КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 409636 томов
Объем библиотеки - 544 Гб.
Всего авторов - 149255
Пользователей - 93282

Впечатления

кирилл789 про Янышева: Попаданки рулят! (СИ) (Любовная фантастика)

королева ведьм спрашивает свою бабку жрицу: что показал обряд? и начинает бабка-жрица рассказывать, что королева-внучка непочтительна, что народец ведьмовской воспитывать надо, прошлась по личности попаданки, видя её в первый раз, вспомнила о нарядах своей молодости, об отрезах ткани. КАК ПРОШЁЛ ОБРЯД, старая дура???!!
и если штаний любовь в. мне хотелось убить с особой жестокостью, сначала приложив до кровавых мозгов в стену, то здесь я вовремя бросил читать и захотел янышеву ольгу просто убить.
вы совсем дуры. вот клинические тупые безнадёжные неизлечимые дуры.
ничего вам не стоило сначала сообщить о результатах или прямо ответить на вопрос, а потом растекаться тем, что вам мозг заменяет по древу, ничего.
но из рОмана в рОман вот эта клиника кочует-перекочёвывает, и конца и края этой клинической дури не видно. мерзкие тупые бабы вы, писучки не достойные даже карандаша.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штаний: Зажечь белое солнце (Любовная фантастика)

никогда не знали, как "творят" сумасшедшие? читайте штаний. у девушки настолько откровенная шизофрения, что и справки не надо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
time123 про Зеленин: Верховный Главнокомандующий (СИ) (Альтернативная история)

Осилил до конца. Имею желание написать на кувалде Бугага и Хахаха и разъебать автору тупорылую башку, чтобы это чмо больше не марало бумагу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
time123 про Зеленин: Верховный Главнокомандующий (Альтернативная история)

Осилил до конца. Имею желание написать на кувалде Бугага и Хахаха и разъебать автору тупорылую башку, чтобы это чмо больше не марало бумагу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Шегало: Больше, чем власть (Боевая фантастика)

Вообще-то я совершенно случайно купил именнто вторую часть (как это всегда и бывает) и в связи с этим — гораздо позже докупил часть первую...

Еще до прочтения (прочтя аннотацию) я ожидал (увидеть здесь) «некоего клона» Антона Орлова (Тина Хэдис и Лиргисо) в стиле «бесстрашной амазонки» со сверхспособностями (и атмосферой в стиле бескрайнего космоса по примеру Eve-Вселенной) и обаятельного супер-злодея. Однако... все же пришлось немного разочароваться...

Проблема тут вовсе не в том - что «здешняя героиня не тянет» на образ «супервоительницы», а в том что (похоже) это очередная история в которой «весь мир должен крутиться вокруг одной личности». Начало (этой) книги повествует о некой беглянке затерявшейся «на просторах бескрайнего...» (и о том) что ей внезапно заинтересовываются некие спецслужбы (обозримой галактики) и начинается... бег про «захвату и изучению уникального образца» (мутанта проще говоря).

Понятно что сама героиня отнюдь не согласна с такой постановкой и делает все что бы «оторваться от погони» и «замести следы»...
Другое дело что все (это), она делает со столь явной женской дуростью (да простит меня автор), что так (порой так) и хочется «перейти к более емким стилям изложения»... Героиню ищут, героине некуда деваться... Вместо этого она долго и нужно «надувает губы» и говорит что знает «как надо лучше ей». Единственный человек (могущий ей в этом помощь) отсылается «далеко и надолго», в то время как «последние часы на исходе»...

Далее.... все действия направленные на обеспечение безопасности ГГ воспринимает «как личное оскорбление», размеренный ритм жизни закрытого сообщества (Ордена) воспринимается как тягость. Героиня то и дело по детски обижается то «на мужа» (ах мол эта его работа не оставляет места семье... и пр), воспринимая главу данного сообщества как нудного старика который «ей все запрещает». Таким образом очередные размышления «на тему я знаю как лучше», резко контрастируют с ледяной уверенностью в себе (героини А.Орлова Т.Хэдис). И (честно говоря) не купив (бы) я (вперед) второй части — навряд ли ее приобрел (опять же не в обиду автору).

P.S Справедливости ради все же стоит сказать что «непреодолимого желания закрыть книгу» (во время чтения) все таки не возникло. Отдельное спасибо за афоризмы в начале глав...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Шакилов: Ренегат. Империя зла (Боевая фантастика)

Начав читать данную книгу (и глядя на ее обложку) самое первое что пришло на ум, это известный кинофильм «Некуда бежать» (со Шварцнеггером в главной роли) и более поздняя трилогия «Голодные игры»...

Однако несмотря на то что элемент («шоу маст гоу он») здесь (все же) незримо присутствует — уже после прочтения, данная история напомнила совсем другую экранизацию (романа) (Стругацких) «Обитаемый остров».

И хотя «здесь» никто никуда не
прилетает — в остальном очень много схожих моментов:
- «счастливые жители» лучшей во всем «страны» и не подозревают что все их «невиданное благополучие» построено на рабском труде миллионов «неизбранных» (недолго) живущих в скотских условиях постъядерного постапокалипсиса;
- бравые ребята «из спецорганов» (стоящие «на страже добра») по факту — цепные псы режима, готовые рвать любого «кто посмеет что-то подумать против системы», либо «просто так» (если ты уже «списан подчистую» незримой рукой тоталитарного глобального электронного «контроля и учета»);
- вечные интриги силовиков возле «престола» (по факту) являются лишь «играми в песочнице», под мудрым и понимающим взглядом «взрослого Папы» (руководителя данной пирамиды власти);

На самом деле этих «похожих черт» тут можно найти и больше, однако смотря на то как «святая уверенность» в завтрашнем дне (у ГГ) постепенно сменяется «недоумением», «досадой — типа я же свой!» и... (наконец-то.. о боже!) сменяется на «ах Вы сссс...» (и дальше по тексту) мы (в итоге) приходим к «трансформации» бывшего «сторонника власти» в … революционера (идущего как раз против режима «Героев революции»))

Если еще подробней, то: ГГ (этой книги) - юный сын видного партаппаратчика, свято верящий в «мудрость проводимой политики» под руководством «надежных товарищей» … внезапно становится преступником «по умолчанию». Конечно данный прием «уже настолько заезжен», что уже неоднократно знаком читателю (так же) по книгам (Плеханова «Сверхдержава» и Г.Острожского «Экспанты») и человек вчера мечтающий о том что бы «стать хотя бы малой частью этой великолепного механизма системы всеобщего счастья», вдруг начинает неистово «ломать» ее (становясь при этом «террористом, убийцей» и прочим... непотребным и проклинаемым злодеем).

Самое забавное (при всем этом) что «юный адепт» сначала долго и упорно не видит «что система его обманывает» и что она не только не совершенна, но еще и (априори) преступна... Но нет «наш герой» упорно не хочет замечать явные несоответствия и свято верит в то «что эту ошибку в итоге исправят» и «объяснять всем плохим что так делать нельзя»...

Проходит время и «увы»... даже до нашего героя начинает «со скрипом доходить» что... он сам был не прав и изначальные цели «всей этой системы» отнюдь не «общее благо», а управление «послушным стадом» посредством эффективных (и абсолютно правильных в своих основополаганиях) решений направленных «на сокращение и отсев поголовья контролируемой биомассы».

Таким образом, «начальный бег ГГ по препятствиям и желательно мимо выстрелов» вместо повторения маршрута фильма «Некуда бежать», (все же по итогу) приводит читателя к несколько иному варианту (данного) финала — любой ценой «покончить с тиранией» (некогда бывшего обожаемого) Председателя.

Помимо чисто художественного замысла (и перепетий происходящих непосредственно с ГГ) автор «рисует нерадостную картину» будущего, которая «безжалостно топчет своим электронным сапогом» все «ностальгические хотелки» (в стиле «прекрасного далека» от Алисы Селезневой). Все описанное здесь «очень» напоминает («возведенную в ранг абсолюта») нынешнюю картину жизни «жителей ДО 3-го Кольца», где живущие «за кольцом» - по умолчанию «тупое быдло и мясо», чье предназначенье лишь откровенный вечный рабский труд.

И конечно, это отнюдь не первое «подобное описание» нового прогрессивного строя (к которому мы идем семимильными шагами), но данная извращенная модель коммунизма, построенная на механизмах тотального электронного контроля и чипирования все же - поражает своей «реалистичностью». Данный вариант «имитации» (государства, образа врага и прочего) нам всем (отчего-то) совсем не кажется «очень уж диким и невозможным»...

В общем — по прочтении данной книги, ставлю ее на полку без сожалений о «зря потраченных деньгах»))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Штаний: Отпуск на 14 дней (Любовная фантастика)

девушкам это должно нравиться.но, поскольку я не девушка, а из них тут никто не удосужился высказаться, выскажусь с противоположной точки зрения.
если у тебя есть идея сюжета, выкладывай сюжет. рюши словоблудия прекрасны если тебе нужно набрать текст для издателя. но, автор! следом идут читатели. и, если они не купят твоё "творчество", издателя у тебя не будет тоже.
я прочёл только 1/5 часть и больше не смог читать в 105-й или в 120-й раз, как размякает "она" от своего синеглазого. это - ОДНО И ТОЖЕ! и повторяется, и повторяется, и повторяется. и тебя сначала подташнивает, потом тошнит, а потом рвёт.
и, самый проигрышный вариант изложения, это - "ничего не расскажу". который идёт вкупе с "рассказываю по чуть-чуть, перемежая словоблудием о погоде, мокрых трусиках ггни, синих глазах, собственном уме, опять мокрых трусах, "какой прекрасный шкаф!", чуть-чуть рассказа по теме и опять - о посторонней хрени".
нормальный человек бросает читать сразу. ну, может промотать в конец и посмотреть кто с кем поженился. всё.
я промотал, посмотрел. попробую у штаний что-нибудь ещё, если везде так же, поставлю девушку в ЧС.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Секрет удачного брака (fb2)

- Секрет удачного брака (пер. Н. Баркова) (а.с. Клуб Миллиардеров-2) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1968) 209 Кб, 96с. (скачать fb2) - Лианна Бэнкс

Настройки текста:



Бэнкс Лианна Секрет удачного брака

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Ей нужен муж.

Алекс Мегалос удивленно взглянул на сделавшего такое заявление шестидесятилетнего Эдвина Джеймса, владельца чрезвычайно успешной «Джеймс инвестментс энд Велт инкорпорейтед». Эдвин намекает на то, что нужно взять его дочь на работу?

К своим тридцати Алекс уже умел избегать и до сих пор благополучно избегал всяких (в том числе и брачных) обязательств. Правда, дела с последней подружкой получили несколько рискованное развитие, поэтому он понимал, что лучше прекратить отношения, которые все равно уже обречены, и никакое чувство вины его не мучило. К тому же он достаточно хорошо знал, чего всегда хотят женщины. А любовь — всего лишь жалкая фикция.

Алекс отхлебнул виски и взглянул на девушку в другом конце зала, о которой шла речь. Мэллори Джеймс, приятная брюнетка с пышными локонами. На ней было темно-синее платье для коктейлей, подчеркивавшее грудь и украшенное ажурной каймой над коленями. Красивые ноги, но самым привлекательным в ней были улыбка и смех. Очень искренние!

— Ну, Мэллори не трудно найти себе мужа. Она хорошенькая девушка, и в ней бездна очарования.

Эдвин поставил на стойку опустевший бокал.

— Это внешнее, а внутри она что твой кольт, да еще капризный.

Алекс, опять взглянул на собеседника, на этот раз недоверчиво:

— Мэллори?

— Мы с ее матерью пытались подобрать ей пару из полудюжины парней, но она их всех отмела. Я понадеялся было на Тимоти, с которым она сегодня пришла, но, кажется, и здесь не выгорит. Сказала, что он отличный друг. Представляете, друг!

Алекс кивнул:

— Друг. Очень любопытно. Зачем вам выдавать ее замуж?

— Она закончила колледж и хочет работать в моей компании.

— Ну и что?

Эдвин огляделся по сторонам и понизил голос:

— Ненавижу признания, но мне с этим не справиться. Она может быть сколь угодно плохим работником, но я не в силах ее поправить или, хуже того, отругать. Когда дело касается моей дочери, я превращаюсь в суфле. Но ведь, если хочешь чего-то добиться, нельзя быть мягким.

— Думаете, замужество все решит?

— Я хочу ее защитить, я о ней забочусь. Мэллори работает в нескольких благотворительных фондах, но говорит, что ей этого мало. Энергия плещет через край. Ей нужен человек, который сможет сдерживать ее, при этом оберегая от опасности.

Алекс был в таком замешательстве, что не нашелся с ответом. Он подошел к Эдвину просто договориться о встрече для обсуждения поиска инвесторов, необходимых для курортного проекта.

— И хотел бы помочь, да не могу…

— Я понимаю — заторопился Эдвин. — Конечно, вы не тот, кто нужен Мэллори. Еще не все цветочки в округе оборвали, — старик подмигнул Алексу и даже подтолкнул его локтем. — Ничего плохого в этом нет. Совсем ничего. Но, — тут он вздернул палец, — вы можете знать кого-нибудь, кто Мэллори подошел бы. Очень буду обязан.

Алекс задумался над предложением. Если Эдвин будет у него в долгу, не поможет ли это получить то финансирование, которое ему так хочется получить? Он внимательно посмотрел на старика. Что ж, от него не убудет, если он поможет Эдвину в такой ситуации. Собственно, на то и игра, чтобы выигрывать.

Он перехватил взгляд Мэллори и коротко ей улыбнулся. Она тоже слегка улыбнулась, потом помахала рукой отцу.

— У меня сейчас нет времени поговорить с Мэллори. Чуть погодя посмотрю, что могу сделать, и сообщу.

Больше шести футов мужской привлекательности, темные, почти черные волосы и такие зеленые глаза, что у всех присутствующих дам немедленно начинались проблемы с дыханием. Одним прикосновением рук Алекс Мегалос превращал в податливую глину любую особь женского пола. Его резко вычерченное лицо и крепкое, хорошо развитое тело следовало бы изваять в мраморе. Он был интеллигентен, успешен и мог очаровать любую женщину. Но за блестящим обликом ловко скрывался умный и жесткий бизнесмен — удачливый и бескомпромиссный вице-президент компании «Мегалос — де Люка ресортс».

Так с чего же он так заглядывается на нее? Раньше он смотрел не столько на Мэллори, сколько сквозь нее.

А было время, когда Мэллори превращалась в заикающуюся, неловкую дурочку каждый раз, когда Алекс оказывался поблизости. Он так ее притягивал, что она становилась сама не своя и начинала ужасно с ним кокетничать.

И в тот отвратительный вечер, когда она попыталась его соблазнить… Мэллори поежилась. Хотя Алекс был настолько галантен, что спас ее от травм и сотрясений, подхватив и не позволив ей упасть, когда она на мгновение потеряла сознание, все-таки это был самый унизительный момент в ее жизни. Алекс тогда посчитал ее обморок следствием того, что она слишком быстро выпила свой коктейль.

Здравый смысл наконец-то возобладал. Теперь Мэллори уже не была наивной дурочкой и хорошо знала, что он не ее поля ягода. Да и вряд ли Алекс Мегалос способен увлечься женщиной больше чем на месяц. Это к вопросу о разбитых сердцах.

Мэллори вздохнула и повернулась к гостям, явившимся на благотворительный вечер:

— Благодарю вас за то, что пришли, миссис и мистер Трассел.

— Вы делаете такое благое дело! — восторгалась известная в Лас-Вегасе светская дама. — В этом году собрание прошло гораздо лучше, чем в прошлом. Мне хотелось бы встретиться с вами, чтобы поговорить о ваших идеях поподробнее.

— Дай бедной девушке передохнуть, — остановил ее лысеющий адвокат, мистер Трассел.

Миссис Трассел помолчала, внимательно разглядывая Мэллори.

— Вы ведь не замужем?

Мэллори пожала плечами:

— Нет. Слишком занята в последнее время.

— У меня есть племянник. Надо бы вас с ним познакомить. Он начинающий юрист. Вы были бы хорошей парой. Дать ему ваш телефон?

Мэллори лихорадочно подыскивала слова для более или менее вежливого отказа. Господи, еще одна такая ситуация, и она сорвется!

— Я…

— Мэллори, вечер слишком затянулся, — прервал разговор мужской голос.

Сердце Мэллори сделало кульбит. Знакомый голос. Чтобы взять себя в руки, она еле заметно вздохнула и медленно повернулась:

— В самый раз, Алекс. Вы знакомы с мистером и миссис Трассел?

— В общем-то, да. Рад видеть вас обоих. Вы, как всегда, очаровательны, миссис Трассел.

Миссис Трассел слегка порозовела:

— Зовите меня Дианой, пожалуйста. Мы только что говорили о том, как хорошо Мэллори устроила этот вечер.

— Готов согласиться, — сказал Алекс. — Вы не будете возражать, если я у вас ее ненадолго украду?

— Не будем, не будем, — обрадовался мистер Трассел и потянул жену прочь.

— Я буду поблизости, — через плечо пообещала миссис Трассел.

Как только они отошли, Мэллори повернулась к Алексу:

— Если вы любезничаете со мной по просьбе отца, то в этом нет необходимости.

Алекс прищурился:

— Почему вы так решили?

Мэллори уже сделала несколько шагов, чтобы заглянуть в бальный зал. Но Алекс не отставал.

— Потому что вы всего несколько минут назад с ним разговаривали. Отец готов пойти на любую хитрость, чтобы я не вернулась в Калифорнию.

— В Калифорнию? Он об этом не говорил. Кроме того, почему я сам не могу подойти, чтобы поприветствовать вас? Ведь мы встречались?

— Всего-то пару раз.

— Я даже припоминаю, что в первый раз вы облили меня вином…

Он помнит. Мэллори очень боялась покраснеть. Она даже отвернулась. Он просто невыносим!

— Я не обливала. Это официант виноват. Даже Лили де Люка сказала, что он двигался слишком быстро.

— Это верно. Вы с Лили де Люка хорошие подруги. Уже видели их с Максом младенца?

— Много раз. Ей помогает мама, но она и мне иногда позволяет повозиться с Дэвидом. Он такая прелесть! И уже сам садится! — Испугавшись, что не сможет поддерживать беседу в том же духе (в том духе, что, мол, «больше ты на меня не действуешь»), она отступила от Алекса, собираясь уйти: — Спасибо, что пришли сегодня. Очень рада была вас видеть. Ваши пожертвования и присутствие имеют большое значение для детей и их родителей. — Она подняла руку в прощальном жесте: — Всего доброго.

Алекс перехватил руку:

— Не торопитесь. Разве вы не поблагодарите меня за спасение?

От его прикосновения сердце Мэллори бешено застучало. Она смущенно смотрела на Алекса. О чем он? Опять о вине?..

— Спасение? Какое?

— Я встречал племянника Трасселов. Хороший парень, но занудный, как тусклый осенний день.

Мэллори прикусила губу:

— Ну, это ваше мнение. Не всех же можно назвать мистером Порох. Не все гоняют на машине. Мало кто держит на поводке трех женщин разом, не забывая подыскивать четвертую.

Алекс опять прищурился:

— Я так понимаю, меня хотят обидеть.

Мэллори тряхнула головой. Надо быть чуть-чуть сдержаннее, но Алекс вызывал у нее слишком сложные мысли и чувства.

— Я только отметила факты.

— Следовало бы сначала разобраться в фактах. Да, у меня есть несколько подружек, но обычно я крепко держусь за одну до тех пор, пока не выяснится, что я сам по себе, а она сама по себе.

Несколько подружек! Мэллори чуть не фыркнула.

— Конечно, это не мое дело. И тем не менее я благодарю вас за присутствие и…

— Вы все-таки хотите отмахнуться от меня. Почему? Я вам так не нравлюсь? — ярко-зеленые глаза просто впились в девушку.

Мэллори почувствовала, как у нее загорелись щеки:

— Я… мне нужно проверить, как идет вечер. Вот-вот появится популярный артист.

— Отлично, встретимся в другой раз.

Она смотрела на него целых пять минут, с головой погружаясь в глубины его обаяния. Он сказал о том, о чем она втайне мечтала еще восемь месяцев назад. Но не теперь.

— Я должна проверить…

— Эй, Мэллори, похоже, у тебя сегодня горячка, — громко сказал кто-то.

Девушка увидела подходившего к ней вразвалочку молодого человека с бесцветной прядью, упавшей на один глаз.

— Ох, нет!

— Кто это? — спросил Алекс.

— Брэди Роббинс, сын одного из владельцев клуба. Он хочет стать звездой рока и надеется, что мой отец поддержит его мечты. Это плохо. Очень плохо, — прошептала она.

— Привет, крошка, — Брэди обнял Мэллори. — У нас сегодня вечером отличный повод поплавать в бассейне. Ты такая горячая. Мне тебя не хватало. Признайся, соскучилась по мне?

Мэллори чувствовала, что у нее горят щеки. Она попробовала оттолкнуть его:

— Я очень занята.

Ей не нравилось, что подвыпивший Брэди осмеливается еще и прикасаться к ней.

— Леди это не интересно. Пойдите протрезвитесь, — вмешался Алекс, одним неуловимым движением высвободив Мэллори.

Нахмурившийся Брэди воззрился на Алекса:

— Это еще кто? У нас с Мэллори своя история, — и он опять потянулся к девушке.

Алекс встал между ними.

— Но она не хочет делить с вами будущее.

— А мне она этого не говорила, — нагло возразил Брэди. — Вы не знаете, но она моя. И ей нравятся музыканты.

Мужчины посмотрели на Мэллори, и она поежилась. Ей была не по душе эта ситуация.

— Брэди, не думаю, что мы подходим друг другу… — начала она.

— Не говори так, крошка, — устремился к ней Брэди.

Алекс опять его перехватил:

— Хватит, Брэди. Вам как раз пора домой, — сказал он и повел стремящегося в звезды рокера к выходу. А Мэллори взмолилась про себя, чтобы ей впредь никогда не видеть ни того, ни другого.


Через неделю Донна Гейер, подруга Мэллори и одновременно владелица риэлторской фирмы, взяла ее с собой в кооперативный дом с частными квартирами по одному весьма престижному в Вегасе адресу. Сооружение отличалось первоклассной охраной, теннисными кортами и площадками для гольфа.

— Мне здесь нравится. Попридержи эту квартиру для меня, — попросила Мэллори, когда они покинули роскошный кондоминимум. — Только помни, это большой секрет, — продолжала девушка, когда они уже подходили к лифтам. — Не хочу, чтобы кто-нибудь узнал, а то отец, услышав, что я собираюсь отделиться, тут же начнет искать способ мне помешать.

— От меня никто ничего не услышит, — заверила Донна. — Странно, как это он не понимает, что тебе нужна самостоятельность?

Двери лифта распахнулись, и прямо перед собой Мэллори увидела зеленые глаза. У нее в животе что-то сжалось. Нет, только не сейчас!

— Мэллори?

— Алекс! — хором воскликнули женщины. Донна тоже была знакома с Алексом, что неудивительно. Кто же в Вегасе не знает Алекса? Он постоянно мелькает на деловых и светских страницах. Глядя, как Донна входит в лифт, Мэллори слегка прикусила губу.

— Рад видеть тебя, Донна, — сказал Алекс и повернулся к Мэллори. — Собираетесь здесь что-то покупать? Это дорогая недвижимость.

— Просто смотрели, — ответила девушка. Донна мельком улыбнулась Мэллори, и в этой улыбке был весьма заметный намек:

— Я выторговала для Алекса пентхаус.

— О-о, — Мэллори не удалось скрыть разочарования в голосе. Если Алекс встретится с отцом… Прозвенел колокольчик, возвещавший, что лифт прибыл на первый этаж. Двери открылись.

— Донна, я на секунду задержусь с Алексом.

— Нет проблем. Я поброжу по вестибюлю.

Алекс, в прекрасно сшитом черном костюме с дорогим галстуком, выжидающе смотрел на Мэллори:

— Хотите извиниться за то, что не вернулись ко мне? — не столько спросил, сколько упрекнул он.

— Извините, я была очень занята. Как и вы, насколько я знаю, — ответила она, вдыхая аромат его одеколона.

— Покупкой новой квартиры?

— Насчет квартиры… Я была бы вам очень благодарна, если бы вы молчали об этом.

— Не хотите, чтобы дошло до отца?

— Вот именно. Я буду счастлива хотя бы к тридцати получить собственное жилье.

— Вы в любой момент могли бы выйти замуж.

Она отвела глаза:

— Ну-у, вы говорите как он. А если бы ваш отец настаивал, чтобы вы, как полагается, в двадцать пять вышли замуж и только тогда ушли из дома? Подумайте сами, что сделали бы вы.

— Вы же женщина. Мой отец, имей он дочерей, поступал бы точно так же.

— Но не можете же вы и в самом деле принимать такую философию! Вы ведь современный человек и должны быть выше этого, разве не так?

— Мой отец грек, и меня учили опекать женщин.

