КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590091 томов
Объем библиотеки - 893 Гб.
Всего авторов - 234979
Пользователей - 108028

Впечатления

starevs про серию Следак

Давно не получал такого удовольствия.Автор ты гений.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про серию Народная книга

Atabrlla-AmazonKa:инфантильномть не приветсвуется нигде во вменяемых сообществах, поэтому угроза "уйду от вас" - не воспринимается от слова - никак. CoolLib как-то жил до вас и будет жить после... Призадумайтесь об этом, барышня...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Arabella-AmazonKa про Олдертон: Все, что я знаю о любви. Как пережить самые важные годы и не чокнуться (Психология)

Абсолютный бестселлер британского Amazon и автобиография года по версии National Book Award.
так что качаем читаем пока не удалили....

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Крусанов: Русские дети (Современная проза)

ну слов нет дети цветы жизни и заблокировано запрещено

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про серию Народная книга

вся серия: Книга заблокирована по требованию правообладателя
ну что надо уходить в подполье или как либрусек и флибуста за границу чтоб гкн не достал и послать на 3 буквы всех этих наглых хапуг правообладателей
торренты тож заблокированы но как то живут
я вот посмотрю и уйду от вас. почти всё заблокировано кроме си и море недоделок.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Коллектив авторов: О любви. Истории и рассказы (Современная проза)

в серии Народная книга. как можно то блокировать.
беспредел какой то
на кол таких правообладателей...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Бангкокская татуировка [Джон Бердетт] (fb2) читать онлайн

- Бангкокская татуировка (пер. А. Соколов) (а.с. Детектив Сончай Джитпличип -2) (и.с. The International Bestseller) 1.15 Мб, 323с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Джон Бердетт

Настройки текста:



Джон Бердетт «Бангкокская татуировка»

Посвящается Софии

Иудеи, христиане и мусульмане исповедуют бессмертие, но то, как они почитают свое первое, земное существование, доказывает, что верят они только в него, а все остальные, бесчисленные, предназначены лишь для того, чтобы награждать или наказывать за то, первое. Куда более разумным представляется мне круговорот, исповедуемый некоторыми религиями Индостана; круговорот, в котором нет начала и нет конца, где каждая жизнь является следствием предыдущей и несет в себе зародыш следующей, и ни одна из них не определяет целого.

Хорхе Луис Борхес «Бессмертный»[1]
А что, если назло всем «современным идеям» и предрассудкам демократического вкуса победа оптимизма, выступившее вперед господство разумности, практический и теоретический утилитаризм, да и сама демократия, современная ему, — представляют, пожалуй, только симптом никнущей силы, приближающейся старости, физиологического утомления?.. Что означает рассмотренная в оптике жизни мораль?.. Движутся все вещи, пробегая двойной круговой путь, все, что мы зовем теперь культурой, образованием, цивилизацией, должно будет в свое время предстать перед безошибочным судьей — Дионисом.

Фридрих Ницше «Рождение трагедии»[2]

ЧАСТЬ I «КЛУБ ПОЖИЛЫХ МУЖНИН»

ГЛАВА 1

— Убивать клиентов непозволительно для дела. — В голосе моей матери Нонг чувствовалась растерянность, которую испытали и все мы, когда наша лучшая работница повела себя не так, как от нее требовалось. Неужели ничего нельзя поделать? Неужели придется расстаться с милейшей Чаньей? Этот вопрос мог решить лишь полковник полиции Викорн, который владел большей долей акций «Клуба пожилых мужчин» и теперь спешил к нам в своем «бентли».

— Еще бы, — согласился я. Вслед за матерью я обводил глазами пустой бар, пока не остановил взгляд на стуле, где висело насквозь мокрое от крови серебристое платье Чаньи — тонкого шелка было довольно лишь на то, чтобы прикрыть ее соски и попку. Капли падали все реже, и вскоре этот процесс должен был и вовсе прекратиться. Пятно на полу, высыхая, чернело. Но должен признаться, что за десять лет службы в Тайской королевской полиции мне никогда не приходилось видеть одежды, настолько пропитанной кровью. На середине лестницы валялся так же сильно измазанный в крови бюстгальтер. А на полу перед дверью в верхнюю комнату — последняя часть наряда Чаньи — трусики. Сама Чанья скрылась в комнате с набитой опиумом трубкой, что было невероятно даже для тайской шлюхи. — Она так ничего и не сказала? Ну хотя бы почему?

— Я же тебе объяснила, что нет. Влетела с трубкой в руках как ошпаренная, сверкнула глазами, крикнула: «Я его укокошила!» — сорвала с себя одежду и скрылась наверху. К счастью, в баре в это время находились всего два фаранга,[3] и наши девочки повели себя отменно — просто сказали: «О, с Чаньей такое время от времени случается», — и тихонько выпроводили клиентов за дверь. Мне, разумеется, пришлось вмешаться, так что когда я добралась до ее комнаты, она была уже под кайфом.

— И ничего не объяснила?

— Забалдела от опиума так, что ничего не соображала. А уж как принялась разговаривать с Буддой, я пошла звонить тебе и полковнику. К этому времени стало совершенно непонятно: то ли она его действительно укокошила, то ли ей это привиделось от яа-баа[4] или чего-нибудь другого.

Но оказалось, что девчонка его точно прикончила. Я отправился в гостиницу, где остановился фаранг; она располагалась совсем неподалеку, в паре перекрестков от сой[5] Ковбой. Показал полицейское удостоверение и получил ключи от комнаты. Там я его и обнаружил — крупного, мускулистого американца лет тридцати — все в комплекте, за исключением пениса и вылившейся крови. Ножевая рана начиналась в самом низу живота и заканчивалась почти у грудной клетки. Чанья, по природе благопристойная и аккуратная тайка, положила его член на прикроватный столик. На другом конце стола стоял пластмассовый бокал с водой и единственной розой. Мне ничего не оставалось, как сохранить в комнате все, как было, для проведения судебной экспертизы и дать немалые чаевые сидевшему за конторкой гостиничному служащему. После этого малый посчитал себя в какой-то мере обязанным говорить то, что велю ему я (обычный порядок действий всех, кто работает под началом полковника Викорна в Восьмом районе). После этого осталось ждать дальнейших распоряжений. Полковник, как обычно, кутил в одном из клубов в окружении голых девиц, которые его обожали или умели сделать вид, будто души в нем не чают, и совсем не желал, чтобы его срывали на место преступления. Я едва достучался до его пьяных мозгов и объяснил, что данное дело — не обычное расследование per se,[6] речь идет о гораздо более сложной полицейской задаче — так сказать, «создании легенды». Но и тогда он не пожелал тронуться с места, пока до него не дошло, что в деле замешана Чанья — не в качестве жертвы, а в качестве преступницы.

— Где, черт побери, она достала опиум? — заинтересовалась мать. — В Крунгтепе со времен моей юности опиума днем с огнем не найти.

По глазам я понял — мать предалась теплым воспоминаниям о вьетнамской войне. В то время она была проституткой в Бангкоке, и военнослужащие привозили из зоны боевых действий маленькие катышки опиума. Один из таких военнослужащих стал моим почти анонимным отцом, но об этом речь пойдет позднее. Одурманенный опиумом мужчина становится практически импотентом, отчего на его обслуживание требуется гораздо меньше профессиональных усилий, и споров по поводу гонорара, как правило, не бывает. Мать и ее коллеги проявляли особый интерес к солдатам, шептавшим на ухо, будто у них в гостинице хранится немного опиума. Сами правоверные буддистки, девушки никогда не употребляли наркотик, но всячески поощряли на то клиента, дабы тот окончательно отключился, и тогда извлекали из его бумажника оговоренную сумму, плюс щедрые чаевые за риск общения с потенциально буйным наркоманом. После чего возвращались на рабочее место. Целостность и чистота — эти слова мать всегда считала ключевыми. Поэтому так и расстроилась по поводу Чаньи.

Гремящий из окон лимузина любимый мотив полковника Викорна из «Полета валькирий» дал знать о его приближении. Я вышел на улицу и наблюдал, как водитель, открыв заднюю дверцу, только что не вытягивал его из машины. На Викорне был красивый спортивный пиджак от Зеньи, желтовато-коричневые, в рубчик брюки от Эдди Монетти и его обычные панорамные солнечные очки «Уэйфарэр», как водится — все оригинальное.

Водитель закинул руку полковника себе на шею и, сделав ко мне шаг, процедил:

— Будь он неладен, этот субботний вечер, — и при этом сверкнул глазами так, словно во всем виноват был я. (В Восьмом районе по субботам стараются не приступать к расследованиям даже серьезных преступлений.) Буддийская стезя сходна с христианской в том, что временами невесть откуда на наши плечи валится чужая карма.

— Ясное дело. — Я посторонился. Полковник на модный манер, хотя и кривовато, поднял очки на лоб и туманным взглядом покосился на меня.

По периметру дальней стены клуба были устроены отдельные кабинеты с мягкими скамьями. Водитель сгрузил полковника на одну из них, я принес из холодильника бутылку минеральной воды, и Викорн выпил ее в несколько глотков. Я с облегчением заметил, как его честные немигающие глаза засветились хитростью грызуна, и пересказал все сначала, а мать при этом вставляла меркантильные замечания («За месяц Чанья принесла нам больше, чем все остальные девушки, вместе взятые» и т. п.). Судя по всему, в голове полковника уже сложился план, как максимально расширить пространство для маневра, чтобы вернее выйти сухим из воды.

Через десять минут полковник, почти полностью протрезвев, приказал шоферу исчезнуть вместе с лимузином (ему вовсе не хотелось, чтобы стало известно, где он находится) и посмотрел на меня;

— Пошли наверх снимать с нее показания. Захвати штемпельную подушку и бумагу.

Я взял штемпельную подушку, которую мы использовали, если требовалось поставить нашу печать («Клуб пожилых мужчин. Несгибаемые члены»), и вынул из факса несколько листов бумаги. Факс Нонг установила ради тех немногочисленных зарубежных клиентов, которые еще не успели обзавестись электронной почтой. Мы хотели выбрать в качестве доменного имени[7] с расширением «org» или «com»,[8] что-нибудь вроде «сутенер», «старик» или «шлюха», но оказалось, что их разобрали на самой заре обустройства киберпространства. Заметив на стуле одежду Чаньи, он вопросительно поднял на меня глаза.

— Версаче.

— Настоящий или подделка?

Я осторожно взял пропитанное кровью платье и прикинул на вес.

— Трудно сказать.

Викорн усмехнулся в духе Мегрэ, словно давал понять, будто обнаружил недоступную моему пониманию зацепку, и мы продолжили восхождение по лестнице. Бюстгальтер миновали молча. Перед дверью в комнату я подобрал с пола трусики; почти невесомые, без следов крови и настолько миниатюрные, что никак не тянули на название нижнего белья — спереди лишь прикрывали интимное место, а сзади казались не шире шнурка от ботинок. Я повесил их до времени на электрический провод. Чанья поднялась наверх уже явно не в себе, дверь не заперла, и когда мы вошли, одарила нас радостной улыбкой, прежде чем вернуться на небеса к Будде.

Лежала на кровати совершенно голая, прижав ладони к бокам, полные груди смотрели в потолок, у левого соска голубело крохотное изображение выпрыгивающего из воды дельфина. Черные длинные блестящие волосы казались мазком кисти на белой подушке. Девушка выбрила лобок, оставив лишь тончайшую канву у клитора, видимо, для того, чтобы помочь не совсем трезвому, неуклюжему фарангу не сбиться с пути. Рядом валялась классическая бамбуковая опиумная трубка — примерно трех футов длиной с чашкой на расстоянии фута от нижнего конца. Полковник потянул носом и улыбнулся: как и в случае с моей матерью, аромат сгоревшего наркотика навеял ему приятные воспоминания, хотя и совершенно иного свойства. В золотые годы полетов бомбардировщиков Б-52 он перепродавал это зелье в Лаос.

Комната была настолько крохотной, что, когда я принес стулья и поставил по сторонам кровати, едва вместила нас троих. Распростертая на простынях богиня любви начала похрапывать, а Викорн принялся диктовать показания, якобы данные девушкой;

— «Фаранг начал пить еще до того, как заявился в наш клуб. Пригласил меня за столик и предложил угоститься спиртным. Я согласилась на кока-колу, а он тем временем прикончил — постойте, сколько же именно? — ну да, почти целую бутылку виски „Меконг“. Похоже, парень оказался восприимчив к алкоголю — ничего не понимал и плохо воспринимал окружающее. Заплатив за то, что я составила ему компанию в баре, то есть пеню, клиент позвал меня в гостиницу. Любитель виски оказался слишком пьян, однако папасан Сончай Джитпличип попросил об одолжении: он хотел, чтобы я пошла с фарангом, поскольку тот был слишком крупным и мускулистым и в случае моего отказа мог наделать неприятностей».

— Премного благодарен, — вставил я.

— «Я решила, что этот человек с заскоками. Меня поразило, как оскорбительно он отзывался о женщинах, особенно об американках, — называл не иначе, как стервами. Думаю, у него когда-то не сложились отношения с одной из них, и он ожесточился против всех женщин вообще. Хотя сказал, что азиатки ему нравятся больше — они мягче и добрее белых и более женственны. Уже в гостинице я поняла, что он слишком пьян для секса, и попросила разрешения вернуться в клуб. Даже хотела отдать обратно плату за бар, но фаранг рассердился, заявил, будто способен трахаться всю ночь, и втолкнул меня в номер. Затем приказал раздеться, и я не стала спорить, потому что испугалась — заметила у него оружие, большой нож». Мы нашли оружие преступления?

— Именно такое — большой нож наподобие армейского, твердая сталь, лезвие примерно двенадцать дюймов длиной — осталось в его гостиничном номере.

— «На прикроватном столике лежал огромный нож, вроде тех, какие носят военные. Фаранг объяснил мне, что сотворит с моим телом, если не подчинюсь его желаниям. Разделся, швырнул меня на кровать, но никак не мог вызвать эрекцию. Начал мастурбировать, а мне велел перевернуться на живот. Тогда я поняла, что он собирается заняться со мной содомией. Стала умолять его не делать этого, поскольку никогда до этого не занималась подобными вещами, а его член стал просто огромным, и я не сомневалась, что повредит мне ткани. Но громила настоял на своем и при этом не воспользовался ни презервативом, ни смазкой. Боль оказалась настолько сильной, что я закричала. Фаранг разозлился, схватил подушку и попытался заглушить мои крики. А я решила, что он задумал меня убить, и совершенно потеряла рассудок. К счастью, сумела дотянуться до ножа и махнула им за собой, пока мучитель еще находился во мне. По случайности вышло так, что полоснула его по пенису. Сначала фаранг был в шоке — поднялся, но никак не мог поверить в произошедшее. Все смотрел свой член, который валялся рядом с кроватью. Он, должно быть, оторвался, когда пьяный клиент отпрянул от меня и вскочил на ноги. Затем раненый издал звериный вопль и бросился на меня. Я быстро перевернулась на спину, но, на беду, направленный острием вверх нож все еще был в моих руках, фаранг наткнулся на него низом живота и дернулся. От этого рана стала только больше. Я сделала все от меня зависящее, чтобы спасти его жизнь, однако мне не сразу удалось столкнуть его с себя — настолько он был тяжел. Из-за потрясения не сразу догадалась вызвать полицию, а когда немного овладела собой, было уже слишком поздно. Мне оставалось только подобрать член с пола и положить на прикроватный столик. Мои платье и бюстгальтер лежали на кровати и пропитались кровью. Прежде чем выйти из комнаты, мне пришлось их надеть. Оказавшись в баре, я немедленно сорвала с себя одежду и скрылась в комнате отдыха, где приняла сильное успокаивающее и потеряла сознание.

Настоящее показание снято полковником полиции Викорном и следователем Королевской тайской полиции Восьмого района Джитпличипом. При этом я находилась в здравом уме и твердой памяти и изложила по совести все, что мне известно, в подтверждение чего оставляю отпечаток большого пальца правой руки».

Я открыл штемпельную подушечку, смазал краской большой палец Чаньи и прижал в нижней части страницы. Викорн был настоящим профессионалом — рассчитал показания девушки таким образом, что не пришлось тратить второго листа бумаги.

— Ничего не упустил?

— Нет, — восхищенно ответил я. Показание представляло собой мозаику из обычных историй проституток, искусно изложенную лаконичным языком. Но примечательнее другое: коп, особенно не отягощавший себя образованием, заложил превосходную базу для неоспоримой зашиты против обвинений в убийстве и даже в непредумышленном убийстве. Своими действиями Чанья не превысила степени допустимой самообороны, необходимой для спасения жизни; не нанесла смертельного удара; осознав, насколько серьезно ранен клиент, попыталась, хотя и безуспешно, его спасти; даже выразила сочувствие и уважение к погибшему, подобрав с пола отсеченный орган и положив в достойное место. Проистекающая из личного горького опыта общения со своими соотечественницами типичная ненависть белого фаранга к представительницам противоположного пола определяет мотив преступления и объясняет его сексуальные предпочтения. — Полагаю, вы упомянули все, что требовалось.

— Прекрасно. Когда она проснется, дай копию и заставь выучить наизусть. А если ей придет в голову что-нибудь изменить, скажи, чтобы не смела.

— Не хотите посетить место преступления?

— Нет необходимости. И учти: никакого преступления не было. Поэтому не следует наводить правосудие на ненужные мысли, называя этот инцидент убийством. Самооборона не выходит за рамки закона, особенно если речь идет о женщине, которой приходится защищать свою жизнь субботним вечером в Крунгтепе.

— Все-таки правильнее там появиться, — не согласился я. Викорн что-то недовольно проворчал, но тем не менее встал и повел подбородком в сторону улицы.

ГЛАВА 2

Благодаря полученным час назад пяти тысячам бат регистратор за конторкой светился подобострастием, а увидев полковника, начал заикаться — Викорн для здешних улиц был чем-то вроде императора. Тот включил свое обаяние мощностью пять тысяч киловатт и намекнул на денежное вознаграждение, ожидающее тех, кто в подобных обстоятельствах умеет держать рот на замке. (По частоте заикания стало понятно, что регистратор с ним полностью согласен.) Я снова взял ключ, и мы поднялись наверх.

С момента первого посещения запах, неизменно сопутствующий радикальной резекции, стал заметно ощутимее. Я включил кондиционер, но он лишь охладил воздух, а вонь от этого слабее не стала. Чувствовалось — полковник злится на меня за то, что его сюда вытащили.

— Взгляните, — предложил я и достал из выдвижного ящика паспорт мертвого фаранга. Обнаружил его, когда осматривал номер час назад. Не могу сказать, что являюсь знатоком наших иммиграционных правил, но в данном случае мою тревогу вызвала виза. Паспорт принадлежал некоему Митчу Тернеру.

Полковник тоже встревожился, побледнел, сверкнул на меня глазами и спросил:

— Почему ты не упомянул об этом раньше?

— Потому что не знал, насколько это важно. Не понимал, что все это значит. И до сих пор не понимаю.

— Все дело в визе.

— Это я уразумел.

— Действительна в течение двух лет с правом многократных въездов и выездов.

— И что из того?

— Визы на два года никогда не выдают. Ни при каких обстоятельствах. Тем более с правом многократных въездов и выездов. За исключением особых случаев.

— Я тоже так подумал.

Виза фаранга усугубила ощущение необратимости трагедии. Лишили жизни относительно молодого человека, да к тому же далеко от дома.

— ЦРУ или ФБР?

— ЦРУ. После одиннадцатого сентября мы впустили к себе около двух сотен агентов. Американцы решили, будто им необходимо присматривать за мусульманами на южной границе с Малайзией. Жуткий геморрой — тайского не знают, и к ним приходится приставлять переводчиков. — Викорн покосился на труп. — Только вообрази: накачанный белый верзила шести футов ростом в сопровождении переводчика пытается сохранить инкогнито в пятницу вечером в Хатъяай[9] среди наших смуглых коротышек. Черт побери! А может, это дело рук «Аль-Каиды»?

— Но у нас уже имеются показания того, кто это совершил.

— Ничего не стоит убедить ее забрать показания обратно. Слушай, ты не заметил сегодняшним вечером людей с длинными черными бородами?

Неужели он серьезно? Подчас мудреные рассуждения полковника оставались за гранью моего понимания.

— Поверьте, я не могу взять в толк, чем это может нам помочь.

— Вот как? Тогда слушай. Сюда нагрянут цэрэушники, будут смотреть на нас свысока, истопчут мне башмаками всю спину, я уже не говорю о твоей. Приведут своих врачей, чтобы те осмотрели Чанью, и поскольку на ней нет следов насилия, мы окажемся в заднице. Не исключено, что придется расстаться с нашей самой ценной девушкой или даже на время закрыть клуб.

— И все же, чем нам выгодно, если бы в деле была замешана «Аль-Каида»?

— Прежде всего тем, что американцы хотят в это верить и валят на «Аль-Каиду» все, вплоть до плохой погоды. Стоит им сказать «Аль-Каида», и они проглотят все, что мы им предложим.

Мы переглянулись. Нет, это безнадежно. С какой стати террористу производить кастрацию? И как быть с Чаньей? Я не досматривал ее половые органы, но возникает законное сомнение, что найдется мужчина, который сумел бы ее изнасиловать. Если говорить не для протокола, эта девушка пружиниста, словно росомаха, и если загнать ее в угол, будет так же яростно отбиваться. Судя по всему, Викорн разделял мои сомнения. Что бы ни произошло этим вечером в гостиничном номере, события отнюдь не совпадали на все сто с «показаниями» Чаньи, которые она еще не успела прочитать. Мы с Викорном стали изучать лицо американца.

— Не находишь, что он страшен даже для фаранга?

Я подумал то же самое, но не решился высказаться так же прямо, как босс: ненормально короткая шея шириной почти с голову, полное отсутствие подбородка, неприятный маленький рот. Может быть, Чанья зарезала его из эстетических соображений? Глаза Викорна на мгновение задержались на розе в пластмассовой чашке. Я понял, что он подумал.

— Не слишком в духе ее показаний?

Полковник склонил голову набок:

— Согласен, однако оставь все как есть. Секрет постановки «дымовой завесы» не в учете всех улик, а в умении заставить работать версию. Все дело в интерпретации. — Он вздохнул.

— Процесс разложения в тропиках идет очень быстро, — напомнил я.

— Останки необходимо сжечь как можно быстрее — в целях обеспечения гигиены.

— У нас имеются показания злоумышленницы, и таким образом преступление раскрыто, хотя личность потерпевшего установить не удалось — паспорт преспокойно потеряем.

— Хорошо, — согласился Викорн. — Оставляю это на твое усмотрение.

Мы в последний раз оказали должное покойному, скользнув взглядом по его телу.

— Взгляните; телефонный кабель растянут, а сам телефон стоит на углу кровати. Как это понять? Кто-то пытался в последнюю минуту позвать на помощь?

— Проверь в коммутаторе отеля.

— А с этим как быть? — Я кивнул в сторону ножа.

Практики с богатым опытом, мы не морочили себе голову поиском орудия убийства; нож лежал на середине кровати — именно там, где ему и следовало находиться, если бы Чанья зарезала американца так, как описал Викорн. Я увидел в этом добрый знак и свидетельство того, что Будда благосклонно взирает на наши действия, однако полковник почесал затылок.

— Забери. Раз это сделала она, повсюду на ноже должны быть отпечатки ее пальцев. Надо сделать так, чтобы американцы ничего на нем не обнаружили, кроме его крови и отпечатков девушки. Будет лишнее подтверждение истинности ее показаний. Передадим в качестве дополнительной улики. — Снова вздох. — Чанье придется на некоторое время скрыться. Раз это всего лишь самооборона, мы не имеем права бедняжку задерживать. Скажи, чтобы изменила прическу.

— А форму носа?

— Нет необходимости слишком усердствовать — мы все для них на одно лицо. — Викорн помолчал. — А теперь вернемся в клуб. Ты должен рассказать, что на самом деле произошло в этом номере, дабы я мог принять меры предосторожности.

ГЛАВА 3

Те, кто читал мои предыдущие заметки (о тайце-транссексуале, изменении пола, убийстве черного американского морского пехотинца с помощью одурманенных наркотиком кобр и прочих событиях в Восьмом районе), вероятно, помнят, как деловой талант моей матери помог ей создать концепцию «Клуба пожилых мужчин» и тем самым воспользоваться скрытыми коммерческими возможностями «виагры». Ее идея, до сих пор вызывающая во мне сыновнее восхищение, заключалась в рекламной интервенции на белых, кому за пятьдесят, кто еще не успел одряхлеть (и в идеале разочаровался в посулах постиндустриальной утопии). Им рассылались электронные приглашения, в которых предлагалось вволю натрахаться и, самое главное, — в обстановке, специально созданной, чтобы отвечать вкусам их поколения. Стены нашего заведения украшали фотографии Элвиса, Синатры, Манро, «Мамас и папас», «Грейтфул дед», даже «Битлз», «Роллинг Стоунз» и «Крим», а мелодии лились из музыкального автомата. Хотя на самом деле звуки извлекались из самой совершенной аудиосистемы с жестким диском фирмы «Сони», какую только можно купить за деньги, спрятанной внутри отделанного хромом синего ящика со множеством сверкающих звездочек.

Мать догадалась, что «виагра» способна разрешить управленческую проблему, которая испокон веков тормозила развитие ее ремесла: каким образом точно предугадать момент наступления у мужчины эрекции. Согласно ее бизнес-плану, клиент разглядывал девушек, выбирал ту, что понравилась больше всего, и заказывал из гостиницы в тот момент, когда принимал «виагру». Средство начинало действовать в полную силу только через час, и таким образом решались естественные вопросы, изначально поставленные самой природой. При помощи простейшей компьютерной программы стало возможным рассчитать поминутную занятость каждой работницы. В порыве организационного энтузиазма мы обсуждали такую программу, но в итоге так и не установили. Можете догадаться почему? Все было задумано отлично, за исключением одной небольшой детали, которую никто не мог предугадать, даже Нонг.

Мы упустили из виду, что нашими клиентами — шестидесятилетними, семидесятилетними, восьмидесятилетними и даже тем, кому под сто, стали люди отнюдь не робкие, не спокойные и уж точно не немощные, к каким мы привыкли в нынешнем развивающемся мире. Отнюдь! В прошлом это были рокеры и роллеры, раскрепощенные прожигатели жизни, хиппари и наркоманы, ветераны Фрик-стрит в Катманду и Сан-Франциско (когда там еще можно было встретить красивых людей), Марракеша, Гоа (пока в это место не хлынули толпы народа) и Пхукета, где единственным местом для ночлега служили островерхие хижины. Они явились из мира, который был молод, в нем на деревьях произрастал ЛСД, а у корней — галлюциногенные грибы и тысячи разновидностей марихуаны. Поджарые современники Берроуза, Керуака, Гинсберга,[10] Кизи[11] и Джаггера (не говоря уже о Ките Ричардсе), эти ребята, как бы ни сотрясались от старости их тела, некогда дали пламенную клятву никогда не экономить на дозе. Чтобы обеспечить участие в шоу, им требовалось принять всего полтаблетки «виагры». Но разве они послушаются? Не тут-то было! Парни глотали по три и по четыре. Из всех лишь у полдюжины случился инфаркт, и только трое испустили дух. Это было несчастное время, когда «бентли» Викорна пришлось реквизировать в качестве кареты «скорой помощи», несмотря на яростные возражения невоздержанного на язык шофера, который откровенно сомневался, что спасение жизни престарелого фаранга зачтется буддисту заслугой. Остальные белые дружно заявили, будто чувствовали себя так, словно вознеслись на небо, хотя для этого им не пришлось пройти через смерть.

Так где же случилась ошибка в расчетах? Я объясню. Джентльмены принимают целую таблетку «виагры» (или даже больше) и самое малое часов на восемь прощаются с возрастной немощью. В этот день, хочешь не хочешь, о малой нужде забываешь. И возникает законный вопрос: как управляться с обыденными делами, когда между ног торчит ручка от метлы? Многие заявляли, что у них возникало чувство ностальгии по былому «спокойствию» после очередной эякуляции. Вот уж поистине: к чему стремились, того и добились, им оставалось одно — без устали трахаться.

Клиенты немилосердно выматывали девушек, и те уходили одна за другой. Мать обещала членам клуба полное удовлетворение, и мысль, что она может не сдержать слово, казалась ей ненавистной. Выход был один — прибегнуть к посменной организации труда. И тратить на одного раззадоренного «виагрой» старикашку драгоценное время пяти-шести молодых работниц. Лишь когда действие химии прекращалось, клиента доставляли в гостиницу в состоянии, которое можно описать как восторженную кататонию[12] или радостное rigor mortis.[13] Величина прибыли сократилась до толщины бумажного листа.

Следовало что-то срочно предпринимать. На чрезвычайном собрании совета директоров решили изъять из рекламы слова «удовлетворение гарантируется» и вместе с тем попытаться завоевать большой сектор рынка. Мы обратили внимание на молодых людей, страдающих от вызванной стрессом импотенции. И хотя все еще оставались излюбленным местом западных рейверов на пенсии, стали привлекать более традиционный контингент (таких же рейверов, только еще не достигших пенсионного возраста). Но в то же время потеряли свою уникальную нишу. Теперь мы ненамного отличались от остальных баров и страдали от сезонных колебаний спроса и общего спада активности на Западе. К тому же некстати прогорели на пивном рынке. Больше всех от этого страдала Нонг. Клуб — ее гордость, радость, любимое детище и средство доказать миру, что она не только шлюха, которой сильно повезло, но полноценная деловая женщина двадцать первого века международного уровня. Мать сделалась необыкновенно набожной, ежедневно молилась в ближайшем храме Ват-По и обещала Будде две сотни вареных яиц и свиную голову, если он сохранит ее бизнес. Даже Викорн, хотя и не так часто, как мать, курил фимиам, а я заходил в своих медитациях дальше обычного. При таких объединенных мистических усилиях чудо не могло не свершиться.

Ее звали Чанья, и я отлично помню день, когда она вошла в бар и попросилась на работу. Девушка свободно говорила по-английски с легким техасским акцентом (но в то же время сохранила тайский колорит, чтобы очаровывать необычностью). Два года провела в Соединенных Штатах, пока события одиннадцатого сентября не вынудили возвратиться на родину. После падения башен-близнецов разъезжать по Америке с фальшивым паспортом стало совершенно невозможно. Надо с детства заниматься нашим ремеслом, чтобы моментально распознать настоящий талант. Мы с матерью не ошиблись. Викорну потребовалось немного больше времени, чтобы сообразить, что к чему. Через неделю мы в поте лица варили яйца, а затем вместе со свиной головой понесли в храм По, где монахи подношение съели или раздали бедным. Сейчас расскажу все подробнее.

Дорогой мой фаранг, отбрось детские заблуждения о том, что работающие на нас девушки являются сексуальными рабынями и жертвами шовинистической мужской цивилизации. Поверь, ваши средства массовой информации не остановятся ни перед чем, чтобы помочь тебе справиться с постиндустриальным упадком духа и убедить в превосходстве вашей культуры над нашей. (Я знаю, о чем говорю, — бывал субботними вечерами в городе Слау в Англии и видел, какие дерганые там психи.) Здешние деревенские девчонки крепкие, как буйволицы, и дикие, словно лебедки. Им в голову не приходит, сколько они могут зарабатывать, оказывая вежливым, доброжелательным, набитым деньгами, предохраняющимся фарангам те же услуги, что без всякого вознаграждения оказывают пьяному, шатающемуся по проституткам мужу, который никогда не пользуется презервативом. Разве плохой обмен? И не смотри на меня так, фаранг. В душе ты, без сомнения, сознаешь, что капитализм всех нас превратил в шлюх. Большинство девушек из баров — единственные добытчицы в семье и посему в условиях установившегося матриархата руководят при помощи мобильника (в основном из туалетов клубов, пока переодеваются в рабочую форму) всем спектром семейных дел: от заботы о больном родственнике до заключения соглашений об аренде, от наказания за неправедные дела до определения поголовья стада буйволов в нынешнем сезоне. Они указывают, кому устраивать свадьбу, а кому делать аборт, в каких религиозных обрядах участвовать, и принимают ответственное решение, за кого голосовать на местных и общенациональных выборах.

Закваска личного обаяния для коммерческого секса необходима так же, как для более утонченных сфер, — это именно тот критерий, который позволяет отличить суперзвезду от группы поддержки. Секрет в том, что суперзвезда сама генерирует сферический магнетизм. Она — тантрический[14] гений в трусиках «танга», чародейка без лифчика, танцующий дервиш с шаловливыми ужимками. Умеет превращаться в зеркало и отражать многообразнейшие фантазии мужчин, которых соблазняет. Можете себе представить, сколько человек приходили ко мне и по секрету признавались, что наконец нашли женщину своей мечты, ту самую, которую искали полжизни, и готовы хоть завтра жениться на ней, если она согласится? На ней, божественной Чанье. Примерно половина ее клиентов. Нам даже пришлось нанять вышибалу по прозвищу Монитор (днем он, как и я, служил полицейским), чтобы оградить нашу звезду от тех, кому она разбила сердце. Короче, именно Чанья спасла наше предприятие, и мы не собирались бросить ее в трудный момент. Всякий гений имеет обратную темную сторону. В нашем доатомном обществе личная преданность до сих пор в цене, поэтому даже коварный полковник Викорн прервал субботний вечер в Бангкоке (который, как поется в песне, гордого превращает в смиренного, а со временем — в мертвого) и примчался, едва только понял, что наша суперзвезда в беде. Вот так обстояли дела.


Я заметил его, как только он переступил порог. Это был именно тот период, когда мы лишились одной мамасан, а другую еще не назначили, — досадная, но обыденная ситуация в нашем клубе. И в силу обстоятельств я как младший держатель акций должен был исполнять роль папасан, пока моя не в меру требовательная мать наконец не примет решение (а она, как все бывшие проститутки, терпеть не могла мамасан и ни в одной не видела идеала). Подозреваю, даже специально тянула, чтобы задержать меня на этом месте.

Уже приходилось описывать лицо погибшего, которое при жизни мало чем отличалось от посмертной маски. Топорная работа природы сочеталась с надменностью железного шпика. Девушки сразу его оценили и сторонились, оставив одного за столиком в углу. А он от этого только сильнее бесился, наблюдая, как они отдают предпочтение более пожилым и не таким накачанным мужчинам. Пил он умеренно — пиво «Будвайзер», а не виски «Меконг», но не стоит портить блестящий текст Викорна мелкими уточнениями. Мне категорически не хотелось растрачивать блестящие таланты Чаньи на этот глиняный горшок, и я желал лишь одного: чтобы она воспользовалась своим обаянием и убедила громилу податься в какой-нибудь другой бар. Мы с Чаньей испытывали взаимную симпатию и понимали друг друга без слов. Стоило мне повести глазами, и она догадывалась, чего я хотел. По крайней мере (это место повествования требует особой верности изложения) именно мой знак глазами, по-моему, и заставил ее подойти к столику нового клиента. Не прошло и минуты, как его тонкие, некрасивые губы растянулись в подобии улыбки. Ладонь Чаньи легла на необъятное бедро здоровяка, и, когда девушка потянулась к стакану с «дамским напитком» (коктейль «Маргарита» с увеличенной дозой текилы), он жадно уставился на ее грудь. Ну вот, очередной гордец укрощен.

Качок принадлежал к тому типу мужчин, чье либидо, прежде чем взыграть в полную силу, требует ненавязчивого поощрения. Чанья немедленно подстроилась, и они, почти касаясь головами, заговорщически и бурно что-то обсуждали. В этот момент, форсируя развитие событий, из ложного музыкального автомата полилась мелодия Эрика Клэптона «Ты так красива сегодня вечером». И эта романтическая песня послужила последней соломинкой. Рука железного шпика потянулась к бедру Чаньи. Я сверился с часами на музыкальном автомате: не прошло и пяти минут, как несгибаемый мужчина был покорен, — рекорд даже для Чаньи. Я решил ей помочь и повторил песню Эрика Клэптона еще раз. Или мне просто стало интересно, какой эффект возымеет исполнение мелодии «на бис»? В уголках его неестественно голубых глаз появились крохотные слезинки. Даже на расстоянии тридцати футов я угадал, что прошептали губы здоровяка: «Я так одинок». И затем — уж совершенно невпопад: «Ты тоже очень красива сегодня вечером».

— Спасибо, — проговорила Чанья и скромно потупила глаза.

В этот момент в дверь вошел продавец роз. Остается лишь восхищаться этим человеком и его коллегами — продавцами орешков и зажигалок. Любой бар терпит их присутствие при условии, что они не мозолят глаза и быстро уходят. Но каким надо обладать оптимизмом, чтобы всю жизнь пытаться продать розы клиентам проституток! При мне бедняга не продал ни одного цветка. Это был худой, как жердь, мужчина среднего возраста с обезображенной опухолью скулой — у него не хватало денег на операцию, чтобы избавиться от уродливой шишки. Железный шпик, таясь, поманил его к себе, купил за непомерную цену розу и протянул Чанье:

— Полагаю, мне надо заплатить за тебя в баре?

Она приняла цветок и изобразила удивление и благодарность (восточные женщины, если требуется, умеют казаться смиренными):

— На твое усмотрение.

Семь минут, если верить часам на музыкальном автомате, и счет пошел в ее пользу. Вместо ответа железный шпик вынул из бумажника банкноту в пятьсот бат. Чанья изящно сложила ладони, поклонилась, поднялась и понесла заработок мне, чтобы я учел, как припоминаю, ее второй за вечер гонорар. Все-таки это был субботний вечер, а Чанья не кто-нибудь — суперзвезда. Ее первым клиентом стал молодой человек, но явно не слишком выносливый, поскольку не прошло и сорока минут, как девушка вернулась из гостиницы.

Единственной странностью было то, что, передавая деньги, она не смотрела мне в глаза. Обычно в девяти из десяти случаев, стоя спиной к клиенту, чаровница мне подмигивала или улыбалась. Прошла еще минута, и они покинули бар. Мне в голову не пришло тревожиться за безопасность Чаньи. Она уже достаточно укротила клиента и сама была девушкой не промах.

— Вот как все происходило, и больше мне нечего добавить, — сказал я матери и полковнику Викорну, когда мы вернулись в клуб. Часы факсимильного аппарата показывали тринадцать минут четвертого утра, но ни один из нас не был расположен ко сну.

— Значит, она не посмотрела в глаза, когда отдавала деньги? Странно, — объявила мать. — Я заметила, что ты ей нравишься, и Чанья всегда глядит тебе в глаза и подмигивает. Мне кажется, она к тебе неравнодушна. — Нонг была по-женски наблюдательна и ухватилась за детали. Зато Викорн снова почувствовал себя в роли Мегрэ и взмыл на высоты недоступной нашему пониманию стратегии. Мы ждали, когда он изречет свои мысли. Полковник почесал подбородок.

— Сегодня больше ничего не можем предпринять. Завтра пошлем бригаду судмедэкспертов сделать фотографии — но не более того. Сончай организует транспортировку тела и получит разрешение на немедленное сожжение от… я выясню от кого. Этот человек потерял паспорт. Фаранг скорее всего сбежал в самоволку из какой-нибудь дыры на юге, где ему надлежало охотиться за людьми с черными бородами в майках с портретами Бен Ладена, поэтому существует вероятность, что никто не знает, где он находится. При нем обнаружены опиум и трубка, значит, не исключено, что американец побывал в Камбодже. Похоже, он не такой уж придурок-качок, каким кажется на первый взгляд. По крайней мере хватило воображения попробовать маковой дури. Потребуется несколько недель, чтобы проследить его путь к нам, но я считаю, что сюда все-таки явятся. Однако не вижу в этом большой опасности при условии, что будем сидеть тихо. Чанья на месяц исчезнет и изменит прическу. Совершенно не нужно, чтобы ее допрашивали. Кто знает, что есть на нее в Америке. — Полковник посмотрел на Нонг: — Поговори-ка ты с ней как женщина с женщиной, попробуй выяснить, что с ней творится. — Он повернулся ко мне: — Или, может быть, это лучше сделать тебе, раз вы хорошо ладите. Только убедись в ее добром расположении духа. Не хватало нам еще одного кастрата.

Мать вежливо рассмеялась безвкусной шутке — полковник как-никак являлся владельцем самого крупного пакета акций клуба. Я вышел на улицу поймать для него такси — Викорн не хотел, чтобы его лимузин заметили ночью на сой Ковбой. Бары закрылись, но улица была забита прилавками с готовящейся едой. Они неизменно возникали здесь после двухчасового ночного «сигнала для гашения огней» и наполняли воздух восхитительным ароматом. На блюда тайской кухни набрасывалась целая орава проституток, наперебой рассказывающих друг другу о своих успехах за прошедший вечер. Я с детства любил эту мирную картину, хотя мое религиозное чувство сильно страдало из-за того, что приходилось заниматься теперешним ремеслом и зарабатывать деньги на женщинах, а это Будда категорически запрещал. Но иногда наши грехи не что иное, как проклятие кармы. Будда до тех пор мучает нас осознанием греховности, пока боль не становится настолько сильной, что мы скорее умрем, чем повторим ошибки. Но если это так, почему мне настолько хорошо? И почему улица пронизана духом праздника? Неужели правила изменились? И моногамия — всего лишь эксперимент, который, как и коммунизм, оказался несостоятельным?

Верьте или нет, но я не потратил ничего из своей доли дохода. Бухгалтер Викорна раз в квартал переводил на мой счет в Тайском фермерском банке скромные десять процентов, но я не трогал накопления, предпочитая жить на зарплату полицейского, и, когда не ночевал в клубе, возвращался в свою халупу у реки. Если честно, я пообещал Будде, когда представится случай, употребить деньги на что-нибудь полезное. Ты надо мной смеешься, фаранг? Я сам над собой смеюсь, но ничего не могу с этим поделать. Однажды даже попытался снять со счета небольшую сумму, чтобы купить на распродаже в торговом центре ботинки от «Бейкер-Бенджиса», всего за 500 долларов, но был остановлен некоей мистической силой.

Оказав помощь полковнику с поимкой такси, пошел по улице, в этот час совершенно свободной от фарангов. Некоторые прилавки могли похвастаться электрическим освещением: хозяева незаконно подключились к незаконным же проводам, которые, словно черный плюш, оплели стены домов. Но большинство пользовались газовыми светильниками, которые шипели и ярко раскаляли фонарные сетки. Я заметил много знакомых лиц — они то возникали на свету, то пропадали в тени. Девушки изголодались после ночных трудов. Между прилавками с едой приютились предсказатели судьбы с нехитрым реквизитом: стол с двумя стульями у тех, кто побогаче, платок на земле — у остальных.

Каждый переворот карт таро заставлял женское сердце либо радостно замирать, либо сжиматься. Что ее ждет: замужество, здоровье, деньги, заморское путешествие с щедрым на обещания фарангом? Ничто не изменилось со времен моего детства. Праздничности улице добавлял слепой певец с микрофоном. Он распевал унылые тайские мотивы, опираясь на плечо товарища, который нес на ремне громкоговоритель. Они вдвоем величаво шествовали вдоль улицы. Я бросил в их коробку стобатовую купюру, затем вспомнил о Чанье и о том, что нам очень бы пригодилась удача, и добавил еще тысячу.

Все меня здесь знали и со всех сторон окликали:

— Как дела, Сончай?

— Привет, Сончай!

И с оттенком игривой издевки:

— Папа Сончай, мой любимый папасан!

— Когда снова станцуешь для нас, детектив?

Я очень радовался тому факту, что Викорн спас Чанью от жестокого и безликого правосудия в Америке, которое, если бы Чанью туда экстрадировали, не сделало бы скидки ни на ее юность, ни на красоту, ни на стресс, присущий ее профессии, ни на безобразие жертвы. И индульгенцию ей там приобрести бы не удалось, как в нашей, более гибкой системе. В то же время, в допущении о возможном криминальном прошлом Чаньи в США, проявился более высокий уровень мышления Викорна и одновременно стала очевидной его паранойя, неизменный спутник гангстера его масштаба. Взять, к примеру, меня: ни минуты не думал, что она занималась там чем-то недозволенным. Разве, как все, не работала в массажном салоне?

Внезапно стройный ход моих мыслей нарушился, и я почувствовал, как после длительного напряжения из меня уходит энергия. Повернулся не спеша, направился к бару, поднялся на второй этаж и лег в одной из комнат. Было восемь минут шестого утра, и ночь огласилась звуками близкого рассвета: с ближайшего минарета раздался голос муэдзина, послышалось пение ранней птицы, застрекотала страдающая цикада — и на востоке наконец посветлело.

У нас, тайцев, есть свое излюбленное лекарство от эмоционального истощения. Ни таблетки, ни спиртное, ни наркотики, ни врач — мы просто-напросто заваливаемся спать. Кажется, слишком просто, но эта методика действует. Опрос за опросом подтверждает, что сон — наше любимое хобби. Нам известно, что по другую сторону реальности существует нечто лучшее, чем здесь.

Случай с Митчем Тернером, видимо, затронул во мне нечто глубинное — во сне ко мне пришел или, точнее сказать, меня посетил покойный напарник и духовный брат Пичай. Он сидел в кругу медитирующих монахов, источающих медового цвета свечение, и сначала не хотел, чтобы его отвлекали. Но я не отступал, и он постепенно вышел из божественного транса. «Хочешь мне помочь?» — спросил я. «Ищи дона Бури», — ответил он и вернулся к остальным.

Я проснулся глубоко озадаченный. Бури — по-тайски «сигарета». Дон, как известно, по-испански «господин». Видимо, Пичай изъясняется в своей, в высшей степени афористической, манере. Придется полагаться на более традиционные источники. Но сон тем не менее продолжал жить в мозгу в виде вопроса: «Кто же это такой — дон Бури?»

ГЛАВА 4

Когда я наконец поднялся, был ранний вечер, и меня взяли в оборот угрызения совести из-за того, что бросил Лека.

Лек — это курсант, которого недавно прикрепил ко мне лично Викорн. Парнишка стажировался при мне больше месяца, и я старался серьезно относиться к заданию. Зато Нонг видела в нем нечто вроде домашнего раба и настаивала на посвящении его в тонкости работы прислуги. Я, сколько мог, держался, но, поддаваясь ее напору (существовали особые причины, почему Леку следовало ладить с Нонг), пошел на компромисс и теперь позвонил ему на сотовый и попросил забрать меня из клуба.

Без двадцати пяти семь движение в городе все еще стояло после часа пик. Мы с Леком расположились на заднем сиденье такси, а водитель настроил приемник на радио FM97 — станцию, которую бангкокцы называют «дорожно-пробочным» радио. Заключенные в машинах без права условно-досрочного освобождения граждане включают свои мобильники, чтобы принять участие в интерактивной радиопрограмме Пайсита. В тот вечер обсуждалась такая тема: трое молодых полицейских оказались вовлеченными в скандал, потому что представили неопровержимые доказательства причастности трех молодых женщин к занятию проституцией, поскольку те отдались им за деньги. «Когда у нас такие копы, что спрашивать с преступников? А теперь давайте звоните, не стесняйтесь!» Посыпались звонки, в основном разнузданно-веселые. Однако восемнадцатилетний Лек, всего три месяца назад окончивший академию, наморщил нос.

— Вы уже поговорили со своей матерью? — Он умудрился опустить голову так, чтобы смотреть на меня снизу вверх — его изящное лицо открылось мне наподобие цветка, а карие глаза источали неподдельное обаяние. В феодальном обществе все является феодальным, то есть кому-то лично принадлежит. Я был не только его наставником, но также хозяином и господином, и судьба стажера находилась в моих руках. Лек хотел мне понравиться.

— Подожди, дай время. Когда имеешь дело с женщинами, особенно важно настроение. А Нонг это касается больше других.

— Вы собираетесь говорить с полковником Викорном?

— Не знаю. Это еще предстоит решить. — Я попросил остановить такси на пересечении Четвертой сой и Сукумвит.

Смысл нашей миссии заключался в следующем. Некогда в прошлом — говорю о времени не более пяти — десяти лет назад — каждая отходящая от Сукумвит боковая улочка могла похвастаться по крайней мере одним прилавком, где продавались жареные кузнечики. Однако по мере того, как твоя, фаранг, культура безжалостно подминала под себя нашу и мы начинали сознавать ее старомодную слабость, традиционная кухня в Крунгтепе уходила в подполье. Но в то же время любой продвинутый фаранг с нескрываемым энтузиазмом клюет на такую кулинарную экзотику, и поэтому единственным местом, где можно отведать жареных кузнечиков, стала облюбованная белыми Нана-плаза.

Мы прибыли на Нана-плаза в тот момент, когда многочисленные охотничьи домики, известные здесь под названием «гоу-гоу»[15] баров, уже зажигали на полную катушку.

— Эй, красавчик! — крикнула мне девушка в черной майке на бретельках, глядя поверх окружавших пивной бар перил. — Я не прочь с тобой прогуляться!

Но звезда Лека горела гораздо ярче моей. Ни девушки, ни транссексуалы не сводили с него глаз, пока мы проталкивались сквозь толпу белых тел в пропотевших майках и шортах. Все казались полупьяными, но больше от широких сексуальных возможностей, чем от спиртного, хотя каждый посасывал ледяное пиво из горлышка бутылки. Все телевизоры — а их светилось тут не меньше пяти сотен — передавали репортаж с Открытого чемпионата Франции по теннису, где наш всеми обожаемый Парадорн бился с противником, имя которого никого не интересовало. Комментария, впрочем, никто не слышал, поскольку десять тысяч аудиосистем забивали все обычной смесью тайской поп-музыки и Робби Уильямса.

Наконец мы добрались до противоположного края площади, где бал правили транссексуалы, при виде Лека немедленно пустившие слюнки. Здешний хозяин прилавка позволил себе явное нарушение исторической подлинности и написал на товарных ярлыках английские названия; водяной клоп, шелкопряд, медведка, ассорти из муравьев, сушеная лягушатина, бамбуковая гусеница, скорпион, кузнечик. Я заказал себе кузнечиков, а матери — водяных клопов, шелкопрядов, муравьев и сушеную лягушатину. И пока продавец наполнял муравьями бумажный пакетик, мы с Леком улучили момент, чтобы понаблюдать ритуал, гораздо более древний, чем сам буддизм. Девушки в юбках с оборками — это был бар, где, хоть не впрямую, хоть и ненавязчиво, но пробуждали фантазии о школьницах, — стояли, раздвинув ноги, в шеренгу одна подле другой. А их подруга с помощью деревянного фаллоса рисовала перед ними на земле замысловатые фигуры. Призвав таким образом богов удачи, она пустила фаллос девушкам между ног, а потом громко стукнула в дверь клуба. Затем с удовлетворенным видом распрямилась: работа выполнена — если уж и теперь клиенты не наводнят их заведение, тогда никто не поможет. И после этого увела подруг в бар и в двадцать первый век.

Возвратившись в клуб, я присмотрел, чтобы Лек в целости и сохранности передал все кулечки с насекомыми матери. Нонг еще не занялась делами — хотела прежде поужинать. Мы уселись в баре и принялись за то, что я скорее назвал бы не ужином, а завтраком. И в течение двадцати минут царила тишина — слышалось только постукивание ногами о пол и переливчатое урчание в кишках. Покончив с едой, я оставил с матерью Лека, а сам поднялся по лестнице с последним пакетиком с кузнечиками.

Чанья проснулась, великолепно отдохнувшая после затянувшегося пребывания в объятиях Морфея. На ней была только не по размеру большая майка. Девушка сидела в позе полулотоса, прижавшись спиной к стене. Я протянул ей открытый пакетик, она изящно взяла упитанную тушку и отправила в рот. Но прежде, чем начать жевать, одарила меня дружеской улыбкой, которой не мешало ровным счетом ничего, кроме покрытой волосиками лапки в уголке губ. Недавние волнения, судя по всему, нисколько не повредили красотке — разве что пугливо блеснули глаза, когда я отдавал ей лист с показаниями. В этом заключается отличие культуры стыда от культуры вины — мы не станем изводить себя, пока не грянет гром.

Чанья внимательно прочитала текст и подняла на меня глаза:

— Ты написал? Это ведь твой почерк.

— Диктовал полковник. Я только фиксировал.

— Полковник Викорн? Настоящий гений! Все именно так и случилось.

— В самом деле?

— До мельчайших деталей. За исключением одного: он пил «Будвайзер», а не виски «Меконг».

— Несущественная деталь. Нет смысла что-либо менять. Если потребуется, подтвержу, что он пил «Меконг». В конце концов, ведь это я стоял за стойкой бара.

Обезоруживающая улыбка.

— Тогда все в порядке.

Я кашлянул, стараясь без сожаления смотреть на ее длинные черные волосы.

— Вот еще что: тебе придется укоротить волосы и на некоторое время исчезнуть. Займись чем-нибудь еще, преобразись на пару месяцев, пока мы не выясним, что к чему.

Чанья пожала плечами и снова улыбнулась:

— Хорошо, сделаю все необходимое.

— Вернем тебя на работу, как только сможем. Нам надо понять, что собираются предпринять американцы, когда узнают о гибели этого, как его там? Насколько они его ценят. Согласна?

— Конечно. Наверное, побреюсь наголо. Давно собиралась заняться медитацией в монастыре. Вот и пройду курс где-нибудь в провинции.

— Отлично. — Я чуть не расплакался, представив себе лысую Чанью. И после неловкого молчания продолжал: — Слушай, если не хочешь, не рассказывай. Но если в Штатах ты занималась чем-то таким, о чем, как считаешь, мы должны узнать…

Она выдержала мой взгляд и не отвела невинных глаз.

— Я там работала. Платили фантастические деньги, особенно в Лас-Вегасе. Потрясающая страна, но какая-то слишком мягкотелая. Пожила немного, и стало надоедать. Планировала там жить до тех пор, пока не наберу бабок построить дом в Сурине, и чтобы еще хватило уйти на покой, но одиннадцатое сентября спутало все мои карты. Вернулась домой быстрее, чем рассчитывала, а семейные обстоятельства потребовали денег больше, чем думала. Я остаюсь здесь, потому что ты хороший папасан, а твоя мать — замечательная хозяйка. Здесь забавно. Мне нравится ваш клуб.

Так и подмывало спросить, что же на самом деле случилось вчера вечером, но профессиональная дисциплина, привитая полковником Викорном, не позволила этого сделать. Однако далось это вовсе не просто. Даже для тайки ее спокойствие удивляло, если не сказать пугало. И должно быть, моя улыбка вышла немного отчужденной, когда я уходил, оставляя ее наедине с пакетиком насекомых. Даже не спросил ее об опиуме, поскольку официально его не существовало. Но успел заметить, что Чанья избавилась от трубки.


В баре мать заставила Лека перемывать стаканы. Я сверился с часами и включил аудиосистему, настроившись на «дорожно-пробочное» радио. Все копы Восьмого района прильнули к приемникам вместе со мной, поскольку Пайсит заранее сообщил, будто он что-то накопал по поводу печально известной битвы между нашим обожаемым полковником Викорном и мерзавцем генералом Зинной, который удачно вывернулся из-под трибунала, где ему пришлось объясняться по поводу своего явного участия в крупномасштабном трафике героина и морфия. Суд молча проглотил его утверждение, будто он был подставлен полицией, в частности полковником Викорном.

В начале передачи Пайсит напомнил о давнишнем соперничестве между армией и полицией в наркобизнесе. Каждый таец об этом слышал, а некоторые помнят великое противостояние в Чиангмае в пятидесятых годах, когда чуть не разразилась гражданская война. Спор зашел по поводу того, какой из двух служб принадлежала пришедшая по железной дороге в Таиланд огромная партия опиума, которую (с попустительства ЦРУ) отправила из Китая Гоминьдан.[16] Противостояние длилось три дня, пока не был достигнут компромисс: всю партию наркотика утопили в море. Согласно легенде, акцию по захоронению в воде нескольких тонн опиума организовал директор полиции, снарядивший для этого специальное судно. Теперь не утихающие отголоски прежней борьбы легли на плечи Викорна и Зинны. О чем забыл сообщить нам заранее Пайсит — что его гостем сегодня был не кто иной, как сам генерал.


Пайсит: Генерал Зинна, для меня большая честь пригласить вас в свою передачу. После того, что пришлось пережить, вы, должно быть, устали, но чувствуете облегчение.

Зинна: Пережить что?

Пайсит: Я имею в виду трибунал, который восстановил ваше доброе имя.

Зинна: Меня оговорил некий полковник полиции, о чем всем хорошо известно.

Пайсит: Если так, генерал, эта новость — настоящий фурор. С какой стати полковнику полиции, чье имя мы не станем называть, или вообще любому полицейскому желать вашей гибели?

Зинна: Все очень просто: они боятся разоблачений. В настоящее время Таиландом управляет полиция. Что нам сообщают в ежедневных новостях? Нам сообщают о неприкрытой, разнузданной коррупции полиции на всех уровнях власти по всей стране. Но в связи с этим ничего не делается. Почему? Потому что правительство само боится полиции, которая превратилась в единственную организованную силу в нашей стране. И это называют демократией? В частности, тот полицейский полковник, о котором сегодня упоминали, постоянно распространяется о демократии. Но это, разумеется, не более чем силовые игры. У нас вечная проблема с Западом, хотя и до невозможности глупая: стоит создать систему по их образцу и подобию, и, независимо от того, насколько она ущербна и коррумпирована, вам будут хлопать в ладоши. Но стоит замахнуться на нечто иное, и вас начнут травить. Копы умело создали полицейское государство, внешне напоминающее демократическое. Неудивительно, что фаранги нас любят. Это в точности их система.

Пайсит: Полиция опасается армии, потому что она единственная жизнеспособная альтернатива?

Зинна: Именно так. К тому же достаточно сильная, чтобы разоблачить полицию и при том не погибнуть.

Пайсит: Речь идет не о соперничестве по поводу источников доходов?

Зинна: Что вы имеете в виду?

Пайсит: Генерал, вы только что сослались на сообщения о коррупции в полиции. Рискну предположить, что пятьдесят процентов жалоб связано с наркотиками.

Зинна: Разумеется. У копов должна быть мотивация, чтобы взять в свои руки управление страной. Конечно, под маской демократии.

Пайсит: А если бы управление страной вновь перешло в руки армии?

Зинна: Это в высшей мере провокационно-гипотетическое предположение.

Пайсит: Как бы вы хотели поступить с тем полицейским полковником, о котором мы сегодня говорили?

Зинна: Это наше личное дело.


Лек слушал урывками, пытался что-то понять, но не владел информацией, без которой невозможно уловить подтекст, составляющий смысл интервью.

— О чем это все? — поинтересовался он.

Мы с матерью обменялись взглядами.

— С тех пор как умер его сын Рави, полковник совершенно изменился, — сказала Нонг, но это ничего не пояснило молодому полицейскому.

— Военные застрелили Рави во время беспорядков в мае девяносто второго года, — добавил я.

ГЛАВА 5

Зазвонил проводной телефон. Переполох устроила бригада судмедэкспертов. Они хотели, чтобы я срочно приехал в гостиницу, где расстался с жизнью Митчел Тернер. Было подумал захватить с собой Лека, но он исполнял свой служебный долг, как сам его понимал, — подлизывался к моей матери (они обсуждали тонкости нанесения туши на веки). Поэтому я поехал один.

Оказавшись на месте, я понял, из-за чего возникло волнение. В своем рвении эксперты перевернули труп и оставили в таком положении. И теперь переводили взгляды с тела на меня и снова на тело. Я колебался, как поступить: то ли избавиться от содержимого желудка, то ли просто почесать затылок. Но даже для этого был слишком потрясен. Вспомнил Чанью — какой она показалась мне сегодняшним утром: невозмутимой, оживленной, радостной, точно жаворонок. Покачав головой, взял трубку внутреннего телефона и попросил оператора гостиничного коммутатора соединить с полковником Викорном в полицейском управлении. Мне повезло — босс оказался в своем кабинете.

— Эксперты его перевернули.

— И что из того?

— Он освежеван. Кожа содрана от плеч до поясницы. На ее месте сплошное кровавое месиво.

Возникла долгая пауза. Я решил, что даже полковник Викорн пришел в замешательство. Но босс быстро взял себя в руки.

— Скажи экспертам, пусть перевернут его обратно и оставят, как лежал раньше. Они сделали снимки его спины?

— Вероятно, да.

— Пусть уничтожат. — Раздался щелчок, Викорн разъединился.

Я наблюдал, как эксперты переворачивали тело в первоначальное положение, и размышлял. Вспоминал Францию, Германию, Англию, Японию, Соединенные Штаты, «большую восьмерку». Думал о декадансе. В один миг дело оказалось вне рамок тайской психологии, и мне следовало воспользоваться приобретенной за границей способностью проникать в суть других культур. Бедняки убивают в порыве страсти, ради земли, денег или из предрассудков, поэтому подобное жестокое расчленение и кастрация на первый взгляд могли показаться обычным выражением ярости, страха или алчности, присущих исконным традициям обществ третьего мира. (Если честно, отсеченный пенис навеял ассоциацию с тайским супом том ям.) Однако содранная кожа — весточка общества с большим, богатым, скучающим средним классом. На всем этом стояла печать апатии. Что же такое произошло с Чаньей в Америке?


На следующий день мы с Леком занимались утомительными делами, решая вопросы, связанные с кремацией тела. Хотя Викорн подмазал служащих морга и обеспечил молниеносное, лишь для проформы, вскрытие (в отчете глубокомысленно утверждалось, будто жертва погибла от обильного кровотечения, вызванного проникающей ножевой раной в живот и желудок, а также отсечением члена; но вот что удивительно: ни слова о коже со спины, исчезнувшей как по злому волшебству), нам тем не менее пришлось заполнить огромное количество формуляров, умаслить кучу страждущих, выдержать подозрительные взгляды сотрудников морга и схлестнуться с ребятами из крематория. Они откуда-то прослышали, что сожжение не вполне законно, и потребовали дополнительную мзду. У меня не было прав гарантировать им оплату, и пришлось звонить полковнику Викорну по мобильному телефону. Получил немалое удовольствие, наблюдая, как изменились их лица, когда он закончил с ними говорить, но день выдался утомительным, и я встретился с Чаньей только под вечер, когда готовился открыть бар. В первый момент подумал, что ее настоящее призвание — актерское мастерство, поскольку едва узнал. И не только потому, что волосы стали короче, превратились в розовато-лиловые и колючками торчали во все стороны, и даже не оттого, что изменился стиль ее макияжа. Она умудрилась измениться сама. Надела длинную черную юбку, белую блузку с кружевами примерно середины двадцатого века и туфли без каблуков. И сразу приобрела внешность скромной городской, не обремененной средствами тайской учительницы. Огромное внимание уделялось деталям. Когда она достала совсем немодные очки из тех, что раздают бесплатно, я в восхищении покачал головой. Чанья пришла попрощаться. Мы несколько мгновений держались за руки и смотрели друг другу в глаза. Меня нисколько не удивила способность девушки читать мои мысли.

— Все не так, как ты думаешь, Сончай. Я хочу, чтобы ты это знал.

— Хорошо.

Мы помолчали.

— В Штатах я постоянно вела дневник. Может быть, когда-нибудь тебе его покажу. — Она чмокнула меня в щеку, в последний раз подмигнула и ушла, пообещав время от времени звонить, узнавать, не исчезли ли препятствия для ее возвращения.

Мать присоединилась ко мне в баре через несколько минут после ухода Чаньи. Взяла с полки холодильника банку пива, мы сели за столик, она закурила «Мальборо-лайт», и я стал рассказывать о том, как продвигается расследование. А когда закончил, заключил:

— Мама, ты лучше всех понимаешь, от чего такая девушка, как Чанья, способна свихнуться.

Нонг задумчиво покосилась на меня, пожала плечами и вздохнула:

— Существует множество причин. Девушка проходит несколько стадий. Начинает с того, что верит словам клиентов и принимается мнить о себе нечто несусветное. Но внезапно до нее доходит — не она пользуется мужчинами, а они ею. Как в любой индустрии обслуживания, в нашем деле трудно судить, кто кого надувает в игре. Когда завершается эта стадия, девушка начинает испытывать профессиональную гордость от того, что ей удается. Она хочет стать звездой, поскольку больше стремиться не к чему. — Мать затянулась и не спеша выдохнула дым. — Затем приходит осознание бренности всего земного, и теперь внимание привлекают те, кто моложе, а в баре появляется другая звезда, ярче, чем она. Еще один обряд изменения статуса — данный период сопровождается депрессией, пока девушка не начинает привыкать к новому состоянию.

Я взъерошил волосы.

— Но похоже, это не про Чанью.

— Знаю. Она уже прошла эти стадии. Никогда до сих пор не сталкивалась с таким профессионализмом. Должно быть, все перегорело. Со мною однажды случилось нечто подобное. Человек становится жертвой собственного успеха. Забывается одна маленькая деталь: все, что ты делаешь, — только ради денег. Вся жизнь вертится вокруг мужского члена, и ты постепенно начинаешь думать только о нем. Но в душе растет сопротивление. В этот момент некоторые женщины способны по-настоящему свихнуться. Мне самой пришлось на целый год отойти от дел. Может быть, помнишь, когда тебе было десять лет, мы жили в деревне у бабушки? Потом деньги кончились, и я вернулась на работу, но так и не стала прежней. Я наблюдала за Чаньей в последнее время: она все ближе и ближе подходила к этой стене.

Почему мне так не понравилась ее рассудительность? Я оказался заперт в ловушке совести, и стало трудно дышать. Что же произошло с Чаньей?

— Так ты считаешь, она просто взбрыкнула?

— Мне так кажется. Возможно, убитый был абсолютно несносен, но не в этом суть дела — она знала, как с этим справиться. А дело в том, что девушкам надоедает пользоваться профессиональными хитростями. Иногда им хочется кровавого побоища. Думаю, что нож принадлежал не Чанье, и это ее извиняет. Просто заметила его в комнате, и в нее вселился некий демон. Вот как, по-моему, все произошло.

— Если нож принадлежал фарангу и принимая во внимание его телосложение и мускулатуру, даже без давления полковника Викорна никто не усомнится, что речь шла о самообороне.

— Вот именно. Поэтому я до сих пор на нее злюсь. Она, должно быть, все продумала и рассчитала. Могла бы сдержаться, поступить, как я, — переждать какое-то время, остыть. Она богата, детей, о которых надо заботиться, нет. В конце концов, могла себе позволить вовсе бросить работу. Но она пристрастилась к игре. Так случается в любой профессии: если человек обнаруживает у себя исключительный талант, он не в состоянии остановиться. Ему требуется набирать все больше очков. И теперь его привлекает охота, а не деньги.

— Но как это ей удалось? Убитый был нехилым мужчиной.

Мать улыбнулась:

— Чанья худенькая, но очень проворная и намного быстрее его. Он был накачан, мог похвастаться сильными мускулами, зато на ее стороне оказался элемент неожиданности. — Быстрый взгляд в мою сторону. — Я думаю, она отрезала орган после того, как убила. Что-то вроде трофея.

— А что скажешь насчет свежевания?

Не сводя с меня взгляда, мать жестом показала, что здесь она сама теряется в догадках. В это время в баре появился Лек, выполнявший поручение во дворе, где расставлял пустые ящики из-под пива. Стажер выжидающе посмотрел на меня.

Совершенно обессиленный, я пошел с ним в ближайший от полицейского участка храм. Стоит поместить любого тайца под микроскоп, и в каждой его клеточке обнаружится целая энциклопедия предрассудков. Но Лек в этом отношении далеко обогнал остальных и теперь сгорал от нетерпения после целого дня, проведенного рядом со смертью, — слишком много часов он провел там, где над его счастьем и духовным здоровьем нависла угроза. Мы торопливо приблизились к храму и купили у уличного торговца почки лотоса, фрукты и свечи. Лек прошел обряд с утонченным изяществом, затем опустился на корточки, сложил ладони в глубоком поклоне и, как я понял, скорее молился, чем медитировал.

