КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 409466 томов
Объем библиотеки - 544 Гб.
Всего авторов - 149117
Пользователей - 93246

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Федоренко: Ничего себе поездочка или Съездил, блин, в Египет... (Боевая фантастика)

Читайте книгу со страницы автора на Самиздате:
http://samlib.ru/f/fedorenko_a_w/nichegosebepoezdochka.shtml
Или скачайте у автора файл fb2:
http://samlib.ru/f/fedorenko_a_w/nichegosebepoezdochka.fb2.zip
И кладите на ЛитРес большой прибор!

P.S. Кстати, на Украине ЛитРес официально заблокирован.

Рейтинг: +5 ( 6 за, 1 против).
Stribog73 про серию Коридоры и Петли Времени

Орфографию, где нашел, исправил. А вот с пунктуацией у автора труба!

Рейтинг: +5 ( 6 за, 1 против).
кирилл789 про Романовская: Верните меня на кладбище (Фэнтези)

это хорошо, что она заблокирована. очень-очень скучная вещь. очень.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Шавлюк: Огненная ведьма. Славянская академия ворожбы и магии (Фэнтези)

начал читать и понял, что, в общем-то, такую девку я и бы бросил. причём не мучаясь год, а сразу. а точнее, просто бы не стал знакомиться, как только бы она раззявила пасть.
надо же, 21 год, а какое великолепное хамло!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Бахтиярова: Двойник твоей жены (Детективная фантастика)

накручено прекрасно.) в мадам авторе пропадает вторая агата кристи.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
monahwar про Смекалин: Счастливчик (Фэнтези)

вроде интересно.жу продолжения

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Федоренко: Исковерканный мир. Сражайся или умри! (Боевая фантастика)

В версии 1.1 кое-что поправил.

Рейтинг: +5 ( 6 за, 1 против).

Мужчина без слабостей (fb2)

- Мужчина без слабостей (пер. Н. Баркова) (а.с. Миллионеры и младенцы-1) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1862) 216 Кб, 98с. (скачать fb2) - Кэтрин Гарбера

Настройки текста:



Кэтрин Гарбера Мужчина без слабостей

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Спаситель мой! — улыбнулась Кэссиди Франзоне и распахнула дверь.

Тридцать четвертая неделя беременности. Ей нужно есть, как только голод напомнит о ее положении. Она не замужем, но даже рада этому — теперь у нее появился шанс родить ребенка для себя самой. Вот только выходить на августовскую жару, чтобы купить крабовый суп, пусть и любимый, выше ее сил.

Отец предоставил в ее распоряжение своих служащих. Если ей что-нибудь было нужно, в любой момент кто-нибудь из сотрудников «Франзоне Уэйст менеджмент» выкраивал для нее время.

— Кто спаситель? Я?

Стоявший за дверью мужчина в штате служащих отца не числился, но Кэссиди прекрасно его знала.

Это был отец ее будущего ребенка.

Разинув рот, Кэссиди уставилась на Донована Толли. А все-таки… он самый красивый мужчина в мире! Эти густые волосы… Волосы, в которые так приятно запустить пальцы. Сейчас их легонько трепал бриз. И ему очень шла отлично сшитая одежда… Нет-нет, это не показатель излишнего тщеславия, а только любовь к качеству.

— Что тебе здесь надо? — Оставалось надеяться, что этот вопрос прозвучал достаточно равнодушно, как бы между прочим, но Кэсси при этом невольно прикрыла живот рукой. Впрочем, почему Донован должен догадываться, что она беременна? А вдруг все-таки догадывается?

Может быть, виновато ее постоянное чувство голода? А может, прошло уже слишком много времени — восемь месяцев, если быть точной, — с тех пор, как они виделись в последний раз? Но факт остается фактом — Кэсси чуть не разревелась, когда он улыбнулся.

— Можно войти? Не хочется разговаривать в дверях.

Он что, издевается?

Гость вздернул на лоб солнцезащитные очки, и она увидела, что он бросает взгляды на ее живот.

— О чем ты хочешь говорить?

А если он не поверит в собственное отцовство? И вообще, что ему надо? И какого черта Донован все еще ей нравится, хотя именно он разбил ее сердце и бросил одну?

— Прежде всего, о твоей беременности, — Донован уже откровенно разглядывал ее живот, и брови у него поднимались все выше.

Да, признала Кэсси, в свое время она не сказала Доновану, что у нее будет ребенок. Но именно он сделал ей тогда довольно практичное предложение и вполне ясно высказался по поводу детей.

— Я знаю о том, как ты относишься к детям, так что не…

— Не уверен! — перебил ее Донован. — Разреши мне войти, Кэссиди. Нам надо поговорить, и пока мы не поговорим, я не уйду!

Она колебалась. Перед другим человеком Кэсси запросто захлопнула бы дверь, но… от другого она и не забеременела бы. Ведь любила-то она именно Донована! Впрочем, сейчас ей вовсе не нужны никакие переживания…

Ну и положеньице! Ребенок шевелится у нее в животе, сама она хочет есть и, самое главное, совсем не уверена, стоит ли позволить Доновану войти. Кэсси всегда было не занимать решительности, но в последнее время она что-то сама не своя.

К тому же она чувствовала некоторую слабость, наверное, из-за жары, поэтому лихорадочно соображала, как отправить Донована восвояси. Она свяжется с ним после рождения ребенка, когда придет в себя.

В дверной проем она увидела, как «мерседес» последней модели с тонированными стеклами вполз на подъездную дорожку. Кэссиди улыбнулась. Наконец-то привезли поесть!

— Получите ваш суп, мисс Кэссиди.

— Спасибо, Джимми, — поблагодарила она молодого человека. Тот кивнул, передал ей коричневый пакет и удалился.

Донован улыбнулся:

— «Краб шек»?

Кэссиди всегда старалась не зацикливаться на том, что любимый суп доставляют ей как раз оттуда, где они с Донованом ели его по меньшей мере раз в неделю, пока были вместе. Просто суп «Краб шек» — прекрасный и непременный атрибут Чарлстона.

— Пока ты ешь, я составлю тебе компанию, — он уже занес ногу за порог.

— Нет, не стоит! — загородила проход Кэссиди. — Поговорим как-нибудь потом. На неделе позвоню твоей секретарше.

— Я не уйду, Кэсси!

— Хочешь ворваться силой?

— Не хочу, — он уперся рукой в дверную раму. — Ты сама пригласишь меня войти.

У него был потрясающий одеколон. Она просто возненавидела французскую компанию-производителя за то, что от Донована так хорошо пахло! Этот запах сразу напомнил ей, как когда-то она лежала рядом с ним, положив голову ему на грудь…

— Кэссиди, крошка, позволь мне войти, — почти шепотом произнес Донован, наклонившись к ней.

Все ее женские гормоны тут же взбунтовались. Кэссиди почувствовала, как налилась тяжестью грудь, а по коже побежали мурашки. Губы пересохли, она облизнула их и увидела, как он прищурился, наблюдая за ней.

— Что мне сделать, чтобы ты ушел?

— Ничего. Я соскучился, Кэсс, и совсем не хочу уходить.

Ну что за неприятность — эта легкая дрожь! Подумаешь, соскучился!

Она приняла равнодушный вид и отступила от двери.

Донован закрыл за собой дверь, а Кэссиди все еще колебалась: не следовало бы позволять ему опять появляться в доме. Но, оказывается, она неспособна сохранить хоть какую-нибудь дистанцию между ними. И теперь, лицом к лицу с Донованом, она только и думала, что о сексе. О том, чтобы опять оказаться в его объятьях… Несмотря на беременность, ее гормоны опять ожили и ринулись в атаку. Она так хотела этого мужчину! В последние восемь месяцев у нее не было ни одного свидания, хотя некоторые парни и предлагали ей встретиться. Но ей не нужен никто, кроме Донована…

— Пива или чаю?

— Лучше пива, — ответил он.

Она поставила суп на стол и подошла к бару за пивом для Донована. Он любил «Хайнекен», она тоже. Хотя сама пива в рот не брала с той поры, как обнаружила, что беременна, но в холодильнике Кэссиди держала некоторый запас на случай визита братьев или друзей.

Прихватив заодно бутылочку «Пеллегрино» для себя, она вернулась к столу, возле которого стоял Донован, готовый подать ей стул. Он всегда любил показать себя джентльменом, и ей это нравилось. Умение быть учтивым тоже отличало его от других джентльменов. Она поблагодарила и села.

И вдруг осознала, что напротив нее сидит человек, которого она любит! Ей сразу расхотелось есть. Пришлось положить руки на колени: не дай бог не утерпит и прикоснется к нему. Она еле сдерживалась, чтобы не перегнуться через стол и не потрогать его. Не верится, что Донован действительно здесь.

— Как ты, Кэссиди? — поинтересовался он.

— Хорошо. С беременностью никаких осложнений.

Ей двадцать восемь, и с ней все в порядке — благодаря жизненной закалке и правильному питанию. Младенец здоров, а то, что она иногда себе воображала, всего лишь дань тому, что они с Донованом были влюблены друг в друга, когда зачали дитя. Хотя и это, скорее всего, было не больше чем ее фантазией.

— Я рад.

— Ты? — усмехнулась она.

Ей хотелось, чтоб это прозвучало саркастически, а получилось, как будто ей приятно, что он озабочен ее здоровьем.

— Да, — Донован откинулся на спинку стула. — Почему ты мне ничего не сказала? Полагаю, ребенок мой?

Он полагает?.. А она-то думала, Донован твердо знает, что другие мужчины ее не интересуют. Ведь она не скрывала своих чувств, пока они были вместе…

— Твой, — не стала темнить Кэссиди. — А почему не сказала… просто не думала, что тебе это может быть интересно.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ну-у, ведь обычно ты не много уделяешь внимания тому, что не касается «Толли-Паттерсон мануфактуринг» или твоих деловых интересов.

— Я уделял внимание тебе, — возразил он.

Она согласилась:

— Когда ни одной из твоих компаний не грозил кризис, ты, конечно, уделял внимание и мне.

Но Кэссиди всегда знала, что самым главным делом в жизни Донована было его положение вице-президента семейной компании «Толли-Паттерсон». Его всецело поглощали дела отцовского бизнеса и расширение холдинга. Вместе с бывшим товарищем по колледжу он был совладельцем компании по производству спортивных изделий, а вместе с товарищем по бординг-школе имел кое-что на курортах Тобаго.

Какое-то время его постоянная занятость не имела особого значения для Кэссиди. Зато за несколько последних месяцев, пока они были в разлуке, она пришла к выводу, что ей не хватает их отношений.

Донован всегда был одержим самоутверждением. Самоутверждение было для него важнее, чем даже собственный трастовый фонд. И Кэссиди не собиралась больше привлекать к себе его внимание. Правда, расставание с Донованом далось ей очень трудно. Она знать не знала, что это будет так больно.

Сначала, когда они расстались, Кэссиди думала, что не хочет возвращаться к нему. А когда выяснилось, что она носит его ребенка, ей пришло в голову: не станет ли это вмешательством в жизнь Донована? И тогда она решила, что отдаст ребенку — его ребенку! — всю ту любовь, которая оказалась не нужна его отцу.

А теперь Донован вернулся. И вот уже у нее сосет под ложечкой от надежды, что он вернулся навсегда.

И это пугало больше, чем одиночество.


— Что ты имеешь в виду? Пока мы были вместе, я тебя никогда не игнорировал.

Донован все еще не мог осознать тот факт, что Кэссиди носит его ребенка. Не мог поверить, что ему посчастливилось сделать ее беременной. Собираясь к Кэссиди, он хотел опять попросить ее выйти за него замуж, убедить, что его отношение к созданию семьи изменилось. И сделать это, не раскрывая причин, по которым он снова оказался возле ее порога.

Донован уже забыл, насколько Кэссиди хороша. У нее поистине фарфоровая кожа и прекрасные густые волосы. Он вспомнил потрясающее ощущение от прикосновения этих шелковых волн к своему телу… У Кэсси пухлые розовые губы. Господи, как ему хочется забыть обо всем, просто притянуть ее к себе и целовать… целовать… Как он соскучился по ее губам…

В теле вдруг появилась тяжесть. Донован подвигал ногами: надо скрыть возбуждение. Вот уж не думал, что беременная женщина может выглядеть так сексуально! Но что-то завораживающее было в наблюдении за соблазнительным телом Кэссиди, в котором жил его ребенок.

— Так ведь я знала, что ты пропадаешь на работе по двенадцать часов в день. И не требовала у тебя слишком много времени…

Понадобилось несколько мгновений, чтоб слова Кэссиди дошли до его сознания, потому что в этот момент Донован следил за ее губами. И думал о том, что будет, если он наклонится и поцелует ее. Она ответит?

Но тут ее слова дошли до него, и он понял, что она вполне может быть не настроена на поцелуи. Сейчас Кэсси сосредоточена на причинах, по которым им не быть вместе. А ему нужно заставить ее подумать о том, почему им опять нужно соединиться.

Если в чем Донован и был хорош, так это в своих завоевательных походах, и победа над Кэссиди стояла у него на первом месте. В нем жил неукротимый спортивный дух, и продвижение к вершинам успеха было для Донована важнее, чем даже бизнес. Видит бог, ему с его трастовым фондом можно было вообще не работать. И в какие бы рискованные предприятия он с друзьями ни вкладывался, эти вложения всегда прекрасно оправдывались. Но ему хотелось большего… Он жаждал занять место исполнительного директора «Толли-Паттерсон». По праву рождения.

И теперь, рассматривая Кэссиди, кудряшки, обрамлявшие ее лицо, он размышлял о том, что, оказывается, действительно соскучился по ней. И даже больше, чем можно было бы предположить. Если бы не нужда в жене и ребенке, видит бог, сам он, возможно, и не вернулся бы, но теперь, сидя здесь, понял, что вернуться нужно было обязательно! Просто ее беременность здорово облегчала ему задачу…

— Извини, — произнес он. Как человек, который любую ситуацию норовит обернуть в свою пользу, Донован знал, что только смирение поможет ему вернуть Кэссиди. Знал, потому что, хоть и причинил когда-то ей боль, все же видел в ее глазах робкую надежду.

— За что?

— За то, что заставил тебя чувствовать себя так, будто ты не единственная в моей жизни.

Она возилась со своим пакетом. Достала из него какой-то контейнер, в котором, как он подозревал, и был крабовый суп.

— Не играй со мной, Донован.

— Я не играю.

— Играешь-играешь. Ты на такие штучки мастер, и тебе что-то от меня нужно.

Она слишком хорошо его знала.

На самом деле Донован позволил ей уйти от него лишь по одной причине. И сейчас именно Кэссиди была ключом к тому, что ему нужно, и он не собирался опять отказываться от нее. На этот раз Донован был лучше подготовлен к тому, чтобы уступить этой женщине часть своего жизненного пространства.

— Что? Не спешу возвращаться? — прищурившись, спросила она.

— Тебе сарказм не идет.

Она пожала плечами:

— Я беременна. Большую часть времени занимают раздумья о том, что мне еще достанется.

— Вот как?

— Да.

— От кого?

— От всех! — Кэссиди послала ему полную сексуальности ухмылку. Она умела быть привлекательной и знала, как это действует на каждого встречного.

— В твоей жизни есть мужчина? — поинтересовался он, вдруг спохватившись, что после разрыва с ним такая красивая женщина вполне могла встретить еще кого-нибудь. Нет-нет, он знал, что ребенок-то его. Не потому, что Кэсси так сказала, а потому, что он хорошо знал ее. Она сказала, что любит его, и для нее это не просто слова.

— Папочка и братья, — глядя в стол, ответила она. Веселость, которую она только что выказала, полностью погасла.

— Я имел в виду дружка, — уточнил он.

— А, ну да, правильно. Я тут сижу, беременная от тебя… Какого лешего мне еще с кем-то встречаться?! — Она подняла на него ясные, почти прозрачные карие глаза.

— Сколько можно насмешничать? Я правда не знал, что ты беременна.

— Не думаю, что тебя это заботит и сейчас.

— Ладно, хватит! Значит, ты ни с кем не встречаешься?

Донован еле справился с накатившим на него облегчением, когда понял, что все время с тех пор, как они расстались, Кэссиди оставалась одна.

— Нет. Мне кажется, нечестно было бы прямо сейчас связаться с кем-то еще. А ты, как у тебя?

— Если бы у меня было что-нибудь, пришел бы я сюда?

По правде говоря, с тех пор как они расстались, Донован с головой ушел в работу. И в этом тоже было его преимущество перед кузеном Сэмом, соперником на должность исполнительного директора. Сэм женат уже больше десяти лет, так что делит свое время между офисом и семьей. И дед выразил желание уравнять их шансы.

— Зачем ты здесь? — еще раз спросила Кэссиди.

Донован поскреб затылок. Он знал, что сказать, но при взгляде на нее сразу начинал думать о последствиях того, что собирается сделать. Нелегкое это дело — врать Кэссиди. Сказать ей правду о том, что по воле деда, для того чтобы занять пост директора фирмы, он в течение года должен жениться, завести ребенка и набрать голоса в совете директоров? Пожалуй, после этого она вполне может попросить его убраться вон.

— Донован?..

— Я соскучился, Кэссиди.

— Я все время здесь.

— Я не был уверен, что ты меня примешь.

— Хочешь опять встречаться? Когда родится ребенок, это будет довольно трудно.

— Я не хочу встречаться, хочу жениться на тебе. За эти восемь месяцев я понял, как хочу, чтобы ты стала моей женой. И по дороге сюда готовился говорить о том, что мои взгляды на семью изменились.

Донован услышал, что у нее прервалось дыхание, и увидел, как заблестели от близких слез глаза.

Он вскочил из-за стола, подошел к ее креслу и развернул его так, чтобы она оказалась лицом к нему. Теперь Кэссиди смотрела на него снизу вверх. Он наклонился над ней, почти касаясь ее губ, взял в ладони ее лицо и вдруг понял, что действительно боится неудачи. И не только потому, что ему хотелось опередить Сэма. Он хочет, чтобы Кэссиди стала для него ключом к той жизни, о которой он понятия не имел и даже не думал, что когда-нибудь захочет ее для себя.

— Я хочу жениться на тебе, Кэссиди Франзоне. Хочу быть отцом нашему ребенку и иметь семью, о которой ты мечтала. Мы должны быть вместе.


Когда Донован был так близко, Кэссиди могла думать только о том, как обнимет его, как он обнимет ее и как, может быть, она положит голову ему на грудь… Об этом она мечтала, просыпаясь среди ночи, — как она коснется его…

Но Донован так часто убеждал ее, что никакой семьи не хочет. С чего это он так радикально изменился за прошедшие восемь месяцев?

— Почему… почему ты изменил свое мнение?

— Я соскучился по тебе.

Но это он уже говорил. Ну соскучился, а почему изменилось его отношение к детям?

— Это еще не объясняет, с чего вдруг ты захотел обзавестись семьей.

Ей страшно было поверить в столь крутой поворот в его сознании.

Он убрал свои руки с ее лица, выпрямился, подхватил со стола пиво и поставил на перила крыльца. Прислонившись бедром к перилам, запрокинул голову и одним махом осушил бутылку.

— Что ты мне скажешь, Кэссиди?

Об этом она понятия не имела. Восемь месяцев назад Донован Толли сделал ей предложение. Кэссиди уже тогда заподозрила, что беременна, но он совершенно определенно высказался по поводу детей и семьи вообще… И тогда она ушла. Ушла не потому, что не хотела замуж, а из-за того, что Донован был из тех мужчин, которые вынуждены жениться. А ей хотелось, чтобы Донован женился на ней по любви. Чтобы женился, потому что жить без нее не мог, как она не может жить без него.

— Я хочу знать, почему ты передумал. Ты говорил, что самым главным аргументом для всех пар служат дети. Говорил, что обзаведение детьми уничтожало самые наилучшие отношения, какие ты только видел. Ты говорил…

— Да, черт возьми, я сам знаю, что говорил!

— И?..

— У меня была масса времени подумать о нас с тобой, Кэссиди. То, как у нас с тобой все было… Я считаю, мы могли бы создать семью и не утратить сути…

Хотелось бы Кэсси верить в то, что он говорил. Но одиночество научило ее, что влюбленность (и даже любовь!) — это еще не все в отношениях между людьми. Нет, она не могла опять целиком доверять ему.

— Ты делаешь мне предложение, потому что я беременна? Я не хочу, чтобы ты женился на мне по обязанности.

Донован вернулся с крыльца к ней, поставил бутылку на стол и поднял Кэссиди на ноги.

— Кэсси, я никого из нас не оскорбляю. Я здесь потому, что ты мне нужна. Пришел увидеться с тобой и умолить принять меня обратно.

— Это как-то связано с кончиной дедушки? Я расстроилась, когда услышала, что он умер.

Кэссиди послала цветы, но ужасно переживала, что не может прийти сама на похороны.

Донован поверить не мог своим ушам, настолько близко к истине оказалось это невинное замечание!

— Смерть деда заставила меня понять, как быстро меняется жизнь. И еще я подумал о том, что он всегда очень хотел, чтобы у меня были дети, на которых он мог бы любоваться, а я считал, что у нас еще много времени впереди…

Кэссиди крепко обняла его за плечи, а потом отступила:

— Тогда ты и понял, что жизнь — это немножко больше, чем только работа?

Кэссиди знала, как трудно Доновану говорить о своих чувствах, но если она собирается еще раз позволить себе любить его и даже родить ему младенца, то ей необходимо знать, как он поведет себя в дальнейшем. Это нужно уже не только ей. Она подумала о ребенке, их ребенке, и погладила живот. Для своего малыша она желала всего самого лучшего, в том числе и двух любящих родителей.

— Думаю, так и было. Не хочется много об этом говорить. Мы с дедулей часто бодались, и вдруг этот сердечный приступ…

У Донована с Максвеллом Паттерсоном были, мягко говоря, не самые добрые отношения.

— Вы с ним так и не помирились?

— Нет. В последний раз мы поругались, и я ушел.

— Он знал, конечно, что ты его любишь.

Донован с видимым равнодушием пожал плечами. На самом деле ему всегда хотелось, чтобы дед им гордился. И Донован пытался доказать, что он не просто сын отца-скульптора, что в его жилах течет кровь самого Максвелла Паттерсона.

— Вот почему ты мне нужна. Ты должна быть рядом со мной. Ты и наш ребенок. Я не хочу к концу своих дней обнаружить, что кроме «Толли-Паттерсон» у меня больше ничего нет. Кэссиди, я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж!

Разве такие слова могут оставить равнодушным сердце женщины? Кэссиди ничего не могла поделать с собой, хотя и подозревала, что за столь разительными переменами что-то кроется.

С другой стороны, Донован предлагал ей больше, чем она от него ждала. Он очень гордился тем, что имеет убеждения и держит слово. А это значит, что теперь, когда вот-вот родится их ребенок, она может построить такую семью, о какой всегда мечтала.

— Гм…

— Что?

— Замужество сейчас… с этим… — она показала на живот, — я как-то не собиралась… Мне хотелось бы большую свадьбу и все такое…

— О чем это ты?

А что такого она сказала? Конечно, ей хочется, чтобы их ребенок родился в семье, с именем Донована, но свадьба, предполагавшая массу гостей, невозможна до той поры, пока она не родит.

— Я говорю о том, что давай поженимся тайно. Чтобы присутствовали только наши родные, а большую церемонию устроим, когда уже родится ребенок.


А вот об этом Донован как-то и не подумал — что делать, если он получит согласие Кэссиди? Тайная женитьба — это не совсем то, что полностью отвечало бы воле деда. Адвокат Донована искал любую выгодную его клиенту лазейку, но и адвокат деда был не лыком шит. Да и сам дед оказался не промах, уж он постарался, чтобы его странные требования к следующему исполнительному директору фирмы «Толли-Паттерсон» неукоснительно исполнились. И не важно, что все, услышавшие его волю, сочли бы деда сумасшедшим. Закона он не нарушил.

— Зачем сохранять свадьбу в тайне?

Кэссиди покраснела и прикрыла живот руками. Под одной рукой она почувствовала глухой удар.

— Просто я не хочу, чтобы все думали, будто ты женился на мне из-за ребенка.

