он.

Шавасс кивнул.

– А почему бы и нет?

Неожиданно раздался яростный вопль и из задней двери появился Жако.

– Поставь все на место. Ты слышишь меня, черная обезьяна?

Джонс холодно взглянул на него, на лице его не было и тени каких-то эмоций.

– Конечно, я вас слышу, – заметил он на очень приличном французском языке.

Джонс откупорил бутылку и наполнил обе рюмки. Жако быстро шагнул к нему, схватил за плечо и повернул к себе.

– Жако! – Росситер стоял в дверях, его резкий стальной голос, не допускал никаких возражений.

Жако неохотно повернулся.

– Они даже не платят, – недовольно проворчал он.

Росситер его игнорировал и шагнул вперед. На нем были серые брюки, рыбацкий свитер ручной вязки и очки в стальной оправе. В одной руке у него была тонкая книжка, пальцем он зажимал нужную страницу.

– Джентльмены, вы – мои гости.

– Хотите присоединиться? – спросил Шавасс.

– Мистер Росситер не пьет, – сказал Джонс. – Нам придется выпить вдвоем, приятель.

Он отсалютовал Шавассу, одним глотком опустошил свою рюмку и тут же наполнил её вновь. Жако что-то проворчал себе под нос, взял другую бутылку и рюмку и ушел с ними на другой конец бара.

– Как я вижу, вы вышли прогуляться, – сказал Росситер.

Шавасс кивнул.

– Совершенно верно. Интересное место. В сезон тут должно быть полно людей.

– Сюда слишком далеко ехать по разбитому проселку и жители не очень приветствуют посторонних.

– Интересно, когда мы сможем отплыть.

– Я не могу сказать точно. Нужно дождаться ещё одного пассажира. Все зависит от того, когда он приедет. Это может произойти либо сегодня либо завтра.

– И когда мы отправимся?

– В соответствующее время вам скажут. Вам не следует беспокоиться. Мы знаем, что делаем.

Позади них робкий голос нерешительно спросил:

– Можно войти?

В дверях стояла Фамия, к её безупречной фигурке как нельзя лучше шло алое сари. На шее у неё было серебряное ожерелье, а на запястьях – золотые браслеты. Больше всего Шавасса заинтересовала реакция окружающих. Негр выразил ей своеобразное одобрение, которое можно увидеть на лице знатока в картинной галерее, когда тот столкнется с истинным шедевром. Жако смотрел на неё с плохо скрываемым вожделением. А Росситер? Росситер, казалось, окаменел. Его лицо побледнело, что сделало его глаза ещё более голубыми, чем обычно, а потом он улыбнулся и показалось, что в груди у него что-то растаяло.

Росситер шагнул вперед и протянул ей руку.

– Все уже должны были приготовить. Позвольте вас проводить, – сказал он и повел её в столовую.

Книгу он оставил на стойке бара, Шавасс её поднял. Это была книга «Город Бога», написанная святым Августином и изданная издательством «Эвримен».

Иногда у Шавасса возникало вполне определенное чувство, что он единственный здравомыслящий человек в этом обезумевшем мире. Это был как раз один из таких случаев. Он опорожнил свою рюмку, кивнул Джонсу и зашагал следом.

Позади гостиницы был большой огороженный забором сад, печальное место, где росли сучковаты искривленные яблони, давно уже не плодоносившие из-за отсутствия должного ухода. Для цветов было ещё слишком рано, узкие дорожки завалены нескошенной прошлогодней травой.

Фамия шла по саду, рядом с ней Росситер, её фигурка в алом сари словно сошла с картины Брейгеля, ослепительно яркая на фоне серо-зеленого ландшафта. Она смеялась, и смеха её разносился в тихом воздухе, достигая окна комнаты, где Шавасс сидел с Джонсом, наблюдая за садом сквозь занавеску.

– Первый раз вижу его улыбающимся, – заметил негр.

– Она действительно затронула в нем какие-то струны, – ответил Шавасс. – Но не знаю точно, какие.

Росситер что-то сказал девушке, повернулся и пошел прочь. Она продолжала гулять одна и остановилась, чтобы посмотреть на черную птичку на ветке над головой. Немного погодя появился Жако.

Было совершенно очевидно, что он пьян и даже слегка покачивался. Она не замечала Жако, увлеченная птичкой, пока он не подошел и не коснулся её плеча. Девушка обернулась, тотчас же в ужасе отпрянула, но он схватил её за руку, притянул к себе и поцеловал. Может быть в его намерениях и не было ничего большего, так как, когда она закричала, пытаясь вырваться, он только рассмеялся.

Коротким кивком негр указал Шавассу на дверь. Они спустились по лестнице, пробежали по коридору и через кухню. Но опоздали.

На полпути между ними и Жако стоял Росситер, обнимая одной рукой девушку. Потом очень нежно её отстранил, рука его скользнула в карман и на свет появилась «мадонна» с рукояткой слоновой кости.

Жако даже не пытался убежать, что было уже совсем странным. Он упал на колени, по мере того, как Росситер медленно приближался, на лице его отражалась напряженная работа мысли. Росситер схватил бретонца за волосы и отогнул ему голову назад. Раздался резкий щелчок и блеснула сталь. Очень осторожно он провел кончиком острого, как бритва, ножа по лбу Жако, кожа расступилась и кровь темно-малиновым занавесом залила лицо.

Жако беззвучно откатился в сторону и Росситер механическим движением вытер лезвие ножа. Фамия стояла, глядя на него, на лице её застыло странное выражение. Он подошел к девушке, обнял её рукою за плечи и повел мимо Шавасса и Джонса, даже не взглянув на них.

Шавасс перевернул Жако и опустился на колено. Потом достал носовой платок и вытер кровь, струившуюся по большой безобразной физиономии.

– Ну, и как он? – спросил Джонс.

– Потерял сознание, думаю, просто от страха. Росситер знал, что делал. Он крепко его пометил, и не более того. Лейкопластыря должно быть вполне достаточно.

– Вы видели его лицо?

– Росситера? – Шавасс кивнул. – Оно напомнило мне, что говорит Фауст в пьесе Марлоу.

– Что это ад и я нахожусь в нем? – сказал негр. – Это больше чем искусство.

Шавасс усмехнулся.

– Можно сделать единственный вывод о системе образования на Ямайке – она определенно пристрастила вас к чтению.

– И письму, приятель. И письму. Черт возьми, это всегда полезно.

Негр подставил плечо под руку Жако и поднял его. Вдвоем они внесли моряка в дом.

Позднее днем дождь возобновился с новой яростью, словно разверзлись небеса, и закрыл все вокруг серым занавесом. Старая женщина, готовившая еду, пришла с кухни, зажгла керосиновую лампу и, не сказав ни слова, тотчас удалилась. Миссис Кемпбелл и Хамид устроились как можно ближе к огню и тихо разговаривали с Фамией. Джонс читал книгу, а Шавасс уселся с недельной давности экземпляром газеты «Монд».

Потом он бросил её на пол, встал и прошел к двери, ведущей в бар. Росситер с Жако сидели за столиком и тихо разговаривали, между ними стояла бутылка коньяку. Остальная часть помещения была пуста, если не считать Мерсье, перетиравшего за стойкой бара стаканы. Ему показалось, что такая возможность едва ли в ближайшем будущем повторится и, решив ею воспользоваться, он повернулся, выскользнул из комнаты и прошел в коридор.

Затем он поднялся по лестнице, шагая сразу через две ступеньки, прошел по коридору и остановился перед дверью Росситера. Замок был просто детской игрушкой, он легко открылся первой же отмычкой, и Шавасс проник внутрь.

Комната была почти такой же, как и его собственная, маленькой и голой, с одной кроватью и старым шкафом с ящиками. В комнате было полутемно, слабый свет проникал через подслеповатое узкое окно, но перед статуэткой непорочной девы спокойно горели две высоких свечи, что давало необходимое освещение.

Под кроватью стоял чемодан, в котором не было ничего, кроме одежды. Он снова все аккуратно уложил и задвинул его так, чтобы не было видно. Потом просмотрел ящики и нашел фотографии, о которых упоминал Джонс, причем точно такие, как тот их описал. Шавасс изучил их при мигающем свете свечей и лицо Росситера бросилось ему в глаза, оно было совершенно отчетливым и ошибки быть не могло.

Осторожно положив снимки на место, Шавасс продолжал осматривать остальные ящики. Больше там не было ничего интересного, если не считать книг, выстроившихся аккуратной стопкой на подоконнике. Библия, «Жизнь святого Франциска Лойолы», «Город Бога» и различные комментарии. Кроме того, там были экземпляры «Высказываний председателя Мао-Цзедуна» и «Капитал», что представлялось довольно странным для книг, собираемых католиком.

Он проверил, убедился, что оставляет все в полном порядке, как и было до него, осторожно открыл дверь и вышел в коридор. Почти тотчас же из полумрака напротив выступил Джонс и улыбнулся, невозмутимо спросив:

– Я был прав?

Шавасс кивнул.

– Абсолютно.

– Вот такова у меня жизнь. Я так часто оказываюсь прав, что меня просто тошнит от этого.

В это время раздался шум подъезжающей автомашины. Они подошли к окну в конце коридора и выглянули наружу. У входа остановился «мерседес», возле него стояли Росситер и Жако. Жако открыл заднюю дверцу и оттуда появился мужчина в тяжелом пальто с каракулевым воротником, в черной старомодной фетровой шляпе. Это был крепко сложенный китаец с круглым гладким загадочным лицом, по которому трудно было определить его возраст.

– Черт возьми, приятель, это место с каждой минутой становится все больше похоже на Организацию объединенных наций, – прошептал Джонс.

Шавасс кивнул, «мерседес» отъехал и Жако подхватил багаж корейца.

– Видимо, это и есть ещё один пасажир. Нам, пожалуй, лучше спуститься и посмотреть, что будет дальше.

В гостиной Росситер уже представлял гостей друг другу, и когда появились Джонс и Шавасс, повернулся к ним с добродушной улыбкой.

– А, вот теперь мы все здесь. Джентльмены, это мистер Ченг.

Кореец шагнул вперед, чтобы пожать им руки. Вблизи ему можно было дать примерно лет сорок пять, и на лице его сияла обворожительная улыбка.

– Итак, вы – австралиец? – обратился он к Шавассу. – У меня было много дел с фирмами в вашей стране. Я из Гонконга.

Он довольно формально и со значительно меньшим энтузиазмом пожал руку Джонсу и исчез вместе с Росситером и Жако, который выглядел бледным и больным, а лоб его был заклеен белой лентой.

– По крайней мере он пожал мне руку, – заметил негр. – Приятель, они не любят черных, или ты уже и раньше это знал?

– Для китайца человек, принадлежащий к другой расе, естественным образом является низшим существом, – заметил Шавасс. – Так что не очень расстраивайтесь. Я с этим также сталкивался.

Он вышел в коридор и стал натягивать один из старых клеенчатых дождевиков, висевших на деревянной вешалке. Джонс прислонился к двери и наблюдал за ним.

– Вы куда-то собрались?

– Хочу немного подышать воздухом.

– Не возражаете, если я составлю вам компанию?

– Как вам будет угодно.

Негр надел дождевик и они вышли под дождь. Он падал на землю вертикально, так как никакого ветра не было, и когда они миновали ворота, оказалось, что Сен-Дениз почти исчез из вида. Шавасс шел через сосновую рощу вдоль берега в сторону песчаных дюн и обдумывал сложившуюся ситуацию.

Существовала достаточно простая по своим целям организация, которая могла переправить вас через Ла – Манш в Великобританию, не задавая вопросов, за достаточно скромную плату в четыре сотни фунтов, деньги на бочку. Если не считать того, что при определенных обстоятельствах так же охотно вас переправят за борт, обвязав цепями. Познакомившись с Жако и Росситером, совсем не трудно было согласиться с такой версией.

Так что же делать с Росситером? Иезуит утратил свою веру, скорее всего в Корее, где страшная и кровавая конфронтация тянется уже много лет. Легко было согласиться с существованием Хамида, Фамии и миссис Кемпбелл, да и Джонс вполне соответствовал этому месту, но мистер Ченг из Гонконга? Он представлял весьма интересный фрагмент головоломки.

Шавасс остановился на вершине песчаной дюны и посмотрел на серое море. В этот момент Джонс толкнул его локтем в ребро.

– Посмотрите, что я вижу? Мне кажется, последний пассажир направляется на судно.

Шавасс припал к земле, потянув за собою Джонса. Росситер и Ченг шагали по деревянной пристани, направляясь к «Леопарду». Пока Шавасс с Джонсом следили за ними, те взобрались на палубу и спустились по трапу.

– Интересно, что они собираются делать? – спросил Джонс.

– Есть только один способ это выяснить.

Шавасс поднялся на ноги и пошел к воде, прячась за песчаными дюнами. Джонс последовал за ним. Маленькая рыболовецкая флотилия уже давно вернулась с моря, лодки были вытащены на берег и лежали ровным рядом, что обеспечивало прекрасное укрытие.

Через несколько мгновений они оказались под прикрытием пирса. Шавасс остановился и Джонс спросил:

– А что, собственно, вы собираетесь делать?

– Бог его знает – это просто мое ненасытное любопытство. Мне хочется знать, что они затевают.

Шавасс пробрался по тяжелым балкам и вскарабкался туда, где серо-зеленые волны лениво бились о пирс. Здесь все перекрывал тяжелый запах моря, пахло соленой водой, морскими водорослями, мертвой рыбой, резко и остро, но не противно. Он вскарабкался по поперечной балке. Джонс следовал вплотную за ним и тут они услышали шум шагов по настилу у них над головой.

Росситер и мистер Ченг разговаривали между собой на кантонском наречии. Шавасс напряг все силы, чтобы услышать, о чем они говорят, но мог уловить только отдельные слова и фразы. Потом неожиданно раздался взрыв смеха, шаги прогремели над головой и удалились.

– О чем они говорили? – спросил Джонс.

Шавасс покачал головой.

– Я не все уловил. Короче говоря, складывается впечатление, что Ченг прислан из места, которое называется Хеллгейт, человеком по имени Монтефиори. Имеет это для тебя какой-то смысл?

Джонс кивнул.

– Монтефиори – это что-то новое, а с названием Хеллгейт я уже встречался. Я как-то подслушал разговор между Росситером и Жако.

Шавасс взобрался по поперечным балкам и посмотрел вниз на палубу «Леопарда». Она имела заброшенный вид, неухоженная, увешанная сетями и заваленная корзинами из-под крабов. Там же лежала резиновая лодка и к её корме был прикреплен мощный подвесной мотор.

– Одно очевидно, – сказал он. – Если что-то пойдет не так, кому-то из нас придется поплавать. Эта штука не сможет выдержать более четырех человек и ещё двигаться при этом. Пошли, нам лучше выбраться отсюда.

Они снова пробрались по балкам и добрались до берега. Когда они шагали по песчаным дюнам, негр рассмеялся.

– Что смешного? – спросил Шавасс.

– Ты, – Джонс старался сохранить невинный вид. – Послушай, дружище, ты единственный австралиец, какого мне доводилось встречать, который умеет говорить по-французски и по-китайски также легко, как по-английски. Да, ваши школы в Сиднее, наверное, действительно что-то!

– Пошел ты к черту, – буркнул Шавасс и двинулся через сосновую рощу к гостинице.

Когда они вошли, Росситер в одиночестве стоял возле бара и Мерсье наливал ему виски. Англичанин обернулся и улыбнулся.

– А, вот и вы. А мы вас искали.

– Мы решили подышать свежим воздухом, – сказал Шавасс. – Что-нибудь важное?

– Пожалуй. Вы, наверное, будете рады узнать, что мы отправляемся сегодня вечером приблизительно в девять часов.

– А сколько времени займет переход?

– Около семи часов. Если погода позволит, вы высадитесь на берегу недалеко от Веймута.

– Нас встретят?

– Естественно. Мои коллеги на той стороне доставят вас в Лондон не позднее девяти утра. Потом вы будете предоставлены самим себе.

– А что случится, если что-нибудь пойдет не так? – спросил Джонс.

Росситер немного удивленно посмотрел на него.

– Могу вас уверить, что никогда ничего не случалось. Встретимся позже.

Он вышел, закрыв за собой дверь, и легкий ветерок прошелестел по углам и затих.

Джонс вздохнул.

– Хотелось бы мне иметь его уверенность. Как ты думаешь, эта штука сработает?

– А ты? – спросил его Шавасс.

Они вопросительно переглянулись, прислушиваясь к своим невысказанным мыслям. Джонс первым нарушил молчание, по его физиономии расплылась улыбка.

– Я знаю только одно. Ночь сулит быть интересной.

Глава 7

Ночной пожар

Ночью пристань была совершенно пустынна, единственным источником света был одинокий фонарь на шестифутовом столбе. В его резком свете «Леопард» выглядел ещё большей развалиной, он был стар и безобразен, как шлюха, которая знавала лучшие дни и теперь была застигнута врасплох, прежде чем успела накраситься.

Мерсье с Жако были уже там и готовили катер к отходу, когда появилась компания из «Беглеца». Росситер шел впереди с чемоданом Фамии в руках. Сам же он по отношению к девушке был воплощенной заботливостью, помогая ей подняться на палубу, а затем спуститься по трапу. За ними следовали и остальные, Шавасс и Джонс по очереди помогли Хамиду и миссис Кемпбелл, поддерживая их с обеих сторон.

Росситер придержал за рукав Шавасса.

– Мне хотелось бы сказать пару слов, прежде чем вы спуститесь вниз.

– Вас что-то беспокоит? – вежливо поинтересовался Шавасс.

– Ваш пистолет. – Росситер вытянул руку. – Не стоит делать глупости. Вы же хороший парень.

Шавасс пожал плечами, достал пистолет и протянул его.

– Здесь хозяин вы.

– Это всего на несколько часов. А теперь давайте присоединимся к остальным. – Он кивнул Жако. – Можете отваливать, как только будете готовы.

Шавасс спустился по трапу в каюту и обнаружил, что все остальные уже сидят по обе стороны стоящего в центре стола, все выглядело до абсурдности официально, словно они собрались на заседание компании и ждут председателя. Джонс подвинулся, чтобы освободить ему место на обитой войлоком скамейке, и улыбнулся.

– Что вас задержало?

Прежде чем Шавасс успел ответить, появился Росситер. Он склонился над концом стола, опершись на него руками.

– Леди и джентльмены, мы близки к тому, чтобы начать последний отрезок нашего путешествия. Если погода не ухудшится, а я могу заверить вас, что прогноз был благоприятным, то примерно через семь часов вы сможете высадиться на английском берегу в заливе неподалеку от Веймута. Один из членов нашей организации будет поджидать вас там, чтобы доставить в Лондон. Во время плавания я попросил бы вас оставаться в каюте. Есть какие-нибудь вопросы?

Никто не сказал ни слова, и он улыбнулся.

– Если кто-то проголодался, на камбузе вы найдете бутерброды, там же есть небольшая плитка, на которой можно приготовить кофе. Несколько позже я зайду снова..

Он вышел и почти тотчас двигатели закашляли, ожили и катер пришел в движение. Шавасс выглянул в ближайший иллюминатор и в тот момент, когда они отчалили, увидел стоящего под фонарем на пристани Мерсье. Тот повернулся и пошел прочь, а Шавасс сел на место.

Джонс предложил ему сигарету.

– Ну, и что вы думаете по этому поводу?

– Кажется, они знают, что делают. – Шавасс наклонился к Фамии. – С вами все в порядке?

Она улыбнулась.

– Прекрасно, все просто прекрасно. Мистер Росситер был настолько добр! Он внушает такое доверие… Я уверена, что теперь все будет в порядке.

– Будем надеяться.

Шавасс откинулся назад. История с пистолетом дала ему повод для размышлений. За этим мог быть какой-то зловещий смысл. С другой стороны, возможно, Росситер просто предпринимал все меры предосторожности. Хотя это не имело большого значения, так как Шавасс уже много лет назад на своем горьком опыте научился никогда в жизни не полагаться на волю случая, поэтому перед самым отъездом он прикрепил клейкой лентой к внутренней стороне своей левой ноги немного повыше лодыжки автоматический «вальтер».

Он сидел, наполовину закрыв глаза, и наблюдал за Ченгом, читавшим книгу на противоположном конце стола, рядом с миссис Кемпбелл. Шавасс размышлял, что бы все это могло означать, и неожиданно вспомнил две вещи. Прекрасный китайский язык Росситера и экземпляр «Высказываний председателя Мао-Цзедуна» у него в комнате. Да, действительно, чем больше он размышлял над этим, тем более интересным представлялся ему мистер Ченг.

Испытывая большую любовь к морю, что было вполне естественным для человека, предками которого были бретонцы, плававшие к берегам Ньюфаундленда на рыбную ловлю задолго до того, как Колумб открыл Новый Свет, Шавасс, покинув Олдерни, восемь лет водил тридцатифутовую моторную яхту и знал залив Сен-Мало и весь район Нормандских островов, как свои пять пальцев.