Это заняло много времени. Я оставил его в храме и вернулся в полицейский участок, где мне сообщили, что меня желает видеть Викорн. Был уверен, что он хочет обсудить дело Митча Тернера, но, как выяснилось, разговор пошел о Леке. Босс сидел в кабинете под портретом короля и плакатом управления по надзору за преступлениями, который наглядно демонстрировал сто один изобретенный полицией способ увеличения собственного дохода.

— Он что, педик? — с ходу спросил меня полковник.

— Нет.

— Тогда почему такой женоподобный? На него поступают жалобы от мужчин. Если педик, я вышибу его вон! Только не лги в его защиту. Сейчас не время для слюнтяйства.

— Он не педик и вообще не интересуется сексом. — Викорн откинулся на спинку стула и взглядом дал мне понять, кто из нас подчиненный, а кто господин. Я понимал, что время рассказывать историю Лека совсем не подходящее, но выбора не оставалось. — Он из Исаана, деревня Напо, провинция Бурирам, что неподалеку от места, где выросли вы сами. — Полковник кивнул. — Когда ему исполнилось пять лет, произошел несчастный случай: он прыгнул сзади на круп буйвола, чтобы перебраться животному на спину. Так принято у вас в деревнях. Но буйвол взбрыкнул, и мальчик взлетел на воздух. Ему посчастливилось не угодить на рога и избежать неминуемой смерти, но, ударившись о землю, бедняга раскроил голову о камень. Врачей там не было — медицинская помощь отсутствовала. Все решили, что мальчик погибнет. Он уже стал похож на мертвеца. Почему-то у меня такое чувство, что вам известно, что произошло дальше.

Выражение лица Викорна разительно изменилось. Глаза заблестели, когда он поднялся и принялся прохаживаться по кабинету. Босс говорил, смакуя слова:

— Вызвали шамана, который развел неподалеку от головы ребенка костер из углей. Дунули дымом в лицо. Сбегали за родителями, и шаман сказал им, что они могут считать сына покойником. Оставалась одна-единственная надежда: предложить мальчика духу, чтобы тот вошел в его тело и вернул к жизни, однако после этого ребенок будет принадлежать духу, а не родителям. — Полковник повел бровями.

— Все так и было, но в данном случае кое-что не сработало, — кивнул я.

Викорн поднял палец:

— Дух оказался женским.

Я свел ладони и поднял на уровень глаз, дабы показать, как восхищаюсь его прозорливостью. Викорн вернулся на место.

— Вы ему поможете?

Он развел руками:

— Педики завезены с Запада. Транссексуалы — такое же тайское явление, как лимонное сорго. Буду его оберегать, сколько смогу, но мы должны предложить парню более приемлемое занятие.

— Он собирается начать принимать эстроген. Это может быть не просто.

— Мужчина-полицейский с титьками? — усмехнулся полковник. — А он не собирается сделать операцию?

— Не знаю. Во всяком случае, сейчас у него нет на это денег.

— Так на кой черт Лек записался в копы?

— По той же причине, что и я. Не хочет быть ни шлюхой, ни гангстером.

— Ясно, — кивнул Викорн. — Он уже нашел старшую сестру?

— Пока нет. Просил меня поговорить об этом с матерью.

Полковник задумчиво помолчал.

— Я не хочу, чтобы он работал в баре. Как насчет танца?

— Именно этим и собирается заняться. Ищет спонсора и постоянно репетирует. Очень любит классическую тайскую музыку, группу «Рамакиен».

Викорн склонил голову набок.

— У меня был кузен, тоже транссексуал. Умер от СПИДа. Был не таким уж неразборчивым в связях, но это случилось в начале восьмидесятых, когда никто не знал об этой болезни. Просто не повезло. Посоветуй-ка юному Леку вот что: если не собирается делать операцию, то пусть не пользуется липкой лентой. Она слишком жесткая, и от нее со временем появляются болячки. Матерчатый медицинский пластырь гораздо лучше. Ну ладно, ты свободен, иди. — Я уже поднялся, но босс добавил мне вслед: — Существует ли такая область, в которой ты бы не был авторитетом? — и широко улыбнулся.


Возвратившись в бар, я обнаружил, что мать куда-то подевалась, оставив музыкальную систему на попечение одной из девушек.

Я ущипнул тебя за задницу,
Я ущипнул тебя за задницу.
Ты ущипнула меня за задницу.
Ты ущипнула меня за задницу.
Ничего не скажешь, вдохновляющее произведение. Поспешно включил ноктюрны Шопена и вздохнул почти с облегчением. Вкус к настоящей музыке мне привил один немец. Когда я был еще ребенком, он на несколько месяцев нанял в Мюнхене мать, а в итоге оказался в Банкван — бангкокской тюрьме строгого режима. Одиннадцатый и двенадцатый годы моей жизни оказались для меня определяющими. В это время мать часто переезжала с места на место, и мы почти постоянно жили за границей — в Мюнхене и Париже, где ее образованные клиенты принимали на себя роль моих отцов. Там я полюбил французскую кухню, Пруста,[17] Бетховена и Ницше, Эрменеджильдо Зенью и Версаче, круассаны в «Двух макаках» и летние закаты над Новым мостом, Штрауса в исполнении человека в кожаной тужурке в мюнхенском биргартене. В отличие от матери, обожавшей группу «Дорз» и по разным причинам обладавшей в обширной коллекции пиратских DVD лишь одним оригинальным с кинофильмом «Апокалипсис сегодня», мне не нравится рок- и поп-музыка.

Я прилег на скамейки и почти задремал, но тут в дверях показалась мать, свежая и пышущая здоровьем. Мы сели за столик, она закурила, а я рассказал о своем разговоре с Викорном по поводу Лека.

— Неужели он не знаком ни с одним транссексуалом старше себя? — удивилась Нонг.

— Нет. Парень только что окончил полицейскую академию, а до этого ни разу не покидал границ Исаана. О транссексуалах знает лишь то, что видел по телевизору и что подсказывают ему собственные ощущения.

Мать покачала головой;

— Бедный ребенок. Туго ему приходится. Ему не выжить, если он не найдет опытную старшую сестру, которая посвятит его во все тайны, расскажет, что к чему, предостережет. Он такой красивый мальчик. — Нонг вздохнула. — Транссексуалам досталось больше других, когда бушевал СПИД. Я знала тысячи таких. В прежние времена девушки выпивали с ними после работы. Они были веселыми, невероятно забавными, но уж больно безалаберными. Ни на чем не могли сосредоточиться — хуже девчонок. Леку необходимо познакомиться с кем-то, кто отошел от дел, с транссексуалом лет тридцати или старше, отлично устроившейся звездой. Надо, чтобы человек, который послужит ему ролевым примером, финансово преуспел. Только так мы спасем его от отчаяния средних лет. Транссексуалы тяжело стареют и часто спиваются.

Мы с матерью обменялись взглядами. И я от удивления разинул рот:

— Ты что, серьезно?

— А почему бы и не Фатима?

— Она — убийца.

— Какое это имеет отношение к ее качествам?

— Прямое. Она заработала деньги и обрела успех, убив своего любовника.

— Убив любовника, но при этом пошевелив мозгами. Именно то, что требуется твоему ангелочку, чтобы опуститься на землю.

ГЛАВА 6

Время завтрака: улица наполнилась ранними торговцами едой. Я здорово проголодался и поэтому выбрал квай йап — насыщенный бульон с китайскими грибами и ломтиками свинины, источающий сытный пар, когда разносчик погружал в чан, а затем поднимал половник квайтъяв фат кхи мао — буквально «жареной лапши пьяницы». Зажаренную в раскаленном масле рисовую лапшу приправляют базиликом, курятиной и горкой свежего, нарезанного ломтиками красного перца чили. К этому взял жареную форель под наам плаа — исключительно острым соусом из квашеных анчоусов (к нему необходимо привыкнуть), стакан обыкновенной холодной воды без газа из знаменитых кранов Крунгтепа, «Севен-ап» — вот и весь мой рацион. За все доллар пятьдесят, вода и лед бесплатно.

Вернувшись в бар, я заглянул в компьютер: согласно расписанию, к нам собиралась группа туристов. Так по крайней мере условились их называть. Мы больше не принимали клиентов толпами, но оставалось около сотни человек, которых знали со времен нашей первой рекламной кампании. Стареющие панки наезжали к нам примерно раз в три месяца группами. Этих людей я включил в сектор рынка пожилых категории DDD.[18]

Раздался звонок из иммиграционной службы международного аэропорта Бангкока. Служащий хотел подтверждения резерва номеров в гостинице для двадцати стариков, которые последние пятнадцать часов не давали покоя стюардессам рейса «Эр-Тай». Все они были в стельку пьяны.

— Зарезервировали, — подтвердил я.

— Полагаете, вам удастся контролировать их поведение или нам лучше отказать им во въезде?

— Справимся.

Чиновник что-то недоверчиво проворчал, но впустил стариков в страну. Спустя пару часов в бар ворвался лысый сутулый гигант лет шестидесяти с лишком в ковбойской шляпе с серебряными заклепками, в плотно облегающей синей варенке и несомненно подлинных сыромятных ковбойских сапогах. За ним следовали такие же изгои современной, политкорректной белой цивилизации.

Громкое улюлюканье.

— Сончай, приятель! Мистер Виагра собственной персоной! Ребята, валите сюда! Дай-ка мне, дружок, самое холодное пиво, какое у тебя найдется. — Гигант наклонился и настойчиво зашептал: — Припас дурь, как я просил тебя в письме? — И уголком губ прошептал стоящим рядом товарищам: — Как считаете, парни, может, сначала пропустим по несколько баночек пива, чтобы дойти до кондиции? А уж потом скрутим по мастырке. Только Сончай не позволит нам дымить в здании. Придется либо возвращаться в гостиницу, либо подкупить его, чтобы он позволил нам курнуть наверху.

— А он берет на лапу? Прямо как копы на Фрик-стрит в былые времена.

— Я не беру на лапу, — ответил я.

— Это точно. А вы, парни, заткнитесь и ведите себя прилично. Здесь цивилизованная страна, а наш Сончай — йог, он каждый день медитирует. Так как, Сончай, у тебя есть то, что нам надо?

Я потянулся под стойку и достал завернутый в коричневую бумагу пакетик размером примерно три на два дюйма. Мы с матерью решили, что наш бар ни при каких обстоятельствах не станет торговать наркотиками, даже ганжой.[19] Но когда полковник Викорн впервые увидел эту команду, он справедливо посчитал, что любой транквилизатор лучше старых поддатых придурков, готовых разнести на куски заведение. В ладони гигант держал две тысячи бат (Нонг включила в цену стопроцентную торговую надбавку). Он схватил пакетик и скрылся в мужском туалете с несколькими посвященными. Я вспомнил, что любимцем этой компании был Лу Рид, и как можно громче включил его «Трансформер». Не прошло и десяти минут, как гиганте приятелями вернулись. В это время в бар уже пришла Лалита. Она не забыла компанию с прошлого раза, но не могла вспомнить ни одного по имени. Только коротко махнула рукой:

— Привет, парни. Сабай дее май!

— Привет, Лалита! Как здорово, что мы снова здесь! Черт побери, как тебе удается быть такой красивой? — Гигант посмотрел на нее умоляющим взглядом. — Ла, я там просто задыхался. Как и все мы. Плохо быть старым и больным. Но предположим, ты не болен. Предположим, все твои детали работают как надо, но рожа у тебя, словно сморчок, хуже некуда, и все на тебя смотрят как на «форд» модели Т.[20]

В баре появились Ом и Нат, одна в джинсах, другая в черном платье с ажурным вырезом на спине, таким глубоким, что никто не сомневался: на ней нет нижнего белья.

Глядя на одеяние Нат, «туристы» немедленно перенеслись в страну сказок.

— Эй, ребята, не пора ли приниматься за «виагру»?

Подтянулись остальные девушки.

Первое, что они делали, переступая порог, — кланялись статуе Будды в углу над кассовым аппаратом. Изваяние было невысоким — в соответствии с пониманием моей матерью доктрины буддизма — не больше двух футов, но зато с аппетитом на бархотки и благовония, как у Гаргантюа.[21] Стоит оставить его голодным, и он в один момент лишит вас удачи.

Девушкам уже случалось работать с этой компанией, и теперь, пробираясь в раздевалку, они умело уворачивались от волосатых рук. Работницы прекрасно поняли мой сигнал: вечер не должен начинаться слишком рано. После событий с Чаньей полицейских на улице оказалось больше, чем обычно. Ими всеми, разумеется, распоряжался Викорн, но в такие моменты очень важно сохранять лицо.

— Сончай, что у нас с голубыми таблетками? — окликнул меня лысый гигант. — Они, как обычно, за счет заведения?

— Нет, не за счет заведения. Вы можете приобрести их в аптеке. В любой аптеке.

— О’кей. Слушайте, ребята, политика меняется. Нам придется идти покупать собственную «виагру». А что, если нам встряхнуться, прогуляться по мини-барам, курнуть марихуаны, а затем вернуться готовыми сбацать рок-н-ролл?

Эта магическая фраза вызвала восторженные вопли. И только когда они вывалились из бара, я заметил незнакомца, который, видимо, просочился внутрь, когда я стоял спиной к двери. Слегка за двадцать, крупный, широкоплечий, черные брюки, начищенные черные ботинки и накрахмаленная белая рубашка. А смотрел так пристально, что можно было подумать, будто он постоянно хмурится. Нетипичный клиент, особенно если принять во внимание черные волосы, усы ниточкой и смуглую кожу.

Компания туристов покинула клуб, девочки разошлись по своим раздевалкам, и в баре остались мы вдвоем. Я снова включил Шопена.

Незнакомец как будто не почувствовал всю гениальность музыки, льющейся из динамиков, — то бесконечно переливающихся, то взлетающих ввысь рояльных аккордов. Он заказал банку колы и сел на табурет у стойки. Взглянул на меня, как таец на тайца.

— Ты сутенер? — Голос этого человека звучат слишком удивленно и невинно, чтобы обижаться на него. Я не стал объяснять разницу между сутенером и тем, чем приходилось заниматься мне.

Он хоть и хмурился, но казался симпатичным малым. Пожалуй, плотнее, чем типичный таец. И не скрывал презрения к престарелым панкам. Или ко мне. Незнакомец обвел глазами фотографии Элвиса, Синатры и прочих и ухмыльнулся. Мне показалось трудным выдержать его чистый взгляд.

— Америка, — проговорил он, не сомневаясь, что пойму.

Я улыбнулся и воздел руки: что, мол, остается делать?

Посетитель заметил в углу над кассовым аппаратом статую Будды и несколько раз перевел взгляд с него на меня.

— Говорили, что ты буддист. Настоящий, а не суеверный крестьянин.

— Вот как?

Незнакомец хотел сказать что-то еще, но осуждающе промолчал. Как и многие люди его типа, он выглядел, пожалуй, моложе своего возраста. Сказать по правде, усатый меня озадачил. Такую религиозную истовость можно встретить лишь в монастыре, но он не был буддийским монахом. Я постарался взглянуть на наш почти пустой бар его глазами. Картина отнюдь не вдохновляющая — наоборот, для чистой души слишком приземленная. («Хотя давайте-ка вспомним, что так называемые чистые души сотворили с землей», — проворчал я про себя.) И отклонил не высказанный вслух призыв к покаянию. Решил, что это противостояние ему не выиграть: здесь мой бар, моя улица, моя страна, моя религия — здесь я принадлежу к большинству. Тогда он достал из кармана брюк сложенный вчетверо лист формата А4. Развернул на стойке и стал внимательно следить за выражением моего лица. На листе была напечатана цифровая фотография убитого Чаньей фаранга. Мое лицо невольно отразило вспышку паранойи. Мусульманин заметил и понял мою растерянность, но времени что-то объяснить или спорить с ним не осталось — в бар одна за другой приходили остальные девушки.

ГЛАВА 7

Гомер в своей истории о Троянской войне перечислил все до одного участвовавшие в походе корабли. Не стоит ли и мне воздать должное нашим спасательным судам в темном море рыночных сил?

Нат. Большинство девушек держат одежду в шкафчиках в задней части бара, но Нат предпочитает переодеваться до того, как является в клуб. Объясняет это тем, что ей необходимо время, чтобы войти в роль. Однако Чанья как-то заметила, что таким образом она пытается заарканить клиентов в надземке по дороге на работу. Что верно, то верно: плутовка чаше других звонила и сказывалась больной в то время, как должна была находиться в вагоне по дороге в бар, впрочем, у каждой девушки есть какая-нибудь особенность характера, из-за которой она не подошла бы работодателям в большинстве профессий. Взять хотя бы Чанью. Кто бы стал ее терпеть при подобных обстоятельствах?

Марли. В свои двадцать семь Марли — одна из наших самых опытных работниц. Как большинство профессионалок, она видит в заказах по совместительству способ сгладить крутую синусоиду успехов ремесла и поэтому обращает взоры на клиентов среднего возраста и старше. У них нет очарования молодых, зато это компенсируется мягкостью, щедростью, отцовской добротой, обеспеченностью и склонностью рано отходить ко сну, что дает возможность Марли поработать еще, если ей требуются деньги.

Лалита — молодая хитрюга в черном; у нее крутая попка и глубокая ложбинка, подчеркивающая увеличенную хирургом грудь, — все в меру, ничего лишнего. Она очень одаренная и уже построила двухэтажный дом с навесом для автомобиля на участке земли в родной деревне. Только на прошлой неделе заработок позволил ей приобрести для родителей двух водяных буйволов для сдачи в аренду соседям.

Ван и Пат — близкие подруги. Они одеваются одинаково: в короткие, плотно облегающие бедра шорты и чересчур тесные майки, подчеркивающие груди, обе ходят на высоких каблуках. Они не из Исаана, что на северо-востоке, а из провинции Чиангмай на северо-западе, где климат холоднее, а опиум свежее. Девушки родом из горной деревни, где живет племя гмонгов. Там они научились выращивать опиум. Но когда на смену естественному продукту пришли другие наркотики и руки подруг стали лишними, они покорно поменяли один порок на другой и таким образом восполнили потери семейного бюджета. Планируют открыть салон красоты в Чиангмай, как только накопят достаточно денег.

Ом от природы обладает мальчишеской фигурой. Обрезала джинсы под самую промежность и, куда ни сядет, везде оставляет хлопчатобумажные нитки. Она из Пхукета, где все обеспечены благодаря туризму. Выросла, не зная нужды, но ей опротивел родительский мини-маркет, и в поисках приключений юница явилась в Крунгтеп. Для нее проституция главным образом спорт, дающий возможность охотнице воспользоваться природными обаянием, вероломством и притягательностью. Цель — заставить клиента переложить деньги из своего кошелька в ее, но так, чтобы он не понял, насколько глуп.

Ай ходит в бикини, на высоких каблуках, демонстрируя в пупке посреди плоского, смуглого живота серебряное колечко и прыгающую меч-рыбу на нем, чей меч указывает на границу трусиков. Она истинное дитя Исаана, где выросла неграмотной. Как часто случается с необразованными, эта девушка обладает фотографической памятью и никогда не путает имена клиентов, даже если не видела их целый год. Полезное качество в ремесле.

А вот и Бон. Она обладает более широким кругозором, чем другие девушки. Бон пользуется нами как базой, но предпочитает более прибыльные точки: Токио, Сингапур, Гонконг. Большая специалистка по получению виз и раздает бесплатные советы девчонкам, желающим выехать за рубеж. Ее английский вполне на уровне и, как мне говорили, японский тоже неплох. Она открыла сайт в Интернете, что тоже дает ей работу и помогает поддерживать связи с зарубежными клиентами. Бон готова к любой неожиданности — даже организовала небольшое дело в своей деревне, которым руководит ее мать.

Ах — одна из моих любимиц. Родилась в беднейшей части Исаана на границе с Камбоджей. Истинно деревенская девчонка, она не собирается портить свою личность не присущими ей умениями, не учится читать и писать и английский знает лишь в пределах, которые требует ремесло. Немного страдает плоскостопием от того, что все детство провела на рисовом поле, и любит закатывать штанины на икрах, будто и сейчас бродит по воде. Ах обладает естественной религиозностью: никогда не забывает поклониться Будде и снять обувь перед входом в бар, отчего остальные девушки не перестают над ней подтрунивать. Она говорит по-тайски как крестьянка, пересыпая речь грубоватыми выражениями. Однако может похвастаться превосходной фигурой и ослепительной улыбкой и поэтому никогда не голодала.

Лу. Вроде и посмотреть-то не на что, но и я, и мать восхищаемся ее чисто тайской леностью. В качестве эксперимента я как-то натравил на нее миссионера. (К нам время от времени такие заглядывают: белая рубашка, завязанный на маленький узел черный галстук, грустная обходительность профессионального борца с грехом, Библия в легко расстегиваемой наплечной сумке. Боюсь, мне все они кажутся на одно лицо — и мужчины и женщины.)

Миссионер: Сколько бы ты ни зарабатывала, я буду платить тебе столько же за утреннюю уборку в моем жилищном товариществе.

Лу (испуганная, расстроенная, сбитая с толку): А разве нельзя просто трахаться?

Фаранг, скажи своим проповедникам, что нельзя путать спасение души с этикой воспитательного труда. В тропиках это не проходит. Даже мусульмане и католики научились соображать, что к чему. А мы, буддисты, захватили девяносто процентов рынка благодаря тому, что два с половиной тысячелетия выставляем на продажу исключительно бездеятельность.

Соня. Ее больше нет с нами, но когда-то она считалась самой красивой на улице девушкой. Даже шрам палевой щеке в виде звездочки был ей к лицу. (Мотоцикл. Большинство шрамов на коже тайцев возникают от того, что пьяные водители пытаются слишком быстро преодолеть повороты.) Ее жизнь изменилась после того, как она посмотрела второсортный фильм с Рональдом Рейганом в главной роли. В этом фильме героиня, тоже девушка со шрамом, произнесла бессмертную фразу, которая немедленно врезалась Соне в память: «Я так жестоко искалечена. Как ты можешь меня любить?» Этот прикол понравился Соне, и она испытала его на своих клиентах: англичанине, американце и китайце. Вот что они ответили.


Англичанин: Ну что ты, дорогая. От этого я люблю тебя только сильнее.

Американец: Приезжай в Штаты. У меня есть человек, который все исправит.

Китаец: Требую десятипроцентную скидку.


Достойная ученица моей матери, Соня выбрала того, кто вернее всего устроит ее будущее, и с тех пор счастливо живет с китайцем в Шанхае. Кстати, все в соответствии с твоей системой, фаранг.

И так далее. Замечу, что любая из этих девушек, сочетающих в себе расчет и наивность, может легко одержать победу над крутейшим из крутейших, если только на стороне крутейшего не будет сам Бог.

При виде девушек смуглый незнакомец поежился и презрительно усмехнулся. Но ситуацию, спасибо Будде, спас австралиец, который в этот момент с обычной бранью появился на пороге.

ГЛАВА 8

Жилистый, худощавый, лет тридцати шести, он, разумеется, носил имя Грег и в последние два месяца регулярно заглядывал к нам. Он подсел к Ай, которая немедленно и со знанием дела подвинулась на стуле таким образом, чтобы закинуть ногу ему на шорты. Грег словно и не заметил.

— Подай-ка мне порцию «Фостерса», Сончай. — Кивок в сторону двери. — От такой погоды замучила жажда.

— Заплати и за мою выпивку, — проворковала Ай.

— Я тебя знаю?

— Да. Я Ай.

— Тогда поставь и ей, Сончай.

Молодой мусульманин наблюдал за нами.

Ай выпила текилу одним глотком и пососала лайм с просоленной корочкой. Никто теперь не вспомнит, какой смуглолицый герой в сомбреро впервые познакомил наших девочек со вкусом текилы (согласен, возможно, это был не всадник в сомбреро, а китайский предприниматель). Но история доказала, что это был гениальный торговый ход.

— Ты заплатишь за бар? — Ай поглаживала заметно увеличивающийся под шортами член австралийца. Незнакомец, испытывая внутреннее отвращение, отвернулся и стал смотреть в стену.

— Поехали ко мне в отель — там хоть есть где покувыркаться. — Грег достал из бумажника купюру в пятьсот бат и потряс в воздухе. — Или пропустим еще по одной?

Ай с неожиданным проворством вырвала у него деньги и подала мне. Я повернулся к австралийцу и вопросительно изогнул брови.

— Наверное, малышка права, — проговорил тот. — А то нажрусь до поросячьего визга и ничего не смогу. — Он покосился на свою ширинку. — Слышь, Ай, мы с Сончаем ведем интеллектуальную беседу, а ты что делаешь?

При его худобе эрекция оказалась особенно заметна, и девочки заинтересованно уставились на его шорты, оценивая габариты мужской гордости.

— Ничего себе банан, — хмыкнула Лалита среди общих охов и ахов. — Будь с ней поласковее.

Мусульманин заскрежетал зубами.

— А со мной не надо поласковее? — притворно огрызнулся Грег. — Я бедный, одинокий австралийский фаранг в вашем большом, жестоком городе.

— Большой не город, большой — это у тебя. Погляди, как оттопырился.

Грег расхохотался:

— Вам меня не переговорить. — Быстрый взгляд в сторону мусульманина. Грег тут же отпел глаза и посмотрел на меня. Я покачал головой.

— Пойду переоденусь.

Все посмотрели вслед Ай — на попку под бикини. Кроме мусульманина. Атмосфера начала сгущаться.

К счастью, «переодевание» Ай заключалось только в том, чтобы надеть юбку и майку. Когда она вернулась, Грег успел расплатиться за спиртное и внес за нее пеню.

— Увидимся, — бросил австралиец.

Мусульманин с откровенным отвращением посмотрел, как парочка выхолит из бара.

Стоило им исчезнуть, как в клуб ворвался гигант со своей компанией, сразу заполнившей все помещение. С точки зрения Аллаха, не лучшая замена, подумал я.

— Слышь, Сончай, что ты такое крутишь? Это не музыка, настоящий отстой, тысячелетнее барахло.

Надеюсь, «Ночь в белом атласе» группы «Муди блюз» подойдет.

— Вот это лучше, целиком и полностью занялся бандой ковбоев. Пока они были относительно управляемы, но старики их племени требуют постоянного неусыпного внимания. Мне повезло: вскоре подошли еще девочки — Марли, Кат, Пинун и другие — и на каждого старика стало по одной. Польщенные гости распетушились и принялись благодарно кудахтать и сюсюкать. Девушки смеялись и едва успевали переодеваться. А когда возвращались из раздевалки, их уже ждали напитки. Мне пришлось позвонить и заказать еще текилы.

Спиртное текло рекой — все пили залпом, кроме меня и мусульманина. Он снова свернул фотографию убитого, а я недоумевал, зачем усатый торчит в баре, если его настолько раздражают старики. Я забеспокоился, поскольку меня посетило одно из моих озарений.

Здесь должен объясниться. Мы были еще подростками, когда мой лучший друг и духовный брат Пичай убил наркодилера, который обеспечивал нас яа-баа. Наши матери устроили так, чтобы мы провели год в северном монастыре под надзором высокочтимого настоятеля, который в то же время был старшим братом Викорна. Кстати, Пичай погиб в прошлом году, при расследовании дела с кобрами (я об этом писал).

Двенадцать месяцев интенсивной медитации в лесном монастыре изменили нас настолько, что тот, кто не медитирует, понять сути перемен не способен. С тех пор у меня случаются озарения, и я могу проникнуть внутренним взором в прошлые жизни других. Иногда информация очевидна и легко поддается расшифровке, но чаще представляет собой неясные фантасмагорические проблески чужих сущностей. С мусульманином дело обстояло иначе, таких людей не часто встретишь в Бангкоке. Я был потрясен и почти не сомневался, что лет семьсот назад мы с ним встречались в Наланде[22] — великом буддийском монастыре в Индии. Должен признать — он сохранил ту же ауру.

Краем глаза я заметил, как он положил деньги в пустую банку из-под колы и исчез за порогом.

В мозгах гиганта что-то забрезжило, и он вспомнил, что Лалита умеет танцевать под современную музыку.

— Давай «Тюремный рок»! — завопил он.

Девушки вспомнили прошлый визит стариков и поддержали их вожака.

— Да, да, Сончай, включи ему Элвиса!

Мы начали с «Синих замшевых туфель», перешли к «Тюремному року», «Собаке», но на этом не остановились и прослушали еще много песен. Некоторые из стариков подхватывали партнерш и пускались в пляс. Мы хлопали им в ладоши и поддерживали, гикая и улюлюкая. Затем лысый верзила объявил, что все пожилые джентльмены полчаса назад приняли по паре таблеток «виагры». Девушки оживленно зашумели — им нравилось обсуждать загадочное и неуклонное увеличение членов с подружками и их обладателями. Старики оказались в атмосфере полного понимания, и на их морщинистых лицах засветились неподдельно живые улыбки.

Когда я вернулся к тому месту, где сидел мусульманин, то обнаружил, что он оставил ровно столько, сколько стоила банка кока-колы, и вдобавок визитную карточку с телефоном и адресом и аккуратно сложенную фотографию жертвы Чаньи.

— Яй дум, — прокомментировала Марли и, проходя мимо пустого стула, поморщилась. «Черное сердце».

Между тем музыкальный список продолжили медленные произведения. Элвис запел «Люби меня нежно», и бывшие хиппи так крепко прижали к себе партнерш, что это были уже не объятия.

— Старики, — прошептала мне на тайском Марли. — Скоро они все умрут.

ГЛАВА 9

В начале нынешнего кэлпа[23] трое мужчин — христианин, мусульманин и буддист — пустились в путешествие. Они были добрыми друзьями и, обсуждая духовные предметы, как будто соглашались по всем вопросам. Но однажды, обратив взор на внешний мир, обнаружили, что воспринимают его по-разному. Путники как раз преодолевали горный хребет, намереваясь спуститься в плодородную долину у подножия.

— Как странно, — заметил христианин. — В одной деревне под нами жители крепко спят. А в другой предаются отвратительной греховной оргии.

— Ты абсолютно не прав, — возразил ему мусульманин. — В первой деревне все в состоянии бесконечного экстаза, а во второй — уснули.

— Идиоты, — рассмеялся буддист. — Здесь только одна деревня и лишь одна группа жителей. В своих грезах они то покидают бытие, то возвращаются в мир.

ГЛАВА 10

В адресе на визитной карточке мусульманина значилось здание всего в нескольких минутах ходьбы от бара, но я не располагал собой, пока пожилые джентльмены, уповая на медицинскую науку, ждали чуда. Этот период девушки считали удобным моментом, чтобы уговорить все более пылких клиентов снова заказать им дамский напиток (бар и девушки делили выручку за спиртное пополам, и некоторые наши работницы предпочитали делать деньги именно таким способом). Один за другим старикашки уводили своих избранниц в комнаты наверху (наша такса — пятьсот бат за два часа) или увозили в гостиницу.

Мои мысли были слишком заняты визитной карточкой незнакомца и фотографией Митчела Тернера, чтобы думать о чем-нибудь другом. Часы факсимильного аппарата показывали десять минут до полуночи, но я все же решил набрать указанный на карточке номер. Трубку подняли после первого же звонка. Со мной поздоровались тихо, почти шепотом, с сильным южным выговором. Голос немолодого незнакомца — в интонациях угадывались сила, возраст и привычка властвовать.

— Говорит…

Собеседник перешел на нормальный тайский.

— Мы знаем, кто говорит, и надеялись, что вы окажете нам честь и придете к нам.

Пауза.

— Я боюсь.

— Понимаю. — Старик каким-то образом умудрился передать по телефонному проводу сочувствие. — Какие вы хотите гарантии? — Хотя собеседник по голосу выходил значительно старше меня, он употреблял вежливые обороты, принятые в обращении младших к старшим. Другими словами, он знал, что я служил в полиции. Интересный и в создавшихся обстоятельствах пугающе тонкий момент. Почему у меня возникло ощущение, что он сообразительнее меня? — Если пожелаете, приходите с коллегой. И разумеется, можете позвонить полковнику Викорну и сообщить, куда направляетесь. Мы не возражаем, хотя предпочли бы, чтобы вы этого не делали.

Я почувствовал себя, как человек, которому завязали глаза: чем грозит следующий шаг — сорвусь ли в пропасть или передо мной окажется ровное пространство? Я долго не отвечал.

— Хорошо, приду. Адрес тот, что указан на карточке?

— Да, если вас это устраивает. И еще раз спасибо.

Я позвонил матери и попросил прийти присмотреть за баром. Она увлеченно смотрела мыльную оперу. Сюжет был такой: семья волшебников живет в таинственном пространстве над миром и время от времени вмешивается в земные дела, особенно если речь идет о любовных отношениях образцовых пар, которых постоянно травит крадущийся скелет. Если речь идет о развлечениях, мы предпочитаем реализм. Мать не хотела отрываться от телевизора, но я говорил убедительно, и через пятнадцать минут она появилась в баре в деловом костюме от Шанель, в блеске золотых украшений и благоухая неброским ароматом духов «Ван Клиф и Арпель». Некоторые девочки уже возвращались после романтических свиданий и, удивленные тем, что за стойкой стояла сама хозяйка, низко, почтительно кланялись.

Квартира располагалась неподалеку от сой Ковбой, и мне потребовалось всего десять минут, чтобы туда добраться. Она находилась на Двадцать третьей сой — улице, знаменитой своими ресторанами, способными угодить любому вкусу — вычурному французскому, причудливому китайскому, вьетнамскому, британскому, немецкому, американскому, японскому. Мы называем ее улицей «голодных клиентов». Следуя по ней, мне то и дело приходилось покидать тротуар, чтобы не столкнуться с любовными парочками, которые, как правило, составляли белые мужчины среднего возраста и тайки лет двадцати с небольшим. Культуроведческое наблюдение: присмотрись, фаранг, девушки избегают на улице объятий, несмотря на то, что собираются сделать или только что сделали наедине с кавалерами. Так они сохраняют лицо.

Скромное здание охраняли несколько ребят в форме службы безопасности с наручниками и дубинками на поясе. Двое из них сидели за самодельным столом и играли в тайские шашки бутылочными пробками. Я сунул им под нос удостоверение и поднялся наверх.

Дверь как дверь, ничем не отличалась от других, но за ней открылось нечто совершено необычное. Я насчитал восемь молитвенных ковриков, ярко расцвеченных зелеными и золотыми красками; все исключительно с геометрическими рисунками и все лежали под одним и тем же странным углом. Приходивший в бар молодой человек впустил меня внутрь. Все в его манерах напоминало древнюю арабскую традицию гостеприимства. Он оставил свои категорические суждения и превратился в любезного хозяина. Умудрился поприветствовать меня тайским поклоном, и я ответил тем же. Но тут мое внимание привлек другой человек — мужчина лет за шестьдесят, в халате и маленькой шапочке. Он поднялся со стула, и с ним мы также обменялись тайскими приветствиями. Тайский поклон, или вай, — это не просто жест: сложить ладони и поднести к лицу. Это своеобразный социальный семафор, обладающий собственным толковником. Позвольте откровенность: ступившие на тропу духовного поиска нашли способы отличать друг друга по рангу. Этот имам сразу же произвел на меня сильное впечатление. Худощавый и прямой, в его угольно-черных глазах угадывались глубина и огонь. Я поднял сложенные руки на уровень лба и задержал на мгновение, и это проявление почитания обрадовало и поразило молодого человека. (Согласно правилам буддийский коп не обязан проявлять уважение к южным мусульманам, даже если они старше его.)

— Привет тебе, незнакомец. Наш дом — твой дом. — Старик произнес традиционную формулу приглашения тем самым шепотом, каким говорил со мной по телефону. Затем кивнул молодому человеку.

— Меня зовут Мустафа Джаэма, — проговорил тот. — А это мой отец, служитель Аллаха Нузее Джаэма.

Я не сумел скрыть удивления. Хотя его фотографии публиковались очень редко, имя Нузее Джаэмы в последние дни часто мелькало в новостях. О нем говорили как об умеренном голосе на юге, и его уважали последователи буддизма и ислама. Были такие, кто считал, будто он один сдерживает угрозу мятежа. Я знал, что он живет на крайнем юге в городе Сон-гай-Колок.

— Я детектив Сончай Джитпличип. Но вам это и так известно.

— Давайте присядем, — предложил имам и изящно опустился на молитвенный коврик. Мустафа и я последовали его примеру.

— Пожалуйста, не бойтесь, — сказал Мустафа.

Имам поднял руку:

— Простите моего сына. Он думает об американце, этом мистере Митче Тернере. — И повернулся к Мустафе: — Достопочтенный детектив нисколько не боится. Он для этого обладает слишком хорошей интуицией. И, в конце концов, в этой комнате только мы трое. — Джаэма-старший снова обратился ко мне: — Остальных мы попросили оставить нас с миром. В наши дни, если буддист видит в одном месте много мусульман, у него по спине бегут мурашки. Разве не так, детектив? — Я пожал плечами. Имам несколько мгновений внимательно смотрел на меня. — Я возблагодарил Аллаха за то, что Он послал вас к нам. — Взгляд в сторону сына. — Что ж, как говорят американцы, перейдем к сути. Почему мы здесь? Почему пригласили вас? Мустафа, расскажи детективу.

В присутствии отца молодой мусульманин смущался и стал неправильно произносить слова.

— Как вам известно, город Сонгай-Колок расположен на границе с Малайзией, где производят половину всех компьютерных комплектующих в мире. Мы подслушивали разговоры американца. Приехали за ним сюда.

Старик вздохнул:

— В характере молодых начинать с конца и пятиться к началу. Мустафа, будь любезен, начни с чего следует.

Я заметил, что молодой Джаэма успокоился.

— Мы знали Митча Тернера. В Сонгай-Колоке он был известен всем. Это создавало трудности и ему, и нам тоже.

Я почти не сомневался, что на этом месте имам снова прервет сына. Но оба вопросительно посмотрели на меня. Начинает ли до меня что-то доходить? Насколько я сообразителен? Достаточно ли умен, чтобы мне доверять?

Старик кашлянул.

— Полагаю, мне нет необходимости утомлять человека с вашей проницательностью несущественными деталями. Достаточно ли будет сказать, что мои люди обратили на него внимание, как только он появился в городе?

— Отец организовал разведывательную сеть, — с гордостью объяснил Мустафа. — Это было совершенно необходимо.

— Вы распознали профессию американца, — вставил я. — Видимо, не все горожане радушно отнеслись к белому шпиону.

— Вот именно, — с облегчением проговорил имам. — Он стал источником большого беспокойства для меня и для тех, кто меня поддерживает. Можете домыслить остальное?

— Слух распространился сначала в городе. Затем проник в Малайзию. Не исключено, что докатился до самой Индонезии.

Старик подчеркнуто низко наклонил голову.

— Я не в силах контролировать всех молодых людей в Юго-Восточной Азии. К нам обращались с просьбами — то с вежливыми, то с неприкрытой угрозой…

— Хотели, чтобы вы помогли его убить?

— Да. В обстановке, когда насилие в нашей части страны постоянно нарастает, и притом, как неловко справляется с этой ситуацией правительство, нам стало трудно защищать Тернера.

— Вы его защищали?

Мрачно:

— Кто же еще? Его соплеменники оказались неспособны спасти от гибели даже свои небоскребы.

Меня удивила злая ирония имама. Я внимательно посмотрел на старика:

— Вы опасались негативной реакции со стороны правительства в случае его смерти?

— Будем говорить откровенно: этот человек служил в ЦРУ и полностью соответствовал представлениям любого молодого фанатика, как должен выглядеть заносчивый американский хищник. Если бы его убили на юге, Вашингтон, без сомнения, усилил бы нажим на Таиланд. Мы боялись, что нам отрубят Интернет. Чем ощутимее нажим, тем сильнее реакция правительства. Одно цеплялось бы за другое, и в итоге нас бы собрали и засадили в лагеря. Вот чего я опасался. И когда вчера узнал, что Митча Тернера убили — не вы один, детектив, в состоянии подкупить гостиничного служащего, — понял, что мне необходимо ехать в Крунгтеп и оценить ситуацию.

Я покосился на Мустафу. Серьезный, упорный молодой человек, чей взгляд на жизнь не предполагал никаких полутонов. Он разительно отличался от утонченного отца. Имам легко прочитал мои мысли.

— О да, мой сын тоже подвергается искушению черно-белого мира. Разумеется, каждый, кто попадает в этот тоннель, считает, будто он на белой стороне. Это так, Мустафа?

— Я всегда повиновался вам, отец.

— Повиновался без понимания. Ты будешь вспоминать мою мудрость, когда меня не станет?

Мустафа отвернулся, затем снова вернул взгляд. Обожание отца было, вероятно, самой человечной чертой в этом безжалостном юноше.

— Вы представить себе не можете, насколько мусульманское большинство против того, чтобы США окончательно облажались и тем самым дали повод радикалам действовать. Положение отца невероятно трудное.

— Что вы хотите от меня? — спросил я. — По правилам вас необходимо вызвать на допрос. Судя по всему, вы много знаете о жертве.

Мустафа напрягся, но имама мои слова нисколько не смутили. В глазах старика мелькнули искорки.

— Это бы разрушило легенду полковника Викорна. Мы так понимаем, что ответственность за смерть американца несет одна из ваших… м-м-м… работниц.

Я кивнул.

— Вы желаете убедиться, что никто не обвинит мусульман?

— А разве такое решение не справедливо и не соответствует правде?

Уже было собрался сыграть в излюбленную игру любого копа и попросить не увиливать, а отвечать на вопрос прямо, но понял, что речь идет о чем-то большем. Принял вызов старика и посмотрел ему в глаза.

— Да.

— И еще: человек такой прямоты, как вы, будет стремиться к тому, чтобы свершилось правосудие.

Я протестующе вскинул руки:

— Вы отлично понимаете, что это зависит не от меня.

Мустафа поерзал на коврике.

— Ваш полковник хорошо известен по всей стране. Викорн — чрезвычайно коварный человек. Если его планы рухнут, он тут же свалит все на нас. У него совершенно нет совести.

— В случае такого развития событий что я смогу поделать?

— Предупредить нас, чтобы мы подготовились.

Наступила долгая пауза. Имам сосредоточенно смотрел на меня.

— Мы хотим, чтобы вы навестили нас на юге. — Он сделал странный жест правой рукой, словно ласкал какое-то невидимое существо. — Мы знали мистера Тернера достаточно хорошо. Его прислали, разумеется, для того, чтобы он шпионил за мусульманами. Но теперь он мертв, его убили. Этого одного достаточно, чтобы американцы почувствовали себя вправе угнать в неизвестном направлении кое-кого из моих людей. Допрашивать, не исключено, что пытать, тратить попусту годы жизни ни в чем не повинных мужчин — отцов и мужей, от которых зависит благополучие их семей. Я не могу бездействовать и сидеть, сложа руки. — Джаэма прищурил глаза.

— Понимаю. И поэтому вы приехали? Считаете, что достаточно объявиться в Крунгтепе, пригласить меня в гости и перетянуть на свою сторону во имя Бога, в которого я не верю?

Старик поморщился:

— Только не во имя Аллаха. Какая разница, как Его называть? Мне известно, что, согласно вашему пророку Будде, человек, то есть вы, — пробуждающееся существо и не может стать источником скверны, стоящей жизни многим людям. Для вас это невозможно. Как в рамках системы вашего вероучения представить себе бесконечную череду жизней, в течение которых придется терпеть страдания? Мы хотим, чтобы вы приехали в Сонгай-Колок. Не сомневаюсь, что ваш полковник отнесется к этому благосклонно. Вам же не помешает узнать больше и подготовиться, прежде чем к вам явятся цэрэушники.

— А какая вам от этого польза?

— Польза в вашей прямоте и честности. Мы не надеемся убедить американцев, что не убивали, а, наоборот, охраняли мистера Тернера и пытались спасти ему жизнь. Другое дело, если сведения поступят от буддийского полицейского, проведшего расследование и написавшего письменный отчет…

— Который попадет в средства массовой информации и к судье?

Имам удивил меня широкой улыбкой.

— А разве не таким способом выигрываются современные войны? И еще подумайте, сколько приобретете добродетелей.

— Похоже, вы имеете хорошее представление о буддизме.

— Я таец. Моя мать была буддисткой, пока отец не настоял на том, чтобы она изменила вероисповедание. Фанатизм — крайность. Образованные духовные лица знают, что ислам появился не на пустом месте. В нем много влияний, в том числе буддизма и индуизма. Это младшая ветвь великих религий, поэтому мы рассматриваем его как совершенствование духовного пути, древнего, как сам человек.

Кто бы остался равнодушным? Передо мной сидел худой, словно жердь, старик, который должен был ненавидеть Бангкок и все, что он собой представлял, и тем не менее пустился с сыном и учениками в этот город в паломничество ради того, чтобы сохранить мир. Проницательный, он немедленно понял, какие политические последствия сулит смерть Митча Тернера. И в то же время наивный: сделал ставку на сиюминутную оценку моей натуры. Но было во всем этом и нечто большее.

— Насколько хорошо вы знали Митча Тернера?

Мустафа повернулся к отцу. Они ждали этого вопроса.

— Был случай, мы попросили его уехать, — вздохнул старик. — К сожалению, наш визит в его квартиру возымел обратное действие. Западный разум дик и непредсказуем. В нем нет стержня. Потом он несколько раз приходил ко мне и получал утешение, какое только я мог предложить неверному. У вас, буддистов, есть нирвана, у нас — Аллах, даже правоверные христиане, и те идут своим путем, хотя и приукрашивают его всяческими ребяческими чудесами. А что представляет собой продукт капитализма, к которому принадлежал мистер Тернер? Человеческие души, навсегда отделенные от Бога. Крики их агонии слышны даже тогда, когда они сбрасывают бомбы. Юноши, не знающие правды о себе. Считают, что убивают других. Но они убивают себя. Я предупреждал его, чтобы он избавился от желания смерти, но большая часть личности Митча уже подверглась отторжению. Остался всего лишь набор легенд.

Мы надолго замолчали.

— Теперь мне все становится понятнее, — нарушил я тишину. — Любое расследование, кто бы его ни проводил, выявит, что вы знали Тернера, он приходил к вам и у вас имелась возможность его прослушивать. Вы правы, картина складывается неприглядная.

— Я вас прошу, — начал Мустафа с таким натиском, что мне на мгновение показалось, будто он собирается выпроводить меня за дверь. — Приезжайте в Сонгай-Колок. Мы наводили о вас справки. Вы человек сложный, но правдивый. Серьезно принимаете буддизм. Если сразу же напишете отчет и восстановите нашу репутацию, будет трудно что-либо возразить.

— Но каким образом я оправдаю свой отчет, если дело закрыто?

— Вашему полковнику не одурачить ЦРУ, — нетерпеливо прервал меня молодой мусульманин. — Нам неизвестно, как в точности выглядит ваша легенда, но не сомневаемся, что она представляет собой набор лжи. Американцы вскоре пришлют своих агентов, и никто не сомневается, насколько они непорядочны. Как считаете, способны перед чем-нибудь остановиться люди, вторгающиеся под лживыми предлогами в суверенные страны? На Западе очень многие выигрывают от того, что воюют с исламом.

Я качал головой и переводил взгляд с одного на другого.

— И поэтому вы переложили проблему на меня?

Возможно, я ошибся, но мне показалось, будто губы старика сложились в едва заметную улыбку.

ГЛАВА 11

Я надел наушники, слушал «дорожно-пробочное» FM и одновременно размышлял, как обойтись с благородным имамом и его сыном. При этом склонялся к тому, чтобы позвонить Викорну, который укатил на Чиангмай. Предлог — побыть со своей четвертой миа ной, или младшей женой, энергичной молодой женщиной, не собиравшейся терпеть глупости гангстера и заводить от него детей. С такой поистине революционной формой бунта Викорну еще не приходилось сталкиваться. Мои мысли обратились к Пайситу, вещающему в ухо о том, насколько тайцы до сих пор страдают предрассудками. Пайсит оттягивался на моорду — профессиональном предсказателе и астрологе, которого откровенно смешивал с грязью.


Пайсит: Взять хотя бы нынешнюю моду покупать предсказания лотереи.

Астролог: И что из того?

Пайсит: Я хочу сказать, насколько это достойно сожаления — тайцы тратят на маленькие, продающиеся в каждом газетном киоске брошюры больше, чем на порнографию.

Астролог: Ваша точка зрения заключается в том, что порнография — более высокий предрассудок?

Пайсит: С моей точки зрения, порнография — вовсе не предрассудок. В других странах газетные киоски зарабатывают деньги на откровенном вожделении, а не на средневековых фетишах. Вы тоже вносите вклад в такие предсказания?

Астролог: Нет, я этому не обучен.

Пайсит: Значит, в рамках вашей профессии существует особое направление предсказывать выигрышные номера лотереи на следующей неделе?

Астролог: Можно сказать, что так.

Пайсит: И какова доля попаданий?

Астролог: Зависит от человека. У некоторых очень большая степень точности. Есть предсказатели, способные увеличить вероятность успеха на пятьдесят процентов.

Пайсит: Вроде таких, как вы, разглядывающих будущее в стеклянном шаре?

Астролог: Не совсем. Есть люди, подкупающие ведущего лотереи. Они зарабатывают деньги тем, что продают информацию издателям брошюрок. Но приходится разбавлять долю точных предсказаний и представлять все в виде, как вы выразились, средневековых фетишей, иначе можно легко вызвать подозрение. Это менее рискованно, чем подмазать лотерейщика и сразу выиграть, — очень легко попасться.


Наконец я собрался с духом и позвонил Викорну, который терпеть не мог заниматься делами на отдыхе в Чиангмай. Тем не менее он меня выслушал, и я даже услышал в его голосе заинтересованность.

— Так Нузее Джаэма в этом участвует? Ты уверен?

— Да. Вы его знаете?

— Конечно. Он единственный, кто в тех краях способен по-настоящему влиять. Организовал сеть, которой руководит его сын. Ходит по лезвию ножа. Стоит ему пойти на сотрудничество с нами, и его люди могут расценить это как предательство. Стоит отказаться — может быть воспринято как враждебная позиция.

— Что за сеть?

— Информационная. Тебе стоит съездить туда, может быть, удастся что-нибудь выяснить.


Мне ничего не оставалось, как собираться в путешествие на невежественный юг. Но когда на следующее утро я вернулся в бар, меня в который раз поставило в тупик пришедшее по электронной почте сообщение:

Майкл Джеймс Смит, родился в Куинсе, г. Нью-Йорк. Номер карточки социального страхования — 873 97 4506. Профессия — адвокат. Семейное положение — разведен (в пятый раз), имеет троих детей. Финансовое положение — обеспечен. Уголовное прошлое — отсутствует; несколько раз нанимал опытного адвоката и уходил от ответственности за злоупотребление алкоголем и наркотиками. Военная служба — призывался на войну в Индокитае; в 1969–1970 гг. служил в чине майора; был награжден медалями «Бронзовая звезда»[24] и «Пурпурное сердце».[25] Считается, что в марте — апреле 1988 г. проходил курс лечения от наркомании. Активный член организации «Ветераны против войны».

Электронное письмо пришло от Кимберли Джонс, специального агента ФБР, которая расследовала со мной дело кобр. Я продолжал радоваться кармической награде, которую получил зато, что, несмотря на ее угрозы, попытку подкупа, упрашивания и приступы гнева, отказался с ней спать. Эта женщина стала моим другом на всю жизнь. Кармическая награда заключается в том, что Джонс и продолжает им оставаться — пришедшее послание совершенно лишено сексуальной подоплеки. В нем нет ни упоминания о страсти, ни ярости женщины, которой пренебрегли. Теперь я перед ней в неоплатном долгу: Кимберли приняла тайский образ мыслей настолько, что сочла личные отношения главнее абстрактного долга и незаконно воспользовалась базой данных ФБР, чтобы разузнать детали жизни Майкла Джеймса Смита, адвоката, ветерана вьетнамской войны, клиента тайских проституток (по крайней мере одной) и отца не троих, а не менее четверых детей. Я все еще смотрел на экран, когда зазвонил телефон.

— Получил?

— Да.

— И как раз сейчас читаешь?

— Да. Как ты узнала?

— Любовная интуиция. Как себя ощущаешь?

— В ужасе.

— Собираешься с ним связаться?

— Не знаю.

— Скажешь матери?

— Не знаю.

— Значит, я претерпела массу трудностей и рисковала карьерой лишь ради того, чтобы ты по-вашему, по-тайски, в течение следующих трех жизней сидел и просто об этом размышлял?

— Хочу тебя поблагодарить. Ты сделала нечто такое, чего никто другой бы не сделал.

— Отблагодаришь своим телом, когда меня занесет в ваши края.

— Хорошо.

Кимберли помолчала.

— «Хорошо» — это надо понимать как «да»?

— Да. Разве я могу отказать?

— Но без желания?

— Не будь настолько белой. Я тебе обязан и расплачусь. Ты получишь удовольствие.

Шепотом:

— Обещаешь?

— Обещаю.

— Не представляешь, как я возбудилась. Пожалуй, не сумею снова заснуть.

— Спасибо.

— Ну все, Сончай, разъединяюсь. А то от нашего разговора у меня что-то творится с головой. В толк не возьму что.

— Сказала бы лучше — с сердцем.

— Ты прав. Так и говорю — с сердцем. Пока.

Она повесила трубку, и я остался один на один с Майклом Джеймсом Смитом — суперменом, который однажды вечером пришел с войны и нашел свою судьбу в баре в Пат-Понге. Давным-давно я создал об этом мужчине миф, а теперь узнал его имя. Имя сукина сына, чьим незаконнорожденным сыном был сам.

Потрясло то, что его на самом деле звали Майк Смит. Вытянул это имя у матери после трех десятилетий мольбы и упрашивания, но не сомневался, что она солгала. Кимберли располагала очень немногими данными: человек воевал во Вьетнаме, примерно такого-то возраста, вероятно, стал юристом и родился в Куинсе. Я никогда не просил об этой услуге Джонс. Она, должно быть, боролась с собой несколько месяцев и все-таки сделала выбор. Несомненный подвиг в стране фарангов. Пока я размышлял над сложнейшим вопросом: как поступить дальше, — снова пришло электронное сообщение. И опять от Кимберли.

Тогда ты меня вроде как прогнал. Я не задумывалась, чего тебе это стоило, — гнула и гнула свое. Но раз мы с тобой станем любовниками, поделюсь еще информацией. Только будь осторожен, не наведи на след: mikesmith@GravelSpearsandBailey.com.

Вот она — скорость современной переписки. Мне кажется, я бы предпочел, чтобы письма, как в прошлом, плыли от континента до континента века, и тот, кому они адресованы, за это время мог свободно умереть от холеры или сердечного приступа и не узнать, какое место занимает в сердце корреспондента на другом конце света. Но наступил двадцать первый век. И раз уж оказался в Вавилоне, изволь вести себя как все вавилоняне. Пара ударов по клавишам — и на экране появилась обычная реклама «Клуба пожилых мужчин». Я добавил к стандартному тексту еще одну строку: «Привет от Нонг Джитпличип и твоего любящего сына Сончая» — и отправил супермену, другими словами, моему биологическому отцу. Вполне резонно предположил, что не найдется другого мужчины среднего возраста со скелетами в шкафу, который пожелал бы получить спозаранку подобное послание. Поэтому не рассчитывал на ответ.

Позвонил матери и рассказал об электронном письме Кимберли Джонс, но до поры до времени утаил новости о послании, только что отосланном Майку Смиту.

Долгая пауза. Затем шепот:

— Она в самом деле добыла эти сведения в ФБР?

— Да.

— С тех пор прошло тридцать три года, Сончай. Не знаю, сумею ли я с этим справиться. — Приглушенный звук, который мог оказаться чем угодно, — неужели непроизвольные рыдания? Но она тут же повесила трубку, что было совершенно на нее не похоже.

Я снова остался с ним наедине — героем и человеком, больным наркоманией, преуспевающим адвокатом, мужем-неудачником и сбежавшим (по крайней мере в моем случае) от детей отцом.

Мобильник снова зазвонил.

— Будь любезен, сообщи, что ты намерен предпринять?

Признался, что послал Смиту киберверсию ее традиционного «Привет, морячок!» и назвал нашу фамилию. Мать вздохнула:

— Ты что, потерял свою магическую черепаху? Мог бы посоветоваться со мной. Неужели, Сончай, у тебя вовсе не осталось ко мне уважения?

— Он мой отец.

Нонг опять бросила трубку. Я пожал плечами и набрал номер авиакомпании «Бангкок эрлайнз». Мне ответили, что в Хатъяй летают ежедневно девять рейсов, а в Сонгай-Колок — всего два раза в неделю. Я заказал билет на ближайший рейс в Хатъяй.

ГЛАВА 12

К вашему сведению: приблизительный перевод названия нашей столицы звучит так: «Великий город ангелов, хранилище божественных камней, огромная земля, которую нельзя завоевать, величественный и выдающийся мир, полная достоинства, богатая девятью драгоценностями восхитительная столица, королевская обитель и монарший дворец, прибежище богов и место обитания претерпевщих реинкарнацию духов».

Фонетически это можно представить таким образом: «Крунгтеп маханакон бовон раттанакосин махинтара айютайа махадилок попноппарат ратчатани буриром-удомрат-чанивет махасатан-амонпиман-аватансатисаккататиявинукампрасит».

Никакого Бангкока в этом названии нет.

ЧАСТЬ II ЮГ

ГЛАВА 13

Во время полета на юг я сидел рядом с двумя секс-туристами, которые до упаду хохотали над старой, как мир, историей.

— Так вот, заплатил я за нее пеню в баре и привел к себе в номер на всю ночь. Наутро просыпаюсь, иду в ванную, а там она — сидит орлом на толчке и по всей крышке следы ступней.

Этот рассказ всегда меня раздражал. По-моему, он прекрасно иллюстрирует, какая между нами культурная пропасть. Но не в том, что девушки привыкли сидеть в туалете на корточках, а в том, что человек с Запада придает этому такое большое значение и считает шокирующим. Мне кажется, туалет находится в самом центре мыслей европейца, там, где у нас Будда. Я не удержался и вмешался в разговор.

— Последние исследования доказали, что те, кто сидит на корточках, редко страдают раком толстой кишки, — сказал я парню в соседнем кресле (платок на голове, в носу пуссета, шорты длиною три четверти и майка).

Он недоуменно на меня покосился:

— В самом деле?

— Да. Скоро вы все будете восседать на корточках. Потребуется некоторое время, чтобы научиться. Будет организовано корточное страхование, людям придется посещать классы и покупать бестселлеры с картинками приемов и поз, в зарубежные страны отправится армия миссионеров.

— М-м-м…

Всемирное обучение — разве не замечательная идея? Я отвернулся к окну и стал смотреть на белые невесомые хлопья облаков. Но продолжал злиться, пока не вспомнил мсье Трюфо, несколько месяцев содержавшего в Париже мою мать, когда я был маленьким. Даже в его фешенебельной квартире в Пятом районе был педальный туалет. Мать его уважала и в силу этого — всех остальных французов. И я, и Нонг всю жизнь предпочитали позу на корточках и, если хочешь знать, фаранг, никогда не мучились кишечными расстройствами.

В Хатъяй я взял такси и поехал на вокзал.

Поезд. Должно быть, мы приобрели наш железнодорожный парк у британцев в рассвет империи. Какой-то англичанин из центральных графств в эпоху короля Эдуарда решил, что если оставить скамейки необитыми, то на каждое сиденье можно впихнуть на одного аборигена больше. Через полчаса езды рейки впечатались в мою задницу, и она один к одному стала напоминать калитку.

Пейзаж. Черные маленькие птички, напоминающие очертаниями скрипку, пели на телефонных проводах, по полю бродили серебристо-серые буйволы, голые ребятишки играли в ручье, трава казалась зеленой, будто сукно на карточном столе, на заливных полях пробивались нежные ростки второго в этом году урожая риса. Все неимоверно страдало от жары. От Хатъяй к югу пейзаж разительно менялся, но не по географическим причинам. Работающие на полях женщины как по волшебству все оказались в мусульманских платках и длинных юбках. Многие в черном с головы до пят. Не в привычках наших женщин закрывать лицо и сильно скромничать. Вывод однозначен — здесь другая страна. Мужчины тоже носили мусульманские головные уборы: либо тюбетейки, очень напоминающие еврейские кипы, либо шапочки в виде плотно сидящего на голове цветочного горшка, нечто вроде фесок. Начинался вечер, солнце спускалось к горизонту, и с невидимых из окна вагона сельских мечетей в сгущающихся сумерках разносился голос невидимых муэдзинов. За долгий путь у меня в душе появился страх. В этой части страны могло произойти что угодно.

Когда поезд прибыл в Сонгай-Колок, было уже темно. Инстинкт подсказал мне, что сначала надо обследовать город и только потом связаться с Мустафой.


На главной улице каждый второй дом выглядел так, словно в нем располагался платный приют. Меня посетила мысль: не остановиться ли мне в память прошлых лет в самом убогом? Я мог бы составить энциклопедию притонов, в которых жили мы с матерью, пока она перебивалась между клиентами. Но передумал: все равно расплачиваться придется какому-нибудь мусульманскому боссу. И выбрал самый большой и лучший на вид. Он назывался по-тайски, малайзийски и английски «Добрый дворец» и представлялся одновременно большим, дорогим, залитым светом, выцветшим и неряшливым. В холле меня снабдили полотенцами, мылом и тремя презервативами. Ничего не скажешь, в этом месте серьезно подходили к борьбе с вирусом иммунодефицита.

Через полчаса я принял душ и переоделся (как обычно, в черные брюки, черные нефирменные ботинки и белую рубашку). И вот я иду по улице и начинаю изучать здешние реалии. Что мне понравилось больше всего — так это полицейский участок. Огромное, величественное здание по всему периметру окружала стена, к которой притулилось не менее трех сотен маленьких бамбуковых хижин, и в каждой — одна, а то и две девушки. Хижины, разумеется, не были борделями — не вышли для этого размером. Девушки делали вид, будто продают еду и напитки. Кое-где я даже заметил холодильники с пивом. Но никто не сомневался, чем они торговали на самом деле.

Девушки в большинстве своем были не из местных мусульманок — эти буддистки приехали из разных районов страны, в основном с беднейшего севера, решив занять здешнюю нишу рынка. Их услуги оплачивались не так щедро, как тех, кто работал в Бангкоке с фарангами, но зато местный рынок считался надежнее. По выходным и в большинство будней сюда из Малайзии рвались многочисленные орды правоверных молодых мусульман, оставляющих благочестие по другую сторону границы. Они приезжали на дорогих внедорожниках, на дешевых мотоциклах «хонда», на рейсовых автобусах и микроавтобусах. Некоторые даже крутили педали велосипедов или шли пешком. Вот и теперь город наводнили охочие до развлечений южные соседи. Все девушки выучили малайзийский язык и принимали в качестве оплаты ринггиты. В каждой хижине стояли или сидели юноши и ворковали, обольщая хозяек. В каком-то отношении они были более цивилизованы, чем фаранги. Приезжали не только для того, чтобы перепихнуться, — наоборот, хотели оттянуться по полной программе; со спиртным и многолюдными дискотеками с караоке. А секс оставляли на последний момент, пока еще вовсе не нализались.

Мой профессиональный взгляд остановился на одной красотке — таких изящных девушек редко встретишь за пределами Крунгтепа. Она оценивающе покосилась на меня — непосвященный вообще бы не заметил, — и, увидев, что я одет на тайский манер, сбросила со счетов. То, что такая женщина работает в этом месте, говорило о многом. Но еще больше могло рассказать расположение у полицейского участка. Каждый, кто знаком с Азией, ни на мгновение не усомнился бы, что копы взимают с девушек дань за соседство хижин со стеной правоохранительного участка.

Я шел и получал об окружающем все более точное представление. Повсюду торговали плотью — этот бизнес составлял основу экономики города, а другого здесь не было. Я подумал о Мустафе — какое для него оскорбление, какое мучение для его чистой души изо дня в день ходить по городу. В вестибюлях гостиниц, в каждом ресторане и кафе, на каждом углу я заметил кучки женщин от двадцати до тридцати лет. Они специализировались на малайзийцах и, как правило, скользили взглядами мимо меня, но большинство готовы были пойти навстречу, если бы я дрогнул. Не назвал бы этот город рассадником исламского фанатизма. Окажись тут проповедник от «Аль-Каиды», его бы обсмеяли и выгнали вон. Сам пророк Магомет не подвиг бы здешних ребят на джихад — они и без того жили, как на исламском небе.

Вспомнил убитого фаранга Митча Тернера — он месяцами болтался в Сонгай-Колоке. Но по крайней мере разок удрал на сой Ковбой. Я понимал почему. Даже если позабыть о проституции, этот маленький городок вызывает в человеке клаустрофобию.

Краем глаза я заметил, как молодой мусульманин достал мобильный телефон и стал разговаривать. Показалось или он на самом деле непроизвольно дернул подбородком в мою сторону? Пока парень говорил, я вытащил мобильник и набрал номер Мустафы — занято. По-настоящему обученный полицейский решил бы, что это ничего не доказывает, но полагающемуся на интуицию копу из третьего мира факт показался достаточно убедительным.

Как только юноша разъединился, я снова позвонил Мустафе. На этот раз последовали гудки вызова.

— Сончай, вы где?

— Вы знаете, где я.

Пауза.

— Иду.

Он пришел пешком через десять минут. Теперь я наблюдал молодого Джаэму в определенной обстановке — его обстановке. Мне хотелось понять, как этот серьезный поборник ислама реагирует на проституток, определяющих экономику города. Его города, его экономику. Но он как будто едва их замечал. Все воображение захватила некая предстоящая миссия. Усатый мрачно смотрел перед собой и шел, такой же высокий и прямой, как отец. Никто бы не взялся отрицать благообразие преданности Аллаху — и уж, во всяком случае, не тот, кто занимается серьезной медитацией. Но Будда предлагает нам срединный путь. В Мустафе же я не чувствовал золотой середины. Не будь сдерживающего влияния отца, он опустошил бы город бомбой и даже не заметил. Мы не стати друг другу кланяться. В отсутствие старика поздоровались сдержанно, как противники, на некоторое время объединенные общей целью, но готовые возобновить старинную вражду.

— У меня есть ключ. — Не глядя на меня, он принялся рыться в карманах.

— Не здесь, Мустафа. — Я завел его в кафе, заказал «Севен-ап», а он выпил воды. Парень чувствовал себя неуютно, хотя в кафе не подавали спиртных напитков. Думаю, он чувствовал бы себя точно так же в любом окружении, которое задумано, чтобы стимулировать духовную близость присутствующих. Я видел это в мучительно расплывчатых и ускользающих мысленных образах из давних столетий: даже в те времена он был наделен такой же целеустремленностью, которая является формой ограниченности мышления. Для него и тогда, и теперь буддизм оказался непомерно утонченной религией. Божественная мудрость Сиддхаратхи Гаутамы Будды подразумевает, что любое желание — это греховное извращение, даже желание приблизиться к Богу. Мустафа же — одна из тех страстных натур, созданных для ислама — религии воителей.

— Расслабьтесь, — предложил я ему. — Раскройте свой мозг. Мне необходима информация.

— Какая информация? — испугался и насторожился он. Для Мустафы наша встреча была ограничена понятиями начала, середины и конца. Он представить себе не мог, насколько это по-западному таким странным образом суживать реальность.

— Как насчет адреса?

Он моргнул.

— Я собирался его показать, но вы привели меня сюда.

— Хорошо. Через минуту покажете, где жил мистер Митч Тернер, — это будущее. Но давайте задержимся в настоящем. Вам разве здесь не нравится?

Мустафа огляделся и пожал плечами:

— Кафе как кафе.

Мне никак не удавалось пробиться внутрь его железного черепа. Но когда-то я был его учителем, и он любил меня с той же свирепостью и слепотой.