— Кэссиди, но это же глупо! Кого волнует, кто и что подумает?

— Меня, — тихо отозвалась она.

— Тогда ладно. Пусть будет по-твоему.

— Правда?

— Да.

— Спасибо.

— Да на здоровье, — и он обнял ее.

Ее дыхание защекотало ему шею, когда она тоже обняла его. Донован подумал, что все правильно. И то, что он держал Кэсси в своих объятьях, тоже правильно. Потому что с ее животом объятье было совсем другое, чем все их прежние. И не в том дело, зачем он вернулся к ней. Он был там, где хотел быть.

В этот момент Кэссиди откинула назад голову, и он заглянул в карие глаза. Потом взял в ладони ее лицо и наклонился к губам. Она приподнялась на цыпочки. Он тронул ее губами раз, другой, а потом почувствовал, как ее язычок коснулся его нижней губы.

Нет, он не забыл поцелуев Кэссиди. Она — единственная женщина, которая абсолютно ему подходила. И в их сексе никогда не было никакой неловкости, она больше всех была ему по вкусу. Он поцеловал ее и только тут понял, насколько же соскучился.

Запустив руку в ее волосы, Донован начал поглаживать пальцами ее шею. Она глухо застонала, в ответ он тоже застонал, и одна рука его скользнула вниз, по женским бедрам — он хотел покрепче прижать Кэсси к себе. Она чуть-чуть переступила, и тут Донован почувствовал легкий толчок. Это сбило его с толку. Он отскочил и с изумлением воззрился на ее живот.

— Ух ты!

Кэссиди улыбнулась:

— В полдень он особенно активен.

— Он?

— Да, он. У нас сын.

— Сын, — тупо повторил Донован. Он как-то и не думал о поле ребенка. Господи, у него будет сын! Это потрясло его больше, чем известие о беременности Кэсси. Донован без сил опустился в кресло.

— С тобой все в порядке? — встревожилась она.

— Да-да, но знаешь, я как-то все думал о твоей беременности и совершенно не подумал о самом ребенке: кто родится, мальчик или девочка, и какой он будет…

Она улыбнулась:

— Ну конечно, одно дело — беременность, и совсем другое — будущий ребенок. Да?

— Да, именно! Так вот, я хочу устроить все как можно скорее.

— Что устроить? Жениться?

— Я возьму на себя все хлопоты…

— Хорошо. Мне только хотелось бы, чтобы церемония проходила на побережье, у моих родителей.

— Прекрасно. Можешь готовиться. Когда ты родишь?

— Через пару недель, может, раньше…

— Тогда я хочу, чтобы мы поженились в эти выходные.

— Так скоро?

— У нас нет времени, если хотим, чтобы к рождению сына мы были женаты.

— Для тебя это так важно?

— Да, — ответил Донован и понял, что это действительно важно для него. Он хотел сделать все, чтобы у юристов не возникло никаких вопросов по поводу его брака и рождения сына. Значит, он должен жениться до рождения ребенка. Да и Кэссиди к родам должна носить его фамилию.

— Я позвоню маме и узнаю, в состоянии ли она быть в эти выходные распорядительницей на церемонии. Адам в Нью-Йорке. Надо узнать, сможет ли он вернуться, — сразу озаботилась Кэссиди.

— Будут оба твоих брата? — спросил Донован, подозревая, что парнишки Франзоне вряд ли ему обрадуются.

— Надеюсь. Не волнуйся, они смирились, что у меня будет ребенок.

Вот уж в смирении братишек Кэссиди Донован почему-то сомневался. Старшие братья в любую минуту готовы были встать на защиту сестренки. Так что лучше бы им не встречаться с Донованом до самой свадьбы.

Полдень миновал, солнце пекло уже и на крыльце. Солнечные лучи словно позолотили ее темные волосы, и у Донована от этой картины перехватывало дыхание. Все-таки Кэсси — самая прекрасная женщина в мире! Трудно поверить, что все сладилось так легко.

Его жизнь всегда становилась ярче, когда она была рядом. Сам Донован никогда в этом не признался бы, но, возможно, дед оказал ему услугу, внеся тот самый пункт в главные условия завещания, исполнение которых и давало Доновану возможность претендовать на столь вожделенный пост главы компании.

Судя по всему, Кэссиди возлагает большие надежды на их брак. И Донован тут же мысленно поклялся, что она никогда не узнает, почему он вернулся. А вернулся он только затем, чтобы занять директорский пост в «Толли-Паттерсон».

ГЛАВА ВТОРАЯ

Разработка деталей никогда не была сильной стороной Кэссиди — в отличие от Донована. Он продолжал говорить о том, что еще следует сделать, но, взглянув на свою невесту, понял, что его слова не достигают цели.

Шла первая неделя августа, беременность подходила к концу, и Кэссиди была большой и неповоротливой, как вытащенный на берег кит. Да и чувствовала она себя примерно так же…

— Ты меня слушаешь? — спросил Донован.

Он уговорил ее выбраться в загородный клуб, в котором состояли членами оба их семейства. Они сидели на веранде в отдельном укромном уголке с видом на океан, и Кэссиди наслаждалась бризом, ласково обвевающим ее.

— Нет.

— Кэссиди, у нас не так много времени! Нам надо успеть сделать все необходимое до твоих родов.

— Не понимаю, зачем такая спешка, — Кэссиди все еще не верила, что Донован вернулся в ее жизнь. Но вот он, перед ней, и опять захватил всю инициативу, а она даже не знает, нравится ли ей это…

Когда-то она была счастлива, если Донован брал руководство на себя. Но теперь она стала старше и умнее… и капризнее, пожалуй. И ей уж совсем не хотелось говорить о страховом полисе, который поддержит их ребенка, если с ними что-нибудь случится.

Она вообще ни о чем таком даже думать не хотела.

— Кроме того, нам нужно поговорить об опекуне. Я думаю, что для ребенка было бы лучше, если бы мы выбрали опекуна из моей семьи.

— Что значит — лучше? Я уже попросила Адама быть опекуном.

Старший брат Кэссиди был очень надежным человеком.

— Во-первых, ты не должна была этого делать, не посоветовавшись со мной!

— Но ведь тебя же не было. Забыл?

— Опять издеваешься?

— Ага, вроде того. Просто прекрати управлять моей жизнью. Я сказала, что выйду за тебя замуж, но не собираюсь позволять тебе полностью меня контролировать.

— Кэссиди…

— Да?

— Я даже и не надеялся на полный контроль.

— Разве?

Он наклонился над столом. В глазах у него блестел недвусмысленный азарт, и она не удержалась от улыбки. Это был тот самый Донован, который любую ситуацию мог превратить во что-нибудь смешное или сексуальное.

— Нет, я не… Уверяю тебя…

Она тоже наклонилась к нему, упершись животом в край стола, потом приподнялась и чмокнула его в щеку:

— Ты должен запомнить одну вещь, Донован Толли.

— Какую? — Он чмокнул ее в ответ, совершенно невинно, но и от этого поцелуя у нее забурлила кровь. Она была беременна и все равно его хотела.

— Ты командуешь только в «Толли-Паттерсон».

Он провел пальцем по ее шее, прослеживая путь капельки пота:

— Согласен. Я даже намерен вставить в наши свадебные клятвы слово «послушание».

— У меня с этим проблем нет, я всегда хотела, чтоб ты меня слушался, — заявила она.

Закинув голову, он расхохотался, привлекая к себе внимание присутствующих на веранде. Кэссиди улыбнулась, откинулась на спинку стула и глотнула прохладного лимонада.

В этот момент зачирикал его мобильник. Донован вытащил телефон из кармана, взглянул на экран.

— Мне нужно срочно позвонить. Ничего, если я тебя ненадолго покину?

Она кивнула. Он встал и вышел из-за стола.

— Кэссиди?

Она обернулась и увидела свою лучшую подружку, Эмму Грэхэм. Эмма была с женихом, Полом Престоном.

— Эмма! Как дела?

— Хорошо. А ты здесь одна?

— Нет, с Донованом.

У Эммы взлетели брови. Она сказала Полу, что присоединится к нему позже, а сама села на место Донована.

— Что происходит? Он бросил тебя беременную! Не думала, что ему хватит наглости вернуться…

— Ты же знаешь, он и не слыхал, что я беременна.

— Ладно, так и быть. Но что ему нужно?

— Жениться на мне.

— И ты согласилась?!

Кэссиди впервые подумала, что она, действительно, как-то уж очень быстро сдалась. А что же делать? Конечно, Эмма все понимает, она ведь тоже собирается замуж. А Кэссиди так нужен партнер — муж — по жизни.

— Думаю, соглашусь. Я думаю…

— … что все еще его любишь?

— А кто сказал, что не люблю?

Эмма легонько дернула плечиком.

— Никто, кроме тебя. Мы этим довольны?

Кэссиди немного подумала.

— Еще не знаю. Я позвоню тебе утром.

— У меня рано утром самолет в Нью-Йорк. Я могу поговорить с тобой либо сегодня до восьми вечера, либо после трех утра. Во всяком случае, сегодня попозже к тебе забегу.

Они выросли вместе и ходили в одну школу в Коннектикуте. Эмма была Кэссиди почти сестрой, ведь у Кэссиди никогда не было сестренки, а она всегда о ней так мечтала!

— Ты сказала ему о ребенке и он вернулся?

— Нет, он просто пришел.

— Зачем?

— Ну-у, соскучился по мне.

Это прозвучало глуповато. И Кэссиди почувствовала, что Эмма сейчас что-то ляпнет.

— И ты поверила?! — взвилась Эмма.

— Я-а…

— Да, Эмма, Кэсси мне поверила, поскольку я сказал, что совершил самую большую в жизни ошибку, позволив ей исчезнуть из моей жизни.


— Если обидишь ее еще раз, будешь иметь дело со мной, — пригрозила Эмма спустя десять минут.

Донован покорно кивнул. На прощание Эмма обняла беременную подругу и отправилась к своему жениху. Угроза такой миниатюрной женщины, как Эмма, кому-то показалась бы смешной, но Донован прекрасно знал, что Эмма Грэхэм всегда держит слово.

— Извини, — сказала Кэссиди, когда он снова сел на свое место.

— Ничего страшного. Она заботится о тебе и желает тебе всего самого лучшего.

— Да, конечно.

Кэссиди отхлебнула лимонада и посмотрела на океан.

Донован понимал, что получить ее согласие на брак — еще не все. Ему нужно… — а, черт! — нужно что угодно пообещать Кэссиди, лишь бы она не боялась, что он опять причинит ей боль.

— Я тоже забочусь о тебе, — сказал он, и собственные слова показались ему убогим лепетом.

Именно потому он и не любил говорить о всяких чувствах. То ли дело, когда все ясно! А лучше всего говорить о бизнесе.

— Я это подозревала еще с тех пор, когда ты впервые попросил моей руки.

— Еще бы! Ты — умная девочка.

— Не важничай.

— Я и не важничаю. Ты — одна из самых умных женщин, каких я знаю.

— Хм. Я думала, дело в моих ногах…

О, это точно о ней! Длинные ноги, до невозможности короткая юбочка и шелковая волна темных волос, струящихся по спине… Но, честно говоря, прежде всего внимание Донована привлек ее смех, очень сдержанный и глубокий. Как-то он оказался на одной из благотворительных вечеринок и вдруг, вместо привычных деловых разговоров, присоединился к группе, где была Кэсси, и даже пошел ее провожать, лишь бы еще раз услышать этот смех. А уж потом, обсуждая с ней тысячи текущих дел, обнаружил в девушке незаурядный интеллект.

— Ноги в том числе, — признался он.

— А меня затягивает в твои глаза, — призналась Кэссиди.

— Мои глаза? — удивился он и тут же встревожился. Что такого она в них увидела?

— Когда ты на меня смотришь, у меня возникает ощущение, что я единственный человек даже в переполненной комнате.

Он согласился:

— Ты — единственная, кого я вижу.

— Ага, пока не появится Сэм и ты не вспомнишь, что вы с ним соперники.

— Ну, это не совсем так… — смутился Донован.

Но в чем-то она права. Они с кузеном всегда соревновались друг с другом. Мальчики родились с разницей в неделю, и Донован был младшим. На каждое лето обоих отсылали к деду, и старик вечно провоцировал внуков. Донован быстро усвоил, что дед хвалит только за победу.

— Нет, так! Ты сам рассказывал, что обскакал его с вице-президентством.

— Это верно. А ты тогда сказала, что тебе нравятся мои амбиции.

— Я-а?

Он кивнул. Интересно, о чем она сейчас думает? Ведь ясно же, что вспоминает что-то другое, то, что ей совсем не нравилось в нем.

Именно Кэссиди делала его уязвимым, а ведь только человек без всяких слабостей полностью защищен, и тогда противнику нет никакого смысла нападать на него.

Донован, как руководящий — все-таки! — работник, знал, что современный деловой мир так же жесток, как и средневековый феодализм, защищавшийся от посягательств недругов в том числе и военной силой. Донован же всегда считал себя воином. Жажда победы слишком крепко сидела в нем, как бы театрально это ни звучало.

— Ты мне нравишься, когда счастлив, а соперничество делает тебя счастливым.

— Ты тоже делаешь меня счастливым.

Она склонила голову набок:

— В самом деле?

— Ммм. Хочешь, уйдем отсюда и погуляем по пляжу?

— Нет. Извини, но у меня опухают ноги. Конечно, это звучит совсем не романтично, но я не выдержу долгой прогулки по пляжу.

— А как насчет прогулки на яхте? Будешь сидеть на деке и чувствовать, как бриз играет твоими волосами…

Она колебалась.

— Ну как?..

— Не могу поверить, что ты вернулся в мою жизнь и все идет так, будто ничего не изменилось. Как будто за эти восемь месяцев ничего не происходило… но ведь они были — целых восемь месяцев! И я… я не знаю, могу ли доверять тебе, как прежде…

Донован потер шею и отвел взгляд. Что он может сказать? Ему нужна Кэссиди и их ребенок. И он им нужен. Зачем тогда все эти сомнения? Тем более что у него уже нет времени обольщать Кэсси и убеждать ее, что он — мужчина всей ее жизни.

Он взял солнцезащитные очки и поднялся:

— Я не могу стоять тут и притворяться, что у нас много времени на то, чтобы все начать заново. У нас с тобой совсем нет времени.

— Из-за ребенка?..

Что-то такое было в ее тоне и взгляде, что он понял: сейчас надо говорить правду. Черт побери, его просто тянуло сказать правду!

— Нет, Кэссиди, не из-за ребенка. Мы с тобой потеряли целых восемь месяцев, и у нас очень мало времени на то, чтобы снова обрести друг друга, прежде чем появится наше дитя.

На ее глазах заблестели слезы, и он покачал головой:

— Ты же знаешь, я терпеть не могу говорить правильные вещи.

Она поймала его взгляд.

— Иногда ты говоришь очень правильные вещи.

— Не рассчитывай, что это будет слишком часто.

Кэссиди еле заметно усмехнулась. Она явно устала, но выглядела так прекрасно, что ему захотелось немедленно заключить ее в объятья и больше не отпускать. Неважно, что где-то в глубине рассудка вспыхнуло предупреждение: скоро заседание совета директоров, к которому следовало бы подготовиться…

— Походим на яхте, недолго, какой-нибудь часик.


Кэссиди любила выходить в океан. Здесь было не так жарко. Донован усадил ее на мягкое сиденье и пошел к капитану. И не возвращался, пока они не вышли из дока.

Впрочем, Кэссиди об этом не думала, у нее образовалось немного времени, чтобы поразмышлять обо всем. Все происходящее буквально ошеломило ее. Да, ребенок — это страховка для Донована, что она выйдет за него замуж. И он сделает все возможное, лишь бы свадьба состоялась на этой неделе. Так же было и тогда, когда они только начали встречаться.

Но не слишком ли она ему доверяет? А вдруг…

У нее зазвонил сотовый — звонил Адам. Кэссиди не стала отвечать. Сейчас ей совсем не хотелось выслушивать лекции старшего брата. А уж он прочел бы ей не просто лекцию, а целый их курс! У Кэссиди появилось предчувствие, что вряд ли братец будет очень приветлив с Донованом. Телефон напомнил ей, что у нее есть автоответчик. Что ж, она потом послушает.

— Кто это?

— Адам.

— Ты не ответила?

— Я не хочу слышать от еще одной настойчивой мужской особи, что именно мне лучше делать.

— Настойчивой особи? Вот как ты меня воспринимаешь?

— Да уж! Ты изводил меня все утро.

— Просто я знаю, что для тебя лучше, — заявил Донован и подал ей стакан сверкающей жидкости с кусочками лайма.

Она сделала глоток и, прищурившись, посмотрела на него. Хорошо, что на небе еще сияло солнце, потому что эта позволяло ей оставаться в темных очках.

— Откуда ты знаешь, что для меня лучше, если тебя так долго не было?

— Я знаю тебя, Кэссиди. Знаю, что ты любишь и о чем волнуешься. Что ты всегда хотела иметь семью. Что карьера для тебя никогда не будет на первом месте.

Вот это правда. У нее была отличная работа куратора в одном из маленьких музеев Чарлстона, но эта служба ничего не значит по сравнению с материнством. Как только родится сын, Кэсси оформится на полставки.

Она никогда и не утверждала, что ей не важны семья и родственные отношения. По ее мнению, в жизни должно быть что-то еще кроме работы.

— Но ведь ты сам придерживаешься другого мнения относительно своей работы? Или что-то изменилось с тех пор, как мы расстались?

— Нет, мои цели не изменились. Но теперь они включают не только «Толли-Паттерсон».

— А что же еще?

— Ну… теперь меня еще интересует Кубок Америки, а точнее — команда Гила. У него новые разработки, которые должны произвести революцию в яхтенных гонках.

— Это все вложения, — досадливо поморщилась Кэсси. — А насколько изменилось твое отношение к людям и родственным связям?

— Гил — один из моих старых друзей.

— Я его никогда не видела.

Кэссиди давно уже заметила, что никто из друзей Донована не общался с ним, если у них не возникало нужды в деньгах. Если честно, то и он к встречам помимо работы не особо стремился. Несмотря на все вечеринки, на которых он часто бывал по делу, и множество служебных контактов, Донован был отшельником.

— Мы пригласим Гила на нашу большую свадьбу, — пообещал он.

— Прекрасно, но ты все-таки не убедил меня. Откуда тебе известно, что для меня лучше?

— Я буду убеждать тебя не словами. Я намерен показать себя в деле.

Она вздернула брови.

— Каким образом?

Он запустил пятерню в волосы.

— Вот подожди немного — и увидишь.

— Увижу?

— Да, — сказал он и замолчал. — Я звонил родителям. Они вечером будут дома. Думаю, когда мы вернемся на берег, нам стоит пасть перед ними на колени и сообщить о свадьбе.

Кэссиди постаралась сохранить невозмутимость, хотя бы внешнюю.

— Это было бы неплохо. Я не очень нравлюсь твоей маме…

— Это неправда. Она спрашивала о тебе… уже после того, как мы расстались.

— В самом деле?

— Да. И мы не можем пожениться в отсутствие моих родителей. Они очень расстроились бы…

Вот в этом Кэссиди сильно сомневалась. Но семья всегда важнее, тем более что его родители приходятся бабушкой и дедушкой ее младенцу. Может быть, зная, что она беременна от Донована, его мама станет относиться к ней лучше?

Не то чтобы Кэссиди так уж хотелось всеобщей любви, но она терпеть не могла того превосходства, с которым держалась семья Донована — на том лишь основании, что они всегда жили в Чарлстоне.

Кэссиди стиснула зубы и стала готовиться к встрече с мамой Донована.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

В этом доме прожили семь поколений семьи Донована. В 1985 году он был признан историческим памятником. Первые Толли приехали в Чарлстон сразу после Гражданской войны. От тех дней они и вели свою родословную.

Его мать состояла в Юниор-лиге и в Охранном обществе Чарлстона. Кроме того, она входила в совет директоров «Толли-Паттерсон» и очень этим гордилась. Честь семьи была для нее не пустым словом.

Сейчас они сидели в маленькой гостиной. Мать держала бокал с мартини и выглядела истинной леди-южанкой.

— Ты собрался жениться?

Кэссиди в это время прогуливалась с отцом Донована по освещенному саду. Оба его родителя были в шоке, увидев беременную Кэссиди, и с трудом скрывали свои чувства. И все-таки Донован был им благодарен за то, что скрывали, и особенно за то, что обычно очень замкнутый отец вдруг вскочил и предложил показать будущей невестке свою последнюю скульптуру.

— Да.

— Я думала, вы разбежались.

— Разбежались было, но сейчас опять вместе и собираемся пожениться.

— Из-за воли твоего деда? Кстати, хоть Кэссиди и беременна, но ведь это может быть не твой ребенок. Донован, дорогой, ты мог бы жениться на женщине своего круга. Их масса…

— Кэссиди вполне соответствует нашему статусу, мама. И она та, которую я выбрал.

— А как насчет ребенка?

— Мама!

— Да?

— Хватит! Мне нужно, чтобы ты примирилась с этим и порадовалась за меня.

— Я постараюсь, дорогой. Но… я еще слишком молода для роли бабушки. Тебе уже известно, кто будет? Мальчик или девочка?

— Мальчик.

Мать сделала еще глоток мартини и через мгновение улыбнулась.

— Ее семья будет? Конечно, не стоит затевать большой свадьбы. С таким-то сроком!

* * *

— Нет, миссис Толли, мы не будем затевать шумную свадьбу. Скромная церемония в доме моих родителей. И мы надеемся, что вы оба тоже будете присутствовать.

Донован взглянул на Кэссиди, но лицо у нее было абсолютно безмятежным, она вежливо улыбалась его матери. Он никогда не задумывался над тем, как Кэссиди будет выдерживать отношение к себе со стороны старейших семейств Чарлстона. Ее семья, хоть и более зажиточная, чем многие другие, приобрела свое положение не более двадцати лет назад и еще не имела такой родословной, какой отличались дамы Юниор-лиги.

— Я слышала, ваши родители затеяли какую-то реконструкцию дома. Не хотите ли перенести церемонию сюда?

Кэссиди взглянула на Донована, и тот пожал плечами. Все были наслышаны о ярко-розовой штукатурке, украшавшей теперь особняк Франзоне. Две скандальные газетные статьи о безобразии, сотворенном со старым особняком, немало тому способствовали.

Семейство Франзоне находилось в центре длительного сражения с подрядчиком за перекраску дома. Цвет для стен выбрали такой яркий и броский, что соседи подали жалобу в городской совет — необходимо заставить Франзоне немедленно, еще до вселения, принять какие-нибудь меры.

— Спасибо за предложение, но мама уже начала приготовления.

— Очень хорошо. Когда состоится церемония?

По тону матери Донован понимал, что та недовольна, но это не страшно. Ему нужно, чтобы Кэссиди стала его женой. А мать все равно никогда не примирится с тем, что породнилась с семейством Франзоне.

— В эту субботу, мама.

Донован подошел к Кэссиди, обнял ее за талию и прижал к себе.

— Где отец?

— Вернулся в студию, — ответила Кэссиди. — Он показал мне скульптуру, которую сделал для музея Майерсона.

— Вот как?

Отношения Донована с отцом нельзя было назвать тесными, но он надеялся, что уж сегодня-то, когда у сына, считай, помолвка, отец покинет свою студию и проведет с ними хотя бы часик. Но таков уж был его отец, и, повзрослев, Донован смирился с этим.

У его родителей никогда не было особо доверительных отношений. Они и поженились-то потому, что дед хотел слияния «Толли индастрис» и «Паттерсон мануфактуринг». Донован всегда чувствовал, что его родители не слишком любят друг друга. Отец при первой же возможности исчезал в своей студии.

— Да. Он ее еще не закончил, но, когда закончит, это будет захватывающе, вот увидите.

— Разумеется, так и будет. Мама, ты не пообедаешь с нами?

— Нет, спасибо, Донован. У меня сегодня бридж.

— Тогда до субботы? У Франзоне!

— Да, конечно. В какое время?

— Кэссиди?

Она вытащила телефон и нажала несколько кнопок:

— Шесть тридцать, миссис Толли. Потом состоится обед.

