КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423980 томов
Объем библиотеки - 577 Гб.
Всего авторов - 201966
Пользователей - 96152

Впечатления

ZYRA про Солнцева: Коридор в 1937-й год (Альтернативная история)

Оценку "отлично", в самолюбовании, наверное поставила сама автор. По мне, так бредятина. Ходит девка по городу 1937 года, катается на трамваях, видит тогдашние машины, как люди одеты, и никак не может понять, что здесь что-то не то! Она не понимает, что уже в прошлом. Да одно отсутствие рекламных баннеров должно насторожить!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Углицкая: Наследница Асторгрейна. Книга 1 (Фэнтези)

вот ещё утром женщина, которую ты 24 года считала родной матерью так дала тебе по голове, что ты потеряла сознание НА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ! могла и убить, потому что "простая ссадина" в обморок на часы не отправляет. а перед тем, как долбануть (чем? ломиком надо, как минимум) тебе по башке, она объяснила, что ты - приёмыш, чужая, из рода завоевателей, поэтому отправишься вместо её родной дочери к этим завоевателям.
ну и описала причину войны: мол, была у короля завоевателей невеста, его нации, с их национальной бабской способностью - действовать жутко привлекательно на мужиков ихней нации.
и вот тебя сажают на посольский завоевательский корабль, предварительно определив в тебе "свою", и приглашая на ужин, говорят: мол, у нас только три амулета, помогающие нам не подвергаться "влиянию", так что общаться в пути ты и будешь с троими. и ты ДИКО УДИВЛЯЕШЬСЯ "что за "влияние"???
слушайте две дуры, ггня и афторша, вот это долбание по башке и рассказ БЫЛО УТРОМ! вот этого самого дня утром! и я читаю, что ггня "забыла" к вечеру??? да у неё за 24 тухлых года жизни растением: дом и кухня, вообще ничего встряхивающего не было! да этот удар по башке и известие, что ты - не только не родная дочь, ты - вообще принадлежишь к нации, которую ненавидят побеждённые, единственное, что в твоей тухлой жизни вообще случилось! и ТЫ ЗАБЫЛА???
я не буду читать два тома вот такого бреда, никому не советую, и хорошо, что бред этот заблокирован.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Ивановская: От любви до ненависти и обратно (Фэнтези)

это хорошо, что вот это заблокировано. потому что нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Матеуш: Родовой артефакт (Любовная фантастика)

девочкам должно понравиться. но я бы такой ггней как женщиной не заинтересовался от слова "никогда": у дамочки от небогатой и кочевой жизни, видимо, глисты, потому что жрёт она суммарно - где-то треть написанного.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Годес: Алирская академия магии, или Спаси меня, Дракон (Любовная фантастика)

"- ты рада? - радостно сказал малыш.
- всегда вам рада!
- очень рад! - сказал джастин."
а уж как я обрадовался, что дальше эти помои читать не придётся.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ZYRA про Криптонов: Заметки на полях (Альтернативная история)

Гениально.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Женщина против мужчин (fb2)

- Женщина против мужчин (пер. Е. Бунакова) (и.с. Любовный роман (Радуга)-777) 411 Кб, 115с. (скачать fb2) - Кристи Голд

Настройки текста:



Кристи Голд Женщина против мужчин

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Зак Миллер вошел в офис, и его великолепная атлетическая фигура невольно поразила Эрин. Для деловой встречи он был одет не самым подходящим образом, зато рубашка и джинсы облегали его фигуру так, что все его достоинства сразу бросались в глаза. Не заметить это было невозможно.

Эрин сразу одернула себя. Нельзя допустить, чтобы его мужское обаяние отвлекло от дела, может быть, самого важного дела в ее жизни.

Она вышла из-за стола, протянула ему руку и улыбнулась.

— Мистер Миллер, я Эрин Брейли, исполнительный директор Рейнбоу-центра. Благодарю за то, что пришли.

— Рад встрече с вами, мисс Брейли. — Его сильная рука сжала ее ладонь. Голос был под стать рукопожатию: сильный, глубокий и низкий.

Эрин придвинула себе стул, а Заку указала на кресло напротив.

Он сел, и Эрин, открыв папку, быстро пролистала бумаги.

— Думаю, вы в курсе, что мы навели о вас справки?

— До сих пор был не в курсе.

Она подняла глаза. Зак смотрел прямо на нее. Эрин поспешила снова склониться над бумагами, чтобы избежать этого пристального взгляда. Она откинула волосы с лица и ощутила запах его туалетной воды, который хранила ее ладонь.

— В городе столько говорят об этом приюте, что мы решили держать его местонахождение в строжайшем секрете, а большую часть наших средств намерены употребить на организацию охраны.

Зак наклонился немного вперед. Выразительные глаза неторопливо изучали сидевшую перед ним девушку.

— Если вас беспокоит, не будут ли ваши деньги потрачены впустую, гарантирую, что вы будете удовлетворены.

Хотя выражение его лица не изменилось, Эрин почувствовала, что ей все труднее сохранять самообладание. Если бы любой другой претендент на место начальника охраны произнес те же слова, она не обратила бы на них такого внимания. Но Зак, с его волнующим ароматом мужественности, с потрясающим голосом и гипнотическим взглядом, заставлял ее чувствовать себя так, будто ей сделали непристойное предложение и она готова принять его.

Постаравшись прогнать нелепые мысли, Эрин усилием воли вернулась к деловым переговорам. Она не имела права расслабиться и предаться личным переживаниям.

— Не сомневаюсь в этом. Вас настоятельно рекомендовал Джил Парке, а я доверяю его мнению. Но хотелось бы понять, почему вы согласились на предложение, которое не принесет большую выгоду вашей компании.

Зак потер подбородок.

— Вы ожидаете от меня заверений, что я счастлив послужить обществу?

Эрин разозлилась, но постаралась сдержаться.

— Мне просто нужен честный ответ.

— Мисс Брейли! Я знаю, как необходим этот приют. Больше мне нечего добавить.

Похоже, она должна быть польщена тем, что Миллер направил свой альтруизм именно на Рейнбоу-центр. Но природная осторожность взяла верх.

— Новый приют надежно спрятан, он расположен в сельской местности. Но нам приходится делать ставку именно на частную охрану, чтобы не привлекать государственные органы. Надеюсь, вы понимаете почему.

— Вы имеете в виду копов?

— Не только. Медиков, пожарных и всех прочих. Дом зарегистрирован на подставное лицо. Это что-то вроде фермы с участком в семьдесят пять акров. Нам понадобится частная охрана до тех пор, пока мы не убедимся, что приют в безопасности.

— Что ж, это разумно.

Чем-то Зак Миллер тревожил Эрин.

— Итак, вы всегда работали в охране?

Он поднял голову, положил большую руку на колено.

— Нет, я был копом.

В мозгу Эрин вспыхнул сигнал опасности. Да, конечно, финансовые дела Центра Джил Паркс вел безукоризненно. Но он обязан был рассказать ей о служебном прошлом Зака Миллера. Причем еще до того, как уговорил совет директоров принять свое предложение. Обязан, несмотря на то, что Зак был его давним знакомым и даже другом. Чтобы совет, который руководил Центром, был доволен ее работой, необходимо действовать безупречно, иначе она утратит доверие директоров и провалит проект. А значит, следует узнать побольше о Заке Миллере.

— Как долго вы были на государственной службе? — спросила Эрин, как можно безразличнее.

— Полных двенадцать лет. Семь в Далласе, пять — здесь, в Лангдоне. В охранном бизнесе я три года.

— Почему вы ушли из полиции?

— Перегорел. — Какое-то странное выражение мелькнуло в его темных глазах, но тут же исчезло.

Эрин подумала, что нужно будет расспросить Джила о причинах ухода Зака Миллера из полиции.

— Вы сохранили контакты со своими бывшими коллегами?

— С несколькими.

Чувствуя, что у нее начинает раскалываться голова, Эрин потерла виски.

— Надеюсь, это не помешает.

— Что вы имеете в виду?

Она выпрямилась и посмотрела Заку в глаза.

— Я верю, что вы способны защитить жен и подруг ваших бывших коллег, но способны ли вы держать все в секрете? Это трудно в таком крохотном городишке, как Лангдон.

Зак усмехнулся и ответил не менее пристальным взглядом.

— Вы спрашиваете, можно ли мне доверять?

— Да, именно это я и спрашиваю.

Тень раздражения мелькнула на его лице.

— Мисс Брейли, для меня вполне естественно защищать любую женщину от мужчины, который воображает, что Бог дал ему право использовать ее как боксерскую грушу. И я умею хранить вверенные мне секреты. Вы можете доверять мне. Вы и ваши наниматели.

Он не повысил голоса, но слова его прозвучали убедительно. Интуиция подсказывала ей, что Зак был не просто уставшим копом. И еще Эрин подумала, что проект затрагивает его больше, чем он пытается изобразить. Почему? Время покажет.

— Я должна убедиться, что мы друг друга поняли. Это пилотная программа. В моем распоряжении один месяц, чтобы запустить ее. Наше финансирование зависит от ее успеха. Если она не заработает, то можно считать, что она закончилась прежде, чем началась. — Эрин глубоко вздохнула. — Этот приют важен для многих людей.

— И для вас?

Его тон выбивал ее из колеи.

— Да, для меня тоже.

Он улыбнулся.

— В этом нет ничего плохого.

Эрин тоже улыбнулась и добавила в список его достоинств ослепительную улыбку, хотя тут же отругала себя за неуместное легкомыслие.

Зак Миллер, казалось, весь состоял из острых углов. Ее отец никогда бы не одобрил такого мужчину. Но это делало Зака в глазах Эрин еще привлекательнее. К сожалению, спохватилась девушка, у нее нет времени на мужчин. Или, может, просто не хватает смелости завязать новые отношения, потому что прошлый опыт оставил в ее душе горький след.

— Мисс Брейли?

Эрин вспыхнула, сообразив, что Зак пытается что-то объяснить.

— Простите. Я немного отвлеклась.

— Может, и я тоже? — Он широко улыбнулся и при этом в уголке рта появилась ямочка. Здорово было бы поцеловать ее, непроизвольно подумала Эрин.

Она резко поднялась, так что бумаги чуть не разлетелись по столу.

— Полагаю, мы решили основные вопросы, и вы можете приступать к делу.

Зак перестал улыбаться, но от этого не перестал быть чертовски привлекательным.

— Вы не идете со мной?

Ее сердце бешено колотилось.

— Куда?

— В новый приют. Если у вас есть время, я бы показал вам кое-какие наработки.

Слава богу, он не догадывается о том, что у нее в мыслях.

— Сейчас?

— Для меня это было бы удобно.

— Да, конечно. У меня больше нет на сегодня дел в офисе.

Она накинула жакет и захватила сумку. Зак последовал за ней. У выхода Эрин обратилась к девушке-студентке, которая проходила в Центре летнюю практику:

— Кэти, мы с мистером Миллером едем посмотреть новый приют. — (Секретарша уставилась на Зака, не в силах отвести взгляд.) — Сегодня я вряд ли вернусь, так что пусть звонят домой или посылают сообщения на пейджер.

— Да, мэ-эм, — рассеянно произнесла Кэти, не сводя с Зака восторженно-изумленных глаз.

Сомнительно, что Кэти слышала хоть одно слово. Вероятно, этот человек производит одинаковое впечатление на всех женщин от восемнадцати до шестидесяти.

К счастью, подумала Эрин, ее это не касается. У нее иммунитет против слишком красивых мужчин. По крайней мере она не сомневалась в этом... до последнего момента.

В машине они не разговаривали. Зак еще не справился с потрясением, в которое его повергла встреча с Эрин Брейли: пять футов восемь дюймов чистейшей фантазии! Белокурые волосы, голубые глаза, фигура, которая может убить наповал любого. Только что ему представилась возможность полюбоваться ее стройными бедрами, когда юбка слегка приподнялась. Ему пришлось напомнить себе, что дорога требует внимания.

Но краем глаза Зак увидел, что Эрин сняла жакет, и стала заметна ее упругая грудь под белой шелковой блузкой. Он крепче сжал руль.

— Вам жарко? — спросил он. Ему-то точно было жарко.

— Немного, — ответила она. — Если судить по маю, нас ждет знойное техасское лето.

Лаконичный вежливый ответ. Зак почти задыхался.

— Я включу кондиционер.

Холодный воздух освежил лицо. Но это не спасало от внутреннего жара, который сжигал его просто потому, что рядом сидела она.

— Сколько еще ехать?

— Через две мили поверните направо, и после этого еще восемь миль.

Зак хотел было завести разговор о том, как выбиралось место для приюта, но слова застревали в горле, стоило ему взглянуть на ее бедра. Он выругался про себя — до приюта оставалось еще десять минут мучений.

Прокашлявшись, он спросил:

— Вы давно работаете на Рейнбоу-центр?

Эрин поежилась и скрестила руки на груди. Зак почувствовал одновременно и разочарование, и облегчение.

— Я участвовала в работе Центра с момента поступления в колледж, а когда окончила его — получила должность.

— У вас юридическое образование?

— Я магистр экономики и управления.

И какое потрясающее тело при этом!

Черт! Он должен держать себя в руках! У него бизнес, а она потенциальный клиент. Но как же трудно справиться с собой!

— Социальная служба — нелегкое дело. Низкая зарплата, длинный рабочий день. Вы не думали поискать более прибыльную работу?

Эрин промолчала, и Зак снова взглянул в ее сторону. Она ответила ему ледяным взглядом.

— Я что-то не то сказал?

— Если вы полагаете, что моя работа — пустая трата сил и способностей, уверяю вас: то, что я делаю, имеет смысл. Если бы вы когда-нибудь посмотрели в глаза ребенку из неблагополучной семьи, вы бы поняли, что я имею в виду.

— Поверьте, мисс Брейли, я понимаю. — Он сам был таким ребенком.

Она, похоже, пожалела о своей резкости. Ее взгляд смягчился.

— Простите. Я всегда раздражаюсь, когда приходится отстаивать свое право работать здесь.

— Я говорил исходя из своего личного опыта. — Кто-кто, а он очень хорошо понимал, о чем говорила Эрин. Иметь дело с детьми, которые были жертвами жестокости взрослых, нелегко. В общем-то, именно это надломило его и подорвало веру в человечность. Такие люди, как Эрин, очень редки. Она напомнила ему, что добро все же существует в этом сумасшедшем мире. Зак восхищался искренней страстью, с которой она относилась к своей работе. Если бы только он мог чувствовать так, как чувствовал прежде, чем все сломалось. Зак невольно размышлял о том, какова Эрин в личной жизни. Вносит ли она во все такую же страсть?

Лучше оставить подобные мысли, если он не хочет лишних проблем на свою голову. Зак всегда был в состоянии контролировать себя, но не в этих обстоятельствах.

Несколько минут спустя машина свернула на дорогу, мощенную гравием, которая вела к приюту. Ворота покосились, фасад был покрашен только до второго этажа. Откровенно говоря, оставшегося месяца было явно недостаточно, чтобы привести это место в порядок.

Как только Зак остановил машину, Эрин открыла дверцу и выскользнула наружу. Он смотрел ей вслед и думал, что сзади она выглядит так же великолепно, как и спереди. Он вылез из машины, проклиная свое тело и бормоча предостережения самому себе.

Войдя в здание, Зак не сразу увидел Эрин. Его шаги гулко отдавались в тишине, пока он шел по коридору с основательно истертым полом. Только у лестницы он почти налетел на девушку, которая разглядывала свежевыкрашенную дверь. Она повернулась к нему с вежливой улыбкой.

— На первом этаже — комнаты воспитателей, кухня, гостиная и маленькая кладовка.

Зак огляделся, отмечая места, которые, с его точки зрения как охранника, требовали внимания.

— Внизу все понятно.

— О'кей. Вы можете начать здесь, а я присоединюсь к вам через несколько минут. Если не возражаете, я хотела бы проверить детские спальни на втором этаже. Хочу убедиться, что там все сделано как следует.

На ее лице появилось особое мягкое выражение. Зак удивился, а затем вспомнил, как она говорила о детях из неблагополучных семей.

— Детские комнаты, а?

Она улыбнулась почти смущенно.

— Не удивляйтесь, мистер Миллер. Я и вправду люблю детей. Я работаю с ними в приюте по специальной программе. Очень важно помочь им психологически сейчас, пока они еще не достигли совершеннолетия.

— Я понимаю. — Он понимал больше, чем она могла предположить. — Присоединитесь ко мне, когда закончите.

Эрин ушла наверх, а Зак занялся изучением комнат. Он осматривал окна, делал заметки, выявил места, которые в первую очередь нуждались в охране. Пожалуй, придется вернуться сюда еще раз, прежде чем он начнет проверять проводку. Но в данный момент осмотр первого этажа можно считать завершенным. Поскольку Эрин все не появлялась, он направился на поиски, размышляя о девушке, с которой его неожиданно свела судьба. Эрин Брейли любит детей. По ней этого не скажешь, но Зак уже давно понял, что женщины, которые кажутся жесткими и уверенными в себе, нередко лишь стараются скрыть свою ранимость. Это понимание далось ему нелегко. Но Эрин Брейли не походила на жертву.

На втором этаже от запаха свежей краски у Зака заслезились глаза. Он пошел по коридору, заглядывая в каждую комнату. Некоторые были отремонтированы, другие ждали своей очереди. Остановившись, Зак внезапно задумался, что значило бы место, вроде этого, для его матери. Может, ее жизнь сложилась бы по-другому, будь у нее возможность что-то изменить. Может, и сам он был бы другим. Но его прошлое оставалось его прошлым — тем, что Зак не мог изменить или отменить.

Эрин он нашел в маленькой спальне со светло-голубыми стенами и бордюром из желтых зайцев под потолком. Может быть, он бы и не заметил, как выглядит комната, но черная обтягивающая юбка Эрин на фоне стены сразу приковала к себе его взгляд.

Она стояла на верхней ступеньке стремянки в одних чулках и тянулась туда, где полоска бордюра была приклеена неровно. Он сойдет с ума, если она не слезет с этой чертовой лестницы. Появилось сильнейшее искушение подойти к ней, коснуться ее упругих бедер.

Стой на месте, Миллер! Зак потер глаза, как будто от этого видение могло исчезнуть. Да-а-а, парень... у тебя проблема. Нужно убраться отсюда, пойти в любимый бар и найти себе женщину. Только это легче сказать, чем сделать...

— Помощь нужна? — спросил он. Эрин оглянулась.

— Нет... я уже почти закончила. — Она пригладила бордюр. — Вот, теперь как новый.

Эрин спустилась со стремянки и на нижней ступеньке повернулась к Заку. Держась за лестницу и надевая туфли, она поинтересовалась:

— Вы все хорошо осмотрели?

Черт, неужели это было так заметно?

— Что?

— Внизу. Вы осмотрели все, что хотели?

За одно мгновение он увидел гораздо больше, чем хотел. Нужно что-то делать с этим. Причем немедленно.

— Ага. Если вы кончили клеить обои, можете показать мне все здесь.

Эрин откинула с лица пряди золотистых волос.

— Да, теперь я закончила.

— Подклеивать обои тоже входит в ваши обязанности?

— Нет, конечно, но нам не хватает помощников. Учитывая суть этого проекта, чем меньше людей знают о местонахождении приюта, тем лучше.

— Я хорошо управляюсь с кистью. Может, примете мою помощь?

Глаза Эрин, голубые, как весеннее небо, изучали его.

— Полагаю, у вас есть занятия поинтереснее, чем красить старый дом.

— Да, в общем-то, нет. По крайней мере, после работы.

Она удивленно приподняла брови.

— А ваша жена возражать не будет?

— Я не женат. — Раз уж спросила она, он тоже может поинтересоваться. — А как вы? Замужем?

— Слава богу, нет.

— Простите, что спросил.

— Случается, мистер Миллер, что для женщины муж, дети и ирландский сеттер — не самое важное.

— Да, я понимаю, что вы имеете в виду. Но есть же в вашей жизни что-то кроме работы.

— Да, есть разные дела. Но ничего такого, что имело бы для меня важное значение.

— Или никого?

— Нет, — твердо произнесла Эрин.

— Ужасно, мисс Брейли. Это действительно ужасно!

— Не жалейте меня, мистер Миллер. Я справляюсь.

О да, жалость здесь неуместна. Она не из тех женщин, которых стоит жалеть. Он встретился с ней взглядом. Большая ошибка.

— Зовите меня Зак. Если мы оба сейчас свободны, может, перекусим вместе? Я знаю неплохое место.

Эрин вздохнула:

— Звучит заманчиво, но, боюсь, я то как раз занята.

Он, наверное, уже в ресторане. Чувство жгучего разочарования охватило Зака, но он не мог так просто сдаться.

— Кто-то особенный?

— Да, я обедаю со своим отцом.

Зак резко выпрямился.

— Вы с ним так близки?

Мгновенно ее глаза превратились в две ледышки.

— Это обязательный еженедельный обед, вот и все.

Зак удивился внезапной смене ее настроения, но счел за лучшее не углубляться в этот вопрос. Он слишком хорошо знал, сколь сложными могут быть отношения между ребенком и родителями. Сам он ненавидел отца до сих пор, хотя тот уже умер.

— Мой отец не любит, когда его заставляют ждать, — сказала Эрин. — Так что пойдемте вниз, мист... — она улыбнулась, — Зак.

Она и святого Петра свела бы с ума этой улыбкой!

— По крайней мере кое-что мы выяснили. И вот еще что: мы говорим то, что думаем, и никаких извинений. В деловых отношениях это необходимо. — Он протянул руку. — Согласны?

Поколебавшись, она пожала ему руку:

— Согласна.

Зак погладил большим пальцем ее руку и посмотрел в голубые глаза. Уже через мгновение оба ощутили, как незримая нить протянулась между ними.

Вернувшись к реальности, он выпустил ее руку.

— Лучше надевайте перчатки, когда работаете здесь. Берегите кожу.

— Спасибо за совет, но я не такая уж хрупкая.

Господи, наверное, нет! Он пожертвовал бы недельной зарплатой, чтобы проверить это. И сезонными билетами на хоккей в придачу.

Нет, лучше уйти, прежде чем он наделает глупостей.

— Хорошо, мисс Брейли...

— Эрин!

Он ухмыльнулся.

— О'кей, Эрин. Нужно поторопиться, если не хотите опоздать на свидание.

— Вы правы. Не могу заставлять папочку ждать.

Сарказм в ее голосе не оставлял сомнений в том, насколько «желанна» для нее предстоящая встреча.

Они пошли по коридору. Эрин повернулась в нему.

— Если вы в основном закончили осмотр, почему бы вам не зайти ко мне в офис завтра? Вы могли бы принести планы и рассказать о своих предложениях.

Зак сунул руки в карманы. Вряд ли ей придется дважды повторять свое предложение!

— Утром, хорошо?

— Позже. По утрам я бываю в других приютах, а в шестнадцать тридцать у меня совещание. После него мы встретимся в зале заседаний. Там мы сможем разложить ваши бумаги на большом столе.

Зака бросило в жар при мысли о том, что он мог бы с ней сделать на этом столе. Что было в ней такого, что заставляло его забыть здравый смысл? Физическое влечение, да. Но и что-то большее. И это тревожило его. Он не хотел признаться, что ему нужно просто живое человеческое общение. Зак подозревал, что Эрин — из тех женщин, которые могут заставить его выдать самые потаенные секреты, если он не будет осторожен. Он не может позволить ей коснуться старых ран.

— В какое время?

— В шесть.

— Отлично. Я принесу обед. Любите китайскую кухню?

— Очень.

— Что предпочитаете?

— Острое, — отозвалась Эрин.

Знай она, что делает с ним, то, наверное, предпочла бы отказаться от встречи. А может, и нет. Может, она вкладывает страсть во все, в чем принимает участие. Внутренний голос твердил Заку, что он должен выяснить это.

ГЛАВА ВТОРАЯ


— Пятьдесят тысяч долларов, Эрин? Это огромные деньги!

Хотя лицо Роберта Брейли избороздили морщины, а аккуратно подстриженные волосы стали почти седыми, он все еще был красивым мужчиной и выглядел гораздо моложе своих шестидесяти.

Эрин взяла бутылку портвейна и снова наполнила свой бокал, игнорируя осуждающий взгляд отца.

— Я знаю, что это большие деньги, но они нужны мне для осуществления этого проекта. У тебя есть выход на частных спонсоров. — Она старалась не показать, в каком она отчаянии. — Папа, для меня это очень важно! А ты знаешь людей, которые могут помочь.

Ее отец отложил в сторону салфетку.

— Ты зря растрачиваешь там свои силы и способности.

Разговоры с отцом всегда сводились к одному: он не одобрял ее выбор, потому что считал социальную работу изначально бессмысленной.

— Тебе пора свыкнуться с мыслью, что я не собираюсь менять в ближайшее время место работы.

— Я уже устал от твоего упрямства.

Эрин сжалась в кресле, сложив руки на коленях, как маленький провинившийся ребенок. Но в ее планы не входило ссориться с отцом.

— Если мне удастся осуществить этот проект, я получу больше удовлетворения, чем могли бы мне принести любые деньги.

— Удовлетворение не обеспечивает надежности.

— У меня бывают и другие вознаграждения, — произнесла Эрин и почему-то подумала о Заке Миллере. Да, ее гормоны явно разыгрались.

Отец прокашлялся, требуя внимания к тому, что собирался сказать.

— До сих пор твоим самым большим вознаграждением был кредит.

В этот момент Эрин хотелось возненавидеть его, но она не смогла. Несмотря на попытки вмешиваться в ее жизнь, он все-таки оставался ее отцом. От него она унаследовала уверенность в себе и изрядную долю упрямства. Сейчас ей нужны его связи, и она сделает все, даже будет унижаться, если понадобится, чтобы воспользоваться ими. Ради приюта она поступится своей гордостью. Эрин нежно коснулась руки отца.

— Ты поможешь мне?

Он высвободил руку и похлопал ладонью о стол. На лице его появилась многозначительная улыбка.

— Я мог бы попробовать. Но при одном условии.

Эрин не смогла подавить тяжелый вздох.

— Каком условии?

— Сколько потребуется времени, чтобы этот приют заработал?

— Мы собираемся закончить все через месяц.

— А сколько времени, чтобы убедиться в том, что овчинка не стоила выделки?

— Если он будет успешно работать в течение года, директора поверят, что это стоящий проект.

— Понятно. А если у тебя ничего не получится, что тогда?

Она не хотела даже думать о такой возможности, хотя, конечно, это было довольно глупо.

— Будем продолжать работать. Постараемся переместить всех, кому грозит опасность, в другое место.

Эрин молилась про себя, чтобы отец внял ее просьбам.

— Я согласен помочь тебе найти источники финансирования, если ты пообещаешь перейти на работу ко мне, когда все это провалится.

Она сжала зубы и подавила желание отказаться сразу. Нужно было совсем не уважать себя, чтобы работать в фирме отца, официально занимая должность администратора, а на самом деле — почитаемой хозяйки. С тех пор, как двенадцать лет назад умерла ее мать, он много раз говорил дочери, что она нужна ему именно в этом качестве. А со времени ее разрыва с Уорреном, который в глазах отца был идеальным зятем, он не уставал при каждом удобном случае напоминать ей, — и не всегда деликатно, — как она разочаровала его. Ничего не изменилось. Кроме Эрин.

Сейчас, больше чем когда-либо, она была намерена победить и доказать отцу, что он ошибался.

— Если я соглашусь, ты поможешь мне?

— Ты имеешь в виду, не стану ли я сознательно ставить тебе палки в колеса?

— У меня же есть основания допускать такую возможность.

Отец любил напоминать Эрин о ее прошлых неудачах, начиная с тех, что потерпела шестнадцатилетняя бунтарка. Отчаянно нуждаясь в поддержке отца, Эрин тогда сумела лишь заслужить его недоверие.

Лицо Роберта посуровело.

— Даю тебе слово. Надеюсь, этого достаточно.

На мгновение Эрин почувствовала угрызения совести. Но только на мгновение. Ей была нужна его помощь на любых условиях.

Собравшись с силами, Эрин произнесла слова, которые очень не хотела произносить:

— Я согласна.

На бесстрастном лице отца мелькнуло изумление, но он быстро справился с собой.

— Значит, ты будешь на меня работать?

— Если не справлюсь с собственным проектом.

Его плечи расслабились, и на лице появилась торжествующая улыбка.

— Почему ты согласилась на мои условия?

— Это же просто, отец. — Она сняла сумочку со спинки стула и перекинула ремешок через плечо. — Я не собираюсь потерпеть фиаско. — Последние слова сопровождались упрямым выразительным взглядом, который не оставлял сомнений в серьезности ее намерений.

На следующий день Эрин вышла из зала заседаний радостно-возбужденная. Директора, уходя, подбадривали и поздравляли ее. Впервые с тех пор, как она предложила организовать новый приют, девушка по-настоящему поверила, что все получится.

Когда наконец все разошлись, Эрин заметила человека, который остался около стола. На незнакомце был простой темный костюм. Тускло-песочные прилизанные волосы зачесаны назад. Значок с надписью «Полицейский департамент Лангдона» приколот к лацкану. Глаза скучно-серые. Она встречалась с несколькими людьми из местного департамента, очень милыми и располагающими к себе, но этого полицейского она не знала.