— Мустафа, — начал я, — позвольте кое-что сказать: вы великолепно делаете свое дело. Даже в таком маленьком городе, как этот, не так легко следить за человеком и поминутно знать, где он находится. Ваши люди сели мне на хвост с того самого момента, как я прилетел в аэропорт. Но заметил это лишь недавно, когда один из них стал говорить по мобильному телефону. Догадка, оказавшаяся верной.

— И что из того? Моему отцу необходимо знать, что происходит в каждый момент времени. Я упомянул об этом еще в Крунгтепе. Это его сеть, а не моя. Отец учит… — Он умолк, испугавшись, что сказал слишком много.

— Так чему вас учит отец?

— Говорит, что в современном мире никто так не подвержен опасностям, как умеренный мусульманин. Фанатики нас ненавидят, считая еретиками и трусами. На Запале не любят — из-за нашей приверженности морали, там давным-давно утерянной. Многие фаранги, особенно в Америке, обращаются в нашу веру. Мне необходимо защищать отца.

— И вы руководите сетью, которую создал он?

— Да.

— Следовательно, должны знать о Митче Тернере больше всех остальных на земле. По крайней мере о том Митче Тернере, который в течение скольких-то месяцев жил в Сонгай-Колоке.

— Больше восьми месяцев. — Мустафа посмотрел мне в глаза и позволил себе некое подобие ухмылки. — Восемь месяцев и две недели.

— И все это время ваши люди ходили за ним, куда бы он ни направился?

— Мой отец объяснил вам, что мы старались сохранить ему жизнь. Это можно было сделать единственным способом — не сводить с него глаз.

— Он догадывался, что за ним следят?

Мустафа мотнул головой:

— Нет. Тернер был очень глуп. — Мусульманин взглянул на меня в упор и поправился: — Я употребил неверное слово: он был типичным фарангом — заблудшим, сбитым с толку, мечущимся в тысячу сторон, словно его обуревает демоны. Блуждал в собственном сознании и почти не замечал происходящего вокруг. Я мог бы послать за ним десяток людей, построив в шеренгу, — он бы все равно ничего не заподозрил. Фаранг до мозга костей, этот человек считал, будто шпионит он один. Американец деградировал в течение месяца. Время от времени к нему из Бангкока наезжала шлюха. Он употреблял наркотики. Шел по дурной дорожке, а решил, что находится на пути к Богу. В этот период Тернер как-то пришел повидаться с моим отцом. Это был всего лишь психоз. Почему белые вообразили, что Богу угодны ненормальные? Аллах любит железных мужчин.

— Шлюха? Вы знаете, кто она такая?

— Нет. Она ни разу не задерживалась настолько, чтобы нам удалось выяснить.

— Вы ее сфотографировали?

— Нет.

— Почему?

— Не было необходимости. Тернер хранил в своей квартире ее снимок. Если бы вы не настояли завернуть в кафе, теперь смотрели бы на ее лицо.

«О, Мустафа! — захотелось воскликнуть мне. — Как это знакомо!»

— Вы регулярно обыскивали его жилище?

— Не то чтобы регулярно… — Мой вопрос его немного смутил.

— Мустафа, — начал я. Он посмотрел мне в глаза. — Если вы хотите, чтобы я провел полноценное расследование и подготовил убедительный отчет, вы должны рассказать все.

Он ответил неохотно:

— Один из наших консультантов по электронике с той стороны границы снабдил нас специальным устройством, которое считывало и записывало удары по клавиатуре его компьютера. Разумеется, нам пришлось проникнуть в его квартиру, чтобы его установить, а затем еще раз — чтобы забрать.

Едва сдержал улыбку и немного расслабился, когда заметил след усмешки на лице Мустафы. Но он тут же взял себя в руки. Я состроил восхищенную мину:

— Устройство начинало регистрировать самые первые удары по клавишам, когда Тернер входил в Интернет. Другими словами, его пароль доступа. Вот почему вы не могли оставить устройство в квартире. Удалось проникнуть в базу данных ЦРУ?

— Не на все уровни. Код доступа только первый этап. Потом предусмотрено еще много проверок. Нам так и не удалось подняться выше сплетен. — В ответ на мой вопросительный взгляд он добавил: — Мы это так называли, потому что в основе своей это сплошная муть — белиберда, о которой там так любят поговорить.

Сначала я хотел дождаться утра и только тогда навестить квартиру Тернера. Но в этом городе, кроме того, что перепихнуться, заняться оказалось решительно нечем. Ситуация начинала меня интриговать, и я решил держаться Мустафы. Митч Тернер проживал буквально за углом того места, где мы сидели, в пятиэтажном многоквартирном здании неподалеку от полицейского участка. Когда мы вошли, консьерж, проживающий и работающий в комнате с односпальной кроватью, телевизором и видом на вход, отвернулся от Мустафы с каменным лицом.

— Буддист. Один из ваших, — объяснил мой провожатый.

— Вы его запугали, чтобы взять ключ?

— Ничего подобного. — И после паузы: — Не потребовалось.

Пока мы добрались до верхнего этажа, я задохнулся и вспотел от вечернего зноя. А на Мустафу подъем как будто никак не повлиял. Переступив порог квартиры, я был поражен тем, что увидел из окна: полицейский участок окружала плотная толпа юношей и девушек, и из сотен дешевых магнитофонов ревела смесь тайской и малайзийской поп-музыки.

Обменялся взглядом с Мустафой, и тот кивнул в сторону хозяйской спальни. Первое, что бросилось в глаза, — небольшая стопка книг; затем — на почетном месте рядом с односпальной кроватью фотография Чаньи в серебряной рамке.

Судя по всему, ее сняли в Штатах, потому что на ней была длинная куртка с капюшоном на подкладке, а сама девушка совершенно окоченела — так могут замерзнуть только наши соплеменники в северных краях. Но выглядела счастливой, и на лице сияла знакомая удивительная улыбка. Хотя под теплой паркой фигуры не было видно, смотревший на фотографию сразу понимал: перед объективом позировала на редкость привлекательная женщина. В фотографии угадывалось нечто особенное. Я решил, что камеру держал влюбленный в Чанью мужчина.

Какое жуткое упражнение на проницательность восприятия — словно со страниц учебника по буддизму. Прокрутил в мозгу тот момент в баре, когда Чанья соблазняла тупого, угрюмого культуриста-развратника, и поставил на его место в высшей степени здравого, образованного, нежного мужчину, давно ее знающего и, без сомнения, боготворившего. «Я так чертовски одинок», — сказал он ей. Почему красотка его убила? Почему надругалась над телом? Я заглянул в глаза Мустафе, но в них было пусто. Ни малейшего любопытства по поводу личной жизни фаранга. Меня заинтересовало, как обходится этот человек со своими мозгами, когда ему тошно — ведь даже у фанатиков случаются такие моменты. Наверное, они считают их просто отсрочкой положенного им рая.

— Вы знаете, кто она такая?

Мустафа пожал плечами. Какая разница? Приехавшая издалека шлюха, — для него она значила не больше пустого места. Ведь эта женщина не участвовала ни в одной из интересовавших его войн. Я позволил себе задержать взгляд на ее лице — вот она, знакомая улыбка. Мустафа никогда бы не догадался, как екнуло мое сердце. Я вынул фотографию из рамки и положил в карман. И, чувствуя, что неспособен больше размышлять о загадке снимка, стал разглядывать стопку книг. «Приключения Гекльберри Финна», Библия в черном переплете, биография шпиона ФБР Роберта Ханссена, написанная Норманом Мейлером и Лоуренсом Шиллером, перевод «Ада» Данте, Коран на английском языке и «Энциклопедия паукообразных: в помощь опытному энтомологу. Проблемы определения и классификации азиатских пауков». Пролистав яркие цветные таблицы — скорпионы красочно вспыхнули под ультрафиолетовым освещением, — я поднял глаза на Мустафу.

— Забыл вам сказать — он их собирал. Мы решили, что Тернер ненормальный, когда увидели его ползающим по темным улицам с маленьким сачком и склянкой.

Остальные книги были на японском, так что ни один из нас не мог понять, о чем идет речь. Хотя в одной из них имелись картинки — литографии, изображающие дуэли самураев на их знаменитых кривых мечах. Я решил, что это своего рода учебник. Фотографии самурайских мечей сопровождались иллюстрациями, которые рассказывали, как изготовлялось оружие.

— Он свободно владел японским, — объяснил Мустафа. — Мы предположили, что японистика — его специальность, благодаря которой он попал в ЦРУ. У него были друзья-японцы.

В конце концов Мустафа все-таки поддался чувству отвращения, которое испытывал с того момента, как попал в квартиру американца.

— Не понимаю я этой детской мечты командовать миром. Взгляните на эти книги, на его жизнь. Тридцатилетний подросток, ребенок-потребитель, он хватает культуру с полок супермаркета: самурайская ерунда, шлюха из Бангкока, немного христианства здесь, немного ислама там — и все только в свободное время, когда не ловит пауков и не курит опиум. — Губы Мустафы сложились так, будто он хотел сплюнуть.

— Курит опиум?

Мусульманин что-то проворчал, не желая продолжать.

Я шел за ним по квартире и замечал, как он бросает презрительные взгляды в каждый укромный уголок. На полке в глубине свободной спальни мы обнаружили аквариум. Мустафа всмотрелся внутрь и покачал головой:

— Их никто не кормил.

Там, за стеклом, валялись высохшие трупики покрытых волосками тарантулов, погибшая самка-скорпион с детенышами на спине, мертвые пауки висели в своей паутине — картина, словно после всемирного катаклизма.

В шкафу Мустафа нашел дешевый телескоп, вроде тех, что можно приобрести в обычном универсальном магазине. Наш обмен взглядами был классическим примером телепатии. Если Митчу Тернеру требовался телескоп, почему он не убедил ЦРУ снабдить его хорошей, современной моделью? И с какой целью использовал вот этот?

— Наблюдал жизнь вокруг полицейского участка, — хмыкнул мой провожатый.

Больше мы ничего существенного не обнаружили, во всяком случае, такого, что могло бы объяснить насильственную смерть Митча Тернера. Я не заметил в квартире портативного компьютера, но Мустафа объяснил, что каждый раз, когда американец покидал надолго жилище, он брал его с собой. Видимо, следовал обычным инструкциям и прятал в банковском хранилище — сейфе или ячейке для ценностей.

Больше мы в этот Вечер не могли ничего предпринять и ушли из квартиры. Мустафа запер дверь на ключ.

Ночь бурлила незатихающей жизнью. Город оглушал мелодиями диско, повсюду вспыхивали неоновые вывески дешевых гостиниц. Мимо прошел высокий, коренастый малайзиец с тремя девушками. Зачем ему целых три? Я покосился на Мустафу. Но мусульманин, судя по всему, ушел в некое пространство, где спасался от действительности. Сомнительно, что он вообще их заметил — трех радующихся жизни девчушек. Видимо, в системе его предрассудков женщины представляли собой зло в чистом виде и являлись посланцами сатаны. Похоже, малайзиец и девушки собирались как следует встряхнуться, а затем уснуть сном праведников. Я не стал объяснять Мустафе, что в таких ситуациях женщины нередко радуются, когда подворачивается коллективная работа. Они считают это удачной сделкой: можно запросить больше, а трудиться меньше. К тому же, обслуживая клиента, приятно иметь рядом подружку или коллегу, с которой можно поболтать на родном языке. Для деревенских девушек это не в новинку — они привыкли вместе горбатиться на полях и, коротая время, смеяться, кокетничать, шутить, при этом едва замечая, чем заняты руки. Наверное, и этого крупного малайзийца воспринимали рисовой плантацией и, вызывая у него эрекцию, обсуждали курс обмена долларов на баты. Мне было жаль Мустафу — уж слишком решительно парень отрицал этот естественный танец жизни, ее забавную сторону. Удивительно другое — запутавшийся в себе американец принимал жизнь такой, какая она есть.

Ни в одном из кафе не оказалось свободных столиков, во всяком случае, таких, чтобы не мозолить другим глаза. Поэтому пришлось устроиться в вестибюле моего отеля, превращенного в подобие зала борделя. На всех диванах расположились девушки, и вскоре мы заметили темнокожего молодого мужчину с усами ниточкой, который время от времени подходил то к одной, то к другой. Фарангам непривычно, что все устраивается настолько быстро — как правило, минут за пять. Никаких романтических прелюдий — азиатский тип сделки. Женщин это устраивает — они могут успеть обслужить еще одного клиента. Некоторые пары прямиком направлялись к лифтам, но большинство шли на улицу — в дискотеки, где юные кавалеры демонстрировали свое умение подпевать караоке, а их дамы восхищенно хлопали в ладоши.

Мустафа не хотел ничего этого видеть, поэтому мы выбрали свободный столик в самом углу. Ему еще предстояло кое-что объяснить. Я молчал и ждал.

— Вы недоумеваете, почему мы проявили столь пристальный интерес к этому конкретному человеку, хотя таких, как он, в Таиланде очень много?

— Да.

— Чтобы получить исчерпывающее объяснение, спросите моего отца. По его словам, Митч Тернер — совершенный продукт Запада. Подобно тому как разведывательные службы разбирают на части бомбы террористов, чтобы понять, как они устроены, мы тоже должны заглянуть в душу чудака, человека-бомбы, и исследовать его нутро. Ведь, в конце концов, он не сам себя придумал, он — творение своей культуры.

— Его наивность, смятение, отсутствие стержня?

— Все вместе взятое. Но больше всего отца интересовали его религиозные метания. Вы должны понять: хотя мой отец прекрасно образован, он почти не знаком с фарангами, тем более с американскими шпионами. Отец — великий имам, знаток человеческих душ. Митч Тернер его сильно заинтересовал. Пока мы с ним не познакомились, отец, мне кажется, вообще сомневался, что у фарангов есть душа. Но, встретив Тернера и увидев, как тот запутался, как у него все мучительно ноет внутри, решил, будто понял, почему Запад таков, какой он есть. — На лице Мустафы появилось подобие улыбки. — Он словно вскрыл шифр и теперь мог свободно проникать в западное сознание. — Мусульманин посмотрел мне в глаза. — Отец признался, что никогда бы не поверил в самую возможность человека испытывать подобные муки и в то же время продолжать деятельную жизнь. — Впервые Мустафа разволновался, и это чувство нас сблизило. — И еще добавил, будто без войн Америка окончательно запутается и ей, чтобы выжить, придется превратиться в полицейское государство, поскольку у людей больше не осталось внутренней опоры. Американцев не победить в войне, но они не способны вынести мир.

— Ваш отец сделал эти заключения на основе исследования одного-единственного подопытного экземпляра?

— А почему бы и нет? Истинные знания исходят от Аллаха. Чтобы ими овладеть, не требуется никаких специальных методов — только маленький ключик, намек, который дал бы простор для работы духа.

Пока Мустафа говорил, я заметил, как он обводит взглядом окружающее, но при этом ничего не понимает, словно смотрит спектакль на незнакомом языке. Я же не мог не почувствовать профессионального интереса к происходящему в вестибюле. В мужчинах было всего понемногу: застенчивости, наглости, высокомерия, нетерпения; женщины, торгуясь, пытались угадать, какой им достанется любовник; и обе стороны испытывали близкое к оргазму облегчение, когда сделка бывала заключена. Сразу менялся язык их тел, и они, обнявшись, направлялись к лифтам или исчезали в ночи. Вероятнее всего, Мустафа если и видит в их поведении нечто достойное внимания, то один лишь грех, и, несомненно, рано или поздно порочные связи будут искоренены Аллахом, наряду с другими видами деятельности, в моем представлении — сугубо человеческими.

Когда я сообщил о намерении пойти спать, Мустафа поднялся с видом человека, выполнившего грязную работу.

ГЛАВА 14

Вернувшись в номер, я совершил ошибку, выпив пару бутылок пива «Сингха» из комнатного мини-бара. Они вырубили меня на несколько часов, а по пробуждении властно заявили о себе жажда и легкая головная боль. Мой тебе совет, фаранг, пей на отдыхе «Клостер» или «Хайнекен». Этот продукт гораздо чище. Но хуже было другое: сон улетучился, и когда я включил при помощи пульта дистанционного управления телевизор, на информационной строке высветилось время — утро, четыре часа тринадцать минут. Лежал в постели и вспоминал недавний сон — в грезах ко мне явилась Чанья. «Постановка» света, выражение ее лица и вся атмосфера сказали мне, что это было своего рода послание, хотя я и не сумел расшифровать его значения. Мы с Чаньей как-то обсуждали буддизм. Она тоже отличалась проницательностью в медитации. Наши истоки были очень сходными, и обоим часто приходило на ум, что мы уже встречались в прошлых жизнях, и скорее всего не в одной. Говорить об этом стеснялись, но казалось, будто мы из тех родственных душ, которые пересекаются в каждой последующей жизни. Но для того чтобы они вступили в полнокровные отношения, карма должна очень сильно благоприятствовать, и это будет сродни просветлению. Гораздо чаще мы взираем друг на друга с расстояния, словно ангелы-хранители. Я считал, что в данный момент я ее ангел-хранитель, однако во сне получалось наоборот. Не в силах оставаться на месте, спустился в вестибюль.

Все девушки исчезли, кроме пяти, расположившихся на паре диванов. Из подслушанных обрывков разговоров стало ясно, что лишь у двух этим вечером были клиенты — остальным трем не повезло, и они жаловались на переизбыток женщин в городе. На всех не хватает мужчин. Портье спал за конторкой, уронив голову на сложенные на столе руки. Когда я попытался его разбудить, он вздрогнул, а в ответ на просьбу пустить меня в бизнес-центр, где есть доступ в Интернет, угрюмо мотнул головой. Я предложил деньги, но он отказался. Бизнес-центр открывался не раньше девяти утра. Но и я был в настроении поупрямиться — хотел было пригрозить, что устрою на заведение полицейский налет, но решил все же границы не переходить — стал уговаривать, рассмешил, опять предложил наличные. На этот раз он согласился и позволил воспользоваться имеющимся за конторкой гостиничным доступом в Сеть.

Мне безумно хотелось проверить свою электронную почту — не пришел ли ответ от супермена. Ознакомившись со списком входящей корреспонденции, я почувствовал, как тускло и тяжело стало на душе — ничего похожего на письмо от Майка Смита не обнаружил. Что ж, удивляться не приходилось, даже если учесть одиннадцатичасовую разницу во времени с США. Пару минут просматривал обычную деловую муть (еще одна шайка неуправляемых стариков, отлично вздрогнувших в нашем баре шесть месяцев назад, выражала желание приехать на Рождество). И только тогда заметил свежее послание от: chanya@yahoo.com.

Сообщение было очень кратким: «Сончай, вот дневник, о котором я говорила».

Зато приложение оказалось «тяжелым» — объемом пятьсот килобайт, почти как роман, и, разумеется, на тайском языке. Начал читать и был поражен ясностью и простотой изложения. Только благородная душа может писать таким стилем. Я целиком погрузился в текст. Портье начал проявлять нетерпение — пришлось снова его подмазать, чтобы он разрешил распечатать дневник. Забрал бумаги наверх и до конца ночи, не отрываясь, изучал. Поэтому утром вышел в вестибюль к Мустафе с синяками под глазами.

Когда мы направлялись по улице к жилищу Тернера, у моего провожатого зазвонил мобильный телефон. На самом деле аппарат не произвел никаких звуков, только стал вибрировать в кармане, откуда Джаэма его немедленно извлек.

— Они уже там.

— Кто?

— А как вы думаете?

Мы завернули за угол, и Мустафа кивнул на дом Митча. Два фаранга в кремовых тропических деловых костюмах, белых рубашках и галстуках готовились войти в подъезд.

— Теперь понимаете? Они не столько глупы, сколько считают дураками всех окружающих. Не хватало только написать на костюмах «ЦРУ», но им кажется, что мы недостаточно умны, чтобы сообразить, чем они тут занимаются.

Может, в его словах и был смысл, но я понимал, что теперь нам придется прекратить изучение квартиры Тернера. Не вполне уверенные, что делать дальше, мы нашли кафе с видом на улицу. Я заказал «Севен-ап», Мустафа — снова воду. Нас обоих интересовало, как эти два фаранга в деловых костюмах найдут общий язык с консьержем и пройдут наверх.

Дело, видимо, оказалось не из легких, поскольку через несколько минут они вышли из дома с хмурыми лицами. И, как мне показалось, встревоженные. Мустафа посмотрел на меня с оттенком презрения: «Ну, коп, как ты теперь намерен поступить?»

— Смотри. — Я подошел к двери и окликнул американцев: — Могу вам чем-нибудь помочь? — Они остановились, немного удивленные, но довольные, что обнаружили в этой дыре человека, свободно говорящего по-английски. — Похоже, вы, ребята, потерялись, — продолжал я, улыбаясь соответственно словам. При этом не мог решить, какой выбрать акцент — хотя способен изобразить и английский, и американский. Обычно, общаясь с американцами, пользуешься английским, и наоборот — смысл в том, что одна культура действует на другую пугающе. Но теперь, повинуясь инстинкту, заговорил с американским акцентом, но расцветил его иммигрантским восторгом, и оба в тот же миг решили, будто у меня на лбу напечатана «зеленая карта», следовательно, лучше ничего и не придумать.

Мы стали разыгрывать сценку «Симпатичный американец за рубежом» — особый жанр пантомимы, призванный показать превосходство культуры фарангов и тупость местного населения, низкие стандарты здешнего здравоохранения и отвратительное состояние канализации — и все это на подсознательном уровне, так что с губ не слетает ни единого неполиткорректного слова. С помощью ключевых реплик я воссоздал образ субъекта из этих краев — буддиста, не мусульманина, — который только что вернулся в отпуск из Соединенных Штатов и с презрением взирает на родной город. Мустафа скрылся в психологическую тень и оттуда время от времени бросал на меня злобные взгляды.

Пока мы говорили о пустяках, я изучал американцев. Старшему было лет пятьдесят пять — высокий, жилистый, с военной выправкой и короткой стрижкой ежиком; его тонкие губы выдавали жестокий ум. И нечто еще, что никак не получалось. Не очень американское, не очень человеческое. Тебя удивит, фаранг, если я скажу, что добрых десять процентов существ, которые проходят мимо нас в людском обличье, вовсе не люди? Это продолжается уже несколько столетий — они пришельцы с дальних рубежей Вселенной и вынашивают тайные планы. Назовем их «силами специального назначения с другой стороны». Решающей схватки ждать уже не долго.

Второй оказался молод, хотя, наверное, не настолько, как выглядел. Для человека из тропиков, вроде меня, светлые волосы и простецкое нордическое лицо — скулы, как в комиксах, — тянут лет на семнадцать, однако не исключено, что ему было от двадцати пяти до тридцати.

Внезапно я стал ключом в их поисках счастья. Американцы расплылись в улыбках и, представляясь и пожимая руки, разыграли неуклюжую пародию на восточное смирение и почтение. Хорошо хоть догадались вести себя вежливо.

— Так вот, — приклеенная улыбка так и осталась у меня на лице, — я приехал сюда в поисках семейных корней. Родился в этих краях, но когда был еще ребенком, родители, слава Богу, подались в Штаты.

Не в силах сопротивляться патриотическому чувству, тот, что моложе, весь просветлел, а его старший коллега просто кивнул.

Они вошли в кафе и заказали колу. Судя по языку мимики и невольных жестов, им не терпелось избавиться от Мустафы. Мусульманин молчал, словно спрятавшись под невидимой паранджой, и от этого американцы начинали нервничать. А я продолжал гнуть свое;

— Захотелось прокатиться еще дальше на юг. Вот и решил воспользоваться поездом джунглей, о котором пишут в книгах. Это должно быть что-то.

— Вот как? — вежливо переспросили американцы, но при этом обменялись взглядами.

— А вы сами туда или оттуда?

Новый обмен взглядами.

— Мы здесь по делам.

— В этакой-то дыре? Не собираюсь выспрашивать, хотя не могу себе представить, какие у американцев могут быть здесь дела. Кругом одни мусульмане, а по ночам сплошные секс-гулянки.

Соответствующие гримасы.

— Мы прибыли только вчера вечером. Прилетели самолетом из Бангкока в Хатъяй, затем четыре часа на такси. Не представляли, чего здесь ждать. Ни один из нас раньше здесь не был. Сказать по правде, мы ищем коллегу.

— Американца?

— Именно. Не могли бы мы… э-э-э… — Мустафе последовал явственный намек убраться, но тот и не подумал. Американцы опять переглянулись и обменялись кивками. — Видите ли, откровенно говоря, мы беспокоимся за нашего друга. От него целую неделю не поступало сведений. У этого человека типично американская внешность, а здесь типично исламский город.

— Плохо. — Я встревоженно потряс головой. — Просто ужасно.

— Ужасно или нет, мы не знаем. Но хотелось бы выяснить… э-э-э… — Казалось, что в присутствии Мустафы им трудно выговорить, что именно хочется выяснить.

— Я правильно подумал, что ваш коллега живет в квартире в здании напротив? Я видел, как вы из него выходили.

— Точно. А выяснить мы хотели вот что: существует ли неофициальный способ туда пройти — взглянуть на его квартиру, но не вовлекать в это дело полицию? Просто убедиться, что с ним ничего не случилось.

— Неофициальный? — Я нахмурился и склонил голову набок.

Покашливание.

— Понимаете, мы не так хорошо знакомы с вашей страной и меньше всего хотели бы нанести кому-нибудь обиду, но если существует возможность, чтобы авторитетный человек поговорил с консьержем… Вы сами отсюда, знаете язык. Может быть, у него есть ключ? Мы только хотим удостовериться, что с нашим другом все в порядке.

Я продолжат непонимающе хмуриться, но добавил к этой мине намек на особую «алчность третьего мира».

— Готовы заплатить за потраченное вами время.

— Более чем готовы. Для нас взглянуть на его квартиру дорогого стоит. — И в ответ на мои удивленно изогнутые брови старший американец добавил: — Вас тоже не обидим.

— Оставьте себе ваши деньги, — отрезал я. — Пойдемте, поинтересуемся, что можно устроить. — И, сосредоточенно нахмурившись, спросил: — Но на случай, если вмешаются власти, мне необходимо точно знать, кто вы такие. У вас есть паспорта?

— Паспорта? Конечно.

Появились синие паспорта с орлами на обложке. Я убедился, что у обоих деловые визы, и вернул паспорта. Фамилия старшего — Хадсон, молодого блондина — Брайт.

— Что у вас за бизнес? Вы работаете в Таиланде?

Оба без запинки владели совместной легендой. Они представлялись ответственными работниками телекоммуникационной компании — больше по части инфраструктуры, а не рынка. А Митча Тернера направили сюда будто бы для того, чтобы он выяснил ситуацию на границе. Никто не станет вкладывать деньги в серьезное производство, если существует угроза, что напряжение в обществе или терроризм похоронят проект.

— Значит, он нечто вроде промышленного шпиона? — поинтересовался я.

Слово нисколько не сбило их с толку.

— Нет-нет, шпион — это перебор. Скажем, авангард оценщиков жизнеспособности потенциальных проектов.

— Понятно, — кивнул я. — И вы считаете, что он мог не понравиться здешним мусульманам?

Оба насупились. Я, кажется, задел их за живое.

— Это в самом худшем случае. Но не исключено все, что угодно. Может, он лежит в постели с каким-нибудь приступом. Или его сбил грузовик. Пока не попадем в квартиру, очень трудно строить предположения.

Мы вчетвером перешли на другую сторону улицы. Мустафа нашел способ сопровождать меня в комнату консьержа, а затем назад, когда я торжествующе держал в руке ключ от квартиры Митча Тернера.

— Деньги здесь говорят сами за себя.

Пришлось преодолеть три пролета лестниц — все сразу же вспотели на тропической жаре. И вот мы уже в квартире Тернера. Американцы быстро огляделись, им сразу стало ясно, что их коллеги здесь нет. Судя по всему, они искали нечто конкретное — я решил, что портативный компьютер. А все остальное их нисколько не интересовало. Мы с Мустафой наблюдали, как оба рылись в шкафу. Удивленно покосились на пустую серебряную рамку, но только пожали плечами. Наконец старший, тот, чья фамилия была Хадсон, сдержанно улыбнулся:

— Его здесь нет. И мы не нашли никаких признаков того, что наш друг покинул квартиру в спешке.

Мустафа тем временем расположился в дверях, загораживая своими широкими плечами выход из квартиры, и недобро поглядывал на американцев.

— Они что-то прикарманили, — бросил Джаэма по-тайски. — То, что нашли в шкафу в спальне.

Я изобразил на лице разочарование и сосредоточенность, занял место рядом с Мустафой и посмотрел Хадсону в глаза:

— Слушайте, ребята, мы заметили, как вы присвоили чужое.

Американцы переглянулись.

— Мне кажется, мы имеем на это право, — заявил Брайт, тот, что моложе. На лице выражение скрытого торжества: из глубины его существа рвался наружу не кто иной, как Кларк Кент.[26] Старший, похоже, сомневался. Смотрел сквозь меня, и трудно было делать какие-либо предположения о его намерениях.

— Вас привели сюда с добрыми намерениями, — сказал я. — И мы не можем позволить воровать.

— Видите ли, — начал Брайт, но, повинуясь жесту Хадсона, замолчал.

— Мы здесь по государственным делам, — весомо заявил старший. — По делам правительства США.

Брайт покосился на меня: неужели и этого недостаточно?

— Откуда мне знать?

— Ниоткуда. Придется поверить на слово.

— Неужели? У Тайской королевской полиции может быть иное мнение. — Я достал удостоверение. Брайт смутился на манер всех белых: покраснел, странно скривил губы и то и дело бросал взгляды на изучающего мой документ Хадсона. — Из этой комнаты ничего нельзя выносить.

Американцы повели глазами, давая понять, что я не представляю, с кем имею дело (такие важные, бла-бла-бла), поэтому пришлось разыграть злого тайца. Внезапно появившееся на моем лице циничное выражение ясно говорило: «месть третьего мира начинается именно здесь — вы, конечно, можете совершать беззакония, но что последует дальше? Смоляное чучелко[27] становится все более липким — вам, разумеется, не хочется провести неделю в тайской тюрьме, а то и целый год». Угроза «топким болотом» подействовала: Хадсон толкнул локтем Брайта. Тот понял сигнал, извлек из кармана предмет и протянул с видом, ясно говорившим: «Компетентные люди прищемят тебе хвост, и мы все получим обратно». Я так и не смог понять, что это была за штуковина — плоский овальный предмет из гладкой серой пластмассы примерно два с половиной дюйма в длину, три четверти дюйма в ширину и полдюйма в толщину со словами «Микронакопитель „Сони“».

Атмосфера стала напряженной. Я вывел цэрэушников из квартиры и позволил им наблюдать, как Мустафа, этот темнокожий мусульманин, запирает дверь, а затем с хозяйским видом кладет ключ себе в карман. Мне пришло в голову, что его отец не одобрил бы наших действий. Но, обвинив американцев в преступлении, мы сбили с толку шпионов. На улице, где царила неистовая жара и мелькали мусульманские одежды, они смутились еще сильнее и удалились не попрощавшись.

ГЛАВА 15

Наступило время ленча, но у нас с Мустафой оказались разные вкусы. Он покинул меня ради мусульманского ресторана, а я обнаружил тайскую закусочную, знаменитую пикантным шоу из морской жизни. Мог бы поесть с Мустафой барашка, но хотел побыть один. И пока ждал начала представления, достал из кармана фотографию Чаньи. Теперь я, пожалуй, предпочел бы иное развитие событий — как это представлялось с самого начала: беспричинный всплеск насилия со стороны проститутки, доведенной до нервного срыва. Но все безгранично и до бесконечности усложнилось. Понятия не имел, что происходит и куда все это приведет.

Я все еще оставался в мрачном расположении духа, когда к ресторану на пикапе-внедорожнике марки «тойота» подъехал Мустафа и с ним трое молодых ребят. По тому, как оттопыривалась их одежда, я догадался, что они — охранники. Мы с Мустафой сели в кабину к водителю, а телохранители, повязав от пыли головы и лица платками, тряслись на скамейке в открытом кузове.

Дорога из города вела на северо-восток, но вскоре твердое покрытие кончилось, и мы продолжали путь по накатанной колесами колее. В машине не было кондиционера, и пришлось открыть окна. Температура здесь всегда на несколько градусов выше, чем в Бангкоке. Вроде не такие большие цифры, но когда они подходят к пределу, который способен выдержать человеческий организм, сразу начинаешь думать по-другому. На разбитой дороге «тойота» снизила скорость, и у меня возникло ощущение, что я перемешаюсь в движущейся духовке. Здесь выпадало много дождей, и растительность, даже для Таиланда, казалась необыкновенно пышной. Когда водитель наконец остановил пикап, всех оглушила пронзительная тишина. Нас больше получаса швыряло и кидало в гремящей машине, а здесь безмолвие нарушали только цикады.

Мустафа поманил меня за собой, и я последовал за ним в спокойную долину, где единственными строениями оказались большой деревянный дом на сваях и крохотная мечеть, из досок, выгнутых таким образом, чтобы образовать купол. Мустафа попросил подождать с охраной, пока он зайдет к отцу. Но вскоре появился с радостным выражением лица и дал знак подниматься по лестнице. Внутри мечети меня с обычным радушием приветствовал старик с пылающим в темных глазах огнем. Мы сели на коврики и выпили мятного чая. Мой отчет, хоть и краткий, выслушали с интересом. Учитывая тот факт, что в спальне Митча Тернера в Сонгай-Колоке была обнаружена фотография Чаньи, любой соображающий полицейский сделал бы вывод — убийство по каким-то причинам совершила именно она. Оба знали друг друга; Чанья явилась к Тернеру в гостиницу, когда тот приехал в Бангког. Чтобы ни произошло в номере, оттуда живой вышла только девушка.

Пока я говорил, имам изучал мое лицо.

— Однако ваш полковник до странности упорно защищает эту проститутку. Почему?

— Она — работница высшей квалификации. Такое время от времени случается. Защищает, и все.

— Вы оформите свой отчет в письменном виде?

— Не могу без соответствующего разрешения.

Последовала долгая пауза. Мустафа сердито покосился на меня.

— Но предупредите нас, если под давлением американцев полковник Викорн изменит решение? — спросил старик.

— Хорошо. — Мне в голову пришла рискованная мысль, захотелось задать вопрос, но я стеснялся, поскольку в нем содержалась мистическая подоплека. Но потом решился — что терять? — Вам что-нибудь говорит имя дон Бури?

Отец и сын недоумевающе посмотрели на меня.

Встреча подошла к концу. Я вернулся в город в пикапе, причем Мустафа, обуреваемый некоей кармической неотвязной мыслью, всю дорогу молчал. Даже едва попрощался.

Возвратившись в гостиницу, я, мучаясь недобрыми предчувствиями, позвонил полковнику Викорну.

— Только что здесь все закончил. — И рассказал о Хадсоне, Брайте и фотографии Чаньи.

— Дальше!

— Уверен — убила она.

С нетерпением:

— Что еще нового?

— Следовательно, мусульмане здесь ни при чем.

Пауза.

— Надеюсь, ты не собираешься воскресить свою склонность к излишнему сочувствию другим?

— Дело не в излишнем сочувствии, а в практической политике. Если мы попытаемся все свалить на «Аль-Каиду», здесь это вызовет ответную реакцию.

Еще более нетерпеливо:

— Никто не собирается обвинять «Аль-Каиду». Ты сам записал показания Чаньи, будь они неладны. Девчонка действовала в целях самообороны.

— Чанья знала Тернера еще по Штатам. Он хранил в квартире ее фотографию. Кроме того, наша красотка послала мне копию дневника, который вела в Америке. Они давно стали любовниками.

Долгая пауза.

— Тебе лучше вернуться.

— Я считал, что должен подготовить письменный отчет.

— Нет.

— Если ЦРУ обнаружит, что убийца и жертва были знакомы, легенда провалится и вы обвините мусульман. Ведь таков план Б?

— Возвращайся.

— А если американцы надавят и наше правительство напортачит, на юге разразится война.

— Есть война или нет войны, люди все равно умирают. На юге всегда было неспокойно. Разве ты не хочешь спасти Чанью?

— Я не хочу стать причиной мятежа.

— Скажешь Будде, что во всем виноват я. Повиновение — неотъемлемая часть Восьмеричного пути,[28] ты это время от времени забываешь. Слушайся меня — никакого письменного отчета!

ГЛАВА 16

Вот что такое реинкарнация, фаранг (если это, конечно, тебя интересует): ты отдыхаешь на прекрасном балконе под звездным небом, божественная музыка звучит с таким утонченным совершенством, которое едва можно вынести. И вдруг происходит нечто ужасное: магические звуки распадаются и превращаются в непристойную какофонию. Что случилось? Ты умираешь? Можно сказать и так. Этот отвратительный шум — первый крик ребенка, то есть твой. Ты рождаешься в человеческом теле, накрепко привязанный ко всем ранее совершенным провинностям. И следующие семьдесят лет будешь изо всех сил стремиться к той самой музыке, которую только что слышал. Неудивительно, что ты плачешь.

ЧАСТЬ III ЗАМОРОЧКИ ЗИННЫ

ГЛАВА 17

Фаранг, прими мои нижайшие извинения. По возвращении в Крунгтеп я собирался перечитать дневник Чаньи и поделиться с тобой его содержимым (не обманываю), но долг и честолюбие принудили меня отложить это занятие. Около шести утра (рейс с юга задержался, и пассажиры поднялись на борт самолета только после полуночи) я в своей хибаре у реки занялся распаковкой чемоданов, и тут раздался звонок мобильника. Оказалось, что меня разыскивает грозная помощница Викорна — лейтенант полиции Манхатсирикит, которую не так уж небезосновательно прозвали Мани.[29]

— Полковника в пределах досягаемости нет, и с ним невозможно связаться, так что ситуацию придется разруливать тебе. В гостинице «Шератон» на Сукумвит случай «транс восемьсот восемь». Главный менеджер наложил в штаны, боится огласки. Срочно дуй туда. Только прихвати с собой кого-нибудь.

— Почему я?

— Кому же, как не тебе — речь идет о «секретной папке».

— Зинна?

— Разве можно о таком по телефону.

Набрал номер Лека, долго-долго звонил и наконец вырвал его из объятий Морфея. Но когда сознание стажера прояснилось и он сделался, как обычно, почтителен, я велел ему выйти из дома и ждать меня в такси.

В «Шератоне» нас встретил главный менеджер — элегантный, но не на шутку перепуганный австриец (из тех европейцев, которые проводят добрую часть жизни, пытаясь спрятать лысину под тремя волосинками. В прошлой жизни он был воплощен в женщину — заносчивую, высокомерную и притом француженку. Проблемы начались, как обычно, при перемене пола. Прежде он, то есть она, до самой гробовой доски не знал горя с шевелюрой).

Менеджер проводил к лифтам, и мы поднялись почти на самый верх, где располагались многокомнатные номера. Перед дверью с цифрой 2506 управляющий достал ключ и повернулся к нам:

— Горничные из обслуживания номеров обнаружили его сегодня рано утром. Они хотели забрать тележку с посудой, оставшейся со вчерашнего вечера, и постучали в дверь. А когда никто не ответил, решили, что постояльца в номере нет. С тех пор туда никто не заходил.

Мы переступили порог. Лек взглянул на труп и немедленно упал на колени, вознося молитвы Будде, чтобы нас не коснулась печать смерти и миновали несчастья. Менеджер изумленно уставился на моего напарника, и мне пришлось попросить австрийца подождать в коридоре.

На диване лежал на боку японец в элегантном домашнем костюме. Характерная дырка во лбу красноречиво свидетельствовала о профессиональном умении стрелка. Я заметил трупное окоченение, но не мог вспомнить, как соотнести степень одеревенения тела с моментом наступления смерти. Не помог и Лек, хотя он недавно окончил академию. Я расстегнул на трупе рубашку, желая убедиться в отсутствии других ран, хотя не сомневался, что ничего не найду.

— Ни царапины, — сказал больше себе самому. Мне было уже ясно, что в номере следов не найти. Так зачем тратить время на их поиски? Я пригласил менеджера.

— Профессионально сработано. Единственное отверстие от мелкокалиберной пули между глаз. Он давно у вас проживал?

— Вообще не проживал. Должно быть, его пригласил наш постоялец, который, разумеется, испарился. Господи, зачем им понадобилось устраивать разборки именно в нашей гостинице?

Зазвонил мой сотовый. Вызывал полковник Викорн.

— Чем занимаешься?

— Я в «Шератоне»…

— Мне известно, где ты. Срочно дуй оттуда.

— Но Мани сказала, что это дело касается «секретной папки» Зинны.

— Именно поэтому немедленно линяй. Западня, чистой воды провокация. Но я не попадусь на приманку. Пусть расследованием занимается чертова армия. И учти: не должно быть никаких свидетельств там твоего присутствия. Будем действовать ему на нервы молчанием. — Викорн, хоть и выбрал стратегию умеренности, сам кипел от гнева.

Я помрачнел и посмотрел на труп:

— Получается, что это — визитная карточка генерала?

— Он дает нам понять, что снова обрел форму после трибунала.

Боковым зрением я видел, что Лек принимает позы классического тайского танца перед длинным зеркалом напротив дивана. Он мог стоять на одной ноге и с невероятным изяществом натягивать тетиву воображаемого лука. Я пожалел, что позвал обратно менеджера.

— И кто в таком случае жмурик?

— Обосновавшийся в Бангкоке скандальный журналист, которого наняла какая-то японская группа защитников окружающей среды, чтобы он высказался по поводу того, как японцы губят в Азии леса, — проворчал Викорн. Сам полковник тоже вкладывал деньги в тайско-японскую корпорацию, угрозами сгоняющую крестьян с их земель в Исаане и засаживающую эти территории эвкалиптами. Эвкалипты высасывают все грунтовые воды, поэтому с ними не могут ужиться никакие другие виды флоры. Земля становится бесплодной, но сами деревья быстро растут и обеспечивают япошек одноразовыми палочками для еды. Какого черта они не хотят пользоваться пластмассовыми? Не могу взять в толк. Если бы китайцы выбрасывали палочки после каждой трапезы, на планете не осталось бы ни одного дерева.

— Чем же он помешал Зинне?

— Наш дражайший генерал владеет тридцатью пятью процентами тайско-японской корпорации по лесовосстановлению и благоустройству территорий.

— Раньше он не перебегал вам дорожку.

— А вот теперь решил повыпендриваться — мол, мне нипочем законы. Вывернулся из-под трибунала и думает, что может утереть мне нос. — Полковник от возмущения едва мог говорить.

— И вы позволите, чтобы это сошло ему с рук?

— Я не собираюсь сталкиваться с Зинной лбами из-за такой мелочи. Это именно то, на что он рассчитывает. — Викорн некоторое время молчал, и тишину нарушало лишь его тяжелое, словно из пасти дракона, сопение. — Всегда найдется не один способ, как снять со змеи кожу.

— Что мне сказать главному менеджеру?

— Не будет никакой огласки. Так и скажи.

Я закрыл телефон и посмотрел гостиничному администратору прямо во взволнованные глаза:

— Все под контролем.

Он с тревогой вглядывался в мое лицо, стараясь понять, имею ли я в виду то, что хотелось ему, или нечто иное.

— А как быть с трупом?

— Его сегодня уберут армейские специалисты.

— Армейские специалисты? С какой стати им с этим связываться?

— С такой, что мы связываться не будем. Не могут же они навсегда оставить здесь тело. Их кто-нибудь вызовет. Не тревожьтесь — это всего лишь наши хитроумные тайские игры.

— Сколько я вам должен?

— Не говорите о деньгах. Приберегите для военных.

— Взгляните, — задержал меня Лек, когда мы уже собирались уходить. Я оставил рубашку на трупе незастегнутой, и он распахнул полы. — Вы когда-нибудь видели такую красивую бабочку? Она просто прекрасна!

Я постоял, изучая татуировку, на которую до этого второпях не обратил внимания. Лек оказался прав; работа отличалась большим мастерством — цвета одновременно нежные и яркие. Настоящий маленький шедевр.

— Ничего подобного раньше не видел, — проговорил мой напарник.


По дороге в полицейский участок между Петбурри-роуд и Тридцать девятой сой мы попали в плотную пробку — за окном такси стоял сплошной угарный газ с небольшой примесью воздуха.

— Вы знаете, что в соответствии с учением буддизма мир начался с трех человеческих существ? — спросил Лек.

— Да.

— Мужчины, женщины и трансвестита.

— Именно так.

— И мы, перевоплощаясь в течение десятков тысяч лет, перебывали всеми тремя.

— Ты прав.

— Но трансвестит всегда остается в одиночестве.

— Потому что это самая трудная часть цикла, — сказал я как можно мягче.

— Что такое «транс восемьсот восемь»?

— Убийство, ненаглядный мой. От стандартного обозначения в полицейских документах тяжких преступлений. Викорн окрестил их «трансами». Так и прижилось.


В участке нас встретила Мани (пяти футов ростом, такая смуглая, что казалась почти черной, и напористая, словно скорпион) и тут же направила к Викорну.

— Этого с собой не бери, — добавила она, не поднимаясь из-за стола, и кивнула в сторону Лека. — Старик рассматривает фотографии Рави.

Я побледнел, но ничего не ответил.

Наверху остановился в полном одиночестве на некрашеном полу перед дверью кабинета начальника.

— Кого несет? — откликнулся он на мой стук.

— Это я.

— Заваливайся.

Я вошел очень осторожно на случай, если Викорн, как обычно, пребывая во гневе, размахивал своим револьвером. Полковник и на этот раз извлек из ящика оружие, и оно лежало перед ним на столе. Но я заметил признаки похуже: на мгновение, встретившись с ним взглядом, понял, что шеф прокручивает в голове старые воспоминания, смакуя жуткое прошлое. Рядом с револьвером стояла почти пустая бутылка рисового виски «Меконг» и коллекция фотографий в виде пластмассового куба. На снимках был запечатлен сын Викорна Рави в ключевые моменты своей короткой жизни, а на центральном из всей серии красовалось его бездыханное тело.

В Восьмом районе эта история была для каждого из нас основой мифотворчества. Никто при этих событиях не присутствовал, но сделался известен каждый момент того, что произошло. Опишу несколько фотографий из кубической подборки, и этого, фаранг, будет вполне довольно для твоего прозорливого ума.

Снимок 1. Рави в нулевом возрасте. Викорн, муж четырех жен и отец восьми девочек, держит младенца так, словно у него в руках смысл всей жизни.

Снимок 2. Рави в возрасте пяти лет играет в детский гольф на пышном газоне с любящим отцом.

Снимок 3. Шестнадцатилетний Рави с признаками сильно избалованного отпрыска (ухмылка, золотой «Ролекс», мощный мотоцикл «Ямаха V-MAX», красивая девушка, которую парень уже почти развратил кокаином, алкоголем и сексом). Третьим в кадре — неприлично скалящийся папаша.

Снимок 4. Рави двадцати с небольшим лет в простеньком костюме от Гуччи стоит в имении отца в Чиангмай рядом со своим красным «феррари».

Снимок 5. Мертвый Рави. Струя крови из пробитого легкого окрасила алым его рубашку.

Мятеж мая 1992 года застал нас врасплох. Все решили, что это очередной военный переворот (с момента принятия в 1932 году нашей первой Конституции мы пережили тринадцать таких переворотов, причем девять из них увенчались успехом). Но на этот раз что-то изменилось в сознании простого народа. Генерал Сучинда, который в тот период являлся нашим премьер-министром, не ожидал ничего подобного и растерялся — угнетаемые вышли на защиту демократии. Несколько пуль должны были исправить положение. Приказ пришел непосредственно сверху. Зинна, в то время в чине полковника, был из тех офицеров, кто верил в силу личного примера (или сомневался, что его подчиненные станут стрелять в свой народ). Он достал оружие, огромный пистолет, и первым выпалил в толпу. Пятьдесят человек погибли в устроенной буддистам кровавой бане. За этим немедленно последовали всплески ярости и разгул демократии (или это следует назвать гражданской войной?). Судя по всему, у Рави не было намерений присоединяться к демонстрантам. Он случайно попал на своем «феррари» в гущу перегородившей улицу разгневанной толпы. Вскрытие показало, что его носовые ходы забил белый порошок, а умер парнишка, держа в руке полупустую бутылку виски «Джонни Уокер» с черной этикеткой, и процент алкоголя в его крови был довольно высок.

В итоговом отчете комиссии, расследовавшей восстание, ни словом не упоминаюсь о Рави, но каждый таец понимал, что происходило в голове Зинны, когда он брал на мушку уникальную цель. Надо сказать, Рави даже с большого расстояния выглядел как отпрыск богача. Зинна мог не знать, кто этот плейбой, но скорее всего немедленно сообразил, какого он роду-племени, и по всем законам феодального общества не должен был нажимать на курок. Но Зинна, в высшей степени активный гангстер от армии, несмотря на скромное происхождение, отличался исключительной задиристостью. Он не видел повода для особого отношения к молодому человеку и нарочно прицелился в продукт системы, которой служил, — высокомерного, испорченного, насквозь пропитого, пристрастившегося к наркотикам недоросля. Или все-таки узнал сына своего главного соперника? Викорн в этом не сомневался, поскольку Зинна приобрел звание полковника благодаря плодам своего отнюдь не малого оборота наркотиков. Только Зинна знал, что творилось у него в голове, когда нажимал на курок, но одним роковым выстрелом гангстер в армейских погонах развязал кровную вражду, которая кончается только вместе с жизнью. Неожиданным следствием его деяния стало превращение Викорна в пылкого демократа. Наш полковник понял, что только народ — единственная, крепкая палка, которой можно выпороть армию.

В этой войне случилось множество стычек, поскольку Зинна был отнюдь не слабым противником. Тогда Викорн, как все великие сказители, решил, что правду лучше всего облечь в форму художественного вымысла, и в прошлом году разгрузил машину морфия в брикетах в укромном убежище Зинны в Чиангмай. И сам же слил информацию тамошнему начальнику полиции. Разразился скандал, который чуть не утопил генерала, но Зинна защищался с присущей ему изворотливостью и продемонстрировал трибуналу снятые камерой видеонаблюдения кадры: грузовик подъезжает по полю, два молодых человека в черных ботинках со шнуровкой откидывают задний борт и начинают вываливать на землю содержимое кузова — брикеты серого вещества размером с кирпич. Крупный план подтверждает: ботинки не армейского, а полицейского образца.

Как только Викорн понял, что генерал избежал наказания трибунала, применил новую тактику. Вместо того чтобы самому устраивать недругу ловушки, обещал продвижение по службе и вознаграждение сто тысяч долларов любому копу Восьмого района, если тот сумеет каким-нибудь образом прищучить Зинну. И вдобавок поручил доверенному подчиненному заниматься только этим делом (если можно назвать это делом, поскольку в папке не появилось ни единой строки), наказав ни на что другое, если не возникнет особой срочности, не тратить времени. Выбор подчиненного оказался пророческим — не могу взять в толк, каким образом полковник сумел догадаться, что среди прочих грехов я горел желанием продвинуться по службе.


— Решил пометить мою территорию, — сверкнул глазами Викорн.

— Не слишком дружественная акция.

— Нечего парить мне мозги наглыми ответами белых.

— Прошу прошения.

— Ты хоть понимаешь, что это значит?

— Скорее всего упускаю какие-то нюансы.

— Упускаешь самое главное. Никому не позволительно вваливаться ко мне в дом и оставлять слоновье дерьмо на персидском ковре!

— На чем?

— Я говорю о степени оскорбления. Ничего похожего раньше не случалось. Никто — я подчеркиваю, никто, — даже армейские дебилы не позволяли себе подобного. Это был непреложный закон. Без него мы получим… получим…

— Анархию?

Он смотрел на меня и не видел. В данном случае выражение «слепая ярость» оказалось не просто метафорой. Внезапно Викорн остановился, вернулся к столу, взял револьвер и стал внимательно рассматривать, словно высчитывая, на какие преступления способно оружие, затем очень осторожно положил обратно рядом с фотографиями. Я вздохнул с облегчением, потому что видел все это раньше: раскаленная добела слепая злоба очень медленно, но неуклонно сменялась твердой решимостью воспользоваться своим недюжинным интеллектом ради осуществления мести. Взгляд оставался еще остекленевшим, но уже разумным.

— Да, анархию. Неужели фаранги предполагают, будто наше общество способно хоть минуту прожить без правил? Если мы не следуем правилам, написанным на бумаге, это еще не значит, что мы какие-то третьесортные недоумки. Ни один яо пор не смеет метить территорию другого яо пор. Иначе мы снова окажемся в каменном веке.

— Я понимаю.

— Прекрасно, что понимаешь. Ну и что из того? Можно подумать, будто во всей нашей долбаной Вселенной сияние звезд и ход планет зависят от того, понимает что-то Сончай Джитпличип или нет.

— Я не очень…

— Ах не очень! Тебе была поручена секретная папка, и ты должен был оградить меня от неприятностей.

— Вы ни разу не упомянули, что в мои обязанности входило ограждать вас от провокаций Зинны. Вы приказали мне искать возможность…

— Тебе не приходит в голову, что теперь мне придется ответить? — разразился криком Викорн. — И ответ должен быть гораздо весомее того, что он сделал со мной!

Я воздержался от замечания, что это не очень по-буддийски.

Полковник все еще тяжело дышал, но самообладание к нему возвращалось.

— Отчитайся, сколько арестов мы произвели по делам о наркотиках с тех пор, как Зинна отвертелся от трибунала.

— Всего два. Оба раза при попытке вывезти наркотики в Европу.

— И?..

— Первый — мелкая сошка, контрабандистка. Признала свою вину. Никакой явной связи с Зинной. У нее нашли героин, а не морфий.

— А другой? — Викорн взглянул так, что у меня затряслись поджилки.

— Простите, не успел закончить дело.

— Как это понимать?

— Отвлекся. Его взяли несколько дней назад, похоже, крупная птица. Но мы сосредоточили все внимание на фаранге, которого завалила Чанья. А потом я уехал на юг.

Полковник сверкнул глазами:

— Этот тип все еще у нас?

— С ним занимаются эксперты.

— Что у него было: морфий или героин?

— Скорее всего морфий.

Викорн снова повысил голос:

— Делай, что тебе положено. Я хочу знать, откуда взялся этот морфий. Не сомневаюсь, что это дурь из той моей партии — Зинна забрал наркотик у военных, когда отвертелся от трибунала.

— Слушаюсь, сэр. — Я почтительно поклонился и закрыл за собой дверь.


А оказавшись в коридоре, поспешил сделать все возможное, чтобы восстановить психику после натиска Викорна. Взгляните на дело вот с какой стороны: полковнику, чтобы предугадать следующий шаг своего соперника, всего-то и надо обратиться к собственному опыту. Предположим, не он, а Зинна оставляет на территории Викорна сотню килограммов морфия, как бы поступила жертва инсценировки? Ваша версия — продала бы наркотик. Так? Генерал находит способ увернуться от подставы (и притом далеко не все всплывает наружу), так неужели он не воспользуется возможностью срубить двадцать миллионов долларов за товар, так великодушно и безвозмездно предоставленный его соперником? Разве раненый бык не бодает красные тряпки?

Вернувшись в кабинет, я первым делом позвонил сержанту Руамсантии.

— Фаранг, которого мы на прошлой неделе задержали с морфием, как его фамилия?

— Бакл, Чарлз. Но он зовет себя Чез.

— Полковник живо заинтересовался этим делом.

— С чего бы?

— Потому что это морфий. Сколько раз мы в последнее время сталкивались с морфием?

— Вообще не сталкивались. Его перерабатывают в героин до того, как он успевает покинуть золотой треугольник.[30]

— Вот именно.

Сержант немного помолчал, затем до него дошло.

— Вау! Викорн — вот уж поистине старый хитроумный лис. Сообразил, что Зинна мог навести справки и убедить своих армейских дружков продать ему обратно конфискованную дурь, чтобы вывезти из страны. Следовательно, генералу нужно срочно избавиться от сотни килограммов опиума, пока кто-нибудь на него не настучал. Лаборатории по производству героина расположены очень неудобно — на севере, значит, времени на переработку нет. — Я не ответил. — В таком случае, если кто-то в это время попадется с опиумом, более чем вероятно, что он — курьер Зинны.

— Совершенно верно.

— Удивительно, как я сам до этого не додумался. — Сержант помолчал. — Вот уж поистине верно: если речь идет о полковнике, ищи запасной план.

— Ты все правильно понял.

Теперь он заговорил с энтузиазмом, даже с некоторой горячностью.

— Сам займусь этим Баклом — он внизу, в камере. Перезвоню в пять.

— Замечательно!

В ожидании ответа исполнительного сержанта позволь, фаранг, поделиться тем, как мы задержали Бакла. Это случилось примерно за день до того, как Чанья убила Митча Тернера.

ГЛАВА 18

Вот вам «перемотка назад»: у меня выдалось спокойное утро, и я торчал в «Клубе пожилых мужчин», но тут зазвонил телефон. Меня вызывала лейтенант Манхатсирикит и без всяких церемоний приказала:

— Давай сюда! Быстро!

Я поспешно принял душ, схватил такси, но, явившись в участок, перестрелки поблизости не обнаружил, также на нашу голову не упали следователи из отдела собственной безопасности (нашего антикоррупционного агентства — это был бы самый худший вариант сценария). Меня всего-навсего ждала работа переводчика. В районе нет второго копа с более или менее сносными знаниями английского, поэтому всегда, когда требуется запугать фаранга, призывают меня. Трудно довести до ума подозреваемого тонкие нюансы угрозы, если он не понимает ни единого слова. Однако этот парень отличался от остальных: бритый череп напоминал красный кокосовый орех, одутловатое округлое лицо исказила доисторическая злоба; маленькие глазки словно щелки; в истыканных, как подушки для булавок, ушах железная фурнитура, руки и ноги короткие, но удивительно мускулистые; мрачная ухмылка, характерная для лишенных интеллекта людей, татуировки на обоих предплечьях с изъявлением несказанной любви — на левом к матери, на правом (синей краской до самого запястья) к Денизе, следы иглы от шприца на всех основных венах. Все происходило в абсолютно пустой комнате для допросов. На столе стояли открытые чемоданы, в них — завернутые в пластик серые брикеты размером примерно шесть на четыре дюйма. Руамсантия подал мне британский паспорт: Чарлз Валентайн Бакл. Сержант объяснил, что «клиент» попался в гостинице с поличным во время облавы, которую, получив конфиденциальную информацию, совместно устроили полиция и таможня.

— Ну-ка выясни, точно ли он кретин, каким представляется, — приказал мне Руамсантия.

— А если да?

— В таком случае нам следует искать Денизу.

Интуитивный подход сержанта к методике сыска хорошо известен в нашем участке. Но я бы предпочел более детальное расследование с четко определенными стадиями. Коллега же моментально пришел к выводу, что оказавшийся в наших руках куль с тестостероном:

1) слишком глуп, чтобы самостоятельно организовать продажу, транспортировку и вывоз за границу морфия на сумму 500 тысяч долларов;

2) следовательно, им руководит другое лицо более высокого интеллекта, которое, учитывая характер татуировок британца и замашки доминировать, скорее всего является женщиной;

3) которую, с высокой степенью вероятности, зовут Дениза.


Значит, не ошибемся, если станем искать ее. Я с радостью отметил, что татуировка с именем Дениза темнее и свежее другой, и это явно подтверждает теорию Руамсантии. В самом деле, чем больше я смотрел на арестованного, тем сильнее, как и сержант, укреплялся во мнении, что без Денизы нам дальше ни шагу.

— Его мобильник?

Руамсантия достал из стола старомодный «Сименс» и протянул мне. Я не без гордости за свою сообразительность обнаружил на сим-карте две книги: телефонную и адресную, затем открыл список последних входящих и исходящих вызовов. С нашими шлюхами, фаранг, трудно договориться, если не научишься иметь дело с сотовыми телефонами. Один из номеров — по всей видимости, тоже мобильный — высвечивался в списке чаше остальных. Я сверился с адресной книгой и обнаружил, что этот номер принадлежит лицу, обозначенному одной-единственной буквой — «Д». Красный Кокос следил за моими действиями с возрастающей злобой, которая выразилась в приступе потливости. Его лицо и бритый череп при этом покрылись капельками, словно он только что вошел с улицы, где бушевал тропический ураган. Периодически меня обдавало дурным запахом, характерным для тех, кто употребляет молочные продукты, — от лимонного сорго ничего похожего не происходит.

— Буква «Д» означает Денизу? — неожиданно спросил я.

И хоть сам невысоко оценил свои сыскные способности, на Чарлза Бакла они явно произвели впечатление.

— Да, — ответил задержанный и странным образом поджал губы, видимо, испугавшись, что сказал слишком много.

— Давайте-ка проверим, проснулась она или нет.

Я воспользовался быстрым дозвоном. Раздалось двенадцать гудков, прежде чем ответили. Говорившую с британским произношением женщину явно вырвали из глубокого сна.

— Чез, ты что, с ума сошел? Что тебе нужно в такую рань?

— Доброе утро, — поздоровался я. — С вами говорят из службы Тайской королевской полиции. А Чез до конца жизни отправится в тюрьму, и это при условии, что ему удастся избежать смертного приговора. Мы хотели бы задать вам несколько вопросов относительно…

Ни я, ни сержант не были к такому готовы. В Таиланде исторически сложилось так, что арестованные ведут себя смирно, иначе полицейский их просто пристрелит. Секундой позже Чез, не обращая внимания на разделяющий нас стол, кинулся на меня. Руамсантия вскочил на ноги и потянулся к служебному револьверу, который до этого передвинул по ремню на самую поясницу. Но Чез совсем слетел с катушек и в отчаянном порыве спасти предмет обожания, изображенный на предплечье, от обвинений в международной наркоторговле сиганул через стол. Однако стол не оправдал его ожиданий и вместо того, чтобы твердо стоять на месте, поехал вперед. Я грохнулся на пол вместе со стулом и из этой позиции злополучный стол показался мне плотом о четырех ногах, на котором одинокий мореплаватель совершал круиз по комнате для допросов. Сержант между тем готовился произвести выстрел, и я убрался с линии огня, но при этом выронил «Сименс», и телефон разлетелся на мелкие кусочки. Чемоданы последовали за мной, упаковка нескольких брикетов разорвалась, и я, вывалявшись в порошке, увеличил стоимость своей рубашки цвета хаки с открытым воротом и черных брюк тысяч на пятьдесят долларов. Руамсантия не устоял бы перед соблазном закрыть дело, продырявив пулей череп Красного Кокоса, если бы тот не врезался в противоположную стену и не взвыл бы на полу среди обломков стола. Непрочный образец мебели третьего мира, в отличие от головы, прибывшей из развитой страны, в столкновении со стеной рассыпался на части. Череп же только еще сильнее покраснел. Сержант тем временем пытался решить дилемму любого копа: то ли пристрелить проходимца, то ли выбить из него дух.

В конце концов, видимо, вспомнив, какую гору бумаг придется написать, если в участке погибнет фаранг, неохотно отворил дверь в коридор и вызвал подкрепление. Вскоре комната наполнилась решительными, полными энергии молодыми людьми в черных ботинках на шнуровке, которые быстро сообразил и, как избавиться от скуки. Красный Кокос завопил, а я не стал медлить и выскочил за порог с остатками мобильного телефона, некогда принадлежавшего наркоторговцу международного класса.

Чтобы избавиться от следов порошка на брюках и рубашке, пришлось отправиться в уборную. И там я не упустил случая поразмышлять о хрупкости человеческих ценностей: эта серая субстанция, ради которой люди рисковали жизнью и свободой, стала никому не нужной грязью на полу обшарпанного полицейского нужника. Нет в жизни ничего постоянного — все изменчиво. А еще пытался представить, что произойдет, если я столкнусь с одной из натасканных на наркотики ищеек до того, как попаду домой и приму душ. Для такой собаки героин остается самым ценным во Вселенной продуктом, поскольку без него она так бы и жила безработной шавкой и только бы и думала, как раздобыть еду.

Эксперты с головой ушли в свой проект МР-3 (как мне объяснили, преобразовать звуковой оцифрованный сигнал в МР-3 не проблема, а вот наоборот — действительно достойная задача) и не могли сразу приступить к проверке сим-карты. А меня успокоили, заявив, что, судя по воплям из камеры, за признанием дело не станет. Поэтому спешки с сим-картой нет. И в свое время со мной свяжутся.

Я заказал в соседней закусочной завтрак с большим количеством перца и водой «Севен-ап», а когда возвратился в участок, вопли из комнаты для допросов стихли.

Ко мне явился один из молодых копов в тяжелых черных ботинках на шнуровке и доложил, что Красный Кокос желает сделать признание. Они решили, будто именно этого я и хотел. В комнате для допросов я с удовлетворением отметил отсутствие у арестованного синяков и выбитых зубов. Как бы там ни было, с ним поработали аккуратно, но очень эффективно. От первобытной злобы на одутловатом лице не осталось и следа — теперь оно дышало усталостью и покорностью и на нем отпечатались все смятения души пятилетнего ребенка, зовущего мать. Арестованный распростерся на полу, но кто-то заботливо подсунул под его упертую в стену голову подушку. Большинство пуговиц на рубашке отскочили, и я увидел, каким подарком в течение многих лет оставался Чез для целой вереницы мастеров «нательного искусства» — один талантливее другого, и все приверженцы цвета индиго.

Когда я спросил, не хочет ли он сделать признание, арестованный облизал губы и кивнул. Мы подняли Красного Кокоса на ноги и отволокли на стул, под которым на полу обнаружилась телефонная книга. В наших краях телефонная книга — лучший друг следователя, ведущего допрос. Ее помещают между ботинком и подозреваемым, тем самым исключая появление свидетельств избиения, а книга при этом нисколько делу не мешает.

Руамсантия восхищенно покачал головой:

— Крепкий парень, не могу не признать. Ребята трудились над ним все время, пока ты завтракал, и только-только раскололи. Не встречал ничего подобного — удивительно низкий болевой порог. Этот сукин сын, должно быть, сделан из бетона.

Я обратил внимание, что все ребята вспотели, некоторые еще не успели отдышаться.

Кто-то принес диктофон, поэтому признания Чеза и мой синхронный перевод с английского на тайский были записаны на пленку. Чез оказался похвально краток.


Он: Я это сделал.

Я: Что именно?

Он: Наркотики.


Сержанту Раумсантии пришлось попросить через меня привести более убедительные детали, иначе последует вторая серия, но на этот раз без телефонной книги. Чез вроде бы и хотел подчиниться, но его удерживала некая странная сила, оказавшаяся превыше страха.

Раумсатия спросил, как обстоит дело с мобильником этого придурка.

Я объяснил, что нашим головастым экспертам потребуется некоторое время, чтобы извлечь из сим-карты телефон Денизы.

— Сам добуду, — бросил сержант, направляясь к двери. Теперь уже с дюжину молодых ребят облизывались, поглядывая на Бакла. Я не представлял, сколько времени сумею их удерживать и надо ли это делать. Возможно, если они устроят Чезу взбучку сейчас, пока он не оправился после прошлых побоев, он поймет, что к чему, и смягчит себе приговор, рассказав о преступной шайке Денизы. А вот если я воспользуюсь властью и спасу его от избиения, британца наверняка приговорят к смертной казни. Человек, чье единственное преступление заключалось в обладании коэффициентом умственного развития не выше цифры комнатной температуры, будет гнить в камере смертников, а вдохновитель правонарушений — разгуливать на свободе. Постичь карму труднее, чем предсказать погоду, но, к счастью, мне не пришлось вмешиваться в судьбу арестованного, поскольку внезапно вернулся Раумсатия и торжествующе объявил, что взял назад сотовый телефон, сложил части и он как будто работает. В самом деле, в ту же минуту поступило текстовое сообщение: «Чез, где, черт возьми Р У и? происходит?????»

Я подтвердил, что сообщение пришло с мобильника Денизы. Глаза сержанта перебегали с арестованного на телефон. Раумсатия кивнул, и я нажал кнопку быстрого дозвона. На этот раз пришлось подождать всего пару гудков, и настороженный голос ответил:

— Да?