В силу этого, он мог достаточно точно определить маршрут их плавания не только по скорости катера, но и прямым наблюдением разных ориентиров.

Хотя погода и оставалась превосходной, катер сильно качало, так как приливный поток несся мимо Нормандских островов, поднимая уровень воды в заливе на тридцать футов. Хамид и миссис Кемпбелл страдали от морской болезни, несмотря на таблетки, которые Росситер раздал всем ещё в гостинице перед отъездом, и старик выглядел совсем больным.

Причиной неприятностей была не только качка, испытываемая «Леопардом». К ней добавлялось всепроникающее зловоние бензина, которое, казалось, в последний час ещё усилилось. Шавасс выглянул в иллюминатор и увидел, как они обогнули маяк, находившийся на западной оконечности острова Джерси.

– Отсюда уже прямая дорога, – сказал он Джонсу. – Если погода не изменится, осталось не больше двух часов.

Негр скорчил кислую мину.

– Еще немного и меня тоже начнет тошнить. Бензин достал…

– Мне это тоже не нравится, – тихо сказал Шавасс. – Думаю, стоит подняться на палубу и переговорить с нашим приятелем.

Однако дверь в верхней части трапа оказалась запертой. Он постучал в неё кулаком, некоторое время спустя появился Росситер и пристально посмотрел на него.

– Чего вы хотите?

– У нас внизу чертовски воняет бензином, – сказал Шавасс. – Старика Хамида уже несколько раз вырвало. Он очень неважно выглядит.

Росситер спустился вниз, принюхался и нахмурился.

– Я понимаю, что вы имеете в виду. Пожалуй, лучше будет поднять его наверх, чтобы он мог подышать свежим воздухом, а я прикажу Жако проверить мотор.

Джонс с Шавассом подхватили старика с обеих сторон и помогли ему подняться по трапу. Наверху они обнаружили трехбалльные волны, но старая посудина прекрасно справлялась с ними. Фонарь на мачте ритмично качался из стороны в сторону и в его свете был виден Жако, согнувшийся над носовым люком, открывавшим доступ к двигателю. Потом он исчез. Шавасс оставил Джонса присмотреть за стариком и двинулся к открытому люку.

Высота этого помещения была всего лишь четыре фута, и Жако пришлось растянуться на нижней ступеньке короткого трапа, чтобы нащупать в темноте выключатель. Наконец он нашел его и при свете стало совершенно очевидно, что они столкнулись с серьезными неприятностями: вокруг его ног плескалась лужа бензина глубиною около дюйма.

Жако пролез вперед и исчез из вида, но почти тотчас же появился вновь.

– И насколько плохо обстоят дела? – спросил Шавасс, когда Жако поднялся по трапу.

Жако его игнорировал, закрыл люк и пошел назад к рулевой рубке. Шавасс вернулся к Джонсу, который стоял, опираясь на поручень, а другой рукой поддерживая Хамида.

– Ну и что дало ваше обследование? – спросил негр.

Шавасс пожал плечами.

– Жако не слишком общителен. Думаю, там течь в топливном баке.

– Вы совершенно правы. – Росситер присоединился к ним, у него в руках вспыхнула спичка, когда он прикуривал сигарету. – Так как такие вещи случаются, у нас имеются дополнительные баки с горючим, запаса которых хватит на всю дорогу. Жако на них уже переключился. Думаю, вы быстро убедитесь сами, что обстановка улучшается.

– Нам следует вернуться вниз? – спросил Шавасс.

– Один из вас может минут на десять остаться здесь со стариком. За это время ему станет лучше.

Он вернулся в рулевую рубку, а Шавасс повернулся к Джонсу.

– Вы побудете здесь?

Негр кивнул.

– Конечно.

– Хорошо, тогда я спущусь вниз и посмотрю, как чувствуют себя остальные.

Когда он спустился по трапу в каюту, оказалось, что там ещё чувствуется запах бензина, но уже не такой сильный, как раньше. Миссис Кемпбелл выглядела бледной и болезненной, но с Фамией, казалось, все было в порядке, а Ченг откинулся назад, сидя на месте, закрыл глаза и скрестил руки на груди.

Шавасс выглянул в иллюминатор над головой. Вдали мелькнули и исчезли зеленый и красный навигационные огни, словно их задернули занавесом. Нахмурившись, он начал пристально вглядываться и в этот момент на трапе послышались шаги.

Джонс помог старому Хамиду сесть на место и усмехнулся.

– Наверху стало не слишком хорошо. От воды поднимается туман, и снова начинается дождь.

Именно в этот момент судно встряхнул приглушенный взрыв. Миссис Кемпбелл вскрикнула, её швырнуло на середину стола, а Шавасс стукнулся о дальнюю стенку. Когда он пришел в себя, «Леопард» остановился и начал дрейфовать.

Шавасс забарабанил в дверь у трапа, она почти тотчас же открылась и на пороге появился Росситер с пистолетом в руках. Его лицо было очень бледным, глаза сверкали, однако ствол пистолета не дрожал.

– Вернитесь назад.

– Не говорите глупостей, – сказал Шавасс. – Если что-то случилось, мы имеем право об этом знать.

– Когда у меня появится для этого настроение и готовность. – Росситер толкнул его назад и захлопнул дверь.

– Что там случилось? – спросил Джонс – Мне кажется, это не слишком безопасно.

В этот напряженный момент его ямайский акцент претерпел удивительное превращение и сменился безукоризненным английским, столь характерным для выпускников английских частных школ.

– Парень спекся, – подумал Шавасс, но потом отбросил эту мысль.

Миссис Кемпбелл истерично рыдала и Фамия пыталась её успокоить. Старый Хамид каким-то странным образом вернулся к жизни и оказался на ногах, обняв руками обеих женщин. Наиболее интересной оказалась реакция Ченга. Никакой паники, никакой истерики. Он продолжал сидеть за столом, лицо его было лишено какого-либо выражения, а глаза внимательно наблюдали за происходящим.

Шавасс открыл один из иллюминаторов и выглянул наружу. Чувствовался запах гари, Жако с Росситером ругались по-французски прямо у него над головой.

– Я тебе говорил, что из этого не выйдет ничего хорошего, – прокричал Жако, и в его голосе слышалась паника. – С такой старой калошей это должно было случиться.

– Далеко мы сейчас от берега? – спросил Росситер.

– Пять или шесть миль, может быть семь.

– Хорошо, доберемся на резиновой лодке. Выбрасывай её за борт. Наши друзья в Фиксби помогут нам вернуться в Сен-Дениз.

Остальную часть разговора отнесло ветром и Шавасс, повернувшись, увидел Джонса, который стоял рядом с ним на коленях.

– Что происходит? – спросил негр.

– Из того, что они сказали, следует, что «Леопарду» пришел конец. Они собираются проделать оставшуюся часть пути на резиновой лодке.

– Это можно сделать?

– Не вижу причин, почему бы и нет. До берега около шести миль, и у них на этой штуке хороший подвесной мотор. Конечно, на ней место только для четырех пассажиров, но я не думаю, что для Росситера это представит проблему.

Дверь у трапа неожиданно распахнулась и на пороге появился Росситер с пистолетом в руках. Он указал стволом на Шавасса и Джонса и сказал:

– Сядьте и не двигайтесь.

Они поступили так, как было приказано. Шавасс наклонился под столом и ухватился за ручку «вальтера», прикрепленного к ноге повыше лодыжки.

Росситер указал на Фамию.

– Мисс Надим, на палубу.

Она покачала головой, на её лице было написано полное недоумение.

– Но я не понимаю…

Маска спокойствия разлетелась на тысячу кусков, он грубо схватил её за руку, дико закричал:

– Вы хотите умереть, да? – и толкнул её вверх по трапу. – Марш на палубу!

Мисс Кемпбелл всхлипнула, когда Фамия скрылась из виду, а Шавасс сказал,

– И что же мы собираемся делать? Пойти на дно вместе с судном с пением гимна «Будь верен мне»?

Росситер не обратил на него внимания и обратился к Ченгу по-китайски:

– Быстро выходите на палубу. Катер тонет.

Китаец протиснулся мимо Хамида и миссис Кемпбелл, а Шавасс наклонился через стол, крепко сжимая рукоятку «вальтера».

– Должен отдать вам должное, Росситер. Нужно было иметь крепкие нервы, чтобы видеть то, что вы сделали с Харви Престоном, но в этом случае все выглядит даже лучше. Четверо вместо одного пойдут на дно…

Росситер повернулся и выстрелил, вслепую и в какой-то мере рефлекторно, пуля ударилась в балку над головой Шавасса и ушла примерно на фут в сторону. Миссис Кемпбелл снова вскрикнула. Шавасс толчком отшвырнул Джонса на пол и быстро выхватил пистолет. Пуля попала Ченгу в щеку, проделала в ней кровавую дыру и ушла дальше, отщепив деревянную щепку от двери.

Ченг не произнес ни звука. Он повернулся и взлетел по трапу наверх, а Росситер в бешенстве выстрелил три раза. Шавасс нырнул под стол. Когда выстрелы затихли, дверь захлопнулась и щелкнул засов.

Он вскочил и обнаружил, что Джонс бросился к трапу. Шавасс успел как раз вовремя, схватил его и рванул назад, и в это время сквозь дверь прогремели ещё два выстрела.

– Послушай, подожди! Он только и ждет, чтобы один из нас это сделал!

Они прижались к стене по обе стороны трапа, и Джонс спокойно сказал:

– А вы знаете свое дело, должен отдать вам должное.

Шавасс усмехнулся.

– Вы тоже неплохо вели себя – для адвоката.

Негр не удивился.

– Вы знаете, кто я такой?

– Дерси Морган Престон, двадцать девять лет, по профессии адвокат; занимается адвокатской практикой на Ямайке с августа 1967 года. Женат, двое детей. Вы пытаетесь выяснить, что произошло с вашим братом Харви.

– А вы это знаете?

– Наши друзья выбросили его за борт, обвязав шестьюдесятью фунтами якорной цепи.

Дарси Престон выпрямился, отодвинулся от стены, его лицо помрачнело. В этот момент снаружи кашлянул и подал признаки жизни подвесной мотор.

– Пошли, – сказал Шавасс и прыгнул на трап.

Он выстрелил четыре раза, разнося в щепки дверь вокруг замка, поднял правую ногу и сильно ударил. Дверь отлетела назад и он кубарем вылетел на палубу. Однако опоздал, шум подвесного мотора исчезал в темноте и тумане.

Глава 8

Серый рассвет

– Ну, мои дорогие, – спокойно спросил Дарси Престон, – и что же мы теперь будем делать?

Внезапно раздался какой-то свист, словно откуда-то стал вырываться газ, облако пара поднялось над люком, ведущим в машинное отделение. Корма уже низко осела в воду и «Леопард» лениво покачивался на волнах, чуть возвышаясь над поверхностью моря.

Неожиданно от трапа донесся чей-то крик и, обернувшись, Шавасс увидел старого Хамида. В рассеянном желтоватом свете фонаря на мачте казалось, что ему по меньшей мере сто лет. Но когда он заговорил, казалось, что он нисколько не испуган.

– Мистер Шавасс, они сбежали? И оставили нас тонуть?

– Если бы я смог, они бы этого не сделали, – ответил Шавасс. – Как себя чувствует миссис Кемпбелл?

– Боюсь, не очень хорошо.

Шавасс повернулся к Престону.

– Выведите её на палубу и посмотрите, не найдете ли чего-нибудь выпить. Жако очень любил ром, возможно, где-нибудь найдется несколько бутылок. Заставьте её выпить как можно больше. Сделайте все возможное, чтобы её успокоить. А я посмотрю, что здесь можно найти. И, ради Бога, поторопитесь. У нас не так много времени.

В рулевой рубке в шкафчике он нашел три спасательных жилета и протянул один из них Хамиду. Старик начал было расстегивать пальто, но Шавасс покачал головой.

– Одевайте поверх того, что на вас есть. В воде будет холодно.

Старик продел руки в лямки, а Шавасс отправился дальше осматривать палубу. Единственной вещью, которую можно было сдвинуть и которая могла бы позволить человеку удержаться на воде, была крышка кормового люка. Он отсоединил её и потащил к поручням и в этот момент на палубе появился Престон с миссис Кемпбелл.

В желтом свете она выглядела ужасно, темные глаза её были полны ужаса, а вся она съежилась от страха. Шавасс почувствовал запах рома. Негр держал одну бутылку в руке, а ещё две были зажаты у него подмышкой.

Он передал одну из них Шавассу.

– Суньте в карман, может пригодится.

Шавасс протянул ему два спасательных жилета.

– Это все, что я смог найти.

– А вы?

– Есть старый пробковый спасательный пояс, который поможет мне продержаться. А теперь поторопитесь. У нас осталось всего несколько минут.

Неожиданно стало очень тихо, и только дождь продолжал мутными струями падать в свете фонаря, а они все собрались возле поручней, готовые броситься в море. Оно уже закрыло корму и ползло по палубе, как зеленый занавес.

Шавасс взглянул на часы.

– Через час наступит рассвет. Мы находимся где-то в пяти-шести милях от берега, может быть меньше, но скоро начнется прилив и нас понесет вместе с ним. Не пытайтесь плыть, вы только быстро устанете и потеряете тепло тела, и не пытайтесь снимать какую-то одежду. Это самое плохое, что вы сможете сделать. Миссис Кемпбелл, мы хотим устроить вас на крышке люка. Я хотел бы, чтобы вы лежали спокойно, даже если вода будет перекатываться через вас. Остальные будут держаться по бокам. Очень важно, чтобы мы все оставались вместе. Есть какие-нибудь вопросы?

«Леопард» неожиданно накренился на борт. Престон потерял равновесие и вылетел в море. Потом вынырнул и ухватился за поручень. Он даже смог улыбнуться.

– Следовало бы проделывать это почаще. Пожалуй, стоит как можно быстрее сбросить крышку люка. Не думаю, что наше суденышко долго протянет.

Странно, как всегда о судне думают как о живом существе, наделенном собственной душой. Неуклюже плывя со спасательным поясом подмышками и ударяясь о край крышки люка, Шавасс обернулся и смотрел, как «Леопард» плавно исчез с поверхностью моря. Какое-то время красный и зеленый навигационые огни ещё горели на верхушке мачты, а затем и они исчезли.

Не холод, в котором не было ничего хорошего, а темнота была их настоящим врагом. Спустя некоторое время тело приспособилось к температуре воды, существенно помогало, что все они были полностью одеты.

Но темнота угнетала, к тому же миссис Кемпбелл непрерывно стонала, причем эти стоны очень часто прерывались ужасными приступами рыданий, и никто ничего не мог с этим поделать.

Постепенно наступил серый из-за тумана рассвет. Видимость не превышала сотню ярдов, и Шавасс с некоторой тревогой заметил, что свежий бриз холодит его левую щеку, а вокруг них стали появляться белые барашки.

Он обернулся к Хамиду, который держался рядом за крышку люка. Старик прилично держался над водой благодаря спасательному жилету, но тюрбан его намок, кожа сморщилась так, что выступила каждая косточка.

– Как вы себя чувствуете? С вами все в порядке? Можете держаться?

Хамид молча кивнул и Шавасс перебрался на другую сторону крышки к Дарси Престону. Негр устало ему улыбнулся.

– Давайте поскорее бухту Монтего. Я не шучу.

– Поднимается ветер, – сказал Шавасс. – Вы чувствуете? Он гораздо быстрее погонит нас к берегу, но дело усложняется, так что будьте внимательны.

Рот негра раскрылся в беззвучном крике. Шавасс обернулся и увидел быстро надвигавшуюся и закрывавшую небо серо-зеленую стену воды. Он ничего не мог с этим поделать, да и никто ничего бы не смог. В этот раз миссис Кемпбелл, слава Богу, не успела даже вскрикнуть. Волна подняла крышку люка как пробку, перевернула её и швырнула вниз.

Шавасс вынырнул на поверхность в потоке белой пены, пытаясь вздохнуть и все ещё сохраняя плавучесть благодаря старому спасательному поясу. Миссис Кемпбелл отбросило на двадцать или тридцать футов в сторону. Престон плыл к ней. Хамид оказался справа и Шавасс поплыл к нему.

Было похоже на то, что старик сильно ударился. Он потерял свой тюрбан и длинные стального цвета седые волосы свободно распустились по воде, так как он лежал на спине и совершенно обессилел. Когда Шавасс добрался до него, порыв ветра разорвал туман и он увидел на горизонте не более чем в миле от них низкий берег.

Либо Жако был слишком осторожен в своих оценках, либо их несло гораздо быстрее, чем он представлял. Он повернулся к негру, который все ещё плыл к миссис Кемпбелл и закричал:

– Земля, Престон, земля! Не больше мили.

Престон поднял руку, чтобы показать, что он понял, и поплыл дальше к миссис Кемпбелл. Туманный занавес снова упал и скрыл землю. Шавасс добрался до старика и прижал его к себе.

– Теперь осталось уже недолго. Я видел землю.

Хамид устало улыбнулся, но казалось, неспособен был говорить. Шавасс достал из кармана бутылку рома и выдернул пробку зубами.

– Выпейте немного.

Он заставил старика открыть рот и выпить. Хамид закашлялся, наполовину задохнулся, покачал головой и прошептал:

– Моя религия это запрещает.

– Старина, на этот раз Аллах вас простит, – сказал Шавасс на урду и проглотил остатки рома.

Странно, но единственной реакцией старика на то, что к нему обратились на родном языке, было то, что он ответил на этом же языке.

– Если я выживу, то потому, что такова воля Аллаха. Если я умру – пусть будет так.

Прошло ещё полчаса, и Шавасс начал по-настоящему ощущать холод. Он снял пояс своего плаща и привязал им себя к Хамиду, который плавал рядом. Никаких признаков Престона и миссис Кемпбелл не было видно – некоторое время тому назад они исчезли из виду.

Старый Хамид был неподвижен, глаза закрыты, лицо, синее от холода, напоминало маску смерти. Шавасс ударил его пару раз по щекам, глаза открылись и старик посмотрел на него отсутствующим взглядом. На лице появилась какая-то тень, свидетельствовавшая, что он узнал его. Губы пошевелились, но он смог только шепотом произнести какие-то слова.

– Али, Али, сын мой, это ты? – спросил он на урду.

– Да, отец. – Шавасс собрал все силы, чтобы ответить правильно. – Осталось уже недолго. Скоро мы будем дома.

Старик улыбнулся, глаза его снова закрылись, и в этот момент волна неожиданно подняла их высоко к свинцовому небу и продержала там достаточно долго, чтобы Шавасс смог увидеть крутые скалы не более чем в двух сотнях ярдов от них. К ним неслись волна за волной, и белая вода ударялась о далекий берег.

Теперь они быстро неслись вперед, оказавшись совершенно беспомощными в объятиях потока, тащившего их к берегу. Когда вода попыталась их растащить, Шавасс крепко ухватился за старика, и ту снова стена воды, зеленая как бутылочное стекло, обрушилась на них.

Шавасс ушел глубоко вниз, слишком глубоко, почувствовал, что он один, и стал яростно бороться за жизнь, как попавшаяся на крючок рыба. Старый Хамид исчез, но странно, что он не испытывал никакого страха. Если он должен умереть, то умрет в борьбе.

Такое поведение, общее для всего живого, и известно психологам как реакция на критическую ситуацию, это ярость, с которой каждое живое существо борется за свое выживание, когда не остается ничего другого и оно либо загнано в угол своими врагами, или оказалось в одиночестве в море белой воды, как это случилось теперь с Полем Шавассом.

Он вырвался на поверхность, глотнул воздуха и снова ушел вглубь, срывая пуговицы плаща. Ему удалось сорвать плащ, а затем и пиджак, и он снова всплыл наверх, чтобы глотнуть воздуха. Немного больше времени понадобилось, чтобы сбросить ботинки, но видимо это произошло от того, что ноги его онемели от долгого пребывания в холодной соленой воде, но наконец он освободился и от них и снова поплыл, его яростное желание выжить придавало ему силы, которые он черпал из скрытых резервов, дремлющих в каждом человеке.

И вдруг его ноги почувствовали песок и он снова ушел под воду. Волна бросила его вперед на большой круглый валун, с которого стекала вода, и он очутился по колено в морских водорослях.

Вторая волна накрыла его. Пальцы вцепились в расщелину в скале и держались за нее, пока вода не отхлынула. Когда она отступила, Шавасс поднялся на ноги и неуклюже заковылял к полоске белого песка у основания скал, где мог оказаться в безопасности.

Некоторое время он лежал ничком, жадно глотая воздух, затем заставил себя подняться. Хамид – нужно найти Хамида. Вода была у него во рту, в ушах, в горле, казалось, она проникла в самое сердце, но он повернулся и пошел через скалы к линии прибоя.

