КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397689 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168478
Пользователей - 90427

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Mef про Коваленко: Росс Крейзи. Падальщик (Космическая фантастика)

70 летний старик, с лексиконом в 1000 слов, а ведь инженер оружейник, думает как прыщавое 12 летнее чмо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Алексеев: Воскресное утро. Книга вторая (СИ) (Альтернативная история)

как вариант альтернативки - реплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Гарднер: Обман и чудачества под видом науки (История)

Это точно перевод?... И это точно русский?

Не так уже много книг о современной лженауке. Только две попытки полезных обобщений нашёл.

Многое было найдено кривыми путями, выяснением мутноуказанного, интуицией.

Нынче того нет. Арена науки церкви не подчиняется.

Видать, упрямее всего наука себя проявила в опровержении метеоритики.


"Это вот не рыба... не заливная рыба... это стрихнин какой-то!" (с)

Читать такой текст - невозможно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Не устоять перед соблазном (fb2)

- Не устоять перед соблазном (пер. Марина Леонидовна Павлычева) (а.с. Семья Хакстебл-2) (и.с. Очарование) 986 Кб, 288с. (скачать fb2) - Мэри Бэлоу

Настройки текста:



Мэри Бэлоу Не устоять перед соблазном

Глава 1

Джасперу Финли, барону Монфору, двадцать пять. И сегодня у него день рождения. Хотя, мысленно поправил он себя, одной рукой распуская узел галстука, а другой легонько взбалтывая содержимое своего наполовину пустого бокала, день рождения был вчера. А сейчас часы показывают двадцать минут пятого утра.

Джаспер нахмурился. Ему следовало лечь в кровать еще час или два назад. Или даже три. Ему следовало бы вернуться сразу после бала у леди Хаунслоу, только тогда в свой день рождения он оказался бы дома и в одиночестве еще до полуночи, а такая грустная перспектива его не устраивала.

Интересно, спрашивал себя Джаспер, силясь разогнать алкогольную дымку, окутавшую его мозг, приглашал он этих джентльменов или нет? Если не приглашал, то это было высочайшей наглостью с их стороны завалиться к нему. Надо бы у них спросить.

– Эй! – окликнул Джаспер. Он старался говорить медленно, чтобы четко сформулировать фразу. – Кого-нибудь из вас приглашали сюда?

Все они тоже были пьяны. Все неэлегантно развалились в креслах. Все, за исключением Чарлза Филда, который стоял, привалившись спиной к камину, и вращал в руке свой бокал, да с такой ловкостью, что ни одна капля драгоценной жидкости не вылилась наружу.

– Кого-нибудь из нас?.. – Чарлз мрачно уставился на него. Вид у него был оскорбленный. – Проклятие, Монти, да ты практически силком притащил нас сюда!

– Тащил за шлевки, – согласился с ним сэр Айзек Керби. – После «Уайтса» мы все собирались разойтись по домам и погрузиться в сладкие сны, а ты, Монти, категорически возражал. Ты утверждал, что час еще ранний и что двадцать пять лет исполняется только раз в жизни.

– Хотя, старина, двадцатипятилетие – это не повод для излишней сентиментальности, – вмешался в разговор виконт Модерхем. – Вот исполнится тебе тридцать, тогда все твои родственницы, от кузин до четвероюродных и пятиюродных тетушек, примутся настаивать на том, чтобы ты исполнил свой долг – женился и заселил детскую.

Джаспер поморщился:

– Боже упаси!

– Боже откажется вставать на твою сторону, Монти, – заверил его виконт. Ему уже исполнился тридцать один, и он был женат целый год. Месяц назад жена с сознанием долга родила ему сына. – Родственницы разобьют его наголову. Они настоящие дьяволицы.

– Хва-атит, – произнес сэр Айзек, героическим усилием разлепив губы, которые казались парализованными. – Хватит пессимизма. Давай, Модерхем, выпей еще и взбодрись.

– Не надо церемоний, – сказал Джаспер, махнув рукой в сторону серванта, заставленного бесконечным количеством бутылок и графинов, большая часть которых была опустошена. Господи, да они все были полными два часа назад, когда они пришли домой! – Модерхем, я не могу встать и налить тебе. У меня что-то с ногами. Боюсь, я не удержусь на них.

– Когда человеку исполняется двадцать пять, – сказал Чарлз, – он нуждается в чем-нибудь, что могло бы его воодушевить. Вззз… будоррр… Черт, что за слово-то такое! Ему нужно пройти испытание.

– Испытание? Ты имеешь в виду вызов? – просиял Джаспер. – Пари? – с надеждой добавил он.

– Дьявол! – вскричал Чарлз, хватаясь за каминную полку, чтобы не упасть. – Монти, тебе нужно пригласить архитектора и проверить пол. Он весь ходит ходуном. А это очень опасно.

– Сядь, Чарлз, – посоветовал сэр Айзек. – Ты пьян, старина. От твоего шатания меня начинает подташнивать.

– Я пьян? – удивленно осведомился Чарлз. – Фу, слава Богу! А я думал, что это все пол. – Он, шатаясь, добрел до ближайшего кресла и рухнул в него. – Ну, какое испытание ждет Монти на этот раз? Скачка на время?

– Все это было две недели назад, Чарлз, – напомнил ему Джаспер. – Я проскакал до Брайтона и обратно, уложившись в пятьдесят восемь минут, а это меньше оговоренного времени. На сей раз нужно что-то новенькое.

– Соревнование по выпивке? – предложил Модерхем.

– В прошлую субботу я перепил Уэлби. Тот сдался и валялся под столом, – заметил Джаспер. – А ведь в городе нет никого, кто мог бы соперничать с Уэлби. Вернее, не было. Боже, мне кажется, что голова у меня распухла и не держится на шее!

– Это все алкоголь, Монти, – успокоил его Чарлз. – Утром будет еще хуже.

– Уже утро, – мрачно заявил Джаспер. – Нам всем давно следовало бы спать.

– Только не вместе, Монти, – пошутил сэр Айзек. – Иначе будет страшный скандал.

– Агата Стренджлав, – сказал Генри Блэкстон, пытаясь внести свою лепту в беседу.

– А при чем тут она, Хэл? – осведомился сэр Айзек.

Агата Стренджлав была танцовщицей в опере и обладательницей светлых вьющихся кудрей, пухлого, похожего на розовый бутон ротика, фигуры, щедро сдобренной выпуклостями во всех нужных местах, и ножек, которые «росли практически от подмышек». А еще она весьма скупо раздавала милости джентльменам, которые после каждого представления толпились в артистической и вымаливали у нее благосклонность.

– Пусть Монти затащит ее в постель, – ответил Хэл. – За неделю.

Воцарилось скептическое молчание.

– Он сделал это во вторую неделю ее пребывания в городе, – мягко, будто разговаривая с больным, заметил сэр Айзек. – Ты забыл, Хэл? Об этом записано в книге пари «Уайтса». Запись была сделана в понедельник вечером, а срок был неделя. Монти владел ею уже во вторник, потом в среду и в четверг, не говоря уже об остальных днях, пока не измотал их обоих.

– Черт побери, – не без удивления произнес Хэл, – вот оно как. Наверное, я пьян. Монти, почему ты не отправил нас по домам час назад?

– А я вообще приглашал тебя, Хэл? – поинтересовался Джаспер. – И всех остальных? Совсем ничего не помню. В этом году в Лондоне скучнее, чем всегда. Кажется, никаких интересных или необычных испытаний не осталось.

Проклятие, он прошел уже через все! А ведь ему только двадцать пять. Еще весной поговаривали, что лорд Монфор, отдавая дань увлечениям молодости, сеет семена разгула. Так неужели он засеял последний дюйм? Тогда жить не стоит.

– А как насчет добродетельной женщины? – предложил Чарлз, рискнувший ступить на качающийся пол, чтобы дойти до серванта с напитками.

– А что насчет нее? – не понял Джаспер и поставил пустой бокал на стол рядом с креслом. – Кем бы она ни была, звучит чертовски скучно.

– Соблазни ее, – сказал Чарлз.

– Ну и ну! – Хэл, заинтересованный новым поворотом в давно знакомой теме, встрепенулся. – А какую именно добродетельную женщину?

– Самую-самую, добродетельнее которой нет, – ответил Чарлз. – Юную и красивую девственницу. Такую, чтобы была новенькой на брачном рынке и обладала незапятнанной репутацией. Чистую, непорочную и все в этом роде.

– Ну и ну! – Все взгляды обратились на Хэла, однако он, кажется, так и не вспомнил, что хотел сказать.

Модерхем хмыкнул.

– А вот это, Монти, для тебя внове, – сказал он. – Новая ступень в твоей выдающейся карьере развратника и дебошира. – Он поднял свой бокал, салютуя другу.

– Он на это не пойдет, – уверенно заявил сэр Айзек, выпрямляясь в кресле и отставляя бокал. – Есть границы, за которые не решится шагнуть даже Монти, а это именно такой случай. Он не согласится соблазнить невинную девушку. Кроме того, даже если бы он и решился на это, у него все равно не получилось бы.

А вот этого говорить было нельзя.

Соблазнение невинной девушки относилось к тем поступкам, о которых достойный джентльмен не мог и помыслить. Об этом не мечтали даже самые разудалые великосветские озорники. Существовал четкий перечень того, о чем можно было заключать пари. Естественно, перечень менялся в зависимости от степени трезвости спорящих. Джаспер был далеко не трезв – причем настолько, что находился на грани забытья. И именно в этот момент кому-то взбрело в голову заявить, будто у него может что-то не получиться!

– Назовите ее, – сказал Джаспер.

– Ну и ну!

– Тпру, Монти!

– Молодчина, старина!

Получив необходимую поддержку, его друзья принялись выкрикивать имена практических всех молодых дебютанток. Список оказался длинным. Однако он постепенно укорачивался. Мисс Боту вычеркнули, потому что она была троюродной сестрой Айзека.

Леди Анна Мари Роуч готовилась к помолвке с шурином друга брата Хэла Блэкстона. У мисс Хенди веснушки, следовательно, ее нельзя назвать красавицей… И так далее. И наконец было названо имя Кэтрин Хакстебл.

– Кузина Кона Хакстебла? – уточнил сэр Айзек. – Лучше не надо. Если бы он был в городе и здесь, с нами, он тут же наложил бы вето. Готов поспорить, ему бы это очень не понравилось.

– Да ему было бы плевать, – возразил Модерхем. – Кона и его кузин не связывают теплые чувства – по вполне очевидным причинам. Если бы Кону повезло родиться законным ребенком, сейчас графом Мертоном был бы он, а не тот щенок. Мисс Кэтрин Хакстебл – сестра Мертона, – добавил он на всякий случай.

– И вообще она слишком стара, – решительно заявил Хэл. – Ей все двадцать.

– Но в наши времена среди благородных дам очень трудно найти девственницу, – заметил Модерхем. – Ее брат только что унаследовал титул Мертона. А до этого семейство жило в заброшенной деревеньке, о которой никто никогда не слышал, и было бедным как церковная мышь. И вдруг она становится сестрой графа и готовится к появлению в лондонском свете. Я бы сказал, что она должна быть девственной, словно новорожденный ягненок. Если не больше.

– К тому же она напичкана деревенской моралью, в этом нет никакого сомнения. – Чарлз театрально передернул плечами. – Пуританскими ценностями и несокрушимыми добродетелями. Даже у Монти с его внешностью, легендарным шармом и опытом в соблазнении нет ни малейшего шанса. С нашей стороны будет жестоко выбрать ее.

Этого тоже нельзя было говорить.

Самое интересное пари – это то, которое невозможно выиграть. Естественно, такого пари не существует, однако для Джаспера было жизненно важно доказать это и себе, и тем, кто ставил против него.

– Это та, с золотистыми волосами, да? – уточнил он. – Высокая и гибкая, с соблазнительной улыбкой и бездонными голубыми глазами? – Он задумался, представляя ее. – А она красавица.

Друзья разразились одобрительными возгласами.

– Ого-го, Монти, – усмехнулся сэр Айзек, – так ты уже положил на нее глаз, а? У тебя тайная тяга к оковам, не так ли? Тебя привлекает ее девственность, и то, что она сестра Мертона, и все такое?

– Я полагал, – сказал Джаспер, многозначительно изгибая бровь, – что пари заключается на то, чтобы соблазнить женщину, а не жениться на ней.

– Я голосую за то, чтобы считать мисс Кэтрин Хакстебл объектом соблазнения, – заявил Хэл. – Естественно, это невозможно. Таких, как она, могут соблазнить только матримониальные планы. И даже это не обязательно соблазнит ее, если подобное предложение поступит от тебя, Монти. Только без обид, старина, но у тебя репутация, отпугивающая всех девственниц. Впервые я уверен, что заработаю на пари. Это будет надежным капиталовложением.

– Под соблазнением мы подразумеваем полноценный половой акт, верно? – обратился к приятелям сэр Айзек.

Все посмотрели на него так, будто у него выросла еще одна голова.

– Поцелуи украдкой или щипки за попку – вряд ли такое испытание достойно Монти, – сказал Хэл, – даже если вышеназванные поцелуи и щипки воспринимаются благосклонно. Естественно, мы подразумеваем полноценный половой акт. Но, заметь, добровольный, а не принудительный. Это обсуждению не подлежит.

– Тогда зачем об этом говорить, Хэл?

Джаспер вдруг понял, что все они очень пьяны и очень-очень пожалеют обо всем, когда их мозги очистятся от пьяного тумана. Он также осознал, что никто из них, даже протрезвев, не откажется от пари, которое сейчас будет заключено, с соблюдением формальностей записано в книгу в одном из их клубов и открыто для того, чтобы другие джентльмены делали ставки. Не в их характерах идти на попятную после того, как пари принято.

И тем более не в его.

Кажется, подумал Джаспер под влиянием редко пробуждавшейся в нем морали, у них извращенное понятие о чести.

Но к черту мораль и честь. Он слишком пьян, чтобы загружать себя такими вещами.

– Итак, пари состоит в том, – подытожил Модерхем, – что Монти не удастся склонить мисс Кэтрин Хакстебл к полноценному половому акту в течение ближайшего… чего? Месяца? Двух недель?

– Двух недель, – твердо заявил Чарлз Филд. – Результат будет зависеть от нашей веры в слово Монти.

Они принялись обсуждать финансовые детали пари.

– Договорились, Монти? – наконец спросил Модерхем.

– Договорились, – ответил тот, беспечно махнув рукой. – Я затащу мисс Кэтрин Хакстебл в постель и наслажусь ею в течение ближайших двух недель. Кстати, надо добавить, что и она тоже получит наслаждение.

Раздался взрыв хохота.

Джаспер широко зевнул.

Мисс Кэтрин – редкостная красавица. Он видел ее несколько раз этой весной и успел внимательно разглядеть. Она младшая сестра графа Мертона. Ее старшая сестра недавно вышла за виконта Лингейта, официального опекуна Мертона – и, не исключено, мисс Хакстебл. В голову Джасперу пришла интересная мысль.

Грозный дядя этот Лингейт.

Как и Кон Хакстебл. Джаспер не был так уверен в том, что Кон ненавидит кузин – во всяком случае, свою двоюродную сестру. Однажды тот катал ее и еще одну барышню по городу, показывая достопримечательности, и при этом – что очень важно! – встретив Джаспера, не остановился, чтобы представить его дамам. Вероятно, он оберегает их невинность, как пастух – своих овец от волка.

Кон наверняка будет недоволен этим пари и его неизбежным результатом – да-да, именно неизбежным.

Джаспер увидел, что приятели собираются уходить. Мысль о том, что надо подняться в спальню, наводила ужас. И все же сделать усилие над собой придется, иначе через полчаса прибудет камердинер и с помощью лакея или двух потащит его наверх. Такое уже случилось однажды, и Джаспер воспринял это как унижение. Возможно, именно этого и добивался Кокинг.

Поэтому полчаса спустя, благополучно проводив до крыльца приятелей, Джаспер добрел до своей спальни и обнаружил там своего камердинера.

– Эй, Кокинг, – сказал Джаспер, когда камердинер принялся раздевать его, как ребенка, – сегодняшний день рождения лучше поскорее забыть.

– Таково большинство дней рождения, милорд, – согласился с ним Кокинг.

Только ведь ему не суждено забыть его, не так ли? Заключено пари. Еще одно.

А он никогда не проигрывал пари.

Как будет на этот раз?

Отпустив камердинера и пройдя через всю спальню, чтобы открыть окно, Джаспер несколько мгновений силился вспомнить условия пари. Его не покидало ощущение, что есть в этом пари нечто, о чем он потом очень пожалеет.

Обычно он не вглядывался в многообещающих молодых девиц, ежегодно появляющихся на брачном рынке. Среди них часто попадались красавицы, однако существовала большая опасность угодить в матримониальную ловушку. В конце концов, он богат и имеет титул, а эти два фактора запросто затмевают репутацию греховодника.

Но что касается Кэтрин Хакстебл, то на нее он внимание обратил, причем довольно пристальное. Она не просто красавица. Ее отличала аура сельской девственности или наивности. А также блеск хорошего воспитания. И еще у нее потрясающие глаза. Джаспер не видел их вблизи, однако они все равно его интриговали. Он даже поймал себя на том, что стал гадать, а что же за ними.

Это было совсем не в его характере – задаваться подобными вопросами.

Вероятно, эта барышня привлекла его еще и тем, что была троюродной сестрой Кона Хакстебла, а Кон подчеркнуто проигнорировал их встречу на улице и не представил ей Джаспера.

И вот теперь он дал слово, что соблазнит ее.

И склонит к полноценному половому акту.

В течение двух недель.

Черт побери! Вот оно! Именно в этом и заключалось пари. Именно на это он и подписался.

Мысль была вполне ясной – в буквальном смысле. Забираясь в постель, Джаспер чувствовал себя так, будто резко вынырнул из глубочайшего опьянения и сразу же перешел в состояние похмелья с прилагающимися к нему тошнотой и головной болью.

В ближайшее время надо бросать пить.

И перестать заключать пари.

И прекратить сеять дурные семена – всякие, какие бы он ни сеял за много-много лет.

В ближайшее время. Но не сейчас – ведь ему только двадцать пять.

И ему надо выиграть пари, а только потом менять свою жизнь. Он же никогда не проигрывал пари.

Глава 2

Кэтрин Хакстебл была счастливейшей из смертных, и она отлично осознавала этот факт, прогуливаясь ранним утром по лондонскому Гайд-парку вместе со своей сестрой Ванессой, леди Лингейт.

Всего два месяца назад Кэтрин со старшей сестрой Маргарет и их младшим братом Стивеном жила в скромном домике в крохотной деревушке под названием Трокбридж в Шропшире. Ванесса, в тот период овдовевшая Ванесса Дью, жила у родственников мужа в соседнем Рандл-Парке. Кэтрин вела уроки в младших классах и помогала директору деревенской школы обучать старших детей. Они жили в благородной бедности, однако Мег все же удавалось откладывать на обучение Стивена.

И неожиданно все переменилось. Виконт Лингейт, абсолютно чужой человек на тот момент, приехал в деревню на Валентинов день и привез с собой потрясающую новость о том, что Стивен стал очередным графом Мертоном и владельцем Уоррен-Холла в Хэмпшире, а также другой собственности, процветающей и дающей немалый доход, и обладателем огромного состояния.

Их судьбы тоже изменились. Первым делом, прихватив с собой Ванессу, они все переехали в Уоррен-Холл, официальную резиденцию Стивена. Затем Ванесса вышла замуж за виконта Лингейта. А потом они все приехали в Лондон, чтобы пройти через церемонию представления королеве и высшему свету и принять участие в мероприятиях весеннего сезона.

И вот они с Ванессой гуляют в парке, как будто в подобных прогулках и заключается смысл их жизни. С одной стороны, такое времяпрепровождение разлагает, а с другой – это так здорово.

Жизнь неожиданно открыла перед ними много нового и замечательного – деньги, модные наряды, множество интересных знакомств и бесконечное количество развлечений, и на то, чтобы насладиться всем этим, не хватало часов в сутках. Перед Кэтрин вдруг открылась перспектива блестящего будущего с одним из многочисленных достойных поклонников, которые уже начали проявлять к ней интерес.

Ей уже двадцать, а ее сердце еще свободно. Когда она жила в Трокбридже, ей так и не удалось уговорить себя влюбиться в кого-нибудь, хотя возможности для этого были. Проблема не исчезла и после переезда в Лондон. Она так ни в кого и не влюбилась, однако испытывала искреннюю симпатию к некоторым из своих воздыхателей.

Недавно на вопрос Ванессы Кэтрин ответила, что среди знакомых ей джентльменов нет ни одного особенного.

– А тебе нужен особенный? – не без раздражения воскликнула Ванесса.

– Естественно, – вздыхая, ответила Кэтрин. – Обязательно, Несси. Он действительно должен быть особенным. Но я постепенно прихожу к выводу, что такого человека, как я ищу для брака, просто нет. Он не существует.

Однако при этом Кэтрин не считала романтическую любовь невозможной. Достаточно примера ее сестры. Ванесса всем сердцем любила своего первого мужа Хедли Дью, и Кэтрин подозревала, что лорда Лингейта она любит не меньше.

– Или, возможно, – возразила себе Кэтрин, – такой человек существует. Просто я не могу распознать его. Возможно, виновата я. Возможно, я не создана для всепоглощающей страсти, или нежной любви, или…

Рассмеявшись, Ванесса ободряюще похлопала сестру по руке.

– Естественно, существует, – сказала она, – и, конечно же, ты узнаешь его, когда встретишь, и почувствуешь все, о чем мечтала. А может, почувствуешь потом, как произошло у меня с Эллиотом. Мы уже были женаты, когда я поняла, как сильно люблю его – или что я вообще люблю его. Я только недавно призналась в этом самой себе и боюсь, что он очень расстроится, если узнает об этом.

– О Господи! – вздохнула Кэтрин. – Все это звучит довольно удручающе, Несси. Однако я уверена, что лорд Лингейт совсем не расстроится.

Они переглянулись и рассмеялись.

Наверное, не раз думала Кэтрин после того разговора, действительно виновата она сама. Возможно, у нее слишком строгие понятия о том, как должен вести себя мужчина ее мечты. Возможно, она ищет любовь не там, где надо. Там, где безопасно.

А вдруг любовь совсем не безопасна?

Этот неожиданный и бередящий душу вопрос пришел ей в голову, когда она однажды прогуливалась по Воксхолл-Гарден.

Маргарет и Стивен только что уехали в Уоррен-Холл. Маргарет – потому что впала в депрессию, узнав, что Криспин Дью, ее давний возлюбленный, женился на испанке, когда их полк стоял на Пиренейском полуострове. А Стивен – потому что в семнадцать лет он еще не мог в полной мере участвовать в жизни высшего света и должен был готовиться к поступлению в Оксфорд осенью. Ванесса и лорд Лингейт поехали с ними, планируя провести несколько дней в Финчли-Парке, их собственном имении, расположенном неподалеку. Кэтрин с радостью присоединилась бы ко всей компании, однако ее убедили провести остаток сезона в Лондоне и повеселиться вволю. Она поселилась в Морленд-Хаусе на Кавендиш-сквер с матушкой виконта Лингейта и его младшей сестрой, Сесилией, которая тоже дебютировала в этом сезоне. Вдовствующая леди Лингейт дала слово, что будет бдительно следить за Кэтрин.

Однако око леди Лингейт оказалось не столь бдительным. Кэтрин пришла к этому выводу однажды вечером, когда они с Сесилией отправились на вечеринку в Воксхолл-Гарден, которую устраивали лорд Битон и его сестра, мисс Флаксли. Их матушка взяла на себя заботу о молодом поколении, и леди Лингейт, воспользовавшись этим, решила себе устроить один вечер отдыха.

В вечеринке участвовало восемь представителей молодежи – не считая леди Битон, – а еще на ней присутствовал сам лорд Монфор!

Когда Кэтрин приехала в Лондон, ее предупредили, что барон Монфор – самый бесчестный и опасный из повес. Предупреждение исходило от одного из его друзей и, следовательно, от человека, который знал его, то есть от Константина Хакстебла, ее чертовски красивого троюродного брата, наполовину грека. Она познакомилась с ним, когда переехала в Уоррен-Холл. Константин проявил любезность и в Лондоне взял ее и свою двоюродную сестру Сесилию под крыло. Он сопровождал их на прогулках по городу и представлял им тех, кого считал достойными. С этой точки зрения он был строже любой дуэньи, хотя Кэтрин подозревала, что он знаком и с менее добропорядочными людьми и даже водит с ними дружбу.

Взять, к примеру, лорда Монфора. Однажды этот господин окликнул их, когда они катались в парке, и поприветствовал Константина как близкого друга. Однако Константин лишь сухо кивнул и проехал дальше, не останавливаясь. Тогда Кэтрин удивила его грубость.

Барон Монфор был до смешного красив – если вообще возможно использовать подобное словосочетание для описания чьей-то внешности. Даже если бы Константин не предупредил Кэтрин насчет него после той мимолетной встречи, для нее было достаточно одного взгляда, чтобы понять: это повеса и от него надо держаться подальше. Кроме красивой внешности, умения с небрежной элегантностью носить дорогую одежду и высочайшего мастерства верховой езды – то есть всех атрибутов, присущих многочисленным джентльменам, с которым она познакомилась за последние несколько недель, – в нем было еще что-то. Нечто примитивное. Нечто такое, чему она не могла найти определения, как ни старалась. Если бы ей было известно слово «сексуальность», она бы не столкнулась с подобными сложностями, потому что именно это слово и искала.

И еще он излучал опасность.

«Если до конца сезона я замечу, что кто-то из вас косится в его сторону, – предупредил Константин после того, как они проехали мимо лорда Монфора и он объяснил, кто это такой и почему не стал знакомить с ним девушек, – я лично препровожу провинившуюся домой, запру ее в комнате, проглочу ключ и буду охранять дверь, пока не придет лето».

Он улыбнулся им, и они, весело рассмеявшись, принялись громко протестовать. Однако у Кэтрин не возникло ни малейшего сомнения в том, что он действительно так поступит, если увидит, что они в том или ином виде общаются с этим господином.

И все это, естественно, только подстегнуло интерес Кэтрин. Она тайком и с любопытством разглядывала лорда Монфора при любой возможности.

Он был красивее, чем ей показалось при первой встрече в парке. Он был высоким, но не слишком, стройным, но не худым и обладал хорошо развитой мускулатурой. Густые темно-каштановые волосы были длиннее, чем требовала мода, и одна непослушная прядь все время падала ему на лоб. В темных глазах постоянно присутствовало сонное выражение. Его глаза очень часто были полуприкрыты, но Кэтрин догадалась, что взгляд у него острый. Один или два раза она даже натолкнулась на его взгляд и вынуждена была отвести глаза и притвориться, будто смотрела совсем не на него.

И каждый раз ее сердце начинало колотиться в груди, отчего она чувствовала себя весьма неуютно. Вряд ли ему понравилось бы, если бы его подловили в тот момент, когда он наблюдает за окружающими. В такие моменты ей на ум приходило слово «насмехается».

Он был красив, на его лице постоянно присутствовало надменное выражение, правая бровь была изогнута чуть выше, чем левая. Красиво очерченные губы были слегка искривлены, как будто он не одобряет все, что творится вокруг.

Он был бароном и, как утверждали, весьма богат. Однако представители знати не домогались его общества. Константин не преувеличивал, характеризуя его как необузданного дикаря. Он осуждал его за участие во всех диких и опасных пари, за разнузданный образ жизни и за склонность к дебошам и оргиям. Мамаши, мечтавшие выдать своих дочек замуж, в том числе и амбициозные до агрессивности, избегали его как чумного. Или, вероятно, они избегали его из опасения, что он обратит на них свой насмешливый взгляд, изогнет правую бровь, скривит губы и заставит их почувствовать себя так, будто они пигмеи, будто с их стороны было большой глупостью вообразить, что он может ухаживать за их дочками или хотя бы станцевать с ними один танец.

А он никогда не танцевал.

Многие дамы усиленно избегали лорда Монфора и еще по одной причине. Он обладал способностью раздевать их глазами, если они позволяли себе слишком смело взглянуть на него. Кэтрин знала, что это правда, – она видела, как он это делает, только, слава Богу, не с ней.

Если честно, он очень привлекал ее. Естественно, ей даже в голову не приходило предпринять какие-то действия, однако, стоило ей забыться, она тут же начинала представлять, что бы из этого вышло.

И вот сейчас ей предстояло провести целый вечер в непосредственной близости от лорда Монфора. Вдовствующая леди Лингейт будет в ужасе, когда узнает об этом, – ведь здесь, конечно, и Сесилия, а ей всего восемнадцать. И Константин придет в ярость – хорошо, что сейчас его нет в Лондоне. Он недавно купил недвижимость в Глостершире и поехал ее смотреть. Леди Битон тоже не очень-то радуется, если судить по ее напряженности и кислому выражению лица.

Впрочем, что леди Битон могла сделать, когда ее поставили перед свершившимся фактом? Только ответить неприкрытой грубостью. Мисс Рейчел Финли, еще одна участница вечеринки, была близкой подругой мисс Флаксли и хорошей знакомой Сесилии и Кэтрин, хотя и превосходила их по возрасту. Она была приглашена вместе со своим женихом, мистером Гудингом. Однако мистер Гудинг имел несчастье утром подвернуть ногу. Чтобы не менять планы на вечер, мисс Финли за короткий срок сделала практически невозможное. Она умоляла своего брата, лорда Монфора, сопровождать ее на вечеринку – и тот любезно согласился.

И вот он здесь, и всем только и остается, что делать вид, будто нет ничего необычного в том, что в их ложе в Воксхолле присутствует самый знаменитый в Лондоне повеса.

Кэтрин вдруг поймала себя на том, что ее мучает вопрос, а почему вдруг он согласился сопровождать свою сестру. Ведь он вроде бы не из тех мужчин, от кого можно ожидать глубоких братских чувств. Да и их компания – отнюдь не то общество, в котором он привык проводить время. Среди приглашенных нет его близких друзей, хотя джентльмены поглядывают на него с благоговейным трепетом, как на героя, что, возможно, лучше, чем проявление открытой враждебности. Или нет. С какой стати джентльмену преклоняться перед повесой? Как бы то ни было, он здесь, с сонным, как всегда, взглядом, и полуулыбкой, как будто смеется над каким-то своим анекдотом, но не собирается рассказывать его всем.

А анекдот получился что надо! Силы небесные! Когда он приехал, Сесилия принялась энергично обмахиваться веером. На ее лице отразился неподдельный испуг.

– Что нам делать? – прошептала она Кэтрин, увидев, как в ложу входят лорд Монфор и мисс Финли. – Кон сказал…

Естественно, ничего они поделать не могли.

– Нужно успокоиться и наслаждаться вечером, – тоже шепотом ответила ей Кэтрин. – Мы под покровительством леди Битон, поэтому нам ничего не грозит.

В конце концов, маловероятно, чтобы лорд Монфор утащил кого-нибудь из них в заросли и творил там свои грязные дела. Кэтрин живо представила себе эту сцену и развеселилась. Она решила последовать собственному совету и наслаждаться вечером, а также неожиданно выпавшей возможностью вблизи понаблюдать за этим джентльменом.

Лорд Монфор сел рядом с леди Битон и всячески пытался очаровать ее – что ему вполне удалось. Она вскоре успокоилась и стала смеяться. Она то и дело краснела от удовольствия и похлопывала его веером по руке. Остальные тоже успокоились, завязался оживленный разговор. Все принялись с интересом оглядываться по сторонам. В теплый летний вечер нет более волшебного места, чем Воксхолл, расположенный на южном берегу Темзы, один из лучших садов развлечений в Европе.

Лорд Монфор обладал приятным голосом. И тихим музыкальным смехом. Кэтрин пристально наблюдала за ним из другого угла ложи, пока он не поймал ее с поличным. Он вдруг посмотрел на нее в тот момент, когда она кусала клубничку. Его взгляд был прямым и твердым, как будто он мысленно обращался к ней, выделяя из всех, – хотя на одно мгновение он все же опустил глаза на ее рот и проследил, как она, откусив кусочек клубники, нервно слизнула сок с губ.

Затем лорд Монфор наблюдал, как она взяла салфетку, промокнула рот и еще раз облизнула губы, потому что они вдруг пересохли. Его внимание заставило Кэтрин нервничать.

О Господи, зря она вообще на него смотрела, думала девушка, опуская глаза, больше это не повторится! А то он решит, что она влюбилась в него или флиртует с ним. Или вообразит еще что-нибудь в том же роде. Жаль, что рядом нет Маргарет.

– Вы согласны, мисс Хакстебл? – обратился к ней лорд Монфор.

Ее рука с ягодой так и замерла на полдороге.

Странно, подумала Кэтрин, он запомнил ее имя, хотя мисс Финли представила их друг другу больше часа назад.

Ей следовало бы поступить честно и благоразумно – сказать ему, что она не слышала, о чем он беседует с леди Битон. Но она этого не сделала, потому что в голове был полный хаос.

– Да, конечно, – произнесла Кэтрин и увидела, как в его глазах появился хитрый блеск, а леди Битон посмотрела на нее в крайнем изумлении. Вероятно, она промахнулась с ответом. – А вообще-то…

И вдруг к ней будто из ниоткуда пришло понимание того, что действительно очень легко по уши влюбиться в такого, как лорд Монфор.

А может, тот, в кого она могла бы по уши влюбиться – если бы у нее хватило глупости сделать это, – был бы не таким, как лорд Монфор. Возможно, им стал бы он сам.

Эта мысль вызвала странное стеснение у нее в груди и еще более странную боль и дрожь внизу живота.

Именно в этот момент она подумала, что, вероятно, любовь не так уж безопасна. Что, вероятно, именно попытки найти ее в безопасном месте помешали отыскать ее. Что, вероятно, она никогда не найдет любовь, если не…

Если не – что?

Не шагнет в неизвестность? В очень опасную неизвестность?

Лорд Монфор задержал на ней взгляд гораздо дольше, чем требовалось, прежде чем снова обратить свое внимание наледи Битон, и дальше вечер потек своим чередом; с предсказуемыми событиями и в уютной атмосфере. После того как все поужинали, лорд Битон танцевал с Кэтрин на площадке перед ложей, затем все прогуливались по главной аллее под разноцветными фонарями, которые покачивались на ветвях деревьев.

Лорд Битон был одним из самых настойчивых поклонников Кэтрин. Она чувствовала: стоит ей слегка поощрить его, и он примется открыто ухаживать за ней. Брак с ним был бы для нее чрезвычайно выгодной партией, если учесть тот факт, что еще в начале года она жила в деревне и работала учительницей, даже несмотря на то что ее отец был дворянином и внуком графа.

Однако Кэтрин никак не поощряла лорда Битона. Он нравился ей. Светловолосый, привлекательный, добродушный и… немного занудливый. В нем не было даже намека на опасность.

Подобная оценка, сказала себе Кэтрин, говорит скорее в его пользу, чем в ее. Его ровный характер должен служить ему наилучшей рекомендацией. Почему вдруг она решила, что опасный мужчина понравился бы ей больше?

После танцев, вкусной еды и оживленных разговоров и в ожидании фейерверков они все снова отправились гулять. Они опять шли по главной аллее оживленной группкой, не разбиваясь на пары, и весело переговаривались друг с другом.

Неожиданно дорогу Кэтрин преградил пьяный гуляка, который уже плохо держался на ногах. Она уже собиралась обойти его, как обнаружила рядом с собой лорда Монфора, который подставлял ей локоть.

– В столь рискованном плавании не обойтись без надежного штурмана, – сказал он.

– А вы и есть этот штурман? – осведомилась Кэтрин.

Скорее, рискованным плаванием был он сам. Девушка не знала, стоит ей брать его под руку или нет. И замерла, затаив дыхание.

– Именно так, – ответил лорд Монфор. – Я целой и невредимой доведу вас до гавани, мисс Хакстебл. Торжественно клянусь в этом.

Он улыбнулся, и его глаза весело заблестели. Он выглядел таким безопасным и надежным. И вел себя как идеальный джентльмен, пытался защитить ее от разгулявшейся толпы. И тут Кэтрин поняла, что ей и в самом деле хочется взять его под руку.

– В таком случае, – проговорила она, улыбаясь ему в ответ, – я принимаю вашу помощь. Спасибо, милорд.

Она взяла его под локоть и почувствовала себя так – какая глупость! – будто совершила самый рискованный, безрассудный и волнующий поступок в своей жизни. Его рука оказалась надежной как скала. И теплой. Гм, естественно, она была теплой. А чего она ожидала? Что рука будет холодной, как у мертвеца? До Кэтрин доходил слабый аромат его мыла для бритья или одеколона – слабый мускусный запах, абсолютно ей не знакомый. И очень… мужественный.

Вот он какой. Само олицетворение мужественности. Ей казалось, что эта мужественность окутывает ее, что она купается в ней.

И почему-то ей вдруг стало не хватать воздуха.

В этом она вся: ведет себя как неопытная девчонка только потому, что красивый и очаровательный джентльмен с запятнанной репутацией обратил на нее чуточку внимания. Какая она смешная! Глупая – вот правильное слово.

– Наверное, теперь, когда молодой Мертон, ваши сестры и Лингейт уехали за город, вы по ним сильно скучаете, – начал лорд Монфор вежливую беседу, слегка притянув Кэтрин к себе.

Однако это действие не встревожило девушку. Толпа очень плотная, и он вполне успешно оберегает ее от этой массы людей.

Кэтрин чувствовала себя с ним в полной безопасности. И к этому чувству примешивалась крохотная капелька опасности, которая заставляла учащенно биться ее сердце.

Только вот… откуда он ее знает? Откуда он знает, кто она такая? Откуда он знает, что Мег и Стивен уехали в Уоррен-Холл, что Ванесса и лорд Лингейт решили провести несколько дней в Финчли-Парке? Кэтрин внимательно взглянула на лорда Монфора. Его лицо вдруг оказалось очень близко от ее.

– Вы действительно скучаете и тоскуете по ним? – продолжил он свои расспросы. – Или радуетесь свободе, возможности в их отсутствие порезвиться?

Тот самый безопасный огонек веселья в его глазах разгорелся и стал озорным.

Вероятно, это и есть «резвиться». Наверняка ему известно, что родные не разрешают ей без сопровождения приближаться к нему на пятьдесят футов. Только она не нуждается в сопровождении. Господи, надо же до такого додуматься! Ей уже двадцать лет.

– Надеюсь, милорд, я не должна постоянно заверять своего брата и сестер в том, что веду себя как полагается, – строгим голосом сказала Кэтрин.

Лорд Монфор тихо рассмеялся. Этого оказалось достаточно, чтобы по ее телу прошла волна приятной дрожи.

– И Кона тоже? – спросил он. – Я так безжалостно издевался над ним, утверждая, что после вашего приезда в город он превратился в чопорную няньку, что он сбежал в деревню подальше от своего унижения.

– Никуда он не сбежал. Он отправился осматривать свою новую недвижимость, – возразила Кэтрин. – Это в Глостершире.

– Как бы то ни было, – сказал лорд Монфор, склоняясь к ней, – его здесь нет, как нет вашего брата и сестер, а также зятя.

Он подал это так, будто она всеми силами пыталась отделаться от них, чтобы получить свободу и прийти к нему на свидание. Только это не было свиданием. Она даже не знала, что он будет на вечеринке. Она не…

Однако неожиданно Кэтрин почувствовала себя как на свидании.

– Я живу в Морленд-Хаусе, – пояснила она, – со вдовствующей леди Лингейт, которая выполняет роль моей дуэньи.

– А-а, – протянул лорд Монфор. – Той самой дамы, которая сегодня блистает своим отсутствием?

– Я здесь… – с негодованием начала Кэтрин, но замолчала, когда он опять тихо засмеялся.

– Под покровительством леди Битон, – закончил он за нее, – которая, судя по всему, даже не заметила, что мы отстали от всех.

А ведь они действительно отстали. Компания ушла довольно далеко. Кэтрин удалось разглядеть темно-синие перья, украшавшие прическу леди Битон. Плавно покачиваясь, они плыли над толпой.

– Мисс Хакстебл, – снова заговорил лорд Монфор, еще ниже склоняясь к ней, – неужели у вас никогда не возникала хотя бы слабая потребность в приключениях? Вам никогда не хотелось испытать опасность?

Кэтрин облизнула губы и вдруг обнаружила, что во рту пересохло. Неужели он прочитал ее сегодняшние мысли?

– Естественно, нет, – ответила она. – Никогда.

– Ложь. – Его глаза смеялись.

– Что?! – Она почувствовала, как в ней поднимается гнев.

– Всем хочется приключений, – сказал лорд Монфор. – Всем хочется время от времени пококетничать с опасностью. Даже дамам, получившим строгое и правильное воспитание.

– Это возмутительно, – заявила Кэтрин.

Она не могла отвести взгляд от его глаз. А он смотрел на нее так, будто мог прочитать каждую мысль, распознать все ее желания, понять, о чем она тоскует.

Лорд Монфор снова рассмеялся и слегка отстранился от нее.

– Да, конечно, это возмутительно, – согласился он. – Я преувеличил. Я могу назвать массу людей, мужчин и женщин, которые уравновешенны от природы и готовы умереть, лишь бы не сталкиваться даже с самыми мелкими приключениями. Вы же, однако, к ним не относитесь.

– Откуда вы знаете? – осведомилась Кэтрин.

– Потому что вы задали этот вопрос, – ответил он, – вместо того чтобы уставиться на меня в полном непонимании. Вы принялись обороняться. Вы знаете, что я говорю правду, но боитесь признаться в этом.

– Серьезно? – произнесла Кэтрин, попытавшись вложить в это слово как можно больше холода. – Позвольте узнать, о каком же приключении я мечтаю? И с какой же опасностью желаю кокетничать?

Она пожалела, что выбрала именно это слово, но было поздно.

Он опять склонился к ней.

– Это я, – тихо сказал он. – Я – это ответ на оба вопроса.

Кэтрин охватило сладостное возбуждение, и она затрепетала, мысленно молясь, чтобы этого никто не заметил. Все были абсолютно правы насчет него, поняла она. И Кон. И ее интуиция.

– Это… абсурд, – пролепетала Кэтрин.

Она не стала спорить, потому что опасность увлекала. И была не такой уж опасной на самом деле. Ведь они не где-нибудь в тихом уголке, а на главной аллее Воксхолла, их окружают толпы людей – пусть даже их компания уходит все дальше с каждой минутой. Да, опасность – это всего лишь иллюзия.

– Я говорю о ваших самых глубоких, необузданных желаниях, мисс Хакстебл, – продолжил лорд Монфор, видя, что она молчит. – Никакая благородная дама не будет, естественно, руководствоваться ими, что очень жаль.

Кэтрин сердито посмотрела на него – во всяком случае, она надеялась, что сердито. Ее щеки горели, и это смущало ее. Горело и все тело. А сердце так бухало в груди, что, наверное, было слышно всем.

– И вы в первую очередь, – не унимался лорд Монфор. – Мне вот интересно: приходило ли вам, мисс Хакстебл, когда-нибудь в голову, что вы страстная женщина? Вероятно, нет – это противоречило бы нормам благовоспитанности. К тому же, осмелюсь заметить, вы не встречали того, кто был бы способен вынудить вас признать это. Однако поверьте мне: вы действительно страстная.

– Вовсе нет, – с негодованием прошептала Кэтрин. Лорд Монфор промолчал и лениво прикрыл глаза, но девушка успела заметить лукавый блеск в этих дьявольских глазах. Излучавших грех.

Неожиданно для самой себя Кэтрин рассмеялась. Громко.

И с изумлением поняла, что ей все это нравится. Она поняла, что будет снова и снова мысленно проживать этот вечер в течение нескольких ближайших дней, а может, и недель. А возможно, и всегда.

Разговор так и не возобновился. Хотя Кэтрин все еще держала лорда Монфора под руку, они стояли лицом друг к другу, а толпа делилась на два потока, которые обтекали их.

– О, какой же вы нехороший! – расхрабрившись, сказала Кэтрин. – Вы намеренно смущаете меня, не так ли? Вы намеренно подводите меня к тому, чтобы я принялась горячо отказывать себе в наличии качества, которое нам всем хочется иметь.

– Страсти? – уточнил лорд Монфор. – А она у вас есть, мисс Хакстебл? Вы признаете это? Как грустно, что благородное воспитание выбивает из дамы все ее внешние признаки!

– Однако страсть – это то чувство, которая дама должна показывать только своему мужу, – возразила Кэтрин и тут же смутилась, потому что ее слова прозвучали излишне чопорно.

– Дайте-ка я отгадаю. – Лорд Монфор был чрезвычайно оживлен и весел, Кэтрин никогда не видела его таким. – Ваш отец был священником, и ваше воспитание заключалось в том, что вы слушали и читали проповеди.

Кэтрин уже открыла было рот, чтобы возразить, но тут же захлопнула его. Какой у нее может быть ответ? Ведь он совершенно прав.

– Зачем вы ведете этот разговор? – запоздало поинтересовалась она. – Вы отлично знаете, что он противоречит всем правилам приличий. Причем до сегодняшнего вечера мы с вами ни разу не виделись.

– Все это, мисс Хакстебл, – заявил лорд Монфор, – явная ложь, и вам повезет, если за нее вы не будете гореть в аду. Мы не только виделись с вами раньше, но вы еще намеренно и с полной заинтересованностью разглядывали меня при любой возможности. Полагаю, предупреждение Кона насчет меня – я не сомневаюсь, что он действительно предупредил вас, – имело эффект, противоположный тому, которого ваш кузен добивался, и ему, с его-то опытом, следовало бы об этом знать. Но прежде чем вы взорветесь негодованием и отяготите свою душу новой ложью, позвольте мне отметить один факт: раз мне известно, что вы наблюдали за мной, следовательно, я тоже наблюдал за вами. В отличие от вас у меня нет желания отрицать это. Я наблюдал за вами, и каждый раз это доставляло мне все большее наслаждение. Вы должны понимать, насколько удивительна ваша красота, поэтому я не буду отталкивать вас бурными восторгами по поводу вашей внешности. Хотя и очень хотелось бы.

Он изогнул обе брови и посмотрел ей прямо в глаза в ожидании ответа.

Кэтрин отлично осознавала, что попала на глубину и не чувствует дна под ногами. Однако, как ни странно, у нее не было желания возвращаться туда, где безопасно. Он действительно флиртует с ней. И он обратил на нее внимание задолго до сегодняшнего вечера, как и она на него.

Как же глупо чувствовать себя польщенной! Как будто ее можно провести.

– Как я вижу, милорд, – наконец проговорила она, – вы не соблюдаете правил вежливой беседы.

– Вы имеете в виду, – уточнил лорд Монфор, – что я не поддерживаю ложь и прочее лицемерие в угоду вежливости? Вы абсолютно правы. Когда я вижу белое, я не нахожу смысла обсуждать, как еще можно охарактеризовать этот цвет. Возможно, это одна из причин, почему представители высшего света избегают моего общества.

– Одна из причин, возможно, – согласилась Кэтрин. – Но есть и другие.

Он широко улыбнулся и в течение нескольких секунд молча смотрел на нее. И она была ему за это благодарна. Потому что улыбка превратила его в… Ох, где же найти подходящее слово? В красивого мужчину? Она и так давно считает его красивым. Тогда, возможно, в неотразимого?

– Это был очень резкий и неприятный ответ, мисс Хакстебл, – заявил он. – И отнюдь не вежливый.

Кэтрин прикусила нижнюю губу, а потом улыбнулась.

– Мы являемся источником раздражения для тех, кто прогуливается по аллее, – сказал лорд Монфор. – Давайте двинемся дальше?

– Конечно.

Кэтрин посмотрела вперед. Их компания уже исчезла из виду. Надо поспешить, чтобы догнать их. Итак, короткая и странная интерлюдия закончилась? По всей видимости, да. Надо бы радоваться этому, а она почему-то не радуется.

Однако лорд Монфор повел ее совсем не в нужном направлении. Он повернул не в сторону их ложи, а на узкую тропинку, отходившую от главной аллеи.

– Так короче, – объяснил он.

Через несколько шагов они оказались в полнейшей темноте. Плотная стена деревьев обеспечивала абсолютное уединение. Отсутствие фонарей только усиливало ощущение отрезанности от всего мира.

Свидание, подумала Кэтрин, принимает весьма опасный оборот. Она ни на секунду не поверила в то, что это действительно кратчайший путь к остальной компании. Сейчас именно тот момент, когда надо занять твердую позицию, настоять на том, чтобы он немедленно вернулся на главную аллею и отвел ее к леди Битон. Хотя почему ее надо отводить? Она сама способна дойти. Ведь не будет же он останавливать ее силой.

Тогда почему она не идет?

Вместо того чтобы занять хоть какую-то позицию, Кэтрин покорно шла за лордом Монфором в ту часть сада, которая была освещена только луной и звездами.

Она никогда не знала прелести приключения или опасности. И не испытывала трепета перед неизведанным.

И тяги к мужчине, общение с которым было запрещено.

И который был определенно опасен.

И – по крайней мере в настоящий момент – неотразим.

Глава 3

Мисс Хакстебл оказалась, как и предполагал Джаспер, самой наивностью. Причем довольно опасной.

И до умопомрачения очаровательной.

В ней, против ожиданий, было нечто такое, что внушало симпатию. И ее нельзя было назвать пресной, хотя он готовился к обратному.

Однако все это не имело никакого значения.

Ее глаза – бездонные голубые глаза, которые привлекли его, едва он увидел ее, – ее глаза могли неожиданно искриться весельем, и это веселье рождало улыбку, приподнимавшую уголки ее губ, которые так и хотелось поцеловать.

Ее волосы были совсем не золотистыми. Скорее, темно-русыми. Их можно было бы назвать невзрачными и даже бесцветными, если бы не золотые проблески, заставлявшие их сиять и придававшие ей особый шарм.

Она была по-юношески, по-девичьи стройной, но не страдала отсутствием форм. Когда у него был выбор, он всегда предпочитал пышных женщин, но когда выбора не было, стройные и пропорционально сложенные не вызывали у него отторжения.

Она двигалась с естественной грацией.

Ему просто здорово повезло, что Рейчел пригласили на сегодняшнюю вечеринку в Воксхолл и что среди гостей оказалась сама мисс Кэтрин Хакстебл, причем в одиночестве, без своих многочисленных родственников. Он тайно навел справки и выяснил, что все они уехали из города и оставили ее на попечение матери Лингейта. Но сюда его привела не удача и не случайность. Ему стоило целых пятьдесят гиней уговорить Гудинга подвернуть ногу сегодня утром. Конечно, убедить старшую сестру обратиться именно к нему с мольбами сопровождать ее вместо Гудинга и даже заставить ее поверить в то, что идея принадлежала целиком ей, было значительно легче.

«А для чего еще существуют братья, – великодушно заявил он Рейчел в ответ на ее благодарности, – как не для того, чтобы поддерживать своих сестер в минуту разочарования. Кстати, меня заверили, что у Гудинга нет перелома. Осмелюсь предположить, что к следующему большому балу он будет в добром здравии и сможет танцевать с тобой».

Самый щекотливый момент уже миновал. Мисс Хакстебл не стала возражать, когда ее увели прочь от главной аллеи. В образование юных барышень следовало бы включить науку о хитрости, коварстве и порочных намерениях людей.

Лорд Монфор держал Кэтрин за руку, пока они шли по этой дорожке, но когда они свернули на другую, еще более узкую и темную, он вынужден был обнять ее за талию.

Кэтрин не возразила, как следовало бы, будь она благоразумной. Она напряглась на мгновение, но потом расслабилась.

– Ммм… – тихо произнес лорд Монфор. – У вас чудесные духи. Они мне не знакомы.

И это было правдой.

– Это не духи, – сказала Кэтрин. – Я вообще не душусь. Наверное, это мыло, которым я сегодня утром мыла голову.

Лорд Монфор наклонился к ее макушке и, уткнувшись носом в мягкие и шелковистые волосы, глубоко втянул в себя запах.

– Ах! – пробормотал он. – Восхитительно. Кто бы мог подумать, что мыло может пахнуть так… соблазнительно!

Он почувствовал, как она задрожала.

– Я им всегда пользуюсь, – пролепетала Кэтрин.

– Позвольте дать вам совет, – сказал он, поворачивая ее к себе и вынуждая ее положить руку ему на грудь. – Никогда не изменяйте этой привычке. У этого мыла более сильный и приятный запах, чем у любых духов.

– Да? – произнесла Кэтрин. – Вы думаете?

– Именно думаю, мисс Хакстебл, – воодушевленно проговорил лорд Монфор, одной рукой взял ее ладонь и положил себе на плечо, а другой притянул ее к себе. – Хотя иногда предпочел бы не думать. Есть более интересные занятия.

Он коснулся губами ее теплой и нежной шейки, провел языком по крохотному изящному ушку. Она судорожно втянула в себя воздух и, изогнувшись, прижалась к нему. И тогда он поцеловал ее в губы.

Ее губы оставались плотно сжатыми, и он вдруг сообразил, что, вероятно, это первый поцелуй в ее жизни. Она вся дрожала и все сильнее прижималась к нему. Ее руки крепко сжимали его плечи.

Он целовал ее нежно и, дождавшись, когда она немного расслабилась, провел языком по ее губам. Ее губы тут же раскрылись. Она медленно выдохнула, и это непроизвольное действие мгновенно возбудило его. Ее губы отдавали клубникой и вином. Одной рукой он обнял ее за талию, а другой стиснул ее попку.

– Красавица, – шептал он между поцелуями, – красавица, красавица. – Ее глаза были закрыты. Она охотно отвечала на его поцелуи. – Мы поступаем опрометчиво, – тихо проговорил он. – Вам не следует быть здесь со мной. Особенно со мной. Вас же предупредили.

Она открыла глаза, и, хотя вокруг была полнейшая темнота, ему показалось, что он увидел в них доверие и покорность.

– Я сама оцениваю людей и принимаю решение, – сказала она.

Ах, глупышка! Сплошная наивность. В нем вдруг вспыхнула странная нежность.

– Вот как? – прошептал он, легко касаясь ее губ. – Я пристыжен. И посрамлен. Вы очень красивы.

Неожиданно он обхватил ее ладонью за затылок и впился в ее губы страстным поцелуем. Она непроизвольно обняла его за шею.

– О, – простонал он, – вы искушаете меня!

Она ничего не сказала, и он прижал ее спиной к дереву.

Он ласкал и целовал ее медленно, нежно, терпеливо, почти с благоговейным трепетом, все время помня, что она может испугаться и убежать. Он догадывался, что ею владеют противоречивые эмоции, в том числе тревога и угрызения совести. Он догадывался, что она охвачена и любовным пылом, из-за которого все оттягивает то мгновение, когда надо остановить его. Но скоро она поймет, что останавливать его уже поздно, и если все же остановит его, то будет выглядеть полной дурой.

Его задача – дождаться этого самого момента.

И претворить в жизнь ее мечты о запретном наслаждении. Он всегда получал огромное удовольствие, владея женщиной, но для него было делом чести подарить удовольствие и женщине – пусть даже если все это делалось на спор.

Он принялся медленно стягивать платье с ее плеч и обнажил грудь, а затем ласково накрыл ее ладонями, поцеловал и сжал губами сначала один сосок, потом другой. Они были маленькими, твердыми, как камешки, теплыми и шелковистыми.

Учащенно дыша, она перебирала пальцами его волосы.

Нужно, чтобы кто-то обязательно изготовил духи из этого мыла. Этот кто-то сделает на таких духах целое состояние.

Нежно целуя ее лицо и бормоча какие-то ласковые слова, он задрал ей юбку и погладил упругие бедра.

Она застонала, когда он прикоснулся к сокровенному бугорку, и он, замерев на мгновение, впился поцелуем ей в губы.

– Ах, – пробормотал он, – какая прелесть!

Она тоже была прелестной. Стройная, олицетворение чистой красоты. Сама невинность, наделенная шармом истинной женщины. Он рукой дразнил ее. Внутри она была горячей и влажной.

Пылавшей безумным желанием.

Целуя ее, он расстегнул и приспустил свои бриджи. Когда его возбужденная плоть прикоснулась к ее телу, он испытал сладостную боль предвкушения.

Обнаженная плоть к обнаженной плоти. Вот оно. Как только…

А ведь он и в самом деле хочет ее, подумал лорд Монфор. Это не просто соблазнение. И им руководит отнюдь не холодный цинизм.

Кого он пытается одурачить?

Вопрос обрел свою четкость и ясность в тот самый момент, когда он по идее должен был бы находиться в таком же бездумном состоянии, как и она.

Он вдруг представил, как завтра с самодовольным видом завалится в клуб и потребует свой приз. Соблазнение невинной девушки свершилось. Какой же он молодчина! Барону Монфору, известному в кругу друзей под прозвищем Монти, нет равных в дерзости, необузданности и беспутности.

Он всегда был и будет победителем.

Он также представил, как завтра Кэтрин Хакстебл поймет, что ее жизнь разрушена: она стала очередной жертвой безжалостного и бессовестного развратника и превратилась в изгоя. Еще она поймет, что винить во всем надо только себя. Ее предупреждали – даже он.

Хотя на самом деле ее вины во всем этом почти нет. Разве можно было ожидать, что невинная девушка сможет противостоять его безграничному опыту?

В нем неожиданно вспыхнула злость. Он не привык думать в такие моменты – причем о таких вещах. Он бессердечный. И бессовестный. Он беспринципный развратник. И ему нужно выиграть пари.

Он просунул ладонь ей между ног, преграждая своей плоти доступ в столь вожделенное лоно.

– Мисс Хакстебл, – произнес он голосом, который звучал до ужаса спокойно, – вы будете стоить мне примерно семьсот гиней.

А также гордости и репутации. Он превратится в посмешище.

– Что-о-о?!

– Во столько мне обойдется отказ от высочайшего наслаждения повалить вас на землю и с вашей помощью удовлетворить свою похоть, – сказал он, произнося каждое слово предельно отчетливо.

– Что?! – Она все еще ничего не понимала.

– В одном из джентльменских клубов в специальной книге уже четыре дня открыто пари, – бесстрастно принялся объяснять он. – Члены клуба делают ставки против меня, горячо утверждая, что я не смогу соблазнить вас за две недели. Соблазнение подразумевает полноценный половой акт. То есть что я полностью войду в вас. Что, однако, сегодня не случится. Ни сейчас, ни потом. И не потому, что вы, мисс Хакстебл, сказали мне «нет», как должны были бы сделать, следуя строгим моральным принципам, как только я увел вас с главной аллеи и многократно потом, а потому, что я сам говорю «нет».

– Что?! – Видимо, она просто не знала, что еще сказать. Однако на этот раз в ее голосе зазвучала тревога.

Он отступил на шаг, выпустил ее юбку и застегнул бриджи.

– Все это было спланировано, мисс Хакстебл, – с холодной и жестокой искренностью заявил он. – С сегодняшней травмы Гудинга, которая дала мне возможность занять его место. Все прошло бы безупречно, если бы я прямо сейчас не решил, что пари, которое так легко выиграть, не стоит выигрыша. Примите мои комплименты, забирайте с собой свою добродетель и отправляйтесь вместе с нею в кровать. Сейчас мы вернемся в ложу леди Битон, пока вашей репутации еще не нанесен серьезный ущерб. Вам и так не избежать ее хмурых взглядов, в этом я не сомневаюсь.

Он никогда не позволял себе мучиться угрызениями совести по поводу чего-либо. Он гордился тем, что у него нет сердца. И совести. Он долгие годы взращивал и пестовал ту самую репутацию, которой теперь славился.

Сегодня вечером желанная женщина была готова отдаться ему. Так же близко были победа в выгодном пари и восторженное поклонение всех приятелей.

Но он ничего из этого не взял. Впервые в жизни не взял. Потому что сделал такой выбор. Потому что ему стало скучно с ней, скучно с самим собой.

Во всяком случае, он предпочитал так думать.

По правде же он и сам не знал, почему остановился. Это было совершенно внове для него. И вызывало злость и раздражение.

– Я вам не верю.

Она прижала руки к груди, как бы прикрываясь от него. Ее голос дрожал, и было слышно, как при каждом слове у нее стучат зубы.

– Не верите? – сухо осведомился он. – Вы думаете, мисс Хакстебл, я тут с вами веду светскую беседу, болтаю ни о чем? Вас предупреждали, что я худший из развратников. Вам следовало бы внимательнее слушать предостережения. Вам следовало бы понять, что происходит, как только я отвлек ваше внимание еще там, на главной аллее, или даже раньше, когда я наблюдал, как вы едите клубнику. И ведь вы, без сомнения, все поняли – не настолько вы наивны, чтобы не разобраться в моих намерениях. Однако вы считали себя достаточно сильной и знающей, чтобы иметь со мной дело, не так ли? Женщины склонны верить, будто им под силу справиться с самыми злостными развратниками и даже переделать и приручить их своей любовью. Разве не такие планы у вас были в отношении меня на сегодняшний вечер?

Она не ответила. Ее руки вдруг безвольно повисли. Он приготовился к истерике или ручьям слез. Черт побери, придется с этим как-то справляться. И вообще, зачем он был с ней так жесток?

– Нет, ни в малейшей степени, – наконец проговорила она. Ее голос перестал дрожать. – Я хотела получить от вас кое-какое удовольствие, лорд Монфор. Увы, вы разочаровали меня. Я ожидала гораздо большего от столь знаменитого повесы. И с какой стати мне хотеть вас переделывать, когда вы и так сплошное разочарование, и приручать, когда вы и так вполне послушны? Если вам будет от этого легче, имейте в виду: у меня не было подобных планов. Да, давайте вернемся. Оставаясь здесь, мы уже ничего не добьемся, не так ли?

Он был потрясен настолько, что разразился хриплым хохотом.

Ну и ну!

Его мастерски поставили на место, его в жизни так не отчитывали.

Он подавил смех, который так и рвался наружу в столь неподходящий момент.

Каким-то образом ей удалось улучшить его настроение. Она не разразилась рыданиями, оплакивая свою несчастную женскую долю.

«И с какой стати мне хотеть вас переделывать, когда вы и так сплошное разочарование, и приручать, когда вы и так вполне послушны?»

Дьявол! А ведь она ему действительно нравится.

Но он опоздал.

– Я пойду вперед, – сказал он, возвращаясь на тропинку. – Следуйте за мной, не отставайте и держитесь поближе.

– Отстать не отстану, но и держаться вплотную к вам не буду, хотя все равно спасибо, – холодно произнесла она и пошла за ним. – Сомневаюсь, что сегодняшний вечер преподнесет мне новые опасности, в которых мне понадобится ваша защита.

Язва!

Так они и шли гуськом.

Глава 4

От восторга у Сесилии расширились глаза.

– Ты действительно была наедине с лордом Монфором! – потрясенно проговорила она, влетая в гардеробную Кэтрин вскоре после возвращения из Воксхолла. – Я бы на твоем месте пришла в ужас. Я едва в обморок не грохнулась, когда он объявился вместе с мисс Финли. Не знаю, как она решилась привести его – пусть он и ее брат. Кон прикончит нас, не говоря уже об Эллиоте. Ты видела выражение лица леди Битон, когда он вошел? О чем вы говорили, Кейт? Окажись я на твоем месте, я бы слова не смогла вымолвить.

– Не помню, – ответила Кэтрин. – Мы обсуждали разные темы.

– Ну, меня не заботит, что говорят о его репутации, – вдруг с очаровательной непоследовательностью заявила Сесилия. – Мне кажется, он самый красивый джентльмен в свете – не считая Кона, естественно. Ой, и твоего брата.

– Константин очень красив, – согласилась Кэтрин. – Это наследие греческих предков. И твой брат тоже весьма привлекателен. Кстати, они очень похожи.

Братом Сесилии был Эллиот Уоллас, виконт Лингейт, зять Кэтрин.

– А что до Стивена, то у него появится немалая армия воздыхательниц, когда он немного повзрослеет, – добавила Кэтрин.

Еще немного поболтав, Сесилия наконец ушла спать – к великому облегчению Кэтрин. Ей на самом деле не хотелось ни с кем разговаривать. И думать ей не хотелось. Ей хотелось забыться долгим-долгим сном.

Однако Кэтрин была вынуждена и думать, и разговаривать. Вдовствующая виконтесса Лингейт вернулась с прогулки по парку, где она встретилась и побеседовала с леди Битон. Они вдвоем сидели в малой гостиной и пили чаи.

– Кэтрин, тебе двадцать лет, – с легкой укоризной заметила леди Лингейт. – Ты старше и значительно разумнее Сесилии. Я не сомневаюсь, что ты вела себя безупречно, – в конце концов, не твоя вина, что лорд Монфор оказался на вечеринке. К большому сожалению, нас заранее не предупредили. Однако сплетни – это главное развлечение Лондона во время сезона, и даже слабый намек на нарушение приличий способен на неделю или на больший срок стать главной темой для обсуждения в гостиных и серьезно скомпрометировать репутацию дамы. Было бы мудро, моя дорогая, если бы в будущем ты избегала общества барона Монфора или, если такой возможности нет, постоянно держала бы рядом кого-нибудь из своих знакомых, чтобы ни у кого не возникло повода связать твое имя с его. Он, знаешь ли, на самом деле очень респектабелен. Когда ему надо, он может быть просто очаровательным. Надеюсь, он вел себя как человек чести?

Она вопросительно посмотрела на свою юную подопечную.

– О, именно так он себя и вел, – заверила ее Кэтрин.

– Я так и думала, – улыбнулась леди Лингейт. – В конце концов, он джентльмен, несмотря на его шокирующее поведение, и он знает, как себя вести в достойном обществе. Осмелюсь заметить: его репутация слегка преувеличена. Человек не может быть таким дикарем, как его описывают.

– Конечно, – согласилась Кэтрин.

– Я не ругаю тебя, Кэтрин, – продолжала вдовствующая виконтесса, – я просто предостерегаю тебя как человек, который старше тебя и мудрее и который хорошо разбирается в нравах высшего света. Я всем сердцем болею за тебя.

– Я знаю, мэм, – сказала Кэтрин. – И ценю вашу заботу. Вы очень добры ко мне.

– Вовсе нет, – возразила леди Лингейт, наклоняясь вперед и похлопывая ее по руке. – Ты скучаешь по своим?

– Ox! – вздохнула Кэтрин. – Скучаю. Раньше я с ними так надолго никогда не расставалась.

Даже когда Ванесса вышла за Хедли Дью и переехала к нему в Рандл-Парк, Кэтрин не было так одиноко, потому что до Ванессы было всего полчаса пешком и почти каждый день кто-нибудь из них преодолевал это расстояние.

Вдовствующая виконтесса ободряюще пожала ей руку.

– Возможно, – сказала она, – Ванессе и Эллиоту следовало бы взять тебя с собой. Но ведь они не будут сидеть там весь сезон, правда? Они скоро вернутся.

– Они хотели, чтобы я осталась здесь, – промокая слезы платком, проговорила Кэтрин. – Они хотели, чтобы я развлекалась. И я, естественно, этим занимаюсь.

– Вот и правильно, – ласково сказала виконтесса. – Воксхолл так же прекрасен, как всегда?

– Даже еще прекраснее, мэм.

Тоска Кэтрин по сестрам и брату напоминала ноющую боль. Однако она была рада, что они уехали из города. Что бы она сказала им сегодня? Как бы она удержалась оттого, чтобы не выболтать им все отвратительные подробности? Ей нужно время, чтобы прийти в себя.

Бессмысленно было расспрашивать ее, о чем она думала. Она вообще не думала.

Мысленно она называла это состояние любовью.

Она считала, что в ней горит возвышенная, страстная любовь к дерзкому, опасному мужчине.

Какая же это была глупость! Как все это… унизительно!

Она бы позволила ему…

Нет, не позволила бы. Она готова была в любой момент остановить его. Она бы так и сделала до того, как стало бы слишком поздно.

Нет, ничего бы она не сделала.

Потому что и так было слишком поздно.

Ей следует поблагодарить его за то, что сегодня она не проснулась падшей женщиной, что ее жизнь еще не разрушена безвозвратно.

Все было просчитано. Он хладнокровно и целеустремленно соблазнял ее. Он добился того, чтобы прийти на вечеринку в Воксхолл, затем заморочил ей голову и увел от остальных, заманив на пустынную аллею, а потом и в заросли. Он все спланировал.

И остановился лишь потому, что такое легкое испытание ему стало неинтересным.

В одном из джентльменских клубов в книге записано пари. И обозначено ее имя. И это имя передается из уст в уста среди джентльменов высшего света. Возможно, сегодня он их всех повеселит, рассказывая о случившемся.

Пока Кэтрин пила чай с хозяйкой дома, в ее голове билась только одна мысль. Скорее домой, желательно в Трокбридж. Назад к прежней жизни, чистой и счастливой. Ей хотелось вернуться в деревню и выйти замуж за Тома Хаббарда. Он столько раз делал ей предложение, что она уже сбилась со счета. Нет, лучше в Уоррен-Холл. К Мег и Стивену. Это в Хэмпшире, далеко от Лондона.

– В течение следующих полутора недель у нас не будет ни одной свободной минутки, – тем временем говорила вдовствующая виконтесса. – Это замечательно, правда? Вокруг вас с Сесилией будут толпиться воздыхатели, где бы вы ни появились. Не исключено, что нам улыбнется счастье, и вы обе обручитесь еще до конца сезона и еще до осени сыграете свадьбы. Кэтрин, ты обратила внимание на какого-нибудь джентльмена?

Кэтрин с громким стуком поставила чашку на блюдце и заморгала, пытаясь прогнать слезы.