Она опять внимательно посмотрела на него:

— Опекать? Вы так называете то, чем занимаетесь?

Он рассмеялся, откинув голову.

— Давайте доспорим в машине. Я подброшу вас до дома, а потом отправлюсь на скучную встречу, где мне придется произносить речь.

— Ну, такая встреча не может быть скучной. Не надо меня подбрасывать, я с Донной доеду до аллеи, в которой оставила машину.

Алекс вздернул брови:

— Похоже на тайную операцию. Я тоже могу подвезти вас до аллеи. Но, прежде чем отказываться, вспомните, что вы у меня в долгу.

— Я вам ничего не должна!

— Я помог вам избавиться от вашего дружка, восходящей рок-звезды.

— Он никогда не был моим дружком. Просто сложилась неловкая ситуация….

— Начинаю понимать, почему ваш папа желает держать вас взаперти.


Алекс помог Мэллори разместиться в спортивной двухместной «тесле родстер» с откидывающимся верхом и заметил, как блеснул бриллиант на ремешке туфли. У нее были красивые лодыжки и икры, а бедра пышные, но соблазнительнее всего была грудь. Мэллори показалась ему женственнее всех женщин, с которыми он встречался. И была в ней какая-то изюминка, что-то особенно привлекавшее внимание Алекса. Хотя женщины и считали его очаровательным, сам он давно уже считал себя стариком, точнее даже, старым циником.

— Вам нужно заниматься каким-нибудь видом спорта… позрелищнее, — заявил он, усаживаясь на кожаное сиденье.

— Да? Зачем?

— У вас потрясающие ноги, — объяснил он и вырулил со стоянки жилого комплекса.

— Спасибо, — отозвалась она, и он услышал нотку самодовольства в ее голосе. — Я совершаю прогулки и занимаюсь в фитнес-клубе. В комплекс упражнений в основном входят танцевальные ритмы Зумба и Пилатес. Но вернемся к моему отцу. Мне действительно хотелось бы, чтобы вы пообещали не говорить ему о моем посещении кондоминимума.

— Но вы же еще ничего не купили, правда?

— Правда, хотя надеюсь купить, — она провела пальцем по прекрасной коже сиденья. — Я хочу такую же машину. Спортивную и зеленую. Однажды папа прочел, что она разгоняется до ста километров всего за четыре секунды, и запретил даже думать о ней. Я собираюсь купить мотоцикл. Может, на него он согласится.

Алекс рассмеялся:

— Вы в самом деле хотите свести его с ума, а?

— Совсем нет. Я просто хочу жить своей жизнью… Можем мы опустить верх? Или боитесь испортить прическу?

— С этим я как-нибудь справлюсь, если справитесь вы, — ответил он и нажал какую-то кнопку.

Мэллори откинула волосы и подставила лицо солнцу, а взгляд Алекса скользнул ниже, до ложбинки в вырезе блузки.

— Что собираетесь делать? — поинтересовался он.

— Планируются благотворительные мероприятия, волонтерство в госпитале и женском приюте, визит друзей и при первой возможности — поездка на пляж, — она поколебалась. — Я вам даже больше скажу, если пообещаете не говорить отцу.

— Слово джентльмена.

— Не так уж часто я слышала, чтоб вас называли джентльменом.

Он мельком взглянул на нее:

— А что вы слышали?

— Сердцеед. Игрок.

— Вы с этим согласны?

— Я недостаточно вас знаю. Зато знаю, что я не в вашей лиге.

Он опять бросил на нее взгляд:

— Почему не в моей?

— Потому что я не модель и не игрок. Я просто, — она пожала плечами, — что-то среднее.

— Вы далеко не средняя.

Она взмахом руки отмела комплимент:

— Средняя, средняя.

Его даже рассердил этот жест.

— Даю слово. А теперь поделитесь своим секретом.

— Я хочу получить степень магистра.

— Ну и что в этом плохого?

— А отец хочет выдать меня замуж! — она вдруг вскинула руку. — Вот в эту аллею, пожалуйста. — А другой мой секрет в том, что я учусь играть в гольф.

— Хотелось бы посмотреть.

Мэллори затрясла головой:

— Нет, нет. С вашим-то опытом гольфиста…

— Большой форы я не даю.

Она рассмеялась и опять покачала головой, затем выглянула в окошко.

— Я припарковалась возле универмага «Сакс». Белый «БМВ».

Алекс подъехал к новехонькой шикарной машине и сказал:

— Не самая захудалая лошадка.

Уже открыв дверцу его машины, она обернулась, похлопала по кожаному сиденью и нежно пропела:

— Но все же не «тесла».

Он обрадовался, что она похвалила его автомобиль, но по привычке не мог не подумать о том, каков же энтузиазм Мэллори в постели с настоящим мужчиной, если ее как следует вдохновить.

Она наклонилась к нему:

— И помните, вы обещали ничего не говорить отцу.

— Ничего не скажу.

Ее губы растянулись в такой радостной улыбке, что он даже растерялся.

— Спасибо. Еще увидимся, — и девушка вышла из машины.

— Подождите, — окликнул Алекс.

Она обернулась:

— Что?

— Давайте позавтракаем.

Мэллори несколько секунд молча смотрела на него, потом приподняла брови и спросила:

— Зачем?

Обычно бойкий на язык Алекс слегка растерялся:

— Ну-у, скажем, мне хотелось бы увидеть вас еще раз.

— А разве у вас никого нет?

— Нет, я с ней порвал.

— Бедная девочка.

Но взгляд Мэллори помягчел.

— Девочка бедная? А я?

Мэллори отмахнулась:

— Вы игрок без души и сердца.

— Даже игрокам нужны друзья, — возразил он, одновременно стараясь припомнить, когда еще ему приходилось столько уламывать женщину, чтоб она приняла приглашение на ланч. Девушка вздохнула:

— Так вам хотелось бы, чтобы я стала вашим другом?

Вот черт! Хватит переговоров, пора переходить к решительным мерам.

— Ланч, среда, час дня, в деревенском ресторанчике, — сказал Алекс не допускающим возражений тоном.

У девушки удивленно округлились глаза и приоткрылся рот. Наконец она сказала:

— О'кей. Там и увидимся.

Мэллори пошла к своей белой машине, а он, словно загипнотизированный, смотрел, как плавно покачиваются ее бедра.

Надо же! Никогда бы не подумал, что Мэллори Джеймс может быть такой… такой фееричной!

Если уж помогать бедняге Эдвину найти Мэллори мужа, то стоит сначала найти ответы на некоторые вопросы. Мысленно перебрав своих приятелей, он нескольких из них сразу выбросил из списка кандидатов. Тот, кого он порекомендовал бы для Мэллори, должен опережать ее хотя бы на один шаг. А не то она заставит его глотать пыль позади себя.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Вернувшись в офис после серии встреч, начавшихся аж в семь утра, Алекс перво-наперво ослабил галстук. Добросовестная секретарша, Эмма Везерфилд, приветствовала его сообщением:

— Три звонка от мисс Ренфро.

Он кивнул. Чего еще и ждать после того, как три недели назад он с Хлоей порвал?

— Я этим займусь.

Эмма, сохраняя невозмутимость, тоже кивнула. Эта черта в характере молодой помощницы ему нравилась.

— Звонил Ральф Мёрфи. Я спросила, что он хочет. Мистер Мёрфи хотел бы знать, не приобрела ли «Мегалос — де Люка» еще какую-нибудь дорогую недвижимость.

Алекса это заинтересовало. Если Ральф, конкурент, звонил с подобным вопросом, может быть, он хочет что-то продать? Алекс почуял сделку.

— Я позвоню ему перед ланчем. Еще что-нибудь?

Эмма полистала бумажки:

— Рита Кендалл хочет, чтобы вы пришли на ее благотворительный вечер, а Табита Беннет желала бы встретиться с вами в четверг. Чеду, из маркетингового, нужно пять минут, чтобы узнать ваше мнение о новой идее. — Секретарша помолчала. — О-о, еще звонила Мэллори Джеймс. Она не может сегодня прийти на ланч и просит ее извинить.

Алекс с недоверием воззрился на Эмму. Обычно женщины готовы были ползать и собирать осколки его бокалов, лишь бы оставаться с ним. А Мэллори Джеймс еще пары пускает! Его это задело.

— Она назначила другой день? Что-нибудь объяснила?

С тем же невозмутимым лицом Эмма опять заглянула в бумажку:

— Извините, сэр. Звонок был очень короткий. Мисс Джеймс говорила очень вежливо, но…

Алекс махнул рукой.

— Ладно, неважно. — Он уже направился в свой кабинет, но вдруг остановился: — Нет, я передумал. Узнайте номер Мэллори и выясните, что она планирует на несколько следующих дней. Дней и ночей.


Мэллори была уверена, что Алекс забыл о ней после того, как она отказалась от совместного ланча. Тем более что вокруг него всегда хватало жадных до его внимания женщин. Мэллори решила держаться подальше от этого опасного человека.

Но Алекс позвонил и оставил ей сообщение. Ошеломленная девушка медлила, подыскивая слова ответа. Для Алекса она занята: у нее домашняя работа для получения степени магистра, благотворительные обязательства, сбор пожертвований… А он из тех мужчин, которые отнимают у женщин слишком много времени и сил.

Мэллори согласилась в субботу подменить распорядительницу на благотворительном вечере. Гости входили в бальный зал под музыку популярного джаз-банда. Девушка разводила прибывающих гостей по назначенным столикам.

Устроив последних гостей, девушка задумалась. Стоит ли еще здесь оставаться? Она устала, а ведь предстояло еще посидеть над книгами.

Оглядывая толпу и любуясь прекрасными цветами, Мэллори колебалась.

Сзади раздался бархатный голос:

— Найдется место еще для одного?

Она в панике оглянулась:

— Алекс?..

Одетый в темный костюм, отчего его глаза стали едва ли не темно-зелеными, он ткнул в список:

— Здесь есть мое имя?

— Да, есть, но… — Мэллори видела его имя, но не думала, что он явится. Имя Алекса всегда стояло в списке гостей. Он был очень заметным бизнесменом и к тому же холостяком. Любая хозяйка желала видеть его среди своих гостей. Мэллори проглотила комок в горле и заглянула в карту расположения столиков.

— Есть два свободных места за столиком слева от центра. Подойдет?

— Только если вы ко мне присоединитесь, — ответил он.

Девушка удивленно заглянула ему за спину.

— Вы сегодня один?

— Я надеялся, что вы сжалитесь надо мной.

Она невольно вздрогнула, Алекс напомнил ей хитрого лиса в курятнике.

— Я еще не решила, оставаться ли на этот вечер.

— Тогда я решу за вас, — сказал он и взял ее за руку. Алекс повел ее к столику, а Мэллори чувствовала на себе сотни глаз. Смущенная девушка поторопилась сесть на выдвинутый им стул.

Звучали негритянские блюзы, тепло поблескивали свечи в канделябрах. Соседство шикарного мужчины заставило сердце девушки биться чаще. Вино появилось не совсем кстати. Алекс поднял бокал:

— За встречу. Долгожданную.

Он смотрел на нее убийственно зелеными глазами, и у нее что-то сжалось в груди. Она машинально потерла горло и увидела, что он следит за ее рукой.

— Вам нравится этот оркестр? — спросил Алекс.

Старательно не глядя на него, девушка кивнула:

— Музыка эмоциональная, и слова… — она запнулась, подыскивая определение.

— Чувственные?..

То, как он это произнес, заставило ее опять взглянуть на него. Алекс смотрел прямо на нее, изучающе и задумчиво. Она смутилась и сделала глоток вина.

— Они вам нравятся?

— Да. Похоже, начинаются танцы. Потанцуем?

Он встал. Мэллори осталась сидеть.

— Хм…

Алекс наклонился и прошептал ей в самое ухо:

— Давайте же. Во время танца разговаривать удобнее.

Она сконфуженно последовала за ним и отдалась его объятьям. О чем им разговаривать?

— Как идут ваши занятия?

— Пока хорошо, — ответила она, вдохнув приятный запах его одеколона. — Но пора приступать к написанию дипломной работы. Я еще и поэтому хотела уйти сегодня пораньше.

— Рад, что перехватил вас, — сказал он, хищно поблескивая глазами. — Вы из тех женщин, которых трудно поймать. Со всеми мужчинами так обращаетесь? Не приняли приглашение на свидание, не перезвонили…

Она устыдилась своей грубости и покачала головой.

— Извините, я не хотела проявить невнимание, просто посчитала ваше приглашение за обычный…

Алекс вдруг прищурился, и она поняла, что никакие извинения не помогут.

— Вы решили, что я несерьезен?

— Вы такой любитель пофлиртовать. Я вам просто не поверила.

— Неудивительно, что мало находится мужчин, желающих сблизиться с вами. Это одно из ваших условий? Чтобы мужчина не смел флиртовать? По мне, так это скучно.

— Я так не говорила. Это означает только, что вы ухаживаете за всеми женщинами подряд. Мне не хотелось бы, чтобы кто-то, имеющий для меня значение, флиртовал со всеми женщинами планеты. — Она чувствовала, как пылает ее лицо. — Но это еще не все. Чтобы мне захотелось ответить взаимностью, он должен быть интеллигентным и достаточно начитанным человеком. Но этот спор не имеет смысла. Я — сейчас, во всяком случае, — не рассчитываю на долгие отношения. Как и вы.

— Тут вы ошибаетесь. Когда появляется настоящая женщина, я сразу готов на сделку. В любом смысле: и физическом, и эмоциональном, и экономическом.

Интересно, какую женщину Алекс посчитал бы настоящей? Она не могла не подумать об этом, хотя бы мельком. Может быть, даже такой волокита все же способен посвятить свою жизнь одной-единственной женщине?

Но Мэллори сдержалась и ничего не сказала.

Смешно, в самом деле, задумываться о том, какие женщины нужны Алексу. Слава богу, она к ним не относится. А то, что такие мысли приходят, только доказывает, что от него нужно держаться подальше. Мэллори взглянула на часы.

— О-о, я должна еще помочь хозяйке.

— Черт, как вы добродетельны!

Что-то не то насмешливое, не то опасное поблескивало в его глазах. Мэллори подозревала, что и то, и другое. Она улыбнулась:

— Извините. Всего доброго.

Алекс придержал ее за руку.

— Найдите меня перед уходом.

Его напористость выбивала девушку из колеи.

— Я постараюсь, — уступила Мэллори, подозревая, что он не отпустит ее, пока не дождется обещания. Торопясь уйти, она подыскивала слова извинения. Может быть, хозяйке и не нужна ее помощь, но Мэллори надеялась, что нужна.

Она помогала до тех пор, пока не схлынул основной поток гостей. И вот, выполнив последнее поручение, она, входя в длинный холл, увидела, что к ней приближается Алекс.

— Опять я вас выследил. Почему вы меня так старательно избегаете?

Мэллори нервно сглотнула.

— Я нет… не избегаю.

Он недоверчиво вздернул бровь.

В это время ее окликнули из коридора:

— О, это Мэллори? Мой племянник…

— Ох, опять миссис Трассел! Она звонит мне каждый день.

— Пойдемте со мной.

Алекс взял ее за руку и потащил по коридору.

— Мэллори, Мэллори… — затихал сзади женский голос.

— Надо было хотя бы откликнуться, — сказала Мэллори, когда они завернули за угол.

Ее вы тоже избегаете? — спросил он, вталкивая девушку в бельевую.

— Нет. Я потом позвоню и извинюсь. Кроме того, в этом есть и ваша вина.

— Моя? Какая?

Она ткнула пальцем в его крепкую грудь.

— Сами же сказали, что племянник полный зануда.

— А следовало бы позволить вам тратить на него время?

— Ну-у, нет, но… — Девушка прикусила губу и осмотрела маленький, полутемный чулан. — Зачем мы здесь?

— Затем, что только здесь я могу привлечь к себе все ваше внимание. Вы так мне и не ответили. Так почему вы меня избегаете?

Она вздохнула:

— Я уже говорила. Потому что вы неисправимый волокита.

— Попробуйте еще раз.

Мэллори закрыла глаза, хотя в полутьме бельевой этого можно было не делать.

— Потому что вы пагубно действуете на женщин. Женщины от вас глупеют, а я опять поглупеть не хочу.

Сердце ее громыхало в тишине.

— Опять? Это когда же вы глупели?

Девушка прикусила губу.

— Уверена, что вы помните тот вечер, когда я упала в обморок. В баре.

— Просто вы слегка перебрали. Иногда такое случается.

Мэллори сделала глубокий вдох и подумала, что хорошо бы поскорее со всем этим покончить.

— Когда мы с вами впервые встретились, я была такой же, как все. Вы казались мне блестящим, неотразимым, потрясающим… Я была ослеплена. И в тот вечер я попробовала… соблазнить вас, — закончила она шепотом.

Повисло молчание.

— Черт, если б я об этом знал! Уж я бы постарался, чтобы все было по-другому!

— Как будто в этом дело. Хватит дразниться. Сами знаете, я не в вашем вкусе.

Вдруг Мэллори почувствовала на талии его руку.

— Я устал от ваших предположений.

Девушке показалось, что пол уходит у нее из-под ног.

— Не могу сказать, что вы недооцениваете себя или меня. Или не возбудили мое любопытство, — признался он и наклонился к ее губам.

Рука Алекса стискивала талию Мэллори, а губы приникли к ее губам. Сердце девушки неистово колотилось, и она не находила в себе сил к сопротивлению. Сдаваясь, Мэллори неожиданно для самой себя приподнялась на цыпочки, запустила пальцы в волнистую шевелюру и ответила на его поцелуй.

При этом она все крепче и крепче прижималась к Алексу. Его поцелуй! О таком она и не мечтала. Даже много месяцев назад. Это был поцелуй больше, чем жаркий, чем соблазнительный, больше чем…

Вдруг он отстранился, чертыхнулся и с шумом выдохнул. Потом опять выругался.

— Откуда такое? Я и не знал, что вы…

— Не знали чего?

— Не знал, что вы умеете так целоваться. Ваш поцелуй обжигает мужчину и вынуждает его отвечать еще жарче.

Мэллори неожиданно почувствовала, что этот отзыв ей приятен. Впрочем, Алекс мастер на комплименты.

Он склонился к ее губам, и она вздрогнула от укола желания.

— Вы можете заставить мужчину совершать безумства. Кто бы знал, что крошка Мэллори…

Алекс замолк и опять поцеловал ее. При этом его рука легла ей на грудь.

— Нельзя не заинтересоваться, что может скрываться под тканью этой блузки.

В ее голове сразу пронеслось множество мыслей. Показать, что скрывается? И хочется ли ей ощутить его прикосновение? Хочется ли прямо сейчас стать как можно ближе к нему?

Но что-то в самом дальнем уголке разума остановило ее — в конце концов, она, можно сказать, на работе.

Мэллори машинально отодвинулась.

— Не думаю, что поиск скрытого под тканью этой блузки состоится в ближайшем будущем.

И после небольшой паузы услышала:

— Почему?

— Потому что мне никогда не захотелось бы обнародовать свой роман с вами.

— Но эта бельевая хорошее укрытие, — сказал Алекс так вкрадчиво, что она вновь чуть не потеряла контроль.

— Зато снаружи могут оказаться сплетницы. Я выйду, а вы выйдете чуть позже.

— Позже, — повторил он. — Сколько сложностей…

— Это вы затащили меня сюда!

— А вам очень хотелось встретиться с миссис Трассел?

Она переступила с ноги на ногу.

— Не в этом дело. Просто я не хотела снова увлечься вами.

— Это почему же?! — с властным нажимом спросил он.

Девушка сразу заняла оборонительную позицию:

— А не хочу, чтобы потом кто-нибудь сказал, что «Алекс попользовался бедняжкой Мэллори».

Он так забавно фыркнул, что у Мэллори сразу забурлила кровь.

— А как насчет бедняги, которого вы буквально убили сногсшибательным поцелуем?

Хоть и приятно было это услышать, Мэллори все же сумела справиться с собой.

— Мне нужно идти.

— Я выйду сразу за вами.

— Я не хочу отвечать на чьи-то вопросы.

— Захватите полотенце и скажите, что занимаетесь уборкой столов.

— А вы?

— А я подумаю над тем, как бы нам с вами еще разок остаться наедине.

— На мой взгляд, не лучшая идея.

— Я изменю ваше мнение, — пообещал он.

Девушка вздрогнула, потому что кто-кто, а уж Алекс-то способен заставить женщину передумать. Даже такую, как она.


А Алекс на следующий день то и дело мыслями возвращался к Мэллори. Давно уже ни одна женщина не возбуждала в нем такого любопытства. Обычно женщины сдавались ему легко.

По сравнению со старшими, преданными медицине братьями Алекс в семье всегда считался человеком несерьезным. Отец Алекса не понимал, как может зарабатывание денег стать основным занятием для маленького человека.

Алекс же использовал все — и ум, и обаяние, и решительность, — лишь бы восстановить могущество фамилии в «Мегалос — де Люка ресортс». Они с Максом де Люка не раз сталкивались лбами, но в последнее время больше походили на команду, чем на соперников. Макс даже выразил тревогу по поводу решения совета не поддерживать план Алекса заняться Западной Виргинией. Получив наконец разрешение на самостоятельное строительство курорта, Алекс твердо решил добиться наивысшего успеха и доказать совету, что именно он знает, как делается дело (чтобы впредь с советом не воевать).

И потому отец Мэллори в качестве инвестора был очень важен для стратегии Алекса. А сама Мэллори могла послужить ключом к закромам своего отца.

Хотя, как ни странно, эта женщина вызывает у него интерес и сама по себе. Он нажал кнопку селектора:

— Эмма, зайдите, пожалуйста, в кабинет.

— Да, сэр. — Через пару секунд секретарша появилась с блокнотом в руке: — Да, сэр?

— Я хочу, чтобы вы послали цветы Мэллори Джеймс. От меня.

Эмма округлила глаза и сказала:

— О, она красотка. Такая вежливая по телефону.

У него насмешливо дрогнули губы. Эмма, с ее чрезвычайной сдержанностью, редко высказывалась, если ее не спрашивали.

— Вы ее хорошо знаете?

— Совсем не хорошо. Но она очень привлекательна и грациозна. При том, что ее папа мог бы выплатить национальный долг.

— Пошлите дюжину красных роз.

Эмма слегка нахмурилась и сделала в блокноте пометку.

— Что-то не то с красными розами? — тут же спросил он.

— Ужасное клише. Мэллори отличается от женщин, с которыми вы до сих пор имели дело. Большее впечатление произвело бы что-нибудь особенное. Но если вы не хотите произвести на нее впечатление…

Алекс на мгновение задумался.

— Ладно, пошлите ей дюжину желтых роз, клюшку фирмы «Найки саскуотч» и коробку с золотыми шарами.

Эмма непонимающе моргнула.

— Она учится играть в гольф, — объяснил он. — И, кстати, сообщите ей, что я приглашаю ее на гольф во вторник в семь утра.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Во вторник Мэллори проснулась в половине восьмого и еле оторвала голову от подушки, ведь до четырех утра она просидела над письменной работой. Кто-то стучал в дверь спальни.

— Мисс Джеймс, — послышался приглушенный голос экономки.

Мэллори неохотно поднялась с постели и открыла дверь.

— Что, Хильда?

— Там внизу мужчина, и он настаивает на личной встрече. Мистер Мегалос.

Мэллори даже застонала.

— Ой, нет! Только не он. Я же сказала его секретарше, что все отменяется.

— Он решил лично поговорить с вами. Могу я сказать, что вы сию минуту спуститесь?

— Ладно-ладно, — Мэллори закрыла дверь. Хорошо еще, что отца с матерью нет в городе. Они уехали по делам в Солт-Лейк-Сити — один из тех редких случаев, когда мама покидает дом. Уж она-то вытрясла бы из дочери все.

По мягкому ковру Мэллори побрела в ванную. Забрав волосы в «конский хвост», она почистила зубы и вымыла лицо. Потом еще чуть-чуть поправила волосы, оделась, подумала о макияже и отказалась от него. Пусть Алекс увидит ее естественной, это поможет ему избавиться от иллюзий.

Натянув футболку и шорты, она спустилась вниз, к ожидавшему ее Алексу.

— Доброе утро, соня. Забыли о нашем свидании?

— Я звонила вашей помощнице и принесла свои извинения. Я сегодня поздно легла.

— Вечеринка?

— Нет. Сидела над письменной работой до четырех утра, — ответила она и зевнула. — Жаль, что вы не получили моего сообщения, но сами видите — к гольфу я не готова.

— Ну, значит, мы можем просто потоптаться возле девяти лунок. Вы ведь все равно уже больше не ляжете спать.

Мэллори не понравилась его проницательность, и, с трудом подавив очередной зевок, девушка спросила:

— Откуда вы знаете?

— Держу пари, в этом вы похожи на меня. Раз уж я проснулся, то больше не засну.

Она внимательно посмотрела на него.

— У вас преимущество. Сами-то вы всю ночь проспали.

