КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415685 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153945
Пользователей - 94688

Впечатления

Vladimir_Lenin_forever про Маркс: Собрание сочинений, том 26, ч.1 (Философия)

Жги, Карла-Марла!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Орлова: Печенье с предсказаниями (Детективы)

наверное, это интересно, что-то есть детективное. но читать в миллионный раз про то, что "ей" на работе коллежка нахамила, а "она" промолчала и про себя прокомментировала "ай-яй-яй", НАДОЕЛО.
как нельзя читать всю жизнь "колобка" и вариации на его тему, авторши, так нельзя и вечно натыкаться на подобную глупость.
и писать, что кулинарка в задрипанном кафе не ответила на хамство своей же товарки по кухне??! не врезала ни разу сковородкой за перманентное чморение? да ладно! кому вы эту фигню парите?
подобная дурь выглядит откровенной дурью, когда это касается и подобных придуманных отношений между "аристократами". вот простой вопрос: если тебе нахамила какая-то баронесса, почему ты, герцогиня промолчала? а про себя прокомментировала "ай-яй-яй". потому что дура?
надоело.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Karabass про Поздеев: Операция «Артефакт» (Фэнтези)

Мне понравилось это чтиво. Интересно было прочитать про Л.П.Берию и его окружение. Работа группы генерала Томилина из ФСБ написана со знанием дела, чувствуется, что автор знает специфику работы спецслужб, а следовательно моё отношение к этой книге значительно возросло. Откровенно говоря, это именно та литература которую надо читать в условиях самоизоляции. Во-первых не обременяет, во-вторых поучительно и талантливо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Серега-1 про серию Перешагнуть пропасть

Серия понравилась. Единственно надо читать по диагонали те места, где идет повтор и разжевывание того, что вполне понятно с первого раза.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Голотвина: Бондиана (Детективная фантастика)

варианты: "бондиада", "мозгоеды на нереиде" и "мистер и миссис бонд" мадам голотвиной понравились мне гораздо больше, чем у автора-первоисточницы громыки. гораздо добрее, смешнее и КОРОЧЕ.)
пишите ещё, мадам, интересно.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Свадьба правителя драконов, или Потусторонняя невеста (Фэнтези)

автора в черный список.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Превращение Гадкого утенка (СИ) (Любовная фантастика)

после первых нескольких предложений, когда на девку младший брат опрокинул ведро с краской, а ей на работу, а он - "пошутил", я начал проглядывать - а где же родители? родителей не нашёл, зато увидел, как эта ненормальная, отправившись на работу, сначала нарушила ппд и разбила чужой бампер, а потом, вылезя из машины и поленившись дойти до урны, с нескольких метров в час пик кинула туда бутылку, попав и испачкав содержимым того же мужика. и нахамила ему и обхамила его.
если бы кто-то из моих детей додумался опрокинуть ВЕДРО с краской на чужую постель, испачкав спящего, бельё, матрас, заляпав краской пол, сидорова коза тихо бы, плача, курила в сторонке, ему не завидуя. другое дело, что мои дети воспитаны уважать чужой труд и чужую жизнь. до подобного им не додуматься.
а, увидев такое и промолчать??? ничего не сказав родителям и спустив с рук самой? тем более, что "подобная выходка была не первая!". чего ещё ждём-то, мозгами убогая, как милый маленький братик включит бензопилу, желая посмотреть: а правда, что длина кишок у человека 5 метров?
слушайте, за ЭТО правда деньги платят, чтобы приобрести???
нечитаемо.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Небес темнее не бывает (fb2)

- Небес темнее не бывает (пер. Светлана Борисовна Лихачева) (и.с. Скарлет) 935 Кб, 274с. (скачать fb2) - Стелла Уайтлоу

Настройки текста:



Стелла Уайтлоу Небес темнее не бывает

Об авторе

Стелла Уайтлоу — в прошлом профессиональная актриса, с успехом исполнявшая, между прочим, роль Элизы Дулитл.

Однако любовь к театру не помешала ей с головой окунуться в журналистику: начав свой послужной список в скромном качестве уличного репортера, Стелла со временем возглавила редакцию одной из лондонских газет.

Стелла Уайтлоу уже опубликовала двадцать семь романов и более двухсот коротких рассказов, многие из которых удостоены наград и премий в пределах страны. В 1995 году имя писательницы было включено в список претендентов на исключительно престижную премию Кэтрин Куксон, присуждаемую молодым авторам.

В свободное время, когда оно выдается (что бывает нечасто), Стелла любит гулять по берегу моря или занимается со своими любимцами — шестью роскошными кошками.

ГЛАВА 1

Хватит ли у нее сил выполнить задуманное? Лисса бессильно прислонилась к вибрирующему корпусу самолета. Оцепенев от ужаса, с пепельно-серым лицом, она отрешенно смотрела перед собой. Салон самолета просто-таки пропитался ее страхом. Молодая женщина явно переоценила свой запас храбрости. Последние годы буквально выпили все силы, а этот прыжок вообще способен ее доконать.

Самолет дрогнул и покатился по бетонированной полосе. Усилием воли Лисса сосредоточила все свои мысли на Бетани. В памяти тут же всплыло счастливое личико девочки, развевающиеся темные волосы: вот она бежит через игровую площадку ей навстречу, радостно раскинув руки. Лукавый эльф, непоседливое, вольное дитя, плоть от плоти ее. Это ради Бетани Лисса намеревалась изменить всю свою жизнь.

Сокровище мое бесценное, только ради тебя, вздохнула она. Лисса знала, что рано или поздно так должно было случиться. Бремени свалившихся на нее несчастий ей одной больше не вынести. Мэтью добр, заботлив; любая женщина будет счастлива иметь такого мужа. И при этом он любит ее, невзирая на сумасшедшую жизнь, которую она ведет: носится сломя голову в поисках мест натурных съемок, из сил выбивается, стараясь удержаться на плаву в финансовом отношении, глаз не смыкает в заботах о Бетани. Жаль только, что она сама Мэтью не любит.

В конце дорожки самолет развернулся, готовясь к взлету. Лисса почувствовала, как к горлу подступил комок. А что, если сказать, будто голова кружится? Или что передумала? Любой ценой отказаться от прыжка…


Подготовка к прыжку стала настоящим испытанием. Однако учебные приземления шли как по маслу, а процедуру покидания самолета в теории она затвердила наизусть. Лисса ликовала в душе, ощущая себя необыкновенно храброй; все наперебой твердили, какая она молодчина.

Деньги спонсоров текли рекой. Коллеги с телевидения проявили особую щедрость. К несказанному удивлению Лиссы, люди жертвовали по десять, а то и по двадцать фунтов.

— На доброе дело как-никак, — говорили они. — А тебе смелости не занимать. Я бы и за «Эмми» на такое не пошел. — «Эмми» — статуэтка-приз за лучший фильм или телепередачу года была заветной мечтой любого телевизионщика.

Мэтью, правда, особого восторга не проявил. Он выслушал взволнованную речь Лиссы с некоторой опаской. Потянулся через ресторанный столик к руке спутницы и ласково сжал тонкие пальцы.

— Не нужно этого, — заметил юноша. — Есть и другие способы собрать деньги на исследования РАСа.

— Некогда, — отвечала молодая женщина твердо. — Бетани не может ждать. Я делаю это ради нее, и ты меня не остановишь. В этой жизни она для меня — главное.

— А я? Я же с ума сойду от волнения, — отозвался Мэтью, осторожно подбирая слова; и его красивое лицо омрачилось. — А что, если ты покалечишься?

Лисса высвободила руку и ласково коснулась темных волос юноши. Шелковистые пряди спадали до самого воротника; длинные темные ресницы обрамляли выразительные карие глаза. Мэтью был хорош собою; жизненные невзгоды не оставили следа на его лице. Он работал в фирме отца, и каждый его шаг в продвижении по службе был заранее спланирован. О будущем ему беспокоиться не приходилось.

— Не глупи, Мэтью. Это безопаснее, чем дорогу перейти. Тем более я долго тренировалась.

Он глубоко вздохнул.

— Как знаешь. Похоже, мои слова тебя не остановят. Но учти, мне не нужна невеста на костылях.

— Я тебе еще не невеста, — возразила Лисса, тряхнув головой. Сегодня вечером она собиралась в спешке и успела только расчесать свои рыжевато-золотистые волосы, собрать их в аккуратный хвост и завязать сзади шифоновым шарфом. — Все будет в порядке.

— Тогда я пригляжу за Бетани в субботу, если хочешь. Мы куда-нибудь сходим. В зоопарк, например.

— Отличная мысль. Спасибо, родной. Я знаю, что всегда могу на тебя положиться.


В субботу Лисса облачилась в оранжевый комбинезон. Снаряжение ее в который раз тщательно проверили и признали годным. Перебрасываясь шутками с приятелями-парашютистами, Лисса оглядела овеваемый ветрами бескрайний простор над головою и нимало не почувствовала себя причастной к прозрачной синеве, словно это небо не имело к ней никакого отношения.

Когда самолет, набрав скорость, оторвался от взлетной полосы, отвага Лиссы мгновенно испарилась. Осталась где-то на земле, в том самом шкафчике, где свален был в беспорядке всякий хлам, владелицей которого являлась она, Лисса Пастен, мать-одиночка, честолюбивый менеджер по выездным съемкам, мать пятилетней Бетани, у которой диагностирован РАС, будущая невеста Мэтью Арнольда.

Плавный взлет не успокоил ее. Ровный шум моторов тоже. Корпус самолета вибрировал все сильнее. К горлу снова подступил комок.

— Я могу передумать? — спросила она, словно бы в шутку, но инструктор притворился, что не слышит вопроса.

В открытую дверь Лисса видела, как под тонкой полосой вихревого тумана и облаков исчезает лоскутное одеяло земли, словно его убирают в ящик. Но вот самолет поднялся выше и вдруг оказался в ослепительном солнечном свете. Молодая женщина побледнела как полотно, дыхание у нее перехватило.

Один из парашютистов многозначительно поднял большой палец, давая понять, что все в порядке и волноваться не стоит. Лисса улыбнулась в ответ, кивнула, нервно перебирая ремни, проверенные и перепроверенные много раз.

Балансируя на ходу, к ней уже шел инструктор. Неужели и здесь действует старое правило «уступать дорогу дамам»? На такой высоте о светских условностях можно бы и забыть.

Инструктор наклонился к самому уху Лиссы и прокричал:

— Держи голову выше и выгни спину! Не задерживайся на выходе! Все будет в порядке! Увидимся в клубе. Кто первым окажется в баре, тот ставит выпивку.

Лисса попыталась ответить, но голос пропал. Ушел куда-то, наверное, туда же, куда и душа, в пятки. Все вылетело из головы — даже собственное имя.

Инструктор жестом пригласил ее к проему. И Лисса обреченно побрела вперед, с трудом передвигая ноги в тяжелых ботинках. Свирепствующий за бортом самолета ветер оглушил ее; крылья поскрипывали, словно корабль в качку. Комбинезон прилип к телу, защитные очки на мгновение запотели, но тут же видимость восстановилась. Снаружи царила пустота. Абсолютная пустота. Необозримое пространство, словно в «Звездных войнах». Инструктор что-то говорил, но Лисса его уже не слышала.

— Прыгай. Прыгай! Прыгай!!! — Кто-то толкнул ее в спину, и она оказалась снаружи.

С уст ее сорвался пронзительный крик и повис в воздухе, словно зримое олицетворение ужаса. Она падала, падала отвесно, словно брошенный камень, летела к четко очерченной земле, такой чужой и враждебной. Вот и конец! — пронеслось в мозгу. Все эти цветистые речи ни к чему не привели. Ох, моя Бетани, что с тобой станется?

В ушах ее зазвучал родной, жалобный голосок: «Мамочка, я по тебе сегодня так соскучилась. Можно, я завтра в школу не пойду? Мамочка, можно я с тобой побуду, ну, пожалуйста!»

А тем временем машинально, словно робот, Лисса сделала все, чему ее учили на тренировках.

— Тысяча… две тысячи… три тысячи. Дергай. Проверь купол, — вслух скомандовала она.

Нейлоновые стропы резко рванули плечи назад. В первое мгновение Лисса не поверила, что в самом деле парит в воздухе. Даже несмотря на шлем, она слышала гулкое хлопанье ткани на ветру. Или это стучит ее сердце? Затем она увидела, как над головою вздулся огромный круглый оранжевый купол, и едва не разрыдалась от облегчения.

А что за великолепный вид там внизу! Кабы отснять этот роскошный ландшафт: аккуратные миниатюрные поля, зеленые пятна лесов, тонкие, словно прочерченные карандашом русла рек, крохотные строения — ни дать ни взять детский конструктор «Лего». То-то восхитились бы телевизионные боссы ее неуемной изобретательностью, дали бы ей премию… Может быть, даже выходной.

Тишина и покой. Лисса различила в небе еще несколько оранжевых клякс и помахала им рукой, но расстояние было слишком велико, чтобы ее жест мог быть замечен. Остаться бы здесь навсегда. Ни тебе тревог, ни проблем, не надо принимать решения, не нужно вертеться словно белка в колесе. Только парить, парить вне пространства и времени, зная, что за Бетани приглядывает Мэтью. Раз в жизни Лисса могла позволить себе побыть самой собой, наедине со своими мыслями и чувствами. Целая куча свободного времени.

Она направила парашют прочь от строений, ближе к летному полю и высокому зданию ангара, которое быстро приближалось. Вот уже видны люди, они глядят вверх, машут руками. Может, она делает что-то не так? О Господи, да ее же несет прямо на деревья!

Где же посадочная площадка? Лисса не имела об этом ни малейшего представления. Способность рассуждать окончательно покинула женщину. Однако предпринять что бы то ни было она все равно уже не успевала, надо было увернуться от деревьев и вспомнить о том, как сгруппироваться при приземлении. Земля стремительно неслась ей навстречу.

Почувствовав под ногами почву, молодая женщина мгновенно перекатилась на бок. Рефлекс сработал, хотя соприкосновение с землей на мгновение оглушило Лиссу. Она полагала, что придется выбираться из-под ярдов оранжевого шелка, но парашют зацепился за нижние ветви дерева и стропы натянулись. Она отстегнула ремни и вышагнула из креплений, гадая, заставят ли ее платить за поврежденный парашют. В ярком материале зияла широкая рваная дыра.

Инструктор, разумеется, был далеко не в восторге.

— Вы что, не видели посадочной площадки? Она же ясно обозначена.

— Простите, не видела, — откровенно призналась Лисса; вся во власти возбуждения, она не придала значения его словам. — Вид сверху просто великолепен!

Она быстро приняла душ в женской раздевалке, натянула узкие серые брюки и яркую красную футболку, расплела волосы, которые тут же рассыпались по плечам крупными кольцами.

Лето шло к концу, неожиданно подумалось ей. Воздух заметно похолодал. Значит, у нее будет зимняя свадьба. Молодая женщина вздрогнула: начинать новую жизнь ненастной порой показалось ей не лучшим предзнаменованием.

Она прогнала сомнения и направилась в бар. Собравшиеся шумно обменивались впечатлениями и поздравлениями. Все парашютисты приземлились благополучно, без травм.

— Когда следующий прыжок? — спрашивали друзья Лиссу.

— Не скоро. На меня претендуют и другие, — отвечала она, улыбаясь поверх стакана с коктейлем. — Хотелось бы сперва благополучно выйти замуж.

Уже подъезжая к дому в старом надежном темно-синем «БМВ», Лисса осознала, как странно прозвучала эта фраза. «Благополучно выйти замуж». Люди сочетаются браком не ради благополучия. Они соединяют свои жизни потому, что влюблены друг в друга.

Она же не любила Мэтью. Была к нему привязана, о да, очень привязана и искренне надеялась, что более глубокое чувство придет само собой, когда они поженятся. Что такое любовь, Лисса отлично знала. Ее отношение к Мэтью под эту категорию не подходило никоим образом, на этот счет молодая женщина не заблуждалась.

Любовь — это страсть, что связала ее с Андре, отцом Бетани. Лисса повстречалась с ним на Менорке. Молодой француз, студент юридического факультета, тоже проводил там отпуск. На Менорку Лисса едва наскребла денег, однако вся ее жизнь волшебным образом преобразилась, когда они повстречались тем благоуханным вечером на набережной в Махоне. Между ними словно проскочил электрический разряд: любовь родилась мгновенно, взаимная, требовательная, сметающая все преграды. Они не расставались ни на минуту: гуляли, танцевали до утра, осматривали достопримечательности. Упоение любовью не оставило места разумным предосторожностям.

Возвратившись в Лондон, Лисса поняла, что беременна. Сперва она испугалась, пришла в растерянность, бродила, словно в тумане, не замечая происходящего вокруг. Но затем осознала, что с каждым днем любит Андре все сильнее и ни за что не откажется от этого ребенка. Она не сомневалась, что Андре на ней женится, пусть даже и с некоторым опозданием. Проблемы где жить, где работать… не волновали Лиссу, с оптимизмом юности она смотрела в будущее.

Узнав о ребенке, Андре возликовал. Он давно уже хотел назвать Лиссу своей женой. Свадьбу назначили через месяц. Лисса купила кремовое платье с заниженной талией для появления в отделе регистрации браков и заказала зал в отеле для последующей вечеринки. Как она была счастлива!

Какие-то подростки, накачавшись наркотиками и спиртным, угнали машину, спортивный «феррари». Малолетние правонарушители понятия не имели, как управлять автомобилем. Полиция, заподозрив неладное, ринулась за ними в погоню. Машины мчались по пустынным улочкам Лондона, не разбирая дороги, сирены разрывали предрассветную тишину. Андре прибыл на ночном пароме и шел к своей нареченной, предвкушая, как удивится и порадуется Лисса его неожиданному приезду.

«Феррари» вылетел на тротуар, сбивая все на своем пути — скамейки, урны… одинокого пешехода. Андре бросило на лобовое стекло, когда машина с грохотом врезалась в витрину. Стекло разлетелось, осколки впились ему в лицо, грудь, шею.

Даже сейчас, почти шесть лет спустя, Лисса не могла вспоминать о смерти любимого без внутреннего содрогания. Она вцепилась руками в руль машины, стараясь успокоиться, проглотила комок в горле и с ненавистью поглядела на других водителей, словно и те тоже сидели за рулем краденых машин, одурманенные наркотиками. Андре, ее возлюбленный… Так жестоко, так несправедливо, словно в телевизионной мелодраме. Она, пожалуй, могла бы подобрать подходящие декорации для съемок.

В положенный срок родилась Бетани, розовенькая, прелестная, с ангельской улыбкой и не менее ангельским характером. Роль матери-одиночки Лиссу вполне устраивала. Она обеспечивала себя и дочь, вкалывая как вол, выдерживая постоянное перенапряжение. Перетасовывала приходящих нянь, чтобы работать согласно своему невообразимому расписанию. Для личной жизни не оставалось ни времени, ни сил. Лисса уже не помнила, когда в последний раз была на свидании. Жизнь вращалась вокруг работы и маленькой Бетани.

Но стало куда труднее, когда выяснилось, что Бетани больна.

— РАС — очень редкое заболевание, — серьезно разъяснял консультант. — У нас регистрируется около десяти случаев в год. Причина неизвестна, и лекарств пока не существует. Мне очень жаль.

Утешил! — подумала Лисса, стараясь справиться с внезапно обрушившимся на нее горем.

— Можно ли что-нибудь сделать? — спросила она решительно.

— Боюсь, что нет. Об этом заболевании мы почти ничего не знаем. Постарайтесь создать для Бетани нормальные условия жизни, насколько возможно. Не надо кутать ее в вату.

— Этого мало. Вы должны хоть что-нибудь предпринять!

Но это было выше сил врачей. По мере того как шло время, Бетани все больше и больше привязывалась к матери. И неудивительно: Лисса каждую свободную минуту стремилась провести с обожаемой дочерью. А сколько ужасных часов пережила она, когда в панике мчалась в больницу с Бетани на руках! Как-то раз она привезла дочь в полночь: та упала с кровати и ударилась головой о ножку стула. Молодой доктор в отделении несчастных случаев сказал тогда Лиссе:

— Вам нужен муж. Одной вам не справиться.

Слова доктора запали ей в душу. И Лисса сперва бессознательно, а потом вполне осознанно стала посматривать на холостяков оценивающим взглядом как на потенциальных мужей. Коллег с телевидения молодая женщина отмела сразу. Эти люди вели ту же безумную, суматошную жизнь, что и она сама. А при ее распорядке дня шансов познакомиться с кем-то еще было мало. Вскоре Лисса решила, что все лучшие кандидаты уже разобраны, а она не браконьер, чтобы охотиться в чужих угодьях.

Познакомившись с Мэтью на одном из приемов, где рекой лилось красное вино и стоял неумолчный гул голосов, молодая женщина сперва не поверила своему счастью. Мэтью показался ей островком надежности среди бушующих волн сумасшедшей деятельности. Правда, он был моложе Лиссы на несколько лет, однако это значения не имело. Холостой, обаятельный, добродушный… Только крылышек не хватает. Лисса не торопила события, не подталкивала его. Она заботилась только об одном — чтобы они встречались. Стоит только протянуть руку — и вот он, приз.

Они ходили в кино и на концерты, водили Бетани в парк. Мэтью привязался к малышке, та же его просто обожала. Он даже не возражал против того, чтобы посидеть дома и посмотреть телевизор, если Лиссе не удавалось договориться с приходящей няней.

— Просто чудесно! — говорил молодой человек, вытягивая ноги перед декоративным камином. — Только ты и я, вдали от всего мира.

Лисса была почти счастлива. Но к определенному решению так и не пришла. Что-то ее удерживало.

Мэтью же метал о семейном очаге, о доме в городе на какой-нибудь тихой площади, и чтобы рядом была любимая женщина. Мысль об уже существующей дочери, что давно миновала несносный период младенчества, тоже его радовала.

— Никаких тебе бессонных ночей, — полусерьезно-полушутя говорил Мэтью, поглаживая розовое ушко девочки. — Явное преимущество.

— Можно, я буду подружкой невесты? — спрашивала его Бетани, прыгая вокруг. — А мне подарят длинное платье с оборками и серебряные туфельки?

Воображение Лиссы услужливо дорисовало остальное: Бетани, запутавшись в подоле, спотыкается на каменных ступенях и падает вниз головой. Сердце матери тут же леденело от страха.

— Короткое платьице тебе куда больше к лицу, — быстро отзывалась молодая женщина.


Вернувшись с летного поля в свою квартиру на семнадцатом этаже, — когда не работал лифт, впору было удавиться, — она немедленно позвонила Мэтью.

— Все в порядке, — объявила новоявленная парашютистка, потирая ушибы. — Я же говорила, что все кончится хорошо.

Мэтью застонал в трубку:

— Второй раз я этого не переживу! Я глаз не отрывал от экрана телевизора на случай, если передадут выпуск внеочередных новостей. Только твоя дочь в тебя верила: «конечно, мамочка сумеет спрыгнуть с самолета, мамочка все умеет».

— Я получила приглашение, — неохотно сообщила Лисса. — Повестку, если угодно. Из Суссекса. От твоей тети Сары. Она находит, что нам пора познакомиться.

— Тетя думает, я тебя прячу. Скрываю, словно некую зловещую тайну.

— Со стороны все выглядит именно так. По правде говоря, я немного боюсь встречи с твоей родней. Может быть, уже готовая семья их не порадует.

— Мой отец вернется из Штатов в следующие выходные. — Мэтью помолчал. — Почему бы нам не пообедать всем вместе?

— Письмо тети Сары очень любезное. И однако… в нем чувствуется нечто странное. Она ни словом не упомянула о Бетани.

— Мы возьмем с собою и Бетани, — охотно предложил Мэтью.

Лисса глубоко вздохнула.

— Нет, не надо. Только не в первый раз. И без того придется непросто. Тем более у Бетани урок в балетной школе. Моя подруга Мэгги приглядит за ней, пока я не вернусь.


Лисса сидела рядом с Мэтью в его ухоженном мощном «Ягуаре XJ6». Для энергичного молодого человека, надежды большого бизнеса, такая машина — в самый раз. Женщина слабо представляла себе, что именно контролирует «Арнольд консолидейтед индастриз», но знала — это «нечто» включает транспорт, печать, средства массовой информации и тяжелые металлы. Ну и сочетаньице, подумала Лисса.

Мысль о предстоящей встрече с отцом Мэтью пугала не меньше, чем прыжок с парашютом. Хотя, казалось бы, чего бояться? Кто-кто, а она всегда умела найти общий язык с людьми старшего поколения и внимала бесконечным разглагольствованиям стариков не без удовольствия: воспоминания прошлого не оставляли Лиссу равнодушной.

— Ты прекрасно выглядишь, — заметил Мэтью, легко дотрагиваясь до обнаженного колена спутницы. Впрочем, не совсем обнаженного, ногу обтягивал прозрачнейший черный чулок-паутинка. Лисса решила предстать перед строгими судьями воплощением женственности и в последний момент разорилась на выходной костюм. Работала она в основном в брюках, никогда не зная заранее, проведет ли день, карабкаясь по дымовой трубе или спускаясь в ствол шахты. Так что элегантными туалетами гардероб Лиссы явно не изобиловал.

Сочного абрикосового цвета костюм — короткий, мягких очертаний жакет и мини-юбка — великолепно гармонировал с янтарными волосами. Лисса знала: ноги у нее что надо, даже если сама фигура пышностью форм не отличалась. Макияж был скромен, но безупречен. Она достаточно проработала на студии, чтобы кое-чему подучиться у визажистов. Волосы ее были собраны у основания шеи в аккуратный пучок.

— Я вот все гадал, а есть ли у тебя ноги, — заметил Мэтью, сохраняя серьезный вид и глядя прямо перед собою на дорогу. — Если бы не сегодняшний обед, мне бы так и не удалось этого выяснить… Ох уж эти твои вечные брюки…

— Эту пару ног я одолжила в костюмерной, — съехидничала Лисса, одергивая юбку. Коротковата, ничего не скажешь, но заглянуть в другие магазины времени не нашлось. Оставалось только надеяться, что у Арнольда-старшего это возражений не вызовет. Отец Мэтью, по рассказам сына, был из числа одержимых, страдающих работоманией. В отроческие годы Мэтью видел родителя разве что мельком. Рос парнишка под присмотром тети Сары, старшей сестры мистера Арнольда.

— Не возвращай, — посоветовал Мэтью любовно. — Тебе идет. Люблю ноги. Особенно твои.

Лондон остался позади, а затем миновали и пригород. Вскоре машина уже мчалась по петляющим тенистым дорогам Суссекса. Сквозь густой шатер ветвей проглядывало бледное солнце, тихо шелестела желтеющая листва. В полях мирно паслись лошади. Стадо овец сосредоточенно уничтожало траву. Именно в таком месте и следует жить Бетани, подумала Лисса, вдали от изрыгающих дым машин и бетонных коробок.

— Что примолкла? — спросил Мэтью, почувствовав тревожное состояние спутницы. — Нервничаешь?

— Еще бы, — отозвалась Лисса, стараясь, чтобы голос ее прозвучал бодро. — Не каждый день встречаешься с промышленным магнатом. Вот как возьмет да и возненавидит меня с первого взгляда: решит, чего доброго, что я зарюсь на твои деньги.

— Он тебя непременно полюбит, — заверил Мэтью. Встретившись с юношей взглядом в зеркале заднего вида, Лисса прочла в глазах спутника теплоту и преданность. — Полюбит не меньше, чем я тебя, дорогая. Дождаться не могу свадьбы. Ну да теперь уже недолго осталось.

— Еще ничего не решено, — возразила Лисса. Но тут Мэтью поднес к губам ее руку и нежно поцеловал кончики пальцев. Ну разве он не прелесть? — растроганно подумала молодая женщина уже не сомневаясь, что после свадьбы со временем полюбит своего избранника.

Они проехали через живописную деревню, что так и напрашивалась в местные достопримечательности. Каждый дом был отреставрирован в строгом соответствии со временем его постройки, даже если внутреннее убранство и отвечало современным стандартам.

Мэтью свернул с основной дороги на боковую аллею, скрытую деревьями от посторонних глаз. Лисса непременно проехала бы мимо. Знак у поворота гласил: «Частная дорогая. Нарушители преследуются по закону. Сторожевые собаки. Скрытые камеры». Молодая женщина боязливо передернула плечами.

— Тут и в самом деле сторожевые псы? — осторожно осведомилась она.

— Только два. Билл и Бен. Они тебя не тронут. Вид у них и впрямь свирепый, а на самом деле эти миляги и мухи не обидят.

Дорога резко свернула в сторону, деревья расступились. И взгляду отрылась обширная лужайка, в центре которой высился дом с пристройками: казалось, что он стоит тут от сотворения мира. Лисса обратила внимание на высокие крыши, кирпичную кладку стен мягких, пастельных тонов. Решетчатые окна поблескивали в солнечных лучах. Дикий виргинский виноград затянул стены живым ковром из алых листьев. Печные трубы разной конфигурации и высоты возносились к самому небу над остроконечной черепичной крышей. Дом грез, затерянный среди деревьев.

— Добро пожаловать в Холлоу-хаус, Долинную обитель, — объявил Мэтью, и в его голосе отчетливо прозвучала гордость. — Этому дому несколько сотен лет: сперва тут была ферма, потом загородный помещичий особняк. К нему постепенно пристраивали все новые помещения. Отец объединил их воедино, и получился огромный дом. Внутри ничего не стоит заблудиться. Там полным-полно случайных лестниц и комнат, которые дому словно бы и не принадлежат.

— Очень красиво, — восхитилась Лисса, упиваясь благородной, сдержанной красотой сооружения. В глубине души она обожала старинные постройки. — Не удивляюсь, что ты терпеть не можешь Лондона.

— Теперь, когда там есть ты, я так и быть примирюсь с его существованием.

В голосе Мэтью Лисса услышала собственническую нотку и собралась уже было одернуть своего спутника, но момент был упущен. Юноша открыл для нее дверцу машины, помогая выбраться наружу. Юбка, естественно, снова поползла вверх, открывая взгляду длинные ноги намного выше колен. Повинуясь внезапному побуждению, молодая женщина оглядела окна. Странное чувство, будто за нею наблюдают, не оставляло Лиссу. Впрочем, она никого не заметила.

— Пойдем в дом. — Мэтью взял невесту под руку. — А позднее я покажу тебе наши угодья. Чего тут только нет! И сад, и теннисный корт, а в прошлом году отец соорудил бассейн с подогревом. Вересковая пустошь тянется до самого моря. Ну, то есть до Ла-Манша.

— Что-то здесь холодновато для купания.

— Я же сказал: вода подогревается, притом помещение закрытое, прежде использовалось под конюшни. Ты не замерзнешь, если рискнешь искупаться. — Юноша отворил тяжелую дубовую дверь.

Залитый светом холл был некогда частью помещичьего дома. Витраж во всю стену воспроизводил традиционный викторианский сюжет: рыцарь в доспехах спасал полуодетую деву от свирепого огнедышащего дракона. Цветное стекло искрилось всеми цветами радуги и отбрасывало причудливые тени на мозаичный пол. Повсюду стояли огромные букеты живых цветов. Надо думать, позаботилась тетя Сара.

Мэтью ввел невесту в гостиную, что располагалась слева от главного входа. Дубовые балки поддерживали низкий потолок, в углублении стены красовался сложенный из камня камин, в котором жарко пылал огонь. Тут и там стояли мягкие диваны — Лисса насчитала их шесть. Книги и журналы загромождали столы и полки. Комнату заливал мягкий свет повсюду зажженных ламп. Уютная семейная гостиная, где можно расслабиться, почитать на досуге… Когда это у нее в последний раз находилось время открыть книгу? Лисса понемногу успокаивалась, напряжение постепенно покидало ее.

— Пойду отыщу тетю Сару и скажу ей, что мы приехали. Располагайся как дома. Чай или кофе?

— Кофе, пожалуйста, — улыбнулась Лисса, подавляя зевок.

Чего ей стоило вырваться на свободу нынче утором: накануне пришлось работать допоздна. Она с ног сбилась в поисках самого обычного загородного дома для очередного сериала. Именно такие задания отнимали больше всего времени и сил. Люди прижимисты, боятся, что их обманут, и неприкосновенность жилищ блюдут свято — Господи, кого интересует их личная жизнь! — попробуй-ка уговори их. В итоге пришлось отправиться к местному агенту по продаже недвижимости и спросить, нельзя ли арендовать на время пустующий дом. Чаще всего этот способ себя оправдывал. Какая семья захочет, чтобы на ее законную территорию вторглись орды киношников!

Лисса опустилась на длинный, обтянутый мебельным ситцем диван и недолго думая сбросила туфли. Жар от камина навевал приятную дремоту, молодая женщина полуприкрыла глаза и внутренне расслабилась — причин для беспокойства не было. Приятельница присмотрит за Бетани. Мэгги — друг что надо. Они познакомились, когда Лиссе понадобилось помещение для съемок балетных сцен. Мэгги охотно предоставила ей на пару дней свой танцзал: «Куда выгодней, чем работать, — заметила она со смехом, пряча чек. — А для Бетани я могу предложить особую скидку…»

Лисса услышала, как открылась дверь, и, подумав, что это Мэтью наконец-то принес долгожданный кофе, сонно проговорила:

— Поставь где-нибудь.

— Куда именно? — приглушенно осведомился голос.

— Куда угодно, лишь бы я могла дотянуться, — отозвалась Лисса. — Так устала, что и не встать.

И тут молодая женщина ощутила чужое присутствие, затем осознала, что вошедший встал перед камином, загородив от нее огонь. Лисса разлепила ресницы: высокий мужчина, заложив руки за спину, бесцеремонно разглядывал ее.

— Что еще прикажете, мэм? — холодно осведомился он.

Лисса проворно села, расправив юбку. Глаза незнакомца, глубоко посаженные, серые, как гранит, живые и умные, были устремлены на нее с выражением явного неодобрения. Под его испытующим взглядом у молодой женщины перехватило дыхание, словно незваный гость мысленно сдирал с нее не одежду слой за слоем, а обнажал душу, и то, что там обнаруживал, Лиссе чести не делало. Она ничтожество, досадное недоразумение, не более, откровенно говорил его взгляд.

Она же воспринимала его по-другому: непоколебимый, уверенный в себе супермен, способный совладать с любой ситуацией, требующий беспрекословного повиновения. Такие отдают приказания, а не выслушивают их. Именно это властное, всеподчиняющее присутствие и ощутила Лисса, прежде чем заметила, что и собою мужчина недурен.

Молодая женщина отвернулась, чтобы не видеть широких плеч, длинных ног, твердо стоящих на ковре. Сердце ее бешено забилось. Незнакомец не сводил с Лиссы невозмутимо оценивающего взгляда, словно рассматривал мошку под микроскопом. Почему Мэтью не предупредил ее? Откуда ей знать, что в Холлоу-хаус будут и другие гости?

— Это не приказ, — уточнила Лисса вызывающе, стараясь взять себя в руки. — Всего лишь бездумное замечание, произнесенное в полусне, если угодно. У меня вчера выдался тяжелый день на работе, теперь глаза слипаются.

— Многие работают не покладая рук. И не считают нужным кричать об этом на всех перекрестках. Вы не единственная, кто вкалывает по восемнадцать часов в день. — Комната словно бы уменьшилась в размерах, атмосфера накалялась.

— Я вовсе не имела в виду…

— Значит, мне послышалось, что вы упомянули про тяжелый день.

Голос незнакомца был подобен хрусту гравия; этот человек перемалывал слова и снова изрыгал их, точно камнедробилка. Гласные не отличались мягкими, выразительными модуляциями, как у профессиональных актеров, речь огрублял акцент, который Лиссе никак не удавалось распознать. Этот голос трепал ее, словно шторм, играл на нервах, вселял чувство тревоги.

— Вижу, вы устроились как дома, — отметил мужчина; от смущения Лисса поджала пальцы. — Вы всегда забираетесь на чужие диваны с ногами?

— Раз уж вы на меня уставились во все глаза, так могли бы заметить, что туфли я сняла, — огрызнулась молодая женщина. — Вы подкрались ко мне и застали меня врасплох. Вас не учили, что, входя в комнату, следует постучаться или хотя бы кашлянуть?

— Постучаться? — Темные брови поползли вверх. — Ах, вот что мне, оказывается, следовало сделать!

Теперь Лиссе казалось, что незнакомец откровенно насмехается над ней, но она слишком устала для словесных поединков. Она резко поднялась, одернув короткую юбку, упорно не желавшую вытягиваться еще хоть на дюйм, и сунула ноги в туфли. Лисса ощущала себя в ловушке; присутствие этого человека стесняло, подавляло ее, рождало желание спастись бегством.

Бессознательным движением она вытащила шпильки, скрепляющие ее тщательно сооруженный пучок, и встряхнула волосами. Длинные пряди легли на плечи шелковистой волной, скованность пропала, молодая женщина с облегчением почувствовала, что словно вырвалась на свободу. Определенно, этот человек действовал ей на нервы.

— Я не знаю, кто вы и что вам здесь нужно, — проговорила она. — Но буду весьма признательна, ежели вы любезно оставите меня в покое. Если вам нужен мистер Арнольд, извольте подождать его в соседней комнате. — Темный деловой костюм, полосатый клубный галстук и золотые запонки откровенно говорили о статусе гостя: разумеется, коллега, глава какой-нибудь дружественной индустриальной империи. Одергивать нахальных телевизионных боссов Лиссе было не привыкать. — Уверена, что в доме такого размера достаточно для этого подходящих помещений. Здесь же, как мне кажется, семейная гостиная.

Невеста Арнольда-младшего сделала акцент на слове «семейная», надеясь, что этот тип поймет намек. Но он так и не двинулся с места.

И Лисса с ужасом почувствовала, как ее тело дрогнуло в знакомом отклике. Уже много лет в ней не пробуждалась женщина. После смерти Андре чувство физического влечения атрофировалось, словно исконно женская часть ее натуры погибла в той роковой автомобильной катастрофе вместе с любимым. Но вот сейчас предательское тело ни с того ни с сего отозвалось на невидимый зов, каждой клеточкой потянулось навстречу незнакомцу. Чувственный голод пробудился и вспыхнул в ней с новой силой. Ошибиться было невозможно: ноги внезапно подкосились, живот напрягся. Лисса затаила дыхание, потрясенная собственной восприимчивостью: нахал ест ее взглядом, а она возьми да и попадись на удочку!

— Умираю, до чего кофе хочется. — Она сказала первое, что пришло в голову, лишь бы развеять наваждение.

— Не иначе как Сара уронила поднос. Сегодня у нее все из рук валится, не могу понять почему, — сообщил незнакомец не без сарказма.

Но в это мгновение словно для того, чтобы избавить ее от смятения, которое охватило душу, дверь распахнулась, и в гостиную почти вбежала пожилая женщина, на ходу закрепляя сережки-подвески. Прическа из каштановых с проседью волос сбилась набок.

— Кофе несет Мэтью, — сообщила она ни к селу ни к городу, потому что означенный Мэтью маячил у нее за спиной. С этими словами тетя Сара — а это была именно она — ринулась прямиком к Лиссе и взяла ее руки в свои. — Дорогая моя, это такое событие! Мы все ужасно рады наконец-то познакомиться с вами. Ну, теперь понятно, почему Мэтью с ума сходит. Вы просто очаровательны.

Лисса в который раз прокляла румянец, волной заливший ее щеки. Молодая женщина не терпела, когда комментировали ее внешность. Врут люди, вот и все. Волосы у нее слишком прямые, кожа слишком бледная, глаза слишком большие, и сама она чересчур худощавая, чтобы не сказать тощая.

Отодвинув книги, Мэтью водрузил поднос с четырьмя фарфоровыми чашечками и блюдцами с золотым ободком, внушительных размеров серебряным кофейником и кувшинчиком со сливками на низкий столик. Аромат хорошего кофе вернул Лиссу к действительности.

— Она обворожительна, — с гордостью подтвердил Мэтью. — Но сама в это не верит. Отметает все комплименты, словно отроду не смотрелась в зеркало… А, очень хорошо, вижу, что вы двое уже познакомились. Стало быть, представлять не придется.

— Познакомились? — слабо отозвалась Лисса. Во взгляде ее, обращенном к Мэтью, читалась отчаянная мольба о помощи. Уж не хочет ли он сказать, что?.. Что же она наговорила, что наделала!

— Это Джет Арнольд, мой отец. Папа, это Лисса Пастен, моя невеста.

Лиссе показалось, что комната закружилась вокруг нее. Скорее, нет, это голова у нее пошла кругом. Сама комната принадлежала реальности, равно как и стоящий перед нею промышленный магнат. Сама не зная как, молодая женщина собрала жалкие остатки светских манер и церемонно протянула руку.

— Здравствуйте, мистер Арнольд, — проворковала она.

Тот коротко кивнул.

— Приятно познакомиться, миссис Пастен.

ГЛАВА 2

Ленч обернулся для Лиссы настоящей пыткой. За всю жизнь ей не доводилось чувствовать себя настолько скованно, хотя на первый взгляд ей грех было жаловаться.

Тетя Сара оказалась превосходной поварихой, невзирая на то, что в кухне у нее якобы все валилось из рук. Обед подали в столовой, что находилась справа от холла. Просторная прохладная комната с обоями и мебелью в голубых тонах создавала ощущение спокойного величия. За полированным столом орехового дерева свободно разместились бы человек двадцать.

Шторы темно-синего бархата драпировали окна. В застекленных шкафах, выстроившихся вдоль одной из стены, красовался роскошный фарфор и не менее дорогой хрусталь. В серванте напротив тускло поблескивала коллекция серебра времен короля Георга, порадовавшая бы любого взломщика. Прислуживала за обедом круглощекая деревенская девушка по имени Эмили.

Все четверо разместились на одном конце стола. И Лисса подумала, что Джет Арнольд остановил выбор на комнате столь внушительных размеров не без умысла: потрясти ее пытался, не иначе. На свободной части стола тетя Сара расставила вазы с цветами и фруктами и блюдо с сырами, и вскоре об избыточном месте удалось забыть. Мэтью держался исключительно предупредительно, красивое лицо юноши так и лучилось счастьем.

— Что за очаровательная комната! — восхищалась Лисса, стараясь выдержать роль образцовой гостьи. — И цветы, конечно, из своего сада?

— О да, — подхватила тетя Сара. — Цветов у нас море. Вы непременно должны взять домой букет.

Джет Арнольд умело разыгрывал гостеприимного хозяина, однако в его голосе Лисса отчетливо различала резкие нотки, понятные только ей. Несколько раз молодая женщина ловила на себе пристальный взгляд Джета. Что же все-таки она такого сказала? Что сделала? Ну сбросила туфли в чужом доме и уселась с ногами на диван! Тоже мне, великое прегрешение! Или, может, он уловил то внезапное влечение, которое пронзило ее, подобно молнии, и теперь до глубины души возмущен ее поведением?

При этой мысли Лисса похолодела. Вдруг этот тип подумал, что она так реагирует на каждого встречного мужчину или сознательно пользуется своей привлекательностью, чтобы возбудить ответное чувство? В таком случае он наверняка не одобрит выбор сына — такого рода женщине не место в респектабельной семье.

Лисса повернулась к Мэтью, решив обращаться только к нему, дабы образ Джета померк, отступил куда-то за грань сознания.

— Чувствую себя совсем другим человеком. Я и забыла, что такое домашняя стряпня. Ох уж эти вечные столовые. Ешь всякую дрянь и, как правило, на бегу. В одной руке — папка, в другой — сандвич. Чаще всего я даже не успеваю понять, что проглатываю, — говорила она, а в мозгу неотвязно звучало: «Его сын. Трудно проверить, что Джет — отец Мэтью».

Однако в изгибе рта и выдающемся вперед подбородке наблюдалось определенное сходство. Но, если правильные, без изъяна черты Мэтью наводили на мысль о классической мраморной статуе вне пространства и времени, то Джет Арнольд был словно вырублен из гранита. Волосы коротко подстрижены, лоб избороздили морщины — свидетельство сильного характера, но не возраста. А глаза… Лисса старалась не смотреть в них. Так и пронзают ее насквозь, словно лазерные лучи.

— Мэтью упомянул как-то, что у вас есть дочь, — заметил Джет позже, подавая гостье кувшинчик со сливками — полить яблочный пирог, что щедрой рукою раскладывала по тарелкам тетя Сара. Уже лет сто Лисса не вдыхала аромата настоящего домашнего яблочного пирога. Она от души надеялась, что уж пирог-то съесть сможет. Жареного цыпленка и овощи Лисса только попробовала и отставила в сторону, уверяя, что плотно позавтракала. Соврала, разумеется, за весь день она проглотила всего-то навсего гренок с мармеладом.

— Да, Бетани. Ей пять, скоро будет шесть, — отвечала Лисса, надеясь, что наконец-то ступила на твердую почву.

— Ваш муж умер?

— Погиб в автомобильной катастрофе, — отозвалась Лисса, не вдаваясь в подробности. Она так и не сказала Мэтью, что трагедия произошла до свадьбы. Теперь, спустя столько лет, это уже не имело значения. Ей казалось, что Андре и впрямь был ей мужем; он продолжал жить в их темноволосой дочери.

— Как вам удается растить дочь и одновременно справляться с такой ответственной работой? Менеджер по выездным съемкам, так ведь? — В голосе Джета снова отчетливо прозвучало неодобрение. Мистер Арнольд явно принадлежал к числу тех людей, кои считают, что женщин следует цепями приковать к кухонной раковине, особенно если они обзавелись ребенком.

— Я вечно в разъездах, — поторопилась сообщить Лисса и тотчас пожалела о сказанном. Прозвучало так, словно она была особой, которая сама не знает, где окажется в следующие полчаса. Чуть ли не как работающая по вызову проститутка. — То есть я хочу сказать, что в офисе я почти не бываю. Я появляюсь на заседании-другом, обсуждаю сценарий, а затем отправляюсь на поиски подходящих мест. А найти то, что нужно, непросто: порой управишься за пять минут, порой — за пять дней. И всякий раз требуется что-нибудь новенькое. Мы как-то использовали один и тот же участок на берегу Темзы в двух разных передачах. И что вы думаете? Телезрителям палец в рот не клади: тотчас же уличили. И написали, конечно.

— Есть ли миссия важнее?! — саркастически усмехнулся Джет, не сводя с Лиссы холодного оценивающего взгляда. Вивисектор проклятый!

— Это важно для телезрителей, которые в силу ряда причин заперты в четырех стенах: для матерей-домохозяек, инвалидов, для тех, кто слишком стар или слишком слаб, чтобы выйти из дома, — встала Лисса грудью на защиту телевидения в целом, и бездумно-развлекательного, и достойного уважения. — Согласна, отдельные передачи оставляют желать лучшего. Но ведь есть и очень хорошие. «Британская драматургия», например, просто превосходна. Впрочем, вы, наверное, ничего не смотрите.

В гостиной Лисса сразу же приметила огромный телевизор и газеты с программами, разбросанные по столам.

— Почти ничего не смотрю, — согласился Джет. — В свободное время я предпочитаю почитать что-нибудь, так сказать, наверстать упущенное, или побродить по Южному Даунсу. Однако это случается нечасто.

— Брат проводит куда больше времени в воздухе, чем на земле, — пояснила тетя Сара. — Он летает по всему миру. Берет с собой целый офис, с факсом и всем необходимым. Сомневаюсь, что он знает, где у телевизора выключатель. В нашей семье теленаркоман — это я. А над какой передачей вы работаете сейчас?

— Над «Инспектором Даттоном». Готовится новый десятисерийный фильм. Сейчас идут съемки третьей серии. Опросы показали, что сериал пользуется большой популярностью, по сценарию инспектора временно откомандировали в другое управление, и я ищу новые места для съемок. Думаю, мне удастся подобрать натурные декорации так, чтобы наблюдалось определенное визуальное соответствие с сюжетной линией.

— Да что вы говорите, новый сериал? Это же замечательно! Обожаю инспектора Даттона. Он держится так естественно, без всякой позы. Теперь я стану обращать внимание на декорации: буду смотреть и думать — ага, это все Лисса нашла, ее рук дело. — Тетя Сара довольно заулыбалась, предвкушая удовольствие.

— А что, позвольте узнать, происходит с юной Бетани, пока вы носитесь сломя голову то туда, то сюда? — Ну вот, опять прозвучала нота неодобрения!

— Первую половину дня Бетани в школе. Приходящая няня отводит девочку домой и присматривает за ней, пока я не вернусь. Иногда я сама успеваю забрать дочь из школы. День на день не приходится. Если я быстро нахожу то, что мне нужно, разметку и документацию я могу подготовить и дома.

— А если девочка больна?

— О, Бетани болеет крайне редко. — Лисса чуть не прикусила язычок: ох, и трудно же лгать! Она поймала на себе взгляд Мэтью и улыбнулась ему краем губ. Не время вдаваться в объяснения касательно РАСа. Слишком рано, да и слишком все непросто. Порой люди считают, что она все усложняет, драматизирует события и, возможно, не без выгоды для себя. — Никаких тебе детских болезней, никаких простуд. Бетани — здоровенькая девочка… — Голос Лиссы прервался. Встревоженный, обращенный к Мэтью взгляд молил без слов: «Молчи про РАС, молчи».

Лисса подцепила вилкой кусок яблочного пирога. Бесподобно! Язык так и обвился вокруг лакомства, наслаждаясь давно забытыми вкусовыми ощущениями. Молодая женщина существовала на чуть теплой пище столовых и забегаловок, да на завернутых в целлофан сандвичах. Бетани везло больше. Мать бдительно следила за тем, чтобы девочке перепадало достаточно витаминов, свежих фруктов и овощей, сама же она зачастую слишком уставала, чтобы поесть толком.

— А как насчет школьных каникул? — снова возник Джет. Он откинулся на стуле и полузакрыл глаза, следя за жертвой сквозь ресницы.

Лисса вспыхнула. Да это допрос с пристрастием! Она метнула негодующий взгляд через стол, но Джет уже не смотрел в ее сторону. Он накладывал себе еще кусок яблочного пирога. На мгновение она преисполнилась жалости к магнату: тоже ведь несладко приходится — от запакованной в пластик еды, что подают в самолетах, радости мало. Но жалость тут же прошла. Летает он, конечно же, первым классом, а там в меню значится отнюдь не размороженная в микроволновке рыба.

— Хотя сдается мне, что это не ваше дело, но в дни школьных каникул я вожу Бетани с собой. Ей нравится разъезжать со мною на машине, «носиться сломя голову то туда, то сюда», как вы говорите. Она берет в дорогу карандаши и краски, а съемочная группа балует ее безбожно. Словом, Бетани развлекается от души.

— Не кажется ли вам, что пятилетней девочке следовало бы проводить школьные каникулы отнюдь не в дорожных пробках?

Лисса открыла было рот, чтобы одернуть зарвавшегося нахала, но тут же решила, что не стоит. Каким бы малоприятным собеседником он ни был, все-таки он отец Мэтью. Пусть говорит что хочет. Она-то знает, что Бетани обожает проводить каникулы с ней. Наступила неловкая пауза, и тетя Сара очертя голову ринулась восстанавливать мир.

— Мы вовсе не хотим совать нос в чужие дела, милая Лисса. Просто мы так отвыкли от маленьких детей. Ваш независимый образ жизни для нас несколько внове. Немного необычен, надо признать. Но со временем мы привыкнем.

— По-моему, это лучше, чем запирать ребенка в интернате, — мстительно заметила Лисса, намекая на некоторые, известные ей подробности детства Мэтью. Юноша поведал ей, каким одиноким и несчастным ощущал себя, отбывая по семь месяцев в году в сером каменном здании в глуши Дорсета. — Бетани видится со мною каждый день. Девочка знает, что у нее есть мать.

Джет резко выдохнул — молодая женщина поняла, что удар попал в цель. Мать Мэтью бросила семью почти сразу после рождения сына. Всех обстоятельств этого дела Лисса не знала, но о многом догадывалась. С Джетом Арнольдом ужиться ой как непросто!

— Может быть, в следующий раз вы привезете с собою и Бетани? — улыбаясь, предложила тетя Сара.

— С удовольствием…

— Ты поучишь ее плавать, — подсказал Мэтью.

— Бетани будет в восторге. Дочка всегда мечтала побултыхаться в воде.

— А разве вы не водите ее в бассейн? — поинтересовался Джет, словно вознамерившись составить подробный список недостатков Лиссы как матери. — Мне казалось, что современные дети учатся плавать в гораздо более раннем возрасте.

— Местный бассейн всегда переполнен, — пояснила Лисса. — Того и гляди толкнут или собьют с ног. — Я не могу рисковать, добавила она про себя, стараясь унять ярость, снова поднимающуюся в душе. Нужно подумать о Бетани. Она, Лисса, собирается замуж за Мэтью ради того, чтобы девочка обрела мирный домашний очаг. Ни к чему восстанавливать против себя будущего дедушку.

Сей титул так не соответствовал облику предполагаемого обладателя, что Лисса расхохоталась во весь голос. Этот сильный, властный, привлекательный мужчина — дедушка ее малютки?

— Простите, — покаялась Лисса, но глаза ее при этом лукаво блеснули. Молодая женщина обвела взглядом всех сидевших за столом, надеясь, что они оценят шутку. — Я просто вспомнила, что Бетани уверена, будто у всех дедушек длинные седые бороды. Мистер Арнольд, как вы думаете, вы успеете отрастить к сроку совершенно необходимую длинную седую бороду?

Впервые Лисса взглянула на Арнольда-старшего без страха; озорные искорки в ее золотисто-карих глазах зажгли в его взгляде ответный отблеск. И он ответил ей так, словно, кроме них, в комнате никого не было, будто тетя Сара и Мэтью растворились в переливчатой голубизне обоев.

— Может, и удастся, если дергать за щетину каждое утро, — предположил Джет.

— Или привязать к щетине гири.

— Или удвоить дозу витаминов. — Но тут настроение Арнольда-старшего вновь резко изменилось. Он отодвинул стул и поднялся. — Прошу меня простить, у меня много работы. Миссис Пастен… приятно было познакомиться с вами. — Перед словом «приятно» он сделал многозначительную паузу, и Лисса вознегодовала не на шутку. Вовсе незачем грубить гостье, даже если ему не по душе, что его драгоценный сынок женится на матери-одиночке. Лисса почти не сомневалась: главная причина скрытой неприязни Джета — ее дочь. Или все-таки она сама? Что же ему в ней не понравилось — работа, характер, внешность?

— Кофе мы выпьем в маленькой гостиной, — объявила тетя Сара. — Вы почти ничего не съели, Лисса. Неудивительно, что вы такая худенькая.

— Простите, — извинилась молодая женщина. — Все было на диво вкусно. Просто у меня вдруг пропал аппетит.

— Нервишки пошаливают, — шепнул ей на ухо Мэтью, очень довольный. Вот ведь простодушный! Думает, что у нее предсвадебный стресс — как зачастую случается с невестами.

— Нам с Лиссой есть что обсудить, — не унималась тетя Сара, прямо-таки выталкивая племянника из комнаты. — Приготовления к свадьбе… И все такое. Ты соскучишься с нами, Мэтью. Иди лучше поплавай. У тебя ужасно изнуренный вид; все от житья в твоем загазованном Лондоне.

— Так уговори отца перенести главный офис в более экологически чистое место. Это же ему пришло в голову откупить участок и отстроить этот чертов небоскреб.

Лисса ничем не выдала своего смятения, даже глазом не моргнула. В свое время служба безопасности с позором выставила ее из этого самого Арнольд-плейс. До сего момента Лисса никак не связывала сей эпизод многолетней давности с семейством Арнольд. В ту пору она была дерзка, порывиста и только начинала учиться своему делу. Она попыталась незаконно провести съемочную группу в необозримых размеров приемную, где, куда ни кинь взгляд, тускло поблескивала нержавеющая сталь, а вечнозеленые деревья в кадках возносили ветви на высоту третьего этажа. При мысли о собственной глупости Лисса досадливо поморщилась… Тоже мне, и разрешения ей, видите ли, не надо. Ее, конечно, выгнали. И совершенно правильно. История эта стала притчей во языцех: не ходите никуда с Лиссой, если не хотите, чтобы вас выставили вон.

Этот случай стал поворотным моментом ее карьеры. Пришлось изрядно постараться, чтобы позорная история забылась. Лисса твердо вознамерилась стать одним из лучших менеджеров по выездным съемкам. Отныне и впредь она из кожи вон лезла, чтобы придраться было не к чему, чтобы все шло как по маслу, с разрешения и к полному удовлетворению всех вовлеченных сторон. Она не упускала ни малейшей детали. Потому-то руководство ей и доверяло.

— Очаровательная комната, — молвила Лисса, обводя гостиную взглядом. А тем временем тетя Сара разгребала журналы, чтобы Эмили могла поставить поднос с кофе на журнальный столик.

— В доме есть еще одна гостиная, для торжественных приемов, двери которой выходят на лужайку, — заметила тетя Сара, усаживаясь на диван и подкладывая под спину подушки. — Выглядит ужасно официально… два рояля и все такое прочее. Джет иногда устраивает там музыкальные вечера для коллег-бизнесменов. Но мне больше по душе эта. Здесь как-то уютнее, совсем по-домашнему.

По-домашнему, скажет тоже, подумала Лисса, разглядывая огромную залу. Вот к ее собственной комнате, двенадцать на десять футов, слово это и впрямь применимо. Интересно, а как давно разбогатело семейство Арнольд? Ни про Джета, ни про его сестру не скажешь, что они не от мира сего. Только в Мэтью ощущается тот самый светский лоск, что отличает молодого человека, с рождения привыкшего сорить деньгами.

— У вас нет родственников, что могли бы помочь вам с Бетани? — полюбопытствовала тетя Сара, наливая кофе в изящные, расписанные цветами чашечки и протягивая Лиссе коробку с мятными вафлями.

Молодая женщина покачала головой.

— Никого. Мои родители разошлись, когда я была совсем маленькой. Отец с тех пор так и не объявлялся, и меня воспитывала мама. Но она умерла от рака, когда мне исполнилось шестнадцать. С тех пор я сама о себе забочусь.

Тетя Сара сочувственно погладила гостью по руке.

— Мне очень-очень жаль. Теперь понимаю, почему у вашей девочки такая хорошая мать.

— Хорошая мать? — Лисса едва не поперхнулась кофе. — Мистер Арнольд только что не приказал вздернуть меня на виду у всей деревни за то, что не уделяю Бетани должного внимания.

— Мужчины и женщины смотрят на одни и те же вещи по-разному. Я вижу, что вы многого недоговариваете, и догадываюсь об остальном. Могу себе представить, как трудно вам приходится. Ну что ж, дорогая, теперь у вас есть мы. Отныне рядом с вами всегда будет Мэтью. Мне следовало написать вам и пригласить в Холлоу-хаус раньше. Жалею, что этого не сделала, но у меня вечно дел невпроворот!

— А мне казалось, что вы знать меня не желаете и считаете, что сыну Джета Арнольда я не пара, — не смогла смолчать Лисса.

— Признаюсь, я и в самом деле опасалась, что вы окажетесь падкой до денег авантюристкой. Но теперь вижу, как заблуждалась на ваш счет. Вы идеально подходите Мэтью. Ему очень посчастливилось.

Лисса почувствовала, как на глаза ее наворачиваются слезы: искренность пожилой дамы растрогала ее до глубины души. Однако отнюдь не Мэтью представила она рядом с собой. Не Мэтью, а его отца: высокого, статного, олицетворение спокойной силы и уверенности в себе. Он крепость, скала… Решительный, заботливый… Усилием воли молодая женщина прогнала греховные мысли и взяла себя в руки. Бог ты мой, так можно все погубить, уничтожить.

— Да, — подтвердила она тихо, — со мной будет Мэтью.

— Он такой милый мальчик, — щебетала тетя Сара, отправляя в рот вафлю за вафлей. Понятно, почему она носит свободный, просторный жакет, скрывающий очертания фигуры! — Он просто создан для роли примерного семьянина. А теперь, что касается свадьбы. По правде говоря, Джет остановил выбор на церкви святой Маргариты в Вестминстере. Видите ли, он собирается пригласить многих коллег.

Съезд бизнесменов! — усмехнулась про себя Лисса. На меньшее, значит, мы не согласны! Нам подходит только приходская церковь палаты общин, самая фешенебельная в Лондоне!

— Наверное, и репортеров позовут? Боюсь, что Мэтью заговорил о свадьбе несколько преждевременно.

— Понимаю, что звучит это не очень-то красиво, но факт остается фактом. Если уж Джет берет на себя все расходы, он непременно захочет, чтобы присутствовали нужные ему люди. А люди любят выставлять себя напоказ на шикарных свадьбах и их жены тоже. Его трудно винить. А после — прием в «Савое»… Как вам это нравится?

— Здорово. — Лисса чувствовала, как ситуация ускользает из-под ее контроля. — Разумеется, у меня тоже есть друзья. Коллеги с телевидения… только вот шику в них не то чтобы много. Боюсь, как бы кое-кого из них вы не сочли бы людьми не своего круга.

— Мы всем рады. О том, чтобы исключить ваших друзей, и речи быть не может. Теперь о платье: у вас уже есть что-нибудь на уме? Где вы закажете свадебные туалеты?

— Не знаю. Я об этом как-то не задумывалась. Может быть, возьму платье напрокат? Бетани хочет быть подружкой невесты, но… — Лисса вдруг представила дочь в толпе гостей. Что, если она споткнется и упадет? — Но я, право, не знаю… наверное, для девочки это слишком тяжело. Похоже, свадьба окажется куда роскошнее, чем мне представлялось.

— Что поделаешь, Лисса! Джет Арнольд — это вам не кто-нибудь. Вы не можете обвенчаться в деревенской церкви, а потом вернуться в Холлоу-хаус пешком, через общественное пастбище.

А ведь превосходный сценарий вырисовывается, подумала вдруг Лисса. Свадебная церемония в крохотной церквушке Суссекса. Затем возвращение через луг: юбка цвета слоновой кости развевается колоколом, нескошенная трава зазеленила атласные туфельки. Бетани прыгает рядом, собирая ромашки. Столы, накрытые под деревьями. Эмили и ее деревенские подружки разносят напитки, кто-то играет на рояле, суетится тетя Сара в роскошном свадебном туалете, на ходу застегивая сережки, волосы, как обычно, сбились на сторону…

— О чем вы размечтались, дорогая?

— О скромной свадьбе, — призналась Лисса.

— О, если вы выходите замуж за представителя семьи Арнольд, скромная свадьба исключается сразу. Но я…

В комнату вошла Эмили.

— Миссис Пастен просят к телефону.

— Вы можете поговорить отсюда, — предложила тетя Сара, указывая на телефон на подоконнике.

Лисса поспешила снять трубку, сердце ее учащенно забилось. Никто не знает, что она здесь, кроме Мэгги. А если звонит Мэгги, значит, что-то случилось с Бетани.

— Алло. Говорит Лисса Пастен.

— Лисса? Это Мэгги. Только не впадай в панику.

— Бетани? С ней все в порядке? В чем дело? — Лисса старалась, чтобы голос ее звучал ровно. Столько лет прошло, а она так и не может привыкнуть к состоянию Бетани.

— Не пугайся: она не упала. Но у нее появилась сыпь, и я решила, что следует тебя известить. На время занятий я отвела Бетани в отдельную комнату: мне вовсе не улыбается, чтобы «обсыпало» весь класс. Так и разориться недолго.

— Сыпь? Что за сыпь?

— Красная сыпь, и температура повышена. Думаю, что это корь. Я решила, что тебе следует узнать об этом как можно раньше, чтобы ты успела обо всем договориться, отпроситься с работы…

Снаружи какая-то птица рылась в земле, как бульдозер, добывая червя. Сквозь листву пробивались косые лучи солнца. В мире царили покой и благоденствие, словно ничего особенного не произошло. Розовый виноградный усик отыскал, за что зацепиться на решетчатой оконной раме, надеясь, что садовник не заметит его самоуправства.

— Отпроситься с работы? — Голос Лиссы сорвался.

Отпроситься с работы… это, конечно, шутка. Новые серии «Инспектора Даттона» ждать не станут. У нее столько дел. Ей никак нельзя отпрашиваться. Корь для ее боссов не аргумент.

— Спасибо, Мэгги. Я тотчас же возвращаюсь. Ты сможешь отвезти ее домой? Спасибо. Успокой Бетани, пусть не тревожится.

Лисса положила трубку и повернулась к тете Саре; на лице молодой женщины застыло загнанное выражение.

— Мне нужно ехать. Моя подруга полагает, что у Бетани корь. Девочка покрылась сыпью. Утром я ничего такого не заметила, но должна сознаться, что собирались мы в спешке, а одевается она сама. Бог ты мой, а ведь я только что сказала, что она такая здоровенькая, ни тебе простуд, ни детских болезней!

— Что вы намерены делать?

— Не знаю! — воскликнула Лисса, едва не заламывая руки, словно трагическая актриса. — Ничего подобного прежде не случалось. Вероятно, нам просто везло. Придется что-то придумать.

— Привозите ее сюда, — неожиданно раздался голос Джета Арнольда, стоящего в дверях. Как он там оказался, уму непостижимо. Видимо, уже несколько минут он стоял там, прислушиваясь к разговору женщин. — Здесь полно места. Девочка сможет болеть в свое удовольствие. Суссекс — это просто курорт по сравнению с Лондоном.

— А я за ней присмотрю, — радостно подхватила тетя Сара; ей явно не терпелось выступить в роли доброй тетушки. — Ни малейших неудобств вы нам не доставите. В случае чего, Эмили мне поможет.

— Благодарю вас, вы очень любезны, но я не могу оставить дочку здесь. И потом, мне нужно ездить на работу… — неловко закончила Лисса.

Лицо Джета было бесстрастным, а голос холодным и нетерпящим возражений, словно гостье полагалось тут же ухватиться за это предложение.

— Отсюда до Лондона можно добраться на поезде. Вам, вероятно, придется вставать на рассвете, чтобы успевать на первый поезд, тот, что развозит молоко, но ничего нереального в этом нет.

— Я не могу здесь остаться. — Стояла на своем Лисса, тщетно пытаясь понять, догадывается ли Арнольд-старший почему. Ведь при одном только взгляде на него молодую женщину охватывал трепет, а дыхание становилось прерывистым, словно ее душила астма.

— Что за чушь! Конечно, вы останетесь. Наконец-то старый заброшенный дом снова оживет! Джет здесь почти не бывает. Мэтью тоже. Он свозит вас домой за Бетани, а Эмили и я тем временем подготовим для вас комнаты. Желтая и розовая спальни соединены общей ванной. Словно специально для вас задумано! — восклицала тетя Сара, привычно начиная суетиться, прикидывая, куда поставит букеты, вспоминая, где лежат игрушки.

— Я правда не могу, — беспомощно твердила Лисса. Но ведь его не будет… — Не хватало еще вам навязываться. Ведь вы меня совсем не знаете.

