КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615400 томов
Объем библиотеки - 957 Гб.
Всего авторов - 243184
Пользователей - 112849

Последние комментарии

Впечатления

kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Форс: Т-Модус (Космическая фантастика)

Убогое и глупое произведение. Где вы видели общество с двумя видами работ - ловлей и чисткой рыбы? Всё остальное кто делает? Автор утверждает, что вся семья за год получает 600 и в тоже два пацана за месц покупают, то ли одну на двоих, то ли каждому игровую приставку, в виде камня, рядом с которой ГГ по многу суток не выходит из игры, выходит из неё не сушоной воблой, а накаченным аполлоном. Ну не бред ли? Не знаю, что употребляет автор, но я

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Первухин: Чужеземец (СИ) (Фэнтези: прочее)

Книга из серии "тупой и ещё тупей", меня хватило на 15 минут чтения. Автор любитель описывать тупость и глупые гадания действующих лиц, нудно и по долгу. Всё это я уже читал много раз у разных авторов. Практика чтения произведений подобных авторов показывает, что 3/4 книги будет состоять из подобных тупых озвученных мыслей и полного набора "детских неожиданностей", списанных друг у друга словно под копирку.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Поселягин: Погранец (Альтернативная история)

Мне творчество Владимира Поселягина нравится. Сюжеты бойкие. Описание по ходу сюжета не затянутые и дают место для воображения. Масштабы карманов жабы ГГ не реально большие и могут превратить в интерес в статистику, но тут автор умудряется не затягивать с накоплением и быстро их освобождает, обнуляя ГГ. Умеет поддерживать интерес к ГГ в течении всей книги, что является редкостью у писателей. Часто у многих авторов хорошая книга

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Мамбурин: Выход воспрещен (Героическая фантастика)

Прочитал 1/3 и бросил. История не интересно описывается, сплошной психоанализ поведения людей поставленных автором в группу мутантов. Его психоанализ прослушал уже больше 5 раз и мне тупо надоело слушать зацикленную на одну мысль пластинку. Мне мозги своей мыслью долбить не надо. Не тупой, я и с первого раза её понял. Всё хорошо в меру и плохо если нет такого чувства, тем более, что автор не ведёт спор с читателем в одно рыло, защищая

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Большая буква «Л» [Джеки Браун] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Джеки Браун Большая буква «Л»

ПРОЛОГ

Джей Монро никогда не думала, что относится к тем неженкам, которые то и дело падают в обморок, но сидя вместе с мачехой в кабинете нотариуса и слушая мистера Даниэльсона, зачитывающего завещание Фрэнка Монро, девушка определенно чувствовала себя не лучшим образом.

Ее любимый отец не только покинул ее, но еще и завещал виноградники «Медальон» вместе с дегустационным залом и винодельней своей второй жене, с которой он прожил всего семь лет, а не дочери, всегда и во всем ему помогавшей. Именно благодаря ей продукция «Медальон» приобрела такую огромную популярность.

Когда нотариус зачитал первую часть завещания, Маргарет наградила Джей усмешкой, полной презрения, хотя скоро победный блеск в ее глазах угас.

Нотариус перешел ко второй части завещания:

— А дом, коллекцию живописи восемнадцатого века и весь антиквариат, за исключением того, что хранится в главной спальне, Фрэнк завещал Джей.

— Что? — одновременно воскликнули обе. Джей выпрямилась в кресле. Ее мачеха, наоборот, в кресло вжалась.

— Миссис Монро? — Нотариус приподнялся. — С вами все в порядке?

Джей знала, что и Маргарет не из тех, кто падает в обморок, однако пожилая леди обожает быть центром внимания и обладает настоящим талантом драматической актрисы.

— Воды, — пробормотала Маргарет, медленно открывая глаза. — Принесите воды.

— А вам, мисс Монро? — поинтересовался нотариус. — Могу я вам что-нибудь предложить?

Джей хотела было попросить чего-нибудь крепкого, что помогло бы ей заглушить боль и обиду, но вместо этого отрицательно покачала головой.

А когда нотариус вернулся в комнату с бокалом воды для Маргарет, Джей произнесла как можно более уверенно:

— Должно быть, тут какая-то ошибка, мистер Даниэльсон. Вы, наверное, все перепутали. Папа ни за что не оставил бы виноградники Маргарет. Она всегда мечтала получить их почти так же, как я дом, заполненный старыми картинами и антикварным барахлом.

— Я заплатила за это барахло бешеные деньги! — вставила Маргарет. Очевидно, она уже оправилась от шока.

— Да уж, тебе всегда нравилось тратить папины деньги на всякую ерунду.

— Он был моим мужем, так что это и мои деньги тоже, — парировала Маргарет, затем снова откинулась на спинку кресла. — Я любила Фрэнка. Как я буду жить без него?!

— Леди, прошу вас! — Джонас Даниэльсон поднял руку, призывая обеих дам к тишине. — Мне очень жаль, миссис Монро, мисс Монро. Понимаю, какое это потрясение для вас обеих, но Фрэнк исправил завещание за месяц до смерти.

— Это не важно, — настаивала Джей. — У меня есть свой дом и своя мебель. «Медальон» мы создали вместе с папой. Он не мог так со мной поступить!

Мистер Даниэльсон вынул из папки копии каких-то документов и протянул их обеим женщинам.

— Возможно, это поможет вам все прояснить.

В руках у Джей оказалась копия письма. Девушка стразу узнала почерк отца. Сердце ее забилось быстрее. Письмо начиналось словами: «Дорогие Маргарет и Джульет».

Джульет… Отец называл ее полным именем только тогда, когда возникали какие-то проблемы. И еще какие, поняла девушка, продолжив читать письмо.


«Знаю, вы двое никогда не были особенно близки, и очень жаль, потому что у вас обеих, кроме друг друга, никого нет. Я хочу, чтобы вы — люди, которых я люблю больше всех на свете, — заботились друг о друге и работали вместе, когда я умру. Считаю, что мое завещание — лучший способ это обеспечить.

Джульет, Маргарет потребуется твоя помощь в управлении „Медальон“. Маргарет, мне известно, что ты никогда не интересовалась виноделием, но я знаю: ты умная и ответственная женщина. Полагаю, ты справишься. Пока, я уверен, Джульет позволит тебе жить в нашем доме, а тебя я прошу сохранить за ней должность в компании. Нет никого, кому бы я доверял больше, чем Джульет.

Я люблю вас обеих, и мне очень жаль вас покидать. Единственное утешение для меня — то, что вы теперь можете опереться друг на друга. Пожалуйста, будьте друг к другу добры».


Джей взглянула на подпись отца, затем на Маргарет, которая, если судить по движениям ее губ, все еще читала письмо.

Будьте добры друг к другу…

Джей, чтобы не рассмеяться, закусила губу. С таким же успехом Фрэнк мог бы попросить их научиться летать. Мачеха и падчерица никогда не были дружны. Да, они могли изобразить дружбу и даже любовь, когда того требовали обстоятельства. За праздничными обедами, например, все сидели за одним столом и вежливо болтали. Но вообще Джей считала Маргарет праздной и эгоистичной. Маргарет тоже была о Джей не лучшего мнения, часто называла ее отставным солдатом или мальчишкой в юбке.

Нет, эти двое определенно не были подругами. Они терпели друг друга лишь ради Фрэнка. Теперь, когда его не стало, притворяться больше не имело смысла. Это подтвердили последующие слова Маргарет:

— Я найму другого адвоката. Это смешно! — Мачеха встала, скомкала письмо и бросила его на стол нотариуса. — Все должно достаться мне! Уверена, судья с этим согласится. Я все-таки была женой Фрэнка.

— Всего семь лет. — Джей тоже встала. — А я его дочь уже почти тридцать. Да, понимаю, ты полагаешь, что отдать тебе все, включая винодельню, на которой ты даже ни разу не была, — это честно!

— Он любил меня. Это до сих пор тебя убивает, не так ли? — Маргарет нахмурилась.

Джей проигнорировала ее вопрос, потому что отчасти услышала правду. Из всех женщин на земле ее отец почему-то выбрал в жены именно глупую кокетку Маргарет.

— Я тоже найму адвоката, — поклялась Джей. — И тогда посмотрим, кто в конечном итоге с чем останется.

— Дамы, дамы! — взмолился мистер Даниэль-сон. — Вы уверены в своих словах? Тяжба может затянуться на месяцы, если не годы. Она вымотает вас эмоционально, не говоря уже о финансах. Почему бы вам не найти компромисс? К тому же решение суда очевидно. Если вам не нужны виноградники, — обратился он к Маргарет, — а вы не хотите получить дом, — он перевел взгляд на Джей, — тогда, возможно, вам стоит просто поменяться наследством?

— Звучит разумно, — заключила Джей.

Но Маргарет покачала головой.

— Я не знаю, — медленно произнесла женщина. — Эта земля может стоить кучу денег, особенно без дурацкого винограда, который там растет.

Джей испытала неподдельный ужас. Она и представить себе не могла, что мачехе вздумается продавать землю тому, кто больше заплатит.

— Я отдам тебе все, что завещал мне отец, и еще добавлю приличную сумму денег.

— Неужели? — Маргарет улыбнулась.

— Да. Не забывай, винодельня была папиной мечтой, Маргарет. Виноградник — плод его многолетнего упорного труда. — И моего, подумала Джей, но вслух этого не сказала. И моего… — Обещай, что не продашь «Медальон» перекупщикам.

Маргарет достаточно долго смотрела на Джей, а затем кивнула. И все же девушке не понравился блеск в глазах мачехи.

— Хорошо, Джей, ты права. Это была мечта Фрэнка. Поэтому обещаю не продавать земли перекупщикам.

Но она не сдержала слово. Пять месяцев спустя, когда Джей, продав свой большой, удобный дом, уже расплатилась за маленький домик, находящийся неподалеку от пляжа, и поспешно собирала недостающие деньги, чтобы выкупить виноградники, Маргарет продала винодельню «Медальон» какому-то богачу из Калифорнии.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Джей стояла на верхнем балконе отцовского дома. Она заметила, что по дороге, ведущей к винодельне «Медальон», дегустационному залу и офисам, едет серебристый автомобиль с откидным верхом. Девушка смогла довольно четко разглядеть водителя: волосы песочного цвета, небольшая щетина на щеках и подбородке и нахальная улыбка. Верх автомобиля был опущен.

Часы едва показывали восемь утра. Если бы не этот факт, Джей решила бы, что у водителя не все в порядке с головой, ведь днем жара стояла страшная. Иногда градусник показывал сорок в тени.

Девушка догадывалась, кому принадлежит эта машина с иностранными номерами.

Заккери Холланд.

Даже при мысли о нем Джей зло поджимала губы. Этот человек купил у Маргарет «Медальон» раньше, чем Джей узнала о сделке.

Джей еще не встречалась с Заком, хотя, кажется, сегодня это должно случиться. Она была не в восторге от этой идеи, но прекрасно понимала: ей необходимо пережить неприятное знакомство хотя бы затем, чтобы узнать, как обстоят дела и что ее ждет в будущем. Она вернет «Медальон», чего бы ей это ни стоило. Позже. А пока достаточно просто сохранить за собой свою должность в компании.

Раньше Джей никогда не полагалась на чужое мнение о каком-либо человеке, но сейчас готова была поверить слухам о том, что Зак Холланд — неприятный тип. Она не сомневалась: он ей не понравится. И не только потому, что Зак завладел тем, что принадлежало ей по праву. Девушка многие годы вращалась в кpyгy виноделов и не раз встречала помпезных, пафосных сыночков богачей, считающих, что все, включая виноделие, дастся им легко.

В детстве у Джей была хорошая жизнь, спасибо отцу, который ни в чем ей не отказывал. Но после колледжа она начала сама зарабатывать себе на хлеб, проводя на виноградниках по пятьдесят часов в неделю. А такие, как Зак Холланд, не имеют ни малейшего понятия о виноделии, считала она.

Джей пристальным взглядом окинула раскинувшиеся по обе стороны холмов виноградники. Здесь росли Каберне, Шардоне, Пино и многие другие сорта винограда. Большинство лоз Джей посадила своими руками.

Скоро начнется пора сбора урожая, который в этом году обещал быть самым богатым за всю историю «Медальон». Джей и ее отец потом и кровью добивались этого все последние девять лет. Сначала они старались закрепиться на рынке, потом делали себе рекламу. Они так хотели, чтобы их вина стали популярными! И они преуспели.

Джей сглотнула застрявший в горле комок. Позади годы тяжелого труда, а толку — чуть, ведь виноградники все равно больше не принадлежат семье Монро.

Джей смахнула навернувшиеся слезы. Она злилась на себя за слабость. Снова слезы! Она была не из тех, кто распускает нюни по каждому поводу, но в последние месяцы она плакала довольно часто. И ей что совсем не нравилось. В конце концов, какой смысл в слезах? Слезами, как говорится, горю не поможешь. Мама не вернется, отец тоже. А виноградник? Можно ли вернуть виноградник? Время покажет.

Джей ушла с балкона в дом, прошествовала в спальню и, встав перед зеркалом, собрала свои густые волосы в пучок. Затем она переоделась в рабочую одежду. Пока новый владелец не попросил ее освободить рабочее место, у нее есть обязанности, которые нужно выполнять.


Зак припарковался перед домом и вышел из машины. Он немного постоял, гордо расправив плечи и улыбаясь во весь рот. Во время своего предыдущего визита на виноградники он не успел все как следует осмотреть.

Зак приехал в Мичиган прошлым вечером. Он снял комнату в отеле Траверс-Сити — ближайшего к виноградникам городка. До тех пор пока он не найдет себе дом, он поживет там. Проснувшись сегодня утром, Зак почувствовал себя, как ребенок в рождественское утро, — он был слишком возбужден. Он даже не поел — сразу прыгнул в машину и поехал на виноградники. На полпути Зак остановился и опустил верх своего «мерседеса». Он решил, что ничто не должно мешать ему созерцать окрестности.

Зак засунул руки в карманы джинсов. Он знал, что ему наверняка придется поплатиться за свою импульсивность и несдержанность, но сейчас ему было на это наплевать. Сейчас он чувствовал себя по-настоящему живым. Пожалуй, как никогда раньше.

Зак вошел в дегустационный зал «Медальон». Теперь вся винодельня принадлежит ему, и только ему. Он сам будет решать, каким курсом идти и что делать в будущем. И ему не придется нести свои идеи кому-то вышестоящему и дожидаться его одобрения. Нет, здесь хозяин он — Зак Холланд.

Когда в двери дегустационного зала вошла девушка, Зак напрягся. Он заключил, что незнакомке около тридцати, и сейчас, судя по гордому развороту ее плеч и поджатым губам, настроена она враждебно.

Девушка была высокой, не намного ниже Зака, и стройной. И хотя на ней был надет бесформенный свитер и свободные джинсы, Зак смог угадать под ними весьма аппетитные формы. Незнакомка, без сомнения, привыкла к вниманию окружающих.

Рабочие при виде нее замерли, отложили дела и принялись нервно озираться по сторонам. Наступила неестественная тишина, отчего у Зака возникло чувство неловкости и дискомфорта.

— Вы, должно быть, Джульет Монро. — Не стоило это произносить, но Зак тем не менее произнес. Он протянул девушке руку и улыбнулся. — Я много слышал о вас. Я Зак Холланд.

Вблизи у нее оказались зеленые глаза и волосы цвета корицы. Что-то в ней притягивало взгляд, хотя Зак не мог определить, что именно. Ее, пожалуй, сложно было назвать красавицей, если руководствоваться классическими представлениями о красоте, или даже шикарной красоткой, как его бывшую невесту Миру, на которую всегда устремлялись взгляды всех мужчин. Лучшим словом; описывающим ее, было слово «миловидная».

У Джульет был большой рот с полными красивыми губами, немного вздернутый носик и высокие скулы.

Она окинула Зака неприязненным взглядом и произнесла:

— Никто не зовет меня Джульет.

Он, несмотря на ее невежливый тон, постарался сохранить на лице улыбку. Он знал: эту встречу вряд ли можно назвать приятной для нее, и понимал, что она сейчас всеми силами старается не уронить достоинство.

Все должны понять, что теперь я здесь хозяин. И Джульет Монро, возможно, прежде всех остальных.

— А как же вас называть?

— Джей. Все зовут меня Джей. — Ее рукопожатие было слишком крепким для женщины.

— Джей. — Зак с готовностью кивнул. Короткое, мальчишеское имя подходило ей. В ней было мало мягкости и женственности. Впрочем, сугубо женской чертой были длинные шикарные волосы, сейчас заплетенные в косу. Как они выглядят, когда распущены?.. Впрочем, Зак быстро подавил любопытство. — Рад познакомиться с вами.

Она кивнула и сразу перешла к делу.

— Я хочу знать, каковы ваши планы относительно «Медальон». — Джей обвела рукой зал. — И относительно его работников, разумеется.

Люди повернули головы в их сторону. Послышались громкие перешептывания. Зак прочистил горло. Он не привык оправдываться перед своими работниками, а сейчас у него почему-то возникло ощущение, что он именно оправдывается.

— В конце недели состоится собрание. А пока я хотел бы все здесь осмотреть. Я планирую внести кое-какие изменения.

— Например?

А Джей Монро настойчива.

При других обстоятельствах Зак восхитился бы ее силой воли, но сейчас это ее качество почему-то очень его раздражало.

— О своих планах я расскажу вам чуть позже. Если у вас есть минутка, я бы хотел поговорить с вами.

Зак знал, что работники следят за каждым их словом, жестом или взглядом.

— Я к вашим услугам.

— Почему бы нам не пойти в мой кабинет? — предложил Зак.

Джей вздернула подбородок, но тем не менее пошла за Заком.

Офисы располагались этажом выше. Самый просторный кабинет — резиденция хозяина винодельни — находился в конце коридора. Естественно, его и займет Зак Холланд. И все же, когда за ним и Джей закрылась дверь, у нее сжалось сердце. Этот кабинет с видом на виноградники всегда принадлежал ее отцу.

Ничего из вещей Фрэнка Монро здесь не осталось. Джей, когда Маргарет объявила о продаже «Медальон», убрала все до последней записки. И все же здесь еще ощущалось присутствие отца. Девушка чувствовала запах табака, которым тот набивал свою трубку. Нетрудно было представить Фрэнка сидящим здесь, за своим столом, в своей обычной униформе, состоящей из брюк цвета хаки, широкой рубашки, в нагрудных карманах которой лежали очки и другие личные вещи. Джей могла поклясться, что в карманах отца помещалось больше безделиц, чем в любой женской сумочке. Костюм Фрэнка дополняла матросская кепка.

— Все в порядке? — поинтересовался Зак.

Видение исчезло. Джей подняла глаза и увидела перед собой нового владельца «Медальон». На минуту она, вспоминая об отце, совсем о нем позабыла. Фрэнк Монро ушел полгода назад, но боль в сердце его дочери ничуть не уменьшилась. Она, кажется, стала только сильнее.

Джей проигнорировала вопрос Зака. Вместо того, чтобы дать ему ответ, она задала свой собственный вопрос:

— Зачем вам понадобилось встречаться со мной?

— Я думал, это очевидно.

— Вы меня увольняете, — пробормотала Джей, чувствуя, как внутри что-то оборвалось.

— Нет.

— То есть пока нет. — Девушка скрестила руки на груди.

Зак потер шею и хохотнул. Его голос звучал скорее расстроенно, нежели весело, когда он сказал:

— Вы не ищете легких путей, так ведь?

Джей потеряла отца и семейный бизнес. Глядя в глаза Зака Холланда, она понимала: сейчас на карту поставлена еще и ее карьера.

— По-моему, все это не очень смешно.

Она имела в виду происшедшее в последнее время: смерть отца, оглашение завещания и продажу «Медальон». Она никогда не забудет, сколько нервов они с отцом потратили на то, чтобы вывести продукцию их винодельни на должный уровень. Но, как оказалось, все было зря.

К ее удивлению, Зак кивнул, как будто все понял.

— Я ценю ваше терпение и вашу сдержанность, Джей. Я понимаю: эти перемены нелегки для вас, но оттого, что работникам придется выбирать между вами и мной, легче вам не станет.

— Я не прошу их делать выбор.

— Нет?

— Мне не все равно, что с ними будет. Они отличные работники и замечательные люди. Кроме того, им нужно кормить свои семьи, и я не хочу, чтобы они в одночасье стали безработными.

— Я не собираюсь никого увольнять. — Зак глубоко вдохнул и сменил тему: — Я впечатлен организацией работы здесь. Я не нашел ни единой ошибки в ведении дел; кроме всего прочего, у готовой продукции невероятный потенциал. Со слов рабочих я понял, что это вы занимались здесь всем?

— Я играю небольшую роль в производстве. Это все заслуги моего отца. Он обожал «Медальон», и ему нравилось во всем добиваться успеха. Это он вывел нашу продукцию на мировой рынок.

— Примите мои соболезнования. Я так понимаю, ваш отец скончался поздней весной?

— Да. — Джей кивнула. — Спасибо.

— Я был знаком с ним, если это можно так назвать. Мы однажды встречались.

— Неужели? Когда?

— Несколько лет назад на конкурсе вин в Сан-Диего. По-моему, «Медальон» участвовал тогда впервые. Ваше «Шардоне» шло неплохо, насколько я помню.

Джей сморщила носик.

— Приз зрительских симпатий. Я думала, мы возьмем серебро. По крайней мере бронзу. Тогда первое место занял «Холланд Фармс».

— Да, — подтвердил Зак.

Джей думала, что он сейчас начнет бравировать победой своей семейной винодельни, но он этого не сделал. Вместо этого он сказал:

— Мне понравился ваш отец. Мы как-то обедали вместе. Он выслушал некоторые мои идеи. Знаете, он был хорошим слушателем.

В горле Джей пересохло. Она не могла вымолвить ни слова. Девушка едва заметно кивнула. Она много дней провела в этом самом кабинете с отцом. Они говорили обо всем на свете, не только о виноделии.

— Не припоминаю, чтобы вы были на том конкурсе, — заметил Зак.

— В Сан-Диего? — спросила девушка.

— Ага.

Джей была не из тех людей, которые любят бывать в обществе. Она чувствовала себя намного удобнее в простых брюках и рубашках, чем в платьях и туфлях на высоких каблуках. Больше того, она никогда не понимала смысла светских бесед, всех этих разговоров с незнакомцами о погоде и ничего не значащих событиях. Она считала все это пустой тратой времени.

Фрэнк Монро часто горевал о том, что превратил свою единственную дочь в мальчишку в юбке и что она больше интересуется виноградом, чем свиданиями. Но Джей ни о чем не жалела. О, она ничего не имела против представителей противоположного пола и ходила на свидания, но все ее отношения заканчивались, как только она понимала, что у поклонника серьезные намерения. Джей вовсе не боялась серьезных отношений, как часто говорила ее подруга Кори Ворф. Она просто не видела смысла сейчас останавливаться на достигнутом и заводить семью. Ей нравилось думать, что она не из тех женщин, которые довольствуются домом и детьми. Она не хотела повторить судьбу своей матери: выйти замуж, родить ребенка, а потом уйти в неизвестном направлении, даже не оглянувшись.

— Вряд ли вы могли меня запомнить, я не из тех людей, которые сразу бросаются в глаза, — ответила Джей.

— Не сказал бы, — удивился Зак. — По-моему, вас сложно не заметить.

Он смотрел прямо на нее, смущая ее откровенным взглядом. Впервые на ее памяти она застеснялась и мысленно пожалела, что не надела сегодня на работу что-нибудь другое, более подходящее случаю. На Заке был буквально кричащий о богатстве своего обладателя дизайнерский костюм, и Джей чувствовала себя сейчас настоящей оборванкой.

То, что угадывалось под костюмом, тоже привлекало внимание Джей: широкие плечи, мускулистая грудь, длинные ноги…

Он отлично сложен.

