КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400375 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170265
Пользователей - 90990
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

pva2408:не можешь понять не пиши. У автора другой взгляд на историю, в отличии от тебя и миллионов таких как ты, и она имеет право этот взгляд донести окружающим. Возможно, автор пользуется другими фактами из истории, нежели ты теми, которые поместила тебе в голову и заботливо переложила ватой росийская госмашина и росийские СМИ.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
pva2408 про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

Никак не могу понять, почему бы американскому историку (родилась 25 июля 1964 года в Вашингтоне) не написать о жертвах Великой депресссии в США, по некоторым подсчетам порядка 5-7 млн человек, и кто в этом виноват?
Еврейке (родилась в еврейской реформисткой семье) польского происхождения и нынешней гражданке Польши (с 2013 года) не написать о том, как "несчастные, уничтожаемые Сталиным" украинцы, тысячами вырезали поляков и евреев, в частности про жертв Волынской резни?

А ещё, ей бы задаться вопросом, почему "моримые голодом" украинцы, за исключением "западенцев", не шли толпами в ОУН-УПА, дивизию СС "Галичина" и прочие свидомые отряды и батальоны, а шли служить в РККА?

Почему, наконец, не поинтересоваться вопросом, по какой причине у немцев не прошла голодоморная тематика в годы Великой Отечественной войны? А заодно, почему о "голодоморе" больше всех визжали и визжат западные украинцы и их американские хозяева?

Рейтинг: +1 ( 4 за, 3 против).
Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Ключи от Лас-Вегаса (fb2)

- Ключи от Лас-Вегаса (и.с. Счастливый случай) 307 Кб, 148с. (скачать fb2) - Людмила Леонидова

Настройки текста:



Людмила Леонидова Ключи от Лас-Вегаса

Пролог

— Включайте, — прозвучал голос человека, явно привыкшего к немедленному исполнению его команд.

На вспыхнувших экранах появился фильм, снятый скрытыми камерами с разных точек. Камеры были неподвижны, поэтому не следовали за участниками действа по пятам, как в настоящем кино. Они не снимали объект с нужного оператору расстояния, не наезжали на истомившиеся от желания лица, чтобы получить крупный план.

Если «герои» приближались к невидимым объективам, все пятнышки, поры, веснушки приобретали гигантские размеры, меняя окраску. Маленькие пуговки сосков на обнаженной груди девушки увеличивались, из розово-выпуклых становились красно-расплывчатыми, потом бордовыми, пока губы партнера не захватили их в плен. Герои фильма не играли. Они были органичны. Их вздохи и стоны раздавались с трех мониторов.

Главной в этом фильме была девушка. Ее лицо было прекрасно: гладкая светящаяся кожа, тонкие дуги бровей, дрожащие ресницы, будто раненые черные птицы изредка взмахивали тугими крыльями.

Запрокинув голову, она словно шалью прикрыла длинными темными волосами обнаженные плечи, хрупкую, как у статуэтки, спину. Оседая на пушистый ковер, девушка грациозно изогнулась, и тонкая полоска трусиков, впившихся в круглые ягодицы, промелькнула перед камерой.

Второе действующее лицо, широкоплечий любовник, следуя за ней, опустился на колени. Его губы скользнули по ее плоскому животу, к бедрам.

— Лиза, Лизета, — послышался его отчетливый шепот.

На мгновение, будто заподозрив что-то неладное, он поднял голову. Камера сверху запечатлела волевое, с чуть выступающим подбородком лицо, прозрачные голубые глаза, зачесанные назад светлые волосы. Седая щетина, кое-где пробивающаяся на скулах, и мелкая сетка морщин выдавали его возраст. Он был немолод, но относился к тому типу мужчин, которые всегда пользуются успехом у женщин.

Словно отмахнувшись от подозрений, герой вновь сосредоточился на партнерше. Склонившись над телом, он нежно ласкал его губами, щекотал легкий пушок темной стриженой дорожки. Неожиданно резко отстранив девушку от себя, он замер. Опираясь на вытянутые руки, любовник завис над разгоряченным, разметавшимся телом, то ли наслаждаясь сексуальностью и красотой партнерши, то ли давая себе отдых.

Но девушка, капризно приоткрыв пухлый, почти детский рот, издала призывный клич, и мужчина не заставил себя ждать: его мускулистый, спортивный торс ожил и начал четкое равномерное движение, как бы демонстрируя тренированные мышцы. Отвечая ему, она извивалась точно в такт, словно исполняя танец. Было видно, что секс доставляет обоим огромное наслаждение.

Наконец, вцепившись длинными ногтями в спину партнера, юная любовница содрогнулась в конвульсиях и пронзительно закричала. Ее чувственность была настолько сильна, что сидевшие в просмотровом зале заерзали в креслах.

— Достаточно! — Тот же резкий начальственный голос, ворвавшийся в столь интимную обстановку кадра, заставил присутствующих вздрогнуть. — Она профессионалка?

— Нет. — Подошедший к видеомониторам поочередно вынул кассеты и, аккуратно сложив их в кейс, чуть иронично заметил: — Обычная современная девушка. — И, помолчав, уточнил: — В этом смысле дилетантка. Красивая, неглупая…

— А как вам удалось выследить его? — В голосе слышались сомнения и подозрительность. — Он осторожен, недоступен, всюду с охраной, и вдруг такая беспечность!

— Не сомневайтесь, все чисто. — Владелец кассет постучал по портфелю. — Никаких подделок.

— Да? — с недоверием хмыкнул голос.

— Это было пару лет назад, — терпеливо объяснил владелец кассет, — тогда он еще не лез в политику, был рядовым бизнесменом.

— Но, вероятно, уже тогда подавал большие надежды, коль вы заинтересовались его персоной?

— Верно, — не обращая внимания на иронию, удовлетворенно заметил человек с портфелем и включил пультом громадный плоский телевизор. Поймав нужный канал, он кивнул: — Ясно, что сейчас он не тот, каким был прежде, — в голосе послышался нескрываемый сарказм. — Посмотрите-ка на него теперь, «обреченного на успех»!

Несколько мужчин, которых оторвали от более увлекательного зрелища, лениво подняли головы.

На экране мелькало лицо того самого немолодого любовника, который только что удивил всех своими недюжинными сексуальными способностями.

Но здесь уже не равнодушные камеры, а опытные, хорошо оплаченные операторы, состязаясь в изобретательности, ловили каждый миг.

Вот он в толпе восторженных горожан, приветствующих его в небольшом провинциальном городке криками: «Лю-бо-мир-ский Ген-на-дий Алек-санд-ро-вич!» Букеты пышной сирени, хлеб-соль, полногрудые красавицы в расшитых сарафанах. В следующем сюжете он в горнолыжной экипировке, уверенный, загорелый, покоряющий снежные вершины. Перебивка кадра — и элегантный, подтянутый, все тот же герой сомнительного фильма в хорошо сшитом костюме спускается с трапа правительственного самолета. Рядом — высокая немолодая дама, явно не та, что предавалась любовным утехам. Ветер развевает пышные рыжеватые волосы. С улыбками на лицах пара шествует, словно парит над землей.

И наконец, тот же герой, уютно расположившись в плетеном кресле, вальяжно распивает чай на загородной вилле с длинноволосой корреспонденткой телевидения.

— Я однолюб, — убедительно вещает он в камеру, обнимая полноватую рыжеволосую женщину за сорок. — Вот готовимся с Наткой отмечать серебряную свадьбу. — Самодовольно похлопывая по плечу супругу, он продолжает: — Она у меня молодая бабушка. — Рядом в бассейне плещутся два мальчугана. Стараясь понравиться корреспондентке и зрителям программы «Герой дня без галстука», он широко улыбается, обнажая крепкие, не по возрасту белые зубы, и заверяет: — Скажу вам честно, для меня в жизни есть незыблемые приоритеты.

— Какие же? — кокетничая с обаятельным мужчиной, интересуется корреспондентка.

— Порядочность, верность.

— Верность кому, Геннадий Александрович? — не отстает журналистка.

— Всему, что вокруг меня. — Он обводит взглядом огромные просторы своего околодомного надела. — Любимой семье, жене моей Наталье, дому… в конце концов, не побоюсь пафоса — родине.

— Достаточно, это меня не интересует, можете выключить, — раздался в тишине хозяйский голос. — Скажите лучше, сколько вы хотите? — Нетерпение говорило о том, что человек желает покончить с этим раз и навсегда. Огромная цифра с бесконечным количеством нулей уже маячила в его воображении.

— Что вы имеете в виду? — словно издеваясь, уточнил человек с портфелем.

— За сколько вы нам продадите кассеты? — четко выговаривая каждое слово, повторил один из зрителей.

— Они не продаются.

Ответ был более чем странный.

1

Огромный зал приемов нового отеля в самом завлекательном уголке Америки — Лас-Вегасе — не вмещал всех желающих.

Роскошные автомобили то и дело подкатывали на небольшую площадку перед фонтаном у величественного небоскреба. «Валеты» не успевали выхватывать ключи у владельцев блестящих авто, соревнуясь в умении лихо отпарковать их стальных коней на стоянку.

На темно-фиолетовом фоне ночи отчетливо вырисовывались нарядные фигуры дам в открытых вечерних платьях, украшенных блестящими драгоценностями, и мужчин, облаченных в смокинги.

Накрытые на веранде пентхауса столы ломились от яств. Их украшали ярко-красные дары морской фауны: тигровые креветки, лобстеры, крабы, соседствующие с желтыми дольками лимона и сочной зеленью всевозможных трав.

В центре столов возвышались два ледяных лебедя. Их клювы были соединены в поцелуе. Специальные холодильные установки под ними не давали таять льду. Лапами они разгребали примороженные полыньи осетровой икры, прозрачные островки белуги, нежно-оранжевые ломтики лосося. Прибывающие собирались группками, приветствуя друг друга и вступая в ничего не значащие светские беседы. Все в нетерпении ожидали устроителя вечера. Поговаривали, что это очень богатый предприниматель из далекой России, на деньги которого построено новое чудо. Ему предстояло перерезать ленточку. Чудо, потому что «Северное сияние» стремилось затмить все, что до той поры было создано в знаменитом Лас-Вегасе! Это и экзотический отель «Луксор» в форме настоящей египетской пирамиды, где номера напоминали богатые восточные покои падишахов, а в огромном холле верблюд-робот, начиненный современной техникой, встречая посетителей, издавал призывные звуки и кивал в знак приветствия.

И не так давно открытый отель «Париж-Париж», с его Эйфелевой башней, настоящими улочками французской столицы, булыжной мостовой, подсвеченной фонарями, кафе-шантанами, аккордеонистами, девушками в ярко-синих сарафанах, кондитерскими с вкусно пахнущими бужами и сдобными круассанами. И неповторимый отель «Венеция» с настоящими водными каналами, проложенными в павильонах, где итальянские гондольеры в расписных гондолах с веслами наперевес пели для услады игроков, ищущих утешения после крупного проигрыша. Все это должно было померкнуть, перечеркнутое изобретательностью и выдумкой хозяина нового отеля «Северное сияние».

«Знакомы ли вы с ним?» — задавали друг другу вопрос гости. Но никто не был представлен заранее этому, пожелавшему остаться неизвестным, графу Монте-Кристо.

Наконец в толпе пробежал легкий шум. Расступаясь, люди пропустили вперед группу нескольких известных американцев. В их числе был знаменитый голливудский актер, журналист популярной ночной радиостанции, видный кинорежиссер, писательница, не сходившая с листа бестселлеров, а также губернатор штата Невада. Возглавляла процессию высокая молодая брюнетка.

Наряды создаются модельерами, чтобы подчеркивать достоинства женщин. Однако шикарный вечерний туалет не мог дополнить красоты молодой особе. Она была настолько хороша, что все остальное меркло рядом с ней. Женщины завистливо хмурились, соображая, что бы приписать к ее недостаткам, мужчины провожали восторженными взглядами, громко восхищаясь.

Поднявшись на сцену, губернатор сделал знак рукой, успокаивая зал, и громко произнес:

— Дамы и господа, я благодарю вас за то, что вы откликнулись на наше приглашение и прибыли на церемонию открытия нового отеля. Несмотря на разнообразие архитектуры в Лас-Вегасе, это, — он показал глазами на ленточку, которую предстояло перерезать, — многое затмевает по изысканности и фантазии. Сейчас вы в этом убедитесь!

— О-о! — пронеслось в зале в предвкушении чего-то необычного.

— Итак… — Губернатор сделал загадочную паузу и громко выкрикнул: — Представляю вам… бизнесвумен из России, которой принадлежат этот отель и казино. Ее имя Елизавета!

Видавший виды губернатор самого прибыльного штата Америки, не отрывая взгляда от эффектной брюнетки, словно это была фарфоровая драгоценность, нежно подал ей руку.

Черноволосая красавица грациозно шагнула вперед и лучезарно улыбнулась толпе.

— Я вас всех люблю и всегда буду рада видеть в «Северном сиянии»! — воскликнула она. — Любой путник, истомившийся в жарких песках пустыни, сможет утолить здесь жажду, — она бросила призывный взгляд в зал, и каждый мужчина в этот момент отдал бы все, чтобы она принадлежала только ему, — а также, — продолжила хозяйка отеля, — найти занятие по душе.

Красавица приложила пальцы обеих рук к пухлым губам и послала в толпу воздушный поцелуй.

Раздался шквал аплодисментов. Ее обаяние было настолько велико, что вся сильная половина зала жаждала поймать этот сладкий поцелуй. А женщины — простить ей ее красоту и совершенство.

— Желаю вам приятно повеселиться, — прокричал губернатор и подал хозяйке ножницы.

— Вас ждет сегодня много неожиданностей и сюрпризов, — многообещающе заявила Елизавета.

— Кажется, у русских так звали императрицу? — Темноглазый шатен, пробившись сквозь охрану, взял Елизавету под локоть.

— В нашем фольклоре есть образ королевны — Елизаветы Премудрой, — дополнила американца русская красавица. — Мои родители назвали меня в ее честь.

— А ваш папа король?

— А вы журналист? — парировала хозяйка отеля.

— Я Фред Диксон, владелец VIP-телевизионного канала. — Он протянул женщине свою визитную карточку. — Мой интерес к вам профессиональный.

Елизавета с любопытством посмотрела на настойчивого телевизионщика. Он был одет в дорогой светлый костюм и темную тонкую сорочку с галстуком.

— А я Елизавета Орлова.

— Минуту… Орлов — тот самый русский предприниматель?..

— Ш-ш! — Елизавета приложила палец к губам. — Скажу только вам по большому секрету. Мой папа совладелец нескольких заводов по переработке алмазов.

— А мама?

— А мама — известная актриса, снимается в кино. — Елизавета гордо вскинула голову.

— Леди, вы так красивы в маму?

— А богата и мудра в папу, — пошутила красавица, не забывая улыбаться в толпу.

— Я слышал о знаменитом алмазном холдинге в России, — продолжил допрос Фред, — по-моему, партнере «Де Бирса». Значит, вы дочь того самого Макса Орлова?

— Я не сказала «нет», — многозначительно заявила русская леди.

— Однако, — телевизионщик наморщил лоб, — я пытаюсь припомнить, где бы мог вас видеть? Фотографии в журналах? На телевидении? Только что поспорил с приятелем. Ему тоже показалось, что он где-то с вами встречался. Может быть, на приеме в Голливуде?

— Возможно, возможно, — небрежно бросила Елизавета и предупредила: — Помните, я не хотела бы раскрывать свою личную жизнь. — Она кокетливо сверкнула глазами, в которых отражалось дорогое бриллиантовое ожерелье с изумрудными вкраплениями, надетое на тонкую обнаженную шею. Открытое бархатное платье цвета спелого абрикоса облегало высокую, острогрудую фигуру. — Пусть то, что вы узнали, останется нашей маленькой тайной.

— Иметь что-то общее с вами, пусть даже маленькую тайну, для любого мужчины большая честь.

— Не прибедняйтесь, имя владельца ведущей телекомпании, яркого журналиста, который интервьюировал всех мировых знаменитостей, мне известно.

— Можете поздравить меня с пробелом в моей профессиональной деятельности.

— Каким?

— Вы не попали в их число.

— Но теперь, когда мы познакомились, я могу скромно надеяться?

— Считайте, что это прелюдия к будущему интервью.

— Вы не теряете времени, и, как я понимаю, мы уже приступили к основной части.

Телевизионщик перевел дух и на секунду задумался.

— Не могу избавиться от странного ощущения, что я с вами давно знаком.

— В другой жизни?

— Я был бы счастлив.

— Значит, нам легче будет контактировать в этой?

— Надеюсь. Только вы честно должны признаться, что эту махину, этот отель, — Фред поднял голову к сферическому куполу, — со всей его начинкой построили не вы, такая нежная, такая хрупкая, почти что неземная женщина? Да и владеть игорным бизнесом, — телевизионщик покачал головой, — занятие вовсе не для дам!

— Я понимаю, что в это сложно поверить. Но если вам станет легче, считайте, что все это, — она обвела взглядом дворец, — я получила в подарок от своего батюшки алмазного короля.

— А теперь ищете принца, чтобы он всем этим управлял?

— Мне кажется, я прекрасно справляюсь сама, хотя принца уже нашла, — с вызовом заявила красавица.

— Кто же он?

Она не успела ответить, потому что в этот момент грянула торжественная музыка, и, как было предусмотрено программой, распахнулись ворота в следующий зал.

Толпа ахнула. В центре огромного круга был залит блестящий гладкий каток. По нему, словно снежинки, скользили легкие воздушные фигуристки. Тоненький стан каждой девушки обвивала прозрачная вуаль. Короны, украшавшие их хорошенькие головки, переливались яркими самоцветами. В центре на ледяном троне восседала снежная королева. Здесь, в настоящей пустыне штата Невада, где термометр показывал выше сорока, все это выглядело будто видение. Снежная королева стукнула ледяным посохом, и северная ночь синевой окутала все вокруг, только фиолетовое мерцание снежинок напоминало далекие созвездия. Вдруг темноту ночи разорвало яркое зарево. Багряно переливался искусственный небосвод.

— Северное сияние, северное сияние! — послышался шепот.

Лазерные эффекты с точностью воспроизводили таинственное явление природы.

— Вы волшебница, — по достоинству оценил игру света Фред.

— Только учусь, — скромно заметила Лизавета.

«Зачем богатой наследнице такой тяжелый и крутой бизнес? К тому же она так красива… Что-то тут не то», — подумал Фред. Чутье профессионального журналиста никогда его не подводило.

«Подарок от алмазного короля — выглядит вполне правдоподобно, — словно отозвалось в хорошенькой головке Лизаветы. — Про маму актрису каждый подтвердит, главное, чтобы на след моего ненаглядного Любомирского не напал и чтобы его жена Натка теперь, когда все уже позади, ничего не узнала…»

2

Жена Натка была единственным человеком, которому Геннадий Любомирский доверял. Во всяком случае, он считал, что ближе ее нет никого на свете. И не ошибался.

Они познакомились еще в институте. Широкоскулая, с вздернутым веснушчатым носиком и длинными волосами цвета спелой пшеницы, она прошла по рядам, прижимая к груди экзаменационный билет, и села впереди него на вступительных экзаменах. Откликнувшись на кличку «Рыжая», Наташа покраснела и подсказала ему ответ на вопрос. Он понял, что понравился ей.

Они поступили на один курс. Нищая юность не баловала девчонок шмотками, но Наташа умела напялить на себя двухкопеечный наряд — обтянуть узкой юбчонкой круглые ягодицы, самопальным свитерком выпуклые груди — и выглядеть на улет. В отличие от него ее нельзя было назвать красавицей, но веселый нрав, призывные искорки и задор в зеленых глазах притягивали к ней многих. Мужчины чувствовали в ней что-то и западали. Она умела себя нести. Особенно если этого хотела. Когда Наташка вышагивала по институтским коридорам в высоких замшевых сапогах, чуть покачивая бедрами, девчонки с завистью косились на ее налитое, пышущее здоровьем тело, ребята присвистывали вслед.

Несмотря на классную фигуру — высокий рост, узенькую талию, ноги что надо, — Геннадий считал, что она чуть простовата. Для него. «Не хватает изысканности, лоска», — размышлял он, когда сомнения, подкатиться к ней или нет, посетили его однажды в безрадостное пребывание «на картошке». В том, что ему не откажут многие, он не сомневался. Широкоплечий блондин с волевым красивым лицом, он был спортивен и ловок, отлично играл в институтском джаз-оркестре на пианино, поэтому легко покорял женские сердца.

С девчонками у Крокодила Гены, как его сразу двусмысленно нарекли на курсе, никогда не было проблем. В те времена так открыто, как теперь, о сексе говорить было не принято. Но говори о нем или нет, он царил в общежитских кроватях, в ледяных нетопленных дачах — подальше от родительского глаза, в неожиданно освободившихся от предков на пару-тройку часов квартирах. Вот тогда он, этот секс, приобретал необычные для передовых комсомольцев формы, и все продвинутые активисты и активистки, а Геннадий, естественно, относился к их числу, начинали жить одной шведской семьей.

Иногда общежитские девчонки, как бы под видом «репетиции» перед студенческими вечерами, оставляли Крокодила Гену на ночь (потому что в общежитии был рояль) и не отпускали по три дня. Домой он возвращался, как драный кот, похудевший, с синяками под глазами.

Геннадию нравилась дочка ректора. Худенькая, высокая, острогрудая. Она тонко чувствовала музыку, иногда они играли в четыре руки. Но у нее была маленькая дочь и где-то за границей работал муж, неосмотрительно оставивший ее доучиваться на родине.

Но дочку ректора на картошку не посылали.

В период уборки беспробудно шли проливные дожди, все ходили в резиновых сапогах, бедра и груди девчонок были спрятаны под телогрейками, а лебединые шейки — замотаны платками, хвостиками назад, так что увидеть хотя бы кусочек женского тела не представлялось возможным. А, как назло, очень хотелось, особенно после бутылки портвейна, распитого с ребятами на голодный желудок.

Однако, когда ночью Геннадия посетила гениальная мысль забраться в палатку к рыжей пышногрудой Наташке, его все-таки точил червь сомнения — может прогнать.

«Но попытка не пытка», — решил Генка и, нырнув в промокшую палатку, осторожно расстегнул молнию ее спальника, за которым последовали тридцать три одежки.

Наконец его холодные руки нащупали то, к чему стремились: упругое тело, груди, словно твердые мячики, и теплые соки между ног, томившиеся в ожидании именно его, как она призналась позже.

Наташа не прогнала красавца Генку, наоборот, жарко прижалась и позволила все, чего не позволяла никому.

С тех пор прошло двадцать пять лет. Ее объятия не остывали.

Немногие женщины, с которыми ему приходилось иметь дело, так мгновенно и легко способны были получать удовольствие от секса. Некоторые, вымученные, но не удовлетворенные, вынужденно соглашались, что не выходит именно у них, а вовсе не у него. Другие после долгой возни имитировали удовлетворение — он это чувствовал, но не возражал. Правда, были и такие, с которыми все шло легко и гладко, но так хорошо, как с Наташкой, не бывало ни с кем.

Она впивалась в него всеми клеточками своего тела и души, передавая любимому такую гамму эмоций, что время их сексуального контакта можно было измерить секундомером. Он часто ворчал на нее за это:

— Ты что, не можешь себя попридержать?

Виновато улыбаясь, она вскидывала полные блаженного удовлетворения глаза и выдыхала:

— Не могу. Мне так ласково с тобой.

Он чмокал ее в теплую, уютную шею и, пожелав спокойных снов, поворачивался спиной.

Так они расставались, как она говорила, на целую вечность, он считал, что на коротко, всего только на ночь.


Теперь Натка имела все: шубы, дубленки, не говоря уже о костюмах и юбках, аккуратно рассортированных по отдельным шкафам.

Если ее джип был в ремонте, то Геннадий давал ей на время один из своих авто. На работу часто приходилось ездить порознь, хотя работали они вместе — жена была его полноправным и верным партнером.

Офис их фирмы находился в шикарном голубом здании из стекла и бетона. Клиенты с уважением относились ко все еще привлекательной бизнесвумен, но для этого, с точки зрения Геннадия, Наташа просто вымучивала себя всевозможными диетами и тренингами.

Как ни старайся, а бедра вобрали в себя все непотребности, съеденные за жизнь: хлеб, супы, картошку. Он критически разглядывал по утрам полную женщину в обтягивающем боди: мокрая от изнеможения, она крутила педали тренажера. То, что некогда считалось достоинством и привлекало мужчин, — высокий рост, пышногрудость, налитое тело — теперь превратилось в явные недостатки теряющей молодость дамы. Высокая фигура стала казаться громоздкой, аппетитные ножки — толстыми, широкие скулы делали лицо округлым, как луна.

Геннадий с грустью вспоминал студенческую юность, тоненькую дочку ректора, которую ему однажды все-таки удалось уболтать.

Взгляд его не очень зорких глаз теперь то и дело подмечал через стекла автомобиля стройные ножки весело хохочущих девчонок, призывно косящихся на его отполированный до блеска «Мерседес».

Искушение молодостью слишком велико, и вот уже «бархатная шляпка» сидит рядом и, как ему кажется, голой коленкой старается коснуться тщательно отутюженной Наткой брючины.

Его гардероб жена не доверяла никому, несмотря на аккуратную и преданную домработницу. Сорочки, костюмы и даже ботинки она приводила в порядок сама. Ей нравилось смотреть, как он, отглаженный и чистенький, отправляется на работу. Для нее был важен его внешний вид. «Семейная реклама», — смеялась она, чмокая его на прощанье.

Геннадий посмотрелся в зеркальце, прикрепленное к лобовому стеклу: «Не осталось ли на щеке ее коричневой помады?»

У «шляпки» была ярко-розовая.

Еще не освоившись, словно в чужой квартире, она замерла в салоне автомобиля, напряженно уставившись в окно.

— Мне до церкви, у поворота на площадь, пожалуйста, — просительно проворковала девушка.

Она назвала место, которое он проезжал каждый день. Голубые купола старенькой церкви были видны даже отсюда. Если от нее пройти дворами и выйти на площадь, где высятся современные здания, — наткнешься прямо на его офис. Кабы не проклятая пробка, езды отсюда максимум на десять минут.

С другой стороны, если бы не пробка, не видать бы ему прекрасной незнакомки. Пока все чинно стояли и проклинали забитый центр, он разглядел на обочине мечущуюся в поисках машины «шляпку».

В другое время ее подвез бы каждый. Но утром, когда между автомобилями даже нитку втиснуть нельзя, все с сожалением разводили руками: мол, видишь сама, не проткнуться.

Геннадий загадал: «Если по дороге, возьму».

Девчушка направлялась в его сторону. Она просила остановиться буквально в минуте до того места, куда ехал он сам.

«Значит, судьба», — решил он и распахнул двери.

— Спешишь? — считая разницу в возрасте достаточным основанием, чтобы позволить себе обратиться к ней на «ты», — спросил он.

Девочка неопределенно мотнула головой. Он тоже опаздывал на важную встречу. В фирме его ждал клиент.

— Сама видишь, я не самолет. Как доберемся, так доберемся…

Из-под шляпки благодарно сверкнули темные глазки.

— Спасибо, что взяли.

— Не за что.

Девочка положила на коленки коричневый рюкзачок и попробовала оттянуть юбку, скорее не юбку, а полосочку из-под длинного кожаного сюртучка.

Он облизнулся, словно кот на сметану, и стал в открытую рассматривать пассажирку.

У нее был правильный тонкий профиль. Из-под бархатной шляпки выбивались черные, словно смоль, блестящие волосы. Она оставалась натянутой, как струна, но старалась показать, что это для нее не впервой, что каждый день катается на таких дорогих машинах. Геннадий знал, что суперсовременный салон его авто приводит в замешательство даже видавших виды опытных автомобилистов: мягкие кожаные кресла, приборная доска, весь дизайн, словно в космическом корабле, льющаяся из четырех динамиков музыка, телефон и даже так называемый «Магеллан» — прибор, подсказывающий через спутник дорогу водителю.

Пока он изучал прекрасную незнакомку, движение на дороге возобновилось, и тут же впереди зазевавшегося Геннадия кто-то влез. Сзади яростно загудели. Он посмотрел в зеркало заднего вида, мужик в раздолбанной «Волге» крыл его на чем свет. Подняв руку (жест незадачливого водителя), Геннадий попросил прощения. В другое время он бы показал торопыге. Но присутствие розовых губок резко изменило настроение, и он, ощутив себя молодым, полным сил юношей, чтобы расположить к себе девушку, вспомнил одну из своих не раз проверенных баек.

Девочка слушала, улыбаясь, и чуть расслабившись, косила глаза, незаметно рассматривая внутренности машины.

Неожиданно после светофора пробка рассосалась, и, к огорчению владельца «Мерседеса», показалась церквушка. Геннадий перестроился в правый ряд.

— Что я вам должна? — понимая, что с нее не возьмут плату, пококетничали розовые губки.

— Ты мне должна… — «Мерседес» мягко притормозил. — Что бы такое попросить у «Золотой рыбки»?

Лицо девочки было обращено к нему. Оно было по-настоящему красиво. Белая, словно прозрачная кожа без единого пятнышка, огромные черные глаза, спрятанные под густыми ресницами, большой чувственный рот. Понимая, что ею любуются, она стянула с себя шляпку, и огромная копна черных блестящих волос упала на плечи.

— Пожалуй, попрошу, чтобы «Золотая рыбка» мне позвонила, — поедая многозначительным взглядом всю ее с головы до ног, не сдержался Геннадий. Он рассчитал правильно: просить телефон глупо, если не захочет — все равно соврет, а если захочет…

— А старуха не будет браниться на «Золотую рыбку»? — сразу нашлась девочка и кокетливо потерла указательным пальчиком его обручальное кольцо.

— Ах, какие мы умненькие! — вырвалось у Геннадия.

— Да, мы вот такие! На ночь сказки Пушкина читаем, — выставляя правую ногу из машины на асфальт, осмелела девочка.

От резкого движения юбка, подобравшись под сюртучок, полностью исчезла. Прозрачные колготки высветили синие жилки на худеньких, длинных ногах.

Геннадий достал ручку и нацарапал номер своего сотового телефона.

Девочка взяла бумажку и положила в карманчик рюкзака. Ноги продолжали оставаться раздвинутыми, будто она собиралась сесть на шпагат. Мужчина не мог оторвать от них взгляда. «Она просто не берет это в голову. А может, наоборот, берет», — с надеждой подумал Геннадий.

— Меня зовут Лизавета, — выбравшись из машины и облокотившись на открытое стекло так, что холмики грудей четко выступили из-под блузки, осмелев вовсю на свободе, сообщила девушка.

Она была выше среднего роста, тоненькая и хрупкая, как статуэтка.

— А меня можешь не называть никак. Я Мистер Икс. Если поближе познакомимся, раскрою тайну, — будто бы пошутил он.

— А как же вас к телефону подозвать? — удивилась девчушка.

— К этому телефону подхожу только я.

— Хорошо, Мистер Никак, — притворно обидевшись, Лизавета сделала прощальный жест тоненькой ручкой и исчезла.

Подъезжая к стоянке у здания, где располагался офис, Геннадий размышлял о своем близком приятеле Павле. Недавно тот влип в историю. Мать его молоденькой подружки вымогала у него круглую сумму. В противном случае обещала устроить скандал. Рассказать все его жене. Вот почему Геннадий поосторожничал и не представился девчонке, не дал визитку с телефоном. Не то чтобы он боялся чего-нибудь, скажем, Натки, просто подрастерял навыки. Последнее время работа поглощала все свободное время. Бизнес не терпел конкурентов. Да и что-то неопределенно тревожное витало вокруг этой Лизаветы.

Или ему кажется? «Кто их знает, этих современных, молодых», — думал он, поднимаясь прозрачным лифтом на свой этаж.

Взглянув на стенные часы, бизнесмен ускорил шаг, опаздывать на назначенные встречи не любил.

Его секретарь, исполнительная, подтянутая женщина неопределенного возраста, сообщила, что клиент пока не явился. Шеф с облегчением вздохнул и, войдя в современный, отделанный в светлых тонах кабинет, опустил жалюзи. Весеннее солнце било прямо в глаза, напоминая, что скоро лето, пора отпусков. Они собирались с друзьями в Испанию.

Зазвонил телефон. Это была жена.

— Я забыла тебя предупредить. Галка просила посмотреть на ее племянницу.

— На предмет? — раскладывая на столе бумаги для встречи, полюбопытствовал Геннадий.

— Может, мы ее возьмем на работу.

Геннадий не любил брать в фирму знакомых и родственников. Наташа была исключением, а если честно, то фирма была именно ее идеей. Создавала фирму она, и она же переманила сюда Геннадия с нудной и неперспективной государственной службы.

— От этих протеже только хлопоты и обиды, ты же знаешь, я этого терпеть не могу, — разворчался он на жену.

— Тут особый случай. Я тебе потом объясню. Забыла отдать тебе ее резюме. Сейчас отправлю по факсу. Прими ее, хотя бы побеседуй, очень тебя прошу. Я договорилась, что она приедет утром.

— Совсем нет времени, — продолжал сопротивляться Геннадий, — вот-вот придет клиент. В два переговоры в бизнес-центре.

— Но сейчас одиннадцать, — настаивала жена.

— Туда еще доехать надо. Только что в пробке полчаса проторчал.

Геннадий недовольно бросил взгляд в угол кабинета. Там из факсового аппарата медленно выползал лист бумаги с резюме Галиной племянницы. Галя была близкой подругой его жены. Он понимал, что Наташа не могла ей отказать.

Положив трубку, он почувствовал, что хорошее настроение, в котором он пребывал после встречи с Лизаветой, быстро улетучилось.

— Геннадий Александрович, к вам Михайлов, — раздалось из переговорного устройства.

— Проси, — приказал Геннадий, и запыхавшийся клиент влетел в кабинет.

— Простите, пробки, — выдохнул долгожданный Михайлов.

— Ничего-ничего, я сам только что из них выбрался, — успокоил он нужного человека. — Принесите нам кофе, — включив переговорник, обратился он к секретарше. — Или чай? — повернувшись к клиенту, спросил он.

— Лучше минеральной воды без газа, — попросил тот.

Не успев передать его пожелание, босс вновь услышал голос секретарши.

— Геннадий Александрович, к вам какая-то девушка рвется. Настаивает, что есть договоренность с вами. У нас на сегодня ее в списке нет.

— Хорошо. Пусть подождет, — раздраженно бросил шеф и, вспомнив про резюме, поднялся с кресла и подошел к факсу.

Цветная, четкая фотография на белом листе с текстом на полстранички заставила его замереть: розовые пухлые губки Лизаветы были плотно сжаты. Огромные глаза серьезно смотрели в объектив.

Решив, что у него глюки, Геннадий поспешил к столу и, надев очки, внимательно всмотрелся в лицо.

— Простите, — бросил он на ходу клиенту, — я на минуту отлучусь. Вам сейчас принесут воды.

Вылетев в приемную, он увидел на кресле возле секретарши коричневый рюкзачок.

— Где она? — еле сдерживаясь, почти выкрикнул Геннадий.

Секретарша удивленно оторвалась от приготовления кофе и показала рукой на холл возле гардероба. Шеф в два прыжка пересек приемную и вылетел в холл. Там, перед большим зеркалом, стояла Наташина протеже, она же «бархатная шляпка»…

3

— Я забыла, когда перестала мечтать, — подперев подбородок кулаком, печально произнесла Татьяна.

Галя, подруга Натки со школьной скамьи, часто устраивала бабские посиделки. Ее уютная квартира была местом встреч однокашниц, однокурсниц, просто давних знакомых, где оттягивались «девочки». Здесь они болтали, перемывали кости мужьям, плакались друг другу.

