КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412487 томов
Объем библиотеки - 551 Гб.
Всего авторов - 151319
Пользователей - 93985

Впечатления

кирилл789 про Зиентек: Мачехина дочка (Исторические любовные романы)

иногда выскакивающий "папа-баран" вместо "папы-барона", конечно, огорчает, но интрига держит до конца.) или у меня такой неудачный, неотредактированный вариант.
но прекрасно выписанные персонажи интригующий сюжет украшают и не дают оторваться.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малиновская: Чернокнижники выбирают блондинок (Любовная фантастика)

а ещё деревенская девка своей матери, деревенской тётке, указывает, что готовить на завтрак.) а ещё она, в СЕМНАДЦАТЬ лет (!) гуляет. иногда - до озера и обратно. а её "жених, которому ВОСЕМНАДЦАТЬ, тоже там гуляет! в разгар ЛЕТНЕГО РАБОЧЕГО дня! в СЕЛЕ!
и почему-то деревенская девка купается или в платье, или - голышом. других вариантов она не знает.
а ещё, ей показывают застёжку плаща чернокнижника, который нашли у неё в кармане, и спрашивают: "ты зачем с этим чернокнижником связалась?" а девка не понимает почему на неё злятся.)
то есть: мужик дал плащ прикрыться; застёжка с плаща; чернокнижник; злость и бешенство окружения, задающего такие вопросы; и это у неё в логическую цепочку не связываются.
раньше я думал, что это такой писательский приём. потом думал, что просто неграмотность, необразованность не даёт таким "писательницам" изложить сюжет. сейчас я понимаю, что они просто дуры.
когда я натыкаюсь: споткнулась, упала, стукнулась; если её бьют всё время; если бьют, то исключительно по голове; если сюжет ещё даже не начат, но сопли уже текут; если жрут-жрут-и жрут; бросаю читать. напрасно потерянное время.
неудачницы, неудачно оправдывающие свою никчёмность. НИЧЕГО не делающие, чтобы переломить ситуацию в свою пользу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Волкова: Академия магии. Бессильный маг (СИ) (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Ведышева: Звездное притяжение (Космическая фантастика)

писала девочка-подросток?
мне, взрослому, самодостаточному, обременённому семьёй, детьми, серьёзной работой, высшим образованием и огромным читательским опытом это читать невозможно.
дети. НЕ НАДО ПИСАТЬ "книжки". вас не будут читать и, что точно, не будут покупать. правда, сначала вас нигде не издадут. потому что даже для примитивных "специалистов" издательств, где не знают, что существуют наречия, а "из лесУ", "из домУ", "много народУ" - считают нормой, ваша детская писательская крутизна - тоже слишком.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Шилкова: Мострал: место действия Иреос (Фэнтези)

длинное-длинное и огромное предисловие заполнено перечислением 325 государств, в каждом государстве перечисляется столица, кто живёт в государстве, в каждой столице - имя короля, иногда - два короля, имена их жён, всех детей, богов по именам. зачем?
я что, это всё ДОЛЖЕН запомнить?? или - на листочек выписать?
мне что, больше заняться нечем???
автор, вы - даже не знаю как вас назвать. цивильного слова нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Мама (Любовная фантастика)

не был бы женат и обременён спиногрызами, сбегал бы к г-же Богатиковой посвататься.)
превосходно. просто превосходно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Портниха (Любовная фантастика)

читала жена. читала и хихикала. оказалось, что в тексте есть "мармулёк", а так она зовёт мою любимую тёщу.) а потом оказалось ещё, что разговоры матери и дочери как списаны с их семейных разговоров.
в общем, как я понял Ольга Богатикова станет нашей домашней писательницей. мы любим умных людей.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Сборник стихов (fb2)

- Сборник стихов (и.с. Журнал "Звезда". 2012 № 3) 49 Кб, 8с. (скачать fb2) - Виктор Альфредович Куллэ - Игорь Валерьевич Булатовский - Елена Семёновна Дунаевская - Сергей Викторович Слепухин - Александр Петрович Вергелис

Настройки текста:




Сборник стихов

Елена Дунаевская

Входной билет
Давай поможем вере и надежде,
Не то они расплачутся навзрыд…
Ну что ж, мы за колоннами, как прежде,
Но музыка по-прежнему звучит.
И в белый лес с хрустальною листвою,
Где в разноцветных зайчиках стволы,
Вступаешь ты, свободный от конвоя,
От привидений, сотканных из мглы.
Они овеществляются снаружи
И пахнут сапогами и дождем.
Но магию вершат смешные мужи
В концертных фраках, с худеньким вождем,
Гармонию ночного небосвода
Приманивая в наш промерзший хлам.
В порядок претворяется свобода,
И ангелы содействуют часам.
Мир скрежетом и грохотом заверчен
И, как волчок, несется в никуда.
Но вы — ловцы гармонии предвечной.
Удачной вам охоты, господа.
И пусть перо в горящих переливах
Поймает на концерте человек,
И будем мы добычей вашей живы
Еще на вечер, на сезон, на век.
* * *

Памяти моей кошки Плюши и моей бабушки Констанции Иосифовны Гальпериной

Умерла моя старушка,
Моя серая лягушка.
Зверь мой, я не поняла,
Кем ты все-таки была.
Ты — воительница-дева,
Серых троллей королева,
Ты, мой мрачный педагог,
Ты — для нежности предлог.
Фанатично, непреклонно
Зажигая зрак зеленый,
Поджидала в полумгле
Ты на письменном столе.
И под лампой полуночной
В мире пыльном и непрочном
Тень бросала, как скала.
Ты — красавица была.
Ты была эгоистичной,
Своенравной, деспотичной,
И до кончиков усов
Любящей, как сорок псов…
Кто ты, бабка-ригористка,
С беломором гимназистка,
Что сушить любила розы
В томиках забытой прозы?
Или просто — дух жилища,
Где в избытке свет и пища,
Хлам, фамильная посуда,
Боль и ожиданье чуда?
Где скандалы и обиды,
Страх и морок — все для вида,
Ибо нам дает свободу
Наша древняя порода
И наследие пустыни —
Вековечная гордыня.
Горбоносое мое,
Непреклонное зверье.
Притащилась умирать
На семейную кровать.
.
Зверь себе был в смерти верен,
Словно бабушка Гальперин:
Благодарность принести
И с достоинством уйти
К звездам из обжитых мест
Дело чести, а не жест.
Ибо опустевший дом
Помнит тех, кто жили в нем,
Ибо наше постоянство
Есть ответ на лед пространства,
Островок размером с пядь.
Больше не на чем стоять.
Весна на окраине
Ворона очень посвежела,
Глядит нахально и умно,
На этом насте черно-белом
Она — нарядное пятно.
Бежит собака в камуфляжке,
И триколор на ней нашит,
С орлиным профилем бродяжка
В помойном баке ворошит.
Горят обертками газоны,
Графитти на стене пестрит,
И гений брошенной промзоны
Где хочет — там животворит.
Обрубленные руки ивы
Как недошедшая наверх
Молитва сирых и брезгливых,
Которую Господь отверг.
И эта мусорная куча,
И в синем небе черный сброд
Ничем не хуже и не лучше
Того, что было и придет.
Прогулка к Марсову полю
Чайки орут, как кошки.
Просто — погожий день.
Глиссер одной ладошкой
Хлопает по воде.
Как они тугогруды,
Сизым ветром полны,
Мытые, как посуда,
Облачные челны.
Две куртины пурпурных
Светлых, лохматых роз.
Под булавой глазурной
Странный живет Христос.
Слева — дворец на страхе,
Справа — храм на крови.
Тот родился в рубахе,
Кто родился в любви.
В детстве, сером и книжном,
Полном любви и слез,
Сквером сирени пышной
Был этот плац-погост.
А без любви лишь скукой
Веет от стертых плит,
Той, что созвучна с мукой,
Как со штыком — гранит.
Только любви под силу
Град на костях спасти,
Призраков и могилы
Розами оплести…
.
Полдень. Длинные тени
На ледяной траве.
Смерть? Умиротворенье?
Легкий дым в голове.
Перстень
Выспись на желтой моей руке —
Это ночлег в степи.
Утром