И тотчас увидел Хамида в тридцати или сорока футах; тот лежал на мели, волны перекатывались через него. Шавасс бросился бежать, крича на урду.

– Я иду. Держитесь! Держитесь!

Конечно, это было глупо. Он понимал, что старик должен быть мертв. Он вытащил тело из воды, перевернул его, и произошло величайшее чудо из чудес: глаза старика открылись.

Хамид улыбнулся, всю усталость и боль смыло с его лица.

– Али, сынок. Я знал, что ты придешь, – прошептал он. – Благослови меня.

– Бог благословит тебя, старик, возьми меня за руку, – сказал Шавасс на урду. – Благословит и трижды благословит. Иди с Аллахом.

Старик удовлетворенно улыбнулся, глаза закрылись и жизнь покинула его тело.

Шавасс какое-то время стоял рядом на коленях, не обращая внимания на холод, глаза его слепо смотрели в пространство. Когда он наконец поднялся, то увидел, что в нескольких ярдах поджидает Дарси Престон, мрачно глядя на него.

Как и Шавасс, негр был в одной рубашке и брюках, его спасательный жилет исчез. На лице у него была царапина, а другая – на левом плече.

– Что с миссис Кемпбелл? – спросил Шавасс.

Негр пожал плечами.

– Я пытался схватить её, когда большая волна разделила нас, но поток был слишком силен для меня. Она ещё плавала на поверхности, когда я последний раз её видел. Думаю, она могла выжить.

Хотя он сам себе не верил, да и никто из них не верил в это, поэтому Шавасс устало пожал плечами и сказал:

– Давайте выбираться отсюда.

– Мы его не заберем?

– Пусть все остается, как есть, – сказал Шавасс. – Обстоятельства в данный момент складываются так, что будет значительно лучше, если нас не обнаружат рядом с ним. Если мы поднимем его выше на берег, станет ясно, что кто-то перенес его туда.

– Но какого черта мы теперь собираемся делать? – требовательно спросил негр.

Шавасс посмотрел на часы.

– Без четверти пять. Мы найдем дорогу и ближайшую телефонную будку. Я позвоню своим людям, а потом мы спрячемся у ближайшей изгороди и будем ждать. Через час после этого вы окажетесь на пути в Лондон.

Дарси Престон покачал головой.

– Кем бы вы не были, одно совершенно ясно, – вы не из полиции.

– Справедливое замечание, – сказал Шавасс. – А теперь давайте убираться отсюда.

Шавасс повернулся и в свете серого утра двинулся к скалам.

Глава 9

Высшая безопасность

– Монтефиори – Энрико Монтефиори, – Меллори отвернулся от окна и набил свою трубку из изящного кожаного кисета. – Один из самых богатых людей в Европе, хотя очень мало кто вообще о нем слышал. Очень не любит фотографироваться, но вы найдете в его досье одну или две фотографии. Он относится к крупным финансистам, не любящим быть на виду. Таинственная фигура, скрывающаяся где-то на заднем плане, однако его палец нажимает на такое количество кнопок, что трудно сосчитать.

– А Хеллгейт? – спросил Шавасс. – Что известно о нем?

Меллори покачал головой.

– Ничего. Насколько мне известно, у Монтефиори есть поместье на Люцернском озере и дворец в Венеции. Действительно, последние три или четыре года он почти полностью исчез из виду. – Он покачал головой. – Вообще в этом нет никакого смысла. Зачем, черт возьми, такому человеку как Монтефиори связываться с такими вещами?

Раздался стук в дверь и вошла Джин Фрейзер. Она протянула Меллори конверт.

– Дополнительные материалы из отдела С2, сэр, благодаря любезности китайского отдела ЦРУ.

Она вышла, Меллори открыл конверт и вытащил оттуда несколько карточек с записями, причем к каждой из них была приколота фотография.

– Взгляните-ка на это, Пол. Посмотрите, может быть вы за что-то зацепитесь.

Пятым в этой пачке оказался Ченг, только здесь его звали Хо Дзен и он был полковником армии КНР. Он был изумительно похож, и Шавасс передвинул фотографию по столу.

– Вот это и есть наш приятель.

Меллори просмотрел карточку и кивнул, слегка нахмурившись.

– Вполне определенный тип. Судя по этим данным, один из их лучших людей. Довольно глупо было отправлять его на три года в Париж в качестве военного атташе. ЦРУ в течение этого времени было вынуждено за ним присматривать.

Зазвонил телефон, он поднял трубку и в течение минуты слушал. Когда он положил трубку, лицо его выглядело задумчивым.

– Это был Трэверс, он звонил из того местечка, что называется Фиксби. Это маленькая деревушка на побережье недалеко от Веймута. За деревней есть небольшая запущенная шлюпочная мастерская, в которой хозяйничает некий Гормен. Сейчас его нет. Последний раз его видели, когда около шести часов сегодня утром он выходил в море на тридцатифутовом катере, на котором обычно возит на рыбалку любителей острых ощущений.

Шавасс взглянул на часы и увидел, что уже почти полдень.

– Если погода не изменится, сейчас они должны быть уже почти на месте.

– В Сен-Денизе? – Меллори кивнул. – Да. Я склонен согласиться с вами и, насколько я могу судить, наш друг из КНР вернется с ними. С одной стороны, ему наверняка понадобится какая-то медицинская помощь, а с другой стороны, он не захочет тут болтаться после того, как дела обернулись так плохо. Китайцы – весьма практичные люди.

– А как насчет Росситера?

Меллори поднял телеграмму.

– Да, это действительно весьма любопытный тип. Я не могу в нем разобраться. Стоунхерст (военная академия – прим. пер.), дважды первый в Кембридже, пять лет в английском колледже в Риме, а потом Корея. Корейцы захватили его и четыре года держали в плену – четыре года за решеткой. Должно быть, это было ужасно.

Вспомнив свой собственный опыт, длившийся всего неделю, Шавасс кивнул.

– Да, вы правы. Но почему он покинул Орден? В чем была причина?

– Трудно сказать. Церковь не любит обсуждать подобные вещи. Однако я нажал на некоторые пружины, и это дало мне адрес священника, отбывавшего заключение вместе с Росситером. Его приход находится здесь в Лондоне, что довольно удобно.

Шавасс посмотрел на карточку, которую протянул ему Меллори. Отец Анри да Суза, португалец, что видимо означало, что последние пять столетий его семья живет в Англии.

– Существует ли хоть малейший намек на то, что Росситер переметнулся к красным?

Меллори пожал плечами.

– Дорогой мой мальчик, все возможно в этом самом ужасном из всех возможных миров. Ради Бога, посмотри на Блейка. Они действительно проделали над ним неплохую работу. Конечно у священника было что-то, на что он мог опираться; что-то с чем он мог бороться против них. Не подлежит сомнению, что религиозные служители, которых корейцы держали у себя некоторое время, а потом освобождали, после возвращения нуждались в серьезной психиатрической помощи, настолько глубоким был процесс промывания мозгов. В любом случае вам стоит пойти, встретиться с отцом да Сузой и посмотреть, что вы сможете из него вытянуть.

– А что относительно Дарси Престона?

– Здесь нет никаких проблем, во всяком случае до тех пор, пока он будет правильно вести себя и помалкивать. Завтра мы посадим его в самолет, вылетающий на Ямайку.

– Можно, чтобы пока он остановился у меня?

– Я не вижу, почему бы этого нельзя было сделать. – Меллори покачал головой. – Святой Павел днем и Сохо – ночью. Какую странную запутанную жизнь приходилось вести этому парню.

Шавасс встал.

– Кажется, он перенес все это достаточно хорошо. Я свяжусь с вами сегодня ближе к вечеру.

Он был уже на полпути к двери, когда снова зазвонил телефон. Меллори жестом вернул его обратно и снял трубку. Потом со вздохом положил её обратно.

– Час назад тело женщины среднего возраста, одетой в спасательный жилет, было выловлено рыбачьей лодкой недалеко от Веймута. Пол, мне жаль, чертовски жаль. Особенно в свете того, что вы мне рассказали.

– Мне тоже, сэр, – сказал Шавасс и тихо вышел, сердце его было наполнено горечью.

Церковь Непорочного Зачатия находилась недалеко от Остиндских доков, места с весьма сомнительной репутацией. Шавасс остановил машину на противоположной стороне дороги и заглушил мотор. Потом достал сигарету из пачки, а другую предложил Дарси Престону.

– Грэм Меллори меня повесит и четвертует, если узнает, что я взял вас с собой. С другой стороны, он велел мне присматривать за вами и не могу же я одновременно быть в двух местах.

– Вы могли бы попытаться это сделать, но я вам не рекомендую, – сказал Престон и вышел из машины.

Церковь выходила задним фасадом на реку и представляла из себя небольшое, довольно грязное здание в псевдоготическом стиле, столь модном в девятнадцатом веке. Они прошли через вход в виде арки в зал, наполненный свечами и тенями, запахом ладана и спокойствием. Оно было пустым, если не считать человека в сутане священника, преклонившего колени у ограждения алтаря, его белые волосы светились в свете свечей, как нимб.

Шавасс инстинктивно перекрестился и преклонил колено, хотя в течение многих лет не исполнял церковных обрядов, и они двинулись по проходу между рядами. Священник поднялся на ноги и собирался было направиться в ризницу, но заметил их и остановился, слабо улыбаясь.

– Джентльмены, могу я вам чем-то помочь?

Судя по глазам, этот человек любил весь мир, – сейчас это встречается достаточно редко. От правого глаза в волосы уходил глубокий шрам, но в остальном его лицо было спокойным и безмятежным как лицо годовалого ребенка.

– Отец да Суза? Меня зовут Шавасс, думаю, вы меня ждали. Это мистер Престон, мой помощник.

– О, да, – кивнул отец да Суза. – Что-то связанное с Леонардом Росситером, верно? – Он улыбнулся. – Почему бы нам не выйти наружу? Сейчас там довольно неплохо.

От задней стены церкви к Темзе спускалось кладбище, на низкой стене было металлическое ограждение с шипами. На реке шла активная жизнь, и священник оказался прав – там было довольно приятно даже при неярком солнце.

Он присел на могильный камень и взял предложенную Шавассом сигарету.

– Здесь приятно, очень приятно. Видите ли, я часто прихожу сюда подумать. Здесь какая-то очень хорошая атмосфера. – Он наклонил голову над спичкой, предложенной ему Престоном, и откинулся назад с довольным вздохом. – Ну, а теперь, что вы хотите знать о Леонарде Росситере?

– Прежде чем мы продолжим, святой отец, думаю, что мне следует сразу же пояснить, что речь идет о серьезном деле и совершенно секретном. Фактически речь идет о национальной безопасности.

Казалось, эти слова ни в малейшей степени не взволновали да Сузу.

– Продолжайте.

– Скажите, мог ли Леонард Росситер стать коммунистом?

Отец да Суза внимательно посмотрел на кончик своей сигареты, по лицу его прошла легкая неопределенная тень и он вздохнул.

– Я не думаю, что в этом следует сомневаться.

– Понимаю. Вам приходилось прежде с кем-нибудь говорить об этом?

– Меня никто никогда не спрашивал.

Шавасс кивнул.

– Очень хорошо, святой отец, расскажите мне все, что сможете.

– Меня послали в Корею сразу после окончания второй мировой войны. Через несколько дней после начала корейской войны я был взят в плен войсками Северной Кореи.

– А Росситер?

– О, я не встречал Росситера довольно продолжительное время, только девять месяцев спустя я увидел его, когда меня перевели в специальный лагерь в Манчжурии. Это был центр по идеологической обработке.

– И вы думаете, что там Росситеру промыли мозги?

Отец да Суза негромко рассмеялся.

– Святые небеса, видите ли, все это не так просто. У них был чрезвычайно простой метод обработки, и тем не менее он довольно часто срабатывал. Первоначальная идея принадлежит Павлову. Вопрос заключается в том, чтобы вызвать чувство вины или гипертрофировать то чувство вины, которое лежит в каждом из нас. Сказать вам, джентльмены, что прежде всего спросил у меня мой инструктор? Был ли у меня в миссии слуга, который убирал у меня в комнате и готовил мне постель. Когда я сказал, что был, он выразил удивление, достал Библию и прочел оттуда отрывок, в котором наш Господь говорит о служении другим людям. Таким образом, я оказался одним из тех, кто позволял другим людям обслуживать себя. Просто удивительно, как один этот небольшой вопрос заставил меня почувствовать себя виновным.

– Но ваша вера, святой отец? – спросил Престон. – Разве она не могла вам помочь?

Старый священник выглядел искренне встревоженным.

– А разве я нуждаюсь в помощи? – Он улыбнулся чудесной улыбкой. – Сын мой, моя вера победила: она позволила мне преодолеть все трудности несмотря на все то, что они пытались со мной сделать. Никогда не чувствовал себя более верящим в Бога, чем в те темные дни моей жизни.

– А Росситер? – спросил Шавасс. – Что можно сказать о вере Росситера?

Старый священник с тревогой посмотрел на них.

– Джентльмены, здесь я оказываюсь в трудном положении. В Ном Беке я был его исповедником, а он – моим. Тайна исповеди священна. Могу только сказать, что у него возникли проблемы задолго до того, как он попал в руки коммунистов. С их точки зрения он был созревшим плодом.

– А какого рода были эти проблемы?

– Если мне будет позволено использовать марксистскую терминологию, то я бы сказал, что у каждого человека есть теза и антитеза. Что касается священника, его тезой является все то, во что он верит, все то, что поддерживает он и его призвание. С другой стороны, его антитезой является его темная сторона, та сторона, которая присутствует в каждом из нас. Страх и ненависть, насилие, агрессивность, стремление к материальному благополучию. Чувство вины мучило Леонарда Росситера задолго до того, как инструкторы в Ном Беке начали с ним работать.

– Но почему он покинул Священный Орден?

– Официальное объяснение состояло в том, что он испытал кризис веры – что он не мог больше оставаться священником. Это произошло три или четыре года спустя после его возвращения.

– Но вы не думаете, что он был изгнан из-за того, что проводил партийную линию?

Отец да Суза кивнул.

– Думаю, они смогли предложить ему то, что он искал, сильную веру, веру, которая могла его поддержать.

– Вы сказали, что они смогли предложить ему, святой отец? – переспросил Дарси Престон.

Отец да Суза мягко улыбнулся.

– Одно я могу сказать вам со всей определенностью. Леонард Росситер – человек с измученной душой. Он подобен герою поэмы Томсона, всю жизнь преследуемого псами Господа, бегущего от надежды на спасение, обреченного на гибель из-за отвращения к самому себе.

Шавасс медленно кивнул.

– Пожалуй это все, святой отец. Думаю, что вы все нам сказали.

– Надеюсь, что смог вам помочь. Всего хорошего, джентльмены.

– Прекрасный человек, – сказал Дарси Престон, когда они сели в машину.

– И даже более того.

Шавасс повернул ключ зажигания и они быстро уехали.

Меллори выслушал все то, что ему рассказали, со странным рассеянным выражением лица.

– После того, как вы ушли отсюда, я связался с разведкой НАТО.

– По поводу Монтефиори?

Меллори кивнул.

– Все оказалось чрезвычайно странным, Пол. У них ничего нет против него. Именно это-то меня теперь и беспокоит – по-настоящему беспокоит. Я уже готов услышать, что он является наиболее опасным двойным агентом в той игре, которую ведет. Но вся данная ситуация пахнет чертовски плохо. Что вы думаете по этому поводу?

Шавасс встал и прошелся взад и вперед по комнате.

– Давайте рассмотрим два наиболее важных момента. Полковник Хо Дзен – и Леонард Росситер, который, как представляется, во время своего плена стал сторонником коммунистов. Однако все это оставляет нас лицом к лицу с самой удивительной загадкой. Зачем понадобилось финансисту и мультимиллионеру вроде Энрико Монтефиори поддерживать воинственный коммунизм китайского толка? И ещё один момент – весь этот иммиграционный бизнес. Все это выглядит совершенно по-любительски. Я готов перерезать себе глотку, что смог бы организовать все гораздо лучше.

– Все правильно, действительно, организация Росситера является любительской, как вы сказали, но у китайцев нет особого выбора, когда дело идет о друзьях и союзниках. Ведь вы же помните, у них единственная опора в Европе – Албания. Весьма возможно, они просто не представляли, насколько второсортной является организация Росситера.

– Возможно, вы правы, – согласился Шавасс. – Наверняка они не могли позволить себе быть слишком разборчивыми. Любого рода контакт с европейским рынком лучше, чем ничего. Подозреваю, они именно таким образом смотрели на все это и оказались при этом чертовски наивными. Люди всегда говорят, что мы не понимаем Восток. Возможно, это правда, но и Восток понимает нас не лучше.

Меллори примерно полминуты смотрел в пространство, потом кивнул.

– Правильно, Пол, вот вы этим и займитесь. Найдите их, всех троих. Хо Дзена, Росситера и Монтефиори. Мне хотелось бы знать, в чем здесь дело, но самое главное заключается в том, чтобы остановить их.

– Остановить навсегда?

– Естественно. Найти и уничтожить. Я не вижу никакого смысла в том, чтобы ограничиваться полумерами. С настоящего момента это полностью ваше дело. Когда сможете, используйте нашу обычную систему связи, чтобы держать меня в курсе событий. По дороге поговорите с Джин относительно денег. Что-нибудь еще?

Шавасс кивнул.

– Тот человек, которому вы поручили наблюдать за этим Горменом в Фиксби – уберите его.

– Вы хотите сами туда отправиться?

– Мне представляется, что для начала это место может быть не хуже любого другого.

Меллори потянулся к телефону.

– Я немедленно этим займусь. Удачи вам.

Джин Фрейзер взглянула на Шавасса, когда тот вышел из кабинета.

– Вы довольны собой.

– Верно.

Шавасс достал сигарету из пачки, лежавшей у неё на столе. Глаза на его смуглом кельтском лице сверкали, как черное стекло. Он и сам был похож на дьявола, и она почему-то вздрогнула.

– В чем дело, Пол?

– Я не совсем уверен, – сказал он. – Я уже довольно давно не испытывал такого чувства.

– Какого?

– Личной заинтересованности в каком-то деле. Я, Пол Шавасс, а не Бюро. Я думаю о старике, лежавшем на спине на берегу, единственным желанием которого было повидаться со своим сыном, и о слабой маленькой женщине, умершей в одиночестве и испуганной до предела. Маленькой глупой беззащитной женщине, которая никогда в своей жизни никому не причинила зла.

Он тяжело вздохнул и потушил сигарету,

– Я хочу отомстить, Джин. В первый раз я хочу заняться кем-то из личных соображений. Это новое чувство. Меня беспокоит только то, насколько я буду чувствовать себя счастливым в будущем.

Он с сожалением расстался с Дарси Престоном, так как ему начал нравиться этот негр с блестящим язвительным умом и не только потому, что им столько довелось пережить вместе. Пока он укладывал свои вещи, Дарси сидел на подоконнике и наблюдал. На нем были брюки Шавасса, свитер с глухим воротом и твидовый спортивный пиджак.

– Вы уверены, что у вас все в порядке с деньгами? – спросил Шавасс, запирая свой чемодан.

Дарси кивнул.

– У меня есть здесь банковский счет.

Шавасс застегнул на все пуговицы старый морской плащ, который придавал ему вид морского волка.

– Не думаю, что мне придется вновь встретиться с вами. Завтра в это время вы уже будете на пути в солнечную Ямайку.

– Страну беззаботного калипсо и городков из лачуг. Давайте мне как можно скорее Бирмингем, – Дарси усмехнулся. – А что будете делать вы? С чего вы начнете? С этого местечка под названием Фиксби?

– Это место ничем не хуже любого другого.

Негр протянул ему руку.

– Пусть будет так. Удачи вам, Пол, и в следующий раз, когда встретитесь с Росситером, передайте ему привет от меня; я бы предпочел, чтобы вы сделали это ногой.

Шавасс наполовину приоткрыл дверь, когда Дерси заговорил вновь.

– Еще одно. Это гложет меня, поэтому я должен спросить. Почему они убили Харви таким способом?

– Я могу только предположить. Видимо, возникла опасность, что их будут досматривать. Можно сказать, что они уничтожили улики.

Дарси Престон искренне рассмеялся.

– Вы знаете, это похоже на иронию судьбы. Но именно так, как поступали в старину работорговцы с рабами, когда их настигали суда королевского флота – выбрасывали их за борт в цепях.

Он снова рассмеялся, но на этот раз у него в глазах стояли слезы и Шавасс закрыл дверь, оставив его одного со своим горем в этой тихой комнате.

Глава 10

Птички улетели

Фиксби была приходящей в упадок деревушкой. Это место знавало времена процветания, когда рыбная ловля была экономически выгодной, но сейчас все осталось в прошлом. Молодежь уехала в город и большую часть домиков снимали горожане, стремившиеся найти место отдыха на выходные дни.

Шавасс доехал до Веймута на машине Бюро, а дальше продолжил путь на местном автобусе. В четыре часа дня он уже был в Фиксби, где оказался единственным сошедшим с автобуса пассажиром.

