КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604168 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239519
Пользователей - 109455

Впечатления

fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Forth)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kombizhirik про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Скажу совершенно серьезно - потрясающе. Очень высокий уровень владения литературным материалом, очень красивый, яркий и образный язык, прекрасное сочетание где нужно иронии, где нужно - поэтичности. Большой, сразу видно, и продуманный мир, неоднозначные герои и не менее неоднозначные злодеи (которых и злодеями пока пожалуй не назовешь, просто еще одни персонажи), причем повествование ведется с разных сторон конфликта (особенно люблю

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Беляев: Волчья осень (Боевая фантастика)

Бомбуэзно

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).

Приручи меня [Келли Хантер] (fb2) читать онлайн

- Приручи меня (пер. Е. Б. Романова) (а.с. Семья Беннетт -4) (и.с. Harlequin. Любовный роман (Центрполиграф)-186) 480 Кб, 115с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Келли Хантер

Настройки текста:



Келли Хантер Приручи меня

Глава 1

Маделин Мерси Делакарт нравилось смотреть на почти обнаженных мужчин. Разумеется, у нее были свои предпочтения. Худощавые юноши с гладкой кожей радуют взор. Таких в Сингапуре пруд пруди. Хорошо сохранившиеся пожилые мужчины тоже иногда привлекают к себе внимание, но ими проще восхищаться, когда они одеты.

Нет, такая богатая женщина, как Маделин, отдавала предпочтение суровым воинам с боевыми шрамами. Тем, которые носят джи — просторные халаты для восточных единоборств. Те, которые не носят рубашек на жарком сингапурском солнце и позволяют женщинам любоваться их загорелыми мускулистыми торсами.

Маделин повезло. Сейчас, когда ее глаза привыкли к тусклому освещению небольшого доджо в центре сингапурского Чайна-тауна, она получила возможность любоваться не одним, а сразу двумя воинами.

Первого зовут Джейкоб Беннетт. Этот австралиец с черными как вороново крыло волосами и голубыми глазами прибыл в Сингапур примерно в то же время, что и Маделин — более десяти лет назад, — и никогда отсюда не уезжал. Они с Джейкобом прекрасно друг друга понимают. Оба выжили в трудных условиях и не задают друг другу вопросов. Доджо, в котором она сейчас находится, принадлежит ему. Если у этого сурового воина и есть какие-то слабые стороны, она никогда их не видела. Он всегда немного хмурится, когда ее видит. Это из-за того, что она слишком часто просит его оказать ей услугу.

Соперника Джейкоба Маделин никогда раньше не видела ни в этом доджо, ни вообще в Сингапуре, иначе непременно бы его запомнила. Он на пару дюймов выше Джейкоба, но телосложение у него такое же крепкое. Цвет волос и оттенок кожи у них одинаковые. Возможно, он брат или кузен Джейкоба. Он определенно знаком с боевыми искусствами.

Вооруженные длинными палками, они движутся с грацией танцоров и дерутся с яростью известного в Сингапуре Мерлиона. Они оба настроены на победу, но если Джейкоб сдержан и хладнокровен, то его противник горяч, непредсказуем и беспечен.

Беспечные воины нравятся ей больше всего.

Увидев ее, Джейкоб нахмурился. Маделин послала ему воздушный поцелуй.

— Это он? — спросил мальчик-оборванец, стоящий рядом с ней.

— Да.

— Похоже, он не рад нас видеть.

— Его недовольство быстро пройдет.

Должно быть, соперник Джейкоба их услышал: он повернул голову в их сторону. Это была непростительная ошибка. Мгновение спустя он оказался на полу, сбитый палкой Джейкоба. Маделин поморщилась.

Джейкоб снова посмотрел на них. Ему не следовало этого делать, поскольку в тот момент, когда он отвел взгляд от своего упавшего противника, тот нанес удар и сбил его с ног. Теперь они вдвоем, сцепившись, катались по полу.

— Он занят, — сказал мальчик. — Нам следует прийти позже.

— И пропустить это? Ну уж нет.

К тому же бой близок к завершению. Улыбнувшись мальчику, Маделин направилась к двум мужчинам, стуча высокими каблуками дорогих туфель по деревянному полу.

Остановившись в футе от них, она села на корточки и постучала пальцем по влажному от пота плечу загадочного незнакомца, едва устояв перед соблазном провести по нему рукой.

— Прошу прощения. Мне жаль вас прерывать. Привет, Джейкоб. У тебя есть минутка?

Выразительные янтарные глаза незнакомца посмотрели на нее с недоверием, но его хватка на горле Джейкоба ослабла. Тот перестал бороться и поднял руки, сдаваясь. Маделин улыбнулась и протянула незнакомцу руку, чтобы тот поскорее убрал свою с шеи Джейкоба.

— Я Маделин Делакарт. Большинство людей зовут меня Мэдди.

— Часто ее называют сумасшедшей.

— Льстец, — сказала Маделин.

Глаза незнакомца заблестели. Отстранившись от Джейкоба, он очаровательно улыбнулся и пожал ее руку. Его ладонь оказалась теплой и мозолистой.

— Люк Беннетт, — представился он.

— Брат?

Он кивнул.

— Я так и думала. Вы очень хорошо дрались. Скажите мне, Люк Беннетт… — продолжила она, прервала рукопожатие и выпрямилась. Мужчины поднялись с пола. — Кто из вас обычно побеждает в этих страшных схватках? Или вы оба одновременно теряете сознание?

— Когда как, — ответил Люк. — Я могу дольше задерживать дыхание.

— Удобно, — пробормотала Мэдди, отметив про себя, какие красивые у него глаза. — А у Джейкоба какое преимущество?

— Упрямство. Но вы, возможно, это уже знаете.

Маделин улыбнулась. В конце концов, она собирается просить упрямца об услуге. Она перевела взгляд с Люка Беннетта на его брата.

— Слышала, тебе нужен ученик.

— Твой слух тебя подвел, — сказал Джейкоб, переведя взгляд на По, все еще стоявшего в дверях. — Кстати, последний ученик, которого ты для меня нашла, украл все, что не было прибито гвоздями.

— Он все вернул, не так ли? — возразила Маделин. — Более того, он стал лучшим из твоих учеников и неоднократно выигрывал чемпионат Азии.

— Да, — сухо ответил Джейкоб. — Пока киноиндустрия Гонконга не поманила его своим показным блеском.

— Вот видишь? Я знала, что тебе нужен новый ученик. — Маделин одарила его одной из своих самых очаровательных улыбок. — Иди сюда, По. Познакомься со своим учителем.

По осторожно пошел к ним. Маделин полагала, что ему лет одиннадцать–двенадцать. Фамилии По она не знала. Она знала только, что По был беспризорником, познавшим суровые законы улицы. Маделин понадобилось шесть месяцев, чтобы просто внушить мальчику, что его дальнейшая жизнь может быть совсем другой.

Джейкоб тяжело вздохнул.

— Почему я? — пробормотал он.

— Может, потому что ты хороший человек? — предположила Маделин. — Потому что если я отведу этого мальчика к кому-то другому, он его обворует и снова окажется на улице?

— Ты всегда можешь вернуть его туда, где нашла, — сказал Джейкоб. — Ты не можешь спасти их всех, Мэдди.

— Я знаю. — Но нескольких она уже спасла, и Джейкоб ей в этом помог. — По был карманником, промышлявшим на Оркид-Роуд. У него талант нарываться на опасных людей.

— Почему-то я не удивлен. — Джейкоб переключил свое внимание на По: — Ты хочешь научиться карате, парень?

Мальчик пожал плечами:

— Я хочу жить.

— На это мне нечего возразить, — весело произнес Люк Беннетт.

— В таком случае возьми его себе, — сказал его брат.

— К сожалению, не могу. — Губы Люка изогнулись в ленивой улыбке, и Маделин внезапно обнаружила, что ее влечет к нему так, как уже давно ни к кому не влекло. Ее сердце учащенно забилось, внизу живота разгорелся огонь. Ей захотелось, чтобы он так улыбался ей одной. — Ты добропорядочный гражданин, у которого есть дом и стабильная работа. Я сегодня здесь, а завтра там. Я его только испорчу.

— Чем вы занимаетесь? — поинтересовалась Маделин.

— В основном исследую морские мины.

— В основном когда они собираются взорваться, — сухо добавил Джейкоб. — Средняя продолжительность жизни тех, кто этим занимается, невелика.

— Жизнь скучна без риска, — возразил Люк, посмотрев на Маделин.

Она обнаружила, что взгляд его янтарных глаз может быть таким же теплым, как и его улыбка.

— Полагаю, вы склонны делить женщин на две главные категории: те, которые с криком убегают, когда вы с улыбкой это говорите, и те, которые остаются.

Джейкоб расхохотался, и брат бросил на него испепеляющий взгляд.

— Сюда, пацан, — сказал Джейкоб, направляясь к дальней двери. — Я предлагаю комнату с кроватью, трехразовое питание и низкую зарплату. Взамен я жду честности, преданности и послушания. Если это тебя не устраивает, можешь возвращаться туда, откуда пришел.

Джейкоб не стал поворачиваться, чтобы проверить, пошел По за ним или нет. Он знал уличных детей. Знал, что мальчик последовал за ним хотя бы для того, чтобы что-нибудь украсть.

Люк Беннетт смотрел им вслед с гневом и едва скрываемой гордостью, пока они не скрылись за дверью. Повернувшись, он обнаружил, что Маделин его рассматривает. Она не покраснела.

— Вы часто это с ним проделываете? — спросил он.

— Да, довольно часто.

— Они остаются?

— Достаточно часто.

— Вы влюблены в моего брата?

— Это очень личный вопрос. — Она не собирается на него отвечать. — Почему вы спрашиваете?

— Джейкоб нечасто позволяет кому-либо проникать за его внутренние барьеры. Вам он позволил.

Маделин покачала головой:

— Если только за внешний периметр.

Сердце Джейкоба Беннетта заперто на замок, и у нее нет от него ключа.

— Что вы будете делать, если я отвечу «да»?

— Горько плакать, — пошутил он, затем более серьезно добавил: — Я не вмешиваюсь в чужую личную жизнь.

— Как благородно с вашей стороны. Но от брата Джейкоба я ничего другого и не ожидала. Скажите ему, что мне нужно было уйти.

— Так каков будет ваш ответ на мой вопрос?

Задумавшись, Маделин поняла, куда он клонит. Его вопрос — не что иное, как проявление интереса и приглашение поиграть в определенного рода игру. За шесть лет, прошедших после смерти Уильяма, у нее был всего один любовник. Она горевала по мужу и, в противоположность своему партнеру, больше ждала от их близости утешения и поддержки, чем любви и эротического наслаждения. У них ничего не вышло.

Что Люк Беннетт ждет от потенциальной любовницы? Страсти? Сама она уже давно ее не испытывала. Честности? Ее она может ему дать.

— Как долго вы собираетесь пробыть в Сингапуре, Люк?

— Неделю.

— Недолго.

— Достаточно долго, — возразил он. — За неделю можно много всего сделать, если постараться. — Он криво улыбнулся: — Вы все еще мне не ответили.

— Только потому, что не хочу. Считайте это одним из моих маленьких секретов.

— Предупреждаю: я ненавижу секреты.

Маделин не смогла сдержать улыбку:

— Желаю вам хорошо провести время в Сингапуре. Здесь много возможностей для развлечений.

— Определенно, — промурлыкал он.

— Предупреждаю: здесь есть множество вещей, которых вам следует избегать.

Улыбнувшись ему, Маделин развернулась на каблуках и направилась к выходу.


— Что у тебя с Маделин Делакарт? — спросил Люк Джейкоба, когда пятнадцать минут назад они продолжили свой бой. Единственным их зрителем был насторожившийся По. — Ты в нее влюбился?

— Почему ты спрашиваешь? — Джейкоб нанес ему удар.

Люк попытался сосредоточиться на защите, но волнующий образ Маделин Делакарт со светлыми волосами и длинными стройными ногами никуда не исчез.

— А ты как думаешь? Я не прошу тебя кого-то убить. Я просто хочу, чтобы один из вас точно сказал, да или нет.

— Нет, — ответил Джейкоб, блокируя следующий удар Люка. — Она просто друг.

— Она замужем?

— Больше нет.

— Помолвлена?

— Нед.

— У нее кто-то есть?

— Нет. — Палка Джейка задела костяшки пальцев Люка, и он чуть не выронил свою. — Маделин разборчива. Она может себе это позволить.

— Она богата?

— Очень. Ее покойный муж происходил из семьи британских торговцев пряностями. Они сколотили себе состояние и большую его часть вложили в недвижимость. Муж Мэдди владел сетью торговых центров и отелей на Оркид-Роуд и половиной жилых небоскребов в юго-восточной части Сингапура. Теперь они принадлежат Мэдди.

— Ее муж умер молодым?

— Нет. Он умер счастливым пожилым человеком.

Люк поморщился. Ему не нравилась картина, которую рисовал его брат.

— У Маделин есть дети?

— Нет. — Джейк нанес ему еще один удар: — Ты рассеян. Соберись.

— Я все еще не могу свыкнуться с тем, что Маделин была женой богатого старика.

— Возможно, она его любила.

— На сколько лет он был ее старше?

— На тридцать, — ответил Джейк. — Ни убавить, ни прибавить.

Нахмурившись, Люк начал осыпать брата ударами. То, что он узнал о Маделин Делакарт, разочаровало его и привело в ярость. Их бой перестал быть тренировочным и превратился в средство выхода негативных эмоций.

Движимый яростью и инстинктом, он бросился на Джейка, собираясь нанести сокрушительный удар, но вовремя сдержался и отстранился. Бросив свою палку на пол, он поклонился брату, дав ему понять, что бой закончен.

— Прости, — пробормотал он и направился к деревянной лавке, на которой лежала стопка полотенец.

Джейк подошел к По и заговорил с ним спокойным мягким тоном. Мальчик осторожно кивнул и покинул доджо. После этого Джейк снова переключил свое внимание на брата. Взяв полотенце, Люк отвернулся и начал вытирать лицо, не желая ловить на себе осуждающий или, еще хуже, понимающий взгляд Джейка. Он в очередной раз почувствовал себя младшим братом, хотя не является самым младшим из четырех сыновей своих родителей. Эта сомнительная честь принадлежит Тристану.

Когда он закончил вытираться, Джейк подошел к нему.

— Не хочешь мне рассказать, что с тобой происходит? — спокойно спросил он.

Он имеет в виду то, что Люк последние десять лет ходит по острию ножа? Или то, что он никогда не задерживается на одном месте больше чем на несколько месяцев?

— Посреди матча я нарушил правила. Мне не следовало этого делать. Я остановился. Никто не пострадал. Что еще я могу сказать?

— Ты позволил гневу управлять тобой, — произнес Джейк. — Ты потерял концентрацию. В твоих действиях не было души.

Люк не был уверен, что после того, как он видел столько смертей и разрушений, у него осталась душа. Мысль о том, что Маделин Делакарт, спасительница беспризорников, променяла свою душу на богатство, жгла его изнутри. Стоило ему впервые захотеть впустить в свою жизнь милосердного ангела, как он испытал горькое разочарование.

— Сколько времени прошло с тех пор, как ты в последний раз выполнял свою работу? — спросил Джейк.

— Несколько недель.

— Тебе денег хватает?

— Вполне. — За эти десять лет он заработал много денег. Конечно, он не так богат, как Маделин Делакарт, но может больше не работать.

Джейк открыл рот и, не сказав ни слова, закрыл. Затем, нахмурившись, спросил:

— Ты, случайно, не влюбился?

Люк изумленно уставился на него:

— Что?

— У тебя не возникает неконтролируемое желание позвонить определенной женщине, навестить ее или сделать так, чтобы она принадлежала тебе одному? — осторожно произнес Джейк.

— Нет. — Женщина, которая только что вышла из доджо Джейка, не оглядываясь, не в счет.

— Это хорошо. — Немного помедлив, Джейк спросил: — Но тогда в чем твоя проблема?

— Я не знаю. — Его брат заслуживает честного ответа, и он его ему даст. — Думаю, я слишком долго имел дело с жестокостью и опасностью, и это не могло не отразиться на моем душевном состоянии. В Маделин Делакарт я увидел красоту, причем не только внешнюю. Она показалась мне благородной женщиной. Когда ты рассказал мне о ее браке, я испытал глубокое разочарование.

Джейк нахмурился:

— Мэдди добрая и отзывчивая. Спроси об этом любого беспризорника, которому она помогла. В том, как она смело ходит по неблагополучным районам города и дарит этим несчастным детям надежду на лучшую жизнь, есть красота. Что касается того, выходила она замуж по расчету или нет, это не мое дело. Даже если ею и двигала корысть, это еще не означает, что она шлюха.

— Как и не означает того, что она ангел во плоти.

— Что ты имеешь против этого? Женщина-ангел тебе надоела бы за неделю.

— Да, но мне было бы приятно знать, что такие существуют.

— Если я такую найду, то позвоню тебе, — сухо сказал Джейк. — А пока уважай Маделин Делакарт такую, какая она есть. Умную и великодушную женщину, у которой среди представителей высшего общества больше врагов, чем друзей. Она делает то, чего большинство из них не делает. Выделяет огромные средства на оказание помощи бедным и обездоленным. При этом она не держится в стороне, а лично принимает участие во всех благотворительных программах. И она, в отличие от тебя, не судит людей по их прошлым поступкам.

Люк сдвинул брови:

— Я все понял.

Если Джейк защищает эту женщину, значит, она действительно хорошая. Не ангел, конечно. Обычная земная женщина со своими достоинствами и недостатками. Ангелы существуют только в сказках.

Люк бросил полотенце на лавку:

— Я еще немного побуду здесь.

Он будет тренироваться до тех пор, пока не свалится от усталости.

— Давай проведем еще один бой, — предложил Джейк. — На этот раз по уличным правилам. Никаких палок. Никакой пощады.

— Что, если я сделаю тебе больно? — пробурчал Люк, несмотря на то, что ему пришлась по душе идея брата.

— Не сделаешь. — Джейк мягко улыбнулся: — Но можешь попытаться.

Пятнадцать минут спустя, когда они оба были покрыты потом и тяжело дышали, Люк почувствовал, что напряжение уходит. Еще минут через пять он, улыбаясь как сумасшедший, схватил Джейка и повалился вместе с ним на пол.

Когда Люк уже думал, что победил, Джейк неожиданно ударил его локтем в солнечное сплетение.

— Надеюсь, что тебе полегчало, — сказал Джейк, поднимаясь и проводя по лбу тыльной стороной ладони. — Потому что я больше не могу.

Люк попытался сесть, застонал от боли и передумал.

— Уходи, — сказал он, уставившись в потолок. — Я медитирую.

— Ты? Медитируешь? — Джейк знал, что Люк не умеет этого делать. Что он не может ни на чем полностью сосредоточиться, кроме морских мин. — На чем ты концентрируешься?

— На паутине на светильнике.

— Паутина не поможет тебе постичь сущность вещей и получить ответы на мучающие тебя вопросы. Думаю, тебе удастся расслабиться, если ты закроешь глаза.

— Тоже мне специалист по медитации, — пробормотал Люк, но закрыл глаза.

— Что ты видишь?

— Обратную сторону своих век.

Джейк вздохнул:

— Сосредоточься.

— Я стараюсь.

— Что ты видишь? — спросил Джейк мгновение спустя.

Перед его внутренним взором возникло лицо женщины со светлыми волосами до плеч и прямой челкой. С зелеными глазами с коричневыми пятнышками и длинными темными ресницами. С широким ртом, созданным для улыбок и поцелуев. Инстинкт говорил ему, что она хорошо целуется. Что она может дать мужчине веру в лучшее.

Маделин Делакарт.

Открыв глаза, он резко поднялся, проигнорировав боль.

— Что ты увидел? — спросил Джейк.

Люк покачал головой:

— Ничего такого, что могло бы тебя заинтересовать.

Глава 2

Обычно Маделин навещала своих подопечных на следующий день после того, как отводила их в их новый дом. Привыкшие к постоянной борьбе за существование, они часто в первый же день применяют навыки выживания, обретенные на улице. Наверняка По захочет что-нибудь украсть. Если Джейку удастся задержать его в своем доджо по меньшей мере на двое суток, если он сможет предложить мальчику что-то, что покажется тому более заманчивым, чем его привычный образ жизни, тогда ее старания не пропадут даром. Маделин знала, что самое сложное — сделать первый шаг навстречу новой жизни.

Все, что нужно По, это правильный стимул.

Когда Маделин вошла в доджо, Джейкоб стоял перед входом в зал для кикбоксинга. Увидев ее, он нахмурился и указал ей кивком на задние комнаты, которые обычно занимали ученики, гости и ее подопечные.

Она нашла По в небольшой кухне. Мальчик сидел на круглом столе, сосредоточившись на лежащих в его центре предметах. Люк Беннетт, на этот раз, к сожалению, полностью одетый, стоял, слегка наклонившись, напротив По и что-то тихо ему говорил. Между ними лежала открытая сумка с инструментами, которых Мэдди никогда не видела.

— Почти готово, — произнес с одобрением Люк. — Осторожнее. Так, еще немного. Хорошо, По. Давай.

Руки По двигались быстро и уверенно, когда он работал крошечными кусачками с клубком проводов. Пальцы Люка так же ловко разматывали серебристую спираль. Мгновение спустя оба выпрямились и довольно заулыбались.

— У тебя отличные руки, парень, — похвалил Люк.

Мальчик просиял.

Мэдди не могла поверить своим глазам:

— Это… бомба?

— Конечно нет. Что за вопрос? — рассмеялся Люк, посмотрев на нее своими глазами цвета янтаря. По ее телу словно пробежал электрический разряд. — Это импровизированный детонационный механизм, присоединенный к тостеру.

Мэдди открыла рот, но не смогла произнести ни звука.

— Люк сделал так, чтобы тост сгорел, если мы не сломаем детонатор, — объяснил ей По.

— Что делает в тостере бумажник? — строго спросила она.

Мальчик тут же принялся рассматривать узор линолеума. Маделин подавила стон разочарования:

— По, чей это бумажник?

— Джейка, — ответил Люк. — По взял его сегодня утром у него, а я у По. Я обещал ничего не говорить брату, если он положит бумажник туда, где взял. Проблема заключалась в том, что после того, как я положил бумажник в тостер, у нашего юного друга была всего минута, чтобы вывести из строя детонатор. Не справься он вовремя, бумажник бы подпалился и Джейк бы это заметил.

«Какой странный воспитательный метод».

— Вам не кажется, что учить ребенка собирать и разбирать детонационный механизм для бомбы неправильно? — произнесла Мэдди с осуждением.