— Когда мне было лет семь, — продолжала женщина, — все девчонки носили резиновые ботики, в которых бродили по лужам. Я так им завидовала. А у меня не было ботиков. Мне ужасно хотелось тоже шлепать по грязи, чтобы брызги — в разные стороны! Когда я засыпала, я мечтала, что проснусь, а ботики стоят у меня под кроватью, блестящие, с пряжечкой на боку. Я даже во сне шарила рукой, думая, что они чудом окажутся там.

— А я мечтала о первом поцелуе. Воображала, что это будет непременно как в сказке… — Галка, зажмурившись, потянулась. Несмотря на свою несовременную внешность, она притягивала людей добродушием, домашностью и теплом.

— На белом коне, в красном плаще, — язвительно подсказала Татьяна.

Натка с пониманием посмотрела в открытое лицо своей доброй подруги.

— Что ты юродствуешь, — упрекнула Галина сестру. — Я так хорошо это помню, девчонкой закрываешь глаза и даже чувствуешь тепло от первого поцелуя, оно разливается по всему телу…

— Ага, а когда открываешь глаза, оказываешься на гинекологическом кресле, и инструменты звяк-звяк… — опять перебила Татьяна, в ее голосе чувствовалась злость и раздражение на несложившуюся жизнь.

— Господи! Ну почему ты все о плохом да о плохом, — выдохнула Галина.

— Хорошего мало было, — огрызнулась женщина.

— У меня тоже жизнь не сахар! — в сердцах воскликнула Галина. — Но я ни о чем не жалею, потому что любила.

— Ну зачем такая любовь! — обращаясь к Натке за поддержкой, возмутилась Татьяна. — Ни кола ни двора, да еще гулял по-черному.

— Я ведь ни о чем не догадывалась, — удрученно проговорила Галина, ища сочувствия у старой подруги.

Татьяна осуждающе покачала головой.

Сестры не походили друг на друга ни внешностью, ни характерами. Умеющая постоять за себя, быстрая и активная Татьяна была моложе и красивее Галины: черные кудрявые волосы, яркие зеленые глаза, аккуратный носик.

— А потом, знаете, девочки, — Галина медленным движением поправила русые волосы, выбившиеся из-под старомодного заколотого на затылке пучка, — когда догадалась, не могла с ним даже рядом по улицам ходить. Что-то со мной произошло. — Она тяжело вздохнула, и большие серые глаза, обрамленные сеткой морщин, наполнились слезами. — Идем вместе куда-нибудь, просто по делу, а мне хочется невольно на другую сторону перейти, какая-то волна неприязни от него на меня накатывалась. И сердце начинало сжиматься.

— А я, наоборот, когда папочка Лизаветы прискакал и доложил, что больше приходить к нам не будет, потому что его тесть пронюхал и пообещал лишить всего-всего, если он от нас с дочкой не откажется, меня словно к нему прилепили. До этого, придет или не придет, мне было все едино. Лишь бы деньги давал, а когда узнала, что последний раз, что отбывает навсегда, даже показалось, что влюбилась. Потом, правда, когда другой спонсор нашелся, я о нем и думать забыла. Только Лизка все спрашивала, где да где папочка?

— А ты ей что?

— Уехал, далеко-далеко.

— Куда, например? — посочувствовала ребенку Натка.

— Ну что за проблема, в Америку, — небрежно заявила брошенная мать.

— В Америку? — добродушно удивилась сестра. — А зачем?

— Бизнес! — Татьяна подняла искусно выщипанные брови. — Что, не правдоподобно? А он действительно в основном там тусуется. Правда, последнее время вновь ко мне интерес проявлять стал.

— Тусуется! — Галка укоризненно покачала головой.

— Ну что ты ко мне прилипла. Понимаю, у самой бы было все о'кей, а то… — Женщина взяла бутылку шампанского со стола и разлила остатки в фужеры. — Ладно, давайте за детей, чтобы им в этой жизни больше повезло, чем нам. Я, например, в дочку верю. Кажется, всему ее научила.

— Лизоньке должно повезти, — поднимая фужер над столом, провозгласила Галка, добрая душа. — Представляешь, — обращаясь к Натке, продолжила она, — девочка красавица, умница.

— Да, — быстро сообразив что-то, подхватила Татьяна. — Не пьет, не колется, не курит. — Затем, взглянув проницательно в глаза Натке, будто почувствовав что-то, заверила: — С мужиками не шляется, в общем, почти синий чулок, мечтает о деловой карьере.

— Может, поможешь? — чуть краснея, выдавила из себя Галина, обращаясь к Натке.

Наталья знала, что для себя подруга не попросила бы ее ни о чем.

— Да, кто-то должен запустить ее в эту жизнь, — поддакнула продвинутая Татьяна.

— Запустить, — в раздумье проговорила Натка, соображая, кому бы можно было порекомендовать так расписанную обеими сестрами Галкину племянницу.

— Ну да, как воздушный шарик, — образно пошутила Галка.

— Папочка обещал, но, увы, у него свой взрослый сын… — посетовала Татьяна.

— Не видел ее семь лет, — ища сочувствия, Галина горестно покачала головой.

— Она у тебя что, журналистику закончила? — Наташа вынула из портфеля толстую кожаную записную книжку.

— Мы с ней вместе закончили, — грустно подтвердила сестра Галки и добавила: — Последний год, пока училась, продали и заложили все, что могли.

— У нее антиквариат наших родителей оставался, — пояснила Галка.

— Я даже одного старикашку подцепила, богатенького. Он картинами интересовался и прочей стариной. Меня с ним познакомили, чтобы услугами посредников не пользоваться, проценты им не платить.

— Она его обхаживала, обхаживала, — посетовала Галка, — пока ужасная история не произошла.

— Дай я сама расскажу. — Сестра Галины поднялась, кряхтя и прихрамывая, подражая столетнему старцу. Взлохматив на макушке хохолок, она проскрипела: — Ну, красавицы, где тут у вас мое ненаглядное сокровище?

— Сокровищем он обзывал вазу, — пояснила Галина, — она из какого-то редкого фарфора, старинная, ей сто лет. Может, больше. Я в этом ничего не понимаю. Отец собирал. Перед смертью завещал, если будет плохо — продать последней. Он ее обожал.

— Ваза — это все, что у нас и оставалось, — не выдержав, вмешалась сестра. — Так этот, с позволения сказать, мой ухажер от избытка чувств и суеты вокруг нашей ценности взял да и споткнулся! — Женщина сделала такое лицо, что подружки рассмеялись. — Конечно, смешно, а он разбил наследство, на которое у меня вся надежда оставалась. За последний семестр Лизы надо было расплатиться, раз, — она согнула мизинец, — потом выпускной, — она согнула еще один наманикюренный палец, — шмотку приличную, как всем девочкам, ей купить нужно, туфельки, косметику и прочее. — Она укоризненно покачала головой, словно женщины были виновны в ее горестях. — Да и я себя еще не похоронила.

— Ну и что дальше?

— Ваза, как в кино, — на мелкие кусочки. Она на такой подставочке в нише стояла. Я вся побледнела. Знаете, все надежды и мечты в одно мгновение рухнули. Если рассказать предысторию всего, так наплачешься, мы эту вазу с Лизкой по очереди чистили и отмывали месяц целый. На ней фигурки были вылеплены, и в каждой складочке пылинки застревали. А она с меня ростом, высокая и хрупкая. — Татьяна подняла руки вверх. — Старикашка засуетился, мол, плохая подставка, неустойчивая, я ни при чем, дескать. А Лизка, я даже удивилась, откуда в ней такие черты характера проявились, вижу, чуть не плачет, но взяла себя в руки, подходит к старикашке и чистым таким голосом говорит:

— Не расстраивайтесь! Бог дал — Бог взял! Разбилась — значит, к счастью! Пойдемте выпьем.

Тот:

— Что ты, деточка, я не пью.

— Мы тоже не пьем. Правда, мама? — обращается она ко мне и достает бутылку вина. А я, не поверите, готова этой бутылкой ему по башке.

Лизка сажает его за стол. Дедуля тоже расстроен, это видно. Он долго у нас эту вазу выпрашивал. Но выпил стаканчик, успокоился. Лизка вокруг него вьется, ублажает, вам, говорит, ваза для удовольствия, а маме деньги для дела. А он с таким интересом в нее глазками стрельнул.

— Для какого такого дела?

— А у вас есть дети? — интересуется дочь.

Старикашка молчит, то ли есть, то ли нет.

— Мама в меня инвестируется, — объявляет торжественно моя наивная дочь.

Он так напрягся — весь внимание. А Лиза вкрадчиво говорит:

— Мне за последний семестр нужно в вузе заплатить.

Он сразу завял. А дочь не отстает:

— Вот я закончу и вам пригожусь.

— Да, — кряхтит дед. — Я до этого не доживу.

— Это почему? Вы что, полгода не подождете, пока я защищусь?

— Кем будешь? — слабо интересуется мой ухажер.

— Я стану знаменитой журналисткой или писательницей. Знаете, какой у меня литературный язык? Все преподаватели хвалят. А когда денег подзаработаю, свой бизнес открою. И, если моя мечта осуществится, вас не забуду.

Дед встрепенулся:

— Сколько тебе нужно денег?

Лизка называет сумму.

— Я тебе дам, — вдруг соглашается дед. — Что не забудешь, не верю, а вот обещаешь, что отработаешь?

— Клянусь, — подпрыгивает Лизка и целует деда в щеку.

Мы допиваем бутылку вина, а на следующий день он переводит за Лизу деньги в вуз.

Наталья, внимательно слушавшая рассказ, покачала головой и улыбнулась:

— Вот так дед, молодец! — И, с укором посмотрев на подругу, выговорила: — Почему у меня не попросили?

— Не все ведь у тебя просить! — в сердцах воскликнула Галина. — А тем более деньги. Вот если тебе удастся в какую-нибудь приличную фирму ее порекомендовать…

Наташа задумалась.

— А дедуля потом даже платье ей на выпускной оплатил такое, что все девчонки обзавидовались! — Татьяна прищелкнула языком.

— Когда долг будете возвращать? — поинтересовалась Наталья.

— Уже отдает. — Галя заговорщицки подмигнула.

— Как? — Наталья сделала круглые глаза.

— Нет, что ты, — мать девочки покачала головой, — это было бы самое простое. У него на уме другое. У дедушки мечта — книгу воспоминаний издать, мемуары. Он давно антиквариатом занимается и много интересных историй накопил, связанных с его хобби. Лизка теперь его личный литературный записчик. Они так подружились, водой не разлить. Он ее ценит за то, что она в искусстве разбирается.

— Да, — подтвердила Галина, — ведь отец ее многому научил. Она девочка способная, быстро все впитывает.

— И другой работы у нее нет? — озабоченно поинтересовалась Наталья.

— К сожалению, — покачала мать головой.

— Пусть приходит к нам, — растрогалась Наташа. — Для начала много не обещаю. Мы с Геннадием попробуем ее занять. Фирма у нас немаленькая. Пиаром будет заниматься…

— Чем? — в два голоса удивились непохожие сестры.

— Это такое новомодное выражение «паблик релейшен» — журналист по связям с общественностью. Сейчас этому учат в вузах.

— Спасибо, подруга! — Галина обняла Наташу за плечи. — Ты добрый человек, тебе на том свете зачтется.

— Да, — усмехнулась женщина, — лучше бы на этом.

— А у тебя, Наташа, тоже есть мечта? — Татьяна с нескрываемой завистью посмотрела на богатую подругу сестры, подумав, что такой благополучной, счастливой даме, наверное, не о чем и мечтать.

Почувствовав это, Наташа с легкой обидой возразила:

— Вот ты про старика рассказала. Не бедный, а тоже мечту вынашивал. Не подвернись ему твоя дочь, возможно, не реализовалась бы его мечта.

— Если бы захотел, любую другую, как Лизка, мог найти, — возразила Татьяна, — были бы деньги.

— Мог, да не нашел! Все дело в случае, в стечении обстоятельств, — настаивала на своем Наталья. — Я это по бизнесу знаю.

— А когда ни денег, ни тебе молодости, как Пугачева поет: «Мой поезд ушел»?

— Ничего не ушел, — возразила Наталья. — Я много с людьми общаюсь, в том числе с разными женщинами, и хочу вам сказать, совсем не обязательно быть молодой, красивой.

— Чтобы мужика подцепить? — Татьяна с недоверием посмотрела на подругу сестры.

Наташа кивнула:

— Женщина должна обладать определенным даром… Я тут недавно в газете прочла. В Московском зоопарке жила самка очень редкого очкового медведя. Очень-очень старая. Ей двадцать восемь лет было. Это по человеческим меркам сто десять — сто двадцать. Она совсем облысела от старости. Но оставалась самой сексапильной медведицей, даже лысой самцы ее любили больше, чем других.

— А… поняла, что ты имеешь в виду… — Татьяна многозначительно заулыбалась.

— Нет, дело не только в сексе, это я как пример из животного мира привела. У людей по-другому. В каждой женщине должно быть что-то такое… внутренний свет, который она излучает.

— Свет, — скептически протянула Татьяна и повторила свой вопрос о мечте.

— Есть у меня мечта, — коротко ответила Наталья.

Сестры молча вскинулись.

— Когда сбудется, расскажу.

— А, знаю, — разочарованно протянула Галина, — у тебя и мечта не для себя.

— Как это не для себя? — удивилась Татьяна.

— У нее все для кого-то, даже мечты, — махнула рукой подруга.

— Мечты — это такое личное.

— Личное, личное. Что может быть более личного, чем желать для любимого.

— Любовник? — Зеленые глаза Татьяны понимающе заблестели.

— У нее одна любовь, — разочаровала сестру Галина, — ненаглядный муж.

— Мечта для него?

— Для него, — подтвердила Наталья…

— А что, он такой раскрасавец? — заинтересовалась женщина.

— Он… он… — Галина задумалась, как описать мужа подруги. — Он очень интересный мужчина. Всем женщинам люб. У него даже фамилия — Лю-бо-мир-ский.

4

— Нравится?

Бархатная черная шляпка с узенькими полями сползала на хорошенькое личико и никак не хотела устраиваться на черноволосой головке Лизы.

— Очень, — откровенно призналась мать девушки, с нескрываемым восхищением оглядывая ее с головы до ног.

Коротенькое пальтецо-френчик из черной кожи и эта шляпка делали черноглазую Лизоньку похожей на пантеру.

— Главное, не спеши, — напутствовала ее многоопытная мать. — Он, конечно, мужик что надо, стоящий, но перед такой, как ты, ему не устоять.

Вполуха слушая мать, Лиза минут пять покрутилась в прихожей, примеряя то одну, то другую пару обуви. Наконец, остановившись на мокасинах с узкими носами, вставила в них свои длинные ножки и выскочила на площадку, оставив после себя в доме сущий погром. В ванной — раскрытый тюбик с тушью для ресниц, в комнате — груду пиджаков, юбчонок и даже вчерашние трусики, которые тщательно припрятывала от материнских глаз куда подальше. Хотя с мамой у них было полное взаимопонимание. Они доверяли друг другу, как закадычные подружки.

— Привет, — помахала она соседскому парнишке Никите, который жадно уставился на белолицую секси. И даже его злобный пес, учуяв что-то, исходящее от нее, не оскалил зубы и не пронесся мимо на прогулку, сокрушая все на своем пути, а приостановился, словно галантный кавалер, пропуская красавицу Лизоньку вперед, как особь противоположного пола.

— Джек! — Лиза приложила два пальца к своим губам, а потом бесстрашно к носу пса.

Тот, от удовольствия присев на задние лапы, сначала уткнулся ей между ног, вбирая запах плоти, а потом, подняв вверх морду, выдал призывный звук.

— Во дает, ни с кем так не ласкается! — Парень, осаждая кобеля, дернул за поводок.

Изображая мужскую солидность, он расправил плечи, поправил очки, сползшие на кончик носа, намереваясь неспешно побеседовать с красивой соседкой. Но Лиза, словно порыв ветерка, уже неслась по лестнице, перескакивая через ступеньки, оставляя за собой нежный шлейф сладких духов.

— Может, потусуемся вечером, я классную музыку на компактах добыл? — призыв соседа эхом разнесся по подъезду.

— Мо-о-жет быть, — услышал он ответ вместе с лязгом парадных дверей.

Лизонька спешила на работу. Любомирский не терпел опозданий и строго отчитывал девушку, стоило ей наткнуться на него в раздевалке или в холле. Тетя Наташа жалела и заступалась за нее.

— Геннадий, но она же на транспорте, — удерживала она мужа. — Ты, наверное, на остановке автобуса прождала? — подсказывала она девушке.

— Да, — проглатывая гордость, врала Лизонька.

Она не ездила на городском транспорте, духота и вечные вокзальные мешочники портили ей настроение. Выйдя из дома за пять минут до начала работы, она изящно выставляла вперед ручку и тут же залавливала частников. Потом долго с ними торговалась. Обычно это были замотанные новой жизнью бывшие инженеришки, колымившие по утрам и вечерам, бритоголовые водители «крутых», клевавшие на ее внешность, шоферюги раздрызганных служебных машин.

Люди, подобные Любомирскому, больше не попадались. Тот день, когда они познакомились, в ее гороскопе был выделен особо счастливым. Но пока Лизе ничего счастливого не высвечивалось. Они оба делали вид, что ничего не случилось, что они не знакомились в его авто, в общем, никогда не разговаривали об этом.

Заходя по делам в его кабинет, Лиза, по маминой научке, нарочито томно облизывала пухлые губки и, хлопая черными ресницами, изображала из себя влюбленную. Иногда, завидев его где-нибудь вдалеке, она специально двигалась навстречу, зазывно покачивая бедрами, выставив вперед острые грудки. В эти минуты Любомирский делал стойку, он весь подбирался, словно кот, готовый броситься на добычу, но вечно кто-нибудь появлялся рядом и все портил.

Коллеги женского пола люто возненавидели Лизоньку. То ли ревновали к мужчинам, то ли чувствовали ее презрение к ним, незаметным и серым. Она даже не понимала за что. Стоило ей появиться на пороге, как тут же замолкали разговоры, все утыкались носами в бумаги.

Лизоньку, правда, мало волновали сослуживицы, и она всем своим видом выказывала им свое пренебрежение.

Зато мужчины изо всех сил ухаживали за ней. Набиваясь в друзья, вытаскивали ее во время обеда в близлежащие ресторанчики. Про кофе с сигареткой и говорить не приходилось. Женатые, неженатые, разведенные, подсаживаясь к ней в служебном кафетерии, угощали пирожными и сладостями, вкрадчиво нашептывая комплименты. Ей нравилось слушать о том, какие у нее длинные и красивые ножки, о чудесно пахнущих роскошных волосах, о грудках, светящихся сквозь блузон, о том, что неплохо было бы провести вместе выходные на даче или даже слетать в отпуск куда-нибудь за рубеж. Но мама не давала на это добро. Подробно обсудив каждого из коллег, она считала, что принц для ее дочери еще не нашелся. А попусту растрачивать свою красоту на абы кого негоже.

— Кроме того, сейчас в цене девушки строгих правил, а я рекомендовала тебя именно так. Любомирский должен клюнуть. Наберись терпения и жди, — спускала она на тормозах рвущуюся в бой сексапильную дочку.

По правде сказать, Геннадий Александрович был не во вкусе Лизоньки. Староват, да и белобрысых она не очень-то жаловала. Ей больше нравились накачанные черноглазые брюнеты.

Однажды, еще в институте, они с подружками закатились на мужской стриптиз. Вот там действительно были мальчики, что называется — улет. Узкобедрый мулат с горящими глазами, медленно вылезая на ходу из узеньких джинсов, двигался по подиуму. Девчонки, облепившие помост, с визгом приветствовали красавчика. Небрежно бросив взгляд на толпу, он выбрал именно ее среди всех и… кинул свой ремень с медной «ливайсовской» пряжкой — знак выбора. Конечно, ненормальная толпа поклонниц подняла дикий рев и тут же вырвала у нее многозначащий презент. Но стриптизер явно положил на Лизоньку глаз.

Когда, уже совсем нагой, он подполз к живому барьеру из визжащих девчонок и протянул руку, Лизонька, поддаваясь всеобщему сумасшествию, готова была отдаться ему там же, на подиуме, но, услышав его шепот: «Не уходи, дождись конца моего выступления», сдержала себя. Трусики от перевозбуждения прилипли к кожаным брючкам. Пережить его эротический танец не было никаких сил.

Воображение девушки, подогретое безумной толпой и горящим взглядом юноши, рисовало этакого средневекового рыцаря, галантного и богатого. На самом деле танцовщик оказался бедным и нагловатым студентом из ближнего зарубежья. Он угостил ее пепси и потащил в общежитие на край Москвы. Правда, ночь любви, подаренная чернооким, осталась в памяти у девушки как нечто потрясающее. Заниматься любовью, конечно же, он умел. Не зря считался настоящим профессионалом.

Мама не одобрила поступок дочери.

— Растрачивать себя ради удовольствия? — не разделяя восторга, она выслушала рассказ блудницы о бурной ночи со всеми подробностями. — Тебе надо думать о будущем. Когда разбогатеешь, таких, как этот, — она брезгливо повела плечом, — пачками себе сможешь приглашать.

— За деньги мужчину? — Лиза сделала круглые глаза.

— А чем они от девиц отличаются? — попробовала охладить ее детскую категоричность Татьяна.

— Нет, он не такой… ты себе не представляешь, как девчонки от него тащатся… а он только меня хочет. Он целовал меня всю-всю и шептал, что влюбился, что мы поженимся.

— Глупенькая, он не москвич. В общежитии живет. Ему угол в столице бесплатный нужен.

— А я не нужна? — злилась, не веря матери, Лизавета.

— Я покажу тебе того, кому ты будешь нужна. Точнее, того, кто будет нужен тебе.

— Ты ничего не понимаешь. Мне нужен именно он! — Лизонька, заливаясь слезами, повесила рекламный плакат стриптизера у себя над кроватью.

— Пожалуйста, тусуйся с ним, пока не надоест, — не в силах переубедить упрямицу, согласилась мать.

Прогноз маменьки вскоре сбылся. Наигравшись с бедным стриптизером в любовь, Лизонька бросила его сама. Надоело, что он вечно голоден, что ему не на что ее развлечь, да и в общагу на конец Москвы надоело таскаться. Почти все деньги, заработанные в ночном клубе, он отправлял своим многочисленным братьям и сестрам.

Следующим был разведенный служащий банка, отдававший зарплату двоим детям.

— Банкир — это хорошо, — похвалила ее выбор Татьяна.

— Он не банкир, — поправляла ее дочь, — он менеджер банка.

— Все равно солидный человек, — настаивала мать, — будь с ним поласковее. Ублажи мужчину.

Лизоньку на ласки хватило недолго. Пока секс продолжался под звуки ресторанной музыки, девушка была к нему благосклонна. Но однажды у него оказалась на побывке маленькая дочь, да еще, к несчастью, заболела. Лизонька отказалась возиться с ребенком.

— Вот еще, — возмущалась она, — я же не нянька!

На этом любовь с банкиром закончилась.

5

Как это бывает в начале лета, дождь лил третьи сутки подряд не переставая. В небольшой квартирке, которую Геннадий снял недалеко от работы в районе Красной Пресни, было сыро и холодно. Отопление выключили, и ветер задувал под ветхие облупившиеся балконные двери.

Видавший виды диван, под совковым названием софа «Юбилейная», жалобно скрипнул, когда Лиза осторожно присела на его краешек.

— Геннадий Александрович, — рискнула подать голос девушка, — все-таки не очень удобно, что встреча с таким важным клиентом состоится тут. Она обвела взглядом выгоревшие аляповатые обои и протянула: — Странно, почему он опаздывает?

— Я объяснил тебе, мы не можем с ним встречаться в офисе во избежание утечки информации. Наши конкуренты не дремлют.

— Как интересно! — притворно воскликнула девушка. — Вроде как в шпионских детективах! — Она откинулась на софе назад, облокотившись на руки. При этом острые грудки под прозрачной черной блузкой пугливо вздрогнули.

— Ты слышала об экономическом шпионаже?

— Конкуренты подслушают и выкрадут информацию?

— А ты как думала? — с поучительным видом произнес шеф. — Кстати… — Он примостился рядом на диване и от близости к такой свежести и молодости даже немного потерялся, но, собрав силы, продолжил строгим голосом начальника: — У меня к тебе просьба…

— Слушаю, — почувствовав его замешательство, Лиза активизировала игру в кошки-мышки.

— Не носи на работу такую одежду.

— Какую? — на самом деле не понимая, поинтересовалась острогрудая малышка.

— Прозрачную.

— А что, шпионы подглядят? — зло прищурилась она.

— И вообще, не одевайся вызывающе, — уже более мягко произнес Геннадий.

Сообразив, что с ней не шутят, кошка выпустила когти.

— Чем это вам не нравится моя одежда? — в ее голосе послышалось возмущение.

Он медленно поднялся и подошел к пиджаку, предусмотрительно повешенному на спинку колченогого стула. Засунув руку во внутренний карман, достал бумажник.

— Вот тебе деньги. — Шеф протянул Лизе несколько стодолларовых купюр. — Купи себе офисный костюм.

Он знал, что это пробный шар: возьмет, не возьмет?

Глаза девушки при виде денег заблестели, но амбиции где-то внутри не позволяли вот так просто взять их. Несмотря на уроки мамы, сейчас ей было не по себе: тетя Наташа, жена шефа, очень расположена и к ней, и к маминой сестре Галине. И еще Лиза, как любая современная девушка, знала правила игры: не крути романы там, где работаешь, учишься и т. д. Это, с одной стороны, с другой — в иных местах связываться было не с кем. Мальчики на дискотеках, кутившие на чужие деньги, еще хуже, чем этот, возраста ее папы, человек. Правда, многие сотрудницы считали его мужиком что надо. Но, по мнению Лизы, красивыми были парни из группы «Бэкстрит бойс». Их фотография сменила плакат стриптизера у нее над кроватью.

— Бери, бери, — проникаясь ее сомнениями, словно заглядывая внутрь, под прозрачную блузку, настаивал Геннадий, — считай, что это премия.

— За что? — темные глазки девушки по-кошачьи округлились.

— За неординарную работу… — Обводя взглядом комнату, он решил продвинуться дальше.

— Здесь? — словно не понимая, о чем это он, Лиза, однако, аккуратно сложила купюры в сумочку.

— Кофе будешь? — направляясь в кухню, он оставил вопрос без внимания.

— Буду, — согласилась Лиза и в раздумье подошла к балкону.

Сквозь молоденькую листву, которая вздрагивала под тяжелыми каплями воды, виднелась круглая башня с огромной сетчатой тарелкой. Она напоминала фантастические фильмы о космосе.

— Здесь что, инопланетяне живут? — громко прокричала она ему в кухню.

— Почему? — отозвался Геннадий, разливая дымящийся кофе по чашкам, которые он, к счастью, нашел в убогом навесном шкафчике.

— Похоже на что-то космическое, — соображая, как ей вести себя дальше, она показала пальцем во двор.

Он поставил две чашки на стол, покрытый вытертой клеенкой.

— Может быть, шампанского? — спросил он и полез в кейс.

— А где третья? — Лиза сделала невинные глаза и, изображая глубоко обманутую, вновь отвернулась к окну.

— А нужна она, третья? — полюбопытствовал Геннадий. Не дождавшись ответа, он подошел к ней сзади и обнял за плечи. — Это здание старой обсерватории, давно заброшенное и оттого такое угрюмое, — дотрагиваясь губами до ее уха, прошептал он.

Она не оттолкнула его и не ответила на ласку.

Лиза считала себя высокой девушкой. За рост и внешность ее иногда даже приглашали участвовать в самодеятельных конкурсах красоты. Но шеф был выше на целую голову, и его подбородок упирался ей в макушку, делая маленькой и беззащитной.

Осторожно, словно опасаясь спугнуть, он коснулся торчащих из-под блузки сосков, указательными пальцами пощекотал их. Напружинившись, они вызвали реакцию его плоти, и он, прижавшись к ней сзади, дал это почувствовать. Несмотря на жуткий холод в квартире, Лизу охватил жар, и она попыталась осторожно высвободиться. Приоткрыв балкон, девушка сделала вид, что внимательно изучает двор.

Происходящее стало казаться нереальным: новая работа, Наталья, богатенькая подруга родной тети, любимый муж этой самой Натальи, который сначала премировал ее шуршащими зелененькими, а теперь стоит сзади и губами трогает за мочку уха, а его плоть упирается ей между ягодиц.

Мама намекала на возможное развитие такой ситуации и советовала: «Если что, то — да. Все лучше, чем голоштанный сосед Никита без кола и двора». Хотя с Никитой, конечно же, веселее тусоваться. В смысле секса — Никита, наверное, профан. Всего разок она с ним целовалась, и, в общем-то, он так себе, ничего не умеет. А ласки взрослого мужчины настолько изощренны, что хочется сорвать с себя одежду и отдаться тут же. Но надо играть по правилам. Его руки медленно скользят вниз по ее телу, приятно возбуждая, все ниже и ниже. Кружевные трусики, туго обтягивающие бедра, готовы лопнуть от желания. Жаркое дыхание в затылок — и даже крепко подколотый пучок, не выдержав пламени страсти, рухнул. Копна черных волос рассыпалась по плечам. Но она все еще не отвечает на его ласки.

— Ты никогда не пожалеешь об этом, — шепчут его губы, чувствуя ее холодное упрямство, — я сделаю для тебя все, что захочешь.

— Вы волшебник? — не оборачиваясь, она продолжала играть, все больше распаляя мужчину.

— Я маг, я волшебник, я достану для тебя все звезды… — Не выдержав, он резко развернул ее лицом к себе и прижал, задрав вверх юбку.

— Не надо, — слабо засопротивлялась девушка, — прошу вас…

— Для тебя… тебя… — Не в силах сдержаться, он жарко поцеловал ее лоб, волосы, глаза. — Только скажи, чего ты хочешь?

— Хочу… — выламывалась она.

— Что, что? — Он действительно готов был исполнить любое желание этой свеженькой, приятно пахнущей капризули.

— Вы и правда волшебник? — Стоя с ним лицом к лицу, Лиза продолжала держать себя в руках. — Хочу, чтоб вот она, — запрокинув голову назад, девушка глазами показала на купол обсерватории, обращенный в небеса, — эта штуковина, завертелась, тогда… может быть… — Она ловко вывернулась из жестких объятий мужчины и, призывно вильнув задом, прилипла к балконному стеклу.

— Сделаем, — самоуверенно пообещал Геннадий, подумав, что далась ей эта обсерватория.

— А вы не обманете? — вновь приблизившись почти вплотную, Лиза кокетливо хлопнула влажными ресницами.

Ему льстило ее обращение на «вы». Казалось, что он действительно господин, волшебник, но, зная непредсказуемость женщин, Геннадий, как в бизнесе, предпочитал на всякий случай договориться.

— Клянусь! — Он поднял два пальца вверх. — В этом случае примешь мои условия?

Он смотрел на девушку: распущенные волосы обрамляли ее белое, словно выточенное, почти детское лицо. Полуоткрытый рот в капризной улыбке. А в глазах похоть взрослой женщины.

— Какие?

— Разденься, только сама, — хрипло выдавил он.

— Я не могу…

— Почему?

— Светло… — Дернув плечиком, она продолжала испытывать его терпение.

— Завязать тебе глаза? — предложил он.

— А вы правда не обманете? — играя роль Красной Шапочки, невинно прощебетала она.

— А ты? — словно Волк прорычал он.

Лиза опустила глаза.

— Э-э, так не пойдет. Тогда за невыполнение обязательств давай придумаем тебе наказание.

— И вам? — продолжала баловаться девушка.

— И мне, — сразу согласился Геннадий.

Он тотчас, пока она не передумала, снял с шеи галстук, который только что получил в подарок от жены. Шелковый, в едва заметную полоску по последней моде сезона, тот стоил, вероятно, больше денег, чем он дал Лизе на офисный костюм. Натка понимала толк в вещах и не скупилась на подарки мужу.

Вот этим-то галстуком Геннадий и завязал Лизе глаза, торопливо стянув на затылке двойным узлом.

Приняв игру, Лиза с совершенно невинным видом выставила вперед длинную ножку и стала закатывать в круглую трубочку белый чулочек.

«Все как надо, — отметил про себя Геннадий, — никаких колготок». Он ненавидел колготы, тягучие, обтягивающие тугие бедра жены. «Чтобы выглядели уже, и от целлюлита лечат», — как-то подслушал он жалобы подруге. Белый чулок в конце пути зацепился за блестящий ноготок большого пальца длинноножки.

— Конечно, на ощупь тебе тяжело с ним справляться. Помочь?

— Мы же договорились… я сама… — Лиза притворно надула губки.

— Да-да, помню, — сглатывая слюну, прошептал Геннадий. — Не забыла условие, если ты проиграешь?..

— У вас задача посложнее, — принимаясь за тоненький лифчик, напомнила о своем неисполнимом желании Лиза.

И вот уже две маленькие пуговки грудей разбежались в разные стороны. Геннадий еле сдерживался, чтобы не наброситься, не искусать, не измять свеженькое, словно выпавшая роса, тело.

Теперь на ней оставалось только тоненькое кружевное бикини и его шикарный галстук от Валентино. Продолжая игру, она несколько раз дотрагивалась пальчиками до слабой резиночки, всем своим видом изображая сомнение: снимать ли последнюю часть своего нехитрого туалета?! Принимая правила, он, словно верный пес, ластясь, опустился к ее ногам, провел сухим языком по вздрагивающим бедрам, медленно поднялся к соскам и, уже не в силах справиться с собой, резко сдернул с нее трусики.

Девушка с криком сорвала повязку с глаз:

— Мы так не договаривались… вы… вы обманули меня! — В голосе чувствовались капризно-плаксивые нотки.

«Откуда мне это знакомо?» — с раздражением промелькнуло в голове, и тут же нахлынули воспоминания о левых вылазках от жены. Но уже не в состоянии контролировать себя, он грубо зажал ее в своих объятиях.

— Ой, — пискнула Лиза, выставив вперед кулачки, готовая в любую минуту не то расплакаться, не то устроить истерику, и мужчина почувствовал, что это конец, ему с ней не справиться.

«Завтра же выгоню истеричку на улицу», — зло решил он, и в это время свершилось чудо.

Через раскрытую дверь балкона донесся раскат грома, затем раздался страшный грохот, треск, и Геннадий, к своему великому удивлению, увидел то, во что невозможно было поверить: купол старенькой обсерватории, натужно сделав первый круг, пошел на второй, третий…

— Ну вот, — выдохнул он в теплое, нагое тело девчонки, — я выиграл, она вертится!

Потрясенная девушка перестала сопротивляться и от ужаса прижалась к нему. Ее реакция придала ему такую силу, которой он сам от себя не ожидал. Легко приподняв за бедра, он прижал ее к дверному откосу и мощно вошел в нее. Раскаты грома заглушили пронзительный крик девушки, призывный и чувственный.


— Что это было? — до конца не поверив Геннадию, удивился Павел.

— Мистика, — продолжал интриговать друга бизнесмен.

— Гоголевская чертовщина, — эмоционально воскликнул Павел, от волнения затянувшись сигаретой.

— Когда я поостыл после всего… — Геннадий сделал многозначительный жест, — то первое, что пришло в голову, — девчонка или ведьма, или с кем-то в сговоре, такое сотворить!

— Или просто самодурка, ляпнула черт-те что. Судя по твоему рассказу, она ведь предложила условие: «Если купол завертится, тогда…»

— То-то и оно!

— Но ведь не просто же так привязалась…

— Знаешь, если бы ты ее видел… Она королева. Ну, невозможно про нее сказать самодурка или идиотка! Если ее раскрутить, она пойдет далеко.