Единственная улица была пустынной и пивная, в строгом соответствии с английскими законами, наглухо закрыта. Он прошел мимо неё и направился к берегу, сунув одну руку в карман старого плаща, а другой помахивая небольшим кожаным чемоданчиком.

Найти шлюпочный двор не представляло труда, это был дух этих мест, могила надежд и судов, выброшенных на берег, как мертвые киты и печально гниющих под дождем. Тут же было нечто вроде конторы, расположенной позади разваливающейся лесопилки. Казалось, там никого нет, и он зашагал к пристани.

Возле неё стоял мореходный катер, находившийся, насколько он мог видеть, в отличном состоянии. Он было оснащен для большой рыбалки, на корме на палубе были укреплены два вращающихся стула и лебедка.

Это прекрасное судно, не могло быть никакого сомнения – настоящий драгоценный камень среди сорняков. Он постоял, некоторое время его разглядывая, а потом обернулся.

В тени старой баржи стоял человек и наблюдал за ним. Высокий и худой, он был одет в старый матросский бушлат, остроконечную шапочку и замасленный комбинезон. Наиболее примечательной деталью было его лицо. Это было лицо Иуды, один глаз смотрел в угол, рот – как лезвие ножа, лицо было просто завораживающе отталкивающим, как у средневековой горгульи.

– Любуетесь, да? – Голос его был чуть громче шепота, когда он подошел, Шавасс заметил рваный шрам, тянущийся от правого уха к гортани.

– Неплохое судно.

– Слабо сказано. Стальной корпус, бензиновый двигатель фирмы «Пента», радар, эхолот. Тридцать пять узлов. Вы разбираетесь в судах?

– Немного. Вас зовут Гормен?

– Правильно. Чем могу быть полезен?

– Мне хотелось бы совершить на вашем катере небольшую прогулку, если это возможно.

– Половить рыбу? – Гормен покачал головой. – Сегодня уже слишком поздно.

– Речь идет о другом, – сказал Шавасс. – Мне нужно как можно быстрее перебраться через Ламанш, и приятель сказал, что вы могли бы помочь мне за соответствующую мзду.

Гормен посмотрел вниз на берег и присвистнул.

– И как зовут вашего приятеля? – спросил он после короткой паузы.

Шавасс изобразил некоторое замешательство.

– Сказать по правде, не такой уж он мне и приятель. Я встретил его в баре в Сохо. Он сказал, что в любое время, когда мне понадобится быстро выбраться из страны, вы как раз подходящий человек, который может помочь.

Гормен резко повернулся и, двинувшись прочь, бросил через плечо:

– Пойдемте в контору. Собирается дождь.

Шавасс последовал за ним и поднялся по расшатанным деревянным ступенькам на крыльцо. Наверху он остановился и резко повернул голову, заметив какое-то движение внизу среди брошенных бесхозных лодок. Собака, а может быть кролик. Но это оставило у него смутное чувство беспокойства.

Комната была завалена всяким хламом, назначение которого угадывалось с трудом. Одним махом Гормен расчистил стол и достал бутылку виски и два стакана.

– Итак, вам очень нужно быстро перебраться за море? – спросил он.

Шавасс положил на стол свой чемоданчик и открыл его. Он поднял рубашку и на свет появилась тысяча фунтов стерлингов, упакованная в несколько аккуратных пачек английских пятифунтовых банкнот и французских франков. Все это выглядело значительно солиднее, чем было на самом деле, и поврежденный глаз Гормена изумленно выкатился.

Шавасс вынул две пачки и двинул их по столу.

– Гормен, теперь вы понимаете, насколько быстро мне необходимо перебраться на ту сторону. Здесь две сотни и ещё сотню вы получите, когда мы доберемся до французского берега, при условии, что вы не станете задавать вопросов. Договорились?

Улыбка Гормена была настолько дьявольской, что выглядела почти ангельской. Он сгреб деньги и сунул их в помятый бумажник.

– Когда бы вы хотели отплыть?

– Если речь идет обо мне, чем скорее, тем лучше.

Гормен снова улыбнулся той же самой ангельской улыбкой.

– Тогда чего же мы ждем? – спросил он и вышел наружу.

Судно называлось «Мери Грант», и каждый уголок на нем был также хорош, как и его внешний вид. Шавасс стоял возле поручней, когда они прошли вдоль берега и повернули в открытое море, и глубоко вдыхал соленый воздух. Было неплохо снова двигаться, даже если это был путь к неизвестному будущему. Если быть честным с самим собой, именно эта особенность его работы вызывала у него наибольшее восхищение – просто жизнь день за днем, когда не знаешь, что ждет тебя за следующим углом.

Волны со странным, немного глуховатым звуком начали бить в корпус судна, заставляя его вибрировать, когда они вышли из-под прикрытия берега на основной фарватер Ла-Манша. Он подошел к рулевой рубке и остановился в дверях.

– Где вы предполагаете меня высадить?

– Где вам захочется, – сказал Гормен. – Вы – хозяин.

– Я думаю об одном местечке, которое находится несколько в стороне от проторенного пути. Это залив Сен-Мало. Оттуда я смог бы добраться до Марселя.

– Меня это устраивает.

Гормен сменил курс на пару румбов, и Шавасс сказал,

– Я пойду вниз и немного вздремну.

– Это лучшее, что вы можете сделать. В середине Ла – Манша будет немного качать. Барометр падает. В камбузе в большом термосе найдете готовый кофе.

Шавасс спустился в салон. Он устал – чертовски устал, что наверное было не так уж удивительно. Шавасс нашел в камбузе термос, налил чашку кофе и вернулся в салон. Там он медленно выпил кофе, шаг за шагом обдумывая всю ситуацию. Стычка с Горменом прямо сейчас ничего бы не дала, её можно было отложить на потом.

Совершенно неожиданно его мозг почти полностью отказался работать. Боже мой, как же он устал. Он вытянулся на обитой войлоком скамейке и уставился на переборку. Казалось, бимсы крыши также медленно покачиваются, как легкие волны на поверхности пруда, и во рту у него стало почему-то очень сухо. И только в последний момент перед погружением в темноту в его затуманенном мозгу мелькнула мысль о том, что что-то происходит не так.

Он медленно вынырнул на поверхность, в первые несколько мгновений ощущая только то, что он жив. В салоне было темно, а он лежал вниз лицом на обитой войлоком скамейке. Он попытался пошевелиться, потерял равновесие и свалился на пол, что едва ли должно было вызвать удивление, учитывая то, что его руки были надежно связаны за спиной.

«Мери Грант» продолжала двигаться, но в тот момент, когда он попытался подняться на ноги, двигатель заглох и катер лег в дрейф. На трапе раздались шаги, был включен свет и появился Гормен. Он подошел так близко, что Шавасс почувствовал тяжелый запах пота от его немытого тела.

– Ну, и как ты себя чувствуешь, парень? – Гормен похлопал его по щеке.

– Что это за шутки? – требовательно спросил Шавасс, временно придерживаясь той роли, которую для себя выбрал. – Я думал, мы заключили сделку.

Гормен встал, открыл небольшой чемоданчик, лежавший на столе, и вытащил оттуда одну из пачек банкнот.

– Вот эти игрушки, парень – зелененькие. Я всегда был к ним неравнодушен. Я просто весь покрываюсь мурашками. Эта небольшая коллекция мне так нравится, что я просто не перенесу мысли о том, чтобы расстаться хотя бы с её частью.

– Хорошо, – сказал Шавасс. – Я не доставлю никаких неприятностей. Вы просто высадите меня на другом берегу, вот и все, о чем я прошу.

Смех Гормена стоило слышать; он поднял его на ноги и толкнул к трапу.

– Правильно, я вас высажу, приятель, здесь нет никакой ошибки. Прямо на самой глубине.

На палубе было холодно, в желтом свете серебрился падающий дождь. Шавасс повернулся лицом к свету. Гормен поднял кусок ржавой якорной цепи и Шавасс холодно спросил:

– Кто тебя научил этой штуке – Росситер?

Эти слова заставили Гормена остановиться. Он взглянул на Шавасса, его глаз страшно выкатился и, когда он заговорил, голос был как тихий шепот.

– Кто ты такой? В чем дело?

– Придет время держать ответ, Гормен, – безразличным тоном сказал Шавасс. – Мои люди знают, где я нахожусь. Если я исчезну, тебе придется придумать, как это объяснить.

Он совершенно неправильно оценил этого человека. Гормен издал яростный крик, рука его откинулась назад, чтобы ударить, и цепь просвистела в воздухе.

Но не опустилась. Из темноты возникла чья-то рука и вырвала цепь у него из рук. Гормен обернулся и на свет появился Дарси Престон.

Гормен не растерялся. Его рука скользнула в карман и появилась уже с пистолетом, но здесь он сделал обычную ошибку, выстрелив в тот момент, когда вытаскивал пистолет. Пуля врезалась в палубную надстройку и Дарси головой вперед бросился через поручень в воду.

Гормен наклонился, вглядываясь в темную воду, и в этот момент Престон, проплыв под килем, перемахнул через поручень. Единственным оружием у него под рукой оказалась острога с длинной ручкой, которая применялась во время рыбной ловли, а сейчас висела на пружинном зажиме на стене рулевой рубки. Когда он схватил острогу, зажим издал музыкальный звон и Гормен обернулся.

В этот раз он поступил строго по правилам. Его рука вытянулась в прямую линию, своим здоровым глазом он старательно целился. Шавасс рванулся к нему и ударил плечом, как форвард во время игры в регби, что заставило того пошатнуться и удариться о поручень. Пистолет выстрелил, не причинив никому вреда, и когда Гормен выпрямился и попытался прицелиться снова, Дарси сделал выпад острогой и угодил её острым концом прямо подмышку. Гормен откинулся назад и с криком перелетел через леер. К тому времени, когда Шавасс добрался до поручня, темная вода сомкнулась у Гормена над головой и больше он не появился.

– Вытяните руки, – приказал Дарси и перерезал веревки, удерживавшие руки Шавасса, острым как бритва наконечником остроги. Шавасс обернулся, растирая запястья, чтобы восстановить кровообращение.

– Ну, я должен назвать это весьма своевременным вмешательством. А теперь позволено ли мне будет спросить, откуда, черт возьми, вы выпрыгнули?

– Все достаточно просто, – ответил Дерси. – После того, как вы уехали, я подумал примерно пять минут, а потом спустился в гараж и воспользовался вашим автомобилем. Оставил его на автостоянке возле аэропорта и остальную часть пути проделал на такси. Поэтому я оказался в Фиксби прежде вас. В местной пивной подают весьма неплохое горькое пиво.

– А потом?

– О, я поболтался немного возле шлюпочного двора, ожидая, как говорится, дальнейшего развития событий. Слышал большую часть вашего разговора с Горменом, подождал, пока вы скроетесь в конторке, а потом пробрался на борт и спрятался в ящике для цепей.

– Вы сами выбрали время для своего великолепного появления или просто почувствовали драматизм ситуации?

– Честно говоря, я заснул. И не просыпался до тех пор, пока Гормен не начал топать вокруг и шуметь.

Шавасс вздохнул.

– Очень хорошо, и что вы здесь делаете?

– Это очень просто. По всем стандартам мой брат был преступником. Он был вором и гангстером, но он был добр ко мне. Если я скажу, что я любил этого человека, это вас устроит?

– Абсолютно, – торжественно заявил Шавасс.

– Пол, он не предполагал умереть таким образом. Он много чего в жизни мог ожидать, но не такого. Я намерен, когда придет время, лично убить Росситера. Мы, жители Ямайки, люди религиозные и гордые. Глаз за глаз, – сказано в Библии, не больше и не меньше. Я отберу у Росситера жизнь, потому что это будет справедливо.

Шавасс кивнул.

– Я уважаю ваши чувства. Я понимаю их, но между замыслом и его осуществлением часто лежит глубокая пропасть, особенно для такого человека как вы. Я могу убить, когда я должен это сделать, убить быстро, квалифицированно и без малейшего размышления, потому что я профессионал. Уверены ли вы в том, что тоже сможете это сделать?

– Посмотрим?

– Ладно-ладно! Я заставлю эту штуку двигаться, а вы обсохните. Обсудим наши дела попозже.

Негр кивнул и исчез на трапе. Шавасс прошел по палубе в рулевую рубку и запустил двигатель. Тот издал высокий приятный звук и, после того, как он сдвинул дроссельную заслонку, «Мери Грант» мощно устремилась в ночь.

– Я всегда хотел быть боксером, – сказал Дарси.

Он прислонился к закрытой двери рубки, завернувшись в одеяло и держа в руке кружку с чаем, почти невидимую в темноте.

– И что вам говорил на это Харви?

Дарси рассмеялся.

– Он обычно спорил по поводу процентов, а в этом он не видел никаких процентов. Он всегда говорил, что хорошо драться может только голодный боец, а я был кем угодно, только не голодным бойцом. Видите ли, до определенной степени он доставлял мне удовольствие. Я брал уроки у лучших профессиональных боксеров. Он был одним из владельцев спортивного зала в Уайтчепеле.

– А что заставило вас выбрать профессию юриста?

– С моим-то окружением? – рассмеялся Дерси. – Чертовски много людей считало такой выбор весьма странным и неожиданным. Но, с другой стороны, я знал каждого проходимца в Сохо, что оказалось весьма полезным, когда я начал заниматься юридической практикой.

– Вы постоянно были кому-то нужны?

– Что-то в этом роде. После суда над Харви я прекратил эту деятельность, так как понял, что просто не смогу и дальше продолжать ту двойную жизнь, которой жил до этих пор. Уехал на Ямайку и начал все сначала. Это было правильным решением. Там я встретил свою жену.

– Время и шанс, – сказал Шавасс.

– Как я уже говорил вашему мистеру Меллори, Харви прислал мне письмо, в котором детально описал, что собирается делать. Когда он не вернулся, друзья известили меня и я решил пойти по его следам. Мне кажется, что я поступил достаточно логично.

– А ваша жена знает об этом?

Дерси усмехнулся.

– Она думает, что я нахожусь в Нью-Йорке по юридическим делам.

Он опустошил свою кружку и поставил её на столик для карт.

– А что вы можете рассказать о себе? Как получилось, что вы занялись работой такого рода?

– Снова виноваты время и шанс, – пожал плечами Шавасс. – Я оказался большим любителем языков. Просто впитывал их как губка воду, мне совершенно не приходилось работать над ними. Я преподавал в провинциальном университете, это занятие мне изрядно наскучило, и однажды друг попросил меня помочь вытащить его сестру из Чехословакии. Это предвещало целую цепь приключений, и я согласился.

– И добились успеха?

– Только частично. Я оказался в австрийском госпитале с пулей в ноге, когда там появился Меллори и предложил мне работу. Это было двенадцать лет назад.

– Вы сожалеете об этом?

– Слишком поздно сожалеть. Слишком, слишком поздно. А теперь давайте вернемся к настоящему и обсудим, что мы собираемся делать, когда прибудем в Сен-Дениз.

Глава 11

Шаги в ночи

Они так удачно рассчитали время, что когда подошли к Сен-Дениз, было всего девять тридцать утра. На карте примерно в четверти мили к востоку была показана небольшая бухточка, соединявшаяся с Ла-Маншем глубоководным каналом и Шавасс решил попытаться причалить там.

Едва ли можно было сделать лучший выбор. Бухточка представляла собой почти замкнутую окружность диаметром не более сотни ярдов, защищенную высокими скалами, обеспечивавшими великолепное укрытие со стороны моря. Они бросили якорь и спустились вниз.

Шавасс положил на стол чемоданчик, открыл его и протянул Дарси пару пачек франков.

– Половина вам, половина мне. Просто на всякий случай.

– Вы хотите сказать, что включили меня в платежную ведомость?

Дарси спрятал деньги во внутренний карман, а Шавасс нажал потайную застежку и приподнял фальшивое дно чемоданчика. Там лежали тщательно уложенные «магнум» 38 калибра, автоматический «вальтер» и автомат.

Дарси слегка присвистнул.

– Это что, как во времена сухого закона?

– Ничего особенного, просто подготовка. – Шавасс предложил ему «магнум». – Гарантировано, что его никогда не заест. Пожалуй, лучше средства остановить человека я не знаю.

Он сунул «вальтер» в карман, поставил на место фальшивое дно и спрятал чемодан в ящик под столом.

– И теперь начинается самое интересное.

Они переплыли на берег на пластмассовом ялике, вытащили его и по узкой тропинке поднялись на скалы. Небо было иссиня-черным, и каждая звезда горела, как костер. Луны не было, однако все освещалось каким-то странным светом, так что видно было значительно лучше, чем можно было ожидать при подобных обстоятельствах. Они быстро миновали разбросанные как попало сосны и скоро подошли к точке, с которой хорошо была видна деревня.

Тут и там в отдельных домиках горели огни, несколько огоньков светилось в окнах нижнего этажа «Беглеца».

– И как вы собираетесь разыграть эту партию? – спросил Дарси.

– По слуху, – ответил Шавасс. – Исключительно по слуху. Давайте сначала посмотрим, сколько участников в нашей игре.

Они спустились с холма, перебрались через изгородь и двинулись по узкой проселочной дороге, которая вскоре привела их к окраине деревни. Здесь домики стояли довольно далеко друг от друга и каждый был окружен участком возделанной земли.

Они прошли мимо первого домика и когда подошли ко второму, Дарси положил руку на рукав Шавасса.

– Это дом Мерсье, или вы это знали?

– Интересно, – протянул Шавасс. – Давайте взглянем.

Они пересекли вымощенный булыжником двор и, согнувшись, подобрались к окну. Свет золотыми пальцами указывал в темноту, сквозь неплотно закрытую занавеску можно было разглядеть Мерсье, сидевшего за кухонным столом с опущенной головой, бутылкой виски и оловянной кружкой.

– Он не выглядит слишком счастливым, – еле слышно выдохнул Дарси.

Шавасс кивнул.

– Вы кажется что-то говорили о том, что жена у него – инвалид?

– Да. Она четыре года не встает с постели.

– Тогда маловероятно, что она станет вмешиваться, если мы поведем себя тихо. Постучите в дверь, а потом спрячьтесь. Я с ним управлюсь.

Мерсье не торопился открывать, но потом его шаги странно прозвучали по каменному полу. Он открыл дверь и начал всматриваться в темноту, потом сделал шаг вперед, с беспокойным ожиданием на лице. Шавасс прижал ствол пистолета к его виску.

– Мерсье, один возглас – и вы покойник. Пошли внутрь.

Мерьсе шагнул назад, и Шавасс вошел вслед за ним, а негр замкнул шествие. Он закрыл дверь, и после этого Мерсье оглядел их обоих и неожиданно рассмеялся.

– Недурной сюрприз для Жако. Он сказал мне, что вы оба погибли.

– Где он?

– В «Беглеце», угощает своих закадычных друзей из деревни.

– А Росситер?

Мерсье пожал плечами.

– Они вернулись сегодня утром почти перед самым полуднем на катере англичанина.

– Гормена?

Мерсье кивнул.

– В прошлом мы провернули с ним немало дел. Он всегда приезжал сюда и уезжал.

– А власти?

– В этих краях, мсье? – Мерсье пожал плечами. – Каждый интересуется только своим делом.

Шавасс кивнул.

– А где Росситер и остальные? Они все ещё в «Беглеце»?

Мерсье покачал головой.

– Мсье Росситер вскоре после полудня уехал на машине. Он забрал с собой индианку и китайца. У китайца было сильно забинтовано лицо.

– А как выглядела девушка?

– А как по-вашему она должна выглядеть, мсье? Прекрасно, как всегда.

– Я не это имею в виду. Выглядела она испуганной, боялась ли она Росситера?

Мерсье покачал головой.

– Напротив, мсье. Она смотрела на него так, словно…

Казалось, ему трудно подобрать правильное слово.

– Словно он был…

– Богом, – предположил Дарси Престон.

– Что-то в этом роде, мсье.

Он выглядел странно спокойным и охотно, без боязни отвечал на вопросы. Шавасс решил некоторое время ничего не предпринимать и продолжил.

– Куда они направились?

– Не имею ни малейшего представления.

– Бросьте, Мерсье, вы могли бы сыграть и получше. Для начала расскажите о Хеллгейте и Монтефиори, не говорите мне, что никогда о них не слышали.

– Конечно, мсье. Я несколько раз слышал эти имена или названия в обрывках разговоров между Жако и мсье Росситером, но это и все. Для меня это просто слова и ничего более.

Он говорил правду. Шавасс был уверен в этом, но не видел никакого смысла.

– Что случилось, Мерсье? – мягко спросил он. – Вы стали каким-то другим человеком.

Мерсье не говоря ни слова повернулся, подошел к двери, распахнул её и отступил в сторону.

– Господа, – он сделал беспомощный жест рукой.