— Зато я дам вам несколько советов.

Она подумала, что урок — это, пожалуй, интересно. У нее уже было несколько уроков, но соблазнительно подучиться еще немного.

— Девять лунок… — задумчиво произнесла Мэллори.

— Пока не сумеете попасть во все восемнадцать.

Такой вызов она не могла не принять.

— Дайте мне пять минут.

— Чтобы женщина была готова через пять минут? Это впечатляет!

Мэллори подумала о том, на что похоже ее последнее появление, и улыбнулась.

Без макияжа, с «конским хвостом», в шортах, носках и туфлях для гольфа…

— Посмотрим, — ответила она и стала подниматься по лестнице, ощущая на себе его взгляд.

Пополоскавшись под душем одевшись, она присоединилась к Алексу. Они отправились на площадку для гольфа. Мэллори старалась не разглядывать его слишком пристально. Хотя длинные, загорелые, мускулистые ноги в коротких шортах то и дело попадались на глаза. Она отгоняла от себя мысли о том, каково это — оказаться в его объятьях, в его постели…

Мэллори никогда не считала Алекса добрячком, он казался ей изменчивым, занятным, необузданным и привлекательным. Однако женщине, решившей иметь с ним дело, придется все время помнить, что на длительные отношения лучше не рассчитывать.

Впрочем, лично она связываться с ним не собирается. Так Мэллори твердо решила и сделала первый удар. Мяч отлетел на приличное расстояние в сторону лунки, и девушка с облегчением вздохнула.

— Неплохо, — похвалил Алекс. — Только не забывайте действовать бедрами.

Он взмахнул клюшкой и тоже ударил по мячу. Мяч просвистел мимо нее.

— Что вы имеете в виду?

— Во-первых, старайтесь сохранить равновесие. Потом поведите бедрами назад и немного вниз. Вот встаньте за мной и положите руки мне на бедра.

— Что?

— Да не волнуйтесь вы. Я не собираюсь вас соблазнять. Во всяком случае, пока вы сами этого не захотите, — рассмеялся Алекс.

Девушка тут же почувствовала невероятное искушение. Осторожно положив руки, она при взмахе клюшкой ощутила кругообразное движение его бедер.

Алекс повернулся лицом к ней.

— Вся сила в бедрах. Это должна знать каждая женщина.

Щеки Мэллори вспыхнули от смущения, но она взяла себя в руки и стала готовиться к следующему удару.

— Благодарю за напоминание.


Алекс удивился. Мэллори специально делает такие движения, чтобы его соблазнить? После его замечания о бедрах она при каждом ударе старательно вихляла очаровательными ягодицами. При этом он не мог не заметить, как двигалась и ее грудь…

— Мысленно представить, куда хочешь отправить мяч, — бормотала она себе под нос при каждом ударе.

К тому времени, как они добрались до девятой лунки, Алекс, наверное, уже раз десять мысленно ее раздел. Он знал, что Мэллори очень скоро могла бы оказаться в его постели, но ведь она — дочь Эдвина, и, значит, играть в эту игру следует как можно осторожнее.

Мэллори легким ударом загнала мяч в последнюю лунку и с улыбкой повернулась к нему. Ему показалось, что от этой улыбки солнце над Невадой засияло еще ярче.

— Спасибо, что вытащили меня. Это оказалось еще лучше, чем я представляла.

— Если вас раньше это не радовало, зачем вы вообще решили научиться играть?

— Проба сил, — объяснила девушка, когда они уже шли к зданию клубной раздевалки, и рассмеялась. — Мне нравится изучать что-нибудь новенькое. А мой отец считает, что это отличный способ найти себе мужа.

— Часть вашего дьявольского плана?

— Нет, конечно. Но лужайка для гольфа — отличное место для бизнеса.

— Ах, вот как! Я в восторге. Значит, вы пытаетесь на поле для гольфа делать бизнес, основываясь на том, что мужчина должен соблазниться вашим телом.

Она искоса взглянула на него.

— Только не надо опять льстить, ладно?

Алекс обогнал Мэллори и встал перед нею.

— То, что происходит между нами, не иллюзии. Я понял это еще в тот вечер в бельевой.

У девушки округлились глаза, она прикусила губу. Он поднес палец к ее рту.

— Не обходитесь так с вашими губами. И позвольте пригласить вас на обед.

На лице Мэллори отразилась некоторая неуверенность. Она колебалась, но все-таки покачала головой.

— Нет, я же говорила, что не хочу с вами связываться. А люди решат, что у нас вами именно связь.

Он поправил ей выбившуюся прядь волос.

— Мы уже связаны.

— Нет-нет, что вы!

— Значит, я вас не привлекаю?

Мэллори вздохнула.

— Как уже сказано, я не хочу, чтобы меня посчитали вашей «изюминкой» на этот месяц. Вы всегда привлекаете к себе внимание, где бы ни появились. Нам не удастся пообедать так, чтоб не пошли пересуды, а кончится все газетными сплетнями.

— Вы действительно не хотите, чтобы нас видели вместе?

Кажется, его это забавляло. Такое с ним впервые. Обычно женщины всячески демонстрировали свою близость с ним.

Алекс с ходу переменил тактику:

— Нет проблем. Можем пообедать в моей квартире.


Мэллори почувствовала дрожь запретного предвкушения сразу, как только ступила в лифт, который должен поднять ее в пентхаус, в недавно купленную Алексом квартиру. Конечно, не следовало соглашаться, но, чем больше она проводила с ним времени, тем больше ей хотелось о нем знать.

Впрочем, Алекс может оказаться подходящим средством для хорошего старта в профессии. Как ни любила Мэллори родителей, но ей очень хотелось самостоятельности. Она должна всего добиваться сама.

Звоночек оповестил ее, что она прибыла в пентхаус. Еще несколько ступенек, и вот она перед дверью Апекса. Не успела девушка нажать на кнопку звонка, как дверь распахнулась. На пороге стоял Алекс в белой футболке и широких брюках.

Он сделал приглашающий жест:

— Милости прошу! — и ввел ее в роскошные апартаменты.

Она огляделась.

— Здорово!..

Хотя Мэллори привыкла к роскоши, но даже ее впечатлил архитектурный стиль и современная, подчеркнуто мужественная обстановка.

— У меня есть отцовский дом за городом, но здесь удобнее работать, — объяснял он, выводя ее на балкон, с которого открывался потрясающий вид.

— Великолепно. И тихо, — она на мгновение даже прикрыла глаза.

— Я потому и выбрал такую квартиру. После рабочего дня здесь хорошо просто посидеть и поразмышлять. Частенько за весь день самые эффективные часы я провожу здесь. — Он махнул рукой в сторону уставленного серебряными тарелками стола: — Я отпустил всех слуг, кроме Джин, моей экономки. Это значит, что мы предоставлены самим себе.

Мэллори села за выставленный на балкон столик. Интересно, сколько женщин сидело в этом же кресле? Более, красивых, более изысканных, решивших пленить Алекса, а то и женить на себе…

Девушка решительно отбросила эту мысль. Скорее всего, это первый и последний вечер, который она проведет наедине с Алексом. Стало быть, надо просто радоваться и получать удовольствие.

Алекс наполнял бокал, а Мэллори разглядывала его руки с длинными и сильными пальцами. Она поклялась бы, что Алекс досконально знает, как касаться женщины. От этой мысли у нее внутри все сжалось. Странно, какая неожиданная и сильная реакция!..

Мэллори, тряхнув головой, отмела непрошеные мысли, сделала глоток вина и ухватилась за первую же пришедшую в голову тему:

— Вы упоминали, что ваш отец грек. Ваша семья — совладелец «Мегалос — де Люка». А еще какие-нибудь родственники работают в компании?

Алекс поднял серебряную крышку над своей тарелкой и знаком предложил девушке сделать то же самое.

— У моего деда был только один сын — мой отец, и тот предпочел заниматься медициной. Это решение привело деда в такое бешенство, что он перестал разговаривать с сыном.

— Но это же ужасно! А что сказал отец по поводу вашего выбора?

Алекс взял с блюда кусочек лобстера.

— Он не разговаривал со мной с тех пор, как я бросил подготовительные курсы при медицинском колледже, ударился в бизнес и опять вошел в фамильное дело. Оба моих старших брата медики. Того же ждали и от меня. Бизнес, видите ли, недостаточно благородное занятие. Оно просто помогает оплачивать счета.

Она недоверчиво переспросила:

— И вы не разговариваете с отцом? А с мамой?

— Мама время от времени звонит, но считает себя обязанной поддерживать отца.

— Моя мама тоже занимает в браке скромное положение. В основном потакает отцовским причудам. Не думаю, что я поступала бы так же. Во всяком случае, мне этого не хочется.

— Может быть, если бы вам встретился настоящий мужчина…

Мэллори проглотила кусок и энергично тряхнула головой.

— Настоящий мужчина не стал бы мешать мне следовать собственным намерениям и поддержал бы мои амбиции. Ну не ирония ли, что ваш отец противился желанию своего отца, а когда вы сделали то же самое, отреагировал совершенно так же, как дед?

— Мне это тоже не раз приходило в голову, — с горечью произнес Алекс.

Мэллори даже посочувствовала ему, ведь представить невозможно, что семья Алекса почти отреклась от него.

— Стало быть, с семьей вы не видитесь… Что же делаете в отпусках?

У него вдруг похолодел взгляд.

— Пренебрегаю ими. А вы? Вы ведь единственное дитя, да?

Она кивнула. А про себя удивилась, что разрыв с семьей так мало его трогает.

— Я до восемнадцати лет просила о сестричке или братике.

Алекс хмыкнул.

— И наконец поняли, что этого никогда не будет.

Девушка кивнула, вспомнив трагедию, после которой ее жизнь совершенно изменилась.

— Все стало другим после несчастного случая. Мама стала другой. И отец тоже.

Алекс поймал ее взгляд.

— Какого случая?

— Мне тогда было семь лет. Мама собралась сделать маникюр и взяла нас с братом в салон.

— Я не знал, что у вас был брат.

Ее вдруг затошнило, и она отодвинула тарелку с едой.

— Об этом многие не знают. Для родителей это слишком больная тема. Уинн был на два года старше меня. Он был, что называется, озорник, шалун. Отец очень им гордился… Мама проскочила на красный свет, и в нас врезался грузовик. Нас, всех троих, увезли в больницу. При столкновении самый сильный удар достался брату. Он умер в реанимации. Говорили, что и я выжила чудом. У меня было сломано несколько ребер, и мне удалили селезенку. Я пролежала в больнице почти две недели, ела желе и мороженое и мечтала о том, чтобы все стало как прежде. Но такого не бывает. Я до сих пор помню, как тихо стало в доме без Уинна.

— А что случилось с мамой?

— Мама получила несколько порезов и ушибов. Ее на следующий день отпустили из больницы. Но она так и не стала прежней. И больше ни разу не села за руль. Когда я решила получить права, мне стоило немалых сил добиться родительского разрешения. Родители безумно боялись, да и сейчас боятся, как бы со мной чего не случилось.

На лице Алекса появилось задумчивое выражение.

— Теперь все понятно.

— Что понятно?

— Почему отец так заботится о вас. Ведь он вас чуть не потерял.

— Но нельзя же кутать меня в вату и хранить в коробочке только потому, что страшно, как бы чего не произошло.

— Вы этого точно не выдержите, — губы Алекса насмешливо дрогнули.

— Я люблю маму, но жить так тоже не хочу. У меня ощущение, что, глядя на меня, она каждый раз вспоминает о потере Уинна.

— Не может быть.

Мэллори кивнула.

— Еще как может. Не потому ли она и не позволяет мне с ней сблизиться?

— Может, боится новой потери, — задумчиво пробормотал Алекс.

— Может быть. Страшная штука — родительская вина, точнее, сознание вины, — вздохнула Мэллори и сделала еще глоток.

— У меня такой проблемы не было.

— А как насчет братской вины?

— Мои братья последовали отцовскому примеру. Один из них стал исследователем. Я анонимно спонсирую его учреждение. — Алекс лукаво улыбнулся.

Она улыбнулась в ответ, как будто ей доставили редкое удовольствие.

— Вы только что открыли мне свою тайну, да?

— Именно так. И попрошу вас об этом не распространяться, — он стрельнул в нее предостерегающим, но в то же время страстным взглядом.

Мэллори поняла, что Алекс куда больше заботится о своей семье, чем хочет показать. Он гораздо более сложный человек, чем она думала, и не такой уж несерьезный. Интересно, какие еще тайны ей предстоит узнать?..

— Я не расскажу о вашей тайне до тех пор, пока вы не расскажете папе о том, что я хочу отделиться и найти серьезную работу.

— А что вы будете делать, если он лишит вас содержания?

Она пожала плечами.

— Я — дочь Эдвина Джеймса. Он научил меня, куда и как вкладывать капиталы. Так что у меня есть подушка безопасности. Кстати, о работе: как вы думаете, в штате «Мегалос — де Люка» не найдется для меня местечко?

В глазах Алекса мелькнуло удивление, он несколько секунд молчал.

— Я как-то об этом не думал. Давайте мы с вами к этому еще вернемся.

Девушка покачала головой.

— О-о, звучит очень уклончиво, а я так надеялась.

— Не думаете же вы, что я пригласил вас сюда специально, чтобы провести собеседование по поводу работы? — с показной мягкостью возразил Алекс.

Она покраснела и отвела глаза.

— Вы смутились?

Мэллори тряхнула головой и солгала:

— Конечно, нет. Ну, обед был отменный. Я уберу тарелки?

— Не надо. Об этом позаботится экономка. Вы — гостья. Давайте поднимемся на другой уровень, — он встал, подал ей руку и повел на второй этаж. Там обнаружился открытый бассейн, горячая ванна, бар и шезлонги.

Еле слышная, словно возникавшая из воздуха музыка окружила их. Легкий ветерок овевал кожу. А вид отсюда открывался такой, что им можно было любоваться всю жизнь. Мэллори вдохнула чистый воздух и обнаружила, что все ее трудности и неудовлетворенность жизнью тут же исчезли. Еще мгновение, и она будет свободна.

Молчание затянулось. Алекс, как настоящий мужчина, не любил болтать попусту для того только, чтоб заполнить паузу. Он не произнес ни слова, но девушка чувствовала его присутствие, чувствовала, что он стоит очень близко, едва ли не касаясь ее. Настолько близко, что она спиной ощущала исходившее от него тепло.

— Если надумаете продавать сюда билеты, я бы сотню купила, — пошутила Мэллори.

— Какие билеты? На смотровую площадку? — он вскользь коснулся ее руки.

— Да. Ветерок и ощущение свободы… Вы каждый вечер наслаждаетесь этим?

— Нет, ведь вы здесь не каждый вечер, — ответил Алекс и положил руку ей на плечо.

Девушка не удержалась от улыбки.

— Опять льстите?

Даже понимая, что это всего лишь ни к чему не обязывающий флирт, она все-таки поддавалась его обаянию. И так всегда было, с самой первой их встречи.

— Вовсе не льщу. Вам нужно будет посмотреть на этот вид еще раз, — он развернул ее лицом к себе склонился к ее губам и поцеловал так, что Мэллори почувствовала себя на вершине блаженства.

Он целовал ее так, словно хотел ее. Так, будто уже обладал ею и имел на это право. Когда в голове Мэллори мелькнула мысль, что, возможно продолжение, она немедленно угодила в неуправляемый штопор.

Сердце тут же бешено заколотилось. Девушку залила такая волна возбуждения, что даже колени подогнулись. Она ответила на поцелуй. Алекс застонал, и этот стон пронзил ее до самых глубин.

— Говорите, что хотите, Мэллори, но я чувствую сытость и голод одновременно. Как мне заставить вас почувствовать то же?

Он поцеловал ее в шею.

И опять ее пронзило возбуждение.

Лгать она не могла.

— Именно так. — Собственный голос показался ей хриплым.

— А что будете делать вы? — спросил он, и это был не просто вызов.

Видение того, что она хочет, тут же пронеслось у нее в голове.

— Не знаю. Все это нечто большее, чем я могла представить лишь несколько минут назад, — призналась она.

— И для меня то же самое, — сказал он, и его рука легла прямо ей на грудь.

Мэллори коротко вздохнула.

— Не узнаю себя!

— Я думал, что вы милая девочка, скромная и робкая.

— И?

— И вы — милая девочка, но совсем не скромная и послушная. В вас есть дикая черта в милю шириной, и мне хотелось бы побывать там, откуда она исходит.

Он провел пальцами под ее грудью, и Мэллори возжелала его еще сильнее. Она знала, что, если позволить, ситуация может выйти из-под контроля. Только непонятно, хочется ли позволить. И еще она не была уверена, что готова к такому повороту.

— Так чего желает Мэллори на сегодняшний вечер? — спросил он.

У нее ноги стали ватными, она боролась с вожделением. Ей хотелось, чтобы все шло, как идет. Но терять себя ради Алекса она все же не хотела. Это слишком опасно.

Мэллори лихорадочно соображала, что бы такое придумать, но ничего не придумывалось. Наконец, лишь бы выиграть время, ей удалось выговорить:

— Ваша машина. Я хочу поводить вашу машину.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Мэллори так круто вписалась в поворот, что Алекс начал понимать опасения Эдвина.

— Замечательно, — сказала Мэллори, поправляя растрепанные ветром волосы. — Мне нравится, что у него всего две скорости. Я все время могу держать вторую. Кстати, в нынешнем году выпустили всего семьсот пятьдесят штук этих машин. Кого вы подкупили, чтобы заполучить автомобиль?

— Никого. Просто моя секретарша сделала несколько звонков, и дело сделано.

— Может быть, мне тоже стоит заказать одну? Тайно.

Алекс рассмеялся.

— Полагаете, вам удалось бы скрыть от отца такую покупку? Вы же знаете, что его люди наблюдают за вами круглые сутки.

Она искоса метнула в него взглядом.

— Ничего и не круглые. Кроме того, мы договорились, что охрана должна оставаться невидимой.

— Он с меня шкуру сдерет, когда узнает, что я позволил вам носиться на машине так, словно за вами черти гонятся.

— Черти гонятся… Впрочем, думаю, я это спокойно переживу.

Он заметил, что на ветру юбка обтянула бедра Мэллори, и его рука легла на ее колено. Она вздрогнула и вильнула рулем.

— Нам лучше вернуться.

Он убрал руку, довольный тем, что прикосновение привело ее в такое смятение.

— Я знаю местечко недалеко отсюда, откуда открывается великолепный вид.

— По какой дороге? — заинтересовалась она. — Красивые виды — моя слабость.

Глядя на то, как вьется ее юбка, Алекс подумал, что красивые виды и его слабость тоже. Он указал ей направление, и вскоре они уже нашли небольшую полянку на вершине холма, с которой открывался вид на Стрип, двухмильное продолжение улицы Фримонт на окраине Лас-Вегаса.

— Замечательно, — сказала она, заглушив мотор, откинув голову и сделав глубокий вдох. — Как это вы доверили мне вести вашу машину?!

— Сам удивляюсь. Я никому не даю руль. Конечно, «феррари» дороже, но эту я ждал целый год, и если бы вы ее повредили…

— Вы просто получили бы другую, — быстро закончила она за него.

— Именно. — Алекс нагнулся к ней: — Итак, мою «теслу» вы водили. Чего еще вам хочется? — И он прикоснулся губами к ее нежной шее.

Она вздохнула.

— Если вы будете продолжать в том же духе, то я и впрямь решу, что вы ко мне неравнодушны. — И тоже слегка коснулась его губ.

— Не без того. — Ему показалось, что его голос прозвучал немного хрипло.

— Как я вам уже говорила, я не в вашем вкусе, — сказала девушка, подавшись к нему.

— Может быть, это и хорошо. — Алекс опять коснулся ее губ, вкус которых ему очень нравился.

— Но вы же предпочитаете встречаться с моделями и актрисами, — возразила Мэллори и приоткрыла губы.

— Ни у одной из них нет таких губ, как у вас.

И его язык проскользнул в ее рот.

А она подняла руку и стала гладить его по голове. И с каждым движением ее пальцев Алекс чувствовал все большее возбуждение.

Тогда он запустил руку ей под блузку и стал приближаться к пышной груди. Он чувствовал, что ее возбуждение тоже нарастает. Как истинный джентльмен, обязанный дать леди то, чего, она желает (особенно если того же желает сам джентльмен), Алекс расстегнул ее бюстгальтер и положил руку на обнажившуюся грудь.

Мэллори затрепетала под его прикосновениями. От такого непритворного отклика он сам чуть не взорвался.

Не переставая целовать девушку, он рукой проник ей под юбку. Добравшись до самой вершины ее бедер, он погладил шелк трусиков.

— Как же ты хороша на вкус. Как хороша! — пробормотал Алекс, поддел край трусиков и понял, что она ждала его. Застонав, он погладил нежную плоть, и она раскрылась ему навстречу, как цветок.

Мэллори тяжело дышала, и он понял, что должен довести ее до апогея.

— Ты очень сексуальна. Мне всегда тебя будет мало, — бормотал он.

Она ахнула и вздрогнула.

— Ох, Ал…

Девушка отчаянно вцепилась в Алекса и уронила голову ему на плечо. Прошло несколько секунд, прежде чем он снова уловил ее дыхание.

— Не знаю, не стыдно ли…

— Не стыдно, — перебил он и обнял ее.

— Странно, мы ведь даже не в постели, — голос у нее еще подрагивал.

— Будем. Неизбежно, — пообещал он. — У меня на следующей неделе образовались дела на одном из наших островных курортов. Я возьму тебя с собой.

Мэллори откинула голову и изумленно посмотрела на него.

— На следующей неделе? Но у меня же диплом на носу! И потом я обещала помочь на одном благотворительном аукционе.

— Позанимайся в выходные, а на аукцион найди себе замену.

Девушка хотела было возразить и уже открыла рот, но передумала, только прошептала:

— С ума сойти!

— Как раз то, что тебе нравится.

— А если я не… — Мэллори запнулась. — А если ты не… — она нахмурилась. — А если мы передумаем и решим, что больше этого не хотим?

— Тогда будем относиться к сегодняшней встрече просто как к случайному свиданию.

— Без ненужных ожиданий?

— Если ты так захочешь.

На ее лице появилось облегчение, но он-то знал, что сегодняшним свиданием дело не кончится.

И опять поцеловал неотразимые губы.

— Я пришлю кого-нибудь из своих шоферов захватить тебя и привезти в аэропорт. Моя секретарша позвонит и обговорит все детали.

Мэллори ошарашенно смотрела на него.

— Ох, наверно, это не самая удачная идея. Отец…

— Не волнуйся. Я с ним поговорю.

Она испуганно заморгала.

— Поговоришь? А что ты скажешь?

— Скажу правду. Что мы встречаемся.

— Не уверена, что это хорошая идея, — повторила девушка. — Он может попытаться принудить тебя… — она откашлялась. — Он ведь действительно хочет выдать меня замуж и может принудить тебя сделать мне… — она отвела глаза, — предложение.

— Мэллори, ты в самом деле думаешь, что кто-то может принудить меня сделать предложение, если я этого не хочу? — Он провел пальцем по ее подбородку.

Она долго и внимательно смотрела на него, потом сказала:

— Нет. Полагаю, нет.

— Я позабочусь о себе и о ком-то, кто для меня важен. Я поговорю с ним. — (Бедняжка Мэллори продолжала ошеломленно смотреть на него.) — Хочешь вернуться обратно в квартиру?

— Да, спасибо.


Следующим вечером Алекс выкроил время для встречи с Эдвином Джеймсом. Хитрый калифорниец налил себе и Алексу по бокалу виски и принес в зону для гостей, где стояли столики красного дерева в окружении кожаных кресел. Кабинет Эдвина буквально дышал богатой стариной. Впрочем, Алекс-то знал, что старик в свое время начинал почти с нуля. Когда-то он затеял собственное дело, потом расширил его, занялся франчайзингом, стал осуществлять инвестиции, сначала для себя, а потом и для тех, кто щедро ему за это платил. У Алекса с Эдвином было много общего.

Алекс ждал, когда старик начнет разговор.

— Вы говорили мне, что собираетесь строить курорт в Западной Виргинии и хотите, чтобы я нашел вам спонсоров. Почему именно Западная Виргиния?

Так начался допрос. Алекс отвечал не виляя, подробно, с обилием расчетов и выкладок.

— А почему этот проект не поддержали директора «Мегалос — де Люка»?

— Не иначе потому, что слепы, уж поверьте нам с Максом де Люка. Их сейчас больше интересует расширение уже испытанного текущего рынка.

Эдвин кивнул.

— Я думаю, они не разрешат вам самому этим заниматься. У вас нет чего-нибудь вроде неконкурирующего соглашения?

— Есть, но я сказал им, что, даже если они не сделают исключения, я все равно начну действовать.

Эдвин вскинул седые брови.

— Значит, вы умеете играть круто. Мне это нравится.

— Но вас это не удивило, да?