К тому же Зак обладал яркими голубыми глазами и пышной пшеничной шевелюрой. Волосы у него были чуть длиннее, чем обычно носили мужчины, занимающиеся бизнесом. Их, пожалуй, пока нельзя было завязать в хвостик, но они уже доходили до воротника рубашки.

Джей захотелось подойти к Заку и запустить пальцы в его шевелюру.

— Вообще-то, я тогда не ездила с отцом. Осталась дома, чтобы следить за работой на винодельне.

— Это все объясняет. Я бы никогда не забыл такое яркое лицо, как у вас.

— А я никогда не забуду ваше вино, — поспешила сменить тему Джей. — В тот год ваше «Шардоне» было просто потрясающим.

— Думаю, у вин «Медальон» есть все задатки для того, чтобы стать лучше вин винодельни моего отца.

— Правда?

— Я бы никогда не купил эту винодельню, если бы считал иначе.

— Ясно.

— Жаль, мы не познакомились раньше, когда я приезжал сюда смотреть виноградники перед тем, как предложить сделку.

— Меня не было в городе.

— Шоп-тур, — кивнул Зак. — Франция, кажется, как говорила ваша мать.

— Маргарет — моя мачеха, — хмыкнула Джей. — И я узнала о вашем визите только после возвращения домой. И вообще, мне не сообщили, что виноградники проданы другому.

— Я… — Зак был искренне удивлен. — Я не знал.

— «Медальон» должен был достаться мне.

— Но ваш отец оставил его не вам.

— Папа считал, что таким образом сможет примирить меня и свою вторую жену. Он ошибся.

— Мне жаль.

— Ваша жалость мне ни к чему.

— Вообще-то я пытался выразить вам свою симпатию.

Джей подошла к окну, стараясь скрыть злость. Зак не должен понять, что он задел ее.

— Мне необходимы эти виноградники, мистер Холланд. Я готова заплатить вам сумму, уплаченную вами, плюс разумное вознаграждение за беспокойство.

— Почему бы нам не перейти на «ты»? Называй меня Зак. И, кажется, тут есть одна небольшая проблема. — Он встал рядом с ней у окна. — Мне тоже нужен «Медальон». И я не собираюсь его продавать.

Джей не ожидала услышать другой ответ. Она вспомнила, что Маргарет тоже отвергла ее предложение.

— Что ж, тогда у меня не остается иного выбора, кроме как принять то, что теперь вы всем здесь заведуете. Но это вовсе не значит, что мне нравится такое положение вещей.

— О, огромное спасибо за разъяснения.

— Я люблю свою работу… и… я бы оценила, если бы ты оставил меня на той же должности.

— С удовольствием. Ты знаешь местных жителей, не говоря уже обо всех особенностях виноделия в этих краях. Думаешь, справишься?

— Но я ведь всего лишь управляющий. Менеджментом занимается Том Уорли.

— Больше нет. Он будет уволен, но получит большую компенсацию. Так выдержишь?

— Не было такого дела, за которое я бы здесь не бралась в то или иное время. Папа считал, что важно знать бизнес изнутри. Он не верил, что можно стать хорошим лидером, не зная того, какую работу выполняют твои люди.

— Хитро подколола.

— Даже не пыталась, — парировала Джей. — Ладно, а кто же тогда будет руководить производством вин?

Зак лишь улыбнулся.

— Ты?

— А почему ты так удивляешься? У меня богатый опыт.

Ее не впечатлило его заявление. Все, что она пока узнала, — это то, что ей придется выполнять двойную работу, а Зак Холланд, скорей всего, тем временем будет прохлаждаться.

— Как я уже сказала, я останусь, но не буду выполнять твою работу за тебя. Даже если ты вдвое поднимешь мне зарплату.

— Продолжай.

— Я вложила в «Медальон» гораздо больше, чем просто деньги. Сейчас твое имя стоит в документах, но не ошибись, мистер Холланд…

— Зак. — В первый раз в его голосе прозвучало раздражение. — Меня зовут Зак.

— Хорошо. Зак. Я хочу «Медальон». И я не перестану предлагать тебе продать его мне до тех пор, пока ты наконец не согласишься. Я так просто не сдаюсь.

— Я заметил. Ты так сильно любишь эту винодельню?

— Люблю? — Джей покачала головой. — Эти виноградники для меня — все.

— Все? Но это просто место, просто земля. Это… даже не человек. Всего лишь растения, виноград. Собственность, хорошее вложение.

— Значит, вот что для тебя «Медальон»?

Зак не ответил. В какой-то миг в его глазах появился странный блеск, но тут же исчез.

— Но для меня дело не только в этом, — продолжила Джей. Она выглянула в окно. — Мы с отцом создали «Медальон». В нем вся моя жизнь.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Следующую неделю Зак провел, знакомясь с повседневными делами винодельни и с людьми, работающими на ней. Как он сказал Джей во время их первой встречи, за исключением менеджера, он не собирался пока никого увольнять, а также менять должности рабочих или нанимать новых людей. Но и оставлять все как есть Зак тоже не намеревался. Он видел в «Медальон» огромный потенциал и считал, что винодельня могла бы приносить большую прибыль. И в его планы входило достичь этого.

Заку нужно было кое-что кое-кому доказать.

В пятницу вечером он сидел за столом у себя в кабинете. Внезапно зазвонил телефон. Это оказалась его мать.

— Раз уж ты не звонишь, я решила сама это сделать, — укорила сына Джудит Холланд.

— Прости, — виновато произнес Зак. — Я был очень занят последние две недели. Сбор урожая начинается.

— Здесь тоже. — Она не купилась на его оправдание. — Как там дела? — Голос матери заставил Зака затосковать по дому в Калифорнии и винограднику, который он оставил. Виноделие было у него в крови, как и у всех представителей семейства Холланд.

— Хорошо, — ответила Джудит. — Росс говорит, урожай будет больше, чем в прошлом году, особенно сорта Совиньон.

— Папа, наверное, доволен.

— Очень. Филипп считает, что, учитывая возрастающую популярность данного вина, нужно посадить еще виноград этого сорта и увеличить поставки.

— Разумеется. — Зак помрачнел. Он предлагал отцу то же самое два года назад, но безуспешно, потому что в то время Филипп был против такого решения.

Филипп был кузеном Зака, но с детства они были ближе, чем родные братья. Они росли вместе. После автомобильной аварии, которая унесла жизни родителей четырехлетнего Филиппа, его усыновила семья Холланд. Заку в то время было два года. Со временем раньше дружные мальчики стали часто спорить и сталкиваться лбами. Мама называла это юношеским соперничеством. Позже все зашло еще дальше. Теперь же, будучи взрослыми, они нашли новый камень преткновения — «Холланд Фармс».

Какие бы нововведения ни предлагал Зак, его кузен хитроумно отвергал их. Л отец всегда больше прислушивался к Филиппу.

— Как поживает старина Фил? — поинтересовался Зак. — Все еще сидит по правую руку от отца?

— Заккери! — укоризненно произнесла Джудит.

— Прости.

Зак говорил искренне. Он не хотел вмешивать маму в свои взаимоотношения с кузеном. Его извинения удовлетворили женщину.

— У него все хорошо.

— А у Миры?

— Тоже.

— Значит, они все еще вместе?

Любовь Миры к Заку быстро угасла, когда Зак начал говорить о продаже своей доли в «Холланд Фармс» и покупке собственного виноградника. Вскоре после разрыва с ним Мира на ежегодном благотворительном балу Холландов появилась в обществе Филиппа. Для гордости Зака было ужасным ударом то, что его невесту больше всего привлекали в нем акции «Холланд Фармс».

— Да, — ответила между тем Джудит. — Они недавно объявили о своей помолвке.

Зак не ощутил боли, боль осталась позади. Он почувствовал горечь.

— Мира еще раз доказала, что все Холланды одинаково хороши, а главное их достоинство — пакет акций винного дома.

— Заккери, прошу тебя, прошел уже год! Не будь таким!

— Каким, мам? Честным? — хмыкнул он. — Вообще-то я единственный обиженный в нашей семье. Остальные стараются просто не замечать того, что мой кузен получает все, что по праву принадлежит мне.

Джудит не стала спорить, она сказала просто:

— Они любят друг друга.

— Они любят «Холланд» и ту жизнь, которую он позволяет им вести.

— Но ты ведь тоже любишь «Холланд».

— Да, но сейчас не время это обсуждать. Не по телефону. И не с тобой, мам. Ты единственная поддерживала мои идеи.

— И до сих пор поддерживаю. Я знаю, ты бы отлично справился. Мне бы хотелось, чтобы Мичиган был поближе к нам.

— До него на самолете рукой подать.

— Да, рукой подать, — повторила женщина. — Ты расстроен из-за Миры? — добавила она.

— Не так, как тебе кажется.

— Хорошо. Мира милая девушка, но тебе она совершенно не подходила. Ты бы не был счастлив в браке с ней, Зак.

— В этом я с тобой согласен. Когда они собираются узаконить отношения?

— Весной. — Джудит немного помолчала. — Ты ведь приедешь на свадьбу, правда?

— И ты тем самым предлагаешь мне испортить имидж униженного и оскорбленного? — В его смехе не было ни капли радости. — Прости, мам. Думаю, я пришлю мои соболезнования в письменной форме.

— В этом доме всегда останется место для тебя. — Голос Джудит надломился.

— Понимаю, что ты чувствуешь, мам. И я ценю твою заботу. Правда. — Зак не сказал, что отец и кузен давно заставили его чувствовать себя чужим в собственном доме. А уход Миры стал последней каплей. Он не вернется. Во всяком случае, до тех пор, пока не достигнет успеха в целях, которые поставил перед собой.

— Ты счастлив? — тихо спросила его Джудит.

— Почти.

— Хорошо. Потому что я хочу, чтобы ты был счастлив не меньше, чем хочу, чтобы ты был рядом. Я люблю тебя.

— Я тебя тоже люблю, мам.

Зак повесил трубку. Он решил немедленно отправиться домой. Солнце уже село. Зак устал и вряд ли смог бы продолжать заниматься делами — особенно сейчас. Он был слишком возбужден, чтобы сидеть за столом и перебирать бумаги. В животе заурчало, и он понял, что ко всему прочему еще и проголодался.

Когда Зак вышел из кабинета, то заметил, что Джей еще у себя. Через приоткрытую дверь ее кабинета он видел, как она, сидя за столом, читает доклад. Ее волосы были собраны в пучок. Сегодня на ней была фланелевая юбка, которая, кажется, на пару размеров была ей велика, и широкая блузка. Возле ее локтя стояла бутылка воды и лежали бутерброды.

— Только не говори, что это весь твой обед, — произнёс Зак, остановившись у двери ее кабинета.

Джей оторвалась от своего занятия и прищурилась, стараясь сфокусировать взгляд. За последние недели Зак понял еще кое-что о Джей Монро: она настоящий трудоголик. Эта девушка может работать целыми днями не покладая рук.

— Прости? Что ты сказал?

— Просто поинтересовался, что это? — Он кивнул на бутерброды.

— А… Вообще-то, это поздний ланч.

— Уже перевалило за семь.

— Неужели? Ну, тогда очень поздний ланч.

Зак облокотился о косяк двери.

— Теперь я понимаю, как тебе удается оставаться такой стройной. Имеешь что-то против нормального питания?

— Я нормально ем, но ответ на твой вопрос: нет, не имею. Просто у меня не было сегодня времени поесть.

— Я как раз собирался где-нибудь перекусить по дороге в отель. Хочешь составить мне компанию?

Джей с недоверием оглядела его и ничего не ответила.

— Знаешь, ты уже не в первый раз наступаешь на мое самолюбие, — хмыкнул Зак.

— Прости. Я просто… мне кажется, нам не следует…

— Что? — Он с вызовом приподнял бровь. — Становиться друзьями? Я не приглашаю тебя на свидание, Джей. — Вспомнив о Мире и о том, сколько боли она ему причинила, он добавил с чувством: — Поверь мне, я не заинтересован в свиданиях.

— И ты говоришь мне о том, что я наступаю на твое самолюбие?

— Прости. Я не должен был так говорить.

— Сложный день?

— Просто очень долгий. Да и вся неделя… — А впереди выходные, которые, похоже, Зак тоже проведет в офисе. Это лучше, чем сидеть в пустом номере отеля, не зная, чем заняться. — Ладно, оставляю тебя наедине с твоим поздним ланчем. Увидимся в понедельник.

Он уже повернулся, чтобы уйти.

— Пятница — вечер пиццы.

— Что?

— Дженива, моя домработница, играет в бридж по пятницам, а я готовлю пиццу.

— Из остатков еды? — Как ни старался Зак представить Джей суетящейся на кухне у плиты, у него ничего не получалось. Вряд ли она, судя по ее склонности к мужским рубашкам и рабочим ботинкам на плоской подошве, относится к так называемым домоседкам.

— Я покупаю основу для пиццы в пиццерии в Саттон-Бэй. Это экономит много времени.

— Ясно. Значит, ты приглашаешь меня или просто сообщаешь информацию?

— Я всегда приглашаю кого-нибудь из коллег.

Зак решил не заострять внимание на том, что вообще-то он не просто коллега, а ее босс.

— Рад, что мы все выяснили.

Джей выбросила недоеденный бутерброд в корзину.

— Дай мне пять минут.

— Хорошо. Жду тебя внизу.


Джей не понимала, что сподвигло ее пригласить Зака на домашний обед в пятницу. Она не хотела, чтобы он появлялся у нее дома, и не собиралась впускать его в свою жизнь. Но к чему сейчас тратить время па сожаления? Дело сделано, и следующие пару часов ей придется провести в компании Зака Холланда.

В целом вечер обещает быть неплохим. Они оба виноделы, а значит, темы для разговора обязательно найдутся. Кроме того, как там говорят? Держи друзей близко, а врагов еще ближе? Зак не был ее врагом, но, судя по обстоятельствам, и другом не являлся.

Дегустационный зал давно закрылся, служащие разошлись по домам, бокалы были вымыты и расставлены ровными рядами на полках.

— Зак? — позвала Джей.

— Я здесь, — отозвался он, появившись из-за угла с бутылкой вина в руках.

— Что ты делаешь?

— Мама всегда говорила, нельзя ходить в гости с пустыми руками. И я просто подобрал кое-что для нашего обеда. — На его лице заиграла веселая улыбка, благодаря которой он стал выглядеть гораздо моложе.

— К пицце?

— А что в этом такого?

— Ничего.

— Вот и отлично. Кроме того, мне есть что отпраздновать.

— Дай подумать… долгожданное получение «Медальон» в собственность?

— Вот как ты заговорила! — На этот раз улыбка Зака не показалась Джей мальчишеской. Она поняла: перед ней мужчина. Красивый. Джей сглотнула. Друг? Враг? Ее либидо, кажется, это вовсе не волновало. Она списала свою реакцию на него на отсутствие какой-либо личной жизни и недостаток общения с противоположным полом.

— Я подожду снаружи, — пробормотала Джей, поспешно выходя на воздух, в лунную ночь.

Когда Зак появился в дверях, Джей стояла, опершись на капот его машины. И хотя было довольно прохладно, она не застегнула куртку.

— Машина не заперта. — Он подошел ближе. — Нужно было дать тебе ключи, чтобы ты завела мотор.

— Все в порядке. Я просто наслаждалась тишиной.

— Ты ведь редко ходишь на свидания, да?

— Вовсе нет. Я часто выхожу в свет и встречаюсь с мужчинами.

— Я не хотел тебя обидеть, Джей. Просто ты много работаешь. Как и я.

— Ладно, признаю: мне с таким плотным графиком бывает сложно куда-то выбраться.

— Мне временами тоже. — Зак нахмурился. А вот Мира обожала выходить в свет.

— Не все понимают, сколько времени и сил ты тратишь на виноделие.

— Точно, не все, — согласился он. — Конечно, между увлечением и настоящей страстью к виноделию огромная разница.

— Значит, ты склонен стоять где-то между?

— Я… нет.

Зак не понимал, почему слова Джей так его задели. Он чувствовал необходимость объясниться.

— Я хочу выпустить на рынок первоклассный продукт. Хочу доказать… — Он резко замолчал. Он хотел доказать отцу, Филиппу и Мире, раз уж на то пошло, что он и его идеи чего-то стоят.

— Что ты хочешь доказать?

— Ничего.

— А знаешь, чего я хочу? Хочу, чтобы вина «Медальон» приняли участие в состязании вин во Франции и заняли первое место.

— Высоко метишь.

— Что-то не так?

— Все нормально.

Зак завел машину. Уже через несколько минут они подъехали к дому Джей. Дом очень выгодно смотрелся при бледном лунном свете.

— Должен признать, у тебя отличный дом. — Зак припарковался и убрал ключи от машины в карман.

— Папа любил его.

— А ты нет?

— Он слишком… большой.

Что-то в ее тоне заставило Зака подумать, что Джей, вероятно, очень одиноко здесь.

— В этом особняке целых семь спален. Домработница очень устает. А в моем доме было всего три спальни.

— Не понимаю.

— У меня был собственный дом на побережье. Бунгало с видом на залив. Я продала его и переехала сюда после… после того, как вступила в права наследования. Но мне не нужен такой большой дом. — Девушка резко выдохнула. — Однако он мой.

— Мне нравится здесь. Особняк совсем близко от виноградников. И, бьюсь об заклад, летом эти сады просто великолепны.

Зак последовал за Джей на террасу.

— Такое впечатление, что террасу вы пристраивали сами, в первоначальном проекте дома ее не было, не так ли?

— Да. Папа построил ее, когда мы переехали сюда из Детройта.

— Очень строгий дизайн.

— Мне нравится.

— Тебе подходит.

— Да?

— Без обид. Просто ты не, ну, ты не…

— Не?..

Зак прочистил горло.

— Не из тех, кто привык купаться в роскоши, по-моему. Не экстравагантная и не расфуфыренная. Как и дом.

— Ты еще не видел его изнутри.

— А что там такого особенного?

— Увидишь.

Джей отперла дверь и пропустила Зака в холл. Только теперь он понял, что она имела в виду.

Сразу за фойе виднелась столовая. Светлые обои с розами контрастировали с темным паркетом. Мебели же было великое множество.

— Внутреннее убранство очень… неожиданное, — произнес Зак, обретя наконец дар речи.

— Неожиданное? Я бы сказала — ужасное!

— Я пытался быть тактичным.

— Не нужно. Не я обставляла этот дом древним хламом. — Джей сняла пальто и бросила его на спинку стула.

— Значит, дизайн этого дома выдержан в едином стиле?

— Все комнаты, за исключением кухни. Маргарет там редко появлялась.

— Знаешь, если правильно обставить этот дом, он будет просто великолепен.

— Да, я и сама думала об этом. Когда я продам весь антиквариат, который накупила Маргарет, можно будет приняться за ремонт, а потом я сменю всю обстановку.

— Значит, ты планируешь и дальше жить здесь. Я думал, ты продашь дом, раз уж тебе не нужно столько места.

— Я бы продала, но не могу сама этого сделать. Этот дом, как ты уже заметил, находится совсем недалеко от виноградников. Было бы неправильно, если бы здесь жил кто-нибудь чужой.

— Говоришь, здесь семь спален?

— Вообще-то восемь. Маргарет, живя здесь, превратила одну из них в зал для своих кукол. Она коллекционирует кукол. Слава богу, она забрала все двести двенадцать, когда уехала.

Зак слушал вполуха. Кажется, с каждым днем его жизнь становится все лучше и лучше. Дом Джей отлично подходил ему. Из него вышла бы отменная гостиница, если, конечно, внести некоторые изменения. Зак уже предлагал однажды своему отцу поступить так же с их поместьем, но тот отверг идею.

— Мы виноделы, Зак, а не держатели гостиниц, — сказал тогда отец.

Филипп, разумеется, встал на сторону Росса Холланда. Эти двое всегда ладили, тогда как у Зака на все было свое мнение.

— Почему ты постоянно пытаешься внести в нашу привычную, размеренную жизнь какие-то нелепые изменения? — спрашивал Филипп.

Но Зак не видел в постройке гостиницы ничего криминального. Он хотел таким образом всего лишь увеличить доход семьи.

Так или иначе, «Медальон» необходима гостиница, но не на территории виноградников. Просто нужно уговорить Джей продать дом.

— Ты потерял аппетит? — поинтересовалась девушка, возвращая Зака в реальность.

— Прости. Нет. Просто… задумался. — Он наградил ее очаровательной улыбкой, которая всегда отвлекала Миру. Но Джей и бровью не повела. — Где кухня? — поспешил он сменить тему.

— Следуй за мной.

Как и говорила Джей, кухня оказалась выдержана в другом стиле, простом и элегантном.

— Намного лучше.

— Ты не фанат антиквариата?

— Всему свое место. Антиквариат не для этого дома. Хотя твоя мачеха постаралась. Если продать все это, можно выручить огромную сумму.

— Разбираешься в древностях? — удивилась Джей.

— Как тебе сказать? — Зак пожал плечами. — Мама увлекалась старинными вещами Франции восемнадцатого века. Я ходил с ней на аукционы с тех пор, как закончил школу.

— Неудивительно, что Маргарет удалось уговорить тебя купить «Медальон».

Он прочистил горло. Необходимо еще кое-что объяснить Джей.

— Кстати, об этом. Я понятия не имел, что ты хочешь купить «Медальон».

— Теперь ты знаешь, — тихо сказала она.

Зак молча кивнул. Что тут скажешь? Конечно, правильным было бы предложить Джей купить у него виноградники и винодельню, но он не собирался этого делать.

— Пойду готовить пиццу, — сообщила Джей, нарушив неловкое молчание.

— Помочь?

— Нет. Открой пока вино.

— С удовольствием.

Она показала, где достать штопор и бокалы, и удалилась на кухню. Но успела она закончить резать грибы, перец и пеперони, как в дверях появился Зак с бокалами в руках. Он сел на стул за кухонным столом.

— Хорошее вино.

— Одно из лучших. — Джей отпила немного из бокала, который он принес для нее.

Зак наблюдал за тем, как она пьет. У нее была длинная, изящная шея. Он следил за каждым глотком девушки. Что это, влечение? Нет. Простое любопытство, уверял он себя.

Внезапно Зак понял, что откровенно пялится на Джей.

Она тем временем положила все ингредиенты на основу для пиццы и поставила пиццу в духовку.

— Почему Мичиган?

— Прости? — не сразу понял Зак.

— Почему ты решил переехать именно в Мичиган? Что заставило тебя купить именно мои виноградники? — Девушка села за стол и взяла свой бокал.

— Мне понравилось то, что я здесь увидел. Огромный потенциал. Ну, и недостатки, конечно, есть, но они вполне поправимы.

Ему нравилось и то, что Мичиган находится далеко от Калифорнии.

— Ты недавно упомянул о каком-то праздновании. Я не хотела спрашивать, но… Мне просто любопытно, что мы будем праздновать?

— Прощание с прошлым. Можно сказать, мне необходимо начать жизнь с чистого листа.

— Ты поймешь, если я скажу, что твой чистый лист не очень удобен для меня.

— В мои намерения не входило кому-то мешать, и я прошу за это прощения.

Джей кивнула, принимая его извинения. Он решил, что тему можно закрыть, но не тут-то было.

— Ты готов продать «Медальон» мне?

— Нет.

— Что ж, я должна была спросить. И должна предупредить, что спрашиваю не в последний раз.

— Ясно. А я хочу, чтобы ты знала, что мой ответ вряд ли изменится.

Джей отпила еще вина и посмотрела на Зака поверх бокала.

— Увидим.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Вино было почти допито, а пицца съедена. Часы, висящие над плитой, показывали без десяти двенадцать. Зак отложил салфетку и встал.

— Что ж, полагаю, мне пора уходить. Уже почти полночь.

— Боишься, что я превращусь в тыкву? — Джей тоже встала.

— Вообще-то боюсь, что злоупотребляю твоим гостеприимством.

