КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 592332 томов
Объем библиотеки - 898 Гб.
Всего авторов - 235692
Пользователей - 108240

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Энджел: Практическое введение в машинную графику (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Ай, мэ мато, мато, мато мэ,
Ай, мэ сарэндыр, ай матыдыр,
Ай, мэ сарэндыр, ромалэ, матыдыр,
Пиём бравинта сарэндыр бутыдыр!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Переяславцев: Негатор (Фэнтези: прочее)

Сперва читал нормально, но затем эти длинные рассуждение о том на чем спалился ГГ с каждым новым попутчиком загнали меня в тоску и я понял, что ничего интересного меня в продолжении не ждёт кроме кроме детективных рассуждений на пустом месте. Детективы не читаю. В большинстве они или очень примитивны, или не логичны вообще и высосаны авторам с потолка для неожиданность выводов в конце книги. У детективов нужно читать начало и конец,

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Левадский: Побратим (Альтернативная история)

нормальная книга, сюжет, правда, достаточно уже похожий на подобные, кто побратим, не понял. м.б. Автор продолжение пишет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Крайтон: Эволюция «Андромеды» (Научная Фантастика)

Почему-то всегда, когда пишут продолжение чего-то стоящего, получается "хотели как лучше, а получилось как всегда".

У Крайтона была почти не фантастика :), отлично написанная почти "производственная" литература.

Здесь — буйная фантазия с вырастающим почти мгновенно космическим лифтом до МКС, которую заносит аж на геосинхронную орбиту, со всеми роялями в кустах etc etc.

Не пошлó. После оригинала — не пошлó...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Awer89 про Штерн: Традиция семьи Арбель (Старинная литература)

Бред пооеый

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Шабловский: Никто кроме нас (Альтернативная история)

Что бы писать о ВОВ нужно хоть знать о чем писать! Песня "Землянка" была сочинена зимой при обороне Москвы. Никаких смертных жетонов на шее наших бойцов не было, только у немцев. Пограничник - сержант НКВД имеет звания на 2 звания выше армейских, то есть лейтенант. И уж точно руководство НКВД не позволило бы ими командовать военными. Оборона переправы - это вообще шедевр глупости. От куда возьмется ожидаемая колонна раненых, если немцы

подробнее ...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
kiyanyn про Анин: Привратник (Попаданцы)

Рояль в кустах? Что вы... Симфонический оркестр в густом лесу совершенно невозможных ситуаций (даже разбирать не тянет все глупости), а в качестве партитуры следовало бы вручить учебник грамматики, чтобы автор знал, что существуют времена, падежи, роды... Запятые, наконец!

Стиль, диалоги и т.д. заслуживают отдельного "пфе". Ощущение, что писал какой-то не очень грамотный подросток, и очень спешил, чтоб "поскорее добраться до

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Предложение повесы [Аманда Браунинг] (fb2) читать онлайн

- Предложение повесы (пер. А. Георгиев) (и.с. Любовный роман (Радуга)-868) 523 Кб, 133с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Аманда Браунинг

Настройки текста:



Аманда Браунинг Предложение повесы

Глава первая

Кэтрин Темплтон пребывала в приятной полудреме, покачиваясь на волнах между сном и бодрствованием, убаюканная глухим жужжанием двигателя и мягкой музыкой, доносящейся из динамиков автомобиля. Она прикрыла глаза. А потом наступила нежданная тишина, когда музыка умолкла. Кэтрин открыла глаза и повернула голову к водителю, тряхнув волосами, наводящими на мысль о полотнах Тициана.

— Что-нибудь случилось?

Она внимательно смотрела вперед, словно ожидая увидеть следы дорожной катастрофы, но дорога, пролегшая посреди типичного пейзажа Озерного края, укутанная тяжелым позднезимним снегом, была пуста.

— Почти приехали, — объявил Дрю Темплтон, ее кузен и виновник того, что она сейчас направлялась в Кембрийские горы[1], словно эти его слова давали ответ на все вопросы.

Кэтрин выпрямилась и с любопытством взглянула на Дрю.

— С чего это ты вдруг сделался таким серьезным?

Пальцы Дрю выбивали нервную дробь на рулевом колесе.

— Нет, ничего, — попытался отмахнуться он, но добавил: — Просто я посчитал, что должен предупредить тебя насчет Джоэла, вот и все.

Красиво изогнутые брови вопросительно вскинулись. Дрю, по-видимому, чего-то недоговаривал относительно своего шефа. Кэтрин знала только то, что у Дрю возникли проблемы с компьютером, и, поскольку она любила двоюродного брата, то согласилась ему помочь. Ее собственная небольшая, но процветающая фирма занималась обслуживанием программного обеспечения.

— А что с ним не так? — Дрю выбрал подходящее время для предупреждений — поездка-то уже подошла к концу, Может, он опасается, что она сбежит? — Ладно, выкладывай самое худшее. Он монстр?

— Не совсем. Я бы определил Джоэла Кендрика как волка в волчьей шкуре, — серьезно сказал Дрю.

Кэтрин навострила уши. До сих пор ей не приходилось встречать живого волка. Интересно, какой он? Конечно, красивый и сексуальный; иначе как бы ему удавалось притягивать женщин? Как бы ему удавалось их соблазнять? Каково было бы, подумала Кэтрин с легким трепетом, пофлиртовать с ним? При этой мысли она ощутила холодок в спине. Легкий флирт с красивым, придерживающимся сходного образа мыслей мужчиной. Уик-энд, до сих пор обещавший только интересную работу, вдруг обернулся к ней совсем иной гранью.

— Очень интересно. Рассказывай дальше, — потребовала она, почти не скрывая любопытства.

Ее кузен прокашлялся. Реакция Кэтрин нисколько его не удивила. Она веселая, жизнерадостная девушка и жизнь по большей части воспринимает как приключение. Вряд ли она увидит в Джоэле Кендрике опасность, которой следует избегать; она уже усмотрела в нем заманчивого партнера для романтического времяпрепровождения. К несчастью, босс Дрю не относится к типу мужчин, с которыми до того встречалась Кэтрин.

— Послушай, Кэти, я говорю серьезно. Джоэл — мой шеф, он мне симпатичен, но мне не нравится его отношение к противоположному полу. Когда он видит красивую женщину, в нем просыпается хищник. В таких случаях он идет напролом с единственной целью. Нет, он хорошо обращается с женщинами, но они интересуют его исключительно с амурной точки зрения. О браке он и не думает. Между прочим, ты здесь именно из-за этого.

— Ты хочешь сказать, что сбоями в компьютере он обязан одной из своих женщин?

— Она была недовольна тем, что он решил прекратить связь, и мы считаем, что именно она пробралась в дом в его отсутствие и стерла в компьютере все, что смогла. Вот система и полетела… Ну, это не моя сфера. Бог ее знает, что она там наделала, но, если верить Джоэлу, порезвилась от души.

— Понятно.

Про себя Кэтрин одобрила изобретательность той женщины. Это получше, чем изрезать на клочки костюм изменника. У дамы есть вкус.

Дрю со вздохом включил указатель поворота и свернул с шоссе.

— Джоэл позвонил мне и спросил, нет ли у меня кого-нибудь, кто смог бы помочь. Ему не хотелось, чтобы посторонний человек копался в его делах. Я знаю, что тебе можно доверять. Но только сейчас вдруг понял, что везти тебя сюда — все равно что бросить в пасть волку.

— Ты считаешь, он захочет включить меня в список покоренных? — поддразнила Кэтрин.

— Ты красивая, — только и сказал Дрю, и Кэтрин быстро сжала его руку.

— Спасибо за комплимент, — ласково отозвалась она, и Дрю улыбнулся, не в силах противостоять ее неприкрытой нежности.

Откинувшись на спинку сиденья, Кэтрин любовалась великолепным пейзажем. Дорога шла вдоль берега озера, и от красоты захватывало дух. Кэтрин любила зиму. Каждая черточка в природе кажется яснее и чище.

Но очень скоро ее мысли вернулись к Джоэлу Кендрику.

Совсем неплохо, что он не стремится к женитьбе. Судя по всему, он не относится к ее идеалу. Ей нужен мужчина, с которым она захотела бы провести всю оставшуюся жизнь. Когда-нибудь она встретит такого человека, полюбит его с первого взгляда, потому что только так приходит любовь. А в ожидании ее не возбраняется немного и поразвлечься.

— Значит, Джоэл Кендрик привык получать любую женщину, какую захочет? — задумчиво осведомилась Кэтрин.

— Он красив и богат. Это кое-что значит. Женщины сходят по нему с ума, — сухо пояснил Дрю.

— Ну да, и неотразимо привлекателен.

Она знала силу этого свойства. И уже подпадала под ее власть в поисках любви. В ее двадцать шесть лет у нее за плечами два романа.

— Чем он занимается? Я полагаю, он не охотится за женщинами целыми днями?

— Он предприниматель. У него машиностроительные фирмы по всему миру. Иногда он бывает совершенно безжалостным, но в Сити[2] его уважают. Когда его отец отошел от дел, он принял головную фирму, и она становится все мощнее. С ним нельзя не считаться, но, к сожалению, это означает, что он привык добиваться своего.

Итак, это человек с сильной волей. Что ж, она привыкла иметь дело с волевыми мужчинами. Таковы ее отец и братья. Они частенько командовали младшим ребенком в семье и единственной девочкой, потому что любили ее и стремились защитить. Но она никогда не позволяла держать себя в узде. Как-никак она — дочь своего отца, и у нее не менее сильная воля.

— Ты всерьез думаешь, что я могу им заинтересоваться?

— Надеюсь, что нет, — резко ответил Дрю. Невозможно предсказать, как поведет себя Кэтрин. Дрю поморщился. — Хотя практика показывает, что женщины становятся беспомощными, когда он до них добирается.

Кэтрин невесело рассмеялась. Прочитать мысли Дрю не стоит труда.

— Спасибо за вотум доверия. Так уж получилось, что у меня от природы бойцовские качества. Тебе не приходило в голову, что он не понравится мне? Теория вероятности говорит, что должны существовать женщины с иммунитетом против его чар.

— Нет. Ты хотя бы из озорства сделаешь какую-нибудь глупость, даже если он тебе не понравится. Не связывайся ты с ним, — решительно сказал Дрю. — Пожалей себя, Кэти. Он не такой человек, чтобы с ним можно было играть в игрушки.

— Ладно, я подумаю. Но как мне себя вести, я буду решать сама. В конце концов, я пока с этим человеком даже незнакома!

Дрю остановил машину возле большого каменного дома с фронтоном и боковым флигелем.

— Это и есть волчье логово? — дерзко спросила Кэтрин, выбираясь из машины.

Дом ей сразу понравился.

— Идем, познакомишься с ним. По-моему, от тебя попахивает чесноком.

— А, против вампиров это только помогает. Мне бы еще серебряную пулю, и я во всеоружии. Не забыть бы включить в список покупок.

— Можешь смеяться, — проворчал Дрю — в ее легкомысленности он усмотрел дурной знак. — Надеюсь, в конце концов такое настроение тебя не оставит.

Кэтрин взяла его под руку и чуть сжала.

— Не волнуйся, Дрю. Я сама о себе позабочусь.

Он с сомнением посмотрел на сестру.

— Мм… Знакомые слова. Ну ладно, я сказал то, что должен был сказать. А дальше — твое дело. У тебя есть голова на плечах. Я слишком тебя опекаю?

Кэтрин улыбнулась ему.

— Тебе можно.

— Это потому, что я завтра лечу в Германию и не смогу тебя поддержать.

Когда же родные перестанут надо мной трястись? — с досадой подумала Кэтрин.

— Перестань переживать. Со мной все будет в порядке. Ну, а если дело дойдет до худшего, я дам тебе знать.

Дрю не успел сказать, что от такого заявления ему не легче. Входная дверь открылась, и на пороге появилась приветливо улыбающаяся женщина лет шестидесяти с небольшим.

— Добрый день, мистер Темплтон. Все у вас хорошо?

Она кивнула Кэтрин и посторонилась, пропуская гостей в дом.

— Я решил, что не нужно заставлять его ждать, Агнес. — В доме их окутало ласковое тепло. — Агнес — домоправительница Джоэла. Она молодчина. Это моя двоюродная сестра Кэтрин. Она примчалась на помощь.

Женщина внимательно посмотрела на Кэтрин и глубоко вздохнула.

— Ох, дорогая…

— Что-нибудь не так? — Кэтрин нахмурилась.

— Ни в коем случае, — возразила Агнес, закрывая дверь. — Мы вам очень рады. Не сомневайтесь. Просто вы, такая красивая…

— А-а. — Сразу поняв, о чем подумала экономка, Кэтрин не могла не рассмеяться. — Ничего страшного, Агнес. По дороге Дрю все рассказал мне о нашем зубастом друге.

— Зубастом друге? — с недоумением переспросила Агнес.

Кэтрин наклонилась к ней (Агнес была на полголовы ниже ее) и доверительно прошептала:

— О волке. Но не волнуйтесь, мне недавно делали прививку от столбняка.

— Агнес, пожалуйста, проводите нас к нему, — вмешался Дрю, снял пальто и отдал его экономке. Кэтрин последовала его примеру. — У моей кузины своеобразное чувство юмора. Даже не пытайтесь ее понять.

Но Агнес ничуть не смутилась, глаза ее задорно вспыхнули.

— Шестое чувство подсказывает мне, что кое в ком он встретит достойного противника. Его ждет сюрприз. Прежде всего он ожидал мужчину. Он в библиотеке. Скрипит зубами и ругается так, что вянут цветы. Через пару минут я принесу вам кофе. Или, может быть, вы хотите чего-нибудь другого?

Кэтрин сказала, что будет очень рада кофе, и Дрю повел ее по коридору в левое крыло дома. Когда он открывал дверь, Кэтрин почувствовала, как ее сердце забилось сильнее от предвкушения. Она поправила синий синелевый свитер, хорошо сочетавшийся с ее легинсами. Войдя вслед за кузеном в комнату, она услышала, как хриплый голос прорычал приветствие:

— Чертовски долго вы добирались!

Кэтрин поморщилась. Судя по всему, у волка не все в порядке с нервами.

Она почти пожалела его. Почти. Она сделала шаг вперед и впервые увидела человека, о котором столько слышала.

Безусловно, Джоэл Кендрик производил впечатление. Он стоял у разожженного камина со стаканом в руке. В стакане была жидкость, цветом напоминавшая виски. Высокий, широкоплечий, с узкими бедрами, явно в прекрасной спортивной форме. Джинсы плотно облегают длинные мускулистые ноги, а черный свитер подчеркивает крепкое телосложение. Ему около тридцати пяти. Волосы у него такие темные, что отливают синевой, когда на них падает свет. Даже в профиль было заметно, что у него правильные черты лица, но была в них и какая-то грубость, из-за которой лицо его нельзя было назвать чересчур красивым.

Но отрицать очевидное было нельзя: этот мужчина чрезвычайно привлекателен. Пожалуй, самый привлекательный из всех мужчин, которых Кэтрин встречала. Даже на расстоянии она ощутила его ауру и вдруг почувствовала покалывание во всем теле. Магнетическая волна пересекла комнату и коснулась Кэтрин.

— Если учесть, что у нас нет аппарата, способного перенести нас сюда за секунду, можно считать, что мы добрались довольно быстро, — сказала Кэтрин, прежде чем Дрю успел вставить слово.

Неожиданно для себя она обнаружила, что пристально смотрит в пронзительные голубые глаза. Такие глаза при определенных условиях способны вызвать бурю в чувствах женщины. Именно такой эффект они и произвели, когда взгляды Джоэла и Кэтрин скрестились. Нечто стихийное вмиг соединило их. Воздух между ними как будто раскалился и зазвенел, словно излучая электрический заряд. Чистейшая химия. Взгляда достаточно для того, чтобы началась цепная реакция. Тяготение было моментальным — и взаимным.

Его глаза, исследующие ее фигуру, были подобны языку пламени, и она вдруг засомневалась, разумно ли было надевать легинсы, заправленные в высокие, до колена, сапоги. Такая одежда слишком многое открывала его взгляду.

— А вы… — с любопытством начал Джоэл Кендрик.

В его хрипловатом голосе звучала смертоносная чувственность. Отставив стакан, он сунул руки в карманы джинсов. В результате материя на его бедрах натянулась, и волнение Кэтрин возросло.

Это не человек, а динамитная шашка, уныло признала про себя она. Всякое сопротивление бесполезно. Никто и никогда еще не производил на нее подобного впечатления. Как она может сохранить хладнокровие? И хочет ли она оставаться равнодушной? Сидящий в ней чертенок, ранее пребывавший под скорлупой невозмутимости, решил выскочить на поверхность, и она, как Дрю и опасался, была не в силах с ним справиться.

— Я — женщина, которую вы ждали, — произнесла она, намеренно вложив в эту короткую реплику вызов пополам с насмешкой.

В голубых дьявольских глазах вспыхнуло удовольствие.

— Ах, вот как? — негромко протянул он.

Все его внимание было поглощено ею до такой степени, что она покрылась гусиной кожей. Дрю сделал отчаянную попытку вмешаться:

— Кэтрин, прекрати!

— Заткнись, Дрю, — тихо скомандовал Джоэл и сделал шаг к Кэтрин. — Это становится интересным. — Остановившись в каком-нибудь футе перед ней, он лениво улыбнулся. — Итак, получается, что я вас ждал?

Она наклонила голову и учтиво улыбнулась.

— И с нетерпением, судя по вашему тону.

Он пожал плечами, не отводя взгляда.

— В последнее время я что-то был не в духе, а сейчас мое настроение взлетает к небесам гигантскими скачками.

Кэтрин громко расхохоталась, и в глубине его глаз ярко вспыхнуло нечто.

— Я умею производить такое действие на людей. — Кэтрин понимала, что ведет себя непозволительно, но остановиться не могла. — И тогда они начинают меня обнимать и зацеловывают до смерти.

Джоэл усмехнулся, и было что-то волчье в его ухмылке.

— Я понимаю, отчего так происходит. Я и сам не прочь сделать то же самое.

Святой боже, да его обаяние способно заставить женщину позабыть обо всех принципах, которых она обязана придерживаться, подумала Кэтрин, но все же предостерегающе подняла руку.

— Вы бы лучше вначале убедились, на что я способна.

Джоэл засмеялся, и Кэтрин ощутила холодок в спине.

— Я уже потрясен.

— Ладно, хватит уже! — рявкнул в этот момент Дрю, и Кэтрин удивленно подняла на него глаза. Она уже забыла о его присутствии. — Если вы прекратите свои игры, я вас представлю друг другу.

На ее щеках выступил легкий румянец, но он не имел никакого отношения к решительному вмешательству Дрю.

Дрю тем временем приступил к официальному представлению:

— Джоэл, это моя двоюродная сестра Кэтрин Темплтон. Она приехала, чтобы разобраться с твоим компьютером.

Сузившиеся глаза Джоэла задумчиво смотрели на нее.

— А, теперь я понял. Вот почему вы — та женщина, которую я ждал.

— С нетерпением, — добавила Кэтрин со смехом.

Джоэл глубоко вздохнул, и его могучая грудь напряглась.

— Будем надеяться, Кэтрин Темплтон, что вы так же ловко управляетесь с битами и байтами, как со словами.

— При всей моей скромности могу сказать, что еще лучше.

Одна бровь Джоэла изогнулась.

— При вашей скромности? Вам не кажется, что вы зарываете свой талант в землю?

Она пожала плечами и обменялась понимающим взглядом с кузеном.

— В нашей семье надо уметь сражаться за место под солнцем. Иначе не выживешь. А мне роль «Титаника» не подходит.

— Значит, ваша семья конкурентоспособна?

— Не поверите, до какой степени. У меня четыре старших брата, — добавила Кэтрин, не упомянув об отце, и взяла Дрю под руку. — Эта часть темплтоновского клана надежна и деловита, хотя и не слишком грозная, и я этому очень рада.

Джоэл задумчиво потер подбородок.

— Значит, он, наверное, уже предупредил вас о Большом Сером Волке?

— Конечно, — весело отозвалась Кэтрин. — Он не хочет, чтобы меня сожрали, как Красную Шапочку.

Джоэл, казалось, был польщен.

— Что-то мне подсказывает, что если я попытаюсь, то получу несварение желудка.

— Я слишком острая, на вкус некоторых.

В ответ Джоэл Кендрик протянул руку и объявил:

— Рад с вами познакомиться, Кэтрин Темплтон.

— Я также рада, мистер Кендрик, — учтиво произнесла она.

— Джоэл, — поправил он, и в его глазах заблестела решимость, когда она ответила на его рукопожатие.

— Джоэл, — послушно повторила она с улыбкой.

А затем ее уверенность в своей способности сохранять самообладание резко пошатнулась. Едва их руки соприкоснулись, она заглянула в эти страшные и манящие голубые глаза и утонула в них. На мгновение ее не стало. Ее нервная система испытала невыносимую перегрузку. Она даже забыла о необходимости дышать. Кэтрин и раньше знала, что такое влечение к мужчине, но такое мощное магнетическое притяжение ей испытывать не приходилось. Никогда и ни к кому ее не тянуло с такой неодолимой силой. Разум был сломлен нахлынувшей волной чувственности. Не прошло и мгновения, а она уже хочет его. Смотрит на него как голодающий на стол с яствами. Ее тело рвется к нему, жаждая успокоения. Тянется…

Вежливое покашливание возвратило ей рассудок. Кэтрин перевела дух и вернулась к действительности. Но она успела увидеть ответный жар в этих голубых глазах, прежде чем инстинкт самосохранения взял верх. Тогда она спрятала свои мысли за привычной маской спокойствия. Едва она отпустила руку Джоэла, как Агнес внесла в комнату поднос с кофе.

— Агнес, вам помочь? — К счастью, голос не выдал того, что внутри у нее бушует буря.

Экономка улыбнулась ей.

— Спасибо, милая. Будьте добры, отодвиньте эту вазу… Вот сюда. — Она поставила поднос на стол, когда Кэтрин освободила для него место. Выпрямившись, она взглянула на Дрю. — Вы не голодны, мистер Темплтон?

— С самого утра ничего не ел, — признался Дрю.

Улучив момент, Кэтрин послала Джоэлу насмешливый взгляд. Пусть она сгорает изнутри, но ни одной живой душе это не должно стать известно. Сейчас самое важное — сохранять обычный облик. Начав знакомство в игривом духе, нельзя резко отступать от избранного тона.

— Дрю постоянно твердил, что нам нельзя терять время. Его голод перевесил страх перед вашим гневом, — поддразнила она Джоэла, не желая высказывать то, что думала на самом деле.

Она приехала, чтобы оказать услугу. Жизнь ее не зависит от благорасположения Джоэла. К тому же она помнила, что лучшей защитой в большинстве случаев является нападение. А коль скоро времени на глубокие размышления у нее нет, правильней всего действовать активно.

В ответ Джоэл только вскинул бровь, но ничего не сказал. Он счел за благо обратиться к домоправительнице:

— Агнес, дали бы вы нам поужинать. Я не хочу, чтобы такая красивая женщина упала в голодный обморок у меня на глазах.

— Очень хорошо, мастер Джоэл, — сказала Агнес. — Мистера Темплтона я поместила там, где всегда, а молодой леди, по-моему, подойдет розовая комната.

Лицо Джоэла скривилось, но он, тем не менее, приветливо улыбнулся экономке.

— Отлично. Из окон розовой комнаты открывается превосходный вид.

— Это в другом крыле дома, — с подчеркнутой серьезностью добавила Агнес. — А если вы, мистер Темплтон, мне чуть-чуть поможете, то еда будет на столе, не успеете вы и глазом моргнуть, — произнесла она своим привычным материнским тоном.

Когда Дрю послушно вышел вслед за ней из библиотеки, Кэтрин удивленно спросила:

— Мастер Джоэл?

Она уже обрела обычное душевное равновесие и чувствовала, что теперь, когда сердцебиение успокоилось, ей будет легче оставаться собой в обществе Джоэла.

— Агнес была моей нянькой. Она работает в нашей семье много лет, и ее обязанности несколько раз менялись. Она была компаньонкой моей матери, потом сделалась моей экономкой. Так что сейчас она все равно что член семьи.

В его словах Кэтрин ощутила неподдельное тепло. Ей было приятно отметить про себя, что этот человек способен и на нежные чувства.

— Этому можно только порадоваться.

Ее дед, отец ее матери, смотрел на прислугу как на низших, недостойных внимания существ. Он заботился о благосостоянии наемных работников исключительно настолько, сколько это было необходимо для его собственного комфорта.

— Вы меня одобряете?

— Я всегда ценю доброе отношение ко всем людям. Мой дед назвал бы ваше обращение с Агнес по-глупому сентиментальным, — со вздохом призналась Кэтрин. — Он не стал бы держать в доме человека, который стал для него бесполезным.

— Простите меня за дерзость, но ваш дед — просто дурак.

Кэтрин невесело усмехнулась.

— Сказано резко, но верно. Он — холодный человек. Мне никогда не понять, почему моя бабушка вышла за него замуж. Зато для меня нет никакой загадки в том, из-за чего она его оставила. Все говорят, что я очень на нее похожа.

Джоэл вопросительно вскинул бровь.

— Разве вы сами не знаете?

— Он не сохранил ни одной ее фотографии, — спокойно пояснила Кэтрин. — Видите ли, она оскорбила его своим уходом. Мне иногда кажется, что он не любил меня именно потому, что я напоминала ему о ней. Да и вообще, любовь — не его стихия.

— А вот вы в избытке наделены последним качеством, — заявил Джоэл, и его глаза опять заблестели.

Кэтрин насмешливо взглянула на Джоэла.

— Вы считаете лесть действенным инструментом?

Она сама ощутила, что голос слегка изменил ей. Но Джоэл, слава богу, вроде бы ничего не заметил. Однако он криво усмехнулся.

— Человек живет надеждой.

Кэтрин внутренне застонала. Каждая черточка в этом человеке нравилась ей, вызывала в ней бурю чувств. Удивительно, что она еще держится на ногах, которые как будто превратились в желе. Но нужно сражаться. Она склонила голову набок и задумчиво посмотрела на Джоэла.

— Вы и в самом деле так добры?

Он приложил руку к груди, и легкая улыбка тронула уголки его губ.

— При всем самоуничижении я не могу сказать наверняка.

Боже, взмолилась про себя Кэтрин, дай мне силы выдержать еще несколько минут и не превратиться в полную идиотку. Обаяние Джоэла совершенно лишало ее присутствия духа.

— Значит, если мне станет интересно, я сама должна буду доискаться до истины?

Он беззаботно пожал плечами, но в его глазах вспыхнул огонек.

— Ничто не может сравниться с тем, что мы познаем на опыте. Вам это может показаться… любопытным.

В последнем Кэтрин ничуть не сомневалась. Слишком огромна сила соблазна, Кэтрин совершенно запуталась в своих чувствах.

— У меня сложилось впечатление, что женщина, которая опустошила ваш компьютер, получила меньше, чем рассчитывала. — Кэтрин произнесла эту фразу ироническим тоном, но улыбка Джоэла исчезла как по волшебству. Кэтрин моргнула, удивленная тем, что настолько сильно задела его. Значит, этого человека тоже можно уязвить.

— Она слишком серьезно восприняла наши отношения, — бросил он.

Сердце Кэтрин подпрыгнуло, когда до нее дошел смысл этих слов. Она понимала, что они к ней не относятся, но вполне могли бы относиться. Нервы ее напряглись: предупреждающая стрела попала в цель.

— Возможно, она к этому не стремилась. Возможно, она просто влюбилась в вас, — предположила Кэтрин и невольно приоткрыла рот, когда в глазах Джоэла появился холодный блеск.

— Я ее не просил, — мрачно заметил Джоэл.

Кэтрин засмеялась.

— Никто никого не просит влюбляться. Люди влюбляются, вот и все.

Это утверждение прозвучало банально, но Джоэл в упор смотрел на Кэтрин.

— Я — нет, и не намерен впредь. И секрета из этого не делаю.

Кэтрин как будто почувствовала порыв холодного ветра и содрогнулась. Очень уж твердо прозвучал его голос.

— Как вы можете быть уверены, что никогда не влюбитесь? — с любопытством спросила она.

— Чтобы это случилось, нужно в это поверить, а я в любовь не верю, — отчеканил Джоэл, но Кэтрин немедленно нашла изъян в его аргументации.

— Вы любите Агнес, — мягко сказала она, и глаза Джоэла сузились.

— Это совсем другое. Той любви между мужчиной и женщиной, о которой мы говорим, не существует.

Это грубое заявление, резко противоречившее убеждениям самой Кэтрин, нельзя было оставить без внимания.

— Существуют миллионы и миллионы людей, которые бы с вами не согласились. Все они не могут ошибаться.

Джоэл равнодушно пожал плечами.

— Если им угодно верить в волшебные сказки, я им мешать не стану.

Кэтрин печально покачала головой.

— Я бы сказала, что такие вот убеждения имеют тенденцию рассеиваться как дым. Не удивлюсь, если в один прекрасный день любовь ударит вас под дых и докажет, как вы ошибались.

Джоэл громко рассмеялся.

— У меня от этого дух не перехватит. А вам я бы посоветовал снять розовые очки: не ровен час споткнетесь. Не хотелось бы видеть такую красоту изувеченной.

Кэтрин доверчиво улыбнулась.

— Этого не случится. Знаете, я верю, что на свете есть человек, предназначенный мне судьбой. Просто я еще с ним не встретилась.

— А чем же вы до встречи с ним будете заниматься?

— Мне нравится сам процесс поиска. В пути попадаются интересные остановки.

Джоэл на шаг приблизился к Кэтрин, и у нее остановилось сердце.

— Как сейчас, когда вам случилось приехать сюда, чтобы познакомиться с моим компьютером?

— Именно. Если бы я не согласилась выручить Дрю, когда бы я встретила Большого Серого Волка?

— Вы меня не боитесь?

— А что, следовало бы? Вы намереваетесь съесть меня? — насмешливо поддразнила она.

Глаза Джоэла сверкнули.

— А эта идея становится все привлекательнее. Вам не кажется? — Он протянул руку и слегка провел пальцем по ее губам, и электрический ток пронизал ее насквозь. — Не прошло и секунды, как мы оба уже знали, чего хотим друг от друга.

— Разве мы знаем? — шутливым тоном спросила она, и Джоэл утвердительно кивнул.

— Да. И я честно предупредил вас. Когда я чего-нибудь хочу, то обычно своего добиваюсь.

Горло Кэтрин сжалось, ей пришлось сглотнуть слюну, чтобы вернуть себе дар речи.

— Если человек всякий раз получает то, чего ему хочется, это не идет ему на пользу, — твердо и уверенно заметила она.

В улыбке Джоэла был соблазн, и только соблазн.

— Сопротивляйтесь, если угодно. Тем слаще будет победа.

Подобно большому коту, подметившему слабость жертвы, он не спеша подбирается к ней. Но она не может позволить ему получить свое.

— Какая самоуверенность! Помните, что можете и проиграть.

— Могу. Но сделаю все, что в моих силах, чтобы взять верх.

Кэтрин поперхнулась.

— Это уже запредельная наглость!

— Моя любовь еще лучше, — парировал Джоэл наполненным сексуальностью голосом, и оборонные редуты Кэтрин тут же рухнули.

Вот это да! Этот парень вооружен всем мыслимым оружием плюс кое-каким еще. Кэтрин сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и велела своему сердцу замедлить темп биения. Дрю был прав: Джоэл поистине опасен. Практически не прилагая усилий, он разрушил всю ее защиту. Что же в таком случае произойдет, если ему вздумается приложить усилия? Пора, давно пора разрабатывать стратегический план отступления.

— В этом вопросе поверю вам на слово. А сейчас мне как-то больше думается о том, чтобы освежиться перед обедом. Агнес поместила меня в розовую комнату, правильно? — произнесла Кэтрин со всей осторожностью, на какую была способна.

— На этот раз я позволю вам сбежать, но вечно так продолжаться не будет. Поднимитесь наверх, поверните налево, а дальше вас поведет ваше чутье. Вы не ошибетесь. Агнес заказала для той комнаты стальную дверь, чтобы я туда не пробрался, — саркастически добавил Джоэл.

Глава вторая

Оказавшись в спальне наверху, Кэтрин нырнула в кровать, чтобы дать ватным ногам необходимый отдых. Она чувствовала себя одновременно разбитой и отравленной. Итак, она оказалась совершенно неподготовленной.

Ничего подобного в жизненном опыте Кэтрин еще не было. Не кривя душой, нужно признать, что столь сильного физического влечения к мужчине она до сих пор не знала.

Связь с Джоэлом, несомненно, подарит ей потрясающие ощущения, но для Кэтрин это будет означать отступление от собственных правил.

Но ситуация исключительная. Глупо было бы отказываться от этого шанса. С другой стороны, принять предложенное означает сделать именно то, о чем говорил Дрю: положить голову в волчью пасть. Войти в жизнь Джоэла на короткое время. Стоит ли игра свеч? Не пойдя ва-банк, не узнаешь ответа. Но приехала-то она всего на два дня. Какой еще роман? В лучшем случае — легкомысленное заигрывание. Нет, у нее хватит самоуважения для того, чтобы не отдаваться порыву всего лишь на сорок восемь часов.