— Нет. Не разбираясь в людях, ничего не сделаешь и не получишь. — Старик немного помолчал. — У меня есть три-четыре инвестора, которые для этого подойдут. Вернемся к разговору в конце недели, — он поднялся с кресла и протянул руку. — Я посмотрю, что смогу для вас сделать.

Алекс кивнул и пожал ему руку.

— Спасибо. И еще. Вы просили меня порекомендовать кого-нибудь, кто заинтересовал бы вашу дочь.

У Эдвина сразу загорелись глаза.

— У вас кто-то есть на примете?

— Да. Я. Мы с Мэллори встречаемся.

Старик долго разглядывал его, потом сказал:

— Я уже знаю. Парочка моих ребят постоянно следит за ней. Они мне рассказали, как она водила вашу машину, — он покачал головой. — Отважный вы человек. Только, как вам известно, я хотел бы высказать свою большую благодарность человеку, который осчастливит мою дочь браком.

— Это может стать итогом, а пока мы только-только знакомимся друг с другом. На этой неделе я собираюсь на остров, на один из наших курортов, и возьму ее с собой.

Эдвин согласно кивнул:

— Она любит пляжи. Только смотрите, чтобы с ней ничего не случилось. Это же моя дочечка.

— И всегда останется ею, хотя уже превратилась в умную, смелую и талантливую женщину. Интересно, в кого она уродилась такой любительницей приключений?

Эдвин хохотнул и погрозил Алексу пальцем.

— Вы и сами большой удалец. Может быть, она наконец найдет себе пару?


Поглядывая на неупакованный чемодан, Мэллори чувствовала себя размазней. Полной размазней. Несмотря на то что Алекс был невероятно нежен, позволил ей вести свою машину и пригласил провести с ним уикенд, она знала, что он способен доставить ей немало хлопот. Да-а, пожалуй, для ее благоразумия наступили трудные времена!

Поднявшись с кровати, девушка начала ходить из конца в конец комнаты. Прикусив губу, она смотрела на небольшую стопку одежды рядом с чемоданом — вещи, которые необходимо взять с собой.

В глубине души Мэллори точно знала, что даже права не имеет думать о совместной поездке с Алексом, не говоря уж о поездке на островной курорт. И, надо же, позволила себя уговорить! А как было не поддаться уговорам? Ведь она так любит пляжи!

Но тот факт, что она отвлекла внимание Алекса от мишуры Лас-Вегаса, заставлял ее трепетать от предвкушения. Прогулки с Алексом по пляжу рука об руку и легкий ветер с океана, охлаждающий разгоряченную кожу… Поцелуи Алекса под лунным светом в ласкающих ноги волнах… Вот какие картинки распаляли ее воображение.

Мэллори вздохнула, опять посмотрела на вещи. Оставалось только уложить их в дорогой чемодан. Но нужно быть ненормальной, чтобы это сделать. Абсолютно ненормальной.

Стук в дверь спальни испугал ее так, что аж сердце подпрыгнуло:

— Хильда?

Мэллори поняла, что сейчас Хильда объявит ей о прибытии водителя Алекса. Стараясь собраться с духом, она пошла к двери. Нельзя взваливать на Хильду всю грязную работу. Она сама должна как можно спокойнее объяснить Алексу, что передумала.

Девушка тяжело вздохнула и открыла дверь.

Перед ней стоял Алекс.

— Готова?

Его взгляд ударил в нее как приливная волна. У Мэллори сразу перехватило горло. Только поэтому она не смогла сказать «нет».

Он оглядел комнату. Его взгляд остановился на стопке одежды и открытом чемодане.

— Ты опаздываешь, дорогая, — с этими словами Алекс кинул вещи в чемодан.

Проглотив комок в горле, она сумела все-таки выговорить:

— Я подумала, что лучше будет мне не ехать.

— Струсила?

Она машинально вздернула подбородок.

— Просто приняла мудрое решение.

Он подошел к ней.

— Просто это твой шанс отвести душу. Тем более папа дал добро.

Ей это все еще казалось чудом.

— Да, зато мама была в бешенстве. Она так расстроилась, что даже не встала с постели.

— Я же не тащу тебя в какую-то истерзанную войной страну! Хочешь, я с ней поговорю? — предложил он.

Мэллори яростно замотала головой.

— Нет, нет, нет! Уж ты-то успокоить женщину точно не сумеешь.

Он обнял ее за талию.

— Я не собираюсь принуждать тебя делать то, чего тебе делать не хочется. Я спускаюсь к машине и даю тебе пять минут. Но не перекладывай ответственность на родителей. Решай сама. — И вышел из комнаты.

Мэллори с колотящимся сердцем смотрела ему вслед. Всю сознательную жизнь она стремилась сохранять благоразумие и осмотрительность в отношениях с самыми главными людьми в своей жизни.

Алекс прав. Это ее возможность попробовать вкус свободы. Она так всегда этого хотела! Так чего же отступать? Только из-за боязни, что он заставит ее краснеть? Или из-за страха, что, несмотря на все свои жесткие установки, все-таки влюбится в него?

Девушка приказала себе прекратить раздумывать, тяжело вздохнула и уложила в чемодан еще немного одежды. Потом пошла в ванную и забрала оттуда туалетные принадлежности.

Напоследок Мэллори выдвинула нижний ящик комода и погрузилась в мир шелка и кружев. Никогда еще она не решалась представать в таком наряде перед кем-то другим…

Дверь опять распахнулась. На пороге стоял Алекс и здоровенный мужчина в форме шофера.

Алекс сказал:

— Я решил, что тебе нужна помощь. Ты готова?

— Да, но…

— Вот и хорошо. Тодд, вам не трудно закрыть это и отнести вниз?

— Не трудно, сэр, — ответил мужчина и исполнил приказание.

Алекс двинулся к Мэллори.

— А теперь ты. Где твой паспорт?

— В верхнем левом ящике бюро, но я и сама могу достать.

Он выдвинул ящик, достал паспорт и быстро пролистал странички. Мэллори стало неловко.

— Не так уж много штампов, — заметил он и протянул документ ей. — Не любишь путешествовать?

— Люблю. Просто я… — начала она, но вдруг взвизгнула, потому что он перекинул ее через плечо и пошел из комнаты. — Что ты делаешь!

— Несу тебя в машину. В мою машину.

Смущенная, но при этом несказанно возбужденная, она подскакивала на плече Алекса, пока он тащил ее вниз по лестнице.

Возле выхода стояла Хильда. Экономка была явно шокирована:

— Мисс Джеймс?..

— Все в порядке, — успокоила ее Мэллори. — Только не говорите об этом маме. Алекс, полагаю, вы не хотите оказывать на меня давление?

— Я не оказываю давления. Я несу вас в машину.

Он опустил ее на землю, только оказавшись возле «бентли». Мэллори еще остро ощущала его крепкое, мускулистое тело. Она заглянула в зеленые глаза и поняла то, что давно подозревала: Алекс представляет собой угрозу.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Во время полета в Кабо-Сан-Лукас на личном самолете Мегалоса Мэллори просматривала журнал. Она украдкой взглянула на Алекса. Тот, видимо, работал над планами и художественными вариантами перестройки уже существующего курорта.

— Выглядит красиво, — сказала она.

Он поднял глаза и кивнул:

— Это для реконструкции курорта на побережье Южной Каролины. Я только что выкупил его у конкурентов. На прошлой неделе.

— И у тебя уже есть планы? — спросила она, удивленная, потому что слышала массу историй о проволочках, неизбежных в сфере строительства.

Алекс улыбнулся.

— Видишь ли, люди, с которыми я имею дело, достаточно проворны. Иначе они у меня не работали бы.

— Жаль, что я не взяла с собой ноутбук, можно было бы позаниматься дипломом.

Он откинулся на спинку.

— А мне хотелось бы, чтоб для тебя это был уикенд полного отдыха и совершенной безответственности.

— Это будет не совсем справедливо. Ты и сейчас работаешь, и на курорте будешь работать.

— Совсем недолго, — уточнил Алекс. — Я только передам основные идеи, поскольку Макс де Люка не желает уезжать без любимой жены, Лили, а та не может ехать, потому что на прошлой неделе ребенок подхватил простуду.

Мэллори нахмурилась.

— Я не слышала. Бедняжка. Да, Лили не любит оставлять Дэвида, когда он хворает. Она очень заботливая мать.

— Макс тоже, — добавил Алекс и опять углубился в чертежи.

— Мне это в нем очень нравится, — задумчиво сказала девушка.

— Что? — спросил он.

— Мне нравится, что он так заботится о Дэвиде, хотя биологически тот ему и не родной сын.

— Да, на Макса можно положиться. Лили сделала из него человека.

— Она тебе нравится? — спросила Мэллори, почувствовав укол ревности.

— Прекрасная женщина, и внешне и душой. На день рождения Макса принесла в офис маленькие кексы — его любимые. И кексы действительно оказались чертовски вкусными. Я попробовал уговорить ее сделать такие же на мой день рождения, но Макс посоветовал мне сходить в кондитерскую.

Мэллори рассмеялась.

— Ты любишь кексы?

— Я вообще люблю домашнюю выпечку, всякие там булочки, печенья… Но больше всего — яблочный пирог с мороженым.

Она опять засмеялась.

— Ты не похож на любителя яблочного пирога.

— Почему это?

— Ну, ты слишком… — она запнулась и вспыхнула.

— Опять краснеешь?

— Я не краснею.

— Нет? — он наклонился к Мэллори и провел пальцем по ее щеке. — Значит, тот приятный розовый цвет, который я наблюдаю…

— Джентльмен не стал бы из-за этого поднимать такой шум.

— Сама говорила, что я не джентльмен. И тебе это во мне нравится, — возразил он и провел пальцем по ее губам.

Мэллори машинально приоткрыла рот, и он коснулся ее языка. Не спуская с Алекса глаз, она облизала его палец.

Глаза Алекса вспыхнули от удовольствия, он отодвинул бумаги и притянул ее к себе на колени.

— Тебе нравится искушать меня, да? Мне кажется, ты хочешь понять, до какой крайности тебе удастся меня довести.

— Ты первый начал, — возразила она и положила руки ему на грудь. Ей так нравилось чувствовать под ладонью его крепкие мышцы.

Он приподнял край ее блузки, Погладил голую кожу и спросил:

— Не собираешься меня останавливать?

— Об этом разговора не было.

— Интересно, на что это будет похоже, когда ты совсем разойдешься? — Алекс наклонился и поцеловал ее в шею.

Девушка приподняла голову, чтоб ему было удобнее. Он немедленно этим воспользовался. Она вздохнула от удовольствия.

— Ты будешь в моей постели, — пообещал он. — Всенепременно.

Мэллори тоже желала его, но не так уж она глупа, чтобы отдать ему свое сердце.


Пять часов спустя Алекс провел экстренное заседание, посвященное реконструкции курорта. Только после этого он смог уделить внимание своей гостье, которая последовала его совету и должна отдохнуть вволю.

Сменив рубашку и галстук, он позвонил Тодду, своему водителю и по совместительству телохранителю.

— Как дела? — спросил Алекс, любуясь из окна пляжем и океаном.

— Мисс Джеймс поплавала с трубкой, немного покаталась на гидроцикле, сейчас мечтает о парасейлинге — хочет полетать на парашюте за катером.

— Что-о? — Алекс оглядывал пляж, выискивая Мэллори и Тодда. — Вы ведь сказали ей, что этого лучше не делать?

— Сказал, но что толку? Она считает, что мы с вами не лучше ее отца.

— Где вы, черт возьми?

— На пляже «Риггер». Это к западу от комплекса «Мегалос». Я, чтобы хоть немного отвлечь, купил ей прохладительных напитков в баре «Тайки», но не думаю, что это поможет.

— Ладно, буду через несколько минут, — пообещал Алекс.

— Но ведь ваш водитель — я, — возразил Тодд.

— Я буду через пять минут, — ответил Алекс, уже выходя из номера.

Алекс воспользовался вертолетом отеля и вскоре появился в баре «Тайки». Он сразу увидел Мэллори. Одетая в миниатюрное черное бикини, подчеркивавшее ее соблазнительные изгибы, девушка радостно улыбалась, изредка поправляя струящиеся по спине темные волосы. Она была чем-то очень увлечена. Приглядевшись, Алекс заметил, что у самого берега вьется несколько акул, а Тодд старается их отогнать.

Протолкавшись через толпу, Алекс схватил Мэллори за руку.

Узнав его, она тут же прекратила бросать акулам корм, спрыгнула с табурета и обняла его.

— Ох, я не хотела тебя намочить!..

— Эй, крошка, меня можешь мочить сколько угодно! — раздался чей-то голос в нескольких шагах от них.

Алекс бросил на наглеца выразительный взгляд и опять повернулся к Мэллори.

— Вижу, ты здесь освоилась.

У нее вспыхнули глаза.

— Ой, здесь так много интересного! Мне понравился водный мотоцикл! Я определенно хочу еще. И подводное плавание с трубкой и специальным аквалангом. Так что я уже почти готова к глубоководному погружению. — Девушка вдруг нахмурилась и понизила голос: — Только знаешь, тут этот Тодд все время отравляет настроение. Я хотела покататься на парашюте за катером, так он не разрешил. А теперь уже поздно.

Алекс потянул ее за собой.

— Не все же в один день. Мы можем покататься завтра. Кроме того, я хочу быть уверенным, что завтра мы попадем в лучшую группу парасейлинга. А сегодня я не хочу, чтобы ты рисковала своим великолепным телом.

— Так это ты запретил полет на парашюте на буксире у катера?

Алекс и не подумал оправдываться:

— Совершенно верно. Можешь подождать денек и совершить свой полет в паре со мной. Я хочу сказать, у тебя всегда будет товарищ по экспериментам.

— Звучит несколько по-хозяйски.

— Тебя это не устраивает?

На некоторое время повисло молчание. За эти мгновения Алекс, к собственному удивлению, успел пережить острый приступ желания. И такое же темное желание увидел в ее глазах.

— Нет, — наконец ответила она.

— Ладно. Тогда накинь футболку, халат или что-нибудь подобное, а то ты весь несчастный местный люд с ума сводишь.

Мэллори рассмеялась от удовольствия:

— Если бы я хоть наполовину в это поверила, то сочла бы себя самой желанной женщиной на свете.

— К концу нашей поездки сочтешь. — Он обнял ее за талию так уверенно, что ни у кого из окружающих никаких сомнений не осталось: эта женщина — его. — В любом случае ты, как все женщины, можешь заниматься каким-нибудь скучным делом, вроде походов по магазинам или принятия минеральных ванн.

Прикусив губу, она взглянула прямо ему в глаза.

— Я действую тебе на нервы? Человеку, который ради того, чтобы пощекотать нервы, водит гоночный автомобиль?

— Я не употреблял бы слово «нервы».

— А какое слово ты употребил бы?

— Скажем так, из-за тебя я все время начеку, — он слегка коснулся ее губ. — Увидимся после моего делового обеда. Закажи в номер все, что хочешь, надень самое красивое платье и будь готова к прогулке по пляжу.

— А если у меня нет с собой красивого платья?

— Так купи. А мне нужно идти. Тодд сопроводит тебя, куда ты захочешь… в пределах разумного, — спохватился Алекс, вспомнив про парасейлинг.


Прикончив свой фруктовый напиток, Мэллори вернулась в отель. Девушка взяла с собой несколько очаровательных платьиц, но ни одного, которое можно было бы посчитать красивым. Мэллори зашла в магазинчик при отеле, не слишком надеясь обнаружить там что-либо путное.

К своему удивлению, она нашла там ярко-розовое платье с воротником хомутиком, все в искорках. Нашелся даже ее размер. Все-таки повезло, слава богине шопинга!

Девушка принесла покупку в номер и сразу переоделась. Потом привела в порядок волосы, чуть-чуть подвела глаза и нанесла на губы немного блеска. Голодная, но слишком взволнованная, чтобы поесть, она включила телевизор и села на кровать.

Прошло полчаса, час, два… Где же Алекс? Мэллори выключила телевизор и вышла на балкон. Подставив лицо ветру с моря, она закрыла глаза. Шелест прибоя успокаивал. Если бы не взбудораженные мысли, шум волн и вовсе убаюкал бы ее.

Мэллори и сама удивлялась, что делает здесь, в номере Алекса. Номер состоял из пяти спален, четырех ванных комнат, гостиной для официальных приемов и полностью оснащенной кухни.

Однако Мэллори уже начала подумывать, не сошла ли она с ума, связавшись с Алексом.

Глубоко и тяжко вздохнув, она вдруг уловила запах его одеколона. Открыв глаза, девушка обнаружила, что мистер Мегалос стоит прямо перед ней.

— Прекрасно выглядишь. — Он поправил ей прядь волос. — И так умиротворенно.

— Океанские шорохи помогли, — ответила она и заметила, что галстук у него повязан криво, а волосы всклокочены. — У тебя все в порядке?

— Могло бы быть и лучше. Я сказал речь и направился в танцевальный зал, когда откуда ни возьмись появилась моя бывшая.

Изумленная Мэллори переспросила:

— Твоя бывшая? Какая бывшая?

Он метнул в нее мрачным взглядом.

— Хлоя Ренфро.

— А-а, — Мэллори припомнила стройную блондинку и почувствовала легкий укол ревности, но тут же подавила ее в себе. — И как это получилось? Она здесь живет? Или отдельно?

— Ни то, ни другое. Она от кого-то узнала о моем появлении. Я понимаю, ей трудно пришлось после разрыва, но такого даже не предвидел.

— Нельзя так уж винить ее. Если женщина привыкла к определенному вниманию с твоей стороны, то ей нелегко смириться с тем, что ты перенес его на кого-то другого.

— Я с самого начала объяснил, что ни один из нас ничем не обязан другому, — возразил Алекс. — Наши отношения не были постоянными и не имели никакого будущего.

Мэллори в голову вдруг пришла неприятная мысль.

— А откуда она узнала, что найдет тебя здесь? Или ты ее сюда привозил? Впрочем, это не мое дело.

Он взял ее за руку.

— Мэллори, кроме тебя, я никого сюда не привозил.

Девушка вздохнула, ей сразу стало легче.

— И какое решение ты принял?

— Распорядился, чтобы ее самолетом отправили обратно в Штаты, — у него на лице появилась мрачная гримаса.

Мэллори осенило, что такова оборотная сторона того повышенного внимания и восхищения, к которому привык Алекс.

— И часто ты попадаешь в такие ситуации?

Алекс покачал головой.

— Вопреки твоему мнению, я очень избирательно отношусь к выбору партнерш. Если меня сфотографировали с женщиной, это еще не значит, что у нас с ней близкие отношения. — Он пожал плечами и скинул пиджак: — Довольно. Не хочу испортить остаток вечера.

Мэллори наблюдала за тем, как он скинул ботинки и надел сандалии.

Потом он протянул ей руку.

— Готова к прогулке по пляжу?

Девушка улыбнулась и приняла руку.

— Конечно. Пошли.

Они на лифте спустились в вестибюль. Там Алекс купил фруктовый сок ей и пиво себе. Девушке было так неловко ощущать на себе любопытствующие взгляды служащих, что она смогла расслабиться лишь тогда, когда они остались с Алексом наедине.

— О, так-то лучше! — воскликнула Мэллори, когда ноги ощутили прохладный песок.

Алекс сбросил сандалии.

— Прекрасная женщина в прекрасной ночи. Что может быть лучше? Иди сюда, — и он притянул ее в объятья. Алекс целовал ее страстно, и она чувствовала себя на верху блаженства. — Ммм, — промычал он. — Еще.

Она немного отстранилась и еле слышно рассмеялась.

— Только после прогулки.

— Удивительно, что тебе еще хватает сил на прогулку после всего, чем ты сегодня занималась. — Он погладил ее по бедру.

Мэллори на секунду зажмурилась. Океан за спиной, прохладный песок под ногами, объятья Алекса…

— У меня сегодня удивительный день. Спасибо, что взял меня сюда, — глядя на него снизу вверх, призналась она.

— Могла бы сказать, что страшно скучала без меня, — поддразнил ее Алекс.

— Ровно настолько же, насколько ты скучал без меня, — невинно согласилась она.

— Поверь, у меня было гораздо меньше развлечений. Бедняга Тодд еле сдерживал окружающих тебя мужчин. Удивительно, что мне не пришлось тебя у них отбивать.

Она рассмеялась.

— И ты действительно отбил бы?

— А тебе такая идея по вкусу, да?

Господи боже, конечно, по вкусу. Хотя бы в теории. И вообще, стоило ли бы держаться за свободу, если бы Алекс влюбился в нее самым примитивным образом?

Она слышала мелодии, доносившиеся до пляжа из здания отеля, и эти романтические звуки очаровали ее.

Алекс вдруг развернул ее лицом к себе.

— Потанцуем?

У нее подскочило и замерло сердце. Он повел ее в танце.

— Ты хорошо танцуешь. Когда научился?

— Еще в детстве. Мать считала, что ее сыновья должны быть цивилизованными людьми с хорошими манерами. Я ненавидел танцы до тех пор, пока не начал обращать внимание на противоположный пол. А потом обнаружил, что это отличный способ сблизиться с женщиной. Но существует еще лучший способ, — он теснее прижал Мэллори к себе.

Мэллори почувствовала, что уже устала сопротивляться. Она всегда внушала себе, что Алекс волокита, чуть ли не развратник. А теперь он внес хаос в ее рассудок, и как-то так получилось, что ситуация больше не казалась девушке непристойной…

Мэллори чувствовала, что в ней что-то рвется, она почти физически это ощущала.

— Если мы с тобой станем близки… — начала девушка.

— Станем, — сообщил он, еще усиливая искушение.

— Я хочу, чтобы это осталось тайной, — потребовала она.

Алекс помолчал, потом сказал:

— Ты хочешь, чтобы я стал твоим тайным любовником?

— Я не хочу, чтобы мои родители стали жертвой сплетен. И это последняя разумная вещь, которую я хочу сказать.

Он приподнял ее на уровень своих губ и спросил:

— Готова сойти с ума? Ты так хороша на вкус, что жду не дождусь, когда можно будет попробовать тебя всю.

— И не надо. Не жди, — прошептала она.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

А он все-таки ждал, именно для того, чтобы огонь в ней разгорелся еще жарче. Мэллори думала, что Алекс немедленно потащит ее в отель. Он же вместо этого продолжал танцевать с ней на пляже и целовать ее так, что у нее подгибались колени.

Они были одни на ночном пляже. Да Мэллори и не заметила бы никого — все ее внимание было поглощено Алексом. Одна его рука скользнула вверх и остановилась на груди у кромки платья. Девушка почувствовала, как от его прикосновения набухли соски. Сознание предельной опасности и вместе с тем опьянение нарастали.

— Разве мы не можем вернуться в номер? — спросила она и прикусила губу, потому что один из его пальцев уже проник под кромку платья и коснулся груди.

— Вернемся. Конечно. Я хочу провести с тобой много времени. Как только мы вернемся в номер, я сорву с тебя все твои одежки, сорву, потому что медлить уже не смогу. У тебя такая нежная и приятная на вкус кожа… — пробормотал Алекс и поцеловал ее в шею.

У нее опять екнуло сердце.

— Мне нравится, как отзывается твое тело, — прошептал он. — Когда я тебя касаюсь, ты делаешь короткий вздох и затаиваешь дыхание. Это потому, что ты хочешь большего? Или меньшего?

От острого желания Мэллори опять прикусила губу, но все же прошептала:

— Большего. — Потом смело взялась за пуговицы его рубашки, провела рукой по мускулистой груди и добавила: — Я тоже хочу тебя всего.

Он положил ладонь на затылок Мэллори и, немного отклонив голову девушки, опять прижался к ее губам. На этот раз поцелуй был гораздо решительнее и агрессивнее. Потом поставил ногу между ее ног, и у Мэллори остановилось дыхание. Алекс тихо выругался.

— Время уходить. Если бы это был частный пляж…

В воображении Мэллори пронеслась картинка, как обнаженный Алекс овладевает ею прямо здесь, на пляже. Яркое видение потрясло ее до глубины души.

Он повел ее в отель. Она шла и спотыкалась, ноги ее вдруг сделались ватными.

— Все в порядке? — забеспокоился Алекс.

— Да. Нет, — Мэллори с трудом проглотила комок, вставший в горле от страха и нетерпения. Она никогда еще не испытывала такого сильного возбуждения. Никогда еще так не желала отдаться мужчине и самой владеть им. — Я просто… просто я очень хочу тебя.

Их взгляды встретились, и она увидела, что в его глазах отражается такая же жажда, какую она чувствовала каждой клеточкой своего тела.

Алекс быстро, но властно ее поцеловал.

— Ты меня получишь, — пообещал он твердо и повлек ее в отель.

Войдя внутрь, он свернул в правый коридор.

— Поднимемся на запасном лифте. Мне сейчас совсем не хочется разговаривать с кем-то из служащих.

Лифт их ждал, как будто понимал, что Алексу лучше не препятствовать. Двери немедленно распахнулись, и Алекс затащил Мэллори в кабину. Не успели двери лифта закрыться, как Алекс уже целовал ее, его точило нетерпение.