— Это снова я. Чез в полицейском участке Бангкока, избитый после того, как его застукали с двумя чемоданами девяностодевятипроцентного морфия, который, как он признался, намеревался вывезти за границу. Вы названы в качестве сообщницы…

Чез взревел, как раненый бык, и снова попытался на меня напасть, но на этот раз все были начеку. Двое полицейских сели на него верхом, остальные схватили за руки.

Тон Денизы сделался задумчивым.

— Брось, малыш. Мой Чез ни за какие коврижки не станет на меня клепать. Молод ты еще со мной тягаться. — Она разъединилась, оставив меня в растерянности. Когда я снова попытался набрать ее номер, наткнулся на короткие гудки — занято.

Я внимательно посмотрел на Чеза. Все мои сомнения по поводу весьма поспешного заключения сержанта, что за всем этим делом стоит Дениза, теперь рассеялись. Но наши улики против нее, хоть и убедительные на интуитивном уровне, мог разбить любой высокооплачиваемый адвокат. Да и дешевый тоже высмеял бы их на суде, поскольку все доказательства состояли из татуировки на плече подозреваемого. Даже тайский суд мог поколебаться вынести ей смертный приговор без более веских аргументов.

Мы с сержантом пожали плечами. Я заметил, что Руамсантия испытывает жалость к этому красному переростку, которого в итоге скорее всего не казнят (король помилует его, потому что он красный, а не коричневый, и через несколько десятков лет, проведенных в камере смертников, Чез выйдет на свободу). Но наша тюремная система будет гнуть его до тех пор, пока, вынося камерную парашу, он не превратится в беззубую тень. Однако пока мы больше ничего не могли поделать.

— Полагаю, стоит проверить, что в этих чемоданах — морфий или нет, — сказал я сержанту. Руамсантия непонимающе моргнул. А что там может еще быть?

На этом все кончилось, потому что на следующий день, прежде чем мне пришло в голову связать морфий с генералом Зинной, возникли проблемы с Митчем Тернером. А затем я уехал на юг.

Конец ретроспективного эпизода.

ГЛАВА 19

Руамсантия, все еще под впечатлением от прозорливости Викорна, позвонил и заговорил немного запыхавшись:

— Я только что от него из камеры.

— Ну и как дела?

— Неважно. По-настоящему плохо. Надзирателю пришлось применить фиксаторы.

— Отходняк?

— Ломка после прекращения употребления наркотиков. Здоровенный бычина — бьется головой о решетку.

— Он хоть в форме для допроса?

— Приведем. Но тебе придется присутствовать — эта скотина почти ни слова не говорит по-тайски.

— Спущусь. Кстати, ты запросил Скотленд-Ярд? Прежде чем задавать вопросы, мне понадобится их информация.

— Факс пришел, но он по-английски, и я не могу прочитать. Сейчас пришлю.

Сержант отправил молодого констебля, и тот вскоре появился в моем кабинете с британским досье на Бакла. Чез получил образование в исправительной колонии для малолетних правонарушителей, после чего пять лет довольно успешно бомбил квартиры. Затем сел. В тюрьме пристрастился к героину и начал путь наркоторговца — сначала мелкого, но после первого ареста занялся совершенствованием своего modus operandi[31] и теперь подозревается в крупномасштабной доставке наркотиков из Юго-Восточной Азии в Соединенное Королевство через Амстердам, являясь членом хорошо организованной преступной группировки. Считается, что категорически не желает снова садиться за решетку и поэтому ведет дела с большой осмотрительностью. Несмотря на то что прошел несколько курсов лечения от наркомании, так и не сумел отказаться от героина.


Я встретился с Руамсантией на лестнице, ведущей в тюремный блок, и мы вместе с надзирателем направились в камеру номер четыре. В одном надзиратель проявил сострадание — воспользовался фиксаторами больничного типа с мягкой подкладкой, а не простыми цепями. Мы посмотрели на заключенного сквозь решетку. Чез находился в жалком состоянии — трясся, стонал, на лбу отвратительные синяки и порезы.

— Нанес себе сам, — защищаясь, доложил надзиратель.

— На чем он сейчас?

— Только на транквилизаторах.

Надзиратель бесконечно долго выбирал ключ из связки висящей на хромированной цепи, затем открыл замок. Мы вошли в камеру, насквозь пропитанную человеческим отчаянием.

— Чез, — на лице арестанта лишь на мгновение мелькнуло выражение, по которому я догадался, что он меня узнал, и тело вновь задергалось в конвульсиях, — может быть, мы сумеем тебе помочь.

Опять секундное просветление, но это был совсем не тот человек, которого я допрашивал на прошлой неделе. Нереализованная тяга к наркотикам выявляет самые темные стороны натуры, глубоко спрятанные страхи и малодушие.

— Дениза не вытащит тебя отсюда, как обещала. Еще сомневаешься? — Я подпустил в голос отеческую заботу, очень много сахара и лишь каплю угрозы. Чез посмотрел на меня, затем уронил голову, вздрогнул и поежился. — Ты был не простым курьером, верно? Я видел твое досье. Ты не обычный контрабандист, которые толпами околачиваются у Косамуй и Патайи в надежде, что их кто-нибудь наймет, а настоящий профи. Ты вовсе не похож на покрытых татуировками придурков, которые готовы на все, чтобы ширнуться. Правая рука босса, ее любовник, так? И не беспокоился о такой мелочи, как арест, поскольку она настолько богата и с такими связями, что в состоянии в любой момент вытащить тебя из какой угодно передряги. Поэтому решился наброситься на меня. Помнишь? Мол, здесь Таиланд, стоит ей подкупить судейских, как говорится, кинуть на лапу, и ты снова на свободе и наслаждаешься всем, что можно купить на деньги. Таков был план, вы обсуждали его много раз. Дениза говорила, как тебя ценит и каким влиянием обладает. Но почему ты, такой опытный, должен был поверить ей на слово? Нет, здесь нечто большее. Она продемонстрировала тебе свое влияние и связи. Ты часто бывал на Востоке и усвоил, что здесь значат связи. Судя по паспорту, за последние двадцать пять лет ты приезжал сюда двадцать пять раз. Связи — это богатство, власть, счастье, связи — это все. Даже Дениза без связей — всего лишь заблудшая белая. Скажи нам, кто ее самый главный знакомый.

На этот раз Чез даже не удосужился поднять глаза. Я кивнул сержанту, и тот достал из кармана маленький пакетик из пергамента с белым веществом.

— Чез. — Он быстро покосился на левую ладонь Руамсантии и снова опустил глаза на свой пупок. — Я могу облегчить твои страдания, Чез. — Мне наконец удалось привлечь его внимание. Внезапно во взгляде Красного Кокоса появилась мольба. — Можешь мне верить, я коп. Нет, серьезно, даю тебе слово. Будем выводить тебя постепенно, каждый день снижать дозу, пока не придешь в норму. Даже раздобудем немного метадона. Вполне гуманный способ, скажи.

Чез сделал глотательное движение, открыл рот, взглянул на пакетик, закрыл рот и тихо прошептал:

— Мне не вынести ломки, это меня убьет. — Наши глаза встретились; исповедь наркомана шла из самой души. Ему действительно было очень плохо. Невыносимо. И очень хотелось играть свободного от слабостей мачо-страдальца, но наркотический дракон оказался сильнее.

— Разумеется, ты должен нам помочь арестовать ту сучонку и ее поставщика.

Быстрый взгляд, кивок, и Чез расплакался.

— Дай мне героин, и я скажу, что тебе надо, — проговорил он сквозь рыдания.

Мы с сержантом обменялись взглядами.

— Лучше дать, — сказал я. — Только проследи, чтобы все было стерильным.

Пока он ходил за шприцем, масляной лампой и другими приспособлениями, я заговорил с арестованным убеждающим тоном:

— Ты мелкая сошка, Чез, курьер, пешка. Она тебя использовала, а затем бросила на произвол судьбы. Но и Дениза не такая важная птица. В теперешней своей жизни — сумасбродная белая баба средних лет, только и всего. Скажи, разве я не прав? Не заказывает музыку, не тянет на себя скатерть. Ждет у стола, чтобы подобрать крошки. Согласен, ее крошки крупнее твоих, но в итоге это все равно лишь крохи. Потому что торговлей заправляют местные, так? Среди фарангов нет ни одного яо пор, все большие боссы — тайцы. Ты это знаешь не хуже меня. А теперь скажи, кого тебе назвала Дениза, чтобы убедить в полной подстраховке? Ведь только благодаря этому ты решил вступить в игру. Благоразумный парень вроде тебя никогда бы не пошел на риск, даже если ты ее трахаешь. Ей пришлось заручиться твоим доверием.

Вернулся Руамсантия с пластмассовым шприцем в стерильной упаковке, маленькой масляной лампой, куском алюминиевой фольги и положил все это на грубый деревянный стол в глубине камеры. Чез не сводил с него глаз. Сержант добавил пакетик с героином, и мы оба посмотрели на арестованного.

— Тайский армейский генерал, — сказал он срывающимся голосом.

— Фамилия?

— Зинна.

— Расскажи мне еще о генерале Зинне. Сколько раз вы с ним встречались?

— Всего однажды.

— Она показала его тебе, чтобы ты убедился, будто у нее все чисто?

Кивок.

— На тебя, должно быть, произвело впечатление?

— Зинна явился в форме в сопровождении солдат.

— Где проходила встреча?

— Откуда я знаю? Меня куда-то привезли, я не обратил внимания.

— Опиши это место.

— Большой дом, три этажа, полно земли, собаки, обезьяны.

Когда я перевел, Руамсантия уставился на меня:

— Он толкует о Хун Му.

— Да, да. — Чез узнал имя. — Му, так ее называли.

Хорошо.

— Слушай, Чез, справишься сам или прислать кого-нибудь на помощь?

— Справлюсь.

Я наблюдал, как сержант подтащил стол к тому месту, где арестованный был прикручен к решетке за лодыжки и запястья, и освободил ему руки. Чез немедленно сгорбился над столом, оторвал полоску фольги, насыпал на нее героин и, не обращая внимания на реакцию окружающих, принялся за свое постыдное дело. Я оставил его наедине с Руамсантей.

ГЛАВА 20

В заторе на пересечении Асок и Сукумвит, в этой черной дыре, где исчезает время, я попросил водителя выключить компакт-диск с тайской поп-музыкой, чтобы мы с Леком могли послушать «дорожно-пробочное» FM. В этот день Пайсит пригласил на передачу не кого-нибудь, а мою мать, намереваясь представить слушателям самую знаменитую и горластую из бывших проституток.

Видишь ли, фаранг, для фривольных развлечений настали тяжелые времена. Наше правительство вступило в очередную пуританскую фазу и решило подкорректировать ранее установленное время отбоя. Начиная со следующего месяца все бары должны закрываться в полночь. Естественно, индустрия торговли телом пришла в неистовство, и сой Ковбой должным образом мобилизовалась — не пропускали ни одного фаранга, не заставив его подписать петицию. Первым гостем Пайсита стал работающий в барах трансвестит. Лек слушал, не отрываясь.

Трансвестит низким голосом объяснил, что намерен возбудить против правительства иск за нанесение убытков и действия, ставшие причиной его жизненного краха. Он вырос мальчиком в Исикьерте, беднейшем районе беднейшего региона северо-востока страны. У него пять сестер и брат. Мать ослепла от катаракты, отец потерял здоровье, работая на жаре по двенадцать часов в сутки на рисовых полях. Сестры родили от тайцев-пьяниц, которые не поддерживают детей деньгами, а сами женщины, имея непривлекательную внешность, по эстетическим причинам вряд ли преуспели бы на бангкокской ярмарке плоти. Единственный брат страдает синдромом Дауна и нуждается в постоянном надзоре. Как самого привлекательного среди родни, его единогласно направили в большой город решать проблемы семьи. Взяв, сколько смогли, в долг и собрав все, что было в семье, родственники наскребли на операцию, которая превратила его в одну из самых сексуальных в индустрии шлюх. Это было единовременное капиталовложение категории высокого риска, и оно, после болезненного начального периода, стало давать дивиденды. Но именно в этот момент правительство своими глупостями с ранним закрытием баров подкосило только что оперившийся бизнес. Ни для кого не секрет, что основная часть работы в отрасли падает на период между полуночью и двумя часами ночи. В это время спиртное и вид обнаженных женщин (или трансвеститов) окончательно ломают сопротивление клиентов. У какого маньяка в правительстве возникла эта светлая идея? Никакой заботы о бедных слоях населения! Если у него не будет денег посылать семье, станет ли министр внутренних дел заботиться о его родственниках?

Пайсит обратился к моей матери, которая отнюдь не нуждалась в поощрении.


Нонг: Правительство не только режет курицу, несущую золотые яйца, оно к тому же гробит единственную в нашем феодальном обществе систему перераспределения средств. У этого правительства начисто отсутствует здравый смысл. Неужели оно полагает, будто мы разбогатеем, если станем такими же бесплодными, как Запад? Я была в Париже, во Флориде, в Мюнхене, в Лондоне, все эти места — не что иное, как населенные призраками музеи. Главное, что в течение трех десятилетий население Исаана жило благодаря тем малым суммам, которые дочери присылали из Бангкока. Города, дороги, магазины, фермы, буйволы — целые отрасли обязаны своим существованием нашим трудолюбивым работницам. Эти отважные девушки — выражение женского духа, поддерживающего, вскармливающего и наполняющего существование истинной жизнью. В них есть все, что присуще тайской душе с ее беззаветной преданностью и самоотверженностью. Они не требуют ни помощи, ни благодарности, не ждут восхищения, десятки лет назад перестали надеяться на уважение, но они — сердце нашей страны.

Пайсит: Ваше мнение, как на позицию нашего правительства повлияло то, что пишут в средствах массовой информации Запада?

Нонг: Должна сказать, что вообще не понимаю, на что бы нацеливали объективы операторы западного телевидения, если бы в Юго-Восточной Азии не существовало публичных домов. Разумеется, это повлияло на наше правительство. Однако надо сознавать, что таким образом западные каналы всего лишь стараются поднять свои рейтинги. Они даже не пытаются нас понять. Ничего не поделаешь — таков эрзац западной морали.

Пайсит: Может ли силовое воздействие правительства повлечь за собой конец секс-индустрии в Таиланде?

Нонг: Не думаю. В конце концов, она сто лет существовала нелегально, и посмотрите, чего мы достигли. Кроме того, Запад начал вкладывать в нее деньги, поскольку потенциальная отдача от инвестиций в разумно управляемый стрип-бар, на мой взгляд, гораздо выше, чем, скажем, в «Дженерал моторс». Наши девушки берут за час меньше, чем в большинстве стран, а между тем они — самые востребованные женщины на земле. Расценки не выросли с тех пор, как я отошла от дел.


Мое сердце наполнилось гордостью: мать овладела речью так, как присуще только правящим классам. Но в этот момент таксист повернул к нам голову:

— Твоя мамаша? Вот уж, видать, давала в свое время жару.

Я сказал, что он может включить свой диск с тайской поп-музыкой.


Когда пробка наконец начала рассасываться. Лек спросил:

— Видели новые тряпки от Ива Сен-Лорана? Продаются в торговом центре — есть отличные вещи.

— Я не слежу в этом сезоне за модой.

— Лучшие цвета по-прежнему от Армани и Версаче.

— У итальянцев самый тонкий вкус на цвет.

— Но я все же предпочитаю японских дизайнеров. В этом сезоне вещи Джуньи Ватанабе — просто потряс. Пепельно-серый атлас и бархат. Сначала испытываешь шок, а затем понимаешь — это само совершенство. Так вы поговорили с матерью?

Я поперхнулся и бросил взгляд на его иссиня-черные волосы, юношеский оттенок лица, румянец на щеках, заметил спокойную безмятежность в глазах. Последние дни меня не покидала мысль: неужели мать с годами лишилась присущей ей мудрости? Знакомить этого ангелочка с Фатимой казалось преступлением против природы. Затем до меня дошло: «инициация» — вот самое точное слово. Фатима ему определенно подойдет, она — именно то, что требуется, чтобы парень выжил и приобрел опыт. Фатима необыкновенно богата, и если примет Лека, он будет устроен в жизни.

— Она предложила мою приятельницу, о которой я не подумал в связи с тобой. Не видел ее больше года, но найти не составит труда. Посмотрю, что сумею сделать.

Лек расплылся от счастья, глаза засветились радостным экстазом.

— Пожалуйста, напомните мне, куда мы все-таки едем?

— Едем навестить Хун Му.

ГЛАВА 21

Возьмите любую тайскую девушку из беднейшей деревни третьего мира, осыпьте деньгами и попытайтесь догадаться, что она пожелает на «третье» после многоэтажного особняка наподобие свадебного торта и пылающего краской «мерседеса». Мебель, как правило, в акриловых тонах. Хотя даже бежевый цвет кажется слишком броским при здешнем уровне отражения света, а зеленый ковер напоминает поле, на котором можно сразиться в теннис. Но дом Хун Му соответствовал стандарту здешнего декора.

Несколько слов о самой Му. До того как Викорн застрелил ее мужа, «Детка» Савиан Сонкан любил хвастаться, будто потратил на переделку тела жены больше денег, чем на дом и гараж на пять машин. Но Му начала лепить свою фигуру еще до того, как познакомилась с ним. О ней говорили как о ребенке с замедленным развитием. Большинство ее подружек в восемнадцать лет уже работали в городе и, приезжая на праздники, хвастались деньгами, которые им платили тупые фаранги, нанимая на ночь за абсурдно высокую цену. На то, что белые за вечер просаживали в баре, можно было приобрести взрослого буйвола. Несколько лет эти рассказы как будто не производили впечатления на Хун, и однажды она стянула из-под матраса родителей семейные сбережения, потратила все на силиконовую грудь и новый гардероб и умчалась в Крунгтеп зарабатывать состояние. Ей улыбнулась удача — Му нашла судьбу не с западными мужчинами (на европейцев не произвели особого впечатления ее совсем не упругий, гудящий от прикосновения бюст и ярко-красное трико, несмотря на советы «доброжелательниц»), а с доморощенным воротилой — молодым наркобароном, оценившим женщину в соответствии со своим чудовищным вкусом.

Детка не только торговая наркотиками, он с ними жил. После того как мой полковник его завалил, мы обнаружили шкафы, набитые яа-баа, героин в матрасах супружеского ложа и залежи марихуаны в гараже. Викорн давным-давно перерос отчаянные методы сорвиголов и вовсе не хотел его убивать. Предпочел бы договориться и согласился бы на скромную долю (скажем, процентов семьдесят от валового дохода Детки). Но у того, кроме наркотиков и совершенствования тела супруги, нашлась еще одна страсть — фильмы с погонями, и чем круче, тем лучше. Он хотел умереть, как Аль Пачино в «Лице со шрамом», и после нескольких лет провокаций Викорн удовлетворил его желание.

Мой покойный напарник Пичай присутствовал при этом. Как и я, как все копы Восьмого района, не говоря уж о телерепортерах. Невооруженный Детка вышел на балкон спальни и принялся поносить Викорна, всячески умаляя его мужское достоинство. А затем вызвал на дуэль. Сам Викорн в это время прятался за полицейским фургоном, и у него в руках был охотничий карабин с инфракрасным прицелом. Полковник произвел выстрел прежде, чем Детка успел огласить условия поединка. Тот скорее всего предвидел вероломный шаг, потому что встал на самом краю балкона, чтобы получилось телегеничное падение с кувырком назад до удара о землю. Минутой позже на балконе появилась Хун — махала отделанным кружевами белым платком и улыбалась в объективы. У нее нет ни на кого обиды, объяснила женщина. Дом теперь принадлежит ей, машины и мебель тоже. Через пару часов в участке мы с удивлением обнаружили, что тупая напарница гангстера, едва умеющая читать и писать, обладает недюжинной памятью. Она бесстрашно назвала триста двадцать одного соучастника мужа (список явно выборочный, поскольку среди имен не оказалось ни одного полицейского) и при этом заискивающе улыбалась и поводила в нашу сторону пирамидами грудей. Му не пришлось долго уговаривать (если быть точным, она получила гарантию, что ей не будет предъявлено обвинение). Женщина дала показание, что вопреки первому впечатлению Детка был тайно (и незаметно для глаз) вооружен, и таким образом полковник Викорн не отошел от истины, когда утверждал, что стрелял в целях самообороны. Это заткнуло рот расшумевшимся критикам из средств массовой информации. Способность Му вести переговоры также оказалась выше, чем у ее покойного супруга. До того как покинуть участок, она поплакалась Викорну, дескать, жизнь ее теперь не стоит и бата. Назвать соучастников мужа — равносильно самоубийству, и теперь она нуждается в защите до конца своих дней.

— Тебе требуются деньги, — бросил Викорн.

— Именно.

— О’кей, — ответил полковник.

Му приняла это единственное иностранное слово как разрешение продолжать торговать с армией. Полковник оставил ей десять процентов всех обнаруженных в доме наркотиков. Остального оказалось более чем достаточно для ритуального фотоснимка: Викорн при полном параде рядом со столом, заваленным героином, морфием, метамфетамином и марихуаной. Розничная цена товара была такова, что на эти деньги можно было купить флот авиалайнеров.

Все это случилось несколько лет назад. Но мы до сих пор время от времени давали советы Му. Полковник, разумеется, в этих встречах никогда не участвовал. Часть договоренности заключалась в том, что Му останется нашим информатором, в частности против Зинны, который являлся главным поставщиком наркотиков ее мужа. Чтобы не подвергать жизнь бедной вдовы опасности, мы приезжали инкогнито и не чаще, чем раз в год.

Время и деньги показали, что Му не шлюха и не мошенница, а оригинальная по натуре особа. Даже в целях безопасности она отказалась покинуть дом и все поместье превратила в приют для бродячих собак и обезьян, которых три раза в день собственноручно кормила. Му выходила к ним в ослепительно красном халате, а исключение делала только на годовщину смерти мужа, когда надевала розовато-лиловое платье — любимый цвет Детки. Один из «роллс-ройсов» был точно такого оттенка. Вооруженные охранники в форме (тоже розовато-лиловой) находились повсюду и патрулировали границы территории. Обустроили даже контрольно-пропускной пункт, где мне пришлось показать удостоверение, а Му при помощи цифровой видеокамеры имела возможность изучить наши с Леком лица.

И вот мы стоим на теннисно-зеленом ковре в главной гостиной, а хозяйка сидит на сияющем бежевом диване на пять персон и гладит молодую и очень сонную собаку — далматинца. Викорн продолжал за ней слежку, и мне стало известно, что у Му нет постоянного любовника — разве что кто-то из охранников, но очень маловероятно. Она смахивала на монахиню-миллионершу со слабостью к зверушкам. От долгой жизни в уединении вдова разучилась себя контролировать, и на ее лице постоянно, как у ребенка, отражалась смена настроений — от радостного до грустного.

Пораженный вульгарностью декора. Лек застыл как вкопанный.

— Я вас помню, — заговорила Му. — Вы полукровка и присутствовали при нападении полиции на наш дом. Это вы убили моего мужа?

— Вы прекрасно знаете, что его убил полковник Викорн.

— Ах да, так он по крайней мере заявил журналистам. Но может быть, курок нажали вы или кто-нибудь из ваших, коллег? — Я не ответил. — Хотите на него посмотреть? — Я кашлянул. — Пойдемте, он был бы рад. — Она положила собачку в шезлонг и покосилась на Лека; — Этот симпатичный юноша с нами?

Забальзамированный a l'americaine[32] Детка сидел в соседней с гостиной комнате. Ему придали характерную позу из жизни; за директорским столом, с мобильным телефоном у самого уха, в другой руке сигара; рубашка от Гуччи с открытым воротом и пиджак, модные брюки от Ива Сен-Лорана и цветные ботинки. Радужно-акриловая улыбка вполне подходила стилю дома. Бесцеремонно смешав культуры, Му окружила мужа золотыми изваяниями Будды в различных позах и электронным суррогатом мерцающих церковных свечей. Отделка дома соответствовала стандарту, а какой преобладал цвет, догадайтесь сами. Прежде чем переступить порог импровизированного святилища, хозяйка переоделась в розовато-лиловый халат. У меня возникло тревожное ощущение, что под ним не было ничего, кроме усовершенствованного тела.

Рука с изящным маникюром метнулась к губам.

— Каждый раз, когда вспоминаю тот день, прихожу в ужас.

— Мы этого не хотели, — буркнул я. — Викорн заключил бы сделку, если бы Детка сам не пожелал умереть.

— Знаю. Но потом. В участке. Вы решили, что я такая глупая, такая наивная — типичная деревенская девушка, попавшая в город из глубинки.

— Вовсе нет. Наоборот, вы произвели на нас глубокое впечатление.

— Вот как? — Пренебрежительный смешок. — Не льстите мне, детектив. Вы все смеялись за моей спиной.

— С какой стати нам было смеяться?

— Разумеется, из-за силикона. Детка был слишком занят, зарабатывая деньги, он так и не удосужился узнать, какие существуют правильные способы увеличить грудь. Вот, взгляните.

Му распахнула халат, и под ним на обозрение предстали они. Лек в первый раз проявил интерес к расследованию. Думаю, у вдовушки гора бы с плеч свалилась, если бы я приблизился и стал рассматривать предмет ее гордости. Стал понятен секрет: никакого твердого силикона в ее бюсте больше не было — его заменили либо солевыми мешочками, либо коллагеном. И то и другое, могу вас заверить, намного приятнее на ощупь, красиво трясется, подпрыгивает и кажется почти натуральным. Хотя борцы за чистоту нравов могут возразить: мол, груди такого вида должны принадлежать женщине лет на десять моложе.

— Можно мне? — попросил Лек. Му улыбнулась и кивнула.

Напарник с особой почтительностью взялся за груди обеими руками, словно изучал предмет, которым вскоре будет владеть сам.

— Потрясающе!

— Да, — согласился я. — Превосходно. Вы, должно быть, очень гордитесь?

— Да. — Хозяйка метнула взгляд на Детку и запахнула халат. — А теперь что вы хотели узнать? Примерно раз в год Викорн кого-нибудь посылает ко мне, но большую часть времени у меня нет с ним связи.

— Будем разговаривать в его присутствии? — Я кивнул в сторону мумии.

— Конечно, нет. Давайте поднимемся наверх — мне нравится наблюдать за животными.

Спальня оказалась настолько громадной, что больше напоминала секцию кроватей большого универмага. Все — отменное барахло. Мои измученные глаза с надеждой остановились на скромном стеллаже для книг. Поначалу произвела впечатление подборка буддийской литературы на полках, но сердце тут же упало — это была одна и та же книга.

Мы скромно расположились в эркере, и я догадался, что это самое любимое место Му во всем доме. Отсюда открывался вид на двор, где обезьяна, словно заправский жокей, скакала на огромной собаке и даже подгоняла ее длинной рукой. Все шло как будто хорошо, даже псу, похоже, нравилось перемешать с места на место существо более высокого порядка. Но тут появилась другая обезьяна — мне показалось, что шимпанзе. Она была старше и хитрее первой и тоже захотела прокатиться.

— Это Викорн, — объяснила Му.

Викорн ухватил пса за хвост, и тот замер. Шимпанзе получил возможность забраться на собачью спину и присоединился к подружке. Остальные обезьяны встали вокруг. Му тихо перечисляла их имена. Похоже, здесь собрался весь полицейский штат Восьмого района.

Потом стала рассказывать, как зовут собак. Просто и со вкусом — по именам самых известных наркодельцов.

— Вот так я вспоминаю людей; представляю, какую из моих собак они больше всего напоминают. Если только это не копы. Когда надо вспомнить копа, я смотрю на обезьян. Обезьяны хитрее, но не такие везучие. У них всегда какие-то проблемы. А вот собаки всем довольны до тех пор, пока обезьяны не дадут им по мозгам.

— У вас есть собака по имени Дениза?

— Дениза? — Му покосилась на меня и показала на самку бульдога: — Вот Дениза. Вы о ней хотели спросить?

— Если не возражаете.

Она колебалась.

— У вас есть полномочия? Викорн обязался беречь мою жизнь.

— Мы приняли меры предосторожности, приехали на такси. Я уверен, что за нами никто не следил.

Му возбужденно поднялась, взяла большое ручное зеркало в серебряной раме, сумочку от Шанель и вернулась. Действуя автоматически, вынула из сумочки серебряную коробочку, которая скорее всего предназначалась для нюхательного табака, натрясла на зеркало полоску белого порошка, собрала при помощи лезвия бритвы в кучку, наклонилась, зажала указательным пальцем левой руки одну ноздрю и втянула воздух правой. Затем поменяла ноздри и встала на ноги поставить сумочку и зеркало на ближайший стол — все одним плавным, без пауз движением.

— От нервов. — Она посмотрела на Лека, перевела взгляд на меня, вздохнула и продолжила: — Сейчас в этом бизнесе белых женщин больше, чем раньше. Дениза уже давненько крутится в нем. Поначалу была мелкой сошкой и совершенно чокнутой. Британская внешняя разведка МИ-6 следила за ней в Косамуи и Пхукете. Она никогда не перевозила наркотики сама — использовала мужчин в качестве курьеров. Придумала собственную вариацию на тему обычного метода. Всегда привлекала потрепанных белых мужиков, как правило, британцев или австралийцев. Абсолютно без мозгов, постоянно ошивающихся на пляже, с привычками, требующими денег. Половину из них поймали, так что ее репутация пострадала, и те, кто разбирался в бизнесе, стали опасаться на нее работать. Но она каким-то образом сумела установить контакт с армией и снова расцвела. Однако ей приходилось убеждать курьеров, что у нее в Таиланде надежные связи. Один из людей Зинны познакомил ее со мной.

— Вы организовывали ей сессии установления доверия?

Му улыбнулась:

— Можно выразиться и так. Дениза стала намного осторожнее насчет мужчин, которых привлекала для дела. Они оставались такими же тупыми, но с опытом. Необычные ханыги, а люди, участвовавшие в распространении наркотиков в своих странах. Как правило, успевшие отсидеть, зато знающие, как перевозить наркоту. Последний из них, Чез Бакл, много знал и о Таиланде, и о том, как функционирует система. Он понимал, что лучший способ выбраться из страны с набитым дурью чемоданом — заручиться поддержкой влиятельных лиц: из копов или военных.

— Он был ее любовником?

— Да. Все обычно были ее любовниками. Дениза пользовалась сексом для дела и одновременно ловила кайф.

— У Чеза на руке татуировка — ее имя.

Му пожала плечами:

— Какое это имеет значение? Татуировка все равно что майка с рисунком. Хотя не исключено, что у них начались настоящие отношения. Не зря же Дениза познакомила его с самим Зинной.

— Почему Зинна на это согласился?

Му встретилась со мной взглядом.

— Потому что неожиданно оказался обладателем сотни килограммов морфия, который ему надо было срочно вывезти за границу. Полагаю, вам известно, откуда взялся порошок? Тот самый морфий, который Викорн использовал, чтобы подвести Зинну под трибунал. Генерал хотел как можно быстрее от него избавиться, потому что не сомневался: Викорн станет за ним охотиться. Ему требовались курьеры, способные взять двадцать — тридцать килограммов за один раз, — любители на такое не способны, здесь необходимы люди, которые понимают толк в деле. Но профи работают лишь в том случае, если получают гарантии безопасности. В Таиланде такой мерой является знакомство с влиятельным лицом, которое может обеспечить беспрепятственный выезд из страны. Сейчас додумались до такой подставы: мелкими курьерами жертвуют в качестве подсадных уток, в то время как крупные перевозчики бесконтрольно пересекают границу.

— Встреча проходила здесь?

— Да, я считаюсь нейтральной территорией.

— Зинна приезжал со своими людьми?

— Разумеется. Генерал устроил представление. Белый курьер был глубоко потрясен. — Му бросила взгляд в окно, затем снова посмотрела на меня.

— Спасибо. Именно это я и хотел узнать.

Она вежливо улыбнулась и проводила нас вниз по лестнице — на больший риск вдова определенно пойти не могла. Деловой разговор подошел к концу. На великолепных ступенях с колоннами Му окинула взглядом Лека и повернулась ко мне:

— Сумеете о нем позаботиться? Он слишком красив и невинен. — Протянула руку и, словно собаку, погладила моего напарника по голове. — Бедный малыш еще не испытывал боль от ран. Надеюсь, он выживет.

В машине Лек сдерживался, сколько мог. Затем его прорвало:

— Так когда же я познакомлюсь с Фатимой?

— Мне необходимо ее подготовить. Не исключено, что она не пожелает взять на себя такую ответственность. Дай мне примерно неделю. — Чтобы смягчить свои слова, я улыбнулся. — Ты же видишь, как я занят.

ГЛАВА 22

Я в отличном настроении, фаранг. Если хочешь знать, сам чувствую себя фарангом. Сказать по правде, мне трудно припомнить, чтобы когда-нибудь так тщательно расследовал дело — прошел все стадии сыска и получил стопроцентные результаты. Но не хотел бы заниматься этим часто — отнимает чертовски много времени. Сейчас поясню: в девяти случаях из десяти заранее известно, кто преступник, и улики подбираются соответствующим образом. Это одна из эффективных азиатских технологий, которую вам полезно перенимать по мере того, как нарастает мировое соперничество. Не можете же вы допустить, чтобы ваши правоохранительные органы сажали меньше преступников, чем у нас, на душу полицейского населения — особенно теперь, когда сами плюете на правовые нормы всякий раз, когда они вам неудобны. Но в данном случае Викорн потребовал, чтобы мы все сделали по правилам. А затем устроили утечку информации в прессу и в Интернет. В таком случае судьи окажутся перед необходимостью вынести Зинне приговор, или их самих ждет отставка. Никаких шуток на этот раз. И вот я сидел и составлял бумагу; такие документы копы вроде меня писать не привыкли.

Улики.


1. Наркотик. Вещество, которое пытался провезти Бакл, несомненно, является морфием. Ребята из криминальной лаборатории провели все необходимые тесты. Сегодня утром Руамсантия справился у них по телефону. «Морфий. Это так же верно, как то, что далай-лама[33] — буддист». Теперь криминалисты занимаются отпечатками пальцев. Вечером доложат.

2. Чез Бакл при условии умеренной химической подпитки готов подписаться под своими все более детальными откровениями о деятельности Денизы и ее связях с Зинной.

3. Хун Му, получив от Викорна гарантии безопасности и некоторую сумму денег, которую он не станет называть (но достаточную, чтобы купить ей новую личность и новую жизнь с комфортом не ниже прежнего; могу предположить, что из рук в руки перейдет намного больше миллиона долларов), будет свидетельствовать под присягой, что встреча Зинны, Денизы и Чеза происходила на ее территории.

Теперь остается отыскать Денизу и с недельку лупить, пока она не дойдет до нужного состояния и не будет готова выложить все, что знает о Зинне, в обмен на существенное смягчение приговора суда, который в противном случае окажется однозначным — смертная казнь. Что может быть яснее и приносить такое удовлетворение, как подобное расследование? Не могу не признать, что и в твоей системе, фаранг, есть определенные плюсы. (Повышение в звании — тебе меня не обойти!)

Но почему звонит мобильник и почему у меня нехорошее предчувствие? На экране телефона я увидел номер Руамсантии.

Тон подавленный.

— Придется выпускать этого Чеза Бакла.

— Что ты сказал?

— Наши эксперты в итоге решили, что порошок, который он вез, просто-напросто сахарная пудра. Утверждают, будто во время тестов пользовались грязными инструментами, что и повлияло на результат.

— Продались Зинне?

— Без вариантов. Генерал прислал к нам влиятельного адвоката, который объяснил, как мы не правы, держа под стражей Бакла. Затем Викорну позвонил директор полиции и приказал его отпустить.

— Как полковник это принял?

— Сидит в кабинете и размахивает револьвером.

Я попрощался с сержантом, но прежде чем позвонить боссу, сделал глубокий вдох.

— Уже слышал, Сончай?

— Да, придется отпускать.

— Представляешь, что будет с моим лицом?

— Представляю.

— Я стану для всех посмешищем.

— Не обязательно. Можем отправить порошок на повторную экспертизу. Например, за рубеж, в лабораторию фарангов.

— И получим два противоречащих друг другу вывода. Этого ему будет довольно, чтобы вывернуться.

— Но вы же не можете так все оставить?

— Тайцы смеются над неудачниками. А я в этом деле выгляжу типичным неудачником. Подставил его — он ушел. Схватил его курьера — он отмазал.

Что можно ответить? Все так и было.

— Будь начеку, — предупредил уныло полковник. — Он на этом не остановится, — и разъединился.


Я снова в баре. Вечер выдался настолько тихим, что я уже подумывал пораньше закрыться, как вдруг зазвонил мой сотовый. Говорил полковник полиции района Клонгтауй. Коренастого, мускулистого, невероятно уродливого и всего в татуировках фаранга обнаружили утонувшим в реке. Кто-то ему сообщил, будто я могу располагать сведениями об этом человеке. Делать нечего, набрал номер Лека, попросил его взять такси и заехать за мной в бар.

ГЛАВА 23

На перекрестке улиц Ратчадафисек и Рамы IV Лек не выдержал:

— Никогда не был в Клонгтауе. Там так ужасно, как говорят?

— Вроде того.

— Вы не опасаетесь ехать туда ночью вдвоем?

— Мы полицейские, Лек.

— Знаю. Я боюсь не за себя. С вами чувствую себя в безопасности и ничего не боюсь. Вы для меня словно Будда.

— Перестань говорить такие вещи.

— Потому что вы не крутой коп? Но я люблю вас за то, что вы для меня сделали, и не могу не прислушиваться к своему сердцу. — Я вздохнул. — Можно узнать, когда мы поедем знакомиться с моей старшей сестрой?

— Когда оба будем готовы — я и ты.

Правда заключалась в том, что я никак не мог набраться смелости представить Лека Фатиме. Стоило потянуться к телефонной трубке, как в мозгу возникала одна и та же картина: она заживо пожирает малыша.

— Слушай, Лек, — продолжал я, — помнишь, ты как-то сказал, что путь транссексуала — из наиболее тернистых и это самая одинокая дорога для тех, кто ее выбирает.

— Я не выбирал. Выбрал дух, спасший мою жизнь.

— Все так. Возможно, и Фатима — избранница того же духа. Но я должен в этом убедиться. У меня такое ощущение, словно твоя жизнь в моих руках.

Лек положил ладонь мне на колено и на мгновение задержал.

— Будда просветит ваш ум. Вы настолько ушли вперед, что почти уже с Ним.

— Я вовсе этого не чувствую. А чувствую совершенно иное — будто развращаю юнца.

Лек улыбнулся:

— Это лишний раз подтверждает вашу святость. Но я должен идти своим путем. То, о чем мы рассуждаем, — моя судьба. Моя карма.

— Справедливо.

— Вы дадите мне взаймы на коллагеновый имплантат для вживления в бедра и грудь?

— Не откажу, — буркнул я.


Клонгтауй — овеществленное тяжкое преступление в форме живописного народотворчества. Талат (рынок) — психологический центр, квадратный акр зеленых зонтов и брезентовых навесов, под которыми на платках бедных женщин разложен злой высушенный перец, вперемешку навалены живые и зарезанные куры, в деревянных клетках ропщут на судьбу утки, в пластмассовых сосудах можно проследить все стадии предсмертной агонии любых разновидностей крабов, задыхающихся на жаре в свежей и подсоленной воде. Прямо на улице мясники разделывают тушу буйвола. Повсюду фрукты: ананасы, апельсины, джекфруты, плоды дуриана, грейпфруты, связки дешевого хлопка и всевозможные инструменты (обычно из такого низкопробного металла, что ломаются при первой попытке что-либо ими сделать). Я объявил личную вендетту нашим отверткам, которые гнутся, точно оловянные. Они скорее вывернут наружу все жилы из того, кто ими работает, чем завернут хотя бы единственный шуруп. И прочее в том же духе.

Неподалеку выросли лачуги из гофрированного железа — шедевр местной воровской архитектуры. Помещения тайно соединены подозрительными переходами, где так и хочется разыграть сцену погони. Но большинство окружающих площадь зданий — трехэтажные магазины в китайском стиле. Переулки дают хорошее представление, чем торгуют здешние лавки: перед одними сочатся черным маслом автомобильные двигатели в сборе, перед другими гордо выставлены кондиционеры всевозможных размеров. На прилавках навалены контрафактные компакт-диски, у магазина электроники тротуар перегораживают новейшие стереосистемы. В этом месте не встретишь фарангов — о нем не знают, а если слышали, предпочитают держаться подальше. Медленно текущие толпы людей — такой же местный продукт, как салат сомтам, — не экзотичнее риса.

На заметку: на территории района Клонгтауй находится главный порт на реке Чао-Прая, где испокон веку разгружались суда. Имеются даже старые фотографии в тонах сепии: наши предки в традиционных черных штанах в три четверти, с голым торсом, с длинными черными волосами, заплетенными со лба назад в красивые хвостики, разгружают товар вручную на ужасной жаре. И многие от твоего опиума, фаранг, уже пришли в крайнее изнеможение.

В двух улицах отсюда — прекрасный таможенный ангар и комплекс зданий таможенного управления Таиланда. Сама река — можно переплюнуть, и многие коренные жители этого суматошного местечка построили себе хибары по другую сторону русла. Паромщики, совсем как в средневековье, поднимая высокую волну, за двадцать бат перевозят бедняков с одного берега на другой в самодельных каноэ с подвесными моторами «Ямаха». Одним словом, всем известно, что основная отрасль здесь — фармацевтическая, поскольку в Таиланде нет другого места, где на одной квадратной миле делового пространства на речном берегу так дружно уживаются наркоторговцы, наркоманы, важные люди, полицейские и таможенники. Поэтому неизбежно сюда переместили свои штаб-квартиры все, кто связан с этим бизнесом: наемные убийцы, гангстеры-ростовщики, вымогатели. Я немного удивился, что полковник Бумгард лично заинтересовался каким-то рядовым «трансом-808», и сначала опасался, что примет нас враждебно, поскольку считался врагом Викорна. Но он оказался воплощением самой любезности и поздоровался из своей машины со мной и Леком.

Тело Чеза Бакла накрыли одеялом на пирсе; неподалеку, между двух гигантских контейнеровозов был пришвартован полицейский катер. Панораму, куда взгляд ни брось, ограничивали корпуса судов: то высокий нос, то ржавая корма, то металлический трап. И от этих морских призраков на слабо освещенный причал ложились непроницаемые тени. Бумгард кивнул мне, и я приподнял одеяло. Одна-единственная пуля, пущенная в затылок, имела выходное отверстие на лице и вышибла левый глаз. Труп выловили из реки, он напитался водой, но распухнуть не успел, поскольку убийство произошло недавно. И даже если бы я не узнал развороченное лицо, татуировок было бы вполне достаточно для опознания.

— Мы не проверяли его карманов, — сказал Бумгард. — Решили оставить это вам.

Я склонился над телом, но тут же отпрянул; изо рта трупа выскользнул маленький слепой угорь. В карманах что-то ворочалось. Лек присмотрелся и зажал ладонью рот. Я расстегнул рубашку и заметил, что живот Чеза ходит ходуном. Раздался негромкий хлопок — из его пупка показалась слепая голова с крошечными зубками. Я обернулся — это что, шутка? — но Бумгард и его люди исчезли, растворились в темноте причала. Едва удерживаясь от крика, Лек отступ ил в сторону. Угри тем временем отчаянно стараясь найти дорогу к воде, выбирались из тела. Я тоже сделал десять шагов назад.

Крик проститутки с носа контейнеровоза (матросы — особая ниша рынка, куда моя мать никогда не пыталась внедриться) — снова тишина, только цоканье подкованных каблуков. Из темноты появился плотный приземистый человек в форме, прямой как жердь, грудь колесом. Он направился к нам и остановился в круге света от корабельного фонаря. Я сложил ладони и поднес руки к губам.

— Добрый вечер, генерал Зинна. — Мое приветствие выражало глубокое почтение.

Он не ответил, сделал шаг ко мне и опустил глаза на труп.

— К нему проявили сострадание. — Это было произнесено тихим баритоном. — Сначала убили и только после этого запустили в задний проход угрей. Он не почувствовал, как твари пожирают его внутренности. Не уверен, что сумею проявить такое же милосердие к тому, кто серьезно меня разозлит. Понял, что я сказал? — Генерал поднял руку и щелкнул пальцами. В ту же секунду послышался топот сапог, из темноты резво выбежало больше дюжины молодцов в черных майках с армейской стрижкой, и военным строем парни встали за спиной Зинны. Генерал кивнул двоим из них, и они посветили на Чеза. Живот несчастного фаранга был целиком выеден клубком белых извивающихся червеобразных тварей. Зинна подошел, достал из разверстых внутренностей Чеза угря и умело убил, размозжив голову о лебедку. Затем повернулся ко мне и, засовывая мертвую рыбу мне в карман, процедил: — Передай полковнику, что он зашел слишком далеко. Викорн устроил подставу, я выкрутился. Теперь наркотик мой. Ему не удастся пойти по второму кругу — найду способ добраться до его кишок. — Он оценивающе посмотрел на Лека. — И до твоего педика тоже.

Зинна повернулся и вместе со своими людьми исчез, а мы остались одни в прибрежной тьме рядом с трупом, полным голодных угрей. Словно почувствовав, что помех больше нет, на носу судна вскрикнула девушка — опытная шлюха давала почувствовать матросу, какой он сильный, неотразимый, хищный, симпатичный и сексуальный. Похоже, тайная вечеринка была в самом разгаре: послышались возгласы других девушек, грубые шутки на тайском. Матросы отвечали по-китайски. Над бортом показалось три женских лица, и проститутки тут же исчезли.

Наступила такая тишина, что можно было услышать, как крадется крупная крыса. В стороне люди переправлялись через реку в длинном челне. Я решил избавить человека, которого недавно допрашивал, от прочих судебно-медицинских непристойностей. Но это оказалось не просто: он был тяжел и по-мертвому неподатлив. Схватил его за запястья и, кивком попросив Лека помочь, поволок к краю пирса. Перевернул и попытался столкнуть в воду. Лек изящно согнулся в пояснице, но у него никак не получалось взяться за ноги трупа. А я покрылся потом от ночной духоты и испытывал абсурдное нежелание прикасаться к все еще пирующим угрям. Лишь забросив ногу Чеза себе на плечо, прямо к шее, мне удалось придать трупу необходимое ускорение. Он раскинул руки, и последнее, что соскользнуло в реку и с тихим всплеском ушло под воду, были татуировки «мама» и «Дениза».

Я полез в карман и отправил вслед за Чезом мертвого угря Зинны. Но где же Лек? На мгновение я обезумел от страха — вообразил похищение и позор юноши в лапах генерала. Но тут же заметил его немного дальше на причале в пятне света.

Он исполнял самый классический танец среди прочих, почерпнутых из древнеиндийской «Рамаяны»:[34] бог Вишну, воплотившись в образ Рамы, вступает в борьбу со злом за жизнь своей невесты Ситы. Лек танцевал партию Ситы, которая на коленях умоляла своего господина и повелителя поверить в ее вечную верность.

Я обнял его и увлек прочь.

— Он назвал меня педиком.

— Не обращай внимания.

— Я не педик, я танцор.

— Знаю.

Лек посмотрел на меня карими глазами, безжалостными в своей доверчивости, любви и ожидании.

Когда мы проходили по пирсу, слышали яростное бурление воды: рыбы и угри кормились нашим «Т-808». Я видел, как жизнь Чеза распадается на множество компонентов, расплывающихся друг от друга в ночи. На наших глазах перестало существовать единство, некогда носившее имя Чарлз Бакл.

ГЛАВА 24

Но на этом дело не кончилось. В ту недобрую ночь другие единства также разделились на прах и дух. Не успел я высадить Лека у его дома, как по мобильному позвонила лейтенант Манхатсирикит:

— Полковник в имении Хун Му. И тебе не мешает туда отправиться.

Мне немногое остается добавить, о чем ты, фаранг, еще не успел догадаться. Все обезьяны и собаки были перебиты (им выпустили кишки), охранников казнили по большей части выстрелами в голову. Саму Хун Му усадили голую в непристойной позе на мумию мужа, предварительно перерезав бедняжке горло. Кроме нее в доме оказалась мертвая толстая белая женщина лет сорока пяти. Ей вспороли живот до самой груди и уложили в спальне на большую кровать в одних широченных шортах.

— Дениза? — спросил я Викорна.

— Да, — кивнул тот. — Она жила в Пхукете в доме за миллион долларов с видом на Андаманское море.[35] Зинна выкрал ее и привез сюда, чтобы стало ясно, на что он способен. — Викорн покачал головой. — Чтобы мы не питали никаких иллюзий. — Он посмотрел на меня. — Все наши свидетели мертвы. — Полковник подошел к стоящему у окна дивану и грузно опустился на подушку. Мне ни разу не приходилось видеть его таким подавленным. — Мы решили сразиться с ним на равных, вот в чем дело. Но силой его не победить — за ним, прости меня, Будда, армия. — Быстрый взгляд в мою сторону. — Извини, Сончай, я забираю у тебя секретную папку.

— У вас есть кто-то получше?

— Тут требуется проницательность, женский подход.

— Мани? Кто-кто, а она совершенно не отличается проницательностью.

Полковник пожал плечами: без комментариев. Сидел, сгорбившись, на диване, стал будто меньше, словно съежился, — олицетворение поражения. Даже на глазах показались слезы. На меня нахлынула волна жалости. Хотя постойте! Уж слишком нарочита эта демонстрация разочарования, отчаяния, горя и почти старческой немощи.

— Кто-то принимается за реализацию плана Б?

Он посмотрел на меня невидящим взглядом, словно не понял, о чем идет речь.


На следующий день в участке сказали, что Викорн провел утро перед телевизором и смотрел международные новости, которые чаще всего ограничивались информацией о ставках на тайских тотализаторах (сам полковник заправлял крупнейшим игорным синдикатом). Когда я вошел, он даже не оторвался от экрана. Передавали сообщение о взрыве бомбы в удаленной деревне на индонезийском острове Ява; погибли пять местных индуистов, больше двадцати госпитализированы. Никто не сомневался, что это дело рук радикальной группировки мусульман, тем более что один из террористов сам погиб во время взрыва. Удалось обнаружить фрагменты характерного головного убора, бороды, несколько пальцев, ногу и другие части тела. Комментаторы высказывали надежду, что личность преступника удастся установить, равно как и название группировки, к которой он принадлежал. По обыкновению, западные разведывательные службы проявили к теракту интерес, но только две предлагали реальную помощь.

Я недоумевал, почему Викорн, которого никто не назвал бы адептом глобализации, слушает сообщение с таким вниманием. Сомневаюсь, что он сумел бы показать на карте Францию. Но когда я кашлянул, намекая, что в комнате он не один, полковник предостерегающе поднял руку. После того как кончился прямой репортаж, он ошарашил меня еще сильнее — снял телефонную трубку и приказал лейтенанту Манхатсирикит заказать ему билет до Джакарты. А пока он будет ехать в аэропорт, ей надлежало договориться о встрече с каким-нибудь большим чином из индонезийской полиции, с которым полковник мог бы обсудить «взаимовыгодный обмен информацией». Я стоял с отвалившейся челюстью и наблюдал, как Викорн торопливо перекладывает в кабинете вещи, отбирая нужное в дорогу. За весь срок моей службы в Восьмом районе босс ни разу не покидал священную землю Таиланда. Появилась Мани, бросила сердитый взгляд в мою сторону и доложила, что переводчик найден — человек, свободно владеющий тем, на чем говорят в Индонезии. Полковник упорно называл этот язык индонезийским, но у нас с лейтенантом Манхатсирикит на этот счет оставались сильные сомнения. Переводчик должен был встретиться с Викорном на следующий день в аэропорту. Когда Мани удалилась, полковник посмотрел на часы. Семь вечера.

— Едем ужинать, — бросил он мне и нажал на мобильном телефоне кнопку быстрого соединения со своим водителем.


Когда мы уселись на заднее сиденье «бентли», где из динамиков стереосистемы грохотал «Полет валькирий», а водитель, по обыкновению, надел маску надменности, полковник положил мне руку на плечо:

— Ты должен забыть прошлую ночь. Ничего такого не было. Тебе необходимо сосредоточиться на деле Митча Тернера.

— По крайней мере расскажите, что собой представляет ваш план Б.

— Ты не захочешь этого знать. И в любом случае, информация секретная.

Я удивлялся широте собственной души: меня неподдельно радовало, что Викорн все еще продолжает борьбу с Зинной, пусть сам я и потерял надежду на повышение (и в качестве приложения к нему — сто тысяч долларов). Однако не хотелось просто так спускать начальнику с рук свою отставку — все-таки именно он стал причиной моего разочарования. И когда «бентли» выехал на улицу Рамы IV, отвернулся к окну и сказал:

— А мне на мгновение показалось, что вы стареете.

Он бросил презрительный взгляд:

— Ты это так понимаешь? Как примитивную вендетту между двумя стариками? — Полковник подвинулся ко мне и ткнул пальцем в живот. — Я стараюсь держать Зинну в узде не только ради Рави, но ради страны. Стоит позволить армии заниматься торговлей наркотиками, и появляются богатые генералы. У богатых генералов возникают бредовые идеи — им подавай перевороты. Вот в чем проблема опиумного бизнеса. Не успеешь оглянуться, как в стране опять установится военная диктатура. Но что тайские генералы понимают в мировой экономике, как они судят о правах человека, о главенствующей роли закона, о социальном обеспечении женщин, вообще о двадцать первом веке? Задумайся об этом, когда в следующий раз пойдешь голосовать на наших относительно честных демократических выборах. Тайская полиция не лучшая в мире, но мы обеспечиваем проведение свободных выборов. Ни один фаранг этого не поймет, но о тебе я думаю лучше. — На этом он не закончил и, толкая меня в бок, продолжал развивать свою мысль: — Как знать, не исключено, что при демократии наша страна настолько расцветет, что станет достойной такого благородного человека, как ты. Но если это и случится, то исключительно благодаря тому, что некий бесстыдник вроде меня отпихнул от кормушки военное рыло. И вовсе не оттого, что какому-нибудь неудавшемуся монаху удалось спасти несколько безропотных уличных бродяг.

Я изумленно покачал головой. У Викорна на все находился ответ. Особенно раздражало его ловкое жонглирование словом «неудавшийся». В тайском языке оно несет в себе намек на спесивые претензии, и именно его употребляю я сам, когда собираюсь позлить босса. Но кто сказал Викорну, что он может оперировать словом «неудавшийся» и это будет сходить ему с рук?

Я еще некоторое время размышлял на эту тему. Но тут водитель остановился на границе Пат-Понга — нашего самого уважаемого и самого знаменитого района красных фонарей. Вечером лимузину ни за что не пробиться сквозь запрудившую улочки толпу. Мы с Викорном вышли из машины, и шофер убрал «бентли» с дороги. Полковник был в гражданской одежде и выглядел как любой таец, по западным меркам невысокий ростом, он не отличался от других мужчин среднего возраста, работавших на этой улице, поголовно сутенеров. Босс нисколько не почувствовал себя уязвленным, когда его остановил молодой фаранг в открытой майке и шортах, с традиционной пуссетой в носу и гвоздиками в бровях и спросил, как найти шоу Пинг-Понг. Викорн встал на середине мостовой, сочувственно улыбнулся и, многозначительно подмигнув, показал на маленькую вывеску на верхней террасе: «Девушки, грязные танцы, пинг-понг, бананы…»

— Здорово, — обрадовался белый и ответил такой же улыбкой.

— Сходи, перепихнись, — ухмыльнулся Викорн.

На улице толпились не только возбужденные мужчины — в глазах белых женщин горел такой же алчный огонек: здесь на прилавках прямо посередине мостовой продавались подделки лучших дизайнерских образцов одежды.

— Джинсы Томми Багама всего за триста бат — это чуть больше трех фунтов. — Глаза лезли на лоб. — За такую цену в Сток-Ньювингтон не получишь даже джин с тоником!

— Взгляни на этот поддельный «Ролекс»! Секундная стрелка идет плавно, без рывков, как у настоящего. И всего десять фунтов!

— Давай купим несколько штук, а продавать будем по сотне — и то дешево.

— Признаемся, что они поддельные?

Подруга задумалась.

— Придется. Все знают, что мы сюда ездили.

— Зато не знают, сколько здесь стоят такие часы. Скажем, что купили за девяносто и хотим наварить только десять процентов.

Согласный кивок.

— Точно. Откуда им знать.


Клуб «Принцесса» находился на боковой улочке, плотно забитой людьми. Нам пришлось пробираться между грузных белых тел, а затем поработать локтями в баре, который тоже оказался переполнен. Мамасан немедленно узнала Викорна, и на ее лице появилось совсем иное выражение — вовсе не то упрямо-онемевшее, каким она встречала клиентов. Полковник был не только сказочно богатым человеком и владельцем клуба, но сеньором, господином, дающим ей, ее пожилой матери и подростку сыну еду, жилье и уважение. Их отношения выходили за рамки чисто денежных. Даже когда она уйдете работы, хозяин продолжит содержать ее в достатке и почете — их зависимость была обоюдной. Мамасан приветствовала Викорна традиционным поклоном и сделала реверанс; он в ответ кивнул и улыбнулся, и все это через море пьяных красных рож и устремленных на сцену глаз.

Позволяется ли девушкам в том или ином клубе танцевать без лифчиков или полностью обнаженными, зависит от прихоти контролирующего улицу полковника полиции. Эта улица не принадлежала Викорну, но в клуб «Принцесса» никто бы не сунул носа, и поэтому девушки выходили на сцену без лифчиков. Они не трудились их надевать и когда спускались к клиентам в зал, но при этом всегда владели ситуацией. Странно, что эти белые мужчины, все в татуировках, с пирсингом, подогретые спиртным так, что их можно было принять за варваров, решивших отдохнуть от разграбления Рима, не осмеливались лапать мелькавшие перед глазами юные соблазнительные груди. А если решались, то исключительно с согласия владелиц, что стоило пару порций выпивки.

Мамасан жестом пригласила нас наверх, и, с трудом протиснувшись сквозь дикие орды в глубину бара, мы поднялись на два пролета по лестнице в гостиную, где полковнику уже накрыли ужин. Оба, как нас воспитали, сели, скрестив ноги, у низкого, не выше скамейки, стола, на котором уже стояли тарелки с ям мет ма муанг химафаан (ям[36] с орешками), наам фрик нум (северное блюдо из перца чили с баклажановым соусом), мианг хам (имбирь, шалот, арахис, кокосовые хлопья, лайм и сушеные креветки), виски «Меконг» с чут (лед и половинки лайма, измельченные в миксере) и фат фет (жаренные в масле острые специи).

Стоило нам расположиться, как появились две танцовщицы — уже в лифчиках и майках — и спросили, что мы желаем пить, кроме виски. Викорн попросил пару пива и холодное новозеландское вино (моя заслуга — несколько лет назад я приучил его к вину, и теперь он не может обходиться без него за едой). Прожевав, я спросил его, знает ли он, какую смерть принял Митч Тернер.

Полковник посмотрел на меня как на слабоумного, которому срочно требуется помощь.

— Какая разница? Мы имеем дело с театром, а не с реальностью. Фаранги махнули рукой на реальность, когда изобрели демократию, а затем добавили к этому телевидение. Что почем, диктуем миру мы. Веди себя правильно, и будешь счастлив. А коли не хочешь… — Он развел руками, давая понять, как непредсказуемо трагически может обернуться жизнь для тех, кем руководят другие принципы.

Девушки принесли зеленый карри с перцем чили, вино в алюминиевом ведерке со льдом, жаренные в масле овощи, том ям, капустный сыр, острый салат с утиным мясом, черный перец и кай яанг — ломтики зажаренного на гриле цыпленка.

— И что же считается хорошим поведением? — спросил я, одновременно успокоившись, чувствуя раздражение и наслаждаясь хорошей пищей.

Викорн сделал жест, который можно было бы принять за непристойный, если не знать, что босс родился в деревне. На самом деле он изобразил, будто ловит рукой рыбу. В детстве это было его любимым занятием. Оно требовало невероятного терпения. Приблизиться на нужное расстояние и ухватить рыбу под брюшко — только полдела. Так поступают одни глупцы: ловят и тут же теряют добычу. Умные затягивают охоту — сначала гипнотизируют рыбу и только потом нападают. Для этого требуется такое же холодное сердце, как у рыбы.

— Что вы от меня хотите?

— Сосредоточься. Скоро явятся наши друзья из ЦРУ. Следи, куда указывают дорожные знаки, и держи рот на замке. Тебе же первому не понравится, если они увезут Чанью в Гуантанамо.[37]

— Не осмелятся.

— А почему бы и нет? Тернер следил за нашими мусульманами. Его убили. Это сделала она. Ее бросят за колючую проволоку, где Чанья будет гнить до конца жизни или пока не сойдет с ума.

Викорн посмотрел на меня пронзительным взглядом. Я понимал, что он играет со мной в трехмерные шахматы и, кажется, на всех уровнях успел объявить мат. Но ему что-то требовалось, иначе он не пригласил бы меня на ужин.

— Если будешь паинькой и ограничишься делом Митча Тернера, я скажу тебе, каким образом моя поездка в Индонезию оградит от неприятностей Чанью. — Его жестокость меня покоробила. Он склонился ко мне. — Думаешь, ты хитрее всех, а другие ничего не замечают? Ты влюбился в эту шлюху в тот самый день, когда она поступила к нам на работу. Я это знаю, твоя мать это знает, безусловно, знает и она, а значит — все остальные девушки.

Я предусмотрительно молчал, а когда решил, что время пришло и настал момент проявить со своей стороны коварство, спросил:

— Как поживает миа ной?

— Которая? — На лице выражение наигранного безразличия.

— Четвертая. Та, что живет в имении в Чиангмай.

— Ах она… — Викорн нахмурился. — С ней все в порядке.

На мгновение мне показалось, что я его достал. Но он недаром служил полковником полиции и не жаловался на нервы. Широко улыбнулся и, блестяще подражая своей пассии в пароксизме гнева, заговорил пронзительным голосом: «Дерьмо! Я отдала тебе лучшие годы жизни, а ты не ценишь! Держишь меня в этой глухомани, хотя я могла бы жить в Бангкоке. Зачем я тебе понадобилась? В качестве трофея? Целый месяц меня не трахал — тело только зря пропадает! Уж лучше работать проституткой, чем оставаться твоей собственностью! Думаешь, что сейчас средние века? Хоть бы дал приличных денег! Только потому, что я не хочу иметь от тебя детей, наказываешь меня — сослал сюда и оторвал от всех и всего, что мне нравится. Будто у тебя мало детей! Вот закручу любовь с одним из твоих охранников — будешь тогда знать! Я — молодая женщина, а ты ни на что не способный жалкий старый хрыч. Говори что хочешь, все равно сделаю у себя на заднице большущую татуировку и повешу серебряное кольцо на лобок! Пусть мужчины валяются у моих ног…»

Что мне оставалось? Я согнулся пополам и поперхнулся от смеха: казалось, что она сидит с нами за столом.


На обратном пути в участок Викорн необыкновенно тепло потрепал меня по плечу, достал небольшой сверток и протянул мне. Я заглянул внутрь — там оказался автоматический пистолет «хеклер-и-кох». Сердце тревожно сжалось.

— На всякий случай держи при себе. Особенно по ночам. И еще это. — На бумажке был написан номер телефона. — Занеси в список быстрого набора. Никто не ответит, но я пошлю ребят к тебе на выручку. Только будь постоянно дома или в клубе. Впрочем, до моего возвращения из Индонезии ничего не должно случиться.

— Зинна?

— Боюсь, ему может не понравиться то, что ты называешь планом Б. — Викорну пришлось сделать усилие, чтобы стереть с лица улыбку. Он поймал в зеркальце заднего вида взгляд водителя. Тот едва сдерживал хохот.

ГЛАВА 25

Вот что мне некогда рассказывали: верная Ананда однажды спросила величайшего из мужей: «Повелитель, отчего так происходит, что в животных представлено все, чем славятся боги? Свирепость Кали — в тигре, сила и выносливость Ганеша — в слоне, хитрость и изобретательность Ханумана — в обезьяне, но нам неизвестно создание, которое бы отражало достоинства Будды». Татхагата кивнул, обвел мир всевидящим оком и описал Ананде животное, обитающее на другом континенте. Оно размером с обезьяну, имеет на каждой ноге всего по три пальца, способно неделями висеть вниз головой на верхушках деревьев, питается только теми листьями, которые непригодны для еды другим млекопитающим, жизнь в нем настолько нетороплива, что на переваривание пищи уходит неделя, оно безропотно мирится с болью и унижением и по своей конституции неспособно на торопливость.

Ответь мне, фаранг, разве может быть более весомое доказательство просветления, чем этот пример: у ног человека лежит весь мир, а он считает образцом для подражания трехпалого ленивца? Но если другие настолько бескомпромиссно подавили свое эго, значит, получится и у меня.

Другими словами, я внезапно обнаружил, что совершенно излечился от греха тщеславия. Работал над этим все выходные, обдумывал путь к безмятежности, купался до изнеможения в океане, заплывая настолько далеко, что не видно было берега, и выкурил два косячка. Борьба оказалась нешуточной, однако я себя преодолел. Мне больше не хотелось продвижения по службе и ста тысяч долларов. Пусть их заберет она (эта сука). Если ей не страшно пачкать душу, помогая Викорну в грязной и по большей части безумной вендетте, — ее дело. Но только чтобы потом не жаловалась на карму. В следующей жизни лейтенант Манхатсирикит будет золотой рыбкой в моем аквариуме. Вы поняли: меня все еще ранит, что она ближе к полковнику и умнее меня. Что же все-таки такое этот план Б?


Вернувшись в клуб, я не нашел ничего лучше, как позвонить Фатиме.

В трубке послышался ее распевный голос:

— Дорогой, тысячу лет тебя не слышала.

— Извини.

— Я уж начала подумывать, не стесняешься ли ты меня.

— Никогда. Просто ты теперь не в моей весовой категории. Я оробел.

— Не обманывай, дорогуша. Никто не способен внушить тебе робость. Но тебе ведь что-то от меня надо? Так?

Я объяснил ситуацию с Леком и обрадовался ее минутному колебанию.

— Старшей сестрой? Меня? Я ничего подобного не делала и не имела желания. Слишком непростое занятие. — Смешок. — Но сделаю, если попросишь. Хочу посмотреть, как ты приползешь ко мне на коленях и в женском платье.

— Умолять не собираюсь. Не знаю, правильно это или нет…

— Дорогуша, только не начинай говорить как фаранг. Не может быть ни правильного, ни неправильного. Юный Лек либо искренен, либо нет. Если он искренен, а мне кажется, что так оно и есть, его не остановить и целой армии. Приведи парня ко мне. Стоит мне на него взглянуть, и я буду знать, что следует делать.

— Когда?

— Теперь.

— Но сейчас уже за полночь.

— Разве может быть лучшее время?

Я позвонил Леку, и тот охнул от благоговейного трепета, восторга и страха. Мы взяли такси и поехали на Тридцать девятую улицу, где Фатима владела трехэтажным пентхаусом в одном из самых престижных домов города. По дороге я посмотрел на Лека глазами Фатимы — уж слишком он красив, чтобы это принесло ему пользу.

Первоначально незаконнорожденный сын девушки по имени Карен из бара и черного американского солдата, которого никогда не видела, Фатима была высока и смугла. Она выглядела обворожительно в своем любимом кимоно (красном с широким белым поясом), с удлиненным лицом, полным трагизма, плоским животом, изящными длинными руками с красивым маникюром, подчеркнуто ярко подведенными глазами, которым пришлось заглянуть в самые глубины отчаяния. Фатима стояла в дверях и сжимала ладони Лека в вытянутых руках. А я оказался сторонним и совершенно ненужным наблюдателем. Как объяснить духовно слепому всю важность момента: дух-хранитель Лека узнал древнюю душу? Фатима прислонилась к дверному косяку, а за ее спиной открылась перспектива с бесценными произведениями искусства, стоящими на постаментах — в большинстве своем из агата, — и эта перспектива убегала к окну во всю стену, в котором мерцали огни города и стояла желтая луна. Я кашлянул.