– Я хочу домой, – сказала она.

Она не могла вынести мысли, что придется снова увидеться с лордом Монфором, едва она шагнет за порог дома. Она не вынесет новой встречи.

Ни сейчас, ни потом.

– Ах, бедняжка! – всполошилась вдовствующая виконтесса и, пересев к Кэтрин, обняла за ее плечи. – Конечно же, ты хочешь домой. Я все время чувствовала это, но не догадывалась, как сильно ты скучаешь по дому.

Как Кэтрин ни старалась, ей не удалось сдержать слезы. Рыдания так и рвались наружу.

Однако она зря беспокоилась. Лорд Монфор не появился с визитом. Он также не появился ни на одном концерте, на которых решилась побывать Кэтрин.

Она вообще больше с ним не виделась целых три года.


Признание Джаспера в полном и сокрушительном поражении на следующее утро после вечеринки в Воксхолле было встречено изумлением, причем настолько сильным, что джентльмены, которым повезло лично узнать об этом из уст самого лорда Монфора, на какое-то время даже лишились дара речи. Однако вскоре гробовое молчание уступило место восторженным возгласам тех, кто ставил против него, веселому хохоту, соболезнованиям, едким шуткам и ехидным комментариям.

Серая деревенская мышка нанесла поражение самому успешному соблазнителю Лондона и, сумев с первого мгновения разгадать его замысел, в буквальном смысле увела его в глубь Воксхолла не для того, чтобы с готовностью и страстью отдать ему свою девственность, а чтобы с суровым видом прочитать гневную нотацию, которая и вынудила его прийти к выводу, что за оставшееся до конца пари время он все равно ничего не добьется.

Образ побежденного Монти, понуро выслушивающего отповедь деревенской амазонки, был слишком притягателен, поэтому в течение ближайших дней эта тема была главной в мужских разговорах. Мисс Кэтрин Хакстебл превозносили до небес, о ней отзывались с высочайшим уважением. С десяток джентльменов объявили, что уже влюблены в нее. Двое объявили себя ее верными рабами. Один пообещал сделать ей предложение еще до окончания сезона.

Даже после того как первые восторги улеглись, Джаспера все равно встречали градом мудрых советов и потоком насмешливого сочувствия.

– Тебе, Монти, не надо беспокоиться из-за седины. Не исключено, что ты уже никогда не дойдешь до финального этапа.

– Обязательно дойдет. Но ему придется научиться лучше концентрироваться, чтобы добраться до него.

– И закончить его, пока все стоит.

– Чему тебе, Монти, надо обязательно научиться, так это отслеживать серых мышек за милю и бежать от них со скоростью ветра.

– К сожалению, после того как человек отпраздновал свое двадцатипятилетие, зрение начинает слабеть.

– И ноги тоже. И другие части тела.

– Не бери в голову, Монти. Всегда можно сделать карьеру в церкви.

– И в монастыре.

– Все лондонские куртизанки погрузятся в коллективный траур, старина. Хотя допускаю, что они давно готовились к этому, узнав, что приближается твой день рождения.

– На свой выигрыш я теперь смогу купить пару сапог в «Хоби». Если хочешь, Монти, можешь одолжить их у меня на тот случай, если боишься, что серая мышка набросится на тебя.

– Слушай, Монти, как далеко ты с ней зашел? Проклятие, я разочарован своим выигрышем! В чью доблесть можно верить теперь, когда мы утратили веру в тебя? Это конец эпохи, черт побери!

Джаспер воспринимал все это с добродушным юмором.

– Я абсолютно никуда не зашел, – со скорбным вздохом проговорил он. – Я даже не добрался до пожатия руки, или прикосновения, или поцелуя – даже в щеку не чмокнул. Она взяла меня за руку, это правда, но только чтобы увести меня с главной аллеи и в уединении прочитать мне мораль, причем такую, какую мне читали в глубоком детстве, когда я пешком под стол ходил. У меня уже через минуту запылали уши. И до сих пор горят. Все это было очень-очень неприятно. Настолько, что я решил уползти в деревню, чтобы зализать раны и пересмотреть свою технику соблазнения. Только не думайте, что мне конец. Я вернусь примерно через годик, как птица феникс, обновленным и улучшенным. Это торжественное обещание. Честь джентльмена и прочее.

Обещание было встречено ироническим хохотом некоторых и одобрительными возгласами большинства.

Однако Джаспер не шутил по поводу отъезда. Он действительно хотел удалиться в свое загородное имение на какое-то время. И собирался оставить Лондон в распоряжении мисс Кэтрин Хакстебл. Он даже убедил самого себя в том, что его действиями движет благородный порыв, желание избавить ее от боли и смущения при встрече на одном из светских мероприятий. Если у него в голове и появлялась мысль, что на самом деле он стремится избавить самого себя от смущения при встрече с ней, то он решительно гнал эту мысль прочь.

Однако гораздо труднее оказалось справиться с ощущением своего полного унижения.

Она готова была отдаться. Он готов был овладеть ею. Еще мгновение – и она стала бы принадлежать ему, а его пари было бы выиграно. И он получил бы удовольствие от процесса. И она тоже. Его репутация не пострадала бы – напротив, только упрочилась бы.

Ее жизнь была бы разрушена, это правда, но его бы это никак не коснулось.

И все же он остановился. Сейчас он с трудом верил в это.

Угрызения совести – это было нечто, совершенно ему чуждое. И он не намеревался культивировать это чувство. Потому что оно приносит с собой массу неудобств и в значительной степени ограничивает свободу. А заставили его остановиться не угрызения совести, а скука, как он ей и сказал. Слишком уж просто ему удалось соблазнить ее.

Он почти верил во все это.

Через три дня после вечеринки в Воксхолле Джаспер уехал в Седерхерст-Парк в Дорсетшире.

Главное, что ему сейчас нужно, решил он, – это занять свою голову чем-то новеньким, направить свою энергию на нечто, способное развеять скуку.

Он нашел это нечто крайне неожиданно, причем в собственном поместье, которое всю его жизнь настолько гладко процветало и преуспевало под умелым и успешным руководством трех управляющих, что он не считал нужным вдаваться в детали. Однако остаток лета, всю осень и зиму он потратил именно на это – на то, что влезал в детали, – и несказанно удивил и себя самого, и управляющего, когда обнаружил, что это занятие затягивает.

На следующий год он вернется в Лондон. Обязательно вернется. А почему нет? Кэтрин Хакстебл, его странный кризис совести и его унижение перед приятелями – все это скоро сотрется из памяти и превратится в «бородатый» анекдот. Действительно, о них очень скоро позабудут.

Так он очень часто себе повторял.

Глава 5

Три года спустя

Маргарет и Кэтрин Хакстебл проводили в Лондоне не так уж много времени. Они предпочитали тихую жизнь в Уоррен-Холле, в главном имении их брата в Хэмпшире.

Маргарет управляла большим хозяйством так же успешно, как и маленьким домиком в Трокбридже. Кэтрин вместе с викарием – и с благословения Стивена – создавала в деревушке рядом с Уоррен-Холлом школу. Она даже временами занималась с младшими детьми, как когда-то в Трокбридже, до счастливых перемен, произошедших с ее семьей.

За ней ухаживал Филипп Грейнджер, сосед, который был на несколько лет старше ее. За два с половиной года она дважды отказывала ему, а во второй раз твердо добавила, что он очень хороший человек, но она никогда не воспринимала его иначе, как близкого друга.

Он погрустнел и заверил ее, что удовлетворится дружбой, если ему не суждено большего. Однако иногда он посматривал на нее с отнюдь не дружеским восторгом, а Кэтрин иногда задавалась вопросом, примет ли она его предложение, если он сделает его в третий раз. В конце концов, ей уже двадцать три.

Она больше не верит в романтическую любовь.

И все же ей хотелось замуж. Ей хотелось жить своим домом. Иметь своих детей. И еще ей не хотелось всю жизнь зависеть от Стивена.

Жизнь с Филиппом Грейнджером может быть вполне счастливой. Ну, вполне приемлемой – она подозревала, что в значительной степени недооценивает комфортность такой жизни. Возможно, такие браки длятся дольше, чем те, которые заключались в эйфории романтической любви. Мистер Грейнджер ей нравится. Он будет добр к ней и детям. Но вот принимать его предложение с теми чувствами, что владеют ею – вернее, не владеют, – нечестно по отношению к нему.

Иногда они с Маргарет навещали свою сестру Ванессу в Ригби-Эбби в Нортхемптоншире, куда та вместе с Эллиотом переехала из Финчли-Парка почти два года назад после неожиданной смерти деда Эллиота, герцога Морленда. Теперь титул перешел к Эллиоту.

И их сестра стала герцогиней.

Они очень скучали по ней. Еще они скучали по Изабелле, младшей племяннице, которая родилась в Финчли-Парке. И еще ни разу не видели новорожденного племянника, Сэмюеля, виконта Лингейта.

Именно чтобы наверстать упущенное, они и решили провести последние недели сезона в Лондоне. Герцог Морленд вынужден был перебраться в город, так как началась парламентская сессия, а Ванесса с детьми последовала за ним.

Переехал в город и Стивен, у которого закончились занятия в Оксфорде. Ему очень хотелось, чтобы сестры присоединились к нему и они вместе отпраздновали это событие. Скоро он станет совершеннолетним и больше не будет зависеть от опекунов.

Они поселились в Мертон-Хаусе на Беркли-сквер, и на следующий день после их приезда Стивен решил провести вечер с приятелями. Компания включала и Константина Хакстебла, их троюродного брата, который очень нравился Кэтрин, но с которым она редко виделась.

Перед уходом Стивен пообещал, что вечером, если представится возможность, приведет домой Константина. Естественно, возможность не представилась – Кэтрин и Маргарет не ожидали ничего другого. Стивен был любящим и заботливым братом, но при этом он еще был и молодым человеком, а молодые люди часто забывают обо всем, кроме собственных удовольствий, когда собираются веселой компанией.

Маргарет ушла спать рано – она еще не отдохнула после долгого путешествия в Лондон и бурной встречи с Ванессой и детьми. Кэтрин немного почитала и уже собиралась подняться в свою комнату, когда услышала, как парадная дверь открылась и закрылась.

До нее донеслись голоса – бодрый Стивена и почтительный дворецкого, сказавшего что-то в ответ. Перегнувшись через перила, она прислушалась и услышала третий голос, более низкий, Константина.

Уже поздно. Они наверняка хорошенько выпили и сейчас в библиотеке выпьют еще по стаканчику. Вряд ли они будут рады ее обществу, ее появление только смутит их. Константин еще какое-то время побудет в городе, так что она увидится с ним завтра или послезавтра.

Раздался громкий мужской смех, прозвучало несколько фраз, и наступила тишина. Значит, они зашли в библиотеку и закрыли за собой дверь.

Пока они снова не начали пить, она пожелает Стивену спокойной ночи, вдруг решила Кэтрин, легко сбегая по лестнице, и поздоровается с Константином. Это займет не больше минуты.

Дворецкий уже ушел. Кэтрин постучала в дверь и открыла ее, не дожидаясь ответа. Она улыбнулась Стивену, который стоял у серванта и наполнял бокал из хрустального графина.

– Стивен, – окликнула Кэтрин.

И повернулась к их троюродному брату, который стоял спиной к камину.

– Константин. – Она поспешила к нему, протягивая руки. – Стивен обещал привести тебя раньше. Думаю, он забыл об этом. В последний раз мы с тобой виделись еще до Рождества. Как ты?

– Отлично, – ответил Константин, беря ее руки в свои и целуя ее в щеку. – Вижу, Кэтрин, мне не надо задавать тебе тот же вопрос. Ты так и пышешь здоровьем и, как всегда, красива. Нет, еще красивее. Считается, что с каждым годом красота женщины увядает. А твоя расцветает.

Он рассмеялся, и Кэтрин улыбнулась ему в ответ.

– О Боже, – весело воскликнула она, – я спустилась сюда не для того, чтобы слушать подобную лесть! Я просто хотела поздороваться с тобой. Но теперь я ухожу – надеюсь, эта весть вас обрадует. Любая дама чувствует, когда ее присутствие ограничивает полет… э-э… души.

Кэтрин повернулась к Стивену, приглашая его посмеяться вместе с ней, и вдруг впервые заметила, что в комнате находится еще один человек. Еще один джентльмен, который стоял у дубового письменного стола, поближе к книжным шкафам, и держал в руках открытую книгу.

Кэтрин внимательно посмотрела на него, и их взгляды встретились.

Ох!

У Кэтрин возникло ощущение, будто ее желудок неожиданно завязался в узел. Ноги стали ватными.

Его правая бровь изогнулась и исчезла под прядью темных волос, упавших на лоб. Вокруг рта собрались складки. Он наклонил голову в полупоклоне.

– Ой! – воскликнул Стивен. – Куда подевались мои хорошие манеры? Прошу прощения. Кейт, ты знакома с лордом Монфором? Монти, это моя сестра, Кэтрин Хакстебл.

– Мисс Хакстебл, – проговорил он тем самым мелодичным голосом, который она так хорошо помнила, – голосом, от которого у нее мурашки пробегали по спине, а в теле поднималась сладостная дрожь. – Рад вас видеть.

Каким-то образом Кэтрин совладала со своими ногами и даже ухитрилась сделать книксен.

– Милорд, – произнесла она.

Константин вдруг закашлялся.

– Кэтрин, позволь мне проводить тебя наверх, – предложил он, подходя к ней и подавая руку. – Уже поздно. Я засвидетельствую свое почтение Маргарет, если она еще не спит.

– Она спит, – сказала ему Кэтрин. – И не надо меня провожать. Я сама могу найти дорогу. Спокойной ночи.

Она лучезарно улыбнулась ему и Стивену и, игнорируя лорда Монфора, поспешила к двери. Однако Константин успел опередить ее и сам распахнул перед ней дверь.

– Спокойной ночи, Кэтрин, – проговорил он. – Если можно, я навещу вас с Маргарет завтра.

– Спокойной ночи, Кейт! – весело крикнул ей вслед Стивен.

Целых три года. Как будто их и не было. Как будто все случилось вчера…

Он ни капельки не изменился. Остался таким же красивым и элегантным – и таким же насмешливым, как всегда.

И угрожающе привлекательным.

Слава Богу, Мег уже спит.


Молодой Мертон не только забыл сообщить Кону о том, что хочет вечером привезти его домой, чтобы тот мог увидеться со своими кузинами, он вообще не сказал ему, что девушки в городе. Если бы он это сделал, Джаспер тоже услышал бы об этом и даже на милю не приблизился бы к Беркли-сквер.

Однако ситуация сложилась иначе, поэтому появление в библиотеке Кэтрин Хакстебл, улыбающейся, до умопомрачения красивой, оживленной, застало Джаспера врасплох.

Сильнее всего его потрясло то, что он мгновенно вспомнил все подробности того вечера, как будто дело было вчера, хотя на самом деле… когда же все это было? Два года назад? Три? Четыре?

Джаспер обратил внимание на то, что Кон поспешил выпроводить Кэтрин из комнаты. Он не раз задавался вопросом, узнал ли Кон о пари. Они эту тему никогда не обсуждали.

Кон был отнюдь не ангелом. Но по какой-то необъяснимой причине он проникся глубоким чувством к своим троюродным сестрам, хотя именно они – или, во всяком случае, Мертон – отобрали у него титул, недвижимость и состояние, то есть все то, что принадлежало бы ему, если бы его отец женился на его матери на два дня раньше. А именно до рождения Кона, а не после. Этот факт на всю жизнь поставил на нем клеймо незаконнорожденного, не имеющего права на наследство.

После того вечера Джаспер прикидывал, а не следует ли ему ограничить свою светскую жизнь букмекерскими конторами «Таттерсоллз», боксерским клубом Джентльмена Джексона, «Уайтс», «Брукс» и другими безопасными местами, где он гарантированно будет видеться только с мужчинами.

Но это будет проявлением малодушия. Господи, он же никогда ни от кого не прятался! А теперь вдруг станет скрываться от женщины, которую однажды поцеловал, которая ему очень понравилась и которой он не овладел? Просто не верится, что такая мысль могла прийти ему в голову.

И какого черта она еще не замужем? Ей уже хорошо за двадцать. И никому не под силу убедить его в том, что все эти годы на нее не сыпались предложения.

К черту все!

Джаспер решил почтить своим присутствием те приемы, на которые он уже принял приглашения, и следующим в очереди стоял большой бал, устраиваемый леди Парметер. Ее отец был богатым горожанином, но отнюдь не дворянином, поэтому она стремилась приглашать как можно больше гостей. Даже его.

Его не принимали в своем кругу не все, а только самые ярые поборники нравственности.

Возможно, сестры Хакстебл сочтут ниже своего достоинства появиться на балу у леди Парметер. Или, возможно, их не успели пригласить, так как они слишком поздно приехали в город.

Как оказалось, на бал прибыло много гостей, что, без сомнения, чрезвычайно радовало леди Парметер. Приехав чуть позже указанного времени и пройдя через холл, Джаспер обнаружил в бальном зале целые толпы.

И первыми, кого он увидел в толпе, были барышни Хакстебл.

Ну естественно!

В этом есть какая-то неизбежность. По идее они вообще не должны привлекать к себе внимание. Мисс Хакстебл на несколько лет старше Кэтрин Хакстебл – по возрасту герцогиня Морленд находится между ними, не так ли? – и, следовательно, приблизилась на опасное расстояние к понятию «старая дева». Однако на самом деле она так же очаровательна, как и сестра, хотя волосы у нее потемнее, а формы попышнее – во всяком случае, на его вкус.

Обе привлекали к себе массу внимания, их окружало множество желающих потанцевать – факт, который должен был бы привести в замешательство целую армию юных дебютанток, вознамерившихся взять высший свет штурмом и заарканить самых перспективных холостяков.

Большую часть вечера Джаспер провел в зале для карточных игр, где всегда были рады ему – и его деньгам. Желания танцевать у него не было. Что было весьма кстати. Обнаружилось, что еще есть мамаши, которые посматривают на него косо, как будто опасаясь, что он выведет их доченьку на середину зала и прямо там примется совращать.

Очень часто, посещая балы, Джаспер проводил все время в зале для карт. Он не любил танцевать. Еще меньше он любил наблюдать, как нормальные и здравомыслящие дамы и джентльмены топчутся на одном месте или скачут по полу, пытаясь при этом выглядеть элегантными и грациозными и привлечь к себе как можно больше восторженных взглядов.

Сегодня у Джаспера было больше, чем всегда, поводов держаться подальше от бального зала. Когда он закончил очередную партию и собирал свой выигрыш, в зал вдруг влетел молодой Мертон.

– А, вот ты где! – воскликнул он. – Зря ты не танцуешь. Здесь так много красавиц, что у меня глаза разбегаются.

И он весело усмехнулся.

– И, как полагаю, им всем хочется потанцевать с тобой, – сказал Джаспер, поднимаясь и хлопая молодого человека по плечу.

– Ну, – скромно потупившись, произнес тот, – я же Мертон, как тебе известно.

– Качество, которое будет пробуждать любовь к тебе в каждом девичьем сердце, пока ты не женишься на одной из них, – заметил Джаспер. – Но, думаю, твои светлые кудри и твоя улыбка тоже играют свою роль.

Действительно, юноша напоминал ангела. К счастью, он обладал достаточной силой духа и твердостью характера, чтобы не выглядеть слабым или пресным. Джаспер искренне любил его.

– Пошли, познакомишься с Мег, – сказал Мертон. – Моей старшей сестрой. Она не спускалась в библиотеку в тот вечер, когда к нам зашла Кейт.

Ой! И что делать? Отговориться новой партией? Принять неизбежное?

– С удовольствием, – с наигранной бодростью ответил Джаспер.

У оркестра был перерыв. Если бы не это, Мертон не освободился бы и не пришел в зал для карт. Как партнер по танцу он был нарасхват – и не только потому, что носил титул графа Мертона. Достаточно было одного взгляда на восхищенные лица барышень, чтобы понять это.

И на его фоне Джаспер в свои двадцать восемь вдруг почувствовал себя дряхлым стариком. Хотя его собственное появление в бальном зале не прошло незамеченным. И это забавляло его, пока он не вспомнил, куда они идут. И если у него в душе и теплилась какая-то надежда на то, что Кэтрин Хакстебл не окажется рядом с сестрой, то очень скоро она растаяла.

Кэтрин увидела, что он идет к ним, и вздернула подбородок, а потом принялась обмахиваться веером, да так энергично, что потоком воздуха можно было бы охладить целую армию.

– Мег, – позвал Мертон, не подозревавший, какие вихри бушуют вокруг него, – познакомься, это лорд Монфор. Я обещал, что приведу его. Он друг Кона – и мой тоже. Жаль, что Кона сегодня здесь нет. Монти, это моя старшая сестра. После смерти родителей она заменила мне мать.

Он устремил на нее сияющий взгляд, а Мег присела в реверансе.

– Лорд Монфор, – произнесла она.

У нее были такие же голубые глаза, как у сестры. Джаспер же ожидал, что они будут карими, под цвет волос. И еще она была редкой красавицей. Прямо-таки семейство красоток.

– Мисс Хакстебл, – поклонился он. – Мисс Кэтрин.

Кэтрин не сделала реверанс, с ожесточением продолжая обмахиваться веером.

Джаспер сосредоточил свое внимание на сестре.

– Могу я надеяться на то, что вы подарите мне следующий танец? – спросил он.

Он предполагал, что именно этого ожидает от него Мертон. К счастью, барышня не грохнулась в обморок от ужаса при виде его. Либо она не знает о его дурной славе, либо у нее такой же решительный характер, как у сестры.

– О, – проговорила она, и на ее лице отобразилось искреннее сожаление, – я уже пообещала его маркизу Аллингему, милорд! Он давно просил меня. Но я все равно от души благодарна вам.

Джаспер отвесил полупоклон. Теперь можно и удалиться.

– А, вот и он, – сказала Мег, глядя ему за спину и дружелюбно улыбаясь Аллингему.

– А мне придется пропустить танец и сидеть с мисс Эктон, – грустно сообщил Мертон. – Ей, знаете ли, запрещено танцевать вальс, она еще не получила разрешения от патронесс «Олмакса». Пойду ее искать. Мег, Кейт, Монти, прошу меня простить.

И он ушел.

А через несколько секунд ушла и мисс Хакстебл.

В результате чего Джаспер остался наедине с младшей сестрой.

Вальс.

Гм…

Отдаленные уголки – в виде зала для карт – так и манили его.

– Я слышал, – вместо того чтобы откланяться, проговорил он, – что если постоянно утруждать физической нагрузкой одну часть тела, можно впоследствии заработать ревматизм.

Кэтрин проследила за его взглядом и, мгновенно прекратив обмахиваться веером, опустила руку.

– Это, – заявила она, – моя проблема, лорд Монфор. Ответ был не очень остроумным или оригинальным.

Но он был достаточно жестким и эмоциональным, чтобы показать ему: она ничего не забыла. Что совсем не удивило его.

– Осмелюсь заметить, мисс Хакстебл, – сказал он, – в отличие от малолетней мисс Эктон вам давным-давно разрешено танцевать вальс. Только не подумайте, что я намекаю на ваш неюный возраст.

– Я буду танцевать этот танец с мистером Ярдли, – заявила Кэтрин.

– Полчаса или час назад Ярдли срочно вызвали из зала для карт, и он быстро ушел, – сообщил Джаспер. – Полагаю, его жена в деликатном положении, и ее вынужденное… гм… уединение вылилось в кризис.

– О! – протянула Кэтрин, и на ее лице отразилось разочарование.

Возможно, она не поняла, что Ярдли женат. Ловелас до мозга костей, он скрывал это, когда удавалось. Впрочем, «уединение» было шестым у миссис Ярдли, если лорд Монфор не учел еще одно или два, случившихся за тот период, когда он не следил за светскими новостями.

– Будет лучше, если вы повальсируете со мной, – сказал он.

Он что, совсем помешался?

– Разве? – Ее брови изогнулись, а рука с веером снова принялась за работу. – Думаю, нет, лорд Монфор.

– Если вы откажетесь, люди решат, что вы остались без кавалера, – заметил Джаспер. – А это, как мне говорили, очень вредно для дамы. Особенно для дамы… э-э… определенного возраста.

– Определенного… – Ее рука замерла, глаза заблестели, грудь стала учащенно вздыматься, и… она рассмеялась. Внезапно, неожиданно и очень весело. У Джаспера в голове зароились воспоминания. – Это просто возмутительно с вашей стороны, – сказала она. – Думаю, именно это и нравилось мне в вас когда-то.

– Пока я вам совсем не разонравился, – усмехнулся Джаспер, глядя на нее.

– Да, пока вы мне не разонравились, – согласилась Кэтрин. Ее взгляд стал задумчивым. – Я долго считала вас олицетворением зла. Но потом меня осенило, что ваш намеренный проигрыш в ту ночь может служить доказательством наличия у вас хоть капли порядочности.

Он театрально передернул плечами.

– Та неудача, – ответил он, – стала пятном на моей репутации и намертво врезалась всем в память. Это, а также то, что меня унижают, называя порядочным, причиняет мне много горя.

– О, – произнесла Кэтрин, резким движением закрывая веер, – вам, лорд Монфор, не стоит переживать по этому поводу! Я, естественно, не считаю вас порядочным человеком, я считаю вас тем, у кого раз в жизни появилась возможность поступить почти порядочно.

Джаспер улыбнулся.

– Давайте лучше танцевать, – сказал он. – Вы же не хотите, чтобы все решили, будто вы не пользуетесь успехом, не так ли? Да и я не хочу, чтобы все присутствующие увидели, как мне отказывают в ответ на мою униженную мольбу подарить один танец.

Он думал, что она опять откажет.

Проклятие! Он избегал думать о ней несколько лет. Она олицетворяла его величайшее унижение. Между прочим, единственное в жизни. Не будь ее, его славная репутация осталась бы незапятнанной. Не очень-то приятно во всеуслышание признаваться перед равными тебе в том, что проиграл пари. Особенно когда дело касается женщины и пари, которое он мог бы выиграть запросто. Все это плохо действует на мужскую гордость.

– Ну что ж, – не без раздражения проговорила Кэтрин, – почему бы нет?

Было совершенно очевидно, что она не ожидает от него ответа на свой вопрос. Она взяла его под руку, и он повел ее в центр зала, где уже собрались другие пары.

Ну вот, дожили, он не только оказался в обществе мисс Кэтрин Хакстебл, он собирается вальсировать с ней на великосветском балу.

Что же будет дальше?

Конец света?

Коровы научатся летать?

Луна превратится в сыр?

Глава 6

Кэтрин поехала на бал вопреки одолевавшим ее нехорошим предчувствиям. А что, если и он там будет? У нее не было желания снова видеться с ним. Но такое поведение – проявление трусости. Почему она должна сидеть дома и трястись от страха? После трех лет? Она не может сидеть взаперти, пока живет в Лондоне, или до конца своих дней не появляться в столице. Это было бы глупостью.

Кроме того, даже сидение в четырех стенах не защитит ее от встреч с ним, не так ли? Он уже вторгся к ней в дом – точнее, в дом к Стивену. Он держался так, словно у него были все права находиться в библиотеке. И ведь были же – его пригласил Стивен.

И еще ей просто хотелось пойти на бал. Хотя она не часто приезжала в Лондон и не стремилась побывать на всех мероприятиях сезона, ей иногда нравилось ощущать атмосферу праздника, царившую на них.

Вот так и получилось, что сегодня она поехала на бал, уверяя себя в том, что это мероприятие не из тех, которые посещает лорд Монфор. И удостоверилась в этом: когда они со Стивеном и Мег вошли в бальный зал, лорда Монфора в поле зрения видно не было.

Однако, едва она успокоилась, Стивен вдруг сообщил, что тот сидит в зале для карт, и заявил, что хочет его представить Мег, которая с ним еще не знакома. Ведь лорд Монфор – близкий друг Константина и, следовательно, его самого.

Все это было чрезвычайно неприятно. Не могла же она протестовать и умолять Стивена оставить лорда Монфора в покое? Стивен сразу бы поинтересовался почему. И Мег тоже.

Кэтрин гордилась тем, как держала себя, когда Стивен привел лорда Монфора. Она оставалась отчужденной и даже слегка холодной и при этом не делала и не говорила ничего, что могло бы привлечь внимание брата или сестры. Мег не смогла принять его приглашение на танец, так как уже была приглашена лордом Аллингемом, Стивен отправился на поиски мисс Эктон. Сама же Кэтрин ждала, что вот-вот появится мистер Ярдли и поведет ее на танец, и тогда тяжелое испытание благополучно завершится.

Она отлично держалась.

Тогда почему она сейчас стоит в центре бального зала, лицом к лицу с лордом Монфором, и готовится вальсировать с ним?

Всему этому нет объяснения.

Кэтрин вдруг обнаружила, что ее окутывает ужасно знакомый запах. Ей даже показалось, что она перенеслась в Воксхолл-Гарден. Запах – мыло для бритья или одеколон – был дорогим и отдавал мускусом. Он пробуждал воспоминания об искушении, и неуемной страсти, и унижении.

Эти чувства она больше не желала испытывать.

Лорд Монфор остался таким же красивым, высоким, подтянутым и элегантным. Прядь темных волос все так же падала на лоб, бровь так же надменно изгибалась, он все так же с ленивой насмешкой поглядывал из-под полуприкрытых век, в глазах все так же светился ум. В общем, он был таким же привлекательным. И таким же опасным.

Вальс должен был вот-вот начаться. Музыканты уже приготовили инструменты, последние пары торопливо занимали свои места.

Правая рука лорда Монфора лежала у Кэтрин на талии.

Она почувствовала, что физическая близость вызывает у нее удушье.

Ей никогда не нравилось танцевать вальс. Ее всегда смущала перспектива провести полчаса в такой непосредственной близости от мужчины и утомительная необходимость вести с ним светскую беседу. Конечно, она догадывалась, что с правильным партнером этот танец покажется восхитительно романтичным.

Однако лорд Монфор был явно не таким.

– Полагаю, – сказала Кэтрин, – вы намереваетесь сбить Стивена с пути, пока он молод и глуп?

Лорд Монфор вопросительно изогнул бровь.

– И превратить его в испорченного повесу? – поинтересовался он. – Естественно. А с чего бы еще мне водить с ним дружбу? Ведь не потому, что он кузен одного из моих самых близких друзей, верно? Кстати, разве Мертон глуп в той же степени, что и молод? Тогда все это говорит не в пользу вашей старшей сестры, воспитывавшей его.

Кэтрин по наивности попалась в ловушку.

– Мне следовало бы более тщательно подбирать слова, – раздраженно проговорила она. – Мне следовало бы сказать «восприимчивый», а не «глупый».

– А разве есть разница? – спросил лорд Монфор. – Разве восприимчивый человек не глуп? И не слаб? Могу я испортить вашего брата, если по натуре он определяется как неподдающийся?

– Не знаю, – сказала Кэтрин. – Можете? Вот ее он запросто мог бы испортить.

Казалось, на его лице не шевельнулся ни один мускул. Однако его глаза вдруг заискрились весельем и задором.

– Но зачем мне это надо? – спросил лорд Монфор. – Мисс Хакстебл, в вашем воображении я предстаю олицетворением самого дьявола?

– Разве это воображение? – уточнила она. Джаспер тихо хмыкнул.

– Но вы только что заявили, что нашли во мне частичку порядочности, – продолжил он развивать свою мысль. – А дьявол не способен ни на что хорошее. Вы противоречите себе.

От необходимости придумывать достойный ответ Кэтрин избавила зазвучавшая музыка, и они завальсировали. Ах!

И еще раз «ах»!

На ближайшие несколько минут ее сознание лишилось способности выдавать адекватные мысли.

Кэтрин не ожидала, что лорд Монфор окажется таким пластичным, что он будет танцевать так, словно родился для вальса. Впрочем, об этом можно было бы догадаться, если бы она хотя бы на минуту задумалась над этим. Такой человек будет добиваться совершенства во всем – в верховой езде, борьбе, танцах, игре в кости, люб… Вот! Наконец-то она обрела способность думать. Только почему-то в голову лезут мысли из подсознания. Сознательная же ее часть отдалась музыке и ритму и очарована разноцветьем дамских платьев, ярким светом свечей, гулом голосов, смехом, мужественным запахом одеколона и веселым блеском его темных глаз.

И она была абсолютно права. Вальс действительно очень романтичен, когда танцуешь его с правильным муж…

Навязчивая мысль.

Вместе с мыслью к Кэтрин пришло ужасающее подозрение, что она уже несколько восхитительных минут не сводит глаз с лорда Монфора. И что ее губы непроизвольно складываются в улыбку. И что ее щеки пылают, а глаза горят.

И что уже несколько минут она получает несказанное удовольствие, причем не думая ни о чем и отдаваясь этому удовольствию в полной мере. Что она получает удовольствие и от вальса, и от мужчины, который кружит ее по залу так, будто летит, не касаясь пола ногами. Опасный мужчина.

Этот лорд Монфор.

А она осталась такой же неопытной девчонкой, какой была три года назад.

Улыбка исчезла с лица Кэтрин. Она опустила взгляд. Разве возможно, чтобы она наслаждалась его обществом? О чем она только думает?

Кэтрин вспомнила, как лорд Монфор бесстрастным и пренебрежительным тоном рассказывал ей о мерзком пари.

И она снова, в тысячный раз после того вечера, задалась вопросом, почему он не довел до конца начатое и не потребовал выдать ему причитающийся приз. Ей никогда не хотелось верить – и сейчас не хочется – в то, что в нем есть хоть доля порядочности, что ему не чужды угрызения совести. Она предпочитала верить в то объяснение, что он ей дал, – будто она оказалась слишком легкой добычей и поэтому он утратил к ней всякий интерес. А разве это имело какое-то значение, когда он заключал пари?

– Вы все еще ненавидите меня, – тихо произнес лорд Монфор.

Его голос звучал подобострастно – во всяком случае, так казалось. И еще в нем слышались шутливые нотки. Эта девушка удивляла его.

– Вас это удивляет? – Кэтрин снова устремила на него взгляд.

– Нет, – ответил он. – В одной не очень-то приятной ситуации вы ясно дали мне понять, что я вас разочаровал. Разве можно не ненавидеть человека, который приносит разочарование такого сорта?

Он открыто смеялся над ней. Однако все попытки Кэтрин придумать резкий ответ разбились, когда лорд Монфор, чтобы увернуть от колонны, сделал ногами нечто причудливое и при этом заставил ее повторить это движение. Она весело рассмеялась и только потом вспомнила, что ей совсем не до смеха.

– Между прочим, я мог бы научить вас не ненавидеть меня, – сказал лорд Монфор.

Она изогнула бровь.

– Разве этим я не окажу вам услугу? – добавил он.

– Вы считаете, – ответила Кэтрин, – что если я перестану вас ненавидеть, мое отношение к вам превратится в индифферентное и я не буду при каждой встрече таращиться на вас?

– Индифферентное? – Лорд Монфор даже остановился на мгновение. – Мисс Хакстебл, я сомневаюсь, что даже мне под силу заставить вас относиться ко мне индифферентно.

Кэтрин показалось, что ее желудок сделал сальто. Почему-то она никак не могла отвести взгляд от глаз лорда Монфора.

– Наверное, нет, – со вздохом произнесла она. – Неприязнь не является безразличием, правда?

Лорд Монфор широко улыбнулся и коротко рассмеялся.

– Я мог бы научить вас не ненавидеть меня и не испытывать ко мне неприязнь, – сказал он очень тихо, так как в этот момент в музыке наступила пауза. – Если бы я хотел, мисс Хакстебл, я мог бы научить вас любить меня.

Его слова настолько поразили Кэтрин, что она даже онемела на секунду.

– Ха! – Это было единственное, что ей удалось произнести.

– Это знак согласия? – Музыка зазвучала снова, правда, в более быстром темпе. – Значит, вы признаете, что я мог бы это сделать?

– Ни за что. Вам бы это не удалось, проживи вы и миллиард лет, – ответила Кэтрин с дрожью в голосе. – Целый миллиард.

– А миллиард и один год? – поинтересовался лорд Монфор. – Как же скучно! И как же вы тверды в своих намерениях! Но я уверен, что вы, мисс Хакстебл, недооцениваете меня.

– А вы недооцениваете меня, – отпарировала Кэтрин с таким ожесточением, что привлекла внимание соседней пары. – Вам, лорд Монфор, по силам убедить меня полюбить вас в той же степени, что и мне убедить вас полюбить меня.

Он промолчал. И это было ужасно, потому что ее слова, казалось, повисли в воздухе и шлейфом тянулись за ними, пока они танцевали в полном молчании. Кэтрин все острее ощущала тепло его тела и все больше смущалась.

Теперь она отлично понимала, почему большая часть общества считает вальс быстрым танцем. Он быстрый по скорости превращения в предосудительный. Человечество еще не придумало более неприличного танца. В нем нет ничего… ничего, кроме сладострастия.

Их сомкнутые ладони стали горячими и влажными.

Быстрый темп скоро закончился, и оркестр практически без паузы заиграл что-то медленное и… романтичное.

Так они танцевали довольно долго, пока лорд Монфор не нарушил гнетущую тишину.

– При такой формулировке это действительно кажется невозможным, – произнес он так, будто и не было тех пяти минут, разделявших две фразы. – Мисс Хакстебл, я никогда не был влюблен и не жду, что влюблюсь. Похоть гораздо приятнее и приносит больше удовлетворения. Боюсь, подобный исход абсолютно для меня невозможен.

– И для меня тоже, – с жаром заявила Кэтрин. – Полностью, категорически невозможен.

– Он настольно невозможен для нас обоих, – сказал лорд Монфор, – что так и хочется заключить пари, не так ли?

– Пари? – Кэтрин нахмурилась.

– О, все ясно! – с театральным вздохом проговорил он. – Благородная дама не заключает пари. И любой, кто поставит против меня, будь то мужчина или женщина, неизбежно пожалеет о своей ставке. Я, видите ли, никогда не проигрываю.

– Кроме одного раза, – ядовито заметила Кэтрин.

Лорд Монфор многозначительно изогнул бровь, которая почти полностью скрылась под непослушной прядью волос.

– Кроме одного раза, – согласился он. – Как любезно с вашей стороны, мисс Хакстебл, напомнить мне об этом! Хотя нам обоим известно, что я скорее отказался от того конкретного пари, чем проиграл его.

– О каком именно пари мы говорим? – после короткой паузы осведомилась Кэтрин.

Они действительно приблизились друг к другу, или это все игра ее воображения? Кэтрин попыталась отодвинуться, но у нее ничего не получилось – его рука оказалась такой же надежной преградой, как стена.

– О своего рода двойном пари, я бы сказал, – ответил лорд Монфор. – Интересная перспектива. Я заявляю, что смогу заставить вас влюбиться в себя, вы же заявляете, что сможете заставить меня влюбиться в вас.

– Ха! – снова издала этот странный возглас Кэтрин. – Никакая сила на свете не поможет вам выиграть это пари, проживи вы тысячу лет. Или миллион.

– И никакая сила во Вселенной не поможет выиграть вам, – любезно возразил он. – Такие пари, мисс Хакстебл, заключаются на небесах, уверяю вас. Интересно, знаете ли, принимать только те пари, в которых невозможно выиграть.

– В Воксхолле было именно такое? – спросила Кэтрин и в следующее мгновение так пожалела о своих словах, что едва не откусила себе язык.

Его взгляд стал ленивым, хотя и не утратил задорной искорки.

– В тот раз я все выдумал, мисс Хакстебл, – сказал он. – И это не причина того, что я остановился и позорно проиграл пари.

– О! – произнесла Кэтрин. – А что же было причиной?

– Возможно, – ответил он, насмешливо глядя на нее, – я испугался, что влюблюсь в вас.

– Ха! – повторила Кэтрин в третий раз.

– Я, видите ли, не мог так рисковать, – заявил лорд Монфор и усмехнулся.

– Какую же чепуху вы несете! – сердито проговорила Кэтрин. – Вы только что утверждали, что никогда не любили и просто не способны на это чувство.

– Возможно, – сказал лорд Монфор, наклоняясь к ней, – один раз в жизни я оказался перед лицом опасности. Возможно, в тот вечер вы обнаружили брешь в моей броне и теперь с легкостью найдете путь к моему сердцу. – Кэтрин изумленно уставилась на него. – Если бы оно у меня было, – добавил он. – Но должен предупредить, что я не верю в его наличие. Однако вы вправе опровергнуть это.

– Чепуха! – повторила Кэтрин.

– Никогда не узнаешь, пока не проверишь, – проговорил он.

– Но зачем мне это? – осведомилась Кэтрин. – Какая мне разница, есть у вас сердце или нет? И способны вы на любовь или нет? Зачем мне стремиться выиграть столь нелепое пари? С какой стати мне хотеть, чтобы вы полюбили меня?

– Затем, мисс Хакстебл, – ответил лорд Монфор, – что к тому моменту, когда вы признаетесь себе, что хотите этого, вы уже сами полюбите меня. И для вас будет чрезвычайно важно знать, что ваша любовь взаимна.

У него были просто дьявольские глаза. Они умели улыбаться, когда остальная часть лица хранила серьезное выражение. Они даже умели смеяться. И насмехаться. А их взгляд мог проникать в душу.

– Если нам обоим будет сопутствовать успех, – сказал лорд Монфор, – то мы проживем счастливую жизнь и умрем в один день. Не забывайте, повес называют самыми верными мужьями. И самыми умелыми и опытными любовниками.

– Ox! – Кэтрин устремила на него негодующий взгляд. – Вы даже сейчас пытаетесь соблазнить меня.

Он изобразил на лице крайний испуг.

– Я бы предпочел, мисс Хакстебл, чтобы вы не употребляли именно это слово, – сказал он. – Однажды я попробовал сделать это с вами, и вы нанесли мне поражение.

– Ничего я не нанесла! – горячо возразила Кэтрин и покраснела до корней волос, сообразив, в чем именно ее только что вынудили признаться.

– Отнюдь, – спокойно произнес лорд Монфор, – нанесли. В тот раз я не перешел к главному блюду и таким образом навечно остался голодным. Однако мы отошли от темы. Так мы заключаем пари?

– Естественно, нет, – резко ответила Кэтрин.

– Вы боитесь, мисс Хакстебл, – уверенно заявил лорд Монфор. – Боитесь, что я выиграю, а вы проиграете. И что впадете в вечную хандру и умрете от разбитого сердца, а родные будут горько рыдать у вашего смертного одра.

Кэтрин сердито посмотрела на него и рассмеялась против своей воли.

– Вот уж такими надеждами, лорд Монфор, – сказала она, – тешить себя не надо. Это вы будете обречены на вечное разочарование. Только я не собираюсь тратить время на описание эффектных сцен вашей кончины.

Он тоже рассмеялся.

– А что, если бы я согласилась на столь абсурдное предложение? – поинтересовалась Кэтрин. – И выиграла бы пари? Вы ведь никогда бы не признали, что полюбили меня, правда?

На его лице отразились негодование и обида.

– Вы, мисс Хакстебл, намекаете, что я лжец? – осведомился он. – Что я не человек чести? Но даже если бы я солгал, вы бы все равно вскоре узнали правду. Вы бы видели, как я погружаюсь в глубокую депрессию 66 и становлюсь тенью самого себя. Я бы постоянно жалобно вздыхал, писал бы плохие стихи и забывал менять белье.

Кэтрин опять не смогла удержаться от смеха.

– Я был бы абсолютно честен и признал бы поражение, хотя оно и маловероятно, – добавил он. – Так все же, мы говорим гипотетически? Вы все еще боитесь и отказываетесь заключить пари?

– Лорд Монфор, – решительно произнесла Кэтрин, – позвольте мне ясно изложить свою позицию. Несмотря на то что я согласилась вальсировать с вами и позволила втянуть себя в этот неприличный и абсурдный разговор, я уже не та неопытная девушка, что три года назад. Хотя я и буду любезна с вами при наших случайных встречах до конца сезона, да и до конца жизни, на самом деле у меня нет ни малейшего желания видеть вас или беседовать с вами.

– Должен ли я понимать это как «нет»? – спросил он после короткой паузы.

Во взгляде Кэтрин появилось раздражение. Как она могла считать его привлекательным? Почему его общество казалось ей более интересным, чем общество любого достойного джентльмена?

– Это и было «нет», – ответила она.

– Вы действительно трусиха, – сказал лорд Монфор. – В таком случае я буду вынужден заключить одностороннее пари – что я смогу заставить вас полюбить меня… гм… дайте прикинуть, до конца лета. До того, как первый желтый лист упадет на землю.

Кэтрин уже с трудом сдерживала гнев.

– Если я узнаю, – процедила она, – что в этих постыдных книгах зарегистрировано новое пари, касающееся меня…

– О нет, – перебил ее лорд Монфор. – Это будет частное пари между вами и мною, мисс Хакстебл. Нет, пардон, между мною и мною, так как вы продемонстрировали неспортивное отношение и отказались участвовать в пари.

– Понятно, – пренебрежительно произнесла Кэтрин. – Отныне меня будут постоянно донимать, не так ли? Ради вашего личного увеселения? Действительно, лорд Монфор, вам, видимо, ужасно скучно.

– Донимать? – удивленно воскликнул лорд Монфор. – Я бы назвал это ухаживанием, мисс Хакстебл.

– И тогда, если бы вы преуспели, я осталась бы с разбитым сердцем, – сказала Кэтрин. – Однако этому не бывать, о чем я с радостью заявляю.

– Но ведь и я могу остаться с разбитым сердцем, – заметил лорд Монфор, наклоняясь к ней. – Другая часть пари заключается в том, что вы заставите меня полюбить вас.

Кэтрин недовольно фыркнула.

– Я бы не стала тратить время даже на попытку, – заявила она. – Даже если бы хотела, чтобы вы действительно влюбились в меня. Только я этого не хочу. Между прочим, я этого хочу меньше всего на свете.

Танец закончился, и пары стали неторопливо расходиться.

– Но только представьте, мисс Хакстебл, как было бы здорово, – глухим голосом произнес лорд Монфор, пристально глядя на нее, – если бы мы оба выиграли. Мы бы устроили грандиозную свадьбу в церкви Святого Георгия на Ганновер-сквер и пригласили бы весь бомонд, а потом наша жизнь наполнилась бы чередой бессонных ночей, мы делали бы детишек и страстно любили бы друг друга. Можно, правда, и в обратном порядке.

Кэтрин опять охватил праведный гнев. Да как он смеет?!

– И откуда вы знаете, что не выиграете мое пари? – спросил лорд Монфор. – Многие дамы пытались добиться меня – вернее, моего положения и богатства, – и потерпели неудачу. Возможно, отказ от попыток принесет больше успеха.

– Если вы, лорд Монфор, предпочитаете тешить себя такими глупыми иллюзиями, – поворачиваясь к нему спиной, заявила Кэтрин, – я не в силах помешать вам. Да и желания такого у меня нет.

– Ах, жестокосердная! – произнес он, кладя ее руку себе на локоть и собираясь провожать ее к Мег и Стивену. – Мое сердце уже под угрозой разбиться на множество осколков.

Кэтрин посмотрела на него и обнаружила, что он улыбается ей с таким видом, будто они ведут самую тривиальную светскую беседу.

– Очаровательный вальс, правда? – воскликнула Мег, когда они подошли к ней. – Лорд Монфор, вы прекрасно танцуете. И лорд Аллингем тоже.

– Это самый романтический танец, известный человечеству, мэм, – сказал ей лорд Монфор, – особенно когда мужчине даруется привилегия танцевать его с двумя из красивейших дам бала. Аллингем танцевал с одной, я – с другой.

Он говорил все это искренне, без тени насмешки, но в меру шутливо, чтобы его слова не выглядели лестью. Кэтрин с упреком посмотрела на него. Он взял ее руку и, склонившись, поцеловал ее.

Восторг волной прокатился по руке Кэтрин, поднялся до груди и опустился вниз живота. Ведь она никогда не пыталась скрыть от себя самой, что он до невозможного привлекателен, не так ли?

– Мертон, – обратился лорд Монфор к Стивену, который с усмешкой переводил взгляд с сестры на друга и обратно, – как ты смотришь на то, чтобы сыграть партию в карты? Нет, естественно, ты играть не будешь. Здесь слишком много юных барышень, требующих твоего внимания. И все же проводи меня.

Он выпустил руку Кэтрин и, не оглядываясь, вместе со Стивеном пошел прочь.

– Ах, Кейт, – воскликнула Маргарет, дождавшись, когда они отойдут подальше, – какой же он очаровательный, этот лорд Монфор! И ужасно красивый. Мне кажется, пока вы танцевали, он ни на секунду не отводил от тебя взгляда.

– По сведениям авторитетных источников, Мег, – сказала Кэтрин, – в частности Константина, он страшный распутник. Кстати, а маркиз Аллингем все так же предан тебе? Сколько раз ты отвечала отказом на его предложение руки и сердца?

– О, только один раз! – заявила Маргарет. – И это было три года назад. Судя по всему, он не имеет зуб против меня. Очень симпатичный джентльмен.

– Всего лишь симпатичный? – с печальным видом осведомилась Кэтрин.

Глава 7

Джаспер не был таким эгоистом, каким его считали в Лондоне. Он был весьма расположен к своей старшей сестре, Рейчел, которая теперь была замужем за Лоренсом Гудингом и жила на севере Англии. Он искренне любил Шарлотту, свою младшую единоутробную сестру, и временами ему казалось, что девочка этим пользуется.

Шарлотта горячо упрашивала его взять ее в этом году с собой в Лондон после Пасхи, и он выполнил просьбу. Но выдвинул ряд строгих условий, одно из которых заключалось в том, что она будет все дни проводить под бдительным оком мисс Дэниеле, ее бывшей гувернантки, а нынче компаньонки, на которую можно было положиться и которая позаботится о том, чтобы девушка вела себя должным образом. Еще одно условие состояло в том, чтобы Шарлотта четко уяснила: этот приезд в Лондон – не преждевременный дебют. Ей всего лишь семнадцать.

Ее день рождения приходился на август. В следующем году ей исполнится восемнадцать, и тогда состоится ее первый выход в свет. Все должно быть сделано вовремя и так, как того требуют приличия. Только Джаспер пока еще не знал, как именно все это будет сделано. Рейчел категорически отказывалась переехать в город на весь сезон ради того, чтобы вывести в свет Шарлотту, и заявляла, что дом, муж и семья отнимают у нее все время. Тетя Флорри, единственная сестра его матери, была инвалидом и жила где-то в Корнуолле. Еще одна родственница – Прунелла, леди Форестер, тетка Шарлотты по отцовской линии, – для этой роли не годилась. Джаспер предпочел бы всю жизнь держать сестру взаперти, чем отдать ее на попечение этой дамы. Нужно будет обязательно что-нибудь придумать к следующему году, найти достойный способ появления Шарлотты на брачном рынке.

В ночь после бала у Парметеров Джаспер лежал в кровати, но не спал. Он размышлял о грядущем дне рождения Шарлотты. Вернее, о приеме в честь ее дня рождения.

Эти размышления были не новы для него. Перед поездкой в Лондон он пообещал сестре, что устроит прием, но только дома. Девушка планировала пригласить всю окрестную молодежь и разделить праздник на две части: днем повеселиться в парке, а вечером поиграть в шарады и потанцевать в гостиной. Джаспер был готов согласиться на такой план. В конце концов, восемнадцатилетие младшей сестры бывает один раз в жизни.

А если так, размышлял он, нужно устроить что-нибудь более грандиозное, чем сельская вечеринка для молодежи. Что-нибудь более пышное.

Джаспер устремил взгляд на плиссированный шелковый полог над кроватью.

Наверное, он помешался. Другого объяснения нет.

Да что на него нашло, черт побери? Зачем он пригласил ее на вальс? Потому что она выглядела такой неопытной?

Вероятно, поэтому.

И зачем он целых полчаса, пока они танцевали, настойчиво уговаривал ее согласиться на пари? Господи, да ведь она едва не поддалась! Он разжег в ней любопытство и тщеславие. Однако в последний момент она смалодушничала.

И зачем он заявил, будто выиграет несуществующее пари? Чтобы доказать им обоим, что ему это под силу?

Наверняка.

А хочет ли он, чтобы она влюбилась в него? Естественно, нет. Одна мысль об этом вызывает у него тревогу. Подобное развитие ситуации поставит его в неловкое положение, а ей причинит боль. Пусть он и грешен, но никогда не ставил себе целью сделать кому-то больно. Хотя в их первую встречу он вплотную приблизился к этому.

Может, поэтому он и остановился?

Проклятие! Да что в ней такого особенного?

Однако Джаспер знал ответ. Из всех знакомых ему женщин она оказалась единственной, кому удалось быть с ним на равных в словесной пикировке. Он отлично помнил, как мастерски она поставила его на место в Воксхолле, хотя другая на ее месте потеряла бы дар речи от шока и унижения. Да и до этого в тот вечер она не отставала от него.

«А вы недооцениваете меня. Вам, лорд Монфор, по силам убедить меня полюбить вас в той же степени, что и мне убедить вас полюбить меня».

Вот все и сказано.

Эта женщина неотразима.

Его влечет к Кэтрин Хакстебл. Это открытие изумило Джаспера. Он никогда не позволял себе увлекаться какой-нибудь женщиной, если ему не светило переспать с ней. Какой в этом смысл, если он не собирается надевать на себя кандалы? Однако к мисс Хакстебл его влечет – довольно странный факт, если учесть, с каким усердием он старался не думать о ней все эти три года. Неужели целых три? Она так сказала, а женщины обычно хорошо помнят такие подробности.

Забавно, а ведь три года назад он мог овладеть ею с величайшей легкостью. А хотел бы он ее сейчас, если бы овладел ею тогда? Естественно, сейчас овладеть ею было не так легко. Во-первых, она бы поняла, к чему он стремится. А во-вторых, она стала старше и мудрее.

Он предложил пари, в котором ни одной из сторон не светит выигрыш.

Этим, вероятно, объясняется, почему в мыслях он вдруг отклонился от дня рождения Шарлотты и идеи устроить для сестры роскошный праздник.

Джаспер еще какое-то время не спал и, зевая, планировал и прикидывал.

Это будет жестоко, решил он, погружаясь в сон. Он не отнимет у нее права сказать ему, что он проиграл пари, верно? Она сможет сказать «нет» до того, как встанет вопрос, и положить конец пари до того, как оно начнется.

Как скучный фейерверк.

Только она не скажет «нет». Он позаботится об этом.

Ему надо выиграть пари, а он никогда не проигрывал. Даже в тот раз. Никогда.


– Я тут размышлял о твоем дне рождения, Шарли, – сказал Джаспер за завтраком на следующее утро.

Сестренка подняла на него глаза.

– И что же ты, Джаспер, надумал? – осторожно спросила она.

– Я подумал, – снова заговорил Джаспер, – что было бы неплохо в твой день рождения устроить в Седерхерсте что-нибудь более пышное, чем обычная вечеринка для соседей. Возможно, тебе удастся уговорить своих новых знакомых погостить там недельку или две. Восемнадцать лет бывает только раз в жизни. Почему бы по этому случаю не устроить большой прием на несколько дней?

Шарлотта действительно успела обзавестись новыми знакомыми, хотя ни на одном приеме не присутствовала. Она была не единственной представительницей молодого поколения, скучавшей в Лондоне из-за строгого запрета появляться на светских мероприятиях ввиду слишком юного возраста.

– Ой, Джаспер, вот было бы здорово! – воскликнула она. – Можно, я приглашу мисс Клемент и обеих мисс Дюбуа? А еще леди Марианну Уиллис?

– У меня нет возражений, – ответил Джаспер, пытаясь вспомнить, кто эти девушки – вероятно, дочки маминых подруг или подруг маминых подруг. Компаньонка наверняка позаботилась о том, чтобы Шарлотта общалась только с респектабельными девушками. – Мисс Дэниелс, а вы что думаете?

– Мисс Клемент и старшая мисс Дюбуа уже дебютировали, – ответила та, – так что на будущий год они составят Шарлотте хорошую компанию. Мисс Гортензии Дюбуа и леди Марианне предстоит выйти в свет вместе с Шарлоттой следующей весной. Я считаю, что загородный прием – это великолепная идея, милорд. Возможно, нелишним будет пригласить нескольких молодых джентльменов и гостей более старшего возраста, занимающих видное положение в обществе.

Джаспер кивнул. Она буквально предвосхитила его слова.

– А каких джентльменов мы пригласим? – спросила Шарлотта, откидываясь на спинку стула. – И кого еще? Я почти никого не знаю. Меня так злит, что мне без двух месяцев восемнадцать, но я еще…

Брат поднял руку, призывая ее замолчать.

– Вы с мисс Дэниелс можете обсудить список гостей, – сказал он. – А у меня на утро другие дела. После обеда мисс Дэниелс собирается навестить сестру преподобного Беллоу, не так ли? Жаль, Шарли, что в такой теплый, солнечный день тебе придется остаться дома в одиночестве. Я вернусь домой к обеду и потом захвачу тебя с собой, договорились?

– С собой, Джаспер? – Девушка так и засияла, ее раздражение тут же исчезло.

– Молодой граф Мертон – мой друг, – пояснил тот. – Он кузен Кона Хакстебла. К нему недавно приехали сестры. Они воспитывались в деревне, в семье священника, до того как Мертон унаследовал титул. Обе старше тебя, но дружба с ними не нанесет тебе никакого вреда. Я знаком с ними и думаю, они тебе понравятся.

– Ой, Джаспер, – воскликнула Шарлотта, – я просто сгораю от нетерпения! Я обязательно поеду с тобой. Как же я счастлива, что ты есть у меня!

Иногда у Джаспера появлялось ощущение, что он недостоин такого безусловного обожания, и от этого ему становилось неловко. Сегодня это чувство было обоснованным, ведь у него были тайные мотивы. Он не сомневался, что сестры Хакстебл будут добры к Шарлотте и не воспримут с подозрениями приглашение девочки.

– Шарлотта, – сказала мисс Дэниелс, кладя салфетку на стол и вставая, – пойдем в твою гостиную и подумаем над списком. На сколько человек рассчитывать, лорд Монфор?

– На дюжину? – предложил Джаспер. – Или на пять дюжин? На количество комнат в Седерхерсте? На то количество, какое вам с Шарлоттой удастся уговорить приехать?

– Карт-бланш, другими словами? – Она улыбнулась ему. – С карт-бланшем мы как-нибудь справимся, правда, Шарлотта?

– О, это будет мой лучший день рождения! – восторженно заявила сестра, собираясь выйти вслед за компаньонкой из комнаты. – А ты, Джаспер, лучший из братьев, и я люблю тебя. – Оба обняла его за шею и чмокнула в лоб.

Весь следующий сезон, грустно подумал он, когда дверь за Шарлоттой закрылась, ее мысли будут заняты только молодыми красавцами, а Джаспер переместится в категорию занудных старших братьев. Только эти красавцы должны быть достойны ее, иначе им не поздоровится!

Хочется надеяться, что сестры Хакстебл будут дома.

Джаспер поджал губы и, постукивая пальцами по столу, устремил взгляд вдаль.

Она моет голову все тем же мылом. Он почувствовал это вчера вечером, как только они закружились в вальсе. До того момента он не подозревал, что запах способен будить столь яркие воспоминания. Причем не всегда приятные.

Хватит мечтать, остановил себя Джаспер, надо сходить в «Уайтс», почитать там утренние газеты и найти с кем скоротать утренние часы. Почту он уже просмотрел и решил, какие приглашения принять, а какие отклонить. А вот отчет по Седерхерсту, который предоставлялся каждые две недели, он прочтет позже.

Он собирался встать из-за стола и последовать за сестрой и мисс Дэниелс, когда в комнате появился дворецкий и на серебряном подносе подал карточку. Всем своим видом дворецкий выражал неодобрение.

– Этот джентльмен желает увидеться с вами немедленно, милорд, – сказал он, когда Джаспер взял с подноса карточку. – Или еще раньше. Это его слова, милорд.

Джасперу не дали возможности прочитать, кому же это понадобилось так срочно увидеться с ним. Гость вошел в утреннюю столовую практически вслед за дворецким.

Джаспер красноречиво изогнул бровь.

– Кларри! – с явной иронией воскликнул он, но из-за стола не встал. – Какой сюрприз! Проходи, располагайся, чувствуй себя как дома. Здесь нет надобности соблюдать церемонии.

Кларенс Форестер – сэр Кларенс с тех пор, как около полугора лет назад умер его отец, – больше всего на свете ненавидел, когда его называли Кларри. Он был единственным и обожаемым сыном тети Прунеллы и, следовательно, двоюродным братом Шарлотты. Но в первую очередь он был доносчиком и самой настоящей крысой. Джаспер сразу обратил внимание на то, что кузен сильно растолстел, его светлые волосы поредели, а на лице появился нездоровый румянец. А ведь Кларри стареет, подумал он, хотя ему не больше двадцати пяти.

– Моя дорогая матушка и я прибыли в город вчера, – пояснил Кларенс, осматривая пустой стул с таким видом, будто ему страшно, что тот сложится под ним. – Мы собрались, как только услышали, и гнали во весь опор.

– Всю дорогу из Кента? – удивился Джаспер. – Хортон, будьте любезны, налейте сэру Кларри кофе. Судя по его виду, ему нужно подкрепиться. Загнал своих лошадей, да, старина? Очень опрометчиво с твоей стороны.

– Правильно – «сэр Кларенс», – уточнил Кларенс, глядя на дворецкого. – И вместо кофе принесите мне портвейна.

Джаспер кивнул, когда Хортон перевел взгляд на него.

– Мы услышали об этом, – заговорил Кларенс, откидываясь на спинку стула, – но я уверен, ты поправишь меня, если выяснится, что мы что-то неправильно поняли. Джаспер, мы услышали, что ты привез кузину Шарлотту в Лондон.

– И это доказывает, Кларри, – спокойно произнес Джаспер, – что с вашими ушами все нормально. Так ты беспокоился об ушах?

– Значит, она здесь? – спросил Кларенс.

– Душой и телом, – ответил Джаспер. – И еще мыслями, я бы добавил. Шарлотта не гений, но мисс Дэниелс дала ей то образование, которое могла дать. После приезда сюда они побывали в тех галереях и музеях, которые обязательны к посещению. На меня это произвело неизгладимое впечатление.

Кларенс шумно вздохнул и тревожно заерзал на стуле.

– Значит, это правда, – сказал он. – Я так надеялся, что это ложь. И мама тоже. Она твердила это всю дорогу до Лондона. «Кларенс, я очень надеюсь, – раз десять повторяла она, – что мы напрасно сорвались с места, все это очень маловероятно, если дело касается Джаспера». В последние годы мне пришлось узнать о тебе, Джаспер, кое-что нелицеприятное и поверить в это, однако я изо всех сил пытался быть милосердным к пасынку моего дяди. Я знаю, что он любил тебя, как родного сына, хотя ты почти каждый день испытывал его терпение. Ты перешел все границы. Придется мне нанести визит моему двоюродному дедушке Рейберну, хотя очень не хочется беспокоить старика. А мама так просто убита горем.

– Вероятно, это создает ей массу неудобств, – съязвил Джаспер. – Может, Кларри, тебе следует подложить подушку ей под голову? Или под ноги? Или под то и другое? У вас достаточно подушек?

Проклятие – в городе тетя Прунелла! И Кларри. Они стоят друг друга. Шарлотта пожалеет, что не осталась в Седерхерсте. Особенно если учесть, что им нужна ее родовитость. Нет, поправка – им нужна его родовитость.

– Твоя веселость неуместна, Джаспер, – заявил Кларенс. – Как была неуместна всегда. Дядя, увы, верил, что со временем ты повзрослеешь. А я знал, что это никогда не случится.

– Какое же это высочайшее наслаждение, не так ли, убеждаться в собственной правоте, – равнодушно произнес Джаспер. – Особенно когда предсказываешь что-то нехорошее. Хортон, почему вы не наполнили бокал сэра Кларри? Там пусто.

– Сэра Кларенса, – процедил Кларенс. – Ты должен понимать, Джаспер, что неприлично привозить сестру в город до ее дебюта. Одного этого достаточно, чтобы устроить сердечный приступ любому поборнику нравственности и вогнать его в меланхолию. А ведь мама – самый ярый из поборников.

– Осторожно, Кларри, – дружелюбно произнес Джаспер. – Надеюсь, вы с мамой действительно испытаете облегчение, когда решите, что зря сорвались с места. Порасспрашиваете людей и убедитесь, что Шарлотта не появлялась ни на одном светском мероприятии и не совершала ничего, что хотя бы отдаленно не соответствует ее возрасту и обстоятельствам. Возможно, я чего-то не знаю, ты прав насчет этого, старина, но вот мисс Дэниелс знает все наверняка. Я бы посоветовал тебе не отчитывать ее за выдуманное неприличное поведение подопечной. Еще до Рождества мисс Дэниелс станет женой священника, и преподобному Беллоу может взбрести в голову отлучить тебя или сделать еще что-нибудь столь же неприятное за то, что ты обидел ее. Верно, он самый благожелательный и мягкий джентльмен на свете, но никто не скажет заранее, как на него подействует оскорбление, нанесенное его возлюбленной. Я бы не рискнул проверять.

Кларенс провел тыльной стороной ладони по губам.

– Ты, Джаспер, из всего делаешь балаган, – сказал он. – У Шарлотты безупречная родословная, и она богатая наследница. Настоятельно необходимо, чтобы ее не видели в обществе до того, как она будет представлена королеве в следующем году. Ты поступил безответственно и насмеялся над условиями завещания дяди. Я приехал сюда, чтобы помешать тебе продолжать в том же духе. Дедушка Рейберн тоже проследит за этим, когда я все ему расскажу.

– Ты передашь ему мои наилучшие пожелания? – осведомился Джаспер.

Он не переставал гадать, почему тетка и двоюродный брат Шарлотты так неожиданно озаботились ее судьбой, если в течение десяти лет со смерти ее отца или хотя бы пяти лет со смерти ее матери они не проявляли к ней ни малейшего интереса. Если не считать длинных писем леди Форестер, приходивших дважды в год – на Рождество и на день рождения, в которых содержался призыв быть хорошей и добродетельной и слушаться свою гувернантку, больше никого. Под «никем» подразумевался Джаспер.

И вдруг его озарило. В словах Кларенса промелькнула одна важная деталь: Шарлотта является богатой наследницей. Сразу вспомнилось теткино письмо, которое Шарлотта зачитала вслух. В частности, тот абзац, где леди Форестер сообщала, что Кларенс ждет не дождется новой встречи с кузиной, что сейчас он стал видным мужчиной и готов к вступлению в семейную жизнь, как только встретит девушку, достойную его.

Тогда Шарлотта взяла с Джаспера обещание никогда не передавать ее на попечение тетки и кузена.

Проблема заключалась в том, что Джаспер не был единственным опекуном сестры. Второй муж матери не любил и не доверял пасынку и назначил еще двух соопекунов – собственного дядю, Сета Рейберна, и своего зятя. Сэра Чарлза Форестера. После смерти отца Кларенс унаследовал одну треть соопекунства.

Все это означало, что два опекуна могут принудить к повиновению третьего по любому вопросу, касающемуся жизни или благополучия Шарлотты.

Джаспера всегда устраивало, что Сет Рейберн никогда не проявлял никакого интереса ни к Шарлотте, ни к Кларенсу, ни к другим членам семьи. И к Джасперу тоже.

– Мама, – продолжал вещать Кларенс, – готова пожертвовать своим временем, силами и свободой, чтобы содержать для Шарлотты респектабельный дом и должным образом подготовить ее к выходу в свет – то есть ради того, чем, по ее мнению, весьма пренебрегают. Я считаю, что тебе, Джаспер, следует на это согласиться, если ты желаешь блага своей единоутробной сестре. Я повременю со своим визитом к дедушке Сету, если ты согласишься завтра же передать ее на мое и мамино попечение. Вражда между опекунами никому не нужна. К тому же, полагаю, ты будешь только рад сбросить с себя бремя ответственности. И что ты на это скажешь?

Кларри старался выглядеть веселым, но выглядел нелепым.

Джаспер в задумчивости сдвинул брови, и Кларенс изобразил еще большую веселость.

– Должен признаться, Кларри, – сказал Джаспер, – что не вижу никаких изъянов в твоих аргументах. Я действительно желаю блага Шарлотте, только вот не представляю, как можно исполнить это желание, передав ее на ваше с мамой попечение. Прости меня за мою тупость. Возможно, у Рейберна получится тебя понять. Может, тебе, старина, и в самом деле стоит нанести ему визит. Не сомневаюсь, он будет счастлив лицезреть тебя. К сожалению, я больше не могу рассиживаться тут с тобой и обмениваться любезностями, хотя ты мне почти родственник. Ты хоть когда-нибудь задумывался, как много прощается благодаря этому «почти»? Я задумывался. Прости, у меня масса дел.

– Подозреваю, побоксировать у Джентльмена Джексона или обсудить лошадок в «Таттерсоллз»? – пренебрежительно заметил Кларенс.

– Упаси Боже, – возразил Джаспер, вставая, – я не хочу так напрягаться. Избавь меня от этого, старина. Полагаю, мы еще увидимся с тобой и твоей мамой в ближайшие несколько дней, хотя должен предупредить тебя – с большим сожалением, – что мы планируем уехать именно в этот день.

– Я не называл день, – напомнил ему Кларенс.

– Ах, разве? – изобразил удивление Джаспер. – Но мы все равно планируем уехать именно в этот день. Ты нашел вход, старина. Сделай любезность, найди и выход, ладно? Это так утомительно – заворачивать к парадной двери только для того, чтобы проводить гостей со двора, когда гораздо проще сразу подняться наверх.