— Возможно, при обычных обстоятельствах это и было бы неправильно, — ответил Люк таким же мягким тоном, каким разговаривал до этого с По. Если минуту назад она была очарована, то теперь ей хотелось придушить Люка. — По карманник. Работа, где нужны крепкие нервы и ловкость рук, — естественное для него продвижение.

— Как только можно работу по обезвреживанию бомб называть продвижением? — возмутилась Мэдди.

— По крайней мере, она не противозаконна.

— Вы упоминали о том, какая страшная смерть ждет взрывотехника, если он напортачит?

— Да, — ответил Люк. — Я за то, чтобы быть честным с самого начала.

— У вас много качеств, достойных восхищения, Люк Беннетт. Жаль, что об остальных ваших качествах так нельзя сказать.

— Это жестоко, — пробормотал он без капли раскаяния. — Прости, парень, — обратился он к По. — Урок отменяется. Полагаю, тебе следует всерьез задуматься над тем, готов ли ты жить по правилам моего брата. Поверь мне на слово: второго шанса у тебя не будет. Если тебе нужны легкие деньги, продолжай обчищать карманы. Тогда, когда ты вырастешь, тебе, возможно, удастся присоединиться к настоящим ворам и стать инвестиционным банкиром. Кроме того, ты можешь выбрать путь наименьшего сопротивления и прибегнуть к проверенному временем способу — жениться на состоятельной даме. Такое бывает сплошь и рядом.

Мэдди поняла его намек.

— Теперь я знаю, почему вашему брату доставляет удовольствие избивать вас до полусмерти, — пробормотала она.

— Пытаться, — поправил ее Люк. — Ему нравится пытаться избивать меня до полусмерти. Это разные вещи.

— По, ты не мог бы ненадолго нас оставить, — обратилась Маделин к мальчику.

— Могу я взять бумажник? — спросил тот.

— Позже, — ответил Люк. — Если ты украдешь у Джейка что-нибудь еще, я заставлю тебя чистить зубной щеткой входную дверь.

Улыбнувшись, мальчик покинул кухню.

— Ваша комната заперта? — мягко спросила Маделин.

Выругавшись, Люк направился к двери.

— Оставайтесь здесь, — обратился он к Мэдди, указав ей на стол. — Посторожите это, пока я отведу По в зал для кикбоксинга.

— Кажется, ваши мозги включились, — пробормотала Мэдди. — Это замечательно.

— Было бы лучше, если бы вы замолчали.

Она послала ему воздушный поцелуй:

— Так лучше?

— Нет.

Мэдди сочувственно улыбнулась.

Только когда Люк Беннетт скрылся из вида, она уступила своему любопытству и начала изучать механизм на столе. Через пять минут она поняла его простое устройство.

— Вам следовало спросить разрешения, прежде чем начинать играть в мужские игрушки, — послышался за ее спиной бархатный голос. — Они могут оказаться опасными.

Люк. Много мускулов и мало мозгов.

— Что будет, если я перережу этот провод? — спросила она.

— Ничего.

— А как насчет этого?

— Перережьте его, и жизнь станет интересной, — произнес он. — Джейк сказал, что вы с ним просто друзья.

Маделин решила, что лучше сразу посмотреть в лицо опасности, чтобы знать, когда нужно ретироваться. Этот урок, полученный вовсе не в элитной швейцарской школе, она усвоила на всю жизнь.

— Считаете неправильным уводить чужих женщин? Какая щепетильность. — Повернувшись, она встретилась взглядом с Люком Беннеттом. — Джейк прав. Я считаю его своим другом. Я рад, что он тоже считает меня своим другом.

— Вы знаете, какого он мнения о вас как о друге? — Люк поднял черную бровь.

— Ваш брат не из тех, кого можно назвать открытой книгой, — с улыбкой ответила Маделин. Ей жаль женщину, которая решила связать свою жизнь с Джейком Беннеттом. Искренне жаль. — Он скуп на улыбки. В отличие от вас, — добавила она.

— Это плохо? — озорно улыбнулся Люк.

— Для вас? Нет. Для женщин, которым адресованы эти улыбки, — возможно.

«Пора перестать смотреть на его красивое лицо и переключить свое внимание на что-то другое», — сказала она себе. Например, на его серой футболке, обтягивающей мускулистую грудь. На его бицепсах, которые напряглись, когда он наклонился и положил предплечья на стол. При этом он задел плечом ее плечо. Мэдди не сомневалась, что он сделал это нарочно. Такие мужчины, как Люк, прекрасно владеют своим телом. Когда он повернул голову и уставился на губы Маделин, у нее перехватило дыхание.

Ее взгляд против воли задержался на чувственном изгибе его рта. Морщинки по краям рта свидетельствовали о том, что он любит посмеяться.

— Достаточно увидели? — пробормотал Люк.

Мэдди, которая редко краснела, почувствовала, как ее щеки вспыхнули.

— Думаю, да. — Злясь на него и на саму себя, она переключила свое внимание на механизм на столе. — Итак, на чем мы остановились?

— Понятия не имею. Поскольку я собираюсь задержаться здесь всего на неделю, думаю, нам следует двигаться дальше.

— Что вы имеете в виду?

— Наш первый поцелуй. — Взяв маленькие кусачки, он осторожно перевернул детонационный механизм, и она увидела еще полдюжины проводков. — Перерезав один из них, я выведу детонатор из строя, не испортив тостер. Весь вопрос в том — какой.

— Я не знаю.

— Хотите попробовать угадать?

— Нет, — ответила Мэдди. — Я бы хотела знать, что я собираюсь делать и зачем, до того, как начну это делать. К примеру, зачем мне вас целовать.

— Хороший пример.

— Я не наивная школьница и давно удовлетворила свое любопытство, касающееся поцелуев, — сказала она. — Просто я не знаю, зачем мне целовать мужчину, который меня презирает. — Немного помедлив, она добавила: — Вы презираете мои деньги или то, как они мне достались?

— Возможно, вы вышли замуж не из-за денег, — сказал Люк, вопросительно глядя ей в глаза. — Возможно, вы любили своего мужа.

Мэдди долго смотрела в его выразительные тигриные глаза, жалея, что не может ответить «да». Как бы велико ни было искушение, она никогда не лгала и не собирается начинать сейчас.

— Я вышла за Уильяма Делакарта ради стабильности и возможностей, которые давало его положение. Он был хорошим человеком. Я уважала его и никогда ему не изменяла. Если вам так хочется знать, любила ли я его, мой ответ будет «нет».

Люку Беннетту ее ответ не понравился. В его янтарных глазах читалось осуждение.

— Вы с ним спали? — спросил он.

— Вы были влюблены в каждую из женщин, которые побывали в вашей постели? — холодно парировала она.

— Нет, — так же холодно ответил Люк. — Он знал, что вы его не любили?

— Да.

— Бедняга, — пробормотал он, но не отстранился.

— Еще вопросы есть?

— Да. — Губы Люка изогнулись в кривой улыбке, взгляд стал напряженным. Его руки, как и ее, по-прежнему лежали на столе. Их лица были так близко, что стоило ей только слегка податься вперед и наклонить голову, и их губы соприкоснулись бы. — Вы уверены, что не хотите этого поцелуя?

— С какой стати мне вас целовать, если я вам даже не нравлюсь?

— Не задавайте вопросов. Просто поцелуйте меня.

Он умеет заставить ее хотеть того, чего ей не следует хотеть. Например, прикоснуться губами к его губам. Оказаться в его объятиях и почувствовать себя защищенной. Ощутить, как по ее телу прокатываются волны желания.

Подавшись вперед, она прижалась губами к губам Люка. Это был поверхностный контакт, но такой совершенный. Затем руки Люка сомкнулись вокруг нее, и она почувствовала исходящее от него тепло. Закрыв глаза, она коснулась кончиком языка его верхней губы.

Люк не стал ее торопить. Он просто позволил ей изучать форму его губ, пробовать их на вкус. Но как только она собралась отстраниться, он запустил руку в ее волосы и поцеловал ее крепче. Его язык ворвался внутрь ее рта и скользнул по ее языку. Реальность исчезла, остался только этот мужчина и огонь желания, который он разжег в ней одним-единственным поцелуем.

— Сколько лет вам было, когда вы выходили за него замуж, Мэдди? Вы знали, от чего отказывались? — спросил он, оторвавшись наконец от ее губ.

— Поверьте, я была достаточно взрослой. — Она поцеловала его в последний раз. Медленно и глубоко. Ей очень хотелось быть такой, какой этот мужчина хотел бы ее видеть. Юной. Наивной. Невинной. Но у нее никогда не было возможности быть такой, и он должен это понять.

Если сможет.

Неохотно Маделин отстранилась от него и отошла в сторону:

— Да, я прекрасно понимала, что делала, когда отказывалась от любви и страсти ради богатства и стабильности. Но я никогда не жалела о том, что заплатила эту цену. Я бы хотела…

Как бы она хотела рассказать этому мужчине о более светлом и счастливом прошлом. К сожалению, это невозможно. Желать, чтобы все было по-другому, бессмысленно.

Люк выругался и отвернулся.

— Я не могу, — сказал он, тряхнув головой, очевидно, чтобы прояснить мысли. — Я не…

— Что «не»? Не испытываете ко мне симпатии? Я это уже поняла.

— Не говорите за меня. — Он пронзил ее взглядом. — Вы мне очень нравитесь.

— Возможно. Но вы не хотите, чтобы я вам нравилась, — ответила она, изобразив на лице холодную улыбку, которую за много лет довела до совершенства. — Это я тоже прекрасно понимаю.

Глава 3

Оспаривать ее последнее утверждение Люк не стал, и Мэдди была благодарна ему за честность. А также за то, что он держался на расстоянии и не пытался продолжить начатое.

— Послушайте меня, Люк Беннетт, — мягко произнесла она. — Вы думаете, что знаете, какая я. Поверьте мне, я тоже знаю, что вы за человек. У вас зависимость от адреналина. Вы привыкли к преждевременной смерти ваших коллег и принимаете ее как должное. Это можно прочитать в ваших глазах. Вы не дорожите собственной жизнью и ничего не знаете о любви. Она никогда не встречалась на вашем пути. Вы просите женщину о поцелуе, но даже не заметите, если разобьете ей сердце. Не судите меня, Люк Беннетт, и я не буду судить вас.

Дважды за последние два дня Люка критиковали за ошибочность суждений. Всякий раз, когда он думал, что раскусил Маделин Делакарт, она доказывала ему обратное.

Если собрать воедино все, что он знает о Мэдди, можно сделать вывод, что она не так уж плоха. Его влечение к ней говорит само за себя. Его никогда не тянуло к бесчувственным женщинам. К легкомысленным и поверхностным — да, но к бессердечным никогда. В пользу Маделин также говорит ее дружба с Джейком. В то же время ей нисколько не стыдно за то, что она вышла замуж из-за денег. С этим он никак не может смириться.

— Мы не помешаем? — послышался из дверей голос Джейка. Сделав над собой усилие, Люк перевел взгляд с Мэдди на своего брата. Он был не один. Рядом с ним стоял По. Оба хмурились. — Если хотите, мы можем прийти позже, — с сарказмом произнес Джейк.

— Нам следует остаться, — сказал мальчик Джейку по-китайски так быстро, что Люк едва разобрал слова. — Если мы уйдем, они, возможно, поубивают друг друга.

— У меня тоже такое ощущение, — ответил Джейк.

— Рада, что вы оба так быстро нашли общий язык, — произнесла Маделин. — На всякий случай отмечу, что не стала бы его убивать.

— Возможно, я тоже не стал бы ее убивать, — пробормотал Люк.

— Рекомендую вам держаться друг от друга подальше, но разве меня когда-нибудь кто-нибудь слушает? — сухо сказал Джейк. — Что касается По, нам еще нужно решить, останется он здесь или нет. Приходи завтра, Мэдди.

— Завтра мне не подходит. — Маделин небрежно пожала плечами. — Ты же сам только что сказал, что мне следует держаться подальше от твоего брата.

— Меня можете не брать в расчет, — произнес Люк. Если она смогла так быстро остыть после их головокружительного поцелуя, то он будет вести себя так, словно ничего не было. — Меня здесь не будет. Дела.

— Значит, вопрос решен? — Джейкоб перевел взгляд на Мэдди. — Приходи завтра к полудню на ланч.

По какой-то странной причине Люку не хотелось присутствовать на этом ланче. Не глядя ни на Маделин, ни на брата, он вышел в коридор. Только оказавшись на улице, он обнаружил, что у него есть спутник — По, идущий чуть позади него. Люк остановился и обернулся. Вместо того чтобы подойти к нему, мальчик замер на месте. Это было продиктовано не страхом, а осторожностью полудикого существа, привыкшего к постоянной опасности.

— Джейк знает, что ты пошел за мной?

По осторожно посмотрел на него:

— Нет.

— Тогда почему ты здесь?

— Мне нужно сходить за кое-какими вещами.

— Что это за вещи?

— Мои вещи.

— Ворованные?

По не ответил.

— Вещи, из-за которых у тебя могут возникнуть проблемы с полицией?

— Нет. Кое-какая одежда и немного денег. Больше я ничего не возьму.

Люку не хотелось знать, что он не возьмет.

— Куда ты идешь?

— На Бугис-стрит.

Раньше эта улица была обителью всех пороков, какие только известны человечеству. Несколько лет назад правительство взялось за этот район, но полностью очистить его от преступности не удалось.

— Мэдди сказала, что ты работал на Оркид-Роуд.

— Да, но живу я на Бугис-стрит.

Живу. Не жил. Люку не понравилось использование настоящего времени.

— Знаешь что, По? Если ты действительно хочешь начать новую жизнь, возвращение на Бугис-стрит тебе не поможет.

В ответ По лишь посмотрел на него своими темными глазами. Люк подумал, что его хрупкое тело мало для огромной души, обитающей внутри.

Люку не хотелось привязываться к мальчику. Ведь он проведет в Сингапуре всего неделю. Все же он спросил:

— Ты не против, если я составлю тебе компанию?

— Нет, — ответил По.

Пару кварталов они прошли молча. Наверное, По не видел необходимости в разговоре.

— Как ты познакомился с Маделин? — наконец спросил его Люк.

— Она выглядела богатой. Ее туфли были от «Шанель», а сумочка от «Прада». Все настоящее, никаких подделок. Поэтому я и выбрал ее.

— Ты ее обворовал?

— Попытался, но она знала все трюки. У меня было такое ощущение, словно она видела меня насквозь. Она спросила меня, хочу ли я есть. Я ответил «да», и тогда она отвела меня в забегаловку, принадлежавшую одному ее знакомому. Она дала ему пятьсот долларов и велела кормить меня месяц, что он и делал.

— Ты перестал после этого воровать?

— Я перестал пытаться ее обворовать, — ответил По. — Она приходила в забегаловку в каждый понедельник, и мы вместе ели.

— Что было после того, как месяц бесплатной еды закончился?

— Дедушка Чонг сказал, что Маделин заплатила еще за месяц и что я смогу ночевать у него в подсобке, если буду каждое утро помогать ему выкладывать товар на витрину. У него трое внуков, но они не такие ловкие, как я.

— Похоже, ты заключил удачную сделку, — заметил Люк. — Полагаю, что-то пошло не так, раз Маделин привела тебя сюда?

— Старик Чонг заболел и продал свою забегаловку. Две недели спустя один тип предложил мне грязную работу, за которую мне не хотелось браться. Мэдди сказала, что мне пора двигаться дальше и что она знает одно подходящее для меня место.

— Ты ей поверил?

— Она сказала, что этот человек преподает боевые искусства и ему нужны ученики. Что он кто-то вроде воина-монаха. Что, если мне у него не понравится, я смогу уйти в любое время.

«Монах?» — усмехнулся про себя Люк. Возможно, преданное служение боевым искусствам и очищает душу, но Джейка вряд ли можно считать монахом.

— Значит, Джейк по протекции Мэдди берет тебя к себе, дает тебе жилье и еду, а ты крадешь у него бумажник? Где здесь смысл?

— Я не собирался ничего красть из его бумажника. Просто хотел узнать, что в нем.

— Зачем?

— Чтобы больше узнать о своем учителе.

— Каким образом?

— По его визиткам, по водительским правам и фотографии, которую он за ними держит.

— Джейк прячет за правами фотографию? Кто на ней изображен?

— Женщина, — ответил По. — Кажется, она смешанного происхождения. У нее волосы как у китаянки, а глаза как у европейки.

— Это Джи, — сказал Люк. — Бывшая жена Джейка.

— Разве у монахов есть жены? — спросил По.

— Нет.

«Джейк не заслуживает того, чтобы нести ответственность за любопытного ребенка, которого ему навязали», — мрачно подумал Люк.

Через двадцать минут они добрались до места своего назначения. Это были мусорные контейнеры за круглосуточным китайским рестораном. В стене за контейнерами была канализационная решетка.

— Ты постоишь на стреме? — спросил По, пролезая за контейнеры.

Любопытство Люка боролось с необходимостью оградить мальчика от посторонних глаз. «У каждого ребенка есть шкафчик с личными вещами, — сказал себе Люк. — Почему у По не может быть чего-то подобного?» Ему незачем знать, что там еще лежит, кроме денег и одежды, которые мальчик оттуда достанет. Взаимное доверие должно с чего-то начинаться.

Маделин увидела в этом мальчике что-то хорошее, раз решила дать ему шанс. Джейк вряд ли взял бы По к себе, если бы не доверял ее мнению.

Маделин… Ошибочность суждений…

Выругавшись про себя, он завернул за угол и прислонился к стене.

Еще пять дней — и он сможет выбросить Маделин Делакарт из головы.


После ухода Люка Маделин оставалась у Джейкоба недолго, но он успел задать ей вопрос, на который ей хотелось отвечать меньше всего.

— Не хочешь поговорить со мной о том, что ты делаешь с моим братом, Мэдди?

— Нет.

— Мне нужно тебе говорить, что, если ты будешь с ним играть и причинишь ему боль, мы больше не сможем быть друзьями?

— Нет.

Ей не нужно этого говорить. У нее самой тоже когда-то был младший брат.

Мэдди взяла свою сумочку, и Джейкоб отошел в сторону, чтобы пропустить ее.

— Я знаю, что такое кровные узы, — спокойно ответила она. — Я не играла с твоим братом ради забавы. Я вообще с ним не играла.

Она сама не знает, что делала с Люком Беннеттом.

— Мэдди… — Услышав низкий голос Джейкоба, она остановилась в дверях и обернулась. — Даже если ты с ним не играешь, не причиняй ему боль.

Маделин слабо улыбнулась:

— Он очень тебе дорог, не так ли?

— Он мой брат. — Джейкоб запустил руку в свои растрепанные волосы. — Ты мне тоже дорога. Разумеется, как друг, а не как… — Он замялся. — В общем, ты понимаешь.

— Да, конечно.

— Хорошо, — неловко произнес он. — Потому что я не хочу, чтобы ты тоже пострадала.

— Это я тоже понимаю.

— Хорошо. Значит, этот вопрос решен?

— Да.

— Увидимся завтра.

— Буду с нетерпением ждать нашей встречи.

Выйдя из доджо, Маделин поймала такси и поехала в ближайший бар, чтобы выпить джина с тоником. Она мысленно проклинала тот день, когда познакомилась с Беннеттом-старшим, и благодарила судьбу за десятилетнюю передышку перед встречей с его братом.

Глава 4

Маделин пришла на следующий день на встречу с Джейкобом и По, несмотря на то что держаться подальше от доджо, пока там живет Люк, казалось ей более мудрым решением.

Она одержима желанием помочь вернуть сбежавших детей домой, а если это невозможно — найти для них надежное место, где они не только получат постель и еду, но и смогут полноценно развиваться. Как ни странно, доджо Джейкоба именно такое убежище.

Бывшим маленьким бродягам там комфортно, несмотря на то, что боевые искусства — это жестокий спорт и Джейкоб ни для кого не делает поблажек. Правила доджо ясны, справедливы, и их нельзя нарушать.

Если По сможет принять эти правила, Джейкоб сделает из него чемпиона.

Маделин нашла их в комнате для отдыха. Джейкоб сидел за ноутбуком, а По стоял у него за плечом и напряженно вглядывался в экран.

— По не умеет читать, — сообщил Джейкоб Мэдди. — Тебе что-нибудь известно о его семье? Он никогда не ходил в школу?

— По не говорит о своей семье. В школу он не ходил и питает отвращение к органам соцзащиты. Полагаю, сначала нам нужно позаботиться о том, чтобы он адаптировался здесь. Вопрос с образованием будем решать позже.

— Думаю, для него можно найти частного преподавателя.

— Я этим займусь. — Маделин огляделась по сторонам. Люка нигде не было.

— Его здесь нет, — сказал Джейкоб, не сводя глаз с экрана.

— Разве я спрашивала?

— Нет, но хотела.

Мужчина и мальчик весело переглянулись. Похоже, у них все в порядке.

— Вчера ты, кажется, упоминал ланч, — сказала она. — У меня всего двадцать минут.

— Почему так мало? В твоей империи возникли какие-то проблемы?

— Они там возникают постоянно. — Она унаследовала не процветающую, а рушащуюся империю. Чтобы всегда оставаться на шаг впереди конкурентов, нужно время и изобретательность. К счастью, когда она встала у руля империи, у нее было в избытке и того и другого. Помимо «Делакарт энтерпрайзис» она еще руководит несколькими благотворительными организациями. — У меня встреча с аудитором.

— У меня остатки вчерашнего ужина, микроволновая печь и шустрый ученик, который неплохо управляется на кухне.

— Ты хочешь, чтобы я занялся едой?

Джейкоб кивнул, и мальчик быстро удалился.

— Ты уже начал обучать его карате? — спросила она.

Он снова кивнул, окидывая взглядом ее черный деловой костюм.

— По соображает быстро, двигается быстро. Он привык к суровым условиям улицы, поэтому спортивные нагрузки не кажутся ему тяжелыми. Вчера они с Люком начали заниматься около полуночи и закончили в два часа. В шесть утра По встал. Днем он спал урывками, просыпаясь от каждого шороха, готовый драться или бежать. На это больно смотреть.

— Он в конце концов освоится здесь, правда?

— Возможно. — Джейкоб провел рукой по волосам. — Я не знаю. Он больше доверяет Люку, чем мне. Тебе следует поговорить об этом с Люком.

Это явно не входило в ее планы.

— Зачем? Что он может мне сказать?

— Он скажет, что останется здесь еще на неделю, если его срочно не вызовут. И что он все это время будет присматривать за По.

— Твой брат может с такой легкостью менять свои планы?

— Люк свободный агент, Мэдди. Ты стала бы думать о нем лучше, если бы он не смог остаться и помочь?

— Я стараюсь вообще о нем не думать, — пробормотала она.