— О Будда! — Фатима так и не выпустила рук юноши и, не сводя глаз с Лека, хрипло прошептала: — Теперь можешь нас оставить.

Я вернулся в свою берлогу, но заснуть не мог. Всю свою жизнь работал в гетеросексуальных сферах торговли сексом и насмотрелся всякого, что делали между собой мужчина и женщина, но по напряженности это не шло ни в какое сравнение с отношениями транссексуалов. Я больше не хотел тревожиться ни о Леке, ни о том, как поступит с ним Фатима. Отныне он будет следовать сложным правилам их нового мира. По сравнению с ним убийство Митча Тернера показалось не такой уж непроницаемой тайной, почти обыденным делом, но от этого не менее интригующим. Я взял привезенную из Сонгай-Колока пухлую стопку бумаги и принялся перечитывать дневник Чаньи.

ЧАСТЬ IV ДНЕВНИК ЧАНЬИ

ГЛАВА 26

Чанья начинала свой дневник так: существуют две Чаньи. Первая — благородна, чиста и сияет, словно золото. Чанья вторая трахается за деньги. Вот почему шлюхи такие безбашенные.

Она писала о себе в третьем лице — позволительный прием в устном и письменном тайском, особенно среди представителей низших классов. Чанья всегда хотела поехать в «Сахарат Америку».


Серьезно подумывал дословно перевести весь текст, но стиль не соответствовал бы остальному повествованию. Я не смог бы вставлять свои комментарии и, зная, как ты, фаранг, ценишь гармоничность, решил прибегнуть к приему истинных ученых — ограничиться субъективным переложением. Доволен?

Америка была той мечтой, которая еще в детстве отравила душу Чаньи через телевизионный экран. Начав с Эмпайр-Стейт-билдинг и Большого Каньона реки Колорадо, ее мозг впитал миллионы образов нации, прославившейся умением самопродвижения.

В один прекрасный день, скопив достаточно денег, чтобы родители прожили месяц, Чанья заплатила за семестр обучения сестры в колледже. Далее последовали: покупка в своей деревне неподалеку от Сурина клочка земли, на котором по возвращении она собиралась построить дом, и приобретение портативного компьютера с программой на тайском языке. После столь масштабных приготовлений Чанья связалась с компанией, у которой была репутация порядочной и надежной. Они брали немалые деньги — почти пятнадцать тысяч долларов, — зато предоставляли все услуги, включая настоящий тайский паспорт, подлинную въездную визу в США, действительный в течение года обратный авиабилет, а также комнату и работу в массажном салоне в Техасе. Плюс сопровождающего, который находился рядом до самой иммиграционной службы в Нью-Йорке, чтобы клиентка не запаниковала в критический момент и тем самым не испортила всю операцию.

Компания снизила цену на пять тысяч долларов, поставив условием работу Чаньи в течение шести месяцев в определенном массажном салоне. Такая благотворительность, разумеется, окупилась, поскольку благодаря способностям Чаньи доходы салона возросли, и эти деньги также поступили на счет компании. Себе на жизнь в этот период девушке пришлось бы зарабатывать чаевыми или проворачивать дела на стороне. Но у нее не было никаких иллюзий, и она знала, как выкрутиться: использовать время, чтобы подтянуть английский, больше узнать об американских мужчинах и решить, в каком городе ее профессия дает наибольшую отдачу.

Чанья сказала себе: если уж заниматься таким ремеслом, то лучше всего в стране, где больше платят. Через пару лет она бросит это занятие, а ей еще не исполнится тридцати. Будет жить в новом доме с навесом для автомобиля, громадным плазменным телевизором и фотографиями «я в Америке» на стенах. Вся деревня проникнется к ней уважением и станет гордиться. Она превратится в королеву и будет принимать похвалы за то, как заботливо поддерживает родных. Может быть, даже заведет ребенка. В отличие от многих подруг Чанья не забеременела от тайна в восемнадцать лет. Оставалась бездетной и склонялась к мысли родить, как требует теперешняя мода, полукровку, потому что полукровки, по нынешним причудливым понятиям, красивее чистокровных тайцев и обладают более светлой кожей. У нее не было намерений выйти замуж, хотя буддийский обряд не исключался. Чанья достаточно знала белых мужчин, чтобы не сомневаться — ей не удержать фаранга. Он исчезнет в тот самый день, когда она сообщит ему о своей беременности. Но это ее не смущало. Задача мужа — кормить семью, а если у женщины достаточно денег, то зачем ей муж? Свои сексуальные потребности она сумеет удовлетворить, хотя, после того как бросит работу, ей придется много медитировать и стать более религиозной. Не исключено, что, отойдя отдел, вообще перестанет заниматься сексом. Чанья давным-давно не получала от секса удовольствия и думала о нем только в профессиональном плане. Ей казалось, что она больше не способна на настоящее чувство. Секс наскучил, это было лишь оплаченное время, когда неровно бьется сердце.


Чанья настояла, чтобы в самолете авиакомпании «Тай эйруэйз» ей дали место у иллюминатора, и ее первое знакомство с Америкой началось с вида на побережье Новой Англии. Компания разработала маршрут с краткой остановкой в аэропорту «Хитроу» в Лондоне, и они всю дорогу летели на запад вслед за солнцем, так что за стеклом царила полная темнота. Но вот самолет догнал светило, и береговая линия Новой Англии в восьми тысячах футов под крылом показалась Чанье, как и первым переселенцам, девственно нетронутой. Девушка не могла себе представить, что Америка способна произвести такое сильное впечатление своей естественной красотой, и была удивлена, разглядывая, как аквамариновые волны неспешно накатывают на изрезанную линию скал, сияющих алмазным блеском в утренних лучах. До этого она ни разу не покидала Таиланда и не видела северных пейзажей. И он показался ей чистым и неиспорченным.


Главный момент настал, когда Чанья оказалась у конторки иммиграционной службы и высокий суровый фаранг в форме стал внимательно разглядывать ее паспорт. Сопровождающий компании стоял в параллельной очереди, готовый прийти на помощь, если у нее сдадут нервы. («Плостите, плостите, мистер, сестла очень нервная, я ее отвести посидеть».)

Но нервы ее не подвели. Чанья одолела дракона страха, оказалась смелой девочкой.

Вот награда за то, что выбираешь правильных мафиози и вообще знаешь, что делать. Многие девушки попадались уже на этом этапе — их ловили с плохо подделанными паспортами или огрехами в фальшивых визах. Но в ее случае все прошло гладко. Как ни старался иммиграционный чиновник (когда он разглядывал ее холодными голубыми глазами, Чанье казалось, что служащий прекрасно понимает, что она собой представляет, но не отвела взгляда), не нашел изъяна в ее документах и пропустил. Затем, поскольку рейс прибыл из Бангкока, таможенники решили осмотреть ее чемоданы. Тоже опасный момент. Некоторым девушкам те, кто обеспечивал их паспортами, подсовывали что-то в багаж, желая убить двух зайцев. Но ее компания такими вещами не занималась. Единственное, чем заинтересовались таможенники, был купленный с рук лэптоп, который Чанья приобрела главным образом для того, чтобы отсылать электронные письма подругам и родным — прежде всего сестре, студентке университета Чулалонгкорна. Но еще и потому, что в ее планы в Америке входило вести дневник. Таможенник махнул рукой, и вот она уже в заветной стране. В том краю язычников не было статуй Будды, которым можно поклониться, и Чанья, сложив ладони у лба, повернулась в сторону Таиланда. Дословный перевод с тайского: «Америка, скажи Чанье „Доброе утро“».


Надо было попасть на авиарейс до Эль-Пасо, и они с провожатым сели в курсирующий между аэропортами автобус. Провожатый дождался, когда девушка окажется в воздушной зоне, и исчез. Зато появился другой сопровождающий — на этот раз не таец, а техасец. Он встретил ее у трапа самолета в Эль-Пасо. Краснолицый, плешивый, с плохой кожей, от него шел неприятный запах, но по тому, как он, не обращая внимания на ее очарование, сразу перешел к делу, Чанья узнала в нем профессионала. Техасец объяснил, что у нарушения суточного ритма организма в связи с перелетом через несколько часовых поясов есть свои преимущества — она останется свежей после полуночи и поэтому сегодня же заступит в ночную смену. Еще обмолвился, что Чанья — первая азиатка, которая будет обслуживать его контингент.


Первое испанское слово, которое она узнала, было «coño», что значит «влагалище». Даже в Таиланде женщины ее профессии часто его употребляют, но у мексиканок в массажном салоне словцо просто не сходило с языка. Они вставляли его в любую фразу, отчего речь казалась особенно грязной. Многие одинаково владели английским и испанским, но предпочитали говорить по-испански. По другую сторону границы остались их родные, сами девушки знали друг друга по жизни в Сьюдад-Хуаресе,[38] где приятели и мужья были мелкими сошками в наркоторговле.

Чанья заранее настроилась, что будет обслуживать в Америке любых мужчин, но никак не могла предположить, что проблемы возникнут из-за женщин. Сразу поняла — все дело в разнице культур, но не знала, как с этим бороться. Ее вырастили бедные, но благочестивые буддисты, и она никогда не нарушала никаких запретов, кроме одного. Будда учит своих последователей искать себе «праведное занятие». Чанья решила отложить исполнение этого завета, поскольку проституция приносила больше денег, чем какая-либо другая работа, и давала возможность следовать остальным буддийским заповедям — особенно тем, которые требуют почитать родителей. В тайской версии это означало их содержать, если они настолько бедны, что не в состоянии содержать себя сами. Еще это означало помогать братьям и сестрам, пока те не выросли и не начали трудиться сами — событие, которое могло откладываться до бесконечности. Чанья ни разу не крала, почти не лгала, воспитывала в себе доброжелательность и приучалась к незлобивым суждениям, береглась наркотиков, не злоупотребляла в ту пору спиртным, старалась видеть в людях, в том числе в клиентах, только хорошее и, что самое главное, берегла сознание от скверны. Все это вместе плюс потрясающая внешность и фантастическая фигура вызывали в коллегах дикую злобу, особенно после того, как все больше мужчин стали требовать ее услуг.

Через неделю Чанья сделала первый важный вывод: все шлюхи в этом месте — демоны.

Другими словами, они недостойны сострадания и не могут рассчитывать на буддийское спасение. После смерти отправятся в ад, откуда явились, и там останутся на десятки тысяч лет, перед тем как снова возникнуть в человеческом обличье, и скорее всего снова все испоганят. «Неразумное сострадание» — стадия новообращенных в буддийской доктрине. Чанья давным-давно прошла эту фазу. Она отгородилась воображаемым щитом, который воспринимался как равнодушие, но все же заслужила некоторое уважение. Поначалу демоны считали ее хрупким и умилительным, лакомым кусочком, находящимся в самом конце пищевой цепочки. Однако вскоре поняли, что она совершенно от них отлична — иное млекопитающее. «Coño». Игнорирует их веру, которая для них всё, а ей кажется варварской придумкой низших сфер, где есть только мука и боль и откуда нет выхода.

Чанья вырвалась вперед и обставила демонов.

Меньше чем через месяц ей стали предлагать вступить в брак. Чанью удивило, что техасский мужчина ухаживает таким странным манером, который на Востоке сразу же бросился бы в глаза. Сообщает, сколько у него денег, везет к себе на ранчо, расфуфыривается как павлин и обращается как с принцессой в клетке. У некоторых, правда, хватает ума разыграть скромность. «Это, понимаешь, просто старое ранчо, а сам я совсем не богат. Но если найдется такая, которая выйдет за меня, — половина рано или поздно отойдет ей. Мое дело, как видишь, к старости».

Границу между замужеством и проституцией в США, как, впрочем, и в Таиланде, трудно определить. Некоторые из земельных владений здесь по техасской традиции просто огромны, но Чанья сомневалась в намерении владельцев с кем-то делиться. По мере того как ее слава росла, все больше краснолицых мужчин из джунглей (Чанья продолжала думать очень по-тайски, и для нее все, что не было городом или пригородом, казалось джунглями) ставили на парковку массажного салона свои внедорожники. Босс удвоил жалованье и сообщил, что пять тысяч долларов будут выплачены приславшей ее компании в течение трех месяцев вместо шести, после чего она вольна уйти из салона. Профессионал быстро понял: эту девушку опасно держать. Рано или поздно появятся федералы и внимательнее изучат ее паспорт. Не исключено, что запросят информацию из базы данных министерства внутренних дел Таиланда, где имеются отпечатки пальцев владельцев документов.

Теперь Чанья не исключала мысль о браке, но видела мужчин насквозь и понимала, какое убожество кроется под их внешним обаянием. Эти люди считали, что в будущем вправе как угодно ею распоряжаться только потому, что она азиатка, спокойна по характеру и всеми силами старается угодить. Со своей стороны если она и искала в мужчине что-то особенное, то исключительно тайское расположение к веселью. Деньги — очень важная вещь, но без веселья просто не стоит жить. И хотя Чанья с удовольствием смеялась и шутила с некоторыми из клиентов, трудно было веселиться рядом с мексиканками, которые испытывали к ней звериную злобу. Босс это тоже заметил и намекнул, что по истечении трех месяцев ей лучше уйти — мол, коллеги по салону связаны с темными личностями. Все может случиться в Эль-Пасо. Может быть, стоит уехать даже раньше. Он снова повысил плату за час, и через два месяца после прибытия в Америку Чанья получила право распоряжаться собой как сочтет нужным.


Лас-Вегас — вот место, куда надо стремиться женщинам вроде нее. Чанья знала это еще в Бангкоке, а когда впервые увидела город из окна автобуса компании «Грейхаунд», у нее сразу поднялось настроение. Она не сомневалась, что, имея связи с тайской мафией, легко получит работу в крупнейшем городском агентстве. Эти агентства были очень хорошо организованы — совсем в американском духе, — даже предлагали кандидатам на работу вступительный курс. Чанья оказалась в конференц-зале большого отеля, где сидела с пятьюдесятью другими молодыми женщинами, в большинстве своем белыми.

Для Чаньи не стало новостью, что о проституции отзываются как об индустрии, но ей ни разу не приходилось наблюдать, чтобы и организация труда соответствовала такому определению. К новым сотрудницам вышла платиновая блондинка — не человек, а шедевр современной хирургии: грудь увеличена, живот убран, нос исправлен, кожа на лице подтянута — все переделано. За сорок — для активной службы она не годилась — и ее, судя по всему, бросили по профилю на работу с персоналом. Но никакая хирургия не в состоянии справиться с голосом — Чанье показалось, что трут наждачной бумагой по железу.

— Слушайте и запоминайте именно в том порядке, в каком скажу. Не желаю слышать, будто вы что-то перепутали, а если отличаетесь бестолковостью или плохо знаете английский, записывайте. Карандаши и бумагу я разложила на столы.

Первое. Клиент прибывает в Вегас. Он наслышан о наших услугах и по дороге из аэропорта спрашивает таксиста, как с нами можно связаться.

Второе. У таксиста имеется одна из наших рекламных карточек, вроде этой. — Показывает карточку с изображением большегрудой знойной азиатки на одной стороне и телефоном на другой. — Обратите внимание, что на карточке есть кодовое число: на каждой персональной — свое.

Третье. Клиент звонит по указанному на карточке телефону, и оператор спрашивает кодовое число. Таким образом мы узнаем, что это не коп, и отмечаем, что таксисту положены комиссионные.

Четвертое. Клиент высказывает пожелания: раса, размер груди, рост, оральная стимуляция, стимуляция пальцами, вагинальный коитус, анальный коитус, особые услуги и все такое прочее.

Пятое. Оператор узнает, где он остановился, и перезванивает, чтобы убедиться, что клиент в номере.

Шестое. Если сведения подтверждаются, оператор сообщает цену и, как правило, добавляет, что девушка будет на месте через двадцать минут.

Седьмое. Оператор звонит девушке по сотовому телефону и указывает, куда следует прибыть. Одновременно информация поступает одному из телохранителей, который должен встретить девушку в вестибюле гостиницы клиента. Отметьте — это очень важно: нельзя входить в номер клиента и даже звонить ему до тех пор, пока телохранитель не будет на месте. Внесите телефон телохранителя в список номеров быстрого набора вашего сотового. Если у вас в какой-то момент возникнет проблема, нажмите кнопку быстрого набора, и телохранитель мигом окажется в номере.

Восьмое. Встретившись с телохранителем, звоните клиенту по телефону внутренней гостиничной связи, просите спуститься в вестибюль и проводить вас в номер. Сами в номер к нему не идете.

Девятое. Клиент сообщает, как одет. Когда он появляется, вы с телохранителем опознаете его, но он телохранителя не замечает. Подходите к клиенту, называете его дорогушей или голубчиком, других ласковых слов не употребляете.

Десятое. Клиент ведет вас в номер. Теперь он обязан заплатить основную сумму гонорара — двести долларов. Вы и пальцем не пошевельнете до тех пор, пока не получите денег.

Одиннадцатое. Затем просите клиента достать член. Это тоже очень важно: если он замаскированный коп, то не станет доставать член. В случае отказа немедленно покидаете номер. Если достает, вы некоторое время занимаетесь его членом.

Двенадцатое. Затем говорите, чтобы он лег на кровать, а сами в это время раздеваетесь. Уже голой, видя готовность клиента, объясняете, что названная агентством сумма — только за возбуждение и стриптиз. Если он хочет большего, придется платить дополнительно. У вас будут личные расценки услуг, начиная от стимуляции руками и кончая сношением в задницу. Сколько запросите на этом этапе — ваше дело. Разумеется, молодые и красивые могут потребовать больше. Мой вам совет таков: не оказывайте услуг, пока не получите бабки.

Тринадцатое. Все остальное зависит от вас и вашей изобретательности. Но в любом случае не вступайте в оральное, вагинальное и анальное сношение без презерватива.

Четырнадцатое. Время от времени мы будем устраивать вам подставы: наши мужчины проверят качество работы. Девушка, не надевшая на клиента презерватив, подвергнется немедленному увольнению.

Пятнадцатое. Изящное расставание с клиентом поощряется. Ведите себя вежливо на всех этапах, однако доброе прощание дает надежду на повторную встречу. Когда клиент постоянный, многое становится проще и вы определенно уверены, что он не коп.


Поначалу Чанья чувствовала себя не так одиноко, как в Эль-Пасо. Здесь было много азиаток: японки, кореянки, вьетнамки, китаянки, женщины из Таиланда, Филиппин, Малайзии, Индии, Пакистана — представлены почти все азиатские национальности. Пусть их ценили меньше блондинок, это не имело значения — работы хватало на всех. Мужчины — поголовно туристы, а штат Невада похож на вращающуюся дверь; каждую неделю сюда прилетают и приезжают миллионы. И кого ни возьми — с выпученными, влажными, полными ожидания глазами человека, который на неделю-другую вырвался из своей тюрьмы. Ну если не на неделю, то хоть на день, хоть на час.

Почти все остальные женщины были американскими гражданками: некоторые родились в США, другие иммигрировали, но жили достаточно долго, чтобы принести клятву на верность,[39] и, как правило, вели себя как обычные американки. Практически все пристрастились к наркотикам (большинство к кокаину, марихуане и метамфетамину, некоторые — к героину). И благодаря наркотикам занялись своей профессией — дорогие привычки требовали много денег. Азиатки и черные утверждали, будто сели на наркотики из-за проституции. Но все соглашались с тем, что проститутка в Америке может выжить лишь под кайфом, а чем его вызвать — личное дело каждой. Вскоре Чанья поняла, что они имели в виду. Мужчины редко снисходили до того, чтобы спросить ее имя; практически не было ни остроумных разговоров, ни веселья — еще меньше, чем в Техасе. Она не видела в этом смысла: атмосфера мрачности не могла расцветить красками ремесло. Видимо, мужчин приводила сюда пуританская монотонность рабочей недели, и они с радостью вырывались на свободу, но не как разъяренные быки, а как спешащие на дойку коровы.

Чанья превратилась в работницу на конвейере, пусть даже высокооплачиваемую. Именно этого хотели мужчины. Все поголовно страдали разочарованием в жизни. Чанья не раз слышала, как, натягивая штаны, клиенты жаловались, какие они несчастные, говорили, что скоро заживут по-новому и купят жене новое платье. Ее приятная внешность и превосходная фигура оказались небольшим преимуществом, поскольку мужчины так сильно спешили и суетились, что ничего не замечали.

Чанья начала регулярно пить — обычно пару порций текилы в конце работы, чтобы не сорваться. Она продержалась полгода, ровно столько, сколько потребовалось, чтобы скопить тридцать тысяч долларов, а затем села в автобус и поехала в Вашингтон, куда ее позвала одна из бангкокских приятельниц. Ван приехала в Америку вскоре после Чаньи и нашла работу в столичном отеле, где проституция поставлена под строгий контроль. Рядом с гостиницей находились сауна и гидромассажные ванны, где могла получить место и Чанья.


Потребовалась всего неделя, чтобы понять: Вашингтон — это рай для шлюх. Отель, где работала Ван, имел категорию пять звезд — там останавливались дипломаты, проматывающие деньги секретари, шефы служб безопасности и прочие в том же роде. Но еще до того, как Чанья приступила к работе, Ван познакомила ее с дипломатом из Таиланда по фамилии Танее. Это был светлокожий мужчина лет сорока пяти, который принадлежал к одной из двенадцати контролирующих Таиланд богатейших семей. В Бангкоке Чанья слышала эту фамилию — ее часто упоминали в новостях. Патриарх, вроде бы до сих пор не умерший, заработал большие деньги на торговле опиумом во времена, когда та была еще легальной или полулегальной. Но настоящий коммерческий гений проявил его старший сын, вложив свою долю наследных богатств сначала в электронику, а затем в телекоммуникационную сферу. Танее был вторым внуком, не проявившим интереса к бизнесу, зато обнаружившим склонность к дипломатии. Не вызывало сомнений, учитывая связи, что ему рано или поздно «грозит» теплое местечко в Вашингтоне. Он вошел в постоянно действующую лоббистскую группу, которая отстаивала интересы тайской экономики (то есть тайской знати).

Переговоры длились очень недолго — они с Чаньей заключили сделку, едва улыбнувшись друг другу. Через пять минут Ван отыскала предлог, чтобы оставить их одних. Чанья испытала огромное облегчение от возможности говорить на родном языке и быть с мужчиной, который понимал, кто она такая. До того обрадовалась, что едва не растеряла весь профессионализм.

Танее не спешил уложить ее в постель. Сначала повез в тайский ресторан неподалеку от Чайнатауна и предложил выбрать любимые блюда. Заказал бутылку белого вина к салату из сырых креветок и бутылку красного — к утке. Смешил тайскими шутками. Но с другой стороны, его изысканность внушала робость. Он не только свободно говорил по-английски, но своими манерами поражал и даже пугал официантов. Этот человек одинаково принадлежал обеим культурам, и Чанья от восхищения теряла дар речи. Самое главное — оба прекрасно понимали друг друга: в их отношениях нет места ложному чувству, и она не получит предложения руки и сердца. Все произойдет так: они вернутся в его номер неспешной тайской походкой, и их свидание начнется с того, что она сделает ему массаж с ароматным маслом. Мало-помалу интимность ласк станет нарастать, но Танее не будет торопить события — подождет, когда она даст сигнал, что готова. Чанья останется на ночь, они вместе позавтракают и, возможно, прежде чем он с ней щедро расплатится, еще раз лягут в постель.

Она позволит себе влюбиться в него, но очень рассудочно. По понятиям тайской классовой системы их разделяет пропасть, шире которой не бывает, поэтому ни одному из них нет смысла тешить себя неразумными надеждами. Но, встретившись в следующий раз, оба испытают радость и определенное облегчение. И Чанья почти наверняка станет одной из его миа мой — младших жен — в Вашингтоне.

Так все и вышло, за исключением одного — вскоре она стала любимой миа мой. Ван сказала, что он дал отставку всем остальным в ту самую неделю, когда познакомился с Чаньей.

Первая жена Танее, Хун Той, матриарх семьи, жила с двумя детьми в Таиланде и редко наезжала в Вашингтон. Она, разумеется, знала о многочисленных миа мой мужа, и рассмеялась бы в лицо тому, кто сказал бы ей, что Танее хранит верность. Она тоже получила образование на Западе и по тайским меркам считалась эмансипированной женщиной — имела в Бангкоке постоянного любовника, о котором Танее было известно. Не исключено, что во время ее следующего приезда в Америку муж решит познакомить ее с Чаньей. Каждый прекрасно знал правила: Чанья будет проявлять по отношению к Хун Той величайшую почтительность, а та в обмен на это заставит себя ее полюбить.

Так и получилось. Хун Той пробыла в Америке десять дней. Они прекрасно поладили с Чаньей, ходили вместе по магазинам, первая жена Танее купила миа мой мужа несколько красивых юбок и платьев с этикетками лучших дизайнеров, и Чанья носила пакеты в поджидавший их лимузин. Накануне отъезда Хун Той сказала мужу, как все должно быть: Чанья слишком красива и ценна, чтобы отдавать ее на поток индустрии местного секса. Он должен ежемесячно платить ей жалованье, достаточное для того, чтобы жить, хорошо одеваться и время от времени сопровождать его на такие мероприятия и в такие места, где американцы, глядя на них, не станут слишком удивленно изгибать брови. Чанью будут приглашать на вечеринки Танее «только для азиатов». О совместной жизни нет и речи, и она должна проявлять осмотрительность, входя и выходя из его пентхауса. Чтобы эти визиты как можно меньше бросались в глаза, она должна иметь свой ключ. Со своей стороны Чанья останется преданной Танее и не заведет других клиентов. Таким образом будет ликвидирована угроза инфекции, сильно волновавшая первую жену. Не то чтобы они теперь часто занимались сексом, но мало приятного в болезни и возможной смерти мужа.

— В таком случае три четверти моих денег отойдут родителям, — объяснил тот Чанье в присутствии Хун Той. Все рассмеялись. Шутка в тайском духе.


Чанья заподозрила, что Хун Той получает удовольствие, устраивая связи мужа на стороне. «Раскусила ее, когда она вечером меня обнимала. Сейчас, пока я пишу, она заставляет мужа трахнуть ее, а потом будет расспрашивать, какова в постели Чанья и чем он с ней занимается. Успокойся, дорогая, занимаемся всем, чем надо».


В первое время Танее был осмотрителен: о своих делах отделывался лишь мимолетными фразами и не позволял особенно прислушиваться к разговорам со своими тайскими друзьями. Но хотя Чанья с двенадцати лет не посещала школу и никогда не ломала голову над проблемами геополитики, быстро разобралась, что к чему, и осталась разочарована, даже пришла в смятение от открывшейся картины «Сахарат Америки», совершенно отличной от образа страны, куда так долго стремилась и с таким трудом попала.

Танее и его китайские приятели считали, что единственная мировая сверхдержава с ее мощнейшей экономикой одряхлела, зашла в тупик, обременена чрезмерным налогообложением, страдает от негибкого управления и закована в броню не хуже самого большого из тираннозавров. И в силу этого не способна на сколько-нибудь серьезную экспансию.

Китай — современная страна, ведущая новый отечет с 1949 года. Она только что вошла в период, когда правят дикие предприниматели и «бароны-разбойники»,[40] и установила правильный баланс между коррупцией и законным порядком, который позволяет самым сильным и энергичным в бизнесе переступать через бюрократические запреты в то время, как мелюзга остается в узде. Это напоминает золотой век Рокфеллеров, Джозефа Кеннеди и Аль Капоне.

Таиланд же расположен недалеко от Китая. Когда в Лаосе будет завершен проект строительства дорог, прямые пути соединят Бангкок с Пекином и Шанхаем. Это словно воодушевляло Танее и его друзей — как тайцев, так и китайцев. Китай уже сегодня — самая сильная экономика в Юго-Восточной Азии, а через двадцать лет будет главенствовать во всем мире и превратится в самую важную страну для любого, кто живет в Таиланде. При двух миллиардах прирожденных капиталистов возможности для экспансии не ограничены.

Интуитивно впитывая информацию, Чанья поняла, что она — последняя вашингтонская роскошь своего любовника. Он прочитал ее мысли и, возможно, сознательно разрешил подслушать кое-какие разговоры — был для этого достаточно умен и изобретателен.

Вопросы его карьеры требовали постоянного внимания, что предполагало возлияния и застолья, и Танее почти каждый вечер надевал смокинг и уходил из дома. Чанью он мог позвать с собой только в редких случаях, но тем не менее купил ей три вечерних платья. В длинном наряде, с блестящими черными волосами, заплетенными в косу и заколотыми на макушке, в золотом ожерелье, сверкающем на фоне смуглой кожи (его ей тоже подарил любовник), с крупными жемчужинами в золотой оправе в ушах — она производила очень сильное впечатление. И понимала, что не один таец или китаец хотел бы унаследовать ее после отъезда Танее. Так и случилось бы, не помешай этому странный поступок Танее.


Чанье до конца жизни предстоит ломать голову, зачем он познакомил ее с фарангом. Она довольно долго будет думать об этом высоком, мускулистом и весьма непривлекательном человеке именно так — фаранг, — потому что с тех пор, как встретилась с Танее, почти не видела белых. Почему любовник пригласил ее на обед вместе с этим человеком в «7 Дак» на Массачусетс-авеню (в интерьере использовали плетеную мебель и подушки, а спагетти с морепродуктами были бы гораздо вкуснее, приправь их шеф-повар большим количеством перца) именно в тот день, когда объявил, что назначен на работу в Пекин и уезжает из Вашингтона через два месяца? Иногда ей начинало казаться, что это сделано со злым умыслом — не по отношению к ней, а по отношению к белому. Что-то вроде легкой мести за то, что, несмотря на весь его лоск, обаяние, ум и свободное владение английским, американцы, думающие, будто до сих пор правят миром, не считают Танее равным. Если так, это ловкий ход злого гения; любой мог бы предугадать, что фаранг влюбится без ума.

Весь обед Митч Тернер не сводил с нее глаз, так что это стало неприличным, и Танее начал проявлять признаки раздражения, но настолько со стороны незаметные, что американец ни о чем не догадался. Чанья продолжала сидеть, опустив голову, чтобы не встретиться с белым взглядом. Иногда откровенно оскорбительно переходила на тайский, надеясь вызвать у Тернера обиду, но он все так же сверлил ее голубыми, будто прожигающими кожу глазами. И не мог отвести взгляда.

Это не казалось особенно удивительным. Чанья уже пять месяцев жила в Вашингтоне и большую часть этого времени — под опекой Танее, который не скупился для своей женщины на наряды и косметику. На ней был желтовато-коричневый деловой костюм от Шанель, а ее бархатистая, смуглая кожа стала еще восхитительнее после визитов к высококлассным косметологам, которые также сумели подчеркнуть загадочность восточных глаз. Но самое большое впечатление производила ее естественная манера держаться, благодаря которой Чанью принимали за молодого дипломата — продукт самой совершенной системы образования, где обучают только за большие деньги. И уж никак не за крестьянку — разве способна подать себя таким образом девушка, начинавшая трудовую жизнь на рисовых полях, где босоногой пасла буйволов? И разве способна бывшая крестьянка казаться такой непринужденной, внушающей чуть ли не трепет? Именно такое слово употребил впоследствии, когда они узнали друг друга ближе, Митч Тернер. Весь тот обед она его пугала!

Тогда Чанью спасло его неопуританство. Обычно Тернер отводил на обед не больше получаса, но в тот день они просидели за столом семьдесят минут. Когда наконец Митч отвел глаза, то увлекся с Танее разговором, таинственные материи которого оказались для нее полной загадкой. А потом сказал, что ему пора возвращаться на работу.

Чанья и Танее знаками показал и друг другу, что испытали от этого большое облегчение, — только тайцы могли понять их скрытый смысл. Как только Митч Тернер ушел, они заказали шампанское (американец во время обеда никогда не пил, и вообще пил очень мало) и в тысячный раз, не торопясь, соблазнили друг друга.

Оказавшись в квартире любовника, Чанья, как обычно, прошла в ванную и, готовясь начать массаж, переоделась в халат. Когда появилась в комнате, Танее тоже в халате лежал на диване. Он протянул ей отделанную красным бархатом коробочку. Внутри Чанья нашла кулон, изображающий Будду, на тяжелой золотой цепочке. Вынув украшение, девушка обнаружила, что цепь массивна и не слишком изящна, но золото тянуло на высшую пробу, она одна стоила не меньше пяти тысяч долларов. Будда был сделан из золота и нефрита и стоил в два раза дороже. Все в целом не пошло бы ей к лицу — слишком тяжеловесно и аляповато, но Чанья поняла, что Танее таким образом, на тайский манер, заботится о ее будущем. Золото — ее страховка и в США, и в другом месте, где бы она ни оказалась. Если попадет в трудное положение, всегда сумеет либо заложить, либо продать эту вещь. Другими словами, ее любовник говорит «прощай». Впервые в жизни Чанья расплакалась из-за мужчины. Но быстро взяла себя в руки — только упрямая складка у рта выдавала, как ей не просто владеть собой.

Танее утешил ее ласками и обращался в постели так, как никогда раньше. Его нежность сказала, что он тоже в нее влюблен. Сильнее, чем мог бы себе представить, но ни одному из них не пришло бы в голову вдвоем убежать куда-нибудь на необитаемый остров. Законы тайской феодальной пирамиды накрепко отпечатались в их сердцах. Танее не мог взять Чанью с собой в Пекин — огласка отношений приобрела бы такой резонанс, что это повредило бы репутации его жены, а на Востоке сохранение лица — самое главное в жизни. Это последнее свидание — все, на что они могли рассчитывать. И получили от него максимум удовольствия.

Танее запретил Чанье приезжать в аэропорт, и она поняла. Новость о его назначении в Пекин дошла до прессы, и в аэропорту будут ждать журналисты. Там не место для какой-то миа мой.

Мы, тайцы, не слишком ценим, если люди деланно выражают свои чувства, «играя лицом», как это любят на Западе. Чанья и Танее прощались на автомобильной стоянке у его дома. Потом шофер Танее, таец, отвезет ее домой. А пока они торжественно обменялись последним поцелуем и взглянули друг на друга сухими глазами. Оба понимали, что больше никогда не увидятся.

В тот самый момент, когда самолет Танее отрывался от взлетной полосы, в квартиру Чаньи позвонил Тернер; она в это время смотрела телевизор.

— Привет, — поздоровался Митч сухим и неестественно высоким голосом. — Надеюсь, вы не против моего звонка? Наверное, не ожидали меня услышать, но… м-м-м… пронесся слух, будто Танее улетел, и я подумал… м-м-м… что вам немного взгрустнулось. Может быть, вы заняты, не исключено, но если нет, я мог бы чем-нибудь угостить вас. Мне бы этого очень хотелось.

— Сгинь, — бросила Чанья и вернулась к телевизору. Она только-только начала понимать своеобразный юмор «Симпсонов».


Но фаранг оказался упорным — нет, он ее не преследовал, но очень верно выбирал моменты, чтобы возникнуть рядом. Танее сказал Чанье, что Митч Тернер — работающий под прикрытием агент ЦРУ. Он прикидывается государственным служащим, который оказывает содействие лоббистским группам, и в силу этого вхож в высокие сферы и к известным лицам. Чанья гадала, воспользовался он или нет своим служебным положением — уж как-то совершенно необъяснимо они то и дело наталкивались друг на друга. Таец, если бы его чувство воспарило настолько высоко (ее выражение, а не его; Чанья сильно сомневалась, что американец способен на такие слова), рано или поздно непременно начал бы угрожать. Тернер мог бы проверить по базе данных ЦРУ ее паспорт и визу и пригрозить депортацией, если она не согласится выполнить его каприз. Чанья отдавала ему должное, поскольку он этого не сделал. А повел себя как влюбленный джентльмен. Был ненавязчиво настойчив, неожиданно возникал из переулков, занимал столики в ее любимых кафе, звонил по телефону и говорил странные вещи:

— Все еще настаиваете, чтобы я сгинул?

— Нет, все в порядке. Извините. Вы тогда позвонили в неподходящий момент. Спасибо, что не забываете.

— Может быть, встретимся, когда вы перестанете грустить?

— Может быть.

Чанья положила трубку и слабо улыбнулась. Романтик фаранг решил, что она убивается по Танее. В каком-то отношении — конечно, однако есть разные способы тосковать. Если тайская девушка выросла на ферме, ей не до любовных страданий, тем более что Чанья предвидела подобный исход. Танее оплатил аренду квартиры за три месяца вперед и оставил, помимо золота и одежды, десять тысяч долларов. Кроме того, у нее сохранились те тридцать тысяч, накопленные в Лас-Вегасе. Но когда три месяца истекут и ее деньги подойдут к концу, она окажется на нулевой отметке в день прилета в «Сахарат Америку». Через неделю после отъезда Танее Чанья позвонила Ван и попросила узнать, нет ли свободного места в сауне при отеле, где работала ее подруга.

Ван договорилась о встрече со своим боссом, гонконгским китайцем, который сразу понял, чего стоит Чанья. Самсон Ип не поленился лишний раз напомнить, что они в США, а не в Азии и тем более не в Таиланде — здесь кишмя кишат федералы. Они особенно интересуются работающими в массажных салонах и саунах азиатками. Некоторые из приходящих на массаж мужчин — агенты ФБР, надеющиеся накрыть притоны разврата. И любой, самый малый намек на готовность оказать иные услуги, кроме оговоренных в прейскуранте, будет означать крах не только для нее, но и для самого Самсона Ипа. Упитанный, низкорослый китаец не разделял ее неприятия массивных золотых украшений и носил цепь, гораздо тяжелее той, что подарил Танее, и намного безвкуснее. Родившаяся в Таиланде Чанья понимала китайский склад ума: Ип был безжалостным и алчным, но отличался прямотой. Он не станет водить ее за нос, а она в обмен на это должна вести себя с ним честно, если хочет остаться в Америке. Все просто, не правда ли? И расклад совершенно ясен.

Более половины мужчин, приходивших на массаж или в сауну, были иностранцами. Попадались искушенные европейцы, особенно французы и итальянцы, с которыми удавалось до какой-то степени установить взаимопонимание. Было много азиатов, среди которых лучше всего в правилах игры разбирались японцы и китайцы. Самсон Ип сказал, что в таких случаях она может чувствовать себя немного свободнее, но с большой осмотрительностью. Американцы же абсолютно исключались, если только он сам не даст специального разрешения.

Прошла неделя, и китаец понял, что напрасно сотрясает воздух — Чанья оказалась слишком умна, чтобы совершить неправильный поступок. Ип наказал ей ни в коем случае не приводить клиентов в свою квартиру и обеспечивал ее номерами в гостиницах. Эти номера менялись каждый день, иногда — каждый час, чтобы не слишком бросалось в глаза. Разумеется, кое-кто из гостиничной обслуги понимал, что происходит на самом деле, болтливость персонала становилась головной болью Ипа.

Через две недели он удвоил ей плату за час. Через месяц Чанья на фоне других работниц превратилась в звезду. Дело оказалось не только в ее привлекательной наружности и физическом обаянии — три месяца с Танее лишь отшлифовали природные таланты девушки. Дипломаты особенно ценили ее утонченные манеры, их тянуло очарование беседы. Каждому нравилось, что она относится к нему как к единственному, словно он не нанимал себе шлюху, а познакомился в сауне с той, единственной, о которой мечтал.

И вот, когда в сауне появился Митч Тернер и попросил сделать ему полный массаж, Чанья не на шутку испугалась. Она была предельно осторожной и каждый раз, когда шла на работу, а потом выходила из отеля, старалась убедиться, что он за ней не следит. Девушка имела самое смутное представление, в чем заключается разница между ФБР и ЦРУ. Не видела Тернера и не разговаривала с ним больше трех недель и в конце концов заключила, что его страсть выдохлась и он переключился на другую, что вполне в духе американских мужчин. Но ошиблась — вот он, пожалуйста, лежит на массажной кушетке с белым полотенцем на бедрах и ждет, когда она подойдет.

Чанья сделала вид, будто не узнала его, обращалась как с любым другим клиентом, только вела себя еще осторожнее, чтобы исключить любое неправильное истолкование своего поведения. Ее техника массажа стала лучше, хотя, признаться откровенно, так и не поднялась на профессиональный уровень. В этот раз она тщательно избегала прикосновений к ягодицам и верхней части бедер. Чанья не могла не признать, что у американца превосходная мускулатура — явно накачанная многочасовыми упражнениями на снарядах. Они не сказали друг другу ничего личного и не показывали, что знакомы, до тех пор пока через полчаса массажа девушка не попросила американца перевернуться на спину, и они не встретились взглядами. Чанья тут же отвернулась и стала говорить в стену:

— Зачем вы здесь?

— Потому что брежу вами.

— Я не хочу, чтобы вы снова сюда приходили.

— Не могу себя удержать.

— Я перееду в другой город.

— Бесполезно.

— Вернусь в Таиланд.

— Отыщу вас и там.

— Отрежу вам член, пока вы спите.

— Ничего более тайского я от вас не слышал.

Чанья не представляла, что Митч Тернер может быть знаком с Юго-Восточной Азией.


Когда она закончила массаж и американец ушел, ее вызвал Самсон Ип к себе в кабинет и стал расспрашивать о последнем клиенте. Чанья откровенно рассказала все, что ей было известно. Китаец помрачнел, потом пришел почти в ужас.

— Он знает все! До мельчайших деталей, даже номера комнат, которыми мы пользуемся. Явно из ФБР или ЦРУ. Легко прикроет мою лавочку, если ты не выполнишь его желаний. Теперь решай: или исчезнуть, или встречаться с ним. Он утверждает, будто хочет только ближе с тобой познакомиться, никакого секса, собирается несколько раз пригласить тебя на обед, чтобы иметь шанс видеться с тобой. Странный тип — не исключено, что думает именно так, как говорит. Как ты поступишь?

— Один раз с ним пообедаю. Никакого секса. Если захочет чего-то большего, я скроюсь. Или пусть, если ему угодно, депортирует меня из страны.

Ип кивнул, его овальное лицо с несколькими подбородками застыло в сосредоточенном недоумении.

— Скажи мне вот что: похоже, он хороший, добропорядочный американец, сделал неплохую карьеру. За таких приехавшие в эту страну женщины вроде тебя стремятся выйти замуж. Почему ты постоянно его отвергаешь?

Чанья в упор посмотрела на Ипа: его лицо выражало лишь любовь к деньгам, алчность и тупость.

— Потому что я шлюха.

Китаец снова кивнул. На поверку Самсон оказался не таким уж непроходимо тупым — сам решил проверить, насколько умна его работница.

— Ты права. Такой американец ничего не забудет и никогда не простит. После того как первые месяцы страсти останутся позади, будет мучить тебя до конца жизни.

— Хуже того: будет мучить себя.

Китаец что-то пробормотал. Он всю жизнь работал с проститутками, но до сих пор его время от времени поражало, как они умеют с первого взгляда понять мужчину.


Митч Тернер повел ее в тайский ресторан в районе Адамс-Морган рядом с Коламбиа-роуд. Чанью покорил такой выбор — сообразил не тащить ее в дорогое тайское заведение, где перец чили не острый, а еда откровенно безвкусная. В этом цены оказались умеренными, и его охотно посещали выходцы из Таиланда. Блюда здесь, хотя и недотягивали до тех, что подавали в самом Бангкоке, были вполне на уровне. Одна из официанток оказалась японкой, и Чанья в течение всего вечера была убеждена, что Митч Тернер специально привел ее сюда, чтобы продемонстрировать свой ум. Потом она изменит мнение, но тогда он произвел именно это впечатление. Митч выглядел абсолютно по-американски — казалось, вот-вот начнет бахвалиться, что у него нет паспорта. Но его очевидное знакомство с японской культурой, манерами и свободное общение с официанткой заставили Чанью пересмотреть свое к нему отношение. Больше всего понравилась его почтительность к национальности молодой женщины, доходившая до того, что Тернер ей кланялся. Очень немногие фаранги способны на такую обходительность. Чанья одарила Митча одной из своих самых щедрых улыбок. Он, как школьник, пришел в восторг. Не было никакой необходимости спать с этим мужчиной, чтобы держать его в кулаке, — он сам охотно шел на поводу.

Митч почти не пил, чем немного разочаровал Чанью. Танее приучил ее наслаждаться за обедом вином, и теперь, когда за столом царило напряжение, вино совсем не помешало бы. Американец словно боялся спиртного. Ей пришлось ограничиться единственным бокалом красного, а он пил минеральную воду.

Еще одна неожиданность: Митч умел неплохо поддерживать разговор, разумеется, не как таец — ее соплеменники обладали способностью рассмешить, рассуждая даже о мыльных пузырях. Но в его словах о Вашингтоне и других вещах звучала рассудительность, но вовсе не тяжеловесное занудство, которого она боялась. В ответ Чанья с воодушевлением новообращенной призналась, как ей понравились «Симпсоны». Митч улыбнулся.

Не говорить ни слова о работе было его второй натурой. Обед почти подошел к концу, когда он заговорил о деле:

— Жаль, что пришлось наехать на Ипа. Но я был в отчаянии. Теперь вы выполнили мою просьбу — пообедали со мной. Я человек слова — кто меня знает, это подтвердит — и больше не стану вас тревожить. Если в ответ на мое следующее приглашение скажете «нет», сочту, что это конец. Об одном прошу — сделайте кое-что ради меня. Прочтите. — Он протянул ей пакет, в котором, судя по размеру, находилась книга. Чанья уже успела его заметить. — Здесь все на тайском. Если мало времени, ограничьтесь Новым Заветом, но особенное внимание обратите на четыре Евангелия.

Она в изумлении смотрела на пакет.

Митч довез ее до дома и на прощание сказал:

— Я не хочу с вами спать. До того момента, пока мы не поженимся. Мне надо с вами лишь время от времени видеться. — Вымученная улыбка. — Намереваюсь за вами ухаживать. Я очень старомоден.

Чанья целую минуту смотрела на него, держа водной руке книгу, в другой — сумочку от Шанель. Она не могла не признаться, что ее соблазняла перспектива лишенного трудностей, защищенного от всяких напастей, ничем не затуманенного, в высшей степени морального существования с этим искренне преданным человеком, который никогда ее не подведет, будет заботиться о ней и детях и обеспечит счастливую жизнь. Но в следующее мгновение поняла, что вообразила мыльную оперу, с которой действительность не имеет ничего общего. Чувство нереальности усилилось еще и оттого, что Митч сделал предложение на первом свидании. Не может быть, чтобы культурная традиция Америки требовала именно так просить руки своей избранницы.

Ей пришло в голову, что для одного из них такие отношения могут обернуться большой бедой. Помня о своем статусе нелегальной иммигрантки, Чанья могла легко представить, кто именно станет жертвой. Однако признала, что этот раунд выиграл Митч. Чанья не отказалась от нового свидания, но хотела, чтобы он понял одно:

— Я ни при каких обстоятельствах не пойду с вами на сближение без секса. Как бы ваш Бог об этом ни судил, скажите ему: без секса за тайской девушкой ухаживать не получится. А секса должно быть столько, чтобы он лез из ушей.

Чанья не обратила внимания на болезненную гримасу Тернера и повернула к лифту. Решила не оборачиваться и не махать Митчу, и он быстро скрылся за бетонной колонной. Но едва она успела войти в лифт, как тут же замерла. Ее окликнул голос Гомера Симпсона:

— Чанья, слышь, Чанья, у меня есть билеты на следующую субботу на игру «Спрингфилдских изотопов». Хочешь пойти?

Чанья разинула рот от удивления и обернулась, даже поискала Тернера глазами на автомобильной парковке. Напрасно. Он исчез… Получилось не талантливое любительское подражание, а отличная высокопрофессиональная имитация. Немного даже пугающая.

Поднимаясь в свою квартиру, Чанья разговаривала сама с собой: «Чанья, на этот раз ты подсекаешь очень странную рыбу. Двадцать минут в постели, и будет понятно все. Его лицо не настолько дурное, но он его стыдится. Хочет быть миловидным американским мальчиком. Кем-то нереальным, как в кино. В Америке все как в кино. А может, у него просто не стоит?»


Какой было бы катастрофой выйти замуж за мужчину, а затем обнаружить, что тот ни на что не годен в постели. Но с какой стати она вообще согласилась на свидание с ним? В материальном плане Чанья прекрасно зарабатывает в сауне и может подцепить на крючок сколько угодно знакомых азиатов из дипломатического корпуса, которые постоянно звонят и поймут ее намного лучше, чем фаранг. Карма то же самое, что метеорология, — с трудом поддается анализу.

Оказавшись дома, Чанья швырнула Библию на стол и забыла о ней.


Кто такой Митч Тернер? Чанья была бы удивлена, узнав, сколько еще людей задавались этим вопросом. После первого ужина она отметила, что он вообще ничего не рассказал о себе. Даже Библия в переводе на тайский язык — жест, на первый взгляд милый и глубоко личный со стороны набожного человека, на самом деле был напускным, вовсе не тем, чем казался, словно все дело ограничивалось демонстрацией благочестия.

Митч выждал целых три недели, прежде чем пригласить ее снова — на этот раз в «Железный очаг» неподалеку от Дюпон-серкл. Там не подавали перец чили, место было в высшей степени романтическим — с закованными в бумажные кандалы отбивными из барашка на расставленных вокруг пылающего очага изящно накрытых столах. Неужели он не понимал, что загоняет себя в ловушку? В таком ресторане не пить было просто неприлично. Митч со знанием дела заказал бутылку красного из долины Напа — Чанья одобрила его выбор, — но сам пригубил вино всего пару раз. В середине ужина, когда бутылка оказалась на три четверти пустой, Чанья поставила бокал на стол и многозначительно посмотрела на американца. Она выпила почти все вино и слегка захмелела. Митч, смущаясь, сделал три-четыре глотка и опустил бокал. Чанья не отводила взгляда. Тернер выпил еще, но она продолжала смотреть, пока странный ухажер не прикончил все. Явно довольная, Чанья разрешила официанту налить себе остатки из бутылки.

Сразу раскрасневшийся Митч Тернер повернулся к официанту:

— Признайтесь честно, что вам не приходилось видеть такой чертовски красивой женщины! — Чанья и официант обменялись удивленными взглядами.

Они не стали заказывать десерт, и всю дорогу домой в такси Чанье пришлось отбиваться от его приставаний. Сильные, жадные, настойчивые изголодавшиеся руки сновали повсюду. Когда она пригрозила дать оплеуху, Тернер только хихикнул и, до жути похоже подражая Гомеру, прошептал:

— Это лезет у меня из ушей, Мардж.

В квартире Чанья, как принято у женщин ее профессии, быстро взяла клиента в оборот: повела с собой в душ и старательно вымыла его половые органы холодной водой, что нисколько не сказалось на впечатляющей эрекции. Митч попытался написать свое имя мыльной пеной на ее груди. А в постели оказался неожиданно активным.

Проявил необыкновенную изобретательность — двадцати пяти минут у нее внутри ему показалось мало. Чанья продолжала извиваться и взбрыкивать под ним лишь потому, что профессиональная гордость не позволяла сдаться.

И когда Тернер, изобразив французский акцент, нежно спросил:

— Ты кончила, дорогая? — она, как истинная буддистка, не могла не признать очевидного и, едва переводя дыхание, ответила:

— Три раза.

— Я тоже, — хмыкнул Митч и продолжил свое дело.

После четвертого оргазма Чанья усомнилась в своих прежних взглядах на Библию христиан. Может быть, в ней что-то все-таки есть?

Даже после того, как, насытившись сексом, они снова сходили в душ и затем лежали бок о бок в постели, тот единственный бокал вина продолжал свое волшебное действие. Митч сделался болтлив, как мальчишка, и принялся рассказывать о своей жизни. Выложив про себя все (учился в Арканзасе в школе суровых религиозных правил, затем в Йельском университете и в Японии), он перешел к вашингтонским слухам, причем самого ядовитого свойства.

Митча Тернера воспитывали южные баптисты строгих нравов, отец его был сенатором. У Митча была сестра, близкая ему по духу, два брата настолько разбогатели, что стали почти миллионерами, занимаясь бизнесом в телекоммуникационной индустрии. Но Чанью больше всего поражал набор акцентов и голосов, которым Тернер точно подражал, и она, не отрываясь, слушала все, что он говорил. Казалось, в его теле обитало множество персонажей, и этот театр производил такое жуткое впечатление, что временами ей приходилось прикрывать себе рот, чтобы, не дай Будда, не вылетело что-то недоброе. Когда Митч ушел, ей осталось только качать головой. Ничего не скажешь — странный улов.


Чанья признавалась в дневнике, что ожесточение, которое порождало в Митче Тернере спиртное, могло производить неотразимое впечатление. Ей еще не раз придется наблюдать эту метаморфозу: тридцатидвухлетний мужчина, выпивая, сбрасывал почти половину лет. Таинственный процесс превращал его в совершенно бесполезного для любых общественных дел человека, но зато он много приобретал в личном плане — становился похож на большого шестнадцатилетнего и очень озабоченного юнца, который воплощал в себе дюжину личностей и умел развеселить. С тех пор Чанья постоянно держала дома бутылку красного вина, и ритуал никогда не давал сбоев.

Митч приходил к ней мучимый чувством вины, скованный, хмурый, неразговорчивый, глубоко загадочный и намекал, что не представляет, до каких пор способен с ней грешить. Чанья предлагала стакан вина, и через несколько минут Тернер отбрасывал взрослую оболочку и превращался в здоровенного болтливого ребенка с шаловливыми руками. После секса он принимался облегчать душу — психологически. Однако эта психологическая разгрузка включала в себя рассказы, которые раз от разу все более противоречили друг другу. В одной из версий его любимая сестра исчезла, а ее место занял не менее любимый, но капризный брат, которого Митч спас от разорения. В другой истории мать превратилась в католичку из Чикаго. Довольно часто отец выступал транжиром, бросившим семью, когда Митчу было всего четыре года. А сам Тернер достиг всего в жизни благодаря своей гениальности и государственным стипендиям. Но иногда утверждал, что отец работал дипломатом и долгое время жил в Токио — там Митч и научился свободно говорить по-японски.

Другая женщина распознала бы в этих рассказах сигналы опасности, но опытные проститутки привыкли выслушивать морочащих им головы мужчин. Чанья заключила, что у Митча есть где-то жена и семья, а ее он считает недостаточно умной, чтобы разглядеть в этих историях противоречия. Слегка удивленная тем, что из-за своих предрассудков он не способен ее оценить, ждала приходов Тернера, чтобы позабавиться его новой личностью, насладиться необыкновенным сексом, а больше всего — потешиться трепу на разные голоса, дару, который, по ее скромному мнению, превращал Митча в своего рода гения. Что ж, она знала чертовски много мужчин, но ни один не умел так рассмешить. Пусть это был смех недоуменного изумления, но разве не таким способом мужчины привлекают внимание девушек, в которых они влюблены? Чанья не веселилась так сильно с тех самых пор, как уехала из Таиланда.

Но правоверную буддийскую составляющую ее существа тревожило, что зависимость американца от нее становится пугающей. Митч уже дважды признался, что чувствует себя заново рожденным. Или точнее — истинно рожденным. Познакомившись с развлечениями в тайском духе, он понял, насколько сраным (по его собственным словам) было его детство. Или все это такая же американская муть?

Изумленная тем, насколько он ее недооценивает, Чанья решила побудить Тернера завраться еще сильнее.

— Митч, скажи мне правду. Твой отец в самом деле был сенатором?

— Отец? Конечно. Самым честным в конгрессе. Типичный американец — такому каждый доверил бы свое состояние или жену.

Чанья посмотрела, сколько он выпил. В последнее время она немного увеличила дозу и приобрела огромные винные бокалы, вмещающие сразу полбутылки. Чанья налила в бокал Митча четверть бутылки красного «Напа», и тот уже успел высосать треть.

Митч усмехнулся. Понимал, что Чанья ждет, когда вино будет допито и произойдет долгожданная метаморфоза. Уже слегка навеселе, Тернер хихикнул. Чанья улыбнулась, и он сделал глоток, явно думая о том, что им предстоит очередной любовный марафон. А она с интересом наблюдала, как меняется гость. Еще пара глотков, и перемена свершилась. Щеки вспыхнули, глаза осветились новым блеском.

— Так кем он был на самом деле?

— Полным дерьмом, козлом, каких поискать, — раздался голос Гомера Симпсона.

Сидящая на диване Чанья закатилась от хохота. Это резкое изменение сознания происходило необъяснимо и без всякого предупреждения. Для нее оно служило наглядной иллюстрацией истины буддийской доктрины, которая гласила, что не существует единой личности, но есть миллион образов мышления. Тот, кто это понимает, способен выбрать любой из них, однако достигшие просветления не выбирают вообще никакого.

— Говоришь, козлом? — Чанью душил смех, она едва выговаривала слова.

И этот смех, смех красивой женщины, чье очарование в глазах Митча выросло до сказочных размеров, был очень заразителен. Чанья это ясно видела (подделкой могло оказаться все, что угодно, только не его чувство к ней, или она вовсе потеряла способность понимать мужчин). Тернер подсел к ней, а она заливалась низким, грудным хохотом.

— Знаешь, однажды он выключил телевизор, потому что показывали, как трахались две собаки. — Это окончательно доконало Чанью, девушка покатилась на пол и зашлась на целых пять минут. Но было ли это правдой — то, над чем оба смеялись? Как следовало воспринимать его слова: как театр или реальность? Или он нарочно противоречил сам себе, желая убедиться, что она готова играть по его необычным правилам? На мгновение Чанье показалось, будто она поняла: это нечто вроде разновидности любовной игры; так забавляются мужчины, которые посещают проституток: ее задача — войти в запрещенный с незапамятных времен мир детства, единственное место, где клиент способен почувствовать себя по-настоящему живым. И в подтверждение ее догадки Митч целых пять минут блестяще и весело подражал всем телевизионным героям, которых она называла.

В разгар веселья Тернер внезапно прекратил смеяться; раньше такого не случалось, но в последующем будет повторяться все чаще и чаще: словно где-то в мозгу щелкал выключатель, и лицо тут же искажала гримаса сложного чувства — то ли вины, то ли негодования, то ли простого страха. Чанья не поняла, а Митч не объяснил. Может, и сам не ощутил перемены настроения. Она взяла с кофейного столика бокал и протянула ему. Митч жадно выпил все. Через несколько секунд веселье возобновилось. Старательно избегая опасных тем, Чанья позволила себя раздеть и зареклась спрашивать о родителях.

Что именно привлекало в нем Чанью, кроме возможности от души посмеяться и любовных марафонов? Зачем связалась с ним, хотя могла бы зарабатывать такие же деньги с сотней других клиентов? Любая шлюха ее бы поняла: этот странный мужчина поделился с ней многомерностью своей натуры. В течение почти всей десятилетней «карьеры» представления Чаньи о мужчинах сводились к упрошенной коммерческой формуле короткого общения, что как нельзя лучше подошло бы для Запада, если бы он решился изменить свои лицемерные законы. Теперь ей показалось, что Митч Тернер и есть истинный проводник в лоно «Сахарат Америки». Как знать, может, это любовь вызвала на лице Чаньи улыбку, когда он стоял перед зеркалом, любовался своей мускулатурой и жаловался, что ходит в гимнастический зал реже, чем нужно. В другом мужчине такое самолюбование вызвало бы недоумение, а в нем было одним из проявлений его обаяния. Подобно женщине, он постоянно трудился над совершенствованием своего тела. Давным-давно замыслил эпическую татуировку на спине, но не мог найти достойного художника «нательного искусства», полагая, что большинство сделанных в США татуировок слишком броски. Вот поедет в следующий раз в Японию и там обратится к лучшему из лучших. Японские татуировки — хоримоно — подлинные произведения искусства. А если наберется храбрости, останется в Японии на месяц и закажет татуировку по всему телу.

Во время второго и последнего визита в его квартиру (Митч обладал обостренным чувством осторожности) Чанья, узнавшая Тернера ближе, поняла, что жилье целиком и полностью отражает личность хозяина. На первый взгляд все казалось в полном порядке, каждая вещь на своем месте, домашнее хозяйство содержалось в полной боевой готовности. Затем она обнаружила гигантский аквариум, полный больших волосатых экзотических пауков, а на стенах спальни — фотографии обнаженных восточных женщин с искусно сделанной татуировкой. Порнография ее встревожила намного меньше, чем пауки. Неужели их можно считать обычным увлечением взрослого фаранга?

Как-то вечером, когда ее совершенно достали мужчины (что-то не заладилось в бассейне сауны, а нагоняй от Самсона Ипа получила она), Чанья решила нарушить собственный запрет и указать Тернеру на самые нелепые противоречия в его рассказах.

— Слушай, Митч, будь откровенным с Чаньей. Скажи, твой отец был сенатором, ушел от вас, когда ты был маленьким, или погиб в автомобильной аварии, когда тебе исполнилось двенадцать лет?

В быстроте его реакции сомневаться не приходилось.

— Правда и первое, и второе, и третье. Человек, которого я называл отцом, сенатор, был на самом деле моим отчимом, за которого мама вышла замуж после того, как настоящий отец нас бросил. Отец ушел, когда все мы были еще маленькими, и погиб в автомобильной аварии, едва мне исполнилось двенадцать лет. Но к тому времени никто из нас уже больше восьми лет с ним не виделся.

— А мама? Кто она: баптистка из Техаса или католичка из Чикаго?

— Мама? И то и другое. Родилась в Чикаго в католической семье, но, после того как вышла замуж за сенатора, изменила вероисповедание. Это единственное условие, которое он поставил. Имел на это право: в конце концов, отчим вытащил ее наверх, когда женился и поднял на несколько ступеней вверх по социальной лестнице.

— А твоя любимая сестра Алиса?

Тень пробежала по лицу Тернера, и он изменил тему:

— Хочешь в самом деле узнать о моем детстве? Оно было сушим адом — вот так. Планомерным, мелочным, умышленным издевательством, как в концентрационном лагере. Почему ты об этом заговорила? Знаешь ведь, что мне это неприятно.

— Ладно, ладно, а зачем изучал японский?

Митч снова нахмурился и долго не отвечал. Чанья уже решила, что он вступил в борьбу с одним из своих удивительных и очень западных демонов, и ждала последствий. Наконец Тернер произнес:

— Пожилой ветеран Второй мировой войны познакомил меня с японской порнографией. — Чанья от удивления разинула рот. Митч объяснил.

В этой сложной индустрии японцы заметно вырвались вперед, обогнав Запад, а Тернер благодаря ветерану стал истинным знатоком жанра. Они с приятелем собрали настоящую библиотеку, выписывая журналы из различных концов света. Потребовался всего месяц исследовательской работы, чтобы убедиться — японское качество порно, как и во многих других сферах, взяло верх в современном мире. Глядя на иллюстрации, казалось, будто чувствуешь кожу женщины на ощупь, слышишь ее стоны. А когда перешли на видео, разница показалась еще разительнее. Изящные татуировки, изобретательность ситуаций, намного превосходящая западные клише, например изображение женщин в школьной форме, разнообразие садомазохистских сцен — все это объясняло причины успеха этой отрасли японской экономики. От Фукуоки до Саппоро Митч не пропустил ни одной циновки, на которой лежали красивые обнаженные девушки с искусно сделанными татуировками.

— В таком случае зачем ты поступил работать… как это у вас называют? В контору.

Тернер неожиданно улыбнулся:

— В то время набирали шпионов, свободно владеющих японским языком. Считалось, будто японцы в рамках финансируемой государством программы воруют американские промышленные секреты. Экзамены я сдал «на ура», так что с зачислением никаких проблем возникнуть не могло. — Он снисходительно ухмыльнулся. — У меня фотографическая память и коэффициент умственного развития сто шестьдесят пять — это уровень гениальности.

— Следовательно, ты мог стать кем угодно? — Чанья понимала, какой провокационный вопрос задает, и нарочно, словно бросая вызов, встретилась с ним взглядом. Митч явно смутился, но затем решил изменить тему и убежденно проговорил:

— Знаешь, после того как я познакомился с тобой, думаю, что без тебя уже не смог бы существовать. Ты единственная женщина в мире, которая меня понимает.

Но спиртное выветривалось, и метаморфозы Тернера происходили в обратном порядке. Вскоре им снова овладевало чувство вины и ответственности. Сейчас Чанья решила, что настало время последнего, невинного вопроса.

— Значит, это в Японии ты вывернул себе мозги наизнанку?

Опоздала. Химическая реакция дала обратный ход и поставила все на свои места: Митча словно покрыла непробиваемая оболочка, спасая странную сердцевину.

— Нисколько не выворачивал.

— Почему?

Пожатие плечами подразумевало явное презрение, даже отвращение.

— Существуют более достойные вещи, которыми мы можем заняться во время нашего краткого пребывания на Земле. Надеюсь, Чанья, ты это когда-нибудь поймешь. Прошу тебя, прочитай Библию, которую я тебе дал. Сколько я должен за сегодняшний массаж?

— За массаж? Пятьсот долларов. — Митч расплатился хрустящими банкнотами — явно каждый раз брал в банке, прежде чем встретиться с ней. — Когда мы снова увидимся? — спросила она.

Митч мрачно покачал головой;

— Не знаю. Не уверен, что мы должны продолжать наше знакомство. То, как мы поступаем, нехорошо. Нехорошо для нас обоих. Мне следует задуматься об ответственности — как я влияю на твою душу. Видимо, некоторое время нам лучше не видеться.

Чанья кивнула, изобразив на лице грустное согласие. Знала, что он позвонит через день или два. Но случится ли это? Не потеряется ли Митч между крайностями сознания?

На этот вопрос она не получит ответа до тех пор, пока не станет слишком поздно. Так случилось, что Чанья оказалась одна в большой, дикой стране, и каким бы твердым ни был ее характер, временами в сознании приоткрывалась зияющая пустота одиночества. Однажды, не подумав, позвонила Митчу в кабинет, загоревшись рассказать об эпизоде из «Симпсонов», когда Мардж вживляет себе в грудь имплантат. Номер Чанья знала, поскольку однажды Митч под градусом вручил ей визитную карточку. («Хочу, чтобы ты звонила мне каждый час, хочу постоянно слышать твой голос и все время с тобой разговаривать». Разумеется, она не беспокоила его, когда он был трезвый и на работе.) И вот, осознав, что натворила, затаила дыхание: как Тернер отреагирует на ее звонок? Не зашла ли она слишком далеко и не порвет ли Митч с ней на этот раз на самом деле? Ей долго не удавалось произнести ни слова.

— Мардж не собиралась увеличивать грудь, ее надули в больнице.

Пауза.

— Приглашаю тебя на ужин. Куда хочешь пойти?

— Как насчет «Миски чили у Джейка»?

— Неудачная мысль — это заведение черных.

— Да, да, я не подумала.

— Вот что, надень деловой костюм. Поведу тебя в «Ястреба и голубя» на Холме.[41] Всем скажу, будто ты член тайской экологической, делегации. Делегация приехала на две недели и пытается предотвратить покупку американцами больших кусков национальных ресурсов страны. Соображай по ходу, если кто-то подойдет и затеет разговор.

С тех пор как уехал Танее, у Чаньи не было случая ощутить себя человеческим существом. Она и не подозревала, насколько соскучилась по роли члена восточной торговой миссии, поражающего своей необычностью, пока американец не произнес название «Ястреб и голубь». В этот ресторан ее пару раз водил Танее, и он же купил своей миа мой сшитый по здешнему фасону (брюки, а не юбка) черный деловой костюм. Теперь она надела его ради Тернера, а к пиджаку — золотого Будду на массивной цепи, которого до этого носила только в квартире. С заколотыми на макушке волосами и подкрашенными, как учат в салонах красоты, ресницами и бровями, с серьезным выражением лица (Танее научил ее, как изображать гримасу «американской непреклонности», сказав, что эта «маска» дает наибольшие шансы на успех в США), в черных туфлях на высоких каблуках и в строгом брючном костюме в сочетании с экзотическим золотым украшением она выглядела скорее не членом лоббистской группы, а представительницей тайской аристократии.