У Мэллори от его прикосновений и внутренней горячки так кружилась голова, что, когда двери лифта опять открылись, она уцепилась за Алекса. Лифт принял еще одного человека. Вошедший взглянул на Мэллори раз, другой, даже третий и через три этажа вышел.

Девушке стало так неловко, что она даже закрыла глаза.

— Ты его знаешь? — поинтересовался Алекс.

Она покачала головой.

— Что, у меня все на лице написано? Я так влюблена, что не могу…

Он положил палец ей на губы.

— Ты не одна такая.

В этот момент лифт наконец-то добрался до их этажа.

Алекс повел Мэллори в номер и, едва закрыв дверь, немедленно заключил ее в объятья.

— Мне кое-что нужно тебе сказать. Мне нужна ты, твое тело, твой голос. Ты вся.

Он увлек ее в глубь номера, осторожно опустил на диван и поцеловал так, что она почувствовала и наслаждение, и небывалую жажду. Алекс нащупал на боку платья молнию и расстегнул ее. Через мгновение он спустил платье так, что обнажилась грудь.

Мэллори на миг почувствовала холод, но тут же согрелась: ее опалил зноем его взгляд. Алекс дотронулся сразу до обоих, ждущих его, сосков. Она, едва сдержав стон, отвела взгляд в сторону.

— Нет-нет, — сказал он и мягко повернул голову Мэллори так, чтобы она смотрела только на него. — Не прячься. И не сдерживайся. Я хочу видеть каждый твой взгляд, чувствовать каждый отклик, слышать каждый звук.

— Ну что ж, давай по-честному — Отбросив в сторону все тревоги и сомнения, она стала расстегивать пуговицы на его рубашке. Подгоняемая его взглядом, она, как только справилась с оставшимися пуговицами, прильнула обнаженной грудью к груди Алекса.

Их стоны слились в один. Алекс оставил на ее губах целую серию поцелуев. Потом он стащил с нее платье, и одна его рука скользнула вниз. Опытные пальцы сразу нашли самое интимное место Мэллори.

Он опять застонал, и этот стон пронизал все тело девушки.

— Ты такая горячая, — пробормотал Алекс. Его низкий, хриплый голос был полон радости и желания. — Я хочу тебя всю и сразу.

Он уложил Мэллори на огромную, почти безразмерную кровать и покрыл шею девушки легкими поцелуями. У Мэллори в низу живота что-то задрожало.

Алекс ласкал ее соски по очереди и одновременно гладил ее меж бедер. У девушки голова пошла кругом.

Ей все же удалось выговорить:

— Алекс, я хочу… я хочу тебя.

Встретив его взгляд, она опустила руку и начала расстегивать ремень.

От желания у Алекса потемнели глаза. Он поднялся, сбросил брюки и все остальное.

Ошеломленная видом его наготы, она разглядывала это мускулистое тело, от широких плеч, крепкой груди и плоского живота до мужского естества… О господи!

Алекс дотянулся до сброшенного пиджака и достал из кармана средство защиты. И только потом медленно накрыл Мэллори своим телом. Она почувствовала его возбуждение, и все, не связанное с Алексом, исчезло из ее сознания.


На следующее утро Алекс, как всегда, проснулся рано. Приподнявшись на локте, он смотрел на спящую рядом, закутанную в простыню Мэллори. Темные волосы девушки рассыпались по груди и плечам. Ее пышная грудь дразнила его. Все в теле Мэллори вызывало отклик в его теле. А сила ее отклика, казалось, поднималась из самых ее глубин, хотя он чувствовал, что она все-таки не раскрывается полностью и что-то утаивает от него. Чем больше он находился рядом с Мэллори, тем больше ему хотелось знать ее всю и все о ней.

Ее желание сохранить в тайне их встречи очень забавляло Алекса, хотя и задевало гордость. С другой стороны, если он решит, что хочет от нее большего, то заставит ее передумать. Пусть его посчитают самонадеянным, но это чистая правда: Алекс всегда получал то, что хотел получить. Он хотел Мэллори и намеревался воспользоваться каждой минутой их совместного уикенда, хотя сейчас и необходимо предоставить ей небольшой перерыв.

Поднявшись с постели, Алекс прошел в кабинет и уже оттуда заказал завтрак, затем принял душ и натянул шорты. Вскоре появились газеты и завтрак. Он приказал накрыть стол на огромном изогнутом балконе.

Когда Мэллори, кутаясь в халат, выглянула из спальни, Алекс успел только прочесть передовицу из «Уолл-стрит джорнэл». В халате, с сонными еще глазами девушка выглядела чрезвычайно обольстительно.

— Доброе утро. Ты как раз вовремя. Пора завтракать.

— Это мне? Меня разбудил божественный запах.

— Кофе?

— Бекона, — она села в кресло напротив Алекса. — Самая нездоровая еда на планете.

— Но так вкусно, что удержаться невозможно, — Алекс взял со стола ломтик бекона и протянул ей.

Она проглотила его и от удовольствия зажмурилась.

— Интересно, как это у женщин получается? Они умеют соблазнять, даже поедая бекон!

— Я такая голодная! Вчера почти ничего не ела.

Он нахмурился.

— Почему? Я же сказал: ты можешь заказывать все, что хочешь.

— Я немного нервничала, — призналась девушка.

От этих слов у него внутри что-то натянулось и задрожало. Алекс дернул ее за руку.

— Иди ко мне. Позавтракай у меня на коленях.

Мэллори подчинилась. Он начал накладывать ей на тарелку, но девушка заявила:

— Я хочу всего понемногу, — и взяла кусочек омлета. — Ммм, как вкусно! Замечал, насколько все становится вкуснее, когда ты голоден?

Алекс кивнул.

— Даже несвежий сэндвич из магазина, если нет времени перехватить что-нибудь стоящее.

— Точно. Но поскольку ты вице-президент, твои служащие должны убедиться в абсолютной свежести подаваемой тебе еды.

— Вопреки слухам, я не требую, чтоб мои служащие работали столько же, сколько я. Тем более что иногда я работаю до поздней ночи и обхожусь просто упаковкой крекеров из торгового автомата.

Она поцокала языком.

— Бедненький. Бедненький вице-президент.

— Бессердечная.

— Ага, бессердечная Мэллори. — Она улыбнулась и кинула взгляд на еду: — О! Только не говори мне, что это рогалик с шоколадом!

— Именно, — он радовался каждой минуте, которую эта женщина проводила у него на коленях.

Она вздохнула.

— Тут одним кусочком не обойтись.

Алекс схватил рогалик.

— Поцелуй меня, тогда получишь.

Девушка игриво посмотрела на него.

— Я думала, ты этой ночью получил столько поцелуев, что больше уже не захочешь.

— Ты очень ошибалась, — возразил он и начал ее целовать.


Мэллори блаженствовала на пляже. Она знала, что внимание Алекса губительно для женщин, но и понятия не имела, насколько. Плавая в компании Алекса, она чувствовала себя так, будто открывала для себя волшебную страну. Цветные пятна, дрожавшие на рифах, разнообразные и очень красивые рыбы, двадцать пять футов океанской толщи, да еще рука об руку с Алексом! Все это вызывало в ней восторженный трепет.

Как и обещал, Алекс полетал с ней на парашюте. Удивительно, но, когда они парили над бухтой, это оказалось не так уж и страшно. А когда Алекс поцеловал ее, сердце Мэллори вознеслось в стратосферу…

Подобным образом они развлекались до гастрономически изысканного ланча на частном пляже. Мэллори то и дело прикладывалась к бутылке с холодной водой.

— Ты обгораешь, — заметил Алекс. — Возьми зонтик. Тебе не нужно больше крема?

Девушка пересела на шезлонг под зонтиком.

— Я сегодня уже миллион раз им пользовалась.

Он присоединился к ней на шезлонге, его кожа отливала бронзой.

— Не преувеличиваешь?

— Нет, — ответила она. — Как несправедливо! Ты на солнце не сгораешь…

— Это наследственность. Полагаю, за это можно поблагодарить отца.

Он довольно сухо рассмеялся, взял баночку, набрал на пальцы немного крема и растер ее плечи.

— Тебе не хватает общения с ним? — после долгой паузы спросила она.

— С кем?

— С отцом.

— Я к этому привык. — Он пожал плечами и продолжил намазывать кремом живот Мэллори.

— Мне кажется, это неправда, — сказала девушка.

Он неодобрительно поглядел на нее:

— С каких это пор ты считаешь себя знатоком моей души?

У Мэллори сжалось сердце. Девушка подумала, что ей хотелось бы знать его как можно лучше.

— Я права?

Он переплел свои пальцы с ее.

— Ты меня постоянно удивляешь. То совершенно дикая, а то глубокая и задумчивая.

— Ты не ответил, — она пыталась поймать его взгляд.

Последовала долгая пауза.

— Не хватает того, что могло бы быть. Иногда смерть от грез хуже, чем реальная смерть, — он наконец посмотрел на нее.

Мэллори увидела в зеленых глазах нечто такое, что у нее перехватило дыхание и заболело сердце.

— Довольна?

Мэллори приподнялась и поцеловала его. Когда она отстранилась, он провел пальцем по ее груди.

— Знаешь, это частный пляж. Здесь никого нет, только ты и я. — И он обвел пальцем чашечку ее купальника: — Ты можешь это снять…

У нее сразу зачастил пульс.

— Я еще никогда не загорала топлес.

— А хотела?

— Раньше нет, — призналась она, но сама идея ей понравилась. И всегда-то он на что-нибудь ее подстрекает!

— А теперь? — Палец Алекса проник под краешек лифчика. Она почувствовала, как сразу затвердели соски. Не открывая глаз, она потянулась и развязала тесемки на шее, затем остальные узлы. И скинула бюстгальтер.

Наконец она открыла глаза.

Алекс хищно смотрел на нее, и ноздри его слегка подрагивали. Ее удивила и порадовала столь бурная реакция.

— Ты себе не представляешь, как на меня действуешь.

— Может, покажешь?

Он положил руку ей на грудь.

— Радость моя, — Алекс начал легонько пощипывать ее грудь, вызывая в ней все нарастающее желание.

Потом накрыл Мэллори своим телом и раздвинул ее бедра.

Алекс овладел ею с восхитительной силой. Она наслаждалась шелестом волн. Соленый ветер, песок, запах кокосового масла… Она хотела Алекса. Хотела, чтоб он заполнил ее всю, чтоб чувствовать его всего. Как она могла жить без Алекса раньше?


На следующий день они возвращались в Лас-Вегас. Оба были тихими и умиротворенными. Алекс изучал чертежи и отчеты. Мэллори уже пятый раз просматривала тот же журнал, но не увидела ни одного снимка, не прочла ни одного слова. Этот уикенд останется самым великолепным в ее жизни, но сейчас следовало собраться с силами. Слишком уж она напряжена и эмоционально, и сексуально. Можно ли вернуться домой, к родителям, и остаться прежней Мэллори? Получится ли?

За полчаса до приземления она почувствовала, что Алекс на нее смотрит.

— Я хочу, чтобы ты жила у меня, — неожиданно сказал он.

У нее подпрыгнуло сердце.

— Я не могу этого сделать, — сказала она и добавила: — Тем более прямо сейчас.

— Почему?

Девушка покачала головой.

— Хотя бы из-за родителей. Они будут в ужасе. И я уже говорила тебе, что не желаю огласки. А если захочешь меня видеть… — тут она запнулась.

Алекс взял ее за руку.

— Захочу. И ты сама не можешь не признать, что происходящее между нами больше, чем просто дружеская встреча.

— Я не о встречах. Мне нужно прийти в себя после… нашего отдыха. Я не хочу быть очередной твоей жертвой с разбитым сердцем. Твоим бывшим я сочувствую все больше и больше.

Алекс тихо выругался.

— Это совсем другое. И ты не права, что не хочешь быть со мной.

Каждой клеточкой своего тела она хотела бы с ним согласиться. Ее влечение к Алексу было так сильно, что казалось сверхъестественным. Но тут же вмешался рассудок. Алекс — дамский угодник и игрок! В любой момент все может кончиться, и ей придется спасать свое сердце.

— Не будем спешить. Мне необходимо время, — подытожила она, глядя прямо в зеленые глаза. Она вновь была потрясена тем, что там увидела.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Ты просто пышешь здоровьем. Если это результат курортного лечения, расскажи мне подробнее, а то крошка Дэвид просто замучил меня зубками, — проговорила Лили де Люка, с которой Мэллори встретилась за ланчем в уличном кафе.

Мэлори улыбнулась и в который раз подумала об Алексе.

— Я уезжала и весь уикенд провела на пляже. Может, у тебя тоже скоро получится.

Официантка опять наполнила ее чашку холодным мятным чаем. А Мэллори припомнилась бутылка с минеральной водой на пляже…

Лили немного погрустнела.

— Мы с Максом собирались в эти выходные, да Дэвид немного приболел. Я просто не смогла.

— Я знаю, — ответила Мэллори и, спохватившись, тут же уточнила: — Я слышала, что Дэвид заболел.

— В самом деле? От кого? — удивилась Лили.

Мэллори поерзала в кресле.

— Ммм, кажется, об этом упоминал Алекс Мегалос.

У Лили сделались круглые глаза.

— Алекс? Когда ты его видела?

Мэллори беспечно взмахнула рукой.

— А, он везде и повсюду и всегда на виду. Ты же знаешь, этот плейбой бывает на всех вечерах и встречах.

Лили внимательно рассматривала собеседницу.

— Угу. Я помню, как ты всегда теряла голову в его присутствии.

— Как и большинство одиноких женщин, — легко ответила Мэллори, но сердце у нее сжалось. — А возможно, что и некоторые замужние дамы. Он обаятельный, хорошо выглядит…

Лили откусила и проглотила кусочек сэндвича.

— Чего-то ты не договариваешь. А сказать хочется.

Мэллори чуть не поперхнулась.

— Не уверена. Между нами: как ты думаешь, много охотниц до Алекса Мегалоса?

Лили сдвинула брови.

— Если не считать моего мужа, Алекс самый привлекательный мужчина, каких я встречала. Мне это пришло в голову во время беременности. Очень уж много он комплиментов говорил!..

Мэллори постаралась не заметить укола ревности.

— Ну, во время беременности ты и впрямь была великолепна. Прости, ты великолепна всегда!

Лили заулыбалась.

— Ах ты, подружка моя! Но Алекс иногда бывает, совершенно непредсказуемым. Ужасно любит пофлиртовать… А знаешь, что он преподнес Дэвиду в подарок? Оплату обучения в любом колледже и грузовичок, на котором можно ездить. И взял с меня клятву, что я поддержу Дэвида, даже если он решит стать поваром по соусам и маринадам, а не какой-нибудь шишкой в «Мегалос — де Люка». Ну и как его после этого не любить?

Мэллори вспомнила о том, что Алекс не поддерживает отношений с собственной родней, и глаза ее наполнились слезами.

— Вот как? — отозвалась она.

Лили внимательно изучала лицо Мэллори.

— Ты так и не хочешь мне ничего сказать?

Мэллори поморгала, чтобы скрыть слезы, и призналась:

— Кажется, я увлеклась Алексом.

Глаза у Лили округлились.

— Как это — увлеклась?

— Вот так и увлеклась. Страшно увлеклась. И это ужасно.

— Если он тебя обидит, я его убью! И Макса заставлю его убить!

Мэллори покачала головой.

— Не надо убийств. Он просил меня переехать к нему.

Лили буквально потеряла дар речи. Целую минуту подруга ничего не могла сказать.

— Переехать? В его дом? — наконец произнесла она.

— В недавно купленную квартиру. Я отказалась. Родители с ума сошли бы. А я не хочу, чтобы папочку хватил удар. Мама вообще сама не своя после того, как я провела уикенд с Алексом. На пляже.

Теперь Лили покачала головой.

— Один сюрприз за другим. Я всегда подозревала, что с Алексом все не так просто, как кажется на первый взгляд. Он слишком хорош собой и обаятелен! Ты не выдержишь искушения и не сможешь порвать с ним. Не сможешь его не видеть.

— Да уж, попалась так попалась..

Лили сочувственно улыбнулась.

— Прямо не знаю, что и сказать.

— Скажи просто, что останешься моей подругой, что бы ни случилось, — попросила Мэллори.

Лили похлопала Мэллори по руке.

— Конечно. Я всегда останусь тебе подругой так же, как ты была моей с самого первого момента нашей встречи. Помни только, что мы с Максом убьем Алекса, если он тебя обидит.


Через сутки Мэллори позвонил Алекс.

— Нам нужно встретиться. Есть сложности. Немедленно приходи в мой офис.

Девушка нахмурилась.

— Сложности? Звучит зловеще. У меня курсовая в самом разгаре. Не мог бы ты объяснить подробнее?

— Мэллори, я не хочу говорить об этом по телефону, — нетерпеливо заговорил Алекс. — Я пошлю водителя…

— Нет, нет, я и сама умею водить. Дай мне часик.

— Полчаса.

Мэллори смотрела на мобильный телефон и чувствовала, что ее трясет от страха. В таком мрачном тоне Алекс с ней еще не разговаривал. Потом глубоко вздохнула, захлопнула ноутбук, переоделась, мазнула помадой по губам, добавила еще немного макияжа и отправилась в «Мегалос — де Люка».

Дежурный приветствовал ее и принял автомобиль, чтобы отогнать на стоянку. Мэллори вошла небоскреб, охранник спросил ее имя и тут же разрешил пройти. Алекс явно готовился к ее приходу.

Напряжение Мэллори нарастало с каждой секундой. Что могло произойти такого важного, что он даже не захотел говорить об этом по телефону?

Поднимаясь в лифте на верхний этаж, она представляла себе всякие ужасы. Если он намерен выдворить ее из своей жизни, то делает это довольно странно.

Двери лифта открылись, и девушка вышла в коридор. У дежурной она выяснила, где находится кабинет Алекса.

Набрав в легкие воздуху, Мэллори вошла в кабинет.

Увидев ее, Алекс сразу встал.

— Входи и, пожалуйста, закрой дверь.

Мэллори тщательно прикрыла дверь.

— Сказать не могу, что я чувствую. Как будто меня вызвали в ЦРУ или к директору начальной школы.

Но Алекс даже не улыбнулся. Мэллори занервничала еще больше.

— Садись.

Девушка села в кресло, стоявшее у стола.

— Я и так нервничаю, а ты еще…

— К сожалению, все идет из рук вон плохо, — сообщил он.

Мэллори совсем упала духом.

— Я не выдержу, Алекс. Говори же!

— Помнишь тот уикенд, который мы провели на пляже?

Девушка кивнула.

— Мы ели, разговаривали и…

— …занимались любовью, — закончил Алекс.

Она опять кивнула.

— Ну-у…да.

— Мы считали, что мы там одни. Предположительно, это был частный пляж.

— Вокруг же действительно никого не было!

Зеленые глаза превратились в льдинки.

— Но кто-то воспользовался фотоаппаратом для дальних съемок.

Мэллори похолодела.

— О господи! Хочешь сказать…

— Фотографии нечеткие. Но они выложены в Интернете.

Она застыла.

— В Интернете?.. Наши снимки в Интернете?! Мы в Интернете?!

Он мрачно кивнул.

— Да. Мы продумываем множество планов, что и как противопоставить негативному влиянию…

— Мы? — слабым голосом повторила девушка. — Кто это — мы?

— Твой отец и я. Я взял это в свои руки и постараюсь тебя защитить.

— Ка-ак? Еще и отец? — она потрясла головой, оцепеневшая и униженная.

В это время зазвонил телефон. Алекс поднял трубку.

— Да, Эмма? — и еще больше помрачнел. — Пусть войдет.

Через пару секунд в кабинете появился Эдвин Джеймс, отец Мэллори. Вид его был страшен.

— Вы испортили репутацию моей дочери! — с порога заявил он. — Такие, как вы, всегда пользуются неопытностью молодых леди.

— Папочка! — воскликнула Мэллори.

— Я все улажу, — тем же мрачным тоном сказал Алекс.

— Есть только один способ все исправить. Вы должны пожениться.

Мэллори ахнула.

— Это смешно!

Алекс взглянул на нее.

— Нет. Не смешно.

Девушка затрясла головой. Ей казалось, что все это происходит не с ней.

— На дворе двадцать первый век. Это правда, моя репутация немного пострадала…

— Немного, — фыркнул отец.

— Ну, будет небольшой скандал. И все. Зачем принимать такие долгоиграющие решения?

— Хочешь, чтобы люди думали, что ты эдакая… — отец осекся, как будто не мог подобрать нужного слова, — свободная женщина? Я не хочу! Ты была прекрасной и невинной девушкой, пока не попалась на удочку этого Мегалоса. А он тебя погубил!

— Не погубил он меня! — запротестовала она.

— Есть только одно решение этой проблемы, — прервал отец и погрозил ей пальцем. — Вы с Мегалосом должны пожениться. Как можно скорее. Даже Алекс со мной согласен. Надеюсь только, что хотя бы до матери это не дойдет. Она не перенесет злых сплетен.

Мэллори, хотя ее и раздражала необходимость слушаться родителей, почувствовала угрызения совести. Отец прав — мать очень ранима. Мэллори все-таки очень любила родителей, и ей не хотелось причинять им боль.

— Для того только, чтобы замять скандал, это слишком решительный шаг. Ни я, ни Алекс не готовы взять на себя такие обязательства.

Не спуская с нее глаз, Алекс вышел из-за стола.

— Не согласен. Я ведь уже просил тебя переехать ко мне. И сейчас этого хочу.

Отец выругался.

— Зачем ты говоришь это при папе? — прошипела Мэллори.

Отец стукнул кулаком по столу.

— Нечего спорить. Пустая трата времени. Решение очевидно для вас обоих, — старик, поджав губы, посмотрел на дочь. — Особенно должно быть очевидно для тебя.

— Папочка, могу я попросить на минуточку оставить нас с Алексом наедине?

Отец саркастически хмыкнул.

— Мне кажется, что у вас с Алексом уже было время побыть наедине. И не несколько минут.

— Папочка! — сурово одернула его дочь.

— Пожалуйста, мистер Джеймс, — присоединился к ней Алекс.

— Ладно. Я буду на улице, — сдался мистер Джеймс.

— Это безумие! — воскликнула девушка, едва старик вышел.

— В мире случается много безумного. Кто мог подумать, что фотографическая техника достигла таких высот?

— Но ведь отец, по сути дела, вынуждает тебя жениться на мне!

— Совсем нет. Я не из тех, на кого можно давить. Тем более в вопросах брака, — он коснулся ее шеи. — Между нами кое-что было. Ну да, физиология и все такое; но было и кое-что еще. Мне нравится то, что я чувствую, когда ты рядом. Мне нравится быть рядом с тобой. Признайся, что в глубине души и тебе эта идея не кажется такой уж плохой. Тебе ведь тоже хочется все время быть со мной. Иметь от меня ребенка…

Он положил руку ей на живот, и у Мэллори замерло дыхание.

— Я всегда думала, что ты избегаешь женитьбы. Почему же теперь ты хочешь связать себя брачными узами?

— Я уже говорил. Потому что это правильно. И ты тоже это знаешь.

Мэллори закрыла глаза. У нее опять кружилась голова. Но Алекс не признался в вечной любви. То есть он вообще не говорил о любви. А у нее внутри все дрожало от желания. Однако, по ее представлениям, одного этого для брака мало.

Девушка заставила себя открыть глаза и положила голову ему на плечо.

— Я только хотела бы, чтобы все было по-другому.

— И будет. Когда мы поженимся.


Вот так, ни с того ни с сего, было принято решение о свадьбе, и вместе с этим появилась куча всяких планов. Мама Мэллори проявляла невиданную за последние годы активность.

Алекс подарил Мэллори кольцо. Девушке казалось странным ощущение кольца на своем пальце. В поисках свадебного платья она заручилась поддержкой Лили.

Стоя перед трехстворчатым зеркалом и примеряя уже шестой наряд, она покачала головой.

— Мне вообще ни одно из них не нравится.

Лили, поправлявшая на ней платье, хихикнула.

— Уверена, что дело в платьях? Может, в мужчине?

— Ты многого не знаешь, — произнесла Мэллори. Она не рассказывала Лили об их с Алексом скандальных фотографиях. Слишком это было унизительно. — Просто поверь мне, что у нас с Алексом есть свои причины пожениться.

— Но уж очень скоро. Зачем так торопиться?

— Есть серьезные причины, — ответила Мэллори и сбросила платье.

Лили подобрала его, стряхнула, повесила на плечики, повернулась к Мэллори и спросила, понизив голос:

— Ты беременна?

Мэллори отреагировала немедленно:

— Нет! Но лучше бы беременность… — она обреченно махнула рукой.

— Я умираю от любопытства, но не настаиваю, если ты не хочешь говорить.

Мэллори вздохнула.