Приют находился далеко от Центра. Обычно, если возникали какие-то проблемы, ей звонил дежурный менеджер. Может, этот человек здесь не по официальному делу? Но решительное выражение его грубоватого лица говорило об обратном.

Эрин изобразила профессиональную улыбку.

— Могу я вам помочь?

Посетитель был одного с ней роста, но в его манере проскальзывало что-то хищное.

— Вы мисс Брейли?

— Да, это я.

— Детектив Эндрюс, полицейский департамент Лангдона, — представился он, не подавая руки. — Мне необходимо поговорить с вами, и как можно скорее.

Эрин взглянула на часы. Зак Миллер должен был помниться с минуты на минуту, но тон детектива ясно давал понять, что его дело ждать не может.

— У меня назначена встреча, но я могу уделить вам несколько минут. Пройдемте в мой офис.

Она провела его в комнату, прошла за свой стол и показала на кресло, которое занимал днем раньше Зак Миллер.

— Присаживайтесь.

— Я постою.

Пожав плечами, Эрин тоже поднялась.

— Чем могу быть вам полезна, детектив?

— Я по поводу нового приюта, который вы планируете. До меня дошли слухи, что он предназначен для жен копов.

Эрин подозревала, что слухи о приюте рано или поздно распространятся, но надеялась, что это произойдет позже.

— Если потребуется, то и для них. Какие-то проблемы?

— Проблема в том, что некоторым из нас это не нравится. Плохая реклама для полиции.

— Детектив, этот приют не предназначен исключительно для тех, кто связан с полицией. Существует необходимость обеспечить безопасность женщин, которым могут угрожать те, кто знает, где находятся подобные убежища — в Лангдоне и в окрестностях. Мы вовсе не собираемся чем бы то ни было дискредитировать полицию. Напротив, мы очень надеемся на ее помощь.

Он рассмеялся, резко и невесело.

— Вы что, шутите? Наши парни рискуют головами, когда ввязываются в домашние сражения. Вы не представляете, сколько раз, когда я еще работал на улицах, мне угрожали ревнивые мужья. Люди должны научиться разрешать свои проблемы самостоятельно. Это не наше дело.

Сколько бы времени Центр ни уделял просвещению населения, многие до сих пор не понимали, что лежит в основе семейной жестокости. Этот человек был тому отличным примером.

Эрин начала терять терпение.

— Мне не до шуток. Иногда мы сталкиваемся с настоящим членовредительством!

Эндрюс сжал кулаки, его круглое лицо приобрело какой-то ненатуральный красный цвет.

— У вас уже есть для них одно место, зачем еще?

Она выпрямилась. Уж не вообразил ли этот коп, что ее можно запугать?

— Потому что многие мужчины не понимают, что это противозаконно — бить жен и подруг. Этих женщин нужно спрятать так, чтобы их никто не смог найти.

— Копы могут попасть куда угодно.

— Если только их не остановят.

Он самодовольно ухмыльнулся.

— И кто же собирается остановить их? Вы?

Эрин открыла рот, чтобы ответить, но не успела. Она услышала глубокий низкий голос, в котором звучала неприкрытая ненависть. Голос принадлежал Заку Миллеру.

— Я собираюсь.

Напряжение, тяжелое, как зимний туман, повисло в комнате.

— Что тебе надо, Эндрюс?

Взглянув на искаженное лицо детектива, Эрин попыталась предотвратить ссору:

— Это по делу, Миллер.

Зак шагнул вперед.

— Я не претендую на участие в ваших делах.

— Отлично. По крайней мере, ты знаешь свое место, — бросил Эндрюс.

— Но я сомневаюсь, что ты знаешь свое, — парировал Зак.

Эрин видела по лицу Зака, что он вот-вот взорвется. Она не могла допустить, чтобы это произошло, поэтому, выйдя из-за стола, спокойно произнесла:

— Детектив Эндрюс, у меня назначена встреча с мистером Миллером, так что, если вы закончили, — она подошла к двери и открыла ее, — я вас провожу.

— Не стоит беспокойства, — резко ответил Эндрюс, — я найду дорогу.

Проходя мимо Зака, детектив кинул на него ледяной взгляд. Эрин закрыла дверь и прислонилась к ней спиной.

— Старый приятель? — спросила она.

Зак посмотрел на нее. В его темных глазах сверкала ярость.

— Старый знакомый, не друг. — Зак приподнял жалюзи и посмотрел в окно, в сторону стоянки. — Зачем он приезжал?

— Интересовался приютом.

Зак отвернулся от окна, его ярость была почти физически ощутима.

— Откуда он узнал о нем?

— Несмотря на то, что мы храним все подробности в секрете, идея создания такого приюта не могла не стать известна общественности. В округе в полицейских участках знают о нем. Знает и начальник полиции Лангдона. Я подозреваю, что среди населения немало тех, кто поддерживает дружеские отношения с городскими властями. Почти все, скорее, поддерживают нас. Только, к сожалению, ваш знакомый, кажется, не из них.

— Черт возьми, меня это не удивляет.

— Что вы знаете о нем?

— Достаточно, чтобы понимать: этот ублюдок — лишняя головная боль.

— Кажется, вы что-то всерьез не поделили.

Зак раздраженно бросил на стол папку.

— Да, он один из тех, с кем я не хотел бы иметь дело.

Его тон яснее ясного предупреждал, что нажимать не стоит, как бы ни хотелось ей узнать, в чем дело. Нужно будет подыскать подходящий момент. Но не сейчас. Надо, чтобы Зак успокоился.

— Вы готовы начать работать?

— Конечно. — Он улыбнулся. — Я оставил еду в приемной. Куда идти?

— В конференц-зал.

Зак сидел напротив Эрин за длинным столом, мрачно разглядывая свою тарелку. После встречи с Роном Эндрюсом у него пропал аппетит. Три года назад по вине Рона Зак ушел со службы. Каждый раз, когда ему приходилось иметь дело с Эндрюсом, Зак вспоминал о другом жестоком человеке, который всегда пользовался уважением своих коллег. О своем отце.

Верной Миллер, преуспевающий врач, мог бы стать примером для сына. Но случилось так, что Зак стыдился отца. И с этим стыдом ему предстояло жить до конца своих дней. Это навсегда исковеркало его судьбу. К несчастью, он слишком поздно осознал это. Осознал только тогда, когда не сумел защитить одну женщину так же, как когда-то не сумел защитить свою мать.

— Великолепно! — Замечание Эрин вернуло Зака к действительности. Он заметил, что у нее аппетит вовсе не пропал. Глядя, как она ела, он начал ощущать голод иного рода, а в голове замелькали самые невероятные фантазии. По крайней мере она прекрасно отвлекала от мыслей, на которые навела его встреча с Эндрюсом.

Зак отодвинул еду в сторону, заложил руки за голову и откинулся в кресле.

— Вам так нравится?

— Хммм, — невнятно пробормотала Эрин, надкусывая сандвич. — Я не успела позавтракать, — она глотнула охлажденного чая. — Вы почти ничего не ели.

— Я не так голоден. — Если, конечно, говорить о пище.

Он ожидал каких-нибудь замечаний по поводу появления Эндрюса, но вместо этого она произнесла:

— Я готова. Давайте приступим к работе.

Как бывший полицейский, он был не склонен слишком доверять ей. Вообще доверять кому-либо. И ему понравилось, что она не требовала от него информации. Ему вообще многое нравилось в Эрин Брейли.

Зак расстелил план приюта на столе. Эрин склонилась над планом. Зак стоял сзади, вдыхая запах ее духов. Запах был приятный, эротичный. Как и ее платье: без рукавов, с высоким воротником, светло-голубая ткань мягко облегает тело. Сногсшибательно! Он должен понять, что ходит по лезвию бритвы. Зак мучительно боролся с одолевавшим его желанием. Наконец, кое-как совладав с собой, он наклонился над столом.

— Я установлю видеокамеру в гостиной, сигнализацию на каждом окне. Здесь — кодовый замок. — Он указал на главный вход. — Вы сможете отслеживать все отсюда или из комнаты менеджера.

— А как снаружи? — спросила Эрин.

— Детекторы движения. — Неосторожно он придвинулся ближе к ней — и сразу же пожалел об этом. Когда он что-то показал ей на плане, их руки соприкоснулись, и его словно ударило током. Если это от простого прикосновения, сможет ли он выдержать поцелуй? И почему, черт возьми, он вообще думает об этом? Но его мысли непроизвольно текли в самом опасном направлении. Поцеловать ее — вот все, что занимало сейчас его сознание. Необходимо что-то, чтобы освободиться от той ярости, которую пробудила в нем стычка с Роном. Но обычная осторожность требует отступления.

— Если возникнет ситуация, при которой понадобится охрана, кто ответит на звонок? — спросила Эрин.

— Я.

Она выпрямилась и оглянулась, их тела почти соприкоснулись, а лица были на расстоянии нескольких дюймов друг от друга. Она так близко! Слишком близко, чтобы Зак мог чувствовать себя спокойно. Но он не мог заставить себя отойти от нее.

— А если вы заняты? — спросила она с вызовом. Заку становилось все труднее сосредоточиться.

— У меня всегда с собой телефон. Если нельзя будет связаться со мной, один из моих людей подменит меня. Но я не собираюсь исчезать в ближайшее время.

Зак заставил себя сделать шаг назад и попытался хоть немного расслабиться. Эрин снова обратилась к плану.

— А наверху?

— То же самое. Видеокамеры и сигнализация. И еще больше световых детекторов движения.

— Хорошо. Ночь — опасное время. Но я люблю ее.

Он обнаружил, что снова придвинулся к ней. Ее волшебный голос притягивал как магнит.

— Вы ночной человек?

— Если было бы можно, я бы работала всю ночь, а днем спала.

— И я бы тоже.

Все его тело пульсировало от напряжения. Ноги как будто приросли к полу, и он продолжал купаться в звуках ее неповторимого сексуального голоса и изнывать от желания.

— А что вы делаете по ночам? — спросила Эрин.

— Телевизор, книги. Иногда пью пиво и слушаю джаз. А иногда готовлю. — Он никогда еще не обсуждал так свободно свою личную жизнь с женщиной, потому что привык не расслабляться и никому не доверять. Но Эрин Брейли не была обычной женщиной.

Она рассмеялась удивленно, но без осуждения.

— Вы готовите? Здорово! А я даже с микроволновкой не справляюсь. И хорошо у вас получается?

Тон вопроса заставил его подумать, не хотела ли она на самом деле спросить, каков он в постели. Он ответил таким же легким, может, чуть двусмысленным тоном:

— Я на это надеюсь.

По-прежнему изучая план приюта, Эрин отозвалась:

— Уверена, что так оно и есть.

При этом Зак почему-то представил ее в своих объятиях, обнаженную.

— А что вы делаете ночью? — спросил он.

— Ничего особенного. Чашка чая и горячая ванна.

Эрин в ванной... Зак внезапно охрип.

— В одиночестве? — Осторожно, Миллер!

— Кажется, мы уже выяснили это.

— И некому потереть спину?

— У меня есть мочалка.

Господи, еще немного, и ему уже не справиться. Надо найти в себе силы остановиться. С каждым ее словом здравый смысл Зака отступал, он был готов забыть об ответственности, забыть, зачем они здесь и зачем ему нужно сохранять хладнокровие.

— Вам не бывает одиноко, Эрин?

— Иногда. Немного. — Частичная правда, подумала Эрин. Она была более чем одинока. Она скучала по кому-то, с кем можно было бы уютно свернуться на диване, пообедать вместе перед телевизором. Скучала по присутствию мужчины в доме. И, хотела она признать это или нет, по сексу.

Но не настолько, чтобы примириться с чьим-то давлением, чьим-то предательством, чьим-то намерением контролировать ее жизнь. И все же она обнаружила, что думает, насколько далеко могла бы зайти с таким мужчиной, как Зак Миллер. Она не считала, что ей нужен защитник. Но он заставил ее ожить. Почувствовать то, что она подавляла в себе долгие месяцы.

Эрин ощутила на шее теплое дыхание Зака и задрожала.

— Вы замерзли? — спросил он.

— Да.

— Ложь!

Зак провел ладонями по ее обнаженным рукам, от плеч до локтей и обратно. Она почувствовала, как его мягкие прикосновения снимают привычное напряжение. Но сила, которую он излучал, будила в ней что-то, что пугало ее.

Зак откинул ее волосы и приблизил губы к уху.

— Вы уверены в этом, Эрин?

— Я устала от разговоров.

— Тогда ответьте: когда вас целовали последний раз? Целовали по-настоящему?

Из ее груди вырвался вздох.

— Слишком давно...

— Это очень плохо.

Он повернул ее к себе, и она увидела его темные глаза. Они словно гипнотизировали девушку и манили за собой. Словно в замедленной съемке Зак приблизил свои губы к ее. Она ответила ему, еле сдерживая желание. Приоткрыв рот, Эрин ощутила его язык у себя во рту. Жаркая волна обожгла все тело, изголодавшееся по мужской ласке.

Где-то в глубине сознания Эрин понимала, что следует остановиться. Остановить его. Но она хотела того, что происходило. Хотела больше, чем чего бы то ни было за последнее время. Она подумает о последствиях позже, а сейчас даст волю чувствам.

Не обращая внимания на расстеленный на столе план, Зак приподнял Эрин и посадил на стол, не отрываясь жадным ртом от ее губ. Она чувствовала, как поднимается ее юбка, но вопреки всем доводам разума хотела, — прямо здесь и сейчас, — чтобы Зак дошел до конца.

К ее разочарованию, он прервал поцелуй, но его руки по-прежнему ласкали ее бедра, а темные глаза пожирали лицо. Не спуская с нее взгляда, Зак скользнул пальцами под одежду, и у Эрин перехватило дыхание.

— Мне остановиться? Скажи, Эрин! — Зак покрыл ее шею жадными поцелуями. — Я хочу тебя, Эрин. Прямо сейчас. Прикажи мне остановиться!

— Нет. — Она с трудом узнавала свой голос. С трудом узнавала себя.

Застонав, Зак подтянул ее к краю стола и впился губами в ее губы. Его большие пальцы поглаживали внутреннюю поверхность ее бедер, его поцелуи опьяняли. Невероятное желание охватило все ее тело влажным жаром, заставляя забыть о возможности протеста.

Сумасшествие, подумала она. Абсолютное сумасшествие — ведь сюда кто-нибудь может войти. Но они оба уже не могли контролировать свои желания. Здесь существовала только страсть, и никакого прошлого.

Какой-то звук проник сквозь опьяняющий туман. Затем где-то вдалеке хлопнула дверь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Эрин, ты здесь?

Знакомый голос Джила подействовал на нее как ледяной душ. Зак инстинктивно отпрянул от Эрин и помог ей спрыгнуть со стола. Схватив ближайший стул, он сел, придвинулся поближе к столу и расправил помятый план. Только что он совершенно потерял контроль над собой. Да, Эрин Брейли определенно сводит его с ума.

Эрин поспешно оправила одежду, бросила на него выразительный взгляд и подошла к двери.

— Заходи, Джил.

Вошел Джил Паркс, как всегда сосредоточенный, в неизменном голубом костюме.

— Я хотел... — Он перевел взгляд с Зака на Эрин, затем снова посмотрел на Зака, поправил очки. Понимающая улыбка появилась на его губах. — Миллер, рад встретить тебя здесь!

Зак судорожно втянул воздух.

— Джил, как дела?

— Отлично.

Зак посмотрел на Эрин. Ее губы слегка припухли от его жадных поцелуев. На шее были видны красноречивые следы. Это сделал с ней он! Возникло чувство вины, когда он увидел, как краска медленно сползает с ее щек. Она побледнела, и это тоже была его «заслуга».

— Я помешал? — спросил Джил.

— Нет, что ты.

Голос Эрин был удивительно спокоен, но Зак понимал, что только дурак не догадается обо всем по ее виду. Джил не был дураком, но он был хорошим другом. Зак не сомневался, что он не скажет ничего, что поставило бы кого-нибудь из них в неловкое положение. Не сейчас, по крайней мере.

— Мисс Брейли и я обсуждали планы охраны, — сказал Зак, пытаясь говорить спокойно и безразлично.

Джил потер рукой подбородок.

— А-а-а. И многое вы успели обсудить?

Эрин откинула с лица прядь волос.

— Да, мы почти закончили. Что ты хотел?

— Вообще-то у меня с собой контракт Зака. Хотел обсудить некоторые финансовые аспекты. Можем посмотреть втроем.

— Вы, ребята, посмотрите сами, а мне нужно домой. Проверить сообщения. Покормить кота.

Джил многозначительно усмехнулся.

— У тебя вроде не было кота, Эрин.

— Своего нет. Но бродячие то и дело ошиваются у моих дверей. Мне, правда, нужно домой.

Зак с трудом выдавил:

— Да, конечно, мисс Брейли. Мы встретимся завтра и выясним все до конца.

Она пошла к двери. Уже взявшись за ручку, Эрин повернулась и сказала, глядя на Зака:

— Спокойной ночи, Джил. Мистер Миллер, увидимся.

— Доброй ночи, — откликнулся Зак ей вслед, — наслаждайтесь ванной.

Эрин послала ему негодующий, предостерегающий взгляд и удалилась.

В опустевшем зале явственно послышалось ядовитое хихиканье Джила.

— Черт возьми, Миллер, ты времени зря не терял, так?

Зак решил, что лучше промолчать.

— Осталось не так много времени, надо решить все вопросы с охраной.

— Да ладно тебе, Зак. Эрин — деловая женщина. В нормальных обстоятельствах она бы этот контракт до строчки изучила. Ее, очевидно, что-то здорово встряхнуло. И почему-то мне кажется, что это ты постарался.

— Она торопилась. Может быть, готова к постели.

— Вы оба выглядите готовыми к постели. — Джил снова засмеялся: — Ты и Эрин Брейли. Достойные соперники! Прости, я об этом не подумал.

— Ты выпил, Джил? — Зак ненавидел себя за то, что не сумел скрыть свои чувства.

— Не беспокойся, я умею хранить тайны. Но предупреждаю: ты играешь с огнем, если играешь с Эрин.

Это было уже слишком!

— Что ты имеешь в виду?

— Она — несъедобный кусок. Большой Папочка был сенатором штата, и для него нет ничего важнее, чем его маленькая девочка.

— Итак, Эрин — дочь достопочтенного Роберта Брейли. А что еще ты про нее знаешь? Про нее лично.

— Она свободна, никогда не была замужем. Какое-то время жила с парнем, адвокатом из фирмы ее отца. Я бы сказал, что сейчас она замужем за своей работой.

Это и хотел знать Зак.

— Значит, у нее нет приятеля...

— Нет. — Джил снова ехидно ухмыльнулся. — Ты, случаем, не претендуешь на эту должность?

— Ни в коем случае. — Прозвучало это не так уверенно, как хотелось бы Заку. — Мне она нравится, но никаких отношений быть не может.

— Знаю, что не может. Знал еще с тех пор, как мы только-только переступили, порог колледжа и ты начал разбивать девичьи сердца. Но, несмотря на ее отца, ты не мог бы найти никого лучше. Эрин чертовски сексуальна. И при этом умна.

— Не знаю, не знаю, — пробормотал Зак, подумав, что совсем недавно она поступила не слишком умно. Но иначе она бы не узнала, что для них обоих лучше держаться подальше друг от друга.

Джил рассмеялся.

— Сдается мне, она взяла тебя за жабры, Миллер?

— Где этот чертов контракт? — спросил Зак, сделав вид, что не слышит вопроса. Да, Эрин поймала его в сети, но он еще не знал, что она намеревается с ним сделать.

* * *

Эрин не имела об этом ни малейшего представления. Она вертелась в постели, не в силах забыть Зака Миллера. Проводя пальцами по ключицам, она вспоминала его руки, ласкавшие ее. Его страстные горячие губы. Хотя под потолком спальни крутился вентилятор, а на ней не было ничего, кроме легкой шелковой рубашки, девушка чувствовала, что все ее тело горит от внутреннего жара.

Ей никогда еще не случалось до такой степени потерять самообладание. С Уорреном такого никогда не было. Они были профессионалами и жили в первую очередь работой. И все-таки ей казалось, что она в какой-то момент влюбилась в него. Он использовал это в своих интересах, постарался взять все, что она — точнее, ее отец — могла дать ему. А потом бросил ее, решив, что она не отвечает его представлениям о том, что такое идеальная жена для адвоката.

Зак казался совсем другим. Он был сильным и чувственным, как раз таким мужчиной, которых она поклялась себе избегать. Ей самой требовалось самообладание.

И все-таки ей безумно хотелось узнать о Заке побольше, выведать его секреты. Она была свидетельницей яростной вспышки при встрече с Эндрюсом. А потом уловила грусть в глубоких темных глазах. Несмотря на внешнюю непроницаемость, Эрин угадывала в нем способность к состраданию. Охраняя приют для женщин, многие мужчины подумали бы, какую пользу для себя можно извлечь из их беспомощного состояния. Почему Зак согласился сотрудничать с Центром?

Она позвонит ему завтра. Может быть, даже попытается объяснить свое безрассудное поведение. Но, по правде говоря, Эрин ни о чем не жалела. Это была опасная позиция. Так можно потерять многое, а главное — свое сердце.

Нет, она не допустит этого. Если что-то и произойдет между ней и Заком Миллером, она сумеет уберечь свое сердце. Эрин не могла отрицать, что действительно хотела Зака. Да и он ее тоже. Что плохого в том, чтобы удовлетворить взаимное желание? Они оба взрослые люди. И она давно не испытывала ничего подобного.

Но вдруг Эрин испугалась. Что, если Зак откажется от сотрудничества из-за того, что происходит между ними? Когда она оставила их вдвоем с Джилом, вид у него был не слишком-то довольный. Может ли она быть уверена в нем?

Нет, ждать до утра невозможно. Ей все равно не заснуть, пока она не убедится, что их взаимное влечение не повредит приюту.

Посмотрев на часы, Эрин убедилась, что уже почти полночь. Но Зак говорил, что он полуночник. Значит, он еще не должен спать.

Зак и вправду еще не ложился. Он уже выпил две чашки кофе, удобно развалившись в здорово потрепанном кожаном кресле, и теперь подумывал о третьей.

Монотонное тиканье часов нарушало тишину в комнате. Зак попробовал включить музыку, чтобы погрузиться в печальную мелодию, которую выводил саксофон. Но настроения слушать музыку не было. Ему хотелось совсем другого, недоступного.

Да, по милости Эрин Брейли он теперь не может заснуть, хотя его организм требует отдыха. Хорошо еще, что он способен долго обходиться без сна. Необходимо заставить себя выкинуть из головы мысли об Эрин. Пока у него не было ни малейшего представления, чем все это может закончиться.

Резкий звонок телефона вернул его к действительности.

Черт! Ему нужно сейчас сосредоточиться и принять какое-то решение. А может, это и к лучшему, если что-то отвлечет его мысли от Эрин.

Он потянулся к телефону:

— Миллер слушает.

— Вы уже спите?

Ее чувственный голос заставил его вздрогнуть. Зак чуть не пролил на себя кофе. Может, это было бы и неплохо, но стакан холодной воды подошел бы больше.

— Эрин?

— Извините, что позвонила так поздно, но я не могла заснуть.

— Да? Я тоже, — сознался он. Почему-то он не мог представить себе, что можно быть нечестным с Эрин. А это означало, что когда-нибудь придется рассказать ей правду об Эндрюсе.

— Я хотела сказать вам, что ценю работу, которую вы делаете для приюта. А еще... Знаете, мне понравился вечер.

Воспоминание о поцелуях Эрин так ярко вспыхнуло в мозгу Зака, что он поспешил поставить чашку на стол, иначе ему грозили бы серьезные ожоги.

— Да, я так и понял, когда вы поспешно ретировались.

— Я, наверное, должна извиниться за то, что оставила вас разбираться с Джилом. Он что-то заподозрил?

— Все!

Ее смех был теплым, чувственным.

Джил хороший друг. Он, наверное, и не вспомнит об этом.

Вернее, не скоро забудет, подумал Зак, но решил этого не говорить.

— Это я должен просить прощения.

— Я ни о чем не жалею.

— Не жалеете?

— Нет. Это вас удивляет?

Да, черт возьми!.. Она полна сюрпризов.

— Я не собирался ставить вас в неудобное положение перед вашим коллегой.

— Я не беспокоюсь по поводу Джила. Просто мне не хотелось бы, чтобы вы думали, что подобные вещи происходят со мной постоянно.

Зак почувствовал себя польщенным.

— И все-таки, как часто это происходит?

— Никогда.

Теперь он был польщен вдвойне.

— Я счастлив.

Послышался мягкий вздох.

— То, что произошло между нами, может усложнить дело, Зак.

— Если только мы сами допустим это.

— Наша деловая договоренность остается в силе?

Теперь он понял, почему она позвонила. Хочет убедиться, что с охраной приюта все будет в порядке. Зак восхищался отношением Эрин к работе, но все же надеялся, что это не единственная причина ее ночного звонка.

— Конечно, в моих планах ничего не изменилось, так что, насколько я понимаю, наши деловые отношения мы выяснили. Может, попробуем ощутить разницу между бизнесом и удовольствием?

— Это может оказаться довольно трудным.

Если она и дальше будет говорить с ним таким голосом, ему предстоит долгая и тяжелая ночь.

— Мы должны лучше узнать друг друга.

— И что должно случиться, то случится, правильно? — Эрин говорила так, будто уже знала, что именно случится. Как и он.

— Да, я думаю, это правильная мысль.

— А вы никогда не... — Она заколебалась. — Впрочем, ничего...

Ему стало ужасно любопытно.

— Никогда не... что, Эрин? Я же говорил вам: лучше всегда быть искренним.

Она долго молчала.

— Вы когда-нибудь позволяли себе погрузиться в фантазии?

— Что вы имеете в виду?

— Разговор о своих фантазиях. По телефону. Телефон дает определенную свободу, чтобы выразить себя. Забыть об условностях. Вы согласны?

— Я никогда не думал об этом раньше, но, думаю, я согласен. — Он никогда не занимался телефонным сексом, если это то, что она предлагает, но готов попробовать, хотя бы раз. — Я в игре.

— Просто из любопытства: что на тебе?

— Тебе нужны детали?

— Да. Я пытаюсь представить тебя. Где ты?

Он поднялся и встал около дивана.

— Я стою в гостиной в синих шортах.

— Правда? — В ее голосе прозвучало разочарование.

— Я их снимаю, когда ложусь спать.

Длительная пауза. Он вступил на опасный путь, но не мог позволить Эрин сорваться с крючка.

— А как ты? Что на тебе?

— Шелковая рубашка.

— Какого цвета?

— Сиреневая.

— А под ней?

— Ничего.

Да, он спросил это.

— Ты в постели?

— Сейчас я сижу в шезлонге на балконе. Чудесная ночь. Небо чистое-чистое. Много звезд. Я чувствую запах гортензий.

Вообще Заку не было дела до звезд и цветов, но ее волшебный голос заставлял ценить вещи, о которых он никогда не думал.

— Значит, там тепло?

— Слишком тепло. Горячо.

— А рубашка тонкая?

— Да, но мне все равно жарко.

Звук ее голоса гипнотизировал Зака, он горел как в огне.

— Кто-нибудь может тебя видеть?

— Я почти лежу. К тому же напротив глухая стена.

Он совершенно явственно видел ее. И хотя игра, которую они затеяли, была опасной, а ставки высокими, он решил выиграть приз во что бы то ни стало.

— Тогда, может быть, ты снимешь рубашку, Эрин?

— Может быть...

Зак задержал дыхание. Его воображение разыгралось не на шутку. Он видел, как она снимает рубашку и та с тихим шелестом падает на пол...

— Так гораздо лучше, — произнесла наконец Эрин.

Он выдохнул, но мышцы живота были напряжены по-прежнему.

— Ты сняла ее?

— Да. Очень приятно. Тебе тоже стоит попробовать.

Он провел рукой по обнаженной груди, представляя, как это сделала бы Эрин.

— У меня нет балкона.

— Может быть, когда-нибудь ты сможешь разделить со мной мой.

Отличное предложение.

— Может быть, сегодня?

— Нет, не сейчас. Если ты придешь сегодня, все это перестанет быть фантазией.

Зак разочарованно вздохнул.

— А что в этом плохого?

— Мы договорились, что нам надо узнать друг друга. Пусть пока это будет на расстоянии. Ты все еще в шортах?

— Да. — И они становятся все теснее с каждой минутой.

— Понимаешь, мне немного неловко оттого, что ты одет, а я нет.

— И что ты предлагаешь?

— Почему бы тебе не снять их?

Он знал ответ раньше, чем задал вопрос. Но ему хотелось, чтобы Эрин сама произнесла эти слова.

Зак направился в свою спальню. Там было темно, только луна заглядывала в окно. Джил прав, Миллер. Ты играешь с огнем!

После недолгих колебаний он спустил шорты и перешагнул через них. Теперь стало свободнее, но он все так же был напряжен до боли.

— Зак? Ты разделся? Где ты?

— На диване.

— Какой он?

— Какой? — Черт возьми, звучит по-идиотски! — Огромный. И твердый.

— О! Это многообещающе!

— Я имел в виду матрас.