Заку не стоило волноваться по этому поводу. Джей нравилась его компания. Настолько, что она даже пожалела, что вечер подошел к концу. Этот мужчина оказался умным, забавным, интересным собеседником и внимательным слушателем. Он мог бы стать ей хорошим другом. Даже больше, чем другом…

— Уверен, что нормально доедешь? — поинтересовалась девушка.

— Да. — Зак склонил голову набок. — Ты ведь не волнуешься за меня?

— Ты же сам все знаешь. Я просто не хочу, чтобы мне предъявили иск за то, что я напоила тебя вином.

— О, я чувствую себя почти счастливым! Обо мне заботятся! — Зак рассмеялся.

Джей не смогла сдержаться и тоже рассмеялась.

— А тебе идет.

— Что?

Он подошел ближе и встал напротив нее.

— Улыбка. Не припомню, чтобы ты смеялась при мне раньше.

— У меня в последнее время не так много поводов для улыбок.

Зак кивнул и со всей серьезностью заявил:

— Возможно, мне удастся это исправить. Он слегка подался вперед. Джей напряглась.

Он собирается поцеловать меня? Его поза и блеск в глазах предполагают именно это.

Ей очень хотелось бы узнать, как он целуется. Но как только его губы слегка коснулись ее щеки, она испытала разочарование.

— Спасибо за обед и за хорошую компанию.

— Не за что.

— Я верну тебе долг как-нибудь.

— О, не нужно. Это всего лишь пицца.

— Тем не менее… Мне будет приятно.

Джей пожала плечами и проводила Зака до двери. Она чувствовала себя нелепо. Он всего лишь поцеловал ее в щеку. Черт, да если бы он чмокнул ее еще и в другую щеку, то это можно было бы назвать настоящим дружеским прощанием. Так прощаются во многих странах мира. Так почему она стремится придать простому поцелую такое значение?

Ночью стало гораздо холоднее, чем днем, но Джей вышла следом за Заком на крыльцо.

— До понедельника, — сказала она.

— Скорее всего, я проведу выходные на работе, — отозвался он. Ветер растрепал его волосы. На его губах появилась грустная улыбка. — Не очень хочется сидеть в номере отеля и раскладывать пасьянс на компьютере.

Джей наблюдала, как удаляется машина Зака, и думала, что хотя у этого мужчины есть семья, он так же одинок, как и она.


Зак, скрестив руки за головой и уставившись в потолок, лежал на своей огромной кровати. Уже перевалило за два часа ночи, но сон к нему все не шел. Он привык к калифорнийскому времени. Хотя сейчас дело было вовсе не в переходе на новое время. Во всем виновата Джей Монро. Эта девушка заинтриговала его.

Был даже момент, когда Зак решил, что она больше, чем таинственная. Он хотел поцеловать ее. И не просто в щеку.

— Плохая мысль, Холланд, — сказал он себе, повернувшись, чтобы выключить лампу. — Очень плохая.

И все же, когда Зак наконец заснул, он видел сны о Джей и о поцелуе, которого он сегодня себя лишил.


— И какой он? — Кори Ворф сидела с Джей за столиком в кафе в Саттон-Бэй. — Мама рассказывала, что однажды на заправке видела «мерседес» с калифорнийскими номерами. По ее словам, водитель — красивый парень.

— Твоей маме нужно больше выходить в свет.

— Перестань, — хмыкнула подруга. — У нее больше свиданий, чем у меня.

Отец Кори умер, когда Кори и Джей только начали учиться в университете. Девочки быстро подружились и остались близки до сих пор.

— Тогда ей следует выходить еще чаще.

— Может, я заеду к тебе сегодня чуть позже? Ты познакомишь меня с мистером Калифорния, и, возможно, в моей жизни появится еще немного романтики.

— Ты станешь встречаться с человеком, который делает меня несчастной?

— Зависит от того, насколько он хорош, — пошутила Кори. И добавила серьезно: — Он что, правда делает тебя несчастной?

Джей хотелось бы сказать «да», но она лишь выдохнула и покачала головой.

— Нет. Не совсем. Мне не нравится, что он теперь хозяин «Медальон», а я там всего лишь сотрудник.

— Это понятно. Но? — настаивала Кори.

Джей добавила в кофе сливок и поболтала в чашке ложечкой. Зак заставил ее понервничать. И вино тут было совсем ни при чем. Она почувствовала себя женщиной. Хотя Кори об этом знать вовсе не обязательно.

— Что ж, он не такой мерзавец, каким я его представляла. Зак не озвучил свои планы, но теперь я не переживаю, что он уничтожит виноградники или сотворит еще что-нибудь глупое.

— Высокая оценка. Можно задать один вопрос? Если бы ты встретила этого мужчину в другом месте и в другое время, ты бы заинтересовалась им?

— Возможно, — не стала врать Джей. — Он много знает о виноделии. У него даже есть ученая степень. Он работал на виноградниках, руководил производством вин. Он не боится трудностей. У нас много общего.

— В работе. Но в жизни есть вещи поважнее работы или вин, Джей. Привести пример?

— Если я откажусь, ты ведь все равно это сделаешь?

— Ага.

— Тогда давай, просвети меня, Кори.

— Как ты думаешь, как выглядит то, что находится у него в штанах? — спросила подруга.

Джей чуть не подавилась кофе. Рассмеявшись, она пролила немного горячей жидкости на стол.

— Ну и вопрос!

— Ты ответишь на него?

— Высший класс, — выпалила девушка, не задумываясь.

— Значит, ты все-таки заметила гораздо больше, чем его потрясающие знания и интеллект.

— Я заметила миллион вещей. Кори, но Зак Холланд — мой босс. По крайней мере в данное время. А потому мой интерес к нему останется чисто деловым.

— Хмм… Плохо.

Официантка подлила девушкам кофе. Джей снова добавила в свою чашку сливок и перемешала.

— Кроме того, не уверена, что я в его вкусе.

— А кто же в его вкусе?

— Возможно, ты.

— Да ладно! Рассказывай.

— Я так поняла, ему нравятся маленькие милашки. — Джей оглядела подругу. Кори блондинка, стройная и невысокая. Она следит за модой и отлично одевается. — Такие, которые словно сошли с обложки глянцевого журнала, — добавила она.

— Спасибочки. — Кори игриво захлопала ресницами. — Но ты тоже очень милая, Джей. У тебя отличная фигура, просто тебе нужно подчеркивать ее достоинства.

— Давай не будем обо мне.

— И макияж, — не унималась Кори. — Немного туши, подводка для глаз, румяна. И твои волосы… Тебе бы другую прическу. Боже, Джей, у тебя такой цвет волос, за который другие женщины отдали бы кучу баксов, а ты скрываешь его; стягивая волосы в дурацкий пучок или косу!

— Нет. — Джей упрямо скрестила руки на груди.

— Так, — заявила Кори, — в выходные мы идем в Траверс в СПА. И маникюр заодно сделаем.

— А потом ты заставишь меня целиком намазаться косметикой, о которой говорила.

Кори ухмыльнулась.

— Я имела в виду только СПА и маникюр, но теперь, пожалуй, пересмотрю свои планы. Да, макияж тоже. Почему нет?

Джей опустила глаза.

Я покажу тебе, как пользоваться косметикой, когда тебе исполнится тринадцать.

Когда-то мама пообещала это Джей, но мама сбежала раньше, чем смогла исполнить свое обещание. Девушка отогнала это воспоминание. У нее дома, конечно, была косметика, которую она купила по настоянию Кори, просто она предпочитала обходиться без макияжа.

— …А потом пройдемся по магазинам. Нужно обновить твой гардероб. — Кори укоризненно взглянула на рубашку Джей.

— Это папина.

— Знаю, милая.

— Я хожу на работу в его рубашках.

— И на встречи с друзьями в кафе, как я погляжу, — заметила подруга. — Не хочу тебя критиковать, но ты действительно с тех пор, как умер твой отец, запустила себя. — Она положила ладошку на руку Джей. — Еще ты очень похудела. Я беспокоюсь за тебя, милая.

— Все хорошо. Ты же меня знаешь. Я никогда нe следила за модой. Полагаю, в душе я так и осталась девчонкой-сорванцом.

— Я и не прошу тебя носить кружевные юбочки и туфли на шпильках, но, мой тебе совет, поработай над своим внешним видом. Когда ты в последний раз покупала себе убийственное платье и выходила в нем куда-нибудь вечером?

— Давненько.

— Нужно это исправить.

Похоже, Кори увлеклась собственной идеей. Джей сто лет не обновляла гардероб и не меняла ничего в своей внешности. С тех пор как они с отцом приобрели виноградник, работа занимала все ее время и отнимала всю энергию. А когда отец умер, а «Медальон» был продан, она погрузилась в депрессию, которая никак не способствовала улучшению ее внешнего вида.

Так было, пока не появился Зак Холланд.

Джей тряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли.

Нельзя думать о Заке. Впрочем, о глупой идее Кори всерьез думать тоже не стоит.

— Мне пора, — сказала Джей.

— По крайней мере, подумай о выходных. Повеселимся.

— Хорошо, я подумаю.

Но суббота настала и быстро прошла. Потом впереди замаячил понедельник. На «Медальон» начался сбор урожая, и у Джей не было времени даже на телефонный звонок, не говоря уже о возможности провести в СПА целый день. Однако она взяла советы Кори на заметку и стала по утрам больше времени проводить у зеркала. А вот одеваться она решила по-прежнему: в брюки и отцовские рубашки. Все-таки работа на виноградниках довольно грязная.

Виноград в «Медальон» собирали по старинке — вручную. Помогали все, кто был свободен. Так что Джей, несмотря на новую должность, тоже приняла участие в сборе урожая.

Однажды утром она увидела на виноградниках и Зака. Видимо, он тоже решил присоединиться к рабочим.

— Доброе утро, Джей, — приветствовал ее он.

— Привет.

— Хороший денек, да?

Метеорологи обещали дождь, и было похоже на то, что их прогнозы сбудутся, но Джей кивнула, соглашаясь.

— Я сказал рабочим, что, когда завершится сбор винограда, мы устроим вечеринку и отпразднуем это событие. В «Холланд» мы всегда так делали.

— Здесь… здесь такая же традиция.

— Здорово! Тогда, может, добавишь это событие в свой ежедневник?

— Конечно, я все подготовлю. — На глаза Джей навернулись слезы.

— Джей?

Девушка стыдливо отвернулась. Она чувствовала себя довольно глупо.

— Прости, просто папа всегда лично занимался организацией праздников. Он умер, и… я совсем об этом забыла.

— Понимаю. — Зак погладил руку Джей, и вместо того, чтобы отстраниться, Джей позволила ему обнять ее и утешить. Временами она чувствовала себя такой одинокой.

— Зак…

Он не пошевелился.

— Я могу помочь тебе, если хочешь.

— Нет, спасибо за предложение. Я ценю твою заботу.

Зак крепче прижал ее к себе. Она могла поклясться, что слышала, как бьется его сердце.

— Ты имеешь право горевать, Джей.

— Знаю.

— Никто не станет думать о тебе плохо. В слезах нет слабости.

— Это мне тоже известно. Спасибо тебе.

— Не за что.

И тут, к стыду Джей, по ее щеке скатилась одинокая слезинка.

— О, Джей. — Зак смахнул слезу пальцем. — Ты сильная женщина, но не нужно всегда быть такой.

Девушка тяжело вздохнула.

Но мне приходится. Я одна в этой жизни. На кого мне опереться? На Зака?

Она отстранилась.

— Боже, я расплакалась, и теперь у меня тушь размазалась. — Джей попыталась рассмеяться, но вышло как-то неубедительно.

— А я-то думал, что же в твоем облике изменилось? У тебя невероятно красивые глаза! — Зак порылся в кармане и, достав платок, протянул его ей. — Вот, держи.

— Спасибо. Я твоя должница.

— Нет. Ты ничего мне не должна. Увидимся? — Это прозвучало скорее как приглашение.

— Конечно. Позже.

Так и вышло. В этот день Зак и Джей снова дольше всех задержались в офисе. И снова они обедали вместе. На этот раз пиццу доставили прямо из пиццерии. Они сидели в офисной столовой и ели с пластиковых тарелок. Вина не было, но беседа текла так же легко и непринужденно, как и дома у Джей. Только на сей раз разговор зашел о личном.

— Ты родилась здесь? — поинтересовался Зак.

— Нет, в пригороде на северо-западе Детройта. Мы жили там, пока я не закончила начальную школу.

— А твоя мама?

Как правило, Джей не говорила о матери. Только Кори знала все детали. И тем не менее она решила удовлетворить любопытство Зака.

— Она ушла от нас за месяц до моего тринадцатилетия. В записке написала, что хочет найти себя. Насколько я знаю, она все еще продолжает искать.

— Прости. Тебе, наверное, до сих пор сложно вспоминать об этом.

— Нет. Папа полностью заменил мне мать. Он очень старался. Хотя я помню, как он побелел, когда я впервые спросила его о сексе.

— Секс — щекотливая тема.

— Почему же? Хотя некоторым людям сложно о нем говорить.

— Но не тебе?

— Хм… Пожалуй, и я стесняюсь таких тем.

— Я заметил.

— Впрочем, ходить вокруг да около я тоже не люблю, — резюмировала Джей.

После затяжной паузы Зак сменил тему:

— У тебя есть еще родственники?

— Здесь нет. Есть дядя и тетя и несколько кузенов и кузин, живущих на Среднем Западе. Я не общаюсь с родственниками со стороны мамы. Да и со стороны Маргарет тоже.

— Не знал, что тебе так одиноко.

— У меня есть «Медальон». — Джей покраснела. Она поспешила направить разговор в другое русло. — А у тебя есть братья? Сестры?

Зак вытер губы салфеткой.

— Я единственный ребенок своих родителей, но воспитывался вместе с кузеном. Родители стали его опекунами, после гибели его отца и матери в автомобильной катастрофе.

— Какой ужас! Вы, наверное, очень близки?

Только Джей решила, что наконец-то сможет узнать о Заке побольше, как тот сменил тему:

— Никогда бы ни подумал, что ты росла в городе.

— Потому что я не гоняюсь за модой, не делаю прически и не пользуюсь косметикой?

— Нет. Просто здесь твой дом. Я не могу представить тебя в большом городе.

— Сейчас я уже тоже не могу, — призналась Джей. — Но поначалу я очень скучала по городу.

— Правда?

— Мы переехали сюда зимой и, пока не построили свой дом, жили в старом фермерском доме. Там было холодно и неуютно. Я думала, отец сошел с ума.

— И почему ты пересмотрела свое мнение?

— Пришла весна, а потом и лето. — Девушка взглянула на свои рабочие ботинки, вспоминая о том, как они с отцом гуляли по бескрайним полям и строили планы. — К тому времени, как настала осень, я влюбилась в это место. И мне уже было все равно, что скоро наступит зима.

— Мне знакомо это чувство.

— Скучаешь по Калифорнии?

— Иногда. Мама недавно звонила. Услышал знакомый голос и затосковал по дому.

— А по твоему винограднику не скучаешь? Тебе его не хватает?

— Он никогда не был моим. — Тон Зака изменился. — Папа и Филипп — мой кузен — всегда отвергали все мои идеи, хотя мы вместе владеем «Холланд».

— И ты купил «Медальон», чтобы здесь воплотить свои замыслы.

— Да.

— И каковы же твои планы? Как менеджер, я имею право знать.

— Я хочу сначала обдумать детали, а потом расскажу все тебе. Кстати, во всех моих планах ты — ключевая фигура.

— Правда? Теперь мне стало по-настоящему любопытно. Скажи хотя бы, сколько мне еще ждать.

— До конца недели.

— Ладно, это я выдержу, у меня ведь нет другого выбора. Может, хотя бы намекнешь?

— Кажется, ты умираешь от любопытства.

— Спиши это на страх перед неизвестностью.

— Страх? Не нужно бояться, — заверил ее Зак. — Думаю, ты все одобришь.

— Не знаю. У меня высокие требования.

— Тебя трудно удовлетворить?

— Временами. — Внезапно в комнате стало жарко. — Ты с кем-нибудь встречаешься? — неожиданно для себя спросила Джей.

— Нет. Больше нет.

— Кажется, у тебя там все было серьезно.

— Было. Мы уже готовились к свадьбе. — Он пожал плечами, и девушка решила, что тема закрыта. Но неожиданно он добавил: — Она теперь помолвлена с моим кузеном. Весной состоится свадьба.

— Ой, это, должно быть, больно.

— Больно.

— Но ты пережил?

— Я забыл ее. А ты? Как близко ты подошла к алтарю?

— Близко? — фыркнула Джей. — Вообще-то, предпочитаю держаться от него как можно дальше.

— Вот как? — Зак приподнял бровь. — Похоже, тебе тоже кто-то разбил сердце.

Она подумала о матери.

— Нет. Никаких разбитых сердец. Просто я не из тех, кто стремится поскорее связать себя узами брака.

— Никогда не встречал женщин, разделяющих твое мнение, — удивленно произнес он. — Большинство ищут своего принца. Видят в этом особую миссию.

— Что я могу сказать? — Джей пожала плечами. — Я не такая.

— Да, Джей, — медленно проговорил Зак. — Кажется, я начинаю это понимать.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Когда Джей на следующее утро приехала на работу, машина Зака уже была припаркована на обычном месте. Прошлой ночью Джей видела из окна своей спальни, что в его кабинете горит свет. Видимо, у него слишком долгие дни, решила она. А у нее слишком длинные ночи.

Джей тихо выругалась. Чего Зак добивается? Хочет стать трудоголиком года? Внутренний голос, шепчущий ей о том, что она-то давно могла бы получить это звание, она проигнорировала.

Комната отдыха располагалась прямо по коридору. Там-то Джей и нашла Зака. Он стоял у кофе-машины, опершись обеими руками на стойку.

Зак бросил в сторону Джей беглый взгляд, но не сказал ни слова. Девушка разглядывала его тоже молча. Подбородок Зака покрылся щетиной, а под глазами залегли темные тени. И все же он был невероятно красив.

— Во сколько ты ушел вчера с работы? — наконец, спросила Джей.

Зак пожал плечами и потер подбородок. Тут до нее дошло.

— Господи, Холланд! Ты ночевал здесь, да?

Кофемашина зашипела, отвлекая Зака.

— Умница. — Он, прежде чем отпить из чашки, потянул носом, вдыхая аромат кофе, и добавил: — Да. Я спал здесь. — Он указал па кушетку в углу. — Кстати, надо заменить кушетку. Очень неудобная.

— Вообще-то на ней сидят.

— Ну… Где-то в районе трех часов я ощутил острую необходимость оказаться в горизонтальном положении.

Воображение Джей тут же нарисовало Зака в этом самом положении. По спине ее побежали мурашки, а тут еще Зак решил мило ей улыбнуться.

— Может, тебе лучше остановиться в Саттон-Бэй, пока не найдешь себе дом где-нибудь поблизости?

— Я уже думал об этом. — Зак отпил кофе. — Но вообще-то я уже нашел дом, который хотел бы купить. Он отлично мне подходит.

— Он рядом?

— О, совсем. Только он не продается.

— Жаль. — Джей закусила губу. Старая привычка. Она всегда так делала, когда нервничала. Зак молча наблюдал за ней.

— Ты когда-нибудь распускаешь волосы? — спросил он наконец.

Девушка замерла.

— 3-зачем?

— Просто так. Любопытно, какие они у тебя.

— Длинные.

— Уверен, что так, — пробурчал Зак, неудовлетворенный таким ответом.

По спине Джей побежали мурашки.

— За ними тяжело ухаживать. Слишком длинные, слишком густые, слишком волнистые. Я хочу постричься.

— Не надо.

— Прости? — не сразу поняла она.

— Наверное, ты долго их отращивала.

Джей кивнула и перебросила косу через плечо.

— Знаешь, ты ведь всегда можешь сделать предложение, — неуклюже пробормотала она.

— С-сделать предложение?

— Насчет дома, — пояснила девушка.

— Ах, вот оно что! Дом!

— Почему бы тебе ни связаться с владельцами и не сказать, что ты заинтересован в их доме?

— Я думаю над этим. Тебе кажется, сработает?

— Не знаю. Но что ты теряешь? У всего есть цена, за которую люди готовы расстаться с чем угодно.

— Этого-то я и боюсь, — усмехнулся Зак.

— Наверное, дом на побережье.

— Нет. На холме, откуда открывается чудесный вид, за который многие отдали бы хорошие деньги.

Джей стало любопытно. Она старалась припомнить все похожие дома неподалеку, но ничего не приходило в голову.

— Это, наверное, отличный дом.

— Он удовлетворяет всем моим потребностям.

— Каковы же твои потребности, Зак?

— Не пристало красивой девушке задавать такие вопросы, — тихо отозвался он.

— Хорошо, что я не красивая.

— Да. Не красивая…

— Перестань, Зак! Ты меня совсем запутал!

— Ты не красивая, ты — сногсшибательная, Джей. У тебя очень запоминающееся лицо.

Зак смотрел на нее откровенно голодным взглядом. Ей стало трудно дышать. Она хотела найти в его словах хоть что-то оскорбительное, но чем больше искала, тем больше убеждалась, что никогда в жизни не слышала в свой адрес таких тонких комплиментов.

— Сногсшибательная?

Он кивнул.

— Точно.

Джей рассмеялась и решила перефразировать вопрос.

— Возвращаясь к предыдущей теме, что именно ты ищешь?

— Главное — близость к виноградникам.

— Это я уже поняла. И?

— Большой дом с не совсем обычной планировкой. Много просторных комнат и спален.

— Планируешь принимать много гостей? — Она представила его калифорнийских приятелей, расхаживающих но виноградникам и попивающих вино. Возможно, приедут и красивые женщины. Он упоминал, что ни с кем не встречается, но это не значит, что он ведет жизнь затворника.

— Можно сказать и так, — послышался ответ. — Места здесь великолепные. Полагаю, у меня будет много гостей.

— Ах, вот ты о чем. Когда мы с папой переехали сюда, люди, которые жили в Детройте по соседству с нами и никогда не могли найти для нас времени, стали приезжать сюда целыми компаниями. Обычно летом.

— Разумеется.

— Я не могу винить их в этом. Траверс-Бэй — отличное место отдыха. Летом здесь полно туристов и отдыхающих. Как и каждые выходные осенью.

— Могу понять, почему. Природа здесь потрясающая. Особенно в это время года.

— Я всегда любила осень. — Джей выглянула в окно. — И папа тоже.

— Жаль, что она длится всего три месяца. — Зак встал рядом с ней.

— Не знаю. Мне кажется, то, что время ограниченно, — самое привлекательное. — Она улыбнулась.

— У тебя чудесная улыбка, Джей. И чудесные… губы.

Он протянул руку и провел большим пальцем по ее нижней губе. Затем он поцеловал се. Это не был невинный поцелуй в щеку. Зак коснулся ее нежно, интимно, как любовник. Он, должно быть, понял это, потому что на его щеках вспыхнул румянец, и он отстранился.

— Прости, Джей. Я не должен был прикасаться к тебе вот так.

— Да. — Джей опустила глаза.

— Не хотел тебя смущать.

— О, перестань, есть вещи, которые смущают похлеще, чем невинный поцелуй.

— Неужели?

— Поверь мне.

— Например?

— Оставлю это твоему воображению.

— Можешь пожалеть. Фантазия у меня бурная.

— Тогда тем более не буду вдаваться в детали.

Взгляд Зака затуманился. Джей сама себя не узнавала. Не в ее правилах было флиртовать с мужчиной таким бессовестным образом. Но, боже, как же ей сейчас хорошо! Она чувствовала себя по-настоящему живой. Джей поддалась настроению и игриво взглянула на Зака через плечо.

— Кстати, это моя чашка.

— Я не знал. — Он прочел надпись на чашке: «Мое!» — и улыбнулся.

— Уверена, ты схватил первое, что попало под руку.

— Нет. То есть я и не подозревал, что у тебя есть чувство юмора. Ты умело маскируешься. Это заставляет задуматься. Знаешь, я бы хотел узнать тебя поближе.