Окружение — великая сила. Чанья сидела в «Ястребе и голубе» рядом с серьезнейшим Митчем Тернером, у которого в рабочее время на лице не отражалось ничего, кроме «американской непреклонности», и обслуживающие членов конгресса чиновники не сомневались, что это очень важная и знатная иностранка. С ней обращались с глубоким почтением, а она раньше и не подозревала, что ее душа жаждет такого отношения. Чанья решила, что ей нравится «Ястреб и голубь» и она будет добиваться, чтобы Тернер в обмен на их сближение чаще приводил ее сюда. Хотя именно в эту минуту американец маялся навязчивой мыслью; что за дурацкая затея приволочь любовницу в это место? Ведь наверняка среди гостей ресторана найдутся и ее клиенты.

Чанья внимательно обвела окружающих взглядом. Нет, насколько она могла судить, никого из тех, чей член обслуживала, рядом не оказалось. Митч заказал бутылку вина, но при этом буквально посерел.


В дневнике Чанья больше ничего не пишет про тот ужин и каким образом они оказались в ее квартире, где стали следовать обычному ритуалу. Но ужин так повлиял на Тернера, как никто из них не ожидал. Лежа в постели после любви и все еще под кайфом от спиртного, Митч додумался до того, что решил представить ее родителям. Чанья не спросила, с какой парой мифических матерей и отцов он собирается ее познакомить. Очевидно, им предстояло позабавиться новым вариантом все той же игры. Митч был в приподнятом настроении, говорил беззаботно и застал врасплох.

— Не очень хорошая идея. Я же из Таиланда. Ты знаешь, какой репутацией славятся тайские женщины.

Тернер задумчиво повернулся к ней:

— Ты очень хорошо держалась во время ужина. Я могу им сказать, будто ты приехала с торговой делегацией. Все равно не разберутся. Рано или поздно тебе придется с ними познакомиться.

— Не буду.

Наблюдать, как в его сознании открывается провал, стоило изрядных усилий. Ведь только у детей случаются такие молниеносные смены настроения. Внезапно, без предупреждения, его лицо исказила ярость. Хорошо бы знать, в каком они находятся мире и о каких родителях говорят. Сенатор и сестра исчезли неделю назад, и, по последней версии, Митча растила эксцентричная тетя.

— Намекаешь, что не собираешься за меня замуж?

Изумление в голосе выдало все, что он думает: неужели найдется такая шлюха, к тому же из третьесортной страны, которая способна упустить единственный в жизни шанс?

— Не хочу об этом говорить.

— Зато я хочу. Извини, Чанья, но мне придется это сказать. Я так больше не могу. Ты не представляешь, на какой компромисс мне приходится идти. Ты не удосужилась прочитать ни строки из Библии, которую я тебе дал.

Чтобы заставить его заткнуться, она ответила:

— Ладно, прочитаю. Тогда и поговорим.

Чанья понятия не имела, почему чтение Библии является необходимым предварительным условием для обсуждения брачных дел. В конце концов, Тернер же не проявил ни малейшего интереса к буддизму. Но она любой ценой хотела исправить его ужасное настроение. И впервые призналась себе, что спиртное оказывает на этого фаранга не вполне благоприятное воздействие.

Когда Митч ушел, Чанья сделала нал собой усилие и прочитала в переводе на тайский четыре Евангелия, затем вернулась к началу томика и, прежде чем ее внимание стало совершенно рассеянным, успела одолеть Книгу Бытия. Она решила, что никогда не слышала такого наивного детского лепета. Христианство показалось религией чудес: прозревает слепой, ни с того ни с сего начинает ходить хромой, поднимается из гроба мертвый. И вершина всего — говорящий загадками таинственный человек, который восстал из могилы и продолжал разгуливать по миру с дырками на теле после распятия. А взять Бога, который, как и следовало ожидать, мужчина и который все сотворил. Что за причуда сажать в раю древа, а затем запрещать Адаму и Еве есть плоды одного из них? На взгляд Чаньи, вся книга оказалась чем-то вроде продолжения мира фантазий Митча Тернера. «Симпсоны» казались более убедительными.

В конце концов Чанье надоело проглатывать снисходительность любовника, и она, прямо, не стесняясь в выражениях, выложила свой взгляд на Библию и стала ждать реакцию. На лице Митча появилось странное выражение, лоб избороздили морщины.

— В сущности, ты, наверное, права, — наконец проговорил он. — Христианство — сплошная ерунда. Но в будущем я собираюсь податься в политику. А в этой стране без церкви на государственную службу не попадешь. Ты показала, каков мой путь. Спасибо тебе за это.

Чанья нахмурилась и задала вопрос, который никогда не пришел бы ей в голову до того, как она познакомилась с Вашингтоном:

— Ты собираешься баллотироваться в президенты?

Лицо американца посерьезнело, словно было затронуто нечто очень личное, не подлежащее обсуждению. Он терпеливо улыбнулся, но ничего не ответил.

В тот раз Чанья не удивилась. Митч представлял собой сплошную головоломку, а его молниеносно реагирующий, но лишенный ясности бесплотный ум всякий раз заводил в тупик. Возможно, и политика — лишь одна из профессий, в которых он желал отличиться.


Чанья отмечает в дневнике, что с того момента их отношения начали портиться. Заметив, что спиртное оказывает на американца плохое воздействие — Митч все чаще мерзко напивался, — она перестала давать ему вино. Он же (по крайней мере Тернер сам так утверждал) впервые в жизни начал прикладываться к бутылке дома. Уставшая от постоянных конфликтов Чанья не утруждает себя записью хронологии споров. Кроме одного случая, когда Митч встал на сторону феминизма.

— Здесь все женщины как мужчины. В вашей стране живут одни мужики, только у половины — влагалища, а у другой половины — члены, но все равно вы все до одного мужского пола. Женщины ходят, как мужчины, разговаривают, как мужчины, обзывают друг друга задницами и матерятся. Иными словами, все двести восемьдесят миллионов населения хотят трахнуть что-нибудь понежнее. — Чанья одарила собеседника своей самой обворожительной улыбкой. — Неудивительно, что я зарабатываю столько денег.

Митч поморщился, выискивая аргументы, чтобы взять верх в разговоре (Чанья начала подозревать, что он решил потренироваться на ней в роли будущего политика).

Негромко и искренне он сказал:

— Женщины завоевали свою независимость. Возможно, они немного перегнули палку, но такова их точка зрения: мужчины угнетали женщин так сильно, что сделали почти рабынями.

— А теперь они рабыни вашей системы. Система их не любит, обращается кое-как, зато использует в хвост и в гриву. Целый день им приходится горбатиться на работе — трудиться, трудиться, трудиться, чтобы сделать кого-то богатым. После работы они совершенно выжаты, но тем не менее идут искать себе мужчин. И это называется, по-твоему, улучшением их положения?

— Ты же сама проститутка. Трахаешься за деньги.

— Когда ты говоришь «деньги», то вкладываешь в это слово смысл белых. А я имею в виду тайское значение.

— И что это за значение?

— Свобода. Я кувыркаюсь в постели час, от силы два, а на выручку, если захочу, могу прожить неделю. Надо мной не господствует ни мужчина, ни система. Я свободна.

— И все же торгуешь собой. Работаешь.

— Ну вот, противоречишь сам себе. Я работаю, как все остальные женщины, — ты только что это сказал.

— Продаешь свое тело. Разве так поступают истинные буддисты?

— Ты ничего не понимаешь. Я продаю только часть тела, притом совершенно не важную, и от этого никто не страдает, разве что чуть-чуть моя карма. Но вред совсем незначительный. А ты торгуешь умом. Ум — вместилище Будды. — Чанья погрозила Митчу пальцем. — То, что ты делаешь, очень нехорошо. Нельзя использовать ум таким образом.

— Каким образом? Я пользуюсь мозгами для работы. Это не проституция.

— Танее много раз мне говорил, что профессионалы из Вашингтона не согласны с президентом, с тем, как ведутся дела. Он очень опасен и может кончить тем, что весь мир будет ненавидеть Америку. Ты сам сказал, что он делит мир на хороших и плохих, потому что умеет считать только до двух. Но ты на него работаешь, помогаешь в его махинациях, которые способны повредить всем на земле. Это и есть проституция. Очень плохо для твоей кармы. Достукаешься до того, что возродишься в следующей жизни тараканом.

Митч расхохотался. Похоже, он оценил бредовую находчивость ее аргументов.


Чанья пребывала в затруднении и не представляла, как вести себя с этим типом. Она считала, что их отношения так и будут разваливаться, как это часто случается с подобными связями, и в итоге каждый пойдет своей дорогой. Не исключено, что она уедет из Вашингтона, не исключено, что через несколько месяцев вернется в Таиланд, поскольку заработала очень хорошо и уже скопила достаточно денег, чтобы отойти от дел. Но этот разговор состоялся 10 сентября 2001 года.

По странному стечению обстоятельств именно в этот день измученная и обессиленная спором Чанья записала откровение, которое посещает каждого, кто проводит много времени в чужой стране. На углу Пенсильвания-авеню и Девятой улицы на нее накатила тоска по родине, а в душе произошел переворот.

С самого начала ее поразило в американцах (в том числе самых непритязательных) нечто особенное: то, как они ходят. Даже бродяги идут энергично, целеустремленно, вполне осознанно держась конкретного направления. Здешняя манера ходьбы разительно отличается оттого, как ходят тайцы в Бангкоке или Сурине, где приоритет цели и направления еще не проник в коллективное сознание. Теперь, когда Чанья больше узнала о стране, зародившееся в ее душе подозрение постепенно превращалось в уверенность.

«Они не знают, куда идут. Просто умеют сделать вид, будто знают. А ходят подобным образом, потому что испытывают страх. Некий демон бичует их изнутри. Я никогда не стану ходить, как они».

На мгновение ей показалось, что она поняла все о «Сахарат Америке», и открывшаяся истина определила ее решение вернуться домой — чем раньше, тем лучше. Она не желала выходить замуж за мучимого страхом человека, который в совершенстве овладел искусством идти в никуда, но при этом проявлять такую недюжинную целеустремленность и решимость. Признать, что ты заблудился, честнее и больше похоже на просветление. Больше похоже на поведение взрослого человека.


Митч Тернер позвонил ей на следующий день около трех часов, когда вся страна пришла в неописуемое волнение. Играл роль непогрешимого, дисциплинированного профессионала — образ, которым пользовался, находясь на службе.

— Тебе следует уехать. — Он наверняка знал, что Чанья находится в США нелегально, — проверил по базе данных ЦРУ, не исключено, даже связался с агентами в Таиланде. — Не знаю, к чему это приведет, но могу сказать одно: все, у кого паспорта стран восточнее Берлина, подвергнутся тщательнейшей проверке. Уже поговаривают о праве на арест без суда. Если тебя схватят, можешь поплатиться многими годами жизни.

Чанье не нужно было повторять дважды. Как только авиакомпании возобновили рейсы, она оказалась на борту самолета и двадцать второго января приехала в родную деревню неподалеку от Сурина на камбоджийской границе. Первый предмет роскоши, который приобрела Чанья, был телевизор фирмы «Сони» с плоским экраном. И какой бы канал она ни включила, там бесконечно крутили один и тот же сюжет: самолеты врезаются в башни-близнецы.


На этом дневник Чаньи кончается.

Часть V «АЛЬ-КАИДА»

ГЛАВА 27

Когда я добрался до сой Ковбой, наступило раннее утро. Мне не терпелось узнать, как обстоят дела у Лека после проведенного с Фатимой вечера. Но прежде я хотел обсудить с Нонг дневник Чаньи.

Включив свет, первым делом поклонился Будде. В нашем деле самое главное, чтобы не оскудевали запасы спиртного и пива. Многие клиенты предпочитают «Клостер», «Сингху» или «Хайнекен», а девушки зарабатывают половину денег на напитках и угощении — факт, который мать никогда не упускает из вида. Она оставила мне записку с указанием, сразу же заказать у оптовиков побольше «Клостера» и текилы, как только появлюсь. С текилой проблем не было — в крайнем случае всегда есть возможность купить несколько бутылок в розницу. А вот с «Хайнекеном» дело обстояло хуже.

Бросив взгляд на статую Будды, я наконец понял, отчего испытывал беспокойство. Низенький человечек остался совершенно без бархатцев. На улице я нашел продавщицу цветов и купил столько гирлянд, сколько сумел унести. В моей стране можно повсюду встретить продавщиц цветов, и на их прилавках всегда имеются гирлянды для украшения статуй Будды — верная ставка на выигрыш в государстве, где проживает шестьдесят один миллион участников игры. Осыпав статую цветами, я воскурил благовония, которые мать держит под стойкой, три раза проникновенно поклонился Будде, воткнул палочки в специально поставленный ящик с песком и попросил вернуть удачу. Только я закончил, как появилась Нонг с охапкой бархатцев.

— Вчера была так занята, что забыла его подкормить, — объяснила она из-за кипы цветов. Я ничего не ответил и молча наблюдал, как она снимает только что повешенные мною гирлянды. — Теперь он нас простит. — Лучезарная улыбка. — Впереди полоса настоящих успехов. Как съездил в Сонгай-Колок?

Я поморщился, предложил ей сесть за столик и рассказал о дневнике, подчеркнув самое главное: Чанья познакомилась с Митчем Тернером в Америке, и у них была связь. Мать тут же ухватила суть:

— Не исключено, что найдутся факты, подтверждающие их знакомство. Если американцы возьмутся за расследование, непременно обнаружат, что он посещал в Вашингтоне девушку из Таиланда. И даже если Чанья ездила по чужому паспорту, выяснят, кто она такая.

— Именно.

Я покосился на Будду. Сколько еще потребуется бархатцев, чтобы он простил нас за нерадение? Мать проследила за моим взглядом, поднялась, зажгла еще несколько палочек благовоний и поклонилась гораздо благочестивее, чем умел я.

— Уверена, что ты кланялся не так, как надо, — проворчала она. — Вот теперь все будет хорошо.

В этот момент мой мобильный проиграл «Сатисфэкшн».[42] Викорн хотел знать, каковы результаты визита в Сонгай-Колок.

— Приезжай-ка лучше сюда, — сказал он и разъединился.

Толпа в приемной участка, как всегда, представляла собой пестрое собрание попрошаек, монахинь, жен, жалующихся на грубость мужей, мужей, жалующихся на вороватых жен, потерявшихся детей — одни были сбиты с толку, другие обозлились, третьим не на что было жить. Впрочем, бедными были здесь все. Зато коридор Викорна пустовал, как и его кабинет, где, кроме него, не было ни единой души. Он выслушал мой рассказ о дневнике Чаньи и цэрэушниках Хадсоне и Брайте, объявившихся в Сонгай-Колоке. Затем встал и прошелся, засунув руки в карманы.

— Взгляни на дело вот с какой стороны. Ты прекрасный ученый, по крайней мере имеешь степень доктора философии в какой-нибудь непроходимо запутанной области. Но в бытность студентом был идеалистом и, решив послужить стране, попросился в ЦРУ. Тебя с готовностью взяли. Прошло десять лет, и ты уже не тот наивный студент. Твои ровесники, работающие в колледже, получают вдвое больше тебя и с удовольствием тратят деньги. Сокурсники, которые в институте были на двадцать процентов тупее тебя, выбились в люди — они капитаны в своих областях, миллионеры технообщества. Некоторые уже несколько раз поменяли место работы. Им не нужно оглядываться на то, что они делают, и предупреждать жен, что в любой момент может поступить приказ сверху, придется собирать чемоданы и терять пять-шесть лет жизни в какой-нибудь дыре, вроде Сонгай-Колока. Не надо мучиться и каждые полгода проходить проверки на детекторе лжи, выборочные тесты на наркотики и терпеть электронное подслушивание. А ты, поступив в контору, попал в ловушку. Надежда на повышение — единственное средство выбраться из мешающей жить западни. Карьера шпиона почти то же самое, что карьера военного: для продвижения необходима большая война. После одиннадцатого сентября получить повышение в ЦРУ можно единственным способом — поймать несколько боевиков «Аль-Каиды». Скажи, какое впечатление произвели на тебя ребята, которые шныряли вокруг квартиры Митча Тернера?

Как всегда, шеф играючи продемонстрировал стратегический талант, превосходство ума и энциклопедическое понимание человеческих слабостей во всех их обличьях.

— Старший, по фамилии Хадсон, именно то, что вы описали, — признал я.

— Среднего возраста, полон разочарования, страстно желает повышения, до смерти устал от рутины мелких шпионских делишек, недоумевает, какого черта его занесло в третий мир, хотя на этом этапе карьеры он рассчитывал сидеть за большим красивым столом в Вашингтоне, и морально износился?

— Да. — В данный момент я счел неуместным упоминать о неземном происхождении Хадсона.

— А другой?

— Типичный социально незрелый фаранг мужского пола с большими замашками, но то и дело попадающий в слоновьи ямы. — Не имело смысла распинаться о предыдущих воплощениях бедолаги; трудно себе представить, насколько прозаичными могут быть наши прошлые жизни. Подобно многим из таких, как мы, особей, Брайт более тысячи лет влачил существование стадного млекопитающего и с честью погибал во всех известных в истории сражениях. Его душу не посещало сомнение вплоть до того момента, когда он, лишившись рук и ног и умирая в Дананге,[43] не задал себе немыслимый ранее вопрос: «А меня не обманули?»

— М-м-м… — просветлел Викорн. — Главная слабость Запада заключается в том, что ему нечем вдохновить людей верность, кроме богатства. Но что есть богатство? Еще одна стиральная машина, автомобиль больше прежнего, дом красивее того, что был раньше? Запад — не что иное, как гигантский супермаркет. Но разве найдутся люди, готовые умереть за супермаркет? — Полковник вопросительно посмотрел на меня. Я пожал плечами. — Все дело в том, чтобы проявлять осмотрительность. — Он повторил свой непристойный жест, будто ловил рыбу, и улыбнулся.

Я справился о Леке и выяснил, что он сказался на два дня больным. Никто не знал, где парень находится. Я позвонил Фатиме, но и она понятия не имела, где может находиться наш перерожденец.

— Не пора ли нам встревожиться? — спросил я.

— Голубчик, — ответила она, — его час настал. Мне пришлось выкинуть птенца из уютного гнездышка. Полетит он или нет? Тут не существует никаких правил. Если выживет, то вернется. Теперь ему без меня не обойтись.

— Ты даже не удосужилась выяснить, куда он подевался?

— Не будь ребенком, дорогуша.


Ночью Чанья вновь явилась мне во сне. Искусственное озеро из тех, что есть только в Раджастане:[44] абсолютно правильный прямоугольник и в центре — плавающий на белом плоту храм. На берегу шеренга несчастных юношей. Пилигримов перевозят на остров для беседы с буддийским монахом. Когда подошла моя очередь, я обнаружил, что не могу смотреть святому в глаза. Моя рука сжала фотографию Чаньи, и я в поту проснулся.

Сон меня потряс. Я понял, что не отдавал себе отчета, как сильно ее хочу. Теперь предстоит пройти через муку, которая кажется забавной, но лишь тогда, когда касается других. Терпеть насмешки Викорна — одно дело, но совершенно иное — сознавать, что соперник тебя опередил. Но я все же потянул пару часов, прежде чем открыл мобильник и, пробежавшись по списку имен, дошел до буквы «Ч».

— Это ты, Сончай? — Чанья произнесла слова тем сладостным тоном, от которого ее хотелось убить, когда она разговаривала так с другими.

— Хотел узнать, как поживаешь.

— Неужели? Ты прочитал мой дневник?

— Да, — ответил я хриплым шепотом.

— Полагаю, ничего интересного. Просто решила, что тебе лучше узнать, что к чему, на случай если…

— Конечно. Я все понимаю. Но осталась еще пара вещей — мы могли бы встретиться?

— Пара вещей? Например?

— Не хочу говорить по телефону.

— Считаешь, нас могут подслушивать? Неужели все зашло так далеко?

— Как знать, не исключено.

— Что ты предлагаешь?

— Может, мы могли бы перекусить?

ГЛАВА 28

Не жди, фаранг, я не собираюсь тебе рассказывать, что произошло за ужином. Признаюсь только в одном: я вел себя как жалкий, неуклюжий, комплексующий придурок (недаром во всех основных космологиях любовь — женщина и превращает мужчин в шутов). Зато копченый окунь оказался превосходным, австралийское белое вино — выше всяких похвал, а обычный легкий поцелуй на прощание в губы — лучше того и другого. Даже если раньше Чанья и не подозревала, что я потерял рассудок, то сейчас в этом нисколько не сомневается. С твоего позволения, на этом остановлюсь. Я посчитал проявлением космической милости, что она теперь не работает. И, разумеется, ни словом не обмолвился о своем сне.


Было около десяти вечера, когда я вернулся в «Клуб пожилых мужчин», где заправляла мать. Ее самой нигде не было видно, но многие клиенты морщили от отвращения носы.

Я пошел на запах и обнаружил Нонг в закрытой части двора. Увидев меня, она быстро спрятала руки за спину, но было поздно.

— Надо же, я считал, что ты на диете.

— Так и есть. Моя диета включает фрукты.

— Но мне кажется, не всякие. Скажем, цитрусовые или нечто в этом роде. Ты только несколько дней назад ела яблоки.

— Фрукт — он и есть фрукт. Какая разница?

Решил проявить хитрость и приблизился к матери с радостной улыбкой на лице. Нонг, конечно, что-то заподозрила, но тем не менее ответила поцелуем, когда я по-сыновьи любяще чмокнул ее в щеку. И не успела перехватить мою левую руку — я вырвал у нее пахучий желтый ком.

— Вор!

Я с наслаждением жевал. Ах этот дуриан[45] — фаранг, тебе не понять его меланхолической гнилостности, всепроникающей чувственной тягучести, обнаженной, бесстыдной, грубой, первозданной остроты, его победоносного болезненного очарования. Нет, для этого надо прожить здесь полжизни.

— Это самый калорийный в мире фрукт. Какую бы диету тебе ни прописал твой фаранг, он и понятия не имеет, что такое дуриан.

— Пришло электронное сообщение, — с оттенком облегчения проговорила Нонг. — Он задерживается по крайней мере на неделю. Из-за судебного процесса должен оставаться в Штатах.

Да простит меня Будда! Супермен совершенно выпал из моей памяти. Я бросился к компьютеру и открыл электронную почту.

Мои дорогие Нонг и Сончай. Чрезвычайно жаль, но я вынужден задержаться. Только что мне пришло извещение из апелляционного суда — в течение следующих нескольких дней будет заслушано одно из трех моих самых важных дел. Я представляю крупнейшего клиента нашей фирмы и никак не могу отлучиться. Приеду, как только все кончится. Уверяю, это будет довольно скоро. Чемодан не распаковываю и, как только процесс завершится, прямо из конторы брошусь в аэропорт. Сгораю от нетерпения увидеть вас обоих. Господи, Нонг, Господи! Сончай, я тебя тоже люблю, хоть мы никогда не встречались.

Я еще размышлял над его письмом (почему он говорит, что любит меня, но при этом добавляет «тоже»), когда все замерли, потому что в бар вошли два незнакомца.

Хотя незнакомцы — сказано сильно. Ведь американское общество состоит из племен, согласны? Появление этих двоих возымело на наших старикашек в баре такое же действие, будто пара шайеннов вышла из чащи на прогалину и наткнулась на компанию пирующих кроу.[46] Хадсон и Брайт и наши клиенты одновременно насторожились. Хадсон мрачно отвернулся от морщинистых хиппи и посмотрел мне в глаза.

— Привет, детектив! Помните нас? — Он произносил слова, почти не шевеля губами, все такой же — сухопарый, суровый, начеку.

— Сонгай-Колок. В тот раз вы были бизнесменами.

— А вы — лицом, постоянно проживающим в США с «зеленой картой». Но давайте перейдем к делу. Догадываетесь, почему мы пришли?

Не говоря ни слова, я провел их в глубину бара. Хадсон при этом морщил нос, а Брайт откровенно фыркал (мол, если и существует особая вонь третьего мира, то вот она, понюхайте).

— Мама, это два агента ЦРУ, с которыми я познакомился в Сонгай-Колоке, где они притворялись бизнесменами телекоммуникационной индустрии, — объяснил я по-тайски.

Не помню, фаранг, упоминал я или нет, однако в нашем примитивном обществе все еще не забыли, как вести себя учтиво. Мое представление Нонг восприняла как сигнал, что эти два человека занимают в пирамиде место выше, чем она. Мать встала и церемонно поклонилась гостям. Хадсон, наверное, пожалел, что на нем нет шляпы — приподнять в соответствии с кодексом джентльмена. А Брайт стал лихорадочно соображать, как поклониться по-тайски, но оставил свою затею.

— Хочешь сказать, они лгали? — переспросила Нонг, по-прежнему вежливо улыбаясь.

— Ложь — их профессия. Они — шпионы.

— Как отвратительно! — Учтивый кивок Хадсону. — Шпионы понимают по-тайски?

— Ни слова.

Вся сияя, она ответила на приветствие Брайта.

— Полковник в курсе? Нам не следует вышвырнуть их вон?

— Помилосердствуй, мама. Это было бы ошибкой. ЦРУ — могучая организация.

— Мне не понравилось, как тот молодой кривил нос на мой дуриан. Если не прекратит, выгоню на свой страх и риск. — Мать обратилась к американцам по-английски: — Присаживайтесь, господа. Мой дом — ваш дом.

Я видел, что Брайту показалось небезопасным садиться в месте, где запах буквально сшибает с ног, но он отважно подвинул к себе стул, и Хадсон последовал его примеру. Старший из американцев сразу же отметил, что оказался в обществе привлекательной тайки примерно его возраста. (Не горько ли, что в следующей жизни ему предстоит возродиться учтивым и обходительным кавалером миловидной азиатки? Уж не Нонг ли?)

— Старший на тебя запал.

— Хочешь, чтобы я его соблазнила и выведала, что ему известно?

— Ты же отошла от дел.

— Младший воображает из себя черт знает кого. Может, подпустим к нему девчонку? Думаю, парень сникнет, когда мы ему покажем видеозапись, где он без штанов.

Я изобразил на лице сыновний восторг.

— Неплохая мысль. Тайник в десятой комнате действует?

— Несмотря на твои пуританские возражения.

Пояснительная заметка: дражайшая Нонг не может мне простить, что я хотел отказать компании, которая за поминутную плату транслирует в Интернет порно, но при этом не предупреждает актеров о съемках. То есть они даже ни о чем не подозревают. В комнате спрятана цифровая камера, и в нужный момент ее можно включить и выключить на расстоянии.

— Кто ему подойдет? Можешь дать его психологический портрет?

— Легко возбуждается, неплохой исполнитель, но без воображения, если требуется, способен выдержать процесс до двадцати минут, на финишной прямой припускает вовсю, гордится своими победами, возмущается, если женщина не испытывает оргазма. Покорная нам не подойдет. От такой он вообще будет лопаться от презрения к другим. Нужна умная и тонкая, способная свести его с ума. «Надеюсь, дорогой, ты еще придешь? Я так возбуждаюсь, когда не кончаю. Приготовить тебе „виагры“ к следующему разу?» Может быть, Нат?

— Нат?

— Очень взбалмошна, но талантом обладает. В определенном настроении может отлично себя проявить. Посмотрю, нет ли ее поблизости. — И по-английски: — Извините, господа, мне необходимо вернуться к работе.

— Откроем карты, — начал Хадсон ровным, ничего не выражающим тоном, как только мать ушла. — Вы располагаете информацией об исчезновении некоего Митча Тернера. Мы считаем, что его убили в отеле неподалеку отсюда. Также полагаем, что в это время с ним находилась одна из ваших работниц. — Он покосился на Брайта: — Я ничего не пропустил?

Младший из цэрэушников внимательно посмотрел мне в глаза (хотел, чтобы я точно уяснил все, что говорится).

— Мы — американцы на войне и не бросаем убитых на поле сражения, вот так. Все очень просто. Мы так не поступаем. Поэтому в интересах всех прекратить молоть чепуху, покончить… э-э-э… со всякими легендами и таинственностью и начать сотрудничать, чтобы предать преступника правосудию. Потому что, так или иначе, мы все равно докопаемся до истины. — Уголком глаза я заметил, что Хадсон непроизвольно поморщился. — Надеюсь, детектив, вы поняли, что я сказал.

Когда появилась Нат, я, человек третьего мира, уже был полностью во власти страха и почтительного благоговения. Девушка спросила, не желает ли кто-нибудь выпить. Брайт не оценил открывающихся перспектив и тем же суровым тоном бросил:

— Воды. — Затем скользнул по девушке взглядом. На ней было белое платье из хлопка до колен относительно скромного покроя, но зато довольно прозрачное, и, судя по всему, под ним ничего не было. Американец не раздевал ее глазами, но трудно было оставить без внимания приятный контраст белоснежной ткани и гладких, смуглых ног и плеч. Первый контакт есть!

— Если можно, колы, — попросил довольно вежливо Хадсон. Мне показалось, что он надеется на возвращение Нонг.

Я дал знак Нат, и она изящно поклонилась американцам. Брайт продолжал бороться с наваждением и, одержав победу, бросил:

— Мы ждем, чтобы детектив подтвердил, что согласие достигнуто.

— По какому вопросу? — улыбнулся я.

— В самом деле, — подхватил Хадсон. — Ты меня немного запутал. О чем мы здесь договариваемся? — Почему-то показалось, что эти два напарника не получают удовлетворения от своего вполне плодотворного сотрудничества.

Брайт стал — как бы это точнее описать? — ярко-красным.

— Я просто пытаюсь…

— Вижу, что пытаешься сделать. Таиланд — судя по всему, наш самый главный союзник в этой части света. Если президент вознамерился угробить международные связи с дружественными странами, это его дело. Но ты не президент. — Он хотел сказать что-то еще, но передумал. Я ждал, что Брайт взорвется, может быть, даже пристрелит Хадсона из «магнума», но вместо этого на его лице появилось выражение детской обиды. Старший слегка подался вперед, добродушно подсмотрел на меня и даже придал взгляду немного просительный оттенок. — Послушайте, детектив, вы, вероятно, знаете, что могло произойти. Знаете, кто мы такие, почему здесь? Да потому что наша организация не успокоится, пока исчезновение Митча Тернера не найдет объяснения. До тех пор никто не вправе давать официальную оценку событиям: была ли это акция международного терроризма, домашнее насилие, обернувшееся бедой хулиганство или что-то иное. Понимаете, куда я клоню? Если что-то произошло между Тернером и одной из ваших девушек, чего только в жизни не бывает, не исключено, что имеются смягчающие обстоятельства, в конце концов, он был здоровым, сильным парнем. По нашим подсчетам, Митч исчез в субботу вечером, и мы располагаем данными о его чрезвычайно низкой сопротивляемости спиртному… а вообще в это время он не должен был находиться в Бангкоке — догоняете, что я хочу сказать? Если будут основания смягчить обвинение, даже согласиться со ссылкой обвиняемого на необходимую самооборону, у нас найдутся способы заставить прокурора прислушаться к вашему мнению. Необходимо выяснить, что к чему. Американцы обладают конкретным складом ума. Мы не можем оставить дело нерешенным, взять и поставить штамп «Закрыто за отсутствием улик», тем более когда идет война, тем более если дело касается такого человека, как Митч Тернер. Мы бы хотели, чтобы вы нам помогли. Пожалуйста.

Вернулась Нат с водой. Наклоняясь наполнить стакан Хадсона, она продемонстрировала Брайту большую часть нижней половины тела, а тот после выволочки старшего товарища созрел для того, чтобы расслабиться. Американец поймал себя на том, что пялится на ее ноги, поднял глаза, встретился с Нат взглядом и снова вспыхнул. Есть второй контакт.

— Понимаю, — проговорил я, размышляя, как себя повести. Ситуация требовала мастерства Викорна. А что мог сделать несостоявшийся монах? Хоть бы знать, во что мы играем: в трехмерные шахматы или в банальный покер. — Дело в том, что я этим делом не занимаюсь.

Но Хадсон меня не слушал, он тоже развлекался. Этот человек оказался очень не глуп, и от него не укрылись старания Нат. Мы оба с клиническим интересом наблюдали, как она прильнула к Брайту, наполняя его стакан. В ее манере не было ничего похожего на флирт, однако воду девушка лила чрезвычайно медленно. Во дворе под яркими фонарями, не забранными в плафоны, стоял жаркий вечер. Все немилосердно потели. А она продолжала свое дело, и холодная вода падала чуть ли не каплями, стакан запотевал, и стекло становилось матовым. Казалось, этот момент никогда не кончится. Нат не знала жалости, и Брайту пришлось сосредоточить взгляд на стакане, чтобы не коситься на упругие смуглые груди рядом со своим лицом. Когда она закончила, бедняга стрельнул глазами вверх и хрипло пробормотал «спасибо». Нат с серьезным выражением лица изящно поклонилась. Есть третий контакт!

Вот что, фаранг, готов поставить Уолл-стрит против тайского манго, что он сюда вернется. Если не по какой-либо иной причине, то хотя бы для того, чтобы разыграть карту возмужалой юности против начальственного волюнтаризма Хадсона, который унизил его своим замечанием, и таким образом потешить самолюбие. Хадсон тоже так считал. И отвернулся, наполовину удивленный, наполовину возмущенный (какого черта ему прислали мальчишку?). Ждал, что скажу я. Я молчал. Вздох.

— Ну хорошо, а кто этим занимается? Полковник Викорн? Много о нем наслышаны. Не могу сказать, что у него репутация честного полицейского.

— Проходимец, — добавил Брайт, отворачиваясь от начальника.

Я состроил покорную гримасу:

— Прикажете доложить ему, что желаете заключить с ним договор?

Брайт не мог решить: то ли я смеюсь, то ли не вполне владею английским. И разрывался между гневом и презрением, склоняясь больше к презрению. А Хадсон скрыл реакцию покашливанием.

— Да, скажите, что мы хотим поговорить. Не сомневаюсь, к чему-нибудь придем. Было бы очень любезно, если бы нам предоставили возможность пообщаться с человеком, который последним видел Митча Тернера живым. Мы были бы чрезвычайно благодарны.

Оба допили воду в несколько глотков, встали и откланялись. Я проводил их через клуб до выхода и не сводил с Брайта глаз. Так и есть — зацепило: он ведь наверняка приказал себе не смотреть в зал, но не удержался и быстро обвел его взглядом. Нат, разумеется, там не оказалось.

Как только американцы отъехали на такси, я тут же позвонил Викорну. Полковник целую минуту молчал, затем спросил:

— Что подсказывает тебе инстинкт?

— Они — индейцы, мы — ковбои. Им хочется заключить с нами договор, и чтобы мы привели на встречу Чанью.

Викорн кашлянул.

— Скажи, пусть приходят завтра вечером в бар. Мы закроем его на все время, пока будет продолжаться встреча.

— Чанья будет присутствовать?

— Не знаю.


Среди ночи зазвонил мобильный: наконец проявился Лек. Несчастный голос (парень говорил так, словно совсем умирал):

— Вы должны мне помочь.

Парк Лумпхини (названный в честь места, где родился Будда) представляет собой вот что: это любовь за самые малые деньги, но зато, как принято считать, процент зараженных СПИДом доходит до шестидесяти. В темноте возятся на скамейках, со всех сторон доносятся сдавленные стоны и шепот, шорох больших животных в горячей траве. Энергия (как говорят, очень привлекательная) жгучего сплава секса и смерти. Я попал в этот тропический сад за полночь, и пришлось позвонить по сотовому, чтобы установить точное место нахождения Лека. Он стоял в одиночестве у искусственного озера и смотрел на отражение луны в воде. Я тронул его за плечо, и мне показалось, что тело напарника окоченело.

— Она велела прийти сюда, — прошептал перерожденец, немного помолчав. — Сказала, будто я должен увидеть все в самом худшем свете.

— Фатима права. Именно так должна была поступить хорошая старшая сестра.

— Мне страшно. Я совершенно убит.

— Она тебя испытывает. Необходимо, чтобы ты увидел худшее до того, как сделаешь решительный шаг. И был уверен, что не кончишь жизнь в этом месте.

— Здесь половина шлюх — трансвеститы, — едва слышно побормотал он. — Они потеряли все, даже человеческий облик. Превратились в… существа. Прозябают на скамейках — ждут клиентов. Похожи на голодных демонов. Некоторые из них увечные. Обслуживают водителей такси.

— Что конкретно тебе сказала Фатима?

— Сказала, что поможет мне, но только в том случае, если я изопью полную чашу горечи. Сказала, будто у трансвеститов пугающий путь. Только Будда и они видят мир таким, каков он есть. Сказала, что я должен стать твердым, как сталь, и податливым, как воздух. — Я обнял его, и парнишка разразился рыданиями. — Не думаю, что во мне есть сила, только желание танцевать.

— Полагаешь, танцевать — это просто?

Лек посмотрел на меня большими глазами:

— Спасибо, что пришли. Я испытал минуту слабости. Останусь здесь еще на некоторое время. Мне необходимо увидеть все до последнего. Ведь так?

— Так. — Мне нечего было ему сказать.

ГЛАВА 29

«Клуб пожилых мужчин» при обычных обстоятельствах — вовсе не то место, где следует проводить серьезные переговоры, но ничего лучшего мы предложить не могли. Агенты ЦРУ находились в стране нелегально, у них не было своего помещения, в гостиничный номер никто бы не пошел, и полицейский участок Восьмого района тоже не идеальный выбор. Я присутствовал только потому, что полковнику Викорну требовался переводчик, на скромность которого он мог положиться. А Чанью пригласили только для того, чтобы она имела возможность доказать, что не совершала преступления. Накануне они с Викорном провели целый день, запершись в его кабинете. Мать находилась здесь, потому что это был ее клуб и она не собиралась упустить такой шанс.

Хотя Хадсон и Брайт много раз до этого читали показания Чаньи, они и теперь не преминули углубиться в продиктованный Викорном и записанный мною текст. У них был перевод документа на английский язык и оригинал на тайском. Оба одновременно оторвали глаза от листа, но первым заговорил молодой и по-свирепому энергичный Брайт. Меня удивило, что он обратился ко мне не как к официальному переводчику, а стал интересоваться моими скромными способностями писаря.

— Детектив, вы присутствовали в тот момент, когда были даны эти показания?

— Да.

— Вы зафиксировали показания на бумаге?

— Да.

— Полковник Викорн при этом присутствовал?

— Да.

— Здесь записаны подлинные слова мисс Чаньи Понгчит, она сказала именно это?

— Разумеется.

— Вы можете что-нибудь добавить?

— Нет. Не забывайте…

Он властно махнул рукой:

— Все знаю: это Бангкок, такие вещи здесь время от времени случаются. Давайте перейдем к делу, детектив. — Младший американец подался вперед и при этом раздвинул ноги — видимо, того требовали его великолепные яйца. — Вы когда-нибудь вступали в половую связь?

Недоуменная пауза.

— Иногда выпадает удача.

— А выпадала удача проделывать это сзади? Сейчас не будем спорить, какая часть женского тела соблазнительнее. Сосредоточимся просто на позе.

Чанья, скрывая усмешку, сидела с непроницаемым лицом, мать нахмурилась, посмотрела на меня и перевела взгляд на Викорна. Кажется, она первая поняла, куда дует ветер. Полковник не понимал ни слова.

— Случалось. Но не могу сказать, что мое предпочтение…

Новый властный взмах рукой.

— Избавьте нас от комментариев, детектив. Скажите вот что: когда вам выпадала удача заниматься сексом подобным образом, вы замечали, что ваши бедра находятся в непосредственной близости от дамского зада? Грубо говоря, если ваш член не двух футов длины, то во время проникновения вы постоянно прижимаетесь к женщине.

Мое сердце оборвалось, мать раздраженно отвернулась: она недоумевала, как полковник и я (ее плоть и кровь) могли совершить подобный промах. Только Чанья оставалась безмятежной. По требованию Викорна я перевел содержание допроса. К моему изумлению, босс тоже ничуть не встревожился и отвечал с покровительственной улыбкой. Должен добавить, что с первой минуты появления американцев он безупречно, до тонкостей вошел в образ копа третьего мира, каким его представляют фаранги, — сбитого с толку, некомпетентного, продажного, совсем неумного, смутно понимающего, что происходит, и давно упустившего нить разговора. Вот только две гениальные детали — легкое подрагивание левой руки и полупустая бутылка виски «Меконг» рядом, на столе. Утром полковник не побрился, и седая щетина прекрасно отражала свет. Несколько искусных мазков, и перевоплощение мастера свершилось. Тем более впечатляющее, если вспомнить, что в реальной жизни Викорн был именно таким: копом-проходимцем из третьего мира, только совершенно иного уровня. Сыграть свою противоположность сумеет каждый дурак, а вот изобразить характер, лишь в нюансах отличающийся от твоего собственного, — для этого, по моему скромному суждению, необходимо обладать истинным талантом. Брайт с подчеркнутым презрением не обращал на него внимания. Мы оправдали его ожидания. А вот мимика Хадсона до сих пор ничего не выдавала. Брайт упорно пер вперед, его голос победно летел вверх и дошел до визга.

— Любая женщина, обладай она хоть силой штангиста, не сумеет из этого положения отсечь член, потому что сначала ей пришлось бы основательно врубиться в ногу. — Для наглядности, чтобы до нас окончательно дошло, он поднялся, свернул показания Чаньи наподобие ножа, нагнулся вперед и пару раз взмахнул за собой бумагой. — Совершенно безопасная поза. Мужчине нечего опасаться за свое достоинство, даже если в руках у женщины самурайский меч. — Младший американец победно улыбнулся и сел.

Я перевел Викорну. Тот наблюдал за представлением с искорками в глазах, а затем, ко всеобщему, кроме Чаньи, удивлению, разразился хохотом и несколько раз неловко хлопнул в ладоши. Брайт был несказанно поражен.

— Пожалуйста, скажи нашим американским коллегам, что я считаю их очень умными, — приказал полковник. Его левая рука дрожала, когда он тянулся к бутылке виски. В этот момент Хадсон наконец проявил интерес к моему боссу и несколько мгновений внимательно за ним наблюдал. — Не сомневаюсь, что они тут же, после первого прочтения заметили несуразицу. — Глоток из стакана, в тряских руках он ходил ходуном. — О чем мы только думали, когда городили такие дилетантские показания? Неужели надеялись обмануть сотрудников ЦРУ?

Я перевел. Брайт растерялся и посмотрел на Хадсона. Тот не сводил глаз с Викорна.

— Но куда нам было деваться, господа? — Полковник беспомощно поднял руки. Немощный старик, столкнувшийся с непосильной задачей. — Чанья, дорогая, расскажи, что произошло на самом деле.

Чанья кротко посмотрела на меня:

— Мне говорить по-английски или по-тайски? Я достаточно хорошо владею языком.

Меня не предупредили о таком развитии событий, и я не знал, как следует отвечать, но наконец натянуто сказал:

— Твой английский превосходен.

Чанья улыбнулась, а я отругал себя за то, что растаял и улыбнулся в ответ. Она стала говорить по-тайски, пришлось переводить.

— Я давно хотела рассказать, что случилось на самом деле, но мне были даны строгие инструкции по соображениям безопасности держать рот на замке.

— Все именно так, — подтвердил Викорн.

— Как только мы вышли из бара, Митч понял, что за нами следят.

Не успел я перевести, как Брайт, обхватив голову руками, сокрушенно замотал ею:

— О нет, только не это! Неужели двое мужчин с длинными черными бородами?

— Заткнись, — оборвал его Хадсон и кивнул Чанье, чтобы та продолжала.

— В тот момент я не разглядела черных бород, их видел только Митч. Он сказал, что за ним следили и раньше, в Сонгай-Колоке, и не сомневался, что его легенда раскрыта, и муфтий принял решение.

— Вот уж не думал, что они способны решиться…

— Ты заткнешься или нет? — бросил Хадсон. Брайт ответил взглядом «Я с тобой посчитаюсь».

— Мы подумали было бежать, но Митч сказал, что это бесполезно. Самое неприятное случилось бы, застигни нас преследователи на улице. Он считал, будто в гостиничном номере сумеет с ними справиться. — Брайт недоверчиво смотрел на Чанью и, схватившись за голову и раскачиваясь из стороны в сторону, разыгрывал великую драму.

Хадсон посмотрел на Чанью и оборвал ее рассказ:

— Довольно, мне ясна картина. Они ворвались в комнату, имея при себе по крайней мере один нож, исполосовали Тернера и отрезали его член. Вы ввязались в драку, но вас никто не собирался убивать. И вы хоть и были залиты кровью, но остались невредимы. Это все очевидно. Но за каким дьяволом понадобилось фальсифицировать признание?

Я перевел Викорну, и он взялся ответить сам:

— Вспомните, господа, что ваше правительство заявило по поводу опасности со стороны исламских фанатиков в Таиланде. И как это отразилось на потоке туристов в нашу страну. Ситуация еще больше усложнилась бы, стань всем известно о зверствах террористов в самом Бангкоке. Не в моей компетенции решать такие вещи — здесь нужен иной уровень, вплоть до министра обороны.

Хадсон вздохнул:

— Хотите сказать, что вам дали указание сочинить легенду?

— Да. Другого ждать не приходилось. Все дело держалось на показаниях шлюхи.

Пауза.

— Это все, что у вас есть?

— Еще нож. Орудие убийства.

У Брайтона отвалилась челюсть, зато Хадсон лишь слегка растянул губы:

— Хорошо. Мы как раз собирались об этом спросить. Он у вас с собой?

— В холодильнике. — Чанья принесла тщательно упакованный в пластиковый пакет нож. Хадсон поднес его к свету и, как мне показалось, сдерживая улыбку, передал Брайту. Тот покачал головой и вернул пакет.

— Все равно не верю. Ну нашли несколько прилипших к лезвию курчавых черных волосков. Что это доказывает?

Хадсон повернулся к Чанье:

— Продолжайте.

— Митч сражался с большой отвагой. И даже в какой-то момент сумел отнять у них нож.

— Неужели?

— Да. И когда один из них попытался его отобрать, он отсек у бородатого два пальца. Только после этого нападавшие вновь овладели ножом.

Улыбка исчезла с лица Хадсона. Он иначе посмотрел на Чанью:

— Пальцы, разумеется, сохранили? Случайно, не в холодильнике?

Девушка встала из-за стола и вскоре вернулась с другим пластиковым пакетом. Брайт пытался понять, что у начальника на уме, но тот сохранял непроницаемый вид и, бросив взгляд на замороженные пальцы, отдал пакет подчиненному.

— Мы отправили нож и пальцы в лабораторию, и там подтвердили, что отпечатки на лезвии оставлены именно этими пальцами.

— Нисколько в этом не сомневался.

— Хорошо, — снова встрепенулся Брайт, — пусть они обнаружили отпечатки пальцев и несколько волосков черной бороды. И что из того?

На этот раз Хадсону оказалось достаточно просто посмотреть на подчиненного. События приняли неожиданный оборот, и Брайт уже не упорствовал в своем цинизме. Закрыл глаза и откинулся на спинку стула. Действуй, умник, только не оступись, иначе тебя закопают.

Хадсон поднялся и дал мне знак следовать за ним в бар.

— Пожалуйста, попросите полковника присоединиться к нам, — прошептал он.

Я поманил Викорна, который в этот момент наливал себе очередной стакан виски. Полковник подошел и, перегнувшись вперед, отставил назад корму (проклятый радикулит).

— Задайте боссу один-единственный вопрос. Если бы ему пришлось поставить на то, что содержащаяся в этих пальцах и волосах ДНК соответствует образцу, который имеется в базе данных ЦРУ и принадлежит известному террористу, возможно, недавно умершему, сколько он не пожалел бы? Это на тот случай, если бы я открыл тотализатор.

— Три миллиона долларов, монетка к монетке, — оживился Викорн, забывая про боль в спине. — Спорим?

— Нет, — процедил цэрэушник. — У нас не хватит наличности. Тем более нет желания ставить на явный проигрыш. — Он неожиданно дружески мне кивнул.

— Что собираетесь делать со своим коллегой? — спросил я как можно вежливее.

Хадсон не ответил, только слегка изменилось выражение его лица. Я не специалист в шифровальном деле, но мне показалось, что его мимику можно перевести на разговорный язык следующим образом: «Брайт ведь тоже не горит желанием всю оставшуюся жизнь бегать по заданиям».

Я вполголоса продолжал:

— Видеопленка может помочь?

Истинный профессионал, он моментально понял, что я имел в виду, и покачал головой:

— Придержите про запас.

— Но как парень выкладывается на финишной прямой! — заметил я, все еще под впечатлением оттого, насколько глубоко разбирается мать в мужских страстях.

Губы Хадсона растянулись в едва заметной улыбке, но корпоративная дисциплина заставила его посерьезнеть.

— Она определила с одного взгляда?

У меня возникло ощущение, что американец еще вернется.

— Что ж, — продолжал он громче, кивнув Брайту, чтобы тот поднимался, — мы определенно не имеем права игнорировать такую улику. Тем более что американское правительство не хотело бы, чтобы Таиланд понес экономический ущерб, если подобные сведения станут широко известны. — Взгляд в сторону Брайта. — Откровенно говоря, для решения данной проблемы потребуется известное время. Дело будут обсуждать наверху, подключат министерство национальной безопасности, доложат объединенному комитету начальников штабов, может быть, самому президенту. Не сомневаюсь, что все заинтересованные организации удостоят его вниманием. — Он улыбнулся. — Надеюсь, благожелательным.

Брайт глубокомысленно кивнул — видимо, быстро сообразил, что к чему, и моментально перестроился. Пожал Чанье руку, назвал ее и мать «мэм» и, направляясь к двери, всячески демонстрировал учтивость и даже приязнь.

Когда они ушли, я набросился на Викорна:

— Вы обвинили мусульман. Это может вызвать войну.

Полковник мотнул головой:

— Когда ты наконец повзрослеешь, Сончай? Я принял во внимание твое чувствительное сердечко и кивнул в сторону индонезийцев. Можешь быть доволен, твои новые друзья из Сонгай-Колока окажутся совершенно ни причем.

Я позвонил Мустафе и стал объяснять, что к чему.

— Но он все-таки обвинил мусульман, — бросил тот и повесил трубку.

ГЛАВА 30

На тот случай, если ты еще не понял, фаранг, объясняю: здесь кончается основной сюжет повествования (тот, что связан с придуманной версией гибели Митча Тернера). Однако не стоит расстраиваться — впереди еще кода.[47]

Викорн, конечно, не рассчитывал, что в его небылицу поверят, но мы знали специфику работы разведок. Верить — удел мальчиков из церковного хора. В нашем же случае (явно) требовалось нечто пикантное для отвлечения внимания — не дающее возможности сделать вполне конкретные выводы, но в то же время могущее послужить трамплином для продвижения по службе. Не мне тебе рассказывать, фаранг. Ведь это ты придумал правила игры. Я был спокоен за Чанью: лет двадцать, пока в Америке будут перемалывать, что к чему, ей ничего не грозит. Ну не молодец ли Викорн? Иногда он поражает до глубины души.

За этим не последовало никаких событий, зато я был пленен домашней атмосферой, которая благодаря Хадсону и Брайту установилась в клубе.

В первую очередь спасибо Брайту. Нат сообщила матери, а та — мне, что он совсем не плохой малый. Вызов, брошенный Нат его мужественности, пробил в самолюбии американца изрядную брешь, в нее хлынул свет, и наш дорогой Стив предстал перед нами совершенно в ином образе: после соития на третьем свидании разведчик стал другим человеком и признался, что не такой уж он крутой патриот, как показалось на первый взгляд.

— Неужели? — с потрясенным видом воскликнула Нат.

— Не крутой, — подтвердил агент ЦРУ тоном, который свидетельствовал, что очень многие не поверили бы в подобную метаморфозу.

Au contraire,[48] как выразился бы мсье Трюфо. Но бедняга вовсе спал с лица после безобразного развода, когда «противная сторона» выступила с безосновательными обвинениями в жестоком с ней обращении, чтобы наложить лапу на дом, машину, банковский счет и пользоваться неограниченным правом опеки над маленькой дочерью и лишь изредка позволять навещать ее в своем присутствии.

Мы наблюдали, как младший из агентов прошел через шизофренический период, когда сам не понимал, нужно ли ему сохранять лицо или нет. А если нужно, то ради кого. Вот и мне приходилось на протяжении одного часа испытывать перемены его настроения; то ерепенился, как задиристый петух, то совершенно сникал. Но я рад сообщить, что потребовалось не больше недели, чтобы вернуть его в человеческое общество, и теперь Брайт каждый вечер ровно в девять является в бар, платит за Нат пеню, затем увлекает ее наверх и девушка, не скупясь на крики, награждает его оргазмом. Мы слышим ее внизу, если выключаем стереосистему. Брайт об этом знает — Хадсон ему говорил, но, избавленный моей страной и нашими женщинами от спеси, появляется после каждого героического спаривания, блистая улыбкой на скуластом нордическом лице. Нат просила меня узнать у Викорна, сколько в наши дни получают американские шпионы.

Но Хадсон, разумеется, совершенно иное дело. Многоуровневый, многоликий человек. Должен скромно признать, что не знаю ни одного азиата, который изо дня в день мог бы так искусно удерживать столбиком друг на друге несколько скользких бильярдных шаров или хотя бы проявил к тому желание. Когда речь заходит о тонкостях душевного онанизма, фаранги не знают себе равных. Старший из двух агентов делал все молча, скрытно, бросая Нонг вызов своим ненавязчивым ухаживанием — таким неприметным, что люди сомневались, было ли между ними что-то и ухаживает ли он за ней вообще. А если я задавал вопрос — интерес для меня не просто теоретический, учитывая скорый приезд супермена, — мать становилась на удивление неприступной. Я считал, что с нее станется воспользоваться Хадсоном, чтобы обрести форму к моменту появления отца, или, наоборот, воспользоваться отцом — в зависимости оттого, в какой форме супермен после стольких лет разлуки. Она еще не возобновила диету, что, может, о чем-то и свидетельствовало, но в момент написания этих строк не поддавалось расшифровке. Нет, для понимания личности Хадсона мать привлекать бесполезно, мне приходится полагаться лишь на то, что удалось разглядеть самому в краткие мгновения, когда он позволял себе терять бдительность. Посмотрим, какие выводы сделаешь ты, фаранг. Итак, он:

1) догадался, о чем идет речь, когда Ван и Пат говорили на своем родном, лаосском, языке;

2) не бросал враждебных и осуждающих взглядов, когда однажды вечером один из наших старикашек нечаянно открыл на стойке полную наркотиков сумку;

3) много раз предпочитал общаться с Викорном без Брайта и переводчика, и у обоих от этого повышалось настроение;

4) пятидесяти шести лет;

5) поступил на работу в ЦРУ в двадцать с небольшим и после окончания академии был направлен в Лаос.

Есть еще шестой пункт. Тихим вечером, когда я с ощущением безнадежности проверял электронную почту — не проявится ли супермен, он склонился над моим плечом:

— Хотите сделку? Я сообщу вам то, что вас интересует, а вы замолвите за меня словечко перед матерью.

— Отстаньте. Я не сводник.

— Извините, но это совсем иное. Я восхищаюсь. Я ее уважаю. Она возродила во мне чувства, которые я считал давно умершими. Ладно, все равно скажу. Неужели вы серьезно полагаете, что Митч Тернер сидел в своем Сонгай-Колоке, плевал в потолок и не вносил никакого вклада вдело нашей славной конторы?

— Я задавал себе этот вопрос.

— Разумеется. Вы же в своем роде первоклассный полицейский. Прикиньте; что общего у всех членов тайного мира? Мы — маниакальные сплетники. А о ком нам сплетничать? Только друг о друге. Допуск к государственным секретам — невероятный геморрой. Трудно себе представить, что за несусветная мура эта так называемая разведка. При современных методах защиты информации и электронной почты человек с допуском Тернера способен узнавать любые мелочи, которые по всей Азии регистрируют наши жучки и агенты. В Непале ограбили американку, в Токио подрался идиот янки, в Шанхае похитили ребенка американских родителей. Все это не имеет отношения к нашей работе, но мелькает на экранах.

— И Тернер читал всю эту муть? Не похоже на него.

— У него не оставалось выбора: просеивание информации являлось частью его задания. Он должен был докладывать, ценна информация или нет. А если ценна, то на сколько звезд. Вот такая тупая рутина; из-за того что требуется специальный допуск, ребята с научными степенями выполняют работу, которая не привлекла бы даже школьника. — Его губы искривила слабая улыбка. — Ну и, конечно, наркотики. С этим вопросом тоже приходится много возиться. В администрации по контролю за соблюдением законов о наркотиках обосновались одни болваны.

Я смотрел на него и не понимал, куда американец клонит. Хадсон придвинулся еще ближе;

— Как вы думаете, чем красотка занималась, пока Митч балдел от кокаина, который она ему приносила? Все, что требовалось, — его пароль входа в систему. Скорее всего Тернер сам назвал цифру, пока был под кайфом. Кокаин такая штука, он способен развязать язык. Мир видится в совершенно иной перспективе — перевернутым на сто восемьдесят градусов. Знаю, о чем говорю: сам испытал нечто подобное. — Я перестал водить мышью. — Она очень, очень умная женщина. Супер по уличным стандартам. Сообразительнее не приходилось встречать. — Агент улыбнулся немного шире. — Замолвите доброе словцо, и я расскажу вам больше.

— Мне все равно.

Хадсон усмехнулся и стиснул мое плечо:

— Вы паршивый врунишка, и поэтому мне нравитесь.

Я воспользовался случаем и задал вопрос, который, как начало казаться, никогда не оставит в покое:

— Имя дон Бури вам что-нибудь говорит?

Его недоуменный вид показался мне вполне естественным, когда он покачал головой.


Тем же вечером, после того как Хадсон ушел и бар почти опустел, со второго этажа спустилась Су, поигрывая сумочкой.

— Не представляешь, что это такое? — спросила она, хотя я был уже одной ногой за порогом, и вынула из сумочки какой-то предмет. От волнения и облегчения я покрылся потом и вернулся в бар — тот самый суперсекретный микрочип-накопитель «Сони»! Вспоминаешь, фаранг? Ты наверняка задавал себе вопрос, куда подевался микрочип, по поводу которого было столько волнений много глав назад. Своего рода, если угодно, дорожный указатель на пути расследования. Поразительная правда такова, что я его потерял и с тех пор не переставал искать. Брайтон и Хадсон при каждой встрече катили на меня бочку: бу-бу-бу, очень типично для третьего мира — полицейский посеял микрочип. А я не признавался из чувства стыда. Перевернул вверх дном весь клуб, и вот он — пожалуйста, на ладони самой ленивой из наших шлюх.

— Клиент так яростно молотил меня в пятой комнате, что мне пришлось вцепиться в матрас, и эта штука оттуда выпала. Я подумала, может, это вибратор, только не работает.

— Нет, не вибратор, — ответил я.

— Тогда что же?

— Микрочип.

— О!

Су прижималась ко мне, пока я подключал его к компьютеру и, затаив дыхание, щелкал мышью. Мы удивленно переглянулись.

— Это же мужская задница, — объяснила она, полагаясь на свой богатый опыт.

— Вижу.

— Вполне мускулистая — отличное тело. А что это за зеленые линии?

— Похоже на координатную сетку.

Я щелкал и щелкал мышью, но на чипе, кроме задницы, ничего не оказалось.

ГЛАВА 31

Однажды ночью, после того как в два часа пробил сигнал отбоя и бар опустел, мы с Хадсоном остались одни. Американец набрался сильнее, чем обычно, но еще держался. И, сидя за стойкой, заговорил, словно продолжая беседу с самим собой:

— Свобода? Что это за «БЭНД-эйд»[49] на все случаи жизни? — Умоляющий взгляд. — Я хочу спросить: что же такое мы продаем? Деньги — государственная религия Запада. Мы молимся им каждую минуту, пока бодрствуем, и хотим добиться того, чтобы всякое человеческое существо на Земле стояло вместе с нами на коленях. Все наши войны — религиозные. — Он помолчал. — Хотел бы знать, почему в моем возрасте я до сих пор здесь? Всего в нескольких сотнях миль от места, где находился тридцать лет назад, — от Лаоса. Никакого личного продвижения: в материальном плане — ноль, по служебной лестнице — совсем ерунда, в романтических отношениях не преуспел, даже географически застрял в той же точке. Почему до сих пор торчу здесь?

Я пожал плечами.

— Та же причина, что у других ребят, которые не в состоянии вернуться. По всей Азии разбросаны застрявшие американцы. Потому что мы просто не можем вернуться домой. Когда мы смотрим в глаза ваших людей, то видим — назовите это как угодно — душу? Человеческое сознание до точки его распада? Нечто святое, что мы, фаранги, обычно вырезаем, словно миндалины, назначение которых нам непонятно. Может быть, это ваш чертов буддизм. Но что-то мы видим. А теперь скажите мне, детектив: когда вы смотрите в глаза фарангов, что-нибудь замечаете?

Я замялся, и он хихикнул:

— Так я и думал.

Через три дня после этого разговора все изменилось. Вечером Хадсон и Брайт явились в бар помрачневшие. Заказали пару бутылок пива, ушли за столик в самом углу и там шептались. Затем Хадсон подошел к стойке и выложил новости;

— Хитрость вашего полковника удалась на славу. Наверное, он у вас гений. Что ж, поглядим. К нам направляют босса.

ГЛАВА 32

Меня вызвали в полицейский участок. Я ехал на заднем сиденье мототакси и слушал Пайсита, который вступил на тропу войны с голливудской кинозвездой, возглавившей кампанию за закрытие фабрики на севере Таиланда, потому что там использовался труд несовершеннолетних детей. Она надавила на розничных торговцев спортивной одеждой, те отказались от заказов, и это привело к остановке предприятия. Теперь из-за потери заработков на фабрике родителям новоиспеченных несовершеннолетних безработных приходится продавать своих дочерей в сексуальное рабство в Малайзию.

«Если у кого-нибудь имеется информация, каким именно образом темпоритм английского языка влияет на его носителей, и они становятся такими фарисейски самоуверенными, или если кто-то разбирается в психопатологии подобных акций в целом, немедленно звоните, звоните, звоните!»

У полицейского участка я снял наушники. В голосе Викорна, когда он рассказывал о своей вчерашней встрече, слушалось нечто особенное. Прибыл еще один сотрудник ЦРУ, на этот раз женщина, — судя по всему, чтобы взять дело в свои руки и накрутить другим хвосты. От перспективы связать дело с участием «Аль-Каиды» у людей в Лэнгли потекли слюнки. Время стояло непростое.

Она оказалась высокой, почти шести футов ростом, с военной выправкой, в одежде военного покроя, сорока с чем-то лет, но лицо и шея в складках, что характерно для людей, обуреваемых страстью к оздоровительному бегу трусцой. Седые волосы коротко пострижены и торчат во все стороны — уж не один ли у них с Викорном парикмахер? Она не привыкла тратить время и деньги на косметику, и ее гигиенический аромат включает карболовую составляющую. Костюм стального цвета с мешковатыми брюками.

Мы сидели в кабинете Викорна, но это помещение с тем же успехом могло сойти за кабинет вновь прибывшей.

Викорн поубавил спеси и по крайней мере на этот раз позволил чину ЦРУ верховодить. Меньше всего он ожидал женщину. Но, как мне казалось, продолжал осуществлять свой план. Она же, засунув руки в карманы брюк, задумчиво расхаживала и говорила, и в ее тоне сквозило превосходство старшего библиотекаря, имеющего доступ к закрытым залам. Хадсон чувствовал себя неловко, даже обиженным. Брайтона вообще не пригласили. Никто босса не прерывал. Я переводил Викорну шепотом, чтобы не помешать ходу начальственной мысли. Ее инструктировали к месту и не к месту все время улыбаться — видимо, на тех же курсах, где она овладевала искусством рукопашного боя.

— Вы хорошо поработали, детектив. Хочу выразить признательность вам и вашему полковнику за то, что предоставили нам такую важную улику. Это новое направление в деятельности «Аль-Каиды» и, надо сказать, неожиданное. До сих пор нам не приходилось сталкиваться с кастрацией, но, с их точки зрения, в этом акте заключен глубокий смысл. — Американка помолчала, встревоженно нахмурилась и продолжала: — Не исключено также, что мы имеем дело с попыткой отомстить за фиаско с «Абу-Грейб».[50] Как мир воспринимает современную Америку? Особенно в мусульманских развивающихся странах? Как карикатуру на Супермена, выставляющего напоказ свое мужское начало. Общество с накачанной мускулатурой помешано на силе и мужественности. Если мусульмане начнут резать нам яйца, это послужит мощным, жестоким предупреждением, что верх возьмет молодой, необразованный фанатик. По сути, это та же технология устрашения, которую использовали императоры династии Цинь, всякий раз отсекая яйца военнопленным, что, без сомнения, подрывало моральный дух противника. Умно. Очень умно. Мы не можем оставить это без ответа.

Хадсон хмыкнул. Американка замолчала, привалилась задницей к стене, холодно, как коллега на коллегу, посмотрела на него и лишь после этого перевела взгляд на меня:

— Это все переведено? Я не слишком быстро говорю? Извините, что не владею тайским. Мои иностранные языки — литературный арабский, испанский и русский.

Я довел до сведения Викорна ее вопрос. Полковник в первый раз посмотрел ей в глаза и повернулся ко мне:

— Спроси, где ее место по шкале армейской заработной платы?

Она покровительственно улыбнулась на этот типичный для третьего мира вопрос:

— Объясните полковнику, что я не состою в армии.

— Знаю, что не состоит в их чертовой армии, — бросил полковник. — Но оплата производится по единой шкале. Пусть ответит, какому это соответствует чину. Вот чем всегда интересуются в Лаосе. Поднялась она выше уоррент-офицера[51] или нет? Дослужилась до офицерской зарплаты?

Инспекторша послала Хадсону ледяной взгляд.

— Будет быстрее ответить, — посоветовал тот, глядя в пол.

— Теперь все по-другому, — объяснила она с нажимом, нарочито замедляя речь. — Ваш полковник ссылается надела тридцатилетней давности, когда управление проводило операции в тайной войне и шкала оплаты примерно соответствовала шкале оплаты военных. Теперь нас рассчитывают по шкале ставок заработной платы служащих федеральной гражданской службы.

— Так-так, — процедил Викорн, — значит, по шкале гражданских служащих. — Он порылся в ящике стола, вынул лист бумаги и уставился в него. — Но оплата военных тоже базируется на этой системе. Какому чину соответствует ее уровень?

Гостья без труда выдержала скрытую атаку — как профессиональный боксер держит удар любителя — и покосилась на Хадсона, работавшего с аборигенами и в силу этого понимающего местное крестьянское мышление.

— Полковнику не нравится, что вы расхаживаете по его кабинету, и он хочет проверить, понимаете ли вы условия сделки. Лучше уступите.

— Понятно. — Она решительно кивнула и повернулась ко мне: — Если так хочется, скажите, что моя должность соответствует одиннадцатому разряду.

Викорн сверился с табличкой.

— Какая ступень?

— Одиннадцатый разряд, первая ступень. — Полковник наморщил лоб и водил по листу бумаги пальцем, отыскивая нужную графу. — Но шкала не дает точных представлений, — продолжала гостья. — Существуют надбавки за риск, регион и прочие.

Викорн поднял глаза на Хадсона.

— Одиннадцатый разряд, десятая ступень, — признался тот.

Мой босс расцвел:

— Таким образом, ее базовая зарплата без надбавки за регион составляет 42 976 долларов, а его — 41 808. Почти никакой разницы.