— Замечательная возможность познакомиться поближе!

— Решено, вы останетесь, — подвел итог Джет, отметая в сторону все дальнейшие аргументы. Он пересек комнату и вот уже стоял перед нею, спокойный, уверенный в себе. Лисса просто физически чувствовала, как от одного его вида в ее крови повышается содержание адреналина. Словно при прыжке с парашютом, только теперь он был инструктором и толкал ее в спину. — Ничего не случится, — сказал он очень тихо.

— Как я могу быть уверена? — Слова эти прозвучали только для него. Никто больше не слышал их.

— Уж я позабочусь об этом, — пообещал Джет.

Молодая женщина едва смела поверить тому, что прочла в гранитно-серых глазах. Мир стремительно завращался. Боже ты мой, поздно, слишком поздно! Она ведь помолвлена с Мэтью, с милым Мэтью, которому не сможет причинить боль! Да с ней вот-вот случится истерика: того и гляди бросится на пол, обхватит руками ноги этого человека, чтобы не дать ему уйти…

Я здесь бываю редко, а Сара порадуется вашему обществу. — Арнольд-старший не сводил с гостьи глаз, на губах его играла улыбка. Боже, ну как ей теперь выдержать предстоящую брачную церемонию? Разве что обходить этого человека за тысячу миль, позаботиться о том, чтобы никогда его больше не видеть. Иначе тщательно спланированное счастливое будущее Бетани ляжет в развалинах.

Но ведь до той поры, когда все утрясется с этой злосчастной свадьбой, пройдет еще несколько недель.

— Если вы уверены, что все уладится… — пробормотала Лисса.

— Уладится, — подтвердил Джет.

Лиссе осталось только подождать Мэтью. Он появился, вытирая еще влажные после бассейна волосы полотенцем. Юноша выслушал новость с виноватым видом.

— Мне ужасно жаль, Лисса, но я не смогу отвезти тебя за Бетани, — извинился он. — В детстве я не переболел корью. А у мужчин бывают кошмарные осложнения. Я не могу рисковать.

— Нам надо поговорить, — объявила Лисса, отводя Мэтью в сторону. — Все зашло куда дальше, чем мы предполагали: по крайней мере мне ситуация виделась несколько иначе. Я еще не дала тебе определенного ответа, и, однако же, ты представляешь меня семье как свою невесту.

Мэтью недоуменно пожал плечами.

— Так ты и есть моя невеста, разве нет? Ну, почти невеста. Мы говорили об этом сотни раз, и оба знаем, что для всех нас, и для Бетани в том числе, так лучше.

— Вот именно, мы все обсудили промеж себя и не более, — терпеливо объяснила Лисса, понемногу приходя в отчаяние: ну как до него достучаться? — Разговоры ни к чему не обязывают. А окончательно мы еще ничего не решили. Однако тетя Сара уже планирует свадьбу, мысленно примеряет на меня платья и составляет списки приглашенных. Кошмар какой-то!

— Пусть старушка потешится.

— Но это же не игра, Мэтью, пойми! Я выхожу замуж не для того, чтобы осчастливить тетю Сару. Это серьезный шаг, и я не собираюсь предпринимать его сгоряча.

Мэтью заключил Лиссу в объятия и принялся легонько раскачивать ее, словно баюкал ребенка. Совсем мальчишка, милый, трогательный. Она закрыла глаза: ах, кабы все снова стало просто, как раньше!

— Это осчастливит меня, — прошептал он, целуя ее волосы. — И я знаю, что тебя тоже.

— Тогда почему ты не сделал мне предложения по всей форме, когда мы были одни, а сперва взял да и поставил в известность свою семью? Могла ли я отрицать — перед ними всеми?

— Прости, родная, — покаялся Мэтью, видимо, осознав наконец сложившуюся ситуацию. — Наверное, я увлекся. Ты здесь, рядом, чувствуешь себя как дома, вся светишься, лучше тебя на свете не бывает… Но, видишь ли, корь заразна. А у мужчин бывает особо неприятная форма. И если я собираюсь жениться…

— Ты имеешь в виду свинку, — поправила его Лисса, усмехаясь в душе. Ну совсем мальчишка! — Хорошо, я поеду на поезде. Твой отец говорит, что у вас тут хорошее железнодорожное сообщение.

— Я подвезу тебя до станции. Ох, нет, тысячу раз прошу прощения, дорогая… а вдруг ты уже сама заразилась? — На лице юноши отразилось настоящее смятение.

Лисса рассмеялась, но смех прозвучал натянуто.

— Не думаю, но не беспокойся обо мне. Я сама управлюсь, не впервой. — Ее жених производил довольно жалкое впечатление: взрослый мужчина, а боится кори. Лисса вдруг почувствовала себя столетней старухой, усталость прожитых лет навалилась на плечи. — Объясни мне, куда идти.

Затем молодая женщина попрощалась с тетей Сарой и поблагодарила за ленч. Джета нигде не было видно, ну и прекрасно. Лиссе не хотелось с ним видеться, не хотелось пожимать на прощание руку, ощущать тепло кожи, прикосновение пальцев…

— Где Мэтью с машиной? — спросила тетя Сара.

— Ждет на дороге, — ответила Лисса, чтобы избежать неприятных объяснений. Очень скоро они сами узнают, что ненаглядный Мэтью бросил невесту на произвол судьбы.

Она решительно зашагала по подъездной аллее, проклиная туфли на высоких каблуках и надеясь, что до станции не слишком далеко идти. Скорее всего, Слудбери — это даже не станция, а полустаночек сразу за общественным пастбищем.

— Как пойдешь, так сразу на нее и наткнешься, — пообещал Мэтью.

Подсознательно Лисса уже прикидывала, нельзя ли использовать маленькую заброшенную платформу для «Инспектора Даттона»? Как раз то, что нужно: пустынный, замусоренный, не защищенный от ветра перрон, с облупившейся краской и несколькими чахлыми растениями в кадках. Мысленно она взяла станцию на заметку.

Позади послышался низкий рокот мощного мотора. Лисса загодя отступила на обочину. На дороге показался серебристый двухместный «Мерседес-450», поднятая крыша защищала водителя от холодного осеннего ветра. Машина притормозила рядом с одинокой прохожей, окно поползло вниз.

— Ну и какого черта вы тут делаете?

— Иду к станции, — ответила молодая женщина настолько спокойно, насколько позволяли обстоятельства.

— Разве Мэтью не повез вас в Лондон?

— У него аллергия на сыпь любых оттенков и размеров, — не смогла не съязвить Лисса.

Джет пробормотал сквозь зубы нечто неразборчивое и для Мэтью явно нелестное. Затем наклонился и открыл дверцу.

— Садитесь. Я еду в Лондон. Мне нужно взять из офиса кое-какие бумаги: эти идиоты забыли переслать мне по факсу крайне важные данные.

— Я с вами не поеду, — ответила Лисса, чувствуя, как каблуки-шпильки все глубже уходят в мягкий травяной грунт и она вот-вот потеряет равновесие.

— Не злите меня, женщина. Я сказал, что поезда ходят часто, но только не по выходным. Лондонского поезда вы можете прождать целый час. К тому времени мы уже будем на месте. — Измученное бледное лицо, затравленный взгляд: не так уж она в себе и уверена, несмотря на броский наряд, безошибочно отметил Джет, и голос его смягчился: — Подумайте о вашей дочери. Прикиньте, что лучше для нее. Вы ведь хотите оказаться дома как можно скорее, разве нет?

— Но назад я доеду сама, — заявила Лисса, мысленно опережая события. — Моя машина понадобится мне здесь.

— Превосходно. Я не собирался возвращаться в Холлоу-хаус. Завтра в десять у меня важная встреча в Женеве.

Лисса обошла «мерседес» кругом, зная, что Джет следит за каждым ее движением, подмечая и слишком короткую юбку, и грязные каблуки, если, конечно, может их разглядеть из окна.

— Нос выше, — подбодрил ее Арнольд-старший. — Я вас не съем. Вот, видите: обе руки на руле.

Голос был тот же самый, строгий и угрюмый, но в нем явственно послышалась насмешка.

— Я рада, что вы находите мое затруднительное положение забавным, — огрызнулась Лисса, садясь в машину и сбрасывая ненавистные туфли. — Я, однако, особой радости не вижу. Следующие две недели представляются мне сплошным кошмаром: придется ездить на работу за тридевять земель, приглядывать за Бетани… вся эта нервотрепка… — Голос молодой женщины беспомощно прервался. Она уставилась в окно, чтобы не видеть орлиный профиль человека в дорогой кожаной куртке, близость которого действовала ей на нервы.

— Вам незачем волноваться. Сара и Эмили позаботятся о вашей дочери как о родной, а я уже позвонил мистеру Кэрингтону — это наш местный доктор. Он сказал, что заглянет вечером и удостоверится, в самом ли деле это корь. А вы вскорости привыкнете к поездкам из города в пригород и обратно. Миллионы людей именно так и живут.

— Я работаю не только в Лондоне.

— У нас в Холлоу-хаус есть целая стопка брошюр, исчерченных красными, синими и желтыми линиями. Последнее изобретение цивилизации, называется карты. Отсюда можно доехать на машине куда угодно. Суссекс — это отнюдь не другая планета.

Лисса попыталась расслабиться, чтобы хоть как-то снять напряжение.

— Простите, что я так нервничаю из-за Бетани… Столько лет я живу только ею… — Молодая женщина не стала пояснять.

А Джет не стал расспрашивать. Он включил магнитофон и вставил кассету.

— Как насчет музыки? Когда я веду машину, я собеседник никудышный.

Молодая женщина кивнула. Ей тоже не хотелось разговаривать. Интересно, гадала она, что за музыку предпочитает Арнольд-старший? Тетя Сара упомянула что-то про музыкальные вечера, и в доме стояло два рояля. Но из динамиков послышался вкрадчивый голос Барри Манилова. Нежная, ласкающая мелодия заполнила салон машины.

— Вы всегда сбрасываете туфли? — полюбопытствовал Джет, разглядывая ее ступни.

— Мне не хотелось запачкать ваш светлый ковер, — отозвалась Лисса, смущенно пряча ноги под сиденье, чтобы спутник не заметил пятна на пятке.

— Ковры можно почистить.

Джет вел машину уверенно и быстро, замедлив ход только тогда, когда они достигли окраин Лондона и указатели заставили сбросить скорость. Лиссе хотелось остаться с ним навсегда. Она мечтала, чтобы путь никогда не кончался. Просто сидеть рядом с ним, следить, как руки его скользят по рычагам. Длинные, загорелые пальцы, холеные, коротко подстриженные ногти… На тыльной стороне рук курчавились темные волоски. Лиссе вдруг захотелось погладить их, ощутить их щекочущее прикосновение на щеке. Складки на серых брюках только что не хрустят, черные ботинки с прихотливым тиснением начищены до блеска — никакой дешевки. Этот не испугается детской сыпи.

— Теперь показывайте дорогу, — бесцеремонно ворвался Джет в ее мысли. — Понятия не имею, где вы живете.

— На южном берегу Темзы, близ Ламбетского моста. Нужно повернуть здесь.

Следуя четким, точным указаниям молодой женщины, машина подкатила к серому, угрюмому дому.

— Эта кошмарная бетонная коробка? — мрачно спросил Джет. — Ребенку тут не место. Ни травинки, ни даже игровой площадки.

— У многих людей нет выбора, — огрызнулась Лисса. — В доме полным-полно детей, и всем им негде поиграть, кроме как на улице.

— Какой этаж?

— Семнадцатый.

Джет выругался сквозь зубы.

— Черт побери! И, надо думать, лифты то и дело ломаются?

— Частенько. Тогда приходится ходить пешком.

— А если сегодня лифты не работают?

Молодая женщина почувствовала, какую борьбу приходится вести в душе ее спутнику: с одной стороны — совесть, с другой — важные документы, оставшиеся в офисе, которые во что бы то ни стало надо срочно забрать.

— Мэгги поможет мне донести Бетани. Мы как-нибудь справимся. В конце концов, очень может быть, что сегодня лифты исправны.

На углу небольшого супермаркета перед домом притулились газетные киоски и лавка канцпринадлежностей. Лисса частенько туда забегала по пути с работы. Джет, попросив женщину подождать, вышел из машины и вернулся через несколько минут с доверху набитым бумажным пакетом.

Он торжественно водрузил пакет спутнице на колени. Внутри оказалось полным-полно комиксов и раскрасок, а сверху торчали уши нахального медвежонка.

— Для страждущей, — с усмешкой пояснил Джет.

— Очень любезно с вашей стороны, — поблагодарила Лисса.

— Упражняюсь в искусстве быть дедом, — отозвался он, вдруг озорно улыбнувшись, так что все ее с трудом восстановленное спокойствие полетело к черту. — Насколько мне известно, у деда есть ряд священных обязанностей: тайком выдавать лишние несколько долларов на карманные расходы и поддерживать требования не ложиться спать допоздна и смотреть по телевизору малоподходящие для детей программы.

— Вижу, с вами мне придется непросто, — отозвалась Лисса, и в глазах ее заплясали озорные искорки.

На мгновение молодой женщине показалось, что Джет сейчас перегнется через сиденье и накроет ладонью ее руку. Но он этого не сделал. Похоже, он собирался «дать задний ход», уже сожалея о минутной слабости.

— Напротив, — резко отозвался Арнольд-старший. Затем записал что-то на листке бумаги золотой шариковой ручкой. — Это мой телефон, на случай, если эти чертовы лифты и впрямь не в порядке. Я отнесу девочку вниз.

Он оставил Лиссу на мостовой перед домом, и его «мерседес» с ревом тронулся с места и унесся прочь, словно за ним и за его роскошной машиной гнались черти.

ГЛАВА 3

Бетани прибыла в Холлоу-хаус на заднем сиденье Лиссиной машины, закутанная в одеяла, вся в жару, пятнистенькая. Малышка прижимала к себе подаренного медвежонка и, похоже, смутно представляла себе, что происходит.

— Вы ее донесете? — озабоченно спросила тетя Сара, загодя занявшая пост у парадного входа.

— Я справлюсь, — заверила ее Лисса. — Она совсем легонькая.

— Здравствуй, Бетани, — проворковала тетя Сара, наклоняясь к разрумянившемуся детскому личику и легко касаясь спутанных волос.

— Здрассте, — послушно откликнулась девочка.

— В желтой спальне все для нее готово. Я покажу вам, куда идти. Осторожно голову.

Ох и поспешила Лисса с клятвенными заверениями в том, что Бетани якобы совсем легонькая. Крутые лестницы молодую женщину едва не доконали. Она остановилась передохнуть на середине лестницы и снова двинулась вверх. Затем тетя Сара провела гостей по увешенному картинами коридору до самого его конца, где отворила дверь в комнату и включила свет. Абажуры на лампах создавали мягкий, приятный для глаз полусвет.

— Это комната Бетани, а ваша — рядом. Эмили сейчас принесет ваши сумки. Я вас оставлю: устраивайтесь как дома и укладывайте дочку. Если вам что-то понадобится, позовите меня. И не стесняйтесь, пожалуйста.

— Спасибо, вы очень добры, — поблагодарила Лисса.

Спальня, выдержанная в золотистых тонах, радовала глаз. Изображения диких примул украшали шторы и покрывало на кровати. Белая мебель с золочеными деталями и ручками впечатляла своей простотой и изысканностью. На стенах висели акварели, изображающие морские пейзажи. Ну, разумеется, дом же стоит на побережье Суссекса, — Лисса напрочь об этом забыла. Она обожала море, эту буйную, неукротимую стихию. Может быть, когда Бетани почувствует себя лучше, им удастся погулять по усыпанному галькой пляжу, половить крохотных крабов.

Лисса уложила дочку и, едва Эмили внесла багаж, принялась распаковывать свой немудреный скарб. Она взяла с собою матерчатые сумки, из тех, что обычно берут в самолет. Кожаных чемоданов у нее от роду не водилось. Ну и жалкое зрелище, подумала она вдруг, оглядывая свои пожитки.

— Мы здесь останемся? — спросила Бетани, беспокойно ворочаясь; влажные волосы девочки слиплись от пота. Она, похоже, мало что поняла из объяснений матери. — А Мэтью придет посмотреть на мои пятнышки?

— Нет, не думаю. Он не любитель пятнышек. Но он навестит тебя, как только ты поправишься. А в этой чудесной комнатке мы останемся, пока все твои пятнышки не исчезнут.

— Это больница? — поинтересовалась Бетани сонно.

— Нет, это дом папы Мэтью. — Прозвучало ужасно нелепо. Впрочем, и ситуация сложилась столь же нелепая, под стать фразе.

Смежная дверь вела в обширное угловое помещение с поперечными балками и покатым потолком. Может быть, изначально здесь располагался огромный стенной шкаф, ныне переоборудованный в роскошную ванную. Цветной кафель, пушистый ковер, цветы на широком подоконнике. На плетеных полочках разложены полотенца и расставлены туалетные принадлежности.

Прежде Лиссе как-то не приходило в голову, что ее предполагаемый брак сулит немалые материальные выгоды. Мэтью недурно зарабатывал. Квартира Арнольда-младшего была больше и куда комфортабельнее, чем ее собственная. Но Холлоу-хаус прямо-таки вопил о вложенных в него огромных деньгах. Лисса даже не смела сравнивать эти роскошные «термы» со скромной, отделанной белым кафелем ванной в ее муниципальной квартирке на семнадцатом этаже. Хотя она, конечно, приукрасила свою с помощью перламутровой водоэмульсионной краски, комнатных цветов и забавных картинок.

Джет Арнольд был устрашающе богат. Однако несмотря на то, что Холлоу-хаус отвечал всем мыслимым и немыслимым представлениям о современной роскошной жизни, он сохранил свою изначальную уникальную красоту. Молодая женщина видела сад только краем глаза, но знала, что земельные владения Арнольдов простираются едва ли не до горизонта, теряясь в туманной дали, именуемой Южным Даунсом, а оттуда вплоть до самого моря.

Розовая спальня, отведенная Лиссе, словно служила продолжением розария: розы царили везде. Шторы, постельные принадлежности, обивку удобных дубовых кресел украшал одинаковый орнамент из вьющихся роз. Лисса повесила в гардероб свои нехитрые наряды. Кто-то загодя заботливо поставил у окна письменный столик, лампу и кресло так, чтобы можно было работать. Наверняка тете Саре она обязана этим уютным островком в океане роскоши.

Молодая женщина выглянула в окно и окинула взглядом зеленую лужайку. Билл и Бен, два датских дога, носились как угорелые по травяному ковру, радостно виляя хвостами. Задержание чужаков в их намерения явно не входило.

Мэтью уже вернулся в Лондон, убоявшись прихода «чумы». Так что впереди у Лиссы целое воскресенье, чтобы обжиться, а в понедельник — снова на работу. Все так странно, так непривычно. Тетя Сара и Эмили очень добры и предупредительны, но Холлоу-хаус все-таки не дом родной. Лиссе вдруг страстно захотелось оказаться в своей квартирке под тусклым городским небом, но она тут же взяла себя в руки. Пока она на работе, Бетани необходим уход.

— Черт бы побрал «Инспектора Даттона», — выругалась молодая женщина. Хотя прекрасно осознавала, что именно «Инспектор Даттон» регулярно приносил ей кусок хлеба с маслом, а порою даже и с вареньем. Ей то и дело перепадали премии за особо выигрышные натурные декорации.

Нужно было позвонить Грегу Вильсону, режиссеру-постановщику и продюсеру сериала, предупредить его о том, что она временно переменила место жительства и на протяжении двух недель станет добираться на работу из дебрей Суссекса. Может быть, он пойдет на какие-нибудь уступки, хотя понятие «дом» для Грега оставалось пустым звуком. Так же как и дети существовали для него разве что в качестве малолетних статистов.

Полчаса спустя после их приезда прибыл доктор Кэрингтон, классический образчик одетого в твид сельского врача. Сей достойный эскулап подтвердил, что у Бетани и впрямь корь со всеми классическими симптомами — кашлем, насморком, воспалением слизистой оболочки глаз, температурой.

— Пятнышки на тебе выступают просто прекрасно, — объявил он девочке, заглядывая за ушко Бетани. — Позже сыпь перейдет на тело и ноги. Миссис Пастен, проследите, чтобы Бетани не расчесывала сыпь. Жалко будет, если на таком хорошеньком личике останутся следы. Никаких особых лекарств от кори нет, но я пропишу что-нибудь смягчающее. Затеняйте лампы, избегайте яркого солнечного света. Обтирайте девочку чуть теплой водой, пусть пьет как можно больше.

— Воду?

— Что захочет, ей можно все. Не перегревайте комнату. Некоторые родители считают, что держать ребенка в жарко натопленном помещении — панацея от болезни, но это неверно. Девочка считается заразной на протяжении четырех дней после того, как появилась сыпь.

— Мы обнаружили ее только сегодня.

— Тогда к среде-четвергу все образуется. Если возникнут проблемы, звоните мне.

— Какие проблемы? — Лисса почувствовала, что снова впадает в панику. — На что обратить внимание? — Она ни словом не упомянула про РАС. По крайней мере в этом отношении Бетани временно окажется вне опасности: что с ней станется в постели-то? Надо только придвинуть к кровати по креслу с обеих сторон, чтобы девочка, не дай Бог, не упала.

— Случается, что больной отказывается пить, а то еще наблюдается учащенное или хриплое дыхание, ушная или головная боль и прочее в том же духе. Но такого рода осложнения крайне редки. Уверен, что корь Бетани будет протекать как по маслу.

— А у моего медвежонка тоже появятся пятнышки? — спросила Бетани, непрерывно кашляя.

— Очень может быть, особенно если ты станешь прижимать его к себе так крепко, — отозвался доктор, закрывая портфель.

Лисса не отходила от дочери весь вечер: обтирала ее губкой, читала ей, пока девочка не начинала дремать, успокаивала, когда та просыпалась и спрашивала, где находится. Эмили принесла холодный ужин: салат из курицы и еще один, из свежих фруктов. Но аппетит у Лиссы так и не появился. Тетя Сара предложила Бетани на выбор апельсиновый сок, лимонад и черносмородиновый компот.

— Завтра мы купим все, что ей захочется. Тут поблизости есть магазинчик, открытый по воскресеньям, — суетилась пожилая дама, радуясь возможности услужить гостям. Лисса видела: тете Саре действительно очень одиноко в доме. Брат появляется в Холлоу-хаус только изредка, в промежутках между трансатлантическими перелетами. А поскольку тетя Сара за рулем — это стихийное бедствие и даже старый «райли» ей доверять опасно, Джет не позволял сестре уезжать дальше деревни.

— Я более чем уверена, того, что вы принесли, за глаза хватит. Все это девочка любит, — благодарно отозвалась Лисса и с улыбкой посмотрела на тетю Сару.

А ведь между братом и сестрой целый век разницы, подумала она. По Лиссиным подсчетам тете Саре уже перевалило за шестьдесят, в то время как Джету около сорока четырех. Трудно себе представить, что он женился и завел Мэтью, не достигнув двадцатилетнего возраста.

Эта мысль неожиданно потрясла Лиссу. Услужливое воображение немедленно нарисовало ей, как Джет занимается любовью с юной и прекрасной девушкой… а сколько еще женщин перебывало у него с тех пор? Он чертовски привлекателен и при этом настолько завидная партия, что местные красавицы, должно быть, выстраиваются в очередь отсюда и до меловых утесов Дувра. Лисса вполне разделяла чувства этих женщин, представляла их возбужденные лица, когда он сжимал их в объятиях, и полные горя глаза, когда он давал им от ворот поворот ради новой пассии.

Шесть лет не знать объятий мужчины — срок долгий, но Лиссе хватало Бетани. Любовь к дочери и забота о ней поглотили все ее существо. Или она только так думала, пока не поглядела в эти гранитно-серые глаза? Она и сейчас ощущала, как в воздухе разливается манящая, многозначительная недоговоренность, обещание любви… Обещание, не более. Сбудется или не сбудется? Два взгляда внезапно встречаются в толпе и… ситуация старая как мир. Но Лисса упрямо отказывалась идти на поводу у своего тела, не желала слышать требовательного голоса страсти.

Дождавшись, когда Бетани заснет покрепче, Лисса спустилась с подносом по лестнице и отыскала кухню. Кухню-мечту, настоящую деревенскую кухню, оборудованную всем необходимым: тут тебе и серванты соснового дерева, и изразцовые подставки, первоклассная духовка и микроволновка. С ловко пригнанных полочек свешивается свежая зелень, связки чеснока. Там и сям стоят букеты сухих цветов. Молодая женщина поневоле вспомнила собственную тесную кухонку, в которой не повернешься, не задев чего-нибудь локтем.

— Вы так ничего и не съели, — заметила Эмили, заполняя посудомоечную машину. — Не дать ли вам чего-то другого?

— Извините, но я и вправду не голодна. Я бы налила себе кофе и на пару минут составила бы компанию Саре… то есть мисс Арнольд.

— Она в малой гостиной, я принесу кофе туда, мисс.

Обращение «мисс» Лисса взяла на заметку. Эмили, конечно, углядела, что на руке гостьи нет кольца, но, в конце концов, что в этом необычного? В нашито дни? Множество детей рождается вне брака. И только люди старшего поколения не могут с этим примириться.

Тетя Сара смотрела шумную передачу-викторину, но, едва Лисса переступила порог, тут же выключила телевизор.

— Сущий вздор, — заметила она. — И что в этом развлекательного, ума не приложу. Садитесь, дорогая. Вид у вас совершенно измотанный. Как малышка?

— Наконец-то уснула. Я решила сойти вниз и поблагодарить вас за все. И еще. Видите ли, доктор Кэрингтон оставил рецепт…

— Не беспокойтесь, Эмили отнесет его в дежурную аптеку, она и в воскресенье открыта. Бог ты мой, это же сущие пустяки, хотела бы я сделать больше, тем более что вы скоро станете полноправным членом семьи. — На лице тети Сары промелькнуло странное выражение. — Не терплю лезть в чужие дела, Лисса, но вы ведь все хорошенько обдумали, не так ли? Мэтью — очаровательный парень, но… вы такая самостоятельная, такая рассудительная, так в себе уверены и…

—…И при этом настолько старше его? — докончила Лисса. — Я старше Мэтью на четыре года, хотя порою чувствую, что на все сорок. Это потому, что я так долго сама о себе заботилась.

— Всего на четыре года? В наши дни это пустяк. У вас такой независимый вид, и ведете вы такую бурную деловую жизнь… Вы, конечно, оставите работу после замужества?

Слова тети Сары прозвучали громом среди ясного неба. Оставить работу? Лиссе это даже в голову не приходило. Молодая женщина не мыслила своего существования вне этого постоянного напряжения, этой азартной игры, этих увлекательных головоломок, которые всякий раз приходилось решать заново. Бетани и телевидение — в них заключена вся ее жизнь. Бросить работу? Ну уж дудки!

— Мы с Мэтью об этом еще не говорили, — отозвалась молодая женщина, благодарно улыбаясь Эмили, что так кстати возникла в дверях вместе с подносом. На подносе, помимо обещанного кофе, красовалось блюдо с тортом и оладьями. — Похоже, Эмили задумала откормить меня на убой.

— Мы не допустим, чтобы вы упали в голодный обморок на полпути к алтарю, — рассмеялась тетя Сара. — Ох, так забавно! Тут тебе и свадьба и ребеночек, и все — одновременно. Милочка моя, уж простите старуху за несдержанность, но я так рада, так рада! В этом доме уже много лет ровным счетом ничего нового не происходило. Джет появляется и исчезает, я его и не вижу толком. Мэтью уехал в Оксфорд, а затем прямиком в Лондон. Тоже, что называется, в бегах.

— Но мы поселимся в городе, — быстро вставила Лисса. — В квартире Мэтью. — Она достаточно велика.

— Но на выходные-то вы ведь станете приезжать? — Лицо достойной леди на мгновение омрачилось; она осторожно забросила приманку. — Здесь чудесный сад и бассейн…

— Конечно, — поспешила заверить ее Лисса. — Конечно, станем. Мне здесь очень нравится, а уж Бетани непременно придет в полный восторг от усадьбы.

Лисса оставалась с тетей Сарой, пока кофе не иссяк, по ходу дела заставив себя проглотить полкусочка бисквитного кокосового торта. Потом поднялась в спальню поглядеть на Бетани. Та спала, разметавшись по кровати. Приняв ванну, Лисса надела пижаму, халат и перетащила пуховое одеяло и подушки в комнату дочери.

Затем, устроившись на полу, она завернулась в плед и уснула, похожая на приготовленный к отправке сверток.

На рассвете кто-то открыл дверь в комнату. Подумав, что это заворочалась Бетани, Лисса вскочила было на ноги, но спросонья запуталась в пледе, споткнулась и упала на подушки. Шум разбудил девочку, и она тут же потребовала пить. Ни мать, ни дочь не заметили фигуру, что тенью застыла в дверном проеме.

Лисса смертельно устала за день. Столько событий сразу: бесконечные поездки туда и обратно, потрясение от встречи с Джетом Арнольдом, отчаянная внутренняя борьба, попытки не поддаться его магнетическому воздействию! Однако сейчас, когда он был рядом, женщина не почувствовала его присутствия. А Джет стоял в коридоре, наблюдая за происходящим в спальне. В темно-синем халате, в мягких домашних туфлях, на небритом подбородке проступила жесткая щетина. Он тоже изрядно устал, прикатив назад в Холлоу-хаус, после того как забрал и изучил данные, необходимые для переговоров в Женеве. Путь до усадьбы неблизкий. Поэтому он поставил будильник на пять утра, чтобы не опоздать в аэропорт Хитроу.

— Не бойтесь, — проговорил он негромко, как только Лисса его заметила. — Я волновался за вас и вернулся удостовериться, что у вас обеих все в порядке. Сара ничего не могла рассказать толком по телефону.

— Вы меня до смерти перепугали, — прошептала женщина, судорожно сжимая пальцы. — Я приняла вас за грабителя.

— Билл и Бен не дремлют.

— Если верить Мэтью, они и мухи не обидят.

— Видеокамеры включены, а ежели кто и попытается перелезть через стену, получит хороший заряд тока. Как Бетани?

Лисса улыбнулась краем губ.

— Снова уснула. С ней все в порядке. Доктор Кэрингтон сказал, что у нее классическая корь. Хотите посмотреть на нее? Кажется, с моей дочерью вы еще не знакомы?

На этот раз уверенный в себе бизнесмен заколебался, затем кивнул. Он вошел в комнату и окинул взглядом маленькую спящую фигурку, такую беззащитную и крохотную, что у Джета Арнольда перехватило дыхание. Невзирая на сыпь, Бетани была очаровательна. Черные веера ресниц покоились на щеках, полуоткрытый рот напоминал бутончик, темные локоны разметались по подушке.

— Прелестна, как ее мать, — проговорил Джет, но так тихо, что Лисса решила, что ослышалась.

— Она у меня смуглянка, вся в отца. — Лисса подчеркнула слово «отец», словно воскрешая к жизни Андре, своего утраченного возлюбленного, что некогда говорил, дышал, делил с нею ложе любви. — Я белокожая и блондинка вдобавок.

— Она унаследовала вашу хрупкость, — заметил Джет, по-прежнему как бы рассуждая сам с собой. — На мой взгляд, вы очень похожи. Вам очень повезло с ребенком.

— А у вас есть Мэтью. Лучшего сына и желать нельзя: молодой, талантливый, обаятельный. Вы должны гордиться им, — отозвалась Лисса, удивляясь, что так отстраненно обсуждает достоинства человека, с которым помолвлена. Впервые молодая женщина воспринимала Мэтью словно чужого. А виноват в этом Джет. Мэтью вдруг показался ей ребенком, ребенком вроде Бетани. Видимо, за эти странные двадцать четыре часа все перемешалось в ее голове. Все уладится… когда-нибудь… непременно должно уладиться, а то чепуха какая-то получается.

— Это верно. Мозги у него в порядке, и с работой он справляется. Однако самое лучшее, что он сделал в жизни, это выбрал себе жену. Выбор делает ему честь. — Джет проговорил это с сожалением, словно отношение отца к сыну было не таким уж и идиллическим.

— Но сегодня… — Спросонья Лиссе никак не удавалось подобрать нужных слов: так, наверное, ведут себя разбуженные в период зимней спячки бурундуки. Вдруг молодая женщина осознала, как она одета, и плотнее запахнула халат. Шелк пижамы приятно холодил кожу. — Вы меня продраили с песочком, раскритиковали мою увлеченность работой, словно такой плохой матери, как я, в целом свете не сыщешь.

— Плохие матери не спят на полу, когда их ребенок болен, — медленно проговорил Джет.

Ладонь мужчины легла на ее локоть. Легкое прикосновение, но женщина вздрогнула, словно от удара тока.

Тьма и безмолвие. Старый дом живет своей собственной жизнью. По комнатам бродят призрачные обитатели усадьбы, люди давних времен, чьи жизни и смерти вплелись в бесконечную драму ушедших веков. Лисса и Джет одни на всем белом свете, если не считать спящей Бетани.

Если Джет вздумает подойти ближе, она погибла. Лисса обреченно примирилась с собственной слабостью. Впрочем, разве это слабость? Что может быть естественнее, чем шагнуть в его объятия, сдаться, уступить, насладиться его близостью. Позабыть Мэтью. Молодая женщина уже подалась к нему и тут же отпрянула: выражение его лица, строгое и угрюмое, остановило Лиссу. Одним взглядом Джет возвел между ними стену.

— Значит, завтра вы летите в Женеву? — спросила молодая женщина, лихорадочно пытаясь собраться с мыслями; в голове царил хаос. — Но скоро уже утро…

— Не беспокойтесь, я успею. Я сплю очень мало. А вот вам нужно выспаться. Вы очень устали. Возвращайтесь в постель. Я побуду с Бетани.

— Нет, что вы, — возразила Лисса, с нежных губ сорвался легкий серебристый смешок, но радость тут же погасла. — Бетани до смерти перепугается, если вдруг проснется и увидит вас. Боже, что она подумает! Решит, что вы разбойник или пират. Насмотрелась старых фильмов, вот результаты и сказываются.

Джет шутя поднял руки, показывая, что сдается.

— Пират отступает, — объявил он, затем нагнулся и легко коснулся губами пылающего лба Лиссы. — Доброй ночи, будущая сноха.

Будущая сноха. Вот как он ее воспринимает! Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!

Лисса глядела ему вслед: вот он прошел по коридору и скрылся за углом. Сердце болезненно сжалось. Молодая женщина все еще ощущала прикосновение его прохладных губ, напоминающих освежающий дождь. Бог ты мой, это же катастрофа! Больше не следует оставаться с ним наедине. Нужно держаться от него подальше.

— Это Санта-Клаус? — сонно спросила Бетани, заблудившись между фантазией и явью. Девочке уже грезилось Рождество. Ведь все эти магазины вечно рекламируют товар за несколько месяцев до праздника.

— До Рождества еще далеко, — отозвалась Лисса, наливая девочке сока. — Вот, попей.

— Так кто же это?

— Тот самый мужчина, что подарил тебе медвежонка.

— А-а, — отозвалась Бетани, вполне удовлетворенная ответом. — Хорошо.

«Тот самый мужчина». Не дедушка, нет. Лисса никогда не смогла бы назвать его так. И не свекор. Джет Арнольд, индустриальный магнат, владелец огромный корпорации. У него есть имя. Этот мужчина — настоящий мужчина, мужчина в полном смысле слова. Всегда собранный, готовый к любым неожиданностям. Такой даже дома выглядит так, словно под рукой у него всегда заряженная винтовка. В холле красовалась витрина с ружьями, многие из которых были старинными, богато изукрашенными, причудливой формы. Нет, по этому человеку не скажешь, что он проводит дни за письменным столом, подсчитывая колонки цифр. Он мотается по всему свету, заключает сделки, общается с влиятельными людьми. Такой с ума сходить не станет по пустякам, он знает, что делает.

Лисса бессильно опустилась на пол, закуталась в плед. Слишком поздно. Не за того она выходит замуж. Но нужно пройти и через это, нужно научиться любить Мэтью. Поступаться всем ради Бетани. Ради Бетани… Эти слова звучали ей колыбельной песней. И она погрузилась в сон, беспощадно гася звезды своих грез, бросая мечты на ветер.

К понедельнику тельце Бетани походило на карту, испещренную красными точками, но девочка явно чувствовала себя лучше и уже начинала проявлять интерес к окружающему миру. С непоседливой дочуркой следовало держать ухо востро. Лисса могла поклясться, что поднялась и спустилась по главной лестнице Холлоу-хаус сотню раз, никак не меньше. Ей уже не терпелось выйти на работу, чтобы отдохнуть от требовательности Бетани.

— Не позволяйте ей вас изматывать, — посоветовала Лисса тете Саре, торопливо допивая в кухне чашку кофе. Молодая женщина собиралась выехать пораньше, чтобы успеть в Лондон к первому на неделе обсуждению сценария.

— Снова вы за свое! Вы же себя изводите. Уж с одной-то пятнистой малышкой я управляюсь, да и Эмили поможет, — заверила тетя Сара, отметив про себя, что Лисса опять почти ничего не съела.

Со времени полуночного визита в украшенную примулами спальню Лисса Джета не видела. И весьма тому радовалась. Ей хотелось позабыть об этом человеке, вычеркнуть его из своей жизни раз и навсегда, заполнить мысли работой.

Она ехала в Лондон в предрассветных сумерках по пустынным проселочным дорогам, и мокрые ветви деревьев задевали ветровое стекло. По пути ей встретились телега молочника и почтовый фургон.

Интересно, что приготовил ей Грег Вильсон на этот раз? Грубовато-добродушная внешность режиссера многих вводила в заблуждение. Мало кто знал, что за приветливым видом скрывается превосходно организованный безжалостный интеллект. Он не терпел дураков — и оправданий тоже. Ежели Грег говорил, что требуется стена норманнского замка так, чтобы по правую руку был дуб, а по левую — водяная мельница, значит, именно это ему и нужно, и никакие приблизительные варианты его не устроят.

В телекомпанию Лисса пришла работать секретаршей. Печатала она неважно, стенографировала того хуже. Но вскоре обнаружилось, что у девушки редкостное чутье на реквизит. Она умудрялась откопать такое, что шефы просто руками разводили. Постепенно, шаг за шагом, она перешла от реквизита к выездным съемкам. Талант Лиссы заключался в умении отыскать именно то, что требуется: она мгновенно перебирала в уме места, виденные много лет назад, отмечала все ценное и отсеивала ненужное. Она знала, как туда проехать, помнила, есть ли поблизости парковка, бесплатные туалеты, подходящий паб. Никто не умел лучше нее договориться с брюзгливыми землевладельцами и походя починить потом все, что было случайно поломано: съемочные группы, как известно, аккуратностью не отличаются.

— В ближайшие две-три недели я буду жить в Суссексе, — снова напомнила Грегу Лисса, хотя уже поставила его об этом в известность по телефону. — У моей дочери корь, ей нужен уход.

Режиссер кивнул и записал продиктованный адрес, как всегда не особо вслушиваясь.

— В тех местах есть что-нибудь подходящее? Нам нужны железнодорожная станция и старый дом.

Для съемок новых серий фильма «Инспектор Даттон» требовался целый набор натуральных декораций, поиски которых, как водится, взвалили на Лиссу. Неделя предстояла напряженная, выездные съемки решено было начать через семь дней. Пока что снимались эпизоды в закрытых помещениях. Молодой женщине следовало к тому же помнить о расходной смете и ни в коем случае не отсылать съемочную группу на Гебридские острова.

В Холлоу-хаус Лисса возвратилась после восьми. На пустынном перекрестке ее внимание привлекла покосившаяся телефонная будка с испорченным автоматом, именно такая, в которой по сценарию будет найдено тело. Заброшенная будка выглядела очень зловеще, лучшего и желать нельзя. Она нашла также контору агента по продаже недвижимости. Владелец ее, оказавшийся на грани банкротства, охотно согласился предоставить свой офис для съемок за умеренную плату. А еще подвернулась старая кузница с истонченной временем наковальней. Лисса знала, что здесь они отснимут не один эпизод, причем не в одном фильме.

— Как Бетани? — спросила молодая женщина, едва переступив порог особняка.

— Никаких проблем. Я пообещала подарить Бетани котенка, как только ей станет получше, и малышка тут же сделалась как шелковая. На ферме окотилась кошка. Вот поправится деточка, мы вместе сходим и посмотрим.

— Я не могу держать котенка в квартире на семнадцатом этаже, — возразила Лисса, сбрасывая куртку, швыряя в угол портфель и усаживаясь за кухонный стол: ноги решительно отказывались ее держать. — Пожалуйста, не надо обещать ей то, что я дать не в состоянии.

Но, судя по всему, замечание Лиссы не изменило хорошего настроения тети Сары.

— Не беспокойтесь. Я объяснила малышке, что котенок этот — деревенский и должен жить здесь, но она сможет приезжать к нему в гости.

— Значит, нам придется бывать в Холлоу-хаус каждые выходные, — застонала Лисса, думая о том, что и Джет может оказаться здесь. — И на все каникулы тоже.

— Разве вас это не радует?

— Весьма радует.

— Не сомневаюсь, что вы и Мэтью будете очень счастливы вдвоем, — мечтательно улыбнулась тетя Сара. — Может быть, вы захотите приобрести загородную дачу? В деревне продается несколько прелестных коттеджей.

— Мы об этом еще не говорили, — отозвалась Лисса. Создавалось впечатление, что ни о чем, что касалось совместной жизни, они еще не говорили. Да, необычная они все-таки пара.

Мэтью позвонил ей, когда она была в дороге — в машине Лиссы имелся встроенный телефон, — спросил о Бетани. А в Холлоу-хаус ее ждали цветы от фирмы «Интерфлора» и набор шоколадных конфет для Бетани. Все это было, конечно, очень мило, да только подобная предупредительность ничего не стоила. Все заказано по телефону, оплачено по кредитной карточке, доставлено местной фирмой. Дары эти не значат ровным счетом ничего и сердца не согреют.

Лисса переоделась в джинсы и просторную клетчатую рубашку, погоняла по тарелке рис с креветками, а затем поднялась к Бетани и провела вечер с дочкой, составляя головоломку-джиг-шо. Деревенский пейзаж с фермой Лисса знала наизусть, помнила каждое перышко каждой утки. Эту головоломку они с дочерью собирали уже трижды.

Затем Лисса растерла Бетани, почитала ей книжку на сон грядущий, уложила малышку в постель, заботливо подоткнув одеяльце, и только тогда спустилась в гостиную и со вздохом облегчения рухнула на диван.

— Я бы проспала год, — призналась она.

Тетя Сара протянула гостье открытую коробку конфет «Черная магия».

— Мои любимые, — сообщила она. — Больше всего я люблю кофейные, а на втором месте стоят тянучки. Их я съедаю в первую очередь. А потом приходит очередь остальных. — Тетя Сара устроилась перед телевизором с клубком розовой шерсти и выкройкой. — Хочу связать для Бетани свитер. Вы ведь не станете возражать? Белый кролик на груди, по-моему, очень мило. Как вы думаете, ей понравится?

— Еще как.

— Я сниму размеры потом, — объяснила она, уверенно набирая петли и не отрывая глаз от экрана, где показывали очередную мыльную оперу.

Не успела молодая женщина смежить усталые веки, как на подъездной аллее послышался шум машины. Низкий мощный гул мотора смолк у парадного входа. Сердце Лиссы дрогнуло. Все бы на свете отдала, только бы его увидеть! Но кого его — Мэтью или Джета? Ей очень хотелось, чтобы это оказался Джет, но, с другой стороны, Мэтью безопаснее, пусть лучше Мэтью… Боже, какой сомневающейся, запутавшейся женщиной она стала! Если она и на работе станет проявлять подобную нерешительность, ее непременно уволят.

Лисса не двинулась с места. Лучше так и остаться в полном неведении! Мэтью говорил, что в Холлоу-хаус немало переходов и лестниц. Может быть, ей удастся подняться в свою спальню, избежав встречи с вновь прибывшим, — кем бы он ни был. Но тут дверь в гостиную внезапно распахнулась, прервав ее сумбурные мысли. На пороге стоял смертельно бледный Джет в плаще нараспашку, на руках он держал Бетани. Безжизненное тельце девочки обмякло, ручки посинели, в лице не было ни кровинки.

— Она умерла, — выдохнул Джет, голосом дрожащим от отчаяния. — Я нашел ее у подножия лестницы, без сознания. Лисса… пульс не прощупывается… Она не дышит… О Господи, она мертва!

ГЛАВА 4

— Она не умерла, — возразила Лисса, загоняя ужас куда-то в глубины подсознания. Нужно сохранять спокойствие. Джет и тетя Сара, конечно, изумлены и возмущены ее хладнокровием, но молодая женщина уже давно убедилась на горьком опыте: самое главное — не терять головы. — Девочка без сознания. Я знаю, что это похоже на смерть, но на самом деле у нее что-то вроде шока.

— Я позвоню в «Скорую помощь», — бросила тетя Сара, срываясь с места. — И доктору Кэрингтону. И еще в «999».

— Не нужно, — упрямо повторила Лисса. — Это пройдет. Это временное состояние.

Джет осторожно уложил обмякшее тельце Бетани на ковер перед камином и опустился перед нею на колени. Девочка выглядела крошечной и беззащитной.

— Она не дышит. — Лицо Джета исказилось от горя. — О Господи, что же такое произошло? Может быть, попробовать искусственное дыхание?.. Я умею…

— Не надо, — остановила его Лисса. — Пожалуйста, не надо. Она, чего доброго, поперхнется, и получится еще хуже. Все, что мы можем сделать, — это уложить ее поудобнее, согреть и ждать, пока она не выйдет из этого состояния.

— Какого такого состояния?! — рявкнул Джет. Он сбросил плащ и закутал в него неподвижное тельце. — Не будете ли вы так любезны сообщить нам наконец, что происходит? Бетани на пороге смерти, если уже не умерла, но вы, похоже, ничуть не встревожены. Вы бессердечная мать. Нет, вы не мать, а чудовище! Господи, женщина, неужели вам и впрямь все равно? Что с вами такое? Или, может быть, девочка мешает вашему браку с Мэтью?

Лисса побледнела как полотно, несправедливые слова болью отозвались в сердце. Он пытается оскорбить ее, да только не выйдет. В прошлом ей не раз приходилось управляться со вздорными продюсерами! Молодой женщине захотелось ударить противника, причинить ему ответную боль. Лисса вздрогнула: неужели она и впрямь способна на насилие? Это не истинная ее суть, нет. Джет лишил ее не только душевного спокойствия…

— Я, так и быть, прощу вам эти слова, — проговорила она ровным, чуть приглушенным голосом, сдерживая клокочущий гнев. — Бетани мне дороже всех на свете. Если бы Мэтью невзлюбил ее, я бы немедленно указала ему на дверь, ни минуты он бы в моем доме не задержался. Джет Арнольд, может быть, вы и богаты, и известны, и влиятельны, но это не дает вам права разговаривать со мною так жестоко и зло.

— Я говорю то, что вижу. Только бесчувственная мать…

— Вы, оба, немедленно прекратите! Нашли время спорить! Что случилось с Бетани? — вмешалась тетя Сара, руки ее дрожали. — Нельзя ли что-нибудь предпринять? Разве можно просто предоставить ее самой себе?

— Я знаю, что делаю. Это случалось и раньше. Она, должно быть, ударилась обо что-то… — начала Лисса, опускаясь на колени рядом с дочерью. — Так бывает от малейшего ушиба. Порою достаточно легкого толчка. Любой другой ребенок на месте Бетани отделался бы синяком.

— Судя по всему, девочка упала с лестницы, — продолжал обвинять Джет, даже не подумав извиниться за грубость. — Вы тут распивали кофе, а не сидели с ней, как следовало бы! Малышка пошла вас искать, запуталась в ночной рубашечке и упала, — негодовал он. — Вы бросили дочь одну. На вас похоже!

— Я ушла, только когда Бетани крепко уснула. А до этого просидела с ней весь вечер. И вы могли бы заметить, что на ней пижама, пижама с Энди Пэнди, а вовсе не ночная рубашечка. — Возмущенная до глубины души, Лисса не особенно стараясь сдерживаться. — Я не могу сидеть при ней неотлучно и днем и ночью. Теперь не будете ли вы так добры перестать суетиться и не предоставите ли Бетани мне?

— Лисса здесь и минуты не пробыла. Только-только присела отдохнуть, бедняжка. — Тетя Сара немедленно грудью встала на защиту Лиссы. — Бетани крепко спала. Нет ничего дурного в том, чтобы оставить ребенка на несколько минут. Но надо же что-то предпринять наконец! Она же не дышит!

Лисса глубоко вздохнула и ощупала тельце дочери.

— Пожалуйста, поверьте мне. Она не упала. Повреждений нет, девочка даже не ушиблась. Скорее всего, просто стукнулась ножкой о столбик перил. Это что-то вроде шока… Достаточно малейшего толчка…

— Черт меня побери, я не собираюсь больше слушать этот бред! Дело серьезное: девочку необходимо госпитализировать! — безапелляционно заявил Джет. Лицо его словно окаменело, губы неодобрительно поджались. — Если вы не позволяете вызвать «Скорую помощь», я возьму машину и отвезу ее сам. Мы теряем драгоценное время.

— Да бывала она в больнице, много раз бывала, — устало проговорила Лисса. Молодая женщина склонилась над дочерью: золотистые волосы упали ей на лицо, в отсвете пламени пряди казались пылающим ореолом. — Поверьте мне, раньше я отвозила ее в больницу каждый раз, когда случалась подобная история. Думаю, на счету Бетани не меньше тридцати таких путешествий. Теперь я стараюсь не паниковать, хотя это непросто. Доктора уверяют, что Бетани вредно приходить в себя в незнакомой больничной палате или в тряской машине, что мчится сквозь ночь, не разбирая дороги. Ей будет приятнее очнуться здесь, среди знакомых людей.

Джет и тетя Сара с недоумением уставилась на молодую женщину.

— Очнется? Вы уверены? Вы абсолютно уверены?

— У девочки очень редкое заболевание. Называется РАС, рефлекторный анаэробный синдром, — произнесла Лисса медленно, чтобы незнакомый медицинский термин отложился у собеседников в памяти. — Его еще называют синдром Спящей красавицы. По виду Бетани кажется, что девочка мертва; у нее как будто не бьется сердце, она теряет сознание. Приступ длится от двух минут до часа. Сердце и впрямь практически не прослушивается. Девочка находится в состоянии, близком к клинической смерти, до тех пор пока снова не начнет дышать.

— Так она приходит в себя? Всякий раз? — недоверчиво спросила тетя Сара, поднимая с полу вязанье; петли, конечно, спустились. — Откуда вы знаете? Мне кажется, что не следует сидеть сложа руки.

— Да, приходит, и не спустя сто лет, а гораздо раньше. Это только мне кажется, что прошел целый век. Иногда приступ длится всего минуту. Но это самая долгая минута в моей жизни. Учителя Бетани знают, что делать в подобном случае, знает и Мэгги, моя соседка и подруга. Главное при ее заболевании проследить, чтобы девочка не падала и не ушибалась. Самый легкий толчок… Смотрите, она уже приходит в себя. Бетани, родная моя…

Крохотное тельце дрогнуло, ресницы затрепетали.

— Не беспокойтесь, — сказала Лисса, снимая подушки с дивана. — Смотреть на это трудно. Как только снова заработает сердечко в полную силу и мышцы сведет судорога, девочка забьется в конвульсиях. Сколько времени продлился приступ на этот раз? Три-четыре минуты… а всегда кажется, что гораздо дольше.

— Я этого не вынесу, — простонал Джет.

Тетя Сара в ужасе прикрыла рот ладонью.

Руки и ноги Бетани задергались. Лисса торопливо обложила девочку подушками, чтобы предохранить от ушибов. Тетя Сара подала ей еще несколько, радуясь, что может хоть чем-то помочь. Но конвульсии тут же прекратились, и Бетани открыла глаза.

— Не плачь, мамочка, — сонно проговорила она. — Я вернулась.

— Ну вот и чудесно. Все в порядке, ты со мной… — прошептала Лисса, беря девочку на руки и усаживаясь с ней на диван.

— Благодарение Господу, — проговорил Джет, поднимаясь с колен. Голос его по-прежнему звучал хрипло. — Ну и как часто такое случается?

— Нечасто. Я делаю все, что от меня зависит, но нельзя же лишить малышку возможности вести нормальную жизнь! Поразмыслив, вы наверняка со мною согласитесь. Бетани — самая обычная девочка, очень жизнерадостная, очень шаловливая. Она, должно быть, проснулась, почувствовала себя лучше и решила, что пора осмотреть дом. Тебе здесь нравится, да, родная?

— Тут здорово! — Ресницы Бетани снова затрепетали, она свернулась калачиком на руках у Лиссы и закрыла глаза.

— А Бетани знает об этом… этом заболевании? — Джет провел рукою по своему резко очерченному лицу.

— Она достаточно сообразительна и давно смекнула, что с нею происходит нечто странное и что при этом я тревожусь не на шутку. Но в подробности я не вдавалась, потому что Бетани далеко не ангел, с нее станется воспользоваться своим недугом в корыстных целях, скажем, нарочно обо что-то стукнуться, если ей вдруг не захочется делать то, что я говорю, или придет в голову прогулять школу. Поэтому я предпочитаю не рисковать. На переменках она не выходит на игровую площадку, сидит в классе, раскрашивает или рисует. Школьный двор — это самые настоящие джунгли. — Лисса помрачнела, вспомнив о днях, проведенных в непрестанной тревоге и беспокойстве.

— Ну и незачем было отдавать Бетани в школу. Ей следует учиться дома, с гувернанткой. — Джет стоял в уверенной, заносчивой позе привыкшего повелевать мужчины, лицо его было мрачно. Он явно вознамерился взять бразды правления в свои руки, отныне и впредь распоряжаться жизнью Бетани по своему усмотрению.

— Я решительно против. Нет смысла лишать ее возможности вести нормальную жизнь, особенно в школе. Девочке нужны друзья. — Лисса наклонилась к Бетани, крепко прижала ее к себе, погладила волосы.

Судороги прекратились, сердце девочки снова билось нормально, личико зарумянилось, губки порозовели. Мало-помалу малютка снова обретала прежний, пятнистенький, вид.

— Слава Богу! — воскликнула тетя Сара. — С ней все в порядке! Какое счастье! Думаю, что всем нам просто необходимо выпить по чашечке чая. Пойду заварю. Как насчет Бетани? Что ей принести?

— Лимонад, — сказала Лисса, обнимая дочь. — А потом я снова уложу ее в постель.

— Где я? — поинтересовалась Бетани, открывая глаза. — Мамочка, это ты? Я проснулась, а тебя нет.

— Вот именно. Вас не было рядом, — процедил Джет сквозь зубы, расхаживая по комнате упругими широкими шагами. Во всем, что он говорил и делал, ощущалась пугающая сила. Лисса устала от его упреков. Еще один, и она выскажет этому человеку в лицо все, что о нем думает. Рассуждает о том, о чем понятия не имеет, а туда же, указывает!

— Ты сладко спала, милая, потому я сошла вниз поговорить с тетей Сарой, — принялась объяснять Лисса, усаживая Бетани на колени. — Тетя Сара как раз тебя нахваливала, говорила, что такой послушной девочки никогда не видела.

— Да, я такая, — подтвердила Бетани, очень собой довольная. — А у меня появились новые пятнышки. Много-много. Погляди, целые тысячи. — Девочка закатала рукав пижамы. — Вот теперь у меня правильная корь.

Все рассмеялись, напряжение схлынуло. Джет пожал плечами и тяжело опустился на диван рядом с Лиссой, сцепив перед собой пальцы. Он выглядел усталым, лицо его осунулось, потрясение сказалось и на нем. Лисса вспомнила, что с тех пор, как она виделась с хозяином дома в последний раз, он успел слетать в Женеву, провести ряд встреч и вернуться в Суссекс. Ну и денек!

— Вам нужен водитель, — выпалила Лисса не подумав. — По крайней мере, кто-то должен отвозить вас в Хитроу и встречать на обратном пути. Эта дорога вас когда-нибудь доконает.

— Какая наблюдательность, — съязвил Джет. — Уж не предлагаете ли вы взять эту роль на себя?

— Извините, но мои семейные обязанности так далеко не простираются. Кроме того, вы еще не видели, как я вожу машину… Простите, это я так шучу. По работе мне приходится делать по нескольку сотен миль в день.

— Ваши будущие семейные обязанности, — мрачно поправил Джет. — Вы еще не стали членом семьи.

Ее словно окатили ушатом холодной воды. При этих жестоких словах Лисса резко отпрянула назад, крепче прижав к себе Бетани. Джет же принялся просматривать газеты с таким видом, словно ничего особенного не сказал.

— Это верно. Мэтью и я пришли к согласию, но только на словах, — прошептала молодая женщина еле слышно. Этот человек вел свою игру, и ох не нравилась ей эта игра! Они снова как будто остались вдвоем: Бетани и тетя Сара словно бы растворились в воздухе, превратились в бесплотные фантомы. Чтобы не выдать своего смятения, Лиссе потребовалась вся ее железная воля. — За короткое время многое может произойти.

— Я в это не верю. У вас на руках все козыри. Мэтью от вас без ума.

— Есть разница между любовью и безрассудным влечением. В случае Мэтью речь идет скорее о втором. Он может разлюбить в мгновение ока. Так случается, и очень часто.

— Думается мне, что вы выигрываете куда больше, чем предполагает Мэтью. Я понимаю, зачем вам этот брак. Невооруженным глазом видно, что мой сын — завидная добыча. Редкий холостяк согласится связать свою жизнь с матерью-одиночкой, а вам нужны обеспеченность, благополучное, устроенное будущее, словом, то, что он, собственно, и предлагает.

Лисса отрешенно баюкала Бетани. Нет, ей не вырваться из западни. Слова Джета камнем легли ей на душу, горькие слова с привкусом правды. К чему лукавить — этот человек не ошибается, читает в ее душе, как в раскрытой книге.

— Это несправедливо, — проговорила она, цепенея от отчаяния. — Я люблю Мэтью. — Молодая женщина отвернулась, чтобы не встречаться с Джетом взглядом. — Мы будем очень счастливы. Мэтью — чудесный юноша, добрый, заботливый…

— Вы его любите? Уверены в этом?

Бетани беспокойно заворочалась — взрослые споры ей изрядно наскучили, — сползла с колен матери, перебралась через подушки и уютно прижалась к Джету.

— Почитайте мне, пожалуйста! — попросила она умильно.

— С удовольствием, — согласился Джет, моментально забывая о своем неприступно-строгом виде. — Что бы вы предпочли, сударыня? Спортивные новости или финансовые сводки?

— Про спорт, — потребовала Бетани. — Но больше всего я люблю про танцы.

— Ну что ж, попытаюсь отыскать спортивные хроники, где говорится про танцы, — отозвался Джет, сосредоточенно шелестя страницами газет. В уголках его губ затаилась лукавая улыбка. В мгновение ока жесткий бизнесмен совершенно преобразился. Странно было наблюдать подобную перемену — странно и отрадно. Агрессивная враждебность исчезла без следа, словно Бетани прогнала ее при помощи всего одной улыбки.

Лисса безмолвно наблюдала за тем, как этот суровый непреклонный человек читает ее дочери, и в ней все таяло. Происходило нечто недоступное ее пониманию. Джет Арнольд поднял в ее душе целую бурю чувств, и не в ее власти было укротить эту бурю. Малышка доверчиво приникла к груди Джета — эта картина намертво запечатлелась в памяти молодой женщины. При мысли о том, чего судьба лишила Андре, сердце Лиссы заныло от боли.

Джет читал сообщения про хоккей на льду, про гольф и скачки. Бетани ловила каждое слово. Он расцвечивал сухие сводки новыми подробностями, стараясь позабавить девочку. Скаковые лошади, как правило, не спорят с жокеями, а мячи для гольфа не отплясывают чечетку. Бетани, похоже, не вдумывалась в смысл прочитанного, завороженная глубоким, низким голосом, и соскучилась только тогда, когда Джет дошел до розыгрыша четвертьфинала Европейского кубка кубков. Девочка храбро боролась со сном, но вот глазки ее закрылись, и она заснула на руках у чтеца.

— Что за маленькая чаровница, — проговорил Джет, не сводя глаз с разрумянившегося личика спящей девочки. В нежном изгибе розовых губ и в длинных ресницах он узнавал черты Лиссы.

Молодая женщина молчала, боясь выдать себя. Опасное томление нарастало в груди, каждая клеточка ныла от неутоленного желания. Интересно, каково это — ощутить властное прикосновение рук Джета к своему телу? Он погладит ее волосы, растопит лед, броней сковавший ее чувства…

— Я отнесу Бетани наверх, — проговорил Джет, вставая с величайшей осторожностью, чтобы не потревожить и не разбудить девочку. Легко, словно перышко, он поднял малютку на руки.

— А я подоткну ей одеяльце, — сказала тетя Сара, появившаяся наконец с чаем. — Мы дадим вам отдохнуть, Лисса, дорогая. У вас такой измученный вид! Должно быть, треволнения дня сказываются. Не беспокойтесь, ведь теперь рядом с вами мы. Выпейте стакан хереса и расслабьтесь.

Лисса отвернулась, чтобы не видеть, как Джет выносит ее дочь из комнаты. Она знала, что при этом зрелище задрожат и оборвутся струны ее сердца и воедино их уже не связать. Молодая женщина бессильно уронила голову на подушку и закрыла глаза, собираясь с мыслями. Что за день… что за выходные! И надо же было Мэтью объявлять об их помолвке! Неожиданная выходка юноши вконец ее добила. Лисса не знала, справится ли, достанет ли ей сил вынести еще и это. От камина шло приятное тепло, подушки были мягкими, и она понимала, что еще немного и непременно уснет. Тогда она заработает очередную нотацию от мистера Джета Арнольда, каковой не преминет сообщить гостье, что она, видите ли, перенапрягается, берет на себя слишком много на работе и, следовательно, дурная мать.

Все, кроме последнего, отчасти отвечало истине, но Лисса отнюдь не собиралась признаваться в этом, и менее всего — Джету.

Заслышав на лестнице шаги, — это возвращался Джет, — молодая женщина усилием воли прогнала сон. Но он так и не появился в гостиной, видимо, направился в кабинет, дабы не упустить возможность сделать побольше денег, заключить новые сделки, подкрепить слово «миллионер» еще миллионом-другим.


Ее разбудил удар грома. Лисса задремала-таки на уютном диване рядом с чашкой чая, который давно остыл. Где-то над головой ярилась и бушевала гроза, и Лисса тут же мысленно вернулась во времена знаменитой октябрьской бури 1987 года. В ту ужасную ночь молодая женщина чувствовала себя бесконечно одинокой и всеми покинутой. Деревья в Лондонском парке валились на землю штабелями, точно рука великана опустошала землю широкими взмахами серпа. А на улице ветер гонял урны, крыши бачков и мусор, швырял через дорогу поломанные ветки.

— Бетани! — воскликнула Лисса, резко вскакивая и намереваясь кинуться в спальню дочери.

— С ней все в порядке, — отозвался голос с противоположного дивана, где, закатав рукава рубашки, восседал Джет в окружении книг и папок. Между страниц, отмечая нужные места, торчали язычки обрывков бумаги. — Я уже поднимался наверх поглядеть, как она. Девочка крепко спит.

— Она ненавидит грозу.

— Все мы этим отличаемся, разве нет?

Лисса снова уселась на диван и привела в порядок одежду, догадываясь, что Джет наблюдал за нею, пока она дремала. Что за невыносимая мысль! А что, если она спала с открытым ртом?

— Воображаю себе, что здесь творилось в 1987 году. У вас много деревьев поломало? — осторожно поинтересовалась Лисса.

— Четвертую часть всех, что росли. В лесу словно коса поработала — зрелище было на редкость жуткое. У дома полкрыши снесло, вся черепица осыпалась. А один из дубов рухнул прямо на мою машину. Смял в лепешку, разумеется. Но машину заменить несложно. А вот вековые деревья попробуйте-ка!

— Кошмар какой-то, — согласилась Лисса.

— Сара и я глаз не сомкнули всю ночь. Билл и Бен перетрусили, забились под диваны и носа не казали. Странно они себя вели: казалось, что собакам известно что-то такое, о чем мы даже не подозреваем. Что-то первобытное. Я много чего слышал о том, как ведут себя животные в момент катастрофы.

Они откровенно испытывали друг друга, кружили, словно осмотрительные всадники, старательно заглядывали в душу противника, за ничего не значащими словами стремились увидеть нечто большее. Их взгляды на миг скрестились, словно в поединке, затем Лисса выдавила из себя улыбку, а Джет уставился перед собой.

Минуту спустя Лисса поглядела на угасающее подрагивающее пламя, алые искры которого вспыхивали над бревнами. Потом на стакан, доверху наполненный золотистой жидкостью, что стоял на маленьком столике рядом с Джетом.

Он проследил за ее взглядом.

— Хотите? Это бренди. Отличный бренди, вовсе не огненная вода, изобретение мудрых монахов. В самый раз для того, чтобы достойно завершить тяжелый день!

Она покачала головой, взъерошила пальцами и без того растрепанные волосы и зевнула.

— Я почти не пью. Разве что хорошие вина. Сколько времени?

— Час ночи.

— Бог ты мой, а мне ведь завтра вставать ни свет ни заря. Все запрограммировано. А я должна проследить за тем, чтобы все прошло без сучка без задоринки, поэтому мне бы лучше оказаться на месте раньше других. Но как?

— Но вы крепко проспали целых три часа. Мне не хотелось вас беспокоить. Вы походили на… чуть было не сказал на Спящую красавицу, но теперь эти слова вряд ли произнесешь. Подтекст нехорош. — Джет не сводил с нее пристального взгляда, который словно сковал молодую женщину невидимыми, но прочными оковами, заключил в темницу страсти.

— Зачем вы остались? — спросила Лисса еле слышно. — В этом не было нужды. Сиделка мне ни к чему.

— Я остался на случай, если гроза вас разбудит и вы растеряетесь и не будете знать, куда идти. В Холлоу-хаус ничего не стоит заблудиться. Тут есть комнаты, которые даже я еще не отыскал, — шутливо отозвался Джет. А темные глаза между тем заглядывали ей прямо в душу, затягивали в омут все глубже.

— Полагаю, тут и фамильное привидение есть?

— О да. И не одно.

В этом желании поддержать шутку ощущалось мальчишеское озорство, и теплота, и нежность, что против его воли прорывались на поверхность. Гранитно-серые глаза лукаво поблескивали в неверном свете пламени, яркие, как кристаллы. Губы изогнулись в усмешке, еле ощутимый запах дорогого одеколона смешивался с древесным дымом. Лисса не желала допустить, чтобы он догадался о том всесокрушающем чувственном голоде, от которого ныло ее тело. Пора уходить. Этот человек опасен.