— Ну и как? Получается? — послышался у нее за спиной бархатный голос Люка.

Маделин почувствовала, что он к ней приблизился, еще до того, как обернулась.

На нем были потертые джинсы и серая футболка. Его взгляд говорил, что, если у нее осталась хоть капля здравого смысла, ей следует немедленно отсюда убираться.

— Где По? — спросил он.

— На кухне, — ответил Джейкоб.

Отрывисто кивнув, Люк удалился. Маделин пришлось сделать над собой огромное усилие, чтобы не уставиться ему вслед.

Джейкоб просто посмотрел на нее и вздохнул.

— Что? — раздраженно бросила она.

— Ничего такого, о чем бы я хотел с тобой говорить.

«Слава богу».

К ее большому облегчению, Люк на ланче не присутствовал. После того как они поели, мальчик показал ей свою комнату, в которой из мебели был только комод и кровать с серым покрывалом. Маделин знала, что Джейкоб предпочитает спартанскую обстановку, поэтому не удивилась ни голым стенам, ни лампочке без абажура. По, естественно, всего этого не замечал. Он был в восторге от своего нового жилища. Когда она спросила мальчика, хочет ли он стать учеником Джейкоба, он уверенно кивнул. Затем она предложила ему пообедать в следующий понедельник в ресторанчике на противоположной стороне улицы и взять с собой, кого он захочет. По снова кивнул.

Маделин покинула доджо за пять минут до своей следующей встречи. Путь до офиса аудиторской компании займет у нее минут десять. Она и так уже опаздывает, а тут еще, как назло, Люк, стоящий у витрины магазина рядом с доджо и лениво наблюдающий за прохожими.

И ждущий, когда она уйдет.

Медленно подойдя к нему, Маделин остановилась. Оба молчали, но его горящий взгляд был красноречивее всяких слов.


— Ты мне вчера снилась, — наконец произнес он. Это прозвучало как обвинение.

Ей тоже снился этот мужественный воин с тигриными глазами. Во сне он так страстно ее целовал… Мэдди заставила себя прогнать воспоминания.

— Джейкоб сказал, что вы с По полночи тренировались.

— Да. — Нетрудно догадаться, почему он предпочел сну физические упражнения.

Он не хотел, чтобы она ему снилась.

— Я все еще думаю, что мне лучше тебя избегать.

— Тогда делай это.

Он отвел взгляд в сторону, словно думая, куда ему уйти. Когда он снова посмотрел на нее, в его глазах читался вызов.

— Нет.

«О боже»

— Может, сходим куда-нибудь сегодня вечером? — предложил он.

— Куда?

— Мне все равно. Предоставляю этот выбор тебе. — Глаза Люка потемнели, и по ее телу пробежала дрожь желания.

Лучше туда, где много народу. Таких мест в Сингапуре полно. Ей следовало бы предложить ему встретиться в одном из них, но вместо этого она дала ему свой домашний адрес.

— Я попробую забронировать где-нибудь столик. В шесть я вернусь домой, в семь буду готова к выходу.

Кивнув, Люк засунул руки в карманы и слегка откинул назад голову. Он всем своим видом пытался убедить ее в том, что абсолютно спокоен, но его выдавали глаза.

— Иди. У тебя, наверное, много дел.

Кивнув, Маделин заставила себя сделать шаг назад, пока не прижала руки к его груди и не поцеловала.

— У Джейка есть номер моего мобильного. Позвони мне, если передумаешь.

Глаза Люка сузились.

— Ты правда думаешь, что я могу это сделать?

— Нет. — Она улыбнулась ему на прощание. — Но я уверена, что тебе следовало бы.


Маделин приехала домой в полседьмого, но вместо смертельной усталости, которую она обычно испытывала после решения финансовых вопросов, ее охватило странное волнение. Она не имеет привычки давать свой домашний адрес малознакомым мужчинам. То, что Люк брат Джейка, не может служить оправданием. Но назад дороги уже нет. Итак, что ей надеть?

В прихожей появилась пожилая женщина с обветренным морщинистым лицом. Ее ясные глаза улыбались. Юн почти тридцать лет проработала экономкой Уильяма. После его смерти она никуда не ушла, поскольку они с Маделин очень привязались друг к другу.

— В семь часов у нас будет гость, — сказала Мэдди, снимая плащ и отодвигая стенную панель, чтобы повесить его во встроенный шкаф. — Ты не могла бы приготовить какие-нибудь закуски?

— Что за гость? — спросила Юн.

— Мужчина.

— Кто он по национальности?

— Австралиец.

— Сколько ему лет?

Когда дело касается приема гостей, Юн даст сто очков вперед служащим любого иностранного посольства.

— Он примерно моего возраста.

Тонкие брови Юн поднялись.

— Деловой партнер?

— Нет, брат Джейкоба Беннетта. Он пригласил меня на ужин.

— Куда вы пойдете?

Хороший вопрос. Она еще не забронировала столик.

— Наверное, в какой-нибудь популярный среди туристов ресторан у воды. — В этом случае им даже не придется заранее заказывать столик.

Глаза Юн превратились в щелочки.

— Он не знает, куда полагается приглашать женщин с таким социальным положением, как у тебя?

Маделин едва сдержала улыбку.

— Ты бы предпочла, чтобы он отвел меня в какой-нибудь фешенебельный ресторан в центре?

Юн кивнула.

— Не думаю, что такой мужчина, как Люк, обращает внимание на разницу социальных статусов и старается произвести впечатление на женщин с помощью изысканных блюд и дорогих вин.

— Правда? — скептически произнесла Юн. — И что же он за человек?

— Ну… — Кроме того, что Люк Беннетт способен лишить женщину здравого смысла, она почти ничего о нем не знает. — Мы мало знакомы.

— Когда он родился? Кто он по гороскопу?

— Я не знаю. — Юн практиковала фэн-шуй, разбиралась в восточном гороскопе и почитала духов предков. — Наверное, Тигр.

— Тигр непредсказуем, — пробормотала Юн. — И опасен. Тигр и Змея друг другу не подходят. Каждый может уничтожить другого, если тот подпустит его слишком близко.

— Спасибо, Юн. Теперь мне легче. — Маделин родилась в год Змеи. Приятно знать заранее, что они с Люком несовместимы.

— Обезьяна тебе больше подходит. Бык тоже. Узнай год его рождения.

— Непременно. Итак, ты приготовишь для нас какие-нибудь закуски?

— Конечно. Что-нибудь для гармонии и релаксации.

— Отлично. — Ей не помешает немного расслабиться.

Пройдя по белому мраморному полу, Мэдди обернулась и спросила:

— Что мне надеть?

— Зеленое платье, а в прическу добавить шпильку с жадеитом, — посоветовала Юн. — На удачу.


Люк Беннетт человек пунктуальный. Без пяти семь Маделин увидела на мониторе системы безопасности, установленном в ее квартире, как он заходит в частный лифт в фойе ее дома.

Она воспользовалась советом Юн и надела темно-зеленое платье, подчеркивающее достоинства ее фигуры. Юн собрала ее волосы в элегантный узел, закрепила его на затылке и украсила шпилькой с жадеитом и крошечными жемчужинами.

— Перестань нервничать, — сказала пожилая женщина, готовясь открыть дверь. — Он всего лишь мужчина.

— Ты права.

Мэдди не ожидала, что Люк Беннетт может носить костюмные брюки и белую рубашку с элегантной небрежностью, присущей светским модникам.

— Вы не Обезьяна, — произнесла Юн обвинительным тоном. — И определенно не Бык.

Люк уставился на миниатюрную женщину, чья макушка едва доходила ему до локтя.

— Нет, — ответил он, в замешательстве глядя на Маделин.

Его растерянный вид немного ее позабавил.

— Юн, это Люк Беннетт. Люк, познакомься с моей экономкой Юн.

— Может быть и Драконом, но это маловероятно. — Пожилая женщина печально вздохнула.

Что Люк мог ей на это ответить? Он молча уставился вслед Юн, которая пошла на кухню через сводчатый проем. Когда он, не обратив никакого внимания на шелковые обои и полки с редкими вазами, перевел взгляд на Маделин, она приветливо улыбнулась ему и спросила:

— Как там По?

— Надеюсь, что он занят, потому что, когда он не занят, у него отлично получается находить себе проблемы.

— Как дела у твоего брата?

— Нормально.

На этом общие темы иссякли. Теперь перед ними открылась новая опасная территория. Знает ли он, что делает, потакая их влечению? Сама она всегда предпочитала не играть с огнем.

Они прошли в гостиную.

— Хочешь чего-нибудь выпить? — спросила она, подходя к встроенному в стене бару.

Гостеприимство — неотъемлемая часть восточного менталитета. Варианты того, что и как можно предложить гостю, бесконечны. Уильям научил ее всем тонкостям восточного гостеприимства. Жаль, что он не сказал ей, что нужно предложить сексуальному мужчине, который ее презирает и в то же время безумно хочет.

— Юн сейчас принесет закуски.

— Не нужно было беспокоиться, — пробормотал он.

— Никакого беспокойства. Юн доставляет удовольствие применять на практике свои кулинарные таланты. — Маделин искренне улыбнулась: — Она, наверное, умеет готовить все блюда, которые только известны человечеству. Она будет меня ругать, если я не налью тебе бокал вина до того, как она вернется.

— С антилопой для тигра? — усмехнулся он.

— Давай надеяться, что нет. — Открыв холодильник, Мэдди заглянула внутрь. — Что будешь пить?

— Пиво, если есть.

Достав бутылку «тайгер биттер», Маделин открыла ее и, взяв стакан, наполнила его пивом и протянула ему.

— Что привело тебя в Сингапур? — спросил Люк.

— Я приехала сюда искать своего брата, — ответила она, наливая себе джина с тоником. — Он отправился в путешествие по Юго-Восточной Азии.

— Ты его нашла?

— Да, но не сразу. — Она не собирается ему рассказывать, в каких темных местах ей пришлось побывать. — Сейчас его уже нет в живых. — Его ничто не могло спасти.

— Мне жаль. — Сделав глоток пива, Люк задумчиво посмотрел на нее: — Ты поэтому помогаешь детям вроде По?

— Возможно. — Маделин пожала плечами. — Пока я искала Реми, я стала свидетелем множества ужасных вещей. Я бы все исправила, если бы могла.

— Ты поэтому вышла замуж за богача? Чтобы исправить ужасные вещи, которые ты видела?

— Все еще меня осуждаешь, Люк Беннетт? — Любой их разговор он сводит к вопросу о том, почему она вышла замуж за Уильяма.

— Нет. — Он криво улыбнулся. — Возможно, я просто пытаюсь лучше тебя узнать.

— Мы с братом были сиротами родом из Австралии, штат Новый Южный Уэльс. Реми искал забвения и нашел его. Я хотела безопасности, стабильности и богатства.

— И получила их, — заметил Люк.

Пригубив свой напиток, Маделин кивнула:

— Теперь, когда ты узнал о моем происхождении, мой выбор партнера для брака кажется тебе более приемлемым?

— Я не знаю. — Вяло улыбнувшись, Люк принялся осматривать помещение.

Маделин ловила направление его взгляда, пытаясь смотреть на свой дом его глазами. Она знала, что он увидит эклектическое сочетание самых удобных, дорогих и лучших вещей. Она не кичится богатством, унаследованным от Уильяма, но оно доставляет ей удовольствие, и она не собирается ни перед кем оправдываться.

— Приятное место, — сказал Люк.

— Спасибо. — Она пристально посмотрела на него: — Деньги не имеют для тебя большого значения, правда?

Он пожал плечами:

— У меня их достаточно. Больше мне не надо. — Он встретился с ней взглядом, и его глаза потемнели. — Ты меня осуждаешь, Мэдди?

— За то, что ты не стремишься к богатству? — легко произнесла она. — Нисколько. Каждому свое.

Они с Люком Беннеттом такие разные. Он беспечен, в то время как она осторожна. Ему нужен риск, а ей — стабильность и безопасность.

— У нас с тобой мало общего, — сказала Мэдди.

— Пока мы не нашли точек соприкосновения. — Поставив стакан с пивом на стойку, он вплотную подошел к Маделин. Их губы разделяла всего пара дюймов. — Но в конце концов мы непременно что-нибудь найдем, — пробормотал он, и взгляд Маделин задержался на его губах. — Именно для этого и нужны первые свидания.

— А вторые поцелуи? — прошептала она. — Для чего они нужны?

— Чтобы проверить, не забыты ли первые.

Его губы легонько коснулись ее губ. Затем он на мгновение отстранился и поцеловал ее с большей страстью. Глубоко внутри ее вспыхнул огонь желания. Она поняла, что прекрасно помнит их первый поцелуй.

Медленно оторвавшись от ее губ, он спросил:

— Как ты относишься к стандартизации международных квот на ловлю рыбы в открытом море?

— Поддерживаю, — ответила она.

— Я тоже. Наконец-то мы нашли нечто общее.

Если не считать их безумного влечения друг к другу.

В этот момент в комнату вошла Юн с подносом крошечных фаршированных блинчиков и соусом чили. Улыбаясь, Маделин немного отошла от Люка и переключила внимание на свою миниатюрную экономку.

— Здесь много острого, — предупредила ее Юн, посмотрев украдкой на Люка. — Огонь — лучшее оружие против охотящегося тигра, — пробормотала она и удалилась.

— Юн очень преданная, — сказала Маделин Люку.

— Мне на ум приходит другое слово, — пробурчал он, с подозрением глядя на еду.

Взяв блинчик, Маделин обмакнула его в соус и отправила в рот. Тесто оказалось нежным и вкусным, от начинки, содержащей кусочек острого перца, зажгло во рту.

— Очень вкусно, — хрипло произнесла Мэдди. — Возможно, они тебе понравятся.

— А как насчет тех, на которых изображена волнистая линия? — спросил Люк.

«Это не линия, а змея», — подумала она, присмотревшись к блинчикам, затем произнесла:

— Они для меня.

Люк взял один из них, обмакнул в соус, отправил в рот и быстро прожевал.

— Вкусно, — сказал он и потянулся за следующим. На этот раз он выбрал тот, на котором не было изображения змеи. — Этот еще вкуснее, — улыбнулся он.

— Думаю, нам скоро нужно будет выходить, — неловко произнесла Мэдди. Она не знала, что расстроило ее больше, сомнительное гостеприимство Юн или реакция ее собственного тела на поцелуй Люка. — Я не забронировала столик. Думаю, мы могли бы спуститься к…

— Пристани, — закончил за нее он.

— Точно. — Там кругом вода. Она поможет ей остыть.

* * *

В ресторанчиках у пристани, как обычно, было весело и многолюдно, даже несмотря на то, что еда там не всегда высшего качества. Огни города отражались в черной воде. Из-за легких волн эти отражения подрагивали, меняя свои очертания.

Когда они сделали заказ, Люк откинулся на спинку стула и начал задавать Маделин безобидные вопросы, какие обычно задают при знакомстве. Он выяснил, что ей нравится Сингапур и она не планирует возвращаться домой в Австралию.

Затем Маделин спросила его, где находится его дом. Он ответил, что у него есть небольшая квартира в Дарвине, куда он чаще всего возвращается после очередного задания. Что ему многого не нужно. В отличие от некоторых.

Мэдди сказала, что отсутствие у него материальных устремлений нисколько ее не беспокоит, и он ей поверил. В случае короткого романа его не будет волновать разница в их финансовом положении. Что-то более серьезное между ними вряд ли возможно.

— Что бы ты сделала, если бы проснулась завтра утром и обнаружила, что потеряла все свое богатство, унаследованное от покойного мужа?

— Начала бы все сначала.

— Нашла бы себе нового богатого мужа?

— Не обязательно, — ответила она, пожимая плечами. — За то время, что я руковожу «Делакарт энтерпрайзис», я кое-чему научилась. Возможно, я бы попыталась открыть собственное дело.

— Ты бы приложила все усилия, чтобы снова стать богатой?

Ее глаза загорелись зеленым огнем.

— Империя Уильяма была далеко не в идеальном состоянии, когда я ее унаследовала. Я продала фамильный особняк, купила квартиру, в которой живу сейчас, а остальные средства вложила в реструктуризацию компании. Большой бизнес означает большие потери. Сейчас я делаю все, чтобы сохранить свое богатство.

— Тебе нравится бороться, — заметил он.

— А тебе разве нет? В своей работе ты постоянно рискуешь, противостоишь опасности. Но подозреваю, что, когда дело касается женщин, ты вовсе не ищешь борьбы. Ты ищешь совершенство. — Наклонившись вперед, она мягко посмотрела на него и произнесла с усмешкой: — Прости, что разочаровала.

— Тебе нет необходимости продолжать напоминать мне о своих недостатках. Я сам их вижу.

В ответ на это Маделин звонко рассмеялась.

— Как ты начал заниматься тем, чем занимаешься? — спросила она, переведя разговор на другую тему. — Сомневаюсь, что ты сделал этот выбор, когда проходил в школе тест на профессиональную ориентацию.

— Это произошло позже. Учителя в один голос твердили, что только служба в вооруженных силах может научить меня дисциплине. Сразу после школы я, последовав примеру своего брата Пита, записался во флот. Пит, влюбленный в небо, служил в Морских Ястребах, меня же манили морские глубины. Пройдя обучение, я сначала очищал от ила морские мины, затем начал поднимать со дна неразорвавшиеся снаряды. В конце концов я стал членом специальной группы, состоящей из трех человек, которая занималась обезвреживанием морских мин. Затем подвернулась работа на гражданке, и я ушел из флота и стал свободным агентом. Время от времени мои морские товарищи вызывают меня, в том числе для обучения новобранцев.

Маделин улыбнулась:

— Признаюсь, твой рассказ произвел на меня впечатление.

В следующий момент рядом с их столиком остановился безупречно одетый пожилой мужчина азиатской наружности, и она подняла на него глаза. Спутники мужчины не стали его ждать и продолжили двигаться к выходу.

— Мистер Йи. — Мэдди вежливо улыбнулась, но ей не удалось скрыть свое удивление. В ее улыбке не было тепла, одно лишь проявление учтивости.

— Миссис Делакарт. — Почтительно кивнув ей, мужчина перевел взгляд на Люка.

— Мистер Йи, позвольте представить вам Люка Беннетта. Люк, это Брюс Йи, филантроп и финансист.

Поднявшись, Люк обменялся с мужчиной рукопожатием.

— Вы, случайно, не родственник Джейкоба? — спросил мистер Йи.

— Он мой брат.

— А-а. — По реакции Брюса Йи было трудно понять, хорошо это или нет.

— Вы знаете Джейка? — спросил Люк.

— Я о нем слышал. Джиан Ксанг моя племянница. Дочь брата моей жены.

— Ясно. Передайте Джи мой поклон, — спокойно сказал Люк.

Он не в обиде на Джи. В отличие от Джейка, который в душе наверняка все еще злится на нее за то, что она ушла от него меньше чем через год после их свадьбы, забрав с собой его сердце. Скорее всего, Джейк считает, что его требования к Джи и их браку были слишком высоки. Люк не узнает ответа, потому что Джейк никогда ни с кем не говорит о своем неудачном браке.

— Вам не кажется любопытным, что после стольких лет разлуки ни Джейкоб, ни Джиан не подали на развод? — спросил мистер Йи, пристально глядя на него.

— Я не знаю, что на уме у моего брата, — произнес Люк. — Тем более у Джи.

— Люди не могут читать мысли друг друга. Зато они могут делать предположения.

— Я предпочитаю не делать.

Кивнув, Брюс Йи повернулся к Маделин:

— В пятницу вечером моя жена устраивает предварительный закрытый показ своей новой выставки. Гостей будет немного.

— Уверена, что Елена, как всегда, устроит великолепное шоу, — сказала Маделин.

— Я добавлю ваше имя в список приглашенных. Мы будем рады вас видеть.

Маделин улыбнулась, но ничего не сказала.

— И вас тоже, мистер Беннетт, — добавил Брюс Йи.

Люк последовал ее примеру и тоже промолчал.

— Наслаждайтесь ужином, — сказал пожилой мужчина и направился к выходу.

— Он твой друг? — спросил Люк Мэдди, опустившись на стул.

— Нет, он принадлежит к сингапурской банковской элите. — Черты Маделин были напряжены. — Последние шесть лет я консолидировала активы «Делакарт», теперь наконец готова их увеличить. Недавно я решила заняться развитием бизнеса и обратилась в «Йи энтерпрайзис» за финансовой поддержкой. Я сначала думала, что мистер Йи подошел ко мне из-за нашей возможной сделки. Но быстро поняла, что ему нужен ты. Через тебя он хочет подобраться к Джейкобу.

— Это всего лишь предположение, — сказал Люк. — Пока ты нас друг другу не представила, он понятия не имел, кто я.

— Может, он заметил твое внешнее сходство с Джейкобом, может, узнал каким-то другим образом, но он остановился у нашего столика из-за тебя, а не из-за меня.

— А его приглашение?

— Полагаю, он хочет, чтобы ты убедил Джейкоба развестись с Джиан. Поначалу я думала, что во время этой выставки он собирался обсуждать наш будущий проект.

— Что за проект?

— Я предлагаю Брюсу Йи профинансировать строительство нашего нового многоэтажного здания. Это был бы первый крупный проект за последние годы. В этом здании мы планируем разместить ясли, детский сад и начальную школу. Также мы собираемся установить в нем суперсовременную систему очистки воздуха. Это стоит недешево.

— Уверен, ты сумеешь рационально распорядиться средствами. Не думаю, что возникнут какие-то проблемы.

— Проблема во мне, — заявила Маделин. — Точнее, в восприятии меня Брюсом Йи. Поскольку до меня Уильям не был женат и у него не было ни детей, ни других близких родственников, все его имущество унаследовала я. Брюс Йи видит во мне выскочку, которой незаслуженно повезло. Он не видит во мне деловой женщины.

— Тогда заставь его передумать.

— Каким образом? Принеся вас с Джейкобом в жертву своим амбициям?

— Нет, придя на выставку и продемонстрировав мистеру Йи свои деловые качества. Мы с Джейком как-нибудь сами о себе позаботимся.

Маделин печально покачала головой:

— Ты не понимаешь. Брюсу Йи не нужен этот проект. У него на столе лежит дюжина похожих проектов. От меня ему ничего не нужно, кроме доступа к Джейкобу. Он ясно дал мне это понять. Если я не приведу тебя, мне ничего не светит.

— Так приведи меня к нему.

— Он очень хитер.

— Я люблю вызов. Ты сама это сказала.

— Тебе понадобится черный галстук.

— Я его найду.

— Уверена, что Джи тоже там будет.