— И я тоже, — сказала Эрин радостно. — Ты лежишь?

— Нет. Сижу на краю дивана.

— Но это же, наверное, неудобно?

Черт, конечно. Это сущая пытка. Хуже, чем пытка.

— Все в порядке, — соврал он, — спасибо за участие.

— Всегда рада. Я хотела бы, чтобы ты полностью расслабился.

На этот раз он застонал.

— Ты и вправду думаешь, что я могу расслабиться, представляя тебя на балконе обнаженной?

— Я тоже представляю тебя.

Черт, ему до боли хотелось оказаться рядом с ней. Коснуться ее. Заняться с ней любовью. Она была смелой и откровенной, необыкновенно чувственной. Зак сходил с ума от этого.

— Ну, предположим, я приду к тебе на балкон. Что мы будем делать?

— В деталях?

— Эй! Это же твоя фантазия. Можешь придумывать что хочешь. — Он надеялся, что заслужил это.

— Я думаю, сначала мы выпьем вина. Отличного прохладного белого вина. Затем немного потанцуем под твой любимый джаз. А потом ты поцелуешь меня так, как сегодня.

— А дальше? — спросил Зак, захваченный нарисованной картиной.

— Не знаю. Как ты думаешь, что случится дальше?

В своем воображении он зашел уже гораздо дальше поцелуя. Но можно вернуться и рассказать ей, шаг за шагом, что он сделает.

— На тебе будет то же платье, что вчера. Ты снимешь его медленно, очень медленно. На тебе кружевное белье. Лифчик расстегивается от одного легкого движения. Но вот он снят, все остальное тоже, и ты стоишь передо мной обнаженная. Я буду ласкать тебя.

— Где именно? — Ее голос звучал так, будто ей передалось его возбуждение.

— Везде!

Зак услышал, как у нее перехватило дыхание.

— Но мне тоже придется раздеть тебя. Я начну с рубашки. Конечно, я не такая терпеливая, как ты. Я не буду мучиться с пуговицами, просто разорву ее.

Зак без труда представил это, и его тело тут же отозвалось мучительной болью.

— Я коснусь тебя...

Сердце Зака билось как сумасшедшее. Он откинулся на диване. Нужно остановить эту игру, пока он не сошел с ума. Пока не рванулся к ней, чтобы превратить фантазию в реальность. Если она сейчас не хочет этого, он уважает ее желания. Некоторые вещи заслуживают того, чтобы подождать.

— Эрин, давайте лучше прекратим это. Если мы не перестанем, я за себя не отвечаю.

Она прерывисто вздохнула.

— Да, я думаю, вы правы. Вы приедете в Центр завтра?

— Не знаю. Я еще не проверял свое расписание. — Ничего себе честность! Он был абсолютно свободен, потому что сам предупредил свою секретаршу, чтобы она не планировала на завтра никаких дел. И он точно знал, где будет.

— Хорошо. Если будет возможность, загляните в офис. У меня копия вашего контракта.

Удивительно, как легко она переключилась на разговор о работе.

— Конечно, я постараюсь.

— Хорошо. И, Зак...

— Да?

— В какой-нибудь из ближайших дней я хотела бы видеть вас на своем балконе.

Хотя разговор был закончен, Зак еще долго не мог успокоиться. Он может признаться себе в этом. Эрин Брейли зацепила его. Зак хотел ее, и желание такой силы он никогда раньше не испытывал. Ему хотелось воплотить все ее фантазии. Но в этой девушке его привлекала не только чувственность, но и сила. Похоже, она не боялась абсолютно ничего. И в отличие от него знала, чего хочет.

Зак действительно не представлял, что он ищет в жизни. Он не доверял сам себе и чувствовал, что не смеет брать на себя какие бы то ни было обязательства. Особенно по отношению к такой женщине, как Эрин. Наверняка ей нужно гораздо больше, чем он когда-нибудь смог бы дать. Прежде всего ей нужна любовь. А Зак вырос, постоянно видя перед собой лишь ненависть и боль. Он знал, что такое жестокость, с малых лет. У него на глазах любовь свела в могилу его мать. Она прощала мужу жестокое обращение, но ее сердце не выдержало и разбилось.

Нет, там где вырос Зак, не было места настоящим чувствам. И виной тому был его отец.

И по этой причине он не должен быть с Эрин, как бы ни мечтал об этом. Зак не верил ни одной секунды, что, овладев ею однажды, он удовлетворится. Точно он знал только одно: если ему все-таки удастся уснуть сегодня, во всех его снах будет Эрин.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Я не могу в это поверить! — Эрин швырнула газету на диван и яростно заметалась по комнате, как зверь в клетке, чуть не рассыпав груду игрушек, которые разбирала перед тем, как Анн Вил, социальный работник убежища, принесла ей плохие новости.

— Успокойтесь, Эрин, — сказала Анн. — Всего лишь письмо редактору. В этом нет ничего ужасного.

— Но оно само ужасно! — Эрин снова схватила газету, про себя проклиная Рона Эндрюса. — Он здесь пишет: «Рейнбоу-центр намерен совать нос куда не следует. Он открывает приют для жен копов, куда они могут сбежать после семейных ссор. А я говорю: это не их собачье дело». — Эрин закатила глаза: — «Приют, куда они могут сбежать после семейных ссор». Господи, этот человек рассуждает как неандерталец. Он говорит так, будто это место предназначено только для жен полицейских, и намеренно не упоминает, что приют открыт для всех, кто находится в опасности.

Эрин подняла голову и встретила мягкий взгляд Анн. У этой женщины была удивительная способность успокаивать людей, благодаря которой Анн оказалась незаменимой для их работы. Обычно ей удавалось справиться и с Эрин, но сейчас привести в чувство разъяренную девушку оказалось непросто даже Анн.

— Что вы собираетесь с этим делать? — спросила она.

Эрин нахмурилась.

— Он может здорово навредить нам. Я свяжусь с репортером и попробую замять это дело. Объясню все, как оно есть на самом деле.

— Хорошая мысль, — Анн потерла подбородок.

— Этот Эндрюс... Что вы знаете о нем?

Эрин пожала плечами.

— Почти ничего.

— А вы не думаете, что за этими нападками кроется нечто иное, чем забота о реноме полицейского департамента?

— Что вы имеете в виду?

Анн улыбнулась жестко и безрадостно.

— Я бы не удивилась, если бы узнала, что он каждый вечер колотит жену.

— Может быть. А может, мы это придумываем, потому что нам не нравится то, что он сделал.

У самой Эрин мелькнула та же мысль, что у Анн. И она решила, что Зак Миллер может внести ясность в этот вопрос. Если, конечно, захочет.

Ярость Эрин внезапно исчезла, как только она подумала о Заке. Сегодня это было уже не в первый раз. С утра ей даже с трудом удалось сосредоточиться на работе: разбирая игрушки, она то и дело ошибалась. Зак внес сумятицу в ее мысли так же, как вчера привел в возбуждение ее тело.

Эрин слегка улыбнулась, вспомнив об их телефонном разговоре. Она, конечно, встряхнула его, но и он сделал с ней что-то невероятное. И, главное, теперь Эрин была уверена, что ему это нравится.

Анн помахала рукой перед лицом Эрин.

— Эрин, вы где?

Девушка покраснела:

— Просто задумалась.

Анн улыбнулась не без ехидства.

— Грезите днем о сказках ночи?

Эрин тоже улыбнулась.

— Я составляла план.

Анн, несомненно, была уверена, что Эрин «нашла мужчину». Да, нашла. Но такого, который, вероятно, ей совсем не подходит.

Несколько поводов позвонить Заку мелькнули в голове Эрин, но она решила, что не стоит его провоцировать.

Посмотрев на часы, Эрин убедилась, что у нее осталось меньше часа до того времени, когда она должна быть в новом приюте.

— Я, пожалуй, поеду туда.

— Эрин, — Анн кивнула в сторону двери на кухню. Там стояла маленькая девочка.

Она была бледной и худенькой. Тоненькие ножки с выступающими коленками выглядывали из-под потертых розовых шорт. Мягкие длинные волосы падали на лицо. Ярко-голубые невинные глаза смотрели не по-детски грустно.

Эрин протянула к девочке руку, сразу решив, что, в общем-то, ей некуда торопиться.

— Эбби! Хочешь, дочитаем нашу книгу?

Девочка кивнула.

Анн направилась к лестнице, которая вела наверх, в ее офис, сказав на ходу:

— Вам бы стоило взять одного из них.

Эрин вздохнула. Подруга настойчиво возвращалась к этой мысли, но работа и так занимала в жизни девушки самое главное место.

— Анн! Забудьте об этом.

Анн усмехнулась.

— Посмотрим, что вы скажете через год, когда вам исполнится тридцать.

Эрин, вздохнув, взяла со столика книжку, села на софу и позвала девочку:

— Иди сюда, дорогая! Давай посмотрим, чем там закончится наш «Кот в сапогах».

— Эбби! — послышалось из кухни.

В комнату вошла, приволакивая левую ногу, Нэнси Гарти. Лицо Нэнси было таким же худым и изможденным, как у дочери. Огромный кровоподтек на подбородке приобрел уродливый желто-зеленый цвет. Но это было уже лучше, чем неделю назад, когда Нэнси появилась в убежище.

— Привет, Нэнси, — сказала Эрин, — как прошло собеседование?

Нэнси, избегая встречаться взглядом с Эрин, рассматривала свои руки, нервно сжимая и разжимая пальцы.

— Нормально, я думаю.

— Я уверена, ты все делала правильно. Скрестим пальцы.

— Спасибо. — Нэнси взяла Эбби за руку. — Пойдем со мной в кухню, золотце. Мы состряпаем какой-нибудь завтрак.

Эбби кинула на Эрин просящий взгляд. Та положила книгу на колени.

— Я пригляжу за ней. Мы хотели кое-что почитать, прежде чем она пойдет в школу.

Нэнси наконец подняла взгляд на Эрин.

— Вы уверены?

— Уверена. С ней все будет отлично.

— Ну, хорошо. — Нэнси наклонилась и поцеловала дочь. — Будь хорошей девочкой, Эбби.

Трудно было представить, что Эбби может быть нехорошей. С тех пор как они приехали сюда, девочка почти не говорила, как, впрочем, и ее мать. Эрин оставалось только догадываться, через какой ад прошли эти двое. Синяки на теле Нэнси красноречиво свидетельствовали о страшных побоях, но Эрин боялась даже предполагать, насколько изувечены морально и мать, и ребенок.

Эрин вздохнула, вспомнив свое безоблачное детство, родителей, которые любили ее и обеспечивали всеми возможными благами. Может, любовь отца и подавляла порой самостоятельность девочки, но он не был жестоким. Он даже никогда не грозился отшлепать ее. Эрин выросла, не зная, сколько боли в этом мире. Если бы только она могла что-то сделать, чтобы этот запуганный ребенок почувствовал себя в безопасности...

Эрин начала читать, и понемногу Эбби придвинулась чуть ближе. На середине второй страницы Эрин услышала зуммер, что означало появление посетителя. Анн спустилась к входной двери.

Эрин посмотрела на Эбби и увидела в ее глазах страх.

— Все хорошо, солнышко. Наверное, миссис Уолкер пришла дежурить. Помнишь ее?

Эбби соскользнула с софы и прижалась к Эрин. У той защемило сердце. Эта малышка так нуждалась в защите!

Прежде чем продолжить читать, Эрин ласково откинула со лба ребенка прядь шелковистых волос. Когда-нибудь она захочет иметь маленькую дочку, такую, как Эбби. Только в глазах ее дочери будут не страх и подавленность, а радость и доверчивость. Неожиданно Эрин ощутила огромное желание защитить, согреть Эбби и всех обездоленных детей.

— Здравствуйте, я вас слушаю.

Зака встретила полная смуглая женщина с настороженным взглядом верного сторожевого пса. Она смотрела на него так, будто он был сбежавшим преступником.

Зак откашлялся, стараясь не обращать внимания на суровое выражение лица женщины.

— Я ищу Эрин Брейли.

— Вы кто?

— Я нанят охранять второй приют.

Женщина нахмурилась.

— А имя у вас есть?

— Зак. Зак Миллер.

— Удостоверение, пожалуйста.

Его не допрашивали с тех пор, как он ушел из полиции. Он достал бумажник и вытащил визитку. Хорошо еще, что он захватил с собой и водительское удостоверение. Женщина изучила документы и протянула их обратно, но по-прежнему смотрела с недоверием.

— Она ждет вас?

— Не совсем так. Но она знает меня.

— Ну хорошо. — Женщина, видимо, смирилась с тем фактом, что он не собирается уходить. Она открыла дверь и сурово проговорила: — Оставайтесь в холле. Я позову ее.

Она направилась в жилые комнаты, а Зак, услышав голос Эрин, подошел к двери.

Эрин сидела на голубой софе, рядом с девочкой-заморышем, и держала на коленях книгу. На ней была длинная струящаяся розовая юбка, скромный вязаный джемпер, сандалии на плоской подошве. Картина казалась очень мирной и домашней. Острая жалость захлестнула сердце Зака, когда он вспомнил о своей матери. Она тоже читала ему.

В основном это случалось в те дни, когда отца вызывали в госпиталь. Тогда в доме царила тишина. Не слышно было ударов, приглушенных всхлипываний матери. Это были хорошие вечера, но очень редкие.

Эрин поднялась и протянула книгу девочке. Перед тем как выйти, она с материнской нежностью погладила ребенка по волосам.

Зак только вздохнул. Эта женщина — настоящая головоломка. Хамелеон. Он увидел Эрин Брейли с совершенно новой стороны. Похоже, она испытывает слабость к детям.

Их взгляды встретились, и она улыбнулась. Звук ее приближающихся шагов заставил сердце Зака забиться сильнее. Сколько бы он ни пытался отрицать это, но стоило увидеть ее, и прежнее волнение охватило его.

— Доброе утро, — сказала Эрин, — как вы нас нашли?

— Я заехал в Центр, и Кэти сказала мне, где вы.

Эрин удивленно приподняла брови.

— Думаю, ваше обаяние подействовало на нее так, что она не смогла вам отказать.

Заку почудился в ее тоне оттенок ревности, но он решил, что это его воображение.

От сияющей улыбки Эрин сердце Зака переместилось куда-то в горло. Он осмотрелся.

— Сколько людей можно разместить в этом доме?

— Примерно двенадцать. Иногда места не хватает, — ответила Эрин, и в ее голосе послышалось непритворное отчаяние. — Так что привело вас сюда?

Он решил сказать правду, но не всю.

— Вы говорили, что я могу забрать свой экземпляр контракта.

Ее лицо порозовело.

— Я оставила его в Центре. Вы не могли бы заехать завтра?

— Конечно, но раз я здесь, то хотел бы задать несколько вопросов по поводу охраны. — Если бы он мог их вспомнить!

Эрин посмотрела на часы.

— У меня не так много времени. Я собиралась переодеться и ехать в новый приют.

— Это не займет много времени.

— Знаете, это не лучшее место для мужчины. Наши постоянные обитательницы нервничают, услышав мужской голос. Когда вы сегодня освободитесь, может, присоединитесь ко мне в новом приюте? Особенно, если еще помните о своем предложении помочь мне красить стены. Там мы сможем поговорить.

Оставаться с Эрин наедине было неразумно. Но Зак пообещал себе сохранять самообладание, даже если для этого придется принять ледяной душ.

— Конечно, я съезжу домой, переоденусь и через час буду там.

Она радостно улыбнулась.

— Отлично. Жду с нетерпением.

Зак доехал до приюта в рекордные сроки. Он даже опасался, что может напугать Эрин своим желанием поскорее увидеть ее. Но его тревога исчезла, как только он увидел маленькую спортивную машину, припаркованную у здания. Он не сомневался, что машина принадлежит Эрин, хотя раньше и не видел ее. Зак часто замечал, что личность человека ярко проявляется в том, какую машину он выбирает. Ярко-красный автомобильчик очень подходил Эрин.

Зак вылез из машины и заставил себя идти как можно медленнее. Он ведет себя как подросток перед первым свиданием, а ведь он приехал сюда по делу. Эрин была права. Все может осложниться.

Зак глубоко вздохнул и открыл дверь. На первом этаже ее не было, и он позвал:

— Эрин?

— Я наверху. В «кроличьей» комнате.

Как он не догадался, что искать ее следует именно там! Ее привязанность к детской бросалась в глаза с самого начала. Еще не войдя в комнату, он ожидал, что увидит ее в старых джинсах и футболке, перепачканную краской с головы до ног. Но она опять удивила его.

Эрин стояла боком к нему, приклеивая бордюр. На ней были комбинезон с короткими шортиками и обтягивающая майка. Волосы собраны в «хвост» и заколоты пластиковой заколкой. Только несколько белокурых прядей выбились из-под нее и падали на уши. Девушка выглядела чертовски сексуально.

Зак застыл в дверях, совершенно парализованный. Он не мог оторвать глаз от ее упругой груди, красивых сильных рук. Его опять захлестнул мощный прилив желания. Как школьник на первом свидании, снова подумал он.

— Выглядите словно профи, — с трудом выговорил Зак вслух. И как мечта, добавил он уже про себя.

Эрин повернула голову и улыбнулась:

— Вряд ли. Профи, наверное, отодрал бы все это и приклеил заново.

Зак вспомнил их разговор прошлой ночью и образ обнаженной Эрин на балконе. Он сжал в карманах кулаки, твердо решив заставить свое тело подчиняться мозгу.

Подойдя поближе, он осмотрел результаты ее работы, запретив себе разглядывать девушку.

— Кажется, очень хорошо.

— Немного криво.

— Нет, все выглядит отлично.

— Ну ладно, раз вы так считаете. — Она слезла со стремянки и направилась к отрезанному полотну обоев, разложенному на полу. Вместо того, чтобы присесть на корточки, Эрин наклонилась, и Зак едва не застонал. Ее короткие шортики приподнялись, немного обнажив ягодицы.

Черт! Он сумасшедший. Невменяемый. Как сможет он дальше держать себя в руках? А ведь они собирались узнать друг друга получше! Может, со временем он привыкнет к ней? Можно же привыкнуть к одним и тем же хлопьям на завтрак?

Возможно. Но пока Зак даже не мог себе представить, что когда-нибудь ему надоест смотреть на нее. Размышляя так, он немного успокоился.

— Вы мне не поможете? — попросила Эрин.

— Конечно. Что нужно сделать?

— Помогите приложить лист к стене. Я пытаюсь решить, где лучше приклеить. Обоев хватит только на одну стену.

Он взялся за один край полотна, она — за другой, и они приложили его к западной стене. Прижав рукой край, Эрин отступила немного.

— Что вы думаете?

Думаю, что хотел бы делать с тобой вещи, которых не делал ни с одной женщиной. Говорить тебе то, что не говорил никому.

— Я отсюда не могу точно сказать.

— Тогда я подержу, а вы посмотрите.

Зак тяжело вздохнул.

— Эрин, по правде говоря, я не разбираюсь в обоях.

— Думаете, я разбираюсь? — Сосредоточенное выражение на лице Эрин сменилось улыбкой.

Решив не спорить, Зак отошел к двери, повернулся... и замер. Она стояла спиной к нему, вытянув руки и прижимая обои. Края шортиков поднялись еще больше, и у Зака перехватило дыхание.

— Хорошо? — спросила Эрин, оглянувшись.

— Выглядит великолепно.

— Вы уверены?

— Больше, чем в чем бы то ни было.

— Я полностью вам доверяю.

Малышка, это последнее, что тебе стоит делать.

Зак успел поймать обои, когда лист начал сворачиваться. Они с Эрин столкнулись, и ему показалось, будто огонь опалил его тело и душу.

— Что дальше?

— Нужно намазать их клеем и приклеить.

— Отлично!

Они аккуратно приклеивали полосу за полосой, а Зак боролся со своим телом. Любое нечаянное прикосновение подстегивало его фантазию.

Затем они обсудили установку камер слежения и организацию охраны. Она с необыкновенным воодушевлением говорила о работе и с безграничным сочувствием о детях, с которыми работала. Зак мог бы слушать ее часами. Он был готов смеяться даже шуткам «с бородой», потому что она была, без сомнения, самой потрясающей женщиной, какую он когда-либо встречал.

Когда они приклеили последний лист, Эрин повернулась к нему и спросила:

— Вы сегодня видели «Геральд»?

— Нет, я обычно читаю ночью. А что?

Она провела по лицу тыльной стороной кисти.

— Ваш знакомый, Рон Эндрюс, написал туда письмо.

— И на что же жалуется старина Рон?

— Он ополчился на нас за то, что мы создаем плохую «рекламу» полиции созданием нового приюта. Вот и решил выразить протест.

— Он зря старается.

Эрин вытерла руки о шорты.

— Я хочу попытаться убедить газету напечатать опровержение, подтвержденное статистикой, которая оправдывает необходимость создания приюта.

— Да у вас уже план готов!

Эрин улыбнулась.

— Хотите помочь?

Нет. Ему совсем не хочется вспоминать об отношениях с Эндрюсом.

— Что я должен сделать?

Эрин убрала волосы у него со лба.

— Я хочу, чтобы вы рассказали мне об Эндрюсе. Что вы знаете о нем?

Зак не был готов отвечать на подобные вопросы. Он промямлил довольно неопределенно:

— Вспыльчивый. Да еще и пребывает в полной уверенности, что женщина должна знать свое место.

Эрин поморщилась.

— Мой любимый тип. Бьет себя в грудь, прежде чем начинает бить свою жену.

В ушах у Зака зазвенело.

— Почему вы так говорите?

— Интуиция. Я права?

— Послушайте, Эрин, личные дела Эндрюса меня не интересуют. — Он тяжело сглотнул. Это была не совсем ложь, просто недоговоренность.

На лице Эрин отразилась досада.

— О'кей, понимаю. Вы не хотите помочь мне сейчас. — Ее тон предполагал, что она не собирается отказываться от расспросов.

Зак решил отвлечь внимание Эрин, чтобы избежать разговора об Эндрюсе. Он взял ее за руку и потер костяшками ее пальцев свой щетинистый подбородок.

— Я просто помог вам поклеить обои, так?

Эрин улыбнулась.

— Как нехорошо с моей стороны забыть об этом!

Неожиданно Зак услышал собственный голос, который предлагал что-то абсурдное:

— Поужинайте со мной сегодня!

Она оглядела себя, затем взглянула на него.

— Потребуется время, чтобы привести себя в порядок.

— Это не обязательно для того места, куда я собираюсь повести вас. — (Ее глаза округлились в насмешливом удивлении.) — Вечером узнаете.

Эрин избавилась от астмы много лет назад, но этой ночью ей казалось, что у нее вновь будет приступ. Оставив машину в Центре, она поехала к Заку на его машине к нему в квартиру. На каждом ухабе у нее перехватывало дыхание, как будто она на сумасшедшей скорости спускалась с «американских горок». Каждое слово Зака заставляло ее сердце перемещаться куда-то к горлу...

Зак устроился на плетеном стуле, а Эрин стояла у плиты, помешивая соус его приготовления. Когда она попыталась расспросить, в чем его секрет, Зак уклонился от ответа, загадочно улыбаясь.

Эрин осмотрела квартиру и была приятно удивлена хорошо оборудованной кухней и столовой. Квартира оказалась больше, чем она ожидала, и со вкусом обставлена: суперсовременная белая софа, стулья с полосатой обивкой и гарнитур орехового дерева под старину. Такое сочетание говорило о хорошем вкусе. Но, возможно, все это сделал для него кто-то другой. Не исключено, что женщина.

При этой мысли Эрин ощутила внезапный укол ревности, но постаралась не обращать на него внимания.

Ароматный запах кипящего соуса напомнил Эрин, что она не ела весь день. По идее, она должна была бы умирать от голода. Но почему-то сейчас ее больше интересовал тот, на кого она смотрела. Его широкие плечи почти загораживали безукоризненно чистую плиту. Под тонкой синей футболкой четко вырисовывались мускулы. Когда Зак двигался, под задним карманом его здорово поношенных джинсов виднелась крохотная дырочка. Она представила, как проводит пальцем по этому заманчивому месту, еще больше разрывая ткань... Господи, надо остановиться и вспомнить: она здесь только для того, чтобы получить информацию о Роне Эндрюсе. Телефонный разговор прошлым вечером был увлекательным, сексуальным и безопасным. Чувственной прелюдией. Словесной игрой. Но может ли она позволить себе зайти дальше? Готова ли стать любовницей Зака? Учитывая то физическое влечение, которое они испытывают друг к другу, вряд ли это будет обдуманным решением. В любой момент вихрь чувств может закружить их. Но ей нужно держать себя в руках — для общего блага.

— Вы сегодня такая молчаливая, — глубокий голос Зака разорвал тишину. Он бросил пару горстей макарон в большую кастрюлю.

— Я устала.

— Ужин не займет много времени — минут пятнадцать или около того. Сегодня среда, так что еще два дня — и вы сможете отдохнуть.

Эрин постукивала кончиками пальцев по столу. Отличная идея пришла ей в голову.

— Кстати, о выходных. У вас есть какие-нибудь планы на вечер пятницы?

— Я никогда не строю планов. Трудно предугадать, как все получится.

— Хорошо. Если вы не заняты, у меня есть предложение.

Он прислонился к холодильнику.

— Что вы задумали?

— Мой отец устраивает вечеринку для потенциальных инвесторов нового приюта. Официальное мероприятие — фуршет и все такое.

— Это не самое мое любимое времяпрепровождение.

— Мне это тоже не слишком нравится, но я обязательно должна присутствовать.

— А что я должен буду делать?

Движения его большой руки завораживали Эрин.

— Сопровождать меня и отвечать на вопросы, касающиеся безопасности, если они возникнут.

— Ну что ж, может быть, я и включу это в свою программу.

Ее сердце стучало как сумасшедшее. Она выдохнула:

— Отлично. Я заеду за вами около семи.

— Вы заедете за мной? — удивленно спросил Зак.

— Да. Вы ничего не имеете против того, чтобы женщина заехала за вами?

— Не сомневаюсь, что вы сможете доставить нас туда.

Эрин соскользнула с табурета и подошла к плите. Встав на цыпочки, она попыталась заглянуть через плечо Зака, но безрезультатно: он и не подумал подвинуться.

— Не подглядывайте! — грубовато поддразнил он ее.

— Так нечестно. Должна же я знать, чем вы собираетесь меня кормить!

Он извлек деревянную ложку из симпатичного контейнера со всякой утварью, зачерпнул ею соус, поднёс к губам и подул, прежде чем протянуть ей.

— Так уж и быть, дам вам попробовать.

Когда их взгляды встретились, уже знакомый ей дьявольский огонек зажегся в его глазах.

Эрин чувствовала, как безрассудство снова овладевает ею. Почему бы не начать с десерта? Спокойный и уравновешенный экс-полицейский, кажется, был готов двинуться по опасному пути. Оставалось это выяснить.

Вместо того, чтобы взять ложку, Эрин обмакнула палец в кремообразную белую жидкость и медленно провела им по приоткрытым губам. Зак неотрывно следил за ней.

— Очень вкусно, — сказала она, облизнув верхнюю губу. — Я была в этом уверена.

Он взял у нее ложку, зачерпнул еще соуса и снова предложил ей. Эрин улыбнулась.

— Вы же сказали: только попробовать.

— Только попробовать — всегда недостаточно.

Взяв Зака за запястье, Эрин притянула его руку к своим губам, высунула язычок и слизнула несколько капель с краев ложки.

— Вы правы. Когда попробуешь чуть-чуть, всегда хочется еще.

Зак посмотрел на ее губы, затем заглянул ей в глаза.

— Еще? Вы уверены?

Ее влечение к нему опрокидывало любые логические построения.

— Я не хочу топтаться на месте. У меня нет времени на постепенное развитие отношений. — На самом деле впервые за долгое время перспектива серьезных отношений не казалась ей такой уж неприемлемой. Но затем она вспомнила тяжелый и болезненный разрыв с Уорреном. Связь с Заком будет краткой — для их общего блага. Зак помрачнел.

— Значит, вы не готовы ни к чему серьезному?

— Абсолютно! — Она не была готова рисковать всем, чтобы получить взамен немногое. Она принадлежала только себе и предпочла бы сохранить такое положение вещей. Отбросив сомнения, она протянула руку и коснулась его подбородка. — Если я хочу что-то, я это получаю.

— Вы всегда так в себе уверены?

— Всегда. — Это было частично ложью. Но она бы ничего не добилась в жизни, если бы не была сильной. Сейчас она боялась совершить ошибку. Но ее любили и бросали и раньше. Она все вынесла. Так ей казалось. Кроме того, на этот раз Эрин твердо верила, что уйдет первая.

Она водила пальцем по массивному подбородку Зака, отмечая, как короткая щетина подчеркивает чувственные губы.

Он накрыл ее руку ладонью.

— Что же ты хочешь, Эрин Брейли?

И она коротко выдохнула:

— Тебя, Зак. Я хочу тебя!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Ложка со стуком упала на пол. Зак притянул Эрин к себе и впился в ее губы. Их тела слились, повторяя все изгибы друг друга, будто были созданы для этой минуты. Эротический танец языка, зубов, губ пьянил Эрин. Она ощущала легкий вкус пива и специй на его языке, мускусный запах его одеколона, и это чувственное сочетание заставляло бешено колотиться ее пульс и кипеть кровь.

