КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605188 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239742
Пользователей - 109681

Последние комментарии


Впечатления

Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Pes0063 про серию Переигровка

Как всегда-Шикарно! Прочёл "на одном дыхании". Герой конечно " весь в плюшках",так на то и сказка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Хочешь большой любви? [Фиона Харпер] (fb2) читать онлайн

- Хочешь большой любви? (пер. А. Ильина) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1986) 213 Кб, 97с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Фиона Харпер

Настройки текста:



Фиона Харпер Хочешь большой любви?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Шесть часов утра. Обычно Грейс Марлоу в это время еще спала, но сегодня она уже стояла в своей темной маленькой кухне и, наморщив нос, придирчиво оглядывала все вокруг. До чего же здесь мрачно!

Подойдя к одному из шкафчиков, она открыла его, рассеянно взглянула на полки и осторожно закрыла дверцу. Затем Грейс машинально включила чайник, который тут же нарушил тишину своим громким урчанием. Придется снова отмывать чайник от накипи, с досадой подумала она. Ох уже эта жесткая лондонская вода…

Грейс потянулась к своей любимой ярко-розовой чашке с надписью «Клевая мамочка». Эту чашку подарила ей на прошлый День матери Дейзи. Унаследовав от матери беззлобную насмешливость, дочь вручала чашку с лукавой улыбкой. Через пару недель наступит очередной День матери, но на этот раз они уже не проведут его вместе, как год назад, когда обе вовсю резвились на катке. Сейчас Дейзи нет рядом. Она в Париже, откуда отправится в Будапешт или Прагу. А затем ее дочь уедет на учебу в университет…

Грейс прижала розовую чашку к груди. Дейзи уехала всего восемнадцать часов назад, а она уже так соскучилась по ней!

Поставив чашку на стол, Грейс скрестила руки на груди. Впервые за последние девятнадцать лет она ощутила себя невероятно одинокой и… постаревшей.

Налив в чашку кипяток, Грейс сделала глоток и состроила гримасу. Сегодня даже чай имеет отвратительный вкус. Хотя… боже, она забыла положить в чашку пакетик заварки! Вздохнув, Грейс поплелась к шкафу, где хранился чай. Достав оттуда коробочку, она заметила, как на пол упал какой-то розовый конверт. Подняв его, Грейс достала оттуда письмо.

«Дорогая мамочка, прошу, очень прошу тебя, не сердись на меня за то, что я сделала…»

Грейс нахмурилась. Неужели ее опасения сбылись? Дейзи явно прихватила с собой ее футболку с портретом Дэвида Боуи. Что за негодница! Грейс едва заметно улыбнулась и продолжила чтение.

«…я оставила тебе подарок. Я знаю, что ты многим ради меня пожертвовала, поэтому теперь тебе пора развлечься».

Грейс быстро-быстро заморгала — на ее глаза навернулись слезы. Сделав еще один глоток горячей воды, она немного успокоилась.

Все-таки она воспитала отличную дочь! Ей даже казалось, что Роб появился в ее жизни на такой короткий промежуток времени только затем, чтобы подарить ей Дейзи. Роб погиб в Ираке, подорвавшись на мине, в возрасте двадцати трех лет…

Грейс глубоко вздохнула, чтобы не расстроиться окончательно.

«Я знаю, что ты, мама, хочешь открыть кондитерскую, но не предпринимаешь для этого никаких попыток. Ты о многом мечтаешь, но в реальность воплощать не хочешь. Именно поэтому я решила немного тебя раззадорить, мама. Я даже не стану извиняться за то, что сделала, потому что это принесет тебе пользу!»

У Грейс потемнело в глазах. Что на этот раз натворила Дейзи? Она дочитала письмо до конца, а затем бросила его на кухонный стол.


Ной стоял на красивом кремовом ковре в своем кабинете и рассеянно вытирал короткие волосы полотенцем. Уже наступило утро, но за окном было темно и тихо. Ной только что вернулся с ежедневной пробежки. Это было его самое любимое время суток. Именно утром ему в голову приходили новые идеи.

Он включил компьютер. Бегая, Ной придумал, как сделать так, чтобы отрицательный персонаж его нового романа выглядел еще отвратительнее. Редактору это явно понравится. Последняя серия психологических триллеров о шпионах, написанная Ноем, оказалась настолько захватывающей, что издатели жаждали заполучить от него новое произведение как можно скорее.

Аккуратно сложив полотенце, Ной повесил его на спинку стула, присел за стол и проверил свою электронную почту. Затем он зашел на недавно полюбившийся ему сайт, который не посещал уже несколько дней.

Грейс включила свет в комнате Дейзи и зажмурилась от света лампы.

Ярко-розовый ноутбук Дейзи стоял на ее письменном столе. Взяв его, Грейс присела на кровать, подогнув под себя одну ногу, и включила компьютер. Когда операционная система загрузилась, Грейс аккуратно набрала электронный адрес сайта, указанный в письме Дейзи.

Это был сайт, посвященный знакомствам вслепую. И о чем только думает ее дочь?! Неужели Дейзи рассчитывает, что ее мать согласится на подобную авантюру?

Грейс зашла на собственную страницу, созданную для нее Дейзи. Дочь зарегистрировала ее под ником Блинчик. Грейс принялась изучать сайт, при этом несколько раз порывалась написать сообщение администратору и попросить его удалить ее страницу. Она хотела сослаться на то, что кто-то воспользовался ее именем и данными, чтобы позабавиться.

Побродив по виртуальным просторам, Грейс решила зайти в чат, где предлагалась помощь новичкам. Отослав в Интернет-пространство клич «Помогите!», Грейс принялась ждать. Сначала ничего не происходило, но затем внезапно свершилось чудо — на ее призыв откликнулись.

Грейс оглядела комнату, словно подозревая, что рядом кто-то находится. Затем, размяв пальцы, она начала набирать текст на клавиатуре.

Блинчик: Я здесь новенькая.

Кенгуренок: Привет, Блинчик! Не волнуйся, мы в этом чате все новички! Чем тебе помочь?

Блинчик: Так вас здесь двое? Вам тоже приспичило поискать на рассвете себе пару?

Солнышко: Я в это время только укладываюсь спать (громкий смех). Я из Сан-Франциско.

Кенгуренок: А я только собираюсь домой с работы. Я из Сиднея.

Блинчик: Ты из Австралии?!

Кенгуренок: Точно! Разве ты не знала, что это — международный сайт?

Блинчик: Я вообще ничего не знала об этом сайте пятнадцать минут назад! В этом и проблема. Меня сюда заставили зайти.

Солнышко: И как тебе сайт?

Блинчик: Я нашла здесь две добрых души, которые готовы помочь сестре по несчастью. Похоже, что тут не так уж и плохо.

Грейс почесала подбородок ногтем указательного пальца. Итак, начало положено.

Блинчик: Солнышко, ты женщина?

Солнышко: Да! Сегодня с утра я еще была женщиной.

Блинчик: Я узнала, что у меня сегодня вечером уже назначено свидание!

Кенгуренок: А ты молодец!

Блинчик: Но я не хочу идти на свидание! Я желаю узнать, как от него отделаться!

Солнышко: У тебя есть электронный адрес того парня?

Блинчик: Нет.

Кенгуренок: Какой у него ник? Свяжись с ним, зайдя на его профайл.

Блинчик: Я не знаю, какой он!

Солнышко: Ладно, Блинчик, что тебе известно?

Блинчик: В записке сказано: ресторан «Барручи», Вайнхерст, восемь часов вечера.

Кенгуренок: Хороший ресторан?

Блинчик: Наверное. Для меня такие дороговаты.

Солнышко: Почему ты не хочешь идти на свидание с этим парнем? Система сватовства на этом сайте отлично работает, они хорошо подбирают пары. Возможно, он отвечает всем твоим требованиям.

Блинчик: Ваши свидания с парнями с этого сайта удавались на славу?

Кенгуренок: Они оказались не плохи. Свидание вживую решает все.

Солнышко: Почему бы тебе не пойти?

Грейс опустила плечи. У нее нашелся бы миллион причин, чтобы отказаться от свидания. И, кроме того, после гибели Роба она просто не могла себя заставить влюбиться в кого-то еще. Тем более что с вдовами вряд ли кто-либо захочет иметь дело.

Кенгуренок: Блинчик, ты еще здесь?

Блинчик: Да, я здесь.

Солнышко: Дай этому парню возможность показать себя. А завтра расскажешь нам, как все прошло!

Блинчик: Я вообще-то не хочу сейчас ни с кем встречаться. Я вдовею.

Несколько секунд никто не реагировал. Грейс привыкла к подобной реакции.

Кенгуренок: Мне жаль, Блинчик (объятия).

Солнышко: Мне тоже. Даже если ты не пойдешь сегодня на свидание, заходи завтра в чат, хорошо? Повеселимся.

Грейс почувствовала себя последней негодяйкой. Похоже, что ее новые виртуальные подруги хорошие женщины, а она солгала им, заставив поверить, что совсем недавно стала вдовой.

Блинчик: Вообще-то мой муж умер давно. Но я по-прежнему не хочу ни с кем встречаться. И все же я не могу заставлять беднягу, который придет на свидание, ждать меня зря. Это будет жестоко. Когда моя дочь вернется из путешествия, я ее убью!

Кенгуренок: Так это дочь зарегистрировала тебя здесь?!

Солнышко: (Громкий смех.) А какие мужчины ей нравятся?

Блинчик: Какие мужчины могут нравиться девятнадцатилетним девушкам? Я понятия не имею, какого мужчину она выбрала для собственной матери!

Кенгуренок: Я думаю, что ты должна пойти. Он может оказаться симпатичным!

Солнышко: А что такого ужасного может произойти, если ты пойдешь на свидание? Поужинаешь, немного поболтаешь. Выдержишь два часа общения и, если он тебе надоест, после расставания сразу забудешь его. Вернешься сюда, чтобы искать другого. В следующий раз выберешь себе парня самостоятельно. Подумай об этом.

Грейс слезла с кровати, поставила ноутбук на ковер и оглядела комнату Дейзи. Пройдясь по ней, она остановилась у фотографии дочери. Дейзи на снимке улыбалась, ее длинные темные волосы трепал ветер, а взгляд был лукавым и уверенным. Отведя глаза от фотографии, Грейс посмотрела на свое отражение в зеркале и вздрогнула. Те, кто видел Грейс и Дейзи вместе, считали их скорее сестрами, нежели матерью и дочерью. Единственное, что сейчас резко отличало Грейс от Дейзи, запечатленной на снимке, так это выражение глаз.

Грейс выглядела моложе своих лет. Ее можно было принять за тридцатилетнюю женщину. Грейс внезапно представила себе, во что превратится ее жизнь через несколько лет, если она перестанет следить за собой и интересоваться мужчинами. Ее ждала мешковатая одежда из дешевого трикотажа, сероватый оттенок лица, унылый взгляд и седые волосы…

Грейс подумала о том, что написала ей Солнышко:

Выдержишь два часа общения и, если он тебе надоест, после расставания сразу забудешь его.

Прыгнув на кровать, она взяла ноутбук и напечатала первое, что пришло ей на ум.

Блинчик: Ладно, девчонки, я пойду на свидание.


Набросав словесный портрет отрицательного героя с Украины в своем новом романе, Ной еще раз проверил электронную почту. Впрочем, сейчас не время просматривать сообщения. Его помощница приедет через двадцать минут, так что пора одеваться.

Сегодня суббота, но Ной должен подготовиться к писательской конференции, которая будет проводиться в Нью-Йорке. Ему нужно будет выступить на семинаре и на открытом обеде.

Тряхнув головой, Ной подумал, что раньше и представить не мог, как резко изменится его жизнь. Теперь ему казалось, что он всю свою жизнь путешествовал, давал интервью, рассказывал о том, как добился успеха. Ему нравилась жизнь успешного писателя, но и она имела неприятные стороны.

Во-первых, Ной слишком много времени тратил на общение с прессой и организацию рекламных кампаний. На него постоянно давили издатели и ближайшее окружение.

Ну и во-вторых, его донимали поклонницы.

Его друг Гарри считал, что Ной слишком избалован, если жалуется на повышенное внимание со стороны женщин. Да, Ною нравилось общество гламурных женщин, которые улыбались ему и ловили каждое его слово, восхищались его талантом. Однако пять лет нахождения в центре внимания утомили Ноя. Ему стало казаться, будто каждый последующий день похож на предыдущий.

Вечеринки в ресторанах, яркие платья, дорогие украшения, вожделенные взгляды женщин… Ною хотелось скрыться от всего этого. Он жаждал оказаться там, где его никто не знает. Возможно, именно поэтому Ной зарегистрировался на сайте знакомств вслепую.

Если бы его помощница Мартина узнала, на каком сайте Ной проводит время, то упала бы в обморок. Однако что удивительного в желании Ноя найти себе жену? Ему сорок один год, он богат, независим и хочет создать семью. Ной совсем не искал королеву красоты. Ему нужна была прежде всего подруга, готовая всегда быть рядом с ним.

Ной уже трижды встречался с женщинами с этого сайта знакомств, и все три свидания закончились разочарованием. Женщины оказались хороши по-своему, но совсем не подходили ему в качестве спутниц жизни.

Он с надеждой посмотрел на очередной профайл женщины, которую ему предлагал сайт. Ной пригляделся к ее фотографии. Местная бизнесвумен сорока лет, хороша собой, темноволосая, обладает потрясающе красивыми голубыми глазами. Ее едва заметная улыбка выдает в ней интеллигентную и чувственную натуру.

— Ку-ку! — раздался в пустой кухне голос вошедшей в квартиру Мартины. Как только женщина переступила порог его кабинета, Ной сразу же закрыл страницу сайта.

— Чем это ты занят? — Она уставилась на монитор. Ной нанял Мартину в качестве помощницы из-за ее пробивного характера, но иногда ему хотелось, чтобы она была немного рассеяннее.

— Ничем из того, что может тебя заинтересовать, — он улыбнулся и вручил ей документы для поездки в Нью-Йорк.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Девушка-регистратор за стойкой в ресторане недовольно посмотрела на Ноя. На прошлой неделе, когда он был здесь, работала тоже она. И тогда эта девушка явно пребывала в отвратительном настроении. Вот и сейчас в знак приветствия она только лишь подняла брови.

— Моя фамилия Смит, — заявил Ной. — Я зарезервировал столик на двоих на восемь часов вечера.

Она моргнула и посмотрела в книгу регистраций заказов.

— Проходите, сэр.

— А мой… партнер по ужину… уже приехал?

Девушка даже не повернулась к нему, чтобы ответить, а только отрицательно покачала головой. Одной из причин, по которым Ной посещал «Барручи», была его отменная винная карта. К тому же это был лучший ресторанчик в пригороде Вайнхерста, недалеко от Лондона. Когда-то Вайнхерст являлся премилой деревушкой с узкими улочками, церковью в нормандском стиле и старомодным полем для игры в крикет. Несмотря на то, что в прошлом веке Лондон расширялся и поглощал свои пригороды, Вайнхерст остался нетронутым, возможно, поэтому и не потерял своего очарования.

В восемь часов вечера в ресторан «Барручи» вошла женщина.

Ной сразу ее узнал. Ее темные волнистые волосы были уложены на затылке. На женщине было аккуратное приталенное черное пальто. Ее глаза оказались привлекательнее и ярче, чем на фотографии в профайле. Она оглядела зал, вопросительно подняв брови.

Ной отложил меню и выпрямился, стараясь не замечать, что его сердце забилось чаще. Неужели на этот раз ему повезет?

Наконец вошедшая женщина обратилась к официантке и что-то прошептала ей на ухо. Девушка кивнула и приняла у женщины пальто. Под пальто у женщины оказалось потрясающей красоты платье бирюзового цвета. Оно выгодно подчеркивало ее фигуру, а длина до колен открывала взору красивые стройные ноги.

Ной слегка ослабил узел галстука и попытался улыбнуться, видя, что женщина направилась следом за официанткой в его сторону. Когда официантка отодвинула стул для женщины, чтобы усадить ее напротив Ноя, он поднялся и протянул ей руку.

— Меня зовут Ной… Смит, — представился он вымышленной фамилией.

— Здравствуйте, — сказала она, пожимая ему руку, затем быстро убрала ее. — У вас красивые зубы.

Ной уже открыл рот, чтобы ответить нечто вроде: «Они предназначены для того, чтобы скушать вас, моя милая», однако фразу так и не произнес.

— Вы находите? — Он снова улыбнулся и вот тут уже не удержался: — Не желаете проверить, хороши ли мои копыта? Может, я не гожусь для продажи.

Она слегка покраснела и одарила его лукавой улыбкой.

— Меня зовут Грейс Марлоу, я — девственница с сайта знакомств вслепую, — она прижала пальцы к губам, заставляя себя посерьезнеть, но тщетно. — Вообще-то все не так… Я хотела сказать, что в первый раз пришла на свидание после знакомства через Интернет. — Грейс закрыла глаза и прикусила губу, потом выпалила: — Мне, наверное, лучше молчать, потому что я сама сейчас рою себе могилу, верно?

Ной уставился на нее. Ни одно свидание прежде не начиналось у него столь оригинально. Почему она не спрашивает его о работе и пристрастиях в музыке?

— Я ветеран сайта знакомств вслепую, но это не значит, что я не волнуюсь.

Грейс открыла один глаз.

— А вы милый, мистер Смит, умеете быть галантным с дамой, попавшей в беду, — она открыла второй глаз и наклонила голову набок. — Зачем вам знакомство по Интернету, если вы такой отличный парень? Что с вами не так?

Ной рассмеялся. Эта женщина решила задеть его мужскую гордость? Ни одна из его прежних знакомых не была настолько прямолинейной и интересной.

— У меня сегодня всего лишь четвертое свидание.

— За какой период?

Ной пожал плечами:

— За месяц.

— Вряд ли у тебя много недостатков, Ной. Могу поспорить, что женщины ходят за тобой табунами.

Ной снова рассмеялся:

— Они ходят за мной потому, что у меня красивые зубы?

— Может быть, — ее голубые глаза сверкнули. Посмотрев на скатерть, Грейс царапнула ее ногтем. — Извини меня за мое высказывание по поводу твоих зубов. Я немного нервничаю, а когда я нервничаю, то говорю первое, что придет мне на ум.

Ною нравилась ее манера общения. В последние годы его окружали люди, которые всегда старались контролировать каждое свое слово. Именно поэтому искренность Грейс ему и импонировала.

— Что-нибудь закажем?

Выдохнув, она чуть округлила губы.

— Я не против.

Ной открыл меню.

— Мы обсудим мои недостатки, когда принесут закуски.

Грейс с улыбкой взглянула на него поверх меню. Ной едва заметно улыбнулся. Интересно, что закажет Грейс? Ведь говорят: скажи мне, что ты ешь, и я скажу, кто ты.

Грейс заказала такое же блюдо, что и Ной, и предоставила ему возможность самому выбрать вино.

— Чем ты занимаешься, Грейс?

Не поднимая головы от салата, она посмотрела на него из-под ресниц. Едва заметно улыбнувшись, отправила в рот кусочек авокадо. Неужели она не хочет рассказывать, как зарабатывает себе на жизнь?

Прожевав, Грейс тихо ответила:

— Я работала в юридической фирме.

Не совсем то, что Ной предполагал. Внезапно он подумал, сможет ли Грейс так составить свой рабочий график, чтобы отправиться с ним в путешествие?

— А чем ты занимаешься?

Ной замешкался. Раньше, как только он заговаривал о том, что пишет романы, дамочки начинали нервно хихикать и говорить всякие глупости.

— У тебя в данный момент нет работы? — попыталась отгадать Грейс.

— Есть, конечно. Я писатель.

К его облегчению, Грейс довольно спокойно отнеслась к подобному признанию.

— О чем пишешь?

Он пожал плечами.

— На военную тематику. Вообще-то это достаточно скучно.

Грейс коснулась губ салфеткой.

Ной изобразил на лице равнодушие.

Грейс посмотрела на него в упор. Неужели она догадалась, кто он такой? Нет, если бы догадалась, то стала бы улыбаться, молоть всякую чушь и вешаться ему на шею.

— Расскажи о своих свиданиях, — она не сводила с него взгляда. — Что с тобой не так?

— Со мной все в порядке, — Ной глубоко вздохнул и улыбнулся. — Найти жену очень нелегко. Я не хочу жениться на первой встречной.

Положив нож и вилку, Грейс несколько мгновений смотрела в салат.

— Ты решил найти жену через Интернет?

— Разве ты не ищешь таким же способом мужа?

Грейс покачала головой.

— Тогда кого ты ищешь: любовника, друга?

Опустив подбородок, она посмотрела на него исподлобья, будто на глупца.

Отлично. Итак, Грейс, как и Ной, не верит в возможность найти любовь в виртуальном пространстве.

— Я рад, что мы находимся на одной волне, — он отпил вина.

Грейс поджала губы:

— Я не то чтобы не верю в Интернет-знакомства. Просто не думаю, что найду любовь на том сайте, на котором зарегистрирована. Мне кажется, любовный романтизм присущ только подросткам. В нашем возрасте романтические чувства — глупость, ты так не считаешь?

Он поднял брови, подыскивая ответ. Ной был не слишком опытен в том, что имело отношение к «любовному романтизму». По его мнению, романтические чувства встречались только в текстах любовных песен и мелодрамах и были всего лишь иллюзией.

Его родители прожили счастливо вместе почти пятьдесят лет, но не клялись друг другу в любви и никогда не переживали конфетно-цветочного периода в своих отношениях. Но если они смогли создать хорошую семью, значит, это получится и у Ноя.

Итак, вечер продолжался. Хотя, по мнению Ноя, время летело слишком быстро.

Он подумал, что для начала уже достаточно узнал о Грейс. На следующей неделе в одной из художественных галерей давался концерт, куда Ною захотелось пригласить Грейс.

Откашлявшись, он позвал ее:

— Грейс… — и замолчал.

Она взглянула на него, держа во рту ложку с шоколадным десертом. Затем неторопливо вынула ложку изо рта и спросила:

— Хочешь мусс?

Ее губы были слегка испачканы шоколадом. Ной хотел покачать головой в ответ, но внезапно протянул:

— Угу.

— Оно божественно вкусное, — ее глаза сверкнули.

— Угу.

Ной, который в школьные годы всегда выигрывал олимпиады по английскому языку, не разговаривал сейчас, а бурчал подобно пещерному человеку. Он наблюдал, как Грейс взяла ложкой с длинной ручкой немного шоколадного мусса.

Поднеся ложку с муссом к его губам, она непроизвольно облизнулась. Проглотив мусс, Ной почувствовал настолько сильное влечение к этой женщине, что едва не упал со стула.

— Грейс? — хрипло позвал он ее.

— Да?

— Хм… — казалось, что в его мозгу нет ни одной мысли. Вернее, мысли присутствовали, но никак не хотели выстраиваться в подходящие предложения. Отчаявшись, он выпалил: — Концерты! Тебе нравится живая музыка?

Грейс просияла:

— Я обожаю живую музыку!

И только теперь, когда сердце Ноя стало биться медленнее, он понял, что последние две минуты его пульс был просто бешеным. Кашлянув, Ной проглотил еще одну ложку предложенного ему мусса, и его сердце снова учащенно забилось.

— Вообще-то на концерте я была последний раз несколько лет назад, — сказала Грейс и снова принялась за десерт.

— В самом деле?

Она кивнула.

— Недавно в Лондон приехала группа «Парящие коты». Ты слышал о ней?

Он покачал головой:

— Я не думаю, что многие из твоих коллег разделяют твое увлечение музыкой.

Она озадаченно посмотрела на него:

— Почему ты так решил? Я знаю, что в кафе сейчас очень популярен джаз и легкая музыка. Но это не единственная музыка, которую мы слушаем.

Впервые за встречу Ною показалось, что он присутствует на переговорах.