— В таком случае, пожелаю вам спокойной ночи и оставлю вас наедине с книгами. — Лисса попыталась подняться, но незримые чары приковали ее к мягким подушкам. Вот-вот должно было что-то случиться, нечто неизведанное, манящее и пугающее одновременно. Ничего больше не надо — только глядеться в его глаза не отрываясь. О, этот человек — опытный сердцеед! Интересно, сколько женщин у него перебывало с тех пор, как он расстался с матерью Мэтью?

— Я уже закончил, — проговорил Джет, захлопывая книгу.

Он пересек гостиную и присел на диван рядом с Лиссой. Руки их случайно соприкоснулись. Он оказался так близко, что молодая женщина ощутила на своей щеке его горячее дыхание. Время остановилось. Нет, этого нельзя допускать! Слишком похоже, что желаемое и впрямь вот-вот сбудется. Но это же приведет к катастрофе, к новым несчастьям! Джет встретился с ней взглядом, его глаза потемнели. Он бережно притянул Лиссу к себе, и молодая женщина почувствовала, что дрожит.

— Мне надо идти, — отрешенно проговорила она.

— Не сейчас, — возразил Джет, осознавая свою власть над ней. Он действовал отчасти по расчету, отчасти инстинктивно. Мистер Арнольд почитал себя честным человеком, но на карту было поставлено будущее его сына. Его империя огромна, но Мэтью для него превыше всего. — Не уходите.

— Пожалуйста…

— Лисса, нам надо поговорить. Это важно.

— Пожалуйста, не сейчас.

При мысли о том, что может произойти, голос молодой женщины прервался. Гром грохотал где-то вдали, постепенно затихая. Гроза пронеслась по небу, унося с собою ее боль. Этого человека она ждала всю жизнь, никого ей не надо, кроме него. Тела их соприкоснулись, и Лисса вздрогнула, словно от удара тока.

Она не знала, кто к кому потянулся первым. Чувства заклубились, словно сгущающийся туман. На мгновение молодая женщина ощутила себя героиней мелодрамы. Все благоразумие Лиссы обратилось в ничто, едва губы Джета с нежностью коснулись ее губ, и цена за испытываемое ею блаженство вдруг показалось ничтожной. Он перенес на нее всю тяжесть своего тела, притискивая к обволакивающей спинке дивана. Она сдалась тотчас же, не думая, не рассуждая. Позабыла обо всем, когда Джет молча притянул ее к себе еще ближе, с исступленной жадностью наслаждаясь ее хрупкой красотой, благоуханием ее волос, распаляя ее желание. Лисса упивалась его прикосновениями, ощущала мускулы его сильных бедер, тепло его тела, запах кожи, дерзкую требовательность рук, властную настойчивость ищущего рта. Она не знала, гром ли это гремит или неистово колотится ее сердце.

Внезапно Джет разжал объятия, и отвергнутое тело молодой женщины беспомощно поникло. Все внутри нее похолодело. Она не знала, куда смотреть, что сказать. Отчаяние ее не знало границ. Собственное легкомыслие бросило ее в объятия этого человека. Она даже не постаралась отстраниться или остановить его. Как давно мечтала она о таком поцелуе, сколько лет его ждала, и вот несколько мгновений страсти все погубили.

Он отец Мэтью. Как она могла забыть об этом!

— Но я люблю Мэтью, — прошептала Лисса с закрытыми глазами. Опущенные ресницы придавали ее лицу выражение трогательной беззащитности. Какое-то мгновение она еще ощущала на щеке его горячее дыхание, затем Джет отодвинулся. — Зачем вы это сделали?

— Этот поцелуй доказывает, что вы не любите Мэтью. — Голос Арнольда-старшего звучал жестко и непреклонно, и молодая женщина задохнулась от безысходности, признавая свое поражение. Выходит, он просто испытывал ее, поцеловал ее нарочно! — Я не желаю, чтобы мой сын женился на распутной кокетке, на расчетливой приспособленке и авантюристке, — продолжал Джет. Руки его, ставшие вдруг безжалостными, стиснули ее запястья, словно клещи. — Кем вы, собственно, и являетесь. Мэтью — завидная партия, верно? Холлоу-хаус, сотни акров земли в Суссексе… а в будущем он еще и унаследует мой бизнес. Это вам не муниципальная квартирка, а?

Лисса была сокрушена, унижена, втоптана в грязь.

— Не смейте так говорить, — начала она, напрягшись от волнения, собирая жалкие остатки гордости. А может, притвориться, будто в полусне она перепутала его и Мэтью. Нет, столь вопиющей лжи он ни за что не поверит. Джет — это Джет и никто иной. Да и поцелуи тоже разные. Мэтью целовал ее слишком деликатно, с мальчишеским энтузиазмом, но не со знанием дела. Джет же — настоящий мужчина, дерзкий, требовательный, однако на удивление нежный, и нежность его одновременно властная и чарующая.

Лисса застонала, прижимая кулаки ко лбу.

— Ох, Джет, зачем вы это сделали? Какой же вы негодяй! Вы ничего не понимаете! Почему вы не оставили меня в покое? Я этого не хотела.

— Да неужели? А мне показалось, что я отлично все понимаю. — Джет откровенно насмехался над своей жертвой. Он опустил рукава и вставил золотые запонки, словно давая понять, что возвращается к нормам поведения, принятым в цивилизованном обществе. — Вы, похоже, совсем не прочь были разделить мои пылкие чувства. Или я ошибся? Или именно так вы обычно и отшиваете мужчин?

— Уже не знаю, — проговорила Лисса убито, отказавшись от борьбы, словно укрощенная твердой рукой кобылица. — Не нужно было этого допускать, и я очень раскаиваюсь. И вовсе я не расчетливая авантюристка. Я хочу выйти замуж за Мэтью в силу разумных, веских причин… — Лисса не смогла пояснить каких, потому что чувство, внезапно возникшее к этому человеку, буквально выбило у нее почву из-под ног. Теперь молодая женщина ни в чем уже не была уверена. — Ничего подобного прежде не случалось. Все эти годы, со времени гибели отца Бетани, у меня не было никого, пока я не повстречала Мэтью. Я нигде не бывала, не встречалась с мужчинами, даже по сторонам не глядела.

— И вы ждете, что я вам поверю?! — взорвался Джет. — Это при вашей-то внешности — ни дать ни взять принцесса из волшебной сказки! Да все мужчины вашего дома, в ком осталась хоть капля горячей крови, должны были штабелями ложиться у вашей двери!

— Да как вы смеете! — вознегодовала Лисса, отбрасывая назад спутанные волосы. — Если бы не болезнь Бетани, если бы не гроза, если бы я знала, в какой части этого чертова Суссекса нахожусь, я бы сей же миг отправилась домой. Это не гостеприимство, это допрос с пристрастием, это суд инквизиции! Может быть, меня выведут из дома и утопят в деревенском пруду?

Джет коротко и зло рассмеялся.

— Вы этого хотите? Кровь понадобилось остудить? — Вид у Арнольда-старшего был достаточно безумный: того и гляди плеснет ей в лицо из стакана. — Вы меня и впрямь околдовали, чертова ведьма! Полагаю, что и Мэтью пал жертвою ваших чар.

— Мэтью отлично знает, что делает.

— Но знает ли он вас? Это совсем другое дело.

— Я иду спать и надеюсь, что утром вас уже не застану, — проговорила Лисса, поднимаясь на ноги. Ее шатало. — Заранее прошу прощения, если общение между нами ограничится с моей стороны вежливым «здравствуйте». Не думаю, что мне захочется с вами разговаривать.

— Как, вы даже не поблагодарите меня за оплаченные счета?

— Я не желаю, чтобы на оплату моей свадьбы пошло хоть пенни из состояния Арнольдов, — зло ответила Лисса. — Я скорее предпочту церемонию в загсе и танцы до упаду в местном пабе. — Молодая женщина старалась задеть собеседника побольнее.

— Именно таковым и было ваше первое бракосочетание?

— Не ваше дело, — огрызнулась Лисса; взгляд ее был абсолютно бесстрастен и холоден. Этому негодяю она ничего не собирается объяснять.

— Как раз мое, — заверил ее Джет, аккуратно собирая книги и папки. — Я хочу знать все о женщине, на которой собирается жениться мой сын. А если вы сами мне не расскажете, тогда я выясню это другими способами, а их хоть отбавляй. За сегодняшний вечер я и так о вас узнал очень многое.

— Ваш поступок непростителен. Вы несправедливы ко мне. Но ничего другого я и не ждала. Крупные воротилы делового мира не ведут честной игры. Грязные проделки, интриги — к этому вы привыкли? Именно так вы и удерживаетесь на вершине? Переступите через любого, кто окажется на пути!

Лисса не задумывалась о том, что говорит, сейчас ей было все равно. Она ненавидела этого человека. Джет непонятно с какой стати посягнул на ее жизнь, попытался манипулировать ею ужасным, возмутительным способом. Молодая женщина отвернулась к окну. За окном темные клочья облаков наползали на серебристую луну, словно стирая свет, и уносились прочь. Никто еще не смел с ней так обращаться! Чтобы выжить, нужно остановить этого человека.

— В вашу игру можно сыграть и вдвоем, — заметила Лисса. — Я твердый орешек. Вы связались с женщиной, что умеет драться, забывая о правилах. Не рассчитывайте, что я стану рыдать в уголке. С тех пор как умер Андре, я ни разу не заплакала и сейчас начинать не собираюсь!

ГЛАВА 5

В следующий раз Лисса увиделась с Джетом Арнольдом только в выходные. За это время он успел слетать на съезд промышленников в Токио и возвратиться через Штаты. Этому человеку явно не сиделось дома. За неделю Лисса немного успокоилась и обдумала, что ей делать, как справиться с ситуацией. Инстинкт подсказывал: нужно срочно вернуться в городскую квартиру и забаррикадировать там дверь против вторжения чужаков.

Но Бетани чувствовала себя в Холлоу-хаус просто-таки на седьмом небе: тетя Сара и Эмили безбожно баловали малышку. И теперь, когда здоровье девочки пошло на поправку, с шалуньей никакого сладу не было. Она упорно не желала лежать в постели и поставила себе целью изучить каждую комнату, облазить особняк от подвала до чердака.

— Это дом Мэтью? — поинтересовалась девочка, прыгая на кровати; волосы ее разлетались в разные стороны.

— Я тебе уже сто раз говорила, что нет. Это дом его отца, — терпеливо разъясняла Лисса. — Джет — отец Мэтью. — Для пущей надежности молодая женщина повторила про себя эти слова: «Джет — отец Мэтью». Ох, кабы он был кем-то другим! Посторонним человеком: соседом по купе, писателем, дизайнером, актером съемочной группы. Кем угодно, только не отцом Мэтью!

— Это он мне читал и сказки рассказывал, когда я была вся в пятнышках? Он будет моим дедушкой? Мы все будем здесь жить?

— Нет, — твердо сказала Лисса. — Мы поселимся в Лондоне, у Мэтью, в его чудесной квартире.

— Но мы станем приезжать сюда, правда? Тетя Сара обещала подарить мне котенка. Как только я поправлюсь, мы за ним сходим. Его братики и сестрички живут на ферме в сарае. Их всего четверо: один — черный, один — серый и два полосатых… Даже не знаю, какого выбрать, — тараторила Бетани. Лисса уже изрядно устала от ее болтовни.

Личико девочки лучилось счастьем, она понятия не имела, что за сложная штука — жизнь. Для ребенка любой день окрашен в розовые тона. Любой без исключения. Молодая же женщина чувствовала себя так, словно ее изрубили на куски и пропустили через мясорубку.


Рабочий день прошел без толку. Лисса безуспешно разыскивала не тронутую временем усадьбу шестнадцатого века где-нибудь в Кенте или Эссексе. Именно такой фон требовался для эпизода с погоней на рассвете. Она уже посмотрела с дюжину усадеб, но повсюду рядом с нужным строением располагались современные здания, которые нельзя было замаскировать или просто разрушить. Эпизод был коротким, но очень важным, и дом следовало подобрать подходящий.

Однако местный полустанок в Слудбери изумительно подошел для эпизода с портфелем. Лисса уже обо всем договорилась. Назавтра поутру съемочная группа явится на место, отснимет общие планы и небольшую сцену. Компания «Бритиш рейлуэй» не возражала, ежели название полустанка не появится в кадре, лишь бы пассажирам не причинили лишних неудобств. Но Лисса постоянно жила в ожидании катастрофы. Стоит смотрителю станции позабыть совершенно необходимый ключ от боковой калитки — и у Грега Вильсона она больше не работает.

— Мы не хотим, чтобы сюда нагрянула орда вандалов и сравняла полустанок с землей, — предупредил представитель «Бритиш рейлуэй». — Все, что появляется на экране, вызывает у людей нездоровый ажиотаж. Один Бог знает почему. Идиоты!

Мэтью звонил каждый день, слал дорогие цветы, бельгийский шоколад, передал для малышки огромного мишку-панда. Бетани медведь не понравился — слишком громоздкий, в руках не удержишь. Впавшая в немилость с первого взгляда игрушка одиноко скучала в углу, наказанная за различные проступки. Лисса от души жалела злосчастную тварь.

— Этот панда такой непослушный, — вредничала Бетани. — Сегодня он выбросил обед в окошко.

— Надеюсь, что ты-то свой съела, — улыбнулась Лисса, обтирая перемазанное детское личико влажной салфеткой. — И не привередничала.

— Конечно, съела. Тетя Сара готовит такие вкусные пудинги! Особенно шоколадные!

— Это заметно, — отозвалась Лисса. — У тебя даже за ушами крошки.

— Так, значит, в Холлоу-хаус тебе хорошо? — спрашивал Мэтью по телефону уже в который раз, и в голосе наследника империи Арнольдов звучали собственнические ноты. Лиссу подобный тон возмущал.

— У нас все в порядке, все к нам очень добры. Бетани просто в восторге. Но, Мэтью… нам надо поговорить.

— Да, конечно. Еще столько всего предстоит сделать до свадьбы, столько всего продумать. Ты уже начала составлять список приглашенных? Ох. Лисса, милая, все будет просто замечательно. Я так рад, что тетя Сара и отец к тебе привязались. Я знал, что тем и кончится!

От разговоров по телефону, как известно, толку мало. Лисса прекрасно об этом знала. Тем более что Мэтью видит и слышит только то, что хочет увидеть и услышать. Какие, к черту, списки? Необходимо убедить юношу, что с помолвкой они поспешили. Невыносимая боль поселилась в ее душе и не затихала ни на минуту. А ведь когда-то при встрече Мэтью сердце ее замирало от радости, ибо в нем она видела гарантию счастливого, устроенного будущего!

— Мэтью, я ни слова не сказала в присутствии твоего отца и тети Сары, когда ты представил меня как свою невесту, — не хотелось тебя компрометировать. Но, мне кажется, что, прежде чем объявлять о нашей помолвке, тебе следовало поговорить со мной. В конце концов, ничего еще не решено. Ты меня просто подставил!

— Дорогая! Сколько можно говорить об одном и том же? Я знал, что ты еще год будешь тянуть и трусить, если не возьму инициативу в свои руки. Ты ведь хочешь выйти за меня замуж, разве нет? Поверь мне, все сложится прекрасно. Я буду очень любить вас обеих.

Трусить? Лисса поморщилась: что за упадническое слово! Значит, вот как воспринимает ее Мэтью? Как слабую, бесхарактерную женщину. Брак — это серьезный шаг, нужно быть уверенным на сто процентов. В случае с Андре она ни минуты не сомневалась.

— Похоже, ты женишься на мне ради дочери, — поддразнила она.

— Что может быть лучше? Готовая сестренка для нашего сына…

Их сына… Предательский страх судорогой сжал горло. Мысль о том, что с Мэтью придется заниматься любовью, как-то не приходила ей в голову. Целоваться — да. Порой Лиссе казалось, что желание близости придет само собой, когда они попривыкнут друг к другу, но теперь молодая женщина засомневалась. Ей представилось: вот она, обнаженная, в объятиях Мэтью, мечтает ощутить тяжесть его юного тела. Разве такое возможно? Мэтью — мальчишка неумелый, растеряется, станет неуклюже извиняться, потный, волнующийся, не доведет дела до конца… И останется ей только разочарованно глядеть в потолок да отчаянно повторять про себя имя Андре…

Только один человек сможет заставить ее забыть отца Бетани.

— Это нечестно, — втолковывала Лисса. — Ты должен был предупредить меня. Могла ли я сказать: «Постойте, братцы! Мэтью, собственно, меня еще не спросил». Ты просто навязал мне эту помолвку.

Арнольд-младший, похоже, ничуть не раскаивался в содеянном.

— Ты что, хочешь все испортить? Все за нас ужасно рады.

— Да ну? Правда? — Лисса вспомнила Джета: какой у него был взгляд — издевательски-насмешливый, ироничный! Уж ему-то вся эта история по душе точно не пришлась. Если бы не постыдный эпизод грозовой ночью у камина, не властный, сметающий все преграды поцелуй, он был бы куда благосклонней. Помолвка с Мэтью — ужасная, роковая ошибка, и оба они об этом знают — и она и Джет.

Молодая женщина прикрыла глаза, стараясь отвлечься от воспоминаний, жалея о происшедшем, страстно мечтая о том, чтобы можно было повернуть время вспять и снова пережить момент ее первого появления в Холлоу-хаус. Она бы повела себя совсем иначе, по-другому бы оделась, разыграла бы сцену знакомства согласно строжайшему этикету, ввела бы в заблуждение всех и каждого!

— Почему ты ничего не рассказал мне об отце?

— Об отце? Зачем? Он мой отец, и этим все сказано. Работоман, никогда не бывает дома, строг, неприступен. Помогла бы тебе такая характеристика?

— Холоден, нетерпим, лицемерен, ни во что не ставит женщин, — мстительно добавила Лисса.

Мэтью фыркнул.

— Рад, что вы двое так быстро поняли друг друга. Со временем он привыкнет к твоему современному образу мыслей и полюбит тебя так же, как и я. Вот увидишь. На самом-то деле он человек душевный и к Бетани привяжется всем сердцем.

Это Лисса уже поняла. Джет на удивление легко сошелся с Бетани. Заветный образ навеки запечатлелся в памяти: Джет читает ее дочурке спортивные хроники, а она прижалась к нему и глаз с него не сводит. Джету присущи и мягкость и нежность, но эту сторону своей натуры он тщательно скрывает. По крайней мере, от нее. Бог весть что таится в его душе.

— Он считает меня расчетливой интриганкой.

— Так я же небогат! Хорошо, я зарабатываю более чем достаточно для нас троих, но это не баснословные деньги.

— Он считает, что я на его деньги зарюсь.

— Что за глупости! Отец — мужчина в самом расцвете сил, ему же только сорок четыре! Если он в перерывах между разъездами найдет время оглядеться по сторонам, так, пожалуй, женится снова. Десятки женщин только и ждут, чтобы броситься ему на шею. Он завидная партия. Любовь моя, а не заняться ли нам сводничеством на досуге? Нет ли у тебя на примете достойной подруги?

У Лиссы перехватило дыхание. Если Джет женится на другой, это разобьет ей сердце. Этого ей не пережить, нет! И мир только порадуется ее страданиям!

— Уверена, Джет в состоянии сам устроить свою личную жизнь, — нарочито небрежно отмахнулась молодая женщина.

— Послушай, дорогая, мне пора. Все будет хорошо, не беспокойся. Привет Бетани! Ей панда понравился?

— Еще как, — отозвалась Лисса. — Панда содержится в режиме строгого заключения.

А тем временем Лисса все больше привязывалась к тете Саре, что было совсем нетрудно. С тетей Сарой поладил бы любой, и молодой женщине ничем не хотелось омрачить этой дружбы. Неизвестно, как воспользуется Джет компрометирующими сведениями о том, сколь слаба ее грешная плоть. Неужели впрямь расскажет Мэтью, что невеста сына побывала в объятиях отца и самозабвенно отвечала на его поцелуи?

При воспоминании о пережитом мгновении страсти Лисса вспыхнула. Нет, он обошелся с ней слишком жестоко. Может, теперь Джет ждет, что она расторгнет помолвку и снова растворится в безвестности городских окраин? Как бы там ни было, обманом и хитростью склонил он ее к тому поцелую, и этого она ему никогда не простит!

Впрочем, и Мэтью хорош: втянул ее в историю с помолвкой при помощи того же обмана и хитрости. Яблочко от яблони недалеко падает!

Безразличие Лиссы к свадебным приготовлениям приводило тетю Сару в отчаяние. Сама она времени зря не теряла и уже разжилась несколькими вариантами меню праздничного банкета — разумеется, в отеле «Савой»! — и дюжиной каталогов от лучших лондонских модельеров, специалистов по свадебным туалетам. Пенные каскады белоснежных кружев и шелка — символ целомудрия — стоили бешеных денег.

— Вы слишком торопитесь! — Лисса осторожно подбирала слова, чтобы не подвести Мэтью. — Мы еще ничего толком не решили.

— Вам нужно только назначить время, а уж они измыслят все, что захотите, Лисса. Неужели вам так ничего и не приглянулось?

— Напротив, все модели хороши. В этом-то и беда… О да, платья дивные. Любое подойдет. Мне все равно… — Конечно, следовало выказать чуть больше энтузиазма.

— Право же, Лисса, так свадебное платье не выбирают. Вас прямо-таки подгонять надо. Извольте-ка, сударыня, снова просмотреть каталоги и решить, к какому из модельеров вы хотите заглянуть для предварительной беседы и примерки, а я позвоню и назначу время.

— А как насчет готовых моделей? Платье можно взять и напрокат… Это сэкономит уйму времени! — Лисса закатала рукава рубашки: отопление в Холлоу-хаус работало отменно, температуру в комнатах контролировали термостаты. Ее собственная квартирка подобными удобствами не отличалась. Да в ней даже окна дребезжали от малейшего ветерка, а стоило тому подуть посильнее, так здание просто-таки начинало раскачиваться, хотите верьте, хотите нет.

Тетя Сара в отчаянии всплеснула руками.

— Что за равнодушная невеста! Можно, конечно, посмотреть и готовые платья. В Найтсбридже и Южном Кенсингтоне есть очень неплохие магазины. Мы сходим туда вместе. Вам нельзя доверить выбор подобающего туалета. Еще, чего доброго, явитесь на церемонию в белом брючном костюме, и с Джетом случится удар.

— Я выхожу замуж не за Джета. Может быть, Мэтью брючный костюм одобрит. Какое мне дело до того, что подумает Джет? — отрезала Лисса с непроницаемым выражением лица. — А что, отличная идея! Или надеть белые джинсы и футболку с эффектной картинкой. А потом я бы их перекрасила в синий цвет!

— Не вздумайте обмануть ожидания дочки, — предупредила ее тетя Сара. — Девочка спит и видит себя в длинном платье, в роли главной подружки невесты. Все уже решено: розовый шелк, розы, пышные банты, оборочки и бесчисленное количество нижних юбок.

— Здорово! — Отозвалась Лисса сухо. — Вроде как викторианский чехол на чайник, знаете, в виде куклы в кринолине.

— По крайней мере, Бетани выказывает куда больше интереса, чем ее мать, — сказала тетя Сара, запуская руку в полотняную сумку за вязаньем.

— Ей только пять с хвостиком. Она ничегошеньки не понимает. Для нее свадьбы — это волшебные сказки, — пояснила Лисса. — Да она еще и ни на одной не была. Вы уже сняли с нее мерку для свитера?

— Потом как-нибудь, — отмахнулась тетя Сара. Спицы так и мелькали в воздухе. — Свитер непременно подойдет. Все, что я вяжу, сидит ну прямо как перчатка!

Уверенность тети Сары оказалась заразительной. И Лиссе вдруг показалось, что и ее будущее сложится удачно, подойдет ей прямо как перчатка, какие бы космические катаклизмы ни сулила ей судьба. Молодая женщина не удержалась от смешка.

— Так держать, дорогая! Люблю, когда вы смеетесь!

В ту ночь Лисса спала хорошо. Расцвеченные блестками сказочных грез сны разогнали тревогу, словно напоенный светом полдень — когда в лучах пляшут стрекозы — ночную тьму. Теплая, уютная спальня в Холлоу-хаус создавала ощущение комфорта. А как чудесно было приезжать домой и видеть на столе готовый горячий ужин! Аппетит отчасти возвратился к Лиссе, и молодая женщина поняла, что отсутствие интереса к еде порождалось главным образом непреходящей усталостью. Работа сулила ей одни стрессы, не позволяя расслабиться ни на минуту. Ежели подходящих мест для натуральных съемок она не найдет, на черта она сдалась компании? Ее тут же уволят, и устроиться на другом месте ей уже не удастся. Большинство, особенно зрители, полагают, что работа менеджера по выездным съемкам заключается в том, чтобы летать за границу на специально для него забронированных рейсах да разгуливать по солнечным пляжам, проверяя наличие пальм. Как не правы эти люди! Дорожные пробки, битком набитые поезда и проливной дождь по приезде на место — вот что такое ее работа!


Лисса не услышала, как на рассвете к дому подъехал «мерседес» Джета. Арнольд-старший отпер входную дверь, посидел немного в кабинете за бумагами и ушел в спальню в другом крыле дома. В глазах у него двоилось от усталости. Он крепко уснул сразу же, как лег в постель, и не проснулся даже тогда, когда в семь часов утра дом стал понемногу оживать.

А Лисса встала в шесть. Она тихонько собралась, по-быстрому сделала себе чашку растворимого кофе, радуясь, что кухня находится в ее полном распоряжении. Сегодня ей предстояло встретить съемочную группу на полустанке Слудбери и показать им, что снимать можно, а что — нет из-за опасности превысить лимит. День представлялся не таким уж тяжелым, и она рассчитывала немного передохнуть.

Лисса поминутно распланировала график прибытия съемочной группы, актеров и фургона с горячей пищей. Нельзя было допустить, чтобы все приехали одновременно: машины заблокируют дороги и переполнят автостоянки. В нужных местах были установлены указатели. Получены официальные разрешения от «Бритиш рейлуэй», полиции и муниципального совета. Она проверила даже расписание рейсов аэропорта Гатуик, чтобы избежать по возможности звуковых помех, и убедилась, что военных маневров в этой части Суссекса не предвидится. И прогноз погоды узнала — хотя разве можно положиться на синоптиков.

— Мне пора, радость моя. Я вернусь пораньше, — шепотом пообещала Лисса дочурке в полутемной спаленке и поцеловала малышку. — Мы во что-нибудь поиграем.

— Пока тебя нет, я присмотрю за Пудингом, — сонно пообещала Бетани, прижимая к себе нахального бурого медвежонка, подаренного Джетом. — А он присмотрит за мной. Я назвала его Пудингом, в честь вкусных пудингов тети Сары.

Перед тем как выйти из дома, Лисса не позабыла отключить сигнализацию. В холле под высоким сводчатым потолком еще таился ночной полумрак, и небо за окнами походило на грифельную доску. Дом мирно спал в окружении зеленых равнин и пашен, словно в объятиях возлюбленного. В воздухе разливалась утренняя прохлада.

Разумеется, съемочная группа опоздала. Приехали киношники, продрогшие, похлопывая рукой об руку, кутаясь в куртки, и сразу принялись ворчать.

— Попробуй найди это проклятое захолустье!

— Указатели? Какие указатели? Да в этой Богом забытой части света даже дорожных знаков нет!

— Слудбери? Это еще что такое?

— Приехал ли фургон с горячей пищей?

— Где тут ближайшее кафе? Подать сюда галлоны кофе! И немедленно!

— Тут есть «Макдоналдс»?

— Ну ты нас просто в Сибирь затащила!

— Кафе тут нет, но я пойду погляжу, не подают ли кофе в пабе, — пообещала Лисса, благодарная судьбе уже за то, что группа прибыла. Впустую потраченный день стоил бешеных денег.

— Отлично! — констатировал Грег Вильсон, обходя кругом пустынный полустанок и поддавая ногами мусор. Коренастый, плотного телосложения, очки в золотой оправе, жесткие седые космы, незнакомые с расческой. При необходимости Грег прибегал к помощи пальцев.

Ранних поездов было немного, и на перроне маячили один-два любопытствующих пассажира. Группа без стеснения завладела полустанком и принялась устанавливать оборудование в дальнем конце платформы.

— Недурно, Лисса. Недурно. Взгляни-ка на этот вид. А свет! Мне это нравится. Класс! О'кей, за дело!

Даже при самом удачном стечении обстоятельств съемки — дело непредсказуемое, хлопот с ними не оберешься, и этот день исключением не стал. Лисса закупила в пабе уже готовые сандвичи и кофе, ибо фургон с горячей пищей так и не появился. Владельцы паба встретили ее с распростертыми объятиями. «Заходите еще, в любое время! А может, вы и паб снимете?»

— Я подумаю над вашим предложением, — рассмеялась Лисса.

Эпизод, который предстояло снять, сложностью не отличался: портфель инспектора Даттона внезапно раскрывается, содержимое разлетается по платформе.

Лисса с трудом сдержала смех, когда портфель не открылся. Оператор снимал впустую дубль за дублем. Ответственный за реквизит покраснел от смущения, унес портфель в сторону и принялся над ним колдовать.

— Я эту дрянь на рельсы кину! — раздраженно сообщил Гарет Варвик, словарный запас которого навеки подорвал бы репутацию его персонажа, инспектора Даттона, в глазах тети Сары.

— Только сам туда не прыгни. Линия под напряжением, — отозвался Грег. — Лисса не смогла отключить ток. — Конечно, во всем виновата только Лисса! — Полфильма уже отснято, непросто будет подыскать тебе замену.

Наконец замок сработал. Лисса возблагодарила судьбу. Но к тому времени усилился ветер, и теперь шарф Гарета развевался во все стороны, закрывая то его лицо, то содержимое портфеля.

— Сними этот проклятый шарф! — крикнул Грег. — Денег в портфеле не видно.

— Вот еще, — возмутился Гарет. — Шарф — неотъемлемая принадлежность инспектора Даттона. Как трубка у Холмса. Без шарфа я все равно что нагишом.

Грег застонал и обернулся к Лиссе.

— Да сделайте что-нибудь с этим ветром!

И съемочная группа и актеры — все вдруг сделались чертовски раздражительными. Ледяной ветер обжигал щеки. Уже несколько часов Лисса стояла на платформе, засунув руки поглубже в карманы, ноги превратились в ледышки, волосы растрепались, уши заледенели. Вот ей злосчастный шарф пришелся бы куда как кстати!

А ее тело каждой клеточкой рвалось к Джету. Что за нелепость! Надо стереть его образ из памяти: был Джет — нет Джета! Она выйдет замуж за Мэтью. Чудесный обаятельный юноша окажется превосходным мужем. Она сделает это ради Бетани. Мэтью создаст для нее уютный домашний очаг, непременно создаст! Она будет счастлива, в меру счастлива, без сумасшедшей эйфории, без упоения экстазом. Ее ждет заурядное домашнее счастье, надежное и продолжительное. На том и порешим.

— Дубль двадцать восемь. — Щелкнул «хлопушкой» помощник режиссера.

Последние часы съемки превратились в агонию. Гарет Варвик уже отбыл домой в своем «порше». Отморозил, видите ли, чувствительные места! Сама Лисса продрогла насквозь и валилась с ног от усталости. Голова гудела. Последнее время она вкалывала как вол, по много часов в день. Не считая работы по ночам за письменным столом. Идиллическая сцена: из окна открывается вид на Южный Даунс, дочка спит в соседней комнате. Весь уик-энд она просидела, планируя и просчитывая. Молодая женщина надеялась, что ненасытные поклонники «Инспектора Даттона» оценят ее труды праведные.

Оператор отснял последний кадр — вид на полустанок, и все наконец-то принялись запаковывать оборудование. Облегченно вздохнув, Лисса пыталась завести машину, но безуспешно: сел аккумулятор. В спешке, паркуя машину в туманном предрассветном полумраке, она оставила включенными подфарники.

— Проклятье! — выругалась она. А ведь машина ей нужна позарез. Завтра нужно ехать в Лондон на предсъемочное заседание. Можно, конечно, вернуться в Холлоу-хаус пешком, хотя на следующее утро это создаст дополнительные неудобства. — Проводов, чтобы прикурить, не найдется? — с надеждой воззвала она.

Глас вопиющего в пустыне.

— Сигарета нужна? — переспросил кто-то, не расслышав.

— Вот еще, — надулась Лисса, досадуя на саму себя. — Машина не заводится. Провода нужны, чтобы прикурить.

— Я тебя отвезу, — предложил Грег. — Садись. А завтра заберешь машину.

Лисса обреченно кивнула Грегу. Никогда ему не понять, как это трудно жить в чужом доме на положении гостьи. Вильсон понятия не имел ни о кори, ни о детях, ни о бытовых проблемах. Сам режиссер уже который год обитал в маленьком отеле «Байсуотер». А тут еще в довершение всего новая проблема с машиной. Придется воспользоваться предложением Грега, а затем позвонить в местный гараж. Авось помогут…

— Спасибо, — поблагодарила молодая женщина, залезая в потрепанный «форд». Подвеска, конечно, на ладан дышит. Зато сам владелец машины в превосходном настроении: съемки прошли удачно.

Следуя указаниям спутницы, Грег повел машину к Холлоу-хаус. Беседуя о том о сем, они проехали по обсаженной деревьями аллее. Режиссер ничем не выдал своего восхищения, но скользнул по окрестностям оценивающим взглядом. Ничего хорошего это не сулило.

— Где же дом, Лисса? — спросил он. — Ты вроде сказала, что гостишь у друзей где-то поблизости?

— Да, это подъездная аллея. Дом очень большой и стоит в стороне от дороги. Найти его непросто. Кто не знает — непременно заблудится.

— Зловещий лес, — заметил режиссер.

— Просто раздолье для привидений. — Лисса выдавила из себя смешок. — Мне так и кажется, что на этом лесу лежит проклятье.

Она уже жалела, что села в машину. И чего ей стоило придержать язык за зубами и дойти пешком? Непролазные заросли, потаенные тропки, скрытые от глаз лощины — все намертво отпечатывалось в памяти этого барахольщика.

— Вот это да! — присвистнул Грег, когда впереди показался Холлоу-хаус. В угасающем свете дня особняк выглядел еще более древним и таинственным. Разноцветная кирпичная кладка напоминала прихотливый гобелен, ажурные персты труб указывали в небо. Словно по сценарию, над лужайкой тенью метнулась летучая мышь.

— Шестнадцатый век? — полюбопытствовал Грег, внимательно разглядывая здание и мысленно уже размещая актеров. — Ты же как раз ищешь усадьбу шестнадцатого века, разве нет?

— Об этом доме забудь, — твердо сказала Лисса. — Только через мой труп. Холлоу-хаус снимать нельзя. Его хозяева — мои друзья, моя будущая семья. — Молодая женщина читала мысли шефа, словно открытую книгу. — Грег, пожалуйста! Они не захотят, чтобы их фамильный особняк фигурировал в фильме про убийство, и не потерпят в своих владениях ни кинооператоров, ни актеров. Они и телевизор-то почти не смотрят. Владелец дома не любит, когда на его территорию вторгаются посторонние.

— Дом — просто чудо! Да нам нужно-то всего ничего: фрагмент погони на лужайке на фоне старинного особняка. Против этого никто не станет возражать. — Грег уже выбирал мысленно ракурсы, прикидывая, как разместить камеру, чтобы в кадр не попали расположенные рядом постройки. — О, да тут много чего пойдет в дело! — Режиссер не сомневался, он нашел именно то, что нужно.

— Владелец дома — Джет Арнольд. Но даже не смей к нему обращаться, — потребовала Лисса. — Грег, пойми, Холлоу-хаус исключается. Мы с Бетани живем здесь временно — я выхожу замуж за Арнольда-младшего. Эти люди меня приютили, это мои будущие родственники. Хорошо же я им отплачу за гостеприимство и доброту, ежели напущу на усадьбу банду киношников! Потерпи немного, я подыщу что-нибудь другое.

— Время — деньги. Ты же знаешь, речь идет только о нескольких кадрах, мы даже в дом не войдем. — Грег решительно отметал все ее возражения. — Мы заменим поврежденный дерн, а ежели какое дерево пострадает — тоже компенсируем. Но если это тот самый Джет Арнольд, так ему это не в убыток.

— Не в этом дело, Грег. Это частный дом. Неужели ты способен думать только о своих драгоценных фильмах? Мне тут и так несладко приходится. А ты все погубишь окончательно. — Лисса с трудом сдерживала закипающий гнев.

Грег нахмурился, на лбу пролегла глубокая складка.

— Не забывай — это шоу тебя содержит! Мне казалось, ты любишь свою работу. И мечтаешь продолжать ею заниматься.

— Разумеется. Перестань угрожать.

— И ты хочешь сохранить за собою должность менеджера по выездным съемкам?

— Это что, шантаж? — вспыхнула Лисса.

Грег отечески похлопал спутницу по руке.

— Всего лишь проверка. Извини, Лисса, если напугал. Не беспокойся, мы не будем снимать Холлоу-хаус. Зато станция была просто превосходна. Отличный выдался денек. Удачно отснялись!

Лисса вышла из машины, облегченно вздыхая. На мгновение ей представилось, что обезумевшая орда ее коллег и впрямь нагрянет в Холлоу-хаус, неся с собою хаос и разрушение. Молодая женщина не пригласила босса на чашку кофе, но указала, как лучше проехать к шоссе, что ведет в Лондон.

На кухне, устроившись за сосновым столом, Бетани с удовольствием попивала чай, кутаясь в халатик. На коленях девочка держала котенка, полосатый комочек пушистого меха. Бархатные лапки теребили пуговицу.

— Я одолжила его у мамы на несколько минут, — объяснила девочка, инстинктивно почувствовав настороженность Лиссы. — Он скоро пойдет домой, потому что маме пора его кормить.

— Разумные слова, — согласилась Лисса. — Он еще слишком маленький, чтобы питаться яичницей, гренками и шоколадным печеньем.

— Вы вся продрогли, дорогая. Почему бы вам не выкупаться? — предложила тетя Сара, протягивая гостье чашку кофе. — Тут есть купальники для гостей, еще ненадеванные, а вода теплая — просто чудо!

Что за искушение: окунуться в воду, побыть наедине с самой собой…

— Превосходная мысль! Именно это мне сейчас и нужно, — благодарно откликнулась Лисса. — Немного поплаваю и тут же вернусь.

Лисса направилась к бывшим конюшням, а Бетани с облегчением перевела дух. Котенка не отберут, еще минут десять можно жить спокойно. Тетя Сара заговорщицки подмигнула девочке. Между ними уже родилась взаимная симпатия, незримая связь, что переживает года.

Волна теплого воздуха окатила Лиссу, едва та переступила порог. Помещение перед бассейном было оснащено тренажерами: брусьями, прессами, штангами… Похоже, Джет всерьез пекся о своем здоровье. Молодая женщина прошла сквозь смежную дверь и включила освещение. Мягкий матовый свет залил бассейн. Недвижное аквамариновое зеркало воды поблескивало у ее ног, отражая огни светильников.

Лисса нашла раздевалку, шкаф с полотенцами и всем необходимым. Она остановила выбор на простом закрытом черном купальнике с узкими лямками.

Купальник был новехонький, с него свешивался ценник. «Магазин «Мэйси», Нью-Йорк». Гости Джета привыкли к роскоши. Но приходилось ли тому удивляться? Наверняка все его приятельницы богатые, холеные, ухоженные, ладные. Простых девушек он к себе не приглашает!

Купальник пришелся впору. Лисса заплела волосы и закрепила их на затылке заколкой-бабочкой, которую отыскала в сумке.

Она ласточкой вошла в воду и тут же вынырнула поглядеть, как зыбкая рябь растревожит гладкую, словно эмалевую, поверхность воды. Красиво — дух захватывает! А ведь никому еще не приходило в голову заснять этот момент на пленку! Лисса проплыла разок дистанцию неторопливым брассом, опуская лицо в воду на каждом втором гребке. Теплая вода нежила затекшую шею. Тишина и покой мягко окутывали ее. Время текло незаметно.

В памяти воскресли те безмятежные дни на Менорке, когда она плавала с Андре в лазурной синеве Средиземного моря. Жизнь казалась волшебной сказкой. Целыми днями они гуляли, купались, а ночами вновь и вновь переживали незабываемое чудо любви в объятиях друг друга. Познавая апофеоз страсти. Такие юные, такие доверчивые, безрассудно влюбленные, уверенные, что их будущее усыпано розами. Но розы пожухли и увяли, и цвет той любви сохранился только в Бетани.

В глубине души молодая женщина все еще оплакивала Андре; страсть их оборвалась, обратившись в скорбь. И в сердце ее так и остались нерастраченные запасы любви. Жажда ответного чувства истерзала молодую женщину. Их счастье с Андре продлилось так недолго и, однако же, озарило ее жизнь неповторимым светом. Лисса выстояла, разумом спланировала некое подобие будущего для себя и для Бетани, о котором мечтал Андре.

Образы прошлого затмили ее взор, и она не заметила, как в бассейне появился кто-то еще, пока не вспенились лазурные буруны. Могучие руки рассекали воду словно весла четкими, уверенными взмахами. Чтобы понять, кто это, Лиссе не потребовалось даже оборачиваться. Принесла же нелегкая! Лицо ее окаменело, мысли тут же вернулись в привычное русло. Встреча с Джетом в бассейне грозила обернуться настоящей катастрофой. Нет, только не его взгляд… Ну почему она не надела синий купальник с широкими лямками, из тех, что одобрили бы даже учителя младших классов?

Джет вынырнул совсем рядом. С лица его каскадом сверкающих капель стекала вода, темные волоски на руках и груди прилипли к коже. Он тряхнул головой и широко улыбнулся гостье.

— Привет, русалка, — дружелюбно сказал он. — Купальник, я вижу, пришелся впору.

Молодая женщина смущенно прикрыла ладонями плавные округлости груди, едва прикрытые тонкой тканью. Затем потянула за лямки, словно стараясь укрыться от властного, требовательного взгляда. Тревожное предчувствие развеяло в дым всю радость от купания. Ну почему у него такой самодовольный вид?

— Впору? — недоуменно пробормотала она.

— Я купил его в Штатах специально для вас. Размер выбрал наугад. Сказал продавщице, что вы примерно вот такая. — Джет обрисовал руками воображаемую фигуру. Взгляд его пронзал насквозь, словно раскаленным клеймом жег кожу. Он загородил собой лестницу, лишив ее возможности сбежать. — Купальник вам очень к лицу!

— Откуда вы знали, что я пойду в бассейн? Может быть, я даже плавать не умею?

— Умеете! Сами дали понять, что обожаете плавание, но муниципальный бассейн всегда переполнен. Вот вы и не водите туда дочь.

— Да. Я не могу водить Бетани в городской бассейн, — подтвердила Лисса. Очевидно, Джет так и не понял настоящей причины. Молодая женщина неловко отступила в сторону и на мгновение ушла под воду с головой.

— Пусть плавает здесь, у нас ей ничего не угрожает. Вам нравится бассейн? — полюбопытствовал Джет, когда девушка вынырнула на поверхность.

— Ваши миллионы потрачены с толком, — холодно отозвалась она.

— Сотня тысяч.

— Да это просто даром!

Лисса не сводила глаз с курчавых темных завитков на широкой груди и вертикальной черты из волос, что спускалась к пупку. Темно-синие плавки обтягивали поджарые бедра. Что почувствуешь, когда обовьешь ногами это мускулистое тело? Лисса вздрогнула. Боже милосердный, какие распутные мысли!

Джет помрачнел, истолковав молчание собеседницы как упрек богатому расточителю.

— Итак, вы презираете деньги! Однако против выгодного брака нимало не возражаете! Уж не закрыть ли мне бассейн? А деньги перечислить Анголе, Боснии, Судану? Да если я раздам все до последнего пенни, разницы особой не будет.

— Я знаю, что беды мира вы исцелить не в силах, — проговорила молодая женщина, недоумевая, что они обратились к политике, в то время как сердце ее стучало, словно тяжелый молот. Лисса изо всех сил противилась безумному желанию прикоснуться к Джету, прижаться влажным телом к его телу. — Мы, отдельные люди, этого не можем. Да и правительства порой столь же беспомощны…

— Тогда зачем этот презрительный взгляд? Не отворачивайтесь от меня, Лисса. Дайте мне посмотреться в эти прекрасные зеленые глаза. Расскажите, о чем вы думаете?

Уловив незнакомые интонации, Лисса в страхе подняла взгляд. Голос Джета звучал властно и… завораживающе проникновенно. Он смотрел на нее как на женщину, а не как на невесту сына! Может быть, это снова ловушка? Но теперь-то уж она научена горьким опытом!

— Думаю, мне пора одеться и вернуться к дочери. Скоро позвонит Мэтью, я хочу подождать у телефона. Нам нужно многое обсудить. Приготовления к свадьбе, знаете ли…

Мысленно она проклинала Джета: ну почему на него так отзываются все струны ее души, почему он такой привлекательный и желанный?! Куда только девается в его присутствии броня холодного безразличия и сухого умствования — этот надежный щит, так хорошо служивший ей на протяжении долгих одиноких лет?

— Не притворяйтесь, Лисса, — оборвал ее Джет. — Я не это имел в виду. Я хочу знать, что вы думаете на самом деле. Что чувствуете…

Джет легко дотронулся до ее груди, там, где сердце. Под тонкой тканью черного купальника бушевало яростное пламя. В глазах Лиссы отразилось возмущенное недоумение: он снова посмел прикоснуться к ней.

— Вы невыносимы! — взорвалась молодая женщина. — Оставьте меня наконец в покое! Я не желаю иметь с вами ничего общего! Да, вы отец Мэтью, и я не могу вас игнорировать, но это вовсе не значит, что вы должны постоянно торчать у меня перед глазами! Разумнее держаться подальше друг от друга.

— Значит, вот чего вы хотите? — прорычал Джет.

— Да, — отозвалась она.

— Тогда именно это и получите, — резко бросил он.

Дождь забарабанил в окна, и свет в бассейне разом померк, словно в ясный полдень кто-то взял да и выключил солнце.

Джет развернулся, нырнул и проплыл под водою до противоположного конца бассейна. А тем временем Лисса уже карабкалась по узким ступеням. Нет, этого ей совсем не хотелось. Но она знала: желаниям ее не суждено сбыться. Никогда!

ГЛАВА 6

Разбудил Лиссу ужасающий шум. Будто громили ближайшие постройки, будто орда рабочих налетела на усадьбу и упоенно орудовала молотками и зубилами.

Пошатываясь спросонья, молодая женщина подошла к окну и, запахнув поплотнее халат, раздвинула занавески. В предрассветных сумерках по лужайке метались темные тени. Вдруг ослепительно вспыхнули прожекторы, и взгляду Лиссы предстала очень и очень знакомая картина…

Там, где подъездная аллея переходила во внутренний двор, перед самым Холлоу-хаус, устанавливали кинокамеру. Тут же теснились грузовики и фургоны, рядом притулился джип. Еще десятка два машин были припаркованы где попало. Ни дать ни взять последствия дорожного происшествия на автостраде.

Сердце молодой женщины сжалось, затем стремительно ухнуло куда-то вниз. Съемочная группа! Холлоу-хаус войдет-таки в эпизод погони на рассвете! Лисса свесилась с подоконника: невдалеке маячила тучная фигура Грега Вильсона в подбитой ватином куртке и неизменной бейсболке. Убить негодяя мало!

Поспешно натянув джинсы и свитер, сунув ноги в кроссовки и стараясь не шуметь, женщина сбежала по лестнице. Впрочем, скорее всего, в доме уже никто не спал. Грохот стоял прямо-таки оглушительный.

Открывая дверь, Лисса автоматически отключила сигнализацию. Холодный утренний ветер ударил в лицо, словно наотмашь хлестнули мокрой фланелью. Грег Вильсон отдавал распоряжения подчиненным, как ему казалось, тактичным шепотом. Молодая женщина подбежала к боссу.

— Какого черта ты тут делаешь? — прошипела она, понижая голос только в силу необходимости. — Я же сказала: к Холлоу-хаус на пушечный выстрел не приближаться! Убирайся отсюда немедленно… и потише, ради Бога!

— Поставьте эту штуку вон туда. Ага… Лисса, а ты что не спишь? — Вопрос Грега прозвучал несколько неуместно.

— А тебя это удивляет? Поспишь тут при таком-то грохоте! Грег, это возмутительно! У тебя нет ни малейшего права здесь находиться. Я тебе вчера сказала, что Холлоу-хаус снимать нельзя. Джет Арнольд — хозяин дома, я у него в гостях. А теперь он того и гляди проснется и вышвырнет тебя вон, да и меня заодно. — Голос молодой женщины дрожал от гнева, тело — от холода, но она знала, что ее бешенство не идет ни в какое сравнение с яростью Джета, каковая обрушится на всех присутствующих, как только шум услышат в противоположном крыле дома. — Лучше сворачивай оборудование и выметайся, пока есть возможность! — потребовала Лисса, глаза ее метали молнии.

— Да ради Бога, Лисса, все, что нам нужно, — это несколько рассветных кадров, — невозмутимо втолковывал ей Грег. — Как только мы установим камеру, дело пойдет быстро. Эти покатые крыши и ажурные силуэты труб просто прелесть… именно тот ракурс, что мне нужен. Ночное видение. А тени какие зловещие, словно кто-то затаился в темноте!.. Мы смотаем удочки еще до того, как мистер Денежный Мешок отправится в бассейн для утреннего моциона.

— Напрасно ты на это рассчитываешь, — мрачно заметила Лисса, увидев, что в окнах дома зажегся свет, сперва на верхнем этаже, затем на нижнем. — Скорее всего, он как раз сейчас звонит в полицию. Я лучше пойду и успокою тетю Сару и дочку. Ты вообще представляешь себе, какую кашу заварил?

Тетя Сара в бархатном темно-бордовом халате и пушистых тапочках в полной растерянности бродила по гостиной. Вид у заспанной старушки был совершенно сбитый с толку, прическа напоминала воронье гнездо.

— Что там такое происходит, дорогая?! — обратилась она к вошедшей Лиссе. — Я видела из окна, как вы разговаривали с этими людьми, и подумала, что вы, наверное, их знаете.

— Не волнуйтесь, тетя Сара. Я постараюсь их выдворить. У них нет никакого права здесь находиться.

Но тут на главной лестнице послышались стремительные шаги, словно кто-то перескакивал через две ступеньки, и на сцене появился Джет с искаженным от гнева лицом, в черном спортивном костюме, явно натянутом впопыхах. Арнольд-старший одарил Лиссу свирепым взглядом, затем направил на нее обвиняющий перст.

— Что сие значит?! Если меня не обманывает зрение, — это люди с телевидения. Немедленно гоните отсюда ваших так называемых друзей, Лисса, или я вызову полицию, — пригрозил он. — Вот, значит, как вы платите за мое гостеприимство! Мне следовало догадаться, что вы что-то затеваете. Вы своего не упустите, только и смотрите, что бы еще выдоить из семейства Арнольд! Уважение к дому, элементарная вежливость для вас, конечно, пустой звук.

Лисса постаралась взять себя в руки. Нет, запугать себя она не позволит, но и переубедить Арнольда-старшего — дело безнадежное.

— Я велела Грегу сворачивать оборудование и убираться восвояси. Это не моя затея, Джет. Поверьте! Я их сюда не приглашала. Никто им не разрешал снимать Холлоу-хаус. И я — в последнюю очередь. Грег заявился сюда на свой страх и риск, — заверяла его Лисса. — Он приехал без моего ведома. Я удивлена и возмущена не меньше вас…

— И вы надеетесь, что я вам поверю? — оборвал ее Джет. — Да вы меня за дурака держите, что ли? Я видел, как вы подкатили вчера на машине босса. Вы, надо думать, решили, что меня нет дома, и рассчитывали провести съемки, пока я в отъезде?

— Ничего подобного! Грег и в самом деле подвез меня вчера от станции. У меня сел аккумулятор. Сходите и убедитесь сами: машина так и стоит за пастбищем до сих пор. Я собиралась позвонить в гараж утром, как только он откроется. И к вторжению этому абсолютно непричастна! Тетя Сара, да скажите ему наконец! Вы же знаете, что я на такое неспособна!

Тетя Сара поежилась.

— Гм… Мы все знаем, как вы преданы работе…

Лисса застонала. Ну как ей убедить Джета? Все ее отчаянные попытки оправдаться наталкивались на глухую стену непонимания.

— Поверьте мне, я понятия об этом не имела. Меня тоже разбудил шум, и я сделала все от меня зависящее, чтобы их выдворить. Я возмущена…

— Вы… возмущены? Хотите сказать, возмущены тем, что ваш план не сработал? — съязвил он. — Вот это больше похоже на правду.

— Никакого плана и в помине не было. Почему вы отказываетесь меня выслушать? Уверовали в собственное всеведение, да? Напрасно. Обо мне, во всяком случае, вы ничего не знаете. — Лисса начинала понемногу терять терпение.

— Верно. Я ничего о вас не знаю: ни кто вы есть, ни что замышляете! Я подам на вашу компанию в суд за нарушение границ частных владений! — заорал он. Темные брови сошлись к переносице.

Они стояли друг против друга, тяжело дыша, меряя друг друга взглядами. Наконец Джет повернулся на каблуках и решительно направился к входной двери. Лисса подумала, что к дебатам на лужайке ей лучше не прислушиваться. Этого она не вынесет. Ох, чего он только не наговорит Грегу Вильсону! А Вильсон тоже хорош: привык не церемониться.

— Мне очень жаль, — пробормотала Лисса, беспомощно глядя на тетю Сару. — Я этого не хотела, правда!

— Я знаю, что нет, милая. Но вам следовало спросить разрешения у Джета. А то невежливо как-то получилось…

Бог ты мой, даже тетя Сара ничегошеньки не поняла! Лисса глубоко вздохнула, сожалея о вчерашней опрометчивости. Ну что бы ей дойти до дома пешком! Сглупила, ох как сглупила!

— Я не спросила разрешения у Джета потому, что в мои намерения вовсе не входило пускать их сюда и использовать Холлоу-хаус в качестве объекта съемок, — устало втолковывала Лисса. — Это затея Грега. Будь это моя идея, я бы сейчас стояла внизу, планируя время прибытия, организуя парковку и все такое прочее. Да любой разумный человек поймет, что этот хаос не моих рук дело. Поднимусь-ка я лучше к Бетани.

— Поскольку все мы не спим, я, пожалуй, заварю чай, — решила тетя Сара, рассчитывая найти утешение в традиционном успокаивающем ритуале. — Всем нам недурно бы выпить по чашечке.

Бетани, разумеется, не спала. Взобравшись с ногами на кресло, придвинутое к окну, девочка намертво приклеилась к стеклу. Взлохмаченные волосы торчали во все стороны.

— Они снимают фильм! — восторженно закричала Бетани. — Можно, я пойду посмотрю? Можно, я буду статистом? Ну, пожалуйста, мамочка! И Пудинг тоже пойдет. Он тоже хочет попасть в фильм. Правда, Пудинг?

— Никуда ты не пойдешь, — одернула ее Лисса, куда строже, чем намеревалась. — Все это досадное недоразумение. Грег уже сворачивает оборудование, и они уезжают. Никаких съемок не будет.

— А вот и не уезжают! Смотри, Джет и Грег разговаривают!

Лисса опустилась на кресло рядом с дочерью и выглянула в окно. А ведь верно! Эти двое были поглощены беседой и к мордобою переходить вроде бы не собирались… Грег увлеченно размахивал руками, указывая на крыши. Пульс Лиссы понемногу стал приходить в норму. Ну вот, драки удалось избежать, кровь вытирать не придется. Что же произошло? Может быть, Грег посулил Джету много денег? Такую сумму, против которой даже Арнольд-старший не устоял?

— А ну марш в кровать, разбойница! Вставать еще рано. Я принесу тебе чего-нибудь горячего, а потом спи дальше.

— Не хочу спать, — заупрямилась Бетани.

— Тогда почитай книжку или порисуй.

— Дай карандашики. Я нарисую картинку тете Саре.

Лисса спустилась в кухню, гадая, как с ней поступят дальше. Выставят за дверь? Прикажут упаковывать чемоданы и убираться восвояси? Тетя Сара уже вернулась в свою спальню, прихватив поднос с чаем. Но заварной чайник остался на столе, под одной из бесчисленных вязаных грелок. Лисса подогрела в микроволновке молоко для Бетани, налила себе чаю. Может быть, если она падет на колени, извинится еще раз, станет молить о пощаде, Джет разрешит им задержаться еще на несколько дней? Бетани слишком слаба, чтобы вернуться в школу. Девочка все еще покашливала, хотя сыпь понемногу начала сходить.

Вдруг молодая женщина осознала, что за прошедшие два дня ни разу не заскучала по Мэтью. Она рухнула на табурет и обхватила голову руками. Все идет не так, как надо, все акценты сместились! Лисса так была поглощена своими горестными размышлениями, что не заметила, как потянуло холодом. Это открылась дверь, и в проеме возник Джет. Арнольд-старший не сводил с нее глаз. Эти хрупкие плечи, поникшие от отчаяния…

Он любовался блестящей волной волос и проклинал судьбу. Ну почему он не встретил эту женщину раньше, в другое время, в другом месте, задолго до Мэтью?! Она все, что нужно ему в этой жизни, и вот выходит замуж за его сына. Держится же он из рук вон плохо, потому что актер из него никудышный. Но что поделать? Джет злился, негодовал на себя, понимая, что теряет голову. Никогда он не вел себя так глупо.

Видимо, почувствовав постороннее присутствие, Лисса вздрогнула и подняла голову.

— Они уехали?

— Почти.

— Что значит «почти»? Я видела, как вы беседовали с Вильсоном, словно родные братья. Грег, надо думать, предложил вам чек с соблазнительным количеством нулей?

Лицо Джета окаменело.

— Не понимаю вас.

— Да я все про деньги. Вы ведь все меряете на деньги? Ежели хорошо заплатят, так и дом снять можно, никаких проблем. Так? Что-то не слышу, чтобы они сворачивали оборудование.

Джет с грохотом водрузил на стол кружку, налил себе чаю, пролив половину на скатерть, и залпом выпил его. Умеет же она задеть за живое!

— Хоть это и не ваше дело, мадам, но Грег объяснил мне, что большинству работников платят поденно. Если они не отснимут ни кадра, то не получат ни пенни. Так что я разрешил этому типу запечатлеть крышу и трубы и еще часть лужайки — ничего больше, — а затем, чтобы ноги их тут не было. Я дал им время до восьми часов. Тех, кто задержится в моих владениях сверх этого срока, я передам в руки полиции, а оборудование конфискую.

Джет не стал уточнять, что еще сказал Грег. А Грег доступно объяснил, что ждет группу, а точнее ее прелестного менеджера, если съемки не состоятся.

— Полагаю, вы выговорили-таки себе приличное вознаграждение?

— Да. — Джет не собирался лгать.

— Что же вы купите на эти деньги? Новую машину для тети Сары?

— Ничего, что движется, ей доверять нельзя. Вы когда-нибудь видели, как водит Сара? Плетется со скоростью десять миль в час, словно пьяная гусеница. По-моему, о существовании второй скорости она до сих пор так и не подозревает.

Джет рассмеялся, и его гнев растаял, словно снег под лучами солнца. Он стремительно обошел стол и притянул Лис-су к себе.

— Давайте не будем ссориться, — прошептал он, зарываясь лицом в ее мягкие волосы. Прохладный рассвет напоил благоуханием каждую золотистую прядь. — И без того все непросто. Если вы поживете здесь еще немного, я за себя не ручаюсь.

— Я вас не понимаю, — отозвалась Лисса, наслаждаясь его близостью. Страсть кружила голову, молодая женщина разрывалась между необходимостью навеки вычеркнуть этого человека из своей жизни и желанием сохранить его навсегда. — Оставьте меня в покое. Отпустите…

— Вы и в самом деле этого хотите? — молвил Джет, легонько встряхивая гостью.

Нет же, этого ей совсем не хотелось! Ей хотелось, чтобы Джет на руках отнес ее в спальню и любил ее весь день и всю ночь, и чтобы никто из них не ходил на работу, чтобы они позабыли об окружающем мире, и о Мэтью в первую очередь. Боже, какие пустые мечты, несбыточные фантазии!

— Я выхожу замуж за вашего сына, — прошептала Лисса, с трудом выдавливая из себя слова, ибо в горле стоял комок. — За Мэтью.

— Я о вас все время думаю, — простонал он. — Иногда мне кажется, что я схожу с ума.

— Я люблю его… я не могу причинить ему боль… — Голос молодой женщины беспомощно прервался.

— О какой любви мы говорим? — прошептал Джет, жаркие губы обжигали ее кожу. В ожидании чуда Лисса закрыла глаза. Или это опять ловушка? Ну и пусть! Его объятия — желанная гавань, а она тонет, захлебывается, так нуждаясь в его близости. Нет, она больше не в силах ему сопротивляться, она во власти инстинктов, отрицать которые нельзя.

Стоило перестать лгать, признать могущество страсти, и все изменилось. В сердце расступилась завеса тьмы. Лисса поняла: она любит этого человека!

Внезапное осознание этого ужасного, невозможного факта оглушило Лиссу. Молодая женщина задохнулась и отпрянула от Джета, стараясь навеки запечатлеть в памяти это лицо, — на случай, ежели никогда больше его не увидит. Страсть опьяняла сильнее вина. В душе снова воцарилось горе, словно ночь и не думала уступать свои права дню.

— Почему вы не старый и не лысый? — прошептала она.

— Попробую исправиться, — отозвался Джет, дернув себя за волосы.

Лисса провела пальцем по его лицу, прослеживая морщины, что избороздили лоб, пролегли от носа к уголкам рта.

— Сплошные морщины, — усмехнулся Джет. — Каинова печать.

— Вы слишком много работаете, — все также шепотом произнесла молодая женщина.

— Кроме меня, компанией управлять некому.

— Не делайте этого, Джет. Отпустите меня… — Лисса оттолкнула его с силой, на которую, казалось, была неспособна. — Я отнесу Бетани горячего молока. — Она ухватилась за остывшую кружку, как утопающий за соломинку. Лисса чувствовала, что, уходя от Джета, шагает навстречу смерти. Лишает себя истинной жизни, отказывает себе в счастье. Зачем, почему? Ведь жизнь у нее только одна! Это не репетиция!

— Вы понимаете, что делаете? — упрекнул ее Джет, опаляя взором.

— Нет… я ничего уже не понимаю, — выдохнула она. — Но я все равно буду поступать так, а не иначе. Потому что так правильно. Потому что так нужно. И вы сами это знаете.

В тот день Лисса решила на работу не ходить, сказаться больной. Отчасти это соответствовало действительности. Ее и впрямь терзал жестокий недуг. Речь шла о душевной боли, не физической, но разве от этого легче? Где-то около восьми «мерседес» Джета с ревом промчался по окутанной туманом аллее. Поговорить так и не удалось… Съемочная группа сворачивала оборудование, готовясь к отъезду. Лисса не собиралась прощаться с Грегом, молодая женщина все еще кипела от возмущения.

— Увидимся завтра. Сегодня мне нужно заняться машиной, — коротко бросила она от двери. Жаль, что дверь слишком тяжелая, не хлопнешь изо всех сил.

— Молодец, Лисса. Превосходно. Ты у меня чудо! — Грег просто лучился счастьем.

— Пошел вон!

Молодая женщина провела день, восстанавливая в душе защитные заграждения. Болтала с тетей Сарой, играла с Бетани, пыталась планировать поездки на следующую неделю. Непросто было заставить себя сесть и поработать. Внутри нее все обратилось в лед и болело невыносимо.

В местном гараже ее заверили, что сами пригонят машину и проведут давно необходимое техобслуживание.

— Буду вам очень признательна.

После завтрака Лисса оделась потеплее и вышла привести аллею в божеский вид. Разровняла граблями гравий, уничтожая рытвины и колеи, оставленные колесами. Дыры в земле, где размещался штатив кинокамеры, ликвидировать было сложнее, пришлось по возможности заделать их кусками дерна. Авось трава и примется. Билл и Бен носились вокруг, с живым интересом наблюдая за происходящим. Псы уже привыкли к гостье. Лисса частенько играла с ними, бросая палки и мячи, и они охотно возвращали поноску.

— Ну и где же вы были этим утром, господа охранники? — упрекнула их молодая женщина. Доги смущенно завиляли хвостами.

В памяти воскресло угрюмое лицо Джета. Ну и разъярился же он поначалу! И вдруг нежданная нежность его прикосновения в кухне, ни следа былого гнева… Чудо, да и только. Словно некое таинственное послание достигло-таки его каменного сердца. Как в это поверить? Он такой рассудочный, рациональный, полностью принадлежащий этому миру земному. Но он и первый среди мужчин. Стоит ли удивляться, что в своих чувствах к нему она перешла все допустимые пределы?

Любовь с первого взгляда… Не все в нее верят, но так бывает! Джет обладает на редкость сильным характером, да и трудно противостоять обаянию его личности. Но дело не только в магнетизме, нет. Молодую женщину не покидало ощущение, будто она знает Джета уже много лет, только прежде он был далекой звездой, той самой звездой, что непременно должна была засиять в ее жизни.

Лисса вспомнила, как он предстал перед нею в первый раз… высокий, темноволосый… Это мгновение навеки останется в ее памяти. Тогда тело ее каждой клеточкой рванулось ему навстречу в порыве любви…

Из Холлоу-хаус придется уехать. Это уж непременно! Как только Бетани выздоровеет, они вернутся домой. Нельзя подвергать себя такому испытанию, нельзя оставаться с Джетом наедине!

Бетани уже настолько поправилась, что ей позволили встать с кровати и одеться. И девочка с самого утра возилась с котенком, придумывая все новые игры с мячиком из серебристой фольги, обрывками веревки, клочками шерсти, укачивала пушистого зверька на руках, пеленала, словно младенца.

— Можно, я возьму его домой? — молила Бетани, состроив жалостную рожицу. — Мамочка, ну пожалуйста!

— Ты отлично знаешь, что нет. В квартире кошкам не место. Они очень быстро вырастают и начинают рваться на улицу, чтобы полазать по деревьям и погоняться за птицами.

— Можно поставить дерево в квартире, например, новогоднюю елку, а на ночь станем сажать Ликерчика в коробку! — Бетани слышала, что тетя Сара собирается сделать пудинг с ликером.

Лисса обхватила голову руками.

— Ох уж эти дети, — простонала она. — Предатели маленькие. Вы, наверное, считаете, что синтетическая елка — это верх убожества? — обратилась она к тете Саре.

— Вы недооцениваете мой здравый смысл, — отозвалась та. — Я помню Рождество, и не одно, когда мы не могли себе позволить вообще никакой елки.