Кипеть! Плита! Эрин заставила себя отстраниться.

— Кое-что сгорит, если мы не будем осторожны.

Прядь темных волос упала Заку на лоб. Он улыбнулся:

— Слишком поздно.

Она захихикала:

— Я имела в виду соус.

Зак чертыхнулся и, одной рукой все еще обнимая ее, выключил газ. Потом подхватил девушку и усадил на высокий табурет. Эрин судорожно вздохнула, крепко сжимая его плечи, когда он скользнул языком по ее уху, одновременно играя застежкой комбинезона. Ловкими пальцами он расстегнул застежки. Лямки упали, застежки стукнулись обо что-то позади нее с металлическим звуком.

— Надеюсь, мы ничего не разбили, — сказала Эрин скорее растерянно, чем шутливо.

— Не волнуйся, он сможет это вынести. Он твердый.

Она пробежала пальцами по его накачанным бицепсам.

— Насколько твердый?

Зак поднял ее руку и поцеловал ладонь, не отрывая глаз от лица Эрин.

— Детка, ты даже не представляешь, насколько!

Ее тело налилось тяжестью, в легких, казалось, не осталось кислорода. Она подумала, не подложил ли Зак что-нибудь в соус. Может быть, сильно действующее возбуждающее средство. Но в душе Эрин знала, что на нее действует неповторимое мужское обаяние Зака, его опьяняющие поцелуи. Двусмысленные намеки кружили ей голову.

Вопреки всем доводам рассудка она расстегнула две пуговички на блузке, давая Заку возможность коснуться ее грудей, которые напряглись и болели от желания. Он потянул блузку и расстегнул остальные пуговицы. Теплые ладони Зака коснулись ее груди, и она забыла обо всем на свете.

Он сжимал ее груди, поглаживая большими пальцами соски. Но этого Эрин было мало. Ей хотелось чувствовать его теплые ладони всем телом. Зак расстегнул лифчик и отбросил его резким движением, заставив ее задрожать в жадном предчувствии продолжения.

Медленным движением он убрал блузку и, не давая Эрин прикрыться, удержал ее за запястья и развел руки в стороны, оставляя ее абсолютно не защищенной от его взгляда.

— Я хочу посмотреть на тебя, — пробормотал он, пристально глядя в глаза девушки. — Ты невероятно красива!

Эрин смутилась под его оценивающим взглядом, ей стало жарко. Он смотрел на нее так, будто она была бесценным произведением искусства. Никто никогда еще не смотрел на нее так. Она чувствовала себя под этим взглядом прекрасной и нужной.

Зак отпустил ее запястья, положил руки ей на грудь, продолжая поглаживать нежную чувствительную плоть. Эрин откинулась назад, полностью отдаваясь во власть его рук.

— Смотри на меня, Эрин, — услышала она и с усилием открыла глаза. — Я хочу, чтобы ты видела, что я делаю, — проговорил Зак.

Желание бушевало в ней, тело будто наполнилось жидким огнем. Зак поднес палец к ее губам, и Эрин инстинктивно захватила его губами. Он медленно высвободил палец, затем круговыми движениями обвел им соски.

В этот момент Эрин почувствовала, как страстно ей хочется познать все мастерство Зака.

Он наклонился к ней, нежно раздвигая губы языком, не переставая ласкать ее жадными пальцами. Затем покрыл горячими поцелуями шею, спустился в ложбинку между грудями. Когда его губы сжали ее сосок, у Эрин вырвался хрипловатый стон.

Зак поднял голову и спросил:

— Значит, тебе это нравится?

«О, да!!!» — кричало все ее существо, но она не могла произнести ни слова. Только обхватила руками его голову и притянула к себе, наслаждаясь его жадными ласками. Он провел языком по ее набухшему соску, и Эрин застонала.

Зак победно улыбался. Эрин отвернулась, побоявшись, что иначе, пожалуй, начнет умолять его продолжать. Он поднес руку к ее щеке и повернул к себе так, чтобы видеть ее глаза. Потом Зак опустил руку ниже и провел пальцем под резинкой ее трусиков.

— Ты хочешь больше?

Эрин закивала, не в силах произнести ни слова, задыхаясь от желания.

Резкий сигнал пейджера грубо вернул их к реальности.

— Черт возьми! — пробормотал Зак. Он оставил Эрин, направился к столу и схватил свой пейджер.

Раздался новый сигнал.

— Думаю, это мой, — проговорила Эрин. Придерживая блузку одной рукой, она вытащила пейджер из кармана шортиков и нажала кнопку. — Это из приюта.

— Они беспокоят тебя даже тогда, когда рабочий день окончен?

— Нет, наверное, что-то очень срочное. Мне нужно позвонить.

Он махнул рукой в сторону телефона, висевшего на стене.

— Пожалуйста.

Эрин привела одежду в порядок, соскользнула с табурета и набрала номер приюта.

— Рейнбоу-центр, — голос Анн звучал напряженно.

— Что случилось?

— Слава богу, Эрин! Приезжайте срочно сюда.

Сердце Эрин защемило. Она привыкла иметь дело с разными, в том числе и тяжелыми, ситуациями, но каждый раз испытывала при этом боль.

— Что-нибудь случилось?

— У нас новый клиент, и, я думаю, будут проблемы с мужем.

— Вы поставили в известность полицию? — Мертвая тишина. — Анн, ответьте, пожалуйста!

— Он и есть полиция.

Эрин надеялась, что они смогут избежать подобных ситуаций, пока не откроется новый приют. Значит, не получилось.

— Анн, кто он?

— Детектив Рон Эндрюс.

Зак заметил, как Эрин мертвенно побледнела.

— Это важно, — сказала она, резко опуская трубку на рычаг.

— Догадываюсь, что тебе нужно ехать. — Зак постарался скрыть разочарование, но не преуспел в этом.

— Да, нужно. Но сначала я хочу кое о чем тебя спросить.

— Ну, давай.

— Что ты знаешь о жене Рона Эндрюса?

Вопрос произвел на Зака впечатление удара кулаком. Сначала он решил соврать, но сообразил, что правда рано или поздно все равно выйдет наружу.

— Она была моим напарником.

— Они оба копы? — Эрин раскрыла глаза от удивления. — Почему ты мне это раньше не сказал?

— Я не хотел касаться этого вопроса.

Эрин опустила взгляд, затем подняла на Зака серьезные голубые глаза.

— Вы были близки с ней?

— Мы работали бок о бок пять лет. Это делает людей более или менее близкими.

— Тогда можно предположить, что ты знаешь кое-что о ее отношениях с мужем.

Зак вздохнул, чувствуя себя как на допросе.

— Если ты спрашиваешь, знаю ли я о том, что этот ублюдок бьет ее, — да, знаю... Я не считал, что это мое дело. — Он уже сделал это своим делом несколько лет назад, за что и поплатился карьерой. — Откуда ты узнала?

— Бет Эндрюс в приюте.

Волна жалости нахлынула на Зака.

— Что с ней?

Эрин прошла в другой конец комнаты. Теперь между ними словно образовалась пропасть, эмоциональная и физическая.

— У нее сломаны два ребра и вывихнуто запястье. Но это поправимо. По крайней мере, физически ее можно подлечить.

Бет всегда придумывала объяснение синякам и отказывалась обратиться к врачам. Она была одним из лучших полицейских, каких он знал. И чертовски умной. И только когда дело касалось мужа, разум изменял ей.

Если бы только Зак постарался по-настоящему, был бы понастойчивее... Но он ничего не сделал, и она решила остаться с этим ничтожеством. И вот прошлое вернулось. Оно не желало отпустить Зака.

— Странно, что она решилась обратиться в приют.

— Ты, наверное, очень хорошо ее знаешь.

Опять! Мало ему было обвинений Рона?

— Я не был с ней в интимных отношениях, если тебе хочется знать именно это. Я просто пытался помочь ей.

— А я просто спросила. — Эрин подошла к нему, ее лицо смягчилось. — Помоги ей и теперь.

В глазах Эрин Зак увидел искреннее сострадание.

— Я умыл руки давным-давно. У меня ничего не вышло.

Она мягко положила ладонь на его руку.

— Бет сделала первый шаг, но Анн не уверена, что она останется. Ты бы мог попытаться уговорить ее...

— Она меня не послушает.

— Ты должен попробовать.

Мысль снова увидеть Бет пугала его. Он до сих пор был так зол на нее, что мог скорее навредить, чем помочь. Но, не попытавшись еще раз, он не простит себя.

С тяжелым вздохом он сбросил руку Эрин и пнул стул.

— О'кей, я сделаю это. Но вот увидишь: ничего не получится.

— Не исключено. Но попробовать можно. Тебе придется поехать со мной, иначе тебя могут не впустить.

Ничего себе мирный, спокойный ужин, подумал Зак. Да, жизнь Эрин не назовешь приятной и размеренной.

Эрин не представляла, какой может быть Бет Эндрюс, но она никак не ожидала увидеть миниатюрную женщину, свернувшуюся калачиком в уголке дивана Анн. Одна рука в гипсе, кудрявые каштановые волосы растрепались.

Эрин не хотелось беспокоить ее, она спала так спокойно. Но за дверью ждал Зак. Если Бет не захочет его видеть, она не будет настаивать.

Эрин подошла к дивану и негромко спросила:

— Миссис Эндрюс, вы проснулись?

Женщина открыла правый глаз. Другой заплыл, и под ним уже обозначился сине-черный кровоподтек.

— Да, — голос женщины звучал сдавленно и хрипло.

— Я Эрин Брейли, директор приюта. Могу я чем-нибудь помочь вам сейчас?

— Отвезите меня домой.

— Вы уверены, что хотите сделать это?

— Он меня все равно найдет. Это может быть опасно для вас.

— Вам не стоит беспокоиться.

— Но вам стоит. Он ненавидит это место. Представьте себе! — В ее смехе не было и намека на юмор.

Эрин поднялась.

— Кое-кто хочет вас видеть. И поговорить с вами, если вы не возражаете.

Бет напряглась, на ее изуродованном лице отразились боль и страх.

— О господи, он уже здесь?

— Успокойтесь. Это Зак Миллер.

— Зак здесь!

— Да, он занимается вопросами охраны нашего нового приюта.

Бет откинулась на спинку дивана, глядя в потолок. По ее щеке скатилась слеза.

— Он хочет просто поговорить с вами. Могу я позвать его?

Бет кивнула.

— О'кей.

Эрин еще раз взглянула на Бет и направилась к двери. В коридоре стоял Зак, прислонившись к стене, крепко стиснув зубы.

— Она согласна повидать тебя, — сказала Эрин.

— Она в порядке?

— Я бы так не сказала.

Зак оттолкнулся от стены и пошел к двери. Обернувшись, он спросил:

— Хочешь к нам присоединиться?

Да, она хотела бы. Но не сделает этого.

— Поговорите наедине. Зови, если понадоблюсь. Я буду поблизости.

Зак глубоко вдохнул и открыл дверь. Бет сидела на диване с застывшим лицом.

Черт его подери! — с болью подумал Зак, взглянув на нее. Тысячи воспоминаний всплыли в голове, немыслимая злость вспыхнула в нем. Бет взглянула на него здоровым глазом:

— Рада тебя видеть, Зак. Много времени прошло.

Он медленно подошел к дивану. Все, что он может сказать ей, говорилось по крайней мере сотню раз.

Бет пошевелилась и со стоном схватилась за бок.

— Я знаю, ты думаешь: «У нее наконец-то хватило сил уйти». Так было бы, наверное, лучше, но мне нельзя оставаться здесь.

Зак присел на край дивана рядом с ней.

— Тогда зачем ты приехала?

Бет указала на гипс.

— Благодаря одной женщине в госпитале. Она не поверила, когда я сказала, что упала, и позвонила сюда.

Зак потер подбородок. Может быть, на этот раз у него что-нибудь получится?

— Куда думаешь отправиться?

— К сестре.

— Черт, Бет! Она живет в двух кварталах от тебя. Ронни туда первым делом заявится.

— Тогда я вернусь домой.

Зак вскочил с дивана вне себя от ярости.

— Когда это кончится, Бет? Когда ты поймешь, что этот сукин сын, твой муж, не может остановиться? В один прекрасный день он пристрелит тебя!

— Может быть, мне будет лучше, когда я умру.

Зак обхватил ее плечи.

— Ну уж этого не будет. Скорее, умрет он.

— Знаешь, я сама во многом виновата.

Та же песня...

— Что ты на этот раз сделала не так, Бет? Перепутала его чертовы носки?

— Я промолчала, когда ему не дали повышения... Да он все равно придрался бы к чему-нибудь.

Кажется, она все-таки начала что-то понимать!

— Ты должна понять, что не сможешь изменить его.

— Он стал вести себя немного лучше, когда ты ушел из полиции. Некоторое время по крайней мере.

— Думаю, это ему далось нелегко. Он, наверное, боялся, что его могут отстранить от должности, если я напишу рапорт. — Зак очень жалел, что не сделал этого, но он пообещал Бет. Много ночей он провел без сна, размышляя, правильно ли он поступил, вняв ее просьбам.

Бет отвела глаза.

— Я не знаю, что делать.

— Здесь о тебе позаботятся. Найдут другое место, где ты сможешь укрыться. Я прослежу, чтобы ты была в безопасности.

Бет больше не могла сдерживаться, и слезы хлынули у нее из глаз. Зак сделал единственное, что мог придумать в этот момент: прижал ее к себе. Он никогда не умел утешать, особенно женщин, и теперь чувствовал себя чертовски виноватым.

Ронни Эндрюс был его другом — до того, как начал бить жену. Однажды Ронни пересек некую черту, и дружба превратилась в нагромождение обмана и лжи.

Зак погладил Бет по спине.

— Все будет хорошо. Ты сделала первый шаг. Теперь надо двигаться дальше.

Она кивнула, уткнувшись ему в грудь.

— Я попробую. Если ты пообещаешь не звонить в департамент прямо сейчас.

То же обещание он дал ей три года назад. Зак тяжело вздохнул.

— Хорошо, обещаю, что не буду звонить без твоего согласия.

Он почувствовал себя зажатым в тиски прошлого, прошлого, которое не собиралось умирать.

Эрин ходила взад и вперед по коридору, пока не услышала чьи-то шаги.

— Я все утрясла, — доложила Анн, появляясь из-за угла. — Шейла останется, когда на дежурство придет Джим. Тогда здесь будут два охранника, пока мы не спрячем Бет Эндрюе где-нибудь за городом.

— Надеюсь, этого достаточно.

— Возможно, он не догадается, что она здесь. К тому же Бет сказала, что муж занят ограблением в Плезант-Оукс. Это позволит нам выиграть время, если только она не обманывает. — Анн кивнула в сторону двери. — Давно он там?

— Несколько минут.

— Почему бы тебе не пойти и не сказать ей, что комната готова?

Эрин воспользовалась предлогом и вошла в комнату со словами:

— О'кей. Ей нужно хотя бы немного отдохнуть.

Увидев, что Бет прижалась к Заку, а он поглаживает ее по спине, Эрин ощутила противоречивые чувства: что-то похожее на ревность и желание помочь измученной женщине.

— Извините, что я вас побеспокоила.

— Заходи, — сказал Зак, не отпуская Бет.

Эрин направилась к дивану, всеми силами стараясь сохранить имидж социального работника.

— Мы уже приготовили для вас комнату, миссис Эндрюе. Вы отдохнете, а обдумаете все завтра.

— А сегодня? Он может появиться здесь.

— У нас два охранника. И еще один человек следит за порядком снаружи. Он сразу позвонит, если ему что-нибудь покажется подозрительным.

— Это только на сегодня, — добавил Зак. — Я поставлю снаружи одного из своих людей. — Он взглянул на Эрин. — Если можно, конечно.

— Думаю, это будет отлично. А я могу позвонить в департамент и предупредить их.

Бет напряглась.

— Нет!

Эрин вздрогнула, увидев ужас, застывший в глазах Бет Эндрюс.

— Но они могли бы...

— Я пообещал Бет немного подождать, — вмешался Зак. — Дай ей время все обдумать. — Он посмотрел на Бет. — Ты можешь доверять Эрин. Она не подставит тебя.

Бет всхлипнула.

— Хорошо. Ты не мог бы побыть со мной, пока я не засну?

Зак взглянул на Эрин.

— Ты не возражаешь, если я останусь на некоторое время?

Острая боль пронзила Эрин.

— Конечно, но ненадолго.

Зак помог Бет подняться с дивана.

— Покажи нам, куда идти.

— Анн проводит вас и поможет устроиться. Я еду домой немного отдохнуть.

Он улыбнулся.

— Увидимся позже. Спасибо, Эрин. За все.

Эрин постаралась скрыть смятение под ответной улыбкой:

— Это моя работа.

— И ты ее делаешь отлично. — Лицо Зака стало серьезным. — Постарайся немного поспать, о'кей?

Очевидное участие Зака в судьбе Бет Эндрюс не улучшило настроения Эрин. Он заставил ее почувствовать то, что она не хотела бы чувствовать. Она очень сомневалась, что сможет заснуть.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Эрин приняла душ, надела рубашку. Остаток ночи ей вновь предстоит провести одной. Она ощутила одиночество, как только переступила порог дома. Чтобы как-то заполнить пустоту, она достала из холодильника сливочное мороженое. Оно помогло желудку, но не облегчало душу.

Почему ее волнуют отношения Бет Эндрюс и Зака? И как можно позволять себе смешивать личные чувства с профессиональными обязанностями, когда дело касается человека, попавшего в беду?

Понимая, что эти мысли не перестанут терзать ее, она решила не ложиться вовсе. Может, немного почитать? Может, поплакать? Почему-то ей очень хотелось этого. Наверное, просто устала. Кроме чашки чая, тут ничто не поможет.

Она вошла в темную гостиную с каким-то детективом под мышкой и чашкой ромашкового чая. Нащупала выключатель лампы около любимого кресла и включила ее.

— Не можешь уснуть?

Сердце Эрин подпрыгнуло, и она чуть не задохнулась. Повернувшись, девушка увидела на стуле около окна Зака.

Дрожащей рукой она поставила чашку на столик и приложила руку к груди — сердце колотилось как ненормальное.

— Я чуть не умерла от страха.

— Извини, я не подумал.

Когда Эрин немного успокоилась, она заметила покрасневшие глаза Зака. Сжатые в тонкую линию губы. Всем своим видом он, казалось, подчеркивал, что не намерен давать волю эмоциям.

— Как ты попал сюда?

— Тебе следует запирать дверь.

— Понятно... А как ты узнал, где я живу?

— Я следил за тобой.

Значит, он оставался с Бет не больше нескольких минут. Может, все подозрения — плод ее фантазии?

— Ты уехал, когда она уснула?

— Да. Она отключилась, как только коснулась головой подушки. Ты умчалась, даже не сказав «спокойной ночи».

— Для этого существуют телефоны.

— Я хотел услышать это, глядя в твои глаза.

Воспоминания о том, как начинался этот вечер, всплыли в мозгу Эрин. Но сейчас они не могут вернуться к тому, на чем остановились. Слишком много вопросов, которые помешают ей кинуться в его объятия. Возможно, в его отношениях с Бет Эндрюс было нечто большее, чем ей хотелось бы думать.

— Я пью чай. Хочешь?

— У тебя нет виски?

— Есть бренди.

— Годится. Только без чая.

Эрин направилась к шкафу. Когда она повернулась, Зак стоял совсем рядом, в двух шагах от нее. Эрин протянула ему бокал.

— Ваш бренди, сэр.

— Спасибо. — Под взглядом его темных глаз сердце девушки возобновило свой безумный бег.

— Расскажи, как ты сумел уговорить Бет остаться.

Зак сел на диван, тяжело вздохнув.

— Она согласилась остаться только на ночь. — Он жадно глотнул бренди. — Я надеюсь, твоя помощница сможет уговорить ее.

— Не думаю, что ей это удастся. Бет должна сама принять решение. И, может, такой момент наступит.

— Я не очень в это верю. — Зак поставил бокал на кофейный столик и оглядел комнату. — Шикарно! А кто живет в домике на холме?

— Мой отец.

Он медленно улыбнулся.

— О, да?

— Ты, конечно, думаешь, что это ненормально для тридцатилетней женщины — жить на земле своего отца.

— Эрин...

— Но, уверяю тебя, я здесь только потому, что зарабатываю не так много и не могу позволить себе ничего другого. Кроме того...

— Эрин...

— Я живу самостоятельно.

Зак внезапно прильнул к ее губам жадным, страстным поцелуем. Она даже не заметила, когда он встал. А теперь не чувствовала ничего, кроме вкуса бренди на его языке и сильных рук, которые касались ее лица. Все ее существо жаждало следующего поцелуя.

Эрин смотрела на него, оглушенная, не в силах вымолвить ни слова.

— Зачем ты сделал это?

Он наклонился ближе.

— По трем причинам. Во-первых, иначе ты бы не замолчала. Во-вторых, для меня совершенно не важно, почему ты живешь рядом с отцом, это твое дело. И в-третьих, я умирал от желания поцеловать тебя с того момента, как ты вошла сюда — с мокрыми волосами, пахнущая как цветок и в этой рубашке.

Она в растерянности посмотрела на свою рубашку.

— Этой? Но это просто старая махровая рубашка.

Зак провел пальцем по ее щеке.

— Малышка, ты будешь отлично выглядеть даже в лохмотьях.

Эрин открыла было рот, чтобы возразить, но потом решила, что не будет этого делать. Она хотела получить ответы на свои вопросы. Поцелуи и комплименты — это потом. Она еле переборола себя, а он делает все, чтобы разрушить ее деловой настрой. Нельзя допустить, чтобы вес шло так, как хочет этот человек.

Эрин отвела его руки, встала и отошла на безопасное расстояние. Зак слишком взбудоражил все ее существо. Свежий воздух — вот что ей нужно! Через двустворчатую французскую дверь она вышла на балкон.

Прохладный ветер коснулся все еще влажных волос. Эрин несколько раз глубоко вдохнула ночной воздух. Может быть, здесь она сумеет восстановить равновесие, сможет защитить себя от растущего чувства к Заку, пока это не зашло слишком далеко.

Она подошла к ограждению балкона и положила на него руки. Легкий ветерок принес запах гардений и роз из сада напротив. Девушка вспомнила их телефонный разговор, голос Зака, который слушала, лежа, обнаженная, под звездным небом. Вспомнила их встречу в офисе, когда он сумел в одно мгновение превратить ее из деловой женщины просто в женщину.

Теперь он здесь, и она боялась, что ее желание слишком сильно.

Услышав шаги сзади, Эрин задержала дыхание. Особенный запах Зака, более притягательный, эротичный и манящий, чем аромат всей сирени на свете...

— Почему ты убегаешь от меня?

От его голоса с легкой хрипотцой по рукам девушки побежали мурашки.

— Я... я не убегаю.

Однако неуверенный тон опровергал ее слова.

— Хочешь, чтобы я ушел?

— Я хочу знать, зачем ты здесь.

— Не только для того, чтобы закончить то, что мы начали. — В голосе Зака звучало нескрываемое раздражение.

Эрин обернулась, но ничего не сумела прочесть на его лице.

— Тогда скажи, зачем.

— Я хочу понять, что происходит с Бет. Я хочу понять, почему она не уходит от него.

Вот оно что! Он хотел знать ее мнение о своей подруге. Сама Эрин ему не нужна. Что ж, она поспешила снова влезть в шкуру профессионала.

— Если постоянно говорить женщине, что она ничтожество, что никто не захочет ее, она начинает верить в это.

— Это неправда. Она хорошая женщина. Многие мужчины захотели бы ее.

А ты, Зак? Эрин постаралась отогнать мучительные мысли.

— Сейчас она не верит в это.

— И она хороший коп. То есть была.

— Она больше не работает в полиции?

— Ушла. Она говорила, что Рон хочет ребенка.

Эрин стало не по себе.

— Но она не беременна? Велика вероятность, что все будет продолжаться и во время беременности, если она вернется к нему.

— Нет, слава богу! — Зак засунул руки в задние карманы джинсов и, закинув голову, рассматривал ночное небо. — Она говорит, что любит его.

Так он здесь потому, что Бет Эндрюс до сих пор любит своего ничтожного мужа, а не его, Зака?

— Возможно, она действительно его любит.

Зак взглянул на нее; его темные глаза выражали полное недоумение.

— Как такое может быть?

— Вероятно, не только любовь заставляет ее оставаться с ним. Дело еще и в эмоциональной зависимости.

Он покачал головой.

— Как можно так сильно любить, чтобы позволять бить и унижать себя? В этом нет ни капли смысла.

— Большинство людей не приемлет жестокости.

Как и любви. — Сама она давно открыла это для себя.

Зак вытащил руки из карманов и сжал кулаки.

— Я чувствую себя чертовски беспомощным.

— Ты не можешь спасти ее от нее самой. Она сама должна прийти к нужному решению. Может быть, с твоей поддержкой.

— Сомневаюсь.

— Ты недооцениваешь себя, Зак. Ты умеешь добиваться того, чего хочешь.

Он придвинулся к ней.

— Умею?

Его глаза возбуждали какие-то примитивные, спрятанные в глубинах ее сознания желания. Настолько мощные, что ей хотелось бежать от себя самой.

Она не знает, что испытывает Зак к Бет Эндрюс. И она не знает, испытывает ли он по отношению к ней самой нечто большее, чем просто физическое влечение. Ну почему от этих мыслей так больно?

— Зак, уже поздно, нам обоим пора в постель.

— Показывай, куда идти.

— Я имела в виду — порознь.

Словно не слыша ее, Зак разглядывал прекрасное лицо Эрин: маленький прямой нос, чувственные губы, глаза, казавшиеся яркими даже ночью. Ее твердый взгляд привлекал его. Эрин была совсем не похожа на Бет или на его мать. Она была сильной и уверенной в себе. Сейчас это было ему необходимо! Эта женщина нужна ему.

Эрин откинула с лица золотистую прядь.

— Что ты так смотришь? — спросила она.

— Я вижу перед собой прекрасную женщину. Она рассмеялась. Мягкий сексуальный смех, от которого у Зака свело мышцы живота.

— Здесь темно. Это обман зрения.

— Ну а теперь кто себя недооценивает? — Он подошел ближе, взял ее за запястья, прижал к себе. Она не оттолкнула его, и он стал нежно поглаживать ее волосы.

Ее губы раскрылись — приглашение, которого он ждал. Их поцелуй был требовательным и жадным, его язык задвигался у нее во рту, сплетаясь с ее языком. Он прижал ее спиной к стене и сам прижался к ней, давая почувствовать силу своего желания.

Эрин заставила себя оторваться от его губ.

— Зак, нам нужно поговорить.

Он взял ее лицо в ладони.

— Я не хочу сейчас разговаривать. Я хочу быть с тобой.

Она вопросительно и пристально взглянула ему в лицо.

— Ты хочешь меня или тебе просто надо немного расслабиться?

Он хотел и того, и другого, хотел всего, что она может дать ему. Ему нужно было ощущение и ее тела, и ее внутренней силы.

— Тебя, черт возьми. Я хочу тебя! Я умираю от желания.

Положив руки на ее ягодицы, он притянул девушку к себе. Она не сопротивлялась, мягкая и покорная. Зак покрыл поцелуями ее шею, погрузил лицо в ложбинку между грудями.

— Позволь мне заняться любовью с тобой, — прошептал он.

— Зак...

Не давая ей времени возразить, Зак снял с нее рубашку. Какое-то мгновение он изучал с восторгом и наслаждением ее совершенные бедра. Только крохотный кусочек шелка оставался преградой между ними.

Зак обнял ее. Его руки сомкнулись на ее обнаженной спине. Он притянул ее к себе, и от прикосновения ее обнаженных грудей к его груди у него потемнело в глазах.

— Зак, это не очень хорошая идея, — пробормотала Эрин.

— Это великолепная идея! — Он поцеловал ее снова, мягко раздвинув языком губы, как бы намекая на то, что жаждал сделать с ее телом.

Она прервала поцелуй, но не отстранилась от него.

— Не здесь.

— Я думал, ты хочешь показать мне свой балкон.

Эрин взглянула на освещенный дом справа от балкона.

— Это была другая ночь. Я не отдавала себе отчета в своих словах. Твой голос... Я перестала контролировать себя.

Он приподнял лицо девушки за подбородок, чтобы взглянуть ей в глаза. Понять, разделяет ли она его желание.

— Эрин, ты мне нужна! Не так, как ты думаешь. Не только ради секса. По-настоящему.

Неожиданно он почувствовал, как напряглось ее тело. Отстранившись от него, Эрин отступила в сторону.

— Если кто-нибудь не спит на третьем этаже, они могут увидеть нас на балконе, перила не такие уж высокие.

— У твоего отца есть ружье? — спросил Зак, надеясь шуткой разрядить обстановку.

— Он не будет в тебя стрелять.

— Приятно слышать!

— Для подобных вещей у него есть люди.

Зак рассмеялся.

— Великолепно!

— Он мог проснуться и теперь смотрит на нас. Вмешивается в мои дела, как обычно.

— Ты взрослая женщина, Эрин. Тебя не должно заботить его мнение.

— Я знаю, это глупо. Но ты не понимаешь! Он считает, что я его самая большая... — Ее голос задрожал.