— Нужна моя помощь?

— Нет, спасибо. Мы обо всем позаботимся.

Они распрощались и через несколько мгновений были уже на улице. Кэссиди шумно перевела дух.

— Что?

— Ничего.

— Кэссиди, я знаю, о чем ты думаешь.

— Неужели тебе нужно рассказывать, какой сноб твоя мама? Ее, наверное, удар хватит, когда она узнает, что я попросила Эмму быть моей свидетельницей.

— Эмма — не семья.

— А сестер у меня нет. И, кроме того, сам видел, она похожа на меня, — Кэссиди улыбнулась. — Хочешь, я попрошу кого-нибудь из братьев быть шафером?

Донован уставился на нее. Он и думать забыл, что с его стороны тоже должен быть свидетель.

— Которого?

— Пожалуй, Адама. Вы с ним встречались.

Они с Адамом Франзоне не ладили. Еще в самом начале их с Кэссиди отношений Адам сказал ему, что недоволен выбором сестры.

Доновану не хотелось, чтобы рядом с ним стоял ее братец, но, раз Кэссиди хочет, пусть так и будет.

Он пожал плечами:

— Адам так Адам.

* * *

Они ехали от родительского дома. Донован молчал, а Кэссиди размышляла над тем, не совершает ли она самую большую ошибку в своей жизни. Она только что видела Донована с его матерью.

Высокомерная мать и очень богатый сын, всегда сам выбирающий свой путь…

— О чем ты думаешь?

— Ни о чем, — ответила она. Ей никак не удавалось избавиться от сомнений. Кроме того, очень хотелось скинуть туфли…

— Значит, не хочешь поделиться? — прогрохотал он в открытом салоне своего спортивного автомобиля.

— Откуда ты знаешь, что я вообще о чем-то думаю?

— Крошка, у тебя всегда все написано на лице. Думаешь о работе?

— Нет. Последнее время я сотрудничала с Сандрой Пауло. Теперь она придет только через месяц после рождения малыша. С ней хорошо работать. Она так рано отгрузила свои картины, что я успела распланировать стенд еще до ухода в декретный отпуск.

— Если не о работе, значит, о семье?

— Я думаю, твоя мама — большой сноб. Она таким тоном говорила о церемонии в доме моих родителей…

— Просто она привыкла держаться в высшем обществе.

— Представляю себе. Знаешь, все-таки твоя семья очень цепляется за родословную.

Он пожал плечами:

— Ты так думаешь? К сожалению, я не могу изменить свою мать.

— Я знаю. И меня ее поведение совсем не беспокоит. Я сказала это только потому, что ты сам начал…

— Я не начинал. Только спросил, о чем ты думаешь. А ты мне так и не ответила.

— Потому что день прекрасный, и я не хочу спорить.

Донован вздернул бровь и мельком взглянул на нее:

— Я не спорю, Кэсси.

— Знаю. Ты молчишь, будто язык проглотил.

— Я сейчас надуюсь, как двухгодовалый малыш. — Он пощекотал пальцем ее бедро.

Она поежилась и засмеялась.

— Прекрати, Донован!

— Прекращу, если ответишь.

— Хорошо, отвечу.

Он перестал щекотать, но, прежде чем убрал руку, еще раз провел рукой по ее бедру.

— Ты потрясающе привлекательная, — чуть-чуть хрипло сказал он.

— Совсем не привлекательная. У меня почти девять месяцев беременности. Я толстая, как кит!

Он свернул с дороги под фонарь.

— Погляди на меня, Кэссиди. — Он нагнулся и освободил ее от ремня безопасности. Затем освободился и сам. Потом обнял ее и притянул к себе. — Ты единственная женщина в мире, которая всегда будет казаться мне красавицей, — он наклонился, чтобы поцеловать ее. — Ты всегда будешь для меня красавицей. — Он откинулся на спинку сиденья и положил ей на живот ладонь: — Думаю, в моей жизни есть только один путь. У меня всегда в центре всего — бизнес. Но когда наш малыш начнет скандалить по ночам… это будет для меня окончательным пробуждением.

— Каким пробуждением?

Кэссиди хотела понять именно это. Она должна знать, действительно ли Донован вернулся потому, что изменился, потому, что она нужна ему так же, как он нужен ей? Если это так, то в ее жизни все меняется и все сомнения уходят. Навсегда.

— Именно пробуждение заставило меня осознать, что наши пути — твой и мой — тесно переплелись. И еще я понял, что у меня появился шанс оставить на этой земле не только компанию «Толли-Паттерсон».

Кэссиди хотела было задать еще несколько вопросов, но Донован поцелуем заставил ее замолчать. Поцелуем нежным, но обещавшим, что теперь они будут строить свою жизнь вместе со своим ребенком.

Он несколько раз легонько куснул ее за нижнюю губу. Она подвинулась, чтобы быть поближе к нему. Донован застонал и перенес руку с живота на ее грудь. Она вздрогнула от его прикосновения, в теле что-то начало пульсировать.

— Донован, — пробормотала она, прижимаясь к его плечу, когда он вдруг попытался отодвинуться.

— О господи, крошка, я хочу тебя.

— Я тебя тоже, — сказала она и вспомнила грезы, часто посещавшие ее во время беременности.

Он опять поцеловал ее, и на этот раз в поцелуе не было никакой неуверенности. Донован предъявлял свои права на Кэсси, и она знала, что если бы они не сидели на переднем сиденье автомобиля, то все это кончилось бы не раньше, чем он проник бы в глубины ее тела… Но Донован вдруг ослабил объятья, подарил ей несколько легких поцелуев, устроил поудобнее на пассажирском сиденье и опять пристегнул ремнем безопасности.

— Не волнуйся, Кэссиди, теперь мы единое целое, и я никуда тебя не отпущу.

Они опять поехали, а Кэссиди улыбнулась.

Она наконец поверила Доновану. Поверила в их совместное будущее.


Донован довез Кэссиди до дома и высадил ее, не заглушая мотора. У него с утра была назначена встреча с одним из директоров, но есть еще несколько часов, чтобы успеть к ней подготовиться.

В какой-то момент что-то заставило его обернуться. Кэссиди стояла на дорожке перед домом, теребя припухшую нижнюю губу, и смотрела ему вслед. Их глаза встретились, и в этот момент Донован отчетливо понял, что сдержит данное ей только что обещание.

Нет, дело было не в том, что его тревожила бы совесть. И даже не в его вере в их любовь. Он сдержит свое обещание потому, что без Кэссиди у него не будет должности исполнительного директора «Толли-Паттерсон».

Он никогда не терял сосредоточенности, но сейчас его просто раздирало на части. С одной стороны, ему хотелось остаться с Кэссиди, но с другой — его ждали доклады, которые еще надо было просмотреть.

Донован тряхнул головой. Работа, тем более карьера в фирме, важнее всего в жизни. Ему, Доновану, просто необходима победа в последнем испытании, которое им с Сэмом устроил дед.

Он кинул взгляд в зеркало заднего вида и увидел, что Кэссиди тяжело привалилась к дверному косяку. Донован понял, что опять разочаровал ее.

Вместо того чтобы уехать, он нажал кнопку телефона:

— Вызовите Маркуса Вейра.

— Вызываю Маркуса, — откликнулся телефон.

Маркус ответил только на третьем звонке. Он всегда отзывался не раньше третьего звонка. У Маркуса амбиций было не меньше, чем у Донована. Он отдал «Толли-Паттерсон» всего себя, и все дела в компании они вершили вдвоем.

— Расскажи мне, что у нас с проблемами на Западном побережье? — попросил Донован без всяких приветствий и предисловий.

— Нехорошо у нас. Кому-то надо туда ехать и разбираться. Джоуз пытался поторговаться с рабочими, но успехи невелики.

Вот уж чего ему сейчас не хватало, так это как раз поездки на Западное побережье! Сегодня среда, а в субботу им с Кэссиди предстоит свадьба.

— Маркус, я в субботу женюсь.

— Я знаю, сэр.

Донован проинформировал второго человека в своей команде о свадьбе специально, чтобы быть уверенным — он подстраховался по всем пунктам этого чертова завещания! Правда, проинструктировал Маркуса и о том, чтобы тот особо не распространялся…

— Мне нужно, чтобы завтра эта проблема была решена.

— Потому я и заказал билеты на Сан-Франциско на следующий рейс. Я не встану из-за стола, пока мы не разрешим этот конфликт.

— Позвони мне, когда с ним разделаешься.

— Позвоню.

Донован отключился. Он знал честолюбие Маркуса. Молодой человек очень напоминал ему себя в молодости. Не за это ли он его и взял в свою команду? Получая повышение сам, он каждый раз тащил за собой и Маркуса. Донован предполагал, что, став директором, на свое освободившееся место поставит Маркуса. Если завтра Маркус разберется с делами на Западном побережье.

Правда, имелись небольшие сомнения. Станет ли он директором, если Кэссиди уже беременна? Здесь ведь каждое лыко в строку. Господи, ну почему у него так нехорошо на душе?

Зазвонил сотовый, и он ответил:

— Привет, Сэм. Что случилось?

— Мне только что звонила мама… Так ты вернулся к Кэссиди Франзоне!

Двоюродный брат не спрашивал, он констатировал факт.

— Вернулся.

— Ты же знаешь, что большинство в совете не одобряет эту семью.

— В завещании деда говорится, что исполнительный директор должен быть женат и иметь наследника. И ничего не сказано о том, из какой семьи брать жену.

На том конце линии помолчали.

— Но я думаю, кое-кто предполагает, что ты женишься на представительнице Старого Чарлстона.

— Значит, они плохо меня знают.

Он нарочно не сказал Сэму, что свадьба уже назначена. Незачем выдавать сопернику лишнюю информацию.

— Они — нет, а я знаю, — сказал Сэм. — Ты слишком самоуверен.

— Я — наиболее подходящий человек для того, чтобы держать компанию под контролем. А в конце дня каждого больше интересуют деньги, чем светские связи…

Сэм кашлянул:

— Ты не лучший человек у руля, Донован.

— Думаешь, ты лучше?

— Уверен, что я, поскольку знаю, что для успеха в бизнесе необходима жизнь и вне офиса. А ты еще должен узнать мир, которому мы продаем нашу продукцию.

С этим Донован мог бы поспорить. Еще четыре года назад Сэм потерял свою конкурентоспособность — он женился на Мэрилин и стал работником «с девяти до пяти», имеющим дом и жену. Донован знал, что множество людей предпочитают гармоничное сочетание того и другого, но считал, что в любой теории всегда полно чепухи.

— Ну, мы еще посмотрим, что решит совет на январской встрече.

— Посмотрим. Ну, счастливо, — откликнулся Сэм и отключился.

Донован на ходу пытался разгадать, не скрыл ли от него Сэм какой-нибудь важной информации. Он держал новость о беременности Кэссиди при себе и очень удивился бы, если бы об этом разболтала его мать. Скорее всего, она ничего не сказала даже сестре, матери Сэма, поскольку вряд ли захотела бы похвастаться женитьбой сына на беременной подружке.

Впервые за многие годы Донован подумал о том, что они никогда не были одной семьей. У них нет общего дома, да и не так уж это важно для всех… После смерти деда он не знал, чего еще искать и добиваться. И теперь ему уже никогда не дождаться одобрения старика.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Мне не нравится, как он возвращается в твою жизнь, — прямо сказал Адам.

Это Кэссиди уже слышала, и не один раз, еще когда звонила брату, чтобы сообщить о предстоящей свадьбе. Хорошо хоть мама на ее стороне. Отец уехал из города по вопросам бизнеса, но прислал свое пожелание: отделку дома необходимо закончить до субботы. В глубине души Кэсси была обижена, что для отца дела оказались важнее, чем свадьба дочери, но виду не показывала.

— Ты обещал, что сегодня не будешь начинать снова…

— Я ничего не начинаю, Кэсси, — сказал Адам, усаживаясь рядом с сестрой на диванчик и обнимая ее. — Я только не хочу, чтобы тебя опять обидели.

— Никто не собирается меня обижать! Как только выяснилось, что я беременна, я мечтала, чтобы у моего ребенка были и мать, и отец.

— Не понимаю, почему он тогда тебя бросил, а теперь вернулся, — присоединился к разговору второй брат, Лукас.

Тогда, восемь месяцев назад, Кэссиди не сказала родным, что Донован не желает иметь детей. Она держала это при себе, потому что слишком уж было больно. А теперь пусть думают, что хотят.

— Это произошло не из-за ребенка, — сказала она.

— Ну, еще бы, едва ли Донован вообще готов стать отцом, — согласился Лукас.

Лукас был женат и воспитывал троих детей. Он стал отцом в двадцать один год и сейчас, в свои тридцать, чувствовал себя знатоком семейных ситуаций.

Адам, старше Лукаса на три года, был, как говорится, женат на своей работе.

Вообще у братьев Франзоне было много общего с Донованом. Они тоже считали: мужчина должен определиться, что ему важнее — семья или работа. Особенно если дело касается семейного бизнеса.

— Ну, не все похожи на тебя. Доновану понадобилось время, чтобы разобраться во всем.

— Для некоторых иметь и жену, и детей — нелегкое дело, — покачал головой Адам. — Я, например, не смог бы. Для меня работа прежде всего. Как и для нашего отца.

Лукас кивнул. Кэссиди хорошо помнила, что отец все-таки уделял им вечера. Потому что таких вечеров было всего два: когда Адам окончил среднюю школу и Лукас — колледж. Отец всегда на первое место ставил работу.

Кэссиди задумалась. Да, слова Донована почти убедили ее, что он изменился и действительно хочет участвовать в ее жизни и жизни их ребенка. А если все будет не так? Справится ли она, как справлялась ее мама? Сможет ли смотреть на лица детей, расстроенных тем, что отец в очередной раз забыл о каком-то важном школьном событии?

— Мне нужно поговорить с Донованом!

— Сейчас? О чем? Ты что, передумала? Я скажу, чтобы церемонию отменили, — Адам встал и пошел к двери.

— Нет, Адам, я просто хочу с ним поговорить.

— Бет тоже нервничала в день нашей свадьбы, — заметил Лукас. — И у вас все то же самое…

Как и Кэсси, жена Лукаса была беременна на момент свадьбы, но сроки у нее были гораздо меньше.

— Ты счастлив, Лукас?

— Знаешь, да. Но сначала всякое бывало… — Лукас подошел и крепко обнял сестру: — Он не просил бы тебя выйти за него замуж, если бы боялся грядущих трудностей.

Кэссиди кивнула. Лукас всегда здраво мыслил. У него на первом месте была семья. Правда, работа у него не была сложной — Лукас работал тренером детской команды и каждый вечер проводил в школе.

— Ребята, вы можете ненадолго исчезнуть и оставить меня одну?

Лукас кивнул и еще раз обнял ее:

— Уходим.

Кэссиди подошла к французским дверям, выходившим в сад, в центре которого стоял великолепный белый бельведер с видом на океан. Там были расставлены кресла для гостей. Строение пряталось за увитой белыми цветами решеткой.

Сад за домом выглядел сказкой. Этакая картинка из глянцевого журнала для новобрачных, если не обращать внимания на ярко-розовый дом за спиной. Кэссиди очень хотелось верить в сказку, но она была реалисткой. Это всего лишь прекрасная сказка…

Где сейчас Донован? Она подошла к телефону и набрала номер его сотового.

— Донован слушает.

— Это я.

— Привет, малышка. У тебя все в порядке?

В его голосе слышались и забота, и озабоченность. Ее опять обуяли противоречивые чувства. Он иногда был довольно чутким, но тут же ей вспомнилось, как Донован сначала страстно поцеловал ее, а потом оставил одну на пороге дома…

Или у него внутри какой-то коммутатор, который переключает его то на нее, то на что-нибудь другое? Как такой отец повлияет на их ребенка?

— Кэссиди?

— Я хочу тебя кое о чем спросить. Это очень важно…

— Давай.

— Каким отцом ты намерен быть? Всегда будешь занят, когда у сына в школе, допустим, соревнование или выступление на концерте, или все-таки выделишь для него время?

— Секунду.

Она услышала скрип кресла, потом шаги по деревянному полу. Наверное, он в кабинете. Потом она услышала, как хлопнула дверь. А потом он сказал:

— Не знаю.

— Ох…

— Кэссиди, я меньше недели назад узнал, что стану отцом. В тот же вечер я пришел к тебе, чтобы попросить стать моей женой. У меня еще не было времени подумать о нашем сыне.

— Ну так думай прямо сейчас! Что тебе говорит внутренний голос?

Она услышала тяжелый вздох.

— Мой внутренний голос подсказывает: я знаю, что ты хочешь услышать, но мне не хотелось бы тебе врать, Кэссиди. Я понятия не имею, каким буду отцом. Но мне хочется принимать участие в жизни сына, хотя работа всегда будет для меня в центре… Я не могу обещать это изменить, но обещаю постараться.

Она держала телефонную трубку и размышляла над тем, что услышала.

— Желаю тебе не провалиться, Донован. Мой папа… когда мы росли, его с нами не было. Сейчас он старается что-то сделать, но такое ощущение, будто он пытается искупить вину. Я намерена настаивать, чтобы ты принимал участие в жизни сына.

— Хорошо. Это будет частью нашей работы. Нашей с тобой.


Донован оглядел небольшую группу гостей, собравшихся позади розового особняка Франзоне, чтобы отпраздновать его женитьбу на Кэссиди. Чуть в стороне стоял Тони Франзоне и о чем-то говорил по мобильному. Этот человек был все-таки лучшим отцом, чем полагала Кэссиди. Недавно он подошел к Доновану и недвусмысленно предупредил его, что если тот еще раз обидит его дочь, то очень об этом пожалеет. Доновану были вполне понятны скрывавшиеся за этими словами чувства.

Он еще раз оглядел толпу, выискивая своих родителей. И нашел. Они стояли особняком, молча разглядывая людей вокруг. Донован видел, как, входя в дом Франзоне, мать пожала плечами. Он велел себе не задерживаться на мысли о том, что у них не было настоящей семьи и что они никогда не были по-настоящему близки. И все-таки чуть-чуть расстроился, что здесь присутствует не вся его семья.

Разумеется, большую часть родни он и не приглашал. Пока он не будет готов к разговору на совете директоров, не следует много шуметь о женитьбе.

Маркус решил проблему на Западном побережье и в пятницу вернулся. Поздней ночью Доновану позвонил дядя Брандт, поздравил с благополучным разрешением конфликта и намекнул, что только холостяцкое положение мешает Доновану занять пост директора. Донован чуть не ляпнул ему о свадьбе, но решил, что осторожности ради уместнее промолчать.

Увидев приближающегося Адама Франзоне, Донован слегка напрягся.

— Ты уверен, что хочешь жениться на моей сестре? — Адам подошел и встал рядом с Донованом на ступеньке бельведера.

— На все сто, — ответил Донован.

— Попробуй только обидеть ее еще раз!

— Восемь месяцев назад я обидел ее неумышленно. Я делал ей предложение, но она его не приняла.

— Не приняла?..

— Ну да, — теперь Донован знал: она отвергла его потому, что он сам не раз говорил ей о нежелании иметь семью. — Я буду заботиться о Кэссиди.

— Будь уверен, позаботишься.

— Ты мне угрожаешь?

Конечно, на месте брата Кэссиди он сказал бы то же самое бросившему ее человеку.

— Да, — без зазрения совести объявил Адам. — Я сказал бы это и при вашем первом свидании. Я знаю, ты из тех, кто считает себя первым из первых.

— То же самое, Адам, можно сказать о любом успешном бизнесмене. А женщины любят успех.

— Они любят парней, у которых находится время для семьи.

— Я не вижу кольца на твоем пальце. С чего ты взял, что ты такой уж знаток в этом деле?

— У меня нет кольца, потому что я всегда избегал таких ситуаций, в какой оказался ты, потому что для меня на первом месте работа.

Донован знал, что и для него тоже. И так было всегда. Потому и отпустил тогда Кэссиди. Ведь эта девушка могла помешать его успехам. Но спорить с Адамом не хотелось.

— Если б это была какая-нибудь другая женщина, я бы уже ушел.

Неважно, что существовало еще и завещание деда. Донован хотел, чтобы Кэссиди была рядом с ним долго-долго. И теперь, вернув ее туда, где ей и надлежало быть, он ни за что ее не отпустит.

Раздались звуки музыки, и Донован увидел, что по проходу идет Эмма, а за ней Кэссиди. Она выглядела такой красавицей, что у Донована перехватило дыхание. Он даже смутился: эта потрясающая женщина выходит замуж за него, такого скромного, и носит их ребенка! Эта женщина собирается стать его женой!

Она встала рядом с ним. Он взял ее за руку и заглянул в глаза. И увидел в них такую радость, что тут же поклялся себе никогда и ничем ее не расстраивать.

Она никогда не должна узнать, что он вернулся к ней только из-за завещания. Что он женился на ней не только по собственному желанию, но и потому, что этого требовала его работа.

Ложность ситуации немного смущала Донована, но он все сделает, чтобы это исправить. Он женится на Кэссиди — в конце концов, она сама этого хотела! И, черт побери, он должен стать хорошим мужем и отцом. Но он знал и то, что Кэссиди не приемлет никакой лжи.

Прежде чем повернуться лицом к пастору, он поклялся себе сделать все, чтобы вопрос о причине его женитьбы на ней уже не имел значения, даже если когда-нибудь правда и всплывет.

Пастор начал церемонию. Донован почувствовал, что петля затягивается. Он услышал слова, которые не один раз слышал на подобных же церемониях, но только сейчас они западали прямо в душу. Он стиснул руку Кэссиди, и она взглянула на него.

— Ты в порядке? — одними губами спросила она.

Он кивнул. В порядке ли? Не такое уж это легкое дело — женитьба! Еще хуже, когда в голове бродят мысли, что, может быть, решение жениться на Кэссиди было не единственным возможным решением?

Потом пастор спросил, согласен ли он взять Кэссиди за себя. Тут уже страх и неуверенность куда-то отступили. Кэссиди и так принадлежала ему, и сегодняшняя церемония только подтверждала это.

— Да, — ответил он.

Кэссиди улыбнулась ему, а он ей. В этот момент паника убралась туда, откуда ей уже не выбраться. Он не из тех людей, что оглядываются назад и жалеют о сделанном выборе. Он смотрит только вперед и сам решает свою судьбу. Да-да, в этот момент, когда рядом с ним его женщина, он находится там, где и должен быть.

Продолжение церемонии прошло как в тумане. И вот пастор сказал, что он должен поцеловать свою жену.

Донован притянул к себе Кэссиди и тут же почувствовал, как ребенок толкается в ее животе. Он склонил перед ней голову, она привстала на цыпочки, их губы встретились. Он целовал ее и не мог оторваться.

Кэссиди Франзоне… нет, Кэссиди Толли!

Его женщина. Его жена. Мать его ребенка.


— Кэссиди, у тебя найдется минутка?

— Конечно, а в чем дело?

— Я кое-что слышала… Не хочу поднимать волну в день твоей свадьбы, но…

— Говори, говори, Эмма. Все говори.

— Что-то непонятное происходит в «Толли-Паттерсон».

— В каком смысле?

— Я не знаю подробностей, но Джейкоб Элдред, один из адвокатов папиной фирмы, держал в руках завещание Максвелла Паттерсона. Я была на вечеринке с коллегами по работе, и, когда упомянула, что приглашена на твою свадьбу, мне кое-что рассказали о завещании Максвелла…

— О завещании деда Донована?

— Я не могла расспрашивать о подробностях. Начала было, но тут они спохватились, что мне об этом рассказывать нельзя. Тогда я стала приставать с вопросами к отцу, но ты же знаешь, какой он.

Кэссиди села.

— Я не знаю, что и думать…

Эмма присела рядом и взяла ее за руку:

— Я знаю, Кэссиди. Это может быть просто бизнес, но почему он вернулся? Как снег на голову свалился.

— Не думаю, что наш брак как-то может помешать его работе. Хотя деду нравилось, что Донован не женат.

— Ты права. Как раз об этом я и хотела упомянуть.

— О чем ты хотела упомянуть? — спросил подошедший сзади Донован.

— Ни о чем, Донован. Я услышала кое-какие пересуды о тебе и завещании твоего деда.