Джаспер вежливо поклонился и, выйдя впереди Кларенса из комнаты, не оглядываясь поднялся наверх.

Остается только надеяться, что Сет Рейберн с первого взгляда распознает первостатейного глупца – пусть это и будет его внучатый племянник.

Глава 8

Кэтрин вместе с Маргарет сидели в малой гостиной, когда вошел дворецкий и подал на серебряном подносе визитную карточку. Один гость уже имелся – Константин, который уже как полчаса вернулся со Стивеном из «Таттерсоллз», где они провели все утро. Других гостей не ждали. И вообще, девушки собирались на прогулку в парк, когда приехали мужчины.

– Это лорд Монфор, – сообщила Маргарет, взяв карточку с подноса.

Она многозначительно посмотрела на Кэтрин.

– Монти! – радостно воскликнул Стивен. – Ведите его сюда. Кон, он был вчера на балу. Разве я тебе не говорил?

– Вот как? – произнес Константин. – Полагаю, он весь вечер провел за карточным столом и освободил кое-кого из гостей от части их состояний.

– Нет, не весь, – возразил Стивен. – Он даже один раз потанцевал.

«Умоляю, Стивен, больше ничего не говори».

Кэтрин горячо сожалела о том, что не может стереть тот танец из памяти. Из-за него она не спала полночи. А днем больше ни о чем думать не могла. Господи, она едва не согласилась на это нелепое и ужасно неприличное пари!

«Но только представьте, мисс Хакстебл, как было бы здорово, если бы мы оба выиграли. Мы бы устроили грандиозную свадьбу в церкви Святого Георгия на Ганновер-сквер и пригласили бы весь бомонд, а потом наша жизнь наполнилась бы чередой бессонных ночей, мы делали бы детишек и страстно любили бы друг друга. Можно, правда, и в обратном порядке».

Ох!

И вот сейчас, когда эти слова звучат у нее в голове чуть ли не в десятый раз – по скромным подсчетам – с того момента, как они были произнесены, он, такой красивый и элегантный, переступает порог гостиной. В сопровождении молоденькой и очень миленькой девушки.

Ах, как он посмел прийти после вчерашнего вечера – и после того, что было три года назад?! Только вот вчера он заявил, что ему нужно выиграть пари и что он сможет сделать это, если будет придумывать поводы для их встреч.

Лорд Монфор поклонился, а девушка присела в реверансе.

– Мисс Хакстебл, – заговорил он, направив свое внимание – и свои чары – на Маргарет, – я приехал сообщить вам, как я счастлив знакомству с вами на вчерашнем балу, даже несмотря на то что мне не посчастливилось потанцевать с вами. Я взял на себя дерзость привезти с собой свою сестру, Шарлотту Рейберн, в надежде, что вы позволите мне просить вас и мисс Кэтрин Хакстебл обратить на нее свое внимание.

Из него так и сочится респектабельность и хорошие манеры, с некоторым негодованием подумала Кэтрин.

– Ах, конечно! – Мег быстрым шагом пересекла комнату, протягивая девушке правую руку. – Мисс Рейберн, как я рада! Познакомьтесь с моей сестрой и нашим братом, графом Мертоном. А это наш кузен, мистер Константин Хакстебл.

Девушка покраснела.

– Я еще не выезжала в свет, – пояснила Шарлотта, – потому что мне еще не исполнилось восемнадцать. Но Джаспер и мисс Дэниелс, моя компаньонка, сказали, что в этом году мне дозволяется нанести несколько визитов.

– Так как я все равно собирался заехать сюда, – добавил лорд Монфор, – а у мисс Дэниелс оказались дела, я предложил Шарлотте сопровождать меня.

– Я очень рад этому, Монти, – сказал Стивен, с улыбкой кланяясь. – Вы должны пообещать мне, мисс Рейберн, что на своем первом балу в следующем году вы запишете за мной несколько танцев – авансом, в силу нашего сегодняшнего знакомства.

Шарлотта рассмеялась и зарделась.

– Я очарован, мисс Рейберн, – любезно проговорил Константин.

– Я тоже очень рада, – сказала Маргарет. – Проходите, мисс Рейберн, и присаживайтесь рядом со мной. Константин, позвони в звонок, что рядом с тобой, – нужно, чтобы принесли еще чаю и пирожных. И вы присаживайтесь, лорд Монфор.

Кэтрин, которая вскочила при появлении гостей, села вплотную к подлокотнику двухместного диванчика. Константин собирался позвонить в звонок и сесть рядом с ней, но лорд Монфор опередил его. И только после этого он впервые со своего прихода устремил на нее взгляд – прямой, напряженный и очень… пылкий взгляд, который остался тайной для остальных присутствующих.

Этот взгляд, естественно, предназначался для того, чтобы выбить Кэтрин из колеи и заявить ей, что он ни на мгновение не забывал вчерашний вечер и свое решение выиграть пари.

Лорд Монфор не прикасался к Кэтрин ни бедром, ни плечом, однако она чувствовала его тело, и ее сердце учащенно стучало, частично от негодования, частично от ощущения физической близости, причем еще более острого, чем вчера, когда они на самом деле прикасались друг к другу.

– Полагаю, мисс Хакстебл, – сказал он, поворачивая к ней голову, – вам понравился вчерашний вечер.

– Очень, милорд, благодарю, – проговорила Кэтрин. «Несмотря на то что наш вальс практически испортил его», – с удовольствием добавила бы она, если бы не опасалась, что их услышат.

– Мне тоже, – сказал лорд Монфор. – Всегда приятно встречать близких друзей на светских мероприятиях.

Его манеры были безупречны. Его глаза улыбались. И только Кэтрин, сидевшая в футе от него, могла видеть задорный блеск и насмешку, притаившиеся в их глубине. Он веселился.

Мисс Рейберн, сначала такой робкой и молчаливой, помогла освоиться искренняя забота Мег и Стивена, и теперь девушка весело щебетала. Кэтрин тепло улыбнулась ей.

– Ах, – воскликнула она, пока Мег разливала чай, а Стивен разносил пирожные, – значит, вы, мисс Рейберн, любите деревню! Я тоже. Мне нравится здесь, в Лондоне, но я всегда с радостью возвращаюсь домой.

Кэтрин принялась рассказывать об Уоррен-Холле и даже о Трокбридже. Она рассказывала об Изабелле и Сэмюеле, своих племянниках, о Ванессе, своей сестре. Она завладела беседой – что было крайне невежливо – и говорила больше, чем обычно.

И все это время она ощущала близость лорда Монфора, который молча сидел рядом с ней и на которого она ни разу не посмотрела. Однако она знала, что ему весело. И она знала, что он намеренно провоцирует ее.

Лорд Монфор, заключила она, великолепный кукловод, а она – беспомощная марионетка.

Эта мысль разозлила Кэтрин. Она резко повернулась к нему и обнаружила, что он с любезной улыбкой на устах смотрит на нее.

– Ваша сестра является герцогиней Морленд, – сказал он.

– Полагаю, вы с ней не знакомы, – отрезала Кэтрин и снова обратилась к мисс Рейберн: – В один из ближайших дней мы возьмем вас с собой и навестим ее. Она будет рада, и вам, я уверена, она понравится. У нее очень легкий характер, правда, Мег?

Девушка в восторге. Однако возможно, продолжать знакомство с ней не лучшая идея, потому что она имеет несчастье быть единоутробной сестрой лорда Монфора. Только слово не воробей: вылетело – не поймаешь.

– Герцогиня, – с благоговейным восторгом произнесла мисс Рейберн, вдруг снова засмущавшись. Но в следующее мгновение она лучезарно улыбнулась: – Я с радостью.

– А еще, мисс Рейберн, – добавила Мег, – вы могли бы составить нам с Кейт компанию на прогулке по Гайд-парку завтра после обеда – если, конечно, у вас нет других, более интересных планов.

– Ой, у меня нет никаких планов! – горячо заверила ее девушка, подавшись вперед. – Мне еще рано выезжать в свет, поэтому я почти нигде не бываю, кроме нескольких магазинов и галерей. И я почти ни с кем не встречаюсь, кроме дам такого же возраста, как моя мама. Правда, у них есть дочери моего возраста и сыновья. Мне действительно было бы очень интересно погулять по парку. Я обязательно пойду. Ты разрешаешь, Джаспер? Надеюсь, дождя не будет.

– Я буду сопровождать тебя, Шарли, – заявил лорд Монфор, – если мужское общество не оскорбит мисс Хакстебл и ее сестру. Мне обязательно позавидуют все мужчины в парке, когда увидят меня с тремя красивейшими в городе дамами.

Естественно, они сыграли ему на руку, поняла Кэтрин. Он, вероятно, надеялся именно на такую возможность увидеться с ними – или с ней. Он даже приложил определенные усилия и заявился сюда, чтобы представить свою младшую сестру.

– Джаспер! – весело рассмеялась мисс Рейберн. – Какой же ты глупый!

– Разве? – удивился он. – Мне следовало сказать «с двумя из красивейших», да, Шарли? Я проглядел какие-то недостатки в твоей внешности, потому что ты моя сестра и я необъективен, да?

«Сколько же любви слышится в его словах, когда он говорит с этой девочкой!» – с завистью подумала Кэтрин. Ей очень не хотелось признавать, что в нем есть что-то хорошее.

– Конечно, нет, Монти, – сказал Стивен. – Ни у твоей сестры, ни у моих нет никаких недостатков. И не все джентльмены будут завидовать тебе. Потому что я тоже с вами пойду.

– Это замечательно, Стивен, – сказала Кэтрин. – Мне всегда доставляет огромное удовольствие идти с тобой под руку и наблюдать, как юные барышни вспыхивают от зависти, проходя мимо.

Хотя она и не смотрела на лорда Монфора, но отлично знала, что он поджал губы.

– Я бы тоже пошел, – проговорил Константин, – но, увы, у меня на завтра другие дела.

Лорд Монфор встал и устремил многозначительный взгляд на сестру. Девушка тут же подскочила.

– С нетерпением жду завтра, – сказал он, склоняясь над рукой Мег.

Он кивнул на прощание Стивену и Константину, но Кэтрин, которая в этот момент прощалась с мисс Рейберн, проигнорировал.

Однако ему каким-то образом удалось донести до нее мысль, что слова, сказанные Мег, были обращены к ней.

Как у него это получается?

Или все это плод ее воображения?

– Монти вчера танцевал вальс, – сказал Стивен, когда гости ушли. – С Кейт. Он танцует так же хорошо, как делает все остальное. А мне, увы, повальсировать не удалось. Мне пришлось сидеть с мисс Эктон, потому что она еще не получила разрешение на вальс.

Кэтрин почувствовала на себе пристальный взгляд Константина и, повернувшись, тепло улыбнулась ему.

– А сегодня Монти привел к вам в гости свою сестру, – сказал он ей, сокрушенно качая головой, – хотя она еще не выезжала в свет. Насколько я помню, давным-давно я предупреждал тебя насчет него, Кэтрин. Имей в виду: с тех пор ничего не изменилось. Монти – один из моих близких друзей, но если бы у меня была сестра, я не подпустил бы ее к нему на милю, а если и подпустил бы, то только в сопровождении двух дуэний, прикованных к ней цепями.

Кэтрин засмеялась. И Стивен тоже.

– Константин! – с упреком произнесла Маргарет. – Лорд Монфор – джентльмен. У него великолепные манеры. А его любовь к мисс Рейберн достойна похвалы.

– Я уже не неопытная девчонка, Константин, – сказала Кэтрин.

– Полагаю, что так, – согласился Константин. – Я забываю, что ты у нас почти старушка. Тебе… сколько? Двадцать три? И все равно помни, что он опасен.

– А ты, Константин? – шутливо осведомилась Кэтрин.

Он поморщился.

– Иногда, – сказал он, – повесы узнают друг друга издалека. Только не подумайте, что эти слова относятся ко мне.

Он очень нравился Кэтрин – их троюродный брат, о существовании которого они узнали только недавно. Он всегда был добр к ним. Однако она чувствовала, что совсем не знает его. В Уоррен-Холле он почти не бывал, в Лондон приезжал редко – как и они, кстати. У него был дом и имение в Глостершире, однако он никогда не приглашал их туда и ничего о нем не рассказывал. А еще он уже давно находился в состоянии ссоры с Эллиотом, герцогом Морлендом, – своим двоюродным братом и зятем Кэтрин. Каким-то образом несколько лет назад в эту ссору оказалась втянута и Ванесса. И она, и ее муж всячески избегали общения с ним. И Кэтрин не представляла почему. Константина окутывала интригующая аура тайны, что, по мнению Кэтрин, в немалой степени способствовало его привлекательности.

– Хватит об этом, – твердо заявила Маргарет. – Константин, ты останешься на обед? Стивен, загороди дверь на тот случай, если он откажется.

– Грубое принуждение каждый раз не оставляет мне выбора, – сказал Константин. – Но и дружеское приглашение тоже. Я с радостью остаюсь.

Итак, подумала Кэтрин, ей предстоит еще одна бессонная ночь. Завтра она идет на прогулку с лордом Монфором – и с Мег, и со Стивеном, и с мисс Рейберн. Надо приложить все силы к тому, чтобы завтра идти под руку с кем-то из них.

И еще надо горячо молиться, чтобы завтра пошел дождь.

Назавтра, как и планировалось, все пятеро отправились на прогулку. Погода, к счастью, была хорошей, светило солнце, хотя дождливое утро не предвещало никакого улучшения. Джаспер шел с мисс Хакстебл, а Мертон – с Шарлоттой по одну сторону и с Кэтрин по другую. Погуляв вокруг Серпентайна, полюбовавшись лебедями и понаблюдав за мальчиком, который под присмотром строгой няни пускал кораблики, они пустились в обратный путь. На этот раз Мертон оказался в компании Шарлотты и своей старшей сестры, а Джаспер – его младшей.

Чего он и добивался. В подобных делах нельзя слишком явно проявлять настойчивость, однако натиск ослаблять тоже нельзя. Он так ловко произвел замену, что никто не заметил его маневра. Кроме, вероятно, самой Кэтрин Хакстебл. Она отреагировала на его действия поджатыми губами и ничего не выражающим взглядом, но под руку взяла.

– Мисс Рейберн очаровательна, – сказала она, и в ее голосе послышались мстительные нотки.

– Она все время переживает, как ее примут, – сказал лорд Монфор, глубоко вдыхая аромат ее мыла. Аромат был слабым, но вполне ощутимым. Человечество еще не изобретало более соблазнительного запаха.

Кэтрин и сама была очень соблазнительной в серовато-зеленом платье с высокой талией, соломенной шляпке, отороченной рюшами из бледно-зеленого шелка и подвязанной лентами такого же цвета. Из-под широких полей виднелись золотистые локоны.

– О, в отношении нас ей нечего беспокоиться, – проговорила она. – Для этого нет причин. Мы совершенно обычные люди.

– Разве? – Лорд Монфор с сомнением посмотрел на нее и понял, что она говорила серьезно. – Интересно, а как тогда выглядят необычные люди? Наверное, понадобится козырек, чтобы не ослепнуть от сияния при виде их.

Кэтрин цокнула языком. На ее лице появилось укоризненное выражение.

– Это был комплимент, не так ли? – сухо осведомилась она. – Благодарю, милорд, от имени Стивена и Мег.

– Шарлотта очарована вами, – признался лорд Монфор. – И вашей сестрой, – добавил он, чтобы быть совсем честным. – Она польщена вашей добротой и снисходительностью и благодарна, что вы обратили на нее свое внимание.

– Вряд ли это снисходительность, – возразила Кэтрин. – Всего несколько лет назад мы были простыми смертными и жили в крохотном домике в крохотной деревушке. Я несколько дней в неделю вела уроки в деревенской школе и тем самым вносила свою скромную лепту в наш скромный семейный доход. Самыми яркими событиями в нашей жизни были нечастые деревенские ассамблеи и ежегодный летний праздник в Рандл-Парке, поместье сэра Хамфри Дью. С тех пор обстоятельства изменились, но мы сами, надеюсь, нет. Мне нравится, какими мы были тогда.

Она намеренно изображает себя такой скучной? Эта мысль позабавила лорда Монфора.

– Полагаю, мисс Хакстебл, – сказал он, слегка наклоняясь к ней, – вы тоже мне понравились бы. Вы, случайно, не танцевали вокруг майского дерева на деревенской лужайке каждую весну? Нет более прекрасного зрелища, чем вид очаровательной женщины, которая весело кружится в танце с лентой в руках, а из-под платья мелькают ее лодыжки.

– Не было майских деревьев. – Неожиданно Кэтрин рассмеялась. – И мелькающих лодыжек тоже.

Лорду Монфору казалось, что солнце светит ярко и воздух пронизан теплом, но, подняв глаза, он обнаружил, что небо затянуто облаками. Он подумал о том, что целых три года пытался забыть Кэтрин. Это потому, что воспоминания о ней были не из приятных. Потому, что его воспоминания о ней были связаны с унижением.

– Ни майских деревьев, ни мелькающих лодыжек, – заключил он. – Как грустно! Хотя подозреваю, что таким образом мужское население в возрасте от двенадцати до девяноста было спасено от страданий по вам – вернее, по вашим лодыжкам.

– Мне вот интересно, лорд Монфор, – спросила Кэтрин, – у вас есть опыт или умение вести обычный разговор?

– Естественно, есть, – с изумлением ответил он. – Я джентльмен, разве не так? Вы раните меня своим предположением, что всего этого у меня нет.

– Но я никогда не видела доказательств обратному, – сказала Кэтрин.

– Вы можете утверждать, – проговорил он, глядя вверх, – что вот эти облака предвещают дождь? Я бы сказал, что нет. Вы видите, что они белые, пушистые и легкие. А за ними синее небо. Думаю, через час или даже раньше облака развеются, и мы будем снова наслаждаться солнечным теплом, пока пессимисты, которых много среди нас, не начнут беспокоиться из-за завтрашней погоды. Вы никогда не замечали, что хорошая погода неизменно влечет за собой предсказания, что в ближайшем будущем нам грозит страшный ураган? Вы когда-нибудь слышали, чтобы в холодный, дождливый и ветреный день кто-то предсказывал, что в ближайшем будущем нам грозит ясное небо и солнечное тепло?

Кэтрин искренне засмеялась.

– Нет, никогда, – ответила она. – Так это обычный разговор, да, лорд Монфор?

– Тема погоды, не так ли? – сказал он. – Что может быть еще более обычным? – Кэтрин промолчала, но продолжала улыбаться. – Ой, – воскликнул он, – я понял! Вы имели в виду не обычный, верно? Вы имели в виду скучный. Да, я тоже умею вести скучные беседы и могу это продемонстрировать, если хотите. Но должен предупредить, что я могу заснуть на середине разговора.

– Пусть это вас не беспокоит, – сказал Кэтрин. – Я засну раньше вас.

– Гм… интересное признание, – хмыкнул лорд Монфор, – я воспользуюсь им к своей выгоде на одном из следующих свиданий.

– Не получится, – заявила Кэтрин. – Вы тоже будете спать.

– Гм… Сложная проблема, – заключил он.

– Кроме того, лорд Монфор, – продолжала Кэтрин, – вы не можете заставить меня влюбиться в вас, пока я сплю, не так ли? А, как я понимаю, ради этого вы все и затеяли? Приехали к нам с сестрой. Вместе с нами решили прогуляться по парку.

– Пока вы спите? – поинтересовался лорд Монфор, наклоняясь к ней.

В своем стремлении пробудить в ней интерес к себе он, как ни странно, пробуждал довольно сильные чувства в себе.

– Мисс Хакстебл, вы очень…

Он не стал продолжать.

Около них остановилось одно нарочито пышно разукрашенное ландо. Пассажиры с неодобрением уставились на Джаспера и мисс Хакстебл – вернее, на него.

Кто бы мог подумать – это были леди Форестер и Кларенс!

Джаспер надеялся, что ему удастся избегать их до конца сезона. Впрочем, надежда была призрачной – ведь они приехали из Кента специально для того, чтобы выразить ему свое неудовольствие и вырвать Шарлотту из его рук.

Джаспер не рассказал Шарлотте об их появлении в городе. Зачем заранее расстраивать сестру?

– Леди Форестер? – Джаспер коснулся полей шляпы, приветствуя даму. Он еще в детстве перестал называть ее тетей Прунеллой. Ему она теткой не приходилась, и он ежедневно возносил бы Господу благодарение за это, если бы имел привычку постоянно общаться с Богом. – Кларри! Как поживаешь? Позвольте мне…

Однако ему решительно отказали в удовольствии представить им мисс Кэтрин Хакстебл, а также ее сестру и брата.

– Джаспер, – противным тоном произнесла дама, – я жду тебя в моем собственном доме завтра утром ровно в девять. Шарлотта, немедленно отойди от мужчины и сядь рядом со мной. Я ожидала, что ты в отличие от своего единоутробного брата будешь соблюдать приличия. И я думала, у тебя достойная гувернантка.

– Тетя Прунелла! – в неподдельном смятении ахнула Шарлотта.

– Ну и ну! – одновременно с ней воскликнул Мертон.

– Кларенс, – заявила леди Форестер, – спустись вниз и помоги Шарлотте.

– Советую тебе, старина Кларри, оставаться на месте, – сказал Джаспер. – И ты, Шарли, оставайся на месте, с мисс Хакстебл и графом Мертоном. Ведь ты не натерла ноги, верно?

– Н-нет, Джаспер, – ответила девушка, глядя на него огромными, как блюдца, глазами.

– Тогда ты можешь идти дальше, – заключил он. – Мэм, нет надобности ее подвозить. Но все равно спасибо, что остановились и предложили. Завтра утром я окажу себе честь навестить вас. Возможно, я опоздаю на четыре минуты, потому что часы в библиотеке, по которым, я определяю время, отстают на четыре минуты. Или я приду раньше? Никак не сориентируюсь. Так что, мисс Хакстебл?

Он повернулся к Кэтрин.

– Опоздаете, – ответила она. – Вы опоздаете. Обязательно опоздаете, поскольку, как я понимаю, вам ни разу не пришло в голову подвести часы.

– Это доставило бы мне массу хлопот, – заявил он. – Я бы не знал, как поступить. И слуги мои тоже.

– Джаспер, – произнесла леди Форестер так, что Кларенс затрясся в страхе. Он так и не решил, что ему делать: остаться на месте и вызвать гнев матушки или спрыгнуть на землю и возмутить лорда Монфора. – Я не потерплю, когда со мной разговаривают в таком дерзком тоне. Шарлотта…

– Кларри, – бесцеремонно перебил ее Джаспер, – ты перегородил движение, старина. Позади уже скопилась целая вереница колясок, фаэтонов и ландо, не говоря уже о прочих экипажах. Уж лучше бы ты тронулся вперед, пока вот этот кучер не слез с козел и не сбил с тебя шляпу. Его лицо уже налилось кровью. И пассажиры негодуют. До встречи завтра утром ровно в четыре минуты десятого. Приятного вам дня.

Бросив нервный взгляд на экипажи позади ландо, Кларенс приказал своему кучеру трогать.

– О, Джаспер, – проговорила Шарлотта, когда ее тетка и двоюродный брат отъехали на значительное расстояние, – ты ведь не разрешишь тете Прунелле забрать меня, да? Она будет поучать меня с утра до ночи. Для меня это все равно, что попасть в тюрьму. Сомневаюсь, что смогу выдержать.

– Успокойтесь, мисс Рейберн, успокойтесь, – сказал Мертон, похлопывая ее по руке.

– Я очень сожалею, – расстроенно воскликнула мисс Хакстебл, – если мое приглашение отправиться на прогулку вместе со мной и Кейт доставило мисс Рейберн столько неприятностей! Все из-за того, что она еще не выехала в свет? Но даже дети и молодежь нуждаются в свежем воздухе.

– Вероятно, все дело в том, – произнес Мертон, – что я вызвался идти с вами. Полагаю, самые ярые поборники нравственности будут утверждать, что мисс Рейберн не должна появляться в моем обществе до своего дебюта. Я искренне прошу простить меня, мисс Рейберн, и ты, Монти. Я просто не подумал.

– Сомневаюсь, – заявил Джаспер, – чтобы сама королева стала бы возражать против прогулки юной девушки в общественном парке в сопровождении брата и опекуна и троих его друзей, двое из которых дамы старше ее. Вы зря казните себя, вы ни в чем не виноваты. Завтра утром я все разъясню леди Форестер. Что до тебя, Шарли, тебя не бросят в логово львов – тети Прунеллы и Кларенса. Ни при каких условиях.

– Но Кларенс – один из моих опекунов, – напомнила Шарлотта. – Он всегда был напыщенным и противным. Я ненавидела его, когда он был мальчишкой, и сейчас ненавижу. Он стал таким толстым уродом.

– Шарли, давай больше не будем утомлять лорда Мертона и его сестер своими частными делами, – твердо заявил Джаспер. – Будет лучше, если мы продолжим наш путь, не привлекая к себе всеобщего внимания.

И они пошли дальше – в гнетущем молчании, которое изредка прерывалось чопорными фразами.

– День был замечательным, правда? – сказала мисс Кэтрин Хакстебл, когда они подошли к воротам, и убрала руку с локтя Джаспера. – Мисс Рейберн, лорд Монфор, спасибо, что составили нам компанию.

Они с братом и сестрой направились в одну сторону, а лорд Монфор с Шарлоттой – в другую.

– Джаспер, – окликнула его Шарлотта, – что завтра скажет тетя Прунелла? Что она сделает?

– Предоставь мне об этом беспокоиться, – ответил Джаспер, погладив ее по руке. – Или не беспокоиться.

– Но ты же знаешь, что папа написал в своем завещании, – продолжала Шарлотта с тоской в голосе.

Ее отец установил, что до замужества она должна воспитываться и жить в доме его сестры, своей тетки, если ее мать скончается и возникнет хоть малейшее подозрение в том, что барон Монфор пренебрегает своими обязанностями или выполняет их не должным образом.

– Твой отец назначил троих опекунов, – сказал Джаспер, – и, к счастью, Кларенс только один из них.

– Но если дедушка Сет примет его сторону, – сокрушенно произнесла Шарлотта, – тогда тетя Прунелла заберет меня и ты уже ничего не сможешь поделать.

– Дедушка Сет слишком ленив, чтобы вылезать из своей раковины, – заверил ее Джаспер. – Он никогда не скрывал, что тяготится опекунством. Сожалею, Шарли. Зря я так беспечно вел себя с твоим отцом. Но тебе не надо переживать из-за дедушки Сета.

– А я переживаю, – сказала Шарлотта. – Одно его слово – и…

– Этого не случится, – возразил Джаспер. – Обещаю. Если понадобится, я лично заеду к нему, хотя вряд ли ему это понравится.

– Заедешь? – встрепенулась Шарлотта. – Ты думаешь…

– Давай поговорим о чем-нибудь более приятном, – предложил Джаспер. – Тебе нравятся Хакстеблы?

– Ой, ужасно! – Шарлотта мгновенно просияла и с улыбкой повернулась к брату. – А тебе нравится мисс Кэтрин Хакстебл.

Джаспер пристально посмотрел на нее.

– Они обе мне нравятся, – сказал он. – Они сестры Монти, обе милые и благовоспитанные девушки, не говоря уже о том, что они красивы.

– А я все равно думаю, что тебе нравится мисс Кэтрин Хакстебл, – с хитрой улыбкой настаивала Шарлотта, лукаво глядя на него из-под полей шляпки. – Ты практически не сводил с нее глаз, пока мы гуляли по парку.

– Мы разговаривали, – уточнил Джаспер. – А вежливость требует смотреть на собеседника. Разве мисс Дэниелс не учила тебя этому?

В ответ Шарлотта весело рассмеялась.

– А еще я думаю, что и ты ей нравишься, – сказала она.

– Только не говори, – с притворным ужасом воскликнул Джаспер, – что она тоже смотрела на меня, пока мы разговаривали! Это же наглость с ее стороны!

– Все дело в том, как она смотрела, – проговорила Шарлотта. – Хочу заметить, что ты нравишься всем дамам. Ты собираешься жениться в ближайшее время?

– В довольно отдаленное ближайшее время – возможно, – ответил Джаспер. – Не исключено. Вполне вероятно. Но не в самое ближайшее.

– Даже если влюбишься? – не отставала Шарлотта.

– Я женюсь тут же, если не раньше, как только это случится, – сказал он. – Я буду так потрясен, что не буду знать, что делать. А потрясен так, как если бы узнал, что ад замерз.

– Жаль, что ты, Джаспер, такой ужасный циник, – вздохнула она.

– А что ты думаешь о Мертоне? – с улыбкой поинтересовался Джаспер.

– Он очень красив и мил, – ответила Шарлотта. – Он похож на бога. Наверное, все в него влюблены.

– Включая тебя, Шарли? – спросил Джаспер.

– Ой, нет! – ответила она. – Я никогда не буду такой глупой. Это все равно, что чахнуть от любви к солнцу. Чтобы влюбиться, я лучше поищу себе кого-нибудь более… приземленного. Но не сейчас. Я собираюсь замуж не раньше, чем мне исполнится двадцать.

– Ты будешь совсем старушкой, – тепло улыбнулся ей Джаспер.

Он даже не догадывался, насколько она практична, насколько сильно она сомневается в себе и недооценивает свою красоту.

– Возможно, – сказал Джаспер, – любовь обрушится на тебя внезапно, причем в ближайшее время.

– Надеюсь, – призналась Шарлотта, – когда я стану достаточно взрослой, чтобы понять, что это любовь. И надеюсь, что и с тобой это случится.

– Спасибо, – поблагодарил Джаспер. – Только вот хотелось бы понять, чего ты мне желаешь – блаженства или проклятия.

Шарлотта засмеялась.

– У меня идея, – вдруг заявила она, с нетерпением заглядывая ему в глаза. – Потрясающая идея. Мисс Дэниелс говорит, что нужно добавить еще несколько гостей в список приглашенных на загородную вечеринку. Я думаю, нужно пригласить мисс Кэтрин Хакстебл, Джаспер. Ой, и мисс Хакстебл тоже! В конце концов, ведь на вечеринке и тебе понадобится подходящая компания.

– А так как я старше, и эти две дамы тоже, – заключил он, – мы подойдем друг другу и станем развлекать друг друга? В середине июля греть свои старые косточки у камина, в котором потрескивают дрова?

– Мисс Кэтрин Хакстебл было двадцать, когда ее брат унаследовал титул, – сказала Шарлотта. – Она обмолвилась об этом, когда мы гуляли у Серпентайна. А это было три года назад. Она совсем не старая, Джаспер, хотя и удивительно, что она еще не замужем. Особенно при ее красоте. Возможно, она ждет кого-то особенного. Если так, я ею восхищаюсь.

– Шарли, – покосился на нее Джаспер, – надеюсь, ты не занимаешься сватовством, а? Предупреждаю, тебе это не удастся.

– Разве? – с невинным видом посмотрела на него сестра.

Он только что получил именно то, что хотел, не приложив к этому никаких усилий. Кэтрин Хакстебл придется принять приглашение.

– Тогда я тоже буду играть в эту игру, – со вздохом заявил он. – Если ты, Шарли, приглашаешь обеих мисс Хакстебл, будет невежливо не пригласить и Мертона.

Шарлотта отвернулась, однако Джаспер успел заметить, как вспыхнули ее щеки.

– Разве? – проговорила она. – Но у него наверняка есть более интересные занятия.

– Вероятно, – согласился Джаспер. – Давай проверим, а?

Глава 9

На следующее утро визит к леди Форестер и Кларенсу протекал именно так, как и задумывался. Джаспер тщательно рассчитал время и ровно в четыре минуты десятого постучал в дверь. А хозяева вынудили его ждать в гостиной для посетителей целых пятнадцать минут.

Туше.

Войдя в комнату, хозяева даже не предложили ему сесть.

Затем последовала тирада леди Форестер. Джаспера обвинили во всех смертных грехах. Далее было выдвинуто требование передать Шарлотту под контроль тетки, пока девушка не испортилась окончательно и пока есть надежда на ее исправление.

– Если она уже не испорчена совсем, – неблагоразумно добавил Кларенс.

Для этого визита Джаспер намеренно вооружился моноклем. Он направил монокль на Кларенса, вернее, на его галстук, повязанный пышным узлом. Боже, даже денди содрогнулся бы при виде этого узла!

– Вероятно, Кларри, – сказал он, – с твоей стороны было бы благоразумно предоставить твоей матушке говорить за тебя. Вряд ли тебе понравится, старина, если я начну перевязывать твой галстук, хотя, должен признать, галстук в этом настоятельно нуждается.

Джаспер опустил монокль и вежливо посмотрел на леди Форестер.

А та продолжила рвать в клочья доброе имя Мертона и его сестер. Они не умеют себя вести, если допускают, чтобы их видели в публичном месте в его обществе и – что еще хуже! – в обществе юной школьницы, которая не должна появляться на людях, пока ее не представили королеве.

– А то, что одна из сестриц позволила Шарлотте идти под руку с графом Мертоном, вообще выходит за всякие рамки и только подкрепляет мою уверенность в том, что обе они наглые девицы, – добавила она. – Мне даже стало плохо, когда я поняла, что та юная девушка в парке – моя племянница, дочь моего дорогого усопшего брата. Правда, Кларенс? По приезде домой горничной даже пришлось жечь перья, чтобы привести меня в чувство.

– Надеюсь, она взяла перья не из вашего любимого вечернего плюмажа? – с деланным беспокойством поинтересовался Джаспер.

– Они вульгарны и стары, – не унималась леди Форестер. – Полагаю, истинный джентльмен никогда не возьмет их замуж. А своим поведением граф оказывает себе медвежью услугу. Кстати, как я понимаю, он твой друг.

Джаспер кивнул.

– Мне пора идти, – заявил он. – Я замечательно провел эти полчаса, однако у меня много дел, поэтому, увы, я не смогу посидеть с вами и выпить прохладительного. Нет-нет, не предлагайте мне ничего, не утруждайте себя. Кстати, Шарлотта останется жить в моем доме и под моим покровительством, а руководить ею будет ее компаньонка. Желаю хорошего дня.

Он потянулся за шляпой, которую вынужден был положить на стол, так как слуга, открывший ему дверь и проводивший в комнату, не удосужился забрать у него головной убор.

– Она там долго не задержится, Джаспер, – злобно сказал Кларенс. – Вчера днем, проводив маму домой, я заехал к дедушке Сету.

Джаспер замер на мгновение с рукой на шляпе.

– Ах, – произнес он, – полагаю, Кларри, встреча была приятной для вас обоих. Он не предложил заколоть жирного теленка в твою честь?

– Мне удалось донести до него правду, касающуюся Шарлотты, – ответил Кларенс. – Он согласился со мной в том, что что-то надо делать.

– Кларенс, – резко произнесла его мать, – нет необходимости рассказывать Джасперу об этом визите. Это не его дело. Он никогда не проявлял интереса к семье Шарлотты, в том числе и к дедушке Сету.

– Он должен знать, мама, – возразил Кларенс, – что его безответственное отношение к моей кузине никто больше терпеть не будет и что очень скоро она поселится здесь, с нами, где ее должным образом подготовят к выходу в свет и к достойному замужеству.

– Я уже советовал тебе, Кларри, – заметил Джаспер, надевая шляпу и идя к двери, – слушаться свою маму и не мешать ей говорить за тебя. Всегда. Потому что она все знает лучше всех.

Спустя минуту он уже шел по улице. Кажется, ему предстоит еще один визит. Бедняга Сет Рейберн! Два посетителя за столь короткий срок – это самое настоящее испытание для старика. Но ничего не поделаешь.


Когда в то же утро мисс Рейберн и мисс Дэниелс прибыли в Мертон-Хаус в надежде застать дома обеих мисс Хакстебл, их немедленно проводили в гостиную, там посетительниц встретили не только сестры Хакстебл, но и их сестра герцогиня Морленд, приехавшая со своими двумя детьми. Герцог был внизу, в библиотеке, с графом Мертоном.

Перед приходом гостей Маргарет и Кэтрин рассказывали Ванессе о мисс Рейберн и о том, как сильно она им понравилась, а также о том, как их расстроила встреча с ее теткой, леди Форестер.

– Ни нам, ни Стивену даже в голову не пришло, что в нашем приглашении на прогулку по парку есть что-то неприличное, правда, Кейт? – сказала Маргарет.

– Это потому, что в нем действительно нет ничего неприличного, – заверила Ванесса. – Господи, а кто такая эта леди Форестер? Я никогда не слышала о ней, но, судя по всему, она довольно глупа. Надо спросить Эллиота. Он знает всех.

Они также – что было неизбежно – поговорили о бароне Монфоре. Мег высказала мнение, что он неравнодушен к Кейт, а Кэтрин возразила и заявила, что он известный повеса и имеет склонность к любой даме, которая согласится провести с ним тет-а-тет несколько минут.

– А вот лорда Монфора я знаю, – заметила Ванесса. – Мы сидели рядом за ужином на каком-то балу год или два назад и оживленно беседовали друг с другом целых десять минут. Он не проявил ни намека на склонность ко мне, так что, Кейт, в этом я с тобой не соглашусь. Он показался мне милым и приятным человеком и потрясающе красивым.

– А я вчера прошла с ним под руку весь Серпентайн, – поддержала ее Маргарет. – Кейт шла со Стивеном и сестрой барона. Он был очень дружелюбен и общителен и тоже не проявил никакого интереса ко мне.

Приход гостей прервал разговор, что весьма порадовало Кэтрин.

Мисс Рейберн представила свою компаньонку. Мисс Дэниелс приветствовала дам реверансом и, когда ей предложили присесть, устроилась на стуле у двери. Маргарет представила Ванессу, и Кэтрин увидела, как выражение благоговейного страха стало исчезать с лица мисс Рейберн, едва герцогиня радушно улыбнулась девушке и объяснила, что ей нужно встать и покачать на руках Сэма.

– Он очень упрям, – добавила она. – Его отец утверждает, что сын унаследовал эту черту от него. Я-то знаю, что это не так.

Мисс Рейберн на цыпочках подошла к ней и взглянула на малыша, потом улыбнулась двухлетней Изабелле и села рядом с ней.

Маргарет налила гостьям чаю, и завязалась оживленная беседа, которая вскоре была прервана появлением мужчин и необходимостью представить гостье Эллиота.

Сэм продолжал похныкивать.

– Как я вижу, – сказал Эллиот, забирая ребенка у жены, – тебе, Ванесса, не пришло в головку вызвать няню и велеть ей унести его куда-нибудь.

– Нет, не пришло, – согласилась Ванесса, со смехом глядя на то, как он встал у окна и положил голову сына себе на плечо.

При появлении мужчин Изабелла тут же подскочила к Стивену и протянула к нему ручки. Он рассмеялся и усадил ее к себе на плечи. Девчушка с радостным хохотом вцепилась ему в волосы.

– Я рад видеть вас, мисс Дэниелс, – сказал он. – И я счастлив, что вы, мисс Рейберн, снова пришли к нам.

– Я пришла к вам не просто так, – сообщила мисс Рейберн, покраснев. – В августе мне исполняется восемнадцать. Джаспер разрешил по этому случаю устроить загородную вечеринку в Седерхерст-Парке – это в Дорсетшире. Он сказал, что я могу приглашать любое количество гостей на целых две недели. Мы с мисс Дэниелс придумали всевозможные развлечения – пикники, экскурсии, походы и… и шарады, карты и… В общем, все в этом роде. Это будет самый замечательный праздник в моей жизни. – Нетерпеливо улыбаясь, она по очереди оглядела всех присутствующих. – И всем остальным будет очень весело, – добавила она.

Мисс Дэниелс многозначительно посмотрела на нее.

– Ну, дальше, Шарлотта? – тихо проговорила она, разводя руками. – Как это связано с мисс Хакстебл, ее сестрой и братом?

– Ой! – смущенно воскликнула мисс Рейберн и засмеялась – легко, юно. – Я хочу, чтобы вы приехали – вы, мисс Хакстебл, вы, мисс Кэтрин, и вы, лорд Мертон, – если, конечно, у вас есть желание и нет других, более интересных планов. Я хочу, чтобы вы все были моими гостями. Приедете? Я хочу этого больше всего на свете. Пожалуйста, скажите «да».

– Звучит заманчиво, – сказала Маргарет. – Но вы, мисс Рейберн, уверены, что хотите видеть нас среди своих гостей? Когда мы вчера встретились с вашей тетушкой, она, судя по всему, решила, что мы для вас неподходящая компания.

Щеки Шарлотты стали пунцовыми.

– Она не знала, кто вы, – проговорила она. – Теперь, когда я стала почти взрослой и не доставляю хлопот, она хочет, чтобы я жила с ней. Она хочет контролировать мое состояние и выдать меня за Кларенса. Только я лучше умру.

– Шарлотта, дорогая, – с упреком произнесла мисс Дэниелс.

– Но это правда! – воскликнула та. – Кроме того, вечеринка устраивается за городом. В нашем с Джаспером доме. Что может быть респектабельнее! Тете Прунелле нечего будет сказать по этому поводу. Пожалуйста, приезжайте.

Казалось, она вот-вот заплачет.

Эллиот повернулся спиной к окну – Сэм спал глубоким сном у него на руках.

– Стивен – неподобающая компания для мисс Рейберн? – осведомился он. – В публичном парке, да еще в обществе брата? Как интересно!

– Все дело в том, что я еще не выезжала, – пояснила мисс Рейберн. – Тетя считает, что мне нужно прятаться в классной комнате, пока меня не представят королеве.

– Итак, мисс Рейберн, – сказал Стивен, спуская Изабеллу на пол по ее же требованию – теперь ей захотелось посидеть на коленях у Кэтрин, – у меня действительно есть интересные планы на те выходные в августе. Я собираюсь провести их в Седерхерст-Парке, в Дорсетшире, в качестве гостя барона Монфора, моего друга. И по счастливой случайности вы, кажется, собираетесь в эти дни отпраздновать свой день рождения.

– О! – Девушка прижала руки к груди и восторженно посмотрела на него. – О, это великолепно! Джаспер будет так счастлив. И я тоже.

– Полагаю, мисс Рейберн, – сказала Маргарет, – для нас с Кейт будет вполне прилично принять ваше приглашение. Мы с удовольствием приедем к вам, правда, Кейт?

Итак, решение принято за нее. Кэтрин не знала, радоваться ей или грустить.

– Правда, – ответила она, улыбаясь мисс Рейберн. – Жду с нетерпением.

И она знала, что действительно будет ждать с нетерпением, хотя на самом деле не должна была бы. Мисс Рейберн так и сияла.

– Я очень счастлива, – проговорила она. – Спасибо вам.

Несколько минут спустя мисс Дэниелс поднялась, мисс Рейберн последовала ее примеру, и они ушли.

– Очаровательная девочка, – сказала Ванесса. – Очень любезно со стороны ее брата устроить прием в деревне. Мне кажется полной нелепостью мнение, что девушки должны сидеть взаперти до того момента, пока не выйдут в свет. А когда этот момент наступает, они чувствуют себя неловко, потому что никого не знают, смущаются и краснеют. Мисс Дэниелс рассказала, кто еще будет приглашен в Седерхерст. Большинство – это молодежь. Стивен, вероятно, будет выглядеть на их фоне пожилым. Конечно, среди гостей будут и люди постарше – чтобы лорд Монфор не скучал.

Она многозначительно посмотрела на Кэтрин и засмеялась.


Мистер Сет Рейберн жил в Лондоне круглый год, даже летом, когда весь бомонд в поисках прохлады разъезжался по загородным поместьям или морским курортам.

Он жил на Керзон-стрит, то есть в достаточно фешенебельном для джентльмена районе. Однако модой он не интересовался, да и с бомондом дела иметь не желал. Он вообще не общался ни с кем, кроме своего камердинера, дворецкого, шеф-повара и книготорговца.

«Лучшая компания, о которой можно мечтать, – всегда говорил он, когда его вынуждали заговорить, – это ты сам. В этом случае можно рассчитывать хоть на каплю ума и понятливости».

Старик был весьма недоволен, получив вторую за день визитную карточку. Ему пришлось принять этого дурака Кларенса Форестера, заявившего, что дело касается жизни и смерти Шарлотты Рейберн, которая – так уж случилось – была внучатой племянницей мистера Рейберна и находилась на его попечении. Последнее старика всегда раздражало. Впрочем, он не стал оспаривать условия завещания своего племянника, хотя и мог это сделать сразу после смерти того, – нельзя же заставлять человека брать на себя обязанности по опеке девчонки, которая ему совсем не интересна.

Он с неохотой принял Кларенса, приготовившись услышать трогательную историю о том, что его внучатая племянница вот-вот испустит последний вздох, или мрачную – о том, что она, выбравшись по связанным простыням из окна классной комнаты, пока ее гувернантка спала, сбежала с конюхом. В общем, о каком-нибудь ужасном событии, в устранении последствий которого он, как предполагается, должен принять участие.

Кларенс мотал ему нервы сильно и долго и только подтвердил его давнюю уверенность в том, что более семидесяти лет назад он родился не в той семье – это не семья, а сборище дураков и тряпок – и с тех пор расплачивается за это.

Мистер Рейберн с глубоким вздохом принял поданную ему карточку и прочитал на ней имя Джаспера.

– На словах ничего не просили передать? – спросил он. – Что это вопрос жизни и смерти? Или что скоро обрушатся небеса и затрубит иерихонская труба?

– Нет, сэр, – заверил его дворецкий.

– Тогда приглашайте его, – опять со вздохом произнес мистер Рейберн. – Во всяком случае, он не кровный родственник. Хоть какое-то утешение. Малое, но все же утешение.

Пасынок племянника вошел в комнату спустя минуту или две. Он был одет модно, выглядел мужественным и полным сил.

– Не вставайте, сэр, – сказал он, едва переступив порог. – Отбросим церемонии.

Мистер Рейберн хмыкнул. От его взгляда не укрылся задорный блеск в глазах молодого человека.

– Наглый щенок, – пробормотал он. – Все еще катишься по наклонной плоскости, как я слышал?

– Вы слышали? – Джаспер изогнул одну бровь и сел. – От Кларри, как я понимаю?

– Значит, ты готов утверждать, что он лжец? – осведомился мистер Рейберн.

– Наверное, нет, – усмехнувшись, ответил Джаспер, – хотя он еще в детстве обладал потрясающим даром рассказывать любую историю так, что его она возвеличивала, а меня принижала. Он был и остается крысой – прошу прощения, сэр, ведь он ваш внучатый племянник.

– По несчастливому факту моего рождения, – сказал старик. – Если хочешь, Монфор, налей себе выпить. Или высохнешь, как пустыня, если будешь ждать, что я встану и налью тебе.

– Это слишком мучительно, – заявил Джаспер. – И меня не мучает жажда. Полагаю, Кларри известил вас о том, что я до ужаса неподходящий опекун для Шарлотты?

Старик что-то проворчал.

– Известно ли тебе, что позавчера она фланировала по парку с молодым Мертоном, когда должна была сидеть в классной комнате и зубрить таблицу умножения? – не без иронии осведомился он.

– Шарлотта знает таблицу умножения и может повторить ее на одном дыхании и без единой ошибки, – сказал Джаспер. – Это точно. Однажды я записал ответы на бумажку. Господи, она ни разу не ошиблась. Только она уже покинула классную комнату. Ей семнадцать лет и десять с половиной месяцев, а ее гувернантка превратилась в компаньонку, и круг ее обязанностей расширился. Да, мне известно, что она была в парке с Мертоном. Я сам был с ними, а еще там были его старшие сестры. – Мистер Рейберн снова что-то проворчал. – Полагаю, – усмехнулся Джаспер, – Кларри намеренно опустил эти существенные подробности?

– Видел ли ты, – спросил старик, – как Прунелла упала в обморок, обнаружив столь неподобающее поведение со стороны своей обожаемой племянницы? И как при падении в обморок она поранила голову? И как из-за этого инцидента замерло все движение в парке и вереница экипажей растянулась на целых полмили?

Джаспер от души рассмеялся.

– Жаль, что я всего этого не видел, – заметил он. – Наверное, все это случилось, когда я на секунду отвернулся или моргнул.

– Правда ли, – продолжал мистер Рейберн, – что сестры Мертона – жалкие плебейки?

Джаспер тут же посерьезнел.

– А вот это наглая ложь, – с нехарактерной для него суровостью произнес он. – И если Кларри распространяет о них столь подлую ложь, то…

– Избавь меня, – отмахнулся мистер Рейберн. – Если ты, Монфор, настолько глуп, что отхлещешь перчаткой этого идиота и разрушишь собственную жизнь тем, что покончишь с ним, тогда, будь добр, огороди меня от необходимости слушать подробности. Дело в том, что, в соответствии с чертовым завещанием моего племянника ты не имеешь права вывозить Шарлотту за пределы Седерхерста без согласия Форестера или моего. Но ты это сделал. А люди типа Прунеллы склонны устраивать скандалы из-за таких вещей, как прогулка девочки под руку с графом, потому что ее увидят до того, как она должным образом вступит в высший свет – даже несмотря на то что ее сопровождает брат, а графа – сестры. Прунелла нуждалась в такой провокации, чтобы бесцеремонно нарушить мое мирное существование. Все это, естественно, полнейшая чепуха, которая, однако, испытывает мое терпение. Если я проигнорирую жалобу и Шарлотта в конечном итоге сбежит в Гретна-Грин с каким-нибудь графом или еще с кем-то, менее достойным, мне придется пережить еще один визит Кларенса и, возможно, самой Прунеллы. Меня вынудят признать, что я пренебрег своим долгом и плохо позаботился о том, чтобы, когда придет время, и сама Шарлотта, и ее состояние в целости и сохранности перешли в руки какого-нибудь рассудительного, почтенного и скучного мужа.

– Кларри, – сказал Джаспер.

– Что?

– Я в этом убежден, – повторил Джаспер. – Все эти годы леди Форестер не проявляла ни малейшего интереса к Шарлотте. А сейчас, когда девочке исполняется восемнадцать и на горизонте замаячило ее состояние, у нее появилась возможность поправить финансовое положение семьи – ведь старший Форестер после смерти оставил ей огромнейшую гору долгов – через женитьбу Кларри на правильной невесте.

– На собственной двоюродной сестре, – с явным отвращением произнес мистер Рейберн. – Хотя в этом есть смысл. При таком раскладе его вряд ли пожелает подцепить какая-нибудь другая женщина, правда? Монфор, я не дам своего разрешения на такой брак, как и ты, я уверен. Черт бы побрал моего племянника, назначившего меня опекуном девчонки! Такая же дура, как и остальные родственнички, да?

– Вовсе нет, – возразил Джаспер. – Мне она ужасно нравится.

Мистер Рейберн хмыкнул.

– Во всяком случае, она может прочитать наизусть таблицу умножения, – сказал он. – Сомневаюсь, что Кларенсу удалось бы правильно повторить таблицу умножения на два без помощи пальцев на руках и ногах. Он очень удивился бы, почему ему их не хватает, когда дошел бы до умножения одиннадцати на два. – Джаспер рассмеялся. – А теперь последнее, – добавил престарелый джентльмен. – Я говорю об этом один раз, и ты, Монфор, можешь делать с этим что хочешь. Настало время моего обеда и дневного сна, и я не собираюсь откладывать ни то ни другое. Можешь держать девочку при себе все лето и зиму – ты получаешь на это мое разрешение. Но ты ни под каким видом не должен выводить девочку в свет следующей весной. Если верить Кларенсу, твоя другая сестра – не помню, как ее зовут, – замужем и слишком ретиво плодится, поэтому она отказывается от чести подготовить дебют Шарлотты и руководить им. Так что этим будет заниматься Прунелла.

– Но, сэр…

Мистер Рейберн остановил его, подняв руку.

– Есть одно решение проблемы, – объявил он. – Оно очевидно, Монфор, как ясный день, но я не буду подсказывать его тебе. Я так и не пошел этой дорогой и не пожелал бы этого своему злейшему врагу. Однако для Шарлотты это было бы решением всех проблем, и ты в силах его ей предложить.

– Вы предлагаете мне жениться? – уточнил Джаспер.

– Ты плохо слушаешь, – сказал старик, – я ничего подобного не предлагал. – Джаспер впервые в жизни лишился дара речи. – У тебя есть время, пока Шарлотта будет жить с тобой, – лето и зима. Даю тебе на это свое благословение, – продолжил мистер Рейберн. – Но при условии, что ты не будешь перегибать палку. Твои гулянки и дебоши, которые в мрачных подробностях вчера описал мне мой внучатый племянник, меня не интересуют, и я прекрасно понимаю, что половина из всего, что я услышал, или преувеличение, или грязные инсинуации, или полнейшая выдумка. Не знаю только, какая именно половина. Однако будь осторожен. Я опекун Шарлотты, и если всплывет нечто, что покажет, насколько безответственно оставлять девочку на твоем попечении, мне, по всей видимости, придется действовать. Не вынуждай меня, Монфор. Мне это удовольствия не доставит. А теперь тихо закрой за собой дверь, хорошо? Я терпеть не могу громкие звуки и сквозняки.

Джаспер поднялся.

– И вы бы передали Шарлотту в лапы этих… – начал он.

– Что я бы сделал, – раздраженно проговорил мистер Рейберн, – так это очистил бы свой дом от непрошеных гостей. Ты нравишься мне, Монфор. Все свое детство ты противостоял этому дураку, моему племяннику, хотя от твоих выходок даже у меня иногда вставали волосы дыбом. Ты не мямля и не размазня, не изнеженный идиот. Я всегда считал несправедливостью, что моими родственниками оказались они, а не ты. Однако нравится мне это или нет, я остаюсь одним из опекунов Шарлотты. И когда меня призовут выполнять одну треть опекунских обязанностей, я сделаю то, что, по моему мнению, будет отвечать ее интересам, даже если придется выбирать между двумя крайностями. А теперь уходи. От долгих разговоров у меня разболелось горло.

Джаспер ушел.

И унес с собой пищу для размышлений.

Глава 10

В следующий раз Кэтрин встретилась с бароном Монфором на садовом приеме в Ричмонде.

Гостей на приеме было много. Большая их часть пила чай на широкой террасе перед домом, или прогуливалась по лужайкам, тянувшимся между домом и Темзой, или каталась в лодках по реке. Вечеринку устраивала чета Адамс, прославившаяся роскошью своих приемов, а также красотой своих садов, которые в это время года утопали в цветах различных оттенков пурпурного, красного и розового.

Маргарет вместе с маркизом Аллингемом отправилась кататься на лодке, Стивен наслаждался вниманием барышень, Ванесса и Эллиот вместе с миссис Адамс ушли в дом, поэтому Кэтрин вольна была делать что угодно. И она неторопливо пошла к очаровательному небольшому стеклянному павильону, из которого открывался вид на розовый сад.

День был теплым, но солнце спряталось за облаками и дул прохладный ветерок. Кэтрин слегка озябла, пока шла к павильону. Пройдя внутрь, она села на кованую скамью и решила недолго, пока угрызения совести не вынудят ее вернуться к гостям, насладиться теплом и полюбоваться розами.

Кэтрин сразу же ощутила сладковатый аромат цветов, и ее душа наполнилась покоем.

Однако ее уединение вскоре было нарушено.

Повернув голову, они увидела лорда Монфора. Недопустимо, чтобы мужчина был так красив, особенно когда к этому мужчине все относятся, мягко говоря, с неодобрением.

Вчера его не было на концерте у леди Кранфорд. И здесь днем его не было. Кэтрин радовалась и первому, и второму. В нем было нечто, нарушавшее ее душевный покой.

А ведь ей действительно хотелось немного побыть в одиночестве.

Однако не суждено. Их взгляды встретились, и стало ясно, что его цель – именно Кэтрин. Увы, стеклянный павильон не обеспечивает надежного укрытия. Наверняка кто-то из гостей подглядывает за ними.

Кэтрин весьма огорчилась, поняв, что ее сердце забилось учащенно, едва она увидела лорда Монфора.

Он остановился в широком дверном проеме и, привалившись плечом к косяку, сложил на груди руки. Именно таким она его и запомнила, подумала Кэтрин, – расслабленным, с полуопущенными веками, изогнутой бровью и непокорной прядью волос, упавшей на лоб.

– Наверняка все сделано намеренно, – сказал он. – Платье в тон цветам, соломенная шляпка придает туалету сельскую пикантность, стеклянные стены свидетельствуют о желании уединиться и одновременно намекают на то, что это одиночество можно и прервать, расслабленная, грациозная поза – наверняка все это сделано намеренно.

Только он был способен на такое возмутительное предположение – пусть даже оно и было правдой.

– Естественно, намеренно, – согласилась Кэтрин. – Не думаете же вы, что я приехала на сельскую вечеринку, предварительно не посоветовавшись с хозяйкой и не уточнив, какого цвета у нее в саду цветы и имеется ли у нее стеклянный павильон, видный и с террасы, и с лужаек, где я могла бы картинно расположиться для отдыха. Естественно, намеренно.

Ее платье было сшито из муслина глубокого розового цвета. Тулью шляпки с широкими полями украшали розовые бутоны более бледного оттенка.

Лорд Монфор хмыкнул.

– Тогда вы превзошли все свои самые смелые ожидания, – сказал он. – Однако меня удивляет, почему джентльмены не выстроились в очередь у павильона в надежде выказать вам свое восхищение и провести с вами несколько приятных мгновений. Что до меня, то я только что приехал. Возможно, они приступили к этой процедуре с самого начала и лишь недавно закончили? Вы позволите?

Пройдя в павильон, он указал на свободное место рядом с Кэтрин. И, не дожидаясь ее разрешения, сел. Кэтрин сразу поняла, как узка скамья. Она чувствовала тепло его тела, несмотря на то что он не прикасался к ней. И ощущала его мускусный запах.

– Присаживайтесь, лорд Монфор, – сердито произнесла она. – Вам нет надобности стоять в моем присутствии.

Джаспер хмыкнул.

– Чем вы недовольны, мисс Хакстебл? – осведомился он. – Я вас чем-то оскорбил? Или сказал что-то не то?

– Вы? – с деланным изумлением проговорила Кэтрин. – Вы, само олицетворение вежливости? Скажите, идея пригласить меня в Седерхерст-Парк на две недели принадлежала вам или мисс Рейберн?

– Боже мой! – воскликнул лорд Монфор. – В тот день, мисс Хакстебл, когда я примусь составлять список гостей для празднования восемнадцатилетия, меня нужно будет немедленно прикончить выстрелом в голову. Это избавит меня от страданий и от позора быть упрятанным в Бедлам.

А ответа на ее вопрос он так и не дал, верно? Впрочем, нет смысла настаивать на нем.

– Очаровательный сад, – сказала Кэтрин. – Глядя на него, я начинаю скучать по Уоррен-Холлу. И по Трокбриджу. Так хочется жить за городом, правда? Вы скучаете по Седерхерсту?

– Я страстно его ненавидел первые двадцать пять лет своей жизни, – ответил лорд Монфор.

– Да? А почему? – удивленно спросила Кэтрин, поворачиваясь к нему.

– Наверное, – произнес он, – потому что он был зримым символом моей неволи.

– Неволи? – нахмурилась Кэтрин. – Я бы сказала, что на свете мало людей свободнее вас, лорд Монфор. Ведь вы имеете все, в чем можно нуждаться или что можно хотеть.

Он улыбнулся своей ленивой улыбкой.

– Ваш брат, мисс Хакстебл, везучий человек, – заявил он. – Не потому, что неожиданно унаследовал графский титул Мертонов в возрасте… сколько ему было?

– Семнадцать, – ответила Кэтрин.

– …в возрасте семнадцати лет, – продолжил лорд Монфор, – а потому, что все годы до этого он был свободен жить так, как хотел.

– После смерти отца мы жили в маленьком домике, – с негодованием произнесла Кэтрин. – Мег приходилось напрягать всю свою изобретательность, чтобы сводить концы с концами.

– И Кон Хакстебл везучий, – сказал лорд Монфор. – Каким-то образом ему удалось родиться за два дня до того, как его отец, старый граф, смог получить специальное разрешение и жениться на его матери. Поэтому, хотя он и рос старшим сыном в семье, он был лишен права наследования и знал об этом с самого начала.

Вот уж это возмутило Кэтрин до глубины души.

– Вы называете это везением? – гневно осведомилась она. – Да ничего хуже с ним просто случиться не могло. Сознание всего этого приглушило радость Стивена от столь счастливой перемены в его судьбе. Уж я-то знаю. Он не хотел получать выгоду от чьего-то несчастья.

– Ваш брат был свободен мечтать до семнадцати лет, – сказал лорд Монфор, – и когда пришла весть о наследстве, для него это, должно быть, выглядело как осуществление мечты. И у Кона всегда была свобода мечтать.

– А у вас не было? – снова нахмурилась Кэтрин.

– Я был старшим и единственным сыном своего отца, – ответил он. – Он умер до моего рождения. Я родился с титулом барона Монфора. Седерхерст и все остальное всегда принадлежали мне.

– Большинство на вашем месте, – едко произнесла Кэтрин, – всю жизнь считали бы, что им повезло.

– Наверное, так, – тихо проговорил он. – А вот я, мисс Хакстебл, всю жизнь считал везением то, что я не относился и никогда не буду относиться к большинству.

– О, вот уж это правда! – согласилась Кэтрин, хлопая себя по коленям.

Ей понадобится время, чтобы проанализировать мысли, которые только сейчас пришли ей в голову. Что такое свобода? Естественно, не бедность. Бедность надевает на людей страшные оковы. Ее семья никогда не была настолько бедной, чтобы голодать, однако она достаточно хорошо познала бедность, чтобы понять – в ней свободы нет. А в богатстве, высоком положении и привилегиях? Разве они не суть свободы? Разве это плохо – владеть большим домом и поместьем и управлять состоянием?

Но если у человека есть все, что ему нужно и что он хочет, о чем же тогда мечтать? Раньше этот вопрос никогда не приходил ей в голову.

Кэтрин заметила, что кто-то отошел от террасы и направился к павильону. Повернувшись, она обнаружила, что это два джентльмена. Одного из них – сэра Айзека Керби – она узнала. Увидев, что она наблюдает за ними, мужчины остановились. Спутник сэра Айзека в приветственном жесте поднял правую руку, а затем оба повернулись и пошли обратно к террасе.

Кэтрин посмотрела на лорда Монфора и в последний момент успела заметить, как он опускает руку.

Очевидно, между ним и двумя джентльменами состоялся безмолвный диалог. Он дал им понять, что не нуждается в их обществе?

Одновременно Кэтрин заметила, что другую руку лорд Монфор положил на спинку скамьи позади ее плеч и повернулся к ней вполоборота.

– Нам всем нужна возможность мечтать, – сказала она.

– Ну а я бы предпочел не мечтать, – с полуулыбкой глядя на нее, заявил лорд Монфор. – Ведь есть более интересные дела, наполняющие нашу жизнь смыслом. В настоящий момент для меня нет более интересного занятия, чем сидеть с вами тет-а-тет.

Боже, он произнес это так, будто они сбежали на тайное любовное свидание! Кэтрин приказала себе не обращать внимания на жар, внезапно охвативший все ее тело.

– Нет, вы не понимаете, – уверенно возразила она. – Это важно для нас – мечтать, причем так, чтобы мечты вдохновляли. Это так же важно, как дышать. И так же важно, как надеяться. Именно мечты помогают нам надеяться.

– «Хватит мечтать, мальчишка, и займись чем-нибудь полезным», – произнес он пренебрежительным тоном строгого родителя или учителя – возможно, людей из своего далекого прошлого?

– Скорее всего своим детям я буду говорить совершенно противоположное, – сказала Кэтрин. – «Хватит заниматься этим бесполезным делом и помечтай. Воспользуйся своим воображением. Дотянись до неведомого и помечтай, как можно расширить свой опыт, обогатить ум, душу и весь свой мир».

Лорд Монфор негромко рассмеялся.

– И о чем же мечтает мисс Кэтрин Хакстебл? – поинтересовался он. – О любви, браке, материнстве, я полагаю?

Он так ничего и не понял. Пусть он умен, но в нем нет ничего от мечтателя. Возможно, потому, что ему просто никогда не о чем было мечтать, ведь у него и так все было.

Но это абсурд. Ох, какой же абсурд!

– Летать, – поддавшись порыву, ответила Кэтрин. – Я мечтаю летать.

Естественно, она об этом не мечтала. В буквальном смысле. Но как можно словами описать мечты, тем более те, что приходят во сне?

– А-а, – с насмешкой протянул лорд Монфор. – Достойная замена полезному делу.

– Лететь по синему небу, рассекая воздух, – игнорируя его, продолжала Кэтрин. – До самого солнца.

– Как Икар, – сказал он. – Пока воск на крыльях не растает и вы не сверзитесь вниз, обратно на землю – в реальность.

– Нет, – покачала головой Кэтрин, – никаких падений. Мечты не предусматривают возможности неудачи. В них есть только желание, потребность лететь до самого солнца.

Она, естественно, выставляет себя полнейшей идиоткой. Она редко предпринимала попытки заговорить на эту тему даже с сестрами. Мечты – это нечто очень личное.

Лорд Монфор барабанил пальцами по кованой спинке скамейки и, прищурившись, смотрел на Кэтрин.

– Неужели в вашей жизни так много приземленного, что вы бежите от этого? – спросил он.

– О, я ни от чего не бегу, – недовольно ответила она. – Я просто хочу пойти… дальше того, что у меня уже есть, что я знаю и чем я стала. Это трудно объяснить. Но разве не такое же желание у всех людей?

– Вот как? – тихо произнес он.

– Думаю, мы все стремимся вложить наши… души в нечто… большее, – сказала Кэтрин. – Жаль, что не хватает слов. Наверное, и вы чувствовали то же самое?

– Потребность в Боге? – предположил лорд Монфор. – Мисс Хакстебл, меня водили общаться с ним каждое воскресенье, пока я был ребенком. Но хотя на нашей фамильной скамье были для удобства разложены подушки, мои мозги все равно мучили утомительными и путаными демагогическими заявлениями о любви и Божьей каре, о прощении и вечных муках, о рае и аде. Все это научило меня избегать такого сложного и усложняющего жизнь Бога, довольствоваться тем, что имею, и никогда не заглядывать внутрь себя.

– О, бедный вы, бедный! – сказала Кэтрин. Она повернулась к нему и вдруг обнаружила, что его рука уже в дюйме от ее уха. – Вы совсем ничего не поняли.

– Напротив. Я считаю, что все очень хорошо понял, – возразил он. – Мне все очень четко объяснили, причем не раз. Я иду прямиком к каре небесной, вечным мукам и преисподней. Я неисправим. Безнадежно неисправим.

Он усмехнулся, а она сокрушенно покачала головой.

– Какой священник вам это сказал? – с негодованием спросила Кэтрин. – Мой отец вправил бы ему мозги.

– Это не священник, – ответил лорд Монфор. – В жизни юноши есть много других людей, которые рассуждают о божественном с большим знанием дела.

Кэтрин внимательно посмотрела на него. Кого он имеет в виду – отца? Но тот умер до его рождения. Тогда воспитателя? Или отчима, отца мисс Рейберн?

– Так что в вашей жизни приземленного? – повторил свой вопрос лорд Монфор.

– Было бы большой неблагодарностью называть это приземленным, – ответила Кэтрин. – По всем понятиям это что угодно, только не земное. Иногда, когда я остаюсь одна, чувствую, как переполняюсь чем-то, каким-то знанием, огромным счастьем, которое ждет, когда его впустят. Иногда я пытаюсь передать свои ощущения через стихи, но даже для стихов нужны слова. Можете смеяться надо мной, если хотите.

Лорд Монфор улыбнулся, но ничего не сказал. Кэтрин вдруг сообразила, что смотрит прямо ему в глаза, и ей стало неловко. А еще она остро ощутила запах его одеколона.

– Вы мечтаете о замужестве? – спросил лорд Монфор. – Вы мечтаете найти счастье в этом?

– Да, я мечтаю о замужестве, – ответила Кэтрин, – и о детях, и о своем доме. Ведь для женщины существует мало других занятий, не так ли? Я уже сейчас боюсь стать обузой для Стивена. Мне уже двадцать три.

– Наверняка у вас была масса предложений, – сказал он.

– Лишь несколько, – призналась она. – И делали их достойные джентльмены.

– И?.. – Лорд Монфор вопросительно изогнул брови.

– Я хочу, чтобы мой избранник был особенным, – пояснила Кэтрин, переводя взгляд на розы. – Чтобы он был моей душой и сердцем. Знаю, глупо ждать его. Мало кто находит именно такого спутника жизни, о котором мечтает. Но мне так и не удалось убедить себя ограничиться малым.

Неожиданно Кэтрин охватило чувство нереальности. Неужели она опять ведет беседу с лордом Монфором? Как получилось, что они затронули эту тему?

Она едва не рассмеялась.

– Он очень везучий человек, – без доли иронии заявил лорд Монфор, – или станет таким, когда найдет вас. Это будет любовь, способная двигать горы.

Кэтрин повернулась к нему и на этот раз рассмеялась.

– Полагаю, он, вероятнее всего, будет бежать прочь целых десять миль без остановки, – сказала она. – Мужчины воспринимают любовь и брак не так, как женщины. За двадцать три года своей жизни я уже это поняла. Как бы вы отреагировали, если бы я сказала, что вы моя душа и сердце?

Слова вылетели непроизвольно, и она готова была откусить себе язык за это.

Лорд Монфор внимательно посмотрел на нее.