— Ты же сказала, что работаешь…

— Сейчас я работаю в кафе «Кофейное зерно», что на Хай-стрит. Это недалеко отсюда.

Если бы Грейс вскочила из-за стола и сплясала перед Ноем канкан, он удивился бы меньше. Почему, обладая таким незаурядным потенциалом, она работает в кафе? Ной принялся размышлять о ее работе так, будто она являлась персонажем его романа. Пока он обдумывал ее слова, она молчала, потом взглянула на дверь и произнесла:

— Я тут заговорила о кофе… Мне что-то его не хочется. Ты не против, если мы на этом закончим наше свидание?

Она взяла сумочку и уже принялась отодвигать стул. И внезапно Ной совсем потерял уверенность в себе.

— Грейс, извини. Я никоим образом не хотел… — он взял ее за руку. — Не уходи.

Грейс покачала головой:

— Ничего не выйдет, Ной. Я знаю, что должна уходить. — Она встала и направилась в раздевалку.

Вынув бумажник, Ной оставил на столе деньги за ужин, включая довольно крупные чаевые, и рванул за Грейс.


Грейс даже не помнила, как надела пальто. Выйдя на улицу, она зашагала к Хай-стрит с такой скоростью, какую только можно было себе позволить в туфлях на высоченных каблуках, которые она взяла у Дейзи.

— Грейс!

Прикусив язык, она покачала головой и продолжала идти вперед. Да, она соврала Ною, сказав, что работает юристом.

Кафе «Кофейное зерно» принадлежало тетушке Каролине, или, как ее называли близкие, Кар. Это была родная тетка Роба. После того как Грейс вышла замуж за Роба, ее родители переехали в Западную Англию, так что теперь из родственников рядом с ней была только Кар. Она с распростертыми объятиями приняла Грейс в свою семью и помогла ей после гибели Роба. И даже не просто помогла, а приняла в ее жизни живейшее участие. Кар взяла Грейс под свою опеку, позволив ей жить в квартире на верхнем этаже здания, где находилось кафе. Роб был похоронен на кладбище церкви недалеко от кафе, что позволяло Грейс часто приходить к нему.

Поняв, что Ной догоняет ее, она прибавила шаг.

— Грейс!

Наконец он оказался справа от нее. Остановившись, она повернулась к Ною и взглянула на него так, как обычно смотрела на самых привередливых клиентов «Кофейного зерна».

— Мистер Смит?

— Грейс, ты меня неправильно поняла! Мне все равно, где ты работаешь: в кафе или юридической конторе. Я просто не хочу так нелепо заканчивать наше свидание.

Грейс снова зашагала по улице:

— Что бы ты сказал, если бы я работала уборщицей? Ты бы и тогда побежал за мной?

Она заметила, что Ной довольно высок, чего она не заметила в ресторане, а еще у него потрясающе красивые серо-зеленые глаза.

— Конечно, я побежал бы за тобой! Я пришел на свидание, чтобы хорошо провести время, а в конце оказался брошенным. Я должен извиниться, — он шел рядом с ней. — Так мы помирились? Хочешь пойти куда-нибудь, чтобы выпить коф… чего-нибудь выпить?

Она улыбнулась:

— А если бы я была ассенизатором? Ты бы предложил мне выпить?

— Только в том случае, если бы ты позволила мне надеть противогаз.

Грейс улыбнулась. Взяв его за руку, она ускорила шаг.

— Пойдем, Ной, я знаю одно отличное местечко.


Ною ничего не оставалось, как последовать за Грейс по освещаемой фонарями улице. Внезапно начался дождь. Дойдя до какого-то здания, Грейс достала ключи, открыла дверь и вдруг исчезла. Войдя в помещение, Ной озадаченно уставился в темноту, раздумывая, идти ли за Грейс следом. Нечаянно наткнувшись на стул и уронив его, он все-таки решил пока не двигаться с места.

— Подожди минуту, — раздался откуда-то из темноты голос Грейс.

Несколько секунд спустя в конце зала зажегся свет. Пока глаза Ноя привыкали к темноте, на улице раздался сильный раскат грома. Вышедшая из-за барной стойки Грейс закрыла входную дверь, затем отправилась обратно.

— Здесь подается лучший во всей юго-восточной Англии кофе.

Только после этих слов Ной обратил внимание, где находится. Это был зал кафе с деревянными столами и стульями, большими бархатными диванами в углу и картинами в стиле абстракционизма, на которых были изображены кофейные зерна.

— Лучший?

— Вне сомнения, — раздался из-за стойки бара голос Грейс. — Я говорю так потому, что сама готовлю его. Какой кофе ты будешь?

— Двойной эспрессо, — не задумываясь, ответил он.

— Проходи и чувствуй себя как дома.

Подойдя к одному из стульев у стойки бара, Ной присел на него. Грейс в это время готовила кофе. Аромат свежего кофе наполнил помещение, подобно туману. Они принялись пить кофе в молчании.

Грейс включила освещение только в баре. Даже в этом искусственном, желтоватом свете она казалась очаровательной. Ной подумал, что никогда прежде не встречал таких женщин.

— Итак, Ной… Как парень вроде тебя докатился до того, что разместил объявление на сайте знакомств? Ты извини, но я и представить не могла, что там водятся такие мужчины.

Помолчав, он улыбнулся:

— Я думаю, что знакомство в Интернете ничем не хуже знакомства в реальной жизни. Все зависит от того, повезет тебе или нет. И потом, на этом сайте работает система подбора подходящего партнера.

Грейс округлила глаза:

— А уж это совсем романтично!

Что мог ей ответить Ной? Пять лет он прожил вместе с Сарой, на которой уже подумывал жениться. Однако она бросила его, обвинив в отсутствии романтизма в их отношениях. Самое ужасное было в том, что Ной не знал, какой именно романтики требовала от него Сара.

Ной уставился в окно. На улице шел уже сильный дождь. Он подумал, что для начала успешных взаимоотношений вряд ли понадобится романтика…

Посмотрев на Грейс, он заметил, что она наблюдает за ним, подняв бровь. Как ей удается настолько выразительно показывать свои эмоции всего одним, едва заметным движением?

— Ты веришь в судьбу? — спросила она.

— Нет.

— Значит, по-твоему, любовь — цепочка химических реакций?

— Ну, отчасти… Так можно охарактеризовать сексуальное влечение. Когда выбираешь себе спутника жизни, речь заходит не только о физическом влечении, верно? А почему ты спросила? Ты веришь в судьбу?

Грейс поставила свою чашку на стойку и возвела глаза к потолку.

— Не знаю. Приятно думать, что любовь — нечто непостижимое для ума. Тебе не кажется, что это — магическое чувство?

Ха! Если Грейс жаждет романтики, магии и непостижимых чувств, то обратилась не по адресу. Ной больше никогда не станет сентиментальничать в отношениях с женщинами. Все, что он может предложить своей будущей избраннице, так это — честность и верность.

— Зачем ты зарегистрировалась на сайте знакомств?

Грейс посмотрела на потолок и покачала головой:

— Вообще-то я узнала об этом сайте только сегодня утром. Меня зарегистрировали без моего ведома, и я намерена разобраться с этим человеком… — она прикусила губу и состроила гримасу. — Извини, может показаться, будто я сожалею о нашей с тобой встрече, но это не так.

— Верю, — ему все больше нравилась ее искренность.

Грейс вновь взяла чашку.

— Меня зарегистрировала на сайте знакомств моя дочь.

У Ноя екнуло в груди. Он и не подозревал, что у Грейс есть дети. У его друзей были дети, но общение с ними у Ноя никогда не получалось. Дети казались Ною существами с других планет, с которыми невозможно достичь взаимопонимания.

— У тебя есть дочь? — Он изо всех сил старался казаться беспечным.

Она кивнула.

— Ее зовут Дейзи, ей девятнадцать лет. Она решила, что ее мамочка ведет скучную жизнь, поэтому решила ее разнообразить.

— Так ты разведена?

Грейс покачала головой:

— Я вдова. И не надо на меня так смотреть!

Ной задался вопросом, чем не понравился Грейс его взгляд.

— Я вышла замуж совсем юной и рано овдовела, — она свирепо посмотрела на Ноя, будто запрещая ему жалеть ее.

— Как… он умер?

Грейс молчала, размышляя над тем, какая Ною разница, как умер ее муж.

— Спасибо, что спросил. Большинство людей, слыша о моем положении вдовы, стараются перевести разговор на другую тему, — она вздернула подбородок и посмотрела на Ноя в упор. — Роб погиб во время войны в Персидском заливе.

Ной сочувственно кивнул.

— Я сам служил в Ираке.

Она поджала губы, а потом уныло улыбнулась. Если Ной был в Ираке, незачем рассказывать ему, какой после гибели мужа стала ее жизнь. Слишком многие не вернулись домой с той войны. Ной понимал, что Грейс пришлось нелегко, растя дочь в одиночку, но она справилась со своей задачей, причем на отлично. Дейзи явно повезло, что у нее такая мать.

Внезапно Ной подумал, что ведет себя в несвойственной ему манере. Рядом с Грейс он отчего-то начинает проявлять сентиментальность.

— Итак, Грейс… — он допил эспрессо и поднялся на ноги. — Я думаю, мне лучше уходить. Поймать для тебя такси или проводить тебя?

Она покачала головой:

— Я уже дома. Мне нужно только подняться на верхний этаж.

Этого Ной никак не ожидал. Теперь он даже не знал, что говорить дальше.

— Было приятно…

Она едва заметно улыбнулась:

— Согласна.

Грейс молча проводила его до двери и открыла ее. Уже почти на пороге Ной повернулся и посмотрел на нее.

— Мне было приятно познакомиться с тобой, Грейс.

— Ты уже об этом говорил.

Ной вышел в дождь и вздрогнул, чувствуя, как прохладные капли дождя попадают на лицо.

Грейс стояла в дверном проеме, смотря на Ноя широко раскрытыми глазами. Ее взгляд был серьезным.

— Пока, Ной, — она потупила взор, и внезапно Ной быстро подошел к ней. Не задумываясь о том, что делает, он оперся рукой об окно и наклонился к Грейс.

Она разомкнула губы и резко вздохнула, а Ной припал к ее губам и поцеловал так, как жаждал в течение всего вечера.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Грейс пришлось вцепиться в лацканы пиджака Ноя, чтобы сохранить равновесие.

Прошло очень много времени с тех пор, как она целовалась с мужчиной. И, кроме того, Грейс никак не могла вспомнить, чей поцелуй ей был так же приятен, как поцелуй Ноя. Никто и никогда не касался ее губ с такой нежностью и страстностью. При мысли об этом холодок пробежал по спине.

Она тут же вспомнила Роба. Грейс могла с уверенностью сказать, что такого волнения и трепета, как сейчас, с мужем она не испытывала. Да разве и можно сравнивать юношескую порывистость и опытность зрелого мужчины?

Ной провел языком по ее губам, и она тихо простонала, а потом обхватила его за шею. Он провел кончиками пальцев по ее шее и щеке, и от этого нежного прикосновения Грейс совсем потеряла голову. Она понятия не имела, как долго они целовались, стоя на пороге кафе. Наконец Ной прервал поцелуй.

Грейс вся дрожала. Вот уж чего она не ожидала, так это подобного окончания вечера, а тем более — столь бурной реакции со своей стороны.

— Грейс! — чувственно прошептал Ной. — Я очень хочу, чтобы мы встретились снова.

Встретились снова? Грейс мечтала прямо сейчас вновь затащить Ноя в кафе и отдаться с ним страсти на одном из диванов…

Боже, о чем она мечтает?! Подобное развитие событий совсем не для нее! Высвободившись из объятий Ноя, она встала за дверь, используя ее в качестве щита.

— Извини, Ной, я не думаю, что нам нужно встречаться.

Произнеся это, она закрыла за ним дверь и прошагала через зал, даже не обернувшись.


Ной смотрел вслед удаляющейся от него Грейс. Вот она прошла через весь зал, затем в помещении сделалось темно.

Он уставился в темную витрину кафе, видя в ней свое отражение. Женщина, которая заинтересовала его, только что дала ему от ворот поворот. Ной и вспомнить не мог, чтобы за последние пять лет какая-нибудь женщина отказывала ему. При мысли об этом он как-то криво ухмыльнулся.

Был тот вечерний час, когда закрываются магазинчики и пабы. Заметив, что из пабов на улицу выплескиваются последние волны людей, Ной взял себя в руки. Не хватало еще, чтобы его заметили здесь, стоящим у маленького темного кафе и ухмыляющимся собственному отражению в витрине.

Он посмотрел на себя в упор.

Итак, мистер Автор Бестселлеров, вы только что нашли способ, как отпугнуть от себя женщину. Для этого нужно всего лишь продемонстрировать, что вы заинтересовались ею.


Невысокие ступени лестницы, которые вели в квартиру, показались сегодня Грейс очень крутыми. Открыв дверь, она вошла внутрь, сняла пальто и оглядела себя. Надев одежду Дейзи, она хотела казаться утонченной. Но вряд ли ей удалось произвести подобное впечатление на Ноя.

Быстро раздевшись, Грейс прошагала в ванную комнату, чтобы взять там пижаму. Облачившись в длиннющие пижамные брюки и топ, Грейс уперлась руками в бока и свирепо оглядела комнату. Как всегда, повсюду были разбросаны лосьоны, косметика и одежда Дейзи.

Лечь спать? Нет, заснуть сейчас ей вряд ли удастся.

Включив ноутбук, Грейс взяла его с собой в гостиную, где, устроившись на диване, отправилась на сайт знакомств.

Зайдя в чат, она заметила, что Кенгуренок и Солнышко уже побывали там ранее. Грейс покачала головой. В Австралии сейчас полдень. Какое время суток в настоящий момент на Западном побережье США, Грейс не знала, но предположила, что Солнышко, наверное, уже спит.

Грейс собралась было уйти с сайта, как увидела сообщение от Кенгуренка.

Кенгуренок: Ты вернулась! Рассказывай нам, как все прошло!

Блинчик: А вы здесь обе?

Солнышко: Я здесь!

Блинчик: Разве тебе не пора спать?

Солнышко: (Громкий смех.) Я засну, если только мне захочется, чтобы меня уволили. В Сан-Франциско сейчас три часа дня!

Блинчик: Понятно.

Кенгуренок: Рассказывай!

Солнышко: И, пожалуйста, подробнее!

Блинчик: Мы поужинали, выпили кофе и… расстались.

Солнышко: Ты будешь с ним встречаться? Блинчик: Не думаю.

Кенгуренок: Разве он не предлагал тебе встретиться еще раз?

Пальцы Грейс замерли над клавиатурой. Ей очень хотелось ответить отрицательно и освободить себя от необходимости рассказывать дальше. Однако виртуальные подружки искренне хотели ей помочь, поэтому лгать им было нельзя.

Блинчик: Предлагал, но я отказалась.

Кенгуренок: А какой он?

Солнышко: Он оказался большим, толстым неудачником?

Грейс покачала головой. Было бы намного проще, окажись Ной большим, толстым неудачником.

Сегодня вечером она ужинала в прекрасном ресторане с очаровательным, воспитанным мужчиной, который к тому же отменно целуется. Как же ей объяснить подружкам, почему она решила отказаться от этого мужчины?

Блинчик: Я не думаю, что мы подходим друг другу. Он слишком…

Кенгуренок: Скучный?

Солнышко: Старый?

Кенгуренок: Странный?

Солнышко: Заумный?

Кенгуренок: Слушай, Блинчик, говори!

Грейс выдохнула. Ни одно из этих определений не подходило к Ною. Как же ей его охарактеризовать?

Блинчик: Он слишком «зрелый».

Кенгуренок: Слушай, а ты разве юна?

Солнышко: Кенгуренок, ты не имеешь права задавать такие вопросы!

Кенгуренок: Я родилась в Австралии, и одно это дает мне право быть прямолинейной.

Блинчик: Мне тридцать… и десять.

Кенгуренок: Это как?

Блинчик: Представь, что мне тридцать, и прибавь к моему возрасту еще десять лет.

Солнышко: Блинчик, ну ты и пройдоха!

Кенгуренок: Так он оказался пожилым?

Блинчик: Дело не в возрасте, а в его образе жизни. Видите ли, мне нравится общаться с друзьями моей дочери, заказывать еду на дом, смотреть ужастики и читать журнал «Космополитен». А он — гурман, любит оперу и книги по военной тематике.

Кенгуренок: То есть он тебе не по зубам, Блинчик?

Блинчик: Очень смешно!

Солнышко: Значит… настоящую любовь ты сегодня не встретила?

Блинчик: Я не ищу настоящей любви.

Несколько секунд все молчали.

Солнышко: Ты не веришь в настоящую любовь?

Кенгуренок: Если нет, то ты ошиблась сайтом!

Блинчик: Верю, только… Я не верю, что можно по-настоящему любить дважды в жизни.

Солнышко: Понятно.

Кенгуренок: Сочувствую тебе, Блинчик.

Грейс действительно не могла поверить в то, что однажды кто-нибудь заменит ей Роба. Ведь когда-то он был частью ее жизни.

Солнышко: Почему бы тебе не попытаться настроиться на то, что однажды тебе встретится человек, с кем ты захочешь быть до конца своих дней?

Блинчик: Не знаю. Может, я так и сделаю.


В кафе «Кофейное зерно» не оказалось ни одного посетителя, что было обычным явлением для воскресного утра. По воскресеньям Грейс всегда завтракала здесь. Примерно в половине одиннадцатого утра она спустилась вниз из квартиры, уселась за барную стойку и сладко зевнула.

— Не могу понять, то ли ты провела ужасную, то ли отличную ночь, — сказала Кар, оглядывая Грейс. Хозяйка кафе была в яркой блузке, а ее седые волосы были уложены в свободный пучок на затылке.

— Мне, пожалуйста, кофе с обезжиренным молоком.

Кар подмигнула ей:

— Я все поняла. Сейчас принесу.

Грейс еще раз зевнула и оглядела кафе. Это местечко было по-своему уникальным. Здесь можно было выпить отменного кофе и вкусно поесть в уютной обстановке.

Каролина подала Грейс кофе и вновь вернулась к своим счетам.

— Какова прибыль за неделю? — спросила Грейс, и Кар быстро сунула счета под кассовый аппарат. — Да, перестань! Я ведь член семьи. Посетителям ты можешь улыбаться, а мне расскажи правду!

Кар печально покачала головой.

— Ничего не помогает. Компания «Ява Экспресс» проводит одну рекламную акцию за другой. Если так и дальше пойдет, то через три месяца мы закроемся.

Поставив чашку с кофе на стол, Грейс обошла стойку бара и обняла Кар. Она не обращала внимания на то, что ее окутал пьянящий аромат лавандовых духов Каролины. Для Грейс это кафе слишком много значило, и она не намеревалась позволять закрывать его.

Первое свидание с Робом проходило у Грейс именно здесь, в «Кофейном зерне», а свадебный торт для них испекла Каролина.

Маленькой ее дочь Дейзи частенько спала в своей кроватке, которая стояла у задней двери кафе. Когда девочка начала ходить, посетители кафе умилялись ей, хвалили ее рисунки и снисходительно улыбались, когда она таскала из кухни кусочки пирогов. А когда Дейзи пошла в школу, каждый вечер она делала уроки, сидя в углу за маленьким столиком. И всякий раз завсегдатаи старались помочь ей с домашними заданиями. Частенько у каждого из них было собственное решение задачи, отчего между ними начинались споры.

Да… С этим кафе и у Грейс, и у Дейзи связано слишком много счастливых воспоминаний. Именно поэтому Грейс ни за что не позволит никакой корпорации поглотить «Кофейное зерно»!

— Мы что-нибудь придумаем. Я, например, испеку какой-нибудь потрясающий торт, не купить который посетители просто не смогут.

Кар с улыбкой погладила ее по руке.

— Я в этом не сомневаюсь, мой цветочек, но проблема в том, что сейчас никто не хочет переплачивать за качественный продукт. Люди готовы покупать даже лежалый товар, потому что его реализуют за полцены.

— У меня есть сбережения. Это всего лишь несколько тысяч, но все же…

Кар скрестила руки на груди и покачала головой:

— Ни за что! Ты слишком долго копила деньги на открытие собственного магазина. Я ничего от тебя не возьму.

— Разве я не могу стать твоим деловым партнером? Ты ведь однажды предлагала мне это.

Глаза Кар заблестели:

— Да благословит тебя Бог, Грейс, но я не приму такой помощи. Мы обе понимаем, что перспектива спасти это кафе призрачна. Тебе понадобятся деньги на оплату учебы Дейзи в университете. Я не намерена позволять тебе спасать тонущий корабль, создавая брешь в семейном бюджете.

— Но я хочу тебе помочь, Кар. Ты ведь знаешь, что значит для меня это кафе.

— Извини, Грейс, но я не приму твоей помощи.

Грейс уныло улыбнулась Кар и положила руку ей на плечо.

— И все равно я что-нибудь придумаю.

Кар улыбнулась.

— Не сомневаюсь. Но я на двадцать лет старше тебя, а значит, намного упрямее.

Грейс открыла рот, чтобы ответить, но в это время на двери кафе зазвенел старомодный колокольчик, и обе женщины оглянулись.

— Бог мой! — воскликнула Грейс и закрыла ладонями рот.

В кафе вошел парень с огромным букетом цветов.

— Грейс Марлоу?

Грейс что-то пискнула в ответ.

— Она здесь! — произнесла Кар, жестом указывая на нее парню.

Тот осторожно положил букет на один из столиков. Грейс расписалась в квитанции, не сводя при этом взгляда с роскошных цветов. Это был настоящий шедевр, составленный из роз, нарциссов, лилий и орхидей.

— Похоже, кто-то в самом деле провел отличную ночь, — Кар стояла за стойкой бара, скрестив руки на груди. — Посмотри, от кого это.

Грейс взяла прикрепленную к букету карточку, заранее зная, кто прислал ей эти цветы.

«Грейс, благодарю за незабываемый вечер. Ной».

Грейс нервно выдохнула, почувствовав, как по ее телу распространяется трепет. Ей не понравилось охватившее ее ощущение. Она намеревалась забыть о вчерашнем поцелуе, а теперь эти цветы простоят в ее квартире неделю или две, постоянно напоминая о Ное…

Взяв букет, Грейс подошла к Кар и вручила его ей:

— Вот, это тебе.

Кар покачала головой.

— Букет слишком большой для моей квартирки. Поставь его в кафе.

— Ты невыносима! — Грейс уже было отправилась на поиски ножниц и нескольких ваз, когда услышала: — И не смей ставить свои цветы в мои вазы, иначе я предъявлю тебе счет.

Грейс удивленно посмотрела на Кар:

— Ты не можешь!

Кар только моргнула в ответ.

— Смотри, как бы не остаться в дураках, — строго произнесла она. — Зачем ты отказываешься от ухаживаний этого мужчины?


Ной просматривал свою электронную почту. Одно из сообщений было от матери, которая приглашала его на воскресный ужин на следующей неделе. Ной почувствовал угрызения совести — он уже давно не навещал родителей. Вот и сейчас сначала он хотел придумать отговорку, но в конце концов написал им, что приедет.

Ной не помнил, чтобы родители часто целовали или ласкали его, однако они всегда относились к нему по-доброму, хоть и держали себя немного сурово. Когда Ной опубликовал свой первый роман, его отец только удивленно усмехнулся, как будто не ожидал от сына таких талантов…

Очнувшись от размышлений, Ной заметил, что в его электронном ящике есть несколько писем от тех, кто зарегистрирован на сайте знакомств.

Итак, несколько женщин снова предлагают ему встретиться. Он просмотрел их профайлы, но почему-то всех при этом сравнивал с Грейс, и это сравнение оказалось не в их пользу. Ной даже рассердился на себя за это, понимая, чем в конечном счете закончатся его отношении с Грейс Марлоу.