Кэссиди показалось, что у Донована побелело лицо.

— Какие пересуды? — странным голосом спросил он.

— Ничего особенного. Завещание немного странное…

— Подумаешь, странное! Обычное для Юга дело. Вам обеим не о чем беспокоиться.

Эмма и Донован никогда не были большими друзьями. Кэссиди и не хотела бы, чтоб они уж очень ладили, но, в общем-то, ее это не особенно волновало.

— Конечно, не о чем, — сказала Кэссиди Доновану.

Он протянул ей руку, и она подала ему свою. Он помог ей встать.

— Тебе что-нибудь нужно?

— Я хочу с тобой потанцевать. Извини, Эмма, — сказал он.

Подруга кивнула, но Кэссиди чувствовала, что Эмма сказала не все. Есть что-то еще. Надо будет потом поговорить с Донованом. А сейчас она хочет радоваться и получать удовольствие.

Оркестр начал играть «Помнишь ли?» Джека Джонсона.

— Это ты заказал?

— Я. По-моему, для первого дня нашего брака это самая лучшая мелодия.

Она любила эту песню, от которой всегда возникало ощущение чего-то прочного. Ощущение, что двое могут быть вместе всю жизнь. А она хотела всегда быть рядом с Донованом.

— Не думала, что ты помнишь, как она мне нравится.

— Я все о нас помню, Кэссиди.

Когда он так говорил, ей казалось, что все ее сомнения не имеют под собой никакой почвы. Он прижал ее к себе и стал подпевать. Она очень любила его голос. А еще очень любила чувствовать его объятья. Она так по ним соскучилась!

Кэссиди вздохнула и прижалась к нему.

Он погладил ее по спине:

— С тобой все в порядке, крошка?

— Да. Я скучала по твоим рукам.

— Я тоже. Мы больше никогда не будем спать врозь.

Это ей тоже понравилось. Но ведь он так часто уезжает по делам, что вряд ли эти слова стоит принимать за чистую монету. Она думала, что сегодняшнее событие освободит ее от сомнений и тревог, но, оказалось, их только прибавилось.

— Разве ты этого не хочешь?

— Хочу. Я скучала по нашим ночам…

— В твоем голосе какая-то неуверенность.

— Совсем нет. Я просто подумала, что жизнь иногда идет не так, как хочется.

— Это касается меня?

— Особенно тебя.

— И что мне сделать, чтобы ты избавилась от страхов?

Она пожала плечами:

— Не знаю. В последнее время меня многое тревожит.

— Что тебе сказала Эмма? — спросил Донован, когда оркестр заиграл старую песню Дина Мартина «Вернись ко мне».

Она подозревала, что эту мелодию заказал кто-нибудь из ее братьев, ведь эта мелодия звучала на свадьбе их родителей.

— Кое-что о завещании твоего деда.

— Что о завещании?

— Что оно немного странное. Не правда ли, мои родители выглядят довольными?

— Мама — да.

— Да и папа не такой уж плохой. Я так рада, что он сегодня здесь. У них была масса проблем с рабочим союзом.

— Твой папа — крепкий парень и совсем не выглядит добрячком. Я тоже рад, что он здесь.

— Он всегда немного меняется, когда рядом мама.

— Он ее любит, потому и меняется.

— Да. Даже если расстроен, он никогда не расстроит маму.

— Это неплохо, Кэссиди. Возможно, он мог бы быть тебе хорошим отцом.

— Знаю. И не жалуюсь. Просто, если бы он был с нами: и с мамой, и со мной, и с мальчиками…

Она не знала, что тогда изменилось бы, но подумала об Адаме, который считал, что не может быть отцом и успешным бизнесменом одновременно. А потом подумала о том, что Донован как раз собирается быть и тем, и другим.

Донован никогда не допустил бы, чтобы кто-то сделал что-то лучше его. Ни она, ни его кузен, ни конкуренты по бизнесу. И все-таки: какой отец выйдет из него? Будут ли они танцевать на свадьбе их сына? А вдруг они разойдутся? И тогда, как два чужих друг другу человека, будут стоять поодаль и наблюдать за танцами…

— Кэссиди?

— Ммм?

— Ни о чем не беспокойся. Мы теперь вместе, и только это имеет значение.

Хотела бы она ему верить, но в глубине души все-таки боялась, что одного этого «вместе» ей будет мало.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Еще молоденькой девушкой Кэссиди много раз представляла свою первую брачную ночь. Сейчас, глядя на себя в зеркало ванной, одетую как положено беременным, она чувствовала страх. У них с Донованом не раз бывала близость, но он еще не видел ее раздетой на последнем месяце беременности.

Она даже не уверена, что ей сейчас позволена близость. У нее что-то сжалось в животе. Она нервничала. Возможно, из-за того, что Эмма не договорила? Подруга знает о настоящих причинах возвращения Донована?

А она сама ему поверила? Что и говорить, конечно, поверила. И теперь должна забыть прошлое со всеми страхами и просто радоваться, что он с ней.

Донован постучал в дверь:

— Ты готова?

— Да, только умоюсь, — отозвалась она и пустила воду из крана.

Она услышала, как сзади открылась дверь, и наклонилась, чтобы набрать в ладони воды, но замерла. Донован уже скинул рубашку и стоял в одних приспущенных на бедрах брюках.

Он выглядел так сексуально, что ей тут же захотелось близости, захотелось обнять его за шею, положить голову ему на грудь и притвориться, будто всего того, о чем она волновалась, уже не существует.

— Чего ты тут прячешься?

— Я не прячусь. Просто хотела… ладно, прячусь. Ты же еще не видел меня беременной. И ведь это наша первая брачная ночь. Она предполагает романтику, а я совсем не чувствую никакой романтики.

— Все прекрасно. Пойдем отсюда, и позволь мне тебя обнять.

Он раскрыл объятья, и она немедленно сдалась. Он прижал ее к себе и в этот момент почувствовал удар ножки младенца. Донован положил руку на живот Кэссиди.

Потом поднял ее на руки, вынес из ванной, пронес через весь шикарный номер отеля и осторожно опустил в самый центр огромной кровати. И сам лег рядом, подпер голову рукой и стал внимательно ее разглядывать.

— Ты такой серьезный.

— Я лежу здесь, со своей женой…

Ее муж. Она поверить в это не могла. В душе она до сих пор не верила, что они побывали у алтаря. Тихая свадьба в присутствии только членов их семей — это нормально, ведь она сама на этом настаивала, но теперь получается, что свадьба у них была как бы тайной.

— Ты слишком много думаешь, — он наклонился над ней и провел кончиком пальца по ее брови.

— Донован…

Кэссиди не договорила, потому что почувствовала на шее его поцелуй. Нет, сейчас не до серьезных разговоров. Лучше просто полежать в его объятьях.

Она положила руку ему на затылок и погладила шелковистые волосы. Она слышала его дыхание и чувствовала губы на шее.

Кэссиди повернулась на бок. Он положил руку ей на бедро и приподнял ночную рубашку.

— Приподнимись.

Она приподняла бедра, и он через голову стащил ее рубашку. Теперь на ней остались только трусики. Он повел пальцем от шеи до груди, обвел пальцем вокруг одной груди. Потом наклонился, поцеловал сосок и легонько стиснул его зубами. Другая рука в это время ласкала вторую грудь. От этого ее тело выгнулось дугой.

Он поднял голову.

— Хорошо?

— Да, — ей нравилось, как осторожно и любовно он ее касается.

— Я хочу тебя, Кэссиди.

Она провела рукой вдоль его тела и спустя мгновение ответила:

— Я знаю.

— Ты чертовски сексуальна. Я весь день думал об этом моменте.

— Вот как?

— Угу, — его рот опять был занят ее соском. Потом он поцелуями добрался до ее живота, помедлил и что-то прошептал, тихо-тихо, чтоб она не услышала. После этого встал на колени между ног Кэссиди и опять начал ласкать ее.

— А ты меня хочешь?

— Да, — ответила она.

Тогда он осторожно раздвинул ее ноги ровно настолько, чтобы добраться до увлажнившейся сердцевины, коснулся ее пальцем и поднес его к губам. Она, приподняв голову, наблюдала за ним.

— Я соскучился по твоему вкусу.

Донован всегда был грубоватым любовником, а она даже и не знала, как соскучилась по нему. Он наслаждался ее телом, осторожно ласкал ее, пользуясь зубами, языком, пальцами. Он почти довел ее до крайней точки, но все оттягивал завершение.

И тогда она взмолилась:

— Донован, пожалуйста…

Он не отпускал Кэссиди, пока волна наслаждения не прокатилась по всему ее телу. Потом он шепнул:

— Вот так мы и будем делать, пока ты не родишь мне малыша. Но учти, что я рассчитываю на тебя, как на жену.

— Рассчитываешь?

— Да. Я не хочу, чтоб оставались хоть какие-нибудь сомнения. Ты — моя, Кэссиди Толли, а я никогда не отказываюсь от того, что принадлежит мне.


Донован проснулся. Ему опять хотелось заниматься любовью с Кэсси, и казалось, что и ей хочется того же. Он подтянул ее поближе к себе, она ткнулась головой ему в плечо и тихонько застонала.

Он потянулся к ее губам. Они раскрылись ему навстречу, и он поцеловал ее. Донован знал, что ее нельзя подминать под себя, как он делал это раньше. Его рука скользнула по ее бедру. Она вцепилась рукой в его плечо и закрыла глаза.

— Привет, малышка.

— Привет, — она оставила на его плече легкий поцелуй.

Он наклонился, чтобы опять ее поцеловать, но она отодвинулась.

— Донован?

— Да.

— Мне кажется, только что отошли воды.

— Черт возьми!

Он соскочил с кровати и заметался в поисках брюк. Они нашлись на спинке кресла. Вообще-то он оказался не совсем к этому готов. Точнее, совсем не готов. Донован просил своего помощника достать ему парочку книг о беременности, он также знал, где находится больница, в которой Кэссиди собиралась рожать… но не раньше чем через две недели. Он даже наметил на следующей неделе сходить с Кэссиди на подготовительные занятия по родам.

— Ты уверена?

Она бросила взгляд на постель.

— Ммм… да.

Он держался спокойно, но в душе трусил отчаянно. Что полагается делать с беременной женщиной?

— Так. Ты одевайся, и поедем.

— Донован…

— Да, крошка?

— Я боюсь.

— Не бойся. Я здесь, и все будет, как положено.

Он понимал, что Кэссиди нельзя показывать свою растерянность. Он обязан быть спокойным и уверенным — дескать, у него все под контролем. Она ему улыбнулась, и он почувствовал, что хотел бы взять на себя ее бремя. Донован тоже был напуган. Он очень боялся, как бы что-нибудь не случилось. Ему нужна Кэссиди. И не только для того, чтобы обскакать Сэма на карьерной лестнице.

Выхватив из комода чистую одежду, он протянул ее Кэсси, и, пока она переодевалась в ванной комнате, позвонил врачу. Потом оделся сам, приготовил бумажник и позвонил гостиничной прислуге, чтобы подогнали его машину.

Открылась дверь ванной, и в комнату вошла Кэссиди, немного бледная и напуганная. Донован поймал себя на том, что все его мысли были только о Кэссиди и ребенке. Он больше ни о чем не мог сейчас думать.

Надо же, он впервые заботился о ком-то другом больше, чем о себе! Но об этом он подумает потом. А сейчас, когда они спускались на эскалаторе, Донован осторожно, но крепко поддерживал Кэссиди.

— Я была совершенно уверена, что справлюсь сама.

— И справишься. С тобой будет твоя мама. Или Эмма.

— Это верно, но мне вдруг подумалось, что лучше всего, если бы рядом со мной был ты. С тобой я действительно могу не нервничать, потому что ты обо всем позаботишься.

Нет, в самом деле, какой же он подлец! Как он мог ее бросить?! И даже вернуться только ради себя! Оказывается, он и сам не понимал, что наделал.

Когда они спустились, машина их уже ждала. Пока они ехали до больницы, у Кэссиди несколько раз случались схватки. Хорошо еще, она решила, что первую брачную ночь им следует провести в Чарлстоне, а не где-нибудь за городом.

— Ты позвонил моим родителям?

— Нет еще.

Она достала из кармана телефон и набрала номер. Он слушал ее разговор вполуха, поскольку думал о том, что теперь Кэссиди — его жена. Она — его женщина, и у него вот-вот родится ребенок. Господи, а вдруг он не готов к таким радикальным переменам в собственной жизни?

Донован поставил машину на больничную стоянку и помог Кэссиди дойти до регистратуры. Он внимательно осмотрел приемный покой, потребовал, чтобы сестра осмотрела Кэссиди, подписал какие-то бумаги, поговорил с доктором по телефону, и… и больше делать было нечего.

Он начал ходить кругами по комнате. Это даже хорошо, думал Донован, что стены выкрашены в такой нейтральный, успокаивающий цвет.

— Перестань бегать, — сказала Кэссиди.

— Извини. После того, как мы столько сделали, чтобы попасть сюда, просто стоять и ждать, пока нам что-то покажет этот монитор…

— Ты обалдел?

— Пожалуй. Вот! Теперь схватки должны стать интенсивнее. Я буду помогать тебе справиться с ними.

— Ты? Каким образом?

— Ну-у… я буду отвлекать тебя.

— Представляю себе! — фыркнула она.

— О чем ты подумала, когда поняла, что беременна?

— Сначала обрадовалась.

— А потом?..

С тех пор как он вернулся, события развивались так стремительно, что у него даже не было возможности поговорить с Кэссиди о ребенке. Он массу времени проводил в офисе, как мог укрепляя свои позиции в совете. Совет директоров должен убедиться, что он — единственная подходящая кандидатура на пост исполнительного директора фирмы.

— В тот день, когда ты сделал мне предложение в первый раз…

Он скрестил руки на груди:

— Почему же ты мне отказала? Ты ведь, наверное, уже знала о ребенке.

Она на мгновение прикрыла глаза, а он кинул взгляд на монитор и увидел, что у нее сейчас должны быть схватки.

— Прости, забыл.

Он подошел к ней и взял за руку, но одним глазом все-таки поглядывал на монитор.

— Скажи, почему ты тогда не согласилась выйти за меня? Только из-за того, что я говорил о семье и детях?

— Да. Я не хотела, чтобы ты думал, будто тебя подловили. Только заикнись я об этом, и ты поступил бы, как полагается. Я ж тебя знаю, Донован.

Ну, он не был бы в этом так уверен. Как ни гордиться своей честностью, каким джентльменом себя ни считать, но жениться потому, что должен появиться ребенок… Он не раз наблюдал, как самые прочные отношения рушились под давлением обязательств, когда мужчина становился отцом.

— А что в этом плохого? — спросил Донован, искренне не понимая, почему она так говорит. Ведь поменяла же она свое решение и вышла за него замуж, а что изменилось?

— Я хотела, чтобы ты женился на мне ради меня самой.


Но сейчас Кэссиди не хотелось говорить о себе. Во время родовых мук ей не хотелось спорить ни о браке, ни даже о ребенке. Ей, конечно, интересно знать, как идут дела у его кузена и на фирме, но пока ей не до серьезных разговоров. Сейчас она прикидывала, что схватки, по книжным описаниям умеренные, совсем не кажутся ей умеренными. А может, она просто слабее духом, чем другие женщины?

— Малышка, — позвал Донован, и она почувствовала, как в глазах закипают слезы.

Она отвернулась, чтоб он их не увидел. Он так говорит, как будто его это действительно волнует… Она ненавидела свою слабость и слезы. Особенно сейчас, когда старалась не показать, как ей больно.

— Я говорил гипотетически. Я был человеком, который самонадеянно думал, что знает, как относиться к детям.

— А ты не знал? — спросила она, поскольку всегда считала, что Донован разбирается почти во всем. Благодарная ему за старания отвлечь ее от боли, за его словами Кэссиди уже разглядела истину. И в этой истине заключалось именно то, чего она больше всего опасалась. Донован женился бы на ней, а возможно, потому и действительно женился, что она носила его ребенка.

— Хорошо, скажу прямо. Я ничего не собирался делать. Ни с тобой, ни с собой, ни с этим ребенком.

— Что это значит?

— У тебя сейчас опять будут схватки, — он взял ее за руку.

Она схватилась за него.

— Послушай, Кэссиди… я просто… — начал он, как только боль ее отпустила. — Понимаешь, моя жизнь шла по накатанной колее. Я прокладывал путь к вершине, чтобы доказать деду, что я его естественный наследник. Только это меня и интересовало.

Он хотел сказать что-то еще, но ей было уже не до него. Ее тело раздирала такая боль, как будто ребенок желал немедленно появиться на белый свет. Хорошо, что Донован решился, наконец, все ей объяснить, но сейчас, ей-богу, не время.

— Я знаю, ты всегда был весь в своей работе.

У нее опять начались схватки, и она вцепилась ногтями в его руку:

— Господи, как больно!

Донован дождался, когда кончится затянувшийся приступ, и поднялся:

— Сейчас я об этом позабочусь.

Она даже удивилась, как быстро он привел медсестру. В самое короткое время ее уже устроили со всеми удобствами. Донован отдал распоряжения и даже заплатил, лишь бы больничный персонал позаботился о том, чтобы Кэссиди ни в чем не нуждалась.

Приехали ее мама и Эмма. Женщины суетились возле кровати Кэссиди и все время спрашивали, как она себя чувствует. Отец, прижав к уху сотовый телефон, топтался где-то в холле. Кэссиди с трудом верила, что он тоже приехал.

— Я ненадолго оставлю тебя с твоими девушками. Они позвонят мне на сотовый, если я понадоблюсь, — Донован поцеловал ее в лоб.

Она кивнула, предположив, что он неловко себя чувствует здесь или что ему нужно в офис. Но все-таки ей больше хотелось, чтоб он остался. Ведь так страшно! Вдруг он не успеет вернуться вовремя и во время родов что-нибудь случится?

— Куда ты?

— Я только спущусь в холл. Нужно позвонить моим родителям, — сказал Донован.

— Ты будешь поблизости?

— Конечно-конечно, — заверил он. — Эмма?

— Да?

— Ты сообщишь мне, если что-нибудь изменится. Я хочу быть рядом с ней.

У Кэссиди на душе опять потеплело. Конечно, Донован испытывает к ней такие же глубокие чувства, как и она к нему!

— Если она захочет, я спущусь и позову, — ответила Эмма.

Донован еще раз поцеловал жену и вышел. Мама и Эмма немного помолчали.

— Ночью? — ухмыльнулась Эмма. — В первую же брачную ночь ты решила рожать. Поистине, это самая дивная брачная ночь.

— Не знаю, насколько дивная, но, конечно, самая странная.

— Ну, не такая уж и странная, — заявила мама. — У мужа кузины Дороти случилась аллергическая реакция на ее шелковую ночную сорочку, и все его тело покрыла крапивница. Пришлось обращаться в пункт первой помощи.

Кэссиди рассмеялась и все никак не могла остановиться. А потом смех сменился слезами.

Эмма взяла ее за левую руку, мама наклонилась с правой стороны:

— Все идет нормально, детка, все будет хорошо.

— Обещаешь?

— Дети — это самые большие переживания в жизни женщины.

— Самые-самые?

— Кэсси, ты на пороге чуда. Через несколько часов появится твой сын, а все остальное забудется.

Это Кэссиди понравилось. Но, с другой стороны, ее мама всегда знала, что и когда сказать. Кэссиди крепко держала Эмму за руку, хотя в душе чувствовала, что больше всех друзей и даже мамы ей сейчас нужен Донован. Но она боялась просить Эмму позвать его. Не хотелось показывать, что так нуждается в нем.

Но, когда некоторое время спустя дверь открылась и он всунул в палату голову, она почувствовала облегчение.

— Тебе что-нибудь нужно?

— Да, — призналась она.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Кэссиди в панике пробудилась от крепкого сна. Со времени родов прошло три недели. Они с Донованом и малышом приехали в его дом прямо из больницы.

Она взглянула на часы. Уже почти девять. И Донован-младший, или просто Вэн, как решили его называть, ее не разбудил. Она вскочила с постели и по пути к двери схватила халат. Кэсси бежала по мраморному полу к детской. Дверь была закрыта. Кто ее закрыл? Сыну нет еще и месяца, она никогда не закрывала дверь в его комнату.

Толкнув створку, Кэсси резко остановилась. Колыбелька Вэна пустовала. На столике для пеленания валялась его пижамка. А где ребенок?

Она выскочила в холл и спустилась вниз. Услышав, что Донован с кем-то разговаривает, она вошла в его кабинет и остановилась на пороге. Донован держал на руках Вэна, одетого в ползунки и рубашечку из хлопчатобумажной рогожки. В таком наряде он очень напоминал Донована-старшего в миниатюре. Если не считать того, что сын спал и во сне пускал пузыри.

При виде этой сцены у Кэссиди замерло сердце. Она не могла оторвать от них взгляда. Вид Донована с сыном на руках — это то, о чем она мечтала.

Он прекрасно смотрелся дома, с сыном. Покачивая малыша на плече, Донован расхаживал по кабинету и разговаривал по громкой связи.

— Джозеф просит о специальном собрании совета для обсуждения вопроса о Вэне.

— Он созывает совет по первой же своей прихоти. Пока совет не соберется официально, никаких изменений быть не может.

— Он хочет определиться в совете. До голосования осталось всего три месяца. И я должен сообщить, что слышал кое-что, неприятное для тебя.

— Ладно, Сэм, о своем положении я сам позабочусь. Я то же самое слышал о тебе. Марселле, например, не очень нравится, как ты управляешь канадской группой.

— А ты с трудом вытащил Западное побережье из недавних неприятностей.

— Но ведь вытащил! И совет это учтет.

— Ты же знаешь, деда уже нет, и стравливать нас некому.

— Он оставил нам последнее испытание, Сэм.

— И ты думаешь, что победишь?

— Разумеется, — Донован повернулся и вдруг поймал взгляд Кэссиди.

Она сделала еще один шаг в комнату.

— Я перезвоню, Сэм, — он нажал кнопку на телефонном аппарате.

— О чем он говорил? Почему совет должен обсуждать Вэна?

— Тебе не о чем беспокоиться. Хорошо спала?

— Да, хотя немного испугалась, когда проснулась так поздно и не нашла его в кроватке.

— У тебя сегодня ленч с Эммой и Полом, а я весь день могу провести с Вэном, — сказал Донован.

— Замечательно!

Она подошла к Доновану и поцеловала Вэна в лобик. Кэсси и не знала, что можно кого-то любить так, как она любит сына. Не было на свете важнее заботы, чем забота о нем. Ее очень расстроило, когда выяснилось, что придется отказаться от кормления грудью. Зато это дало возможность Доновану проявлять еще больше заботы.

— Ты уверен, что с ним все в порядке?

— Конечно.

Опять зазвонил его сотовый, он взглянул на экран и повернулся к Кэссиди.

— Тебе надо поговорить по телефону?

Он покачал головой.

— Хорошо, тогда я хочу поговорить с тобой о Сэме и «Толли-Паттерсон». До Эммы дошли кое-какие слухи о странном условии в завещании деда…

— Это конфиденциальная информация.

— Она не знает подробностей, просто кое-что слышала на вечеринке с коктейлями.

Кэссиди уже несколько раз пыталась поднять тему завещания, но она так устала после рождения сына и от забот о нем, что до сих пор у нее не было ни сил, ни времени выяснить наконец, что к чему.

— От кого?

— От адвокатов из фирмы ее отца. Эмма упомянула об этом, потому что…

— Что она все время мешается между нами?

— Дорогой, я в самом деле тебе верю. Просто опасаюсь, что Сэм постарается навести какую-нибудь тень на плетень. А только что услышанное заставляет меня смотреть на него еще более косо.

Донован свободной рукой обнял Кэссиди и поцеловал ее:

— Не волнуйся, крошка. Все, что мне нужно, у меня уже есть.

— Правда? — Она боялась верить ему, когда он так говорил.

— Да.

Кэссиди привстала на цыпочки и поцеловала мужа, а он отпустил руку и отступил, оставив ее в неловком положении. Со времени свадьбы они с Донованом еще никуда не выходили, тем более что он много работал. По сути дела, с тех пор как она приехала из больницы, сегодня было их первое совместное утро. Таким образом вполне можно было бы растить Вэна, не оформляя брака и даже не живя вместе.