Друзья уютно расположились в удобных креслах, Геннадий плеснул в широкие рюмки коньяку и, разогрев свою в ладонях, вдохнул аромат, вспоминая о свидании с Лизой.

— Ладно, не буду тебя интриговать, рассказываю, что произошло на самом деле. Значит, в тот злополучный, то есть, что я говорю, удачный день события развивались следующим образом: после всего, пока она отмокала под душем, я вышел на балкон и услышал пронзительные крики. По двору под проливным дождем метались и кричали люди. Было отчего испугаться! Говорят, что этот купол, он, кстати, называется астрографом, бездействовал энное количество лет. Его охранял какой-то сторож-забулдыга. Но по причине ненастной погоды несколько недель на башню никто не заходил. Рубильник, включающий мотор купола, был замотан половой тряпкой. Напитавшись грязной влагой, тряпка приобрела конечную проводимость и замкнула цепь.

— Сколько же он крутился?

— Ты не поверишь, если я тебе скажу: ровно столько, сколько мы занимались любовью. Потом внезапно остановился. Она до сих пор спрашивает меня, как я это устроил?

— Ты умно отмалчиваешься?

— Многозначительно, — поправил приятеля Геннадий, — но… — в задумчивости продолжил он, — королева оказалась с характером Жанны д'Арк. Теперь она хочет, чтобы я вертелся вокруг нее, как этот купол.

— У тебя опыт, думаю, ты справишься, — обнадежил друга Павел.

— С чем? — неожиданно услышали они голос Натки, заставшей их врасплох.

— С одним очень сложным клиентом, — нашелся Геннадий и, притянув жену к себе, похлопал ее по бедрам.

— Ладно, — снисходительно не поверила Натка и понимающе кивнула.

— О чем могут беседовать два таких красавца-мужчины? — Она нежно приложилась губами к светловолосому затылку мужа. — Ужинали?

— Да-да, угадала, все о них! — Павел готов был прийти с повинной. Но Геннадий его опередил:

— О деньгах…

— Деловые вы мои, вот я сегодня без коньяка, без сигарет, без разговоров, знаете, на какую сумму сделку подписала?

— Подписала… это еще журавль в небе.

— А у тебя что, есть синица в руках? — Натка укоризненно покачала головой.

Последнее время дела в их конторе не очень-то ладились. Геннадий часто уходил или даже уезжал в другие города на длительные переговоры и возвращался ни с чем. Стал поговаривать, что, возможно, он уйдет из бизнеса в политику. Все лежало на плечах у Натальи.

— Синица? Может быть… может быть, — думая о своем, пробурчал Геннадий.

— Тогда давай за нее выпьем, я сегодня что-то устала, — с оптимизмом предложила Наталья и опустилась в кресло рядом с мужчинами.

Павел, встрепенувшись, плеснул ей в рюмку янтарный напиток.

— За кого? — словно очнувшись, Геннадий посмотрел на жену.

— За птичку твою, синичку, — многозначительно проговорила Наталья.

— А стоит ли? Я, знаете, стал суеверен в последнее время.

6

Мягкий пушистый снег лежал на деревьях. Солнце светило, словно в жаркий летний день, и все было бы отлично, если бы не надутые Лизины губки, вычерченные словно кистью на красивом личике.

Прохаживаясь вдоль сугробов по узкой дорожке соснового леса, Лиза аккуратно приподнимала полу мягкой норковой шубки.

— Хочу к людям, что мы как волки здесь живем — в отдельном домике! Мне не от кого прятаться, — тоном взрослой женщины выговаривала она.

— Ты живешь, как королева, в отдельных апартаментах. Все для тебя — сауна, бассейн. Кофе в постель подают, — не желая разборок в такое чудесное утро, увещевал ее Геннадий. — И потом, — он развернул ее к себе, притянув за круглый воротник дорогого одеяния, — разве нам плохо вдвоем, или тебе нужен кто-то еще?

— Не делай вид, что ты не понимаешь, о чем речь. Я не дикая кошка.

«Очень точное определение», — решил про себя Геннадий, а вслух произнес:

— Ты мой тигренок, который изредка выпускает когти.

— Не отвлекайся от темы. — Лиза сверкнула глазами. — Ты обещал, что подашь на развод еще осенью, а скоро уже весна…

— Детка, ты же знаешь, у меня на носу выборы. Как на тебя посмотрят мои избиратели?

— Молча, — огрызнулась девушка.

— В конце концов, — в его голосе послышались нотки раздражения, — чего тебе не хватает?

— Написать список? — с досадой, что он не хочет ее понять, воскликнула Лиза и, разволновавшись, оступилась ногой в высоком замшевом сапоге.

Соскользнув с дорожки и неуклюже взмахнув руками, она повалилась в сугроб, увлекая за собой Геннадия. Ушанка с растопыренными ушками из тонкой белой кожи соскочила с ее хорошенькой головки, длинные черные волосы рассыпались по голубому свежевыпавшему снегу.

Раздражение на девчонку, которая все больше и больше предъявляла на него свои права, моментально исчезло. Лежа поверх хрупкой капризницы, он ладонями обхватил ее лицо, вдыхая нежный аромат кожи. Тело девушки под толстым свитером дразнило его воображение и возбуждало. Руки сами двигались под теплыми полами шубки, настойчиво пробираясь к заветному месту.

— А ты не боишься, что какой-нибудь твой соперник застанет нас тут врасплох? — отбиваясь и барахтаясь в сугробе, сопротивлялась Лиза.

Любые разговоры о соперниках перед предстоящим туром выборов Геннадий воспринимал болезненно. Его стремление к победе было сильнее даже привязанности к ней. Правда, он клялся, что это не простая привязанность, а настоящая любовь.

Она чувствовала, что тут ее власть над ним кончается. Потому что соблазн подчинить многих (возможно, еще более красивых девушек, чем она) сильнее ее чар.

Сказочный зимний лес обступал их со всех сторон, чувствуя приближение весны, птицы громко щебетали вокруг.

— Ты моя синица, — вспоминая разговор с женой, ласково прошептал ей Геннадий.

— Но ведь тебе хочется поймать журавля, скажи честно, да? — легонько отстранившись, Лиза сделала еще одну попытку серьезно поговорить с любовником.

— Хочу, — вырвалось у него откровение.

— Знаешь, я тоже хочу тебе признаться, — в свою очередь заявила девушка. Приподнявшись, она села на снег и, зажмурившись от яркого солнца, осторожно начала: — Понимаешь, так же как и ты, я мечтаю словить журавля.

Любомирский нахмурился.

— Это вовсе не то, что ты имеешь в виду, — поспешила заверить Лизонька.

— Он будет не с длинным носом на тонких ногах? — решил отшутиться Любомирский. Здесь, на зимних дачах элитного дома отдыха, ему совсем не хотелось говорить о делах.

— Пожалуйста, выслушай меня! — Она остановила настойчивые руки мужчины.

— Прямо здесь, на снегу? — Он вынырнул из ее теплого нутра и мягко положил девушку на лопатки. Крепкие накачанные ноги не давали Лизе пошевелить бедрами. Влажный язык скользнул ей за ухо, вызывая ответную реакцию.

— Я зарегистрировала свою фирму, ухожу от вас, — оттолкнув его, все-таки выдохнула она.

— Мне донесли, — смеясь над ее наивностью, Геннадий продолжал целовать глаза, волосы, задирая вверх пушистый свитер, чтобы добраться до самого сладостного — ее сочных грудок, выпуклых розовых сосков.

— Ты зна-ешь, что я от вас ухожу? — растягивая слова, удивилась Лиза.

— Знаю-знаю… — Смеясь, он продолжал водить языком по ее шее.

— Ну, тогда я тебе скажу главное — мне нужны деньги!

— Детка, разве я не даю тебе их постоянно, — не придавая значения ее словам, продолжал любовную игру Геннадий.

— Я не о таких деньгах, — возразила Лиза.

— Давай поговорим об этом позже… — Вновь распластав любовницу на снегу, Геннадий обхватил ее за бедра. — Все потом, — шептали его губы, — потом.

— Нет, сейчас, мне нужно… — настаивала, не даваясь, девушка.

— Хорошо, дорогая, как скажешь, детка, — приговаривал он, высвобождая себя из крепкой молнии джинсов.

Когда юная бизнесменка произнесла сумму, которая была ей необходима для ведения собственных дел, Геннадий даже ослабил хватку, но соблазн был настолько велик, что, промычав в ответ что-то нечленораздельное, он все-таки овладел ею.

Верхушки сосен качались перед глазами, и эхо стонов повторил зимний лес.

— Все, отстань! — Лиза резко вскочила на ноги и стала натягивать на себя сорванную одежду.

Всякий раз после занятий сексом Лиза, вроде холодного любовника, вела себя с Геннадием жестко. Она не признавала продолжения любовных игр. Отряхнувшись от снега, набившегося в рукава и штанины, девушка стремительно понеслась в душ. Там, подставляя тело горячим струям воды, она размышляла о дальнейшей стратегии поведения с Любомирским.

Шел второй год их совместной работы и совместной жизни, если связь между ними можно было так назвать. Старенькая квартирка возле обсерватории, в которой она впервые отдалась своему боссу, ушла в небытие. Теперь Лиза жила в новом благоустроенном доме в самом центре Москвы. Апартаменты с пылающим по вечерам уютным камином, огромной ванной комнатой, посреди которой располагалась круглая джакузи, сверкающий мрамором туалет, кухня, оборудованная по последнему слову техники, — все это уже не радовало. Ей хотелось совсем другого. Их совместные дневные отлучки с работы под предлогом деловых переговоров все чаще кончались ссорами.

— Что, опять быстренько раздеваться и в постель средь бела дня? — бунтовала она.

— Чего тебе не хватает? — пробовал увещевать ее любовник.

Лиза злилась, украдкой глотая слезы. Сетовать на свою участь было некому. Мать считала, что ей невероятно повезло. К тете Гале с этим не сунешься. А ведь все продвинутые сокурсницы или повыходили замуж, или хвастались блестящей карьерой. При встречах с ними Лиза, завидуя, рассказывала о своем грандиозном проекте, который вот-вот должен осуществиться.

Геннадий, поглощенный предвыборной суетой, бизнесом, семейными проблемами, не обращал внимания не непонятные капризы и амбиции девушки. Хоть стоило это и немало, но он брал от нее все, что ему было нужно.

Загнанная обстоятельствами, Лиза старалась не отставать от него. Заполучив чужого мужа на часок-другой, молодая любовница отнимала у него столько сил, что тот еле уносил ноги в берлогу к родной и безраздельно любящей его Натке, а Лиза, злясь и ревнуя, проводила время в компании случайных дружков и подружек. Иногда они закатывались в ночную дискотеку, иногда просто веселились у нее до утра, засыпая в объятиях друг друга. Ей казалось, что своим поведением она жестоко наказывает Геннадия.

— Детка, ты уже спишь? — улучив момент, когда жена уютно похрапывала рядом, Любомирский тихонько вылезал из постели и, набрав номер телефона купленной им квартиры, шептал в трубку.

— Сплю, — раскинувшись на широкой кровати, которая вмещала в себя всю их дружную компанию, Лиза в темноте протягивала руку к тому, кто вне зависимости от пола еще был в состоянии доползти до нее.

— Кто там у тебя? — услышав попискивание, удивлялся Геннадий.

— Это… сейчас посмотрим… — Лиза, словно слепая, находила выпуклую родинку на бедре у сонной подружки. — Это мой новый любовник — Рита.

Геннадий, не в силах ничего изменить, относился к выходкам подружки снисходительно, считая их дамскими шалостями. Они не мешали делу, поэтому он был согласен терпеть.

Но теперь ситуация изменилась. Когда, стараясь не рассердить Павла, Геннадий осторожно назвал цену, которую заломила любовница, реакция друга была соответствующей.

— Выкинуть, как драную кошку, — бесновался Павел, — отобрать квартиру, пусть топает на все четыре! Неблагодарная тварь! Ты из нее человека сделал.

— Ну что ты раскипятился, — успокаивал его Геннадий, — подумай, сможем ли мы отщипнуть ей что-нибудь от избирательной кампании.

— Ты совсем сошел с ума, вспомни, сколько нам стоило трудов найти спонсоров, уговорить их вложиться в дело, а теперь этой, этой… — От злости Павел, всегда отличавшийся красноречием, не мог подобрать слов, достойных ненасытной любовницы друга. — Ты хочешь отвалить больше половины с таким трудом добытых денег.

— Поищем еще, — неожиданно твердо произнес кандидат в губернаторы.

Павел, возглавлявший предвыборный штаб кандидата самого денежного округа в России, онемел от удивления. Дальнегорский край занимал одно из ведущих мест в мире по добыче алмазов. За губернаторское кресло сражались три видных политических деятеля. Но самым опасным соперником Геннадия был молодой и безупречный во всех отношениях кандидат от, партии «Совесть».

— Ты, наверное, шутишь? Как это, поищем? Или у тебя есть кто-нибудь на примете?

— У меня нет другого выхода. — Геннадий тяжело вздохнул. — Ты ведь не хочешь, чтобы она меня подставила?

— То есть что ты имеешь в виду? — насторожился Павел.

— Только то, что у меня помимо жены, детей, внуков еще и молодая любовница. Этакий гарем. Остается их только выстроить в ряд и тук-тук по чадре: открой личико, Гюльчатай.

— Ну, знаешь, не преувеличивай. В наше время одной любовницей никого не удивишь. Ты ведь не Билл Клинтон.

— Это конечно, но безупречный облик моего соперника, заметь, он в два раза младше меня, голосов мне не прибавит.

— Значит, он не мужик. И, кроме того, сегодня он безупречен, а завтра на него можно такой компромат сварганить…

Геннадий многозначительно посмотрел на друга.

— Да-да, и это обойдется нам в два раза дешевле, чем отступной твоей Лизоньке. И потом, — голос Павла зазвучал менее сурово, — что она на такие деньги, остров в океане собирается прикупить?

«Слава Богу, согласился на отступного, — отметил про себя Геннадий, — остальное — дело техники».

Он знал, что друг вспыльчив, но, убедив его в необходимости заплатить Лизоньке за молчание, он избавит себя от дальнейших хлопотно улаживанию смет и прочей предвыборной документации.

— Она хочет открыть свое дело, ей нужен капитал.

— Ах, ей нужен капитал, а нам он ни к чему, — снова завелся Павел. — Вчера бухгалтер принес смету, вот посмотри: телевизионщикам отстегнуть нужно, иначе кто тебя в каждую программу запихнет, концерт артистов эстрады в Дальнегорске о-го-го в какую копейку нам влетит. Заметь, мы приглашаем самых известных. Все твои поездки пароходами, самолетами… кто, скажи, кто это все оплатит?

Геннадий угрюмо молчал.

— Объясни ей, пусть потерпит пару месяцев, потом мы ей сами все организуем. Кстати, мы ей деньги и крышу, а она нам обеспечит отмывку через сеть разветвленных бутиков. Когда губернатором станешь, раскрутим ей товарный знак типа «Нины Ричи», к примеру, «Лиз Орли», сделаем его самым модным в России, а ее хозяйкой этой империи назначим. Заманчиво? Только держи ее на коротком поводке.

Голова у Павла работала четко и с дальним прицелом. Он умел ладить, договариваться, руководить, планировать расходы. С помощью хитростей и манипуляций умел обмануть, наобещать. И сейчас, отстаивая интересы Геннадия, а посредством его выборов и свои, Павел, сам не новичок в любовных похождениях, прикидывал, как хотя бы временно задвинуть Лизоньку на дальний план. Там будет видно, пригодится ли эффектная сексапильная любовница губернатора богатейшего края для чего-нибудь еще, кроме постельных утех.

Чувствуя ревность и откровенную неприязнь Павла, Лизонька несколько раз делала попытку поладить с ним. Она предпочитала не иметь таких врагов. Однако всякий раз друг Геннадия, принимая ее шаги за что-то иное, в открытую пробовал затащить красотку в постель. Но Лиза умела постоять за себя, она даже не жаловалась на него любовнику.

Время работы в престижной фирме изменило капризную девчонку. Мечта о карьере бизнесвумен, которую она вынашивала в сердце, полностью захватила ее. Общение с серьезными людьми из окружения Любомирского формировало безымянную пока звездочку, претендующую на свое место на небосклоне. Заманчивые намеки уже не трогали ее сердце и не могли сбить с намеченного пути.

К предложениям стать моделью или актрисой девушка относилась с презрением. Жизнь и смерть знаменитой Мэрилин Монро разочаровывали. Прочитав однажды о ней книгу, Лиза заявила:

— Жаль, что не смогла по-иному использовать свою красоту.

Глядя на тетю Наташу (теперь она называла ее про себя так же, как Гена, Натка) и бессознательно подражая ей, будущая бизнесвумен решила добиться большего.

Работая несколько лет на фирму Любомирских, она кое-чему научилась, завела круг собственных нужных знакомых. Устраивая шумные презентации, рекламные кампании, встречи с журналистами, Лиза присматривалась, как действуют, одеваются, причесываются и преподносят себя настоящие бизнесвумен. Строгие дорогие костюмы, безупречно причесанные головы, добротная кожаная обувь, даже такие, как ей казалось когда-то, мелочи, как идеальные колготки, — оказывается, все это имело немаловажное значение. Ручки, телефоны, часы, портмоне — неизменные аксессуары деловой женщины — были подмечены острым глазом способной девочки, поставившей себе задачу покорить мир.

Коротенькие юбочки, вызывающие похотливые взгляды, ушли в прошлое. Темная юбка до колен, с небольшим разрезом для шага, сложенные вместе безупречные ноги во время переговоров вызывали больше сдержанных эмоций и мечтаний у тех, кто был нужен ей, а не наоборот. Прозрачные черные блузки из недышащего нейлона уступили в ее гардеробе место плотному белому шелку. А вульгарную дешевую одежду, нарядную, как некогда считала она, потеснили эксклюзивные коктейльные платья из натурального бархата, тафты и шерсти.

Девочки и мальчики, шумно проводящие время в ночных дискотеках, были вычеркнуты из ее записной книжки. А в специальной кожаной папке для визиток появились карточки, однажды наткнувшись на которые, Геннадий не поверил своим глазам.

— Э-это у тебя откуда?

Последовавшие бурные объяснения не удовлетворили босса.

— Ты шутишь с огнем, — предупредил он любовницу.

— Ревнуешь? — припомнила она ему свои страдания.

— Не глупи, — предусмотрительно остерег он Лизу, — те, кто пробирается на самый верх, коварны и хитры. Будут неприятности!

— У тебя? — делая беззаботный вид, отмахнулась Лиза.

— У меня тоже, — серьезно отозвался Геннадий.

7

— Хотели бы вы стать такой? — увидев необычный свет в глазах Лизы, буквально прилипшей к выбитым на Голливуд-бульваре звездам, поинтересовался мужчина.

С подачи Геннадия Лиза прозвала его Лисом, наверное, оттого, что звали его нерусским именем Лион. А еще потому, что он носил яркие рыжеватые пиджаки, ступая осторожно, будто боясь кого-то спугнуть. Грациозные мягкие движения делали его похожим на хитрого зверька. Чтобы стать особо приближенным к президенту лицом, нужен был дар. И он им обладал.

Любомирский опасался, что через Лизу рано или поздно этот человек выйдет на него. Ничего хорошего Геннадию такое даже опосредованное знакомство сулить не могло. Во всяком случае, сейчас, в разгар предвыборной гонки. Но контролировать ситуацию со своенравной любовницей Любомирский уже не мог.

В составе высокопоставленной правительственной делегации Лис взял ее с собой в поездку по США, в штат Калифорния. Визит освещали десятка два журналистов, а в состав делегации входили несколько знаменитостей из мира культуры. Американцы, как гостеприимные хозяева, превзошли самих себя. Программа оказалась настолько плотной, что на сон у Лизы оставалось по пять-шесть часов. Можно было что-то пропустить и отлежаться в прохладе кондиционеров шикарного отеля, но жажда увидеть все превышала накопившуюся за две недели усталость. Да и Лис требовал, чтобы она всегда была рядом. Богемный Лос-Анджелес с незабываемым приемом в самом Голливуде остался позади. Завтра они направлялись во всемирно известный центр развлечений — Лас-Вегас!

Как ни отговаривал Геннадий свою любовницу от поездки в Америку, все доводы его оказались тщетны, а ее решение сопровождать Лиса в качестве второго помощника осталось непоколебимым. Должность советника, которую занимал Лис, представляла возможность ворочать большими государственными деньгами.

— Если мне удастся его раскрутить, я смогу помочь даже твоей избирательной кампании, — щедро обещала Лиза Геннадию.

— Какая трогательная забота! — иронизировал Любомирский. — Я-то думаю, что тебя понесло на другой конец земного шарика? Оказывается, нежная любовь ко мне!..

Первый помощник советника — странноватый услужливый парень с дурацким именем Валик — явно старался оттереть Лизу. Но ему это не удавалось. Он первым несся в буфет, чтобы принести Лису чашечку кофе, стоило появиться на небе тучкам, тут же раскрывал над ним зонт.

Лис раздраженно отмахивался и даже на людях с первого дня демонстрировал свое расположение к красотке Лизе. Встречая утром, целовал ей ручки, справлялся, хорошо ли выспалась, чашку кофе, принесенного Валиком, тут же передавал ей. После ужинов часто приглашал посидеть в баре или потанцевать. Несмотря на маленький рост — Лиза оказалась выше его почти на голову, — он совершенно не комплексовал. Его блестящая лысина с двумя редкими прядками, которые он тщательно зачесывал через весь череп слева направо, во время танца маячила у нее на уровне глаз. Двигался он как пушинка, легко. Валик, сердито уткнувшись в стакан с коктейлем, исподлобья поглядывал на них во время таких танцевальных вылазок.

Валик был единственным мужчиной в делегации, который не пробовал флиртовать с Лизонькой. Лиза даже сама однажды решила пригласить его на танец. Ей не хотелось иметь такого врага. Он под деликатным предлогом отказался.

Вот и сейчас, фотографируясь на Голливуд-бульваре в группе с Лисом и еще несколькими мужчинами, она поймала на себе его неприязненный взгляд.

— Иди к нам, — позвала его девушка.

Молодой человек фыркнул. Но Лис едва махнул ему рукой и бука-Валик, ершистый, настороженный, словно послушный котенок, в мгновение оказался рядом.

Лиза в шутку положила голову на плечо колючего ежа и почувствовала, как ее обдало ледяным холодом от юноши.

Фото, снятое полароидом, получилось забавным.

— Ваша жена теперь не приревнует меня к вам, — откликаясь на многочисленные намеки в их с Лисом адрес, пошутила девушка.

— У меня нет жены, — через пять минут в сувенирной лавчонке сообщил ей Лис, чем очень озадачил и обеспокоил красотку.

Она не стала выяснять, куда подевалась жена Лиса, а то, что та должна существовать, Лиза не сомневалась, поскольку о детях он вспоминал во время поездки довольно часто. То покупал внучке игрушки, то подарки сыну.

«Тем быстрее стоит ожидать расплаты за поездку», — как о неизбежном подумала Лиза. Этот груз немного омрачал ее путешествие. Но Лис вел себя очень корректно, каждый вечер, провожая ее до дверей номера, желал спокойной ночи и удалялся восвояси. Лиза объясняла это неусыпным наблюдением со стороны коллег. Репутация высокого начальника должна быть безупречна! Так учил доставший ее своей предвыборной гонкой Геннадий.

Лас-Вегас встретил их на следующий день томящей ночной духотой и фейерверком ослепительных красок.

Открытый «Кадиллак» медленно катил по центральной улице города.

Лис с несколькими важными членами делегации сидел рядом. Точнее сказать, рядом с ними была она — украшение мужчин. Такой комплимент сделал ей один из американцев, с восхищением глядя, как Лиза, словно позируя, поднявшись во весь рост, стоит на ходу в шикарном авто.

Жаркий ветер развевал волосы соблазнительницы. Льняной прохладный костюм облегал гибкую фигуру девушки, спасая от жары. Здесь, в городе развлечений и отдыха, ее редкая красота воспринималась мужчинами особо. Они с вожделением посматривали на нее и, облизываясь, завидовали счастливчику, который проведет с ней ночь.

Калейдоскоп отелей, сменяющих один другой, гуляющая в неоновом освещении праздная толпа туристов, звуки музыки и крики зазывал окутывали необычной пьянящей радостью. Поддавшись порыву, Лиза невольно прошептала:

— Вот где могла бы сбыться моя мечта!

Лис вопросительно посмотрел на девушку, вспомнив вчерашний разговор на Бульваре звезд, но спрашивать, что она имела в виду, не стал.

Кабриолет, мягко огибая огромное голубое озеро, свернул на аллею, благоухающую цветами. Красные цилиндры и белые перчатки швейцаров, выстроившихся шеренгой, возвестили о прибытии кортежа к роскошному отелю «Белуджио».

Прохлада кондиционеров приятно ласкала после тяжелой духоты улицы. Кремово-перламутровый интерьер, нарочито богатое убранство огромного холла, невиданные растения в напольных вазах — все это ошеломляло. Словно провалившись в мягкую постель, девушка присела в кресло перед стойкой регистрации. Зорко поглядывая по сторонам, она впитывала в себя каждую деталь. Ей нравилось здесь все.

Следующий зал, куда вел проход через арку, являл собой роскошный сад с морем низкорослых живых цветов. Их краски ослепляли. Своды потолка, украшенного светильниками из разноцветного стекла в форме причудливых растений, словно отражали этот наземный рай.

— Вы будете жить этажом ниже меня, — отвлек ее от созерцания Лис, передавая из рук помощников магнитную карточку-ключ. — Через полчаса ждем вас в ресторане к ужину.

Через полчаса Лиза сидела в ресторане, убранном в строгом классическом стиле, с видом на Стрип — центральную улицу Лас-Вегаса. Сотни разноцветных струй светомузыкального фонтана, расположенных полукругом, извивались в бальном танце.

С эстрады звучал блюз, и чернокожая певица томно покачивала бедрами в такт музыке.

Круглые столы сверкали серебром.

Успев принять душ и уложить волосы, Лиза была свежа и благоухала тонкими духами. Вишневые губы и легкий румянец — все, что она позволила себе из косметики. Огромные глаза, темные ресницы и брови не нуждались в макияже. Ярко-синее шелковое платье с открытой спиной, на широких крест-накрест бретелях подчеркивало высокую тонкую шею. На груди красовалось ожерелье из редких сапфиров — подарок Геннадия по возвращении из командировки в Африку.

За центральным столиком расположились местные бизнесмены, мэр города и она с Лисом. Лис вылез из кожи, ухаживая за ней. От него пахло дорогим одеколоном. Новый пиджак, как всегда ярко-кирпичного тона, подтверждал прозвище, тайно придуманное ему Геннадием.

— Вы прекрасны, — окинув ее взором и оценив наряд, громко произнес он и, обращаясь к сидящим за столом, провозгласил: — Мне только что сообщил распорядитель: Якуб Полянский прибудет чуть позже. — И, прочитав вопрос в глазах девушки, тихо добавил: — Это тот, кто дает ужин и представление в нашу честь.

— Он кто? — шепотом поинтересовалась Лиза.

— Один из самых богатых людей в Лас-Вегасе. Ему принадлежит несколько отелей и значительная часть местного шоу-бизнеса.

Лиза вспомнила, что, проезжая по Лас-Вегасу, видела десяток представлений, проходящих перед игорными заведениями. Это были полноценные театрализованные спектакли с пиратами, ныряющими с высокой мачты в искусственные водоемы, с кораблями, стреляющими из пушек, и вулканами, извергающими красные языки лавы. Тут, в центре игорного бизнеса, для гостей зазывно пели экзотические птицы, рычали тигры, хлопали хвостами крокодилы, устраивались кукольные представления, клоуны развлекали прохожих.

— Значит, это все принадлежит ему? — с восхищением спросила Лиза и неопределенно махнула рукой.

За окнами послышались звуки, подобные раскатам грома, и тотчас сотни маленьких разноцветных искорок, словно мелкие звездочки, взметнулись совсем близко и, поднявшись высоко в небо, угасли в темноте.

— Потрясающий фейерверк! — послышались возгласы.

Гости повскакивали с мест и прилипли к окнам. Ночь развлечений началась!

Официанты, бесшумно двигаясь между столиками, разносили прохладительные напитки, изысканные вина и блюда, а артисты с эстрады ублажали зрение и слух высокопоставленных гостей. Паузы между выступлениями солистов заполняла танцгруппа из высокорослых американских девушек, то в костюмах кошечек с пушистыми белыми хвостиками и мохнатыми рукавичками, то в черных прозрачных комбинезонах пантер, то в разноцветных чулочках с подвязками на ляжках. Секси мяукали, крутили бедрами, подвизгивали. Все они были длинноноги, блондинисты и упитанны.

Довольные приемом гости расслабились и с удовольствием взирали на эстраду. На сладкое официанты внесли огромный торт, высокий, как небоскребы в Лас-Вегасе.

— Господин Якуб Полянский посылает вам большой привет, — пробился сквозь шум восторгов возглавляющий прием представитель американской стороны. — К сожалению, из-за погодных условий он не смог прилететь на наш праздник. Все вы слышали, что во Флориде ураган. Но он желает гостям из России приятно провести время в Лас-Вегасе. Здесь все к вашим услугам! — Американец широко раскинул руки. — От его имени желаю вам повеселиться!

Послышались вздохи сожаления. Всем хотелось познакомиться со знаменитым магнатом. Лиза была огорчена особенно. Ей, как никому, это знакомство очень бы пригодилось.

Официальная часть вечера подходила к концу. Заиграла танцевальная музыка. Кавалеры приглашали дам.

Еще недавно Лизе казалось, что увиденное в Лос-Анджелесе: богатые виллы Беверли-Хиллз, роскошные приемы, голливудские встречи со знаменитостями — это предел того, о чем можно только мечтать, и удивить ее теперь невозможно. Но Лас-Вегас затмевал все предыдущие впечатления. Она твердо решила, что реализовывать свои планы будет здесь. Эта мысль, постепенно созревая в хорошенькой головке, полностью овладела ею.

Жаль, что ей не удалось познакомиться с Полянским. Кто-то из американцев припомнил, что у него русские корни. Это интересно!

А хитрый Лис не терял времени даром. Беседа с представителем местного бизнеса не ускользнула от внимания Лизы. Краем уха ей удалось подслушать, что он вел переговоры о тендере на строительство в России международного аэропорта. В качестве отката за «выигранный» конкурс американец намекнул о куске земли в Лас-Вегасе.

«Как раз под отель, о котором я мечтаю!» — чуть не застонала девушка.

Но Лис, озираясь, покачал головой. И тут, будто прочитав ее мысли, американец, понизив голос, произнес:

— Понимаю, понадобится доверенное лицо. Вам не о чем беспокоиться — собственность будет оформлена, на кого вы пожелаете.

Шанс шел прямо в руки! Сердце юной львицы готово было выпрыгнуть из груди.

Танец, на который очень некстати пригласил ее один из соседей по столу, оторвал от самого важного. Музыка, плавно льющаяся с эстрады, как назло, не собиралась кончаться. Заглядывая партнеру через плечо, Лиза отметила, что Лис куда-то улизнул.

Поблагодарив девушку за танец, американец наконец ее отпустил. Она вышла в холл. Богатство и красота отеля захватывали дух. От впечатлений и выпитого слегка кружилась голова. Хотелось вобрать в себя весь этот блестящий мир, запомнить и рассказать обо всем в Москве.

Автоматически распахнувшиеся двери выпустили ее в благоухающую ночь, самое развлекательное время неповторимого Лас-Вегаса. На площадке перед отелем послышалась русская речь, но босс не просматривался. Щелкали фотоаппараты, работали камеры. Остановить, точнее, запечатлеть прекрасное мгновение можно было только с помощью техники. Лиза с сожалением вспомнила о цифровых видеокамерах, которые Никита как-то притащил ей.

Камеры были сверхминиатюрные. Он расположил их в разных точках Лизиной комнаты, спрятав под навесным потолком, и сообщил, что теперь будет днем и ночью наблюдать за ней. Он вечно что-нибудь придумывал! Поначалу Лиза помнила о бдительных глазках и старалась прилежно позировать. Но через несколько дней позабыла, и, когда мама уехала на недельку погостить к подруге, пригласила к себе Геннадия.

Спохватившись, что их любовные игры оказались запечатленными, она извлекла кассеты и просмотрела. Ужаснувшись и обрадовавшись, что вовремя спохватилась, она спрятала злополучные пленки подальше. Никита ведь еще совсем ребенок! Вместо нежного пробуждения любимой, которое он хотел созерцать, увидеть такое! После эдакого кино звезды, которые он обещал вмонтировать в потолок, никогда бы для нее не зажглись!

Жаль, что камеры нет с собой, только фотоаппарат. Ну хоть снимок на память на фоне зарослей белых лилий у отеля! Лиза поблагодарила прохожего, охотно сфотографировавшего ее, и вернулась в отель.

Минуя холл, она прошла в игровой зал, напоминающий красочный вокзал с суетящимися людьми. И элегантно одетые, и по-спортивному в шортах, и молодые, и совсем старые — все они были поглощены игрой: кто-то считал фишки, кто-то напряженно зажал в руках карты, кто-то спешил услышать счастливую цифру. Гул игральных автоматов, зеленое сукно рулетки, строгие карточные столы, улыбающиеся хостессы. Никаких часов, никаких окон, никакого намека на время суток. Играй, развлекайся, выигрывай!

Из открытого кафе в зал доносились забойные звуки американского джаза. Там оттягивалась молодежь.

«Быть хозяйкой такого заведения — это да!» — мечтательно подумала Лиза.

Вновь заглянув в полумрак ресторана и не обнаружив там Лиса, огорченная, она решила подняться к себе в номер. Бдительная охрана у лифта еще раз проверила ее гостиничную карточку.

— Ваш этаж, мэм? — Юный лифтер в ливрее и красном колпачке нажал кнопку, и скоростная кабина умчала ее в поднебесье.

Тишина холла после оглушительных звуков располагала к отдыху.

Официантка в белом фартучке и крахмальном кокошнике стучала в дверь одного из номеров. Перед ней на сервировочной тележке в серебряном ведерке торчала бутылка шампанского во льду. Рядом красовались зеленые грозди винограда, оранжево-бархатистые персики, сладости и нарядный, словно новогодняя елка, ананас. Два тонких фужера на подносе говорили о том, что влюбленная парочка решила провести время наедине.

Лизе стало немного одиноко, она не привыкла быть обделенной вниманием, а сегодня, в такую ночь, все куда-то разбежались. Даже ее неизменный ухажер Лис не пожелал, как всегда, хороших снов и внезапно растворился в жаркой ночи.

«А вот у кого-то праздник только начинается!» — мелькнувшая в голове ревнивая мысль мгновенно угасла: на пороге распахнувшейся двери перед тележкой с яствами предстали двое… мужчин. Один из них был в гостиничном халате с мокрой головой, другой… От ужаса и осознания увиденного Лиза застыла в оцепенении. Всегда элегантный, прилизанный Лис шлепал босыми ногами, обернутый в полотенце, с голым жирным животом. В распахнутом халате и тапочках, словно довольный кот, улыбался обычно хмурый первый помощник высокопоставленной особы — Валик.

Лиза поняла, что круто ошиблась… не только этажом!

8

С тетей Галей у Лизы были особые отношения. Не имея собственных детей, после развода с любимым человеком Галина посвятила себя племяннице. Сестра часто просила ее посидеть с малышкой или привозила Лизоньку погостить к тетке, поскольку матери-одиночке, как она называла сама себя, необходима свобода.