– Вероятно, – ответил он, – мое сердце забилось бы чаще, а душа пробудилась бы к жизни после долгого сна. Или, – продолжил он, наклоняясь к ней так близко, что Кэтрин показалось, что он сейчас поцелует ее, – я стал бы утверждать, что выиграл свое пари.

Она улыбнулась. Он несколько секунд хранил строгое выражение лица, а потом тоже улыбнулся.

– Но вы же этого не скажете? – поинтересовался он.

– Не скажу, – подтвердила Кэтрин.

– Пока, – заявил он. – А потом скажете.

Кэтрин тихо засмеялась. Ни один мужчина еще не флиртовал с ней. И она никогда не флиртовала ни с одним мужчиной. Пока не познакомилась с лордом Монфором. И почему он так себя ведет каждый раз, когда они встречаются? Почему он так делает? И почему она позволяет?

Лорд Монфор устремил взгляд в сторону террасы, затем помахал кому-то, при этом на его лице появилось насмешливое выражение, и снова сосредоточил свое внимание на Кэтрин.

– Уважаемый сэр Кларенс Форестер, – пояснил он, – и его еще более уважаемая мамаша. Вас порадует, если я сообщу, что они уже не идут в нашу сторону. Вероятно, увидев, что Шарлотты здесь нет, они потеряли интерес. Теперь наверняка начнут искать ее по всему саду и по всем лодкам – пустая трата времени, естественно, потому что ее здесь нет.

– Они приехали сюда перед обедом, – заметила Кэтрин.

Они намеренно избегали знакомства с Мег, Стивеном и ею. И Кэтрин даже почувствовала себя так, будто ее недавняя прогулка по Гайд-парку с мисс Рейберн действительно была вопиющим нарушением приличий. Хотя ничего плохого в этом не было. Даже Эллиот сказал так, а он разбирается в подобных вопросах.

– Вот как? – проговорил лорд Монфор. – Наверное, другие гости были вне себя от счастья.

– Вы их не любите, да? – поинтересовалась Кэтрин. – И это при том, что они ваши родственники?

– Не мои, – возразил лорд Монфор. – Бедняжки Шарлотты. Леди Форестер – сестра ее отца, а Кларенс – ее двоюродный брат.

– Они родственники вашего отчима, – сказала Кэтрин.

– Да, второго мужа моей матери.

– Вы и его не любили? – «Дерзкий вопрос», – с опозданием подумала она.

– Он был благочестив, добродетелен и безгрешен, – с улыбкой проговорил лорд Монфор. – А также у него отсутствовало чувство юмора, ум, сострадание и умение радоваться. Он женился на маме, когда мне еще не исполнилось и года, а умер, когда мне было восемнадцать. Больше я ничего говорить не буду. Он отец Шарлотты. Мне бы не хотелось портить эти полчаса, что я приятно провел с вами, мисс Хакстебл.

Неужели полчаса? Так долго? Боже! Ведь она собиралась провести вдали от толпы всего минут пятнадцать, не больше. Что подумают те, кто заметил, что они целых полчаса сидят вдвоем? Пусть и в стеклянном павильоне и на виду у всех.

Кэтрин поспешно поднялась и расправила юбку. Но лорд Монфор не шевельнулся, он продолжал сидеть в расслабленной позе на кованой скамье – о Господи, до чего же она узка! – а его рука все еще лежала на спинке.

– Надеюсь, Мег уже покаталась на лодке с маркизом Аллингемом, – сказала она. – Пойду поищу ее.

– Делайте что считаете нужным, мисс Хакстебл, – проговорил лорд Монфор, весело глядя на нее. – Я останусь здесь и буду вдыхать аромат ваших волос. Он настолько силен, что его не перебил запах роз.

– О! – рассмеялась Кэтрин. – Какой абсурд!

– Жизнь полна абсурда, – сказал лорд Монфор. – К счастью, – тихо добавил он.

Кэтрин пошла прочь, чувствуя себя так, будто он только что ласкал ее. Как у него это получается – ведь он даже не дотронулся до нее? В его голосе, во взгляде есть нечто…

Она негромко засмеялась.

Нет смысла отрицать, что ей понравились полчаса, проведенные с ним.

Тут Кэтрин заметила Ванессу и Эллиота, которые пили вино на террасе в обществе другой пары, и, помахав им, поспешила к ним.

Глава 11

Первые признаки надвигающейся беды Джаспер заметил на следующее утро, когда, несмотря на затянутое тучами небо и периодически моросящий противный дождь, отправился на верховую прогулку в Гайд-парк. Вся Роттен-Роу была практически в его распоряжении. Вскоре он увидел впереди Айзека Керби и Хэла Блэкстона, ехавших рядышком.

Они тоже его увидели и остановились.

– Привет, Монти, – поприветствовал его Хэл. – Всю ночь не спал, да? Говорят, любовь творит с человеком такие вещи.

Он переглянулся с Айзеком, и оба усмехнулись, как будто услышали очень остроумную шутку. Джаспер вопросительно изогнул бровь.

– Любовь? – осведомился он. – Мешает мне спать?

– Я как раз рассказывал Хэлу, – заявил Айзек, – как вчера на вечеринке у Адамсов нас с Чарлзом грубо отшили.

Все трое двинулись вперед размеренным шагом.

– Отшили? – переспросил Джаспер. – Грубо?

Его вопросы только развеселили друзей.

– Видишь, Айзек, – сказал Хэл, – любовь делает человека слепым. Он даже не заметил тебя.

– А, – хлопнул себя по колену Айзек, – Монти, наверное, отмахивался от мухи и ни в какую преисподнюю нас с Чарлзом не посылал из-за того, что был убит наповал чарами дамы.

Ох, черт побери! Джаспер только сейчас сообразил, что они имеют в виду.

– Хэл, – сказал он, – ты ведь не будешь отрицать, что мисс Кэтрин Хакстебл значительно красивее Чарлза или Айзека? Мы вместе любовались розами. И ночью я прекрасно спал, спасибо за заботу.

– Полчаса или даже больше любоваться розами, – покачал головой Айзек. – Монти, вы что, считали лепестки на всех бутонах? Ты добился того, что кое-кто принялся строить предположения, – я сам слышал. Ты должен признать, это весьма нехарактерно для тебя – искать уединения с дамой на людях. Вот тебе совет, старина. Если ты не гоняешься за оковами, то впредь считай розовые лепестки в одиночестве. Или вообще не считай, а то подумают, что у тебя крыша поехала.

– Плохи дела, – грустно проговорил Джаспер, – если на светском приеме мужчина не может наслаждаться обществом дамы без риска угодить в брачную ловушку.

Однако всю свою взрослую жизнь он намеренно избегал именно таких нелепых ситуаций, в которой оказался вчера. Надо быть более осторожным.

– Это та же дама, с которой ты вальсировал на балу у Парметеров? – осведомился Айзек. – На такое стоило бы посмотреть, Монти. Жаль, меня там не было. Я даже не знал, что ты умеешь танцевать.

– И та же дама, – вторил другу Хэл, – с которой ты гулял по парку за день или два до бала? Та, которая две недели этого лета проведет в Седерхерсте?

– А, так вы и об этом знаете? – хмыкнул Джаспер.

– Мертон рассказал, когда я случайно встретил его вчера, – пояснил Хэл.

– Тогда вам также известно, – сказал Джаспер, – что и сам Мертон, и старшая мисс Хакстебл тоже будут в Седерхерсте – все они гости моей сестры.

В ответ друзья только рассмеялись. И в самом деле, надо быть поосторожнее, решил Джаспер. Он слишком увлекся флиртом с мисс Хакстебл. Именно это и может стать причиной его гибели. Действительно, лорд Монфор, который проводит с дамой из высшего света более тридцати секунд, – это довольно необычное зрелище. Неудивительно, что все сразу заметили это и встали в стойку.

Впрочем, слухи быстро утихнут, если он будет держаться подальше от дамы.

Свежий утренний воздух подействовал на Джаспера ободряюще. Он послал своего жеребца в галоп, и друзья, решив не отставать от него, пришпорили лошадей.


Первые признаки надвигающейся беды принес с собой Константин. Он заехал к Кэтрин и Маргарет перед обедом на следующий день после приема. Из-за плохой погоды девушки сидели дома. Все утро моросящий дождь то и дело сменялся ливнем, и небо стало расчищаться ближе к полудню, когда строить планы на прогулку было поздно.

Константин выпил с сестрами чаю, посидел с полчаса и собрался уезжать.

– Солнце изо всех сил пытается пробиться через тучи, – проговорил он, вставая и выглядывая в окно. – Я приехал в двуколке. Могу взять только одного пассажира, иначе пригласил бы вас обеих на прогулку по парку.

– Спасибо, Константин, но я так или иначе отказалась бы, – сказала Маргарет. – Для меня каждая поездка в спортивном экипаже – жуткое испытание. Мне подавай ландо, или кабриолет, или карету – в общем, экипаж, в котором я чувствовала бы себя в безопасности.

Кон с улыбкой посмотрел на нее.

– Когда-нибудь обязательно возьму в аренду ландо, – пообещал он, – и приеду за тобой, Маргарет. Кэтрин, а ты поедешь со мной или тоже боишься?

Кэтрин, которая вслед за Константином перевела взгляд на окно, с надеждой смотрела на пробивающиеся из-за туч солнечные лучи. Ей претило весь день сидеть в четырех стенах.

– С удовольствием, – ответила она. – Только возьму шляпку.

Вскоре они уже катили по парку, и Кэтрин, сидя рядом с Константином на высокой скамье, от души любовалась пейзажем и разглядывала толпу.

– Как я понимаю, – заговорил Константин, – в августе ты целых две недели проведешь в Седерхерсте в качестве гостьи Монти.

– Да. Мы все едем туда – Мег, Стивен и я, – ответила Кэтрин. – Но мы будем гостями мисс Рейберн. Загородное празднество устраивается в честь ее восемнадцатилетия.

Почему у нее такое ощущение, будто она оправдывается?

Константин ловко правил двуколкой, лавируя между экипажами и пешеходами, которых, как всегда, было много в это время дня. Наконец они выехали на длинную аллею, где было относительно пусто.

– Кэтрин, – сказал Константин, – я не хочу, чтобы мои слова прозвучали как нравоучения строгой дуэньи, но должен предупредить тебя, что нужно быть очень осторожной. Монти волочится за тобой по какой-то одному ему известной причине, и очень маловероятно, что у него в голове есть матримониальные планы. Их у него никогда не было.

Кэтрин охватило негодование, и… она неожиданно почувствовала себя оскорбленной.

– Константин, в этом нет никакой необходимости, – заявила она. – Ты для этого пригласил меня на прогулку без Мег? Потому что считаешь себя ответственным за меня? Не знаю, почему ты вдруг так решил, ведь у меня есть Стивен и Эллиот на тот случай, если мне понадобится защита. И еще потому, что не доверяешь мне, да? Мне двадцать три. За эти годы я успела хоть немного узнать жизнь. И научилась распознавать… повес. Мне известно, что у лорда Монфора репутация повесы, – я узнала бы об этом сама, даже если бы ты давным-давно не рассказал мне. Я вполне в состоянии ответить на все его недостойные заигрывания, если он вдруг будет делать мне авансы. Хотя пока не делал.

– И три года назад тоже? – поинтересовался Константин. Его вопрос заставил Кэтрин похолодеть. – Тогда меня не было в Лондоне, но мне известно, что из той ситуации ты вышла с честью, тут же раскусила его, поставила на место, а потом послала куда подальше. Он рассказал обо всем своим приятелям на следующий же день. Если бы он не рассказал или в той или иной степени преуспел бы в том, что намеревался сделать, сомневаюсь, что он дожил бы до сегодняшнего дня и имел бы возможность хвастаться и досаждать тебе.

Кэтрин показалось, что ее сердце вдруг рухнуло куда-то вниз. Константин знает о том давнем пари? И знал о нем все это время? Но он не знает всех деталей произошедшего. Значит, лорд Монфор солгал, рассказывая о ночных событиях? Подал все так, будто она вела себя безупречно и даже героически? А себя выставил в нелепом виде?

– Если ты знаешь обо всем этом, значит, ты можешь доверять мне сейчас, – сказала Кэтрин, с трудом справившись с дрожью в голосе. – Константин, я не нуждаюсь в твоих лекциях. Кроме того, ты друг лорда Монфора. Ты ему не доверяешь?

– Не исключено, что у Монти может возникнуть желание что-то доказать после того грандиозного провала, – ответил Константин. – Между прочим, те события настолько выбили его из колеи, что он сразу уехал из Лондона и не появлялся в городе целый год. Кэтрин, когда он захочет, он может быть весьма обходительным. Не забывай, я знаю его давно.

– Возможно, – проговорила Кэтрин, – он просто проявляет любезность.

– Монти никогда не танцует, – сказал Константин. – А с тобой танцевал на балу у Парметеров. Он никогда не гуляет по парку под руку с дамой. А с тобой гулял по Серпентайну.

– А еще с Мег, Стивеном и своей сестрой, – напомнила Кэтрин. – Все это полнейшая глупость, Константин.

Однако оказалось, что он не считает разговор законченным.

– А еще он целый час сидел с тобой в уединенном павильоне вчера у Адамсов, – продолжал он. – Меня на приеме не было. Но даже если допустить, что слухи преувеличены, что вы провели там всего лишь полчаса и что павильон и то, что происходило в нем, были видны всем гостям, все равно ты оставалась с Монти наедине – и сидела очень близко к нему – достаточно долго, чтобы привлечь к себе внимание. Некоторые утверждают, что его рука лежала у тебя на плече.

Кэтрин неожиданно стало холодно.

– Не ожидала, что ты, Константин, будешь слушать беспочвенные сплетни, – сказала она.

– Их нельзя не слушать, – заявил Константин, – когда везде, где собирается больше одного человека, только об этом и говорят. Вчера я был именно в таком месте. Я пропускаю мимо ушей девяносто девять из ста слухов. Но когда сплетня касается моей кузины, причем той, к которой я расположен всей душой, я обращаю внимание на слухи.

– Все это глупые и злые слухи, – сказала Кэтрин. – А как насчет остальных джентльменов, с которыми я танцевала на балу у Парметеров? О них сплетничают? А как же тот факт, что по Серпентайну Мег шла с лордом Монфором, в то время как я – со Стивеном и мисс Рейберн? Кто-нибудь что-нибудь говорил о Мег? А вчера мы провели вместе не более получаса в совершенно прозрачном стеклянном павильоне, стоящем в нескольких ярдах от террасы и лужайки, где и расположилась большая часть гостей. Мег же каталась по реке с маркизом Аллингемом гораздо дольше, чем я сидела с лордом Монфором. Кто-нибудь сплетничает об этом? И рука лорда Монфора не лежала у меня на плече. Она лежала на спинке скамьи. Он ни разу не прикоснулся ко мне.

– Кэтрин, я понимаю твой гнев, – проговорил Константин, поворачивая на аллею, которая вела к оживленной части парка. – Но я сомневаюсь, что ты можешь понять высший свет. Сплетни не обязательно основываются на правде. Они строятся на полуправде, предположениях, преувеличениях, домыслах и человеческой склонности думать о других плохо и даже получать от этого удовольствие. А Монти, знаешь ли, вел себя вопреки сложившемуся образу. Он никогда, ни на одном светском мероприятии, не выделял ни одной дамы. Тот факт, что сейчас он это сделал, причем не раз, вызвал толки. К сожалению, объектом его внимания стала ты. Мне придется с ним поговорить. Его проблема в том, что его ни в малой степени не заботит, что о нем думают. Пожалуйста, будь осторожна. Я не имею в виду твою добродетель – я знаю, что она безупречна. Я говорю о твоей репутации. Имей в виду, Кэтрин, от Монти одни неприятности, пусть он и мой друг.

Они выехали из-под деревьев на яркое солнце, и Кэтрин раскрыла свой зонтик.

– Константин, в этих нравоучениях нет никакой необходимости, – сказала она, – но я знаю, что ты руководствуешься исключительно заботой обо мне. И я высоко ценю это. Мне так жаль, что мы не знали друг друга в детстве, хотя должны были бы, ведь мы с тобой троюродные брат и сестра. Жаль, что я не знала Джонатана. Уверена, я бы полюбила его.

Джонатан был младшим братом Константина – законнорожденным братом, который унаследовал титул графа Мертона после смерти отца. Он был умственно неполноценным и умер в шестнадцать лет, в результате чего титул и собственность перешли к Стивену. Константин рассказывал о брате с искренней любовью.

Он посмотрел на Кэтрин и усмехнулся.

– Спешишь сменить тему, да? – осведомился он. – Ладно. Да, ты бы полюбила Джона, а он бы обожал тебя. Всех вас.

Кэтрин немного успокоилась и попыталась насладиться прогулкой.

Однако о ней сплетничают! О ней и лорде Монфоре!

До некоторой степени она сама виновата в этом. Ведь могла сказать «нет», когда он пригласил ее танцевать на балу у леди Парметер. Могла настоять на том, чтобы идти по Серпентайну под руку со Стивеном, а лорду Монфору предоставить сопровождать Мег или его сестру. А вчера могла твердо заявить ему, что хочет побыть в одиночестве. Более того, она могла встать, пожелать ему всего хорошего и уйти.

Да, отчасти она сама виновата. Просто его общество было ей приятно, а беседы с ним – интересны.

Действительно, надо быть осторожнее. Надо прекратить общаться с ним здесь, в Лондоне, а когда она приедет в Седерхерст-Парк – какая жалость, что она согласилась поехать туда! – то будет все время держаться рядом с Мег, Стивеном или мисс Рейберн.

Однако решение соблюдать осторожность было принято слишком поздно.


Беда всей своей силой обрушилась на Джаспера на следующее утро. Вечер он провел дома – редкий для него случай. Некоторое время назад он принял приглашение на суаре у Кларксона, но, узнав, что на нем будет и мисс Кэтрин Хакстебл, решил на него не ходить.

Таким образом, Джаспер привел в восторг Шарлотту, на весь вечер оставшись дома.

На следующее же утро он испытал крайнее изумление, когда появился в клубе «Уайтс».

– Эй, Монти, – вместо приветствия закричал виконт Модерхем, – мы все думали, что сейчас ты во весь опор несешься в горы!

– Похвальная отвага, старина, – сказал Барни Рангейт. – Я и не догадывался, что ты наделен таким качеством. Зря я не поставил на то, что ты заявишься сюда как ни в чем не бывало.

– Отвага? – воскликнул Чарлз Филд. – Скорее, это инстинкт смерти. Это же чистое самоубийство – в это утро оставаться в городе, правда, Монти? Я бы сказал, что даже в Седерхерсте небезопасно. Может, укрыться в диких лесах Америки?

– Ты обречен на смерть, Монти, – мрачно произнес кто-то, чей голос Джаспер не узнал. – В этом нет сомнений.

– И именно что на смерть, – добавил еще кто-то. – Думаю, Монти, герцог Морленд, граф Мертон и Кон Хакстебл уже жаждут твоей крови, не говоря об остальных.

Ох! Ну что теперь?

Джаспер изогнул брови и презрительно скривил губы.

– Куда, черт побери, делись все газеты? – осведомился он. – Опять их забрал Нортон? Я пропустил что-то интересное? К примеру, что трое вышеназванных джентльменов превратились в вампиров?

– Монти, – сказал Чарлз Филд, хлопая его по плечу, – плюнь на газеты, старина. Эти трое, вероятно, к настоящему моменту уже разыскали бы тебя и облегчили бы тебя на пинту или две крови каждый, если бы они не решили, что гораздо важнее сначала заполучить Форестера. Ведь он твой кузен, как я понимаю?

Ого!

Джаспер замер.

Впервые в нем всколыхнулось мощное предчувствие беды.

– Я потрясен, – ровным голосом произнес он. – Форестер оказался важнее меня? Господи, да что он натворил, чтобы заслужить такое отношение? Или что ляпнул?

– Все гораздо серьезнее, Монти, – пояснил Модерхем, – хотя никто, кажется, не знает, кто именно ляпнул, и, соответственно, никто не признается, что у него язык без костей и что именно он это ляпнул. Однако кто-то рассказал Форестеру о том позорном пари, которое ты проиграл несколько лет назад. О нем знало несколько десятков человек, естественно, но ни один никогда не нарушал кодекса чести и не болтал за пределами нашего круга, особенно в тех случаях, когда дело касалось репутации невинной дамы. Никто – до настоящего времени. Этот кто-то рассказал Форестеру, вероятно, потому, что решил, что он твой кузен и, следовательно, все знает.

Джаспер уставился на него. С его лица исчезло выражение деланного равнодушия. Ситуация оказалась гораздо хуже, чем он предполагал.

– И?.. – тихо спросил он.

– И Форестер весь вчерашний вечер у Кларксона рассказывал об этом всем, у кого было желание слушать, – ответил Модерхем. – Только он изменил кое-какие детали, оклеветал честь той дамы и выразил сомнение по поводу того, что ты действительно проиграл пари. Он говорил, что ее поведение в этом году свидетельствует о том, что она не отшила тебя, Монти, тогда и не собирается отшивать сейчас.

– Это катастрофа, старина, – заявил Чарлз, снова хлопая его по плечу. – Я знаю, что сплетни ведут себя как содержимое ящика Пандоры. Их назад не загонишь.

– Теперь тебя ждет поход к алтарю, если ты не успеешь сбежать в горы, – сказал Хэл. – На твоем месте я бы предпочел бежать.

– Если ты, Монти, это сделаешь, то можно ставить крест на всех матримониальных надеждах девицы Хакстебл, – заметил Барни Рангейт. – И вероятно, на надеждах ее сестры. Даже Мертон какое-то время будет наталкиваться на неласковый прием. Жуткая ситуация. Интересно, Морленд, Мертон и Кон будут бросать жребий, кому из них всадить пулю Форестеру между глаз, – прежде чем гоняться за тобой, естественно? Как только тебя угораздило обзавестись таким кузеном, как Форестер? Вот не повезло.

Джасперу удалось хотя бы частично восстановить свое знаменитое душевное равновесие. Он даже ухитрился зевнуть, прикрываясь ладонью, хотя в сложившейся ситуации многие могли счесть этот зевок перебором.

– Моя мама имела несчастье выйти за его дядю, – ответил он. – Он мне не кузен, и вы меня премного обяжете, если больше никогда не назовете его таковым. Он всегда выражал недовольство, если к нему обращались «сэр Кларри» вместо «сэр Кларенс». Думаю, это достаточный повод для нападок на молодую даму, которая ничем не оскорбила его и не виновата ни в чем. Полагаю, этот факт ни у кого из здесь присутствующих не вызывает сомнения?

По комнате прокатился гул голосов – все выражали согласие.

– Чиста как снег, Монти, – сказал Чарлз. – В этом никогда не было никаких сомнений. Здесь, во всяком случае. Однако теперь об этом будут судачить во всех гостиных, старина. Думаю, вчера леди Форестер была со своим сыночком и подтверждала все сказанное им. Пока у нее не случился приступ меланхолии и пока ее не перенесли в карету. Я слышал, то было впечатляющее зрелище.

– Итак, – произнес Джаспер, оглядывая всех, – если Нортон унес все газеты, нет смысла здесь оставаться, верно? Поищу себе какое-нибудь другое развлечение. Наверное, поохочусь на крыс.

Никто не стал уточнять, что он имеет в виду. И никто не стал останавливать его. И хотя Чарлз Филд снова хлопнул его по плечу и даже ободряюще сжал его, никто не выразил желания отправиться вместе с ним.


Беда обрушилась на Кэтрин, когда она завтракала в утренней столовой с Маргарет. Они засиделись гораздо дольше, чем обычно, вспоминая счастливые годы в Трокбридже, но потом сообразили, что могут опоздать на встречу с Ванессой – они договорились втроем пройтись по магазинам на Бонд-стрит.

Однако прежде чем они успели встать из-за стола, дверь столовой резко распахнулась, и в комнату влетела Ванесса собственной персоной. И впилась взглядом в Кэтрин.

– О, слава Богу! – воскликнула она, быстрым шагом подходя к ней. – Ты еще не ушла из дома.

Только Кэтрин собралась обнять сестру и прокомментировать ее ранний приход, как в столовую вошел Эллиот, герцог Морленд. Он выглядел, мягко говоря, мрачным.

Кэтрин вскочила из-за стола. Вскочила и Маргарет.

– Несси, – проговорила Кэтрин, чувствуя, как ужас сжимает сердце. – Что-то с детьми?

Ванесса помотала головой, вместо нее ответил Эллиот.

– Мне следовало бы поговорить с тобой после того приема у Адамсов, – сказал он, идя к столу, – хотя, как выяснилось, все равно было бы поздно. Боюсь, твое имя теперь прочно связано с именем худшего из повес Лондона.

Ох, опять это! Кэтрин не стала притворяться, будто не понимает.

– С лордом Монфором? – уточнила она. – Ходят какие-то слухи, верно? Они глупы и беспочвенны, Константин предупреждал меня вчера, и мы с Мег решили остаться дома и не идти на суаре к Кларксону. Все скоро утихнет, как вчерашний ветер, как только…

– О, Кейт, – воскликнула Ванесса, схватив Кэтрин за обе руки и довольно болезненно сжав их, – что этот человек сделал с тобой? Почему ты нам не сказала?

– С-сделал со мной? – Кэтрин в полном изумлении перевела взгляд с сестры на Эллиота. – Что ты имеешь в виду? Он ничего не сделал, кроме как потанцевал со мной и посидел со мной на садовом приеме. А что конкретно говорят?

Она заметила, как Маргарет прижала обе руки к груди. Эллиот громко вздохнул.

– Нас тоже не было вчера на суаре, – сказал он. – Вместо этого мы пошли на закрытый ужин. Но на суаре приехали кузен Монфора и его тетка. Они пробыли там час – достаточный срок, чтобы распустить слухи. Хотя даже беспочвенные слухи способны нанести значительный вред твоей репутации. Кэтрин, ты встречалась с лордом Монфором три года назад во время своего первого приезда в город? Пока мы с Ванессой ехали сюда, мы посовещались и решили, что это могло произойти только в ту неделю, когда мы все, в том числе Маргарет и Стивен, уехали за город и оставили тебя на попечение моей матери. Так ты встречалась с ним?

Кэтрин похолодела. Ее ноги вдруг стали ватными, и она поняла, что рухнет, если шевельнется и попробует сесть.

– Нас с Сесилией пригласили на вечеринку в Воксхолл, которую устраивала леди Битон, – сказала она. – Мисс Финли – теперь она миссис Гудинг, – не предупредив леди Битон, привела с собой брата, потому что мистер Гудинг подвернул ногу.

– Кейт, – произнесла Ванесса, продолжала сжимать руки сестры, – что он с тобой сделал?

– Кейт? – неестественно высоким голосом окликнула ее Мег.

– Он ничего не сделал, – ответила Кэтрин.

– А он пытался что-либо сделать? – спросил Эллиот, пристально глядя на нее.

Кэтрин уже открыла рот, чтобы все отрицать. Однако сейчас не время для лжи и уверток.

Напряжение, царившее в комнате, было настолько плотным, что его можно было резать ножом.

– Он заключил пари, – заговорила Кэтрин. – О нем имеется запись в книге пари в одном из джентльменских клубов – не знаю, в каком именно. Он должен был за две недели соблазнить меня. Он убедил мистера Гудинга сослаться на боль в ноге, а потом уговорил сестру позволить ему сопровождать ее.

Эллиот сверлил ее взглядом. Мег и Ванесса стояли неподвижно, как статуи.

– И?.. – произнес Эллиот. Его голос прозвучал будто удар хлыста. – Соблазнил?

Кэтрин покачала головой.

– Нет, – еле слышным шепотом ответила она. – Нет, не соблазнил. Он вернулся в клуб и рассказал об этом. Он не потребовал выигрыша. И он не лгал. Он действительно не выиграл пари. Он ничего со мной не сделал.

Как Кэтрин ни старалась, всю правду рассказать она не могла.

– Форестеру – сэру Кларенсу Форестеру, – произнес Эллиот, и его голос вдруг прозвучал устало, – придется ответить на несколько моих вопросов, как только я разыщу его. Какой бы зуб он ни имел на своего кузена, его способ мести непростителен. А потом я хочу услышать ответы самого Монфора. Может, Кэтрин, он и не выиграл пари – я верю тебе, – но я ставлю под сомнение твое утверждение, что он ничего не сделал. Он заключил это подлое пари и намеревался выиграть его, разве не так?

– Сэр Кларенс Форестер и его мамаша – это те самые, с кем мы встретились в парке, – дрожащим голосом заговорила Маргарет. – После общения с ними мы чувствовали себя так, будто действительно совершили что-то нехорошее. А нехорошее совершили они. Они намеренно совершили непоправимое зло. Чем Кейт заслужила их неприязнь? Ох, так и хочется придушить их!

– Я сделаю это за тебя, Маргарет, – мрачно пообещал Эллиот. – А пока будет лучше, если вы обе посидите дома. Иначе…

Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату ворвался Стивен.

– Слава Богу, я вовремя, – выдохнул он, глядя на Кэтрин. – Кейт, тебе ни под каким видом нельзя выходить из дома. На свободе ходит отъявленный врун и подонок, я только что хорошенько разукрасил его. Я бы сделал и больше, но этот сопливый ублю… сопливый трус сбежал. Но с распухшим носом и в окровавленной рубашке. Я знаю, что все это сплошное вранье, Кейт. Монти – мой друг, а ты – моя сестра. Но даже…

На этот раз дверь не распахнулась просто потому, что Стивен забыл закрыть ее за собой.

– Константин, – сказала Кэтрин, останавливая его взмахом руки, – если ты пришел, чтобы сказать, что ты меня предупреждал, я закричу и залеплю тебе пощечину.

И, к собственному великому сожалению, она разрыдалась. В следующее мгновение Мег и Несси уже обнимали ее и шептали слова утешения.

– Форестер – хитрый подлец, – проговорил Константин. – Когда я добрался до его дома, он уже успел поставить на место слуги у двери свою мамашу. В дом я попасть не смог, и мне оставалось только врезать ей по роже – как же руки чесались! Если верить ей, сегодня утром на Форестера напала огромная банда разъяренных разбойников и он храбро проиграл битву.

– Этими разбойниками был я, Кон, – пояснил Стивен.

– Рад это слышать, – мрачно ухмыльнулся Константин. – Первая хорошая новость за все утро. Вчера я опоздал на это чертово суаре. Ох, прошу прощения за сквернословие! Итак, я убедился, что Кэтрин дома и в безопасности, и теперь нанесу визит Монти.

– Предоставь это дело мне, – твердо произнес Эллиот.

Кэтрин подняла голову и увидела, что эти двое сверлят друг друга взглядами.

– Прекратите! – закричала она. – Эти слухи распускает не лорд Монфор. Все это ложь, если кто-то утверждает, что он выиграл то нелепое пари много лет назад. Он проиграл его, потому что сам так решил. Он рассказал мне об этом… и мы посмеялись. Думаю, скандал расстроил его не меньше, чем меня. Все это глупость и нелепость, и я не желаю, чтобы вы разбивали друг другу носы и устраивали побоища ради того, чтобы первым защитить мою честь и отстоять всю эту чушь, которая зовется мужской честью. Я этого не потерплю. Ты слышишь меня, Стивен?

Она гордо расправила плечи.

– Я слышу тебя, Кейт, – ответил Стивен. – Но это…

– А ты, Эллиот, слышишь меня? – осведомилась она.

– Отлично слышу, – ответил тот. – Но…

– А ты, Константин? – в третий раз задала она свой вопрос. – Ты слышишь меня?

Константин пожал плечами.

– И я не потерплю, чтобы вы с Эллиотом продолжали свою нелепую вражду в присутствии меня и Мег, – заявила Кэтрин, уже не сдерживая себя. – Я не представляю, из-за чего поднялся весь этот шум, и знать этого не желаю. Мне безразлично. Мужчины – такие глупцы. Сделайте любезность, ссорьтесь в другом месте. Можете пристрелить друг друга, если хотите. Но не здесь. А теперь уходите. Все. Я хочу побыть одна. Нет, лучше я поднимусь в свою комнату – одна.

Она прошла мимо них с высоко поднятой головой.

Кэтрин не представляла – да ей это и было безразлично, – как они решат выйти из этой сложной ситуации и что сделают с двумя мужчинами, которые загнали ее в эту ситуацию.

Она погублена.

В этом нет ни малейшего сомнения.

И в этом отчасти ее вина.

Она считала, что за три прошедших года стала взрослее и мудрее. Однако она все равно пала жертвой опытного повесы с той же легкостью, как и тогда. Бесполезно отрицать это.

И вот теперь ее жизнь погублена.

Глава 12

Когда Джаспер остановился у дома, где поселились леди Форестер и Кларенс, те уже успели уехать и теперь во весь опор, на который были способны лошади, неслись в Кент.

В первое мгновение у него возникло желание догнать их, но, к сожалению, в Лондоне его удерживали более важные дела.

Однако он получил хоть какое-то удовлетворение, услышав кое-что интересное от одного из недавно нанятых и только что уволенных слуг. Как оказалось, Кларенс вернулся домой с распухшим носом и подбитым глазом и заявил – здесь слуга сделал паузу, и на его лице появилось скептически-презрительное выражение, – будто он пострадал от банды разбойников. Во всяком случае, так утверждала ее светлость, ибо сам сэр Кларенс большей частью молчал.

Эта новость порадовала Джаспера, но только отчасти. Либо Мертон, либо Морленд, либо Кон сделали то, что должен был бы сделать он, – только вот он считает разбитый нос и подбитый глаз лишь подготовительными мероприятиями к более существенному разгрому.

Эти трое, без сомнения, все еще изрыгают пламя и прикидывают, как бы то же самое сделать с ним.

Джаспер вернулся домой, чтобы переодеться, и обнаружил, что Шарлотта сидит в библиотеке и плачет, а мисс Дэниелс безуспешно пытается утешить ее. На письменном столе он увидел вскрытое письмо.

– Что случилось? – спросил он с порога. Что на этот раз?

– Джаспер! – Шарлотта резко вскинула голову, и ему по ее покрасневшим глазам и носу стало ясно, что она плачет уже довольно давно. – Тетя Прунелла собирается увезти меня в Кент. Дедушка Сет сказал, что я должна ехать, что ты негодный опекун для меня. Это же неправда, да? Ты же не с-совращал мисс Хакстебл.

О Господи!

– Шарлотта, дорогая, – смущенно произнесла мисс Дэниелс.

– Это неправда, – мрачно ответил Джаспер, радуясь тому, что хоть что-то из того, что можно сказать, не полная ложь. – Но именно этот слух вчера вечером распустил Кларенс и именно в эту историю сегодня все поверили. Ты слышала все это от самого дедушки Сета?

Он устремил взгляд на письмо.

– Н-нет, – помотала головой Шарлотта, – от тети Прунеллы.

– Тогда, вероятно, она выдает желаемое за действительное, утверждая, что он согласится с ней, – сказал Джаспер. – Придется мне снова увидеться с ним. Ему это не понравится, да и мне тоже, но ничего не поделаешь. Иди вытри слезы, Шарли, и умойся.

– Все пропало! – всхлипнула Шарлотта, и слезы потоком полились из ее глаз. – Все вдруг обнаружат, что не могут приехать на мой праздник, а если и приедут, то я не смогу принять их, потому что меня там не будет. Тетя Прунелла увезет меня в Кент, и я там умру. Просто умру, Джаспер.

– Ты, Шарли, не умрешь, – возразил он, – и не умерла бы, если бы она тебя увезла, а я, уверяю тебя, этого не допущу, пока жив. Но мне надо идти. И почему я узнаю обо всем только утром, когда весь мир знал об этом вчера, – не понимаю. Проследи за тем, чтобы я больше никогда не оставался дома по вечерам. Я пошел.

– А как мисс Хакстебл? Сегодняшнее утро принесло ей массу страданий? – спросила Шарлотта. – Я очень эгоистична, правда? Так как она?

Он сам только об этом и думает.

– Я пошел, – твердо повторил он, вышел из комнаты и прямиком, не зайдя к себе переодеться, направился к парадной двери. Его главную задачу придется отложить на какое-то время.


В дом Сета Рейберна Джаспера впустили. Престарелый джентльмен пребывал в сильнейшей ярости.

– Проклятие, Монфор! – вскричал он, едва увидев гостя. – В чем, черт побери, дело, и почему я должен в этом участвовать? Если бы я знал, как сложно благополучно довести девочку до совершеннолетия, я оспорил бы это завещание в суде и отказался бы от опекунства.

– Я прекрасно понимаю ваше недовольство, – сказал Джаспер, проходя в комнату. – Кларри распространяет по городу злые сплетни, а леди Форестер их поддерживает, и они оставили за собой такую гору грязи, что ею можно завалить целую реку. Однако…

– В горе лжи, Монфор, – перебил его мистер Рейберн, – обычно есть хоть толика правды. Полагаю, пари все-таки было? Касающееся сестры молодого Мертона? И это похабное, отвратительное пари было записано в одной из книг? И, как я полагаю, ты действительно пытался выиграть его?

Он пристально смотрел на Джаспера в ожидании ответа.

– Боюсь, что так, – проговорил тот. – Но она оттолкнула меня и в недвусмысленных выражениях послала подальше, наградив пощечиной. Ее не в чем винить.

– Надеюсь, – сказал старик, – она хорошенько пнула тебя, Монфор, под зад – или в другое место, чтобы было побольнее. Назови мне одну вескую причину, почему я должен оставить девочку на твое попечение.

– Потому что все они проклятые лжецы, – сказал Джаспер. – Недопустимо, чтобы Шарлотта жила с ними.

– Кларенс – дурак, – заявил мистер Рейберн, – а Прунелла – страшная зануда. Я не сомневаюсь, что они оба лгут, но лжет большинство людей. Однако их уважают. А тебя нет.

– Я улажу все проблемы в течение дня, – заверил его Джаспер. – Сразу после вас я нанесу визит Мертону и его сестре. Это единственное, что осталось сделать, и я это сделаю.

– Если она примет тебя, – сказал мистер Рейберн. – И будет дурой, если примет.

– Я не уверен, – мрачно произнес Джаспер, – что у нее есть выбор.

Старик взял трость, стоявшую у его кресла, и нацелил ее на гостя как ружье.

– Если ты, Монфор, сможешь загасить этот проклятый скандал, – сказал он, – именно «если» – так вот, если у тебя это получится, я сообщу Прунелле, что отныне она сможет нарушать мой покой только по бесспорным вопросам жизни и смерти ее племянницы. Если у тебя не получится, тогда Прунелла получит девочку, достойным образом выведет ее в свет на следующий год и подыщет ей подходящего мужа, только, уверяю тебя, не Кларенса. При сложившихся обстоятельствах я желаю общаться с тобой только при возникновении бесспорных вопросов жизни и смерти твоей сестры. Надеюсь, я ясно выразился? Я верю, что в ближайшие день-два ты больше не появишься здесь. Я верю, что визиты ко мне не войдут у тебя в привычку. В противном случае ты обнаружишь, что моя дверь для тебя закрыта, а мой дворецкий оглох.

– Вы больше обо мне ничего не услышите, – заверил его Джаспер. – Скоро я уеду в Седерхерст – с Шарлоттой. А к следующему году я позабочусь о том, чтобы она достойным образом была представлена ко двору, однако без участия леди Прунеллы. Вам это тоже не создаст никаких неудобств.

– Я очень на это надеюсь, чтоб мне провалиться к чертям собачьим! – заявил старик. – Я действительно искренне надеюсь, Монфор. Я не испытываю к Шарлотте родственных чувств, но я бы никакой девушке не пожелал жить с этими двумя дураками. Всего тебе хорошего.

Джаспер поклонился и ушел.

«А как мисс Хакстебл? Сегодняшнее утро принесло ей массу страданий? Так как она?»

Вопросы Шарлотты продолжали звучать у него в голове.

Действительно, как?

Скоро он это узнает.

Однако на смену голосу Шарлотты пришел другой голос, и как Джаспер ни старался заглушить его, ему это не удалось. Слова звучали и звучали сами по себе, и произносились они голосом Кэтрин Хакстебл.

«Я хочу, чтобы он был особенным. Чтобы он был моей душой и сердцем… Но мне так и не удалось убедить себя ограничиться малым».

Он намерен предпринять попытку убедить ее ограничиться еще меньшим.

«Чтоб мне провалиться к чертям собачьим», как говорит Сет Рейберн.


Стивен вернулся домой вскоре после полудня. Кэтрин была в своей спальне и разбирала ящики комода. Горничная упакует ее вещи – и вещи Маргарет – позже. Завтра они уезжают в Уоррен-Холл – назад к покою и здравомыслию.

Зря она сюда приехала. Больше не приедет. Ни надолго, ни на короткий срок. Эта мысль подбодрила девушку.

Маргарет сидела на кровати и наблюдала за ней. Они почти не разговаривали. Однако остро ощущали поддержку друг друга, и это приносило им утешение.

Маргарет тоже говорила, что хочет вернуться в Уоррен-Холл, что соскучилась по дому, что может быть счастлива только там и что больше никогда не уедет оттуда.

Тот факт, что на самом деле Уоррен-Холл принадлежит Стивену и что он, уже взрослый человек, в ближайшие десять лет обязательно женится, они не обсуждали. Некоторые проблемы лучше решать по мере их поступления.

Ни одна из них еще не написала мисс Рейберн письмо с просьбой простить их за то, что они не приедут на ее день рождения в августе. Но его все же придется написать и отправить завтра, перед отъездом.

Утром Стивен ушел с Эллиотом и Ванессой. Без сомнения, они хотели посоветоваться, как замять скандал. Однако Кэтрин не интересовало, что они решили. Все равно поделать ничего нельзя.

Стивен постучал в дверь спальни и, получив разрешение, вошел. Он был очень бледен. Кэтрин улыбнулась ему и, стоя на коленях, продолжила разбирать содержимое нижних ящиков.

– Монти… Монфор сам нашел нас, – сообщил Стивен. – Он пришел к Эллиоту.

Кэтрин подняла голову.

– Сомневаюсь, что вся ситуация радует его, – проговорила она.

Она надеялась на это. У нее не было иллюзий в отношении его, однако она не верила, что у него напрочь отсутствует совесть. И доказательства этому она получила три года назад.

– Я сделал все возможное, чтобы не врезать ему по физиономии, – сказал Стивен, сжимая руки в кулаки. – Я не мог позволить себе такое в доме Ванессы и наших племянников.

– Кроме того, – вступила в разговор Маргарет, – все это дело рук сэра Кларенса Форестера, Стивен. Хоть это и плохо, но я радуюсь при мысли, что ты разбил ему нос. И очень надеюсь, что ему больно.

– Наверное, – подтвердил Стивен, подходя к кровати, – он увеличился раза в два, а под глазами светятся фингалы.

– Очень хорошо! – ожесточенно воскликнула Маргарет. – Ох, а я всегда считала себя пацифисткой!

– Кейт, – позвал сестру Стивен и громко вздохнул. – Он хочет заехать ближе к вечеру.

– Сэр Клар?.. – От изумления у Кэтрин расширились глазам. – Лорд Монфор?

– Я предпочел бы отхлестать его по щекам, – заявил он. – А Эллиот мечтает бросить ему перчатку в лицо и проткнуть шпагой. Он так и сказал ему. Но дело в том, что все это в десятки раз ухудшило бы твое положение. Все решили бы, что слухи, распространенные Форестером, правда. Эллиот напомнил об этом, когда я вцепился Монфору в горло, и мне пришлось согласиться с ним, когда я немного подумал. Странно, между прочим, Монти и не пытался защищаться.

Кэтрин медленно поднялась на ноги и расправила юбку.

– Зачем он хочет заехать? – спросила она. – Чтобы извиниться? Поздновато для извинений, три года прошло. А вообще извиняться должен сэр Кларенс, но если ты, Стивен, подпустишь его ко мне ближе чем на милю, я…

Она еще не придумала, что сделает, но не сомневалась, что это будет нечто жестокое и нетипичное для благородной дамы. А ведь она тоже пацифистка.

– Он хочет сделать тебе, Кейт, предложение, – ответил Стивен.

– Что? О нет, Стивен! – воскликнули одновременно Маргарет и Кэтрин.

– И ты, Стивен, не возражаешь против того, что он приедет сюда, в твой собственный дом, чтобы сделать мне предложение? – произнесла Кэтрин голосом, в котором слышались истерические нотки. – И Эллиот не возражает?

На лице молодого человека появилось несчастное выражение.

– Дело в том, Кейт, – сказал он, – что это единственное, что может исправить положение. Слухи утихнут, как только все увидят, что Монти поступает правильно и по чести. Им просто не о чем будет сплетничать, если ты выйдешь за него.

Кэтрин шумно втянула в себя воздух.

– Значит, мне придется отказаться от своей свободы, – медленно произнесла она, – и выйти замуж за повесу только для того, чтобы ублажить сплетников? Значит, я могу вернуть уважение окружающих, только если обреку себя на пожизненные страдания? Уважение, которого я лишилась, не сделав ничего дурного? И ты закрываешь глаза на столь нелепые доводы?

– Ох, Стивен, – сказала Маргарет, – зря ты разрешил лорду Монфору заехать!

– Дело в том, что в этом году он снова стал ухаживать за Кейт, – заявил Стивен. – Не вижу в этом ничего недостойного. Если бы было что-нибудь, я бы обязательно заметил. И ты, Мег. И Несси обязательно высказала бы свое недовольство, и Эллиот тоже. Однако в том, что Кейт приняла его приглашение на танец, погуляла с ним по парку и посидела с ним в павильоне, нет ничего недостойного. Я думал, что он в своих ухаживаниях пойдет дальше, и радовался этому, потому что Монти – мой друг. Они оба благоволили друг другу, и все это заметили. И ты заметила, Мег. Но то, что выглядело невинным и романтичным, после вчерашнего вечера, когда вылезли наружу события трехлетней давности, приобрело совершенно другую окраску.

– Стивен, – воскликнула Маргарет, вскакивая, – ты же не веришь, что Кейт совершила нечто недостойное! В этом году я много времени проводила с маркизом Аллингемом, потому что мы давно знакомы и нравимся друг другу. Но разве об этом сплетничают? Разве я поставлена перед выбором выйти за него или подвергнуться остракизму?

– У Аллингема безупречная репутация, Мег, – со вздохом ответил Стивен. – Кроме того, он никогда не заключал пари о том, что соблазнит и тем самым погубит тебя.

– Я не желаю видеть лорда Монфора, – решительно заявила Кэтрин. – Мой ответ «нет». Стивен, можешь известить его об этом и тем самым избавить его от необходимости приходить сюда. Уверяю тебя, он испытает безграничное облегчение. И я тоже, когда карета завтра выедет за пределы Лондона.

Стивен взъерошил волосы.

– Я знал, что ты откажешься, – проговорил он, – и не виню тебя. Я бы тоже так сделал, окажись я на твоем месте. Но дело в том, что тебе все же надо увидеться с Монти и выслушать его. Если станет известно, что он сделал тебе предложение, а ты отказала, тогда твое положение станет немного лучше. Я не уверен, что все…

– Я не заинтересована в улучшении положения, – перебила его Кэтрин. – Я вообще ни в чем не заинтересована, Стивен. И меня не волнует, что все подумают. Я хочу уехать домой. Я хочу вернуться к прежней жизни. И забыть о случившемся.

– Однако все уже случилось, – возразил ей Стивен. – И я сомневаюсь, что ты сможешь забыть. И остальные тоже не забудут.

– Кейт, – проговорила Маргарет. – Стивен и Эллиот правы. Ты не сделала ничего плохого. Мы об этом знаем. Но в этом новом мире, куда мы попали три года назад, когда Стивен унаследовал титул, правда, кажется, ничего не значит. Имеют значение только светские условности. Нарушишь их – и все потеряно. Возможно, тебе действительно следует увидеться с лордом Монфором, выслушать его предложение, а потом отказать ему. Эллиот обладает немалым влиянием. Ведь он же герцог! А Стивен – граф. Вместе они распространят слух, что ты вела себя наидостойнейшим образом и что у тебя хватило отваги заявить о своей невиновности во всех прегрешениях и отказаться от простого выхода из положения. Они смогут подать это так, будто ты уехала в деревню под воздействием праведного гнева. Ты больше сюда не вернешься – я уверена, что не вернешься, – но зато ты по крайней мере оставишь дверь открытой для возвращения, если у тебя когда-нибудь возникнет такое желание.

Кэтрин устремила на нее укоризненный взгляд.

– Кроме того, – продолжала Маргарет, – если ты откажешься принять лорда Монфора, Эллиот и Стивен не смогут вызвать его на поединок и, следовательно, у них не будет возможности защитить твою честь должным образом.

– А сейчас они защищают мою честь, выдавая меня за бессердечного мерзавца, – напомнила Кэтрин.

Она несправедлива. Он не такой.

Брат и сестра высказались и теперь выжидательно смотрели на Кэтрин.

Однако дело не только в ней, вдруг осознала она. Это касается их всех. Мег, Стивену и Несси все равно придется жить с последствиями этого ужасного скандала.

Кэтрин все никак не могла уяснить, как она сможет помочь семье, если встретится сегодня с лордом Монфором. Ей очень-очень не хотелось встречаться с ним. Ни сейчас, ни когда-либо еще.

Но Стивен считает, что она должна. И Эллиот тоже.

И даже Мег.

– Ладно. – Она с вызовом посмотрела на Мег и Стивена. – Я приму лорда Монфора и выслушаю его. Но в ответ скажу одно слово – нет!

– Я действительно думаю, что так и следует сделать, – сказал Стивен. – Хотя у меня жутко чешутся руки – очень хочется врезать ему по физиономии.

– Кейт, – проговорила Мег, прижимая руки к груди, – Кейт, это я подвела тебя. Мне следовало остаться с тобой в Лондоне три года назад, и ничего бы не случилось. Ни того, что произошло тогда, ни того, что случилось в этом году.

Кэтрин в несколько шагов преодолела расстояние, отделявшее ее от сестры, и крепко обняла ее.

– Мег, – произнесла она, – ты лучшая из сестер. Лучше не бывает. Я не допущу, чтобы ты винила себя, даже если мне придется выйти за лорда Монфора.

Нет, до этого не дойдет.

Глава 13

Джаспер вдруг сообразил, что, так как Мертон еще не достиг совершеннолетия, будет разумнее сначала поговорить с его опекуном. Однако когда он поздним утром приехал в Морленд-Хаус, то обнаружил там обоих.

Это было кстати. Состоялся разговор, причем довольно неприятный, зато не пришлось дважды повторять одно и то же.

Никто не давал ему пощечины, никто не бросал перчатку ему в лицо, однако, судя по виду, оба готовы были его убить, а Мертон даже принялся душить его, едва он переступил порог герцогской библиотеки.

Разговор был коротким, недружелюбным, чертовски неприятным и относительно цивилизованным. А результатом был визит, который ему предстояло нанести во второй половине дня.

Могли он предугадать все это двадцать четыре часа назад? Осмелился бы этот проклятый слизняк открыть вчера рот, если бы он пошел на то суаре, а не решил бы освободить дорогу Кэтрин, которой тоже, кстати, не было там?

Проклятие! Джаспер мысленно перебирал слова и фразы, услышанные или сказанные им. Подойдя к концу, он возвращался в начало и начинал перебирать их заново.

Он чувствовал себя не лучше, когда подъехал к Мертон-Хаусу.

Отчасти он ожидал, что его прогонит от двери дородный лакей, нанятый специально для этой задачи, и тогда у него появится передышка, свобода и угрызения совести, которые, несомненно, будут мучить его в ближайшие десять – двадцать дней.

Черт побери!

Когда это у него пробудилась совесть? В Воксхолле, в тот самый роковой вечер? До чего же неудобная штука. Она ему совсем не нравится.

От двери его не прогнали.

Напротив, его впустили в дом и проводили в библиотеку, как будто он прибыл с обычным дневным визитом, – в ту же самую библиотеку, где он увидел ее впервые после трехлетнего перерыва и куда она вошла, чтобы поприветствовать Кона.

М-да, то был судьбоносный вечер. Если бы он не принял приглашение Мертона зайти и выпить чего-нибудь… Если бы она осталась наверху и решила подождать до утра, чтобы увидеться с Коном… Но судьба сыграла в одну из своих жестоких игр. Можно еще добавить, что если бы он не пригласил к себе друзей в свой двадцать пятый день рождения, он здесь не оказался бы.

И если бы его отец не встретился с его матерью… Или его дедушка – с бабушкой…

Однако времени на то, чтобы в своих размышлениях о капризах судьбы пятиться до Адама и Евы, не было. Он с некоторым удивлением обнаружил, что она в комнате, перед ним.

Одна.

Кэтрин стояла у высокого окна, и ее взгляд был устремлен на него.

Она была одета в платье из белого муслина, что только подчеркивало ее бледность.

Она не улыбалась.

Естественно, она не улыбалась.

И ничего не говорила.

И это приводило в замешательство.

Джаспер прошел в комнату.

– Что касается Кларенса Форестера, то я должен признать одно, – сказал он, – у него действительно есть интеллект. И всегда был. Он всегда безошибочно определял, как лучше отомстить за нанесенное оскорбление или за то, что я случайно оказался на его пути. Он очень злонамеренный человек.

– Лорд Монфор, – проговорила Кэтрин, – позвольте мне сэкономить ваше время. Мой ответ «нет» – он недвусмысленный и необратимый.

– Вот как? – Джаспер сделал несколько шагов вперед.

– Вы совершили достойный поступок, – продолжала она. – Сегодня утром вы нанесли визит моим брату и зятю, а теперь – мне. Как я понимаю, далее последует предложение о браке. Можете не произносить его вслух. Мой ответ – «нет».

– Ах, – воскликнул Джаспер, – значит, вы не позволите мне возместить ущерб?

– В этом году не случилось ничего, за что надо возмещать ущерб, – заявила Кэтрин. – Я потанцевала с вами – один раз. На балу, который и был устроен для того, чтобы дамы и джентльмены могли танцевать друг с другом. Вместе с сестрой и братом я приняла вас и вашу сестру в доме своего брата. Я прогулялась с вами – один раз – по Гайд-парку в обществе наших родственников. Я мило побеседовала с вами в стеклянном павильоне на садовом приеме, который и устраивается главным образом для того, чтобы гости могли беседовать друг с другом на природе.

Перечисляя все это, Кэтрин загибала пальцы на одной руке.

– Да, – напомнил Джаспер, – но еще был Воксхолл три года назад.

– Где ничего не произошло, – сказала Кэтрин, еще выше вздернув подбородок. – Вам, лорд Монфор, нет надобности возмещать ущерб за это. Мы оба знаем: в том отвратительном происшествии есть и моя вина.

– Потому что вы готовы были капитулировать перед искусством опытного и решительного соблазнителя? – осведомился Джаспер. – Вы были невинны, мисс Хакстебл, как новорожденный младенец. Вы должны позволить мне…

– Мне было двадцать, – перебила его Кэтрин. – Я уже знала разницу между тем, что хорошо и что плохо. Я знала: то, что происходит, плохо. Я знала, что вы повеса. Я предпочла проигнорировать то, что хорошо, потому что хотела ощутить радость от того, что плохо, и удовлетворить свои желания. Пари было… мерзким. А назначение меня в качестве жертвы – еще хуже. Но я могла бы сказать «нет», как только вы подали мне руку, когда мы шли по главной аллее вместе со всеми. Я не сказала этого, поэтому я виновата в той же степени, что и вы. Одним словом, нет надобности возмещать мне ущерб. А теперь можете идти. Надеюсь, вас удовлетворит сознание, что вы хотя бы сегодня совершили то, что от вас требует общество.

– Даже если бы в тот вечер вы, мисс Хакстебл, отвергли мою руку и сделали все, чтобы я не выиграл пари, пари все равно осталось бы, – сказал Джаспер. – Оно все равно сохранилось бы в книгах. Кларенс узнал бы о нем и раструбил бы всему миру, естественно, намекая на то, что в тот вечер мы с вами стали любовниками, а в этом году возобновили свою связь.

– Я не могу помешать людям верить чему-то, – заявила Кэтрин. Наконец-то ее щеки слегка порозовели. – И мне безразлично, чему они верят. Завтра я еду домой, в Уоррен-Холл.

Теперь он может уйти.

И быть свободным.

Возможно, все складывается не так уж ужасно. Мертон и Морленд распространят слух о том, что он сделал предложение, а она отказала. Вероятно, бомонд согласится признать, что она ни в чем не виновата, если решилась на такое безрассудство и отказала ему. Может, через год, или два, или десять все забудется и она сможет вернуться.

А он будет свободен.

Однако если он не женится, пострадает Шарлотта. Ей придется переехать к леди Форестер. Сет Рейберн четко и определенно дал это понять.

И если он не женится на Кэтрин Хакстебл, ее жизнь будет загублена. Он дурачит самого себя, предпочитая верить в обратное только потому, что ему так хочется.

– А вы уверены, что скандал не последует за вами в Уоррен-Холл? – спросил Джаспер.

– Если и так, – ответила Кэтрин, – это будет уже моей проблемой, а не вашей, лорд Монфор.

– А не станет ли это проблемой вашей сестры? – осведомился он. – И вашего брата? Вы уверены, что скандал не коснется их?

Ее огромные глаза вдруг заблестели, и она опять побледнела. Джаспер понял, что коснулся больного места.

– Все это сплошная нелепость, – после паузы нервно произнесла Кэтрин, продолжая неподвижно стоять у окна. – Полнейшая нелепость! Почему свет ограничивает мою свободу? И вашу тоже? Почему моя семья должна страдать из-за того, что сделала я или не делала?

– Добро пожаловать в высшее общество, мисс Хакстебл, – тихо проговорил Джаспер, многозначительно изгибая бровь. – Вы только сейчас открыли для себя то, о чем я не так давно рассказывал вам? О том, что привилегированное положение дарует благосостояние, комфорт и удовольствия, но в нем крайне мало свободы.

– Так Мег пострадает? – спросила Кэтрин, прямо глядя на него. – А Несси? А дети? А Стивен? Нет, не может быть. Это полнейший абсурд. И несправедливость.

Джаспер сложил руки за спиной.

– А мисс Рейберн пострадает? – Ее глаза расширились от ужаса.

Джаспер не ответил.

– Ваша тетушка хочет, чтобы мисс Рейберн жила под ее крышей, – продолжала Кэтрин. – Она хочет подготовить ее к дебюту в следующем году. Она считает вас неподходящим опекуном. Но ведь вы все равно остаетесь ее опекуном? Разве ваша тетушка может забрать ее к себе?

– Отец Шарлотты назначил троих опекунов, – пояснил Джаспер. – Отца Кларенса – теперь эта обязанность перешла к самому Кларенсу, – меня и мистера Сета Рейберна, двоюродного дедушку Шарлотты. В любых ситуациях ее судьба решается любыми двумя из нас троих.

– А где мистер Рейберн? – спросила Кэтрин.

Джаспер указал себе под ноги:

– Здесь, в Лондоне. Живет отшельником. Ему совсем не нравится та суета, в которой он вынужден участвовать в последнее время. Ему также не нравятся Кларенс и его мамаша, и он всегда предпочитал оставлять все как есть. Но сейчас он недоволен. Он предъявил мне ультиматум, когда я заехал к нему сегодня утром.

Кэтрин сразу все поняла.

– Мисс Рейберн, – заключила она, – останется с вами при условии, что вы замнете скандал и задушите слухи тем, что женитесь на мне. Таков ультиматум?

– Примерно.

– Примерно?

– Скорее такой, чем не такой, – признался Джаспер. – Несколько дней назад он действительно заявил, что, если я не хочу, чтобы в следующем году дебютом Шарлотты занималась леди Форестер, я должен жениться, и тогда все эти заботы лягут на мою жену. Сегодня же он дал мне понять, что в выборе невесты я ограничен.

– Мною.

Джаспер невесело усмехнулся.

– Так вот зачем он все это устроил, правильно? – проговорила Кэтрин. – Я имею в виду сэра Кларенса Форестера. Чтобы у мистера Рейберна не было иного выбора, как передать опеку над мисс Рейберн его матери.

– Шарлотта очень богата, – сказал Джаспер, – вернее, станет богатой, когда выйдет замуж. А Кларенс очень беден и холост.

– Он намеревается жениться на ней, – произнесла Кэтрин ровным голосом и вдруг рассмеялась, впрочем, ничего веселого в ее смехе не было. – Я всегда представляла, что когда настанет пора серьезно обдумывать предложение о замужестве, я буду учитывать только собственные чувства и чувства человека, сделавшего мне предложение. Нравится ли он мне? Уважаю ли я его? Влечет ли меня к нему? Любит ли, уважает ли он меня? Влечет ли его ко мне? Есть ли основания считать, что мы можем быть счастливы до конца своих дней? Есть ли… есть ли в наших отношениях искра… искра чего? Романтики, волшебства… любви?

– И сейчас ни на один из этих вопросов вы не можете дать положительный ответ? – спросил Джаспер. – Ни на один?

Кэтрин медленно покачала головой.

– Меня вынуждают принимать в расчет то, что обо мне подумают люди, – сказала она. – Причем люди, которых я не знаю и которые мне безразличны. Меня принуждают принимать в расчет доброе имя моих сестер и брата, моих племянников. Меня вынуждают избавить вашу сестру от страшной участи. Меня вынуждают выйти замуж ради того, чтобы что-то предотвратить. Вопрос о браке должен решаться только двумя заинтересованными людьми и основываться на чувствах. А в данном случае этот вопрос решается всем светом. Обществу безразлично, будем ли мы счастливы, не так ли? И ему безразлично, что на самом-то деле мы будем несчастны.

«Будем»? А почему не «можем быть»?

– Мисс Хакстебл, – осведомился Джаспер, – а вы уверены, что мы будем несчастны вдвоем?

Неожиданно Кэтрин быстрым шагом пересекла комнату, подошла к нему и остановилась в шаге от него. Ее руки сжались в кулачки.

– Это маска, – заявила она, глядя ему в глаза. – Вот так вы прячетесь от мира. Откройте глаза. Взгляните на меня. И ответьте, можем ли мы быть счастливы вдвоем, до конца дней.

Джаспера потряс ее неожиданный гнев. И он твердо встретил ее взгляд.

– Я хочу вас, – коротко произнес он. Если она желает искренности, что ж, пусть получает. – И вы хотите меня. И вы не можете отрицать этого, мисс Хакстебл. Я бы все равно вам не поверил.

Кэтрин хрипло рассмеялась.

– Вы хотите оказаться со мной в одной постели, – сказала она, и неожиданно ее щеки залил яркий румянец. – И я хочу оказаться с вами в одной постели. Отлично, я этого не отрицаю. Это действительно веский довод в пользу брака, лорд Монфор. И это обеспечит нам счастье до конца наших дней. Мы поженимся. Мы будем спать друг с другом сколько захочется, не опасаясь скандалов. Благодарю вас. Все мои опасения развеялись.

Джаспер улыбнулся – искренне.

Интересно, как часто в будущем она будет мучиться от стыда, вспоминая, как недвусмысленно высказывала ему свое мнение?

– Вы должны признать, что немалым утешением будет тот факт, что нас вынудили пожениться, – заявил Джаспер. – Любить друг друга по ночам, дождливым утром, в томный полдень, в лесу в любое время дня или ночи, на дне лодки, под…

– Хватит! – приказала Кэтрин. – Прекратите немедленно! И откройте глаза. Брак – это не занятия сексом, лорд Монфор.

Ее щеки стали пунцовыми.

– Вы же ничего не понимаете! – продолжала Кэтрин. – Вы ничего не понимаете в дружбе, в товариществе, во взаимном уважении и притяжении, в общности интересов и в любви. Для вас невероятно, что все это может присутствовать в отношениях мужчины и женщины и что муж с женой могут нуждаться во всем этом. Вы же считаете все это не чем иным, как с… – У нее не хватило храбрости во второй раз произнести это слово.

– Сексом, – договорил за нее Джаспер. – Значит, брак – это только уважение, дружба и взаимное притяжение? Для меня это звучит скучно. А откуда возьмутся дети?

Кэтрин судорожно сглотнула.

– Вы просто ничего не понимаете, – сказала она.

Джаспер допускал, что действительно не понимает.

Однако она все равно ему нравилась, причем он испытывал не только похоть. Он испытывал – да, именно так – своеобразную привязанность к ней. Она определенно нравилась ему – гораздо сильнее, чем другие женщины.

– Тогда, Кэтрин, – подобострастно произнес он, – вы превратите это в цель своей жизни – заставите меня понять.

У нее от возмущения расширились глаза.

– Я не давала вам разрешения обращаться ко мне по имени, – отрезала она.

– И все же, – продолжал он, – вы говорите о нашем браке как о чем-то осуществимом. Что, мне предстоит до конца дней, обращаясь к вам, называть вас «леди Монфор»?

Он увидел, что она снова судорожно сглотнула.

– Кстати, – сказал он, многозначительно изгибая бровь, – я ведь даже не сделал вам предложения, мисс Хакстебл. Позвольте приступить?

Ее глаза вдруг изменились. Они стали больше и ярче, и Джасперу на мгновение показалось, что он сейчас утонет в них. Однако в следующее мгновение они наполнились слезами.

– Я не хочу выходить за вас, – тихо проговорила Кэтрин, глядя в пол, – да и вы не хотите жениться на мне. Зачем нас принуждают к тому, что не нужно ни одному из нас? Нет, не отвечайте. Мы уже обсудили почему, так что наш разговор пойдет по кругу.

Джаспер услышал ее тихий вздох.

– Что ж, – добавила она, – делайте предложение.

Он взял ее руку в свои. Рука оказалась влажной и холодной, и он сжал ее ладонями, чтобы согреть.

– Будет не так уж плохо, – сказал он, стараясь утешить и себя, и ее, – если мы предпочтем этого избежать. Пусть требования света и забота о благополучии наших семей и вынуждают нас вступить в брак, мисс Хакстебл, однако никто не может заставить нас всю жизнь быть несчастными. Несчастными можем сделать себя только мы сами. Так не допустим же этого. Давайте вместо этого сделаем друг друга счастливыми.

Господь Всемогущий, откуда у него берутся эти слова? Что, черт побери, он знает о том, как сделать женщину счастливой? Ведь он даже не знает, как сделать счастливым самого себя! Да и вообще, что такое счастье?

Но что еще ему сказать? Если только…

– Мисс Хакстебл, – быстро заговорил Джаспер, наклоняясь к Кэтрин, – согласны ли вы оказать мне честь принять мою руку и выйти за меня замуж?

Жуткие слова, которые наверняка снились в кошмарах всем холостякам, наконец-то произнесены.

Наверное, надо встать на одно колено – вот тогда он точно выставит себя полнейшим глупцом. Но поздно.

Кэтрин подняла голову, и Джаспер вблизи увидел ее глаза, огромные и блестящие от слез.

– Кажется, лорд Монфор, – произнесла она, – выбор у меня небольшой.

М-да, слова влюбленной женщины.

– Это «да»? – спросил Джаспер, глядя ей в глаза. Он выдавил из себя улыбку и очень надеялся, что она получилась не кривой и не ехидной.

– Да, – ответила Кэтрин. – Это «да».

– Спасибо, – поблагодарил он и потянулся к ней, чтобы поцеловать.

Однако Кэтрин в последнее мгновение отвернулась, и его поцелуй пришелся ей в ухо.

Джаспер ощутил себя еще большим глупцом.

– Возможно, – сказал он, – нам стоит…

Он не закончил свою мысль. Раздался стук, и дверь открылась прежде, чем они успели ответить.

– Кейт, – позвал Мертон, заглядывая в комнату, – все в порядке? Ты говорила, что поднимешься наверх через несколько минут.

Мертон распахнул дверь настежь. На Джаспера он намеренно не смотрел. Не смотрела на Джаспера и старшая мисс Хакстебл, выглядывавшая из-за плеча брата. Не смотрела на него и герцогиня Морленд, стоявшая позади них.

Трогательная семейная картина.

– Это заняло больше времени, чем я ожидала, – сказала Кэтрин Хакстебл. – Но мы уже закончили, и вы можете зайти и поздравить нас. Я только что приняла предложение лорда Монфора. Теперь он мой жених.

На лицах всех троих появилось удивление. Очевидно, все полагали, что сестра выразит категорическим «нет» свое отношение к предложению еще до того, как оно будет сделано, и сразу вернется в свою комнату.

Наконец сестры пришли в себя и, подбежав к Кэтрин, принялись ее обнимать – выражая то ли радость, то ли сочувствие, – а Мертон подошел к Джасперу и подал ему руку.

– Что ж, поздравляю тебя, Монфор, – ледяным тоном произнес он.

Отныне он уже не Монти?

Джаспер пожал руку своему будущему шурину.

Боже! Ну вот он и стал женихом, а скоро станет женатым мужчиной. В душе поднялось какое-то странное чувство, очень похожее на панику. Однако поздно идти на попятную.

* * *

Она могла бы выйти за Тома Хаббарда, пока жила в Трокбридже, и прожила бы с ним достойную жизнь.

Она могла бы выйти за Филиппа Грейнджера, пока жила в Уоррен-Холле, и прожила бы с ним достойную жизнь.

Однако она ждала чего-то иллюзорного, того, что называется романтической любовью, и теперь ей предстоит выйти за лорда Монфора, которому чужды романтика и любовь. Насчет него у нее нет никаких иллюзий. Он не способен на верность.

И как при этом она может быть верна человеку, не умеющему серьезно воспринимать жизнь? Желающему заставить ее влюбиться в него лишь ради удовольствия выиграть нереальное пари? Считающему, что физическое влечение – единственное необходимое условие благополучного и продолжительного брака?