— Если бы ты попыталась пригласить Джейка на это мероприятие, он бы наотрез отказался. Ему было бы неловко встречаться с бывшими родственниками. Мне же нечего стесняться.

— Возможно, ты бы пригодился мне в качестве щита.

— И от чего тебя нужно защищать?

— От любовных притязаний и от вражеских козней.

— Тебе когда-нибудь говорили, что ты слишком много на себя берешь?

— Да, говорили. — Судя по ее выражению лица, довольно часто. — Ладно, забудь, — сказала она, когда официант принес еду. — Тебе не нужно со мной идти.

— Что скажешь, если я сделаю тебе взаимовыгодное предложение?

— Я тебя слушаю, — ответила Маделин, глядя на лодки на воде. На них было легче смотреть, чем на его улыбающееся лицо.

Что Люк Беннетт может ей предложить? Он над ней смеется? Отказывается воспринимать ее всерьез? Откуда ему знать, что «Делакарт энтерпрайзис» не обанкротилась через несколько месяцев после смерти Уильяма только благодаря ее стараниям?

— Что ты придумал?

— Ты пойдешь со мной на выставку и поможешь мне выяснить, что Йи нужно от Джейка. Если мое присутствие там положительно повлияет на твои деловые отношения с Брюсом Йи, я буду только рад.

Пораженная такой ясностью мыслей, Мэдди посмотрела на него.

— Ты уверен, что ты не китаец? — пошутила она.

— Иногда я об этом сожалею. Меня восхищает их способность решать одновременно несколько проблем.

— На развитие этого навыка ушло несколько тысяч лет, — сухо ответила Маделин. Впервые с момента появления Брюса Йи она начала всерьез подумывать о том, чтобы пойти на выставку.

— Скажи «да», Мэдди, и ты сможешь не думать о Брюсе Йи до пятницы.

— Не думаю, что ты знаешь, во что ввязываешься.

— Я привык рисковать, — улыбнулся он. — Почему я все еще не слышу «да»?

— Хорошо, да. Только потом не говори, что я тебя не предупреждала.

— Вопрос решен, так что теперь можешь продолжать то, что делала, до того, как нас прервали.

— И что я делала?

Люк сексуально улыбнулся, и по ее телу пробежала дрожь желания.

— Если мне не изменяет память, Мэдди, ты мной восхищалась.

Глава 5

Некоторые мужчины умеют убеждать, причем делают это очаровательно. «Люк Беннетт на девять десятых воин и на одну десятую галантный кавалер, перед которым невозможно устоять», — решила Маделин, когда он заплатил по счету и вывел ее из ресторана, положив руку ей сзади на талию. В этом жесте не было ничего собственнического, только тепло и защита. Она почувствовала их нехватку, когда он отстранился.

Они шли вдоль берега. С каждым шагом напряжение внутри Маделин нарастало. Она так хотела, чтобы он поскорее снова к ней прикоснулся. Но он выжидал, словно охотящийся тигр.

Когда они оказались возле частного лифта, ведущего в ее пентхаус, Маделин спросила его, не хочет ли он подняться наверх. Люк пожал плечами и зашел вместе с ней в кабину. Когда лифт остановился на верхнем этаже, он, вместо того чтобы выйти из него, прислонился спиной к зеркалу и засунул руки в карманы. При этом ткань его брюк натянулась, и Маделин увидела внушительный бугорок под молнией.

Обнаружив, куда она смотрит, Люк улыбнулся.

— Не хочешь зайти выпить кофе? — спросила она.

— Это не очень хорошая идея.

Она и сама прекрасно это понимает.

— Я могу играть роль джентльмена только до определенного момента, Мэдди, — сказал он. — Если я войду, то захочу остаться до утра. Не уверен, что захочу попробовать то, что твоя экономка приготовит на завтрак.

— Если ты ищешь предлог, чтобы уйти, не забудь упомянуть о моем браке с Уильямом и о моих деньгах.

Люк пронзил ее взглядом:

— Кажется, я о них уже упоминал. Я все еще пытаюсь решить, могу ли я не обращать на них внимания. Не торопи меня, Мэдди. Дай мне время.

— Время? Ты же говорил, что задержишься здесь всего на неделю.

— На две.

Она усмехнулась:

— Прости, на две.

— Иногда оценка взрывного устройства требует больше времени, чем могло показаться сначала, — сказал он. — Иногда приходится долго ходить вокруг него, прежде чем принять правильное решение.

— А я еще считала тебя безрассудным.

— Полагаю, ты ошибалась, — ответил он. — Я стараюсь не торопиться. Тебе следовало бы мне в этом помочь. Потому что одному только богу известно, чем все закончится, если ты этого не сделаешь. — Его глаза многообещающе заблестели. — Ты хочешь рискнуть?

Внезапно отказ Люка зайти выпить кофе показался ей правильным решением. Нужно поскорее выходить из лифта, пока желание, которое она сдерживает с таким трудом, не вырвалось наружу.

— Нет, ты прав. Тебе лучше уйти. Передавай привет ребятам. Ты все еще хочешь пойти со мной в пятницу на выставку?

Он кивнул.

— Хорошо. Ну что, я пошла?

— Подожди. — Она остановилась. — Ты кое-что забыла.

— Что?

— Поцелуй на ночь, — хрипло произнес Люк и заключил ее в объятия. В этот момент двери лифта начали закрываться. Не обращая на это внимания, он накрыл ее губы своими. Она ответила на его поцелуй. Ее губы были мягкими, теплыми и податливыми. Определенно один маленький поцелуй не может привести к катастрофе.

Его дыхание участилось и стало прерывистым. К тому моменту, когда он начал отстраняться, его тело уже просило большего.

— Уходи.

Повернувшись, Маделин нажала кнопку на панели в стене, и двери лифта снова открылись. Каждая клеточка в ее теле умоляла снова прижаться к нему и раствориться в его объятиях. Но он предупредил ее, чтобы она его не провоцировала, и она не станет этого делать. Сегодня.

Выходя из лифта, она оглянулась. Люк стоял, прислонившись к стене и засунув руки в карманы. Его глаза горели.

Когда двери начали закрываться, Маделин снова уставилась на то место, на которое даме смотреть не следует.

И улыбнулась.


Пятница наступила скоро. За несколько дней до выставки жена Брюса Йи прислала ей приглашение на две персоны. Она тут же отправила Елене электронное письмо, в котором поблагодарила ее и сообщила, что они с Люком с удовольствием посетят выставку. Полчаса спустя Брюс Йи попросил предоставить ему более подробную информацию, касающуюся ее нового строительного проекта.

Маделин подготовила эту информацию много недель назад, но что-то удержало ее от того, чтобы немедленно отправить ее мистеру Йи. Выругавшись, она уставилась на папку и подумала о содержащихся в ней надеждах и амбициях. О годе непрерывной работы. Империя Делакарт готова к этому проекту. Она к нему готова. Было бы так просто разыграть карту, попавшую ей в руки, получить то, что она хочет от сделки, а Джейкоб… пусть Джейкоб сам себя защищает. Определенно ей как главе «Делакарт энтерпрайзис» полагается быть прагматичной и безжалостной. Люк сам ей посоветовал воспользоваться этой возможностью. Джейкоб сможет защититься от махинаций Брюса Йи.

Или не сможет?

Черт! Черт! Черт!

Выдвинув ящик письменного стола, Маделин положила в него папку и, грубо выругавшись, задвинула.

Уильям был самым мягким бизнесменом в мире. За время их брака он научил ее многим вещам, и безжалостность в их число не входила. Ей пришлось самой с ней познакомиться после смерти Уильяма. Она приняла несколько непростых решений, касающихся реструктуризации «Делакарт энтерпрайзис», и вернула компании былое величие.

Может ли она ради выгодной сделки пренебречь десятью годами дружбы с одним из лучших людей, которых когда-либо знала?

Ее губы изогнулись в мрачной улыбке. Если бы она это сделала, никто бы не удивился. Она вышла замуж за Уильяма из-за денег, похоронила его тремя годами позже и продолжила его дело. Никто не верил, что у вдовы Делакарта хватит выдержки, характера и ума, чтобы спасти империю от краха.

Больше всего она ценит стабильность и безопасность, которую могут обеспечить только огромные деньги, но в то же время ежегодно отдает астрономические суммы на благотворительность. Чтобы эта система продолжала нормально функционировать, она должна ставить интересы «Делакарт энтерпрайзис» превыше всего. До сих пор было именно так.

Она уже принесла любовь на алтарь материальной стабильности. Почему бы ей не сделать то же самое с дружбой?


В половине пятого Маделин позвонила из офиса в доджо, чтобы поговорить с Люком. Его там не оказалось. Тогда она попросила у Джейка номер его мобильного.

— У нас, как и у остальных гостей, будет доступ к парковке возле галереи. Думаю, мы можем поехать на машине, — сказала она, когда Люк ответил на ее звонок. — Что скажешь, если я заеду за тобой в доджо около семи?

— Это плохая идея, — пробурчал он после небольшой паузы.

Подобная реакция нисколько ее не удивила.

— Опять дело в деньгах?

— Нет, в машине. В этой ситуации деньги проблема второстепенная. Обычно все происходит наоборот. Мужчина сажает женщину в свой автомобиль, чтобы произвести на нее впечатление толщиной своего кошелька, безупречным вкусом и водительским мастерством. Машина — это выражение его материальных возможностей, способности ее обеспечивать.

— Интересное наблюдение, — произнесла она с улыбкой. — Что, если я приму твою способность зарабатывать как должное и позволю тебе, как гостю из другой страны, нарушить это правило?

— Что, если я возьму машину напрокат?

— Зачем тебе это делать, если у меня есть отличный автомобиль, которым я почти не пользуюсь? — возразила она. — Ты сможешь сесть за руль, если захочешь.

— Нет. Это было бы еще более оскорбительно.

— А как же равенство полов?

— Парни, носящие фамилию Беннетт, его не признают. Какая у тебя машина? Нет, позволь мне догадаться самому. Это ярко-зеленая малолитражка со смайликами на колпаках ступиц? Если так, то мы пойдем пешком.

— Это «мерседес»-кабриолет. Двенадцать цилиндров, множество кнопок, которые можно нажимать. Тебе понравится. — На другом конце линии послышался сдавленный стон. — Ты стонешь, Люк Беннетт?

— Да, но только потому, что портной только что ткнул мне в ногу булавкой. Это не имеет никакого отношения к тому, что меня повезет на своей машине женщина, которая намного богаче меня. Чтобы задеть мое самолюбие, нужна более серьезная причина.

— Значит, ты не будешь возражать, если я заеду за тобой в доджо часов в семь?

— Ладно, — пробурчал он.

— Какого цвета твой костюм?

— Черного.

— Отлично. Ты подойдешь по цвету к машине.

— Жизнь жестокая штука, — пробормотал он и разорвал соединение.


«То, что тигр мурлычет, не означает, что его можно приручить». Маделин вспомнила прощальные слова Юн, когда без пяти семь подъехала к доджо. Стоящий в дверях По улыбнулся и помахал ей рукой, прежде чем скрыться внутри. Через несколько секунд из доджо вышел Люк, и сердце Маделин учащенно забилось.

«Когда-то он был моряком, — напомнила себе она. — Неудивительно, что он так комфортно чувствует себя в вечернем костюме. Для него это всего лишь очередная униформа».

По вышел из доджо следом за Люком.

— Джейк велел передать, что если Люк не вернется к полуночи, он будет думать худшее, — дерзко улыбнулся он Маделин. — Он сказал, что вы не захотите, чтобы он думал худшее, потому что в этом случае ему придется надрать Люку задницу.

— Это довольно справедливо, — ответила она, посмотрев на Люка, севшего к ней в машину.

— Тебе легко говорить, — пробурчал тот.

Помахав им на прощание, По вернулся в доджо. Маделин привела «мерседес» в движение и начала выезжать на шоссе. Люк наблюдал за ней. Интересно, кого он в ней видит? Разодетую в пух и прах выскочку, кичащуюся незаслуженным богатством, или уверенную в себе женщину, которая знает, чего хочет? Неудивительно, если первую. В вечернем платье от-кутюр и фамильных драгоценностях Делакартов она совсем не чувствует уверенности.

— Бриллианты тебе идут, — наконец произнес Люк, и Маделин неловко улыбнулась ему.

— Они принадлежали бабушке Уильяма.

— Все равно они тебе идут.

— Мне нравится твой костюм, — сказала она.

— Да, думаю, он сгодится для мероприятий вроде сегодняшнего.

Маделин подумала о том, с каким бы удовольствием сняла с него этот костюм и… К счастью, его вопрос вернул ее с небес на землю.

— Что ты знаешь о Брюсе Йи и его семье?

— Елена первая и единственная жена Брюса, что для человека его положения большая редкость. Семья Елены имеет родственные связи с шанхайской королевской семьей. Родословная Брюса столь же впечатляющая, только корни его из Сингапура. Говорят, что этот брак был заключен по договоренности, но главное, что со временем он стал счастливым.

— У них есть дети?

— Двое сыновей примерно нашего возраста. Они работают в отцовской компании. Трудятся как пчелки. Никаких послаблений.

— Они женаты?

— Нет. У них, конечно, бывают романы, но непродолжительные. Они слишком заняты, чтобы строить серьезные отношения. — Она вдруг вспомнила, что Джи племянница Елены. — Значит, Джиан принадлежит к шанхайским Ксангам?

Люк кивнул.

— Их состояние просто огромное. — Даже больше, чем у Делакартов. — Как Джейк с этим справлялся?

— Ты имеешь в виду, когда он наконец узнал? — сухо спросил Люк. — Плохо.

— Могу себе представить, — пробормотала Мэдди. — Это было причиной, по которой распался их брак?

Люк пожал плечами:

— Возможно, одной из причин. Были и другие сложности, которые мешали Джейку чувствовать себя комфортно рядом с Джи.

Вместо того чтобы их назвать, он перевел разговор на другую тему:

— Ты говорила, что вы с братом были сиротами. Что произошло с вашими родителями?

— Наша мать умерла, когда мне было семь, а Реми четыре. Отец примерно через год напился до смерти.

Она говорила об этом как о свершившихся фактах, не прося ни сочувствия, ни понимания.

У нее не было слов, чтобы описать то отчаяние, которое она испытывала, когда находилась на попечении государства. Ни постоянного дома, ни денег, ни контроля. Ее разлучили с братом. У нее остались только кое-какие вещи, поместившиеся в дорожную сумку, и мечты. «Однажды, когда я вырасту… Однажды, когда я стану богатой… Однажды, когда меня полюбят…»

Маделин убрала руку с руля и коснулась своего ожерелья. То, что кто-то смог ее полюбить, оказалось для нее настоящим потрясением. Безграничная доброта Уильяма была одной из причин, по которой она согласилась стать его женой.

— Оно все еще на месте, — сказал Люк.

Маделин тут же вернула руку на прежнее место.

— Моя мать умерла, когда мне было тринадцать, — неожиданно произнес он. — Мой отец все еще жив. Он редко вспоминал о своих отцовских обязанностях. Нас было пятеро детей, и нам повезло больше, чем вам. Мы держались друг за друга. У нас был дом. Отец почти все время отсутствовал, но, по крайней мере, оплачивал счета. Кроме того, у нас четверых был старший брат Джейк.

— Я за тебя рада, — пробормотала она.

Остаток пути до высотного здания, в котором находилась галерея, прошел в напряженном молчании. Оставив автомобиль на подземной парковке, они поднялись на эскалаторе на нужный им первый уровень. Они могли бы воспользоваться лифтом, но Маделин решительно отмела этот вариант. Окажись она снова наедине с Люком в тесном замкнутом пространстве, кто знает, чем бы это могло закончиться.


Люк шагал по отделанному мрамором фойе, полностью безразличный к окружавшей его роскоши. Ему было приятно сознавать, что он заработал достаточно денег, чтобы никогда не оказаться голодным и бездомным, но он не понимал, зачем нужно ежедневно выставлять свое богатство напоказ.

Он пришел сюда ради своего брата и, наверное, еще из-за Маделин. Когда она рассказывала ему свою историю, он видел в ее глазах ранимую девочку. Видел неуверенность, с какой она носила дорогие камни. Теперь он понял, почему для нее так важно богатство. Осиротевшая бездомная девочка нуждалась в нем.

Эта же девочка не смогла пройти мимо По. При мысли о ней его сердце разрывалось на части.

— Готов? — весело произнесла она.

Художественная выставка. Совсем не его мир.

— Надеюсь, что да, — ответил Люк.

Они подошли к двери, возле которой стоял тщедушный мужчина средних лет. На ум Люку пришло сравнение с ощипанным петухом.

— Маделин Делакарт, — произнес мужчина с искренним восторгом. По крайней мере, это так прозвучало. — Я очень рад, что вы пришли. Мы давно не виделись.

— Артур, — ослепительно улыбнулась Маделин. — Что вы здесь делаете?

— Выполняю свою работу. Перед вами сейчас стоит новый хранитель этой галереи. — Артур прижал ладонь к своей груди.

— Мои поздравления. — Маделин повернулась лицом к Люку, чтобы вовлечь его в разговор. — Уильям очень любил приобретать старинные китайские фарфоровые изделия. Артур очень любил находить их для него. Последней вещью, которую Артур для него нашел, была великолепная погребальная урна, стоившая целое состояние даже по меркам Уильяма.

— Но ведь это же был настоящий шедевр, не так ли? — сказал Артур.

— Да, и, должна сказать, он очень пригодился.

Лицо Артура внезапно стало белее мела.

— Нет, вы не могли этого сделать.

— Но я это сделала, — ответила Маделин с веселой улыбкой и прошагала внутрь галереи.

Посмотрев украдкой на ошеломленного Артура, Люк проследовал за ней и помог ей снять легкую шаль.

— Я так понял, прах Уильяма сейчас покоится в той самой урне, — тихо произнес он.

— Уильям очень ее любил, — ответила Маделин. — Это меньшее, что я могла для него сделать.

Люк кое-что слышал о китайских погребальных урнах.

— Ты не?.. — Он покачал головой. — Ладно, не обращай внимания.

— На что?

— Ни на что.

Она вопросительно уставилась на него.

— Как умер Уильям?

— Его смерть была очень странной. Он неожиданно вышел на шоссе, и его сбил грузовик.


Люк передал Маделин ее шаль, и они подошли к первой картине, изображающей белый круг на черном фоне. В центре этого круга был маленький черный кружок, от которого исходили в стороны ломаные линии. Все это напомнило Люку глаз пьяницы. Ему бы определенно не хотелось, чтобы этот «шедевр» украшал его квартиру в Дарвине.

При виде ценника Люк улыбнулся. Наклонив голову, он принялся изучать картину. Нет, это глаз не пьяницы, а покойника.

— Значит, грузовик, говоришь?

— Гм. — Маделин подошла к следующему экспонату. Еще больше кругов, только других цветов, из центра торчит вилка. — Что-то не вижу я здесь никакого символизма.

— Ну и бог с ним. — Он увидел столько символизма, что хватит на двоих. — Значит, Уильям купил погребальную урну…

— На самом деле это я ее купила, хотя выбор сделал Уильям. Это был подарок на день рождения.

Люк содрогнулся:

— Значит, ты купила Уильяму погребальную урну, а затем его сбил грузовик, и он умер.

Повернувшись, Маделин уставилась на него с недоверием:

— Люк Беннетт, ты суеверен?

— Нет, — пробурчал он, глядя на приближающуюся к ним миниатюрную темноволосую пожилую женщину в сером платье. — Нисколько.

— Елена, — с улыбкой произнесла Маделин. — Как я рада вас видеть.

— Когда Брюс сказал мне, что увидел вас в ресторане, я за вас порадовалась. — Это прозвучало вполне искренне. — Шесть лет затворничества — это слишком долгий срок для такой молодой вдовы, как вы. — Повернувшись лицом к Люку, женщина окинула его оценивающим взглядом. — А вы, должно быть, Люк.

— Да, мэм.

— Джиан говорит, что Беннетты самая красивая семья воинов, которую она когда-либо видела. Я никогда не встречалась с Джейкобом, но если он хоть немного похож на вас, значит, это правда? — Елена перевела взгляд на Маделин. — Это правда?

— Я знакома только с Джейкобом и Люком.

Елена вздохнула. Брюс Йи подошел к ним и любезно поприветствовал Маделин и Люка.

— Что вы думаете о картинах? — спросил он.

— Мы только начали их смотреть, — уклончиво ответила Маделин.

— Не думал, что художественная выставка может быть такой просветительной, — добавил Люк.

— Брюс, почему бы тебе не представить Маделин менеджерам, с которыми ты хотел ее познакомить? — спросила Елена. — Я тем временем побеседую с Люком.

Разделяй и властвуй. Люк знал, что будет именно так. Маделин вопросительно посмотрела на него. Он ответил ей легким кивком и мысленно сказал: «Иди. Ты здесь для этого».

— Я пыталась убедить Джиан посетить прием сегодня вечером, — сказала Елена по пути к следующей картине. — Она приехала из Шанхая и сейчас гостит у нас. К сожалению, на сегодняшний вечер у нее уже была другая договоренность.

Люк ничего не сказал. Он просто смотрел вслед удаляющейся Маделин. Вряд ли она осознает, сколько достоинства и природной грации в ее движениях.

— Она передает вам привет и наилучшие пожелания, — добавила пожилая женщина.

— Передайте ей мои, — ответил Люк.

— Возможно, скоро Джиан переберется в Сингапур насовсем.

Наконец Елене удалось привлечь его внимание. Он перевел взгляд с Маделин на нее.

— У Джи здесь бизнес? — спросил он. — Сингапур достаточно велик, чтобы в нем могли одновременно жить Джейк и Джи?

Они остановились перед картиной.

— Подозреваю, это не движение к чему-то хорошему, а побег от чего-то неприятного.

— Узнаю Джи, — усмехнулся Люк.

Глаза Елены заблестели, но ему было все равно.

— Мой брат, отец Джиан, хочет, чтобы его дочь повторно вышла замуж, — сказала она.

— За кого?

— За единственного сына его делового партнера.

— То есть это сделка?

Елена кивнула:

— Очень выгодная для обеих семей.

— Вы собираетесь попросить Джейка развестись с Джи?

— Нет, — ответила пожилая женщина, когда они подошли к следующей картине. На ней было изображено два больших круга с маленькими внутри. Глаза демона. — Я хочу, чтобы он спас ее от этого монстра.

* * *

— Мистер Джи, прежде чем вы представите меня этим людям, я хочу, чтобы вы кое-что узнали, — произнесла Маделин, прекрасно понимая, что ее следующий шаг негативно скажется на ее бизнесе. Но поступить иначе она не могла.

Брюс Йи посмотрел на нее, продолжая идти.