И потом — она не понимала, что у Донована на уме. Он жалеет, что женился на ней?

— Что?

— Ничего.

— Нет, не ничего. Ты смотришь на меня так, будто хочешь что-то сказать.

Она хотела спросить его: почему с тех пор, как она родила, он больше не находит ее привлекательной? Но как об этом спрашивать?

— Просто хочется довести до конца наши планы на день. Ты уверен, что можешь забрать сегодня Вэна?

— Конечно, могу.

Она смотрела на Донована и думала о том, что любит его еще сильнее. Ей очень хотелось, чтоб он стал ей тем мужем, о котором она мечтала. И он поступал именно так, чтобы она продолжала в него верить. Но иногда вдруг как бы отстранялся от нее. И тогда Кэсси думала, что все-таки их брак основан не на любви, а на обстоятельствах и необходимости.


Донован не считал себя семейным человеком. И даже то, что сегодня он принес в рабочий кабинет Вэна, не изменило его мнения о себе. Когда в зале заседаний совета директоров он поставил на стол автомобильное детское сиденье с Вэном, все секретарши сразу заквохтали, заворковали, а мужчины неловко сгрудились у одной стороны стола.

— Не слишком рано заниматься подготовкой следующего поколения? — спросил Маркус, входя в помещение.

Донован рассмеялся:

— Это кредо деда. Мои самые ранние воспоминания — мы с Сэмом играем на полу в его кабинете.

— И теперь ты перенес это на… Никогда не сказал бы, что ты из тех, кто таскает детей даже с собой на работу.

Донован тоже не сказал бы. Он до сих пор не был уверен, что его можно назвать хорошим отцом. Да и вообще, подходит ли он на эту роль? То ли дело офис, тут он действовал решительно, энергично и безошибочно. Здесь он всегда знал, что и как делать. А вот дома, с Кэссиди, Донован постоянно попадал в неловкое положение со своими мечтами о ней. Он мечтал, но не мог заниматься с ней любовью. Ее телу надо еще восстановиться после родов, он это знал и все равно, оказываясь рядом с ней, неизменно волновался.

Сегодня утром он опять проснулся от возбуждения и уже начал ласкать ее, когда заплакал Вэн…

— Давайте начнем совещание. Неизвестно, сколько он еще проспит.

— У вас что, нет няни?

— Нет пока. Кэссиди еще не выбрала.

Про себя Донован подумал, что Маркуса это не касается и что у него, Донована, есть полное право видеть своего сына в своем же офисе.

Маркус приподнял бровь и покачал головой.

— Ты изменился. Последи за собой, — сказал он, показывая на сиденье Вэна, которое Донован поставил прямо рядом с ним. — Ты теперь все время будешь отвлекаться.

Доновану это не понравилось, он беспокойно взглянул на Вэна. Вэн — его будущее… И ему хотелось, чтобы сын с самого начала знал, что его любят и дорожат им. Доновану было важно, чтобы Вэн ощущал себя в кабинетах «Толли-Паттерсон» как у себя дома, чтобы он не чувствовал себя обязанным бороться с кем-то за право находиться здесь.

— Садись, Маркус.

— Да, сэр, — Маркус сел, стали рассаживаться и остальные.

Донован переставил креслице Вэна на стоявший у стены столик. Со своего места он мог наблюдать за сыном, а проходящее совещание младенца не побеспокоит.

Как и полагается, он вел совещание, но мозг его только наполовину участвовал в деле. Другая половина была сосредоточена на Вэне. Малыш был всего лишь орудием победы над Сэмом за приз, которым перед кузенами размахивал их покойный дед. Но сейчас, наблюдая, как спит его сын, Донован понимал, что ребенок ему намного важнее. Важнее всего.

Маркус был совершенно прав, когда сказал, что Донован изменился. Как это произошло? Он словно стал совсем другим человеком. Разве может человек так измениться всего за несколько недель?

— Донован?

— Да?

— Мы обсуждаем бюджет на следующий квартал… Или ты думаешь, что нам нужны дополнительные трудности на Западном побережье?

Донован, хоть и с трудом, отодвинул в сторону мысли о Вэне и вернулся к действительности. Стараясь сосредоточиться на делах, он вдруг обнаружил, что его мысли занимает не только Вэн, но и Кэссиди. Он вспомнил, как она его поцеловала и как он еле удержался, чтобы не обнять ее…

Доновану даже думать о ней было трудно, так он ее желал. Но он знал, что должно пройти еще несколько недель, прежде чем можно будет к ней прикоснуться. Правда, кажется, его телу на это наплевать. Муж желал свою жену. Ему требовались доказательства совместной жизни, их слияния в единое целое.

Он с трудом сдерживался, когда представлял себе, как она отвечает на его поцелуи, когда ощущал ее теплое тело рядом…

Может быть, поэтому он так рассеян? Потому что пока не может быть в близких отношениях со своей женой? Он почесал затылок: очень трудно разобраться в собственных ощущениях. И ничего не помогает — ни холодный душ, ни массаж. Да уж, у него сейчас одна проблема — Кэссиди. Ему хотелось быть с ней каждую минуту. Вот и сюда она просочилась, в помещение, где он ведет совещание. Как ей это удается?

Через полчаса совещание закончилось, и Донован, забрав Вэна, отправился в свой кабинет.

— Вас ждет Тео, — сообщила Карин, когда он появился на пороге офиса.

— Разве он записывался на сегодня?

— Нет, но он ничего и слышать не хочет. Говорит, что это очень, очень важно перед предстоящим советом.

— Хорошо. Что-нибудь еще?

— Несколько сообщений, я оставила их на вашем автоответчике. И Сэм просит пять минут, чтобы обсудить Канаду.

— Я уже говорил с ним утром. Когда он звонил?

— Двадцать минут назад.

— Очень хорошо. Я ему перезвоню, когда уйдет Тео.

— Хотите, я послежу за Вэном, пока вы разговариваете с Тео?

Донован поставил сиденьице с Вэном на стол Карин и рядом положил сумку с одноразовыми пеленками:

— Не возражаете?

— Совсем нет, моим уже по десять, и я скучаю по маленьким.

Он оставил Вэна с Карин и вошел в кабинет. Там в углу стояла скульптура, которую отец притащил сюда для него, когда сына выдвинули на должность вице-президента.

— Добрый день, дядя Тео.

Тео временно исполнял обязанности исполнительного директора. Потом это место должен будет занять Сэм или Донован. Тео, довольно равнодушный человек, и сам одно время подумывал занять этот пост, но дед объявил, что его преемником станет либо Сэм, либо Донован, и Тео отказался от своих притязаний.

— Я здесь не для болтовни, Донован.

— А зачем? — Донован уселся в кожаное кресло и взглянул на снимок. Их, всех троих, Эмма сфотографировала прямо в больнице. Кэссиди просто светится. Даже сейчас Донован почувствовал стеснение в груди — такой счастливой казалась глядевшая на сына Кэссиди.

Они прекрасно смотрелись на этом снимке, как полная жизни семья, подарившая миру самого лучшего ребенка на свете. Только Донован знал правду: их совместная жизнь покоится на лжи.

— Совет недоволен твоей помолвкой с Кэссиди.

— Помолвкой?

Конечно, к этому времени его мать сообщила членам совета, что они с Кэссиди женаты. Никогда прежде она ничего не скрывала от совета. И хотя он говорил ей, что не будет объявлять о женитьбе, но на хранении тайны не настаивал.

— Да. Мы понимаем, что ты хочешь на ней жениться ради Вэна, но мы настоятельно рекомендуем тебе прервать все отношения с Кэссиди Франзоне и найти более подходящую женщину.


Сегодня Кэссиди за ленчем встретилась с Эммой и Полом. Глядя на то, как они сидят рядышком, Кэссиди еще острее чувствовала расстояние между собой и Донованом. Она чувствовала, что в их с мужем отношениях чего-то не хватает.

— Ну и как тебе материнство? — поинтересовалась Эмма, когда Пол ушел за машиной и они остались одни.

— Хорошо. Немного устаю, но хорошо.

— А как брак?

— Хм…

— Не очень? В чем дело?

— Да, в общем-то, ни в чем. Только я Донована совсем не вижу. А когда он наконец является домой, так я уже как выжатый лимон.

— Этого следовало ожидать, если учесть, как скоропалительно вы женились. А ночью… в постели?

— К его приходу я обычно уже сплю. А если и не сплю, так он просто отворачивается от меня.

— Может быть, он боится трогать тебя с тех пор, как у вас появился Вэн. Многие мужчины не знают, когда можно начинать вновь заниматься любовью.

— Но это же Донован. Он все знает о… он обо всем знает.

Эмма достала из сумочки губную помаду, пудреницу и подкрасила губы:

— Не знаю, что и сказать. Вы с ним говорили об этом?

— Нет.

Еще когда они с Донованом только начали встречаться, он говорил, что ему нравится ее тело, что прежде всего он обратил внимание на ее стройную фигуру. Теперь Кэссиди боялась, что после беременности он потерял к ней всякий интерес. Как только разрешил врач, она занялась гимнастикой, но все же живот казался ей немного отвисшим.

— А я бы поговорила.

— Ты серьезно, Эмма? Разве сама не спускаешь все на тормозах, лишь бы мир сохранить?

— Шутишь? Да мы с Полом цапаемся по любому поводу.

Это Кэссиди знала. Характер у Эммы был немного жесткий. Она без оглядки высказывала все, что приходило ей в голову.

— А не пожалеешь, если брякнешь что-нибудь и Пол уйдет от тебя?

Эмма прикусила нижнюю губку:

— Честно, Кэссиди?

Кэссиди кивнула, достала из сумочки солнцезащитные очки и спряталась за ними.

— Пожалею. Наверное, я всегда была немного стервой, но-о… понимаешь, ненавижу неопределенность.

— Да. Я тоже. Все отношения с Донованом сошли на нет за такое короткое время. И я не думаю, что у меня был шанс как-то это урегулировать.

Ей самой очень не нравилось, что ее так волнует все связанное с Донованом. Прежде у них все было нормально, даже хорошо, в постели. Она это точно знала. А теперь… теперь просто ничего не было.

— Он, может быть, чувствует то же самое. Я думаю, он вернулся к тебе, чтобы попробовать все начать снова, и не чаял, что вдруг обретет жену и сына. Он уже привык к отцовству?

— Не знаю, не уверена. Сегодня утром он возился с Вэном, чтобы я поспала. И вообще, каждое утро он проводит с ним не меньше получаса, разговаривает с ним, гуляет с ним по дому, пока я занимаюсь собой.

— О чем разговаривает?

Кэссиди не знала. Ей не хотелось мешать общению Донована с сыном. То, что она, например, говорила Вэну, было сугубо личным, исполненным глубокой любви к малышу. А иногда она рассказывала малышу, как о нем мечтала…

— Ты знаешь? — подтолкнула ее Эмма.

— Не совсем. Но, кажется, он ради Вэна приходит вовремя. Я имею в виду, что Донован очень занят на работе, но если мне нужно, то он всегда здесь.

Эмма пожала ей руку.

— Кажется, он вовсе не такой, как я думала. Не знаю, что случилось за время вашей разлуки, но сейчас он совсем не такой, как прежде.

Кэссиди тоже постоянно твердила себе об этом, а верить боялась. Ей хотелось, чтобы у них с самого начала все сложилось хорошо, но она готовила себя и к тому, что может ничего не получиться. И именно эти мысли мешали ей быть просто счастливой. Может быть, из-за того, что она слишком долго настраивала себя на одинокую жизнь, ей и сейчас не верилось в осуществление давнишней мечты?

Подъехал Пол, но он был занят разговором по сотовому, и Эмма жестом показала ему, что освободится через минутку.

— Он всегда так громко разговаривает по мобильнику.

Кэссиди рассмеялась. Пол действительно почти орал в трубку.

— Ты спрашивала Донована о завещании Максвелла?

— Да. Он утверждает, что это пустяки. Ему уже известно обо всем, что говорил Сэм.

— Это все, что он сказал?

— Да. А что, ты слышала еще что-нибудь?

— Нет. Я спрашивала отца, но он считает, что это не мое дело.

— Ну что ж, он прав.

— Нет, не прав. Если это касается Донована, значит, касается и тебя. А мы с тобой подруги.

— Угу. Думаешь, это как-то повлияет на мнение твоего отца?

— Абсолютно не влияет. Но может расстроить, когда что-то идет не так, как надо. Помнишь, как он взвился, когда мы взяли покататься его «мерседес»?

И Кэссиди припомнила этот случай. Обеим девочкам было по тринадцать. Эрик, старший брат Эммы, расхвастался, как здорово он управляется с машиной. А Эмма взялась доказать, что справляется с рулем по меньшей мере не хуже. Честно говоря, это было верно. К сожалению, их отец обучением детей вождению не интересовался, его больше волновало, чтобы подростки вообще руля не касались.

Наконец Пол выключил телефон, и они расстались.

Кэссиди возвращалась со встречи немного ошеломленная. Неужели после примирения с Донованом в ней самой что-то изменилось? Что-то очень важное? Вот уж чего она никогда не боялась! С самой первой встречи с Донованом она знала, что хочет выйти за него замуж. Почему же теперь, став его женой, она позволяет чему-то мешать ее счастью?

Нужно что-то предпринять. Нечего больше ждать, чтобы Донован сделал шаг первым. Сегодня вечером, когда он придет с работы и Вэн уже заснет, она совратит мужа.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Донован вел свой «порше кайен» домой. Он купил этот внедорожник на следующий же день после того, как привез Вэна из больницы. Сейчас пристегнутый Вэн спал на заднем сиденье. У машины был такой же мощный мотор, как у «порше 911», но выше безопасность и имелось специальное место для младенцев.

После того как ушел Тео, Донован не видел ни Сэма, ни кого-то еще из родственников. Ох уж эта их макиавеллиевская семейка! Но, несмотря на разочарование и даже гнев по поводу слов, брошенных ему, он готов принять вызов совета. Вся эта кутерьма ни в какие ворота не лезет, а начал все их дед со своим нелепым завещанием и вечным стремлением сталкивать лбами сыновей и даже внуков!

Донован набрал номер родительского телефона, подошла Мария, их экономка, и сообщила, что миссис Толли уехала в свой клуб на бридж, а мистер Толли еще в мастерской.

Донован не раздумывая поехал к дому родителей. Ему нужно поговорить с отцом. Вынимая Вэна из машины, он обнаружил, что малышу пора менять пеленки. Он их поменял и понес крошку за дом, где был вход в отцовскую студию.

Он на всякий случай постучался, но поскольку отец все равно никогда не отзывался, то не стал ждать ответа и вошел. Отец, увидя Донована, выставил вперед руку, что у него означало «через минуту освобожусь». Поэтому Донован с Вэном на руках пошел вдоль стен студии, показывая сыну картины, которые отец подбирал для выставок.

— Что тебе нужно? — отец наконец подошел к ним.

— Сам не знаю. Сегодня меня навещал дядя Тео и предостерегал от женитьбы на Кэссиди… Папа, что происходит? Я подозреваю, что мама не сказала семье о моей женитьбе.

Отец вытер руку о рубашку.

— Понятия не имею. Твоя мать голосует и моими акциями тоже и активно участвует в деятельности совета. Сам я никому ничего не говорил, потому что был занят в студии. У меня через три месяца выставка и совершенно нет времени ни на какие дела в «Толли-Паттерсон».

Все как всегда в их семье! У его папы на первом месте — творчество и только на втором — семья. А на сына ни времени, ни внимания не хватает.

Донован взглянул на своего сладко спящего сына.

— Я помню, когда ты был такой же, — отец указал на Вэна. — Обычно я на день забирал тебя сюда.

— Правда? — Донован этого не помнил.

— Твоя мама еще много работала в компании, поэтому приходилось мне следить за тобой. Вон в том углу стоял твой манеж.

Доновану стало неловко, ведь они с отцом никогда особенно близки не были. Как не было и разговора о том, не мечтал ли отец, чтобы Донован тоже стал художником? А сейчас Донован подумал об этом только потому, что сам хотел бы, чтобы Вэн пошел по его стопам и когда-нибудь возглавил компанию…

— Нужно будет поговорить с мамой. Попроси ее позвонить мне, когда она вернется домой.

— Хорошо. А что сказал Тео?

— Что мне нужно жениться на более подходящей девушке. Из более подходящей семьи.

Отец фыркнул:

— Мне иногда кажется, Толли забыли, что сами когда-то были мешочниками.

— Осторожнее, папа, за такие разговоры лишают наследства!

— Мне этим уже не один раз угрожали. Лучше бы так и было. Всегда помни, что ты не клон своего деда.

— Я это знаю.

— Да? А я думал, что тебе всегда хотелось быть лучше его. Ты ведь знаешь, он получил почти обанкротившуюся компанию и привел ее к расцвету. Он шел своим путем, и я думаю, Донован, что в глубине души ты всегда желал того же самого.

— Для тебя он хотел того же?

— Мы с ним очень много спорили, когда я вместо Гарварда решил поступать в Чикагский художественный институт. Он сказал, что я разочаровал его… даже назвал меня слабаком.

— Как это похоже на деда! Он никогда не мог представить себе, что за стенами «Толли-Паттерсон» тоже может что-то происходить.

— Я тогда сказал ему, что вовсе не его клон и мне не обязательно повторять его путь. Я выбираю свой!

Да, их семья не просто жила в Чарлстоне, она пропиталась историей этого города. Сам Донован, как и его отец, вырос в окружении городской истории. Но вместо того, чтобы избегать прошлого, Донован принимал его всей душой. Хотя сегодня он увидел другую сторону принадлежности к семейству Толли и понял, что дядя Тео и совет директоров могут никогда не изменить своего отношения к Кэссиди.

Он вышел из отцовской студии, так и не приняв никакого решения. Наоборот, теперь появилось еще больше вопросов. Донован держал в тайне свою женитьбу, чтобы потом использовать ее с большей пользой для себя ради победы над Сэмом.

Он сидел на переднем сиденье и смотрел назад. Вэн проснулся и теперь вовсю размахивал кулачками.

— Ну что, приятель, может, мне послать к черту этот совет? — спросил он сына.

Дитя что-то гулькало и смотрело на него глазами Кэссиди. Донован знал ответ на свой вопрос. Дело было в том, что другого ответа и быть не могло. Сможет ли он отказаться от цели, которая так долго была для него движущей силой? Сможет ли ради Кэссиди отказаться от соревнования с Сэмом за пост исполнительного директора?

Нет, жена его об этом не просила. Но если семья не примет его выбор, то он все равно никому, даже своей родне, не позволит относиться к Кэссиди с пренебрежением. Она виновата только в том, что любит его, Донована. И еще она подарила ему сына.

Донован дотянулся, убрал слюнку с губы малыша и в тот же миг понял, что, хотел он того или нет, жизнь его изменилась бесповоротно.


Кэссиди готовилась к ночи с Донованом. Она сходила в салон красоты и привела в порядок ноги. Потом долго принимала ванну и потратила уйму времени на свой внешний вид. Расставшись с Эммой, она походила по магазинам и полностью обновила гардероб, который скрывал ее фигуру, пострадавшую, как ей казалось, от родов.

Она даже подстригла и подкрасила волосы. Теперь Кэсси очень напоминала себя прежнюю. Она даже чувствовала себя как прежде и, глядя в зеркало, видела там знакомую кокетливую женщину.

Кэссиди освободила на вечер домработницу и приготовилась соорудить простой ужин — жареный лосось и кресс-салат, — как только Донован вернется домой. У нее были наготове даже шейкер и все ингредиенты для коктейля, чтобы подать ему бокал с мартини, как только он переступит порог.

И вот послышался шум въезжавшей на заднюю подъездную дорожку машины. Кэссиди поймала себя на том, что напряженно смотрит на дверь. Она ждала Донована, но он этого знать не должен.

А что делать дальше, она не знала. Может, усесться смотреть телевизор или заняться еще чем-либо? Черт возьми, почему она не продумала эту часть плана?

В конце концов она направилась в гостиную к бару и начала смешивать коктейль.

— Кэссиди, мы дома. Где миссис Винтерс?

Она подошла к Доновану, поцеловала его в щеку и забрала у него Вэна.

— Я ее отпустила. Мне захотелось устроить семейный вечер.

— Очень хорошо. Нам надо поговорить.

— О чем?

— О моей семье… Чем ты занималась?

— Смешивала мартини с джином.

— Я сам сделаю. А ужин будет?

— Да. Лососевый стейк на гриле и салат.

Он ухмыльнулся, и она обрадовалась:

— Я только переодену Вэна.

— Я пойду с тобой. Мне тоже нужно переодеться. Как думаешь, нашему малышу еще рано купаться в бассейне?

— Честно говоря, понятия не имею.

Они стали подниматься по изгибающейся подковой лестнице.

Донован коснулся ее плеча, а потом потрогал прядь волос. Кэсси обернулась и посмотрела ему прямо в глаза.

— Мне нравятся твои волосы.

— Спасибо, — ей показалось, что голос у нее немного сел.

— Господи, Кэссиди, ты просто великолепна! — воскликнул Донован и поцеловал ее.

Она давно уже скучала по таким поцелуям. А он еще языком потрогал ее губы, прошелся по ложбинке над верхней губой и только потом проник в рот. И она узнала прежнего Донована!

Кэсси прижалась к нему грудью, но вдруг ощутила на своей шее ручонку Вэна. Она сразу отодвинулась и долго-долго смотрела на мужа. Ей вспомнилось то наслаждение, которое она испытала в их первую брачную ночь. Кажется, это было целую вечность тому назад…

Донован поцеловал детскую ручонку, потом поднялся по лестнице выше жены и пошел дальше, в анфиладу хозяйских комнат.

— Он сегодня очень хорошо себя вел. Проспал два совещания, а потом кокетничал со всеми секретаршами подряд.

— Весь в отца!

— Забавно. Вообще-то в офис управляющего делами приходят не для того, чтобы отсыпаться на совещаниях.

— А для того, чтобы флиртовать?

Поднявшись, Донован пошел к себе. Чтобы переодеться, по ее предположениям. Она положила Вэна в центр огромной супружеской кровати, сняла с него ползунки, расстегнула распашонку и проверила, сухой ли подгузник.

Ребенок лежал на спине, о чем-то разговаривал и сосал палец, пока она не дала ему пожевать пластмассовое колечко. Ей тоже хотелось бы пойти переодеться, но она боялась даже на минуту оставить малыша без присмотра на такой большой кровати.

Поэтому Кэсси взяла валик от изголовья кровати и подложила его Вэну под бочок, а из подушек соорудила вокруг ребенка барьер. Он еще не ползал, так что все будет в порядке.

Ее купальный халат был здесь же, в комоде. Она вытащила его и вернулась к кровати. Вэн уже спал среди подушек с игрушкой на груди. Переодеваясь рядом с кроватью, она изредка взглядывала на него.

Вместо привычных бикини Кэссиди на этот раз надела элегантные трусики, бросила взгляд в зеркало и понравилась сама себе. Вернулась к кровати и поправила подушку. И в следующую же секунду почувствовала на шее сначала дыхание Донована, а потом его поцелуй.

А затем он проложил цепочку поцелуев по всей ее шее. Она вздрагивала от его прикосновений. Он обнял ее за талию и притянул поближе. И какое же восхитительное ощущение от прикосновения его голой груди!

— Займемся любовью? А то я уже почти заболел, так по тебе соскучился.

— Я еще не могу. Но через несколько недель…

— Тогда мы займемся чем-нибудь другим, потому что я не могу не касаться тебя еще день.

Кэссиди развернулась к нему лицом:

— Я тоже тебя хочу.

— Я знаю.

У нее от удивления взлетели брови:

— Да? Откуда?

— Не успел я войти в дом, как твоя сексуальность начала сводить меня с ума.

Она уже собиралась заспорить, но он поцелуем закрыл ей рот. Какие уж тут возражения? Пришлось ответить на его поцелуй.


Пока они готовили ужин и ели, Донован не мог оторвать от Кэссиди ни глаз, ни рук. Вэн мирно спал в переносной колыбельке, и Донован на мгновение почувствовал, что жизнь его прекрасна.