Заманчивое предложение. Джей закатила глаза.

— Вымой чашку за собой.

— Хочешь забрать ее сейчас? Кофе еще горячий.

— Я налью себе в другую.

— Не говори потом, что я не предлагал.

Не предлагал чего именно? — подумала она, выходя из комнаты.

Зак подождал, пока шаги Джей не удалятся, и только потом вздохнул свободно. Что за черт в него вселился? Кажется, на этот вопрос он не знает ответа.

За последние две недели Зак привык к постоянным стычкам с Джей. Она была упряма, имела на все свое мнение и привыкла все делать по-своему. Но с другой стороны, эта девушка обладала острым умом и небывалой сообразительностью, она много и с большой охотой работала, что делало ее ценным сотрудником, а временами вела себя так, будто все еще была здесь хозяйкой.

И. кажется, его интерес к ней стал выходить за рамки бизнеса.

Кроме того, Джей Монро всегда была как бы сама по себе. Зак уже имел дело с подобными девушками. Ни его гордость, ни сердце не выдержали такого союза. К тому же он совсем не планировал заводить сейчас серьезные отношения.

Нужно действовать с осторожностью. Зак, кроме всего прочего, хотел уговорить Джей продать ему дом. Дом, принадлежащий ее отцу, по которому она скорбит до сих пор. Поэтому отношения с ней, выходящие за рамки деловых, только все усложнят. А он не мог позволить себе лишние проблемы.

Зак серьезно намеревался создать гостиницу при винодельне, и дом Джей отлично подходит для воплощения этой идеи. Он не очень большой, уютный, а комнаты там достаточно просторные, чтобы обитатели чувствовали себя комфортно.

У всего сеть цена, за которую люди готовы расстаться с чем угодно, так сказала Джей. Впервые Зак начал беспокоиться, что ее цена окажется такой, которую он не сможет себе позволить.


Час спустя Зак пришел в себя. Инцидент с Джей в комнате отдыха казался ему теперь невинным флиртом. Не следовало, конечно, прикасаться к Джей, и он ни за что больше не позволит себе такой вольности.

Разумеется, меня влечет к Джей, но с этим можно справиться. Кроме того, наверняка со временем мой интерес к ней поутихнет. Пока же я считаю ее очаровательной и обаятельной, но лишь потому, что она для меня все еще остается загадкой. Девушка, которая не хочет замуж? Девушка, которая заставляет меня воображать, как она будет выглядеть, если распустит волосы и переоденется в нечто более обтягивающее? Конечно, она так и манит к себе.

Зак стоял без рубашки перед зеркалом, которое он поставил на подоконник, и брился электрической бритвой. Он стал приносить в офис смену одежды и другие необходимые принадлежности, если знал, что день обещает быть долгим.

Зак выключил бритву и потер подбородок, который теперь стал очень мягким. Только он потянулся за рубашкой, как в дверь тихонько постучали, и в комнату вошла Джей. Не в первый раз она входила, не дождавшись, когда он скажет «войдите», но в прошлые разы он всегда сидел за столом, полностью одетый. Зак нарочито медленно надевал рубашку, удовлетворенно наблюдая, как к щекам девушки подступает румянец.

— Привет, Джей.

Она не отвела взгляд, но пробормотала нечто похожее на «прости».

— Знаешь, я ведь не просто так закрываю дверь.

— А я не просто так ее открыла. — Она пожала плечами и сунула руки в задние карманы джинсов.

Зак постарался настроиться на деловой лад.

— Итак, зачем я тебе понадобился?

— У меня для тебя плохие новости относительно сорта Пино нойр.

— Насколько плохие?

— Достаточно. Боюсь, мы можем потерять значительную часть урожая. Я связалась с другими местными винодельнями. Оказывается, подобная проблема возникла везде.

Он не хотел слышать такие новости. Виноград сорта Пино нойр, росший на виноградниках «Медальон», обещал дать большой урожай.

— Другие сорта пострадали?

— Каберне и Мерло в нормальном состоянии.

Зак кивнул.

— А Пино гриджио и Гамай нойр?

— Эти в порядке. — Джей вошла в кабинет и присмотрелась к рубашке Зака. — Кстати, ты неправильно застегнул эту пуговицу.

Он проследил за ее взглядом.

— Верно.

Джей следовало бы уйти в этот самый момент. Она сообщила то, что должна была сообщить. У нее не было причин задерживаться в кабинете босса, но она словно приросла к месту, зачарованная движениями его пальцев, застегивающих пуговицы. Он взглянул на Джей, не отрываясь от своего занятия. Их взгляды встретились. Его пальцы замерли. Ее пульс участился.

— Я еще не заставил тебя почувствовать неловкость? — вспомнил Зак их с Джей недавний разговор в комнате отдыха.

— Нет. А ты пытаешься это сделать?

— Забудь мои слова.

— Конечно. Считай, что уже забыла.

Верно. Так нельзя. Но каждый раз в присутствии этого человека я ощущаю себя очень странно.

Вместо того, чтобы извиниться и уйти, она спросила:

— Нужна помощь?

Он замер и произнес:

— Спасибо, но я смогу сам застегнуть рубашку.

— Первый раз у тебя получилось не очень, — заметила Джей.

— Ты наблюдательная.

— Или, может, это из-за меня ты чувствуешь себя неловко?

— Возможно. — Их взгляды снова встретились. Зак сделал пару шагов навстречу Джей. — Ты уверена, что этот дискомфорт односторонний?

— Кажется, так. — Она облизала губы.

— А как ты теперь себя чувствуешь? — поинтересовался он, подойдя почти вплотную, так, что его дыхание щекотало кожу девушки.

— Отлично.

— А если я сделаю так? — Зак немного наклонил голову, чтобы их губы почти встретились. — Теперь тебе неловко?

Что-то подсказывало Джей, что он думает о том, что делать дальше. Или он решил дать ей возможность отступить? Она знала, что именно так и следует сделать. Нравилось ей это или нет, он — се босс. В его руках ее будущее, как и будущее «Медальон».

И прежде, чем их губы встретились, Джей шепнула:

— Даже если ты сделаешь это.

Этот поцелуй никак нельзя было назвать односторонним. Оба были вовлечены в эту опасную игру.

Желание вспыхнуло как искра, как насмешка над прежней уверенностью Зака в том, что, чем больше он будет узнавать Джей, тем меньше станет желать ее. Когда поцелуй закончился, Зак обнаружил, что его ладони крепко обхватывают бедра Джей, а ее руки гладят его плечи. Сейчас он был уверен только в одном: он хочет большего.

Джей посмотрела на него, и он утонул в ее зеленых глазах.

— Должна признать, Холланд, ты отлично целуешься, — заключила она, отстраняясь от него.

— Спасибо, ты тоже.

— Но это была плохая идея.

Зак понял, что Джей имеет в виду. И все же он попросил объяснений:

— Что именно, Джей?

— Мы… поцелуй… и все такое.

Ее запинающийся голос едва ли можно было назвать голосом уверенной в себе женщины.

— Да, наверное.

— Давай просто назовем это нечаянной слабостью, — выдохнула девушка.

— А ты хочешь повторить?

— Нет. — Но Джей облизала губы, и Зак заметил, как бьется жилка на ее шее.

И он сделал то, чего поклялся больше не делать. Он притянул ее к себе.

— Лгунья.

Нa этот раз, когда поцелуй закончился, рубашка Зака обнаружилась на полу, а свитер Джей был задран, обнажая ее живот.

— Мне нужна твоя помощь, Джей, — прошептал Зак.

Он посмотрел на нее и увидел, что из-под ее свитера виднеется край белого бюстгальтера. Это зрелище распалило его еще больше, но тут она одернула свитер.

Джей закрыла глаза и отошла.

— Зак, мы… мы не можем этого сделать. Не здесь.

Он тоже отступил, пытаясь прийти в себя.

— Прости. Я совершенно не подумал. Забыл, что это кабинет твоего отца.

— Нет, дело не в этом. Мы вместе работаем. Пo бумагам ты мой босс.

Зак не стал поправлять Джей. Она была права, как бы он ни хотел, чтобы было иначе.

— Давай забудем о происшедшем, — предложила девушка. — Хотя ничего особенного не произошло. То есть мы просто поцеловались.

— Дважды, — заметил Зак.

— Это всего лишь реакция на… на стресс.

Он не был уверен в том, что она права.

— А я думаю, возможно, это влечение.

— В-в-влечение?

Ее реакция придала ему смелости. Он поднял с пола свою рубашку и спросил:

— Что? Ты не согласна?

— Это плохая мысль.

— Да. Полагаю, мы все выяснили, Джей. Мы спорим о причинах, а не о самой проблеме.

— Какая разница?

Мудрый человек закрыл бы тему прямо сейчас, но Зак почему-то не хотел внимать голосу рассудка.

— Ну, если ты поцеловала меня потому, что я интересую тебя как мужчина, я буду чувствовать себя куда лучше, чем если бы ты целовала меня, скажем так чтобы разрядиться.

— Значит, дело в мужской гордости. — Джей скрестила руки на груди и выставила вперед одну ногу.

— Называй как хочешь. — Зак пожал плечами. — Ну и?

— Я не собираюсь отвечать на этот вопрос.

— Ах, пользуешься пятой поправкой!

— Это не имеет никакого отношения к юридическим терминам. Боже! Ты заставляешь меня жалеть о том, что я поддалась минутному импульсу.

Он усмехнулся.

— Значит, это была не просто реакция на стресс.

— Нет. Все из-за урожая. Я много работала. Я всего лишь избавилась от напряжения. — Девушка погрозила ему пальцем прежде, чем он смог хоть что-нибудь сказать, — И я говорю не о том напряжении, о котором ты подумал.

— Ладно, Джей. Раз ты так утверждаешь…

Зак ослабил ремень и заправил в брюки рубашку. Когда Джей сглотнула и отвернулась, он решил, что может присудить победу себе.

— Это больше не повторится, — сказала она ему. — Это вообще не должно было случиться.

Он медленно кивнул.

— Знаю.

Еще долго после того, как Джей ушла, Зак размышлял, почему его так беспокоит то, что она права.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Впервые в жизни Джей отложила все дела, позволив личной жизни выйти на первый план.

— Кори? — Она позвонила подруге по дороге к машине. — Сходим куда-нибудь на ланч? Да, все в порядке, — соврала она. — Просто мне нужен один совет.

Девушки встретились полчаса спустя в ресторане в Саттон — Бэй. Джей планировала сначала подготовить подругу к новостям, но, как только принесли их салаты, она выпалила:

— Он поцеловал меня.

— Зак? — не сразу поняла Кори.

— Да.

— Поцеловал тебя?

Джей прикрыла рукой глаза, вспоминая недавнюю сцену в офисе. Ее сердце стучало как бешеное. Она раздраженно буркнула:

— Ладно, думаю, это я его поцеловала. Первый раз. Ради бога, разве имеет значение, кто кого поцеловал?

Кори искренне удивилась:

— Не нужно нападать на меня.

Джей теребила салфетку у себя на коленях.

— Прости. Я немного… как бы сказать?

— Возбуждена?

— Да. — Тут Джей замерла. — Нет! Не возбуждена! Точно не возбуждена.

— Да ладно заливать. Уж я-то знаю, как это бывает.

— Ну… Я возбуждена, возможно, но не в том смысле этого слова, который ты имеешь в виду. Это неудивительно, учитывая, какое сейчас время года и сколько всего мне пришлось пережить за последние несколько месяцев.

— Джей, дорогая, я все понимаю. Но ты мне мало что рассказываешь в эти дни.

— Потому что это все неважно.

— Это?

— Ну, Зак и я. Ты что, меня не слушаешь?

— Слушаю. Просто мне кажется, я что-то упустила. Давай проясним все сразу. Ты хочешь сказать: что бы ни происходило между тобой и Заком — а ты знаешь, как я хочу знать все детали, — для тебя это не важно?

— Суть ты уловила верно. — Джей посмотрела в окно. — Не то чтобы между мной и Заком произошло нечто особенное. Да оно и не могло бы произойти…

— Почему?

— Ты не понимаешь, Кори? Неужели это не очевидно?

— Представь себе, нет. Все, что мне сейчас известно, — это что моя лучшая подруга, у которой не было серьезных отношений после трехмесячного флирта с Бобби Шумахером, внезапно влюбилась в красивого успешного мужчину, который такой же страстный винодел, как и она сама. В чем проблема?

Джей схватилась за голову. Она жутко нервничала. Со стороны все казалось таким… возможным.

— Я не в его вкусе. И он… он не в моем вкусе.

Кори закатила глаза.

— Боже, только не нужно снова о вкусах!

— Ты же меня знаешь, Кори. Я — не самый подходящий вариант для серьезных отношений.

— Он что, сделал тебе предложение руки и сердца?

— Разумеется, нет.

— Тогда в чем проблема?

— Он мой начальник, Кори! Он хозяин «Медальон», и я на него работаю.

— Это меняет дело, — согласилась подруга. — Расскажи мне все детали. Как все получилось, где, когда, почему и как долго длилось?

Джей решила кратко пересказать ситуацию.

— Мы поцеловались. В его кабинете. Сегодня. Не знаю, почему, и это длилось около, хмм… около десяти минут.

Десять волшебных минут, при воспоминании о которых у Джей по спине бежали мурашки.

— И это ты называешь деталями? Господи, подруга! Да ты о Шардоне рассказываешь более красочно! Давай выкладывай. Что было на нем надето? А на тебе? — На губах Кори заиграла улыбка. — Где были его руки?

Джей не удержалась и вздохнула. И выдала все как на духу. А после коснулась пальцами своих губ и призналась:

— Сказать по правде, Кори, после этого поцелуя я чувствую себя опустошенной и… жду продолжения.

— Так здорово, да?

— До сих пор не могу прийти в себя. И что мне теперь делать?

— Можешь оставить руки и губы при себе и сделать вид, что этого поцелуя вообще не было.

Джей уже думала об этом. Такое решение было бы самым безопасным и самым разумным в данной ситуации. И все же она поинтересовалась:

— Каков вариант номер два?

Улыбка Кори стала шире.

— Может, позволить природе взять свое? Вы оба взрослые люди. Оба ничем не связаны. Он ведь свободен?

— Да.

— Тогда, возможно, то, что вы работаете вместе, не играет такой уж большой роли? А пока, если ты не торопишься на работу, может, пробежимся по Траверс-Сити? У Мэйси распродажа.

Джей согласилась, не столько потому, что горела желанием примерять всевозможную одежду, сколько оттого, что не хотела возвращаться на виноградники, где могла в любой момент встретить Зака.

Пока они ходили из одного магазина в другой, девушка снова и снова обдумывала слова лучшей подруги. Что-то подсказывало ей, что с Заком все не так-то просто.


Так и вышло.

— Ты ведь не избегаешь меня, правда? — Зак стоял в дверях кабинета Джей и заговорщицки улыбался.

С тех пор как они целовались, прошло три дня, и Джей всячески старалась избегать встреч с Заком. Если он выходил на виноградники, она запиралась у себя в кабинете. А когда она слышала шаги босса на лестнице, то брала куртку и выходила. Просто план Кори позволить природе взять свое казался ей слишком манящим и мешающим работе. И все же в ответ на вопрос Зака Джей отрицательно покачала головой.

— Избегаю тебя? С чего бы это?

— Надеюсь, ты говоришь правду. Но я не видел тебя с… ну, с того самого дня.

— Сейчас пора сбора урожая, и тебе прекрасно это известно.

— Да. — Он вошел в кабинет. — Нам нужно поговорить, Джей. Это важно.

— О, разумеется. — Девушка встала и потянулась за пальто, которое висело на спинке ее кресла. — Это не может немного подождать? Мне нужно зайти еще в одно место через — ой! — через пятнадцать минут. — Она сделала вид, что смотрит на наручные часы.

Зак проницательно поглядел на неё.

— Хорошо. Как насчет полудня? У тебя найдется время?

— Прости. В дегустационном зале не хватает рук. Одна из работниц ушла к зубному, и я согласилась ее подменить.

— Отлично, — ответил он. Но облегчение Джей улетучилось, когда он произнес. — Я знаю, где тебя найти.


Что же это такое, думал Зак, направляясь в дегустационный зал через пару часов после разговора в кабинете Джей. О чем он думал, целуя ее в тот день? Он был не из тех людей, которые поддаются порывам и импульсам. Проклятье, даже Миру он не пытался поцеловать до второго свидания! И все же именно он, Зак Холланд, соблазнял Джей, а не она его.

Впрочем, она не сопротивлялась.

Однако это неправильно, напомнил себе Зак. Неправильно, неверно, неприемлемо! Он перебирал в голове синонимы в надежде заставить свое либидо успокоиться.

Джей не только работает на него, но и является единственной преградой между ним и его планами на «Медальон». И, кажется, настало время озвучить свои намерения в отношении виноградника.

Когда Зак вошел в зал, Джей стояла за барной стойкой. Он едва не споткнулся, увидев ее. Девушка выглядела… ну… по-другому. Вместо привычных свободных джинсов и бесформенного свитера унисекс на ней были обтягивающие коричневые брюки и белая блуза с длинными рукавами.

Зак подозревал, что у Джей хорошая фигура. Разве его руки не исследовали тогда эти изгибы? И все-таки он и подумать не мог, что эта девушка может выглядеть так сексуально.

Волосы Джей были заплетены в обычную опрятную косу, но Зак едва сдержал стон. В его фантазиях он часто запускал руку в эти густые волосы цвета корицы и распускал их. Джей подкрасилась, хоть и не сильно. Всего лишь немного румян, чтобы обозначить скулы и неяркие тени, подчеркивающие зелень глаз.

Заку понравились эти небольшие перемены, произошедшие в ней. Очень понравились.

Он наблюдал, как она наливает в бокалы двум девушкам «Пино гри» две тысячи пятого года.

— Это вино средней крепости, одно из моих любимых, — говорила Джей. — В нем можно различить дыню и цветочные нотки.

Девушки закивали, затем понюхали вино и отпили из бокалов. Зак мог поклясться, что они понятия не имеют, о чем там толкует Джей. Эти двое были похожи на коллег-подружек, которые пришли в дегустационный зал забавы ради, а не с целью попробовать вина.

— Божественно! — произнесла одна из них, тогда как вторая, улыбаясь, рассматривала винную карту.

— Какой сбор хотите попробовать следующим? — поинтересовалась Джей, убирая бутылку «Пино гри» обратно в холодильник. Ее движения были плавными, изящными и очень ловкими. Это напомнило Заку о том, как она обнимала его в тот день у него в кабинете.

— Вы делаете винные кулеры? — спросила брюнетка.

— Винные кулеры? — Джей едва сдержала негодование.

— Я люблю клубничный и с лаймом, — добавила блондинка.

Зак выступил вперед, решив, что пора вмешаться. То, о чем спрашивали эти девушки, было чистым кощунством, но они ведь и не строили из себя сомелье.

— У нас нет винных кулеров, зато есть отличное бочковое «Шардоне», — сказал он. — Одно из моих любимых.

Обе девушки и Джей посмотрели в его сторону. Девушки, в отличие от Джей, улыбались. По лицу Джей невозможно было понять, о чем она думает. Она представила Зака гостям.

— Это Зак Холланд. Он хозяин винодельни «Медальон».

— Я Минди, — прощебетала блондинка. — Мы просто влюбились в ваши вина.

— Да, вы творите с виноградом что-то потрясающее, — с энтузиазмом добавила ее подруга, заигрывающе улыбаясь и тиская в руках свой бокал. Весьма неоднозначные сигналы, между прочим.

— Благодарю, — ответил Зак.

Одна из девушек протянула ему руку:

— Я — Стиви.

— Стиви? Необычное имя.

— Папа хотел мальчика, а получилась я.

Зак заметил, как Джей закатила глаза.

— Что ж, рад познакомиться с вами обеими. Что касается винодельни, я получил ее совсем недавно, поэтому не моя заслуга в том, каков конечный результат. — Он взглянул на Джей. — Пока не моя.

— Мы пробудем здесь все выходные, — вставила Минди. — Остановились как раз недалеко от Траверс-Сити. Не посоветуете ли нам хорошее место, где мы могли бы пообедать.

— И потанцевать. — Стиви провокационно улыбнулась. — Мне не помешает сжечь немного лишних калорий… как-нибудь.

Нужно было быть глухим, чтобы неправильно понять намек, который только что сделала эта молодая девушка. А Зак отнюдь не был глухим. По правде говоря, он был бы не против провести вечер, плавно перетекающий в ночь, в компании какой-нибудь красотки, а не канала новостей, но Стиви была, на его вкус, слишком молода и слишком предсказуема. Зак любил таинственность. И вызов.

Он взглянул на Джей.

— Ну? — не унималась Стиви.

— Можешь помочь чем-нибудь этим юным леди? — обратился Зак к Джей. — Боюсь, я не так хорошо знаю эти края, чтобы что-то советовать.

Джей перечислила названия нескольких ресторанов и ночных клубов в Траверс-Сити. Что-то подсказывало Заку, что она знает об этих заведениях лишь понаслышке. Он подождал, пока девушки попробовали «Шардоне». А когда они закончили дегустацию, обе оставили для Зака свои визитки.

— Я ложусь спать поздно, так что заходите на рюмочку, — сказала Стиви. Она улыбнулась, давая Заку понять, что именно ей от него хотелось бы получить.

Он прикрыл рот рукой и кашлянул, чтобы скрыть свое изумление, но визитку в карман убрал. А когда повернулся, Джей смотрела на него с отвращением.

— Проблемы?

— Никаких, — отозвалась она. — Не думаешь, что она слишком молода?

— Достаточно взрослая, чтобы пить. Или, хочешь сказать, ты не проверила ее паспорт, прежде чем продавать вино?

— Проверила. Она совершеннолетняя.

— Хорошо.

— Едва ли.

— Кстати, на заметку, Стиви не в моем вкусе. Кроме того, я поклялся не встречаться с девушками, которые родились, когда я учился в школе.

— Но ты взял ее номер.

— Не хотел быть грубым.

— Что ж, ты, кажется, хотел поговорить со мной? Так говори.

— Перестань вести себя со мной как с собакой, Джей.

— Ты не собака, ты — мой начальник.

Что-то в ее тоне не понравилось Заку. Она словно обвиняла его в этом.

— Да. И как твой босс, я хочу поговорить с тобой. Сейчас же.

— Хорошо.

Джей, расправив плечи, вышла из-за стойки и направилась наверх, к офисам. Зак, не торопясь, последовал за ней, надеясь, что ее раздражение скоро пройдет. Он рассчитывал поговорить с Джей, когда она будет в хорошем расположении духа.

Когда Зак прошел вслед за ней в свой кабинет, она облокотилась о край его стола.

— Садись. — Он указал на один из стульев.

— Я лучше постою.

Зак закрыл за собой дверь и, обойдя стол, встал напротив Джей.

— Как я уже упоминал ранее, — осторожно начал он, — я планирую расширить площадь винодельни.

— Имеешь в виду виноградники?

Ему показалось, что он увидел блеск в ее зеленых глазах.

— Не совсем. — Зак не торопился раскрывать карты. — Есть какие-нибудь предположения на этот счет?

— Мы с папой планировали производить винтажные вина. Широт, где могут расти подходящие сорта винограда, в мире всего четыре. Мы на сорок пятой параллели, так что все сходится.

Зак потер подбородок.

— Об этом я не думал.

— Пара других виноделен уже занимаются этим. И довольно успешно. Одно из их вин подавалось несколько лет назад в Белом доме. Хорошая реклама, кстати.

— Возможно. Но это производство требует тщательного планирования. Если что-то пойдет не так…

— Тогда дело может кончиться банкротством.

— С другой стороны, я люблю вызывать судьбу на дуэль.

— Я тоже. Но мне не нравится рисковать понапрасну, рассчитывая только на удачу, которая вряд ли окупится.

— Разумно.