Когда я перевел, гостья покачала головой и, набираясь терпения, закрыла глаза. Ее голос звучал сонно, хотя предмет, может быть, и был близок ее сердцу.

— Существует намерение изменить всю систему, сделать более ориентированной на результат, ввести элемент соревновательности, как в частном секторе.

— Однако против этого высказывают массу возражений, — заметил Хадсон. — Доклад по вопросам зарплаты имеет много противников. Например, непонятно, как оценивать результативность разведчика. Ведь самый главный успех — когда нет провалов. Какая награда положена за это?

— Да, это проблема, — покачала головой гостья.

— Вот видите, — заговорил полковник, когда я перевел, — ничто не изменилось. В Лаосе жаловались на то же самое, пока не научились вести дела с Гоминьданом и гмонгами.[52] Вы брали десять процентов от стоимости наркотиков за доставку, а везли на транспортных самолетах компании «Эр Америка». По сравнению с тем, что брали китайцы чиу чоу, вьетнамцы и французы, цена казалась потрясающе низкой. Благодаря возросшим доходам гмонги получили возможность сражаться еще очень долго. Эта была самая успешная из всех операций ЦРУ. Капитализм в лучшем своем проявлении. Непревзойденная в нашем регионе.

Я перевел.

Гостья улыбнулась с ледяной учтивостью:

— Давайте оставим в покое Лаос. Хотелось бы вернуться к нашим делам. У полковника есть вопросы?

— Поинтересуйся: Митч Тернер — это настоящее имя погибшего?

— Одно из имен, — ответила она после некоторой паузы.

Викорн улыбнулся и кивнул.

— А теперь спроси, кем он был на самом деле?

— Секретная информация. — Гостья произнесла это медленно, взвешенно и вежливо.

Полковник вновь кивнул. Молчание моего босса показалось ей непонятным, и она покосилась на Хадсона.

— Люди в этой части света могут выражаться весьма иносказательно, — объяснил тот. — Господин Викорн подразумевает, что, согласно его образу мыслей, который вы, в зависимости от вашей точки зрения, назовете либо феодальным капитализмом, либо «реальной политикой»,[53] мы с вами — нищие рабы, которых он способен двадцать раз купить без ущерба для своего кармана, и занимаемся расследованием смерти человека, который приехал в страну под вымышленным именем, поэтому для следственных действий Митча Тернера вообще не существует. Так что не стоит рассчитывать на сильную поддержку.

Я пришел в восторг от того насколько быстро наша гостья адаптировалась к ситуации: подтянула стул к письменному столу Викорна и села. Подалась вперед, слегка улыбнулась:

— Митч Тернер — один из псевдонимов работавшего нелегально агента, который имел резидентуру на юге страны, был убит в гостиничном номере и обнаружен присутствующим здесь детективом. Сама я его не знала. — Взгляд в сторону Хадсона.

— Я тоже. Он еще новичок. Навязали на мою голову, когда я находился в Штатах. Должен был познакомиться с ним в ту самую неделю, когда его убили.

— Из полученной информации я заключила, что он был блестящим сотрудником, может быть, даже слишком. Досье рекомендовало использовать Митча Тернера на аналитической работе. У Тернера была нулевая сопротивляемость к алкоголю, что представляло угрозу безопасности, и склонность путать легенды. Меня направили сюда не просто потому, что убили нашего агента, но и потому, что обнаружился след «Аль-Каиды», наличие которого, полковник, вы так наглядно доказали при помощи пальцев и волос.

— Он путал легенды? — удивился Хадсон. — Я этого не знал.

— Боюсь, именно так. — Она повернулась ко мне, будто от меня хоть что-то зависело (хотя я по крайней мере говорил по-английски). — Профессиональный риск, особенно этой опасности подвержены те, кто теряет ощущение собственной личности. Люди долго живут в соответствии с легендой и превращаются в то, чем являются по легенде. На этот счет имеются научные исследования. Иногда предыдущая легенда прорастает в последующую — в конце концов, личность не что иное, как постоянное повторение культурных импульсов. Еще у него была неустроенная личная жизнь, но этим страдает каждый секретный агент. Человек жаждет интимности, но какая может быть интимность, если он представляет собой государственную тайну? Жертвы, которые мы требуем, не всегда посильны для наших менее стойких сотрудников. К тому же его склонность к религиозному поиску отнюдь не облегчала ситуацию. Мне сказали, что Митча взяли, потому что он владел японским и обладал высоким коэффициентом умственного развития, однако в управлении у него не было шансов продвинуться. Его рассматривали как потенциальную обузу и кандидата на ранний уход в отставку. Гуманнее сказать, что он был человеком слишком широкого ума, прирожденным либералом, а к нам поступил в результате романтических поисков себя самого. Если вспомнить конкретные заслуги, то следует признать, что смерть от рук «Аль-Каиды» важнее его самого. Мы готовы вернуться к этой теме?

— Конечно, — снисходительно улыбнулся Викорн.

Агент ЦРУ — она мне представилась как Элизабет Хэтч, но кто знает ее настоящее имя? — в знак признательности кивнула.

— «Аль-Каида» расправилась с Митчем Тернером, потому что знала, кто он таков, но у нас нет свидетельств его контактов с помянутой организацией. Его немногочисленные попытки внедриться ни к чему не привели. С чем мы имеем дело: с похищением нашего человека или с провалом попытки внедрения? Может быть, он искренне хотел перейти на их сторону, но фундаменталисты ему не поверили? Мы перехватывали все, что касалось его общения. Митч переживал личный кризис. Нам необходимо знать, что творилось у Тернера в голове и каковы были истинные намерения — поминутно. Вы — единственный человек, который способен нам помочь. Таково положение дел.

С восхитительным хладнокровием она извлекла из кармана фотографию и показала мне. Я от неожиданности подпрыгнул, показал на снимок Викорну, тот, в свою очередь, вскочил на ноги. Митча Тернера запечатлели уже перевернутого, когда открылось кровавое месиво освежеванного тела.

Надо сказать, что Элизабет ловко разыграла козырную карту без намека на торжество. Ровным ледяным тоном продолжала:

— Не спрашивайте, как я заполучила фото, а я не стану интересоваться, почему вы скрыли снимок. — Хэтч с любопытством покосилась на кусочек картона. — Не могу сказать точно, почему вы так поступили. Но согласитесь, это сильно осложнило ситуацию. — Элизабет кивнула в мою сторону: — На этом пока все. В данной операции вы будете нашим человеком. И, видимо, скоро вам снова придется отправиться на юг. Можно ли на этот раз рассчитывать на письменный рапорт? Если ваш полковник не возражает, предпочла бы, чтобы вы подали его лично мне.

— Это необходимо? — спросил я Викорна.

Тот неохотно кивнул:

— Таковы условия сделки. Они обещали не трогать Чанью до тех пор, пока мы будем им подыгрывать.


Вечером, прежде чем лечь в кровать, я выкурил длинную, толстую сигарету с марихуаной, встал на колени перед статуэткой Будды, которую хранил на полке в своей берлоге, и сосредоточил ум на том, чтобы вступить в связь с духовным братом Пичаем. Как правило, личные ритуалы обставляются привычными талисманами и сопровождаются особенными фразами. Я отбросил всю мишуру и обратился непосредственно к высшей полицейской интуиции Пичая, что на человеческом языке звучало примерно так: «Какого черта мне делать дальше?»

Он явился ко мне, излучая обычное золотое сияние. Мы стояли вдвоем на высокой горе, над которой с необыкновенной скоростью проносились облака. Благодаря мощной энергетике этого места в ушах стоял космический рев. Пичай показал мне на облако, тут же принявшее форму дугообразного, остроконечного силуэта выпрыгивающей над волной гигантской рыбы. Пичай пытался что-то настойчиво объяснить, но его голос утонул во вселенском шуме…


На следующее утро я привел Чанью в одну из наших комнат для клиентов и заставил раздеться до пояса. Должен признаться, я не устоял перед соблазном дотронуться до ее левой груди, над которой замер в прыжке изящный дельфин.

— Где ты это сделала?

Она недовольно покачала головой;

— Не скажу.

Я потер ее сосок между большим и указательным пальцами, словно денежную купюру, и от этого он стал набухать.

— Если мне не удастся найти, кто на самом деле убил Митча Тернера, бешеные затеют новую войну.

— Я сказала, проваливай!


Может быть, Пичай имел в виду не дельфина Чаньи, может быть, вообще не дельфина. Но это была моя единственная зацепка.

ЧАСТЬ VI ТАТУ

ГЛАВА 33

Сегодня мне до смерти надоел Пайсит и я переключился на канал общественного вещания, где известный и глубокоуважаемый Фра Титаника рассуждал о взаимообусловленности всего в мироздании. Признаю, предмет не каждому по душе (передача не самая популярная в Таиланде), но эта доктрина лежит в основе буддизма. Видишь ли, милый читатель (только без обид, я вовсе не намерен тебя оскорбить), ты представляешь собой разваливающееся соединение случайностей, собранных воедино без умысла и без смысла. Не существует никакого единого стержня — все взаимосвязано: твое тело зависит от окружающей среды, мысли — от вещающих в эфире недоумков, эмоции в основном порождает змеиная составляющая твоей ДНК, интеллект — химический компьютер, который в миллион раз медленнее самого примитивного карманного калькулятора, и даже твоя лучшая сторона — широчайшая социализация — немедленно рассыпается, если от тебя уходит жена с детьми и деньгами с общего семейного счета, или наступает спад в экономике и тебя увольняют с работы, или тебя призывают на какую-нибудь идиотскую войну, или объявляют, что у тебя опухоль в мозгу. Погружение в аморфную трясину жалости к себе, тщеславия и отчаяния не только свидетельствует, что личность — это вершина высокомерия, но также доказывает, что мы, кроме всего прочего, самые заблудшие существа (с рождения до смерти в постоянном состоянии гипноза). Проткните воздушный шарик — и что получите? Пустоту! Речь идет не только о нас — эта всеобъемлющая доктрина охватывает весь наделенный сознанием мир. Наклейка на бампере едущей впереди машины: «Страх выбросить что-то из головы не дает выбросить из головы страх, который препятствует тому, чтобы выбросить из головы все остальное». Сегодня достойный Фра в очень хорошей форме.

— Возьмите, к примеру, улитку. Какие эгоистические переживания привели существо к такому состоянию? Вам доступно ощутить ярость улитки? Разочарование таракана? Или надменность муравья? Если так, вы близки к просветлению.

Как я уже говорил, такие рассуждения не всем по душе. По зрелом размышлении, мне, пожалуй, ближе Пайсит. Но и в словах достойного Фра тоже что-то есть. Сделайте всего два шажка в божественном искусстве буддийской медитации — и окажетесь на неизвестной планете. Нужды и страхи, которые казались сутью вашего существа, оборачиваются не более чем сбоями программного обеспечения (даже неизбежность смерти предстаете иной точки зрения). Вы не обнаружите там никакого смысла. Но где же он? Ох!

Однако вернемся к нашему расследованию.

Как-то великий Шерлок Холмс задался вопросом: «Где умный человек спрячет лист дерева?» Конечно же в лесу! Где умный сыщик примется искать одаренного художника нательной живописи с талантом мастера акварели в традициях школы дзэн-буддизма? Уж конечно не в Сонгай-Колоке. Тридцать девятая сой или Сукумвит — более реальное предположение. Там все клубы принадлежат японцам. И поскольку мы все еще пользуемся свободой слова, то на дверях можно зачастую встретить объявления, отражающие политику менеджеров — не пускать никого, кроме японцев. Я надел свой лучший выходной костюм (часы показывали половину десятого вечера пятницы) и пошел по улице, пока не оказался в украшенном бархатцами искусно спланированном храме Будды. Там я воздел руки в благочестивом приветствии и молча попросил наставить меня.

Стараясь сосредоточиться, я несколько раз прошел по улице туда-сюда и, абсолютно ничем не руководствуясь (молчаливая интуиция всегда самый надежный источник информации), постучал в красную дверь. Заскрипела задвижка, и на пороге появилась разодетая мамасан. Я объяснил, почему в ее интересах и интересах ее хозяина впустить меня внутрь. Она склонилась к тому, чтобы согласиться со мной.

И вот я уже в излюбленном в заведении сексиндустрии антураже; смахивает на мрачное подземелье маркиза де Сада, но рядом горный хребет из папье-маше с пластмассовыми цепями, как у Уолта Диснея, костюмы, как у гейш (если честно, наши девушки не умеют их носить — забывают о некоторых ограничениях), а шлюхи — из Исаана. Меня сразу провели в глубину зала, откуда я украдкой бросал взгляды на клиентов и девушек в разных стадиях любовного самообнажения.

Прикованная к скале из папье-маше проститутка (неподалеку в норе притаился дракон) была абсолютно голой и старалась выглядеть не слишком скучающей, когда ее хлестали кнутом и капали на грудь расплавленным воском. В ее лице не обнаружилось никакой развращенности. Она улыбнулась мне (завтра с точно такой же счастливой улыбкой девушка будет торговать на улице манго), глаза спрашивали, не хочу ли я ее. Я уже собрался покачать головой, но тут заметил змейку вокруг ее пупка. Тусклое освещение клуба не позволяло оценить по достоинству великолепную работу, и пришлось попросить света. Я был явно не первым, кто обратился с подобной просьбой, потому что в руках у мамасан немедленно появился фонарь («хитачи» на аккумуляторах). При ближайшем рассмотрении и без увеличительного стекла стало ясно, что мои сыщицкие подозрения оправдались. Чешуйки отливали разнообразнейшими оттенками зеленого, темно-синий раздвоенный язык лизал пупок, спинку дракона украшали искусно нарисованные крылышки. Не огромные и неуклюжие, какими обычно снабжают чудовище, сраженное святым Георгием, а изящные, бесплотные движители из восточного мифа. Я решил, что попал куда нужно, и потребовал, чтобы девицу немедленно освободили от цепей.

Как только подтвердил, что готов платить, девушка, которую, как оказалось, звали Дао, без посторонней помощи выскользнула из оков. Она не испытала ни малейшей потребности одеться, и вскоре мы вместе сидели на обитой скамье в глубине клуба неподалеку от таких же скамей, где беспрестанно шевелились тела. Я знал, что мамасан будет спокойнее, если стану вести допрос, хотя бы изображая любовные ласки, а Дао избавила меня от профессиональной сдержанности, положив мою правую ладонь на свою левую грудь, с которой я аккуратно снимал застывшие хлопья воска. Девушка пощупала мой член, желая убедиться, что ее тело, как обычно, оказывает необходимое коммерческое воздействие (результат оставляю без комментариев), а я в это время романтически шептал ей в правое ухо: «Где в Таиланде можно сделать такую превосходную татуировку?»

Дао признательно улыбнулась, словно я похвалил ее новое платье, и продемонстрировала другие татуировки. Но для этого ей пришлось встать на скамью на колени и повернуться ко мне задом. Я увидел двух драконов, нарисованных с изрядной долей юмора и настолько воздушных, что они казались легче облаков, — настоящий шедевр нательной живописи. Если бы я захотел выколоть на себе драконов, ведущих битву за обладание моими половыми органами, то, безусловно, предпочел бы таких же. Эти бились не на жизнь, а на смерть, отстаивая свое право на темный мысок на теле девушки.

— Потрясающе! — восхитился я, и она положила мою руку себе на влагалище, а на случай, если до меня не дошло, еще и сообщила об этом. — А как насчет татуировок?

— Поласкай меня там и скажи, чего тебе хочется. Я гораздо лучше работаю, когда возбуждена.

Когда происходит подобный контакт (чего уж греха таить), во все участки нервной системы мужчины поступает первозданный сигнал. Требуется очень большая изворотливость, чтобы оторвать сознание от промежности и направить ход мысли чуть выше по позвоночному столбу.

— Все в порядке, можешь трахнуть меня прямо здесь. Босс — богатый японец, откупается от полиции, мы можем делать все, что угодно.

— Все-таки как насчет татуировки?

— Поговорим за делом. Я вся горю.

— Не могу — стесняюсь.

— Тогда отведи меня куда-нибудь.

— У меня не стоит.

— А там что? Палка — не согнуть?

— Это я придуриваюсь.

Разочарованно:

— О!

— Просто сделаем вид. Этого вполне достаточно.

— Что тебя заводит?

— Поговори со мной о татуировках. Заплачу, как если бы у нас все получилось.

— О татуировках? М-м-м… Ты же даже не японец. Один клиент заставил меня их сделать, — прошептала Дао, не забывая по-кошачьи тереться о меня бедрами, от чего я получал истинное удовольствие. — Он, разумеется, был японцем. Сказал, что ему нравится мое тело, но без татуировок я какая-то слишком голая. Пообещал, что будет желать меня намного сильнее и платить вдвое больше, если я соглашусь сделать татуировки, и я ответила: «Да». Так все и получилось: без татуировок он кончал за две минуты и уходил, а с ними никак не мог насытиться. Если уставал, просил подняться, смотрел на них, и у него снова вставит. Утверждал, будто мои татуировки — самые красивые из всех, что он видел за пределами Японии. Тот тип, что их наколол, — настоящий мастер.

— Как его имя?

— Тебе понравились драконы, лижущие сзади мое влагалище?

— Очень.

— На них потребовалась уйма времени. Он приходил каждый день в течение целой недели. Сначала сделал что-то вроде наброска, а потом раскрасил. Ему приходилось быть очень осторожным. Ну понимаешь, чтобы не занести инфекцию.

— Было больно?

— Не очень. Мастер тату пользовался длинными бамбуковыми японскими иглами. У них есть какое-то особенное название. Я боялась, но он был очень нежен. Каким-то странным образом меня возбуждал.

— Как его звали?

— Клиента?

— Нет, художника.

— Не могу припомнить. Иши или Икиши. Или Витакиши. А может быть, Ямамото — забыла. Скажи мне какую-нибудь непристойность, а то я теряю сосредоточенность.

— Как фамилия клиента?

— Толи Хонда, толи Тошиба.

— Понятно, не хочешь ответить.

— Таковы правила. Так ты будешь выражаться?

Выражаться? Странная просьба. Благодаря профессии я не имел возможности отточить это мастерство. И вообще, со времени инкарнаций в буддийском университете Наланда секс творил со мной странные вещи. При всем моем уважении, фаранг, должен тебе заметить, что вы, белые, зря потратили две тысячи лет, занимаясь несусветной чушью, когда пытались подавить половое влечение. Смысл воздержания от вступления в брак вовсе не в этом. Нет, сэр, au contraire, — в сублимации. Разжечь огонь, довести до невыносимого жара, и пусть пар из котла ударит в чакры и поднимется в голову до соцветия лотоса с тысячью лепестками. В такие мгновения я всегда вспоминал о математике. Разумеется, о буддийской математике. В Наланде мне потребовалось всего пять коротких жизней, чтобы возвыситься от выносящего помои неприкасаемого до любимого ученика настоятеля. Когда орды Великого Могола ломились в ворота и истребляли монахов по всей Индии, пятеро из нас безмятежно трудились над восстановлением у себя ноля в доведийской[54] традиции в роли числового символа нирваны (числа ом, если это что-нибудь говорит). В таком качестве ноль представляет собой не только Ничто (невелико открытие, украденное у нас арабами, за которое они еще требуют к себе уважения), но также Все и любую величину между двумя этими крайностями. Мое открытие состояло в том, что, заключенное в уравнении, это число постоянно меняет значение и таким образом со скоростью мысли решает задачу и вновь ее воздвигает. От трансцендентной математики мало пользы при подсчете семейного бюджета, но она остается сутью всего изреченного.

— Что ты там шепчешь? — поинтересовалась Дао.

— Все и ничего.

— Ты романтик? У меня сто лет не было клиентов-романтиков. Хочешь обладать мной вместе с другой девушкой? У тебя есть жена? Можешь оттягиваться. Властвуя надо мной.

— Я не женат.

— Тогда хочешь поиграть со мной вместе с другим мужчиной? Можете трахать меня одновременно в два смычка. Это будет стоить в два раза дороже — или, скажем, на пятьдесят процентов больше, чем в одиночку.

— У него есть мастерская?

— У кого?

— У художника?

— Нет. Он каждый раз приходил домой к моему клиенту. В нем было что-то такое особенное. Непохоже, чтобы он вообще мог владеть мастерской.

— Какая именно особенность?

— О чем ты сейчас думаешь?

— Об оме.

— Так зовут твою жену?

— Ты же слышала, что я не женат. Он делал татуировки другим девушкам?

— Нет. Работал вроде как только для моего клиента. Другие японцы завидовали моим наколкам, но он не рассказывал, кто их делал. Правда заводят?

— Угу.

— Ты вот что — перенеси меня на другую скамью. Там сможешь смотреть на них в зеркало.

Почему у меня возникло ощущение, что татуированная красотка проделывала все это и раньше? С сыщицким усердием я стал разглядывать двух драконов, которые благодаря зеркалу были теперь у меня на виду. Дао шевелила ягодицами, и они исполняли что-то вроде танца — систола, диастола: явный намек на вдох и выдох мироздания.

Дао совершенно задохнулась и медленно слезла с меня.

— Взгляни на меня: я вся в поту. Вконец меня измочалил, а сам даже ширинки не расстегнул.

— Извини. Занимался самоочищением. Посиди у меня на коленях, хочу как следует рассмотреть дракона у тебя на животе. Очень хотел бы наколоть себе такого же. Удивительно, что образ сохраняется, даже когда ты сгибаешься пополам.

— Просишь, чтобы я помогла его найти?

— Это возможно? У тебя есть какие-нибудь зацепки?

— Мой клиент приходил с другой девушкой — ее зовут Ду. Она работает в «Розарии». Я слышала, что он заставил ее сделать татуировку у того же типа, но это было еще до меня. Потом ее бросил, потому что ей исполнилось двадцать семь. Япошки не любят старух.

— Может, ты по крайней мере помнишь, какие были татуировки у художника?

— У художника? Это очень просто. На лице, руках и ногах — никаких. А остальное тело — что твой комикс: ни сантиметра без наколок. Ему нравилось работать со мной в одних шортах, так что я видела все. А однажды попросила раздеться догола, и вот что я скажу: его кожа раскрашена на девяносто процентов.

— И член тоже?

— Он особенно. Художник мне объяснил: если его член стоит, то на нем можно рассматривать картины морских сражений японцев с американцами, но я его видела только маленьким и сморщенным. Я ему сказала, что он может трахнуть меня за две тысячи бат — уж очень хотелось поглядеть на морские картинки. Но он ответил, что в этом плане женщины его не интересуют.

— Он что, голубой?

— Не говорил. Просто не занимается этим с женщинами. Ты же знаешь, какие япошки повернутые.

— Что-нибудь еще?

— Ужасно заикается. Сначала я решила, что он вообще не может говорить по-тайски, но затем поняла — свободно владеет нашим языком, только очень сильно запинается. И очень застенчив, словно всю жизнь просидел в джунглях и не знает, как общаться с людьми.

ГЛАВА 34

Все шлюхи в «Розарии» — внештатные работницы. Владельцы бара, полуграмотные тайцы, проявили коммерческую смекалку, какая не снилась и выпускникам бизнес-школ: позволили женщинам днем и большую часть ночи в одиночку спокойно сидеть за стойкой или за столиком, заплатив всего за чашку кофе или стакан апельсинового сока. Тогда как все проспекты предупреждают туристов, что стоит им войти в такое заведение, и на них непременно набросится небольшое войско алчущих наживы и бессовестных проституток — отнюдь не поголовно молодых и не очень-то вымуштрованных работодателями и сутенерами. Так что если клиент проснется среди ночи и обнаружит исчезновение кошелька вместе с дамой, то отыскать их будет очень и очень непросто. Как и следовало ожидать, в результате целая армия фарангов взялась просаживать деньги, заказывая напитки себе и дамам, потому что туристам искренне хотелось проверить, насколько бессовестны здешние девицы. Успех оказался оглушительным, и через пару лет в похожем на амбар доме разместилось кооперативное предприятие. И хотя его внешний вид остался неказистым, владельцы не скупились на украшение интерьера и завели самое роскошное в нашей индустрии святилище Будды.

Передо мной появилась Сале — она шла мне навстречу через скопище мужчин от сорока до бесконечности и протискивалась между женщинами, живописно разодетыми в подделки дизайнерских вещей, которыми, фаранг, так громогласно недовольно твое правительство. Хотя, если выпала судьба сидеть в дерьме, фальшивку от настоящего не отличить. Доносившаяся из динамиков мелодия «Вы видели когда-нибудь дождь?» группы «Криденс клиуотер» была едва слышна на фоне общего шума. Окинув взглядом это столпотворение, я заметил, что в дверь продолжают просачиваться все новые и новые женщины. Пробираясь сквозь толпу, они включали свое очарование на полную мощность. Но Сале уже находилась здесь несколько часов и немного сникла. Она ушла в свободный полет после того, как в прошлом году мать вытурила ее с работы за то, что она, безобразно напившись, танцевала голой, пока не рухнула на скамейку и не уснула в чем мать родила. Подобно всем владелицам баров, Нонг отличалась склонностью к пуританству.

— Как идут дела? — спросил я, улыбнувшись, и, как принято, заказал двойную текилу.

Сале выпила спиртное одним глотком и поморщилась;

— Старею, Сончай. В этом месяце исполняется двадцать девять. Молодые девчонки успевают схватить за вечер двух, трех, а то и четырех клиентов. И, четырежды завалившись на спину на двадцать минут, зарабатывают по сто пятьдесят американских долларов. Они совершенно не похожи на мое поколение. Мы, отработав, напивались с клиентами в тайском баре. А эти снова и снова возвращаются за заказами. Не шлюхи — какие-то бизнесменши, оттого у них большие барыши. Некоторые даже имеют сайты в Интернете, переписываются с клиентами и встречают их в аэропорту. Подмяли под себя все дело — другим ничего не остается. Так нечестно.

— Хочешь, чтобы я попросил Нонг взять тебя обратно? Она мне не откажет.

Я снова заказал двойную текилу, которую Сале моментально выпила и покачала головой:

— Если честно, она была права, выбрав меня. Я в таком возрасте, что не сработаюсь ни с мамасан, ни с папасан. К тридцати годам надо уходить в свободный полет. Дело не в том, что у глаз появляются морщины и обвисают груди, — дело в том, как ты держишься. Даже самый тупой клиент понимает: это не девушка, это женщина. А они приходят сюда за девушками.

— Когда у тебя был последний клиент?

Застенчивая улыбка.

— Сегодня днем. Это лишний раз доказывает, что я не в состоянии конкурировать с молодыми. Мне приходится болтаться здесь днем, пока они еще спят.

— Азиаты попадаются? Что-то не вижу, чтобы их здесь было много.

Сале скользнула взглядом по моему лицу, но вопросов решила не задавать.

— Редко. Время от времени заглядывают корейцы. Недавно завернули два вьетнамца — здоровые, мускулистые ребята, наверное, наполовину американцы. Наследие войны. Бывали здесь и раньше, искали знакомых девушек. Может, еще придут.

— А японцы?

— Очень, очень мало. Те больше ходят в японские клубы на Тридцать девятую сой. Но зачем тебе это?

— Ищу необычного вида японца, от тридцати до тридцати пяти лет, татуировщика. — Сале пожала плечами. — Заикается, но говорит по-тайски. — Новое пожатие плечами.

— Меня бесполезно спрашивать. Ты же видишь, я слишком рослая для тайки. Азиатам не нравлюсь. Помнишь золотое правило?

— Всегда быть ниже клиента.

— Хочешь, спрошу у Тук. Она коротышка, нравится азиатам. И мне кажется, время от времени обслуживает японцев. Только не знаю, где она сейчас — может быть, с клиентом.

Я незаметно протянул Сале сто бат, а она сжала мне руку и соскользнула с табурета. Я заказал ей новую порцию текилы и оставил стакан на стойке дожидаться ее возвращения. Слева и справа от меня сидели женщины, но все они были с клиентами и уже соблазняли их, поглаживая по ширинкам — движением, очень похожим на то, каким Викорн ловил рыбу.

Толпа сделалась настолько плотной, что через минуту Сале исчезла из виду. А поскольку так и не появилась, я решил, что ее сманил клиент и она занялась более выгодным делом. Но вдруг меня сзади обхватили: улыбающаяся Сале стояла с подругой Тук. Я заказал еще одну текилу, и женщины синхронно опрокинули стаканы.

— Татуировщик — японец, — снова принялся объяснять я. — Заикается. Вроде тех япошек, что не могут разговаривать с людьми, — продукт высоких технологий.

Тук искренне хотела помочь. Наморщила лоб и переспросила:

— Татуировщик? А у самого есть наколки?

— Все тело в наколках: лицо, руки, ноги.

— И даже член?

— Давайте не будем отвлекаться. — Заказал еще спиртного.

— Не знаю, завелась бы я от этого или нет, — задумчиво протянула Сале. — Но явно постаралась бы сделать так, чтобы у него встал. Уж очень интересно посмотреть на рисунки. Что-то вроде видеоигры.

Я допил пиво и попросил еще. Спиртное, видимо, подействовало на голову, и мозг наконец вспомнил навык задавать косвенные вопросы.

— Знаете девушку по имени Дао? Она тоже занимается вашим ремеслом.

— Знаю дюжину с такими именами.

— У нее необычные татуировки: драконы вокруг пупка и на заднице.

Тук бросила на меня взгляд:

— Ах та Дао. Ну конечно, знаю. Жила с ней водной комнате. Нас было пятеро — тесниться приходилось здорово, и я каждый вечер видела, как она раздевалась. Забавные картинки. Другие девушки тоже хотели такие, но она не признавалась, кто их наколол. Крутила с японцем, который заставил их сделать, — брала с него вдвое больше, чем обычно: четыре тысячи бат за короткое время, восемь — за ночь.

— Ты видела ее клиента?

— Никогда. Он был очень осторожен. Наверное, работает здесь, в Крунгтепе, имеет жену и детей.

Внезапно Сале перешла на исаанское наречие, язык севера, который ближе к лаосскому, чем к тайскому. Я не понимал смысла, только заметил, что лицо Тук просветлело, и женщины захихикали. Затем посмотрели на меня и снова прыснули.

— Извини, — спохватилась Сале. — Ты знаком с нашим ремеслом и знаешь, что девушки время от времени слетают с катушек — буквально дуреют.

Она не хотела говорить прямо.

— Не понимаю.

— Понимаешь. Видел сотни раз. Девушка устает быть сексуальной рабыней, и у нее появляется желание самой завести сексуального раба. На прошлое Рождество мы с Тук вытрясли кучу денег из здоровых, толстенных, отвратительных немцев, к тому же очень деспотичных, а затем решили оттянуться на парочке миловидных тайчонков из какого-нибудь бара голубых у Суравонга. Вроде как отомстить за себя.

— Обошли пять баров, пока не подобрали такую парочку, как нам хотелось, — продолжила рассказ Тук. — Отвели в нашу комнату и поделили между собой. Покурили с ними яа-баа, чтобы они могли работать всю ночь и мы не зря потратили деньги. Но тебе ведь не это хочется узнать. Так вот, пока мы таскались по барам, то видели кучу всяких татуировок…

— А в одном из баров — богатых японок, и — странная вещь — татуировки им нравились не меньше, чем мужчинам-японцам. Художественные натуры. Они пришли туда, как и мы, нанять мужиков, но хотели непременно в наколках.

— И чтобы обязательно были на тех самых местах.

— Поэтому они заставили устроить парад наколок.

— Победителем оказался японец лет тридцати пяти. Женщины все время повторяли «донбури», «донбури». Мы сначала решили, что это «бури», то есть сигарета, но оказалось, что они имели в виду татуировку по всему телу. Это по-японски.

— У него в самом деле были такие наколки?

— Да. Он выиграл соревнования — татуировки оказались просто превосходными. Но сказал, что с женщинами не пойдет, мол, он не нанимается, а вышел только для того, чтобы продемонстрировать наколки.

ГЛАВА 35

Будем называть его Иши. Не важно, как я его обнаружил — пришлось обойти все бары голубых в районе Суравонга, — но я гнался по остывающему следу. Японец с потрясающими наколками и еще более впечатляющим расстройством речи возникал то в одном, то в другом месте, когда его посещало желание продемонстрировать свое тело. Однако, пользуясь барами как рекламой, продавал не себя, а искусство. Так я оказался в японском ресторане на Тридцать девятой сой. Но вас бы невероятно утомило, начни я подробно рассказывать обо всех звеньях цепочки, которая привела меня сюда: лавочник, шлюха, владелец бара, мамасан, вышибала, берущий на лапу полицейский, охранник.

Такие рестораны показывают в кино про японских гангстеров: плохо освещенные, со скамьями из темного дерева, с маленькими каменными кувшинчиками с теплым сакэ, не бросающиеся в глаза, где в хмельной атмосфере братья по духу открывают друг другу мужские секреты, где прислуживают девушки в отделанных оборками передниках и приседают в реверансе, хотя должны бы кланяться (не забывайте, они все-таки тайки), и где не считается зазорным вырубиться, перебрав спиртного, но ни в коем случае нельзя громко говорить.

Он сидел один перед бутылкой чистейшего сакэ прославленного винокуренного завода «Кошино Когиро». Заикание, такое безобразное, когда он был трезв, растворилось в красноречии, подогретом теплым спиртным. В соответствии с традицией чести и обрядом инициации якудзы последние фаланги мизинцев на обеих руках были отсечены. Он лишь что-то проворчал, когда я сел напротив, словно мое появление было неизбежным, и приказал принести еще один столовый прибор, чтобы я мог разделить с ним трапезу с его обенто,[55] на котором лежали сашими, златогузка, лещ и темпура[56] из креветок. Он заказал для меня суп мисо,[57] посмотрел в глаза с отчужденной враждебностью и сказал:

— Положите семгу на рис, полейте зеленым чаем, добавьте мисо и размельченную нори.[58]

Как ни странно, он оказался высок и симпатичен — человек, чью способность общаться с людьми окончательно подавил художественный гений. Разве получится с кем-то непринужденно болтать, если внутренний взор представляет эпические сюжеты на коже собеседника? Когда он предложил наколоть у меня на спине смеющегося Будду, но только если я соглашусь на тебори — иглы длиною в фут, а не на западную машинку, — стало понятно, откуда у него дефект речи. Изрядно подвыпив, мы пересели за стойку.

Если разговор сбивался с особенностей колористики и сюжетов на человеческом теле, он начинал говорить о бандах якудзы в Токио и Киото, но эти рассказы, на мой взгляд, содержали слишком много жестокости и преувеличений чуждой мне космологии. Вдруг почудилось, будто он рассказывает свою биографию. Но и тут на первом месте стояло искусство. Мой собеседник вспоминал, как постоянно приходилось убеждать очередного головореза, скажем, неудавшегося борца сумо с коэффициентом умственного развития не выше значения комнатной температуры, что ему ни к чему синие кинжалы от колен до промежности на обоих бедрах, зато подойдет изящно вьющаяся плеть розового куста с тщательно прописанными лепестками. В рассказах Иши города Японии представали средоточием киллеров, умело калечащих, запугивающих и убивающих. С наступлением темноты они выползали из подземелий, и у каждого не хватало хотя бы одной фаланги мизинца. Лишь немногих ему удалось уговорить — и то рискуя собственной жизнью — не уродовать себя ужасными клише. Но, так или иначе, его слава росла: в Японии даже гангстеры не чужды культуры. Услугами Иши пользовались главари банд. Он ел и пил в знаменитых закрытых клубах, где его вместе с заказчиками развлекали превосходно вымуштрованные гейши. Иногда приглашали сделать татуировку женщине — на пояснице или на животе. Влив в себя достаточно сакэ, он преодолевал комплексы и начинал вбивать в голову очередному крестному отцу якудзы, что его искусство — это не разновидность граффити, которое он ненавидел всей душой, а продолжение художественного наследия рисунка тушью Хокусая[59] и его предшественников.

В один из вечеров, когда все определяет карма человека, он умолил важного босса якудзы некоего Тсукубу, чтобы тот отказался от намерения наколоть на обеих руках изображения винтовки М-16 и отдал предпочтение виду на гору Фудзияма, снега и прочее. Понятное дело, что и Тсукуба и Иши были в стельку пьяны.

— Делай! — приказал гангстер.

— Где желаете? — поинтересовался художник.

— На лбу! — ответил мафиози, чем вызвал хор восторженных голосов.

Протрезвев наутро, Иши сообразил, что самое время уносить с родины ноги. Влиятельный гангстер с красочным видом на гору Фудзияма на лбу возжелал его крови. Естественным выбором человека подобного художественного дарования были бы Гонконг, Сингапур, Лос-Анджелес или Сан-Франциско. Поэтому Иши туда не поехал — понимал, что Тсукуба будет искать именно там. Бангкок оказался тем местом, где можно было спрятаться. Здешняя небольшая японская община отличалась скромностью, а многочисленные проститутки жаждали сделать себе наколки. Иши сидел тише воды, ниже травы: работал только дома и принимал заказы от надежных клиентов — главным образом японских бизнесменов, которые, как ему казалось, занимались лишь тем, что, исчерпав свободное пространство на теле законных жен, придумывали эротические сюжеты для любимых девушек. Но время от времени художник в его душе начинал тосковать по настоящей работе. Большую часть наколок на своем теле он сделал сам и с самого начала сознавал, что предназначен для донбури, татуировки на всей поверхности кожи. Но даже тебори, его способные на многое иглы, не доставали до некоторых участков тела. И ему приходилось делать детальные эскизы для одаренного ученика, которому он мог доверять. В результате получился сплошной ковер, в ткань которого, подобно мелодическим темам в концерте Моцарта, были вплетены и легко узнавались определившие его жизнь темы: гора Фудзияма, компьютер фирмы «Тошиба», гейша в национальном костюме, первый мопед «хонда», тарелка приготовленной по рецептам города Кобэ говядины, адмирал Ямамото[60] в мундире, пять пьяных самураев в традиционных доспехах, все рекомендованные Камасутрой позы совокупления и тому подобное. Чтобы продемонстрировать свое искусство в Бангкоке, он выставлял себя в барах голубых.

Мы выпили столько бутылок сакэ, что я не могу припомнить, и только после этого Иши расстегнул и снял рубашку. Донбури оказалась подобна шелковой майке фантастического качества: мягкая симфония тонов, имеющая в своей основе пирамиду, что, если я не ошибаюсь, уходит корнями в творчество Сезанна. Вокруг собрались восхищенные официантки-тайки.

— Можете снять и все остальное, — прыснула одна из них. — Все равно голым не покажетесь.

Он так и поступил, но я не решился на него пялиться из боязни, что меня поймут превратно. У девушек комплексов оказалось меньше, и одна из них немедленно взялась за его член, чтобы, как она выразилась, лучше оценить искусство. Надувшись, пенис превратился в уникальную панораму битвы при Мидуэе,[61] представлявшую японский взгляд на историю войны.

Нисколько не стесняясь своей наготы, прикрытой лишь нательной живописью, Иши налил еще сакэ и стал делиться самым сокровенным.

— Понимаете, я был одним из тех.

К тому времени мне уже стало понятно, что речь японца требовала от собеседника способности к проникновению в его мысли.

— От рождения человеком эпохи хай-тек?

— Так и не научился разговаривать с людьми. Мне до сих пор это тяжело, и оттого сильно заикаюсь. С четырех лет играл с карманным калькулятором, а когда у меня появился первый компьютер, я понял, для чего мне дана жизнь в наше время. Вскоре я перестал выходить из спальни. Мать оставляла у двери еду, а отец — книги. Однажды родители привели врача. Он меня осмотрел, заявил, будто я чокнутый, что от этого не существует лекарств и подобной болезнью страдает половина представителей моего поколения. Как-то раз отец, который уже дошел со мной до ручки, оставил мне альбом по искусству, где было несколько иллюстраций Хокусая. — Иши помедлил и сделал глоток сакэ. — Это было подобно религиозному переживанию. Оно и было религиозным переживанием. Я попросил отца принести мне больше книг, особенно с иллюстрациями хориномо.[62] Он снабдил меня целой библиотекой. Но над всеми возвышался в ореоле своего огромного таланта Хокусай. Даже сегодня я мог бы сделать превосходную копию любой гравюры на дереве школы Укийе-э и помню каждую линию «Волны», как другие запоминают слова любимой песни.

Иши помолчал, выпил еще сакэ и, воспользовавшись паузой, с любопытством посмотрел на официантку. Та привела из кухни подружку и теперь, склонившись, вновь возбуждала его член.

— Казалось, я зажил жизнью прежних времен и вместе со старыми мастерами испытал невероятный подъем от того, что сделан прорыв и появилась возможность печатать гравюры на дереве — представьте себе, какое достижение! А гений Моронобы[63] открыл мне принципы школы Укийе-э. Я следовал этому направлению за Масанобой, Харунобой, Утамарой, Хиросигой и несравненным Хокусаем. Но, как всякий старательный ученик, понял слабость мастеров. Нет, это сказано слишком категорично. Выразимся по-другому: каждое поколение должно интерпретировать действительность в наиболее приемлемой для себя форме. Мы живем в век всеобщей суеты — согласны? У многих ли современных детей хватит терпения и внимания, чтобы сходить в музей или художественную галерею? И уж совсем ничтожное число способно предаваться размышлениям, глядя на шедевр искусства. Но Хокусай, навечно запечатленный на человеческой коже, — нечто отвечающее духу двадцать первого века. Я уверен, что даже самый тупой японец, даже бандит из якудзы способен оценить искусство. Как только я это понял, сразу переехал в крохотную квартирку в Шинбаши, древнейшем районе красных фонарей в Токио. И у меня возникло чувство, будто я возвратился домой. — Иши повернулся к официантке: — Послушай, дорогая, нужно только, чтобы он стоял, а кончать мне нет никакой необходимости.

— Уж больно забавная картинка.

— Спасибо. Принеси, пожалуйста, еще одну бутылку.

Признаюсь, я тоже не устоял и бросил взгляд на татуировку, но внезапно утратил всякий интерес к происходящему, и боевой корабль на батальном полотне погрузился в пучину, растворившись в нахлынувшем на меня бессилии. И то сказать: было пятнадцать минут пятого утра. Хозяин бара, японец, из уважения к гению Иши и восхищаясь его татуировками, разрешил нам остаться, хотя давным-давно закрыл входную дверь. Девушки успели переодеться в джинсы и майки и, налюбовавшись наколками моего собеседника, ждали, когда можно будет отправиться домой — поспать. Я, должно быть, перестал соображать, иначе не допустил бы промаха, которого стыжусь по сей день, даже когда я пишу эти строки.

— Митч Тернер, — пробормотал я, едва держась на табурете. Слова долго стучались в нетрезвое сознание Иши, но когда их смысл до него дошел, он в ужасе взглянул на меня и соскользнул с табурета на пол. Я хотел было его поддержать, но упал сам. Управляющий посадил меня в такси. Я отдал приказание позаботиться об Иши, а адрес узнать, если потребуется, порывшись в его карманах. Гоняясь за ним, я целую неделю с ног сбивался и не хотел, чтобы мои труды пропали даром. Однако я опасался, что инструкции недостаточно точны из-за моего заплетающегося языка. Ночь выдалась необыкновенной. Теперь требовалось отключиться.


Примерно в десять утра я в страхе очнулся от алкогольной комы. Во сне ко мне снова явился Пичай:

— Почему ты не арестовал этого донбури?

Я во все глаза уставился в космическую тьму.

— Он меня напоил. Мне кажется, все дело в татуировках. Кто, черт возьми, он такой?

Голос Пичая прерывался, словно нарушалась радиосвязь через спутник.

— Изменник… га в человеческом обличье… Наланда… путь назад… татуировки… сильная магия… организуй западню — полицейское наблюдение.

Испытывая самую жестокую в жизни головную боль, я прямо из кровати позвонил в японский ресторан. Там находились только уборщицы. Заговорив устрашающим тоном, убедил подошедшую к телефону женщину дать мне домашний номер босса. Но тот ответил, что не знает никакого Иши. В глаза не видел японца, соответствующего моему странному описанию. И вообще, уверен ли я сам, что попал в тот ресторан, который мне нужен?

ГЛАВА 36

Ну вот, фаранг, теперь ты найдешь меня в знакомом положении: сижу перед монитором компьютера в любимом интернет-кафе и просматриваю разные статьи электронной версии энциклопедии «Британика». Не надо смущаться — я, как и ты, понятия не имею, что такое Укийе-э. А объяснение таково: «Это художественное направление изображало различные аспекты жизни кварталов развлечений (эвфемистически называемых „плавучим миром“) Эдо (современного Токио) и других городов. В числе распространенных сюжетов: известные куртизанки и проститутки, актеры театра кабуки и самые популярные сцены из пьес кабуки, а также эротика. Художники направления Укийе-э стали первыми использовать возможности гравюры на дереве». Совпадение поразило меня почти нарочитой гротескностью.

Зазвонил мобильный — Викорн вызывал меня в участок. Когда я вошел в его кабинет, там уже был Хадсон и с ненормальными глазами расхаживал взад и вперед. Я не мог отделаться от впечатления, что наблюдаю распад сознания. Или, точнее, что верх берет Иной. Я не специалист в подобных вопросах, но предположил бы, что из Туманности Андромеды.

— Есть успехи? — спросил Хадсон.

Я рассказал длинную историю о татуировках, шлюхах, пьяной ночи в компании последователя Хокусая и какое впечатление произвели на него слова «Митч Тернер». Хотя, учитывая печальные обстоятельства, за последнее я бы не поручился.

— Мне нужен исламский след! — рявкнул американец, уставившись на Викорна. — Наша стерва разойдется будь здоров, если ей станет известно о вашем путешествии в Индонезию. — Он перевел дыхание. — И еще мне необходим тот чертов портативный компьютер.

По лицу полковника никто бы не понял, в самом ли деле он напуган Хадсоном или делает вид. Моя интуиция подсказывала, что ни то ни другое — разворачивалась некая драма, истоки которой были скрыты во временах до моего рождения. Вьетнам или Лаос — где таится моя карма? Кто мой отец? Было бы волнующе просто признать в Хадсоне источник превратившегося в меня семени, хотя его имя не Майк Смит. Американец повернулся ко мне, но Викорн ожег его взглядом — честное слово, еще не приходилось видеть полковника таким.

— Забудьте про татуировки, — продолжал Хадсон. — К черту японцев. Это отвлекающий маневр. Идите по исламскому следу. Нет победы, кроме как во имя Аллаха. — Он запнулся и процитировал на арабском несколько строк из Корана. Мне его произношение показалось безупречным — с приятными низкими обертонами. Хадсон перехватил мой взгляд и ощетинился. — Я добропорядочный американец, но у меня есть право на шизофрению.

Он подошел к окну, выглянул на улицу и заговорил обыденным тоном, словно совершенно иной человек или по крайней мере прежняя версия того же самого. В голосе появились металлические нотки.

— Большинство людей работают в управлении не так давно. В США это обычное явление: американцы непоседливы, им надоедает подолгу торчать на одном месте, бесит, что недостаточно ценят их таланты. Мы стремимся наверх. Скачем с места на место, хотим, чтобы каждые десять минут перед глазами появлялся новый вид, и на какое-то время убеждаем себя, что сумели свернуть с вечно бегущей дорожки. Но ненадолго. Наступает в жизни момент, когда начинаешь оглядываться назад. И вдруг вырисовывается образ: отвратительный, маниакальный, ограниченный, затурканный, скучный. Это и есть ты — то, во что превратила тебя твоя культура. Но это не причина сдаваться. Не причина становиться таким, как Митч Тернер. Не причина перебегать на другую сторону. Необходимо продолжать исполнять свой воинский долг — не важно, прав ты или не прав. Да и как понять, насколько ты не прав и усвоить уроки жизни, если ты — всего лишь перышко на ветру? Приходится все принимать как есть — другого пути нет.

Хадсон вернулся на свое место, словно не произошло ничего необычного.

— Я хочу, чтобы вы снова поехали на юг. Перестаньте заниматься бесполезным онанизмом, бегая за ненормальными японцами и сумасшедшими бангкокскими шлюхами. Оставайтесь там месяц, если потребуется — год. — Он провел ладонью по торчащим во все стороны волосам, словно хотел набраться терпения. — И еще: мне необходим компьютер. — Недолгая пауза. — Пока он не попал в руки к ней.

Я поднял глаза на Викорна. Полковник кивнул.


Однако мне вовсе не хотелось ехать на юг в погоне за чем-то несбыточным. Короткая молитва Будде принесла свои плоды: не успел я воскурить благовония, как запищал мобильник.

ГЛАВА 37

— Вот таким я и обнаружила его, когда пришла сегодня утром, — прошептала охрипшая от ужаса Нат. У нее были такие же округлившиеся, как у Лека, глаза. А с ним мне пришлось серьезно поговорить, прежде чем он выбрался из постели. Лек извинился в такси — эстроген действовал на его организм, и он легко впадал в депрессию, хотя зарождающиеся груди были едва видны. — Я проводила с ним каждые выходные. Он дал мне ключ. — Девушка показала искомый ключ.

Мы стояли в съемной двухкомнатной квартире на Сукумвит сой, номер двадцать два. У Стивена Брайта было красивое тело и выпуклые мускулы, хотя внутри организм уже прекратил жизнедеятельность. В этот самый момент ломались оболочки клеток и бактерии проникали в ранее запретные зоны, и весь сложный механизм лишился объединяющей целостности. Та сущность, которая двадцать семь лет именовалась Брайтом, с явным облегчением покинула свою химическую темницу и теперь наслаждается миром, который благороднее и добрее нашего. Брайт всеми силами пытался предотвратить свою насильственную и, как ему казалось, преждевременную смерть, но теперь парню предстоит долгий период покоя и отдыха. Он не навсегда покинул Солнечную систему, но его следующее явление скорее всего состоится на Венере. Однако теперь приходится смотреть на него глазами землянина: тело за вычетом пениса (выброшенного в дешевую корзину для бумаг) вскрыто на животе, и из зияющей раны, словно виноградные грозди, вывалились розовые кишки. Как тут прокомментируешь? Месиво! На этот раз труп переворачивать некому. Боюсь, что это дело предстоит мне.

Лек зажал рот ладонью и обменялся с Нат взглядом — в его по-женски округлившихся глазах стоял смертельный ужас. Затем он отыскал ковер, встал на колени и принялся молиться Будде. Нат немедленно последовала его примеру. Я подождал, пока эти двое, накрепко сложив ладони в молитвенном поклоне, делали себе спасительную прививку из смеси магии, суеверия и подогнанного под житейские нужды буддизма. Первой встала на ноги Нат, за ней поднялся Лек. Не удержался, заглянул в мусорную корзину и невольно дотронулся до промежности. Я усилием воли удержался от этого соблазна. Нат прочитала его мысли.

— Не бойся, тебе сделают обезболивающее. И вообще, он тебе больше не нужен.

— Мне он никогда не нравился, — кивнул Лек. — Но понимаешь, я к нему привык.

Испуг Нат был неподдельным. И горе тоже. Она перехватила мой взгляд.

— Пару дней назад Стивен Брайт сделал мне предложение. Я подумала: вот наконец повезло. Он был серьезным парнем, и мне казалось, что по-настоящему меня любил. Много страдал и всегда был благодарен, когда мы занимались любовью. Говорил, я очень любвеобильная, хотя делала с ним то же самое, что с другими клиентами. Но он всегда меня благодарил. — Нат расплакалась.

— Что у него со спиной?

Она поежилась:

— Моя вина. У меня пунктик насчет татуировок, и я ему постоянно твердила, не хочет ли он что-нибудь наколоть у себя на спине. Он отвечал, что посмотрит. И как-то ночью сделал мне сюрприз. Татуировка была от плеч до поясницы. Не то, что я предполагала, но очень забавная — мастерски сделана.

— Он сказал, кто колол?

— Какой-то японец, Стивен добавил, будто мастер известен в разведывательном сообществе. Это все, что знаю.

Я решил прыгнуть через голову Хадсона — не потому что не доверял (его верность царившей в голове бессмыслице не вызывала сомнений) — просто решил, что в данный момент мне не вынести еще и арабского. По сравнению с ним женщина — агент ЦРУ казалась оазисом здравомыслия.

— Слушаю.

— Это детектив Джитпличип.

— Да, детектив?

— Вам лучше приехать. — Я назвал адрес, а затем попросил Нат отвести Лека обратно в клуб. Она по-сестрински протянула ему руки, обняла за плечи.

— Не представляю, сумею ли я все это выдержать? — простонал он у самой двери. — Может быть, лучше пользоваться липкой лентой? Так поступают многие танцовщики.

— Хочешь всю жизнь оставаться непонятно чем, вроде разбавленных сливок? — спросила Нат, переступая порог.

— Нет.


Женщина — агент ЦРУ прибыла вместе с Хадсоном. Я наблюдал за ней, пока она несколько минут молча рассматривала бездыханное тело Брайта. Не будь она профессионалом, я решил бы, что смена выражений на ее лице — не что иное, как проявление похоти. Но вот она взяла себя в руки, и мне показалось, будто участница оргии просто накинула одежды.

— Как мы и предполагали, ему отсекли пенис. Теперь взглянем на его спину.

Мы с Хадсоном выполнили ее пожелание. С этой стороны мертвец мало чем отличался от Митча Тернера: вся кожа от плеч до поясницы оказалась снята, и слой подкожного жира сочился жидкостью.

— Можно не спрашивать мнение детектива убойного отдела — и так ясно, что эти преступления связаны. Но, если не ошибаюсь, убийцы Митча Тернера погибли во время взрыва в Индонезии. Следовательно, этот жестокий акт спланирован и превосходно скоординирован в высших эшелонах «Аль-Каиды»: террорист нарочно подражал первому убийце, чтобы дать понять, что он из той же организации. Цель — повсеместно запугать американцев. — Хэтчи прикусила нижнюю губу. — Дело оказалось немалого масштаба. Намного серьезнее, чем я предполагала. Психология терроризма отточена до уровня изощренности. Если они своего добьются, американцы станут больше, чем когда-либо, бояться выезжать за рубеж. Не сомневаюсь, что рано или поздно такие же убийства произойдут в США, и тогда заложником окажется весь американский образ мыслей. Блестяще и очень жестоко. — Она повернулась ко мне: — Вьющихся черных волосков не нашли? Я хочу, чтобы в этой квартире расследование было проведено как можно тщательнее. Дайте знать, если понадобятся специальные средства, например для анализа микроскопических образцов волокна. Я попрошу следующим же самолетом прислать технику и опытных экспертов. — Она с любопытством покосилась на Хадсона: — Похоже, в самом деле начинается война.

Тот не ответил — замер в своем священном мирке.


Через час мы стояли в квартире Брайта вместе с Викорном. И сама ситуация, и близость трупа начали вызывать у меня головную боль.

— Не вижу никакого выхода, — заявил я.

Полковник вел себя на удивление безмятежно.

— Все в порядке. У меня сохранилось немного из тех волосков. А пальцы, к сожалению, кончились.

— Вы сошли с ума? Те волосы принадлежали террористу, который, как известно, погиб до того, как было совершено это убийство.

Викорн покачал головой, удивляясь моей бестолковости, и вынул из кармана конверт со штемпелем авиапочты. Вскрыл и, расхаживая по комнате, принялся трясти. Вьющиеся волосы посыпались на пол, будто черные снежинки.

— Тебе их никогда не понять. Подсовываешь вроде бы умным фарангам противоречивые улики, а они вовсю стараются, чтобы запутать себя еще сильнее.

ГЛАВА 38

Элизабет Хэтч вызвала меня вечером с конфиденциальным докладом, и вот я на заднем сиденье такси еду в отель «Шератон». Мы застряли в пробке на пересечении Силом и улицы Рамы IV напротив парка Лумпхини и слушали с водителем Пайсита, который весь этот день находился на взводе, потому что его глаза наконец открылись на несправедливость правительства, отдавшего полиции приказ расправиться по принципу квоты с двумя тысячами предполагаемых наркоторговцев. Позиция Пайсита была такова: кто вообще сказал, что эти люди имеют отношение к наркоторговле? Для чего тогда суды? И почему такое странное совпадение: все они оказались мелкими сошками, если вообще причастны к торговле дурью? Первое, что приходит на ум: если бороться с наркоторговлей, следует начинать с головы. Пайсит позвал в студию отставного полицейского из отдела предотвращения преступлений.


Пайсит: Почему не попали под карающий меч правосудия главари наркоторговли?

Бывший коп: Простите меня, но вы задали неумный вопрос. Если было бы так просто убрать главарей, их враги давно бы расправились с ними. Убрать главаря по определению очень трудно.

Пайсит: И вот правительство решило истребить мелких сошек и таким образом искоренить преступность?

Бывший коп: Логично. Разве не так?

Пайсит: А если продолжить вашу логику и предположить, что правительство расправилось с невинными людьми?

Бывший коп: Это вы умничаете?

Пайсит: Нет.

Бывший коп (задумчиво помолчав): Судя по всему, так оно и произошло. Если всего-то и требуется создать видимость карательных мер, не все ли равно, кого убивать?

Пайсит: Хотите сказать, что это махинация правительства в тайском духе?

Бывший коп: Можно выразиться и так.


Меня удивило, что агент ЦРУ решила встретиться со мной в девять часов вечера. Еще неожиданнее оказалось то, как она оказалась одета: в синий брючный костюм от Версаче с отделанной кружевами белой блузкой. Я был потрясен тем, что на запястьях Элизабет подрагивали браслеты из слоновьего волоса и она благоразумно притемнила волосы всего на два тона. Темно-красная, отливающая влажным помада была наложена густыми мазками и вместе с навязчивым запахом духов «Кензо» ясно говорила о ее намерениях. Живет ли на свете хоть один агент ЦРУ, которому не было бы предначертано новое возрождение в обличье хамелеона?

— Захотелось обогатиться местным опытом, — объяснила она, встречая меня в вестибюле. — Во время такого расследования приходится постоянно сопротивляться одиночеству.

— Танцы?

Быстрый взгляд в мою сторону.

— Это ваша рекомендация?

— Тайские, национальные?

— А нельзя чего-нибудь иного?

Руководствуясь намеками, я завел ее сначала в «Нана-плаза», где девушки в бикини танцевали вокруг алюминиевого шеста, затем в «Огненный дом» на сой Ковбой с танцовщицами без лифчиков и, наконец, в «Огненную киску» — тоже на сой Ковбой — с совершенно голыми девицами. В итоге мы оказались в баре на верхнем этаже в Пат-Понге. В этом клубе царил полумрак — единственное световое пятно выхватывало из темноты звезду представления.

Я столько раз видел банана-шоу, что не мог не испытывать скуки, зато Элизабет Хэтч неподдельно увлеклась. И вдруг зашептала, словно хотела показать, что мы с ней на равных, или вознаградить за то, что я целый вечер с ней возился:

— Взорвать бомбу в подобном месте, и смысл послания будет всем очевиден: станете поддерживать Америку, и мы развалим вашу экономику. У вас нет достаточно разведчиков и сил безопасности, чтобы уберечь свою страну. И мы тоже не способны вам в этом помочь. Ничего не скажешь — хороши союзнички. — Она улыбнулась и вдруг заговорила жеманным тоном: — Неужели это настоящие бритвы? Я читала об этом в одном из путеводителей, но не поверила. Как ей удается проделывать такие фокусы и не изрезать себя в лоскуты?

— Секрет ремесла. Хотите, чтобы я позвал мамасан?

— Пусть сначала кончит. У нее такое красивое тело.

Я потихоньку поманил мамасан и стал с ней шептаться по-тайски, пока агент ЦРУ смотрела представление. Даже в Пат-Понге не каждую девушку настолько заносит, а я хотел угодить Элизабет Хэтч, чтобы она оставалась на моей стороне. Мамасан назвала цифру, перед которой не устояло бы большинство девиц. Я сообщил ее агенту ЦРУ, и та кивнула. Когда звезда закончила выступление, мамасан подошла к ней пошушукаться. Я заметил, что девушка удивленно посмотрела в сторону американки и одарила ее соблазнительной улыбкой. Та беспечно улыбнулась в ответ. Переодевшись, тайка подсела к нашему столику и положила голову на плечо разведчицы.

— Теперь я могу уйти? — поинтересовался я.

Голос Элизабет дрожал от вожделения.

— Спросите ее, если вам не трудно, есть ли нечто такое, что она откажется делать.

Последовала короткая дискуссия между мной и девушкой на тайском.

— Ничего такого нет. Только не обижайте ее.

Элизабет вскинула голову:

— Вы так сказали, потому что я американка, потому что женщина или потому что лесбиянка?

— Нечто подобное обычно говорю мужчинам, — улыбнулся я.

Мы вышли на улицу втроем. Я поймал Элизабет такси и смотрел, как она садится на заднее сиденье со своей добычей. Внезапно она сделала шоферу знак задержаться. Опустила стекло, поманила к себе и, когда я приблизился, взяла за руку:

— Спасибо за все. Не могу сказать, что мне нравится то, что я делаю. — Американка помолчала. — Просто мне не хватает воздуха.

— Понимаю, — кивнул я.

— Это вовсе не то, что мне свойственно, — бросила она, поднимая стекло. Девушка сидела рядом с ней в черной шелковой блузке с большим вырезом и короткой белой юбке, открывающей смуглые ноги. Она перехватила мой взгляд. «Какие-нибудь проблемы?» Я покачал головой. Никаких проблем. Просто очередная задыхающаяся и жаждущая жизни представительница белой расы. Такси унесло их прочь.

Было пятнадцать минут второго — до отбоя оставалось сорок пять минут. Улица ожила парочками, спешащими в соседние отели. Встречались и белые женщины с местными девушками, но в основном бизнес оставался гетеросексуальным. Но Пат-Понг располагался всего в паре минут ходьбы от баров голубых по другую сторону Суравонга. В «Торжественном завершении» программа была почти такой же, как в Пат-Понге, только на сцене выступали не женщины, а мужчины. Большинство из них — в трусах, возрастом до двадцати с небольшим лет. И лишь немногие — старше, крепче, более возмужалые. На всех красовались татуировки.

Я перешел на другую сторону улицы к украшенной шляпками гвоздей черной готической двери — почти неприметному входу в «Безымянный бар» — эксклюзивный и настолько востребованный, что не нуждался ни в какой рекламе. Туда не попасть без официального представления. Но всякий, кто вырос на этой улице, знал пароль, и дородный, в татуировках привратник провел меня внутрь.

Как и следовало ожидать, основную часть мест вокруг сцены занимали женские задницы, в большинстве своем японские, хотя попадались решившие отдохнуть от ремесла тайки. А все остальные посетители были белыми геями. На сцене — только голые юноши и девушки, отобранные за юность и красоту, за форму тела, длину членов и качество украшений.

Я подоспел к последнему акту. Свет померк, в динамиках зазвучала мелодия «Ночи в белом атласе», и на сцене появилась обнаженная фигура в черной маске палача. В свете прожекторов засверкали татуировки, и все, особенно японки, восхищенно ахнули. Выбежали нагие юноша и девушка, упали на колени и принялись трудиться над членом выступающего. Когда знакомая музыка достигла крещендо, из небытия словно по волшебству возникла картина сражения при Мидуэе. Я понятия не имел, заметил он меня или нет. Но даже если так, мы оба понимали, что это не имеет значения.

Покинул клуб через десять минут после того, как пришел. Час отбоя уже наступил, и в районе Пат-Понга было не протолкнуться. Задержался у входа в какой-то клуб, достал мобильный телефон и нажал на клавишу быстрого дозвона:

— Предлагаю тебе сердце. Ты отдашь мне свое?

— Нет, если ты собрался умереть.

— Его необходимо остановить. Ты это понимаешь.

Долгая пауза.

— Это не просто. Что ты собираешься делать?

— Жить с тобой. Спать с тобой.

— Думаешь, это поможет?

У меня екнуло сердце.

— Стоит попробовать. Как ты считаешь?

ГЛАВА 39

Полагаю, фаранг, твоей перекошенной морали присуще считать, что если работающие в правоохранительных органах мужчина и женщина по каким-то причинам (например, если требуется устроить засаду или вести наблюдение) вынуждены изображать из себя любовников, им ни в коем случае нельзя перейти грань и, обнимаясь, поддаться соблазну? Так?

Нам на это было наплевать. И, оказавшись в крохотном любовном гнездышке на Тридцать девятой сой — ничего другого я не смог осилить в этом дорогом районе города, — мы набросились друг на друга, словно кролики. Чанья не только красива, она еще щедра. Кто я такой, чтобы ее не любить? Пусть исключительная красота — не ее заслуга, зато дружелюбие рук и мягкая заботливость, теплые прикосновения, сладкие ласки и внутренняя доброта — это от души. А я — не камень. К тому же в нашу задачу входило открыто демонстрировать страсть — особенно по вечерам, прогуливаясь у открывающихся японских клубов, когда у каждого входа стоит мамасан и озирает улицу. В дневное время наши обязанности носили более практичный характер.

Это была традиционная маленькая квартирка, где омовения полагалось совершать в огромной бадье с водой во дворе, двух конфорочная газовая плита стояла тоже во дворе — да, да! Был еще шаткий шкаф — и все. Я купил пару циновок, и мы клали их рядом.

Сильнее всего я любил ее по утрам. Сонная Чанья ложилась на бок, чтобы принять меня сзади. Или по вечерам, когда испытывала сильное возбуждение? Или днем, когда, прикрываясь от соседей саронгом, мылась во дворе? Не спрашивайте. Любовь — это безумие, пронизывающее каждую клеточку. Тем более сильное, если ее подогревает сознание, что жить скорее всего осталось не больше недели. Мы постоянно держали мобильные телефоны заряженными и ежедневно забегали в ближайшее интернет-кафе. День за днем, ночь за ночью. Но ничего не происходило, никто не собирался на нас нападать. В нас постепенно зрела самоуспокоенность. Если я вспоминал о своей должности, то пытался выудить у Чаньи информацию. Она не отказывала, однако сохраняла за собой право на множество купюр. Вторая половина ее отношений с Митчем Тернером очень напоминала историю Отелло. Только ни слова не было сказано о Яго.


Чанья вернулась в Таиланд, когда на телевизионных экранах завороженного мира снова и снова рушились башни-близнецы. Она привезла с собой больше ста тысяч долларов и не собиралась больше торговать своим телом. Ей исполнилось двадцать девять лет — многовато для этой профессии. Она построила новый дом для родителей, купила им двадцать буйволов, которых старики решили оставить на племя — труд не такой тяжелый, как выращивание риса на полях, — определила двух младших братьев в самые лучшие платные школы в Таиланде. Чанья гордилась блестящей сестрой, которую устроила на биологическое отделение университета Чулалонгкора. А когда заплатила по всем счетам, осталось не так много денег. Однако много и не требовалось. В конце своего пребывания в Вашингтоне, мучимая тоской по дому и сомнениями в себе, Чанья решила посвятить себя Будде и тем самым исправить подпорченную недостойным ремеслом карму. Ей предстояло стать майчи — буддийской монахиней. Она была королевой деревни, идолом семьи, почти богиней для всех, кто хоть что-то понимал в сельской жизни Таиланда.

Стараясь наверстать упущенное время, она как можно больше оставалась с родителями, особенно с отцом, правоверным буддистом.

— Ничего не желать — вот настоящий экстаз, — говорил он ей.

Чанья понимала, что лекарства белых, которые могли подарить ему лишние десять лет на земле, были для него сомнительной радостью: они налагали больше ответственности, чем приносили счастья. Отец искренне не понимал, зачем искусственно продлевать жизнь, и принимал лекарства из вежливости, чтобы не обидеть дочь. Чанья купила мотоцикл «хонда» и каждое утро возила отца в храм на молитву, завидуя его чистоте и желая вернуть утраченную невинность.