— Просто неловко. Во время поездки мы с Алексом оказались на частном пляже и…

У Лили от любопытства округлились глаза:

— Ого! — Помолчав, она продолжала: — Но я все равно не понимаю, почему надо так уж торопиться со свадьбой.

— Потому что кто-то нас сфотографировал, — страдальчески прошептала Мэллори. Ей было стыдно, она чувствовала себя униженной.

— Ох, нет! — Лили сочувственно обняла Мэллори за плечи.

Фото выложены на малоизвестном сайте. Но разобраться, кто на них изображен, не так уж трудно. Это только вопрос времени. Отец хочет, чтобы мы с Алексом обвенчались раньше, чем эта история выплывет наружу.

— А сама-то ты хочешь?

Мэллори покачала головой.

— Не знаю. Я никогда не думала, что смогу так увлечься. Но к браку мы не готовы.

— Он просил тебя переехать к нему, — напомнила Лили.

— Да, но… он не сказал, что меня любит.

— А ты ему сказала, что любишь?

— Нет. Мне показалось, что нельзя так сразу.

Лили ласково улыбнулась.

— Я по своему опыту знаю — даже если двое до свадьбы не признавались друг другу в любви, это еще не значит, что не признаются потом. Как не значит и того, что их брак не будет настоящим блаженством.

Мэллори заглянула в ясные голубые глаза Лили и обнаружила там капельку надежды.

— Как с этим справиться?

— Потихоньку, шаг за шагом, — опять улыбнулась Лили.

В дверь примерочной постучала свадебный консультант:

— Леди, я принесла вам еще несколько платьев для примерки.

Глядя на Лили, Мэллори нехотя улыбнулась.

— Шаг первый. Будем подбирать платье.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Я думала, что все будет просто и по-тихому, — попеняла Мэллори отцу, заглядывая в заполненную народом церковь.

— Я тут ни при чем, — отозвался отец и похлопал ее по руке. — Твоя мать сказала, что разросся список гостей. Я давно уже не видел ее такой возбужденной, радостной…

Мэллори обернулась к отцу и печально спросила:

— С тех пор, как умер Уинн?

Отец согласно кивнул.

— Я знаю, что тебе трудно было расти единственным ребенком. Возможно, мы не все делали, что могли. А депрессия твоей мамы… — старик замолк, его глаза наполнились слезами.

Это проявление чувств застало Мэллори врасплох.

— Вы у меня замечательные родители!

Отец улыбнулся.

— Моя дорогая! Убежден, что ты не все от меня получала, — он тяжело вздохнул. — Хочу только, чтоб ты знала: я горжусь тобой и ты — самая красивая невеста.

Мэллори сама не ожидала, что так заноет душа. Она сегодня была в таком напряжении, что даже не нашлось времени подумать о родительских чувствах. На глаза навернулись слезы.

— Я люблю тебя, папочка. Надеюсь, ты всегда будешь мной гордиться.

— Всегда, — подтвердил он и поцеловал дочь в щеку. Потом выпрямился. — Пора.

Девушка кивнула, хотя душа ее трепетала, как крылышки колибри. Отец легонько подтолкнул ее к дверям. Они вошли, и все взоры немедленно обратились на невесту. А у невесты от страха перехватило горло.

Потом Мэллори посмотрела вперед и увидела Алекса. Великолепный жених в классическом белом смокинге стоял, сложив руки перед собой. Алекс неотрывно смотрел на Мэллори, и той показалось, что никого, кроме нее, он не видит, что во всей церкви она одна-одинешенька.

У него чуть заметно дрогнули губы, и Мэллори поняла, что ему нравится, как она идет по проходу. Потом она сделала почти незаметное движение в сторону матери, и та широко улыбнулась в ответ.

И вот Мэллори встала перед священником. Сердце у нее билось, как пойманная птица.

— Родные и близкие? — услышала она голос священника, но присутствие Алекса все вымело из ее сознания. Она сознавала только его силу, его магнетизм. Неужели ей предстоит стать его женой?

— Ее мать и я, — откликнулся отец Мэллори на вопрос священника. Эдвин поцеловал дочь в щеку и соединил руки Мэллори и Алекса.

Алекс крепко держал ее за руку. Сегодня больше, чем когда-либо, Мэллори нужна была его поддержка. Интересно, неужели его не мучают сомнения? Конечно, мучают. Ведь происходящее для него не менее удивительно, чем для нее.

Наконец Алекс развернул ее лицом к себе. Она взглянула на прекрасное лицо любимого. Ей хотелось бы проникнуть в его душу. Хотелось всегда быть в его сердце.

Он пристально смотрел на нее. Во взгляде зеленых глаз она увидела восхищение и ободрение, поддержку и… будущее. Ох, как ей хотелось, чтобы это будущее действительно стало счастливым для них обоих!

— Согласен ли ты, Алекс Мегалос, взять в жены Мэллори Джеймс и быть…

— Да, — не дав священнику договорить, ответил Алекс. А Мэллори показалось, что щелкнул замок. Теперь они с Алексом скованы одной цепью. Господи, помоги им обоим!


Торжество проходило в изысканном бальном зале с мраморными полами, золочеными зеркалами и хрустальными люстрами. Родители не поскупились на расходы. Меню было роскошным, все помещение украшали белые розы.

У Мэллори от улыбок заболели скулы. За предыдущие десять дней у нее в душе накопилось столько усталости и напряжения, что больше всего ей хотелось забиться в какой-нибудь укромный уголок. Но еще предстоял первый танец и разрезание торта.

Алекс наклонился к ее уху:

— Как ты?

Мэллори жалобно посмотрела на мужа. Алекс как будто понял, что ее силы иссякают.

— Сколько нам еще тут стоять? — прошептала она.

Он ухмыльнулся:

— Что касается меня, так я смылся бы немедленно.

Ей тоже понравилась эта идея, но она покачала головой.

— Нужно еще соблюсти кое-какие традиции. Например, потанцевать.

— Я не возражаю, — признался он и, успев на ходу переговорить с руководителем ансамбля, вывел ее в центр. Зазвучала мелодия, которую они слышали тогда на пляже.

Слова старой песни вызывали у Мэллори улыбку:

— «На крыше». Прекрасный выбор.

— Я тоже так думаю. А сколько вечеров мы будем проводить в моем пентхаусе! — Он заставил ее сделать оборот, и она засмеялась. — Вот, это твоя первая настоящая улыбка за весь сегодняшний вечер.

Мэллори кивнула и прикрыла глаза, чтобы навсегда запомнить этот момент. А открыв, натолкнулась на его взгляд, полный надежды и желания. Неужели то же написано и на ее лице?

После танца новобрачных Мэллори перешла в объятья отца, а потом одного партнера сменял другой, до той поры, пока распорядительница торжества не повлекла ее к свадебному торту, который уже пора было разрезать.

— Самое время, — радостно объявила распорядительница. — Надо только найти вашего жениха.

Мэллори огляделась и обнаружила Алекса в углу, оживленно беседующего с какой-то высокой блондинкой. Вот он берет ее за локоть…

Девушка отвела взгляд.

— Уверена, он сейчас появится. Я, пожалуй, выпила бы воды.

— Позвольте, я принесу. Нельзя мучить невесту жаждой.

Мэллори нахмурилась. Интересно, что это за женщина? Почему-то она кажется знакомой. К сожалению, в этот момент к Мэллори подошел очередной гость, и опять пришлось улыбаться.

Через минуту вернулась распорядительница. Рядом с ней с непроницаемым лицом шел Алекс. Мэллори чувствовала на себе его испытующий взгляд, но сама посмотреть на него не смогла.

Алекс обратился к распорядительнице:

— Я думаю, пора кончать. Мэллори устала.

— Чуть позже, обещаю. Разрежете торт, минут десять шуток и веселья, и все на выход.

— Пять минут. Моя жена устала, — твердо заявил Алекс.

У распорядительницы изумленно взлетели брови, но она кивнула.

— Ну что ж, значит, так и будет.

Алекс повел Мэллори к столу. Она так и не могла поднять на него глаза.

— Что случилось? — почти шепотом спросил он.

— Я могла бы спросить у тебя то же самое, — ответила она и взялась за нож.

Алекс тоже взялся за нож, и они вместе отрезали первый кусок. Со всех сторон засверкали вспышки камер.

Алекс поднес кусок к ее рту, а она совсем не была уверена, что сможет проглотить хотя бы кусочек. И все же, несмотря на пересохшее горло, хоть и с трудом, но проглотила. Потом в свою очередь предложила кусок торта Алексу. Он проглотил свою порцию, а потом, к удивлению Мэллори, поднес ее руку, в которой был бокал с шампанским, к губам и поцеловал.

Мэллори смутилась, потом взяла Алекса под руку и заставила себя взглянуть на него. Она увидела в его глазах такую страсть… Господи, во что она впуталась?

Алекс забрал у нее бокал и поставил на стол. Потом привлек ее к себе. Она замерла.

— Сейчас все кончится, — пообещал он и поцеловал ее, затем поднял руку, призывая к вниманию толпу аплодирующих гостей:

— Благодарю всех за то, что пришли. Пожалуйста, продолжайте веселиться, а мы пожелаем вам доброго вечера, — объявил он и потащил Мэллори к выходу.

Он привел Мэллори к личному лифту и, как только двери сомкнулись, повернулся к ней.

— Что случилось?

Девушка прислонилась к прохладной стальной стенке и закрыла глаза. Что делать? Хоть смейся, хоть плачь.

— Мэллори, чем ты расстроена?

Она возмущенно вскинула подбородок:

— А что прикажешь делать, когда ты заигрываешь с прекрасной блондинкой в день нашей свадьбы?!

Он сразу все понял, вздохнул и потер лицо.

— Жаль, что ты увидела.

В этот момент двери лифта расползлись в стороны, и Мэллори кинулась к дверям, украшенным плющом и розами.

Алекс схватил ее за руку.

— Черт, да подожди ты! Дай объяснить. Это Хлоя. Она прорвалась на прием. Я пытался избежать шумной сцены, которая обязательно случилась бы, если бы охранники стали ее выводить. Я просто хотел потихоньку ее увести.

Мэллори взглянула ему в глаза:

— Правда?

— Ну конечно!

— У тебя всегда проблемы при расставании с женщинами?

— Такого никогда не было.

— И что мы будем с ней делать?

Алекс долго смотрел на жену, потом поднял руку и погладил ее по щеке:

— Ты сделала мне потрясающий подарок.

— Какой?

— Сказала мы. Ты только что сказала «что мы будем с ней делать». — Он нежно провел пальцем по губам Мэллори.

Она почувствовала, как теряет боевой дух.

— А теперь представь себе, что мы поменялись ролями. Что почувствовал бы ты, если б в день нашей свадьбы увидел меня в углу с каким-то мужчиной?

— Ну, это понятно. Я закатил бы сцену и дал бы ему в нос. Ты справилась с ситуацией много лучше моего, — признался Алекс и взглянул на дверь. — А почему мы стоим здесь?

Не говоря больше ни слова, он подхватил ее на руки, пинком распахнул дверь и внес в залитую светом множества свечей, украшенную белыми розами комнату.

— Что ты…

Он перебил:

— Традиция. Считается, что это приносит удачу, а удача нужна всем.

Алекс приник к ее губам. Поцелуй был такой собственнический, такой распаленный и длился так долго, что она чуть не задохнулась.

— Зачем ты так?

— Затем, что я хочу целовать тебя всю ночь, — он опустился на белый кожаный диван и притянул ее к себе на колени.

— Ты сегодня уже несколько раз меня целовал.

— Не так, как хотелось. И мало, — он несколько раз губами коснулся ее губ и заметил: — Очень вкусно.

— Это из-за торта. Я же пробовала свадебный торт.

— Поверь мне, это не торт. — И опять начал ее целовать. Потом отодвинулся и сбросил с нее туфли: — Признайся, что тебе давно хочется от них избавиться?

Мэллори с готовностью кивнула, и только теперь до нее начало доходить, что она замужем. Теперь она — его жена. На нее нахлынули странные ощущения.

— И от платья, — с дьявольской смешинкой в глазах продолжал он. — Держу пари, ты хотела бы сбросить и его тоже.

Девушка не удержалась от лукавой улыбки.

— Желаю удачи. На нем не меньше полусотни пуговиц.

Он с недоверием взглянул на нее, потом на платье.

— Какой идиот это придумал?

— Очень известный модельер.

— Не иначе, мужененавистник, — проворчал Алекс и занялся первой пуговицей. — Хорошо, что у меня все в порядке с выдержкой.

Она положила руку ему на плечо.

— Правда? Ты такой сдержанный?

Услышав серьезный тон, он немного помолчал, потом ответил:

— Да. Сдержанный. С другими женщинами.

— Раз уж я за тобой замужем, то не хочу, чтобы у тебя были другие женщины.

У Алекса стало очень серьезное лицо. Внезапно охрипшим голосом он сказал:

— Для меня не существует других женщин. Никого, кроме тебя.

Перед таким признанием Мэллори оказалась совершенно беззащитной. А она сама? Теперь, став ему женой, разве может она думать о ком-нибудь, кроме Алекса?

— Поняла? — он держал ее за руку.

— Разумеется, — кивнула она.

— Я произнес брачный обет совершенно серьезно, Мэллори.

Она кивнула, но все-таки у нее осталось еще много вопросов. Самый главный из них: а любит ли он ее хоть немного?

Тем временем он, расправляясь с пуговицами так споро, что она даже удивилась, говорил:

— Я — твой муж. Довольно скоро у тебя не останется ни одного незнакомого мне дюйма, поскольку ты — моя жена…


В эту ночь они занимались любовью до тех пор, пока Мэллори не выдохлась окончательно. Она заснула в крепких объятьях Алекса и проснулась от его поцелуев. Они опять занимались любовью, потом отменно позавтракали и, наконец, расстались: к сожалению, работа Алекса не позволяла им устроить медовый месяц.

Алекс поразил ее тем, что внес в свое жилище на руках.

— Добро пожаловать домой, миссис Мегалос, — сказал он, опуская ее на пол. — Из дома твоих родителей тебе привезут все, что захочешь. Только дай распоряжения экономке, она за всем проследит. Я хочу, чтобы тебе здесь было удобно. Можешь любую из спален превратить в кабинет. Утром я оставлю тебе кредитную карточку. В совете директоров что-то происходит, поэтому я уйду рано.

От того, что он уйдет, у нее испортилось настроение, что, конечно, было глупо, поскольку после суток безраздельно отданного ей внимания она буквально валилась с ног.

Алекс всмотрелся в ее лицо:

— Все будет хорошо, а?

— Разумеется, — ответила она, не желая признаваться в слабости. Алексу нужна сильная жена, так что необходимо встряхнуться и собраться с силами. — Я с удовольствием устроюсь здесь и займусь курсовой. А завтра вечером мы сможем пообедать на верхнем балконе.

— Было бы неплохо, — согласился он, — только обед, скорее всего, состоится поздно. Я еще не весь материал получил от Макса, но, похоже, предстоит форс-мажор, связанный с реорганизацией. Я пришлю экономку, чтоб она помогла тебе распаковаться, а сам немного поработаю на сон грядущий.

Через два часа Мэллори сидела на постели, уставившись в экран ноутбука. Почувствовав упавшую на нее тень, она подняла взгляд и увидела, что над ней склонился муж с обмотанным вокруг талии полотенцем, под которым, по ее подозрениям, больше ничего не было.

А в зеленых глазах было столько искушения!

Он метнул взгляд на экран:

— Тебе что-нибудь надо сохранить?

С трудом отведя взгляд от великолепного тела, она кивнула. Интересно, наступит ли время, когда у нее не будет прерываться дыхание от одного его появления? Она нажала кнопку «Сохранить» и выключила ноутбук.

Алекс тут же забрал у нее аппарат и поставил на комод. Сдернув полотенце, он выключил настольную лампу и тут же оказался на кровати.

А Мэллори уже сотрясала нетерпеливая дрожь.

— Ты не замерзла? — спросил он, в то время как рука его скользнула ей под пижамную курточку.

— Нет.

— Это хорошо, а то на тебе слишком много одежек, — посетовал он и стащил курточку прямо через голову.

Алекс целовал жену и одновременно стаскивал с нее брючки и трусики. Ее самые чувствительные точки он нашел сразу. Несколько поглаживаний, и вот уже она задыхается от страсти.

— Откройся, любимая, — шепнул он и наконец овладел ею…

Утром Алекс ушел раньше, чем проснулась Мэллори. У них уже выработался определенный распорядок: Алекс рано уходил, поздно возвращался, поев, пару часов работал, потом занимался любовью с Мэллори и засыпал.

В душе Мэллори нарастала тревога. Поздний ужин, секс перед отходом ко сну; ей даже казалось, что теперь они разговаривают меньше, чем до свадьбы.

Ей хотелось достучаться до Алекса, чтобы он наконец оценил ее. Мэллори, видит Бог, хотелось, чтобы он любил ее. Но как этого добиться, она не понимала, сколько ни старалась. Девушка пыталась вытащить его на ланч, приглашала на гольф. Он радовался каждому предложению, но был слишком занят.

Однажды вечером, когда Алекс, как всегда, работал, а Мэллори боролась с хандрой, в их квартире зазвонил телефон. Ответив на звонок, Мэллори нашла наконец способ привлечь к себе внимание Алекса.


— Вечер четверга, чувствую, будет крайне напряженным, я опять заработаюсь, — рассеянно сказал Алекс, делавший заметки по поводу курорта в Западной Виргинии.

— Не только четверга. Измени планы, — живо отозвалась Мэллори, сделав глоток вина, поданного к позднему обеду.

Удивившись, что не встретил привычного согласия, он покачал головой.

— Не могу. У меня встреча по маркетингу, а потом еще селекторное совещание с тремя подрядчиками.

Она опять удивила его настойчивостью:

— Назначь на другое число.

— Дорогая, ты не понимаешь…

— Нет, это ты не понимаешь. Мне нужно, чтобы в четверг вечером ты был рядом.

— Мэллори, будь благоразумна.

— Я-то благоразумна. А ты знаешь, сколько вечеров мы провели вместе, с тех пор как поженились?

— Я предупреждал, что этот месяц будет напряженным. У меня, как никогда, огромный объем работы по строительному проекту в Западной Виргинии. Может, получится изменить планы на вечер воскресенья…

— Нет. В четверг.

— Скажи, почему.

Она набрала воздуху в легкие.

— Сюрприз.

— Это очень мило, но я действительно не могу отменить…

— Должен. Или… или я сделаю что-нибудь ужасное.

Алекс опешил.

— Какого черта…

Она встала из-за стола, так и не притронувшись к еде.

— Именно. У меня есть план. Мне нужно, чтобы в четверг вечером ты был со мной, и, как твоя жена, я не должна бы… просить.

Выругавшись, Алекс тоже поднялся.

— Ты чувствуешь себя заброшенной? Черт возьми. Я не могу изменить расписание.

Мэллори отпрянула.

— И не вздумай меня очаровывать. И обольщать. Ты понимаешь, что, с тех пор, как мы поженились, я вижу тебя не больше… не больше минут шестидесяти в день? И то перед сном. Я прошу всего один вечер, — у нее опять сорвался голос. Не выдержав, она выскочила на балкон.

Алекс опять выругался и потер лицо. Оборотная сторона женитьбы: вступаешь в брак с сердечной женщиной и страдаешь от ее чувствительности. А у него на первом месте дело! Его судьба — работа в «Мегалос — де Люка ресортс». Все остальное па втором месте. В том числе и родственные отношения, желания, мечты… Сейчас же его личный, с трудом продвигавшийся проект требовал сил больше, чем когда-либо.

Жене следовало бы приноравливаться к расписанию мужа. Но… на этот раз придется покориться, однако впредь ей лучше бы не строить планы, не посоветовавшись с ним.


Наступил четверг. Шофер Алекса подвез их с Мэллори по указанному адресу. У девушки от страха пересохло во рту. Хорошо еще, что Алекса отвлек звонок мобильного телефона.

Чем больше она об этом думала, тем больше боялась, что идея не так уж и хороша. Алекс может не оценить подобное вмешательство в личную жизнь. Такая концовка вечера вполне способна привести его в ярость.

Мэллори постаралась обуздать свои страхи. Интуиция говорила ей, что она права и делает именно то, что надо.

Тодд остановился у входа в лекционный зал и открыл дверцу «бентли». Алекс закончил телефонный разговор и с любопытством оглядел здание.

— Спасибо, Тодд, — Алекс повернулся к Мэллори. — Ты скажешь мне наконец, что все это значит?

— Скоро сам узнаешь.

Они уже подходили к аудитории. Алекс только страдальчески вздохнул.

— Где наши места?

— Во втором ряду.

Они сели.

— Ты в самом деле не хочешь сказать? — пробормотал Алекс ей на ухо.

— В самом деле.

Наконец свет погас, и на сцену вышел представительный мужчина.

— Леди и джентльмены, в качестве руководителя биогенетических исследований, ведущихся в университете штата Невада, я имею честь и удовольствие представить вам сегодняшнего лектора, доктора Густаваса Мегалоса…

Мэллори бросила взгляд на Алекса, чтобы посмотреть, как он отреагирует на имя брата. Муж был явно удивлен. Он глаз не отрывал от поднимающегося на кафедру темноволосого человека в очках.

— Гас, — прошептал Алекс и наклонился к уху Мэллори: — Ты-то откуда знаешь, что он приехал в город?

— Он позвонил и сказал, что хочет тебя видеть, — ответила она, безуспешно пытаясь разгадать, доволен он или нет.

— И ты мне не сказала, — упрекнул он.

— Я не знала, как ты на это отреагируешь. А вдруг ты отказался бы? Ты сердишься?

— Удивлен, — ответил Алекс и опять перевел взгляд на брата.

Мэллори мучилась, как в чистилище, пока брат Алекса объяснял важность самих генетических исследований и не меньшую важность всяческого содействия им.

Всю лекцию Мэллори нет-нет да и взглядывала на мужа, но прочесть на его лице ничего не могла. Оставалось только надеяться, что она поступила правильно.

Мэллори уже давно поняла, что ему не хватает семьи. Она поклялась себе, что Алекс восстановит связь со своими родными.

Брат Алекса закончил выступление, все начали аплодировать.

Алекс повернулся к Мэллори.

— Теперь расскажешь, что задумала?

В ее душе вспыхнула надежда.

— Рядом бар, вы с братом можете пойти туда и поговорить.

— А ты?

— Я отправлюсь домой.

Алекс отрицательно покачал головой.

— Я хочу, чтобы мой брат познакомился с моей женой. — Он встал и протянул ей руку.

От этих слов и от того, что она увидела в глазах мужа, у нее подпрыгнуло сердце.

Может быть, теперь ей есть на что надеяться. Может быть, он ее все-таки полюбит.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Прошла неделя. Мэллори и Алекс приняли участие в грандиозном благотворительном концерте, происходившем в «Гранд-Казино». После благополучной встречи Алекса с братом девушка стала чувствовать себя увереннее. Хоть Алекс и теперь работал допоздна, он находил время позвонить жене в течение дня. Кроме того — если только ей не показалось, — в его взгляде появился некий свет, когда он смотрел на нее. Если же говорить о ней самой, то она как бы светилась изнутри. Она никогда не испытывала таких сильных чувств к мужчине, и теперь у нее появилась надежда, что у них сложится хороший брак.

Не в состоянии скрыть улыбку, она оглядела зал и увидела отца. Старик махнул ей рукой. Они с Алексом подошли к Эдвину.

Мэллори поцеловала отца в щеку.

— Привет, папочка. Как дела? А где мама? — она обвела зал взглядом.

— Болтает с кем-то из соседей. Должен сказать тебе, Мэллори, твоя свадьба сотворила с ней чудо. Она стала выходить в свет. Все-таки занятие. Пытается и меня заставить ходить с ней.

— Ты уж постарайся. Это и тебе полезно.

— Нет, я признаю только гольф. Пойди поцелуй ее. Она будет рада тебя видеть.

Разглядев мать в компании нескольких женщин, Мэллори направилась к ней. Мать, увидев ее, заулыбалась и немного отошла от собеседниц:

— Привет, детка, я, как предчувствовала, сказала отцу, что обязательно встречу тебя сегодня.

— Спасибо, — Мэллори поцеловала мать в щеку. — Рада тебя видеть. Ты прекрасно выглядишь.

— И ты. Твое замужество каким-то образом сказалось и на мне. Жизнь продолжается, правда? — спросила мать, и все же по-прежнему какая-то неуверенность, надломленность была в ее взгляде.

Мэллори понимала, о чем она говорит. Она все еще страдает по Уинну, но, кажется, после всех этих лет сама видит, что пора опять начинать жить.

— Да, конечно. Хочу еще раз поблагодарить тебя за все, что ты сделала для моей свадьбы.

Мать улыбнулась.

— Это была большая радость. Ты — моя единственная дочь. Я даже начала выходить из дома.

— Мне папа говорил. Это замечательно.

— Как бы только мне теперь отучить его от сигар и виски.

— Ну, это было бы настоящим чудом.