Открыв следующее письмо, он прочел:

Дорогой Ной, спасибо за приятный вечер и красивые цветы. Извини, если у тебя создались неверные впечатления обо мне, но я не хочу больше с тобой встречаться. Сейчас я могу предложить тебе только дружбу.

С наилучшими пожеланиями, Грейс.

Скрестив руки на груди, Ной уставился на сообщение Грейс и улыбнулся. Похоже, что за этой дамочкой придется побегать. Что ж, он любит преодолевать трудности.

Она предлагает ему дружбу? Хм, значит, будем дружить.


Ной шел по Вайнхерсту в направлении кафе «Кофейное зерно». По дороге он заметил идущую ему навстречу молодую женщину с ярким цветком в волосах, за ней двигался пожилой мужчина с орхидеей в петлице. Поначалу Ной только улыбнулся про себя, увидев их, затем задумался.

Уже подойдя к кафе, он заметил, как из его двери выходит женщина средних лет, держа в руках несколько экзотических цветов.

Войдя в зал, Ной сразу обратил внимание на Грейс, которая сидела у стойки бара. Она раздавала цветы, что он прислал ей, посетителям кафе! Недолго думая, Ной встал в очередь. Когда подошел его черед получить цветок, он спокойно и невинно посмотрел на Грейс, которая вскрикнула и вскочила на ноги.

— Ной! Что ты… Я имею в виду, зачем…

Он моргнул и кивнул в сторону лежащих около нее цветов.

— А ты зачем это делаешь?

Грейс прикусила ноготь на большом пальце.

— Я дарю радость, — с надеждой произнесла она.

Глядя на Грейс, такую трогательную в своем испуге, Ной больше не мог оставаться серьезным. Улыбнувшись, он глубоко вздохнул.

Сегодня она выглядела совсем иначе. На ней были джинсы и облегающий синий джемпер, а волосы свободно падали ей на плечи. Грейс резко отличалась от вчерашней рафинированной дамы, которая пришла к нему на свидание. До чего же она мила…

Убрав со стола упаковочную бумагу от букета и вытерев стол, Грейс обратилась к Ною:

— Я отправила тебе письмо.

— Я его прочел.

Она смутилась.

— Тогда зачем ты пришел? Что тебе нужно?

Итак, если он хочет завоевать эту женщину, ему понадобится максимум терпения. Чего-чего, а ждать он умеет.

— Я пришел за эспрессо и куском шоколадного торта, — произнес он и увидел, как она удивленно раскрыла глаза.


— Хм, хорошо.

Грейс отправилась за стойку бара и принялась готовить для Ноя кофе. Кар была подозрительно молчалива и внимательно наблюдала за ней.

— Вот, держи! — Грейс протянула Ною кусок торта на тарелке и кивнула на один из свободных столиков. — Я принесу кофе, когда он будет готов.

На этот раз Грейс готовила кофе дольше обычного. Ей нужно было немного времени, чтобы все обмозговать. С какой стати Ной пришел сюда? Неужели он не поверил в то, что она больше не хочет с ним встречаться? При дневном свете темноволосый Ной выглядел еще привлекательнее и сексуальнее.

— Вот, — она поставила чашку с кофе на столик Ноя.

— Со мной все понятно, — он обхватил пальцами маленькую чашку — А что хочешь ты, Грейс Марлоу?

Она понятия не имела, чего хочет, зато знала наверняка, чего совсем не желает. Грейс не хотела, чтобы Ной находился в этом кафе и одним своим видом смущал ее.

Прошло какое-то время, прежде чем она поняла, что грызет ноготь на большом пальце. Что за дурная привычка! Ной спокойно ел торт и пил кофе.

Внезапно подошедшая Кар поставила на стол еще одну порцию шоколадного торта и чашку с черным кофе.

— Мне показалось, что ты этого захочешь, — произнесла хозяйка кафе, обращаясь к Грейс, и с невинным видом удалилась.

— Так чего ты хочешь, Грейс? — вновь тихо спросил Ной, когда она присела за стол.

Грейс отломила кусочек горького шоколада от торта и отправила его в рот.

— Шоколад подойдет.

Ной насмешливо посмотрел на нее:

— Не на завтрак. Чего ты хочешь от жизни?

Грейс состроила гримасу:

— Это философский вопрос, и он не годится для воскресного утра.

Он покачал головой и подцепил вилкой кусок торта.

— Мне кажется, сегодняшнее утро располагает к философии. — И, не дождавшись от Грейс ответа, он прибавил: — Расскажи мне о своей дочери.

— Она весь год будет путешествовать, а потом уедет на учебу в университете. К слову, прямо сейчас она завтракает в Париже. — Грейс уставилась на шоколадный торт и прошептала: — Как бы я хотела оказаться в Париже…

— Вот и ответ на мой вопрос! Грейс хочет путешествовать.

Хмыкнув, она взглянула на Ноя и заметила, что он чуть придвинулся к ней.

— Твоя дочь выросла, так что тебе самой пора посмотреть на мир.

Грейс кивнула:

— Было бы здорово, но я не могу жить, следуя своим желаниям.

Она посмотрела на Ноя. Какой безупречный вид! Все в нем говорило о том, что этот человек не нуждается в деньгах.

— Торт очень вкусный, — сказал он, доедая его. — Кто ваш поставщик?

Грейс покраснела и, запинаясь, ответила:

— Торт приготовлен по моему рецепту.

Ной удивленно воскликнул, а она покраснела сильнее.

— У тебя настоящий талант! Где ты научилась печь такие торты? — спросил он, поражаясь тому, как быстро теряет хладнокровие в присутствии этой женщины.

— Я училась на курсах кондитеров в Вестминстерском колледже, когда у меня родилась Дейзи. Когда-то я мечтала стать шеф-кондитером…

Однако мечте Грейс не удалось осуществиться. После гибели Роба двадцатиоднолетней женщине с ребенком на руках пришлось учиться выживать. К счастью, Каролина пришла ей на помощь и предоставила не только ночлег, но и работу. И пусть Грейс так и не получила диплом кондитера, она прочла множество книг по кулинарии и теперь может творить свои кондитерские шедевры для посетителей кафе «Кофейное зерно».

— Когда-нибудь я открою собственную кондитерскую, — тихо сказала она.

Вот только Грейс не знала, когда именно это произойдет. Всякий раз, когда ее мечта уже была готова осуществиться, возникали непредвиденные трудности.

Заметив, что Ной внимательно наблюдает за ней, Грейс подумала, что следует заканчивать общение с ним. В его обществе она начинает слишком уж откровенничать.

— Я должна идти, — она поднялась на ноги и засунула руки в карманы джинсов. — Цветы очень красивые, Ной, но…

Он вытащил ее руку из кармана джинсов, крепко обхватил ее пальцы ладонью и, потянув Грейс, заставил ее вновь сесть на место.

— Не нужно так бояться, Грейс, — сказал он и отпустил ее руку. — Мне очень понравилось твое общество. Если ты можешь предложить мне только дружбу, я готов ее принять.

Грейс молчала. Ной понял ее не совсем так, как она того хотела. Когда Ной надел пальто, попрощался и вышел, Грейс машинально собрала тарелки со стола и вручила их Кар, затем открыла заднюю дверь и отправилась в свою квартиру.

Кар какое-то время смотрела на принесенные Грейс тарелки, потом улыбнулась про себя и смахнула крошки в корзину для мусора.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Грейс улыбнулась, читая электронное письмо от Ноя. Она написала ему ответ и вспомнила, как некоторое время назад, оказавшись на сайте знакомств, просила помощи…

Выключив компьютер, Грейс побрела на кухню — хотелось перекусить. До полуночи, когда она общалась в чате с Мариссой и Дани, было еще два часа.

Грейс печально подумала, что вот уже много лет разговаривала в основном с друзьями своей дочери. Они были милыми ребятами, но разве общения с подростками достаточно для зрелой сорокалетней женщины?

Жуя печенье и отпивая из кружки молоко, Грейс оглядела свою кухню. Кухня напоминала ей студенческое общежитие. Внезапно она поднялась, обошла всю свою квартиру и вдруг осознала, что не делала в ней ремонт вот уже двадцать лет. Разве пригласишь сюда какого-нибудь мужчину?

Возможно, Грейс слишком торопит события, однако почему бы не предположить, что ей захочется продолжить отношения, например с Ноем?

Она оглядела спальню и яркое бирюзово-розовое покрывало на кровати. Оно очень нравилось Грейс, но теперь почему-то показалось каким-то детским…

Грейс посмотрела на свое отражение в зеркале. То, что на ней было надето, показалась ей несуразным для ее возраста. Неужели со временем она превратится в кого-то наподобие одной из посетительниц кафе по имени миссис Симс? Эта восьмидесятилетняя женщина до сих пор носит детские носки яркой расцветки, белые облегающие кофточки и юбки, на которых не хватает только аппликации пуделя.

Грейс прошагала в гостиную и включила телевизор. На одном из каналов демонстрировали ее любимый старый фильм. Она наизусть знала его сюжет, но решила все равно его посмотреть, чтобы скоротать время до полуночи.


Блинчик: Давай, Дани, расскажи нам о своих свиданиях! Я не спрашиваю ни о чем Мариссу потому, что она уже влюблена и готовится к свадьбе.

Солнышко: Ох… Все по-старому.

Блинчик: Ты снова за свое, Дани! Почему ты такая скрытная?

Кенгуренок: Пора тебе обо всем нам рассказать.

Блинчик: Слушай, я же рассказала вам о своем свидании! Не уходи от разговора, Дани.

Солнышко: Мне встретился неудачник.

Кенгуренок: А подробнее?

Солнышко: Грейс, таинственный Ной больше не объявлялся в кафе?

Блинчик: Объявлялся. Он говорит, что будет регулярно приходить в «Кофейное зерно», чтобы выпить кофе и поесть сладкого.

Кенгуренок: Ого! Чем же он занимается? Не многие могут себе позволить прохлаждаться в кафе в середине дня.

Блинчик: Он не прохлаждается, а приносит с собой ноутбук и что-то печатает на нем. Он писатель.

Солнышко: О чем пишет?

Блинчик: О каких-то шпионах.

Солнышко: И его зовут Ной?

Блинчик: Да!

Солнышко: Ты не пробовала поискать его книги в книжном магазине?

Блинчик: Нет. Думаешь, нужно? Солнышко: Уверена.

Блинчик: В любом случае меня это не особенно интересует. Мы с Ноем просто друзья.

Кенгуренок: Друзья? Где-то я это уже слышала.

Блинчик: Марисса, я серьезно. Между нами ничего не происходит. Я знаю, ты считаешь, что все должны влюбляться с той же скоростью, с какой ты влюбилась в Рика, но я не ищу любви. Мне приятно, что Ной принимает меня такой, какая я есть.

Кенгуренок: Ты уж не ругай свою дочь за то, что она решила тебя сосватать.

Блинчик: Можно я кое о чем спрошу вас, девочки?

Солнышко: Конечно.

Кенгуренок: Спрашивай!

Блинчик: Я не слишком моложусь для своего возраста? Я имею в виду манеру общения.

Кенгуренок: С тобой весело, Грейс! И это здорово.

Солнышко: Ты знаешь, что мы любим тебя такой, какая ты есть.

Как же им объяснить? Дело не в том, что с ней весело или грустно.

Блинчик: Я знаю, что это покажется странным, но я уверена, что мне пора повзрослеть.


Ной пытался заснуть. Но самолет сильно трясло, и он понял, что не заснет. Тогда Ной попросил стюардессу принести ему кофе.

Он снова подумал о Грейс. Он вообще в последнее время слишком часто вспоминал о ней. Ной привык каждый день приходить в кафе и усаживаться за столик с ноутбуком. А Грейс приносит ему кофе и торт. Ее кондитерские изделия каждый раз оказываются очень вкусными. Ной был уверен, что, как только Грейс получит диплом кондитера, она сможет работать в одном из первоклассных ресторанов Лондона.

Она казалась ему изумительной женщиной, обладающей всеми теми качествами, которые он хотел видеть в своей жене. Однако пока они всего лишь друзья…

Отпив кофе, Ной поморщился, отставил чашку в сторону и включил ноутбук, чтобы проверить электронную почту, а потом поработать. Одно из писем оказалось от Грейс. Она желала Ною приятного времяпровождения в Штутгарте и рассказывала свежий анекдот. Следующее письмо было от литературного агента. Увидев его, Ной выругался про себя.

На будущей неделе состоится церемония вручения приза за лучшую книгу Великобритании. Ной обязан был присутствовать там.

Удастся ли ему выкроить время и встретиться с Грейс, чтобы пригласить ее на это торжество?


Во время обеденного перерыва Грейс направилась в близлежащий книжный магазин. Она махнула рукой мужчине, стоящему за прилавком. Несмотря на теплый апрельский день, на нем был вязаный свитер.

— Доброе утро, Мартин. Как дела?

Тот покачал головой:

— В городке открываются шикарные магазины, поэтому владелец земли поднял мне арендную плату.

— Ты протестуешь?

Пожилой мужчина вздохнул:

— Нет смысла. У меня не хватит денег на оплату услуг юристов. Если бы мой сын решил заняться продажей книг, то магазин удалось бы отстоять. Но я должен справляться со всем в одиночку. Да и жена требует, чтобы я скорее бросал работу.

Грейс возмущенно посмотрела на него:

— Я постараюсь купить у тебя как можно больше книг. А еще попрошу посетителей «Кофейного зерна» заходить к тебе и покупать книги. Так ты постепенно соберешь крупную денежную сумму и со спокойной душой выйдешь на пенсию.

Мартин слегка покраснел и притворился, будто разглядывает петлю на своем вязаном свитере.

— Спасибо, милая. Какую книгу ты хочешь?

— По истории военного дела, — немного поспешно ответила Грейс.


Было теплое солнечное утро. Ной заглянул в окно «Кофейного зерна» и увидел, что Каролина приветливо машет ему, приглашая зайти. Сегодня хозяйка выглядела сногсшибательно, одетая в белое с головы до ног.

Подойдя к витрине, Ной заметил выставленный там новый торт с малиной и белым шоколадом. Сразу же захотелось отведать его. И наплевать, что теперь ему приходится бегать по утрам намного дольше, чтобы не выйти из формы.

— Она вышла на минутку, — прямолинейно заявила Кар и обменялась с Ноем улыбками.

— Хорошо. Можно мне кофе и того торта с малиной?

В ответ Кар только подмигнула ему.


Рассматривая в книжном магазине книги по военной тематике, Грейс никак не могла отыскать автора с именем Ной Смит.

Когда Грейс, уже отчаявшись, направилась к кассе, в магазин вошли две женщины и обратились к Мартину:

— У вас есть роман номер четыре из серии «Запрещенный шпионаж»? Последний роман из этой серии выставлен в витрине, но мой сын хочет прочесть все романы по порядку.

— Сейчас посмотрю, мадам, — сказал Мартин и отправился на поиски книги.

— Ты видела его на прошлой неделе в пятницу по телевизору? — спросила одна женщина другую, что-то отыскивая в сумке.

— Кого?

— Автора серии «Запрещенный шпионаж», — она подмигнула собеседнице.

— Вот и ваша книга! — возвестил вернувшийся за прилавок Мартин.

Покупательница наконец выудила из своей сумки какую-то фотографию и показала ее собеседнице. Обе женщины принялись хихикать и перешептываться, напоминая несмышленых девочек-подростков.

— Я зайду позже, — произнесла Грейс, обращаясь к Мартину, и тот с сожалением посмотрел на нее.

Переполняемая любопытством, Грейс решила посмотреть на книгу, о которой говорили покупательницы. В витрине был выставлен роман «Молчаливая тундра», написанный Ноем Фростом.

Грейс рванула обратно в магазин, схватила с витрины книгу и принялась рассматривать ее обложку.


Ной поедал малиновый торт, когда увидел Грейс входящей в «Кофейное зерно». Он сидел на привычном месте, и, как обычно, при появлении Грейс его охватил трепет.

— О, как приятно видеть вас, мистер Смит! — едко произнесла она, подойдя к нему.

Ной поперхнулся бисквитом и закашлялся. Грейс шлепнула его по спине написанной им же толстой книгой, и Ной подумал, что отныне нужно будет писать романы покороче.

С трудом сглотнув, он хрипло произнес:

— Грейс, я могу все объяснить…

— Кто бы сомневался! Но с меня хватит твоего вранья!

— Грейс… — повелительно и тихо сказала хозяйка кафе, подбоченившись и направившись к столику Ноя. — Ты решила устроить скандал в моем кафе?

Грейс огляделась. В зале было с десяток посетителей, которые пристально наблюдали за происходящим. Стояла гробовая тишина.

— Извини, Кар, — смутилась Грейс.

— А теперь отправляйтесь прогуляться, чтобы успокоиться. Выслушай, что хочет сказать тебе этот парень…

— Я…

— Иди! — Кар кивнула на дверь.

Держа книгу под мышкой, Грейс направилась к выходу. Ной последовал за ней.

— Я должна вернуть это Мартину, потому что не заплатила за нее, — она помахала книгой перед носом у Ноя.

В ответ он кивнул, вошел вслед за ней в книжный магазин и стал наблюдать, как Грейс ставит книгу на витрину. Владелец магазина и две покупательницы во все глаза уставились на Ноя.

— Боже, это же он, Джулия!

Услышав этот вопль, Ной закрыл глаза, желая провалиться сквозь землю. Как же его доконала эта популярность…

— Вы дадите мне автограф?

Грейс вышла в зал и скрестила руки на груди:

— Почему бы тебе не подписать книгу для этой леди, Ной? — Она насмешливо смотрела на него.

Владелец магазина вышел из-за прилавка и вручил Ною авторучку. Ной нацарапал стандартный автограф.

— Вы можете прибавить «Для Джулии с любовью»?

Ной выполнил ее просьбу.

— А у меня нет книги, — сказала другая женщина. — Вы можете подписать для меня что-нибудь другое?

Пока она рылась в сумке, Ной вручил подписанную книгу Джулии, и та придвинулась к нему чуть ближе, вопрошая:

— Вы и правда шпион?

— Нет, — Ной подавил желание заскрежетать зубами. — Я обычный писатель.

— Я уверена, что никто не говорил вам раньше, как сильно вы похожи на Джеймса Бонда.

Ной слышал подобные комплименты столько раз, что уже потерял им счет. Он мог поклясться, что сейчас женщина назовет, на какого именно актера, игравшего Джеймса Бонда, он похож.

— Вы немного напоминаете мне Пирса Броснана, — встряла другая покупательница.

Ной с мольбой посмотрел на Грейс. Она молча наблюдала за ним.

— Я не могу найти ничего подходящего, — хихикнула подруга Джулии. — Может, вы поставите автограф сюда?

При этих словах женщина распахнула блузку, предлагая Ною поставить автограф на ее декольте. Ной выронил авторучку. Когда он поднял ее и выпрямился, Грейс вручила ему книгу с витрины.

— Почему бы мне не подписать этот роман? — быстро произнес он, обращаясь к подруге Джулии.

— Не беспокойся, Мартин, — прошептала Грейс владельцу магазина. — Он все оплатит.

Довольные женщины ушли, пожелав Ною на прощание удачи и выразив надежду встретиться с ним вновь. Когда Ной наконец повернулся к Грейс, то наткнулся на необычайно равнодушное выражение ее лица.

— Можешь ничего не объяснять, — сказала она. — Я все поняла.


Блинчик: Вы не поверите, что я вам сейчас расскажу про Ноя! Помните, я говорила, что он писатель?

Солнышко: Да.

Блинчик: Похоже, что он знаменит!

Солнышко: Я это знала!

Блинчик: Почему ты молчала?

Солнышко: Я только догадывалась, но не была уверена.

Кенгуренок: Эй, девчонки, введите меня в курс дела.

Блинчик: Ты слышала о Ное Фросте?

Кенгуренок: Конечно. Так ты с ним встречаешься?

Солнышко: Он просто супер!

Блинчик: Дани, не поминай его имени всуе!

Кенгуренок: Ты же сказала, что вы всего лишь друзья, Грейс.

Блинчик: Что-то вроде этого. Все так сложно!

Солнышко: Мы ведь всегда готовы тебе помочь.

Кенгуренок: Прими наши виртуальные объятия и слова утешения.

Блинчик: Он приглашает меня на церемонию вручения книжной премии.

Кенгуренок: Я знала, что вы больше чем ПХД!

Блинчик: Что это такое?

Кенгуренок: Просто Хорошие Друзья! Ты все время только о нем и говоришь!

Блинчик: Неправда. В любом случае я вижу его каждый день, поэтому постоянно упоминаю, когда общаюсь с вами. Кроме того, это благодаря ему я познакомилась с вами.

Солнышко: Ты познакомилась с нами благодаря проделке Дейзи. Кстати, как она?

Блинчик: Вчера она прислала мне письмо. Дейзи сейчас в Афинах. И у нее все хорошо. Она рассказала мне забавную историю о козле и мопеде…

Кенгуренок: Не уводи разговор в сторону! Сначала — популярные авторы, а потом — козлы с мопедами!

Блинчик: Слушай, Марисса, ты и в жизни такая упертая? Мне жаль Рика!

Солнышко: Перестань водить нас за нос, Грейс. Ты снова станешь говорить, что сайт знакомств никуда не годится?

Блинчик: Мы с Ноем только встречаемся — и все.

Кенгуренок: Ты не хочешь снова влюбляться?

Блинчик: Возможно, ты права. Я уже свыклась с мыслью о том, что никого не полюблю так же сильно, как любила Роба.

Солнышко: Жаль, Грейс.

Кенгуренок: Но зато это очень мило.

Блинчик: Недавно я размышляла о любви и решила, что мне нужны более спокойные и неторопливые отношения, чем были у меня с Робом.

Солнышко: Похоже, что тебе хочется покоя.

Блинчик: Разве любовь дарит покой? Кенгуренок: Ты уверена, что не обретешь его с Ноем?

Солнышко: Грейс, почему ты молчишь?

Блинчик: Перестаньте меня сватать! Мне лучше убираться отсюда, пока вы окончательно не промыли мне мозги! До встречи!

Кенгуренок: Удачного свидания!

Солнышко: Пока!

Блинчик покинула чат.

Кенгуренок: Слушай, Дани, думаешь, я зря так упорно намекаю Грейс по поводу Ноя?

Солнышко: Не знаю, Марисса. В одном ты права: она слишком часто о нем говорит.

Кенгуренок: Значит, будем ждать!

Солнышко: (Громкий смех.) Из тебя получится отличная сваха! И сотри с лица идиотскую улыбку!

Кенгуренок: Черт возьми! Откуда ты узнала, что я улыбаюсь?

ГЛАВА ПЯТАЯ

Грейс прерывисто вздохнула, когда автомобиль, в котором они ехали с Ноем, остановился у одного из самых роскошных отелей Лондона, «Регент Палас».

— Ты уверен, что не зря взял меня с собой? — Она повернулась к Ною.

Он одарил ее таким взглядом, от которого у нее в груди потеплело.

— Конечно, уверен.

Грейс едва заметно улыбнулась. На ней было купленное по случаю серебристо-серое платье в стиле пятидесятых годов, с пышной юбкой и глубоким декольте. Платье очень шло Грейс и удачно подчеркивало ее фигуру. Ной сегодня тоже выглядел потрясающе. Грейс уже была готова признать, что он в самом деле похож на Джеймса Бонда.

Идя по красной ковровой дорожке к отелю, Грейс старалась держаться прямо, осторожно вышагивая в туфлях на высоких каблуках. Ной подошел к стоящим за ограждениями поклонникам, пожал некоторым из них руки и раздал автографы. Поклонники удивленно разглядывали Грейс. Она попыталась улыбнуться, но улыбка вышла неестественной. Грейс понимала, что ей уделяют внимание лишь как приложению к Ною.

Наконец, раздав автографы, он взял ее за руку, наклонился и прошептал на ухо:

— Если бы ты знала, как я ненавижу весь этот официоз. Я всегда чувствую себя прохвостом.