Разговор происходил на кухне, где Лисса самозабвенно создавала шедевр — торт «Викторию». Она обожала печь, но дома на это занятие никогда не хватало времени. Отрадно было осознавать, что готовить она не разучилась. А Бетани с удовольствием предвкушала, как ей дадут вылизать миску из-под крема.

— Не могли себе позволить? Разве вы не всегда жили здесь, в Холлоу-хаус? Я думала, это ваша фамильная усадьба и принадлежит семье испокон веку. Вы могли бы срубить елку в лесу.

— О да, но мы не всегда могли себе позволить жить здесь. Когда я была маленькой, а Джет еще не родился, нам пришлось уехать отсюда. Мой отец, Дейвид Арнольд, понес большие убытки, и мы переехали в северную часть Лондона и поселились в самом обычном пригородном доме. А Холлоу-хаус сдали в аренду одной фирме под офис. Эти люди все перевернули вверх дном, разрушили все, что можно. Потом они разорились. Джет работал от зари до зари, чтобы вернуть Холлоу-хаус былое величие и обеспечить благосостояние фирмы.

— Офис? Какой кошмар!

— О да, это было ужасно! Здесь камня на камне не осталось. Вы просто не поверите, что они вытворяли. Потребовались годы, чтобы восстановить первозданный вид усадьбы. Вы бы видели, во что превратилась кухня! Дым и копоть просто въелись в балки.

Сара вдохновенно описывала, в каком состоянии находился Холлоу-хаус и сколько пришлось потрудиться брату, чтобы семья снова встала на ноги и смогла вернуться в родное гнездо. Арнольд-старший сумел модернизировать дом, внести необходимые усовершенствования, одновременно сохранив дух времени, аромат первозданной старины. Джет предстал перед Лиссой в новом свете. Мальчишка с северных окраин Лондона, мечтающий о возвращении в фамильный особняк в Суссексе… Достаточно сильный, чтобы добиться осуществления мечты.

Неудивительно, что Джет так ревниво относится к усадьбе и к семье… Но что заставило его передумать сегодня утром? Деньги? Вряд ли. У него и так денег пруд пруди!

Весь вечер молодая женщина старательно избегала Джета, даже в бассейн идти побоялась и просидела в комнате с тетей Сарой до тех пор, пока не убедилась, что Арнольд-старший заперся в кабинете и с головой ушел в работу. Лисса уже привыкла к размеренному течению жизни в Холлоу-хаус и от души наслаждалась тихими вечерами: ни тебе работы по дому, ни тебе готовки, только постирать кое-что вручную да погладить…

— Люблю, когда вещь хорошо выглажена, — одобрительно заметила тетя Сара, глядя, как Лисса водит утюгом по детской пижамке с изображением мишек-панд. — Терпеть не могу мятое нижнее белье: в наши дни об опрятности никто и не думает!

Лисса с трудом сдержала улыбку, подумав о том, сколько в ее гардеробе быстросохнущих немнущихся вещей, которые вовеки не соприкасались с утюгом. Время приходится покупать за деньги.

Она договорилась пообедать с Мэтью на следующий день между двумя планерками. Уже больше недели Лисса не виделась с женихом, и, хотя они часто беседовали по телефону, молодая женщина чувствовала себя так, словно плыла в утлой лодчонке и ветер уносил ее все дальше от берега. Ей не хотелось обижать юношу, но теперь, поселившись в Суссексе, Лисса никак не могла встречаться с ним по вечерам.

Мэтью встретил невесту у дверей фешенебельного ресторана. Розовощекий и юный, он просто-таки излучал нетерпение. Лисса порадовалась в душе, что нарядилась в абрикосовый костюм и кремовую шелковую блузку. Светлые волосы были забраны назад и перехвачены жемчужной заколкой под стать серьгам. Искупая невольное пренебрежение к жениху, молодая женщина постаралась одеться как можно изысканнее.

— Любимая, — приветствовал ее Мэтью, наклоняясь и целуя в щеку. — Ты выглядишь просто божественно. Я так рад, что вижу тебя снова!

— Меня в Холлоу-хаус совсем избаловали. А все твоя тетя Сара. Она столько для меня делает… сдается мне, я понемногу прибавляю в весе.

— И все в нужных местах, — шутливо заметил юноша.

— Как только я вернусь домой и снова примусь за хозяйство, парочку фунтов точно сброшу!

Мэтью торжественно взял ее под руку и провел в зал ресторана, роскошный, как на экране телевизора. Словно кинозвезды, они прошествовали по беломраморным ступеням.

— Надеюсь, тебе здесь понравится. Шикарное место, из тех, где полагается выставлять себя напоказ. Ну, рассказывай о себе. Знаешь, я уже ревную тебя к отцу, — пошутил Мэтью. — Последнее время он с тобой видится чаще, чем я.

Только бы Мэтью ни о чем не догадался по ее лицу! Он ни за что не должен узнать о происшедшем! Лисса опустила глаза: виноватый взгляд непременно ее выдаст, а она не хотела причинять юноше боль.

— Твой отец очень… предупредителен, — пробормотала она.

Предупредителен! А его поцелуи! При одной мысли о прикосновении его губ и о том, как сама она легкомысленно уступила зову плоти, Лиссу охватила слабость. По счастью, подоспел официант. Он проводил молодую пару к столику и услужливо пододвинул даме стул.

Огромный, бьющий на эффект ресторан располагался в двух уровнях — каскады хрома и серебра, и на их фоне непревзойденное качество обслуживания. Дюжины официантов в черных жилетах плавно скользили между столиков, держа над головою подносы, доверху нагруженные аппетитными блюдами. На верхнем уровне вдоль всей стены располагался бар, там подавали легкие закуски.

Лисса выбрала суп из огурцов и редиса, показавшийся ей экзотичным, и на второе — жареного палтуса. Ей отчаянно хотелось, чтобы Мэтью нашел подходящие слова и убедил ее: они поступают правильно и брак их окажется счастливым.

Официант разлил в бокалы рейнвейн и величественно удалился. Мэтью от души радовался встрече с невестой.

— У тебя все в порядке? — поинтересовался он, густо намазывая хлеб маслом. — Какая-то ты притихшая. Отец достал? Я знаю, что порою он бывает невыносим.

— Нет, что ты… он очень мил и внимателен. Разумеется, к обществу детей он не привык, но Бетани просто обожает. Это я действую ему на нервы.

— Не верю. Ты ему нравишься, я не сомневаюсь. Тебя невозможно не любить! — В глазах юноши светилась искренняя нежность, и Лисса виновато опустила взгляд.

— Ему не по душе моя работа. — Ах, какой эвфемизм!

— Ну и что с того? Тебе не обязательно брать работу на дом, в Холлоу-хаус, так? — Мэтью был в превосходном расположении духа.

Похоже, он еще не знает о вторжении съемочной группы! Лисса возблагодарила судьбу. По крайней мере, объяснять не придется, а она бесконечно устала от объяснений.

— Думаю, в конце недели мы переберемся в Лондон. Бетани почти поправилась. Скоро снова пойдет в школу.

— Отличные новости! Наконец-то все мы вернемся к нормальной жизни! Ты мне нужна. Я скучал по тебе, любовь моя.

Лисса выдавила из себя улыбку, но улыбка получилась натянутой и в глазах не отразилась. Нормальная жизнь… Неужели это возможно? Молодая женщина потеряла всякое представление о том, что такое нормальная жизнь. Как ей вычеркнуть из памяти Джета и вспомнить, что замуж она выходит за Мэтью?

— Послушай, может быть, нам поселиться за границей? — предложила она вдруг. — В Штатах или в Австралии? Представляешь себе: мы свободны как ветер, сами себе хозяева. Вырвемся из-под власти твоего отца и «Арнольд консолидейтед индастриз». Хочу начать жизнь сначала.

— Милая моя девочка, это невозможно, — решительно объявил Мэтью. — У нас у обоих здесь отличная работа и отличные виды на будущее. Разве что отец предложит мне пост за океаном — у компании есть филиалы. Но мы не можем так просто взять да и сняться с места и начать жизнь сначала, как ты говоришь, отказавшись от «Консолидейтед».

— Почему нет? — Лисса отчаянно искала в лице жениха подтверждение тому, что быть вместе с ней для него куда важнее, чем выгодная работа.

— Потому что мне по душе работа в компании отца. Именно этого я хочу. Именно так я представляю себе будущее. Меня там холят и лелеют. — Он постарался выставить последние слова шуткой.

Да, Мэтью, несомненно, нравилась роль юного наследника корпорации. Неудивительно. Его взрастили в ожидании наследства и воспитали, готовя к тому дню, когда он возьмет бразды правления в свои руки.

— Это я так, не подумав, — сказала Лисса, сосредоточенно ловя ложкой кусок редиски. — Забудь.

— Поговорим лучше о нас с тобой. Хочешь сходить на шоу? Я куплю билеты. Может быть, Мэгги посидит с Бетани или приютит малышку на ночь?

Лисса согласно кивнула.

— С удовольствием. На какой-нибудь мюзикл. На что-нибудь веселое. Мэтью… ты по-прежнему хочешь этой свадьбы? Торопиться совсем ни к чему.

Юноша взял ее за руку и ласково сжал тонкие пальцы.

— Конечно, хочу, дорогая. Просто дождаться не могу великого дня! Это будет чудо что такое! Приготовления в полном разгаре, я надеюсь?

Какие еще приготовления? — в отчаянии подумала Лисса. Пока она ничегошеньки не сделала, только послушно выслушивала все, что предлагала тетя Сара.

— Твоя тетя изрядно развлекается, подбрасывая все новые идеи. — Это, конечно, не ответ на вопрос, но что еще можно сказать, не солгав?

В тот день молодая женщина никак не могла сосредоточиться на работе. Нужен был маленький экзотического вида бакалейный магазинчик, где не станут возражать против того, чтобы «осквернить» полки продукцией местных умельцев. Ленч не прояснил ситуацию со свадьбой и подтвердил только, что Мэтью она нужна. Ее жених вел себя, словно мальчишка, которому пообещали лучший в мире подарок.

В тот вечер Джет рано вернулся домой и подстерег машину Лиссы в конце аллеи. Серебристый «мерседес» церемонно проследовал за автомобилем гостьи до самого дома. Арнольд-старший запарковался рядом и выключил двигатель.

— Вы решительно не желаете притвориться благодарной? — мрачно поинтересовался Джет, хватая молодую женщину за руку, когда та запирала машину. Дескать, попробуй не воздать должное моему благотворительному поступку, когда Грегу милостиво позволено было остаться. Ну, этого удовольствия она ему не доставит!

— Вы уже получили деньги по чеку? — сухо спросила она.

— Ну да, — отозвался Джет. Вопрос застал его врасплох. — Откуда вы знаете? Кто вам сказал?

— Да не надо быть гением, чтобы догадаться. Вы на все пойдете ради денег. — Лисса вошла в дом и прямиком проследовала в кухню, стараясь держаться с холодным достоинством светской леди. Тети Сары нигде не было видно. Лисса наполнила водой электрический чайник. — Хочу заварить чай. Вы выпьете чашечку?

Джет кивнул и ослабил галстук.

— У вас красивые руки. Я уже давно заметил.

Он сказал это так небрежно, как нечто само собою разумеющееся. Но сердце женщины бешено забилось, здравый смысл улетучился. Как он может говорить такое? Она невеста его сына. Неправильно это! Нехорошо!

— За недели в Холлоу-хаус руки посудомойки стали руками придворной дамы. Спасибо Эмили!

— Вы и впрямь собираетесь вернуться в Лондон?

— Конечно. Бетани почти поправилась, и с моей стороны нахальство заставлять тетю Сару присматривать за нею и дальше.

— Как насчет школьных каникул? — Из-под темных бровей Джет разглядывал гостью, устало прислонившись к дверному косяку. — Что вы станете делать в каникулы?

— Буду брать Бетани с собой, — твердо заявила Лисса. — Как всегда. Она обожает разъезжать со мною в машине. Развлекается от души.

— Может быть, она от души развлечется здесь, с Биллом, Беном и котенком?

— Нет, спасибо, — просто ответила Лисса. — Бетани останется дома. Мы снова будем вместе. Вы нам не нужны, мистер Арнольд.

Джет взял кружку с чаем и вышел из кухни.

— А вот вы нам нужны, — обронил он, переступая порог.

ГЛАВА 7

Бетани визжала от восторга, брызгая водой матери в лицо. Девочка впервые в жизни училась плавать, и урок этот скорее походил на забаву, нежели на серьезный инструктаж. Лисса хотела, чтобы дочка почувствовал себя в воде уверенно и повеселилась от души, прежде чем научится держаться на плаву и грести.

В выходные они собирались домой, так что в их распоряжении оставалось всего-навсего несколько дней. Лисса решила, что успеет дать дочери урока три. Молодая женщина старалась выбрать время, когда Джета не было дома. Сегодняшним утром Арнольд-старший улетел в Амстердам. Предполагалось, что вернется он поздно вечером. Два перелета в один день! А для Джета это обычная поездка на работу.

— Теперь давай сосредоточимся, — попросила Лисса девочку, вытирая глаза и отбрасывая назад влажные светлые пряди. — Я купила резиновые нарукавники. Мы их надуем, а ты примеришь.

Молодая женщина непрестанно поглядывала в сторону входа, опасаясь, как бы не вошел Джет, наперед зная, что ее он не встретит приветливой улыбкой. Лисса имела все основания полагать, что они враги. Арнольд-старший недвусмысленно дал ей понять, что он о ней думает: она не пара его сыну и он сделает все, чтобы ненавистный брак не состоялся.

Но как бороться с магнетизмом Арнольда-старшего? В сравнении с Джетом Мэтью выглядит полным ничтожеством… Мальчишка, одним словом.

— Мамочка, а Джет придет? Я хочу, чтобы он поглядел, как я плаваю? — закричала Бетани, хлопая ручонками по воде. Во все стороны от нее расходились волны.

— Ах, мы уже плаваем? Быстро же мы научились. Теперь можно и на Олимпиаду юниоров, так? — усмехнулась мать.

Лисса узнала о появлении Джета, даже не поворачивая головы. Она возила Бетани «на прицепе» взад и вперед по всему бассейну и вдруг поняла — Джет здесь. Молодая женщина неправильно рассчитала время его возвращения, он приехал слишком рано. Лисса оступилась, голова ее на мгновение ушла под воду, перед глазами поплыли синие круги. Не хотелось ни видеться, ни говорить с ним, ни, упаси Господи, ссориться по какому бы то ни было поводу.

— Пора вылезать, — объявила молодая женщина, когда они с дочерью выбрались на мелководье. — Мистер Арнольд сам хочет поплавать в своем роскошном бассейне.

— Ничего подобного я не говорил! — воскликнул Джет, и его звучный голос эхом раскатился под сводами. Арнольд-старший нырнул в глубину и проплыл под водою всю дистанцию. При виде того, как сильное жилистое тело стрелой направляется к ней, рассекая воду могучими движениями, в сердце Лиссы слились воедино радость и боль.

Джет вынырнул рядом с Бетани и подхватил малышку на руки. Девочка дернула его за волосы, брыкаясь и пища, словно выдренок.

— Я умею плавать, Джет! Посмотри, я плаваю! — восторженно похвалилась она. — Вот, видишь!

— Ах ты моя умница! — одобрительно проговорил Джет.

— Она моя умница, а вовсе не ваша, — отрезала Лисса, внезапно почувствовав ревность. — Пошли, Бетани. Пора спать.

Джет опустил девочку в выжидательно подставленные руки матери. На какое-то мгновение все трое оказались в воде совсем близко, их мокрые тела почти соприкасались. Ни дать ни взять первобытная семья, что вошла в стремительный поток где-то в чаще джунглей. Отец, мать и дочь. Над водой клубился пар. Практически лишенное облагораживающего лоска одежды, по-дикарски красивое тело Джета состояло сплошь из мускулов. Загорелая кожа, темные завитки волос; широкие плечи, что выдержат и дерево и камень; рост, созданный для того, чтобы повелевать; стальные глаза, способные изничтожить врага одним взглядом…

— Вы, говорят, скоро уезжаете, — внезапно произнес Джет, выпуская Бетани.

— Да, в выходные. Вы, конечно, обрадуетесь нашему отъезду. Мы и так слишком долго злоупотребляли вашим гостеприимством.

На это Арнольд-старший ничего не сказал, только провел рукою по мокрым волосам.

— Мне нужно поговорить с вами, — объявил он. — Это очень важно. Зайдите ко мне, когда уложите Бетани. — Джет повернулся, ушел под воду, вынырнул, проплыл дистанцию быстрым, энергичным кролем, что менее чем за полминуты доставил его на противоположный конец бассейна.

Да это приказ, а не просьба! Лисса возмутилась про себя, но вслух не сказала ни слова. Хватит ей ссориться с Джетом Арнольдом!

Бетани охотно позволила уложить себя в постель. С Джетом она повидалась, значит, день прожит недаром. Лисса отлично понимала, что дочка без ума от хозяина Холлоу-хаус. Как они с Бетани похожи!

Лисса озабоченно посмотрелась в зеркало. Огромные глаза глядели затравленно: сказывалось напряжение последних дней. Непросто это жить с Джетом Арнольдом под одной крышей, видеться с ним каждый день и прекрасно осознавать, какие чувства он ей внушает. Молодая женщина уже не знала, следует ли ей выходить замуж за Мэтью. Под силу ли ей это? Как можно связывать свою жизнь с сыном, если всякий день и час все ее мысли обращены к отцу?

Она стояла под душем бесконечно долго, словно заблудившись во времени, оттягивая момент свидания с Джетом. Затем оделась по-домашнему: алые брюки и свободная темно-синяя, вышитая тамбурным швом блузка и сделала скромный макияж.

Спускаясь по лестнице, она ощущала себя идущей навстречу судьбе… Лисса задумчиво провела рукою по перилам, гадая, катался ли по ним Джет в детстве, гостя в доме предков. Сколько пришлось ему потрудиться, какую битву выиграть, чтобы семья смогла вернуться в Холлоу-хаус! Приводил ли он к себе в комнату женщину, в ту самую комнату в противоположном крыле здания? Любил ли ее, прижимался ли к ней телом? Где он жил с матерью Мэтью? Кто она такая и где теперь? В семье, похоже, о ней предпочитали не упоминать. Да и была ли она?

Мучительные мысли вихрем проносились в голове. Медленно, шаг за шагом, молодая женщина приближалась к заветному кабинету, где ждал ее он. Словно в учительскую вызвали. Лисса уже собралась было постучать, но в последний момент передумала и окликнула:

— Джет!

— Входите.

Джет работал за письменным столом. Он уже переоделся в черную тенниску и темные домашние брюки. Мокрые волосы топорщились ежиком. В этой комнате Лисса еще не бывала. Повсюду книги: уставы компании, коммерческие уложения, официальные отчеты о заседаниях парламента, энциклопедии и отдельные вкрапления современных триллеров в твердых обложках. Стол завален папками и газетами. Из открытого портфеля торчат какие-то документы.

— Садитесь, — коротко приказал он.

— Я рада, что с бумагами мне работать не приходится, — заметила она, придвигая к столу вращающийся стул с кожаной спинкой. — Предпочитаю иметь дело с вещами более осязаемыми: зданиями, людьми…

Прозвучало это дерзко, но Лисса не вкладывала в свои слова оскорбительного смысла. Впрочем, хозяин и не обиделся.

— Все эти бумаги и представляют собою людей, деньги и здания, хотя напрямую я с ними не соприкасаюсь.

— Понимаю. Я тоже фильмы не сама делаю.

— Дайте мне закончить вот с этим факсом, и я займусь вами.

— Вы сами меня позвали. Я могу уйти.

— Нет. Останьтесь!

Снова приказ! Она оглядела комнату. В камине потрескивал огонь, отбрасывая причудливые тени. На низком столике притулился поднос с термосом и накрытая тарелка с сандвичами. Неужели он еще не ужинал? Нет, в таком режиме он долго не протянет! Сердце сжалось от боли. А что, если он вдруг умрет? Нет, он ей дорог, даже если и не принадлежит ей. Словно загипнотизированная Лисса разглядывала темную с проседью голову, склоненную над столом. Стоит Арнольду-старшему только бросить на нее взгляд, дотронуться до нее, и она ни в чем не сможет ему отказать. Невозможное счастье казалось таким близким и осязаемым, что каждое мгновение наедине с ним превращалось в утонченную пытку.

— Простите меня, Лисса. Мне нужно было срочно закончить эти подсчеты.

Джет поднялся и пропустил листы через факс. Неужели он и впрямь извинился перед нею? Да нет, не может быть! Судя по выражению его лица, сейчас он устроит ей страшный разнос.

— Не налить ли вам кофе? — учтиво предложила Лисса.

Джет коротко и зло рассмеялся.

— Кофе? Идет! Почему бы не вести себя как цивилизованные люди?

Лисса услужливо пододвинула ему чашку. Джет просто-таки излучал недоброжелательство. Однако каждая клеточка его тела властно влекла Лиссу к нему, словно Арнольду-старшему не было дела до того, что эта женщина его сыну в подметки не годится. В воздухе повисло напряженное ожидание.

Все существо Лиссы отзывалось на его близость. Груди налились, жадно требуя его прикосновений, нетерпеливо поднимаясь сладострастными бугорками ему навстречу. Тело молодой женщины медленно пробуждалось; вот пламя охватило бедра, вот вся она таяла, подчиняясь зову страсти… Ни один мужчина не был ей так нужен.

Лисса откинулась на стуле и развернулась лицом к огню, ощущая его приятное тепло и гадая, что скажет Джет.

Арнольд-старший уселся в мягкое кресло напротив гостьи и неспешно поднес к губам чашку с кофе, словно подбирая в уме самые ранящие, самые обидные слова. Воцарилось зловещее молчание, куда более пугающее, чем поток оскорблений.

— Не могу поверить, что вы способны на подобную глупость, — начал Джет тихо. Жесткий взгляд его ранил, словно гранитная крошка. — И вы называете себя матерью? Любящей матерью? Рискуете здоровьем и жизнью ради нескольких тысяч фунтов? Ну и о чем вы думали, прыгая с самолета на высоте двух тысяч футов? Вы же разбиться могли!

Ах, вот в чем дело! Он прознал про прыжок с парашютом! Плечи молодой женщины словно бы овеял бодрящий ветерок: Лисса заново переживала упоительный экстаз полета. Вслух же она каким-то чудом выдавила из себя хриплый ответ:

— Вы копались в моей личной жизни. Опять разнюхиваете, выслеживаете, высматриваете! Да как вы посмели?!

Осуждающий безапелляционный тон Арнольда-старшего рождал в душе Лиссы безнадежное ощущение вины. Джет прав, она и впрямь рисковала жизнью, но в ту пору это казалось ей отличной идеей.

— А вы чем занимаетесь? Разнюхиваете, выслеживаете, выискиваете подходящие места, приглядываетесь к чужим домам, чтобы впоследствии снять их в очередном фильме!

К ее щекам прихлынула кровь.

— Это моя работа, — отрезала молодая женщина. — Подбор и умелое использование натуры — искусство само по себе.

— А прыжки с парашютом — тоже искусство?! — рявкнул Джет. Редкий талант у него забираться прямо в душу! — А если бы вы погибли или покалечились?

— Но этого же не произошло. — Лисса нервно сцепила пальцы. — Откуда вы узнали? И ваше ли это дело?

— Все, что касается вас и Бетани, касается и меня.

— Ничего подобного. Я вполне в состоянии позаботиться о Бетани, да и о себе тоже. Вы нам не нужны.

— РАС! — объявил Арнольд-старший. Зловещая аббревиатура прозвучала словно гром среди ясного неба. — После того ужасного приступа я постарался узнать о рефлекторном анаэробном синдроме как можно больше. Бетани казалась тогда такой несчастной и беспомощной, мне хотелось хоть чем-то помочь ей. Вы не представляете себе, что я пережил в тот момент. Мог ли я сидеть сложа руки? Теперь я знаю о ее болезни все, что мне нужно, и очень многое — о вас.

— Тем более вы не смеете ни в чем упрекать меня, — заявила Лисса.

— Позвольте вам напомнить, что вы мне горло готовы были перегрызть, когда я принял чек от Грега Вильсона за разрешение снять Холлоу-хаус. — Джет с трудом удерживался от искушения повторить завуалированные угрозы Грега в адрес Лиссы. — Да, он заплатил мне, и я принял деньги. Но чек был выписан как целевой взнос на исследования РАСа. Когда я связался с национальным комитетом, который финансирует исследования, и попросил, чтобы взнос был записан на имя Бетани, мне рассказали про ваш прыжок и про спонсорскую программу. Мотивы ваши мне понятны, но я до сих пор не могу поверить, что вы настолько безрассудны.

Глаза Джета так и впивались в нее. Здесь командовал он, сил для сопротивления у нее не оставалось.

— Спасибо. Взнос на исследование РАСа — достойное дело. Но я-то не могу взять да и выписать чек! Я сделала то, что в моих силах, и получила кучу денег, — защищалась Лисса, голос ее то и дело срывался.

Опять дождь пошел… Какой, однако, дождливый октябрь! Ливень барабанил в окна, словно у порога топали крошечные ножки, требуя, чтобы им отворили…

— А если бы вы покалечились или даже погибли… Помогло бы это вашей дочери?

Лисса с трудом сдерживала негодование.

— У меня не было выбора! Я не располагаю миллионами, и свободного времени у меня тоже нет, чтобы устраивать благотворительные базары и чаепития. Спонсорская программа — надежный и быстрый способ достать необходимую сумму. Прежде чем прыгнуть с самолета, я долго тренировалась на земле, брала уроки у инструктора! Я знала, что делаю.

Джет передернулся, словно от боли. Услужливое воображение нарисовало страшную картину: бездыханное тело Лиссы, распростертое на земле, смятое, покалеченное при падении. Ужас при одной мысли о том, что она ранена, могла пострадать, выводил его из душевного равновесия. Она же хрупкая, словно полевой цветок на ветру, эфемерная, словно пыльца…

— Все проявили редкую щедрость, — продолжала тем временем Лисса. — Исследования нужно начать уже сейчас, в этом году, чтобы они принесли Бетани реальную пользу. Девочка не может ждать десять или двадцать лет.

— Ваша самоотверженность достойна восхищения, но прыгать с самолета, с высоты тысячи футов… — Джет провел рукой по лицу, отгоняя навязчивую мысль… Вот она летит по воздуху, и только шелковый купол служит границей между жизнью и смертью. Арнольд-старший изменился в лице, глаза его вспыхнули.

— Я и в самом деле испугалась сначала, — призналась Лисса, вспоминая ужасный момент перед самым прыжком. — Но как только парашют раскрылся и я поняла, что парю в воздухе, я пережила восхитительные, незабываемые ощущения, словно полет во сне!

Одним молниеносным движением Джет оказался рядом и завел ее руку назад в болевом захвате.

— Пообещайте мне никогда больше этого не делать, — потребовал Арнольд-старший, не позволяя гостье встать.

В голосе его слышалась еле сдерживаемая тревога. И снова она ощутила это нелепое радостное чувство, чувство причастности к нему, принадлежности этому мужчине. Она глубоко вздохнула. Глаза ее сияли: прикосновение Джета придавало молодой женщине новые силы, пробуждало волю к жизни. Их сердца бились в унисон, души сливались в единое целое, и желанное тепло этой близости захватило Лиссу врасплох. Мысли внезапно прояснились. Неужели… неужели Джет чувствует то же самое? Да нет, вздор… Он думает только о благе сына, о Бетани.

— Я ничего не могу обещать, — пробормотала молодая женщина не без горечи. — И вы меня не заставите.

— Не заставлю?

Лисса покачала было головой, но он, освободив ее руку, заключил ее лицо в ладони. Невероятным усилием воли молодая женщина подавила в себе страстное желание ответить на ласку его прикосновения. Отсвет пламени ложился на темные волосы, высвечивая седые пряди, добавляя в них серебра. Руки Лиссы независимо от ее воли погладили непокорный ежик волос, наслаждаясь их мягкостью. Ах, если бы прижать эту голову к груди, всей кожей ощутить блаженное прикосновение! Губы молодой женщины приоткрылись.

Лисса услышала стон, стон из ниоткуда. Кто исторг его, Джет или она? А дождь все шумел на заднем плане, словно хор греческой трагедии, неумолимо и настойчиво заглушая яростное биение ее сердца.

Ей захотелось закричать: «Это нечестно!» Но часть ее души умоляла: «Продолжай. Целуй меня, прикоснись ко мне, делай все, что захочешь». Пальцы Джета ласкали бледную прозрачную кожу, вычерчивали контур карминно-розовых губ.

Но едва Лисса решила, что больше этого не вынесет, Джет впился в ее губы жадным поцелуем, стянул с кресла и бросил на ковер перед камином. И рухнул на нее. Лисса ощутила желанную тяжесть его тела. Она задохнулась. Джет оперся на руки, по-прежнему не отрываясь от ее губ. Властный, опьяняющий поцелуй кружил голову, заставляя забыть обо всем на свете.

Джет стал гладить ее плечи, требовательные пальцы перебирали светлые волосы. Он отчаянно старался удержать остатки здравого смысла, но здравый смысл стремительно отступал перед безумием желания. Джет мечтал привлечь ее к себе, скользнуть между ног, но он знал, что это невозможно. Ставки слишком высоки. Пальцы мужчины упоенно ласкали мягкие груди, раздувая бушующее в нем пламя, готовое вырваться из-под контроля. Джет вздрогнул: уже много лет он не испытывал ничего подобного. А теперь словно родился заново. Он напрочь позабыл о Мэтью. Все помыслы его обратились к хрупкой женщине, которую он сжимал в объятиях.

Лисса отрешенно парила в туманном облаке страсти, с трудом различая мерцающие тени на потолке, упивалась терпким запахом его лосьона, наслаждаясь соприкосновением с его телом. Пусть будет что будет. Она обнимет его и не отпустит. Ей хотелось слиться с ним воедино, забыв про стыд, ощутить дрожь обнаженных бедер, стиснуть в ладонях упругие ягодицы…

Страсть нарастала, природа брала свое. Оба знали: то, что они делают, сулит в будущем только боль, но оба забыли об осторожности. Джет поначалу проигнорировал ее панический взгляд, а затем безумный страх исчез из ее глаз, и он понял, что молодая женщина стремится к нему ничуть не меньше, чем он — к ней.

Но невозможно было и помыслить о том, чтобы стянуть с нее брюки или сорвать блузку. Телам их не суждено было соединиться. Молодой женщине ничего не угрожало. Джет отпрянул назад, тяжело дыша и дрожа от напряжения.

— Джет… — прошептала Лисса, все еще слишком ошеломленная, чтобы предложить или отказать. Она тряхнула головой, стараясь привести мысли в порядок.

— Лисса, — выдохнул Джет. Он обхватил руками тонкую талию, ласково проводя ладонями по плавным изгибам тела. — Прости меня… Ты так прекрасна… Я уже давно… я уже много лет не испытывал влечение к женщине.

— Не говори этого… — Лиссу била мелкая дрожь. — Не извиняйся. — Внезапно ей захотелось излить ему все, что накопилось в сердце, но он уже отстранился, и между ними снова повеяло холодом отчуждения.

Лисса попыталась удержать его, прижалась губами к уху, погладила ладонями узкие бедра. Желание придало молодой женщине смелости, но мужчина уже решил отступить. Лисса приняла его решение с одним-единственным покорным вздохом и закрыла лицо руками.

— Пожалуйста, не плачьте, — проговорил он срывающимся голосом, не в силах видеть ее в таком горе.

— А что мне теперь прикажете делать? — отозвалась Лисса глухо. — Прыгать от радости? Кричать: «Ура, я спасена»?

— Подумайте и о моих чувствах, — угрюмо бросил он, садясь рядом, обхватив руками колени. — С такой ситуацией мне еще не приходилось сталкиваться. Я тону… почва уходит из-под ног. Подумайте обо мне.

— Я и думаю, все время думаю, — отозвалась Лисса сдавленным голосом. — Только о вас и думаю.

— Тогда вам не следует выходить за Мэтью.

— Я не могу причинить ему боль.

— Да черт бы вас побрал, женщина! Выйти замуж за Мэтью, не любя его, не значит ли причинить ему еще большую боль? У вас что, совсем не осталось здравого смысла?

— Ни малейшего. Вы лишили меня и здравого смысла, и разума — словом, всего, что было. Не желаю вас больше видеть.

— Вы это серьезно? — Голос его прозвучал холодно, словно никогда их не влекло друг к другу, словно поцелуи были притворством.

У Лиссы не осталось сил. Как с ним бороться? Как выдержать бурю чувств, что сметает все преграды, стоит лишь ей увидеть этого человека?

— Да, серьезно. Это единственный выход.

Лицо Джета вспыхнуло гневом.

— Тогда я уеду утром, как только прекратится дождь. Оставайтесь до выходных, а затем отправляйтесь домой вместе с Бетани. Видеться нам больше незачем. Я не приду на вашу свадьбу. Как я могу? Но, черт вас побери, сделайте моего сына счастливым или я убью вас!

Взгляд Джета стал отчужденным, словно разговаривал он с человеком абсолютно для него посторонним. Лисса попыталась собраться с мыслями, взять себя в руки. Как пережить предстоящие несколько минут, не говоря уже о месяцах и годах?

— Я сделаю Мэтью счастливым, — обреченно пообещала Лисса. — Обещаю вам. Но только потому, что он ваш сын.

ГЛАВА 8

На следующее утро, когда Лисса проснулась, шел проливной дождь. Она взглянула в окно и с удивлением обнаружила, что траву ровным слоем покрывает вода, поблескивая, словно ледяной каток. Молодая женщина включила радио. В новостях только и говорили, что о беспрецедентных октябрьских ливнях и о наводнении в прилегающих к Лондону графствах. Хуже всего пришлось Суссексу и Кенту: тамошние реки вышли из берегов.

Лисса надела серый брючный костюм в полоску и тонкий белый свитер с воротником-стойкой. Бетани мирно спала, подложив ладошку под щеку. За последние несколько дней личико девочки порозовело. Нездоровая городская бледность исчезла, теперь малютка походила на румяную деревенскую крепышку.

Посмотрев на дочь, Лисса в который уже раз решила вычеркнуть Джета из своей жизни, вернуть себе душевное равновесие, чтобы выйти наконец замуж за Мэтью и обеспечить Бетани нормальную семейную жизнь. Девочке просто необходим дом.

Облаченная в ночную рубашку тетя Сара неприкаянно слонялась по кухне, вознамерившись заварить чай в самом большом чайнике.

— Вы, никак, на работу собрались? — усмехнулась она, скептически разглядывая костюм гостьи. — Вы что, на чудо надеетесь? Сюда можно добраться разве что на лодке. Дороги затоплены.

— Доеду как-нибудь, — заявила Лисса с уверенностью, которой на самом деле не испытывала. — Аллея выглядит обнадеживающе. Подумаешь, несколько луж.

— Несколько луж — скажете тоже! Вы уже выходили во двор? Джет сейчас в сарае, засыпает песок в мешки. Он не на шутку встревожен. Амос, наш садовник, и его старший сын у него на подхвате. Я как раз готовлю им завтрак.

Когда Лисса отворила дверь, ведущую во внутренний двор, ветер с дождем ударил ей в лицо. Мощеные дорожки были залиты водой, водосточные канавы переполнены. Небо почернело от туч. Ближайшие строения терялись за сплошной завесой дождя. Поежившись, молодая женщина поспешила укрыться в теплой кухне.

— Мешки с песком? Зачем? — машинально спросила она. — По-моему, это уж чересчур. Вы что, ожидаете всемирного потопа?

— Этот дом недаром называется Холлоу-хаус, Долинная обитель. Он стоит в распадке холмов Даунса, и вода скатывается по склонам прямо к нам. Обычно земля все впитывает, а избыток влаги стекает в реку Слуд, но когда уровень воды в ней повышается, тогда жди неприятностей. Утром Джет побывал у реки — вода поднялась на несколько футов.

Сара выглянула в окно, и ее добродушное лицо омрачилось.

— Надо бы свернуть ковры, — озабоченно заметила она. — Особенно китайские, те, что в гостиной.

Лисса тут же приняла решение: она устроит себе еще один выходной. При таких темпах работы ее точно уволят, но по крайней мере у нее есть веское оправдание. Кто станет спорить с погодными условиями, если в новостях только о них и говорят?

— Я останусь и помогу вам, — бодро объявила молодая женщина. Хотя Грег Вильсон наверняка превратится в жаждущего крови головореза, когда узнает, что она не смогла приехать. Они и так отстали от плана, но потоп есть потоп. — Я быстренько переоденусь, а потом отнесу чай в сарай.

— Благослови вас Бог! У заднего крыльца стоят высокие «веллингтоновские» сапоги, вам они, наверное, подойдут. Джет порадуется лишнему помощнику, — одобрительно улыбнулась Сара.

— Лишнему помощнику в лишней паре сапог… — Лисса быстро переоделась в джинсы, натянула еще один свитер и теплые носки. Она собиралась отнести чай, а затем вернуться к тете Саре и помочь скатывать ковры. Наполнять мешки песком — это не для нее. К этой карьере ее не готовили.

Только оказавшись за порогом, Лисса поняла всю серьезность происходящего. Холлоу-хаус быстро превращался в остров посредине озера. Дождь лил стеной, через минуту по водонепроницаемому плащу уже струились потоки воды, на ресницах женщины повисли тяжелые капли. Пригнув голову, Лисса зашлепала через двор по направлению к сараю, переходя лужи вброд. От огромных «веллингтонов» расходились волны. Она прижимала к груди термос, в корзинке лежали кружки и сырные булочки, надежно завернутые в целлофан.

Дверь сарая, подпертая бочкой, была открыта наполовину. Лисса различила внутри три фигуры: мужчины и подросток сосредоточенно засыпали песок в холщовые мешки. На лбу Джета выступили капельки пота, он ритмично орудовал лопатой. В такт его движениям на плечах вздувались и опадали бугры мускулов. Лисса на миг замерла, завороженная подобным зрелищем.

— А вот и Красная Шапочка, — через секунду пропела молодая женщина весело, хотя на душе у нее скребли кошки. — Завтрак на свежем воздухе. Чай и булочки…

Джет распрямился, и Лисса тотчас же поняла, что у него ноет спина. Она вдоволь нагляделась на актеров-ревматиков. Арнольд-старший вытер лоб и оперся на лопату. Окинув взглядом хрупкую фигурку гостьи, он коротко кивнул.

Рядом с ним громоздились уже наполненные мешки. Мужчины, должно быть, работали не покладая рук с самого рассвета. Мальчик пошатывался от усталости, лицо его осунулось. Он радостно воззрился на корзинку.

Лисса поставила корзинку на пол и разлила чай по кружкам в синюю полоску.

— Мне очень жаль, но, наверное, лучше оттащить часть мешков прямо сейчас. Ни минуты не медля. Вода уже плещется у ступеней парадного крыльца, — извиняющимся тоном проговорила она.

— Проклятье! А я-то думал, что у нас еще есть время. Эти мы погрузим на тележку, — объявил Джет, жадно отхлебывая чай. Затем отставил кружку и вместе с Амосом принялся бросать мешки на ручную тележку, а мальчуган поддерживал ее, чтобы она не перевернулась. Лисса почувствовала себя абсолютно ненужной: она только мешается под ногами. Что бы ей такого сделать?

И где Джет находит силы? А мужчины уже катили нагруженную тележку к выходу. Она осталась наедине с маленьким помощником. Ливень не утихал. Пожалуй, даже усиливался. Потоки дождя обрушивались на сад словно тучи стрел в битве при Азенкуре. Про Столетнюю войну и разгром французов Лисса учила еще в школе…

— Я могу подержать мешки открытыми, пока ты будешь насыпать песок, — предложила молодая женщина. Парень уже допил чай и теперь приканчивал сырную булочку. От еды настроение его существенно улучшилось.

— Вы видели реку, мисс? — бодро спросил он с набитым ртом. — Вышла из берегов. Похоже, домой мне придется добираться вплавь. Уроки, слава Богу, отменили!

— Не следует ли тебе пойти домой и помочь матери?

— У нас все в порядке. Мы живем в сторожке, в самом конце аллеи. Домик стоит на возвышенности, так что до него вода не дойдет. А если и дойдет, то не скоро.

Джет и садовник возвратились с пустой тележкой. Оба мокрые насквозь, словно в реке выкупались. Волосы слиплись, одежду хоть отжимай.

— Спасибо, что сказали, — поблагодарил Джет. — Я и не думал, что вода поднимается так быстро. Успели как раз вовремя. Сперва закончим с парадной дверью, чтобы Сара не тревожилась, а потом — еще дюжина дверей и конюшни.

— Не хотите, чтобы речная грязь осквернила ваш драгоценный бассейн, а заодно и шикарную машину? Радиатор, не дай Бог, засорится, — съязвила Лисса не подумав.

— Я поставил машину на кирпичи, — пояснил Джет, не обратив внимания на ее тон. — Это мы проделали в первую очередь. Не хотелось бы мне оказаться в положении Робинзона Крузо. Эту партию мешков ты отвезешь вместе с отцом, — приказал Арнольд-старший мальчугану, указывая на тележку. — Свежий воздух пойдет тебе только на пользу. В твоем возрасте все кажется игрой.

Лисса почувствовала себя заложницей. Нервы натянулись как струны, отзываясь на его присутствие. Опять она остается наедине с Джетом. А ей так хотелось стереть из памяти воспоминание о той, последней, встрече. Хорошо бы исчезнуть, но как увильнуть от работы, когда люди из сил выбиваются?

Но Джет даже не пытался заговорить с ней, только покрикивал: «Откройте этот мешок… Завяжите вон тот… Подвиньте то… Уберите это». Ногти ее обломались, пыль от мешковины щекотала ноздри. Лисса нетерпеливо отбрасывала волосы со лба, не заботясь о том, что лицо перемазалось в песке.

— Да не пугайтесь же, — вдруг сказал Джет. — Я не стану на вас набрасываться. Сарай, между прочим, полон холодного мокрого песка, а вовсе не благоуханного сена. Идиллической сцены в духе летнего Суссекса не предвидится.

— Я не боюсь, — отозвалась Лисса, уязвленная его тоном. — Да у вас ничего и не выйдет. Прошлая ночь не повторится, не ждите. Постыдная была сцена. И запомните: я выхожу замуж за Мэтью, за вашего сына. Усвоили вы наконец или нет? Чем скорее усвоите, тем лучше.

— Да будьте вы хоть раз в жизни откровенны, Лисса! Вы хотели этого ровно так же, как и я. Что-то не помню, чтобы вы сопротивлялись, звали на помощь, били меня по голеням или по другим чувствительным местам. — Лицо его было мрачно, у рта залегли суровые складки. Он сосредоточенно насыпал песок в мешок, который держала молодая женщина. Джет упорно не поднимал взгляда, но в голосе его ясно звучал упрек, оправданий не допускающий.

Лисса понимала, что значительная доля вины лежит и на ней. Она закусила губу, сдерживая готовые вырваться гневные слова. Боль воспоминаний причиняла мучительное наслаждение, словно губы его снова соприкоснулись с ее губами. И хотя Джет сейчас не обращал на нее никакого внимания, одно только представление о его поцелуях рождало блаженный отклик.

— Вы… вы заставили меня врасплох, — путалась в словах Лисса. — Мне не хотелось перебудить весь дом… тетя Сара… Бетани…

— Да не изображайте из себя перепуганную девственницу! — Джет смерил собеседницу презрительным взглядом. В глазах его не было любви, только отвращение.

— Это неправда, — задохнулась молодая женщина; голос ее дрожал от напряжения. — Я не хотела! Я не желаю иметь с вами никакого дела! Я жалею, что встретила вас! Ох, если бы я могла повернуть время вспять и сказать Мэтью, что не хочу знакомиться с его отцом! Это письмо от тети Сары — ну почему оно не затерялось на почте, зачем я его получила!

Джет отбросил лопату, повернулся к ней и грубо схватил за плечо. Между ними словно пробежал электрический разряд. Или это отголосок грозы? Лисса уже не различала, где — фантазия, а где — явь.

— Почему? Почему вы жалеете, что встретили меня? — Джет не стал дожидаться ответа. — Потому что понимаете, равно как и я, что Мэтью вам не подходит. А я подхожу. Чертовски подхожу!

И тут же словно в подтверждение его слов раздался ужасающий удар грома. Порывы ветра с дождем обрушивались на многострадальный сад, задували в сарай, окатывали Лиссу и Джета каскадом колючих брызг.

«А я подхожу. Чертовски подхожу!» — звучало в ушах у женщины, и она понимала, что это так. Изломанные зигзаги молний рассекали небо, рвали черные тучи, подчеркивали правоту Джета, вслед за громом… — Замолчите, — прошептала Лисса. — Сейчас не время и не место. Пожалуйста, Джет, оставьте меня в покое. У меня и так достаточно проблем. Давайте сперва спасем Холлоу-хаус.

— Надо наконец расставить точки над «i», — потребовал Джет мрачно, пряча чувства за внешней суровостью. — Нельзя оставлять все как есть. Мэтью не будет с вами счастлив. Подумайте о нем. Мой сын заслуживает большего, чем любовь по велению долга. Брак, в котором чувства молчат, худшее из зол!

— Не смейте так говорить, слышите! Я сделаю Мэтью счастливым, — стояла на своем Лисса. — Знаю, что сделаю. Я так этого хочу!

Джет передернулся, словно от боли.

— А будете ли вы счастливы с Мэтью? — проскрежетал он.

— А что такое счастье? — Лисса не знала, куда деться от прямолинейных вопросов Арнольда-старшего. — Разве кто-нибудь из нас об этом знает? Да имеем ли мы право на счастье? Не уверена. Все это для меня слишком сложно. Давайте лучше наполнять мешки.

Амос и его сын уже возвращались с пустой тележкой. Нельзя было сидеть сложа руки. Надо спасать Холлоу-хаус от наводнения. Джет подобрал лопату.

— Ну что ж, за работу, — согласился он.

К полудню Холлоу-хаус выглядел так, словно приготовился к долгой и продолжительной осаде во время третьей мировой войны. У каждого входа в несколько ярусов громоздились мешки с песком. Лисса падала с ног от усталости. Некогда первозданно-чистый свитер насквозь пропитался потом, спутанные волосы липли ко лбу, тело требовало горячей ванны.

А Бетани ликовала: еще бы, такое приключение! Медвежонок Пудинг был усажен на подоконник, дабы наблюдать за уровнем воды и докладывать обстановку. Панду изгнали в стенной шкаф за то, что он отказался помогать. Лисса от души пожалела бедное создание. Вот и вид у него невеселый какой-то. Наверное, ему следует посочувствовать и приласкать его: двое несчастных в одной семье должны держаться вместе и утешать друг друга.

Позвонил Мэтью. Из сухого и теплого лондонского офиса, расположенного на самом верху небоскреба. Арнольд-младший только что сытно пообедал за счет очередного клиента.

— Привет, дорогая. Как дела? Шлюпки на воду спустили?

— Я сейчас не могу разговаривать, — отозвалась Лисса. — Мы скатываем ковры. А все утро возводили баррикады.

— Говорят, что в сельской местности обстановка неутешительная. В программе новостей передали: «Шоссе затоплены». — Произнося двойную «с», Мэтью слегка пришепетывал.

— Надеюсь, Грег Вильсон в курсе событий. Я не успела ему позвонить, не до того было. Он там наверняка с ума сходит. У меня сегодня заседание по сценарию на предмет изменения сюжета. При такой погоде планировать невозможно. А мы и так здорово отстаем от графика съемки.

— Дай-ка мне номер, я позвоню ему и все объясню. На меня он не накричит. Мы поговорим как мужчина с мужчиной. Сработает, вот увидишь. — Мэтью казался таким уверенным в себе, таким заботливым, ну прямо добрый рыцарь, приходящий на помощь слабой женщине.

Лисса тихонько рассмеялась.

— Спасибо, Мэтью. Записывай. — И молодая женщина выпалила набор цифр. — Скажи ему все, что хочешь. Я приеду, как только океан отступит.

Лисса положила трубку. Мэтью, как всегда, в своем репертуаре. Добрый, услужливый, за ним — как за каменной стеной. Если, конечно, речь идет не о сыпи. Молодая женщина почувствовала что-то вроде симпатии к жениху. Вот именно симпатии. Какое безжалостное слово! К Мэтью она испытывает искреннюю симпатию — и только. Лисса застыла на месте, не в состоянии вымолвить ни слова, хотя тетя Сара давно уже взывала из кухни, что суп готов.

Бетани накрывала на стол. Разумеется, ложки она положила не с той стороны от салфеток.

— Суп. Здорово! — отозвалась наконец Лисса, медленно приближаясь к кухне. — Именно то, что нам нужно. Целые галлоны супа. — Молодая женщина понимала, что несет сущий вздор, оттягивает момент свидания с Джетом.

А Джет уже восседал за кухонным столом, намазывая хлеб маслом. Мокрую верхнюю одежду он уже снял, оставшись в клетчатой, потемневшей от пота рубашке, рукава которой он закатал повыше, чтобы хоть немного обсохнуть. На могучих руках перекатывались мускулы. Лицо он вытер наспех, на небритом подбородке поблескивали капельки влаги. Утром было не до бритья…

— Вы вдвоем управитесь с коврами? — деловито поинтересовался он, черпая ложкой овощной суп домашнего приготовления. — Я еду в деревню, там кое-кому приходится туго. Затопило несколько коттеджей.

— Разумеется, управимся, — заверила его Лисса. — Бетани за неделю окрепла, на нее тоже можно рассчитывать. Ты ведь поможешь мне и тете Саре? Верно, лапушка?

— А у меня сегодня будет урок плавания? — спросила Бетани. Для нее потоп происходил только за окном, и нигде более. Малышка еще не понимала всей серьезности происходящего и полагала, что бассейн вполне досягаем.

— Извини, родная, но это невозможно. Разве что тебе улыбается шлепать по холодным лужам.

— Но мы уже скоро уезжаем! — недовольно заявила Бетани, размахивая ложкой. — Я хочу еще урок, — серьезно объяснила она Джету. — Мамочка говорит, что мне нужно научиться плавать. Это очень важно, а в городской бассейн я ходить не могу, там такая толпа, меня могут толкнуть. — Сообразительная Бетани уже поняла, что ей нельзя ни падать, ни ушибаться.

— Приезжай на каникулы, — быстро предложил Джет. — У тебя ведь целая неделя впереди? Будешь плавать хоть каждый день.

Молодая женщина метнула в его сторону негодующий взгляд. Джет подрывал ее авторитет, напрямую обращаясь к девочке, словно она, Лисса, уже ничего не значила. И ведь снова наводил справки, иначе откуда бы ему знать, что каникулы в школе Бетани длятся ровно неделю?

— У нас другие планы, — отозвалась Лисса, отводя глаза. Джет видит ее насквозь, ему не солжешь!

Снова позвонил Мэтью.

— Грег Вильсон спрашивает, нельзя ли ему снять Холлоу-хаус в окружении мешков с песком. Этот вид подошел бы для сцены с заложниками.

— Скажи ему, чтобы убирался куда подальше! — тут же взвилась Лисса. — Предпочтительно в реку.

— Он очень настаивал.

— Еще бы! Объясни ему, что вокруг Холлоу-хаус воды на два фута. Он что, собирается отправить съемочную группу вплавь? Нанять корабль? Откупиться очередным целевым взносом?

— Эй, дорогая, не злись. Не стреляйте в гонца, гонец ни при чем. — Юноша не мог взять в толк, чем вызвана столь бурная реакция Лиссы. Он так и не узнал о предрассветном вторжении съемочной группы в усадьбу.

— Прости, Мэтью. Я работала как вол с самого утра и жутко устала. А еще столько дел!

— Не позволяй отцу себя эксплуатировать. Тоже мне плантатор-рабовладелец выискался! Запугивать он умеет! Скажи ему, что мне моя девочка нужна целехонькой.

Лисса отняла трубку от уха, стараясь совладать с паникой. «Моя девочка», — сказал он. Ситуация усложнялась с каждой минутой, а она заперта в четырех стенах Холлоу-хаус, словно на острове. Властный, требовательный Джет — в нескольких футах от нее, а милый, добродушный Мэтью — на другой планете, в Лондоне. Ну и что прикажете делать — закрыться в комнате, что ли?

— Скажи Грегу все, что хочешь, — подвела итог молодая женщина, перед тем как положить трубку. — Лишь бы в его сознании отложилось слово «нет».

Способность рассуждать логически окончательно оставила Лиссу. Что ей делать? Несчастная женщина спрятала свои чувства в самом потаенном уголке души, чтобы защитить их от реального мира.

— Ваш суп остывает! — волновалась тетя Сара.

— Иду, — отозвалась Лисса, не узнавая собственного голоса. Этот голос принадлежал какой-то посторонней женщине, что отчаянно боролась с дарованными самой природой инстинктами, старалась привязать себя к человеку, к которому была почти равнодушна, подавляя собственное стремление к счастью.

— Пудинг дежурит на ступенях, — сообщила Бетани. — Если вода начнет подниматься, он нам скажет.

— Я рад, что у нас такой надежный часовой, — отозвался Джет, лукаво подмигивая. — Вот теперь я чувствую себя в полной безопасности.

Бетани понимала, что ее поддразнивают, но за насмешливыми словами ощущала искреннюю ласку и потому не обиделась. Джет очень много значил для девочки. В ее жизни впервые появился мужчина. Мэтью воспринимался как эскорт матери, не более, и ежели проводил вечера в их квартире, так Бетани к тому времени уже спала.

— Может, Пудинг поможет нам с коврами? — предположила тетя Сара, подливая еще супу.

— С маленьким ковриком он управится, — заверила Бетани, и все рассмеялись. Атмосфера разрядилась.

Быстро переодевшись, Джет отправился в деревню. Он шел вброд через лужи в высоких рыбацких сапогах, не обращая внимания на боль в спине. Лисс даже показалось, будто он взял какие-то таблетки из небольшой кухонной аптечки, но, может быть, она и ошиблась.

Темные грозовые тучи нависали совсем низко. К трем часам в доме уже зажгли свет. Дождь безжалостно барабанил в окна, клумбы ушли под воду, и мокрые головки цветов покачивались на воде тут и там, словно водяные лилии.

Лисса и тетя Сара скатали все ковры, втащили их по лестнице и бросили на первой площадке. Непонятно было, что делать с роялями, но Лисса вспомнила про трюк с машиной, и совместными усилиями они водрузили инструменты на кирпичи. Так же поступили и с тяжелыми большими диванами. Когда перенесли наверх всю мебель, что сдвигалась с места, Лисса увидела, что тетя Сара валится с ног, и предложила ей в очередной раз пойти заварить чай. Чай поступал непрерывно, словно по конвейеру, поддерживая угасающие силы женщин.

Трудно было определить, поднимается вода или спадает. Бурунчики уже плескались у ступеней парадного входа, накатывая на первый ярус мешков с песком, но выше вроде бы не поднимались.

А вот у черного крыльца разыгрывалась трагедия. Там мешки с песком уложены были наспех, не столь тщательно, и в какой-то момент баррикада рухнула. Никто этого не заметил, пока о катастрофе не возвестил вопль из кухни.

— Вода прибывает! — закричала тетя Сара, немедленно впадая в панику. И не ошиблась. Струйка воды просочилась под дверь и теперь растекалась по полу. Бетани прыгала вокруг босиком, испуганная и взволнованная.

— Поднимается, поднимается! — визжала девочка.

Лисса сбросила туфли и закатала джинсы. Холодная грязная вода доходила ей до щиколоток. Разумеется, мешки с песком сползли и теперь громоздились неопрятной грудой. Тяжесть оказалась совершенно неподъемной, однако Лисса умудрилась как-то уложить их на место и преградить доступ воде. С жалобным чавкающим звуком поток захлебнулся. С трудом переводя дыхание, молодая женщина захлопнула заднюю дверь и бессильно привалилась к косяку. И откуда только силы взялись?

— Какой ужас! Моя прекрасная дверь! — сетовала тетя Сара. — Нельзя допустить, чтобы вода попала в холл. Надо закрыть двери и заткнуть все щели полотенцами.

— Уходи, Бетани. Отправляйся наверх и сиди там. В кухню ни ногой! — Лисса понимала, что кричит на дочь, но другого выхода не было.

— Мамочка! — позвала Бетани из своей комнаты. — Мне страшно. Я хочу к тебе.

— Обними Пудинга и включи телевизор. Расскажешь нам, что говорят в новостях, — предложила Лисса, стараясь, чтобы голос ее звучал ровно.

Начался медленный процесс осушения, и конца ему не предвиделось. На пол натекло немало воды, а тряпки, ведра и швабры — инструмент достаточно примитивный.

— Благодарение Господу, что вы остались дома, — вздохнула тетя Сара, когда потоп сократился до грязной слякоти и речного мусора. — Просто не знаю, что бы я без вас делала.

— Вызвали бы пожарную команду», — усмехнулась Лисса, мечтая переодеться в сухое.

— О, только в том случае, если бы пообещали прислать того самого красавца-грека из «Пылающего Лондона», — объявила тетя Сара с самым серьезным видом. Несмотря на возраст, она питала слабость к этому актеру. Что такое годы, если сердце молодо!

Темнело, но от Джета не было известий. Лисса уже начинала волноваться. В новостях только и говорили что о несчастных случаях: кого-то смыло с моста, чья-то машина упала в реку…

Теперь тетя Сара угощала Лиссу чаем с виски, безошибочно распознав симптомы физического истощения. Все показали себя молодцами. Две женщины, девочка и игрушечный медвежонок недурно справились с ликвидацией наводнения в стенах Холлоу-хаус.

Лисса крепко спала на диване, когда наконец-то появился Джет. Лицо изможденное, глаза запали, спина ноет. Арнольд-старший провел на ногах больше восемнадцати часов. Одежда его отсырела, волосы слиплись. Он ничуть не походил на уверенного бизнесмена, управляющего корпорацией «Арнольд консолидейтед» из огромного кресла красного дерева.

Джет рухнул на другой диван, не снимая сапог. Сара помогла брату разуться, укрыла пледом, затем поднялась наверх, чтобы уложить девочку. Все безумно устали, устали так, что словами не выразишь.

Где-то ближе к полуночи Джет, пошатываясь, перешел разделяющее диваны пространство и лег рядом с Лиссой, приникнув к ней всем телом. Эти двое идеально подходили друг другу, словно поставленные на место кусочки головоломки. Одурманенная сном, молодая женщина попыталась оттолкнуть его, но Джет был слишком тяжел.

— Мне придется рассказать Мэтью, что вы никогда не были замужем, — печально произнес Арнольд-старший, прижимаясь к влажной щеке молодой женщины. — Простите, Лисса. Вы нужны мне, и я намерен драться за вас до последнего. Не брезгуя запрещенными приемами.

— Что вы имеете в виду, не замужем? — сонно пробормотала она.

— Я собираюсь рассказать моему сыну, что вы вовсе не вдова, а незамужняя мать-одиночка. Что вы не были замужем за Андре. Что вы лгали Мэтью.

Но Лисса уже не различала, где сон, где явь. И эти последние слова вплелись в канву ее сновидений.

ГЛАВА 9

Мэтью задумал пригласить на празднование помолвки всех друзей и коллег. Странное решение — ведь раньше ему это и в голову не приходило, а приготовления к свадьбе уже давно шли полным ходом. Должно быть, юноша чувствовал, что Лисса от него ускользает, и хотел публично заявить об их взаимных обязательствах.

— Только не в Холлоу-хаус, — поспешно предупредила его Лисса, отводя взгляд. — У тети Сары и Эмили и так дел по горло: после наводнения уборке конца не видно. Нехорошо было бы загружать их лишними хлопотами:

— Я подумываю об отдельном зале где-нибудь в «Конноте» или «Дорчестере». По-моему, это то, что нужно. Только для самых близких друзей, — заявил Мэтью, поглаживая ее руку. — Ничего особенного.

Ну да, как же. Ничего особенного, просто отдельный зал в отеле «Коннот» или «Дорчестер»! Заказал, заплатил и никакой тебе возни по хозяйству. Все так просто! — язвительно подумала Лисса.

— Моя квартира маловата для вечеринки, а твоя, ну… сама знаешь, — продолжал тем временем Мэтью, даже не подозревая о терзаниях невесты. — Соберется человек шестьдесят, никак не меньше.

— Да, ты прав, муниципальная квартира для приема твоих высокопоставленных друзей никак не подходит, — с едва уловимой ноткой сарказма согласилась Лисса. — Да и к тому же вдруг местные вандалы разнесут их «ягуары» и новехонькие «БМВ»?

— Эй, радость моя, — удивился Мэтью, небрежно обнимая невесту. — Что-то ты сама на себя не похожа. Откуда столько ехидства? Какая муха тебя укусила?

— Прости, — отозвалась Лисса, к ужасу своему обнаружив, что невольно отстраняется от его объятий. Она попыталась было заставить себя проявить больше нежности, но тело отказывалось повиноваться. — Я просто устала. Никак не приду в себя после всех этих разъездов, не говоря уже о кори и наводнении. Слишком много событий сразу.

«Не говоря уже о встрече с Джетом», — хотелось добавить ей. Попробуй тут приди в себя… Эти постоянные мысли о нем днем и ночью, полнейшая невозможность выкинуть его из головы… И оттого, что они с Бетани снова в Лондоне, вдали от него, ничуть не легче. Тем более что восторги девочки не утихают. От нее только и слышно: «Джет то… Джет се… И как, интересно, поживает ее котеночек… И нельзя ли позвонить Джету… И когда они снова поедут в Холлоу-хаус?»

— Делай, как тебе нравится, — произнесла Лисса, чувствуя вину перед Мэтью. — И приглашай кого хочешь. Зови всех своих друзей. А я буду их встречать и мило им улыбаться.

— Вот наше фамильное кольцо, — нерешительно промолвил Мэтью, озадаченный непривычным поведением невесты. Казалось, у нее такой ровный характер, а вот поди ж ты! — Ты, я знаю, к кольцам относишься с прохладцей… Но мне бы хотелось, чтобы ты надела его на наш вечер. Если только оно не покажется тебе немножко старомодным… Думаю, кольцо принадлежало моей бабушке. Если хочешь чего-нибудь посовременней, ты только скажи.

С этими словами он выудил из кармана обтянутую бархатом коробочку и открыл ее, пристально наблюдая за реакцией Лиссы. В глаза полыхнуло многоцветное, переливчатое пламя, и молодая женщина затаила дыхание.

В тяжелой и изысканной старинной оправе таинственно поблескивал массивный рубин в обрамлении бриллиантов. Роскошное кольцо времен короля Эдуарда…

— Изумительно, — выдохнула Лисса.

Однако ей совсем не хотелось брать его. Нечестно это, ведь она не любит Мэтью, совсем не любит… Принимая подарок, она тем самым выносила себе окончательный, не подлежащий обжалованию приговор. Словно защелкивала на запястьях золотые наручники. Прогнав глупую мысль, Лисса надела кольцо на безымянный палец. Под собственной тяжестью оно тотчас же перевернулось камнем вниз. Тем лучше, с глаз долой!

— Боюсь, слишком велико, — сказала молодая женщина, поспешно снимая кольцо. Руки ее дрожали, и она боялась, что Мэтью заметит это.

— Я велю его уменьшить.

— Боюсь, что при такой массивной оправе ужать кольцо невозможно. Камни и без того тяжелые, а если перстень уменьшить, то оправа треснет ровно посередине. — Слова эти прозвучали набором бессвязных оправданий.

— Давай-ка отнесем его к Гаррардам на Риджент-стрит и спросим, нельзя ли чего сделать. Они мигом разберутся что к чему, и, если с этим перстнем ничего не выйдет, мы подберем что-нибудь не менее великолепное.

— Идет, — еле слышно согласилась Лисса. Свадьба надвигалась на нее, словно очередное наводнение, словно неумолимый поток, что вот-вот заплещется у самых ног… Очень хотелось спрятаться, наполнить песком дюжину мешков и намертво забаррикадировать двери.

Выкроив минутку в обеденный перерыв, Лисса забежала в один из больших универмагов и купила себе платье. Длинное, из белого атласа, до отвращения благопристойное. Просто-таки ничего не выражающее. Лисса даже не знала толком, нравится ли оно ей.

На следующий день молодой женщине предстояло исколесить бесчисленное множество дорог. Все как всегда: на пассажирском сиденье расстелены карты, на приборной доске блокнот с заметками, что надо сделать и кому позвонить, под рукой камера, мобильный телефон, диктофон, чтобы наговорить указания для съемочной группы, а на заднем сиденье — пара ботинок на случай, если придется пройтись по грязным полям. Лисса прихватила в дорогу термос с кофе и несколько сандвичей с тунцом и салатом. Времени-то в обрез, останавливаться перекусить некогда.

На этот раз она искала ряд неприглядных частных гаражей где-нибудь в глухом дворике или в тупике. Что-нибудь допотопное и замусоренное. Лисса знала, ежели вернется с пустыми руками, Грег ей голову оторвет. Но, как на грех, все мало-мальски подходящее уже использовалось либо в «Векселе», либо в «Подозреваемом». А Лиссе совсем не хотелось, чтобы поклонники «Инспектора Даттона» опознали знакомый вид. Народ пошел наблюдательный, чуть что — пишут в «Точку зрения».

Лисса водила машину, мягко говоря, своеобразно. Могла, например, лихо развернуться на полной скорости. А бывало и наоборот: ее автомобиль тащился вдоль обочины со скоростью улитки — временами это выглядело даже подозрительно. Бдительные полицейские частенько останавливали Лиссу, усмотрев в ее действиях злой умысел. Молодая женщина предусмотрительно запасалась бесплатными пригласительными билетами на телешоу. В критической ситуации билеты не раз выручали ее.

В общем жизнь шла своим чередом. Бетани вернулась в школу, но возврата к прошлому уже не было. И главным образом потому, что переменилась она сама. Разучилась радоваться жизни. Стала раздражительной, резкой, нетерпимой. Прежде молодая женщина всегда начинала день с таким энтузиазмом, с такой энергией, что сама диву давалась. Подгоняла проявщиков пленок, убеждала продюсеров принять облюбованные ею пейзажи, объяснялась с полицией, замеряла размеры стоянок, планировала каждый шаг и с улыбкой предвкушала очередную грядущую катастрофу. И порой все это одновременно.

Но силы ее, видимо, иссякли. Теперь сон приходил не скоро или не приходил вообще, и каждый день добавлял очередную каплю печали к темному осадку в ее душе. Но ведь должны быть пределы отчаянию! Вот если бы помог «Техниколор»… Но реальная жизнь не кино, и при помощи новейших технологий не окрасить в радужные тона часы, проведенные вдали от Джета.