Галина с большим удовольствием опекала живую и умненькую девочку. Театры, прогулки, книжки — все это доставляло обеим много радости. Лизонька росла очень впечатлительной, искренне переживала за любимых героев сказок, бурно ликовала, когда побеждало добро, не терпела несправедливости. Маленькое сердце чутко отзывалось на чужие беды. В этом они с тетей Галей были едины.

Но шло время, и малышка подросла. Теперь Галина часто возилась с внуками Натки и подгоняла Лизоньку:

— Найди хорошего человека, роди, я тут же брошу работу и приду нянчить твоих детей. Буду за ними ухаживать и растить.

В ответ Лиза обнимала тетку:

— Ну что ты выдумываешь, какие еще дети? А как же моя карьера? Терпеть не могу визгов, пеленок, соплей. Еще целая жизнь впереди. И разве тебе мало меня?

Галина, обожая племянницу, не могла нарадоваться красоте и уму девушки. Лизонька отвечала тетке взаимностью. Правда, поднабравшись опыта, теперь она все чаще жалела бессребреницу за бескорыстие, доброту, открытость.

— Тетьгаль, нельзя быть такой доверчивой, не меряй всех на себя, — поучала она тетку, когда та делилась с ней своими обидами.

Галина только печально качала головой:

— Я по-другому не умею.

Она не уставала благодарить свою подругу Натку за то, что та помогла и поддержала Лизоньку в трудную минуту. Радовалась, что теперь племянница ни в чем не нуждается.

Лиза приходила в дом к тетке, как щедрая Снегурочка.

— Открывай холодильник, — командовала девушка, — это тебе торт, это икорка, это шампанское. Вот кофточку приглядела в бутике, примерь.

— Что ты тратишься, — сокрушалась добрая женщина со слезами на глазах. — Мне ничего не надо, ты себе покупай, молодая.

— А ты что, старая? — возмущалась Лиза, оценивая принарядившуюся женщину. — Мы тебя еще замуж выдадим.

— Нет, — Галина качала головой, — я однолюб, ты же знаешь, уже вся перегорела и свое отлюбила.

— Откуда ты такая взялась? — сердилась Лизонька. — Будто не сестра моей мамы.

Несмотря на теплые отношения с тетей, она никогда не смогла бы с ней говорить о сексе, о своих связях с противоположным полом, как это запросто делала с продвинутой мамой. Не потому, что тетя Галя синий чулок и ей неведомы женские чувства, а просто для нее близость с мужчиной означала любовь на всю жизнь, а не секс и мимолетное увлечение на месяц-два! Такая же была и Натка, жена ее шефа и любовника.

Мама строго-настрого запретила Лизоньке говорить с теткой об этой семье.

— Если нечаянно проболтаешься или Галина, не дай Бог, что-нибудь почувствует, большего горя ты ей в жизни не сможешь причинить.

Лиза и сама соображала, что тетя Галя, узнав об ее отношениях с Геннадием, сама себе этого никогда не простит. Сердце у немолодой женщины и так последнее время пошаливало.

Порой Лизоньку мучили угрызения совести. Но разговоры о том, какая умная, деловая и везучая по жизни теткина подруга Натка, раздражали девушку, и она злорадно посмеивалась про себя, слушая, как та нахваливает преданного семье Геннадия.

— Он что, очень строг с тобой? — не совсем понимая, но ощущая какое-то упрямое неприятие своих восторгов, пытала Лизу Галина.

— Да нет, — с деланным безразличием отвергала теткины предположения племянница. — Что ты хочешь, чтобы я обожала начальство? Вот скоро свою фирму открою, тоже буду умная и деловая, — хвасталась она.

— Свою фирму? — удивлялась женщина. — Неужели ты у них столько денег заработала?

— Тетьгаль, мне кое-кто помочь обещал.

— Расскажи, — просила тетка, — кто этот кое-кто? Я тебе, может, что-нибудь присоветую.

— Да уж ты тот еще советчик, — обрывала тетку девушка.

Глядя на племянницу лучистыми серыми глазами, Галина только качала головой, не напоминая, что благодаря ей Лизонька получила такой старт в жизни, и не обижалась, как не обижаются родители на детей. Лишь бы им было хорошо.

Она беспокоилась за племянницу, жалела сестру и гордилась своей подругой Наткой. И каждой из них добрая женщина готова была броситься на помощь, если только позовут.

Ее доброта всегда была востребована, потому что хорошего в жизни всем не хватает. Телефон в доме Галины звонил беспрерывно. Кто-то нуждался в сочувствии, кто-то в участии, а кому-то необходимо было тепло ее рук. Вот и сейчас, вставляя ключ в замок, Галина услышала настойчивые звонки телефона.

— Галь, ты только что с работы?

— Да, — не успев снять обувь, присела она на кресло возле телефона.

— Сегодня вечером занята? — неспокойный голос Натки заставил ее заволноваться.

— Что-нибудь случилось?

— Понимаешь, я звоню тебе из Питера, мне придется тут заночевать, собиралась вернуться, но уже не успеваю. Дети вчера улетели в отпуск, с малышами осталась няня. Славик ночью плохо спал. Мне кажется, что он заболел.

— Геночки нет дома? — догадалась Галина.

— Понимаешь, вот только что ему дозвонилась, а у него деловой ужин. Когда вернется домой, не знает…

— Я поняла, сейчас поеду к детям, — перебила ее Галина.

— Уже поздно, пока до нашего особняка на электричке доберешься, ночь наступит. — Голос подруги повеселел. — Поезжай в офис, возьми ключи от моей машины, охране скажешь… впрочем, я им сейчас сама позвоню…

— Не беспокойся за меня…

— Нет, нет, не вздумай тащиться на электричке, обязательно возьми мою машину.

— Хорошо, сделаю, как просишь, останусь на ночь с ребятами и с Геной свяжусь, пусть делает свои дела, не торопится, а ты перестань нервничать, — успокоила подругу Галина.

— Спасибо, — облегченно выдохнула Натка. Чувствовалось, что у нее гора с плеч свалилась. Галине она доверяла, как себе. Раз пообещала, все будет в порядке. — Что бы я без тебя делала, верная ты моя?

— А я без тебя, — в тон ей ответила Галина.

— Да, мы друг без друга, — растроганно согласилась женщина.

Положив трубку, Галина минуту поразмышляла: перекусить или нестись к детям сразу, но долг перевесил чувство голода, и, сменив пальто на теплую дубленку, она нырнула в зимний холод московской непогоды.

Охранники уже ждали ее у проходной с ключами. «Все-таки беспокойная Натка их предупредила», — улыбнулась Галина.

Выехав из подземного гаража, женщина поудобнее устроилась в кресле и, ощутив себя нужной, а оттого счастливой, надавила на газ.

Машину Галка водила легко, имела довольно долгий водительский стаж, но не любила быструю езду. Однако в голову лезли тревожные мысли о Наткиных внуках, и, несмотря на непогоду — за городом шел липкий снег, — она гнала машину. Стрелка спидометра переваливала за сто.

Мягкий ход «Вольво» не давал ощущения скорости и успокаивал. Галина вспоминала институтские времена, когда они с Наткой сдавали на права. Инструктор интересовался коленками Натки, и потому ей доставалось больше часов, чем Галине. Грузный дядька все норовил облапить аппетитные ножки подруги. Натка возмущалась.

— Да черт с ним, — увещевала ее Галка. — Лишь бы на экзамене не завалиться.

Перед самым экзаменом в ГАИ Натка не выдержала и послала нахала. За это пришлось сдавать экзамен второй раз.

Вспомнив студенческие времена, молодого красавца однокурсника Геннадия, свадьбу подруги (Галина была у нее свидетельницей), женщина посмотрелась на себя в зеркало заднего вида и, заметив милицейскую «Волгу», следовавшую за ней, сбавила скорость, но, увы, та уже включила сирену.

— Куда вы, дамочка, так разогнались?

«Идиотка», — ругала себя Галина.

Она уже миновала железнодорожную станцию, за которой в пяти минутах располагался элитный поселок, где жили ее богатые приятели.

— Извините, виновата, очень спешу. — Крупный снег, тут же облепивший милицейскую шапку и даже жезл, делал милиционера похожим на доброго и приветливого Деда Мороза. А усы, покрытые инеем, дополняли образ. — У подруги внуки заболели, вот я и поднажала, — обреченно объясняла Галина. — Я вообще-то быстро не езжу, а тут нервничала, хотелось побыстрее… она в командировке, а дети одни с няней.

— Побыстрее, значит, — заглядывая в салон «Вольво», Василич, как звали за глаза неподкупного майора шустрые подчиненные, сразу поверил скромной, русоголовой женщине. Он на своем веку навидался всяких фиф и из новых русских, и из старой партийной элиты. Правда, дамочек за рулем у последних было по пальцам сосчитать. Эта, с пучком, как у учительницы, с большими взволнованными глазами, не походила ни на тех, ни на других.

Пост здесь поставили специально, чтобы охранять недавно построенный поселок для богатеньких, а по правде, все в их отделении это понимали, сшибать зелененькие. Прослужив верой и правдой в милиции много лет, Василич так и не смог этому научиться. Покойная жена часто бранилась, что хоть и дослужился он до большого чина, а толку чуть.

Вот попалась бы эта дамочка его напарнику Сереге, которого он только что отпустил с Богом, плакали бы ее денежки. Спешить Василичу было все равно некуда, а Серегу приятели да девчонка на танцульки в местном баре ждут.

— Ладно уж, езжайте, — буркнул Василич, — к детям своим. — Но перед тем как захлопнуть дверь, на всякий случай поинтересовался: — Документы на машину в порядке?

— В порядке, в порядке, я по доверенности, — поспешила сообщить Галина.

— Подругу-то как звать? — в глазах Деда Мороза затаилось любопытство. Знал он тут, в поселке, почти всех.

— Наталья, — удивленно протянула Галина, — Наталья Любомирская, а что?

— Так вы не переживайте за детей, Геннадий Александрович уже проехал, — поражая женщину осведомленностью, сообщил милиционер.

Только тут Галина вспомнила, что Геночке она позвонить совсем забыла.

— Хорошо, — отозвалась Галина, заметив, что усатый Дед Мороз с уважением взял под козырек.

— Счастливого пути, — пожелал Василич, радуясь в душе, что не оштрафованная им дамочка, приятной, как он отметил для себя, наружности, оказалась еще и знакомой кандидата в губернаторы Дальнегорского края, про которого трубила вся пресса. А он, как человек служивый, привык верить в начальство и уважать его.

От страха или от радости, что Дед Мороз ее простил, Галина припустила быстрее прежнего и через несколько минут уже открывала пультом ворота в подземный гараж особняка. Там уже стоял автомобиль Геннадия, который опередил ее, освободившись раньше, чем обещал жене.

В доме было тихо и темно. Поднимаясь по черной лестнице в спальню к ребятишкам, Галина решила, что Геннадий, возможно, уже лег спать. Включив торшер, чтобы не разбудить мальчиков, Галина убедилась, что с ними все в порядке. Славик мирно сопел, зажав в кулачке маленький паровозик. Галина, дотронувшись губами до его лобика, определила, что никакой температуры у малыша нет. Старший, Антон, очень похожий на Натку — широкоскулый крепыш, сбросив с себя одеяло, раскинулся поперек кроватки.

Нянина комнатка оказалась пуста. Значит, Геннадий отпустил ее домой. Няня жила в городке неподалеку.

«Все хорошо», — успокоилась Галина, собираясь отправиться в гостевую спальню, а точнее, в комнату, которую Натка отвела специально для нее.

— Я хочу, чтобы ты чувствовала себя здесь не как в гостях, — убеждала ее подруга, — поэтому никого сюда никогда не пускаю, и на кровати твоей никто не спит.

— Ну зачем ты так? — увещевала ее Галина. — Мне не принципиально.

— Я так хочу, — отрезала Натка, и теперь Галина почувствовала, что ей это приятно. Мягкие подушки, халат, даже ночнушка — все, как дома.

Раздевшись и приняв душ, который примыкал к ее спальне, женщина ощутила голод и подумала, что надо бы перекусить.

Кухня располагалась рядом с просторной гостиной на первом этаже дома.

«Хоть чая с дороги выпью», — решила она и тихонько, чтобы не беспокоить Геночку, который уже, наверное, уснул, она в мягких тапочках — подарок подруги — на цыпочках спустилась по лестнице вниз.

Не уставая восхищаться вкусом Натки, обвела взглядом женское царство. Прилавок с плитой, раковиной и вытяжкой размещался посредине огромной кухни. Крутящиеся, выдвигающиеся и прочие шкафчики модерно сверкали металлическим блеском. Желтая отделка веселила глаз. Кухня соединялась с гостиной широкими распашными дверями. Сейчас они были плотно закрыты.

В гостиной стоял массивный стол, стулья с высокими спинками, буфет с хрустальными стеклами, инкрустированный красным деревом бар. Искусно отделанный мрамором камин служил главным украшением парадной комнаты. Над камином висел большой портрет Натки. Геночка заказал его к двадцатилетию их совместной жизни. Портрет написал известный художник. Натка этим очень гордилась.

Удобство планировки первого этажа заключалось в том, что кухонный прилавок мог одновременно служить и закусочным столом, когда требовалось наскоро выпить чашку чая. Высокие табуреты, на один из которых присела Галина, вертелись, ноги отдыхали на перекладине внизу. А когда собиралась вся семья, двери распахивались, и в гостиной накрывался большой обеденный стол.

Приготовив себе чай с бутербродом, Галина решила посидеть за столом в гостиной, отдохнуть после волнений дня, полюбоваться портретом Натки. В вечернем декольтированном платье подруга на картине выглядела ослепительно.

Держа в одной руке синюю керамическую чашку с желтой полоской в тон кухни, а в другой бутерброд, женщина толкнула широкие двери и окаменела, пытаясь осмыслить увиденное.

В гостиной царил полумрак. Мерцающие на камине свечи да торшер в углу слабо освещали большое пространство. Две фигуры, копошившиеся в центре, повергли ее в шок.

На столе, поверх парадной скатерти, расставив ноги и запрокинув голову, сидела ее любимая племянница Лиза. Она была совершенно голая. Спиной к Галине на коленях перед девушкой стоял муж Натки, Геночка. Стан Лизы извивался, как у змеи, распущенные черные волосы колыхались, словно она плыла по волнам. Девушка, покусывая пухлые губы, тихо и протяжно постанывала.

Галина невольно взглянула на изображение Натки. Глаза на портрете зловеще поблескивали в отсветах свечи.

От ужаса Галина вскрикнула и выронила чашку с горячим чаем из рук. Кипяток больно обжег тело женщины. Только тогда она осознала, что все это ей не снится. Резко развернувшись, Галина бросилась прочь. Ноги несли ее назад в подвальное помещение, в гараж. Лихорадочно стиснув зубы, она вцепилась в руль так, что костяшки пальцев побелели. Автомобиль, словно ракета, с ревом вылетел на заснеженную дорогу. Свет дальних фар встречной машины пробудил ее сознание — она не включила освещение. Галина поспешила исправить ошибку — яркое зарево, скрежет металла и мелкие осколки стекла, потом все заволокло чернотой. Очнулась она оттого, что лежала на снегу, было холодно, одолевала страшная усталость — очень хотелось спать. Над ней склонился усатый Дед Мороз в майорских погонах. Он бил ее по щекам и все время спрашивал:

— Дамочка, что с тобой? Очнись, ну почему же ты раздетая совсем? Господи, что же там у вас приключилось, коль ты прямо в тапочках?..

В голове все перемешалось. Она силилась разложить мысли по полочкам и объяснить ему… тапочки — это потому, что спешила к детям… нет, не так: ей позвонила Натка… кажется, что-то плохое произошло с Наткой, но она не могла вспомнить что. Образ подруги в вечернем платье всплывал в воображении.

— Мне надо спешить, — шептали губы Галины.

— Ага, уже поспешила, — ворчал усатый Дед Мороз, заботливо заворачивая дамочку, навязавшуюся на его голову, в одеяло, чудом оказавшееся в машине. — Но это ничего, ты потерпи, до больницы два шага.

Дальше она не помнила ничего.

9

Вокруг было белым-бело: незнакомый белый потолок, чей-то белый халат и белая норковая горжетка Натки — первое, что увидела Галина, очнувшись после наркоза.

— Я же сказала, — услышала она голос подруги сквозь вату, — что выведу ее из комы.

«Конечно, — хотелось крикнуть Галине, — я сейчас, я встану». Но тело было сковано, словно у нее оставалась только голова, а все остальное, как у грудничков, замотано пеленкой. «А, — вспомнила она, — это же милиционер меня завернул в одеяло…» Дальше в памяти был провал. Она повела глазами: скромная комната, какие-то приборы, тумбочка, цветы. Цветы очень красивые, розовые лилии, ирисы, среди зимы.

— Напишите полный список лекарств и всего необходимого, — услышала она властный голос подруги. — Вы точно уверены, что ее нельзя перевезти в Москву?

Ответа не последовало.

— Ну хорошо, — почему-то согласилась Натка, — тогда круглосуточное дежурство у постели, договоритесь с медсестрой, вы поняли? Материальную сторону вопроса мы с вами обсудили. Теперь о питании. Ясно-ясно, что пока только капельница. Напишите список продуктов. Я хочу, чтобы ей готовили отдельно.

Закончив беседу, Натка развернулась и, сбросив белую норковую горжетку, наклонилась над больной.

— Галочка, ты меня видишь, я с тобой. Я буду с тобой до вечера, а потом придет Лиза.

У Галины при слове «Лиза» больно защемило сердце, и невольно две крупные слезинки выкатились из глаз.

— Видите? С ней нельзя сейчас разговаривать. Она начинает нервничать. Посмотрите на прибор. В таком состоянии до инфаркта недалеко, мы же ее с того света буквально… Если бы не Петр Васильевич, он, кстати, уже два раза звонил, спрашивал.

— Кто это Петр Васильевич?

— Милиционер наш местный, он ее спас.

— Телефон его дайте, — словно приказала Натка, но потом, опомнившись, добавила: — Пожалуйста.

— Да он вас сам собирался найти, поговорить хотел.

— Я не для этого, — отмахнулась Натка, — отблагодарить хочу.

— Ой, что вы, ему не надо, — испуганно замахала молоденькая докторша.

— Почему это не надо? Я слышала, он ее из машины вытащил, в одеяло завернул, до операционного стола буквально на руках донес.

— Все равно, он не такой, не возьмет он от вас ничего. Мы же с ним в одном городке живем, я его с детства знаю.

— Ладно, — пожала плечами Натка, — если спросит обо мне, дайте ему мой мобильный телефон.

Она чувствовала, здесь все относятся к ней как к инопланетянке. Ее вид, запах духов, горжетка из дорогого меха, авто, стоящее перед больницей, на которое дивились прилипшие носами к окнам санитарки, — все делало ее неземной в этой маленькой загородной больнице.

Трель мобильного телефона, раздавшаяся из сумочки, прервала ее разговор с врачом.

— Слава Богу, пришла в себя, — ответила она на звонок. — Ну что ты, Геночка, разве ей можно разговаривать? Ну конечно, в сознании, меня узнала. Все будет в порядке. Мы ей тут райский сад устроим, она живо поправится, потом к себе заберем. Как же мне не убиваться? — Тон Натки с делового сменился на горестный. — Гена, я простить себе не могу, к нам же спешила… к детям. Ведь не доехала до дома буквально пяти минут! Какой болван из нашего поселка ей навстречу попался? Нет, с милиционером не разговаривала. Я уверена, что встречный виноват, наверняка пьяный был. В такую поздноту разве трезвый кто-нибудь из нашего поселка в Москву направится? До вечера я буду тут, потом меня Лиза сменит. Она с мамой приедет.

Натка нажала кнопку и отключилась от мужа. В это время дверь в палату открылась, и два санитара втащили большую коробку.

— Что это? — ужаснулась врач.

— Телевизор, как заказывали, — удивился один из санитаров.

— Зачем ей телевизор? — всплеснула руками врач. — Вы, наверное, не представляете, — обращаясь уже к Натке, возмутилась женщина, — в каком она состоянии? Понимаете, одной ногой еще на том свете!

— Я понимаю, но ей станет лучше, если мы будем помогать ей возвращаться с того света, — настаивала на своем Натка.

Санитары в растерянности топтались у дверей. Врач, чувствуя, что Наталью не переспоришь, пожав плечами, вышла.

— Давайте ставьте вот сюда! — Натка показала на противоположный от кровати угол.

Галина, растянув рот, интенсивно заморгала:

— Я так и знала, что тебе понравится, — уловив на лице больной подобие улыбки, удовлетворенно хмыкнула Натка.

Галина силилась что-то сказать, но у нее не получалось.

— Ты молчи, я и так все понимаю без слов, — успокоила ее Натка. — Скоро Лизонька твоя прибудет, я с ней уже договорилась. Знаешь, как она за тебя убивается? Я даже от нее не ожидала. Молодая все-таки, как-то легче должна все воспринимать. Она даже говорить не может. Я ей посоветовала самой лекарство попить. Да ты не переживай за нее, — увидев, что выражение лица у подруги вновь сделалось напряженным, успокоила Натка. — Сейчас твоя задача — выздороветь! Поняла?

Галина вновь заморгала.

— Вот и хорошо. Лежи, я скоро вернусь, пойду договорюсь о твоем питании.

Не успела закрыться за подругой дверь, как Галина услышала чей-то знакомый шепот:

— Я на минутку, взгляну на свою дамочку и уйду.

— Только никаких показаний, — строгий голос врача, которая только что спорила с Наткой, послышался из-за двери, и тут же в палату ввалилась грузная фигура усатого милиционера.

— Здравствуйте, дамочка, — увидев, что Галина смотрит на него во все глаза, стесняясь, проговорил все еще похожий на Деда Мороза мужчина. — Хорошо, что вы поправляетесь, я же вам обещал, что вас вылечат. У нас тут местные врачи получше московских будут! — Неловко потоптавшись, он сел на стул. — Вот вам апельсинов принес, кушайте на здоровье. — Он протянул целлофановый пакет, подержав его на весу над постелью, смущенно поставил на тумбочку.

Галина силилась поблагодарить милиционера. Тот, сообразив, что женщина выбивается из сил, предостерег:

— Лежите, лежите спокойно. Я уже ухожу. Так пришел, проведать, вы же совсем раздетая были, может, я вас застудил, думаю.

Галина благодарно заморгала.

— Вот и врач говорит, все хорошо, вовремя мы с вами прибыли, а то бы… — Он замолчал и, спохватившись, что, возможно, наговорил лишнего, чего не одобрит медицина, поправился: — А то бы, раздетая, на снегу… простудились. — Довольный, что так ловко избежал запрещенного врачом разговора об аварии, он подмигнул Галине и пробасил: — Ну, я пошел.

Поднявшись со стула, милиционер заметил расстроенные глаза пациентки. Расценив ее взгляд по-своему, не выдержал и добавил:

— Насчет протокола вы не беспокойтесь, бумаги я уже все без вас оформил. Так что — полный порядок. Выздоровеете, принесу вам на подпись. Договорились?

Когда Василич садился в машину, на крыльцо выскочила жена Любомирского и сделала знак рукой, чтобы он задержался.

— Я Наталья Любомирская, — заглядывая в кабину, представилась она.

— Да узнал я вас, — отмахиваясь от пропахшей духами женщины, недовольно буркнул Василич. — Что же вы человека чуть не угробили? — Он сердито покачал головой.

— Вы уж не добавляйте, — в сердцах бросила Натка. — Так, как я сама себя корю, никто меня не осудит, а если слезы лить и убиваться начну, кто за ней ухаживать будет?

— Не добавляйте, не добавляйте, — еще раз проворчал Василич и, не желая продолжать разговор, схватился за ручку дверцы.

— Постойте, вы же сами хотели со мной поговорить?

— Не нужно, — отмахнулся он от настойчивой женщины, — я уже все оформил. Только вот хотел вам два вопроса задать. Зачем это подругу из дома вашего в ночь обратно в Москву понесло? Да и кто ее в исподнем из дома выгнал? — Он в сердцах хлопнул дверцей, и старенькая «Волга» с пыхтением отъехала от больницы.

— Куда это обратно… ведь к детям же она? — ничего не понимая, растерянно прошептала Натка. — И почему это в исподнем?

10

После вчерашней ночи Лизе не хотелось видеть никого. В халате, нечесаная и неумытая, она бродила по квартире матери. Та уехала в больницу к тете Гале. Лиза не решилась.

Ее переполняли злость и досада на всех без разбору: на мать, уговорившую ее связаться с шефом, на идиотку Наталью, вечно переживающую за своих деток, внуков, мужа, и наконец, на тетку Галину, готовую броситься кому угодно на помощь. Если бы не все эти обстоятельства, ничего бы не случилось. Кто мог предположить, что в такую поздноту тетку понесет за город в этот злосчастный дом? Дом, который для Лизы столько времени был недосягаем и запретен. Ей хотелось хоть на минутку, хоть в замочную скважину заглянуть в него, подышать воздухом, в котором была так счастлива ее соперница.

Геннадий часто рассказывал любовнице, как Наталья выбирала и обустраивала свою обитель, сколько она вложила души в каждый предмет, выискивая месяцами старинный стол для гостиной, антикварные кровати для спальни.

Лизу бесило, что все домочадцы обожают эту крепость, созданную и обустроенную ее соперницей, что гостеприимством Натальи дорожат друзья. Тетка Галина каждый раз, возвращаясь оттуда, бурно восторгалась незначительными, дурацкими мелочами царства Натки: приборами, посудой, постельным бельем, скатертями.

Летом там можно было поплавать в бассейне, а зимой покататься на катке, который собственноручно заливал вместе с внуками Геннадий. Заливал для всех — только не для нее! Вот почему ей нужно было непременно побывать в этом доме.

Но после всего случившегося не хотелось вспоминать, что это она уговорила Геннадия не ехать на деловую встречу, куда он собирался отправиться с Павлом.

И этот Павел, несчастный бабник и прихвостень Геннадия, он весь светился ненавистью, увидев ее в баре!

Как назло, все было словно предрешено. Вместо того чтобы провести время наедине, Геннадий поволок ее на эту встречу.

Сидя рядом с любовником в его шикарном авто по дороге в какой-то занюханный бар, где ждал Павел, Лиза терпеливо сносила нападки Геннадия. Он наезжал на Лизоньку совершенно без всяких причин.

— Что ты попросила у него взамен молчания? — имея в виду Лиса, допытывался Геннадий.

Рассказ Лизы о неожиданном открытии тайны высокопоставленного чиновника он воспринял с омерзением, а сообщение о бизнес-планах с недоверием.

— Он мне предложил сам. — Лиза обиженно надула губки. — Это у тебя все нужно выпрашивать.

Геннадий, чуть не проскочив на красный свет, резко затормозил.

— Хотелось бы знать…

— Сейчас узнаешь, — торжественно произнесла Лиза и полезла в портфель.

Вынув гербовую бумагу, она покрутила ею перед носом любовника.

— Что бы это могло быть? — с подозрением полюбопытствовал мужчина.

— Собственность на землю под строительство отеля в Лас-Вегасе.

— Так… — протянул Геннадий. — Тебе не обидно, что тебя используют как красивую ширму для отвода глаз?

— Это гораздо приятнее, чем когда тебя используют просто как красивую куклу. Кукла может надоесть. А ширма всегда функциональна, — парировала Лиза.

— Умно! — с иронией воскликнул Геннадий. — Но ширма дорогая, может оказаться не по карману.

— А у него карманы широкие. — Лиза похлопала себя по бедрам, затянутым в стильные брючки. — Никогда не опустеют.

— Ты говорила с ним обо мне? — резко сменил тему любовник.

— Это что, допрос?

Не выдержав, Геннадий заехал в первую попавшую подворотню и, остановившись, привлек Лизу к себе.

— Девочка, этот человек может причинить мне много вреда.

— А мне он причиняет только пользу, — подразнила его Лиза, пытаясь высвободиться из объятий, но, сжалившись, небрежно бросила: — Он сам откуда-то узнал о тебе.

— Что узнал? — не на шутку разозлился бывший шеф.

— Ну, что я у тебя работала, — нехотя уточнила Лиза.

— Естественно, его служба донесла, где ты трудилась, до того как он решил взять тебя в качестве эскорта. — Геннадий старался задеть Лизу.

— Очень удобный эскорт, как ты выразился, но на самую главную функцию у меня есть замена.

— Страшно унизительная замена.

— Что ты хочешь от него? — взвилась Лиза.

— Я хочу, чтобы он относился к тебе как к женщине.

— Он так и относится, даже предлагает выйти за него замуж, — продолжала поддразнивать его красотка и, увидев, что Геннадий бросил взгляд на часы, добавила: — И времени у него для меня предостаточно. А с тобой мы даже встретиться по-человечески не можем: то работа, то жена, теперь друг Паша…

Разозлившись не на шутку, Геннадий дал по газам, и автомобиль с ревом выкатился из подворотни.

В баре, где их ждал Павел, было многолюдно.

Для Любомирского встреча оказалась очень некстати, он давно не виделся с Лизой и рассчитывал побыть с ней наедине, но друг настаивал.

— Срочно нужно обсудить важный вопрос. Не по телефону! — с нажимом произнес он.

Пришлось согласиться. Но отменять свидание с Лизой Геннадий не стал.

Бар находился в центре Москвы. Помучившись с парковкой, они наконец нашли место.

В этом проходном заведении, расположенном недалеко от метро, дым стоял коромыслом. Кто-то пил, кто-то читал, забившись в угол, газету, кто-то заскочил перекусить. Свободные места не предвиделись. Лиза, забравшись на высокий табурет, потому что все столики были заняты, всем своим видом показывала, как ей все осточертело — нескончаемые проблемы, их предвыборная кутерьма и сам его расчетливый, как компьютер, дружок. Мужчины примостились рядом у стойки бара.

Потягивая джин с тоником через соломинку и вполуха прислушиваясь к какому-то непонятному диалогу между друзьями, Лиза приготовилась отомстить Геннадию и покапризничать. От скуки она украдкой наблюдала за крутым парнем, который, как ей показалось, тоже бросал в ее сторону любопытные взгляды. Такой тип мужчин был в ее вкусе: чернобровый, с мужественным подбородком, хорошо сложенный брюнет. Правда, нахальная физиономия говорила о том, что он слишком уж продвинутый.

Толстуха, с которой тот пил кофе, выглядела провинциальной рохлей на фоне такого красавчика. Того же возраста, если присмотреться, но полнота делала ее намного старше.

«Кем бы она могла ему быть? Ни на подружку, ни вообще на близкого человека мадам не тянет», — размышляла Лиза, чтобы отвлечься. Ее начинало злить: вот уже сколько времени спутники не обращали на нее никакого внимания.

— Эти представители «Совести» намекают, что у них есть материалы, которые непременно должны нас заинтересовать, — нудил о своем Павел. — Они настаивают, что это срочно. Поэтому я согласился встретиться сегодня в восемь вечера. Хотел предварительно обсудить тактику поведения.

— На встрече мы должны держаться так: во-первых, если почувствуем, что это шантаж… — Павел с опаской посмотрел на Лизу, но, поняв, что ей их разговор до лампочки и она занята своими мыслями, продолжил: — Не проявлять явной заинтересованности, во-вторых, если они действительно накопали что-то важное, попробовать… — Он сделал движение пальцами, означавшее деньги.

Этот жест Лиза словила сразу и не преминула встрять в разговор:

— А-а, снова о деньгах? Новый спонсор объявился?

Не удостоив ее ответом, Павел зло посмотрел на друга, как бы говоря, что тот приволок с собой змею.

— Могу уйти, — обрадовавшись поводу, гордо бросила Лиза.

Приподнимаясь с табурета, она скосила глаза на приглянувшегося красавчика и неожиданно увидела в его руке фотоаппарат. Старательно кадрируя, он снимал свою непривлекательную подругу, словно та стояла не в людном баре, а у кремлевской стены. В кадр явно попадала она, Лиза, с Геннадием и Павлом.

— Что ты, детка? — схватив за руку, стал удерживать ее ни о чем не подозревающий Геннадий. — От тебя у нас нет секретов.

— А зря, — не выдержав, огрызнулся Павел.

— Твой дружок меня не очень-то жалует, — стараясь не демонстрировать ссоры и улыбаться в объектив, притворно проворковала Лизонька.

— Да уж, в подружки бы тебя не выбрал, — не скрывая своей неприязни, подтвердил Павел.

Даже не взглянув в его сторону, Лиза направилась к выходу, Геннадий ринулся за ней. Незнакомец, на ходу бросив что-то своей спутнице, вышел следом.

— Ты что, детка, мы же собирались поговорить. — Огорченный Геннадий схватил Лизу за руку.

— Уже поговорили, — огрызнулась Лиза, — тем более у тебя сегодня намечаются дела поважнее.

Трель телефонного звонка прервала перепалку.

— Я не могу, — нервно нажав кнопку, Геннадий оборвал говорящего. — У меня через час очень важная встреча. И сейчас я занят, — более мягко добавил он. — Да, дорогая. Приеду поздно, дорогая.

Лиза тут же догадалась по тону, что это звонит жена.

— Я сейчас приду, жди меня в зале, — бросила она вовлеченному в длинный разговор любовнику, завидев боковым зрением, что незнакомец продолжает снимать их издалека. Она развернула говорящего по телефону Геннадия и легонько подтолкнула назад в зал. Продолжая отнекиваться от жены, тот машинально вернулся к Павлу.

— Ваш папа совсем на вас не похож, — намекая на Геннадия, наглый тип осклабился и преградил ей дорогу.

— А мама? — не полезла в карман за словом Лиза.

— А с мамой вашей я еще не знаком, но очень надеюсь…

— А вы, знаете ли, со своей мамой похожи как две капли воды, — не осталась в долгу Лиза и махнула в сторону зала, давая понять, что давно наблюдает за наглецом.

— А-а, — ничуть не смутившись, протянул тот, — это действительно моя дальняя родственница, кажется, тетушка.

— Чарли? — сострила Лиза.

— Как насчет того, чтобы встретиться? — не обращая внимания на ее реплику, двинулся в наступление нахал.

— Хотите фотографию на память подарить? — Еще не разобравшись, что бы это все могло значить, она показала на фотоаппарат.

— Если пожелаете, — без объяснений согласился он и протянул свою визитную карточку: «Виктор Лобов. Главный менеджер ЗАО…», дальше шла ничего не значащая аббревиатура из четырех букв.

Собираясь поначалу проигнорировать его жест, Лиза внезапно передумала. Внимательно прочитав еще раз имя и пристально взглянув на мужчину, она медленно произнесла:

— Мы с вами где-то встречались?

— Возможно, я часто тусуюсь здесь днем.

— А я впервые в такую дыру согласилась залезть.

— У папочки кончились деньги? — нагло поинтересовался незнакомец.

— Точно. Но мы на материальную помощь согласны.

— О! Именно об этом пойдет речь при нашей следующей встрече.

— Вы меня заинтриговали, господин корреспондент. Я вам непременно позвоню.

— Буду с нетерпением ждать, — подыгрывая ей, ответил мужчина. — Только учтите, — неожиданно сменив тон, предупредил он, — если не дождусь, сам разыщу.

Словно беззаботно подкрашивая перед зеркалом губы, Лиза проследила, как незнакомец вернулся в зал и, передав фотоаппарат с отснятой пленкой своей спутнице, стал расплачиваться. Настроение было испорчено окончательно. Протискиваясь между столиками, Лиза направилась к друзьям. Геннадий все еще болтал с женой, но, издалека завидев недовольную физиономию любовницы, быстро свернул разговор.

— Что она опять хочет от тебя? — не сдержалась после неприятной беседы девушка.

На звук ее голоса Павел нервно передернул плечами и залпом выпил рюмку водки.

