КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614908 томов
Объем библиотеки - 955 Гб.
Всего авторов - 243044
Пользователей - 112801

Впечатления

Влад и мир про Самет: Менталист (Попаданцы)

Книга о шмоточнике и воре в полицейском прикидке. В общем сейчас за этим и лезут в УВД и СК. Жизнь показывает, что людей очень просто грабить и выманивать деньги, те кому это понравилось, никогда не будут их зарабатывать трудом. Можете приклеивать к этому говну сколько угодно венков и крылышек, вонять от него будет всегда. По этому данное чтиво, мне не интересно. Я с 90х, что бы не быть обманутым лохом, подробно знакомился о разных способах

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Dce про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

Товарищи, можно уточнить у прочитавших - автор всех подряд "режет", или только тех, для которых гои - говорящие животные, с которыми можно делать всё что угодно?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Аникин: В поисках мира (Попаданцы)

Начало мне по стилистике изложения не понравилось, прочитал десяток страниц и бросил. Всё серо и туповато, души автора не чувствуется. Будто пишет машина по программе - графомания! Такие книги сейчас пекут как блины. Достаточно прочесть таких 2-3 аналогичных книги и они вас больше не заинтересуют никогда. Практика показывает, если начало вас не цепляет, то в конце вы вряд ли получите удовольствие. Я такое читаю, когда уже совсем читать

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Дейнеко: Попал (Альтернативная история)

Мне понравилась книга, рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Яманов: Режиссер Советского Союза — 4 (Альтернативная история)

Админы, сделайте еще кнопку-СПАСИБО АВТОРУ

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Дед Марго про Фишер: Звезда заводской многотиражки (Альтернативная история)

У каждого автора своей читатель. Этот - не мой. Триждды начинал читать его сериалы про советскую жизнь, но дальше трети первых частей проходить не удавалось. Стилистикой письма напоминает Юлию Шилову, весьма плодовитую блондинку в книжном бизнесе. Без оценки.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Влад и мир про Кот: Статус: Попаданец (Попаданцы)

Понос слов. Меня хватило на 5 минут чтение. Да и сам автор с первых слов ГГ предупреждает об этом в самооценке. Хочется сразу заткнуть ГГ и больше его не слушать. Лучший способ, не читать!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Новый мир, 2008 № 06 [Борис Петрович Екимов] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




Покажи ей чудо

Василенко Светлана Владимировна родилась в поселке Капустин Яр Астраханской области. Окончила Литературный институт им. А. М. Горького и Высшие сценарные курсы. Автор нескольких книг прозы и сборника стихотворений (2007). Живет в Москве.

 

*     *

   *

Светлане Кековой

В честь князя, как солнышко алого,

названный город. Автобус часа через два. Жара.

Маюсь. Подкатывается бомжара:

— Меня зовут Валерий Павлович! Как Чкалова.

А хотите увидеть чудо?..

Начал вдруг падать. Голодный обморок.

Подхватываю его, вдыхая миазмы. Очухивается:

— Извините. Я учился в местном вузе вместе с Веничкой Ерофеевым,

слыхали? Мне надо бы похмелиться. У вас нет двадцати рублей?

В качестве аванса? За чудо. Я отработаю...

Выпивает сто грамм на автовокзале, не закусывая,

и становится добрым молодцем, будто напился живой воды.

Морщины разгладились. Глаз как алмаз — горит.

Румянец играет. Тряхнул кудрями:

— Ну что? Айда за чудом!

Идем за чудом по тропинке мимо свалки. Заходим в церковь.

Девочка моет полы. В темном углу старик с клюкой,

зорко смотрит на нас. Чкалов мой присмирел, дальше идти побоялся.

Стоит у порога. Командует девочке:

— Доча! Покажи ей чудо!

— Эх ты, Чкалов! Опять напился... — Девочка отжимает тряпку,

вытирает руки. — Пойдемте! — Ведет меня во влажную темноту.

С опаской прохожу мимо старика. Девочка зажигает свечи.

Жду. Из темноты медленно выступает лицо Богоматери.

Чудо! Она плачет!

Стоит в выцветшем платочке, смотрит на небо, где Сын, —

насмотреться не может: вчера погребенный — воскрес!

И верить боится. И плачет, и плачет, и плачет.

Падаю на колени. Плачу и радуюсь вместе с ней целую вечность:

о чудо! Он жив!

Девочка тушит свечи. Пора уходить. Встаю.

Идем к выходу. Девочка говорит:

— А у нас не только эта икона плачет. У нас все иконы плачут. —

Показывает на старика с клюкой в темном углу.

Серафим Саровский. Насупленные брови.

Смотрит на меня и девочку, как живой.

Из его серых внимательных глаз катятся слезы.

11 апреля 2007.

 

 

Памяти Анатолия Кобенкова

Был день, из света состоящий,

июльской неги.

Мы по Страстному шли

гурьбой,

нечаянно касаясь

руками,

как слепые

дети,

друг до друга,

прощались

по-московски

долго,

не могли расстаться,

наговориться,

насмотреться,

наметить планов громадье

на жизнь вперед

и, разойдясь,

сходились вновь,

стояли,

удивленно улыбаясь,

влюбленно,

смеясь,

что с нами,

пригвожденно,

не могли...

...И тополиный пух прилип

к твоим еще смеющимся губам,

как ватка,

из другой уже не-жизни.

18 мая 2007, Москва.

Рига

Альбатрос у подъезда,

отбирающий еду у кошки.

Бомжи на остановке

“45 Vidusskola” 6-го трамвая,

разговаривающие на латышском.

Христорождественский храм,

куда ходят все русские.

Памятник блаженному Идрису —

городскому сумасшедшему —

на улице, в войну называвшейся

Гитлерштрассе.

Орган в Домском соборе

с 127 регистрами, три из которых

называются: “шум моря”,

“голос небесного ангела”,

“голос человека”.

Русские, почувствовавшие себя

русскими,

латыши, почувствовавшие себя

латышами,

латгальцы, чувствовавшие себя

всегда латгальцами.

Шведские казармы. Пороховая башня.

Невидимая река Рига,

раньше впадавшая в Даугаву

и ставшая улицей.

Букетик циний за один лат

у кладбища Яна Райниса.

Мертвая родина

в офицерском мундире

смотрит на меня

с серого камня

папиными глазами.

17 — 18 июля 2007, в поезде Рига — Москва.

 

Настя

Дикий пляж

моей дикой родины.

Раньше он назывался солдатским,

и сюда во времена моего детства

в сорокаградусную жару привозили

на грузовиках солдат, — они вбегали

в реку в черных сатиновых трусах

раскаленной на солнце толпой

с криками на всех языках

нашей большой многонациональной отчизны,

и вода вокруг них вскипала.

(Мы, домашние девочки, с ужасом

взирали на них, лежа за барханом —

на границе городского и солдатского пляжа...)

Теперь здесь пустынно.

Все та же река, шелковая,

как рукав монгольского халата,

сброшенного здесь когда-то

во времена Золотой Орды

на белый песок

молодым Бату-ханом,

чтобы искупнуться, —

цвета