А ведь предстояло еще пережить злосчастное празднество в честь помолвки… Придется подыскать подходящий к случаю наряд и попрактиковаться в искусстве светской болтовни. Помнится, на последнюю вечеринку по поводу окончания сериала она надела джинсы, сандалии и коротенькую кофточку с бахромой… как раз для «Дорчестера»! Бетани требовала, чтобы ее тоже взяли на праздник, и у Лиссы не осталось сил спорить. Что ж, быть может, присутствие дочери поможет ей пройти через это испытание…

Словно наверстывая упущенное, Мэтью воспылал желанием видеть свою нареченную каждый Божий день. Настойчивость юноши переходила все границы. Зачастую Лисса слишком уставала, чтобы после работы уделять внимание еще и ему.

— Сегодня вечером мы не сможем увидеться, — сообщила она Мэтью по телефону в то роковое утро. — Я слишком устала, не выспалась и не могу заниматься готовкой. Притом и с документацией нужно закончить, и в квартире прибраться. Да и в себя прийти хоть немного. Ну, пожалуйста, Мэтью, неужели ты не понимаешь?

— Не надо ничего готовить. Мы пойдем в ресторан.

— Слишком поздно искать кого-нибудь, кто бы приглядел за Бетани.

— Попытайся, родная. Наверняка кто-нибудь да найдется. Я так хочу тебя увидеть!

Но Лиссе уже некогда было обзванивать всех подряд, пора было везти Бетани в школу. Накинув плащи, мама с дочкой выбежали из квартиры. Вопреки обыкновению лифты работали. Запертая в тесной металлической кабинке, испещренной дурацкими надписями, Лисса чувствовала, как собственническая любовь Мэтью подчиняет ее себе, не дает вздохнуть.

Исследуя район позади Найтсбриджа в поисках подходящего места для съемок, молодая женщина внезапно вспомнила, сколько поблизости премилых магазинчиков и салонов. Давно пора купить наряд для грядущей вечеринки. Она возьмет первую же приглянувшуюся вещь. Какая, в конце концов, разница, что она наденет и как будет выглядеть?

Как назывался тот магазинчик, Лисса не помнила. Ее привлекла выставленная на витрине юбка. Длиной до щиколоток, из черного рубчатого шелка, юбка застегивалась спереди на ряд серебряных пуговиц, что обрывался на уровне колен. Лисса померила ее и осталась довольна: юбка смотрелась просто здорово, изысканно и так завлекательно… Однако, взглянув на ценник, молодая женщина содрогнулась. Подумать только — все это за одну вещь! Но тут она напомнила себе, что выходит замуж за юношу из богатой семьи, отец которого буквально купается в деньгах.

— Дома у меня есть черная шелковая блузка, к обновке она отлично подойдет, — пояснила Лисса продавщице, наивно полагая, что на дворе все еще стоит лето.

— Холодновато для этого времени года, — заметила продавщица, опытным глазом подмечая бледные щеки и потухший взгляд покупательницы. — Я бы предложила вот этот жакет. Поверх блузки — в самый раз.

Лисса неохотно примерила немыслимое творение из черного струящегося бархата, присборенное на талии и спадающее складками на спине, и ахнула. Измученная и неказистая работница телевидения словно по волшебству преобразилась в загадочную красавицу. Невероятно, просто немыслимо! Лисса глазам своим не верила. Неужели это она? Забрав золотистые локоны наверх, молодая женщина вертелась перед зеркалом и так и эдак. Никогда она не выглядела так элегантно! И Лисса махнула рукой на цену.

Джет должен хоть раз увидеть ее такой красивой! Она купит это для него. Вот до чего она обезумела!

Безумие… Настоящее безумие. Лисса не могла более таить свои чувства от себя самой. В сердце ее пламенели боль и страсть безответно влюбленной женщины.

Джет, увы, не для нее. Он отец ее жениха. И все же Лисса упивалась мыслями о нем, убаюкивая себя сладкими грезами. Тело ее сокрушало невыносимое страдание, а нервы отказывали… Так она долго не выдержит…

Возвращаясь домой, молодая женщина предвкушала тихий вечер в одиночестве. Она приготовила себе и Бетани испанский омлет и, окинув взором груду приготовленного для глажки белья, решила, что оно подождет. Надо еще привести в порядок записи, проверить дюжину маршрутов и подсчитать расходы. Дел выше головы. Хватит на весь вечер. Лисса перезарядила батареи мобильного телефона, чтобы с утра пораньше можно было сразу тронуться в путь.

И тут зазвонил телефон. Лисса опасливо подняла трубку.

— Здравствуйте. Лисса Пастен слушает.

— Это миссис Пастен?

Лисса нахмурилась. Она сразу же узнала голос, но в нем слышались незнакомые интонации. Резкие, грубые, лишенные тепла.

— Ну разумеется, Мэтью. Ты что, не узнал меня? — Лисса осторожно подбирала слова. — Какой-то ты странный сегодня.

— Мне бы хотелось побеседовать с моей невестой. — Это и в самом деле был Мэтью, но голос его звучал отчужденно и натянуто. Совсем по-другому, не так, как всегда. Что-то случилось! Лисса похолодела от страха. Неужели Джет рассказал ему о том злосчастном поцелуе?

— Да! Это я, Мэтью. Что стряслось? — ошарашенно спросила она. — Я снова чем-то прогневила твоего отца? Я знаю, что вечно умудряюсь наступить ему на любимую мозоль, но мне казалось, что подвиги с мешками упрочили мою репутацию.

— Отец мой тут совершенно ни при чем, — ледяным тоном отозвался Мэтью. — Дело совсем в другом. В том, что я о тебе думал. В том, как я тебе доверял. Напрасно доверял, как выясняется. Мы ведь всегда говорили друг другу правду. Да?

Наверняка это он про Джета, убито подумала Лисса. Мэтью все узнал.

— Ничего не понимаю, — тянула время молодая женщина, готовясь к худшему. — О чем ты, во имя всего святого?

— Я узнал о твоем прошлом. Все эти месяцы ты водила меня за нос. Ты никогда не была замужем! — Из телефонной трубки рекой потекли обвинения. — Бетани — незаконнорожденная, внебрачный ребенок! Дитя любви, так сказать. Ты говорила мне, что вы с Андре поженились, а теперь я узнаю, что ты никогда не была замужем. Ты наврала мне с три короба. Почему ты мне не призналась? Зачем выставила меня круглым идиотом?

Лисса не знала, что делать. А Мэтью осыпал ее все новыми и новыми упреками, давая выход накопившемуся негодованию. Кто бы мог подумать, что юноша способен на такую вспышку?

— Не помню точно, что именно я сказала тебе, когда мы познакомились, — начала Лисса, стараясь собраться с мыслями. — Но не думаю, чтобы я солгала тебе сознательно. Я ничуть не стыжусь Бетани. Я собиралась выйти замуж за ее отца. Все было готово к свадьбе, но Андре погиб за несколько дней до церемонии, буквально за несколько дней. Но мы относились друг к другу так, словно и в самом деле были женаты. Мы ощущали себя мужем и женой. В наших отношениях не было ничего недостойного или постыдного.

— Но ты не была замужем! Ты лживая дрянь! А я-то рассказываю друзьям про очаровательную храбрую вдовушку, которая не сдается и в одиночку воспитывает прелестную дочурку!

— Так я и воспитываю Бетани в одиночку. И мне действительно приходится нелегко, неважно, есть у меня свидетельство о браке или нет. Мэтью, ты просто смешон! Более того, несправедлив по отношению ко мне. Да какое это имеет значение теперь, через столько лет? — Лисса не собиралась уступать. — Что за вздор! В наши дни на одиноких матерей никто не глядит косо.

— А вот для меня имеет значение то, что ты не сказала мне правду. Ты не доверилась мне. Я бы сумел сохранить твою тайну. А теперь я просто не знаю, что и делать… — В голосе Мэтью смешались горечь и злость, словно его обсчитали на глазах у всего честного люда.

— Да никакая это не тайна, — возразила Лисса. — Мне и в голову не приходило что-то скрывать. И потом, все это было так давно… я решила, что история с несостоявшимся браком уже не имеет ни малейшего значения…

— Значит, все всё знают, кроме меня. — Мэтью безбожным образом перевирал смысл ее слов. — Замечательно. Я твой жених и, как полагается жениху, узнаю истину последним.

Не в силах выносить несправедливые обвинения, Лисса заткнула уши и прижала трубку к плечу, чтобы не услышала Бетани. Что теперь произойдет? Наверное, это конец. Наверное, теперь он отменит свадьбу. Будь что будет. Но сейчас чаша ее терпения переполнилась.

— Перезвони мне, когда придешь в себя, — холодно отчеканила Лисса и решительно повесила трубку. Хватит с нее сцен. Обессилев, молодая женщина откинулась на спинку кресла, провела рукою по лбу, мысленно повторяя услышанные оскорбления. Как Мэтью узнал? Дело рук Джета, не иначе. Молодая женщина вспомнила его завуалированные угрозы… Что он такое нашептал ей, прежде чем она погрузилась в сон? Кажется, обещал, что не станет церемониться. И не стал.


Два дня спустя, уже под вечер, Лисса припарковала автомобиль напротив небоскреба, что именовался Арнольд-плейс. Серые тучи затянули небо. Помнится, именно из этого здания ее некогда выдворили вместе со всей съемочной группой. Лисса захлопнула дверцу машины и повернула ключ в замке. Мэтью так и не перезвонил. Значит, придется повидаться с Джетом и все выяснить у него. И неважно, со сколькими секретарями доведется столкнуться ей по дороге.

— Мне необходимо увидеться с Джетом Арнольдом, — объявила Лисса в приемной. — И, пожалуйста, скажите, что это срочно.

— Будьте любезны, назовите ваше имя.

— Лисса Пастен.

— Я позвоню ему через минуту, — сказал клерк. — Мистер Арнольд очень занят.

Но, к немалому удивлению служащего, Лиссу ждал на диво любезный прием. Личная секретарша Арнольда, миловидная молодая женщина в серой юбке и белой блузке, встретила гостью и проводила к отдельному входу, откуда личный лифт босса поднял их на верхний этаж, где и располагался офис.

Лиссу провели по застланному коврами коридору, из окон которого открывался вид на Темзу. Откуда-то доносилось пощелкивание факса, выдающего сплошной поток сообщений. Ну да, как и следовало ожидать: найди факс, а уж Джет окажется неподалеку.

— Какой приятный сюрприз! — Джет поднялся из-за стола навстречу гостье. Полированная красного дерева поверхность стола простиралась на добрый акр. Устрашающие завалы бумаг и папок красноречиво свидетельствовали о том, что стол сей предназначен для дела, а не для того, чтобы пускать пыль в глаза посетителям. Странно, отметила про себя Лисса, но вроде бы он даже рад ее видеть. Джет улыбался, глаза смотрели приветливо. Глава корпорации отложил авторучку и жестом указал на бордовое кожаное кресло, приглашая молодую женщину садиться. — Что-нибудь случилось? Как Бетани? С ней все в порядке?

Похоже, Арнольд-старший уверен, что Лисса пришла просить о помощи. С чего он, собственно, это взял? Да как он смеет!

— С Бетани все прекрасно. Она снова ходит в школу.

— А как вы? По-прежнему живете в ожидании катастрофы?

— А как же! Сроки с каждым днем все сильней поджимают. Но я пока справляюсь.

— Вот и хорошо. Чем я могу помочь вам? — Джет не сводил с нее глаз, радуясь уже тому, что видит ее снова. Такая измученная, хрупкая, вокруг глаз пролегли тени, словно ей не хватает солнца и воздуха. Если бы только он мог увезти ее в какое-нибудь спокойное и тихое местечко, окружить заботой и ласками!

— Я вовсе не хочу, чтобы вы что-нибудь для меня делали, — отрезала Лисса, в свою очередь упиваясь его близостью, звуком его голоса. Темный костюм, белая рубашка, шелковый галстук… Волосы чуть отросли и всклокочены на затылке, там, где он провел по ним рукой. За то время, что Лисса его не видела, Джет ничуть не изменился. Все тот же герой ее мечты и, стало быть, по-прежнему опасен. — Я пришла сообщить вам, что вы победили, что я не выхожу замуж за вашего сына. Теперь вы можете подыскать ему какую-нибудь достойную кандидатку хорошего рода, которая не посрамит Холлоу-хаус и древнее имя Арнольдов.

На лице Джета отразилась целая гамма эмоций: облегчение, недоумение, гнев и даже изумление… Он вскочил на ноги, стремительно приблизился к женщине и властно повернул Лиссу лицом к себе. Взгляды их встретились.

— Я вас не понимаю. Что вы имеете в виду? — мрачно произнес Джет, нахмурив брови. — Я победил? Да я еще даже не начинал военных действий! И, уж конечно, я не стал бы чувствовать себя победителем, если бы в результате вы с Мэтью оба оказались несчастны. Как же плохо вы обо мне думаете!

— Но именно этого вы и хотели, разве нет? — презрительно бросила Лисса. — Поссорить нас с Мэтью. Что ж, вы преуспели. Нижайше благодарю вас за то, что потрудились сообщить сыну о моем несостоявшемся браке. Новость сия произвела на него сильное впечатление. Настолько сильное, что Мэтью больше не хочет иметь со мной ничего общего.

Джет был явно потрясен.

— Но я ничего не говорил Мэтью! Лисса, умоляю вас, поверьте мне! Я действительно знал, что Андре погиб перед самой свадьбой, об этом можно прочесть в архивах больницы святой Катерины и в свидетельстве о рождении Бетани. Мне также известно, что Пастен ваша девичья фамилия.

— Вы заглядывали в свидетельство о рождении моей дочери? — вознегодовала Лисса. — Да как вы смели?..

Джет примирительно поднял руки вверх.

— С самыми добрыми намерениями. Просто хотел узнать дату ее рождения. Вот и все. Чтобы купить ей подарок, что-нибудь из ряда вон выходящее.

— Не проще ли было бы спросить у меня? — ядовито осведомилась Лисса. — Это не пришло вам в голову?

— Видите ли, я хотел удивить еще и вас. Но, повторяю, я ничего не говорил Мэтью. И мне очень жаль, что так вышло с Андре. Почему бы вам не успокоиться и не начать с самого начала? Расскажите мне, что произошло.

Мгновение поколебавшись, Лисса вытащила из сумочки письмо. Она держала надорванный конверт в руке, явственно ощущая тяжесть заключенной в нем ненависти. То, первое, письмо от тети Сары послужило началом, это означало конец.

В кратком, буквально в несколько фраз, послании Мэтью в вежливой форме сообщал о разрыве помолвки и уведомлял, что, учитывая сложившиеся обстоятельства, они, вероятно, несколько поспешили; что он, Мэтью, уезжает в Штаты заниматься новым проектом своего отца и что ему будет недоставать ее и Бетани. В заключение юноша выражал надежду, что будущее Лиссы и Бетани сложится счастливо, что бы там ни сулила им судьба.

— Прочтите. — Лисса протянула Джету письмо.

Между строк читались все те же упреки и обвинения: «Ты говорила мне, что ты вдова… Ты лгала… Ты не доверяла мне… Ты не сказала мне правды об Андре, и теперь я больше знать тебя не желаю».

Лисса откинулась на спинку кресла, глядя, как по стеклу стекают капли дождя, прислушиваясь, как декабрьский ливень барабанит по подоконнику. Интересно, здесь, где до небес рукой подать, дождь чище или тоже насквозь пропитан дымом и копотью? Внизу сплошным ковром блестящих мокрых крыш и церковных шпилей раскинулся Лондон. Ей нравился этот вид, пусть даже размытый дождем и затянутый тучами.

— Думаю, что Мэтью прав, — устало проговорила молодая женщина. — Просто в то время мне казалось, что все это не имеет ровным счетом никакого значения. Я считала себя женой Андре. Мы собирались сыграть свадьбу. Он хотел, чтобы мы жили одной семьей. Это не я стала называть себя миссис Пастен, это люди так решили, а мне даже не приходило в голову поправлять их на каждом шагу. В наши дни матерям-одиночкам стыдиться нечего. Это вовсе не считается позором, как поколение тому назад. Я всегда работала изо всех сил, чтобы обеспечивать Бетани всем необходимым, и не просила милостыню у государства.

— Вы потрудились на славу и можете гордиться дочерью, — мягко проговорил Джет, подняв глаза от листка бумаги. Сложив письмо, он протянул его Лиссе, воздержавшись от комментариев. — Так в чем вы меня обвиняете?

— Но это ведь вы сказали Мэтью, разве нет? Кто же еще? Но зачем?

Джет подошел к кофеварке, разлил напиток по чашкам и протянул одну из них гостье. По комнате распространился аромат свежего кофе.

— Во-первых, я ничего не говорил Мэтью. Во-вторых, Мэтью как-нибудь переживет этот удар. Мальчишка никогда не умел владеть собой. Он ведь очень молод, Лисса, гораздо моложе вас, и не только по возрасту. Вот он и поступает как юнец. Он ведь еще растет, сами знаете. Да, он всегда так бурно реагирует… но он свыкнется с этой мыслью. Хотите, я поговорю с ним? Я могу отменить его поездку в Нью-Йорк. Вовсе необязательно, чтобы туда отправлялся именно Мэтью.

— Нет, — быстро проговорила Лисса. — Нет, не говорите с ним. Кончено так кончено.

Она не добавила, что постарается теперь обходить их всех за милю, чтобы застраховать себя от малейшей вероятности снова увидеться с Джетом Арнольдом, чтобы обрести возможность строить свою жизнь заново.

— Я думала, это вы ему сказали, — медленно повторила Лисса, глаза ее затуманились.

— Поверьте, Лисса, я не делал этого. Понятия не имею, откуда он узнал, но только я здесь ни при чем. Как мне убедить вас? — Джет пожал плечами.

— А вот как — держитесь от меня подальше, — не подумав, бросила Лисса. — Оставьте меня в покое. Хватит с меня семейки Арнольд!

— Ну ежели вы именно этого хотите, — Джет повернулся к ней спиной, — то это вы и получите. Я оставлю вас в покое. Секретарша проводит вас к выходу, — добавил он, давая понять, что аудиенция окончена.

ГЛАВА 10

Тетушка Сара изрядно огорчится, да и Бетани тоже. Но Лисса не сомневалась, что кто-кто, а уж Джет-то точно будет рад. Избавился наконец от столь неподходящей претендентки на руку дражайшего сыночка. Избавился, и слава Богу! Нарядный костюм персикового цвета Лисса убрала подальше в шкаф. Когда-то ей еще доведется надеть столь элегантный наряд? На вечеринки в телекомпании принято было ходить в джинсах, футболках или свитерах. Молодая женщина спрятала антикварное кольцо в не менее антикварную коробочку, намереваясь вернуть Мэтью, как только тот возвратится из Штатов. Арнольд-младший улетел-таки в Нью-Йорк — она справлялась об этом в офисе.

Свадебное платье она сдала обратно в магазин.

— Ничего страшного, — неуклюже попытался утешить ее продавец, убедившись, что платье не надевали. — Так часто бывает. Многие меняют решение в последний момент. Боюсь, что я не могу вернуть вам деньги. Но мы можем выписать сертификат, предоставляющий вам кредит на будущее.

— Не возражаю, если это не обязывает меня покупать новое свадебное платье, — отозвалась Лисса, признательная уже за то, что никто к ней не придирается. Молодая женщина засунула квитанцию в сумочку и тут же позабыла о ней, занятая другими проблемами.

А их было хоть отбавляй. За время пребывания в Холлоу-хаус Лисса запустила домашние дела. Теперь приходилось наверстывать. Молодая женщина решила отремонтировать квартиру своими силами. Спальня Бетани изрядно пострадала от цветных карандашей, клея и пластилина: в девочке временами просыпался художник. Лиссе следовало занять себя хоть чем-то еще и для того, чтобы отвлечься от постоянных мыслей о Джете.

— Что-то не удается тебе сосредоточиться на работе, — заявил Грег несколько дней спустя. — Вчера ты забыла проверить наличие парковки. Нам пришлось ставить машины где попало, и к концу съемок ветровые стекла оказались усыпаны квитанциями о штрафах, как конфетти. Влетело нам это в кругленькую сумму. Я знаю, у тебя сейчас своих неприятностей хватает, но все же соберись.

— Я вроде бы договорилась с ближайшей школой. Сейчас каникулы, и парковочная площадка пустует, — только и могла сказать Лисса в свое оправдание.

Да, школы закрылись, потому что настало Рождество. В доме Лиссы атмосфера царила отнюдь не праздничная, хотя молодая мама приложила все силы, чтобы порадовать Бетани. Они сходили на пантомиму в Вест-Энде, послушали рождественские гимны в Вестминстерском аббатстве, полюбовались на тридцатифутовую, сплошь разукрашенную елку на Трафальгарской площади. Бетани послушно восторгалась, но продолжала упрямо сравнивать предлагаемые развлечения с тем, как, по ее мнению, отмечают праздники в Холлоу-хаус.

— А вот в Холлоу-хаус наверняка елка настоящая, — твердила девочка. — И Ликерчик по мне скучает. Тетя Сара с киской почти не играет. Котеночком все пренебрегают.

— Школьная стоянка не значилась на схеме. — Сварливый голос Грега вернул Лиссу к действительности. — Ты о ней и словом не обмолвилась.

Лисса понимала, что не уделяет должного внимания ни работе, ни дому. Все вылетало из головы — поручения, указания, приглашения. Стены в спальне Бетани так и остались покрашенными только наполовину. Молодая женщина чувствовала, что теряет рассудок. Следовало взять себя в руки, а не то все это могло плохо закончиться. Лисса панически боялась позабыть о чем-нибудь важном, касающемся ее дочурки.

— Мамочка, почему бы тебе еще раз не прыгнуть с парашютом? — полюбопытствовала однажды Бетани, пока Лисса делала тосты с печеными бобами. — Тогда ты была такая счастливая! Прыгать — это здорово!

Тем летом Лисса и вправду была счастлива: встречалась с Мэтью, радовалась, что скоро они заживут одной семьей. Дивные, волшебные грезы! А потом она узнала Джета, и волшебные грезы превратились в дым и развеялись по небу… но не в том направлении. Вот и сейчас одно воспоминание о Джете мгновенно парализовало ход ее мыслей.

— Не теперь, лапушка. Может быть, весной, — отозвалась Лисса. — Не люблю приземляться в лужу.


Весенние ливни ничем не уступали осенним. В сводках новостей показывали наводнение в Чичестере. Лисса гадала, не затопило ли снова Холлоу-хаус. Несколько раз молодая женщина едва не поддалась искушению поехать туда, но побоялась встретиться с Джетом. Однако она решилась позвонить тете Саре и в итоге проболтала с ней битый час.

— Ужасно по вам обеим соскучилась, — сетовала тетя Сара. — Надеюсь, вы там не заработались окончательно. Землю носом роете…

— Да какую там землю, грязь!

Очередной потоп вывел из строя съемочную группу недели на три. Грег Вильсон сосредоточился на павильонных сценах, что дало Лиссе возможность разобраться с документацией и окончательно привести в порядок детскую.

— Здорово, — похвалила Бетани, разглядывая бело-розовые стены и вереницу зверей, марширующих по бордюру. — Но моя спаленка в Холлоу-хаус все равно лучше. А скоро мы поедем навестить тетю Сару? Мой котик по мне скучает. Он растет и скоро меня забудет. Мамочка, ну пожалуйста…

— Ну ладно, попробую-ка я позвонить тете Саре и разведать обстановку, — сдалась Лисса. Ей тоже недоставало общества жизнерадостной мисс Арнольд. Наверное, они смогут подгадать так, чтобы хозяин дома оказался в отъезде.

— Разумеется, — возликовала добродушная тетушка. — Приезжайте на следующие выходные. Я буду одна, — добавила догадливая дама без какого-либо намека со стороны Лиссы. — Так славно будет повидаться…

Ведя машину по знакомой аллее, Лисса слышала, как гулко колотится ее сердце. Вдоль дороги раскинулись многоцветные ковры нарциссов и крокусов. Какая-то молодая девушка рвала цветы совсем рядом с домом. Наверное, местная, из деревни, подумала Лисса. Садовник Амос, опершись о вилы, помахал рукой машине, въезжающей во внутренний двор.

Тетя Сара несказанно обрадовалась встрече и то и дело принималась обнимать и тормошить Бетани.

— Силы небесные, деточка, да как ты подросла! Надеюсь, мой свитер тебе еще впору. Твой котеночек тоже подрос. Ступай поищи этого нахаленка. Ликерчик явно возомнил, что он тут хозяин.

Бетани со всех ног помчалась проверять, как поживает ее ненаглядный питомец. Котенок сидел на телевизоре, обмахивая экран пушистым хвостом. Завидев девочку, он спрыгнул на пол и помчался навстречу хозяйке, мурлыча от радости: наконец-то нашелся кто-то близкий к нему по возрасту и интересам.

— Я так рада вас видеть, Лисса. Признаться, я уже начинала подумывать, что мы больше никогда не встретимся. У Мэтью в голове все перевернулось вверх дном. Вот глупыш, — возбужденно тараторила тетя Сара, хлопоча на кухне. — У женщин куда больше здравого смысла. Да, я слышала, что вы не были замужем, ну и что с того? Для меня важно, какова вы сейчас, а не то, что случилось много лет назад. А вы просто чудо сотворили, воспитав Бетани в одиночку. Мэтью следовало бы гордиться такой невестой.

— Как замечательно снова оказаться тут, — взволнованно проговорила Лисса, вынимая из буфета чашки и блюдца и не осмеливаясь поддержать разговор на болезненную для нее тему. — Вы наша самая любимая тетя. Вы были так добры к нам. Дни, проведенные здесь, вспоминаются как нескончаемый праздник.

— Да что вы такое говорите, милая! А мешки с песком, а ковры! Тоже мне праздник!

Лисса улыбнулась в ответ. Перед ее мысленным взором вновь предстал вымокший насквозь Джет, наваливающий на тачку неподъемные мешки. Мускулы напряглись, волосы слиплись… По телу Лиссы пробежала дрожь. Как бы ни старалась она выкинуть из головы все, что связывало ее с Холлоу-хаус, в этой кухне Лисса ощущала себя словно дома.

— А как поживает Мэтью? — все-таки не выдержала она.

— Думаю, отлично. Правда, вестей от него почти нет. Он не мастак писать письма. Но я знаю, что он купил себе квартиру в Манхэттене. Ходит на вечеринки, завел себе в Нью-Йорке уйму новых друзей.

— Надеюсь, сердце его не разбито? — робко спросила Лисса.

Тетя Сара замолчала, всесторонне обдумывая вопрос.

— Слегка кровоточит, да и то скорее самолюбие, а не сердце. Нет, Лисса, не думаю, чтобы сердце его разбилось, хотя не сомневаюсь, что он любил вас… на свой лад, — осторожно прибавила добрая женщина. — Год в нью-йоркском обществе, каникулы во Флориде, катание на лыжах в Колорадо — и, сдается мне, наш Мэтью еще благословит свое положение холостяка. Это вас огорчает?

— Нет, не особо… Теперь уже нет. А… как Джет? — услышала Лисса собственный голос. Казалось, Джет здесь, совсем рядом. Вот-вот распахнется дверь, и он войдет, высокий, суровый, с горящим взором. Молодая женщина прикрыла глаза, отчаянно надеясь, что когда откроет их снова, то обнаружит Джета на пороге.

— Он в отъезде. Как всегда, загружен работой. Мотается туда-сюда. Не помню уж, когда я его в последний раз видела. Кажется, он умудряется сделать за день вдвое больше прежнего. Когда же он последний раз ел дома, во вторник или все-таки в среду? Надо было бы сделать пометку на календаре.

— А мамочка собирается снова прыгать с самолета, — сообщила Бетани, возвращаясь на кухню. Котенок обвился вокруг ее шеи словно боа и, ловя коготками темные локоны, ласково покусывал девочку за ухо. — Знаете, у нее это здорово получается.

— Твоя мамочка очень смелая, — отозвалась тетя Сара, разогревая в микроволновке блинчики с фруктовой начинкой. — Только уж слишком отчаянная. Как удачно, что я сегодня затеяла испечь именно эти блинчики. Вот подожди чуточку, и будет тебе еще твой любимый шоколадный торт.

— Мамочка прыгает с парашютом, чтобы собрать для меня деньги, — не унималась Бетани, водружая на стол масло и джем. — Чтобы, если я очень ударюсь, то больше не засыпала. — Девочке наскучило накрывать на стол, и она отправилась в гостиную, укачивая котенка на руках, счастливая от того, что снова оказалась в Холлоу-хаус.

— А Бетани когда-нибудь?..

— Только раз, — торопливо произнесла Лисса. — Стукнулась о парту. Но все быстро прошло. Учителя знают, что делать в таких случаях. Не могу же я всю жизнь кутать Бетани в вату, даже если Джет считает, что именно так и надо поступать.

— Знаете, а ну их, этих Арнольдов, и того и другого! Давайте-ка лучше усядемся поудобнее и вволю посплетничаем. Надеюсь, вы станете время от времени навещать меня. Нельзя же, чтобы киска росла без успокаивающего влияния Бетани. А то она качается на занавесках и дерет кресла.

Лисса слушала тетю Сару вполуха. Теперь, оказавшись в доме Джета, молодая женщина затосковала по дорогому ей человеку с удвоенной силой. Присутствие Арнольда-старшего ощущалось повсюду, кругом лежали его вещи. Лиссе казалось, будто она различает свежий запах его лосьона. А в саду благоухали первоцветы, пряно пахла свежевскопанная земля. Холлоу-хаус возвращался к жизни после зимней спячки. Вот и ей бы также.

— Непременно снова прыгну, — твердо сказала Лисса. — Как только погода наладится. Это мне полезно для поднятия духа. Нужно снова обрести веру в себя.

— Будьте осторожны, дорогая, — предупредила тетя Сара, не до конца уверенная, что имеет право давать советы. Молодежь ведь всегда поступает, как ей вздумается. — Вы нужны Бетани.

— А уж как Бетани мне нужна! У меня никого не осталось в жизни, кроме нее. Я все ради нее сделаю. — Лисса упорно пыталась выбросить Джета из головы. Джет принадлежал не ей. А ей нет места в его жизни. Он идет своим путем, она своим…

Вернувшись в Лондон, Лисса начала готовиться ко второму прыжку. Каждую субботу, пока Бетани занималась танцами, ее мама пропадала на летном поле. Пришлось начинать с азов — слишком многое позабылось за год.

— Надеюсь, на этот раз вы сумеете приземлиться более аккуратно, — ворчал инструктор. — Не промахнитесь мимо посадочной площадки.

Прыжок был назначен на первую субботу марта. Лисса помнила, как боялась в первый раз. Но и сейчас чувствовала себя не лучше. Дрожащими пальцами молодая женщина застегнула молнию на комбинезоне.

— Это ради тебя, Бетани, — шептала она, надевая ранец с парашютом, пристегивая резервный купол, проверяя пряжки и водружая на голову тяжелый шлем.

— Цельтесь прямо на посадочную площадку, — напомнил инструктор, последний раз окидывая придирчивым оком снаряжение спортсменки. — А не на верхушку какой-нибудь елки.

—…Или березы, — подхватил хорошо знакомый Лиссе голос. — Пожарная команда снимает с деревьев только кошек.

Лисса задохнулась. Рядом стоял Джет. В комбинезоне, при шлеме и ранце. На лице написана угрюмая решимость.

— Вы? Ох, нет, неужели вы собираетесь прыгать? — Сколько же месяцев они не виделись! А сердце уже затопляла неодолимая волна радости. Лисса не отрывала глаз от красивого, мужественного лица, упивалась его присутствием. Черты его заострились, гранитно-серые глаза знакомо поблескивали.

— Есть возражения?

— Это слишком опасно.

— Лисса, в ваших устах это звучит особенно убедительно.

— Но вам следовало бы как следует потренироваться, — прошептала она.

— Не волнуйтесь, я прошел необходимую подготовку, все теоретические курсы и учебные приземления. Конечно, мне слегка не по себе… — Джет поглядел себе под ноги на такую родную твердую землю. — Это ведь совсем не то, что чеки подписывать и деньги зарабатывать.

Лисса вздрогнула. Она прекрасно понимала, каково сейчас Джету, невзирая на все его видимое спокойствие. Наверное, мужчинам даже хуже — ведь им не положено выказывать страх. Его суровое лицо, почти скрытое шлемом, оставалось непроницаемым, но, казалось, Джет всерьез озабочен.

— Не делайте этого, пожалуйста, — взмолилась молодая женщина, чувствуя, как от одной его улыбки у нее переворачивается сердце. — Очень многие в последний момент передумывают. В этом нет ничего постыдного, правда-правда! И потом, у вас такой усталый вид. Откажитесь! Мы с вами увидимся после и…

— Я откажусь, если вы последуете моему примеру, — объявил Джет решительно, стискивая ее руку.

— Не могу, — запинаясь, пробормотала Лисса. — Я подведу своих спонсоров. Мой прыжок принесет исследованиям РАСа несколько тысяч фунтов.

— Если вы отступите, я удвою эту сумму.

— Ох, как же вы любите распоряжаться! Командуете мной, швыряете мне деньги в лицо, — вспыхнула молодая женщина. — Ничего я от вас не приму. Прыгну, что бы вы там ни говорили, так и знайте, — упрямо добавила она и зашагала к трапу. Самолет стоял наготове у взлетной полосы. Моторы разогревались, медленно вращались пропеллеры.

— Тогда мы прыгнем вместе, — заключил Джет.

Лисса ушам своим не поверила. Джет шел бок о бок с ней к открытой двери самолета. Вручив инструктору свое направление, Лисса неуклюже нырнула в темный проем. К немалому ее изумлению, Джет поздоровался с инструктором так, словно они были старыми друзьями.

— Это просто смешно, — заявила Лисса, но шум нарастал, корпус самолета вибрировал от рева моторов, и Джет вполне мог не расслышать. — Не делайте этого. В первый раз бывает очень страшно!

«Да и во второй тоже», — едва не прибавила она. Лисса не могла уже ни думать, ни рассуждать. Ей хотелось лишь одного — чтобы Джет оказался в безопасности, на твердой земле.

— Не волнуйся, милая, — улыбнулся Джет, снова беря ее за руку. Они сидели рядом, привалившись спинами к фюзеляжу. — Я служил в морской пехоте. На моем счету куда больше прыжков, чем на твоем — горячих обедов.

Лисса убито съежилась. Джет, как всегда, играл краплеными картами. Он раздавил, полностью уничтожил ее всего одной простой фразой.

— Так какого черта ты делаешь вид, что волнуешься?! — заорала Лисса ему в самое ухо. — А я-то ему сочувствую…

— Но я и впрямь волнуюсь. Волнуюсь перед прыжком. И чертовски волнуюсь от встречи с тобой. Все гадал, станешь ли ты вообще со мной разговаривать… — Какие необыкновенные у него глаза, просто страшно делается! — Мы так давно не виделись…

Бетонированная площадка стремительно ушла вниз. Самолет взмыл в воздух. Земля осталась далеко внизу, взгляд различал только шасси да крыло. В легкие ворвался свежий воздух. А самолет поднимался все выше в небесную синеву.

Инструктор поманил молодую женщину.

— Лисса, мне нужен безукоризненный, правильный выход. Соберись с духом и прыгай.

Рядом с ней снова оказался Джет.

— Мы прыгаем вместе! — крикнул он.

Лисса подняла взгляд. Какие тут могут быть сомнения: она любит его! Чувство это казалось таким свежим и первозданным, что просто дух захватывало. И он тоже ее любит, Лисса прочла это в его глазах, в нежном пожатии руки.

— Вместе? О'кей, как хотите.

И в следующее мгновение они оказались за бортом, в безбрежной пустоте. Молодая женщина ощущала себя птицей. Взявшись за руки, они с Джетом плыли в воздушном океане, безмятежно парили над дымкой тумана. Лисса украдкой посмотрела на спутника, а потом вниз, туда, где расстилалось лоскутное одеяло земли.

Джет кивнул, и она поняла его команду. Расцепив руки, они разлетелись в разные стороны и приготовились открыть парашюты.

— Одна тысяча… две тысячи… три тысячи. Проверь купол, — хором сказали они.

Над головой вздулся огромный оранжевый купол, и при виде этого зрелища сердце Лиссы снова замерло от восторга. Почти в то же самое мгновение рядом раскрылся парашют Джета. И она с облегчением вздохнула. Оставалось только отыскать посадочную площадку и приземлиться по всем правилам.

Во власти небывалого, бьющего через край счастья Лисса парила в безмолвном просторе.

— Он любит меня, — вслух произнесла молодая женщина. И, зачарованная этими словами, повторила уже во весь голос. — Он любит меня!

Земля стремительно приближалась. Лисса едва успела направить парашют к нужному месту. Ударившись о землю, она перекатилась на бок, как ее учили. Каждая косточка заныла от сотрясения. Уж не сломала ли она чего-нибудь? Оглушенная, Лисса лежала на траве. Обвисший купол бессильно бился на ветру.

Джет приземлился в нескольких футах от своей спутницы, проворно сгруппировался и, тут же поднявшись, в одну секунду сложил парашют. Да, опыта ему не занимать! В следующее мгновение он уже стоял на коленях рядом с Лиссой.

— С тобой все в порядке? — Во взгляде его читалась тревога. — Лисса? Что с тобой? Скажи что-нибудь, ну пожалуйста!

— Просто оглушило, — выдавила она, пытаясь встать. Джет взял ее за руку и бережно помог подняться. Лисса обессиленно припала к его груди, и у нее почему-то возникло странное чувство покоя, словно она вернулась домой. Джет быстро ощупал ее руки и ноги, и от этих волшебных прикосновений голова молодой женщины пошла кругом.

— Вроде все цело, — сообщил он. Лисса видела, как лицо его вновь принимает сосредоточенное выражение, отражая, однако, мысли совсем уже иного рода.

Джет потянулся к ней, но в том не было необходимости. Отшвырнув шлем, она сама бросилась ему в объятия. Губы их встретились в пламенном поцелуе. Долго скрываемые чувства словно прорвали плотину, и теперь они никак не могли насытиться друг другом.

— Джет, я люблю тебя, — шептала Лисса, глаза ее сияли. — Я так сильно тебя люблю. Я хочу быть с тобой. Не отсылай меня прочь. Не прогоняй меня.

— Ни за что и никогда, бесценная моя. А я боялся, что мы никогда уже не встретимся, — отвечал Джет, путаясь в ремешках шлема. — Черт бы побрал эту штуку! — Наконец мистеру Арнольду удалось избавиться от шлема, и он зарылся лицом в шелк ее волос. — О, Лисса, как я ждал этих слов! И я тоже люблю тебя, обожаю, боготворю! Подумать только, я ревновал тебя к собственному сыну!

— Вот уж не стоило. Все это было ошибкой. Но ты уверен в себе, любимый? — дрожащим голосом спросила она. — Ведь все-таки Мэтью твой сын, а я была обручена с ним.

Джет отшатнулся, похолодев от страха.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что не можешь забыть его? Неужели? Должно быть, ты все еще любишь Мэтью и в твоем сердце он всегда будет занимать первое место?

Лисса покачала головой, ласково касаясь пальцем решительного подбородка Джета.

— Нет, нет, что ты, — категорически возразила она. — Я совсем не люблю Мэтью. Да, наверное, никогда и не любила. Я не испытывала к нему и сотой доли того, что испытываю к тебе. Это была просто какая-то теплая привязанность, а я считала, что для семейной жизни этого хватит. Наверное, Мэтью догадывался об этом и поэтому пошел на попятную. Он чувствовал, что я чего-то недодаю ему. И оказался прав: семейное счастье надо строить на взаимном чувстве. Надеюсь, он еще встретит девушку, которая влюбится в него по уши, а он в нее.

— Думаю, за Мэтью гоняется половина женского населения Нью-Йорка, — усмехнулся Джет. — Его послушать, так он там времени даром не теряет.

— Я очень рада.

— Зато я просто умирал от чувства вины перед ним, — заметил Джет. — Всю жизнь мечтал о такой, как ты. Представляешь, ждать столько лет, а потом встретить веселую, храбрую, прекрасную женщину и узнать, что эта женщина помолвлена с твоим же собственным сыном! Я чуть с ума не сошел. Ни одному мужчине, ни одному отцу такого не пожелаю.

Они медленно побрели через поле к клубному домику, таща в охапках свернутые парашюты. Сквозь тучи пробилось победное весеннее солнце, земля оживала.

— Ох, что подумает Мэтью?

— Думаю, обрадуется, что ты остаешься в семье, — фыркнул Джет. — А уж Сара будет просто в восторге. Она мне все уши прожужжала, дескать, какой же я болван, что упустил тебя. Но откуда мне было знать? Ох, Лисса, теперь, когда вы с Бетани поселитесь в Холлоу-хаус, дом преобразится. Ты ведь знаешь, как я люблю девочку. Я хочу подарить Бетани велосипед. Как ты считаешь, для подружки невесты велосипед — достойный подарок?

— О Боже, ни в коем случае! — содрогнулась Лисса. У Джета вытянулось лицо, и он поспешно схватил молодую женщину за руку.

— Я слишком опережаю события? Да? Но мне так хочется назвать тебя женой… — Джет нахмурился.

— «Ни в коем случае» относится к велосипеду, — пояснила Лисса, с трудом сдерживая желание расхохотаться. — Бетани может упасть. Ты что, забыл про РАС? Велосипед — это слишком опасно.

— А если трехколесный? И чтобы ездила только по траве?

— Из тебя выйдет изумительный отец, — заметила Лисса, останавливаясь перед домиком. Ей не хотелось входить. Ветер взметнул ее волосы золотым ореолом. — Нам обоим с тобой повезло.

— Лисса, давай поскорее поженимся! Не хочу ждать, а то вдруг я снова тебя потеряю…

— Но никакой церкви святой Маргариты. Никакого приема в «Савое». Никаких пышных церемоний, никаких толп гостей и прессы. Пожалуйста, Джет, неужели нельзя устроить скромную свадьбу?

— Конечно, родная. Как скажешь. — Джет снова поцеловал ее с такой нежностью, что у Лиссы закружилась голова. Для чего слова, когда все и так скажут губы? Джет и Лисса наслаждались волшебными мгновениями, зная, как неповторима и прекрасна эта первая пора любви.


Вдвоем они забрали Бетани от Мэгги и поехали прямиком в Холлоу-хаус. Лисса поверить не могла в свое счастье. Сияющая тетушка Сара выбежала им навстречу, обняла молодую женщину, подхватила на руки Бетани. В саду уже сгущались сумерки, но никто этого не замечал.

— Ну наконец-то! — ликовала тетя Сара. — Наконец-то вы оба опомнились. Как я молила Бога об этой минуте. Входите, входите. Шампанское на столе.

— А мамочка снова прыгнула с парашютом, — похвасталась Бетани. Девочке не терпелось броситься на поиски Ликерчика, но и насладиться торжественным моментом тоже хотелось. — И Джет тоже.

— Это Лисса меня заставила, — ввернул Джет.

— Не сомневаюсь, — заверила тетя Сара. — Но, надеюсь, этот прыжок был последним. В мире опасностей и так хватает, нечего еще что-то выдумывать. Джет, Лисса, обещайте мне, больше никаких прыжков. Нервы мои этого не выдержат.

— Обещаю, — смеясь, промолвила Лисса.

— Силы небесные, да вы еще больше похудели! — ахнула тетя Сара, стоило Лиссе снять жакет. — Ну что вы такое ели или, точнее, не ели?

— Мамочка совсем ничего не ела. У нее не было времени. А я ела одни тушеные бобы.

Лисса застонала.

— Ну как вам нравится эта хваленая детская откровенность? Лапушка, почему бы тебе не поискать Ликерчика? Держу пари, что он замышляет новую шалость.

— Ну, мы скоренько положим конец всем этим голодовкам. Вы ведь останетесь на выходные, правда?

— В понедельник мне надо на работу. «Инспектор» ждать не может. Новый сериал уже почти отснят.

— А я в понедельник лечу в Бангкок.

Этого Лисса не ожидала. Но, конечно, теперь все это станет частью ее жизни. Джет вечно в разъездах, придется ей научиться ждать. Но зато он всегда будет возвращаться… вот здорово! Каждый раз — новый медовый месяц. Интересно, эту ночь они проведут вместе? Она безумно хотела быть с ним, но здесь, в Холлоу-хаус? Что-то раньше она об этом не подумала. Под боком у родственников…

Лисса улыбнулась. Ничего. Сегодня — это сегодня, оно еще не кончилось и надо в полной мере насладиться замечательным днем.

— Где же обещанное шампанское? Боюсь, оно мигом ударит мне в голову. Перед прыжком я так волновалась, что не смогла даже позавтракать.

— Собираешься захмелеть? — Джет привлек ее в объятия. — Может, тебе еще ликеру предложить?

— Ликер со мной, — возразила Бетани.

— Думаю, захмелевшей ты мне очень даже понравишься. А то ты всегда такая холодная и бесстрастная леди. Сара, так где же шампанское?

— А я тоже хочу шампанского, — заявила Бетани, крепко прижимая к себе вырывающегося Ликерчика. Тот изрядно подрос и стал премилым котиком, но за озорником нужен был глаз да глаз. Сейчас он пытался залезть девочке на голову, немилосердно царапая ее острыми коготками.

— Для тебя у меня есть особенное шампанское, — сказала тетя Сара, быстро смекнув что к чему. — В баночках.

Эмили приготовила рулетики с копченой лососиной, тарталетки с икрой и пирожки по-гречески с козьим сыром и шпинатом. При виде деликатесов Лисса ощутила зверский голод. Бетани же направилась прямиком к вазочке с хрустящим картофелем.

— Присоединяйтесь, Эмили, — пригласил Джет, вручая ей бокал шампанского. — Кто тут есть еще? Амос? Зовите всех сюда. Давайте позвоним доктору Кэрингтону и мисс Рид. Я хочу познакомить всех со своей будущей женой.

Лисса не заметила паники, на мгновение промелькнувшей во взгляде тети Сары.

— Джет, — потянула она его за рукав, — ты понимаешь, что говоришь? Ты уверен? Мы ведь так долго не ладили. Может быть, ты просто увлекся?

— Ну конечно же, увлекся. Тобой. И на всю жизнь. Не тебя ли я так долго ждал? Гораздо дольше, чем ты думаешь. Я уже потерял счет проведенным в одиночестве годам. Это было время, заполненное лишь работой и воспитанием Мэтью. И я умудрился не пасть духом лишь потому, что постоянно твердил себе: придут иные времена, в моей жизни появится та, кого я полюблю… Деньги — это еще не главное в мире. Теперь я знаю — это о тебе я думал, тебя мечтал встретить.

Лисса потеряла дар речи. Страстный монолог Джета шел прямо из глубин его сердца. Он любил ее так же горячо, как и она его. У нее нет причин сомневаться в том, что все у них будет хорошо.

— Я всегда буду любить тебя, — пообещала молодая женщина. — Всегда буду заботиться о тебе, стремиться к тебе. Если у тебя есть мечта, иди за ней, и я пойду следом.

— Ты моя мечта, Лисса, и я люблю тебя. Верь мне, что бы ни случилось, это не изменится.

Комната постепенно заполнялась народом — тетя Сара успела-таки сделать несколько звонков. Из деревни приехали доктор Кэрингтон, Амос с семьей и прочие. Лисса узнала мальчика, помогавшего в день наводнения, и улыбнулась ему. Подросток вытянулся на несколько дюймов.

— Как школа?

— Скоро оканчиваю, мисс. Жду не дождусь.

— А ты уже решил, чем займешься?

— Я, признаться, надеюсь, что мистер Арнольд согласится взять меня к себе…

— А-а… — протянула Лисса. — Тогда тебе придется обратиться к нему самому.

Джет казался таким счастливым, что у Лиссы замирало дыхание. Нет, этого мужчину совершенно невозможно понять, сплошная загадка. Как прикажете догадываться о том, что творится у него в голове? Быть может, в один прекрасный день, после долгих лет брака, она и сумеет разгадать этот ребус. А может быть, эта таинственность лишь добавит прелести в их семейную жизнь.

Поздравления звенели у нее в ушах. И Лисса как-то упустила момент, когда приглашенные начали расходиться. Внезапно она обнаружила, что стоит на крыльце рука об руку с Джетом, прощаясь с последними гостями. Он окутал ее плечи шалью, казалось, они женаты давным-давно. Молодая женщина не заметила, как внезапно похолодало, как мрачная туча скрыла весеннее ясное звездное небо.

Джет взял ее под руку и прошелся с ней по лужайке.

— Думаю, глоток свежего воздуха пойдет тебе на пользу. Сколько бокалов шампанского ты выпила?

— Потеряла им счет после четырнадцатого, — засмеялась Лисса в ответ. Он поплотнее укутал ее в кашемировую шаль, источавшую слабый аромат тетушкиных духов «Мятлик».

Они брели по лужайке. Лисса запустила руку в карман Джета и крепко стиснула его ладонь. Впереди, радуясь предоставленной им свободе, носились Билл и Бен. После стольких недель страданий и сомнений Лисса никак не могла уверовать в свое счастье. Сегодня вечером Джет будет обнимать и целовать ее, пусть даже до большего и не дойдет. Ничего, она подождет, ведь ждать уже недолго.

— Теперь твой дом здесь. Ты рада? — спросил Джет, когда они проходили мимо бывших конюшен, и безотчетно поднял взгляд на освещенные окна надстройки над бассейном.

— Ты же знаешь, я люблю Холлоу-хаус, но как же твоя сестра? Она не рассердится, если здесь поселится вторая женщина? Ведь в конце-то концов это ее дом!

Лисса живо представила себе, как тетя Сара задергивает занавески и помогает Эмили с уборкой.

— Ты хочешь, чтобы Сара уехала? Я могу купить ей какой-нибудь славный домик в деревне, по соседству с ее друзьями. Неподалеку отсюда.

— Ох, нет, я совсем не то имела в виду. Холлоу-хаус всегда будет ее домом, пока она сама того хочет. Я никогда не предложу ей уехать, это было бы слишком жестоко. Надо бы успокоить ее, вдруг она гадает, какую судьбу мы ей уготовили.

— Думаю, она будет рада, если ты сама ей скажешь об этом.

— А вдруг она тайно мечтает о маленьком коттедже, увитом зеленью… Я поговорю с ней…

Но тут Лисса напрочь забыла о тете Саре — требовательные, властные губы Джета коснулись ее, а объятия могучих рук посулили опору, безопасность и любовь на всю жизнь. Уста Джета несли забвение былых горестей, и Лисса возвращала его поцелуи со страстью, что дремала в молодой женщине с тех самых озаренных солнцем времен, принадлежавших Андре. Но сейчас Лисса не думала об Андре. Она склонилась на грудь Джета, привыкая к пряному запаху его кожи, к его мускулистому, сильному телу.

Ладони Джета скользнули по ее спине и опустились ниже в безмолвном обещании грядущих радостей. Лиссе безумно захотелось увлечь возлюбленного в дом, сбросить одежду и в его объятиях познать все тайны блаженства.

Воскресенье принесло им немало радости. Их единственный пока день вместе, день, когда можно было наверстать упущенное время, высказать словами все то, что так давно копилось в душе… Джет постарался избавиться от всякой работы. Вместе с Биллом и Беном влюбленные гуляли по Даунсу, потом сводили Бетани в Уэртинг. Стоял отлив, и она, вскарабкавшись на валун, следила, как жадные чайки ловят на отмели крабов.

Часы летели слишком быстро… Лиссе хотелось задержать, остановить время. Ах, если бы это было в ее власти! Глаза ее затуманивались при мысли о скорой разлуке с любимым.

Этой ночью он пришел в ее комнату.

— Не могу уснуть, — произнес он заранее придуманное объяснение, стоя на пороге.

— А если бы мы жили в маленьком загородном коттедже, то Бетани и Сара почивали бы за стенкой, — засмеялась Лисса, протягивая к нему руки. — Не беда, конечно, но…

— Мы могли бы просто спать.

— Идет. — Лисса с улыбкой привлекла его к себе. Она знала, что просто спать они не станут.

В любви их этой ночью было больше страсти, чем нежности. Джет, неистовый и требовательный, сперва ласкал ее взглядом, потом руки его скользнули вниз по ее спине, обволакивая молодую женщину пеленой неутоленного желания. Затем он медленно стянул с нее ночную рубашку, украшенную сердечками, погладил нежную кожу, пробежал губами по плавным изгибам ладного тела, легонько взъерошил золотистые волосы.

Уста ее приоткрылись навстречу его устам, и она ощутила тепло его губ, наслаждаясь каждым мгновением. А он целовал ее, упиваясь нежной мягкостью ее рта, округлостями приподнятых грудей, шелковистостью кожи.

— Джет… Джет…

Она жаждала ощутить тяжесть его тела, чуть грубоватые прикосновения курчавых завитков на его груди к своей нежной коже. Она вдыхала его запах, полный жизненной силы, и ноги ее так и тянулись обвиться вокруг его чресл.

Они слились в испепеляющем, пьянящем единстве, радостном и безоглядном, полном жарких лобзаний и приливов нестерпимого желания. Лисса неистово впивалась ногтями в спину Джета, в ушах его подобно грому отдавалось бурное биение ее сердца. Их объединяла одна мысль, одна страсть, одно стремление принадлежать друг другу.

Разум женщины словно парил в безвоздушном пространстве. Она утратила собственную сущность, слилась с любимым, не имея ни сил, ни воли, ни желания остановить его.

Все кончилось быстро, чересчур быстро, но ведь Лисса и Джет так долго ждали этого часа, томимые страстью, что страсть эта вырвалась на волю подобно взрыву, могучему и разрушительному. Задыхаясь, дрожа, они наконец рухнули на постель в сладостном изнеможении, называя друг друга по имени, покрывая бесчисленными поцелуями мочки ушей, шею, кончики пальцев друг друга, смутно мечтая о большем.

Так они и заснули, не разнимая объятий, переплетясь на скомканных простынях, радуясь, что годы одиночества наконец-то подошли к концу. На щеках Лиссы застыли слезы, но то были слезы счастья.

— Ты надолго в Бангкок? — прошептала она, когда Джет поднялся на рассвете. Молодая женщина постаралась произнести это название так же обыденно, как если бы речь шла о недолгой поездке по шоссе М-4 в Бристоль или Бат.

— Самое большее, на неделю. Просто ежеквартальный визит в одну из дочерних компаний на Востоке. Позвоню тебе, как только доберусь до места, — пообещал Джет, целуя ее теплую щеку.

Но он не позвонил.

ГЛАВА 11

Лисса с нетерпением ждала звонка от Джета. Может, Бангкок и расположен на другом краю света, но современные системы коммуникации способны в считанные секунды установить с ним связь. Молодая женщина слонялась вокруг телефона, словно школьница, ожидающая звонка от своего первого парня.

Ей не верилось, что Джет мог забыть о своем обещании или пренебречь им в пылу переговоров. Он вот-вот позвонит, непременно позвонит. Должно быть, линия перегружена.

Потом в ней воскресли прежние, забытые, страхи. Он заболел, попал в автокатастрофу, самолет разбился… Хотя об этом она бы узнала из новостей. А если бы Джет заболел, он бы попросил кого-нибудь связаться с ней, усиленно внушала себе Лисса. Джет где-то далеко, но он помнит о своем обещании и раз не звонил, значит, есть на то причины. Но время тянулось убийственно медленно. Ожидание превращалось в медленную агонию, поглощающую все силы…

Через четыре дня мир вокруг Лиссы окончательно померк, подернулся серой мглой. Джет передумал, не смог смириться с потерей холостяцкой свободы и недвусмысленно дает ей это понять. Должно быть, ночь, что они провели вместе, разочаровала его, и он отверг ее, отверг так, как ему было свойственно, — жестоко, беспощадно.

И все же она не могла выкинуть Джета из головы. Он жил в ее мыслях и днем и ночью. Лисса вновь и вновь вызывала в памяти их последний разговор, особенно его фразу: «Позвоню тебе, как только доберусь до места».

Эти слова ежесекундно всплывали в памяти. Но он не позвонил. Лисса исполняла привычные обязанности, словно робот, успевая не меньше, чем обычно, но все происходящее скользило мимо нее, не затрагивая сознания. Даже Бетани это заметила.

— Ты неправильно читаешь мне сказку, мамочка, — возмутилась девочка как-то вечером. — Тут совсем не так написано.

Наконец настал момент, когда Лисса не смогла долее выносить неизвестности. Она набрала номер Холлоу-хаус.

— Сара? — Лисса крепко прижимала трубку к уху. — Вы получали какие-нибудь известия о Джете? Я вроде как ждала, что он позвонит. Он пообещал дать о себе знать, как только прилетит в Бангкок… — Боже, что за пытка!

— Нет, со мною он не связывался, да так оно обычно и бывает. Однако, если он что обещал, так непременно исполнит. Если сказал, что позвонит, значит, позвонит. Не забывайте, что там время другое. Разница часов в семь, наверное.

— Но не в четыре же дня.

— Ну, может быть, рейс перенесли, или отменили… или что там обычно происходит… — Тетя Сара имела самое смутное представление о длительных межконтинентальных перелетах.

— Все равно, позвонить-то он мог. — Лисса невольно выдала свою обиду и тут же страшно засмущалась, что потревожила мисс Арнольд. — Хотя, конечно, все это пустяки…

— Думаю, вам следует связаться с «Бритиш эйруэйз» и все у них выяснить. Чего же терзать себя попусту? Я дам вам номер телефона его секретарши. Сибил просто прелесть, она сообщит вам номер рейса. Не волнуйтесь, дорогая, Джет никогда не звонит мне с дороги.

Поскольку уже поздно было звонить в офис, то она провела беспокойный вечер, проигрывая в уме последний разговор с Джетом. Может, она сказала что-то не то, слишком властно предъявила свои права? Или, наоборот, не сказала чего-то важного? Что же все-таки произошло? Лисса мерила шагами крохотную кухоньку, пока у нее вконец не разболелась голова. Тогда она села в кресло, да так и уснула. Той ночью ей снились только мрачные сны в черно-красных тонах.

Проснувшись среди ночи, Лисса совсем не удивилась, обнаружив, что вся дрожит. Спина ныла, а шея так затекла, что ее пришлось долго растирать, чтобы стало возможно хоть чуть-чуть повернуть голову.

— Джет, — с досадой произнесла Лисса вслух. — Да где ты, черт тебя дери?!

Сколько ни закрывай глаза, в итоге приходится-таки посмотреть в лицо суровой действительности. Да, избранник ее порою бывает жесток и не ведает жалости: упиваясь блаженством любви, Лисса предпочитала не замечать этих черт. А ведь этот человек долгие годы не обращал никакого внимания на маленького сына. Хорошо, он был занят — отстраивал дом, создавал свою империю, но все это отнюдь не оправдывает пренебрежения отцовским долгом.

Но уже в следующие секунды Лисса вспоминала его тепло, его нежность. Он не притворялся, он и впрямь испытывал то же, что она. Не могли же эти искренние чувства просто так взять да и исчезнуть во время перелета? Или могли? Не на шутку разыгравшееся воображение рисовало ей женщину, роковую и таинственную, тайную любовницу из Бангкока. Джет в ее власти и вовеки от нее не отречется.

— Что за махровая глупость! — одернула себя Лисса. — Иди-ка ты лучше спать, а не то утром не сумеешь отыскать даже автобусной остановки.

Утром Лисса первым делом из своей машины позвонила Сибил и справилась о номере рейса и времени полета. Она не смогла заставить себя спросить, нет ли вестей от Джета. Какое унижение — узнать, что в офис он звонил, а вот ей — нет.

— И еще я забронировала для него номер в отеле «Хилтон», как обычно. На Уайрелесс-стрит. Мистер Арнольд обожает все эти тропические садики, водопады и покрытые лилиями заводи. И, сдается мне, после игры в мяч он не прочь заглянуть в бассейн «Чуань Чом»… — Теперь, когда требовательный босс находился на другом конце света, Сибил была не прочь поболтать.

— Судя по описанию, Бангкок — изумительное место, — вежливо отозвалась Лисса.

— Хотелось бы мне, чтобы он как-нибудь взял меня с собой. Но мне приходится приглядывать за делами в его отсутствие.

— Уверена, вы замечательно справляетесь. Еще раз спасибо.

Служба информации «Бритиш эйруэйз» проверила рейс по компьютеру. Самолет благополучно приземлился в международном аэропорту Дон Муанг точно по расписанию.

— Не могли бы вы проверить список пассажиров? Нет ли в нем мистера Джета Арнольда?

— Разумеется, мадам. Будьте любезны, подождите минуточку.

Компьютер выдал информацию за несколько секунд.

— Мистеру Арнольду было забронировано место на этом рейсе, но, похоже, он так и не явился. Должно быть, опоздал. У Хитроу всегда такое движение.

— Не явился? — Лиссе не удалось скрыть замешательства.

— Нет. В списке пассажиров, вылетевших в Бангкок этим рейсом, мистер Арнольд не значится. Сожалею, мадам.

— А не мог ли он вылететь другим рейсом?

— В Бангкок летают самолеты еще нескольких компаний. Вам следует справиться конкретно в каждой. Сожалею, но больше ничем не могу помочь.

Лисса положила трубку. Она подъезжала к знакомому магазинчику, который подыскала для съемок год назад. Теперь собирались его снова использовать, поскольку владельцу вроде бы не докучала съемочная суета. Он говорил, что для бизнеса даже лучше, когда магазин показывают по телевизору, нравились ему и чеки с компенсацией. Телевизионщики проворно превращали магазин в азиатскую лавку, убирая с полок банки с фирменными соусами «Хайнц» и «Кросс энд Блэкуэлл».

— Рад, что ты все-таки появилась, — с убийственным сарказмом заметил Грег. — Надеюсь, тебе не пришлось расторгать еще одну великосветскую помолвку?

— Я просто занималась организацией питания, — пролепетала Лисса.

— Фургон уже здесь. — Грег указал ей на стаканчик холодного кофе. — Но, раз уж ты тоже здесь, можешь раздобыть мне кофе погорячее.

Лисса замкнулась в себе и, не в силах даже улыбнуться, методично выполняла все указания. Любопытствующим молодая женщина объясняла, что у нее болит голова. «Болит сердце» — это звучит как-то по-детски и чересчур театрально.

«Не явился». Тогда где же он? Еще в Англии или уже покинул страну? Вот загадка! Сквозь мрак отчаяния, застилавший разум Лиссы, пробились слабые проблески защитных рефлексов. Пропади оно все пропадом! Она не позволит, чтобы с ней так обходились!


— Мамочка, мамочка, не на ту ногу! — закричала Бетани, когда вечером Лисса безуспешно пыталась натянуть на нее вьетнамки, гадая, почему пальцы торчат не в ту сторону. — Этот на левую ногу, а этот на правую.

— Просто проверочка. — Лисса торопливо поменяла шлепанцы местами. — Тебе давно пора проделывать это самой.

— А я умею, а я умею, — обрадовалась Бетани. — Вот, смотри!

Переговоры с авиакомпаниями оказались нелегким делом, но Лисса справилась, хотя времени на это ушло немало. Она заставляла проверять рейсы и в другие дни. По большей части самолеты каждой компании летали в Бангкок три-четыре раза в неделю. Клерки проявляли удивительное терпение, вероятно улавливая панику в голосе женщины.

И ничего. Нигде ничего!

— Вы уверены, что правильно называете имя? — спросил один из служащих.

— Конечно! — возмутилась Лисса. Это имя навеки запечатлено в ее памяти.

В какой-то момент, не в силах долее выносить бездействие, она снова позвонила Сибил. Все лучше, чем выуживать информацию у тети Сары.

— Это опять Лисса Пастен. Не могли бы вы сообщить, когда мистер Арнольд планирует вернуться из Бангкока? Не помню, чтобы он называл точную дату…

Лисса постаралась вложить в свои вопрос лишь легкий светский интерес, ни словом не упомянув про то, что Джет не числился среди пассажиров ни одного рейса, а дома он тоже так и не объявился.

— Вот забавно, что вы позвонили! Мистер Арнольд должен был вернуться как раз вчера, но сегодня утром он не пришел в офис. Мне до смерти не хочется звонить ему домой, вдруг он еще отсыпается после длительного перелета и смены часовых поясов. Но у меня накопилась куча вопросов…

— Тогда я позвоню в Холлоу-хаус, — предложила Лисса, радуясь возможности хоть что-то сделать. — Разбужу — ну, значит, судьба! Я попрошу его связаться с вами.

— Великолепно. Огромное спасибо.

Лисса не колебалась. Она молчать не станет, она выскажет драгоценному мистеру Арнольду все, что о нем думает. Опишет во всех подробностях, что ей пришлось пережить за последнюю неделю, потребует объяснений, заставит его просить прощения, наставит на путь истинный… простит, обнимет, поцелует!

— Но Джета здесь нет, — недоуменно произнесла тетя Сара. Лисса живо представила, как пожилая женщина стоит на кухне, подбородком прижимая трубку к плечу. — Он и в самом деле собирался вернуться вчера? Я же ничего не знаю. Джет никогда мне ничего не говорит. Он мог и в Тимбукту улететь.

— А вы не волнуетесь?

— Нет. Джет всегда появляется вовремя. К чему себя терзать? А, кстати, когда вы с Бетани приедете в гости? Почему бы не в эти выходные? Я всегда рада вас видеть.

Лисса вдруг поняла, что тоскует по покою и красоте Холлоу-хаус. Там она чувствовала себя словно бы ближе к Джету. А вдруг он как раз и появится? Сейчас она уже так волновалась, что простила бы ему все что угодно, лишь бы увидеть его дома живым и невредимым. Только бы обнять его еще разок…

— Отличная идея, — отозвалась Лисса. — Мы приедем в пятницу вечером, сразу после школы. Бетани будет на седьмом небе от счастья. Она каждый день клянчит, чтобы мы поехали повидаться с вами и с Ликерчиком.

— Я приготовлю ваши комнаты, дорогая. Вот уж всласть посплетничаем! — заключила тетя Сара.

Лисса уже знала, что сделает в первую очередь, оказавшись в Холлоу-хаус. Молодая женщина повторяла себе снова и снова, что не собирается лезть в чужие дела, а просто проявляет разумную предусмотрительность.

В его кабинете наверняка отыщется книжка, в которую он заносит необходимые дела. Что, если Джет записал туда какое-нибудь имя или адрес, которые не хотел доверять Сибил?

В ту ночь, прежде чем прийти к ней, Джет над чем-то работал. И это «что-то» его тревожило. Во сне он несколько раз принимался стонать и твердить: «О нет… нет… нет…»

Чтобы время летело быстрее, Лисса с головой ушла в работу. Грег перестал жаловаться и даже как-то посоветовал ей умерить пыл и отдохнуть хоть немного. В его устах это более чем странное замечание повергло Лиссу в изумление. Грег никогда прежде не проявлял к ней ни малейшего сочувствия. Какова перемена! Неумолимый режиссер не ведал снисхождения к людским проблемам и слабостям.

— Что это значит? — поинтересовалась Лисса. — Неужели возник бешеный спрос на менеджеров по выездным съемкам? Или что-то случилось, о чем ты знаешь, а я нет?