— Так что ты предлагаешь?

— Я еще не уверен.

— Не уверен? Ты сам настоял на этой встрече, — напомнила ему Джей.

— Ах, это… В Калифорнии у меня возникла пара идей, которые не понравились моему отцу и кузену.

— Продолжай.

Зак решил начать с менее острой темы:

— Во-первых, я собираюсь построить здесь сыроварню. Можно подавать сыр «Медальон» к вину в дегустационном зале, а также поставлять его в магазины и рестораны.

Джей кивнула.

— Хороший способ продвинуть наш бренд. — Она указала на бумаги, лежащие на его столе: — Это детальный проект?

— Да, это проект. — Зак взял бумаги. — Но не сыроварни, а гостиницы.

— Гостиницы?

— Вообще-то гораздо больше, чем просто гостиницы. Это будет нечто особенное и очень роскошное. Отель превратит «Медальон» в достопримечательность, а не просто в одну из остановок во время экскурсии по виноградникам, — с энтузиазмом проговорил он.

— И где ты собираешься расположить гостиницу? — Джей теребила кончик косы. — Неужели отнимешь землю, отведенную под виноградники?

— Нет. Я прошу продать мне близлежащие земли с уже существующим домом. Этот дом может быть перестроен в гостиницу с минимальными затратами.

— А, тот самый подходящий тебе дом?

— Точно.

Джей закусила губу.

— Он должен быть очень близко, иначе проект потеряет всю привлекательность.

— Именно. — Зак сделал глубокий вдох и решил сказать прямо: — Я хочу купить дом твоего отца, Джей.

Девушка потеряла дар речи. Мысли роились в ее голове, но они так и не оформились в слова и не слетели с губ.

Идея Зака великолепна! Потрясающа.

Джей, конечно, рано или поздно сама бы додумалась до такого. И все же продажа дома навсегда отнимет у нее то последнее, что еще связывает ее с «Медальон». У нее ничего не останется. Зак станет хозяином всего.

— Вот проект, который я подготовил. — Он протянул ей бумаги. — Я еще не видел спальни, но из того, что ты мне рассказывала, и из того, что я сам видел на первом этаже, можно предположить, что после небольшого ремонта комнаты будут совершенны.

Джей открыла контракт и заглянула в текст. Ага, вот и сумма. Она была очень щедрой.

Я сама посоветовала ему предложить хозяевам дома большие деньги. Только тогда я не знала, что дом — мой.

— Что скажешь? — поинтересовался Зак.

— Я не рассматривала вариант продажи дома.

Очевидно, он воспринял ее слова как торг.

— Условия можно еще обговорить. Этот договор скорее начало, чем финальное предложение.

Джей закрыла документы и взглянула на Зака.

— Ты хочешь стать хозяином моего дома — вот в чем суть. Ты желаешь купить дом моего отца и превратить его в гостиницу.

— Именно.

А Джей мечтала получить обратно винодельню. В ее голове начала формироваться идея. Захватывающая идея. Девушка справилась с эмоциями и напустила на себя равнодушный вид.

— И условия еще можно подправить?

— Верно.

— Хорошо, — кивнула Джей. — Я приду к тебе со своими поправками.

Кажется, Заку не очень понравился такой поворот событий.

— Ясно. Намекни хотя бы, сколько времени тебе потребуется?

Она не хотела сразу раскрывать все карты. Наконец-то у нее появился шанс самой решать свое будущее.

— Не терпится узнать?

— Просто любопытно. — Зак улыбнулся. — Ну?

— Постараюсь не держать тебя в неведении слишком долго.

— Я ценю это.

— Дай мне время до понедельника, — помолчав, сказала она.

В конце концов, Джей намеревалась попросить у него не только время.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Джей попросила время до конца выходных, чтобы дома как следует обдумать предложение Зака. Зак был немало удивлен, когда к вечеру воскресенья она позвонила ему и позвала пропустить по рюмочке в Траверс-Сити и обсудить ее поправки.

— Конечно, — с готовностью согласился он. — Ты еще не обедала?

— Перекусила с подругой. Мы весь день ходили по магазинам в Траверс.

Это было типичное для женщин занятие, и все же Зак никак не мог представить себе Джей, которая, смеясь, бегает с подругой из одного бутика в другой. Он так и сказал ей.

— Вообще-то, — ответила девушка, — я не из тех, кто тратит кучу времени на беготню по магазинам, но подруга заехала за мной и буквально вытащила в Траверс, заявив, что мне давно пора обновить гардероб. Полагаю, можно сказать, что сегодня я решила удовлетворить нас обеих.

По какой-то причине Зак занервничал. Может, дело в том, что Джей употребила слово «удовлетворить»? Было несколько вещей, которые он хотел бы сделать вместе с ней. Вещи, которые до сих пор снились ему по ночам и то и дело приходили на ум днем.

— Что ж, я уже видел эти твои перекусы, поэтому давай совместим напитки с обедом.

Зак уже готов был услышать возражения, но, к его удивлению, Джей не стала с ним спорить.

— Ладно. Хочешь пойти куда-нибудь конкретно?

— Как насчет «Минервы»? — Ресторан располагался на территории его отеля. Он уже несколько раз ел там, и ему понравилось.

— Встретимся там в шесть.

— Идет.

Зак побрился второй раз за день и почувствовал себя глупо, когда не смог сразу решить, что надеть. Одеться просто? Джинсы и свитер? Может, для лоска добавить спортивное пальто? Или отказаться от джинсов и одеться как на важную деловую встречу? В конце концов, это же деловая встреча! Однако Зак отмел идею номер два. Его появление при полном параде может смутить Джей, которая наверняка не купила себе шикарного платья для встречи.

Придя к такому заключению, Зак трижды переодевал свитера и долго выбирал пальто, пока наконец не снял с вешалки первое попавшееся и не вышел из дома прежде, чем снова передумал. Он списал свою нерешительность на стресс, в котором пребывал последние дни. Зак жаждал услышать ответ Джей. Он игнорировал внутренний голос, нашептывающий, что он также жаждет увидеть и саму Джей.

Когда Зак приехал в «Минерву», она уже ждала его там, сидя на высоком стуле у бара. Ему потребовалось время, чтобы узнать в этой сексуальной сирене ту самую Джей Монро, у которой в руках ключ от его планов на «Медальон».

Джей говорила ему по телефону, что ходила с подругой по магазинам, но не упомянула, что еще зашла и к стилисту. Ее волосы выглядели иначе. Вместо привычной косы или пучка они волнами спадали на плечи. Кудри цвета корицы так и манили к ним прикоснуться.

Конечно, Зак хотел коснуться не только волос Джей. Кашемировый свитер выгодно подчеркивал ее аппетитные округлости.

Джей надела джинсы. Но в отличие от тех брюк, которые она носила на работу, эти ей шли. И хотя она сидела на стуле, было заметно, что они сильно обтягивают ее бедра. Джей одной ногой отбивала ритм песни Норы Джонс, звучащей из динамиков стереосистемы. На ее ногах красовались туфли на невысоких каблуках. Зак подумал, что когда она встанет, то наверняка их глаза окажутся на одном уровне. Он уже понял, что, каким бы ни был их статус, Джей для него ровня во всех смыслах этого слова.

Джей оглянулась, и их взгляды встретились. Она улыбнулась, и сердце в груди Зака сладко заныло. Она всегда была уверена в себе. Но сейчас она была больше чем просто уверена. Она выглядела… удовлетворенно.

Джей помахала Заку рукой, и он заметил, что она накрасила ногти красным лаком. Господи помоги, он всегда имел слабость к красным ногтям! И как теперь сосредоточиться на делах?

— Прости за опоздание. Надеюсь, ты не слишком долго меня ждала, — с неуверенностью произнес Зак.

— Ты не опоздал. Это я пришла пораньше, а очень достойное «Каберне Совиньон» составило мне компанию.

Он взял ее бокал и, не сводя с нее глаз, отпил немного. Между ними пробежала искра. Блеск ее глаз кружил голову не хуже вина.

— «Медальон» две тысячи третьего года, я полагаю.

На губах Джей заиграла улыбка. Девушка куда менее четко определяла датировку собственных вин.

— У тебя хорошо получается. Я впечатлена.

— У меня много чего хорошо получается, Джей. И не все связано с винами. Стараюсь развиваться всесторонне.

— Я слышу нотку порицания?

— О, я вовсе этого не хотел. Просто констатирую факт. В жизни есть еще много интересного, кроме вин и работы.

— Что ж, единственное, что нас объединяет, — это вина и работа, не так ли, Зак? Именно в них причина нашей сегодняшней встречи за обедом.

Джей права.

— Тогда пойдем за столик.

Они расположились у окна и заказали закуски и напитки. Зак понял, что его мысли сосредоточены на чем угодно, только не на делах.

— Твою встречу с подругой можно назвать успешной. Я даже не узнал тебя сначала.

— Спасибо. — Она поджала губы. — Думаю, это комплимент. Верно?

— Абсолютно.

— Хочешь сказать, мой теперешний вид значительно отличается от прежнего?

Зак вовремя понял, на какую опасную территорию ступил.

— Мне обязательно отвечать на этот вопрос?

— Умный мужчина не стал бы.

— Тогда можешь считать меня гением.

В приглушенном освещении ресторана Зак украдкой изучал лицо Джей. Ее высокие скулы, выразительный рот и гордо вздернутый подбородок. Она почти не красилась, но ей не нужна была косметика, чтобы выделить то, чем наградил ее бог.

— Ты пялишься на меня!

— Ты потрясающе выглядишь. — Он не хотел говорить это, фраза вырвалась сама собой. — Прости.

— Значат ли твои извинения, что ты берешь свои слова обратно?

— Нет. Я отвечаю за каждое свое слово.

Джей улыбнулась, скорее победно, чем заигрывающе, и склонила голову чуть набок.

— Хорошие слова, между прочим. Знаешь, я немного удивилась, когда ты назвал мое лицо запоминающимся.

— Я помню.

— Да, а теперь вот, оказывается, я потрясающая… — Девушка хмыкнула. — Так даже лучше.

Официант принес их вино, которое Зак сразу же разлил по бокалам.

Бизнес, снова напомнил он себе. Просто бизнес. Но тут же сказал:

— Думаю, все дело в волосах. Никогда не видел, чтобы ты распускала их. Боже, они такие длинные!

— Я начинаю думать, что у тебя необоснованная тяга к длинным волосам.

— Ты права, — с готовностью признал Зак. Эта страсть была странной, потому что светлые кудри Миры едва доходили ей до плеч.

— Я постриглась сегодня, но не так, как советовал стилист. Он хотел сделать мне ступенчатую стрижку до плеч. — Джей показала длину руками.

— Извращенец. Рад, что ты настояла на своем. — Зак поднял бокал.

— Я всегда поступаю так, как хочу. Я не из тех, кого можно заставить сделать что-то против его воли.

— Заметно.

Это качество Джей больше всего восхищало Зака, хотя он и задумывался, не нарушит ли оно его планы. И хотя ему не терпелось узнать ее ответ на его предложение, за обедом они обсуждали совершенно иные темы. Неудивительно, что, как только обед подошел к концу, Джей сама перешла к делу. Официант убрал тарелки, и она тут же достала папку с документами.

— Мне нравится идея гостиницы при «Медальон». Очень нравится. И я считаю, мой дом отлично для этого подходит. Нужен всего лишь небольшой ремонт и, разумеется, новая мебель.

— Конечно.

— Я уже связалась с аукционом в Траверс-Сити, чтобы они выставили антиквариат на торги. А пока ты можешь посмотреть чертежи комнат, чтобы примерно представить, как обставить их в будущем.

Зак усмехнулся.

— С этим проблем не будет. У меня отличное воображение.

— Да, кажется, ты уже упоминал об этом раньше.

Он нервно сглотнул.

Бизнес, сосредоточься на деле.

— Разумеется, я хотел бы посмотреть дом. Это не повлияет на мое предложение, мне просто любопытно.

— Я могу организовать тебе экскурсию.

— Когда? — оживился Зак.

— Когда тебе будет удобно. Надеюсь, антиквариат вывезут к концу этой недели, в крайнем случае в начале следующей.

— Ты заработаешь на древностях неплохие деньги.

— Поверь мне, это единственная причина, но которой я не собрала все это барахло в кучу, не облила бензином и не сожгла во дворе дома.

Он гоготнул.

— Ну и кострище получился бы!

— Горел бы целую вечность.

— И был бы виден издалека.

— Я уже жалею, что у меня возникли другие планы, — улыбнулась Джей. — Возвращаясь к делу. — Она кашлянула. — Изо всех спален в доме открывается чудесный вид. А в главной спальне есть балкон, откуда видна панорама виноградников.

— Мило. И очень романтично.

— Наверное. — Она закусила губу. — Можно превратить ее в номер для новобрачных. К приезду гостей в номер можно ставить бутылку нашего лучшего игристого вина.

— А ванные? Все ли спальни имеют смежные ванные комнаты?

— Нет. Две маленькие спальни делят между собой одну ванную.

— Хмм… Небольшая проблема. — Зак отодвинул свечу на край стола и потянул к себе чертежи. — Судя по тому, гостей какого калибра я намерен сюда привлечь, они вряд ли захотят делить ванную с незнакомцами, каким бы замечательным ни был вид из окна.

— В обеих комнатах есть просторные гардеробные. — Джей ткнула в чертеж. — Их можно переделать в ванные комнаты.

— Посмотрим, что скажет застройщик. — Зак свернул чертежи и взглянул на девушку. — Я так понимаю, ты согласна на продажу?

— Да.

— Замечательно. — Он улыбнулся, хотя ему хотелось, как маленькому, восторженно вскочить из-за стола и закричать «ура». Осталось только уточнить детали. — Я так понимаю, раз уж ты упоминала о каких-то поправках, значит, условия, которые я выдвинул, тебя чем-то не устраивают?

— Твое предложение очень щедрое.

— Но тебе нужно больше денег.

— Не совсем.

— Тогда чего же ты хочешь?

Джей через стол наклонилась к Заку. В ее зеленых глазах отражалось пламя свечи.

— Стать совладелицей «Медальон».

— Ч-что?

Его изумление было вполне предсказуемым. Девушка нервно сглотнула, но продолжила:

— Я продам тебе дом только в обмен на долю в бизнесе.

— Мне не нужен партнер.

— Мне тоже.

— Джей, я знаю, как много для тебя значит этот виноградник, — начал Зак.

Она прервала его:

— Тогда ты должен понимать, что я вполне серьезна, когда говорю, что на других условиях дом не продается. Я не прошу делить бизнес пятьдесят на пятьдесят, Зак. Мне известно, какова цена виноградника и моего дома. Они не равны. И я не прошу тебя делать вид, что это так. Ты останешься главным держателем акций.

— Очень щедро с твоей стороны.

— Я могу стать отличным дополнением к сделке.

— Ты уже доказала это. Если ты уйдешь, тебя трудно будет заменить.

— Но ты сможешь. И заменишь. А я хочу быть незаменимой.

Незаменимой… Никогда я не чувствовала себя незаменимой. Даже мама легко променяла меня на свободный образ жизни.

— Значит, учитывая то, что ты не в состоянии выкупить дело, ты решила, что будешь счастлива, имея хотя бы часть?

Джей кивнула.

— Послушай, Джей…

Во второй раз она не дала Заку договорить:

— Это отличное предложение. Разумное. Думаю, ты согласишься, когда у тебя будет время все обдумать. Не отвечай ничего сейчас. Подумай, изучи чертежи и фотографии. Посмотри дом. — Она встала и собрала свои вещи.

— Увидимся завтра на работе.

С этим девушка ушла.

Зак смотрел ей вслед блуждающим взглядом. Он был прав насчет джинсов. Они сильно обтягивали ее бедра. Он выдохнул и облокотился на спинку стула. Зак не ожидал, что она предложит ему партнерство, и тем более не ждал увидеть перед собой девушку из своих фантазий.

Чем больше Зак думал об этом, тем больше раздражался. Джей специально так оделась и даже распустила волосы, чтобы он потерял бдительность и согласился на все ее предложения. Такого хода он ожидал от нее меньше всего.

— Счет, пожалуйста! — попросил Зак официанта.

— Леди уже все оплатила.

Вот, значит, как! Она играет с ним. И ему это не нравится. Он бы ни за что не позволил ей платить. Он быстро встал и направился к выходу из ресторана.

Джей, должно быть, уже в дороге. Тем не менее Зак намеревался застать ее у машины. Пусть теперь она будет сбита с толку.

— Зак. Какой сюрприз! — Девушка сухо улыбнулась.

— Не говори со мной о сюрпризах, — хмыкнул он.

— Прости?

— У тебя чертовское самообладание, Джей. — Для пущей убедительности Зак с силой хлопнул дверцей машины.

— Боюсь, я тебя не совсем понимаю.

— Потому что ты привыкла следовать только по своему пути и ждать, что все на этой чертовой планете будут идти за тобой.

Она скрестила руки на груди и вздернула подбородок.

— Я такая, какая есть, что здесь такого? Я не собираюсь притворяться той, кем не являюсь.

— Да, я тоже так думал. И уважал тебя за это, Джей, даже когда временами это меня раздражало. А сегодня… сегодня ты пришла в ресторан, выглядя как… — Зак сглотнул, — как конфетка, и пыталась таким образом соблазнить меня и добиться партнерства.

— Соблазнить тебя?! Не могу поверить, что ты такое говоришь!

— Хочешь, чтобы я повторил?

— Иди к черту!

— Только если составишь мне компанию.

— Ты хотя бы немного подумал над моим предложением? — Джей поджала губы, что показалось Заку очень соблазнительным. Затем она покачала головой. — Нет. У тебя не было времени. К тому же ты бы уже знал, что все честно. Более чем честно.

— Но ты нечестно играла.

— О чем это ты?

— Ты… это… — он указал ей на грудь, — решила подстраховаться. Ты знаешь, что меня влечет к тебе, и решила сыграть на этом. Распустила волосы, оделась так, чтобы подчеркнуть фигуру.

— Думаешь, я оделась для тебя?

— А разве был еще кто-то, кому ты позвонила и пригласила выпить?

— Чтоб ты знал, я все сделала для себя самой! — закричала Джей.

— Верно. Прости, что поставил это под сомнение.

— Да, это невероятно, но это правда! — Ее голос смягчился. — Я была мертва изнутри много месяцев, Зак. И наконец снова почувствовала себя живой.

Забавно, но эти слова могли относиться и к нему.

Джей продолжала:

— Я впервые почувствовала, что передо мной не серое и безрадостное, а многообещающее будущее… — Она махнула рукой, замолчав. Но слова здесь были не нужны. Зак знал, что она имеет в виду.

Зак поверил Джей и ее страстной речи о том, что причиной ее перерождения стал виноградник. Нужно быть дураком, чтобы решить, что он имеет к этому хоть какое-то отношение.

— Значит, теперь твое будущее кажется тебе светлым.

— Думаю, да. Надеюсь, что да. Если ты подумаешь головой, а не…

— А не чем?

— Уязвленным «эго», — выкрутилась Джей.

— Поверь мне, милая, ничего у меня не уязвлено.

— Хочешь сказать, я тебя не задела? — В ее глазах появился блеск.

— Ты… та еще штучка. — И спор с ней действовал на Зака более возбуждающе, чем ему бы того хотелось. Он провел рукой по волосам. — Не думаю, что из нас получатся партнеры, Джей.

— Почему нет? Потому что я не заинтересована в том, чтобы переспать с тобой? Хороший критерий для бизнеса.

Она говорила уверенно, но ее руки сами собой потянулись к волосам. Зак заметил, как она накрутила на палец густую прядь и выпустила ее. Потом скрестила руки. Она нервничала.

Он решил расставить все точки над «i».

— Нет, из нас не выйдут партнеры, потому что ты как раз заинтересована в том, чтобы переспать со мной.


Джей испытала сразу миллион эмоций, но только злость она могла позволить себе показать. Зак заявил, что у нее чертовское самообладание. Что же, он прав.

— Скажи, что не хочешь меня. — Зак вздернул подбородок. — Давай же!

— Не хочу.

Его веселый смех привел ее в ярость.

— Из тебя никудышный игрок в покер, сладкая. Даже при лунном свете твои глаза тебя подводят. Ты сейчас возбуждена так же, как и я.

— Это смешно. Я не желаю продолжать этот разговор, — фыркнула Джей, намереваясь уйти.

— Упрямица, — мягко укорил ее Зак. Она буквально приросла к месту. — Ну же, Джей, признайся. Тебе ведь тоже любопытно. Тот поцелуй у меня в кабинете…

— Был не лучшей идеей. И, кажется, я уже говорила об этом, — закончила она за него.

— Тогда этот, возможно, будет еще хуже.

И прежде, чем Джей успела что-либо понять, Зак заключил ее в крепкие объятия. Она хотела высвободиться, оттолкнуть его, но не смогла это сделать. Наоборот, она обвила его шею руками, наслаждаясь его теплом, желая гораздо большего, чем то, что могло бы произойти на парковке ресторана.

А когда поцелуй прервался, Джей услышала от Зака самые неожиданные слова:

— Я хочу устроить экскурсию по твоему дому сейчас.

— Ч-что?

— Я должен знать, на что иду.

Он говорил не о гостинице. Она произнесла полушепотом:

— Я тоже. — Убирая волосы с лица, Джей спросила: — Значит, ты принимаешь мои условия?

— Да.

Она должна бы радоваться, ведь она так хотела этого, но что-то не давало ей покоя.

— Почему?

— Разве это имеет значение? Ты ведь получила то, что хотела, разве не так?

— Да. — Девушка сглотнула. — Получила. А чего хочешь ты?

— Ну, для начала твой дом. Мне не нужен чертов деловой партнер, но ты ясно дала мне понять, что на других условиях на сделку не пойдешь. Поэтому я пошел на компромисс. — Зак пожал плечами и изменил свой тон. — Но я считаю, мы должны прояснить еще кое-что.

— Что именно?

— Я хочу тебя.

Джей шумно выдохнула. Ее не удивили его слова, но поразил эффект, который они на нее произвели.

— Господи, Холланд, и ты называешь прямолинейной меня!

— Это факт, который я не могу изменить, — пробормотал Зак. — Так как я твой босс, разумеется, интимная связь — не самая блестящая мысль.

— А если мы станем партнерами?

— Все равно нехорошо. Но так я, по крайней мере, не буду стоять выше тебя.

— Спорный вопрос, но суть я уловила.

— Хорошо. Есть еще кое-что, что необходимо прояснить. Я на данном жизненном этапе настолько же не заинтересован в долговременных отношениях, насколько мне не нужен деловой партнер.

Джей вспомнила разговор о его бывшей невесте. Невесте, которая теперь собирается замуж за его кузена.

— Она сделала тебе очень больно, да?

Зак заметно напрягся.

— Мире нужен был мой статус больше, чем я сам. Да, это больно.

Когда он отказался от доли в «Холланд Фармс», его невеста вернула ему кольцо… и быстро нашла себе нового жениха.

— И теперь она выходит замуж за твоего кузена.

Зак коротко кивнул.

— Нечестно.

Он нервно рассмеялся.

— Жизнь вообще нечестная штука, Джей. Ты уж должна знать об этом не понаслышке. Если бы жизнь была честна, ты бы сейчас не просила меня сделать тебя партнером. — Он развел руками. — Ты бы владела всем этим.

— Я и владела. Вместе с отцом. И если бы жизнь была справедлива, он был бы сейчас со мной.

— Ты права. Прости, я знаю, как сильно тебе его не хватает.

— Он был хорошим человеком. Папа так многому меня научил!

— Мира тоже преподала мне пару уроков. Первый и главный: всегда сперва обдумывай свои и чужие мотивы. Теперь, встречаясь с какой-либо женщиной, я точно знаю, чего она от меня хочет.

— Про меня тоже знаешь?

Зак ничего не сказал.

— Кажется, я погорячилась.