Он обнял ее за плечи.

— Твой отец считает, что ты его самая большая... что?

— Неудача! — Она произнесла это раздраженно.

— Как это?

Эрин нервно теребила кольцо на пальце.

— Все очень сложно, Зак.

— Я смогу понять. Я учился в колледже, прежде чем стать копом. Не такой я тупой, как ты думаешь.

— Я так не думаю. — Она улыбнулась, но улыбка быстро исчезла с ее лица. — Когда мне было шестнадцать, я после смерти мамы немного слетела с катушек. Отец отправил меня в интернат для девочек — спрятать до выборов, чтобы не привлекать ко мне внимание общественности, которое в тот момент было ему ни к чему. Там я пошла еще дальше. Я убегала ночью и встречалась с мальчиком, с которым познакомилась в кино. Немного пила. Меня отправили домой. Отец победил на выборах, но до сих пор не может мне простить то время.

— Мы все совершаем ошибки. — Зак знал, что это действительно так. — Я считаю, что теперь он должен гордиться тобой.

— Ты считаешь. Но он-то — нет. По мнению отца, работа в Центре недостойна меня. Ему важнее, чтобы я преуспевала, имела престижную работу, а не занималась любимым делом. Почему-то он до сих пор считает необходимым контролировать все мои дела, хочет быть уверенным, что я снова не собьюсь с пути.

— Ты большая девочка, Эрин. Тебя не должно заботить, что он считает. Знаешь, что думаю я? Ты необыкновенная женщина. И твой отец дурак, если не видит этого. Если бы я только знал, как мне убедить тебя, что ты необходима мне...

Он почувствовал, как тело девушки напряглось в его руках.

— Все слишком быстро, Зак. Я боюсь, что...

— Чего ты боишься?

— Неважно. Мне просто нужно немного поспать.

За какие-то минуты она возвела между ними стену, и Зак не сразу понял это.

— Эрин, мне тоже страшно. Я не очень умею строить отношения. Но я готов попробовать, если ты...

— Не говори больше ничего. Уже поздно. Мне кажется, тебе лучше идти.

Злость охватила его, но дело было не в физическом неудовлетворении. С этим он мог справиться. Труднее было стерпеть, что она вышвыривала его.

— Так вот оно что? Немного развлечься и все кончено?

Эрин смотрела на него широко распахнутыми глазами.

— Но это не так!

— Послушай, Эрин. Если ты позволишь мне остаться, ничего страшного не произойдет. Мы просто проведем ночь вместе. Я не думаю, что кому-нибудь из нас хочется сейчас остаться одному.

Она опустила глаза.

— Прости. Я просто думаю, что мы сможем избежать лишних сложностей, если тебя не будет здесь утром.

— Ты думаешь, папочка не одобрит, что ты занимаешься с кем-то любовью, или не одобрит именно меня?

Она отвернулась.

— Я не понимаю, что ты имеешь в виду.

Он схватил ее за подбородок и повернул к себе.

— Отлично понимаешь. Ты злишься, что он контролирует тебя, но ты по-прежнему пытаешься заслужить его одобрение. Ты в эту игру все время играешь?

— Это не игра, Зак!

— А для меня это выглядит так. — Он снова коснулся ее лица, на этот раз с нежностью. — Плевать мне на твоего отца! Мы подходим друг другу, Эрин. И это только начало.

— Послушай, как ты сказал, я большая девочка, так что можешь не стараться. Я знаю, для чего все это.

— Тогда скажи для чего, я ни черта не понимаю!

— Желание. Секс между двумя взрослыми людьми, которые захотели этого.

Черт, нет! Он хотел большего. Но... он не может вынести даже мысль о том, что не увидит ее снова.

— Мы не обязаны решать все сегодня.

— Я уже решила. Будет лучше, если ты уйдешь.

— Отлично, — сказал он. — Я займу ненадолго твою ванную, но я не уйду, пока мы все не обсудим. Не надейся.

Эрин чуть было не окликнула его. Чтобы сказать, что передумала, что хочет провести с ним ночь. Всю ночь заниматься с ним любовью. Но она не могла. Ей хотелось избежать еще большей сердечной боли. Она прекрасно понимала, что отношения не могут быть вечными, что бы там ни говорил Зак. Ему нужен кто-то похожий на Бет. Чтобы он мог защищать ее. Чтобы она была идеальной женой. Уоррен сумел убедить Эрин, что она-то никогда не станет такой. То же говорил и ее отец.

Эти двое мужчин научили ее, что, если будет слабой, она ничего не добьется. Сегодня Зак заставил ее показать свою слабость. И она испугалась. Ей очень хотелось забыться в его искренней нежности, слушать его утешения. Но какова будет цена? Она не могла позволить себе раскрыть ему свое сердце.

Медленно она прошла обратно в комнату. Все в ней было как всегда. Только на столике стояли ее чашка и пустой бокал Зака.

Открылась дверь ванной. Оттуда вышел Зак в аккуратно заправленной рубашке и с расчесанными волосами.

Эрин подошла к дивану, не зная, что сказать.

— Надеюсь увидеть тебя завтра в приюте.

— Не пытайся от меня избавиться. Садись. Мы должны поговорить.

Неожиданно зазвонил телефон. Эрин вздрогнула. Она схватила трубку, решив, что звонят из приюта. Вдруг Эндрюс нашел свою жену? Она ждала плохих новостей.

— Алло?

Ответом была зловещая тишина, затем в трубке послышалось тяжелое дыхание.

— Миллер хорош, мисс Брейли?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Эрин судорожно сжала трубку.

— Кто это говорит?

Угрожающий смех подтвердил ее догадку.

— Я слежу за тобой. Это все, что тебе нужно знать.

Трубку повесили.

Зак моментально оказался рядом с ней.

— Если что-то случилось с Бет, я должен знать.

— Это не из приюта.

— Тогда кто это?

— Я не уверена. — Но она точно знала, кто.

— Мужчина или женщина?

— Мужчина.

— Что он сказал?

— Он сказал... — Но Зак имел право знать. – Он спросил, был ли ты хорош. Сказал, что следит за мной.

— Это был Эндрюс, ведь так?

— Возможно.

— Он назвал меня по имени?

— Да.

— Значит, это он. — Зак стукнул кулаком по стене. Эрин вздрогнула. — Черт! Теперь из-за меня ты в опасности.

Эрин положила руку ему на плечо.

— Это не твоя вина, а моя. Он ищет свою жену.

Зак посмотрел на нее жестким взглядом, его темные глаза яростно сверкали.

— Он ненавидит меня, Эрин, и использует тебя, чтобы добраться до меня.

Она крепко сжала руки, пытаясь унять дрожь. Не надо Заку знать, насколько звонок Эндрюса напугал ее.

— Тогда он, наверное, знает, что Бет в приюте.

— Черт возьми, конечно, знает.

— Но мне позвонят, если он туда сунется.

Зак потер шею и тяжело вздохнул.

— Он слишком умен для этого. Я знаю, как он будет действовать: прятаться и наблюдать. Стоит ему заподозрить, что я снова общался с Бет, он будет жаждать моей крови, если только Бет сама к нему не вернется. Но помоги ей Бог, если она сделает это.

— Тогда мы должны сделать все, чтобы этого не случилось.

— Что мы можем сделать?!

Эрин знала, что он прав. Как бы они ни охраняли приют, Эндрюс не только муж, но и высококлассный полицейский. То, что пришло в голову Эрин, ей и самой казалось абсолютно безумным.

— Она может остаться со мной, — проговорила Эрин.

Зак нахмурился.

— Ты сошла с ума. Этот идиот только что продемонстрировал, что он знает, где ты живешь.

— Ты прав. Я об этом не подумала.

— Но она может пожить у меня.

Ее пронзила острая боль.

— Ты думаешь, там она будет в безопасности? Разве он не знает, где ты живешь?

— Наверное, знает, но я смогу защитить ее.

— Ты не можешь оставаться с ней двадцать четыре часа в сутки.

— Мои люди будут охранять ее, пока не откроется второй приют или мы не убедим ее укрыться где-нибудь еще.

Он был прав. Но Эрин не могла смириться с мыслью, что Бет будет жить под одной крышей с Заком. Однако безопасность Бет важнее.

Эрин вздохнула.

— Это, наверное, хорошая идея, если она согласится.

— Когда ты будешь дома, мои ребята будут охранять и тебя.

— В этом нет необходимости. Охранники моего отца работают круглосуточно.

— Тогда мы их предупредим.

Эрин испугалась:

— Нет, не делай этого! Тогда мне придется все объяснять отцу. Он и так не одобряет мою работу, а предположение, что мне грозит опасность, только подольет масла в огонь.

Зак схватил ее руки.

— Слушай внимательно, Эрин! Это не игрушки. Эндрюс может причинить тебе боль.

Она гордо вскинула голову, хотя на самом деле сердце у нее замирало от страха.

— Сейчас мы должны сделать все, чтобы обезопасить Бет.

Зак отпустил ее и вытащил ключи из кармана.

— Ладно, но ты поедешь со мной.

Эрин недовольно посмотрела на него.

— Со мной все будет в порядке! Поезжай и позаботься о Бет.

— Я уже сказал, что возьму тебя с собой, на всякий случай.

— На какой случай?

— Если он поджидает тебя.

Тишина в приюте обеспокоила Зака больше, чем возможное появление там Эндрюса. Зак ждал, пока Эрин разговаривала с охранником, и время от времени ощупывал пистолет в кобуре под пиджаком.

Эрин выглядела страшно измученной. Было около четырех часов утра, но о сне думать не приходилось. Ужасная ночь. Эрин закончила разговор и подошла к Заку.

— Хочешь, чтобы я разбудила ее?

Зак оттолкнулся от перил.

— Нет, я сам это сделаю.

Зак пошел за Эрин, ступая так тихо, как только мог. Эрин провела его в комнату в конце коридора на втором этаже, постучала и приоткрыла дверь.

— Миссис Эндрюс?

Бет сидела на стуле около кровати, пытаясь зашнуровать ботинки. Зак пригляделся.

— Что это ты делаешь?

Бет ответила, не оставляя своих попыток:

— Я возвращаюсь домой.

Зак судорожно искал слова, которые могли бы убедить ее остаться. Он хотел было рассказать о звонке Рона, но счел за лучшее пока подождать. Она должна сама решить.

— У меня есть идея получше. Ты поедешь ко мне.

Бет посмотрела на него:

— Это безумие.

— Нет. Это лучшее место для тебя.

— И что будет дальше, Зак? Думаешь, Рон оставит меня в покое и пойдет своей дорогой? Мы оба знаем, что такого никогда не будет.

— Мы получим охранное предписание.

— И он взбесится, потому что, возможно, потеряет работу.

Эрин сделала шаг вперед.

— Миссис Эндрюс...

— Зовите меня Бет.

Эрин улыбнулась.

— Хорошо, Бет. Я думаю, вам следует принять предложение Зака. До открытия нового приюта осталась пара недель. Там Зак будет обеспечивать личную безопасность.

— Я знаю о новом приюте, — сказала Бет. — Рон совсем взбесился, услышав о нем.

Когда Эрин заговорила, Заку показалось, что ее голос звучит виновато.

— Ваш муж приходил ко мне. Но он не знает, где находится приют. Вы будете там в безопасности.

Бет поднялась и сразу схватилась за бок.

— Я нигде не буду в безопасности, пока он жив.

Эрин расстроено посмотрела на Зака и направилась к двери.

— Обсудите это. Я буду внизу.

Когда дверь закрылась, Зак повернулся к Бет:

— Ты не можешь вернуться домой. Я тебе не позволю.

Бет с трудом сделала шаг.

— Ты не можешь остановить меня.

Зак поддержал ее.

— Я обязан. Мы должны его остановить! Он не соображает, что делает, Бет. Он звонил Эрин домой и угрожал ей.

От слабости колени у Бет подогнулись. Она оперлась на Зака, и он подвел ее к кровати. Бет тяжело опустилась на край.

— Что он сказал?

— Что следит за ней. — Зак не знал, как рассказать ей о звонке, умолчав о главном. Но если он будет врать, Бет обязательно почувствует это. — Он видел Эрин и меня вместе.

— Он не говорил про меня?

— Нет. Но ты должна хотя бы ненадолго переехать ко мне. Пусть Ронни немного остынет. А затем Эрин сможет подыскать для тебя безопасное место.

— Это все уже было. Длилось ровно две недели. Ронни даже подарил мне щенка стаффордширского терьера. Но когда тот сжевал его любимую бейсбольную перчатку, он его вышвырнул. А потом поколотил меня для профилактики.

Зак покачал головой, с трудом сдерживая готовые вырваться ругательства.

— Как он мог дойти до такого?

Бет пожала плечами.

— Рон, наверное, перенапрягался на работе.

— Бет, мы все перенапрягались.

— Но ты хорошо с этим справлялся.

— Наверное. Но иногда я боюсь... А, неважно.

Она встала и мягко опустила руку ему на плечо.

— Боишься чего? Что станешь таким, как твой отец? Перестань, Зак. Ты не такой, как он или Ронни. И никогда не будешь таким.

— Я слетаю иногда с катушек. Иногда даже сильнее, чем другие. Спроси у Эрин.

Бет грустно улыбнулась.

— Мне кажется, она может за себя постоять.

Зак подумал: хорошо, что она улыбается.

— Мы здесь не для того, чтобы говорить обо мне и Эрин. Я лишь хочу убедить тебя на время переехать ко мне.

— Мне не нравится эта идея, Зак. Я должна ехать домой и никого не впутывать в свои семейные дела. Я имела с ним дело двенадцать лет. Я справлюсь.

Взгляд Зака красноречиво свидетельствовал, как мало он верит словам Бет. Он выразительно посмотрел на ее руку и кровоподтеки.

— Не думаю, что ты с этим справишься. Я твердо намерен спрятать тебя, пока мы не убедился, что тебе ничего не грозит.

— Не думаю, что это возможно. Если надавить на него через департамент, ему придется сдать оружие и оставить оперативную службу. Его могут и совсем уволить, если вмешается министерство внутренних дел. Тогда он совсем сойдет с ума.

Бет была права, и Зак знал это.

— Мы подумаем об этом позже. Сейчас нужно сделать так, чтобы он, по крайней мере не мог больше тронуть тебя. Так ты едешь?

— Только если ты пообещаешь, что не будешь пока сообщать в департамент.

— О'кей! Я пока не буду вмешиваться. Но если он что-то сделает с тобой снова... или с Эрин... тогда я убью его.

Она отступила и изучающе посмотрела на него.

— Что же происходит между тобой и мисс Брейли?

Что ему ответить? Он не мог сказать: «Это просто физическое влечение, Бет». Зак сам не знал, что же действительно происходит между ним и Эрин. Но одно он знал точно: она разбудила в нем чувства, которые он похоронил так давно, что даже забыл об их существовании.

— Мы просто пару раз поужинали вместе. Я поехал к ней после того, как ты уснула. Тогда он и позвонил ей.

Бет смотрела на него без осуждения.

— Вот почему ты так на нее смотришь. Ты попался, не так ли?

— Я не смотрю на нее как-то по-особенному.

— Нет, смотришь, хочешь ты это признать или нет. — Бет грустно вздохнула. — Я надеюсь, она догадывается, как ей повезло.

Зак подошел к картинке, которая изображала одинокую розу в пустыне. «Немного ухода, и любовь расцветет даже в бесплодной пустыне», — было написано под ней.

— Я бы не сказал, что связаться со мной — большое везение.

— Ты очень хороший человек, Зак! Все, что тебе нужно, — это подходящая женщина.

Но является ли Эрин такой женщиной? Сможет ли он убедить ее, что ему нужно больше, чем ее тело? Ему нужно намного, намного больше.

Он повернулся к Бет и заставил себя вернуться к реальности.

— Пора идти. Нужно, наконец доставить тебя в безопасное место.

Он больше не даст Рону Эндрюсу поднять на нее руку. Не даст ему снова выиграть. Он сделает все, чтобы уберечь Бет. И Эрин.

Это был прекрасный сон. Эрин почувствовала легкое, нежное прикосновение к щеке и решила, что не стоит просыпаться. Она хотела, чтобы этот сон никогда не кончался.

— Эрин!

Этот глубокий голос не был сном. Эрин узнала его, и тепло разлилось по сонному телу. Она с трудом открыла глаза. Зак пристроился на краю дивана, на который она всего лишь несколько минут назад прилегла отдохнуть. Она взглянула в лицо, склонившееся над ней. Удивительно красивое лицо, которое ей хотелось бы видеть каждое утро. Значит, это только сон.

— Ты давно здесь? — спросила она хрипловатым со сна голосом.

— Несколько минут.

Эрин приподнялась на локте.

— Я долго спала?

— Недолго. Бет разговаривает с Анн. Она почти готова ехать. Я хотел сказать «до свидания».

Эрин, несмотря на укол ревности, заставила себя улыбнуться.

— Значит, она едет к тебе!

— Да, но я не знаю, как долго мне удастся удерживать ее.

— Надеюсь, пока не откроется новый приют.

— Она не уедет из города. Здесь живут ее мама и сестра. Бет их не оставит.

— Ты с ними разговаривал?

— Пару минут назад я звонил ее сестре. Они несколько месяцев не видели Рона. Я сказал, чтобы она была осторожна, если он вдруг решит нанести им визит. Но ее муж, Ким, крепкий парень, который за себя постоит. Тем более, что он никогда не любил Рона.

— Я его понимаю. — Эрин потянулась. Все ее тело ныло от усталости. — Ну, надеюсь, все будет в порядке.

— Есть одно «но».

— Какое?

— Твоя безопасность. Ты можешь переехать ко мне.

Эрин коротко рассмеялась.

— Ну конечно! Я, ты и Бет в твоей квартире. Вряд ли при этом Бет согласится задержаться.

— Ты нравишься Бет. Как и мне. — Зак поцеловал кончик ее носа.

Эрин постаралась не утонуть в глубине его темных глаз, опасаясь, что в таком случае ей будет слишком трудно возвращаться к действительности.

— Ты очень обходителен этим утром.

— Я пытаюсь оправдать себя в твоих глазах за прошлую ночь.

Эрин прижала палец к его губам.

— Никаких сожалений. Все прошло, не стоит об этом думать.

Зак взял ее руку и поцеловал ладонь.

— Почему бы не начать снова? Попробовать еще раз? Сделать лучше? — Он прижал губы к ее запястью. — Медленнее. — Он продолжал целовать руку, продвигаясь вверх. — Всю ночь.

Его страстное бормотание вновь пробудило в девушке желание, которому сейчас не должно быть места. А затем он поцеловал ее, медленно и нежно, и Эрин почувствовала томный жар во всем теле.

Зак оторвался от ее губ и встал, улыбаясь.

— Кстати, ты прекрасна, когда спишь.

Эрин покраснела и сказала то, что не собиралась говорить:

— Увидимся позже.

Он взял ее руку и слегка сжал.

— Ты пообещала! Я тебе тоже кое-что обещаю, Эрин.

— Что?

— Наступит день, когда ты станешь моей. Ты вся. Понимаешь? — Он нагнулся и положил руку ей на грудь, туда, где билось, захлебываясь, ее сердце.

И он оставил Эрин наедине с ее мыслями. Ей казалось, что она никому не может позволить завладеть ее сердцем.

Несколько часов спустя Зак сидел, откинувшись в своем кресле и уставившись на телефон. Разочарованный, что Эрин не появилась в новом приюте, он вернулся в офис и прождал ее еще час.

Зак чувствовал себя виноватым, что не спешит к Бет, хотя знал, что ее надежно охраняют. Когда он разговаривал с ней некоторое время назад, она клялась, что собирается проспать весь день, и пообещала никуда не уходить. Пока.

Теперь он должен решить, как поступить с Роном. Бет права: Рон всегда был хорошим копом. Но никудышным мужем, как и отец Зака. Обоих уважали и ценили на работе, и на людях они вели себя достойно. А дома срывали свое напряжение на близких.

Отец Зака умер от алкоголизма, до самой смерти оставаясь уважаемым в обществе человеком. Мать скончалась несколькими годами позже, так и не дождавшись нежности и участия от человека, которого страстно любила всю жизнь. А Ронни не переставал истязать Бет — лучшего друга и напарника, какого Зак когда-либо знал.

Зак позвонил в департамент и узнал все, что было нужно, сказав, что ему необходимо срочно найти Эндрюса.

Когда он повесил трубку, его мысли вернулись к Эрин. Ему хотелось увидеть ее, хотя бы ненадолго. Но у него, по крайней мере есть завтрашний вечер с Эрин.

Зак надеялся, что до этого ее хотя бы услышит, учитывая то, что он собирался сделать. У него не было выбора: он поставил охрану у ее квартиры, не спрашивая ее согласия. Завтра утром он поедет в приют и узнает, что она об этом думает.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Ты мне не объяснишь, что за парень припарковал машину у меня во дворе прошлой ночью?

Эрин держала на руках малыша и проговорила все это с натянутой улыбкой.

Она еле сдерживала раздражение.

— Это был Мак. Или Грег. Грег дежурит с полуночи.

Она оторвала ручку мальчика от своих волос.

— Мне кажется, я уже говорила, что мне не нужна дополнительная охрана. В конце концов, это был просто телефонный звонок.

Теперь уже разозлился Зак.

— Черт возьми, Эрин, этот человек тебе угрожает. Перестань упрямиться! Сейчас не время для этого.

Она кинула на него уничтожающий взгляд и кивком указала в сторону малышей, которые сидели около телевизора.

— Не повышай голос, пожалуйста, и следи за выражениями.

— Извини, — пробормотал он. — Почему ты не подходила к телефону прошлой ночью?

— Я устала и рано легла.

— Могла бы хоть позвонить и сказать, что с тобой все в порядке.

— Я большая девочка, не забывай! Кроме того, я решила, что тебе и Бет нужно время, чтобы все обсудить.

Да, он поговорил с Бет, но особо не преуспел. Она считала, что ей лучше вернуться к Рону, но пообещала, что подождет до выходных.

Эрин подняла руку, прикрывая рот, и зевнула.

— Кажется, ты не особенно выспалась. — Он тоже. Он постелил Бет в гостевой комнате, а сам провел ночь на диване. И, конечно, думал об Эрин.

— Я отлично спала. — Она отвела взгляд, но Зак успел заметить в ее глазах виноватое выражение.

— А я нет.

— Я сказала, что я спала... хорошо, вот и все. — Она запнулась, и Зак понял, что и ей не спалось.

— Ты здесь уже закончила?

Эрин посадила малыша в манеж и дала ему резиновую желтую уточку. Тот немедленно швырнул ее на пол. Эрин нагнулась, подняла игрушку и снова отдала мальчику.

— Нет. Еще минут десять.

Ребенок что-то залепетал, засмеялся и снова кинул игрушку. Эрин подняла. Он бросил ее опять.

«Так держать, парень!» Заку нравилась эта игра, и особенно как черные брючки обтягивали Эрин каждый раз, когда она нагибалась за игрушкой.

— А кроме тебя, некому последить за детьми?

— Мне нравится возиться с ними.

— Восхищаюсь этим, но выглядишь ты ужасно.

— Спасибо, Зак. Ты умеешь сказать женщине приятное.

Кто-то из них должен, наконец заткнуться.

— Я не хотел тебя обидеть. Просто тебе нужно отдохнуть. Как и мне. — Он подмигнул. — Хочешь присоединиться?

Она гордо выпрямилась.

— Зачем ты пришел, Зак Миллер?

Зак улыбнулся ее высокомерному тону.

— Сказать тебе, что предварительная работа во втором приюте закончена. И спросить, остается ли все в силе на сегодняшний вечер.

На ее лице отразилось смятение.

— Сегодняшний вечер?

— Дом твоего отца. Вечеринка.

Эрин всплеснула руками.

— Господи, я и думать забыла про эту чертову... — она виновато оглянулась через плечо, но дети были увлечены видео, — про эту треклятую вечеринку, — уже тише договорила она.

— Ты по-прежнему хочешь, чтобы я тебя сопровождал?

— Да, встретимся около семи. Только если ты прекратишь эту ерунду с охраной.

— Договоримся. Как долго все это продлится?

— Не очень. Я так устала, что не выдержу слишком долго.

— Мы сбежим пораньше. У меня есть планы получше.

Эрин высвободила руку.

— Пойти в какой-нибудь бар с Джилом?

Зак пытался не обращать внимания на ее сарказм и явное намерение избегать его прикосновений. Хотя последнее волновало его куда больше, чем ехидный тон.

— Пусть это будет сюрприз. — Он наклонился к девушке и прошептал: — Ты же любишь сюрпризы?

Эрин натянуто улыбнулась.

— Когда как.

— Этот тебе понравится. Я обещаю.

Эрин твердо решила про себя, что получит удовольствие от вечеринки, даже если ей придется поступиться своей гордостью, унижаясь перед гостями. Еще она пообещала себе, что будет любезна с Бет и удержит свою ревность при себе.

Эрин заехала домой, переоделась и обратила внимание, что человек Зака по-прежнему дежурит у подъезда. Вообще-то у нее не было серьезного намерения избавиться от предложенной охраны. Время покажет, что к чему.

Она появилась у Зака на сорок пять минут раньше, надеясь, что он еще не готов и у нее будет время поговорить с Бет, убедить ее оставить Рона. Когда она позвонила, дверь открыла Бет. Значит, Зак в ванной.

— Заходите, — пригласила Бет, вытирая руки кухонным полотенцем.

— Странно, что Зак позволил вам открывать дверь.

— Для этого существуют глазки. — Бет указала на диван. — Он сегодня уже второй раз бреется.

— Спасибо. — Эрин присела и аккуратно поправила платье. — Отлично выглядите! Не многим идет красное.

— Это мой любимый цвет.

— А мне больше подходит голубой.

— Вижу, вы нашли одежду.

— Рубашка — Зака, джинсы — мои. Зак не разрешил мне ходить по магазинам, а доверять покупки ему нельзя.

— О, я ничего об этом не знаю. Мы с ним совсем недавно знакомы...

— Правда? — Бет присела на краешек стула. — По тому, как он о вас говорит, можно подумать, что вы знаете друг друга давным-давно.

Эрин смотрела куда-то в угол гостиной.

— Меньше недели.

— А я, кажется, его целую вечность знаю.

— Он мне говорил. — Против воли голос ее прозвучал холодно.

— Послушайте, Эрин, — сказала Бет серьезно. — Я здесь потому, что на этом настоял Зак. Если вы думаете, что между нами что-то есть, то ошибаетесь. Мы как брат и сестра. Нас всегда связывала только дружба.

Эрин стало очень стыдно. Она раньше никогда не ревновала.

— Извините. Я знаю, что вы и Зак — лучшие друзья, и я никогда не попытаюсь встать между вами.

Бет искренне улыбнулась.

— Я знаю его лучше, чем другие. Вы ему очень нужны. Да взгляните на себя! Какой мужчина в здравом уме не пожелал бы вас!

Эрин нервно рассмеялась и крепко сжала край дивана.

— Спасибо, но, мне кажется, Заку нравится другой тип женщин.

— Может быть, но выбрал он именно вас.

Эрин думала, а что, собственно, могло в ней понравиться Заку? Не то, чтобы она недооценивала свою внешность или умение подать себя. Ей с детства внушали, что женщина всегда должна отлично выглядеть, уметь вести себя, вообще являть собой идеал во всех отношениях. А работая в приюте, она поняла, что ясное осознание, чего она действительно стоит, придает ей уверенность и на работе. Оставалось только надеяться, что Заку Миллеру нравится не только ее внешность. Впрочем, почему это должно ее волновать? В конце концов, с ее то стороны не было ничего, кроме физического влечения. Разве не так?

Зак вошел в комнату в расстегнутой и не заправленной рубашке, которая открывала темные волосы на груди.

— Ты рано.

Эрин изо всех сил старалась не обращать внимания на его широкую грудь и влажные после душа волосы, которые выглядели невероятно привлекательно.

— Я не из тех женщин, которые всегда опаздывают на свидания, — сказала она, покосившись на Бет, потом снова посмотрела на Зака.

Тот ухмыльнулся.

— Уверен, ты любишь быть на высоте.

Бет покраснела.

— Миллер, это уже слишком.

— Ты знаешь, что я прав, Бетти, — сказал он и исчез. Эрин улыбнулась.

— Да, это что-то!

Бет печально покачала головой.

— Зак хороший человек, Эрин. И заслуживает лучшего. Он уже и так много страдал.

Эрин хотела знать о нем все, но Зак должен рассказать ей это сам. Если захочет. Она постаралась скрыть свою заинтересованность за очередной нервной улыбкой.

— Я думаю, что каждому, кто причинит ему боль, придется отвечать перед вами?

— Нет, это на их совести. А нечистая совесть хуже, чем физическая боль.

Эрин молча согласилась. Она знала, что чувство вины делает с людьми ужасные вещи.

Бет встала. Она побледнела и выглядела совсем измученной. Эрин спросила:

— Как вы себя чувствуете?

— Не беспокойтесь. Просто устала. Думаю, мне лучше лечь пораньше.

— Если вам нужно с кем-нибудь посоветоваться, вы всегда найдете меня в приюте. Анн очень хороший человек, но я могу выслушать вас как друг.