— Просто ты сейчас словно в исступлении каком-то. Успокойся хоть малость. Бери пример с меня.

Если бы не усталость и не нервное напряжение, Лисса бы, наверное, от души рассмеялась. Но сейчас она ограничилась кивком, мечтая лишь об одном: об окончании дневных съемок. Гарет Варвик в неизменном шарфе инспектора Даттона, проходя мимо, потрепал ее по плечу.

— Не волнуйся, Лисса. Мы все тебя очень ценим.

Впервые знаменитый Варвик показал, что знает о ее существовании. С чего бы это вдруг? Неужели она выглядит такой уязвимой? Или такой доступной? Мысль эта прямо-таки потрясла Лиссу. Нет, она не выставляется и не выставлялась на ярмарке невест. Ни сейчас, ни когда-либо.

— Рада слышать, — пробормотала она в ответ.

И тут она поняла, в чем дело. Виной всему ночь, проведенная с Джетом. Она снова ощутила себя женщиной, любимой и желанной. И отсвет той ночи легко угадывался в ее возродившейся женственности, делая ее сексуально привлекательной.

Дорога в Суссекс походила на возвращение домой. Лучи заходящего солнца золотили облака и подрагивали в шелестящих кронах деревьев. Во всем ощущалось дыхание весны. Природа пробуждалась к жизни. Лисса чувствовала, как и в ее венах сильнее пульсирует кровь. О, если бы только Джет ждал ее в Холлоу-хаус! Она бы бросилась ему в объятия, простила бы ему все на свете…

Услышав знакомое урчание старенького «БМВ», тетя Сара вышла на крыльцо навстречу гостям и радостно замахала рукой. Бетани, выскочив из машины, кинулась к ней.

— Вот теперь вы увидите Холлоу-хаус во всей красе! Уже зацвели тюльпаны и нарциссы, деревья оделись листвой. Нашей малышке здесь просто раздолье, — заметила тетя Сара за ужином.

Бетани в виде исключения позволено было остаться и поужинать со взрослыми. И она не сводила восторженных глаз с выставленных на отдельном столике десертов: бисквита со взбитыми сливками, шоколадного мусса, фруктового салата и заварного крема.

— Вы времени зря не теряли, — улыбнулась Лисса.

— Да, гостей принять я умею. Впрочем, какие вы гости? Вы наша семья. Помните это, Лисса.

— А где Джет? — полюбопытствовала Бетани, выбирая из салата с лососиной редиску, которую терпеть не могла. — Я думала, он будет здесь. Я соскучилась!

— Джет еще не вернулся из Бангкока, — небрежно пояснила Лисса, решив, что пока еще не время говорить об истинном положении вещей.

— Работа, работа и еще раз работа, — произнесла Бетани тоном утомленного жизнью взрослого. Все засмеялись.

— Вот подрастешь, сама узнаешь почем фунт лиха, — наставительно заметила тетя Сара.

— Когда я вырасту, я буду работать на телевидении, — доверительно сообщила Бетани. — И Пудинг с Ликерчиком тоже.

— На той же работе, что и мамочка?

— Ой, нет. Я стану кинозвездой, и у меня будет куча выходных.

— Похоже, ты все как следует обдумала, — подхватила Лисса, радуясь, что Бетани вносит в беседу нотку оживления. — Будем с интересом следить за вашей карьерой, сударыня. А выходные — это просто замечательно. Станешь помогать по дому…

Бетани глубоко задумалась.

— Но Пудинг и Ликерушка не могут помогать по дому. Они не умеют.

— Твой Ликерчик отрабатывает и кров и стол, — улыбнулась тетя Сара. — Он охраняет дом от мышей. А ведь окрестные холмы так и кишат полевками, и всякая рада залезть в теплый дом.

Лишь после ужина Лисса наконец решилась расспросить тетю Сару о Джете. Но ничего нового не узнала — мистер Арнольд не посвящал сестру в свои дела. А та давно привыкла к его бесконечным разъездам…

— Джет вернется. Не убивайтесь так, милая. Наслаждайтесь выходными. Пусть ваши бледные щечки хоть немножко порозовеют.

— Вы не будете возражать, если я загляну в его кабинет? Там может оказаться блокнот с записями дел, — нерешительно попросила Лисса. — Я знаю, он запирает дверь, но…

— Уверена, что Джет не стал бы возражать. У него нет никаких секретов. Ключ наверняка у него в спальне. Сейчас допьем кофе, и я поищу. — Под неумолчный говор пожилой дамы Лисса немного расслабилась. Сара увлеченно болтала о всяких пустяках. Например, о том, что закончила вязать свитер для Бетани. Свитер, правда, оказался на три размера больше. Но зато этот незначительный промах дал ей повод немедленно начать новый шедевр.

— Я вывяжу впереди большого панду — вроде того, что подарил ей Мэтью.

— А вы получаете вести от Мэтью? — Лисса порадовалась возможности ввернуть его имя в разговоре.

— Не то чтобы часто, но у меня создалось впечатление, что он неплохо проводит время в Нью-Йорке. Он в восторге от тамошней жизни. Похоже, вы оказали ему большую услугу, расторгнув помолвку.

— Но я вовсе не… — начала было Лисса, но тут же осеклась. Какая в конце-то концов разница? Ни к чему снова вызывать в памяти взаимные обиды и обвинения…


Странно было входить в кабинет Джета, его святыню, его храм, его убежище. Здесь все носило отпечаток личности владельца, но Сару это не волновало.

— Спасибо, — поблагодарила ее Лисса, когда та бестрепетной рукой отперла дверь. — Я ни к чему даже не притронусь.

— Сомневаюсь, что Джет вообще что-нибудь заметит, — промолвила Сара, окидывая взглядом заваленный бумагами стол и груду папок на полу. — Он явно уезжал в большой спешке. Обычно он не оставляет такого беспорядка.

Лисса не сразу приступила к поискам. Воспоминания нахлынули на нее — в комнате явственно ощущалось незримое присутствие Джета: его кресло, его ручка, книга, которую он листал, заложенная страница…

Отыскав нужный блокнот, Лисса открыла его на том самом дне, когда мистер Арнольд должен был лететь в Бангкок. Пусто. Молодая женщина перелистнула страницы на неделю вперед, чтобы проверить, не оставил ли он каких-либо записей касательно своего возвращения. Снова ничего. Но ведь предшествующие страницы пестрели указаниями времени, имен и мест. Джет расписывал свое рабочее время буквально по минутам. На один из вечеров он нацарапал крупными буквами «СОН!», словно напоминая сам себе: надо хоть раз выспаться.

Завалы папок выглядели устрашающе, и на каждой значилось название какой-нибудь компании. Владел ли Джет всеми этими компаниями или только сотрудничал с ними, Лисса не знала. Она нашла папку с надписью: «Арнольд консолидейтед индастриз» и обнаружила, что мисс Сара Арнольд входит в совет директоров.

Затем, вспомнив серии «Инспектора Даттона», Лисса стала наугад передвигать книги на полках, проверяя, не спрятано ли что позади них. И тут выпала фотография — моментальный снимок ее с Бетани на лужайке перед Холлоу-хаус. На заднем плане носились Билл и Бен. Тетя Сара сфотографировала их в первый же день, когда Бетани позволили выйти на улицу после кори. Добрая тетушка обращалась с фотоаппаратом примерно так же, как водила машину: снимок вышел нечеткий, в дымке и мелких крапинках.

Однако Джет все равно сохранил фотографию. Как трогательно! Лисса улыбнулась.

Молодая женщина запихнула снимок на место. Сколько можно рыться в чужих вещах? Не хватало еще скатать ковер и поднять половицы! Лисса собралась было поставить на полку книгу, забытую на столе, но вдруг остановилась. Книга была открыта на странице с описанием Куты, маленького курорта на острове Бали. Сердце у нее так и запрыгало. Несколько строчек были подчеркнуты. Медовый месяц? Неужели Джет уже распланировал их медовый месяц?


Этой ночью Лиссе никак не удавалось уснуть. Казалось, Джет здесь, совсем рядом. Молодая женщина ничуть не удивилась, если бы он вдруг вошел в комнату, еле живой от усталости, рухнул бы на постель и заключил ее в объятия…

Устав бороться с бессонницей, она встала с кровати и, припав к окну, выглянула в залитый лунным сиянием сад. Через лужайку пробежала лиса, роскошный рыжий хвост мелькнул и исчез.

Наверное, тетя Сара не обидится, если она приготовит себе чаю. Молодая женщина надеялась, что сигнализация не сработает: она напрочь позабыла, как отключать систему. Теперь, когда в доме поселился Ликерчик, сигнализацию усложнили, поскольку некоторые места требовалось охранять не только от взломщиков, но еще и от кошек.

Крадучись, Лисса спустилась по лестнице, помня, что нельзя наступать на скрипучую половицу на первой площадке. В ночной тишине скрип прозвучал бы слишком громко.

Включив лампу над столом, она наполнила чайник и, поставив его на конфорку, по старой своей привычке прижала к нему руки, согревая ладони. На самом-то деле она не то чтобы замерзла, просто ей было грустно и одиноко, хотелось тепла…

В тишине раздался слабый, едва слышный звук, словно бы скрипнула половица.

— Сара? — негромко окликнула Лисса, подходя к двери. — Джет? — С какой надеждой она произнесла дорогое имя…

Но за дверью никого не оказалось. Дом спал.

Сняв с полки любимую кружку с цветами, Лисса опустила в нее пакетик чая «Эрл Грэй», наслаждаясь его своеобразным ароматом. Только чай и спасал молодую женщину в самом начале ее карьеры, когда приходилось несладко. В ту пору она ограничивала себя одним пакетиком в день, но растягивала его на несколько чашек. Порой Лиссе казалось, что только предвкушение чашки этого чая позволяло ей сохранить ясность ума.

Теперь все обстояло иначе. Молодая женщина получала неплохое жалованье, и на телевидении поговаривали о новой грандиозной экранизации одного из романов Джейн Остин. Произведения писательницы переживали очередной взлет популярности, и компания просто не могла пройти мимо такой возможности. Лисса предполагала, что ей предложат работу над фильмом в качестве менеджера по выездным съемкам или даже повысят в должности до директора по этой части.

Ну разве не здорово, разве не замечательно? А какой простор для воображения — подыскивать старинные деревушки, дома, величественные особняки, амбары, трактиры… А поскольку в ее распоряжении окажутся значительные средства, ей не придется отчаянно экономить, торговаться, цепляться за каждый пенни!

Прихлебывая чай, Лисса оперлась о стойку буфета, гадая, как же теперь потечет ее жизнь. На протяжении нескольких упоительных дней молодой женщине представлялось, что будущее ее неразрывно связано с Джетом, но теперь…

Снова скрипнула половица.

У Лиссы возникло странное ощущение, будто за ней наблюдают, будто в воздухе ощущается чье-то чужое дыхание. Она осторожно огляделась по сторонам, но кухня тонула в рембрандтовских тенях. Ни души.

Вдруг что-то мягкое и пушистое коснулось ее обнаженной щиколотки. Нагнувшись, Лисса подхватила кота на руки и расцеловала полосатую мордочку.

— Так это был ты, плут? — удивилась молодая женщина. Но разве могла половица скрипнуть под этим невесомым мохнатым комочком?

Холлоу-хаус — старинный особняк, напомнила себе Лисса. А в старинных особняках вечно что-то потрескивает. Старое дерево разбухает от тепла, а ночью остывает. Тревожиться решительно не о чем. Бетани и Сара мирно спят в своих постелях.

Налив себе вторую кружку чая, Лисса оставила Ликерчика в кухне, подкупив злодея блюдечком молока. Ни к чему брать его с собой наверх — еще залезет в комнату, куда кошки не допускаются, тут-то сигнализация и сработает…

Уже перед самым рассветом Лисса забылась наконец беспокойным сном. Когда молодая женщина вылезла-таки из постели и спустилась вниз, Бетани уже сидела на кухне и завтракала.

— А я оделась сама, — похвасталась девочка.

— Замечательно, — зевнула Лисса, решив не расстраивать дочку замечанием, что свитер надет наизнанку, да и носки, строго говоря, разные.

— А потом покормила Ликерушку и выпустила его побегать. Знаешь, он должен обежать вокруг сада.

— Это ему только на пользу, — заметила тетя Сара, поджаривая гренки. — Вы плохо спали?

— Даже во сне мозг отказывается отключиться. Вы слышали, как я спускалась за чаем?

— Нет, но я нашла пустое блюдце. Ликерчик, конечно, умница, но открывать холодильник еще не научился.

Позавтракав, Лисса поспешила за дочерью в сад. Утренняя прохлада взбодрила молодую женщину успешнее, чем две чашки черного кофе. Не зная, куда девать энергию, Бетани носилась взад и вперед, словно реактивная ракета. Одного этого зрелища оказалось достаточно, чтобы у обыкновенного человека закружилась голова. Билл же и Бен сочли игру презабавной и принялись заодно облаивать птиц, деревья, насекомых.

Лисса присела на ствол поваленного дерева и попыталась привести в порядок мысли. На повестке дня беседа с тетей Сарой, визит в Арнольд-плейс, телефонный разговор с Мэтью. Что еще можно предпринять? А вообще, имеет ли она право лезть в дела Джета?

Лисса резко повернулась. Молодую женщину не оставляло ощущение, что за нею наблюдают.

ГЛАВА 12

Та Лисса, что явилась в Арнольд-плейс в понедельник, во время обеденного перерыва между съемками, ничуть не походила на Лиссу былых времен. Молодая женщина все утро просматривала документацию по «Инспектору Даттону», сводя все воедино, устраняя погрешности и неточности. Она заранее позвонила Сибил, личной секретарше Джета, и условилась о встрече. Самой Сибил, похоже, не терпелось с ней познакомиться.

Во время первого своего визита, так бесславно закончившегося, Лисса продемонстрировала редкую наивность. Второй раз она появилась озлобленная, кипя от гнева, намереваясь высказать Джету все, что о нем думает. На сей раз молодая женщина держалась спокойно и невозмутимо, скрывая тревогу под маской сдержанности.

— Я так рада, что вы пришли, мисс Пастен! — воскликнула Сибил, встречая гостью в приемной. — Мне просто необходимо поговорить с вами! Я знаю, что мистер Арнольд вам доверяет.

— Неужели? — удивилась Лисса, улыбаясь краем губ. — Что же он вам наговорил?

— Видите ли, прямо он ничего не сказал, но у меня сложилось впечатление, что вы… очень много для него значите.

— А… — Лиссу несказанно растрогала эта мысль. — Это утешает.

Сибил Растон, похоже, догадалась, что у Лиссы обеденный перерыв и заранее попросила доставить из кафетерия поднос с кофе и сандвичами. Секретарша провела Лиссу в кабинет Джета. Он показался Лиссе пыльным и нежилым, хотя уборщицы, как обычно, навели здесь образцовый порядок. Источник жизни иссяк, воцарилось запустение.

— Мистер Арнольд не станет возражать, если мы воспользуемся его комнатой. Здесь нам никто не помешает.

— Благодарю вас. И огромное спасибо за кофе. — Лисса поднесла ко рту бутерброд с ветчиной, хотя ветчину терпеть не могла. Ест она для того, чтобы восстановить силы, а не для собственного удовольствия! — Займемся делом. Вы получали хоть какие-нибудь известия от мистера Арнольда? Что вы знаете?

Сибил разлила кофе по чашкам.

— Я с ума схожу от тревоги. Уже вторую неделю ни я, ни кто-либо другой не получает ровным счетом никаких известий. Я справлялась у членов правления. На мистера Арнольда это совершенно не похоже. Он очень пунктуален, звонит каждый день, куда бы ни уехал. Всегда хочет знать, что происходит, быть в курсе последних событий, даже находясь за тысячи миль.

— А на этот раз ничего? Со мною он не созванивался вообще и с сестрой, мисс Арнольд, тоже.

— Как вы думаете, не связаться ли нам с полицией? — неуверенно предложила Сибил. Лисса покачала головой.

— Наверняка Джет знает, что делает, и, если мы объявим розыск, он решит, что мы тут совсем с ума сошли. Сперва надо навести справки. Вы не дадите мне список мест, куда он ездил в течение последнего года, и контактные телефоны компаний, с которыми он имел дело? Вдруг в последний момент он передумал и поехал в другое место. А еще я хотела бы знать, как связаться с филиалом в Бангкоке? Расскажите мне все, что знаете об этой фирме.

— Это строительная компания, называется «Танит лосмен». На тайском языке «лосмен» означает бунгало, одноэтажный особняк. Я вам сейчас распечатаю всю информацию. Маршруты мистера Арнольда заложены в компьютер. — Сибил вздохнула с облегчением: наконец-то появилось настоящее дело! — И вы только посмотрите на почту! Стопка растет на глазах, словно муравейник какой-то!

— Совет директоров… Нельзя ли временно передать бразды правления кому-нибудь из них?

— Полномочия большинства директоров распространяются на какую-то одну конкретную сферу. Счета, юридическое обоснование, кадры, капиталовложения… Я дам вам список. А мистер Арнольд фактически возглавляет дело. Я отвечаю на приглашения и рассылаю запросы, но что до всего прочего, тут я не располагаю ни информацией, ни официальными полномочиями.

— Я могу просмотреть почту?

— Разумеется. Тут нет ничего секретного.

Лисса уселась за стол, придвинула к себе чашку с кофе и принялась просматривать огромную пачку вскрытых и тщательно рассортированных конвертов. К некоторым были подколоты копии и пояснительные записки. Молодая женщина и сама была прирожденным организатором. А сейчас словно сам Джет сидел рядом, направляя ее руку. Его голос звучал в голове Лиссы, поясняя, подсказывая единственно правильное решение. Она принялась автоматически раскладывать корреспонденцию на три стопки: ответить — поручить другим — выбросить. Стопки быстро росли.

Лисса достала из бювара аккуратно заточенный карандаш. Нацарапать несколько слов на письме или на подлежащей ответу докладной казалось совершенно естественным поступком. «Простите, но у нас нет для этого возможностей». «Начинайте, подтверждение пришлем позже». «Два месяца больничного с сохранением оклада». «Вышлите более подробную информацию касательно предыдущих дискуссий». «Отложите смену правления». «С предложением решительно не согласен, отклонить».

Молодая женщина уверенно заполняла страницы. Не в том, чтобы создавать осязаемые миллионы в банке, и не в том, чтобы играть с инвестициями, а в том, чтобы просто поддерживать рутинный ход событий в «Арнольд консолидейтед» до тех пор, пока не возвратится сам глава корпорации, видела Лисса свое предназначение. Именно этого хотел бы Джет.

Сослагательное наклонение! От ужаса у Лиссы перехватило дыхание. Ох нет, почему она подумала о любимом в сослагательном наклонении, да еще в прошедшем времени. Или она уже свыкается с мыслью, что Джета нет в живых? Именно этого он и хочет! — поправила себя Лисса.

На лице молодой женщины на мгновение отразилось смятение, но она совладала с собой и снова надела маску напускного спокойствия.

— Нужно немедленно созвать совет директоров, чтобы мне передали необходимые полномочия на время отсутствия Джета. Я уверена, что Сара Арнольд сама это предложит. Мне не нужны права поверенного, финансами тоже пусть занимаются директора. Но мне кажется, что следует поддерживать работу компании, пока не вернется мистер Арнольд. Вы не отпечатаете эти ответы, сформулировав так, как у вас принято? Как только найдете время, естественно. А затем, если ни у кого они не вызовут возражений, мы их разошлем.

— Я назначу совещание на послезавтра. Вас устроит?

— Отлично. Вот мой домашний телефон и номер телефона в машине. Надо позвонить Мэтью и заставить его вернуться домой. Может быть, он сможет возглавить дело. В конце концов кто, как не Мэтью, законный… — Лисса собиралась сказать «наследник», но вовремя спохватилась. — Словом, дублер отца.

Сибил улыбнулась киношному термину. Должно быть, Джет упоминал про ее род занятий.

— Но как ваша собственная работа, мисс Пастен? Мистер Арнольд рассказывал мне про «Инспектора Даттона». Я большая поклонница этого сериала. Вы, должно быть, загружены по горло.

— Мы как раз заканчиваем очередной фильм. Удачный момент для того, чтобы взять несколько недель отпуска. И, ради Бога, называйте меня по имени. Забудем про формальности.

— Хорошо, Лисса, как скажете. Вроде как в фильме «Заводская девчонка».

— Вот именно. — Лисса улыбнулась. — И вы вовсе не обязаны поить меня кофе, хотя за ленч я вам бесконечно признательна. Вы не дадите мне номер Мэтью в Нью-Йорке? Какая там разница во времени?

— Пять часов, так что сейчас звонить можно смело. Пожалуйста, воспользуйтесь телефоном мистера Арнольда. Я так рада, что наконец-то дело сдвинулось с мертвой точки, — сообщила Сибил, собирая бумаги.

— Главное — отыскать Джета, — отозвалась Лисса, разглядывая силуэты высотных зданий на фоне лондонского неба. Верфи Кэнэри и небоскреб Нэт-Вест возвышались над шпилями церквей. — Ведь где-то же он есть!

Пока Лисса дожевывала сандвич, Сибил уселась за компьютер и вызвала на экран номера телефонов и факсов Мэтью. У Лиссы руки чесались самой опробовать компьютер. Надо учиться! Это же часть мира Джета.

— А как насчет электронной связи? Мистер Арнольд не посылает вам сообщений через компьютер?

— О да, очень часто. Я как прихожу на работу, так первым делом проверяю электронную почту. Но сейчас — ни словечка.

Разговаривать с Мэтью Лиссе совсем не хотелось. С тех пор как юноша разорвал помолвку, они не обменялись и парой слов. Молодая женщина надеялась, что Арнольд-младший уже поостыл и теперь поведет себя разумно. По натуре он добр. Не может быть, чтобы эта черта его характера исчезла безвозвратно. Лисса очень рассчитывала сохранить его дружбу.

— Мистер Арнольд на совещании, — прогнусавила секретарша Мэтью. Разговор сопровождало легкое потрескивание, характерное для трансатлантических линий.

— Вы не попросите мистера Арнольда перезвонить в лондонский офис его отца? — Лисса на всякий случай продиктовала номер. — Скажите, что это срочно.

В ожидании звонка Мэтью Лисса связалась со студией и сообщила, что во второй половине дня ее не будет. Затем занялась материалами, что распечатала для нее Сибил. Просмотрев маршруты, Лисса отметила несколько поездок, предпринятых Джетом во время ее первого недолгого и мучительного пребывания в Холлоу-хаус. Встреча с Джетом оказалась бомбой замедленного действия, что срабатывает не сразу, зато наверняка. Сколько она пережила в те дни! Но былые страдания — ничто в сравнении с теперешними муками, когда она не знает, ни где он, ни что с ним случилось.

Вооружившись списком, Лисса принялась наводить справки. Амстердамская компания сообщила, что на прошлой неделе у них была назначена встреча с мистером Арнольдом, но мистер Арнольд не приехал. Как не похоже на Джета! Лисса не стала пояснять, что Джет пропал. Не надо лишних слухов, способных посеять панику в деловом мире.

Позвонил Мэтью.

— Сибил? Мисс Растон? — спросил он осторожно.

— Здравствуй, Мэтью. Это не Сибил. Это Лисса. Я нахожусь в офисе Джета в Арнольд-плейс.

Наступила зловещая пауза. Какое-то мгновение Лиссе казалось, что юноша сейчас бросит трубку.

— Что ты там забыла?

Как политик, дающий интервью, Лисса уклонилась от прямого ответа.

— Мэтью, нам нужна твоя помощь. Ты можешь прилететь? Это не телефонный разговор, но дело касается твоего отца. Мы не знаем, где он.

— А на черта тебе знать? Это вообще не твое дело. Дай мне мисс Растон.

— Через два дня состоится заседание совета директоров. Ты сможешь прилететь?

— Заседание совета директоров! Мне это не нравится. Что происходит, смена правления? — Голос его звучал ехидно.

— Конечно нет! Но это очень важно. Твое присутствие необходимо.

— Еще бы! Что бы ты там ни затеяла, Лисса, я тебя остановлю. Не думай, что все сойдет тебе с рук.

Лисса совладала с собой, радуясь, что Мэтью не видит выражения ее лица.

— Тетя Сара тоже хочет, чтобы ты приехал. Компании нужна твоя помощь. Считай, что это не я с тобой говорю. Не стреляй в гонца, гонец ни при чем, — припомнила она ему его же собственные слова. — Все с ума сходят от тревоги.

Молодая женщина понятия не имела, рассказал ли Джет сыну о прыжке с парашютом, об их скоропалительной помолвке, о вечеринке с шампанским. Упоительное счастье длилось только несколько часов и осталось в далеком-далеком прошлом, если не во сне. Да уж не пригрезилось ли оно? У Лиссы не осталось никаких доказательств, хотя Бетани сохранила пробки от шампанского. Маленькая барахольщица вечно собирала всякую ерунду.

— Я из них чего-нибудь для тебя сделаю, мамочка, — пообещала Бетани, полагаясь скорее на воображение, чем на ловкость рук. — Может быть, волшебный замок…

Мой замок — Холлоу-хаус, подумала тогда Лисса. А что, ей еще позавидовать можно! Бывало и хуже: рыцари, например, отправлялись в крестовые походы на многие месяцы или даже годы. Женщины в средние века не ждали вестей, не питали надежд и все-таки жили как-то и поддерживали в очаге огонь до тех пор, пока не возвращались их упрямцы-мужчины. Если, конечно, возвращались.

Да, теперь ей еще хуже, чем когда она любила Джета и день изо дня страдала от его колкостей. Ох уж этот властный, недоверчивый, ехидный Джет, создатель и глава индустриальной империи! А что теперь? Она по-прежнему любит Джета, но он далеко, он не с ней, не видно его, не слышно, не с кем дышать одним воздухом, не на кого любоваться… Одним словом, ад. Кромешный ад.

Лисса глубоко вздохнула. Нужно выстоять, выдержать, нужно оказаться достойной его любви и восхищения… Нужно перевоплотиться в Джета, взять на себя его заботы.

— Я справлюсь, Джет, — пообещала Лисса, словно Арнольд-старший стоял тут, рядом. Ощущение было таким ярким, что молодая женщина непроизвольно потянулась к воображаемому возлюбленному. — Я сделаю все так, как ты хочешь.

Но что-то не давало покоя. Чье-то случайное замечание, тут же забытое, на которое следовало обратить внимание… Но какое, чье? За последние несколько недель произошло столько событий. Мозг работает на износ, сбивается, справляется только с тем, что лежит на поверхности.


Лисса пошла-таки на вечеринку, посвященную окончанию сериала, хотя повода для праздника не видела. Разве что добросовестно выполненная работа… Она надела черную юбку и жакет из бархата, купленные для несостоявшегося празднества в честь помолвки с Мэтью. Празднества, что отменилось еще быстрее, чем было назначено.

Вечеринка проходила в парадной гостиной лондонской штаб-квартиры телекомпании. Здесь смешались аристократия и плебс, шампанское и пиво, вино и апельсиновый сок, сосиски на палочках и сандвичи с копченой лососиной. Лисса решила, что если переселение душ не выдумка, то возродится она именно в виде бутерброда с лососиной.

Ух ты, какая девочка! Да где же ты от меня пряталась? — Гарет Варвик по-медвежьи облапил прелестного менеджера и на мгновение оторвал от земли. — И как это я не замечал тебя раньше?

— Ты был слишком занят своим шарфом, — съязвила Лисса, вырываясь. Гарет поспешно поставил ее на землю, побоявшись измять парадный смокинг от Армани.

— Хочу поблагодарить тебя за потрясающие натурные декорации, — сказал он, улыбаясь слащавой неискренней улыбкой. — И что бы инспектор Даттон без тебя делал?

— Расследовал бы очередное преступление, — весело предположила Лисса. — Какие планы, Гарет?

— Сперва отпуск, поеду куда-нибудь в теплые края, а затем снова на съемочную площадку. Получить другую роль на телевидении мне не светит, за мною уже закреплен определенный типаж. Я не могу взять да и переквалифицироваться в ветеринара или священника.

— Да, для зрителей ты инспектор Ларри Даттон. Такова цена славы. Изволь платить!

— Может быть, перейду в театр. Народ валом повалит поглядеть на инспектора Даттона живьем, а там, может, и поймет, что я способен на большее, могу и другие роли сыграть. — Гарет взял с подноса проходящего официанта еще один бокал шампанского. — А вот у тебя, говорят, наполеоновские планы?

— Еще ничего не решено, — отозвалась Лисса, поежившись. В театре считается, что рассказывать о своих планах — дурная примета. — Успех «Гордости и предубеждения» вдохновил боссов на новый ремейк. Меня предполагают включить в группу.

— Ты оденься на предварительное собеседование вот так, как сейчас, и тебя непременно наймут. За такую девочку миллион отдай, и все мало! Кто сможет устоять? Только не я!

Измыслив какой-то предлог, Лисса сбежала от навязчивого поклонника и присоединилась к группе побольше. Здесь можно было и поучаствовать в общей беседе, и просто постоять молча, не привлекая лишнего внимания. К концу вечера голова кружилась от шампанского, и перед уходом молодая женщина выпила апельсинового сока.

Лисса зашла за дочкой к Мэгги уже в девятом часу. Бетани выбежала навстречу матери и обняла ее колени.

— Мы пекли печенье, — сообщила малышка.

— Это видно, — отозвалась Лисса, смахивая муку с личика дочурки.

— Я и тебе испекла.

— Отлично! Я его съем, когда вернемся домой. — Лисса улыбнулась про себя: печенье производства ее дочери вряд ли годится к употреблению. — Спасибо тебе, что приглядела за Бетани. Прости, что так задержалась, — обратилась она к Мэгги. — И что бы я без тебя делала?

— Я рада, что на сей раз это вечеринка, а не вечные твои разъезды по работе. Тебе следует почаще выходить в свет. Это пойдет только на пользу.

— Я и так дома почти не бываю, — рассмеялась Лисса.

— Тебе нужно поразвлечься. Закадри-ка какого-нибудь милого джентльмена теперь, когда этот мальчишка-вундеркинд убрался в Штаты.

— А разве мужчины бывают милыми? — удивилась Лисса. — По-моему, всех мало-мальски подходящих уже расхватали.

— Фи! Слова разочарованной женщины!

— Да нет, что ты! Иллюзий у меня, конечно, поубавилось, однако, как видишь, я счастлива, здорова и день ото дня становлюсь все мудрее.

Лисса уже укладывала Бетани спать, когда в дверь громко постучали. Молодая женщина посмотрела в глазок, пытаясь сопоставить с действительностью искаженный оптикой образ. На пороге стоял человек средних лет в сером костюме, нетерпеливо покачиваясь на каблуках. Лисса приоткрыла дверь, не снимая цепочки.

— Здравствуйте.

— Извините за беспокойство, миссис Пастен. Весь день не мог до вас дозвониться… Редко бываете дома, а?

— Что вам угодно? — ответила она вопросом на вопрос.

— Я из муниципалитета. — Незнакомец помахал удостоверением. — Надеюсь, вы прочли уведомление, что я подсунул вам под дверь?

— Прошу прощения, я ничего еще не успела прочесть. Я укладывала дочку.

— Прочтите, миссис Пастен, и вы ее быстренько разбудите! Вы не возражаете, если я войду и объясню вам ситуацию?

Лисса порылась в почте, отыскала официального вида коричневый конверт и вскрыла его. Внутри обнаружилось предложение покинуть квартиру.

— Строительные дефекты, — сообщил служащий муниципалитета. — Впустите меня, и я покажу вам где. — По тону этого человека можно было счесть, что он в полном восторге от собственной миссии.

Гость направился прямиком в спальню Бетани. Занимаясь ремонтом, Лисса ничего не заметила, но тогда мысли ее заняты были совсем другим, покраска и поклейка обоев служили своеобразной психотерапией. Но теперь она увидела то, на что раньше не обращала внимания. На наружной стене комнаты, у самого потолка, зияли две огромные трещины.

— Стена треснула по всей длине, — радостно сообщил гость. — Скорее всего, здание придется снести, но, безусловно, сначала мы проверим, нельзя ли обойтись ремонтом.

— Снести? Когда?

— Немедленно, если инженеры сочтут, что дом находится в аварийном состоянии. Мы же не хотим, чтобы он обрушился сам по себе, так? Вам с дочкой есть куда поехать? Разумеется, муниципалитет попытается найти для вас квартиру, но вы сами понимаете, что это непросто.

Лисса вздрогнула.

— Когда нам выезжать?

— Большинство жильцов уехали уже сегодня. Вы не заметили, какая стоит тишина? На вашем месте я последовал бы их примеру немедленно. Нельзя рисковать жизнью ребенка.

— Спасибо, что зашли. Но теперь, я думаю, вам пора домой. Не беспокойтесь, я здесь не задержусь.

И впрямь тихо. Как это она не заметила прежде? Не хлопают двери лифта, не орут телевизоры.

Лисса достала сумки с верхней полки гардероба и принялась заталкивать туда одежду для себя и Бетани.

— А дом правда обвалится? — испуганно спросила Бетани. Малышка внимательно прислушивалась к разговору взрослых.

— Нет, не обвалится. Но инженеры слегка тревожатся по поводу трещин, так что придется уехать из квартиры, пока тут будут идти ремонтные работы.

— Я заберу Пудинга и все мои игрушки!

— Отличненько. Возьми все, что тебе нужно на ближайшие несколько недель. Вот тебе сумка.

Лисса в последний раз огляделась вокруг. В будущем, если дом выстоит, она вернется за мебелью, хотя, по правде говоря, она мало чем из вещей дорожила по-настоящему. На протяжении стольких неспокойных лет эта квартирка служила им домом. Казалась безопасной гаванью, надежным приютом в часы сердечной тоски и тревоги. Но, видимо, настала пора сниматься с насиженного места.

Молодая женщина поглядела на безобразные трещины, уже разделившие слоненка и жирафа. Теперь комната внушала ей страх. Скорей отсюда! Лисса вспомнила, как дребезжали стекла на ветру, и схватила еще несколько любимых вещичек Бетани. Девочка так быстро растет, что большую часть одежды можно преспокойно оставить здесь.

— Уже поздно, да, мамочка? Правда, мне давно пора спать?

— Давно пора!

— А я пойду завтра в школу? Мамочка, я ведь теперь не буду учиться, правда?

— Придется подыскать для тебя новую школу. Не тревожься. Мы это как-нибудь уладим.

Ох, сколько всего предстоит уладить! Решено: она берет месячный отпуск, и точка. Она, конечно, заслужила отдых, только об отдыхе речь не идет. Она обыщет весь мир, но найдет Джета! Она позаботится о том, чтобы работа корпорации шла своим ходом! Редкой женщине удается найти второе «я», это баснословная удача! Джет принадлежит ей и только ей.

Снаружи их ждала чернильная мгла, расцвеченная огнями: светились окна квартир, мерцали зеленовато-желтые уличные фонари, подмигивали огоньки пригородных электричек.

— Куда мы едем? — спросила Бетани.

— Конечно, в Холлоу-хаус. Тетя Сара нас приютит.

А больше и некуда. Решение пришло само собой. Теперь их дом — Холлоу-хаус.

ГЛАВА 13

Широко расставив ноги, Мэтью стоял в отцовском кабинете, словно кипящий гневом Голиаф. На нем был американского покроя костюм с подкладными плечами и галстук, от которого Лисса непроизвольно поморщилась. И мимика его и жесты ничего хорошего не сулили. Арнольд-младший глядел на молодую женщину с нескрываемым отвращением: так судмедэксперт взирает на утопленника, извлеченного полицией со дна Темзы. Лиссу это не обрадовало.

— Здравствуй, Мэтью, — приветливо проговорила она. — Спасибо, что прилетел.

— Мне пришлось отменить несколько важных встреч. Я бы не приехал, если бы Сибил не заверила меня, что это необходимо.

— Ты говорил с Сибил?

— Разумеется, я позвонил ей. Уж не думаешь ли ты, что я поверю тебе на слово?

Это было равносильно пощечине. Вот с таким же недоверием и неприязнью воспринимал ее поначалу Джет. Неужели ей снова придется пройти через все это? Но есть одна существенная разница: она не любит Мэтью. Осознание этого способно смягчить любую боль от его выпадов.

— Я рада, что Сибил удалось тебя убедить, — улыбнулась Лисса, пропуская оскорбительный намек мимо ушей. — Ты должен понимать, что совету предстоит принять важные решения, чтобы за время отсутствия Джета компания не понесла существенного ущерба.

— Где он?

— Не знаю, но очень хотела бы знать.

— Похоже, ты уже приняла немало решений, — съязвил он. — И в почте порылась.

— Почему бы тебе самому не заняться этим? Сегодня утром прибыла новая пачка. Только тебя и ждет.

Мэтью принялся расхаживать по ковру взад и вперед.

— Я не хожу на заседания совета, — проворчал он. — На черта меня вызвали?

Ну и непробиваемый! Интересно, притворяется ли он или в самом деле не понимает всей серьезности ситуации?

— Обстоятельства изменились, и я думаю, что совет директоров кооптирует тебя до возвращения Джета. Я не настолько честолюбива, чтобы претендовать на роль директора. Я хочу одного, чтобы мне доверили всю рутинную работу. Полагаю, тетя Сара сама это предложит.

Мэтью, похоже, немного смягчился. Юноша слегка располнел. Видимо, сказывалось американское гостеприимство. Надо полагать, каждый вечер — то прием, то званый ужин. А здесь не повеселишься!

— Или ты захочешь остаться в Англии и взять бразды правления в свои руки, на что у тебя есть полное право? — продолжила Лисса. Она подошла к окну и посмотрела на панораму города, пытаясь сосредоточиться. Сегодня ей понадобятся все силы.

— Нет-нет, — поспешно возразил Мэтью. — Об этом и речи быть не может. У меня слишком много обязательств в Нью-Йорке. Дело только начинает раскручиваться. Неподходящий момент для того, чтобы все бросить.

— О да, понимаю, — вроде бы искренне проговорила Лисса. На самом же деле благодаря документам, с которыми она уже ознакомилась, молодая женщина прекрасно знала, что нью-йоркское отделение существует уже несколько лет, работа там налажена, а управляет филиалом некто Хенк Джефферсон, непосредственный начальник Мэтью. — Ты, похоже, очень занят.

— Думаю, лучше вам с Сибил взять лондонский офис на себя, а я стану приглядывать за происходящим в целом.

— И я так думаю, — кротко согласилась Лисса.

— Но где мой отец? Он не оставил ни записки, ни какого-либо объяснения? Просто исчез?

— Вот именно, исчез. Похоже, члены совета директоров уже прибыли. Тебе лучше пойти к ним. Я подожду их решения здесь.

Тетя Сара приехала на совещание вместе с Лиссой. Она терпеть не могла Лондона и утешала себя только тем, что успеет пробежаться по магазинам и купить все необходимое для Бетани. Судя по ее намерениям, Холлоу-хаус предполагалось оснастить заново: особняк нуждался решительно во всем, что могло составить счастье пятилетней девочки.

— Хочу купить мороженицу, — озабоченно твердила в машине тетя Сара. — И еще новые формочки для леденцов.

— Бетани отлично проживет без леденцов.

— Я сделаю леденцы из настоящего фруктового сока, а не просто из подкрашенной водички с сахаром. И еще ей понадобятся резиновые сапоги на случай дождливой погоды.

— Может быть, сапоги мы купим в следующий раз, когда возьмем с собой Бетани? Обувь лучше мерить…

— Да нет же, я определю размер на глаз. В крайнем случае всегда можно поддеть лишнюю пару носочков.

Пока шло совещание, Лисса терпеливо сидела в кабинете Джета. Опять синдром учительской! Однажды Лиссу застали с сигаретой на территории школы, а в те времена это считалось тяжким грехом. Прочитанная директрисой нотация не забылась даже спустя много лет. С тех пор она больше не курила.

Лисса неторопливо перелистывала ежедневник Джета. Решительный округлый почерк Арнольда-старшего так не походил на аккуратные буковки Сибил. Поля пестрели комментариями. Лисса всегда полагала, что заметки на полях многое говорят об авторе. Как, например, в случае телесценариев.

Комментарии Джета были порой загадочны, порой ехидны и забавны. Но всегда лаконичны. Лисса дошла до того самого дня, когда они прыгнули с парашютом, до последнего дня, проведенного вместе. Джет записал название аэродрома, время прибытия и в скобках — ее имя, а рядом поставил крошечный значок. Молодая женщина так и не поняла, что он означает.

Мысленно она снова переживала тот незабываемый день. Вот они вместе прыгают в никуда, Джет крепко держит ее за руку. Завораживающая магия свободного полета, плавное скольжение к земле и осознание того, что Джет тут, рядом. Что он тогда сказал? Что служил в морской пехоте? Боже! Как она устала! Мозг упрямо отказывается работать. Надо собраться с силами, надо взять себя в руки, если она хочет принести пользу фирме, Джету…

Мэтью вышел из зала заседаний совета с каменным лицом и прошел мимо Лиссы, не говоря ни слова. Ну что ж, ничего другого она и не ожидала. Затем появилась Сибил с охапкой папок. Подмигнула Лиссе. Добрый знак!

Тетя Сара задержалась в зале, беседуя с членами совета. Молодая женщина слышала их голоса, приглушенные и встревоженные.

— Правильно я сделала, что приехала, — заметила пожилая дама, присоединяясь к Лиссе. — Наверное, мне следует бывать в Арнольд-плейс чаще. Ну что ж, дорогая, вас приняли, приняли с распростертыми объятиями. Нам нужна молодая трезвая головка вроде вашей. Вам разрешено делать все необходимое, чтобы поддерживать «Консолидейтед» на плаву, а остальные члены совета поклялись помогать вам по мере надобности. Но всех тревожит одно: где Джет и что с ним случилось?

За последнюю неделю тетя Сара изрядно постарела. Прежде она казалась здоровой и крепкой, хотя и немножко не от мира сего, а теперь лицо избороздили новые морщины, под глазами пролегли темные круги от недосыпания. Только маленькой Бетани удавалось хоть немножко рассеять тревогу бедняжки. Сара ждала известий о Джете — и панически боялась новостей. А вдруг скажут, что брат ее мертв?

— А еще мы решили, что пора поставить в известность полицию. Они наведут справки по всему миру, а нам это не под силу.

— Согласна, — выдохнула Лисса с облегчением. — Хотите, я свяжусь со Скотленд-Ярдом?

— О да, конечно. Представьтесь им как нареченная мистера Арнольда. Помните вечеринку с шампанским? Это все чистая правда. В любом случае, я с полицией общаться не могу. У меня в голове и без того полная каша.

Лисса оставила тетю Сару в том самом магазине на Виктория-стрит, что некогда обслуживал преимущественно офицеров, и отправилась в Скотленд-Ярд, что находился тут же поблизости. Полицейский, к которому обратилась молодая женщина, оказался внимателен и услужлив. Он подробно записал ее показания, в которые включил известные ей сведения о лицах, с которыми мог встречаться Джет за океаном.

— Полагаю, вы обыскали дом и парк? — поинтересовался он. — Большинство пропавших без вести обнаруживают неподалеку от дома.

Лисса побледнела и судорожно схватилась за сумочку, ногти впились в кожу. Ей вдруг представилось бездыханное тело Джета, покачивающееся на поверхности озера, лицом вниз…

— Простите, мисс. Я должен был спросить.

— Мы обыщем дом и парк, но я уверена, что Джет не там. Если бы его заманили в ловушку, он бы как-нибудь выбрался. Он изобретательный и очень сильный. Вот почему исчезновение его кажется таким странным, таким невероятным…

— Мы свяжемся с вами, как только узнаем что-нибудь новое.

Лисса стояла на тротуаре, мимо проносились машины, шум и выхлопные газы обволакивали ее плотной завесой. Ей не просто нужны новости, ей нужен сам Джет, чтобы как по волшебству оказался рядом, чтобы привлек ее к себе, осыпал поцелуями, воспламенил душу. Ей без него так холодно, холодно и ужасно одиноко… Как жить одной? Нет, она не справится!

Молодая женщина заставила себя вернуться на грешную землю, к Бетани, и к тете Саре, и ко всем, кто от нее теперь зависит. Придется превратиться в стальной трос, на котором повиснут все кому не лень. Лисса снова заставила себя взглянуть на полуденный мир без страха. Что-то он ей готовит?

Странно было просыпаться в Холлоу-хаус и знать, что теперь это ее дом. Лисса перекатилась на бок и посмотрела в окно, разглядывая сплетения ветвей. В комнате с задернутыми шторами молодая женщина всегда испытывала приступ клаустрофобии и поэтому никогда не занавешивала окон в спальне, чтобы, пробудясь, тотчас же увидеть окружающий ее мир.

Вошла Бетани, осторожно неся двумя руками чашку чая. Поставив ее на столик у кровати, она облегченно вздохнула. Затем забралась в кровать и уютно свернулась клубочком.

— Ночью приходила красивая леди, она стояла у моей кроватки, — сообщила девочка.

— Красивая леди? — повторила Лисса не вслушиваясь.

— Да. На ней было летнее платьице в синий цветочек. Она все время улыбалась.

— Это тебе приснилось, — предположила Лисса, гладя мягкие волосы девочки, вдыхая аромат шампуня. — Или это твой ангел-хранитель.

— Мой ангел-хранитель, — решила Бетани. — Вот кто это был. Думаешь, она снова придет?

— Конечно.

Еще более странно было занимать законное место Джета на подземной автостоянке под Арнольд-плейс. Лиссин видавший виды «БВМ» по сравнению с другими автомобилями выглядел сущим ископаемым. Надо сказать Амосу, чтобы в выходные помыл и надраил хорошенько машину, а то очень уж элитная компания подобралась, даже неловко. Сибил вручила Лиссе ключи от всего на свете — от шлагбаума на стоянке, от лифта, от офисной гостиной, от личного туалета. Ключ от сейфа Лисса немедленно отвергла.

— Не хочу. Да он мне и не понадобится. Финансовая сторона не в моей компетенции.

— Совет постановил оплачивать вам накладные расходы, — решительно объявила Сибил. — Еще не хватало, чтобы у вас кончился бензин или сел аккумулятор.

Молодая женщина искоса взглянула на секретаршу. Интересно, знает ли Сибил про тот дурацкий эпизод, когда после съемок на полустанке у Лиссы не завелась машина? И она тут же представила, как Джет доверительно рассказывает о ней, вспоминает о ночном вторжении в Холлоу-хаус… Вряд ли… Джет не станет трепать языком, нет. Он хранит ее образ в сердце.

Мэтью ждал в приемной, разозленный до предела.

— Вот мне ключа почему-то не дали, — пожаловался он.

— Ты же сказал, что уезжаешь в Штаты, — отозвалась Лисса, проходя мимо него прямо к личному лифту Арнольда-старшего. Мэтью последовал за ней.

— Значит, мои планы изменились. Я останусь до следующей недели. Я тут встретил старых друзей… — Юноша многозначительно помолчал, давая понять, что этих людей он знал до того, как познакомился с Лиссой. — Меня пригласили в гости на уик-энд в Дорсет. Там есть лошади, мне уже обещали верховую прогулку…

— Я и не знала, что ты ездишь верхом.

— Ты много чего обо мне и знала.

Снова оскорбительный намек: дескать, прошлая моя жизнь тебя не касается. Лисса безразлично пожала плечами. Мэтью ведет себя как ребенок, но если он и впрямь до сих пор переживает из-за их разрыва, то манеру поведения выбрал не самую удачную.

— Я бы хотел воспользоваться телефоном… и чтобы мне не мешали, — холодно потребовал он.

— Разумеется, — согласилась Лисса. — Мне нужно повидаться с Сибил. И сбавь тон, пожалуйста. Общаться мы можем вполне нормально, как воспитанные люди. А насмешничать тебе не к лицу.

— Бог ты мой, женщина, изволь немедленно извиниться! — Мэтью захлебывался словами. — Ты, конечно, обвела вокруг пальца совет директоров, втерлась в доверие к тете Саре, но мне ты мозги не запудришь! Я тебя знаю… развратная интриганка…

— С меня довольно! — возмутилась Лисса. — Когда ты наконец повзрослеешь? Я не стану слушать этот детский вздор. Ты либо безнадежно наивен, либо не желаешь считаться ни с чьим мнением, кроме своего собственного. О, Джет отлично знает, что стоит за твоими светскими манерами. Дунь — и нет их! Он заставил тебя показать истинное свое лицо!

— Джет?

— Ну да, когда рассказал тебе, что Андре и я так и не завершили свои отношения законным браком. Еще одно свадебное платье пропало даром… — Голос молодой женщины звучал безразлично, однако сердце сжималось от боли. Похоже на то, что все может повториться сначала. Сперва судьба отняла у нее Андре, а теперь — Джета… — Джет прекрасно понимал, что ты никогда не сможешь примириться с сим возмутительным фактом!

— Отец ничего мне не говорил! — Мэтью удивленно воззрился на собеседницу. — С чего это ты взяла?

— Он знал.

— Да? Но ни словом не помянул об этом.

По мере того как мозг усваивал новую информацию, в голове Лиссы рождался новый сценарий. Итак, она обвинила Джета напрасно! Это привело к очередной ссоре, к взаимным упрекам и не где-нибудь, а в этом самом офисе. Сколько времени убили они впустую на выяснение отношений, когда могли просто любить друг друга!

— Так кто же тебе сказал? Откуда ты узнал?

— Мне сказал твой босс, Грег Вильсон. Помнишь, я звонил ему несколько раз в тот день, когда Холлоу-хаус затопило? Он пел тебе дифирамбы, говоря, какая ты замечательная, какая независимая, столько времени сама себя содержишь. Сперва я как-то не придал значения этим словам.

— Конечно, ничего из ряда вон выходящего.

— Но мне стало любопытно. Я вспомнил, что ты не носишь обручального кольца, никогда не говоришь о муже. И я где-то через неделю позвонил Грегу снова и спросил напрямую, что ему о тебе известно. Разумеется, я был в шоке. Я поверить не мог, что ты мне ничего не сказала. Мне пришлось узнавать о твоем прошлом от ненормального продюсера грошового детективного сериала! Я ощущал себя полным идиотом!

— Разве что в собственных глазах, — только и прибавила Лисса, не собираясь с ним спорить. Этому упрямцу невозможно ничего доказать. Вбил себе в голову, что она его обманула и предала, и мнения его уже ничем не поколеблешь. — Звони быстрее. У меня много дел.

Завидев Лиссу, Сибил коротко рассмеялась и указала рукою на новую пачку писем.

— Мистер Арнольд не позволяет сидеть сложа руки, даже если сам далеко. Вы побывали в полиции?

— Да, зашла вчера в Скотленд-Ярд, сразу после совещания. Информация уже в компьютерных сетях. У полиции связи по всему миру. Скоро что-то прояснится.

— Может быть, его самолет упал в джунгли и теперь он продирается сквозь дебри, пытаясь вернуться в цивилизованный мир? Простите, это я неудачно пошутила.

— Имени его в списках пассажиров не обнаружено. Он никуда не улетел.

— А что, если он хотел, чтобы так подумали вы или кто-то другой? Может, он отправился под чужим именем?

В голове Лиссы словно что-то щелкнуло.

— Служащий авиакомпании так и спросил: уверена ли я, что правильно называю имя? Тогда я как-то не задумалась, но если и впрямь, в силу неведомых нам причин, Джет воспользовался не своим именем? Ему понадобился бы другой паспорт, так?

— Паспорт раздобыть нетрудно.

— Иголка в стогу сена, — прошептала Лисса. — Да и как я узнаю, воспользовался ли Джет чужим именем или нет? Вы уверены, что он намеревался отправиться именно в Бангкок, на эту фирму «Танит лосмен»?

— Я была уверена. Уверена на все сто процентов. Все, что касалось мистера Арнольда, казалось надежным, как скала. Но теперь я готова предположить все что угодно.

— За дело, Сибил. На сегодня у меня запланированы встречи с членами правления, с каждым отдельно. Я подумала, что, наверное, стоит познакомиться с ними поближе и выяснить, чем они могут помочь. — И Лисса занялась корреспонденцией.

Утро пролетело в одно мгновение. На ленч Лисса спустилась в кафетерий главного офиса. Директорам был отведен отдельный зал, но им пользовались редко. Лиссе хотелось посидеть с рядовыми служащими и поговорить с людьми по душам, если удастся. Молодая женщина встала в очередь, хотя Сибил уверяла, что та может пройти сразу к кассе.

— И нарваться на суд линча вместо ленча? Нет, спасибо, я уж постою, — улыбнулась Лисса.

В кои-то веки она изрядно проголодалась. С момента исчезновения Джета она почти не ела и знала, что похудела: пояса, что раньше были впору, теперь болтались свободно. Но лазанья выглядела на диво соблазнительно. Сверху пузырями вздувался сыр, матово-желтый, запеченный на роскошной коричневой корочке. Вдобавок к лазанье Лисса поставила на поднос фруктовый салат и йогурт и удивилась, как мало с нее взяли. Должно быть, кафетерий субсидируется, решила она.

Как ни странно, мысль эта согрела Лиссу скорее, чем горячая пища. Джет был человеком большого сердца… то есть им и остался, конечно. Он заботится о своих подчиненных. Лисса уже не раз имела случай в этом убедиться. Ей хотелось вести себя так же, продолжить добрую традицию.

— Я работаю в компании временно, до тех пор пока не вернется мистер Арнольд. — Молодая женщина с удивлением прислушалась к собственному голосу.

Служащие компании хотели знать о ней как можно больше, и Лисса старалась по возможности удовлетворить их любопытство.

— Да, мы собираемся пожениться. Нет, кольца пока нет… — рассмеялась молодая женщина, демонстрируя руку. — Так уж принято в наши дни… Да, у меня есть дочка, Бетани. Ей пять лет, скоро шесть. Как-нибудь я ее привезу сюда. Она просто лапочка, вы ее непременно полюбите… Нет, приходите прямо ко мне. Я здесь как раз для того, чтобы решать проблемы. Нет, на прием записываться не нужно. Просто постучите, и все.

— Вас называют героем дня, — сообщила Сибил спустя несколько часов. — Ленч в кафетерии прошел на «ура».

— Герою дня явно пора домой, — вздохнула Лисса, распрямляя затекшую спину. — Бетани, наверное, тетю Сару совсем извела. Надо подыскать для девочки новую школу.

— Помните, совет директоров постановил оплачивать вам все расходы? Я только что оформила через банк первый чек.

Сибил протянула молодой женщине запечатанный конверт. Лисса хотела работать во имя любви, не во имя денег. Но на любовь бензин не купишь. Она благодарно кивнула и затолкала конверт в сумочку. Внутри лежал чек на тысячу фунтов.


Бетани нетерпеливо прыгала на крыльце, поджидая мать. Лисса поставила «БМВ» в гараж, рядом с «мерседесом» Джета. Странно, в то утро он не поехал в Хитроу на своей машине, взял такси. Не похоже на Джета. Почему это не пришло ей в голову раньше?

— Не ходить в школу — это здорово! — объявила Бетани, едва мать переступила порог. — Я играла весь день.

— Рано радуешься! Первое, что я сделаю завтра утром, это положу конец твоим каникулам. Я слышала, что в деревне очень хорошая школа. Уж там тебя научат азам знаний!

— А я и не знала, что бывают какие-то «азы»! Нас учили только читать, писать и считать… Ты не знаешь, где мой панда? — возмущенно спросила Бетани, словно и не забрасывала игрушку на недели. — Он, кажется, пропал.

— Какой нехороший! Может быть, просто отправился прогуляться?

— Панда не умеет ходить. — Иногда Бетани бывал не чужд здравый смысл.

Проблема пропавшего панды тут же выветрилась из головы Лиссы. И без плюшевого медведя хлопот было предостаточно! Лисса поговорила с Сарой, удостоверившись, что от полиции вестей нет, и присела на диване перед телевизором, краем глаза смотря новости. Затем вдруг на плечи ей навалилась бесконечная, все сокрушающая усталость, заставившая ее сомкнуть веки. Молодая женщина пробиралась сквозь частокол темных деревьев, ища Джета. Настойчиво повторяя его имя.

Во сне Джет рано или поздно оказывался рядом. Голос его непрестанно звучал у нее в ушах. И, улыбаясь, она погружалась в глубины подсознания, ощущая прикосновения Джета, вдыхая запах накрахмаленной рубашки, чисто вымытых волос. Возлюбленный был с ней…

Очнувшись, Лисса обнаружила, что подушка дивана мокра от слез. Однако наяву молодая женщина никогда не плакала. Времени не было.

Она заставила себя подняться, выпила холодного чая и добрела до кухни. Сара готовила ужин для Бетани. Молодая женщина сквозь землю готова была провалиться от стыда.

— Мне следовало самой это сделать.

— Идите лучше окунитесь. Это вас взбодрит. Пока я готовлю огромную пиццу. Не знаю, уж что и получится: я никогда не готовила пиццу прежде, но ваша дочь уверяет, что всякий цивилизованный человек должен хоть раз в жизни ее попробовать. Колбаса, лук, томатная паста, сыр… Что-нибудь еще?

Лисса метнула на Бетани испепеляющий взгляд.

— Шантажируешь тетю Сару, негодяйка маленькая! Брысь!

— Пудинг любит пиццу.

— Пудинг окончит свои дни на дне озера.

Бетани с визгом забегала по кухне, крепко прижимая к себе медвежонка.

— Нет, мамочка, не бросай его в озеро!..

Хохоча, Лисса схватила в охапку перепуганную дочурку.

— Да я шучу, лапушка моя! Уж и подразнить нельзя!

Бетани крепко прижалась к ней.

— А правда, Джет не в озере? Мне сегодня сказали, что надо поискать на дне озера.

— Этот противный мальчишка-газетчик, — проворчала Сара сквозь зубы. — Вечно воду мутит.

Лисса крепче прижала дочку к себе, гладя по головке и успокаивая.

— Глупый мальчишка наговорил чепухи, чтобы тебя напугать. Ну что Джету делать на дне озера? Ты же знаешь, как здорово он плавает. Если бы Джет упал в озеро, он бы доплыл до берега и вылез, согласна?

Успокоенная Бетани кивнула.

— Он бы выкарабкался на берег.

— Выкарабкался, глупышка. Да, Джет бы выкарабкался, он такой. А теперь расскажи тете Саре, что еще нужно положить в пиццу, прежде чем поставить противень в духовку.

Последние лучи заходящего солнца еще золотили небо, когда Лисса отправилась к бывшим конюшням, опасаясь в душе, что в бассейне снова воскреснут яркие воспоминания о Джете. Но, возможно, купание ее освежит, прогонит это ужасное чувство отчаяния.

В глубокой задумчивости Лисса переступила порог и, вместо того чтобы открыть первую дверь, ведущую в спортзал, прошла прямо по коридору, надеясь сразу попасть в бассейн. Дверь в конце коридора оказалась заперта. Самая обычная, современная, кремового цвета дверь, гармонирующая с отделкой всего комплекса.

Уже поворачиваясь, чтобы идти обратно, Лисса заметила, что на планке дверного косяка что-то поблескивает. Сколько людей оставляют ключи в подобном месте! Надо сказать Дже… Имя застыло у нее на языке.

Машинально молодая женщина встала на цыпочки и дотянулась до ключа, намереваясь отдать его Саре. Но вместо этого, к собственному своему удивлению, вставила ключ в замочную скважину и осторожно повернула. Дверь отворилась на лестничную клетку. Лестница, надо полагать, вела в комнаты, расположенные наверху.

Стены были того же кремового цвета, на ступенях — красивый бледно-голубой ковер. На конюшню что-то не похоже, да и на бассейн тоже… Лисса поднялась по лестнице.

— Эй! — крикнула она. — Есть там кто-нибудь?

Тишина.

Наверху находилась просторная комната, обставленная дорогой тиковой мебелью, с телевизором и с цветами в горшках. На столе валялись в беспорядке кисти и краски и неоконченный рисунок коня. Странный это был конь, да и несся он по колючей ядовито-зеленой траве на фоне ослепительно синего неба.

Лисса прошла дальше, заглянула в чистенькую, опрятную ванную и в чистенькую, опрятную кухню. Как ни странно, на дверцах духовки, микроволновки и холодильника висели замочки. На ящике с ножами и вилками — тоже. Лисса вернулась в ванную, подмечая разбросанные резиновые игрушки и замок на стенном шкафчике.

Две спальни. Лисса постояла немного, презирая саму себя, затем толкнула первую дверь. Заперта. Лисса сама не знала, что ей здесь нужно, но остановиться уже не могла.

— Эй! — позвала она снова. — Есть кто-нибудь дома?

Молодую женщину не оставляло странное чувство, что она переступила порог иного мира.

Дверь во вторую спальню открылась легко. На первый взгляд комната походила на неприбранный магазин игрушек. Повсюду валялись мягкие зверята, открытые книжки, исчерченные какими-то каракулями. В углу притулился кукольный домик. Миниатюрная мебель была разбросана по ковру. К стенам прикноплены неумелые рисунки лошадей. На кровати — красивое покрывало с незабудками. А на подушке, самодовольно улыбаясь, восседал панда Бетани.

ГЛАВА 14

На следующее утро Лисса ни словом не обмолвилась о своем открытии. Никак не могла выбрать подходящий момент. Бетани прыгала от нетерпения, собираясь в новую школу.

— Мы только узнаем, примут ли тебя. Может быть, мест нет. Может, там целая очередь на год вперед.

— Я подожду, — любезно согласилась Бетани.

Директриса мисс Рид, высокая, худощавая женщина со строгой прической, тоже оказалась на редкость любезна. Это с ней Лисса разговаривала накануне по телефону. А еще раньше видела ее на их своеобразной помолвке с Джетом.

— Школа у нас очень маленькая. Слудбери отнюдь не переживает демографического взрыва, — пояснила мисс Рид, показывая гостям спортивный зал, где дети под музыку занимались гимнастикой. — Бетани может приступить к занятиям хоть сегодня.

— Я очень рада, — сказала Лисса.

— Может, у вас еще дети есть? — с надеждой предположила мисс Рид. — Если число учеников не будет расти, школу закроют.

— Простите, пока нет. Здесь я вам не помощник. Я смогу завозить Бетани по утрам, но вот забирать ее мне сложно: я работаю в Лондоне.

— Никаких проблем. Бетани может возвращаться в Холлоу-хаус на школьном микроавтобусе. Правда, за небольшую дополнительную плату.

— Я заплачу вперед. — Лисса открыла сумочку.

Мисс Рид взяла Бетани за руку и повела в класс.

— Дети первым делом захотят послушать про твой дом в Лондоне. Они такие любопытные! Бетани, ты сможешь рассказать им что-нибудь интересное?

— Еще бы! — радостно сообщила Бетани. — Мой дом разваливается. Если стены рухнут прямо на улицу, кирпичи упадут на прохожих и всех убьют.

— О, я вижу, ты будешь очень популярна, — улыбнулась директриса. — «Ужастик» в начале уроков — что может быть лучше! Пойдем-ка.

Лисса подождала мисс Рид в коридоре. Предстояла самая неприятная часть — в очередной раз объяснять про болезнь дочери.

— Я должна рассказать вам о состоянии здоровья Бетани чуть подробнее. Я уже упоминала, что у девочки очень редкое заболевание, рефлекторный анаэробный синдром, и вы ответили, что все равно ее примете, но я должна быть уверена, что и вы, и другие педагоги понимаете, на что идете. Ничего страшного в заболевании нет, но нужно бдительно следить, чтобы Бетани не ушибалась и не падала. Ей нельзя заниматься гимнастикой и играть в подвижные игры вроде лапты, где она может споткнуться и удариться. От малейшего толчка девочка впадает в состояние, близкое к клинической смерти, но со временем приходит в себя. Я могу показать вам медицинское заключение.

Мисс Рид внимательно слушала.

— А что нужно делать во время приступа? — поинтересовалась она.

— Уложить девочку поудобнее, согреть и позаботиться о том, чтобы она не ушиблась снова. Как правило, перед тем как прийти в себя, девочка бьется в судорогах. Приступ длится совсем недолго. Вы по-прежнему готовы оставить у себя Бетани? Может быть, вы передумали?

— Конечно нет. Хотя у нас еще не бывало учеников с рефлекторным синдромом, уверена, что наша школа для Бетани подходит просто идеально. Она такая маленькая, учеников немного, девочка постоянно будет на глазах. Ее лечит доктор Кэрингтон?

— Да, но во время приступа он мою дочь еще не видел. Это трудно вынести с непривычки, поверьте.

— Да у нас половина детей с астмой. Приступ астмы — тоже зрелище не из приятных. Не беспокойтесь, мы справимся. Очень жаль, что она не может заниматься гимнастикой. Мистер Арнольд закупил новехонькое оборудование для спортивного зала.

— На него похоже, — отозвалась Лисса.

— И микроавтобус тоже.

Лисса улыбнулась директрисе, но улыбка предназначалась Джету.

— Я знаю, что Бетани здесь понравится.

День в Арнольд-плейс пролетел как одна минута. Отвечая на телефонные звонки, Лисса только диву давалась: похоже, не было на свете такой отрасли, которой бы не интересовался Джет. А все начиналось с крохотной компании, поставляющей целлюлозу и деготь. Потребовались годы напряженного труда, чтобы возвести грандиозное здание «Консолидейтед».

Но как ни была Лисса занята, мысль о квартирке над бассейном не выходила у нее из головы. После ужина женщины, как всегда, расположились в гостиной.

— Вы, конечно, скажете, что я лезу не в свое дело, — начала молодая женщина, наливая себе кофе. — Но мне бы хотелось кое-что узнать.

Теперь, когда вечерами ей было с кем поговорить, тетя Сара смотрела телевизор гораздо реже. Бетани уже спала — первый день в новой школе утомил малышку. Девочке там понравилось, она так быстро привыкла к новому месту, словно сроду не ходила в другую школу.

— Ну что вы еще желаете? Ключ от винного погреба? Хотите распить бутылочку марочного кларета, того, что Джет приберегает на праздники?

— Вот на праздник кларет и прибережем. Помните, вчера я ходила в бассейн, — проговорила Лисса.

— С бассейном что-то не в порядке?

Лисса покачала головой, вынимая из волос шпильки, и встряхнула густой шевелюрой.

— Нет, все работает отлично. Но я обнаружила дверь в конце коридора, которую прежде не замечала. Странно, как можно упустить из виду то, что бросается в глаза. Дверь кремового цвета.

Очень осторожно, стараясь не стукнуть донцем, Сара поставила чашку на блюдце. Не глядя на Лиссу, она подобрала вязанье и сосредоточенно принялась считать петли. Лисса знала, что это чистой воды притворство: тетя Сара никогда не считала петель, все делала на глаз.

— Я открыла дверь и поднялась наверх, — продолжала Лисса. — Знаю, что поступила нехорошо, не следовало этого делать. Но почему вы не сказали, что в квартирке над бассейном кто-то живет? С маленьким ребенком, судя по всем этим игрушкам, рисункам и ужасному беспорядку.