Как бы ни был силен соперник, он, Донован, все равно сильнее. Как бы ни было что-то почти недостижимо, именно этого и не хватало в его жизни. Сейчас, глядя на Кэссиди, одетую в купальный халат, он чувствовал что-то близкое к удовлетворению. И это пугало его как никогда. Довольный и сытый человек обычно стоит в стороне, когда другие действуют. Такой человек не бывает удачлив. А он, Донован, никогда к подобным людям не относился и относиться не будет.

Он желал Кэссиди и радовался тому, что она принесла в его жизнь. Но он знал и еще кое-что: в этом была фальшь. И для них нет способа продлить это мгновение. Между ними стояла его работа.

Из динамиков над бассейном разносились романтические мелодии. После недавних поцелуев Донован больше всего на свете хотел бы заняться любовью со своей женой. Но сначала необходимо поговорить с Кэссиди. Нужно признаться ей, что многие члены его семьи не знают об их женитьбе. Нужно объяснить жене, что происходит.

В глубине души он этого не хотел. Это связано с его работой и не должно было бы ее беспокоить. Она хотела не такого брака. Но Кэсси должна его понять — он обязан сделать все, чтобы заполучить «Толли-Паттерсон».

— Ты что на меня так смотришь?

— Я?

Она кивнула:

— Ты-ты. Так почему?

— Потому что мне так хочется.

Она выгнула бровь:

— А почему тебе хочется?

Ну, например, потому, что ему всегда нравилось, как блестели ее глаза, когда она смеялась или дразнилась. Особенно когда дразнилась. Неважно, кого она дразнила, ему нравилось, как она радуется жизни.

— Удивительно, как это ты, с твоим-то воспитанием, можешь так глазеть?

— А я всегда был из тех, с кем сладу нет.

— А мне всегда это в тебе нравилось.

— И что еще тебе нравится во мне?

— Твоя толстая шкура.

Это его удивило:

— А мне — твоя.

— Я знаю, — передразнила она его.

Мелодия сменилась, теперь звучала «Кареглазая девчонка» Вэна Моррисона [1]. Донован оттолкнул свое кресло от стола.

Кэссиди тоже встала:

— Это моя песня.

Он знал, Кэссиди всегда ее любила. Тем более что у нее тоже карие глаза и волосы до плеч. Она начала двигаться под музыку вокруг стола. И он знал, что, несмотря ни на что, эта кареглазая девчонка ему дороже всего на свете. По крайней мере, дороже «Толли-Паттерсон».

Он взял ее за руку и притянул к себе. Она, немного фальшивя, подпевала. Они оба задвигались в танце вокруг бассейна. У нее были такие прохладные руки!

— Я боялась быть с тобой самой собой.

— Что ты имеешь в виду?

— Наш брак был таким стремительным. И я все-таки не совсем понимаю, почему ты вернулся, когда… — тут она освободилась из его объятий. — Предполагаю, в глубине души мне не хотелось нарушать собственный покой.

— Могу это понять. Я делал бы то же самое. А так работа, работа, одна работа и вся подобная рутина…

— Это точно, но ведь я не работаю, а сижу дома. Сижу, мучаюсь и потихоньку схожу с ума, потому что не могу разобраться, что с тобой творится.

— А теперь ты во мне разобралась? — спросил он, поглаживая ее по спине. Его всегда изумляло, что она, такая маленькая и хрупкая, не боится его медвежьих объятий.

— Не в тебе. Я разобралась в себе. Я так долго пребывала в нерешительности… Не понимала, что делать… Просто ждала рождения Вэна, чтобы потом во всем разобраться и понять, что делать дальше. И вот он родился. Ты здесь, и я тоже должна быть здесь.

Донован слушал ее и чувствовал себя подонком. Он-то был здесь не по каким-то высоким соображениям, а потому только, что ему нужна она.

— Я не потому тогда пустился в путь, чтобы тебе это понравилось.

— Это неважно. Дело не в тебе, правда.

— Я должен обидеться?

Она пожала плечами:

— Если хочешь.

— Ага. Расскажи мне еще о том, что тебя пугало.

Теперь звучало «Виртуальное безумие» Джеймирокуя [2], и когда Кэссиди начала танцевать вокруг него, Донован понял, что у нее немного шумит в голове. Каждый раз, поворачиваясь к нему лицом, она улыбалась.

— Не знаю, желаешь ли ты меня еще, потому что я как женщина изменилась.

— В каком смысле? Из-за того, что стала матерью?

— Нет, я говорю о своем теле. Я потолстела, и теперь у меня никогда не будет такого плоского живота, как раньше.

Он заставил ее остановиться.

— Я люблю твое тело, Кэссиди. В тебе меня привлекает не плоский живот…

Она склонила голову набок и так посмотрела на него: Доновану показалось, что она глядит прямо ему в душу.

— Правда? А ведь первый свой комплимент ты отпустил по поводу моей стройной фигуры.

— Только потому, что боялся показаться дураком, если бы сказал, что я люблю твой смех и что мне нравится твоя улыбка, когда ты дразнишься.

Она замолчала и строго посмотрела на него:

— Ты это всерьез?

— Я всегда говорю всерьез.

Она обвила его шею и обняла так крепко, что это тронуло его до глубины души.

— Я женился на тебе и теперь невероятно счастлив.

Кэсси положила голову ему на плечо, а он осторожно поддерживал ее, хотя ему страшно хотелось ее стиснуть. Кстати сказать, ведь страх что-то потерять тоже мешает человеку двигаться дальше. О таких людях дед говорил, что они не смотрят в будущее и видят только настоящее. Таких обычно оставляют позади.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кэссиди сидела в своей спальне за туалетным столиком. Вошел Донован, только что уложивший Вэна в колыбельку. Он поставил монитор на тумбочку рядом с ребенком, чтобы иметь возможность следить за спящим малышом, и постарался охладить разыгравшийся пыл. Традиционный секс на повестке вечера не стоял: она сказала, что нужно подождать еще несколько недель. Но ему хотелось показать ей свою любовь: его жена должна быть уверена, что все так же для него привлекательна.

— Спасибо, что уложил Вэна.

— На здоровье, — ответил он, разглядывая ее в зеркале. Потом подошел ближе и положил руки ей на плечи. Какая же все-таки гладкая у нее кожа… Он никак не может привыкнуть к тому, что она такая гладкая. И пахнет от нее цветами…

Он наклонился и коснулся губами ее плеча. У ночной сорочки были узенькие бретельки, и он проложил цепочку поцелуев до шеи, отодвигая материю так, чтобы поцелуи были сплошными.

— Донован, — выдохнула она.

— Да, крошка?

Она развернулась на вращающейся банкетке, обняла его за плечи и потянулась к нему. Он приказал себе не спешить. Но с этой женщиной сдерживаться так трудно! Она так женственна и соблазнительна… Он поднял ее с банкетки и подсадил на край туалетного столика. Его руки скользнули вниз по ее спине, нащупали подол ночной сорочки и потянули его вверх. Наконец он устроился между ее ног. А она и сама уже была полна желания.

Его пах соприкасался с ее пахом. Он крепко прижался к ней. Она глухо застонала, и его тело напряглось. И очень скоро ему показалось, что он вот-вот взорвется.

Тогда Донован спустил бретельки с ее плеч до самой груди и обнажил нежнейшую розовую плоть с чуть более темными сосками. Он наклонил голову и зубами оттянул ткань от кожи. От прохладного воздуха ее соски сразу затвердели. Он обвел один из них пальцем, и Кэссиди затрепетала в его руках.

Наклонив голову, он поцеловал сосок. Кэссиди обняла его с такой силой, что Донован удивился. Потом провела пальцами по его спине, скользнула под футболку, которую он надел на ночь, и прошлась по заросшей волосами груди, слегка даже царапая кожу.

Потом Кэссиди немного откинулась, а он положил руку на ее грудь. Она закатала его футболку до подмышек, и он на мгновение отпустил ее. Тогда она сорвала футболку с его плеч и отбросила в угол комнаты. Он даже зарычал, когда она наклонилась и начала целовать его грудь.

Она покрывала его такими мелкими и частыми поцелуями, что он почувствовал себя ее игрушкой. Ему захотелось расслабиться, и пусть она творит с ним все, что ей заблагорассудится. Но не здесь. Правда, времени на обольщение и любовную игру уже не оставалось. Он приподнял и подтянул ее к себе так, что ее соски прошлись по его груди. Осторожно поддерживая ее грудь, он нежно потерся об нее. В ушах у него шумело. Он был так напряжен, так полон жажды проникнуть в глубь ее тела… Но сегодня вечером следует сосредоточиться на других вещах.

Раздраженный мешающей ему сорочкой, он отшвырнул ее со своего пути и начал осторожно ласкать бедра Кэссиди. Они были такими нежными… Она сначала застонала, а потом вздохнула, когда он кончиками пальцев коснулся повлажневшей плоти. Тогда одним пальцем он проник внутрь и почувствовал, как вокруг пальца напряглась и стеснилась плоть. Он немного поколебался и заглянул в глаза жены, но оказалось, что она их крепко зажмурила и крепко закусила нижнюю губу. Вдруг он почувствовал встречное движение ее бедер, как будто она ждала продолжения.

Он не знал, что делать дальше: продолжать дразнить Кэссиди или предпринять что-то еще. Он ввел в ее тело два пальца, и она вздрогнула. Тогда он оттолкнул банкетку от туалетного столика в сторону и опустился на колени.

— Что ты делаешь? — спросила она, глядя на него сверху вниз.

— Забочусь о тебе, — ответил он.

Он не понял, что она пробормотала, потому что уже наклонил голову. Ее бедра почти сомкнулись вокруг его головы. Он начал вводить пальцы в нежную, горячую плоть и выводить обратно. А когда еще прихватил плоть зубами и начал легонько покусывать, Кэссиди едва ли не вцепилась ему в волосы.

Отведя ее руки, Донован положил их на прохладный край столика:

— Держись.

— Д-да, — согласилась она, и вскоре он услышал те легкие звуки, которые она всегда издавала при приближении оргазма. А потом дрожь пробежала по всему телу Кэссиди…

Он поднялся с колен, обеими руками оперся на столик и попытался восстановить дыхание. Она потянулась к нему, но он отодвинулся.

— Донован?

— Не трогай меня, крошка. Я слишком тебя хочу.

— Позволь мне…

— Не сегодня, — сказал он. — Я хотел, чтобы ты уснула в моих объятьях, зная, как сильно я тебя желаю и как ты привлекательна для меня.

— Спасибо.

— На здоровье, малышка.

Кэссиди никогда не чувствовала себя такой желанной, как в эту ночь. Она еще не раз испытала высочайшее наслаждение и в конце концов, усталая, уснула в его объятьях, ощущая мир и покой, исходившие от Донована.


Весь мир рухнул утром, когда Кэссиди прочла в газете статью, посвященную рождению своего сына. В статье ее именовали подружкой Донована. Она еще раз прочла статью и более или менее поняла, с какой ситуацией Донован столкнулся на работе. Автор строил предположения о том, кого — Сэма Паттерсона или Донована Толли — на следующем заседании совета назначат исполнительным директором фирмы «Толли-Паттерсон».

Кэссиди уже успела выпить сок, дожидаясь, пока он спустится вниз перед уходом на работу. Она услышала, как зазвонил телефон, и мгновением позже вошла миссис Винтерс с радиотелефоном.

— Спасибо, — сказала Кэссиди и, только дождавшись, когда миссис Винтерс выйдет из комнаты, ответила: — Да, мама.

— Ты видела утреннюю газету? — в родительском доме всегда было шумно. Сейчас, например, к громкой музыке добавлялся звук «бегущей дорожки».

— Только что.

— Что происходит? Почему эта статья написана так, словно вы с Донованом не женаты?

— Не знаю, мама. Донован еще наверху, собирается на работу.

— Отец вне себя. А Адам, я думаю, позвонит редактору.

— Не разрешай ему этого, мама.

— Почему?

— Я пока не хочу, чтобы о нашем браке знало слишком много народу.

— Кэссиди…

— Мне нужно время, чтобы ко всему привыкнуть, и я не хочу, чтобы болтали, будто Донован женился на мне из-за моей беременности.

— Кого волнует, кто что скажет?

— Семью Донована.

— Тебе нет до них дела. Они слишком заняты собой.

— Я знаю, мама.

Телефон просигналил, что получен еще один звонок. Кэссиди пообещала матери перезвонить попозже и переключилась.

— Привет, девочка, соберись с духом, прежде чем откроешь сегодняшнюю газету.

— Я уже видела, Эмма.

Ей действительно следовало бы задуматься над последствиями секретности своего брака с Донованом. Она сама хотела дать время и себе, и Доновану привыкнуть к семейному положению. Но не показалось ли Доновану странным, что его дядя лгал, охраняя их секрет? Кэссиди знала, что честность была одним из краеугольных камней политики «Толли-Паттерсон». В компании постоянно декларировали ценность этого качества, особенно в связи с положением в обществе.

— Ну и как?

— Ммм… Помнишь, когда Донован вернулся и сделал мне предложение, я не была уверена, что он останется со мной?

— Помню.

— Так вот, я попросила его пока хранить молчание. Просто мне не хотелось, чтобы чарлстонское общество считало, будто он женился на мне из-за ребенка.

— Но почему?..

— На тот случай, если мы передумаем…

— Ох, Кэссиди!

— Да-да, я знаю, что это неправильно.

В комнату вошел Донован и поцеловал жену в макушку:

— Что неправильно? Что-то с Вэном?

— Эмма, я тебе перезвоню.

Донован налил себе кофе, а Кэссиди выключила телефон. Как он отреагирует на статью? Когда они еще только начали встречаться, она знала, что Донован терпеть не мог, если какие-то журналисты вторгались в его личную жизнь.

— В сегодняшней газете есть статья о тебе и Вэне.

— Только обо мне и Вэне? — Донован потянулся за газетой.

Она ткнула пальцем в деловую колонку:

— Да. Обо мне упоминают как о твоей бывшей подружке.

— Кто это о тебе так упоминает? — спросил он, проглядывая статью.

— Тео Толли.

Кэссиди только один раз встречалась с дядей Донована, и о том, что он временно, до очередного заседания совета, исполняет обязанности директора, узнала из статьи.

— Черт побери, это не то, что ты думаешь!

— Что не то? Твои родители были на нашей свадьбе, верно? Я помню, что сама хотела не оповещать всех о нашем браке, но ведь это не значит, что ты должен притворяться, будто мы даже не вместе.

Донован бегло просмотрел статью и отодвинул газету.

— Я и не притворяюсь.

— Вот и хорошо. Конечно, я сама предложила хранить молчание, но даже не представляла, каково это — читать подобное. У меня такое ощущение, будто я не имею отношения даже к нашему сыну.

— Перед домом передвижка хроникеров, — входя в кухню, сообщила миссис Винтерс.

Кэссиди это не понравилось:

— Где именно?

— На самой границе участка.

У Кэссиди появилось ощущение, что журналисты интересуются не столько бизнесом, сколько их личной жизнью. Для такого степенного, озабоченного собственной историей и традициями общества, как чарлстонское, это был самый настоящий скандал. Тем более что семьи Франзоне и Толли сливались, как вода с маслом.

— С ума сойти.

Вот уж чего ей сегодня не хотелось, так это иметь дело с прессой. Прошедший вечер показался ей предвестником настоящих отношений с Донованом.

— Согласен, — поморщился Донован. — Это неприятно.

— Да уж. И все из-за статьи. Если кто-то из них узнает, что мы женаты, твой дядя будет глупо выглядеть. Не знаю, что и делать. Я позвонила бы отцу и рассказала, что происходит.

— Кэссиди…

— Уверена, ты что-нибудь придумаешь. Да и мой отец привык разговаривать с репортерами. Он поможет.

— Твой отец ничего по этому поводу сказать не может. И ты ничего не должна говорить. То есть никто из вашей семьи…

— Ты что, шутишь?

— Совсем нет. Позвони сейчас же своим и скажи, чтобы ничего не говорили!

— Донован?.. — растерялась Кэссиди.

— Что?

Кажется, он терял терпение. Она знала, что в голове у него, возможно, уже крутились другие дела, но ведь она не может просто позвонить родителям и приказать им ничего никому не говорить.

— У нас проблема. Дело в том, что ни я, ни еще кто-то не может приказывать моим родителям.

— Может, пока мы все не уладим, — отрезал он и вышел.

Первым делом Донован позвонил Джейми, своему старому приятелю по университетскому общежитию, который работал в чарлстонском филиале Эн-би-си.

— Ты сегодня просто герой дня, — сообщил Джейми. — Только что просочились условия завещания твоего деда.

— От кого?

Донован остался спокоен — сказывалась его легендарная невозмутимость. С ее помощью он выигрывал в любой ситуации. Первым делом необходимо отделаться от прессы. Ну, с этим он справится. Вот с Кэссиди все намного сложнее…

— Не знаю, я только хотел дать тебе знать, чтоб ты был начеку.

— Спасибо, Джейми.

— Да на здоровье. Я, вообще-то, думал, что ты прокомментируешь…

— Не сейчас.

Он закончил разговор с приятелем и тут же позвонил дяде. Отозвался автоответчик. Что ж, обидно, конечно, но не упрекать же дядю Тео за это! А вот за что стоит его обвинить, так это за интриги. Конечно, дед не единственный в мире оговаривал подобные условия в завещании, но никто в совете директоров их компании не хотел бы, чтобы об этом узнала пресса, а с нею и весь свет. Почему же Тео…

— Что происходит? — спросила Кэссиди, входя в его кабинет.

Она держала на руках Вэна и выглядела расстроенной. Кэссиди глубоко вздохнула и медленно выдохнула, а Донован смотрел на нее и думал о том, что у него совершенно сменились приоритеты. Его уже не заботило, что знает пресса и что предпримет совет директоров. Теперь это право — решать самые главные вопросы в жизни — он признавал только за Кэссиди.

— Думаю, лучше это обсудить, — произнесла Кэсси. — Я могу сказать им, что не была готова к разговору с прессой, поскольку только что родила ребенка. И что поэтому твоя семья, не говоря уж обо мне, хранит молчание по поводу нашего брака. Как думаешь?

Она смотрела на него, а он молчал. То, что Кэссиди готова принять упрек даже за то, в чем нисколько не виновата, было выше его понимания. Он должен действовать. Он не ожидал, что Тео будет преследовать Кэссиди, да еще публично. Донован готов был сражаться со всем советом, чтобы разобраться с этим. Тео, судя по тому, как он отзывался о Кэссиди в газете, замыслил что-то недоброе, и Донован не может не отреагировать на эту игру.

— Я думаю, что ты потрясающе великодушна, но позволь мне во всем разобраться самому.

— А я думаю, мы могли бы все уладить вместе. Я собираюсь сделать заявление, чтобы не думали, будто я игнорирую средства массовой информации.

Нет, только не это! Донован не хотел давать всей истории ход. Ему нужно дозвониться до Маркуса и встретиться в офисе со своей командой. Неважно, что сегодня суббота.

— Нет, ты ничего такого делать не будешь, — он вытащил из кармана сотовый и разослал сотрудникам сообщения. Наконец, подняв голову, увидел, что Кэссиди все еще смотрит на него.

— Что? — насторожился Донован.

— Ты только что опять взялся командовать, что мне делать. Опять!

— Да, и намерен продолжать командовать.

— Прости?

— Слушайся меня.

— Ты действуешь, как…

— Как болван? Знаю. Но ты не выдержишь, когда репортеры начнут заваливать тебя вопросами. Эта кутерьма…

— Кутерьма? Ты называешь кутерьмой наш брак и рождение нашего сына?

Кэссиди готова была расплакаться. Он увидел это по ее глазам и по тому отчаянию, с которым она прижала к себе ребенка.

— Нет, конечно, нет! Вы с Вэном — самое лучшее, что у меня есть.

Эти слова были предназначены прежде всего для нее, но они отозвались и в его душе. Ему нужны были и Кэссиди, и сын.

Раздался входной звонок, но Донован продолжал:

— Я думаю, вам с Вэном лучше не высовываться, пока я не поговорю со своими людьми. Прошу тебя.

— Прекрасно, — коротко отозвалась Кэссиди.

В дверь кабинета постучала миссис Винтерс:

— Пришел Сэм Паттерсон.

Только Сэма еще не хватало! Но в преддверии оглашения завещания им придется справляться с этой ситуацией вместе.

— Я через минуту выйду. Попросите его подождать в оранжерее.

— Нет. Объясняйся с ним здесь! — остановила его Кэссиди. — Я поднимусь наверх и оставлю вас одних.

Между ними оставалось еще очень много нерешенного. Донован еще даже не приблизился к тому, чтобы все ей объяснить. Но это лишь вопрос времени. Она узнает всю правду…

— Кэссиди…

— Да?

— Я должен тебе кое-что сказать…

В комнату без стука вошел Сэм. Он рассеянно улыбнулся Кэссиди и повернулся к Доновану:

— Нам нужно поговорить.

— Не сейчас, — предостерег Донован.

— Нет, сейчас! Вы с Кэссиди выясните ваши отношения позже. Сначала «Толли-Паттерсон».

— Не сейчас!

— В самом деле? Ладно. Тогда у нас разговор короткий. Я предполагаю, что теперь новым исполнительным директором стану я, — сказал Сэм.

— Нет! — вдруг сказала Кэссиди, потом повернулась к Доновану: — Вы разговаривайте, а мы наш разговор закончим позже. — И пошла к выходу.

А Донован, глядя ей вслед, только сейчас начал понимать, как сильно ее любит.

Любит ее.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

На террасу ворвалась Эмма:

— Ты не поверишь, но Доновану нужна ты и твой ребенок!

— О чем ты?

— Я говорю о странностях в завещании. Помнишь, на вечеринке с коктейлями я говорила, что кое-что слышала? Так вот, в завещании Максвелла говорится, что его преемниками будут оба — и Сэм, и Донован, но они должны выполнить некоторые особые условия.

— Ну еще бы! Он всегда так обходился с ними обоими, — с горечью произнесла Кэссиди. — И Сэм с Донованом это от него унаследовали. Кроме того, они оба молоды и энергичны. Каждый из них способен вывести компанию на новый уровень…

— А я и не спорю. Но в завещании есть еще одна вещь… Неудивительно, что под вашими дверями толпятся репортеры.

Кэссиди молча ждала. Ее охватили дурные предчувствия: ведь подозревала же, что Донован чего-то недоговаривает! Что-то скрывает…

— Каждый из них к моменту назначения исполнительного директора должен иметь жену и наследника!

Хорошо, что Кэссиди сидела. Ей едва не стало дурно. Она подумала о новых обязательствах, о которых они с Донованом забыли вчера вечером. Выходит, он просто играл свою партию. Просто делал то, что, по его мнению, должно было ее осчастливить.

Она боялась вступать в брак, единственной причиной которого было бы рождение ребенка, но поверила, что Донован женился на ней вовсе не из чувства ответственности. Она и не представляла, что можно опуститься до такой пошлости… Конечно, его компания для него — самое главное, но, прежде чем жениться, он обязан был объяснить ей все.

— Кэссиди, ты что?

— Ничего, все в порядке.

Ничего себе «в порядке»! Неправда! Ведь она любила Донована Толли с того самого момента, как увидела. С того самого мига, как он ей улыбнулся. Она любила его, несмотря на то что он был всецело поглощен своей работой и карьерой. Она любила его, хотя он бросил ее на целых восемь месяцев…

И вот финал. Она его больше не любит.

Хотя… это тоже неправда. Все еще любит. Зато теперь у нее есть доказательство, что он и не собирался любить ее так, как ей того хотелось.

— Мне очень жаль… — пробормотала Эмма.

— Чего? — усмехнулась Кэсси.

— Жаль, что именно я рассказала тебе. Но не хочется, чтобы об этом тебе сообщил какой-нибудь беспардонный репортер.

— Спасибо, Эмма. Мне это полезно знать. Ну и что будем делать?

— Забирай Вэна и уходи! Раз это касается тебя, пусть Донован знает, что у него нет ни жены, ни наследника.

— Эмма… я не могу…

— Почему? Ему же явно все равно, что он тебя обидел!