— Просила домой к внукам поехать, она остается ночевать в Питере, — оправдываясь, пожаловался Геннадий.

— А дочь? — вдруг оживившись, поинтересовалась Лизонька.

— Вчера в отпуск улетела с мужем.

— Значит, в доме ни-ко-го, — удовлетворенно констатировала любовница, и ее настроение резко изменилось.

— Точно, — развернувшись на табурете, Павел демонстративно впялился в Лизу. — Только Геннадию необходимо пойти на встречу с представителями партии «Совесть».

— Да ну? Так уж и необходимо?

— Да, дорогая леди, у них для него кое-что припасено.

— Бомба? — полюбопытствовала Лиза.

— Возможно. Замедленного действия.

— Вот чтобы не подвергать его опасности, пойдешь ты, а мы поедем к нему домой. Правда, любимый? — прикинувшись добрым котенком, Лиза нежно обвила Геннадия за шею. О странной беседе с неким Лобовым она решила пока промолчать.

— Ко мне домой? — еще не совсем понимая, что за идея пришла ей в голову, насторожился Геннадий.

— Ну да, дорогой, — явно передразнивая его же, пропела Лиза. — Ты меня сегодня, то есть сейчас, приглашаешь к себе в загородный дом, а твой преданный друг и помощник едет на деловую встречу и выясняет, что этим «совестливым» от тебя нужно. Рекомендация: пусть возьмет с собой твоих охранников и, как его там… твоего заместителя. Солидно и здорово! Шеф — не шавка, чтобы бегать на разные встречи. А он производит впечатление крутого и грозного. Если твои подчиненные решат, что дело стоит того, тогда… — Лиза ловким движением поправила на шее любовника съехавший набок галстук и постановила: — …Будешь встречаться ты.

— А что? — вдруг осенило Геннадия. — Может, она права?

— Нянька вас продаст, — думая обо всем сразу, предостерег Павел.

— Няньку отпустим, — осадила она его.

— Ну-ну… — Павел неодобрительно покачал головой.

— Так насчет встречи с «Совестью» ты как? — не желая выглядеть подкаблучником, поинтересовался мнением друга Геннадий.

— Может быть, она и права, — пришлось согласиться Павлу.

— Тогда вперед, в дом к Натке, — неожиданно разволновалась девушка.

— Это вы зря, — всем видом выражая свое неудовольствие, Павел поднялся и демонстративно вышел из зала.

— Наконец-то я увижу, как ты там без меня живешь, — считая обсуждение законченным, обрадовалась Лиза.

— Поедем лучше… — Геннадий назвал адрес купленной им для Лизы квартиры. — Зачем тебе все это? — сделал он еще одну робкую попытку отговорить любовницу.

— Нужно, — отрезала Лизонька и надула губки. Теперь, спустя сутки, она жалела и о своем капризе, и о том, что случилось позже.

Сначала все шло, как в любовном романе: за окном темный зимний вечер, шум сосен, шелковые простыни. Ее самолюбие было полностью удовлетворено. Выпив по бокалу вина, они вспомнили, что забыли поужинать. Накинув домашнюю одежду, Геннадий зашел в комнату к внукам. Те спали крепким сном.

— Пойдем, я покажу тебе нашу трапезную, — позвал он любовницу и спустился вниз, в гостиную.

Лиза, поискав глазами что-нибудь подходящее из Наткиных халатов, все-таки не решилась облачиться в вещи соперницы и, набросив на голое тело сорочку Геннадия, последовала за любовником.

Гостиная оказалась такой, как она и представляла по рассказам тети Гали, — торжественной и шикарной. Положив локти на массивный стол, Лиза уставилась на портрет Натальи. Висевший в центре комнаты над камином, он портил настроение. Казалось, что соперница с осуждением следит за ними. Неожиданно шальная мысль посетила ее хорошенькую головку. «Смотри, любуйся», — воззвала она к портрету и, скинув с тела мужскую сорочку, осталась совершенно голой. Резко сбросив поставленные Геннадием приборы на пол, она влезла на стол и, раскинувшись на парадной скатерти, поманила к себе любовника.

11

Смотреть на тетю Галю не было сил. Она лежала белая, опутанная проводами, не шевелясь, и своими огромными глазами, полными слез, с укором взирала на племянницу. Лизу начал бить озноб. Врачи, глядя на девушку, предложили ей принять успокоительного и уйти.

— Вы создаете нервную обстановку, плохо влияете на больную, — настаивали они.

Поэтому дежурить у постели пришлось Татьяне, матери Лизы.

— Поезжай к нам домой, выпей чая, приляг, прими какую-нибудь таблетку, — посоветовала она дочери.

В квартире, где ее вынянчили, девушке стало еще хуже. Здесь все напоминало о детстве, о близком и родном человеке, часто заменявшем ей отца и мать. Лиза только теперь осознала, что ближе и роднее у нее никого нет.

Руки сами лезли в шкафы, натыкаясь на старые вещи: кофточки, безрукавки, носочки, связанные Галиной для нее, Лизоньки. Фотографии на стенах и бесконечно преданные глаза женщины, словно с укором взирающие на Лизу: «Как же ты могла?»

Подойдя поближе, девушка провела пальцем по матовому изображению: Лиза на пони — рядом вышагивает Галина, Лиза на речке голышом — тетя поливает ее из лейки, Лиза в школе на вручении аттестата зрелости — счастливое лицо Галины, сияющее от гордости за племянницу.

А теперь она, ее заботливая тетьгаль, по вине Лизы переломанная и перебитая, валяется в бедной загородной больнице. Слезы сами собой градом покатились из глаз.

«Господи, если бы все можно было повернуть назад, ну на один день, нет, лучше на два года! — Мысли не давали заснуть. — Во всем виноват этот подлый Любомирский! Зачем я только с ним связалась!»

Рыдая в подушку, Лиза вспомнила о ночном телефонном звонке, с которого начался сегодняшний день.

Готовясь к встрече с тетей Галей, она почти не спала. В голову лезли всевозможные оправдания типа «он меня заставил… я не хотела». Резкий телефонный звонок отозвался болью в затылке.

— Да, — слабо прошептала Лиза, надеясь, что это кто-нибудь со словами утешения. Но в трубке послышалось странное шуршание, а затем протяжные стоны. Стон постепенно становился громче, будто кто-то крутил ручку, регулирующую звук, нарастая, он перерос в неистовый крик. И Лиза с ужасом поняла, что это кричит она. К стону подмешивался прерывистый любовный шепот Геннадия.

— Кто это? — взвизгнула девушка.

— Это ты, красавица, — рассмеялась в ответ трубка, и уже не оставалось сомнений, что это действительно ее вздохи, стоны и крики, кем-то записанные на магнитофон.

— Не правда ли, очень сексуально? — издевательский голос в трубке показался ей знакомым. От бессилия она впала в отчаяние.

В минуты невзгод ей часто представлялся рядом отец. Сильный, влиятельный, богатый. Он мог в одно мгновение осушить ее слезы, обнять, приободрить, защитить. Ее воображение рисовало элегантного господина, мужественного и спокойного. Вот они втроем, отец, она и мама (мама — знаменитая актриса кино), подкатывают на шикарном авто. Водитель выскакивает первым и помогает женщинам выйти из машины. Они идут по устланной цветами дорожке, а вокруг множество людей, и все спрашивают: это дочь той самой актрисы? А это ее отец? Отец — владелец какой-нибудь нефтяной вышки или алмазного прииска, а вовсе не чужой муж, оставивший их с матерью, как только богатый тесть пригрозил ему. Размазывая косметику с глаз, Лиза громко разрыдалась в подушку. Ей вспомнился эпизод из детства, когда во дворе мальчишки отняли у нее любимую куклу и отец, утешая, твердо пообещал купить новую.

— Нет, ты не купишь такую, — рыдала девчушка.

— Купим лучше, — уверяли ее в два голоса мать и отец.

— Какую лучше? — перестав плакать, серьезно поинтересовалась малышка.

— С алмазными глазками, правда, папа? — выдумала на ходу мать.

— Она будет двигаться и говорить «мама», — заверил отец.

С тех пор прошло двадцать лет. Папа так и не выполнил своего обещания. Не было у нее никого — ни куклы, ни отца.

Резкий звонок в дверь прервал горькие воспоминания.

— Лиз, я увидел во дворе твою машину, вот, думаю, отлично, пересеклись наконец-то! — обрадованно начал сосед Никита, но, заметив размазанные по щекам подружки слезы, осекся: — Ты что?

Лиза зарыдала еще громче и бросилась на шею к Никите.

— Тебя кто-то обидел? — воодушевился сосед.

— Не-ет, — всхлипывая, прошептала девушка.

— Ты только скажи, мы его с Джеком растерзаем, — с воинственностью преданного рыцаря напирал защитник.

— Спасибо тебе, Ник, это я так… сама виновата, — вытирая слезы, призналась Лиза.

— А-а, — протянул Никита и, чуть разочарованный, что его помощь не пригодилась, стал искать слова утешения: — Не расстраивайся, у меня тоже бывает плохое настроение, хоть вой.

— И что ты делаешь? — сквозь слезы улыбнулась Лиза.

— Сражаюсь с врагами или вспоминаю что-нибудь смешное.

— У меня нет врагов, — нахмурилась девушка.

— У меня тоже. Это я на компьютере, — пояснил юноша, — как японцы, когда злятся, лупят боксерскую грушу, понимаешь?

— Может, и мне попробовать? — с сомнением протянула Лиза.

— А про смешное, хочешь, я тебе расскажу? — И, не дожидаясь ответа, начал: — Еще до института, когда я учился в одиннадцатом классе, мы с ребятами очень хотели позвонить по телефону для взрослых, ну знаешь, секс по телефону. Один парень у нас звонил, рассказывал, что там такие девочки, просто улет. Только счет потом ему огромный выкатили, родители — в истерике, последствия — сама понимаешь какие. Ну, ребята меня уговорили, мол, ты в любой технике сечешь, придумай что-нибудь. Однажды во время дискотеки в школе мы выпили немного, я принес телефонный аппарат и подключил его параллельно к учительской.

Набираю, слушаю, все ребята вокруг собрались, шеи вытянули, а голос на том конце провода, такой сладкий, спрашивает: «Тебя как зовут?»

«Петя», — отвечаю, а все ребята — вповалку и ржут.

«А ты, Петя, каких больше любишь — беленьких или черненьких?»

«А я всякеньких люблю», — шепелявлю в трубку, а ребята норовят ее выхватить и гогочут.

«Ты сейчас чего делаешь?» — вопрошает дива.

«На тебя хочу посмотреть». Ну и пошло-поехало, она такое наговорила, потом я уже слушать не мог, сама понимаешь. Девочка эта всех укатала, со всеми подряд, кто в класс набился, по очереди разговаривала.

Вдруг откуда ни возьмись наша ведьма-завуч влетает, волосы дыбом, глаза горят. Она или догадалась, или кто из девчонок настучал. В общем, сняла трубку в учительской и какое-то время вместе с нами понаслаждалась сексом.

— И что потом? — У Лизы высохли слезы, она улыбнулась.

— Да все о'кей, скандал замяли. Ну что, весело стало? Идем, я тебя дальше веселить буду.

— Позвонишь по секс-номеру и мальчика мне снимешь?

— Нет, я тебе такое покажу… — Схватив за руку подружку, Никита потащил ее в свою квартиру.

Комната Никиты представляла собой смесь диско-клуба с домашним кинотеатром и суперсовременным компьютерным классом. Она была нашпигована всевозможной техникой.

— Смотри! — Он включил компьютер, пробежался по кнопкам клавиатуры, поколдовал с программой, и на мониторе появилась она, Лиза, собственной персоной. Пританцовывая, виртуальная Лиза чуть угловато перемещалась по экрану, напевая английскую песенку.

— Что это? — удивилась девушка.

— Не что, а кто, — пробасил довольный произведенным эффектом Никита.

— Это я, — угадала Лиза.

— Точно, — шумно обрадовался Никита.

— Как это я тут, у тебя в компьютере? — не поверила собственным глазам девушка.

— Долго объяснять, — солидно поведал сосед.

— Это я по-английски пою? — узнала она свой голос.

— Угу, — подтвердил Никита.

— Я так хорошо не знаю английский, — удивилась Лиза.

— Выучила, — загадочно произнес юноша.

— Улет! — оценила она работу соседа.

— Я и сам знаю, что это крутняк! — скромно согласился Никита и осторожно полюбопытствовал: — Ну что, я тебя развеселил?

— Да-а, — протянула девушка, — я прямо дар речи потеряла. Это ты так каждого в свой виртуальный мир поместить можешь?

— Если очень захочу, — уклончиво отозвался сосед и, наслаждаясь произведенным эффектом, пояснил: — Так вот, когда у меня плохое настроение и очень тоскливо, я встречаюсь с тобой, разговариваю.

— И я тебе отвечаю? — подивилась Лиза.

— Здесь у меня ты делаешь все, что я пожелаю, — грустно сообщил Никита.

После этих слов Лиза другими глазами взглянула на соседа. Влюбленный долговязый подросток, изображающий из себя крутого смельчака, незаметно превратился в интеллектуального очкарика, мягкого, доброго и весьма сексуального.

Лиза чмокнула его в щеку.

— Ты — молодчина, очень мне помог, в кого у тебя такой дар? — Лиза кивнула на компьютер.

— В дедушку, — пошутил Никита.

— А он у тебя что, Эйнштейн?

— Да нет, он даже не технарь, а музыкант. Так что я ни в кого, сам по себе такой талантливый, умный и вообще… я очень надежный парень. Жаль только, что ты этого не замечаешь!

И Лиза вдруг подумала, что ведь и впрямь Никита появлялся в ее жизни всегда, когда был необходим. Он оказался единственной ее опорой, когда сразу после близкого знакомства с Геннадием она очутилась первый раз в жизни одна в чужой стране. Конечно, там было потрясающе, великолепно, но одновременно так грустно и так одиноко.

Это была идиотская затея Любомирского потащить ее следом за собой на отдых в Испанию, как только они познакомились. Вернее, стоило ей позавидовать Натке, что та будет купаться в теплом море, загорать, наслаждаться роскошным комфортом отеля, как любовник тут же предложил взять ее с собой.

— Как это, поехать с вами? — насторожилась девушка.

— Сниму тебе рядом в соседнем городке кондоминиум.

— Что это? — не поняла Лиза.

— Это будет комната с кухней и балконом, тебе понравится.

— Такая же, как здесь? — Лиза обвела взглядом их неухоженную явочную квартиру.

— Нет, детка! Это будет гораздо привлекательнее.

— А как же твои друзья, жена? — засомневалась девушка.

Но его не смущало даже то, что она могла столкнуться с Наткой в маленьком курортном городке. «Как-нибудь выпутаемся», — радуясь своей идее, подумал он. Перспектива проводить отпуск в компании с семьей Павла и Наткой была ему не слишком по душе. Выбирая время, когда Павел развлекал на пляже дам, Геннадий под видом прогулок тайком бегал к Лизе.

Опустошенная после его визитов, Лиза без друзей и знакомых пребывала в одиночестве. Сидя на балконе в обществе сытой рыжей кошки, она смотрела вниз на гуляющие компании, влюбленные парочки, которым было весело. Вот тогда-то на помощь пришел Никита. Он все ночи напролет утешал ее по интернету. Маленький ноутбук Геннадий подарил ей сразу после первого свидания.

— Для общения со мной, — пояснил он.

Сначала Лиза не поняла:

— Есть же телефон!

— Нет, — покачал он головой, — это вернее и надежнее.

Здесь как раз ей и пригодился подарок любовника. Ник посылал ей электронной почтой цветочки, белых голубей, писал стихи, сообщал новости из Москвы. Она описывала ему испанский курорт, рыбные ресторанчики, богатые яхты в порту, на которые с завистью заглядывалась во время одиноких прогулок.

— Эй, сеньорита, — однажды услышала она оклик с палубы.

Испанец оказался всего лишь матросом. Он показал ей богатый интерьер яхты: гостиную, бар, спальню хозяина.

— Иди сюда, — бесстыдно позвал он гостью на мягкие перины, жадно впиваясь глазами в тело девушки.

— Когда купишь такую, поговорим, — пообещала она черноглазому пылкому юноше, легко взлетев по лестнице вверх.

— О-о, — протянул матрос, — я таких денег не накоплю за целую жизнь.

— Я буду ждать, — выскочив по трапу на берег, пошутила Лиза и помахала юноше рукой.

— Ты очень красивая, приходи еще, — на прощанье пригласил испанец.

Но Лиза больше не пришла.

— Ты что, сошла с ума, — зарычал на нее Геннадий, когда, подразнивая, она поведала ему сказку про красивую яхту и богатого испанца. — Хочешь как русская проститутка в полицию загреметь?

— Мне скучно, — беспечно бросила Лиза, продолжая раззадоривать мужчину.

— Я прихожу к тебе каждый день, — пытался убедить ее Геннадий.

— А что мне делать вечерами? — не сдавалась Лизонька. — Может, на дискотеке отрываться?

В тот вечер он повел Лизу в шикарный ресторан.

Широкая мраморная лестница, вазы с живыми цветами в человеческий рост, галантный метрдотель у входа польстили самолюбию девушки.

Загорелые плечи соблазнительницы даже в скромном сарафане из хлопка сразу привлекли к себе внимание мужчин. Геннадий одновременно гордился, что юная привлекательная особа принадлежит ему, и нервничал, поскольку такое соблазнительное пирожное хотелось укусить всем и каждому.

Терпкое вино, нежные устрицы, сдобренные капельками сока лимона, зажигательная испанская музыка сделали свое дело. В ту ночь он остался с ней.

— Я не могу от тебя уйти, — целуя бронзовое от южного солнца, чуть солоноватое тело, шептал он, — ты пахнешь морем.

Ее сладостная плоть кружила голову, заставляя забыть обо всем на свете.

— Ты моя, слышишь, только моя, — настаивал он, не отпуская ее даже во сне.

Они провели вместе всю ночь до утра. Что он наврал жене, Лизу не интересовало.

А Никита в ту ночь сошел с ума, ожидая ее на связи.

«Я была занята», — сообщила по интернету Лизонька своему верному поклоннику на следующий день.

Никита не спросил чем. Он не имел на этот вопрос никакого права.

«Наверное, страдал и мучился», — почему-то только сейчас подумала Лиза.

— Когда ты надолго исчезаешь, я разговариваю вот с ней, — будто читая ее мысли, с грустью пожаловался Никита и показал на виртуальный образ в компьютере — идеальный, завлекательный, никогда не меняющийся.

«Тот, кто мог создать его, должен быть достоин всяких похвал. Может, и мне это для чего-нибудь пригодится». — Мысль, еще не оформившаяся в полезную идею, на уровне подсознания осела в головке предприимчивой девушки.

— Ты большой молодец! — Она протянула руку, чтобы погладить Ника по щеке.

Он резко перехватил ее пальцы и поднес их к губам. Его дыхание было совсем близко, а порыв стал передаваться ей. До этой минуты она не считала его героем своего романа. Но сейчас! Словно кто-то толкнул ее в объятия юноши, так безответно преданного ей. В Лизе проснулись странные, не испытанные до сих пор чувства: трогательно-нежные, побуждающие беречь и охранять этого мальчика, и одновременно похотливые, щекочущие кровь, подстрекающие наброситься на него, заставляя себя любить.

Она обвила руками шею юноши и сама потянулась к его губам. Лизнув горячим языком чуть приоткрытый рот, прошептала:

— Хочешь меня?

Никита сжал ее в объятиях так сильно, что у нее перехватило дыхание.

— Я тебя очень, очень люблю, — прошептал он и осторожно, словно боясь сглазить свое счастье, расстегнул молнию на ее платье. — В жизни ты гораздо красивее, — увидев ее обнаженную наяву, прохрипел он от волнения. Слова потонули в громком стоне требовательной, зрелой женщины.

12

— Я знал, что эта… стерва тебя сдаст, — задыхаясь от злобы, кричал Павел. — Жаль, что вы не составили мне компанию, стоило взять ее на этот кинопросмотр с собой!

— Успокойся, я не очень-то верю, что это подлинная запись, а не монтаж, — спокойно возразил Геннадий другу.

— Ты можешь не верить, но я собственными глазами лицезрел твою черноволосую фею во всей ее нагой красе. И тебя… рядом с ней, и не только рядом…

— И я тоже в таком ви-и-де? — не верил Геннадий.

— Да, дорогой Крокодил Гена, вид у тебя в том кино, прямо скажем, боевой. Поэтому, если вместо «Героя дня без галстука» запустить для жаждущих клубнички телезрителей эту кассету под названием «Герой дня без штанов», то взамен губернаторского кресла Аполлону, — он смерил Геннадия с ног до головы презрительным взглядом, — достанется фиговый лист и…

— Где и кто мог нас застукать?

Подлинность кассеты, которую продемонстрировали Павлу на той самой встрече представители движения «Совесть», когда Лиза уговорила Геннадия пригласить ее в загородный дом, вызывала у него сомнение.

— А ты не веришь, что это дело ее рук, а когда и где ей удалось обвести тебя вокруг пальца, не важно!

— Странно, ведь запись, как ты говоришь, по меньшей мере полуторагодовалой давности?

— Да уж, — начиная успокаиваться, как все вспыльчивые люди, пробурчал Павел. — На твоей красотке это заметно слабо, но на тебе! — Он выразительно взглянул на глубокие складки вокруг губ и чуть изменившие окраску виски приятеля.

— Хочешь убедить меня в том, что она познакомилась со мной с дальним прицелом? — Геннадий нахмурился, продолжая размышлять вслух: — Чтобы в удобное для себя время шантажировать вот такой примитивной порнухой?

— Конечно, — живо отозвался Павел. — Ты не задумывался, почему в самый разгар твоей пиаровской кампании, такая, как ты считаешь, талантливая журналистка, которая тебе бы пригодилась, как никогда, уходит от тебя, открывает свою фирму и вымогает такие деньги, что можно отгрохать отель на островах?

— Ты на редкость проницательный человек, — продолжая думать о том, кто и где мог установить камеры, чтобы снять их с Лизой во время занятий любовью, заметил Геннадий. — Она действительно хочет вложиться в отель, не совсем, правда, на островах. И у нее есть способности, возможно, даже в большей степени предпринимательские, чем журналистские, и вообще она способный по жизни человек.

— Благодаря твоим связям она раскрутилась!

— Да, благодаря моим связям она вышла на людей, которые обещали ей свое покровительство. Но я и не возражал. А ведь в любой момент мог ее тормознуть. Но это совершенно не означает, что она сдаст меня, даже за деньги… Нет, этого она делать не будет! Она не будет этого делать, — повторил Геннадий, — хотя бы потому, что в качестве губернатора Дальнегорского края я ей пригожусь больше, чем те деньги, которые ей дадут эти кассеты. Она расчетлива и совсем не глупа.

— Ты не знаешь, что ей пообещали за эту увлекательную видеозапись, — возразил Павел.

— Если я не соглашусь на условия шантажистов, которые в ближайшее время они нам выдвинут, пойдет раскрутка скандала, и Лизе придется публично подтвердить нашу связь.

— Ты думаешь, девочка стыдливо засунет пальчик в рот и покраснеет? — вновь набросился на друга Павел.

— Возможно, еще полгода назад она бы не постеснялась публично заявить о наших отношениях, даже наоборот, сделала бы это назло себе, мне, Наталье, на радость своей матушке, но только не Галине, своей тетке, а теперь тем более, после автомобильной аварии она пойдет на все, чтобы предотвратить скандал.

— Ты противоречишь сам себе: расчетлива, умна, талантлива, срочно нуждается в больших деньгах, сантименты тут ни при чем: ах, какой стыд, все узнают, в том числе любимая тетя, что она с тобой трахается, кстати, с большим знанием дела. Только дивиденды на этом себе заработает!

— Нет, с ней что-то после всего этого произошло, она резко изменилась и не пойдет на это!

— Глупый самодовольный осел! А если эту… эту паскуду, короче, если ее завели под тебя с дальним прицелом?

— Значит, два года назад, когда я еще сам не знал, что буду выдвигать свою кандидатуру в губернаторы, некто подставляет мне на улице смазливую девчонку, чтобы в будущем, когда настанет час икс… раскрутить меня по полной катушке?

— Точно! — Павел интенсивно закивал.

— Только ты не учел одного маленького момента — девочку эту мне порекомендовала моя любимая жена Натка, а знакомство на улице, о котором я рассказал тебе, простое совпадение, как судьба.

Трель сотового телефона прервала их разговор.

— Да, Наточка, я дома. Мы с Павлушей как раз говорим о тебе. Ты где? В больнице у Галины? Нет, новости еще не смотрели. Московский канал? Хорошо, попозже обязательно посмотрю, у нас очень важный разговор. Что ты так волнуешься? Из-за Галины? Уже включаю.

Нажимая пульт телевизора, Геннадий уставился на оживший экран, а потом резко сорвался на жену:

— А кто ей телевизор в палату притащил, и вообще, что ты как наседка там сидишь?

— Тсс! — Павел, размахивая руками, показывал Геннадию, чтобы тот замолчал.

С экрана вещала бойкая девица в меховой шапочке. Она стояла у ворот неказистого заснеженного здания.

— …Я веду репортаж от подъезда больницы номер пять, из небольшого городка Субботино Московской области. Рассказ мой о сильных мира сего, проживающих в коттеджах, расположенных неподалеку.

Провинциальная корреспондентка выдохнула клубы морозного воздуха и с воодушевлением продолжила:

— Дорогие телезрители, каждому хотелось бы узнать, как проводят досуг известные и влиятельные в политическом мире люди, в частности, человек, претендующий на пост губернатора Дальне-горского края — Геннадий Любомирский. Пока его жена находилась в командировке в Питере, он на своей загородной вилле устроил ночной пикник с ее лучшей подругой. Да-да, банальный любовный треугольник, — довольная раздобытым материалом, корреспондентка широко улыбнулась, сверкнув золотом передних зубов, и продолжила: — Как в старом анекдоте, жена неожиданно возвращается домой и застает сладкую парочку. Дальше — скандал, драка. Лучшая подруга в тапочках и халате прыгает в автомобиль и летит обратно в Москву, но в пьяном угаре врезается во встречную машину. Если бы не местный постовой Василич, извините, майор Вихрев, то возлюбленная Любомирского Галина Н. сейчас не лежала бы в отдельной палате с элитным уходом. Жизнь ее буквально висела на волоске. Вытащив любительницу острых ощущений из горящего автомобиля, мужественный милиционер спас ей жизнь.

Желая откупиться, жена Любомирского «сняла» весь медперсонал больницы, устроив любимую подругу в отдельную палату с телевизором и телефоном. Конечно, — поучительно протянула корреспондентка, — богатые платят, не желая выносить сор из избы. Но, к счастью, в нашем мире существуют неподкупные люди, в частности, одна из сестер приемного покоя больницы любезно представила мне доказательства любовной разборки закадычных подруг: тапочки и халат, в которых майор доставил в зимнюю стужу предательницу.

Геннадий вскочил:

— Запиши данные этой дряни, я позвоню нашему адвокату, пусть свяжется с телевидением, и те дадут в вечерних новостях опровержение. Иначе это подхватят все каналы.

— Вот тебе и первый приветик от «Совести»! — присвистнул Павел.

— Надо же было такое наворотить! — ужаснулся Геннадий.

— Это тебе предупреждение от наших соперников, — не унимался Павел. — Теперь ясно, что они с твоей кассетой сделают?

Геннадий, обдумывая случившееся, молчал.

— Сам разберешься со своей пассией или предоставишь это нам? — нервно затянувшись сигаретой, осведомился Павел.

13

— Я не могу! — заявила, появляясь в дверях, Натка, когда одетый в смокинг и бабочку Геннадий прихорашивался перед зеркалом. — Пойми меня правильно, не могу отказать в просьбе больной Галине. Пожалуйста, возьми с собой Лизу, ей очень нужна встреча именно с этим американцем, который дает прием. Ведь он владелец крупного шоу-бизнеса в Штатах?

— Да-да, и не только шоу-бизнеса, — подтвердил муж. — Но эта девушка уволилась от нас, мне неудобно идти с ней на прием такого высокого уровня. Ты представляешь, что могут устроить из этого мои политические противники?

— Наоборот, — с уверенностью возразила Натка, — это только подтвердит прочность наших взаимоотношений. Когда после этой скандальной истории с автокатастрофой ко мне примчались корреспонденты и стали выспрашивать подробности семейной жизни, я убедила их в том, что наш союз нерушим. А версия с тапочками и халатом, в которых якобы выскочила после ссоры с тобой моя подруга, чистая провокация недобросовестной корреспондентки.

— Ты говорила об этом с Галиной?

— Что ты? — Натка всплеснула руками. — Я же тебе рассказывала, когда она услышала сообщение по телевидению, ей стало намного хуже… Я понимаю, — помолчав, добавила Наталья, — твои противники любыми способами постараются убрать тебя с дистанции. Но появление в обществе с такой эффектной девушкой только подтвердит наше с тобой отношение к такого рода слухам. А с Лизой можно идти куда угодно. Теперь она не безвкусно одетая малышка с голыми коленками, а менеджер высшего класса. Поработав у нас, приобрела школу. Я очень горжусь этим. И Галине будет приятно, что мы продолжаем помогать ее племяннице.

— Да где ты будешь ее искать? Она наверняка не знает, что прием сегодня, — перебивая жену, небрежно бросил Геннадий. — В такому выходу вам, женщинам, нужно готовиться, по меньшей мере, неделю.

Натка, удивленно взглянув на мужа, подняла брови.

— Разве я не прав?

— Сейчас увидим. Если ей важно познакомиться с таким человеком, она соберется в одно мгновение.

Пожав плечами, Геннадий сделал вид, что Натке удалось его убедить, поступай, мол, как знаешь, я не возражаю. Да и, что греха таить, он не мог побороть себя! Соскучился… Не дотрагиваясь до нежной кожи с момента, когда она вслед… за теткой пулей вылетела из его загородного дома, и страстно желая ее все это время, он думал о девушке каждую свободную минуту.

И когда отбивался от назойливых журналистов, выступал с пламенными призывами к избирателям, занимался расследованием странной истории с видеокассетой, и даже в те редкие минуты, когда в постели обнимал податливое тело своей преданной Натки.

Но в то же время он четко знал, что каждый неверный шаг может стоить ему карьеры. Сейчас он просчитывал ситуацию, невольно созданную женой, и мучился вопросом: выход с Лизой — это плюс или минус в свете той самой видеокассеты, предъявленной его соперниками. Натка, набрав тем временем номер Лизы, махом разрешила его сомнения:

— Прибудет вовремя, я предупредила, что форма одежды сугубо вечерняя, — и, строго оглядев мужа с ног до головы, удовлетворенно добавила: — Вы будете смотреться что надо! А противников не бойся, я тебе доверяю, поэтому мы их победим!


— Господин Геннадий Любомирский! — объявил распорядитель вечера, и Геннадий, стараясь держаться по-деловому, с очаровательной молодой сотрудницей прошествовал в зал приемов загородной резиденции, которую арендовало американское представительство всемирно известной фирмы.

Пышная юбка в пол и сиреневый широкий пояс с овальной пряжкой из натуральных гранатов подчеркивали высокий рост и стройную фигуру девушки. Декольтированный нежно-лиловый лиф оттенял иссиня-черные волосы, уложенные вокруг хорошенькой головки. В паре с Любомирским Лиза смотрелась моложе своих лет.

Здесь, по приоритетам рангов и регалий, пресс-секретарь Любомирского должна была занимать отнюдь не первое место среди высокопоставленных гостей. Однако вниманием к себе Лиза обделена не оказалась. В красоте и грации ей не было равных. Шурша длинной юбкой, она плыла по залу, раздавая лучезарные улыбки присутствующим. Ее радовало все вокруг: богатый интерьер резиденции, оркестр, расположившийся на балконе, шикарно одетые гости, официанты в белых перчатках, разносившие на подносах французское шампанское. Правда, она была здесь никем, но это не беда, скоро неизвестная молодая журналистка непременно станет хозяйкой такого же бала, и такой же дворец с мраморными колоннами и прислугой будет принадлежать ей. Покровительство, которое обещал Лис, земля в Лас-Вегасе и порядочная сумма, полученная от Геннадия, — все это позволяло строить далеко идущие планы.

Проплывая по просторному залу, она словно двигалась к своей мечте, которая, если постараться, обязательно осуществится. Глоток шампанского придал ей еще большей уверенности, и вот уже толпа жаждущих пообщаться с прелестницей окружила их с Любомирским.

— С тобой можно идти на прием к президенту, — шепнул восхищенный ее притягательной силой Геннадий.

— К президенту банка за безвозмездным кредитом, — пошутила польщенная вниманием девушка и не преминула добавить: — Жаль, ты не смог этого оценить…

Последние слова долетели до Геннадия издалека. Лизу похитили на танец, и она упорхнула в зимний сад.

«Досадно», — подумал Любомирский. Он собирался учинить ей допрос: нагой стан любовницы, черные льющиеся волосы, призывные стоны не выходили из головы после просмотра видеоролика, который он получил сегодня по почте. Обратного адреса на посылке, естественно, не значилось.

Неприятный разговор откладывался. Возможно, к лучшему, поскольку праздничная обстановка вечера не располагала к разборкам.

Прием, который давал в представительской резиденции один из богатейших людей мира Якуб Полянский, был пышным. Приятная музыка не мешала беседе, гости с бокалами в руках чинно расхаживали по залу в ожидании хозяина, который, как сообщали, с минуты на минуту должен был прибыть из аэропорта.

В зимнем саду джаз играл танцевальные мелодии. Лиза плыла в такт музыке в паре с французским дипломатом. Он легко вел ее в танце, был любезен и хорош собой. От удачи, которая сегодня ей сопутствовала, от всеобщего внимания, от наряда, который нравился ей самой, энергия била из нее ключом, передаваясь окружающим, создавая приподнятое настроение.

Почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, Лиза обернулась через плечо. Седой, ничем не примечательный господин, внимательно присматривался к ней.

— Вы прекрасны и заразительно веселы, — едва смолкли последние аккорды, обратился к ней незнакомец, старательно выговаривая русские слова.

— Спасибо, — улыбнулась она в ответ.

— Будем знакомы, — господин, как в старом кино, манерно щелкнул каблуками, — друзья зовут меня просто Куба.

— Лизета Орлова, — сделав книксен, так же церемонно представилась она.

— Я один из устроителей сегодняшнего вечера и хотел бы попросить вас быть ведущей нашей лотереи.

Лицо Лизы выразило разочарование: опять ей навязывают незначительную роль.

— Хорошо, я вам помогу, — стараясь скрыть досаду, тем не менее, согласилась она, прикидывая, что это неплохой повод быть представленной самому Полянскому, и прошла в зал с новым знакомым. Выслушав его наставления, Лиза поднялась на сцену.

Четко выговаривая номера, обозначенные в приглашениях, Лиза раздавала презенты, одаривая выигравших улыбкой. Милые комплименты и импровизированные шутки, которые она придумывала, встречались громкими аплодисментами.

Когда прозрачный барабан опустел, Куба поблагодарил очаровательную помощницу:

— Я не ошибся, выбрав вас. Вы нам очень помогли. От имени устроителей приема приношу вам свою благодарность.

— Я рада, что смогла быть полезной такому высокому обществу, — просто ответила Лиза, обдумывая, как подобраться с просьбой к этому американцу.

— Но теперь вы можете вытянуть свой лотерейный билет! — не устояв перед ее красотой, флиртовал мужчина.

Лиза притворно заглянула в пустой барабан и, стремясь не переиграть, всплеснула руками.

— Спасибо, но я старалась не за вознаграждение, — девушка источала саму скромность. — Мне очень льстит ваша высокая оценка.