— Сама не знаю, как-то не пришлось к слову, — обронила Сара, переставая считать. — Я-то жильцов почти не вижу. Ими занимается Джет.

Про панду Бетани Лисса предпочла умолчать.

— Так Джет знает про жильцов?

— Конечно, Лисса, конечно. Собственно говоря, это его идея. — Сара отвечала на редкость уклончиво.

— Ну что ж, лишний источник доходов никогда не помешает, — отозвалась Лисса. Интересно, зачем Джету эти деньги? Как-то не похож он на сельского помещика, сдающего в аренду жилье. — Если эти люди когда-нибудь переедут отсюда, может быть, мы поселимся там с Бетани?

— Какую чушь вы говорите! Ваш дом — Холлоу-хаус. Кроме того, не думаю, что они соберутся переезжать.

— Почему я их никогда не вижу? Разве ребенок не ходит в сельскую школу? Я могла бы подвозить малыша по утрам.

— Понятия не имею. Они очень замкнуты. Ох, Боже ты мой, кофе совсем остыл. Пойду заварю новый.

Спасаясь от расспросов, тетя Сара проворно ретировалась в кухню с чашкой в руке. Лисса услышала, как она втолковывает что-то Эмили, затем хлопнула задняя дверь. От порыва ветра абрикосовые языки пламени в камине дрогнули и затрепетали, словно восточные танцовщицы. Итак, тетя Сара что-то от нее скрывает… Ну да ладно, пустое! Отныне она, Лисса, станет глядеть в оба и в один прекрасный день непременно столкнется с загадочными жильцами. Непослушного ребенка, от которого все приходится запирать, спрятать непросто. Вряд ли ребенок заходит в Холлоу-хаус. А может, заходит? Вот так панда и переехал на новое место жительства. Впрочем, скорее всего, Бетани оставила панду в саду в порядке наказания: зверь постоянно все делал не так, как надо.

В конце следующей недели позвонил Грег Вильсон.

— Мне казалось, что ты взяла отпуск, — рявкнул он. — А номер, который ты мне дала, оказывается принадлежит «Арнольд консолидейтед индастриз». Трудишься по совместительству?

— По сравнению с работой на вашу банду сумасшедших это и впрямь отдых, — не осталась в долгу Лисса.

Молодая женщина восседала за письменным столом Джета, касалась подлокотников его кресла, изогнутой спинки. От полиции никаких известий. Она звонила каждый день, но Скотленд-Ярд отмалчивался. Почему-то Лисса им не верила.

— Каждый день пропадают сотни людей, — говорил полицейский, словно сей факт мог служить достаточным утешением. — Уходят из жизни, не оглянувшись назад. Не оставив ни записки, ни денег, ни даже смены носков. — От нее явно что-то скрывали.

— Джет совсем не такой. Мы только что объявили о помолвке, буквально накануне. Мы собирались пожениться.

— При всем уважении к вам, мисс, может быть, в этом все и дело. Мужчины порою малодушно идут на попятную. Иногда исчезновение — это лучший выход из неловкой ситуации.

— Ни о какой неловкой ситуации речь не идет, — отозвалась Лисса, начиная понемногу злиться. — Джет не слабак. Если бы он передумал, то не побоялся бы сказать мне об этом прямо в лицо…

— Лисса, ты меня, похоже, не слушаешь! — возмутился Грег, повышая голос и врываясь в поток ее мыслей. — Ты можешь приехать на завтрашнее заседание? Это очень важно.

— Прости, Грег, что ты сказал?

— Да уж, мысли твои точно в отпуске, — проворчал продюсер. — Надеюсь, что они быстренько прояснятся, или работы ты не получишь.

Лисса напрочь позабыла о предполагаемой постановке «Мэнсфилд-парка». Жизнь молодой женщины полностью заполнила корпорация «Арнольд консолидейтед», о новом фильме она почти не задумывалась. А ведь когда-то перед проектом, столь грандиозным, все отступило бы на задний план! Теперь Лисса даже не помнила, с кем должна переговорить на совещании.

— Повтори-ка все сначала, Грег.

— Изволь подготовить предложения по поводу особняка Томаса Бертрама. Несколько внушительных названий: одна старинная усадьба, другая… А также подумай по поводу скромной обители Фанни Прайс. А для золовок, миссис Норрис и миссис Прайс, нужно подобрать два совершенно не похожих друг на друга дома. Да ради Бога, прочти наконец книгу! Лисса, ты же знаешь заведенный порядок. Неужели, влюбившись, ты напрочь забыла о профессионализме?

— Грег, за последние две недели я чуть с ума не сошла! Дом, в котором я жила, вдруг оказался в аварийном состоянии. Строительные дефекты, видите ли! В стене образовались трещины. Здание могло обрушиться в любую минуту. Бетани и меня выставили из дома глубокой ночью, даже не предупредив заранее. Думаю, этого достаточно, чтобы любой человек оказался в стрессовом состоянии.

— Сочувствую, Лисса. Я не знал. Где вы живете теперь?

— В Холлоу-хаус. Я отдала Бетани в деревенскую школу. Жизнь постепенно налаживается.

— И сколько ты имеешь, обслуживая «Арнольд консолидейтед», позволь узнать?

— Ты очень тактичен.

— Так вот, скажи этому мистеру Арнольду, что кусок хлеба с маслом у тебя уже есть и ты в состоянии сделать блестящую карьеру на телевидении. «Мэнсфилд-парк» будет классным фильмом. Не упусти свой шанс.

— Не упущу, — пообещала Лисса, растрогавшись, — в голосе босса прозвучало искреннее участие. Грег сентиментальностью не отличался и третировал подчиненных с безжалостностью законченного эгоиста. Если, скажем, актера угораздит сломать ногу, Грег скажет только: «Ты держись, приятель. А мы пока отснимем плечи и голову».

Этим вечером молодая женщина взяла с собой в постель роман Джейн Остин, каталог «Национального треста» и крупномасштабный атлас автодорог. Когда места выездных съемок расположены рядом, это экономит и время и деньги. А продюсеры обожают экономить время и деньги. А если усадьба — в Нортумберленде, парк — в Уэльсе и деревня — в Северном Корнуолле, это значит, что на дорогу придется убить целый день, а расходов просто не оберешься. Подходящую деревню отыскать непросто. Такую, чтобы можно было легко перенести ее в прошлое: с улиц убрать скамейки и урны, снять вывески, магазины стилизовать под девятнадцатый век. Может быть, тетя Сара не откажется поехать с ней? Двухдневная прогулка по сельской Англии развлечет пожилую женщину, позволит позабыть об исчезновении Джета. Вид у бедняжки совершенно измученный, в чем только душа держится.

Обязанности Лиссы росли с каждой минутой. Большой дом, огромная корпорация, пожилая золовка, больная дочь, загадочные постояльцы, обслуживающий персонал Холлоу-хаус, сотрудники Арнольд-плейс. И надо еще куда-то втиснуть подготовку к съемкам «Мэнсфилд-парка», если и впрямь доведется ею заниматься. Необходимо найти силы, чтобы ничего не упустить, все успеть. Может быть, то, что она встретила Джета и влюбилась в него вопреки всему, — все это часть грандиозного космического плана, и теперь ей, Лиссе, предстоит принять на свои плечи бремя его жизни.

— Я это сделаю, Джет Арнольд, где бы ты ни находился, черт тебя подери! — вслух пообещала Лисса, отказываясь верить, что он мертв. Иначе она бы непременно почувствовала, узнала бы неким мистическим образом! Они были так близки… Стоит Джету умереть, и внутри нее навеки оборвется и перестанет существовать что-то очень важное. Но ощущения потери нет, а есть глубокая убежденность в том, что он жив. Джет не может так просто взять и уйти из ее жизни. Если бы он передумал жениться на ней, он бы так и сказал.

На следующее утро Лисса снова набрала контактный номер полиции. Молодая женщина старалась не досаждать стражам порядка лишний раз, но бывают ситуации, когда удержаться невозможно.

— Мне очень жаль, мисс Пастен, но мы по-прежнему не располагаем никакой информацией. У вас тоже ничего нового?

— Ничего.

— Вы проверили паспорт мистера Арнольда, банковские счета и прочее?

— Я не могу найти его паспорт, хотя, скорее всего, он хранится в сейфе, ключ от которого у Джета. Со счета не снято ни пенни — мистер Арнольд всегда берет с собою наличные и туристские чеки. Конечно, могут быть и другие счета, о которых я ничего не знаю.

—…Отдел по борьбе с мошенничеством сообщает, что… — услышала Лисса приглушенные голоса.

— Простите, мисс. Кто-то вклинился в разговор.

— А я и не знала, что это возможно.

Пауза. Затем кто-то еще, находящийся в комнате, произнес несколько слов. Лисса не разобрала, о чем именно шла речь.

— Это относилось не к вам, мисс Пастен. Разумеется, мистер Арнольд не имеет к отделу по борьбе с мошенничеством ни малейшего отношения. А что родственники? Вы всех обзвонили?

Лисса с трудом сдержала готовое прорваться раздражение.

— Родственников только двое, его сестра и сын. Сестра живет в доме мистера Арнольда, а с сыном я недавно виделась. — Да они просто водят ее за нос! Сколько можно спрашивать об одном и том же! Вот если бы у нее были связи, знакомые в министерстве иностранных дел или на дипломатической службе, что могли бы потянуть за нужные нити, помочь узнать наконец правду… — В любом случае, спасибо вам.


— Сара, у меня замечательная идея, — объявила Лисса, переступая порог дома. — Даже целых две. В выходные я снова отправляюсь на поиски мест для выездных съемок. Не хотите ли поехать со мной? Нужно найти подходящую деревню, которую впоследствии можно будет стилизовать под прошлый век. Ваше мнение может оказаться весьма кстати.

— С удовольствием! — просияла Сара. — Я приготовлю в дорогу ленч на троих…

— Только через мой труп! Пообедаем в ресторане. Вы из кухни не выходите! В жизни не видела, чтобы кто-нибудь столько времени проводил у плиты. Не знаю, понравится ли вам второе предложение. Но я подумала, почему бы вам не пройти повторный курс вождения… С годами многое забывается. Давайте устроим к возвращению Джета небольшой сюрприз?..

Сара захлопала в ладоши.

— То-то он удивится! Джет вечно меня вышучивает, когда я сажусь за руль. Когда я лихо запаркую машину, у него глаза на лоб вылезут!

— Тут есть хороший инструктор…

— Знаю. Я с ним уже виделась пару раз.

— Тогда полистаем «Желтые страницы» и позвоним в другие места.

Лисса осталась довольна: обе ее идеи имели успех. Саре нужно отвлечься, гнетущая пустота в доме действует на нее удручающе.

С трудом волоча ноги, Сара поднялась наверх. За последние дни она явно сдала… Очень скоро она возвратилась с черной кожаной коробочкой. Кожа изрядно поистерлась с годами, золоченый рисунок на крышке почти стерся.

— У меня для вас тоже есть сюрприз, Лисса. Я все думала, нехорошо, что Джет не находит… так и не нашел времени купить кольцо для невесты… — Голос ее дрогнул, времена глаголов путались — и она не знала, чему верить, считать ли брата погибшим или надеяться на его возвращение. — Я знаю, что он собирался… говорил…

Лисса накрыла ладонью руку пожилой женщины. На сухой, словно пергамент, коже выступали вены.

— Не мучайте себя, дорогая. Мы все верим, что он вернется.

— Верим, — с трудом выговорила Сара. — Ну что ж, пока Джет сам не сподобится подарить вам кольцо, я буду рада, если вы согласитесь носить вот это. Не в качестве венчального, конечно, но в знак обручения с семьей. Оно очень старинное, думается мне, времен короля Эдуарда. Кольцо принадлежало мое бабушке с материнской стороны, а та завещала его мне.

У Лиссы перехватило дух: она испугалась, что сейчас увидит то же самое кольцо, что уже вручал ей Мэтью. Но нет, в коробочке покоился изящный золотой ободок, украшенный гранатами.

— Такое колечко, с камнями по всему ободку, называется «кольцо вечности». Бабушке подарили его на какой-то юбилей. Сама я, к сожалению, никогда его не носила. Оно мне мало. У меня такие толстые пальцы…

Лисса надела кольцо. Словно для нее сделано!

— Мне очень нравится, — просто сказала молодая женщина. — Я никогда его не сниму. Спасибо. — Лисса наклонилась и поцеловала тетю Сару в щеку. Другого кольца ей не понадобится, даже когда вернется Джет. Кольцо его бабушки, — что может олицетворять более прочную связь с семьей! Джет может надеть ей на палец венчальное кольцо уже перед алтарем, чтобы связь эту упрочить.

В дверном проеме возникла Бетани с заляпанной чернилами тетрадкой.

— Я уроки делала. — Девочка гордо продемонстрировала старательно выписанные ряды букв и слогов.

— Отличная работа! — похвалила Лисса. — Но довольно с тебя трудов праведных. Не прогуляться ли нам перед сном, пока еще светло? Возьмем с собой Билла и Бена. Хочу подышать свежим воздухом после лондонских выхлопных газов.

— И я тоже, — подхватила Бетани, — хочу подышать свежим воздухом после хлопальных газов.

В саду Холлоу-хаус торжествовала весна. Листья и цветы неистово рвались к жизни. Травинки упрямо распрямлялись и тянулись к солнцу. Следы разрушения, оставленные потопом, скрывались под натиском молодой поросли. Южный Даунс оделся зеленым покровом. Весеннее буйство пришло на смену зимнему запустению. Заходящее солнце, расчертив облака розовыми зигзагами, медленно склонялось к горизонту.

— Мы ненадолго, — предупредила Лисса. — Пройдемся по верховой тропе, а вернемся другой дорогой.

По обе стороны дороги лес отступал вглубь, и землю устилал ковер из карликовых нарциссов и колокольчиков. Билл и Бен кувыркались в траве, ломая тонкие стебли.

— Вот противные, — возмутилась Лисса. — Если колокольчики ломать или рвать, на будущий год они не зацветут.

— А вон та леди их рвет! Я уже видела ее из окна школьного автобуса!

Лисса пригляделась: вдалеке от дерева к дереву перебегала незнакомка, то и дело нагибаясь. Молодая девушка, тоненькая и хрупкая, в нелепом летнем платье и без кофты. Незнакомка была босиком, распущенные волосы падали на лицо. В руках она держала охапку колокольчиков, длинные бледные стебли которых свешивались чуть не до земли.

— Наверное, нужно сказать этой юной леди, что она нарвала более чем достаточно. А то на будущий год не останется ни одного цветочка, — посетовала Лисса.

— Давай ее догоним, мамочка.

Молодая женщина поспешила за дочкой. Билл и Бен, решив, что это новая игра, радостно устремились вперед. Незнакомка мелькала меж деревьев, словно блуждающий огонек, то скрываясь в чаще, то снова появляясь на прогалинах, и вскрикивала от радости при виде изобилия колокольчиков. Однако уже собранные цветы падали у нее из рук. Не в состоянии удержать огромный букет, девушка теряла их на каждом шагу.

Бетани оказалась проворнее всех. Она первой подбежала к незнакомке и принялась подбирать цветы, лежащие у ее ног.

Девушка обернулась. И Лисса в ужасе отпрянула. Лицо незнакомки оказалось старческим и морщинистым. В длинных каштановых волосах проглядывала седина, бесцветные пустые глаза тупо глядели в пространство. На ней было ситцевое платье в цветочек с короткими рукавами. Длинная юбка, собранная на талии, спадала до земли. Женщина неумело засунула цветы в волосы, и они свисали по обеим сторонам лица, делая ее похожей на пьяную.

— Вот ваши колокольчики, — сказала Бетани, протягивая цветы.

— Спасибо, — отозвалась женщина, роняя те, что еще держала в руках.

Вздохнув, Бетани снова нагнулась.

— Вы нарвали слишком много, столько не унести.

— Они красивые, — проговорила женщина. — И пахнут как бутылочка с духами.

Лисса наконец-то оправилась от потрясения и протянула руку.

— Здравствуйте. Я Лисса Пастен, а это моя дочка Бетани. Мы сейчас живем в Холлоу-хаус.

— Здрасьте. — Женщина подумала немного, затем вложила ладонь в протянутую руку. Ладонь была холодная как лед.

— Бог ты мой, вы же продрогли! Где ваша кофта?

— Я забыла. Простите…

Сорокапятилетнее дитя встревожилось, ожидая нахлобучки. Лисса не знала, что делать. Нельзя же бросить здесь эту несчастную, тем более что скоро стемнеет.

Но тут в конце аллеи показалась Эмили. Девушка огляделась и со всех ног бросилась к ним. Щеки Эмили разрумянились от быстрого бега, в руках она держала кофту. Направившись прямиком к собирательнице колокольчиков, Эмили принялась засовывать ее руки в рукава, нетерпеливо отбрасывая длинные волосы незнакомки.

— Ты, никак, смерти себе ищешь! — возмутилась Эмили, застегивая кофту. — И только посмотри на цветы! Уже вянут. Ну и что нам с ними делать?

Бетани с интересом наблюдала за тем, как Эмили одевает взрослую тетю.

— Пойдем, чай уже готов. Сегодня у нас бутерброды с сардинами. Ты ведь любишь сардины, верно?

Бетани состроила недовольную гримасу. Девочка терпеть не могла тощих рыбешек с белесыми спинками и волокнистой мягкостью.

— Эмили? — Лисса умудрилась вместить все незаданные вопросы в одно слово.

— Сегодня у Нэнси — это моя сестра — выходной, так что я ее замещаю. Но за этой вот нужен глаз да глаз. Истинное наказание!

Лисса кивнула.

— Удачи вам с сардинами. Пойдем, Бетани, Билл и Бен уже умчались. Они знают дорогу лучше нас.

К тому времени, как мать и дочь добрались до Холлоу-хаус, на землю уже опустились вечерние сумерки. Уставшая после насыщенного событиями дня, Бетани отчаянно зевала и висла у матери на руке. Лисса отвела дочку наверх, и через минуту умытая, переодетая в пижаму девочка уже лежала в постели. Глазки закрылись сами собой, ресницы дрогнули и замерли.

Сара ждала внизу. Лисса почему-то знала, что так оно и будет. Достойная леди смущенно переминалась с ноги на ногу, держа в руке стакан хереса. Нечасто Сара прибегала к помощи алкоголя!

— Ага, — сказала Лисса. — Кажется, мне предстоит услышать что-то неприятное.

— Эмили сказала мне, что вы встретили на дороге Присциллу. — Сара пригубила херес, нервно пригладила волосы.

— Присциллу? Полагаю, Присцилла и Нэнси — это арендаторы той самой квартирки над бассейном.

— Да, дорогая. Но это еще не все. Только, пожалуйста, не держите на него зла. Ему казалось, что так будет лучше.

— На кого не держать зла? О ком вы?

— О Джете. Джет решил, что Присцилле следует жить в собственной квартире, уютной и безопасной, под присмотром Нэнси. Он хочет ей только добра.

Лисса выглянула в окно. Темные облака поглотили последние лучи заходящего солнца. Снова стало темно. И как-то тревожно.

— Что вы пытаетесь мне сказать?

— Ох, Лисса, не знаю, как и выговорить. Так трудно… Но, видите ли… Присцилла — жена Джета. Это мать Мэтью.

ГЛАВА 15

Лиссе казалось, что мир вокруг нее рушится, стремительно летит в пропасть. Только вот почему-то остаются неизменными сводчатые потолки, полированная мебель, букеты в вазах, заботливо собранные тетей Сарой.

Его жена… Недаром Лиссе с самого начала казалось, что от нее что-то скрывают. Обрывки фраз, многозначительные взгляды, непонятные недомолвки… все это только часть коварного заговора. Обитатели Холлоу-хаус, должно быть, не предполагали, что прошлое воскреснет именно сегодня и погребет ее, Лиссу, в зыбучих песках отчаяния. Все ее существо превратилось в единый сгусток боли. У него есть жена, жена, что живет в нескольких сотнях ярдов от его дома, которую невозможно вечно прятать.

— Расскажите мне о Присцилле, — попросила Лисса тихо, опершись о край стола, чтобы не потерять равновесия. — Мне нужно знать.

— Конечно, нужно… Роман их развивался стремительно. Джету только что исполнилось двадцать, Присцилле — двадцать один. Присцилла была прелестна: беспомощная, хрупкая, женственная, совершенно не похожая на раскованных девиц, которые окружали Джета. Она не работала, только помогала матери по дому.

— Она была уже… ну, такая, как сейчас?

— Не знаю наверняка, но подозреваю, что уже тогда были заметы симптомы психического расстройства, о котором знали родители… и тщательно скрывали. Все произошло так быстро. В те времена молодые люди не начинали жить вместе до свадьбы и не шли дальше поцелуев. Сегодня — помолвка, а завтра — уже свадьба. Думаю, родители стремились ускорить события, а Джет… Джет — истинный джентльмен, мог ли он отступить? Кроме того, он слишком много работал, чтобы понять, что на него исподволь оказывают давление. И он любил ее, очень любил. Она была такая красивая, такая кроткая…

— Оказывают давление? На Джета?!

— Вы забываете, ему было только двадцать! Женщин он знал плохо, в молодости отличался редкой застенчивостью… В подвенечном платье Присцилла была на диво хороша: бледная, хрупкая, словно фарфоровая статуэтка. Если Джет и заподозрил что-то после свадьбы, то ни словом о том не обмолвился в силу природной порядочности. Он в ту пору работал день и ночь, закладывая основы «Арнольд консолидейтед». Может быть, если бы он чаще бывал дома, кризиса удалось бы избежать.

— Значит, был кризис? — Лисса отрешенно вторила тете Саре. Это сон, страшный сон… Вот сейчас она проснется и обнаружит, что пора на работу.

— Во время беременности Присцилла совсем расхворалась, и мать увезла ее к себе. Что происходило у них дома — неизвестно. После родов Присцилла впала в глубокую постнатальную депрессию, о малыше позаботиться не могла, впрочем, как и о себе тоже. Бедняжка была в ужасном состоянии.

— А Джет?

— Джет, конечно, во всем винил только себя. За то, что позволил жене забеременеть, за то, что все время отдавал работе, за то, что оставил ее на родителей. Он считал, что должен был понять заранее: материнство ей противопоказано.

— Глупость какая! Он был так молод, откуда ему знать! — воскликнула Лисса. — Родители Присциллы должны были предупредить его об опасности.

— Они были уже в возрасте. Думаю, они обрадовались возможности пристроить Присциллу, выдать за надежного человека, способного о ней позаботиться. К сожалению, они умерли вскоре после рождения Мэтью, и с этой травмой Присцилла тоже не смогла справиться.

— А Джет?.. — Лисса рухнула на стул, ноги вдруг перестали держать ее. В таких случаях полагается сходить с ума от ревности, но ревности она почему-то не испытывала. Сердце сковал лед.

— Джет безропотно принял бремя на свои плечи, поместил Присциллу в очень дорогую частную клинику, а я растила Мэтью. Брат нанял мне в помощь няню, милую девушку-шведку. Присцилла совсем не помнит о существовании сына. Все это очень грустно. Затем, когда мы переехали в Холлоу-хаус, Джет переоборудовал пристройки над бывшими конюшнями и убедил власти передать Присциллу под его опеку, чтобы обеспечить ей хоть какое-то подобие нормальной жизни, не в лечебнице, вы понимаете… Нэнси, сестра Эмили, за нею присматривает. Она совершенно безобидна, просто играет себе целыми днями, вот и все. Ваша Бетани в развитии ушла от нее далеко вперед.

Молодая женщина безучастно впитывала информацию.

— И они все еще женаты?

Лисса должна была задать этот вопрос. В комнате вдруг стало нечем дышать, словно потолок навис над самой ее головой. Замерев, она ждала ответа. Неужели Джет ее обманывал? Содержал впавшую в детство жену, ухаживал за ней, прятал от посторонних глаз, а сам развлекался с другими. Но разве стал бы он делать ей предложение, если бы не был свободен?!

— Да, они все еще женаты. Мне очень жаль, Лисса. — Сара взяла бутылку и наклонила над бокалом — золотистая жидкость перелилась через край и потекла по морщинистым пальцам. — До развода дело так и не дошло. «Разведусь, как только встречу другую», — говорил Джет поначалу. Но так никого и не встретил, а со временем все позабылось.

— Он забыл развестись? — В голосе Лиссы отчетливо прозвучало недоверие.

— Но вы как раз та, кого он ждал, поверьте мне! Помните вечеринку с шампанским, когда Бетани собирала пробки для волшебного замка? Он строил грандиозные планы. Никогда я не видела брата таким счастливым, и он совершенно определенно…

—…Упомянул о разводе? — подсказала Лисса.

— О да-да, абсолютно точно. «Надо по-быстрому развестись, — сказал Джет. — Уладить дело как можно скорее». Он даже попросил меня позвонить в понедельник утром его поверенным.

— И вы позвонили?

Лицо тети Сары удрученно вытянулось, и она принялась теребить плиссированную юбку. Ее запястья казались такими хрупкими, что того и гляди переломятся. Тягостное молчание затянулось. Лисса прикрыла глаза, все цвета радуги слились в тусклое серое пятно.

— Вы забыли?

Сара отчаянно покраснела.

— Даже не знаю, как так вышло. Может быть, подсознательно я считала, что разводом должен заняться сам Джет, а он вот-вот вернется. Я не любитель звонить адвокатам. Никогда не знаю, что сказать, тем более о таком деле.

Лисса покорно приняла и этот удар. Она не помолвлена с Джетом. Она не может выйти за него замуж, пока он не разведется. Если он разведется. Если он вернется. А кто же она теперь? Просто случайная знакомая. Бывшая невеста Мэтью. Мать Бетани. Подручная Грега…

Молодая женщина ни в чем не винила тетю Сару, однако вечер был безнадежно испорчен. Если не вся жизнь. Лисса поднялась со стула.

— Сара, я пойду приму душ и лягу пораньше. Голова раскалывается. Тяжелый выдался день.

— Мне ужасно жаль, дорогая. Жаль, что все произошло так нелепо…

— Не мучайте себя, Сара. Все равно когда-нибудь мне пришлось бы это узнать. Ну вот, теперь на мне еще и жена Джета.

— Что? Я не понимаю…

— Да это я так, к слову. Спокойной ночи, Сара.

— Спокойной ночи, родная.


Несмотря на смертельную усталость, сон не приходил. И как это Джет умудрился отложить дело о разводе в долгий ящик? Однако отчасти Лисса его понимала. Сперва это не имело значения, все помыслы Джета занимала компания «Арнольд консолидейтед». Он не испытывал необходимости развязать себе руки. И, может быть, все еще винил себя за болезнь Присциллы. А если бы он бросил несчастное создание, был бы он тем Джетом, которого полюбила Лисса? Наверное, нет. Печальная судьба Присциллы научила его участию и состраданию.

А она? Даже когда она вошла в жизнь Джета и, словно бомба, взорвала его тщательно возведенный мир условностей и защитных барьеров, ее представили как невесту Мэтью. А когда злосчастная помолвка расстроилась, даже тут судьба чуть не развела их. Она ведь полагала, что именно Джет рассказал Мэтью об Андре!

Прыжок с парашютом… Единственный счастливый день, проведенный вместе. Но события развивались так стремительно… до поверенных ли тут?

И Лисса подумала, что сама сделает все что нужно. Приняв такое решение, она заснула, снова переживая во сне те упоительные мгновения последней встречи, когда Джет привлек ее к себе и тела их слились. Часть его существа осталась в ее плоти, поглотилась тканями и пребудет в ней до самой смерти. Куда бы она ни шла — на работу или вечеринку, — он останется с нею, пусть даже незримо. Их связывают узы более прочные, чем любовь или дружба. И даже если им не суждено быть вместе, все равно они не расстанутся.

В понедельник Лисса первым делом позвонила поверенным Джета в фирму «Ратбон и Дженкинс». Их адрес и телефон оказался в списке, любезно составленном для нее Сибил. Молодую женщину тотчас же соединили с мистером Ратбоном.

— Говорит Лисса Пастен, помощник мистера Арнольда. Прежде чем уехать, мистер Арнольд оставил ряд указаний сестре, Саре Арнольд. К сожалению, она забыла с вами связаться.

— Да, да, — подхватил мистер Ратбон. — Вы имеете в виду развод?

Эти слова были как бальзам для ее кровоточащего сердца.

— Именно. Мистер Арнольд уже говорил с вами об этом? — Скажите «да», ну, пожалуйста, скажите «да»! — заклинала про себя молодая женщина.

— Да, насколько я понял, ему не терпелось урегулировать создавшееся положение, и он просил меня узнать юридические тонкости, поскольку жена его, к сожалению, не в состоянии сама принимать решения. Разумеется, я тут же взялся за дело. Я рассчитывал, что мистер Арнольд сам со мною свяжется по возвращении. Разумеется, я знал о его отъезде, потому что мистер Арнольд забрал паспорт из сейфа.

— Паспорт? Странно, — механически произнесла Лисса, хотя в мыслях ее было совсем другое. — Я полагала, что паспорт мистера Арнольда хранится дома или в офисе.

На это мистер Ратбон ничего не ответил. И тут Лисса поняла: речь идет о другом паспорте. В силу каких-то причин у Джета два паспорта, и один из них хранится в надежном месте, в сейфе адвокатской конторы. Бог ты мой, что все это значит?

— Пожалуйста, попросите мистера Арнольда зайти, как только он вернется, — проговорил поверенный. — Второй документ, что он просил меня подготовить, ждет его подписи. Иначе он не будет иметь силы.

Какой такой документ? Но Лисса не стала задавать лишних вопросов.

— Не буду вас больше задерживать, мистер Ратбон. Вы мне очень помогли. Я передам ваши слова мисс Арнольд и Мэтью.

— Вы уже говорили с Хенком Джефферсоном? — как бы между прочим обронил адвокат, прежде чем церемонно распрощаться.

— С Хенком Джефферсоном? — Где она слышала это имя? Ах да, босс Мэтью в нью-йоркском отделении. — Нет еще. Зачем? Думаете, следует?

Теперь ее любовь питалась только воспоминаниями. Каждое утро молодая женщина ласково поглаживала дождевик Джета, что висел на вешалке в холле. Проходя мимо резного кресла в столовой, проводила рукой по спинке, словно могучая фигура Джета оставила на ней неизгладимый отпечаток. Фотографий любимого у нее не было, да Лисса в них и не нуждалась. Перед фотографией она не стала бы падать на колени… Зато извлекла из «мерседеса» черный кашемировый шарф и теперь надевала его, воображая, что это не ткань, а сам Джет ласково касается ее кожи. Иногда молодой женщине казалось, что она и впрямь теряет рассудок.

Надежда возрождалась на краткие мгновения, а интервалы между ними становились все больше и больше.

И вот сейчас усталость намертво приковала ее ноги к сверкающему офисному паркету, однако сердце рвалось ввысь. Джет собирался на ней жениться, всерьез собирался! Он не лгал! Он беседовал с мистером Ратбоном относительно юридических прав Присциллы еще до того решающего прыжка с парашютом! Джет ее любил! Неужели ей предстоит провести остаток жизни, судорожно цепляясь за этот факт? Лисса знала, что другого мужчины в ее жизни не будет. Джет — ее избранник. Ради него она умрет.

Если ей суждены долгие годы безбрачия, так что ж? В любви к Джету она черпала и радость и силы. Она возьмет в свои руки его бизнес, его дом, его семью, позаботится о Присцилле. Сделает все так, как ему хотелось бы. Направит энергию чувств на то, чтобы прожить свою жизнь за двоих — за себя и за него.

С момента исчезновения Джета она ни разу не заплакала. Но теперь молодая женщина сидела за необозримым письменным столом, и по лицу ее струились горячие слезы. Лисса судорожно дышала, тихо и жалобно постанывала, как стонет раненый зверек! От отчаяния сердце ее готово было разбиться, безутешное горе сгустками тумана повисло в воздухе, в нем растворялись пролитые слезы.

Лисса впивалась ногтями в ладони, умышленно стараясь причинить себе боль, пораниться так, чтобы истечь кровью, чтобы умереть и воссоединиться с ним.

— Джет… Джет… — всхлипывала она, плечи ее сотрясались. — Где… ты?

Чьи-то теплые руки сомкнулись на ее груди, и на какое-то мгновение Лисса поверила, что Джет вернулся. Но руки были мягкими, округлыми и женскими — это Сибил привлекла ее к себе, по-сестрински сочувствуя ее горю.

— А я все гадала, когда же вы наконец расплачетесь, — тихо проговорила она. — Вы выглядите всегда такой сильной, такой невозмутимой… Нельзя себя так мучить.

— Извините… я не хотела… Ничего не могу с собою поделать. Я так его люблю! Хочу, чтобы он вернулся! Не могу без него жить! Это несправедливо!

— Жизнь — вообще несправедливая штука, — вздохнула Сибил, вдруг показавшись старше и мудрее своих лет. — Приходится смиряться. Но вы будете жить дальше, потому что этого хотел бы мистер Арнольд… Джет. И вы и ваша маленькая дочка. Вы знали, что Джет от нее без ума?

— Боюсь, что он собирался жениться на мне, только чтобы заполучить Бетани, — улыбнулась Лисса сквозь слезы, затем достала носовой платок и высморкалась. — Бетани и в самом деле лапушка и смешная такая, вечно путает слова.

— Тогда вам нужно жить ради нее.

— Что я и делала все эти годы, — прошептала Лисса, вспоминая о смерти Андре и о том, как растила дочь на протяжении долгих одиноких лет.

— Значит, вы и сейчас справитесь. Но теперь за вами и богатство Арнольдов, и влияние, и положение. Правление директоров в восторге от вашей работы. Вы сами не заметите, как окажетесь на самом верху «Консолидейтед».

— Мне и о своей работе надо думать.

— Ваша работа никуда не денется. Вы можете совмещать и то и другое. Помните, что сотни людей готовы прийти вам на помощь. Назначьте себе заместителей. Бетани растет, вы и оглянуться не успеете, как девочка превратится в юную леди и поступит в школу Чичестера или Уэртинга.

А ведь время и впрямь летит быстро… Но это не радует. Лисса почувствовала, что морщины забот уже прорезали ее лоб. Сибил пытается помочь, но она не верит, что Джет вернется. При одной мысли об этом воздух в комнате сгущается и мутнеет.

Лисса поглядела на часы, пытаясь определить время, но перед глазами все плыло.

— У меня через час заседание на телевидении…

— Тогда я вас оставлю. Вам нужно привести себя в порядок.

— Спасибо, Сибил. Вы… очень добры.

— Друзья для того и существуют, верно?

Но прежде чем отправиться на совещание по проекту «Мэнсфилд-парка», Лисса позвонила Хенку Джефферсону, сама не зная зачем. В работе нью-йоркского филиала сбоев вроде бы не наблюдалось. Да и Мэтью очень скоро должен был вернуться в Штаты.

— Мистер Джефферсон? Надеюсь, что ни от чего вас не отрываю. Я Лисса Пастен, звоню из лондонского отделения «Консолидейтед».

— Очень приятно, мисс Пастен. Чем могу вам помочь? — Собеседник чуть растягивал слова, как это водится у американцев, голос звучал вполне дружелюбно.

— Я хотела поблагодарить вас за то, что вы позволили Мэтью отлучиться. — Лисса понимала, что повод для звонка выбран до отвращения неубедительный. — Его присутствие было необходимо на заседании правления.

— Что-нибудь не так?

Какой сообразительный. По голосу догадался о ее отчаянии? Или просто по звонку?

— Нет… да. В общем-то ничего особенного. Мне сказали, что вы уже много лет знакомы с Джетом Арнольдом. Я не уверена, сможете ли вы мне помочь, но все-таки… Вы его хорошо знаете?

— Мы вместе служили. — Лисса вспомнила, что Джет упоминал про морскую пехоту. — Отличное было времечко. Джет пользовался большой популярностью среди подчиненных. Знаете, он из тех людей, что внушают беззаветную преданность. Его то и дело отправляли на особые задания. Я часто поддразнивал его, называя разведчиком, хотя сам он ни в чем таком никогда бы не признался.

— Разведка? Как вы думаете, он по-прежнему с ней связан?

— Джет сотрудничал со спецслужбами два года, прежде чем поступить на работу в фирму отца. А там своих людей не забывают. Особенно стоящих.

— Но он распростился с военно-морским флотом давным-давно, так ведь? Или во время какого-нибудь вооруженного конфликта о нем могли снова вспомнить? Во время войны на Фолклендских островах, например? Я как-то смутно представляю себе Джета в этой роли в наши дни. Ведь столько лет прошло.

— Какая разница? Хороший офицер — всегда офицер. Джет чертовски скрытен. А что, какие-то проблемы? Я вам хоть в чем-то помог?

Лисса погладила трубку, жалея, что собеседник находится за тысячу миль, а не в одной комнате с нею. Оптимизм Хенка Джефферсона, его жизненная сила словно бы передались ей. Он, наверное, в чем-то похож на Джета.

— Не слишком, но все равно большое спасибо. Ждите приглашения на свадьбу! — Лисса постаралась, чтобы голос ее звучал весело и беспечно.

— Охотно приеду. — Ей представилось, как он широко улыбнулся. — Не беспокойтесь, мисс Пастен. Джет вернется. Готов поспорить, что вернется. — И Хенк повесил трубку.

Откуда он знает? Может быть, просто догадывается?

Лисса сверилась с часами — она успевала сделать еще пару звонков. Теперь, когда она разъезжала на такси, а не в душном, переполненном метро с его нелепыми ремнями, у нее оставалось гораздо больше свободного времени. Чек «Консолидейтед» предназначался для того, чтобы облегчить ей жизнь. Что ж, именно так она его и использовала.

Молодая женщина принялась обзванивать авиакомпании в алфавитном порядке, прося проверить списки пассажиров на Бангкок за тот понедельник, когда Джет покинул Лондон. Лисса не сомневалась, что глава «Арнольд консолидейтед» и впрямь улетел за границу, иначе зачем бы ему брать второй паспорт?

Компания «Таи интернейшнл эйрлайнз» значилась в списке последней. Времени оставалось в обрез: просматривать бесконечные списки пассажиров — дело долгое.

— С вами говорит инспектор Даттон из Скотленд-Ярда, — вдохновенно соврала Лисса. — Мне очень неудобно отвлекать вас, но это крайне важно. Мы пытаемся проследить маршрут человека, который, как нам кажется, вылетел в Бангкок в понедельник месяц назад. — Лисса назвала дату. — Не могли бы вы зачитать мне список пассажиров за этот день?

— Конечно, инспектор. Одну минуточку.

Компьютер высветил нужный день, нужный рейс, и молодая служащая авиакомпании принялась нараспев зачитывать имена:

— Роберто, Дино, Крэг, Вильямс, Шан, Паколи, Смит и Смит, Патпонг, Ли, Танг, Кай-Инь, Данн, Миллер, Пастен, Дэйво, Хоу, Уан Чай…

— Подождите. Как вы сказали? Пастен?

Лисса подумала было, что ослышалась. Воцарилось недоуменное выжидательное безмолвие, словно птица взяла фальшивую ноту.

— Одну минуточку. — Девушка снова сверилась со списком. — Да, Пастен. П-а-с-т-е-н. — Она произнесла фамилию по буквам.

— А инициала или имени нет?

— Есть. Л… Ларри Пастен.

Джет, разумеется, это Джет! Вряд ли существует на свете другой человек с ее фамилией и именем мифического инспектора Даттона! Сердце Лиссы учащенно забилось. Дыхание перехватило. Это весточка от Джета. Джет знал, что со временем она примется его разыскивать, и бросил ей спасательный трос. За который она и ухватилась.

— Мистер Пастен в самом деле вылетел в Бангкок в тот понедельник? Он точно поднялся на борт самолета.

— Да, мэм. У меня записан номер рейса. Полет прошел благополучно.

— И он сошел, полагаю? — Ну и идиотский же вопрос!

— Нет. Мистер Пастен летел транзитом. У него был билет до Денпасара на Бали. В Бангкоке ему предстояло сделать пересадку.

— Скажите, мог ли он позвонить, дожидаясь рейса?

— К сожалению, в то время у нас возникли проблемы с линиями связи. Телефоны аэропорта вышли из строя на несколько часов.

— А не мог ли он позвонить из города?

— Транзитным пассажирам не разрешается покидать здание аэропорта. Они могут застрять в какой-нибудь дорожной пробке и опоздать на самолет. В Бангкоке очень большое движение.

В артерии Лиссы поступал адреналин, заставляя кровь бежать быстрее. Душа пела. Джет, Джет, вот, значит, ты где! Индонезия…

— Благодарю вас, — проговорила Лисса, изображая утомленного рутинными расспросами констебля. — Вы мне очень помогли.

Она повесила трубку и огласила кабинет победным воплем, не заботясь о том, что ее могут услышать. Джет жив, он в Индонезии! Он улетел на остров Бали, воспользовавшись ее именем. Один только Бог знает зачем. Но, значит, есть тому причины. И она, Лисса, все выяснит!

В воображении молодой женщины промелькнули тысячи безумных проектов. Она позвонила Сибил, и секретарша тут же примчалась: радостное возбуждение в голосе Лиссы передалось и ей.

— Я его нашла! — торжествующе объявила Лисса. — Он улетел на Бали под чужим именем. Я немедленно отправлюсь туда. Я его найду. Вы не закажете мне билет на следующий же рейс? И узнайте, не нужно ли мне сделать какие-нибудь прививки? Хотя, скорее всего, я уже не успею.

— Бали? Но почему Бали? Наш филиал находится в Бангкоке. С Бали мы не работаем, — недоверчиво протянула Сибил. — Уж не отправился ли он в отпуск? Но Джет не берет отпусков. Это на него не похоже.

— Это не отпуск. — Лисса была уверена на все сто процентов. — Здесь что-то другое, нечто под грифом «секретно». Не знаю, что именно, но непременно выясню. А вы удерживайте крепость до моего возвращения.

— С удовольствием. — Простенькое лицо Сибил внезапно преобразилось. — Только отыщите мистера Арнольда и привезите сюда. Живым и невредимым. Умоляю.

Ого, и здесь без влюбленности не обошлось, подумала Лисса. Распространенный случай: какая секретарша не вздыхает тайком по своему боссу? А Джет — идеальный объект для такого вот платонического чувства. Но ревновать тут не стоит. Ее возлюбленный не тот человек, чтобы воспользоваться чужой слабостью. Джет принадлежит ей. Только ей! Лисса знала это и упивалась этой мыслью.

ГЛАВА 16

Постановка «Мэнсфилд-парка» задумывалась как нечто грандиозное: баснословный бюджет и целая плеяда кинозвезд наводили на мысль о премии «Оливье». После брифинга голова у Лиссы пошла кругом. Более интересного проекта невозможно было представить. Молодая женщина отдала бы многое, чтобы попасть в состав съемочной группы.

Шесть месяцев назад она бы горы свернула, из кожи вон вылезла, чтобы получить эту работу. Увидеть свое имя в титрах «Мэнсфилд-парка» — это, конечно, здорово, но до того ли ей теперь? Она умеет отыскивать потрясающие места для выездных съемок и оформлять документацию. Бурлящий поток идей уже захлестнул воображение молодой женщины. Но где взять время? Как ей управиться с работой и одновременно выполнить свои обязательства перед обитателями Холлоу-хаус и служащими «Консолидейтед»? Лисса ощущала себя примерно так же, как Скарлетт О'Хара, узнавшая вдруг, что Тара разорена, а восстанавливать усадьбу предстоит именно ей. Конечно, вручную собирать хлопок Лиссе не придется, но устанет она ничуть не меньше Скарлетт.

Правда, когда раскручивается большой фильм, поначалу темпы замедлены. Если она не потеряет голову и сумеет все время держаться на шаг впереди продюсера, то, может, и справится. Ее предварительные идеи пришлись руководству по душе. Хэддон-холл, Ноул-парк, Вадеодон-мэнор… деревня Лэмптон рядом с Эйлсбери. Но Лисса способна на большее. Эти усадьбы использовались для съемок уже тысячу раз. Надо напрячься и найти нечто новенькое, то, что потрясет боссов своей оригинальностью.

Но сперва нужно отыскать Джета. Она успеет на нужный рейс, даже если придется просидеть за письменным столом всю ночь. Можно работать и на борту самолета, отсылая назад наброски и планы…

В голове рождались все новые идеи. Без сомнения, ее призвание — кинематограф, а вовсе не бизнес. В бизнесе она мало что смыслит. Она занимается им только ради Джета.

Надежда отыскать любимого росла, крепла, выплескивалась через край, словно весенний паводок. Ларри Пастен! Почему она раньше не догадалась справиться в авиакомпаниях о всех вылетавших в тот день… Ведь это имя все время было там, в списках! Джет оставил ей подсказку, положившись на то, что она не допустит, чтобы возлюбленный исчез из ее жизни…

Почему она так замешкалась? Но Джет и представить себе не может, что ей довелось пережить за последние дни… Переезд из квартиры, известие о существовании Присциллы, работа над «Мэнсфилд-парком»… Предполагал ли Джет, что она, Лисса, займет его место в «Консолидейтед»? Нет, он бы ни за что не поверил, что она на это способна. Он наверняка считает, что Лисса все еще прочесывает прилегающие к Лондону графства в поисках личных конюшен, живописных магазинчиков и глухих переулков.

А как сказать тете Саре и Бетани? Так, чтобы они успокоились, а не встревожились еще больше, решив, что она отправилась в погоню за химерами, — через весь мир, на какой-то там тропический островок?

— Джет улетел на Бали, — сообщила Лисса Саре, когда девочку уложили спать. — И имя, под каким он улетел, отнюдь не Джет Арнольд. У него есть другой паспорт, хотя ума не приложу, зачем он ему нужен. Но я не хочу говорить Бетани, что улетаю так далеко. Прежде мы никогда не расставались надолго — от силы на день, — боюсь, что лапушка моя расстроится.

— Мы можем сказать, что вы отправились на поиски новых мест для съемок в северную часть Англии. С этим Бетани смирится. Это ведь почти правда, может, вы туда поедете в будущем.

— Вы и в самом деле так скажете? Возьмете ложь на бессмертную душу?

— Да это и не ложь вовсе. В детстве мы называли это «подтасовочкой». Когда вы летите?

— Сибил заказала мне билет на завтра, на одиннадцать утра. «Таи эйрлайнз». Слава Богу, что Бетани понравилось в новой школе. Девочка не причинит вам особого беспокойства.

— Амос отвезет ее в школу. Он очень хорошо водит машину, не беспокойтесь. Бали… Бог ты мой, дорогая, это же так далеко! И что там понадобилось Джету?

На лице Сары отражались попеременно то облегчение, то тревога. Пожилая женщина привыкла к простой, размеренной жизни, безо всяких там приключений.

— В наши дни это не расстояние. Я скоро вернусь. С Джетом в придачу!

— О да, давно пора вернуть блудного сына домой. Довольно ему прохлаждаться, пора и честь знать! Я уж скажу ему пару ласковых слов. Уехал и не сказал куда!

— Порепетируйте хорошенько, пока меня нет. И приступайте к урокам вождения — прямо сейчас, не откладывая.

Вдруг молодая женщина ощутила приступ сомнений: и с какой стати она так в себе уверена? Зачем она летит на Бали? И хотя крохотный островок размером не больше графства Суррей, где именно станет она разыскивать Джета? Кошмар какой-то. Она же понятия не имеет, что станет делать, сойдя на землю. Да и что такое Бали — современный, благоустроенный остров или нечто примитивно-аграрное? А если Джет вовсе не хочет, чтобы его нашли?

В кабинете Джета Лисса уже видела однажды путеводитель, между страницами которого торчали закладки, а строчки с описанием курортного местечка Куты на Бали были даже подчеркнуты карандашом. Решив воспользоваться этими заметками как указаниями к поиску, Лисса взяла путеводитель с собой. Она быстро затолкала одежду в дорожную сумку: хлопчатобумажные футболки, джинсы, шорты, купальник, — а вдруг да понадобится! И лосьон от загара. Паспорт был в полном порядке. А Сибил в изобилии снабдила Лиссу наличными и туристскими чеками.

— Вот что вам понадобится, — объявила Сара, торжественно вручая молодой женщине аэрозоль с каким-то репеллентом. — Там вывели породу особенно кусачих москитов, специально для туристов.

— А вы откуда знаете?

— По телевизору видела, в рекламе путешествий.

До отъезда Лисса сумела связаться с Мэтью. Тот держался вызывающе и к ее поездке не выказал ни малейшего интереса. Молодая женщина слышала, как Арнольд-младший нетерпеливо постукивает по телефону шариковой ручкой — мол, скоро ли ты наконец отстанешь?

— Да ну? Новые секреты? Как любопытно! Под чужим именем, говоришь… Ты слишком много смотришь телевизор. Ах да, я и забыл, ты ведь работаешь на телевидении… Говорят, от этого мозги плавятся.

— Как тебе верховые прогулки со старыми друзьями? — поинтересовалась Лисса, пропуская саркастические замечания мимо ушей.

— О, замечательно. Все так культурно, цивилизованно. Очень приятные люди. Мы тут на охоту ездили.

— И впрямь, цивилизованное времяпрепровождение: травить собаками лис, — заметила молодая женщина.

Разговаривать с Мэтью было бесполезно. Словно отныне он принадлежал иному миру, и что бы она ни сказала, что бы ни сделала, для Арнольда-младшего это уже не представляло ни малейшего интереса. Мэтью будто возвел вокруг себя стену, которая пропускала только то, что он хочет видеть или слышать. Лисса искренне сожалела, что когда-то причинила юноше боль, но что ей оставалось делать? Она не из тех, кто просит прощения. Она не станет падать на колени и умолять: «Забудь все, женись на мне!» Молодая женщина даже вздрогнула при мысли, что могла бы и впрямь выйти за Мэтью и скрепя сердце исполнять супружеский долг, чтобы доставить ему удовольствие. Пожизненная каторга!

Вечером Лисса вышла подышать свежим воздухом, накинув на плечи шаль тети Сары. Ей вспомнилось, как в тот памятный вечер Джет заботливо закутал ее в эту самую шаль, чтобы она не замерзла. Какой он замечательный, нежный, любящий…

В саду Присцилла играла с котенком. На ней было короткое платье с передником в цветочек, сандалии и легкая кофточка. Волосы украшали неумело завязанные банты. Судя по всему, Присцилла сама соорудила себе эту нелепую прическу.

— Здравствуй, Присцилла, — проговорила Лисса, наклоняясь почесать кота за ухом. — Привет, Ликерчик.

— Я люблю кошек, — сообщила Присцилла.

— И я тоже. Он премиленький. И такой шустрый!

— Он от меня убегает.

— Ты по-прежнему рисуешь лошадок?

— Ох нет, теперь я рисую кошек?

— Здорово! А где Нэнси? Она обычно гуляет с тобой, верно? — Лисса выпрямилась и взяла в свои руки тонкую, сухую ручку собеседницы. — Холодает, Присцилла. Не вернуться ли нам домой?

— Я сама сюда пришла. Иногда, когда дверь открыта, я удираю из дома! — Присцилла расхохоталась и закружилась на месте, раздувая юбку, как Бетани на уроке танцев. — В саду весело!

— Но теперь тебе пора домой.

— Ладно. Я заберу киску с собой, хорошо?

— Нет. Ликерчик принадлежит моей дочке, Бетани. Она живет в Холлоу-хаус. Да ты ее знаешь: девочка, у которой ты взяла панду. Сейчас она уже спит.

— Знаю, да. Можно, я оставлю панду себе?

— Конечно, оставь. У Бетани полным-полно игрушек. Хочешь посмотреть на них как-нибудь?

— Хочу! Завтра?

— Нет, не завтра, но очень скоро, я обещаю. Я поговорю с Нэнси и Эмили, и мы что-нибудь придумаем.


«Шутамат». Такое название красовалось на борту «Боинга-747», что должен был доставить Лиссу в Бангкок. Чужеземная речь в аэропорту звучала странно и непривычно. Создавалось впечатление, что Англия осталась далеко позади. Комната отдыха для пассажиров первого класса — «Королевская гостиная орхидей» — казалась благословенным оазисом тишины и прохлады. Свежезаваренный чай «Эрл Грей» и холодный апельсиновый сок с мякотью замечательно успокаивали.

К комфорту и роскоши привыкается быстро. Бледно-лиловые полотенца в дамской комнате, крем «Диор» и набор туалетных принадлежностей в дорогу. Бетани придет в полный восторг от крохотной зубной щетки и тюбика с пастой, а вот миниатюрный флакончик с увлажняющим лосьоном «Гуччи» Лисса твердо вознамерилась сохранить для собственной персоны.

Лисса летела самым что ни на есть привилегированным классом. Она и понятия не имела, что Сибил забронировала для нее такой дорогой билет, покуда служащий аэропорта Хитроу не подвел ее к нужному окошечку регистрации, где, в отличие от остальных, не наблюдалось никакой очереди. В который раз Лисса ощутила себя причастной к могущественной корпорации «Арнольд консолидейтед».

Чтобы убить время, Лисса читала роман Джейн Остин, пока стройная стюардесса-индонезийка в доходящей до полу юбке в синюю пурпурную и золотую полоску и в легкой тунике лично не пригласила молодую женщину на посадку. Иссиня-черные волосы девушки украшал яркий цветок. Очень экзотично!

Перелет до Дели длился восемь часов. А с тех пор как Лисса покинула Холлоу-хаус, прошло уже пять. Она надеялась уехать, пока Бетани еще спит. Предполагалось, что Амос отвезет Лиссу в Слудбери к первому лондонскому поезду. Но Бетани проснулась и раскапризничалась: девочка не хотела, чтобы мама уезжала.

— Я еду повидаться с Джетом, — объяснила Лисса, слегка «подтасовывая» факты. — И напомнить ему, чтобы возвращался домой. Мы ведь все по нему соскучились, так?

— Почему он сам себе напомнить не может? — по-детски возмутилась Бетани, теребя ухо Пудингу. Дурной знак, но Лисса надеялась, что новая школа и заботы тети Сары утешат Бетани, пока сама она будет в отъезде. Тетя Сара рада побаловать маленькую гостью!

— Потому что он занят, — пояснила Лисса кратко. — Джет — очень занятой человек.

— Пудингу не нравится, что ты уезжаешь, — пожаловалась Бетани.

— Тогда тебе придется приглядеть за ним, верно? Подбодри беднягу, я на тебя рассчитываю.

До Дели четыре тысячи семьдесят миль. На высоте тридцати трех тысяч футов Лисса в очередной раз усомнилась, в здравом ли она уме, и решила сей вопрос положительно. Она абсолютно права! Джет недаром взял билет на имя Ларри Пастена. Сибил перерыла все отчеты, пытаясь выяснить, что главе «Арнольд консолидейтед» понадобилось в Бали. Никаких деловых связей у Джета там не было. Единственный юго-восточный филиал фирмы находился в Бангкоке.

— Но он купил билет до Бали.

— Думаю, что Джет не загорать улетел, — разумно предположила Сибил. — Не волнуйтесь, Бали — совсем маленький островок. Вы его непременно отыщете. Он в любой толпе за милю заметен.

Теперь, запертая в металлическом цилиндре, из которого невозможно выйти, Лисса уже не была в том уверена. Она перелистывала каталоги деревень и усадьб, путеводители «Национального треста», но теперь Великобритания казалась частью иного мира. Записная книжка оставалась пустой. А боссы с телевидения ждут идей. Будем надеяться, что цивилизация на Бали дошла до такого уровня развития, что там имеют представление о факсе. Или нет? Лисса ровным счетом ничего не знала об острове.

Ох, если бы только рядом с ней находился Джет, а не пустое сиденье! Стюардесса по имени Джантана предложила опустить центральный подлокотник, чтобы Лисса могла прилечь. Идея показалась соблазнительной — накануне в Холлоу-хаус молодая женщина не проспала и пяти часов.

Неразбавленный бренди тут же усыпил Лиссу. Когда она проснулась, свет был выключен, жалюзи опущены. На экране, расположенном в дальнем конце салона, показывали фильм с участием Джона Траволты для тех, кто еще бодрствовал.

Лисса поднырнула под экран, умылась в туалетной комнате, где с трудом можно было повернуться, намазала руки кремом, побрызгалась одеколоном «Диориссимо». И все это под неумолчный гул моторов.

В Дели самолет приземлился в полночь, хотя часы Лиссы показывали семь сорок пять. Перед посадкой на экране компьютера высветилась информация: высота полета, скорость ветра, температура воздуха на земле и прочее. Эти подробные сведения Лиссу почему-то не порадовали. Рев реактивных двигателей при соприкосновении с посадочной полосой тоже не пришелся ей по душе.

В самолет хлынула шумная толпа индийцев и индонезийцев. Домой летят, счастливцы! Пустое место рядом с Лис-сой тут же заняли. Напрасно она надеялась долететь до Бангкока в одиночестве!


Жара стояла невыносимая. Лисса сняла жакет и свитер, расстегнула верхние пуговицы клетчатой рубашки. Снаружи, на летном поле, температура воздуха поднялась до 86 градусов по Фаренгейту. Автобус, доставивший пассажиров от самолета к зданию аэропорта, напоминал раскаленную печь.

Зал ожидания в аэропорту Бангкока был переполнен, как шумный, многолюдный базар. Здесь предлагали беспошлинные товары: первосортную косметику, духи, дешевые сувениры. В кадках высились деревья, темные матовые листья которых создавали подобие тени. Солнечные лучи заливали зал, проникая сквозь бесконечные ряды окон. Пассажиры, лишенные возможности обрести приют в «Королевской гостиной орхидей», без церемоний разлеглись на полу, надеясь хоть немного выспаться.

Лисса затосковала по дому. Никогда еще она не уезжала так далеко от Бетани. Случайные командировки в Европу можно было пересчитать по пальцам.

«Шринапа» — так назывался самолет, которому предстояло преодолеть тысячу восемьсот пятьдесят восемь миль, отделяющие Бангкок от Денпасара, столицы Бали. Вертя в руках бокал с шампанским, молодая женщина взглянула в иллюминатор. Над Бангкоком гнусной серой пеленой висел смог.


Денпасар молодую женщину просто шокировал. Лисса еще не вполне пришла в себя от неожиданного потрясения: сойдя с самолета, путешественница обнаружила, что ее дорожная сумка вместе со всеми вещами осталась в аэропорту Бангкока. Лиссе пришлось заполнять бесконечные бланки, стоя на испепеляющей жаре в твидовых брюках, рубашке с длинными рукавами и в высоких зашнурованных ботинках.

— Ну и что мне прикажете делать? — возмущалась Лисса. — У меня ровным счетом ничего не осталось: ни вещей, ни одежды. — Разумеется, повинен в этом был отнюдь не человек за стойкой, но Лисса охотно растерзала бы любого. Вокруг толпились китайцы, японцы, индонезийцы, индийцы, словно на новогоднем карнавале. Европейские лица почти не встречались.

— Если у вас есть страховка, вы можете купить все необходимое.

Лисса понятия не имела, что аэропорт Нгурах Раи построен на окраине города, буквально в двух шагах от курортного местечка Кута, и, не споря, заплатила названную таксистом цену. Молодая женщина поняла свой просчет, только когда таксист высадил ее на Легиан-стрит меньше чем через пять минут.

— Хорошие магазины, — заметил шофер, пряча банкноту в десять тысяч рупий.

«Хорошие магазины»! Легиан-стрит представляла собой кромешный ад. В тесном проеме между разномасштабными сооружениями бурлил водоворот истошно сигналящих машин, мини-автобусов «бемос», джипов, такси, мотоциклов, велосипедов, бездомных собак, уличных разносчиков и нищих. Высокие тротуары изобиловали ловушками: на каждом шагу пешеходов подстерегали рытвины и провалы, разбитые бетонные плиты едва прикрывали зияющие канализационные люки. Европейского вида туристку тотчас же обступила орава торгашей. Лиссе под нос совали коробки с кольцами, часами, украшениями.

— Купи! Купи! Десять американских долларов! Сколько дашь, леди?

Официанты протягивали ей меню, нищие, по большей части матери с младенцами, цеплялись за брюки.

Лисса умирала от жары, одежда прилипла к коже, пот заливал грудь, ноги распухли. Ботинки словно весили не меньше тонны.

Идти по проезжей части не представлялось возможным. Водители в упор не видели пешеходов. Куда же они все едут? Похоже, просто носятся по замкнутому кругу. Движение на улицах было по большей части односторонним. Повинуясь инстинкту, молодая женщина направилась в сторону пляжа, надеясь хоть там спастись от палящего зноя.

Но и на пляже было не лучше. Продавцы саронгов с кипами товара на голове, массажистки, маникюрши, мастера национальных причесок. Торговцы изображениями зловещих идолов налетели на туристку как саранча.

— Амулеты на счастье! Амулеты на счастье! — кричали они.

Чьи-то узловатые пальцы принялись массировать ей плечи. Дородная индонезийка ухватила Лиссу за руку и запричитала над ее ногтями. Еще она начала было вплетать бусины в волосы.

— Нет, нет, не нужно, — отбивалась Лисса, стараясь держаться в рамках вежливости.

— Да, да! Сколько дашь?

Ускорив шаг, Лисса поспешила прочь и вскоре оказалась в более тихой части пляжа. Здесь люди прогуливались по влажному серому песку, запускали змеев, играли в мяч. На самом краю пляжа изъеденная временем возвышалась деревянная погребальная башня. Почерневшая статуя коровы, под которой надлежало покоиться телу, опрокинулась на песок. Лисса передернулась, надеясь, что покойничек давно превратился в прах.

— Похорон не будет еще месяц, — пояснил продавец палочек для риса, бегло изъясняющийся на английском.

Лиссе вдруг страстно захотелось оказаться в Холлоу-хаус. Лучше уж холод и дождь, чем эта напоенная влагой жара. Корсаж брюк врезался в кожу. Как ей отыскать Джета в этом людском хаосе? Столько народу сразу молодая женщина в жизни своей не видела. Где-то она читала, что население Индонезии равняется населению США.

Лисса купила в баре бутылку фанты и решила, что за возможность посидеть на бамбуковой скамеечке и посмотреть на роскошный закат и впрямь стоило отдать немалые деньги. Абрикосовые тона небосклона медленно перетекали в темно-розовые. Яркие персиково-алые разводы исчертили небо быстро сменяющимися причудливыми узорами. Облака скользили по ветру словно шелковые шали. Фантастическая красота успокоила натянутые как струны нервы.

Молодая женщина подумала, что надо бы подыскать приют на ночь, иначе в темноте она окончательно потеряется в суматошной Куте. Фонарей на улицах не было, источниками света служили только открытые двери и окна магазинов да лавок.

— Гостиницу желаете? — спросил бармен, правильно истолковав потерянный взгляд туристки. — Комната есть?

Лисса покачала головой.

— Вы можете порекомендовать какой-нибудь отель?

— С кондиционером? С вентилятором? Или так просто?

— И с кондиционером и с вентилятором. — О том, на что похоже «так просто», Лиссе не хотелось даже задумываться. — Где-нибудь поблизости.

— Я знаю подходящее место. С бассейном. Отель «Ида-бич». Мой кузен вас проводит.

Словно из ниоткуда возник стройный подросток.

— Идем, — позвал он.

У Лиссы не оставалось выбора. Мальчуган провел ее по лабиринту переулков, затем вниз по изрытой колеями аллее и оставил во дворе, засаженном банановыми и кокосовыми пальмами. Молодая женщина наградила проводника долларом, и тот радостно умчался восвояси. Лисса раздвинула ветви и оказалась на слабо освещенной площадке. Деревянный мостик, переброшенный через пруд, где кишмя кишела рыба, вел к регистрационной стойке, за которой восседала улыбающаяся темноволосая девушка. При виде столь цивилизованного уголка Лисса едва не упала в обморок.

Ей достался крытый соломой домик-бунгало, где стенами служили плетеные циновки, на потолке крутился вентилятор, в углу притулился шаткий кондиционер, а рядом с ним — низкая двухспальная кровать, застеленная чистыми белыми простынями. Рай да и только!

Удобства находились во дворе. В буквальном смысле слова во дворе, за пределами бунгало. Стен у душевой не оказалось, только покатая соломенная крыша да несколько пальм в качестве прикрытия. Лиссе было все равно. Она стянула с себя одежду и долго стояла обнаженной под тепловатым душем в тени подрагивающих листьев. Машины гудели где-то вдали. Этой ночью сон ее сможет потревожить только потрескивание кондиционера…

ГЛАВА 17

Проснувшись, Лисса услышала веселое щебетание: крохотные коричневые пташки упоенно распевали в кронах пальм. Радостный гомон ободрил Лиссу, но тут ей вспомнился сумасшедший поток машин и торговцев на улицах Куты, и сердце молодой женщины упало. Снова в этот ад?

Знойная, душная, насыщенная влагой атмосфера занимающегося дня действовала угнетающе. Волна горячего воздуха накатила на Лиссу, едва она вышла посмотреть, не высохли ли ее выстиранные накануне брюки. Не высохли, пришлось надеть мокрыми. Других не было. Лисса закатала рукава рубашки и брючины, отгоняя мысль воспользоваться ножницами, затем босиком дошла до центральной открытой веранды, где подавали завтрак. Оттуда доносилось соблазнительное постукивание тарелок и аромат кофе.

Зеленый оазис «Иды» в самом центре Куты казался чудом, ни больше ни меньше. Повсюду цвел жасмин, благоуханные белые лепестки устилали камни мягким ковром. Кокосовые пальмы покачивались на ветру. Негромко шелестели баньяны, приветствуя рассвет нового дня. Вода в бассейне переливалась через каменную стену и падала в усыпанный галькой канал. В одном из облаченных в саронги официантов, что скользили между бамбуковыми столиками, Лисса узнала услужливого кузена. Мальчишка дружески подмигнул ей.

Мимо прошла молодая женщина с корзинкой, расставляя у алтарей традиционные подношения богам: крохотные тарелочки из банановых листьев, наполненные цветами, рисом, хлебцами и благовониями. Прежде чем поставить дары на землю, она кропила их освященной водой.

Мальчик украшал цветами древние каменные статуи. Красный гибискус увенчал отвратительную жабу, благоуханные чашечки покачивались в ушах гнусной твари, словно серьги. Буйвол и слон щеголяли в цветочных венках и юбочках из ткани в черно-белую клетку.

— Фрукты, гренки и чай, — заказала Лисса и назвала номер комнаты, зачарованно глядя, как дыню, папайю, ананас и бананы нарезают фигурными ломтиками. Шеф-повар «Савоя» не создал бы подобного шедевра.

Гренки подали в корзиночке с брикетиком масла и джемом. Тарелок не полагалось. Ну и что с того? В конце концов корзинки существовали задолго до тарелок. Несмотря на то что в самолете кормили как на убой, Лисса уже успела изрядно проголодаться. Впрочем, она же накануне вечером ни крошки не съела. Молодая женщина поглядела на часы. Они показывали лондонское время.