Кэтрин откинулась на подушку. Ответ ей уже известен. Здравый смысл утверждает — нет. Дальше краткосрочного флирта заходить нельзя.

Услышав негромкий стук в дверь, Кэтрин приподнялась на локте.

— Это я, Дрю, — раздался приглушенный голос.

— Заходи.

Она переползла на край кровати и спустила ноги на пол.

Войдя в комнату и аккуратно закрыв за собой дверь, Дрю пристально поглядел на Кэтрин. А что, собственно, он ожидал увидеть?

— Я все поняла, можешь ничего не говорить, — произнесла она.

Она надеялась, что подобная фраза заставит его развернуться и выйти. Но ей не повезло. Ее кузен приблизился и уселся рядом с ней. Брови его были нахмурены.

— О чем ты думала? — ядовито спросил он, и Кэтрин невольно улыбнулась.

— Обстоятельства не способствуют тому, чтобы много думать.

— Кэти, этот человек способен разбить твое сердце.

Кэтрин уверенно сжала руку Дрю.

— Не волнуйся ни о чем. Я ничего ему не позволю, тем более соблазнить меня.

— Но он тебе понравился? — настойчиво допрашивал ее Дрю.

Кэтрин спокойно пожала плечами.

— Отрицать не стану. Он, несомненно, привлекательный мужчина. Но послушай, Дрю, я не дурочка. Я знаю, где нужно провести черту.

Дрю, казалось, эти слова вовсе не убедили, однако он лишь проворчал:

— Только сделай так, чтобы и Джоэл знал, где нужно остановиться.

Кэтрин вскочила и рывком подняла Дрю на ноги.

— Я так и намеревалась поступить. А теперь, будь так добр, выйди. Мне нужно искупаться. Я умираю от голода, а снизу доносятся такие запахи! И вообще, мне бы хотелось еще до ужина взглянуть на этот компьютер. Чем раньше я начну, тем скорее закончу и окажусь дома.

Последнее замечание Дрю, безусловно, одобрил, поскольку вышел, не сделав никаких комментариев.

Кэтрин тяжело вздохнула. Но, будучи практической личностью, не приверженной праздным размышлениям, она попросту вынула из сумки чистую одежду и вышла из спальни на поиски ванной комнаты.


Как выяснилось, времени взглянуть на компьютер до ужина у Кэтрин не оказалось. Облачившись в зеленое платье из мягкой шерсти с длинными рукавами, она встретила Агнес, которая как раз выходила из столовой.

— Мисс, дорогая, как вы замечательно выглядите! — воскликнула она с доброй улыбкой.

Кэтрин улыбнулась в ответ.

— Спасибо, Агнес. Пахнет чем-то вкусным.

— Тушеное мясо по-ланкаширски. Мастер Джоэл его очень любит. Стол уже накрыт. Я позову вас через несколько минут. А сейчас пройдите в гостиную и выпейте что-нибудь.

Агнес указала рукой на дверь по другую сторону коридора.

Поняв, что никакой надежды осмотреть компьютер сейчас нет, Кэтрин послушно проследовала в указанном направлении. Ее взору предстала уютная комната, где около выложенного кирпичом камина расположились удобные диванчики и кресла. В камине весело потрескивал огонь. Напитки стояли на небольшом столике. Кэтрин плеснула себе чуть-чуть мартини — не стоит пить слишком много, когда тебе предстоит работа.

Она изучала фотографии, выставленные на каминной полке, когда легкое движение воздуха известило ее о появлении Джоэла. Никогда прежде она не входила в резонанс с мужчиной в такой степени, чтобы на расстоянии почувствовать его присутствие в комнате. В этом было что-то зловещее.

Обернувшись, Кэтрин увидела, что Джоэл стоит у двери и рассматривает ее, причем в его глазах заметен довольный блеск. Она замерла, а сердце лихорадочно забилось. Он великолепен. На нем были черные брюки и шелковая белая рубашка. Он приблизился к Кэтрин с гибкостью пантеры, от которой у нее заныло в животе.

— Аппетитно выглядите, — пророкотал Джоэл. Его взгляд с такой легкостью воспламенил чувства Кэтрин, что она искренне удивилась, как не растаяла на месте.

— Я слышала, что вы предпочитаете тушеное мясо, — возразила она, и у нее тут же перехватило дыхание, поскольку он, усмехаясь, заглянул в глубь ее глаз.

— На обед — да. Но вы возбуждаете аппетит того рода, который можно удовлетворить, только если вы окажетесь в моей постели.

Это было слишком, и она беззвучно застонала, отдавая себе отчет в том, что ее тело отзывается на каждое тихое слово Джоэла. Но она приняла решение, и оно останется неизменным.

— Если вы поинтересуетесь у шеф-повара, то не сомневаюсь, что в меню меня не окажется, — беззаботно ответила она.

В уголках глаз Джоэла появились озорные морщинки, а улыбка сделалась шире. Он доверительно наклонился к Кэтрин.

— Разве вы способны заставить меня голодать? — негромко спросил он, и она вопросительно вскинула бровь.

— Мне кажется, долго голодать вам не придется.

— Бывает, что голод может удовлетворить только одно — или одна, — тихо, но твердо возразил Джоэл.

Чтобы хоть как-нибудь успокоиться, Кэтрин сделала глоток. Она опасалась, что Джоэл прав. Он явился во всеоружии, и под его натиском бастионы ее обороны уже дают трещины. Можно надеяться, глоток мартини придаст ей решимости.

— Голод — непостоянная штука, — заметила она. — То на одно тянет, то на другое.

Джоэл покачал головой.

— Не всегда. Случается так, что долго не можешь насытиться.

— Но насыщаешься рано или поздно, — с нажимом сказала Кэтрин, и Джоэл наклонил голову в знак согласия.

— Рано или поздно — конечно. Всякое желание со временем ослабевает.

Он подошел к столику, плеснул себе виски, сделал глоток и посмотрел на Кэтрин поверх стакана.

— Есть одно исключение, но, зная ваши взгляды на любовь, я не стану о нем говорить, — упрямо сказала она.

Джоэл поставил стакан на стол.

— Вы и в самом деле считаете, что эта ваша любовь может продолжаться вечно? — с интересом спросил он.

— Это возможно, только нужно приложить усилия. Любовь не дается даром, ее нужно подпитывать, — убежденно ответила Кэтрин.

Между бровей Джоэла пролегла едва заметная складка.

— И вы так рассуждаете, несмотря на то что брак вашего деда распался?

Кэтрин вздохнула.

— Тот брак распался из-за того, что любовь была односторонней. Мама много раз говорила мне, что бабушка любила деда. Просто она не смогла смириться с его холодностью.

Ее матери тоже пришлось нелегко, когда она осталась вдвоем с отцом. Сразу по достижении совершеннолетия Люси Мейкпис предпочла жить отдельно.

— А что стало с вашей бабушкой? — непринужденным тоном поинтересовался Джоэл, засунув руку в карман брюк.

Его вопрос застал Кэтрин врасплох. В ее глазах он заметил печаль.

— Если честно, толком не знаю. Был шумный развод, потом серия тяжб по вопросам опеки. Победителем в конце концов вышел дед, а бабушку с тех пор больше никто из нас не видел, — призналась Кэтрин, слегка поведя плечами.

— Вы скучаете по ней? — полюбопытствовал Джоэл.

Кэтрин тяжело вздохнула. Ее сложные чувства невозможно было выразить простой фразой.

— Как можно скучать по человеку, которого ты не знала? Мне одиноко из-за того, что я не знала ее. Не знала, какой она была. У меня столько вопросов, — откровенно призналась Кэтрин и горько усмехнулась. — Я спросила бы ее, почему она ни разу не навестила мою маму. Деда я об этом спросить не могу, потому что он никогда не говорит о бывшей жене. Для меня это загадка, и я не знаю, как ее разрешить.

— И вы не пытались ее разыскать?

Кэтрин отрицательно покачала головой.

— Я не представляла, с чего начинать поиски. — Разговоры о бабушке всякий раз приводили Кэтрин в уныние, поэтому для поднятия настроения она решила переменить предмет беседы. — А вы что скажете? Ваши родители живы?

— Да, да. В прошлом году они отпраздновали золотую свадьбу, но сохраняют отменную форму. Они сейчас в Канаде, в гостях у родственников. А потом поедут на Гавайи, — с гордостью сообщил Джоэл.

Кэтрин задумчиво склонила голову набок.

— Значит, это не они привили вам ваш циничный взгляд на любовь. Значит, всему виной женщина.

Она пристально следила за реакцией Джоэла, но он не выказал никаких признаков волнения, только лениво поглядел на нее исподлобья.

— Вы так считаете?

Кэтрин негромко рассмеялась.

— А как же? Да вы и не отрицаете. Так что же она сделала? Ушла от вас к другому мужчине?

Джоэл тряхнул головой.

— Этого не могло произойти, поскольку она существует только в вашем воображении.

Кэтрин прищурилась, обдумывая услышанное.

— Так. Понятно. Это уже интересно. Раз речь не идет об одной женщине, значит, виноваты женщины вообще. Что же такое могла наша сестра натворить, чтобы убедить вас в том, что любовь не существует? — Она адресовала этот вопрос прежде всего самой себе. И ответ не замедлил явиться. — Мы не видим в вас мужчину, верно? Мы видим один только счет в банке. Неиссякаемый источник денег. Ведь так? — Она ринулась в наступление, уже не сомневаясь в своей правоте.

Джоэл невозмутимо осушил стакан и отставил его в сторону. А когда он поднял глаза на Кэтрин, она увидела в них опасный блеск.

— Вы необычайно проницательны.

— Все дело в том, что мне знакома проблема. Мой отец — очень богатый человек. Я — его единственная дочь, наследница довольно крупного состояния, а значит, крупная дичь. И немало мужчин хотели бы наложить руку на деньги, которые, по их представлениям, должны мне достаться, — с гримасой отвращения добавила Кэтрин.

— И тем не менее вы верите в волшебные сказки, — проворчал Джоэл.

Кэтрин с вызовом вскинула голову.

— Я знаю, что не все мужчины одинаковы. Как и женщины.

Джоэл приблизился к ней и взял ее рукой за подбородок.

— Я предпочитаю верить тому, что говорит мне мой опыт: любовь — выдумка. Существует влечение. Мы его ощущаем. Ага, ваше сердце заколотилось побыстрее, а? Я же вижу, как мило забилась жилка у вас на шее. Так и просит, чтобы я ее поцеловал. Чтобы почувствовал губами, языком, — произнес он прерывающимся шепотом. Глаза его, не отрывающиеся от ее глаз, горели.

Сердце Кэтрин дрогнуло. Ей хотелось того же. Все ее существо взывало об этом. Как же трудно отступить, увидеть, как его рука опускается.

— Вряд ли то, что у вас на уме, своевременно и уместно, — саркастически произнесла она, и он слабо улыбнулся.

— Но вы-то тоже почувствовали. Жажду, я имею в виду.

О, еще бы! Она ощущала собственный пульс всем телом.

— Может быть. Но сейчас меня больше беспокоит жажда другого рода. И голод. Я весь день ничего не ела, — сказала Кэтрин, чтобы обрести равновесие в том хаосе, который неизменно охватывал ее в присутствии Джоэла.

А он хрипло рассмеялся.

— Значит, этот голод нам придется удовлетворить в первую очередь. А если остальному придется подождать, так оно только к лучшему.

— Что к лучшему? — осведомился Дрю, входя в комнату и переводя вопросительный взгляд с Кэтрин на Джоэла.

Кэтрин почувствовала, как у нее кровь приливает к щекам. Появись Дрю на пару минут раньше, он застал бы другую сцену.

— Ужин, — ответила она с наигранной беспечностью. — Я только что говорила Джоэлу, что не ела целый день и теперь умираю от голода.

— Я тоже, — признался Дрю, и, словно в подтверждение его слов, у него заурчало в желудке.

— Дрю, выпей чего-нибудь, — со смешком предложил ему Джоэл. — А я пока посмотрю, что это Агнес там возится.

Дрю последовал совету, но тут же обернулся к кузине, едва они остались одни.

— Ужин? — укоризненно переспросил он.

Кэтрин смерила его дерзким взглядом.

— Что же еще?

Она как будто вызывала Дрю на спор, но он благоразумно решил придержать свои соображения при себе. Кэтрин допила свою порцию, и ей вдруг захотелось налить себе новую. Первый раунд Джоэл выиграл по очкам, следовательно, ей придется внимательнее держаться во втором раунде.


Ужин, как и следовало ожидать, оказался великолепным. Мясо и овощи были выше всяких похвал, равно как и поджаренный свежий хлеб. Мужчины увлеклись обсуждением предстоящей поездки Дрю в Германию, и Кэтрин могла только радоваться тому, что ее оставили в покое. Она поймала себя на том, что с восхищением смотрит на Джоэла. Он завораживал ее и тогда, когда был увлечен деловым разговором. Предмет беседы нисколько не был ей интересен, поскольку занятия Дрю были для нее тайной за семью печатями; она просто ела и любовалась Джоэлом.

— Прошу прощения, — сказал ей Джоэл, когда подали кофе. — Мы были невнимательны к вам, но мне действительно было необходимо обговорить с Дрю кое-какие моменты до его отъезда.

Кэтрин только махнула рукой. Она не настолько эгоцентрична, чтобы требовать постоянного внимания к себе.

— Ничего страшного. Ваша кухня интересовала меня куда больше. Агнес — удивительная повариха.

— Я ей непременно передам ваши слова, — отозвался Джоэл, отодвигая от себя пустую чашку, и посмотрел на часы. — Еще не очень поздно. Если вы не слишком устали, мы можем взглянуть на компьютер.

Для работы с компьютерами Кэтрин никогда не чувствовала себя слишком усталой. Она кивнула и поднялась.

— Дрю, ты идешь?

— Я бы отпросился, если вы не возражаете. Я в компьютерах ровным счетом ничего не смыслю. Так что наслаждайтесь сами, — весело предложил он, но его улыбка тут же исчезла, когда он повернулся, чтобы уйти. Кэтрин ничего не заметила.

Кабинет Джоэла помещался в дальнем конце дома. Там и находился пресловутый компьютер, а также факс, принтеры и сканеры.

— Итак, мы прибыли на место преступления, — сухо констатировала Кэтрин, с любопытством осматриваясь. — По крайней мере она не решилась крушить технику. Ладно, давайте посмотрим, что ей удалось натворить.

Она уселась за стол и, включив компьютер, увидела уведомление о наличии почты для Джоэла.

— Значит, Интернет работает, — заметила она, от души надеясь, что дела обстоят не так уж плохо. — Хотите посмотреть почту?

Джоэл встал у нее за спиной и оперся на спинку кресла.

— Да.

Кэтрин вызвала сообщение на экран. Послание от некоей Магды оказалось коротким, но примечательным.

— Это она, насколько я понимаю? — иронически осведомилась Кэтрин.

В послании недвусмысленно говорилось о том, как Джоэлу следует распорядиться определенными частями своего тела.

— У нее непостоянный характер, — сказал Джоэл, подтверждая тем самым предположение Кэтрин.

— Похоже, она неважно разбирается в анатомии. Она в курсе, что последовать ее совету вы физически не сможете? — спросила Кэтрин, не оборачиваясь.

— Продолжайте, прошу вас, — раздраженно проворчал Джоэл.

Кэтрин закусила губу. Сейчас он похож скорее на разозленного медведя, а не на волка. Она застучала по клавиатуре.

— У меня получится лучше, если вы не будете дышать мне в ухо, — заметила она.

Его дыхание волновало ее, если не сказать — полностью отвлекало. Даже через спинку кресла она чувствовала тепло его тела, ощущала запах дорогого одеколона, смешанный с отчетливо различимым запахом мужчины. Этот запах внушал ее мозгу мысли совершенно неуместные, хотя, вне всяких сомнений, завораживающие.

Но Джоэл не отошел, а наклонился к Кэтрин, и его губы оказались возле ее уха.

— Вас так беспокоит моя близость? — проговорил он, призывно растягивая слова.

— Отнюдь нет, — бодро ответила она.

— Вранье. — Джоэл хохотнул.

Кэтрин прикрыла глаза, когда неодолимая волна желания охватила ее, Она порадовалась тому, что сидит, потому что удержаться на ногах было бы сейчас непросто. Он играет ва-банк, и ее собственные чувства — на его стороне, что весьма осложняет ее положение.

— Вы меня дразните, и, должна вам сказать, здорово рискуете, — предупредила она. Ее руки летали по клавиатуре, а сама она изо всех сил старалась сохранить внешнее хладнокровие и самообладание. И можно было удивляться тому, что ее пальцы попадали только на нужные клавиши. — Пожалуй, я могла бы причинить вам намного больше неприятностей, чем незабвенная Магда.

Она откинулась на спинку кресла. Между ее бровей пролегла чуть заметная складка.

— Как вам все это нравится? — серьезно осведомился Джоэл.

Кэтрин скрестила на груди руки.

— Похоже, у вас с ней произошла существенная размолвка, — саркастически ответила она.

Самое поверхностное знакомство с состоянием программного обеспечения не могло дать ответ на вопрос относительно размеров причиненного ущерба. Но одно было очевидно: в том, что касалось компьютеров, Магда была не новичком. Она не могла не знать, что делает.

— Примем это за аксиому, хорошо? — предложил Джоэл.

Кэтрин постаралась скрыть свое удовлетворение.

— Конечно. Вы представляете себе, что именно уничтожено?

— Вся моя работа по нескольким новым проектам.

— Вы сохраняли на диске прежние версии файлов?

Один взгляд на лицо Джоэла дал Кэтрин ответ.

— Прежние версии оставались в системе, но я не смог их найти. Думаю, она их тоже уничтожила.

Кэтрин тяжело вздохнула.

— На будущее советую вам копировать всю важную информацию на дискеты и хранить отдельно. Сейчас я вижу, что все ваши файлы удалены. Вопрос в том, разозлилась ли она настолько, что окончательно стерла их, или до такой степени, что отправила в корзину. Если в корзину, то их можно будет оттуда извлечь, если постараться. Ну, а если она была по-настоящему зла, то могла запустить в память компьютера вирус.

— Я постоянно обновляю антивирусные базы, — сказал Джоэл.

Кэтрин тут же почувствовала облегчение: она-то хорошо знала, какие чудовищные разрушения могут произвести вирусы.

— Слава богу. И все-таки сначала надо убедиться, что она не устроила нам ловушку. Ей ведь даже не нужно было физически находиться здесь. Она могла внедриться в эту машину со своего компьютера. Осмелюсь предположить, что дорогая Магда, помимо несомненных женских достоинств, обладает незаурядными способностями хакера.

Обернувшись, Кэтрин увидела, что Джоэл помрачнел. Перехватив ее взгляд, он болезненно поморщился.

— Я представления не имел, — неохотно признался он.

Насмешливая улыбка тронула губы Кэтрин.

— Значит, ее мозгами вы не интересовались? — проворковала она.

Стоило отдать Джоэлу должное: вымученно улыбнувшись, он с достоинством принял удар.

— Мы не слишком много разговаривали, — с досадой признался он.

Кэтрин тряхнула головой.

— Вам, наверное, стоило бы повнимательнее относиться к женщинам. Как-никак сейчас двадцать первый век. Женщина в наши дни — не просто объект для секса. У женщин есть мозги, и, более того, они ими иногда пользуются. — Она насмешливо посмотрела на него.

Джоэл присел на край стола, сложив руки на груди с таким видом, словно собирался остаться в этой позе навеки.

— Я отдаю себе в этом отчет. В моей фирме работает много женщин, причем на ключевых должностях.

Это замечание принесло ему очко в глазах Кэтрин.

— Я этому только рада.

Джоэл сделал нетерпеливый жест.

— Если не возражаете, вернемся к делу. Мне все-таки хотелось бы знать, можно ли восстановить потерянное.

Уязвленная Кэтрин положила руки на колени.

— Можно. Но это займет больше времени, чем я рассчитывала.

Его радость была почти физически ощутимой.

— Работайте столько, сколько понадобится. Само собой, я заплачу вам столько, сколько вы скажете. Эти файлы мне нужны. Срок — вчера. Так что над счетом я трястись не буду.

Кэтрин улыбнулась и подтянула рукава.

— В таком случае позвольте мне продолжить. Насколько я могла заметить, неприятных сюрпризов не предвидится. Вы не могли бы попросить Дрю принести мой чемоданчик? — спросила она, вновь склоняясь над клавиатурой.

— Я сам принесу. Как он выглядит?

— Небольшой, черный. Я его оставила в шкафу у себя в комнате.

Кэтрин уже с головой ушла в работу, все ее внимание сосредоточилось на тестах, которые необходимо было произвести. Она не слышала, как Джоэл выходил из комнаты, как он возвратился с чемоданчиком, который аккуратно поставил на стол около нее.

Уже поздним вечером Кэтрин выключила компьютер, отъехала от стола, зевнула и потянулась с легким стоном, разминая затекшие мышцы.

— Ну, и каков приговор? — послышался негромкий голос из угла.

Кэтрин едва не подпрыгнула, Она оглянулась на голос и увидела Джоэла, сидящего за столом перед кипой бумаг.

— Вы что, все это время сидели здесь? — воскликнула она в изумлении, и Джоэл кивнул.

— В основном. Раз выходил за кофе. Вы, надо полагать, замерзли, — сказал он, и Кэтрин, моргнув, только сейчас увидела, что около ее локтя дымится чашечка кофе.

— А я ничего не слышала, — призналась она, и он тихо засмеялся.

— Здесь могло бы пройти стадо слонов, а вы бы и ухом не повели, — проворчал Джоэл.

Кэтрин невесело усмехнулась; вполне возможно, что так бы оно и было.

— Я всегда целиком погружаюсь в работу.

— Я заметил, — кивнул Джоэл.

Они обменялись улыбками, и в мгновение ока атмосфера накалилась. Кэтрин увидела, как изменился взгляд Джоэла, когда он всмотрелся в ее лицо. Глаза ее расширились, а губы непроизвольно разомкнулись.

— Вы подойдете ко мне или мне подойти к вам? — спросил он с такой жаркой страстью в голосе, что Кэтрин содрогнулась.

Все ее тело затрепетало.

— Я думаю… — начала она и умолкла, как только Джоэл отодвинул бумаги и рывком поднялся на ноги.

— Не думайте, — распорядился он, обошел вокруг стола и приблизился к ней. — Два часа я наблюдал за тем, как вы закусывали свои сладкие губы, и это зрелище совершенно свело меня с ума.

Он наклонился, взял ее за плечи и поднял с кресла. Она хотела запротестовать — и не смогла. Она коснулась ладонями его груди, хотела оттолкнуть его — и не сделала этого. Пальцы ощутили жар его кожи и невольно раздвинулись, как будто для того, чтобы захватить как можно больше. Сглотнув слюну, она заглянула ему в глаза. Сделай же что-нибудь, повелел ей разум. И она сделала. Прикрыла глаза, как будто ее веки внезапно отяжелели. Он склонил голову. Когда его губы коснулись ее, все ее существо охватила волна бешеного наслаждения. Он коснулся языком ее губ, и они послушно раздвинулись, призывая его.

В одно мгновение мир перевернулся. В нем осталось только одно чувство. И вот уже ее руки обвили его шею, пальцы скользнули в шелковистые волосы и вцепились в его затылок. Откуда-то издалека до нее донесся стон Джоэла, его руки напряглись, привлекли ее к твердому мужскому торсу, Язык уже исследовал ее рот со всепоглощающей страстностью, возбуждая в ней такое горячее желание, что кровь чуть не закипела в ее жилах и пульсирующая боль пронизала ее.

Был это один поцелуй? Или десять? Только ради того, чтобы глотнуть воздуха, они прервали поцелуй и, тяжело дыша, посмотрели друг на друга. Их сердца колотились в бешеном ритме, губы ныли.

Глаза Джоэла сделались темно-синими, подобными предгрозовому небу.

— По-моему, я приобрел больше, чем предполагал, — признался Джоэл, с трудом переводя дыхание.

— Вы не имели права это делать… — Однако этот намек на протест прозвучал едва слышно.

— Ты меня не остановила, — небрежно бросил Джоэл.

И Кэтрин осознала, насколько безрассудным было ее поведение. А сделанного не воротишь. С этой секунды ей будет доподлинно известно, чего она лишается.

Дрожащими руками она оттолкнула Джоэла.

— Может, и так, но мы же оба понимаем, что это была ошибка, — заявила она со всей решительностью, на какую была способна.

— Если ошибка, хотел бы я совершить побольше таких ошибок, — прозвучал провокационный ответ.

— Не надо, — взмолилась она, закрыла глаза и тяжело вздохнула. — Да, я признаю, мне было хорошо. Но я приехала сюда для того, чтобы работать, а не… вступать с вами в связь, — закончила она несколько более уверенно, так как ее организм стал успокаиваться, приходить в состояние более или менее напоминающее нормальное.

Джоэл вопросительно вскинул брови.

— А разве одно другому мешает?

— Того и другого мне не нужно! — солгала Кэтрин, и ее неискренность стала очевидна обоим.

— Как так — не нужно? — усмехнулся Джоэл.

— Джоэл, я не намерена заводить с вами роман.

— Меньше чем пять минут назад ты плавилась в моих руках, а теперь способна на такие заявления? — упрекнул он.

Она сложила на груди руки и резко вскинула голову.

— Это больше не повторится.

— Блажен, кто верует! — отозвался он со смехом.

В отчаянии Кэтрин едва подавила желание топнуть ногой.

— Ничего вы не добьетесь, — с достоинством возразила она. — Вы можете поступать как хотите, но не дождетесь того, чтобы я пошла вам навстречу.

— Ну, тут мы еще посмотрим. Может, теперь пойдешь баиньки? Я вижу, тебе надо отдохнуть.

Кэтрин всерьез обиделась на его тон.

— Не смейте мной командовать! Я не ребенок.

Глаза Джоэла заблестели ярче.

— А то я не знаю! Вы, Кэтрин Темплтон, женщина, да еще какая!

Опять он разбивает ее по всем статьям!

— А вы самый… Ох, я пойду спать. — Не найдя слов, Кэтрин умолкла, чтобы вернуть душевное равновесие. — Спокойной ночи, — бросила она, направляясь к двери.

— Спокойной ночи, Кэтрин, — проговорил он ей вслед. Самый звук его голоса, произносящего ее имя, заключал в себе соблазн. — И сладких сновидений.

Глава третья

На следующее утро Кэтрин пришлось завтракать в одиночестве, что оказалось для нее весьма кстати. Она поспала, но ее сны были не сладкими, а эротичными именно настолько, насколько она и ожидала. Мучительная ночь во всех смыслах этого слова. В результате самочувствие и настроение Кэтрин были далеки от оптимальных.

Дрю уже уехал, чтобы успеть на самолет в Германию, и это известие отнюдь не обрадовало Кэтрин, но она издала громкий вздох облегчения, когда Агнес сообщила ей, что Джоэл настоял на том, чтобы отвезти Дрю в аэропорт. Ей повезло в том, что еще на какое-то время ее встреча с таким проницательным человеком, как Джоэл Кендрик, откладывается.

Кэтрин допивала вторую чашку кофе, когда до ее слуха донесся приближающийся шум мотора. Она инстинктивно подобралась. Вскоре он вошел, и она ощутила электрический разряд, пронизавший помещение. Она не обернулась, но подскочила, как ошпаренный кот, когда его руки опустились на ее плечи. После этого Джоэл наклонился и быстро поцеловал ее нежную кожу в ложбинке под ухом.

— Доброе утро, Кэтрин, — приветливо произнес он и отпустил ее, не дав ей возможности даже отпрянуть.

Злясь на себя за то, что не предусмотрела его выходку, она сердито смотрела на него, пока он наливал себе кофе, отодвигал стул и усаживался за стол напротив нее.

— Доброе утро, — ледяным тоном отозвалась она.

Его брови взлетели, а в глазах заплясали искорки.

— Тебе плохо спалось?

— Я никогда хорошо не сплю в чужих постелях, — отчеканила Кэтрин, чтобы не доставить Джоэлу удовольствия убедиться в том, что ему удалось вторгнуться в ее сны. — Но две ночи я, надеюсь, как-нибудь выдержу.

— Честно говоря, может статься, что тебе придется провести здесь больше времени. Надвигается циклон, и в прогнозах нам обещают ураганный ветер и сильный снегопад. — Джоэл оперся локтями на стол и отхлебнул кофе с таким видом, словно ему нет дела ни до чего на свете и он не нанес только что рассчитанный удар.

Кэтрин нахмурилась.

— Черт побери, что вы хотите этим сказать?

Неужели она не сможет выехать завтра? Ей необходимо покинуть этот дом, чтобы обрести душевное равновесие.

Но слова Джоэла были недвусмысленны:

— Я хочу сказать, что завтра мы с тобой можем проснуться надолго погребенными под горой снега. Мы здесь к таким явлениям привыкли.

— Вы надо мной смеетесь! — в ужасе ахнула Кэтрин, но Джоэл только кивнул.

— Когда я подъезжал, снегопад уже начинался. Только не бойся. Если это и случится, здесь ты в полной безопасности.

Это заверение ни в коей мере не успокоило Кэтрин. Понятие «безопасность» может иметь разное значение — с какой точки зрения посмотреть. Она уж никак не будет в безопасности, погребенная под снегом под одной крышей с этим человеком. С другой стороны, она не имеет права уехать, не выполнив работы, за которую взялась. Как ни крути, она в ловушке. Остается молиться и надеяться, что ей удастся закончить работу до начала снегопада и уехать вовремя.

Она сделала глоток и бессознательно потерла свободной рукой то место, которого недавно касались губы Джоэла. Кожу все еще пощипывало, словно после электрического укола. Невероятно зовущее чувство, но она не станет менять решение. Связи с Джоэлом у нее не будет. Вздохнув, она подняла голову и встретилась со взглядом глубоких, сверкающих синих глаз.

— Трудно поверить, а? — опять заговорил Джоэл, и Кэтрин поспешно убрала руку. — Мне и самому было трудно заснуть, а ведь я-то привык здесь спать. Все вспоминал, как ты была в моих руках. И хотел это повторить. Я воображал тебя в своей постели, твои роскошные волосы рассыпались вокруг головы как нимб. Это было потрясающе эротично, — добавил он с сексуальной хрипотцой, так, что и Кэтрин без труда представила нарисованную им картину.

— Получается, что вы не верите в волшебные сказки, зато верите своему воображению? — спросила она, намеренно стараясь перевести разговор в другое русло.

— Есть одна маленькая разница. Плоды воображения могут стать реальностью, а волшебные сказки — всегда из области фантастики.

— А проверить боитесь?

Кэтрин не смогла удержаться от этого вопроса, но Джоэл только покачал головой.

— Когда я женюсь, если только это произойдет, тогда отношения подвергнутся настоящему испытанию. Но рядить их в романтические одежды я не намерен.

Довольно неожиданный ответ. Кэтрин успела составить себе представление о Джоэле как об убежденном холостяке.

— Так вы собираетесь жениться?

— Конечно, Кэтрин. Брак, основанный на взаимном уважении, вполне может быть удачным. Так случается сплошь и рядом.

Пожалуй, это верно, но звучит слишком уж… бесстрастно. Физическое влечение, каким бы сильным оно ни было, никогда не сможет стать равноценной заменой любви. Настоящая любовь живет и тогда, когда страсть давным-давно отошла в прошлое.

— Да, наверное, так, — неохотно согласилась она. — Но мне бы этого было недостаточно. Впрочем, мы с вами едва ли сойдемся во мнениях, так что будет лучше, если я пойду в кабинет не откладывая. Работы еще много, и мне бы хотелось сделать за сегодняшний день как можно больше. — Кэтрин отодвинула чашку и поднялась из-за стола.

— Я к тебе скоро присоединюсь, — пообещал Джоэл.

Вот этого ей совершенно не хотелось.

— Не стоит, — возразила она поспешно. — Если мне понадобится о чем-то спросить, я вполне могу сама вас разыскать.

Джоэл слегка улыбнулся.

— Да, разумеется, разыщешь. Правда, у меня есть кое-какая своя работа. Я займусь своими делами, но в случае необходимости всегда буду под рукой, — саркастически заметил он, и Кэтрин поняла, что ее карта бита.

— Значит, скоро увидимся, — выдавила она из себя и поспешно покинула комнату.

Черт возьми, насколько же ей это не нужно! Но что ж, она не в силах ничего предпринять. Это его дом, его кабинет. Она не вправе запрещать ему входить, как бы ей этого ни хотелось. Ей остается только улыбаться и… терпеть.

Оказавшись в кабинете, она поудобнее устроилась перед клавиатурой, и вскоре работа целиком поглотила ее. Восстановление файлов оказалось не слишком сложным делом, но требовало значительного времени. К счастью, удаленные файлы были датированы, поэтому их было нетрудно опознать и установить, какие из них были сознательно стерты самим Джоэлом. К полудню все файлы, помеченные соответствующей датой удаления, вновь находились в системе.