Обменявшись улыбками, Ной и Грейс пошли дальше. Она старалась не замечать того ажиотажа, какой вызывало среди людей появление Ноя. Женщины одаривали его взглядами, которые недвусмысленно намекали на их желание стать его верными рабынями. И Грейс отчасти понимала его поклонниц. Купив в магазине несколько книг Ноя, она запоем прочла их. К ее удивлению, в его романах был отменно закрученный сюжет, рассчитанный на интеллектуалов.

Всего несколько дней назад Грейс считала Ноя обыкновенным поклонником, который приходил в кафе, чтобы выпить кофе и съесть кусок торта. Узнав, что он является знаменитым писателем, суперзвездой, она стала испытывать к нему нечто вроде благоговения.

Оказавшись на пороге отеля, Грейс широко раскрыла глаза от удивления.

Ей показалось, что она попала в сказку, хотя и на современный лад.

По обеим сторонам зала тянулись ряды мраморных колонн. С причудливо оформленного потолка свисали хрустальные люстры. Цветы были повсюду и в таком количестве, какого хватило бы, чтобы украсить весь Вайнхерст. По залу прохаживались представители артистической богемы и знаменитые люди. Грейс заметила нескольких комедийных актеров и пару телевизионных ведущих.

Ной сжал руку Грейс, и она посмотрела на него.

— Спасибо, Грейс. — Он поцеловал ее в щеку, отчего у нее подпрыгнуло сердце, а затем прошептал на ухо: — Я очень признателен тебе за то, что ты пришла со мной.

Неужели он не шутит? Да большинство женщин готовы отдать последние деньги, чтобы оказаться на подобном торжестве с таким спутником, как Ной!

— Итак, мистер Фрост, — Грейс сжала ему руку и подмигнула, — давай покажем им, кто мы такие!


— Мне жаль, что ты не получил этот приз, Ной.

Обернувшись, Ной увидел автора женской прозы по имени Ребекка, которая публиковалась в том же издательстве, что и он. Она получила премию в номинации «Лучший новый автор».

— Поздравляю! — Он кивнул на приз, который она держала в руке.

— Спасибо, — отпив шампанского, Ребекка оглядела зал. — Тебя тоже можно поздравить?

Ной рассмеялся:

— Сомневаюсь, что я скоро получу премию.

Ребекка округлила глаза.

— Я говорю о ней, — и она указала бокалом с шампанским в сторону Грейс, потом сделала еще глоток.

— Ты о Грейс?

— Сегодня в дамской комнате стоял ужасный вой. Дамочки решили, что тебя можно вычеркнуть из списка завидных женихов.

— Откуда такое решение?

Ребекка облизнулась, моргнула и слегка покачнулась:

— Ты с нее весь вечер глаз не сводишь. Должно быть, она невероятно хороша, если сумела заарканить такого неисправимого холостяка, как ты.

Ной уже открыл рот, чтобы ответить, как услышал, что несколько мужчин, окружавших Грейс, громко рассмеялись. Он заметил, что она улыбается и что-то говорит им.

— Да, она невероятно хороша.

Однако Ребекка не слышала его. Она опустошила бокал с шампанским и покачнулась. Ной проводил захмелевшую Ребекку до вестибюля, где, по словам писательницы, ее ждал друг, затем вернулся в зал.

К нему тут же подскочил кто-то и принялся болтать. Ной, попивая шампанское, рассеянно кивал в ответ и наблюдал за Грейс. Она резко отличалась от многих присутствовавших на торжестве женщин. Мужчины вокруг нее ловили каждое ее слово.

Не выдержав, Ной подошел к Грейс и обнял ее за талию. От его прикосновения она даже не вздрогнула и не нахмурилась, а лишь закончила фразу и одарила Ноя мягкой, немного нахальной и одновременно застенчивой улыбкой.

И в это мгновение Ной понял, что больше не хочет никого искать. Остаток своей жизни он желает провести рядом с Грейс.


Когда Ной помог Грейс надеть пальто, она вздохнула:

— Великолепный вечер!

— Я рад, что ты развлеклась.

Грейс коснулась пальцами рта, сдерживая зевок:

— Как хорошо, что ты заказал номера в отеле поблизости. Я валюсь с ног.

— Пойдем, Спящая Красавица, пора ехать.

— У меня будет отдельный номер?

— Конечно. За кого ты меня принимаешь?

Оказавшись на пороге номера отеля, Грейс уставилась на его роскошную обстановку. Все вокруг было оформлено в кремово-золотистых тонах.

— Здесь нет кровати, — она слегка нахмурилась. — Комната отличная, но где кровать?

Коснувшись ладонью ее спины, Ной втолкнул ее в номер.

— Это апартаменты люкс. Спальня находится здесь.

Оказавшись в спальне, Грейс заметила только огромную кровать, в которой она могла бы провести всю жизнь.

Сбросив туфли, она глубоко вздохнула, растянулась на кровати и зевнула. Ной коснулся губами ее виска.

— Спокойной ночи, Грейс. Желаю сладких снов.


Грейс очнулась от крепкого сна и потянулась. Она оказалась обнаженной. Каким-то образом ей удалось снять с себя платье и забраться под одеяло…

Взглянув на часы на прикроватном столике, Грейс увидела, что уже восемь часов утра, и снова уткнулась в мягкую подушку.

Потянувшись еще раз, она отправилась в душ. Выйдя из ванной комнаты, Грейс обнаружила в спальне чудесным образом появившуюся там сумку с одеждой. Надев мягкий халат, висевший на двери ванной комнаты, она вышла в гостиную и замерла на месте. У окна гостиной сидел Ной и работал на компьютере. Казалось, что он проснулся давным-давно.

Закончив набирать текст на клавиатуре, он повернулся к Грейс.

— Доброе утро. Как спалось?

Грейс прошла в комнату.

— Замечательно. Спасибо… И благодарю за прекрасный вечер.

— Будешь завтракать?

Ной открыл высокие ставни, и Грейс ахнула, увидев небольшую террасу, на которой был накрыт стол. На завтрак были поданы булочки, круассаны, апельсиновый сок и свежие фрукты.

Грейс выбежала на террасу, перегнулась через балконное ограждение и взглянула вниз. Они находились по меньшей мере на десятом этаже.

— Какая красота! — воскликнула Грейс, усаживаясь на мягкую подушку-сиденье кованого железного стула. — Ной, спасибо тебе, мне кажется, что я попала на праздник!

Ной присоединился к ней за столом и налил кофе в две чашки.

— Это я должен тебя благодарить. Твое присутствие спасло меня от наиболее назойливых поклонниц. Вчера меня наконец-то не попросили оставить автограф на декольте, так что одно это уже можно считать успехом.

Грейс улыбнулась, взяла круассан и положила себе на тарелку клубнику, малину и чернику.

— Рада была помочь, — она отломила кусочек круассана и отправила его в рот.

Грейс казалось, что она умерла и оказалась в раю. На душе было легко, радостно и спокойно. Она подумала о том, что неплохо было бы проникнуть на кухню отеля и посмотреть, как шеф-повар готовит завтрак. Насытившись, Грейс положила ноги на соседний стул, закрыла глаза и подставила лицо солнечным лучам.

— Я ведь могу к этому привыкнуть, — вздохнула она.

— Почему бы и нет? Привыкай.

Грейс повернула к Ною голову и открыла один глаз. Ной сидел, опершись подбородком о кулак, подавшись вперед, и серьезно смотрел на Грейс. Внезапно у нее по спине пробежал холодок, и она сильнее запахнула халат.

— Что ты имеешь в виду?

— Я хочу сказать, что…

Грейс опустила ноги на пол и выпрямилась. Ной прерывисто вздохнул и вдруг перестал казаться самоуверенным Джеймсом Бондом.

— Я хочу сказать, что буду рад, если ты привыкнешь к этому, выйдя за меня замуж…

— Что ты сказал?!

Ной встал, обошел стол и присел на стул, на котором минуту назад лежали ноги Грейс. Он взял ее за руку и посмотрел в глаза.

— Выходи за меня замуж, Грейс.


Впервые в жизни Грейс не нашлась, что ответить.

— Но… но… мы ведь только друзья… ты не любишь меня.

— Я считаю, что ты замечательная, Грейс. Я очень тебя уважаю, мне с тобой весело. Я. уже и забыл, когда мне с кем-нибудь было так хорошо.

— Но…

— Нас ведь влечет друг к другу.

Грейс посмотрела на свою руку, которая лежала в ладони Ноя, потом в его глаза.

— Влечет, но…

— Ты сама говорила, что тебе не нужен романтизм в стиле Ромео и Джульетты. Я предлагаю тебе партнерство на основе взаимного уважения, единства взглядов и… — он едва заметно улыбнулся, — влечения.

Внезапно Ной наклонился вперед и очень нежно, неторопливо поцеловал Грейс в губы. Отстранившись, он обхватил ее лицо ладонями и пристально посмотрел в глаза, ожидая ответа.

Грейс не могла найти ответа. Она понимала, что рядом с Ноем избавится от одиночества, но его любви не дождется.

Отпрянув от него, она поднялась на ноги и прижала дрожащие пальцы к своим губам.

— Я… я не знаю, Ной. Я должна подумать. Отвези меня, пожалуйста, домой.


Поездка домой показалась Грейс мучительной. В ее мозгу кружились беспорядочные мысли. Она не знала, как реагировать на предложение Ноя.

Ей совсем не хотелось возвращаться домой. Квартира всегда служила ей убежищем от невзгод, однако сегодня все оказалось иначе. Грейс знала, что, едва она переступит порог квартиры, увидит фотографию Роба, держащего на руках новорожденную Дейзи…

Грейс вздохнула. Когда они с Робом поженились, то казались друг другу очень опытными. Сейчас же, просматривая их старые снимки, Грейс удивлялась тому, какими юными и неискушенными они были. Оба верили, что их любовь вечна. Кто знает, смогли бы они прожить вместе всю жизнь, если бы Роб не погиб на войне? Раньше Грейс никогда об этом не думала. Она считала, что никто и никогда не заменит ей Роба.

Так было до тех пор, пока она не познакомилась с Ноем.

Ной являлся полной противоположностью Роба. Если она согласится на его предложение, ее ждет совсем иная семейная жизнь, нежели была у нее с Робом. Роб много лет назад клялся ей в вечной любви и говорил о судьбоносности их встречи. Ной же не говорил о любви, он предлагал ей партнерство и взаимное уважение.

Грейс потерла руками лоб. Возможно, ей в самом деле пора повзрослеть. Рассудок твердил ей соглашаться на предложение Ноя, однако она страшилась сделать этот решительный шаг.

Войдя в гостиную, Грейс не стала включать компьютер. Ей требовалось время, чтобы унять эмоции и быть готовой говорить о том, что произошло, с Мариссой и Дани.

Сейчас Грейс не была готова о чем-то рассказывать, даже Дейзи.


Ной несколько дней не приходил в «Кофейное зерно». Грейс мысленно поблагодарила его за такое поведение. Он давал ей возможность подумать и принять решение. Они общались только с помощью электронных сообщений нейтрального содержания.

Грейс хотелось попросить совета у Каролины, но пожилая женщина была слишком занята финансовыми проблемами, возникшими в ее кафе, так что ей было не до Грейс.

Спустя какое-то время Грейс снова зашла на сайт знакомств, чтобы поболтать в чате со своими виртуальными подружками.

Блинчик: Привет, девчонки, я должна вам кое в чем признаться.

Кенгуренок: Ура!

Солнышко: Мы готовы слушать.

Грейс глубоко вздохнула. Несколько дней она держала это в себе, и теперь ей нужно было выговориться.

Блинчик: На следующий день после церемонии вручения книжной премии Ной поцеловал меня.

Кенгуренок:!!!

Солнышко: Ух ты! Так вот почему ты столько дней молчала о нем!

Кенгуренок: Грейс, где ты пропадала?

Солнышко: Я понимаю, что ей нужно было какое-то время побыть наедине со своими мыслями. Похоже, дело не ограничится одной дружбой, Грейс?

Блинчик: У меня голова идет кругом…

Кенгуренок: Как это было?

Блинчик: Это было мило и намного приятнее, чем в прошлый раз.

Кенгуренок: Значит, вы уже давно целуетесь?!

Блинчик: Марисса, спокойнее, побереги клавиатуру.

Кенгуренок: (Улыбка до ушей.)

Солнышко: По твоим недомолвкам я догадывалась о том, что происходит.

Грейс закрыла лицо руками. Даже сейчас, при воспоминании поцелуя на террасе отеля, ей становится жарко и голова идет кругом.

Солнышко: Так вы продолжаете встречаться?

Блинчик: Я бы так не сказала.

Солнышко: Что это значит?

Блинчик: Все намного хуже.

Солнышко: А именно?

Как же им признаться? Как рассказать о своих тревожных мыслях по поводу произошедшего между ней и Ноем? Сообщить ли им о том, что всякий раз, когда Ной входит в кафе, у нее екает в груди? Сказать ли им о том, что теперь каждую ночь она ощущает жуткое одиночество и жаждет ощутить прикосновения Ноя к своему телу?

Грейс сглотнула. Ничего из вышеперечисленного она пока открыть своим подружкам не готова, однако поделиться одной новостью с ними все же должна.

Блинчик: Он предложил мне выйти за него замуж.

Впервые за все время общения виртуальные подружки Грейс безмолвствовали. Не было ни остроумных замечаний, ни восторга, ни осторожных вопросов. Сейчас они явно оказались так же ошеломлены, как и Грейс.

* * *
Грейс выключила компьютер. В мозгу кружилось слишком много беспокойных мыслей. Поняв, что заснуть ей не удастся, она подошла к книжному шкафу и взяла с полки альбом с фотографиями.

В этом альбоме были снимки Роба, ее собственные, а также Дейзи. Это было своеобразное напоминание о ее прошлой жизни. Много лет назад Грейс казалось очень романтичным выйти замуж за завтрашнего солдата, отправляющегося на войну, а потом ждать его возвращения домой.

Грейс вздохнула. Роб был для нее отличным мужем: добрым, ответственным и решительным. Не влюбиться в такого парня было просто невозможно.

Она принялась листать альбом. Вот она и Роб в окружении друзей… На этом снимке они вместе на фоне рождественской елки в шапках Санта-Клауса, оба глупо улыбаются. А вот любимая фотография Грейс, сделанная во время их медового месяца: улыбающийся Роб ест рыбу и картошку.

Грейс с трудом сдерживала слезы, смотря на эту фотографию.

Хотя она еще ничего не ответила Ною, ей казалось, будто она прощается с Робом. Как она сможет снова выйти замуж после той любви, что уже была в ее жизни?

Она внимательно посмотрела в смеющиеся глаза Роба, будто ища в его взгляде ответ. Внезапно ей показалось, что Роб сидит рядом с ней на диване, обнимая ее, гладя по голове и говоря:

«Ты должна выйти замуж и попрощаться со мной. Ты не можешь притворяться, будто время остановилось. Часть меня навсегда останется с тобой, но тебе пора начинать новую жизнь. Ты обязана стать такой, какой всегда хотела быть».

Очнувшись, Грейс осторожно закрыла фотоальбом и поставила его на книжную полку. Грейс уже сорок лет и три месяца, так что, в самом деле, пора решать, что же ей в действительности нужно от жизни.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Прочтя напечатанные на компьютере три страницы текста, Ной стер их. Персонаж романа, которого он описывал, сводил его с ума. Ной изо всех сил старался охарактеризовать его как можно ярче, но все было тщетно. Похоже, что муза оставила его.

Ной поднялся из-за стола, понимая, что если не перестанет день и ночь думать о Грейс, не сможет написать роман. Решив развеяться, он уселся в автомобиль и поехал в Вайнхерст. Припарковался у городского парка и отправился прогуляться, желая побыть среди людей, понаблюдать за ними. Может быть, это поможет ему в работе над новым романом.

Было почти шесть часов вечера. На улицах оказалось много молодых мамочек, прогуливающихся со своими детьми.

Проходя мимо детской площадки, Ной заметил одинокую женскую фигуру на качелях. Женщина неторопливо раскачивалась вперед и назад, опираясь о землю носком туфли. Что-то знакомое было в этой женщине. Приглядевшись, Ной понял, что это Грейс. Измученная, глаза красные, под глазами синие круги. Подойдя, он тихо окликнул ее, но она все равно вздрогнула от неожиданности.

— Что случилось?

— Это долгая история, — она громко высморкалась в носовой платок.

Ной присел на соседние качели.

— Я никуда не тороплюсь, — он посмотрел на нее. Она взглянула на него в ответ, сохраняя серьезность.

— «Кофейное зерно» доживает последние дни, — монотонно произнесла Грейс. — Компания «Ява Экспресс» предложила Кар продать ее кафе. Скорее всего, она согласится. Если она будет тянуть время, то не получит такую сумму, какую они предлагают ей сейчас.

— Значит, ты потеряешь работу, — сказал Ной. — Что же ты станешь делать?

Грейс вздохнула:

— Я могла бы отправиться в колледж и закончить учебу, но мне нужно сначала найти, где жить и работать. Вообще-то квартиры я лишусь сразу же, как только будет продано кафе, ведь она — часть сделки. — Грейс покачала головой, и по ее лицу покатились слезы. — Я не могу поверить в то, что они уничтожат «Кофейное зерно», превратив его во второсортную забегаловку.

Ной поерзал на месте. Ему всегда приходилось нелегко рядом с плачущими людьми, он не знал, как реагировать в таких случаях. Что же поможет Грейс успокоиться? Может, ее накормить? Ведь она обожает вкусную еду.

— Пошли, — сказал он, — я отведу тебя поужинать.

Грейс уныло посмотрела на него, потом безропотно поднялась на ноги.

— Куда мы пойдем?

— В «Мандариновую луну», — произнес он и задался вопросом, отчего решил отправиться именно туда.


За традиционной китайской едой Ной заметил, что Грейс по-прежнему грустна и почти не притрагивается ни к салату, ни к грибной лапше. Он предложил ей еще взять цыпленка в сладком соусе, но в ответ она только поморщилась.

— Что ты намерена делать? — спросил он, ставя чашку с соусом на стол.

— Мне не приходится выбирать, — уныло протянула Грейс. — Я хорошо зарабатывала у Каролины. В сети кофеен буду получать гроши. Я должна куда-нибудь поехать, чтобы заново устроить свою жизнь. Нужно подыскать более дешевое жилье и подходящую работу. Просто какой-то замкнутый круг!

— И ты никоим образом не можешь спасти «Кофейное зерно»?

Она покачала головой:

— Нет. Я предлагала Кар свои денежные сбережения, но она сказала, что эти деньги словно капля в море. Через месяц у меня не будет ни работы, ни жилья. Да и Дейзи будет совсем далеко от меня…

— Мое предложение по-прежнему в силе. Выходи за меня замуж.

Грейс посмотрела на него с таким видом, будто была готова упасть лицом в лапшу и расплакаться.

— Мы не только будем вместе, но я обеспечу тебе финансовую стабильность, Грейс. Тебе не нужно будет беспокоиться о жилье. Ты сможешь вернуться к учебе в колледже. Или давай откроем вместе с тобой кондитерскую, если захочешь. Я всегда хотел открыть собственный магазин, правда, книжный. Ну, так пусть это будет кондитерская. Я обожаю твои торты.

Грейс прикусила губу.

— И не беспокойся, я оплачу обучение Дейзи в университете.

— Ной, я не могу…

— Я знаю, может показаться, будто я хочу купить тебя, но это не так. Честно говоря, мне от тебя понадобятся услуги.

Она прищурилась:

— Какие?

— Ну, нам с тобой придется много путешествовать по миру, останавливаться в лучших отелях Парижа, Рима, Сиднея…

Грейс выпрямилась:

— В Сиднее? А ты когда-нибудь был в Сан-Франсиско?

— Поедем и туда, если захочешь. Твое присутствие рядом со мной защитит меня от назойливых поклонниц, алчущих получить мой автограф. Они иногда меня просто пугают.

Скорее всего, Ной решил так пошутить, решила Грейс.

— И, конечно же, ты получишь еще одно преимущество, — продолжил он.

Она скрестила руки на груди.

— Какое же?

Ной улыбнулся.

— Ты будешь общаться с человеком, обладающим красивыми зубами, — он скрестил руки на груди, подражая ее позе.

Грейс, не сдержавшись, рассмеялась:

— Ты невыносим!

— Знаю, — внезапно он посерьезнел. — То, что я тебе предлагаю, может показаться безумием. Но я уверен, что впервые в жизни поступаю разумно.


Грейс принялась грызть ноготь на большом пальце. Самое удивительное было в том, что она считала поступок Ноя верным. Ей хотелось стать его женой, и она не считала это чем-то непристойным.

Ной отставил тарелку в сторону.

— Если ты ответишь согласием на мое оригинальное предложение, то я могу подождать, пока мы привыкнем друг к другу, а затем поженимся. Если тебе негде жить, переезжай ко мне. Не захочешь откладывать свадьбу, поженимся как можно скорее. Я сделаю все, что ты захочешь, Грейс.

Какой же он милый! Ной в самом деле нравился Грейс. Возможно, со временем ей даже удастся полюбить его…

Протяжно выдохнув, Грейс посмотрела Ною в глаза.

— Мне нужно поговорить с Дейзи. Будет несправедливо принимать подобное решение, даже не спросив ее мнения. Ведь если изменится моя жизнь, то перемены будут и у нее.


С бешено колотящимся сердцем Грейс набрала телефонный номер Дейзи.

— Мама?

Услышав голос дочери, Грейс расплакалась. Она так соскучилась по своей девочке! Жаль, что Дейзи сейчас так далеко. Они могли бы усесться на кухне, попить чаю, поесть бутербродов с ветчиной и обсудить сложившуюся ситуацию.

— Мама! Что произошло?

Грейс сглотнула и смахнула слезы с лица.

— Ничего не произошло. Вернее, не произошло ничего страшного. Я просто очень счастлива, оттого что слышу твой голос.

— Мама, я тоже рада!

После этих слов расплакались уже обе.

Грейс успокоилась первой. Нужно же кому-то быть благоразумнее.

— У меня есть новости.

Дейзи шмыгнула носом и весело спросила:

— Хорошие?

Грейс кивнула и удивилась своей реакции — ведь Дейзи не видит ее.

— Это связано с тем мужчиной, с которым ты меня познакомила на сайте знакомств.

— Я и не знала, что ты с ним встречаешься.

— Уже не встречаюсь, вернее… — Она глубоко вздохнула и выпалила: — Он предложил мне стать его женой.

Наступило гробовое молчание.

— Дейзи, ты меня слышишь?

— Слышу. Черт побери, мам, а ты времени зря не тратишь!

— Это длинная история…

Грейс принялась посвящать Дейзи во все подробности развития своих отношений с Ноем.

— Мне все равно, кто он и чем занимается. Но я должна признать, что, прочтя несколько его книг, сочла его хорошим писателем… В любом случае дело не в этом. Ты любишь его?

Грейс прикусила нижнюю губу. Она уже начинала влюбляться в Ноя…

— Не так, как я любила твоего отца, но теперь я стала старше. Теперь мне нужны совсем иные отношения.

— Ты считаешь, что он сможет сделать тебя счастливой?

Грейс замерла и закрыла глаза, пытаясь представить свое совместное будущее с Ноем.

— Думаю, что сможет.

Представила она и решительное выражение лица Дейзи, когда та ответила ей:

— Тогда, я думаю, ты должна выйти за него замуж.


Ной настоял на том, что именно он оплатит перелет Дейзи из Греции в Англию и обратно. Грейс пришлось согласиться.

За несколько дней до свадьбы Грейс и Дейзи разбирали вещи в своей квартирке, часть из них должна была пойти в благотворительные фонды. Без умолку болтая, они делились друг с другом последними новостями. Грейс понимала, что прощается со своей прежней жизнью, но нисколько не грустила по этому поводу.

— Мама? — Дейзи посмотрела на Грейс, упаковывая коробку с вещами.