Когда она не ездила в храм, вставала затемно и отправлялась навестить кузину, которую знала с самого рождения. Они с Джиап были одногодками; но хотя кузина могла похвастать такой же красотой, никогда не соблазнялась деньгами и не грешила гордыней. Джиап жила в зоне вне времени, где люди занимались примитивным сельским хозяйством. Чанья смотрела, как двадцатидевятилетняя мать троих детей выводила буйвола на топкое поле и тихо напевала животным на исаанском диалекте, так же легко и радостно, как сама Чанья в пору своего детства. Их разделяло не просто географическое пространство; различие между ними измерялось не в милях и во времени — между ними словно встала стеклянная стена. В Америке Чанья чувствовала себя легче и свободнее в отношениях с теми, с кем ей приходилось знакомиться. А на родине возникло ощущение тяжести, уныния и потерянности.

Но депрессия не всегда давила на плечи — днем иные силы определяли ее мысли. Существовала небольшая проблема, о которой никто из поселения не решался ей сообщить, так что пришлось снаряжать делегацию из соседней деревни. И вовсе это была не проблема — даже нечто очень хорошее. А делегаты оказались явными сторонниками мирской составляющей тайского образа мыслей.

Спокойно и с выводящим из себя нежеланием перейти к сути дела они объяснили Чанье, насколько блестящей была ее сестра. Постоянно первая в классе, она обладала не только способностями, но и чем-то таким, что можно назвать даром Будды. И если бы кто-нибудь оказал ей помощь и спонсорскую поддержку, сумела бы кончить тайский медицинский институт. Однако…

Чанье надоело слушать, как они ходят вокруг да около.

— Тайский медицинский институт? Лучшие в стране врачи свободно говорят по-английски, потому что они получали образование в Соединенных Штатах или в Англии. Да, это требует денег, и немалых. Но подумайте, какая польза стране, если тайская женщина из глухой глубинки, понимающая, что народу требуется врачебная помощь, будет обладать самым престижным в мире дипломом! Это поднимет статус женщины вообще.

Чанья прекрасно понимала ход мыслей практичных крестьян — сама время от времени мыслила такими же категориями: ей осталось от силы два года, в течение которых она еще сумеет зарабатывать деньги, какие другим и не снились. А потом лишится таких возможностей. Какие уж возможности у необразованной девушки из Сурина — тем более бывшей шлюхи?

Она прикинула. Если не уезжать из Таиланда — этого ей делать очень не хотелось, — но годик-другой поработать в Бангкоке, то с тем, что у нее осталось, можно набрать достаточную сумму. Годом больше, годом меньше — какая разница, особенно если в числе добрых дел появится чудесное превращение сестры в первоклассного врача. Чанья убедила себя, что Будда ее одобрил бы, и решила, что сумеет доказать это математически. Она немедленно взялась за калькулятор — цифры выглядели примерно так: в среднем три мужчины в неделю за десять лет равняется 1560. На каждого мужчину приходится в среднем два соития (одно ночью, одно утром, чтобы пробудить его щедрость) — это получается 3120 эпизодов, негативно влияющих на карму. Чтобы нивелировать отрицательное воздействие, сестре необходимо вылечить такое же количество средних и тяжелых больных, с чем, по мнению Чаньи, она легко справится в течение примерно одного года. Другими словами, за деньги, отданные на образование сестры, Будда освободит ее от кармических последствий занятия неблаговидным ремеслом через год после того, как сестра подучит диплом.

Но Чанья не спешила. Америка истощила ее сильнее, чем она думала. И красотка решила расслабиться — на тайский манер.


Благодаря предупреждению Митча она уезжала из Соединенных Штатов с такой поспешностью, что ему не пришло в голову спросить у нее адрес. Не было у Митча и номера телефона, потому что ее американский мобильник не действовал за пределами США. Если бы Чанья захотела, то могла бы навсегда захлопнуть дверь перед Тернером. Даже имея доступ к немалым возможностям ЦРУ, он вряд ли сумел бы отыскать ее в Таиланде. Именно так она и собиралась поступить: порвать навсегда и с ним, и с его пугающим восхитительным безумием.

Но переезд с Запада на Восток вызвал такие изменения правил игры, от которых кругом шла голова. Послеобеденные часы в ее деревне были долгими и жаркими. Никому не приходило в голову ничего иного, как завалиться спать, сыграть в «больше-меньше» или нализаться самогона. Недаром же она называлась Деревушкой Спящего Слона. Даже ее кузина Джиап любила сразиться на деньги и побаловаться холодным пивком. Стремясь заработать состояние, Чанья усвоила кое-что из религии — целеустремленность. Каждый вечер надо составлять список того, что необходимо сделать завтра. Трезвенник Митч привык при этом молиться. А на следующий день проверять, что выполнено и на сколько удалось продвинуться к цели. При переезде в другую страну такая привычка моментально забрала покой. Стоило повременить пару месяцев, беспокойство бы улеглось и Чанья приспособилась бы к примитивному ритму жизни любимого дома. Но в соседней деревне, в десяти минутах езды на мотоцикле обнаружилось интернет-кафе.

Это был дом в китайском стиле. Хозяйка, пожилая женщина, вдобавок к составлению гороскопов, продаже любовного зелья и астрологическим бизнес-прогнозам, чтобы свести концы с концами, брала на дом стирку и установила несколько подключенных к Интернету компьютеров. Чанья знала, что в любой онлайновой службе она может получить абонемент пользователя так, что Митч не сможет определить ее местонахождение.

Раньше она не сознавала, но, оглядываясь назад, поняла, что Тернер при всех его проблемах оказался ближе всего к тому, что принято называть истинным любовником. Танее, разумеется, был великолепен, но она состояла при нем младшей женой, а не богиней. Чанья не могла сказать, насколько она любила Митча, но теперь видела, как сильно влекла его страсть, и ощущала себя так, словно у нее отняли нечто жизненно важное. Сердце постоянно мучительно ныло — новое и очень непривычное состояние в ее положении.

Первое послание в адрес его электронной почты на работе было образцом кокетливой скромности:

Привет, ты как?

Через несколько минут он ответил:

Чанья, Господи, где ты? Куда подевалась? Я совершенно сошел с ума. Каждый день молюсь, утром и вечером хожу в церковь, сажусь на заднюю скамью, и когда не возношу молитвы, то плачу. Чанья, я не могу без тебя. Совершенно сбрендил, верую не так, как полагается, от всего оторвался, на работе лицемерю, знаю, вся система пошла кувырком и мое единственное спасение — это ты. Все последние недели думал об одном: только ты способна меня спасти. Хочу быть только с тобой. Сделаю все, что пожелаешь. А ты можешь делать все, что тебе угодно. Продолжай заниматься проституцией, если тебе это нужно. Где ты? Я уверен, что могу получить назначение в страну. Атака на башни-близнецы поставила контору на уши. Кое-кто из начальников готов прислушаться к любому намеку, особенно со стороны тех, кто знаком с Азией. Мне и надо-то всего сказать, что готов поболтаться на тайской границе, где много мусульман, собрать о них сведения и выяснить, что замышляют бородачи… Могу оказаться там через месяц, а может быть, и раньше. Все хотят заработать очки на одиннадцатом сентября, и, по мнению некоторых, послать такого человека, как я, в край правоверных полезно для послужного списка. Дорогая, дай мне номер твоего телефона. Пожалуйста.

Чанья напечатала:

А разве мы не можем болтать по Интернету?

Тернер прислал:

Ты должна дать номер твоего телефона. Вчера я переговорил с боссом — сказал, что готов поехать к вам. Он так меня благодарил, что чуть не встал на колени. В ответ сообщи хотя бы свой телефон. Ну пожалуйста, Чанья. Я умираю без тебя. PS: Вчера вечером специально ради тебя посмотрел «Симпсонов». Гомер стал талисманом команды «Спрингфилдских изотопов». Очень хороший эпизод.

С самого начала их отношений Чанья почувствовала, что ее притягивает некая загадочная сила. Может быть, та легендарная энергия, которой, как принято считать, обладают все американцы? Или обычная древняя жажда женщины к самолюбованию? Невольно чувствуешь себя польщенной, если мужчина готов ради тебя уехать из Вашингтона и жить в третьем мире, в какой-то дыре, только бы находиться рядом с тобой. Чанья сообщила Митчу номер своего тайского мобильного телефона. За этим последовали сплошные звонки. Судя по времени вызовов, Тернер страдал бессонницей, но, перед тем как позвонить, не забывал выпить стакан вина, поэтому ей не приходилось терпеть мрачную, молитвенную, серьезную составляющую его характера. Подвыпивший, он даже по телефону умел рассмешить. Внезапно скучные сонные вечера оказались скрашенными смехом до упаду.

Прошло несколько недель, и Митч позвонил из городка, о котором Чанья почти не слышала. Город находился на другом конце Таиланда, на малайзийской границе, и назывался Сонгай-Колок. Она никогда там не была, но слышала, что город представлял собой сплошной бордель для мусульман, толпами приезжающих туда из пуританской Малайзии. Занятые в этом ремесле женщины привыкли смотреть свысока на бангкокскую элиту.

После первого звонка Митча из Сонгай-Колока Чанья закрыла мобильный телефон в странном расположении духа. До сих пор их телефонное общение ограничивалось сплошным хихиканьем, было чем-то вроде забавной прививки американского остроумия, страсти, энергии и оптимизма, без малейшего проявления собственничества, назойливости, фальши, назидательности и нетерпимости. Соединенные Штаты являлись ей, словно с рекламного плаката. Но Чанья сомневалась, что все останется по-прежнему, когда они встретятся лицом к лицу. Несмотря на все просьбы Тернера, она только через месяц предприняла первую поездку на юг. И упорно отказывалась назвать Митчу свой адрес в Таиланде. Он до сих пор не знал ее фамилии.


Тернер встретил ее в Сонгай-Колоке на автовокзале, и Чанья сразу поняла — что-то не так. Было раннее утро (она ехала ночью), а Митч казался трезвым. И когда принимал ее чемодан, у него ходуном ходили скулы — давала о себе знать беспокойная, погруженная в тревожные мысли, обидчивая, рассыпавшаяся на кусочки сторона его натуры. Но было и нечто другое: Митч похудел и казался больным. Сонгай-Колок вовсе не пошел ему на пользу. Во время поездки в такси домой он обмолвился, как ему не нравится этот город. Все стало понятно: американец страдал от жестокого культурного потрясения. До этого он посетил всего одну азиатскую страну и съездил в Японию, которая тоже вызвала в нем культурный шок, но совершенно иного рода: в мелочах повседневной жизни японцы ушли на голову вперед американцев — они сумели совершить почти невозможное, соединить древнюю культуру с суперсовременными техническими устройствами. В Японии все оказалось лучше, чем в Америке: еда, санитария, ночная жизнь, женщины, татуировки — особенно татуировки. По сравнению с Японией Сонгай-Колок казался выгребной ямой третьего мира.

Митч указал на дом, где располагалась его квартира. Он стоял рядом с полицейским участком, по периметру которого примостились хибары проституток.

— Видишь? Я наблюдаю это каждую ночь! — Американец вызывающе посмотрел ей в глаза. — Смотрю на них!

Ничего страшного. Может, он просто сегодня не в духе? Но у Чаньи похолодело сердце, когда тот показал ей свой миниатюрный телескоп.

— Они постоянно скалятся и усмехаются. Это… черт знает что!

— В чем дело, Митч? Что случилось?

Тернер мотнул головой:

— Как это возможно? Почему они до сих пор не в аду? Ведут себя так, будто всего-навсего принимают душ, а потом делают вид, словно ничего не произошло. Как если бы встретились добрые друзья — оказывают друг другу услуги: он помогает ей деньгами, а она ему отсасывает и дает. Это подобно, подобно… не могу даже выразить!

По дороге из Сурина Чанья делала пересадку в Бангкоке и специально ради Митча заскочила в супермаркет в центре города — купила бутылку его любимого красного калифорнийского вина. Он поморщился, но штопор протянул. Чанья нашла два стакана, от души налила и смотрела, как Тернер пьет. Потом ждала, когда подействует волшебство. Сначала ей показалось, что ничего не происходит: Митч продолжал ругать грязных, похожих на животных молодых людей, которые каждый вечер толпились у хибар проституток. Но мало-помалу его настроение изменилось, в глазах появился блеск, хотя и с сумасшедшинкой, но это было все-таки лучше, чем депрессия. Внезапно Митч улыбнулся и встал на колени перед сидящей на диване Чаньей:

— Какой же я все-таки ханжа!

— Что верно, то верно.

— Снова начал выделываться. А знаешь, чего мне хочется больше всего на свете?

— Трахнуть в задницу тайскую шлюху.

Потрясенный взгляд, затем смех:

— Господи, Чанья, что со мной такое? С чем я не могу справиться?

Она сдержалась и не ответила: «С реальностью». Если честно, Чанья испытывала возбуждение — пять месяцев ни с кем не спала и теперь вспомнила, какой американец заводной, когда выпьет. Она позволила ему себя раздеть. После великолепного, как всегда, представления Митч внезапно разрыдался:

— Извини, дорогая, у меня ум за разум заходит. Может быть, это ошибка? Совсем не хотел снова начинать тебя мучить. Я, наверное, невыносимый, конченый урод.

Чанья погладила его по волосам и ничего не ответила.


Во время первой поездки она провела у него три ночи и начала понимать, что с ним случилось. Мозг Митча работал в том же режиме, что в Вашингтоне, но тем не менее разница оказалась огромной. В округе Колумбия работа играла роль увеличительного стекла, фокусирующего его дарования, и давала пищу для постоянных размышлений. Пусть, уходя из конторы и меняя индивидуальность, он приходил в дурное расположение духа, но оставалось ощущение, будто за ним что-то стоит, а он чего-то добился и продолжает идти вперед. Другими словами, в Вашингтоне перед глазами стояла цель, а это для любого американца высшее божество.

В Сонгай-Колоке цель исчезла. Он солгал начальству и, чтобы приехать сюда, воспользовался ложным предлогом. Это стало очевидно на следующий день после появления на юге Таиланда. Благодаря своему пытливому уму Митч сразу понял, что этот город-бордель отнюдь не вотчина мусульманских фанатиков — хотя бы потому, что здешние мусульмане свободного нрава знали, как разобраться с мешающими жить бородачами. И вот, за неимением лучшего, агент ЦРУ вечер за вечером следил за лачугами проституток. Это превратилось в его цель. Отвратительно вульгарную. Иногда из участка выходили полицейские перекинуться с девочками парой слов, поболтать, выпить по бутылке пива. Затем появлялись клиенты, тоже болтали с проститутками, болтали с полицейскими. Атмосфера, как на вечеринке — никто не испытывал ни малейшего чувства вины. Мусульманские юноши обращались с девушками на удивление почтительно вежливо. А проститутки — никто бы не сказал, что они обитают на низшей ступени феодального общества — как будто не страдали комплексом неполноценности. И выглядели намного счастливее, чем какой-нибудь конторский дармоед. Если подумать — счастливее всех, кого он знал в США или в Японии. Их живость не была напускной, она была у них в характере.

Для человека с меньшим духовным багажом это не возымело бы эффекта землетрясения, но Митч, надо отдать ему должное, увидел в ситуации глубокий смысл. Юноши исповедовали ислам и, хотя носили усы и тюбетейки, являли собой эквивалент добропорядочных христиан. Но тем не менее радостно грешили, словно не замечая, какое воздействие оказывает такое поведение на их бессмертные души. Что же здесь творится?

Ответ дала Чанья, ветеран на поле сражения, именуемом западным сознанием:

— Они ничего собой не представляют, Митч.

Американец захлопал глазами. Черт возьми, а ведь так и есть. Никому из них, и уж тем более вот этим юным ловеласам, не приходило в голову, что они ничто в миропорядке вещей. Разумеется, в этом-то и заключается ошибка — типичное заблуждение примитивных людей, не успевших обрести великого дара личности.

— Со временем все, конечно, изменится, — заговорил Тернер с другим выражением. — Даже Сонгай-Колок будет выглядеть и жить как первоклассный город, когда в вечно неблагодарный мир привнесут просвещение и всю грязь… сметут под ковер. А пока множатся беззакония и уродства.

Он заметил в свой телескоп, что с момента приезда появились пять новых хижин. Сонгай-Колок — растущий город, процветающий на сексе. Мусульманском сексе, и никто ничего не предпринимает.

Чанья заметила, как болезненно подергивается его лицо. И сказала нечто такое, что, несомненно, являлось сутью всего, что интуитивно постигла в Митче, в западном мире, в белом человеке;

— Разве что-нибудь изменилось бы, если бы ты не мучил себя?

Это уж было слишком — нет никакой разницы между ним и озабоченными мусульманами, между ним и шлюхами, между ним и здешними копами, и сверх всего — его мучения никому не нужны. Несмотря на то что Запад устроен для того, чтобы пудрить людям мозги, такие, как Митч — то есть те, у кого имеется контрольный пакет акций компании, именуемой Западом, — отказываются поверить непреложным истинам. Он отговорился какой-то ерундой, посмотрел на себя в зеркало и стал бормотать о том, какие планирует сделать себе татуировки.

А Чанья открыла бутылку вина, протянула ему стакан и стала ждать, когда его отпустит, он забудет про цель и рассмеется. Понятие цели настолько глубоко проникло в его существо, что только спиртное могло принести свободу. По крайней мере до сих пор она знала единственное лекарство — вино. Но беда была в том, что, когда эффект проходил, Тернер мрачнел сильнее. И еще; впервые Митч I и Митч II одновременно обитали в его теле и перебрасывались рассудком хозяина, точно теннисным мячом. Чанье не дано было понять, что это новая стадия психоза. На свой, тайский, манер она не могла не разглядеть забавную сторону. С самыми добрыми намерениями она лишила одежд этого большого, мускулистого, блестящего и невероятно важного человека. Кто мог подумать, что американец окажется настолько хрупким?

Ее приезд принес ему пользу — в этом не было ни малейших сомнений. Даже когда он трезвым прощался с ней на автобусной станции, его кожа отливала здоровым блеском, а в глазах появилось исконное душевное равновесие. Но Чанья сомневалась, что так и будет, когда приедет в следующий раз.

Не стала давать никаких обещаний, а он набрался мужества принять все как есть. Но смог держать себя ровно столько, сколько ей потребовалось времени добраться до дома. Стоило Чанье выйти из автобуса, как в ее сумочке зазвонил мобильный телефон.

И началось. Митч звонил каждый день. Если она не отвечала, то чувствовала уколы вины и тревожилась за его рассудок — в конце концов, ведь именно она стала причиной того, что Тернер оказался в этом дрянном городишке. А если отвечала, Митч очаровывал ее юмором, но когда она расслаблялась, настроение собеседника резко менялось и он требовал немедленно приехать к нему либо дать свой адрес.

Чанья, хоть и познала тысячу мужчин, не разбиралась в любовных тонкостях, и ей требовалась мудрость старших. Старуха из интернет-кафе, казалось, разгадала ее мысли без всяких объяснений. Чанья отказалась от приворотного зелья, наоборот, попросила нечто такое, что охладило бы мужчину. «Он — фаранг», — призналась она. С возбудимой психикой белых, которая мешает принять жизнь такой, какая она есть. Что ему надо? Хочет обратить ее в американку, иными словами, колонизировать, словно она какая-нибудь отсталая страна. Его сводит с ума ее сопротивление психическим атакам. Хуже того, нельзя скрыть факта, что ее разум совершеннее, чем его. Пусть нет образования, зато она угадывает его не слишком мудреные настроения, словно он — открытая книга, а Митч ее понять не в состоянии. Это объяснимо: Тернер закрывает глаза на то, каким образом она зарабатывает на жизнь. Смешно. Если способ добыть хлеб насущный представляет такую проблему, с какой стати этот фаранг пересек полмира, чтобы быть с ней? В этом он весь — человек с раздвоенным сознанием: неотвратимо влечет к тому, что ему омерзительно, и он пытается превратить ее в нечто, по его мнению, желанное, но на самом деле ненавистное. В то самое мгновение, когда она станет американкой, ему сделается скучно и противно. И еще он христианин, добавила Чанья.

Старуха совсем не разбиралась в христианах, зато она кое-что понимала в мужчинах — будь они белыми или не белыми. Местные уроженцы, живущие в этом районе Таиланда на границе с Камбоджей, обладали верным лекарством, универсальным средством на все случаи жизни, которое фаранги, по своему недомыслию, объявили вне закона. В ее дни, если человек простужался, страдал от депрессии, нуждался в обезболивающем или если требовалось что-то добавить для вкуса в суп, природа предоставляла все необходимое в виде мака.

Она посоветовала подсыпать немного в вино или в еду. А когда оценит, научить курить. Не было случая, чтобы, употребив опиум, человек нанес обиду другому человеку. И никакой головной боли, никаких перепадов настроения, как от спиртного. Старуха некогда была замужем за конченым алкоголиком и возненавидела любые продукты возгонки, считая, что их необходимо запретить. В ее лавочке не было никакого спиртного, даже пива. Она продала Чанье немного опиума и трубку. Показала, как с ней обращаться и что делать с опиумом, если решит подсыпать его в вино. Когда в очередной раз позвонил Митч, Чанья согласилась приехать к нему на следующей неделе.

Во время бесконечной поездки в автобусе на юг у нее непрестанно холодело внутри, и она винила в этом Тернера. Если это чувство называется любовью, то с нее довольно такой любви. И еще со страхом ждала, в каком он встретит ее настроении, — Чанья, как и в первый раз, приехала в Сонгай-Колок ранним утром.


Трудно было судить, лучше ему или хуже: ее встретил изможденный, небритый человек с затуманенным взглядом. Чанью неприятно поразило, как он сдал за короткое время, но по крайней мере не принялся изводить. Наоборот, что было непривычно, держался виновато.

Митч признался, что накануне вечером принял две таблетки яа-баа и был напуган действием метамфетамина: появились навязчивые параноидальные фантазии, возникло сильное желание выпрыгнуть из окна. Тогда он купил бутылку дешевого тайского виски и выпил всю до дна. Вероятно, виски его и спасло, следствием чего явилась тошнота. Мет и спиртное нельзя мешать, объяснила Чанья. Так недолго себя угробить. Митч равнодушно пожал плечами и улыбнулся, как не совсем вменяемый человек. Немыслимо для американца — он сутра не почистил зубы. Чанья заметила на них налет, дыхание было несвежим.

— Невелика потеря. Я и без того ощущаю себя мертвецом. Это ты меня уничтожила. Не знаю, как тебе удалось и зачем ты так поступила. Сама хоть понимаешь? Потому что ненавидишь американцев? Сговорилась с нашими врагами?

— Митч! — Она зажала ладонью рот. — Я уезжаю.

— Нет-нет, дорогая. Ничего подобного не имел в виду, просто пошутил, притворяюсь ненормальным — американский юмор, тебе не понять. Пожалуйста, останься. Иначе, клянусь, убью себя.

Он упал на колени, обхватил ее ноги, словно спасая себя от беды. Чанья вспомнила об опиуме в сумочке.

— Митч, выпей стакан вина. Успокойся. Это безумие. Неужели ты считаешь, будто я проделала весь этот путь, чтобы находиться с безумным человеком?

Чанья смотрела, как Тернер пьет вино с опиумом, и сомневалась, станет ли от этого лучше. Не она ли сама пристрастила его к спиртному? А теперь приучает к опиуму. Но тут же решила: пусть улучшение наступит только на время, но обстановка в квартире настолько давит, а глаза американца так пугающе безумны, что хуже не будет — все средства хороши. Убедила себя в том, будто оказывает скорую медицинскую помощь. И не исключено, что спасает собственную шкуру. У любовника хоть и поехала крыша, но телом он еще очень крепок.

ГЛАВА 40

Признайся, фаранг, ты всю жизнь мечтал попробовать опиум. Разумеется, только разок, просто посмотреть, что получится. Конечно, не в компании родных и даже не сослуживцев, которые способны настучать начальству в тот самый момент, когда тебе светит повышение. А во время коротенькой поездки с подружкой, с которой втайне от всех договорился смотаться куда-нибудь в Юго-Восточную Азию, чтобы вновь обрести себя и осознать смысл своего существования во время кризиса среднего возраста (или юношеского кризиса, или кризиса тридцатилетних). Согласись, само слово «опиум» очень соблазнительно. Такое притягательное, литературное, особенное и редкое в наши дни.

У бирманской и лаосской границ организуют специальные опиумные туры, хотя их так не называют. Нашли другое наименование — «приключение». Туристы идут по слоновьей тропе, сплавляются по реке на бамбуковых плотах, курят до одури марихуану и проводят две незабываемые ночи в хрупких хижинах, где раскуривают трубочку опиума, а то и целых десять, с колоритными аборигенами из горных племен (чьи дети по каким-то канувшим в Лету причинам помнят все слова песни «Брат Жак» и готовы запеть, если им стукнет в голову, будто их желают слушать). А почему бы и нет? Привычка к опиуму не так прилипчива, как телевидение, и совсем не засоряет ум. В течение многих веков белый человек был закоренелым наркоторговцем и не сомневается в своем священном праве облегчать существование миллионам плодовитых азиатов при помощи средств, которые для самого белого человека стали считаться опасными («Филип Моррис» — это название ничего вам не говорит?). Но теперь сделалось гораздо выгоднее прописывать транквилизаторы и домашние развлечения… Вдумайтесь в это.

То, как Чанья наблюдала за действием опиума, тебе, фаранг, может показаться слишком уж по-тайски безразличным, зато у меня не вызвало отрицательных эмоций. Алкоголь первым достиг мозга Митча и оказал привычное воздействие. Настроение изменилось — американец стал с ней шутить, начал раздевать. Оба, как обычно, приняли вместе душ — эту процедуру Тернер называл бордельной гигиеной, — и ее тело вновь показалось волшебным. Он обожал ее в такие мгновения. Чанья не решилась бы назвать это просто вожделением — столько благоговения оказалось в любовном шепоте Митча, столько благодарности за утешение, которое их соединение приносило его измученному уму, и столько неподдельного восхищения ее красотой, особенно когда она улыбалась. Скажите, найдется ли женщина, на которую это не произвело бы впечатления? Пьянящее ощущение — лучше, чем показывают в кино. Явно неподдельное чувство.

Занося на нее мускулистое бедро, Митч что-то потрясенно проворчал, как человек, которому наконец удалось переломить ход жизни. Чанья ощущала на себе вес его правой ноги и чувствовала, как уходит из мышц скованность. Одна за другой они раскрывались, точно соцветия, и теряли ту безумную энергию, сумасшедшую силу, которую Будда называет источником кармы, а следовательно, причиной всех страданий. Чанью поразило (старушка в самом деле кое-что смыслила в жизни), что она в этот миг испытывала одно-единственное желание — находиться рядом, словно сама приняла опиум. Какое это было наслаждение — отдаваться во власть выпушенного на свободу мужского торнадо и одновременно с Митчем переживать катарсис! Так они лежали целых десять минут. Тернер смотрел на завитушки раковины ее правого уха, а она прислушивалась к его дыханию. Чувство покоя разгладило искаженные мукой черты лица.

Трудно переоценить, какое действие оказало на Чанью это мгновение: внезапно выражение его лица стало обычным, человеческим. Ведь она целый год считала, что этот гигант, это существо — фаранг — отличается от всех остальных. И вот произошло превращение, благодаря которому американец вернулся в сообщество людей. А это значило, что все случившееся до сих пор было просто формой безумия, тупиковым заблуждением белого, ходячим доказательством неспособности белого общества повзрослеть. Чанья оказалась потрясена. Наконец девушка нашла в себе силы стряхнуть с себя его ногу и перекатить Митча на спину. Он еще с минуту не выпускал ее, посмотрел невидяще в глаза и прошептал:

— Мардж.

— Что, Гомер? — Она попыталась как можно точнее, несмотря на тайский акцент, изобразить выговор героя мультика.

Мимолетная ухмылка, и он провалился в некое загадочное пространство, куда ей дороги не было. Чанья положила под голову подушку, натянула на себя одеяло и оставила его там, куда занесло. Через восемь часов он вынырнул обратно, восхитительно посвежевшим и в безмятежном расположении духа.

— Опиум, — призналась Чанья. — Я подсыпала тебе в вино опиум.

Эта новость нисколько не поколебала его безмятежности. Как и предсказывала старуха, Митч попросил еще.

ГЛАВА 41

Как тебе правится, фаранг, сначала найти в жизни что-то хорошее, а затем все испортить излишествами! В золотые деньки опиума джентльмен ограничивался парой трубок за ночь, мог дожить до ста лет и исправно выполнял дневные обязанности, уверенный, что вечером на диване его ждет экзотическое отдохновение от повседневных забот. Одному Будде известно, откуда взялась мысль, что ничем не нарушаемая монотонность — естественное и полезное состояние пытливого ума. Никто не утверждает, что мак — ответ на все жизненные вопросы. Это всего лишь перерыв в бесконечной работе ума. Никто не предлагает целый день оставаться под кайфом.

После того опиумного дебюта Чанья еще несколько раз ездила к Митчу. Наркотик почти совершенно вытеснил ее и стал главным предметом его вожделения. Он требовал все больше опиума, научился курить трубку, а она привыкла к его затуманенному, устремленному в никуда взгляду. Но наградой стала новая волна нежности и благодарности. Из глубин обретенной Митчем безмятежности родился совершенный любовник и муж, хотя их сексуальная жизнь потеряла былую напряженность. Но и это оказалось не так плохо. Чанье пришлись по вкусу наполненные смыслом минуты тишины, когда на смену навязчивой идее фарангов наполнять пространство всяческим шумом пришло восхитительное ничто.


В каждую последующую поездку она, хоть и с тяжелым сердцем, брала все больше опиума. Старуха забеспокоилась, видя, какое количество наркотика требуется фарангу. Она не считала себя торговкой дурью — просто лечила людей травами, что было частью ее традиционной культуры и соответствовало роли деревенской старухи. В конце концов она предупредила Чанью, что больше не станет продавать опиум. Не хватало только, чтобы ею занялась какая-нибудь служба безопасности белых или потребовали делиться местные копы. Чанье пришлось сказать Митчу, чтобы он уезжал, поскольку больше не может доставать наркотик. Но в ее судьбу вмешался случай.

Во время следующего визита Митч рассказал странную историю, которая, как она, оглядываясь назад, поняла, сильно на него подействовала, хотя трудно было сказать, что в ней правда, а что фантазии. Он по крайней мере верил.

Вечером с неделю назад Митч возвращался с одной из бесконечных прогулок по городу, который уже знал, как свои пять пальцев, сунул ключ в замочную скважину и обнаружил, что дверь открыта. Решил, будто наркотик довел его до того, что он забыл ее запереть. Но когда переступил порог, чьи-то руки увлекли его в комнату и закрыли замок.

То, что предстало его глазам, очень сильно напоминало худший кошмар, и на мгновение его парализовал страх. За руки его держали здоровенные детины в тюбетейках, по виду малайцы, а на полу сидел имам с длинной седой бородой, в мусульманском халате и разукрашенной шапочке. Вокруг разместилось не меньше пятнадцати мужчин, все в тюбетейках, в основном среднего возраста, явно ученики святого человека. Юноши заставили Митча сесть на пол лицом к имаму.

После первых мгновений парализующего ужаса, когда Митч едва мог дышать, выучка взяла свое, и он скользнул взглядом по незваным гостям, стараясь определить, какое у них оружие. Оружия не оказалось. Даже те, что держали его, были не вооружены. Накачанные долгими годами тренировок мускулы давали ему преимущество, и Тернер подумал, что смог бы расшвырять тех двоих и убежать. Его мысль не ускользнула от имама и учеников — они знаками попросили оставаться на полу. Митч прикинул в уме: если эти люди намереваются его убить, у них есть для этого все возможности. Даже если удастся вырваться из комнаты, прихлопнут, прежде чем он доберется до аэропорта Хатъяй, то есть задолго до того, как покинет земли правоверных Таиланда. Нервы Тернера серьезно пострадали от опиума и спиртного, но он достаточно владел собой, чтобы оставаться на полу. Даже попытался подготовиться к смерти. Таково было одно из его священных, данных самому себе, обещаний: пусть жизнь не слишком удалась, но он должен умереть как отважный американец. «Будь способен хоть на это», — уговаривал себя Митч, слыша громкое биение своего сердца.

Но случая повысить самоуважение не представилось: имам, словно просчитав его мысли и постигнув глубину страха, улыбнулся покровительственно, будто ребенку. Другие не такие уж молодые мужчины, среди которых Тернер узнал несколько уважаемых граждан Сонгай-Колока и преуспевающих владельцев гостиниц, успокаивающе замахали руками. Когда стало ясно, что Митч не собирается бежать, один из телохранителей почтительно опустился на пол рядом с имамом.

— Пожалуйста, извините нас, мистер Тернер, — начал старик. — Но если бы мы попытались связаться с вами иным способом, кое-кто это бы заметил и ваша жизнь оказалась бы под угрозой. Не говоря уже о наших. Мистер Тернер, мы собрались здесь, чтобы помочь вам остаться в живых. Мы не причиним вам зла, хотя, как понимаете, наши предупреждения не лишены личной выгоды. — Имам кашлянул и сделал жест рукой, отпечатавшийся в памяти Митча Тернера: старик будто гладил домашнюю кошку. — Нам известно, что вы работаете на ЦРУ и находитесь здесь, чтобы следить за мусульманами, особенно из Малайзии и Индонезии, потенциальными членами «Аль-Каиды» или другой террористической организации. Поверьте, мистер Тернер, мы отнюдь не против существа дела, но протестуем против того, каким способом это го добиваете я ваша страна. — Примирительный кивок головой. — Впрочем, мы здесь не для того, чтобы вас обращать в свою веру, а чтобы помочь. Неужели вы действительно полагаете, что прибытие сюда агента ЦРУ ускользнуло от внимания мусульманского мира Юго-Восточной Азии? Разумеется, ни один человек не верит легенде, будто вы работаете на телекоммуникационную компанию. О вашей истинной службе сообщается в мусульманских сетях, и даже помешена фотография. Найдется немало юных фанатиков, которые с радостью распрощаются с жизнью и взорвут вас вместе с собой. Нам уже известно о трех независимых индонезийских группировках, двух малайзийских и парочке тайских мусульман, возмущенных вашим дерзким присутствием в Сонгай-Колоке. Вы рассудительный человек, мистер Тернер, я бы сказал, человек с блестящим умом, и не мне вам объяснять, какие выгоды получает ваша правящая элита от непрекращающейся войны с мусульманским миром. Нефть, оружие. Америкой гораздо легче управлять и ее гораздо легче поддерживать, если она находится в состоянии войны. Согласны, мистер Тернер? И миром легче управлять, если он в состоянии войны. — Новая пауза. — Позвольте мне процитировать одного умного американца: «Америка — гигант, но гигант уродливый». Не удивляйтесь, мистер Тернер: не одни вы способны подслушивать в электронном пространстве. Не забывайте, большинство компонентов подслушивающих устройств производятся тут неподалеку — за границей, в Малайзии.

Имам надолго замолчал, а Тернер лихорадочно пытался сообразить — что, черт возьми, происходит? Эта фраза была из электронной почты, которую он послал близкому другу в США.

— Мы не хотим войны, мистер Тернер, — продолжал старик. — Мы граждане Таиланда и этим довольны. Но в то же время мы — мусульмане. Не мне вам рассказывать, насколько жестокими могут быть буддисты, если им кажется, что целостность королевства под угрозой. Если вас убьют здесь, на юге, Вашингтон развопится на весь мир. Правительство Таиланда окажется под невероятно сильным давлением. А оно и так уже разрабатывает планы переселения мусульман в специальные лагеря, если ситуация с безопасностью будет ухудшаться. И это, разумеется, окажется началом конца не только для нас, но и для мира в Юго-Восточной Азии. Однако мне кажется, что ваше правительство это не остановит. — Короткая пауза. — Мы просим вас уехать из Сонгай-Колока. Если вам не дорога собственная шкура, сделайте это ради нас. Полагаю, вы христианин и, наверное, знаете, как глубоко ислам чтит Христа. Ради Христа, уезжайте! — Он всмотрелся в глаза Митча Тернера. — Ищите свою смерть в другой стране. В таком случае жертвой скорее всего окажетесь вы один, а не полмира.

Имам поднялся, сохраняя достоинство, пересек комнату и повел за собой остальных. Но на пороге задержался и обернулся:

— В западном мире очень много проблем, мистер Тернер. Но есть одна серьезнее остальных, и именно она способна стать причиной гибели цивилизации. Вы не способны осознать, что можете оказаться неправыми.

Митч Тернер остался один. Внизу, вокруг стены кипела ножная жизнь. Потрясенный американец дрожал. Он ходил по квартире, мотая головой из стороны в сторону. И лишь минут через пять заметил оставленный на кофейном столике обернутый золотой лентой зеленый с рисунком пакет. Учитывая обстоятельства, трудно было предположить, что пакет мог оказаться ловушкой, но нервы американца настолько расшатались, что он тянул время, не решаясь его вскрыть. Наконец разорвал бумагу и нашел плотный тягучий темный шарик опиума. Намного больше того, что привозила ему Чанья.

— Он догадался, что я ищу смерти, — пробормотал Митч, готовясь раскурить трубку.

ГЛАВА 42

Чанья отказывалась поверить, насколько плохо все складывалось. Митч Тернер пристрастился к опиуму, и вина лежала на ней.

Девушка пожала плечами. Карма есть карма. Быть может, не она, а его маниакальное поведение, причина которого лежит в прошлых жизнях, превратило увлечение в тяжелую форму наркомании. Ей не в чем себя упрекнуть. У нее были самые лучшие намерения. Но, как сказал Будда, единственная настоящая услуга, которую можно оказать другому существу, — помочь на пути к нирване. Все остальное — потворство чужим капризам. Она чувствовала, что настала пора прекратить потворствовать собственным капризам, и в этот момент приняла решение работать у нас.

С простодушием дочери Таиланда, оказавшейся в затруднительном положении, сменила в телефоне сим-карту и перестала отвечать на электронные письма. А Митч с упорством американца, обуреваемого навязчивой идеей, обнаружил ее через несколько месяцев в «Клубе пожилых мужчин».

Чанья ничего не имела против заведения матери, но ей потребовались усилия, чтобы вернуться к прежнему, низкому образу мыслей после того, как решила больше не возвращаться к работе.

Она ничего не имела против клиентов. За все ее долгую практику ей повстречались пять-шесть человек, которые доставили неприятности, и она знала, как с этим разобраться. Хуже всего было унижение. Двадцать девять лет совсем не то, что девятнадцать. Не получается смеяться над всем, как над игрой, в которую играла, пока росла. Чанья, насколько возможно, избегала минета. Оставалось изображать мужественную мину на лице: грустная проститутка — заведомый банкрот. Клиенты приходили для того, чтобы их подбадривали, у многих и собственных проблем хватало. А зачем бы им еще пользоваться продажными женщинами? Это был печальный, падший, подземный мир, как выразился Будда, мир страдания. Чанья едва могла поверить собственным глазам, когда увидела Тернера в «Клубе пожилых мужчин».

Она недавно закончила с клиентом и, если бы пожелала, имела право идти домой. Но осталась, ведомая желанием заработать как можно больше. Чанья смотрела на это просто и, отдохнув полчаса наверху, появилась на лестнице. Все это время мрачный фаранг сидел в углу, и ни одна из девушек не обращала на него внимания. На нижней ступени Чанья перехватила мой взгляд и поняла приказ подсесть к незнакомцу. Ей потребовалась вся сила воли, чтобы держать себя в руках, не потому что клиент являлся ее любовником — это не имело значения; она, как все в Таиланде, ненавидела скандалы на людях. Митч уже достаточно знал Азию, чтобы уважать ее чувства. Чанью поразила его внешность: американец выглядел крепче и телом, и духом, чем когда они расставались.

И отношение к ней стало другим. В тот вечер Тернер больше не полагался на идиотский юмор, пытаясь ее соблазнить, но решил произвести впечатление своей уравновешенностью. Мог выпить пару бутылок пива без видимого эффекта. Разыгрывал крутого, и не без успеха. Признался, что чувствует себя одиноко и скучает по ней, но строго в рамках здравого смысла. Уговаривал снова попытаться наладить отношения, чтобы Чанья поняла, что он не совсем конченый идиот и у них все еще может получиться. В его манере расхваливать ее, в словах любви и предложении заплатить пеню в баре было очень много очарования.

Митч снял комнату в довольно чистом отеле неподалеку от клуба. Выйдя на улицу, они взялись за руки, а по дороге Чанья спросила, как ему удалось справиться с культурным шоком, скукой и отсутствием цели, ведь, откровенно говоря, даже ей было бы одиноко в Сонгай-Колоке.

— Стоп! — прервал я ее. — Не могу больше выносить твоей лжи!

ГЛАВА 43

— Какой лжи? — удивилась Чанья.

Ее рассказ был настолько гладким, что она сама начинала верить в то, что говорила.

— Лжи неупоминания. Татуировки, дорогая. Вот о чем ты должна мне рассказать.

Она тяжело вздохнула и пристально посмотрела на меня.

— Разве? — В ее глазах стоял извечный вопрос; «Сможет ли он это принять?» — Ну хорошо.


Трудно сказать, что чему предшествовало: то ли сначала у Митча возник интерес к исламу, то ли раньше созрело намерение сделать себе большую татуировку. Иногда казалось, что и то и другое — результат одного импульса отчаявшегося человека. Уже тогда его речь стала терять ясность. Но, как следует постаравшись и сложив все воедино, Чанья поняла, что к нему приходил сам имам предупредить о грозящей его жизни опасности со стороны исламских радикалов. Воспоминания о словах старца были впечатляющими, но отрывочными, словно перед глазами мелькали яркие, но непонятные образы опиумного бреда, что оказалось недалеко от истины, поскольку Митч едва ли выходил из комнаты, не выкурив хотя бы одной трубки.

Имам жил за городом в скромном деревянном доме на сваях. Дом стоял в лощине с пышной растительностью, которая его проарабскому братству казалась настоящим раем. Неподалеку находился колодец с допотопным длинным «журавлем», соединяющим землю с небесами. Здесь не было ни электроники, ни проводов — настоящий оазис, неиспорченный урбанистическими вещами. Чуть глубже в лощине, но не далее пяти минут ходьбы, приютилась мечеть, настолько миниатюрная и изящная, что казалось, будто ее нарисовал мультипликатор. Окружность купола не превышала размеров большого жилого дома, а минарет устрашал не больше, чем бытовая радиоантенна. Во время первого приезда Митча обступил и несколько телохранителей. Один из них обратился к служанке, и та ответила, что почтенный священник на молитве, но в должное время примет гостя. Митч сидел на коврике, скрестив ноги, пил мятный чай и обменивался ничего не значащими фразами с телохранителем, который, доверившись интуиции, не стал американца обыскивать. Затем начали появляться мужчины совсем иного рода — бородатые, в длинных халатах и шапочках мусульманских священников. Они не обращали на Тернера никакого внимания.

Явились пять стариков с седыми бородами и горделивой осанкой волхвов — каждый последующий мог похвастать еще более прямой спиной, чем предыдущий. Они плавно опустились на пол, с грацией просветленных, скрестили под халатами ноги и, вздохнув, закрыли глаза. Старики общались, что-то коротко, неразборчиво бормоча, и не смотрели в сторону американца. Наконец пришел хозяин. Он выглядел величественно: суровые черты лица, длинная седая борода, прямая спина и манеры священнослужителя, но в то же время во всех его жестах сквозила особая энергия, в угольно-черных глазах светился огонь. Молодой человек переводил гостю.

— Мы говорили, я ведь не ошибаюсь, о великом Абу-ль-Валиде Мухаммеде ибн Рушде.[64] — Имам плавным движением поправил халат. Его голос упал на несколько тонов и звучал не громче проникнутого силой шепота. — Можем мы продолжить наши штудии?

— Да будет на то воля Господня, — ответили остальные.

Митч понял, что оказался на семинаре ученых мужей во время обсуждения высказываний древнего богослова. Ему стало интересно, но он все-таки решил подождать на улице, пока не кончатся занятия. Изящно, как мог, поднялся на ноги, поклонился, сложил ладони на тайский манер и вышел за порог. И тут же испугался: ему показалось, что стук подоит по деревянным ступеням лестницы, спускавшейся к тропинке, — самый громкий шум в этой тихой долине.

Он оставался у колодца, пока не стало смеркаться. Следовательно, имам сначала пойдет в мечеть на молитву, прежде чем уделит ему время. Митч видел, как участники семинара дружно вышли из дома и с первым криком муэдзина скрылись в мечети; его призыв словно взмыл под самые небеса.

Солнце закатилось, взошел месяц, и большой, яркий серп повис над пальмой.

Митча не удивило, что имам обладал волшебной силой беззвучно подкрадываться сзади. Американец обернулся на тихое покашливание и прислонился к задней части колодца.

Мусульманин, четко произнося слова, заговорил на правильном английском языке, так что даже содержание не нарушил о его естественности.

— На земле наступит мир, когда Голливуд начнет создавать кинофильмы, герои которых будут не американцами.

Согласно Ибн Кутайбе,[65] некогда в садах Индостана вырастили розовый куст с ярко-красными лепестками, на которых арабскими буквами был написан текст из Корана: «Нет Бога, кроме Аллаха, и Магомет — пророк его».

— Ясно, — зачарованно процедил Митч.

— Что, это и весь его ислам? — спросил я Чанью, когда мы бок о бок лежали голыми в нашей хижине и слушали звуки ночи.

— Все, что могу припомнить. Он не очень распространялся на эту тему.

— А татуировки?

Хоримоно — иное дело, татуировки требуют конкретного решения. Чанья считала их мужским эквивалентом увеличения груди: революционные изменения, которые, без сомнения, переменят судьбу. О художнике она знала только то, что он возник благодаря японским связям Тернера. Работая в Токио в качестве тайного агента, Митч завел множество знакомств, которые впоследствии поддерживал. Как часто случается у шпионов, среди его знакомых встречались люди из уголовного мира; в данном конкретном случае — члены якудзы. Электронная почта время от времени откликалась слухами о сбежавшем художнике, который, напившись с тамошним крестным отцом, выколол у него на лбу вид на гору Фудзияма. Считалось, будто он прячется где-то в Бангкоке. Легенда гласила, что этот художник является мастером своего дела, гением, ведущим традиции от талантливейших авторов гравюр по дереву прошлого. Но при этом несговорчивым, жадным до работы и слегка тронутым. Пользуясь известными всем шпионам приемами, Тернер легко установил его местопребывание.

Японский татуировщик неделю жил в свободной спальне Митча в Сонгай-Колоке. Они с Чаньей невзлюбили друг друга с первого взгляда. У нее вызывало отвращение отсутствие части фаланги левого мизинца. А когда мастер, готовясь к работе, разделся до шорт, девушка поняла, что живет в одной квартире с монстром.

Сначала он вообще с ней не разговаривал, что Чанья восприняла как величайшую невоспитанность и проявление презрения к ее профессии. Но потом догадалась, что японец патологически застенчив из-за своего дефекта речи. Они с Митчем склонялись над толстой папкой иллюстраций и что-то быстро обсуждали по-японски. Американец предъявлял особые требования. Хоримоно должна представлять собой одно гигантское полотно, покрывающее все пространство от плеч до ягодиц. Правая рука Иши работала с такой скоростью, что расплывалась в пятно телесного цвета; он обладал способностью молниеносно делать наброски. Чанье не приходилось видеть человека, настолько зараженного страстью к искусству, и больше не обижаю, что японец не бросил ни одного горячего взгляда на ее тело. Но тем не менее она решила, что мастера татуировки следует возненавидеть, хотя и уважала его фанатичную сосредоточенность. Завороженно следила, как он в первый раз открыл длинную черную лакированную шкатулку, примерно такого размера, что можно носить в ней флейту. Интересно, подумала Чанья, способен ли этот человек относиться с таким же почтением к женскому телу, как к своим тебори — бамбуковым иглам для татуировки длиной в двенадцать дюймов?

За набросками на бумаге последовала кропотливая работа на компьютере. Тернер принес цифровую камеру и модуль памяти марки «Сони». Программа позволяла нанести на снимок спины Митча трафаретную сетку, что, в свою очередь, давало возможность тщательно спланировать каждый укол. После этого японец скрупулезно перенес сетку на спину американца и взялся за европейскую татуировочную машинку, которой сделал рисунок в грубых чертах. Наконец Иши развел чернила в другой забавно трясущейся машинке. Квартира наполнилась неописуемым запахом суми, который, как заключила Чанья, был и не приятным, и не противным, но исключительно японским. Митч стоически терпел первые проникновения под кожу; он лежал на кровати, а Иши восседал на нем и всем своим весом налегал на длинные тебори, которыми манипулировал, словно чеканом.

Возникла новая проблема; трезвым Тернер без движения едва выдерживал час. Переносил боль, но не скуку. Иши раздражался, он не мог позволить, чтобы из-за непоседливости американца оказался испорченным его шедевр. Решение пришло само собой; перед каждым сеансом Митч выкуривал несколько трубок опиума и почти на восемь часов погружался в счастливое коматозное состояние. Художник пришел в восторг. Его сосредоточенность была такова, что он мог легко работать без отдыха почти все восемь часов. И хотя сначала считал, что для выполнения заказа потребуется две недели, теперь готовился уложиться в одну, но при условии, что американец будет постоянно под кайфом.

Пока Иши трудился, Чанью в спальню, превращенную в мастерскую художника, не допускали. Ей поручили постоянно подогревать до теплого состояния сакэ — единственное, чем себя поддерживал японец во время творческого процесса. Чанью забавляло наблюдать, как регулярно, через каждые два часа, он появлялся из спальни, прикладывался к бутылке и, не замечая ее присутствия, вновь исчезал за дверью. Девушка стала понимать, что его поведение объясняется не плохими манерами, просто японец — дикарь, не знавший общества людей, обитатель электронных джунглей. Чанья решила проверить свою теорию и встретила Иши на кухне без лифчика. Татуировщик глотнул из бутылки, скользнул взглядом по ее фигуре и, прежде чем вернуться к работе, заметил, что нагота выиграла бы, если бы на ее теле появились татуировки. Например, дельфин над левой грудью.

— Дельфины стары, как мир, — рассмеялась Чанья, когда он снова появился из мастерской. Художник что-то проворчал, но в следующий выход показал эскиз. Таких красивых дельфинов Чанье не приходилось видеть. Пропорции самым удачным образом соответствовали ее прелестям. Теперь в перерывах между работой над Митчем Иши трудился над грудью сидящей на стуле Чаньи. Покоренная безжалостной напористостью этой управляемой ракеты, она удивлялась нежности его прикосновений и была озадачена тем, что ее соски напряглись. Чанья не подозревала, насколько может быть эротична страсть мужчины, если она поднимается выше обычного секса. Или эфемерной. С удивлением обнаружила, что немного преувеличивает боль. Иши велел ей поддерживать левую грудь рукой, чтобы она постоянно находилось в неподвижном состоянии.

— Тебе не так уж и больно. Груди чувствительны только вокруг сосков. А в остальном это почти целиком жировая масса.

К концу недели татуировка Митча была завершена, а Чанья с Иши стали любовниками. Что на это сказать? Сексуальные предпочтения проституток могут показаться весьма экстравагантными. Я знаю это лучше, чем кто-либо другой. Чанья устыдилась своего поступка, предательства Митча. Но что она могла поделать? Тернер был рабом миллиона законов и правил, большинство из которых противоречили друг другу. Иши оставался дикарем, не ведавшим никаких законов, даже правил беседы. С точки зрения грубого сексуального влечения он не знал себе равных. И еще это донбури — вопиющий и неизгладимый вызов Вселенной. В начале недели Чанья приходила в ужас оттого, что над ее кожей свершается надругательство, в конце — это ее несказанно завораживало. В качестве любовника Иши вел себя совсем по-кошачьи. И когда японец молча отдавал дань уважения ее телу, в мозгу Чаньи возникали яркие всполохи задолго до того, как он выходил из нее. Каждую ночь грезила гигантскими ярко расцвеченными нага — богами змей, обладающими почти непереносимой чувственностью. А днем, совершая соитие с японцем, думала о лежащем в соседней комнате американце и представляла, будто они с Иши — герои его опиумного бреда.

Впервые весы страсти качнулись так, что задели ее сердце. Когда Иши вернулся в Бангкок, Чанья стала сильно по нему скучать, убедила себя, что нужна ему, и лишь она одна с ее уличной мудростью и непобедимым упорством способна помочь этому заблудшему мужу-ребенку, который шел по жизни, спотыкаясь под гнетом своего огромного таланта. Но Иши не ответил ни на ее письма, ни на электронные письма. Такого еще не случалось. Если она западала на мужчину, он обязательно отвечал ей тем же. Чанья прошла все избитые стадии; вулканического влечения, ярости, холодка внутри, чувства потери власти и убежденности, что ей не отвечают по причине постыдности ее профессии и того, что грядет ее четвертое десятилетие.

Наконец она послала ему текстовое сообщение своего излюбленного характера: «Куда ты делся?» Электронного ответа не последовало. Но через несколько дней пришел пакет с единственным листком бумаги. На нем в изящной традиции тайской каллиграфии было выведено одно предложение:

Я тебя не заслуживаю.

К листу бумаги Иши приложил крайний сегмент оставшегося мизинца. Скрытый намек на известного голландского импрессиониста[66] прошел мимо Чаньи, но смысл фразы она поняла. Ей стало стыдно по многим причинам. Она осознала, насколько буржуазна ее страсть по сравнению с его. Великий художник пожертвовал ради нее рукой. А она до сих пор только вожделела и мычала. Набирая текстовое сообщение на мобильнике, даже обратилась к восточной красочности языка:

Ради тебя я пожертвовала бы обоими.

Иши отозвался:

Ты не понимаешь, чего просишь.

Чанья тут же отправила:

Мне безразлично. Я тебя хочу.

С явной неохотой Иши согласился встретиться с ней в Бангкоке, но не дома, местонахождение которого по-прежнему таинственно скрывал, а в баре на Сукумвит. Это показалось ей непостижимым, а потому еще более притягательным. Чанья пришла заранее, чтобы успокоить нервы, выпила подряд три порции текилы и понятия не имела, как справиться с еканьем в груди, когда в бар неловко вошел застенчивый гений, заказал сакэ и сел подле нее. В чем дело? Его глаза горели огнем желания, но он отказался пригласить ее к себе в квартиру. Попытался что-то объяснить, но заикался сильнее обычного, и Чанья ничего не сумела понять. Речь вернулась к нему лишь после того, как он влил в себя изрядное количество сакэ, но к тому времени оба почувствовали такое возбуждение, что им стало не до слов.

— Тут рядом есть гостиница, где сдают номера на короткое время, — сказала Чанья.

— У меня нет денег.

— Я заплачу, — с готовностью ответила она.

Увешанной зеркалами комнате добавляло неприличия гинекологическое кресло, установленное здесь для особенно изобретательных. Чанья уложила Иши на кровать и накрыла своим безупречным телом его яркие татуировки, овладела им так, как это много разделали с ней мужчины. По крайней мере попыталась. Впервые в жизни поняла мужчин и их стремление к полному обладанию посредством секса. (Вот и Митч такой же.)

Чанья не могла припомнить, сколько времени они занимались сексом — судя по всему, весь остаток дня. Время от времени она посылала за теплым сакэ для японца и холодной водой для себя. Казалось, оба утоляли накопившийся в течение всей жизни голод. Когда страсть наконец начала утихать, включили телевизор, и на экране автоматически возникли кадры жесткого порно. Насытившись друг другом, любовники лежали на спине и рассматривали свои тела в потолочное зеркало. Иши был уже достаточно пьян, чтобы говорить без запинки. Зеркало сообщало Чанье, что на кровати лежит женщина, а рядом с ней — неземное существо. Девушка не могла понять, что ей нравится в этом соединении, разве то, что в этот момент он был ее мужским выражением. Ведь для нее, как и для него, не существовало такого общества, к которому стоило принадлежать, потому что любое общество — всего лишь искромсанное сплетение фальши, и его лучше сторониться.

Иши объяснил.

Только окунаясь в работу, он на мгновение забывал о своем ужасающем ощущении неполноценности, которое возникло от постоянной неспособности общаться с людьми. Но что происходило, когда работы не было — а такое случалось нередко? Если он не занимался делом больше дня, то начинал испытывать душевную пытку самого мучительного свойства — возникало чувство удушья, хуже того — аннигиляции. Люди, не желая того, погружали его жизнь во мрак тем, что весело болтали друг с другом или проявляли шумное, беспечное дружелюбие, на что мы, тайцы, особенно женщины, большие мастера. Вид сплетничающих старух мог вызвать у него приступ злобной ревности. Даже собравшиеся помурлыкать кошки пробуждали в нем зависть. Его чувство одиночества доросло до такой степени, что ни один человек не мог бы вынести. Возникло безумное желание покрыть наколками всех вокруг, чтобы они унесли в могилу доказательство его существования. Если он проводил без работы два дня, появлялись мерзкие галлюцинации. Внутри черепа, прямо над глазами вспыхивали картины жестокого садизма, убийств и смерти. Существовало всего одно занятие, которое по силе утешения могло сравниться с творчеством.

— Что это? — спросила Чанья, боясь услышать ответ.

— Игра.

— Игра? — хихикнула она. Чанья вообразила нечто более ужасное.

Но, выслушав объяснение, поняла, что это был не тот порок, к которому можно относиться снисходительно. Вот почему он так хорошо говорил по-тайски. Все время Иши проводил на состязаниях боксеров, петушиных боях, скачках и даже на тараканьих бегах. Их устраивали под мостами среди городских развалин, заставляя насекомых носиться среди картонных домиков. Там он просаживал все свои деньги. И чтобы предаваться греховному увлечению, брал взаймы у китайцев, которые всегда оказывались из народности чиу чоу, как правило, из Сватоу или с юга Шанхая — многовековых вотчин крупнейших финансистов и головорезов Тихоокеанского бассейна. Жизнь Иши постоянно висела на волоске, и он, пытаясь расплатиться с одним бандитом, занимал у другого. В этот момент его долг составлял миллион американских долларов. Большую часть денег надо было отдавать японским дельцам, которые спасли его от смерти в руках чиу чоу лишь потому, что он согласился на очень и очень обременительный контракт.

— Что же это за контракт? — спросила Чанья.

— Не спрашивай! Просто не спрашивай!

Даже опьяненная страстью, она поняла, в чем дело. В Таиланде все знали нрав ростовщиков из народности чиу чоу. Видимо, японцы оказались не намного гуманнее. Если они обнаружат, что у должника появилась возлюбленная, она превратится в средство для достижения цели. С ней могут сделать все, что угодно, если решат, что таким образом сумеют выжать из Иши больше денег. Отчаянно стараясь спасти разум, японец заложил жизнь.

— Не только жизнь. — Он насмешливо скривил губы.

Чанья обнаружила, что от безысходности стала приводить такие аргументы, словно была мужчиной.

— Но мы могли бы время от времени встречаться, выбирать безопасные гостиницы и проводить вместе несколько часов.

Иши покачал головой: преследователи не ведали жалости, зато прекрасно знали свое дело. Он боялся даже подумать, что головорезы могли с ней сделать. До сих пор мастер тебори так искусно и старательно уходил от слежки, что по шкале искусствоведов это по меньшей мере тянуло на барокко, но все равно не чувствовал себя в безопасности. Это их последняя встреча. Он был решителен и непоколебим. Хотел спокойно сойти в могилу, сознавая, что по крайней мере сумел уберечь ее от опасности.


Чанья смотрит на меня проницательными глазами женщины, испытавшей все оттенки мужской ревности. Я облизываю губы и глотаю, чтобы избавиться от сухости в горле.

— Все в порядке, — хриплю. — Со мной все в порядке.

— О чем ты думаешь? Что сейчас происходит в твоем сердце?

— Сказать по правде, думаю о Митче Тернере.

ГЛАВА 44

Поражен, насколько часто я в самом деле о нем думаю (кем бы он там ни был на самом деле). В этом человеке отсутствовала настоящая злость — он ни разу не воспользовался своими впечатляющими мускулами. А если произносил жестокие слова в момент ярости на любимую женщину, то больше не от гнева, а от смущения: как могло произойти, что он влюбился в подобную девушку? Я вспоминаю его, потому что он тоже не оставляет меня в покое. Прошлой ночью я увидел его в облике Супермена, запертого в куб из бледного как смерть криптона. Митч не мог воспользоваться своей недюжинной силой, поскольку боялся прикоснуться к стенкам. Однако картина оказалась не более чем отражением моего болезненного воображения. Секундой позже Тернер превратился в скромного парня в майке и джинсах и мягко улыбнулся моей глупости. «Твоя спина!» — воскликнул я. Он задрал рубашку и повернулся: расписанный прямоугольник размерами с багет, внутри иностранными словами был запечатлен некий код, который я не сумел расшифровать. Митч пожал плечами — все это для него больше ничего не значило. Он просто хотел мне помочь распутать дело.


Я снова на заднем сиденье мотоцикла, и пока мы вплетаемся и выплетаемся из неподвижного потока машин, везущих людей из пригородов на работу, слушаю через наушники программу Пайсита. Легковушки, автобусы и грузовики — хоть и участники движения на улицах буддийского города, но это не значит, что они на самом деле двигаются. Чанья быстро уснула в нашем любовном гнездышке, и я оставил ее, помчавшись по вызову Викорна: снова «Т-808». Старик на этот раз как будто встревожился.

У Пайсита весь день посвящен одной теме: на прошлой неделе застрелен настоятель монастыря Нонтабури, на банковском счету которого обнаружилось больше ста миллионов бат. Пайсит цитирует из краткого национального биографического справочника: «Благодаря своему уму и знанию магии он быстро продвинулся в иерархии буддийской сангхи[67] и в тридцать семь лет был назначен настоятелем монастыря».


Пайсит (представителю монастырской общины): Является ли это распространенным явлением, когда честолюбивые монахи пользуются магией для своего возвышения?

Представитель монастырской общины: К сожалению, медитация вызывает к жизни много таких сил, которые могут быть подвержены порицанию.

Пайсит: И эти силы оборачиваются красной мантией или сотней миллионов бат?

Представитель: Буддизм две с половиной тысячи лет борется с колдовством. Как правило, счет всегда в нашу пользу. Но иногда случается, что на поверхность выныривают вероотступники.

Пайсит: В данном случае средствами магии оказались наркотики и секс. Ходят слухи, будто настоятель был застрелен, потому что перешел дорогу одному известному армейскому генералу.

Представитель: За колдовство приходится платить высокую кармическую цену.

Пайсит: Почти каждый таец к двадцати с небольшим худо-бедно умеет медитировать. Сколько же магии мы все сообща породили в нашем королевстве? Я хочу спросить, как много людей из тех, кто сейчас занимает высокое положение в бизнесе и политике, достигли своей цели с помощью темных сил?

Представитель: Мы не располагаем такой статистикой.

Пайсит: А если навскидку?

Представитель: Все.


Конечным пунктом моей поездки в это прекрасное утро был красивый дом на Двадцать второй сой рядом с Сукумвит. Викорн сидел на кухне и заигрывал с симпатичной тайкой лет двадцати пяти, а труп «дожидался» в гостиной. Кровь наполнила капилляры на лице моего начальника, и оно неприлично светилось. Он представил мне женщину как Нок, и потому, как она улыбалась, когда говорила, я понял, что они уже договорились о любовном свидании.

— Расскажи ему сама. — Викорн недовольно поморщился. — Не хочу вкладывать слова тебе в рот.

— Я здесь служанка, — начала Нок, поднимаясь и выводя меня с кухни. — Когда пришла сегодня утром, нашла его в таком положении. Конечно, сразу же позвонила в полицию. И вот, приехал сам полковник Викорн.

Голый японец среднего возраста лежал в красной луже, медленно расплывающейся по лакированным доскам соснового пола. Викорн прохаживался по комнате, пока я заканчивал предварительный осмотр трупа. На мизинце левой руки убитого отсутствовала последняя фаланга, рана была очень старой. Я обернулся и перехватил взгляд босса. Тот покачал головой:

— Ты должен это прекратить. Делай все, что требуется. Не арестовывай его — пристрели при попытке к бегству. С этим пора кончать. — Викорн пожал плечами. — Хорошо хоть, очередная жертва не американец и нам не нужно звонить в ЦРУ.

— Вы им не сообщите?

— У меня кончились волосы.

Я повернулся к Нок:

— Будь добра, расскажи мне все, что знаешь.

— Я поступала сюда на работу год назад, — начала объяснять девушка. — Меня наняла его жена, японка среднего возраста, у которой постоянно были проблемы. Я хочу сказать, что она не переставала жаловаться. Была помешана на доме. — Нок обвела комнату рукой. — Это все ее.

Я воспользовался моментом и осмотрелся. Помещение было устроено совершенно в японском духе: раздвижные ширмы из прозрачной бумаги, в середине комнаты маленький прудик неправильной формы (в котором плавал отсеченный пенис), берега из галечника, бансай в бежевых глазурованных горшках, на стенах тщательно сморщенные бумажные обои естественного цвета.

— Мне пришлось выучить все названия по-японски. Потребовалась уйма времени, а она мне житья не давала — видите ли, в доме все должно быть безукоризненно. Но, получив желаемое, хозяйка бросила все и укатила в Японию. Сказала, что не может находиться в Таиланде, мол, мы здесь такие примитивные, грязные и отвратительные. Эти япошки — расисты почище нас.

— Когда она уехала?

— Примерно два месяца назад. Но хозяин как будто не сильно расстроился. Время от времени приводил сюда шлюх.

— Ты с ним спала?

Твердо:

— Нет. Предлагал пару раз, но я ответила «нет».

— А если бы предложил что-нибудь достойное? Например, положение младшей жены?

— Но не предлагал же. Хотел только по дешевке перепихнуться и не собирался платить больше, чем другим женщинам. Я отказала.

— Ты никогда не видела его обнаженным?

— Нет:

— Не смотрела на его спину, когда он снимал рубашку?

— Нет.

— Не слышала, были у него враги?

Викорн остановился над телом и нахмурился.

— Оставь, — бросил он мне. — Этот тип был исполнительным директором Тайско-японской корпорации восстановления лесов и улучшения окружающей среды Исаана.

Я рассматривал тело, но теперь поднялся и посмотрел Викорну в глаза.

— Не спрашивай, я совершенно без понятия, — бросил тот.

— Зинна решит, что за этим стоите вы.

— Ясное дело. Произошло чудовищное совпадение. — У меня возникло ощущение, что полковника не слишком беспокоит Зинна. — Не понимаю, что тут за связь, но ко мне это не имеет никакого отношения. Очень важно узнать, зачем это сделано, раз нам известно, кто это сделал.

Мы молча попрощались друг с другом.

— С минуты на минуту прибудет бригада экспертов, — сказал я служанке, направляясь к двери. — А у меня дела в другом районе города. — На улице взял мототакси и поехал к Чанье. По дороге пискнул мой мобильник и появилось текстовое сообщение:

Ее забрали. Хотят ее татуировку.

ГЛАВА 45

Наше любовное гнездышко еще хранило отзвуки ласкового воркования. Я был слишком опустошен и не мог пошевелиться — словно прирос к месту. В груди разрастался вакуум и мешал дышать. В голове возникали картины изощренных издевательств над ней. Я полюбил Чанью задолго до того, как узнал ее лицо и имя. Мое сознание в ловушке, откуда нет выхода. Надо ли объяснять? До того как она осветила мою жизнь, я ничего не желал. И теперь не имел сил возвратиться в дочаньевскую эпоху господства серости и власти теней. Даже Будда в моем сознании сиял не так, как она. Я не боялся ничего, только бы не потерять ее. У меня едва хватило воли прочитать новое текстовое сообщение на мобильном телефоне: «Принеси миллион американских долларов в купюрах с непоследовательными номерами. Помоги мне ее спасти». Далее следовал адрес на другой стороне города неподалеку от Каосан-роуд. Я немедленно позвонил Викорну. Миллион долларов в создавшейся ситуации до странности скромная сумма. Он тут же послал ко мне подчиненного с деньгами.

— Направить тебе людей? Мы можем взорвать дом?