Глаза Бет затуманились, и внезапно оказалось, что они не серые, а голубые.

— Я знаю одно: мне стыдно. Стыдно, что я позволяю ему бить меня, что не смогла ничего изменить за двенадцать лет брака.

Волна ярости захлестнула Эрин. Она столько раз слышала подобные признания!

— Это не ваша вина, Бет. Рон привык разряжаться, причиняя вам боль. Вы привыкли молча терпеть его жестокость. Ужасный замкнутый круг, который можете и должны разорвать только вы.

Бет с горечью посмотрела на Эрин.

— Когда-то Ронни был хорошим мужем. У него трудный характер, но он не бил меня постоянно. А иногда бывал очень заботлив. Все разрушилось, когда Рон стал снимать стресс с помощью виски.

— Алкоголь лишь придает ему смелости. Ярость — в нем самом.

— О, это я хорошо знаю!

Эрин почувствовала, что переступила границу, которую не должна переступать. Бет — умная женщина, и она прошла через такой ад, который Эрин и не снился.

— Я не хотела давать вам ненужные советы. Я просто хочу, чтобы все это благополучно закончилось. Зак хочет того же.

— Чего я хочу?

Зак вошел в комнату. В смокинге он производил потрясающее впечатление.

Эрин оторвала взгляд от Зака и с видом заговорщика взглянула на Бет.

— Я просто говорила Бет, что мы оба желаем ей отдохнуть сегодня и не волноваться. Правда?

Бет завела руки за спину и потянулась.

— Правда. Я чертовски устала. Зак, разбуди меня утром до того, как уйдешь.

— Грег будет на улице, если тебе что-то потребуется. Я запру дверь, когда мы будем уходить.

Уже направляясь в спальню, Бет бросила через плечо:

— Если, конечно, ты будешь здесь утром...

В комнате повисла неловкая тишина.

— Ты готова?

Эрин с трудом заставила себя оторваться от разглядывания разворота его плеч, обтянутых великолепной черной тканью, смуглой кожи, контрастирующей с белоснежной рубашкой, аккуратно уложенных волос. У него был невероятно привлекательный вид. Зак выглядел слишком прекрасно, чтобы можно было не обращать на это внимания.

У Эрин слегка мутилось в голове. А уловив запах его одеколона, она поистине лишилась дара речи. Как она могла подумать, что сможет продолжать на него злиться?

— Готова к чему? — пробормотала она, когда наконец смогла произнести хоть слово.

Зак улыбнулся:

— К вечеринке. Или у тебя на уме что-то другое?

У Эрин в мозгу роилась масса мыслей, никак не связанных с тем, куда они направлялись. Но она выкинула эти опасные мысли из головы.

— Боюсь, долг зовет.

Зак предложил ей руку.

— Хорошо, как только ты покончишь с долгом, мы подумаем о твоем удовольствии.

Среди грузных, обвешанных драгоценностями матрон Эрин привлекала к себе внимание. Мало кому могло пойти красное платье, закрытое спереди и с глубоким вырезом сзади. Эрин грациозно двигалась среди толпы и была, бесспорно, самой красивой в зале.

Зак стоял около тяжеловесной абстрактной скульптуры в углу комнаты. Тихое, уединенное место, где он мог потягивать шампанское и беспрепятственно разглядывать Эрин.

Особенно волновала Зака ее обнаженная спина. Он представлял, как вынимает шпильки из ее волос, одну за другой, перед тем как коснуться губами нежной стройной шеи девушки.

Эрин поймала его взгляд и улыбнулась. Зак улыбнулся в ответ. Какой-то политик разговаривал с Эрин и при этом смотрел на нее влюбленным взглядом. Его вид позабавил Зака. Он не мог винить этого парня. Эрин была из тех женщин, в которых любой нормальный мужчина не мог не влюбиться. Пока это несерьезно, пусть себе восхищается. И пусть Бог поможет бедняге, который по-настоящему полюбит ее. Зак не хотел бы быть этим несчастным. Если только еще не слишком поздно рассуждать об этом.

Эрин извинилась и направилась к Заку. При одном взгляде на нее у него заколотилось сердце, а рука, державшая бокал, задрожала.

— Что ты здесь делаешь совсем один? — спросила девушка с лукавой улыбкой.

— Вы заигрываете со мной, мисс Брейли?

— Возможно...

— Значит, ты на меня больше не сердишься?

— Немного. Но я попробую забыть об этом, если ты пожертвуешь на доброе дело.

— Какое дело?

— Приют, конечно, — сказала она с недовольным видом. — Причина, по которой мы здесь.

— Если ты помнишь, я уже сделал это в офисе. — Зак наклонился и прошептал: — Но я готов повторить...

Эрин улыбнулась и повернулась к нему спиной, в то же время, придвинувшись ближе.

— Вы намерены быть сегодня плохим мальчиком, да, мистер Миллер?

— Я намерен быть очень хорошим мужчиной, мисс Брейли. Что на тебе надето под платьем?

Эрин оглянулась, почти прикоснувшись щекой к его плечу.

— Почему ты спрашиваешь?

Зак вдохнул запах ее духов и почувствовал, как все его тело обдало жаром.

— Я весь вечер смотрел на тебя и не заметил никаких швов. Открой секрет.

Эрин кивком указала на зал:

— Позже. Сейчас ты должен познакомиться с моим отцом.

У Зака сразу упало настроение. Как раз когда он начал наслаждаться этой игрой, появляется — совсем некстати — Большой Папочка. Но это должно было произойти рано или поздно. Может, даже лучше покончить со всем этим и побыстрее отсюда убраться, чтобы остаться наедине с Эрин.

— Ну, и куда же идти?

Эрин высвободила руку и нахмурилась.

— Сегодня ты меня просто сопровождаешь, не забывай.

Он закипел от злости, но сдержался. Она не позволяет дать ему забыть, что он здесь только для того, чтобы играть нужную ей роль. Это очень задело его.

— Отлично, я буду тем, кем ты хочешь.

Она снова улыбнулась ему.

— Это может быть нам на руку.

Черт ее подери, подумал Зак. Каждое ее слово, все, что Эрин делала, выбивало его из колеи. Она была полна противоречий. Настоящая женщина-головоломка. И он не мог насытиться ею.

Выражение лица Роберта Брейли из делового стало самодовольным, когда дочь приблизилась к нему. Она обняла его, и Зак заметил, что Эрин почти такого же роста, как отец, и чем-то они похожи. Пожалуй, цветом глаз. Худенькая, стройная Эрин и ее погрузневший с возрастом отец держали себя с одинаковым достоинством и уверенностью.

— А я-то думал, куда ты пропала, — сказал Роберт Брейли, бросив беглый взгляд на Зака.

Эрин изобразила невинную улыбку.

— Я зондировала почву насчет пожертвований. Как ты меня учил.

— Это хорошо. — Роберт протянул руку Заку. — Я Роберт Брейли, мистер...

— ...Миллер. Зак Миллер.

К удивлению Зака, Эрин взяла его под руку.

— Мистер Миллер отвечает за охрану второго приюта. Мы многим ему обязаны.

Старший Брейли потер рукой подбородок.

— Простите, но ваше лицо кажется мне очень знакомым. Мы раньше не встречались?

Зак кашлянул.

— Да, несколько лет назад. Вы выступали на банкете Ассоциации полицейских.

Роберт щелкнул пальцами.

— Вы абсолютно правы! Насколько я помню, вы спасли двух людей, хотя это было не ваше дежурство.

Эрин удивленно взглянула на Зака.

— Правда? А я и не знала, что вы герой.

Зак, проклиная краску, которая залила его лицо, слегка ослабил узел галстука.

— Я просто выполнял свою работу. — Он ненавидел, когда его хвалили.

— Это было очень смело, — заметил мистер Брейли. — Значит, теперь у вас свой бизнес?

— Да. Примерно три года.

— Как называется ваша компания?

— «ЗМ — Система безопасности».

Роберт снова потер подбородок.

— Никогда о такой не слышал. Эрин? — Он посмотрел на дочь, затем снова на Зака. — Вы хорошо друг друга знаете?

Эрин повертела сапфировое кольцо на пальце.

— Мы познакомились несколько дней назад, когда обсуждали детали обеспечения безопасности.

— Я видел машину вашей компании на парковке у нашего дома поздно ночью пару дней назад. Точнее сказать, рано утром. Странное время для делового разговора, не так ли?

Зак снова затеребил воротник, проклиная туго завязанный галстук и свою неосторожность. Как он мог не снять магнитный знак с машины? Теперь у него не было выбора: он должен спасти репутацию Эрин, даже рискуя разозлить ее по-настоящему.

— Сэр, в приюте были проблемы. Эрин угрожали...

— Зак, — процедила Эрин сквозь зубы. — Я не думаю, что стоит обсуждать это здесь.

— Как «угрожали»? — Роберт озабоченно сдвинул брови.

— Мы не думаем, что это серьезно, но я поставил у дома своих людей.

Лицо Роберта Брейли буквально окаменело.

— Почему ты мне не сказала, Эрин?

— Все в порядке, отец. Мы контролируем ситуацию. Ты не должен так расстраиваться.

Роберт пожал плечами.

— Я не расстраиваюсь, а беспокоюсь о тебе. Если потребуется, я откажусь от поиска источников финансирования.

— Тебя не это волнует, — тихо и медленно произнесла Эрин.

— Именно это. Я не хочу, чтобы ты стала мишенью для какого-нибудь мерзавца. А пока я усилю охрану моей службой.

— Я уже позаботился об этом, сэр, — настойчиво проговорил Зак.

Роберт Брейли нахмурился.

— Я лучше знаю, как защитить свою дочь. Не хочу вас обидеть, мистер Миллер, но я ничего не знаю о вашей компании.

— У меня работают лучшие...

— Это вы так говорите...

— Ну, хватит! Прекратите!

Зак и Роберт одновременно повернулись к Эрин. Ее голубые глаза потемнели, и Зак подумал, что сейчас не поздоровится им обоим.

— Мне почти тридцать лет, и я могу сама о себе позаботиться. — Эрин смерила отца ледяным взглядом. — Все, что я от тебя хочу, — это сохранение нашей договоренности по поводу дотаций. — Она взглянула на Зака: — Прошу меня извинить, — повернулась и ушла.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Зак поспешил распрощаться с Робертом Брейли и бросился за Эрин. Лучше поговорить с ней прямо сейчас, пока она всерьез не завелась.

Эрин завернула за угол и оказалась у открытой двери в какое-то помещение. Она вошла и собиралась захлопнуть дверь, но Зак успел придержать ее и вошел следом за ней.

Оглядевшись, он сообразил, что оказался в огромной ванной. Здесь могла бы поместиться вся его квартира и еще грузовик в придачу. Красные полотенца и ковры, массивная ванна под старину, золотая фурнитура — он видел такую безвкусицу в какой-то исторической книге.

Эрин, сжав губы, стояла спиной к нему, скрестив руки на груди, и смотрела на его отражение в зеркале.

— Что тебе нужно?

— Многое. Мне не понравилось, что ты сбежала и оставила меня наедине со своим папой-барракудой.

— А мне не понравилось, что ты обо всем рассказал отцу. Я же предупреждала тебя! Теперь весь проект полетит к черту.

Зак потер затылок.

— Он просто испытывает тебя, как и ты его. — Он заглянул ей в глаза. — Могу я задать тебе вопрос?

— Какой? — недовольно спросила она.

— Вы хоть раз нормально разговаривали? Ты когда-нибудь пыталась объяснить ему, чего хочешь от жизни?

Эрин отвела взгляд.

— Я перестала говорить, что думаю, очень давно.

Зак подошел к ней и взял ее за подбородок, заставляя посмотреть на него.

— Он переживает за тебя. Я подозреваю, что он безумно боится тебя потерять. Он хочет самого лучшего для тебя, просто у него свои понятия.

Эрин решительно отвела его руку.

— Он хочет контролировать меня, Зак. Откровенно говоря, я устала от этого.

— Он может контролировать тебя только в той степени, в какой ты допускаешь это.

— Ты его не знаешь. Он употребляет все средства, которые ему доступны. Чтобы он помог, я заключила с ним сделку. Если проект провалится, я должна буду работать у него.

— Зачем ты ему это пообещала?

— Затем, что мне нужна его помощь. К тому же неудача не входит в мои планы... Он никак не может понять, что я давно уже не та непутевая девчонка, которая ничего не может сделать по-человечески.

— Ты все, что у него есть.

— Да, это так.

— И характер у тебя не сахар!

Она посмотрела на него.

— Ты так говоришь, будто знаешь по опыту.

— Знаю. — Он хотел бы на этом остановиться. Сейчас не время и не место раскрывать душу.

— Откуда, Зак? — спросила Эрин. — Почему ты не хочешь поделиться со мной ни одним из твоих секретов?

Зак сделал шаг назад.

— Позже. Давай выбираться отсюда. Я должен позвонить и проверить, как там Бет.

— Иди, если хочешь. Я еще не готова. — Она отвернулась, достала из сумочки помаду и начала подкрашивать губы. — Кроме того, я не могу тебе простить, что ты рассказал все отцу.

Он оперся рукой о туалетный столик.

— Я виноват, что сделал это, и был бы виноват, если бы не сделал. Мне пришлось сказать ему об угрозах, чтобы не пострадала твоя репутация. Вспомни, как ты старалась избавиться от меня той ночью. И все ради того, чтобы твой папочка не узнал о моем существовании.

Эрин положила помаду в сумочку и медленно повернулась к нему.

— Какое тебе дело до всего этого, Зак?

— Почему-то мне небезразлично все, что касается тебя.

— Может, ты мне поверишь наконец, что я могу сама о себе позаботиться? Сколько раз я должна повторять это? Знаешь, ты как мой отец.

Зак внутренне содрогнулся от этого сравнения.

— Я не такой, как он, Эрин. Я думаю только о твоей безопасности.

— Это был просто телефонный звонок.

— Мы не имеем представления о том, что Эндрюс собирается делать дальше.

— Я смогу с ним справиться.

— Сможешь, Эрин? — Зак схватил ее за руку. Когда она попыталась освободиться, он сжал руку еще сильнее. — Бьюсь об заклад, тебя не учили самообороне в твоей женской школе.

Он ослабил хватку, чтобы не сделать ей больно.

Он лишь хотел показать, что его опасения небезосновательны.

— Пусти меня, — вырвалось у Эрин, но что-то мелькнуло в ее глазах, когда он притянул девушку к себе. Желание, простое и легкочитаемое. Он завел ее руки себе за спину, все еще удерживая их за запястья.

— Я не допущу, чтобы кто-нибудь причинил тебе боль, особенно этот ублюдок Эндрюс. Я убью его, если он попытается.

Он отпустил Эрин, провел ладонями по ее обнаженным рукам, сжал плечи девушки. Вместо того чтобы отодвинуться, она обняла Зака и спросила:

— Вы всегда получаете то, что хотите, мистер Миллер?

Зак знал этот тон. Так она говорила в ту ночь по телефону.

— Нет.

Неожиданно она прикусила его верхнюю губу, затем провела по ней языком. Его тело немедленно отозвалось всплеском желания.

— Что ты хочешь, Эрин?

Она взяла его руки и положила себе на грудь.

— Хочу, чтобы ты ласкал меня.

Не в силах бороться со своим желанием, Зак стал водить большими пальцами по ее соскам, пока они не напряглись.

— Давай поедем к тебе!

— Не нужно. — Эрин сняла с него пиджак... и уставилась на кобуру. — Ты носишь оружие?

— Да, иногда приходится.

Она провела пальцем по кобуре.

— Как же тебя пропустили сюда?

— Я помахал своим удостоверением. Сыграло роль и то, что я был с тобой.

Снова осмотрев пистолет, она опустила взгляд ниже.

— Впечатляет...

Черт, неужели она хочет этого сейчас? Похоже, если не остановиться, он овладеет дочерью Роберта Брейли прямо у него под носом.

— К тебе, Эрин, пожалуйста!

— Нет! — Она упрямо вскинула голову. Девушка выглядела чертовски сексуально, она вся горела желанием.

— Твой отец может обнаружить, что мы занимаемся любовью в его ванной. Ты не боишься?

Она начала расстегивать пуговицы на его рубашке.

— Не станет же он искать меня здесь. И вообще мне это безразлично.

Все равно это было безумием.

— Эрин... — только и смог прохрипеть Зак. Все его мысли вылетели из головы. Он запустил руки в ее волосы, заставляя себя оттолкнуть ее, пока не стало слишком поздно. Она подняла голову и впилась в его губы жадным поцелуем.

Сделав несколько шагов, Зак прижал девушку к стене. Его желание только усилилось, когда он почувствовал, что, кроме прозрачных тонких колготок, на ней ничего нет.

— Я разгадал твои секреты, — пробормотал он, гладя ее шелковистые бедра и раздвигая ей ноги.

Ее глаза горели страстью.

— Не все, — прошептала она.

— Но скоро узнаю и их.

Зак играл с ее нежной плотью, пока Эрин не задрожала от желания.

— Ты, правда, хочешь этого? — спросил он, мечтая, чтобы она произнесла эти слова.

— Да, — прерывисто прошептала она, тая в его руках. — Зак, ну давай же!

— Я стараюсь, детка. Держись!

Зак неохотно отпустил ее. Снял кобуру с пистолетом, положил на пол. Затем он снова подхватил ее и одним движением сорвал прозрачную ткань, обнажая тело.

— Ты всегда такой ловкий? — спросила Эрин, тяжело дыша, прерывающимся голосом.

— Я был бойскаутом.

Она как завороженная смотрела на него, когда его рука скользнула вниз. Потом закрыла глаза и вздохнула.

— Смотри на меня, Эрин, — попросил Зак. Он хотел, чтобы она знала, что это он касается ее.

Девушка повиновалась, с трудом открыв глаза.

— Скажи, что тебе хорошо, — снова попросил Зак.

— Мне... — выдохнула она, — очень хорошо...

Зак поцеловал ее, чувствуя, как податливы ее губы, раскрывшиеся навстречу ему. Эрин издала чувственный, полный желания стон. Он прервал поцелуй, чтобы посмотреть ей в лицо.

Она снова закрыла глаза, прикусив верхнюю губу. Зак смотрел на нее, чувствуя ее наслаждение, понимая, что она отдается ему безоглядно. Губы Эрин приоткрылись, она откинула голову, ее дыхание участилось. Его сердце тяжело билось в груди. Заку хотелось уложить девушку на пол и войти в нее. Здесь, сейчас. Но он чувствовал, что должен подождать. Ему хотелось, чтобы в их распоряжении были целая ночь и общая кровать, чтобы они занимались любовью по-настоящему, не торопясь и не оглядываясь.

Она попыталась расстегнуть его брюки, но Зак удержал руку девушки.

— Не здесь, Эрин. Я хочу, чтобы все было по-особенному.

Зак почувствовал, что она снова отдаляется от него, и отступил, чтобы взглянуть девушке в лицо. Она выглядела невероятно разгоряченной, волосы растрепались, глаза горели, но в них не было удовлетворения, которое Зак ожидал увидеть.

— Что плохого в том, чтобы заняться любовью здесь? — спросила она.

Это был бунт, даже если она сама этого не осознавала. Но Зак хотел, чтобы она желала его не просто потому, что ей нужно досадить отцу.

— Мне хотелось бы устроиться поудобнее и провести с тобой всю ночь.

— Тебе не кажется, что это очень скучно?

— Не обязательно. — Он коснулся губами ее щеки. — И если ты готова сбежать отсюда, я докажу это.

Она нахмурилась.

— Ты должен вернуться к Бет, а мне рано вставать.

Черт возьми! Она снова готова на все, лишь бы скрыть свои чувства. Она отодвигает его за пределы своей жизни. Но Зак не собирался позволить ей это.

— Бет спит, ее охраняет мой человек. Не волнуйся, я разбужу тебя вовремя.

— Но мне...

Он закрыл ей рот поцелуем.

— Не спорь.

Эрин отвела взгляд.

— Ты настаиваешь, потому что хочешь меня в постели или не хочешь оставлять меня без присмотра?

Зак думал и о том, и о другом. Но если сознаться, она окончательно замкнется и ускользнет от него.

— Я просто хотел бы смотреть на тебя спящую. — Он слегка коснулся пальцем ложбинки между ее грудей. — И еще кое-что.

Она ничего не ответила, только неуверенно посмотрела на него.

— Я должна попрощаться с отцом.

Зак с облегчением вздохнул.

— Тогда пошли отсюда.

Они привели себя в порядок и вышли в зал. Эрин издалека помахала отцу и поспешила уйти. Вскоре они уже подъезжали к дому Эрин.

Зак вышел из машины и осмотрелся. Около дома почему-то не было ни машины его людей, ни их самих. Он прошел за Эрин к гаражу и отметил, что над входом не горит свет. Неожиданно появилось чувство опасности. Зак схватил девушку за руку, прежде чем она успела вставить ключ в замок.

— Ты оставляла свет?

— Да, я всегда оставляю. Наверное, лампочка перегорела.

Зак отодвинул Эрин и вытащил пистолет. Инстинкт подсказывал ему, что за дверью их может ожидать опасность.

— Отойди, — коротко скомандовал он.

— Зак?

— Тише!

Дверь оказалась незапертой. Зак вошел в дом и выругался, в очередной раз проклиная Рона Эндрюса.

Хотя Зак просил Эрин подождать на улице, она вошла в прихожую, а из нее заглянула в комнату. Стулья были перевернуты, все ящики выдвинуты. В ужасе она застыла, сообразив, что тот, кто перевернул все в доме, возможно, поджидает Зака.

Когда Зак подошел к ней и сделал знак, что она может войти, девушка вздохнула с облегчением.

Эрин, с трудом переступая ватными ногами, прошла в комнату и сразу увидела разбитую музыкальную шкатулку в углу. Карусель, где по кругу бегали лошади, подарила ей мама на пятнадцатый день рождения. Последний день рождения Эрин, который они отметили вместе. У Эрин появилось ощущение, что разбилось ее сердце.

Она медленно подошла и опустилась на колени рядом с обломками.

— Не трогай ничего.

Резкий тон Зака привел ее в чувство.

— Моя мама подарила... Я должна посмотреть... вдруг...

Не в силах больше сдерживать слезы, Эрин судорожно всхлипнула и разрыдалась. Сильные руки обняли ее. Она услышала глубокий голос Зака:

— Не бойся, детка. Я найду его.

Эрин прижалась к молодому человеку, забыв о необходимости всегда оставаться сильной. И неважно, какую цену она заплатит позже. Сейчас она хотела ощущать необыкновенную силу Зака. С ним было так хорошо и безопасно.

— Эй, босс... Что здесь случилось?

Эрин отстранилась от Зака. В дверях стоял незнакомый ей человек. Но Зак его знал.

— Какого черта? Где ты был, Мартин?

Тот вытянулся и побледнел.

— Позвонили из Саут-Оукс. Предположительно грабеж. Я подумал, раз они наши лучшие клиенты...

— Я разве не предупреждал, чтобы ты не уезжал отсюда?

— Да, но... диспетчер сказала, что ты распорядился: как только оттуда позвонят, я должен ехать немедленно.

Зак сжал кулаки, и Эрин испугалась, что он ударит парня.

— Но не в этот раз.

Мартин потупился.

— Прости, Зак. Я думал, что поступаю правильно.

Зак раздраженно вздохнул, но разжал кулаки.

— Позвони и сообщи об этом.

После того, как Мартин ушел, Зак повернулся к Эрин.

— Скоро появится полиция. Они составят протокол. Мне нужно позвонить Бет и убедиться, что все в порядке.

Эрин уже не плакала. Она провела ладонями по лицу и спросила:

— Что мне сказать им?

— Скажи правду. Но не упоминай имя Эндрюса.

— Но почему?

— Я хочу прижать его наверняка. Он очень умен и, конечно, не оставил никаких улик. Но я знаю, как добыть доказательства. Это мои проблемы.

— Это мои проблемы, Зак!

— Теперь нет.

В течение часа Эрин отвечала на бесконечные вопросы молодого офицера с приятной улыбкой и твердым голосом. Он был такой вежливый и заботливый, что Эрин несколько раз порывалась рассказать ему о своих подозрениях. Но каменное выражение лица Зака останавливало ее.

После того, как офицер пообещал, что они найдут преступника, и ушел, Эрин попросила Зака отвезти ее в отель. Он убедил ее поехать к нему. Она слишком устала, чтобы спорить, и по-настоящему испугалась.

Они подъехали к дому Зака, миновали его охрану, а Эрин все не могла решить для себя, правильно ли она поступила. Можно было отправиться в приют. Или даже к отцу, придумав какие-нибудь проблемы с кондиционером, чтобы не возбуждать его подозрений. Но теперь было уже поздно.

Зак отпер дверь и тихонько подтолкнул ее. Потом зажег свет, и Эрин неожиданно почувствовала облегчение оттого, что в гостиной все стояло на своих местах.

Зак отправился проверить спальни и через пару минут вернулся с фланелевой пижамой, простынями, подушкой и одеялом.

— Слава богу, Бет все еще спит!

— Это хорошо...

Он бросил все, что принес, на диван.

— Я буду спать здесь. Располагайся на моей кровати.

Эрин удивленно посмотрела на него.

— Почему?

— Тогда я не потревожу тебя, когда вернусь.

Сердце Эрин подпрыгнуло.

— Куда ты собрался так поздно?

Зак отвел взгляд.

— Поговорить кое с кем о том, что он устроил в твоем доме.

— Зак, ты же не собираешься...

— Собираюсь. — Он достал пистолет, проверил обойму, затем сунул пистолет обратно в кобуру. — Я спрошу его кое о чем и посмотрю, что он ответит.

Эрин стало очень страшно.

— С этим должна разобраться полиция.

— Еще не время.

— Но он опасен.

— Все будет хорошо, не бойся.

Эрин так хотелось верить Заку! Но Рон Эндрюс обезумел от ярости. Не зря же он разгромил квартиру Эрин.

— Я не отпущу тебя.

— Ты не можешь этого сделать. — Зак взял ее за плечи и пристально посмотрел в глаза. — Я должен рассчитаться с ним, Эрин!

Она знала, что не сможет остановить его, но ей было очень тревожно.

— Где ты собираешься искать Рона?

— Если я не ошибаюсь, его привычки не изменились. Посмотрим, так ли это...

Не размышляя, она обняла его и прижалась к груди.

— Я боюсь за тебя, Зак. Боюсь, что с тобой что-нибудь случится! — Она приподняла голову и посмотрела ему в глаза. — Я действительно не смогу отговорить тебя?

— Нет. — Его улыбка неожиданно тронула ее так глубоко, что она испугалась. — Я обещаю, что буду осторожен, а ты пообещай не волноваться и не делать глупостей.

Эрин заставила себя улыбнуться.

— Обещаю. А если ты выполнишь свое обещание, я сделаю тебе бутерброды и кофе на завтрак.

— Я бы предпочел тебя.

Она попыталась унять свое сердце, которое почему-то забилось с бешеной скоростью.

— И это возможно. Сразу после завтрака.

Зак поцеловал ее. Сначала нежно и трепетно, потом его губы стали страстными и требовательными. Эрин знала, что может заставить его остаться: несколько расстегнутых пуговичек, ласковые прикосновения и их обоюдное желание возьмет верх. Но она понимала, что Зак все равно не успокоится, пока не встретится с Эндрюсом лицом к лицу.

Она оторвалась от губ Зака и погладила его по щеке.

— Лучше иди сейчас, а то я не отпущу тебя.

Он отступил.

— Ты права.

Эрин проводила его до двери. Перед тем как закрыть ее за ним, девушка спросила:

— У тебя найдется что-нибудь, в чем я могла бы спать?

— Да, конечно. — Его темные глаза смотрели серьезно, но обещали очень много... — Ты сможешь спать в моих объятиях, когда я вернусь.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Эндрюс стоял около своего черного седана, держа в руках бумажный стаканчик с кофе. Он даже не обернулся, когда Зак вышел из машины и направился к нему.

Отлично. Пусть для него это будет неожиданностью.

Но это не сработало. Когда Рон обратил на Зака ледяной взгляд, тот понял, как ошибался, полагая застать Эндрюса врасплох. Их учили всегда быть начеку, и ни один из них никогда не забывал об этом.

— Привет, Миллер. Ностальгия замучила или ищешь кого-то?

— Тебя.

Заявление Зака, похоже, нисколько не тронуло Эндрюса.

— И что тебе надо?

— Хочу, чтобы ты оставил Бет в покое.

Эндрюс скривился.

— Так ты знаешь, где она?

— Не с тобой. Это единственное, что имеет значение. Где ты был сегодня около десяти вечера?

— Не твое собачье дело.

— А я думаю мое.

— С каких это пор?

— С тех пор, как ты вломился в квартиру Эрин.

Лицо Эндрюса исказилось. Теперь он напоминал безумного злодея из фильма ужасов.

— Это слишком смелое обвинение, Миллер. На твоем месте я не разевал бы рот, не имея доказательств.

— Откуда ты знаешь, что у меня их нет?

На секунду Заку показалось, что в глазах Эндрюса мелькнула тревога, но это выражение исчезло так же мгновенно, как появилось.

— Иначе ты бы уже давал показания. У тебя ни черта нет на меня, так что убирайся.

Зак рассмеялся.