— Я не имею влияния ни на Люка, ни на его брата. Если вам что-то от них нужно, я не смогу вам помочь. Но даже если бы я и могла что-то сделать, то не стала бы.

— Почему?

Маделин печально улыбнулась:

— Потому что Джейкоб Беннетт мой друг. Он один из лучших людей, которых я когда-либо знала. Мне жаль, но я не позволю вам подобраться к нему через меня.

— Даже ради развития «Делакарт»?

— Я найду другой способ. Мне нравится большой бизнес, мистер Йи. Обычно я делаю в нем успехи. — Сегодняшний день, разумеется, исключение.

На этот раз Брюс Йи остановился. Маделин тоже остановилась и, глядя ему в глаза, тихо сказала:

— Я не могу вам помочь.

— Тогда почему вы здесь?

— Потому что Люк хочет узнать, что вам нужно от Джейкоба. Что нужно от него Джи.

— Можете быть спокойной, Маделин. Он все узнает.

Обернувшись, она посмотрела на Люка и Елену. Они разговаривали. Когда Маделин поймала взгляд Люка, он показался ей настороженным.

— Моя жена более тонка в подобных делах, чем я, — сказал Брюс Йи. — Обычно женщины более терпеливы в таких ситуациях. Вам следовало подождать, пока вы не узнаете, совпадают ли интересы Люка Беннетта с моими.

«Слишком поздно».

— Честность — редкое и достойное восхищения качество в современном мире с его меняющимися ценностями, — продолжил Брюс Йи, холодно улыбаясь. — Но мне всегда больше нравилось, когда она сочетается с терпением. Пойдемте. — Брюс взял у проходившего мимо официанта бокал шампанского и протянул Маделин. — Вы ведь не хотите заставлять моих деловых партнеров ждать, правда? Чем скорее мы начнем обсуждение нашего возможного сотрудничества, тем лучше.

Испытывая одновременно неловкость и чувство поражения, Маделин взяла бокал и сделала глоток. Попав в мир большого бизнеса, она быстро научилась всевозможным хитростям, но у этого человека по меньшей мере дет тридцать преимущества. Ей ничего не остается, кроме как подчиниться его правилам.

Расправив плечи и изобразив на лице улыбку, Маделин настроилась на деловой лад.

Глава 6

— Мэдди, с тебя достаточно этого мероприятия? — спросил Люк, подошедший к ней полчаса спустя.

— Более чем. — Картины пришлись ей не по вкусу, партнеры Брюса Йи сверлили ее ледяными взглядами, когда она рассказывала им о своем проекте, шея устала от тяжелого ожерелья, но самое главное, она проголодалась.

Они нашли хозяев и попрощались с ними. Елена выглядела бледной и встревоженной. Маделин хотелось поскорее оказаться где-нибудь, где она сможет быть самой собой.

На эскалаторе она сняла с себя серьги и колье и спросила Люка:

— В твоем пиджаке есть внутренний карман?

Расстегнув пиджак, он продемонстрировал ей карман с маленькой пуговицей:

— Я подержу камни, а ты расстегнешь пуговицу.

Маделин не стала возражать. Вложив украшения в его ладонь, она потянулась к пуговице. Ее пальцы случайно задели его белую рубашку. Она оказалась теплой. Должно быть, кожа под ней еще теплее.

Она расстегнула пуговицу. Когда они сошли с эскалатора, Люк положил драгоценности в карман и застегнул его. Ее украшения в надежном месте, и она может о них не беспокоиться. Ей так легко без них.

— Не хочешь сказать, зачем ты сняла драгоценности? — спросил он.

— За углом есть бар, — ответила она, не желая признаваться, что в бриллиантах чувствует себя неуютно. — Он не роскошный, зато там непринужденная обстановка и вкусная еда. Мне сейчас необходимо и то и другое. Бриллианты там неуместны. — Она попыталась улыбнуться.

Люк остался серьезным.

— Если хочешь, я сразу отвезу тебя в доджо, и ты поговоришь с Джейкобом. Наверное, он ждет этого разговора. Прости. Я не подумала…

— Все в порядке, — пробормотал он. — Я не говорил Джейку, что собираюсь встретиться с Брюсом Йи. Для Джейка очень важно внутреннее спокойствие. Думаю, я подожду, пока у меня не появится конкретная информация, прежде чем нарушать его спокойствие.

— Защитник, — пробормотала она.

— Когда речь идет о благополучии моих близких, я готов на все.


Атмосфера в баре действительно была непринужденная, располагающая к отдыху. Они заняли свободные места у стойки. Люк ослабил узел галстука и расстегнул воротник рубашки. Маделин одобрительно улыбнулась ему:

— Тебе идет вечерний костюм, но повседневная одежда подходит тебе больше.

— Это говорит женщина, которая носит бриллианты так, словно рождена для этого, и избавляется от них при первой же удобной возможности. Лично мне ты больше нравишься без них. — После небольшой паузы он спросил: — Ты получила то, что хотела, от Брюса Йи?

— Понятия не имею. — К ним подошел бармен, и они заказали шампанское, пиво и тапас. Напиток им подали сразу — Елена тебе сказала, что Джи нужно от Джейка?

— Нет, но она сказала, что ей нужно от Джейка. Кажется, она хочет, чтобы он вернулся в жизнь ее племянницы. Она сказала, что хочет, чтобы Джейк защитил Джи. — Люк пристально посмотрел на нее: — Через сколько месяцев после покупки погребальной урны погиб Уильям?

— Примерно через год, — ответила Мэдди. Внезапная смена темы вызвала у нее раздражение. — Да что ты привязался к этой урне? Уверяю тебя, я не имею к смерти Уильяма никакого отношения. Это был несчастный случай.

— Не бери в голову, — сказал Люк, сделав глоток пива. — Сам не знаю, зачем тебя об этом спросил.

Может ли Маделин быть причастна к смерти своего мужа? Наверное, нет. Определенно нет. Покупка погребальной урны ему в подарок — это простое совпадение. Богатые люди вроде Уильяма Делакарта часто бесятся с жиру и коллекционируют странные вещи.


Сочетание шампанского, тапас и общества Люка Беннетта действовало на Маделин успокаивающе. Ее удивило, как непринужденно Люк сегодня держался среди людей из высшего общества, несмотря на то, что это была совершенно не его стихия. По правде говоря, и не ее тоже. Посещение светских мероприятий было неотъемлемой частью ее брака с Уильямом, но после его смерти она не вернулась в свет, даже когда закончился траур.

— Скажи мне, Люк, — небрежно произнесла она, — если у тебя когда-нибудь появится собственная семья, ты будешь продолжать рисковать жизнью, обезвреживая мины?

— Да, это моя работа. Что еще, по-твоему, я мог бы делать?

— Не знаю. Может, участвовать в поисково-спасательных операциях на воде? Заниматься обучением водолазов?

— К твоему сведению, Мэдди, занятия, которые ты только что назвала, тоже небезопасны.

— Возможно, но я не представляю тебя сидящим за столом в офисе. Просто мне кажется, что спасать утопающих не так рискованно, как обезвреживать мины.

— Да, думаю, я вполне мог бы работать спасателем.

— Что твои родственники думают о твоей работе и о постоянном риске, которому ты себя подвергаешь?

— Ты имеешь в виду брата, который пилотирует спасательный вертолет, или того, который участвует в неофициальных операциях Интерпола? Или ты хочешь знать мнение Джейка?

— Я хочу знать, что думает твоя сестра.

— Хэлли считает, что мы все настоящие мужчины, но вышла замуж за программиста, который целыми днями не вылезает из-за компьютера. — Люк широко улыбнулся. — Сейчас он разрабатывает программы для Интерпола.

— Наверное, ее выбор стал для вас потрясением.

— Ты даже не представляешь каким. — Он притворно содрогнулся. — Она сразила нас наповал.

— Твои братья женаты?

— Про Джейка ты знаешь, Тристан и Пит женаты. Трис, когда женился, добровольно отказался участвовать в опасных операциях и теперь работает консультантом в штабе. Пит до сих пор пилотирует спасательный вертолет. Раньше он забывал звонить Серене после каждой посадки. Она это изменила, когда получила лицензию на управление вертолетом, чтобы ей было проще добираться в труднодоступные уголки. Она талантливый фотограф. Однажды у нее вышла из строя радиосвязь. Мобильной связи в том месте, где она производила фотосъемку, тоже не было. Все же она закончила работу и вернулась домой, когда уже стемнело.

— Просто, но эффективно, — сказала Маделин. — Мне нравится.

— Это был жестокий урок. Бедный Пит чуть с ума не сошел.

— А что ты делаешь, когда твоя женщина начинает возмущаться из-за твоей работы?

— Расстаюсь с ней и нахожу другую. Что еще я могу сделать?

— Ты не устал постоянно играть со смертью? — тихо спросила она. — Тебе никогда не хотелось оставить эту работу и заняться чем-нибудь другим?

— Нет, — ответил он, но внезапно потемневшие глаза выдали его. — Ведь с этой работой никто не справится лучше меня. Моего имени нет ни в одном телефонном справочнике, зато оно есть в полудюжине особых списков. Когда со мной кто-нибудь связывается, это означает, что им срочно понадобились мои навыки. Я не могу сказать: «Простите, мне сегодня не хочется работать».

Честь и чувство долга для него превыше всего. Этим человеком невозможно не восхищаться, но любить его — настоящее безумие.

— Еще шампанского? — спросил он.

— Нет, я за рулем.

— Готова поехать домой?

— Думаю, да. Но сначала я отвезу тебя в доджо.

Люк покачал головой:

— Нет, Мэдди, так дело не пойдет. Ты сразу поедешь к себе домой. Я провожу тебя до квартиры, а потом поймаю такси.

Ей следовало догадаться, что он так скажет.

В машине они почти не разговаривали. Наверное, Люк обиделся на нее за то, что она предложила его подвезти.

Поставив «мерседес» в подземный гараж, они направились к частному лифту.

В прошлый раз в лифте между ними ничего не произошло, потому что Люк сдержался. Она надеялась, что и сейчас они оба проявят благоразумие.

Когда они вошли в кабину лифта, Маделин сразу уставилась в пол. Если она не будет смотреть на Люка, прикасаться к нему, разговаривать с ним, ничего не произойдет.

Лифт быстро поднялся и остановился. Двери открылись.

Пора положить конец этому безумию.

— До свидания, Люк. Спасибо за прекрасный вечер, — произнесла она. — Было приятно с тобой пообщаться.

— Ты кое-что забыла.

— Нет. — Она бросила на него взгляд, и ее тут же бросило в жар. — Нет, я ничего не забыла.

— А как же твои бриллианты? — произнес он, расстегивая пиджак. — Или ты хочешь, чтобы я завтра попросил По их тебе отнести? Думаю, это не очень хорошая идея.

Точно. Бриллианты. Во внутреннем кармане его пиджака. Маделин медлила.

Покачав головой, Люк снял пиджак и протянул ей:

— Я знаю, что ты решила больше со мной не встречаться, Мэдди. Я вижу это в твоих глазах. — Он снова пожал плечами. — Все в порядке. Я к этому привык.

— У нас с тобой ничего бы не вышло. — Она никак не могла расстегнуть пуговицу. — Мы слишком разные.

— Кого ты пытаешься убедить, Мэдди? Меня или саму себя?

Она перестала возиться с пуговицей.

— Тебе нужна женщина, которая была бы так же честна, как ты. Которая была бы достаточно сильна, чтобы отпускать тебя, когда тебе нужно работать. Я не настолько честна, и у меня нет силы, необходимой для того, чтобы любить тебя.

— Скажи мне, Мэдди, — спокойно произнес он, — когда вы с Брюсом Йи сегодня разговаривали, перед тем как он представил тебя своим партнерам, что ты ему сказала?

— Так, пустяки.

— Ты сказала ему, что не можешь гарантировать того, что мы с Джейком будем с ним сотрудничать, правда? И ты отказалась от сделки, которую он собирался с тобой заключить.

— Это было бы неправильно.

— Хочешь знать почему?

Маделин пожала плечами:

— Из-за того, что я не люблю быть у кого-то в долгу?

Люк покачал головой.

— Из-за того, что ты честна, — ответил он, пристально глядя на нее. — Когда я смотрю на тебя, я вижу честность, великодушие и силу. — Он приблизился к ней. Теперь их разделяло всего несколько дюймов. — И все это заставляет меня тебя хотеть.

Ее пальцы задрожали, и она уронила пиджак.

— Проблема в том, что ты не хочешь меня хо…

Маделин не дала ему договорить. Она накрыла его губы своими. Охваченная неистовым желанием, она страстно его целовала, не думая о завтрашнем дне.

Люк знал только одно средство против атаки. Это встречная атака с использованием любого оружия, какое только есть под рукой. Он не стал отстраняться. Он подождал до тех пор, пока ее дыхание между поцелуями не стало учащенным и прерывистым и она не обвила руками его шею. Тогда он положил одну ладонь ей на затылок, другую — на ягодицы, притянул к себе и начал отвечать на ее поцелуи. Мэдди прижалась к нему всем телом. Он приподнял ее и усадил на поручень. Она обхватила ногами его бедра.

Прижав ее спиной к стенке, он сорвал с нее шаль и начал задирать платье. Ее пальцы тем временем расстегивали пуговицы на его рубашке.

— У нас ничего не выйдет, — прошептала она, покрывая поцелуями его шею и водя ладонями по его груди. — Никогда.

— Я слышу тебя. Я согласен с тобой. — Он спустил ей трусики. — Я не знаю, что с тобой делать.

Почувствовав, как его палец медленно проникает внутрь ее, Маделин тихо застонала. Женщина, которую она видела в зеркале на боковой стенке, была незнакомкой с растрепавшимися волосами, блестящими глазами и припухшими губами. Она слегка покачивалась взад-вперед на мужчине, которого знает меньше недели.

Он прижал ее ладонь к своему паху, и она почувствовала, как сильно он возбужден. Тогда она расстегнула его брюки и помогла ему освободить восставшую плоть.

Поцеловав в губы, он приподнял ее и вошел в нее стремительным рывком. Маделин негромко вскрикнула, и ее внутренние мышцы начали смыкаться вокруг него.

Она оказалась теплой, влажной и упругой. Люк задвигался быстрее. Он был слишком возбужден, чтобы церемониться. Уже слишком поздно думать, что лифт не самое подходящее место для того, чем они сейчас занимаются.

Когда он достиг предела, Мэдди укусила его за шею, затряслась на нем и простонала его имя. Мгновение спустя он присоединился к ней в экстазе освобождения.


То, что они, потеряв здравый смысл, сохранили вертикальное положение, казалось Люку чудом. Еще большим чудом было то, что Маделин находилась в его объятиях. Прижавшись лбом к ее лбу, он закрыл глаза и пробормотал:

— Мэдди, прости…

— Не надо извиняться, — сказала она, прижав дрожащие пальцы к его губам. — Ты ни в чем не виноват.

Убрав руку, она поцеловала его. Он ответил на ее поцелуй, на этот раз с нежностью. Внутри его начала разливаться новая волна желания, угрожая захлестнуть его целиком. Оторвавшись от ее губ, он легонько поцеловал ее в висок, затем посмотрел в зеркало и, ужаснувшись тому, что сделал, снова закрыл глаза.

— Я бы хотел… — Чего? Чтобы последних пяти минут не было? Нет, он совсем этого не хотел. — Мне следовало быть к тебе внимательнее. — Ему не следовало терять над собой контроль.

— Я ни на что не жалуюсь.

Услышав в ее словах правду, он открыл глаза и обнаружил, что Мэдди серьезно смотрит на него.

— Я сама этого хотела. Хотела тебя, несмотря на все доводы здравого смысла. Возможно, я не знаю, что со всем этим делать дальше, но я большая девочка и могу взять на себя ответственность за произошедшее.

Пока Маделин это говорила, ее тело подрагивало в его руках. Закончив свою речь, она опустила ресницы и закусила припухшую от поцелуев нижнюю губу.

— Хочешь еще? — произнес он хриплым голосом.

— Да, Люк. Пожалуйста… — простонала Маделин и еще крепче обхватила ногами его бедра.

Ему ничего не оставалось, кроме как выполнить ее просьбу.


Когда Маделин пришла в себя после очередного полета на вершину экстаза, она обнаружила, что Люк тяжело дышит, прислонившись плечом к зеркалу. Глаза его были закрыты, а губы растянуты в широкой улыбке.

— Ты это начала, — промурлыкал он. — У тебя есть идеи, как это закончить?

— Ни одной. Ты понимаешь, что отныне, всякий раз заходя в этот лифт, я буду думать о тебе?

Люк еще шире заулыбался. Очевидно, решил, что это не его проблема. Он медленно открыл глаза:

— Пользуйся лестницей.

— Что нам сейчас делать?

— Если мы проведем в таком положении еще хотя бы полминуты, я тебя уроню. — Выйдя из нее, он осторожно снял с себя ее ноги и поставил ее на пол. После этого он взял в ладони ее лицо и нежно поцеловал в губы. — Давай договоримся, Мэдди. Если ты не будешь думать о том, что произошло, я тоже не буду.

— Это хорошая идея, — ответила Маделин, поправляя платье. — Ее стоит обдумать.

Люк застегнул брюки и рубашку, затем поднял пиджак и, достав из кармана ее украшения, снова бросил его на пол. Вложив ей в ладонь серьги, он повернул ее и надел на шею ожерелье. Вставив серьги в уши, Маделин посмотрела на их с Люком отражение в зеркале. Любой человек, увидев их сейчас, догадался бы, чем они только что занимались.

— Твоя экономка сейчас дома? — спросил он.

— Да.

Люк поморщился.

— Ты можешь идти? — спросил он, нажимая на кнопку, чтобы открыть двери лифта.

— Могу переставлять ноги.

Улыбнувшись, он поднял с пола шаль, накинул ее Мэдди на плечи и, подхватив молодую женщину на руки, вынес из лифта. У двери квартиры он осторожно поставил ее на пол, убрал ей за ухо прядь волос и, окинув ее взглядом с ног до головы, сказал:

— Все отлично. Уверен, что она ничего не заметит.

— Ты не хочешь зайти? — удивилась Маделин.

— Боже упаси.

Она прищурилась:

— Люк Беннетт, ты боишься моей экономки?

— А разве мне не следует ее бояться?

— Ты ведь не из-за Юн не хочешь заходить в мою квартиру. Это как-то связано с Уильямом?

Эта квартира куплена на деньги ее покойного мужа. Люк ненавидел Уильяма Делакарта, хотя до сих пор слышал о нем только хорошее.

— Частично, — признался он. — Я не могу с ним конкурировать в финансовом отношении, Мэдди. Ты это знаешь.

— Я не прошу тебя с ним конкурировать. Ты это тоже знаешь.

— Тогда вот еще одна причина. — Люк решил, что она должна узнать правду. — Я боюсь. Ужасно боюсь того, что чувствую к тебе. Я могу зайти выпить кофе, остаться на ночь, провести с тобой остаток недели. Но однажды мой телефон зазвонит, и мне придется уехать. Если ты попросишь меня остаться, я буду разрываться на части. Не приглашай меня дальше в свою жизнь, если не уверена, что точно знаешь, на что обрекаешь нас обоих.

С этими словами он пошел к лифту. Мэдди не стала его останавливать.

— Зачем я только тебя повстречала, Люк Беннетт? — пробормотала она, прислонившись спиной к двери.

Глава 7

— Вижу, ты хорошо расслабился, — заметил Джейк, когда в начале двенадцатого Люк вошел в маленькую кухню доджо.

Люк окинул взглядом свою одежду. Вроде бы все в порядке.

— С чего ты взял?

Джейк уставился на его шею:

— Тебя Мэдди покусала?

Люк потупился.

Рот Джейка дернулся, но он ничего больше не сказал.

Люк подошел к холодильнику, достал оттуда две бутылки пива и протянул одну брату.

— Я не буду, — ответил тот.

Люк сначала хотел убрать одну бутылку в холодильник, но передумал. Джейку понадобится пиво, когда он заговорит с ним о Джи.

— Ты знал, что мужа Мэдди сбил грузовик? — спросил Люк, открывая бутылку.

— Да, знал, — ответил Джейк.

— А о том, что Мэдди за год до этого подарила ему погребальную урну?

Джейк улыбнулся:

— Думаешь, что она может быть причастна к его смерти?

Люк сделал глоток пива.

— Почему нет? Может, она купила урну, а через год подстроила мужу несчастный случай.

— Ты подозреваешь Мэдди в убийстве ее мужа, но, несмотря на это, занимаешься с ней сексом. Объясни, как так может быть.

Люк открыл рот, но сразу же закрыл, потому что ему нечего было сказать. При воспоминании о том, что произошло в лифте, все разумные мысли вылетели из его головы. Он едва сдержал улыбку.

— Ты запутался, братишка, — сказал Джейк.

— Не я один, — ответил Люк, готовясь к серьезному разговору. — Сегодня мы с Мэдди посетили художественную выставку, устроенную Брюсом и Еленой Йи. Ты их знаешь?

— Нет. С чего ты взял, что я могу их знать?

— Это дядя и тетя Джи, и они знают о тебе.

Джейк пожал плечами:

— Ну и что?

— Я разговаривал с Еленой Йи, — осторожно продолжил Люк. — Она приложила некоторые усилия, чтобы со мной встретиться. Кажется, она думает, что Джи в беде.

На лице Джейка не дернулся ни один мускул, но прежде чем ответить, он взял со стола бутылку пива, оставленную Люком, открыл ее и сделал глоток.

— О какой беде идет речь?

— Отец Джи хочет выдать ее замуж за сына одного из своих деловых партнеров. Тетя Джи считает, что этот человек просто чудовище. Она хочет избавить Джи от него. Для этого ей нужна помощь. В роли благородного рыцаря на белом коне она видит тебя. Впрочем, судя по бредовым картинам, которые мы видели сегодня, конь может быть любого цвета.

Откинувшись на спинку стула, Джейк провел рукой по волосам. Затем он поднес бутылку ко рту и сделал глоток. Джейк всегда был самым спокойным и сдержанным из всех братьев. Это ни в коем случае не означает, что у него ледяное сердце. Это лишь означает, что в тех редких случаях, когда его эмоции прорываются наружу, он становится опаснее, чем все они, вместе взятые.

— Чего хочет Джи? — спросил наконец Джейк.

— Я не знаю. — Достав из кармана визитку, Люк протянул ее брату. — Сейчас она гостит в Сингапуре у своих дяди и тети. Здесь их номер. Ты можешь сам ей позвонить и узнать.

Джейк посмотрел на глянцевую красную карточку с белыми китайскими иероглифами, но не взял ее.

— Возможно, она просто спятила. Я имею в виду тетушку. Жених-монстр, принцесса, которую нужно спасать, — прямо сказка какая-то.

