КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435925 томов
Объем библиотеки - 602 Гб.
Всего авторов - 205773
Пользователей - 97471

Впечатления

Stribog73 про Звягинцев: Одиссей покидает Итаку. Книги 1-13 (Социальная фантастика)

2 Xamat
Это первое отечественное произведение в жанре АИ. Надо быть снисходительнее к автору.
Я читал в бумаге, но оценку не ставлю.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Xamat про Звягинцев: Одиссей покидает Итаку. Книги 1-13 (Социальная фантастика)

Едва осилил.Сюжет - слишком заумно, напутано. Впечатление -напридумывать побольше "приключений". По тексту - "ни шага" без алкоголя, перекура, постоянной сексуальной озабоченности Г.Г. Слишком перегружено цитированием.
Откровенно не понравилось

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Шпаликов: Сборник стихотворений (Поэзия)

Сборник стихов и песен одного из моих любимых советских поэтов.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Stribog73 про Народное творчество: Пословицы и поговорки (Пословицы, поговорки)

Сборник пословиц и поговорок, составленный одной замечательной женщиной, так рано ушедшей от нас по вине бездарных российских врачей.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
DXBCKT про Ливадный: Точка разлома (Боевая фантастика)

Я тут случайно оказался в очереди — человек на … надцать)) И поскольку 2,5 часа делать было решительно нечего — решил зря время не тратить и что-нибудь прочесть. И тут мне на глаза (совершенно случайно) попалась эта книга из мира «Зоны смерти»... И да! Конечно (тут) это вполне самостоятельное произведение... но ввиду отсутствия продолжения СИ «Титановая лоза» (подумал я) это все же не самая большая потеря...

На самом деле (как ни странно) фактически эта книга вполне может претендовать на продолжение «Титановой лозы» (несмотря на полное отсутсвие в ней «основных героев» вышеупомянутой СИ). В этой книге — основным ГГ становится «некто» знакомый нам по последней части трилогии «лозЫ» (под именем «Макс»). И хотя «тогда» ему было отведено неприлично много места (примерно 2/3 всей книги), «там» это (все же) был несколько второстепенный (и несколько неуравновешенный) персонаж. В комментируемой же книге («Точка разлома») Максу (уже) отведена роль главного героя (и руководителя новой группировки), а об «Аскете и Лозе» сказано всего-то пару слов (мол они где-то «на базе» Ордена) и все... Кроме того, несколько бросается в глаза, что в «представленной хронике» отсутствуют некие события (неупомянутые в СИ «Титановая лоза», например эпидемия сталкеров и прочее, прочее), о них (надо полагать) читатель узнает ознакомившись со всеми другими (отдельными) частями «этой линейки»...

Но если судить в общем, то «опечалившемуся» (отсутствием продолжения «Лозы») читателю - эта книга обязательно должна прийтись по вкусу... Так как, здесь хоть и нет «уже привычных героев», атмосфера (в целом) и динамичный сюжет (с неменее симпатичными и «новыми» ГГ) с лихвой компенсирует «все возможные неудобства»)). Более того - прочитав же книгу, начинаешь «подозревать автора» в неком ходе, с помощью которого отдельное (казалось бы) произведение (впоследствии), может «перезапустить всю СИ с новой (и неожиданной) стороны... Чтож)) Дай-то бог (как говорится!))

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
Tata1109 про Иванова: Луна моего сердца (Любовная фантастика)

>леди Леонтиной — чистокровной девушкой.
Кто-нибудь мне объяснить, а что такое грязнокровная девушка? Нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Zlato про Нордквист: Петсон в Походе (Сказка)

Благодарю!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Грузинские романтики (fb2)

- Грузинские романтики (пер. Борис Леонидович Пастернак, ...) (а.с. Антология поэзии-1989) (и.с. Классики и современники) 503 Кб, 117с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Николоз Бараташвили - Григол Абашидзе - Александр Гарсеванович Чавчавадзе - Григол Орбелиани - Вахтанг Орбелиани

Настройки текста:




Грузинские романтики

Предисловие

Романтизмом принято называть модное литературное движение, возникшее в Западной Европе в начале XIX века.