Удовлетворенная собой, Кэтрин повернула голову и увидела Джоэла: он сидел за столом и просматривал бумаги. О его присутствии она знала с той секунды, когда он вошел; но он ничего ей не сказал, просто прошел к столу и углубился в дела. К ее огромному облегчению. Но теперь ей придется привлечь его внимание.

Словно почувствовав ее взгляд, Джоэл поднял голову и послал ей молчаливый вопрос, вскинув бровь.

— Я восстановила все файлы, удаленные в тот день, когда Магда, как вы считаете, забралась в ваш компьютер. Подойдите проверьте, все ли на месте, — предложила Кэтрин, и Джоэл немедленно встал из-за стола и приблизился.

Она ожидала, что он присядет рядом с ней. Но он предпочел склониться к экрану над ее плечом, опершись ладонью о стол. Кэтрин с чувственным наслаждением вдыхала его теперь уже знакомый запах.

— Позволь-ка…

Он тронул мышь, и Кэтрин внезапно оказалась в ловушке между двумя его руками. Его торс прижался к ее плечам и голове. Ее дыхание участилось, а сердцебиение усилилось. Неудержимо захотелось откинуться, прижаться к нему так, чтобы эти мощные руки овладели ею. Может быть, она и уступила бы этому желанию, если бы тон Джоэла не переменился.

— Странно, — пробормотал он.

Не приходилось сомневаться в том, что он хмурится.

Она немедленно выпрямилась, отбросив все не относящиеся к делу фантазии.

— В чем дело?

— Здесь нет нужных мне файлов.

Теперь и Кэтрин помрачнела.

— Вы уверены? Под какими именами вы их записывали?

Джоэл назвал ей имена файлов. Она отобрала у него мышь и через две минуты убедилась в том, что он прав. Названных файлов не было.

— Я еще пройдусь по файлам. Может быть, она подходила к вашему компьютеру не один раз. И даты удаления разные. Позвольте, я проверю. — Не дожидаясь согласия Джоэла, Кэтрин приступила к поиску.

Полчаса спустя она отодвинулась от стола с мрачным выражением на лице, скрестила на груди руки и повернулась к окну, возле которого в ожидании стоял Джоэл. Он тут же обернулся.

— Их нет, — лаконично констатировал он, и она кивнула.

— Да, они пропали. Эта информация для вас жизненно важна?

Этот вопрос был вызван не праздным любопытством: Кэтрин нуждалась в ответе, чтобы обдумать свои дальнейшие действия.

Джоэл провел ладонью по волосам.

— Там была сугубо конфиденциальная информация. Она имела отношение к некоторым моим последним проектам. Я все время пользовался этими файлами. Она, должно быть, вычислила, какими файлами я пользовался чаще всего, и именно их уничтожила окончательно.

В голосе Джоэла слышалось: отмщение не замедлит последовать, стоит ему еще раз встретить эту даму. Кэтрин содрогнулась. Не хотелось бы ей, чтобы этот человек сделался ее врагом. Увы, следующие ее неизбежные слова не смогут улучшить его настроение.

— Есть еще одна возможность, и только вам судить о том, насколько она осуществима, — выговорила Кэтрин.

Глаза Джоэла превратились в щелочки.

— Что такое?

Кэтрин уже заранее решила, что плохие новости в данном случае лучше не камуфлировать никак. Поэтому она твердо взглянула Джоэлу в глаза.

— Она могла скопировать файлы на диски, а потом удалить их. — Кэтрин затаила дыхание, увидев, как Джоэл застыл.

Некоторое время она, не мигая, смотрела на него, затем негромко кашлянула и отважилась на следующий вопрос:

— А… насколько хорошо вы знали Магду? Мне очень не хотелось бы встревать с неприятными вопросами… Понимаете, важно, был ли ее поступок актом чистого варварства, или она как-то пересекалась с вашими деловыми интересами. Могли у нее быть причины ознакомиться с вашими проектами?

Она могла бы поклясться, что услышала скрип зубов Джоэла.

— Я сам только что об этом подумал, — мрачно признался он, в очередной раз провел рукой по волосам и прошелся по комнате, после чего остановился возле Кэтрин. — Ладно, одевайся. Пойдем прогуляемся. Я должен подумать, а для этого мне нужен свежий воздух.

Кэтрин удивленно подняла голову, но не стала спорить. У Джоэла серьезные неприятности, и ни к чему раздражать его возражениями. Может быть, она даже ему поможет.

Она поспешно выключила компьютер и отправилась наверх. У себя в комнате она натянула джинсы и толстый свитер, надела сапоги, подхватила пальто и спустилась в холл, по которому нетерпеливо расхаживал Джоэл. На нем были теплое шерстяное пальто и шляпа. Шею он обмотал шарфом. Увидев, что Кэтрин надевает пальто, он бросился к платяному шкафу.

— Так ты замерзнешь, — безапелляционно заявил он и надел ей на голову кремовую шляпу и замотал ее шею такого же цвета шарфом.

Кэтрин не смогла удержаться от улыбки: она почувствовала себя маленькой девочкой, которую отец собирает на прогулку. Заметив ее улыбку, Джоэл отступил и насупился.

— Что смешного?

— Просто представила себе, как вы будете хлопотать вокруг собственного ребенка. Пари держу, вы были бы хорошим отцом, — с хрипотцой в голосе произнесла она.

Джоэл, по-прежнему мрачный, натягивал перчатки.

— Ты потому так решила, что я надел на тебя шляпу и шарф?

Кэтрин кивнула.

— Вы расстроены, вы злитесь, у вас миллион проблем, и все-таки вы заботитесь обо мне. Это именно так называется, если вы не знали, — добавила она с иронией, и Джоэл бросил на нее суровый взгляд.

— Не надо придавать этому особый смысл. Перчатки есть? Надевай, — скомандовал он.

Жестом фокусника Кэтрин извлекла перчатки из кармана.

— Слушаюсь, папа, — серьезно ответила она.

На этот раз его лицо несколько просветлело и в глазах даже мелькнуло что-то вроде удовольствия.

— Немедленно прекратить! Иначе я поступлю по-отцовски и надеру тебе уши.

Опустив голову, чтобы спрятать очередную улыбку, Кэтрин, как послушная девочка, последовала за ним к выходу. Мороз немедленно обжег ее, и она мысленно благословила навязанные ей шарф и шляпу. Падал легкий снежок, но ветер пронизывал насквозь, и легко было поверить в надвигающуюся снежную бурю.

Быстрым шагом Джоэл спускался с холма к озеру. Кэтрин стоило труда не отставать от него, но жаловаться она не стала, так как он опять погрузился в свои мысли. Она, конечно, не могла в них проникнуть, но догадывалась, что они весьма невеселые. Только что высказанные предположения были таковы, что даже ей стало не по себе. Если бы в ее собственный компьютер вторгся посторонний человек и стер файлы, она бы не только оплакивала их потерю, но и сочла бы случившееся бесцеремонным вторжением в свою жизнь, поскольку компьютер — предмет очень личный. Сейчас Джоэл, должно быть, чувствует себя преданным. Нет ничего удивительного в том, что ему требуется подумать.

Именно поэтому Кэтрин ничего не сказала, стараясь шагать рядом с ним по едва различимой лесной тропинке к берегу озера. Но вот он внезапно, без предупреждения остановился. Кэтрин не успела вовремя замедлить шаг и врезалась в его спину.

— Ух! Простите, пожалуйста. — С этими словами она поспешно отшатнулась, но оступилась, и длинная рука удержала ее от падения.

Джоэл заметил, как тяжело дышит Кэтрин. Это ему не понравилось.

— Что-то ты не в форме.

Это замечание уязвило Кэтрин, и она отбросила руку Джоэла.

— Покорно вас благодарю. Я в хорошей форме. Вы могли бы предупредить меня о том, что нам предстоит гонка с препятствиями. Как ни странно, у меня были несколько другие представления о прогулке! — раздраженно заметила она.

Джоэл решил проявить великодушие: на его лице появилось слегка пристыженное выражение.

— Извини, — проговорил он. — Я как-то о тебе забыл.

Да, он заходит все дальше и дальше!

— Послушайте, прекратите меня оскорблять! Сначала вы тоном самодержавного монарха приказываете мне сопровождать вас, а потом я отправляюсь в забвение! — фыркнула Кэтрин и сама удивилась тому, насколько легче стало у нее на сердце от его улыбки, пусть и слабой.

— Теперь-то я о тебе ни за что не забуду, — сказал Джоэл и тряхнул головой. — И ты бы шла в таком темпе, пока не упала от изнеможения?

Кэтрин пожала плечами.

— Как верная гончая. Хотя бы ради того, чтобы вам стало стыдно за то, что вы натворили. Представляю себе, как вы склоняетесь над моим бесчувственным телом и проклинаете себя за эгоизм.

Джоэл метнул на нее знакомый взгляд.

— Да почему ты просто не сказала, что я иду чересчур быстро?

Она небрежно махнула рукой.

— Да мне, собственно, было все равно. Я знала, ко мне придет второе дыхание. Между прочим, должна вам сказать, что от неприятностей вы не убежите. Но если уж вы решили стереть ноги в кровь, я составлю вам компанию.

Он прищурился, словно не знал, что подумать.

— Верная гончая?

Кэтрин улыбнулась.

— Вроде того. Вам хватает свежего воздуха для ясности мысли? — Пожалуй, в это утро окоченел бы и манекен.

Джоэл непроизвольно осмотрелся и сделал глубокий вдох.

— Да уж, сегодня свежо, — признал он. — Нужно двигаться, иначе мы с тобой превратимся в ледяные статуи.

Это уж как пить дать, мрачно подумала Кэтрин.

Они отправились дальше, на этот раз в более умеренном темпе, так что у Кэтрин не было оснований роптать. Джоэл вскоре снова погрузился в размышления, и Кэтрин опять не стала его беспокоить. Он заговорит, когда у него будет что сказать. Что же до нее, то теперь, когда ее дыхание восстановилось, она может в полной мере насладиться суровой красотой замерзшего озера. Кому-то этот пейзаж показался бы чуждым, но она видела в нем колдовскую силу. В этой зимней, таинственной обстановке легко вообразить себя погребенной в самом сердце ледяной пустыни.

Она уже воочию представляла себе схватки сил добра и зла над поверхностью этого озера, когда Джоэл замедлил шаг.

Вот он, решительный миг! Повернувшись к воде и засунув руки в карманы, Джоэл обозревал ледяной простор. Кэтрин углядела бревно, смахнула с него снег, устроилась на нем поудобнее и принялась ждать, не сводя глаз со спины Джоэла. Долго дожидаться ей не пришлось.

— Мне надо было предвидеть что-то подобное, — сказал он. — Но последняя стычка между нами произошла давно, и я потерял бдительность. Вот и не предусмотрел, что может получиться.

Кэтрин вскинула голову.

— Вы ожидали чего-то такого? — вырвалось у нее.

— Ну, не конкретного поступка, но чего-то в этом духе. Ладно, я к этому еще вернусь. А сначала лучше расскажу о Магде. Мы познакомились месяц назад. Она врезалась в мою машину. Еще тогда я подумал, что она произвела этот маневр нарочно, чтобы привлечь мое внимание. Такое ведь случается, — добавил он с изрядной долей самоиронии.

Кэтрин без труда представила себе эту сцену. Роскошная блондинка, страшно расстроенная, смотрит на помятую машину. Красивый, сильный мужчина утешает ее, просит выкинуть из изящной головки это маленькое происшествие, и… свидание назначено.

— А теперь вы в этом убедились?

Джоэл с досадой поморщился.

— Я не принял во внимание некоторое совпадение дат. Это совершенно не имеет отношения к бизнесу. Это месть одного мужчины другому.

— За что же этот мужчина вам мстил? — осторожно поинтересовалась Кэтрин.

— За один мой давний промах. Я подозреваю, что за всем этим стоит человек по фамилии Грей. Он был моим лучшим другом — до тех пор, пока я не увел у него девушку. Я не знал, что он ее любит. А он не знал, что она сама кинулась ко мне, а я имел глупость не оттолкнуть ее. Короче говоря, она получила то, к чему стремилась. Но говорить об этом с Греем было бесполезно. Он отказался слушать. Он видел только одно: я украл у него женщину, которую он любил. С тех пор он вставляет мне палки в колеса при любой возможности. И эта пакость как раз в его духе. Готов спорить, что ему каким-то образом удалось уговорить Магду пойти на это.

Пожалуй, такой сюжет подошел бы для безнадежно устаревшего бродвейского водевиля.

— Понятно. Значит, остается главный вопрос: как он может использовать информацию с ваших файлов?

Джоэл поспешно замотал головой и присел рядом с ней, упершись локтями в колени. Теперь он был так близко, что Кэтрин не могла не видеть пар, вылетающий из его рта.

— Не то. В деловой области мы с ним не пересекаемся. Я считаю, что Магда вычистила эти файлы не из-за их содержания, а просто потому, что я именно с ними работал. А если Грей увидит их, то поймет, как много они для меня значат.

— И как он тогда с ними поступит?

Джоэл устало потер затылок.

— Представления не имею. Но я не удивлюсь, что он будет их удерживать, пока не получит удовлетворения.

— М-да… Похоже, он положил вас на лопатки. А если вы выполните его требования, он вернет файлы?

— Хочется верить. Думаю, ему нужно, чтобы я просто некоторое время помучился, — с горечью признался Джоэл. — Надо отдать ему должное: он разработал отменный план. Он очень хорошо меня знает, поэтому подослал девушку ко мне так, что я ничего не заподозрил.

Кэтрин потопала замерзающими ногами и сочла за благо не высказывать своего мнения.

— Что же вы теперь намерены делать?

Ей казалось, что не в характере этого человека безропотно смириться с действиями Грея, и Джоэл не преминул подтвердить ее правоту.

— Естественно, заполучить файлы назад, — прошипел он, и резко очерченная линия вздернутого подбородка подчеркивала его решимость.

Кэтрин вскинула брови.

— Звучит неплохо. Но что вы думаете предпринять?

Голубые глаза Джоэла буквально пронзили ее.

— Я ничего не буду предпринимать. Действовать будешь ты, — тихо ответил он.


Кэтрин была ошеломлена. Решительность его тона не оставляла места для сомнений.

— Вы мне серьезно предлагаете… — Эта фраза так и осталась незаконченной. Кэтрин сжала зубы и выпрямилась. — Это невозможно!

— Очень даже возможно. Ты мне сказала, что ты лучше Магды. С чем справилась она, справишься и ты, — твердо заявил он.

— Я не сказала, что не справлюсь. Я имела в виду, что не стану этим заниматься, — не менее решительно возразила Кэтрин. В студенческие годы ее бы захватила мысль о том, чтобы проникнуть в чужую систему, но те годы давно позади. Сейчас она респектабельный профессионал. — Это неэтично.

— К дьяволу этику! — взорвался Джоэл. — Я не прошу тебя вторгаться в сеть моего конкурента и воровать информацию. Ты сделаешь только то, что уже сделано по отношению ко мне. Это не закончится судом, где полетит к чертям твоя репутация. Это частное дело, оно останется известным только заинтересованным сторонам. Время, насколько я понимаю, работает на нас. Насколько я понимаю, Грей — по крайней мере пока — не предполагает, что я усмотрю связь между ним и этим происшествием. Он считает, что идеально замел следы. Вообще-то я многое спустил бы Грею, но только не это. Мне пропавшие файлы необходимы, и вернуть их мне можешь только ты.

— Чушь! На свете есть куча специалистов, которые были бы счастливы выполнить ваше задание, — возразила Кэтрин.

Джоэл остался безучастен к ее словам. Он попросту тряхнул ее за плечи и заставил посмотреть ему в глаза.

— Возможно, но их здесь нет, а ты здесь. Пожалуйста, Кэтрин, ты обязана мне помочь. Прошу тебя. Ты нужна мне.

Она уже была готова ответить новым отказом, но три последних слова заставили ее смолчать. У нее защемило сердце, и она закусила губу. Черт возьми! Неужели он не мог выразиться иначе? Ему нужна ее помощь. Он даже сказал «пожалуйста». Как она может ему отказать?

— Не надо убеждать меня. Я уже решилась вам помочь. — Оказалось, что под пристальным взглядом Джоэла ей невероятно трудно говорить.

— Раз так, я должен тебя достойно отблагодарить, — объявил Джоэл, наклонил голову и притянул Кэтрин к себе, чтобы найти губами ее губы.

Где-то в глубине ее рассудка здравый смысл закричал, что необходимо сопротивляться, но она не прислушалась к здравому смыслу. Забыв обо всех запретах, которые сама же себе поставила, она потянулась к его губам. Но блаженство слишком быстро куда-то улетучилось. Она только моргнула, когда Джоэл внезапно отстранился.

— Спасибо тебе, Кэтрин, — пробормотал он, и она заметила опасный блеск в глубине его глаз.

— Это и есть благодарность?

Она была не в силах скрыть свое разочарование. Торжествующий огонек в этих неправдоподобно синих озерах сообщил ей о том, что она уже на крючке. А затем Джоэл сокрушил ее, вновь завладев ее губами.

Но в этот раз все было по-другому. Он завладел ею с такой страстью, что у нее перехватило дыхание. Она ахнула, он застонал, его не знающий жалости язык внедрился в ее сладкий рот. Уносясь вдаль на волне наслаждения, Кэтрин обвила шею Джоэла, его сильные руки обхватили ее и крепко, насколько позволяла толстая зимняя одежда, прижали к груди. Секунда, другая — и они уже потеряны для мира, существуют только поцелуи, завораживающие, соблазняющие. Между ними разгорается пожар, который вот-вот выйдет из-под их контроля…

Первым опомнился Джоэл. Жадно ловя ртом воздух, он прикоснулся лбом к ее лбу, и их головы окутал пар от тяжелого дыхания.

— Ты, наверное, ведьма, — выдохнул он. — В твоих губах — магическая сила, которая заставляет возвращаться к ним еще и еще. — Обхватив ее лицо руками в перчатках, он отстранил от себя ее голову и заглянул ей в глаза. — Мы сидим на бревне, нас заносит снегом, и я все-таки не могу отнять от тебя руки! Я схожу с ума!

С ума сходили они оба. Она-то о чем думает? Почему, едва он прикасается к ней, все ее здравые, разумные мысли улетучиваются? Кто из них кого околдовал? Этот вопрос заставил Кэтрин содрогнуться, а почему, она и сама не смогла бы ответить.

Она взяла Джоэла за руки и отвела их от своего лица.

— В вас тоже есть мощная магия, причем, мне кажется, ваш опыт давно поставил ее на службу вашим желаниям, — сухо произнесла она, молясь про себя о том, чтобы побыстрее успокоился пульс.

Джоэл отнял руки и посмотрел на нее — искоса, но с удовлетворением.

— Ох-хо. Умеешь ты ударить ниже пояса. Нет, Кэтрин, я говорил то, что думал. В тебе, безусловно, есть нечто особенное, — твердо заявил он.

Кэтрин вздохнула.

— Не сомневаюсь, вы всякий раз именно так и думаете, когда это говорите.

Теперь его взгляд стал мрачнее. Она поднялась, а он пристально следил за ней.

— Не очень-то ты ко мне добра.

Кэтрин сунула руки в карманы пальто и потопала ногами, чтобы они хотя бы отчасти вновь обрели чувствительность.

— Не очень-то приятно сознавать себя всего лишь последней в длинном ряду.

Джоэл также поднялся на ноги, между его бровями пролегла легкая складка.

— Ну, с этим я ничего не могу сделать.

— Знаю. В вашу биографию вписали свои строчки многие. Очень многие. Но я не хочу становиться очередным пунктом в списке. Это женский взгляд, вы меня не поймете, — насмешливо произнесла Кэтрин.

— Неправда. Я очень даже понимаю. Ты не такая, как все, и потому-то ты меня привлекаешь, — возразил Джоэл. — Я еще никогда не встречал женщину, похожую на тебя. Что же до того, чтобы становиться очередным пунктом… Тебе прекрасно известно, что я ни к чему не буду тебя принуждать. Но оставлю за собой право попытаться переубедить тебя.

Последние слова Кэтрин не стала даже обдумывать. Все ее инстинкты твердили ей, что Джоэл не станет брать то, что не будет отдано ему по доброй воле. Ее неуступчивость зависит только от нее. Но увы, он так чертовски убедителен…

— Лично я считаю, что с меня хватит и согласия добыть для вас эти ваши файлы, будь они трижды прокляты, — заметила она без тени юмора.

— За это я буду перед тобой в неоплатном долгу. И я не стал бы тебя об этом просить, если бы вопрос не был жизненно важным. Моя фирма могла бы выжить без этих новых проектов, но не предпринять ничего — значит спровоцировать новые удары. А на это я никогда не пойду.

Кэтрин с сомнением покачала головой.

— Для беспринципного деляги у вас что-то многовато принципов.

Тут Джоэл ухмыльнулся.

— Любой деляга держится в каких-то границах. Кстати говоря, моя способность противостоять холоду на исходе. Метель все усиливается. Здесь оставаться просто неразумно. Идем домой.

Погода действительно стремительно ухудшалась, и Кэтрин была рада принять это предложение. Они с Джоэлом как будто поменялись ролями: на обратном пути она казалась полностью поглощенной своими мыслями, и все по вине своего спутника. Все ее лучшие намерения рассыпались в прах. Теперь она понимала: гораздо легче принять решение о сопротивлении влиянию Джоэла, чем привести его в исполнение.

Глава четвертая

Кэтрин со вздохом повернулась и улеглась на спину. Некоторое время она лежала неподвижно, наслаждаясь комфортом. Медленно, постепенно к ней приходило осознание наступившей тишины. Наконец она приподнялась на локте и посмотрела в окно. Ночью разыгралась снежная буря, и поначалу Кэтрин вскакивала при каждом стуке, раздававшемся в доме. Теперь буря утихла, и воцарилось молчание, почти зловещее. Откинув покрывало, она выбралась из постели, подошла к окну, отодвинула штору и ахнула.

Вокруг, насколько хватал глаз, было белым-бело. Повсюду лежал тяжелый слой снега, глубиной в несколько футов, и снег продолжал падать крупными хлопьями. По всему было видно, что снегопад продолжается уже много часов, и конца ему в ближайшее время не предвидится. Итак, они погребены под снегом, как и предсказывал Джоэл.

Кэтрин вздрогнула, хотя в комнате, благодаря центральному отоплению, было тепло и уютно. От Агнес Кэтрин узнала, что Джоэл распорядился зажечь камины в некоторых комнатах; он предпочитал их батареям парового отопления. Мысль об Агнес напомнила Кэтрин, что экономка уехала и теперь, по-видимому, не появится несколько дней.

Кэтрин привыкла проводить субботний вечер и все воскресенье в Кендале с друзьями, поэтому, возвратившись в дом после прогулки с Джоэлом, она заявила, что уедет до наступления вечера, пока еще можно проехать. Но Джоэл не соглашался, и в конце концов она уступила его настояниям. Следовательно, они с Джоэлом в доме одни.

Не самая безмятежная перспектива, но Кэтрин твердо решила сохранять хладнокровие. Ей предстоит провести здесь несколько лишних дней, но это вовсе не означает, что что-нибудь непременно произойдет. Накануне они с Джоэлом воздали должное ужину, который оставила им Агнес, а затем вполне мило провели вечер, слушая радио и беседуя. Честно говоря, Кэтрин уже не помнила, когда тихий вечер в последний раз доставлял ей такое удовольствие. Они болтали о самых отвлеченных предметах, обнаруживая сходство вкусов и взглядов.

Прислонившись к оконной раме, она слегка улыбнулась, вспоминая прошедший вечер. Она вспомнила оживленное выражение лица Джоэла, когда разговор касался его излюбленных тем. Знает ли он сам, как смеются его глаза, когда он рассуждает о том, что по-настоящему увлекает его? Он оказался совсем не таким человеком, какого она ожидала увидеть. Вчера он расслабился, отвлекся от всего и нисколько не походил на злонамеренного соблазнителя, каким его рисовал Дрю.

Кэтрин отошла от окна и накинула халат такого же цвета, как и ее длинная кремовая ночная рубашка. Если ее часы не врут, сейчас еще нет семи. Надо потихоньку пробраться в кухню и сварить себе кофе. Необходимо что-нибудь взбадривающее, если уж она приняла на себя решение проблемы исчезнувших файлов.

Не обуваясь, она спустилась по лестнице, пересекла холл и подошла к кухне. Но, распахнув дверь, застыла от удивления. Джоэл стоял у стойки, лениво помешивал кофе в чашке и задумчиво смотрел на снег. При ее появлении он повернулся. Ложечка замерла в его руке, а на лице отразилось замешательство.

Он, как и она, был бос… и без брюк. На нем был только купальный халат, распахнутый выше пояса, и Кэтрин увидела его грудь, покрытую мягкими темными волосами. Она едва не потеряла рассудок и с трудом подавила желание приблизиться и проверить ладонью, так ли шелковисты эти волосы, как кажется на расстоянии. Джоэл тем временем открыто рассматривал ее фигуру. Его взгляд был сродни ласке, и Кэтрин почувствовала, как сжимается все ее тело.

— Ничего более сексуального я в жизни не видел, — провозгласил он с хрипотцой в голосе.

У Кэтрин перехватило дыхание. Она натужно засмеялась.

— Вы меня с головы до пяток изучили, — зачем-то произнесла она, и он оскалился своей волчьей ухмылкой, которая пробуждала в ней какие угодно чувства, только не чувство страха.

— Точно. Это заставляет мое воображение работать сверхурочно и в таких направлениях, о которых ты не подозреваешь.

В последнем Кэтрин отнюдь не была уверена.

Напротив, она очень ясно представляла себе, о чем он сейчас думает.

Джоэл отставил в сторону свой кофе и пересек кухню. Она инстинктивно подобралась, но он лишь взял ее за руку и мягко заставил сделать пару шагов от двери, при этом получив возможность прикрыть за ней дверь. Затем, слегка улыбнувшись, он сделал шаг к ней. Она отшатнулась — но лишь натолкнулась на закрытую дверь. Значит, она в ловушке.

Джоэл уперся ладонями в дверь по обе стороны головы Кэтрин и бросил на нее озорной взгляд.

— И как же ты теперь думаешь действовать? — язвительно осведомился он.

Кэтрин не привыкла уклоняться от вызова. Самым естественным было бы потребовать, чтобы он немедленно отпустил ее, но она уступила своему сокровенному желанию: подняла руку, просунула ее за отворот халата Джоэла и провела пальцами по его мускулистой груди. Его хриплое дыхание отдалось музыкой в ее ушах, и частота дыхания взлетела до запредельной высоты.

Присев, Кэтрин попыталась освободиться, но Джоэл опередил ее. Он попросту обхватил ее и прижал к себе.

— Э, нет, — быстро воскликнул он. — Так легко ты от меня не избавишься.

Кэтрин вскинула голову. В ее глазах сверкнул вызов.

— Это вы начали!

Она не могла пошевелиться, зажатая между дверью и его грудью. Да ей и не хотелось двигаться. Она обезумела от его запаха, от его близости. Ее рука ощущала его сердце, которое билось в такт ее собственному.

Ладони Джоэла стиснули ее щеки, а пальцы впились в ее волосы.

— Значит, я и закончу, — чувственно произнес он. — Напрасно ты это сделала.

— А ты напрасно приступил, — слабо возразила она.

Все силы оставили ее, когда ее взгляд остановился на его губах. Боже, как же ее тянет попробовать их вкус. Только Джоэл способен околдовать ее с такой силой.

— Если ты будешь так на меня смотреть, мне придется тебя поцеловать, — предупредил он.

Кэтрин сумела приподнять отяжелевшие веки.

— А что тебе мешает? — прошептала она.

Джоэл тихо засмеялся.

— А черт меня знает.

И тут их губы наконец сомкнулись.

Кэтрин застонала от наслаждения, раздвигая губы под напором твердого языка Джоэла. Свободной рукой она сжала ткань халата за его спиной, когда поцелуй мгновенно раздул огонь, все еще тлевший после прошлого раза. Руки Джоэла оставили ее щеки и легли на ее спину, прикрытую шелковой тканью. Кэтрин охватила сладостная дрожь. А вслед за этим его руки обхватили ее бедра, притянули девушку еще ближе. Прижимаясь к нему, она сумела высвободить другую руку и обвить ею его шею. А его ладони в это время двинулись вверх, добрались до ее талии, потом большие пальцы легли на груди, и Кэтрин утратила способность мыслить. Ее тело содрогнулось. Джоэл прижал ее спиной к двери и продвинул свое мощное колено между ее бедер.

Пронзительный звонок телефона заставил их отпрянуть друг от друга, словно кто-то невидимый окатил их ушатом холодной воды. Им понадобилось несколько мгновений, чтобы осознать, что происходит. Джоэл пригладил ладонью волосы и нетвердой походкой подошел к висящему на стене телефонному аппарату. Ему стоило труда ответить так, чтобы голос звучал непринужденно и беззаботно.

Кэтрин прикрыла глаза и приложила пальцы к горящим губам. Она совершенно утратила контроль над ситуацией. А ведь намеревалась сохранять дистанцию, не провоцировать Джоэла, Но стоило ему оказаться близко, как все ее мысли смешались — если только у нее вообще оставались какие-то мысли. Да что же с ней творится в этом доме? Ну почему она не в силах соблюдать дистанцию?

Услышав, что Джоэл повесил трубку, она открыла глаза. Он вновь приближался к ней, не сводя взгляда с ее блуждающих глаз. Медленно, очень медленно он поднял руки, обхватил ее плечи и погладил ее руки сверху вниз, от плеч до локтей.

— Это мой сосед. Узнавал, как у нас дела. Я сказал, что у нас все в порядке с едой и отоплением. У него трактор, и он помогает в расчистке подъездных дорог к дальним домам. Если сегодня снег прекратится, то он расчистит аллею. В худшем случае дорога будет свободна завтра, — лаконично пояснил Джоэл и вдруг перевел взгляд на губы Кэтрин. — А теперь куда мы…

Он наклонил голову, и Кэтрин поспешно вскинула руки, чтобы удержать его.

— Эй, нет! По-моему, не стоит.

Оказалось, что Кэтрин хватило времени, чтобы остудить закипевшую кровь.

— До звонка Уилфа ты была более чем готова идти наверх, в мою постель, — без тени сомнения возразил Джоэл, и Кэтрин не нашлась что возразить.

— Значит, твой друг идеально выбирает время, — заметила она невозмутимо.

— То есть он дал тебе время передумать, — саркастически заметил Джоэл.

— Это привилегия женщины, — негромко сказала Кэтрин. — Прошу прощения.

Джоэл отпустил ее и отошел в сторону.

— Не надо извиняться. Я разочарован, притворяться ни к чему, но у нас еще будут возможности. И я тебе уже говорил: не в моих правилах принуждать женщину. — Он вновь подошел к стойке, где стояла его забытая кофейная чашка. Взяв ее в руки, он взглянул на Кэтрин через плечо. — Хочешь кофе?

Она кивнула.

— Спасибо. — Сейчас ей требовалось собраться с духом, тогда как каждая ее клеточка еще помнила о близости Джоэла. — Похоже, моя мама назвала бы тебя настоящим джентльменом. Я же вела себя не как леди. Мне следовало бы быть поосмотрительнее, — грустно добавила она, подходя к стойке.

Джоэл повернулся и протянул ей чашку.

— Кэтрин, поверь моему слову: как леди ты дашь сто очков вперед кому угодно. И поэтому я, скорее всего, проведу ближайший час под холодным душем.

Он улыбнулся ей. Она приняла у него чашку, заглянула в глубину его бездонных глаз — и в эту самую секунду сделала шокирующее открытие.

Она влюбилась в Джоэла!


— С тобой все в порядке?

Обеспокоенный голос Джоэла вторгся в хаос ее мыслей и вернул Кэтрин к настоящему. Она отступила на шаг, сжимая чашку и сама того не замечая.

— Да, все хорошо. — Голос Кэтрин прервался, и она заметила, как насупился Джоэл. — Честное слово. Просто мне кое-что пришло в голову.

Эта последняя недомолвка была призвана положить конец всем недомолвкам.

— Насчет моих файлов? — быстро спросил Джоэл, и Кэтрин так же торопливо заверила его:

— Нет-нет, это не имеет отношения к работе. Так, кое-что личное.

— Может быть, обсудим?

Кэтрин засмеялась, и в ее смехе можно было расслышать легкую истерическую нотку. Уж о том, что у нее сейчас на уме, с ним она будет говорить в последнюю очередь.

Джоэл взял свою чашку и последовал за Кэтрин к столу.

— Не сейчас. Это так, ничего особенного.

Ее покоробила собственная ложь. Ничего особенного? Да ведь в этом — целый мир! Джоэл уселся напротив нее.

— Ты как будто увидела привидение, — заметил он.

Эта реплика показалась Кэтрин исключительно точной. Она в самом деле увидела призраки. Ей представились все ее потаенные мечты и надежды. Она никогда не сомневалась в том, что человек, которого ей суждено полюбить, сразу же ответит ей взаимностью. Какой же наивной она была! Разве нельзя полюбить того, кто не любит тебя? И никогда не полюбит? Хотя бы потому, что вообще не верит в любовь?