Так ли? Этого Кэссиди не знала и в данный момент выяснить не могла. Знала только, что обида слишком велика и она совершенно не понимает, что теперь делать. Требуется время.

У нее зазвонил сотовый. Она взглянула на экран, звонила мама.

— Ты не ответишь?

— Не сейчас. — Кэссиди нажала кнопку сброса, положила мобильник на стол и взяла на руки Вэна. Близость маленького сынишки помогла ей успокоиться. Но не совсем. Когда она заглянула сыну в глаза, то поняла, какое большое место этот малыш занимает и в ее жизни, и в жизни Донована. Но он же был и большой частью той лжи, которой она тешила себя так долго.

Эмма во все глаза смотрела на нее, и Кэссиди понимала — нужно что-то делать.

— Спасибо, что все мне рассказала. Я собираюсь…

А что она собирается? Ей хотелось немедленно заставить Донована испытать такую же боль, какую испытала она. Поскольку, чем больше Кэсси думала о прочитанной статье, тем больше начинала подозревать, что он нарочно замалчивал их брак. Возможно, для того, чтобы в подходящий момент использовать его как преимущество в борьбе за место исполнительного директора.

— Я тебя не брошу. Мы все устроим. Для начала, думаю, мы…

— Не надо. Ничего не надо, — возразила Кэссиди. — Я хочу посмотреть, что Донован будет делать. У него наверняка есть далеко идущие планы, и хотелось бы знать, чем все кончится.

— А потом скажешь ему, что все кончено?

Кэссиди думала об этом. Но такой удар по их отношениям ее не устраивал. Ее теперь могло устроить только одно: Донован должен полюбить свою семью больше, чем работу. Больше, чем то, в чем он всегда искал забвения.

Ее гнев даже ослаб, когда она поняла, что они оба попали в ловушку, потому что Донован такой, какой есть, и измениться не может. Донован никогда не полюбит ее, а она никогда не смирится с тем, что он вернулся к ней только для того, чтобы обойти своего кузена на финишной прямой…

Но она не хочет и не может расстаться с ним! А значит, они смогут быть счастливы, если только все это изменить…

Эмма внимательно наблюдала за ней, и Кэссиди поняла, что пора справиться с эмоциями. Настало ее время. Нужно идти дальше или, по крайней мере, сделать вид, что она идет дальше.

В глубине души, где хранилась надежда на счастливую замужнюю жизнь, Кэссиди рыдала. Тем не менее она все-таки нашла в себе силы улыбнуться и поднялась, держа на руках сына.

— Давай выйдем к журналистам, — сказала она Эмме.

Кэссиди Толли не собиралась прятаться.


Сэм медленно прохаживался по кабинету. Донован всегда смотрел на кузена как на соперника, и, что бы ни произошло в жизни любого из них, это ничего не изменило бы в их отношениях. В тех редких случаях, когда они работали вместе, каждый из них все делал по-своему и по собственной программе.

Ситуация не изменилась. Они никогда не были и не будут друзьями. Но Донован знал, что если дело касается фирмы «Толли-Паттерсон», то каждый из них сделает все для процветания фирмы и неуклонного роста прибыли.

— Нужно найти, где произошла утечка информации. Такая пресса делает нас уязвимыми, да и инвесторы не обрадуются, когда узнают, что главным условием для назначения исполнительного директора были наличие у него жены и ребенка.

— Согласен. Я поручу кому-нибудь из моей команды, Кайлу хотя бы, найти источник утечки, — пообещал Сэм.

Донован кивнул. Сам он собирался немного позже связаться с Джейми и узнать, не выяснил ли тот что-нибудь по своим каналам.

— Стоит попросить Тео и остальных членов совета взяться за это. Я уже направил сообщение в службу связи с общественностью и попросил Франклина следить за сообщениями для печати на тот случай, если ситуация будет накаляться, — сообщил Донован.

— Ты считаешь, это необходимо?

— Воля деда слишком сенсационна, чтобы об этом никто не говорил. До Эммы, подруги Кэссиди, уже дошли какие-то слухи, так что это всего лишь вопрос времени.

— Тебе придется ввести меня в круг лиц, допущенных к информации.

Донован пожал плечами. Возможно, и надо бы, но завещание деда — не та вещь, в которой они с Сэмом могут сойтись во взглядах. Вот если бы оба были против этого условия в завещании, можно было бы явиться в совет и предложить не учитывать волю деда в этой части. Но Сэм на такое никогда не пойдет.

— Уже слишком поздно. Франклин подготовит для прессы официальное заявление от лица компании, а мы с тобой, я думаю, отделаемся фразой «без комментариев».

— Я просил совет директоров о чрезвычайной встрече завтра во второй половине дня, чтобы у всех было время добраться до города. Думаю, мы оба должны быть готовы предоставить совету какие-нибудь аргументы для назначения нового исполнительного директора. Тео может с этим не справиться, да и наши инвесторы нуждаются в некотором ободрении, — сообщил Сэм.

— Согласен. У меня есть пара парней, которые отслеживают ситуацию, чтобы точно знать, что делается в совете.

Сэм вздернул бровь:

— Я думал, над этим мы работаем вместе.

— Похоже на то.

— Тебя никогда не удивляло, что дед все время сталкивал нас лбами? — спросил Сэм.

— Да нет. Я считал, что мы — вечные соперники. Не помню такого времени, когда бы мы с тобой не соревновались.

Например, он поступил в Гарвард, а Сэм — в Йельский университет. Оба стажировались в разных компаниях, о которых писал политико-экономический журнал «Форчун 500». Но обе эти компании принадлежали Максвеллу.

Донован всегда сознавал свое одиночество. Ему лучше работалось одному, чем в команде. И в нынешней ситуации тяга к индивидуальному решению всех вопросов заставляла его с некоторым подозрением относиться и ко всем работникам компании, и к Сэму.

— Не знаю, смогу ли сотрудничать с тобой, — признался Сэм. — Интуиция мне подсказывает, что нужно выйти к прессе и действовать в одиночку.

— Вряд ли это будет лучше для «Толли-Паттерсон», — возразил Донован.

— Не будет, — с легким сожалением согласился Сэм. — А ты когда-нибудь хотел, чтобы мы были просто двумя простыми, нормальными парнями?

— Нет, черт побери!

Сэм рассмеялся:

— Думал ли дед, что мы пойдем к председательству таким путем?

— Кто знает. Старик был довольно переменчив и мог думать что угодно. Но вряд ли даже он мог бы предсказать то, что произошло со мной и Кэссиди.

Сэм откинулся на спинку кресла:

— Вот в этом я не уверен.

— Что ты имеешь в виду?

— При одном взгляде на Кэссиди каждому сразу становится понятно, что она тебя любит. И мне кажется, что дед всегда тебе этого желал.

Донован засомневался в словах Сэма. Во всяком случае, ему не хотелось обсуждать с кузеном ни саму Кэссиди, ни ее чувства к мужу.

С этой минуты он взял в свои руки течение беседы, и вскоре у него появилось ощущение, что даже Сэм понимает, что он, Донован, был бы лучшим выбором на место руководителя компании. Они так и провели весь день в кабинете Донована, успокаивая по телефону и членов совета директоров, и разных инвесторов.

— Спасибо за тяжкий труд, Сэм, — сказал Донован, когда кузен уже собирался уходить.

— Не за что благодарить. Это ведь и моя компания тоже, — ответил Сэм.

— Верно, но, думаю, после сегодняшнего мы оба понимаем, что у кормила власти буду стоять я.

— Уверен?

— Сам слышал, как Тео говорил, что они не собираются игнорировать условия завещания. А на завтрашнем заседании совета я намерен добиваться голосования за нового исполнительного директора. Ясно же, что я лучший кандидат.

Сэм поднялся на ноги:

— Можешь думать, что хочешь. Если я попрошу совет отложить голосование или обсудить вопрос о том, что сейчас моя жена может быть беременной…

— Что бы ты ни делал, мы оба знаем, что ожидание не лучший способ действий. Нам нужно держаться вместе, потому что нас связывает более долгая история, чем дедушкино завещание. И есть только одна вещь важнее этого — место исполнительного директора. А я — самый логичный выбор на это место, — сказал Донован и открыл дверь перед уходящим Сэмом.

— Не провожай, я знаю дорогу, — попрощался кузен.

* * *

За дверями Сэм столкнулся с Кэссиди. В переноске на груди у нее спал Вэн, а руки были заняты пакетами — они с Эммой ходили по магазинам.

Он задержал ее:

— Надеюсь, ты понимаешь, что натворила?

— Что ты имеешь в виду?

— Завела ребенка от человека, у которого вся жизнь в компании.

Кэссиди не знала, что случилось, но она никогда еще не видела Сэма таким взбешенным. Хоть сейчас у нее с Донованом и сложные отношения, но Кэсси вовсе не собиралась болтать о муже с его соперником.

— Донован всегда делает так, как лучше для «Толли-Паттерсон», поскольку считает, что так будет лучше для его семьи.

Сэм прищурился:

— И ты еще его защищаешь! Поверить не могу. Ты знаешь, что он тебя использовал?

— А ты откуда знаешь?

— Он вернулся к тебе, чтобы обогнать меня на дистанции к креслу исполнительного директора. Как тебе это нравится? Ты всего лишь племенная кобылка для самовлюбленного трудоголика.

Сэм не сказал ничего нового для Кэссиди. И хотя она была сердита на Донована, но ничем этого не выдала.

— А ты просто злюка. Не можешь признать, что соперник сильнее? — ответила Кэссиди, отчаянно стараясь сохранить самообладание.

Сэм просто сказал вслух то, о чем она давно уже и сама думала. Как и Сэм, она считала, что Донован просто использовал ее. Возможно даже, с самого начала, когда они год назад только начали встречаться… То есть задолго до того, как Вэн дал о себе знать и появилось это жуткое условие в завещании его деда.

И даже если Донован ничего такого не делал, это все равно не умаляет того факта, что он ей лгал. Донован заставил ее поверить, что вернулся к ней по требованию сердца, что в душе он переменился.

Но Кэссиди уже начала постигать, что, может быть, она на самом деле не так уж и любит его, как думала, если не понимала, что его любовь и внимание всегда будут отданы только работе. Теперь она знала это. И будет знать впредь…

— Мне тебя жаль, — наконец сказала Кэссиди и погладила спящего малыша. Неважно, почему они с Донованом сошлись, — у нее есть Вэн, и это самое главное в ее жизни.

— За что? — удивился Сэм.

— За то, что ты так занят слежкой за Донованом и обвинением его в неудачах, что тебе некогда взглянуть на себя самого. Только ты один отвечаешь за свои дела.

— То же самое я мог бы сказать о тебе.

— Не пояснишь? — спросила она, ставя пакеты и вынимая из переноски Вэна.

— Ты видишь в Доноване то, что хотела видеть, а не его самого. Повернись, я отцеплю переноску.

Лицо Сэма вдруг изменилось, и она увидела в нем сочувствующего, мягкого человека. Разве мог он быть соперником Доновану? Да и по виду они совершенно разные. Сэм более добродушный, что ли… И, в отличие от Донована, он — командный игрок.

А Донован индивидуалист, предпочитающий работать без помощников. Она давным-давно это поняла.

— Не знаю, не опасно ли для меня поворачиваться к тебе спиной? — фыркнула она.

— Послушай, прости, что я так налетел на тебя. При виде твоего сына… он напомнил мне один разговор с дедом в прошлое Рождество.

— И что дед сказал?

Сэм покачал головой:

— Мы, видишь ли, обязаны помнить, что «Толли-Паттерсон» должна смотреть в будущее. Что нам нельзя быть последним поколением, управляющим семейным делом.

— Может быть, поэтому он так и настаивал на том, что следующий после него управляющий компанией должен иметь наследника?

Кэссиди показалось, что даже с небес Максвелл Паттерсон хотел бы контролировать своих внуков как можно дольше.

— Возможно. Я жалею о том, что сказал. Такое впечатление, как будто ты знала, что влипла с Донованом.

— Полагаю, так и есть, — она улыбнулась как можно увереннее, хотя в душе очень сомневалась, справится ли с этим. Потому что, по совести говоря, понятия не имела, чего еще ждать от мужа.

— Семья — я имею в виду остальные ее члены — не собирается признавать твой брак, Кэссиди.

— Почему?

— В деловом мире котируется дядя Тео… Ты понимаешь, о чем я?

— О да, понимаю.

— Так вот. Он знает, что вы с Донованом опять вместе. Это его не устраивает. И он постарается разлучить вас.

— Зачем?

Сэм покачал головой:

— Могу честно сказать, что это не имеет отношения лично к тебе.

— А к кому это имеет отношение? К Вэну? Я не позволю ни твоему дяде, ни всей компании влиять на жизнь Вэна. Не хватало только, чтобы мальчик рос в таких ненормальных условиях.

Сэм улыбнулся:

— Я вижу, Донован правильно выбрал себе женщину. Подходящая мать для его детей.

Это было так не похоже на Сэма, что Кэссиди с трудом верила своим глазам и ушам.

— Спасибо…

— Помочь тебе с переноской?

— Нет, спасибо.

— Тогда спокойной ночи.

Сэм вышел, сел в свой «мерседес» и уехал.

Кэссиди смотрела из окна ему вслед и отчаянно пыталась понять, что же делать со своим браком и будущим своего сына.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Донован вышел из кабинета далеко за полночь. Он еще не разговаривал с Кэссиди, но знал, что она уже осведомлена: он женился на ней, чтобы выполнить волю своего деда. Он потер глаза — в них словно песку насыпали. И спина болела от долгого сидения в одном положении.

В доме было тихо, только гудели кондиционеры. По главной лестнице он поднялся на второй этаж. Здесь, на площадке, стояла одна из скульптур отца, изобразившего Донована, когда тот учился на первом курсе колледжа. Холодный мрамор был до ужаса похож на своего прототипа, а взгляд пустой и бессмысленный. Как он раньше не замечал этого?

Обычно, когда он видел эту скульптуру — себя в камне, ему хотелось стать еще крепче, тверже, сильнее. Хотелось еще больше работать. Его дед имел обыкновение говорить, что у этого мальчика в мраморе очень большой потенциал и огромное желание перевернуть мир. И каждый раз, проходя мимо скульптуры, Донован вспоминал эти слова.

Но сейчас он уже на пятнадцать лет старше того мальчика, что в мраморе. И он изменился. Должен был измениться. Разве не так?

Пройдя по коридору, он обнаружил, что здесь пусто и тихо. Подошел к дверям спальни, постоял на пороге, чувствуя суетность своей победы. Донован, считай, всю последнюю неделю провел в офисе, и это не прошло зря, а гарантировало победу. Завтра состоится официальное провозглашение его исполнительным директором компании «Толли-Паттерсон».

Но он совсем один…

Он прошел к прикроватной тумбочке и потянулся к открытке с вытисненным на ней полным именем жены. Не Кэссиди Франзоне, а Кэссиди Толли…

Донован развернул открытку и провел пальцем по ее подписи. Подпись была цветистой, красивой, очень женственной и отражала характер именно такой женщины, какой Кэсси и была.


«Донован!

Мне не хочется уходить, не поговорив с тобой, но я уже устала караулить тебя. Мне нужно уйти, чтобы подумать о том, что произошло. Наверное, я совершила ошибку, поторопившись выйти за тебя замуж, не подумав как следует над тем, что нужно тебе.

Мы с Вэном вернемся в мой дом, там у меня будет время поразмыслить. Знаю, что ты будешь очень занят компанией и своей новой ролью в ней. Я чувствую, сама не знаю почему, что ты станешь новым исполнительным директором.

Если ты сам этого хочешь, я молюсь, чтобы твое желание исполнилось.

Люблю. Кэссиди».


Он бросил записку на кровать и вышел из спальни. Его дом — величественный памятник его успеху. В нем есть все что угодно. Вот только зачем ему все это?

Но Донован тут же отбросил эту мысль. Кэссиди — просто женщина. Он прекрасно жил без нее восемь месяцев — после того как они расстались.

Он спустился в бар за выпивкой и вдруг услышал шаги. Обернулся и увидел чью-то тень в дверном проеме.

— Кэссиди?

Она вошла в комнату.

— Я думал, ты ушла.

— Я и ушла.

На ней были джинсы и майка. Она выглядела очень уставшей. У нее были красные глаза, и Донован заподозрил, что она плакала. Это он довел ее до слез. Он попытался подумать о том, что бы мог для нее сделать. Она вернулась, значит, ей не хочется жить отдельно от него?..

— Где Вэн?

— У моих родителей. Мне нужно с тобой поговорить. Я хочу убедиться, что ты понимаешь, почему я ушла.

— Не забывай, я управляю компанией, которая стоит многие миллионы долларов, так что, думаю, и с этим могу справиться.

Он не желал обсуждать неудачи в их несложившихся отношениях.

— Ты иногда бываешь настоящим негодяем.

— Я знаю, — он потер шею. — Послушай, я не из тех, кто любит говорить о своих чувствах…

Он умолк, надеясь, что она, как это часто бывало прежде, поможет ему выразить свою мысль. Но она не спешила.

— Я знаю, какой ты.

— Что ж ты удивляешься?

— Послушай. Я ничего не могу сказать, кроме того что просто тебя люблю. И я думала, что любовь между нами сделает тебя тем героем, какого я хотела видеть. Я всегда тянулась к людям, которые могут повести за собой остальных, но таких бескомпромиссных и решительных, как ты, я еще не видела…

— Так в чем проблема?

— Я думала, ты не такой, как мой папа. Что у тебя есть все его достоинства, но нет его недостатков.

— Ошибаешься, я не болтаю по телефону весь обед напролет.

— Донован, тебя волнуют наши отношения или я нужна тебе только для того, чтобы где-то со мной появляться?

Насколько стало бы легче, если бы он полностью порвал с Кэссиди! Она так все усложняет. Без конца усложняет его жизнь, потому что хочет сделать из него рыцаря на белом коне.

Но он не мальчик и никогда им уже не будет. Он не может быть таким, каким она хотела бы его видеть. Его жизнь — вот этот пустой дом. Его жизнь — это «Толли-Паттерсон».

— Донован?

— Да?

— О чем ты думаешь?

— О том, что придется тебя отпустить, — честно ответил он.


— Это смешно, — сказала Кэссиди, сразу успокоившись. Ни слезинки не появилось в ее глазах. Она ничего не чувствовала, кроме ощущения какой-то нереальности происходящего. — Я думаю, что ты, возможно, уже отпустил меня… примерно год назад.

Донован тряхнул головой и подошел к ней. Он выглядел таким усталым, даже измученным, что ей захотелось только обнять его покрепче и утешить. Но этот мужчина разбил ее сердце и до сих пор продолжает это делать. И вряд ли ей следует опять утешать его.

Но и перестать любить Донована очень трудно. Не может она всего за одну неделю освободиться от своей любви! Не может избавиться от чувства, возникшего с первого же соприкосновения их рук. И все же она отпустит его. А сама начнет жизнь сначала — с того места, где Донован был всего лишь отцом ее ребенка.

— Крошка, ты даже представить себе не можешь, как я за тебя держусь, — тихо сказал он.

Звучало правдоподобно, но она за время их короткого брака уже поняла, что иногда он ловко переиначивал истину.

— А мне казалось, это больше походило на то, что ты меня отталкиваешь. И ты лгал мне, Донован. Бессовестно врал, когда я спрашивала, почему ты вернулся ко мне.

Сегодня Кэссиди написала прощальную записку Доновану и ушла, но у нее осталось ощущение, что у них двоих все-таки сохранился шанс. И, чтобы двигаться дальше по жизни, ей необходимо поговорить с мужем.

— Что ты хотела мне сказать, Кэссиди? Что жена и ребенок понадобились мне, только чтобы стать исполнительным директором?

Каждое его слово буквально сочилось сарказмом.

— Ну, это вполне может быть правдой, — ей совсем не хотелось брать на себя вину за это — Донован сам выбрал такой путь, пусть сам и отвечает. Он лгал ей и собирался лгать дальше.

— А ты была бы счастлива узнать, что я вернулся ради тебя?

— Я была бы счастлива поверить, потому что очень этого хотела. Но, возможно, я обманывала себя. Послушай, я пришла, поскольку не хочу, чтобы все кончилось так, как шло в последнее время… — Она собиралась рассказать ему о сегодняшнем визите к его родителям. Но подумала и так ничего ему об этом и не сообщила.

— Я не совсем понял, что ты имеешь в виду. Нет никаких причин разваливаться нашему браку. Но то, что ты написала в записке, это правда?..

— Да. Наш брак кончился.

В этих словах больше было гордыни, но сейчас ее это не заботило. Она устала от слишком сильной любви к Доновану и от его слишком малой заботы о ней. Она никогда не сумеет на равных соперничать с «Толли-Паттерсон». Ей никогда не удастся изменить Донована и занять в его душе такое же место, какое занимает компания. Она, Кэссиди, всегда будет для него всего лишь матерью его ребенка.

— Но почему?

Кажется, он действительно недоумевал, и она понимала, почему. Донован должен увидеть, что она никогда не будет мелкой сошкой в его планах на будущее.

— А как ты сам думаешь, почему? Только честно. Ты должен понимать, почему мы не можем оставаться в браке.

Ей хотелось объяснить ему, как он обидел ее своей ложью. Но было и кое-что еще. Сегодня вечером Кэсси устраивала Вэна на ночь и вдруг обратила внимание на то, что родители повесили над его колыбелькой фотографию — она и Донован с младенцем на руках на фоне роддома. Ох, как ей захотелось заново пережить те же ощущения! Ведь тогда они чувствовали одно и то же…

— Нет, я не знаю, Кэссиди. Ведь ничего же не изменилось…

— Все изменилось.

Он подошел к ней и взял ее за руку. Переплел их пальцы, и обручальные кольца стукнулись друг о друга, издав металлический звук.

— Я женился на тебе, и у нас появился Вэн. Завещание моего деда уже существовало, когда малыш родился.

— Я не знаю, не женился ли ты на мне именно из-за этого…

— Разве ты не была счастлива?

О да, Кэссиди была счастлива с Донованом.

— Ну-у, да, но… Как объяснить? Я все время надеялась, что ты вернешься, и ты вернулся. И я, что называется, подставилась.

— Как это — подставилась?

Она с трудом проглотила комок в горле. Трудно было опять признаваться, что ей хотелось быть желанной. Быть единственной, без которой он не мог бы жить.

— Тебе подставилась. Я стала полностью зависеть от тебя. Я делала все, чтобы тебе было легче. Будто с ума сошла…

Донован выругался, выпустил ее руку и отошел. Она смотрела ему в спину, смотрела, как он уходит. Она помнила эту картину: он уходит от нее, от ее любви…

— Мне не было легче, Кэссиди. Мне совсем не нравилось тебе врать, но ты была так счастлива, что я все этим оправдывал, — глухо бросил он, обернувшись.

— Что бы ты ни говорил, я никогда не нужна была тебе так, как ты был нужен мне.

Между ними повисло молчание. Она вдруг осознала, как надеялась, что он будет возражать.

Надеялась, вдруг он признается, что любит ее, что она ему нужна…

Но он молчал, и последние ее мечты о Доноване Толли умерли в ее душе. Она повернулась и пошла к дверям.

— Кэссиди, подожди!

Она остановилась, но не обернулась. Оцепенение, охватившее ее с того момента, как Кэссиди опять вошла в этот дом, исчезло, оставив после себя такую сильную боль, какую она испытала только однажды… когда он бросил ее.

— Как я могу все исправить?

Ей стало немного легче. И все же он не догадывается, что ей от него нужно.

Ни один из них не хотел признаваться, что нуждается в любви, что хочет быть на первом месте в жизни другого.

— Не думаю, что ты это сможешь…


В своей жизни Донован выделял всего несколько моментов. Один из них касался Кэссиди. И это означало, что необходимо раз и навсегда выяснить с ней отношения. Сейчас он мог думать только о том, что испытал, когда обнаружил, что ее и сына нет в доме. Потерять ее сейчас… нет, это не его выбор!

— В моем словаре нет слов «не могу».

Она так резко повернулась, что кудрявые волосы рассыпались по плечам:

— Что ты хочешь сказать?