— В таком случае дядюшка тоже сумасшедший, — сказал Люк, — потому что он полностью поддерживает свою жену.


Этой ночью Маделин спала плохо, поэтому утром поднялась рано и в семь часов уже была в офисе. Ее личный штат по выходным не работает, и, по правде говоря, ей самой тоже нечего здесь делать в субботу утром. Но все же это лучше, чем ворочаться с боку на бок, вспоминая, как они с Люком Беннеттом занимались любовью в лифте. Лучше забыть об этом, чем признать, что вчерашний вечер безвозвратно изменил ее жизнь.

Когда в начале десятого зазвонил стационарный телефон на ее столе, она прослушала с полдюжины звонков, прежде чем снять трубку и назвать свое имя.

— Миссис Делакарт? — произнес женский голос после длительной паузы. — Меня зовут Джиан Ксанг.

«Вот это да».

— Вы с Люком Беннеттом вчера вечером были на презентации в галерее, принадлежащей моим дяде и тете.

— Да, — сказала Маделин.

— Вы не могли бы дать мне номер Люка Беннетта?

— Он есть в памяти моего мобильного. Если вы готовы немного подождать, я его найду. Кроме того, вы можете позвонить в доджо его брата Джейкоба. Он остановился у него.

На другом конце линии повисло неловкое молчание.

— Не вешайте трубку. Я сейчас возьму свой мобильный.

— Спасибо, — вежливо поблагодарила ее Джиан.

Маделин дала ей номер Люка. Джиан сказала ей спасибо по-английски и положила трубку.

Маделин посмотрела на стеллаж с папками, содержащими информацию по новому проекту «Делакарт», который, возможно, никогда не увидит свет, и закрыла лицо руками, опершись локтями о стол. Определенно на этом ее участие в судьбе Джиан Ксанг закончилось. Она дала ей номер Люка. Что еще может понадобиться от нее Брюсу с Еленой и их племяннице?

Телефон зазвонил снова. Маделин застонала. Если Джиан Ксанг нужен номер доджо, она его получит. Возможно, Джейк ее однажды за это поблагодарит. Возможно, если они с Джи снова сойдутся, Брюс Йи заключит договор с «Делакарт» и новое здание будет построено.

Она ответила на звонок.

— Твоя экономка дала мне твой рабочий номер, — послышался в трубке голос Люка, и воспоминания об их близости обрушились на нее с новой силой.

— Привет, Люк.

— Мне только что звонила Джи. Она сказала, что ты дала ей мой номер. Пригласила меня на ланч.

— Звучит здорово.

— Мне нужна твоя помощь.

— Я уже тебе помогла.

— Мне снова понадобилась твоя помощь. Что, если Джи расстроится? Что, если она начнет плакать?

— Неужели благородный воин не знает, как утешить расстроенную женщину?

— Этот воин обегает расстроенных женщин стороной. Меня удивляет, что ты до сих пор этого не заметила.

У нее не было времени, чтобы заметить. Их отношения развиваются слишком стремительно.

— Ты расстроена, Мэдди? — тихо спросил он. — Это из-за вчерашнего?

— Не совсем. Я в полной растерянности, так что если тебе нужна ясность, буду вынуждена тебя разочаровать.

— Мне нужно, чтобы ты пошла со мной на ланч и помогла мне с Джи. Еще я хочу снова сделать тебя своей и не думать о последствиях.

Что может сказать женщина в ответ на подобное признание?

— Возможно, вчера вечером мы оба слишком остро отреагировали на ситуацию, — произнес Люк так, будто сам хотел в это верить. — Возможно, если мы будем контролировать наши ожидания и требования, у нас все получится.

— Ты имеешь в виду, что намерен быть сегодня здесь, завтра там, и ожидаешь, что я не буду предъявлять к тебе никаких требований? Я знаю, что именно это тебе нужно от женщины, Люк. Я понимаю, почему это подходит тебе, но не знаю, подойдет ли это мне.

— Есть всего один способ это выяснить, Маделин, — тихо сказал он. — Пойдем со мной на ланч.

* * *

В час тридцать пять Маделин вошла в элегантное фойе отеля «Четыре сезона» и направилась в роскошный ресторан, где заранее забронировала столик на троих на имя Беннетт. Ей сообщили, что ее уже ждут у барной стойки.

Джиан Ксанг оказалась именно такой, какой должна быть настоящая шанхайская принцесса. Хрупкой, божественно красивой и изысканно одетой.

Подойдя ближе, Маделин заметила, что молодая женщина нервничает. Что ее напряженный взгляд прикован к двери ресторана. На появление Маделин она никак не отреагировала. Очевидно, Люк не сказал Джиан, что пригласил на ланч еще одного человека.

Маделин не знала, как ей следует обращаться к этой женщине. Миссис Беннетт? Наверное, нет. Она решила, что неформальное обращение в данной ситуации будет предпочтительнее.

Она встретилась с женщиной взглядом. Та вежливо улыбнулась незнакомке. Маделин продолжила на нее смотреть, и в ее глазах промелькнуло смущение.

— Вы Джиан? — спросила Мэдди. Когда женщина кивнула, она добавила: — Я Маделин Делакарт. Люк пригласил меня присоединиться к вам за ланчем. Вижу, он вас не предупредил. Надеюсь, вы не против моего присутствия?

— Нет, что вы, — вежливо ответила Джиан, хотя во взгляде ее читалось разочарование.

— Мог бы и пораньше прийти, — сухо сказала Маделин. Они обе одновременно посмотрели на дверь, и в следующую секунду в нее вошел Люк. — Легок на помине.

— Вы возлюбленная Люка? — спросила ее Джи.

Возлюбленная. Какое красивое слово. Жаль, что ей оно не подходит.

— Что-то в этом роде. У нас все сложно.

Темные глаза Джиан наполнились сочувствием.

— Когда дело касается Беннеттов, всегда возникают сложности.

Подойдя к ним, Люк улыбнулся Джиан и поцеловал ее в щеку, после чего повернулся лицом к Маделин. Ее он поцеловал не в щеку, а в губы, как будто делал это тысячу раз до сих пор и собирается делать еще много раз.

— Мне следовало послушаться твоего брата и бежать без оглядки, сразу как только я тебя увидела, — сказала она ему.

Пройдя за свой столик, они втроем заказали утку по-пекински и блинчики с разнообразной начинкой. Обстановка была непринужденной, еда — отменной, и к середине ланча Джиан расслабилась. Заметив это, Люк сразу перешел к делу:

— Твои дядя и тетя беспокоятся о тебе. Джи. Они говорят, что тебе нужна помощь Джейка.

Джиан не стала торопиться с ответом. Доев блинчик, она промокнула губы салфеткой и только после этого произнесла:

— Они не правы. Да, у меня есть небольшая проблема, но я сама могу с ней справиться. Не было необходимости беспокоить вас, и я прошу за это прощения. Мои дядя и тетя действовали импульсивно. Мне следовало это предвидеть. Следовало знать, что они что-то замышляют, и предотвратить это.

— Значит, если бы Джейк подал на развод, ты не стала бы возражать? — спросил Люк.

В глубине глаз Джиан промелькнула боль.

— Да, — произнесла она невыразительным тоном. — Я не стала бы возражать.

— Это помогло бы решить твою проблему?

— Одно с другим никак не связано, — ответила Джи.

Откинувшись на спинку стула, Люк посмотрел на Маделин. «Что дальше?» — прочитала она в его взгляде.

— Джейк хочет развода? — спросила она его.

— Он не станет разводиться с Джи, если у нее возникнут из-за этого проблемы.

— Он просто прелесть, — ответила Мэдди. — Как ты думаешь, он возобновил бы отношения с Джи, чтобы избавить ее от проблемы?

— Он не настолько хорош, — сухо произнес Люк.

— А что, если он на время притворится, что вернулся в жизнь Джиан? Он бы это сделал?

— Ему не нужно ничего делать, — заявила Джи. — Уверяю вас, я не нуждаюсь в его помощи.

— Но для вас будет лучше, если Джейкоб останется вашим мужем, по крайней мере на бумаге, — заметила Маделин. — По крайней мере пока.

— Да, — неохотно согласилась Джиан. — Так будет лучше.

— Скажи Джейкобу, что Джиан не хочет развода, — обратилась Маделин к Люку.

— Если Джейкоб хочет развода, он его получит, — упрямо заявила Джиан.

— Если бы Джейкоб хотел развода, он бы уже давно его получил, — возразила Маделин. — Хватит говорить о разводе. — Пора наконец узнать поподробнее, в чем заключается проблема Джиан. — Мужчина, которого прочит вам в мужья ваш отец, плохой человек?

— Он уже давно мной одержим, — тихо ответила Джи.

— Вы его боитесь? — спросила Мэдди.

— С ним я чувствую себя не в своей тарелке, поэтому прилагаю огромные усилия, чтобы не оставаться с ним наедине.

— Вы меня пугаете, Джиан, — пробормотала Маделин.

— Неужели твои родные ничего не могут с ним сделать? — произнес Люк. — Например, дать ему понять, что не хотят видеть его рядом с тобой? Помнится, у твоего отца уже был подобный опыт.

Джиан вздрогнула, но ничего не сказала. Маделин бросила на Люка предупреждающий взгляд.

— Джиан, почему ваш отец поддерживает этого человека? — поинтересовалась она.

— Guanxi.

— Guanxi? — переспросил Люк.

— Чувство обязанности, — пояснила Маделин. — Отец Джиан в долгу перед этим человеком. Он чувствует себя обязанным оказать ему ответную услугу.

— Отдать ему свою дочь? — Взгляд Люка посуровел. — Джи, ты говорила этому мужчине, что он тебя не интересует?

— Разумеется, говорила. Тысячу раз, в устной и письменной форме. Я что, по-твоему, безвольная марионетка? — Ее глаза вспыхнули.

— Это риторический вопрос, — пробормотал Люк.

— Пока я была членом вашей семьи, я научилась у вас одной вещи — умению постоять за себя. После того как я противостояла Джейкобу, я поняла, что могу противостоять кому угодно.

Смелое заявление, но из головы Маделин никак не выходили слова Джиан о том, что она делает все возможное, чтобы не оставаться с тем мужчиной наедине.

— Что, если вам пригласить Джейкоба на пару мероприятий, на которых точно будет присутствовать этот человек, представить их друг другу, а затем уйти с Джейкобом и провести с ним ночь в каком-нибудь месте…

— Мэдди, — перебил ее Люк, неодобрительно качая головой.

— Достаточно большом, чтобы у вас были отдельные спальни.

— Мэдди. — На этот раз он произнес ее имя громче.

— Таким образом, этот тип убедится, что вы недоступны и хорошо защищены, и перестанет вас преследовать. — Она повернулась лицом к Люку: — Что? Слишком сложно?

— Скажем, я вижу кое-какие сложности, — пробормотал он.

— Я тоже их вижу, — поддержала его Джи. — Спасибо вам обоим за поддержку. Уверяю вас, со мной все будет в порядке.

Положив салфетку на стол, Джи взяла свою сумочку и встала.

— Прошу тебя, не надо, — сказала она, когда Люк начал подниматься. — Оставайтесь здесь и наслаждайтесь едой.

Люк все равно встал. Маделин тоже. Ей понравилась Джиан Ксанг. Понравилось ее спокойное достоинство, нежелание взваливать свои проблемы на других.

— Если тебе когда-нибудь понадобится наша помощь, позвони нам, — сказал Люк. — Джейк не показывает своих чувств к тебе, но если тебе понадобится его защита, ты ее получишь. Он твой муж и обязан тебя защищать. Все, что тебе нужно, это попросить его.

— Левая лапа тигра, — мягко произнесла она. — Так я раньше называла тебя. Тристан был правой лапой, Хэлли — ушами, Питер — хвостом.

— А кем был Джейк? — с улыбкой спросил Люк.

— Сердцем.

Глава 8

После ухода Джиан Маделин и Люк продолжили есть. Одна проблема была решена, другая все еще оставалась нерешенной, и Маделин не знала, как к ней подойти. Намного проще говорить о чем-то другом.

— Нам следует заставить их встретиться, — произнесла она наконец. — Это может привести к положительным результатам.

— Джейк не готов, — сказал Люк.

Слегка подняв бровь, Маделин пожала плечами:

— Ну и что? Я тоже была не готова сегодня с тобой встретиться, однако я сейчас здесь.

— Что ты хочешь делать с нашими отношениями, Мэдди? — спросил он.

Маделин серьезно посмотрела на него:

— Я не знаю. Мне все еще нужно решить, смогу ли я быть твоей любовницей. Никаких обязательств, никаких требований и ожиданий. У каждого своя жизнь. Мне не нужен муж. Я не хочу быть ни к кому привязанной. В этом отношении мы с тобой довольно хорошо друг другу подходим. Я только не знаю, смогу ли сохранять свое сердце холодным, как это удавалось мне до сих пор. Боюсь, что с тобой мне это не удастся.

— В том, что мы можем испытывать друг к другу чувства, нет ничего плохого. Главное — не переступать границу.

— В таком случае давай сразу обозначим эту границу.

— Я ее обозначил еще вчера, — спокойно сказал он. — Ты можешь вмешиваться во все, кроме моей работы.

«Опять эта чертова работа!»

— То есть, если я сейчас скажу, что хочу подняться с тобой в один из номеров, я не переступлю границу?

— Нет. Наши отношения должны быть… — Он задумался.

— Нерегулярными и беззаботными? — предположила она. — Место действия: лифты и отели?

— Они должны развиваться, — сказал он, сердито посмотрев на нее. — Что касается секса в лифтах и отелях, в этом нет ничего предосудительного. Мы ни от кого не прячемся. Это просто… — Все, что он может ей предложить.

— Нейтральная территория? — предположила она.

— Да.

Маделин закусила нижнюю губу. Какое-то время Люк молча наблюдал за ней, зная, что его предложение ничтожно и в чем-то даже унизительно. Он не знал, что будет делать, если она ему откажет.

— Хорошо, — наконец произнесла она. — Мы попытаемся построить отношения по твоим правилам. Когда с меня будет достаточно, я дам тебе знать. — Ее лицо было серьезным, во взгляде читалось предупреждение.

Маделин готова дать ему то, что он хочет. Ее согласие должно было доставить ему удовольствие, однако этого почему-то не произошло.


Маделин поняла, что задумчивые воины нравятся ей почти так же, как беспечные.

Покидая ресторан, они обнаружили, что Джиан заплатила за ланч. В фойе они остановились, чтобы решить, как провести оставшуюся часть дня. Маделин посмотрела на регистрационную стойку. Люк поймал направление ее взгляда, затем переключил свое внимание на нее, словно пытаясь понять, о чем она думает. Она красноречиво подняла бровь, и его губы изогнулись в улыбке.

— По-твоему, это не пошло? — спросил он.

— Конечно нет. Это же один из лучших отелей в городе.

Люк заплатил за номер, и они направились к лифту. Наверх они поднимались вместе с другой парой. Взгляд Маделин был прикован к полу. В этом лифте тоже есть поручень. В номере есть кровать. Ей не терпелось узнать, на что они с Люком окажутся способны в горизонтальном положении.

Другая пара вышла из кабины на два этажа раньше того, что был нужен им. Когда двери закрылись, нервы Маделин напряглись до предела. «Не здесь. Не смотри на него. Потерпи еще немного».

Наконец лифт остановился, и они вышли из него. Казалось, они целую вечность шли по бесконечным, стерильно чистым коридорам до своего номера. Открыв дверь с помощью электронного ключа, Люк сделал шаг в сторону, чтобы пропустить Мэдди вперед.

Номер состоял из гостиной, спальни с огромной кроватью и ванной. Он представлял собой уютное убежище, в котором любовники могли спрятаться от внешнего мира. Оно не принадлежало ни Люку, ни ей. Это нейтральная территория. Здесь они не вдова миллионера и беспечный воин, а просто мужчина и женщина, которых влечет друг к другу. В этом нет ничего предосудительного. Конечно, ей хотелось бы получить от этого мужчины нечто большее, но в любовных делах она привыкла к компромиссам и полумерам. Уильям довольствовался тем, что она могла ему дать, и никогда не требовал большего. Определенно с Люком все должно быть точно так же.

Закрыв дверь, Люк встал перед Маделин. Опустив сумочку на диван, она сжала руки в кулаки, чтобы не потянуться к нему первой.

— Скажи что-нибудь, — попросил он, запустив пальцы ей в волосы.

— Например?

— Скажи, что тебе здесь нравится. Что мы все делаем правильно. Что ты этого хочешь.

— Хорошо. Если бы я этого не хотела, я бы сюда не пришла.

В следующую секунду Люк накрыл ее губы своими в пьянящем страстном поцелуе.

«Это безумие», — прошептал ее внутренний голос, когда Люк, избавив их обоих от одежды, рухнул вместе с ней на диван и принялся покрывать поцелуями ее шею и грудь. Вцепившись ему в волосы, Маделин запрокинула голову и, забыв обо всем, растворилась в океане чувственного наслаждения.

«Ты ведь не этого хочешь», — снова послышался голос сомнения и тут же умолк, потому что в этот момент Люк погрузился в нее.

Разве она может этого не хотеть?


Стемнело. Яркий свет неоновых огней просачивался в комнату сквозь тонкие газовые занавески.

Они лежали на огромной кровати среди смятых простыней. Люк спал, положив одну руку себе под голову, а другую на талию Маделин. «Тигр отдыхает после удачной охоты», — подумала она. Повернув голову, чтобы в очередной раз полюбоваться им, она обнаружила, что он не спит, а смотрит на нее из-под полуопущенных век.

— Уже поздно, — сказала она. — Ты сказал Джейку, в котором часу вернешься?

— Нет.

— Ты сказал ему, что идешь в ресторан с Джи?

— Да.

— Ему, должно быть, не терпится узнать, как все прошло.

— Я отправил ему сообщение, пока ты принимала душ.

Не прошло и нескольких минут, как он присоединился к ней в душе, и они занялись любовью. Скоро не останется мест, которые не будут напоминать ей о нем.

— Я сообщил ему, что Джи в порядке.

Наклонившись, Маделин легонько коснулась губами его губ:

— Дай угадаю. Ты набрал всего два слова? Джи о'кей?

— Остальное он узнает позже, — пробормотал Люк. — Джи пока ничего не угрожает.

Рука, лежащая на ее талии, скользнула ниже. Определенно это безумное влечение к Маделин Делакарт должно скоро ослабеть. Если этого не произойдет, ему придется пойти ради нее на большее. Например, расстаться со своей опасной работой, свободой и жаждой приключений, купить дом в Сингапуре и поселиться в нем вместе с Маделин.

Закрыв глаза, Люк прогнал эти мысли. Они вредны для него. Человек, выполняющий такую ответственную работу, не имеет на них права.

Если он не хочет новых проблем, нужно оставить все как есть.

— Думаешь, у нас получится, Мэдди? — спросил он.

— Разве я жалуюсь? По крайней мере, пока мне хорошо, — с улыбкой ответила она.

— Иди сюда. — Он притянул ее к себе. — Сейчас будет еще лучше.


Пару часов спустя Маделин и Люк покинули отель. Он проводил ее до квартиры, отказался от кофе и обещал позвонить. Он не сказал, когда это сделает, и она не стала спрашивать. Пусть это будет для нее сюрпризом.

Юн ушла ночевать к своей сестре, оставив ужин в холодильнике. Разогрев его в микроволновке, Маделин поела на кухне за стойкой.

Обычно она наслаждалась уединением, но сейчас элегантно обставленные комнаты казались ей пустыми и унылыми. Этого достаточно, чтобы заставить любую женщину налить себе бокал вина, взять шоколад и скоротать время перед голубым экраном.

Пройдя в комнату отдыха, она взяла журнал с телепрограммой и пробежала ее глазами. Сплошные новости, дурацкие викторины и ток-шоу. Японские мультики и индийские фильмы — нет уж, увольте. По одному из спортивных каналов скоро должен был начаться бой с участием Джета Ли.

У Джета Ли красивая улыбка. К тому же, если воины ее слабость, почему бы ей не попробовать заменить одного другим?

Десять минут спустя она с бокалом шампанского и тарелкой клубники устроилась на диване перед большим телевизором с плоским экраном. Она постарается на время забыть о Люке Беннетте. Ему нужна свобода, она хочет вернуть душевное равновесие.

Джет Ли всего лишь хочет мести.

Глава 9

Мобильный телефон Люка зазвонил в два часа ночи. Это был не тот телефон, что он использовал для повседневного общения, а другой, который знали всего несколько человек.

Перевернувшись на бок, он взял мобильный, нажал на кнопку соединения и произнес свое имя.

— Ты знаешь, который час сейчас в Сингапуре? — пробурчал он.

— Да. Пора подниматься и готовиться к встрече нового дня, — протянул знакомый голос.

Получив подробную информацию, Люк быстро оделся и собрал свои вещи, включая сумку с инструментами. Недавно купленный нарядный костюм он решил оставить здесь. В ближайшее время он ему все равно не понадобится.

«Нужно выпить кофе», — решил он, снимая с постели грязное белье.

Пока варился кофе, он написал Джейку записку и заказал себе такси до аэропорта. Коммерческий самолет доставит его в Пакистан. Там его будет ждать военный транспорт.

Люк подумал о Маделин, щедрой чувственной женщине, которая всего несколько часов назад самозабвенно отдавалась ему. Следует ли ей позвонить? Если он это сделает, что ей скажет? «Привет, Мэдди, я уезжаю»? Он не скажет куда, чтобы ее не волновать. Он не знает, когда вернется. Может, через неделю, может, через две.

Поставив дорожную сумку у кухонной двери, он налил себе кофе.

Может, позвонить ей в офис и оставить сообщение на автоответчике? Это разумный вариант. Ему не пришлось бы ее будить. Никаких прощаний, неловких пауз и просьб беречь себя.

Да. Это отличный вариант.

Вдруг он заметил краем глаза какое-то движение. Повернувшись, он увидел в дверях мальчика, который просыпался от малейшего шороха.

— Ты уезжаешь, — сказал По.

— Да. А тебе нужно спать.

— Где-то нашли бомбу?

— Что-то в этом роде.

— Если бомба взрывается, когда ты пытаешься ее обезвредить, ты умираешь? — спросил По.

— Да, — пробормотал Люк. — Если нет, то велика вероятность того, что ты будешь жалеть, что этого не произошло.

— Значит, ты умираешь, пытаясь спасти людей, которых даже не знаешь?

— Ты умираешь как герой.

По отвернулся, но Люк успел заметить, что в его глазах промелькнула печаль.

— Да, но тебе уже все равно.