Дрожащими пальцами Кэтрин убрала за ухо прядь волос и криво усмехнулась.

— Нет, никаких привидений. Меня вдруг задела одна горькая истина, скажем так.

Несомненно одно: он не должен узнать о тех чувствах, что она испытывает к нему. Она сама нанесла себе рану, но это ее, и только ее, рана. Если ей не суждено обрести его любовь, то его жалость ей не нужна.

Джоэл понимающе взглянул на нее.

— Что ж, у истин есть такое неприятное свойство.

Вздохнув, Кэтрин отхлебнула из чашки.

— Этот уик-энд проходит несколько не так, как я рассчитывала.

— На что же ты рассчитывала?

— Прежде всего я не рассчитывала встретить тебя. Ты оказался для меня сюрпризом, — честно призналась Кэтрин.

Джоэл иронически усмехнулся.

— Я тоже не был готов к встрече с тобой. Редко бывает, чтобы женщина шла со мной наравне.

Вот в этом Кэтрин могла не сомневаться.

— Женщины наверняка падают к твоим ногам, так что ты о них спотыкаешься.

Синие глаза с одобрением смотрели на нее.

— Это опасно для жизни, поэтому мне приходится широко шагать, чтобы переступать через них.

Удивительно, насколько болезненно полоснули ее эти несерьезные слова.

— И через многих ты переступил? — спросила она с насмешкой, к которой Джоэл должен был быть готов.

Он укоризненно покачал головой.

— Если бы у меня было столько женщин, сколько мне приписывают, я бы уже был паралитиком.

Кэтрин вынудила себя улыбнуться и сама удивилась тому, насколько непринужденной оказалась ее улыбка. Что ж, в этом ей повезло.

— Приятно видеть, что ты в хорошей физической форме.

При этом замечании глаза Джоэла сузились.

— Рад, что тебе нравится мое тело. Я твое тоже весьма одобряю.

— Ты всегда был таким невыносимым? — ядовито осведомилась она.

— Кэтрин… — Рука Джоэла коснулась ее руки, и она быстро вскинула на него глаза.

Как будто раскаленная головня коснулась ее сердца. Она убрала руку, не в силах долго выдерживать его прикосновение.

— Не сдаешься, да? — бросила Кэтрин со злым смешком.

— Ну да. Ведь ты не даешь мне повода думать, что я должен сдаться.

Кэтрин вызывающе вскинула голову.

— Я сказала «нет»!

— Но это же не всерьез.

У Кэтрин не нашлось возражений. Джоэл был прав.

— Тогда почему ты остановился? — с интересом спросила она.

Джоэл протянул руку и с нежностью провел пальцем по ее губам.

— Ты же сама сказала, что я джентльмен. А ты еще не окончательно созрела.

— Не созрела для чего?

— Для следующего шага, — невозмутимо отозвался он.

Кэтрин в смущении потупилась.

— А ты будешь знать, когда я созрею?

Мужское самомнение Джоэла не знало границ, об этом явственно свидетельствовала его широкая улыбка.

— Интуиция меня еще не подводила.

— Все когда-нибудь случается в первый раз. А что, если сегодня пришел момент для первого провала? — дерзко предположила она.

— Кэтрин, славная моя, если уже не существует. Можно говорить только о когда. Ты должна это признать, если хочешь быть честной. Вот потому-то я и намерен довести игру до конца.

Вот оно. Меньше всего ей сейчас нужно напоминание о том, что для него все происходящее — не больше чем игра. Возмущенная Кэтрин оттолкнула чашку и поднялась из-за стола.

— То, что я скажу, Джоэл, тебе и без меня известно. Стоит мне почувствовать к тебе какую-то симпатию, как ты наглеешь, и я уже готова тебя ударить.

Джоэл, рассмеявшись, тоже поднялся на ноги.

— Значит, я тебе уже нравлюсь, иначе ты бы так не злилась.

Разумеется, он снова был прав. Кэтрин безнадежно вздохнула. Но будь она проклята, если согласится с ним вслух.

— Похоже, мне пора с почетом отступить. Сейчас я оденусь и займусь добыванием твоих драгоценных файлов. По крайней мере компьютеры всегда рассуждают логически.

Она уже шла к двери, когда он пробормотал:

— Как это скучно!..

Кэтрин остановилась у самой двери и обернулась со словами:

— Зато как спокойно!

И поспешно захлопнула за собой дверь.


Итак, она влюбилась в Джоэла. Осознание этого факта стало для нее потрясением, от которого она все еще не опомнилась. Кэтрин давно знала, что любовь когда-нибудь придет к ней внезапно и оглушит ее, но не ожидала, что это случится здесь, сейчас. И виновником будет человек, который любит женщин, по не верит в ту любовь, которая только что потрясла мир Кэтрин до основания. Конечно, его тоже влечет к ней, но между его и ее чувствами есть некоторая разница. Она полюбила его. В этом она не сомневалась ни секунды.

Увы, в мире Джоэла для любви нет места. Он считает, что перед ним открылась возможность для легкого, безобидного романа, позволяющего приятно провести время. Возможно, она бы тоже увидела в этом некую прелесть, если бы не было затронуто ее сердце. И теперь, когда проснулось ее сердце, играть в эту игру уже нельзя. Теперь ставка больше чем самоуважение. Короткая интрижка с привлекательным мужчиной — одно дело. И совсем другое — связь с мужчиной, которого ты полюбила.

Глава пятая

Снегопад прекратился около полудня, и вскоре после этого Кэтрин услышала долгожданный звук мотора — трактор приступил к расчистке дороги. Ее пальцы замерли на клавиатуре. Этот звук должен был прозвучать для нее музыкой, но на деле он означал, что ей придется уехать на следующий день. Как нелепо: еще вчера она хотела, чтобы снег прекратился, а сейчас была бы безмерно счастлива, если бы снежный буран продолжался бесконечно. Правильно говорят; будь осторожней в своих желаниях, ведь они могут исполниться.

Со вздохом она снова обратилась к монитору. За утро она успела просмотреть базы данных Магды — просто на всякий случай: вдруг Магда скопировала стертые файлы для себя. Нет, в этом ее упрекнуть нельзя. Сейчас Кэтрин предпринимала попытки проникнуть в систему Грея, а это было для нее достойным испытанием. Грей установил в своей системе внутреннюю защиту. Естественно, ни одна программа не может гарантировать абсолютную безопасность, но все же защита Грея существенно осложняла задачу Кэтрин. Многие хакеры не стали бы тратить время на взлом, но перед Кэтрин стояла важная задача, поэтому она продолжала штурм.

— Обед будет готов через пятнадцать минут, — объявил Джоэл, приоткрыв дверь.

От неожиданности Кэтрин чуть не выпрыгнула из кресла, обернулась и вскинула голову.

— Как можно так подкрадываться! Чуть до инфаркта не довел!

А что уж говорить о его наружности! Пушистый свитер, джинсы и высокие сапоги придавали ему облик дикаря — необыкновенно сексуальный облик. Кэтрин буквально пожирала его глазами. Заметив это, он заулыбался.

— Рад, что тебе, моя радость, нравится мой вид. Ведь ты мне тоже нравишься. Когда сегодня я буду ворочать лопатой на улице — стану вспоминать твои умопомрачительные ноги в этих легинсах, и мне сделается теплее.

Кэтрин насмешливо вскинула бровь.

— Тебя лучше согреют пальто, шапка и перчатки.

— Это только снаружи, славная моя, только снаружи. Так не забудь: через пятнадцать минут. Не заставляй меня приходить за тобой.

Он удалился, оставив после себя атмосферу угрозы.

Да, он ушел, но память о нем повисла в воздухе, согревая Кэтрин изнутри. После этого сосредоточиться стало трудно, но ей все-таки это удалось. Время перестало существовать для нее. Работа успешно продвигалась, и Кэтрин вздрогнула, когда дверь за ее спиной распахнулась снова.

— Пора, — решительно провозгласил Джоэл. — Идем обедать.

— Ты же дал мне пятнадцать минут, — возразила Кэтрин.

— Это было полчаса назад. Нужно сделать перерыв.

— Но я почти закончила! — заявила она и взмолилась, указывая на экран: — Ну еще несколько минут!

Будучи почти у цели, она никак не хотела отрываться от компьютера. Но в ответ Джоэл откатил кресло от стола, наклонился и сгреб Кэтрин в охапку.

— Прошу прощения, лимит времени исчерпан.

Повернувшись на каблуках, он двинулся по направлению к двери. Испуганно вскрикнув, Кэтрин обхватила руками его шею.

— Нахал! Как ты смеешь!

Однако на самом деле злость была поглощена новыми ощущениями, которые Кэтрин испытала, оказавшись на руках Джоэла. Необычная улыбка тронула ее губы. Боже правый, как же он силен! Он несет ее легко и изящно, а между тем она отнюдь не пушинка.

Против воли ее руки все крепче сжимали его шею, и она позволила себе зафиксировать взгляд на его мощной нижней челюсти.

— Ты всегда такой деспот? — лукаво осведомилась она.

Джоэл бросил на нее быстрый взгляд, и его губы изогнулись.

— Только тогда, когда женщина отказывается делать то, что нужно ей самой, — бросил он.

Ногой он толкнул дверь кухни, и в ноздри Кэтрин ударил потрясающий запах томатного супа.

— Значит, ты не всякий раз играешь в Тарзана и Джейн? — спросила она, когда он опустил ее на стул.

Он подошел к плите, на которой аппетитно побулькивало в кастрюле. Разлив суп по тарелкам и поставив их на стол, он пробурчал:

— Похоже, у тебя развивается защитный инстинкт. — Он пододвинул к ней тарелку и кивком показал на ложку. — Ешь, Кэтрин.

— Очередной приказ?

Несмотря на язвительный тон, Кэтрин все же взяла ложку. Острый запах напомнил ей, насколько она проголодалась.

— Распоряжение, — поправил ее Джоэл, занял место напротив нее, но не начинал есть, ожидая, пока она проглотит первую ложку супа. — Бери хлеб.

Он придвинул к ней поднос, на котором лежали толстые ломти хлеба.

— Всем этим можно накормить полк или, по крайней мере, роту, — заметила она, взяла ломоть, откусила, отправила в рот ложку и принялась жевать с явным удовольствием. — Мм, как вкусно! Я так и думала.

— Так что же не пришла вовремя? — с упреком произнес Джоэл.

Кэтрин с усмешкой пожала плечами.

— Я забылась.

— И часто ты забываешь поесть? — спросил ее Джоэл, и она утвердительно кивнула.

— Я часто увлекаюсь, — призналась она. — Только опомнюсь — а день уже прошел. Смотрю на это как на издержки профессии.

Некоторое время Джоэл наблюдал за ней, явно довольный ее аппетитом. Когда она потянулась за вторым куском хлеба, он рассмеялся.

— Детка, да за тобой нужен присмотр.

Кэтрин удивленно подняла голову, ложка застыла около ее рта.

— Предлагаешь свои услуги?

— А почему бы и нет? Кто-то же должен взять на себя заботу о тебе, — безразличным тоном заметил он.

Ложка с легким плеском опустилась в тарелку. Отчего-то у Кэтрин закружилась голова. Нет ничего проще, чем вложить в эти слова самый многообещающий смысл, но она не имеет права это делать. Она решила про себя: лучше перестраховаться и обратить разговор в шутку.

— В ваших устах, Джоэл Кендрик, это звучит как приговор! — воскликнула она.

Но где-то в глубине души ей до боли хотелось знать наверняка, что же Джоэл имел в виду. Он улыбнулся.

— Только на небольшой срок. Но пока ты здесь, моя забота номер один — чтобы ты питалась как следует и вовремя.

Надежда исчезла.

— Ну, значит, это ненадолго. Ведь я уеду завтра, лишь бы погода позволила.

— А я надеялся убедить тебя погостить подольше, — возразил Джоэл, и сердце Кэтрин в очередной раз перевернулось.

Знать, что он не хочет ее скорого отъезда, — это уже немало.

— Я не могу. У меня есть определенные обязательства. Мне придется, конечно, отменить завтрашние встречи с клиентами, но, как профессионал, я не имею права откладывать их на неопределенный срок ради собственного удовольствия.

Ей очень хотелось увидеть следы разочарования на его лице, но оно было непроницаемо.

— В таком случае я в полной мере использую то время, которое остается в нашем распоряжении.

В итоге болезненное разочарование испытала Кэтрин. Она опустила глаза и через силу проглотила еще ложку супа, ее аппетит исчез неизвестно куда.

— О чем думаешь? — помолчав, спросил Джоэл.

Она ответила ему невеселой улыбкой.

— Думаю о том, что, наверное, сошла с ума, раз даже в мыслях допустила возможность связи с тобой, — призналась она.

— Значит, ты допустила такую возможность?

Он прищурился, и его лицо приобрело задумчивое выражение. Кэтрин твердо встретила его взгляд.

— Я уже сказала, что, должно быть, сошла с ума, — с легкой усмешкой повторила она.

Джоэл подался вперед и взял Кэтрин за руку.

— Бывают ситуации, когда нам только и остается, что сходить с ума, — мягко, но убежденно произнес он и слегка погладил ее большим пальцем по руке.

Она старалась прочитать на его лице, что он испытывает в эту минуту. Впрочем, в последнее время она все больше убеждалась, что видит лишь то, что ей позволено видеть.

— Джоэл, а ты совершал когда-нибудь безумные поступки? В частной жизни, не в бизнесе? Случалось тебе ступать на шаткий мост и верить, что он не провалится под тобой?

Именно эти слова точно описывали то, что испытывала она сама. Ей страшно, но она сделает этот шаг. Робкому сердцу не победить никогда. Между бровей Джоэла пролегла складка.

— Похоже, это вопрос со значением. Кэтрин, о чем ты хочешь меня спросить на самом деле?

Ей бы отступить, но она решилась играть ва-банк.

— Наверное, я хочу спросить, случалось ли тебе отдаваться во власть другого человека и при этом верить, что он не отшвырнет тебя.

Складка над переносицей Джоэла сделалась глубже. Он отпустил руку Кэтрин и откинулся на спинку стула.

— Если этот вопрос имеет отношение к нам с тобой, то можешь поверить: я не сделаю тебе ничего плохого.

— Намеренно не сделаешь, я знаю. Но разве тебе не приходило в голову, что ты можешь ранить меня невольно? Откуда тебе известно, что я не влюблена в тебя? — вызывающе бросила она.

Ее сердце бешено заколотилось в груди, затем болезненно сжалось, когда Джоэл рассмеялся.

— Но ведь я намекал тебе, что это было бы пустой тратой времени.

Кэтрин не верила своим ушам. Он в самом деле сказал такое? Самый невероятный ответ из всех, какие только можно вообразить.

— И ты считаешь, этого достаточно? Одно предупреждение — и сердце женщины автоматически отключается?

Джоэл пожал плечами.

— Женщины влюбляются и остывают в мгновение ока.

Совсем не таких слов ожидала Кэтрин, которой было суждено влюбиться.

— Жутковатый цинизм. Наверное, это счастье, что я в тебя не влюблена, — вынужденно солгала она. — Ты, надо думать, считаешь, что лучше один смертельный удар, чем тысяча мелких уколов, таких, какие бывают, когда рушатся отношения.

— Если разрыв и причиняет боль, она проходит довольно быстро, — равнодушно заметил Джоэл.

Кэтрин смотрела на него как громом пораженная.

— Но если ты в самом деле так думаешь, тебе не узнать любви никогда, — наконец произнесла она.

Джоэл опять пожал плечами.

— Я же сказал, что этого не будет. Я стараюсь не причинять женщинам боль, но, если даже это случается, не сомневаюсь, что боль проходит, как только на горизонте появляется новый мужчина.

Этот насмешливый тон принес Кэтрин новые муки.

— Ты себя недооцениваешь. Не думаю, что тебя так легко забыть. — Она была глубоко уязвлена. Женщины ничуть не более переменчивы, чем мужчины, а память сердца одинаково сильна как у тех, так и у других. — Скажи честно, ты когда-нибудь жалел о разрыве хоть с одной женщиной?

— Сожаления — это напрасная трата времени и душевных сил. Для себя я их не допускаю, — бесхитростно ответил Джоэл.

Кэтрин стало нехорошо от того, как легко он способен отсечь все добрые чувства.

— В тебе говорит высокомерие. Грех гордыни. Я очень боюсь, что в один прекрасный день ты будешь сброшен на землю. Тебе будет больно, но ты, по крайней мере, станешь таким же, как и мы, смертные.

Джоэл тихо засмеялся и принялся убирать со стола.

— Если это случится, можешь смело мне напомнить: «Я же тебя предупреждала». — Он отнес посуду в раковину, быстро прополоскал и поставил в посудомоечную машину, затем вновь повернулся к Кэтрин. — Пойду расчищать дорожки. Приглашаю тебя присоединиться.

Покачав головой, Кэтрин поднялась из-за стола.

— Тут нужны скорее мускулы, чем мозги. Так что это больше по твоей части. Вернусь-ка я лучше к компьютеру.

С этими словами она вышла из кухни, унося с собой образ Джоэла, стоящего у раковины и смеющегося тем смехом, от которого у нее всякий раз по спине пробегали мурашки.


Возвратившись в кабинет, Кэтрин не сразу приступила к работе: слишком уж полны были ее мысли тем разговором, что состоялся в кухне.

В решимости изгнать все эмоциональные оттенки из своей жизни Джоэл доходит до степени патологии. И еще какая-то мысль подсознательно мучила ее. Не сразу Кэтрин поняла: его мнение о противоположном поле отнюдь не лестно. Женщины непостоянны, они то и дело влюбляются и остывают, чувства их поверхностны, раны затягиваются, стоит на горизонте появиться очередному мужчине. Странная аргументация для человека, который в то же время считает, что женщины видят в нем лишь машину для выкачивания денег.

Мысли Кэтрин постоянно обращались к их разговорам. Как-то Джоэл обронил, что ни одна женщина не могла повлиять на его воззрения, но сейчас она начала в этом сомневаться. Ему нравится изображать супермена, которого ничто не может вывести из равновесия. Будто бы ничто не имеет для него ценности. Но он уже неоднократно показывал, что не настолько холоден. В нем глубоко внутри есть и доброта, и сочувствие. Зачем, же он так тщательно старается это скрыть? Не оттого ли, что когда-то в своей жизни был глубоко ранен и не желает, чтобы это повторилось?

Зрачки Кэтрин расширились. Возможно, как раз здесь кроется ключ к загадке Джоэла. В прошлом он доверился кому-то и был предан. Как и любой на его месте, он выстроил оборонительные редуты. Возведенная им стена с годами становилась все толще и выше, и что могло бы теперь пробить ее?

Да, эта гипотеза многое объясняет, но она не поможет Кэтрин. Если она не заблуждается, значит, она любит человека, исполненного решимости никогда больше не любить. В ее арсенале нет иерихонских труб, от звуков которых падают защитные укрепления[3]. У нее есть только ее любовь, и если она не пробьет брешь в его панцире, значит, эту брешь не пробьет уже ничто. Она не в силах заставить его полюбить ее, ей остается надеяться лишь на то, что он захочет пробыть с ней чуть-чуть дольше. Еще можно, конечно, рассчитывать на чудо, но в наши дни чудеса в дефиците. Решимость Джоэла так тверда, что перемена едва ли может произойти. Любовь отпирает отнюдь не все запоры.

Как это ни тяжко, приходится признать, что проблема Кэтрин неразрешима. А вот трудностям Джоэла можно помочь. Если она будет предаваться унынию, толку от этого не будет никакого. Так что лучше заняться базой данных Грея.

И Кэтрин заставила себя погрузиться в работу.

Она тщетно билась над тем, как обойти очередную преграду на пути к файлам. Но в конце концов у нее появилась оригинальная идея. Когда она осуществила свой замысел, экран внезапно очистился, и Кэтрин вошла в систему.

Отыскать файлы оказалось неожиданно легко. По всей видимости, Грей не предполагал, что окажется под подозрением или что Джоэл решится отплатить ему его же монетой и последовать примеру Магды. Теперь же Кэтрин оставалось только записать информацию на диски, удалить все файлы и прежние версии из системы, и ее миссия выполнена. Восстановить спасенную информацию на компьютере Джоэла — минутное дело.

Закончив работу, Кэтрин наконец вышла из системы с сознанием достойно исполненного долга. Она убрала все диски, поднялась, потянулась и отправилась на поиски Джоэла с тем, чтобы сообщить ему хорошую новость. Надев пальто и перчатки, она вышла из дома и направилась в ту сторону, откуда доносился размеренный звук лопаты. Увидев Джоэла, она остановилась, чтобы понаблюдать за ним. Поверх свитера он надел накидку из шотландки. Она встречала мужчин красивее его, но, вероятно, он один мог заставить ее сердце биться в такт движениям его лопаты. Если это не доказательство серьезности положения, тогда что же считать за доказательство?

Должно быть, она как-то выдала себя, потому что Джоэл резко поднял голову, выпрямился, оперся на лопату и лукаво улыбнулся.

— Похоже, кошка съела сметану, — сказал он. — Означает ли это, что меня ожидает благая весть?

— Ммм… Твои файлы находятся на своих местах, а диски с копиями заперты в ящике стола. Вряд ли что-нибудь подобное повторится, но на твоем месте я бы установила защитную программу, — предложила Кэтрин, и Джоэл кивнул.

— Лучше поздно, чем никогда. Ты сможешь установить?

— На рынке есть несколько защитных программ. Я и сама могла бы написать для тебя новую. В этом случае я, естественно, пришлю ее тебе с инструкциями по установке.

Теперь Джоэл вцепился в черенок лопаты обеими руками и переступил с ноги на ногу.

— Ты все еще хочешь уехать завтра?

Да она бы осталась здесь на всю жизнь, стоит ему попросить. Но он не просит. И никогда не попросит, наверное.

— Я сделала все, ради чего приехала, — спокойно ответила она.

— А как же одно незаконченное дело между нами?

И эти тихие слова проникли в самые глубины ее сердца. Но она вскинула брови и слегка улыбнулась.

— Может быть, лучше так его и оставить — незаконченным?

— Для меня так не было бы лучше.

Его настойчивость обрадовала Кэтрин, но она не желала этого показывать. Скрестив на груди руки, она сделала вид, что обдумывает предложение.

— Вообще-то женщина должна хранить свои секреты. Думаю, мне стоит заставить тебя теряться в догадках относительно того, чего ты лишился, — дразня, ответила она. Джоэл фыркнул, как большой разозленный кот. Кэтрин громко рассмеялась. — Вот-вот. Если мальчик сердится, значит, он не знает, как добиться своего.

Джоэл отставил лопату. В его глазах мелькнул опасный блеск.

— Я не мальчик, и у тебя будет случай в этом убедиться. — Он шагнул к ней, и ясное намерение читалось в его недоброй ухмылке.

Кэтрин вскрикнула, повернулась и побежала прочь, сознавая, как нелепо она выглядит, когда старается проложить себе путь по глубокому снегу. Увидев, что слева есть тропинка, она повернула туда.

— Нет, Кэтрин!

Она не обратила внимания на возглас Джоэла и в следующую секунду почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног. Она едва успела закричать и ударилась о землю с такой силой, что у нее перехватило дыхание. Через мгновение Джоэл уже стоял возле нее на коленях и с тревогой смотрел на нее.

— Ты в порядке, милая? Ушибла голову? Отвечай же, Кэтрин! — потребовал он, так как она продолжала молчать.

Его руки уже ощупывали ее в поисках ссадин. Когда к Кэтрин вернулось дыхание, она хрипло спросила:

— Что случилось?

Джоэл сел на корточки и испустил вздох облегчения.

— Лед — вот что случилось. Под снегом всегда остается влага, и образуется лед. С тобой точно все в порядке? — заботливо спросил он, осторожно помогая ей сесть.

Кэтрин содрогнулась.

— Все нормально, — заверила она его, — если не считать ушибов, из-за которых мне неделю будет больно сидеть. — Морщась, она потрогала ушибленные места.

— Я бы мог… — начал Джоэл, но Кэтрин отчаянно затрясла головой и послала ему предупреждающий взгляд, поскольку заметила жадный блеск в его глазах.

— Нет, не мог бы, — отрезала она. — Синяки пройдут сами, так что благодарю покорно.

— Не нужно отрывать мне голову. Я в твоем падении не виноват.

Кэтрин покосилась на него и неожиданно рассмеялась.

Джоэл чуть сдвинул брови, а потом протянул руку и с невыразимой нежностью коснулся ее щеки.

— Мне невероятно нравится твой смех, — признался он.

— Ты это вовремя сказал. Мы, между прочим, сидим на снегу и рискуем переохладиться, — заметила она.

Рука Джоэла обхватила Кэтрин и начала притягивать ее.

— Ты замерзла?

— Только снаружи, — поперхнувшись, призналась Кэтрин, и легкая улыбка тронула уголки ее губ.

— Это хорошо, потому что я как раз собираюсь тебя поцеловать.

Сейчас они уже чувствовали дыхание друг друга. Кэтрин подалась вперед, и ее руки обхватили его торс.

— Чего тогда ты так долго ждешь? — спросила она почти шепотом.

И когда его губы овладели ее губами, мир перевернулся и умчался прочь.

Это был глубокий, проникающий в душу поцелуй. Он требовал от Кэтрин ответа, хотя едва ли она знала вопрос. Поэтому ответить Джоэлу она могла лишь тем, что отдала ему до унции всю испытанную ею любовь к нему. Похоже, этого-то он и добивался. Он обвил ее руками, опустил себе на колени. Ее захватил кипящий водоворот; она прикрыла глаза и продолжала отвечать вслепую. Реальный мир вернулся к ней только тогда, когда Джоэл приподнял ее голову и глухо выругался. Тогда она услышала настойчивый звонок.

— Опять телефон, — пояснил Джоэл, переводя дыхание. — Я установил громкоговоритель, чтобы слышать звонки, когда нахожусь поблизости от дома.

Звонки прекратились, но он продолжал прислушиваться, жестом отстранив Кэтрин.

Ее пробрала дрожь, как только она лишилась тепла его тела, и она рывком поднялась на ноги.

— Не думала, что у тебя такая важная работа, — заметила Кэтрин.

Но Джоэл уже зашагал к дому, и ей ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Конечно, она была здорово раздосадована тем, что он с такой легкостью прервал любовную игру с ней ради каких-то деловых вопросов.

— Это с работой не связано, — бросил он, не замедляя шага. — Я установил особый звонок на те случаи, когда не хочу отвечать, если мне звонят по делам. Я член местной поисково-спасательной команды. Если с кем-то что-то стряслось, а в такую погоду это совсем не исключено, промедление смерти подобно.

Раздражение Кэтрин не уменьшилось при этом объяснении, но в то же время ее сердце исполнилось гордости из-за того, что Джоэл участвует в таком благородном деле. Да, она была удивлена, но понимала, что удивляться не стоит. Она все больше убеждалась в том, что этот человек щедро отдает себя другим, и только на своем сердце он вывесил табличку «Не трогать».

Войдя в кухню, он снял трубку висевшего на стене телефонного аппарата.

— Это Джоэл. Что случилось? — отрывисто спросил он, молча выслушал сообщение и коротко сказал: — Буду через двадцать минут.

Когда он опустил трубку на рычаг и повернулся, Кэтрин не могла не заметить напряженное выражение его лица.

— Что-нибудь серьезное?

— Буря застала на одной из скал троих туристов. Двое свалились вниз, и никто не знает, насколько они пострадали. Третий добрался до фермы и вызвал спасателей. Черт возьми! Сколько ни передавай прогнозы, всегда найдутся козлы, которых нам теперь собирать по кусочкам.

Внезапно сердце Кэтрин сжалось при мысли о том, как трудно, должно быть, придется спасателям, и она спросила с тревогой:

— А для вас это тоже опасно?

Джоэл не стал развеивать ее худшие опасения.

— Конечно, опасно. Пусть мы знаем местность как свои пять пальцев, но погода против нас. Как бы то ни было, мы обязаны их спасать. Если только буран не разыграется так, что мы ничего не увидим на расстоянии вытянутой руки, мы их там не оставим.

— Но…

Джоэл не дал Кэтрин возразить, просто положив ей руки на плечи.

— Извини, Кэтрин, сейчас некогда разговаривать. Скоро начнет темнеть, а нам нужно успеть засветло. — С этими словами он отпустил ее и вышел из кухни.

Она услышала, как он взбегает по лестнице, перепрыгивая через ступеньку, и закусила губу.

Кэтрин похолодела, представив себе, как он срывается с отвесной скалы и расшибается насмерть. Надо остановить его. Но она знала, что ее призыв ничего не изменит. Джоэл так или иначе отправится.

Услышав, что он спускается, она устремилась к нему. На нем была полная альпинистская экипировка и рюкзак за спиной. Увидев тревогу на лице Кэтрин, он улыбнулся.

— Не волнуйся, ничего со мной не случится. Будем надеяться, что нам повезет, мы их без труда найдем и они не слишком пострадали.

— Будь осторожен.

Ее улыбка вышла по меньшей мере неуверенной. Джоэл наклонился и коротко, но крепко поцеловал ее в губы.

— Я всегда осторожен. Скоро вернусь, соскучиться не успеешь.

Он повернулся на каблуках и вышел.


Кэтрин уже не хватало Джоэла. Разумеется, он и раньше не раз выходил в непогоду, но тогда она еще не любила его. Он рискует жизнью ради спасения людей, которые вообще не должны были попасть туда, где они сейчас находятся. Она злилась и тревожилась одновременно.

Она не в силах как-либо повлиять на ситуацию. Ей остается только ждать и молиться о его благополучном и скором возвращении. А это не так просто. Она поднялась к себе, переоделась в сухое. А потом на протяжении часа слонялась из комнаты в комнату, то и дело выглядывая в окна в надежде увидеть приближающегося Джоэла, хотя понимала, что еще слишком рано ждать его возвращения. Наконец она приказала себе не терять головы, вернулась на кухню и открыла холодильник, чтобы приготовить какой-нибудь ужин. Когда она закончит стряпать, он уже будет здесь, твердо пообещала она самой себе, поставила размораживать мясо и начала резать овощи. Ему нужно что-нибудь горячее и вкусное, ведь он промерзнет на скалах.

Начинало темнеть. Кэтрин включила свет и стала накрывать на стол. По кухне разносились запахи, от которых у нее должно было засосать под ложечкой, но… С каждой минутой, а затем и с каждым часом решимость Кэтрин таяла. Где же он? Что там случилось?

Она выключила плиту, вышла в холл и приблизилась к окну. Только бы сейчас показался свет фар. Но — ничего. Наконец Кэтрин покинула свой наблюдательный пункт, свернулась в клубок на диване, прижала к груди подушку и стала всматриваться в огонь в камине, представлявший ей разные картины. А когда дрова стали догорать, она подбросила в камин еще дров, решив про себя, что к возвращению Джоэла дом должен быть теплым.

Миновала полночь. Кэтрин тщетно старалась не заснуть, веки ее отяжелели, настолько она устала от волнения. В конце концов она сдалась, растянулась на диване, по-прежнему обнимая подушку, и сон мгновенно овладел ею.

Глава шестая

— Кэтрин!..

Негромкий голос мягко выводил ее из глубин сна. Перевернувшись на другой бок, она открыла глаза и увидела Джоэла, склонившегося над ней. Он сидел на диване, положив ладонь на спинку.

— Джоэл? — невнятно пробормотала она, протирая глаза. — Сколько времени?

Он отбросил прядь вьющихся волос с ее лба, не сводя глаз с ее заспанного лица.

— Без чего-то три. Почему ты не наверху?

Память вернулась к ней внезапно. Телефонный звонок. Часы мучительного ожидания.

— Я собиралась дождаться тебя. Как там дела?

Боже, как же ей хорошо оттого, что он перед ней, живой и здоровый! Она впилась в него взглядом и заметила в его чертах следы усталости. Ей захотелось обнять его обеими руками, прижать к себе, но она побоялась — ведь так она может выдать себя с головой. Значит, остается просто лежать и делать вид, что не провела весь вечер в смертельной тревоге.

— Все хорошо. Нам повезло, наша собака легко их разыскала. Слава богу.

— А как сами туристы?

— У одного сломана нога, у другого — несколько ребер. Но, в общем, с ними все нормально. Они могут считать, что им дьявольски повезло.

— Да уж. Ты им всыпал как следует?

Усталым жестом Джоэл пригладил волосы.

— Это взял на себя Пэт, наш командир. Да что толку? Горбатого могила исправит. Не исключено, что следующей зимой нам опять придется их спасать. Даже не знаю, какого черта я этим занимаюсь. Нашли себе рабочую лошадку!

Теперь Кэтрин повиновалась своим инстинктам: села и порывисто обняла его.

— Ты бы ни за что себе не простил, если бы их можно было спасти, а ты бы ничего не сделал.

Джоэл отклонился назад и с интересом посмотрел на Кэтрин.

— Ты так считаешь?

Его ладонь скользнула сверху вниз по ее спине.