Шавасс и Престон подошли к нему и заглянули в маленькую заставленную вещами комнату. На столе стоял простой деревянный гроб, на концах его горела свеча.

Шавасс осторожно закрыл дверь.

– Ваша жена?

Мерсье кивнул.

– В течение четырех лет она не могла без страданий прожить ни дня, мсье, и тем не менее она никогда не жаловалась, хотя знала, что конец может быть только один. Я пытался сделать все, что мог. Известные врачи из Бреста, дорогие лекарства – и все напрасно.

– Это должно было стоить больших денег.

Мерсье кивнул.

– А как вы думаете, из-за чего ещё я пошел работать на такого зверя, как Жако? Только ради моей Нанетты, только ради нее. Только ради неё я выдерживал весь этот ужас. Ради неё и только ради неё одной я помалкивал все это время.

– Вы говорили, что боялись за свою жизнь?

Мерсье покачал головой.

– Нет, мсье, это был страх за жизнь моей жены; я боялся того, что этот дьявол Росситер мог с ней сделать.

– Он угрожал вам?

– Чтобы заставить меня молчать. Особенно он угрожал, мсье, после одной поездки несколько недель тому назад, когда я плыл с ними на «Леопарде» матросом.

– А что тогда произошло?

Мерсье заколебался и Шавасс сказал:

– Позвольте мне рассказать вам, что случилось после того, как мы отплыли вчера вечером. «Леопард» затонул в Ла-Манше, разве Жако не говорил об этом?

– Он сказал, что произошел несчастный случай. Что двигатель взорвался и все остальные погибли.

– Он с Росситером бросил нас, оставив тонуть запертыми в каюте, – сказал Шавасс. – Женщина и старик умерли, пытаясь доплыть до берега.

Казалось, Мерсье искренне потрясен.

– Боже мой, они же звери, а не люди. Вот почему, мсье, только несколько недель назад произошел случай, о котором я вам говорил. Возле английского берега нас обнаружил английский патрульный катер. В тот раз у нас на борту был только один пассажир – по какой-то причине это была специальная поездка. – Он повернулся к Дарси. – Мсье, он как и вы был из Вест-Индии.

Видно было, как потемнело лицо Дарси, он выглядел совершенно расстроенным.

– И что же произошло?

– Росситер сказал, что мы все получим по семь лет тюрьмы, если нас поймают с этим пассажиром на борту. Он обмотал его цепями и выбросил за борт, когда тот был ещё жив. Еще жив. Иногда во сне я вижу взгляд, который он бросил, когда Росситер переваливал его через поручень.

Дарси с отсутствующим видом кивнул.

– И он сказал вам, что убьет вашу жену, если вы расскажете кому-нибудь?

– Совершенно верно, мсье.

Дарси повернулся, резко распахнул дверь и вышел наружу. Мерсье удивленно посмотрел ему вслед и Шавасс тихо сказал.

– Это был его брат – брат, Мерсье. Мы приехали, чтобы рассчитаться. Вы нам поможете?

Мерсье снял с двери матросский бушлат и надел его.

– Конечно, мсье.

– Хорошо. Вот что вам следует сделать. Подождите возле «Беглеца» и понаблюдайте за гаванью. Через некоторое время вы увидите, как появится «Мери Грант». Вы знаете это судно?

– Конечно, мсье. Это катер Гормена.

– После этого вы зайдете в гостиницу и скажете Жако, что Гормен вернулся и очень хочет встретиться с ним на пристани. Сделайте так, чтобы остальные слышали, когда вы будете ему это говорить.

– А потом?

– Есть у вас собственная лодка?

Мерсье кивнул.

– Старый вельбот с дизельным двигателем.

– Отлично, – когда мы выйдем из гавани, вы отправитесь в бухту, которая называется Панмарш. Вы её знаете?

– Точно так же, как знаю на этом берегу каждый дюйм.

– Мы будем ждать вас там. – Шавасс похлопал его по плечу. – Мы остановим его, вашего Жако, не так ли, Мерсье?

Глаза Мерсье вспыхнули огнем ненависти, которая годами копилась в нем, и они вместе вышли наружу.

Когда Мерсье зашел в гостиницу, в баре было около дюжины рыбаков, и всем заправлял Жако. Все в ожидании столпились вокруг него, он наливал красное вино из глиняного кувшина, оставляя за собой красный, словно кровавый след, а женщина, прислуживавшая за стойкой, наблюдала за ним, плотно сжав губы.

– Я угощаю всех, – проревел Жако. – Все за мой счет. Утром я уезжаю отсюда, и вы никогда больше не увидите старину Жако.

Мерсье с трудом пробился к бару, но когда Жако заметил, то радостно приветствовал и его.

– Мерсье, старый дружище, где ты прятался?

Речь его была неразборчивой и он производил впечатление пьяного. В Мерсье тотчас же закралось подозрение, так как он никогда за всю свою жизнь не видел, чтобы Жако опьянел.

– У меня для вас есть сообщение, – громко сказал он. – От мсье Гормена.

Несколько голов с интересом повернулись и Жако нахмурился, мгновенно собравшись.

– Гормен здесь?

– На пристани. Он только что подошел на «Мери Грант».

Жако поставил кувшин и кивнул женщине.

– Это все твое.

Потом повернулся и сгреб Мерсье.

– Пошли.

Снаружи с моря дул легкий ветерок и покачивал верхушки сосен.

– Он сказал тебе, что ему нужно? У него неприятности?

Мерсье пожал плечами.

– Мсье Жако, с чего это он будет говорить со мной, человеком, который для него ничего не значит? Он ничего мне не сказал.

Жако удивленно взглянул на него, отметив некоторую новую для него воинственность в тоне Мерсье, но сейчас у него не было времени детально разбираться. В конце улицы Мерсье остановился.

– Здесь я покину вас, мсье.

– Собираешься пойти домой?

– Конечно.

Жако попытался вложить в свои слова хотя бы какую-то долю дружелюбия.

– Я зайду к тебе позже, если смогу, после того, как выясню, чего хочет Гормен. Теперь, когда я собираюсь уехать, мне хотелось бы поговорить с тобою кое о чем.

– Как вам будет угодно, мсье.

Мерсье исчез в ночной тьме, а Жако зашагал дальше, причем шел он быстро и в его поведении не было ни малейшего намека на опьянение. Если его что-то и беспокоило, то он не слишком-то щедро был одарен интеллектом. Росситер оставил ему строгие инструкции относительно того, что нужно делать, и Гормен в эти инструкции никак не вписывался.

«Мери Грант» стояла возле пристани, её двигатель тихо урчал. Он поднялся по трапу на палубу и остановился в некоторой нерешительности. Потом заметил движение в рулевой рубке и быстро направился туда.

– Гормен? – требовательно спросил он.

Он подошел к двери, и его сердце едва не остановилось, так как лицо, которое холодно смотрело на него из темноты и казалось совершенно лишенным тела в свете, падавшем от нактоуза, он никогда в жизни уже не рассчитывал увидеть.

Шавасс ласково улыбнулся.

– Заходите, Жако.

Жако шагнул назад и почувствовал ствол пистолета своего виска. Он невольно повернул голову и увидел прямо перед собой Дарси Престона.

На лице у него выступил смертельно холодный пот, и он начал дрожать, так как этого просто не могло быть. Жако со стоном осел у двери рулевой рубки, и «Мери Грант» с ревом отошла от пристани и направилась в открытое море.

К тому времени, когда они бросили якорь в бухте Панмарш, Жако уже больше не верил в привидения, а только в чудеса, а чудо было тем, что в любой момент может случиться с каждым. Его страх сменился яростью, и он страстно искал какого-то шанса, собираясь отчаянно бороться за свою жизнь. Это произошло в тот момент, когда подплыл Мерсье и пришвартовал свой старый вельбот к борту. Престон пошел, чтобы поймать брошенный им конец, оставив караулить Шавасса, который неожиданно показался каким-то невнимательным. Жако попытался было выхватить пистолет и Шавасс, ожидавший этого движения, отклонился в сторону и ударил его по голове.

Такой удар заставил бы любого другого отключиться и отправил бы его на несколько минут в нокаут. Однако Жако только повел плечом, вскочил на ноги и бросился к поручням. Дарси вовремя успел подставить ему ногу, и тот растянулся на палубе.

Когда Жако вновь поднялся на ноги, то обнаружил, что негр снимает пиджак.

– Давай, Жако, – сказал он, – Давай посмотрим, на что ты годишься.

– Ты – черная обезьяна. Ты – грязная черная обезьяна.

Жако бросился вперед как дикий зверь, его большие руки молотили воздух, стремясь дотянуться до чего-нибудь, что они могли бы уничтожить и тем самым спасти свою жизнь, когда Дарси остановил его с той ювелирной точностью, которая вызывала страх своей экономичностью. В своих действиях негр представлял блестящее зрелище, а ненависть давала ему дополнительные преимущества.

Жако успел сделать три-четыре удара, но все они пришлись в воздух. Он же, в свою очередь, получил целую серию ударов, разрушительных по своей силе, раз за разом отправлявших его на колени, пока удар правой окончательно не опрокинул его на спину.

Он лежал, пытаясь перевести дух, и негр опустился возле него на колено.

– А теперь, Жако, ты ответишь на несколько вопросов, быстро и точно.

– Черная свинья, – Жако плюнул ему в лицо.

Шавасс отодвинул Дарси.

– Отдохни. Давай я попробую.

Он закурил сигарету и выпустил длинную струйку дыма.

– Здесь все ненавидят тебя, Жако. Дарси – за то, что ты с Росситером несколько недель назад утопил его брата. Мерсье – потому что ты затащил его в эту мерзость. Я – за то, что мне не нравится твой запах. Ты – животное, нечто такое, что живет под камнем, и убить тебя точно так же не вызовет у меня никаких колебаний, как наступить на слизняка. Теперь, когда мы все выяснили, давай попробуем начать сначала. Куда отправился Росситер?

Ответ Жако был грубым и однозначным.

Шавасс поднялся.

– Вставай.

Жако заколебался, и Мерсье ударил его под ребра.

– Ты слышал, что сказал джентльмен.

Жако неохотно поднялся и Шавасс протянул Мерсье моток веревки.

– Свяжите ему руки.

Жако не стал сопротивляться.

– Вы можете делать что угодно, но не заставите меня говорить. Скорее я увижу вас в аду.

Какое-то время он что-то бессвязно выкрикивал, но Шавасс не обращал на него никакого внимания и прошел на корму, где к палубе были привинчены вращающиеся стулья для рыбалки на крупную рыбу и подготовлены ворот и лебедка, чтобы поднимать тунца или акулу.

– Так, а теперь давайте его сюда и бросьте в воду.

Дарси толкнул Жако вперед. Шавасс согнул его и зацепил его веревки за крюк на конце троса, прикрепленного к вороту.

– И что ты собираешься делать? – спросил Жако.

Шавасс кивнул своим спутникам.

– Поднимайте его.

Когда негр и Мерсье начали крутить ручку лебедки, ноги Жако оторвались от палубы и на какое-то время он повис над палубой. Он начал было бороться, яростно извиваясь и брыкаясь, и Шавасс повернул лебедку так, что он повис над водой. Жако замер, продолжая ругаться, и Шавасс снова спросил.

– А теперь ты намерен говорить, Жако?

– Черт бы тебя побрал, черт бы побрал вас всех.

Шавасс кивнул. Дарси отпустил ручку лебедки и Жако исчез под водой. Шавасс отвел ему целую минуту, внимательно следя за временем по часам, потом кивнул и Мерсье с Дарси вытащили Жако наверх.

Он висел рядом с поручнями, грудь его тяжело вздымалась, когда он пытался перевести дыхание. Потом начал кашлять и наконец его вырвало. Шавасс дал ему некоторое время, чтобы прийти в себя.

– Хеллгейт, Жако, и Монтефиори. Я хочу знать о том и о другом.

Жако обругал его и снова начал дико извиваться. Шавасс повернулся и кивнул, лицо его оставалось холодным и неумолимым, ворот лебедки снова заскрипел.

На этот раз он отвел на процедуру полторы минуты, и когда Жако вновь появился, первое время он оставался совершенно неподвижным. Шавасс пнул его, и немного погодя большая голова поднялась и глаза открылись.

– Хеллгейт, – простонал он, – это дом в Камарге, недалеко от деревни, которая называется Шатийон. Он принадлежит мсье Монтефиори.

– И именно туда отправились Росситер и остальные?

Жако слабо кивнул.

– А Монтефиори сейчас тоже там?

– Я не знаю. Я его никогда не видел. Я знаю только то, что говорил мне Росситер.

– А почему ты не поехал вместе со всеми?

– Росситер хотел, чтобы я присмотрел за Мерсье, он считал, что тот слишком много знает, и хотел, чтобы я уехал открыто, чтобы это не вызвало никаких вопросов. Меня задерживала только аренда гостиницы. Все это могло быть улажено в течение пары месяцев, и я передал её той старой ведьме, которая работала на меня. Всем я сказал, что завтра уезжаю на Корсику, где дальний родственник оставил мне ферму.

Шавасс медленно кивнул.

– Итак, ты должен был убить Мерсье?

Жако начал кашлять, а потом издал странный сдавленный крик. Его тело обвисло, словно от приступа боли и Мерсье и Дарси быстро опустили его на палубу. Мерсье опустился на колени и приложил ухо к груди Жако. Когда он взглянул вверх, лицо его было мрачным.

– Он мертв, мсье. Сердце не выдержало.

– Будем надеяться, что он сказал правду, – спокойно сказал Шавасс. – Снимите с него веревки и отнесите тело в каюту.

Он повернулся, и Дарси схватил его за локоть.

– И это все, что вы можете сказать, черт возьми? Ведь мы просто убили человека.

– Так или иначе, он это заслужил, – сказал Шавасс. – Так что не нужно слез и цветов. Для этого нет времени.

Он освободил руку и прошел в рулевую рубку. Когда остальные присоединились к нему, он изучал карту.

– Нужно найти глубокое место, – сказал он Мерсье, – достаточно глубокое для того, чтобы там можно было затопить «Мери Грант», не оставив никаких следов.

Мерсье вздохнул.

– Очень жаль, мсье. Такое прекрасное судно.

– С ним должно быть покончено, – сказал Шавасс. – Так что вы предлагаете?

Мерсье некоторое время рассматривал карту, а потом показал пальцем на группу скал, отмеченных на карте как опасное место, примерно в шести милях от бухты, где они находились.

– Башни, мсье. В свое время там погибло немало судов. Они выступают из расщелины глубиною около тысячи футов. Все, что туда попадает, там и остается, поверьте мне.

Шавасс кивнул.

– Тогда поплыли туда. Вы пойдете на вельботе и будете показывать дорогу. Я пойду за вами. Дарси, отправляйтесь с ним.

– Я останусь с вами, – сказал негр.

Шавасс покачал головой.

– Не имеет смысла, для работы такого сорта достаточно одного человека.

– Я сказал, что останусь, – голос Дерси был лишен всякого выражения. – Я имею в виду именно то, что говорю.

Он прошел на нос и встал там, засунув руки в карманы и ссутулив плечи.

– Думаю, он не очень счастлив, мсье, – заметил Мерсье. – Что меня не удивляет. Особенно после всего того, что сделали с его братом.

– Именно это его и расстраивает, – сказал Шавасс. – Он не охотник по натуре, Мерсье. А теперь пошевеливайтесь. У нас не так много времени.

Сначала Башни появились вдали, как полоски белой пены. По мере их приближения бурлящие воды вокруг них стали видны лучше и Шавасс увидел вздымавшиеся фонтаны брызг.

Башни представляли из себя группу зазубренных скал, некоторые из них постоянно находились на уровне воды, тогда как другие выступали на двадцать или тридцать футов над поверхностью моря. Когда Мерсье, как они договорились, резко свистнул и взмахнул рукой, Шавасс выключил мотор и скомандовал Дарси. Негр поджидал у переднего люка с пожарным топором в руках и теперь спустился и пробил несколько дыр в носовой части судна. Когда он вновь появился наверху, судно уже осело на нос, и он был мокрым до нитки. Шавасс отвязал пробковый спасательный пояс с названием судна и выбросил его в море, а Мерсье в этот момент подошел к борту.

– Погиб в море, – сказал он. – Утонул. Больше никто никогда не увидит Жако.

– А Гормен? – спросил Дарси. – Что с ним?

Шавасс пожал плечами.

– Хотите верьте, хотите нет, но большинство людей, ныряющих в Ламанш, никогда не всплывает наверх. И даже если ктонибудь найдет то, что останется от него через несколько недель, это ничего не даст.

– Вы очень рационально мыслите, – заметил Дарси.

– Вы слишком сложно выражаете свою мысль. Просто я профессионал, а вы – нет. Вот и все.

Вельбот подошел вплотную и они перебрались через борт. Мерсье описал большой круг, пока они смотрели на тонущий катер. «Мери Грант» уже почти ушла под воду и только корма торчала над поверхностью моря. Когда она погрузилась полностью, то исчезла так быстро, что если бы ктонибудь из них на мгновение закрыл глаза, то наверняка пропустил бы этот момент. Вода сомкнулась над ней, Мерсье двинул рукоятку двигателя и вельбот помчался прочь.

– И что теперь? – спросил Дарси, опускаясь на одну из широких скамеек и подняв плечи, чтобы укрыться от брызг.

– Мы должны попасть на поезд, – ответил Шавасс. – На поезд до Марселя, если такой есть, конечно, если мы по-прежнему вместе.

Дарси медленно кивнул.

– Я зашел слишком далеко, чтобы отступать. Вам не стоит беспокоиться – я всю дорогу буду с вами.

– Очень хорошо. – Шавасс повернулся к Мерсье. – Высадите нас в каком-нибудь тихом местечке на берегу как можно ближе к Сен-Брие. Вы сможете это сделать?

– Конечно, мсье.

Шавасс предложил ему сигарету и подержал спичку в сложенных ладонях, пока тот прикуривал.

– Кстати о Жако, Мерсье. Вполне могут возникнуть вопросы.

– Возможно, мсье, но я сомневаюсь. Он собирался уехать утром. Большинство людей подумает, что он просто уехал немного раньше. В любом случае, видели, как он поднимался на борт «Мери Грант», и где она теперь? Может быть, вопросы возникнут через несколько дней, когда рыбаки выловят спасательный пояс или его где-нибудь прибьет к берегу, а может быть и не возникнут. Анри Жако никогда не существовал, мсье.

– А вы? Что будете делать вы?

– Я собираюсь похоронить свою жену, мсье, – сказал Мерсье.

Глава 12

Фламинго и белые лошади

Они добрались до Сен-Брие почти в полночь. К счастью оказалось, что через пятнадцать минут отправляется поезд до Ренна и Шавасс решил ехать им, чем болтаться здесь.

В Ренне, дожидаясь поезда на Марсель, им пришлось задержаться на полтора часа, которые они провели в кафе возле железнодорожного вокзала. Негр все ещё оставался мрачным и Шавассу это надоело.

– Если вы будете так себя вести, ни к чему хорошему это не приведет, – сказал он. – Либо мы выясним сейчас наши отношения, либо вы пойдете своей дорогой.

– А не создаст ли это дополнительные трудности? – усомнился Дарси. – Официально меня даже нет в этой стране.

Шавасс покачал головой.

– Я могу связаться с парижским отделением. Они отправят вас отсюда.

Дарси выглядел явно расстроенным.

– Не знаю, Пол. Когда мне впервые пришла в голову мысль последовать за вами, то казалось, что это имеет смысл, а особенно, когда я услышал, что они сделали с Харви; я расстроился и хотел отомстить.

– А теперь?

– Против всей этой истории с Горменом я ничего против не имею. В конце концов, он же пытался убить вас. Здесь я ничего не мог поделать, но Жако… – он покачал головой. – Это застряло у меня, как кость в горле.

– Если вы так все это воспринимаете, нам лучше расстаться, – сказал Шавасс. – Росситер без тени сомнения утопил вашего брата как крысу, он приложил руку к групповому убийству, когда затонул «Леопард», и неплохо бы вам вспомнить, что случилось с миссис Кемпбелл и старым Хамидом. Он не поколеблется отправить и нас обоих туда же, едва обнаружит, что мы остались живых. Это ведь не Олд Бейли и не Верховный суд Ямайки. Здесь существует только один закон – убивать или быть убитым – и у меня есть прямой приказ в этом случае убивать, не забывайте. Хо Дзен, Росситер, Монтефиори – со всеми должно быть покончено.

Негр покачал головой.

– Видите ли, возвращаясь к тем временам, когда я жил вместе с Харви в Сохо, должен сказать, что мне приходилось встречаться с разного рода циниками и преступниками, но вы в своем роде выдающийся тип.

– Вот потому-то я и остаюсь живым после двенадцати лет участия в этой кровавой игре, – сказал Шавасс. – Ну, а теперь, вы со мной или нет?