— Нет. Я ценю твою честность. Ты с самого начала ясно дала мне понять, что хочешь «Медальон».

Это верно, но почему-то Джей было неприятно слышать от него такие слова.

— Я многое вложила в эти виноградники.

— Как и я.

— Больше, чем просто деньги. — Ей нужно было заставить Зака понять.

— Для меня здесь тоже больше, чем просто деньги, Джей. Мне нужно добиться успеха.

— Чтобы доказать своей семье, что ты был прав? — Она не добавила, что считает, будто он хочет показать Мире, что она выбрала не того брата.

Зак кивнул.

— Значит, мы партнеры.

— Деловые.

— А вне работы? Что мы будем делать?

— Имеешь в виду, когда мы начнем заниматься любовью? Прости, я не хотел тебя обидеть. Насколько я помню, ты говорила, что не хочешь под венец?

— Да. — На сердце отчего-то стало тяжело. — Я не ищу мужа. Это плохо?

— Совсем нет. Я тоже не хочу пока жениться. Значит, мы не раним чувства друг друга.

— Когда все кончится, да?

Зак кивнул, и Джей испытала странное разочарование. Впрочем, она его проигнорировала.

— Господи, Холланд, ну и циничная мы парочка!

— Да, но нам ведь это идет.

— Только посмотри, обсуждаем конец, когда еще ничего толком не началось.

— Ничего? — шепнул Зак.

— Ну, немного. Почти ничего.

Он усмехнулся.

— Не волнуйся, Джей. Я планирую это исправить.

Джей обдало жаром, но ее голос остался спокойным.

— Сейчас?

— Скоро. В таких вещах не нужно торопиться.

— Да. — Она игриво облизала губы.

— Мы виноделы. Мы знаем цену терпения.

— Точно, — согласилась Джей. — Готов осмотреть дом?

— Более чем. Давай начнем с первого этажа и постепенно дойдем до последнего.

— На котором расположены спальни.

Зак протянул ей руку.

— Знаю.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Сбор урожая подошел к концу, настала пора виноделия. Виноград уже поместили в специальные емкости и засыпали сахаром, чтобы ягоды забродили, превращаясь в вино.

После завершения процессов брожения вина поместят в большие деревянные бочки. Красные и некоторые белые вина разольют по дубовым бочонкам, где они будут храниться еще долго.

Джей всегда интересовало то, как разные сорта дуба влияют на конечный вкус вина, поэтому она с готовностью приняла предложение Зака разлить некоторые из медальоновских «Шардоне» в бочки из американского и венгерского дуба.

— Получится богатый, насыщенный вкус, — пообещал Зак. — Поверь мне.

Джей верила. И не только в том, что касается виноделия. Она уже успела понять, что Зак — человек слова. В тот день, когда они начали оформлять документы о партнерстве, он организовал собрание работников, чтобы объявить о новом статусе Джей — как совладелицы винодельни, не упомянув тем не менее тот факт, что главным держателем акций остается он. Зак также сделал все возможное, чтобы информация о том, чем они занимаются в нерабочее время, осталась между ними. Хотя временами Джей замечала на себе его взгляд, который едва ли можно было назвать просто дружеским.

Джей догадывалась, что некоторым сотрудникам, особенно тем, которым часто доводилось работать с ней или Заком, любопытно, что происходит между ними. Слава богу, сплетен никто не распускал.

Весь антиквариат Маргарет был выставлен на аукцион, который должен был состояться в этом месяце. Теперь, без мебели, дом стал казаться гораздо больше. Зак начал работать над планами будущего отеля. Джей во всем ему помогала. Она продолжала жить в отцовском доме. Обновления начнутся не раньше, чем пройдет День благодарения, и окончатся не позднее мая, поэтому Зак счел разумным не искать им обоим новое жилье. Пока же он сменил кушетку в комнате отдыха на диван и ночевал там каждый день. Ну, почти каждый.


Утром, когда Джей пришла на работу, Зак заглянул в дом, чтобы принять душ и переодеться в свежую одежду, которая вместе с другими его вещами лежала в одной из гостевых спален.

— Ты мог бы просто сюда переехать, — предложила Джей однажды вечером, когда Зак уже надел пальто и собирался идти спать в комнату отдыха. Они пообедали и даже накормили друг друга десертом. Джей никогда бы не подумала, что обычный яблочный пирог может быть столь возбуждающим. — Это теперь твой дом, вся твоя одежда здесь. Ты фактически живешь тут.

Зак достаточно долго смотрел на Джей.

— Знаю.

— Так почему ты не переедешь?

— Это серьезный шаг.

— А у нас несерьезные отношения.

— Ты понимаешь, о чем я. Если мы станем жить вместе, наши отношения изменятся. Не уверен, что мы к этому готовы.

— Мы же согласились не вмешивать в наши отношения эмоции.

— Верно. Ноль эмоций, — кивнул Зак. — Но это не значит, что нам должно быть наплевать друг на друга. Мне не все равно, кто со мной рядом, Джей.

Ей понравился его ответ. Он тронул ее душу. Она почувствовала, как к ее глазам подступают слезы. Она улыбнулась, стараясь говорить беззаботно:

— Не волнуйся. Я постараюсь относиться к тебе по-дружески, как и прежде.


Однажды в день празднования окончания сбора урожая произошло вот что. Только Джей вышла из душа, как зазвонил телефон. Она обернула одно полотенце вокруг мокрых волос, а во второе завернулась сама. Джей прошлепала в спальню и сняла трубку. Звонила Кори.

— Ты собираешься надеть то платье? — не позаботившись о приветствии, выпалила подруга.

Джей пристально оглядела красное платье, висящее как раз у нее перед глазами, на спинке стула. Оно выглядело изящно и очень сексуально.

— Нет.

— Ты хотя бы померила его?

— Ну да.

— И?

Джей понимала: ее подруга не виновата в том, что она, Джей, привыкла носить другие вещи, не такие открытые и соблазнительные.

— Оно слишком короткое, — ответила Джей.

— Вовсе нет, — заспорила Кори. — Такая длина очень тебе идет. Это просто потрясающее платье! Когда я увидела его в витрине магазина в Саттон-Бэй, я сразу поняла, что оно — то, что тебе нужно. Это платье сшито как будто специально для тебя.

— Я ценю, что ты купила платье специально для меня. Очень мило с твоей стороны. Кори. Но, знаешь, мне не очень комфортно в платьях, я же девчонка-сорванец.

— Нет. Это в прошлом, Джей, — отрезала подруга. — И это вполне понятно, потому что раньше ты была неуклюжим подростком, росшим без матери, которая могла бы показать тебе, что значит быть женственной или как этой женственностью наслаждаться.

— Мама не имеет никакого отношения к тому, что я люблю брюки, — заявила Джей, но даже она сама услышала в своем голосе нотки сомнения.

— Джей, милая, я видела фотографии Хетер. То, что ты на нее очень похожа, вовсе не значит, что ты такая же, как она, или станешь такой же.

Джей взглянула на себя в зеркало. Кори права, она очень похожа на свою мать.

— Я знаю.

— Тогда начни вести себя, как подобает настоящей женщине. Надень сегодня это чертово платье!

Ты привлекательная девушка, успешная, к тому же в твоей жизни появился красивый мужчина. — Кори, естественно, намекала на отношения Джей и Зака. — Пора забыть о подростковых привычках.

— Вы закончили, доктор? — постаралась превратить все в шутку Джей.

Но Кори не поддалась, она продолжала в том же духе:

— Надень платье, Джей. У тебя роскошные ноги. Покажи их. Зак будет благодарен тебе за это.

— Да, ему нравятся мои ноги, — пробормотала Джей.

— Ему нравятся не только ноги, дорогая.

Сердце Джей запело. Такая реакция на заявление Кори заставила ее занервничать. Надо признаться, многое в отношениях с Заком заставляло ее нервничать.

— Так ты наденешь платье?

— Я еще подумаю.

Сдавшись, Кори решила сменить тему:

— А что ты собираешься сделать с волосами?

— Заплету их в косу. — И прежде чем подруга успела вставить хоть слово, Джей добавила: — Приходи пораньше, ладно, Кори? Я хочу познакомить тебя с Заком, когда будет поменьше народу.


Джей решила все-таки не надевать платье. Раздражение Кори, когда она увидела наряд Джей, мгновенно улетучилось.

— Мило. Очень мило, — с энтузиазмом заметила Кори, когда Джей открыла ей дверь.

— Ты не злишься из-за платья? — поинтересовалась Джей, желая убедиться, что подруга не обиделась на нее.

— Нет.

— Я не стала срезать ярлыки. Можешь вернуть его в магазин.

— Оставь себе. Уверена, у тебя найдется случай, чтобы надеть его. Для Зака.

— Кори…

— Оставь платье, Джей. Мне почему-то кажется, что тебе будет в нем очень комфортно. А пока… этот наряд потрясающий!

— Потрясающий, — пробормотала девушка, вспомнив, как Зак однажды использовал это определение, чтобы описать ее. — Спасибо.

Да, сейчас Джей чувствовала себя потрясающей. Черные шелковые брюки словно удлиняли ее ноги, а зеленая блуза из шелка подчеркивала цвет глаз.

Джей распустила волосы, что в последнее время делала все чаще, хотя на работу она все еще собирала их в пучок или косу. Она даже подкрасилась немного тщательнее, чем обычно.

— Слишком ярко, да? — поинтересовалась Джей, заметив, что Кори до сих пор пялится на нее.

— Нет.

— Уверена?

— Джей, ты чудесно выглядишь.

— Но не… не слишком? Не хочу, чтобы все подумали, что я провела день, наряжаясь.

— А, по-твоему, это так плохо? — Кори покачала головой. — Забудь, что я тебя об этом спросила. Нет, ты не слишком нарядилась. Выглядишь очень элегантно.

У Джей поднялось настроение.

— Спасибо.

— Твой стиль подходит твоему новому статусу, — добавила подруга.

— Никто не знает, что мы с Заком встречаемся, — напомнила ей Джей.

— Вообще-то, я говорю о твоем новом статусе совладелицы «Медальон».

— Ах, это…

Кори усмехнулась, затем разразилась смехом.

— Что смешного?

— Полагаю, это первый раз, когда ты подумала о чем-то — а в данном случае о ком-то — прежде, чем о винодельне. Не терпится познакомиться с мужчиной, которому удалось занять в твоей жизни первое место.

Джей закатила глаза. Тем не менее комментарий Кори вызвал в ней целую бурю эмоций.


Зак щедро потратился на вечеринку, приуроченную не только к окончанию сбора урожая, но и к официальному представлению его местному обществу. Да и Джей постаралась на славу. Она не просто наняла лучших поваров, которые отвечали за еду и напитки, она пригласила еще и музыкантов.

Кори, которая гораздо чаще, чем Джей, организовывала различные празднества, порекомендовала подруге эту группу. Джей хватило одного взгляда на гитариста, чтобы понять, почему ее подруга выбрала именно этих музыкантов. Но группа играла очень хорошо.

Музыканты заиграли медленную рок-балладу. Кори и Джей вошли в дегустационный зал, который для создания праздничной атмосферы был украшен китайскими фонариками и гирляндами. Зак стоял в другом конце зала и говорил о чем-то с двумя сотрудниками «Медальон». Он посмотрел в сторону Джей и Кори.

— О боже! — Кори вцепилась в руку подруги. — Это, наверное, он.

— Почему ты спрашиваешь? — удивилась Джей.

— Он так на тебя посмотрел!

Зак подошел к девушкам. На нем был строгий черный костюм. Белая рубашка и шелковый галстук соответствовали деловому стилю.

Он очень сексуальный, подумала Джей.

— Добрый вечер, дамы, — поздоровался Зак. — Очень мило, — добавил он специально для Джей.

— Спасибо, — улыбнулась она. Господи, помоги! Она была почти уверена, что покраснела. — Зак, хочу познакомить тебя со своей подругой Кори Ворф. Мы дружим со школы.

— Рад познакомиться. — Зак пожал руку Кори.

— Взаимно. Джей много рассказывала о вас.

— Не верьте и половине ее слов. Вы должны знать, какая Джей фантазерка.

— Не в этом случае, — усмехнулась Кори. — Уверена, вы именно такой, каким она вас описывала.

Зак посмотрел на Джей, и та снова почувствовала, что краснеет. Выдавив из себя некое подобие улыбки, она спросила:

— Кто-нибудь хочет выпить?

Интересно, подумал Зак, отчего Джей покраснела?

— Предлагаю тост. — Кори оперлась на барную стойку. — За друзей, старых и новых.

Сегодня помимо вин «Медальон» в баре можно было заказать множество других алкогольных напитков.

— Что будете пить? — спросил их бармен.

— Я, наверное, джин-тоник, — заказала Кори. — И положите, пожалуйста, лайм.

— А мне стакан воды, — попросила Джей.

— Две воды, — присоединился Зак.

— Ух ты! А вы двое похоже, собираетесь не напиваться.

— Вечер только начинается, — улыбнулась Джей.

Она убрала волосы с лица, чтобы отпить воды. Такой простой и одновременно такой сексуальный жест! Зак с нетерпением ждал наступления этого дня. Он был счастлив поблагодарить персонал «Медальон» за отличную работу и жаждал познакомиться с виноделами, которые составят ему конкуренцию. Но в этот самый момент ему вдруг очень захотелось отменить вечеринку, отослать Кори домой и отправиться с Джей в спальню, чтобы заняться с ней любовью.

По правде сказать, Зак думал, что Джей наденет платье. Случай как раз весьма для этого подходящий. Но то, что она не надела платье, почему-то поправилось ему. Он любил ее непредсказуемость и своеобразие. Даже ее настроение невозможно было угадать. Иногда она казалась ему совершенно беззащитной, а временами излучала уверенность.

— Что ты так на меня смотришь? — шепнула Заку Джей.

— Как?

— Не знаю. — Она хихикнула. — Как будто никогда раньше меня не видел.

— Я не всегда уверен, что знаю тебя. — Он внезапно осознал, что жаждет открыть все секреты Джей, узнать все ее мечты и желания.

— А я не уверена, что поняла тебя.

Зак покачал головой.

— Не бери в голову. Забудь. — Он улыбнулся Кори, которая все это время делала вид, что не слышит их. — Значит, вы с Джей дружите со школы? — Он весело улыбнулся, в его глазах появился задорный блеск. — У тебя есть фотографии с тогдашних вечеринок?


Час спустя все гости уже прибыли и теперь ходили по залу, наслаждаясь едой и напитками. Музыканты играли негромко, чтобы людям не приходилось перекрикивать музыку. А позже был организован танцпол. Во время паузы между песнями Зак вышел на импровизированную сцену, чтобы официально поприветствовать всех собравшихся.

— Добрый вечер, дамы и господа. Благодарю вас, что пришли к нам сегодня. — Он немного помолчал, чтобы убедиться, что внимание всех гостей обращено на него. — Как известно многим из вас, я — Зак Холланд. Я не первый год занимаюсь виноделием. Вырос на виноградниках и собрал свой первый урожай еще до того, как окончил школу. Но в Мичигане я новичок. Сам я родом из Калифорнии и очень ценю то, что вы не упрекаете меня за это.

Его слова были встречены одобрительным смехом.

— Сегодня у нас праздник. Мы празднуем хороший урожай, который был собран благодаря команде виноградников «Медальон». Фрэнк Монро знал, что делает, когда нанимал всех этих людей. Они умные, опытные и, прежде всего, любят свою работу. Они ни разу не подвели меня и доказали, что я целиком и полностью могу на них рассчитывать. И я хочу сейчас поблагодарить всех этих людей. — Зак поднял бокал «Пино нойр» и оглядел комнату, стараясь выхватить взглядом как можно больше сотрудников «Медальон».

Для Джей он приберег последний взгляд.

— Мы также празднуем сегодня еще кое-что. Вы все знаете, что «Медальон» принадлежал семье Монро до безвременной кончины Фрэнка. Его дочь Джей, по причинам, которые сейчас уже не имеют значения, не унаследовала винодельню. Не думаю, что я открою Америку, если скажу, что многим местным жителям это не понравилось, а меньше всего это понравилось самой Джей. По правде говоря, в первый же день моего приезда сюда она предложила мне продать ей «Медальон». Я отказался, но она не сдавалась. Мне нравится здесь, нравится общество виноделов, и я не собираюсь продавать дело и уезжать. Но, вы знаете, Джей может быть очень настойчива.

Заявление Зака было встречено смехом. Джей тем не менее не улыбалась, хоть он и подмигнул ей. Зак продолжал:

— Я приехал, планируя воплотить на «Медальон» те идеи, которые оказалось невозможно претворить в жизнь на виноградниках, принадлежащих моей семье. Джей помогла мне увидеть ценность партнерства. И теперь она, — он выдержал паузу, — совладелица винодельни «Медальон».

Раздались бурные аплодисменты. Гости, стоящие возле Джей, обнимали ее и хлопали по спине, поздравляя. Зак дождался, пока шум утихнет.

— Итак, поднимем бокалы за урожай и за Джей. О лучшем деловом партнере можно только мечтать. Я считаю себя счастливчиком, ведь у меня есть она. — Он не солгал. И эти слова были правдивы не только по отношению к работе, но об этом он решил умолчать. Он поднял бокал. — За Джей.

Пока Зак говорил, на лице Джей отражались разные эмоции: от удивления и даже изумления до настоящей гордости. Девушка, вздернув подбородок, улыбнулась Заку. А когда он сошел со сцены и направился к Джей, держа в руках огромный букет роз, который успел взять с барной стойки, Джей растерялась. Внезапно она показалась ему очень юной и беззащитной.

Кори заметила приближение Зака и, придумав подходящее оправдание, исчезла.

— Это тебе. — Зак вручил Джей букет.

— Розы! — Девушка вдохнула аромат цветов. Ее щеки пылали так же, как и лепестки роз. — Не помню, чтобы раньше кто-нибудь дарил мне розы. Спасибо.

Заку очень хотелось обнять ее и поцеловать, но вместо этого он только кивнул.

— Не за что.

— Зачем ты это сделал?

— Мне показалось, цветы будут как раз к случаю.

— Нет. Зачем ты во всеуслышанье объявил о нашем партнерстве?

— Это тебя беспокоит?

— Нет. — Джей покачала головой. — Но в этом не было необходимости. Все сотрудники уже и так знают.

— Да, но многие виноделы не знали. А я предпочитаю играть честно.

— Честно? Боюсь, я не совсем тебя понимаю.

— Конкуренты имеют право знать, с кем им придется иметь дело. — Зак улыбнулся.

— Спасибо.

— Я отвечаю за свои слова, Джей. Ты великолепный партнер.

— Ты тоже. Никогда не встречала никого, кто с такой же страстью относится к работе.

— Я страстен не только в работе. — Зак приблизился к Джей. — Здесь становится жарко.

— Я заметила.

— Да? Хочешь подышать свежим воздухом?

— Чудесная мысль. Я как раз собиралась спросить у тебя о том же.

Джей не стала надевать пальто, хотя вечер был прохладный. Они с Заком вышли из дегустационного зала на улицу. Джей остановилась возле одного из столиков, но Зак взял ее за руку и потянул за собой.

— Пойдем?

— Куда?

— В более тихое место, — шепнул он.

Он проводил девушку к погребу, где хранились вина.

— После вас. — Зак открыл перед Джей дверь.

Погреб располагался у подножия холма и был недоступен чужому глазу. Он обеспечивал уединение, которого сейчас так хотелось Заку. Никто из гостей не найдет их здесь. Зак зажег свет и сделал несколько шагов вперед. Бочка слева от входа была накрыта покрывалом. На ней стояли бутылка вина и два бокала.

— Ты все спланировал, да, Холланд?

— Если бы так, я бы попросил принести сюда диван.

Джей расхохоталась. Зак между тем продолжал:

— Ладно, сознаюсь, я просто немного подготовился к тому, что смогу украсть тебя на несколько минут.

— О, я вижу разницу!

— Есть возражения?

— Никаких. — Джей отложила розы и протянула Заку бокал, чтобы он налил ей вина.

Зак наполнил бокалы и отпил немного из своего.

— Знаешь, когда мы впервые встретились, я и понятия не имел, насколько мы окажемся похожими…

— Ну, за последнее время я немного изменилась. Думаю, стала несколько мягче.

Он не сдержал смех.

— Нет, Джей, в таком случае не продолжай меняться. Мне нравится твое упрямство.

— Упрямство! — Девушка скорчила рожицу. — А мне больше нравится, когда ты говоришь, что я потрясающая.

— Вот видишь, на все мои слова у тебя всегда найдется какое-нибудь возражение. Упрямица.

— Ладно, согласна, во время нашей первой встречи я была не очень-то вежлива.

— Ну… Скажу о другом. Ты всегда была очень яркой, но я рад, что ты решила кое-что поменять во внешности, хотя меня к тебе тянуло с первого дня.

— Ты тоже казался мне горячим парнем.

— Да?

— Настоящим калифорнийцем.

— И каковы же, по-твоему, настоящие калифорнийцы, мисс Средний Запад?

— Ну, знаешь, длинные волосы, такой небрежный стиль. А еще у тебя отличная задница! — Джей погладила упомянутую часть тела Зака. — И я не хочу, чтобы мы заканчивали наши отношения, как деловые, так и личные.

— Могу сказать, что в этом полностью с тобой солидарен, — прошептал он, прижимая ее к себе.

К тому времени, как они наконец оторвались друг от друга, Джей вся пылала.

— Думаешь, хозяевам невежливо не возвращаться на собственную вечеринку?

— Полагаю, что так.

— Черт! Я тоже так считаю. Наверное, это значит, что нам пора вернуться к гостям. — Джей отступила, но Зак схватил ее за руку и снова притянул к себе.

— У нас есть определенные обязанности, — заметил он, нежно прикусив ее губу.

— Ммм… — вырвалось у Джей. — Люди, наверное, уже не понимают, куда мы подевались.

— Знаю. — Зак остановился, но лишь затем, чтобы откинуть волосы Джей назад и открыть себе доступ к ее изящной шее. Его дыхание жаром обдавало кожу. — Что скажешь, если мы оставим их одних еще на несколько минут?

— Всего на несколько минут?

Зак хохотнул и потянулся к пуговицам на ее блузке.

— Ну, может, чуть дольше.

Они вернулись на вечеринку только спустя час.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Шли недели. Чувства Джей и Зака менялись, приобретая все новые оттенки так же, как и производимые ими вина.

У них было много общего. Гораздо больше, чем Джей предполагала вначале. Им обоим нравились черно-белые фильмы и старые постановки Зайнфелда. Когда появлялось свободное время, оба предпочитали читать интересные детективы, а если речь шла о десерте, и Зак и Джей жить не могли без шоколада.

Их взгляды расходились только в отношении политики, но и здесь они всегда отыскивали компромисс, хотя оба обожали спорить. Эти споры лишь распаляли страсть, которая потом проявлялась в постели.

В какой-то момент Джей решила, что наконец поняла, почему ее отец женился во второй раз после того, как мать Джей — его первая жена — бросила их. Если ты не один, то чувствуешь себя намного лучше. Хорошо, когда есть с кем сесть за стол и поговорить.

И, конечно, секс…

Зак был внимательным и заботливым любовником. Он отдавал столько же, сколько просил, и Джей всегда старалась полностью его удовлетворить. Иногда она становилась лидером и провоцировала его на занятия любовью. А временами она примеряла на себя роль ученицы, жаждущей знать, что Зак сделает в следующий момент. Зак действительно обладал великолепной фантазией, а скоро и Джей открыла для себя, что и сама достаточно изобретательна в постели.