— Не упускайте своего счастья, — по-деловому предупредил ее американец, — возможно, это ваш шанс в жизни!

— Спасибо, — еще раз поблагодарила Лиза и скромно опустила глаза.

Принимая ее молчание за нерешительность, американец поспешил обрадовать красивую помощницу.

— Сегодня волшебный вечер и все желания сбываются, поэтому вручаю вам, как самой красивой леди бала, нашу золотую беспроигрышную карточку.

— Что это? — Лиза с удивлением взглянула на надпись, которая, переливаясь золотом на специальном пригласительном билете, гласила — «Ключи от Лас-Вегаса».

— Это право вне конкурса стать ведущей оригинальной телевизионной шоу-программы, которая будет называться «Ключи от Лас-Вегаса», — торжественно объявил ей Куба.

— Я вам очень благодарна, — протянула Лиза.

Этот американец хочет осчастливить ее карьерой телезвезды. Правда, теперь уже на заморском небосклоне. Таких предложений она еще не получала! Но она не поддастся! Кратковременное счастье — это не для нее. Звезды гаснут, как только наступает рассвет. Ее звезда не должна погаснуть ни-когда!

— Для меня это большая неожиданность, — объяснила она свою сдержанность, стараясь не обидеть нового знакомого. — Но коль вы пообещали мне в этот волшебный вечер исполнение желаний, то можно на мою сегодняшнюю счастливую чашу весов доложить маленькую просьбу? — Лиза сделала паузу и, словно набравшись духу, выпалила: — Мне очень нужно познакомиться с одним человеком.

Американец с удивлением взглянул на нее.

— О, я понимаю, речь о любви с первого взгляда, но как я могу вам помочь?..

— Он находится среди гостей, — заговорщически произнесла Лиза, взяв Кубу под локоть, и щелкнула замком маленькой сумочки, положив в нее золотой беспроигрышный билет, как бы закрыв тему звездной карьеры, чем очень удивила американца.

— И?.. — в голосе мужчины звучало разочарование.

— И мне нужно, чтобы кто-то меня ему представил и порекомендовал, не просто так… — стараясь сохранить непосредственность, ворковала Лиза.

— А-а, — явно ничего не понимая, озадаченно протянул Куба. — Но мне кажется, я не очень-то гожусь на роль…

Лиза не дала ему договорить.

— Это абсолютно не то, о чем вы подумали. — Ее злило, что она не может толком объяснить американцу, что от него требуется. — Знаете, Куба, кстати, у вас интересное имя, оно у меня ассоциируется с человеком толстым и бесформенным, а вы так элегантны и в отличной форме… — щебетала она, стараясь спасти ситуацию. — Так вот, я уговорила шефа взять меня на этот прием, чтобы познакомиться с человеком, который… покорил меня… Вы наверняка согласитесь со мной, он достоин восхищения… — Лиза выдержала паузу, заглядывая американцу в лицо. Оно не выражало никакого восторга.

— Кто же этот счастливчик? — немного уязвленный таким поворотом, поинтересовался Куба.

— Это… — Лиза закатила глаза, рассчитав, что если в душе американец и не одобрит ее избранника, то виду не покажет — …хозяин торжества, господин Полянский.

Лицо Кубы просветлело, и на нем появилось выражение, которое Лиза расценила как согласие. Он почему-то весело рассмеялся.

— Так вот кто ваш избранник!

— Я давно мечтала о встрече с ним. Вы ведь наверняка знакомы?

Эти слова, как показалось Лизе, вновь озадачили господина Кубу.

— Говорят, у него русские корни, — старясь найти какое-то объяснение своему желанию, вкрадчиво начала Лиза.

— Хотите признаться, что вы его внучка? — с сарказмом пошутил американец.

— Вовсе нет, — обиделась Лиза. — Я намереваюсь кое-что ему предложить.

— О?! — удивился Куба. — Такая очаровательная леди хочет предложить…

— Не угадаете.

Мужчина сделал вопросительное лицо.

— У меня к нему деловое предложение, — загадочно пояснила Лиза. — Но об этом я расскажу только ему при личной встрече.

В воздухе повисло молчание. Американец явно колебался.

— Мое желание исполнимо? — Лиза словно невзначай дотронулась пальчиком в длинной перчатке до лацкана незнакомца. — Вы же обещали… — кокетничая, проворковала она.

И американец сдался.

— Если бы вы намекнули мне, о чем пойдет речь, — то ли в шутку, то ли всерьез, словно испытывая терпение Лизы, начал он, — было бы проще найти повод для этой встречи.

— Видите ли… — Лиза лихорадочно сочиняла новую байку, но в голову ничего не шло, а раскрываться перед первым встречным было бы опрометчиво, и, чтобы потянуть время, она предложила: — Я вам поведаю свою историю, только в общих чертах, договорились?

— Я весь внимание.

— Но поклянитесь, что это останется между нами, — взяла с него слово Лиза.

— Клянусь на Библии! — пошутил американец. — А можно мне попробовать угадать, о чем пойдет речь?

— Конечно, — обрадованная, что подсказка сама идет в руки, согласилась Лиза.

— Вы наверняка слышали, что Полянский владеет крупным шоу-бизнесом, и хотите предложить себя в качестве… ну, не приходит в голову, подскажите сами.

— Возможно, — неопределенно согласилась Лиза, подумав, почему бы все-таки не попробовать себя в жанре актрисы: образ смазливой дурочки ей явно удался.

— Но это как раз то, что вы выиграли, — простодушно пояснил Куба.

— Да, но я в себе сомневаюсь, — продолжая ломать комедию, выкручивалась обманщица. — Я собиралась с ним поговорить…

— Как раз об этом?

— Как вы думаете, а могла бы я покорить американского телезрителя? — стараясь избежать настойчивых расспросов, обладательница счастливого лотерейного билета нежно взяла под руку нового знакомого и прошла с ним в уютный зальчик. Усевшись в мягкое кресло, Лиза выставила ножку из-под длинной юбки и игриво вытянула носок фиолетовой туфельки.

— Без сомнения, вы о-чень талантливая актриса, — с легкой иронией заметил мужчина.

Лиза насторожилась.

— А если серьезно? — «Похоже, этот американец твердый орешек и, кажется, раскусил ее игру».

— А если вы хотите поговорить об этом серьезно, то у вас могут быть проблемы, хотя ваши внешние данные… — Он оценивающе посмотрел на девушку.

— С чем? — недовольно вырвалось из уст Лизоньки, но она тут же об этом пожалела.

Американец затягивал ее в длинную и ненужную беседу. Он спокойно взглянул на блестящую корону Лизиных аккуратно уложенных черных, как смоль, волос и деликатно уточнил:

— Вы правда хотите это знать прямо сейчас? Это деловой разговор.

— Хочу, — неожиданно для себя подтвердила Лиза, хотя это вовсе не входило в ее планы.

— Если серьезно говорить о внешности, то американскому зрителю может не понравиться цвет ваших волос. Вы же наверняка не захотите его изменить, а американцы страшно консервативны, если столько лет идеалом остается Мерилин Монро…

— И кукла Барби, — язвительно добавила девушка.

— Хорошо, что вы не обижаетесь, — Куба пытался смягчить приговор.

— Продолжайте. — Она все-таки решила до конца дослушать его.

— Видите ли, ваш русский менталитет, он включает многое из того, что не понятно американцам, даже не принимая во внимание ваш акцент, — почувствовав, что огорчил девушку окончательно, Куба помедлил. — …Мне продолжить?

— Не надо, — обиделась красавица.

— Но все это поправимо, потому что вы обладаете отличными внешними данными, — попытался он сгладить свой приговор.

— Которые на Западе не котируются, — в конец расстроилась Лизонька.

— Вы не поняли меня, вы эталон красоты. Но не профессионал, а этому надо учиться…

К ним подошел человек, остановился на почтительном расстоянии и, наклонив голову, дал понять, что ждет Кубу.

— Простите, леди, я должен вас покинуть, но я вас обязательно найду после ужина и обещаю, что исполню ваше желание.

— Извините, я немного погорячилась, вы не забыли, меня зовут Лиза Орлова, и еще, — заторопилась она, — я вовсе не собираюсь стать…

— Не говорите, что вы передумали, у вас все получится, — улыбнулся Куба, собираясь уйти.

— На самом деле у меня совершенно другие планы, — поспешно заверила его девушка.

— Тем не менее мое обещание остается в силе, я обязательно… — Он приостановился, собираясь сказать что-то, но, махнув рукой, заверил: — …познакомлю вас с Полянским.

14

Декор банкета впечатлял самого требовательного гостя. Обтянутые шелком спинки кресел украшали пышные банты. Зеленая шелковая салфетка и живой красный цветок на голубой скатерти предназначались для каждой гостьи. Синие, в тон скатерти, салфетки лежали рядом с приборами мужчин. Возле каждого из них стояла карточка с именем и фамилией приглашенного. Лизе пришлось занять место Натки. Официанты разносили напитки и блюда.

— Меня обещали представить Полянскому, — пропустив ненужные подробности, вполголоса похвасталась она Геннадию. Зеленая салфетка, которую она предусмотрительно положила на колени, смотрелась, будто лист ириса на сиреневой юбке. От обилия предложенных блюд разбегались глаза. Предстоял непростой выбор.

— Я был бы удивлен, если бы этого не случилось, — нехотя отозвался Любомирский.

О делах говорить не хотелось. Подошедший официант предложил ему несколько сортов вин. Сделав пару глотков, Геннадий остановил свой выбор на «Шабли», поскольку оно как нельзя лучше подходило к мраморным устрицам. Лиза предпочла холодную индейку, аппетитно декорированную абрикосами. Наконец застольная суета прекратилась, и гости с наполненными тарелками приготовились внимать первому тосту.

— Леди и джентльмены! — услышала Лиза голос своего нового знакомца, ничуть не удивившись, что он открывает банкет, но следующие его слова заставили ее застыть в изумлении.

— Я, Якуб Полянский, хочу поприветствовать вас и представиться тем, с кем еще не знаком.

— Это он… — обескураженно выговорила Лиза, обращаясь к Любомирскому и чуть не выронив из рук бокал.

— Кто он? — не понял Геннадий.

— Он обещал меня познакомить…

— Ш-ш! — шикнула на них соседка по столу, и Лиза замолкла.

— Моя славянская фамилия, к сведению некоторых, — взгляд его остановился на Лизе, и взоры присутствующих устремились в ее сторону, — действительно корнями уходит в Россию. Мой прадедушка родился здесь. Поэтому я чуточку говорю по-русски и мои дети учат русский язык.

— Представляешь, это он… — простонала Лиза, потеряв интерес к еде, — он…

— Что он? — не понимая, переспросил Геннадий. Взгляд Якуба в сторону Лизы он расценил как обычную дань ее красоте.

— Это он обещал меня с ним познакомить, — зашептала девушка, стараясь смотреть американцу в глаза, потому что хозяин приема продолжал произносить приветственную речь.

— Кто, с кем?

— Это я самого Полянского просила представить меня…

— Все понял, он тебя разыграл. Хорошая шутка.

— У богатых свои причуды, — с досадой бросила Лиза.

— И что ты у него попросила? — зная повадки своей любовницы, полюбопытствовал Любомирский.

— Глупость какую-то, — злясь сама на себя, продолжала беситься она.

— Ты же собиралась его заинтересовать инвестированием…

— Собиралась-собиралась, только он меня дразнить стал, мол, хотите быть ведущей звездой американской шоу-программы, билет с выигрышем подсунул.

— Что ж, это тоже неплохие деньги и слава.

— Неплохие, только не те, что мне нужны.

— Как сказать. Может, этим он тебе как раз даст заработать на твой отель.

— Я хочу быть хозяйкой, иметь свой бизнес. Мне не нравится развлекать публику, — злилась Лиза. Прилепив вежливую улыбку к лицу, она изо всех сил старалась не показывать своей досады.

— Смотри, откажешься, как бы не остаться старухой у разбитого корыта. — Также, скрывая эмоции и улыбаясь окружающим, Геннадий подумал, что идея на время стать ведущей популярной программы не так уж плоха, особенно сейчас, в разгар его предвыборной кампании. Во-первых, деньги заработает, во-вторых, из страны на время исчезнет. Выход из щекотливой ситуации с кассетным шантажом сам шел в руки.

— Надо же так впаковаться! — распалялась Лиза.

— Поговорим об этом позже, — видя, что к их разговору прислушиваются, тихо процедил он.

Роскошный ужин не радовал Лизу. Она нервничала, что так бездарно использовала свой шанс. Если бы знать, что разговаривает с самим Полянским! Ее не утешило даже любимое блюдо — роскошный медальон, украшенный упругой зеленой брокколи и нежной кремовой спаржей, которую Лиза обожала. Полянский изредка бросал в ее сторону дружеские взгляды, а в конце ужина произнес тост за красивых русских леди, предназначавшийся явно для нее.

— Обиделись? — Хозяин приема подошел к ней сразу, как только гости поднялись из-за стола.

Лиза постаралась скрыть свою досаду.

— Не сердитесь на меня. — Он посмотрел в глаза красавицы. — Получилась немного неуклюжая шутка?

— Американский менталитет, — не удержавшись, уела она его.

— Поверьте, я не хотел. Так вышло, просто не успел назвать вам фамилию, — оправдывался он. — Но зато кое-что уже придумал относительно вашего предложения.

— Подождите, — заторопилась она, — я вовсе не хочу стать звездой, я бы могла заниматься шоу-бизнесом, но и это не то, у меня абсолютно другой проект. Я надеюсь вас заинтересовать вложениями в русский отель в Лас-Вегасе.

— О-о! — удивился американец. — Вас увлекает игорный бизнес?

— Я один раз побывала в Лас-Вегасе в составе делегации, приехавшей по вашему приглашению. К сожалению, вы не смогли прилететь тогда из Флориды из-за урагана. Но я видела своими глазами все, чем вы владеете. И заболела этим. Это действительно американское чудо! И теперь оно не выходит из головы. Отели «Венеция» и «Париж-Париж», все эти представления с пиратами и кораблями, американскими гонками не забуду никогда… — Лизу нельзя было остановить. Она призналась, что владеет землей под строительство отеля. — Я очень благодарна вам за предложение, но моя мечта — построить в Лас-Вегасе русский отель. Я назвала бы его «Северное сияние». А все, что связано с развлечениями, хотела обсудить с вами…

— О-о, вы состоятельная леди!

Девушка скромно промолчала.

— Однако вложения в шоу-бизнес — это не центы… — Он собирался продолжить, но Лиза перебила:

— Выслушайте меня! И не отказывайтесь! Это будет отель века с ледяным катком, русскими красавицами в кокошниках и сарафанах, с белыми медведями и…

— Черной икрой, — заулыбался такому натиску бизнесмен, — но… — он предостерегающе поднял руку, — я привык делать все по порядку.

Лиза нахмурилась.

— Одно не исключает другое, — заметив морщинки на ее лбу, успокоил американец. — Давайте все-таки обсудим мое первое предложение.

Маленький холл, в который они вышли, заменил им кабинет. Здесь они были одни и могли спокойно продолжить беседу.

— Затем, если придем к согласию, перейдем ко второму. — Полянский раскурил сигару и широко улыбнулся, отметив про себя, что Лиза обладает необыкновенной красотой, а также даром уговаривать мужчин.

«Без учета его условий мы не продвинемся ни на шаг», — отметила про себя бизнесвумен и решила сдаться.

— Поскольку у нас здесь мало времени, постараемся быть краткими: я спрашиваю, вы отвечаете. Договорились? — примирительно начал он.

Лиза воспряла.

— Да, сэр, — кокетливо вытянувшись, она приложила два пальца к виску, вспомнив, как повинуются приказам военные в американских фильмах.

— Я наслышан, что у вас в России многие занимаются компьютерными программами. Правильно?

— Да, сэр, — повторилась она.

— Если вашу внешность взять за основу, — размышляя, медленно начал Якуб, — и немного изменить, создав…

— …меня виртуальную и подогнать под американский стандарт красоты, — пошутила Лиза. — Проект «Ключи от Лас-Вегаса» мог бы привлечь массу зрителей.

— Верно, — подхватил он.

— Тогда не проблема сделать из меня блондинку, а вместо ужасного русского акцента, — Лиза вспомнила себя в компьютере у Никиты, — ваш зритель услышит чистую американскую речь с жаргоном и шуточками.

— И если вы не умеете петь, наделит вас голосом Эллы Фицджералд, — добавил хозяин приема.

— И ужимками Джулии Робертс, — на одном дыхании подыграла ему Лиза.

— Кажется, мы с вами уже начали договариваться. Вы так же умны, как и красивы, — похвалил Полянский девушку.

И это был для нее высший комплимент.

— Компьютерную программу создаст мой приятель, — не желая останавливаться на достигнутом, заторопилась молодая бизнесвумен.

— Согласен. Он здесь?

— Нет, но может прибыть через полчаса, — вновь используя военную терминологию, отрапортовала девушка.

— О'кей, — американец удовлетворенно кивнул.

— Минут через тридцать я вас с ним познакомлю. — Лиза чуть помедлила и все же не сдержалась: — А мой проект с отелем… он вас заинтересовал? Могу я рассчитывать?

— Про отель мы поговорим завтра, потому что…

Лиза затаила дыхание.

— …он заманчив, но послезавтра я улетаю… Кстати, мой проект, если нам удастся его реализовать, принесет вам не меньшую прибыль, чем игорное заведение.

— Но отель в Лас-Вегасе — это моя мечта, — простонала Лиза.

— Итак, через полчаса вернемся к нашему разговору, извините. — Американец исчез так же неожиданно, как и появился, а Лиза, исполняя роль настоящей русской леди, подобрав длинные полы шуршащей юбки, плавно заскользила в гардеробную.

Вытащив из кармана шубы мобильный телефон и набрав номер, она проворковала в трубку:

— Ник, это я, Лиза. Ты мне срочно нужен. Тут такое делается! Мы с тобой можем заработать… даже не скажу сколько, в общем, кучу денег.

— Тогда я возьму такси, — предложил наивный Никита, полагая, что расходы окупятся.

— Конечно, возьми. Только я за городом, километрах в тридцати от Москвы.

— А тебя точно не кинут, это ведь, наверное, больше стольника? — засомневался юноша.

— Точно, точно, — заторопилась Лиза. — А у тебя найдется надеть что-нибудь поприличнее?

— Конечно, — обрадовался Никита, — я вчера джинсы на рынке отхватил, знаешь, какие крутые?

— Ой, — застонала Лиза, — я не о таком наряде.

— А о каком? — искренне удивился сосед.

— Вечернем.

— Это что, смокинг с бабочкой, что ли? — присвистнул тот.

— Да, — обреченно проговорила Лиза, потому что знала, что таких одежек Никите не сыскать вовек.

— Я же работаю в виртуальном мире, сейчас нарисуем, — пошутил Никита.

— Ник, мне не до шуток. Где ты это раздобудешь?

— В шкафу.

— В чьем?

— В своем. Я же тебе, помнишь, рассказывал, дедушка у меня был музыкант. В смокинге и бабочке концертировал. Сечешь?

— А размер?

— Все подходит, ведь он тоже тогда был молодой.

— А брюки?

— Черные с выпускного остались, подойдут?

— Конечно! — заорала Лиза и спешно продиктовала адрес.

Когда Никита появился в черном смокинге, бабочке и даже белой сорочке, про которую Лиза не успела ему напомнить, он показался ей необыкновенным принцем, попавшим на королевский бал. Смокинг облегал его стройную юношескую фигуру, плавно расширяясь от узкой талии к выпяченной от гордости груди и расправленным широким плечам. Русые вечно непослушные густые волосы были аккуратно причесаны. Из-под стекол очков блестели умные, повзрослевшие и бесконечно преданные ей глаза. Лиза от неожиданности даже ахнула.

— Что, плохо? — смутился Никита и стал оправлять чуть помятые брюки. — Понимаешь, меня подбросить согласился только грузовик, вот в кузове пришлось добираться.

— Пойдем! — Лиза ласково улыбнулась.

В этот момент она испытывала необыкновенные чувства к своему верному другу. Нежно взяв юношу под руку, она повела его в банкетный зал.

От изобилия яств, предложенных на десерт, глаза у Никиты под стеклами очков разбежались в разные стороны. Пышные сливки с клубникой на вершине многоярусного торта завораживали больше всего и срочно просились в рот. К счастью, Якуб оказался занят, и Лиза заставила Никиту проглотить кусок тающего во рту бисквита.

— Спасибо, — сопротивлялся юноша второй порции.

— Ты же голодный?! — возразила девушка. — Съешь еще…

— Нет, — застеснялся Никита, вытирая измазанные сладким губы, — просто не успел поужинать, мама с работы еще не вернулась. А ты, — наконец освоившись, он оглядел Лизу, — просто настоящая звезда!

— Тебе нравится? — с удовольствием пококетничала Лиза, но, завидев шагающего навстречу им Полянского, сделала серьезное лицо.

— О, да это тот самый владелец заводов, дворцов, пароходов, который не сходит со страниц интернета! — присвистнул от удивления Никита.

— Тот, тот. Значит, ты его знаешь?

— У него же свой сайт и фотографий полно.

— А, — с досадой выдохнула она. «Такую промашку дать! Могла бы и сама его найти». — В общем, он хочет с тобой поговорить!

— О чем? — удивился юноша.

— О компьютерной программе.

— О какой?

— Той, где я.

— Ты? — насупился Никита. — Зачем это ему?

— Он хочет сделать меня виртуальной ведущей американской шоу-программы.

— Ну, если делать все по-настоящему, — загорелся Никита, — это очень-очень дорого!

— Хорошо, хорошо, ты ему обо всем и расскажешь. Он готов заплатить такие деньги.

— Я ему должен показать ту программу с тобой? — вдруг сообразив, что у него хотят отнять самое дорогое, опомнился юноша.

— Конечно, Никитушка! — Лиза чмокнула его в щеку и проворковала: — Ты получишь кучу денег! — Но, подумав, поправилась: — Мы с тобой получим кучу денег.

— Лиза, а как же мы? Это же наша тайна, о которой знаем только мы с тобой! И если ты от меня уйдешь, она, виртуальная Лиза, останется. Останется навсегда. Я никому не хочу ее продавать. — Никита разнервничался, собираясь сказать любимой еще многое, чего не успел поведать в тот единственный, счастливый день. Но Якуб, приблизившись к ним, уже протягивал Никите руку.

— Ник, я хотела тебе признаться кое в чем, — торопливо зашептала Лиза. — Ты не подумай, что это потому …ну, в общем, я от тебя никуда не денусь и не уйду. Я решила. Я тебя люблю.

Крепкое рукопожатие Якуба, и Лиза светским голосом произнесла:

— Якуб, познакомьтесь, я хочу вам представить того самого программиста… — Она заглянула в глаза Нику — тот был в смятении. «Вот мама обрадуется, — злорадно пронеслось в голове у Лизы, — что все-таки я голодраного выбрала, а Любомирский просто даст дуба». Но, вспомнив понимающие глаза тети Гали, ее одобрительную улыбку, решительно добавила: — …и моего будущего мужа, Никиту. Он мой партнер. Мы делаем с ним общий бизнес!

15

— Что вы, Петр Васильевич, так беспокоитесь? — ослабленная после травм Галина не могла еще самостоятельно забраться в милицейскую «Волгу». — Подруга узнает, что я от ее помощи отказалась, обидится навеки.

— Я вас сюда привез, обратно я же и доставлю, — смущаясь такой миссии, произнес милиционер. — Вот и дочка ваша подоспела, — увидев подбежавшую с букетом Лизу, добавил он.

— Племянница, — с неодобрением посмотрев на форму Василича, фыркнула Лиза.

— Так ведь Галину Сергеевну мы к вам в дом везем? — не понимая, уточнил милиционер.

— Ну да, к нам с мамой, мы пока за ней поухаживаем, — пояснила Лиза.

— Вот и хорошо, что поухаживаете, родные все ближе, чем посторонние, — последние слова, под которыми он подразумевал Любомирских, Василич пробубнил в усы.

— Ой, Натка распереживается, — продолжала сокрушаться Галина уже в машине.

Несмотря на свою медлительность, Василич ездил быстро. Сзади остались пригородные постройки, небольшой перелесочек, и наконец показалась Москва.

— Тетьгаль, ну когда ты научишься думать о себе? — возмутилась племянница.

— Дочка дело говорит, — упрямо называя так Лизу, поддержал Василич. — Вам, Галина Сергеевна, хорошо у своих в доме будет?

— Хорошо, — подтвердила Галина.

— Не стесните их?

— Да разве она может кого-нибудь стеснить? — снова возмутилась Лиза.

— Тогда все путем, — подытожил мужчина, — а я, если разрешите, навещу вас через недельку-другую.

Москва встречала их уже высохшими от солнышка весенними улицами. Василич сосредоточенно рулил. Галина с племянницей, откладывая разговоры на потом, молчали. В салоне повисла неловкая пауза.

— Ты, дочка, замужем или еще женихаешься? — чтобы заполнить ее, просто так полюбопытствовал милиционер.

— А что? — с усмешкой поинтересовалась Лиза.

— Уж больно ты хороша собой, — по-простому заметил мужчина, плавно остановившись на светофоре.

— А у вас что, на примете кто имеется? — не полезла за словом в карман Лиза.

— Ну, женихов-то у меня полно, только все не по тебе будут.

— Значит, правильно сделала, что выбрала сама, — отозвалась Лиза.

— Кого выбрала? — забеспокоилась Галина.

— Молодого, красивого, — пытаясь вновь перевести разговор в шутку, бросила девушка.

— Нет, правда, ты что, замуж выходишь? — разволновалась тетка.

После происшествия на даче они старались не оставаться наедине, чтобы избежать неприятного разговора. Вернее, Лиза всячески уходила от него.

— Угу, — односложно отозвалась племянница.

— Значит, на свадьбу зовешь? — ничего не подозревая, вмешался Василич.

— Да вот, как раз ждала, пока тетьгаль выздоровеет, а теперь вижу — поправка не за горами, так что приглашаю! — Она махнула рукой, не очень явно обозначая, кого именно приглашает.

Галина вся съежилась. Слова «за кого?» застряли у нее в горле, она боялась их произнести.

— И правильно делаешь, дочка, — похвалил пожилой мужчина, — плохо к старости оставаться одиноким. Опоры никакой. — Василич многозначительно посмотрел через плечо на Галину. Та густо покраснела.

«Ну и дела, — пронеслось в голове у Лизы, — еще не известно, кто замуж на самом деле из нас раньше выйдет. А впрочем, — подумалось ей, — все лучше, чем на Наталью ишачить, с детками ее нянчиться», — и, стараясь прогнать печаль с лица тетки, Лиза брякнула:

— Так что, тетьгаль, внучат тебе подбросить?

— Что ты, девочка! — не сомневаясь, что Лиза беременна от Любомирского, и не желая выяснять это при Василиче, всплеснула руками Галина.

— Сейчас с женихом познакомлю, — правильно поняв ее испуг, поспешила успокоить Лиза.

Завернув во двор, Василич чуть не наехал на овчарку Никиты. Джек, учуяв Лизу, на всех парах несся к машине. Вслед за ним бежал взмыленный Никита.

— Это он? — с сомнением в голосе спросила Галина.

— Он, он, сосед мой, Никита, — бросила на ходу Лиза и выбралась из машины.

Пес кинулся к ней с радостным лаем.

— Ник, помоги тетю Галю до лифта довести, — позвала девушка. — И покажи наше приглашение в загс, а то она мне не верит.

— Здрасьте! — Никита протянул руку Галине, но, поняв, что она еще не твердо стоит на ногах, тут же подхватил ее вместе с подоспевшим Василичем.

— Осторожно, молодой человек, — рыкнул на него милиционер. — Галина Сергеевна еще очень слаба.

— Извините, — смутился Никита, и они с Василичем буквально поднесли Галину к лифту.

Тете Гале предстояло жить в Лизиной комнате, которая буквально сверкала чистотой.

— Ну, постарались! — оглядывая освобожденную от всякого хлама обитель племянницы, удивилась тетка. Вечно не прибранные книжки, кассеты, ручки — все это было спрятано с глаз долой.

— Мам, она себе мильтона склеила, — с порога заявила Лиза и подморгнула тетке.

— Милиция в наше время не бедна! — похвалила выбор Татьяна.

— Что ты выдумываешь, — смутилась женщина, — просто человек спас меня, вот и решил… — Она замолчала, обдумывая, как объяснить поступок Василича.

— Это он там к «Волге» вышагивает? — бросив взгляд в окно, уточнила сестра.

— Он-он, — подтвердила Лиза.

— Вполне, — протянула Татьяна. — И усы хоть куда. Обожаю мужиков с усами.

— Самостоятельный, — копируя по тону Василича, пробасила Лиза, и все трое расхохотались.

— Лиз, кто это — Лобов, а?

— Звонил?

— Да… — отозвалась мать. — Фамилия мне уж очень знакомая… — Она собиралась продолжить разговор, но Лиза кивнула в сторону тетки, давая понять, что поговорит с матерью позже.

Взбивая на софе подушки, чтобы Галине было поудобнее, она вдруг спохватилась:

— Мама, тебе при уборке коробка со старыми кассетами не попадалась? Я что-то их давно не вижу.

— Не помню. А, кассеты с фильмами? — Татьяна возилась на кухне, разогревая обед.

— Да у меня разные были. Сначала они тут на полочке стояли, а потом я их решила в коробку убрать. — Лиза заглянула под шкаф в надежде найти пропажу.

— Может, я их кому-нибудь посмотреть одолжила?

Голос матери с кухни заставил Лизу оцепенеть.

— Кому ты их могла одолжить?

— Да какому-нибудь ухажеру своему могла. Папочка твой недавно вот объявлялся, тоже половину забрал.

— Ты не говорила, что он приходил.

— Да ты как раз в отъезде была.

— И ты ему кассеты давала? — не поверила Лиза. — Ему-то они зачем?

— Не знаю, — беззаботно отозвалась Татьяна, — но я могу у него назад попросить, только ты скажи, что именно ищешь?

— Так, ничего, — глухо пробормотала Лиза и, взяв стремянку, упрямо полезла на антресоль.

— Там нет, — увидев, как дочь вытаскивает чемоданы и сумки, заверила мать. — Ну объясни ты, наконец, какой тебя фильм интересует, может, я вспомню?

— Кассета с красной этикеткой и надписью.

— И что было написано?

— «Игра».

— А… этот… — Татьяна развела руками, давая понять, что кассеты уже нет.

Лиза покачала головой.

— Это, мамочка, не фильм, а крутой бизнес!

16

Дом Лиса не походил на особняк Любомирского. Расположенное в престижном районе столицы малоэтажное строение из светлого кирпича утопало в зелени. Хотя в нем и обитала не одна семья, квартира чиновника высшего ранга выглядела намного богаче жилища бизнесмена. Антикварная мебель и картины напоминали Лизе дедушкин кабинет.

Стены, обитые шелком, фарфоровые статуэтки и вазы из малахита создавали впечатление маленького музея. Но, несмотря на разноцветье и, казалось бы, несочетаемое соседство, все здесь говорило об изысканном вкусе хозяина.

Дедушка научил ее разбираться в искусстве. В тяжелые для них с мамой времена, подыскивая покупателей для дедушкиного антиквариата, Лизе пришлось закрепить уроки. Она ориентировалась в ценностях неплохо.

— Оригинал? — всматриваясь в портрет, написанный Крамским, уточнила Лиза.

Хозяин многокомнатной квартиры в шелковом халате и тапочках, теперь уже не стесняясь своего домашнего вида, удивленно вскинул брови:

— Разбираешься?

— Дедушка любил живопись, занимался антиквариатом, — объяснила Лиза, — меня научил.

— Тебе нравится Крамской? — решил проэкзаменовать ее Лис.

— Кое-кто считает его скучным, потому что он долгое время занимался ретушированием фотографий, а затем по заказу Румянцевского музея написал более сотни портретов, растрачивая себя и свой талант.

— О! Да ты можешь преподавать историю русского искусства, — по достоинству оценил ее знания Лис, но, спохватившись, церемонно всплеснул руками: — Буду тебя угощать.

— Чай! — Гостеприимный хозяин вынес на старинном подносе изящный сервиз. Он состоял из коробки для чая, круглой сахарницы, увесистого ситечка, щипцов для сахара и крошечной вилки для лимона. Щипцы и вилка имели форму хищной птичьей лапки с острыми коготками. Все это, выполненное из старинного серебра с чернью и золочением, тянуло этак на тысяч десять зелененьких.

«Не бедствует бедолага», — мимоходом отметила Лиза.

— Звонила тебе на работу с утра, — рассматривая на свет просвечивающуюся рисунком гейши японскую чашечку, — ласково щебетала Лизонька, — но тщетно. Сотовый тоже молчит. Пришлось через секретаря. Валик сразу окрысился, посоветовал тебя не беспокоить. Доложил, что ты приболел, и чтобы я к тебе ни-ни. Ясно?

— Ревнивый очень, — огорченно заметил Лис, моргнув бесцветными ресницами.

Лиза брезгливо дернула плечиком.

— У меня к тебе просьба, — приступила она вкрадчиво, прихлебнув душистый напиток и нацелившись на пирожное. Темная вишенка на бизе явно подмигивала ей с многоярусного вазона.

— Догадываюсь, что ты не проведать больного друга пришла, только предупреждаю: с деньгами сейчас плохо, — Лис сделал скорбное лицо.

— У кого? — с иронией поинтересовалась девушка, оглядывая резьбу на старинном буфете красного дерева.

— У всех. Поприжали, — пожаловался Лис. — Вот завтра нужно с управляющим Фредобанка встречаться. По просьбе очень нужного человека. Кстати, не могла бы ты поужинать с нами, то есть мне пару составить? Очень важная встреча. Ты ее украсишь.

Он взглядом знатока с одобрением окинул ее приталенный жакет и юбку самого модного в этом сезоне цвета киви.

— Нет проблем. Я вся в твоем распоряжении, — лукаво заявила кокетка и, сев на подлокотник массивного кресла, положила руку на мягкое плечо Лиса.

— Вся, к сожалению, не нужна, но я готов любоваться твоей красотой. Я ее ценю, как произведение искусства, — словно оправдываясь за свою неполноценность, сообщил Лис. — Могу даже написать твой портрет. Да-да, я немного пишу маслом, — увидев удивленные глаза Лизы, пояснил он, — наверху у меня мастерская.

— Ты никогда не говорил.

— Не было случая. — Лис подошел к буфету и достал квадратный графин с темно-янтарным напитком. — Так ты не за деньгами?

— Нет, — замотала головой Лизонька, — но это дорогого стоит. Мне нужна помощь в правоохранительных органах.

— Ух ты! Звучит грозно. Ты совершила преступление, и тебя требуется отмазать?

— Вовсе нет. У меня украли важную вещь, и мне ее необходимо вернуть.

— Зачем она тебе? Столько хлопот! Купи себе новую, — пошутил Лис, наливая напиток в широкий фужер из графина. Ароматный запах дорогого коньяка заполнил гостиную. — Выпьешь со мной?

— Спасибо, — девушка покрутила головой. — Я за рулем, и мне не до шуток. У меня украли кассету, где я с Любомирским… в общем, его теперь шантажируют, грозят показать ее по телевидению.

— Очень интересная история. Да ты, оказывается, эротоманка! Свои собственные постельные сцены снимаешь?

— Я же не говорю, кто ты, — не сдержавшись, ощетинилась Лиза.

— Очень рассчитываю, что ты не оскорблять меня сюда заявилась, — осадил ее Лис.