— Джоэл Кендрик, ты хороший человек. И ты не заставишь меня думать иначе.

— Почему ты так уверена? Ты же меня почти не знаешь, — возразил он.

Кэтрин пальцами зачесала назад упавшие на лоб волосы. Невозможно сказать ему: мне это подсказывает сердце. Он не этого ждет. Значит, придется только безмятежно пожать плечами.

— Я просто верю. Можешь считать это женской интуицией.

Джоэл улыбнулся в ответ, и Кэтрин быстро глянула на его губы. И быстро поцеловала их, не успев подумать, что же она делает.

Их глаза встретились, и воздух в комнате мгновенно наэлектризовался.

— Что это значит? — сипло спросил Джоэл.

Кэтрин облизнула губы. Она знала: этот ее поступок станет первым звеном в цепи событий, ведущей к единственно возможному итогу.

— Мне захотелось тебя поцеловать, вот и все, — отозвалась она, тоже внезапно осипшим голосом.

— Хмм… А больше тебе ничего не захотелось?

Сердце Кэтрин дрогнуло.

— Н-ну… Я могла бы кое-что придумать, но ведь ты измучен.

Ей едва удалось произнести эти слова. Тихий смех Джоэла дрожью отозвался в ее теле.

— Сладкая моя, как раз сейчас я ни на грамм не чувствую усталости.

Его подвижные руки скользнули под ее свитер и обожгли ее прикосновением. Кэтрин тихо застонала.

Ее пальцы совершили молниеносный набег на спину и плечи Джоэла и вкусили наслаждение от их скрытой мощи.

— Ты голодный? Я приготовила ужин. Подогрею за минуту.

Его губы прошлись по ее подбородку и покрыли поцелуями щеку — до самого уха.

— Ох, Кэтрин, то, к чему я испытываю голод, уже разогрелось.

Он укусил мочку ее уха, отчего она ахнула и содрогнулась.

Она потерлась щекой о его щеку. Колется, но это не страшно. Легкая щетина только подчеркивает его мужественность. Слабая улыбка заиграла на ее губах, когда она принялась ласкать ухо Джоэла.

— Буду продолжать до тех пор, пока ты не сможешь больше ждать, — прошептала она.

Джоэл с легким стоном убрал руки со спины Кэтрин, сжал ее лицо в ладонях и заглянул в ее глаза. Его синие глаза горели почти неприкрытой страстью.

— Я и так долго ждал. Я действительно голоден, и утолить мой голод можешь только ты.

Это признание прозвучало как музыка.

— Так насыщайся, — выдохнула она. — Все, что у меня есть, — твое.

В других приглашениях Джоэл не нуждался. Он принялся целовать Кэтрин в губы с почти беспредельной страстью, раздвинул языком ее губы и проник внутрь. И Кэтрин всем сердцем приняла его. Она хочет этого, ей это нужно. Как бы он ни относился к ней, она любит его и докажет тем, что подарит ему свое тело. Эта ночь будет ночью любви, в особенности для нее.

Прервав продолжительный поцелуй, Джоэл побросал на пол, поближе к догорающему камину, диванные подушки, перенес Кэтрин на коврик и сам устроился там же. Любовь подобна сухому дереву: для воспламенения достаточно единственной искры, и пламя будет бушевать через считаные секунды. Очень скоро выяснилось, что горячечных поцелуев недостаточно, что одежда оказалась преградой. Кэтрин хотелось все время чувствовать Джоэла, прикасаться к нему. Она сердито рванула его свитер вверх, но его руки помешали ей. Однако сейчас обоими владела одна и та же мысль. Джоэл сел, стянул с себя свитер и отбросил его подальше.

Кэтрин тем временем освободилась от собственного свитера, и Джоэл бросил его к своему. Она уже протянула руку, чтобы расстегнуть лифчик, но Джоэл остановил ее. Он раздвинул ее бедра, откинул ее руки, пощекотав их нежную кожу, и положил ладони на ее волнующие груди. Она выгнула спину, как бы приглашая его обнять ее, прикоснуться к ней в тех местах, которые жаждали его прикосновения. Ее ресницы слегка дрожали, когда она освобождалась от белья. И вот он дотронулся до нее, но очень осторожно, почти благоговейно, и она подалась к нему, ища большего. Прошло несколько секунд, которые показались ей вечностью, и наконец пальцы Джоэла нащупали ее затвердевшие соски, и его ласка отозвалась сладкой болью в ее теле.

Неизъяснимая радость нахлынула на нее, когда Джоэл, склонив голову, захватил горячими губами сначала один ее сосок, потом другой и тронул их языком. Кэтрин была уже не в состоянии лежать неподвижно, она подняла руку, зажала прядь его густых волос, и наслаждение пронзило все ее существо. А потом его руки и губы принялись исследовать все изгибы ее тела. Лишь на мгновение его ладони задержались, чтобы стянуть с нее легинсы и остальную одежду.

— Потрясающе, — прошептал он.

Кэтрин охватил новый спазм страсти, выход из которого мог быть только один.

— Нет. Подожди, — слабо запротестовала она.

Ей хотелось, чтобы Джоэл в полной мере разделил с ней удовольствие. Но у него на этот счет имелось особое мнение.

— Теперь твой час, — прохрипел он, продолжая колдовать над телом Кэтрин.

Последнее его движение привело к тому, что ее страсть хлынула через край. Она замерла и закрыла глаза, чувствуя, как колотится ее сердце и как обретают новые очертания пришедшие в смятение чувства. Она открыла глаза только тогда, когда Джоэл устроился рядом с ней и осторожно убрал с ее лба мокрые волосы.

Она с упреком посмотрела на него.

— Это нечестно, — выдохнула она.

Ее желание моментально утихло.

Джоэл улыбнулся и провел кончиками пальцев по ее ключице, по шелковистой, почти прозрачной коже.

— В любви и на войне все дозволено, — заметил он, и глаза Кэтрин немедленно вспыхнули.

— Тогда сейчас моя очередь.

Она поднялась, и Джоэл был вынужден лечь на спину. Кэтрин тут же оседлала его. Вызывающе улыбаясь, она смело встретила взгляд сверкающих глаз.

— Боишься? И правильно. Я заставлю тебя расплатиться, — пообещала она, и ее ладони тут же совершили дерзкий набег на грудь Джоэла.

Он ответил ей белозубой улыбкой.

— Вперед. Я переживу, — прошипел он сквозь зубы, когда ее пальцы нашли его соски и ее ногти впились в них.

Полностью завладев его вниманием, Кэтрин удовлетворенно улыбнулась и перевела взгляд на его грудь. Какое блаженство с такой свободой прикасаться к нему! Он отвечает на ее призыв, и она торжествует. Теперь он не сдерживается, ничего не скрывает от нее. Невероятно возбуждающее ощущение. Она дразнит его совершенно так же, как он только что дразнил ее, и ее желание возрождается с новой силой. Ее губы, а потом и зубы находят его соски. Воздух со свистом вырывается из груди Джоэла, а ее язык лениво описывает круги на его груди.

Кэтрин была уже не в силах двигаться медленно, соблазняюще. Она погладила его бедра, причем ее руки слегка дрожали. Джоэл застонал и потянулся к ней.

— Не надо, — прошептал он сквозь стиснутые зубы.

Кэтрин подняла голову и встретилась с огненным блеском его глаз. Теперь он окончательно понял, что больше ласк он не вынесет. Он сжал ногами ее бедра и притянул ее к себе, стараясь хотя бы в какой-то мере овладеть собой.

— Джоэл…

Его имя прозвучало призывом в ее устах, и его отчаянное самообладание наконец рухнуло. Он прижал Кэтрин к полу, перевернулся так, чтобы оказаться сверху, и одним мощным толчком вошел в нее. Ощущение того, что он находится внутри, в первый раз в жизни принесло Кэтрин чувство абсолютного блаженства. Она вцепилась в Джоэла, внезапно испытав безудержное желание соития. Вихрь невероятного наслаждения закружил ее. Через считаные секунды Джоэл присоединился к ней в ее экстазе и издал стон, исходивший, казалось, из самых сокровенных глубин его души.

Переплетясь, они отдались на волю шторма страсти, пока это море не вынесло их, пресыщенных и обессиленных, на берег. И лишь спустя долгие минуты Джоэл как бы очнулся и понял, что все еще лежит на Кэтрин. Тогда он перевернулся на бок, и его голова опустилась на ее плечо, глаза закрылись, а сколько-то секунд спустя он уже спал. Кэтрин, умиротворенная, тоже засыпающая, положила ладонь на сердце Джоэла.

— Я люблю тебя, — прошептала она, так как ей было необходимо произнести эти слова и так как она могла не опасаться быть услышанной. А затем она, вслед за Джоэлом, уплыла в страну сна.


Через несколько часов она внезапно проснулась и замерла, прислушиваясь к собственному сердцебиению и силясь осознать, что происходит. Ее спина ощущает тепло; значит, они с Джоэлом во сне поменялись местами. Теперь он спит, крепко обнимая ее. Окружающее постепенно возвращалось к ней. Огонь в камине догорел, но в комнате не стало холоднее, значит, работает центральное отопление. И еще одно: они с Джоэлом лежат на полу обнаженные, как в тот день, когда появились на свет.

Губы ее раздвинулись, но посторонние звуки заставили ее замереть. Это был шум мотора подъезжающего автомобиля, его ни с чем нельзя спутать. Затем хлопнула дверь. В одно мгновение Кэтрин сообразила, что эти звуки могли означать только одно: вернулась Агнес. Ясно, что через пять минут, а может, и того меньше, она войдет в гостиную и перед ее глазами предстанет сцена, которая повергнет всех участников в величайшее смущение.

Лихорадочно озираясь в поисках чего-нибудь, чем можно было бы прикрыть себя и Джоэла, Кэтрин увидела висящее на ручке кресла покрывало. Когда ей удалось схватить его и набросить на Джоэла и на себя, из холла уже слышались шаги. Это покрывало, конечно, не спрячет их полностью, но все же поможет соблюсти некоторое подобие скромности. И не напрасно: в следующее мгновение дверь отворилась и Агнес вошла в комнату.

Две пары глаз встретились: в одной читалось изумление, в другой — отчаяние. Щеки Кэтрин пылали так, что вот-вот мог начаться пожар. Но она не хотела будить Джоэла, так как в эту ночь ему пришлось совершить два изнурительных дела. Поэтому она приложила палец к губам, предостерегая Агнес от какого-либо восклицания, а после этого жестом показала ей, что очень скоро присоединится к ней за порогом комнаты. Ей вдруг показалось, что Агнес не послушается ее, но та лишь повернулась и тихо покинула гостиную.

Кэтрин осторожно выскользнула из объятий Джоэла. Она похолодела, когда он что-то пробормотал во сне, но он лишь перевернулся на другой бок. Тогда Кэтрин поднялась на ноги, поправила на нем покрывало, чтобы он не замерз, и оделась, что потребовало некоторого времени, так как вся ее одежда была в беспорядке разбросана по комнате. И все же не прошло и десяти минут после приезда Агнес, как Кэтрин вышла из гостиной и отправилась на поиски экономки. Как оказалось, та хлопотала на кухне, готовя чай.

При появлении Кэтрин она повернулась и послала гостье исполненный значения взгляд.

— Надеюсь, вы представляете себе, на что идете, — без обиняков начала она, но в ее голосе не слышалось ни упрека, ни огорчения.

Кэтрин торопливо пригладила растрепавшиеся волосы и, словно защищаясь, скрестила руки на груди.

— Думаю, что представляю, — ответила она.

Впрочем, ей было заметно не по себе — чужой человек застиг ее в весьма компрометирующем положении. Агнес тем временем поставила на стол чайник, достала молоко и сахар, пригласила Кэтрин сесть, присела сама, но не произнесла ни слова до тех пор, пока на столе не появились две дымящиеся чашки. Тогда она, вздохнув, пристально посмотрела Кэтрин в глаза.

— Я привязана к мастеру Джоэлу, но я не слепа. Он играет женщинами. Спину некоторых, если честно, я была, рада видеть, а о других думала, что они могли бы быть ему хорошими женами. Некоторые даже его любили, но далеко не все. Они использовали его и мало-помалу изменили. Он уже не тот ласковый мальчик, каким я его когда-то знала. И особенно одна…

Агнес умолкла, прикусив губу, и Кэтрин затаила дыхание.

— А что такое? — робко поинтересовалась она, и Агнес мрачно взглянула на нее.

— Я говорю об этом, потому что вы мне понравились. Я вижу, что вы хорошая девушка. Он не разрешит себе полюбить вас. И все из-за той женщины. Я-то видела, какого полета эта птица, но он был от нее без ума. Они должны были пожениться, но тут он обнаружил, что у нее есть другой мужчина. Она любила того, но у него не было таких денег, как у Джоэла. Она решила, что рано или поздно добьется развода и будет жить на его средства со своим милым. И мало того: она отомстила Джоэлу, сказала, что была от него беременна и сделала аборт. Это был кошмар, — заключила Агнес, с отвращением передернув плечами.

Кэтрин в ужасе приоткрыла рот. Значит, оправдались ее подозрения о том, что настрой Джоэла вызван разладом с какой-то женщиной, но такого она не могла заподозрить.

— Боже мой, да как же она?..

Кэтрин твердо знала, что сама она на подобный поступок не способна.

— Да очень просто. Холодная, не слишком щепетильная женщина. Вначале он попросту обезумел, мы все страшно боялись за него. А потом он пришел в себя, но окружил свое сердце толстенной скорлупой. И эта скорлупа с каждым годом делается все толще. Любовь для него не существует. Он не допускает близости ни с кем, а это может погубить любящую женщину. Он может быть щедрым, добрым, но его сердце наглухо замкнуто. Я уже видела, что из этого выходит, и не хочу, чтобы то же самое случилось с вами, — мягко проговорила Агнес, как будто тайна Кэтрин не была для нее тайной.

— А почему вы думаете, что такое может случиться? — Она старалась говорить небрежным тоном, но голос ее предательски дрожал.

Агнес отпила чай и внимательно посмотрела на Кэтрин.

— Потому что сейчас вы здесь, а его нет. Вы думаете о нем, не о себе.

Кэтрин почувствовала, как жаркая волна опять приливает к ее щекам. Нечего говорить, насколько все это красноречиво.

— Вчера ему пришлось выйти на помощь людям, пострадавшим во время бурана. Вот я и подумала, что не стоит его будить.

Она постаралась изобрести правдоподобное объяснение своим поступкам, но ей уже становилось очевидно, что Агнес далеко не глупа.

— Может, и так. Но большинство других женщин на вашем месте послали бы ко мне его, чтобы им не пришлось краснеть самим.

Кэтрин не понравилось это напоминание о «других женщинах». Она не желала думать о тех, кто придет после нее. Сейчас с Джоэлом — она. Пока время принадлежит ей.

— Я не такая, как другие.

Агнес с нежностью погладила ее руку.

— Да, вы не похожи на других. И мне хотелось бы поверить, что в итоге разница между вами и ими что-то изменит. — Она печально покачала головой. — Боюсь, что мастер Джоэл уже не изменится.

Кэтрин помешала сахар в своей чашке, потом вздохнула.

— Вы не ошиблись, я полюбила его, — откровенно призналась она. — Но от меня он никогда этого не услышит. Он ничего не должен знать. И обещайте, что тоже ничего ему не скажете. Вы же понимаете, я не рассчитываю на его любовь. Он очень ясно дал мне понять, что на это мне нельзя надеяться. Для него мои с ним отношения — не более чем очередное приключение. Я знаю, мне будет тяжело, когда все закончится, но куда тяжелее мне будет, если он начнет меня жалеть. Я, наверное, вынесу что угодно, только не это.

Она вздрогнула, заметив на лице Агнес выражение сочувствия.

— Не мучайтесь зря. Я не болтлива. Ваш секрет секретом и останется, — пообещала Агнес. — Хотела бы я вам помочь, но то, что с ним происходило в последние годы, зашло чересчур далеко. Я все-таки буду молиться за вас. Молиться о том, чтобы он пришел в разум, чтобы он прозрел. А с вами ему было бы хорошо. Ох, как я надеюсь, что он тоже это поймет.

Наступило молчание, обеим женщинам больше нечего было сказать. По обоюдному согласию они заговорили о чем-то другом, а потом Кэтрин, извинившись, сказала, что поднимется в свою спальню: ей нужно принять душ и переодеться.

Проходя мимо гостиной, она заглянула к Джоэлу, но он крепко спал. Она не решилась будить его, хотя ей очень этого хотелось. Поэтому Кэтрин прикрыла дверь и направилась дальше.

В ванной она собрала все силы, чтобы вновь обрести способность мыслить трезво. Но к чему все это приведет? Эта ночь была волшебной, но разве может она повториться, ведь они с Джоэлом живут в разных концах страны? Разве возможно развитие отношений на таком расстоянии? Нет, это невероятно. Придется мужественно смириться с мыслью, что на этой ночи все закончится.

Горечь безжалостными пальцами сжала ее горло. Этого слишком мало. Как мало ей этого! Да если говорить начистоту, всей жизни ей будет мало. Она согласна только на вечность. А думать об этом не приходится, и виновата неизвестная женщина, которая могла иметь все, а вместо того заморозила Джоэла. Можно только догадываться, что испытал Джоэл, и Кэтрин уже ненавидела женщину, подвергшую его таким испытаниям. Но слезами горю не поможешь, ведь изменить прошлое она, Кэтрин, не в силах. Так что остается бодриться. Раз настал конец, она обязана достойно его перенести.

Кэтрин оделась, принялась укладывать вещи, когда звук открывающейся двери заставил ее выпрямиться и обернуться. Джоэл, завернувшийся в покрывало как в тогу, стоял на пороге. Волосы спутаны, на лице темнеет щетина. И похож он на римского бога утра. Кэтрин не могла не улыбнуться ему и сама поразилась, какая нежность охватила ее при виде его босых ступней, не прикрытых бахромой покрывала. Первым ее побуждением было упасть в его объятья и остаться там навсегда. Она поборола это искушение, а также засевшее глубоко в сердце воспоминание о том, каким он был ночью.

— Чем занимаешься?

Легкая складка пролегла между его бровей, когда он как ни в чем не бывало медленным шагом прошел в комнату. Конечно, он не мог не определить с первого взгляда, чем она занимается, так как и чемодан, и ворох одежды на кровати бросались в глаза.

— Пеку пироги.

Кэтрин взяла джемпер, аккуратно сложила его и убрала в чемодан.

— Ты куда-то собралась?

Никогда в жизни ей еще не приходилось отвечать с таким трудом, но она постаралась, чтобы ее голос прозвучал непринужденно. Пререкания — совсем не то, что требуется в данной ситуации.

— Не забывай, мне нужно успеть на поезд. Агнес говорит, что дороги уже расчищены, так что я возвращаюсь домой. Как мы и предполагали.

— Разве Агнес вернулась?

Джоэл был явно удивлен этим известием. Нет сомнений, он еще не видел Агнес. Кэтрин не сомневалась, что в противном случае у экономки нашлось бы что сказать патрону. Она скривила губы.

— Гмм… Ты спал как убитый, и она застала нас врасплох. Я только успела прикрыть нас вот этой тогой. Между прочим, ты в ней весьма импозантно выглядишь. В общем, могло бы получиться очень неловко.

Именно неловко и получилось. Кэтрин взяла еще один джемпер и принялась было складывать его, но Джоэл перехватил ее запястье и притянул к себе.

— Почему же ты меня не разбудила? — спросил он с миной обиженного ребенка.

Кэтрин непонимающе взглянула на него.

— Тебе было необходимо выспаться. Хотя, как я вижу, крепкий сон не способствует улучшению твоего настроения, — заметила она, взглядом указывая на сжимающую ее запястье руку.

— Я оттого в плохом настроении, что тебя не оказалось рядом, когда я проснулся, — проворчал он.

Кэтрин повела плечами, желая скрыть этим движением тот факт, что ей также хотелось разбудить его. Просто это было бы неуместным поступком.

— Как ты успел заметить, мне еще нужно собраться, — небрежно бросила она, и складка на лбу Джоэла тут же сделалась глубже.

— Ты всегда становишься такой холодной после ночи с мужчиной?

Пожалуй, ледяные нотки звучали сейчас скорее в его голосе. Кэтрин негромко засмеялась, хотя ее настроение совершенно не располагало к веселью. Куда больше ей хотелось завыть.

— Просто у меня есть благоразумие. И к тому же у меня сложилось впечатление, что ты не склонен к крепким привязанностям. Прости, если я невежливо оставила тебя внизу. Но я хотела играть по правилам, — сухо пояснила она.

Джоэл резко выпустил ее руку, отступил назад, плотнее запахнул тогу, которая начала соскальзывать, и резко выговорил:

— Я ни на что не обижаюсь.

Кэтрин ответила ему понимающим взглядом.

— По твоему тону этого не скажешь.

— Я не обижен, а только разочарован. Я хотел еще раз испытать твою любовь.

Голос Джоэла зазвучал на призывных обертонах, и Кэтрин вновь ощутила жар на щеках при воспоминании о том, что между ними недавно произошло.

— Я бы тоже не отказалась, — хрипло произнесла она.

При таком ответе лед в глазах Джоэла мгновенно сменился огнем. Джоэл взял Кэтрин за плечи, ликвидируя пропасть, что пролегла между ними.

— Тогда оставайся, — резко скомандовал он. — Оставайся еще на день, который мы проведем в постели. Нынешняя ночь — это было потрясающе, а?

Кэтрин судорожно вздохнула.

— Ты верно говорил, что твоя любовь сильнее твоей наглости.

Джоэл сделал это заявление всего лишь два дня назад. А сейчас он криво — и как притягательно! — улыбнулся.

— Хочешь правду? То, что было, превзошло даже то, что я имел в виду. И я хочу это повторить. Так что, Кэтрин, останься. Я тебя прошу.

Да, именно этого она до смерти хочет, но — невозможно. Она покачала головой, хотя ее горло болезненно сжалось.

— Не могу. Ты же знаешь. У меня дела.

— Да к черту твои дела!

И вдруг Джоэл быстро наклонил голову и впился в губы Кэтрин так, что кровь быстрее побежала по ее жилам. Но слишком скоро закончился этот поцелуй. Кэтрин вскинула голову и взглянула на Джоэла.

— Еще один раз, и ты, пожалуй, заставишь меня передумать. Но не нужно. Моя работа, мои заказчики имеют для меня значение. Я должна быть дома, — неуверенно сказала она.

Джоэл кивнул и отступил.

— Черт возьми, упрямая ты женщина. Заставляешь меня ждать, а я ждать не люблю.

Ее сердце подпрыгнуло. Она знала, что ожидание затянется на более долгий срок, чем представляется Джоэлу.

— Надо понимать так, что ты захочешь еще раз со мной увидеться?

Непонятно каким образом ей удался дурашливый тон, хотя внутри у нее что-то сжалось.

— А ты еще сомневаешься? После такой-то ночи? Кэтрин, это не конец. Все только начинается.

— Может быть, но я не знаю, когда мне удастся еще раз выбраться сюда.

Кэтрин чувствовала, что она обязана предупредить Джоэла о маловероятности новой встречи, но его улыбка вновь сбила ее с толку.

— Мне лестно думать, что ты хочешь опять приехать ко мне. Но это, кстати, не обязательно. У меня здесь еще есть кое-какие дела, но к концу недели я буду в Лондоне. Поужинаем вечером в пятницу?

Наверное, он видел, что Кэтрин потрясена.

— А я… Я думала, ты постоянно живешь здесь…

Джоэл покачал головой.

— Если бы… Я стараюсь бывать здесь при первой возможности, но большую часть времени приходится проводить в Лондоне. Работа, — пояснил он.

Ну конечно. Если бы Кэтрин сохранила способность логически мыслить, то сообразила бы: раз Дрю живет в Лондоне, то и его шеф непременно должен по большей части находиться там.

— Понятно. — Она чувствовала себя полной идиоткой.

— Ты ответишь или мне оставаться в подвешенном состоянии? — с коротким смешком сказал ей Джоэл и слегка встряхнул ее. Она подмигнула ему в ответ. — У нас ужин. Вечером в пятницу. Уговор?

Сердцем Кэтрин немедленно выкрикнула бы «да», но, вероятно, сейчас требовалось чуть-чуть поломаться. Нельзя дать ему убедиться в том, насколько она довольна.

— По-моему, в пятницу я свободна. Надо будет глянуть в записную книжку.

Глаза Джоэла заблестели.

— Будем надеяться. Кстати, на будущее: ты можешь освободить все вечера. Я не намерен ни с кем тебя делить, — заявил он.

Эти слова Кэтрин почувствовала каждым нервом. Именно их она жаждала услышать. Однако она не намеревалась признаваться в своей радости, ей требовалось сохранить толику разума. Поэтому она мотнула головой.

— Боюсь, кое с кем тебе придется меня разделить. По крайней мере раз в неделю я ужинаю с родителями.

— С этим я могу согласиться. — Эти слова были сопровождены комическим поклоном Джоэла.

Кэтрин слегка толкнула его в грудь.

— Весьма великодушно с твоей стороны. А теперь, позволь, я все-таки уложу вещи. Поезд через два часа, и пропустить его я не рискну.

С этими словами она подтолкнула Джоэла в спину и продолжила сборы. Руки ее заметно дрожали.

— Не опоздаешь. Я тебя сам подвезу.

Кэтрин взглянула на него через плечо.

— Совсем не обязательно, — запротестовала было она, хотя биение пульса отдавалось в каждой клеточке тела.

— Тем не менее я за это возьмусь. — Джоэл сделал шаг к двери. — Если уж мне приходится потерять тебя на всю будущую неделю, то я должен хотя бы быть уверен, что ты запомнила меня.

Кэтрин оставалось только поднять глаза, чтобы увидеть его удаляющуюся спину. Ну не могла она сказать вслух о том, что будет помнить его всю жизнь.

Глава седьмая

Неделя кажется бесконечной тому, кто дожидается выходных, но она еще длиннее для влюбленных. Ни для кого больше час не тянется так долго, а день не представляется столь нескончаемой вечностью.

Когда наконец пришла пятница, Кэтрин уже была трепещущим комком нервов. Всего лишь несколько дней прошло с тех пор, как она попрощалась с Джоэлом, к тому же он каждый вечер звонил ей по телефону, и все-таки она отчаянно скучала по нему. Восемь вечера еще так далеко! И она совершенно не знает, как продержаться весь этот день.

Против ожидания, занятий у нее нашлось достаточно. Вначале позвонил человек, чью проблему нельзя было решить по телефону, и ей пришлось выехать к клиенту. Работа заняла всю первую половину дня. Затем Кэтрин вновь оказалась дома и приступила к позднему завтраку, состоявшему из кофе и куска подогретой пиццы. Незавидное лакомство, но она все же поела, надо же наполнить чем-то пустой желудок.

Она еще сидела за сосновым столиком в эркере, где располагалась часть ее кухни, когда раздался настойчивый звонок в дверь. Открыв, Кэтрин увидела Дрю. Войдя, он протянул ей большую корзину с цветами.

— С чего это ты приволок мне цветы? — с интересом спросила Кэтрин, следуя за кузеном в кухню.

— Это не я. У подъезда я встретил курьера, и он попросил меня передать их тебе. Так кто присылает тебе цветы? Или я могу не спрашивать? — Выразительный взгляд Дрю сказал Кэтрин больше, чем целые тома.

И тут же красноречивый румянец окрасил ее щеки.

Поставив корзину на стол, она попробовала защищаться:

— Мне как будто бы и раньше дарили цветы.

— Только не из этой фирмы, — сухо осадил ее Дрю, бросив взгляд на карточку шикарного цветочного магазина.

Кэтрин уже не слушала его — она разворачивала упаковку и расправляла великолепные лепестки дюжины красных роз на длинных стеблях. Под ними обнаружилась карточка с простои надписью «Джоэл» с лихим росчерком. Сердце Кэтрин мгновенно перевернулось в груди. Дрожащей рукой она взяла один цветок и вдохнула его пряный аромат. У нее тут же закружилась голова. Красные розы. Всему миру известно символическое значение этих цветов, но Кэтрин все же приказала себе не вкладывать в это послание особого значения. И тем не менее перед ней — красные розы. Разве это не означает, что она Джоэлу в какой-то степени небезразлична?

— Насколько я понимаю, это от Джоэла?

Дрю не сомневался в утвердительном ответе. Он внимательно следил за Кэтрин, которая тем временем пересекла кухню, взяла с полки хрустальную вазу и наполнила ее водой.

— Да, — просто ответила она, поставила вазу на стол и вызывающе посмотрела на Дрю, ожидая его приговора.

Он скривился.

— Да, тогда понятно, почему ты меня избегаешь. — Это заявление Дрю сопроводил вздохом, и Кэтрин нахмурилась.

— Я тебя не избегаю, — автоматически возразила она.

Но тут же осознала, что в своем утверждении Дрю совершенно прав. Она в последнее время находилась в состоянии смятения, и меньше всего ей были нужны нотации Дрю (читаемые, безусловно, из лучших побуждений) насчет того, что связываться с Джоэлом неблагоразумно.

Дрю искоса взглянул на нее.

— Когда у тебя все время включен автоответчик, это намекает на то, что ты избегаешь некоторых звонков. К тому же ты мне ни разу не перезвонила, а на тебя, Кэти, это не похоже.

Кэтрин сосредоточилась на розах, располагая их в вазе. Опять он прав, такое поведение не в ее правилах.

— Прошу прощения, — пробормотала она.

Ее кузен подошел к ней и быстрым жестом обнял за плечи.

— Не волнуйся. Похоже, у меня нет нужды спрашивать, как долго это продолжается, — сказал он, кивнув в сторону цветов. — Наверное, с того дня, как я вас познакомил. И что, насколько это серьезно?

— Это, по-моему, зависит от личных планов, так?

— Насчет планов Джоэла у меня иллюзий нет. А вот насчет твоих, Кэти, я не скажу ничего определенного.

Кэтрин погладила шелковистые лепестки цветка.

— Со мной все понятно. Я влюбилась в него.

— Черт возьми, я догадывался. Убил бы его! — сердито воскликнул он.

Кэтрин успокаивающе дотронулась до его руки.

— Джоэл здесь ни при чем. То есть он не делал ничего того, о чем ты думаешь. Он искренне считает, что раз он меня предупредил, то этого не случится. Сейчас ему кажется, что я смотрю на наши отношения так же, как он сам. Что для меня это тоже легкий роман, который закончится безболезненно для нас обоих.

— Но с твоей стороны это будет не так, — отрезал Дрю, и Кэтрин не стала спорить, поскольку возразить ей было нечего.

— Послушай меня, Дрю. Я пошла на это с открытыми глазами и не намерена жаловаться, даже если мне будет больно. Я к этому готова.

С тяжелым вздохом Дрю крепче обнял ее.

— Кэти, я очень тебя люблю, но все-таки ты дурочка. К такой боли невозможно быть готовым. К сожалению, тебе придется в этом убедиться на самом горьком опыте. Только не забывай, что я буду рядом, как только тебе понадоблюсь.

— Не говори никому из родных. Я бы не хотела, чтобы они о чем-то узнали и стали задавать дурацкие вопросы.

— Ладно. Но рано или поздно они все равно узнают. Где бы Джоэл ни оказался, о нем начинаются разговоры. И о тебе заговорят, как только увидят тебя с ним, предупреждаю.

— Я пронесу свой крест, если придется, — твердо сказала Кэтрин, высвобождаясь из объятий Дрю. — Послушай, может, поешь, раз уж ты здесь? У меня есть пицца, — предложила она и подмигнула, так как знала слабость Дрю к пицце.

— Пепперони? — спросил он с надеждой, а когда она утвердительно кивнула, отодвинул стул от стола и сел. — Ты мне выкручиваешь руки. Отрежь кусок побольше.


Хотя приход Дрю и развлек Кэтрин, его визит отходил на задний план по мере того, как приближался восьмой час. Теперь она могла думать только о Джоэле, о его неминуемом появлении. Долго, невероятно долго она мучилась вопросом о том, что надеть. Ничто не казалось вполне подходящим для столь важного события. В конце концов она остановила свой выбор на простом костюме изумрудного цвета из шелка.

А затем ей, разумеется, оставалось только ждать, и минуты, отделявшие ее от звонка в дверь, тянулись бесконечно. А стоило звонку коснуться ее слуха, как ее пульс пустился в галоп, и она сурово велела самой себе немедленно успокоиться. В результате, открывая Джоэлу дверь, она была внешне невозмутима, хотя внутри у нее бушевала буря.

В черном вечернем костюме и белой сорочке Джоэл был великолепен. Он стоял, галантный и беззаботный, небрежно засунув руки в карманы брюк. К тому же он был настолько красив, что подготовленные Кэтрин слова приветствия улетучились из ее памяти. Ее хватило лишь на то, чтобы вцепиться мертвой хваткой в дверную ручку и проговорить срывающимся голосом:

— Привет.

— Здравствуй и ты.