Впервые в жизни Джей была так уверена в собственной женственности. Она наслаждалась тем, что родилась женщиной. Настолько, что полностью перестала ощущать себя девчонкой-сорванцом. Она перестала надевать бесформенные рубашки и брюки даже на работу. Одежда ее отца перекочевала в кладовку. Она больше не была нужна ей, чтобы чувствовать себя ближе к отцу. Его присутствие ощущалось всегда, она находила отца в своей душе, так же как во многих окружающих ее вещах — в винах, виноградниках, дегустационном зале, в доме…

Папе понравились бы перемены, произошедшие с «Медальон», Джей была абсолютно в этом уверена. И он гордился бы дочерью за то, какую роль в них она сыграла. Джей знала, что и Зак покорил бы отца, даже если бы отец и не одобрил их близкие отношения из-за того, что оба не хотели ничего серьезного.

По правде говоря, это начинало беспокоить Джей. Иногда в утренние предрассветные часы, когда Зак вылезал из постели и шел в ванную, она желала, чтобы он остался. Девушка заметила, что укрепляется в желании более серьезных отношений и хочет постоянства, хотя и была всегда настроена против брака.

Пару раз во время занятий любовью Джей почти прошептала слова, описывающие ее чувства, которые постепенно становились все сильнее и пугали ее все больше. Каждый раз девушка сдерживала себя с большим трудом. Она списывала те моменты слабости на гормоны и на то, что удовольствие было слишком велико. В конце концов, всем известно, что в моменты наивысшей страсти люди часто произносят то, что никогда не сказали бы, пребывая в спокойном состоянии.

Слава богу, днем Джей была слишком занята работой, чтобы размышлять о своей личной жизни. Весть о ее партнерстве с Заком распространилась по окрестностям. Их завалили просьбами о пресс-конференциях и интервью. В местной газете «Траверс-Сити» появилась целая статья, в которой обсуждалось не только то, что Джей стала совладелицей «Медальон», но и отказ Зака от акций «Хол-ланд Фармс» в обмен на то, чтобы уехать и открыть свое дело, куда менее прибыльное.

Пресса сделала свое дело. Скоро статьи о «Медальон» стали появляться в газетах по всей стране. Мама Зака даже звонила, чтобы сообщить, что прочла о «Медальон» и планах сына в местной газете.

— Мы подняли настоящую шумиху, — улыбался Зак Джей.

Несмотря на их старания сохранить свои отношения в секрете, люди начали сплетничать и размышлять о том, что же на самом деле связывает новых владельцев «Медальон». Кори была среди них, хотя лучше всех представляла себе, что происходит за закрытыми дверями дома ее подруги.

Однажды субботним днем — стояли последние дни ноября — подруги сидели за столиком кафе и болтали обо всем на свете, как вдруг Кори сказала:

— Мне идут все оттенки голубого.

Джей не сразу поняла, о чем речь.

— Прости?

— Голубой. Ну, для платьев подружек невесты. Только не персиковый, прошу тебя! — Кори скорчила рожицу. — Он меня бледнит.

— Ха, ха. Очень смешно. — Джей закатила глаза и отпила кофе. Ее руки дрожали.

— Вообще-то, я вполне серьезно. Особенно относительно моих цветовых предпочтений.

— Кори, перестань, ты лучше других знаешь, что у нас с Заком не такие отношения.

Но подруга покачала головой.

— Нет, как раз такие. По-моему, это большая Л.

Любовь. Это слово никто даже не произнес полностью, а Джей уже охватила паника. Она чуть не подавилась кофе. Лучшая зашита — все отрицать.

— Мы не влюблены друг в друга. Мы просто… — Она пожала плечами.

— Просто что? Занимаетесь сексом?

— Я хотела сказать: обалденным сексом, но ты меня опередила. Так что да, все верно. — Джей удалось сохранить самообладание.

Но Кори не унималась.

— Значит, тебе не кажется, что вы могли бы полюбить друг друга?

— Нет. Нет! — повторила Джей с нажимом.

Брови ее подруги от удивления поползли вверх.

— Мы с Заком нравимся друг другу, это да, и мы во многом похожи, но не более.

— Да, я заметила. Однажды я вошла в его кабинет, а его руки были на твоей заднице.

Джей прокашлялась.

— Мы стараемся держаться на работе по-деловому, но иногда немного… переступаем грань.

— Милая, то, что вы с Заком готовы сотворить друг с другом в офисе…

— Что?

— Ладно, скажем просто: видя, как вы двое смотрите друг на друга, я могу понять, почему льды Северного полюса начали таять. Это большая буква «Л», — во второй раз заметила Кори.

— О, прошу тебя, ты путаешь сексуальное влечение с… с л-любовью. — Ужасно, но Джей с трудом выдавила из себя это слово.

— Вовсе нет. Я знаю все о сексуальном влечении, — возразила ей Кори. — Пусть даже я уже очень долго не была ни с одним мужчиной.

— Тогда ты должна знать, что это нормальная здоровая реакция друг на друга двух взрослых людей, не требующая никаких длительных отношений. Люди занимаются сексом все время и не обязательно думают о том, какие обои наклеить в их будущем доме.

— Но я говорю не о «людях», Джей. Я имею в виду тебя и Зака. Вас давно связывает нечто большее, чем просто секс.

— Разумеется. — Джей с готовностью закивала. — У нас совместный бизнес.

— Ты знаешь, что я не об этом. — Голос Кори смягчился. — Совершенно нормально, что ты боишься.

— Боюсь? Я не боюсь.

— Ну конечно, ты напугана.

— Ладно, хорошо. — Джей скрестила руки на груди. — И чего же, по-твоему, я боюсь?

— Что тебе сделают больно. Что тебя бросят или что ты сама убежишь, как когда-то твоя мать поступила с твоим отцом.

— Кори, перестань. Я достаточно услышала.

Но подруга уже не могла остановиться.

— Думаю, Зак тоже боится, если учесть все, что ты рассказывала мне о его бывшей невесте. А ты… только не обижайся, Джей, ты любишь виноградник так, как боишься полюбить мужчину.

— О, прошу тебя. Кори!

— И ты не доверяешь мужчинам. А Зак не доверяет женщинам. И вы двое уж точно не доверяете друг другу.

— Я верю Заку, — возразила Джей.

— Но не всем сердцем.

— Мое сердце здесь совершенно ни при чем.

— Я не куплюсь на это, подружка, так же как и на твои объяснения, что между вами двумя только секс. Почему бы тебе просто не признаться, что Зак и есть твой единственный?

— У меня нет единственного. И между нами вовсе не большая буква «Л», Кори. Мы не ищем этого.

Кори погрустнела.

— И тебе достаточно таких отношений, дорогая?

Джей подумала о своих чувствах и о том, что недавно чуть не проболталась о них Заку.

— Давай закроем тему, а?

— Ладно, — вздохнула Кори. — Тебе не обязательно отвечать мне на этот вопрос. Но сделай одолжение, ответь на него хотя бы самой себе.


Ноябрь плавно перешел в декабрь. Дни Зака и Джей проходили в неспешном удовольствии. От рассвета до заката они работали бок о бок на винодельне. Зак не пытался оспорить то, что Джей лучше знаком климат здешних мест, а Джей не спорила с его видением оформления будущего роскошного отеля. Ремонт шел полным ходом. К одной из спален уже пристроили ванную.

Вечерами Зак и Джей сидели на кухне и подбирали обои и паркет, листали мебельные каталоги и отправляли факсы нанятому дизайнеру. И хотя Джей выбрала бы для спален более спокойные оттенки, Зак и дизайнер настаивали на яркой цветовой гамме.

— Мы ведь виноделы, — объяснял Зак свою тягу к насыщенным цветам. — Почему бы не привнести в гостиничные номера яркий зеленый, бургундский и другие оттенки красного, такие привычные на виноградниках?

Итак, вечером, когда строительная бригада заканчивала монтирование ванной, Зак и Джей сидели на кухне и отбирали последние образцы обоев, которые лежали перед ними.

— Какими ты видишь стены в первом номере? — Джей уже испугалась, что Зак остановит свой выбор на насыщенном красном, но он вместо этого взял со стола бутылку вина и, откупорив ее, протянул ей пробку.

— Как тебе такой?

— Это пробка, а не цвет.

— Но в магазине сейчас можно подобрать любой оттенок обоев. По-моему, хороший цвет и очень подойдет к аксессуарам, которые мы выбрали для этого номера.

Джей постаралась представить себе, как будет выглядеть номер с такими обоями, но не смогла. Она пожала плечами.

— Ты же эксперт.

— Нет, эксперт — Диана. — Зак имел в виду дизайнера. — Мы предложим этот вариант ей и посмотрим, что она скажет.

— Вы во всем соглашаетесь в последнее время. Я начинаю думать, что у нее на тебя виды.

Зак усмехнулся.

— Ревнуешь?

— Нет, пока она держит свои руки при себе. — Джей говорила насмешливо, но она вовсе не была настолько уверена в себе. Безопаснее вернуться к другим темам. — А полы? Какие будем делать иолы?

— Мы с Дианой считаем, что подойдет паркет темного дерева и ковер оттенка шампанского.

— Ммм… похоже на декадентский стиль.

— Очень. Ковры будут такими мягкими, что гостям не захочется спать на кровати. — Зак провел пальцем по губам Джей, отчего ее кровь быстрее побежала по венам.

— Кто сказал, что им вообще захочется спать? Это место будет невероятно романтичным, им будет жаль тратить время на сон.

— Романтичным? В смысле в нашем отеле мужчина и женщина смогут оторваться от реальности и сосредоточиться на самых низменных своих потребностях?

Страсть, промелькнувшая в глазах Зака, заставила Джей проглотить язык. Она лишь молча кивнула.

— Что ты считаешь романтичным? — прошептал Зак, лаская ее лицо. — От чего ты таешь?

— От тебя, — не успев как следует подумать, выдохнула Джей.

На этот раз Зак лишился дара речи. Ее ответ затронул неведомые струны его души. Он взял ее руку и, поднеся к своим губам, поцеловал ладошку. Потом притянул девушку к себе:

— Иди сюда.

Его поцелуй был горяч и пылок. Он разъяснял, каковы сейчас желания Зака.

— Вижу, я тоже воспламеняю тебя, — рассмеялась Джей горловым смехом, когда он оставил в покое ее губы и прижал се к столу. Его тело напряглось, вытянувшись как струна.

— Так происходит каждый раз, когда мы вместе.

— Я заметила.

— Значит, ты не возражаешь?

— Нисколько.

Джей убрала волосы на одну сторону, открывая Заку доступ к своей шее. Его руки скользили по ее спине, пока наконец он не решился расстегнуть первую пуговичку ее блузки.

Девушка бросила беглый взгляд на дверь. Кто-нибудь мог запросто войти.

— М-может, пойдем куда-нибудь в другое место?

В ответ Зак поднял ее на гранитную стойку. Ее грудь оказалась на уровне его рта. И когда Зак вернулся к пуговицам се блузки, Джей быстро позабыла всякую скромность.

Зак наконец справился с одеждой Джей и принялся нежно ласкать ее грудь. Когда он взял в рот ее сосок и слегка прикусил его, девушка сладко застонала.

— Зак, я люблю… — На мгновенье ему показалось, что с ее губ слетит признание, но тут Джей заключила: — …как ты ласкаешь меня.

— Вот так? — Он снова склонился к ее груди, поглаживая, массируя ее, посасывая и покусывая трепещущие от возбуждения соски. Джей запустила пальчики в его густую шевелюру, прижимая его голову к себе, и изогнула спину.

— Да, — шептала она. — Вот так.

И тут сквозь их прерывистое дыхание и звон в ушах Зак уловил звук шагов на лестнице. Джей, тоже услышав их, замерла. Она поспешно спрыгнула со стойки и застегнула пуговицы блузки. Когда на кухню вошел прораб, пара пуговиц так и осталась незастегнутой.

Мужчина оглядел их обоих. Лицо Джей пылало, на ее шее остались следы поцелуев Зака. Сам же Зак был несказанно рад, что барная стойка прикрывает нижнюю часть его тела. Однако он дышал так, словно только что пробежал марафон.

— Я… Мне… Наверное, надо было постучать.

— Нет. Нет необходимости. Мы с Джей просто… просто выбирали обои для спальни. — Зак слишком поздно понял, что образцы рассыпались по полу как конфетти.

Прораб кашлянул.

— Я пришел сообщить, что на сегодня мы закончили.

— Хорошо. — Зак кивнул.

— С проводкой тоже закончили, и новая ванная готова. Как только сдадим комнату на инспекцию, ею можно будет пользоваться. Думаю, к концу недели все будет готово. Возможно, раньше.

— Здорово, — вымолвила Джей.

— Да, спасибо за скорость.

— Нет проблем, — отозвался прораб. — Спокойной ночи вам обоим.

Когда мужчина удалился, Джей и Зак с разных концов кухни посмотрели друг на друга.

— Не вовремя он зашел, — заключил Зак.

— Хуже и быть не могло. Еще минута — и… — Джей кивнула на пол.

— Точно.

В коридоре раздались шаги рабочих, а затем хлопнула входная дверь. Сейчас они остались в доме одни. Теперь им никто не помешает. Но у Зака недавний пыл пропал. И теперь в его голове роились совершенно другие мысли.

Я люблю… В те несколько мгновений, пока Джей не закончила это предложение, Зак испытал бурю невероятно волнующих эмоций. А после, когда она завершила фразу, он смутился, потому что почувствовал странное разочарование. Ему нужно было подумать.

— Мне тоже пора.

Пару недель назад Зак перевез свои вещи из номера гостиницы в Сатто-Бэй в этот дом. Теперь он ночевал с Джей, а под утро уходил в комнату отдыха, на диван, хотя тот уже не казался ему таким удобным, как раньше. Это Джей предложила переехать, ведь дом теперь принадлежал Заку, а не ей, но в последние несколько месяцев он, а не Джей, жил на чемоданах. Зак благородно решил не выселять девушку, пока гостиница не будет полностью готова. В настоящее время Джей уже связалась с агентом по недвижимости и начала подыскивать себе новое жилье.

Еще одной причиной, почему Зак переехал сюда, было то, что рабочие могли сделать что-нибудь не так, а находясь в доме, контролировать их стало гораздо легче.

Впрочем, переезд Зака вышел ему боком, ведь теперь наверняка поползут ненужные сплетни.

Зака посещали волнующие мысли о том, что ему не хотелось бы, чтобы Джей переезжала в другой дом. Ему нравилось проводить с ней долгие зимние вечера под одной крышей. Слишком нравилось.

И эти странные чувства к Джей волновали Зака. Вначале он испытывал к ней не более чем обычное влечение. Он хотел Джей, а она отвечала ему взаимностью. И такие взаимоотношения были простыми и не представляли никакой опасности для них обоих. А сейчас, услышав от Джей почти признание, Зак спрашивал себя: что, если их связывает нечто большее, чем просто секс? Что, если это начало чего-то большего?

А эти вопросы породили вопросы еще более мучительные и волнующие. Что, если Зак хочет от Джей много больше, чем она готова ему дать? И хуже того, что, если все, что она говорит или делает, происходит потому, что ей нужна винодельня, которая принадлежит ему?

Зак не хотел слышать ответы на все эти вопросы, поэтому, когда Джей произнесла:

— На улице снег и, кажется, довольно холодно. Ты… Вдвоем будет гораздо теплее. Пойдем спать, — он отрицательно покачал головой:

— Думаю, мне лучше уйти.

Теребя волосы, Джей спросила:

— Почему?

— Трудно объяснить. — Зак провел рукой по лицу. — Я… Мне кажется, плохая идея оставаться здесь.

— Сегодня? Или вообще?

— Не знаю. Прости. Я не понимаю, что происходит.

Она закусила нижнюю губу.

— Тебе страшно?

Странный вопрос. Зак не был уверен, что именно она имеет в виду. Но он не попросил объяснений.

— До смерти.

Он взял пальто и уже у двери услышал ее слова:

— Мне тоже.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Джей долго лежала без сна. Ей было очень одиноко. Ее чувства были в смятении. Господи, ведь она почти сделала это! Едва не прошептала: «Я люблю тебя», когда они с Заком на кухне срывали друг с друга одежду. Хотелось бы ей винить в этом страсть, как она всегда это делала раньше, ко сейчас она понимала: это была бы ложь.

Джей любила Зака.

Тогда, на кухне, она решила, что умело замаскировала свою оговорку, но поспешный уход Зака после появления прораба заставил ее в этом усомниться. Поэтому сейчас она никак не могла заснуть.

Кажется, Зак был не особенно рад тому, что эмоции Джей вдруг хлынули через край.

Джей тоже не была особо счастлива по этому поводу.

Страх?

Девушка винила Кори за то, что это слово вообще в последнее время слишком часто возникает у нее в голове. И ее удивил ответ Зака: до смерти.

Хорошо это или плохо? В конце концов Джей посчитала, что не готова услышать ответ на данный вопрос. Прежде чем все-таки заснуть, она убедила себя, что и дальше будет вполне довольна своей свободой.

Приближалось Рождество. Зак и Джей в ужасе ждали наступления праздников. Они без особого энтузиазма пережили День благодарения. Зак остался в Саттоп-Бэй. Но потом, перед его отлетом в Калифорнию на выходные, они все же провели день вместе, пообедав разогретой в духовке лазаньей, так как домработницу Джей отпустила, а готовить привычную пиццу ей было лень.

Но Рождество — это нечто другое. У Джей не было близких родственников, с которыми она могла бы провести этот день, а у Зака была семья. И как бы ни складывались его отношения с родными, в этот день нужно забывать все обиды и встречаться с самыми близкими и любимыми людьми.

Ко второй неделе декабря, однако, Зак и словом не обмолвился о том, что собирается ехать на Рождество в Калифорнию. Не говорил он и о том, что останется в Мичигане. Джей до смерти хотелось узнать, каковы его планы, но она ни о чем не спрашивала. И, учитывая то, как складывались их отношения, девушка решила ждать и думать… и притворяться, что Рождество ее вовсе не волнует.

Наконец неопределенность окончилась.

— Мама сегодня звонила. — сообщил Зак, когда они за неделю до Рождества обедали на кухне.

Домработница приготовила еду и ушла, оставив салат в холодильнике, а основное блюдо в духовке. Джей оставалось только накрыть на стол. Зак разлил вино.

— Да? Все в порядке? — Джей пришлось повысить голос, чтобы перекричать визг работающей дрели. Строительная бригада, чтобы вовремя закончить ремонт ванной, сегодня работала допоздна. Теперь рабочие приедут только после праздников.

— Все хорошо. — Зак помялся. — Она просит, чтобы я приехал на Рождество домой.

Еда потеряла для Джей вкус. И все же девушка улыбнулась.

— Я могу подвезти тебя до аэропорта, если хочешь. Тебе не придется искать место для парковки. Когда уезжаешь?

Он с минуту смотрел на нее.

— Вообще-то я еще не решил, поеду ли к маме.

— О?

— Наверное, я должен.

— Да, — искренне отозвалась Джей. — Это же Рождество.

Зак размазывал по тарелке картофельное пюре.

— Знаю, и я не был дома на прошлое Рождество. Мама, само собой, напомнила мне об этом.

— А где ты был в прошлом году? — полюбопытствовала Джей.

— Ну, когда я не осматривал виноградники для покупки, то купался в жалости к самому себе на горнолыжном курорте в Аспене. Я провел почти весь декабрь у друга, в ожидании звонка от отца, который, как я надеялся, должен был рассмотреть мои идеи относительно «Холланд Фармс», увидеть в них смысл и умолять меня вернуться. Этого не случилось.

— Потеря «Холланд» — находка для «Медальон».

— Могу поспорить, ты так не считала, когда впервые меня встретила.

— В то время да, — согласилась Джей. — Но сейчас я подпишусь под каждым словом. «Медальон» производил качественные вина и до тебя, но с твоим приходом… — Девушка покачала головой и глупо заулыбалась. — Винодельня становится такой, какой мы с отцом всегда мечтали ее видеть. Я бы не смогла достичь всего этого в одиночку.

Но ее признание не обрадовало Зака.

— Приятно знать, что я смог быть тебе полезен.

— Зак?

Он махнул рукой.

— Забудь. Я не в лучшем настроении. И звонок мамы мое настроение лишь ухудшил. — Зак покачал головой. — Она заставила меня почувствовать себя виноватым.

— Уверена, это потому, что она скучает по тебе.

Джей вспомнила о своей маме. Было бы здорово, если бы та скучала по ней. Девушка годами ничего не слышала о Хетер. Только после смерти Фрэнка она получила от матери открытку с соболезнованиями. Мать подписалась только первым именем и даже не приложила письма.

— Знаю, что мама скучает, поэтому чувствую себя так ужасно. — Зак отодвинул вилку и тарелку.

— Езжай домой на Рождество.

— Ты этого хочешь?

— Конечно. — Джей улыбнулась. — Чего еще мне хотеть? Кроме того, чем дольше ты откладываешь визит, тем ужаснее будет встреча со всеми, когда ты наконец-то решишься.

— Меня не беспокоит, что это будет ужасно или неловко. Разумеется, я привык к тому, что папа во всем соглашается с Филиппом, и мне не очень приятно, что кузен встречается с моей бывшей девушкой, но я уже пережил все это. Я давно забыл Миру.

— Я и не сомневалась.

И все же слова Зака обрадовали Джей. Иногда она думала о нем и Мире… ладно, даже беспокоилась по этому поводу. Она знала: Мира красива и очень женственна. Другими словами, у нее было все, чего не имела Джей. Она не завидовала Мире и все же иногда терялась в догадках и сомнениях.

— Не в моих привычках встречаться с одной женщиной и одновременно волочиться за другими, Джей. Это не по мне.

— Хорошо. Кстати, не я заговорила об этом. — Девушка поправила салфетку на коленях. — И все-таки, ты можешь забыть кого-то, но не то, что он или она тебе сделали.

— Да уж, в этом ты меня прекрасно понимаешь.

— О чем ты?

Зак махнул рукой и снова взялся за вилку.

— Забудь.

— Нет. Что, ты думаешь, я не могу забыть?

— Уход матери.

Его ответ был столь неожиданным, что Джей опешила.

— Ч-что?

— Ты слышала. Она оставила тебя, когда тебе было… сколько? Двенадцать?

— Почти тринадцать.

— Как я могу судить, ты использовала то, что она бросила тебя и отца, как прикрытие, чтобы не заводить длительных отношений.

— Это неправда. — Но тем не менее Джей знала, что Зак прав. Разве Кори не говорила ей о том же? А Кори знает ее не первый год. — Кроме того, мы говорим не обо мне.

— Да, но разве я не прав? Тебе есть о чем подумать.

— Не о чем тут думать! И моя мать никак не повлияла на мои отношения с мужчинами, — вспылила Джей, однако не посмотрела в глаза Заку.

— Лгунья. Ты ведь сама так сказала.

— Когда?

— Еще до того, как мы стали любовниками. Я четко помню, как ты говорила, что ты не из тех, кто мечтает о замужестве.

Точно. Тогда Джей об этом и не мечтала. А сейчас?

— Да. И что?

— Я до сих пор не встречал женщины, которая не жаждала бы однажды услышать свадебный марш.

— Что ж, теперь ты ее встретил.

— Почему, Джей? Есть какие-то скрытые причины?

Девушка ответила вопросом на вопрос:

— А почему ты не заинтересован в серьезных отношениях?

— Кто тебе такое сказал?

— Разве не ты? — Сердце Джей екнуло.

— Раньше — возможно. Но в отличие от тебя, для меня существуют другие вещи, поважнее чертова виноградника. Я хочу от жизни большего, чем успех «Медальон». Когда придет время и найдется та самая женщина, я не стану сомневаться. Я остепенюсь и заведу семью.

Джей словно дали пощечину.

— Рада, что помогла тебе убить время до того самого момента.

Зак поморщился, словно только что осознал смысл своих слов.

— Господи, Джей, прости. Я не должен был так говорить.

— Нет, нет. — Она махнула рукой. — Не нужно извиняться. Нам обоим хорошо известно, — девушка сглотнула прежде, чем продолжить, — что наши отношения когда-нибудь закончатся.

— Да. Верно. Закончатся. Просто я подумал…

— О чем?

Зак покачал головой.