Мать чуть хрипловато рассмеялась. Мэллори, почти отвыкшую от материнского смеха, охватила нежность.

— Может быть, ты и права, — признала мать. — Ну, теперь отправляйся к своему мужу. Я отпускаю.

Мэллори через плечо оглянулась на Алекса и почувствовала, как подпрыгнуло сердце. Желание, мощное и глубокое, пронизало ее. С каждым днем это желание становилось все сильнее и сильнее.

— Еще увидимся, — пообещала она, опять поцеловала мать и пошла к отцу с Алексом.

Они стояли спиной к ней, и Мэллори решила не мешать их беседе. А подойдя ближе, услышала их разговор:

— Я говорил, что награжу человека, который осчастливит мою дочь браком. Может быть, и несколько бесцеремонно, но вам это удалось. Мы с матерью очень довольны. Мэллори даже не понимает, как ей нужна влиятельная поддержка в жизни. И вы ей эту поддержку и защиту предоставите.

Мэллори нахмурилась. Наградит? Осчастливит браком? Влиятельная поддержка? Неужели отец и в самом деле предложил Алексу награду за то, чтобы тот на ней женился? Мэллори затошнило. Она с недоверием разглядывала обоих мужчин. Не может быть. Этого просто не может быть!

— Она еще большая авантюристка, чем я поначалу считал, — сказал Алекс. — Когда мы в первый раз говорили о женитьбе, я думал, что она в этом вопросе лояльнее и консервативнее меня. А после того, как провел с ней некоторое время, уже не был уверен, что кто-то из моих друзей смог бы так занять ее, чтобы вы больше не беспокоились.

Потрясенная Мэллори, не сдержавшись, ахнула. Должно быть, Алекс услышал, потому что вдруг обернулся. Их взгляды встретились, и тут она поняла, что поймала его. Всплыла ужасная правда. На самом деле он никогда не хотел, чтобы она стала его женой. Просто ему что-то понадобилось от ее отца. Хотя и представить себе трудно, что ему могло понадобиться. Ведь ее, с позволения сказать, муж и сам достаточно богатый человек.

— Мэллори, ты не так поняла…

— Думаю, так, — отозвалась девушка, чувствуя и боль, и унижение. Ну не дура ли? Она-то надеялась, что рано или поздно Алекс ее полюбит! А у него и в мыслях не было. Она просто пешка в его игре.

Муж двинулся к ней, но она покачала головой и отступила.

— Ты не потому захотел жениться на мне, что испытывал какие-то чувства, — с трудом выговорила Мэллори, потому что горло у нее перехватило от боли.

— Не принимай близко к сердцу, малышка, — вмешался отец.

Она метнула на Эдвина предупреждающий взгляд.

— Это все ты организовал. А я-то, дура… — голос у нее сорвался, она повернулась к Алексу. — Я оказалась на редкость тупой, думала, что тебе действительно нужна я. Я, как идиотка, старалась быть хорошей женой. А кругом, оказывается, одно притворство. Я требую развода… — голос у нее опять сорвался, и она вылетела из комнаты.


Боль, которую Алекс увидел в глазах Мэллори, пронзила его как ножом.

Он повернулся к Эдвину Джеймсу.

— Как вы, сэр?

Лицо у Эдвина было совершенно белым.

— Можно бы лучше, но более или менее ничего, — мрачно ответил он и вгляделся в Алекса. — А вот в вас я не уверен.

— Ну, раз с вами все в порядке, то побегу догонять жену.

Эдвин поднял брови.

— В любом случае надо.

Алекс кинулся к выходу в надежде, что Мэллори еще не успела поймать такси. Он не стал дожидаться лифта, сбежал вниз по лестнице и уже через минуту оказался на улице. Мэллори садилась в такси.

Он бросился вперед и успел схватиться за дверцу, которую девушка уже собиралась захлопнуть. Мэллори зло посмотрела на него.

— Что ты делаешь? Уходи. Оставь меня в покое. Мне от тебя больше ничего не нужно.

Алекс не позволил ей закрыть дверцу, и она взвизгнула:

— Что ты делаешь?

— Я хочу сидеть в такси рядом со своей женой. — Он решительно сел на заднее сиденье. Дверца захлопнулась.

Мэллори сразу отпрянула к противоположной дверце и схватилась за ручку. Алекс скомандовал шоферу:

— Поехали.

— Куда? — с подозрением поинтересовался шофер.

— Отпусти меня! — вскрикнула Мэллори.

— Вокруг здания, — отбиваясь от слабых кулачков Мэллори, сказал Алекс.

Шофер с сомнением глядел на него в зеркало заднего вида.

— Не знаю, должен ли я…

— Я ее муж, — объяснил Алекс, отворачивая лицо, в которое нацелилась Мэллори. — Обратите, пожалуйста, внимание — это она меня бьет, а не я ее.

— Ну, ладно, — кивнул шофер и тронулся с места.

— Мне, черт возьми, нечего тебе сказать, — прошипела Мэллори. — Ты вовсе не хотел на мне жениться. Тебе что-то нужно было от моего отца.

— Я женился на тебе не из-за твоего отца, — возразил он, с трудом сохраняя хладнокровие. — Как ты знаешь, было еще несколько пляжных фотографий.

— Если и были фотографии, то я их не видела.

— Если хочешь, могу показать. Я пытался защитить тебя от неприятностей.

— Как же, как же! Влиятельная поддержка! А кто тебя поддерживает? Ты сам или я? — Она смотрела на мужа, как на врага: — Зачинщик этой свадьбы мой отец?

— Ты расстроена и плохо соображаешь. Я не женился бы, если бы между нами ничего не было. Если б не было чего-то очень сильного.

— Только не любовь, — напрямик заявила она. — И не говори мне, что я ничего не соображаю. Я с тех пор, как тебя увидела, впервые прекрасно соображаю. Вот и скажи: у тебя все получилось? Стоила сделка с отцом того, чтобы связаться со мной? Тем более что после нашей встречи тебе пришлось порвать с дюжиной женщин.

Он взял ее за руку.

— Наш брак не имеет к твоему отцу никакого отношения. Или ты забыла, что я еще на островах просил тебя переехать ко мне?

— Значит, вы с отцом договорились уже тогда, — упрямо тряхнув головой, возразила она и отвернулась. — Это же так просто, мне следовало догадаться. Уж чересчур ты был заботлив и внимателен. Это не могло быть правдой.

— И тем не менее было. Все, что мы с тобой делали, было настоящим. Все, что было между нами. Хочешь правду? Да, твой отец говорил мне о том, что тебе нужен муж. При этом он заявил, что лично я тебе в мужья не гожусь.

Она широко раскрыла глаза.

— Что-о?

— Он просил меня подыскать кого-нибудь подходящего среди моих приятелей. Сначала, когда в первый раз попытался с тобой встретиться, я хотел выведать твои симпатии и антипатии, а потом пригласить тебя к кому-нибудь, с кем у тебя могло бы что-нибудь получиться.

У нее отвисла челюсть.

— Шутишь?..

Алекс покачал головой.

— Постепенно я вычеркнул из списка всех своих знакомых. Тогда я решил, что больше всех тебе подхожу я.

Мэллори долго смотрела на Алекса, словно пыталась переварить то, что он хотел сказать.

— Но это же смешно! Я не верю.

— Спроси отца.

— Если только он скажет правду. Ведь отец может и подыграть тебе. — Она опять внимательно посмотрела на него, потом отвела взгляд: — И все-таки это смешно. И я все равно хочу развестись. Такой позорный брак мне не нужен.

Несмотря на то что Алекс был известным мастером улещать и уговаривать, в некоторых вопросах он был тверже кремня.

— Развода не будет, — спокойно сообщил он. Девушка смотрела на него как на сумасшедшего.

— Извини, но ты не можешь удерживать меня силой. Я совершенно обоснованно не желаю оставаться в браке, фундаментом которого служит ложь.

Он грубо хохотнул.

— В любой супружеской паре оба лгут друг другу. Женщина лжет, что любит спорт. Мужчина — что ему нравится ее семья. Обман может совершаться и с добрыми намерениями, но все равно это обман.

Мэллори смотрела на него и как будто не узнавала. Точнее, вовсе не знала этого человека.

— Ну и циник! Неудивительно, что ты не веришь в любовь. Как глупо было надеяться, что мы с тобой… — Она отвела взгляд и, глядя в окно, сказала: — Я все-таки настаиваю на разводе.

— Я уже сказал: развода не будет. Мегалосы никогда не разводились.

— Поборник семейных ценностей? Научись для начала общаться с отцом и братьями!

— Тебе самой не стыдно за свои слова?

Она глубоко вздохнула.

— Возможно. Эта ситуация вызывает во мне не лучшие чувства и обнаруживает не лучшие свойства характера. Самым умным для нас было бы развестись и продолжать жить каждый своей жизнью. Потребуется совсем немного времени, чтобы…

— Нет, мы не разведемся, и я буду сражаться за каждый дюйм общего пути.

— Вот как? — возмутилась Мэллори. — А я могу назвать множество причин, почему нам не стоит быть вместе.

— Однако мы взяли на себя обязательства. Мы принесли клятву и поэтому должны оставаться вместе.

— Но никакие клятвы не могут повлиять на любовь, прошлое, настоящее и будущее. Ты ведь даже в любовь не веришь! Так зачем быть несчастными?

— Совсем не обязательно быть несчастными. Даже тот, кто смотрит на жизнь реалистично, а не полагается на романтические капризы, вполне может быть счастлив. Давай постараемся сделать нашу совместную жизнь счастливой.

— У тебя это звучит как предложение сделки.

— Поговори с отцом. С друзьями. С любым женатым человеком. Брак — это и есть своего рода сделка.

Девушка продолжала негодовать:

— Другого я от тебя и не ожидала! — Она повернулась к водителю: — Высадите меня, пожалуйста, возле Белладжио…

— Нет, — вмешался Алекс и дал адрес своего загородного дома.

— Я с тобой не останусь, — предупредила Мэллори. — И ты меня не принудишь, потому что я не перенесу еще одного вечера с тобой.

Его задела за живое такая перемена в ее отношении к нему, но виду он не показал.

— В моем доме хватает спален. Выберешь любую. А доспорить можем и утром.


Как только Алекс открыл входную дверь, Мэллори прошла мимо него, едва обратив внимание на роскошную обстановку. Она не заметила ни красивых и сложных узоров на коврах, ни антикварной мебели, ни сияния зеркал и хрусталя.

Он из-за спины спросил:

— Хочешь чего-нибудь выпить?

Девушка вздрогнула от интимных ноток в его голосе и тут же презрительно одернула себя. Нет, ей даже смотреть на него не хочется!

— Я лучше выпью воды, пока не соблазнилась попросить у тебя самую большую бутылку вина. Покажи мне, где кухня.

— Из холла налево. А бутылки с водой есть в каждой спальне.

Мэллори кивнула.

— Спасибо. А теперь, если можно, покажи мне твою спальню.

Алекс удивился.

— Наверх и налево, в конце коридора.

Она опять кивнула.

— Значит, я буду спать в другом конце. Спокойной ночи.

Уходя, девушка спиной чувствовала его взгляд.

Поднявшись по лестнице, она сразу свернула направо, прошла в конец коридора и открыла дверь в комнату для гостей, оформленную в спокойных зеленых тонах.

Пожалуй, будь она не так расстроена, эта комната ей даже понравилась бы. Бегло оглядев помещение, Мэллори обнаружила небольшой холодильник, достала бутылку воды и, прохаживаясь по ковру, сделала несколько глотков.

Она потерла лоб. И угораздило же ее попасть в такую ситуацию! Отец обманул ее. Алекс обманул. Возможно, она и сама себя обманывала.

Сначала в отношениях с Алексом она держалась настороже, постоянно напоминая себе, что он бабник, и она в круг его интересов не входит. Но чем больше времени они проводили вместе, тем больше ей хотелось верить в его искренность. Вот дура!

В дверь постучали.

— Убирайся, — крикнула она.

Последовала пауза, потом Мэллори услышала неуверенный женский голос:

— Мистер Мегалос просил принести вам кое-какие вещи.

Мэллори стало стыдно за собственную грубость, она бросилась к двери.

— Я просто их оставлю…

За дверью стояла женщина в черной униформе. В руках у нее была корзина с халатом и туалетными принадлежностями.

— Извините, я подумала, что это… кто-то другой. Спасибо. Это очень мило.

— Добро пожаловать, — женщина нерешительно улыбнулась. — Я Глория. Поздравляю вас с браком.

Ох, не надо!

— Спасибо…

— Еще что-нибудь надо? Перекусить?

Ну, вряд ли она сейчас сможет есть.

— Нет, спасибо. Спокойной ночи.

Мэллори закрыла дверь и подождала несколько секунд, прислушиваясь, ушла ли Глория, потом выглянула в коридор. Совсем не хотелось бы увидеть, что за дверью прячется некто высокий, красивый и обаятельный.

Как трудно поверить, что два самых главных в ее жизни человека сыграли с ней такую штуку! Неужели отец и вправду не верил, что она сама способна принять решение?

Ее опять затошнило.

Предали! Ее предали! Нужно что-то делать. Нужно убежать отсюда далеко-далеко. Подальше и от Алекса, и от отца. В Европу, например. Или в Австралию.

Не получится. У них обоих хватает наемных тупиц, которые следят за каждым ее движением. Мэллори легла на кровать и сложила руки на груди. Внутри все болело. В животе крутило, как будто ее разрывало на куски. Несмотря на то, что они с Алексом женаты всего месяц, она все-таки уже привыкла считать себя его женой.

А оказывается, это всего лишь трюк!

В ней еще бушевал подавленный было гнев, но сквозь него пробивалось и нечто иное. Ощущение зияющей черной дыры, до краев наполненной глубокой печалью.

Вокруг одно зло и пороки! Сердце опять сжалось в груди. К горлу подступили рыдания. Ей не хотелось плакать перед Алексом, но наконец плотину прорвало, и хлынули слезы.

Кое-как сбросив одежду, она зарылась в одеяло и плакала, плакала…


Брезжил рассвет, Мэллори лежала в полудреме. Интересно, Алекс уже встал? Может, уже и кофе выпил? Он так рано встает. Даже раньше отца.

Она потянула носом, не пахнет ли кофе, но уловила только непривычный запах лаванды и нахмурилась.

В любую минуту Алекс может войти в комнату. Мэллори еще секунд тридцать мучилась бы, притворяясь спящей. Потом открыла бы глаза и улыбнулась. А он наклонился бы над ней, поцеловал и пожелал доброго утра…

Мэллори ждала его шагов и изредка вздыхала. Но ничего не было слышно, и пришлось открыть налитые тяжестью глаза. Ей припомнился вчерашний день, и опять все стало плохо. Опять безжалостно навалились эмоции. Унижение. Ощущение потери. Гнев.

Девушка с головой спряталась под одеялом. Что же теперь делать?!

Ведь Алекс не отпустит ее. Он по духу завоеватель и о победах знает куда как больше ее. В любом случае сопротивление бесполезно.

Она еще глубже ушла под одеяло. Ой, как хочется спрятаться! Но в каком-то самом дальнем уголке рассудка появилась одна мысль: и сколько можно прятаться?

Так всю жизнь пряталась мама.

Мэллори вдруг откинула одеяло и резко села на кровати.

Алекс может разрушить одно из самых глубоких желаний ее души. Но у нее есть и другие мечты. Другие цели. Ее жизнь еще не кончилась!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Великолепные волнистые волосы забраны на затылке в «конский хвост», руки сложены на коленях. Мэллори твердо смотрела на Алекса.

— Мне нужна работа.

От нее веяло не большим теплом, чем от какой-нибудь сосульки.

Алекс едва мог поверить глазам, настолько разительные перемены произошли в его крошке. Из любящей, пылкой невесты она превратилась в чужую, холодную женщину.

— Работа, — повторил он, как бы пробуя слово на вкус.

— Именно. Раз уж ты настаиваешь на том, чтоб мы оставались вместе, то самое меньшее, что ты должен сделать, — это предоставить мне возможность добиваться исполнения и моих собственных желаний. Самой. Одно из них — получить работу.

Расстроенный Алекс сунул руки в карманы.

— Зачем тебе работать? Ты вполне можешь вести праздную жизнь. Или, по крайней мере, жить по собственному расписанию, о чем мечтают почти все американские женщины.

— Я уже тысячу раз тебе говорила, что к такой цели не стремлюсь. Если ты категорически против, то лучше скажи сразу. Тогда сделка аннулируется.

Такая жесткость ошеломила Алекса.

— Ты все усложняешь.

— В соответствии с положением вещей. И я не так уж много требую.

Он смотрел на нее сверху вниз. Куда подевалась его жена? Где та милая женщина?

Алекс знал, что справился бы с любыми аргументами, которые она могла привести, но все равно чувствовал непонятный трепет, видя ее изменившиеся глаза. В них читался вызов.

— Прекрасно, я подыщу тебе место, — пообещал он. — Тебя протестирует кто-нибудь из сотрудников компании, не я. Если срежешься, то вернешься к благотворительности и будешь моей женой.

Она сердито посмотрела на него.

— Насколько это контракт, настолько же я тебе жена. Так было с самого начала. Только я этого не знала. И еще: поскольку у нас брак без любви, то это должен быть брак и без секса.

Алекс уставился на жену. Это же несерьезно!

— Хорошая шутка.

— Я не шучу! — Она глядела на него с неописуемой яростью. — Не понимаю, почему я должна продолжать унижаться…

— Не знал, что секс со мной для тебя унизителен. Поклясться могу, что издаваемые тобой звуки не выражали неудовольствия.

Она задохнулась от негодования.

— Такой брак — притворство! Все, что было между нами, — одно притворство!

— Неправда, и ты это знаешь! Ты преувеличиваешь, потому что все еще не в себе. — Она открыла было рот, но он покачал головой: — Сперва остынь. Если хочешь, спи отдельно, а к этому разговору вернемся позже. Пока все?

Мэллори молча смотрела на мужа, щеки у нее покраснели. Казалось она готова была его ударить.

— Да, — наконец прошипела она.

— Я уезжаю на работу. Можешь ехать со мной или я пришлю за тобой шофера — он отвезет тебя на городскую квартиру.

— Я с тобой не поеду. И вообще, поезжай в город один.

Он покачал головой.

— Нет. Ты можешь выбрать другую спальню, но не другой дом. Кроме того, у нас на этой неделе несколько выходов в общество.

— Ты действительно думаешь, что я появлюсь с тобой на публике, как будто между нами все тип-топ?

— Думаю, — ответил Алекс. — С этим я тебя оставляю, а ты поразмысли. Перед браком мы не притворялись, что любим друг друга, но тебе не было противно делить со мной постель. Увидимся за обедом, — он собирался поцеловать ее в щечку перед уходом, но она уклонилась.

Хоть Алекс и победил в споре, но не понял главного: как много любви оставалось во взгляде Мэллори!


Тодд привез Мэллори в городскую квартиру Алекса.

Сердясь даже на солнечный день, она сидела и качала ногой. Разве не следовало свернуть Алексу шею и стереть эту самоуверенность с его лица?

Никогда еще в жизни она не чувствовала себя в такой ловушке. Ей казалось, будто ее придушили. Как он мог посчитать, что их брак всего только шоу?

Пусть он ее не любит, но при этом хочет, чтобы она грела его постель! Она была так покладиста, так стремилась доставить ему удовольствие… Теперь Алекс увидит ее с другой стороны! И ему самому захочется дать ей свободу, которой она заслуживает.

Мэллори всю дорогу до квартиры размышляла над этой ситуацией. Потом выбрала себе другую спальню — как можно дальше от спальни Алекса. Не стоит его искушать. Как не стоит бояться и того, что он соблазнит ее. Теперь, когда она знала о нем всю правду, в ней не могла бы возникнуть даже искорка желания. Мэллори перенесла свои вещи в другую комнату и задалась вопросом, как бы поуютнее обустроить ее.

Лучше всего пройтись по магазинам, купить свечи, подушки, ну и что-нибудь еще, что приглянется. А что, если завести какое-нибудь домашнее животное?.. Ей всегда хотелось иметь кошку, но у мамы на них аллергия…

Возможно, Алекс ненавидит домашних питомцев. Тем больше причин приобрести животное, несмотря на то, что и сама Мэллори не привыкла к ним. К тому же если они с Алексом останутся в браке, то детей у них не будет. Понятно же, что при такой жизни ей нужно будет отдавать свою любовь и нежность какому-нибудь живому существу. Ей вдруг стало грустно.

Остаток дня Мэллори провела в магазинах. В приюте для животных она выбрала двух котов. Для них купила два ошейничка, две корзинки, кошачий туалет и корм.

Когда она подъехала к дверям своего комплекса, служащий распахнул перед ней ворота и, взглянув на заднее сиденье, предложил:

— Хотите, помогу поднять это все наверх?

— Это было бы замечательно, спасибо, — сказала Мэллори, забирая две плотно закрытые корзинки, в которых благим матом орали оба ее новых мохнатых дружка.

Служащий помог ей донести все до самого пентхауса.

Открыв дверь в квартиру, Мэллори сразу учуяла запах готовящейся еды. Это ее удивило, ведь она никого ни о чем не просила. Неужели Алекс позвонил и распорядился? От перспективы его увидеть у нее опять испортилось настроение.

В фойе вышла Джин, экономка, и, увидев корзинки, удивленно заморгала:

— Кошки?

— Да. Сейчас я заберу их в свою комнату, а потом…

— В вашу комнату?

Джин забрала у служащего пакеты с покупками и поставила перед входными дверями. Пройдя мимо ненавистного кабинета, Мэллори направилась в самый конец коридора.

— Да, в мою комнату. Полагаю, Алекс вас не предупредил, но у меня будет отдельная комната. Наверное, я в ней кое-что поменяю, но займусь этим позже. — Девушка наклонилась, чтобы выпустить черного длинношерстного кота с ярко-зелеными глазами.

— Этого зовут Годжес, — она погладила шелковую шерстку.

Из второго контейнера раздалось завистливое мяуканье.

Мэллори рассмеялась.

— Знаю, знаю, твоя очередь, Инди. — Она выпустила пятнистую, черную с рыжим, кошку и почесала ее за ухом. — Правда, хорошенькие?

Экономка бросила настороженный взгляд на Годжеса, уже устроившегося в роскошном кресле, откашлялась и сказала:

— Миссис Мегалос, я не уверена, что мистер Мегалос любит котов.

— Ну и ладно. О них буду заботиться я.

Джин обреченно кивнула.

— Мистер Мегалос просил сообщить вам, что ждет вас обедать на верхнем балконе. Он просил повара приготовить ваши любимые блюда.

Ну еще бы! Мэллори прищурилась. Если Алекс думает, будто королевских крабов достаточно, чтобы опять завлечь ее в постель, то он жестоко ошибается.

— Спасибо. Когда все будет готово?

Он настоятельно просил вас присоединиться к нему, как только появитесь.

— Пожалуйста, скажите ему, что я поднимусь к нему, только сначала устрою кошек и вымоюсь.

— Упомянуть о ваших животных? — По тону Джин явно чувствовалось, что такая перспектива ее не радует.

— Попросите его зайти сюда. Я сама его удивлю.

Экономка посмотрела на нее как на сумасшедшую, но кивнула.

Поскольку Инди уже ходила вокруг нее кругами, Мэллори вынула кошачий туалет и насыпала в него наполнитель.

— Что за черт?!

Мэллори подняла глаза и увидела, что в дверях стоит Алекс. Она слегка вздрогнула, увидев полное потрясение на его лице.

— Кот?!

— Два, — поправила она с невинной улыбкой и указала на Годжеса в кресле. — Волонтеры из общества охраны животных сказали, что котов лучше приобретать парой. Я собиралась взять котят, но решилась на взрослую пару, потому что их берут реже. Познакомься, Годжес и Инди. Я люблю кошек. А ты?

Она взяла на руки Инди.

Алекс открыл рот, но ничего не сказал. Потом все же произнес:

— Повтори еще раз, почему ты взяла двух котов?

— Один кот скучал бы, пока я на работе.

Алекс стиснул зубы и коротко кивнул.

— Обед готов. Я попросил повара приготовить твое самое любимое.

— Да, спасибо. Джин сказала. Я вымоюсь и приду, — пообещала она, чувствуя, как напряжение между ними становится невыносимым.

Оставив четвероногих друзей в своей новой комнате, она освежилась и поднялась на верхний балкон. Легкий ветерок слегка охладил ее пылающие щеки. Алекс стоял возле балюстрады и смотрел куда-то вдаль. Его мысли явно блуждали очень далеко отсюда. Ветер трепал его волосы и белую рубашку. Он выглядел таким одиноким!

Неужели он способен чувствовать одиночество? Неужели и ему кто-то нужен? Она?

Никчемные мысли. Мэллори нарочно хлопнула дверью и вздернула подбородок. Она может через это пройти. И пройдет.

Мэллори села за стол. Алекс тоже подошел к столу. Ее поразило, с какой грацией он двигался: как дикое животное. Как тигр! Он поставил свой стул рядом с ней и сел. И сразу его нога прижалась к ее ноге.