– Насколько я вижу, у меня не так велик выбор. Как я понимаю, едва я окажусь где-нибудь поблизости от Росситера, то если не разделаюсь с ним первым, он разделается со мной. Такая точка зрения противоречит закону. Я провел годы в джунглях, в которых жил Харви – поэтому психологу не составит труда понять, почему я встал на сторону закона. – Он тяжело вздохнул. – Но вы можете рассчитывать на меня, Пол. Я вас не подведу.

– Хорошо, теперь, когда мы со всем разобрались, я позвоню нашему агенту в Марселе, чтобы он подготовился к нашему приезду.

Он встал и Дарси спросил:

– Местечко, которое называется Камарг – что это такое?

– Это район дельты реки Роны, – пояснил Шавасс. – Примерно три сотни квадратных миль лагун и проток, болот, белых песчаных дюн и горячего солнца, хотя сейчас и не самое подходящее время года. Знаменито тремя вещами. Белыми лошадьми, боевыми быками и фламинго. Я однажды был там мальчиком двадцать лет назад, и никогда не забуду этого.

– Но что, черт возьми, они делают в таком месте? – спросил Дарси.

– Нам предстоит это выяснить, верно? – сказал Шавасс и пошел заказывать телефонный разговор.

Яков Малик был поляком по происхождению и оставил свою родную страну по политическим соображениям перед началом второй мировой войны. Пару лет он работал на Второе бюро, старую французскую секретную организацию, которая прекратила свое существование в 1940 году. Войну он провел, работая в британской организации по специальным операциям в качестве курьера между отрядами французского сопротивления. Конец этой полной приключений карьере положил взрыв гранаты, брошенной кем-то из Фронта национального освобождения (F. N. L. (Front Liberation Nationale – фр. – алжирская националистическая организация времен борьбы за независимость Алжира – прим. пер.) в окно его спальни во время алжирских событий. Он ушел в отставку и держал в Марселе небольшое кафе на берегу и жил там же с женой-мавританкой и тремя детьми. Сейчас он работал в этом городе в качестве агента Бюро и Шавассу дважды доводилось с ним встречаться.

Когда они вышли из вокзала, он стоял возле своего «Рено», тяжело опираясь на трость, с которой не расставался; это был худощавый элегантный мужчина с остроконечными усиками, хорошо сохранившийся для своих шестидесяти лет.

Он подковылял к ним и радостно приветствовал Шавасса.

– Мой дорогой Пол, как это чудесно, вновь встретиться с вами. Как ваши дела?

– Прекрасно. – Шавасс тепло пожал ему руку. – А как себя чувствует Нерида и ваша семья?

– Цветет. Она все ещё тоскует по Алжиру, но мы никогда туда не вернемся. Я не проживу там и недели. У этих людей долгая память.

Шавасс представил его Дарси, они сели в машину. Было тепло и довольно душно, солнце скрывалось за плотными серыми облаками, и тем не менее всюду был тот характерный для Марселя яркий свет, резавший глаза.

– Что вам удалось организовать? – спросил Шавасс.

– После вашего телефонного звонка я долго размышлял, – сказал Малик. – Буквально до четырех часов утра. Я напал на гениальную идею, хотя и говорю об этом со всей присущей мне скромностью. Попасть в Камарг не представляет никаких проблем. Остаться там незамеченным просто невозможно.

– На трех сотнях квадратных миль лагун и болот? – сказал Шавасс. – Я что-то вас не понимаю.

– О, населения там совсем немного, главным образом охотники за дичью и пастухи, которые выращивают молодых бычков и лошадей, свободно пасущихся по всему этому району. Именно благодаря малочисленности населения посторонним трудно проникнуть туда так, чтобы это не стало известным. Поэтому вам нужна законная причина, чтобы оказаться там, причина, с которой согласится любой, кто вас увидит.

– И вы нашли такую причину?

– Наблюдение за птицами, – просто сказал Малик.

Дарси Престон громко расхохотался.

– Не может быть, чтобы он говорил серьезно.

– Но я говорю совершенно серьезно. – Малик немного обиделся. – Камарг известен своими дикими птицами, особенно колонией фламинго. Со всей Европы приезжают сюда, чтобы их изучать.

– Знаете, думаю, что в этом действительно что-то есть, – согласился Шавасс.

– Более того, мой дорогой Пол, у меня уже есть для этого все необходимое. Небольшая яхта и все остальное: резиновая лодка, охотничьи костюмы и болотные сапоги, бинокли, подходящая кинокамера. Я связался с отделом С2 в Лондоне и получил от них добро. Мне казалось, что не имеет смысла терять время.

– Прекрасно. – Шавасс неожиданно почувствовал признательность к старику и похлопал его по плечу. – Это действительно прекрасно.

– Нет нужды преувеличивать мои заслуги, Пол. За такого рода услуги я получаю приличные деньги – и они удваиваются, если я сам принимаю участие в деле.

– А вы этого хотите?

– Я знаю Камарг, а вы его не знаете, и это может иметь смысл. – Он улыбнулся. – И кроме того, вы не имеете представления, как скучна в наши дни жизнь. И небольшая разминка будет для меня весьма полезна.

– Тогда будем считать, что договорились. – Шавасс повернулся к Дарси, сидевшему на заднем сидении. – Ничего похожего на какую-то организацию, не правда ли?

– О, я потрясен, – сказал Дерси. – Я был бы потрясен ещё больше, если бы кто-нибудь вспомнил в течение ближайшей пары часов о том, чтобы наполнить мой желудок. Он сжался уже настолько, что начинает болеть.

– Все это я тоже организовал, мсье, – сказал Малик. – Мое кафе находится на расстоянии броска камнем от гавани. Там моя жена неохотно накормит вас местной достопримечательностью – буйябезом (рыбный суп – фр. – прим. пер.). Но если вы догадаетесь предпочесть её фаршированного барашка с рисом, то завоюете её вечную дружбу.

– Тогда вперед, это единственное, о чем я прошу, – вскричал Дарси, и Малик перестроил свой «Рено» из одной полосы в другую, проскочив вплотную к автобусу, и свернул в узкую улочку, ведущую к гавани.

Фаршированный барашек и жареный рис были именно такими, как и обещал Малик, и после этого они спустились к старой гавани, поставили «Рено» и пешком прошли на каменный причал. В гавани на якорях стояли суда всех форм и размеров, множество шлюпок и маленьких суденышек самого разного назначения были пришвартовано прямо к пристани. Они спустились по ступеням и Малик подвел их к шестиместному катеру.

Шавасс встал за руль и, строго подчиняясь командам, провел катер по забитой гавани, пока они не подошли к борту каютной крейсерской яхты длиною в двадцать футов с подвесным мотором. Яхта называлась «Алуэт» – «Жаворонок» и была выкрашена в белый цвет с ярко-алой каймой. Дарси вскарабкался на борт и повернулся, чтобы подать руку Малику. Привязав катер, Шавасс поднялся следом за ними. Каюта была маленькой, две боковые скамейки, обитые войлоком, на ночь превращались в койки. Единственными удобствами были туалет и небольшой камбуз. Малик со вздохом сел, достал тонкую черную сигару и закурил:

– А теперь к делу. В этом ящике, Пол, вы найдете карту, и кстати, у него двойное дно. Там же – пара автоматических пистолетов и с полдюжины гранат. Мне показалось, что это будет разумно.

На развернутой карте в деталях был изображен весь район Камарг, причем были показаны не только несколько устьев Роны, но и каждая лагуна, каждая отмель и каждая протока.

– Эта карта не даст вам слишком много, – заметил Малик. – Прилив и речное течение сильно меняют обстановку. Отмель, которая сегодня существовала, на следующий день может исчезнуть или появиться в другом месте, и то же самое может произойти и с протоками. Но это не должно доставить нам больших неприятностей. «Жаворонок» сидит в воде всего на два или три фута.

– А Хеллгейт? Вы можете указать его на карте? – спросил Дарси.

– Конечно могу. Посмотрите сюда, возле Марселя недалеко от Пуан-дю-Норд. В трех или четырех милях вглубь побережья находится деревня Шатийон. А примерно в двух милях к северо-востоку от деревни отмечен и Хеллгейт.

Шавасс сразу же обнаружил это место, – островок в лагуне, имевшей форму полумесяца.

– Вам удалось что-нибудь выяснить относительно этого места или насчет Монтефиори?

– Естественно, из-за ограниченности времени я был привязан к Марселю, но мне удалось получить кое-какую полезную информацию. Дому около семидесяти лет. Он был построен в девятисотых годах русским писателем по фамилии Курбский, не любившим царя и не скрывавшим этого. В свое время его романы были в моде в Америке и вообще в Европе и он стал вполне состоятельным человеком. Он приехал в Камарг, чтобы посетить ферму по выращиванию бычков, и решил там остаться. Дом он построил в таком месте, потому что страшно стремился к уединению. Это деревянное строение, очень русское по стилю.

– А что с ним стало потом? – спросил Дарси.

– После революции он вернулся домой – это была серьезная ошибка. Он не любил Ленина ещё больше чем царя, но на этот раз ему не удалось уехать. Он умер или был убит в 1925 году. Кстати, в те времена никому не нужны были гении. В местном земельном управлении у меня есть друг, который позвонил в Арль, чтобы выяснить, кто владеет этим домом в настоящий момент. Во время войны это место использовалось немцами в качестве военной базы. После войны оно пустовало, пока четыре года назад не было приобретено неким Ледюком.

– Ледюк? – нахмурился Шавасс.

– По крайней мере, в регистре записано это имя.

Шавасс медленно кивнул:

– Хорошо. Пожалуй, мне лучше познакомить вас со всеми деталями, чтобы вы ясно представляли себе обстановку.

Когда он закончил, Малик задумчиво посмотрел на него:

– Довольно странное дело. Возьмем, например, этого Росситера. С одной стороны – неумелый любитель, который часто попадает впросак. С другой стороны – беспощадный хладнокровный убийца без малейших угрызений совести.

– А Хо Дзен?

– Мерзкий, очень мерзкий тип. Что может иметь общего настоящий профессионал с такими людьми?

– Именно это мы и должны выяснить, – сказал Шавасс. – Хотя у меня есть на этот счет кое-какие собственные соображения. Вы же знаете, с какими трудностями приходится сталкиваться китайцам, когда речь идет о шпионаже. Русские не испытывают ничего подобного, они могут отправлять своих собственных людей под видом местных жителей в большинство стран мира. Совершенно очевидно, что китайцы этого делать не могут, потому и вынуждены использовать людей вроде Росситера, неважно, любитель он или нет. Только это все ещё не объясняет, при чем тут Монтефиори.

Малик кивнул:

– А что потом?

– Ликвидация – полная и абсолютная.

– А девушка, – вмешался Дарси. – Что будет с ней?

– Постараемся вытащить её, если сможем.

– Но только если сможем?

– Совершенно верно. Ну, а теперь пора двигаться дальше. Так как большая часть дня прошла, нам до захода солнца предстоит ещё проделать большую работу. Вы согласны, Яков?

Малик кивнул:

– Я выведу судно из гавани. Я знаю, как это сделать. С таким мотором нам потребуется немного больше трех часов, чтобы добраться до места, если конечно погода позволит. А она, должен заметить, мне что-то не нравится.

Он вышел на палубу, Шавасс следом. Пока ни выходили в открытое море, он стоял у поручня и смотрел назад на Марсель. В этом старом городе побывали все, – финикийцы, греки, римляне. За мысом Круазет небо было темным и зловещим и, когда они вышли в открытое море и началась качка, на палубу упали первые крупные капли дождя.

Со стороны моря Камарг выглядел чередой песчаных дюн, медленно плывущих в отдалении по мере того, как они заходили вглубь, обширных зарослей тростника и болотной травы, поднимавшихся из воды словно для того, чтобы приветствовать их, вместе с тяжелым острым запахом болот, состоявшим из запаха соли и гниющих водорослей, а также черной насыщенной газами грязи; этот запах напоминал о темном первобытном давно исчезнувшем мире.

Погода не испортилась окончательно, как ожидалось, и дождь прекратился, если не считать перемежающихся зарядов. По мере того, как они продвигались вглубь суши, Малик снова взялся за руль, а Шавасс и Дарси стояли у поручней.

С полдюжины белых лошадей стояли на песчаном берегу и наблюдали, как они проплывали мимо, сотни фламинго расхаживали по мелям, заставляя воздух пылать от их огненного оперения.

– А что мы теперь будем делать, Пол? – спросил Малик. – Остановимся в деревне или поплывем дальше?

– Я думаю, не будет ничего плохого в том, что мы зайдем в деревню, – сказал Шавасс. – Вы можете посетить местный магазинчик, посмотреть, не удастся ли вам что-нибудь выяснить. Нам с Дарси, пожалуй, пока лучше оставаться в тени.

– Хорошо, – кивнул Малик. – Пройти мимо без остановки – значит вызвать нездоровый интерес к нашим личностям и занятиям. Маленькие общины людей одинаковы по всему миру.

Именно такой была и деревня Шатийон. Две примитивных деревянных пристани, выступавших из воды, стайка лодок и пара дюжин домов. Малик подвел «Алуэт» к дальнему концу пристани и Шавасс закрепил швартовы. Дерси оставался внизу.

Полак поковылял прочь, а Шавасс расположился на корме, вертя в руках удочку из того снаряжения, что приобрел Малик. Казалось, на берегу ничего не происходит. Примерно в пятидесяти ярдах какой-то мужчина возился с лодкой, два старика сидели на другой пристани, штопая сети.

Через пятнадцать минут Малик вернулся, неся бумажный пакет, наполненный всяческой провизией.

– Типичные французские провинциалы, – буркнул он, когда Шавасс помог ему перебраться через поручень. – Чертовски подозрительны по отношению к любому чужаку, но хотят знать о вашем деле до малейшей детали.

– И что вы им сказали?

– Что я прибыл из Марселя, чтобы вместе с другом понаблюдать за птицами и немного половить рыбу. Как я уже говорил, здесь они постоянно сталкиваются с такими людьми.

– И они поверили вашей истории?

– Полностью. Там была старуха под семьдесят и её сын – идиот. Я достал карту и спросил у нее, где можно найти хорошее местечко, чтобы остановиться на ночь, что позволило мне наряду с другими местами ткнуть пальцем и в Хеллгейт.

– И какова была её реакция?

– Ничего особенного. Она сказала, что это частное владение. Приятные люди, но не очень приветствуют посетителей.

– Вполне похоже, – сказал Шавасс. – Нужно двигаться. Скоро стемнеет.

В отдалении угрожающе прогремел гром, и когда Шавасс отдал концы, Малик нажал стартер. Дарси не выходил на палубу, пока они не отошли достаточно далеко от деревни и не вошли в узкий канал, с обеих сторон которого к ним вплотную подступал тростник.

Шавасс забрался на крышу каюты и развернул карту. Сначала прокладывать курс было относительно легко, но постепенно, чем глубже они заходили в болота, это становилось все труднее.

Они сознательно избегали основного водного пути, ведущего прямо к Хеллгейту, и держались к северо-востоку, так что в конце концов подошли к нему сзади.

Уже почти совсем стемнело, когда они вошли в маленькую лагуну и Шавасс тихо сказал:

– Хорошо, здесь мы и остановимся.

Малик выключил мотор, Дарси выбросил за борт якорь, ушедший на глубину восьми-девяти футов. Неожиданно стало очень тихо, если не считать квакания лягушек и случайного шороха птиц в зарослях.

– Далеко мы от места? – спросил Дарси.

– Четверть мили, не больше, – ответил Шавасс. – С первыми лучами рассвета подплывем поближе на резиновой лодке и осмотримся повнимательнее.

– Интересное предложение, – протянул Малик.

– О, я думаю, что все будет в порядке.

Над их головами удар грома расколол небо, и когда вновь наступила тишина, дождь превратился в ливень и загнал их в каюту.

Глава 13

Хеллгейт

Когда на следующее утро в четыре часа тридцать минут утра Шавасс вышел на палубу, он окунулся в холодный и серый мир. Дождь на тысячу голосов стучал по болотной воде и тем не менее были слышны какие-то признаки жизни. Пели птицы и под дождем летали дикие гуси.

На нем были непромокаемые нейлоновые болотные сапоги и куртка с капюшоном, натягивающаяся через голову, на шее висел бинокль. К нему присоединился одетый таким же образом Дарси Престон, а за ним последовал и Малик, укрывшийся под большим черным зонтом.

– Это самое последнее место, которое создал Господь Бог. – Полак вздрогнул. – Я и забыл, что здесь бывает такая погода.

– Самая чудесная погода, Яков. – Шавасс спустился в лодку. – Мы будем отсутствовать не очень долго, не больше пары часов. Я просто хочу немного осмотреться вокруг, и все.

– Только посматривайте за тем, чтобы найти дорогу обратно, – сказал Малик. – В таком месте это не просто.

Дарси Престон взялся за весла и через несколько мгновений «Жаворонок» скрылся в темноте. С помощью карты и компаса Шавасс проложил курс на Хеллгейт, который напрямую вел их через грязь, тростники и узкие протоки, и они все глубже и глубже погружались в этот затерянный мир.

– Здесь все выглядит так, как и было испокон веков, – сказал Дарси. – Ничего не изменилось.

Слева от них в тростнике раздался треск и через заросли проломился молодой бычок. Он остановился на мелком месте и подозрительно посмотрел на них.

– Плывем дальше, – сказал Шавасс. – Это боевой бычок и родословная у него длиною с твою руку. Они не очень любят чужаков.

Дарси налег на весла, и вскоре бычок исчез из виду.

– Мне явно не хотелось бы идти пешком, имея позади себя такую штуку, – заметил он. – Какого черта они свободно здесь бродят?

– Тут их выращивают – здесь они на свободе набирают силу и приобретают боевой характер. Дарси, это страна быков. Они здесь пользуются большим уважением. Это мы здесь лезем в чужие дела, а не они.

Они вошли в большую лагуну и в пятидесяти ярдах от них из тумана выступили башни дома. Шавасс быстро взмахнул рукой и Дарси укрылся справа в тростнике. За тростником был небольшой кусок суши, они причалили и выбрались из лодки. Шавасс припал к земле и навел бинокль.

Как и говорил Малик, дом был очень русским по стилю, построен из дерева, на каждом конце четырехэтажная башня, а по фасаду тянулась веранда. Весь дом был окружен соснами, которые наверняка высадили после постройки дома, но то, что когда-то было садом, сейчас превратилось в заросшие джунгли.

В этом месте было что-то странно фальшивое. Оно слишком походило на голливудскую декорацию для пьесы Чехова.

Шавасс не видел главного входа, который, видимо, находился с другой стороны. С точки зрения подходов к нему дом не мог бы занимать лучшего стратегического положения. Лагуна имела форму полумесяца, ширина её составляла около сотни ярдов, а длина – две сотни. При дневном свете не было никакой возможности скрытно приблизиться к зданию.

Шавасс передал бинокль Дарси.

– Ну и что вы думаете?

Негр взглянул и покачал головой.

– Не представляю, как можно подобраться поближе, оставшись незамеченным.

Тут залаяла собака, и из-за угла дома вышли двое. Когда Шавасс навел бинокль, они попали в его поле зрения; это были два китайца, каждый с винтовкой в руках. Немного погодя к ним присоединилась и собака, эльзасская овчарка, которая бегала взад и вперед, рыская в подлеске.

– Не знаю, что она ищет, но при таком дожде она много не унюхает, – сказал Дерси.

– Я не был бы так уверен, – заметил Шавасс, продолжая наблюдать в бинокль. – Немецкую овчарку обмануть довольно трудно.

Внезапно справа от них донеслись тяжелые всплески, словно кто-то продирался через тростник. Сначала Шавасс подумал, что это может быть ещё один бычок, но потом стремительно выхватил свой «вальтер». Раздался стон, а вслед за всплеском кто-то позвал по-французски на помощь.

Шавасс и Дарси пробились сквозь тростник и, появившись на другой стороне отмели, увидели голову, вынырнувшую из воды в протоке, и мелькнувшую в воздухе руку.

Шавасс бросился вперед, вода доходила ему до груди, и схватил вытянутую руку в тот момент, когда человек снова ушел под воду. Их пальцы встретились, и он начал медленно отступать назад, так как толстый слой грязи отпускал неохотно.

Дарси помог ему и они вместе уложили человека на спину; это был худой истощенный седой старик лет семидесяти. На нем были пижамные брюки и безрукавка, и он весь посинел от холода. Глаза у него дико выкатились, он что-то невнятно бормотал, а потом от страха отключился.

– Бедняга. – Шавасс поднял худую, как палка руку. – Приходилось вам раньше видеть что-либо подобное?

Дарси внимательно посмотрел на многочисленные тонкие шрамы и мрачно кивнул.

– Похоже, он наркоман, употребляющий героин, и дело зашло уже довольно далеко. Интересно, кто он такой?

Шавасс начал снимать свою куртку.

– Последний раз я видел его на фотографии, которую мне показывал Меллори, хотя должен заметить, что тогда он выглядел значительно лучше.