— Да, милая?

— У меня тоже есть для тебя кое-что важное.

Она схватила дочь за плечи:

— Боже правый, Дейзи! Неужели ты собралась замуж или беременна?

Дейзи удивленно округлила глаза.

— Мам! Не устраивай сцен. Все совсем не так.

Сердце Грейс учащенно билось.

— Тогда выкладывай поскорее, иначе у твоей бедной матери случится инфаркт!

Дейзи уставилась в пол:

— Находясь вдали от дома, я все думала, чего же хочу от этой жизни. Я решила, что не стану изучать историю в университете Дурхама.

— Ты хочешь учиться в Лондоне?

Дейзи покачала головой:

— Извини, мам, но история не является моей страстью, ты же знаешь. — Она посмотрела на мать так же серьезно, как в семилетнем возрасте, когда заявила Грейс, что сбежит из дома, если та не прекратит заставлять ее ходить в балетную школу, обучение в которой оплатила ее бабушка.

Грейс заговорила мягче:

— Так чему бы ты хотела учиться?

— Я очень скучала по кафе, мам, по готовке и запахам выпечки. Я хочу изготавливать кондитерские изделия, как ты, и дарить людям радость, пусть и на несколько минут, — она с надеждой посмотрела на Грейс. — Я хочу учиться на кондитера в том же колледже, где училась ты.

Грейс едва заметно улыбнулась.

— Иди сюда, негодница!

Дейзи бросилась в материнские объятия и крепко прижалась к Грейс, которая уткнулась носом в ее волосы.

— Если ты в самом деле этого хочешь, то я не против. Возможно, я сама решу вернуться в колледж, и тогда мы окончим его вместе!

Дейзи сделала шаг назад и наклонила голову набок.

— Поняла. Надеюсь, что в колледже ты не станешь меня по-матерински опекать. Однажды мы с тобой сможем открыть собственную кондитерскую. По-моему, когда-то ты этого хотела…

Грейс улыбнулась ей:

— Поживем — увидим.

Впервые за последние несколько недель она почувствовала, как в ее душе пробуждается надежда на счастливое будущее.


Грейс уложила все свои вещи, которые собиралась забрать из старой квартиры, накануне свадьбы. Последним, что она хотела уложить в коробку, была фотография Роба, держащего на руках свою маленькую дочь. Дейзи подошла и обняла мать сзади за плечи.

— Все хорошо, — прошептала она. — Папа был бы рад за тебя.

Грейс смотрела на улыбающегося Роба. Казалось, что он глядит прямо ей в глаза, и в его взгляде нет ни злости, ни ревности, ни обвинения в предательстве. Конечно, Дейзи права, но в глубине души Грейс ощущала, будто прощается с чем-то большим, нежели просто с воспоминанием о Робе.

Дейзи взяла фотографию из рук матери и положила ее в коробку.

— Все будет хорошо, мам, вот увидишь. Ной станет тебе отличным мужем. Кроме того, я предупредила его, что если он когда-нибудь обидит тебя, то двое моих друзей с Сицилии тут же разберутся с ним.

Грейс рассмеялась, повернулась и обняла дочь.

— Я люблю тебя, моя сумасбродная Дейзи, и я буду очень скучать по тебе, когда ты уедешь в Грецию к друзьям.

— Но сейчас я здесь, и все идет отлично.

— Верно, — произнесла Грейс и закрыла последнюю коробку со своими вещами.


Грейс и Ной поженились в мэрии в присутствии нескольких друзей и членов семей. Свадьба была достаточно скромной. Никто не обратил особого внимания на чрезмерную бледность невесты, когда та готовилась произнести слова согласия заключить брак, сочтя это обыкновенным волнением.

Ной поцеловал свою невесту, не заметив, какие при этом страсти бушевали в груди Грейс. Она не просто выходила замуж, а навсегда прощалась со своим прошлым.

После того как брак объявили официально заключенным, Ной сообщил, что медовый месяц они проведут в Париже. И уже спустя несколько часов молодожены оказались в наполненном огнями городе любви.


Ной и Грейс остановились в отеле, расположенном недалеко от Латинского квартала. Рядом с отелем располагались знаменитые кафе, в которые в свое время захаживали философы, политики и великие писатели прошлого.

— До сих пор не могу поверить в то, что нахожусь здесь, — сказала Грейс, когда они, держась за руки, прогуливались по бульвару Сен-Жермен. — Все эти кафе со старинными стульями, официанты в длинных белых передниках… Все именно так, как я и представляла.

Ной только улыбнулся и ввел ее в какой-то необычный ресторан.

— Каждый человек хотя бы раз жизни должен побывать в ресторане «Ле Прокоп», — произнес он, когда официант указал им их столик. — Еда здесь, как всегда, самая лучшая.

Грейс с благоговением и опаской оглядывалась вокруг. От волнения у нее внезапно пропал аппетит.

— Грейс, я понимаю, что все произошло слишком быстро, — сказал Ной. — Никто из нас не ожидал такого развития событий.

При этих словах она покраснела. Значит, Ной все же понимает ее чувства.

— Сегодня должна состояться наша традиционная… брачная ночь, но если ты не готова, я буду ждать. У нас вся жизнь впереди, так что торопиться незачем.

Грейс едва не расплакалась от признательности.

— Спасибо, Ной. Я на самом деле пока не пойму, что за эмоции меня переполняют. Произошло слишком многое…

Он взял ее за руку и погладил большим пальцем ее пальцы.

— Я знаю, но не беспокойся. Мы вместе все решим.

* * *
Когда они вернулись в отель, было уже поздно. Грейс сразу же отправилась в ванную комнату, уже жалея, что позволила Дейзи уговорить себя купить слишком откровенную ночную рубашку.

Войдя в спальню, она увидела Ноя стоящим у окна. На нем были надеты только брюки от пижамы. Повернувшись, он посмотрел на нее, и она заметила, как его взгляд потемнел. Неторопливо подойдя к Грейс, Ной коснулся ее щеки, шеи и ключицы. Грейс затаила дыхание. А потом Ной чувственно и неторопливо поцеловал ее в губы.

Прервав поцелуй, он прижался лбом к ее лбу.

— Извини, — прошептала она, а он покачал головой и что-то тихо сказал ей, успокаивая. — Прошло много времени с тех пор, как я… Глупо, правда? Я должна… мы должны… просто сделать это. Знаешь, нужно обо всем забыть, как будто резко отрываешь пластырь…

Ной промолчал и только коснулся пальцем ее губ, заставляя умолкнуть. Грейс смотрела ему в глаза.

Он подвел ее к кровати, уложил в нее, затем опустился рядом.

— Поспи, Грейс, — сказал он и обнял крепкой рукой.

— Но…

— Спокойной ночи, Грейс.

На ее глаза навернулись слезы. Она отдалась охватившему ее потоку эмоций, взяла Ноя за руку, поцеловала его пальцы и хрипло прошептала:

— Спокойной ночи, Ной.

* * *
Проснувшись утром, Грейс обнаружила, что по-прежнему лежит в объятиях Ноя. Она повернулась, чтобы посмотреть на него. Она никогда прежде не видела Ноя спящим. Он выглядел моложе, несмотря на морщинки в уголках глаз и седину на висках.

Будто почувствовав, что она наблюдает за ним, он пошевелился, потом открыл глаза. Грейс улыбнулась.

— Что тебя так развеселило? — Он потер кончиками пальцев веки.

— Ты всегда такой сдержанный, а во сне выглядишь мягким и смущенным.

Он зевнул.

— Который час?

Она повернулась и посмотрела на часы на прикроватном столике:

— Девять.

— Девять?! — Он выпрыгнул из кровати и побежал в ванную комнату. — Я никогда не спал так долго. Ты, — он указал на Грейс пальцем, прежде чем исчезнуть за дверью ванной комнаты, — оказываешь на меня дурное влияние.

Грейс вытянулась на кровати:

— А куда ты торопишься?

Он выглянул из-за двери.

— В Париже мы пробудем всего три дня, а мне нужно показать тебе все.

Грейс села в кровати:

— Все?

— Ну, по максимуму. Через три месяца я должен вернуться сюда, чтобы презентовать свою новую книгу. Так что все, что мы не успеем посмотреть сейчас, увидим позже, — он оглядел ее с головы до ног. — Чего ты ждешь?

Грейс скрестила руки на груди:

— Я никуда не пойду до тех пор, пока не выпью кофе.


К середине дня, нагулявшись по Парижу и посетив не одно кафе, Ной заставил Грейс заглянуть в еще одно заведение — кафе «Анжелина», — где подавался лучший горячий шоколад и пирожные в Париже.

Грейс наслаждалась вкусом пирожных и тягучего шоколада, благодаря Ноя в душе за такой замечательный свадебный подарок.

Когда он расплатился по счету, она потянула его за рукав, коснулась губами его уха и прошептала:

— Отвези меня в отель, Ной.

— Но…

— Я хочу в отель.


Весь путь до отеля, который они проделали на такси, Ной и Грейс держались за руки, чувствуя, как оба погружаются в водоворот охватывающей их страсти.

Оказавшись в номере отеля, Грейс сразу забыла о волнении. Они принялись целоваться и раздевать друг друга. И Грейс поняла, что пропала. Сейчас она могла чувствовать только прикосновение губ и рук Ноя.

Когда Ной подхватил обнаженную Грейс на руки и понес в спальню, она прильнула к его груди, слыша, как бьется его сердце.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

С Ноем Грейс испытала неведомые ей прежде ощущения. Ей казалось, что она прикасается к открытому пламени, обжечься о которое тем не менее невозможно. Ной оказался таким сильным, внимательным и потрясающим, что у нее голова шла кругом от наслаждения.

С Робом ей было весело и увлекательно, но с Ноем она ощутила себя совсем иной. Грейс поняла — она начинает по-настоящему любить Ноя.


Следующие два дня Ной и Грейс провели в постели, заказывая еду в номер и занимаясь любовью. Грейс подумала, что Дейзи точно сочла бы свою мать полоумной из-за того, что она совсем потеряла голову из-за какого-то там Ноя.

Утром, за день до отъезда, лежа в объятиях Ноя, Грейс произнесла:

— Тебе теперь все обо мне известно: и моя история с Робом, и все мои неудачные свидания с мужчинами. Но ты ничего не рассказываешь о себе, — она тихонько ткнула его локтем в бок. — Ты все время только слушаешь, а я без умолку болтаю.

Ной погладил ее по руке и поцеловал ее в макушку:

— Похоже, что мы нашли друг друга.

Она покачала головой.

— Должно быть, у тебя были серьезные романы. Не могу же я быть твоим первым увлечением.

Он обхватил ее за талию и потянул к себе так, чтобы она оказалась на нем. Ной лукаво посмотрел на Грейс, потом принялся неторопливо водить пальцами по ее бедрам и спине.

— Ты уходишь от разговора, Ной.

Он прекратил ласкать ее.

— Мне нечего скрывать, — он сурово взглянул на нее.

Она легла рядом с ним и тихо возразила:

— Я так не думаю.

Ной поднялся с кровати:

— Я не хочу говорить об этом, Грейс. Разговор окончен.

Грейс накинула на себя мятую простыню, когда Ной скрылся в ванной комнате, со стуком закрыв за собой дверь.


Ной угрюмо уставился на свое отражение в зеркале ванной комнаты.

Итак, Грейс начала приставать к нему с расспросами.

Конечно, он знал, что не имеет права злиться на нее, но ничего поделать с собой не мог. Его бывшая любовница Сара постоянно донимала его расспросами по поводу его чувств и мыслей. Неужели женщина не может не влезать мужчине в душу?

Сначала Ной старался угодить Саре, отвечая на ее вопросы так, как хотелось именно ей. Однако скоро он устал от подобного притворства. Настало время, когда он начал казаться себе вымышленным персонажем собственного романа.

Его роман с Сарой длился два года. В конце концов Ной устал от фальшивых отношений и постоянных упреков Сары.

Однако теперь ему совсем не хотелось, чтобы его отношения с Грейс заканчивались подобным образом. Ной принял душ. Вытираясь полотенцем, он молил Небеса о том, чтобы, вернувшись в спальню, не застать Грейс плачущей.

Грейс и не плакала, а одевалась, громко хлопая дверцами шкафов и пулей носясь от гардероба к кровати.

— Извини, Грейс, я не хотел тебя обидеть.

Остановившись, она посмотрела на него, держа в руке туфлю. На мгновение Ною показалось, что его разрезали на кусочки и рассматривают под микроскопом.

— Извинение принято. Я не намеревалась лезть тебе в душу, просто хотела, чтобы мы узнали друг друга поближе.

Он кивнул и предложил ей прогуляться.


Они гуляли по берегу Сены и по мосту Искусств, любуясь видами Парижа. Оба хранили молчание.

Ной взял Грейс за руку, и она молчаливо обхватила его ладонь пальцами. Они спустились с моста и увидели на берегу березы, стволы которых были испещрены признаниями в любви на многих языках. Внезапно Грейс вспомнила день своей свадьбы с Ноем, и у нее похолодели руки.

Ной не любит ее и, возможно, никогда не полюбит. И уж тем более никогда не напишет своего признания в любви, посвященного Грейс, на парижской березе.

* * *
По возвращении в Лондон жизнь Ноя и Грейс вроде бы начала налаживаться, но только внешне. Они обедали в хороших ресторанах, ходили на вечеринки и различные городские мероприятия. Ной по-прежнему писал романы, а Грейс стала серьезно выяснять, как продолжить свое обучение в колледже.

Кроме того, они занимались любовью…

Грейс с каждым днем все сильнее влюблялась в Ноя. Ее сердце подпрыгивало всякий раз, когда он смотрел на нее и улыбался ей. Однако никто из них ни разу не заговорил о любви. Казалось, что это было своеобразным табу.


Прошел месяц. Однажды утром Грейс решила прогуляться по городу. Ной был занят своей книгой и только помахал ей рукой, когда она сообщила ему о своем намерении. Грейс не обиделась на подобную реакцию, уже привыкнув к тому, что ее муж частенько живет в вымышленном им мире.

Ноги сами понесли ее на Хай-стрит. «Кофейное зерно» и книжный магазин Мартина были закрыты, помещения пустовали.

Грейс стало так грустно, что на ее глаза навернулись слезы и она начала всхлипывать.

Что с ней происходит? Конечно же, она была довольно эмоциональным человеком, но никогда прежде не плакала посреди улицы. Возможно, это объяснялось тем, что, несмотря на все старания Ноя, ему не удавалось сделать ее по-настоящему счастливой. Она любила его и все еще надеялась, что когда-нибудь и он полюбит ее. Хотя, может быть, она все-таки совершила ошибку, согласившись стать женой Ноя…

В конце концов она решила, что причиной ее расстройства является обыкновенная усталость. Столько всего пережить за короткое время! За последние два месяца она успела потерять работу, переехать в новый дом и даже выйти замуж. Неудивительно, что от такого водоворота событий она валится с ног и отправляется спать уже в десять часов вечера.

Присев на скамейку, Грейс снова едва сдержала слезы. Достав из сумочки ежедневник, она нашла страницу с текущим днем недели. И внезапно, рассматривая календарь, Грейс заметила, что у нее задержка — целых тринадцать дней! Она вспомнила о днях, проведенных с Ноем в Париже. Занимаясь любовью, они предохранялись. Скорее всего, задержка вызвана стрессом. И все же…

Положив ежедневник в сумочку, Грейс решительно встала и направилась в ближайшую аптеку.


В тот же вечер Грейс пробралась с ноутбуком Дейзи на кухню. Ной, смотря какой-то боевик, задремал в кресле. Грейс зашла в чат на сайте знакомств, надеясь поговорить с Дани и Мариссой.

Блинчик: Здесь есть кто-нибудь?

Грейс вздохнула, выдохнула и принялась ждать.

Кенгуренок: Что за срочность, Блинчик?

Блинчик: Давай подождем Дани. Я не уверена, что смогу дважды, рассказывать об одном и том же.

Кенгуренок: Ты пугаешь меня.

Блинчик: Я сама немного напугана.

Солнышко: Всем привет!

Кенгуренок: Грейс, как обычно, загадочна и готова сделать сенсационное заявление.

Солнышко: Это будет что-то покруче твоего замужества?

Блинчик: Покруче, и оно связано с замужеством.

Кенгуренок: Не заставляй нас ждать, Грейс!

Грейс посмотрела на свой живот.

Блинчик: Я беременна.

Снова ее Интернет-подружки погрузились в молчание.

Блинчик: Скажите что-нибудь!

Солнышко: Ты ждешь поздравлений?

Кенгуренок: Как это возможно? Я имею в виду… ты знаешь, что я имею в виду.

Блинчик: Какое счастье, что ты не спрашиваешь, сколько раз мы занимались любовью, Марисса!

Солнышко: Ты не рада своей беременности?

Грейс уставилась на сделанный ею тест на беременность, который лежал рядом с ноутбуком. Сейчас она казалась себе девчонкой-подростком, попавшей в щекотливую ситуацию, а не сорокалетней женщиной.

Блинчик: Я пытаюсь относиться к этому с юмором. Похоже, что это — единственная возможность не потерять голову.

Солнышко: Ты уже сказала об этом Ною?

Блинчик: Я никому об этом не сообщала! Даже Дейзи ничего не знает! Что, если она не захочет братишку или сестренку?

Кенгуренок: Если тебе удалось воспитать хорошую дочь, то на ее счет не беспокойся!

Солнышко: А что Ной?

Блинчик: Дани, ты, как всегда, задаешь самые умные вопросы. Извини, я пошутила.

Солнышко: Никаких обид. Я понимаю, что ты напугана.

Кенгуренок: Ты должна сообщить своему мужу, Грейс. И чем раньше, тем лучше.

Блинчик: Я не знаю, как он отреагирует на эту новость.

Солнышко: Не ругай его, если он окажется немного шокированным. Ты ведь сама далека от спокойствия. Но ведь с ребенком ваша жизнь может стать просто замечательной!

Кенгуренок: Грейс, я так рада за тебя! Ты вышла замуж за мужчину своей мечты и теперь ждешь ребенка.

Возможно, Марисса и Дани правы, и мечты Грейс о счастливой семейной жизни начинают осуществляться?


Проснувшись на следующее утро, Ной почувствовал, как Грейс гладит его по бедру и лукаво улыбается. Он улыбнулся ей в ответ. Наконец-то у нее хорошее настроение! Последние несколько недель она была довольно угрюма.

Ной решил не устраивать сегодня утреннюю пробежку и побыть с Грейс.

После того как они утолили вспыхнувшее обоюдное желание и Ной уже стал клевать носом, Грейс подняла голову с его груди и посмотрела на него.

— Ты счастлив, Ной?

Ной кивнул. Он был доволен не только отличным сексом с Грейс, но и тем, как вообще шли дела в его жизни.

Она чуть-чуть приподнялась, чтобы лучше видеть его лицо, затем облизнула нижнюю губу и едва заметно нахмурилась.

— У меня для тебя новость, — наконец сказала она.

Он поднял брови:

— Хорошая или плохая?

— Хм… Все зависит от того, как ты на нее отреагируешь.

— Почему бы тогда тебе не сообщить мне ее? — спокойно спросил он.

— Ты честно скажешь мне о своих ощущениях?

— Скажу.

Она глубоко вздохнула:

— Я беременна.

На мгновение Ною показалось, что мир вокруг замер.

— Не понял?..

Грейс закрыла грудь простыней и крепко сжала ее руками:

— Я беременна.

— Но… как такое возможно? Мы же…

— Ты обещал мне сказать о своих ощущениях от услышанного.

Какие у него ощущения? Ной одновременно почувствовал желание, ярость и жажду защитить Грейс. Но как описать это?

Ной терзался, не зная, как лучше ответить Грейс. Ведь она, как и его прежняя любовница Сара, может найти в его словах подтекст. Ох уж эти женщины!

Он встал с кровати.

— Ты знаешь наверняка? Когда ты… хм…

— Ты хочешь сказать, когда я забеременела, Ной? — Грейс закуталась в простыню и тоже встала. — Я думаю, в Париже. А какая разница?

Ной подошел к ней и обнял. Он ощущал на груди ее дыхание.

— Не беспокойся, — он погладил ее по волосам, шее и спине. — Мы с этим справимся. Мы все уладим. — Поцеловав ее в макушку, он сделал шаг назад. — Мне нужно… Я думаю, что мне лучше сейчас отправиться на пробежку.


Грейс, открыв рот, смотрела на дверь спальни, за которой исчез Ной.

Итак, он пообещал справиться со сложившейся ситуацией. Но повел себя так, будто ее беременность была для него всего лишь очередной, легко устраняемой проблемой. Точно так же он мог отреагировать, узнав о недоплате налогов или о потере паспорта. Грейс не могла поверить, что после новости о своем будущем отцовстве Ной отправился*на пробежку…

Она вспомнила, как много лет назад сказала Робу о том, что ждет ребенка. Роб тогда был вне себя от счастья. Он подхватил Грейс на руки, покружил по комнате и осторожно, будто фарфоровую статуэтку, опустил на диван. Пока она вынашивала Дейзи, Роб проявлял к ней повышенное внимание, извинялся за пустяки и целовал гораздо чаще, чем прежде.

Грейс сильнее вцепилась пальцами в простыню. Что происходит с ее новым мужем? Чего он боится? Неужели Ной страшится того, что она станет уделять ему меньше времени? Или он ревнует ее к ребенку? Грейс отказывалась его понимать.

Она коснулась рукой живота. Ей наплевать на реакцию Ноя! Ведь этот ребенок ее, и она жаждет родить его во что бы то ни стало.


Ной бежал по мостовой, не переставая думать о Грейс и ребенке.

Ее беременность вносила существенные коррективы в их жизнь. Теперь придется отказываться от совместных путешествий и посещения презентаций. Невозможно же вести светскую жизнь, одновременно качая ребенка в коляске и таская повсюду упаковку с памперсами!

Конечно, это в нем говорит эгоизм…

Он ускорил бег.

Ной никак не рассчитывал на то, что ему придется стать отцом. Более того, он панически боялся, что Грейс обнаружит его неспособность быть хорошим отцом. И тогда она определенно бросит его. Кто захочет иметь дело с бесчувственным мужчиной?


Солнышко: И что произошло после того, как он вернулся с пробежки?

Блинчик: Он извинился и вел себя очень мило. Мы отправились в город и пообедали в ресторане. Сегодня утром он принес мне маленького плюшевого медвежонка.

Кенгуренок: Ну вот! Похоже, что он начинается смиряться со своим отцовством.

Но Грейс вовсе не была уверена в том, что Ной смирится со своим скорым отцовством. Внутренний голос твердил ей об обратном. Ее одолевали опасения. Она не понимала, почему теперь ей постоянно было не по себе при воспоминании о первой реакции Ноя на ее сообщение о беременности.

Блинчик: Все не так просто, как вы думаете. Вы не видели выражения его лица, когда он узнал о том, что я беременна.

Солнышко: Он, должно быть, был удивлен. Ведь ты же тоже была потрясена, узнав о ребенке.

Блинчик: Как бы вам объяснить… Это похоже на стену, которая стоит между ним и мной. Он все делает правильно, говорит подобающие вещи, но создается впечатление, будто он совершает все свои поступки автоматически. Все это будто… Я не знаю… Как будто он пытается замаскировать какие-то трещины.

Кенгуренок: Дай ему время, Грейс! Похоже, что он изо всех сил старается.

Только этого не хватало! Слезы Грейс закапали на клавиатуру ноутбука. Если она испортит компьютер, Дейзи убьет ее.

Кенгуренок: Грейс, никто кроме тебя не сможет растопить его сердце.

Солнышко: Мы готовы помочь тебе и ночью, и днем. Заходи сюда сразу же, как захочешь поговорить.

Блинчик: Спасибо, девочки! Вы совсем меня растрогали!

Солнышко: Я тоже плачу!

Кенгуренок: И я!!!