Все эти размышления бессмысленны. Так или иначе, она с ним обручена.

Через месяц они поженятся. Церемония пройдет в церкви Святого Георгия на Ганновер-сквер. На свадьбу съедутся все представители знати. Если бы она была заядлой спорщицей, то поставила бы на то, что гостей будет много. Мало кто сможет противостоять искушению взглянуть на то, к чему они сообща принудили двух человек, ставших жертвами злобных сплетен.

Какой же это будет фарс! Если бы все не было так трагично, она хохотала бы до слез.

Эллиот, оставшийся наверху, в гостиной, считал, что лучше устроить светскую свадьбу, соответствующую всем требованиям. Он сказал это, когда все поднялись к нему с новостью о браке. Стивен согласился с ним. И Мег с Несси тоже.

И лорд Монфор.

Кэтрин промолчала. Ей было безразлично, где и как их поженят.

Все полчаса после ухода лорда Монфора она просидела, уставившись в холодный камин, а семья тем временем сделанным энтузиазмом обсуждала предстоящее событие.

Неожиданно в комнату вошел дворецкий с визитной карточкой на подносе.

Кто может приехать в такое время – ведь уже далеко за полдень? Кэтрин решила, что не будет встречаться с гостями, кто бы это ни был, и уйдет к себе.

– Это мисс Рейберн с мисс Дэниелс, – сообщила Маргарет, глядя через всю комнату на Кэтрин.

Кэтрин вздохнула. Ей не сбежать.

– Пусть поднимаются, – сказала она и осталась сидеть.

Мисс Рейберн знает о помолвке? Уже? Или до нее дошли слухи?

Спустя минуту Шарлотта появилась в комнате. На ее лице сияла счастливая улыбка. Она восторженным взглядом обвела всех и, увидев Кэтрин, бросилась к ней.

– Ах, – воскликнула Шарлотта, – я так счастлива! Я прямо взорвусь! В жизни не была так счастлива! Мисс Хакстебл, вы станете моей сестрой. Пожалуйста, разрешите мне называть вас Кэтрин. А вы должны называть меня Шарлоттой.

Кэтрин взяла ее руки в свои и улыбнулась. Однако улыбка получилась вымученной.

– Я бы предпочла «Кейт», – сказала она. – Так меня зовут члены моей семьи.

– И я стану членом вашей семьи, – смеясь, проговорила Шарлотта. – Я стану вашей сестрой, Кейт. И я смогу жить с вами и Джаспером, пока не выйду замуж. Теперь вы сможете вывести меня в свет, и отныне мне не надо переживать из-за тети Прунеллы.

– Верно, не надо. – Кэтрин сжала ее пальцы.

– Я радуюсь за себя, – сказал Шарлотта, прикусывая нижнюю губу. – Это эгоизм с моей стороны. Но еще больше я радуюсь за вас и Джаспера. Я уже давным-давно знала, что вы любите друг друга. Я видела ваши лица. Я знаю, что вы будете счастливы.

В ответ Кэтрин только улыбнулась.

Шарлотта повернулась к остальным.

– Мы все станем одной семьей, – проговорила она. – Правда здорово? Я не смогла усидеть дома и поехала к вам сразу, как Джаспер мне все рассказал, хотя мисс Дэниелс считала, что время для визита неподходящее. Но вы ведь простите меня? В конце концов, я уже сейчас почти член семьи. А через месяц стану полноправной родственницей.

– Вас не за что прощать, мисс Рейберн, – заверил ее Стивен. – Мисс Дэниелс, присаживайтесь.

– С этого момента мы будем считать вас полноправным членом семьи, – сказал Ванесса, вставая, чтобы обнять Кэтрин. – Можно мне тоже называть вас по имени?

– Как же все это замечательно! – воскликнула Маргарет.

– Я почти рада, что Кларенс оказался таким негодяем, – заявила Шарлотта, сев между Маргарет и Ванессой. – Вполне вероятно, что Джаспер не сделал бы предложение до конца сезона и нам пришлось бы ждать этого до следующего года. А к тому времени я бы уже переехала к тете Прунелле. Но Кларенс все равно остается негодяем, и я прошу у вас всех прощения за то, что он мой кузен. Я искренне жалею об этом. Но ничего. Скоро у меня будет новая большая семья.

Неужели они все когда-то были такими же юными и наивными?

Кэтрин опустилась в кресло. Кое-кто, во всяком случае, был.


Во второй половине дня к Джасперу пришел посетитель. Точнее, всего через четверть часа после того, как Шарлотта сорвалась с места и унеслась в Мертон-Хаус. Он не стал ее останавливать. День необычный, причем для всех, и если девочку переполняет радость, зачем мешать выплеснуть ее? В Мертон-Хаусе Шарлотту наверняка не осудят.

Джаспер сидел за письменным столом в библиотеке. Он сидел, опершись на один локоть, и большим и указательным пальцами тер переносицу.

И изо всех сил пытался не думать. Потому что думать было бессмысленно. Бесполезно.

«Будет не так уж плохо, если мы предпочтем этого избежать. Пусть требования света и забота о благополучии наших семей и вынуждают нас вступить в брак, мисс Хакстебл, однако никто не может заставить нас всю жизнь быть несчастными. Несчастными можем сделать себя только мы сами. Так не допустим этого. Давайте вместо этого сделаем друг друга счастливыми».

Боже! Ему следует писать речи – от них вся нация заливалась бы слезами.

Однако проблема в том, что он должен действовать в соответствии с этими словами, нравится ему это или нет. Холостяцкая жизнь закончилась. Все семена разгула высеяны. Скоро он превратится в зануду из зануд – в женатого Человека.

Эти мрачные размышления были прерваны Хортоном, который тихо постучал и открыл дверь в библиотеку. В следующее мгновение он был отброшен в сторону посетителем, о прибытии которого, очевидно, собирался сообщить.

В комнату ворвался Кон Хакстебл. Он был в плохом настроении и напоминал угрюмого греческого бога-громовержца. Джаспер встал и вышел из-за стола.

Кон приблизился к нему практически вплотную.

– Проходи, Кон, – сказал Джаспер. – Зачем ждать, когда о тебе доложат.

Кон схватил его за грудки и подтащил к себе.

Ну вот. Опять.

Кону не удалось оторвать Джаспера от пола, однако он все же слегка придушил его.

– Полагаю, – осведомился Кон, – ты сделал ей предложение?

– Сделал, – ответил Джаспер.

– И она его приняла?

– Приняла.

Кон завалил его на стол, и Джаспер больно ударился спиной об угол. Однако он не сопротивлялся. Мужчина должен иметь возможность защитить своих родственниц, даже если они приходятся ему всего лишь троюродными сестрами.

– Если я услышу хоть одно слово, – процедил Кон, – хоть одно слово о том, что ты плохо обращаешься с ней, или что она несчастна, или что ты бесчестишь ее своими похождениями, я…

Джаспер изогнул брови.

– Помоги мне, Монфор, – добавил Кон, продолжая цедить каждое слово, – или я прикончу тебя.

– К счастью для меня и для тебя, Кон, – сказал Джаспер, – ведь вряд ли тебя порадует встреча с палачом – тебе никогда не придется претворить в жизнь свою угрозу. Скажи, ты все время знал о пари?

Кон неожиданно выпустил его и отступил на шаг. Его ноздри раздувались от гнева.

– Знал, – коротко ответил он. – Тебя бы уже не было на свете, если бы ты выиграл его.

– Однако же, – продолжал Джаспер, – ты только сейчас решил продемонстрировать свой праведный гнев, да? Через три года?

– Есть вещи, о которых лучше не говорить, – сказал Кон. – Иногда полезнее не подстегивать слухи, особенно когда они могут погубить невиновного – как получилось сейчас.

– Благодаря Форестеру, – напомнил Джаспер. – Кон, ты либо сядь, либо налей себе выпить, либо ходи взад-вперед по комнате. А то мне трудно сфокусировать на тебе взгляд, когда ты так близко.

– У Мертона сильный удар, – сказал Кон, отступая еще на шаг. – Он почти наверняка сломал Форестеру нос. И синяк под глазом здоровенный.

– Ты видел его? – спросил Джаспер, подходя к серванту, где стоял графин с бренди.

– Один из слуг, оставшихся в доме, явно не считал нужным соблюдать лояльность хозяевам или держать рот на замке, – ответил Кон. – Подозреваю, ему не заплатили.

– Это научит его не наниматься к таким, как Форестер, – усмехнулся Джаспер, поворачиваясь к приятелю с двумя бокалами в руках. – Через месяц Кэтрин Хакстебл станет моей женой. Было решено, что при сложившихся обстоятельствах объявление предпочтительнее специального разрешения. Бракосочетание состоится в церкви Святого Георгия, естественно. Ты, Кон, будешь моим шафером, если согласишься.

Глава 14

Кэтрин оказалась права. Хотя уже наступил июль и сезон официально закончился, значительная часть бомонда осталась в городе, чтобы присутствовать на церемонии.

Барон Монфор женится. Никто не мог отказать себе в удовольствии стать свидетелем этого события. Кэтрин Хакстебл всегда считали особой благовоспитанной и респектабельной. Поэтому всем трудно было представить ее, бедняжку, женой такого повесы. Хотя, конечно, она сама уготовила себе такую участь, когда позволила ему волочиться за ней, несмотря на то шокирующее трехлетней давности пари. Ей повезло, что он согласился соблюсти приличия. Если бы он бросил ее на произвол судьбы, это было бы вполне в его характере.

После бракосочетания герцог и герцогиня Морленд устраивали торжественный завтрак в Морленд-Хаусе. Сразу после завтрака молодые уезжали в Седерхерст-Парк, где собирались провести короткий медовый месяц перед приездом гостей на празднование восемнадцатилетия мисс Рейберн. Этим гостям завидовал весь высший свет. Ведь у них будет возможность понаблюдать, как развиваются отношения в этом невероятном союзе. Но все это будет потом. А пока Кэтрин готовилась к церемонии.

На ней было новое бледно-голубое муслиновое платье с высокой талией. Юбка с вышитым серебром подолом ниспадала мягкими складками. Такая же вышивка украшала короткие рукава-фонарики и очень скромный вырез.

Новая соломенная шляпка была отделана голубыми васильками и завязывалась широкими голубыми шелковыми лентами.

Цепочка из белого золота с граненым бриллиантовым кулоном, который, по ее мнению, очень напоминал по форме большую слезу, была свадебным подарком жениха.

Наряд дополняли длинные белые перчатки и серебряные туфельки.

Кэтрин знала, что выглядит великолепно. И понимала, что так выглядеть ей необходимо. Сегодняшний день почти не имеет к ней отношения, за исключением одного момента: скоро она станет женой лорда Монфора. Сегодняшний день весь посвящен респектабельности, правилам и условностям света. А она член этого общества, нравится ей это или нет. И ее долг перед семьей – приспособиться к этому обществу.

Близкие – это единственное, что имеет для нее значение. Она любит их. И делает все это главным образом ради них. В течение последнего месяца все они время от времени заводили с ней задушевные беседы и уговаривали разорвать помолвку и остановить подготовку к свадьбе, если она на самом деле не хочет выходить за лорда Монфора. Каждый предлагал свою помощь и поддержку на тот случай, если она примет такое решение.

На пороге появились Маргарет и Ванесса. Восторженно вскрикнув, они принялись убеждать Кэтрин, какая она красавица.

– И мы правильно выбрали цвет, – сказала Мег, подходя к Кэтрин и сильно сжимая ее руки. – Он очень идет тебе и подчеркивает твою красоту. Он подходит и к глазам, и к волосам. Ах, Кейт, ты такая… ты такая уверенная…

Кэтрин улыбнулась.

– Естественно, я уверенная, глупышка, – сказала она, как и говорила много раз прежде. – Месяц назад все эти мерзкие истории приводили меня в замешательство, это правда, и я ужасно злилась, что меня принуждают к чему-то. А еще меня раздражал лорд Монфор, потому что во многих аспектах – хотя не во всех – он оказался главной причиной неприятностей. Но теперь все это в прошлом, и я довольна тем, что получилось. Мне двадцать три, я наконец готова выйти замуж – и выхожу, причем за мужчину, которого выбрала сама. Он мне ужасно нравится, знаешь ли.

Она переигрывала. Слово «ужасно» прозвучало фальшиво. Однако Мег заметно приободрилась.

– Тогда я тоже довольна, – сказала сестра. В ее глазах блестели слезы. – И я действительно верю, что ты, Кейт, ему нравишься. Ой, я так думаю, я так считала еще до того, как начались все неприятности! Я прощу ему все прегрешения против тебя, если он наполнит ваш брак любовью. Ведь именно об этом я и мечтаю.

Ванесса подошла к Кэтрин и обняла ее.

– Знаешь, – проговорила она, – я совсем не любила Эллиота, когда выходила за него, и он наверняка не любил меня. Да и как он мог, если именно я предложила ему, бедняжке, жениться на мне.

Она весело рассмеялась.

Когда Эллиот принял на себя обязанности опекуна Стивена, он как раз подыскивал жену. Будучи натурой отнюдь не романтической, он остановил свой выбор на Мег исключительно из практических соображений. Однако та ждала Криспина Дью, который ушел на войну. Несси знала, что у Мег сильно развито чувство долга перед близкими, и догадывалась, что та скорее ответит «да» только на том основании, что этот брак полностью отвечает интересам семьи. Поэтому в порыве самопожертвования она сделала предложение Эллиоту прежде, чем тот успел попросить руки Мег. И он женился на Ванессе.

– Но сейчас, – продолжала Несси, и ее глаза вдруг засветились, – мы не только любим друг друга, мы влюблены друг в друга. Если есть желание любить, Кейт, любовь сама придет к тебе. Обещаю.

– Но я уже люблю лорда Монфора, – возразила Кэтрин. – И он любит меня.

Она опять переигрывает.

– Конечно. – Улыбка Ванессы свидетельствовала о том, что она понимает это, но что все равно у нее остается надежда. – Конечно, любишь. Ах, я так хочу, чтобы ты была счастлива! Я хочу, чтобы обе мои сестры были счастливы. И Стивен тоже, хотя он еще слишком молод, чтобы о нем нужно было беспокоиться.

Она сморгнула слезы и опять засмеялась.

В этот момент в дверях появился Стивен. В черно-белом наряде он был до умопомрачения красив и выглядел очень взрослым.

– Кейт, – проговорил он, подходя к сестре. – Я бы сказал «моя любимая сестренка», если бы вы все трое не были моими любимыми. Жаль, что я не старший брат, иначе я мог бы заботиться о тебе и оберегать тебя, как ты заботилась обо мне. Жаль, что приходится так скоро отдавать тебя другому мужчине. Но Монти – достойный человек, несмотря ни на что. Я убежден в этом. Он совсем не злой. Иначе я никогда не смог бы с ним подружиться. Он будет хорошо с тобой обращаться.

– Естественно. – Кэтрин рассмешила серьезность Стивена. – И скоро твой друг станет твоим зятем.

– Я решил, что надо зайти к вам, – послышался голос Эллиота, – и напомнить, что сегодня нас всех ждут в церкви Святого Георгия. А то мне вдруг показалось, что вы об этом забыли.

Кэтрин вспомнила, как впервые увидела его на ассамблее в честь Дня святого Валентина в Трокбридже. Тогда она решила – и так же решили все присутствовавшие дамы, – что в жизни не видела более красивого мужчины. Сейчас же, когда он стал мужем Несси и отцом Изабеллы и Сэма, она воспринимала его как очень близкого человека.

Да, Несси повезло с выбором.

– Кэтрин, не пугайся, я не собираюсь произносить трогательные речи или давать мудрые советы, – сказал он. – Все это будет потом. Но должен отметить, что ты выглядишь просто очаровательно.

– Спасибо, Эллиот. – Кэтрин шагнула к нему, и они обнялись.

Неужели у всех невест возникает ощущение, будто они прощаются со всеми, кто им близок и дорог? Разве это естественно?

Кэтрин отстранилась от Эллиота и улыбнулась. Ее глаза остались сухими, однако в горле стоял ком.

– Если этому дню, – проговорила она, – предстоит стать счастливейшим днем моей жизни – а я полна решимости сделать его именно таковым, – пусть он начнется с серьезного события. Быстро всем в церковь.

Спустя минуту она осталась наедине с братом. Комната вдруг показалась ей пустой – все ее вещи уже упаковали и увезли. В душе появилось чувство, что она здесь чужая. И ведь это так. И этот особняк, и эта комната больше никогда не будут ее домом.

Кэтрин взяла руки Стивена в свои.

– Ты была моей любимицей, Кейт, – смущенно сказал брат. – И остаешься. Ты ближе мне по возрасту, ты была мне товарищем по играм, ты была моим другом и наперсницей. Счастья тебе.

– Я намерена стать счастливейшей женщиной в мире, – заверила его Кэтрин.

Она попыталась улыбнуться, но на глаза навернулись слезы.

– Ах, Стивен! – дрожащим голосом добавила она. – Я буду счастлива. Вот увидишь.


Члены его семьи сидели на скамьях позади него – Рейчел с Гудингом, Шарлотта, дядя, брат отца и три его сына, двоюродных брата Джаспера.

Его семья. Его кровные родственники. Его группа поддержки, люди, чья любовь к нему безусловна. Губы Джаспера скривились в ухмылке. Поводов для цинизма у него нет, весь его сарказм направлен на него самого. Он мог бы приложить усилия к тому, чтобы установить более тесные родственные связи после смерти второго мужа матери. Или после ее смерти.

Однако он ничего этого не сделал.

А теперь уже поздно что-то делать.

Ему вдруг стало интересно – он перестал задумываться об этом много лет назад, – как сложилась бы жизнь, если бы его отец не попытался перескочить через ограду, а поехал бы к воротам, как сделал бы на его месте любой разумный человек. Однако отец прыгнул. И погиб.

Джаспер ощутил необычный спазм в горле и приказал себе отвлечься. Надо быть осторожнее, а то, не приведи Господь, он в день своей свадьбы будет оплакивать собственное утраченное детство. И тем самым даст сплетникам массу пищи для сплетен.

Если он не ошибается, невеста опаздывает. Вот будет здорово, если она вообще не появится!

Эффектная будет катастрофа.

Джаспер, который всегда, кроме последнего месяца, считал своей обязанностью ни из-за чего не переживать, вдруг ощутил странную тревогу в душе и неприятный холодок в желудке и очень пожалел, что позавтракал. Подождите-ка! Так ведь он не завтракал!

А еще он очень сожалел, что сегодня утром позволил своему камердинеру так туго повязать галстук.

Кон, сидевший рядом, оглянулся, пихнул его локтем в бок, и оба встали. В задних рядах произошло какое-то движение, и все присутствующие – черт побери, как их много! – вывернули шеи, чтобы не пропустить момент появления невесты.

Священник направился к алтарю.

Все отлично – невеста появилась, его глаза сухи.

Джаспер медленно вдохнул и забыл выдохнуть, когда увидел Кэтрин. Господь всемогущий, да она красива! Только это для него не открытие. Он считал так, когда познакомился с ней три года назад. И убеждался в этом каждый раз, когда видел ее.

Однако сегодня она его невеста. Скоро она станет его женой. Его баронессой.

И сегодня она… гм… сегодня она очень красива.

Джаспер порадовался, что надел темно-синий фрак с бледно-серыми бриджами и белой льняной сорочкой, отказавшись от столь модной черно-белой гаммы. Он решил, что черный больше подходит для похорон. Зато сейчас они будут гармонировать друг с другом.

А будут ли?

Ну, гармонировать?

Он пообещал ей, что сделает ее счастливой, не так ли? Или он лишь сказал, что попытается не сделать ее несчастной?

Черт побери, вся эта куча гостей, большая часть которых заявилась сюда только из любопытства, не должна уйти отсюда с мыслью, что он несчастен. Или что она несчастна. Он этого не допустит и сделает все, что в его силах.

Джаспер устремил взгляд на Кэтрин, которая шла под руку с Мертоном. Он вдруг вспомнил, что можно открыть глаза пошире, и теперь любовался ею. И улыбался ей.

Кэтрин тоже смотрела на него через тонкую фату, ниспадавшую из-под шляпки и прикрывавшую лицо. Ее щеки оживлял румянец – во всяком случае, ему так казалось.

А когда у гостей, сидевших на передних скамьях, появилась возможность разглядеть ее лицо, она улыбнулась Джасперу, и ему показалось, что церковь озарилась солнечным светом. Позвольте, но ведь день пасмурный, не так ли?

Они улыбались друг другу – ну прямо-таки жених и невеста, предвкушающие счастливую семейную жизнь до гробовой доски. Это был фарс, и играли они его великолепно.

Однако фарс не предусматривает учащенное сердцебиение, верно? Никто ничего не увидит.

Сердце выбивало в груди Джаспера барабанную дробь.

Боже, она его невеста!

Он вот-вот женится! На веки вечные, аминь.

Они встали рядом лицом к священнику.

– Возлюбленные братья и сестры… – начал тот. Джаспер ощутил тот самый запах мыла, который всегда очаровывал его сильнее любых духов.

Он чувствовал жар ее тела, хотя они не прикасались друг к другу.

Им вдруг овладел непрошеный приступ раскаяния. По идее это должен быть счастливейший день в ее жизни. Проклятие, именно по идее! Самый счастливый. И будущее тоже должно сулить ей сплошное счастье.

Священник что-то сказал, и Мертон поднял руку сестры. Он отдает ее, хотя на самом деле должен был бы вцепиться в нее и утащить куда-нибудь подальше – от него. Где она будет счастлива – без него.

Джаспер взял ее руку в свою.

И ее жизнь – под свою опеку.

До конца их дней.

Оказалось, что момент наполнен более глубоким смыслом, чем он предполагал.

Чтоб всем провалиться!


– Что Бог соединил, то человек да не разлучает.

Итак, дело сделано. Теперь пути назад нет. Они женаты.

Как ни странно, хотя Кэтрин сосредоточенно вслушивалась в слова священника и примеряла их к себе, часть ее сознания вспоминала события в Воксхолле.

Она вспоминала, как ощутила запретное влечение к нему. Как они не отрываясь смотрели друг на друга, пока он беседовал с леди Битон. Как ее сердце бешено забилось. Она вспоминала, как ее охватил восторг, когда он подал ей руку. Как она затрепетала, когда он заговорил с ней. Она вспоминала, какой глупой и неопытной девчонкой была, как по уши влюбилась в него, как остро чувствовала исходившую от него опасность, как с готовностью последовала за ним к роковой черте, потому что решила, что любовь не может быть безопасной и ее нужно добиваться любой ценой.

А потом она поняла, какова эта цена. И теперь платит ее.

Даже несмотря на то что в тот же вечер освободилась от любви к нему.

Только вот в этом году в ней вспыхнула крохотная искорка той самой влюбленности, и она дала этой искорке разгореться и тем самым подписала себе приговор.

Даже сегодня…

Даже сейчас…

Кэтрин повернула голову и увидела, что Джаспер улыбается ей.

Да, даже сейчас она считает его привлекательнее всех мужчин. Он выглядит просто… ослепительно в свадебном костюме. И теперь он ее муж.

По идее она должна быть счастливейшей женщиной в мире.

Кэтрин вспомнила о гостях, сидящих на скамьях, – они все смотрят на них. В том числе и ее близкие. Которых она очень любит. И которые любят ее.

Она улыбнулась им.

Вскоре служба закончилась, подписи были поставлены, и новобрачные двинулись к выходу из церкви. Рука невесты лежала на руке жениха, торжественно звучал орган, все кивали им и улыбались.

Когда они вышли на крыльцо, Кэтрин услышала праздничный перезвон колоколов и увидела толпу любопытных, окружившую открытое ландо новобрачных. Кто-то выкрикнул поздравления, к нему присоединились другие голоса.

Против воли Кэтрин испытала приступ… чего-то. Не радости. Но чего-то. Некого чувства облегчения, что все закончилось и не надо бороться с искушением отменить все и убежать.

Лорд Монфор подвел ее к ландо, быстро усадил на сиденье, запрыгнул сам и приказал кучеру трогать. Все это он успел сделать до того, как гости высыпали из церкви.

Толпа расступилась, пропуская экипаж.

Раннее утро было пасмурным. Казалось, вот-вот пойдет дождь. Но пока они были в церкви, тучи рассеялись, и теперь в чистом голубом небе ярко светило солнце.

В общем, это был замечательный летний день.

Идеальный день для свадьбы.

Джаспер устроился на сиденье рядом с Кэтрин. Он смотрел на нее из-под полуопущенных век и улыбался.

– Итак, Кэтрин, – тихо проговорил он.

Она повернулась к нему – своему новоиспеченному мужу.

– Итак, Джаспер, – сказала она.

Кэтрин впервые назвала его по имени, хотя он и предлагал ей это месяц назад.

Улыбка Джаспера стала шире.

– Леди Монфор, – произнес он.

– Да?

– Полагаю, – сказал Джаспер, – нам следует дать заверения нашим семьям. Не говоря уже обо всех, кто ради этого остался в городе.

Кэтрин вопросительно посмотрела на него, а он тем временем быстро придвинулся к ней и потянулся к ее лицу.

В первый момент Кэтрин дернулась, потом поняла, что он имеет в виду, и… кокетливо улыбнулась.

– Ну конечно же, – согласилась она, подставила ему губы и положила руку ему на плечо.

Их поцелуй – его губы были теплыми, и влажными, и до умопомрачения чувственными – сопровождался аплодисментами, смехом, свистом и подбадривающими возгласами, и все это звучало на фоне колокольного звона.

Все это были звуки свадьбы.

Звуки счастья.


Праздничный завтрак получился грандиозным. Джасперу казалось, что он никогда в жизни столько не улыбался. И это страшно утомляло. Кэтрин тоже без устали улыбалась.

Счастливые новобрачные.

Наконец они отмучились. Джаспер спешил к вечеру добраться до Ридинга. Они попрощались с гостями, обнялись и расцеловались с родственниками, успокоили рыдающую Шарлотту – она очень грустила из-за разлуки, несмотря на то что должна была увидеться с ними в Седерхерсте через две недели. А до отъезда ей предстояло жить в Уоррен-Хаусе с мисс Хакстебл, которую она стала называть своей сестрой, настояв на этом.

Слова прощания были сказаны. Улыбками все были одарены. Все слезы были выплаканы. Лондон остался позади.

Джаспер поудобнее устроился на сиденье и повернулся к своей жене. На Кэтрин, которая смотрела в окно дорожной кареты, был костюм для путешествий – она переоделась в него перед самым отъездом. Руки в перчатках спокойно лежали на коленях. Она выглядела успокоенной.

Чуть-чуть излишне успокоенной.

Интересно, спросил себя Джаспер, она предвкушает грядущую ночь?

Их первую брачную ночь.

Джаспер взял руку Кэтрин в свою, снял перчатку и бросил ее рядом со своей шляпой, затем принялся разглядывать ее ладонь. Ее рука была изящной и теплой, ладошка маленькой, а пальцы значительно короче, чем у него.

Кэтрин сидела не шевелясь.

Естественно, никакую ночь она не предвкушает. Для нее брак не связан с сексом, не так ли? Она сама так сказала в тот день, когда он сделал ей предложение. Странные они, женщины, в этом плане, а Кэтрин – самая странная из всех. Мечтала о любви, о единении души и сердца.

А ведет себя как чужая.

Только теперь она его жена, черт побери!

И она признала, что хочет его.

Джаспера раздражало, что он постоянно испытывает угрызения совести по отношению к ней. Он не из тех, кто склонен мучиться чувством вины. Он такой, какой есть, он сделал то, что сделал, и всякий, кому это – или он сам – не нравится, может катиться куда подальше.

Однако несколько лет назад в одной позорной ситуации он переступил невидимую, но очень осязаемую черту, отделяющую беспечность от порочности, и хотя он успел вернуться назад прежде, чем непоправимый вред был нанесен, все же… гм… непоправимый вред был нанесен. И доказательство тому – то, что они сидят в карете рядом, будучи мужем и женой, и им нечего сказать друг другу.

И он пронесет это раскаяние через всю жизнь. Нет, это сожаление не связано с ним самим и с тем, что его вынудили надеть кандалы. С этим можно жить. К тому же он дворянин, в конце концов, и всегда знал, что рано или поздно придется жениться и произвести на свет наследника.

Просто все дело в том, что сегодня она тоже надела кандалы. И именно из-за этого он всегда будет чувствовать себя виноватым. Если бы у нее была свобода выбора, она никогда бы не выбрала его. Физического влечения мало для таких идеалистических, романтических дамочек, как Кэтрин Хакстебл, – вернее, как Кэтрин Финли, баронесса Монфор.

Джаспер почти возненавидел ее.

И от этого угрызения совести только усилились.

И все равно он ждет не дождется брачной ночи. Ему не терпится добраться до Ридинга, до гостиничного номера.

– А знаешь, – сказал он, – все может быть не так уж плохо, как кажется.

Разве он не говорил ей этого раньше, в другой обстановке? Когда делал предложение?

– Все? – Кэтрин посмотрела на него, многозначительно изогнув бровь. – Моя семейная жизнь?

– Именно, – ответил Джаспер. – Но она наша, не так ли? Наша семейная жизнь. Она может оказаться не такой уж плохой.

– Или, – проговорила Кэтрин, – не оказаться.

Джаспер поджал губы и задумался.

– Или не оказаться, – согласился он. – Думаю, нам предстоит это решить. Будем мы счастливы или нет. Либо так, либо иначе, я думаю.

– Значит, для тебя жизнь либо белая, либо черная? – осведомилась Кэтрин.

– В противовес всем оттенкам серого? – Он снова задумался. – Наверное, так. Черное – это отсутствие всех цветов. А белое – их полное наличие. Я считаю, что жизнь должна быть либо такой, либо такой. В общем, я думаю, что предпочел бы наличие цвета его отсутствию. Однако черный добавляет цвету глубины и фактуры. Возможно, некоторые оттенки серого необходимы для полноты палитры. Даже чернильно-черный. Эх, это глубокий философский вопрос. Нужен ли черный для жизни, даже для счастливой жизни? Можем ли мы быть счастливы, если никогда не испытали страданий? Что ты об этом думаешь?

– О, – вздохнула Кэтрин, – ты способен обсуждение любой темы завести в непроходимый лабиринт!

– Значит, – предположил Джаспер, – ты ждешь, что я просто скажу тебе, что предпочитаю серый белому или черному? Но я не выношу серую жизнь. Без страданий и без радости, одно бесконечное спокойствие и ужасающий застой. И в самом деле, я должен исключить серый из конкретно нашей палитры. Кэтрин, никогда не говори мне, что ты серая. Я не поверю.

Она медленно растянула губы в улыбке.

– Ну вот! – воскликнул он. – Уже лучше.

– У нас когда-нибудь состоится разумный разговор? – спросила Кэтрин.

– Решать тебе, – ответил Джаспер. – Я попытался затеять обсуждение одной из глубочайших тайн жизни – о необходимости тьмы и света в наших жизнях, – а ты обвинила меня в том, что я увожу разговор в непроходимый лабиринт. Но если ты предпочитаешь обсуждать погоду, что ж, давай. Эта тема бесконечна. Если я засну посредине обсуждения, ты можешь пихнуть меня, чтобы разбудить.

Кэтрин засмеялась.

– Все лучше и лучше, – сказал Джаспер.

Глава 15

На ночь они остановились в гостинице «Корона», лучшей гостинице Ридинга. Им предоставили лучшие апартаменты, которые включали столовую, гостиную и просторную спальню с широкой кроватью под балдахином.

Они поужинали – Кэтрин силой заставила себя поесть – и заговорили о погоде. Во всяком случае, заговорил Джаспер. Кэтрин большей частью молчала, но против своей воли много смеялась. Джаспер же держался в своей обычной ленивой манере и поглядывал на нее из-под полуприкрытых век.

Он мог вести себя нелепо, он мог быть очень веселым. И Кэтрин всегда знала это. Это являлось частью его очарования. Однако это не превращало его в мужчину, за которого ей хотелось бы выйти замуж. Своего мужа она представляла более серьезным, более романтичным, более… любящим.

Кэтрин боялась будущего и пыталась не думать о нем. А будущее неуклонно приближалось.

Наконец она осталась одна в спальне. Джаспер сказал ей, что собирается придумать оригинальный предлог, чтобы спуститься вниз и дать ей возможность приготовиться ко сну. Предлог он нашел – заявив, будто обнаружил какое-то пятно на крестце у лошади, которое необходимо удалить, если оно действительно там есть. Кэтрин от души посмеялась над ним, этим противоречивым человеком, и он ушел.

Однако сейчас ей было не до смеха. Она разделась, умылась и надела шелковую с кружевом ночную сорочку, являвшуюся частью приданого и купленную меньше месяца назад.

Кэтрин страшно смущало наличие в комнате огромной кровати с откинутым к ночи углом одеяла. И еще ее смущала тишина, царившая в гостинице, – отдаленные голоса и звон посуды только подчеркивали эту тишину. И еще темнота за широким окном. Номер располагался в задней части здания, то есть вдали от суеты и света подъездной аллеи.

Кэтрин села в кресло рядом с окном. Можно достать из саквояжа книжку. Однако вряд ли ей удастся сосредоточиться на ее содержании, к тому же она будет выглядеть глупо, когда вернется Джаспер. Он же сразу поймет, что она не читает.

Ох, как же все это противно! Мерзко.

Первая брачная ночь должна быть волшебной, объединяющей… романтичной.

Проблема в том, что ее сильно влечет к нему, часть ее действительно изнывает от предвкушения. Однако другая часть осуждает первую за это чисто физическое влечение. Женщина должна пресекать любое влечение к мужчине, если в этом влечении не задействовано ее сердце. Она не любит его – она никогда не смогла бы полюбить человека, который, мягко говоря, ведет такой беспечный и бесцельный образ жизни. Вряд ли он способен полюбить кого-нибудь прочной и долгой любовью.

Но они женаты. Любое чувство, пусть и физическое влечение, лучше, чем ничего. Разве не так он сказал месяц назад, когда утешал ее, убеждая смириться с необходимостью выйти замуж?

Кэтрин положила голову на спинку кресла и оживила в памяти прожитый день – вот она одевается к церемонии, вот она обнимается с близкими, вместе со Стивеном приезжает в церковь, идет по проходу, видит лорда Монфора, который внимательно смотрит на нее и вдруг медленно растягивает губы в улыбке, вот они обмениваются клятвами, вот на ее пальце сверкает обручальное кольцо, вот…

– Эй!

Его низкий голос прозвучал очень тихо. Кэтрин открыла глаза и обнаружила перед собой Джаспера.

Неужели она заснула?

Кэтрин заметила, что он уже успел снять сапоги, сюртук и жилетку. Сейчас на нем были только бриджи и рубашка.

Не отдавая себе отчета в своих действиях, Кэтрин вдруг подняла руку и убрала ту самую непокорную прядь, которая все время падала ему на лоб. Однако едва она убрала руку, прядь опять упала. Джаспер улыбнулся и поцеловал ее.

Быстрым и легким поцелуем в губы.

У Кэтрин внутри все перевернулось.

– Я ошибся, – сказал Джаспер. – Там нет никакого пятна. Теперь я могу спать спокойно.

Кэтрин не слышала, как он вошел в номер.

– Я просто на секунду прикрыла глаза, – проговорила она. – День был такой длинный.

– Надеюсь, ты не будешь умолять, чтобы тебя оставили в покое, потому что ты смертельно устала, а, Кэтрин? – осведомился он. – В нашу-то первую брачную ночь?

– Нет, конечно, не буду, – ответила она.

– Потому что сама этого хочешь, или тебя к этому обязывает чувство долга?

Кэтрин уже открыла рот, чтобы ответить, но промолчала.

Джаспер впился в нее взглядом. Он все еще стоял, склонившись над ней, ожидая ответа.

– Чувство долга, – произнесла Кэтрин. – Вы не сможете упрекнуть меня в неисполнении своих обязанностей, ми… Джаспер.

– Не смогу? – Он выпрямился и протянул ей руку ладонью вверх.

Кэтрин вложила свою руку в его и встала.

Это не просто чувство долга.

Джаспер за руку потянул ее к себе, и она вплотную приблизилась к нему и положила ладони ему на грудь. И сразу же ощутила силу и напряжение его мужественного тела.

Обхватив ее одной рукой за талию, а другой за попку, он прижал ее к себе, и она почувствовала, как ей в живот уперлась его набухшая плоть.

Она откинула голову.

– А станет желание, Кэтрин, – сказал Джаспер, и она заметила, как из его голоса и его движений исчезла обычная леность. – Прежде чем я уложу тебя на эту кровать, тобой станет руководить не чувство долга, а желание.

Она обидела его, возможно, даже причинила боль. Ранила его гордость. Он гордился своим умением соблазнять, своим опытом в любовных утехах. Вероятно, он считает, что этого достаточно, чтобы претендовать на звание истинного мужчины.

– Тебе, Джаспер, – сказала Кэтрин, – придется позаботиться о том, чтобы слова не расходились с делом. Я не хочу испытать разочарование еще раз.

В его глазах тут же вспыхнул озорной огонек. Он громко рассмеялся.

– Кокетка, – хмыкнул он. – Ты дерзкая кокетка, Кэтрин.

И он снова приник к ее губам, требовательно, настойчиво. Кэтрин открылась ему.

Поддерживая ее голову рукой, Джаспер принялся медленно водить языком по ее щекам. Кэтрин застонала, одной рукой вцепилась ему в плечо, а другую запустила ему в волосы.

Джаспер целовал ее и одновременно гладил – по плечам, по рукам, по груди, – и от прикосновений его нежных и сильных пальцев все ее тело будто пробуждалось. Он то сквозь тонкую ткань сорочки сжимал двумя пальцами ее соски, то приподнимал ее грудь на ладонях. Его руки спускались в низ ее живота, гладили ее между ног, потом снова поднимались к груди и снова опускались вниз.

Оторвавшись от ее губ, он стал целовать ее в шею и медленно добрался до ложбинки между грудей.

Кэтрин остро реагировала на его ласки. Ей нравилось прижиматься к его сильному, мускулистому телу, чувствовать под ладонями его кожу, дразнить его, лаская легкими прикосновениями пальцев, тереться о него грудью, вжиматься животом в его набухшую плоть.

Через несколько минут оба уже были объяты жаром. Оба шумно и часто дышали.

Кэтрин вдруг сообразила, что Джаспер подобрал подол сорочки и собирается снять ее. Она подняла руки, и он, поспешно сорвав ее, швырнул на пол.

Теперь Кэтрин стояла перед ним обнаженная. На туалетном столике горели свечи, но ее это не беспокоило. Она прижалась к нему, обняла за шею и поцеловала в губы. Однако Джаспер вскоре отстранился от нее и, наклонившись, стал целовать ее грудь. Его губы легко, как перышко, прикасались к одному соску, потом к другому. Кэтрин задыхалась от наслаждения.

Ее охватывало настолько сильное желание, что она едва держалась на ногах, и, чтобы не упасть, всем телом припала к Джасперу, обеими руками вцепилась ему в волосы и откинула голову.

У нее подгибались колени. А там, где никогда не бывал ни один мужчина, все пульсировало и томилось в остром, до боли, предвкушении.

Она судорожно выдохнула. Этот звук очень напоминал всхлип.

Джаспер поднял голову, нежно поцеловал ее в губы и просунул руку ей между ног. Кэтрин холодной волной окатило воспоминание – воспоминание о том, как когда-то он сделал точно так же и потом… остановился.

Только не сейчас. Пожалуйста, не сейчас!

– Прошу тебя, – прошептала она. – Пожалуйста.

Джаспер пристально посмотрел ей в глаза.

– Скажи, что хочешь меня, – проговорил он и потерся носом о ее нос. – Скажи, Кэтрин.

На какую-то долю секунды у нее возникло желание отпрянуть, рассеять чары, оборвать все точно так же, как когда-то оборвал он. Он пообещал ей, что в ней пробудится желание до того, как он уложит ее в кровать. И он выполнил это обещание – с величайшей легкостью. Так же легко, как выиграл бы пари, если бы сам не решил остановиться на полпути.

Неужели для него все это фарс? Очередная легкая победа?

А какая разница?

Она его жена. Это их первая брачная ночь. Она обязана капитулировать перед ним, пусть даже и из чувства долга. Однако она хочет его. Да, действительно хочет. И больше ничего ее не волнует. А думать она будет утром.

– Я хочу тебя, – прошептала Кэтрин.

Джаспер подтолкнул ее к кровати. Она села на край, потом легла и посмотрела на него. Наклонившись над ней, он стал целовать ее и одновременно вытаскивать рубашку из бриджей, а затем, оторвавшись от нее на мгновение, сорвал рубашку через голову, быстро расстегнул бриджи, снял их и кальсоны.

Джаспер встал на колени и навис над Кэтрин, опираясь руками на матрас. Ощутив на себе его пристальный взгляд, она сообразила, что он забыл задуть свечи. А может, не забыл. Может, он оставил их гореть намеренно. Ну и пусть.

Она обхватила ладонями его лицо и большими пальцами стала гладить его губы.

– Я хочу тебя, – шепотом повторила она. Он лег на нее и коленями стал широко раздвигать ей ноги, пока она, повинуясь инстинкту, не закинула их ему на спину. Она сразу ощутила у своего лона его горячую, возбужденную плоть, и…

Он входил в нее медленно, а она вцепилась в него из страха перед болью. И боль появилась, острая и пугающая, – и исчезла, прежде чем Кэтрин успела почувствовать ее. Он вошел в нее полностью и замер в ожидании, пока она успокоится и пока желание вновь овладеет всем ее существом, от макушки до пяток.

– Ну вот и свершилось, ты теперь моя жена, – тихо проговорил Джаспер.

Кэтрин еще не осознала этого в полной мере. Джаспер медленно вышел из нее, а потом, когда она уже собралась протестовать, снова вошел.

Их захватил волшебный ритм, преисполненный сладостной боли, желания, удовольствия, наслаждения и… Нет слов, чтобы описать это. Нет слов.

Джаспер приподнялся, оперся на локти и заглянул Кэтрин в лицо. Ритм замедлился, зато движения Джаспера стали резче. Его лоб блестел от пота. Кэтрин прикусила нижнюю губу и слегка нахмурилась.

И в следующее мгновение ритм ускорился. Наслаждение новой волной накатило на Кэтрин. Она вжалась в подушку, раскинула пошире ноги, уперлась пятками в матрас и опрометью ринулась в этот вихрь. А потом… О, потом…

Мир раскололся на тысячи осколков и явился вновь в своей истинной сущности. Покоя. Красоты.

Чистого, прекрасного покоя.

Кэтрин вдруг ощутила на себе тяжесть тела Джаспера. Он забился в судорогах, потом замер, и она почувствовала у себя между ног теплую влагу.

Через несколько минут Джаспер вышел из нее, лег рядом и накрыл их обоих одеялом.

И Кэтрин сразу стало холодно, неуютно и одиноко.

Снова вернулось недоумение.

Она опять стала самой собой. Хотя не совсем.

Она повернулась на бок, спиной к Джасперу.

Ей нужно вернуть себя прежнюю. Ей нужно…

Она почувствовала, что Джаспер тоже повернулся на бок и тоже спиной к ней.

Почему покой так быстро уступил место смятению? Двум разделенным одиночествам?

Потому что к покою она шла, ни о чем не задумываясь? Позабыв о… чистоте помыслов?

Но как она могла получить удовольствие, не испытывая любви?

А так ли уж важна любовь?

Существует ли она – та самая любовь, о которой она мечтала всю жизнь?

Если существует, ей уже поздно искать ее.

Значит, надо довольствоваться вот этим?

Только этим?

Наслаждением без любви?

Усталость все же сморила Кэтрин, несмотря на полный беспорядок, царивший в ее мыслях, и она уснула.

Джаспер не спал. Он лежал и смотрел на дверь, ведущую в гостиную. Она была приоткрыта.

Свечи все еще горели. Ему не хотелось вставать и гасить их.

Он знал, что Кэтрин солгала, – как же, ею движет долг, а не желание! Однако он не понимал, зачем задал этот вопрос. Наверное, чтобы проверить, будет ли она честна с ним. А потом она вдруг проявила ту же дерзость, что и в Воксхолле. И тем самым бросила ему вызов. Она подвергла сомнению его способность пробудить в ней желание.

Джаспер улыбнулся, несмотря на то что ему было совсем не весело.

Именно в этом он мастер, именно в этом он непревзойден – в том, чтобы вызывать у женщин желание. И он должен был показать себя во всем блеске – Господи, у него же такой богатый опыт!

Он пробудил в ней такое сильное желание, что от страсти она потеряла голову. Ему не понадобилось призывать на помощь свое мастерство, ему вообще не пришлось прилагать особых усилий. И все же кое-какие усилия он приложил. Можно сказать, он с полным хладнокровием занялся своим делом, только вот холодным он не был. Он тоже сгорал от желания. Вернее, это она пробудила в нем желание.

Он взял ее, медленно и осторожно, и овладел ею полностью. Это удивило его самого. У него никогда в жизни не было девственницы. Кто-то говорил, что невозможно в первый же раз довести девственницу до оргазма.

А у него с Кэтрин все получилось.

Ну и молодчина он, черт побери!

Приятели стали бы хлопать его по плечу или по спине, встретили бы одобрительными возгласами, если бы он мог им рассказать.

Монти – непревзойденный донжуан.

Джаспер продолжал невидящим взглядом смотреть на дверь.

Однако Кэтрин Финли, баронесса Монфор, живет своим умом и имеет собственные представления о морали и собственные мечты. Возможно, ласками ему и удастся заставить ее отвлечься от всего этого, но только на время.

Он почувствовал, как она отдалилась, сразу, едва все закончилось. Она повернулась к нему спиной именно в тот момент, когда он собирался подсунуть руку ей под голову, развеселить ее, поболтать о всякой чепухе, пошутить на тему первой брачной ночи и заставить ее признать, что эта ночь стала самой приятной в ее жизни.

Убедившись, что Кэтрин спит – прошло довольно много времени, – Джаспер откинул свой край одеяла, осторожно, чтобы не разбудить ее, выбрался из кровати и нагой подошел к окну.

Если бы сейчас он был в Седерхерсте, то взял бы на конюшне лошадь и поскакал бы галопом в поля. Но здесь его поступок – бросить молодую жену, чтобы поскакать на лошади, – сочтут странным. Он останавливался в этой гостинице довольно часто, чтобы хозяин сразу понял: Кэтрин – его жена.

Он не будет подвергать ее осмеянию, которое обязательно последовало бы после такого шага. Да и он сам превратился бы в предмет насмешек.

Проклятие! Чтоб все провалились! Он не простит Кларенса за это, даже если они оба будут жариться в аду и единственным путем к спасению станет прощение.

Неожиданно Джаспер насторожился.

То ли сон Кэтрин был недостаточно крепким, то ли он, сам того не замечая, производил слишком много шума, когда вылезал из кровати, и разбудил ее. Она не издала ни единого звука и не шевельнулась, но что-то изменилось в царившей в комнате тишине, и он понял – она не спит. И убедился в этом, когда повернулся: ее глаза были открыты.

– Свечи все еще горят, – сказала Кэтрин. – Ты являешь собой занятное зрелище, если кто посмотрит в окно снаружи.

У него в голове тут же зароились тысячи ответов на ее замечание. Однако вместо этого он просто задернул шторы. Прикрыть свою наготу он не счел нужным. А Кэтрин не сочла нужным отвести от него взгляд.

– Полагаю, – проговорил Джаспер, – ты твердо уверена, что должно быть нечто большее, чем похоть.

Слова прозвучали раздраженно и осуждающе.

– А ты так не считаешь, – отпарировала Кэтрин. – В этом и заключается фундаментальное различие между нами. И нам придется научиться жить с этим различием.

– Или не придется, – сказал Джаспер. Во взгляде Кэтрин появилось удивление.

– А разве есть выбор? – осведомилась она.

– Если я не смогу спать с тобой, не чувствуя потребности любить тебя и добиться твоей любви, – ответил Джаспер, – и если ты не сможешь испытывать радость после нашей близости, тогда очень скоро мы будем спать в разных кроватях. А может, и в разных домах, так как я здоровый мужчина со здоровыми потребностями. Хотя в твоем словаре такие потребности, вероятно, называются нездоровыми. Я люблю секс.

– Да, – сказала Кэтрин. – Я в этом не сомневаюсь.

Он сел в то самое кресло, в котором вечером дремала Кэтрин. Не в его характере было злиться на женщину. Осуждать и выражать недовольство. Хорошенькое начало семейной жизни!

Джаспер предпринял еще одну попытку.

– Ты нравишься мне, – сказал он, – мне нравится твое общество, твое остроумие, я восхищаюсь твоей красотой, твое тело вызывает у меня желание. Но я не могу предложить то, что ты называешь любовью, потому что просто не знаю, что это слово значит в контексте отношений между мужчиной и женщиной. И естественно, я не могу требовать, чтобы ты полюбила меня или чтобы я тебе хотя бы нравился. Тем более после того, как тебя принудили к браку со мной. В общем, вся эта затея с семейной жизнью выглядит невозможной.

Попытка провалилась. Получилось даже хуже, чем в прошлый раз, за одним исключением: его голос звучал не так раздраженно.

– Я кое-что поняла насчет тебя, – призналась Кэтрин. – До настоящего момента я об этом даже не подозревала, и для меня это стало сюрпризом. Ты ведь не любишь себя, правда? Ты даже не нравишься самому себе.

Господь всемогущий! Джаспер непроизвольно сжал подлокотники кресла и ошеломленно уставился на Кэтрин.

– Что за чушь ты несешь? – К нему тут же вернулось былое раздражение.

– И я не ожидала услышать из твоих уст слово «невозможно», – продолжала Кэтрин. – Нормальная семейная жизнь невозможна? Любовь невозможна – с обеих сторон? Я думала, Джаспер, для тебя вопрос чести выиграть пари.

– Как мило с твоей стороны – напоминать мне о единственном пари, что я проиграл! – саркастически заметил он.

– Ты его не проиграл, – возразила Кэтрин. – Ты выбрал более смелый и достойный выход – сам же ты интерпретировал его как унижение, естественно. Но я говорю не об этом пари.

Джаспер тихо рассмеялся.

– О том, которое я заключил на балу у леди Парметер? – спросил он. – О том пари, да? О пари с одним спорщиком, без призового фонда и штрафа в случае проигрыша, без установленных сроков?

– Все это не останавливало тебя до того, как мы оказались вовлечены в скандал, – напомнила Кэтрин. – Ты был полон решимости заставить меня полюбить тебя. Именно поэтому ты и преследовал меня так настойчиво после вальса. И у тебя есть второй спорщик – я. И призовой фонд есть – я. И штраф в случае проигрыша тоже есть – потеря меня. И сроки тоже определены – отъезд гостей с загородной вечеринки.

От изумления Джаспер лишился дара речи. Однако слова Кэтрин не усилили его раздражение, напротив, они улучшили настроение. Для нее эта ситуация отнюдь не трагедия.

– Я заключаю с тобой пари, – заявила она. – Я утверждаю, что тебе это не под силу. Тебе никогда не удастся убедить меня полюбить тебя. Это действительно невозможно. И если ты попытаешься, то только потеряешь время. Однако ты человек, для которого все возможно, особенно то, что кажется недостижимым. Так вот, я для тебя недостижима. Заставь меня полюбить тебя. Соблазнительно. Но есть одна проблема.

– Мне нечего предложить в ответ, – сказал Джаспер. – Ничего такого, чтобы могло бы иметь для тебя ценность. Я не романтик, Кэтрин, и если бы я стал притворяться таковым, то выглядел бы полным идиотом.

– Вот именно над этим, – твердо проговорила Кэтрин, – тебе и придется потрудиться.

Они долго пристально смотрели друг на друга. Пламя свечей начало мигать – они почти догорели.

Губы Джаспера против его воли растянулись в улыбке. Ему никогда не удастся убедить ее полюбить его? И он зря потеряет время, если предпримет попытку, да?

– И еще кое-что, – сказала Кэтрин. – Если мы действительно заключим пари, то поднимем ставки.

Джаспер вопросительно изогнул бровь.

– Никаких ласк, – заявила Кэтрин. – Никакого секса.

– Никогда? – уточнил Джаспер.

– До окончания пари, – ответила Кэтрин. – А потом посмотрим.

Целый месяц воздержания? И отсутствие возможности распробовать на вкус молодую жену? М-да, ставки поднялись до небес.

Однако он продолжал улыбаться. Невозможно, говорите?

Невыполнимое пари.

Джаспер встал, подошел к кровати и протянул Кэтрин правую руку.

– Договорились, – сказал он.

Она подала ему руку, и они скрепили договор рукопожатием.

– Надеюсь, диван в гостиной удобный не только на вид, – усмехнулся Джаспер.

– Возьми подушку, – посоветовала Кэтрин.

Он последовал ее совету и вышел из спальни. Когда он закрывал за собой дверь, пламя свечей несколько раз мигнуло и погасло.

Оказалось, что диван очень узкий и короткий. Однако Джаспер все же устроился на нем: ноги он закинул на один подлокотник, голову положил на другой.

Только он все равно не смог бы заснуть в такой позе, даже если бы в его голове не происходила тяжелейшая умственная работа – обдумывание главным образом одной мысли.

Ему предстоит, черт побери, предложить ей что-нибудь в обмен на ее любовь, которую он, естественно, завоюет. И он очень опасается, что для этой цели подойдет только одно. Проклятие, он собирается влюбиться в нее! И при этом он может твердо заявлять себе, что это невозможно, что никакое испытание и желание выйти из него победителем не заставит его пойти на это.

Это невозможно. Вот досада!

А сейчас он влюбится.

Господи, ну как ему могло прийти в голову, что диван удобный?

«…моя душа и сердце».

Джаспер поморщился.

Чтоб всем провалиться! Подушка что, набита кирпичами?

Он собирается влюбиться в нее.

Пари с самим собой.

Невозможно?

Естественно.

Но осуществимо?

Естественно.

И вдруг его осенило. Он соскочил с дивана, лег на пол, предварительно стащив вниз подушку, прикрылся сюртуком и приказал себе спать.

Глава 16

– И еще кое-что, – сказала Кэтрин так, будто продолжала прерванный разговор, хотя на самом деле они полдня путешествовали в полнейшем молчании.

Джаспер сидел, скрестив руки на груди и закрыв глаза, – было ясно, что он не спит, но вид у него был сонный. Кэтрин подозревала, что он наблюдает за ней, хотя как это возможно с закрытыми глазами, она не представляла.

За весь день он ничего не сделал для того, чтобы выиграть свое пари. Проснувшись утром, она приготовилась отбиваться от явных и вульгарных попыток соблазнить ее. Однако вместо этого Джаспер все утро проговорил о погоде, а потом заявил, что раз ему не удается вызвать у нее хотя бы улыбку, то он немного поспит, так как вчера спал плохо. После этих слов он сложил руки на груди и закрыл глаза.

Хотя Джаспер и не спал, он был расслабленный и сонный и в таком виде казался Кэтрин еще привлекательнее. Он занимал практически половину кареты. Ей приходилось плотно сжимать колени, чтобы не касаться его ноги, когда карета начинала раскачиваться на рессорах, а это случалось почти ежеминутно.

Кэтрин игнорировала его. Однако она не получала от этого никакого удовлетворения, пока он притворялся спящим. Ей очень хотелось, чтобы он проснулся и понял, что его игнорируют. Естественно, она сдерживалась, чтобы не рассмеяться в ответ на его самые нелепые замечания по поводу погоды. А заговорила она для того, чтобы разбудить его.

Джаспер открыл глаза.

– И еще кое-что, – повторила Кэтрин.

– Еще? – проговорил он. – Еще кое-что вдобавок к тому кое-чему, о котором ты упомянула несколько мгновений назад? Получается два «кое-что», верно?

Кэтрин окинула его укоризненным взглядом.

– Шарлотта в восторге от того, что мы поженились, – сказала она. – И, думаю, не только потому, что теперь есть кому вывести ее в свет в следующем году и не надо бояться, что ее отправят к тетке. Она искренне любит тебя и желает тебе счастья. Она думает, что со мной ты будешь счастлив. Шарлотта думает, что мы любим друг друга.

В глазах Джаспера появилась веселая искорка. Кэтрин крайне смущало его умение улыбаться, не двигая ни единой мышцей лица. Его глаза, вдруг подумала она, станут причиной ее падения.

– Это одно «кое-что», – подытожил Джаспер. – Есть еще одно?

– Да, есть, – ответила Кэтрин. – Я выросла в сплоченной семье. Мы все сильно любим друг друга. Мы делимся своей радостью друг с другом, вместе скорбим. Для моих сестер и брата очень важно, чтобы я была счастлива в семейной жизни, они хотят увидеть, что мы любим друг друга. Однако в настоящий момент их переполняют сомнения. Они опасаются, что мы не любим и никогда не полюбим друг друга.

– Это два «кое-что», – сказал Джаспер. Его голос звучал так, будто он действительно проснулся. – Причем интересные. Они для меня еще больший стимул выиграть пари, а для тебя – повод капитулировать и не мешать мне выигрывать.

– Ты плохо расслышал меня, – заявила Кэтрин. – Я сказала, что для наших близких важно, чтобы мы любили друг друга – мы оба, а не я тебя, а ты – никого при прежнем образе жизни.

– Значит, Кэтрин, ты хочешь превратить наше пари в двойное? – спросил Джаспер улыбаясь. – Ты хочешь заставить меня полюбить тебя? Ради спортивного интереса я могу дать тебе шанс выиграть.

– Я хочу, – начала Кэтрин, всей душой желая, чтобы Джаспер сел прямо, а то он выглядел слишком… слишком… – чтобы, пока у нас будут гости, мы играли спектакль. Чтобы мы убедили Шарлотту и Мег со Стивеном в том, что наш брак был основан – ладно, пусть основывается, – на любви. Ведь мы любим их не меньше, чем они нас. Я знаю, ты любишь Шарлотту, хотя и отрицаешь, что способен на подобные чувства. И я многим обязана Мег и люблю ее больше кого-либо на свете. Стивена я тоже люблю всем сердцем. Он хороший брат. Возможно, в последние годы он немного отдалился от нас и увлекся удовольствиями, которые дает жизнь богатого, наделенного привилегиями молодого человека.

– Как случилось со мной, когда я уехал из дома? – спросил Джаспер.

– Я не позволю тебе уводить меня в сторону от темы, – заявила Кэтрин. – Хотя, конечно, на воре и шапка горит. Мы должны договориться, что будем радовать их по мере своих сил и возможностей, пока они гостят в Седерхерсте. Порадуем же мы их только в том случае, если будем выглядеть счастливыми и довольными друг другом.

– А что будет после того, как мисс Хакстебл и Мертон вернутся домой? – спросил Джаспер. – Продолжим спектакль для Шарлотты, да? Будем играть, пока она не выйдет замуж, а если не выйдет, то до конца наших дней?

Это, естественно, был слабый пункт ее плана. Притворяться, будто испытываешь любовь, в течение двух недель, пока в доме гости, не так уж сложно. Но что потом?

– Подумаем об этом, когда придет время, – ответила Кэтрин.

– Нам не надо будет ломать голову над проблемой, если к этому моменту она уже исчезнет, – сказал Джаспер. – Ты, Кэтрин, должна усердно трудиться над своей частью пари, а я буду работать над своей.

Его лицо снова приняло сонное выражение.

– У меня нет никакой части пари, – возразила Кэтрин.

– Тогда какой смысл мне выигрывать мою часть? – осведомился Джаспер. – Зачем мне добиваться, чтобы ты полюбила меня, если я не полюблю тебя в ответ? Зачем тебе любить меня, если я не люблю тебя?

– Я не хочу любить тебя, – сказала она.

Джаспер внимательно посмотрел на нее, и под его взглядом она вдруг почувствовала себя такой же голой, как прошлой ночью при свете свечей. Однако у нее не было ни малейшего желания вспоминать о том, что было.

Потому что она поняла кое-что сегодня утром, вернее, ночью, после того как Джаспер ушел спать в гостиную. Она поняла, что, лишив его физической близости почти на целый месяц, она и себя лишила этого. Более того, она не без удивления обнаружила безрадостность этой перспективы.

Какой абсурд! Кэтрин охватило раздражение.

– Я думаю, Кэтрин, – проговорил Джаспер, – ты только что сказала чудовищную ложь. Но допускаю, что ты еще этого не понимаешь. Естественно, ты хочешь любить меня – ведь я твой муж. И естественно, ты хочешь, чтобы я любил тебя, – ведь ты моя жена.

Ого, подумала Кэтрин, а он уже взялся за дело, этот великий спорщик. И сумел хоть как-то повлиять на нее. Она вдруг ощутила боль в области сердца – и от этого разозлилась еще сильнее.

– Ох, спи дальше, – сказала она. – Или продолжай делать вид, что спишь.

Однако Джаспер взял ее за руку.

– Мы почти приехали, – сообщил он.

– Домой? – Кэтрин посмотрела в окно, но увидела только бескрайние поля.

– В Седерхерст, – с нажимом произнес Джаспер. Он поглаживал кончиками пальцев ее ладонь. Но почему у нее такое ощущение, будто он гладит ее шею?

– Ты все еще ненавидишь его? – поинтересовалась она. – Разве это не твой дом?

Джаспер принялся перебирать ее пальцы, потом стал крутить ее обручальное кольцо. Он молчал, поджав губы, его взгляд был устремлен на ее руку.

– Кэтрин, если ты намерена и впредь засыпать меня вопросами, – тихо проговорил он, – то мне вскоре грозит умопомешательство. И через несколько лет совместной жизни твой муж превратится в деревенского дурачка.

Кэтрин могла бы посмеяться над его шуткой, но не стала. Ей требовались ответы. Как же мало она знает о своем муже!

– Нет, я не ненавижу Седерхерст, – наконец ответил Джаспер. – Да, это мой дом, если тебе так хочется развешивать ярлыки. Слово «дом» очень похоже на слово «любовь», правда? Трудно дать ему определение, и оно, по сути, не имеет значения.

– Этим словам трудно дать четкое определение главным образом потому, что они лишь символизируют понятия, имеющие массу значений, – сказала Кэтрин. – Они символизируют эмоции, которые слишком глубоки, чтобы их можно было выражать словами. Однако нам приходится использовать слова, потому что это наш способ общения. Следовательно, нам приходится развешивать ярлыки на нечто пространное, непостижимое и чрезвычайно важное и называть это такими несовершенными словами, как «дом» и «любовь». Это из той же серии, что белый вбирает в себя все цвета и их оттенки – ты сам говорил об этом вчера.

Джаспер сдвинул обручальное кольцо на среднюю фалангу, погладил ее по пальцу и надел кольцо обратно, а затем принялся ласкать средний палец. На его губах играла улыбка, однако по его глазам ничего прочитать было нельзя.

Ну вот, а теперь такое ощущение, будто он ласкает ей грудь.

– Кэтрин, я помню, как ты однажды сказала, – проговорил он, – что ты очень страстная женщина. В один прекрасный день ты научишься направлять эту страсть на людей, а не на идеи – на меня, если быть точным, потому что я не потерплю, если моя жена будет направлять свою страсть на другого мужчину, верно?

Джаспер заглянул Кэтрин в глаза. Ее дыхание участилось.

Он снова опустил взгляд на ее руку, продолжая поглаживать средний палец. Теперь эта ласка отозвалась у Кэтрин где-то внизу живота. Однако она упорно игнорировала свои ощущения. Он это делает намеренно – возбуждает ее, чтобы она влюбилась в него. Все равно он ничего не понимает.

Он стал поглаживать указательный палец, и эта ласка отозвалась у Кэтрин сладостной болью между ног.

Что же будет, когда он доберется до большого пальца?

Этого не произошло.

– Ох! – вдруг произнес Джаспер именно тогда, когда Кэтрин увидела за окнами кареты деревенские дома.

Впереди виднелась остроконечная макушка церкви.

Джаспер, сев прямо, выглянул в окно. Нескольким людям, остановившимся на обочине, он помахал. А они, как заметила Кэтрин, помахали ему в ответ. Многие улыбались. И практически все выглядели радостными.

Интересная реакция на землевладельца, который проводит здесь мало времени.

Кэтрин с любопытством посмотрела на мужа. Они выехали из деревни и свернули на дорогу, которая, как она догадалась, вела к имению.

И тут Кэтрин увидела дом – величественное, массивное квадратное здание из кирпича. Фасад изобиловал окнами – самые высокие были на первом этаже, на втором – поменьше, на верхнем, под крышей с каменной балюстрадой, украшенной статуями, – еще меньше. В центре фасада располагался портик с мощными колоннами и широкой мраморной лестницей, ведшей к парадной двери.

Ниже дома Кэтрин увидела две террасы, а еще ниже – великолепный сад, окруженный низкой стеной, по которой вились желтые и красные лианы. Сам сад, как удалось разглядеть Кэтрин из окна кареты, состоял из идеально составленных партеров, разделенных гравийными дорожками, подстриженных кубиками живых изгородей, цветочных клумб. Сад также украшали статуи, а его центром были солнечные часы.

Кэтрин не промолвила ни слова, потому что молчал Джаспер. Он сидел рядом с ней какой-то другой. Она чувствовала его напряжение.

Но это действительно был дом. Не только его, но и ее. Ведь она баронесса Монфор из Седерхерст-Парка. Ни вчерашний день, ни последовавшая за свадьбой ночь не помогли ей осознать этого.

Однако она ощутила какой-то отклик в душе, когда увидела свой новый дом, – отклик, очень похожий на тот, что она почувствовала, когда приехала в Уоррен-Холл три года назад. Что-то вроде уверенности, что теперь ее жизнь, ее надежды на будущее связаны с этим местом. Дом был прекрасен, а сад так красив, что от восторга на глаза навернулись слезы.

Естественно, она видит его во всем его великолепии. Ярко светит солнце. На небе ни облачка. В разгаре лето.

– Ох! – произнес Джаспер, нарушая затянувшееся молчание. – Видишь, Кэтрин, каждое действие имеет свои последствия. Я решил, что будет мудро послать весточку экономке и предупредить ее, что сегодня я привезу в дом молодую баронессу, а также что в ближайшие две недели к нам съедутся толпы гостей. И слуги придумали способ первыми взглянуть на тебя, зато теперь им не понадобится заглядывать в окна, выглядывать из-за ширм или подглядывать в щель в двери.

Взгляду Кэтрин открылась вся верхняя терраса. Карета вот-вот должна была въехать на нее. На лестнице дома выстроилась многочисленная челядь Седерхерста. Люди напоминали одетые статуи. Мужчины стояли с одной стороны, женщины – с другой. Все были в черной форме. Наряд женщин дополняли белые чепчики и белые передники.

– Торжественная встреча, – заметил Джаспер. Его голос звучал раздраженно и одновременно весело. – Надеюсь, ты к ней готова.

Кэтрин вспомнила, что то же самое происходило в Уоррен-Холле, когда она прибыла туда с сестрами и братом. Встреча получилась радостной. Стивен даже ухитрился перемолвиться словом с каждым.

– Конечно, готова, – ответила она, хотя и ощущала некоторое волнение. – Ведь я твоя жена, верно? Новая хозяйка Седерхерста.

Она вдруг осознала только что сказанное, и в ее душе поднялось ликование.

– Любовь моя. – Джаспер все еще держит ее за руку, неожиданно сообразила Кэтрин. В этот момент карета остановилась у лестницы, и один из мужчин, вероятно, дворецкий, спустился вниз, чтобы открыть дверцу и откинуть ступеньки. – Я так и не высказал тебе свое мнение по поводу твоего «кое-что». Я согласен со всеми твоими требованиями. А как может быть иначе, если вчера я стал твоим вечным рабом – исключительно по собственному желанию, должен заметить. И что может еще больше отвечать моему желанию сегодня и в обозримом будущем, как не стремление демонстрировать моим слугам, нашим родственникам и друзьям, что я обожаю тебя?

Кэтрин повернулась к нему, намереваясь взглядом выразить укор, однако он склонился к ее руке – ну прямо-таки преданный и любящий новобрачный, – а вся челядь, от дворецкого до коридорного, затаив дыхание наблюдала за ними.

И Кэтрин рассмеялась.

Ну не мог он не превратить все в шутку. И не выглядеть при этом до невозможности красивым и – ах да – романтичным. Кэтрин решила, что ей послышался вздох, прошедший по рядам горничных.


Он покажет ей дом позже, решил Джаспер, возможно, завтра. Она не выразила желания сразу осмотреть свое новое жилье. Она вообще не выразила желания что-либо осмотреть – дом или парк. Она молчала, пока они подъезжали к дому, а он, напряженный, сидел рядом с ней.

А чего он ожидал? Радостной встречи с домом, который ей навязали?

И какая ему разница, что она думает?

Разве Седерхерст имеет для него большое значение?

Джаспер отвел Кэтрин в гостиную после встречи с челядью. Сначала они обошли одну сторону широкого крыльца, потом другую – поздоровавшись и с женской частью обслуги, и с мужской.

Кэтрин тепло улыбалась всем, обращалась ко всем по имени после того, как экономка или дворецкий представляли ей челядь, каждому сказала доброе слово.

Кстати, он поступил точно так же. Его здорово удивило такое количество старых знакомых – старых не по возрасту, а по давности службы в Седерхерсте. Неужели им нравится работать здесь? Им хорошо платят? Но разве он не давал распоряжений увеличить жалованье после смерти второго мужа матери? И после смерти матери?