Сердце Мэллори подскочило, и она убрала ногу. Ну почему она так на него реагирует?! И почему так захотелось сделать хотя бы глоток белого вина?

— Устала за день? — Он взял себе краба.

— Мне многое надо было сделать. — Она тоже взяла кусочек краба. По вкусу он напоминал опилки.

— Тебе незачем было так торопиться с переходом в другую комнату. Ты и так могла бы спать, как решила, отдельно.

Девушка взяла еще кусочек, но вкус остался тот же. Опилки. Черт возьми!

— Ты уже подыскал мне работу?

Он сделал большой глоток вина.

— Практически ничего.

У Мэллори сразу забурлила кровь.

— Тогда я буду действовать сама!

— В этом нет необходимости. Я решил, что ты будешь моим личным помощником.

— Это как?..

— Из-за расширения курорта в Западной Виргинии я буквально зашиваюсь. Твой отец обеспечит инвесторов…

— В случае если ты останешься моим мужем?

— В любом случае. Ведь это хорошее вложение.

— Зачем это нужно? Ведь у тебя хватает собственных средств!

— Одно из правил успешного менеджмента гласит, что, если хочешь достичь цели, используй средства других людей. Не рискуй своими.

Такая хватка ее удивила, но все же чего-то ей не хватало.

— И на что я сгожусь?

— Я хочу, чтобы ты взяла на себя контакты в Западной Виргинии. Поездки предстоят очень короткие. Мне не хочется, чтобы моя жена проводила много времени вдали от меня. Я должен продумать кое-какие возможности «Мегалос — де Люка ресортс» и подготовку персонала для курорта. Так что в течение пары недель я не смогу предоставить тебе место.

— Ну, если только две недели, — сказала она, словно подводя итог. Алекс мог заставить ее забыть все, кроме него. А этого никак нельзя допускать.

— Ты не пожалеешь об ожидании. — Он так обещающе это произнес, что у нее все внутри задрожало.

Расстроенная собственной реакцией, Мэллори быстро проглотила пару кусков и сделала большой глоток вина.

— Очень вкусно. Я сыта. Если ты не возражаешь…

— Уже?

Он так удивленно поднял брови, что при других обстоятельствах она немедленно села бы обратно. Но только не теперь.

— Кошки, — объяснила она. — Я должна помочь им освоиться на новом месте.

Алекс медленно кивнул. Она почувствовала, что выиграла первый раунд. Вроде бы. Но ведь игра еще не окончена.

— У нас послезавтра коктейль с вице-президентами, исполнительными директорами и членами совета «Мегалос — де Люка».

— Не бог весть какое событие.

— Разумеется. Совет собирается представить специалиста по реконструкции.

— Чему ты не очень рад.

— Я — нет. Как и Макс де Люка.

Она поежилась от холодного выражения его лица.

— Не представляю себе, кто, будучи в здравом уме, решил бы выступить против вас двоих.

Губы Алекса приподнялись в улыбке и обнажили зубы, больше похожие на волчьи клыки.

— Я всегда считал тебя здравомыслящей женщиной.

— Как выясняется, не очень, если угодила в ловушку, состряпанную тобой и отцом.

Алекс вскочил со стула и схватил ее за руку.

— Между нами всегда что-то было. И отрицать это ты не можешь.

Мэллори всегда знала, что он небезразличен к ней. Но и только. Она покачала головой:

— Понятия не имею, что ты чувствовал, если чувствовал вообще. Во всяком случае, ко мне.

Он склонил голову.

— Могу показать.

Она уклонилась, и его губы скользнули по ее щеке.

— Мне нужен не тот мужчина, что интересуется мною ради делового партнерства моего отца. И я хочу больше, чем просто секс.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Напряжение на корпоративной вечеринке с коктейлями, которую устроила «Мегалос — де Люка», было такое, что Мэллори с трудом дышала, прямо как в пыльную бурю. Атмосфера была просто пропитана подозрениями. Мэллори очень хотелось уйти.

Увидев Лили де Люка, она не без облегчения помахала ей рукой. Та улыбнулась в ответ и направилась к подруге.

— Привет, — Лили легонько сжала руку Мэллори и, понизив голос, пожаловалась: — Ужасно, правда?

Мэллори хмыкнула и кивнула.

— Не могу не согласиться. В камере смертников и то веселее.

Хорошенькое личико Лили исказила озабоченная гримаса:

— Макс очень расстраивается. Может быть, не стоит об этом говорить, но он совсем не спит. А Алекс?

Мэллори немного смутилась. Она ведь не знает, как спит Алекс, потому что они спят врозь.

— Тоже нервничает…

— Они оба все беседуют и беседуют. Надо же, как такие дела делают из соперников команду! Узнаешь массу нового о человеке, когда видишь, как он действует под давлением обстоятельств.

Разговор заставил Мэллори чувствовать себя еще более неловко. Но о причине такого ощущения она подумает потом.

— Как Дэвид?

Лили даже засветилась. Она подняла руку и на пальцах показала крошечное расстояние:

— Ему уже вот столечко осталось, чтобы начать ползать. Макс постоянно подбивает его на это, хотя я все время говорю ему, что, когда малыш начнет ползать, нам все время придется за ним бегать.

Мэллори опять почувствовала боль утраты, ведь у них с Алексом никогда не будет детей.

— Уверена, что ваш медовый месяц длится до сих пор, — тем временем продолжала Лили с понимающей улыбкой. — Что нового в доме Мегалосов?

— Коты. Я взяла двух котов.

Лили ахнула.

— О господи! И как Алекс на это отреагировал?

— О-очень удивился. Кажется, они его полюбили, потому что, как только он приходит домой, все время крутятся возле него.

Она сама до сих пор не могла в это поверить, но, с другой стороны, чему тут удивляться? Ведь Алекс любую женщину способен превратить в пластилин. Но кто бы мог подумать, что это распространяется и на домашних кошек.

Лили взглянула в другой конец зала.

— Похоже, сейчас будет заявление. Пойдем к мужьям.

Мэллори подошла к Алексу. Он держал в руке бокал с виски и на вид казался сосредоточенным и спокойным. Но она-то хорошо его знала. Он так и не прикоснулся к выпивке, а на скулах играли желваки. Девушка почувствовала, что первая волна ее гнева на Алекса уже спала.

— С тобой все в порядке? — тихо спросила она.

Муж взглянул на нее, и она заметила в его взгляде некоторую растерянность. Впрочем, он сразу взял себя в руки.

— Да. Ты пьешь воду? Хочешь еще чего-нибудь?

Она мотнула головой, думая только о том, что больше всего ей хочется удрать отсюда: уж больно гнетущая атмосфера.

— Кто это? — она кивнула в сторону приготовившегося говорить человека.

— Джеймс Олдем, один из членов совета, — шепотом ответил Алекс.

— У него такие хитрые глаза.

Он хмыкнул.

— Ты продолжаешь меня радовать.

Это заявление прозвучало так естественно, что застало Мэллори врасплох. Она обычно не обращала внимания на комплименты Алекса, потому что подозревала скрытые намерения. На этот раз подозревать было нечего, и она не смогла скрыть удовольствие.

Джеймс Олден начал:

— Леди и джентльмены, благодарю вас за то, что по первому требованию присоединились к нам. Как вы знаете, «Мегалос — де Люка» обеспечивает путешествия по курортам всего мира. Чтобы еще больше способствовать повышению качества, мы привлекли лучшие консалтинговые фирмы по реконструкции, чтобы они помогли нам предельно разумно использовать наши финансы на усложняющемся мировом рынке. Пожалуйста, пригласите Дамиана Медичи, — сказал он, и дверь открылась, пропуская высокого, смуглого, темноволосого человека. Когда он повернул голову, Мэллори заметила у него на подбородке неровный шрам.

Все в комнате зааплодировали. Мэллори увидела, как Алекс кивнул и беззвучно хлопнул в ладоши. Макс наклонился к Алексу и что-то сказал. Мэллори почувствовала, что напряжение в комнате резко возросло. Она глотнула воды.

— Не родственник Санта-Клаусу, а? — спросила она у Алекса.

У него насмешливо дрогнули губы, он погладил ее по спине.

— Не совсем. Он известен под парочкой иных прозвищ. Например, Терминатор. Или Выкидной Нож. Так его называют здесь.

Мэллори повернулась и обнаружила, что Дамиан Медичи внимательно изучает их четверых. Особенно Алекса и Макса.

Медичи подошел и протянул руку.

— Много слышал о вас. Макс. Алекс, — он потряс обе руки. — У нас больше общего, чем вы думаете. Предвижу, что мы будем работать вместе. — Дамиан повернулся к Лили и осведомился с улыбкой: — Миссис де Люка? Макс сделал хороший выбор, — потом перевел взгляд на Мэллори. — Как и Алекс. Миссис Мегалос.

Мэллори машинально пожала протянутую руку:

— Рада знакомству, мистер Медичи.

— Я скоро встречусь с каждым из вас. По отдельности, — пообещал Дамиан Максу и Алексу.

— Добро пожаловать в «Мегалос — де Люка ресортс», — как всегда, приветливо сказал Алекс, но Мэллори не упустила, что ударение было сделано именно на фамилиях, фигурировавших в названии фирмы.

Дамиан кивнул и отошел. Алекс с Максом обменялись взглядами. Потом Алекс вытащил из кармана ежедневник и нахмурился.

— Нам пора, — сказал он Мэллори.

Алекс молчал всю дорогу до дома. И это было бы хорошо, но Мэллори почему-то никак не могла успокоиться. Она чувствовала, что появление Дамиана Медичи беспокоит Алекса, но почему так помрачнело его лицо? Неужели есть что-то еще? Или это связано с делами в Западной Виргинии?

Он рассеянно пожелал ей спокойной ночи, и Мэллори отправилась в постель, но спала плохо. Девушка поднялась рано, хотя и не выспалась, приняла душ и оделась. Войдя в кухню, она удивилась, обнаружив, что за столом сидит Алекс и разговаривает по телефону.

Увидев ее, он сразу оборвал разговор, встал и подвинул стул для нее:

— Сядь, пожалуйста.

Мэллори чуть-чуть встревожилась. Она видела тени под глазами мужа, но он выглядел очень спокойным. Слишком спокойным.

Алекс глубоко вздохнул и сказал:

— Я дам тебе развод, если ты этого хочешь.

Слова ввергли ее в такой шок, словно в нее попало пушечное ядро. Скорее всего, она ослышалась.

— Что ты сказал?

— Я сказал, что дам тебе развод, — так же спокойно повторил он.

Теперь потрясение сменилось смущением.

— Я не понимаю.

Алекс сунул руки в карманы. Ах, значит, все-таки он не так спокоен, как хочет казаться.

— Я и не думал, что ты меня понимаешь. Потому и согласен на развод. Хлоя… — начал он.

Она перебила:

— Твоя экс-подружка?

Мэллори с трудом припомнила стройную блондинку, появлявшуюся на острове и на свадебной церемонии.

— Наша связь — крупная ошибка с моей стороны — длилась очень недолго, но я не могу позволить тебе пострадать из-за этого промаха, — хрипло и холодно ответил он.

Мэлори покачала головой.

— Не понимаю. Не мог бы ты сесть? Разговор странный, а мне неудобно смотреть на тебя снизу вверх.

Алекс неохотно сел.

— Хлоя угрожает обратиться к прессе с заявлением, что у нее будет от меня ребенок. Она утверждает, что забеременела как раз перед нашей с тобой встречей.

Сердце Мэллори остановилось. Она прошептала:

— О господи! Она ждет от тебя ребенка?

Он покачал головой.

— Нет, не ждет.

— Почему ты так уверен?

— Я всегда пользовался предохранительными средствами, да и вместе мы были только два раза.

— Но презервативы не гарантируют стопроцентной защиты, — сообщила Мэллори не столько Алексу, сколько самой себе. От услышанной новости у нее голова пошла кругом. Ее мучили обида и ревность. Надо же, Хлоя носит ребенка Алекса!

— Эта женщина — патологическая лгунья, — продолжал Алекс. — Я не удивился бы, если бы выяснилось, что она и вовсе не беременна.

— Вы с ней встречались с тех пор, как мы с тобой…

— Конечно, нет. Клянусь. Я порвал с ней еще до того, как увлекся тобой. — Он взял Мэллори за руку. — Как только появилась ты, больше никого не существовало.

Он сказал это так искренне, что Мэллори почувствовала, как по телу побежали мурашки. Она беспомощно смотрела на него.

— Если она лжет, то почему ты хочешь со мной развестись?

— Не могу втягивать тебя в такой скандал. Ты этого не заслуживаешь. Развод — единственный способ тебя защитить. Я позабочусь, чтобы все прошло быстро и тихо. Мне нужно на несколько дней уехать из города. По делу. Пока меня не будет, ты можешь выбрать, куда тебе переехать. Я думаю, лучше всего было бы уехать из Вегаса. По крайней мере, на некоторое время. Чтобы тебе не задавали вопросов, — он помолчал. — Прости. Вот уж чего я не хочу, так это развода, но сейчас он — единственный шанс. Хлоя обещает долгую, затяжную войну. Она — моя ошибка, не твоя. Ты заслуживаешь, чтобы я дал тебе возможность все начать сначала.

Через пятнадцать минут девушка смотрела, как он выходит из жилого комплекса. У Мэлорри было ощущение, что ее затягивает убийственное торнадо. Словно контуженая, она бесцельно бродила по квартире.

Ведь можно же быть счастливой, разве нет? Именно этого она хотела — нет, требовала — от Алекса. А теперь она свободна и может делать, что хочет. Свобода, о которой мечталось годами.

Почему же так хочется плакать? Прикусив губу, Мэллори пошла в свою новую комнату, чувствуя, как глаза наливаются слезами.

Распластавшись на кровати, она попыталась примириться с тем, что рассказал ей Алекс, и его решением. Коты вскочили на кровать и начали ластиться к хозяйке. Она подняла над собой Годжеса. Тот сочувственно мяукнул.

Мэллори взглянула на комод, на сложенные там учебники. В последнее время ей почти не удавалось позаниматься. Что-то будет теперь?

Девушка попыталась составить план на будущее. Пакуя пожитки, она прикидывала в уме, куда же ей переехать. В Калифорнию? Эту идею она отвергла немедленно. Куда-нибудь в другое место, где ее никто не знает. На Восточное побережье? Во Флориду? На какой-нибудь уединенный, солнечный остров?..

На нее нахлынули воспоминания о том, как они с Алексом проводили время на Кабу. Такие яркие и приятные воспоминания, что даже стало больно.

Мэллори достала из шкафа чемодан и начала укладывать в него вещи. Она оказалась в тупике. Почти всю жизнь она кому-то подчинялась и делала то, что велели. И вот, всего месяц назад, ее обманом вовлекли в брак с человеком, о котором она мечтала. А теперь получила развод. Мэллори не хотела выходить замуж. Но… она не хочет и развода.

Хм, однако! Просто удивительно!

Девушка выдвинула следующий ящик и выкинула вещи из него прямо в чемодан. Один вопрос все время крутился в голове. Чего же она хочет?


Через четыре дня из деловой поездки вернулся Алекс. Он боялся возвращения домой, даже испытывал искушение передохнуть где-нибудь в центре города. Несмотря на то что в последние недели Мэллори на него гневалась, он все-таки надеялся на ее присутствие.

Теперь он презирал себя за то, что его жизнь служила пищей для таблоидов. Он презирал себя за то, что пытается удалить Мэллори из своей жизни, пусть и ради ее защиты. И чувствовал полное опустошение. Он всегда был уверен, что ни одна женщина не сможет проникнуть в его душу. До появления Мэллори.

Ему даже коты ее нравились!

Лифт остановился на нужном этаже, двери открылись. Алекс постарался взять себя в руки, стиснул зубы и толкнул дверь в квартиру. Он никогда не думал, что можно быть таким несчастным!

Закрыв за собой дверь, он бросил чемодан в прихожей и направился к себе в кабинет. Пятнистая кошка выбежала к нему с приветствиями. По пятам за ней несся пушистый. Алекс уставился на них.

— Что за…

Коты, мяукая, вертелись у его ног. Алекс кинулся в комнату Мэллори. Никого. У Алекса упало сердце.

Какого черта здесь делают коты? Почему она их оставила? Ему? Алекс сходил на кухню, но и там Мэллори не было. И экономки тоже. Но он заметил, что дверь на балкон немного приоткрыта. И… что это? Он замер. Музыка?

Нетерпение охватило его, но мешала неизвестно откуда взявшаяся скованность. Он вышел на балкон и понял, что музыка доносится с верхнего балкона. Непонятно, почему Мэллори все еще здесь, ведь он же ясно сказал ей, что согласен на развод. Ему не избежать широкой огласки, он не сможет ни замять, ни смягчить грядущий скандал.

Поднимаясь по лестнице, Алекс не знал, чего ждать. И уж конечно, не ожидал увидеть лежащую в шезлонге Мэллори.

Она заметила Алекса и улыбнулась. Комок застрял у него в горле. Неужели он все-таки желанен? Не верится.

— Добро пожаловать домой, — сказала она и села. — Я бы налила виски. Если хочешь, оно в баре.

Вынув из бара бокал, Алекс сделал большой глоток и почувствовал, как бежит вниз огненный поток.

Он опять встретился с ней взглядом.

— Я думал, ты уже ушла.

— Чуть не ушла, — вставая, призналась девушка. — Даже упаковала вещи, но никак не могла отделаться от вопроса, чего же я хочу на самом деле, — она двинулась к нему.

У него глухо и тяжело заколотилось сердце.

— И каков же был ответ?

— Я хочу быть женщиной твоей мечты, — ответила она. — Хочу быть той женщиной, которую ты выбрал среди всех других женщин. Хочу быть любимой, хотя ты и не думал, что можешь влюбиться.

Он даже зажмурился, так ему хотелось заключить ее в объятья.

— Любовь не уладит грязную кутерьму с Хлоей.

У Мэллори погрустнели глаза, но она тут же решительно вздернула подбородок.

— Ты меня любишь?

Ошеломленный таким напором, он молчал чуть не целую минуту, потом отозвался:

— Вопрос не в этом. Я не потащу тебя через этот скандал.

Она поджала губы.

— Боишься, что я его не выдержу, верно?

— Я этого не сказал.

— А мог бы. Ты меня тоже недооцениваешь, как кое-кого другого?

— Я не недооцениваю. Я знаю, ты рисковая женщина. Авантюристка, добрая и привлекательная.

Она недовольно скривила губы.

— Звучит так, будто я тебе немного нравлюсь.

— Немного, — повторил Алекс, тихонько выругался и сделал еще глоток. Непонятно, как это получилось, но он совершенно запутался.

— Мне не хотелось бы думать, что ты дезертир. Это не то, чего ты сам хотел бы.

— Нет.

— Значит, ты, должно быть, не слишком меня хочешь.

— Черт возьми! Я даже слишком тебя хочу. Но не могу видеть, как тебя все это ранит. Наконец-то я нашел женщину, с которой чувствую себя человеком, а должен отказаться от нее. Да, это убивает меня, Мэллори! Не надо делать еще хуже!

Мэллори покачала головой:

— Я намерена сделать все еще хуже. Я люблю тебя и все время пытаюсь об этом сказать. Мы с тобой поженились, и я могу топать ногами, рыдать и ругаться из-за вашего с отцом сговора, но дело в том, что я не вышла бы за тебя замуж, если бы сама этого не хотела. — Она прервалась ненадолго, только чтобы перевести дух, и добавила: — А еще я не думаю, что кто-то, в том числе и мой отец, мог бы заставить жениться тебя. Мы вместе, Алекс, и этим все сказано.

Он изумленно смотрел на нее, не в силах поверить услышанному.

— Ты уверена? Но будет грязь.

— В жизни хватает грязи. Свою жизнь я хочу провести рядом с тобой.

Алекс обнял жену.

— Я люблю тебя больше, чем могу рассказать. Ты действительно женщина моей мечты.

Он поцеловал ее долгим, горячим поцелуем. Она почувствовала влагу на щеках и поняла, что плачет.

Он откинул голову и посмотрел ей в лицо:

— Мэллори?

— Я боялась… я так боялась, что ошибаюсь. Вдруг ты меня не любишь…

Он опять прижал ее к себе.

— Ох, дорогая, наверное, я весь остаток жизни должен доказывать, как тебя люблю.

Она судорожно вздохнула.

— Начнем прямо сейчас?

ЭПИЛОГ

Прошло полтора месяца… Занимаясь изучением списков, графиков, таблиц и планов для курорта в Западной Виргинии, Мэллори изредка заглядывала в стеклянную дверцу духовки. Какое счастье, что она еще ни разу не обожглась. Поварское искусство не входило в число ее несомненных достоинств, но сегодня ей захотелось приготовить для Алекса что-нибудь особенное. Он слишком много работает, да еще все время воюет с Дамианом Медичи. Специалист по реконструкции всем страшно надоел, и даже Мэллори уже хотелось, чтобы он убрался куда-нибудь далеко-далеко. Наверное, больше всего ему подошла бы планета Юпитер.

Она вернулась к бумагам. Кошки спали у ее ног. Мэллори так серьезно относилась к работе для Алекса, что муж даже подшучивал над ней, когда она по телефону приставала к кому-нибудь с вопросами или сглаживала постоянно возникавшие шероховатости. Однако, несмотря на все шутки, она чувствовала, что он ею гордится. Удивительно, как изменились их отношения с тех пор, как они признались друг другу в любви. Это касалось и дня, и ночи.

Она услышала, как открывается входная дверь, и проводила взглядом потрусивших в прихожую котов. Еще через секунду раздалось звонкое приветственное мяуканье.

— Добрый день, добрый день, баловни, красивые киски. Что вы натворили сегодня? Разодрали гардины или испортили обивку? — нежный тон Алекса странно не соответствовал строгим словам. — Мэллори? — позвал он.

Как всегда, при звуке его голоса у нее ёкнуло сердце.

Алекс вошел в комнату и сразу ее обнял. Если бы она не знала его лучше, то сказала бы, что сегодня он даже великолепнее, чем в день их первой встречи.

— Как дела? — спросил он. — Скажи, что закончила работу.

Она даже ничего не успела ответить, а он уже целовал ее.

Мэллори душил смех, но она была слишком рада и поцелую, и объятьям. Он целовал ее так, как будто она была единственной женщиной на свете. Надо сказать, ей уже почти верилось, что для него это так и есть.

Мэллори осторожно высвободилась.

— Я должна еще кое-что сделать, прежде чем…

Он мотнул головой.

— Нет. Ты уже все сделала. У меня есть на тебя виды….

— Правда?

Интересно, почему у него так загадочно блестят глаза?

— Да, и не может быть никаких извинений, никаких отговорок вроде домашних дел и всего такого. А чем это так здорово пахнет?

Мэллори улыбнулась.

— Яблочным пирогом. Я сама испекла. — Девушка достала из духовки пирог и поставила на стол. — Ты так много работаешь, — говорила она, а мысли крутились вокруг ситуации с Хлоей. — Я думаю, ты заслужил маленькое удовольствие.

Он подошел к ней сзади и обнял за талию.

— Я готов к празднику.

Она вывернулась из его рук и вгляделась в лицо мужа.

— А что? Дамиан укатил к черту на кулички?

Алекс посерьезнел.

— Нет, он взял тайм-аут и поехал куда-то поправлять чье-то кризисное положение. Но у меня есть хорошая новость. Хлою заставили пройти тест, и выяснилось, что она не беременна.

Мэллори испытала огромное облегчение. Она знала, как Алекс страдал из-за этого.

— Значит, она больше не может угрожать тебе?

— Точно. А потому я решил, что пора отпраздновать штамп в твоем паспорте.

От изумления она открыла рот:

— Зачем? Когда?

— Сегодня ночью. Возьмем мой самолет. А по дороге выспимся или займемся чем-нибудь другим…

Последнее было сказано таким искусительным тоном…

Мысли Мэллори разбежались во все стороны.

— Но у меня есть бумаги, которыми нужно заняться. Проекты, по Западной Виргинии…

Алекс прижал к ее губам указательный палец.

— Мы отправляемся в Париж.

— В Пари-иж? Я там никогда не была.

Алекс самодовольно улыбнулся, словно хотел сказать «то-то и оно».

— Знаю. Листал твой паспорт и считаю личной обязанностью проследить, чтобы он был заполнен теми же записями, что и мой. — Он целовал ей пальцы.

— Хватит. Я из-за тебя не могу здраво рассуждать. — Вдруг она попросила: — Ущипни меня. Не могу поверить, что мне так повезло. Ущипни.

Алекс покачал головой.

— Потерпи до самолета. Там будут гораздо более увлекательные вещи, чем щипки.

Он опять поцеловал ее. Мэллори вздохнула. Муж, конечно, превзойдет собственные обещания. Все-таки что ни говори, а ее любовь к Алексу и его любовь к ней — самая большая авантюра в ее жизни.


КОНЕЦ


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