Блинчик: Однажды мы с вами встретимся, и я крепко-крепко вас обниму. И вам придется отдирать меня от себя силой, иначе я задушу вас в своих объятиях подобно питону.

Кенгуренок: Звучит заманчиво!

Солнышко: Договорились!

Грейс выключила компьютер и вытерла глаза. Она понимала, что должна дать Ною время, чтобы он свыкся со сложившейся ситуацией. Она знала наверняка, что если станет пытаться влезть к нему в душу, он еще сильнее отстранится от нее.

Итак, Грейс решила ждать. До рождения ребенка еще семь месяцев. Она была уверена, что за такое время они обязательно наладят свои отношения.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В течение следующих нескольких недель отношения между Ноем и Грейс постепенно налаживались. Грейс не приставала к Ною с расспросами, что ему явно нравилось. Однако и Ной, казалось, не пытался делать никаких шагов в сторону Грейс.

Беременность Грейс протекала не слишком хорошо. Вынашивая Дейзи, она чувствовала себя великолепно. Но теперь Грейс была намного старше, и ее организм явно протестовал против вторжения в его размеренную жизнь ребенка. Ной изо всех сил старался свыкнуться с резкими переменами в настроении жены. Она могла быть какое-то время милой и любящей, а в следующую секунду начинала ворчать и плакать. Грейс пополнела, одежда становилась ей мала. Каждое утро, подходя к зеркалу, она обнаруживала, что ее фигура все больше напоминает по форме округлую чашу, что, впрочем, нисколько не смущало Ноя.

Слава богу, что ей не приходится ходить на работу. Просыпаясь в десять часов утра, Грейс с трудом заставляла себя подняться с кровати. Правда, к вечеру ей, как правило, становилось лучше. Она начинала привередничать в еде. То ее одолевал голод, а минуту спустя, глядя на столь вожделенное блюдо, она могла испытывать тошноту.

Однажды утром Грейс встала с постели и отправилась на кухню, когда из кабинета вышел Ной. Подойдя, он поцеловал Грейс в щеку, но она сразу почувствовала, что поцелуй дежурный, ведь голова Ноя занята лишь новой книгой.

— Какие-то проблемы? — спросила она, зевая на полуслове.

Ной кивнул.

— У меня никак не получается описание главного героя, и это выводит меня из себя.

Сев за стол, Грейс уронила голову на руки.

— А что твой герой затевает?

Ной присел за стол:

— Ты хорошо себя чувствуешь? Хочешь, я что-нибудь тебе принесу?

Грейс осторожно покачала головой, и дубовая столешница скрипнула.

— Нет. Расскажи мне об этом Карле… твоем новом герое-мятежнике. Это отвлечет меня. Почему бы тебе не сделать его работающим человеком?

— Он работает. Именно на работе у него завязывается роман с женщиной, которая является двойным агентом. Но он получается каким-то неубедительным.

Грейс неторопливо выпрямилась.

— А ты не можешь исключить из романа упоминание о его женщине?

— Нет, — Ной покачал головой. — Именно с этой женщиной связано предательство. Она выдает главного героя его врагам. Это — основа сюжета.

— Я не знаток шпионских романов, Ной… А может, мне будет легче что-либо посоветовать тебе, если я прочту написанное тобой?

Ной выглядел таким юным и доверчивым, что Грейс захотелось перегнуться через стол и поцеловать его.

— Ты правда хочешь прочесть?

— Конечно. Мне бы теперь полежать на диване и почитать хорошую книгу.

Ной вскочил на ноги, поцеловал ее в щеку и вылетел из кухни.

— Я сейчас его распечатаю! — крикнул он откуда-то из коридора.


Этот день Грейс провела отлично. Она лежала на диване в гостиной, читая рукопись Ноя. Он открыл окна, и в гостиную ворвался солнечный свет и аромат цветов из сада.

Ной бегал из кабинета в гостиную и обратно до тех пор, пока Грейс не отправила его в город за продуктами.

Ной оказался отменным поваром, что, впрочем, не слишком удивило Грейс. Ему нравилось готовить блюда из свежих и высококачественных продуктов, многие из которых Грейс не могла себе позволить прежде.

К тому времени, когда Ной вернулся домой с покупками, Грейс сидела в кухне, попивая чай и чувствуя себя намного веселее.

— Что скажешь? — немного нервно спросил он.

— Что ты купил? — произнесла Грейс и лукаво подмигнула ему. — Я умираю с голоду.

— То есть ты решила помучить меня?

— Да. Если ты скажешь мне, что приготовишь на ужин, я расскажу тебе о своем впечатлении от твоего романа.

— Чертовка, — тихо сказал он, открывая холодильник и доставая оттуда овощи. Потом он вынул из пакета только что купленного цыпленка. — Вчера вечером ты говорила, что тебе не хватает ужинов, приготовленных по старинке…

Грейс состроила гримасу и фыркнула. При виде розового, покрытого пупырышками, охлажденного цыпленка в упаковке она почувствовала тошноту.

— Я так и подумал, — сказал Ной и убрал цыпленка с глаз долой. — Именно поэтому я купил вот что…

Улыбнувшись, он достал из пакета упаковку спагетти и пакет с ярко-красными помидорами.

Грейс подпрыгнула на месте:

— Я люблю тебя!

Ной вздрогнул.

— Я имею в виду… Мне нравится, что ты выбрал к ужину, — она пожала плечами и заставила себя улыбнуться.

На лице Ноя отразилось смятение, как будто Грейс только что заявила ему о своем желании расторгнуть с ним брак.

Она понимала, что нужно притвориться беспечной и забыть о сказанном. Ведь между ними все по-прежнему, не так ли? Но, честно говоря, их брак оказался довольно странной затеей…

Грейс заставила себя говорить легко и беззаботно:

— Ты купил именно то, что я хотела. Откуда ты узнал?

Гримаса растерянности и боли исчезла с его лица, и Грейс с облегчением вздохнула.

— Не знаю. Просто взял и купил.

— Тогда начинай готовить, а я расскажу тебе о своих впечатлениях о романе.

— Нет, мы так не договаривались.

— Я голодна, и меня немного тошнит. Если ты хочешь, чтобы я рассказала тебе обо всем сейчас, тогда тебе придется отвести меня в ванную комнату, потому что меня уже…

— Хорошо! Договорились. Будь по-твоему.


Ной наблюдал, как Грейс накручивает на вилку спагетти.

— Мне кажется, я понимаю, в чем проблема с героем твоего романа.

— И в чем же?

Она отправила спагетти в рот и принялась жевать. Проглотив, Грейс произнесла:

— Твой герой много времени и сил тратит на то, чтобы действовать осторожно и оставаться с теми, кто ему известен. Разве его не обучали, как выбираться из ситуации, подобной той, что у него случилась? Он постоянно находится в границах дозволенного, поступая только так, как его обучали.

Ной отложил вилку и уставился на Грейс:

— Если мой герой будет вести себя не так, как его обучали, если он выйдет за рамки дозволенного в его положении, то это будет истолковано читателями как непрофессионализм, и он потеряет половину своей привлекательности.

Она покачала головой и тоже отложила вилку, чтобы иметь возможность взмахнуть обеими руками.

— Я не говорю о том, что он должен казаться непрофессиональным. Я говорю о том, что у него должна появиться веская причина, чтобы хотя бы на время забыть то, чему его обучали. Герой твоего романа должен предстать уязвимым. Тебе нужно покопаться в его психологии.

Ной фыркнул:

— Ты рассуждаешь, как мой редактор.

— Ты знаешь, что я права.

Да, Ной понимал, что Грейс совершенно права. Он пытался унять разыгравшееся самолюбие и заставить себя прислушаться к ее словам. Грейс предлагает ему покопаться в психологии главного героя?

Вот уже несколько месяцев Ной не может подобрать законченный образ для своего героя. Он не может себе представить, как станет ворошить душевные переживания своего героя. И что будет, если шпион Карл окажется похожим на своего создателя?


В последнее время Ной вел себя с помощницей Мартиной достаточно грубо и отчетливо осознавал это. В тот день, когда они вместе просматривали его расписание на две недели вперед и Мартина напомнила ему о назначенной вечеринке в Манчестере, где ему следовало выступать, Ной буквально заорал на девушку.

Он слишком занят сейчас, чтобы заниматься чем-то еще, кроме написания романа. Основные сюжетные линии он расписал на разноцветных бумажках и теперь, меняя сюжет, перетасовывал эти бумажки туда-сюда. Он пытался разобраться в душевных переживаниях своего героя. К сожалению, Карл, который уже был персонажем предыдущего романа «Молчаливая тундра», не хотел меняться и казался таким же скупым на эмоции.

— На тебя и миссис Фрост забронирован номер в отеле «Манчестер Ройял», — сказала Мартина, отвлекая Ноя от размышлений.

— Спасибо, — тихо произнес он. — Что ты сказала?

Мартина покосилась на него, потом бросила перед ним на стол папку.

— Раз уже в последнее время я стала невидимкой, то почему бы мне не пойти сейчас и не сделать себе кофе? Вся информация, о которой ты не хочешь знать, находится в этой папке. Не потеряй ее!

Ной что-то пробормотал в ответ, что походило на едва различимое «Ладно». Заменив розовый листок с сюжетной линией на оранжевый, Ной решил, что проблема Карла может крыться в его прошлом. Но что именно из прошлого должно его волновать? Посмотрев на стол, Ной заметил лежащую на нем папку. Откуда она здесь взялась? Ной бросил папку в один из ящиков стола.

Позади него в двери послышался какой-то шум.

— Ты уже забронировала номер в отеле? — спросил он Мартину.

— Нет, — ответила Грейс. — Разве Мартина не позаботилась об этом сама?

Ной отложил разноцветные листки и обернулся. Грейс выглядела ужасно. Похоже, утренняя тошнота доконала ее. Кожа Грейс была сероватого оттенка, под глазами залегли темные круги. Несмотря на ее уверения в том, что ей лучше, она выглядела измотанной.

— Как ты себя чувствуешь?

— Лучше, — сказала она, пытаясь казаться веселой и благоразумной. — Все готово к сегодняшней вечеринке?

Он покачал головой:

— Нет.

— Что это значит? Ты считаешь, что я не готова туда пойти? Ты не хочешь, чтобы я пошла туда? Ной, прошу, образумься.

Подойдя к ней, Ной коснулся пальцем ее щеки.

— Я думаю, что ты должна остаться дома.

Ной купил по Интернету книгу о беременности и спрятал ее в одной из папок в своем кабинете. Он не понимал, отчего решил хранить свой поступок в тайне. Ной считал, что сильно смутится, если Грейс застанет его за чтением подобной книги. Но ему хотелось знать об этом периоде в жизни женщины как можно больше. Грейс-то все уже знала, ведь она уже рожала. Иногда, задавая ей вопросы по поводу ее самочувствия, Ной казался себе идиотом.

К тому же если он не будет хорошо информирован по поводу беременности, если не станет беспокоиться о жене, не покупать детские вещички, то Грейс сочтет его бесчувственным. И отчасти она была бы права…

И все-таки рождение ребенка казалось Ною захватывающим событием. Недаром говорят, что рождение ребенка — это чудо. Как только Ной переставал думать о том, что теперь в его доме поселилось чудо, к нему снова возвращалось прежнее, странное ощущение. И это ощущение ему не нравилось, ведь оно лишало его душевного равновесия и делало беспомощным.

Сегодня Грейс была невероятно бледной, поэтому о походе на вечеринку не могло быть и речи. В первые недели беременности Ной приносил ей на завтрак крекеры из цельной пшеницы или обыкновенную лапшу, а также стакан воды. Теперь ее желания в отношении еды становились все необычнее. Ною иногда казалось, что он превращается в доктора, наблюдающего Грейс во время беременности. Однако пока это было единственное, чем он мог ей помочь.

Как он вычитал в той книге, беременные женщины плохо переносят поездки на автомобилях. Поэтому он сказал:

— Ты знаешь, что я прав.

— Но почему? Я отлично себя чувствую. Мы ведь договаривались, что я буду сопровождать тебя на все церемонии. Это же сделка.

Сделка? Ной сразу же помрачнел. Он понимал, что Грейс намеренно говорит с ним столь цинично, хоть и чувствует себя ужасно. Однако ей следовало отдохнуть. А Ною следовало побыть хотя бы сутки вдали от Грейс.

— Отправляйся в кровать. Я вернусь завтра к обеду.


В ту ночь Грейс было очень одиноко в большом доме Ноя. Хотя она жила здесь уже два месяца, ей он по-прежнему казался отелем. Дом был слишком большим и чересчур красивым. И хотя Грейс всегда мечтала о подобном жилище, однако дом Ноя не стал для нее родным.

Возможно, это связано не с размером дома, а с тем, что творится у нее в мыслях и на душе? С Робом ей поначалу приходилось жить в маленьких и безликих комнатах в расположении воинских частей. Однако ни одна из этих комнаток не нагнетала на Грейс тоску, ведь жизнь в них была наполнена счастьем, смехом и страстью…

Скорее всего, именно поэтому дом Ноя казался ей неким выставочным образцом. Да, они официально женаты, однако в сравнении с браком, который был у Грейс с Роем, отношения с Ноем не укладывались ни в какие рамки. Да, она не имеет права винить в этом Ноя. Он дал ей все, что обещал, а именно — уважение, понимание, а также более чем страстные сексуальные отношения.

А в ответ Грейс… глупо влюбилась в него. И дело было не в том, что Ной не заслуживал ее любви. Он просто не желал, чтобы его любили. Ведь нельзя же дарить человеку то, о существовании чего он не подозревает, при этом еще требуя в ответ благодарности.

Грейс легла спать поздно. Она радовалась тому, что может побыть наедине со своими мыслями. Муж временно отсутствовал, так что Грейс решила воспользоваться ситуацией.

Ной, как и герой его незаконченного романа, держал все эмоции под контролем. И дело было не в его профессии. Просто однажды он решил никого не впускать себе в душу. Грейс знала наверняка, что в душе Ноя бушуют страсти, а он пытается казаться хуже, чем есть на самом деле. И скорее всего, этот невидимый барьер между ними никогда не рухнет.

Каждый его милый подарок, сделанный для Грейс и их будущего ребенка, вместо того чтобы радовать ее, постоянно напоминал об этой отстраненности Ноя. Муж все время находился от Грейс на расстоянии вытянутой руки. Такое можно было бы простить, если бы они любили друг друга, однако, когда человек заявляет, что не хочет никакой любви…

Она вспомнила о Робе, о том, как он был взволнован в течение всей ее беременности, как целовал ее живот, как разговаривал с еще не родившимся ребенком. Если Роб поддерживал Грейс эмоционально, то Ной — исключительно материально.

Босая, в пижаме, Грейс поднялась по лестнице и вошла в маленькую спальню, которую они с Ноем договорились переделать в детскую. Это была милая, просторная комната с высокими потолками и большими окнами. Совершенная комната — и при этом невероятно унылая.

Если Ной не способен открыться Грейс, как ему удастся ладить с ребенком? Неужели он и со своим сыном или дочерью окажется таким же отстраненным? Беспокойство Грейс переросло в злость. Это несправедливо! У ее первого ребенка судьба отобрала отца, который очень любил его. А ее второй ребенок будет иметь отца лишь формально.

За последние недели ситуация только ухудшилась. Грейс чувствовала, что Ной понимает, как неправильно складываются их отношения, но ничего не хочет менять. С головой уйдя в написание романа, он жил в мире фантазий, избегая реальности. Возможно, он жил так всегда? Может быть, именно поэтому он стал писателем? В создаваемом тобой иллюзорном мире никто не может тебе навредить, ведь ты сам вершишь судьбы.

Лишь однажды Грейс захотелось увидеть во взгляде Ноя правду, но тщетно…


Проснувшись утром, Грейс открыла глаза и прислушалась к себе. Сегодня тошнота была намного слабее. Теперь ее одолевал голод. Следовало выяснить, чего именно она хочет поесть.

Грейс подумала об обычной еде на завтрак: тост, хлебцы. Нет. Сегодня ей хотелось чего-нибудь… солененького! Анчоусы? Нет. Ветчина? При мысли о ней Грейс поморщилась. И внезапно ей захотелось уже не соленого, а чего-нибудь острого. Соус чили, карри? А может, имбирное печенье?

Ничего из вышеуказанного не вызвало у Грейс энтузиазма. Она решила, что лучше ей поискать для себя еду в холодильнике. Быстро спустившись по лестнице, она вошла в кухню, посмотрела на закрытые шкафы.

Холодильник Ноя напоминал по размеру старенькую ванную комнату в квартире Грейс. Открыв дверцу, она обнаружила, что в нем стало намного больше продуктов. На средней полке стояла коробка, к которой была прикреплена записка, гласящая:

«Дорогая Грейс. Я подумал, что ты захочешь это на завтрак. Ной».

Никаких признаний в любви, никаких поцелуев.

Это оказался кусок жареной свинины.

Итак, Ной решил терзать ее своей холодной практичной предупредительностью. Опустившись на пол у открытого холодильника, Грейс расплакалась.


Ной терпеть не мог того, что по статусу ему полагалось повсюду передвигаться на автомобиле с водителем. В Манчестер он поехал на собственном автомобиле марки «астон мартин», как у Джеймса Бонда. В любом случае, сидя за рулем, можно о многом подумать. Несколько миль однообразного ландшафта заставили Ноя погрузиться в размышления о главном герое его нового романа.

Что же ему делать с этим доконавшим его шпионом Карлом, отказывавшимся кого-либо любить? Нужно разобраться в его психологии. Но как это сделать? Несколько недель Ной только и делал, что пытался понять внутренний мир созданного им героя, но тщетно.

Ведя автомобиль, Ной снова и снова думал о Карле, рассматривая этот персонаж с различных точек зрения. И внезапно на одном из перекрестков Ноя осенило. Ему показалось, что он нашел своеобразную лазейку в собственных размышлениях.


Приехав домой, Ной даже не стал распаковывать вещи. Была середина дня. Он нашел Грейс стоящей в саду и смотрящей вдаль на поля. Подойдя, он поцеловал ее в щеку.

— Как ты себя сегодня чувствуешь?

Ной даже не осмелился спросить, скучала ли по нему Грейс, потому что побоялся услышать отрицательный ответ.

— Отлично, — сказала она, поворачиваясь и улыбаясь ему. При этом ее взгляд оставался серьезным. — Как твои дела?

Ною хотелось признаться, что вдали от Грейс ему ужасно одиноко, что он не может долго не видеть и не прикасаться к ней. Сколько можно притворяться с Грейс и держать дистанцию в их отношениях? Однако привычка сдерживать эмоции не позволила ему и на этот раз сделать первый шаг.

— Отлично, — наконец произнес он, что было правдой. Дела шли как по маслу, Ной становился все успешнее.

Грейс одаривала Ноя непонятным, затуманенным взглядом в течение всего того дня, а также всю следующую неделю. Этот взгляд пропадал только тогда, когда они занимались любовью. Когда же все заканчивалось, казалось, что Грейс вот-вот расплачется. Ною хотелось, чтобы она обо всем ему рассказала, облегчила душу, но он не знал, как начать разговор.

Грейс отстранялась от него. Он понимал, что теряет ее.

Возможно, она и сама это понимала. Желание признаться Грейс в том, что он готов разделить с ней страдания, было настолько сильным, что Ной с трудом сдержался и все-таки ничего не сказал. Можно наговорить много милых слов, но все они окажутся ложью. Ной не мог сказать Грейс о том, что готов разделить ее страдания, потому что боялся услышать от нее правду — ей ничего от него не нужно.

Что же делать? И Ной придумал. Это должен быть свадебный подарок. Возможно, преподносить его сейчас немного поздновато, но Грейс все поймет, как только его увидит. Правда, подарок еще не будет готов в течение месяца, но уже сейчас можно о нем сказать.

Ной начал немедленно строить планы. Впервые за все время дух противоречия в его душе молчал.


С аппетитом уплетая тост с манговым желе и шоколадом, Грейс подумала, что сегодня Ной ведет себя очень странно. Он поднялся утром раньше обычного. Она едва открыла один глаз, посмотрела на часы и снова погрузилась в сон. Однако удивительным оказалось не только это. После многих дней беспрерывных размышлений и разговоров с самим собой по поводу книги Ной будто пришел в себя и вернулся в реальность. Он стал улыбаться Грейс чаще, шутить и заговаривать с ней.

У нее возникло чувство, словно им обоим очень скоро предстоит сделать решающий шаг.

Войдя в кухню, Ной, к удивлению Грейс, долго и страстно целовал ее в губы.

— Когда закончишь завтракать, оденься.

Она подняла бровь:

— Ты сегодня решил покомандовать мной?

Он коснулся пальцем кончика ее носа.

— Ты все увидишь. У меня для тебя сюрприз.

Произнеся это, он выскочил из кухни со скоростью торнадо. Грейс положила тост на тарелку и улыбнулась. Что же происходит? Ной кажется таким открытым и искренним. При мысли об этом у нее сжалось сердце. Неужели между ними наконец все наладится? Неужели Ной в конце концов решил подарить ей не только материальные блага, но и часть своей души?

Внезапно у нее пропал аппетит. Убрав посуду со стола, она направилась к себе.

По утрам Грейс уже тошнило намного реже. Теперь она могла с прежней скоростью подниматься по лестнице, даже не опираясь на перила. Возможно, ей даже удастся выглядеть намного лучше.

Она решила надеть джинсы и футболку. Приведя себя в порядок, Грейс отправилась на поиски Ноя. Она нашла его в кабинете. Ной что-то шептал в телефонную трубку. Как только Грейс вошла в кабинет, Ной закончил телефонный разговор.

— Так, а теперь, перед тем как выйти из дома, надень вот это, — он достал из шкафа шерстяной шарф и протянул его Грейс.

— Но ведь сейчас июль…

Ной только улыбнулся в ответ:

— Дело не в погоде. Я не предлагаю тебе повязывать шарф на шею. Ты завяжешь им глаза.

Его энтузиазм заразил Грейс, и она рассмеялась:

— Ничего себе! Ладно, я согласна.

Ной обернул шарф вокруг головы Грейс и завязал его сзади.

— Вы сможете отомстить мне за это позже, миссис Фрост, — прошептал он ей на ухо. Выведя Грейс из дома, он подвел ее к автомобилю и усадил на переднее сиденье. Сердце Грейс забилось чаще от волнения и предвкушения.

Поездка на автомобиле оказалась не слишком приятной. Закрытые глаза лишь усиливали обычные приступы тошноты. К счастью, они ехали недолго. Остановив автомобиль, Ной открыл дверцу со стороны Грейс и помог ей выбраться наружу.

Грейс слышала шум транспорта и шаги людей, идущих по тротуару. Люди переговаривались между собой, она прислушалась к цоканью их каблуков по мостовой. Неужели они приехали на Хай-стрит?

— Сюда… — Ной взял ее под локоть и обвел вокруг автомобиля. — Еще шаг, теперь другой… — Зазвенел колокольчик, и он провел Грейс через дверь. — Чуть-чуть вперед… Вот так. Теперь можешь снять шарф.

Грейс опустила шарф на шею и открыла глаза. Они с Ноем оказались в магазине. Оглядевшись, она пыталась понять, куда он ее привез. На стенах полки из темного дерева. На полу совсем недавно явно лежал зеленый ковер, который в спешке был снят. Кусочки зеленого материала виднелись в углах комнаты. Все выглядело знакомым, но…

Внезапно Грейс ахнула:

— Ты купил магазин Мартина? Неужели это правда?

Ной широко улыбнулся и кивнул.

— Я выкупил магазин у первоначального владельца, который намеревался продать его компании «Ява Экспресс».

Грейс не знала, что сказать. Открыв рот, она только взмахнула рукой.

— А как же Мартин?

— Следующие два года Мартин будет работать в этом магазине. После этого, возможно, его жена захочет, чтобы он вышел на пенсию окончательно. Добро пожаловать в магазин «Любовь и пули»!