Приветствуя слуг, Джаспер не без удивления вспомнил, что, когда он жил здесь, большая часть этих людей ему нравилась, а некоторых он даже любил. Они подкармливали его на кухне, промывали и перевязывали его царапины, а иногда купали его самого, стирали ему одежду и чистили его обувь, чтобы второй муж матери не успел увидеть на всем этом грязь или озерную тину. Они выслушивали его истории, из которых почти все были небылицами. Садовники и грумы часто предпочитали самостоятельно отчитывать его, чем жаловаться хозяину на его проделки. Иногда они выдавали ему щетку или тяпку и поручали какую-то работу. Бывали случаи, когда они устраивали ему хорошую взбучку, но наказание всегда было заслуженным. Временами они лгали ради него, утверждая, что не знают, где он, только для того, чтобы не были обнаружены его убежища и укромные местечки.

Странно, что человек может забыть такие большие куски своей жизни. Те убежища…

Вслед за ними в гостиную вошла горничная с чаем и тарелкой пирожных. Кэтрин разлила по чашкам чай, но к пирожным не притронулась.

– Я очень надеюсь, – сказала она, – что мне удастся запомнить имена хотя бы части слуг и что в скором времени я выучу все. Здесь их слишком много.

– В этом нет надобности, – заметил он. – Они от тебя этого не ждут.

Однако же, подумал Джаспер, он знает имена практически всех слуг, хотя и не задавался целью запомнить их. Возможно, он даже вспомнит имена новеньких – но только потому, что их здесь мало и они являются родственниками бывших или нынешних слуг.

– Но я жду этого от себя, – возразила Кэтрин. – Слуги тоже люди.

Его всегда скорее забавляли, чем раздражали ее периодические приступы чопорности – результат воспитания в семье священника, предполагал Джаспер.

Поприветствовав мужскую часть челяди, Кэтрин спустилась на террасу, оглядела слуг и рассмеялась. Ветерок трепал поля ее шляпки, из-под которой виднелись золотистые локоны, блестевшие в лучах солнца. И она обратилась к челяди с теми же словами, что минуту назад сказала Джасперу.

– Пожалуйста, простите меня, – проговорила она, – если в следующий раз я не вспомню ваше имя. Но если в течение месяца я не смогу их все запомнить, я уже не буду иметь права на ваше прощение и не буду ждать от вас снисхождения.

По рядам слуг прошел смех, и Джаспер понял, что вся челядь в одно мгновение прониклась любовью к новой баронессе.

Сам он тоже был очень этим доволен.

В гостиной Кэтрин не стала садиться, а с чашкой в руке подошла к высокому окну.

Джаспер, подойдя к ней, встал сзади.

– Кажется, – сказала она, – я в жизни не видела более красивого сада.

Ее взгляд был устремлен на партеры.

Джаспер прикрыл глаза. Напряжение, владевшее им с приезда в Седерхерст, немного спало.

– Разве? – проговорил он.

На какое-то мгновение у него появилась твердая уверенность в том, что Кэтрин больше нечего сказать о саде, что она похвалила его исключительно из вежливости.

– Он идеально спланирован, – вопреки его предположениям продолжала Кэтрин, – в нем соблюдены геометрические пропорции. Это ровный квадрат? Ты что-нибудь знаешь об этом? Наверняка квадрат.

– Квадрат, правильный до четверти дюйма, – ответил Джаспер.

Кэтрин рассмеялась, решив, что он пошутил.

– Нечто настолько рукотворное не должно быть настолько красиво, верно? – спросила она. – Безжалостная попытка приручить природу? Но он действительно прекрасен. Возможно, он многое говорит о месте человечества в мире. Мы можем навязывать природе правильный порядок и четкость, но нам не под силу разрушить ее красоту и воодушевление.

– Воодушевление? – переспросил Джаспер.

– Взгляни на лианы, увившие стены, – принялась пояснять Кэтрин. – Они буйно разрослись, хотя и были ограничены периметром сада. Они как бы говорят, что их можно приручить, но не уничтожить, что они не менее могущественны, чем человек, который посадил их сюда и который следит за тем, чтобы они оставались на своем месте и не переползли на партеры.

Джаспер засмеялся, и Кэтрин обернулась, чтобы посмотреть на него.

– О, прекрасно, – хмыкнула она, – смейся надо мной! Я не боюсь.

– Остальная часть парка, – сказал Джаспер, – была устроена в соответствии с теориями Капабилити Брауна[1] и его последователей. Там есть чередующиеся лужайки с редкими деревьями и пруды, в дальней, дикой, части между деревьями вьется тропинка и ведет к лесистым холмам, расположенным позади дома. Сад тщательно сконструирован так, чтобы все выглядело искусно естественным или естественно искусным – не знаю, что больше подходит. Цель – добиться, чтобы парк выглядел как уголок дикой, неиспорченной природы, хотя ничего природного в нем нет. До недавнего времени лужайки доходили почти до самых дверей.

– До недавнего времени? – Кэтрин снова повернулась к окну.

– Террасы построены недавно, – ответил Джаспер. – И партерный сад тоже. В прошлом году он выглядел лучше, чем за год до этого, а в этом – лучше, чем в прошлом.

Кэтрин опять посмотрела на него, и Джаспер понял, что его слова привлекли ее внимание.

– Так это те самые первые робкие шаги, о которых ты говорил в карете? – спросила она. – Первые шаги по превращению Седерхерста в твой дом?

– Крохотный шажок, правда? – проговорил Джаспер, изгибая одну бровь. – Но на него ушло столько сил, что я сомневаюсь, что решусь сделать следующий.

– Это твоя работа, – заметила Кэтрин.

– Я не брался за лопату, – возразил Джаспер. – Вернее, брался, но мой вклад в реальный труд был мизерным. Я боялся испортить маникюр.

– А я думаю, – сказала Кэтрин, – что и дизайн разработал ты.

– Вовсе нет, – покачал он головой. – Я не претендую на художественное видение или на математическую гениальность.

Хотя он и утверждал, что квадрат абсолютно правильный, до доли дюйма.

– Пойдем, – предложил Джаспер, – я кое-что тебе покажу – если ты допила чай, конечно.

Он повел ее в восточное крыло дома, где располагались их апартаменты – две спальни, большие квадратные комнаты, гардеробные в дальней части каждой и гостиная, соединяющая обе спальни.

Следовало бы, наверное, сначала отвести Кэтрин в предназначенную ей спальню, ведь она ее еще не видела. Или в гостиную, где она может в покое и тишине проводить утренние часы. Однако Джаспер повел ее в собственную спальню.

Он полностью переделал ее и обставил новой мебелью после смерти матери – хотя и до этого ею не пользовались долгие годы. Если бы было возможно, он сжег бы эту комнату, однако с помощью ремонта ему удалось выветрить оттуда дух второго мужа матери. Сейчас комната была отделана в темно-синих, серых и серебристых тонах.

– Это моя комната, – сказал он. – Можешь успокоиться, тебе не придется делить ее со мной. Наши комнаты разделяет просторная гостиная, а твоя спальня запирается на такой мощный замок, что он удержит и волка.

– Ты заключил со мной пари, – напомнила Кэтрин. – Я верю в твою честь. Пусть ключ есть, но запираться я не буду.

– Ты можешь об этом пожалеть, – заметил Джаспер.

Ему будет чертовски сложно соблюдать условие воздержания, которое она добавила к пари прошлой ночью и на которое он согласился в минуту умопомрачения.

– Я привел тебя сюда для того, чтобы ты увидела вот это. – Джаспер указал на огромную картину в позолоченной старомодной раме, висевшую над камином.

– Ясно, – проговорила Кэтрин и подошла поближе.

– Несколько лет назад, – продолжал Джаспер, – после нескольких дней непрерывного дождя, в приступе безысходной скуки я совершил набег на чердак и нашел ее. Она висела лицом к стене. Это вид из дома сто или более лет назад. До того как партеры были уничтожены в угоду моде и искусно естественному виду. Я влюбился.

Кэтрин повернулась к нему. Ее глаза весело блестели.

– Неужели? – произнесла она.

Джаспер пожал плечами.

– Как ты сама недавно объясняла, – сказал он, – многие слова просто символизируют то, что нельзя выразить словами. Клише делают то же самое, когда человеку лень подыскивать оригинальные слова. Когда я взглянул на эту картину, я тут же понял, что если я когда-нибудь и поселюсь в Седерхерсте, то именно такой пейзаж захочу видеть из гостиной или с парадного крыльца. Так что я отдал необходимые распоряжения. Иногда очень здорово иметь и власть, и деньги.

Кэтрин снова посмотрела на картину.

– Но здесь, – сказала она, – только одна терраса с партерами под ней. И они на одном уровне. И их не окружает стена и цветочные клумбы.

– Исключительно из гордости я не мог просто сделать копию. Я должен был добавить что-то свое.

– Или частичку себя, – тихо, как бы говоря самой себе, сказала Кэтрин. – Добавление еще одной террасы и устройство сада ниже уровня земли – великолепная идея.

– Серьезно? – проговорил Джаспер. Ее похвала была до нелепости приятна ему. – Как это мило с твоей стороны, Кэтрин!

Она цокнула языком и повернулась к нему.

– Я поняла это по твоему тону, – проговорила она. – Ты спрятался за свою обычную маску и пытался обмануть, убеждая, будто тебе безразлично. Этот сад – отнюдь не маленький, робкий шажок, правда? Это отважный шаг к утверждению индивидуальности.

Джаспер ухмыльнулся – хотя ему было совсем не так весело, как Кэтрин. Он скорее чувствовал себя вывернутым наизнанку. Наверное, не следовало приводить ее сюда.

– Должно быть, в этом саду особо ощущается уединение и покой, – заметила Кэтрин.

– Я очень надеюсь, – проговорил Джаспер, – что в будущем ты, Кэтрин, будешь находить там и то и другое. Хотя я также надеюсь и на то, что при мысли об уединении ты будешь подразумевать меня.

Кэтрин несколько мгновений молча смотрела на него.

– Я поняла, – наконец сказала она, – что прошлой ночью, когда заключила с тобой то пари, выкопала себе глубокую яму. Потому что в течение следующего месяца мне будет трудно определить, когда ты говоришь искренне, а когда стараешься выиграть пари.

Он почти влюбился в нее. В ее глазах появилось грустное выражение.

Джаспер медленно растянул губы в улыбке и намеренно полуприкрыл глаза, потому что знал, что его взгляд может растревожить ее и заставить забыть о том, что надо быть грустной.

– Это, Кэтрин, – произнес он, беря ее за правую руку, – суть игры. Ее прелесть, если хочешь. Между прочим, есть третья альтернатива. Что я говорю и искренне, и повинуясь стремлению выиграть.

– Гм… – проговорила Кэтрин.

Джаспер поднес ее руку к губам и поцеловал ладонь, а потом согнул ее пальцы и накрыл ими место поцелуя.

– Береги это, – сказал он. – Это крохотный подарок на память от того, кто преклоняется перед тобой.

Кэтрин негромко рассмеялась.

– Ты озорник, – сказала она. – Самый настоящий.

– Пойдем, – позвал ее Джаспер, – я покажу тебе твои апартаменты.

Кэтрин нравились партерные сады. Нет, она была в них влюблена. И она понимала их идею. Красота и покой.

Именно таким духом он и хотел наделить место, которое всегда принадлежало ему, но так и не стало родным домом.

Глава 17

– Экономка… миссис Сиддон, – сказала Кэтрин на следующее утро за завтраком – она была полна решимости с самого начала запомнить все имена, – передала мне через горничную, что желает показать мне дом, если ты будешь занят со своим управляющим… мистером Ноулсом, кажется?

– Забудь о Ноулсе, – отмахнулся Джаспер. – Вернее, так как мне трудно поверить, что этот человек повинен в крупных растратах, забудь о том, что я проведу первое утро дома в обществе управляющего и гроссбухов. Лучше я проведу его с тобой. И сам покажу тебе дом.

Большую часть утра они переходили из комнаты в комнату, пока Кэтрин не осознала, насколько огромен дом и как хорошо Джаспер знает его.

Ее потрясли парадные апартаменты на первом этаже, куда Джаспер привел ее в первую очередь. Она с восторгом разглядывала резные фризы, расписные многоуровневые потолки, тяжелые бархатные шторы, парчовые балдахины над кроватями, элегантную мебель изощренной формы, паркетный пол, в который можно было смотреться, как в зеркало. Особенно ее поразили обилие позолоты и размеры комнат, в частности бального зала.

– А им пользуются? – спросила она, проходя через двойные двери. – В округе наберется достаточно гостей, чтобы заполнить его?

Почти всю противоположную стену занимали французские окна, за которыми Кэтрин разглядела крохотный балкончик. Стены по обе стороны от двери были завешены зеркалами. Если встать в центре зала, подумала она, то у человека создастся ощущение безграничности пространства и изобилия света.

– По лондонским меркам – нет, – ответил Джаспер. – Здесь никогда не будет того, что лестно называется «большая давка». Однако здесь устраивались рождественские балы, производившие впечатление на местное дворянство. Когда-то существовала традиция, как мне рассказывали, приглашать в Седерхерст всех – не только дворян – на летний праздник и бал, который устраивался в бальном зале и садах.

– Тебе рассказывали, – проговорила Кэтрин. – Значит, ты не помнишь эти праздники?

– О Боже мой, конечно, нет! – сказал Джаспер. – Мы стали слишком важными и значимыми, чтобы продолжать эту вульгарную традицию. Кроме того, она была не просто вульгарной, а греховной, что еще хуже. Губительной. Порождением дьявола.

Кто «мы»? Кэтрин не спросила. Но догадалась, что он имеет в виду своего отчима.

– А ты тоже слишком важный и значимый? – поинтересовалась она.

– Чтобы возродить традицию? – уточнил Джаспер. – Кэтрин, это потребует огромнейших усилий. Я не уверен, что справлюсь с такой задачей.

– Тебе и не надо, – сказала она. – Теперь у тебя есть жена.

Джаспер поморщился.

– Спасибо, что напомнила, – буркнул он. – Из-за этого у меня сегодня была довольно беспокойная ночь. А ты, полагаю, спала как тот самый младенец?

– Спасибо, я отлично выспалась после долгого путешествия, – солгала Кэтрин.

На самом же деле она остро ощущала, что это вторая ночь ее семейной жизни, но что ее муж спит – или не спит – один в соседней комнате, в то время как за ночь до этого…

– Так я и думал, – заявил Джаспер. – Жестокосердная.

Он мрачно посмотрел на нее и вдруг улыбнулся.

– Возможно, – сказала Кэтрин, – мы сможем возродить ее на день рождения Шарлотты и устроить в ее честь прием, такой грандиозный, что она запомнит его надолго.

– Торжество? – произнес Джаспер, изгибая брови. – Бал? В этом году? Менее чем за месяц?

– А почему бы нет? – удивилась Кэтрин, воодушевившись столь невозможным планом. – Это дало бы нам замечательную возможность пригласить всех соседей и селян на объединенное празднование совершеннолетия Шарлотты и нашей свадьбы.

Джаспер пристально взглянул на нее.

– У меня появилось очень тревожное подозрение, – сказал он, – что я женился на очень увлекающейся и энергичной женщине. Поправь меня, если я ошибаюсь.

Кэтрин засмеялась.

– Думаю, это великолепная идея, – подытожила она. – Если, конечно, ты с ней согласишься.

Джаспер снова изогнул одну бровь.

– Если я соглашусь? – переспросил он. – Я здесь просто хозяин, не так ли? Я им всегда был. А ты, Кэтрин, хозяйка. Делай что пожелаешь.

О, она так и поступит! Хотя он говорил со столь характерной для него ленивой иронией, нечто в его словах привлекло ее внимание и заставило взглянуть на него внимательнее – «делай что хочешь», а не «можешь делать что хочешь».

– Ты здесь не просто хозяин, – возразила она. – Ты хозяин с большой буквы. Должно быть, ты всегда хотел этого.

– Полдня участвовать в соревнованиях по бегу на трех ногах или с яйцом в ложке, а другие полдня пробовать десяток или два фруктовых пирогов, видеть несметное количество кружевных платочков, от которых начинает рябить в глазах, объявлять победителя и затыкать уши от визга играющих детей? – Джаспер сделал вид, будто его передернуло. – А потом весь вечер танцевать энергичные контрдансы? Кэтрин, ты же знаешь, как сильно я люблю танцевать.

Однако Кэтрин не покидало твердое ощущение, что он хотел бы возродить сельские праздники. Ведь это его отчим отказался от традиции, заведенной его отцом и дедом, а может, и более далекими предками. А теперь у него есть возможность вернуть ее.

– Мы могли бы включить один вальс, – сказала Кэтрин. – Не исключено, что удастся уговорить меня оставить его за тобой.

Джаспер усмехнулся.

– Что ж, – произнес он, – в таком случае я сдаюсь и соглашаюсь на все. Устраивай праздник и бал. На балу я буду танцевать с тобой вальс, так что тебе не придется подпирать стену – ужасная участь благородной дамы, как я слышал. Можешь всегда обращаться ко мне, если тебе понадобится моя помощь или что-то еще.

– О, обязательно, – с улыбкой заверила Кэтрин. – Мы собираемся нанести визит твоим… нашим соседям?

– Мы? – Джаспер изобразил удивление.

– Конечно, – ответила она. – Ты должен представить меня. Наверняка все этого ждут, хотя некоторые, полагаю, считают, что уместнее приехать к нам с визитом вежливости. Именно так и произошло, когда Стивен въехал в Уоррен-Холл. Давай опередим их. Это даст тебе возможность показать всем, как сильно ты любишь меня, как сильно мы любим друг друга. Это поможет нам начать жизнь здесь с правильного шага.

Все это утро Кэтрин переполняла энергия и надежда. Возможно, их семейная жизнь окажется не такой уж ужасной, как ей представлялось незадолго до свадьбы.

– Да будет так, – провозгласил Джаспер. В его глазах появились задорные искорки. – Так и поступим. Только почему мы все еще стоим в дверях бального зала, когда есть много всего, что можно посмотреть? Галерея расположена в дальнем конце парадных покоев, там куча древних семейных портретов, так что тебе там будет неинтересно. Я покажу тебе другие помещения, которые ты еще не видела.

– Но я бы с удовольствием взглянула на галерею, – возразила Кэтрин.

– Вот как? – Джаспер явно был удивлен.

Галерея тянулась вдоль всего дома и освещалась через окна в торцах. Мраморные бюсты в нишах чередовались с обтянутыми бархатом банкетками. Паркет сиял. Стены были увешаны портретами. Это было идеальное место для прогулки в дождливую погоду.

Кэтрин переходила от одного портрета к другому, а Джаспер рассказывал, кто на нем изображен и какая степень родства связывает этого человека с ним. Она и не представляла, насколько древен род Финли. Здесь были портреты, относившиеся к пятнадцатому веку.

– Ты все знаешь об этих портретах и об истории своей семьи, – сказала она. – Я удивлена и поражена.

– Да? – произнес он. – Но все это имеет отношение исключительно ко мне. И в детстве я проводил здесь очень много времени.

Наконец они дошли до двух последних портретов.

– Моя мама, – показал Джаспер. – И мой отец.

Его мать, очаровательная шатенка, одетая в платье по моде двадцатилетней давности, была полной. Она безмятежно улыбалась, сидя за станком для вышивания, а у ее ног свернулась клубочком маленькая собачка. Кэтрин не увидела в ее лице общих черт с Джаспером и Шарлоттой или с Рейчел.

Зато у отца с Джаспером было много общего, даже насмешливо изогнутая бровь. Он был высоким, стройным и темноволосым. И на портрете ему было примерно столько же лет, сколько сейчас Джасперу.

– Его написали за несколько месяцев до смерти, – сказал Джаспер. – И за несколько месяцев до моего рождения.

– Как он умер? – спросила Кэтрин.

– Сломал шею, – ответил Джаспер, – прыгая через изгородь в дождливый день. Он был слегка навеселе – вполне типичное для него состояние.

– Мне жаль, – проговорила Кэтрин.

– Почему? – осведомился Джаспер. – Разве ты подбила его на выпивку? Или на то, чтобы прыгать через изгородь, когда рядом, в двадцати ярдах, были открытые ворота?

– Мне жаль тебя, – пояснила Кэтрин.

– Почему? – снова осведомился Джаспер. – Для меня это не было потерей. Я никогда не знал его. Хотя и сильно похож на него – так мне всегда говорили.

Кэтрин перевела взгляд с портрета на Джаспера. Ведь под этой маской сарказма, беспечности и беззаботности, вдруг ошеломленно осознала она, скрыто целое море боли. Возможно, зря она настояла на том, чтобы пойти сюда. А может, и не зря. Он говорил об отце с нетипичной для него горечью.

– Ах, эти глаза! – проговорил Джаспер, беря ее за подбородок. – Именно из-за них меня, знаешь ли, потянуло к тебе в те далекие дни, когда я не решался высказывать свое восхищение респектабельным барышням из опасения, что их мамаши заловят меня в сети и потащат к алтарю. Но против твоих глаз, Кэтрин, я устоять бы не мог, даже если бы тебя окружали десятки мамаш. Ты хоть представляешь, насколько они глубоки, насколько бездонны, как они манят человека… Гм… Куда манят? Сгинуть в их бездонных глубинах?

Он провел большим пальцем по ее губам, и она вся затрепетала в ответ на его ласку.

Его голос звучал нежно и искренне. Нежностью и искренностью светились его глаза.

Он действительно очень опасен.

Впрочем, она не должна сопротивляться чувствам. Кэтрин вдруг осознала, что если она связана с ним навеки, то можно позволить себе более глубокую привязанность к нему. Однако танцевать под его дудку она не намерена.

– Полагаю, – сказала она, растягивая губы в улыбке, – ты один раз взглянул на меня – вернее, в мои глаза – и тут же окончательно и бесповоротно в меня влюбился. И это произошло до того вечера в Воксхолле, как я понимаю?

– Ах, Кэтрин! – произнес Джаспер. В его глазах появилась печаль, а в голосе – сожаление. – Я оказался недостаточно мудрым, чтобы влюбиться в тебя тогда и предотвратить ту катастрофу в Воксхолле. И все же, что такого особенного есть в твоих глазах? То, что они умеют распознавать человека, которого стоит узнать поближе? Того, чья любовь достойна ответа? Того, кто сам достоин любви?

Кэтрин хотелось плакать, ее меньше всего занимали поиски достойного ответа.

– Такой малостью, как сейчас, тебе не обойтись. Придется потрудиться, – проговорила Кэтрин. – Челтенхемская трагедия тут не поможет.

– Ах! Не поможет, да? Жестокосердная.

Джаспер улыбнулся.

– И ты, Джаспер, не твой отец, – добавила Кэтрин. – Ты сам по себе.

На мгновение его взгляд сделался мрачным. Затем он взял руку Кэтрин и поцеловал в запястье.

– Я, как ты говоришь, сам по себе, – проговорил он. – Чему я очень рад, особенно сейчас.

Он собирается ее поцеловать, решила Кэтрин. Но ведь их пари не запрещает поцелуи, правда? Однако сейчас ей было не до поцелуев. Все ее чувства были обострены.

– Было бы желательно, – сказала Кэтрин, – чтобы мы, прежде чем думать о любви, сосредоточили наши усилия на том, чтобы стать друзьями.

– Друзьями? – хмыкнул Джаспер. – Кэтрин, после того как закончится этот месяц, я намерен укладывать тебя в постель каждую ночь – и на всю ночь – и довольно часто днем. И для меня было бы довольно нелепо спать с другом. Мой друг – это Кон, и Чарлз Филд, и Хэл Блэкстон, и еще полдюжины ребят. Все они мужчины. Боюсь, ты столкнешься с моим бессилием, если я лягу в постель с тобой, а потом обнаружу, что спал с другом.

Кэтрин не смогла удержаться от смеха.

– Значит, легче заниматься любовью с врагом? – осведомилась она.

– К черту врага, – сказал Джаспер. – Прости за грубость. Кэтрин, я предпочел бы заниматься любовью с моей возлюбленной. С тобой, раз уж ты моя жена, а секс является одним из преимуществ семейной жизни при условии, что мужчина способен терпеть свою жену.

– И при условии, что жена способна терпеть мужа, – добавила Кэтрин.

– Никакие из этих условий не являются препятствием в данном конкретном случае, – заявил Джаспер. – Ведь так?

Он ждал ответа.

– Так, – проговорила она.

Джаспер медленно растянул губы в улыбке и устремил взгляд на ее губы.

– Думаю, – сказал он, – я не смогу убедить тебя забыть об условиях нашего пари, верно?

– Что тебе потребуется месяц на то, чтобы завоевать мою любовь? – уточнила Кэтрин. – Что ж, хорошо. Пусть будет пять недель, если тебе нужно больше времени.

Джаспер от души расхохотался.

– Хитрюга ты, Кэтрин, – заявил он. – Я восхищаюсь тобой. Ты об этом знаешь?

– Тебе придется дать определение слову «восхищаться», – заметила Кэтрин.

Джаспер чмокнул ее в кончик носа.

– Итак, условия пари остаются прежними, – подытожил он. – Мы наверстаем упущенное, когда месяц закончится. Однако сейчас мы теряем время. Погода замечательная. Давай лучше посидим в саду. Ты даже не знаешь, какой там аромат, – там пахнет травами.

Он взял Кэтрин за руку и повел ее на верхнюю террасу.

Они провели в саду чуть более часа, разглядывая статуи, восхищаясь цветами и тщательно подстриженными живыми изгородями, вдыхая аромат трав и определяя время по солнечным часам. В конце концов они присели на скамейку, полускрытую густыми лианами.

Воздух был напоен запахом шалфея, мяты, лаванды и множества различных цветов, и Кэтрин, прикрыв глаза, то и дело с удовольствием делала глубокий вдох, чтобы насладиться им.

Джаспер никогда не понимал, что привлекло его в пейзаже, найденном на чердаке, до такой степени, что он практически сразу загорелся идеей возродить сад таким, каким он был сто лет назад.

– Уединение необходимо для покоя? – спросил Джаспер.

Кэтрин открыла глаза.

– Наверное, нет, – ответила она, – если человек находится в гармонии со своим окружением и готов разделить его с близкими людьми.

– Но только не с теми, кто много болтает, – заметил Джаспер.

Она улыбнулась.

– Не является ли это, – проговорил Джаспер в ответ на ее молчание, – еще одним случаем, когда на воре и шапка горит?

– Нет, – возразила Кэтрин. – Я ощущаю полнейший покой даже несмотря на то, что ты разговариваешь. Мне здесь нравится.

– Серьезно? – произнес он. – В саду? Или в Седерхерсте?

– И там, и там, – ответила она.

– И именно в этой компании? – не унимался Джаспер.

– Ты мне напоминаешь маленького мальчика, который постоянно требует одобрения, – с улыбкой сказала Кэтрин.

Господь всемогущий!

– В то время как на самом деле, – усмехнулся Джаспер, – я большой мальчик, который гадает, стоит ли ему решиться на то, чтобы сорвать поцелуй – ну, если поцелуи разрешаются. Так как?

– Когда нас могут увидеть из дома? – ужаснулась Кэтрин. – Слуги так и прилипнут к окнам. Говорят, слуги знают своих хозяев лучше, чем кто-либо еще, что от них не скрыть ничего хоть мало-мальски важное. Сколько времени пройдет, прежде чем они поймут, что представляет собой наш брак? Тоже месяц?

На вопрос о поцелуе она не ответила.

Джаспер чувствовал себя на удивление довольным, если учесть тот факт, что он женился всего два дня назад при крайне неприятных обстоятельствах и в первую брачную ночь согласился на целый месяц воздержания.

Как это ни удивительно, ему было хорошо дома.

С Кэтрин.

Умиротворение мгновенно разлетелось на множество осколков.

Великий Боже, черт побери, он же женатый мужчина!

И если эта мысль не ужасала его, то новое открытие – он только сейчас сделал его – застало его врасплох: его не тянет на измену. Одна из причин, по которой он люто ненавидел отчима, заключалась в том, что этот негодяй, несмотря на внешнее благочестие и праведность, целых двадцать лет содержал любовницу.

О да, Кэтрин даже не осознает, сколь абсолютна та истина, которую она только что высказала! Слуги действительно знают все о своих хозяевах – а в данном случае об отчиме и о самоназначенном опекуне своего хозяина.

– Это, – сказала Кэтрин, указывая на партеры, – было тем самым первым робким шажком, как ты описал, по превращению Седерхерста в твой дом. И результат получился великолепный. Каков же будет твой второй шаг, Джаспер? И третий?

– А второй и третий должны быть обязательно? – со вздохом спросил он. – Разве тех усилий, что я приложил, недостаточно на одну человеческую жизнь?

– Значит, все в доме и в парке идеально? – вопросом на вопрос ответила Кэтрин. – И тебя устраивает до конца своих дней жить со всем этим?

– Ну, – протянул Джаспер, – после переезда в восточное крыло – и усилий по переделке моей спальни, чтобы ты знала, – у меня вызывает недовольство вид на огромную лужайку под окнами. Там не на что смотреть, кроме травы и деревьев вдали. Но сомневаюсь, что там тоже можно устроить партеры.

– Да, нельзя, – согласилась Кэтрин. – Знаешь, у меня возникла та же мысль, когда я сегодня утром выглянула из окна своей комнаты. Там должны быть цветы, чтобы из спальни можно было вдыхать их аромат. И любоваться ими, естественно. Розовый сад, например, хотя я предпочла бы, чтобы розовый сад был небольшим и не занимал все это пространство, – что-нибудь вроде розовой беседки, а не полноценного сада.

– С яблоневым садом позади нее, – согласился Джаспер. – В парке нет фруктовых садов. Мне всегда нравилось, когда деревья растут рядами, как шеренги солдат.

– И цветут весной, – продолжила фантазировать Кэтрин, поворачивая к нему сияющее лицо. – Нет более волшебного зрелища.

– А в конце лета их ветки клонятся к земле, отягощенные плодами, – вторил ей Джаспер. – Можно ходить и рвать их.

Кэтрин вскочила со скамейки и протянула ему руку.

– Пойдем посмотрим, – предложила она. – Выясним, можно ли устроить и то и другое. Хотя я и так уверена, что можно.

Джаспер посмотрел на Кэтрин, стоявшую перед ним с протянутой рукой, и что-то у него в душе дрогнуло. Возможно, немного ослабло чувство вины. Вполне вероятно, что семейная жизнь устроит ее, пусть и с человеком, которого она бы никогда не выбрала сама. Пусть и с человеком, который не станет ее душой и сердцем. Как только месяц закончится, он приступит к тому, чтобы зачать ребенка. Из нее получится замечательная мать – дети будут приносить ей радость. Разве она не обучала детишек в своей деревушке?

Джаспер встал, взял Кэтрин за руку и переплел их пальцы.

– Ну ладно, пошли, – вздохнул он. – Надеюсь, Кэтрин, ты не предполагаешь, что я буду с лопатой в руке копать ямы под яблони, а?

Ах, как же ему нравится смотреть на нее, когда она смеется!

– Нет, естественно, нет, – ответила она. – Я представляю, как ты, орудуя топором и пилой, строишь шпалеры и арки под мои розы.

– Боже мой! – деланно ужаснулся он. – Под твои, да?

– И помни, – добавила она, – что в конце месяца ты собираешься сделать еще один шаг к полной независимости. Что тебе предстоит возродить знаменитый бал и праздник в Седерхерсте.

– И мне придется соревноваться в беге на трех ногах, да? – покосился на нее Джаспер.

– Непременно, – ответила Кэтрин.

– В паре с тобой?

– А это обязательно? – поинтересовалась она.

– Обязательно, – горячо заверил ее Джаспер.

– Что ж, тогда в паре со мной.

– И мне придется оценивать вышитых ангелочков и цветочки, да? – не унимался Джаспер.

– Этим я займусь сама, – успокоила его Кэтрин. – Можешь пробовать фруктовые пироги.

– Гм… – произнес Джаспер. – И вечером мы с тобой будем танцевать вальс?

– Да, – твердо произнесла Кэтрин.

Они медленно шли вдоль террасы к восточному крылу дома и со стороны выглядели как довольная жизнью семейная пара.

Почему-то эта мысль всколыхнула в душе нечто похожее на легкую панику.

Глава 18

После обеда Кэтрин пошла в людскую, а Джаспер отправился на поиски своего управляющего. В людской она поговорила с экономкой, кухаркой и дворецким. В конце концов, нужно же сообщить им о предстоящем празднике. Именно на них ляжет большая часть работы.

Все трое забеспокоились, узнав, что она предлагает. Большой праздник и бал в одном месяце?

Однако, как только Кэтрин заверила, что все планирование она берет на себя и что дела будут распределены между соседями, которых удастся уговорить участвовать в подготовке, все тут же преисполнились энтузиазма и даже восторга – и, как ни забавно, обиделись на нее за то, что она пытается снять с них часть нагрузки.

– Имейте в виду, я возьму на себя еду, – объявила кухарка тоном, не допускающим возражений. – Я не против, миледи, если мне помогут с закупками, составлением меню и даже с готовкой, но за все буду отвечать я.

– У меня и мысли иной не было, – с улыбкой проговорила Кэтрин. – Напротив, миссис Оливер, я на это очень рассчитывала.

– А я буду отвечать за украшение дома и бального зала, – сказала миссис Сиддон, – и за заказ продуктов. Миледи, вы без труда отыщете тех, кто с радостью поможет вам, завалит вас идеями и даже согласится претворить их в жизнь, но за дом должна отвечать я.

– Я рада это слышать, – заверила ее Кэтрин.

– Я сам поговорю с Бентоном, миледи, – заявил дворецкий и на всякий случай напомнил ей, кто это такой: – Это главный садовник, миледи. Он захочет украсить бальный зал цветами из оранжерей.

– Я надеюсь на это, – заметила Кэтрин. – И вы очень обяжете меня, если попросите его об этом.

– И я возьму на себя столы для фуршета, – продолжал дворецкий с таким видом, будто хозяйка может возразить, – и лакеев, которые будут обслуживать их.

– О, – воскликнула Кэтрин, – вы так добры, мистер Коуч!

– Как в старые добрые времена, – со вздохом произнесла миссис Оливер. – Ах, праздник в Седерхерсте всегда был главным событием года! Каждый находил себе хорошее и доброе развлечение, и мне безразлично, что у кого-то по этому поводу иное мнение. Это отнюдь не козни дьявола. Ну, сама идея.

– Последний раз праздник устраивали менее чем за год до смерти лорда Монфора, – сказала миссис Сиддон. – Менее чем за год до рождения его светлости. Господи помилуй, как быстро летит время! И все равно от того праздника нас отделяют долгие и тяжелые годы, тут и говорить нечего.

– Эти годы, – поддержал ее дворецкий, – как из другой жизни.

– А теперь мы возродим былые времена, – сказала Кэтрин. – Кстати, я очень хочу, чтобы праздник был таким же, как всегда, чтобы он прошел идеально и чтобы все ждали его повторения.

– Вам, миледи, – деловым тоном произнесла миссис Сиддон, – нужно поговорить с этими людьми.

И она перечислила внушительное количество фамилий, в большинстве это были пожилые люди, проживавшие по соседству. Миссис Оливер и мистер Коуч добавили к этому перечню людей помоложе, которые, вероятно, и не помнят прежних праздников, но с радостью примутся за подготовку нового.

Кэтрин и Джаспер не смогли поехать с визитами во второй половине дня, так как Джаспер был занят с управляющим. Однако он зашел в гостиную за Кэтрин, и они вместе с мистером Ноулсом и мистером Бентоном отправились на восточную лужайку. Там они провели час, обсуждая, что им хотелось бы здесь видеть и какие работы нужно провести, шагами меряя лужайку и прикидывая, каких размеров может быть фруктовый сад и где конкретно должна стоять розовая беседка.

Кэтрин было очень интересно видеть Джаспера без той маски, которую он всегда надевал в Лондоне и за которой скрывался, когда они оставались наедине. Сейчас он был деловит, серьезен, энергичен и полон идей.

Джаспер знал дом и парк. Он знал своих предков. Пусть он и ненавидел Седерхерст всю свою жизнь, но он никогда не пренебрегал своим долгом по отношению к поместью.

Кэтрин все это приводило в легкое замешательство. И одновременно обнадеживало. Возможно, у нее получится изменить свое отношение к этому человеку в лучшую сторону.

Следующие несколько дней они потратили на визиты к соседям. В детстве Джаспер знал их всех, хотя только некоторые из них считались в те времена достойными официального приглашения на обед. Он играл с их детьми, когда удавалось улизнуть, и сейчас эти дети стали взрослыми, остепенились и обзавелись собственными семьями.

Джаспер предпочитал иметь добрые отношения со всеми. Хотя он почти не жил в Седерхерсте – кроме того года, когда приходил в себя после истории в Воксхолле, – он всегда ладил с соседями.

Однако до настоящего момента он как-то не задумывался о том, что эти люди – его люди, что у него с ними общие воспоминания, традиции, воспитание, что они знают его практически всю его жизнь и в общем-то любят его.

Они с радостью встретили его жену, и он вдруг сообразил, что слухи о скандале, который вынудил его и Кэтрин вступить в брак, уже добрались сюда. Но никто не бросал на него и его жену осуждающих взглядов, напротив, все вели себя так, будто горели желанием утешить их, а мир, находящийся за пределами этой округи, послать ко всем чертям.

Джасперу тут же стало ясно, что все они влюбились в Кэтрин с первых минут знакомства. Она, естественно, обладает красотой, шармом и умением одеваться красиво и элегантно, но в ней нет столичной напыщенности. Пусть она и не знает этих людей, но она может найти с ними общий язык. И они сразу распознали в ней эти качества, прониклись к ней уважением и полюбили.

Кэтрин же обладала удивительной способностью показывать людям свой интерес к их жизни. Она выслушивала их истории, сочувствовала их горю, радовалась их победам, смеялась над их шутками и соответственным образом реагировала на их воспоминания о прошлом.

И естественно – иного и не следовало ожидать, – как только она упоминала об идее возродить летний праздник в Седерхерсте и бал, все сразу же предлагали свою помощь.

«Мне и в голову не приходило, – не раз повторял Джаспер то в одном доме, то в другом, – что последний раз праздник устраивался еще до моего рождения. И раз уж моя жена преисполнилась решимости возродить его, я готов действовать».

На это Кэтрин отвечала ослепительной улыбкой, а хозяин дома – энергичными кивками.

Молодежь отнеслась к идее с восторгом. Для нее праздник был чем-то, о чем часто говорили и вспоминали с ностальгией и тоской по счастливым временам.

За три дня визитов они посетили всех, кого удалось застать, выпили больше чашек чаю и съели больше пирожных, чем за десять лет. В результате миссис Эллис согласилась возглавить комитет по организации игр для детей, миссис Боннер вызвалась провести конкурс вышивки, миссис Пенни единодушно была признана лучшей судьей в конкурсе выпечки, а жена, четыре дочери и невестка убедили мистера Корнелла – у него не было шансов выстоять против такого натиска – сформировать комитет по организации развлечений для мужчин.

– Имейте в виду, Корнелл, пивным киоском вам не отделаться, – с самым серьезным видом заявил Джаспер.

Дамы рассмеялись в ответ на его остроумное замечание.

Преподобный Беллоу, жених мисс Дэниелс, вызвался готовить специальную церемонию благословения для открытия праздника.

– До моего сведения, милорд и миледи, – проговорил он в своей характерной мягкой манере, которая и завоевала ему любовь прихожан, – было доведено, что прежние праздники иногда называли кознями дьявола – хотя празднование макушки лета и укрепление добрососедских отношений таковым, естественно, не является. Так что будет полезно дать всем понять, что Господь благословляет столь невинное увеселение.

– О, спасибо, мистер Беллоу! – поблагодарила Кэтрин. – Мы очень надеялись, что вы найдете какой-нибудь способ исправить ситуацию, правда, Джаспер?

– Правда, – ответил тот.

Итак, главное было сделано. Они установили с соседями настолько прочные отношения, что теперь светская жизнь в Седерхерсте забьет ключом. Скоро их дом заполнится гостями и на две недели в нем воцарится веселье. Еще нужно посадить фруктовый сад и построить беседку под окнами их общей гостиной. А ведь они женаты меньше недели.

Если бы он смог заглянуть в будущее полтора месяца назад, размышлял Джаспер, он зарыдал бы горючими слезами. Или напился бы.

Однако настроение у него на удивление бодрое.

Естественно, еще предстоит участвовать в беге на трех ногах, что может оказаться довольно интересным мероприятием, если с ним в паре побежит Кэтрин.

И судить конкурс фруктовых пирогов – сельские дамы всегда были великолепными кулинарками.

И танцевать контрданс. Гм…

И придумывать развлечения для целого дома гостей.

И выиграть пари.

И найти любовь. Но Кэтрин уже и так ему очень нравится. И он уже желает ее – нет, в ближайшие три недели эту мысль надо гнать прочь.

Ему никогда не давалось долгое воздержание – ни в восемнадцать, когда он лишился девственности, ни тем более потом, после отъезда из Седерхерста.

Хотя, если вспомнить, его воздержание длилось целый год, когда он жил в Седерхерсте после Воксхолла.

Джаспер все утро провел с управляющим. Он выглядел на удивление привлекательно, когда выезжал на домашнюю ферму одетый в старый бесформенный коричневый сюртук, желто-коричневые, растянутые на коленях бриджи и высокие поношенные сапоги.

Кэтрин провела раннее утро, советуясь с миссис Сиддон, а потом села писать длинные письма Маргарет и Ванессе. Она радовалась, что можно немного побыть в тишине и покое после суеты последних дней, хотя дел было много и предстояло немало успеть до приезда гостей на праздник. Она не собиралась все дела взваливать на плечи слуг и соседей, но сегодняшний день решила посвятить себе.

После обеда, проведенного в одиночестве, так как Джаспер еще не вернулся с фермы, Кэтрин переоделась и вышла из дома. Сначала она собиралась побродить по саду, однако потом сообразила, что еще не видела другую часть парка и озеро, расположенное неподалеку.

Она прошла мимо конюшен и спустилась по пологой лужайке к берегу. Стояла замечательная летняя погода. На небе не было ни облачка, с озера дул легкий ветерок. Она открыла зонтик, радуясь, что не забыла его захватить с собой.

Пройдя еще немного, Кэтрин села на деревянный пирс, выступавший в воду недалеко от лодочного сарая. Она подтянула к себе колени и обхватила их одной рукой, а другой держала зонтик так, чтобы он закрывал от солнца ее лицо. Гладь воды, которая была на тон темнее неба, напоминала зеркало. На противоположной стороне озера Кэтрин увидела маленький каменный домик, который стоял на краю заросшего деревьями высокого берега. Она решила, что это элемент садовой архитектуры, так как домик был слишком маленьким. Кроме того, рядом с домиком с каменистого карниза ниспадала голубая лента водопада. С пирса хорошо был слышен плеск воды – мирный, успокаивающий звук. По озеру плыло семейство уток.

Позади Кэтрин была пологая лужайка, конюшни, террасы и дом, а еще дальше низкие, поросшие лесом холмы, которые образовывали огромную подкову. В Седерхерсте было что-то особенное, нечто, что затрагивало ее душу. Она могла бы сидеть здесь вечность, не читая, не рисуя, не делая ничего полезного, не разговаривая, не думая. Просто существуя. Как часть всего этого. Она всегда стремилась к уединению, ей его не хватало. Возможно, здесь она обретет и наполненную жизнь, чтобы отвлекаться от негативных аспектов своего брака, и покой.

Возможно также и то, что уединения у нее будет больше, чем ей нужно. Она еще не заглядывала дальше нескольких следующих недель. Что произойдет, когда прием закончится и гости разъедутся по домам? Останется ли Джаспер в Седерхерсте? Или скука прогонит его прочь и он будет лишь изредка ненадолго приезжать сюда? А чем она может удержать его здесь, рядом с собой? И хочет ли она удерживать его?

Нет, она не будет думать об этом сегодня. И тем более здесь.

Кэтрин опустила зонтик, подставила лицо солнцу и прикрыла глаза.

– Идеальный фон и идеальная поза, – совсем рядом услышала она голос и поняла, что он, должно быть, стоит на берегу. – Даже лимонно-желтое муслиновое платье, бледно-голубой кушак и твоя свадебная шляпка сочетаются идеально.

Его голос звучал мягко и весело. Кэтрин оглянулась. Джаспер стоял, привалившись к дереву. Он успел переодеться в темно-зеленый облегающий сюртук и охристого цвета панталоны. Белый накрахмаленный галстук был завязан небрежным узлом, уголки воротника рубашки торчали вверх. Он был одет элегантно, но без щегольства. У лорда Монфора никогда не было склонности к дендизму.

– О Боже, – проговорила Кэтрин, – это же ясно: я сначала сбегала сюда, осмотрела пейзаж, потом сбегала домой и оделась соответствующим образом – разве не так я поступила на садовом приеме у Адамсов? Или мне следовало нарядиться в лохмотья? И расположиться рядом с кучей мусора?

Джаспер оглядел ее из-под полей шляпы.

– Проблема в том, – сказал он, – что ничего не изменилось бы. Кэтрин в лохмотьях у кучи мусора выглядела бы так же ослепительно, как Кэтрин в желтом и голубом на фоне голубого озера под голубым небом, к тому же освещенная ярким солнцем.

Кэтрин улыбнулась.

– Я всегда по уши влюблялась в льстецов, – призналась она.

– Ах вот как? – хмыкнул Джаспер. – Но только не в тех, кто говорил искренне, выражая порывы своей восхищенной души? Как ты жестока!

Кэтрин почти жалела, что Джаспер нравится ей. Не следует испытывать теплые чувства к человеку, у которого на кончике языка крутится лесть и обман.

– Полагаю, – сказал он, – я не буду выглядеть также романтично, как ты на пирсе, если растянусь на берегу. Впрочем, все равно попытаюсь.

Джаспер сел на землю, отбросил шляпу, лег на бок и положил голову на согнутую в локте руку. Он выглядел умиротворенным и до невозможности красивым. Кэтрин надоело смотреть на него через плечо, поэтому она пересела так, чтобы быть к нему лицом. И опять подняла зонтик – бледно-голубой, в тон кушаку, лентам и цветам на шляпке.

– Да, совсем не романтично, – согласилась она. – Но все равно картина получается вполне симпатичной.

– Симпатичной? – Джаспер изогнул правую бровь. – Кэтрин, скажи, что перепутала слова, иначе я нырну в озеро и не выплыву, и буду сидеть на дне, пока не утону.

Она рассмеялась.

– Ладно, красивой, – смилостивилась она. – Все, на сегодня с тебя хватит комплиментов.

Они молча смотрели друг на друга. Где-то позади Кэтрин семейство уток, за которым она наблюдала, что-то обсуждало: все крякали одновременно. В траве стрекотали и жужжали невидимые букашки. Из конюшен доносился приглушенный стук молота по металлу. Все эти звуки, которые несколько минут назад только подчеркивали спокойствие места, вдруг стали отчетливыми в воцарившейся тишине и привлекли внимание.

Джаспер сорвал травинку, сунул ее в рот и прищурился.

В Кэтрин вспыхнуло желание – острое и неожиданное.

– Что бы ты делала, – спросил Джаспер, – если бы не вышла за меня? Если бы этот подлец Форестер не устроил скандал и не вынудил тебя на этот шаг?

– Я жила бы в Уоррен-Холле, – ответила Кэтрин, – и готовилась бы к поездке сюда с Мег и Стивеном.

– А потом? – продолжал он. – Что бы ты делала потом?

– Вернулась бы в Уоррен-Холл. Жила бы там тихо и спокойно, пока кто-нибудь не предложил бы мне куда-нибудь поехать – навестить Несси, и Эллиота, и детей или, возможно, перебраться в Лондон.

– Твоя старшая сестра будет скучать по тебе, – проговорил Джаспер.

– Да.

– Почему она не замужем? – поинтересовался он. – Ведь она на несколько лет старше тебя и тоже красива, правда, по-своему. Ходят слухи, что Аллингем сделал ей предложение, но она отказала. Она тоже ждет любовь, как и ты?

– Она уже любила, – ответила Кэтрин. – Криспина Дью из Рандл-Парка. Несси вышла за его младшего брата, но он заболел чахоткой и умер менее чем через год. Когда она выходила за него, то знала, что он умирает. Она очень его любила, и он ее тоже.

– Три романтика, – проговорил Джаспер, – и только одна получила то, что желала. Но даже она вышла за умирающего. Кэтрин, все это должно послужить тебе уроком.

– Несси и Эллиот горячо любят друг друга, – заметила Кэтрин.

– Но старший Дью не любил твою старшую сестру, да? – спросил он.

– Любил, – сказала Кэтрин. – Они бы давным-давно поженились и, позволю себе заметить, были бы очень счастливы. Но умер мой отец, и Мег дала слово заботиться о нас, пока мы не вырастем и не станем самостоятельными. Она отказалась выходить за Криспина в тот момент и предложила отложить свадьбу до лучших времен. Однако он не захотел ждать. Он записался в полк и отправился на войну, а потом женился на испанке и разбил Мег сердце. Можешь смеяться, если хочешь. Женщины очень глупы.

– Если тебе интересно, они пугают меня до смерти, – заявил Джаспер.

– Ну, – произнесла Кэтрин, – во всяком случае, это хороший признак. Если останешься жив, у тебя есть надежда.

Джаспер тихо хмыкнул.

– Бескорыстная любовь, – проговорил он. – Высшая добродетель. Но так ли это? Отказавшись от любви и отдав предпочтение заботе о тебе, твоих сестре и брате, разве тем самым мисс Хакстебл не обрекла достойного человека на жизнь, лишенную счастья, которое он мог бы обрести?

Кэтрин мгновенно охватило негодование. Вот она, мужская солидарность! Криспин мог бы проявить терпение и силу духа и подождать. И сейчас его ожидание закончилось бы – ведь Стивену почти двадцать один.

– Разве люди, которые бескорыстно выбирают путь служения одному или нескольким лицам, не пренебрегают другими путями и лицами, которые нуждаются в них не меньше? – спросил Джаспер.

– Как монахини, которые уходят в монастырь и лишают семью своего присутствия? – уточнила Кэтрин.

Его глаза весело блестели.

– Полагаю, это один из примеров, – сказал Джаспер, – хотя, должен признать, сам я до него не додумался.

– Или как мать, которая целиком отдает себя детям и пренебрегает своим мужем? – добавила Кэтрин.

Джаспер отбросил травинку.

– А вот это уже вина мужа, который не уделяет ей достаточно внимания, – заявил он.

Ну конечно, он не мог не увести такой интересный разговор в сторону постели!

– Или как мать, которая всю себя отдает мужу, – раздраженно проговорила Кэтрин, – и пренебрегает своими детьми.

– Таких матерей не бывает, правда? – тихо спросил он.

– Правда.

Джаспер сел, сложил ноги по-турецки, оперся локтями на колени и устремил взгляд на озеро.

И в этот момент Кэтрин кое-что поняла. Бывает. Такие матери бывают. А его мать? Разве не так она обошлась с ним?

– Мисс Дэниелс, – сказал Джаспер, решив, как показалось Кэтрин, сменить тему, – сначала, когда Шарлотте исполнилось четыре, была ее гувернанткой, потом стала компаньонкой. Обеим очень повезло. Они искренне любят друг друга. Теперь, когда Шарлотта готова выпорхнуть из гнезда, мисс Дэниелс выходит за местного викария.

– А Рейчел? – спросила Кэтрин.

– Мир огромен и враждебен, – ответил Джаспер, – поэтому мисс Рейчел Финли из Седерхерст-Парка сидела дома. Потом она была в трауре, потом нашей матери понадобилась компаньонка. А потом Рейчел носила траур уже по ней. Ей исполнилось двадцать четыре, когда она наконец впервые вышла в свет. Жуть, правда? Ей повезло, что она встретила Гудинга. Он страшный зануда, но у него есть постоянство и состояние. Этим, кстати, отличаются многие зануды. Подозреваю, они любят друг друга.

Кэтрин отложила зонтик и обхватила колени обеими руками.

А как же он? Как он пережил пренебрежение матери?

Неужели она настолько была увлечена его отчимом?

Джаспер перевел взгляд на Кэтрин. Хотя внешне он казался расслабленным, она заметила, что его плечи и руки напряжены, и это стало для нее еще одним подтверждением того, что он надевает маску беспечности, когда не хочет открывать кому-то свою душу.

– Ты еще не влюбилась в меня? – спросил он. – Давай не будем ждать эти три недели, а? Я уже не раз говорил тебе, что восхищаюсь тобой.

Вопрос – или утверждение – был шутливым. Он просто не хочет продолжать этот разговор.

– Еще нет, Джаспер, и никогда не влюблюсь даже на малую толику, – с улыбкой ответила она.

Джаспер прижал руку к сердцу.

– Малая толика, – повторил он. – Я пытаюсь представить это количество, если его вообще можно увидеть невооруженным глазом. Это как песчинка? «Увидеть мир в одной песчинке»?

Он цитирует ей Уильяма Блейка.

– Песчинки, – сказал Джаспер, – или малой толики будет достаточно, чтобы из них что-то выросло. Я рад слышать, что ты признаешь, что семя существует.

– Ты славишься тем, что не умеешь слушать, – заявила Кэтрин. – Я сказала, что его не существует.

Джаспер изогнул обе брови.

– Не существует малой толики? – осведомился он. – Ты меня разочаровываешь. Но я верю, что она есть. Если бы ее не было, ты бы о ней не упомянула – в противном случае твои слова прозвучали бы глупо. А раз она есть, значит, у меня остается надежда. Ничего, знаешь ли, из того, что существует, не может исчезнуть бесследно. Оно может потеряться. Но если оно потерялось, значит, кому-то просто лень его искать. Что бы ты ни думала обо мне, Кэтрин, я не лентяй. Просто я направляю свою энергию на то, что для меня важно. Я найду эту малую толику и из песчинки построю огромный песчаный дворец с башнями, и бойницами, и одетым в ливрею горнистом, который, стоя на зубчатой стене, протрубит победный гимн. Гимн – это правильное слово? Но ты же поняла, что я имею в виду. Ты полюбишь меня и падешь передо мной ниц, моя богиня солнца.

Кэтрин рассмеялась.

– Я ведь так и не показал тебе парк, – сказал Джаспер. – Ты видела только сад и пустую лужайку у восточного крыла. Пейзаж вокруг озера весьма живописен, прогулка по берегу займет примерно час спокойным шагом или даже меньше, если быстрым. Местность за домом холмистая, а дорога неровная, так что путешествие в дикую природу займет несколько часов. Однако та часть была тщательно продумана, и каждый любитель природы обязательно найдет там что-нибудь себе по душе, а также приятные перспективы ожидают там тех, кто любит этих любителей природы.

– Я с радостью прогуляюсь и вокруг озера, и по холмам, – проговорила Кэтрин.

– Тогда отправимся в более долгое путешествие, – подытожил Джаспер. – Завтра?

– Я пообещала завтра утром посетить заседания трех различных комитетов, – сказала Кэтрин, – и еще одно – после полудня. Послезавтра на чай прибудут обе мисс Лейкок со своей юной племянницей. Она подруга Шарлотты, кажется.

– Тогда могу я договориться с тобой о прогулке на послепослезавтра? – осведомился Джаспер. – Нижайше прошу тебя. Хочешь, встану на колени?

Кэтрин улыбнулась.

– Следовало бы потребовать этого от тебя, – сказала она. – Ты же не вставал на колени, когда делал мне предложение. Итак, до послепослезавтра. Буду ждать с нетерпением.

– Полагаю, – заметил Джаспер, – что если бы я встал перед тобой на колени, когда делал предложение, ты пнула бы меня в голову.

– Не исключено, – согласилась Кэтрин.

Он поднялся, надел шляпу и подал Кэтрин руку.

– Пойдем пить чай, – предложил он. – Я чувствую, что поглощение такого количества чая за последние дни не прошло для меня даром – я теперь без него не могу. Как ты думаешь, это такая же зависимость, как от алкоголя? Жду не дождусь приезда Кона, Чарлза и Хэла, чтобы узнать у них.

– С удовольствием выпью чаю, – сказала Кэтрин, вкладывая свою руку в его.

И она не кривила душой. День будто бы стал ярче с приходом Джаспера.

И она не знала, как реагировать на это – радоваться или тревожиться.

И спрашивала себя, не поджидает ли ее в туманном будущем жестокое разочарование.

И сама же отвечала себе, что с будущим будет разбираться, когда оно станет настоящим.

Глава 19

Следующие два дня Джаспер был настолько поглощен работой, что почти не виделся с женой. Он занимался делами фермы и поместья и принимал участие в заседании комитета по развлечениям для мужчин. Он так и не понял, как оказался втянутым в это, но деваться было некуда. Вероятно, поэтому, когда в первый их с Кэтрин визит Корнелл высказал предположение, что развлечения для мужчин можно устроить вдоль берега озера, Джаспер предложил устроить там же и борьбу в грязи. Очевидно, большинство мужчин ждали от него новых предложений.

Что же до Кэтрин, то ее очень трудно было разыскать, так как она подолгу не задерживалась в одном месте – кроме столовой во время обедов и гостиной по вечерам. Она проводила много времени с кухаркой, экономкой и старшим садовником, посещала заседания всех оргкомитетов в деревне и за ее пределами. К ней заехали на чай обе мисс Лейкок с Джейн Хатчинс, племянницей, близкой подругой Шарлотты, и они довольно весело провели время. Кэтрин пригласила девушку на домашнюю вечеринку. Как она в тот же день за ужином пояснила Джасперу, количество гостей стало нечетным, так как его двоюродные братья и сестра, дети дяди Стенли, брата его отца, выразили желание тоже приехать в Седерхерст.

Два дня погода была пасмурной и ветреной, несколько раз моросил дождь. На третий день утром было облачно, но к тому моменту, когда Джаспер и Кэтрин собрались отправиться на ту самую прогулку, распогодилось.

– Гулять мы будем на обратном пути, – сказал Джаспер, под руку с Кэтрин выходя из дома. – Конечно, гулять можно и на пути туда, и на пути обратно, но обычно прогулка начинается от озера. Проблема в том, что здесь слишком много мест, где хочется остановиться и полюбоваться пейзажем, поэтому часто получается так, что гуляющие просто обходят озеро и пропускают все самое интересное.

– В чаще на холмах? – уточнила Кэтрин. – Да, представляю, что там интереснее всего.

Сегодня она надела бледно-голубое, с белым, муслиновое платье с узором из веточек и соломенную шляпку с голубыми лентами. Она выглядела хрупкой и очаровательной. Вошедшее в моду платье с высокой талией очень ей шло. Струящаяся ткань мягко облегала ее фигуру и подчеркивала стройность длинных ног.

Ее щеки были окрашены нежным румянцем, глаза блестели – слуги и соседи объяснили бы это тем, что новобрачная познает прелести семейной жизни, хотя на самом деле она была просто увлечена работой по подготовке праздника.

Джаспер недовольно поджал губы, глядя на жену.

Они пересекли широкую восточную лужайку, где скоро должен появиться фруктовый сад, и пошли по тропинке, которая вилась между деревьями. Почти сразу тропинка повернула на север и поднялась на пологий склон холма.

– Что-то ты сегодня утром необычно молчалив, – заметила Кэтрин.

– Я мог бы сказать, – ответил Джаспер, – что мое предсказание насчет погоды – что день будет хорошим – оказалось верным. Я мог бы добавить «Я же тебе говорил». Но, увы, за завтраком ты читала письмо от герцогини Морленд, поэтому я сделал предсказание молча, чтобы не отвлекать тебя. И если я сейчас начну утверждать, что действительно сделал предсказание, ты обвинишь меня в том, что я приписываю себе честь хорошего предсказателя, хотя на самом деле ничего не предсказывал. Тебя же нельзя назвать доверчивой, Кэтрин.

Она рассмеялась.

– Ради мира между нами я, так и быть, поверю тебе, – смилостивилась она.

Он улыбнулся в ответ.

– Как здесь красиво! – проговорила она. – Прямо как в соборе.

Действительно, деревья были высокими и стройными, с широкой раскинувшейся кроной, а тропинка – широкой и прямой, несмотря на подъем.

– Это всегда было моим любимым местом для общения с дикой природой, – признался Джаспер. – Подозреваю, что вначале тропу прокладывали так, чтобы она начиналась от самого озера, а к тому моменту, когда добрались сюда, у архитектора иссякли силы, идеи и энтузиазм. Здесь нет искусственных руин, нет скамеек, нет видов вниз, на дом, или на окрестности. Только лес и холмы.

– И святость, – добавила Кэтрин.

– Святость?

– Я не уверена, что нашла правильное слово, – пояснила она. – Просто неприкрашенная природа, хотя подозреваю, что все это рукотворно. Просто деревья и запах деревьев. И птицы. И щебет птиц.

– И мы, – произнес Джаспер.

– И мы.

Некоторое время они шли в полном молчании, и шелест их дыхания вплетался в звуки леса. Тропа неуклонно поднималась вверх, и вскоре они оказались на рододендроновой аллее, высшей точке тропы, откуда открывалось несколько тщательно продуманных перспектив. Смотровая площадка была украшена искусственными руинами и скамейками. Воздух был напоен ароматом цветов.

– Ох! – выдохнула Кэтрин. – Потрясающе!

– Лучше, чем собор? – поинтересовался Джаспер.

– Этим-то и удивительна природа, правда? – проговорила Кэтрин. – В ней нет ничего, что было бы лучше, – все разное. Партерные сады, похожая на собор часть тропы, это место – каждое кажется лучшим, когда находишься там.

С одной стороны аллеи стоял древний каменный скит с крестом, выбитым на стене рядом со входом. Естественно, строение не было древним. Оно было искусственно состарено. Кэтрин и Джаспер присели на каменную скамью внутри скита, на которой для удобства гуляющих была уложена длинная кожаная подушка.

Отсюда открывался дивный вид на восточные и южные луга деревни. Центром пейзажа был шпиль церкви. Все выглядело по-деревенски мирным и спокойным.

Джаспер взял руку Кэтрин в свою.

– Что бы ты делал, если бы тебя не вынудили жениться? – спросила она его. – Где бы ты был?

– Здесь, – ответил он. – Я же пообещал приехать домой на день рождения Шарлотты.

– А потом? – продолжала расспросы Кэтрин. – Уехал бы или остался?

– Наверное, остался бы, – пожал плечами Джаспер. – А может, уехал бы. В Брайтоне хорошо летом. Обычно туда приезжает принц Уэльский, а за ним туда съезжается множество интересных людей. Там хорошая компания, много развлечений. Возможно, я поехал бы туда.

– Значит, тебе нужна компания? – поинтересовалась Кэтрин, внимательно глядя на него.

Джаспер опять пожал плечами.

– Нам всем нужна компания, – ответил он. – И развлечения.

– Значит, ты одинок? – не отставала Кэтрин.

Вопрос удивил его. Он был неожиданным.

– Одинок? – повторил он. – Это я одинок, Кэтрин? У меня сотни друзей и знакомых. Я всегда получаю кучу приглашений на множество мероприятий, так что выбор превращается для меня в тяжелейшую работу.

– А ты боишься остаться один? – спросила Кэтрин.

– Вовсе нет, – сказал Джаспер.

Он вырос одиноким. Да, у него были мать, отчим, две сестры, целый дом челяди, множество соседей, которые в большинстве своем искренне заботились о нем. Однако несмотря на это, он вырос одиноким.

– Люди, которые живут в толпе, могут быть очень одиноки, – заметила Кэтрин.

– Разве? – Он переплел свои пальцы с ее. – А разве люди, живущие в далекой деревушке, не могут быть одинокими?

– Есть разница, – ответила Кэтрин, – между уединением и одиночеством. Можно жить в уединении и не быть одиноким. И можно жить среди толпы, быть ее частью и при этом ощущать себя одиноким.

– А это не отголоски ли пастырской мудрости, которую ты впитала, сидя на отцовском колене? – поинтересовался он.

– Нет, – покачала головой Кэтрин. – Я дошла до этого сама.

– А ты, Кэтрин, – спросил Джаспер, – ты одинока?

– Мне бывает одиноко, но редко. – Она вздохнула. – Мне нравится побыть одной, видишь ли. Мне нравится находиться в компании с самой собой.

– А мне нет, – проговорил Джаспер. – Ты это имела в виду? Как-то ты сказала мне, что я не люблю себя. И поэтому я должен быть одиноким? Потому, что мне не нравится компания того единственного человека, с которым я должен проводить каждое мгновение своей жизни?

– Мои слова вызвали у тебя раздражение, – сделала вывод Кэтрин.

– Вовсе нет. – Он поднес ее руку к губам и поцеловал. – Одиночество меня не страшит. Просто я предпочитаю компанию. В том числе и твою.

– Думаю, – проговорила Кэтрин, – я могу быть счастлива здесь.

– Уверена? – спросил Джаспер.

– Я люблю это место, – ответила Кэтрин. – Мне нравятся слуги. И мне нравятся твои соседи – наши соседи. Да, я могу быть счастлива.

– Организуя праздники, балы, загородные вечеринки и другие светские мероприятия? – уточнил Джаспер.

– Да, – подтвердила Кэтрин, – и просто живя здесь. Просто находясь здесь. Ощущая себя здесь на своем месте.

– И воспитывая детей? – продолжал Джаспер. – Наших детей?

– Да. – Кэтрин, покраснев, посмотрела ему прямо в глаза.

– Если хочешь, Кэтрин, – сказал Джаспер, – мы могли бы заняться детьми – во всяком случае, первым ребенком – прямо сейчас. Хотя, если подумать, прямо сейчас не получится. – Он с многозначительным видом оглядел скамью, удобства которой не прибавляла даже кожаная подушка. Кэтрин рассмеялась.

– Я хочу детей, – призналась она.

– А мне они нужны, – сказал Джаспер. – Хотя бы один сын. Итак, договорились. Нужно приступить к работе над первым из детей. Почти немедленно.

Кэтрин снова засмеялась.

– Все зависит оттого, что ты подразумеваешь под «почти», – заметила она.

– «Почти» – это через три недели, верно? – со вздохом уточнил Джаспер.

– Да, – подтвердила Кэтрин. – Джаспер, а ты не хочешь детей просто ради них самих?

Он никогда не задумывался об этом. И задумался сейчас. Плоть от плоти его. И от плоти Кэтрин. Дети, которых можно любить и баловать. Дети, которые могут испытывать боль и лишаться силы духа. Если за месяц до рождения сына он прыгнет через изгородь и сломает себе шею, выйдет ли Кэтрин снова замуж? И будет ли ее новый муж воспитывать его сына?

«Дети несут с собой слишком много потенциальной боли, – чуть ли не вслух сказал Джаспер. – И слишком много риска». Однако он не решился высказать это Кэтрин.

– Дочерей, похожих на мать? – сказал он, укладывая руку Кэтрин себе на локоть. – И сыновей, похожих… на мать? Детей, которых можно любить и баловать, с которыми можно играть? Должен признаться, это привлекательная идея. И осуществимая. Я же женат. Да, Кэтрин, у нас с тобой будут дети, и не только потому, что они нужны мне, но и потому, что я хочу их.

Иногда Джаспер не мог понять, действительно он имеет в виду то, что говорит Кэтрин, или просто хочет произвести на нее впечатление или поддразнить. Хотя у него никогда не возникало желания обмануть ее. Нынешнее пари отличалось от всех, что он когда-либо заключал. Слишком высоки были ставки. И хотя Кэтрин не догадывалась об этом, пари было двойным. Либо они оба выиграют, либо оба проиграют.

Боже, ведь она верит ему! Ее губы приоткрылись, глаза заблестели от навернувшихся слез, которые она тут же сморгнула. Возможно, она права. Возможно, он действительно имеет в виду то, что говорит. Он вдруг представил себя с крохотным, как у Морленда, малышом на руках – его собственным малышом.

Проклятие, он обязательно его уронит!

Нет, он обязательно будет его любить. У него не будет иного выбора. Ни один его ребенок не будет лишен любви, пока в нем теплится жизнь. Даже такой ребенок, который нарисует всем статуям на балюстраде красные губы и черные изогнутые брови или который забудет переодеться после возвращения из церкви, отправится плескаться в водопаде – что строго запрещено – и вернется домой в порванной одежде. В этом случае он, вероятно, сам отведет его к водопаду, где они будут плескаться вместе, а потом вместе с ним – или с ней – поднимется на крышу и будет рисовать статуям рыжие бороды.

Кэтрин свободной рукой погладила Джаспера по щеке и большим пальцем провела у него под глазом. Стирая влагу.

Господи!

Джаспер вскочил и вылетел из скита. Пройдя несколько шагов по аллее, он остановился и стал рвать цветы с кустов рододендронов.

– Так, посмотрим, – проговорил он, поворачиваясь к поспешившей вслед за ним Кэтрин. – Один сюда, под ленту на тулье шляпки, а другой… сюда.

Джаспер воткнул цветок за корсаж платья прямо в ложбинку на груди и пальцем поправил стебель. В ложбинке было тепло и влажно, и его охватило дикое желание. Однако, к его удивлению, мгновенной эрекции у него не произошло, и он ничем не показал Кэтрин, какое направление приняли его мысли.

– Нет, ты не нуждаешься в украшениях, – сказал он. – Это цветы нуждаются в нем. Их украшает близость к тебе.

– О, отлично получается! – лукаво глядя на него, заявила Кэтрин. – Это лучшая из всех твоих попыток.

– Значит, я заслужил приз? – осведомился Джаспер. – Ну, может, поцелуй?

Кэтрин, как он и ожидал, просто рассмеялась.

Нет, наверное, она все же вытерла не слезу. Джаспер редко испытывал такое смущение.