Эта ленивая улыбка сводила Кэтрин с ума. Она улыбнулась в ответ, смакуя тем временем каждую черточку Джоэла и совершенно потеряв представление о времени. Только слова самого Джоэла несколько привели ее в чувство:

— Я безумно восхищен твоим порогом, но все же хотелось бы оказаться в квартире.

Эта реплика отрезвила Кэтрин, заставила ее отступить, пропуская его, но и вновь вогнала в краску. Она мысленно выругала себя за идиотскую растерянность и постаралась собраться: если это не удастся, ей ни за что не утаить шила в мешке.

— Ой, конечно. Проходи.

Джоэл воспользовался приглашением — с негромким смешком.

— Твоя растерянность мне льстит. Думаю, с тобой это не часто приключается, — с издевкой заметил он.

— Просто я старалась определить, что тебе больше идет: этот костюм или та шкура, что была на тебе в тот раз, — сказала она с иронией.

Она провела гостя в тесную прихожую, которая мгновенно показалась ей вдвое меньше.

— И каков твой вердикт? — поинтересовался Джоэл.

Кэтрин прислонилась к двери, скрестила на груди руки и задумчиво склонила голову набок.

— Оба варианта равноценны, — наконец ответила она. — Сегодня ты просто неотразим. Это по какому-нибудь особенному случаю?

Джоэл улыбнулся ее маневру ослепительной белозубой улыбкой.

— Что, милая, выуживаешь комплименты?

Кэтрин кокетливо надула губы.

— Мог бы, по крайней мере, сказать, что я особенная.

— Кэтрин, дорогая моя, ты, несомненно, особенная. И, раз уж ты об этом заговорила, должен тебе заметить, ты и сама сегодня прелестна. В сочетании с этим цветом твои волосы блестят как отшлифованное золото. У меня дыхание захватывает.

— Очень хорошо, — произнесла Кэтрин, не скрывая удовольствия, после чего позволила себе окинуть фигуру Джоэла неторопливым взглядом. — Это только справедливо. Ты меня преображаешь с самой первой нашей встречи.

— Вот это настоящее признание. А что еще я с тобой делаю? — спросил Джоэл своим непередаваемо сексуальным тоном.

Она вскинула брови.

— А теперь кто из нас выуживает?

Он засмеялся.

— Touche[4].

Наконец Кэтрин подняла голову, посмотрела Джоэлу в глаза, и у нее вырвалось против ее воли:

— Долгая была неделя.

Улыбка Джоэла погасла. Казалось, именно этих слов Кэтрин он ждал. Он протянул руку и дотронулся до нее.

— Дьявольски долгая, — согласился он, с легкостью притянул Кэтрин к себе и впился в ее губы в долгом, проникающем до глубин души поцелуе, на который она ответила в полной мере. Оба они задохнулись, но, когда наконец оторвались друг от друга, почувствовали себя временно удовлетворенными.

— Боже, как мне это было нужно! — тяжело дыша, воскликнул Джоэл.

Он приник лбом к ее лбу, а она обвила руками его шею и выдохнула:

— Мне все равно, хочешь ты это знать или нет, но мне тебя не хватало.

Джоэл обвил ее бедра и привлек ее к себе.

— Я тоже по тебе скучал, — признался он. — Я этого не ожидал, но ты на прошлой неделе каким-то манером пробралась ко мне под кожу. Так вот и получилось: мне бы надо сосредоточиться на работе, а я думаю о тебе. Моя секретарша решила, что у меня грипп или что-то в этом роде.

Он вел себя не так, как это ему вообще свойственно; это обстоятельство настолько обрадовало Кэтрин, что она не могла сдержать смех.

— Бедный ты мой, — сказала она.

Однако ей нельзя поддаваться эмоциям. Как выясняется, надежда в чем угодно найдет для себя поддержку.

Синие глаза сузились в опасном прищуре, но веки не скрыли их блеска.

— Как я понимаю, тебе нравится держать меня на веревочке?

Если бы это в самом деле было так, с горечью подумала Кэтрин. Но все эти слова лишь составляют часть игры. И она исполнилась решимости эту игру поддержать, исполнить свою роль.

— А то! Ощущение власти женщины!

— И как именно ты намерена использовать свою власть?

Она задрожала всем телом от этого тихого, зовущего голоса. И ответила ему столь же зовущей улыбкой, играя тем временем лацканом его пиджака.

— Ну, мне лучше знать. А ты узнаешь потом.

Она заглянула ему в глаза, взмахнув ресницами, и он судорожно сглотнул.

— Тебе когда-нибудь говорили, что ты чудовищно соблазнительна?

— Гм… Довольно часто. Но вроде бы никто не был против. — Кэтрин расплылась в широкой улыбке.

Глаза Джоэла еще больше сузились при этом заявлении.

— Что-то мне не нравится слушать, как ты обводишь вокруг пальца других мужчин, — мрачно заметил он.

Кэтрин сдавленно засмеялась при этом наиочевиднейшем свидетельстве ревности.

— Все дело в том, о ком идет речь. Понимаешь, я имела в виду своих братьев, так что тебе не стоит смотреть на них как на источник опасности. — И она добавила: — Я буду твоей, пока ты меня хочешь.

В его глазах мелькнуло странное выражение. Мелькнуло и тут же пропало. В следующую секунду он уже слабо улыбался.

— Твои братья. Так сколько их у тебя?

— Четверо. Здоровые парни, кстати. Впору играть в регби. Между прочим, все они действительно играли в регби за университетские команды, а старший брат Натаниэл еще не оставил этот спорт.

— Запугиваешь меня, — предположил Джоэл, чем рассмешил Кэтрин.

— Чтобы ты потом не говорил, что тебя не предупреждали.

Джоэл удивленно воззрился на нее.

— Разве предполагается, что я с ними познакомлюсь?

Кэтрин внутренне усмехнулась. Она не стала бы спорить, что такая возможность исключена, поскольку знала своих родных.

— Раньше, чем ты думаешь. Стоит им прознать про тебя.

Вопреки ожиданиям Кэтрин, Джоэл от души рассмеялся.

— Кажется, меня ожидает интересная жизнь. Но напоминаю: я ничем не отличаюсь от большинства мужчин.

— Но при этом ты не спишь с их сестрами. На твоем месте я предпочла бы приобрести подобный опыт как можно позже.

Да, как только об этой связи станет известно ее отцу, быть беде.

Джоэл пощекотал ей подбородок и поднял ее голову.

— Забудь про Страшную Четверку. Не хочу, чтобы сегодня меня отвлекали посторонние заботы. Мы с тобой сегодня ужинаем, как договорились, а потом я увезу тебя в какое-нибудь тихое место и сделаю так, чтобы твои братья меньше всего занимали тебя.


Его слово не расходилось с делом. Они поужинали в итальянском ресторанчике, хозяев которого, судя по всему, Джоэл знал довольно хорошо. Стоило ему и Кэтрин войти в зал, как члены семьи владельца окружили их, забросали приветствиями на своем родном языке, после чего вернулись к своим непосредственным обязанностям.

— Да, ты пользуешься известностью. Ты всех своих женщин водишь сюда? — заметила Кэтрин, когда они сделали заказ.

Джоэл вскинул голову, в его глазах читался упрек.

— Милая, можешь спрятать коготки. На самом деле это мое убежище, где я прячусь от фотожурналистов. Лоренцо — сын старого друга нашей семьи, я дал ему взаймы, когда он открывал свой первый ресторан. И он вовремя выплатил долг. Он человек гордый.

Кэтрин прокляла себя за то, что позволила своей ревности прорваться наружу. Как будто ничего страшного, но очень уж непрочно ее положение.

— Извини, этого я не могла предположить. Теперь понятно, почему они тебя буквально окружили.

Ответом ей была хмурая усмешка.

— Должен тебе, милая, пояснить, что обступили они меня как раз потому, что я ни разу не приводил сюда женщину. Если не считать матери. И понятно, что вся семья Лоренцо захотела на тебя посмотреть. Наверное, я должен был предусмотреть весь этот переполох, но мне хотелось побыть с тобой исключительно наедине. Лоренцо позаботится о том, чтобы нас здесь не беспокоили.

Кэтрин искренне постаралась не придавать особого значения этому замечанию, но это ей плохо удалось. Она никак не могла ожидать, что Джоэл приведет ее в такое место, где обычно проводит время в уединении. А это означает, что в его глазах она отличается от других. Впрочем, едва ли приходится рассчитывать на радикальную перемену взглядов Джоэла.

— Значит, ты водишь женщин в другие рестораны? — вымученно спросила она, не сомневаясь в ответе.

— Естественно. Но тебя мне захотелось пригласить сюда. Мне показалось, ты это оценишь.

— Я очень ценю. Здесь чудесно. Я этого ресторана и не знала. Очень хорошо, что толпа его еще не открыла.

Многие заведения, в которых Кэтрин приходилось бывать, существенно проигрывали из-за собственной популярности.

— У Ренцо есть два бесценных, на мой взгляд, достоинства: отменные блюда в уютной обстановке. Никаких умных разговоров и мобильных телефонов.

— Разве у тебя нет мобильника?

Насколько Кэтрин представляла себе, все деловые люди считают собственный телефон абсолютно необходимым инструментом бизнеса.

— Есть. Но я оставляю его дома, когда иду на свидание, потому что все мое внимание должно быть отдано женщине, — в своей обычной расслабленной манере протянул Джоэл.

Его сапфировые глаза с нежностью смотрели на Кэтрин.

И в самом деле, остаток вечера его безраздельное внимание принадлежало только ей. Они чувствовали себя так, словно были одни в зале, и самые изысканные блюда не могли отвлечь их друг от друга надолго. Они покинули ресторан уже глубокой ночью. Кэтрин потеряла всякое представление о времени. Она забралась в машину Джоэла с удовлетворенным вздохом, и ее мысли тут же унеслись куда-то вдаль. Полное счастье согревало ее изнутри, счастье, вызванное только тем, что Джоэл рядом. Когда автомобиль остановился, она очнулась и огляделась в удивлении.

— Где мы?

— У меня, — отозвался Джоэл, расстегивая ремень безопасности. — Мне подумалось, что мы могли бы выпить чего-нибудь. А потом я отвезу тебя домой.

Кэтрин заглянула в его глаза и даже в темноте не могла не разглядеть горящий в них огонь. Невысказанное желание на протяжении всего вечера владело ими обоими. Этот молчаливый спутник все рос, проявляясь лишь во взгляде или прикосновении, и в конце концов выплыл на поверхность, готовый в любое мгновение взорваться, выйти из-под контроля рассудка.

Но сердце ее замерло: Джоэл дает ей право выбора. Если она желает замедлить развитие их отношений, он отвезет ее домой. По всей вероятности, именно такого поведения он от нее ожидает. Но не этого она хочет, слишком долго она дожидалась.

— Стаканчик бы не помешал, — согласилась она, хотя голос изменил ей.

Джоэл быстро поднял руку и провел пальцем по губам Кэтрин. А в следующую секунду он уже стоял снаружи, помогая ей выйти из машины. Сердце Кэтрин пустилось в галоп, когда она поднималась на крыльцо. И вот они уже внутри дома, замкнувшись от всего мира.

Не говоря ни слова, Джоэл бросил ключи на маленький столик, подхватил Кэтрин на руки и понес вверх по лестнице.

— Я думала, мы собирались выпить по стаканчику, — выговорила Кэтрин, невольно обнимая Джоэла за шею и касаясь губами его подбородка.

Он даже не замедлил шага, внося ее в свою спальню.

— Кэтрин, сладкая моя, я — мужчина, умирающий от жажды, и только ты можешь спасти мне жизнь. Я весь вечер не давал воли рукам. И не проси меня ждать.

От дрожи в его голосе ее сердце снова перевернулось, и вихрь чувств захлестнул ее.

— Не буду. Пей. Бери все что тебе нужно.

Источник ее любви неиссякаем. Его хватит на двоих.


Кэтрин пошевелилась и инстинктивно протянула руку, но вместо теплого тела нащупала пустоту. Тогда глаза ее открылись, и она приподнялась на локтях, усиленно моргая в утреннем полумраке, чтобы как следует проснуться. Наконец она увидела Джоэла — он сидел в кресле у окна. По-видимому, он бодрствовал уже некоторое время, так как успел накинуть шелковый халат.

В удивлении Кэтрин отметила, что он прикрыл ее одеялом.

— Что ты там делаешь? — сонно пробормотала она. — Иди сюда. — Она поманила его рукой.

— Ты принимаешь контрацептивы? — резко спросил Джоэл.

Его интонация поразила Кэтрин, в ней не было и следа любовной нежности. Машинально она поплотнее натянула на себя одеяло, словно защищаясь.

— Нет, — честно ответила она.

Она все еще не понимала, что происходит, Вовсе не этого ожидала она после недавней замечательной любви.

А Джоэл коротко выругался, резко поднялся и прошелся по комнате.

— Джоэл, да что случилось?

Он резко обернулся, и даже в тусклом утреннем свете от Кэтрин не могло укрыться мрачное выражение на его лице.

— Я в этот раз не предохранялся. Да и раньше. Я так тебя хотел, что ни о чем не подумал, — отрывисто признался он.

Наконец Кэтрин начала понимать, в чем дело. И она тоже ни о чем не позаботилась — ее ослепила любовь.

— Понятно, — отозвалась она как можно равнодушнее. — Знаешь, я сомневаюсь, что что-нибудь могло случиться.

Кэтрин старалась сохранять спокойствие. Страшно подумать, как холодно Джоэл может посмотреть на их отношения.

Он приблизился к ней.

— Могло. Ты уже сейчас, возможно, беременна. — На его горле нервно пульсировала жилка.

— Возможно, конечно. Но если исходить из моего календаря, то риск минимален.

Кэтрин могла бы поклясться, что услышала, как Джоэл скрипнул зубами.

— А если так, что ты сделала бы?

Припертая к стенке, Кэтрин могла лишь беспомощно пожать плечами.

— Наверное, то же, что и любая женщина на моем месте, — ответила она.

Мертвенное выражение лица Джоэла поразило ее.

— Значит, избавишься, — холодно констатировал он.

Шок отразился на лице Кэтрин: она имела в виду вовсе не это.

— Нет! — поспешно воскликнула она и быстро села на кровати. — Да никогда в жизни! — Она ощутила комок в горле. — Как ты мог подумать?.. Никогда я так не поступлю с собственным ребенком! Да за кого ты меня принимаешь?

Она уже не на шутку рассердилась, приподнялась на коленях и даже не сразу вспомнила о том, что нужно прикрыться одеялом.

Несомненно, ее бурный протест стал для него неожиданностью. Глаза его сузились.

— Если бы так поступила, то была бы не первой, — заметил он.

При этих словах Кэтрин припомнила рассказ Агнес о предполагавшейся невесте Джоэла. Ее гнев мгновенно испарился, и она перевела дыхание.

— Да, не первой. Только я сделана не из того теста. Если я забеременею, то своего ребенка сохраню. Думаю, очень многие женщины согласились бы со мной, будь у них выбор, — мягко, но убежденно сказала она.

Джоэл внимательно посмотрел на нее, потом отошел к окну, отодвинул штору и выглянул на улицу. Даже со спины было заметно, как он напряжен, какая буря кипит в его душе.

Выговорись же, молча взмолилась Кэтрин. Впусти меня. Поделись со мной хоть этим.

Возможно, Джоэл услышал ее беззвучный призыв, во всяком случае, он опять повернулся к ней. На его лице была написана такая грусть, что слезы навернулись на глаза, и ей пришлось закусить нижнюю губу.

— Ты, наверное, считаешь, что я делаю из мухи слона. Но у меня есть свои причины. — Он замолчал, глубоко вздохнул. Кэтрин понимала, насколько тяжело ему идти на этот разговор. Открываться перед ней. — Я был когда-то помолвлен. Я любил ту женщину, и мне казалось, что она тоже меня любит. На самом же деле ей были нужны только мои деньги. Когда выяснилось, что у нее может быть от меня ребенок, она от него избавилась.

Он говорил ровным, невыразительным голосом, но сердце Кэтрин болезненно сжималось. Эта старая рана так и не зажила.

— Я тебе очень сочувствую, — тихо проговорила Кэтрин.

Джоэл пристально посмотрел на нее.

— Кэтрин, второй раз я этого не допущу.

Она кивнула, облизала губы. Как знать, сознает ли он до конца все, что только что рассказал. Он любил. Хотя она в этом сомневается. Нет, она не будет высказывать ему своих сомнений. Но если это с ним случилось однажды, то может случиться вновь.

— Это понятно.

Джоэл со вздохом снова приблизился к ней, присел на край кровати.

— Я обычно внимательно отношусь к предохранению. Но тебе удалось лишить меня всяческого благоразумия. И вот — не исключено, что ты беременна. Обещай мне, что, если это так, ты сохранишь ребенка.

Изо всех сил стараясь сдержать подступившие слезы, Кэтрин погладила Джоэла по щеке и заглянула ему в глаза.

— Я уже сказала, что ни за что не убью своего ребенка. Хотя… Даю тебе слово, если тебе так будет легче.

Джоэл прикрыл глаза. Кэтрин могла только догадываться, какие демоны обуревают его.

— Ты мне сообщишь, если окажется, что ты беременна? Пусть на дворе двадцать первый век, но я все-таки считаю, что ребенок имеет право знать обоих родителей.

— Я с тобой совершенно согласна. — Ей невыносимо было бездействовать, видя, как мучается Джоэл, поэтому она обвила руками его шею и притянула к себе. — Обещаю, что скажу тебе, если так выйдет. Я не лишу тебя твоего ребенка, — шепнула она.

Она любит Джоэла, поэтому не может быть даже мысли о том, чтобы сотворить такую гнусность. Тем более зная о том, что ему привелось испытать в прошлом. Когда же его руки крепко сжали ее, она плотно закрыла глаза, задыхаясь от переполняющих ее чувств.

— Спасибо, — отрывисто произнес Джоэл. В негромком смехе Кэтрин явственно слышалась жалобная нотка. — Извини, если я тебя обидел. Просто я боялся, что история повторяется. Я должен был лучше тебя понимать. Я вижу, какая ты. Ты хорошая, Кэтрин Темплтон.

В эту минуту она отдала бы все, что у нее есть, лишь бы сказать ему, что она его любит, что он может в нее верить. Но это немыслимо. Ей остается радоваться тому, что он рассказал ей историю своей помолвки. Агнес говорила, что он никогда не упоминает об этом. Возможно, он заговорил исключительно под влиянием обстоятельств, и все же этого достаточно, чтобы еще чуть-чуть согреть ее сердце.

Глава восьмая

Следующие несколько дней для Кэтрин слились в одно пятно. Она была так счастлива, что улыбка вообще не сходила с ее лица. Они с Джоэлом виделись каждый день. Иногда ходили куда-нибудь, чаще оставались дома, просто наслаждаясь обществом друг друга. Поначалу Джоэл нередко оставался у Кэтрин, впоследствии они стали больше бывать в его квартире. Мало-помалу у Кэтрин вошло в привычку оставлять там одежду на случай, если наутро ей предстояла деловая встреча и у нее не оставалось времени заехать домой. Все больше ее вещей оседало у него, и получалось, что она как бы живет у него, а к себе наезжает только тогда, когда этого требует работа.

О большей идиллии Кэтрин не могла и мечтать. Лишь одно облачко омрачало полноту ее счастья: она все-таки не была беременна. Когда она сообщила об этом Джоэлу, в его глазах что-то мелькнуло. Облегчение? Или сожаление? Кэтрин не смогла бы ответить с уверенностью. Но накал их взаимной страсти не уменьшался. Наоборот, она только разгоралась, и чем больше они предавались любви, тем сильнее становилась их взаимная жажда. Впрочем, Джоэл больше не забывал о средствах предохранения. Умом Кэтрин понимала, что он прав, но ее сердцу хотелось иного. Она стремилась к тому, чтобы он захотел от нее большего. И она повторяла и повторяла, что любит его, — но только когда он спал и не мог ее услышать.

Она приняла решение не заглядывать вперед, а жить сегодняшним днем. Да, это означало довольствоваться всего лишь ложным чувством уверенности. Настанет день, когда ее родным станет известно, с кем она проводит время, и тогда на ее голову обрушатся все громы небесные. А все потому, что ее близкие любят ее. Они сразу поймут, что будущего у нее с Джоэлом нет. Его репутация слишком красноречива. Иногда ей казалось, что она живет, затаив дыхание, в предчувствии того, как неумолимый топор опустится на ее шею.

И топор упал. Причем, как это часто бывает, тогда, когда она меньше всего этого ожидала.


Телефонный звонок раздался во вторник, когда Кэтрин усердно работала над особенно сложной программой для одного из новых клиентов. Она выругала себя за то, что забыла включить автоответчик, чтобы назойливые звонки не отвлекали ее.

— Кэтрин Темплтон слушает. Чем могу быть полезна?

— Ты по-разному можешь быть мне полезна, славная моя, но только нас с тобой могут арестовать.

От исполненного сексуальности тембра Джоэла Кэтрин немедленно пробрала дрожь. Ее досада испарилась, подобно туману при восходе солнца. Она откинулась на спинку кресла и рассмеялась.

— Гм, звучит интригующе. Итак, что у тебя на уме?

— Если я тебе скажу, ты сегодня работать уже не будешь, да и я тоже. Так что лучше пока приберегу, — поддразнил Джоэл, и Кэтрин замерла в предвкушении.

— Буду ждать. Так зачем звонишь?

— А что, обязательно нужен повод? Может быть, мне просто приятно слышать твой голос, — почти шепотом сказал он, и у Кэтрин сладко сжалось сердце.

— Правда? Тебе нравится мой голос? — задохнувшись, переспросила она. — Между прочим, я не могу тебе сказать, как твой голос вот сейчас действует на меня.

— Кэтрин, позволь, я скажу тебе кое-что, — доверительным тоном проговорил Джоэл. — Твой голос… Знаешь, когда его слышишь, забываешь обо всем на свете.

— Это хорошо. Я рада, что ты иногда забываешь обо всем на свете.

— Наш разговор может лишить меня рабочей формы на остаток дня. Не знаю, как мне теперь удастся сосредоточиться, — проворчал он.

Кэтрин сжала в пальцах телефонный шнур и заулыбалась, устремив взгляд в потолок.

— Я бы посоветовала тебе принять холодный душ, но тут же вспомнила, что произошло после того, как ты в последний раз это средство испробовал.

Она не стала уточнять, так как знала: Джоэл вспомнил вчерашнее утро, когда она присоединилась к нему в душе. В результате струи воды нисколько не охладили их, напротив, они разогрелись до невероятной степени. В конце концов Джоэл опоздал на работу.

— Ты за это заплатишь, сладкая моя, — проворковал он, и Кэтрин издала негромкий смешок.

— Мне кажется, я уже расплатилась, и мне это понравилось, — парировала она. — Кстати, ты мне так и не рассказал, как реагировала твоя секретарша, когда ты появился в офисе.

— Она предположила, что мне нездоровится. Я ответил, что это просто ерундовое недомогание. Могу тебя поблагодарить за то, что почти все сотрудники бросали на меня двусмысленные взгляды, — пожаловался Джоэл. — Никто ничего не сказал, но, так или иначе, ты действуешь на меня самым вредоносным образом.

— Не понимаю, о чем ты. Думаю, я не первая женщина в твоей жизни. И не последняя.

— Конечно, — подтвердил Джоэл. — Но еще ни одной не удавалось заставить меня опоздать на работу. Ты отдаешь себе отчет в том, что за последние недели я отменил встреч больше, чем за предыдущие десять лет?

— Ты жалеешь?

— Нет, черт меня возьми, — признался Джоэл. — Если честно, я бы хотел сейчас быть с тобой. Иногда мне приходит в голову, что ты — ведьма.

— Какая именно ведьма? Та, что превращает тебя в жабу, или та, что околдовывает тебя навечно?

О, если бы в ее распоряжении имелись такие чары! Она бы прибегла к ним в мгновение ока.

— Естественно, второе, — бросил Джоэл.

Ее улыбка растаяла, она отдала бы весь мир за то, чтобы он почувствовал к ней нечто большее, чем просто вожделение. Для нее все это далеко не игра. И все же она постаралась продолжать разговор в легком, веселом ключе:

— А ты привязан ко мне навсегда?

Скажи — да, молило ее сердце. Только скажи — да.

— Конечно. Я твой преданный раб, — лаконично ответил Джоэл, и сердце Кэтрин сжалось от разочарования. — Нет ничего, чего бы я не сделал для тебя, — добавил он.

Эти слова подействовали на нее как соль на раны. Одной вещи он не сделает ради нее: не отдаст ей свое сердце.


Ровно в семь часов вечера Кэтрин поднималась в лифте на верхний этаж здания, где располагался офис фирмы Джоэла. Она уже несколько раз бывала здесь, поэтому в холле с приветливой улыбкой поздоровалась с охранником. Проходя по коридору, она отметила, что рабочие помещения опустели. Секретарь Джоэла давно ушла домой. Однако дверь кабинета была приоткрыта, и Кэтрин беззвучно вошла.

Джоэл сидел за просторным столом, погруженный в бумаги. Она увидела, как он потянулся всем телом, после чего тут же вновь углубился в работу. Она почувствовала, как в груди возник незнакомый комок. Ей тут же пришлось вступить в борьбу со своим желанием подойти к нему и просто обнять, чтобы он избавился от стрессов и волнений дня. Но удержаться от реплики было выше ее сил.

— Слишком много работаешь, — протянула она, проходя на середину кабинета.

Джоэл поднял голову. Улыбка тронула его губы, и сердце Кэтрин болезненно сжалось. Джоэл же поспешно захлопнул папку, поднялся из-за стола и шагнул навстречу Кэтрин.

— Мне нужно было как-то наверстать время, которое я потерял, думая о тебе, — серьезно объяснил он.

Его руки сомкнулись на ее талии. Кэтрин вскинула голову как раз вовремя, чтобы встретить его поцелуй, томный и очень властный. Джоэл словно клал на нее свою печать. Трудно сказать, знает ли он об этом. Впрочем, это не играет никакой роли. Вероятно, для него привычно вести себя таким образом с женщинами. Неизвестно зачем Кэтрин вспомнила, что его связь с ней — не более чем временное развлечение.

Она решительно поставила заслон на пути этой неприятной мысли. А Джоэл смерил ее откровенно собственническим взглядом. Он позволил себе внимательно изучить ее черное платье и наконец одобрительно кивнул.

— Неплохо.

— Достаточно сексуально? — несколько хулигански осведомилась Кэтрин.

— Ты хоть мешок на себя надень, все равно будет сексуально. Но… — Джоэл оглядел ее платье и, по всей видимости, нашел, что оно оставляет открытыми слишком малые участки тела. — Мое воображение, конечно, может дополнить все остальное, и, поверь мне, сейчас оно работает на полную катушку. Наверное, нам стоит поехать домой…

— Ну уж нет! — воскликнула Кэтрин, прижимая руки к груди. — Сначала ты мне отдашь тот сюрприз, который обещал.

Джоэл тяжело вздохнул.

— Надо полагать, ты будешь настаивать?

— Безусловно. Так что выкладывай.

Джоэл обнял Кэтрин за плечи, развернул лицом к двери, а свободной рукой погасил свет.

— У меня в кармане случайно оказались билеты на открытие выставки Тернера[5].

— Я считала, что их выдают только приглашенным.

— Так и есть. Но мне удалось выцарапать приглашение. Хотя нас никто не принуждает идти, если ты не захочешь.

Она быстро обняла его и поцеловала.

— Спасибо тебе.

Кэтрин боготворила Тернера и сокрушалась о невозможности посетить открытие его новой выставки. Она как-то пожаловалась Джоэлу, и вот он, подобно волшебнику, добыл билеты. Так что же удивительного в том, что она так его любит, если он настолько внимателен к ней?

— Идем. Не стоит опаздывать. — Джоэл подтолкнул ее к лифту. — Потом поблагодаришь, и так, как я заслуживаю.


Как и следовало ожидать, выставка оказалась умопомрачительной. Кэтрин бродила по залам, держа Джоэла под руку. В другой руке у нее был бокал белого вина, к которому она едва прикоснулась. Она не замечала многозначительных взглядов, которые бросали на нее время от времени люди, знавшие Джоэла и имевшие представление о его репутации. Но в конце концов они буквально натолкнулись на одного знакомого Джоэла, и тот повел себя наихудшим образом.

— Джоэл, старина, рад тебя видеть! — почти выкрикнул он, демонстрируя выговор воспитанника частного пансиона и сжимая руку Джоэла так, как будто намеревался выдавить из нее всю кровь. — А где же та блондинка, с которой я тебя видел в Гштаде? Не могу тебя не спросить, старик!

Он гулко захохотал и понимающе подмигнул Джоэлу. Тот слегка поморщился и высвободил руку.

— Маркус, ты пьян. А я, между прочим, не один, — сказал он.

Такого высокомерного тона Кэтрин от него еще не слышала. Быстро взглянув на него, она увидела то, чего, безусловно, не заметил его знакомый: ледяной блеск в глазах, сулящий неприятности.

— А-а, прошу прощения. Значит, нашел замену? — весело продолжал Маркус, не обращая внимания на выражение лица Джоэла, и окинул Кэтрин плотоядным взглядом. — Красавица — блеск. Хотя ты, Джоэл, всегда умел выбирать лучших.

Он протянул к Кэтрин пухлую руку, но Джоэл молниеносным движением перехватил его запястье и предотвратил дальнейшее развитие событий.

— Маркус, придержи руки, — велел он тихо, но настолько жестко, что тот только моргнул. — Дам тебе добрый совет: иди домой и проспись.

Кэтрин решила про себя, что совет дан как нельзя более кстати. Она нервозно оглянулась. К счастью, они находились в относительно тихом углу, и пока никто из посетителей не обратил внимания на перепалку.

Но этот Маркус все не понимал намека.

— Старина, да я не пьян. Только от… отлакировал немного.

Он улыбнулся бессмысленной улыбкой. Джоэл также ответил ему улыбкой — весьма недоброй.

— Ты… отлакировал в достаточной мере, чтобы оскорбить даму.

— Даму? С каких это пор ты стал таким галантным?

Щеки Кэтрин вспыхнули. На горле Джоэла забилась жилка, и он стиснул зубы.

— Маркус, или ты извинишься, или я уложу тебя на месте.

На сей раз его угроза дошла до адресата.

— Хорошо, хорошо, — поспешно пробормотал Маркус. — Я же не знал, что наступаю на больную мозоль. Значит, это особый случай, а? — Он задумчиво оглядел Кэтрин. — Не помню, что я говорил, но прошу прощения, если я вас обидел, мисс…

Он замолчал, и Джоэл тут же перебил его;

— Спокойной ночи.

С этими словами он отпустил запястье Маркуса. А тот перевел взгляд с одного лица на другое, промычал что-то, что могло сойти за прощание, и удалился.

— Твой друг? — язвительно осведомилась она.

— Уже нет, — сквозь зубы ответил Джоэл.

Еще никто, за исключением братьев, не вступался за нее так решительно. Но у братьев были основания. Кэтрин — их родная сестра, и потому никто не вправе оскорбить ее словом или действием. Для Джоэла она — всего лишь еще одна любовница, и тем не менее он встал на ее защиту еще до того, как она осознала, что имело место оскорбление. Такое отношение мужчины к женщине имеет определенное название. А ведь, согласно философии Джоэла, такого чувства не существует. Сногсшибательная мысль. Нет, она не собирается характеризовать отношение Джоэла к ней напрашивающимся словом, но… Может ли быть, что она ему дороже, чем сам он готов признать?

Она сделала вдох, чтобы успокоить пульс, и погладила Джоэла по плечу.

— Спасибо тебе за то, что защитил меня, хотя то, что он сказал, нисколько не задело меня.

— Он задел меня, — проворчал Джоэл, и эти слова безмерно обрадовали Кэтрин.

— Ты всегда так заботишься о своих подружках? — небрежно спросила она, хотя ответ значил для нее больше, чем он мог бы предположить.

Джоэл остановился у одного из полотен и изучал его так долго, что Кэтрин уже отчаялась услышать его ответ. Но наконец он перевел взгляд на нее.

— Не переношу мужчин, которые говорят о женщинах как о скотине. Впрочем, не думаю, чтобы я когда-нибудь был так близок к тому, чтобы вышибить из человека мозги. Ох, мне было бы более чем приятно стереть улыбку с его рожи.

— Мне показалось, это до него дошло, — негромко заметила Кэтрин.

— Я не хотел тебя смущать, — виновато проговорил Джоэл и провел пальцем по ее щеке, до сих пор горящей.

Кэтрин подняла голову и благодарно улыбнулась.

— Я не смущаюсь. Может быть, это покажется старомодным, но мне стало легко, когда я почувствовала, что рядом со мной мужчина, готовый меня защитить. Для меня много значит моя независимость, но все-таки женщинам хочется почувствовать мужскую поддержку.

— Значит, ты не считаешь нас такими уж собственниками.

— Вы ими становитесь, когда обстоятельства складываются неудачно. Но ты не из той породы. Ты защищаешь женщин просто потому, что мы иногда не можем защитить себя сами. В частности, я ценю это качество в мужчинах, — с улыбкой призналась Кэтрин.