Грейс нахмурилась:

— Пули?..

— Это будет магазин специализированной литературы, где станут продаваться криминальные боевики и триллеры. В настоящее время такая литература пользуется большим спросом.

— А еще сюда будет примешано немножечко любви?

Ной посмотрел на Грейс немного смущенно.

— Ну, недавно я узнал, что не все живущие на этом свете любят исключительно боевики и триллеры, так что в этом магазине будет отдел продажи любовных романов.

Грейс моргнула, подумав, что вдруг, снова открыв глаза, не увидит перед собой уже ничего.

— Мне кажется, что ты сошел с ума.

— Это еще не все.

Внезапно Грейс захотелось присесть. Однако в комнате не оказалось ни одного стула, так что она оперлась о полку.

— Что еще?

— Иди сюда, — он схватил ее за руку и провел через арку, закрытую толстым полиэтиленом. Пройдя через арку, Грейс увидела перед собой помещение и выругалась.

Она оказалась в «Кофейном зерне». Вернее, это было помещение бывшего кафе. Теперь все вокруг было усовершенствовано, отремонтировано и отполировано. Фантастической красоты барная стойка, выполненная в викторианском стиле, блестела. Окна были вымыты, а пропавшие когда-то панели с гравюрами были заменены красивыми репродукциями. А во что превратился пол! Потрескавшиеся плиты были заменены. В эркере находилась огромная витрина со стеклянными полками.

Бог мой! Что же Ной задумал? Что еще затеял ее сумасшедший муженек?

Ной купил Грейс кафе, вот что он сделал! Он узнал обо всех ее мечтаниях, исполнил их и преподнес ей на тарелочке с голубой каемочкой.

И именно за этот поступок Грейс возненавидела его.


Грейс повернулась, чтобы посмотреть в его лицо, и уперлась руками в бока:

— Когда ты все это купил?

Ной сразу же посерьезнел:

— Несколько месяцев назад. «Ява Экспресс» уже почти заключила сделку с Кар, но я перекупил у нее это кафе.

Грейс покачала головой, на ее глаза навернулись слезы:

— И Кар позволила тебе купить кафе? Но зачем ты это сделал?

— Я… я подумал, что ты именно этого хочешь.

Грейс язвительно рассмеялась.

— Почему ты не сказал мне об этом? С какой стати ты все свои действия хранил от меня в тайне, Ной?

Выражение удивления на его лице уступило место раздражению.

— Я хотел сделать тебе сюрприз. Это мой свадебный подарок тебе. Я понимаю, что немного опоздал с ним, но надеюсь, ты меня поймешь.

Злоба перекосила лицо Грейс.

— О да, я отлично понимаю тебя! Ты решил вести себя со мной, как с одним из героев твоего романа, манипулируя моей судьбой! У меня будет ребенок! Каким образом, по-твоему, я стану управлять кафе? Расскажи-ка мне об этом!

Ной нахмурился.

— Дети ведь много спят, разве не так?

На этот раз смех Грейс был истеричным.

— Ты что, совсем ничего не знаешь о детях? Судя по всему, ничего не знаешь.

— Тебе не понравился мой подарок?

Грейс снова обуяли эмоции, на ее глаза навернулись слезы. Она выругалась на себя за несдержанность.

— Ной, — сказала она дрожащим голосом, который с каждым словом становился все тише. — Подарок дорогой, замечательный. Ты подарил мне все, что я хотела, но дело здесь совсем в другом…

Ной подошел к Грейс вплотную.

— Что не так?

По ее лицу потекли слезы.

— Все так, как надо, но самого главного все равно недостает… — она вздохнула. — Я так больше не могу. Я думала, что справлюсь, но не могу. Мне нужно больше, — она погладила свой округлившийся живот. — Нам обоим нужно больше. — Грейс понимала, что должна сейчас сказать Ною обо всем. Глубоко вздохнув, она произнесла: — Я… я люблю тебя.

Если она ждала в ответ уверений в любви, как обычно бывает в мелодрамах, то напрасно. Грейс заметила, как изменилось выражение лица Ноя, как задвигались его губы…

Ни слова не говоря, он сделал шаг назад и тупо уставился на Грейс.

— Я говорю о настоящей любви, Ной. О том чувстве, которое вечно. Да, мы признавались в симпатии друг к другу, мы многое говорили друг другу, но это ничего не значит. Я люблю тебя по-настоящему. Я понимаю, что это против правил и идет вразрез с тем соглашением, что мы заключили. Но я не могу молчать. А ты не в состоянии что-либо изменить, даже если бы и захотел.

Увидев выражение жалости в его взгляде, она едва сдержалась.

— Грейс, я…

— Не нужно. Если ты не чувствуешь ко мне тех же чувств, что испытываю к тебе я, лучше молчи.

Повернувшись, он направился к оконной витрине и запустил пальцы в свою шевелюру.

— Что же мы теперь будем делать?

Грейс скрестила руки на груди:

— Я не буду противиться тому, чтобы ты виделся с ребенком. К слову, я даже стану это поощрять, но… но я не уверена, что смогу и дальше жить вместе с тобой. Мне кажется, что нам лучше разойтись. Такой брак меня не устраивает, понимаешь?

Он уставился в окно и кивнул. Если бы Грейс считала Ноя человеком чувств, то сказала бы, что сейчас его сердце разбито.

— Я тебя понимаю, — сказал он.

Грейс считала, что развод окажется лучшим выходом из сложившейся ситуации. Однажды она вырастила ребенка в одиночку. Тогда она была моложе и беспечнее, так что теперь, став старше, Грейс вырастит и второго ребенка. Однако она не сможет стать достойной матерью своему малышу, если будет жить под одной крышей с Ноем, зная, что он не любит ее, и сомневаясь в его желании общаться с их ребенком.

Внезапно Ной повернулся к ней, и у нее перехватило дыхание.

— Не нужно… не нужно торопиться, Грейс. Я не хочу терять тебя и ребенка. Нам предстоит поездка в Париж. Моя книга выходит через две недели. Не уходи от меня до тех пор, пока мы с тобой не побываем в Париже. Прошу тебя!

Конечно же, Ной прежде всего думает о своей новой книге…

— Если после возвращения из Парижа ты по-прежнему не изменишь своего решения…

Грейс бесило, что Ной вел себя настолько рассудительно. Уж лучше бы он заорал на нее, назвал дурой. Возможно, ей стало бы легче. Все было бы лучше, чем его сдержанность. Грейс решила, что пора сказать ему о глупости, присущей герою его новой книги. Хотя бы так ей наверняка удастся задеть его чувства.

— Я знаю, почему ты не можешь сделать Карла ярким персонажем.

Ной оказался мгновенно сбитым с толку.

— Что?!

— Я о Карле, твоем супершпионе. Причина, по которой ты не можешь сделать его ярким персонажем, заключена в тебе.

— Что ты имеешь в виду?.. — растерялся Ной.

Грейс покачала головой. Где-то в глубине души она надеялась, что он сейчас попросит ее не развивать свою мысль. Однако Ной оказался похож на осла, следовавшего за морковкой, которую вертели у него перед носом.

— Причина, по которой ты не в состоянии проникнуть в душевный мир Карла, состоит в тебе. Карл — это ты, Ной. Я удивлена, что ты не понимаешь этого. Этот персонаж создан твоим подсознанием и наделен твоей душевной слабостью.

На его лице отразилось удивление. Что ж, возможно, еще не все потеряно.

— До тех пор, пока ты не разрушишь тот барьер, который отделяет тебя от общения с внешним миром, тебе не удастся сделать Карла убедительным.


В ту ночь Грейс перебралась в другую комнату. Ной пытался настоять на том, чтобы она ночевала в большой спальне, но она отказалась. При этом Грейс заявила, что прежняя спальня вряд ли вообще могла считаться ее. Для того чтобы не бродить в беспокойстве по дому, как Ной, Грейс улеглась в кровать рано, прихватив с собой ноутбук Дейзи. Ей нужно было срочно поговорить с Дани и Мариссой. Дождавшись условленного часа, Грейс отправила в виртуальное пространство запрос и принялась ждать.

Блинчик: Девочки?

Солнышко: Я здесь!

Блинчик: О, Дани! Я так рада, что ты тут!

Солнышко: Позволь мне догадаться… У тебя снова возникло срочное дело, связанное с Ноем.

Блинчик: Ты не знаешь и половины всего! Сначала он морочил мне голову, уговорил выйти за него замуж, потом был этот книжный магазин, затем он исполнил все мои мечты и преподнес их мне на тарелочке с голубой каемочкой, а я ответила отказом и…

Солнышко: Грейс, помедленнее!

Грейс глубоко и неторопливо вздохнула. Итак, нужно обо всем рассказать по порядку. И как только она обо всем расскажет девочкам…

Кенгуренок: Грейс, я так надеялась, что у вас обоих все получится.

Блинчик: Ты помнишь, что говорится о благих намерениях?

Кенгуренок: При чем здесь это?

Блинчик: Мне просто не следовало выходить за него замуж.

Солнышко: Ты уверена, что нет никакой возможности спасти ваш брак?

Грейс откинулась на подушку и мгновение пристально смотрела на экран. Если бы Ной любил ее… Если бы она приняла от него то, что он ей давал, не требуя большего… Если бы она была уверена, что их ребенок вырастет в любви и радости…

Блинчик: Я очень бы хотела, чтобы такая возможность была. Но похоже, что все складывается иначе.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Ной стоял на крыльце небольшого коттеджа Кар и стучал маленьким дверным молоточком по огромной дверной ручке в виде головы льва. Спустя недолгое время он услышал женский голос, призывающий его войти. Несмотря на массивность блестящей красной двери, Ной с легкостью открыл ее.

Кар оказалась в кухне. Она готовила нечто, издающее непривычный аромат. На этом странности не заканчивались. Ной вытаращил глаза, когда увидел на Кар ковбойские сапоги и длинную юбку в стиле хиппи, а в зачесанных наверх волосах — перо.

— Ты кстати, — только и произнесла она при виде Ноя.

— Значит, вы знаете, зачем я пришел?

Она кивнула, приглашая его присесть на покосившийся сосновый стул. Ной сделал так, как ему велели, предварительно согнав со стула огромного рыжего кота.

Небольшая кухня была забита кастрюлями, сковородками и тазами. Вдоль стен стояли шкафы, а на стенах висели ярко раскрашенные глиняные горшки. Под потолком висели пучки сухих трав.

— Как мне заставить ее остаться?

Кар перестала помешивать содержимое кастрюли, похожее на суп, и посмотрела на Ноя.

— Ной, ты не можешь заставить ее остаться. Ты должен убедить ее остаться с тобой.

Проклятье! Ной понятия не имел, как ему уговаривать Грейс.

— Я не знаю, что делать, Кар. Я хочу, чтобы она была со мной, но не могу дать ей того, о чем она просит. Я не могу любить, потому что никогда не любил. И не знаю, как выразить словами те чувства, которые испытываю к ней. Ты можешь мне помочь?

Кар поджала губы и на мгновение задумалась.

— Любовь — это не только слова, Ной.

— Я знаю.

— Разве? — спросила она, оглядывая его с головы до ног. — Ты в самом деле это знаешь?

Снова появился рыжий кот и начал тереться о ноги Ноя. Он попытался шиканьем отогнать его. Кар опять занялась готовкой. Добавив в суп приправы, она кивнула самой себе, убавила огонь на плите и закрыла кастрюлю крышкой. Повернувшись к Ною, она прислонилась широкими бедрами к кухонному столу и скрестила руки на груди.

— Какое самое главное правило должен усвоить будущий писатель?

Ной задумался, потом с надеждой выдал:

— Должен знать правописание?

Кар откинула голову назад и рассмеялась. Смех ее оказался приятным и мелодичным.

— Копай глубже!

Почему теперь и она предлагает ему углубить свои поиски? Это выводило Ноя из равновесия. Он уже намеревался спросить об этом Кар, как внезапно его осенила догадка. Он выпалил первое, что пришло ему на ум, даже не задумываясь:

— О любви говорят поступки, а не слова!

Кар кивнула и улыбнулась ему так, как улыбается гордый своим лучшим учеником учитель.

— Точно. И тебе нужно над этим подумать, — повернувшись, она поставила на плиту чайник. Пока Кар готовила им обоим чай, Ной пытался подумать над своими словами. В итоге он так ни до чего не додумался.

Будто догадавшись о его мучениях, Кар решила ему помочь.

— Ты скоро станешь отцом. Тебе нужно поразмыслить о том, как ты станешь общаться с ребенком.

Ной сразу же вспомнил своих родителей и помрачнел. Потом он подумал о Грейс и о том, как она жертвовала собой ради Дейзи. И наконец Ной задумался о своем будущем ребенке, которого вынашивает Грейс. Ведь если Грейс решит развестись с ним, он сможет видеться с ребенком только в выходные дни. Он снова испытал необъяснимую смесь желания обладать и защищать.

Ной посмотрел на Кар.

— Я уже люблю этого ребенка, хотя он еще не родился. Люблю, несмотря на то, что не знаю, как он выглядит.

Кар улыбнулась и кивнула:

— Конечно, любишь. Неважно, каким именно окажется этот ребенок. Ты всегда будешь любить его. Всегда.

Конечно, она совершенно права насчет бескорыстной любви к детям. И внезапно Ноя осенила очередная догадка. Похоже, что сегодня у него день открытий. Это догадка оказалась связанной с его героем Карлом. Карл любил девушку, являвшуюся двойным агентом, такой же любовью, что и Ной. Он позволял ей делать все, что она захочет, даже зная о ее предательстве.

Рыжий кот все-таки запрыгнул Ною на колени и свернулся там клубком.

— Все именно так, — сказала Кар. — И пусть болит душа. И неважно, что, любя, приходится отдавать часть себя.

Ной все отлично понимал, однако…

Он посмотрел на Кар, которая снова занялась готовкой.

— Но какое это имеет отношение к Грейс? Как мне сохранить ее?

Кар тряхнула головой, и перо из ее волос упало на пол.

— Это ты должен сам решить. Но я скажу тебе вот что… Я неспроста позволила тебе купить мое кафе. Я сделала это не для того, чтобы ты как-то обидел Грейс.


Когда Ной вернулся, Грейс в доме не оказалось. Она оставила ему записку о том, что отправилась прогуляться. В последнее время она предпочитала одиночество, используя любую возможность, чтобы побыть без Ноя. Бросив пиджак на спинку дивана, он отправился в свой кабинет.

Вытащив из ящика стола большую стопку бумаг, Ной положил ее на огромный письменный стол. Пора было воплотить все мысли, которые роились в его мозгу, на бумаге. Нужно все успеть, пока размышления свежие и не перепутались. Возможно, когда Ной запишет все свои мысли на бумаге, ему удастся выстроить их в стройную цепочку.

Взяв шариковую ручку, Ной уставился на лист белой бумаги.

Он всегда выбирал белую бумагу без линеек и клеточек. Так ему было легче записывать свои размышления. Когда Ной закончит, лист белой бумаги окажется испещренным текстом, с особыми пометками между строк и на полях. Затем он откинется на спинку стула и будет смотреть на написанное до тех пор, пока не придумает сюжет.

Однако время шло, а лист бумаги перед Ноем оставался по-прежнему чистым.

Понимание того, что его одолевают настоящие чувства, а не просто инстинкты, поразило Ноя. Выразить эти чувства посредством слов? Для Ноя это непостижимое занятие. Он сухо рассмеялся. Известный писатель, он зарабатывал себе на жизнь, создавая произведения из ничего. Слова являлись всего лишь подручным средством. Почему бы ему не применить подобное умение к самому себе?

Возможно, у него что-нибудь получится.

Может быть, Ною следует вспомнить свое прошлое и взглянуть на себя со стороны? Кто знает, вдруг ему понадобится расписать сюжетные линии своей жизни на разноцветных листочках, а затем тасовать их по своему желанию? Поднявшись на ноги, он подошел к полке, где хранил канцелярские принадлежности.

Нет. Это окажется напрасной тратой времени. Шариковой ручки и бумаги будет достаточно.

Снова сев за стол, Ной написал в середине листа свое имя, затем подчеркнул его, обвел в рамочку и принялся ждать, когда ему в голову придет какая-нибудь идея. Когда идеи все-таки пришли к нему в голову, он начал судорожно их записывать. Время от времени наступали мгновения затишья, когда он сидел не двигаясь, боясь, что больше ничего не сможет записать.

Одно из таких мгновений затянулось слишком долго. Сердце Ноя учащенно забилось. Что, если идеи больше не придут к нему?

Он снова начал записывать.

Как и в случае с Карлом, Ной начал описывать свое прошлое. Однако если в случае с Карлом он делал это для дальнейшего выстраивания сюжета, то в случае с самим собой — для понимания своего прошлого. Ной записывал свои мысленные откровения безжалостно, ничего не страшась.

Он вспомнил своих родителей — людей, которые избегали проявления малейших нежностей. Настоящие стоики. Он вспомнил себя мальчиком, который отчаянно пытался заслужить их похвалу, делал все ради их одобрения, хотя часто это было против его желаний. В девятнадцатилетнем возрасте он пошел в армию и видел, как умирают на войне его товарищи. Он помнил, как не позволял себе горевать, так как если бы он дал волю чувствам, то в обстановке военных действий подвел бы своих товарищей. Поэтому Ной заставил себя забыть об эмоциях и запер их в глубине своей души.

Ной писал отрывисто. Его обычно аккуратный почерк теперь стал угловатым и неровным.

Он вспоминал свою жизнь после возвращения с войны. Ной писал о своих отношениях с Сарой. Теперь он понимал, чего именно она хотела от него, отчего ушла. Стеклянная стена, которой он однажды отгородился от мира, сейчас пала и позволила ему понять, какое впечатление он производил на других людей. Он жил как в раковине. Причиной, по которой он отстранился от мира, была его несчастливая жизнь. И та же причина не позволяла ему наладить отношения с Грейс.

Грейс. Какое отношение все это имеет к ней? Теперь она — самое важное, что есть в его жизни.

О любви говорят поступки, а не слова!

Смогут ли его действия доказать Грейс его отношение к ней убедительнее слов?

Как Ной обращался с Грейс последние месяцы? Ной погрыз кончик шариковой ручки. Ну, для начала нужно признать, что он манипулировал ею, убедив стать его женой. Это был непродуманный план, но теперь, глядя на то, как он вел себя несколько месяцев назад, Ной испытывал стыд. Вышла бы Грейс за него замуж, не окажись она в безвыходной ситуации? Что бы она сделала, если бы узнала заранее о его попытках переговорить с перекупщиками «Кофейного зерна»? Ной убеждал себя, что покупал кафе для Грейс, однако в действительности он сделал это для себя. Он очень хотел, чтобы Грейс вышла за него замуж и не помышляла бы об уходе, потому и использовал свои обещания в качестве убеждений.

И как он поступил, когда Грейс согласилась связать с ним свою судьбу? Он заставил ее полюбить себя и начал морально изводить ее.

Что еще? Что еще он натворил?

Ной пытался быть хорошим мужем, возможно, лучшим из тех, кого он сам знал. Жаль, что он слишком мало знает о том, каким должен быть хороший муж. Он только выполнял маленькие функции, вроде завтрака в постель, когда Грейс тошнило, или приносил вечером домой три вида ужина на выбор. Если он слышал по радио какую-либо песню, которая, по его мнению, могла понравиться Грейс, он покупал для нее CD с записями подобной музыки.

Все это были маленькие поступки. Выражение «О любви говорят поступки, а не слова!» подразумевало большее.

И Ной продолжал свои размышления.

Что же ему делать? Ведь он купил Грейс кафе! Конечно, это было не самое прекрасное из его решений, но ведь он пытался подарить ей все, о чем она только мечтала.

Неужели подобные поступки ни о чем не говорят?


Ной по-прежнему ничего не понимал. Мысли кружились в его мозгу с такой скоростью, что он никак не мог сосредоточиться. Наконец он решил немного пройтись. Выйдя из кабинета, Ной направился в сад. Бросив взгляд на часы, он, к своему удивлению, заметил, что уже почти шесть часов вечера.

Стоял один из тех теплых летних вечеров, которые полностью преображают пригороды Лондона. Горизонт был окрашен в светло-персиковый цвет, легкий ветерок шелестел листвой на деревьях. Сад Ноя был большим и достаточно красивым, с большими деревьями и зелеными лужайками. Хотя заслуги Ноя в этой красоте нет. Он приобрел этот дом и этот сад у прежнего владельца. Кроме того, за садом ухаживал нанятый Ноем садовник.

Ной прошел через внутренний дворик и вышел на лужайку. В тени большого рододендрона стояла небольшая скамейка. Ной любил сидеть на ней и смотреть на окрестные поля. Но сегодня, подойдя ближе, он обнаружил, что его укромное место уже занято.

На краю скамейки сидела Грейс. Ее поза не была расслабленной и спокойной. Казалось, она пытается совладать с эмоциями.

В это мгновение Ной почувствовал, как сердце его омылось волной боли. Внезапно Грейс повернулась к нему. На ее лице отражалась невыносимая печаль. Ною показалось, что его сбил поезд, несущийся на полном ходу…

Какой же он дурак! Он ведь любит Грейс всей душой, всем сердцем, каждой клеточкой своего тела… В нем поселилась не душевная боль, как ему казалось прежде, а настоящее чувство…

Ему казалось, что все прежние ощущения, которые он знал, освободились из плена подсознания. Эти чувства рвались наружу.

Все воспоминания, образы и ощущения, которые он прятал в глубинах своей души долгие годы, теперь завладели им. Он сам во всем виноват. Он заставил себя однажды позабыть о них, сосредоточив все свое внимание на официальных вещах, вроде заключения брака с Грейс.

И Ной полюбил Грейс не сейчас. Он полюбил ее в тот самый момент, когда решил жениться на ней, а возможно, и раньше.

Грейс подняла к нему лицо.

— Ной!

Она смотрела на него, а он не мог произнести и слова. Он вглядывался в дорогие ему черты любимой женщины. Ною хотелось по-новому рассмотреть ее глаза, каждую черточку ее лица. Грейс была очень красивой. Ной всегда так считал, но теперь ее красота предстала перед ним совсем в ином виде.

Ной видел по ее взгляду, что она догадывается о творящемся в его душе хаосе. Грейс смотрела на него вопросительно. Она ждала. Не зная, что сказать, Ной ответил ей так, как смог. Подойдя ближе, он подхватил ее на руки и поцеловал в губы. Поначалу Грейс сопротивлялась, но затем обоих охватило уже знакомое желание, и она ответила на его страстный и жадный поцелуй.


Они занимались любовью в оранжерее, так как добраться до дома у них не хватило терпения. Ною казалось, что впервые в жизни он ощущает не только близость тел, но и душ.

Позже он лежал и смотрел вверх, думая о том, что если бы заранее знал, какими будут отношения между ним и Грейс, то начал бы искать эту женщину еще двадцать лет назад. Ной не понимал, как мог столько времени не знать ее.

Повернувшись, Ной привлек Грейс к себе, а она прильнула к нему и принялась покрывать поцелуями его руки. Поначалу Ной хотел сразу же признаться ей в своей любви. Но потом он задался вопросом, отчего Грейс решила заняться с ним любовью, а не оттолкнула от себя. Ведь последние несколько дней она старательно держала между ними дистанцию. Сегодня она занималась с ним любовью с особенной страстью, но из глаз ее не уходила печаль.

И внезапно Ной осознал причину ее поведения. И при мысли об этом у него навернулись слезы. Их последняя близость не является знаком их примирения.

Грейс сегодня попрощалась с ним.


Следующую неделю Ной почти не выходил из своего кабинета. Да, он не знал, как после произошедшего наладить отношения с Грейс, зато с успехом решил проблему с Карлом. Все свое рабочее время он занимался написанием книги. Разобравшись с характером своего главного персонажа, Ной начал понимать, о чем говорила Грейс. Это все внутренние страхи…

Теперь его Карл всем сердцем любил девушку, являвшуюся двойным агентом, и был готов скорее умереть, нежели предать ее, даже если бы при этом ему пришлось бы разоблачить себя. Как только Ной закончил книгу, он понял, как следует вести себя с Грейс.