— Выслушай, пожалуйста, — меняя тактику, жалобно попросила девушка. — Дело в том, что все произошло случайно. Парнишка-сосед пару лет назад вмонтировал мне в комнату несколько камер, так, ради баловства. Влюбился и сказал, что будет потом, когда состарится, всю жизнь смотреть, как я встаю, смотрюсь в зеркало, расчесываю волосы… — Лизонька самовлюбленно тряхнула своей шелковистой черной гривой. — Пару дней я помнила про эти чертовы камеры, ну и позировала, в общем, бдила, а потом, естественно, забыла о них. Мама уехала куда-то, а я пригласила Любомирского. Когда вспомнила о видеокамерах, ужаснулась! Быстренько вынула кассеты, просмотрела, конец света! Ну и засунула подальше.

— Не стерла?!

— Нет… — Лизонька постучала себя по голове. — Понимаешь, молодая, глупая была. Сейчас простить себе этого не могу. Решила, пусть на память останутся.

— Ну да-да, — понимающе закивал лысой головой Лис, — внукам покажу, вот детки порадуются, к тому времени все в пробирках размножаться будут, увидят, как у нас, землян, сто лет назад это делалось. — Разволновавшись, он хлебнул изрядный глоток коньяка.

— Ну, по молодости, беспечная была, — оправдывалась Лиза.

— Дальше конец детективной истории я тебе сам могу досказать. Кто-то проник к тебе в дом и выкрал кассеты, а скорее, подружка или дружок, порыскав в твоих вещах, обнаружили интереснейшие подробности из интимной жизни кандидата в губернаторы Дальнегорского края. Я эти штучки знаю.

— Хуже! — в сердцах выпалила Лизонька. — Кассета эта к моему отцу в дом уплыла, а сынок его до нее добрался. Он в активистах «Совести» числится.

— Все?

— Теперь все, — скорбно закончила Лиза.

— «Совесть» — конкурент твоего Любомирского? — уточнил Лис.

Лиза вскочила с ручки кресла и нервно всплеснула руками:

— Представляешь, недавно этот мой братец выследил меня с Любомирским и его помощником, мы в баре тусовались, сделал несколько снимков, теперь за мной гоняется, чтобы пошантажировать и через меня воздействовать на Геннадия! Доложил мне, что группе поддержки — заместителю Геннадия и еще кому-то из предвыборного штаба этот фильм уже продемонстрировали, а также послали по почте пока еще лично Любомирскому в руки.

— Понял! Любомирский недавно в «Герое дня без галстука» любящего мужа и отца изображал. А кассетка, я полагаю, для возобновления эротической передачи «Про это». Не так ли? — Хмыкнув, Лис недовольно покачал головой. — Два года назад, говоришь, снимались… чуть постарели. Как бы не очень актуально уже. А фотографии свеженькие: «Дорогие избиратели, что там два года назад, теперь я форму поднабрал, красивее и лучше стал, оставайтесь с нами, продолжение следует!»

Лис точно копировал выступления Любомирского перед избирателями. Представительный, широкоплечий, с хорошей спортивной фигурой, настоящий мужик — Крокодил Гена явно вызывал у него раздражение и зависть.

— Ну и семейка у тебя, — переварив сообщение о преследовании брата, в сердцах выдохнул Лис и закашлялся. Его круглый живот заколыхался под шелковым халатом. — Болею, видишь, а ты меня неприятными сообщениями грузишь!

— Скорее всего, он не знает, что я его сводная сестра по отцу, — сама себе удивляясь, бросилась защищать шантажиста Лиза. — Я ведь тоже его не знала. Что-то у меня в голове завертелось, когда я его впервые увидела, напоминал кого-то. Оказывается, папочку моего. Даже понравился. Он мне визитку свою дал, а фамилия у него матери. Я не отозвалась, как договаривались, тогда он названивать стал. Моя маман его вычислила и объяснила мне, «ху есть ху».

— Зачем тебе связи в органах? Ты и сама на след преступника вышла, — в голосе Лиса сквозь обычную манеру иронизировать не слышалось энтузиазма. — Дело поганое, трудное, как к нему подобраться, не знаю. Улик, что украл, никаких. Доказать, что состряпал кассету, трудно.

Если тебя на всю страну покажут — а ты раскрасавица у нас, — все запомнят. Что обо мне будут говорить мои коллеги, которые тебя по поездке запомнили? Я ведь, когда решил взять тебя с собой, по своим каналам проверил. Ты чистенькая как стеклышко оказалась. Кроме связи с Любомирским пара детских историй, стриптизер из бара, какие-то девочки-стрелочки, ну, в общем, ничего серьезного.

Лиза широко раскрыла глаза.

— Даже про стриптизера из бара доложили?

— А ты как думала? Там, — Лис вытянул толстый, словно сосиска, палец к небу, — строго.

— А как же твой Валик?

— Приличия надо соблюдать. Он у меня официальный помощник. Тебя, дорогую красавицу, ну очень дорогую, я выбрал, знаешь почему? Кстати, как там дела с нашей землей под отель в Лас-Вегасе, скоро прибыль делить будем?

Лиза надула губки и нахмурилась.

— Шучу — земля в безвозмездное пользование за такую красоту. Ты же знаешь, я ценю все прекрасное. По достоинству. Так вот, тебя я выбрал для общественного мнения. Все должно быть тип-топ. А ты, видишь, меня подвела!

— Угу. Я поэтому сразу к тебе и примчалась, — забыв об обиде, повинилась Лизонька.

— Говорил тебе, подавайся в звезды. Я бы тебе такую раскрутку обеспечил, — не принимая ее извинений, распалился Лис, — Джулия Робертс позавидовала бы. В этом мире у меня и связи, и спонсоры. С такой внешностью — грех в бизнес пихаться. А ты уперлась: карьера, деньги! А деньги, они тяжело достаются!

— Ну почему мне все одно и то же предлагают — в актрисы подаваться? — простонала Лиза. — Мама, когда молодая была, в одном фильме снялась. Фотография ее до сих пор где-то в киноархивах валяется. С тех пор никто ею не заинтересовался. Мне на всю жизнь ее рассказов о счастливой жизни кинодив хватило. Тогда и мой блудный папочка ею соблазнился, а потом бросил, — как могла оправдывалась Лизонька.

— А я ведь тебя на обложку новомодного журнала договорился уже поместить. — Лис прищелкнул языком. — «Бизнесвумен» называется. Там колонку собираются организовать: «Самые продвинутые женщины России». А теперь тебя даже на ужин с управляющим Фредобанка не возьмешь.

— Значит, отказываешься помочь? — попробовав честно во всем признаться и воззвать к помощи, теперь Лиза приготовилась наполнить глаза слезами. Она знала, что утонченный, женственный Лис этого не выносит.

— Будем думать, — заметив, что у нее глаза на мокром месте, Лис поморщился. — Я не отказываюсь. — Он жеманно вынул из кармана свежий душистой платок. — Ты же мой дружочек, вот, вытри глазки. — Лиза всхлипнула. — Только не слезы! Пойми, я тоже расстроился и просто размышляю вслух.

Живя двойной жизнью, он научился резко менять лицо: изображая то монаха, то классного учителя, которому чужды грехи и пороки, он занудно читал нравоучения. Тут же, переменившись, он вел себя, как огорченная престарелая дама, переживающая за свою нашкодившую маленькую служанку.

Лиза не преминула воспользоваться этим:

— Лис, я ведь знаю, что ты добрый, ты поможешь! Я тоже о тебе не забываю. — Крокодиловы слезы высохли в одно мгновение. — Кажется, мне захотелось сделать тебе царский презент. Сервиз «Красная Шапочка» — твой!

— Это ты серьезно? — Лис даже покраснел от волнения.

Редкий французский сервиз, вручную расписанный золотом, от которого антиквары сходили с ума, вот уже несколько лет был предметом его вожделения. — Ты уломала Графова?

— Нет, — Лиза помотала головой.

— Но его в Москве больше ни у кого нет, а этот старый упрямец не хочет ни продавать, ни менять.

— Этот сервиз теперь мой, — загадочно сообщила девушка.

— Э-э, так не пойдет! — Лис налил себе второй бокал. — Ты просишь меня помочь и не хочешь быть откровенна в вопросах, которые меня занимают больше всего на свете. Ты ведь знаешь, что я все это просто обожаю. — Лис обвел глазами свой квартирный музей.

— Ладно, — махнула рукой Лиза, — понимаешь, с этим стареньким Графовым у меня давняя дружба.

— С ним? — удивился Лис, не совсем понимая, что имела в виду Лиза.

— Ну нет, кажется, ты подумал не о том. — Лиза укоризненно покачала головой. — Дедуля на ладан дышал.

— Почему дышал?

— Потому что уже не дышит. Умер. И завещание мне оставил.

— Те-бе?

— Да, я не рассказывала? Он покупал у нас с мамой антиквариат моего дедушки. Мы с ним были дружны.

— Этого мало, чтобы получить завещание, — не поверил Лис.

— Я была его литературным записчиком. Мы с ним мемуары написали. Там история всех его картин. Обожаемой им старины.

— Так это ты ему помогала книгу издать? — удивился Лис.

— А ты ее видел?

— Очень неплохая, ее все антиквары в Москве знают, и я даже ее купил.

Лиза воспрянула от похвалы.

— Так вот, дедуля мне и институт помог в свое время закончить, и выпускное платье подарил. Я его навещала частенько, он еще хоть куда был. А недавно меня его нотариус разыскал. Графов умер, и мне всю свою коллекцию завещал. Оказывается, у него никого из родственников живых не осталось. Так что теперь «Красная Шапочка» — твоя!

— Все понял, — выпив третью рюмку, заплетающимся языком заявил Лис. — Иди домой и спи спокойно. Любомирскому привет.

— Правда? — взвизгнула Лиза и поцеловала Лиса в щеку. — Спасибо, я помчалась. Да, кстати, тебе маленький презент! — ловким движением она вынула из большого глянцевого пакета яркий пиджак. Цвет терракот, от которого балдел Лис, резал глаза. Знавшая характер друга, обожающего красивые вещи, Лиза чувствовала, что угодила.

— Подарок на Восьмое Марта? — грустно пошутил над собой Лис.

— Нет, на день Конституции. Ее тебе нарушать придется.

— Это еще почему? — не понял тот.

— А потому что этого лидера «Совести»…

Несмотря на расслабленное состояние после коньяковозлияний, Лис весь насторожился.

— …ты должен снять с предвыборной гонки, — наконец выдала девушка то, что припасла напоследок. — Тогда необходимость демонстрировать меня с Любомирским на всю страну отпадет сама собой, — невинно заключила она.

Лис, не ожидая такого, уставился на нее.

— Сама придумала или Любомирский подсказал? — Даже он, искушенный в политике человек, не был готов к такому повороту событий.

— Любомирский ни при чем! Он даже об этих видеокамерах еще ничего не знает, — оправдывалась Лиза.

— То есть что это дело твоих рук?

Лиза кивнула.

— Вот обрадуется, верно?

— Я все-таки на тебя рассчитывала, — Лиза тяжело вздохнула. — Знаешь, когда я смотрю на росписи «Красной Шапочки», — изображая удовольствие, она зажмурилась, — то думаю, что даже детки, слушая сказку, не получают такого кайфа, какой получишь ты, созерцая свой сервиз. Кра-со-та!

— Это будет очень сложно! — понимая, что соглашается, выдавил из себя не устоявший перед соблазном Лис.

— Я понеслась, — сообразив, что дело улажено, прощебетала красотка. — Ты тоже можешь всегда на меня положиться.

— Уже положился, — махнул рукой Лис.

Выскочив из зарешеченного садика, окружавшего чиновничий дом, Лиза решила: «Сегодня или никогда! Была не была — все неприятное разом!» Впрыгнув в свое любимое авто, она помчалась виниться к Геннадию. Теперь, стоя в пробке на перекрестке, она мысленно готовила себя к разговору с Крокодилом Геной и его помощником Павлом.

Новоиспеченный братец должен стать третьей крепостью, которую сегодня предстояло ей взять. Он уже неоднократно звонил ей домой, намекал, что если она сама с ним не пересечется, то он ее вытащит из-под земли. Она под разными предлогами скрывалась и от объяснений с Геннадием, и от поднадоевшего родственничка, пытаясь самостоятельно уладить сложную проблему. Но время шло, тучи сгущались. Улетевший с Полянским в Америку Никита трезвонил, требуя ее срочного прибытия. Дел невпроворот! А тут еще эти пробки.

Бросив машину у метро, Лиза спустилась вниз и через пять минут гордо вошла в кабинет предвыборного штаба Любомирского. Штаб представлял собой маленький сумасшедший дом, все бегали, кричали, ксерили какие-то листовки, беспрерывно звонил телефон.

— Ты что, совсем похоронить нас хочешь? — набросился на нее с порога Павел.

— Что ты так нервничаешь? Все будет хо-ро-шо! — передразнила она петуха из рекламы.

Озверевший от суматохи и проблем помощник Геннадия готов был броситься на нее с кулаками.

— Что будет? Откуда у них кассета с твоей голой… — Павел не смог сдержать своих эмоций.

— Что это он? Может, валерьяночки, а? — обращаясь к Геннадию за поддержкой, Лиза приготовилась сделать радостное сообщение.

— Детка, расскажи мне честно про историю с кассетой, ты же понимаешь, если она просочится на телевидение, мне конец. Как ты думаешь, не монтаж это? — Геннадий устало откинулся на кресле. — А если нет, то кто, где и когда мог нас снимать? — обреченно договорил он.

— Закройте дверь, не видите, у нас разговор! — заорал Павел на мужчину, заглянувшего в кабинет с предвыборной листовкой.

— Кассета настоящая, ее записала я! — чтобы покончить с допросом, выпалила Лиза одним махом.

Павел выронил стакан с водой, который только что налил. На светлых брюках расплылось огромное пятно.

— Я тебе все объясню. Не нарочно. Видеокамеры приволок Никита… — Увидев, что Геннадий побледнел, Лиза заторопилась: — Не беспокойся, я уже почти все уладила.

— Уладила? — завопил Павел. — Что ты могла уладить? А толпа журналистов, которая нас караулит? Они не остановили тебя у входа? Как ты через нее прошла? Журналистов известили, что вечером в программе пустят отрывки из этого фильма. Что тебе вообще здесь нужно?

Лиза, видя, что сначала надо разобраться с Павлом, потому что тот заводил Геннадия, усадила его в кресло и, достав салфетку из сумочки, стала вытирать его брюки.

— Выпей рюмку водки и расслабься, — посоветовала она Павлу, и Геннадий тут же полез в шкаф за бутылкой.

— О, да ты настоящий мужчина, — нарочито дотрагиваясь пальцами до его чувственных мест, ласково проворковала девушка. Рюмка водки и эротический массаж возымели свое действие. Помощник постепенно утихомирился.

— Я обо всем договорилась с Лисом, — с рассудительным хладнокровием продолжила Лиза, — он пообещал снять лидера «Совести» с предвыборной гонки. Не спрашивай как — это его проблемы. И кассету я назад получу. Все!

— Кому ты ее отдала? — начиная вырываться из Лизиных «объятий», вновь завопил Павел.

— Украли ее у меня, понимаешь, ук-ра-ли!

Павел схватился за голову.

— Как она от нас выберется? Пусть катится ко всем чертям! Я больше ничего не хочу слышать! — он продолжал заводить друга. — Там, у подъезда, толпа журналистов…

— Возьми мои ключи, спустись на лифте в гараж и вывези ее отсюда, — принял решение Любомирский.

— Я же только что выпил! — не унимался Павел.

— Ну, с этой проблемой вы справитесь! — махнул рукой Геннадий.

Перспектива остаться наедине с Павлом не очень-то прельщала Лизоньку. Но она признала, что это самое разумное в ее теперешнем положении. Возможно, братец уже запустил ее фото в какую-нибудь желтую газетенку, и, если ее узнают журналисты, будет скандал. Такая реклама никому не нужна. Темные очки и косынка спасли ее при входе — наверное, приняли за активистку штаба.

— А ты не боишься, что я его по дороге соблазнять буду? — стараясь разрядить обстановку, на прощанье пошутила Лиза, показывая на метавшегося в поисках ключей от машины Павла. Но Геннадий, под впечатлением услышанного, на ее шутку не отозвался.

Вскочивший в машину Павел был все еще на взводе и, не успев среагировать на переключившийся красный свет, напоролся на автомобиль ГИБДД.

— Нарушаете, молодые люди, — козырнул лейтенант, заглядывая в салон, — прошу водителя к нам.

Павел нехотя вылез из машины.

— Не скупись, чтобы не вляпаться дальше, — пробурчала вслед Лиза.

Сняв очки, она установила зеркало заднего вида так, чтобы наблюдать за действом в патрульной машине. Минут пять там шел оживленный спор, потом все затихло. Посиделки в милицейской машине, как показалось Лизе, слишком затянулись, и, потеряв терпение, она двинулась на выручку.

— Мальчики, в чем проблема? — развязно перегнувшись через открытое стекло, Лиза буквально влезла в салон.

Разомлевшие от жары милиционеры в расстегнутой форме, вскинувшись на нее, замерли в изумлении. Лиза поздно вспомнила о своей оплошности — темные очки, забытые в машине, сейчас бы ей очень пригодились.

На экране маленького телевизора, вмонтированного в панель милицейского «Мерседеса», собственной персоной явилась она… Текст диктора оповещал об анонсе фильма, записанного с той злополучной кассеты.

17

— Она скоро подойдет. Конечно, можете приезжать… если хотите. — Василич повесил трубку и пробурчал: — Целый день звонит.

— Кто? — прокричала из комнаты Галина.

— По-видимому, еще один жених, — неодобрительно покачал головой милиционер.

— Какой еще жених? — заволновалась тетка. — Никиты в Москве нет.

— Вот и я думаю, кто бы это мог быть? — себе под нос пробурчал Василич и громче добавил: — Нахальный тип, Виктор Лобов, говорит, не знаешь такого?

— Нет, — покачала головой Галина.

Василич здесь, в доме Татьяны, был уже за своего. Когда сестра уходила на работу, он приезжал посидеть со все еще не оправившейся после травмы Галиной. Врачи пока не разрешали ей самостоятельно передвигаться. Он помогал ей во всем. Нежное отношение к тете Гале подкупало даже своенравную Лизоньку. Ответить на телефонный звонок, открыть дверь или вскипятить чайник, даже с такими нехитрыми обязанностями Галина пока не справлялась.

Открывая дверь новому Лизонькиному кавалеру, милиционер бубнил себе под нос:

— Ишь какой прыткий, через пять минут прискакал, под дверью, что ли, дежурил?

— Здрасьте, — плотный парень, бесцеремонно отодвигая Василича, прошел в комнату.

По разумению Василича, одет он был богато: брюки в елочку, кожаная куртка, в руках дорогое портмоне. Затылок высоко пострижен. Знавал таких Василич и не любил. Но ничего не поделаешь, со своим уставом в чужой монастырь не сунешься.

— Будете дожидаться? — стараясь быть гостеприимным, поинтересовался Василич.

Гость нахально оглядывал чужое жилище, словно искал пропажу.

Галина, в домашнем халате и тапочках уютно расположившись в кресле, разглядывала старый потертый альбом.

Видимая идиллия пожилых, проживших долгую жизнь супругов, нарушалась только видом Василича. Разодет он был так, словно собирался под венец.

Отправляясь проведать Галину, майор милиции небольшого подмосковного городка действительно выряжался, как жених. Привыкший всюду ходить в форме, сюда надевал гражданскую одежду. Услышав однажды по телефону, как Лиза, подзывая Галину, обозвала его «твой мент», он обзавелся приличным костюмом, которого у него отродясь не бывало. Еще при жене собирался справить, да руки все никак не доходили. А теперь денег хватало, тратить все равно было не на что.

Серега-напарник присоветовал ему заглянуть в самый модный магазин у них в городке. Там в витрине на широкоплечем манекене Василич увидел добротный шерстяной костюм-тройку. Пронзительный взгляд манекена манил. «Вроде бы неплохой», — приглядываясь через витрину, решил про себя Василич, хотя полной уверенности у него не было.

Хозяина новомодной лавки Серега знал лично. Тот, разъезжая на джипе «Чироки», предпочитал дружить с местной властью. Он объяснил напарнику, что костюм этот от известного кутюрье, потому и цена у него значительная. Серега, конечно, фамилии модельера не запомнил, а Василичу это ни к чему, за ценой обещал не постоять, главное, чтобы не барахло какое, а вещь стоящая была. А также наказал хозяину, чтобы Василича в магазине приняли поласковее и приглянувшуюся тройку для него с витрины сняли.

— Он теперь постоянным клиентом у вас будет, — пообещал напарник.

И действительно, Василич даже носки и выходные полуботинки на оставшиеся на сберкнижке деньги у них приобрел. Больно уж персонал обходительный в этом магазине оказался. Длинноногие девчонки с тоненькими талиями усадили Василича в мягкое кресло и аж в краску вогнали, собственноручно примеряя на него эти полуботинки.

Сегодня, посмеиваясь, Серега тоже снаряжал его в дорогу: одобрил «изысканный прикид» из светлого костюма в полосочку, домчал в Москву на милицейской «Волге» и обещал на обратном пути к вечеру захватить назад.

Бросив презрительный взгляд на простенькую обстановку комнаты, на фотографии, развешанные по стенам, малоприятный гость без церемоний заявил:

— Ваша дочь скрывается от меня. Придется ее наказать!

— Да ну? — прищурился Василич, расслабив туго завязанный Серегой галстук.

— Что ж она, преступница какая, чтобы скрываться от вас, молодой человек? — забеспокоилась Галина.

— Она-то, — парень ухмыльнулся, — крутая она у вас бабочка, сечете? Все постели облазила, вы-то хоть в курсе или как?

— Это серьезное обвинение, — с беспокойством поглядывая на Галину, пробормотал майор. — Ты, Галочка, не волнуйся, — увидев, как женщина побледнела, попытался он ее успокоить. И, подвинув незнакомцу стул, решительно заявил: — Ну-ка, садись, молодой человек, потолкуем. Это ведь голословное обвинение, его нужно доказать!

— Я не сидеть тут с вами пришел, а дело делать! — Парень вытянул вперед указательный палец, словно угрожая престарелым родителям. — Вы, папаша, тут из себя святого не изображайте, в курсе, наверное, раз ее прикрываете. Сказала, что должна прийти. Где же она?

— Да ты так не переживай, что разбушевался? Мы, если правду говоришь, приструним дочку! А, мамаша? — Он подмигнул Галине, чтобы приободрить, но та, оцепенев от приближения очередной беды, вжалась в кресло. В глазах у нее стоял неподдельный ужас, и, если бы не опора Василича, она, столько пережившая за последнее время, наверное, сошла бы с ума.

— Значит, так, — продолжал бесноваться гость, — если я ее не дождусь, скажите вашей дочери, что кассета с ее кувырканиями у меня лично. И еще, кстати, вы доказательства просили, вот передайте новые фотографии, я их оставлю. — Гость достал из кожаного портмоне несколько цветных снимков. — А ей сообщите, что она под неусыпным оком, что ее «ведут», понимаете?

— Это Лизонька и ее шеф, — быстро взглянув, бросилась на защиту племянницы Галина.

— Это ее любовник, — поправил Галину молодой человек, — Любомирский Геннадий Александрович. — Галина побледнела. — Так-то вот, мамаша, — и, посмотрев на невозмутимого Василича, добавил: — С папашей. А кассета с их постельными сценами у меня. — Гость похлопал себя по внутреннему карману куртки. — Если она не отзовется, то порняга эта, — он еще раз дотронулся до кармана, — отправится куда надо.

— В фотографиях ничего особенного, — с облегчением проговорил Василич, — дочка с двумя сотрудниками решает деловые вопросы.

— В баре?

— Сейчас, молодой человек, вопросы решаются где угодно, — поучительно изрек Василич.

— Тогда эта кассета вам тоже может показаться деловой, — с иронией заметил парень, — ведь вопросы с шефом надо решать не только на работе, но и в постельке!

— Так вы ей хотите вернуть эту кассету? — стараясь уловить проблему, поинтересовался Василич.

— А как же! — заявил с иронией незнакомец. — Я ей по телефону об этом твержу, а она от меня линяет.

— Вы, наверное, много денег за нее попросите? — ужаснулась Галина.

— Мамаша, я похож на человека, которому нужны деньги? — в словах незнакомца слышалось столько презрения, что Василич едва сдержался, чтобы не врезать наглецу.

— А что, что вам нужно? — прошептала Галина, и в глазах ее появился страх.

— Кассета-то, может, и не подлинная, фальшивка, а-а? — прикинулся Василич.

— Обижаешь, папаша, я так не работаю. Специально принес, чтобы она убедилась. Оригинал! Ваша дочь должна его узнать. Названьице видишь, ее рукой написано. — Василич, протянул руку к кассете. — Спокойно, папаша, — парень ребром ладони ударил Василича по руке, — грабли не протягивай. — И, предостерегая, добавил: — Копии на всякий случай тоже имеются.

Длинный звонок в дверь словно окатил всех холодной водой.

— Лизонька пришла, — напряженно выдавила Галина.

— Ну наконец блудница явилась, — оживился парень.

— Сейчас во всем и разберемся, — проворчал Василич, направляясь в прихожую.

Оттуда послышался мужской голос.

— Не она, — покачала головой Галина.

Сердце больно заколотилось, будто собираясь выпрыгнуть на раскрытый альбом, на детские фотографии Лизоньки. Такого позора она больше не вынесет. То, что увидела бедная женщина в ту ночь, и то, что никогда больше не обсуждалось с племянницей, о чем она желала забыть, как о страшном сне, всплывало снова. Мысли, поначалу путавшиеся в ее голове, теперь приобрели четкие формы: этот развязный парень, сидевший перед ними, своей кассетой собирался шантажировать Лизу — всю их семью, а также, конечно же, семью Любомирских: Геннадия и ее любимую подругу Натку.

— Буду ждать, пока не придет, хоть до завтра, — угрожающе изменил свое решение Лобов, развалившись на диване.

У Галины закружилась голова.

— Вот, познакомься, Галочка, — как сквозь вату послышался голос Василича, — я тебе про него рассказывал, это и есть Сергей Селезнев.

В комнату за Василичем ввалился огромный голубоглазый верзила. Серега оказался, как говорится, косая сажень в плечах. Форма милицейского лейтенанта просто лопалась на его широкой груди.

— Прибыл в ваше распоряжение, — пошутил Серега и, прихватив Лобова за ворот, легко стряхнул с дивана.

— Что это еще за спектакль? Кто это? — взвизгнул непрошеный гость, от неожиданности выронив кассету на пол.

Василич полуботинком крепко прижал ее к полу.

18

Лиза потянулась в широченной постели и открыла глаза. Роскошные гостевые апартаменты самого господина Полянского впечатляли. Он лично разместил здесь Лизу с Никитой.

Башня отеля уходила в поднебесье. На ней располагалась вертолетная площадка.

Обозрев Лас-Вегас с воздуха, Лиза в сопровождении Якуба приземлилась на крыше отеля. Кабина лифта, прозрачная настолько, что если ненароком взглянуть вниз, то облака оказывались под ногами, в мгновение домчала их до нужной точки. Не успев испугаться, Лиза очутилась в огромном стеклянном зале, напоминающем аквариум в поднебесье.

Несмотря на то, что в Лас-Вегасе жарило солнце, здесь, в этом номере, напоминающем кадры из фантастического фильма, было прохладно. Мощные кондиционеры имитировали легкий бриз. Через широкие окна открывался великолепный вид: внизу раскинулся город Лизиной мечты.

В центре круговых апартаментов, повторяя форму помещения, стояло круглое ложе. Напротив, на мраморном возвышении бурлила ванна, ее можно было бы назвать маленьким бассейном, выложенным изразцами в бирюзово-голубых тонах.

«Ванна в спальне — это очень экзотично», — Лиза зажмурилась от удовольствия. Сейчас она прыгнет в душистую пену и закажет в номер… Чего бы такого хотелось? Булочку и кофе, а потом…

Она приподнялась на локтях, чтобы заглянуть в кабинет, соединяющийся с круглой спальней. Там с раннего утра трудился за компьютером Никита. Первые пробные передачи уже принесли ему успех. И ей. Можно сказать, она стала виртуальной звездой Лас-Вегаса.

Лиза нажала пульт и собственной персоной появилась на огромном экране. То есть это был ее компьютерный образ, чуть подправленный, измененный, но узнаваемый. Она держала золотой ключ, открывающий ворота в игорный рай, — «Ключи от Лас-Вегаса».

Отхлебнув ароматный кофе и растянувшись на постели, она с удовольствием наслаждалась собственной персоной: своими движениями, походкой, улыбкой.

— Добро пожаловать в мир развлечений, дамы и господа! Отныне я постараюсь, чтобы ваше пребывание здесь принесло вам успех! — на прекрасном английском языке вещала ведущая. — Давайте знакомиться! Меня зовут, а впрочем, придумайте сами мне имя и позвоните прямо сейчас.

Нарядный утренний туалет из дорогих кружев обтягивал хрупкие плечики компьютерной дивы, ее бедра и грудь. Она грациозно выгнула стан, словно пантера, отставив круглую соблазнительную попку.

— Девушка-секси! — довольный своей работой, Никита оторвался от компьютера и присел на край постели. Машинально схватив пышную булочку с подноса, он кинул ее в рот и, уставившись на экран, начал жевать. Лиза не успела заметить, как и серебряный молочник со сливками оказался пуст.

— Это ты сделал меня такой, — похвалила она, отнимая у него недопитую чашку с кофе.

Компьютерный гений, не отрываясь, смотрел на созданный им образ.

— Кажется, ее ты любишь больше, чем меня, — приготовилась обидеться невеста.

На экране, распустив белокурые волосы, ее компьютерный двойник причесывался у золоченого зеркала, не переставая разговаривать со зрителями:

— Теперь каждый из вас может побывать в моей спальне. — Погладив рукой покрывало, виртуальная Лиза мимоходом сообщила, где куплен роскошный спальный комплект.

— Реклама, — с сожалением пожал плечами Ник.

— Я буду проводить с вами целый день, постараюсь не надоесть!

— Уже надоела! — Лиза нажала кнопку пульта, заставляя Никиту отвлечься.

— В жизни я лучше, не правда ли? — Она сбросила одежду, бесстыдно подставляя себя для ласк.

— Но такой я не смогу показать тебя ни за какие деньги, — смущенно глядя на тело невесты, прошептал юноша.

— Ни за какие? — Лиза привлекла к себе Никиту.

— Нет, — чуть отстранившись, Никита сердито замотал головой.

— Что нет? Против чего ты возражаешь? — От Никиты пахло кофе и теплыми сливками. Ощущение чего-то очень родного и близкого захлестнуло девушку. Желание, не похожее на то, которое она испытывала к другим мужчинам, охватило ее. Впервые ей захотелось любить самой.

Из-за круглых стекол очков на нее смотрели чуть смущенные, беззащитные глаза юноши. Она медленно наклонилась. Пушистые ресницы испуганно затрепетали под ее горячим языком. Она сама стягивала с него одежду, покрывая поцелуями плечи, грудь, живот… Никита разволновался. Это волнение распаляло ее все сильнее и сильнее, ей нравилось главенствовать над ним. Непонятная доселе радость приносить кому-то наслаждение захватывала.

Пряжка на его поясе долго не поддавалась.

— Я сам, — побледневший от напряжения, повинуясь неожиданному натиску, Никита лихорадочно стянул с себя джинсы.

— Я хочу тебя всего, — шептал ее полураскрытый рот, а зовущие черные глаза настороженно смотрели на юношу снизу вверх. — Я очень тебя люблю, — последнее, что услышал Никита, уносясь куда-то в облака.

Настойчивость многоопытной соблазнительницы была вознаграждена. Круглые стены номера поглощали протяжные стоны. Разгоряченные, они забрались в ванну, продолжая любовную игру, наслаждаясь друг другом снова и снова.

— Просыпаясь, я просто не верю, — подставляя тело напору мощной струи джакузи, признался Никита, — что ты здесь, лежишь рядом. Мне кажется, это виртуальный сон. — После любви, которую он испытал впервые, Никита никак не мог прийти в себя.

— Ник… — Лиза приподняла его подбородок и просительно посмотрела ему в глаза. — Я такая ненасытная, я хочу еще…

Он обхватил ладонями ее лицо.

— Подожди, я хотел бы признаться тебе кое в чем прямо сейчас.

Лиза насторожилась.

— Да, я обязательно должен тебе это сказать, иначе… в общем, я не могу, ты так ко мне…

— Ты мне изменяешь? — попыталась угадать Лиза.

— Да, то есть нет, и вообще я не об этом.

— Тогда потом! — Лиза обвила его торс руками, прижимаясь щекой к животу.

— Это очень-очень важно. — Юноша нежно разжал ее объятия. — Я не могу с этим жить.

— С чем ты не можешь жить? — опустив голову, Лиза посмотрела на его плоть, которая явно не соглашалась с заявлением хозяина.

— Я не могу не сказать тебе этого.

— Ну говори! — Лиза стряхнула с себя желание.

— Знаешь, когда мы с тобой не были вместе, а просто дружили, я вел дневник. — Нетерпение в глазах Лизы сменилось недоумением. — Куда ты ходишь, с кем, — продолжил он, — одним словом, следил за тобой и все записывал. Даже твои переживания, тогда на отдыхе… Но я не хотел их никому показывать, — увидев возмущение на ее лице, заторопился он.

— Т-а-к… — Приподнявшись, Лиза смотрела на него во все глаза. — И что потом?

— Потом случилось несчастье… — На лице Никиты отражалась вселенская печаль. От волнения он стал шарить рукой по борту ванны и, наткнувшись на очки, водрузил их себе на нос. — Этот дневник у меня выкрали, и я долго мучился, сказать тебе или нет, потому что… там много интимных подробностей из твоей жизни. — Лиза откинула упавшие на глаза мокрые волосы. — Тебе и твоим известным знакомым это может повредить.

— Все?

— Нет, это еще не все! — горестно замотал головой юноша и, набрав воздуха в легкие, поднялся во весь рост, приготовившись к следующему признанию.

Голым Никита выглядел как молодой олененок — тоненький, на длинных ногах, с вихрастой русой головой.

— Ты видела в компьютерной лаборатории у Полянского Мэги?

— Такого крысенка с длинным носом? — чувство ревности сразу подсказало Лизе верную тактику.

— Ну да, она не очень красивая, — с сожалением заметил Никита, — но отлично разбирается в компьютерах, и потом… она очень несчастна.

— Ах, вот оно что! Ну, с ней мы разберемся.

Деловая хватка брала верх над чувствами. До Лизы начинал доходить смысл сказанного Никитой о краже дневника и ее возможных последствиях.

— Давай поподробнее о том, как выкрали дневник. Залезли через форточку в дом на седьмой этаж, взломали письменный стол и, засунув под мышку, умыкнули толстую тетрадку в клеенчатом переплете? Так, что ли?

Лиза уже не помнила, как видеокассета по ее головотяпству попала в руки сначала отца, а потом братца, работающего против Любомирского. Только благодаря ее верному ангелу-хранителю тете Гале оригинал удалось вернуть — спасибо ее менту Василичу, отнял у новоиспеченного братца! Копия, конечно, у них осталась, но копия — не оригинал! «Кстати, Василичу за это причитается награда… обязательно», — только сейчас мелькнуло в голове у девушки.

Лиза обратила внимание, что перед отелем «Париж-Париж», в самом центре Лас-Вегас бульвара, в синей французской форме стоит улыбающийся полицейский и завлекает клиентов. С ним фотографируется гуляющая публика, и каждый щедро благодарит.

А что? Усатый русский Илья Муромец-Василич будет смотреться на фоне «Северного сияния» не хуже! Согласится ли на это сам Василич, вот в чем вопрос?