Донован не упрекал ее. Ведь он так долго или уклонялся от ответа, или отделывался полуправдой. Такая манера общения с кем бы то ни было давно уже вошла у него в привычку. Просто так легче было играть, не раскрывая карт. Так Донован мог и сам защититься, и использовать собранную информацию с наибольшей пользой для себя.

Информация, которую он собрал о Кэссиди, была очень простой. Кэсси нуждалась во взаимности. И пришло время, когда нужно оправдать ее ожидания.

Но ложь опустошила его душу…

— Но мы еще не поговорили. Не уходи, пока еще не все сказано. Пожалуйста.

Она скрестила руки на груди:

— Я слушаю.

— Давай куда-нибудь пойдем. Я устал от этого дома.

Она кивнула, и они вышли, стали прогуливаться по патио вокруг бассейна. Легкое журчание воды в маленьком водопаде немного смягчило его напряжение.

Еще не все потеряно. И уж Кэссиди он терять вовсе не собирается! Надо только все правильно сделать. А ему всегда это удавалось. И в этой ситуации все то же, никакой разницы. Он намерен опять завоевать Кэссиди. Что ж, Доновану случалось выбираться и из худших ситуаций. Да и она не пришла бы сейчас, если бы сама этого не хотела.

— Я знаю, что не был твоим рыцарем в блестящих латах, но это можно исправить. Вся эта кутерьма с дедушкиным завещанием чуть не свела меня с ума. Я должен был сосредоточиться на том, чтобы выбить из игры Сэма. Но теперь это уже позади, и я должен сделать все, чтобы вы с Вэном стали центром моей жизни.

Кэссиди молча наблюдала за ним. Он что, знает, о чем она думает?

* * *

Ему стало немного легче. Даже боль, возникшая, когда она повернулась к нему спиной, чуть-чуть отступила.

— Ты предлагаешь начать все сначала?

Он искренне ответил:

— Если ты этого хочешь. Я предлагаю начать прямо сейчас. У нас ведь было кое-что хорошее, правда?

— Правда. Было. Но я не могу…

— Что?

— Понимаешь, я хотела бы, чтобы это получилось. Я имею в виду, что люблю тебя, Донован, но именно ты явился причиной чего-то нехорошего в наших отношениях. И я больше не намерена с этим мириться.

— Справедливо. Согласен. Скажи, в чем мне нужно измениться, и я изменюсь.

— Это не так-то легко.

— Ну и что? Такая работа проводится в любых отношениях.

— В каких отношениях? — не поняла Кэссиди.

— В деловых. Партнерских. Например, при слиянии.

Она чуть замедлила шаги и даже перестала опираться на его руку. И, хоть и не отвернулась, но Донован почувствовал почти то же, что и раньше, когда Кэсси уходила от него прочь.

— Слияние? Это смена соперника или дружественное поглощение?

— Дружественное слияние, — ответил он и обнял ее.

Но она держалась твердо, и он понял, что ситуация опять выходит из-под контроля. Не пора ли отступить и перестроиться? Вот черт, он никогда этого не делал и не готов был к такому.

Донован наклонился, чтобы поцеловать ее, но она выставила перед собой руку.

— Это ничего не меняет. Проблема не в нашей физической совместимости.

— Докажи.

— Доказать? Ты догадался сдать позиции и вернуть меня обратно.

— Я-а?

— Да, ты. И, знаешь, сейчас меня это нисколько не удивляет.

Он опять притянул Кэссиди к себе и нашел ее губы. Он целовал ее медленно, не спеша, со всей страстью напоминая о связывающих их узах. Напоминая ей, что это глубже и сильнее, чем все, что она знала до сих пор. И даже то, что до сих пор знал он. И он не потерпел бы поражения.

Донован опустил руки на ее бедра и крепко прижал к себе. Он подчинял ее себе со всей страстью, что занимала такое большое место в их отношениях.

Она застонала, привстала на цыпочки и уцепилась за его плечи. А он уже хотел большего. Хотел заняться с ней любовью. Немедленно.

Донован поднял руку, положил ладонь на ее грудь и большим пальцем обвел сосок. Она вздрогнула.

Он поднял голову, и их глаза встретились. Донован медленно поднял другую руку и начал расстегивать ее блузку, которую Кэсси сама помогла ему снять. Потом она дотянулась рукой до застежки и расстегнула бюстгальтер, оставшись перед ним обнаженной.

Он немного отодвинулся, чтобы поглядеть на нее. Она ждала его. Он наклонился и начал целовать ее грудь. Одной рукой Донован придерживал ее за маленькую попку, а другую запустил в ее волосы. Ничто на свете не могло сравниться с тем, что она заставляла его испытывать…

Она закрыла глаза, бедра ее чуть заметно вздрагивали, а когда он тихонько подул на ее соски, по ее телу побежали мурашки.

Как она на него реагирует! И какое у нее нежное тело… Он уверен, что мог бы довести ее до кульминации одними только прикосновениями. Донован продолжал ее целовать и гладить, ласково касался груди до тех пор, пока Кэсси, забывшись от страсти, не прижалась к нему всем телом. Она выдохнула его имя, и он поспешно закрыл ей рот поцелуем. Он хотел впитать в себя всю ее страсть, до последней капли. Потом он начал тихонько покачивать ее и качал до тех пор, пока она не затихла в его руках.

Он еще крепче прижал Кэсси к себе, так, что ее обнаженная грудь словно припечаталась к его груди. Донован уже еле сдерживался, ему казалось, что он умрет, если не войдет в нее немедленно. И все-таки это было прекрасно… Потому что он знал, что загнан в угол и что потерю Кэссиди не перенесет.

Черт возьми, ведь он ее любит!

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Кэссиди встала поздно. В комнате никого не было. Ясно, что Донован уже ушел. На ней была единственная оставшаяся здесь ночная сорочка. Всю остальную одежду она за день до этого собрала и увезла.

Она услышала, как в кухне возится миссис Винтерс, по всему дому разносился соблазнительный аромат кофе. Внезапно Кэсси почувствовала себя маленькой и одинокой. Ей стало стыдно, что она опять поддалась сладкоголосым чарам Донована…

Кэссиди была уже в фойе, когда из кабинета вышла миссис Винтерс.

— Доброе утро, миссис Толли.

— Доброе утро.

— Мистер Толли оставил для вас вот это.

— Спасибо.

Кэссиди взяла маленькую продолговатую коробочку и спрятала ее в сумочку. В своей жизни она повидала немало драгоценностей и с одного взгляда могла понять, что там находится. В данном случае это был подкуп. Следует уйти из этого дома и вернуться в свой собственный.

Она вышла из дома. Ее машина стояла в конце полукруглой подъездной дорожки. Когда Кэссиди к ней подошла, откуда-то появились журналисты и телерепортеры с камерами. Решив про себя, что ничего говорить не будет, она села в машину и надела темные очки. Репортеры уже почти добежали до нее, но она помахала им рукой и отъехала.

Куда же теперь? Пожалуй, самое подходящее для нее сейчас место — это родительский дом. Она позвонила матери, предупредила, что скоро будет, и попросила собрать Вэна. Кэсси намеревалась забрать сына и уехать с ним из города на несколько месяцев. До тех пор, пока у местных сплетников и журналистов не иссякнет интерес к ней и ее ребенку.

Когда она подъехала к родительскому дому, под колоннами портика ее встретил Адам, старший брат.

— Что ты здесь делаешь?

— Жду тебя.

Она недовольно смотрела на него:

— Как ты узнал, что я буду здесь?

— Когда ты звонила, я стоял рядом с мамой. Я подумал, что нам надо поговорить.

Он взял сестру за руку и повел в сад за домом.

— О чем?

— О «Толли-Паттерсон». Кажется, женитьба была не единственным условием в завещании Максвелла Паттерсона. Он еще потребовал, чтобы совет директоров одобрил выбор Донована.

— Но это же смешно! — Кэссиди была в отчаянии.

— Точно. Не знаю, что будет сегодня, но из того, что мне удалось собрать, Донована вызвали на внеплановое заседание, чтобы заставить совет принять решение о назначении исполнительного директора.

— Зачем ты мне это говоришь?

— Затем, что у меня там есть человек…

— Очень таинственно звучит, Адам. И что это значит?

— Парень, который работает в «Толли-Паттерсон», держит меня в курсе того, что происходит на этом заседании.

— И он это делает добровольно?

— Я его попросил…

— Ого!

Похоже, Адам больше никаких объяснений давать не собирался.

— И что он говорит?

— Что совет согласен был бы назначить Донована, если бы он женился… не на тебе.

Эти слова прозвучали будто издалека. В их смысл Кэсси вникала с трудом. Значит, Донован все-таки сделал выбор между ней и тем положением в компании, которого так добивался? Выбор между нею и шансом доказать деду, что он, Донован, лучше Сэма?

— Спасибо, что дал мне знать.

— Кэссиди?..

— Да?

— Мать с отцом советуют аннулировать брак так же тихо, чтобы тебе не так унизительно было проходить через развод.

Кэссиди кивнула.

— Они этого от меня ждут?

— Да.

— Я не позволю им командовать мною. Я сделаю это тогда, когда сама посчитаю нужным.

— Что собираешься делать?

— Поговорить с Донованом. Кто твой источник?

Адам отвернулся.

— Неважно.

— Я о тебе была лучшего мнения. Ему хотя бы можно доверять?

Адам опять повернулся к ней и снял солнцезащитные очки. У него и всегда-то были серьезные глаза, но сейчас Кэсси увидела, что брат сердится.

Сердится не на нее, а за нее. Она почувствовала, как же ее любят в семье.

— Даже очень.

— Так кто?

— Сэм Паттерсон.

— Сэ-эм? Он же ненавидит Донована! Я не верю ни одному его слову. Он всегда думает только о своей выгоде.

— Да знаю я, черт возьми! Потому и поддерживаю с ним контакт. Я хочу знать все, что там творится.

— Зачем он тебе это сказал?

— Понятия не имею.

— Врет.

— Врет?

— Да. Ты не должен иметь дела с человеком, которому не доверяешь. Вряд ли он сделал это по доброте душевной. Что-то здесь есть еще…

Адам немного смущенно смотрел на нее. Потом надел темные очки.

— Ты права. Кое-что есть. Я помог Сэму нашими контактами, когда он работал в Канаде.

Брат больше ничего не объяснил. С ума можно сойти с этими мужчинами! И она точно сойдет, потому что все-то у них вертится вокруг бизнеса.

— Он сказал, когда мы узнаем о решении совета?

— Скоро. У них через несколько минут перерыв на ленч.


Все свои силы Тео употребит на то, чтобы перекрыть результаты, которых добивался Донован. В этом Донован не сомневался. Но и совет, как он подозревал, не больно-то уязвим для претензий Тео.

— Что собираешься делать? — спросил Сэм. Их попросили удалиться из зала совещаний на время окончательного голосования.

— Ты о чем?

— Если они будут настаивать на том, чтобы ты не женился на Кэссиди.

— Сэм, я на ней уже женат, так что совет мало что может с этим поделать. И развод я получу, даже если они не будут настаивать.

— Ты женат?! Я думал, она просто живет с тобой…

— Ты в самом деле думал, что я не должен на ней жениться?

— Ну-у, да… Мы все думали…

— Все? А кто еще? Тео? Ты с ним заодно?

— Нет, у Тео собственные проблемы, ведь дед снял его с гонки за руководство компанией.

С этим Донован согласен. Максвелл Паттерсон всех их оставил с чертовой кучей неприятностей. Сейчас компания не в лучшем финансовом положении, но они с Сэмом столько вкалывали в последние месяцы, что «Толли-Паттерсон» потихоньку начала выбираться на верный путь.

— А если не Тео, тогда кто?

— Ммм… Адам Франзоне…

— Значит, ты должен был знать, что я женился на Кэссиди.

— Нет, я не знал! У нас с Адамом весьма ограниченная договоренность. Я информирую его о том, что происходит сегодня на совете, а он использует свои контакты в Канаде, чтобы мы получили землю для наших новых сооружений.

Дело с приобретением новых земель продвигалось очень медленно. Донована удивило, что для ускорения Сэм додумался обратиться за помощью к Адаму.

— Ты ходил к нему?

— Нет, Адам сам пришел ко мне.

Донован подумал, что, несмотря на долгие годы контакта и соперничества, он плохо знает своего конкурента. Он всегда выискивал в Сэме только слабости и, найдя, старался их использовать. А сейчас перед ним блеснуло будущее компании.

— Я не собираюсь бросать Кэссиди и только-только придумал, как вернуть ее обратно в свою жизнь. И знаешь, подозреваю, что совет примет компромиссное решение. Придется нам с тобой и дальше работать вместе.

— Что у тебя на уме?

— Совместное председательство. Дед хорошо знал и тебя, и меня, и наше будущее. Вполне вероятно, он имел в виду, что мы сумеем прийти к какому-нибудь соглашению.

Сэм рассмеялся:

— Вряд ли. Он всегда нас с тобой стравливал, а мы оба постоянно попадались на его удочку.

— Это правда. Так ты согласишься?

— Если убедишь совет, тогда да.

— Даже если совет не примет мои доводы, то мне бояться нечего. Я отдал этой компании все, и не совету директоров диктовать мне, могу я или не могу жениться на Кэссиди.

Донован как следует подумал, прежде чем сегодня явиться в офис. Очень трудно было оторваться от все еще спящей Кэссиди. Он хотел бы быть рядом, когда она проснется, чтобы убедить ее, что не позволит ей исчезнуть из его жизни…

— На совет угрозы не действуют, — сказал Сэм.

— Зато они откликнутся на практические результаты. Мы с тобой уже повлияли на доходы компании так, как Тео никогда не смог бы. Он слишком крепко держится за старые методы ведения бизнеса.

— Это верно. У тебя есть документация, чтобы подтвердить расчеты?

— Есть, — Донован достал сотовый и послал короткое сообщение Маркусу. Потом послал еще одно — Кэссиди, о том, что ему нужно ее увидеть, как только он разделается с заседанием.

Потому что если сегодня утром кое-что произойдет, то это только укрепит его в том, как сильно он ее любит. И он желал немедленно ей об этом сказать.

— Мы готовы выслушать вас обоих, — выглянув в двери, сообщил Тео.

За его спиной стояла мать.

— Мне нужен Донован на одно слово.

— Пожалуйста, мы ждем вас пять минут, — сказал Тео и исчез.

Мать пошла в сторону кабинета Донована.

— Мама?

Она обернулась.

— Мы не можем разговаривать в холле.

Донован кивнул и последовал за ней мимо Карин, своей помощницы, удивленно провожавшей их взглядом. Он на ходу просигналил ей, чтобы она отслеживала его звонки.

Мать подошла к окну и, скрестив руки, стала рассматривать лежавший внизу Чарлстон.

— Мама? — повторил он.

— Я должна извиниться перед тобой и Кэссиди.

Ладно. Хотя он этого не ожидал.

— За что?

— За то, что скрыла от совета и Сэма вашу женитьбу. Я знаю, что ты хотел скрыть это от широкой публики до тех пор, пока не родится Вэн, но очень надеялась, что этот брак развалится сам собой.

— Этого не будет. У Кэсси не такая плохая семья, как ты себе представляешь.

— Я знаю, потому и прошу прощения. Я сообщила совету директоров, что вы женаты и что это крепкий брак.

— Это их поколебало?

Донован опасался, что мать в свойственной ей манере ринулась в драку за него. Он высоко ценил это качество в ней.

Она пожала плечами.

— Голосование было тайным, так что об исходе я понятия не имею.

— Спасибо, мама. Почему ты изменила свое мнение о Кэссиди и семействе Франзоне?

— Из-за Кэссиди. Она приносила к нам Вэна. И была очень откровенной с твоим отцом и со мной насчет лжи, которую ты ей наговорил. Рассказала, как она себя после этого чувствовала. Кэссиди сообщила нам, что не знает, как долго продлится ваш брак, но хочет, чтобы Вэн познакомился со своими бабушкой и дедушкой.

Это Донована не удивило. Кэссиди всегда была добрее, чем он того заслуживал. И даже если она и подозревала его мать в каких-то негативных действиях, это не помешало ей поступить правильно.

— Эта девочка — твой ангел-хранитель, Донован, — сказала мать.

Не успели они расстаться — он как раз направился в зал совещаний, — как просигнализировал его мобильный. Он взглянул на экран и увидел, что пришло сообщение от Кэссиди. Она его ждет и знает, что он разведется с нею, как только станет исполнительным директором.

Донован смотрел на буквочки и удивлялся, откуда она знает, что происходит в зале заседаний?

А затем набрал номер и услышал ее автоответчик. Он оставил ей сообщение, но почему-то ему показалось, что Кэсси неинтересно слушать его, что бы он ни сказал.


Кэссиди с Вэном провели тихий вечер дома. Точнее сказать, в ее доме. Вернуться в особняк Донована она была не в состоянии. Кроме того, ей хотелось побыть вдали и от собственной родни, поскольку семья считала, что имеет полное право решать за нее.

Кэсси решительно внесла в это дело ясность, порекомендовав Адаму заниматься своими делами.

Почти ровно в семь позвонили в дверь. Она открыла и увидела стоявшего там Джимми.

— Что вы здесь делаете?

— Опять доставка.

— Мне не нужен никакой суп.

— Это не суп.

Он подал ей пухлый конверт, улыбнулся и направился к ожидавшей его машине. Не отрывая недоуменного взгляда от конверта, Кэсси машинально закрыла за ним дверь. На конверте было написано ее имя. Она узнала характерный почерк Донована.

Кэссиди совсем не хотелось иметь с ним или его посланием какое-нибудь дело. Коробочка с драгоценностями, его подарок, так и стояла на столике в фойе. Кэссиди ее даже не открывала. Она бросила конверт рядом с коробочкой и пошла к себе, где в манежике спал Вэн.

Минут через десять зазвонил сотовый. Она сверилась с экраном и только потом ответила:

— Привет, Эмма.

— Привет, девочка. Ты открыла конверт?

— Какой?

— Который доставил Джимми.

— Нет, а откуда ты о нем знаешь?

— Это не важно. На сегодняшний вечер я — приходящая няня.

— Но я не хочу разговаривать с Донованом!

— Можешь хотеть что угодно, но дай ему хотя бы шанс объясниться. Поверь мне, это того стоит.

— Я уже три раза давала ему шанс, и каждый раз он меня разочаровывал.

— Я знаю. Но если бы ты его не любила, я сама посоветовала бы тебе не обращать на него никакого внимания. А ты его любишь, так что дай ему шанс все объяснить, а дальше поступай, как посчитаешь нужным.

— Что он задумал?

— Не знаю. Открой конверт. Я через пятнадцать минут буду у тебя.

Кэссиди отключилась, вернулась в фойе, принесла коробочку и конверт в гостиную и села так, чтобы видеть Вэна. Сначала она открыла конверт. Ее вежливо извещали, что надеются на ее присутствие в яхт-клубе сегодня в девять часов вечера.

Она покачала головой. Как раз сегодня ей не до приключений и романтических жестов. Но в глубине души… да нет, всей душой она хотела наладить отношения с Донованом! Как бы ни ранили Кэссиди поступки Донована, она так и не успела разлюбить его. Да и способна ли разлюбить?

Потом она открыла коробочку и нашла в ней очаровательный платиновый браслет с брелоками. На одном обнаружилась фотография, изображавшая ее с Вэном и Донованом. Миниатюрная копия той, что висела в доме ее родителей. На обратной стороне брелока надпись «Это мой мир».

Кэссиди почувствовала, как подступили слезы. Она понятия не имела, что задумал на этот вечер Донован, но уже знала, что пойдет и выслушает его. Она сделает это ради них обоих и даст ему еще один шанс.

Кэсси отнесла в спальню монитор для наблюдения за младенцами, переоделась в длинное коктейльное платье для вечера, потом твердой рукой наложила легкий макияж и поправила прическу.

Когда через несколько минут прибыла Эмма, Кэссиди уже почти была готова к выходу. Она даже надела обручальное кольцо и новый браслет.

— Я увезу Вэна к себе, — заявила Эмма.

— Эмма…

— Если хочешь, можешь еще до утра забрать сына. Но сдается мне, ты будешь занята совсем другим…

Кэссиди прикусила нижнюю губу. Господи, как ей нужна еще одна ночь в объятьях Донована! Вот только неизвестно, может ли он еще что-нибудь ей дать? Романтика — это прекрасно, но ей нужно его сердце. Ей нужен именно этот мужчина.

Сразу вслед за Эммой к дому подъехал лимузин. Кэссиди крепко обняла подругу, чмокнула в макушку Вэна и отбыла.

На заднем сиденье лимузина она обнаружила еще один конверт. Вскрыла его, и оттуда выпал листок веленевой бумаги со словами из поэмы Кристофера Бренна «А она спросила меня, за что я люблю ее».

Прекрасная поэма, но именно написанное под ней «я тебя люблю» заставило ее сердце зачастить. Хотелось бы верить, что это не просто жест со стороны Донована. Может быть, он и в самом деле ее любит?

А все же немного страшно — вдруг он опять попросит ее оставаться тайной женой?

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Лимузин приближался к доку. Донован ждал. Он суетился весь вечер, проверяя, все ли в порядке. Он всегда был победителем, но сегодня слишком многое зависело от того, одержит ли он полную победу над Кэссиди.

— Добрый вечер, Кэссиди, — он подал ей руку и помог выйти из машины.

— Добрый вечер, Донован.

Ночное небо было заткано звездами, с воды налетал легкий ветерок.

— Спасибо, что приехала.

— На здоровье. Я приехала только послушать, что ты скажешь.

— Ты прочла мою записку?

— Прочла.

— И?..

Она колебалась.

— Я люблю тебя, Кэссиди.

— Ты сегодня потерял работу?

Он ждал не совсем такого отклика.

— При чем тут это?

— Адам сказал…

— Но Адам ничего знать не может.

— Нет, но Сэм, я думаю, знает.

Донован покачал головой.

— Пойдем на яхту. Если хочешь, я опишу тебе весь день по порядку.

Они поднялись на яхту. На корме кок Донована накрыл роскошный стол.

— Мой дядя и совет директоров поставили мне ультиматум, о котором ты, конечно, слышала. Они требуют, чтобы я оставил тебя, или лишусь руководящей должности. Я отклонил их требование и выдвинул встречное предложение о совместном председательстве. Мы с Сэмом решили, что можем произвести изменения в чистой прибыли компании, и еще решили, что у руля компании должны стоять оба.

— Совет директоров на это не пойдет, — возразила она.

— Почему ты уверена?

— А зачем тебе так за меня держаться, если ты не теряешь компанию? Она же у тебя на первом месте!

Донован лишь покачал головой. Боже, как стыдно! Он так обижал ее! Заставил думать, будто Кэсси значит для него меньше, чем работа. С юности он хотел, чтобы его уважал дед, жаждал оставить свой след на земле, но за короткое время своего брака понял — больше всего имеет значение то, что он стал мужем и отцом.

— Они приняли наше предложение. Мы с Сэмом — соисполнители. Я говорю тебе о том, что чувствовал, когда казалось, все потеряно. Я совсем не ощущал никакого потрясения.

— Не ощущал?

Он покачал головой и обнял ее:

— Наоборот, я думал о тебе, о Вэне и о семье, которую мы создали. И еще я смотрел на родственников, которые сидели в совете — они же и инвесторы компании, — и думал о том, что семья занимает самое важное в жизни. Что ты — самое главное в моей жизни. Ты и Вэн. — Он наклонился поцеловать ее. — Я люблю тебя, Кэссиди Франзоне-Толли. И хочу объявить тебя женой перед всем светом. Чтобы все знали, что ты моя.

Кэссиди заплакала, но сквозь улыбку. Такой счастливой улыбки он у нее еще не видел.

— Я тоже люблю тебя, Донован.

— Ты обвенчаешься со мной?

— Нет, — ответила она, и у него упало сердце. — Мне не нужна церемония перед всем светом.

Он с шумом выдохнул, сам ошеломленный тем, как любит эту женщину.

— А что же тебе нужно?

— Ты.

Примечания

1

Van Morrison «Brown Eyed Girl»

(обратно)

2

Jamiroquai «Virtual Insanity»

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