Одних слов для Грейс недостаточно. Он разбил ей сердце, поэтому словесных тирад все равно окажется мало. Внезапно Ной отчетливо осознал, что именно Кар пыталась донести до него во время их разговора.

За ночь до отлета в Париж у Ноя созрел окончательный план. Он не намеревался отпускать от себя Грейс. Время безжалостно уходило, поэтому терять его больше непозволительно.


В Париже все оказалось по-прежнему прекрасно. Город был слишком красивым и романтичным. Оказавшись в Париже впервые, Грейс все вокруг сочла необычным и волнующим, а ее отношения с Ноем в тот момент были на пике. Тогда она еще не подозревала, что спустя всего три месяца их идиллия закончится…

Напоминания об их медовом месяце были повсюду: кафе, рестораны, в которых они проводили время. Они остановились с Ноем в том же отеле, что и в первый раз, хотя, к счастью, в другом номере люкс.

Похоже, что Ной решил доконать Грейс и не отпускать от себя.

После того дня, когда они в последний раз занимались любовью в оранжерее, все окончательно испортилось. Теперь каждый раз, когда Ной смотрел на Грейс, у нее болезненно сжималось сердце. Она думала, что ведет себя неразумно. Подобное поведение годится для четырнадцатилетней девчонки, но не для зрелой женщины. Казалось, что им просто не удастся расстаться и пойти по жизни разными дорогами…

На вторые сутки пребывания в Париже, Грейс, проснувшись, лежала в кровати. Было всего половина шестого утра, и можно еще поспать, но она не могла.

Грейс пожалела, что не взяла с собой ноутбук Дейзи. Возможно, Марисса и Дани сейчас в чате, так что можно было бы с ними поболтать. В Сан-Франсиско сейчас поздний вечер, а в Сиднее вечер только начинается.

Грейс внезапно подумала о том, что можно воспользоваться ноутбуком Ноя. Он находился в гостиной их номера. Несколько недель назад Ной показал Грейс, как им пользоваться. Он давно уже шутливо насмехался над Грейс, когда та стучала по клавиатуре старенького компьютера Дейзи. Ной даже предложил купить Грейс новый ноутбук; но она уже привыкла к ярко-розовому компьютеру дочери и не хотела менять его даже на самый навороченный.

Ной тихонько посапывал, лежа на краю кровати. После той последней близости он не притрагивался к Грейс и пальцем. Казалось, что он молчаливо согласился с Грейс, что лучше всего вспоминать о произошедшем как о приятной случайности, однажды имевшей место в их отношениях. Грейс считала, что сейчас ей было бы намного труднее переживать их разлад, окажись она снова в объятиях Ноя.

Отбросив одеяло, она тихонько поднялась с кровати. Ной, который всегда был ранней пташкой, по-прежнему спал. Грейс порадовалась тому, что он спит, так как хотела какое-то время побыть одна.

Тихонько, крадучись, она вышла из спальни. Грейс сама едва слышала собственные шаги.

В какой-то момент ей показалось, что Ной просыпается, и она мгновенно замерла на месте, как статуя. Однако его дыхание снова стало ровным, он не двигался. Грейс наконец вышла за дверь, закрыла ее и облегченно выдохнула.


Ной уставился в стену. Он проснулся и услышал, как Грейс крадется из спальни.

Каждый день, каждую секунду Грейс все больше отдалялась от него. Он понимал, что должен скорее реализовать свой план. Однако Ной не хотел манипулировать Грейс. Когда он попросил ее не торопиться с разводом, хотя бы отложить до их возвращения из Парижа, она согласилась с ним, но это было только ее решение.

Ной не мог себе позволить никоим образом манипулировать ею.


— Тише! — Грейс закрыла динамики ноутбука руками, когда машина проиграла мелодию приветствия. Она посмотрела на дверь спальни. Свет из-под двери не пробивался, и Грейс успокоилась.

Она по привычке набрала адрес сайта знакомств и послала в чат запрос.

В ответ — молчание. Грейс отчаянно надеялась, что кто-нибудь из ее подружек окажется на связи. Увы…

Она уже намеревалась вернуться в спальню, как на ее призыв откликнулись.

Кенгуренок: Грейс?

Блинчик: Слава богу! Я так рада, что ты здесь.

Кенгуренок: Я уже собиралась уходить домой с работы. Ты чудом меня застала.

Блинчик: У тебя есть несколько минут?

Кенгуренок: Для тебя у меня всегда есть время. Это что-то снова связанное с Ноем?

Блинчик: Как обычно. Если я все улажу в своей личной жизни, тогда нам не о чем будет разговаривать.

Кенгуренок: (Улыбаюсь.) Тогда мы станем изводить разговорами Дани!

Блинчик: Она что, тоже решила влюбиться?

Кенгуренок: Почему бы и нет? Так что у тебя произошло?

Блинчик: Мне неприятно говорить, но я жду не дождусь, когда мы с Ноем вернемся из Парижа и я смогу уйти от него. Мне невыносимо тяжело!

Кенгуренок: (Обнимаю.) Мне очень жаль, что у вас ничего не получилось. Я была уверена, что вы будете счастливы.

Блинчик: Я тоже, иначе не вышла бы за него замуж. Последние несколько дней он все время молчит.

Кенгуренок: Он не замечает тебя?

Блинчик: Нет. Просто он не слишком разговорчивый, что само по себе странно.

Кенгуренок: У тебя есть мысли по этому поводу?

Блинчик: Никаких. И в глазах у него постоянно отражается печаль. У меня при одном взгляде на него разрывается душа. Но я не могу остаться с ним только из жалости. Я чувствую себя такой виноватой…

Кенгуренок: Ты уверена, что поступаешь правильно? Я думаю, что ты верно все решила.

Грейс размяла пальцы и кивнула самой себе. Другие, возможно, ее не поймут, скажут, что она должна остаться с мужем ради ребенка, но Грейс в самом деле не была настолько эгоистичной. Она не могла растить ребенка в такой атмосфере непонимания.

Блинчик: Я уверена. Отчасти я хочу, чтобы Ной проснулся…

Она посмотрела на дверь спальни.

Блинчик: Не в прямом смысле. Я имею в виду, что сожалею о его нежелании попытаться измениться.

Кенгуренок: Ты думаешь, что он не захочет измениться?

Блинчик: Я не думаю, что он сможет это сделать. Я осталась бы, будь я уверена, что он изменится. Нет. Его молчание говорит только об одном: он опустил руки.

— Грейс?

Повинуясь рефлексу, она захлопнула ноутбук и отскочила от него в сторону. Ее сердце билось настолько сильно, что казалось, вырвется из груди.

— Ной, ты напугал меня до смерти!

В ответ он даже не улыбнулся, а только произнес:

— Извини.

Она посмотрела на компьютер.

— Я тут… болтала с Мариссой, ну, с той девушкой из Австралии, ты знаешь. У нее предсвадебная лихорадка…

Грейс не понимала, отчего лжет. Почему она так по-идиотски себя ведет?

Он пожал плечами:

— Ты знаешь, что я не против.

— Спасибо.

— Всегда к твоим услугам.

— Ну… Я иду в душ первой.


Когда Грейс снова открыла ноутбук, то обнаружила, что вышла из Интернета. Снова оказавшись в чате на сайте знакомств, она увидела, что Мариссы там уже нет.

До завтрака было еще два часа. Ной и Грейс передвигались по номеру подобно шахматным фигурам, старательно держась друг от друга на расстоянии. Казалось, каждое их движение было заранее продумано.

На этот раз они не стали заказывать еду в номер, так как не хотели оставаться и дальше в столь интимной обстановке. Они решили позавтракать в ресторане отеля.

— Меня не будет все утро, — сказал Ной в конце завтрака. — Ты можешь оказать мне услугу?

— Конечно.

— Там в компьютере… моя книга…

Она подняла брови:

— Ты хочешь, чтобы я ее распечатала?

— Нет, — он покачал головой. — Мне кажется, что я сумел достойно изобразить Карла. Я буду в самом деле признателен тебе, если ты прочтешь и сообщить мне свое мнение.

— Хорошо.

На этом разговор двух супругов закончился.

Ной кивнул Грейс на прощание и вышел из ресторана. От подобной его сдержанности Грейс захотелось завопить.


Грейс не хотелось отправляться на прогулку по городу в одиночку, поэтому она взяла ноутбук Ноя, вышла на террасу на крыше отеля и начала читать его книгу. Поначалу уже знакомый сюжет показался ей обычным. Но что-то изменилось в рукописи. Теперь Грейс намного легче понимала авторские мысли. Она заранее могла предвидеть будущие проблемы героев и с удовольствием прочла некоторые сцены.

Однако, добравшись до середины книги, Грейс уже позабыла обо всем, что прочла в начале. Ее захватила любовная история Карла и двойного агента Ирины.

Прежде изображение любовных сцен в книге было скучным и однообразным, но теперь… Теперь Ною удалось запечатлеть на бумаге яркие, захватывающие сцены любовных отношений героев. Грейс пару раз даже ахнула и чуть не расплакалась.

Книга получилась замечательной.

Роман оказался умным, волнующим, захватывающим. Книга заставляла читателя смеяться и плакать, вздрагивать от ужаса и страха. Короче говоря, роман вынуждал читателя сопереживать героям. Грейс подумала, что если этот роман Ноя не станет его лучшим бестселлером, тогда она съест его ноутбук.

Она так гордилась Ноем… Как только он вернется в номер, Грейс сообщит ему об этом.

Поддавшись порыву, Грейс подняла телефонную трубку и вызвала службу обслуживания номеров.


Ной остановился перед дверью номера и уставился на нее, нащупывая в кармане магнитный ключ. Грейс находится там вместе с его книгой, вместе с героями Карлом и Ириной. Если она сочтет персонажей романа неубедительными, то ни за что не поверит в то, что Ной намерен ей сказать. Наступило время принятия решений.

Ной откровенно боялся, но, странное дело, он испытывал удовольствие от подобного страха. Он был готов подарить Грейс то, чего она хотела и в самом деле заслуживала. Через шесть месяцев родится ребенок, и Ной станет лучшим из отцов в этом мире, потому что теперь он знает, как должен себя вести. Сейчас он уже не сдерживает свои чувства.

Достав ключ из кармана, он открыл дверь.


Грейс ждала его. Она сидела на одном из диванов, держа в руках распечатанную рукопись романа. Прочла ли она все до конца?

Положив рукопись, Грейс встала.

— Привет, Ной.

— Привет.

Ее лицо чуть порозовело, она потупила взор.

— Моя книга…

— Твоя книга…

Они заговорили одновременно, потом сразу умолкли.

— Ты прочла ее?

Выражение ее лица смягчилось, она наклонила голову набок:

— Конечно, ведь ты просил меня сделать это.

Бедняжка Грейс. Если бы Ной мог мыслить здраво, он не задавал бы ей глупых вопросов. Ведь она всегда шла ему навстречу, даря ему всю себя. Грейс станет замечательной матерью для своего ребенка. Ной ощутил, как его окатывает новая волна нежности. Страх в его душе куда-то испарился. Он так сильно ее любил! Настало время показать ей его подарок.

Неважно, что Грейс думает по поводу его книги. Ной в любом случае подарит ей то, что намеревался.

— Грейс, ты можешь пойти со мной на прогулку?

Она скрестила руки на груди.

— Но я… я заказала шампанское в номер, — она указала жестом на ведерко со льдом и бутылкой шампанского. В ответ Ной только улыбнулся. Это была его первая улыбка за последние несколько дней. — Я думала, что мы отпразднуем окончание твоей работы над книгой. Она в самом деле замечательная…

Ной протянул ей руку:

— Пойдем прогуляемся. Мне нужно сказать тебе кое-что и кое-что показать.

Грейс какое-то мгновение пристально смотрела на Ноя, не решаясь идти за ним, потом взяла его под руку.

— Пойдем.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Солнечные лучи золотили черепичные крыши, пробиваясь между высокими зданиями. Солнце освещало причалы, обрамляющие Сену, и светло-серые каменные плиты приобретали золотисто-розовый оттенок. Грейс и Ной молчаливо прогуливались то по облитым солнечными лучами, то по тенистым улицам. Они держались за руки. Внешне Ной и Грейс казались влюбленной парой, которая наконец выбралась из номера отеля.

Ной пытался держаться спокойно, с трудом сдерживая волнение. Он понимал, что настало время откровений.

Они прошли мимо собора Парижской Богоматери, по правому берегу Сены, а теперь шли в сторону Лувра.

Грейс пристально глядела на реку, намеренно не обращая внимания на растущие вдоль берега березы — она не могла смотреть на них. Глубоко вздохнув, Ной остановился у первой же березы.

Он решил не торопиться. Пусть Грейс узнает не сразу…

— Ты видела все надписи на деревьях?

Она кивнула и что-то промычала в ответ, продолжая наблюдать за тем, как волны бьются о каменные берега.

— По логике, если бы кто-нибудь оставил сообщение на дереве, то человек, которому это предназначалось, должен был бы обратить на это внимание, разве нет?

Грейс равнодушно посмотрела на Ноя. Он сделал шаг в сторону и уставился на нее с надеждой, молясь про себя, чтобы она заметила сделанное им.

Грейс посмотрела на дерево, вздохнула и уже начала отворачиваться. Сердце Ноя замерло. Однако Грейс снова взглянула на дерево и явно что-то заметила.

— А что там, на вершине дерева?

Он пожал плечами в ответ.

— Я не замечала этого прежде. Это какая-то новая надпись. Она находится слишком высоко…

Ной проследил за взглядом Грейс, желая, чтобы она начала читать эту надпись.

— Это не просто слова, а какое-то высказывание со смыслом…

Ной затаил дыхание. В этой надписи на стволе березы заключалось все, что он хотел сказать Грейс.

Она обошла дерево, нахмурилась и принялась читать:

— «Услышав ее имя, я робею»… Что это значит? Это полагается считать романтичным?

Ной молчал. Он засунул руки в карманы и направился к другому дереву, надеясь, что Грейс поймет намек. Она последовала за ним, продолжая хмуриться и оглядываться на первое дерево. Сердце Ноя дрогнуло.

Вот они подошли к следующей березе. Грейс остановилась и осмотрела ее ствол.

— Здесь продолжение… Слушай! «Она дарует мне покой». Чем дальше, тем более странно…

К третьей березе Грейс подошла уже быстрее. Ной шел за ней, пытаясь выровнять дыхание.

— «И пусть моя судьба была ко мне несправедлива»…

Грейс подбежала к Ною. Ее глаза сияли, она выглядела озадаченной.

— Ной, это… Подожди. Это ведь… — Она не закончила фразу и побежала к первому дереву, обошла его, затем направилась ко второму и также обошла его вокруг… — Это стихотворение! — сказала она, подходя к Ною. — Иди сюда. Здесь должно быть продолжение.

Отлично! Грейс любит поэзию. На коре березы были нацарапаны строки из сонета. Этот сонет был не таким изысканным и отточенным, как сонеты Шекспира, однако он был написан Ноем от чистого сердца.

Наконец-то ему удалось показать свое творение Грейс! Кар оказалась права. Любовь предполагает нечто большее, чем просто слова. Тем не менее признаться в любви можно и с помощью слов. Оставалось надеяться, что Грейс поймет его намерение…

Он подвел ее к следующей березе.

— Читай, — сказал он, улыбаясь.

Ною не нужно было смотреть на нацарапанный на коре дерева текст. Последние несколько дней, когда Грейс крепко спала, он по несколько часов подряд делал эти надписи. Однако сейчас он решил подыграть ей.

— «Она любимую мне даровала наконец», — прочел он.

В устах Ноя эти слова прозвучали достаточно необычно, ведь он никогда прежде не произносил подобное вслух. Его откровение было так неожиданно, даже для него самого.

Грейс вздохнула.

— Это так красиво. Подписался ли автор под этими словами?

Ной пожал плечами. Нет. Имени автора строк на дереве не было. Однако была подсказка. И теперь Ной страшился того, как Грейс отреагирует на нее.

Как только она прочтет подсказку, его жизнь станет либо раем, либо адом. И решать это вправе только Грейс.


Она шагала от дерева к дереву, читая строки, пытаясь понять, что все это означает. Ной изо всех сил старался держаться спокойно, однако это оказалось нелегко. Эмоции рвались наружу.

Оставалось прочесть надписи еще на трех березах. Кто бы мог подумать, что человек в его возрасте и статусе будет заниматься подобными вещами? Грейс подошла к нему, взяла за руку и потащила за собой.

— «Мое существование вдруг стало полным смысла, когда она со мной осталась рядом», — прочла Грейс. — Еще два дерева. Итак, скоро прочтем окончание!

Только бы на лице Грейс не появилось разочарование, когда она подойдет к последней березе!

— «И если я лишусь возможности смотреть в ее лицо всегда, то я умру», — при этих словах на глаза Грейс навернулись слезы, она прижала руку к груди. — Бог мой…

Ной написал эти слова только для Грейс. Сейчас она решала: принять его признание или отвергнуть. Ной отпустил ее руку и остановился, когда Грейс побежала к последнему дереву. Его сердце билось настолько громко, что ему казалось, будто он не слышит, как шумят воды Сены. Грейс обошла кругом последнюю березу в ряду. На этот раз, читая строки на дереве, она только шевелила губами.

А потом Грейс посмотрела на Ноя.

Он подошел к ней и, не смотря на березу, произнес последнюю фразу.

— «Она — моя любовь, моя душа… — при этих словах его голос надломился, — моя единственная Грейс».

На лице Грейс отразилась одновременно целая гамма эмоций, однако у Ноя не оказалось времени, чтобы прочесть их. Подойдя к нему, она обхватила его за предплечья дрожащими пальцами.

— Зачем? — почти сердито сказала она. — Зачем ты это написал?

И тут ее злость словно испарилась, и она посмотрела в его глаза. В них отражались смущение, надежда, страх и отчаяние. Ною казалось, что он смотрит прямо в душу Грейс. Он заставил себя позабыть о прежней сдержанности и позволить Грейс заглянуть в его сердце. Ее глаза быстро бегали туда-сюда, будто она хотела что-то прочесть на лице Ноя. Казалось, что она боялась услышать его ответ. А потом она расплакалась, поджала губы и кивнула.

Ной не сводил с нее взгляда. Он высвободился из ее рук, затем коснулся ее лица и вытер слезы с мокрых щек. Потом наклонил голову и страстно, чувственно и нежно поцеловал ее в губы. Это было не просто касание губ. Между ними произошло нечто такое… Это было новое ощущение, которого Ной никогда прежде не испытывал, и подозревал, что не испытает больше ни с кем, кроме Грейс. Ему показалось, что где-то в подсознании произошел щелчок и все в его жизни вошло в нужное русло. Они с Грейс поженились три месяца назад, но только теперь стали по-настоящему близки.

— Я люблю тебя, — прошептал он у ее губ, и она снова расплакалась.


Лучше медового месяца в Париже может быть только второй медовый месяц в Париже. Именно об этом думала Грейс, лежа в объятиях Ноя на следующий день после их возвращения в Лондон.

Все было замечательно. Их последняя поездка в Париж оказалась лучше предыдущей. Немногие женщины переживают два медовых месяца в Париже в течение несколько месяцев, тем более с таким мужчиной, как Ной. Вздохнув, Грейс посмотрела на него. Он очень изменился, и она чрезвычайно гордилась им. Грейс уже не сомневалась, что Ной будет отличным отцом.

Теперь он стал ее душевным другом. Да, Ной совсем не похож на Роба, но он тем не менее отлично подходил ей в качестве супруга. Грейс не понимала одного: как два таких разных человека, как Роб и Ной, могут настолько подходить ей? Потом она подумала, что любовь не выбирает, к кому приходить…

Было шесть часов утра. Ной еще спал, что было удивительно. К счастью, Грейс больше не страдала от утренней тошноты, поэтому лежала в кровати и смотрела на Ноя, слушая его дыхание и ощущая вес его руки, которой он обнимал ее. Не сдержавшись, она с нежностью провела пальцами по его предплечью.

Внезапно Ной фыркнул и вздрогнул. Он открыл глаза и сонно посмотрел на нее, потом широко и чувственно ей улыбнулся.

— Доброе утро, миссис Фрост.

Она улыбнулась в ответ.

— Доброе утро, мистер Фрост.

Ной полез под простыню и поцеловал округлый животик Грейс.

— Доброе утро, малыш Фрост.

Он вылез из-под простыни и поцеловал Грейс в нос.

— Я люблю тебя, Грейс.

— Я тоже тебя люблю, Ной, — она провела пальцами по его волосам и снисходительно на него посмотрела. — За последнюю неделю ты признавался мне в любви по меньшей мере тысячу раз. Я уже тебе поверила, так что можешь перестать говорить об этом.

Он посмотрел на нее с обидой.

— Никогда! Если на следующей неделе я признаюсь тебе в любви всего лишь девятьсот девяносто девять раз, можешь отшлепать меня.

— Я буду продолжать считать, — она хихикнула.

— Правильно.

Они вылезли из кровати и направились в кухню. Грейс захотелось настоящего английского завтрака. Сегодня она чувствовала себя отлично. Пока Ной готовил еду, они обсуждали будущее книжного магазина и кафе, то и дело перескакивая с одного обсуждения на другое. Если поначалу Грейс сердилась на Ноя за то, что он купил магазин и кафе, то теперь радовалась этому.

Грейс уселась на стул у кухонного стола и принялась наблюдать, как Ной поджаривает ей яичницу.

— Дейзи очень хочет помогать в кафе, пока она будет учиться на кондитера. Кар также стонет, что не может сидеть без дела. Она по-прежнему переживает, что ей пришлось уволить прежний штат работников «Кофейного зерна». Она попросила меня подумать о том, чтобы снова взять их на работу.

Вскоре в дверь позвонили. Ной отправился открывать, а потом вернулся в кухню, держа в руке маленькую квадратную коробку.

— Что это? — спросила она и подошла к нему.

— Не знаю, — он перевернул коробку и посмотрел на адрес. — Адресовано мне и отправлено Интернет-компанией из Девона. Какая-нибудь керамика или что-то в этом роде…

Он покачал головой.

— Это ведь не очередная игрушка для ребенка? — спросила Грейс.

Ной с поразительной быстротой наполнял детскую книгами, игрушками и различными вещами, необходимыми малышу.

— Я ничего не покупал.

Грейс подозрительно прищурилась, но Ной одарил ее в ответ невинным взглядом.

— Посмотрим, — сказала она, протягивая руку к коробке.

Открыв ее, Грейс заглянула внутрь. Достав обернутую в упаковочную бумагу вещицу, она увидела записку.

— Это от… Дейзи, — сказала она, поднимая бровь. — Это явно для тебя. — И Грейс прочла: — «Дорогой Ной, это небольшой подарок для тебя. Я счастлива, что ты теперь есть в нашей семье».

Она протянула записку Ною.

— А что она прислала?

— Ты должен сам на это посмотреть.

Ной пожал плечами, взял сверток из коробки, развернул его…

Грейс рассмеялась:

— Ох уж эта девчонка! Она неподражаема!

Ной смотрел на подарок, лишившись дара речи. Он держал в руках ярко-голубую чашку с темно-синей надписью на ней «Клевый папочка». Грейс взяла чашку из рук Ноя и поставила ее на полку рядом со своей ярко-розовой чашкой с надписью «Клевая мамочка».

Ной засмеялся.

— Вот так парочка… Итак, я клевый папочка?

Грейс подошла к нему и обхватила его руками за шею.

— Ты знаешь, что моя дочь никогда не ошибается, — сказала она и одарила Ноя неторопливым поцелуем в губы, подтверждая правдивость слов Дейзи.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