— Польсти мне побольше, и я начну бить себя в грудь, как горилла. Умеешь ты потрафить мужчине, — честно ответил Джоэл, в его глазах сверкали смешинки.

— Кэти!

Кэтрин вздрогнула, услышав слишком знакомый голос. Настал миг, которого она ждала все последние недели. Зная, кого ей предстоит увидеть, она обернулась, не забыв изобразить веселую улыбку.

— Привет, Натаниэл. — И она поцеловала брата в щеку.

Натаниэл Темплтон, высокий, светловолосый, крепко сбитый, в свою очередь поцеловал ее.

— Не ожидал встретить тебя здесь.

— Я тоже, — сказала Кэтрин, слегка наморщив нос. Джоэл уже повернул голову, и она теперь ощущала на себе его взгляд. — Как твои дела? — непринужденно спросила она, но внимание ее брата уже было обращено на стоящего рядом с ней мужчину. По лицу Натаниэла Кэтрин поняла, что он узнал Джоэла и нисколько не одобрял того факта, что его драгоценная сестра оказалась в обществе этого человека. — Позволь, я вас познакомлю. Джоэл, это мой брат Натаниэл. Нат, познакомься: Джоэл Кендрик.

Натаниэл неохотно протянул руку.

— Кендрик, — отрывисто повторил он, и губы Джоэла тронула едва заметная улыбка, когда он пожал руку Натаниэла.

— Рад с вами познакомиться. Кэтрин не раз говорила о вас. Насколько я помню, вы играете в регби?

Он демонстрировал самую утонченную светскость, которая могла бы обезоружить человека, сделанного из менее крепкого материала, чем брат Кэтрин.

— Вы давно знакомы с моей сестрой? — резко спросил он.

Брови Джоэла взлетели вверх, что, несомненно, означало: он принимает вызов.

— Несколько недель, наверное.

Натаниэл обратился к сестре:

— Что-то ты долго молчала.

Она вскинула голову.

— Мне кажется, что частная жизнь и есть частная.

Если Кэтрин рассчитывала этой репликой осадить брата, то она не преуспела. Натаниэл просто проигнорировал ее слова и взял ее под руку.

— Просим прощения, мы на минуту, — сказал он Джоэлу и поспешно отвел Кэтрин в сторону. — Ты сошла с ума? — прошипел он, когда они оказались достаточно далеко. — Отец полезет на стенку, стоит ему узнать!

Кэтрин высвободила руку, на ее щеках вспыхнул румянец.

— Да, если ты ему доложишь, — сердито прошептала она. — Нат, ни тебе, ни папе нечего соваться в мои дела!

— Ты не права! Это же сутенер, ни больше ни меньше! О чем ты думаешь?

Услышав такую характеристику Джоэла, Кэтрин побелела.

— Не смей так о нем говорить, слышишь?

— Ты с ним спишь? — задал он следующий вопрос, и Кэтрин буквально затряслась от ярости.

— Ты не имеешь права спрашивать меня об этом!

— А, значит, я не ошибаюсь! — изумленно и вместе с тем испуганно воскликнул Натаниэл.

В зеленых глазах Кэтрин заблестели гневные слезы. Она давно знала, что рано или поздно это должно было произойти.

— Так это или не так, это мое дело. И не лезь в мою личную жизнь.

— Сама понимаешь, я не могу не вмешаться. — Вполне предсказуемые слова. Правда, произнесены они были более мягким тоном, и в голосе брата Кэтрин слышалось искреннее участие. — Как я могу закрывать глаза, когда мне очевидно, что ты совершаешь жуткую ошибку!

Вот этого Кэтрин всегда боялась. Шила в мешке не утаишь.

Она выпрямилась и посмотрела брату в глаза.

— Значит, поступай так, как ты, по твоему мнению, должен. И не жди, что я буду тебя за это благодарить, — невозмутимо заявила она, повернулась и отошла в сторону.

Она намеренно прошла мимо Джоэла, торопясь поскорее удалиться от брата, поэтому не видела долгого, оценивающего взгляда, которым обменялись мужчины.

— Итак? Пожар?

Голос Джоэла звучал насмешливо, но от Кэтрин не укрылось то, как внимательно он всматривался в ее лицо. Она замерла и сказала с тяжелым вздохом:

— Извини. Я только…

Она махнула рукой, не находя слов для выражения своих чувств.

Джоэл положил руки ей на плечи и развернул к себе.

— Что он тебе сказал? — осторожно спросил он. — Кэтрин, что он тебе говорил?

— Примерно то, чего я ждала, — со вздохом призналась она. — Игры кончились. Ты же видел, как он перепугался, увидев меня с тобой. Ты глазом не успеешь моргнуть, как всей моей семье будет известно об этой встрече. На тебя обрушится водопад обвинений и угроз.

— М-да, я почувствовал некоторую влажность в воздухе. Надеюсь, ты сказала ему, чтобы он не вмешивался не в свои дела?

— Сказала, хотя могла бы и не говорить. Он не стал меня слушать, — устало ответила она.

— Ты взрослый человек и можешь сама делать свой выбор.

Кэтрин невесело рассмеялась.

— Я — его маленькая сестренка, а ты — Большой Серый Волк. Если бы вы поменялись ролями, ты бы оставил меня в волчьей пасти?

Джоэл нахмурился, поморщился.

— Наверное, — нехотя признал он. — И что ты теперь собираешься делать?

— Ничего. Во всяком случае, я не намерена от тебя отказываться! — решительно заявила Кэтрин, и на губах Джоэла появилась легкая улыбка.

— Вот, значит, как?

Кэтрин вскинула голову и дерзко улыбнулась.

— Упрямство — наша семейная черта. Никто не заставит меня что-то сделать, если я сама этого не захочу. Джоэл, когда я стала встречаться с тобой, то представляла себе, на что иду. Я знала, что мои родные встретят тебя в штыки. Но я была к этому готова, ведь я хотела быть с тобой.

При этом признании лоб Джоэла прорезала складка.

— Значит, тебе придется нелегко?

Лицо Кэтрин помрачнело.

— Я рассчитывала, что у нас с тобой будет больше времени, прежде чем в битву вступит тяжелая артиллерия.

— Кэтрин, может, нам стоит пойти на попятный? У меня нет намерений ссорить тебя с семьей.

От его угрюмого тона у Кэтрин сжалось сердце.

— Ты хочешь, чтобы я ушла?

После очень продолжительной паузы Джоэл покачал головой.

— Наверное, от меня сейчас требуется благородство, но я пока не готов к такому концу. Слишком я к тебе привязался.

Губы Кэтрин расплылись в широкой улыбке.

— Тогда я остаюсь.

— Вот так просто?

— Разумеется. Я — простая женщина. Я знаю, что мне нужно, и готова за это платить. Мои родственники расстроятся, но ведь это ненадолго.

Видит Бог, как это верно. Ее роман в скором времени завершится, ей будет больно, как и предвидят близкие ей люди, и они придут к ней на помощь, постараются залечить ее раны.

Джоэл тряхнул головой, словно не понимая, о чем говорит Кэтрин.

— Ты — необыкновенная женщина.

Она только отмахнулась.

— Ничего необыкновенного во мне нет. — Она любит Джоэла, вот и все. — И не воображай, что тебе удастся легко отделаться. На нас будут давить. Так что готовься.

— Думаю, я с твоим семейством справлюсь.

Кэтрин не стала его разубеждать.

— Точно, — рассеянно согласилась она.

— И я тебя без боя не отдам.

Кэтрин засмеялась.

— Отпор ты получишь, не сомневайся. И драка будет кровавой. Даже грязной. Ты считаешь, я стою такой потасовки? Ты в любую минуту можешь все оборвать и обратиться к следующей женщине. — Она изо всех сил старалась, чтобы ее слова звучали легко, но они, увы, были правдой. О, ему не составит никакого труда скрыться с ее горизонта.

— Я мог бы так и поступить. Но беда в том, что ты — единственная женщина, которую я в данный момент замечаю. Ты единственная женщина, которая мне сейчас нужна, поэтому я сделаю все, чтобы продержаться против твоей семьи.

— Получается, что нам суждено быть вместе.

— Получается так, — подтвердил Джоэл.

Глава девятая

В четверг вечером Кэтрин готовила ужин в своей кухне, когда услышала громкий хлопок двери. Она знала, что пришел Джоэл, но удивилась — Джоэл появился так рано, почти на час раньше условленного времени. К тому же он почему-то не прошел прямо к ней, чтобы немедленно поцеловать, как он обычно поступал.

Поставив салат, который перемешивала, в холодильник, она вытерла руки и отправилась на поиски Джоэла. Она нашла его в гостиной, где он наливал себе виски. Он выпил почти половину порции залпом. Выпив, мрачно посмотрел на остаток напитка в стакане.

— Плохой день? — сочувственно спросила его Кэтрин.

Джоэл повернул голову и впервые за все время не улыбнулся, увидев ее.

— Дьявольски дрянной, — подтвердил он с мучительной гримасой.

Свободной рукой он ослабил галстук и расстегнул ворот рубашки. Пиджак (с первого взгляда было заметно, что он основательно измят) он успел швырнуть на стул.

Кэтрин прошла в комнату, аккуратно расправила пиджак и повесила его на спинку стула.

— Хочешь поговорить?

Она подошла к Джоэлу и заботливо сняла с него галстук.

— Я уже наговорился до чертиков, — устало произнес Джоэл и расправил плечи, как будто для того, чтобы сбросить напряжение.

— Тяжелая встреча? — спросила она.

Джоэл с горечью хмыкнул.

— Целый ряд тяжелых встреч, — со вздохом признался он. — Ты меня предупреждала, так что я сам виноват, что не воспринял твои слова всерьез. У тебя есть полное право сказать: «Я же тебе говорила!»

— Нет! — вырвалось у Кэтрин.

— Не нет, а да! — саркастически парировал Джоэл, допил виски и отставил стакан.

Итак, Джоэлу пришлось иметь дело с ее братьями. Этого следовало ожидать. Удивительно только, что они так долго выжидали своего часа. С замиранием сердца она постаралась выяснить:

— Кто из них?

— Все. — Джоэл тряхнул головой и засмеялся. — Клянусь, они были хороши. Могли бы спалить всю Англию!

— Боже!.. Прости меня, — виновато произнесла Кэтрин.

Про себя она подумала, что, когда встретит вновь четверку братьев, тоже скажет им пару ласковых.

А Джоэл, напротив, начинал успокаиваться. Он взял ее за руку, опустился на стул и усадил ее к себе на колени.

— Нечего извиняться. Они потому так себя повели, что беспокоятся за тебя. И мне это нравится. Хотя я бы предпочел не оказываться на наковальне.

— Что они говорили? — с любопытством спросила Кэтрин.

— Сначала они предложили мне убираться из твоей жизни. Я сказал, что это невозможно. Тогда они потребовали выложить мои намерения. Это мое личное дело, сказал я. Так мы некоторое время топтались на месте вокруг этой темы, а потом они объяснили, что сделают со мной, если я причиню тебе вред. Они оказались, мягко говоря, весьма изобретательны во всем, что касается моей медленной смерти.

Кэтрин уже оправилась от шока и теперь пылала гневом.

— Да я их всех передушу!

— Дженет нашла нашу беседу весьма занимательной, — продолжал Джоэл. — Она не любительница подслушивать, но стены у нас тонкие, а разговор велся на повышенных тонах. Она считает, что в последний раз я получал такую взбучку очень давно. Должен признать, что четверка Темплтонов держалась блестяще.

Кэтрин смущенно посмотрела на него. Похоже, в целом он воспринимает происшедшее с юмором.

— Как ты еще можешь смеяться?

— Да просто им всем не терпелось втоптать меня в грязь. Вот я и зауважал их, — пояснил Джоэл, к вящему удивлению Кэтрин.

— Ненавижу их! — вдруг закричала она.

Ее злость достигла такого градуса, что ногти впились в ладони. Почему братья никак не хотят оставить ее в покое?

— Неправда, — быстро возразил Джоэл. — Ты их так же любишь, как и они тебя.

— Может, и так, — буркнула Кэтрин. — Просто я хочу, чтобы они прекратили вмешиваться в мои дела.

Они не ведают, что творят. Да, Джоэл пока мужественно держит удар, но рано или поздно он проведет черту. И ее братья могут подтолкнуть его к этой черте. Как долго он будет дорожить отношениями с ней, терпя пристальное внимание к себе четверых мужчин, которые жаждут стереть его с лица земли? Черт бы их взял, они способны разрушить все!

— Поверь моему слову, это никогда не произойдет. Для них ты навсегда останешься младшей сестренкой. Они вечно будут тебя опекать. Будут спасать тебя от всех Больших Серых Волков этого мира. — Джоэл коснулся ее затылка и повернул ее голову так, чтобы ее лицо было обращено к нему. — Знаешь, что во всем этом самое интересное? — спросил он с иронической улыбкой. — И я тоже не хочу, чтобы кто-нибудь тебя обидел.

Она тут же попыталась успокоить его:

— Не говори глупостей. Ты меня никогда не обидишь.

Джоэл без улыбки заглянул в ее глаза.

— Никогда? Я начинаю в этом сомневаться. Сладкая моя, с одной стороны, ты совсем не такая бесчувственная, какой хочешь казаться.

Кэтрин мгновенно насторожилась.

— На что ты намекаешь? — с тревогой спросила она.

Если он проник в ее тайну…

— Возможно, твои братья правы. Может быть, мне действительно следует исчезнуть из твоей жизни, — с грустью проговорил Джоэл, и что-то внутри у Кэтрин сжалось от страха.

— Джоэл Кендрик, не смей бросать меня! Я тебя никогда не прощу, — с жаром сказала она.

Видя ее горячность, Джоэл насупился.

— Кэтрин, я думаю о тебе. О том, как было бы лучше для тебя. Я для тебя — плохой подарок.

— Для меня — нисколько не плохой! — решительно заявила Кэтрин, и Джоэл слабо улыбнулся.

— Не старайся заставить меня отказаться от правильного поступка. Я много лет не ощущал такого благородного позыва.

Кэтрин фыркнула.

— Лично мне представляется, что ты чересчур преувеличиваешь благородство своих намерений.

— Это не имеет значения, — вздохнул он. — Не знаю, как долго мне удастся уберегать тебя от прессы.

Она вскинула брови.

— Ты хочешь сказать, что есть твоя заслуга в том, что моя фотография еще не появлялась в желтых газетах?

Синие глаза так внимательно изучали ее лицо, как будто Джоэл поставил себе целью запомнить каждую черточку.

— Я решил, что мне не улыбается перспектива увидеть тебя под каким-нибудь кричащим заголовком. Насколько мне удалось понять, ты создана не для того, чтобы твоя личная жизнь обсасывалась публично. Да и я не намерен делить тебя с половиной страны, поэтому я до сих пор соблюдал известную осторожность.

Кэтрин беззвучно ахнула, но ее сердцу сделалось теплее. Значит, Джоэл заботится о ней. Он не хочет, чтобы она становилась объектом повышенного внимания, чтобы она страдала от шушуканья за ее спиной. Разве это ничего не означает? Значит, в глубине души он тревожится за нее, разве не так? Боже, как бы в этом удостовериться!

Она проглотила застрявший в горле комок и улыбнулась.

— Спасибо тебе. Ты очень внимателен ко мне.

— Не о чем говорить. Я так поступал исключительно из эгоизма. Я хотел обладать тобой полностью.

Кэтрин почувствовала, как что-то согревает ее изнутри.

— Я не в претензии, — прошептала она. — Я тоже хочу, чтобы ты был только моим.

Джоэл взял ее руку и нежно поцеловал.

— Я никогда не знал такой женщины, как ты. Ты ничего не требуешь. Разве ты ничего от меня не хочешь?

У Кэтрин заныло в груди. О, она многого хочет, да только об этом не заговоришь вслух. Но вот уже долгое время прошло с тех пор, как ее счастье свелось к одному предмету. К нему, Джоэлу.

— Раз на то пошло, я хочу, чтобы ты помог мне открыть бутылку вина, — дерзко заметила она.

Ей стало легче на душе оттого, что черты его лица смягчились и он засмеялся.

Джоэл легко поднялся, не выпуская Кэтрин из своих объятий. Только оказавшись на кухне, он отпустил ее, причем так, что она почувствовала его возбуждение.

— Гмм, кажется, настроение у тебя меняется к лучшему, — промурлыкала она.

— Таков эффект твоего присутствия! — Джоэл улыбнулся и слегка оттолкнул ее. — Займусь-ка я вином.

Рассмеявшись, Кэтрин повернулась к плите.

— Накрой на стол, если только есть настроение. Тебе нужно остыть.

— Не получится, славная моя, — буркнул Джоэл, доставая бутылку из холодильника. — Я вспыхиваю сразу, стоит мне оказаться в одной комнате с тобой. Я думал, со временем это пройдет, а на самом деле, чем больше я тебя вижу, тем больше горю. Что-то вроде наркотика.

Кэтрин разворачивала бифштексы, но при этих словах замерла.

— Это хорошо или плохо?

— О, это хорошо. Не поверишь, как хорошо. Обычно женщины быстро надоедают мне. А с тобой я этого чувства никогда не испытываю. Между прочим, ты меня непрерывно удивляешь.

— Мне нравится держать тебя начеку. Не терплю затхлости в отношениях, — ответила она, вновь занявшись продуктами.

Джоэл поставил откупоренную бутылку на стол и подошел к Кэтрин, чтобы взять приборы.

— Затхлости у нас не будет никогда, — пообещал он.

Кэтрин почувствовала, как растаяла ее улыбка. Не оборачиваясь, она возразила:

— Она придет. Когда-нибудь.

— Зачем ты так говоришь?

— Где-то моя преемница уже дожидается той минуты, когда ты обратишь на нее внимание.

Джоэл вытаращился на нее. Складка на его лбу сделалась заметно глубже. Что-то сверкнуло в его глазах, но Кэтрин не могла бы определить, что означала эта вспышка. А потом он отвернулся и принялся расставлять на столе посуду.

— Так далеко я не заглядывал, — проворчал он, и его тон был настолько нехарактерен для него, что Кэтрин повернулась к нему. — Я просто счастлив, когда ты рядом.

— Это правда?

Джоэл поднял голову.

— Конечно. Сейчас я не хочу быть ни с кем другим.

— Да, но ты же не скажешь, что изменение положения в будущем исключается? — решительно бросила она.

В эту минуту ею руководили только чувства, которые она испытывала к Джоэлу.

— Отрицать не буду. Но почему ты сейчас завела этот разговор?

Он буравил ее пристальным взглядом.

— Потому что, как мне представляется, мне нужно знать, на что я могу рассчитывать, — с усмешкой ответила она.

Джоэл разложил приборы, подошел к Кэтрин, взял ее за плечи и слегка встряхнул.

— Сейчас мы вместе, и я от этого счастлив. Мне казалось, ты тоже.

— Да, я тоже, — торопливо признала Кэтрин, чтобы успокоить Джоэла. — Просто у меня живое воображение. Забудь об этом разговоре. Я лучше пожарю мясо, иначе мы не сядем за стол до полуночи.

Она ускользнула из его рук и стала наливать в сковороду оливковое масло. Она чувствовала на себе неотрывный взгляд Джоэла, но решила не оборачиваться. Наконец Джоэл вернулся к столу.

Больше ничего сказано между ними не было, а сказанное забыто, когда они приступили к ужину. Кэтрин рассказала Джоэлу о своих дневных делах. Он поделился с ней еще кое-какими подробностями своих переговоров с ее братьями.

Она все еще громко смеялась, когда раздался звонок в дверь. Они с Джоэлом вместе мыли посуду. Кэтрин замерла с полотенцем в руках и недоуменно глянула на часы. Почти десять вечера.

— Кого это принесло?

Она поставила тарелку, отбросила полотенце и направилась к двери.

Человек, возникший на пороге ее квартиры, мог бы сойти за одного из братьев Темплтон, если бы не седые волосы.

— Папа! — В возгласе Кэтрин смешались изумление и страх. — Вот так раз! Что это ты вздумал приехать?

Кэтрин ничуть не удивил тяжелый взгляд, которым ее одарил отец.

— Позволишь мне войти? — угрюмо осведомился Виктор Темплтон.

Кэтрин отступила, пропуская его, и быстро глянула в сторону кухни, но Джоэла там не увидела.

— Ну конечно. Заходи. — Она провела отца в гостиную и нервозно потерла ладони. — Ну… Садись же. Выпьешь что-нибудь?

Но ее отец не был настроен на учтивые вступления и сразу взял быка за рога;

— Что это рассказывают о тебе и каком-то Кендрике?

Кэтрин мгновенно выпрямила спину и скрестила руки на груди, готовясь принять удар, ее растерянность испарилась.

— Его зовут Джоэл. Что именно ты хотел бы узнать?

Она вовсе не ожидала встречи с отцом, но уже исполнилась решимости принять бой.

При этом ответе щеки старого Темплтона вспыхнули как красные флаги.

— Значит, ты с ним встречаешься.

— Думаю, Нат и все остальные успели доложить тебе об этом. А тебе понадобилось узнать, сплю ли я с ним. Так вот, я отвечаю — да, — заявила Кэтрин, упрямо выдвинув нижнюю челюсть.

Виктор Темплтон с шумом выдохнул воздух.

— Кэтрин, не дерзи мне. Я все еще твой отец.

— Я помню, и я люблю тебя, папа. Но ты не имеешь права вмешиваться в мою жизнь, — повторила она слова, не так давно сказанные брату.

— Беспокойство и вмешательство — не одно и то же.

— Значит, ты пришел, не имея намерений разлучить нас? — с укором произнесла она.

Он бессильно стиснул зубы. Несомненно, именно таковы были его намерения. Но он предпринял попытку сменить тактику:

— Кэтрин, я знаю тебя. Ты никогда не пойдешь на близкие отношения, если мужчина тебе безразличен, и это делает тебе честь. Но этот человек не стоит тебя.

— Не согласна. Это достойный человек. Просто ты его не знаешь, папа. Это хороший человек, — убежденно возразила Кэтрин.

— Понятно, ты так думаешь. Но он из той породы мужчин, которых называют бабниками, повесами, — процедил ее отец. — Он играет на твоей привязанности. И ты сама знаешь, жениться на тебе он не собирается.

Если он надеялся смутить дочь этим утверждением, то своей цели не достиг.

— Это для меня не новость, — спокойно произнесла Кэтрин.

Глаза Виктора расширились.

— И тебя это не беспокоит?

Кэтрин снова вздохнула и ответила, понизив голос:

— Не хочу лгать тебе, говоря «нет». Конечно, я хочу выйти за него замуж. Я хочу прожить с ним жизнь, родить от него детей. Но я смотрю реалистически. Он к этому не стремится. Я понимаю, что в его глазах наши отношения — просто легкая связь. Мне больно от этого. Но это все, что он может мне дать, поэтому я должна с этим смириться.

Ее отец с ужасом смотрел на нее.

— Да ты сама слышишь, что говоришь? Или у тебя нет гордости?

Кэтрин не хотелось огорчать его. Но речь идет о ее жизни, в которой решения принимать ей самой. Поэтому она стойко встретила его взгляд.

— По-видимому, нет.

— Он любит тебя?

Рассчитанный, жестокий удар, попавший в самое больное место. Но нет смысла во лжи. И Кэтрин вновь ответила откровенно:

— Нет. Думаю, он неравнодушен ко мне, но любви у него нет.

Она не стала добавлять, что Джоэл вообще не верит в существование такого чувства, как любовь.

— Да это же чушь какая-то! Кэтрин, если он тебя не любит, чего ради ты подвергаешь себя таким мукам?

Теперь голос Виктора звучал почти нежно, но эта нежность была обманчивой.

— Папа, я же сказала тебе: потому что я его люблю. Только поэтому.

Виктор поднял руки, как бы сдаваясь, но тут же тряхнул головой.

— А он знает, что ты его любишь?

— Нет.

Слишком хорошо знакомым жестом старик провел обеими руками по волосам.

— Хорошо. Сейчас я не могу привести тебя в чувство. Во всяком случае, ты знаешь, где нас найти, когда мы тебе понадобимся.

— Спасибо за заботу. И прости, если я тебя огорчила.

— Кэтрин, ты не можешь меня огорчить. Насколько я понимаю, я должен предоставить тебе жить в соответствии с твоим выбором. Но мне нелегко оставаться в стороне, когда я вижу, что тебя ждет катастрофа. Он действительно стоит такой жертвы?

— Думаю, да. — Она спокойно улыбнулась.

Ее отец вздохнул и протянул к ней руки.

— Тогда обними меня, — сурово велел он.

Кэтрин подошла к нему и скользнула в его объятия. Ей вдруг стало уютно, как бывало в детстве.

Легкий шум заставил их обоих оглянуться. На пороге стоял Джоэл и переводил вопросительный взгляд с Кэтрин на Виктора. Сердце Кэтрин дрогнуло: слышал ли он их разговор?

— Кэтрин, у вас все в порядке? — осторожно поинтересовался Джоэл, входя в комнату.

Что-то он чрезмерно вкрадчив, подумала Кэтрин. Видно, кое-что он все-таки услышал. Она освободилась от объятий отца, улыбнулась Джоэлу и кивнула.

— Абсолютно. Это мой папа. Он пришел неожиданно.

Она посмотрела Джоэлу в глаза, но его лицо ничего не выражало. Он приветливо улыбнулся Виктору и протянул руку.

— Добрый вечер, мистер Темплтон. Кто я такой, вы, несомненно, знаете.

В его приветствии можно было расслышать легкий налет иронии.

— Ваша слава бежит впереди вас, мистер Кендрик, — с нажимом произнес Виктор Темплтон, однако пожал Джоэлу руку.

Улыбка Джоэла сделалась шире.

— Это точно. Сегодня я уже имел удовольствие беседовать с вашими сыновьями.

— Они привыкли опекать сестру, — зачем-то пояснил Виктор. — И я не завидую тому, кто ее обидит.

Джоэл наклонил голову и посмотрел на собеседника исподлобья.

— Сэр, я не имею намерений причинить вред вашей дочери.

— Возможно, и так, молодой человек, но благими намерениями вымощена дорога в ад, — веско изрек Виктор Темплтон.

— Беда в том, что при такой репутации, как у меня, никто не хочет верить в мои благие намерения, — проворчал Джоэл.

Отец Кэтрин откашлялся.

— Наверное, так получилось из-за того, что вы пошли по особому пути, чтобы доказать обратное. Я принимаю в расчет ваши слова, в этом вы можете не сомневаться. Но теперь моя семья будет судить о вас по вашим действиям. Моя дочь уверена, что вы хороший человек. Докажите же, что она не ошибается. — Высказавшись, Виктор Темплтон повернулся к дочери и поцеловал ее в щеку. — Кэтрин, я на этом попрощаюсь. Запомни, что я тебе сказал. — Он послал Джоэлу последний острый взгляд и вышел из комнаты.

— Папа, я провожу тебя, — крикнула Кэтрин и бросилась вслед за ним.

На пороге отец успокаивающе сжал руку дочери.

— Как бы мне хотелось, чтобы я ошибся на его счет, — сказал он и вышел из квартиры.

С обреченным видом Кэтрин закрыла за ним дверь. Если она не заблуждается, значит, все тайное стало явным, и она ничего не может с этим поделать.

Она вернулась в гостиную, чувствуя себя спокойнее, чем можно было предположить. Джоэл стоял у камина, опустив голову и устремив взгляд на решетку. При ее появлении он выпрямился, засунул руки в карманы брюк и задумчиво посмотрел на нее.

Кэтрин остановилась в нескольких футах от него; она уже решилась взять быка за рога.

— Ты долго здесь стоял? — спросила она, хотя в душе уже знала ответ на свой вопрос.

— Довольно долго, — холодно ответил Джоэл.

— Значит, ты знаешь.

— Что ты меня любишь? Да, — подтвердил он.

В его голосе не слышалось ни малейшего признака эмоций. С такой же интонацией он мог бы обменяться с ней впечатлениями о погоде.

Кэтрин передернуло. Если бы она питала надежду на чудо, на признание во взаимности, разочарованию ее не было бы предела. Она слишком чувствительна, она не может не почувствовать боли от его очевидного безразличия. Мог бы хоть рассердиться, зло подумала она и резко вскинула подбородок.

— Этот разговор не предназначался для твоих ушей. Я не знала, что у тебя есть привычка подслушивать под дверью.

Ответ на эту реплику был вполне наглядным: на горле Джоэла начала нервно пульсировать маленькая жилка.

— Когда ты не вернулась в кухню, я решил, что это кто-то из твоих братьев и тебе может понадобиться моральная поддержка. А когда я понял, что это твой отец, то заколебался, — с трудом выговорил он.

Кэтрин мрачно усмехнулась.

— И в результате услышал больше, чем рассчитывал!

Синие глаза потемнели.

— Но это правда? Ты говорила искренне?

Кэтрин мужественно выдержала взгляд Джоэла.

— Я не стала бы лгать по такому поводу. Да, я люблю тебя. Невзирая на последствия.

И вот уже Джоэл на мгновение отвел глаза в сторону, пригладил волосы, потом вздохнул и опять взглянул на Кэтрин.

— Ты это неплохо скрывала.

— В общем-то, у меня нет привычки вывешивать объявления о своих чувствах. Тем более распространяться о том, о чем ты не желаешь знать, — решительно заявила она. — И если ты по-прежнему не желаешь об этом знать, то предлагаю тебе все забыть, пока мы домываем посуду, — добавила она безразличным тоном, повернулась на каблуках и возвратилась в кухню.

Столь непринужденная манера поведения дается непросто, но у нее нет другого выхода. Ни за что она не допустит, чтобы Джоэл жалел ее. Такого рода жалости она не перенесет.

Она засыпала кофе в кофеварку, когда Джоэл тронул ее за плечо и развернул к себе так резко, что она уронила банку. Когда она увидела его глаза, в них уже не было недавнего холода. Теперь в них был настоящий огонь. Сердце Кэтрин затрепетало.

— Как ты можешь так равнодушно рассуждать об этом? — закричал он со всей страстью, на какую она могла надеяться.

Быстрым жестом Кэтрин сбросила его руку.

— Дело в том, что бить себя в грудь и рвать на себе волосы бесполезно. Я рассуждаю «равнодушно», так как у меня нет выбора, — объяснила она и вновь занялась кофе.

Джоэл немедленно опять притянул ее к себе.

— Что значит — нет выбора?

Он отобрал у нее банку с кофе и швырнул ее на стол. Не обращая внимания на рассыпавшийся кофе, Кэтрин повернулась к раковине, взяла полотенце и принялась вытирать тарелки.

— У меня нет выбора, потому что ничего не изменилось, — бросила она через плечо.

Джоэл раздраженно выхватил у нее полотенце и тарелку, которую с грохотом отставил в сторону, после чего чуть ли не силой усадил ее на стул.

— Да оставь ты эти тарелки! — закричал он, пододвинул для себя стул и уселся так близко, чтобы не дать ей встать. — Кэтрин, давай-ка говорить серьезно.

Она приняла вызов.

— Отлично. До сих пор ты не любил меня, так?

Джоэл откинулся на спинку стула, глаза его сузились.

— Так, — лаконично подтвердил он.

Ее сердце билось в немилосердном ритме, но она решила держаться до конца.

— И сейчас ты меня не любишь, верно?

Голова Джоэла откинулась назад. Когда его ответ наконец прозвучал, в нем слышалась едва заметная нотка колебания:

— Нет, не люблю.

Ничего иного Кэтрин не ожидала услышать, и все-таки ей было нелегко перенести такой ответ.

— Значит, ничего не изменилось. Жизнь идет по накатанной колее. Ты теперь знаешь кое-что, чего не знал раньше. Но ты от этого не умрешь, — пошутила она.

Глаза Джоэла превратились в две злые щелки.

— По-твоему, я должен забыть это все?

Кэтрин вскинула брови.

— Я полагаю, это совсем не сложно, раз имеет так мало значения для тебя.

— Черт возьми, Кэтрин, я же предупреждал тебя, чтобы ты не увлекалась мной! — Он резко вскочил на ноги, подошел к задней двери, распахнул ее и замер, вглядываясь в темноту, жадно вдыхая прохладный воздух.

Кэтрин наблюдала за ним. Прежде он ни разу не был столь откровенен.

— Да на что ты сердишься? Это же не твои, а мои проблемы, — хладнокровно сказала она. — Я не прошу у тебя взаимной любви.

Но как, как хочет она обрести ее!

Он повернул голову и заглянул в ее пылающие глаза.

— Кэтрин, какая глупость с твоей стороны — влюбиться в меня! И это после всего, что я тебе сказал!

— Я ничего не могла поделать. Как я уже говорила, люди не решают, влюбляться им или нет. Это происходит, и все. Вот и со мной произошло.

Джоэл покачал головой.

— Ты вынуждаешь меня сделать тебе больно.

— Я ни в чем тебя не виню. Это было понятно уже в ту минуту, когда я осознала, какие чувства испытываю к тебе. Не беспокойся, я готова пройти через все последствия.

Джоэл ударил по дверному косяку с такой силой, что Кэтрин чуть не подскочила.