Он подставил Кэтрин локоть, и они неторопливо пошли по аллее к озеру.

Они подошли к огромной, очень старой березе в конце рододендроновой аллеи и, остановившись возле дерева, прижали руки к стволу, восхищаясь его размерами и дивясь его возрасту. Джаспер оглядел плотно заросшую деревьями вершину холма. Нет, отсюда ничего не видно. Только сегодня, решил он, он не будет уводить Кэтрин с тропы. У них впереди много времени, чтобы вернуться сюда или не вернуться.

– На этой стороне озера есть пляж, – сказал он. – Он называется пляжем, хотя там нет песка и приливов с отливами. Но берег специально сделали пологим, чтобы можно было устроить пикник или побродить в воде на мелководье. Или поплавать. Увы, у нас с собой для пикника ничего нет.

– Тогда побродим по мелководью, – предложила Кэтрин. Чем ниже они спускались, тем реже росли деревья и сильнее ощущалась жара. – Погода действительно разгулялась. Кстати, я слегка натерла ногу.

– Ты умеешь плавать? – спросил Джаспер.

– Умею, – ответила она. – Научилась в детстве в Рандл-Парке, когда мы играли вместе с братьями Дью. Я думала, что уже разучилась, но оказалось, что нет. Я плавала в Уоррен-Холле.

– Тогда мы сегодня поплаваем, – заявил Джаспер. – Нет лучшего способа охладиться после долгой прогулки.

– Сегодня? – Кэтрин резко повернулась к нему. – Джаспер, я же не могу плавать в платье. Это одно из лучших. И ты тоже не можешь плавать в одежде.

Они подошли к развилке. Одна тропка вела к крохотному домику на высоком берегу и водопаду в дальней части озера. Другая спускалась к пляжу. Джаспер повернул на тропу, ведущую к пляжу.

– Думаю, Кэтрин, – сказал он, – что ты не настолько бесстыдна, чтобы не надеть под платье сорочку. И корсет.

– Естественно, нет, – не без возмущения заявила Кэтрин. И в следующее мгновение посмотрела на Джаспера расширившимися от изумления глазами. – Ты хочешь, чтобы я купалась в сорочке?

– А ты предлагаешь без нее? – осведомился он. – Не бойся, тебя никто не увидит, кроме меня. А я уже видел тебя без одежды. Правда, это было при свете свечей. Но я готов спорить, что при солнечном свете ты выглядишь так же очаровательно.

– Джаспер! – осадила его Кэтрин. – Я не собираюсь купаться без сорочки.

– Ну тогда плавай в ней, если ты такая скромница, – заключил он.

Они остановились на пологом, поросшем травой берегу. Сверкающая на солнце вода так и манила. За последний час воздух успел раскалиться, и от жары хотелось спрятаться в тень, но тени на берегу не было.

– Давай я помогу тебе снять платье и корсет, – сказал Джаспер, выпуская руку Кэтрин и поворачивая ее спиной к себе. – Из меня получилась бы хорошая горничная.

– О, – хмыкнула Кэтрин, – я в этом не сомневаюсь! Но мы все равно не можем купаться. У нас нет полотенец. У нас нет сухой одежды. У нас нет… ах!

Джаспер, который успел развязать кушак и расстегнуть пуговицы на спине, легким движением снял платье с плеч Кэтрин, и оно с тихим шелестом упало на землю. В следующее мгновение он уже развязывал шнуровку корсета.

– Мы высохнем на солнце, – сказал он, снимая с нее корсет и вставая на колено, чтобы спустить вниз ее чулки.

Сорочка была короткой, на несколько дюймов выше колена. В ней Кэтрин выглядела высокой, и гибкой, и очень соблазнительной. Сняв туфли и чулки, она повернулась к Джасперу лицом.

Джаспера охватило возбуждение, и он понял, что если сейчас не окунется в холодную воду, то взорвется.

– О, – произнесла Кэтрин, – это верх неприличия!

Чопорная дочь викария практически голая, в одной коротенькой сорочке, – это весьма эротичная картина.

Джаспер снял сюртук, жилет и галстук. Из-за спешки его действия были неловкими.

– Твоему мужу видеть тебя в сорочке? – спросил он. – Действительно, это страшно шокирует.

Он через голову стянул рубашку, сел на траву и снял сапоги, затем встал и снял бриджи и чулки.

Ну что, шокировать ее до конца? Джаспер колебался всего мгновение, прежде чем снять подштанники. И как только, черт побери, ему удается скрывать внешние признаки возбуждения?

Кэтрин прикусила нижнюю губу.

– Вода холодная, – слабо запротестовала она.

– Мы ее согреем, – сказал Джаспер. – Мы вскипятим все озеро, от края до края. Не знаю, как ты, Кэтрин, но я зажарился. Ты идешь? – Он протянул ей руку.

– Не знаю. – Кэтрин робко посмотрела на гладь озера. – Мне действительно кажется, что все это совсем… Ой!

Джаспер подхватил ее на руки и быстро пошел к воде. Конечно, это плохой тон – перебивать благородную даму, но выдержка джентльмена небезгранична.


Все это страшно шокировало. Не холодная вода – до воды они еще не добрались. А тот факт, что она, одетая в тоненькую сорочку, вне дома, при свете дня, находится наедине с мужчиной, на котором ничего нет.

Ничего.

Да, конечно, он ее муж.

Но ситуация все равно шокирующая.

И интересная.

И опьяняющая.

И ей действительно жарко. До этой минуты она не понимала, как сильно печет солнце.

Джаспер вошел в воду. Брызги разлетелись во все стороны, и несколько капель попало на разгоряченную кожу Кэтрин. И они были холодными. Кэтрин взвизгнула, рассмеялась и прижалась к Джасперу. Конечно, он не собирается ее…

Но он собирался.

И сделал это.

Бросил ее.

Кэтрин камнем ушла под воду. Оправившись от потрясения, она мгновенно оттолкнулась от дна и вынырнула, отфыркиваясь и вытирая глаза. А Джаспер стоял по пояс в воде, уперев руки в бока, и хохотал.

Он был так красив и беззаботен, что Кэтрин чуть не заплакала.

Но вместо этого она принялась брызгать на него водой. Пока он отфыркивался и отплевывался, она нырнула и со всей скоростью, на которую была способна, поплыла на глубину.

Джаспер ухватил ее за лодыжки. Кэтрин перекувырнулась в воде и, едва Джаспер ослабил хватку, вывернулась из его рук, нырнула глубже и стала дергать его за ногу.

Идея оказалась плохой. Борьба получилась не на равных. В конечном итоге она стала задыхаться. Свою лепту вносил и тот факт, что она тут же начинала хохотать, как только ее голова появлялась над водой.

– Ты был прав, – сказала она, когда они, наборовшись, рядышком плыли на спине. – Мы согрели воду.

Джаспер повернул к ней голову, улыбнулся и протянул ей руку.

И это произошло. Вот так просто. Она влюбилась.

Или наконец поняла, что влюбилась уже давно. Или что уже давно любит его, с того самого вечера в Воксхолле, когда она думала, что любовь небезопасна, что, вероятно, это самая опасная штука на свете.

Любовь не должна иметь смысл. Она не должна быть обращена на достойного. Ее не нужно заслуживать. Ее не нужно искать. Она просто существует.

Кэтрин закрыла глаза, ухватилась за руку Джаспера и лениво поплыла рядом, а мир вокруг нее менялся и возвращался на место, но двигался он уже другим курсом.

И Джаспер не защищен от этого. Естественно, нет. Сегодня он даже всплакнул при мысли о том, что у них будут дети. А сейчас он просто от души шалил, просто наслаждался, что они могут побыть одни. Он хохотал, был беззаботен, не прятался за своей обычной ироничной маской.

В нем наверняка пробуждаются нежные чувства к ней. Джаспер выпустил ее руку, перевернулся на живот и поплыл ленивым кролем. Кэтрин поплыла чуть сзади, любуясь его мускулистыми плечами и руками.

Он невероятно красивый мужчина. Хотя ей не с кем сравнивать.

Джаспер дождался, когда Кэтрин догонит его, обхватил ее рукой и подмял под себя. Весело смеясь, они кружились в воде, пока не почувствовали, что задыхаются.

После этого они доплыли до берега и вышли из воды. Кэтрин принялась отжимать волосы. Джаспер расстелил на траве свой сюртук, и они легли на него. Когда Кэтрин немного обсохла и согрелась под жаркими лучами солнца, ее размышления вернулись в прежнее русло, но теперь ее внимание сосредоточилось на том, что рядом с ней лежит обнаженный мужчина.

И он ее муж.

И она любит его.

И он наверняка любит ее. Нет, это глупость. Не любит. Нет, наверняка любит.

Кэтрин повернула голову и обнаружила, что Джаспер с улыбкой смотрит на нее.

– Я купался здесь тысячи раз, – сказал он, – но всегда один до сегодняшнего дня.

– А твои сестры не умеют плавать? – спросила Кэтрин.

– Боже, естественно, нет, – ответил он. – Это было строго запрещено.

– Даже тебе? – удивилась Кэтрин.

Джаспер засмеялся:

– Даже мне. Кэтрин, мы здесь будем учить плавать наших детей – а потом строго запретим им одним ходить на озеро.

– Это не понадобится, – возразила Кэтрин. – Мы будем ходить с ними, когда они попросят.

– А если мы не сможем, – сказал Джаспер, – с ними всегда сможет пойти брат или сестра.

– Да. – Кэтрин улыбнулась и приставила к глазам руку козырьком. Солнце светило очень ярко.

– Счастлива? – спросил Джаспер.

– Гм… – проговорила она. – Да. А ты?

– Счастлив, – ответил он.

Кэтрин показалось, что она никогда не была так счастлива в жизни. Около недели назад она вступила в брак, ожидая, что это не принесет ей ничего, кроме страданий. Однако сейчас…

Солнце спряталось за облако, и Кэтрин убрала руку от лица.

– А любовь? – спросил Джаспер. – Кэтрин, ты любишь меня?

«Конечно, люблю». Кэтрин с трудом сдержалась, чтобы не произнести эти слова вслух. Но…

– Ты имеешь в виду, не выиграл ли ты свое пари? – осведомилась она.

Джаспер улыбнулся. Он был уверен в ответе. Уверен в ней.

– Так выиграл? – Его глаза лукаво блестели. – Я не буду ни на что претендовать. Но настала пора признаваться. Так выиграл я или нет?

Кэтрин на мгновение прикрыла глаза.

Ее одурачили. Сегодня он старался изо всех сил – точно так же, как тогда в Воксхолле. Эти разговоры о детях, слеза, купание – все это часть тщательно продуманной кампании.

Кэтрин поспешно встала, надела платье и кое-как, без посторонней помощи, застегнула его.

Джаспер продолжал лежать.

– Кэтрин, – позвал он. – Давай на какое-то время забудем о пари. С моей стороны было нечестно напоминать о нем.

Кэтрин намотала на руку ленты шляпки. Надевать ее она не стала – волосы еще были мокрые. Не сказав ни слова и не оглянувшись, она пошла в сторону дома.

Казалось, солнечные лучи утратили свое тепло и жизнеутверждающую яркость. Казалось, солнце стало иссушающе жарким, а его свет – ослепляющим, и путь домой превратился в невыносимую муку.

Глава 20

Какой же он идиот, черт побери!

Он спросил, любит ли она его.

Вместо того чтобы самому признаться ей в любви.

Он не просто идиот. Он недоумок. У слабоумного получилось бы лучше.

И не важно, что за чувства он испытывает. Он должен был сказать, что любит ее. С Кэтрин ему спокойно. Кажется, что все хорошо, что их брак принесет ему удовлетворение, которого еще не было в его жизни, что он и ей принесет удовлетворение.

Он хотел предложить Кэтрин послать это пари ко всем чертям. А вместо этого…

«А любовь? Кэтрин, ты любишь меня?»

А потом еще хуже…

В результате всю неделю до приезда Шарлотты и гостей они с Кэтрин жили как вежливые, но абсолютно чужие друг другу люди.

У Джаспера не получалось четко сформулировать, что он сделал не так. Не мог же он просто так взять и ляпнуть: «Я люблю тебя». Она спросила бы, что он имеет в виду, и ему нечего было бы сказать в ответ, он молча разевал бы рот, как рыба, выброшенная на берег.

И Кэтрин не пыталась ничего исправить. Она с головой ушла в подготовку праздника, поэтому они почти не виделись. А когда оставались наедине, она превращалась в чопорную дочку викария.

Джаспер решил обсудить дела с управляющим. Каждый раз при виде хозяина тот смотрел на него так, будто получил солнечный удар.

Черт побери, его брак превратился в сплошную проблему. Нет, Кэтрин делает все правильно. Соверши она ошибку, он хотя бы имел удовольствие почувствовать себя оскорбленным. Все дело в нем.

Вот и Коуч стоит с каменным лицом и кисло смотрит на него. Миссис Сиддон и миссис Оливер тоже окинули его недовольными взглядами, едва он спустился на кухню за яблоком. И Кокинг тоже, черт побери!

В Седерхерсте бунт!

В день прибытия гостей Джаспер вдруг вспомнил свое обещание убедить родственников в том, что их с Кэтрин семейная жизнь наполнена счастьем и любовью.

Что ж, ладно!

После раннего завтрака он оделся с особой тщательностью. Кокинг завязал накрахмаленный галстук идеально симметричным узлом. Спустившись в холл, Джаспер обнаружил, что и Кэтрин приложила немало усилий к тому, чтобы выглядеть наилучшим образом. На ней было светло-зеленое хлопчатобумажное платье, ниспадающее мягкими складками из-под кремового шелкового кушака, повязанного под грудью. Подол и края коротких рукавов-фонариков украшали узкие ленты того же цвета. Волосы были собраны в не тугой пучок, из которого было выпущено несколько кокетливо завитых локонов.

Она улыбалась.

И он тоже.

В том-то и суть. Они улыбаются друг другу всю неделю. И почему у челяди хватает наглости смотреть на него с недовольством, непонятно.

– Думаю, – проговорила Кэтрин, – что пока мы будем стоять здесь, никто не приедет. Но как только мы пойдем по своим делам, к крыльцу тут же подкатит полдюжины экипажей.

– Вероятно, – сказал Джаспер, – стоит пойти в сад и сделать вид, будто мы никого не ждем. Так нам удастся обмануть хотя бы один экипаж, и он тут же объявится.

– Великолепная идея, – согласилась Кэтрин и взяла его под руку. – Мы никого не ждем, верно?

– Никогда о нем не слышал, – заявил Джаспер. – И сомневаюсь, что когда-нибудь увижу его. Какое дурацкое имя – Никто! С таким именем можно быть кем угодно, правда?

Впервые за целую неделю он услышал ее смех. Они вышли на крыльцо и спустились по мраморной лестнице на террасу.

– Я слышала, – сказала Кэтрин, – что это очень невзрачный джентльмен и у него такая же невзрачная жена. Мимо такой пройдешь на улице и не заметишь. Что очень несправедливо. Каждый человек ценен и должен быть заметен.

– Возможно, – предположил Джаспер, – ему следовало бы изменить имя на Некто.

– Наверное, – согласилась Кэтрин. – И тогда все будут замечать его и его жену, потому что он Некто.

Они смеялись и веселились как дети, продолжая развивать эту глубокую мысль. А Джасперу доставляло удовольствие смеяться вместе с Кэтрин.

– Смотри, – сказал он, указывая рукой вдаль, – пока мы вели эту высокоинтеллектуальную дискуссию, в поле зрения появился экипаж – нет, даже два.

– Ой, – воскликнула Кэтрин, крепче сжимая его руку, – и первый – карета Стивена! Джаспер, они здесь. Смотри, Стивен скачет верхом рядом с каретой. А внутри Мег и Шарлотта.

Джаспер покосился на Кэтрин. Она сияла от восторга, и он ощутил какую-то незнакомую дрожь… где-то в районе сердца. Нежность? Страстное желание? И то и другое? Ни то ни другое?

Мертон первым достиг террасы. За ним практически вплотную следовал Финис Тейн, которому было не больше семнадцати. Далее ехала карета Мертона. Сэм Майкл Огден скакал рядом со второй каретой, в которой сидели его невеста, мисс Элис Дюбуа, ее младшая сестра и родители, мистер и миссис Дюбуа. Вероятно, Тейн приехал с ними.

Спрыгнув на землю, Мертон улыбнулся Джасперу и бросился к Кэтрин. Он обнял ее и, приподняв, закружил.

Джаспер открыл дверцу кареты и опустил лестницу, а затем с улыбкой подал руку мисс Хакстебл.

– Добро пожаловать в Седерхерст, мисс Хакстебл.

– Лорд Монфор, – проговорила та, спускаясь, – думаю, вам лучше называть меня Маргарет. А еще лучше – Мег.

– В таком случае, Мег, называйте меня Джаспером, – сказал он.

Маргарет поспешила к Кэтрин, и сестры обнялись, а Джаспер собрался подать руку следующей пассажирке кареты. Но его опередил Тейн – Шарлотта, краснея, уже опиралась на руку юноши и улыбалась ему.

«Ну-ну, – подумал Джаспер, – ну и шустрая у нас молодежь». И помог выйти мисс Дэниелс.

Едва он выпустил руку мисс Дэниелс, Шарлотта бросилась ему на шею.

– Джаспер! – воскликнула она. – Я так здорово провела время в Уоррен-Холле. И дорога сюда была совсем не утомительной, правда, Дэнни? Мы болтали с Мег и временами опускали стекло и беседовали с лордом Мертоном, а потом меняли лошадей на… ой, не могу вспомнить где! Это было целых четыре часа назад. Тут подъехали Дюбуа с сэром Майклом и мистером Теином, и мы веселой компанией поехали дальше. Ах, Кейт! Мне не терпелось снова увидеться с вами. Вы потрясающе выглядите. Впрочем, вы всегда выглядите замечательно.

Джаспер подошел к другой карете, чтобы поприветствовать гостей. Через несколько минут к нему присоединилась Кэтрин.

Новоприбывших проводили в комнаты, а Кэтрин с Джаспером отправились встречать новых гостей.

Следующей прибыла графиня Хорнсби со своей дочерью, леди Марианной Уиллис. Затем на аллее показались Сидни Шоу и Дональд Гладстон, скакавшие верхом впереди кареты, в которой ехали Луиза Флетчер и Араминта Клемент. По обе стороны карету сопровождали Натан Флетчер, брат Луизы, и Бернард Смит-Вейн.

Мисс Хатчинс приехала из деревни в двуколке преподобного Беллоу и сразу же попала в объятия Шарлотты, которая тут же увела ее к себе в комнату.

Но прежде чем уйти, девушки выразили свой восторг от встречи визгами.

Последним прибыл дядя Стенли с кузенами Арнольдом и Уинфордом и кузиной Беатрис – молодому поколению было соответственно семнадцать, шестнадцать и четырнадцать лет.

Все это немного напоминает легкую пехотную бригаду, думал Джаспер. Все джентльмены, кроме Гладстона, Дюбуа и дяди, на много лет младше его. Мисс Дюбуа и мисс Клемент уже выехали в свет, следовательно, им как минимум восемнадцать, но остальные барышни, за исключением Маргарет, даже младше Шарлотты. Джаспер чувствовал себя ископаемым.

Он пошел к дому вместе с дядей, а Кэтрин – за руку с Беатрис. Последними на крыльцо поднялись Арнольд и Уинфорд.

– Знаешь, Джаспер, приятно снова побывать там, где вырос, – сказал дядя. – А еще мне радостно видеть, что ты наконец-то встретил хорошую женщину. Я действительно верю, что она хорошая, несмотря на все те слухи, что ходят по Лондону. Твой отец был бы доволен.

Джаспер никак не прокомментировал его слова, лишь изогнул одну бровь. Ему вдруг стало интересно, был бы отец, останься он жив, похож на дядю Стенли – слегка полноватого, но сумевшего сохранить хорошую фигуру и не облысевшего. Фамильное сходство явно присутствовало, особенно с кузенами. Большую часть своей жизни Джаспер испытывал горечь из-за их пренебрежения, они отказались от него и Рейчел, потому что не выносили второго мужа матери. Но сейчас было глупо лелеять свою обиду. Настало время устанавливать добрые отношения.

Неожиданно Джаспер сообразил, что, родись он девочкой, титул и собственность унаследовал бы дядя Стенли. Возможно, тот тоже испытывал горечь.

– Я рад видеть вас здесь, дядя Стенли, – сказал он. – Мне не терпелось узнать поближе вас и моих двоюродных братьев и сестру.

– Сейчас вас проводят в ваши комнаты, – обратилась Кэтрин к гостям. – Наверняка вам надо освежиться. Мы будем ждать всех в гостиной к чаю. Не спешите, спускайтесь, когда будете готовы. Мы так рады видеть вас всех. Мистер Финли, вы с Джаспером очень похожи. И с Арнольдом и Уинфордом, особенно Уинфордом.

– Если желаете, моя дорогая, называйте меня дядя Стенли, – заявил тот.

– Дядя Стенли, – проговорила Кэтрин, подходя к Джасперу и беря его под руку. – Семья очень важна.

Наконец Кэтрин с Джаспером остались вдвоем. Они понимали, что это продлится недолго – скоро все спустятся к чаю, а потом их ждут две суматошные недели. Если они захотят, у них будет масса возможностей избегать друг друга – хотя Джаспер пообещал, что они произведут хорошее впечатление на родственников.

– Итак, Кэтрин, – сказал Джаспер.

– Итак, Джаспер.

– Счастлива? – спросил он.

– Счастлива, – ответила она.

Вопрос и ответ напомнили о другом вопросе, который был задан у озера. И Джаспер понял, что Кэтрин подумала о том же самом.

Он похлопал ее по руке.

– Наверное, нам пора идти в гостиную, – проговорил он.

– И то верно.


Как в течение следующей недели обнаружила Кэтрин, чувствовать себя счастливой легко, когда планируешь объединить день рождения и сельский праздник с балом и когда все соседи с энтузиазмом бросаются тебе на помощь. И когда гостей тоже переполняет энтузиазм и они с нетерпением ждут заветного дня даже несмотря на то, что этот день будет предпоследним перед отъездом, а ни у кого нет желания возвращаться домой.

Чувствовать себя счастливой легко, когда рядом близкие родственники. И не только ее, общение с которыми доставляло ей огромное удовольствие. Ее восхищало радушие Шарлотты, и ей нравилось, прогуливаясь или сидя где-то, беседовать с дядей Стенли. Тот рассказывал ей истории из собственного детства в Седерхерсте, причем довольно большое место в этих историях занимал его старший брат, отец Джаспера.

Ах, какая радость: Мег в Седерхерсте! До чего же приятно показывать ей, как ловко она управляется с хозяйством, как умело принимает такое количество гостей и готовит праздник! Как здорово, что можно с ней поговорить, посидеть в ее комнате и вспомнить старые добрые времена!

– Кейт, ты счастлива? – однажды спросила у нее Мег, когда они сидели в ее комнате. – О, я знаю, что суета последних недель доставляет тебе удовольствие и что вы с Джаспером тепло относитесь друг к другу! Но ведь этого мало для жизни. Что будет потом? Кейт… Ох, даже не знаю, как спросить! Ты собираешься стать счастливой?

Кэтрин, устроившаяся на кровати, подтянула колени к груди.

– Мег, – проговорила она, – я люблю его.

Кэтрин впервые произнесла это вслух. С того дня у озера она старалась даже не думать об этом.

– Да, – улыбнулась Мег, – я знаю. А он любит тебя? Думаю, да, но про мужчин никогда ничего нельзя сказать наверняка, правда?

– Полюбит, – ответила Кэтрин.

Она почти верила в это. Когда они шутили, и смеялись, и болтали о всякой чепухе, когда он, глядя на нее, задумчиво поджимал губы, когда он брал ее руку в свою и сплетал их пальцы, пусть и только для того, чтобы произвести нужное впечатление на их гостей, – да, в такие моменты она искренне верила, что в один прекрасный день он полюбит ее.

– А ты как, Мег? – спросила она.

– А что я? – улыбнулась сестра. – Мне было очень радостно вернуться в Уоррен-Холл. Хотя я очень скучала по тебе.

– Как поживает маркиз Аллингем? – осторожно поинтересовалась Кэтрин. – Ты виделась с ним после моего отъезда из Лондона?

– Он, естественно, был на свадьбе, – ответила Мег. – На следующий день он пригласил меня покататься в парке, но я отказалась, потому что мы уезжали домой.

– Он что-нибудь сказал? – продолжала расспросы Кэтрин.

– В смысле объяснения? – уточнила Мег. – Нет. Как ты помнишь, один раз я уже ему отказала.

– Но это было три года назад, – заметила Кэтрин.

– Мы друзья, – сказала Мег. – Он нравится мне, Кейт, и я нравлюсь ему. Не более.

Кэтрин решила не заострять внимание на этой теме, однако ее волновало, какие чувства испытывает сестра. Хотя они и были очень близки, их разделяла существенная разница в возрасте, и Кэтрин понимала, что не стала наперсницей для Мег. И вообще, сомнительно, что Мег кому-то доверяет свои тайны. Мег и Несси были очень близки в юности, но потом Несси вышла замуж, сначала за Хедли Дью, а потом за Эллиота.

– Несси собирается привезти детей в Рандл-Парк на несколько недель, – сообщила Кэтрин. – Чтобы сэр Хамфри и леди Дью могли с ними повидаться.

– Да, – кивнула Мег. – Они всегда обожали ее. Они были искренне рады за нее, когда она вышла за Эллиота. Они сказали ей, что всегда будут считать ее своей невесткой и воспринимать всех родившихся у нее детей как своих внуков. – Они с Кэтрин улыбнулись друг другу. – Я поеду с ней, – продолжала Мег. – Я поживу в Трокбридже, в нашем домике, с миссис Траш. Мне будет приятно побывать там и увидеться со старыми друзьями.

– Передавай всем от меня привет, – попросила Кэтрин. – Мне жаль, Мег, что здесь нет интересного для тебя общества. Все гости Шарлотты очень юны. Мы думали, что на тебя обратит внимание мистер Гладстон, ведь он старше всех остальных, но твое общество монополизировал сэр Натан Флетчер, а он едва ли старше Стивена.

Мег рассмеялась.

– Он очаровательный и увлеченный мальчик, – сказала она, – и мне льстит его внимание. Он мне нравится – как и все здесь. Им здесь весело, и большая заслуга в этом твоя и Джаспера. Ты позаботилась о том, чтобы все дни были заполнены развлечениями.

Кэтрин была рада видеть в Седерхерсте и Стивена.

Брат пользовался чрезвычайной популярностью – как и везде, где бы ни появлялся. Джентльмены смотрели на Стивена с уважением и не возражали против его лидерства, а дамы взирали на него с обожанием. Если бы Кэтрин привлекла внимание брата к этому факту, он, как всегда, ответил бы, что он как-никак граф, а такой титул ослепляет людей. Однако все было не так однозначно. Существовало нечто… ох, как бы объяснить? Харизматичное?

В Стивене чувствовалась радость жизни.

Предпочтение он отдавал Шарлотте. Или она – ему. Хотя все гости активно общались друг с другом, Стивен чаще всего оказывался рядом с Шарлоттой, когда все отправлялись гулять или покататься верхом.

Было легко чувствовать себя счастливой эти две недели. И если и было какое-то беспокойство по поводу будущего, когда все гости разъедутся по домам, веселье угаснет и жизнь неизбежно войдет в обычную колею, Кэтрин упорно гнала эти мысли прочь.

А пока она мечтала о том, что однажды Джаспер полюбит ее – даже если и никогда не скажет об этом.


Джаспер не мог вспомнить, когда в последний раз в Седерхерсте было столько гостей, хотя челядь уверяла его, что в день рождения его отца и деда всегда приезжали гости, а иногда устраивались такие обширные загородные приемы, что приходилось открывать все гостевые комнаты.

Это произошло однажды утром через неделю после приезда гостей, когда он спустился на кухню в поисках Кэтрин – ее там не оказалось – и задержался, чтобы съесть два пирожка со смородиной – свеженьких, только что вынутых из духовки. Кто-то заговорил о приближающемся празднике, а кто-то вспомнил, что хозяином предыдущего праздника был его отец.

– А разве он присутствовал на нем? – удивился Джаспер. – Ведь он вел беспутный образ жизни, разве не так?

В ответ на это миссис Оливер, стоявшая в трех футах от Джаспера, подняла предмет кухонной утвари, который держала в руке – это оказался страшного вида огромный нож для мяса, – и направила его прямо ему в сердце.

– Я наслушалась достаточно этой чепухи, пока был жив мистер Рейберн, – заявила она. – Да упокоит Господь его душу. То, что мистер Рейберн любил свою Библию и свои проповеди и не любил пить и танцевать, еще не значит, что все, кому нравится изредка повеселиться, являются воплощением дьявола. Вы, милорд, не дьявол, хотя вы своим поведением добавили немало седых волос всем, кто заботился о вас. И ваш папа тоже не был дьяволом, несмотря на его любовь к выпивке, его необузданность и, да, даже его женщин, которые были у него до того, как он женился на вашей маме. Во всяком случае, пока он был жив, в доме слышался смех – никто никогда не убедит меня, что Господу противен смех до колик в животе. И если ее милость, да благословит ее Господь, намеревается вернуть в дом смех и даже немного необузданности, то слава Богу, говорю я.

Ее взгляд упал на грозно сверкавшее лезвие ножа, который был нацелен на Джаспера, и она поспешно опустила его. А потом покраснела до корней волос.

– И так говорят все наши, – добавил Коуч. – Прошу прощения, милорд, что без спроса высказал свое мнение.

– Отсутствие разрешения никогда не останавливало тебя, когда я был ребенком, – заметил Джаспер. – Мне кажется, Коуч, я все детство только и слышал, как ты выражаешь свое мнение.

– Ну, – произнес дворецкий, слегка сконфузившись, – когда привязываешь парик дремлющего на стуле лакея к спинке или когда катаешься на водопаде в своей лучшей одежде и рвешь камзол и бриджи о ветки и камни, приходится ожидать, что я выскажу свое мнение.

– Я хочу послушать еще раз, – сказал Джаспер улыбаясь. Он сел на длинную лавку, стоявшую у стола, взял яблоко и с громким хрустом впился в него зубами. – Расскажите мне о моем отце.

И они принялись рассказывать, хотя предварительно переглянулись с таким видом, будто боялись нарушить правило, установленное умершим человеком. Мрачная тень второго мужа матери продолжала витать над домом, подумал Джаспер.

Он не мог надолго задерживаться в кухне. Шарлотта вместе с компанией в колясках и верхом отправилась в деревню, где молодежь намеревалась осмотреть церковь – очень быстро, если он хорошо знает юное поколение, – а потом заехать в бар при гостинице. Он же обещал показать галерею леди Хорнсби, Дюбуа и его жене и устроить им урок истории его семьи и Седерхерста. К ним планировал присоединиться дядя.

Джаспер надеялся, что и Кэтрин присоединится к ним – именно поэтому он и искал ее, – но она куда-то исчезла, вероятно, пошла в деревню на собрание какого-нибудь комитета.

Как выяснилось за обедом, экскурсия утомила молодежь. Было принято решение во второй половине дня прогуляться вокруг озера. На ближнем берегу они уже были – гуляли вдоль кромки воды, устраивали пикники, брали лодки, но до сих пор у них не хватало времени побывать на дальнем берегу и полюбоваться дикой природой.

– Там действительно очень красиво, – согласилась Шарлотта. – Оттуда открываются восхитительные виды, там есть места, где можно посидеть и отдохнуть. Есть даже маленький домик, настоящий скит. Для путешествия туда мы выделим какой-нибудь другой день.

– Это правильно, – сказала мисс Флетчер. – Иначе я сношу туфли еще до возвращения домой. Я уж не говорю о ногах.

– Тогда, мисс Флетчер, вы должны позволить мне сопровождать вас, – ломким, как у всех юных джентльменов, голосом проговорил Тейн. – Вы сможете опираться на мою руку.

– О, благодарю вас, мистер Тейн! – краснея, сказала мисс Флетчер, а мисс Дюбуа хихикнула.

– Мисс Хакстебл, – проговорил юный Флетчер, – вы окажете мне честь и позволите сопровождать вас?

Всю неделю бедный мальчик страдал от тяжелого приступа влюбленности в Маргарет, хотя был как минимум на шесть лет младше ее и совсем не соответствовал ее представлениям о мужской красоте.

Маргарет ласково улыбнулась ему.

– С удовольствием, – ответила она. Она была доброй женщиной.

– Джаспер, а мы пойдем гулять на дальний берег озера? – спросила Кэтрин. – Мы там еще не были.

Казалось, все головы одновременно повернулись в ее сторону, как будто ответ Джаспера был чрезвычайно важен для всех. Никто, естественно, не забыл, при каких обстоятельствах заключался их брак, тем более со свадьбы прошло очень мало времени. Больше недели все пристально наблюдали за ними. И Джаспер с Кэтрин трудились изо всех сил, улыбаясь друг другу.

– Естественно, пойдем, любимая, – ответил Джаспер. – Особенно если ты будешь опираться на мою руку.

– Обязательно, – кивнула Кэтрин.

Глава 21

Они прошли по тропе через лужайку к пирсу, вдоль зеленого от травы берега озера, мимо зарослей тростника и шумного семейства уток, через лес на дальнем берегу и углубились в ту часть парка, где царила дикая природа. Иногда они шли под плотно сомкнутыми кронами деревьев, которые дарили им приятную тень, а иногда выходили на открытые поляны, откуда открывался изумительный вид на озеро и на дом. Тропа вывела их к крохотному домику на вершине крутого обрыва над озером и водопаду.

Леди Хорнсби и миссис Дюбуа не пошли вместе со всеми, решив посидеть в саду. Мистер Дюбуа с мистером Финли пешком отправились в деревню, чтобы повидаться со старыми знакомыми. Все остальные пошли на прогулку, даже мисс Дэниелс и преподобный Беллоу.

На то, чтобы добраться до водопада, ушел почти час, так как компания часто останавливалась, чтобы полюбоваться видами или отдохнуть на скамьях и набраться сил для дальнейшего пути. Оживленные разговоры и веселый смех тоже не способствовали быстрому продвижению вперед.

– Я, конечно, понимаю, – сказал Джаспер Кэтрин, пока мисс Флетчер и мисс Гортензия Дюбуа осторожно подставляли руки под струи водопада, а потом, потрясенные собственной отвагой, с визгом отдергивали их, – что этот прием устраивался только ради Шарлотты и что она и все эти детишки получают огромное удовольствие. Но я старше их, и мне скучно до такой степени, что слезы на глаза наворачиваются. А тебе?

– Вовсе нет, – ответила Кэтрин. – Мне нравятся все наши гости, погода стоит прекрасная, вокруг красота. Думаю, тебе больше по вкусу были бы гонки на двуколках на край земли.

– Если бы ты поехала со мной, – сказал Джаспер. – Поехала бы?

– Боюсь, нет, – покачала головой Кэтрин. – У меня нет желания сломать себе шею и обе ноги.

– Трусиха, – заключил Джаспер.

– Кроме того, – продолжала она, – на каком-нибудь участке пути обязательно пошел бы дождь, который погубил бы мою замечательную шляпку.

– Ладно, в гонке участвовать не будем, – со вздохом проговорил Джаспер. – Как насчет того, чтобы отделиться от остальных и подняться немного вверх? Там есть кое-что, что я хотел бы показать тебе.

– Разве две недели назад я увидела не все? – осведомилась Кэтрин.

В этот момент Шарлотта взвизгнула, а Тейн возмущенно завопил. Кто-то сказал ему, что у него намок рукав, и все разразились громким хохотом.

– Нет, не все, – ответил Джаспер. – Пойдем со мной. Нашего отсутствия никто не заметит – они слишком заняты флиртом друг с другом. К тому же тут останется мисс Дэниелс, она проследит, чтобы они не проявляли излишнего энтузиазма в этом вопросе.

– Мне кажется, неприлично бросать наших гостей, – слабо запротестовала Кэтрин.

И сдалась. Джаспер потянул ее за собой, и она пошла вслед за ним прочь от водопада в сторону развилки, где тропа раздваивалась. Одна ее ветвь спускалась к берегу, а другая поднималась на холм. Джаспер пошел по той, что вела вверх.

Он был слишком возбужден, чтобы идти со скоростью улитки. Уже несколько часов его мучили всякие мысли, и он крайне нуждался в покое и тишине.

Несмотря на крутой подъем, они шли довольно быстро, пока не добрались до старой березы, росшей в конце рододендроновой аллеи. Там Джаспер остановился и, не выпуская руку Кэтрин, привалился спиной к стволу.

– Запыхалась? – спросил он.

Он слышал, как тяжело она дышит. Однако Кэтрин промолчала. Она любовалась прекрасным видом. Оттуда, где они стояли, были видны и загоны, и огороды, находившиеся позади дома, и сам дом с партерными садами, и лужайки с прорезавшими их подъездными аллеями, и деревня, и похожие на лоскутное одеяло поля. Подняться чуть повыше, как и в былые времена, подумал Джаспер, и можно увидеть море. Однажды он попытался забраться на березу, но в результате растянул лодыжку, вывихнул запястье и, что еще хуже, до такой степени изодрал новые сапоги, что несколько слуг, как ни старались, там и не смогли скрыть следы его преступления.

Ради гостей и родственников они с Кэтрин стойко переносят все тяготы. Однако наедине между ними сохраняется напряженность. Должно быть, она считает его плохим спорщиком – ведь до конца пари осталось несколько дней, а он за последнее время не сделал никаких попыток выиграть его.

– Пошли, – сказал он, когда они отдышались, взял Кэтрин за руку и, свернув с тропы, пошел дальше прямо через лес.

Дойдя до вершины холма, они оказались на поляне, о существовании которой, насколько было известно Джасперу, никто не знал. Она напоминала крохотный луг или лощину, со всех сторон окруженную плотным лесом. Каждый раз, когда он приходил сюда, ему казалось, что он попал в другой мир, где, кроме него, больше никого нет, где отсутствует время и где исчезают все неприятности.

– В детстве это было моим тайным убежищем, – сказал он, останавливаясь на краю поляны. – Я приходил сюда очень часто и зимой, и летом.

А он боялся, что поляна исчезла. Ведь прошли годы с тех пор, как он был здесь в последний раз.

– Ранней весной она была вся в подснежниках, – продолжал Джаспер, – как будто над ней прошел маленький отдельный снегопад. Позже расцветали колокольчики, и тогда казалось, будто клочок неба нашел убежище в лесу. Мне бы очень хотелось, чтобы ты увидела ее весной.

– Увижу, – тихо проговорила Кэтрин. – На следующий год, и через год. Я же живу здесь, Джаспер.

По ее тону он догадался, что она все поняла, и в его душе возникли одновременно два чувства – неловкости и благодарности.

С хлопаньем крыльев из кустов вылетел дрозд – вероятно, его испугали их голоса. Запрокинув голову, Кэтрин наблюдала, как птица взмывает в небо.

– У меня тоже всегда были укромные местечки, – сказала она, – но такого отдаленного и такого красивого не было.

Джаспер перевел взгляд на дальнюю сторону поляны и с удивлением и облегчением обнаружил, что он все еще здесь – огромный плоский камень, выпирающий из склона холма.

– О, – произнес он, – камень все еще здесь! Мой мечта…

Он замолчал на полуслове.

– Что – твой? – спросила Кэтрин.

– Ничего. – Джаспер пожал плечами.

– Твой мечтательный камень? – предположила она.

Господь всемогущий, она обо всем догадалась! Его мечтательный камень.

– Дурацкие мальчишеские фантазии, – заявил Джаспер и подошел к камню. – Здесь я был капитаном собственного корабля, владельцем собственного замка, штурманом собственного ковра-самолета. Я побеждал драконов, вражеских рыцарей и злодеев с черной душой всех мастей. Я был непобедимым героем.

– Мы все были такими в наших детских фантазиях, – сказала Кэтрин. – И это было необходимо для нас. Наши игры учили нас отваге, чтобы повзрослеть и наилучшим образом прожить взрослую жизнь.

Это викарий научил ее? Джаспер поставил ногу на камень.

– А иногда, – добавил он, – я лежал на нем и смотрел в небо.

– И летал, держа облако за хвост, – проговорила Кэтрин. – И несмотря на все это, ты облил меня презрением, когда я рассказала, что мечтала полететь к солнцу.

– Тогда я был ребенком, – сказал Джаспер, ставя ногу на землю, – и ничего не знал. Мы, Кэтрин, вынуждены жить здесь. Не на этой поляне и не в других местах, подобных ей, а в этом мире, где мечты ничего не значат.

– Мы должны жить и там, и там, – возразила Кэтрин. – Мы нуждаемся и в укромных уголках, и в убежищах, и в мечтах, и в жизни там, где мы разделяемся на плохих и хороших.

Надо быстренько придумать что-нибудь ехидное, чтобы поддразнить ее. Он не привык к серьезным разговорам. И сейчас его чувства слишком обострены.

И вообще, зачем он привел ее сюда? Мог бы потом сам сходить к камню.

Он никого никогда сюда раньше не приводил.

Кэтрин забралась на камень, оглядела поляну и села. Она сняла шляпку и положила ее рядом с собой, а потом обхватила колени и подняла лицо к небу.

Неожиданно на ее лице появилось испуганное выражение.

– Прости, – сказала она. – Я посягнула на то, что всегда было твоим?

– Ты и есть мое, не так ли? – улыбнулся Джаспер.

Он тоже взобрался на камень, сел, скрестив ноги, потом снял шляпу и сюртук, постелил его на камень и лег, причем так, чтобы и для Кэтрин осталось место.

Кэтрин оглянулась, посмотрела ему в глаза и легла рядом. Джаспер ощутил, как внутри у него все успокаивается. Здесь безопасно. У него всегда возникала эта иллюзия. А это именно иллюзия. Через какое-то время он вынужден был возвращаться домой, где на него тут же нападали с требованием объяснить, где он шлялся, почему он считает возможным нервировать мать своими долгими отлучками, почему он еще не сделал уроки, почему не выучил стихи из Библии, почему у него грязная одежда, почему…

Все.

Его тело расслабилось, но голова была занята мыслями. Он изо всех сил старался придумать слова, которые заставили бы Кэтрин рассмеяться или ответить остроумной репликой, однако ничего не получалось.

Что-то ему не удается стать самим собой. Нужно было прийти сюда одному.

– А знаешь, он любил Рейчел, – вдруг проговорил Джаспер и почувствовал себя полным идиотом, когда услышал собственные слова. Черт, он произнес это вслух.

– Мистер Гудинг? – после небольшой паузы спросила Кэтрин. – А почему в прошедшем времени? Мне казалось, что…

– Мой отец, – перебил ее Джаспер. – Ей было чуть больше года, когда он умер, и он любил ее. Он обожал ее. Он часто носил ее на руках по дому, к ужасу ее няньки.

Кэтрин ничего не сказала.

– И он с восторгом ждал моего появления, – продолжал Джаспер. – В тот день, когда он умер, он с друзьями отправился на охоту, а потом они выпили. Когда ему сообщили, что у моей матери, кажется, начались схватки, уже шел дождь. Отец скакал домой во весь опор и прыгнул через изгородь, вместо того чтобы потратить лишние десять секунд и проехать через ворота. Возможно, он даже не заметил, что они открыты. Так он погиб – а тревога оказалась ложной. Я появился на свет только через месяц.

Джаспер чувствовал себя первостатейным глупцом. Повернув голову, он насмешливо улыбнулся Кэтрин.

– Это хорошо, что он умер, – заявил он. – Второй ребенок стал бы для него полнейшим разочарованием. Ты, Кэтрин, не можешь не согласиться со мной.

– Почему ты заговорил об этом как об открытии? – спросила Кэтрин.

– Потому что это действительно открытие, – ответил Джаспер. – Сегодня утром, спустившись на кухню, я поговорил кое с кем из слуг, и они рассказали мне многое из того, о чем я никогда не слышал. Нам, знаешь ли, запрещалось упоминать имя отца.

– Почему? – нахмурилась Кэтрин.

– Он был повесой и вольнодумцем – в общем, порождением дьявола, – ответил Джаспер. – Когда вместе со вторым мужем моей матери в дом пришла добродетель, о влиянии отца следовало забыть раз и навсегда. Ради нашего блага. А возможно, он не был бы разочарован. Возможно, он воспринял бы меня как своего истинного преемника. Как думаешь?

Кэтрин проигнорировала его легкомысленный тон.

– Значит, тебе ничего не рассказывали о твоем отце? – От изумления ее и без того большие глаза стали огромными.

– Напротив, – возразил Джаспер, – все детство мне что-нибудь рассказывали о нем почти каждый день. Это человек, чье семя сделало меня плохим, безнадежным, неисправимым. Я похож на него как две капли воды – две капли тухлой воды, если быть точным. Я никогда ничего не добьюсь в жизни, потому что в моих жилах течет его кровь. И всем известно, куда я попаду после смерти, – в преисподнюю, где и присоединюсь к нему.

– А почему твоя мать не возражала? – спросила Кэтрин.

– Моя мать была очень мягкой дамой, – ответил Джаспер. – Безмятежной по характеру и, полагаю, легко поддающейся влиянию. Слуги утверждают, что она обожала моего отца. Но после его смерти и моего рождения она стала вялой и впала в тоску. Из этого состояния она выбралась только после того, как в ее жизни появился Рейберн и женился на ней. Наверное, она любила его. А еще она боялась его или, во всяком случае, боялась не угодить ему. Даже после его смерти она опасалась говорить или делать то, что, по ее мнению, могло вызвать неудовольствие.

– А тебя она не любила? – тихо осведомилась Кэтрин.

– Любила, – сказал Джаспер. – Без сомнения, любила. Она бессчетное количество раз плакала из-за меня и умоляла быть хорошим и добродетельным мальчиком, делать все, что говорит мне отчим, и своим поведением стать достойным его любви.

– А Рейчел? – поинтересовалась Кэтрин.

– Ее лишили юности, потому что мир за пределами нашего дома безнравственен, а место девочки – подле матери, – ответил Джаспер.

– А Шарлотта?

– О, у нее не было дурной крови! – с сарказмом проговорил Джаспер. – И мисс Дэниелс появилась у нас, когда Шарлотта была совсем маленькой. Еще ей повезло в том, что она родилась девочкой. Она его особо не интересовала.

Джаспер все сильнее и сильнее чувствовал себя идиотом. Ну зачем он выкладывает ей эту давнюю историю? Он никогда не рассказывал о своем детстве. Он даже редко вспоминал о нем. Естественно, он не ждет, что она пожалеет его, – даже мысли такой не было! Просто его удивляет, что утренние откровения на кухне до такой степени выбили его из колеи и посеяли смуту в голове.

Его отец любил Рейчел. Он любил свое собственное еще не родившееся продолжение. Он был способен на любовь. И умер ради любви.

Мысли проносились с такой скоростью, что у него начала кружиться голова.

– Я думаю, отец любил и мою мать, – заговорил Джаспер. – Он перестал шляться, когда женился на ней.

Она подняла их сомкнутые руки, вдруг сообразил он и ощутил, как ее губы прикоснулись к тыльной стороне его ладони, кожей почувствовал тепло ее дыхания.

– За несколько минут до того, как ему сообщили, будто у моей матери начались схватки, – продолжал он; – он поднял за меня тост. Сын или дочь – для него было не важно, кто родится, главное, чтобы ребенок родился живым и здоровым. Он так и сказал, хотя, наверное, очень хотел сына. Наследника.

Кэтрин потерлась щекой о его руку.

– Слуги боготворили его, – рассказывал Джаспер, – однако любовь к нему не ослепляла их, они видели его недостатки. По их мнению, беспечность была главным из них.

– Они и тебя боготворят, – проговорила Кэтрин. – Хотя и не ослеплены.

– Думаю, – сказал Джаспер, – у нас была бы счастливая семья, если бы он остался жив.

Он очень хотел бы прекратить пускать слюни, но не мог.

– Но если бы все сложилось не так, как сложилось, – говорил он, – не было бы Шарлотты, правда? Я всегда очень любил ее.

Черт побери, ну кто-нибудь скажет ему, что нужно заткнуться?

– Странно, – проговорил он. – Она его дочь. Разве я мог любить ее?

– Она искренна в своих чувствах, она ведет себя естественно, – сказала Кэтрин, – как и ты.

– Кэтрин, – взмолился Джаспер, – пожалуйста, останови меня! Наверняка и в твоем шкафу есть куча скелетов. Расскажи мне о них.

– Ну, у меня скелетов практически нет, – сказала она. – Хотя на мою долю и выпало непередаваемое горе: я потеряла мать, когда была совсем маленькой, а потом отца, когда мне было двенадцать. То были скорбные времена – только слово «скорбные» все равно не дает полной характеристики. Зато со мной всегда были сестры и брат, и никто из нас никогда не сомневался в том, что нас любили и что мы были желанными детьми. Даже несмотря на то что Мег отказалась от своего будущего с Криспином Дью ради нас, она никогда не давала нам почувствовать, что это была жертва, о которой она сожалеет. Я вообще об этом не знала, пока несколько лет назад мне не рассказала Несси. Я всегда чувствовала себя настолько надежно защищенной любовью своей семьи, что мне трудно представить ребенка, у которого не было этого чувства. Не представляю, что может быть ужаснее, чем ребенок, который ощущает себя нелюбимым и нежеланным. Мне плохо от этой мысли.

Договаривала Кэтрин уже на высоких тонах. Джаспер приподнялся на локтях и улыбнулся. Настало время возвращаться к себе прежнему.

– Кэтрин, моя грустная история тронула твое нежное сердце? – спросил он, глядя ей в лицо. – И это сердце в конечном итоге растаяло от любви ко мне? Ты готова признаться в этом? Что я на шаг приблизился к победе в пари? Или на два? Или что я уже полностью его выиграл?

Джаспер сразу понял свою ошибку. Она не восприняла его слова как шутливое поддразнивание. Они напомнили ей о том, что случилось на озере. Черт, как же все глупо получилось!

Неужели он никогда ничему не научится?

Но слова уже были сказаны, и Джасперу оставалось только ждать ответа. Он и ждал, слегка прикрыв глаза и приподняв уголки губ в полуулыбке.

Ну прямо-таки красавец мужчина.

Мечта одинокой, томящейся по любви женщины.

Или нет.

Кэтрин подняла руку, как будто хотела нежно погладить его по лицу. Но вместо этого со всего маху отвесила ему пощечину.

Глава 22

Она поднялась на ноги, спрыгнула с камня и пошла прочь по высокой, до колена, траве, но вдруг остановилась.

Она никогда в жизни не ударила ни одного человека. А его ударила по лицу. Ее рука все еще горела. А сердце билось. Она почти задыхалась.

Кэтрин резко повернулась к Джасперу.

– Больше так со мной не поступай! – дрожащим голосом прокричала она. – Никогда. Ты слышишь меня?

Джаспер все еще сидел на камне, опираясь на одну руку. Другой он осторожно прикасался к покрасневшей щеке.

– Слышу, – ответил он. – Кэтрин…

– Ты подпустил меня к себе, – сказала она, – ты позвал меня к себе, а потом захлопнул дверь у меня перед носом. Если ты не хочешь, чтобы я стала частью твоей жизни, тогда выгони меня, продолжай прятаться за ехидством и иронией, за прикрытыми глазами и вздернутыми бровями. Уходи. Оставь меня, и я буду спокойно жить своей жизнью. Но если ты все же предпочитаешь быть со мной, тогда впусти меня. И не начинай вдруг делать вид, будто речь только о том, чтобы выиграть это глупое пари.

Она тяжело дышала.

Джаспер, сжав губы, несколько мгновений смотрел на нее, затем встал, спустился на землю и подошел к ней. Кэтрин жалела, что он не надел сюртук и шляпу. В рубашке с подвернутыми рукавами и жилете он выглядел очень… мужественным и этим смущал ее.

– Все это было случайными зарисовками из жизни моей семьи, – проговорил он, пожимая плечами. – Тут не из-за чего переживать. Я думал, что они тебя позабавят. Нет, я думал, что они тронут тебя. Я думал, ты пожалеешь меня. Разве жалость – это не половина пути к любви? Я думал, ты…

Шлеп!

О Боже, она опять сделала это – той же рукой по той же щеке!

Джаспер закрыл глаза.

– А это больно, знаешь ли, – заметил он. – Ты, Кэтрин, забываешь, что я в невыгодном положении. Будучи джентльменом, я не могу дать тебе сдачи, правда?

– Ты ничего – ничего! – не знаешь о любви! – закричала Кэтрин. – Тебя любили и любят сейчас. Ты и сам любишь, хотя и не догадываешься об этом. Но ты закрываешься от всего этого, как только возникает угроза, что будут сломлены барьеры, много-много лет назад воздвигнутые тобой вокруг своего сердца, чтобы тебе не причинили боль, которая окажется настолько сильной, что ты не сможешь с нею жить. Но пойми, эти дни давно закончились.

На лице Джаспера играла слабая улыбка.

– Ты очаровательна, когда сердишься, – сказал он.

– Я не сержусь! – закричала Кэтрин. – Я в ярости! Любовь не игра.

Все та же полуулыбка, полуприкрытые глаза, в которых нет даже искры лукавства или веселья.

– Тогда что, если не игра? – тихо поинтересовался он.

– Это даже не чувство, – проговорила Кэтрин, – хотя чувства здесь присутствуют. И это, естественно, не счастье и ослепительный свет. И это не секс, хотя ты и утверждаешь обратное. Любовь – это крепкая связь с другим человеком либо через рождение, либо через что-то еще, что мне трудно объяснить. Часто сначала это только влечение. Но все гораздо глубже. Это стремление заботиться о другом человеке при любых обстоятельствах и желание, чтобы заботились о тебе в ответ. Это твердое решение сделать другого человека счастливым и стать счастливым самому. И это не всегда приносит счастье. Часто это приносит сильную боль, особенно когда любимый человек страдает, а ты бессилен помочь ему. Из этого состоит вся жизнь. Из открытости, доверия и ранимости. О, я знаю, что моя жизнь была легкой в том смысле, что в ней всегда присутствовала безусловная любовь. Я знаю, что не смогу полностью понять, что значит расти без любви. Но ты хочешь, чтобы последствия этого воспитания разрушили всю твою жизнь? Ты хочешь, чтобы твой отчим продолжал управлять тобой даже из могилы? Тебя любили, Джаспер, все, кроме, возможно, его. Все твои слуги и, думаю, все твои соседи всегда любили тебя. И твоя мать тоже. А Шарлотта просто обожает тебя. Все, я больше не хочу говорить, потому что просто не знаю, что сказать.

Его улыбка исказилась, один уголок рта задрался выше другого, и Кэтрин поняла, что им владеет сильное напряжение, что он, вероятно, не управляет мышцами лица. Вероятно, и две пощечины сыграли свою роль.

– Кэтрин, если бы я смог убедить тебя полюбить меня, – сказал Джаспер, – моя жизнь была бы совершенной. Я был бы счастлив до конца дней. Я…

– Опять это пари! – Кэтрин практически выплюнула эти слова. – Меня уже тошнит от него. Я больше в нем не участвую, ты понял? С ним покончено. Раз и навсегда. Любовь не игра, и я больше не намерена притворяться, будто это не так. Забудь о пари. Наши договоренности недействительны и утратили силу. Конец. Если хочешь и дальше заключать пари, возвращайся в Лондон к своим глупым приятелям, которые считают забавным ставить деньги на то, сможешь ты или нет убедить женщину, не сделавшую никому из вас ничего плохого, предаться с тобой разврату. И позволить, чтобы это произошло в публичном саду под деревом. Уезжай и не возвращайся. Скучать по тебе не буду.

Господи, откуда только взялись эти слова? Почему она опять вытащила на свет ту историю?

– Думаю, – тихо проговорил Джаспер, – с пари покончено. Я причинил тебе смертельную боль.

Это не было вопросом.

– Да, причинил, – подтвердила Кэтрин и разрыдалась.

– Кэтрин. – Джаспер взял ее за плечи.

Но Кэтрин решительно отказалась прижиматься к нему и плакать у него на груди. Вместо этого она уперлась кулачками в него. Горькие рыдания сотрясали ее тело. Ох, какой же дурой она себя чувствует! Откуда вдруг эта истерика? Все же произошло давным-давно. Это старая история.

– Как ты мог?! – сквозь всхлипы воскликнула она. – Как ты мог так поступить?! Что я тебе сделала?

– Ничего, – ответил Джаспер. – Мне нет оправдания, Кэтрин. Это было подлостью.

– И все джентльмены в клубе знали, – проговорила она.

– Да, знали многие, – согласился Джаспер.

– А теперь знают все, – простонала Кэтрин. – Зато так удобно обвинять во всем сэра Кларенса Форестера.

– Да, – произнес Джаспер, – удобно. Но виноват только я.

Кэтрин подняла к нему свое покрасневшее и отекшее лицо.

– Как ты мог так поступить с самим собой?! – тихо спросила она. – Неужели ты не уважаешь себя? Неужели тебе совсем чужда человеческая порядочность?

Джаспер сжал губы. Его пристальный взгляд – сейчас глаза были широко открыты – был устремлен на Кэтрин.

– Не знаю, – сказал он. – У меня никогда не было склонности к самоанализу.

– Ты намеренно не занимался самонаблюдением, – заявила Кэтрин. – Должно быть, в детстве чувства были для тебя невыносимы и ты просто отсек их. Но когда нет чувств, Джаспер, нет и сострадания – ни к другим, ни к самому себе. Ты закончишь тем, что будешь относиться к другим так же, как относились к тебе.

Она тыльной стороной ладони вытерла нос. Джаспер убрал руки с ее плеч и быстрым шагом пошел к камню. Взяв свой сюртук, он вытащил из кармана носовой платок и вернулся к Кэтрин.

Она взяла у него платок, вытерла глаза, высморкалась и скомкала его в кулачке.

– Я никуда не уеду, – сказал Джаспер, когда она подняла на него глаза. – Это мой дом, а ты моя жена. То, что я делал три года назад, непростительно, но, к сожалению, тебе от меня никуда не деться. Я прошу прощения, но никуда не уеду.

– Ах, Джаспер! – проговорила Кэтрин. Против своей воли она испытывала ликование. Он никуда не уедет! – Нет ничего непростительного.

Джаспер молча смотрел на нее несколько мгновений.

– Если пари расторгнуто, – сказал он, – значит, расторгнуты и все договоренности? И нет никаких условий?

– Да, – ответила Кэтрин, и для нее было большим облегчением дать именно такой ответ, потому что она отлично поняла, о каких именно условиях он говорит. Он никуда не едет, но в настоящий момент их семейную жизнь нельзя назвать по-настоящему семейной – из-за того условия, которое она выдвинула при заключении пари в первую брачную ночь.

Все это время она так тоскует по нему, хотя это и нелепо, потому что у них была только одна ночь. Все это время он спит в своей спальне.

– Приходи сегодня ночью ко мне, – произнесла Кэтрин и почувствовала, как запылали щеки.

Бросив на землю носовой платок, она обхватила ладонями его лицо. На левой щеке все еще был четко виден след от ее руки. А она сама, зареванная, сейчас, наверное, похожа на пугало.

Джаспер взял ее руки в свои и, развернув их, сначала поцеловал одну ладонь, потом другую.

– Кэтрин, – сказал он, – ты же не думаешь, что, услышав «приходи сегодня ночью ко мне», я буду ждать так долго? Нельзя ожидать этого от любого уважающего себя мужчины, у которого в жилах течет горячая кровь. И меньше всего от меня.

– Но все будут гадать, куда мы делись, – напомнила Кэтрин, – если мы уединимся в наши комнаты, как только вернемся в дом. Кроме того…

– Кэтрин, – тихо произнес он и поцеловал ее в губы.

И она сразу поняла, что он имеет в виду и какие у него намерения. Ее восприятие тут же обострилось: она кожей ощутила жар солнечных лучей, мягкость травы у колен, услышала стрекот и жужжание невидимых жуков, крик одинокой птицы. До нее донесся аромат его одеколона, запах его разгоряченного тела. Она почувствовала его страстное желание, которое наполняло его тело с головы до ног.

Кэтрин обняла Джаспера за шею и открыла ему свои губы.

Каким-то образом они оказались на земле, скрытые высокой травой. Они слились в яростном, горячем объятии, их дыхание стало учащенным. Жадными руками они сдирали друг с друга одежду и отбрасывали в сторону. Через несколько мгновений Кэтрин лежала на спине и ощущала на себе тяжесть тела Джаспера. Он навис над ней, опираясь на руки. На его лице отражалось желание.

– Кэтрин, – проговорил он.

Сжигаемый нетерпением, Джаспер разделся не полностью, он остался в расстегнутых рубашке и бриджах. На Кэтрин тоже остался корсаж, который был спущен ниже груди, и нижняя юбка, задранная до пояса. Она лежала, раздвинув ноги, и сквозь чулки ощущала мягкую кожу ботфортов Джаспера.

Кэтрин запустила пальцы Джасперу в волосы, горячие от солнца.

– Земля не очень удобное ложе, – сказал он, – особенно для любви.

– Мне безразлично, – проговорила Кэтрин и приподняла голову, чтобы поцеловать его.

Подтолкнув Джаспера коленями, она заставила его лечь на нее всем телом и войти в нее. Ее не волновало, что он понял, что выиграл то самое дурацкое пари задолго до того, как оно было аннулировано. Ее не волновало, что теперь он знает, что она любит его. Любовь ранима, она сама сказала ему об этом.

Да, очень ранима.

Но это не повод избегать ее.

– Позволь мне проявить благородство. – Его глаза улыбались. – Хоть раз в жизни быть благородным.

И Джаспер, прижимая ее к себе, перекатился на спину и передвинул ее ноги так, чтобы она стояла на коленях. Кэтрин оперлась руками на его плечи и приподнялась, чтобы видеть его лицо. Джаспер вытащил шпильки из ее волос, и они рассыпались по ее плечам.

– Садись, – сказал он и, приподняв ее за бедра, помог ей сесть на него.

Почувствовав в себе его плоть, Кэтрин машинально сжала мышцы.

Боли не было.

Она прикрыла глаза. Ощущение было потрясающим. Она в жизни не испытывала ничего подобного. Открыв глаза, она с восторгом оглядела яркую от полевых цветов поляну.

Кэтрин снова закрыла глаза, заставила мышцы расслабиться и слегка приподнялась над Джаспером только для того, чтобы еще раз пережить момент, когда он входит в нее, а потом опять сжала мышцы. Она повторила все это еще раз. И еще раз.

Наверное, прошла минуту – или две, или десять, – прежде чем она сообразила, что Джаспер лежит под ней неподвижно. Она настолько увлеклась, получая наслаждение, что не заметила этого.

Она снова открыла глаза и внимательно посмотрела на него. По его виду она поняла, что он тоже получает наслаждение. Значит, в соитии удовольствие получают оба, независимо от того, кто делает первый шаг. И вся прелесть заключается в том, чтобы быть участником этого соития. Кэтрин улыбнулась ему и задвигалась, а Джаспер ответил ей слабой улыбкой.

Но боль все же появилась. Нет, не острая, а тупая, которая грозила перейти в острую. И ее движения вверх-вниз только усиливали эту боль.

Джаспер обхватил ее ладонью за затылок и, быстро поцеловав в губы, прижал ее голову к своему плечу, а затем, поддерживая ее за бедра, задвигался сам, быстро и резко. А потом вдруг насадил ее на себя и остановился. По его телу прошла судорога. Кэтрин одновременно с ним погрузилась в пучину неземного блаженства и восторженно вскрикнула.

Насекомые продолжали стрекотать. Одинокая птица, перелетев поближе, изливала свою тоску в песне. Кэтрин ощущала запах трав, мешавшийся с ароматом одеколона.

Джаспер передвинул ее ноги, чтобы они вытянулись по обе стороны от него. Кэтрин снова почувствовала через чулки его ботфорты. Ее вдруг потянуло в сон.

Джаспер поцеловал ее в висок.

– Я люблю тебя, – проговорил он.

Кэтрин несколько секунд с наслаждением впитывала в себя эти слова. А потом улыбнулась.

– Не надо, – сказала она. – Это всего лишь слова.

– Три слова, – уточнил Джаспер, – которые я никогда прежде не произносил вместе. Давай проверим, получится ли у меня еще раз. Я люблю тебя.

– Не надо, – снова повторила Кэтрин. – Это всего лишь слова, Джаспер. Ты же сказал, что не бросишь меня. Мы вернулись к семейной жизни в полном смысле. Возможно, скоро у нас появится ребенок и наша семья станет полной. И мы будем жить здесь большую часть года, здесь будет наш дом. Мы добьемся того, чтобы брак нам обоим принес удовлетворение и еще кое-какое удовольствие. Этого будет достаточно. В самом деле. Поэтому тебе не надо думать, будто ты обязан говорить…

– Что я люблю тебя? – перебил ее Джаспер.

– Да, – подтвердила Кэтрин. – В этом нет необходимости.

– А ты не можешь сказать мне те же слова? – спросил он.

– И услышать в ответ, что ты только сделал вид, будто согласен аннулировать пари? – осведомилась Кэтрин. – И услышать, как ты заявляешь о своей победе? Нет, не могу. Ты, Джаспер, никогда не услышишь эти слова от меня.

Она кокетливо улыбнулась ему, а он ехидно усмехнулся. Кэтрин засмеялась.

– Кэтрин, – вдруг посерьезнев, сказал Джаспер, – прости меня за Воксхолл. Я понимаю, из моего извинения каши не сваришь, но…

Кэтрин прижала пальчик к его губам.

– Ты прощен, – заявила она. – И покончим с этим.

Джаспер поцеловал ее палец.

Неожиданно Кэтрин охватила паника. Как давно они здесь? Сколько времени прошло с тех пор, как они оставили своих гостей у водопада?

– Джаспер, – сказала она, скатываясь с него и пытаясь одновременно и одернуть юбку, и натянуть на грудь корсаж, – о чем мы думаем! Все уже, наверное, вернулись в дом и ждут чай, а хозяина и хозяйки нигде нет.

– Шарлотта с радостью исполнит роль хозяйки в наше отсутствие, – заверил ее Джаспер, – и всех накормит. И если они решат, что наше отсутствие объясняется тем, что мы, как все любовники, не замечаем времени, то они будут абсолютно правы. А еще они придут в восторг. Только представь, сколько всего интересного они смогут порассказать, когда вернутся домой, скольких алчных сплетников они подкормят!

– Моя прическа! – вскричала Кэтрин. – У меня нет ни щетки, ни зеркала. Без них я не соберу волосы в приличную прическу. Придется прикрыть их шляпкой.

– Ни за что, – заявил Джаспер.

Он встал, застегнул на себе одежду, дошел до камня, надел шляпу под слегка щегольским углом и поднял с камня свой сюртук и шляпку Кэтрин. Ленты шляпки он обмотал вокруг своего запястья, пальцем той же руки подцепил сюртук и перебросил его за плечо.

– Твои волосы красивы в естественном виде, – добавил он, возвращаясь к Кэтрин и подавая ей свободную руку. – Когда вернемся домой, ты быстро прошмыгнешь в свою комнату и с помощью горничной приведешь себя в порядок.

Кэтрин пожала плечами и взяла его за руку. Она была слишком счастлива, чтобы спорить, однако очень надеялась, что никто не увидит ее, пока она не приведет себя в порядок. Она пребывала в приятной эйфории, ее переполняла нежность.

Держась за руки, они вышли из леса и пошли по берегу озера. Оба очень надеялись, что по дороге никто не встретится и им удастся проскользнуть в дом через черный ход.

Однако, когда они уже шли по лужайке и поравнялись с конюшнями, Кэтрин увидела, что по подъездной аллее катится экипаж – дорожная карета, которая не принадлежала никому из их гостей.

Она судорожно вцепилась в руку Джаспера. Ситуация настоятельно требует, чтобы они пробрались в дом через черный ход.

Только это оказалось невозможным: на верхней террасе были люди – дядя Джаспера и мистер Дюбуа, – и они видели их. Дядя Стенли даже помахал им. А карета уже въезжала на террасу. И ее пассажиры наверняка тоже увидели их.

Слишком поздно прятаться.

– О Боже, – озадаченно проговорила Кэтрин, – кто бы это мог быть? Ты кого-нибудь ждешь?

Карета уже остановилась, дверца уже распахнулась, и кучер кому-то помогал выбраться наружу.

Мистер Дюбуа смотрел на прибывших с дружелюбной вежливостью.

Дядя Стенли хмурился.

И тут появилась леди Форестер.

В сопровождении сэра Кларенса Форестера.

– Какого черта? – произнес Джаспер.

Кэтрин позорно сбежала бы, если бы он не стиснул ее руку и не повлек ее за собой. Сделав несколько шагов, Джаспер остановился, потому что кучер помогал выбраться из кареты третьему пассажиру.

Пожилому джентльмену, которого Кэтрин видела впервые.

– Чтоб им всем провалиться! – процедил Джаспер. – Ну, что теперь?

Глава 23

Леди Форестер и Кларенс.

Какая наглость!

Но прежде чем Джаспер успел выразить свое возмущение…

Еще и Сет Рейберн!

– Веди себя корректно, Джаспер, – пробормотала Кэтрин. – Пожалуйста, держи себя в руках.

И она просит его об этом после всего, что ей сделала эта парочка? Надо же, Сет Рейберн! Он никогда не выходил за порог собственного лондонского дома. И вот он здесь, в Дорсетшире, да не один, а в обществе леди Форестер и Кларенса.

Джаспер обуздал свое возмущение. В конце концов, чем еще можно расстроить планы этой парочки, как не корректностью?