Лисса позвонила в аэропорт и сообщила, в каком отеле остановилась. О багаже по-прежнему не было никаких известий. Ее сумка все еще путешествовала транзитом сама по себе.

Молодая женщина провела утро, обходя бетонные коробки отелей, что теснились на замусоренном взморье Куты. Затем села в «бемос», направляющийся в Санур, и всю дорогу тряслась в автобусе вместе с дюжиной других пассажиров. Свои двадцать центов она заплатила в рупиях, словно уроженка острова. Кузен заранее подсказал своей протеже, какого цвета «бемос» идет в Санур. Мальчуган прямо-таки стал ее личным гидом.

Лисса попыталась было объяснить ему, что ищет знакомого, но подросток плохо говорил по-английски. Он кивал и соглашался: «Да, да», но явно не понимал, о чем идет речь.

Санур являл резкий контраст с Кутой. До самого горизонта протянулся чистый ухоженный пляж, на волнах ровными рядами покачивались разноцветные прогулочные лодочки. Ослепительно-белые, внушительных размеров дорогие отели выстроились торжественной чередой, поглощая деньги, порождая деньги. Этот Бали, модернизированный, переделанный по западному образцу, не имел ничего общего с Бали настоящим. Совсем недавно Лисса пришла бы в восторг от пятизвездочного отеля, где суетятся бесчисленные слуги, в роскошном холле играет музыка, счета распечатывают на компьютере. Стоило все это удовольствие сто пятьдесят американских долларов за сутки. Лисса же платила тридцать.

Но скромная простота «Иды» уже запала ей в душу. Лисса от души пожалела людей, живущих в этом преображенном цивилизацией Бали. Сколько они потеряли! Даже душ во дворе по-своему хорош.

— Простите, я ищу друга. Он примерно вот такого роста, очень хорош собой. Вы не посмотрите, не останавливался ли он здесь за последние несколько недель? — И она называла оба имени.

Безукоризненно одетые служащие держались отменно вежливо, улыбаясь, набирали имена на компьютере, качали головами, вручали цветной проспект отеля.

Лисса готова была расплакаться от разочарования. Устав бродить по жаре, молодая женщина подкрепилась чашкой кофе и убедилась, что молотый кофе Бали не имеет себе равных. Перемена часовых поясов давала о себе знать. Она уже смутно представляла, день сейчас или ночь.

В переполненном «бемосе» она возвратилась в Куту, где слегка поплутала, стараясь отыскать «Ида-бич», но местные жители услужливо подсказывали дорогу. Кое-кто даже проводил ее немного. Отбиваться от назойливых торговцев Лисса уже научилась.

— Тидак! — говорила она, отрицательно качая головой.

Снова оказавшись в «Ида-бич», Лисса не могла больше противиться искушению и нырнула в бассейн прямо в рубашке и брюках. Восхитительно прохладная вода с бульканьем била из пасти морского чудища. Даже чудище было украшено цветами. Молодая женщина решила, что завтра же отправится за покупками и потратит бешеные суммы, как если бы выиграла в лотерею главный приз.

Когда одежда на ней подсохла, Лисса отправилась подкрепиться. Она дошла до «Бамбукового уголка», крохотного открытого кафе в ближайшем переулочке, что порекомендовал все тот же кузен, и, решив попробовать индонезийскую кухню, храбро заказала гадо-гадо. За экзотическим названием скрывались тушеные овощи с рисом и вареным яйцом, обильно приправленные острым арахисовым соусом. Потребовалось немало арбузного сока, чтобы залить пожар во рту.

Теперь Лисса принялась обходить ночные рестораны и бары, коих обнаружилось бесчисленное множество.

Ослепительная неоновая вывеска сулила кондиционер и видео. Не в силах больше выносить вечерней духоты, Лисса вошла внутрь. В подвальчике располагался ночной клуб для австралийцев и англичан-эмигрантов. Теснота и давка, плохое освещение, оглушительный рев динамиков… В воздухе плыл сигаретный дым, ритмично пульсировала танцевальная музыка. Лисса купила в баре бутылку кока-колы и уселась в самом дальнем углу, ощущая на себе откровенно любопытные взгляды мужчин. Очень скоро Лисса поняла причину такого пристального внимания к своей особе. Она оказалась единственной светлокожей блондинкой среди темноволосых красоток-индонезиек. Видимо, редкое здесь зрелище!

Молодая женщина вовсе не собиралась тут задерживаться, посидит немного, остынет и пойдет дальше. Если же она закроет глаза, то непременно уснет. В Лондоне в это время давно уже спят… Мозг отказывался работать, утрачивая способность сосредотачиваться на реальной действительности.

В противоположном углу вокруг стола, заставленного банками из-под пива, сидела компания мужчин. Ничем не примечательные мужчины, темнолицые, сгорбленные, в одинаковых теннисках. Но осанка одного из них неожиданно привлекла внимание Лиссы.

Молодая женщина отчаянно заморгала, стараясь развеять галлюцинацию, и судорожно отхлебнула ледяной напиток. Человек за столом знакомым жестом расправил плечи, и боль узнавания пронзила все существо Лиссы, словно нож, вошедший под ребра.

Она повернулась на стуле так, чтобы лучше разглядеть незнакомца. И едва не потеряла сознание. Тот самый профиль, тот самый точеный нос, тот самый упрямый подбородок, поросший темной щетиной. Джет Арнольд сидел за столом, в каких-нибудь двадцати ярдах от нее в дешевом ночном клубе, держа в руке банку с пивом. Он, и никто иной!

Да и с кем его спутаешь?..


Несколько минут Лисса не сводила с Джета глаз, наслаждаясь его близостью, всем существом ощущая, как чувство невыразимого облегчения приходит на смену страху. Ни тени сомнения, это он. Джет жив и здоров. Лисса отлично знала каждый дюйм его кожи, каждую морщинку на его лице. Ее любимый здесь, но что он тут делает?

Лисса сразу сообразила, как поступить. Ситуации такого рода сотни раз проигрывались на экране телевизора. Молодая женщина встала, вынула из волос заколку и тряхнула пышной шевелюрой — густая золотистая волна окутала плечи. Затем расстегнула пуговицы рубашки и завязала концы под лифчиком так, чтобы обнажилась часть тела. Все это время она не спускала глаз с Джета, опасаясь, что он исчезнет.

Во рту пересохло, и Лисса допила колу, даже не ощутив вкуса. Вальяжной походкой молодая женщина направилась к столику, соблазнительно покачивая бедрами. Один из мужчин поднялся было ей навстречу, но Лисса двигалась очень уж целенаправленно. Остановившись за спиной Джета, она положила руки ему на плечи и прижалась к широкой спине, всем телом ощущая, как напряглись его мускулы. Приблизила лицо к самой щеке.

— Англичанин хочет поразвлечься? — шепнула Лисса ему на ухо.

Джет вздрогнул, словно через него пропустили электрический ток, но не двинулся с места. Он ждал, что будет дальше.

— Лисса знает хороший отель… Англичанин проведет ночь очень весело… — продолжала молодая женщина очень тихо. Остальные не слышали слов, но язык жестов и мимики понимали прекрасно и откровенно ухмылялись. — Для усталого бизнесмена Лисса в самый раз. Долларов много? Сколько дашь? Особый массаж…

Джет сразу понял, кто это, но не обернулся. Только руки его оторвались от стола и накрыли ее ладони. Мог ли он не узнать этих тонких пальцев, пусть даже повлажневших от тропической жары? Гранатового колечка прежде не было, и теперь, нащупав его, он недоумевал: кольцо его бабушки?

Какие знакомые у него руки… Отросшие волосы щекотали Лиссе грудь. Мускулистая шея могла принадлежать только Джету, и никому более. Она прижалась к нему еще крепче.

— Сколько? — спросил Джет не глядя. Собутыльники воспринимали происходящее однозначно: идет прямой, неприкрытый торг. Они прислушивались к разговору с нескрываемым интересом. Одна только Лисса уловила в голосе Джета нотку сомнения.

— Очень дорогая девочка, — прошептала она. — Но для тебя цена особая. Я дам хорошую скидку. Обещаю.

Сидящие за столом мужчины принялись подбрасывать предложения, не то в шутку не то всерьез. На мгновение Лиссу охватила паника, но она верила в Джета. Он ведь ее любит! Джет резко встал, развернулся, и взгляды их встретились. В воздухе между ними будто вспыхнула молния, словно повторилась их первая встреча в Холлоу-хаус. Лисса радовалась уже тому, что снова видит его, любовалась мужественными чертами дорогого лица, упивалась сознанием того, что он жив. Она все ему простит!

— Потанцуем! — потребовал Джет и грубо вытащил ее на середину зала. Обвил руками тонкий стан, пригнул ее голову к себе на плечо, опустил ладонь ниже спины и запустил пальцы за влажный корсаж брюк. Затем еле слышно выдохнул: — Какого черта ты тут делаешь?

Джет наклонил голову так, чтобы Лисса могла говорить ему на ухо. Хотя грохот музыки заглушал любые слова — в двух шагах их никто не смог бы услышать.

— Я приехала искать тебя, негодяй, — прошептала Лисса, затем откинула голову и посмотрела прямо в его гранитно-серые глаза. — Да как ты смел меня оставить?! Ты представляешь, что я пережила?

От прикосновения к ее телу голова у Джета шла кругом. Мысли путались.

— Бог ты мой, я так хочу поцеловать тебя!

— Так поцелуй!

И Джет впился в ее губы грубо, властно, словно обезумев от долгого воздержания проведенных порознь недель. Лисса жадно прильнула к возлюбленному, уступая напору его тела, словно воск. Полутемный ночной клуб исчез, они парили в сотканном ими же пространстве. Джет жив, он любит ее, стремится к ней! И хотя по-прежнему оставалось загадкой, что Джет делает в Бали и почему исчез, Лиссе уже не было до этого ровным счетом никакого дела.

— Не оставляй меня, — прошептала она, по-прежнему прижимаясь к нему всем телом. — Позволь мне остаться с тобой. Мне все равно, что происходит.

Они немного прошлись в танце, ловко прокладывая путь в пестрой толпе, под музыку, представлявшую собою странное сочетание тягучих индонезийских мотивов и западных танцевальных ритмов. В ослепительных вспышках прожекторов Лисса разглядела, что на Джете рубашка с открытым воротом, затрапезные темные хлопчатобумажные брюки и сандалии на босу ногу. Этот человек ничуть не походил на чопорного бизнесмена Джета Арнольда, облаченного в неизменный костюм. Но на запястье, приминая темные курчавые волоски, тускло поблескивали знакомые часы «Ролекс».

— Разумеется, ты останешься со мной, — грубо бросил Джет. — Я тебя покупаю. Помнишь, что ты сказала? Ты очень дорогая девочка, но я могу позволить себе небольшой каприз.

На мгновение Лисса усомнилась… а что, если она обозналась в темноте?

— Скажи, кто я, — потребовала она.

— Лисса, мать Бетани, моя возлюбленная, моя нареченная, а в недалеком будущем — моя ненаглядная жена.

— А как зовут тебя? — замирая, спросила она.

— На данный момент сойдет и «милый». Других имен не используй.

Джет отвел ее назад к столику, больно вцепившись в локоть, освободил для нее место и не спрашивая заказал сок папайи.

— Я купил ее на ночь, — пояснил он собутыльникам.

Те кивнули, обменялись понимающими ухмылками и снова заговорили вполголоса с Джетом, словно ее и не существовало. Богатые люди, судя по всему. Дорогие кольца, часы… Лисса гадала, не снится ли ей все это, но Джет крепко сомкнул пальцы на ее запястье, удерживая в мире реальности. Может быть, когда они останутся вдвоем, Джет наконец-то объяснит ей, что происходит.

Лисса настолько устала, что не вслушивалась в разговор. Бессильно склонив голову на плечо Джета, она дремала. Сказались сдвиг во времени, усталость, безумная тревога — молодая женщина ощущала себя как выжатый лимон. Пусть теперь Джет о ней заботится. Она в его руках.

Но вот Джет вроде бы договорился с собеседниками. Бесцеремонно растолкав Лиссу, он вместе с ней покинул ночной клуб. Они шли по кошмарной Легиан-стрит, отмахиваясь от таксистов, что притормаживали рядом, предлагая подвезти, ловко уклоняясь от превышающих скорость мотоциклистов, от сонных собак, от кур и уток, вышедших на ночную прогулку, обходя лавчонки, торгующие горячей пищей, уличных разносчиков и нищих, что все еще бродили в темноте, в надежде разжиться лишним долларом.

Джет крепко прижимал ее к себе, едва ли не переносил через рытвины. Этот мир не имел ничего общего с безмятежной атмосферой Холлоу-хаус. Бетани и тетя Сара остались где-то далеко, за тысячи миль. Лисса на мгновение усомнилась в способности собственного рассудка трезво воспринимать окружающую ее действительность. Может быть, она серьезно заболела и все, что предстает перед ее взором, горячечный бред? Только Джет был настоящим, принадлежащим разумному, благоустроенному миру. Вот сейчас она на миг закроет глаза, окажется в безопасности рядом с Джетом…

— Где ты остановилась?

— «Ида-бич». Совсем маленький отель.

— Я пойду с тобой. Ты представляешь, где это?

— Смутно. Где-то рядом с Пантай Кута. Точнее не знаю. Прости.

— Там есть туалет? Ванная?

— Удобства во дворе. Очень мило и натуралистично.

— Как трогательно. Веди себя так, словно мы чужие. — Джет, похоже, знал дорогу. Изрытый колеями переулок, по которому он вел ее, показался знакомым. Откуда-то вынырнул тощий котенок и снова растворился во мраке.

— Но мы не чужие.

— Играй, Лисса! Представь, что тобой руководит Грег Вильсон. Я не хочу, чтобы подумали, будто мы встречались раньше. Я купил тебя на ночь, усвоила?

Джет остановился и демонстративно полез в карман. Любой сторонний наблюдатель истолковал бы действия джентльмена весьма однозначно. Джет вытащил бумажник и отсчитал несколько сотен тысяч рупий.

— Возьми, на случай, ежели придется в спешке возвращаться домой. Надеюсь, обратный билет у тебя есть?

— Разумеется. Компания все оплатила. Но без тебя я не уеду, — заявила Лисса упрямо. — Даже и не рассчитывай. Я тебя нашла и больше уже не оставлю.

— Ты будешь делать то, что я скажу! — Джет перешагнул через корзиночку с подношениями, лежащую на мостовой, и Лисса сообразила, что они почти дошли. — «Тебя любить не мог бы я так сильно, когда б превыше не любил я честь», — загадочно изрек Джет в следующее мгновение.

Только позднее Лисса поняла, что он процитировал Ричарда Лавлейса, поэта семнадцатого века.

Теперь молодая женщина точно знала, где находится. Пьянящий аромат жасмина и гибискуса заполнил темноту, светильники перед изваяниями богов таинственно мерцали в зарослях. Она забрала у портье резной ключик, отперла замок, висящий на двух сплетенных из бамбука кольцах, и открыла тяжелую деревянную дверь.

Джет не стал ждать, когда Лисса зажжет свет. Он буквально смял молодую женщину в объятиях, снова и снова повторяя ее имя. Жадно впился в ее губы, осыпал поцелуями ее лицо, шею, уши, волосы. Они рухнули на застланную простыней постель, наслаждаясь соприкосновением тел. Джет сорвал с нее рубашку и прижался лицом к мягкой груди. Лисса задохнулась от блаженства и прильнула к нему, гладя ладонями мускулистую спину.

Она сходила с ума от любви, упивалась мыслью о том, что Джет жив и невредим и скучал по ней ровно так же, как она — по нему.

Джет нетерпеливо развел ей ноги, и союз тел ознаменовался мгновением почти непереносимого наслаждения. Волны страсти захлестнули Лиссу, проникли в самые глубины ее существа. Она судорожно выгнулась, радостно принимая в себя любимого. И едва не зарыдала от сладостного ощущения, охваченная буйством эмоций, чувствуя, как по венам ее струится живое пламя, ширясь и нарастая. Но вот наконец Джет застонал, не в силах более выносить восхитительную пытку, и тела их слились в апофеозе страсти.

Затем они лежали, обнявшись, тяжело дыша, заново переживая упоение любовного экстаза.

Я люблю тебя, я люблю тебя, — шептала Лисса, прижимаясь к его влажной от испарины коже. Молодая женщина слизнула языком солоноватую каплю и улыбнулась краем губ.

— И я тебя люблю, родная. Обещаю тебе, в один прекрасный день мы не станем торопиться, мы насладимся каждым мгновением. — Джет погладил ее светлые волосы. — А сейчас не проси. Слишком поздно. Если по правде, то тебе бы следовало меня пристрелить.

— Это верно, — согласилась Лисса, вспоминая о своих тревогах и горестях. — Но не сегодня. Завтра успеется. — Голос ее постепенно затихал, она погружалась в сон.

Словно завороженный, Джет не сводил глаз со спящей женщины. Она здесь, рядом с ним. Но кто знает, к каким последствиям все это приведет?..

ГЛАВА 18

Утренняя жара проникала сквозь соломенную крышу бунгало вслед за лучами солнца, что отыскивали зазоры в переплетении стеблей и листьев. Лисса спала крепким, умиротворенным сном.

Всю ночь она прижималась к Джету, подсознательно проверяя, рядом ли он. А под утро в полудреме снова и снова дотрагивалась до любимого, чтобы убедиться лишний раз в его присутствии. Мгновение незамутненного счастья казалось продолжением сна. Лисса приникла губами к его плечу и легонько стиснула зубами податливую кожу.

— Это что, изощренная форма балинезийских пыток? — поинтересовался Джет, не двигаясь.

— Просто хочу удостовериться, здесь ли ты. Не исчез ли. Ты представляешь, что мы все пережили? Ты чудовище! Твоя сестра, Бетани, я… Да я чуть с ума не сошла, не зная, жив ты или умер.

Джет перекатился на бок и притянул молодую женщину к себе. Лисса все еще балансировала на грани между сном и явью.

— Я все понимаю. Я не мог позвонить. С меня не спускают глаз. Первые две недели я провел на пароме «Ломбок». Эта ржавая посудина плавает между Лембардом и Падангабаем в восточной части Бали. Я просто озверел. Пять часов в один конец, никаких удобств и, разумеется, никаких телефонов.

— Но зачем? Я не понимаю.

— Мне назначили встречу на пароме, а человек не пришел. Должно быть, со связным что-то случилось. Тут никак нельзя торопиться, слишком многое поставлено на карту. Дело заняло куда больше времени, чем я рассчитывал, и по сию пору не завершено. Но ты мне здесь не нужна, Лисса.

— Ты, безусловно, знаешь, о чем идет речь, а я — так нет. Какое дело? О чем ты?

Джет провел пальцем по хрупкому позвоночнику возлюбленной, нежно коснулся ладонью лица.

— Это долгая история.

— У меня много времени, — заверила Лисса, прижимаясь к нему и лаская его взглядом. — Ты просто обязан рассказать мне. Хватит мне пребывать в неведении. Это нечестно!

Джет окинул ее пристальным взглядом, подмечая тени под глазами, мучительную боль, затаившуюся в зрачках. Он увидел и страсть, и страдание, пережитые ею, и понял, что всему виной — он.

— Любимая, пойдем в душ, — предложил Джет, спрыгивая с кровати и пинком распахивая дверь. В комнату ворвалась волна зноя, неся с собою ослепительно яркий свет и влажное дыхание ветра.

— Там нет стен, — сообщила Лисса.

— Тем лучше. У стен бывают уши.

Лисса услышала, как он повернул кран, и вода хлынула на кафель. Засмущавшись, молодая женщина завернулась в простыню и побрела в душ, путаясь в шлейфе из ткани. Глупо, думала Лисса. Она стеснялась собственной наготы, хотя только что делила с Джетом ложе и тела их сплетались воедино.

Джет втянул молодую женщину под душ, размотал простыню и отбросил в сторону.

— Нам придется ко многому привыкать, — проговорил он, словно читая мысли Лиссы. — Ты и я отныне вместе. И навсегда.

— Это все… для меня так ново.

— И для меня тоже. Мой брак оказался очень недолгим. Я с трудом вспоминаю то время. Если бы не Мэтью, я бы, пожалуй, подумал, что никогда и не был женат.

Такой союз, собственно, и браком-то не назовешь, подумала Лисса, но не время было рассказывать Джету, что она знает про Присциллу.

— Так что же это за комедия плаща и кинжала? — потребовала объяснений Лисса, приникая к любимому так, чтобы он не имел возможности видеть целиком ее обнаженное ладное тело. От соприкосновения с его бедрами голова пошла кругом. — Хенк Джефферсон предположил, что ты работаешь на спецслужбы. Это правда?

— Хенк Джефферсон? — Джет нахмурился, вода стекала по его лицу и волосам, щекотала кожу. — Ты с ним говорила?

— Мэтью прилетел на заседание совета директоров. Я позвонила Хенку Джефферсону на случай, если он знает, где ты есть. Он рассказал мне, как вы вместе служили в армии.

— Отчасти дело именно в этом, — неохотно признался Джет, включая душ на полную мощность. Бурлящий поток заглушал его слова. — Ко мне обратились потому, что у меня есть необходимый опыт, хотя с тех пор много воды утекло.

— Кто обратился?

— Отдел по борьбе с мошенничеством. Лисса, за мной следят. Следят за каждым моим шагом.

— Британский отдел по борьбе с мошенничеством? — изумленно повторила Лисса, припомнив приглушенные голоса в трубке, когда она звонила в Скотленд-Ярд. Итак, полицейские все знали. Они скрыли от нее правду!

— Индонезийское правительство издало закон об экспорте антикварных ценностей. На Бали хранятся несметные сокровища, памятники древнейшей культуры и религии: инкрустированные ложа и кресла, книги из пальмовых листьев, ткани, маски, скульптуры и прочее. Правительство не хочет, чтобы остров окончательно разграбили. Поэтому ввели закон «Пятидесяти лет». Предметы, изготовленные свыше полувека тому назад, из страны вывозить запрещено. Но ценный антиквариат все равно исчезает, реликвии уплывают из страны и поступают в коллекции заокеанских миллионеров.

Лисса слушала открыв рот.

— Но какое отношение антикварные ценности имеют к тебе? Это не твое дело. «Консолидейтед» занимается транспортом, целлюлозой, тяжелыми металлами наконец.

— Верно, — подтвердил Джет, энергично намыливая ей плечи. Он немного злился на нее за то, что она приехала и теперь отчасти отвлекает его от дела. — Но, как в случае с этим вот куском мыла, кто-то хитро «отмывает» прибыль через одну из моих компаний. А это очень даже мое дело. Вот почему я здесь, Лисса. Изображаю из себя покупателя, стараюсь узнать, кто за всем этим стоит и как именно негодяи перекачивают деньги.

Пугающие сведения вошли в сознание словно острый кол. Лисса старалась собраться с мыслями.

— А те люди в ночном клубе? Те, что сидели вместе с тобой за столом, распивали пиво и усмехались мне в лицо? Они тоже имеют отношение к этому делу.

— Боюсь, что да. Это посредники из Куты. Я мог оставить тебя при себе, только притворившись, что тебя покупаю. Прости, любимая. Они обещали свести меня с человеком, готовым продать ценные реликвии времен голландской экспансии. Завтра я встречаюсь с ними в Убуде. Видишь ли, на Бали некогда заправляла Голландская Ост-Индская компания, но местные жители восстали. Члены королевской семьи Клунг-Кунга, не жалея жизни, защищали дворец. Это случилось в 1908 году. У голландцев были ружья. У короля Бали — только знаменитые змеевидные кинжалы «крис». Обитатели дворца знали, что обречены, но все равно стояли до последнего.

— И все погибли?

— В живых остался только мальчик, шестилетний принц. За эти кинжалы, за подлинные, разумеется, платят безумные деньги. Одни только камни в рукояти сами по себе стоят целое состояние.

— Значит, в Скотленд-Ярде знали о происходящем, а мне ни слова не сказали! Намекали на то, что ты плаваешь неопознанным трупом где-нибудь в Темзе.

Джет притянул любимую к себе, потоки воды омывали их обоих.

— Ох, ненаглядная моя Лисса, мне ужасно жаль. Но как я должен был поступить? Я обсуждал проблему с отделом по борьбе с мошенничеством на протяжении нескольких месяцев. Они хотели послать одного из своих людей, но я не согласился. В конце концов, это мою компанию подставили и используют в преступных целях. Я должен был разобраться во всем сам. Концерн «Консолидейтед» работает сам по себе, словно отлаженная машина. Меня бы не хватились… Откуда я знал, что мы влюбимся, расстанемся, а потом вдруг снова обретем друг друга в те памятные выходные перед моим вылетом в Бали? События развивались слишком стремительно.

— Но ты заранее заготовил паспорт на мое имя? — Лисса прижалась к нему. Она не стала пояснять, откуда узнала про паспорт.

— В отделе мне предложили взять любое имя, и я выбрал твое. Оно тут же пришло в голову, потому что я с ума сходил от любви. Я даже вообразить себе не мог, что имя окажется той самой ниточкой, которая приведет тебя ко мне. В мои намерения это не входило.

Крохотные оливково-бурые вьюрки щебетали в кронах пальм. Джет осторожно отделил прядь ее волос и прижал к щеке. Его ласковые губы скользнули по нежной шее к впадинке между грудями в медленном и упоительном посягательстве на ее тело. Все барьеры рухнули. Ее изголодавшееся тело отзывалось на каждое его движение.

— Мне понадобилось некоторое время… — прошептала Лисса. — Но я все-таки приехала. А теперь, что бы ты ни говорил, Джет, я отказываюсь тебя покинуть.

Джет резко оттолкнул молодую женщину, отгоняя наваждение.

— Ты должна, Лисса. Немедленно возвращайся в Лондон. Можешь по-быстрому выкупаться в том миленьком бассейне, что я заметил в саду, а потом изволь отправляться прямиком в аэропорт, к пятичасовому лондонскому рейсу. Я позвоню и закажу билет. Я не хочу впутывать тебя в эту дурацкую историю. Ты мне слишком дорога.

— Я отказываюсь! Нет, нет и еще раз нет! — с вызовом произнесла Лисса. — Теперь, когда я тебя нашла, я домой не поеду, и ты меня не заставишь, даже если свяжешь и на руках внесешь в самолет. Все складывается на редкость удачно. Эти люди думают, что ты меня подобрал в ночном клубе. Ты объявил во всеуслышание, что платишь мне за ночь. Почему я не могу остаться в качестве твоей подружки? Я твой маленький каприз. Ты же беспринципный делец, что швыряется деньгами не глядя. И можешь позволить себе иметь женщину не одну ночь.

— Не говори так, Лисса, — умолял он, чувствуя, что готов уступить. — Поезжай домой.

— И потом, мой багаж застрял в Бангкоке вместе со всей моей одеждой. В таком виде я не могу вернуться в Лондон.

— Но именно такой ты мне нравишься больше всего, — серьезно заверил Джет, окончательно сдаваясь и заключая ее в объятия.


Они позавтракали на открытой веранде, наслаждаясь уже тем, что видят друг друга. Они даже не заметили смуглую красавицу в розовом саронге, что принесла тарелочки с ломтиками ананаса, папайи и арбуза, банановые блинчики с медом и кокосом и высокие стаканы с крепким балинезийским кофе.

— Жители Бали полагают, что именно таков завтрак европейца. Сами они предпочитают рис или вермишелевый суп. — Джет отхлебнул черный кофе и продолжил: — Нам нужно раздобыть для тебя более подходящую одежду, или ты зажаришься на этом солнце. А ведь сейчас еще относительно прохладно!

— Значит, я могу остаться?

— Только на сутки, а потом, как водится у непостоянных европейцев, ты мне надоешь. В девятнадцатом веке рабыни-балинезийки ценились выше других пленниц.

— Я тебе надоем? Даже не рассчитывай.

Джет провел ее по рынку, где в каждой похожей на пещерку лавке торговали пестрыми одеждами. Лисса осторожно перешагивала через пальмовые тарелочки с цветами и рисом, расставленные тут и там на мостовой: сегодня боги уже получили законную долю подношений.

Торговцы саранчой налетели на Джета, чувствуя потенциального покупателя. Принялись совать под нос юбки, саронги, накидки. Лисса встревоженно теребила розовый саронг с желто-зеленой отделкой.

— Что надо? Что надо? Двадцать пять тысяч рупий. — Джет в ответ возвел глаза к небу. — Сколько дашь?

— Пять. — Джет выбрал белую хлопчатобумажную тунику и брюки того же цвета. — И десять вот за это.

— Тридцать тысяч.

Лисса неловко топталась на месте.

— Да заплати же им. Мне и впрямь нужна одежда. Я не привыкла торговаться.

— Мужайся, милая. Такова жизнь. Тебя не будут уважать, ежели ты заплатишь первую названную цену. Я приблизительно знаю, во что им обходится товар. Они получают вещи прямо с фабрики. Я дам им хорошие деньги. Или ты меня не знаешь? Думаешь, я стану наживаться на этих бедняках? Да не обману я их, не бойся. Что тебе еще нужно? Купальник и сандалии?

— Лифчик и трусики. И ночная рубашка.

— Ночную рубашку вычеркиваем. За нижним бельем сходим в супермаркет «Матахари». Но поторопись. В полдень мы уезжаем в Убуд. И постарайся казаться полной дурочкой. Ты ничего не понимаешь в происходящем, усвоила?

— Я потренируюсь.

Сморщенная старая карга увела Лиссу в глубину лавчонки и показала, как завязать саронг вокруг талии по балинезийскому обычаю, чтобы ткань собралась в складки.

— Английское платье отдашь? — спросила старуха, пожирая взглядом твидовые брюки и клетчатую рубашку.

От неожиданности Лисса растерялась.

— Помада? — с надеждой спросила индонезийка.

Молодая женщина неохотно рассталась в помадой «Кларин».

— Эта дама выпросила мою одежду, — сообщила Лисса Джету на улице. Вместе с новым саронгом и туникой пришло упоительное ощущение свободы и легкости. Просторные складки ткани овевали ноги и ничуть не стесняли движений. — И зачем ей понадобились мои брюки?

— На продажу, конечно. Кто-нибудь, да клюнет.

Лисса ничуть не жалела о том, что покидает Куту. Она уселась рядом с Джетом во взятый напрокат джип, и машина покатила из города. По обе стороны дороги поднимались рельефные террасы рисовых полей, переходящие в головокружительной высоты холмы. То и дело попадались деревни: группы живописных домиков, обнесенных глинобитными стенами. За резными воротами угадывались семейные храмы. Подпав под очарование сельских пейзажей, молодая женщина почувствовала себя как в райских кущах.

Живописные узкие ущелья, зеленые рисовые поля, кокосовые рощи, густые бамбуковые заросли, кофейные плантации… В этих краях каждый дюйм земли был тщательно возделан. Машина миновала несколько храмов, не тронутые цивилизацией села, реки и водопады.

В каждой деревне процветало свое ремесло. В одной жили резчики по дереву, в другой — мастера-ювелиры, создатели изящных серебряных украшений. Тут плели корзины, там расписывали ткани в стиле батик. Именно древняя культура Бали привлекала на остров художников со всего мира.

— Через час мы окажемся в Убуде. — Джет накрыл рукою колено спутницы. — Там мне придется тебя оставить, Лисса. Я подыщу для тебя пристойную гостиницу, с ванной в четырех стенах, с приличным кондиционером и бассейном. Отдыхай и наслаждайся жизнью. Убуд тебе понравится — это культурный центр Бали, по городу можно ходить без опаски. Туристы приезжают на день, а остаются на год. Обо мне не беспокойся, родная. Тебе придется-таки отпустить меня: должен же я закончить это дело!

— Отпущу, — пообещала Лисса, хотя этого ей хотелось меньше всего на свете.

ГЛАВА 19

У всех бывают в жизни минуты полного, ничем не омраченного счастья. Именно такие мгновения и переживала сейчас Лисса. Она отдыхала на балконе своего номера на первом этаже отеля «Убуд», что возвышался в конце улицы, и любовалась многоцветными садами и лазурным бассейном. В высоком стакане ее ждал охлажденный банановый сок.

Даже безобразные местные идолы — жирные жабы, буйволы и слоны — щеголяли в роскошных цветочных гирляндах. Девушка-индонезийка воткнула цветок Лиссе в волосы, едва та переступила порог отеля. В комнате было две кровати, двуспальная и односпальная, и на каждой из подушек пламенел алый гибискус.

Сразу за отелем начиналась дорога, что вела в Обезьяний лес. Огромное объявление предупреждало не брать с собой фотоаппараты и сумочки. Вороватые твари раскачивались на ветвях деревьев, шумно возились в листве, поджидая неосторожных туристов. Лисса в лес не собиралась. Молодая женщина терпеть не могла обезьян.

Путешественники прибыли в Убуд совсем недавно, но Джет уже укатил. Все в том же джипе. Лисса понятия не имела, куда он подался.

— Мне пора. Увидимся позже, — на ходу бросил он, жадно допивая стакан колы.

Черт бы побрал этого человека! Он может в одно мгновение сделать ее счастливой, а в следующее — покинуть, умчаться неведомо куда так, что мили разлуки снова пролягут между ними. Неужели именно так сложится их будущая совместная жизнь?

В воздухе разливалось незнакомое благоухание. Экзотические цветы цвели только день. Огненно-оранжевые гроздья с алыми языками, бордовые колокольчики, восковые бело-желтые чашечки цветов радовали глаз всего несколько часов, а затем падали на землю, не успев увянуть. Служащие отеля раскладывали на лужайках выстиранное белье. Полотенца и простыни высыхали в одну минуту. С холмов веяло раскаленным дыханием ветра.

Лисса переоделась в белые брюки и тунику, натянула открытые сандалии и вышла побродить по городу. Молодая женщина загодя запаслась жалким подобием карты. На такой жаре совсем не хотелось есть, хотя Джет щедро наделил спутницу деньгами, на случай, ежели та захочет купить себе фанты или сока. Лисса решила прогуляться в холмы. Джет говорил, что это неопасно.

Не тронутые цивилизацией деревни за пределами Убуда радовали глаз. Вдоль дорог резвились щенки. Пушистые цыплята копошились в траве у обочин, петухи в бамбуковых корзинах ослепляли взгляд переливами радужного оперения. Утята, смешно переваливаясь, ковыляли за мамами-утками к воде через поля, их шейки золотились в лучах солнца.

Даже проселочные дороги были обнесены резными частоколами, за которыми угадывались отдельные, пусть скромные домики-меру и крытые соломой семейные храмы.

И повсюду цветы, цветы, цветы…

До самого горизонта расстилались мирные пейзажи, приветливые селяне улыбались прохожей, приветственно махали руками. Даже древние старцы, эти иссушенные солнцем патриархи, что знавали иную, более замкнутую жизнь, дружелюбно кивали незнакомке. Ей предлагали прохладительные напитки, приглашали посидеть в тени, заглянуть в дом, втыкали в волосы цветы, изумлялись золотистому оттенку шелковистых прядей. Хотели непременно потрогать, вскрикивали от восторга, дивясь переливам лучистого золота.

— Хэлло, леди! Ты откуда? — Дети толпились вокруг нее, упражняясь в английском.

Лисса поднялась по крутому склону, ощущая, как в висках пульсирует от полуденного жара, и жалея, что не взяла шляпу. Дороги были пустынны: мимо проехал только одинокий мотоциклист, подпрыгивая на ухабах, да пони с тележкой, что разумно обходил рытвины. Местные женщины, сажающие рис, показали ей, как правильно свернуть банановый лист и превратить его в подобие шляпы. Жестами и звуками изобразили дождь.

— И от дождя поможет? Багус. — Словарный запас Лиссы обогатило уже второе слово «багус», то есть «хорошо». Еще она знала «тидак», что означало «нет».

Лисса отдыхала, наслаждаясь неспешным, мирным течением времени. До Арнольд-плейс миллионы миль и сотни лет. Ох, если бы только Джет был с нею! Нужно продержаться здесь еще несколько дней, а затем они вместе вернутся к нормальной жизни. После всего, что они пережили за последние столь насыщенные событиями месяцы, Лисса никак не может его потерять.

Неожиданно молодую женщину охватила паника. Лисса полагала, что знает дорогу назад через поля и села. Но теперь каждая новая деревня казалась похожей на предыдущую, крохотные мастерские резчиков по дереву ничем не отличались друг от друга, а узенькие тропки не были обозначены на карте. А проходила ли она мимо этих высоких пальм или вот этого почерневшего многоярусного домика-меру? Ах, если бы на пути встретился «бемос», идущий в Убуд!

Лисса ускорила шаг. Над очередной деревней кружили белые цапли.

— Убуд? — отчаянно взывала она.

Распаренная и вспотевшая, Лисса обмахивалась импровизированной шляпой. Селяне улыбались, кивали, показывали вперед. Казалось, что дороге не будет конца. Она бесконечно устала, новые сандалии натерли ноги. И вдруг, словно по волшебству, впереди показался дворец Пури Сарен. Вниз, мимо футбольного поля, шла улица Обезьяньего леса. Это Лисса запомнила еще по пути из города.

Она вошла в первое же открытое кафе и без сил рухнула на стул, потребовав стакан арбузного сока и чай. Чай подали без молока, но с лаймами.

Молодая женщина чуть было не прошла мимо отеля, где они с Джетом остановились, — под лучами солнца здание выглядело совершенно иначе. Вместе с ключом ей вручили конверт, помеченный «Л. Пастен». Внутри лежал билет на вечернее представление балета «Рамаяна».

— Восхитительно! Билет на сегодня!

— Сюжетом для балета послужила одна из легенд древнеиндийского эпоса. В ней говорится о том, как прекрасная и добродетельная жена принца была похищена, а царь обезьян ее спас, — пояснил служащий за стойкой. — Постарайтесь не опоздать, потому что места на билете не обозначены.

Лисса спрятала билет в сумочку. Очередной сюрприз Джета: он решил показать ей балинезийские танцы!

Солнце медленно опускалось за холмы, расцвечивая облака розовым и пурпурным. День прошел без происшествий. Вот только бы Джет вернулся до темноты живой и невредимый!

— Для меня нет никакой записки? — спросила она у портье, отправляясь вечером на балет. Молодая женщина уже начинала волноваться.

— Извините, мадам, ничего.

К тому времени, как Лисса достигла дворца Пури Сарен, уже стемнело. Джет так и не появился. Люди толпами стекались во внутренний дворик, освещенный фонариками, развешенными на ветвях деревьев. Барабаны и гонги уже лежали наготове. Дворцовые врата, украшенные великолепной резьбой, служили своеобразными декорациями.

Сцена размещалась на открытом воздухе: перед затянутым алым сукном возвышением тремя рядами поднимались каменные ступени, далее стояли белые пластмассовые стулья. Внутренний дворик быстро наполнялся зрителями, опоздавшие рассаживались прямо на земле. Лисса заняла боковое место в третьем ряду, чтобы Джет сразу ее увидел. Появились музыканты в ало-золотых костюмах. Атмосфера царила до крайности непринужденная. И зрители и музыканты курили и болтали друг с другом. Кто-то привел с собой маленькую девочку. Изможденный старец обошел сцену, окропив музыкантов освященной водой. Лисса надеялась, что эффект не замедлит сказаться.

Свободных мест уже не осталось. Если Джет и впрямь придет, ему придется стоять.

Но вот зазвучали гонги. Старинные бамбуковые инструменты подхватили мелодию. Четкие, ритмичные звуки вплетались в богатую канву музыки. Постепенно погасли огни, и на сцене появились три царственных танцора: принц Рама, его жена прекрасная Сита и его брат Лакшнана, как говорилось в плохо отпечатанной программке. Все роли исполняли женщины. Лисса не могла понять, кто есть кто.

— Женщины, у которых за пояс заткнуты стрелы, изображают мужчин. — Джет стоял за ее спиной, склонившись к самому ее уху. — Ты похитила мой билет.

— Конверт был адресован мне.

— Я тоже Л. Пастен, забыла? У меня здесь назначена встреча. — Джет держал в руках потрепанный рюкзачок, упорно отказываясь поставить его на пол. — По счастью, дежурный в отеле помнил, куда ты пошла.

— Должна ли я делать вид, что не знаю тебя?

— Да. Мы незнакомы.

— Раз так, не смей заглядывать в мою программку!

— Пожалуйста! Тогда я не поделюсь с тобой кока-колой…

Лисса улыбнулась про себя, не сводя глаз со сцены, где разворачивалось красочное действо. Ну разве не замечательно будет вместе с Джетом вернуться домой?..

Как завороженная, женщина наслаждалась танцами. Каждое движение руки или пальца заключало в себе целую поэму. Танцоры великолепно владели своим телом, передавая самую суть характера героев мимикой, четкими движениями головы, рук и ног. Костюмы и прически были выше всяких похвал, а Сита умудрялась как-то танцевать еще и с длинным шлейфом.

На сцену выпрыгнуло чудовище в полумаске и растрепанном парике, издавая дикие вопли и стоны.

— Держу пари, что этот злодей — демон Равана, — прошептал Джет. Он не столько следил за действом, сколько поглядывал по сторонам.

На фоне дворцового комплекса танцевали мартышки, трагически умирала птица со сказочным оперением — она попыталась спасти Ситу от злобных воинов, но безуспешно. Древняя архитектура и роскошная тропическая природа подходили для балета куда больше, чем настоящие театральные декорации. Вдруг Лисса ощутила, что Джет исчез. Молодую женщину охватила паника, сердце оборвалось. Снова одна? Навязчивые ритмы гонга эхом отдавались в голове.

Но вот Джет вернулся, неслышно возник из тени гигантских баньянов. Лисса заметила, что рюкзачка при нем уже нет. Несмотря на вечернюю жару, по спине женщины пробежал холодок. Этот незнакомый, непривычный Джет внушал ей страх.

Совершив несколько кульбитов, на сцену торжествующе выпрыгнул предводитель обезьян Хануман. Его золотой костюм был усыпан блестками. Он любил Ситу и не мог не прийти ей на помощь. Началась битва, причем персонажи использовали сверкающие кинжалы и золоченые луки и стрелы. Джет наклонился вперед.

— Радуйся, что дерутся понарошку, — шепнул он. — Завтра прольется настоящая кровь.


Бархатная темнота ночи заполнила комнату, на полу подрагивали длинные тени. Биологические часы в организме Лиссы так и не перестроились, сон упорно не приходил. Она лежала, размышляя о странных обстоятельствах, что погнали ее через весь мир на поиски любимого. А Джет спал на отдельной кровати, совершенно измотанный таинственными трудами, о которых она ничегошеньки не знала. Лисса встала, опустилась рядом с ним на колени, погладила его волосы, провела пальцем по небритому подбородку, такому темному на фоне ослепительно-белой подушки. Скорее бы возвратиться домой, в Лондон…

Вдруг что-то с резким стуком ударилось в стекло. Кокосовый орех? Но рядом с отелем нет высоких пальм. Затем Лисса услышала легкий топоток и, опасливо подняв голову, заметила промелькнувшую тень. Так вот в чем дело. Проклятые мартышки…


Они ехали на юг, в сторону Клунг-Кунга, одного из древнейших городов острова вовсе не для того, чтобы Лисса полюбовалась на ступенчатые рисовые поля и утопающие в цветах деревушки, а чтобы Джет мог закончить дело. Так он и сказал. За последние дни он окончательно вымотался. К усталости прибавилась постоянная тревога за Лиссу.

— Лучше тебе и не знать, сколько американских долларов находилось в том рюкзачке, — обронил он, обессиленно наклоняясь к рулю. — А сегодня я отдам остальное.

— Джет, мы когда-нибудь вернемся к нормальной жизни? Я хочу, чтобы ты поехал со мною домой. Здесь все какое-то ирреальное. А ведь мы даже не в отпуске.

— Ты меня уже достаточно знаешь, чтобы понять, что для меня не существует «нормальной» жизни. Я постоянно в разъездах, за год я облетаю мир раз десять, не меньше. А то, что происходит сейчас, крайне важно, потому что одну из моих компаний бессовестно используют в криминальных целях. Я должен обелить себя и своих подчиненных. Но не тревожься, любимая. Все скоро кончится, и мы будем вместе. — Джет положил сильную загорелую руку на колено спутницы, Лисса накрыла ее своей ладонью. — По крайней мере, в джипе нас не подслушают, но этот проклятый мотоциклист висит у меня на хвосте уже миль пять.

Лисса не оглянулась. Ей не хотелось знать, что творится у нее за спиной.

— Куда мы едем?

— В Тенганан, единственную деревню, что существовала еще до появления здесь голландцев. Других на Бали не сохранилось.

— Зачем нам туда?

— Затем, что там полным-полно туристов, и на меня не обратят внимания.

Лисса не стала говорить Джету, что он за милю заметен в любой толпе, с его-то ростом и осанкой.

— А ты едешь со мной, потому что я боюсь и на минуту тебя оставить. Хочу убедиться своими глазами, что ты и впрямь села на лондонский рейс. Бетани по тебе соскучилась, а Пудинг, надо полагать, просто-таки извелся от горя и теряет последнюю шерстку.

— Я без тебя домой не поеду, — твердо заявила Лисса, даже не потрудившись сообщить, что с момента своего прибытия всякий день разговаривает с Сарой по телефону. Бетани отлично себя чувствовала, хотя, разумеется, Лисса отчаянно скучала по дочери. — Я не для того проделала весь этот путь, чтобы меня отослали назад.

— Отправляйся в Холлоу-хаус и изображай хозяйку замка. Сделай это для меня, дорогая. Мне нужно знать, что ты в безопасности.

Джет свернул налево и медленно повел машину вверх по склону. Дороги хуже не нашлось бы во всем Бали. Джип обгоняли лихие мотоциклисты: они-то могли объехать самые глубокие рытвины!

— Думаю, что дорога эта тоже существовала задолго до голландцев, — предположила Лисса. Машина подпрыгивала на ухабах, и молодую женщину швыряло из стороны в сторону. Она держалась руками за основание позвоночника, чтобы оградить чувствительное место от ударов.

— Считается, что ткань «геринг синг» двойного плетения здешнего производства защищает от любого врага: и от земных существ и от сверхъестественных сил, — заметил Джет, высмотрев среди множества припаркованных мотоциклов единственное свободное место и ловко ставя туда машину.

— Я тебе куплю, — пообещала Лисса, осторожно выбираясь из джипа.

В деревне, куда они прибыли, царила непривычная, чуть пугающая атмосфера, словно время текло здесь иначе. Микрокосм иной вселенной…

По обе стороны улочек высились глинобитные, крытые соломой хижины. Взор различал обнесенные стеною храмы и невысокие пагоды с алтарями. На ветвях качались посаженные на цепь серые обезьяны, скучающие и недовольные.

Теперь, когда уединенную общину захлестнула волна туризма, большинство домов были превращены в мастерские, однако никто не пытался навязать гостям свой товар. Местные умельцы сосредоточенно занимались своим делом: ткали причудливую ткань «икат», плели корзинки из натурального волокна любых форм и размеров, резали по дереву, черными чернилами записывали эпические песни и священные заклинания на высушенных пальмовых листьях.

— Что там такое впереди? — спросила Лисса.

Люди стекались к самому большому сооружению в деревне. Над толпой стоял неумолчный гул, голоса звучали возбужденно и едва ли не угрожающе. Выводки цыплят и утят не обращали на происходящее ровно никакого внимания.

— Мы как раз туда и идем, но тебе смотреть не обязательно. Это, конечно, священная деревня, но ореол святости не мешает местным жителям предаваться любимому азартному развлечению, — заметил Джет. Он решительно двинулся вперед, и Лиссе пришлось прибавить шагу, чтобы не отстать. Ее непрочные сандалии явно не предназначались для подъемов по крутым косогорам.

Внутри просторного помещения было полно народа. В воздухе висел сизый сигаретный дым. Вдоль стен сидели продавцы бананов, арахиса и освежительных напитков. Внезапно Лисса осознала, что в этой толпе она единственная женщина, если не считать нескольких торговок-индонезиек. Да и те держались на заднем плане…

— Джет? — Лисса собиралась спросить, а позволено ли женщинам тут находиться, но Джет уже исчез.

Она растерянно замерла на месте, вокруг нее толпились одни мужчины. Они кричали и жестикулировали, разглаживали на животах футболки, курили, размахивали мятыми рупиями.

В центре у небольшой арены местные жители держали в руках бойцовых петухов. Яркие перья птиц переливались в лучах солнца, глаза сверкали, как карбункулы. Пурпурный и золотой, изумрудно-зеленый, бурый, черный, ослепительно-белый и алый — все цвета радуги смешались в причудливой гамме. Лисса догадалась: ей предстояло посмотреть петушиные бои! Развлечения такого рода в этой стране разрешались законом. Женщина вспомнила корзинки с петухами, выставленные вдоль дороги. Тогда она удивилась, почему этих птиц содержат отдельно и явно берегут.

В противоположном углу расположились букмекеры. Перед ними лежала широкая деревянная доска: деньги быстро переходили из рук в руки. Большие деньги… Пол был замусорен пластиковыми бутылками, окурками, скорлупой от арахиса, пакетами и банановыми шкурками.

Варварское зрелище пугало и в то же время привлекало Лиссу. Молодая женщина словно бы оказалась за миллион лет от «Инспектора Даттона» и «Мэнсфилд-парка». Здесь царила грубая примитивная действительность.

Собравшиеся бурно спорили, наверное, решали, каких петухов выпустить на арену первыми. Выбрав наконец достойных кандидатов, они перевязали им лапки алой ниткой, прикрепляя шпоры. Лиссу затошнило. Она оглянулась в поисках Джета, но тот как сквозь землю провалился.

Над толпой поднялся громкий гомон: мужчины восторженно заорали и замахали руками, предвкушая увлекательное зрелище. Гордые владельцы петухов, приосанясь, удерживали птиц на расстоянии. Публика сходила с ума от восторга, потрясала деньгами. Все старались протиснуться поближе к арене. За широкими мужскими спинами Лисса ничего не могла разглядеть.

Взметнулось облако перьев, и через несколько мгновений все кончилось.

— Он погиб? — спросила Лисса кого-то, увидев, как в центре арены расплывалось кровавое пятно.

— Нет, — ответил неведомо откуда взявшийся Джет. — Бой пришлось прервать. Второй петух не желает больше нападать, потому что противник ранен. Так часто случается. Петухи не дерутся по приказу.

— Слава Богу, — вздохнула Лисса. — У птиц больше здравого смысла, чем у их владельцев.

— Такова жизнь, Лисса. Это развлечение кажется мне не более варварским, чем наши скачки: лошади ломают себе шеи, а люди веселятся. В мире очень много жестокого.

Запланированные бои подошли к концу. Оживленная толпа повалила к двери и выплеснулась на открытый воздух. Сгущались сумерки. Лисса судорожно вцепилась в локоть Джета. Больше их не разлучат, даже если ей придется приковать себя цепью к этой надежной руке.

— Ты чудо, — похвалил ее Джет. — Большинство женщин, оставленные одни в таком месте, впали бы в истерику.

— Ты только повторяй мне об этом почаще, я и не такое вынесу, — прошептала Лисса. Джет изменился словно по волшебству. Впервые за все эти дни он улыбнулся ей! — Я, пожалуй, даже полюбила Бали, — призналась молодая женщина.

— Все зависит от спутника, — отозвался Джет, поднося к губам ее руку. — Может быть, я нарушаю местные обычаи, но я готов рискнуть.

Они проехали вниз по кошмарной дороге и остановились в Канди Даса утолить жажду. Бетонные волнорезы, поставленные на пути прилива, безнадежно обезобразили стремительно растущий курорт.

Имбирный чай в полупустом кафе казался пределом мечтаний. Лисса наслаждалась возвращением к цивилизации, попивая чай и грызя орешки. Она улыбнулась Джету в полутьме, радуясь уже тому, что они вместе.

— Хочешь посмотреть на прекрасную реликвию, пришедшую из тьмы веков? — предложил он. Лисса кивнула.

Достав что-то из рюкзака, Джет принялся разматывать ткань слой за слоем. В свертке обнаружился ящичек из тисненой кожи, обветшавшей от времени. Открыв его, Джет очень осторожно сомкнул пальцы на рукояти и извлек на свет кинжал «крис». На змеевидном лезвии полированного серебра темнели священные символы. Инкрустированная изумрудами рукоять переливалась зеленым пламенем, камни сияли словно глаза дикой кошки.

— Сокровище королей! — гордо сказал Джет.

ГЛАВА 20

В шесть утра аэропорт Хитроу выглядел холодно и неуютно. Бледные заспанные пассажиры волокли багаж через таможню. При Джете был только небольшой кожаный саквояж. Лицо его осунулось, глаза ввалились. Впечатления не скрашивал даже здоровый загар.

Лисса тут же заметила самого дорогого для нее человека, бросилась через весь зал ожидания ему навстречу и повисла у него на шее. Обнявшись, влюбленные приникли друг к другу, не в силах вымолвить ни слова, наслаждаясь волшебным моментом встречи. Сердца их бились в унисон. Невыразимое облегчение снизошло на их души. Чего теперь бояться? Они вместе.

— У тебя есть в сумке что-нибудь теплое? — прерывающимся голосом спросила Лисса, с неохотой отстраняясь от Джета.

— Ничего там нет, даже инкрустированного изумрудами кинжала «крис». Кинжал уже на пути в государственный музей. Зато у меня есть золотое обручальное кольцо из деревни Селюк. — Джет рассмеялся глубоким, грудным смехом. — Это кольцо — залог того, что ты станешь согревать меня вечно.

— Кольцо? Какие формальности, мистер Арнольд!

— Отныне мы строго следуем этикету.

Через руку Лиссы было перекинуто зимнее пальто Арнольда-старшего, которое она предусмотрительно захватила из Холлоу-хаус.

— Как хорошо, что один из нас обладает здравым смыслом. Этот месяц — один из самых холодных в году. Все эти рассуждения о парниковом эффекте — сущий вздор!

— Ты чудо. А холод и впрямь собачий. — Джет набросил пальто на плечи и привлек молодую женщину к себе. — К климату Индонезии я так и быть готов привыкнуть, но к загазованности Бангкока — увольте.

— Я взяла такси, поедем прямо в Холлоу-хаус. Вести машину по шоссе в кромешной темноте мне не улыбалось. Все по тебе ужасно соскучились.

— Как они? Сара, Бетани? Они меня, надо думать, никогда не простят.

— Простят, когда выслушают твою историю. И Сара и Бетани захотят узнать все. — Равно как и я, подумала Лисса. Она возвратилась в Лондон через Бангкок несколько дней тому назад, а Джет остался, чтобы отследить путь помеченных американских долларов. На эту вынужденную разлуку молодая женщина согласилась закрыть глаза.

— Сперва мы заедем в Арнольд-плейс. Оттуда я позвоню домой и доложусь, что приехал. Хочу сперва кое-что проверить, поглядеть, что происходило в офисе в мое отсутствие. Сибил, надо полагать, поседела от простоев. — Джет уже переключился на ритм «Консолидейтед».

— Да нет, седых волос у Сибил не особо-то прибавилось, — небрежно заметила Лисса. — Работа идет, никаких простоев. Ты глазам своим не поверишь.

— Мне еще нужно побывать в Скотленд-Ярде. Деньги поступают на счета моей компании в Бангкоке уже переведенными в тайские баты, а затем все те же суммы перекачиваются в Нью-Йорк, но в «отмытых» долларах. Ловко придумано, комар носа не подточит. Никто бы и не заподозрил ничего, кабы Мэтью не обосновался в нью-йоркском офисе. Он послал мне факс, спрашивая, откуда лишние деньги.

— Выходит, кто-то в Нью-Йорке ведет нечестную игру?

— Надеюсь, что нет. Хенк Джефферсон — старый друг. Его я не подозреваю.

Джет мысленно прикидывал распорядок дня. Для него жизнь уже вошла в привычную колею. Казалось, сдвиг во времени на Арнольде-старшем почти не сказался, но Лисса знала, что последствия проявятся позже. На протяжении нескольких дней после возвращения с Бали сама она напоминала покойника-зомби. Очень скоро глаза его начнут слипаться…

— А Мэтью знал что-нибудь об этих махинациях?

— Нет, но именно случайное замечание Мэтью навело меня на мысль о Бангкоке. Я знал, что нью-йоркское отделение не может получать таких прибылей. Курс обмена валют не настолько высок.

— Я поеду с тобой в Арнольд-плейс. Сегодня «Мэнсфилд-парк» обойдется без меня.

— Хорошо, — кивнул Джет, не вслушиваясь в ее слова, но затем его что-то словно насторожило. — Мэнсфилд ты сказала? Какой такой парк? Не желаю с тобой разлучаться, ни на день, ни на час, ни на миг.

— Именно это я и хотела услышать.

Они добрались до Арнольд-плейс задолго до того, как утренний поток машин запрудил улицы.

— Отпустим такси, — предложила Лисса. — Мой «БМВ» тут, на стоянке. Вчера прошел техобслуживание. Я сама отвезу тебя домой.

Джет явно удивился, однако ничего не сказал. Он удивился еще более, когда охранник отпер перед ними входную дверь и учтиво поздоровался:

— Доброе утро, мисс Пастен. Доброе утро, мистер Арнольд. С возвращением, сэр.

Но когда Лисса гордо извлекла из кармана пластиковую карточку, вызывающую его личный лифт, изумлению Джета не было конца.

— Не скажешь ли ты, что происходит? — потребовал глава корпорации, входя вслед за нею в кабинку и нажимая верхнюю кнопку. — Как это ты получила доступ в мой личный лифт? А также и на нашу частную стоянку?

— Ты вообще представляешь себе, как долго длилось твое отсутствие? — ехидно поинтересовалась Лисса. — И половину этого времени мы понятия не имели, жив ты или умер. Ты никак рассчитывал, что «Консолидейтед» по-прежнему будет работать как часы с помощью тети Сары?

— Нет, но, насколько мне известно, совет директоров функционирует по сию пору. Директора могут взять бразды правления в свои руки. — Джет не улыбнулся в ответ на ее улыбку.

— Это ты им польстил, — честно призналась Лисса. — Директора успешно работают каждый в своей области, но глава компании ты.

В тот день она надела серый в тонкую полоску брючный костюм и алую блузку. Соорудила при помощи шпилек высокую прическу, такую, что нравилась Джету, и закрепила волосы на затылке ало-золотой заколкой. Сотрудница могущественной корпорации должна выглядеть на все сто.

Лисса вошла в кабинет, он поспешил следом. Оглянувшись по сторонам, Джет с удивлением узнал цветы в горшках, привезенные из Холлоу-хаус, но опять не сказал ни слова. Изумленно заморгал при виде стола, на котором царил безупречный порядок. Справа высилась аккуратная стопка папок.

— Папки разных цветов, в зависимости от степени срочности, — пояснила Лисса, включая в сеть кофеварку. — В красной собраны бумаги, которыми нужно заняться немедленно, затем идет оранжевая, и так по цветовому спектру. Содержимое серой папки может подождать до будущей недели.

Лицо Джета превратилось в непроницаемую маску.

Лисса, не садясь, включила компьютер.

— Я заложила в программу собственный пароль, чтобы никто другой не смог прочесть мои файлы. Вот подробный отчет обо всем, что я делала изо дня в день: телефонные звонки, ответы на письма, решения, принятые или отложенные до твоего возвращения.

Джет не спеша подошел к Лиссе и через ее плечо уставился на экран. Затем уселся в кресло перед монитором и принялся просматривать заложенную в компьютер информацию день за днем, не говоря ни слова.

Лисса похолодела от страха, ожидая грозы. Разумеется, Джет возмутится. Ей с самого начала следовало понять, что властный Арнольд-старший не потерпит никакого вмешательства в дела «Консолидейтед». Он руководил корпорацией с незапамятных времен, и никому еще не уступал своего места. Но она была настолько убеждена в своей правоте…

— Я только помогала, временно… — робко начала Лисса, теребя жакет, не в состоянии дольше выносить его молчание. — Почты накопилась гора… и Сибил беспокоилась…

Джет потянулся к ней, усадил к себе на колени и принялся целовать, настойчиво, страстно и упоенно так, что она чуть не задохнулась. В его глазах сверкали озорные искорки.

— Ты чудо, — проговорил он, прервав свое занятие.

Джет пригладил золотые пряди, осторожно поцеловал наполненные слезами глаза. Лисса ощущала, как уходит боль, — прикосновения его пальцев и губ исцеляли старые раны.

— Чем скорее у тебя родится ребенок, тем лучше, — объявил он наконец. — Или я останусь без работы. Разумеется, я могу заняться гольфом и предоставить компанию тебе.

— Мисс Рид только порадуется, — счастливо прошептала Лисса.

— Мисс Рид? Это еще кто такая?

— Директриса сельской школы. Да ты ее знаешь. Ей позарез нужны ученики. О, я же тебе не говорила: Бетани теперь ходит в сельскую школу, потому что наш многоквартирный дом решено снести. Я совсем забыла.

— Да, ты мне не сказала, — подтвердил Джет. Прежде он жил в черно-белом мире, в мире денег и коррупции, а теперь этот мир озарился новым светом, заиграл всеми цветами радуги. Это Лисса принесла с собою и свет и краски — ее золотые волосы, смеющееся лицо! — О чем еще ты позабыла мне рассказать? Я узнаю все новые и новые подробности!

— Да, есть еще кое-что. Я встретила ту, что много значила для тебя прежде. — Последняя преграда рухнула. Лисса знала, что это самое трудное. — Бетани и я познакомились в саду с Присциллой. Я знаю, что она живет в квартирке над бассейном под присмотром Нэнси. Мы… мы даже подружились. Она милое…

—…Милое дитя. — Лицо Джета омрачилось. Он крепко прижал молодую женщину к себе, словно опасаясь, что она может вдруг исчезнуть.

— Да, Джет. Милое дитя. И мы должны позаботиться о ней, сделать жизнь ее счастливой и насыщенной. И не важно, если мы не можем пожениться официально, в церкви или где бы то ни было. Это не играет никакой роли. Я просто хочу быть с тобой.

— Пусть это тебя не волнует, — отозвался Джет, со вздохом облегчения откидываясь в кресле. — Мой адвокат уже взял дело в свои руки. Мы непременно поженимся. Я знал, что однажды ты встретишься с Присциллой. Я просто тревожился, не зная, как ты на это посмотришь. Думал, а вдруг ты возненавидишь меня за то, что я скрыл от тебя ее существование? Но я должен был что-то для нее сделать, избавить ее от пожизненного заключения в стенах клиники…

Лисса не стала упоминать о том, что говорила с мистером Ратбоном. Для одного утра сюрпризов более чем достаточно. Вместо этого тела влюбленных соприкоснулись и сплелись, как слились их сердца и помыслы. Именно в таком положении и застала их Сибил: Джет и Лисса заснули в кресле в объятиях друг друга.


Свадьбу эту никак нельзя было назвать скромной. Собралась половина деревни, друзья Лиссы с телевидения, съемочная группа в полном составе… От встречи с самим Гаретом Варвиком тетя Сара пришла в полный восторг и упорно величала гостя инспектором Даттоном.

— Я только актер, мисс Арнольд, — скромно говорил неотразимый Варвик. — Зовите меня просто Гарет. Может быть, вы захотите как-нибудь посмотреть на съемки? Я мог бы это устроить.

— О да, о да, если можно! — просияла пожилая женщина, поправляя шляпку.

Крохотная церковь четырнадцатого века была переполнена. Тут были и мисс Рид, и доктор Кэрингтон, Эмили и Нэнси со своими ухажерами, Амос и его семья в парадных костюмах, Мэгги и ее дочь… И, разумеется, Сибил и Хенк Джефферсон, что уже флиртовали напропалую. Полиция давно подтвердила невиновность Хенка, впрочем, ни Джет ни Лисса его и не подозревали. В воздухе разливался аромат тысячи фрезий, доставленных из Джерси. Благоуханный полумрак церкви окутывал гостей и новобрачных. Винно-красные витражи пропускали мягкий свет.

Даже Мэтью почтил свадьбу своим присутствием. Опоздал, естественно, зато на руке его висела долговязая блондинка, представленная как одна из его дорсетских подруг. «Сами понимаете, лошади, охота…» Мэтью отчаянно смущался, но видно было, что юноша пал-таки жертвою амура.

Лисса вступила в церковь, опираясь на руку Грега Вильсона. Продюсер был рад и горд вручить невесту жениху, он даже побрился для такого случая. Выбор посаженого отца многим показался бы странным, но Лисса давно простила Грегу его слишком длинный язык.

Андре остался в далеком прошлом, словно отчасти позабытый прекрасный детский сон. Они оба были так молоды, и юное их чувство казалось удивительным чудом. А наследием этой любви стала Бетани. Но жизнь должна идти своим чередом, и будущее Лиссы — это Джет.

Нет, Лисса не злилась на Грега за допущенную нескромность. Напротив, если бы Мэтью не расстроился так, узнав о внебрачном ребенке, сейчас она, пожалуй, была бы его женой, а это обернулось бы катастрофой.

— Брр! — проговорила Лисса вслух, содрогнувшись при этой мысли. Пришлось притвориться, будто она споткнулась.

Лисса и Джет вышли из церкви, восторженно глядя друг на друга. На пальчике новобрачной поблескивало золотое кольцо ручной работы с острова Бали. Женщина лучилась счастьем. Платье переливчатого кремового крепдешина — антикварная вещь, настоящие двадцатые годы! — сияло жемчугом и лунными камнями. Цветы украшали высокую прическу из золотистых волос.

— Ну что, думаешь, что справишься с таким мужем, как я? — спросил Джет, накрывая ее руку своей.

— Я прошла хорошую школу, — заверила его Лисса.

— Медаль с подробным перечислением всех твоих заслуг уже заказана. Ты сможешь носить ее на переднике, как только закончишь с «Мэнсфилд-парком». Уж так и быть, завоюй себе громкое имя в титрах.

— Ты больше не исчезнешь?

— Разве что в твоей постели.

— Право же, мистер Арнольд, будьте наконец благоразумны! Ваша новая дочка прислушивается к вашим словам с нескрываемым интересом…

В воротах церкви новобрачных осыпал дождь конфетти и риса. А потом и виновники торжества, и гости пошли через поля к машинам, что поджидали у обочины, готовые отвезти всех и каждого назад в Холлоу-хаус к шампанскому и свадебному торту.

Бетани прыгала рядом, собирая ромашки, оборочки розового платьица задевали некошеную траву. Веселый лепет девочки звучал для новобрачных чарующей музыкой.

— Пудинг тоже пойдет на прием, — радостно заверила их Бетани. — Он будет пить шампанское весь вечер.

— Вижу, что за Пудингом придется приглядеть, — улыбнулась Лисса. Сердце молодой женщины переполняла любовь к двум самым дорогим для нее людям. Теплый, словно парное молоко, воздух овевал лицо. В июньском мареве дрожали золотые лучи солнца. — Вот только медведя-алкоголика нам в семье не хватает…


Оглавление

  • Об авторе
  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20