Мысли Лизы от любовных игр в джакузи унеслись далеко-далеко. После всех пережитых сложностей и волнений все вроде бы складывалось неплохо: возведение «Северного сияния» подходило к концу. Любомирский выиграл выборы. Спасибо Лису, не подвел. Любуется теперь подаренным Лизой сервизом. А Любомирскому, который сбился с ног в поисках своего человека, Лиза порекомендовала отца — Макса Орлова. Теперь тот уже не зависит от своего тестя — руководит алмазным холдингом Дальнегорского края. Раскрутился на полную катушку, разбогател. Налаживает мосты с «Де Бирсом».

Пока все идет по плану. Но кто-то вновь не дает им жить, подбирается к наивному Нику, может, братец вновь взялся за свое? Надо бы его определить в хорошие руки. Тогда из него выйдет толк.

— Все гораздо проще, — отвечая на вопрос, как вор мог проникнуть в его жилище, прервал ее размышления Никита. — Теперь не надо взламывать ящики письменных столов. Достаточно взломать код в компьютере. Это делают хакеры. Слышала про таких воров?

— Да, слышала.

— Ты не перестанешь меня любить?

— Я подумаю… — Лиза снисходительно поджала губы. — А с этой у тебя?.. — Она не желала называть длинноносую крысу по имени.

— Нет, ничего такого… просто Мэги помогала мне писать программу.

— И?

— Мы засиживались с ней за полночь. Она призналась, что очень привязалась ко мне.

— Это что еще за скоропалительная любовь по-американски?

— Я сказал, что у меня есть невеста!

— О-о, да ты настоящий мужчина! Стойкий и верный.

Никита, продолжавший стоять как памятник, не решался вернуться в ванну.

— Зря ты смеешься, — покрываясь мурашками от холода, обиделся он. — Мэги очень несчастна. — Сняв запотевшие очки, волнуясь, он протер их мокрыми пальцами. — Мне по-человечески стало ее жаль: неблагополучная семья, отец умер, мать ушла к другому.

— Ее соблазнял отчим…

— Откуда ты знаешь? — удивился Никита.

Лиза состроила презрительную гримасу.

— Я ее просто один раз погладил по голове, она плакала и…

— Все?

— Нет, поцеловал… в щеку.

— А потом… — Лиза многозначительно округлила глаза.

— Нет! — Голый юноша сердито топнул ногой, подняв столб брызг. — Как ты могла подумать?

И Лиза сразу поверила, что он не врет.

— Ты с ней не спал, потому что у тебя обязательства? — высунув из воды ногу и дотянувшись большим пальцем до его пупка, с насмешкой полюбопытствовала она.

— Нет. Я люблю тебя. Но даже если бы она мне понравилась больше, я никогда бы тебя не предал с другой женщиной, — гордо заявил он, стуча зубами от холода и добавил: — Я хочу, чтобы ты это знала.

— Ник, ты замечательный и очень славный! — Набрав в пригоршню воды, Лиза брызнула ею в юношу. — Это все, что тебя мучает?

— Все, — исповедавшись, Ник тяжело вздохнул.

— Ныряй в ванну, — Лиза потянула его за руку, — ты совсем замерз и посинел.

Никита, пуская пузыри, радостно окунулся с головой.

— Знаешь, Лиз, когда тебя здесь не было, я очень тосковал и все думал, что теперь мы с тобой как одно целое. То есть мы всегда так были, только ты этого не замечала.

— Замечала, мне тебя не хватало везде, но я не знала, что это любовь, — обнимая за шею, успокоила она юношу.

— Это случается крайне редко, я об этом читал. Никогда не думал, что люди так могут подходить друг другу. Когда у одного чего-то не хватает, другой дополняет.

— Угу, — промычала Лиз и затянула Никиту с собой под воду. Вынырнув, она, кокетничая, подняла вверх копну черных волос.

— Ты красива, я нет, — восхищаясь, продолжил он свою мысль.

— Ты умен, а я… — подхватила Лиза, хитро взглянув на жениха.

— Ты мудрая и практичная, — сразу нашелся тот. — Знаешь, что бы я сделал с этими миллионами господина Полянского? — Никита мечтательно засмеялся. — Накупил бы себе кучу новых компьютеров и всяких прибамбасов к ним.

— Таких денег тебе все равно не истратить. — Лиза выскочила из ванной, накинув на себя халат. — Компьютеров и прибамбасов мы тебе и так накупим.

— Ну, маме бы что-нибудь купил, — наивно добавил Никита, — и твоей тете Гале. Она очень хороший человек! А ты такое задумала! Лично я не знал бы, с какого края приступиться к этому казино? И неужели оно стоит таких денег?

— Мой дорогой партнер, во-первых, деньги Полянского — это четверть всего бюджета. — Увидев ужас в глазах юноши, Лиза решила его дальше в бизнес не посвящать. — Во-вторых, он, мой отель, — Лиза мечтательно зажмурилась, — почти что готов!

— Ты… ты хочешь сказать, что твой отель по-стро-ил-ся?

— Я хочу сказать, что строительство «Северного сияния» закончится… а впрочем, хочешь посмотреть? — Глаза Лизы светились таким победным блеском, что Никита, которого хоть и потянуло вновь к своим компьютерам, не мог отказать. — Заодно подарки купим, — напомнила девушка.

— Какие подарки?

— Ты же сам сказал, маме твоей и тете Гале.

— Что ты? Здесь такие дорогие вещи, я, знаешь, взглянул на джинсы, глазам своим не поверил. — Никита прыгал на одной ноге, влезая в старую синюю штанину. — У нас на рынке за эти деньги целый вагон джинс…

— Глупенький, забудь об этом. — Лиза нежно погладила Никиту по вихрастой голове и поправила сбившиеся на нос очки.

— Здесь очень модные бутики. Мы купим тебе самые дорогие джинсы от Версаче.

— Наверно, ты захочешь, чтобы я на свадьбе был в своем костюме, а не в смокинге дедушки, — осторожно заметил юноша.

— Мы тебе купим целый гардероб: ботинки, сорочки, много костюмов, — подхватила Лиза.

— Зачем столько всего? — испугался Никита. — Я все равно их никогда не буду носить. Я люблю ходить в одном и том же!

— Ты же мой принц! — Лиза покачала головой.

— И должен соответствовать принцессе? — обреченно закончил он ее мысль.

Лиза заправила будущему принцу под пояс майку с облупленной надписью «Microsoft» и, водрузив на голову бейсболку, потащила к лифту.

— А как же «Ключи от Лас-Вегаса»? — на ходу слабо сопротивлялся Никита, бросая прощальный взгляд на свой кабинет, оборудованный Полянским так, как он не смел и мечтать.

— Ключи от Лас-Вегаса уже принадлежат нам. Надо только суметь открыть волшебную дверцу. Помнишь, как у папы Карло?

19

Спустя два месяца

— Все-таки мне не терпится нарушить наш договор и раскрыть ваше инкогнито… — Фред Диксон лукаво взглянул на Лизавету.

Лиза подняла брови.

— Открытие вашего отеля поставило всех журналистов на рога. Они хотят поближе познакомиться с вами.

— Другими словами, влезть в мою личную жизнь?

— Я честно хочу признаться, что пробую докопаться. Ваша тайна может произвести у нас фурор. Но я буду молчать как рыба, если вы выберете меня своим принцем.

Лиза улыбнулась самой очаровательной улыбкой и тряхнула головой. Копна черных блестящих волос рассыпалась по голым плечам. Тоненькие полоски купальника прикрывали только самую середину лобка и грудей, и воображение легко дорисовывало выпуклые пуговки сосков и узенькую дорожку волос, ежиком топорщащихся под бикини. Ей нравилось, что Фред любуется ее телом, слегка загорелым и нежным, словно персик. Капля мороженого, оброненного ею на грудь, вызвала у него бурю эмоций, которые он не смог скрыть. Лиза обожала нравиться. И готова была флиртовать, пользуясь дарами, которыми наградила ее природа. Но выбор уже сделан.

— Хотя бы на время, — просительно добавил журналист, чувствуя, что эта русская красавица крепкий орешек.

Лиза игриво взглянула на мировую известность. Фред Диксон считался самым популярным тележурналистом в Америке. Его знали все. Даже российский президент однажды согласился побеседовать с ним.

— Попробуйте, не пожалеете, — поднявшись во весь свой двухметровый рост, Фред поиграл мускулами и зашагал к вышке.

«Бесподобное тело, мышцы, как у Аполлона», — отметила Лизавета. Фред виртуозно нырнул в голубой бассейн, без брызг, почти не нарушив водную гладь. Сделав несколько махов брасом, классный спортсмен оказался у искусственного водопада. Здесь можно было передохнуть и покрасоваться перед неприступной кокеткой. Забравшись на высокий камень, он откинул назад голову, наслаждаясь струями, падающими с большой высоты. Вода стекала по загорелому телу, туго натянутым плавкам, обволакивая икры ног, и разбивалась о скалистую подошву водного аттракциона. Мужественный, спортивный, пользующийся успехом у женщин американец пытался произвести на Лизу впечатление. Он в открытую соблазнял девушку, самодовольно выставляя напоказ свои мужские достоинства.

— Вечером я даю прием на своей яхте и приглашаю вас. Мои друзья будут рады познакомиться с русской красавицей! Так ведь у вас говорят?

— Спасибо, приду. Думаю, мы сумеем найти с вами компромисс.

Лиза, подняв голову, прищурилась на солнце и увидела у раздвинутой шторы окна, высоко-высоко в поднебесье, фигуру Никиты. Бассейн находился во внутреннем дворе отеля «Северное сияние», полновластной хозяйкой которого она стала, осуществив свою заветную мечту.

Фред настаивал на встрече, и Лиза пригласила его поплавать вместе в своем бассейне.

Ник отказался участвовать в этом маленьком «парти», как принято говорить у американцев. Компьютерный гений не хотел прерывать свою работу. Здесь, в «Северном сиянии», у него был свой кабинет, из которого молодой ученый вылезал только по достаточно веским причинам. С легкой руки Полянского он готовился защищать докторскую в Стенфордском университете. И выманить жениха из его берлоги Лизе удавалось только ночью.

Фигура Никиты на последнем этаже небоскреба едва угадывалась, и только хозяйка отеля, зная расположение окон, могла его вычислить. Лиза сделала приглашающий жест рукой. Фигура исчезла.

Через несколько минут Ник спустился к бассейну.

— Познакомьтесь, Фред, это мой… — Лиза на секунду замешкалась, ей не хотелось пускать журналиста в свою личную жизнь, ведь свадьба еще не состоялась, но решение пришло быстро — …партнер по бизнесу.

Лицо Фреда расплылось в вежливой улыбке.

— Хай, — поприветствовал он парня. — Как поживаешь? Я Фред из Нью-Йорка.

— А я Никита из Москвы. Поживаю хорошо, — передразнил тот журналиста.

Фред внимательно посмотрел на несолидного бизнесмена в тапочках на босу ногу, с облупившимся на южном солнце носом.

— Итак, я жду вас в полночь на своей яхте, — откланялся он.

Никита помрачнел. Приглашение явно адресовалось одной Лизе.

Бросив взгляд на опечалившегося Ника, Лиза неожиданно поменяла решение.

— Знаете, Фред, ваше приглашение на яхту, я, пожалуй, не приму. Зато у меня появилась очень интересная идея!

20

— Добрый вечер, дорогие телезрители! — скороговоркой начал свою программу самый популярный телеведущий Америки Фред Диксон. — Сегодня нас смотрят не только в Америке, но и в Англии, Германии, России, Японии, впрочем, я не буду вам перечислять все страны. Кто сейчас видит нас, кто хочет выиграть миллион, не отходите от экрана, присоединяйтесь к нам!

Итак, начали. Я представлю вам самую очаровательную, неповторимую, самую сексуальную и деловую бизнесвумен планеты. Ее имя, а впрочем… кто первый позвонит и правильно отгадает, кто она, получит полмиллиона долларов. Вы спросите, почему лишь половину?

Потому что остальное я проиграл, пытаясь ответить на этот вопрос. И эта половинка миллиона достается нашей гостье за то, что она согласилась раскрыть свою тайну. Звоните прямо сейчас!

Черноволосая красавица Лиза призывно улыбалась с экрана.

— Хотел бы предложить вам несколько подсказок. Первая — возможно, она не американка. Вторая — не многие женщины могли бы отказаться от карьеры кинозвезды, популярной шоувумен или просто любимой. Она захотела и сделала себе карьеру, которая по плечу не каждому мужчине. Но! Она нашла способ, занимаясь бизнесом, совместить в себе все то, что я перечислил. Итак, кто же эта очаровательная леди? Знакома ли она вам?

Через несколько минут после рекламы мы продолжим нашу программу о выдающихся женщинах планеты двадцать первого века. Спонсоры нашей передачи российский алмазный фонд Дальнегорского края и компания «Де Бирс».

Надоевшие памперсы и жвачки уступили место изящным бриллиантовым ожерельям, колье, подвескам, которые, переливаясь, засветились на экране, придавая передаче Фреда солидный статус. Лебединые шеи манекенщиц, проплывающих перед зрителями, украшали роскошные изделия.

— Сосредоточьтесь, — предупредил Фред из вновь включенной студии, — ключ к отгадке тайны зависит от вашего внимания. Предупреждаю, можно сделать всего один звонок. Наш корреспондент на месте свяжется с участником, и через спутник вы увидите говорящего. Посмотрите, как напряжены мои помощницы, как разрывается телефон! — Фред показал на девушек в наушниках, сидящих в кабинках студии.

Лиза еще раз улыбнулась. Темный деловой костюм, соответствующий имиджу бизнесвумен, не отвлекал внимания зрителей. Оператор крупным планом выхватил фрагмент нежно-кремовой блузки, освежающей темный фон дорогого крепа на узких лацканах пиджака, интимно пробрался к узенькой браслетке с небольшим ключиком на запястье. И вновь вернулся к тонко выточенному скульптурному лицу девушки.

— Если вы недалеко, можете приехать прямо в студию, и, если ваш ответ будет точен, я представлю счастливчика телезрителям, — вновь обратился телеведущий к своим поклонникам. — Когда я получу правильный ответ, мы поговорим с вами о карьере красивых женщин. Женщин двадцать первого века! А теперь вновь наша соблазнительная реклама.

Блеск роскошных бриллиантов магической силой притягивал к экрану.

— Внимание! — На экране снова был Фред. — Мы получили более тысячи звонков. Игра закончена. Объявляю победителей! Вы не ослышались. — Фред засиял своей шикарной голливудской улыбкой. — Победителей оказалось двое. Это, по невероятному стечению обстоятельств, два полицейских, — он выдержал паузу, — и представьте себе, они из разных стран. Да-да! Видите, деньги налогоплательщиков не тратятся зря. Героиню нашей передачи о-по-зна-ли!

И я рад представить вам, — Фред эффектно помолчал и, набрав в легкие побольше воздуха, провозгласил: — Лизету Орлову, россиянку, бизнесвумен, завоевавшую сердца обитателей Лас-Вегаса, где она возвела сооружение века — потрясающий отель «Северное сияние». Все это рассказал нам полицейский из России, с которым сейчас через канал спутниковой связи мы соединимся.

— Хелло, добрый вечер, господин Вьи-хрев! Как поживаете?

Разодетый в пух и перья Василич появился на экране собственной персоной. Лиза отпала. Кого, кого, а уж Василича она увидеть никак не ожидала.

— Откуда вы знаете эту красивую женщину? Может быть, она помогала вам преследовать бандитов или принимала участие в раскрытии государственных преступлений. Помните, как очаровательные партнерши героя наших фильмов Джеймса Бонда? Нет? Отвечайте же поскорей.

— Эта красавица скоро станет моей племянницей, — не смущаясь камеры, спокойно, с расстановкой заявил Василич.

— О, я вас поздравляю. Счастливое приобретение!

— Я женюсь на родной сестре ее матери, — педантично уточнил Василич.

— То есть вы женитесь на тетушке этой великолепной леди? — Правильно я вас понял?

— Совершенно верно, — подтвердил милиционер.

— Что вы можете о ней рассказать?

— Она молодец! Работяга. Слышал, что построила красивую гостиницу там, где у вас самый крутой игорный бизнес. Чтобы осуществить свою мечту, здесь, в России, ей пришлось бороться не на жизнь…

— Вам не приходилось самому бывать в Лас-Вегасе?

— Нет, что вы, господин хороший, мне это не по карману.

— Вы слышали, что сказал российский полицейский? Сегодня он стал богатым человеком. И наверняка, получив выигрыш, сможет посетить сказочный отель своей племянницы.

— Хотите ей что-нибудь передать? — обратился Фред к Василичу.

— Вот уже два месяца ее мама и тетя не виделись с ней. Мы переживаем. Все-таки это место, — Василич замешкался, но чей-то женский голос шепотом подсказал: «Лас-Вегас», — да, Лас-Вегас, опасное место для женщин. У вас там как, полицейские с порядком справляются?

Фред звонко рассмеялся и пообещал Василичу, что передаст его опасения за судьбу Лизы мэру города Лас-Вегаса и лично шерифу штата Невада. Они знакомы с ней и будут рады возможности взять охрану такой красавицы лично на себя.

— Если о ней позаботятся такие высокие люди, мы будем спокойны за ее судьбу, спасибо вам, — поблагодарил Василич Фреда. — И еще, — вдруг вспомнил он, — ей передают привет и благодарность сотрудники больницы из подмосковного городка Субботино. На ее деньги там куплено новое оборудование и сделан капитальный ремонт.

— О! — обрадованно воскликнул Фред. — Это еще один штрих к ее портрету. Наша героиня занимается благотворительной деятельностью. Она сделала пожертвование больнице, расположенной в предместьях столицы России. До свидания, господин Вьихрев. Надеюсь увидеть вас в Америке!

— Следующий звонок мы получили из штата Техас, — отключившись от России, сообщил зрителям ведущий. — Хелло, Джон! Ваше имя Джон? Вы полицейский?

— Привет, Фред! — словно со старым знакомым поздоровался здоровенный громила. На нем красовалась круглая полицейская шляпа с широкими полями, брюки были заправлены в короткие сапоги с загнутыми носами.

— Я узнал эту девчушку. Меня не обманет ее деловой костюм. Знаешь, Фред, я всегда смотрю твои передачи, а сейчас удивляюсь вот чему: ты часто беседуешь с такими знаменитыми людьми. Я, конечно, не хочу обижать эту красотку, но она всего лишь девчонка из рекламы завлекательной передачки «Ключи от Лас-Вегаса». Верно ведь? Я никогда не ошибаюсь. Мне еще в полицейской школе сказали, что у меня отличная память на лица. Эта красотка, чтобы запутать следы, сейчас нацепила парик с черными волосами. На самом деле она такая белокурая милашка. Моя жена Ненси от нее в восторге. Прилипает к экрану, как только та начинает рассказывать про всякие тряпки, побрякушки. Где да почем они продаются. Когда мы были с Ненси в отпуске в Лас-Вегасе, представляешь, Фред, Ненси меня выставила на кругленькую сумму. А все из-за нее, вашей красавицы! Видите ли, Ненси понравилось, как на этой блондиночке смотрится кружевное платье. Такое же захотела. Да и я пару раз по телеку с ее помощью тоже на что-то там поставил. Продулся, конечно. Потом, уже в самый последний день, Ненси такое же, как у нее, покрывало для нашей спальни приобрела. Уж очень она уговаривала, ваша красотка: мол, под ним и спится хорошо, и любовью заниматься — просто класс! И не убеждайте меня, что она русская. Она так шпарила по-английски и песни пела не хуже местной певички из соседнего бара. А та всю жизнь в нашем городке прожила. Даже за пределы штата никогда не выезжала. А вы — русская, русская…

— Все верно! Джон, ты выиграл. Это она ведет передачу «Ключи от Лас-Вегаса»! Теперь мы соединим два ответа, и я раскрою вам тайну самой деловой, самой привлекательной женщины планеты, все-таки, как бы нам ни хотелось, но россиянки! Да-да, ставшей благодаря фантастическому умению компьютерного гения — американкой. Для современных компьютерных технологий — нет границ!

21

Все складывалось, как в волшебной сказке. Выигранные у Фреда полмиллиона достались Никите. Так постановила Лиза. Он задумал вновь усовершенствовать компьютерную лабораторию. Новый грандиозный проект, предложенный Полянским — «Ворота в Америку», — поглотил его целиком. Он занимался им днем и ночью. Оторвать от любимого занятия его могла только собственная свадьба, на которую пришлось лететь в Москву.

Мэги с удовольствием подменила его. Он доверил ей самое дорогое, что у него есть, конечно, исключая Лизу, то бишь свои умные машины. Кстати, это она оказалась хакером, взломавшим его код и укравшим дневники. Прочитав их и обрыдавшись, несчастная все поняла и смирилась с неразделенной любовью к Никите. Поклявшись на Библии, что впредь никогда… Мэги была прощена даже Лизой. Пусть себе трудится на наше благо, рассудительно решила бизнесвумен. А то, что она влюблена — это даже на пользу. Никита был тронут великодушием невесты. Он боготворил свою любовь и в душе мечтал о тихой супружеской идиллии, ведь бесконечные шумные тусовки, а также связанные с ними покупки новой одежды и переодевания мучили его. Об этом он твердо решил поговорить с Лизой сразу после свадьбы.

По правде сказать, грандиозную помолвку, которую закатила Лиза в Америке, Никита счел вполне достаточным мероприятием для завершения брачного обряда. Ведь на нее съехались не только знаменитости типа Фреда Диксона, Полянского и губернатора штата Невада, но прикатили даже Лизины высокопоставленные друзья из Москвы, обозвавшие себя «правительственной культурной делегацией». Они привезли с собой поздравления от самого президента. Никита хоть и обмер от такой чести, но захотел твердой мужской рукой поставить на этом точку. Однако не тут-то было!

Оказалось, что для его невесты свадебный ритуал этим не исчерпывается и празднества должны плавно перетечь в родную столицу.

Вальс Мендельсона, росписи в книге — это, по разумению Никиты, конечно, необходимость. Но праздник на этом не кончался, Никиту поджидала новая череда поздравлений и среди них массовое мероприятие на пленэре, в новой усадьбе Лизиной тети. Купленный неподалеку от новомодного поселка Любомирских терем, окруженный высоким забором, был построен в лучших традициях русского купеческого стиля, с петухами на коньке крыши, резными ставнями, выкрашенными голубой масляной краской.

Тетя Галя с Василичем решили соединить свои жизни скромно, без пышной свадьбы и гостей, сразу сделав приобретение на выигранные деньги в виде такой вот недвижимости.

— Нам тут все нравится, — оправдывалась тетя Галя перед Лизой, у которой были свои планы относительно тетки.

— Ты что, коров собираешься пасти? — окидывая взором участок с заливными лугами на десяток гектаров, — поинтересовалась Лиза. — И дом такой огромный, хоромы просто, зачем они вам? Коттедж в поселке для новых русских маловат показался?

— Нам тут будет хорошо, — с любовью глядя на мужа, тетя Галя положила голову ему на плечо.

— Я вас в Америку собиралась забрать, — безнадежно вздохнула Лиза.

— Нет, — протянула Галина, — у нас куры, кролики, куда мы от них? Да и теперь так неспокойно, а тут все родное, благодать!

Тетка излучала умиротворение и полное счастье.

— Деток своих с Никитой привозите, мы их нянчить будем, — подмигнул Василич.

— Спасибо, — отозвался Никита, — обязательно привезем.

Он огляделся, в надежде улизнуть к маленькому ноутбуку, спрятанному недалеко в портфеле, но встретился с острым взглядом жены. Уразумев, что сопротивление бесполезно, Никита постарался расслабиться. Мешали этому злополучный галстук да белоснежная сорочка с выпущенными манжетами, которые почему-то темнели на глазах. Хорошо хоть удалось поменять жутко модные мокасины, которые нестерпимо жали. Сам виноват, конечно, не было сил выбирать, и он согласился на первые попавшиеся.

Лиза выглядела потрясающе: платье из блестящей тафты со шлейфом. К удивлению Никиты, подметая все пороги, оно в отличие от его манжет оставалось белоснежным. Широкополая шляпа с вуалью, туфельки на высоком каблуке — все было куплено в любимом Лизином бутике. От суммы, которую она заплатила за свадебные одежды, Лиза предусмотрительно отщипнула два ноля, но, несмотря на это, кудрявые волосы Никиты, распрямившись, встали дыбом. Впрочем, воспитательная цель была достигнута: пусть привыкает к дорогим вещам и на дешевку не западает!

Итак, празднество продолжалось! Непрерывно подъезжающие иномарки, шампанское на ступеньках крыльца, корзины с цветами, которые не вмещал огромный двор, и счастливые новобрачные, исцелованные друг другом и гостями.

Губернатор Дальнегорского края Любомирский, бросив неотложные дела, специально прилетел с женой поздравить молодоженов. Натка, чмокнув молодых, в нетерпении бросилась осматривать владения подруги.

— Помнишь, когда мы познакомились, на тебе тоже была шляпка, — шепнул Лизе на ухо неугомонный Любомирский.

— Шляпка, — высоко подняв одну бровь, подчеркнула Лиза.

Геннадий сделал вопросительное лицо.

— А теперь на мне шляпа, — разъяснила она.

— Жаль, — отозвался Любомирский с печалью в голосе. — Она тебе шла больше.

— Это тебе она подходила больше, — не спустила Лиза.

Широкие поля белой шляпы делали ее не хрупкой проказницей, как в тот день, о котором припомнил Геннадий, а величавой молодой дамой, к тому же немного раздавшейся в бедрах.

— Что бы это могло означать? — поинтересовался бывший любовник.

Оставив его вопрос без ответа, дама в белом загадочно улыбнулась и, повернувшись к любимой тете, сладко проворковала:

— Кажется, вы изъявляли желание нянчить наших деток?

Услышав заявление дочери, Татьяна чуть не потеряла дар речи:

— Надеюсь, ты не собираешься… — остановившись на полуслове, она поймала потрясенный взгляд своего молоденького зятя.

— У нас с тобой бу-дет ре-бе-нок? — разволновавшись, Никита дернул себя за узел галстука. Ненавистный предмет туалета душил. Но, вспомнив, что Лиза долго сражалась с мягким шелком, жених затянул его так, что едва не умер от удушья.

— Лиз, — страшно волнуясь, произнес он, — мне стыдно, что я тебя обманул.

Невеста сделала круглые глаза.

— Я переодел туфли… — Из-под свадебной штанины торчал носок кроссовки. — Хочешь, в наказание, — Никита наморщил лоб, придумывая себе кару, — я весь вечер буду ходить… хоть в цилиндре на голове. — Он провел рукой по своей пышной шевелюре, видимо, представляя предстоящие жуткие мучения.

Его самоотверженность вызвала всеобщее веселье, только Татьяна продолжала недовольно хмуриться. Возвращенная слава кинозвезды не позволяла ей становиться бабушкой. Счастье, неожиданно свалившееся в виде предложения сняться в многосерийном сериале у известного кинорежиссера, в одночасье сделало ее знаменитой. Толпы поклонников главной героини сериала «Старшая стюардесса», мужественно сражавшейся с террористами, не давали ей прохода. Лавры молодой бабушки вовсе не привлекали Татьяну.

— Горе мое поправимо, — вовсе не обидевшись на мать, заявила Лиза, — открываю вакансии на должность дедушек.

— Есть желающие? — в голосе Татьяны прозвучало сомнение.

— Вот первым в очередь Василич рвется, — подтвердила дочь, поймав за рукав тетиного мужа, торопившегося встречать вновь прибывшего гостя.

Заливаясь протяжной сиреной и фыркая дешевым бензином, старенькая милицейская «Волга» с напарником Серегой за рулем извещала о своем прибытии. На жестком тросе к машине был прикреплен ладненький вагончик-прицеп. Широкоплечий верзила Серега в непривычной для себя штатской одежде неуклюже вылез из машины. Одновременно с заднего сиденья выпорхнула белокурая курносенькая девчушка, судя по одежде, прибывшая прямо с местной дискотеки.

— Моя дама, — представил Серега блондинку. — А это, — он показал глазами на прицеп, — подарок новобрачным.

Василич вытаращил глаза.

— А что, по Америке все в таких путешествуют. Сам в кино видел!

Василич недовольно хмыкнул.

— Не волнуйся, — успокоил шефа Серега, — презент от местных бизнесменов. — И, понизив голос, шепотом сообщил: — Когда одного тут после разборки в нашей больнице откачали, врачи ему все уши прожужжали, что только благодаря вашей племяннице он с того света вернулся. Она больнице какой-то дорогостоящий аппарат подарила… В общем, принимайте подарок, в хозяйстве пригодится, — милиционер широко улыбнулся Лизе. — Поздравляем новобрачных! Горько!

«Дама» Сереги, оторвавшись от кавалера и беззастенчиво кокетничая со всеми подряд, громко восхищалась встречей с живой актрисой.

— Я вас сразу узнала, — пряча в сумочку автограф и пригласительный на встречу в Дом кино, она балдела от такого кайфа, и кудряшки мелким бесом подпрыгивали от переизбытка чувств. — Вот не ожидала, вот не ожидала, такая удача, просто класс! Ведь в нашей тусовке все парни от вас тащатся.

Бурная встреча со зрительницей окрылила Татьяну.

— Так кто следующий претендент на роль дедушки? Если привлекательный, может, я, так и быть, соглашусь стать бабушкой, — раскокетничалась она.

— Обязательно согласишься. Он богат, красив и щедр, — заинтриговала ее дочь.

— Кто же это такой?

— Генеральный директор алмазного холдинга Дальнегорского края — Макс Орлов, мой отец. Он не только готов стать дедушкой нашего ребенка, но хочет вложить деньги в мой следующий отель и, возможно, вскоре к нам приедет.

— А как же его семья, сын? — удивилась мать.

— А, Лобов-то, — небрежно отмахнулась дочь, — он теперь в команде Любомирского сидит.

— Он сидит у Любомирского? — удивилась мать.

— Лучше, чем где-нибудь еще, — поучительно изрек проходивший мимо Василич.

— Это конечно, — вникая наконец в ситуацию, протянула Татьяна.

— К тому же у губернатора Дальнегорского края как раз для него очень хорошая должность нашлась — брат ведь все-таки, хоть и сводный.

— А вот и отец, — оживилась Лиза, увидев кортеж из нескольких автомобилей. Уверенный, хорошо одетый господин выдвинулся из черного лимузина. Выскочившая вперед охрана напряженно всматривалась в лица гостей, выискивая опасность.

Чинно поднявшись вверх по ступенькам, алмазный король Макс Орлов торжественно протянул новобрачным подарок — вытянутую коробку, перевязанную лентой. Чуть наклонив вперед голову, он с достоинством произнес:

— Я выполняю свое давнее обещание. — Отец поставил коробку в вертикальное положение и откинул крышку.

Ахнув, Татьяна развела руками.

Из коробки, покачиваясь и издавая традиционное «мама», выбралась кукла, разодетая в розовые шелка. Темно-бордовые губки сверкали мелкими рубинами, искусно выложенными бантиком. Круглые выразительные глаза излучали необычный черный блеск.

— Создана горными умельцами на заказ. Это очень редкие черные алмазы, таких в мире найдено только два, — пояснил отец, указывая на глаза игрушки.

— Не за-был? — растроганно удивилась Татьяна.

— Я всегда о вас помнил, — мягко возразил мужчина.

«Вот и подарок от алмазного короля, — вспомнила Лиза свои мечты, — дождалась».

— Все когда-нибудь сбывается и обещания тоже, — многозначительно проговорил отец и, взяв под руку Татьяну, отвел ее в сторону.

Тетя Галя была счастлива. Это она настояла, чтобы свадьбу праздновали здесь. Любимой тете Лиза не могла отказать никак. Галина считала себя теперь богачкой. Выигранных денег хватило и на дом, и на несколько гектаров земли, главное, совсем недалеко от поселка Натки с Геннадием. Теперь те бывали здесь редко. Обязанности губернатора Дальнегорского края не позволяли. Натка ради мужа прикрыла свой бизнес и уехала из Москвы.

Соскучившись по подруге, тетя Галя не отходила от нее. Конечно же, ей очень не хватало Натки, но теперь она могла себе позволить не только летать в Дальнегорск, но и погостить в Америке у племянницы. Лиза отметила, что роль губернаторши Натке к лицу. Она выглядела прекрасно. То ли опытный визажист, а возможно, и хирург тщательно поработал над ее лицом. Гладкое, без единой морщинки, оно просто светилось. Ярко-зеленый костюм невероятно шел к ее пышным рыжим волосам. Полнота вовсе не портила женщину, а придавала ей определенный шарм и привлекательность. Сейчас, когда все было позади, Лиза поймала себя на мысли, что уже не ревнует Геннадия, не мучается завистью к Натке, она освободилась от всего этого!

Волна признательности захлестнула девушку. Ведь если бы не Натка, кто знает, как сложилась бы Лизина карьера и вообще судьба. Неожиданно именно сейчас, на своей свадьбе, она вдруг почувствовала желание сказать ей что-то приятное за все хорошее, что эта женщина сделала для нее. Не страдавшая отсутствием красноречия, Лиза, начав предложение, вдруг запнулась:

— Я хочу вам кое в чем признаться…

Брови Натки взлетели вверх. Смятение и испуг на лице бывшей соперницы неожиданно и совсем не к месту открыли Лизе глаза:

«Не может быть! — пронеслось в голове у девушки. — Она все знала, знала и прощала. Прощала всем: своему любимому мужу, мне, коварной соблазнительнице, своей близкой подруге тете Гале!» Озарение, которое пришло к Лизе, настолько ее потрясло, что фраза, приготовленная минуту назад, вылетела из головы:

— Вы… были моим первым учителем… в бизнесе и… вообще в жизни, — пробормотала она.

Галина, неотрывно смотревшая на нее, замерла.

— Спасибо вам за все! — чтобы не волновать тетку, быстро закончила Лиза, но недоговоренность мучила девушку и, махнув рукой, она выложила:

— Вы, наверное, жалеете обо всем. Но, если вам от этого станет легче, знайте, я всегда хотела стать такой, как вы. — Это признание прозвучало настолько неожиданно для нее самой, что гордый подбородок на красивом личике вдруг дрогнул.

Тетя Галя, не сдержавшись, громко всхлипнула, а Натка, грустно взглянув на Лизу, проговорила:

— Я рада, что ты все поняла. — Она замолчала, эзопов язык тоже давался ей нелегко. — Ты зря, я не жалею, что смогла помочь тебе, ведь я же выполняла просьбу Галочки, а она этого заслуживает. — Женщина тряхнула головой, словно сбрасывая неприятный груз прошлого. Ее рука легла на плечи Галины, стараясь удержать подругу от ненужных эмоций. — Знаешь, девочка, в день твоей свадьбы я желаю тебе стать такой же счастливой, как я. — И будто кто-то из собеседниц ей возразил, она еще раз с нажимом подтвердила: — Да-да, я очень счастлива. Счастье — оно ведь у каждого свое!

— Давайте за это выпьем, — смахнув слезу, с облегчением предложила Галина.

— За женское счастье, — разлив по бокалам шампанское, с радостью поддержала ее Лизонька.

Наконец-то сбылись все мечты: она добилась своего в жизни — стала настоящей бизнесвумен, приобрела отца, полюбила преданного парня, и даже тетя Галя нашла любящего человека.

Лиза обвела глазами присутствующих: отец с обожанием внимал знаменитой кинозвезде — маме, Василич с помощником хлопотали у накрытого стола, Никита, развязав галстук, примостился с ноутбуком на углу, а поодаль, за раскидистой яблоней, спрятавшись от посторонних глаз, Любомирский… убалтывал белокурую подружку Сереги.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • Пролог
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21

  • загрузка...