По дороге в аэропорт Люк задумчиво вертел в руках мобильный телефон, глядя на мелькающие за окном неоновые огни. Он до сих пор так и не позвонил Мэдди. Не решил, стоит ему это делать или нет.

Разумная его часть говорила, что их роман слишком бурно развивается и им обоим необходима передышка. Возможно, время и расстояние немного охладят их пыл. Если он сейчас услышит мягкий голос Маделин, то снова будет вспоминать их вчерашнюю близость и не сможет настроиться на работу. Наверное, будет лучше, если он позвонит ей из Лахора.

* * *

В понедельник утром Мэдди с трудом убедила себя, что ей не нужно звонить Люку. Они не виделись со среды, но ей следует ждать его звонка. Ведь он сказал, что сам с ней свяжется.

Как обычно по понедельникам, она встретилась с По в кафе. Ее все еще беспокоило, что По никак не может привыкнуть к своей новой жизни, и она по-прежнему считала себя за него ответственной. К счастью, ее тревоги оказались напрасными. Мальчик хорошо устроился у Джейка. Когда он говорил о своем учителе, его глаза светились. Он уважал его как мудрого наставника.

Отношения По с Люком оказалось определить сложнее. Они не вписывались в рамки «учитель–ученик». Когда она спросила мальчика, продолжают ли они с Люком тренироваться по ночам, его лицо помрачнело.

— Люк уехал, — сказал По.

Маделин почувствовала себя покинутой. Она быстро подавила это чувство, но на смену ему тут же пришел страх.

— Куда уехал?

— Не знаю, — грустно ответил По. — Ему в среду ночью позвонили и вызвали на работу.

Маделин знала, что это рано или поздно произойдет. Люк много раз ее предупреждал, что такова его работа.

Ей хотелось спросить мальчика, не знает ли он каких-нибудь подробностей, но она решила, что не нужно волновать ребенка, и, промолчав, представила себе худшее.

Когда речь идет о взрывных устройствах, последствия могут быть самыми ужасными.

— Люк знает, что делает, — попыталась она успокоить скорее себя, чем По. — С ним все будет в порядке.

Взяв вилку, она принялась наматывать на нее лапшу.

— Думаешь, он вернется сюда после того, как выполнит свою работу? — спросил По.

На Маделин снова нахлынула волна противоречивых чувств, и она застыла с вилкой в руке.

— Я не знаю, — честно ответила она. — Все, что нам остается, это набраться терпения и ждать.


Люк Беннетт вернулся шесть дней спустя. Он был так изможден, что едва держался на ногах. Он направился в Сингапур инстинктивно и понял, что это было ошибочное решение, когда около семи вечера вошел в доджо. Ему следовало поехать в Дарвин и отлежаться несколько дней в своей квартире, прежде чем возвращаться сюда.

Слава богу, ему хватило ума не заявиться к Маделин с трехдневной щетиной и дыркой в плече. На этот раз ему действительно пришлось нелегко.

Добравшись до кухни, он прислонился здоровым плечом к косяку, надеясь, что это поможет ему продержаться на ногах еще несколько минут.

Подняв глаза, он обнаружил, что его старший брат смотрит на него с тревогой.

— Что с тобой случилось? — спросил Джейк.

Люк снова пожалел о том, что не поехал в Дарвин. Там никто не стал бы о нем беспокоиться и донимать расспросами. Его взгляд упал на бутылку скотча на полке над раковиной. Не сказав ни слова, Джейк достал ее, взял стакан и отнес на стол.

Люк наклонился, чтобы поставить сумку с вещами на пол, и у него закружилась голова.

— Присядь, — сказал Джейк.

— Он ранен, — заметил По.

— Я вижу, — произнес Джейк. — Что случилось с твоим плечом?

— В нем побывал кусок металла.

— Насколько это серьезно? — спросил Джейк.

— Ничего такого, что полевой врач не смог бы исправить с помощью щипцов и антисептика, — заверил Люк брата. — Пуля задела только мягкую ткань. Это пустяки. Немного отдохну и буду как новенький.

— По, отнеси сумку в его комнату, — сказал Джейк.

— В ней бутылка скотча, которую я купил в магазине беспошлинной торговли, — пробормотал Люк. — Это тебе от меня гостинец, Джейк.

Найдя бутылку, мальчик поставил ее на стол и, украдкой посмотрев на Люка, взял тяжелую сумку и покинул кухню.

— Где ты был?

— Сначала добрался на самолете до Пакистана, потом оттуда отправился в Афганистан.

— Какая там сейчас обстановка?

— Напряженная. Снайперы в горах, участки дорог, полные сюрпризов.

Джейк снова посмотрел на его плечо. Люк взял здоровой рукой стакан и наполнил его больше чем наполовину скотчем.

— Кто-нибудь погиб?

— К счастью, все обошлось. — Люк сделал глоток, и алкоголь обжег ему горло.

По вернулся на кухню.

— Я постелил тебе чистую постель, — сказал он Люку.

— Спасибо тебе, приятель. — Люк был тронут: По не выполнял поручение Джейка, а сделал это по собственной воле. У него возникло подозрение, что бывший беспризорник пытается о нем заботиться.

— Ты голоден? — спросил По. — Могу зачитать меню китайского ресторана, где продают еду навынос.

— По-китайски и по-английски, — пробормотал Джейк. — Этот парень все схватывает на лету.

— Он далеко пойдет, если будет стараться, — улыбнулся Люк. — Мне не нужно ничего заказывать. Я поел в самолете. — Он повернулся лицом к мальчику: — Ты меня приятно удивляешь, По.

Мальчик просиял и подошел ближе к столу.

Скотч успокоил его нервы и ослабил пульсирующую боль в плече. Его веки начали тяжелеть. Ему следовало бы принять душ, но у него не хватит сил. Он сделает это завтра, а потом встретится с Мэдди.

За время своего отсутствия он соскучился по Маделин. Желание, которое он к ней испытывал, никуда не исчезло.

— Как поживает наш милосердный ангел? — спросил он.

— Мэдди в порядке, — сухо ответил Джейк. — Она заезжала вчера. Я ей сказал, что мы не получали от тебя никаких вестей. Что это нормально.

— Это нормально.

Джейк криво улыбнулся:

— Возможно, для тебя. Кстати, подготовка к строительству нового здания «Делакарт» идет полным ходом.

— Партнер Мэдди Брюс Йи?

Джейк кивнул.

— Мэдди согласилась заключить с ним договор, только когда полностью убедилась, что он не будет ни о чем меня просить. Она предупредила, что Джи скоро окажется в беде, но я могу ей помочь.

— Возможно, она права. — Люк пожал плечами, и у него помутнело в глазах от боли.

— Твоя рана точно не опасна?

— Ее как следует промыли, внутри меня достаточно пенициллина, чтобы предотвратить инфицирование. Завтра мне нужно заехать в больницу сменить повязку. Кость не задета, так что скоро я буду в полном порядке. Ладно, мне пора спать.

Поднявшись, он пошел в свою комнату. Каждое движение давалось ему с трудом.

Подойдя к двери, По прислонился спиной к косяку и, посмотрев вслед идущему по коридору Люку, перевел встревоженный взгляд на Джейка.

— Я могу сегодня не ложиться спать. Вдруг ему что-нибудь понадобится.

— Мы оба за ним присмотрим.


Люк крепко спал всю ночь и проснулся, когда за окном уже светило солнце. Он принял душ и побрился, после чего почувствовал себя нормальным человеком. По и Джейка нигде не было видно. Тогда он вышел через заднюю дверь и отправился в кафе на противоположной стороне улицы. Там он съел огромный бифштекс и запил его горячим кофе с молоком. К тому времени, когда он вернулся в доджо через переднюю дверь, его настроение улучшилось.

Зайдя в зал для карате, он обнаружил, что там идет урок. Мальчик увидел его. Люк улыбнулся и сделал ему знак, чтобы он не отвлекался. Было почти десять часов. Маделин, наверное, уже вошла в рабочий ритм.

Он не смог до нее дозвониться из Лахора. После этого у него больше не было возможности связаться с ней.

Пора наконец это сделать. Лучше поздно, чем никогда.

Трубку сняла секретарша, спросила его имя и велела ему подождать. Не очень хорошее начало.

Мэдди быстро подошла к телефону, и хотя ее тон был не очень приветливым, все же она соизволила с ним поговорить.

— Ты в Сингапуре? — спросила она.

— Да.

— Цел?

— Более-менее.

— Что значит «менее»?

— У меня дырка в плече, — ответил он. — Беспокоиться не о чем. Я просто не смогу в ближайшее время заниматься спортом.

— Что еще ты не сможешь делать?

— Это мне еще предстоит выяснить. — Люк вышел из доджо. — Давай сегодня куда-нибудь сходим, — произнес он с обманчивой легкостью.

Маделин медлила с ответом.

Люку показалось, что земля остановилась.

— Скажи мне кое-что, — серьезно произнесла она. — Как ты обычно расстаешься с женщиной, с которой делил постель? Уезжаешь среди ночи по вызову и никогда не возвращаешься? Или звонишь ей в какой-то момент и говоришь, что тебе было хорошо с ней, но ваши отношения закончились. Или что тебе пришлось уехать, но ты позвонишь, когда вернешься?

Поморщившись, Люк прислонился спиной к витрине магазина.

— Ты права. Мне следовало тебе позвонить, — согласился он. — Но я уезжал на рассвете, и мне не хотелось тебя будить. Я пытался дозвониться до тебя из Лахора, но не смог. В том месте, куда я направился оттуда, не было связи.

Его слова были встречены молчанием.

— Поговори со мной, Мэдди.

— Я думала, что мне будет трудно отпускать тебя на работу, потому что меня волнует твоя безопасность, — призналась она. — Но гораздо хуже оказалось не знать, закончились наши отношения или нет, вернешься ли ты в Сингапур, увидимся ли мы снова. Я не могу выносить такую неопределенность. Это пробуждает детские страхи. В приюте тебе ничего не говорят. Ты отправляешься туда, куда тебя посылают, расслабляешься, думая, что очередные приемные родители начинают проникаться к тебе любовью. Затем однажды ты просыпаешься и обнаруживаешь, что они хотят отдать тебя назад. Никаких объяснений. Ничего. Как будто ты не человек, а вещь.

— Боже мой, Мэдди, я не хотел…

— Не надо ничего говорить. Сначала дослушай меня до конца. Только бескорыстная любовь доброго человека заставила меня почувствовать, что я имею какую-то ценность в этом мире. Правда, для этого мне понадобились годы. Когда ты мне не позвонил на следующее утро после нашей последней встречи, я снова потеряла уверенность в собственной значимости. Неожиданно ты звонишь через десять дней и спрашиваешь, не хочу ли я снова с тобой встретиться. Правда состоит в том, что я не знаю. И дело не в том, могу ли я смириться с особенностями твоей работы, а в том, достаточно ли сильна моя уверенность в собственной значимости, чтобы продолжать отношения с тобой.

Его бросило в дрожь.

— Обещаю, что всегда буду предупреждать тебя о своем отъезде. — Он закрыл глаза, и на него нахлынула волна усталости. — Конечно, я не смогу давать тебе более подробную информацию о своей работе, но ты, по крайней мере, будешь знать, где я.

— Люк…

— Поужинай со мной.

На том конце линии снова повисло напряженное молчание.

— Сегодня днем я буду очень занята. Думаю, мне не захочется вечером никуда идти, — наконец ответила она.

Его охватило отчаяние.

— У меня есть другое предложение. Юн приготовит ужин, мы немного посидим. Ты переночуешь у меня. Я предлагаю тебе перемирие, — пробормотала она. — Ты его заслужил.

— Я согласен, — ответил он, радуясь, что война еще не проиграна.


В семь часов вечера Юн открыла Люку дверь и окинула неодобрительным взглядом его потертые джинсы и рубашку поло. Он выбрал эту одежду только потому, что сможет быстро от нее избавиться, не напрягая больное плечо. Для удобства медсестра сделала ему перевязь. Он ходил с ней полдня, но перед тем, как отправиться сюда, снял. Незачем лишний раз напоминать Маделин о том, какая опасная у него работа. Пусть лучше думает о его силе и других достоинствах.

Сейчас его плечо начало болеть из-за отсутствия покоя. Возможно, его рука была неестественно неподвижна, или, может, Юн обладала рентгеновским зрением, но ее взгляд был прикован к тому месту, в которое попала пуля.

— Раненому тигру не следовало выходить на охоту, — пробурчала пожилая женщина.

— Маделин дома? — спросил он.

— Да.

Ни один из них не сдвинулся с места.

— Вы можете пользоваться вилкой? — спросила Юн.

— Да. — Рана у него в правом плече, но он левша.

— Вам следовало бы носить перевязь. Если хотите, я могу вам ее сделать. — Ее тонкие брови изогнулись.

— Вы могли бы сделать ее и оставить снаружи у двери. Я воспользовался бы ей на обратном пути.

— Зачем притворяться? Думаете, моя Маделин, увидев вас, не поймет, что вы испытываете боль? Она не слепая.

— Согласен, но давайте не будем привлекать ее внимание к этой незначительной детали.

— Хорошо, — сказала Юн. — Мне понятен ваш план. Вместо этого вы будете пытаться привлечь внимание Маделин к вашей глупости. Это должно сработать.

Относительно Маделин у него немного другие планы.

— Она в гостиной?

— Нет, в комнате отдыха. Пройдете через главную гостиную, дальше по коридору налево. Комната отдыха за второй дверью. Мне начертить вам карту?

— Только если это не помешает вам делать перевязь. Я тут кое-что купил по дороге. — Засунув руку в карман, он достал оттуда небольшой полиэтиленовый пакетик с порошком из всевозможных китайских трав и специй. — Вот. Это вам… для сладости. Не знаю, как его применять, но аптекарь клянется, что средство эффективное.

Взяв пакетик за уголок кончиками двух пальцев, Юн пробормотала:

— Дилетант.

— Поверьте мне на слово, — сказал он, доставая карточку, которую получил в придачу к пакетику. — Здесь говорится, что эта фармацевтическая компания была на службе у трех императоров, двух королев и одного султана.

— И все они умерли. — Взяв у него карточку, Юн посмотрела на нее и фыркнула. — Хотите я вам прочитаю, что здесь написано? — необычайно мягко спросила она.

— Не уверен, что хочу знать, но рад, что снадобье уже начало действовать.

Улыбнувшись пожилой женщине, он отправился искать Маделин. К мести Юн он подготовится позже. В том, что она будет жестокой, он не сомневается.

Комната отдыха оказалась не менее элегантной, чем гостиная. Изысканная мебель, огромный телевизор, домашний кинотеатр и суперсовременная стереосистема — одним словом, все прелести, которые может себе позволить состоятельный человек.

Ни для кого не секрет, что Маделин предпочитает роскошь и комфорт. Этим легко наслаждаться, но это нелегко предоставить. Ему нет необходимости предоставлять это Маделин, потому что у нее уже все есть. В этом-то и состоит главная проблема. Если он хочет быть с этой женщиной, ему нужно заглушать свое мужское самолюбие. Если он хочет более серьезных отношений с Маделин Делакарт, ему придется стать частью ее мира, потому что свой мир он не может ей предложить.

Ему было бы нетрудно перебраться из Дарвина в Сингапур. Здесь есть аэропорт, откуда он может попасть в любой уголок земного шара. Кроме того, в этом городе живет его старший брат.

С другой стороны, ему понадобился бы собственный дом, где были бы вещи, купленные на его деньги. Пусть не такие роскошные, какие окружают его в данный момент, зато его собственные. Возможно, он с его домом и Маделин с ее богатством смогли бы каким-то образом прийти к согласию.

Услышав его шаги, Маделин обернулась. Удивительно, но в джинсах и серой футболке, с собранными в небрежный хвост волосами она показалась ему привлекательнее, чем в платье от-кутюр и бриллиантах. Он едва удержался от того, чтобы не заключить ее в объятия.

— Здравствуй, храбрый воин, — произнесла она со слабой улыбкой. — Рада видеть тебя. Живым.

— Ты тоже хорошо выглядишь, — ответил Люк.

— Спасибо.

Ему показалось, что он увидел румянец на ее щеках, перед тем как она отвернулась, чтобы переключить телевизор на другой канал. Ему безумно хотелось расстегнуть ее заколку, запустить пальцы в волосы, а затем накрыть ее губы своими. Он сделал это в тот день, когда они занимались любовью в отеле, но не может вести себя так, будто это было только вчера.

— Твой брат звонил, — сообщила она.

— Что ему было нужно?

— Сказал, чтобы я либо отправила тебя домой пораньше, либо оставила ночевать у себя. Джейк считает, что ты немного не в форме. — Повернувшись к нему лицом, она окинула его критическим взглядом с головы до ног: — Похоже, он прав.

— Не надо, Мэдди, — пробормотал он. — Мне хватает Джейка и По. Они носятся со мной как две заботливые мамаши.

— Ничего, скоро ты опять от них смотаешься. Возможно, на этот раз тебе повезет и тебя не подстрелят.

В комнату вошла Юн с серебряным подносом, на котором стоял хрустальный стакан с жидкостью янтарного цвета. Люк очень надеялся, что это скотч.

— Выпейте, — сказала ему Юн.

— Что это? — В скотче не может быть столько веточек. Может, это отвар из птичьего гнезда? Расплата за его выходку с порошком для Юн наступила слишком быстро.

— Этот напиток пойдет вам на пользу, — ответила Юн. — Пейте.

Люк взял стакан с подноса в надежде, что экономка уйдет, но она не сдвинулась с места. Он с мольбой посмотрел на Маделин.

— Пей, — сказала она.

— Сначала ты. — Он протянул ей стакан.

— Что? Думаешь, я хочу тебя отравить? — Взяв стакан, Маделин сделала глоток.

Он ничего такого не думал, просто хотел поддразнить обеих женщин. Забрав у нее стакан, он тут же осушил его до дна.

Юн удалилась. Маделин самодовольно заулыбалась. Люк решил, что раз уж сегодня вечер глупостей, ничего не случится, если он сделает еще одну.

— Могу я задать тебе деликатный вопрос?

— Если тебе очень нужно, задавай, — ответила Мэдди.

Люк обвел взглядом все полки, находившиеся в комнате:

— Где Уильям?

— На кладбище в фамильном склепе. Где еще он может быть?

— Ну я не знаю… — пробормотал Люк. — Может, здесь?

— У тебя богатое воображение? Как тебе только удается его контролировать.

— У меня большая практика.

Юн принесла ужин и накрыла на стол. Еды, которую она приготовила, хватило бы на дюжину человек. Вряд ли у Маделин такой зверский аппетит.

— Ты ждешь еще кого-то? — спросил он.

Она поймала направление его взгляда, и ее губы изогнулись в улыбке.

— Нет.

— Ты, случайно, не беременна?

— Надеюсь, что нет, — пробормотала она. — В ближайшее время это не входит в мои планы. В твои тоже вряд ли.

— А как насчет отдаленного будущего? — спросил он. — Рождение детей входит в твои планы?

— Я об этом еще не думала.

— Вы с Уильямом хотели иметь детей?

— Нет, — ответила она после небольшой паузы. — Это было не из-за возраста Уильяма и не потому, что я недостаточно его любила. Уильям был бесплоден. Он смирился с тем, что у него никогда не будет детей. Что же касается меня, я решила, что, если во мне когда-нибудь проснется материнский инстинкт, я буду помогать беспризорным детям.

— Значит, он проснулся, — сказал Люк.

Маделин улыбнулась:

— Не беспокойся, воин. Я не планирую делать тебя отцом. Ты для этого не подходишь.

Люк знал, что с такой опасной работой он не лучший кандидат на роль отца, но слова Маделин задели его. Прогнав неприятное чувство, он сосредоточился на еде. Она права. Его жизнь устроена таким образом, что любые серьезные обязательства для него сейчас обременительны.

Главный вопрос состоит в том, готов ли он изменить образ жизни, чтобы взять на себя обязательства. Нет, не отцовские. Менее серьезные.

— Я думал о том, что ты сказала мне по телефону. О том, что тебе нужно от отношений, и о том, что я могу тебе дать. У меня есть несколько идей.

Маделин насторожилась.

— Я решил ответить на вопросы о моей работе, которые могли у тебя возникнуть, — сказал он. — Подумал, чем больше ты будешь знать, тем меньше будешь обо мне беспокоиться.

Маделин перевела взгляд на его плечо:

— Почему у меня такое ощущение, что это уступка, на которую ты идешь нечасто?

— Потому что ты умная.

Дело в том, что он никогда раньше не шел на подобные уступки. Никогда ни с кем не говорил о своей работе, даже со своими братьями.

Он потер шею, чтобы скрыть внезапно охватившее его волнение.

— Хорошо, — осторожно произнесла она. — Первый вопрос. С тобой можно связаться, когда ты на очередном задании? Если да, то нужно звонить на специальный номер?

Это не слишком сложный вопрос.

— Часто мне можно дозвониться на мой мобильный до тех пор, пока я не вхожу в опасную зону. Я дам тебе номера, на которые можно звонить в случае крайней необходимости.

— Как долго ты обычно находишься в этой опасной зоне?

— Когда как. Обычно большую часть времени занимает дорога до места назначения. Потом еще планирование операции и бумажная работа. Так что время моего нахождения в опасной зоне минимально. Обычно я точно знаю, с каким устройством мне предстоит иметь дело. Я вхожу туда, выполняю свою работу, затем выхожу. Речь идет о минутах, а не о часах.

Маделин криво улыбнулась:

— Ты говоришь об этом с такой легкостью.

— Я очень люблю легкость, — ответил он. — Но бывают случаи, когда со мной нельзя связаться в течение нескольких недель. Я становлюсь участником военной операции, которая требует строгой конфиденциальности. Звонить по мобильному телефону запрещено, поскольку я нахожусь в зоне военных действий. Бывает, что связи просто нет.

— Твоя последняя поездка была именно такой?

— Да.

Маделин снова посмотрела на его плечо:

— От того, что ты рассказал, мне легче не стало.

— Да, но зато, когда я уеду в следующий раз, ты будешь меньше беспокоиться.

— Вряд ли, — сухо ответила она. — Но я искренне признательна тебе за твою попытку меня успокоить.

— Со временем тебе станет легче, Мэдди.

— Правда? Откуда ты знаешь? — произнесла она с циничной усмешкой, которая очень его обрадовала. Ему намного проще иметь дело с сильной, уверенной в себе женщиной, чем с беззащитной сиротой, которую он часто видел в Маделин.

— Я об этом слышал. Женщины, которые много лет замужем за военными, клянутся, что почти не беспокоятся о своих мужьях.

— Ты никогда не задавался вопросом почему?

— Из-за того, что они смирились.

— Из-за безразличия, — возразила Маделин.

— Ты циничная.

— А ты идеалист.