— Забудь. Это неважно. — Он положил салфетку на стол и встал. — Мне нужно еще просмотреть кое-какие бумаги.

— Но ты почти ничего не съел.

— Я не очень голоден. Увидимся утром.

Когда Зак ушел, Джей тоже потеряла аппетит. Она выбросила жареные бедрышки с картофельным пюре в мусорное ведро и поставила грязные тарелки в раковину.

По щеке девушки скатилась слезинка.

— Какая потеря! — произнесла Джей в воздух. Она знала, что вовсе не выброшенная еда заставляет ее плакать.


Зак спал плохо. Черт, он вообще не спал. Он никак не мог прийти в себя после беседы с Джей.

Что-то ушло. Безвозвратно.

Когда Зак на следующее утро приехал на работу, Джей уже была у себя. Она сидела за столом в своем кабинете. Услышав, что Зак вошел к ней, она взглянула на него. По темным кругам под ее глазами, он понял, что она тоже не спала ночью, и отчего-то обрадовался.

— Доброе утро.

— Доброе.

Зак кивнул на чашку у нее на столе:

— Подлить тебе? Я иду за кофе.

— Нет, спасибо.

— Слушай, Джей, я ужасно себя чувствую из-за вчерашнего.

— Нет причин. Ты сказал правду. — Она принялась теребить косу.

Поэтому Зак и не спал вчера ночью. Его слова, как никогда, были далеки от правды. Он решил объясниться.

— Ты намного важнее для меня, чем тебе могло показаться после моих глупых слов. Я не просто убиваю с тобой время, как ты сказала. Все гораздо глубже, чем…

— Для меня тоже. — Джей выпустила из рук косу. Ее голос прозвучал хрипло.

Зак вздохнул и оперся о дверной косяк.

— И что мы будем с этим делать, Джей?

Девушка снова поймала кончик своей косы.

— Не знаю. Я хочу… хочу… — Она поджала губы и замолчала.

Заку отчего-то тоже было тяжело говорить. Он с трудом облек мысли в слова.

— Кажется, нам обоим есть над чем подумать. — Он прокашлялся. — Я решил поехать домой на Рождество.

Джей шире раскрыла глаза. На мгновенье Заку показалось, что он увидел в них разочарование. Но тут она улыбнулась.

— Хорошо. Я хочу сказать, этот день ты должен провести с теми, кого любишь. Ты уже позвонил маме, чтобы сообщить об этом?

— Вчера. Она очень обрадовалась. Кажется, уже готовит еще один носок для Санты.

— Рождество — хороший повод повидаться с близкими, — улыбнулась девушка.

— А какие у тебя планы?

— Никаких. — Джей пожала плечами. — Наверное, пообедаю с Кори. Она уже пригласила меня.

Зак хотел услышать не такой ответ.

— А… родственники? У тебя же есть родные.

— Тетя приглашала меня погостить у нее несколько дней, но я отказалась. Мы не так уж близки. — Она выглянула в окно. — Кроме того, у меня здесь скопилось много дел по дому. Ремонт, дизайн…

— Джей…

Но она не дала Заку договорить.

— Если мы планируем открыть отель к песне, то должны усиленно работать. Минди уже составляет пресс-релиз. Говорит, все будет готово к двадцать второму, в крайнем случае к двадцать третьему декабря. Я все просмотрю, внесу необходимые изменения, если потребуется. И мы сможем отправить готовые документы, чтобы они пришли к первому числу.

— Тебе нет необходимости работать в праздники.

— Знаю. Но я хочу работать. Правда. Так я смогу не думать о папе.

Для Джей это было первое Рождество без отца. На миг Зак вдруг подумал пригласить ее с собой в Калифорнию. Они могли бы посмотреть виноградники в долине Нэпа и сравнить их со своими. Он мог бы представить Джей родным. Но эта мысль не вязалась с «окончанием» отношений.

— Ладно, меня не будет несколько дней.


Зак заказал билет до Калифорнии. И все же на сердце у него было тяжело. Ему нужно было поехать домой, его там ждала мама. И пора уже встретиться с отцом, кузеном и Мирой. Но Зак не хотел оставлять Джей одну. Между ними было так много… нерешённого. И никто не хотел делать первый шаг. Может, они так никогда ничего и не решат.

В утро сочельника Джей отвезла Зака в аэропорт. Она болтала всю дорогу до Траверс-Сити. Зак собирался вернуться через четыре дня. Джей это казалось вечностью. Она припарковалась и хотела уже выйти из машины, когда Зак остановил ее.

— У меня для тебя кое-что есть. Я собирался оставить это под елкой.

— Но я не наряжала елку.

— Поэтому я и решил взять подарок с собой и подарить его тебе сейчас.

— Мне подождать до утра и потом открыть? — Заку поправился восторженный тон Джей и блеск в ее глазах. В последние дни она мало радовалась и улыбалась. Она все еще тяжело переживала потерю отца. Джей очень скучала по нему. И в глубине души Зак надеялся, что она так же будет скучать и по нему.

— Нет. Можешь открыть сейчас. — Он достал из кармана небольшую коробочку и протянул ее Джей, — Кстати, мне было трудно выбрать тебе подарок.

— Ты мог бы ничего мне не дарить. — Но она уже жадно разрывала упаковку. — О боже!

Ее реакция заставила Зака улыбнуться.

— Нравится?

— Потрясающе! — Девушка достала из коробочки серебряную цепочку с маленькой изящной подвеской — точной копией виноградной лозы, которую печатали на этикетках вин «Медальон». Каждая виноградинка была сделана из аметиста.

— Знаю, ты не носишь украшения, но, может, для этого сделаешь исключение? Я заказал его у ювелира, которого посоветовала мама, специально для тебя. Знаю, как сильно ты любишь «Медальон». И теперь ты можешь носить его поближе к сердцу.

— Как красиво! — На глазах девушки выступили слезы.

— Джей?

— Прости. — Она смахнула слезинки. — Это потрясающий подарок, Зак. Не помню, когда мне в последний раздарили что-то настолько красивое.

— Позволь, я надену.

Джей убрала волосы, чтобы Заку было удобнее застегнуть цепочку. Подвеска легла как раз в ложбинке на ее груди.

— Так и хочется съесть, — произнес Зак, чтобы разрядить обстановку.

Джей склонилась к нему и поцеловала.

— «Медальон» не единственная вещь, дорогая моему сердцу.

— О? — Пульс Зака участился. Он подумал, что понимает, о чем говорит Джей, но ему было нужно убедиться. — И?

— Я не очень хороший оратор. — Она опустила глаза. — И вообще я не очень хорошо умею выражать свои чувства.

— Ты справишься.

Но Джей покачала головой.

— Я кое-что положила в твой чемодан.

— Рождественский подарок?

— Вроде того. И объяснение.

— Не уверен, что понимаю тебя.

— Поймешь. А если… если тебе не понравится, ну… ты можешь вернуть это и… — Девушка махнула рукой. — Я пойму.

— Джей…

Но она уже открывала дверцу.

— Пойдем. Нам лучше поторопиться, или ты опоздаешь на свой самолет.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Первое, что заметил Зак, прибыв на родину: погода в Калифорнии гораздо теплее. Он неспешно вышел из машины и направился к дому, вдыхая знакомые ароматы и слушая привычное щебетание птиц.

Мать вышла, когда Зак не дошел еще до парадной двери. Глаза Джудит Холланд блестели от восторга, она бросилась ему навстречу с распростертыми объятиями. Зак опустил чемодан на землю и крепко обнял мать. Боже, как же он соскучился по ней!

— Привет, мам, — поздоровался он, выпуская женщину из объятий.

Она всхлипнула, смахнув слезу рукой.

— Я так соскучилась по тебе, сынок!

— Я тоже.

Зак подобрал чемодан и свободной рукой обнял мать за плечи. Они пошли к дому, и только тогда Зак заметил, что на крыльце стоит его отец. Росс Холланд всегда умело скрывал свои эмоции. Невозможно было понять, что он испытывает в данный момент. Но старик пожал сыну руку, открыл перед ним дверь и вежливо поинтересовался:

— Как долетел, сын?

Вопрос можно было принять за попытку примирения.

— Аэропорты просто кишат людьми, но долетел я хорошо. Рад видеть тебя, пап.

— Войдем, наконец? — предложила Джудит, широко улыбаясь. В ее глазах теплилась надежда. — Выпьем кофе вместе.

— Или по бокальчику вина. — Отец положил руку на плечо сына. — Уверен, Зак захочет попробовать наше бочковое «Шардоне».

— Значит, сорт прижился?

— Более чем. Ты был прав насчет бочек из венгерского дуба. — Еще одна попытка.

— Спасибо.

Росс кивнул.

— Думаю, в этом году предстоят сложные соревнования.

— Не рассчитывай на золото, — усмехнулся Зак. — «Медальон» в этом году приберег для судей кое-что особенное.


Позже этим же вечером, когда мужчины сидели у камина за бокалом красного вина, разговаривая о том о сем, отец удивил Зака словами:

— Я хочу, чтобы ты вернулся.

Зак выпрямился в кресле. Он был не уверен в том, что расслышал правильно.

— Вернулся в Калифорнию?

Росс кивнул.

— И на «Холланд Фармс». Здесь твой дом. — Слышать эти слова было целебным бальзамом для души Зака. Но минуту спустя отец добавил: — Мы с Филиппом обдумали твое предложение построить гостиницу.

— Значит, это идея Филиппа — вернуть меня. — Даже когда Филиппа не было в комнате, Зак ощущал его незримое присутствие и внутренне противился этому. Ничего не изменилось. В этом доме Зак всегда так и останется изгоем. Но по каким-то причинам это больше не беспокоило его так сильно, как раньше.

— Нет, это моя собственная мысль. — Изумление Зака, наверное, было написано у него на лице, потому что Росс покачал головой. — Я вижу, ты не веришь мне.

— Вопрос не в том, верю ли я тебе. Скажем так, прошлый опыт дает мне основания сомневаться, что мою работу здесь воспринимают серьезно.

— Знаю, это было камнем преткновения в прошлом, и я прошу прощения за это. Но мне тогда казалось, что ты хочешь пошатнуть традиции.

— Но только во благо, отец. Однако вы с Филиппом всегда отвергали мои идеи, что бы я ни предложил.

Зак ожидал, что Росс станет спорить, но отец помолчал и сменил тему:

— Твоя мать очень скучает по тебе.

Зак вздохнул.

— Знаю. Я… я постараюсь чаще приезжать домой, когда все улажу на своей винодельне. — Он уже рассказал отцу об отеле, который планировал открыть весной. — Кроме того, вы с мамой всегда желанные гости в Мичигане. К концу мая гостиница будет готова. Я размешу вас в номере для новобрачных.

Росс гоготнул.

— Твоей матери понравится эта затея.

— В стоимость включена бутылка игристого вина и завтрак для новобрачных прямо в номер.

— Кажется, ты все продумал.

— Мне помогли, — ответил Зак, вспомнив о Джей. Он скучал по ней.

— Значит, ты не рассматриваешь вариант возвращения? Ты нужен «Холланд». И нужен мне.

Зак всю жизнь ждал от отца этих слов. С тех самых пор, как он продал свои акции «Холланд», он только об этом и мечтал. Но он отрицательно покачал головой. Кто-то нуждался в нем и на «Медальон». И Зак тоже нуждался в этом ком-то. Он любил Джей. Настало время признаться в этом, и не только себе, но и ей.


Зак думал о Джей и час спустя, поднимаясь в свою прежнюю комнату. Он хотел позвонить ей, но вспомнил о разнице во времени и отложил звонок. Он свяжется с ней утром. Зак жаждал услышать ее родной голос в телефонной трубке. Он еще не разбирал чемодан, решив отложить это занятие на потом. Сейчас подходящее время, подумал Зак и положил чемодан на кровать. Он тут же наткнулся на подарок Джей.

Зак развязал ленту на коробке и уставился на греческую матросскую кепку. Но почему Джей подарила ему именно это? А потом он прочел приложенную записку, и сердце его запело. Последние сомнения в се чувствах к нему и в их дальнейшем будущем отпали сами собой.

«Не переживай, я не жду, что ты станешь это носить. Это кепка отца. Он надевал ее каждый раз, когда весной инспектировал виноградники. Он считал ее счастливой, и я верила ему, и продолжаю думать, что он прав, раз уж дела на „Медальон“ идут так хорошо.

И все же я хочу, чтобы теперь эта кепка принадлежала тебе. Во многом ты очень похож на моего отца: ты надежный и на тебя во всем можно положиться. Ты тот, кому я могу доверять».

Надежный. Тот, на кого можно положиться и кому можно доверять. Некоторые мужчины предпочитают, чтобы женщина, с которой они встречаются, использовала, описывая их, другие определения. Для Зака, однако, эти слова были идеальными. Отношение Джей к мужчинам определялось поведением ее матери. И теперь она призналась Заку, что может ему доверять так же, как доверяла своему отцу. Она призналась, что теперь уверена в себе и своих чувствах.

Джей закончила записку словами:

«У моих чувств к тебе нет предела. Скоро увидимся.

С любовью, Джей».

На следующее утро, задолго до восхода солнца, Зак стоял в кухне полностью одетый. Его мать, увидев его, улыбнулась.

— Ты всегда первым просыпался в рождественское утро. — Она потрепала сына по щеке и поцеловала.

— Единственная разница в том, что я теперь не лазаю под елкой, разглядывая подарки и пытаясь угадать их содержимое, а ставлю варить кофе.

— Вижу. — Мама налила себе чашку дымящейся жидкости. — Я благодарна за кофе, но я скучаю по своему маленькому мальчику. Несправедливо, что дети так быстро вырастают и покидают родительский дом.

Зак прокашлялся.

— Кстати, о покидании. Я… у меня изменились планы. Мне нужно вернуться в Мичиган, мам. Сегодня.

Женщина погрустнела.

— О, нет! Только не сегодня, Зак! Сегодня же Рождество. Что такого важного у тебя в Мичигане, что тебе нужно улетать так поспешно?

— Не что, а кто.

— О? — удивилась Джудит.

— Это та самая девушка, мам, — начал он. Когда сын закончил, Джудит улыбалась.


Джей пообедала с Кори и ее родственниками, но рано отправилась домой, хотя подруга и уговаривала ее остаться. К восьми часам девушка уже надела шелковую пижаму и устроилась в постели перед телевизором, делая вид, что вовсе не ждет телефонного звонка.

Зак после своего отъезда так с ней и не связался. Но ведь его не было всего-то день, напомнила себе Джей. И все же этот день казался ей вечностью. Она взглянула на часы. В Калифорнии сейчас пять часов вечера. Скорее всего, Зак сейчас обедает со своей семьей. Джей поджала губы. И с Мирой. Девушка погладила подвеску у себя на шее и подумала, понравится ли Заку ее рождественский подарок. Возможно, он не поймет его значения. А может, поймет и не будет знать, как реагировать на ее тонкое признание в том, что она любит его. А может, его багаж потеряли?

— Наверное, я идиотка, — пробормотала Джей вслух.

Еще пара дней, и Зак вернется. И тогда не придется гадать. Все станет ясно.

Когда раздался звонок в дверь, Джей не собиралась открывать. Она не была одета для приема гостей и пребывала не в том настроении, чтобы веселиться. Скорее всего, это Кори, которая, несомненно, пришла уговаривать ее вернуться. Тогда подруга будет стоять под дверью всю ночь и названивать до тех пор, пока Джей не откроет. Девушка натянула халат и поплелась вниз.

— Я не в настроении снова идти в гости, — сказала Джей, распахивая дверь. И тут у нее отвисла челюсть. На крыльце стоял Зак, и на голове у него была матросская кепка. Черный козырек закрывал лоб и брови. Он выглядел смешно. И… чудесно.

— А для чего ты в настроении? — с улыбкой поинтересовался он.

— Я… я…

— Мне нравится, когда ты не знаешь, что сказать. По какой-то неведомой причине мне это кажется очень сексуальным.

— Ч-что ты здесь делаешь? — выдавила наконец Джей.

— Я думал, это очевидно. — Зак снял кепку и взял се в руку. — Не помню, чтобы я когда-нибудь получал такой подарок.

— В него вложено много. Конечно, кепка не такая дорогая, как подвеска, которую ты подарил мне, но…

Он остановил ее.

— Это намного ценнее, чем подвеска, Джей.

— Не могу поверить, что ты здесь.

— Мне нужно было увидеть тебя.

— Правда?

— Когда женщина говорит, что ее чувства не имеют предела, умный мужчина летит к ней первым же рейсом.

Джей улыбнулась.

— И ты так и поступил?

— Я же здесь, да?

Зак вошел в дом и, закрыв дверь ногой, потянулся к Джей. Девушка почувствовала, как бешено забилось ее сердце. У нее дрожали руки, когда она положила их на грудь Зака. Под своей ладонью Джей ощутила биение его сердца, такое же быстрое, как и ее собственное. Радость охватила девушку.

— Но ты должен был быть в Калифорнии со своими любимыми.

Его поцелуй был нежен. Его слова растопили ее сердце:

— Правильно. И вот я здесь, Джей, потому что люблю тебя.

ЭПИЛОГ

Весна на «Медальон» всегда была волшебным временем года, а в этот год особенно. Наступал новый сезон не только для виноградников, но и для Джей. Она чувствовала себя возрожденной к жизни, как виноград, на котором начали распускаться первые листочки.

С Рождества, когда Зак появился на ее пороге в матросской кепке, которую она подарила ему в знак доверия, девушка многое поняла. Она была рада разделить свою жизнь с этим мужчиной и только рядом с ним чувствовала себя по-настоящему счастливой.

Они не говорили о свадьбе, но это казалось следующим логическим шагом, тем, о котором Джей теперь не боялась мечтать. Она не просто полностью доверяла Заку — она верила самой себе. Джей поняла: она не такая, как ее мать. Она не проснется однажды утром и не решит, что с нее хватит ведения хозяйства и воспитания ребенка. Зак стал для нее человеком, с которым она хотела бы просыпаться каждое утро до конца своих дней.

А пока Джей и Зак собирались ехать на свадьбу Филиппа и Миры. Джей решила надеть сексуальное красное платье, которое перед празднованием урожая подарила ей Кори. Теперь у нее было достаточно уверенности в себе, чтобы носить его. Она была не против того, что привлекает к себе внимание.

Они прибыли в Калифорнию за день до церемонии. Джей знала, что «Холланд Фармс» больше «Медальон», но оценить винодельню по достоинству смогла только сейчас. «Холланд» превосходила «Медальон» по площади в пять раз, а по количеству персонала — в три раза, и, конечно, ее история была больше и богаче.

И Зак мог бы снова стать частью этой истории. Ему нужно было сказать только слово, и он получил бы свои акции назад. Он сам рассказал Джей об этом на Рождество. Как и о том, как важно ему было услышать от отца слова: «ты мне нужен».

— Не могу вспомнить, чтобы он когда-либо так говорил, — с грустью рассказывал Зак.

Дважды с тех пор его отец пытался уговорить сына вернуться, каждый раз улучшая условия возвращения. Тот упорно отказывался. И только сейчас, находясь на виноградниках «Холланд», Джей угадала первые нотки его сожаления. Возможно, это и есть дело его жизни, особенно сейчас, когда его идеи не воспринимаются в штыки.

Они ехали в церковь и проезжали мимо виноградников, когда Джей приняла решение.

— Стой. Останови машину, — попросила девушка.

Зак свернул к обочине.

— Что случилось? С тобой все в порядке?

— Все хорошо. Я просто хотела тебе кое-что сказать.

Он взглянул на часы.

— Сейчас, Джей? Свадебная церемония начнется меньше чем через полчаса.

— Знаю. Прости. Но да, я должна кое-что сказать тебе прямо сейчас.

— Ладно, — согласился он.

Джей отстегнула ремень безопасности и вышла из машины.

— Эй, куда ты собралась? — Зак заглушил мотор и отправился за ней.

Она не ответила. Вместо ответа она позвала его за собой к виноградникам, совершенно не задумываясь о том, что ее каблуки увязают в земле. Наконец она остановилась и вполоборота повернулась к Заку.

— Это невероятное место, Зак.

Он поставил руки на пояс и взглянул на Джей как на сумасшедшую.

— Ты об этом хотела мне сказать?

— Да. То есть нет. — Девушка покачала головой, стараясь собраться с мыслями.

Зак постучал по циферблату наручных часов.

— Джей, мы опоздаем.

— Понимаю. Потерпи еще немного. — Она пошла вперед. — Когда мы впервые встретились, ты говорил, что винодельня — это всего лишь земля и виноград. Хорошее вложение денег.

— Да, это мои слова.

— И ты верил в них?

— Тогда да.

— И все еще так считаешь?

— Нет. — Зак не вполне понимал, к чему клонит Джей.

— Я так не думаю.

— Джей?

— Знаю, я не очень хорошо выражаю свои мысли, но послушай меня еще минуту, ладно?

— Конечно.

— Если моя мама вернется, если она появится на пороге моего дома, как ты думаешь, что я должна сделать?

— Она связывалась с тобой?

— Нет, я просто спрашиваю твое мнение.

Зак потер шею.

— Полагаю, я бы посоветовал тебе выслушать ее.

— Если бы она хотела, чтобы я снова стала частью ее жизни, а она — моей, ты бы тоже поддержал это?

— Разумеется, Джей.

— Потому что семья — это важно.

— Именно.

Она кивнула.

— И потому что ты меня любишь.

— Мне кажется, что сейчас ты ведешь себя как ненормальная, но да, я люблю тебя.

— И потому что ты любишь меня, ты сделаешь все, чтобы я была счастлива. И пойдешь на любые жертвы ради меня.

Зак подошел к Джей и взял ее за руки.

— Для тебя я поменяю местами небо и землю, — сказал он.

Глаза Джей наполнились слезами радости. Она улыбнулась.

— Думаю, ты должен продать «Медальон».

Зак отошел, уверенный в том, что ослышался.

Но Джей добавила:

— Покупателя будет легко найти.

Он похолодел от такого заявления. Старые сомнения охватили его.

— Ты? — тихо спросил он.

— Нет, — покачала головой она. — Я не хочу выкупать винодельню. Я тоже продам свою долю.

— Джей, милая, ты меня совсем запутала. Зачем продавать «Медальон»? Эта винодельня — все для тебя.

— Нет. Я так думала, но я ошибалась. Ты для меня все, Зак. Я буду счастлива где угодно. Ну, если там будет виноградник и ты.

— О чем ты говоришь?

— Твой отец хочет, чтобы ты вернулся на «Холланд Фармс». Твоя мать очень скучает по тебе. Это место… оно принадлежало твоей семье несколько поколений. Здесь твой дом.

Зак кивнул, хотя не со всем был согласен.

— Значит, ты готова продать «Медальон», отказаться от своей мечты, чтобы я мог вернуться сюда и взять то, что принадлежит мне по праву рождения, так сказать?

Джей сглотнула.

— Да.

Зак побледнел. Только теперь он понял, насколько сильно ее любит.

— Но однажды ты сказала, что «Медальон» — твоя жизнь.

Она подошла к нему и взяла его лицо в свои ладони.

— Кажется, я ошиблась, Заккери Холланд. Ты — моя жизнь.

Был только один способ ответить на подобное заявление. И после страстного поцелуя Зак опустился перед Джей на одно колено.

— Ты тоже моя жизнь, Джей. Ты знаешь, что я люблю тебя. И я люблю «Медальон». Это не просто земля. Это мечта. Та, которую я хочу разделить с тобой.

— Но «Холланд»…

— Мое прошлое, — закончил он. — А меня больше интересует будущее. Ты выйдешь за меня?

Джей плакала и смеялась одновременно. А когда Зак потянулся, чтобы вытереть ее слезы, она ответила:

— Совершенно точно.


Они так и не появились на венчании. Они приехали на празднование как раз к тосту шафера.

Улыбающиеся Зак и Джей подняли свои бокалы, но будущее, за которое они пили, было их собственным.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ЭПИЛОГ