— К дьяволу! Я-то не готов!

Понимает ли он, в какой степени выдал себя?

— Разве тебе тяжело причинять мне боль?

Голос Кэтрин дрогнул: слишком важен был для нее ответ.

— Тяжело, разумеется! — выкрикнул Джоэл.

Но для Кэтрин не могло быть никаких «разумеется». Джоэл так мало давал ей, что она была вынуждена собирать что-то по крохам.

Она печально улыбнулась в ответ.

— Значит, я не совсем безразлична тебе?

Он вскинул голову и прикрыл глаза, как бы впитывая смысл ее вопроса. Потом нахмурился.

— Ты вовсе не безразлична мне. Именно поэтому я нисколько не хотел бы тебя ранить, — признался он внезапно осипшим голосом.

Ее сердце перевернулось в груди. Если бы он только знал, как много значат для нее эти слова!

— Боюсь, такого исхода уже не избежать. Как бы ты ни поступил. Тебе решать, к чему мы придем. Насколько я понимаю, существуют две возможности: заканчивать сейчас или несколько позже.

Джоэл мрачно смотрел на нее. Он явно погрузился в раздумья. На мгновение Кэтрин показалось, что он вообще ничего не ответит. А когда он заговорил, то его слова прозвучали громом среди ясного неба.

— Есть и третий вариант, — произнес он. Было видно, что он пришел к решению. — Мы могли бы пожениться.


Пожениться? Этот вариант представлялся Кэтрин выходом лишь в самом крайнем случае — если бы она забеременела. Но им обоим хорошо известно, что речь о беременности не идет.

— Это же несерьезно! — выдохнула она. Джоэл пожал плечами.

— Почему же? Я всегда планировал когда-нибудь жениться.

Кэтрин тряхнула головой, чтобы вновь обрести ясность мыслей.

— Ты что, всерьез предлагаешь жениться на мне?

— А ты не хочешь стать моей женой? — парировал Джоэл. — Стать женой человека, которого полюбила?

Кэтрин задохнулась. Конечно же, она хочет стать его женой, но не таким же образом! Слишком уж причудливая логика.

— Ты же сам не хочешь на мне жениться. Ты меня не любишь, — дрожащим голосом возразила она.

— Ты мне дороже любой из моих знакомых женщин. У нас очень много общего. И чем больше я об этом задумываюсь, тем больше смысла вижу в том, чтобы мы поженились, — твердо сказал Джоэл.

Кэтрин несколько раз помотала головой и прижала ладонь ко лбу.

— Ты говоришь серьезно?

Он решительно кивнул.

— Как никогда.

— Ты же не веришь в любовь, — пробормотала Кэтрин в замешательстве.

— Чтобы жениться, мне не обязательно любить. Я тебе уже об этом говорил. Но я могу тебе обещать, что ты не пожалеешь, если станешь моей женой. Кэтрин, подумай сама: я буду свято соблюдать клятвы. Разве такой исход не разрешит все проблемы?

Он приблизился к ней, присел на корточки и взял ее похолодевшие руки в свои.

Она внимательно посмотрела ему в глаза и со страхом поняла: он говорит искренне. Он может принадлежать ей всю оставшуюся жизнь. И для этого ей стоит только сказать «да».

— Это же безумие, — прошептала она. Ответом ей была улыбка Джоэла, и опять ее сердце сжалось.

— Иногда безумие — единственный выход, — проговорил он.

Кэтрин облизала губы.

— Если я соглашусь, не жди, что я буду скрывать мои чувства. Это было бы выше моих сил. И до сих пор мне было непросто. Если я и стану твоей женой, то только потому, что люблю тебя, и ты это почувствуешь. Ты сможешь так жить?

— Смогу, пока ты не будешь стараться изменить положение, — ответил Джоэл так, словно определял контуры их будущих отношений. — Итак?

— Ты мне не дашь времени подумать?

— И сколько тебе нужно времени? Или через час ты будешь знать больше, чем сейчас? Тебе и так известно, хочешь ты за меня замуж или нет.

Увы, он прав. Напрасно она мешкает. Она дорога ему, в это можно верить. И когда-нибудь его чувства могут перерасти в любовь. Но стоит ли рисковать, ставить на карту свое будущее, не имея никаких гарантий? Хватит ли у нее духа?

Кэтрин глубоко вздохнула и — поверила.

— Да, Джоэл, я буду твоей женой.

Показалось ли ей, что в глазах Джоэла отразилось что-то похожее на облегчение? Мелькнуло и исчезло. Нет, наверное, разыгралось воображение. С чего бы ему радоваться, в конце концов?

— Обещаю, что ты об этом не пожалеешь, — повторил он, поднялся на ноги и прижал ее к себе.

Глава десятая

На следующий день Кэтрин не раз представлялось, что она живет во сне. Она даже щипала себя, чтобы убедиться в том, что бодрствует. Все происходящее виделось ей нереальным даже тогда, когда Джоэл повел ее в престижный ювелирный магазин, где она выбрала обручальное кольцо — перстень с роскошным солитером[6]. Тем не менее сомневаться в намерениях Джоэла не приходилось, так как он настоял на одновременном приобретении свадебных лент.

И все же Кэтрин не оставляло ощущение, что она вот-вот проснется и сон останется всего лишь сном. Это чувство сохранялось у нее до утра субботы. Они с Джоэлом сидели за поздним завтраком в ее квартире, когда неожиданно позвонила ее мать.

— Кэтрин, любимая, я так рада за тебя! Я тебя прощаю за то, что ты держала меня в неведении, — объявила Люси Темплтон, едва услышав голос дочери.

— Мама, я не…

— Он красивый? Ты любишь его? Боже, что за глупый вопрос! Конечно, ты его любишь! Расскажи мне все-все о нем. Я умираю от любопытства, — тараторила Люси.

Кэтрин медленно повернула голову к Джоэлу, который внимательно наблюдал за ней поверх газеты.

— Да, мама, он красивый. По крайней мере, для меня. И я его очень люблю, — ответила она, когда к ней вернулся дар речи.

— А вы дату уже определили? Венчание в церкви?

Люси забрасывала дочь вопросами, которые приводили Кэтрин во все большее замешательство.

— Еще ничто не решено. А… как ты узнала?

До сих пор Кэтрин из суеверных соображений никому, даже родственникам, не сообщала неожиданную новость. А теперь, оказывается, секрет перестал быть секретом.

— Ну как же, во всех газетах сообщения о помолвке. Мне сразу же бросились звонить все друзья. Я неуютно себя чувствовала, так как не могла сообщить никаких деталей. Я и сама была поражена, когда прочитала о твоих планах. В общем, я ошарашена. Дорогая моя, как бы то ни было, ты просто обязана завтра привести его к нам на обед. Мне так не терпится увидеть его своими глазами! Твой отец говорит, что он имеет большой вес в Сити. Он с тобой? Можно с ним поговорить?

— Минутку. — Кэтрин остановила поток ее слов и протянула Джоэлу трубку. — Моя мама хочет тебе что-то сказать.

Джоэл приблизился к ней, взял трубку. Она же оставила его и развернула газету. Все правильно, объявление есть. Кэтрин Темплтон извещает о помолвке с Джоэлом Кендриком. И ощущение нереальности испарилось, как утренний туман. Это не сон, это происходит на самом деле. Джоэл сделал ей предложение, и она дала согласие. Все честь по чести.

— Боюсь, с обедом ничего не получится. У нас с Кэтрин уже есть определенные планы на первую половину дня. Может быть, ужин? А вы позволите мне пригласить друга?

При последних словах Кэтрин быстро обернулась, бросила на Джоэла вопросительный взгляд, но он только покачал головой. Через минуту он уже опустил трубку.

— Какая у тебя очаровательная мама, — проговорил он, возвращаясь к столу.

— Да уж, — мрачно отозвалась Кэтрин. — Куда это мы завтра идем? И почему мне ничего не известно насчет объявлений?

Джоэл и бровью не повел.

— Я решил сделать приятный сюрприз. Кстати, это самый простой способ оповестить как можно больше людей в самое короткое время.

Да уж, сюрприз так сюрприз, с горечью подумала Кэтрин.

— А что завтра?

— А это тоже сюрприз, — с загадочным видом произнес Джоэл, ясно давая понять, что ничего больше сообщать не намерен.

— Ненавижу сюрпризы!

Джоэл только рассмеялся.

— А вот и неправда! Но если и так, этот сюрприз тебе понравится. Или ты мне не доверяешь?

— А как я могу доверять человеку, который даже не сказал мне, что поместил в газетах извещение о помолвке?

Он повернул голову, и она поймала на себе пристальный взгляд его синих глаз.

— Да ведь ты меня любишь, — просто сказал он, окончательно выбивая почву у нее из-под ног.

— Кендрик, это удар ниже пояса! — закричала она и яростно погрозила пальцем. — По-моему, я все-таки не люблю тебя!

— Завтра полюбишь, — уверенно пообещал Джоэл, аккуратно сложил газету и бросил ее на стол. На его губах мелькнула улыбка. — Ты можешь мне доверять, — добавил он.

Не найдя слов, она зарычала и беспомощно подняла руки над головой.

— Так. И где ты хочешь провести медовый месяц? — осведомился Джоэл, и Кэтрин в очередной раз растерялась.

— Джоэл, да на кой черт тебе эта бодяга? — воскликнула она. — Не может быть, чтобы ты действительно этого хотел!

— Дело в том, что мы с тобой женимся только один раз. А раз так, мы должны постараться сделать все как следует.

— Но это же сплошная романтика… А ты меня не любишь, — ворчливо возразила она.

Джоэл отвел взгляд, приблизился, взял ее за руку и стиснул ее пальцы.

— Я предполагал, что тебе захочется свадьбы с белым платьем. Я ошибался?

И она вдруг почувствовала себя виноватой. Он идет на все это ради нее, так как считает, что ей так будет лучше. Он хочет сделать ее счастливой.

— Нет, все правильно, мне бы хотелось свадьбы с белым платьем. Но при этом я думала, что этот вариант исключается, потому что наш брак…

Кэтрин оборвала фразу, ноДжоэл закончил ее:

— Не настоящий? Честное слово, это неправда. Значит, нас ждет свадьба с белым платьем, а потом медовый месяц. Если ты только соизволишь сообщить мне, куда хочешь поехать, — иронически добавил он.

— Даже не знаю, — вздохнула она. И улыбнулась. — Пусть будет сюрприз.

— Ты же ненавидишь сюрпризы! — напомнил ей Джоэл, и она громко рассмеялась.

— Я соврала.

— Ну что ж, милая моя, тогда я выполню работу на высшем уровне. — Он стащил ее за руку со стула и усадил к себе на колени.

Кэтрин наклонила к нему голову и улыбнулась.

— Я никогда не говорила, что тебе со мной будет легко, — тихо протянула она.

— А я об этом и не просил.

— Я люблю тебя, — изменившимся голосом проговорила она.

Джоэл серьезно смотрел в глубину ее глаз.

— Я знаю, Кэтрин. И я этого не забуду.

На следующее утро, в десять часов тридцать минут, машина Джоэла оставила Сити и покатила на север.

— Куда мы едем? Или это тоже секрет? — поинтересовалась Кэтрин.

Джоэл между тем напряженно лавировал среди машин, которых в воскресное утро на лондонских дорогах бывает порой не меньше, чем в будние дни.

— В Кембридж, — лаконично ответил он.

Кэтрин удивленно подняла брови.

— В Кембридж? Зачем?

Насколько ей было известно, она никогда не бывала в этом городе.

— Когда приедем, увидишь, — все так же сдержанно сказал Джоэл.

— Удивляюсь, что тебя до сих пор никто не задушил, — раздраженно пробурчала Кэтрин.

Она поплотнее запахнула пальто и уселась поудобнее, чтобы получить максимум удовольствия от поездки. Джоэл искоса глянул на нее и закусил губу, чтобы не улыбнуться.

Очень скоро они подъехали к очаровательному старинному городу. Джоэл притормозил, чтобы свериться со схемой, и поехал вдоль длинного ряда университетских колледжей — истинных чудес архитектуры. Но вот светлые каменные здания остались позади; Джоэл с Кэтрин оказались в жилой части города. Когда автомобиль остановился возле аккуратного одноэтажного дома с верандой, ничем не отличавшегося от соседних, Кэтрин по-прежнему не имела представления о цели их визита сюда.

Джоэл открыл перед ней дверцу, взял ее под руку, провел по дорожке к крыльцу и позвонил.

— Расслабься. Я не собираюсь продавать тебя в рабство.

Она бросила на него сердитый взгляд.

— Уже хорошо. Кто здесь живет?

— Ты всегда так нетерпелива?

В доме послышались шаги. Дверь открыла старая дама. Несомненно, в молодости она была красива и сейчас, в возрасте около восьмидесяти, сохраняла внушительную внешность. Когда-то ее волосы имели цвет осенней листвы; с годами они, увы, поблекли, но зеленые глаза оставались живыми и яркими.

— Доброе утро, миссис Мейкпис, — приветливо поздоровался Джоэл. — Я — Джоэл Кендрик. Мы говорили с вами по телефону. Спасибо, что согласились меня принять. Со мной человек, который очень хочет с вами встретиться. Кэтрин.

После этого простого представления он отступил в сторону и слегка подтолкнул Кэтрин вперед.

Кэтрин, борясь с непроходящим недоумением, улыбнулась. Хозяйка же чуть слышно ахнула и поднесла к губам заметно дрожащую руку.

— Здравствуйте. Ваша фамилия Мейкпис? Приятное совпадение: девичья фамилия моей мамы тоже Мейкпис, — сказала Кэтрин.

Старая дама достала платок и приложила его к глазам. Но все-таки она улыбалась сквозь слезы.

— Ничего удивительного, деточка. Ваша мама — это моя маленькая Люси. — От волнения она с трудом переводила дыхание.

Кэтрин стояла как громом пораженная. Тем временем Джоэл осторожно взял старшую из дам за локоть и повел в дом.

— Вы бы лучше присели, миссис Мейкпис, — говорил он, сопровождая ее в гостиную. — Кэтрин, будь добра, закрой дверь, — попросил он, обернувшись через плечо.

Словно автомат, Кэтрин повиновалась и проследовала за Джоэлом. Войдя в гостиную, она оперлась о дверной косяк, а Джоэл заботливо усаживал хозяйку в кресло. Невероятно! Эта женщина — ее родная бабушка?

— Вы в самом деле моя бабушка?

Кэтрин отчаянно искала подтверждения; необходимо было унять бешеный вихрь мыслей, от которых мутилось в голове.

Миссис Мейкпис взглянула на нее. Слезы в ее глазах уступили место выражению неуверенности.

— Да, моя дорогая. Это я.

Кэтрин растерянно покачала головой.

— Но как?.. Я ничего не понимаю.

Опершись на руку Джоэла, престарелая дама выпрямилась.

— Меня разыскал этот молодой человек, — ответила она все еще нетвердым голосом.

Кэтрин перевела изумленный взгляд на Джоэла.

— Ты?..

Успокаивающим жестом он положил руку на плечо хозяйки дома.

— Ты как-то сказала, что хотела бы ее найти.

— Говорила! И говорю! — Кэтрин была воистину поражена тем, что Джоэл сумел сделать для нее такое. Потом она ободряюще улыбнулась бабушке, но заговорить вновь смогла не сразу: эмоции душили ее. — Я всегда хотела встретиться с вами. С раннего детства. — Она подошла к старой даме, упала перед ней на колени. Теперь, оказавшись с ней лицом к лицу, Кэтрин ясно увидела сходство ее черт с чертами своей матери. Она осторожно взяла деформированную артритом ладонь. — Простите, что я так удивилась. Я ничего такого не ждала. Но вы не поверите, как я рада тому, что наконец вижу вас.

— Я пока оставлю вас, — мягко предложил Джоэл. — Пойду заварю чай. Я буду в кухне, на случай, если вам понадоблюсь.

Но женщины уже не слышали его, так что он незаметно выскользнул из комнаты. Элис Мейкпис вздохнула.

— Я и сама не могу поверить, что это случилось. Твой молодой человек позвонил мне и объяснил, кто ты, сказал, что ты хочешь меня увидеть… Это было как сон наяву. Я не могла представить, что когда-нибудь встречусь с тобой. Мне казалось, что все вы должны относиться ко мне враждебно.

— Да нет же, нет, никто никогда не имел ничего против вас, — с жаром заверила ее Кэтрин.

Старая дама покачала головой, вспомнив о бывшем муже.

— О, неправда. Джордж ненавидит меня. Да и Люси, наверное, тоже. Я не могу ее винить.

Теперь Кэтрин была не в силах лукавить.

— Дед вас так и не простил, это верно. И мы с ним не в ладах. Из-за того, что я очень похожа на вас.

Элис Мейкпис согласно кивнула.

— Да. Очень, в самом деле.

— Но мама относится к вам хорошо, — продолжала Кэтрин. — Она всегда сочувствовала вам, вашему положению в семье. Ей только не по себе оттого, что она не может понять: почему вы так и не встретились с ней. Почему? Вы мне не расскажете?

Элис смотрела куда-то мимо Кэтрин. Мысли ее унеслись в далекое прошлое, и они явно были не из приятных.

— Там Джордж. Я ни за что не хотела терять дочь, но родные Джорджа не одобряли наш брак. Мы развелись, а они помогли ему добиться опеки над дочерью. Он подал в суд и выиграл процесс. И тогда его родственники сделали все, чтобы затруднить мне встречи с Люси. Все время находились предлоги для того, чтобы отложить уже назначенную встречу. В конце концов я удостоверилась, что они не позволят мне увидеться с Люси.

Глаза Кэтрин в ужасе округлились.

— Почему же вы не подали в суд? Вы были в своем праве!

Элис вздохнула.

— У меня было право, это верно, но не так-то просто это было в те времена. У меня не было близких, которые бы мне помогли. Я была без средств. Да и потом, прошло столько времени, что я решила: Люси будет лучше без меня. Позже, когда мои обстоятельства изменились, я много раз хотела связаться с Люси. Я писала ей письма — и не отправляла их. Я знала, где она жила, в какой школе училась. Но я трусила. Я была уверена, что она ненавидит меня за то, что я ее бросила, вот я ничего и не предпринимала. Я без борьбы потеряла свою дочь и никогда себе этого не прощу. — Ее глаза опять подернулись слезами. Она отвернулась, прижав пальцы к губам.

Кэтрин торопливо придвинулась к ее ногам, оперлась на ручку кресла и обняла старуху за плечи.

— Не плачьте, я вас прошу. Вы не струсили. Вы слишком много страдали. И мама это знает. Она не станет вас обвинять, не отвернется от вас. Верьте мне. Я знаю. Она любит вас. Любит всю жизнь.

Элис Мейкпис растерянно повернулась к внучке, в ее взгляде появилась надежда.

— Ты так думаешь? Мне так ее не хватало… Если я хоть еще раз ее увижу, это искупит все мои мучения. Кэтрин, ты действительно думаешь, что она согласится со мной встретиться?

Кэтрин улыбнулась, ведь она видела перед собой лицо, необыкновенно похожее на ее собственное.

— Ну конечно! Вы глазом не успеете моргнуть, как она вам позвонит. Дайте мне только сообщить ей, что я отыскала вас.

Элис засмеялась, на что и рассчитывала ее внучка.

— Но как у нее дела? Она здорова? Счастлива?

— Совершенно здорова и совершенно счастлива. Между прочим, у вас есть еще четверо внуков.

В зеленых глазах старухи блеснул неподдельный интерес.

— Правда? Так расскажи о них. И о себе все-все расскажи, — поспешно добавила она.


Примерно через час Кэтрин тихо появилась в кухне, чтобы взять обещанный Джоэлом чай. Джоэл сидел у небольшого столика и читал какой-то журнал. У Кэтрин сжалось сердце от любви к нему, от благодарности за то, что он для нее сделал. Он отыскал ее бабушку! Ради нее.

Она подошла к нему сзади, обвила руками его шею и поцеловала в щеку.

— Спасибо тебе, — шепнула она. — Ты сделал меня очень счастливой.

Джоэл бросил журнал на стол и накрыл ладонь Кэтрин своей.

— Это входило в мои намерения.

— У тебя замечательно получилось, — проговорила Кэтрин, широко улыбаясь. — Не знаю, зачем ты это сделал, но я невероятно рада.

Джоэл высвободился из ее объятий и усадил ее к себе на колени.

— Зачем я это сделал? Я ведь понимал, насколько это для тебя важно. Это должно было принести тебе счастье, а видеть тебя счастливой вдруг стало и для меня очень важно.

Кэтрин затаила дыхание и заглянула Джоэлу в глаза. Пожалуй, сейчас она могла бы поверить, что он ее любит, если бы не была твердо уверена в обратном. Такой подарок можно сделать только любимому человеку.

Она блаженно улыбнулась.

— Не знаю, как тебя благодарить, — призналась она.

— Благодарить не нужно. Мне достаточно видеть тебя счастливой. Как она себя чувствует?

— Она очень разволновалась, да и неудивительно. Но держится прекрасно. Я думаю, ей сейчас нужно попить чаю, а потом отдохнуть, чтобы привыкнуть к тому, что произошло. Это же большое потрясение, когда твои мечты так внезапно сбываются.

Впрочем, Кэтрин и сама еще не оправилась от потрясения.

— Все готово. Надо только заново вскипятить воду. — Джоэл поднялся на ноги, одновременно заставив подняться и Кэтрин. — Как тебе кажется, она сможет сегодня поехать в Лондон? — спросил он, включая чайник.

Внезапное озарение пришло к Кэтрин. Теперь все стало ей ясно.

— Так она и есть тот «друг», которого ты собирался привести к маме на ужин?

— Мне казалось, так будет лучше всего. Но если ты считаешь, что это было бы слишком…

Кэтрин в раздумье сдвинула брови.

— Даже не знаю. Она все-таки немолода. Я спрошу ее, но у меня такое чувство, что она предпочтет, чтобы я сначала сама рассказала маме о ней. Подготовила, так сказать, почву.

Джоэл не стал спорить.

— Вероятно, ты права.

Чайник вскипел. Джоэл заварил чай и направился с подносом в гостиную. Элис Мейкпис сидела там со счастливой улыбкой на губах.

Как и предсказывала Кэтрин, предложение о безотлагательной совместной поездке в Лондон для встречи с дочерью оказалось малоприемлемым. Элис нужно какое-то время. Кэтрин прекрасно ее понимала. Она сама все еще не могла отойти от шока, а ведь бабушка более чем вдвое старше ее. Лучше выждать, рассказать обо всем матери, а потом заранее договориться о встрече, а не обрушиваться как гром среди ясного неба.

Когда пришла пора прощаться, Элис проводила гостей до дверей и взяла Кэтрин за руку. Ее глаза сверкнули.

— Должно быть, твой Джоэл очень тебя любит, раз взял на себя такой труд и нашел меня, — сказала она и подмигнула Джоэлу.

— Не любить Кэтрин невозможно, — спокойно отозвался он.

— Раз мы вас нашли, вы просто обязаны прийти на нашу свадьбу, — заявила Кэтрин, наклонилась, обняла и поцеловала хрупкую старушку.

Она махала бабушке до тех пор, пока домик не скрылся из виду, а затем со вздохом откинулась на спинку.

— Устала? — спросил Джоэл, и она кивнула.

— Не физически. Эмоционально. — Она повернула голову, чтобы взглянуть на Джоэла. — Спасибо тебе за то, что солгал. — (Джоэл бросил на нее непонимающий взгляд.) — Насчет любви ко мне.

Джоэл уже вновь смотрел на дорогу.

— А-а.

— Я всегда знала, что ты добрый. Наверное, это одна из причин того, что я так тебя люблю, — добавила она с негромким смешком.

— Кэтрин! — сердито воскликнул Джоэл.

— Знаю, знаю, ты не желаешь об этом слышать. Но придется. За то, что ты сегодня для меня сделал, я буду любить тебя еще больше.

— Я не о том, — возразил Джоэл.

Автомобиль приблизился к перекрестку и стал пробираться вперед, благо горел зеленый свет. Кэтрин хотела было ответить, но вдруг краем левого глаза увидела красный предупредительный сигнал другой машины.

— Осторожно! — крикнула она.

А затем последовала вспышка, сопровождаемая скрежетом. Кэтрин ударилась головой обо что-то твердое, и пришла темнота.


Когда мир вернулся к Кэтрин, нос мгновенно подсказал ей, где она находится. Запах антисептика. Значит, больница. Одного взгляда было достаточно, чтобы убедиться в том, что она действительно лежит на больничной койке. Впрочем, с ней как будто все в порядке, если не считать сильнейшей жажды. Ее руки, ноги слушаются вполне нормально. Она попыталась приподняться и тут же ощутила острую боль в голове. Тогда Кэтрин вспомнила, что ударилась обо что-то при столкновении. Память вернулась к ней в полном объеме, и пришло острое желание немедленно узнать, в порядке ли Джоэл.

Несмотря на боль, она все-таки подняла голову.

— Джоэл! — выкрикнула она.

В палате, рассчитанной на четверых, не было никого, кроме самой Кэтрин. И никаких признаков пребывания Джоэла. Боже! — в отчаянии подумала она. Не может быть, чтобы он погиб!

— Джоэл! — закричала она еще пронзительнее и потянулась к кнопке звонка.

— Кэтрин.

Все перевернулось у нее внутри при звуке его голоса, произносящего ее имя, и слезы облегчения подступили к глазам. А в следующую секунду он ворвался в палату из коридора. Пиджака на нем не было, на рубашке — следы крови, щека заклеена.

Он быстро подошел к ней, присел на край кровати и обнял ее. Теперь они были так близки, что Кэтрин едва могла дышать, но это ее беспокоило меньше всего. Он жив, он цел, она прижимается к нему. Слезы хлынули по ее щекам.

— Я уже думала, что потеряла тебя, — проговорила она в отчаянии.

Джоэл просунул руку под ее затылок и уткнулся в ее лицо.

— Когда я увидел, как ты скорчилась на сиденье, то тоже подумал, что потерял тебя, — признался он низким голосом. — Никогда я не переживал такого ужаса.

Кэтрин закрыла глаза и вознесла беззвучную благодарную молитву.

— Да что же случилось? — пробормотала она. — Я помню, как кто-то в нас врезался. А потом — чернота.

Она почувствовала, как Джоэл содрогнулся.

— Нам вообще-то повезло: та машина только задела нас сбоку, и при толчке мы перевернулись. И тогда ты ударилась головой. Слава богу, что машин на перекрестке было не так много. Была бы там толчея… Тот водитель заметно набрался. — Джоэл старался скрывать гнев.

Отодвинувшись от него, Кэтрин постаралась, насколько возможно, рассмотреть его.

— Ты тоже ранен.

Она указала на его щеку.

— Только царапина. Неглубокая, хотя крови было много. Сейчас нужно думать о тебе. Ты некоторое время была без сознания, поэтому на ночь останешься здесь. Я позвонил твоим родителям, и они настояли на посещении. Так что не удивляйся, если вся твоя семейка явится, держась за руки.

Кэтрин усмехнулась, и ушибленная голова тут же напомнила о себе.

— Они такие заботливые… — заметила она.

— Отныне, — торжественно заявил он, — забота о тебе ложится на меня. Хотя сегодня я не очень-то справился. Когда я увидел, что та машина вот-вот врежется в нас…

— Тсс! — Кэтрин прижала ладонь к его губам. — Не надо об этом думать.

Джоэл поцеловал ее руку, после чего осторожно поднялся.

— Приходится. Эта встряска заставила меня стать честным с самим собой. В ту секунду, когда я понял, что могу тебя потерять, правда просто-таки ударила меня. Миг — и я знал, что без тебя не смогу. Это было бы невыносимо.

У Кэтрин перехватило дыхание, когда она прочитала истинное чувство Джоэла в глубине его глаз. Да ведь он почти сказал, что это… Нет, сердце не выдержит. А если она ошибается? Она хотела — и не смела — верить своим глазам и ушам. Нет ничего страшнее, чем обрести надежду, а потом утратить ее навсегда.

— Ты тоже ударился головой? Ты несешь какую-то бессмыслицу.

Она старалась говорить непринужденно и весело, но сердце ее разрывалось, и голос предательски дрожал.

Джоэл провел пальцем по чувствительной коже ее подбородка с такой нежностью, что она едва не утратила рассудок.

— Я был дураком. Хуже того — злым дураком. Мне казалось, что я могу приказать сердцу сделаться бесчувственным. Но оно оказалось умнее меня. Разум твердил мне, что любви не существует, но сердце доказало, что я ошибался.

— Джоэл…

Его рука прикрыла ее рот.

— Нет, дай мне договорить. Я обязан сказать слова, которых ты заслуживаешь. Едва передо мной встала перспектива будущего без тебя, я признался, наконец, себе самому, что люблю тебя. Наверное, я уже давно тебя люблю. Честное слово, даже не помню такого времени, когда бы я тебя не любил. Один раз ты вошла в мою жизнь и изменила ее необратимо. Мое сердце сразу об этом узнало, вот только голова отказывалась принять. Жаль, что мне понадобилось столько времени, чтобы это осознать.

Кэтрин была готова взорваться от радости и все-таки решила пока сохранять сдержанность.

— Ты уверен? Совершенно уверен? Только от этого зависит мое счастье.

Джоэл сжал ее щеки в ладонях.

— Я человек слова и от своего слова отказываться не буду. Я как-то просил тебя подвергнуть меня испытанию. Сейчас, по-моему, пришел момент истины. Я ни в чем не сомневаюсь, ни умом, ни душой. Кэтрин, я люблю тебя. И всегда буду любить.

Она прикрыла глаза, сделала глубокий вдох, и улыбка медленно раздвинула ее губы. Потом она снова взглянула на Джоэла. В его глазах светилась любовь.

— Я так хотела услышать от тебя такие слова. И не надеялась, что услышу.

— Ты веришь мне? Тебе достаточно моего слова?

— Ну конечно, — выдохнула она. — Я тебя люблю, а раз люблю, значит, верю.

— Если так, позволь мне сделать тебе одно предложение. Я его уже делал, но исходил тогда из ложных предположений. Мне было слишком просто предложить тебе выйти за меня замуж, не признаваясь тебе в любви. А сейчас я хочу предложить тебе то же самое, и по единственной причине: я тебя люблю и не могу без тебя жить. Ты станешь моей женой?

— Да, — выдохнула она, не помня себя от счастья.

— Слава богу. — Эти два слова были сказаны не губами, а сердцем.

А затем он склонился над Кэтрин и поцеловал ее, не забывая осторожно поддерживать ее пострадавшую голову. Но в его поцелуе была вся любовь, о которой Кэтрин могла мечтать.

— Неужели ты думал, что я сегодня скажу тебе «нет»? — шутливо сказала она.

Джоэл усмехнулся.

— Поверь, у меня руки тряслись почти так же, как в тот вечер, когда я пригласил тебя на ужин, — признался он.

Кэтрин с удивлением подняла на него глаза.

— А я и не знала.

Джоэл смущенно улыбнулся.

— Я тогда прятал их в карманах, чтобы ты не заметила. Мне настолько хотелось увидеть тебя снова, что я едва был способен разговаривать членораздельно. Такого со мной не было с самого первого свидания в моей жизни. Вот до какого состояния ты меня довела.

— Ты хорошо собой владел.

— Настолько хорошо, что скрыл то, что было, даже от себя самого.

Кэтрин прижалась щекой к плечу Джоэла. Она чувствовала себя слегка пьяной.

— Не надо больше так.

— Больше не буду, — покорно согласился Джоэл.

Она уголком глаза посмотрела на Джоэла.

— Как по-твоему, когда появится сестра?

— Думаю, уже скоро.

Ее пальцы пробрались в его волосы и пригнули его голову.

— Значит, нам лучше не терять времени. Поцелуй меня.

— Ты же знаешь, за такие дела меня могут выдворить из больницы, — возразил Джоэл.

— Если ты не против, я бы рискнула, — призывно шепнула она.

— Ты решила со мной пофлиртовать, моя славная?

— Если ты не понимаешь, я ничего не смогу сделать как следует, — прошептала она одними губами, прижимаясь к его губам. — Так что приступай, Большой Серый Волк. Будь беспощаден.

О ее губы потерлась другая пара губ. Мужских. Улыбающихся.

— Волкам свойственно спариваться для продолжения рода.

Мелкие белые зубы Кэтрин закусили ее нижнюю губу.

— Мне это нравится.

— Почему-то я так и думал, — пророкотал Джоэл и впился в губы Кэтрин в глубоком и жарком поцелуе.

1

Кембрийские горы — система плоскогорий в Уэльсе. Здесь и далее прим. перев.

(обратно)

2

Сити — деловой центр Лондона.

(обратно)

3

По легенде, стены Иерихона обрушились при звуках труб в ходе осады города.

(обратно)

4

Здесь: метко (франц.).

(обратно)

5

Уильям Тернер (1775–1851) — английский художник-романтик. Его пейзажи отличаются необычными цветовыми эффектами.

(обратно)

6

Солитер — крупный бриллиант, вправленный в ювелирное изделие отдельно, без других камней.

(обратно)

Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • *** Примечания ***