— Я бы на твоем месте не торопился. Если, конечно, ты не хочешь, чтобы я убедил Бет все рассказать.

— Ты не смог убедить ее раньше, почему же это удастся тебе теперь?

— Потому что ты вывихнул ей руку, ты, чертов сукин сын.

— Это она тебе сказала? — Рон резко рассмеялся. — Да она просто упала. Она же ужасно неуклюжая. — Эндрюс оттолкнулся от машины и подошел к Заку почти вплотную. — Бет — моя. Она вернется, как возвращалась всегда. И ты ни черта не можешь с этим поделать. Она не будет тебя слушать, как не слушала твоя мамочка.

— Ты больной ублюдок, Эндрюс.

— Ты так думаешь? — Рон усмехнулся и покачал головой. — Ну, что же ты стоишь? Кажется, ты хочешь меня ударить? Ну, валяй!

— Ничто не доставило бы мне большего удовольствия.

— Так чего ты ждешь, Миллер? Будь мужчиной, хотя бы раз за свою никчемную жизнь.

Зак сжал кулаки. Но Эндрюс при исполнении. Зак не мог позволить себе никаких необдуманных шагов.

— Тебе бы этого очень хотелось, Ронни? Ты был бы рад упрятать меня в тюрьму, чтобы как угодно издеваться над Бет и Эрин. Но такого удовольствия я тебе не доставлю.

Зак повернулся и пошел к своей машине. Эндрюс презрительно кинул ему вслед:

— Миллер, ты не можешь защитить Бет. Не мог раньше, не можешь и теперь. И твоя куколка скоро узнает, кто ты есть на самом деле. Узнает, что ты трус. Что ты позволил свести свою мать в могилу. Она вырастила замечательного мальчика, который не в состоянии позаботиться о женщине.

Обвинения Рона стучали в мозгу Зака. Он рванул с места, проклиная Эндрюса за то, что в его словах была доля правды.

Эрин проснулась от ужаса: кто-то опустился рядом с ней на диван.

С несказанным облегчением она поняла, что рядом с ней Зак, а не Рон Эндрюс. Он сидел сгорбившись, спрятав лицо в ладони. Эрин чувствовала, что он потерян и раздавлен.

Она приподнялась, завернувшись в одеяло.

— Как ты? Все в порядке?

Зак выпрямился и тяжело вздохнул.

— Да.

Эрин гладила его плечи, чувствуя, как он напряжен.

— Не похоже, что все в порядке. — Она наклонилась к нему и, хотя в комнате было почти темно, убедилась, что у Зака нет ни синяков, ни других повреждений. — Ты ничего с ним не сделал?

— Нет, ничего. — Он взглянул на ее платье, затем на пижаму, висевшую на спинке стула. — Ты можешь ее надеть.

— Хорошо, — ответила она, не двигаясь с места. Чувствуя его напряжение, его боль, Эрин придвинулась к нему.

— Ты не хочешь поговорить?

— Нет.

— Зак, я хочу знать, что произошло.

— Он все отрицал. Больше мне нечего сказать.

— Что он тебе сказал?

— Все ту же ерунду: Бет принадлежит ему. Если я его не оставлю в покое, он арестует меня за оскорбления. Что я не смог... — Зак замолчал, не закончив фразу.

— Не смог... что? — настаивала Эрин.

— Защитить Бет. Защитить тебя.

В его голосе слышалось раскаяние.

— Это не так, Зак.

— Так.

Эрин положила голову ему на плечо.

— Нет, он не прав. Ты сделал все, чтобы уберечь нас. Ты не мог предотвратить то, что он сделал в квартире.

— Я был обязан. Нельзя было вовлекать тебя во все это.

— Это произошло без твоего участия. Он сам пришел в Центр.

Зак замолчал. Эрин чувствовала, что он не все сказал ей. Боль терзала его. Ему нелегко раскрывать свою душу, значит, не надо надоедать своими расспросами.

— Может, попробуем немного поспать? — предложила она, подавив зевок. — Поговорим обо всем утром.

— Я хотел убить его.

— Это можно понять.

— Я мог сделать это. И жалею, что не сделал.

Эрин мысленно пришла в ужас.

— Ты бы закончил свои дни в тюрьме.

— Я и так в тюрьме.

— Ты о чем-то умалчиваешь, да?

Зак не ответил.

— Что ты не хочешь мне рассказать, Зак? Это имеет отношение к Бет?

Он отвел глаза.

— Я мог прекратить это. Если бы я убил его, она бы не страдала. А я стоял в стороне и смотрел...

— Ты сделал все, чтобы помочь Бет...

— Не Бет...

— Тогда кому?

— Моей матери.

Эрин поняла, что Зак больше не может держать все в себе. Она молилась, чтобы у нее хватило сил помочь ему преодолеть эту душевную муку.

— Кто-то причинил боль твоей матери?

Он потер лицо, словно пытаясь стереть горькие воспоминания.

— Не просто кто-то. Мой отец-ублюдок.

Зак еще никогда не говорил с ней о своей семье.

— Твой отец бил мать?

— Да. Бил. Оскорблял. Но он был чертовски хорошим врачом, так, по крайней мере считали. Он вытаскивал больных с того света, возвращался домой и мучил жену. Он издевался над ней, а я был рядом и смотрел, как он постепенно уничтожает ее.

— Где сейчас твоя мать?

— Она умерла. Сначала умер отец. Он много пил. Мне было тогда тринадцать. А потом и мама. Ее сердце разбилось. — Зак горько рассмеялся. — Она продолжала любить этого ублюдка — несмотря на то, что он с ней сделал. Я ненавидел ее за это, но не мог не любить. Сколько раз я мечтал разделаться с ним. Но у меня никогда не хватало решимости.

Эрин хотела обнять его за плечи, но Зак стряхнул ее руки.

— Теперь ты знаешь, Эрин. Всю жизнь я предавал людей, особенно тех, которые были мне очень дороги.

— Ты был ребенком, Зак! У тебя было слишком мало сил, чтобы изменить жизнь взрослых людей.

— Я потерял ее, понимаешь? А потом не смог помочь Бет. И тебе.

Она сжала его лицо ладонями.

— Бет здесь. Она в безопасности. Со мной тоже ничего не случилось. И это благодаря тебе.

Зак вскочил с дивана и резко повернулся к ней. Его голос дрожал от муки.

— Надолго ли? Она вернется к нему, а он найдет способ добраться до тебя.

— Даже если ты прав, это не означает, что дело в тебе.

— Господи, я так хотел бы...

Она встала, одной рукой придерживая одеяло, а другую протянула, чтобы провести ладонью по его щеке.

— Что бы ты хотел?

Он взял ее руку, поднес ладонь к губам и нежно поцеловал.

— Я хотел бы, чтобы у меня была твоя сила. Чтобы я мог во что-то верить, как ты.

В его словах было столько страдания, что Эрин хотелось плакать. Все, что она могла дать ему, — это покой и сострадание.

— У тебя свое дело. Ты помогаешь приюту. Ты самый сильный мужчина, которого я знаю. И я... полюбила тебя.

Неожиданно для себя самой она осознала это, потрясенная до дрожи. Она не хотела влюбляться в него. Ему требовалось гораздо больше, чем она могла дать. Нужен был кто-то, кто посвятил ему бы свою жизнь. Женщина, какой она никогда не могла стать.

— Ты... что?.. — переспросил Зак, потрясенный еще больше, чем девушка.

Она не может объяснить ему. Во всяком случае, сейчас.

— Я хочу, чтобы ты простил себя.

— Я не знаю значения этого слова.

— Ты должен сделать это, иначе никогда не справишься с прошлым. — Она прикоснулась губами к его щеке. — Сделай это для Бет.

Зак притянул ее к себе и усадил рядом.

— Я попытаюсь, но для тебя.

Эрин старалась удержать слезы, надеясь побороть то чувство, которое возникло у нее. Она боялась вновь пережить боль.

Он отодвинул одеяло и нежно поцеловал ее бедро.

— Ты мне нужна, Эрин.

Она не хотела быть ему нужной, боясь, что он станет нужен ей. Она должна уйти раньше, чем будут сказаны злые слова. Но у нее не было сил сказать «нет».

Эрин запустила пальцы в его волосы, а Зак прижался щекой к ее обнаженной ноге.

— Я с тобой, Зак.

Он медленно убрал одеяло, открыв ее тело. Она знала, что должна остановить его: в любой момент могла проснуться Бет. Но она знала и другое: ему необходимо забыть обо всем, хотя бы ненадолго. И это она могла ему дать.

Его жадный взгляд разбудил желание и в Эрин.

— Зак, а как же Бет? — прошептала она. — Давай пойдем в спальню?

— Нет, не двигайся!

Он впился в ее губы с такой страстью, какой она не подозревала даже в нем. Она чувствовала его голодное желание. И в какой-то момент ей показалось, что она ощутила вкус слез.

Он снова и снова говорил ей, как хочет ее, как она нужна ему, покрывал нежными поцелуями ложбинку между грудями, живот. Он обращался с ней, как с хрупкой драгоценностью, которая может разбиться.

Потом Зак поднял голову и поцеловал Эрин так нежно, так страстно, что у Эрин закружилась голова. Его руки, казалось, были везде, лаская ее так, как она могла только мечтать. Он безошибочно знал, как доставить ей наивысшее удовольствие.

Зак приподнял ее и посадил. Стащив ботинки и носки, он сорвал рубашку, обрывая неподатливые пуговицы, потом снял брюки.

Когда он остановился возле нее, девушка замерла в восхищении перед этим совершенным телом. Мускулистая грудь Зака была покрыта темными волосами. Полоска волос спускалась по животу. В нем ощущался какой-то животный магнетизм. Невероятная притягательная сила. Он будто олицетворял абсолютное желание.

Но Эрин видела, что в глубине глаз неутолимый голод и желание смешивались с болью, которая, казалось, навечно поселилась в душе этого сильного и красивого человека.

Он прижал ее к себе и вошел в ее жаждущее тело со сдержанным стоном.

— Я хочу быть еще ближе к тебе, — шептал он прерывающимся голосом, мощно и жадно двигаясь в ней.

Она крепко прижала его к себе.

— Я здесь, с тобой, — прошептала она.

— Не оставляй меня, Эрин!

— Я не оставлю... — Не сегодня.

Слезы хлынули из ее глаз, когда Зак зашептал ей на ухо нежные слова. Он дарил ей такую силу чувства, о которой она могла только мечтать. Тело изнемогало от наслаждения, омывающего ее теплой волной. Наконец Зак замер, уткнувшись лицом в ее волосы и пытаясь сдержать крик.

После нескольких мгновений молчания Зак приподнял голову. Он долго смотрел ей в глаза, а затем произнес слова, которые она так боялась услышать и которых так ждала:

— Эрин, я люблю тебя!

Зак сразу понял, что не надо было это говорить. Повисло тяжелое молчание. Зак сел и притянул ее к себе. Эрин по-прежнему молчала.

— Ты думаешь, теперь я потерял даже надежду да? — спросил он.

Она перегнулась через него, подтянула одеяло и накрыла их обоих

— Нет.

— Ради бога, скажи тогда, о чем ты думаешь, пока я не сошел с ума!

Она отбросила прядь волос с лица.

— Я думаю, что ты сказал это под воздействием момента.

Зак разочарованно вздохнул.

— Ты ошибаешься.

— Еще я думаю, что не стоит бросаться такими словами.

Черт! Она ничего не понимает.

— Я никому никогда этого не говорил, поверь мне, Эрин. Ни одной женщине, а их было много.

Она теребила край одеяла, избегая смотреть ему в глаза.

— Ну, тогда я польщена.

— Польщена?! — Он вскочил с дивана в полном отчаянии. — Черт возьми! Я не этого добивался.

Эрин наконец посмотрела на него.

— Что ты хочешь услышать?

Он и сам точно не знал, чего хотел. Каких-то слов, которые могли либо лишить его всякой надежды, либо подарить ее.

— Ты могла бы сказать, каковы твои чувства.

— Ты не безразличен мне, Зак. Но мы знаем друг друга так недолго.

— Я, наверное, покажусь тебе полным идиотом, но мне кажется, я полюбил тебя в тот момент, когда увидел.

— Ты почувствовал влечение, — ответила Эрин, — а это большая разница.

— Да, не буду отрицать это. Но теперь я хочу большего.

Она села, съежившись, в уголке дивана.

— Насколько больше ты хочешь?

— Переезжай ко мне.

— Я не могу сделать это.

Он не хотел сдаваться. Он хотел выяснить причину и опровергнуть все ее страхи и возражения.

— Почему?

— Во-первых, здесь Бет.

— Она не будет здесь вечно.

— Во-вторых, у меня есть свой дом.

— Там тебе грозит опасность. К тому же дом в центре владений твоего отца, а ты не раз говорила, как тяжело ощущать его вмешательство в твою жизнь.

Эрин вздохнула.

— Главная причина в том, что однажды я попробовала и у меня ничего не получилось.

Зак вспомнил, что Джил рассказывал ему о каком-то парне — кажется, сотруднике ее отца. Ему не хотелось вникать во взаимоотношения Эрин с другим мужчиной. Прошлое принадлежит прошлому. Но если это причина ее сопротивления, ее недоверия, он готов выяснить все до мельчайших деталей. Он сел рядом с ней.

— Ты жила с кем-то раньше, и это закончилось неудачей. Но это не значит, что у нас ничего не получится.

— Нет. Дело во мне. Я не могу вынести...

— Не можешь вынести чего?

— Неизбежного расставания.

— Я знаю. Это всегда тяжело.

Зак почувствовал, как его охватывает злость. Какой-то тип разбил ей сердце, а он даже не знает этого мерзавца.

— Что этот Уоррен сделал с тобой?

— Ничего, в чем я могла бы его винить. Я знала, каков он, с самого начала. Амбициозный. Даже жесткий. Мы познакомились еще в колледже. Когда он его окончил, мы стали жить вместе. Мой отец его обожал. Он даже дал ему работу. Через два года Уоррен нашел другую женщину. Такую, которая могла стать идеальной женой — в его представлении. Он по-прежнему работает с отцом. Теперь он его партнер. В нашем разрыве отец обвиняет меня.

Зак покачал головой.

— Для человека, у которого своя голова на плечах, ты слишком беспокоишься о мнении отца.

Она ядовито улыбнулась.

— А ты не беспокоился?

Зак не мог отрицать это. Несмотря на жестокость отца, он раз за разом пытался добиться его одобрения. Но всегда безрезультатно.

— Да. Но ты помогла мне понять, что я должен переступить через прошлое и жить дальше. Я помогу тебе сделать то же. Мы можем попробовать вместе.

Он обнял ее за плечи, но она отстранилась.

— Ты не хочешь даже попытаться?

В голубых глазах Эрин застыло сожаление. Ничего больше.

— Не сейчас, Зак. Мне нужно время.

— Отлично, — произнес Зак и пошел в ванную. Боль буквально разрывала его грудь.

— Куда ты? — спросила Эрин.

— Принять душ и собраться на работу.

— Но до утра еще далеко.

Он повернулся к ней с окаменевшим лицом.

— Вряд ли я смогу уснуть. Но ты поспи. А я уже получил свою дозу кошмаров на сегодня.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Когда наутро Эрин проснулась, Зак уже ушел. Она долго не засыпала, все вертелась на диване, хотя он снова предложил ей свою постель. Зак сидел в кресле и смотрел на нее. Она не решалась заговорить, потому что боялась согласиться на его предложение, если он будет настаивать.

Теперь Зак оставил ее одну с ноющей пустотой в душе. Оставалось только размышлять обо всем, что произошло. Она не знала, что ей делать дальше, куда идти. Нужно было позвонить в страховую компанию. Предупредить Анн, что задержится. Найти какую-нибудь одежду. Эрин не любила ходить по магазинам, но нельзя же отправиться в приют в пижаме. Теперь она поняла, как чувствуют себя женщины, когда у них остается только то, что на них надето.

Дверь открылась. А ведь Эрин совсем забыла о Бет.

Та выглядела уже гораздо лучше. Увидев Эрин, она улыбнулась.

— Доброе утро. А где Зак?

— На работе, наверное.

— А вы не знаете?

— Когда он уходил, я спала.

— О! — Бет взяла стул, развернула его, села и оперлась локтями о спинку. — Я думала, вы с Заком отправитесь к вам. Или, по крайней мере окажетесь в спальне. — Она заговорщицки улыбнулась, кинув взгляд на одежду Эрин, которая в беспорядке валялась на столе.

Эрин нерешительно проговорила:

— Мы не могли остаться у меня.

— Почему?

Она не знала, стоит ли сейчас говорить Бет о том, что Эндрюс вломился в ее дом. Если Бет решит убежать, Эрин не сможет помешать ей. Вот Зак смог бы.

Бет нахмурилась.

— Эрин, что произошло?

— Кто-то вломился в мой дом прошлой ночью. Там все разбито и переломано.

— Рон... — эхом отозвалась Бет. Эрин вздохнула.

— У нас нет доказательств.

— Вы сообщили в полицию?

Эрин поняла, что имеет в виду Бет.

— Полицейские спрашивали, но Зак решил, что еще не время называть имя.

Бет опустила глаза.

— Это моя вина. Я сказала Заку, что не хочу осложнять жизнь Ронни. Но, кажется, он сам создает себе проблемы.

— Он не контролирует себя, Бет. Вас необходимо где-то спрятать.

— Я должна поехать домой. Попытаться успокоить его.

— Слишком поздно. Хватит вам его выгораживать. Позвольте Заку заявить в полицию, пока он не ранил кого-нибудь еще.

Бет мучительно раздумывала над словами Эрин.

— Я не знаю, что делать.

— Нет, знаете. Ради вашей безопасности это нужно прекратить. Да и ради его безопасности тоже. Он может совершить непоправимое, прежде чем согласится принять помощь. Сделайте это, пока не стало слишком поздно.

Бет ладонью вытерла слезы, которые покатились из ее глаз, потом тихо сказала:

— Хорошо. Я подумаю.

— Если вы согласны, я могу позвонить Анн, чтобы она все подготовила. Потом мы решим, где вас поселить.

Бет кивнула.

— Если это не слишком трудно.

— Совсем не трудно. Мне нужно только принять душ и одеться. Потом я поеду в приют, поговорю с Анн, и она вам перезвонит.

Прежде чем Эрин встала, Бет удержала ее руку.

— Спасибо, Эрин! Что бы ни случилось, я очень благодарна вам за то, что вы делаете.

Зак вернулся домой после нескольких часов бессмысленного разглядывания кипы документов, заниматься которыми у него не было ни малейшего желания. Он услышал, что в ванной кто-то есть, и взглянул на часы. Почти девять. Бет проснулась. Отлично.

Аккуратно сложенная пижама лежала в углу дивана. Значит, Эрин ушла. Наверное, отправилась в приют, лишь бы не видеть его.

Он не мог смириться с тем, что она не захотела впустить его в свое сердце. Теперь он не знал, должен ли бороться за нее или постараться забыть. Наверное, Рон прав: она осудила его слабость и потеряла интерес к нему. Что ж! Ее трудно винить.

Пройдя в кухню, он услышал, как дверь ванной открылась.

— Хочешь кофе, соня? — крикнул он.

— Нет, я должна ехать в Центр, я опаздываю.

Зак замер.

Эрин!

Он не был готов увидеть ее сейчас.

Зак засыпал кофе, борясь с желанием подойти, обнять ее, поцеловать. Он зажмурил глаза, стараясь овладеть собой, затем повернулся.

Эрин стояла посреди гостиной, одетая в вечернее платье, и вытирала полотенцем волосы. Его сердце замерло. В этот момент он понял, как трудно ему будет забыть ее.

— Ты устала, — произнес он.

Продолжая вытирать волосы, Эрин отозвалась:

— Ничего, я справлюсь. Бет в кухне?

— Нет. Наверное, еще спит.

— Она встала рано. Может, снова легла?

Зак похолодел от ужаса. Он кинулся в спальню. Бет не было. На аккуратно заправленной постели лежала записка. Он схватил бумажку и прочитал:

«Зак, я должна вернуться к Рону. Иначе, боюсь, он придет за тобой. Я никогда себе не прощу, если он причинит боль тебе или Эрин.

Прости!

Бет».

— Черт возьми! — выкрикнул Зак.

Вбежала Эрин, заметила записку у него в руках.

— Что там?

Он смял бумажку и заметался по комнате.

— Она возвращается к нему.

Эрин зажала рот ладонью, чтобы не закричать.

— Господи, нет! Как охрана пропустила ее?

— Она, наверное, дождалась смены, а затем прошла через задний двор. Кроме того, я предупреждал ребят, чтобы они ни в коем случае не пускали Рона, но не сказал, что надо удерживать ее.

Зак тяжело опустился на диван и закрыл лицо руками.

— Знаешь, что это значит?

— Что?

— Он снова выиграл.

— Это моя вина. Я рассказала ей о том, что произошло.

Зак вскочил, пытаясь сдержать раздражение.

— Зачем ты это сделала?

— Я думала, что смогу убедить ее уехать в Даллас. Она же решила, что единственный путь все уладить — вернуться к нему.

Зак поискал в кармане ключи и устремился к выходу.

— Я еду к ним. Надеюсь, еще не поздно.

Эрин встала, заслоняя собой выход.

— Ты не сможешь вернуть ее.

— Смогу.

— Бет должна все решить сама. Но кое-что можно попробовать сделать, хотя это тоже рискованно.

— Что?

— Урезонить Рона.

Неужели она не понимает, с кем имеет дело?

— Нет, он обозлится еще больше. Он будет мучить Бет. И не задумываясь причинит боль тебе.

— Когда же это кончится, Зак?

— Я не знаю. — Он действительно не знал. Он не мог думать сейчас, а Эрин ждала, что он примет решение. Единственно правильное решение.

Она подошла к телефону и сняла трубку.

— Что ты делаешь? — спросил Зак.

— Звоню Анн, чтобы она за мной заехала.

Он облегченно выдохнул. По крайней мере, она звонит не в полицию.

— Я могу отвезти тебя.

— Нет. Мне нужно побыть одной, все обдумать. Так же, как и тебе.

Зак решил не спорить с девушкой.

— Хорошо. Я позвоню тебе позже. Один из моих ребят проследит, чтобы ты добралась благополучно. И не возвращайся пока домой.

— Я должна, Зак. Я не могу скрываться. Как и ты не можешь убегать от своих проблем.

В тот же день Эрин отправилась домой. Снаружи дежурил человек Зака. Эрин не знала, с чего начать. Она неуверенно подошла к обломкам музыкальной шкатулки — единственной вещи, которую ей было по-настоящему жалко. Все остальное можно со временем восстановить. Собирая кусочки, один за другим, она с трудом сдерживала слезы.

— Эрин, что здесь произошло?

Это был голос отца. Вот уж кого она не ждала и не хотела видеть среди полного разгрома.

— Я бы хотела сказать, что у меня была развеселая вечеринка, но, боюсь, на это не похоже.

Его взгляд скользнул по комнате.

— Это тот человек, который угрожал тебе?

Эрин пожала плечами.

— Возможно. Но теперь все уже успокоилось.

— Он преступил закон и ответит за это, я тебе обещаю.

От мысли, что Эндрюс сам является стражей закона, у Эрин закружилась голова.

— Не предпринимай ничего. Его жена вернулась к нему, так что он угомонится.

— Ты не можешь это знать.

— Могу, отец. Он получил, что хотел, — свою жену. Теперь я не интересую его.

Роберт сделал шаг к дочери.

— Но рисковать глупо. Тебе лучше переехать ко мне, пока полиция не задержит его.

— Нет. Я перееду в город.

Он скрестил руки на груди.

— Но зачем? У меня много комнат. Я позабочусь о тебе.

— Мне уже давно не нужна нянька. И надсмотрщик тоже.

— Ты, надеюсь, не собираешься перебраться к этому парню-охраннику.

— А что, если бы собралась?

— Это было бы неправильно.

Эрин нервно рассмеялась.

— Кажется, тебя не волновали вопросы морали, когда я жила с Уорреном.

— Это разные вещи. Уоррен был...

— ...задницей. Он ни черта не знал о том, что значит любить, быть добрым и нежным. Он лишь карабкался наверх. Теперь он получил, что хотел. А я никогда не была нужна ему.

— Насколько я помню, это ты расторгла помолвку.

— После того, как он потребовал, чтобы я бросила свою работу.

Роберт тяжело вздохнул.

— Давай не будем ворошить прошлое. Сейчас меня беспокоит твое будущее. Этот парень из охраны не твой тип.

Эрин почувствовала, что у нее, кажется, поднимается давление.

— Это не имеет значения, поскольку мы не собираемся жить вместе.

Лицо Роберта смягчилось.

— Отлично. И все-таки тебе лучше переехать ко мне. Откровенно говоря, я скучаю без тебя. Мы отлично спорим.

— Если тебе так одиноко, почему ты не попросишь Уоррена и его новую жену — Мисти, кажется, — перебраться к тебе?

Эрин заметила тень, набежавшую на лицо отца, и пожалела о сказанном. Она знала, как он одинок после смерти мамы.

Ей захотелось обнять отца. Они так давно не были откровенны друг с другом. Она даже не знала, как он воспримет порыв дочерней нежности. Эрин подошла к нему и коснулась его руки.

— Я очень ценю твое предложение, но моя новая квартира в двадцати минутах отсюда. Мы по-прежнему каждую неделю будем встречаться за обедом.

— Ловлю тебя на слове! — Он посмотрел на обломки шкатулки. — Это карусель, которую тебе подарила мама?

— Да. Боюсь, она непоправимо сломана.

Лицо Роберта Брейли осветилось грустной, задумчивой улыбкой.

— Я помню, когда она подарила ее тебе. Она так любила делать тебя... нас обоих... счастливыми.

Сердце Эрин защемило, а глаза затуманились.

— Тебе очень не хватает ее? — мягко спросила она.

— Каждый день я тоскую по ней. Ты так на нее похожа.

Эрин походила на мать только внешне.

— Я похожа на тебя!

Отец искренне удивился:

— На меня?

Эрин улыбнулась.

— Кто, как ты думаешь, внушил мне, что жизнь бесполезна, если человек не занимается своим делом? Ты! От тебя моя уверенность. Моя сила. Именно поэтому мы все время препираемся.

— Пожалуй, ты права. — Роберт провел ладонями по лицу. — Так я не могу тебя уговорить?

— Не в этот раз.

— Не в этот? Можно подумать, мне когда-нибудь удавалось переубедить тебя!

Она улыбнулась.

— Да, вообще-то никогда. Но мое упрямство тоже от тебя.

Отец улыбнулся в ответ.

— Тогда ладно. Есть еще одна вещь. Похоже, твое дело на пути к успеху. Джордж Дентон вложил сто тысяч долларов в приют в память о своей матери. Он только просит назвать комнату в ее честь.

Эрин чуть не закричала от радости. Этот день не так уж и плох.

— Отлично! Как ее зовут?

— Минерва Уэйнрайт Дентон.

— Комната Минервы!

С минуту они стояли молча, глядя друг на друга. Потом Роберт Брейли приблизился к дочери и обнял ее. Эрин наслаждалась этим моментом близости.

— Спасибо, папочка.

Он недоверчиво посмотрел на нее.

— Не могу в это поверить.

— Поверить во что? Что я сказала тебе «спасибо».

— Нет. Что ты назвала меня папочкой. Не помню, когда это было в последний раз.

— Постараюсь называть тебя так, как можно чаще. Если, конечно, ты будешь себя хорошо вести.

Он улыбнулся.

— Я горжусь тем, что ты делаешь так много добра людям, но подозреваю, что, к сожалению, у меня ты работать не будешь.

— Я буду делать все, что смогу.

— Пообещай мне одну вещь, Эрин.

— Что?

— Будь осторожна. Это опасный мир.

— Ты видела мебель в новом приюте?

Эрин подняла голову. Джил стоял в дверях ее офиса, засунув руки в карманы, и вопросительно смотрел на нее. Прошло почти две недели, и работа в приюте была близка к завершению.

— Нет, у меня не было времени туда поехать, — ответила она. — Нужно было проверить счета. — На самом деле она знала, что в приюте был Зак, который улаживал последние детали с двумя самыми надежными и компетентными своими сотрудниками.

— Не знаю, за какие ниточки потянул твой отец, но деньги продолжают капать. А мебель лучше, чем у меня дома.

— Это, наверное, старая мебель, которая осталась после того, как отец в очередной раз обновил интерьер.

— Откуда бы она ни появилась, это просто высший класс.

— Отлично. — Эрин снова погрузилась в бумаги, надеясь, что Джил поймет намек и уйдет. Но он даже не двинулся с места. — Так зачем ты пришел?

— Просто навестить. Я и Зака давно не видел. Вы случайно не поссорились?

Великолепно! Ей не хватает только проникновенного обсуждения ее личной жизни.

— Уверена, он занят.

— И ты не знаешь, чем?

— Перестань, Джил, — процедила она сквозь зубы.

— Что сталось с его экс-напарницей?

— Она вернулась к мужу. — Лицо Эрин исказила гримаса боли.

Джил покачал головой.

— Ты не можешь спасти землю, Эрин. Думай о тех, кому помогла. О Нэнси Гарти, например. У нее есть работа, жилье. Маленькая Эбби в безопасности.