– Монтефиори? – безразличным тоном спросил Дарси.

– Он самый. – Шавасс приподнял лежавшего без сознания старика, натянул ему через голову куртку и окончательно поднял его. – А теперь давайте выбираться отсюда, пока он не умер у нас на руках.

На обратном пути Шавасс устроился на корме. Энрико Монтефиори лежал у него на руках. Он был в очень плохом состоянии, в этом не было никакого сомнения, и беспокойно стонал, временами вскрикивая и ни на мгновение не приходя в сознание.

Где-то в неприятной близости раздался лай немецкой овчарки, а потом утреннюю тишину разорвал резкий стук подвесного мотора.

Шавасс с компасом в свободной руке отдавал четкие команды Дарси, сидевшему на веслах спиной к движению. В одном месте они попали в густые заросли тростника, он положил Монтефиори на дно и выпрыгнул за борт, чтобы подтолкнуть лодку.

Было холодно, чертовски холодно, так как к этому времени вода пробралась под его нейлоновый плащ, а без куртки верхняя часть тела оказалась вообще незащищенной.

Собака продолжала монотонно лаять, теперь уже гораздо ближе, звук подвесного мотора неумолимо приближался. Шавасс изо всех сил толкнул лодку и, когда она снова двинулась, перепрыгнул через борт.

Через несколько секунд они вырвались из тростника на чистую воду и из тумана выступил силуэт «Жаворонка».

– Яков! – закричал Шавасс и увидел Малика, сидящего на корме, черный зонт защищал его от дождя.

Лодка мягко ударилась о борт «Жавронка». Шавасс встал и взглянул на лицо Малика под черным зонтом, теперь он понял, что тот привязан длинной веревкой к поручню на корме. Глаза Малика были неподвижны, он был мертв, левое ухо отсутствовало, а над самой переносицей темнела небольшая синяя дырочка.

– Доброе утро, Шавасс, рад приветствовать вас на борту.

Из каюты появился Росситер, добродушно улыбавшийся, словно ему действительно доставляло удовольствие снова с ними встретиться.

Позади стоял полковник Хо Дзен, половина лица которого была заклеена пластырем. В руках у него был автомат Калашникова и выглядел он мрачным и неумолимым, каждый дюйм в нем выдавал профессионала.

– Когда вы вчера вечером появились, один из моих людей сфотографировал вас, – сказал Росситер. – Нас всегда интересуют все вновь прибывающие в эту часть Камарга. Можете себе представить мое удивление, когда он показал мне фотографию.

– Вам понадобилось довольно много времени, чтобы добраться сюда, – ответил Шавасс. – Вы не спешили.

– Во всем виновата эта отвратительная погода, старина. Мы прибыли сюда сразу же после вашего отъезда. И решили подождать. Хотя, по сути дела, мы не зря потратили время. Ваш друг оказался весьма общительным, после того как полковник перекинулся с ним несколькими словами. Да, теперь я понимаю, что вы все знаете о нас. С другой стороны, мы все знаем о вас.

– Это очень мило с вашей стороны. А что вы скажете о Монтефиори?

– Тут серьезная проблема. Он уже и прежде проделывал подобные вещи, и это очень нехорошо. Мне придется серьезно поговорить с человеком, который должен был за ним присматривать.

Росситер подошел к двери, достал свисток и свистнул три раза. Когда он повернулся, Дарси спросил:

– А кто посадил его на героин – вы?

– Это делало его послушным большую часть времени, – ответил Росситер.

– Как живое растение. Почему вы не дали ему умереть?

– Но кто же тогда стал бы подписывать чеки? – почти с юмором спросил Росситер, словно пытаясь сделать так, чтобы все происходящее выглядело разумным.

Это многое объясняло. А потом произошло сразу несколько событий. Монтефиори начал стонать, судорожно дергая ногами, потом сел в лодке, а из тумана появилась лодка с подвесным мотором, в которой сидели два корейца и эльзасская овчарка.

Мужчины поднялись на борт яхты, оставив собаку в лодке. Хо Дзен резко бросил что-то одному из них, причем настолько быстро, что Шавасс не разобрал. Человек тихо ответил, опустив глаза, и Хо Дзен ударил его по лицу.

– У них есть с собой героин? – спросил Росситер по-китайски.

Один из прибывших опустил винтовку на пол, достал небольшой кожаный футляр, открыл его и достал шприц для подкожных вливаний и стеклянную ампулу. Росситер наполнил шприц, кивнул корейцу, придерживавшему Монтефиори за плечи, и сделал тому укол.

– Это должно поддержать его.

Монтефиори перестал бороться и затих, напряжение покинуло его, а затем произошла странная вещь. Глаза его открылись, он взглянул на Росситера и улыбнулся.

– Отец Леонард? – сказал он. – Это вы, отец Леонард?

И, пока он продолжал улыбаться, жизнь с тихим вздохом отлетела от него и голова склонилась на бок.

Наступила неожиданная тишина. Росситер осторожно коснулся его лица. Первым опомнился Хо Дзен. Он оттолкнул Росситера и грубо потряс Монтефиори. Потом обернулся, глаза его были полны злобы.

– Он умер – вы понимаете? Вы убили его. Я предупреждал вас, я говорил вам, что вы даете ему слишком большую дозу. – Он ударил Росситера так, что тот отлетел в сторону и перелетел через скамейку. – Одна ошибка за другой. Вам придется ответить за все, когда мы доберемся до Тираны.

На какой-то момент все внимание оказалось прикованным к англичанину. Шавасс оттолкнул одного из корейцев так, что тот зашатался, повернулся и прыгнул к двери. Потом перемахнул через поручни, всплыл на поверхность и бросился под защиту тростников.

Быстро обернувшись через плечо, он увидел, что Дарси борется с двумя корейцами возле поручней. Появился Хо Дзен, ударил Дарси прикладом автомата и поднял тот к плечу. Когда он начал стрелять, Шавасс нырнул и под водой поплыл к зарослям тростника.

Оказавшись в безопасности, он обернулся и посмотрел назад. Оба корейца были уже в лодке, торопливо отвязывая её, а овчарка выла, как волк. Шавасс начал продираться сквозь заросли, временами вплавь, временами вброд. А затем тишину утра прорезал ещё один звук – заработал мотор «Жаворонка».

Наконец он добрался до протоки, настолько глубокой, что ноги перестали доставать дно. Он переплыл её, добрался до высокой стены зеленой болотной травы и двинулся дальше. Пройдя по воде несколько минут, он остановился. Звук мотора теля «Жаворонка» затих. Возможно, яхта направилась к Хеллгейту, но подвесной лодочный мотор стучал поблизости и мрачный вой овчарки жутким эхом доносился через туман, словно голос из могилы.

Он снова поплыл, прокладывая себе дорогу через тростник, и неожиданно подвесной мотор заглох, а овчарка замолчала. Это было плохо, с какой стороны не посмотреть, так как теперь он не имел ни малейшего представления, где противники.

Ноги коснулись дна, он пробрался через толстый слой черной грязи и выбрался из тростника и травы на относительно твердую почву. Компас по-прежнему висел у него на шее, что давало возможность определить направление, и он сосредоточился, стараясь мысленно восстановить этот участок карты. Старый трюк оказался на удивление эффективным. Поблизости от стоянки «Жаворонка» этот остров в любом случае был единственным, имел примерно пару сотен ярдов в диаметре и был расположен в четверти мили к юго-западу от Хеллгейта.

Он побежал, но вдруг неожиданно остановился, так как прямо перед ним из тумана появился бык. Животное высоко подняло голову и уставилось прямо на него. Из ноздрей его вырывался пар и Шавасс начал медленно отступать назад. Справа от него послышалось какое-то движение и как темная тень появился другой бык, бока его блестели. Он нервно бил копытом по земле, голова его была опущена, большие изогнутые рога угрожающе сверкали, а потом за ним следом появился ещё один и ещё один, всего показалось шесть или семь крупных животных, это были боевые быки, известные своей смелостью, специально выращиваемые для боев.

Шавасс глубоко вздохнул и очень медленно пошел вперед, пройдя так близко между двумя из них, что мог бы вытянуть руку и коснуться их. Он продолжил свой путь, прошел через заросли болотной травы и вышел на песчаный берег. Внезапно раздался резкий крик, за ним последовали два выстрела и песок фонтанчиками взметнулся вверх справа от него.

Примерно в двадцати ярдах из тумана появилась лодка. На какое-то мгновение время остановилось и он успел отчетливо заметить, что на овчарку был надет намордник, заставивший её замолчать, но это продолжалось недолго. Снова затрещал автомат Калашникова и овчарка взвыла и бросилась в воду.

Это будет продолжаться недолго – минуту или самое большее полторы, пока она его не догонит. Он споткнулся и яростно рванул свой пояс. Существует способ борьбы с большими собаками, но его успешное применение полностью зависит от вашего спокойствия и в значительной мере от того, насколько вам повезет в первые секунды нападения.

Пояс расстегнулся, он обмотал его концы вокруг обеих рук и остановился в ожидании, вытянув руки вперед и туго натянув ремень. Овчарка выскочила из тумана и на какой-то миг остановилась. Почти тотчас же пес бросился вперед, широко раскрыв пасть. Шавасс резко поднял ремень – и старый трюк чудесно сработал. Собака схватила его – зубы впились в кожу. Шавасс рванул изо всей силы, поднял собаку вверх так, что она только задними лапами касалась земли, и сильно ударил её в пах.

Овчарка упала и он ещё раз ударил её по ребрам и по голове. Она страшно завыла и начала барахтаться в грязи, а он бросился дальше, так как на помощь ей уже спешили два китайца.

Вслед ему раздался ещё один выстрел и где-то рядом кто-то взревел от боли. Быки! В пылу схватки он забыл о них. Неожиданно раздался топот и появился один из быков, кровь сочилась у него из раны на плече.

Шавасс нырнул под защиту тростника и упал вниз лицом, слыша, как тяжелые тела проламываются через грязь. Потом раздался испуганный крик, выстрел и кто-то завопил. Подняв голову он увидел, как сквозь завесу дождя появился старый бык, один из корейцев висел вниз головой на его правом роге. Бык стряхнул человека и начал топтать его.

Где-то в тумане раздалось ещё два выстрела и снова раздался отчаянный крик. Того, что услышал Шавасс, было достаточно. Он быстро выбрался из тростника и бросился в воду. Через некоторое время он добрался до другого участка твердой земли, проверил по компасу направление и направился на югозапад в сторону Хеллгейта.

Ему понадобился почти час, чтобы добраться до того наблюдательного пункта, с которого сегодня утром они с Дарси рассматривали дом. Он скорчился в тростнике и начал пристально рассматривать лагуну. Туман стал, если это вообще было возможно, ещё гуще, и все выглядело расплывчатым и неопределенным, и больше чем когда-либо напоминало унылый русский ландшафт. Но теперь на внешней стороне острова у пристани с задней стороны дома был причален «Жаворонок», и если что-то и можно было сделать, то начинать следовало оттуда.

Слева от него тростник уходил в серую воду, что примерно до половины пути создавало надежное укрытие. Но последний участок пролегал по открытому пространству, другого пути не было.

На нем все ещё были нейлоновые болотные сапоги, выданные Маликом, теперь он их сбросил. Под сапогами брюки оказались настолько мокрые, что облепили его, как вторая кожа. Он прошел вдоль линии тростников и, низко пригнувшись, скользнул в воду. В первый раз после прыжка с «Жаворонка», вернувшего ему свободу, он почувствовал холод, настоящий холод, и невольно вздрогнул, когда вода стала подниматься все выше. А потом его ноги потеряли дно и он поплыл.

В дальнем конце зарослей он остановился и внимательно осмотрелся. Предстояло проплыть около пятидесяти ярдов по открытой воде. Шавасс сделал пару глубоких вдохов, нырнул и поплыл. Когда он поднялся на поверхность, чтобы снова вздохнуть, оказалось, что он проплыл половину пути. Он как можно осторожнее всплыл, перевернулся на спину, чтобы немного отдохнуть, а потом нырнул снова.

Через некоторое время он наткнулся на черную грязь на дне, так как подплыл к острову, и тогда он вынырнул на поверхность и стал неуклюже выбираться на берег, чтобы укрыться в кустах.

Там Шавасс скорчился под дождем, перевел дыхание, потом встал на ноги и осторожно двинулся через заброшенный сад к дому. Ничего не было слышно, нигде не было никаких признаков жизни – ничего, и его начала охватывать странная растерянность. Что, если все уехали? Что, если Росситер решил убраться отсюда, пока не поздно?

Но в этот момент в конце заросшей дорожки, по которой он пробирался, появилась Фамия Надим.

На ней были резиновые сапоги до колен и старый матросский бушлат с накинутым капюшоном. Она была все такой же в в тоже время не такой, каким-то странным образом она стала другим человеком. Она спокойно шла, засунув руки в карманы бушлата, на лице её было серьезное выражение. Шавасс подождал, пока она не поравнялась с ним, потом вытянул руку из кустов и коснулся её плеча.

Стоило увидеть выражение её лица. Глаза у неё расширились, рот раскрылся, словно она собиралась закричать, а затем она с трудом перевела дыхание.

– Я не могла поверить, когда Росситер сказал, что вы живы.

– Он здесь? Вы его видели?

Она кивнула.

– Они вернулись примерно час назад на другой лодке с мистером Джонсом, хотя он конечно не мистер Джонс, не так ли?

Шавасс положил руку ей на плечо.

– И как, здесь было плохо?

– Плохо? – Она выглядела почти удивленной. – Все относительно. Но мы не можем вот так стоять здесь и разговаривать. Вы схватите воспаление легких. За этими деревьями есть заброшенный летний домик. Подождите там, я принесу какую-нибудь сухую одежду, а потом мы решим, что делать дальше.

Она исчезла, как призрак, а он стоял и смотрел ей вслед сквозь дождь, ощущая эту тишину и свое полное бессилие. Бог знает, что сделал с ней Росситер, но видимо были какие-то причины для того, чтобы она так быстро и глубоко изменилась.

Летний домик напомнил ему его детство. Крыша протекала, половина пола отсутствовала, и он тяжело ступил к стене с распахнутым окном. Много лет назад ему часто приходилось играть в таких местах.

Он закрыл глаза, усталость буквально затопила его, и в этот момент скрипнула половица. Когда он открыл глаза, в дверях стоял Росситер, а рядом с ним Фамия.

Ее лицо было спокойным, совершенно лишенным какого бы то ни было выражения, чистым, как на средневековых изображениях Мадонны.

Глава 14

Лицом к лицу

В подвале, куда его втолкнули два других китайца – охранника, было так темно, что пришлось остановиться и подождать некоторое время, пока глаза не привыкнут к темноте.

– Дарси, ты здесь? – тихо спросил Шавасс.

– Иди сюда, Пол. – В темноте послышалось какое-то движение, Шавасс протянул руку и коснулся лица негра.

– Что произошло после того, как я прыгнул за борт? С тобой все в порядке?

– Удар по голове, вот и все. А что случилось с тобой? Я думал, ты уже далеко.

Шавасс рассказал все. Когда он закончил, негр тяжело вздохнул.

– Наверняка он как-то смог заручиться доверием девушки.

Шавасс кивнул.

– Хотя это не имеет никакого смысла. Ведь она же знает, что произошло на «Леопарде». Как после этого она может верить хоть чему-то из того, что он говорит?

– Этому может быть весьма простое объяснение, – заметил Дарси.

– Ты хочешь сказать, она в него влюбилась?

– Может быть даже больше, чем просто влюбилась. Возможно, это одна из тех сильных сексуальных привязанностей, которые некоторые люди испытывают по отношению друг к другу. Это вполне возможно.

– Возможно. Во всяком случае, сейчас это не имеет значения. – Шавасс шагнул в темноту, пока его вытянутые руки не натолкнулись на стену.

– Тебя допрашивали?

– Еще нет. Я был без сознания, когда меня швырнули сюда.

Шавасс продолжал двигаться вдоль стены, осторожно её ощупывая. Он коснулся какой-то доски, нащупал её край и потянул. Та со скрипом подалась и в подвал хлынул свет.

Окно было заделано решеткой, стекло в нем давным-давно исчезло. Оно находилось на уровне земли и поле зрения было ограничено куском того, что когда-то было дорожкой, ведущей к пристани, которую с другой стороны острова Шавасс видеть не мог.

Пристань когда-то знавала лучшие дни, половина её обрушилась в лагуну. А вторая половина была занята морским катером длиною в сорок футов, который явно был когда-то торпедным катером, и «Жаворонком».

Четверо мужчин прошли мимо, неся тяжелые ящики, и направились к катеру. Они явно были не китайцами, и Шавасс весь напрягся и потянулся вперед, стараясь разобрать странные слова, которыми они обменивались.

– Албанцы, – прошептал он, обращаясь к Дарси. – Это становится понятным. Помнишь тот момент на «Жаворонке», когда Хо Дзен ударил Росситера? Он сказал ему, что тому придется за все ответить, когда они доберутся до Тираны.

– А Тирана – столица Албании, – сказал Дарси.

– Это единственная европейская коммунистическая страна, охотнее сотрудничающая с китайцами, нежели с Россией. Это явно многое объясняет.

Люди с катера вернулись. Несколько минут спустя они вновь появились, неся пару тяжелых дорожных чемоданов.

– Похоже на то, что кто-то собирается покинуть дом, – прокомментировал Дарси.

Шавасс кивнул.

– И направляется в Албанию. Они вынуждены убраться, после того как мы сунули сюда нос. Нет никакой гарантии, что за нами не последуют другие.

– Но почему они нас не прикончили? – спросил Дарси. – Не думаю, что им нужен лишний багаж.

– А мы для них не лишние. Мне приходилось раньше иметь дело и с албанцами, и с китайцами. Им безусловно доставит удовольствие заполучить меня обратно. И ты тоже можешь оказаться полезным. Они ничего не решат, пока не выжмут тебя досуха.

В двери повернулся ключ, она открылась и появились два китайца. Один из них угрожающе поднял автомат, другой шагнул вперед, схватил Шавасса и грубо вытолкнул его наружу. Потом они заперли дверь и повели его по коридору.

Они прошли через большой холл, поднялись по голым ступенькам лестницы и постучались в первую дверь. После короткой паузы она распахнулась и на пороге в халате появился Росситер. Он выглядел так, словно только что его накинул, и грудь его была голой. Росситер затянул пояс и кивнул.

– Введите.

Позади него была другая распахнутая дверь, и Шавасс мельком увидел постель со скомканными простынями и Фамию, надевавшую перед зеркалом юбку. Росситер закрыл дверь и повернулся.

– Ты все ещё продолжаешь совать свой нос? Конечно, теперь, когда мы знаем, кто ты такой, в этом нет ничего удивительного.

– А что случилось с человеком из Пекина? – спросил Шавасс. – Он не хочет принять участия в разговоре?

– Да, конечно, но сейчас он занят сборами. Благодаря вам и вашему другу мы вынуждены спешно покинуть эти места.

– И отправиться в Албанию.

Росситер улыбнулся.

– Я вижу, вы хорошо информированы. Вы понравитесь людям в Тиране.

– Одним словом, все указывает на Восток.

– Естественно. – Росситер достал пачку сигарет и предложил одну из них Шавассу.

– Дружеское предупреждение. Когда появится полковник, он хотел бы перекинуться с вами парой слов. Ведите себя прилично. Вы видели, что он сделал с вашим другом. Он спросил его только раз, а потом начал резать. Лишившись одного уха, ваш друг говорил не умолкая. Думаю, вы поведете себя более разумно.

– Он был пожилой человек, – сказал Шавасс. – Не было никакой нужды обращаться с ним подобным образом.

Росситер пожал плечами.

– По всему миру каждый день умирают тысячи людей. Ваш друг Малик был просто одним из них. Если его смерть помогла нашему делу, тогда он жил и умер не напрасно.

– Прекрасные слова, – сказал Шавасс. – Они неплохо поработали с вами там, в Ном Беке.

– Вы просто не понимаете, люди вашего сорта никогда не смогут этого понять. – Росситер был серьезен и мрачен. – Шавасс, я когда-то был таким же как и вы, до тех пор, пока мне не помогли найти новый ответ, правильный ответ, новый смысл жизни.

– Так что теперь для вас стало нормальным убивать людей, стариков и женщин?

– Ради дела, разве вы этого не понимаете? И что значит одной жизнью больше или меньше – вашей или моей? Мы же все лишь расходный материал. Сколько человек вам пришлось убить за время своей работы? Десять? Двадцать?

– Я не делаю зарубок на стволе своего пистолета, если вы это имеете в виду, – сказал Шавасс, чувствуя себя странно неловко.

– Вам когда-нибудь приходилось убивать женщин?

У Шавасса пересохло во рту и на короткое мгновение в его памяти всплыло лицо женщины, которое он предпочел бы забыть.

Росситер улыбнулся, на его странном безгрешном лице появилось что-то очень похожее на сочувствие.