Как всякое определение, этот термин является во многом условным, особенно если это касается той большой поэзии, которая зародилась вслед за эпохой Великой французской революции.

Однако романтизм — это не замкнутая школа и не строго ограниченное направление в литературе, что особенно характерно для символизма, футуризма или сюрреализма.

Великие поэты не бывают последовательно и ортодоксально верными какому-нибудь одному направлению. В творчестве Байрона и Шелли, Леопарди и Гюго, Пушкина и Мицкевича мы с одинаковым успехом обнаружим характерные черты, присущие предыдущим, а порой и последующим литературным школам.

Но это отнюдь не значит, что у ярких представителей романтизма нет сугубо своих особенностей, которые присущи только им.

Разочарование в окружающей действительности, ощущение быстротечности жизни, уход в прошлое, любование картинами природы, ярко выраженный индивидуализм и бунтарство в большей или меньшей степени свойственны всем поэтам-романтикам.

По этим признакам вполне оправданно считать романтиками замечательных поэтов Грузии начала XIX века — Александра Чавчавадзе, Григола Орбелиани, Николоза Бараташвили и Вахтанга Орбелиани.

Под этим же названием ввели их в русскую переводную литературу Б. Пастернак, Н. Заболоцкий и др.

Любопытно отметить, что в Западной Европе Н. Бараташвили был назван романтиком после издания его книги в Париже в 1977 году в переводе наших современников — поэтов Франции.

Этому изданию были посвящены восторженные отклики во всех франко-язычных странах, и при этом особенно подчеркивалось духовное родство грузинского поэта не только с Байроном, но и с романтиками Франции.


В 1801 году Грузия окончательно была включена в Российскую империю как ее составная часть и официально было ликвидировано Грузинское царство.

Первые годы утверждения российского самодержавного владычества принесли разочарование даже тем, кто больше всех усердствовал в деле присоединения Грузии к России.

Всевозможные налоги и оброки, военные экзекуции, бессердечность и жестокость представителей власти, непонимание нужд местных жителей и попрание народных традиций вызывали протест, который не раз перерастал в вооруженные восстания.

Во главе этих мятежей стояли многочисленные царевичи — претенденты на корону, а также передовые представители грузинского дворянства, среди которых были и поэты-романтики.

Последней серьезной попыткой восстановить независимость Грузии явился заговор 1832 года, который готовился долго и тщательно. Участниками его были Ал. Чавчавадзе, Гр. Орбелиани.

Самому младшему из поэтов-романтиков — Н. Бараташвили — тогда было всего 15 лет. В этом возрасте он не мог быть в числе заговорщиков, но крах этой обреченной политической акции произвел на юношу неизгладимое впечатление.

Поэты — участники неудавшегося восстания отбывали наказание в тюрьмах и ссылках, оплакивая горькую участь родного края.

В практической жизни и деятельности они встали на путь примирения с реальной действительностью, однако в творчестве до конца своих дней остались верными былым романтическим идеалам.

Самый старший из романтиков — Александр Чавчавадзе — был центральной фигурой среди образованной части грузинского дворянства.

Он владел несколькими иностранными языками. Переводил Расина, Корнеля и Вольтера, сделал первые переводы на грузинский язык А. С. Пушкина.

Утрата национальной самостоятельности Грузией оставила грубочайший след в душе А. Чавчавадзе и нашла своеобразное поэтическое отражение в его творчестве:

О далекие, полные света года!
Отлетела, как сон, ваших дней череда…
Я печальной судьбою своей заклеймен,
О, да будет щитом мне надежды звезда!
Я всё тот же всегда.

С детства тонкий знаток французской и русской изящной словесности, он в то же время обращался и к третьему источнику, близкому ему, — восточной поэзии, опираясь при этом на богатейшую традицию родного фольклора. Эти три источника органически слились в его творчестве и обогатили его не только разнообразием тематики, но и придали его поэзии особую легкость и благозвучие.

Мотивы беспечности, наслаждения радостями жизни сменяются грустными раздумьями о краткости и быстротечности дней в этом мире. Он призывает воспользоваться благами молодости, развеять тоску вином и весельем:

Давайте ж, ребята, кутнем!
Вино, как врага, разобьем!..