Эрин была счастлива, что у Нэнси все хорошо. Но что же с остальными, кому она не смогла помочь, как, например, Бет Эндрюс?

— Если мы теряем одну, значит, предаем всех. Так что не советуй, о чем мне думать!

— Эй! Я на твоей стороне, ты не забыла?

Эрин стало стыдно.

— Я знаю, извини. Я устала. Сейчас не лучшие времена. — Она не спала много ночей, думая о Заке! Они несколько раз говорили по телефону, но по делу. Он явно решил, что она не стоит его переживаний. Эрин не винила его. Но очень по нему скучала! Слишком сильно!

— Вполне понятно, что ты выдохлась, — ворвался в ее мысли голос Джила. — Кушетка в офисе Анн не лучшее место для сна. Когда ты вернешься к себе?

— Я туда не вернусь.

— Ты же не собираешься остаться в приюте навсегда?

— Нет. Я перебираюсь в город.

Джил покачал головой.

— Не шутишь? Что думает твой отец?

— Он не в восторге. Но он не был в восторге и оттого, что кто-то вломился в мой дом.

— Парня поймали?

— Нет, к сожалению. Вряд ли его найдут. — Если только Зак не решит вмешаться, добавила про себя Эрин.

Раздался стук в дверь. Она никого не ждала, и ей вовсе не хотелось сюрпризов.

— Войдите, — сказала Эрин.

Дверь открылась, на пороге возник Зак, такой же невероятно красивый, как и тогда, когда она видела его в последний раз. Вернее, как всегда...

— Вот, заговоришь о дьяволе... — заметил Джил, вставая. — А мы тут гадали, где ты.

— То тут, то там, — ответил Зак, но взгляд его был устремлен на Эрин.

— Если ты беспокоишься о деньгах, чек уже выписан, — сказал Джил со смехом. Но Зак бросил в его сторону бешеный взгляд, и смех Джила угас.

Зак снова посмотрел на девушку.

— Я должен поговорить с Эрин. Наедине.

— Намек понят. — Джил хлопнул Зака по спине и вышел.

Эрин пыталась успокоиться и изобразить безразличие. Если она не сделает этого, то кинется в его объятия.

— Что вы хотели, мистер Миллер? — спросила она, выдавив улыбку.

Зак сделал два шага по направлению к ней.

— Мне нужна ты. Ты думала о моем предложении?

— А ты о моем? Как ты решил поступить с Эндрюсом?

— Я первый спросил. Я знаю, что ты живешь в приюте. Это не лучшее место для тебя. Ты можешь переехать в любое время.

— Я не хочу.

Она очень хотела! Как легко сказать «да». Позвонить и отменить заявку на квартиру. Она потеряет деньги, но это всего лишь деньги. Однако, сказав «да», она, скорее всего, потеряет сердце. Она боится, что любит его слишком сильно.

Эрин вздохнула.

— Я не могу, Зак.

Он оперся о край стола.

— Какая причина на этот раз, Эрин?

— Я сняла квартиру. На другом конце города. Отличное место, чтобы...

— Убежать?

— Я ни от кого не бегу.

Он напрягся.

— А как же мы?

Она действительно не знала, что с этим делать. Она не могла и представить себе, что произойдет, если лишить ее возможности видеться с Заком. Но ей было нужно время, чтобы все обдумать.

— Может, нам лучше пока не видеться? У меня еще много дел с новым приютом. Я не могу позволить себе заниматься развлечениями.

Зак в ярости смахнул со стола все бумаги. С легким шорохом они опустились на пол. Лицо его исказилось.

— Так я для тебя развлечение, Эрин? — Он крепко зажмурился. Затем открыл глаза. — Черт, а я-то думал, между нами происходит нечто большее. Я, дурак, считал, что нам есть дело друг до друга. Какой же я идиот! — Он повернулся к ней спиной.

Эрин не ожидала такой реакции. Она надеялась, что он с уважением отнесется к ее желанию разобраться в себе самой, позволит ей уйти. Уоррен оставил ее, даже не обернувшись. Значит, Зак не такой...

— Нам не обязательно расставаться навсегда. Когда откроется второй приют, мы можем вместе пообедать, чтобы отпраздновать завершение работы.

Зак снова повернулся к ней, его темные глаза зло смотрели на девушку.

— И сделаем все по-быстрому, вспомним прежние времена? Я не могу так, Эрин. Ты нужна мне вся, или мне не нужно ничего.

Слезы потекли по ее щекам. Она не пыталась сдержать их.

— Ты не понимаешь.

Зак ударил ладонью по столу.

— Тогда объясни мне! Скажи, что он сделал с тобой? Почему ты считаешь, что я поступлю так же?

Она достала салфетку из коробочки на столе, вытерла слезы, ненавидя себя за слабость.

— Я тебе уже говорила, Уоррен здесь ни причем.

— Ты ошибаешься. Он-то как раз причем. И твой отец тоже. Ты просто не хочешь признаться себе. И ты будешь убегать в тот мир, который создала, чтобы прятаться в нем, пока не перестанешь обманывать себя. Он снова наклонился к ней, упираясь руками в стол. Его лицо было совсем близко от ее лица.

— Я все это прошел, Эрин, и это был ад. До встречи с тобой я бежал от отношений, которые требуют взаимных обязательств. Это ужасно — так жить.

Что она могла ответить? Она знала, что это правда.

— Иногда так легче избежать боли, Зак.

Его глаза были полны такой грусти, что сердце Эрин почти остановилось.

— Уверяю тебя, Эрин, так ты обрекаешь себя на одиночество. И однажды пожалеешь о том, от чего отказалась. О том, что могло бы быть у нас с тобой.

Зак пошел к выходу. Уже у двери, не оборачиваясь, он произнес:

— Я, правд,а люблю тебя, Эрин! Наверное, я сошел с ума.

Он вышел, унося с собой часть ее сердца.

Вечером в пятницу Эрин перевезла последнюю коробку в новое жилье и поставила ее на стол в гостиной. Она в ужасе осмотрелась, решив, что ей никогда все это не разгрести. Но, по крайней мере, некогда будет забивать себе голову мыслями о Заке, если сейчас же приняться за уборку. Не думать о Заке и его словах — это главное.

Она знала, что во многом он прав. Но, даже признавая это, девушка не могла преодолеть страх перед возможностью будущего охлаждения чувств. Иногда ей казалось, что Зак мог бы помочь ей в этом. Если бы она нашла в себе силы позволить ему. Если бы призналась, что тоже любит его...

Зак не звонил, и Эрин решила, что ради их блага он ушел из ее жизни. Однако от этого ей было очень плохо.

Вздохнув, Эрин прошла из кухни в гостиную, решив начать устраиваться с нее. Готовить ей сейчас не хотелось. Она вспомнила о несостоявшемся ужине. Тогда они так и не прикоснулись к еде. Вспомнила о минутах их близости. О счастливом смехе Зака. Его прекрасных темных глазах. Его руках, таких чутких, отзывавшихся на малейший призыв ее тела.

Прекрати!

Эрин принялась расставлять милые ее сердцу вещи, те немногие, что уцелели после погрома. Столько было разрушено за последние несколько недель! Вот и покой она утратила. Наполовину она принадлежала делам приюта, а другая ее половина рвалась к Заку, хотя Эрин честно хотела дать ему уйти.

Странное шуршание в кухне привлекло ее внимание. Мурашки побежали по спине. Сердце бешено заколотилось.

Глупости, решила она. Это не может быть Эндрюс. Ведь Зак сказал, что, получив свое, он успокоится, по крайней мере, на время.

Никаких угроз по телефону или в письмах не было. Ничего, что заставило бы ее насторожиться. Если что и пугало Эрин, так это отсутствие сведений о том, что стало с Бет. Может, Рон пока пребывает в благодушном настроении? Может, даже клянется, что больше не тронет жену? А та знает, что рано или поздно он снова начнет вымещать на ней свою злость и усталость...

В кухне снова послышался шорох. Ей даже показалось, что она различает тихие шаги. Эрин попыталась убедить себя, что, возможно, барахлит кондиционер.

Она взглянула на часы. Около девяти вечера. Надо позвонить Ани, справиться о состоянии двух недавно поступивших женщин. Кроме того, Эрин хотелось услышать ее приветливый голос.

Она сняла трубку — гудка не было.

Черт, ей так нужно позвонить! Телефонная компания уже должна была подключить телефон.

...Эрин застыла от ужаса: голос, раздавшийся у нее за спиной, мог принадлежать только одному человеку.

— Эй, мисс Брейли, милашка, что это вы делаете здесь совсем одна?

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Зак сидел в одиночестве — как и все последние две недели. Он снова снял трубку, борясь с желанием позвонить Эрин.

Если он позвонит сейчас, то не сможет скрыть свои чувства, а она ясно дала понять, что не желает его. И все-таки Зак сознавал, что не может не слышать ее голос. Она нужна ему так, как не был нужен никто и никогда.

Он понимал, что Эрин не готова к серьезным отношениям. Он мог бы выбросить ее из своей жизни, но беда в том, что без Эрин Зак своей жизни не мыслил.

Теперь он должен окончательно продумать свой план — результат нескольких бессонных ночей и мучительных раздумий. Больше ждать Зак не мог. Он должен позвонить, чтобы заставить крутиться колеса бюрократической машины. Пока для Бет все не стало слишком поздно. Она, возможно, возненавидит его, но он должен остановить Рона, а затем убедить Бет оставить его.

Зак набрал номер полицейского департамента и с облегчением вздохнул, узнав, что Мэделин Райт, начальник полиции, еще на месте. Она-то должна понять, почему он так долго не вмешивал департамент в дела супругов Эндрюс.

— Чем заслужила такую честь, Зак? — спросила она добродушно.

— Я по поводу Эндрюса.

— А что с ним?

— Мэдди, он не такой, каким его знают на работе. Последние несколько лет он...

— Бил свою жену?

— Господи, он снова избил ее?

— Да, к счастью, все обошлось. Он набросился на нее, но ей удалось убежать к сестре. Она заявила об этом сегодня утром. Его задержали через час.

Заку хотелось кричать от облегчения.

— Я горжусь ею. Слава богу, она смогла! — Это могла бы сказать Эрин. Она научила его тому, чего он даже не осознавал. Чего так бы и не понял без ее помощи.

Он может позвонить Эрин и сообщить ей хорошие новости.

— Теперь мы должны оберегать Бет, — сказала Мэдди.

Зак забеспокоился:

— Я надеюсь, он все еще у вас?

— Рон ушел около часа назад. Пока он свободен.

Зак сжал трубку. Глупо было надеяться, что Эндрюс сразу окажется в тюрьме!

— Бет у сестры?

— Да, ее муж заверил меня, что они не выпустят ее из виду, пока не найдут безопасное место.

— Значит, она хочет уехать?

— Да. Мы должны найти для нее другое жилье.

— Хорошо!

— Зак, Эндрюс в бешенстве. Его допрашивали несколько часов. Я не знаю, на что он способен, но он потерял все.

— Я не собираюсь ему сочувствовать.

— Я тебя и не прошу. Но будь осторожен. Он несколько раз пробормотал твое имя перед уходом и еще что-то про какую-ту куколку, которую намеревался найти. Ты не знаешь, о чем это он?

Эрин!

Она переезжает сегодня. Может Эндрюс найти ее? Если да, он обрушит на нее свою ярость.

Зак мысленно поклялся, что лучше сам умрет любой, самой мучительной смертью, чем позволит хоть волоску упасть с головы Эрин.

— Мэдди, я перезвоню. — Не попрощавшись, он бросил трубку, схватил бумажку с адресом Эрин и вылетел из квартиры.

Вытащив мобильник, Зак попытался дозвониться до нее из машины. Никто не ответил.

Если поторопиться, можно доехать до ее дома за десять минут.

— Черт! — Он кинул бесполезный телефон на сиденье. — Надо было сказать Мэдди, чтобы она немедленно выслала патруль.

Зак еще раз позвонил в полицию и сказал диспетчеру:

— Это Зак Миллер. Вышлите наряд на Рэндолф-Драйв, тысяча сто двенадцать. Я еду туда.

— Что там происходит?

— Возможно, нападение. Может быть даже, покушение на убийство.

— Кто жертва?

— Самый дорогой для меня человек.

Он повесил трубку, больше ничего не объясняя. Как бы ему хотелось верить, что тревога ложная, что Эндрюс не добрался до Эрин.

Она настаивала на том, что не нуждается в защите. Но теперь это неважно. Пусть злится, пусть скажет, что больше никогда не пожелает видеть его. Он должен убедиться, что с ней все в порядке, а тогда пусть хоть с землей его смешает, он все вынесет.

Господи, убереги ее! — повторял Зак про себя.

Он сразу понял, что опоздал. Около дома стояли красная машина Эрин с откидным верхом и машина Эндрюса.

Даже не оборачиваясь, Эрин узнала голос Рона Эндрюса. В нем не было ничего человеческого — только холодная ярость.

Она медленно повернулась и увидела, что Рон стоит, прислонившись к кухонной двери, которая вела на террасу, и лицо его искажено злобной гримасой.

Мысленно Эрин проклинала свою беспечность. Как она могла не запереть дверь на задвижку?

Эрин увидела его настороженный, угрожающий взгляд и попыталась улыбнуться. Он не должен знать, как ей страшно.

— Решили помочь мне с переездом, детектив?

Не произнося ни слова, Эндрюс сунул руки в карманы. Он был в том же темном костюме, в каком она увидела его первый раз. И это почему-то немного успокоило Эрин. Ее удивило только, что она не видит пистолета.

Эндрюе смотрел на нее, не отрываясь.

— Ну, детектив, — спросила она, стараясь, чтобы голос звучал спокойно, — что вы хотите?

Он оглядел комнату и снова уперся в Эрин тяжелым взглядом.

— Хочу, чтобы ты заплатила за все.

У нее свело спазмом желудок, закружилась голова.

— Заплатила за что?

— За то, что разрушила мою жизнь, — прошипел он.

— Ваша жена вернулась к вам. Вы добились своего.

— Нет! И из-за твоего вмешательства этого уже никогда не будет.

Может быть, Бет решилась уйти от него, подумала Эрин. Отлично! Теперь он, по крайней мере не сможет причинить ей физическую боль.

— Куда она ушла?

Глаза Рона угрожающе засверкали.

— Она умерла.

Эрин почувствовала, как комок подкатился к горлу.

— Вы убили ее? — Эрин выкрикнула это почти истерически.

— Она умерла для меня.

«Зак, где ты, ты мне так нужен?» — твердила про себя Эрин.

Но ведь она сама из-за своего упрямства и просто по глупости отказалась от его помощи.

— Может, вы присядете, детектив?

Он рванул высокий стул, который стоял около бара, и резко толкнул его к холодильнику, чуть не задев Эрин. Звериный рык вырвался из его горла, глаза налились кровью.

— Будь ты проклята, перестань называть меня так.

Эрин сжала руки, пытаясь унять дрожь.

— Хорошо, я буду называть вас Рон.

— Ничего хорошего. Я детектив, но из-за тебя и твоего дружка для меня все кончено. Навсегда.

Значит, Зак вывел его из игры? Но почему он не позвонил, не предупредил? Первый раз девушка по-настоящему пожалела, что так решительно отказывалась от защиты. А теперь она может поплатиться жизнью за свою глупую гордыню.

Она зажмурилась и постаралась дышать ровно.

— Мне очень жаль, что у вас неприятности, но если вы приложите усилия, то сможете вернуться на свою должность.

— Ха-ха-ха, какая забота. Ты, Бет и Миллер вышибли меня. Я уже никогда не буду копом. И вы заплатите за это. Все. Но ты — первая. Я хочу, чтобы ему было больно, очень больно. Он будет помнить это до конца своей никчемной жизни... если только я позволю ему жить...

Эрин поняла, что Эндрюе способен на все и она действительно станет его первой жертвой, если немедленно что-нибудь не придумает.

— Может, мне поговорить с ними? — спросила она, пытаясь выиграть время.

— Ты, дрянь! Ты прикидываешься, что ничего не поняла? — Он шагнул к ней.

Что делать? Умолять о пощаде? Кричать? Нет, она не доставит ему такого удовольствия. Она будет бороться!

— Я могу позвонить Заку, и мы обсудим все вместе, — предложила Эрин.

Рон придвинулся ближе.

— Ты что, идиотом меня считаешь? Ты такая же, как Бет.

— Бет любит вас.

— Не смей говорить это!

— Хорошо, не будем говорить о Бет.

— Ты права, я устал от разговоров.

Он шагнул еще ближе. Эрин увидела матовый блеск направленного на нее пистолета.

В ушах у нее пульсировала кровь, ладони взмокли. Она осторожно осмотрела комнату. Дверь в гостиную была у нее за спиной, дверь на террасу блокировал Эндрюс. Можно побежать к входной двери. Он выстрелит ей в спину, но она хотя бы попытается спастись.

За окном послышался какой-то скребущий звук. Эндрюс схватил ее за руку и потянул в гостиную. Ткнув пистолетом в спину девушки, он подтащил ее к окну.

Улица была пустынной и тихой.

— Наверное, это подростки, — сказала Эрин, искоса поглядывая на ручку двери, которая была в нескольких сантиметрах от ее руки. Если бы ей только удалось выбежать...

Рон сильнее вдавил дуло пистолета в спину Эрин.

— Тебе повезло, если это они, а не твой дружок.

Он развернул ее и оттолкнул от двери, лишая возможности убежать.

Повернувшись к Эндрюсу лицом, Эрин медленно направилась к дивану. Теперь между ними оказался кофейный столик. Рон криво усмехнулся.

Эрин вскинула голову, неожиданно почувствовав прилив ярости.

— Вам это очень нравится, да?

Он хрипло рассмеялся.

— Ты похожа на червяка на крючке: извивается, а освободиться не может. Я мог бы убить тебя прямо сейчас, но это так скучно! Куда веселее смотреть, как ты потеешь. Так же как я, когда они вызвали меня и унижали несколько часов.

Боковым зрением Эрин заметила какое-то движение за окном. А потом увидела его.

Зак...

Он пришел, несмотря ни на что! Эрин заставила себя отвести взгляд. Она должна продолжать разговор. Должна выиграть время для них обоих.

— Может, мы хотя бы сядем? — спросила она.

— Мне без разницы, будешь ты подыхать стоя или сидя.

Эрин опустилась на диван, глядя в окно. Эндрюс поднял руку, целясь ей в голову. Он говорил еще что-то, заводясь все больше и больше. Голос его постепенно сбивался на визг.

Времени оставалось все меньше.

В окне мелькнул Зак, и это вернуло Эрин желание выжить. Энергичными жестами он указывал на пол. Наверное, хочет, чтобы она бросилась на пол. Собирается стрелять в Эндрюса? А вдруг попадет в нее! Нет, Зак не стал бы рисковать ее жизнью.

Эрин услышала отдаленные звуки сирен и увидела тревогу в глазах Зака. Эндрюс тоже должен был их услышать, но он все еще захлебывался своей тирадой, пьянея от собственного голоса.

У Эрин созрел план спасения.

Она положила руки на край кафейного столика. На нем стояла тяжелая статуэтка. Если ей удастся сбить Рона с ног, опрокинув столик, Зак сможет выстрелить наверняка.

Полицейская сирена завыла совсем рядом. Эндрюс выругался и повернул голову к окну.

— Какого чер...

Эрин толкнула стол, тот ударил Эндрюса под колени, он упал. Раздался звон разбитого стекла, Зак прыгнул в окно, Эрин бросилась на пол и откатилась в сторону.

Замирая от ужаса, она услышала странный щелчок и сразу за ним выстрел.

Зак открыл глаза, увидел над собой белый потолок и услышал попискивание каких-то приборов. Значит, по крайней мере, он еще не умер. Зак попытался повернуться, но жгучая боль пронзила его, подтверждая, что он, безусловно, жив.

— Черт. — В горле что-то зашуршало, как старый пергамент.

— Лежи спокойно, Зак.

Зак повернул голову, чтобы увидеть своего ангела-хранителя. Эрин! Слава богу, с ней все в порядке.

— Привет!

Она улыбнулась.

— Наконец ты проснулся. Доктор сказал, что ты начинаешь поправляться. Ты что-нибудь помнишь?

— Немного. Помню, пожалуй, как меня везли в операционную. Когда я очнулся, док сказал, что пуля не задела жизненно важных органов и скоро я смогу отправиться домой.

— Ну, это даже больше, чем я ожидала.

Он заметил марлевый пластырь на подбородке Эрин и нежно провел по нему пальцем.

— Что это?

Она снова улыбнулась.

— Ерунда. Задело осколком стекла. Наверное, останется маленький шрам, но это придаст мне мужественный вид.

Господи, как он любит ее.

Ерунда! Любую боль, которую испытывала Эрин, Зак чувствовал как свою. Он подумал, что это вечное проклятие тех, кто любит. Но волновали его те шрамы, которые любимая женщина прятала в глубине своего сердца.

— Ты прекрасна. Со шрамом или без шрама — это неважно.

— Спасибо!

— Кстати, это было очень рискованно с твоей стороны опрокинуть столик. Рискованно, но смело.

— Я должна была что-то сделать.

— Я горжусь тобой. Ты спасла две жизни!

Она положила ладонь на его грудь и спросила недоверчиво:

— Как это?

Зак рассмеялся.

— Ну, тебе лучше знать.

Эрин убрала прядь волос с его лба.

— Ты помнишь выстрел?

— Смутно. Я помню, как боролся с Эндрюсом, но сначала не понял, в кого попала пуля.

— Ну, Эндрюс то жив. Следом за тобой почти сразу появились полицейские. У него несколько порезов и синяков, но теперь он не отделается от суда.

— Его, надеюсь, надолго засадят. — Зак закашлялся и почувствовал острую боль в боку.

Эрин нежно провела тыльной стороной ладони по его щеке.

— Я, пожалуй, пойду. Тебе надо отдохнуть.

Он прижал ее руку к своему лицу.

— Не уходи!

— Ты уверен?

— Конечно! Мне лучше, когда ты со мной. — Зак попытался перевернуться, но застонал от боли.

Эрин укоризненно посмотрела на него.

— Если ты не перестанешь вертеться, придется тебя привязать.

— Ой, боюсь!

— По крайней мере, ты не потерял чувство юмора.

А тебя я потерял? — хотелось спросить ему. Зак нежно взял руку девушки.

— Эрин, я не знаю, как бы жил, если бы что-нибудь случилось с тобой!

Она прижала палец к его губам.

— Но ведь я здесь.

— Надолго ли?

— Пока ты не прогонишь меня. — Ее голос звучал оживленно, но глаза были грустные. Он мог поклясться, что она плакала перед тем, как он очнулся.

— Эй, все кончилось! Он больше никому не причинит вреда.

— Зак, я... я... — Она всхлипнула.

Он не мог видеть, как она плачет, ему очень хотелось прижать ее к себе и успокоить.

— О чем ты?

— Я была такой идиоткой!

Зак гладил ее волосы, в его сердце оживала надежда.

— Что ты имеешь в виду?

— Эндрюса. И еще многое. Ты предупреждал меня об опасности, а я была слишком горда и глупа, чтобы послушать тебя. Он мог убить нас обоих.

Не это он хотел бы услышать. Зак мечтал, что она поймет наконец: не надо бояться быть счастливой. Мечтал услышать, что она любит его.

— Ничего! Мы оба целы.

— Но ты догадывался, на что способен Рон.

— Да, но теперь это уже неважно. Главное, что и ты, и Бет в безопасности.

Она разглядывала его пальцы, переплетенные с её.

— Думаю, теперь мы сможем жить нормальной жизнью.

— Да, конечно... — Жизнь без нее не имела для него смысла. Но он не станет говорить об этом. Пусть Эрин придет к нему только тогда, когда сама захочет. Не из чувства долга или жалости, а потому, что ей это будет нужно так же, как ему.

— Я много думала об этом, — сказала она.

— И что же надумала?

— Мне никогда не было так страшно, как тогда, когда тебя увозила «скорая». Все, что я хотела сказать тебе, вертелось у меня в голове. Я так боялась, что уже не смогу это сделать.

Эрин глубоко вздохнула и снова всхлипнула.

— Я дала себе слово, что, если ты поправишься, скажу тебе все. И вот теперь... я должна...

Она было отвела взгляд, но затем заставила себя посмотреть прямо ему в глаза. Зак боялся вздохнуть, несмотря на боль в груди. Он ждал, и сердце его замирало.

— Я хотела сказать тебе, что... что я не могу жить без тебя. Я не хочу жить без тебя. Я хочу просыпаться каждое утро рядом с тобой. Я... я люблю тебя!

Если бы Эрин не сжимала его пальцы, Зак подумал бы, что все это ему снится. Он попытался заговорить, но она приложила палец к его губам.

— Дай мне закончить. Я хочу знать, ты еще не передумал?.. Я имею в виду твое предложение жить вместе.

Зак взял ее руку и прижал к сердцу.

— Ты не поняла. Я хочу не просто жить с тобой.

Она нахмурилась.

— Я не понимаю.

— Эрин! Я хочу жениться на тебе.

Девушка посмотрела на него испуганно и ошеломленно.

— Ты имеешь в виду белое платье, кольца и все такое?

Зак мягко улыбнулся.

— Ну, можно обойтись и без таких мелочей...

Некоторое время Эрин молчала.

— Никто не женится, зная друг друга так недолго. Люди подумают, что мы сошли с ума. Особенно отец. — Она улыбнулась. — Клянусь, первый раз в жизни он лишится дара речи.

— Я хочу, чтобы ты сама приняла решение, а не волновалась о том, что подумает твой отец.

Эрин счастливо улыбнулась.

— Зак, я тебя люблю. Что бы мой отец ни сказал или ни сделал, это не может изменить мое чувство к тебе.

— Так ты согласна?

— Да. — Она рассмеялась. — Да, Зак Миллер, я выйду за тебя замуж и устрою тебе невыносимую жизнь. Это я могу пообещать точно!

Она нагнулась и поцеловала его. Зак вздрогнул. Эрин испугалась:

— Я сделала тебе больно?

— Ты сделала бы мне больно, только если бы ответила «нет». Иди сюда, поцелуй меня, и мне станет легче.

Эрин сбросила туфли и прилегла рядом с ним. Она гладила его по темным волосам, которые виднелись в вырезе больничной рубашки.

— Я хочу только спросить...

— О чем же?

Эрин провела пальцами по здоровой руке Зака.

— Ты не будешь возражать, если я останусь работать в приюте?

— Мне это и в голову не могло прийти.

— Знаешь, а я совершенно не умею готовить.

Он поцеловал ее в кончик носа.

— Зато я умею, помнишь?

Эрин улыбнулась.

— Ну, тогда мы идеально подходим друг другу.

— Мы ведь постараемся? У нас должен быть необыкновенный медовый месяц.

— Гавайи?

— А я думал о чьем-то балконе...

— Ты помнишь о моей фантазии и хочешь осуществить ее?

— Конечно. Знаешь, я тоже должен кое о чем спросить тебя.

— О чем же?

— Ты не будешь возражать, если я вернусь в полицию?

— Снова будешь копом?

— Да, я много думал об этом. Мне не хватает чувства опасности, азарта.

Эрин вздохнула.

— Значит, не видать мне спокойной жизни, но самое главное — чтобы ты был счастлив. А как же охранный бизнес?

— Я хочу сохранить его.

— Кстати, Бет тоже возвращается. Похоже, вы снова напарники!

— Замечательно! Раз уж ты поверила, что мы с Бет просто друзья, всегда знай, что ты та женщина, к которой я мечтаю возвращаться каждый вечер.

Она прижалась губами к его губам.

— Знаешь, для такого жесткого парня ты слишком хорошо знаешь, какие слова следует говорить женщине.

Проживи Зак сто лет, он и тогда бы не забыл, какое счастье светилось в глазах Эрин.

— А я уже говорил, что люблю тебя?

Она улыбнулась:

— Последние две минуты нет!

— Какой я забывчивый!

Он поцеловал ее так нежно и так страстно, что у нее закружилась голова. Они словно слились в единое целое.

Зак развязал завязки на больничной рубашке, и Эрин длинными пальцами нежно гладила его грудь, как будто старалась излечить его прикосновениями своих прекрасных рук. И ему казалось, что у нее хорошо получается. Боль отступала.

Оторвавшись наконец от ее губ, Зак спросил:

— Вы пытаетесь меня соблазнить, мэм?

Она приподняла рубашку и заглянула под нее.

— Просто проверяю повязку. Она такая большая и... ой... я вижу кое-что еще.

— Я думаю, вы нарвались на неприятности, мисс Брейли!

— А я думаю, все будет отлично, офицер Миллер!

— Сержант Миллер, мэм. В вашем полном распоряжении. — Он притянул ее к себе. — А знаешь, мы первый раз в постели вдвоем.

— Ты прав!

— Ага, и мы должны обязательно этим воспользоваться.

Эрин отпрянула.

— Эй! Мы же в больнице, Миллер. К тому же за окном день, а ты недавно был ранен.

— А почему мы должны бояться, что нас кто-то застукает?

— Ты прав. Я хочу быть с тобой. Всю жизнь. Давай начнем прямо сейчас.

— Не волнуйся. Ты получила меня навсегда!

Но Эрин даже «навсегда» казалось мало.



Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