– Я так и думал. Так что разница между нами заключается только в том, из-за чего мы это делаем. Первый и самый важный урок, который следует усвоить, состоит в том, что важно не то, что мы делаем, а важно почему мы это делаем. Я служу своему делу – борюсь за свободу для каждого человека, справедливость, равенство. А вы можете сказать тоже самое? Что вы защищаете, Шавасс? Империализм, капитализм, церковь, повсюду распад, люди задыхаются и гибнут, лишенные возможности дышать. Боже мой, когда я думаю о годах, которые я потратил, служа упадку.

– При всех недостатках моего общества я предпочитаю идти своим путем, а не вашим. Сколько людей погубили китайцы во время войны? Миллион или больше, и все во имя своего дела.

Похоже, Росситеру все это надоело.

– Вы просто не понимаете. Ничто не имеет значения – один человек или множество. Шавасс, мы работаем ради завтрашнего, а не сегодняшнего дня.

Это было прямой противоположностью тем принципам, в которых он вырос и которым был призван служить. Шавасс понимал, что он просто зря тратит время, но не оставлял своих попыток.

– Таким образом годится все, даже превращение Монтефиори в наркомана?

– Я впервые встретился с Монтефиори после своего возвращения в Европу, когда кончилась корейская война. Мои руководители отправили меня в Вену, так как решили, что я нуждаюсь в психиатрическом лечении, чтобы ликвидировать последствия того, что им нравилось называть промыванием мозгов по-корейски. Монтефиори уже несколько лет принимал наркотики. Однажды нам позвонили из частного санатория, в котором он находился, и сказали, что он очень тяжело болен. Они думали, что ему нужен исповедник.

– И послали вас?

Росситер кивнул.

– Так началась наша плодотворная дружба. Он, как бы это сказать, привязался ко мне. Когда я окончательно решил расстаться со Святым Орденом, то убедил Монтефиори, что он нуждается в покое и уединении, и он купил это поместье на вымышленное имя. Тогда он был в очень плохом состоянии. В течение последующих трех лет я должен был ухаживать за ним, как за ребенком.

– В промежутках между выполнением заданий для ваших начальников в Пекине.

– В Тиране, Шавасс, давайте уж будем точными. Албания доказала, что является для нас весьма удобным европейским плацдармом. Конечно, китайцы считали, что по определенным причинам я представляю для них необычайную ценность. Потому что они как правило находятся в трудном положении. Англичанин может сойти за русского, если знает язык, а что делать китайцу?

– Масса китайцев из Гонконга и с Малайских островов сейчас живет в Великобритании.

– Но все они известны и состоят на учете – и вероятнее всего, что МИ-6 (британская контрразведка – прим. пер.) или Специальное Бюро регулярно их проверяют. Гораздо лучше быть там и вроде бы не быть, если вы понимаете, о чем я говорю.

– И именно для этого была организована ваша деятельность по обслуживанию нелегальных иммигрантов?

– Совершенно верно, но это была не моя деятельность – этим занимался Жако. Это он вез этих людей через Ла-Манш на перегруженном суденышке. Из Вест-Индии, Пакистана, Африки, самой Индии, и вполне естественно, там могло оказаться и несколько китайцев из Гонконга.

Действительно, это была неплохая идея, и Шавасс кивнул.

– Вы заслуживаете отличной оценки за использование ваших умственных способностей. И, конечно, Хо Дзен был не первым?

– Если я скажу, скольких мне удалось переправить, вам станет плохо.

Он добродушно улыбнулся, и Шавасс пожал плечами.

– Но теперь с этим покончено, и они будут не слишком довольны, когда вы вернетесь.

– Ну, не знаю. Это не могло продолжаться бесконечно и, кроме того, я везу вас, весьма ценный приз.

Шавасс не нашел, что сказать, чтобы стереть улыбку превосходства с лица Росситера, и потом он по какой-то причине вспомнил свой разговор с отцом да Суза.

– Да, я почти совсем забыл, у меня есть для вас послание. – Он лгал весьма убедительно. – От да Сузы.

Эффект был потрясающим. Казалось, Росситер сразу как-то съежился.

– От отца да Сузы?

– Совершенно верно. Он служит священником в Ост-Индских доках в Лондоне. Когда мне понадобилась информация относительно вас, он оказался вполне подходящим человеком.

– И как он себя чувствует? – Голос Росситера буквально превратился в шепот.

– Прекрасно. Он просил передать вам, что не проходит и дня, чтобы он не вспоминал вас в своих молитвах. Он был весьма уверен, что я должен сказать вам это.

Лицо Росситера стало совершенно белым и он проговорил сквозь стиснутые губы:

– Я не нуждаюсь в его молитвах, вы меня поняли? Никогда не нуждался и не буду нуждаться в будущем.

Дверь в спальню открылась и появилась Фамия. На ней был дождевик и головной платок, а в руке она держала небольшой чемодан. Она совершенно не обратила внимания на Шавасса и повернулась к Росситеру.

– Я готова. Отнести это вниз на катер?

На короткий миг, несмотря на присутствие Шавасса, они оказались как бы совсем одни, охваченные этой удивительной близостью, присущей только людям, безнадежно влюбленным друг в друга. Для Шавасса это было, пожалуй, самым интересным открытием. Было совершенно очевидно, что Росситер искренне любит девушку.

Он положил руку ей на плечо и подвел к двери.

– Да, отнеси свой чемодан на катер. Я приду позже.

Один из охранников открыл дверь. Фамия взглянула сквозь Шавасса, словно его там и не было, и вышла.

Когда дверь закрылась, Шавасс спокойно спросил:

– И что вы с ней сделаете? Бросите ей что-нибудь в чай?

Росситер круто повернулся, на его лицо было страшно смотреть. Его рука нырнула в карман и вытащила щелкнувший складной нож. Щелчок был очень резким, лезвие выскочило наружу. Шавасс пригнулся и прикрылся руками, ожидая миг нападения, но дверь открылась и вошел Хо Дзен.

– Какие-то неприятности? – спросил он по-китайски.

Росситер, казалось, утратил дар речи и тотчас стал другим человеком; он был похож на незадачливого ученика, пойманного на месте преступления и вынужденного оправдываться перед учителем.

В первый раз на лице Хо Дзена появились какие-то признаки эмоций, своего рода презрение. Он подошел к Шавассу, заложив руки за спину, и когда оказался достаточно близко, ударил того в живот.

Это было сделано весьма профессионально, было видно, что ударивший прекрасно знает карате. Шавасс был вполне способен оценить это перед тем, как рухнуть на пол.

Он пару раз перевернулся и откатился к стене. Там он и лежал, сконцентрировавшись на том, чтобы восстановить дыхание, тогда как где-то в отдалении звучали голоса, неразборчивые и бессмысленные. Нога полковника ударила его не между ног, так как такой удар сделал бы его калекой на всю жизнь, а в нижнюю часть живота, как это, видимо, и было задумано.

Шавасс смог по крайней мере напрячь мускулы, чтобы встретить этот удар. В результате хотя он и чувствовал себя отвратительно, но ещё был способен как-то двигаться, когда двое охранников его подхватили.

Он продолжал изображать полную беспомощность, волоча ноги и тихо постанывая. Его спустили по лестнице, протащили через холл и подошли к подвалу. У двери его бросили на пол. Один из охранников взял наперевес автомат, а другой достал ключ и отпер дверь.

Человек с автоматом наклонился и схватил Шавасса за воротник, пытаясь поставить его на ноги. Шавасс направил сжатые пальцы своей левой руки ему под подбородок, в открывшееся горло; такой удар, правильно выполненный, был смертельным. Охранник даже не вздохнул, а просто осел на пол, как старый мешок, выронив автомат. Шавасс вскочил на ноги и двинул плечом в лицо второму охраннику, оказавшемуся сзади. Удивленный китаец издал сдавленный крик и влетел в камеру. Там его встретила сильная рука – Дарси Престон двинул его один раз в живот и дважды в челюсть.

Шавасс молча поднял автомат и усмехнулся.

– Как видите, мы снова в деле.

– И что у нас дальше на повестке дня? – спросил Дарси.

Шавасс поднял автомат.

– Даже с этой штукой у нас нет никаких шансов против Росситера, Хо Дзена и всех албанцев. Если бы нам удалось попасть на борт «Жаворонка», дело стало бы выглядеть несколько иначе. Гранаты и автоматы, которые Малик спрятал под фальшивым дном, могли бы существенно поднять наши шансы.

– А что с девушкой?

– Она нас выдала, не так ли? Если тебя интересует, твое предположение оказалось правильным. Она с Росситером не могут оторваться друг от друга. Что касается меня, то она свое получит.

Он прекратил дальнейшее обсуждение этой темы и направился наружу, намереваясь добраться до другого конца коридора. В верхней части лестницы, до которой они добрались, оказалась незапертая дверь. Когда Шавасс осторожно открыл её, то увидел большую квадратную кухню, где в открытой печи горел огонь. В этот момент открылась другая дверь и в комнату вошли двое албанцев. Он осторожно прикрыл дверь, приложил палец к губам и они отступили назад. На другом конце коридора другие ступени привели их к двери, которой давно не пользовались. Дарси повозился с заржавевшей задвижкой, в конце концов та поддалась и они очутились в небольшом обнесенном забором саду, представлявшем такие же густые джунгли, как и все остальное. Миновав арку в дальнем конце сада, они побежали, чтобы укрыться среди деревьев.

Шавасс бежал впереди по одной из заросших дорожек, растительность с обеих сторон которой была такой плотной, что им приходилось буквально продираться через нее.

Без всякого предупреждения дорожка превратилась в пустырь на берегу лагуны с развалинами псевдогреческого храма. Перед храмом стояла Фамия и, сунув руки в карманы своего матросского бушлата, смотрела на обветшалые колонны.

Она удивленно обернулась, и на её лице застыло выражение неподдельного испуга. Шавасс отбросил автомат в сторону и грубо схватил её, зажав рот рукой.

– Послушай меня, маленькая подлая сучка. Твой приятель – агент китайских бандитов. Он виноват в смерти множества людей, включая старого Хамида и миссис Кемпбелл. Поняла?

Фамия Надим смотрела на него широко раскрытыми глазами, и он убрал руку. Она тотчас же раскрыла рот, и в её горле зародился крик, поэтому он двинул её в челюсть.

Потом опустил на землю и повернулся к Престону.

– Взвали её на плечо и отправляйся к пристани. Подберись как можно ближе и жди в кустах.

– А что ты собираешься делать?

– Устроить панику. Если я смогу отвлечь их внимание, это даст тебе время добраться до «Жаворонка» и отчалить.

– А что будет с тобой?

– Я поплыву отсюда и присоединюсь к тебе на ходу, но если меня во-время не окажется на месте, не нужно героических поступков. Просто убирайся отсюда.

– Здесь командуешь ты.

Негр поднял девушку, перебросил её через плечо и зашагал прочь, укрываясь в зарослях. Шавасс поспешил обратно к дому. У него уже сложился определенный план. Весь дом был выстроен из дерева. При правильном подходе он должен вспыхнуть, как факел, и было совершенно ясно, откуда следовало начать.

Он прошел через заросший сад и снова спустился в подвал. В этот раз, когда он осторожно открыл дверь, в кухне никого не было. Шавасс вошел, снял стекло с керосиновой лампы, стоявшей на столе, и вылил её содержимое на пол. Затем быстро осмотрел шкафы и в одном из них обнаружил жестяную банку с керосином. Для большего эффекта он опорожнил и её и двинулся к огню. Позади него открылась дверь и вошел полковник Хо Дзен.

Если тот и был вооружен, то этого не было видно, и в любом случае он оказался под прицелом автомата.

Хо Дзен улыбнулся.

– Вам не кажется, что вы ведете себя неспортивно, мистер Шавасс?

– Это твоя свинячья точка зрения, – буркнул Шавасс. – Бретонец, а я являюсь им наполовину, находится сейчас при исполнении служебных обязанностей, а мы всегда платим свои долги. Это за Якова Малика.

Первая очередь пришлась Хо Дзену в правое плечо и развернула его, вторая ударила в позвоночник и вышвырнула его в открытую дверь. Когда он упал, Шавасс выхватил из печи горящее полено и швырнул его в центр комнаты. Произошло что-то вроде небольшого взрыва, и когда он добрался до двери в подвал, языки пламени вытянулись, пытаясь поглотить его.

Когда он бежал по саду, ему были слышны тревожные крики с другой стороны дома, услышав которые, албанцы бросились выяснять, что происходит. На это он и надеялся.

Шавасс подождал ещё минуту, потом побежал к деревьям. Когда он укрылся среди них, ожил мотор «Жаворонка». Стало быть, Дарси в конце концов справился? Позади него раздался внезапный треск, когда пламя охватило окна и начали вылетать стекла.

Пуля расщепила дерево у него над головой, он обернулся и опустошил магазин автомата одной длинной очереди, которая заставила стрелявшего в него албанца отступить за угол дома.

Шавасс бежал, пригнув голову, и пули свистели вокруг, визжа в кустах и ударяясь в сосны у него над головой. Он вырвался из укрытия и головой вперед бросился в лагуну в тот самый момент, когда «Жаворонок» появился из-за мыса в пятидесяти ярдах от него.

Когда он поплыл, «Жаворонок» изменил курс, направляясь к нему и разворачиваясь бортом, а Дарси бросил руль и заглушил мотор.

Негр кинулся к поручням и с неожиданной легкостью перебросил Шавасса через них.

– Ради Бога, убирайся скорее отсюда, – прохрипел Шавасс, задыхаясь.

Когда Дарси исчез в рубке, пуля рикошетировала от поручня, и на берегу появился первый албанец. Шавасс повернулся и увидел между деревьями Росситера и с ним ещё троих мужчин. Мотор «Жаворонка» взревел, и Дарси на полной скорости повел его прочь, а пули продолжали стучать по корпусу яхты.

Глава 15

Конец игры

Обогнув южную оконечность острова, они оказались вне досягаемости огня и в безопасности. Девушка лежала на корме лицом вниз, там, где Дарси её оставил. Когда Шавасс поднял её, она застонала и её ресницы задрожали.

Он отнес Надим в каюту, осторожно положил на одно из сидений, открыл ящик с картами и поднял фальшивое дно. Потом расстегнул свою мокрую рубашку, положил в неё гранаты, чтобы легче было нести, взял два автомата и вышел на палубу.

Дарси старался выжать из мотора все, что мог, но Шавасс покачал головой.

– Зря стараешься. У их катера скорость в четыре раза больше нашей. Есть примерно пять минут на то, чтобы приготовиться, поэтому сбавь обороты.

– И что мы должны делать?

– Сражаться. Прежде всего я покажу тебе, как пользоваться одной из этих штук.

Он коротко объяснил основные принципы стрельбы из автомата, потом перешел к гранатам.

– Я хочу, чтобы ты бросал эти штуки быстро. У тебя будет только три секунды после того, как сорвешь кольцо, не забывай. Три штуки тебе и три – мне. Можешь спрятать их под рубашку.

Он оглянулся и посмотрел назад сквозь туман, туда, где под густым дождем медленно поднимались клубы дыма.

– Не думаю, что от Хеллгейта много останется после того, как эта штука окончательно догорит. Заглуши мотор.

Где-то неподалеку как разъяренный лев взревел двигатель катера. Они вошли в маленькую лагуну и «Жаворонок» бортом дрейфовал к узкой протоке в её дальнем конце. Дрейфовал, пока не остановился, уткнувшись носом в тростники, и Шавасс удовлетворенно кивнул.

– Это место не хуже любого другого. А теперь давай перенесем девушку и я расскажу тебе, что будем делать дальше.

В узкой протоке скорость катера значительно сократилась, он медленно двигался до тех пор, пока не вошел в маленькую лагуну и стоявший на носу возле готового к стрельбе пулемета албанец не увидел «Жаворонка» и не закричал.

Двигатели катера замолчали и он медленно скользил по инерции мимо того места, где посреди тростника по грудь в воде стоял Дарси Престон, крепко держа девушку и зажав ей рот рукой.

Шавасс поджидал на другой стороне лагуны на относительно высоком участке мягкого черного песка, окруженного болотной травой. Две гранаты лежали возле него на земле, третья была в руке.

Он мельком заметил соломенные волосы Росситера в окне рубки, и в этот момент катер оказался у него на траверзе. До катера было двадцать или тридцать футов, когда он бросил первую гранату. Та упала на корму, скатилась в воду и взорвалась. Катер покачнулся на волне и раздался испуганный крик, а человек на носу полетел головой вперед в воду.

На другой стороне лагуны Дарси отшвырнул от себя девушку, выхватил из-за пазухи гранату, выдернул чеку и швырнул гранату. Ей предстояло пролететь дальше, чем ему показалось и она, не долетев, упала в воду и подняла к небу фонтан брызг. Когда он выхватил вторую, девушка закричала и кинулась на него в момент броска. Из-за этого граната упала в воду не далее пятнадцати футов, взрыв пригнул тростники и накрыл их обоих.

Дарси вынырнул на поверхность, схватил девушку и обнаружил, что оказался под плотным огнем двух албанцев, пригнувшихся у борта катера с ручными пулеметами в руках. В рулевой рубке Росситер включил двигатель на полную мощность и повернул руль, и в этот же момент под катером взорвалась вторая граната Шавасса, оторвав большую часть кормы, а вместе с ней и винт. Катер вздрогнул и встал на дыбы, как живое существо. Когда он опустился, Шавасс швырнул свою последнюю гранату. Она упала посреди судна и взорвалась со страшным грохотом.

В этот самый момент Росситер выбрался из рулевой рубки, взрыв поднял его в воздух, как тряпичную куклу, и швырнул в воду. Катер накренился, из моторного люка повалил черный дым. Двое албанцев все ещё стояли возле поручней и стреляли в сторону Дарси. Шавасс передвинулся на несколько ярдов к месту, откуда ему было хорошо видно, и снял обоих длинной очередью из автомата.

Потом в машинном отделении раздался ещё один взрыв и из люка взметнулись языки пламени. Катер накренился на борт, перевернулся и ушел под воду.

Все было кончено. В неожиданно наступившей тишине были слышны только истерические крики Фамии, барахтавшейся на мелком месте и пытавшейся освободиться от Дарси, державшего её за руку.

Шавасс повесил автомат через плечо и поплыл к ним. Оказавшись достаточно близко, он пошел вброд и схватил девушку за другую руку. Она яростно боролась с пугающей силой. В какой-то момент они трое напоминали картину сумасшедшего. Шавасс держал её за одну руку, Дарси за другую, и в то же самое время пытался сохранить свой автомат сухим, ошибочно считая, что в мокром состоянии тот перестанет действовать.

И в этот момент произошло нечто, напоминающее ночной кошмар. Из воды среди плавающих обломков как какой-то ужасный Феникс поднялся окровавленный Росситер. Его странное аскетическое лицо было спокойным и лишенным какого-то ни было выражения, мокрые соломенные волосы прилипли к черепу.

Девушка выкрикнула его имя, вырвалась и бросилась к нему. В этот же самый момент его рука отошла назад, раздался щелчок и в воздухе мелькнуло стальное лезвие.

Казалось, все произошло в одно мгновение. Фамия Надим оказалась между Росситером и Шавассом и нож вошел ей в грудь, рукоятка «мадонны» из слоновой кости торчала у неё ниже соска.

Росситер ужасно завопил и бросился к ней, Дарси выпустил в него длинную очередь из автомата, и он ушел под воду.

Когда девушка покачнулась, Шавасс подхватил её, на лице её было выражение полного изумления. Он тесно прижал её к себе и осторожно высвободил нож. В тот же самый момент, когда нож вышел из её тела, жизнь покинула её. На какое-то мгновение она повисла на его левой руке, потом он отпустил её и она исчезла под водой.

Он обернулся, а Дарси яростно закричал:

– Именно для этого мы пришли сюда и устроили такую резню?

Негр швырнул автомат в воду, повернулся и зашагал к «Жаворонку». Шавасс пошел следом и, когда он перебрался через поручень, Дарси был уже в рулевой рубке.

Яхта начала двигаться, пробираясь по узкой протоке, и через некоторое время вышла на основной канал. Позади неё сквозь пелену дождя был виден дым, поднимавшийся над Хеллгейтом. Совершенно окоченевший Шавасс скорчился, стуча зубами, возле поручней, опустошенный переживаниями.

Потом он осознал странную вещь – он все ещё сжимал в руке нож Росситера. Они продвигались по дельте реки к морю, канал расширялся, а он все смотрел вниз на рукоятку «мадонны» из слоновой кости.

– Скольких вам пришлось убить за время вашей работы, Шавасс?

Казалось, слова прошептал ему на ухо сам Росситер.

С неожиданным отвращением Шавасс отшвырнул нож. Тот ещё раз сверкнул и погрузился в волны. Где-то высоко над головой прокричала чайка, они выходили в открытое море, он устало поднялся на ноги и пошел в рубку к Дарси.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15