– Мэм. Сэр. Кларри, – бодрым тоном произнес он. – Какой приятный сюрприз!

– Может, для тебя, Монфор, он и приятный, – заявил Рейберн, не считая нужным скрыть владевшее им раздражение, – для меня же все это в крайней степени неприятно. Я трясся через полстраны по дорогам, которые иначе, как позором, назвать нельзя, зато кассы для оплаты проезда стоят через каждые полмили и всю дорогу меня мучили разговорами. Все это мне чрезвычайно неприятно, к твоему сведению.

Он еще сильнее нахмурился.

– Джаспер, – заявила леди Форестер, – мы приехали, чтобы отвезти дорогую Шарлотту туда, где о ней будут заботиться должным образом и тщательно следить за ней, пока она не выйдет в свет в следующем году. Мы приехали…

– Прунелла, если ты заставишь меня в очередной раз слушать твои отрепетированные монологи, – на середине предложения перебил ее Сет Рейберн, – клянусь, я без промедления найму почтовую карету и уеду в Лондон, туда, где царит здравомыслие, и впредь до конца моей жизни двери моего дома будут для тебя закрыты. Мы приехали, Монфор, чтобы раз и навсегда решить вопрос с Шарлоттой. Прунелла и Кларенс утверждают, что это недостойный дом. Эта парочка – как осенние мухи, жужжат и жужжат, ты от них отмахиваешься, а они норовят то в рот залететь, то в нос забраться. Я приехал, чтобы на все взглянуть своими глазами. Вот посмотрю и приму решение, а потом поеду домой и буду надеяться, что больше никогда никого из вас не увижу.

– Сэр, – Джаспер почувствовал, что к нему возвращается хорошее настроение, – разрешите мне представить вам леди Монфор. Кэтрин, это двоюродный дедушка Шарлотты, мистер Сет Рейберн.

Кэтрин присела в реверансе, а Рейберн окинул ее пристальным взглядом. В мятом зеленом платье, с распущенными волосами, в которых застряла длинная травинка, она выглядела просто очаровательно. А еще она выглядела так, будто недавно валялась на сене.

– Вы знакомы со Стенли Финли, братом моего отца? – осведомился Джаспер. – И с мистером Дюбуа?

– Недостойный дом? – возмутился дядя Стенли, игнорируя церемонию знакомства. – Как может быть недостойным дом, во главе которого стоят родной сын моего брата и его молодая жена, приходящаяся сестрой графу Мертону? В каком смысле недостойный, хотел бы я знать?

Он обратил грозный взгляд на леди Форестер и Кларенса.

– Чем занимается Шарлотта, – язвительно спросила леди Форестер, – пока ее единоутробный братец и его молодая жена… милуются? – Она презрительно оглядела Кэтрин с ног до головы. – И где все гости, в том числе и джентльмены?

Кэтрин заговорила впервые с того момента, как попросила Джаспера вести себя корректно.

– Все пьют чай в гостиной, полагаю, мэм, – сказала она. – Там собралась вся молодежь во главе с Шарлоттой, которая выступает в роли хозяйки, и мисс Дэниелс, ее компаньонкой. Скоро туда спустятся миссис Дюбуа и леди Хорнсби – они приехали к нам в гости вместе со своими дочерьми. Путешествие, вероятно, утомило вас. Позвольте предложить вам чаю, пока будут готовить для вас комнаты. Добро пожаловать в Седерхерст!

– Я удивляюсь, леди Монфор, как вы считаете возможным появляться в гостиной перед гостями в таком виде, – заявила леди Форестер.

– Она действительно выглядит слишком красивой, мэм, – вмешался в разговор Дюбуа. – Я совершенно согласен с вами. И в самом деле, мы с женой поражены красотой присутствующих здесь барышень и в восторге от великолепных манер и воспитания юных джентльменов. Идея действительно великолепная – собрать их за городом, чтобы они могли немного повеселиться. Жизнь молодого поколения иногда бывает безрадостной и одинокой.

– Недостойным этот дом, – заявил Кларенс, как всегда заговоривший тогда, когда следовало бы молчать, – делает то, что все знают, что брак Джаспера – это фальшивка, что он женился лишь потому, что на этом настояло общество. И что он женился на выскочке, которая ничего собой не представляет.

Вот это да!

Джаспер выпустил руку Кэтрин и подошел к Кларенсу вплотную, так что уперся в мыски его сапог. Кларенс не мог отступить, потому что позади него была карета.

– Кларри, – тихим голосом и любезным тоном – эту манеру он приберегал для тех, кем был крайне недоволен, – произнес Джаспер, – ты мелкая вонючая скотина, и я поквитаюсь с тобой, когда придет время. Увы, не сейчас из соображений корректности. Однако сейчас тебе придется нижайше молить о прощении мою жену. В противном случае мы не сможем пройти в дом и представить тебя и твою маму нашим гостям.

– Советую вам, Форестер, извиниться, – сказал дядя Стенли, – если вы не хотите, чтобы я пересчитал вам зубы.

– И побыстрее, Кларенс, – более раздраженно, чем всегда, произнес Рейберн. – Я хочу чаю, пусть и пить его придется в комнате, полной народу. Причем молодого. И глупого, без сомнения.

Кларенс посмотрел на Кэтрин, а потом скосил глаза куда-то в сторону.

– Извиняюсь, мэм, – пробормотал он.

Джаспер еще ближе придвинулся к нему.

– Нижайше, Кларри, – напомнил он тем же любезным тоном и принялся вращать за ленты шляпку Кэтрин.

– Умоляю вас простить меня, мэм, – сказал Кларенс, посмотрел на Кэтрин и снова отвел взгляд. – Вы не заслужили тех слов, что были сказаны мною.

– Как мило, – проговорила Кэтрин прежде, чем Джаспер успел возразить, – что на день рождения Шарлотты, который приходится на послезавтра, собрались все ее родственники! Прошу вас, проходите в дом. Мистер Рейберн, у вас усталый вид. Позвольте взять вас под руку?

Рейберн все еще выглядел раздраженным, однако он позволил Кэтрин взять его под руку, и они стали подниматься по лестнице. Джаспер предложил руку леди Форестер.

Итак, он принимает под своей крышей Кларри и его мамашу. Потому что Кэтрин попросила его вести себя корректно. И потому что они предусмотрительно захватили с собой Рейберна.

М-да, случаются чудеса.

У Кларенса новая форма носа, которая совсем ему не идет. Если он не хочет, чтобы ее ему подправили, ему придется научиться держать язык за зубами.

Джаспер искренне надеялся, что он этому не научится.

«Спровоцируй меня, Кларри, – думал он. – Ну пожалуйста!»

Но уже и так было достаточно провокаций. В них нет надобности.

Зато есть надобность в том, чтобы правильно выбрать время и место.


В гостиной шла оживленная беседа, поэтому никто не заметил дорожную карету под окнами. В комнате царила атмосфера искреннего веселья, которую способна создавать только компания очень юных джентльменов и барышень.

Шарлотта замерла как громом пораженная, увидев в дверях свою тетку и кузена. Придя в себя, он встала и поспешила к ним.

– Леди Форестер и Кларри приехали к тебе на день рождения, – сказал Джаспер.

Кэтрин заметила, что Стивен вскочил. Сжимая и разжимая кулаки, он сверлил взглядом сэра Кларенса.

– Тетя Прунелла. – Шарлотта улыбнулась ей и сделала реверанс. – Кларенс. – Ему она лишь кивнула. – Как мило!

– Шарлотта. – Леди Форестер оглядела комнату с таким видом, будто подсчитывала возраст каждого джентльмена. На мгновение ее взгляд задержался на Стивене. – Мы приехали спасать тебя.

Кэтрин перехватила взгляд Стивена и еле заметно покачала головой. Однако Мег уже держала его за руку.

– А это, Шарлотта, твой двоюродный дедушка, – сообщила Кэтрин.

– Дедушка Сет? – Глаза девушки расширились от изумления, а в следующее мгновение ее лицо осветила радостная улыбка. – Вы приехали взглянуть на меня? Вы приехали на мой день рождения?

Рейберн угрюмо посмотрел на нее.

– Итак, ты Шарлотта? – проговорил он. – Да, девочка, ну и доставила ты мне неприятностей, хотя, замечу, тебя за это винить нельзя. А ты миленькая.

Шарлотта покраснела.

– О, спасибо, дедушка! – сказала она. – Вы, наверное, устали. Позвольте налить вам чашку чаю.

По идее Шарлотте следовало представить его всем присутствующим. Но оказалось, что, нарушив правило, она поступила правильно.

– Капельку молока и две ложки сахара с небольшой горкой, – заявил Рейберн.

– Позвольте, сэр, – сказала Кэтрин, когда Шарлотта поспешила за чаем, – познакомить вас со всеми. И вас, мэм, и вас, сэр Кларенс, если вы кого-то не знаете.

Вежливость, однако, победила. Как им с Джаспером удалось соблюсти ее, Кэтрин не понимала. Но у нее возникло твердое ощущение, что они с честью прошли первое сложное испытание в качестве семейной пары и хозяев Седерхерста.

Кэтрин даже гордилась собой и Джаспером.

Она заставила себя расслабиться, когда наступил вечер, – вернее, когда ей наконец-то удалось улизнуть в свою комнату, чтобы переодеться и привести себя в порядок. Леди Форестер и ее сыночку придраться не к чему. Большинство гостей – девушки и молодые дамы. Мужская часть гостей состоит главным образом из несовершеннолетних молодых людей. Даже Натану Флетчеру, университетскому другу Стивена, всего двадцать один год.

К тому же вся молодежь находится под присмотром. Графиня Хорнсби, мистер и миссис Дюбуа, дядя Стенли, мисс Дэниелс, не говоря уже о Джаспере и о ней самой, – все не спускают глаз со своих подопечных. Нет, леди Форестер не к чему придраться.

Однако та все же кое-что нашла.

Дело происходило в гостиной после ужина, вернее, перед тем мгновением, когда джентльмены должны были присоединиться к дамам. Кто-то из барышень, окруживших рояль, упомянул грядущий праздник и бал. Старшие дамы, сидевшие у камина, обсуждали другую тему.

– Мистер Шоу и мистер Тейн, – сообщила Гортензия Дюбуа, – собираются принять участие в перетягивании каната на празднике. Не знаю, хватит ли у кого-нибудь из джентльменов отваги противостоять им. Вот будет интересно взглянуть.

– Я бы и сама поучаствовала, – сказала Джейн Хатчинс, – если бы была уверена, что моя команда выиграет.

Ее слова были встречены звонким девичьим смехом.

– Девушкам – дамам – участвовать запрещено, – заявила леди Марианна, скорчив гримасу. – Мы можем испачкаться. Опять мужчины будут веселиться.

– Только представь, Марианна, – проговорила Араминта Клемент, – ты выпускаешь канат и падаешь в грязь. В своем лучшем платье.

– Но всем, кто будет участвовать в перетягивании каната и в борьбе в грязи, нужно захватить с собой старую одежду, – напомнила Луиза Флетчер. – А потом, если они испачкаются, то стоит искупаться в озере и смыть с себя грязь, а потом переодеться.

– Надеюсь, не на берегу, на глазах у всех, – сказала Беатрис Финли, энергично обмахиваясь нотной тетрадью.

– Ой! – воскликнула Элис Дюбуа, прижимая руку к сердцу. – Возможно, мне удастся уговорить Майкла принять участие в перетягивании каната.

Последовал новый взрыв звонкого смеха.

– Праздник? – резко произнесла леди Форестер. – Праздник? Какой праздник?

Кэтрин улыбнулась.

– Мы с Джаспером решили возродить старую традицию устраивать в Седерхерсте ежегодный летний праздник и бал, – объяснила она. – В этом году у нас было мало времени на подготовку, но все соседи предложили свою помощь, так что мы решили совместить его с празднованием дня рождения Шарлотты послезавтра.

Леди Форестер едва не задохнулась от возмущения.

– Бал? – вскричала она. – В бальном зале? Для девочек, которые еще не выезжали в свет?

– Это единственное помещение, которое подходит по размеру, – сказала Кэтрин. – Будут присутствовать все соседи, а также все наши гости. Всех возрастов, кстати.

– Не может быть, чтобы в округе жило так много людей благородной крови, – заявила леди Форестер.

– Приглашены все, – уточнила Кэтрин.

– Все? – Возмущение леди Форестер усилилось, однако выразить его ей помешал приход джентльменов.

Все принялись рассаживаться. Элис Дюбуа села за рояль, а ее жених встал позади нее, чтобы перелистывать страницы нотной тетради. Наконец все устроились и приготовились слушать музыку, но тут леди Форестер снова заговорила, причем громко, чтобы слышали все.

– Дядя Сет, – сказала она, – вы поняли, что вместо скромного приема в честь дня рождения Шарлотты послезавтра здесь состоится праздник и бал?

– Нет, Прунелла, – хмурясь, ответил Рейберн. – Но спасибо за предупреждение. Я проведу этот день в своей комнате – с закрытым окном.

– Приглашены все, – не унималась леди Форестер. – Все. В том числе арендаторы, рабочие, лавочники, как понимаю. И Шарлотте будет разрешено танцевать в бальном зале. На глазах у этого сброда, А еще будет борьба в грязи и перетягивание каната. Это действительно недостойный дом для Шарлотты – вашей внучатой племянницы, моей родной племянницы и дочки моего обожаемого скончавшегося брата.

– Кларри, – любезно проговорил Джаспер, – в командах по перетягиванию каната еще есть место для одного или двух человек, насколько мне известно. Мы запросто поставим тебя в самый конец – или в начало, если хочешь.

– Дядя Сет, – сказала леди Форестер, – мой брат запретил этот ежегодный праздник, когда женился на дорогой матери Шарлотты. Он запретил его, потому что это мероприятие вульгарно. Более того, оно греховно. Он придерживался твердых моральных принципов и не желал, чтобы Рейчел, или Джаспер, или Шарлотта сталкивались со столь нечестивыми явлениями.

– Полагаю, мэм, – заявил Джаспер, – вам следовало бы объяснить нашим дорогим гостям, что ваш уважаемый брат заботился о состоянии бессмертной души Рейчел и моей, когда ввел этот запрет, но никак не о душе Шарлотты. Все сочли бы возмутительным, если бы она появилась на свет сразу после того, как он женился на моей матери.

Мистер Дюбуа громко расхохотался, и миссис Дюбуа бросила на него многозначительный взгляд, давая понять, что лучше помолчать. Барышни покраснели, а на лицах молодых людей появилось заинтересованное выражение.

– Из любви ко всему прекрасному, мэм, я скажу вам следующее, – не скрывая своего негодования, произнес дядя Стенли. – Единственное, чего Рейберн добился своим благочестием, так это только того, что убил всю радость, когда-либо существовавшую в Седерхерсте, и опорочил имя моего брата. И я все равно призывал бы на его голову кару Господню, даже если бы он ради меня подогрел преисподнюю.

– Наш отец… – вмешался в разговор Арнольд Флетчер, стоявший у рояля. Голос молодого человека слегка дрожал. – Наш отец так много рассказывал нам о праздниках в Седерхерсте, что у меня ощущение, будто я там почти побывал. Жду не дождусь послезавтра.

– Кэтрин и Джаспер сделали очень много, – тихо проговорила Маргарет, – чтобы все, кто живет по соседству, от малолетних детишек до их бабушек и дедушек, могли целый день наслаждаться искренним весельем.

Послышались возгласы, подтверждавшие ее правоту.

– Ужасно, Прунелла, – сказал мистер Рейберн, – когда человеку не дают после ужина спокойно выпить чаю, постоянно дергают его, несмотря на то что он четко дал понять, что сам примет решение, когда сочтет нужным и на основе собственных наблюдений. Чтоб мне провалиться; больше никогда не выеду из дома.

– Поиграйте нам, мисс Дюбуа, – предложила Кэтрин. – У вас это так здорово получается. Джаспер, мне кажется, леди Хорнсби и мисс Дэниелс не прочь сыграть в карты, если найдутся два джентльмена, желающие составить им компанию. Сэр Кларенс, что вы на это скажете? А вы, мистер Гладстон? Кто хочет еще чаю?


Поздним вечером Кэтрин стояла у окна в своей спальне и расчесывала волосы. Внезапно дверь гостиной распахнулась, и без стука вошел Джаспер.

На Кэтрин была та же самая ночная сорочка, что и в первую брачную ночь.

«Приходи сегодня ночью ко мне», – сказала она сегодня на поляне.

Вот он и пришел.

Джаспер привалился плечом к косяку.

Кэтрин улыбнулась ему. Рука со щеткой замерла на полдороге.

– Именно этим женщины, которые ничего собой не представляют, и пытаются соблазнять мужчин? – спросил Джаспер.

– Тебе лучше знать, – отпарировала Кэтрин.

– Дерзишь! – Он оттолкнулся от косяка и пошел к ней. – Тебя очень обидели те слова? И то, что тебя назвали выскочкой?

– Меня может обидеть только человек, которого я уважаю, – ответила Кэтрин.

Вероятно, это самая большая в ее жизни ложь. Джаспер убедился в правильности своего предположения, увидев, как она покраснела.

– А ты не уважаешь беднягу Кларри. – Он забрал у нее щетку и принялся расчесывать ее длинные, до пояса, волосы. – Я ведь не очень жестоко за тебя отомстил, правда?

– Я обнаружила, – призналась Кэтрин, – что мне ужасно хочется, чтобы ты со всего маху заехал ему по носу, как когда-то Стивен, и одновременно я надеялась, что ты этого не сделаешь. Потому что именно этого и ожидала от тебя леди Форестер. Я рада, что ты справился с ситуацией и вместо мордобития сыграл роль благовоспитанного хозяина – хотя и обозвал его мелкой вонючей скотиной. Чем он на самом деле и является.

Кэтрин тихо засмеялась.

– Но я обязательно отомщу в полной мере, – пообещал Джаспер.

– Более приземленная часть моей натуры рада это слышать, – сказала Кэтрин. – Но здесь никакого насилия быть не должно. Иначе мистер Рейберн может принять решение, что этот дом действительно не подходит Шарлотте.

Джаспер положил щетку на подоконник, откинул ее волосы и прижался губами к затылку Кэтрин. Ее кожа была теплой, и от нее пахло мылом.

– Мм, – произнесла она, приподнимая плечи.

– Не будет никакого насилия, – заверил ее Джаспер. – Во всяком случае, злонамеренного. У меня есть план.

– Да, и какой? – Кэтрин, в которой тут же вспыхнуло любопытство, повернулась к нему лицом. Джаспер не отступил, и она положила руки ему на плечи.

– Узнаешь, когда придет время, – ответил он. – Это будет очевидно.

– Но сейчас ты мне не скажешь? – уточнила Кэтрин.

– Не скажу. – Джаспер чмокнул ее в нос. – Но что мы все о Кларри да о Кларри? Насколько я помню, у меня были другие планы, когда я пришел сюда.

– Да? – воскликнула Кэтрин. – И какие же?

Джаспер улыбнулся и, целуя ее в губы, принялся подтягивать вверх ее ночную сорочку. Кэтрин решила не отставать от него и быстро развязала пояс на его шелковом халате. Когда полы распахнулись, выяснилось, что под халатом у Джаспера ничего нет.

Он отбросил в сторону ночную сорочку и движением плеч скинул халат. Кэтрин опять положила руки ему на плечи.

Джаспер привлек жену к себе, крепко обнял и опять завладел ее губами.

«Я люблю тебя», – сказал он ей сегодня, а она заявила, что нет надобности говорить эти слова. Она не поверила, что он говорит искренне.

А искренне ли?

Оставались ли у него какие-нибудь сомнения, что эти слова были сказаны искренне? И имеет ли это какое-то значение? Ему предстоит до конца дней своих заботиться о том, чтобы она была счастлива. Можно это назвать любовью. А как еще это назвать?

– Джаспер, – проговорила Кэтрин, когда он поцеловал ее в шею, – отнеси меня в кровать.

Он оторвался от нее и, заглянув ей в глаза, улыбнулся.

– Ох, – качая головой, воскликнул он, – опять забыл! Ведь именно для этого я пришел к тебе.

Он подхватил ее на руки.

– Я люблю тебя, – произнес он, прежде чем поцеловать ее.

– Глупенький, – сказала Кэтрин.

Гм… Великий любовник Монти – и глупенький!

– Это оскорбление требует наказания, – заявил Джаспер.

– Давай, наказывай. – Кэтрин обняла его за шею и притянула к себе.

Она смеялась.

Глава 24

Последний месяц Кэтрин больше всего опасалась, что в день праздника пойдет дождь.

Каково же было ее облегчение, когда, проснувшись рано утром, подбежав к окну и отодвинув штору, она увидела яркое солнце на безоблачном небе!

Оглянувшись, Кэтрин обнаружила, что Джаспер смотрит на нее. А солнце бьет ему прямо в глаза.

– Ой, извини! – Кэтрин поспешно задернула штору.

– Не надо, – сказал Джаспер. – Мне нравится просыпаться на рассвете после беспокойной ночи.

Кэтрин посмотрела на часы, стоявшие на каминной полке. Еще не было шести.

– Ой, извини! – проговорила она.

– За беспокойную ночь? – осведомился Джаспер. – Зря, все было отлично. Или за то, что ты меня рано разбудила? Зато осталось еще немного времени, чтобы продлить беспокойную ночь. Или ты извиняешься за то, что стоишь в лучах солнца? А вот это правильно. Где твоя скромность?

Кэтрин так беспокоилась из-за погоды, что забыла надеть халат, когда встала.

– Ой! – всплеснула она руками.

– Если тебя это смущает, – сказал Джаспер, откидывая в сторону край одеяла, – прыгай сюда и прячься.

Что Кэтрин и сделала.

Было почти семь, когда они встали. За прошедший час Кэтрин успела даже подремать минут десять.

Весь день был наполнен суетой. К тому моменту, когда они, одевшись, спустились вниз, слуги уже расставляли столы на лужайке и расстилали пледы. Вскоре прибыло несколько членов различных комитетов, чтобы накрывать столы, устанавливать киоски, размечать беговые дорожки, огораживать зону для соревнования в стрельбе из лука, для пикника и для прочих увеселений. Кэтрин распоряжалась в доме. Джаспер с несколькими мужчинами отправился осматривать грязевой пруд, который был выкопан на болотистом берегу озера. Страшно было представить, что сегодня в этой грязи встретятся борцы и команды по перетягиванию каната, однако это делало праздник только привлекательнее для мужчин.

Забавные они, эти мужчины.

К середине утра большинство молодых гостей высыпало из дома и, обнаружив, что вокруг произошли кардинальные изменения, принялось бурно выражать свой восторг и решать, кто в каких соревнованиях будет участвовать. Некоторые из них даже предложили свою помощь.

Шарлотта было взбудоражена сильнее всех. Это ее восемнадцатый день рождения, с завтрашнего дня уже никто не сможет заявить, будто она слишком мала, чтобы называться молодой дамой. К тому же празднование дня рождения обещало быть грандиозным.

Она прошла в дом и нашла Кэтрин, которая наблюдала, как миссис Боннер и одна из ее дочерей раскладывают на столе вышивки, проявляя удивительные познания в области сочетания цветов.

– Кейт, – сказала Шарлотта, крепко обнимая невестку, – я люблю тебя. Я действительно тебя люблю. И я знаю, что именно тебя мне нужно благодарить за все это – за гостей, за праздник, за бал. Для меня никогда не устраивали такого великолепного дня рождения.

– Значит, ты счастлива? – спросила Кэтрин, хотя в этом вопросе надобности не было.

– Счастлива, – со вздохом ответила Шарлотта. – Я даже рада тому, что приехали тетя Прунелла, Кларенс и дедушка Сет, хотя вчера вечером он поклялся, что сегодня не выйдет из своей комнаты. Они моя семья, а семья – это важно, правда?

– Правда, – согласилась Кэтрин, хлопая ее по руке.

– И у тети Прунеллы не получится увезти меня отсюда, – продолжала Шарлотта. – На каком основании, если есть ты, которая благотворно влияет на Джаспера? Ты же тоже счастлива, правда?

– Правда, – согласилась Кэтрин. – Мы оба счастливы.

Шарлотта рассмеялась.

– Джаспер называл ее тетя Дурнелла, – сообщила она. – Ужасно, правда?

– Правда, – согласилась Кэтрин.

Увидев Стивена, Шарлотта подскочила к нему, взяла под руку, и они отправились на поиски остальной части компании.

Мег помогала миссис Пенни расставлять выпечку на длинном столе.

На обед времени не было. Оставалось слишком много мелочей, которые нужно было успеть доделать. С минуты на минуту начнут съезжаться гости, у нее есть время только переодеться в лимонно-желтое муслиновое платье с голубым кушаком и красиво уложить волосы.

Когда Кэтрин уже была готова спускаться вниз, она увидела в дверном проеме Джаспера. Красивый и элегантный, он стоял, привалившись к косяку.

– Сегодня ты будешь моей богиней солнца, да? – спросил он.

Кэтрин улыбнулась ему. Он взял ее за руку и, спустившись вниз, вывел на террасу, где их уже ждала Шарлотта. Им троим предстояло встречать приезжающих гостей.

– Довольна, Шарли? – спросил Джаспер.

– Ужасно, – ответила девушка, бросаясь ему на шею. – Еще чуть-чуть, и я лопну от счастья.

– Вот этого не надо, а то придется слишком много убирать, – предупредил Джаспер, похлопывая сестренку по спине. – Наслаждайся своим днем рождения. Все это для тебя, Шарли. Идея Кэтрин. Так что, если ты лопнешь, виновата будет она.

Неожиданно на подъездной аллее появилось несколько пешеходов, несколько колясок и два или три всадника.

Итак, начали прибывать гости. Праздник вот-вот начнется.


Три лодки покачивались на воде, и собравшиеся на берегу люди ждали, когда до них дойдет очередь покататься.

На мелководье, у песчаного пляжа, купались и резвились дети под присмотром родителей. Кто-то прогуливался вдоль берега, кто-то осматривал скит, кто-то любовался водопадом. Мужчины и, как подозревал Джаспер, большая часть женщин ждали начала состязаний в грязевом пруду.

Еще раз окинув взглядом озеро, Джаспер пошел к дому. Уже начались соревнования по стрельбе из лука. На нижней террасе собралось много народу – все с интересом разглядывали выставки вышивки, выпечки и резьбы по дереву. Партерный сад тоже не пустовал – кто-то сидел на скамейках, кто-то прогуливался по гравийным дорожкам. Немало гостей толпилось и у столов с закусками – их поставили на низком балконе, куда выходили двери бального зала.

Он попробует фруктовые пироги и назовет победителя позже, решил Джаспер. Сейчас он шел по верхней террасе к восточной лужайке, где должны были начаться состязания в беге.

Большая группа детей играла в какую-то игру. Все держались за руки и водили хоровод. Заводилами были Кэтрин и Джейн Хатчинс. То и дело все под взрывы хохота падали на землю.

Остановившись, Джаспер наблюдал, как Кэтрин поднимается на ноги и отряхивает с платья траву. Она раскраснелась, ее глаза сияли. Она была красива до такой степени, что захватывало дух.

Неожиданно Кэтрин поймала его взгляд. Ее рука замерла, улыбка застыла на губах.

И в этот момент Джаспер кое-что понял. Это открытие оглушило его.

Она стала ему так же необходима, как воздух, которым он дышит.

Только вот неясно, что все это, черт побери, значит.

Джаспер не стал разгадывать загадку. Сложив за спиной руки, он пошел к Кэтрин, не замечая, как дети и взрослые расступаются перед ним и смотрят ему вслед.

Он остановился перед своей женой и вдруг заметил, как красиво в лучах солнца отливают золотом ее волосы. Взгляд ее прекрасных глаз был устремлен на него. Однако теперь эти глаза не были для него бездонными. Теперь он мог заглянуть в их глубины.

– Я люблю тебя, – сказал он.

Впервые Джаспер произнес эти слова непроизвольно. И впервые он увидел, что Кэтрин поверила ему.

Он наклонился и поцеловал ее в губы.

И в то же мгновение осознал сразу три вещи: что он любит ее больше жизни, что она знает об этом и отвечает ему такой же полнотой чувств и что звучащие вокруг одобрительные возгласы, смех и аплодисменты не имеют никакого отношения к игре.

Господь всемогущий! Чтоб всем провалиться! Даже если бы он захотел, вряд ли ему удалось бы выбрать более оживленную окружающую обстановку для того, чтобы делать открытия.

Выпрямившись, Джаспер улыбнулся Кэтрин, величественным взмахом руки поблагодарил всех за аплодисменты и поклонился.

Ответом ему был новый взрыв хохота.

Только миссис Эллис не участвовала в этом веселье и махала руками, пытаясь привлечь внимание Джаспера. Вот-вот должны были начаться соревнования по бегу, и ему предстояло выстрелами давать старт каждому забегу.

– Продолжение следует, – пробормотал Джаспер Кэтрин и пошел прочь.

Как оказалось, по соседству жило очень много детей. Но не только дети собрались на состязания. Среди участников было много и молодежи, в том числе и из тех, кто приехал на загородную вечеринку. Все весело галдели и с нетерпением ждали начала. Наверное, было даже хорошо, что леди Форестер проводила время в партерном саду в обществе мистера и миссис Дюбуа.

Действительно, это было очень хорошо в свете того, что только что произошло. Надо же, мужчина сообщает своей жене, что любит ее, и целует у всех на глазах. Леди Форестер рухнула бы в обморок, если бы увидела все это.

Состязания были обычными – простая ходьба, бег в мешках, тройной прыжок, чехарда, бег с яйцом в ложке, – однако участники искренне стремились победить, а болельщики с воодушевлением болели за них. Каждый забег сопровождался криками, свистом и смехом. Во время забега в мешках Мертон так часто падал, что в конечном итоге решил просто докатиться до финишной линии. И его тут же дисквалифицировали. Тейн уронил яйцо, оно разбилось и запачкало его сапоги, однако он только усугубил ситуацию, пытаясь стереть его носовым платком. Араминта Клемент запуталась в юбке, прыгая через Смит-Вейна, и оба повалились на траву. Изнемогая от хохота, они с трудом поднялись на ноги. Так что соревнования выиграла Шарлотта.

Джаспер помнил, что его ждет бег на трех ногах. И что с ним в паре обещала бежать ясноглазая богиня, которая уже закончила развлекать детей и сейчас смотрит состязания по бегу и аплодирует победителям.

Он поймал ее взгляд и поманил к себе, а затем передал стартовый пистолет одному рослому рабочему с домашней фермы.

– Мой забег, мэм, – объявил Джаспер, когда Кэтрин подошла к нему.

– Бег на трех ногах? – спросила она. – О Боже! – И рассмеялась.

Первыми бежали дети младше двенадцати лет. Затем наступила очередь взрослых.

Кэтрин весело смеялась, пока Джаспер привязывал ее правую ногу к своей левой. В этом забеге их соперниками среди прочих пар были Шарлотта с Мертоном и Маргарет с Флетчером.

– Вот так, – подытожил Джаспер, обнимая Кэтрин одной рукой за плечи. Она обняла его за талию. – Бежим на счет раз-два. На раз переставляем связанные ноги, на два – свободные. Побежим сначала медленно, потом увеличим темп. Договорились?

– Договорились, – кивнула Кэтрин.

– Начинаем с раз, – предупредил он.

– Звучит разумно. – Кэтрин снова рассмеялась, и Джаспер с улыбкой оглядел ее.

Как выяснилось, собралась довольно большая толпа зрителей. Возможно, до всех донесся слух, что лорд Монфор влюблен и собирается участвовать в беге на трех ногах в паре с объектом своей любви, то есть со своей женой, которую он час назад поцеловал прилюдно.

– Ну и ну, – воскликнула Кэтрин, тоже обратив внимание на большое количество зрителей, – взгляни, какая толпа!

И она снова засмеялась.

– Пора, моя баронесса, – строго произнес он, – показать всем, на что мы способны.

Джаспер успел заметить, что среди зрителей присутствует леди Форестер и даже – надо же! – Сет Рейберн, как всегда недовольный. Вряд ли он с благодушием отнесется к человеку, который сначала целует свою жену на глазах у толпы гостей, а потом вместе с ней участвует в забеге.

– На старт! – прокричал рабочий – кажется, это Хетчер, не так ли? – Внимание!

Раздался громкий выстрел.

Шарлотта и Мертон с воплями повалились на землю. Маргарет и Флетчер, кажется, наконец-то сообразили, что им придется держаться друг за друга, если они тоже не хотят выбыть из состязаний.

– Раз, – скомандовал Джаспер, и каким-то чудом их связанные ноги передвинулись вперед.

– Два. – Их свободные ноги тоже передвинулись.

– Раз.

Кэтрин смеялась.

Большинство пар попадало на землю после второго шага. Оставшиеся на ногах вскоре оказались далеко позади Джаспера и Кэтрин, которые, подбадриваемые зрителями, быстро приближались к финишу.

Неожиданно Джаспер сообразил, что приз в этом забеге – три гинеи. Для него эта сумма ничто, особенно если учесть, что именно он выделил эти деньги для призового фонда. А вот для Тома Лейси, одного из его рабочих, это огромная сумма. Том и его жена – за них громко болеют трое из их пятерых детей, четвертый ребенок, посасывая большой палец, расширенными глазами наблюдает за родителями, пятый же спокойно лежит на руках у старшего, – отставали от них с Кэтрин всего на несколько шагов.

– Два, – скомандовал Джаспер, и они передвинули свободные ноги. – Два… ой, я хотел сказать раз.

Но Кэтрин уже замешкалась, а сам Джаспер по инерции устремился вперед, и они повалились на землю в трех шагах от финишной черты.

– После два идет раз! – закричала Кэтрин.

– Ничего подобного! – возразил Джаспер. – Кто тебе доверил учить детей? После два идет три!

Лежа на земле, они от души хохотали, а Том и его жена тем временем доскакали до финиша, преследуемые Маргарет и Флетчером.

Зрители громко аплодировали барону и его жене, которые снова стали центром всеобщего внимания. Джаспер и Кэтрин кое-как поднялись на ноги и доковыляли до финиша четвертыми из десяти. Неплохо. Мертону и Шарлотте, которые то и дело падали, удалось отойти от старта всего футов на шесть.

Лицо леди Форестер было пунцовым от негодования. И она, глупая женщина, что-то непрерывно втолковывала Рейберну, который хмурился и был мрачнее тучи. Джаспер не слышал, что она говорит. Странно, а вот ответы дядюшки были слышны.

– Прунелла, – пробурчал он, – ты не распознала бы незатейливое развлечение, даже если бы оно подкралось к тебе сзади и тяпнуло за задницу.

– Мы бы победили, – сказала Кэтрин, отдышавшись после смеха. Она смотрела на Тома, который подхватил свою жену на руки и закружил. Вокруг них радостно прыгали дети. – Но я рада, что мы не победили. Ты же сделал это специально, да?

– Я? – наигранно удивился Джаспер. – Специально проиграл состязание? Да ты фантазерка!

– Нет, – возразила Кэтрин. – И я на твоей стороне, Джаспер Финли. На твоей.

Кто бы знал, что она хочет этим сказать. Джаспер наклонился, чтобы развязать ноги, и быстро провел рукой у Кэтрин под коленкой.

– Ой, прости! – тут же извинился он.

– Лгун.

– Три гинеи, жена, – тем временем радовался Том. – Целых три гинеи.

Надо же, думал Джаспер, а он еще жаловался, что богатство и высокое положение ограничивают свободу человека.

– Мне пора судить конкурс выпечки, – сообщил он.

– А мне – вышивки, – сказала Кэтрин. – Пойдем вместе.

И они направились к нижней террасе. По дороге обнаружилось, что люди, которые всю первую половину дня держались от них на почтительном расстоянии, вдруг стали шутить с ними, делиться своими впечатлениями о прекрасно проведенном времени. То и дело слышались просьбы сделать праздник ежегодным.


Близился вечер. Состязания в беге закончились, все лучники отстрелялись, все победители конкурсов получили свои призы. Никто не остался голодным – гости ели либо у фуршетных столов, либо располагались со своими тарелками в партерном саду на специально расстеленных на траве пледах. Из всех увеселительных мероприятий, кроме бала, остались только состязания в грязевом пруду.

И они станут гвоздем программы, неожиданно поняла Кэтрин. Все соберутся смотреть, как мужчины сначала будут бороться в грязи, а потом разделятся на команды и будут перетягивать канат. Кое-кто из участников соревнований уже успел снять с себя нарядную одежду и переоделся во что-нибудь попроще.

– Стивен, – обратилась к брату стоявшая на верхней террасе Кэтрин, когда тот подошел к ней и обнял за плечи, – надеюсь, ты не будешь участвовать в перетягивании каната?

– Буду, естественно, – заявил он. – Я записался в команду победителей, так что бояться нечего.

Кэтрин ткнула его кулачком в грудь.

– Тебе пойдет на пользу, – сказала она, – если ты окажешься в проигравшей команде.

Стивен лишь ухмыльнулся в ответ, и Кэтрин вдруг догадалась, что большинство участников тайно надеются, что окажутся на проигравшей стороне.

– Тебе весело? – спросила Кэтрин.

За последние две недели у нее практически не было возможности поговорить с братом.

– Очень, – ответил Стивен, крепче прижимая ее к себе. – Вы, Кейт, отлично потрудились над всем этим. – Он обвел вокруг себя свободной рукой. – Ты счастлива?

– Да, – кивнула Кэтрин.

Стивен внимательно посмотрел ей в глаза.

– К черту! – Он усмехнулся. – А я не мог дождаться, когда смогу сломать ему нос.

Кэтрин положила голову ему на плечо.

– А как ты? – спросила она. – Ты почти не отходишь от Шарлотты.

Стивен помолчал, прежде чем ответить, и Кэтрин устремила на него удивленный взгляд.

– Видишь ли, Кейт, – наконец заговорил он, – есть определенные проблемы в том, чтобы быть Мертоном. Особенно сейчас, когда я почти достиг совершеннолетия. Ведь я стал достойной партией, не так ли? Я вижу, как джентльмены вроде меня намеренно избегают дам из страха, что на них наденут кандалы. Но дело в том, что мне нравятся дамы. Мне нравится мисс Рейберн.

– Но ты ее не любишь, – предположила Кэтрин.

– Кейт, – сказал Стивен, – мне двадцать. Ей семнадцать… уже восемнадцать.

– Но ты думаешь, что она любит тебя? – спросила Кэтрин.

– Не знаю, – пожал плечами Стивен. – Сомневаюсь. Она отличная девчонка, думаю, я нравлюсь ей в той же степени, что и она мне. Но я вдруг понял, что надо соблюдать осторожность и не допускать, чтобы какая-то барышня приняла дружбу за ухаживание. Мне бы очень не хотелось разбить чье-нибудь сердце. В том числе и сердце мисс Рейберн, хотя сомневаюсь, что она испытывает ко мне нежные чувства. Вероятно, с моей стороны было бы самодовольством считать, будто такая возможность существует. Но я же Мертон.

– О, Стивен, – проговорила Кэтрин, – ты очень достойный молодой человек! Я горжусь тобой. Но ты не несешь ответственность за чье-то сердце, если только не претендуешь на него. Ты не должен прятаться от дам и держаться с ними холодно. Ты должен быть самим собой. Все полюбят тебя – но это не будет иметь отношения к тому, что ты граф Мертон.

– Ох, Кейт, – хмыкнул Стивен, – приятно выглядеть святым в глазах сестер! Я очень надеюсь, что никоим образом не причиню боль мисс Рейберн, когда уеду отсюда. Этот загородный прием очень много значит для нее. И она действительно мне очень нравится.

– И ты ей, – сказала Кэтрин. – Но сомневаюсь, Стивен, что она испытывает к тебе нечто большее. Она с нетерпением ждет своего дебюта в следующем году. Однако я все равно наведу кое-какие справки и сообщу тебе результат, чтобы ты не переживал.

Стивен вздохнул.

– Почему мы всегда думаем, что будем свободны и счастливы, если выйдем из детства, переполненного запретами? – спросил он.

Кэтрин приподнялась на цыпочках и чмокнула его в щеку.

– Слушай, – встрепенулся брат, – пора идти на озеро, а то пропустим какой-нибудь бой. Кейт, ты уже видела грязевой пруд? Глядя на него, борцам можно только позавидовать.

Кэтрин покачала головой и промолчала.

Глава 25

– Ну что, Кларенс, тебе нравится праздник? – спросил Джаспер, догоняя Кларенса по дороге к озеру – в ту сторону потянулись практически все, как только разнеслась весть о начале соревнований.

Кларенс повернул голову и с подозрением посмотрел на Джаспера. Кажется, тот впервые назвал его полным именем.

– Я вижу, ты походил по магазинам, пока был в Лондоне, – продолжал Джаспер. – Очень красивый наряд, и я знаю многих разбирающихся в этом вопросе джентльменов, которые отдали бы правую руку за такие сапоги.

Сапоги были отделаны по голенищу белой полосой и украшены золотыми кисточками. Остальные детали наряда тоже были щегольскими. Уголки накрахмаленного ворота рубашки торчали высоко вверх и грозили воткнуться Кларенсу в щеку, если тот слишком резко повернет голову. Галстук был завязан сложным и искусным узлом.

– Да, я побывал у своего портного и сапожника, – признался Кларенс. – Человек обязан следить за последними веяниями моды, если намеревается вращаться в высших кругах.

– Весь день дамы с тебя глаз не спускали, – сказал Джаспер.

– Думаю, ты преувеличиваешь, – возразил Кларенс, – хотя, правда, я не могу пожаловаться на недостаток внимания. Некоторые дамы способны высоко оценить джентльмена, который умеет хорошо одеваться и вести себя с достоинством, который знает этикет и позволяет тем, кто стоит ниже его на социальной лестнице, участвовать в играх.

– Значит, ты не примешь участие в перетягивании каната? – осведомился Джаспер.

– Ни в коем случае, – твердо заявил Кларенс.

Джаспер на мгновение сжал его плечо.

– Ты не представляешь, как много значит для Шарлотты то, что вы с тетей Прунеллой согласились вытерпеть вся тяготы пути и отпраздновать ее восемнадцатилетие. Да, Кларенс, у нас с тобой давние разногласия, но я все равно должен выразить тебе свою благодарность. Ты отличный парень.

– Ну, знаешь, Джаспер, – сказал Кларенс, – у нас с тобой никогда не было бы разногласий, если ли бы ты вел себя должным образом. Но это мой долг как одного из опекунов Шарлотты – быть здесь сегодня. А для мамы это вообще большая радость. Вероятно, ты не всегда понимал, как горячо мы любим кузину.

Джаспер не выпустил его плечо и когда они влились в толпу, которая собралась вокруг грязевого пруда. Восемь борцов – все они были рабочими с ферм – были обнажены до пояса и босиком. Джаспер готов был поручиться, что леди Форестер готовится использовать этот факт как доказательство развращенности хозяев в разговоре со своим дядей, который тоже пришел взглянуть на состязание.

Были оглашены правила. В поединке победителем будет признан тот, кому удастся три раза опрокинуть своего противника в грязь. Удержаться на ногах в грязи оказалось не таким уж простым делом. Первая серия поединков закончилась через десять минут, однако за это время зрители успели испытать самую настоящую бурю чувств – они ревели, вопили, стонали и воодушевленно кричали каждый раз, когда один из борцов падал в грязь. К концу четвертьфинала все восемь вымазались в грязи с головы до ног – и все восемь отправились отмываться в озере перед началом полуфинала, в котором предстояло участвовать четверым победителям.

– Все это пробуждает в душе счастливые воспоминания детства, правда, Кларенс? – громко осведомился Джаспер. – Хорошие были времена, хотя чаще они были хорошими для тебя, чем для меня.

Кларенс опять бросил на него подозрительный взгляд.

Громкий голос Джаспера без труда привлек внимание людей, которые скучали в ожидании продолжения состязаний. Кто-то даже обернулся.

– Сэр Кларенс Форестер, – объяснил им Джаспер, – был младше меня, но отличался большей ловкостью. Если мы лезли на дерево, то всегда падал и рвал одежду именно я. Если мы забирались на крышу, на балюстраду – это считалось опасным делом и было, естественно, строго запрещено, – то всегда именно я оказывался недостаточно быстрым и не успевал убежать, поэтому бывал пойман.

Джаспер засмеялся.

Засмеялось и большинство тех, кто стоял ближе всего к ним.

Засмеялся и Кларенс.

– Но ведь именно ты, Джаспер, подавал идеи и предлагал куда-нибудь залезть, – сказал Кларенс. – Так что вполне справедливо, что и наказывали тебя.

– Именно так, – подтвердил Джаспер и снова засмеялся.

Джаспер упал с дерева, потому что свои примером хотел подбить Кларенса следовать за ним, а Кларенс, стоя на земле, дергал его за ноги – прежде чем побежать домой и нажаловаться. Джаспера отловили на балюстраде, потому что Кларенс запер дверь, ведущую вниз, а потом побежал домой и нажаловался.

Как был доносчиком, так им и остался.

Борцы приготовились к следующему состязанию. В первом бою они кое-чему научились, поэтому новый длился значительно дольше. Обмазанные коричневой грязью борцы тянули и толкали друг друга и изо всех сил старались сохранить равновесие. Зрители кричали и истово болели за них. Но в конечном итоге только двое вышли победителями.

Наступила новая пауза, пока четверо борцов смывали в себя грязь.

– У некоторых из этих людей, – громко, чтобы слышало как можно больше народу, сказал Джаспер, – такое же чувство равновесия, как у меня, то есть небольшое. Помнишь, Кларенс, как мы боролись в лодке и все закончилось тем, что я оказался в воде, а ты твердо стоял на ногах? Тогда я очень хорошо усвоил урок. Сомневаюсь, что отважусь бороться с тобой.

Он засмеялся. Засмеялись и окружающие.

– Да, Джаспер, – согласился Кларенс, раздуваясь от гордости, – мой отец позаботился о том, чтобы я с детства научился всем видам спорта, подобающим мужчине. Ты всегда стремился добиваться своего грубой силой, а грубая сила не сравнится с отработанным мастерством.

– Увы, это правда, – проговорил Джаспер.

Он стоял в лодке спиной к берегу, намереваясь сесть. Кларенс, твердо стоявший на берегу, взял весло и ткнул его им.

– А каким еще видам спорта вы обучались, сэр Кларенс? – спросила Гортензия Дюбуа. – Наверное, вы отличный спортсмен, если смогли победить лорда Монфора. Он славится тем, что побеждает во всем, – во всяком случае, так нам вчера рассказывал мистер Гладстон, правда, Марианна?

– Ну, – произнес Кларенс, – я довольно хорошо играю в пятерки[2], мисс Дюбуа. Я даже сыграл несколько партий с самим Джентльменом Джексоном.

– С самим Джентльменом Джексоном? – воскликнул какой-то молодой человек. – Я слышал о нем. Говорят, он один из лучших.

– Не один из лучших, молодой человек, – возразил Кларенс, – а лучший.

– Кларенс скромничает, мисс Дюбуа, – сказал Джаспер, – не рассказывая вам, какой он мастер фехтования. Полагаю, Кларенс, ты так же хорош, как был когда-то?

– Ну… – начал Кларенс.

– Не будь таким скромником, – проговорил Джаспер. И улыбнулся. Теперь их слушало довольно большое количество народу, в том числе – стоявшая в отдалении Кэтрин. – Помнишь тот день, когда ты наносил мне поражение в каждом поединке? А ведь тогда ты только начал заниматься. Скажу одно: хорошо, что рапиры были с наконечниками, иначе из меня фонтаном била бы кровь. Прошу прощения, дамы, за столь неприятный образ.

– Ой, расскажите, лорд Монфор! – взмолилась мисс Флетчер. – Мне нравится смотреть, как фехтуют джентльмены. Нет более мужественного зрелища.

– Я просто не мог пробить защиту Кларенса, – признался Джаспер. – А мою он пробивал запросто. Все это было довольно печально для меня – а вот Кларенс показал себя во всем блеске. Скажу даже, что он был любимым учеником своего учителя по фехтованию.

– Ну, – опять произнес Кларенс, – он действительно говорил, что я лучший из всех его учеников, но к тому времени он занимался тренерской работой около пяти лет. Возможно, позже он нашел кого-то получше.

– Весьма в этом сомневаюсь, – вздохнул Джаспер.

– Проклятие, – воскликнул Мертон, переглянувшись с Джаспером, – если бы мы знали, Монти, что приедет сэр Кларенс, мы могли бы устроить состязания по фехтованию! Может, еще не поздно?

– У меня в доме нет рапир, – сказал Джаспер. – А ты, Кларенс, случайно, не захватил их?

– Нет, – ответил тот странным голосом и добавил: – К сожалению.

– Зато к моему счастью, – заявил Джаспер со смехом. – Помню, ты отлично орудовал веслом.

– Веслами фехтовать нельзя, Джаспер, – заметил Кларенс, с улыбкой оглядываясь по сторонам и гордясь тем, что его слова вызвали смех.

– Это было бы более творческое состязание, чем простое фехтование, – проговорил Джаспер. – Но только не поединок с веслами стоя в лодках – это стало бы слишком жестоким испытанием для моего ужасного чувства равновесия. Хотя необходимость сохранять равновесие только прибавила бы остроты поединку, правда? Что у нас есть такого, что было бы понадежнее лодки, но не таким надежным, как твердая земля?

Тут подал голос старший грум – единственный человек, которого Джаспер посвятил в свой замысел.

– Вот эти доски, милорд, – сказал он. – Те, которые мы перебросили через грязевой пруд, чтобы доливать воду из пруда.

– Баркер, – ошеломленно произнес Джаспер, – ты предлагаешь, чтобы мы с сэром Кларенсом встали на доски – над грязью – и фехтовали веслами? В белых рубашках?

– Это сумасшедшая… – начал Кларенс, пораженный не меньше.

– Со звездой фехтования? – продолжал Джаспер.

– Ставлю на то, – объявил Мертон, бросая на Джаспера многозначительный взгляд, – что ты не сможешь выиграть поединок и с позором рухнешь в грязь.

– Подождите минутку, – сказал Джаспер, поднимая руку. – Это глупость. Я уже жалею, что рассказал о способностях Кларенса. Хотя мне и трудно отказаться от участия в пари, но конкретно это…

– Я тоже ставлю против тебя, Джаспер, – заявил дядя Стенли, глядя на него прищурившись.

Неожиданно вся толпа стала наперебой требовать фехтовального поединка между лордом Монфором и сэром Кларенсом Форестером. О двух финалистах, которые уже вышли из озера и готовились сойтись в финальной схватке, все позабыли.

Джаспер снова поднял руку.

– Прошу вас, подождите минуту, – повторил он. – Из гордости я вынужден принять вызов и пережить позорное купание в грязи. А может, у Кларенса больше здравого смысла? Даже не сомневаюсь в этом. А может, он не допустит, чтобы гордость затмила его способность принимать правильные решения? А может, он спокойно отнесется к тому, что половина гостей будет считать, будто он утратил свое былое мастерство? Что скажешь, Кларенс? Скажи «нет», старина.

– Если мой племянник покажет себя таким нюней и трусом, – раздался из толпы очень раздраженный голос, – я, клянусь, отрекусь от него.

Сет Рейберн!

– Дядя Сет! – воскликнула леди Форестер. – Разве вы не видите, что здесь творится? Разве вы не видите, что Джаспер намеренно…

– Молчи, женщина, – оборвал ее Рейберн. – Кларенс? Каков твой ответ?

Кларенс попытался изобразить беспечность, но Джаспер видел, как дрожат сложенные у него за спиной руки.

– Если Джаспер настаивает на том, чтобы искупаться в грязи и унизиться на глазах у всех гостей и соседей, – ответил Кларенс, – я никак не могу ему помешать, не так ли?

– Кларенс! – взвыла его мамаша.

Он бросил на нее умоляющий взгляд, но леди Форестер была не в силах спасти своего сына.

Она присутствовала на том нелепом фехтовальном поединке. Кларенсу было десять, а Джасперу тринадцать. Джаспер, который за всю жизнь ни разу не бывал на уроке по фехтованию и даже никогда не видел поединков, делал выпады и нападал на Кларенса несколько раз. Он проткнул бы его насквозь, если бы острие рапиры не было закрыто наконечником. Однако каждый его выпад объявлялся не соответствующим правилам. Как оказалось, в фехтовании существовало больше правил, чем звезд на небе. Кларенс же скакал вокруг него, как страдающая плоскостопием балерина. Каждый раз, когда его рапира просвистывала в нескольких дюймах от надменного Джаспера, его мамаша объявляла это попаданием, причем совершенным с большим мастерством и, естественно, в соответствии с правилами.

Внимание всех присутствующих сосредоточилось на финальном поединке борцов, который длился целых десять минут, пока Ленни Меннинг не перебросил Уилли Тафтса через плечо и головой вниз не окунул его в грязь. Бой был выигран со счетом три – два.

Толпа взревела. Кэтрин приступила к торжественному вручению главного приза – десяти гиней. Смеясь, она придерживала юбку, стараясь подальше держаться от победителя. Ленни перебросил монеты своей возлюбленной и нырнул в озеро, чтобы отмыться. Джаспер не сомневался, что он будет героем всей деревни на ближайшие недели.

Перетягивание каната должно было стать грандиозным финалом праздника. Однако никто не забыл о фехтовальном поединке, и после того, как Ленни ушел мыться, Баркер принялся укладывать доски над грязевым прудом. Несколько мужчин помогали ему устанавливать доски на достаточном расстоянии друг от друга и закрепляли их концы в сухой земле.

Вокруг царила атмосфера радостного возбуждения.

Джаспер снял сюртук и сапоги. Кэтрин подошла к нему и устремила на него твердый взгляд.

– Подержи сюртук, любовь моя, – попросил Джаспер. – Будет жалко, если он погибнет. Мне, естественно, не понадобилось бы снимать его и сапоги, если бы я был уверен, что не свалюсь в грязь. Кларенс может быть спокоен, ему, увы, нечего опасаться, хотя и ему не помешала бы осторожность. Ведь его сапоги уже никогда нельзя будет восстановить, если он решит фехтовать в них.

– Если он их снимет, – сказал Мертон, – то тем самым даст нам всем понять, что не очень уверен в себе, и тогда я, возможно, поставлю на тебя. Но, думаю, моим деньгам ничего не грозит.

– Я абсолютно и полностью уверен в себе, – заявил Кларенс и направился к грязевому пруду.

Этот идиот не переоделся, он так и остался в своем шикарном наряде с Бонд-стрит. Баркер уже нес два весла.

– Итак, тот, кто сбросит противника в грязь, становится победителем, верно? – уточнил Джаспер. Он стоял на краю пруда и хмуро смотрел на него. – Я постараюсь продержаться секунд десять, но ничего не обещаю. Если Кларенс был хорошим фехтовальщиком еще в детстве, то представьте, каких высот его мастерство достигло сейчас. Может, все же займемся перетягиванием каната?

Толпа бурно запротестовала. Джаспер взял у Баркера весло, ступил на доску и прошел до ее середины. Кларенс последовал его примеру. Он несколько раз оступился и едва не упал. Какое это было бы разочарование для всех!

Толпа застыла в ожидании.

– Приготовиться, – скомандовал Баркер.

Прозвучал выстрел.

Кларенс сделал резкий выпад и снес бы Джасперу голову, если бы тот не успел увернуться.

Какое-то время поединок ограничивался чередой выпадов и защитных блоков, напоминая игру в кошки-мышки. Точными ударами Джаспер противостоял натиску Кларенса, гоняя того по доске. Он видел, что тот от страха выпучил глаза, но не считал нужным заканчивать поединок.

Толпа должна в полной мере насладиться зрелищем.

А Кларенса нужно хорошенько помучить, прежде чем полностью разделаться с ним.

Однако этот дурак решил, что Джаспер просто не может одолеть его. Он неожиданно усмехнулся и стал, пританцовывая, двигаться по доске, пытаясь произвести впечатление на публику. Весло он держал в одной руке, как рапиру, приготовившись нанести Джасперу удар в живот.

Джаспер опустил свое весло, как бы капитулируя, локтем отвел весло Кларенса, а потом своим веслом подсек противника.

Кларенс по инерции сделал несколько шагов, отнюдь не изящных, замахал обеими руками, словно мельница, завопил, потом по-девчачьи взвизгнул и повалился вниз между досками. Он распластался в самом центре грязевого пруда.

Из толпы раздался один горестный вопль – вероятно, это была леди Форестер. В следующее мгновение этот вопль заглушил ликующий рев.

Джаспер обнаружил, что он весь заляпан грязью.

Взглядом он нашел Кэтрин и элегантно поклонился ей.

– За тебя, любовь моя, – объявил Джаспер и тут же усомнился, что кто-то, в том числе и Кэтрин, расслышал его в этом шуме.

Однако Кэтрин прочитала все по его губам.

И ослепительно улыбнулась.

«Спасибо, – прочел по ее губам Джаспер. – Любовь моя», – добавила она.

Джаспер перевел взгляд на похожее на слизняка существо, барахтавшееся в грязи, – вероятно, Кларенс пытался нащупать твердую почву под ногами. Наклонившись, Джаспер протянул ему руку.

– Давай, старина, – сказал он. – Я помогу тебе выбраться, и мы вместе нырнем в озеро. Ты отличный спортсмен.

Кларенс обтер заляпанной грязью рукой такое же заляпанное грязью лицо. Шум вокруг них наконец стих.

– Джаспер, ты сделал это специально, – ноющим голосом проговорил Кларенс. – Я тебе этого никогда не прощу. И мама никогда не простит тебя. И дядя Сет никогда…

– Прунелла, – громоподобным голосом взревел Сет Рейберн, – я здесь не хозяин и не могу отдавать приказы. Но я тебе настоятельно советую принести извинения за своего сыночка, дождаться, когда он отмоется, и увезти его обратно в Кент. Мое самое горячее желание – больше никогда не видеть никого из вас.

Его слова были встречены бурными аплодисментами.

– Давай, Кларри, – тихо, чтобы не слышали окружающие, произнес Джаспер. – Веди себя с достоинством. Радуйся, что я не сломал тебе нос. Пойдем помоемся, скоро начнется перетягивание каната.

– Я не умею плавать! – заныл Кларенс, вызвав смех у тех, кто стоял на берегу пруда.

Кисточки на его ботфортах напоминали двух дохлых крыс, подвешенных за хвосты.

Глава 26

– Довольна? – спросил Джаспер у Шарлотты.

Они стояли во главе длинного ряда танцоров, ожидавших открытия бала.

За ужином в ее честь произносили тосты и бессчетное количество раз желали счастья. Сейчас настал кульминационный момент праздника, и Шарлотте предстояло в паре с братом открывать бал.

– Да, – ответила она. – Очень довольна, Джаспер. Я даже не думала, что можно быть такой счастливой. Я так рада, что вам с Кейт удалось уговорить тетю Прунеллу остаться до завтра. Зря дедушка Сет все это сказал, когда ты столкнул Кларенса в грязь. Конечно, кузен это заслужил, но мне бы не хотелось, чтобы мой день рождения омрачался ссорами. Как ты думаешь, у Кларенса действительно болит голова?

– Я бы не удивился, – заметил Джаспер.

– Ой, – воскликнула Шарлотта, – сколько цветов! Бальный зал напоминает сад. И пахнет здесь, как в саду. Смотри, зеркала отражают цветы и во много раз увеличивают их количество.

Джаспер улыбнулся ей.

Одетая во все белое, она выглядела хрупкой и очень юной. Однако несмотря на это, все танцы у нее уже были расписаны.

– Я рада, что ты поддержал меня в отношении лорда Мертона, – сказала она, глядя на оркестр, который только и ждал знака от хозяина, чтобы заиграть. Но пары все еще продолжали собираться.

Сегодня днем Кэтрин поговорила с ним, а он поговорил с Шарлоттой. Неделю назад подобные интриги вызвали бы у него отвращение!

Мертон очень нравился Шарлотте, она сама призналась в этом. Джаспер даже подозревал, что она немного влюблена в него. Однако ей совсем не хотелось, чтобы и он влюбился в нее. Она хотела чувствовать себя свободной, чтобы на следующий год беспрепятственно предаваться тем радостям, которые сулит ей первый выход в свет.

– Готова? – спросил Джаспер. Шарлотта нетерпеливо кивнула.

Джаспер подал знак дирижеру, и бал начался. Первый бал в Седерхерсте за его жизнь.

Кэтрин танцевала с дядей. Джаспер поймал ее взгляд и улыбнулся жене. Потом изогнул одну бровь и подмигнул.

«Продолжение следует», – пообещал он сегодня днем. Уже скоро.

Бал в Седерхерсте напомнил Кэтрин ассамблеи в Трокбридже, на которых она бывала в юности. Тогда тоже съезжалась вся округа, причем не только дворяне. Подобные мероприятия, по ее мнению, были гораздо интереснее великосветских балов в Лондоне.

Даже мистер Рейберн пришел.

И леди Форестер тоже, хотя она подчеркнуто игнорировала Джаспера и Кэтрин.

Следующим танцем был тоже контрданс. Стивен уже пригласил Шарлотту. Дядя Стенли – Мег. Кэтрин смотрела на Джаспера, который шел через зал, то и дело обмениваясь репликами с гостями. Выражение его лица свидетельствовало о том, что у него великолепное настроение.

«Я люблю тебя», – сказал он сегодня днем, будто и не замечая, как замерли все, кто находился на восточной лужайке.

«Я люблю тебя».

Он произносил эти слова и раньше. Но никогда не говорил их в такой обстановке. Тогда она ни на мгновение не усомнилась в его искренности. И не сомневается в этом сейчас, хотя с той минуты они ни разу не оставались наедине.

«Я люблю тебя».

Джаспер остановился перед ней и улыбнулся.

– Надеюсь, ты не будешь заставлять меня опять танцевать? – спросил он. – Дай передохнуть. Не помню уже, когда в последний раз танцевал на балу больше одного раза.

Кэтрин засмеялась.

– Я повальсирую с тобой позже, – продолжал Джаспер. – Я просто настаиваю на этом. Привилегия мужа. Получится целых два танца за вечер. Мировой рекорд.

– Ладно, иди, – сказала Кэтрин. – Иди и разыгрывай из себя хозяина за карточным столом.

– Я стремился отнюдь не к этому, – возразил Джаспер. – Я хочу прогуляться. Но только если ты пойдешь со мной.

Нельзя. Они хозяева бала, а бал начался только полчаса назад. Но все идет гладко. Их постоянное присутствие не требуется. А у него такой взгляд…

– Ладно, – согласилась Кэтрин. – Если это сделает тебя счастливым…

– Это и тебя сделает счастливой, – заявил он многозначительно и на мгновение прикрыл глаза. – Обещаю.

Они вышли на балкон.

– А месть была не слишком удачной, правда? – сказал Джаспер, кладя руку Кэтрин себе на локоть. – Совершенно не адекватной.

– Она была блестящей. Просто великолепной, – заверила она. – Изумительной. Без всякой жестокости. Его выставили дураком, но он сам этому способствовал. Он мог бы сражаться и проиграть с достоинством. Но ты знал, что он этого не сделает, и все отлично разыграл.

– Естественно, – согласился Джаспер, направляясь к лестнице, которая вела на лужайку. – Все это ударило бы по мне, если бы он сбил меня. А это вполне могло случиться.

– Ни за что, проживи ты хоть миллион лет, – уверенно возразила Кэтрин.

– А может, миллиард? – Джаспер посмотрел на нее, изогнув правую бровь. – Кэтрин, ты так слабо веришь в меня?

– Кроме того, – продолжала она, – если бы он сбил тебя, ты бы превратил все в шутку. И поздравил бы его.

– И чувствовал бы себя полнейшим идиотом, – добавил Джаспер.

– Да, и это тоже. – Кэтрин засмеялась. – Ты слышал, как я сказала «спасибо»? Я ведь поблагодарила. От души. Спасибо, что так ловко отомстил за меня.

Позади них играла музыка – в их бальном зале, где продолжался летний бал и где веселились гости. Этот бал будет первым из многих, но Кэтрин знала, что именно этот станет для нее особенным.

– Довольна? – спросил Джаспер, когда они завернули за угол и вышли на верхнюю террасу.

– Довольна, – ответила Кэтрин.

В саду прогуливались люди. И Джаспер повел Кэтрин через террасу к восточной лужайке, где днем проходили соревнования по бегу. Сейчас там никого не было.

Они шли в полной тишине.

Рука об руку.

Когда они оказались в зарослях, Джаспер сошел с тропы и развернул Кэтрин так, чтобы она уперлась спиной в могучий ствол. Склонившись к ней, он оперся рукой о дерево возле ее головы. В свете луны, проникавшей сквозь листву, Кэтрин отчетливо видела его лицо.

– Дежа-вю, – тихо произнес он. И она вспомнила Воксхолл.

– Я люблю тебя, – прошептала она.

– Продолжение следует, – сказал Джаспер. – И продолжим мы прямо сейчас, любовь моя, – без зрителей.

Им нужно реабилитировать тот вечер в Воксхолле – создать новые воспоминания, которые уничтожат прежние.

Джаспер поцеловал Кэтрин. Водя языком по ее влажным пухлым губам, он наслаждался их вкусом.

– Мы сделаем все так же, как должны были сделать в ту ночь? – спросил он.

– В ту ночь мы вообще ничего не должны были делать, – заявила Кэтрин.

– Совершенно верно. – Джаспер улыбнулся ей – он отлично видел ее лицо. – Тогда мы сделаем все так, как должны сделать сегодня ночью, верно?

– Верно, – согласилась Кэтрин.

А ведь он никогда не овладевал женщиной стоя, вдруг сообразил Джаспер, задирая Кэтрин юбку и расстегивая ее панталоны. Что довольно странно, если вспомнить все случаи…

Однако Джаспер не хотел вспоминать те случаи, которые были без Кэтрин.

Это оказалось непросто. Он вплотную приблизился к ней, приподнял ее, перехватил под коленки и вошел в нее.

Непросто, но очень возбуждающе, черт побери!

Кэтрин мышцами сжала его плоть.

Черт побери!

Кэтрин обхватила его за плечи и откинулась назад. Ее глаза были закрыты.

Джаспер врывался в нее быстро и стремительно, позабыв о нежности. Наконец, через довольно короткое время, оба пронзительно вскрикнули и в изнеможении припали друг к другу.

Джаспер нашел губы Кэтрин и поцеловал ее.

– Кэтрин, – слегка задыхаясь, произнес он.

Она заглянула ему в глаза и улыбнулась, потом подняла руку и откинула непокорную прядь с его лба.

– Я люблю тебя, – сказал он.

– Да, – вздохнула она, – любишь.

Оба тихо засмеялись.

– Любишь, – повторила Кэтрин, сильнее прижимаясь к нему. – Ах, Джаспер, я знаю, что любишь! И я люблю тебя. Наверное, я всегда тебя любила, хотя, если бы ты не любил меня, я не призналась бы в этом даже через миллиард лет.

– Всегда? – переспросил Джаспер, поднимая голову и глядя на нее.

– Я влюбилась в тебя в Воксхолле, – сказала Кэтрин, – потому что ты был опасен. А в этом году я влюбилась в тебя, потому что ты заставлял меня смеяться и был нелепым. А потом, потому что… Ну, просто потому что. Не знаю почему.

– Потому что мне нужно было выиграть пари, – заявил Джаспер, – и я сделал это с неподражаемым мастерством.

Кэтрин засмеялась и подставила ему губы для поцелуя.

– Если помнишь, у пари была и другая часть, – сказала она. – Ты сам настоял. Я так же искусна, как и ты.

– Я был бы первостатейным идиотом, если бы оспаривал это, – ухмыльнулся он. – Какой у меня штраф за проигрыш? Целая жизнь любви?

– Да, – ответила Кэтрин.

– Но, – заметил Джаспер, – такой же штраф ожидает и тебя.

– Ну и отлично, – заверила его Кэтрин. И они снова слились в долгом поцелуе.

– Джаспер, – сказала Кэтрин, отстраняясь, – пора возвращаться. О чем мы только думали, оставив всех?

– Наверное, – усмехнулся Джаспер, – если говорить прямо и не бояться вогнать тебя в краску, мы думали о сексе.

– О Боже! – произнесла Кэтрин. – Вероятно, ты прав.

Они уже были на восточной лужайке, когда Кэтрин нарушила молчание.

– Надеюсь, – проговорила она, – скоро у нас будет ребенок. Тогда мое счастье окажется полным.

– Я приложу все силы к тому, чтобы это случилось поскорее, – заверил ее Джаспер.

– Возможно, я забеременею к Рождеству, – проговорила Кэтрин. – Или к Пасхе.

– Господи, Кэтрин, – воскликнул Джаспер, – почему ты считаешь меня таким медлительным? Я бы говорил о конце августа или, в крайнем случае, о конце сентября.

– Ах, – вздохнула Кэтрин, – я и не надеюсь на это, иначе я буду очень разочарована, если это не произойдет! Поэтому я говорю о Рождестве.

– А я – о конце августа, – заявил Джаспер. Они повернули за угол и пошли к балкону.

– Не искушай судьбу своей уверенностью, – сказала Кэтрин.

Джаспер придержал ее за талию и повернул лицом к себе.

– Слушай! – проговорил он, поднимая указательный палец. – Слышишь? Чувствуешь?

Кэтрин замерла на мгновение.

– Что слышу? – спросила она. – Что чувствую?

– Все же совершенно очевидно, – ответил Джаспер. – Сюда идет новое пари.

Лицо Кэтрин прояснилось, и она рассмеялась.


Кэтрин и Джаспер договори