— Я скучал по тебе.

Маделин покачала головой и отвернулась, чтобы не смотреть на дерзкого воина, который один за другим разрушал ее защитные барьеры.

— Ты хоть представляешь, как мне трудно дать тебе шанс, Люк Беннетт?

— А ты попробуй рискнуть, — спокойно произнес Люк.

— Мой отец и брат занимались саморазрушением. Оба гонялись за смертью, и я была не в силах им помешать. Обоих давно нет в живых.

— Я не такой, как они, Мэдди.

— Неужели?

— Нет. — Люк встретился с ней взглядом. Его янтарные глаза неистово сверкали. — Я не играю со смертью. Я ее ненавижу и делаю все, что в моих силах, чтобы ее жертвой не стали невинные люди. Соблюдаю максимальную осторожность, чтобы она не забрала меня. Я защищаю то, что мне дорого, Маделин.

На ее глаза навернулись слезы, и она часто заморгала, чтобы их сдержать. В комнату вошла Юн забрать грязную посуду. Когда экономка увидела, сколько они съели, ее глаза на мгновение расширились, а уголки губ дрогнули в улыбке. Люк тоже это заметил и не преминул воспользоваться слабостью противника.

— Спасибо, Юн. Все было очень вкусно, — произнес он и начал складывать в стопку ближайшие к нему тарелки. Юн помешала ему, хлопнув его по руке. Маделин ухмыльнулась.

— Поберегите плечо, молодой человек, — отрезала пожилая экономка. — Вы все меньше становитесь похожим на тигра и все больше на быка?

— Сильный? — предположил Люк. — Стойкий?

— Упрямый, — поправила его Юн.

Люк указал ей на большую пустую тарелку:

— Что здесь было?

— Барбекю из утки со сладким соусом, перцем чили и имбирем, — ответила Юн. — Вам понравилось?

— Очень.

— Это блюдо придает сил, — сказала она и удалилась с частью тарелок.

Когда Юн забрала всю посуду и остатки еды, Маделин неловко предложила Люку:

— Не хочешь сесть на диван? Твоему плечу там будет удобнее.

— Мое плечо в порядке, — заверил ее он, но послушался совета.

Не найдя ничего интересного по телевизору, Маделин выключила его и включила музыку. Уильям любил классику, и Маделин со временем поняла и полюбила ее. Эта музыка выражает оттенки эмоций, которые человечество еще не научилось выражать словами. Маделин выбрала диск со спокойными композициями.

— Отличный выбор, — пробормотал Люк.

— Правда?

— Правда.

Маделин безумно хотелось сесть рядом с ним на диван, но знала, что если сделает это и позволит себе к нему прикоснуться, она пропала.

— Я подумываю обосноваться здесь, в Сингапуре, — неожиданно сказал Люк.

У Маделин перехватило дыхание. Его слова одновременно обрадовали и напугали ее. На такое она даже не надеялась.

— Это значит, что я буду жить здесь, а не в Дарвине.

— Тебе понадобятся жилье и работа, — нарочито небрежно произнесла она.

— У меня есть работа.

— Работа, которая приносит пользу экономике страны или народу.

— Думаешь, они не считают мою работу полезной?

— Я не знаю, что они считают, — честно ответила она. — Но я думаю, что если ты всерьез решил перебраться в Сингапур, ты, возможно, захочешь быстрее пройти проверку в миграционной службе и получить вид на жительство. Рекомендательные письма тебе не помешают.

— Я запомню, — сказал Люк. — Я хочу жить в Сингапуре по нескольким причинам. Во-первых, здесь живет мой старший брат.

— Семья — это важно, — прошептала Мэдди. — Это веская причина для того, чтобы переехать в Сингапур.

— Во-вторых, Сингапур — это крупный транспортный узел.

Он выглядит таким расслабленным, таким непринужденным. До сих пор его доводы казались ей логичными. Возможно, он не собирается переводить их отношения на новый уровень. Возможно, он просто хочет сменить обстановку.

— В-третьих, здесь есть ты.

Сердце Маделин бешено заколотилось в груди. В нем боролись друг с другом надежда и страх.

— Я не пытаюсь навязать тебе отношения, которые тебя не интересуют, но по телефону ты сказала, что хочешь определиться, в какой точке мы находимся. Что тебе нужно, чтобы я заявил о своих намерениях. Итак, Мэдди, я готов это сделать. Я хочу изучить то, что между нами происходит. Уделить этому необходимое время и посмотреть, что из этого выйдет. Таковы мои намерения.

— Ты правда планируешь реорганизовать свою жизнь, чтобы в ней появилось место для меня? — спросила Маделин.

Она всегда мечтала быть нужной. «Однажды, когда я стану старше… Однажды, когда во мне кто-нибудь будет нуждаться…»

— Это не так уж трудно, Мэдди. Сменить место жительства для меня не так проблематично, как для большинства людей. Я буду проводить здесь всего две недели из пяти. Я непритязателен. Мне не нужно никаких излишеств…

— Люк, — перебила она его. — Помолчи. Ты портишь волшебные мгновения. Я хочу, чтобы они продлились немного дольше, если не возражаешь.

Его лицо озарила улыбка. Это было похоже на яркое солнце после дождя.

— Значит, тебе нравится эта идея?

Мэдди еще как следует ее не обдумала, но в целом она ей понравилась.

— Скажем, она меня заинтересовала. — Подойдя к нему, она села ему на колени, осторожно прильнула и поцеловала его в губы. — Она мне показалась такой простой.

— Она действительно проста. Кажется, я уже говорил тебе, что люблю, когда все просто.

— Добро пожаловать в Сингапур, — прошептала она.

Люк провел ночь у нее. В ее постели.

* * *

Проснуться следующим утром и выбраться из постели с обнаженным Люком было для Маделин настоящим подвигом. Он всю ночь занимался с ней любовью, и ей не хотелось его будить. Ей лучше принять душ и начать готовиться к рабочему дню, а он пусть спит. Чем больше он будет отдыхать, тем скорее восстановится его плечо.

Взгляд Маделин упал на квадратную марлевую повязку, прикрепленную лейкопластырем к его коже. Она увидела на ней бледное пятнышко засохшей крови, и ей стало не по себе. Эта повязка — неприятное напоминание о том, что Люк, несмотря на всю его смелость и силу, уязвим.

Он рассказал ей о своей работе, чтобы дать ей представление о том, чем он занимается. Она ему за это благодарна. По крайней мере, она будет знать, когда и куда он уедет в следующий раз. Правда, она сомневается, что будет меньше за него переживать.

Глава 10

Проснувшись, Люк перевернулся на бок и, поморщившись от боли в плече, вспомнил, где находится. Он лежит в постели Маделин, только ее нет рядом. Увидев, что на часах уже начало двенадцатого, он понял, что она, скорее всего, уехала в офис.

Перебравшись на край кровати, он протянул руку к своим джинсам, валявшимся на полу, и достал из кармана мобильный телефон.

— Ты уехала не попрощавшись, — упрекнул он ее, когда она ответила на звонок.

— Ты тоже.

— В следующий раз разбуди меня, — произнес он. — Потому что, когда меня вызовут на работу, я намерен тебя разбудить.

— Буду очень тебе признательна, — мягко сказала она.

— Я все еще у тебя дома. — Ему необходимо принять душ, но он решил, что сделает это в доджо. — Как мне отсюда выбраться, не столкнувшись с твоей грозной экономкой.

— Это невозможно, — ответила Мэдди. — Юн собирается тебя накормить. Перед уходом я видела, как она штудирует кулинарные книги, в которых говорится, какие блюда нужно готовить для раненых воинов.

— Неужели есть такие книги? — удивился он.

— Да, они старинные. Надеюсь, ты любишь овсянку.

— Ей не нужно беспокоиться, — сказал Люк. — Я могу поесть в кафе.

— Никакого беспокойства, уверяю тебя. — Немного помедлив, она добавила: — Мне нужно идти. Через десять минут у меня важная встреча. Надеюсь, ты выспался и теперь чувствуешь себя лучше.

— По дороге с работы можешь заглянуть в доджо, — произнес он нарочито небрежно, чтобы она не заметила, как он по ней скучает. — В паре кварталов к востоку отсюда есть одна свободная квартира, которую я хочу посмотреть. Она принадлежит мистеру Чину, владельцу кафе, что находится рядом с доджо.

— Ты собираешься арендовать квартиру до получения вида на жительство? — спросила Маделин. — Это смело. Я бы даже сказала безрассудно.

— Чин готов подождать до тех пор, пока я не улажу формальности. Я бы назвал это скорее дальновидностью. Я подумал, что поскольку твой бизнес связан с недвижимостью, ты разбираешься в ценах на аренду лучше меня.

— Ты прав, — согласилась она.

— Значит, ты поедешь со мной смотреть квартиру?

— Конечно. Сегодня я привезу тебе распечатку со стоимостью аренды квартир в разных районах Сингапура. Если хочешь, могу предложить несколько вариантов жилья от «Делакарт». Квартира, которую ты собираешься смотреть, обставлена?

— Нет.

— Похоже, тебе нравится создавать себе лишние трудности, — вздохнула она.

— В Сингапуре полно магазинов, — сказал он. — Я куплю себе кровать, стол и холодильник. Если я не получу вид на жительство, я подарю их Джейку. Что касается недвижимости «Делакарт», я благодарен тебе за предложение, но не могу его принять. Для меня это так же неприемлемо, как позволять тебе заезжать за мной на твоей машине. Ты отлично водишь, но я чувствую себя альфонсом.

— Как хочешь, — холодно ответила она.

— У тебя свои принципы, у меня свои. Давай ничего не будем друг другу навязывать.

— Хорошо, — произнесла она тоном, лишенным каких-либо эмоций. — Давай встретимся сегодня в семь и посмотрим квартиру, а потом ты угостишь меня ужином. Как ты на это смотришь?

— Прекрасно, — сказал он. — Ты уверена, что у меня нет никаких шансов выйти отсюда, избежав встречи с Юн?

— Нет, если, конечно, ты не умеешь летать, как Супермен. Так что смирись со своей участью, воин. Юн нравится готовить для людей, которые любят поесть. Я вчера наблюдала за тем, как ты ешь. Уверена, ты сможешь доставить ей удовольствие.

— Наслаждайся своей встречей, Делакарт. Развивай свой бизнес.

— Я рада, что ты подумал обо мне, когда проснулся, — призналась она после небольшой паузы. — Рада, что ты мне позвонил. Теперь у меня весь день будет отличное настроение.

После этого она положила трубку.


Две недели пролетели быстро. Маделин работала над новым проектом, а Люк обставлял свое новое жилище. Он купил холодильник и кровать, а стол и стулья одолжил в ресторане мистера Чина.

Люк неплохо столярничал, поэтому приобрел недорогой строительный материал и соорудил из него книжные полки и прикроватный столик. По все свое свободное время проводил в квартире Люка, помогая ему.

Он ничего не купил для кухни и тупо уставился на Маделин, когда она упомянула об этом. Он не собирается готовить. Кофемашины ему вполне достаточно.

Они каждый вечер ужинали в ресторане, после чего приезжали сюда и занимались любовью. Однако сегодня Маделин получила указание от Юн привести Люка к себе домой, потому что она наготовила много еды и будет жаль, если она пропадет.

Маделин почувствовала себя виноватой. Эти две недели она думала о работе, о Люке и совсем забыла о своей верной Юн, которая всегда была ей как бабушка.

— Сегодня я приглашаю тебя на ужин, — сказала она, позвонив ему во второй половине дня. — Мы поедем ко мне домой. Юн чувствует себя одинокой. Последние две недели я совсем не уделяла ей внимания. Будь с ней полюбезнее.

— По дороге я что-нибудь для нее куплю, — ответил Люк.


Когда вечером Юн открыла Люку дверь, он вручил ей коробку дорогих конфет и с улыбкой сказал:

— Это вам.

Из кухни доносились божественные ароматы. Маделин помогала Юн переносить еду из кухни в комнату отдыха. За десять минут стол был заставлен тарелками со всевозможными деликатесами. Каждое блюдо было настоящим шедевром кулинарного искусства. Должно быть, Юн готовила целый день.

— Надеюсь, ты голоден. — Губы Маделин дернулись.

— Надеюсь, ты шутишь, — ответил он. — Чтобы все это съесть, нам понадобятся еще люди.

Глаза Юн торжествующе заблестели.

Тогда Маделин позвонила в доджо и пригласила Джейка и По присоединиться к ним.

Мужчины по достоинству оценили кулинарные способности Юн. Она с удовольствием наблюдала за тем, как они жадно поглощают еду, и просияла, когда По вызвался мыть посуду. Он сделал это быстро и хорошо.

После этого вечера кое-что изменилось. Поняв, что Юн нравится проводить время в компании, Люк и Маделин стали ужинать у нее дома. Люк часто приводил с собой По, иногда еще и Джейка.

Однажды вернувшись с работы позже обычного, Маделин нашла честную компанию в саду на крыше. Юн обучала Люка, Джейка и По тай-чи. В тот день она поняла, что это лучшая семья, которая у нее когда-либо была.

Как-то в один из вечеров Маделин заметила, что Люк просматривает какие-то снимки. Она забралась с ногами на диван, на котором он сидел.

— Это Реми, — сказала она, глядя вместе с ним на одну из фотографий. — Мой брат. — Из-за употребления наркотиков его лицо осунулось, под глазами залегли тени.

На следующем снимке был пожилой мужчина, стоявший вместе с Реми на носу яхты.

— Уильям, — произнесла она, притянув колени к груди и обхватив их руками.

Люк редко задавал ей вопросы о ее жизни с Уильямом, но иногда недосказанность висела между ними в воздухе.

— Именно он помог мне вернуть Реми из Таиланда в Сингапур и положить в больницу. Он нас не знал, но не прошел мимо и помог нам.

На экране появилось следующее фото. На нем были они с Уильямом в бальных нарядах. Она выглядела совсем юной.

— Почему? — спросил Люк. Он часто задавал ей этот вопрос, но до сих пор не получил на него удовлетворительного ответа.

— Потому что он меня поддержал, — наконец сказала она. — Потому что иногда прошлое подобно черной бездне, но вдруг случается чудо и появляется человек, который протягивает тебе руку помощи и вытаскивает тебя из темноты. Разве можно это забыть? Реми был моим кошмаром, Уильям — моим спасителем.

Закрыв глаза, Люк запустил пальцы в волосы.

— Боже мой, Мэдди, — хрипло произнес он.

— Я знаю, что ты не понимаешь, почему я вышла за него замуж. — Ей было все равно, что люди думали о ее браке с Уильямом, но мнение Люка ей небезразлично. — Я сделала это не ради денег и не из благодарности. Я стала его женой, потому что он видел меня такую, какой я была. Голодную, отчаявшуюся, нуждавшуюся в помощи. Несмотря на все это, он любил меня. Меня никто никогда так не любил. Я мечтала почувствовать себя защищенной, нужной, любимой. — Дождавшись, когда Люк посмотрит на нее, она добавила: — Поэтому я и приняла его предложение.

Люк не ответил, и она продолжила:

— Я не жалею об этом. Я всегда буду уважать Уильяма. Моя признательность ему выражается в том, как я управляю «Делакарт». В том, как я помогаю другим. Надеюсь, ты можешь это понять.

— Я понимаю. — Он притянул ее к себе и провел тыльной стороной ладони по ее щеке. — Мне просто жаль, что никто не заботился о тебе и не любил тебя, когда ты была моложе. Если бы все было иначе, ты бы никогда не сделала тот выбор, который сделала.

— Пожалуйста, не смотри на меня как на жертву, Люк. — Она возмущенно уставилась на него. — Иначе мне придется тебя разочаровать. Тебе необходимо понять, что я вышла замуж за Уильяма по собственной воле. Я не жертва, никогда ею не была и не могу играть эту роль. Даже для тебя.

— Я тебя об этом и не прошу.

Ей хотелось ему верить. Хотелось думать, что он принимает ее такую, какая она есть. Что он видит ее искреннюю преданность памяти человека, который давал ей так много и так мало просил взамен.

— Я никогда не любила его, Люк. Я уже говорила тебе об этом раньше, и тебе это не понравилось. Вижу, что и сейчас не нравится, но ничего не могу с этим поделать.

Люк закрыл глаза, словно не желая видеть то, что причиняет ему боль.

— Я понимаю, почему ты так предана Уильяму, — пробормотал он.

— Я знаю.

— Я изо всех сил стараюсь тебя понять, Мэдди. Иногда это очень трудно.

— Это я тоже знаю.


Прошла еще одна неделя. За это время Люк и По сколотили отличную парту для мальчика, который проводил в новой квартире Люка каждый вечер. По так хорошо отшлифовал парту с помощью наждачной бумаги, что она стала гладкой, как полированный мрамор.

— Теперь тебе нужно выбрать краску или лак, — сказал Люк мальчику, улыбаясь Маделин, стоявшей в дверях с чашкой кофе в руках. Сегодня она не задержалась на работе, что в последнее время было редкостью.

— Можно я оставлю ее такого цвета? — спросил По.

— Конечно. Можешь делать что хочешь, — ответил Люк. — Но для того, чтобы защитить древесину, ее нужно покрыть каким-нибудь водоотталкивающим составом. Красить не обязательно. Мы можем использовать масла и воск. Кажется, я знаю, кто может нам подсказать рецепт.

— Юн, — угадал По. — Я к ней завтра зайду.

— После покрытия древесина будет выглядеть немного темнее, — заметила Маделин.

— Ничего страшного. — Отложив в сторону наждачную бумагу, По начал тереть крышку парты куском шелковой ткани. — Люк…. — неловко произнес он. — Я правда могу делать что хочу?

Перестав сматывать удлинитель, Люк внимательно посмотрел на мальчика.

— Думаешь, учитель будет против, если я откажусь становиться мастером боевых искусств?

— Я думал, тебе нравится изучать боевые искусства.

— Мне нравится, — серьезно ответил По. — Я собираюсь заниматься ими каждый день, но хочу получить другую профессию, когда вырасту.

— И кем же ты хочешь быть?

— Юристом.

К счастью, Люк не сказал, что для этого нужно много учиться, а По не дает им даже записать его в школу.

— Не думаю, что Джейк будет возражать, — ответил он вместо этого.

— Я буду защищать права человека, — заявил По.

В следующую секунду зазвонил мобильный телефон, лежавший на столе. Люк замер на месте. Маделин уставилась на него в ожидании. Он медлил. По спине Мэдди пробежала дрожь.

Наконец он осторожно посмотрел на нее.

— Телефон, — сказала она, зная, что будет дальше. Через несколько часов Люк уедет, и она снова останется одна.


«Нет, — подумал Люк, когда зазвонил его телефон. — Только не сейчас». Несколько недель, проведенных с Мэдди, так отличаются от его остальной жизни.

— Хочешь, я отвечу на звонок?

— Нет. — Взяв телефон, он подошел к окну и, уставившись на знакомый пейзаж, нажал на кнопку соединения. Получив необходимую информацию, он повернулся лицом к Мэдди и По, которые застыли на месте как вкопанные.

— Это касается работы, — пояснил он. Судя по выражению их лиц, они сами все поняли. — К западу от Гуама на глубине нашли подводную лодку времен Второй мировой войны. Ее нужно обследовать. — Он посмотрел на Маделин: — Им нужны дайверы.

Маделин закусила губу и отвернулась:

— Когда ты уезжаешь?

— Самолет вылетает через три часа.

— Ясно, — сказала она.

— Не уезжай, — пробормотал По. Его руки сжались в кулаки, глаза расширились. — Зачем тебе ехать? На этот раз тебе не нужно никого спасать. Все уже мертвы.

— По, — мягко произнесла Мэдди, прежде чем Люк успел ответить. — Не надо. — Она покачала головой.

Глаза мальчика наполнились слезами, затем он повернулся и выбежал из комнаты, а затем из квартиры. Люк очень надеялся, что он сразу вернется к Джейку.

Джейку, который, в отличие от него, может дать ему стабильность.

Вот почему человеку с такой работой, как у него, не следует позволять другим людям привязываться к нему.

Чтобы не думать о боли, которую он причинил По, Люк переключил свое внимание на Маделин. Ему следовало держаться подальше от них обоих.

— Ты тоже собираешься мне сказать, что я спятил?

Мэдди улыбнулась, но глаза ее остались печальными.

— Нет. — Немного помедлив, она добавила: — Я знаю, кто ты. Люк Беннетт. Ты воин до мозга костей и никогда не откажешься от выполнения своей миссии. Ты человек чести. Ты сказал мне, чего мне следует от тебя ожидать, а чего нет. С памятью у меня все в порядке. — Не в силах выдержать его взгляд, она отвернулась. — Ты знаешь, как долго будешь отсутствовать на этот раз.

— Нет, — признался он. — Может, неделю, может, две. Зависит от того, сколько торпед на борту. — Мэдди вздрогнула, и он тут же замолчал. Он и так уже дал ей слишком много информации. Подойдя к сумке с ноутбуком, он засунул руку в боковой карман и достал оттуда листок бумаги. — Я обещал оставить тебе телефонные номера, по которым можно звонить в случае крайней необходимости. — Взяв ручку, он поставил перед одним из номеров галочку, прежде чем протянуть ей листок.

Она посмотрела на номера, и ее рот дернулся.

— Спасибо.

— Я буду находиться на борту американского корабля. Вполне вероятно, что я смогу тебе звонить. Между погружениями у меня будет полно свободного времени.

— Еще раз спасибо. — Расправив плечи, она глубоко вдохнула и повернулась к нему лицом. Ее губы улыбались, но в глазах была грусть.

— Мэдди, мне в моей работе нужно сохранять трезвый ум, — пробормотал он.

— Я знаю. — Поставив чашку на стол, Мэдди прислонилась спиной к дверному косяку. Она знала, что если сейчас же не уйдет, то силы покинут ее и она последует примеру По и скажет какую-нибудь глупость. — Поезжай, — мягко произнесла она. — Береги себя. Не думай обо мне, а я не буду думать о тебе.

Люк приник к ее губам в поцелуе, который она будет помнить вечно. В этом поцелуе была нежность, страсть и обещание.

— Я вернусь, — прошептал он, и Маделин закрыла глаза, чтобы не расплакаться.

— Ты не можешь знать наверняка.

— Пессимистка.

— Нет, реалистка.

— Верь в меня, Мэдди. Пожалуйста.

— Я верю. — Открыв глаза, она выпрямила спину и направилась к двери. «Иди, — сказала она себе. — Ты с ним попрощалась, дала ему свое благословение. Не смей оглядываться».

Если бы она оглянулась, то начала бы умолять его остаться.


Маделин нашла Джейка в его кабинете. По там не было.

— Ты не видел По? — спросила она.

— Он только что вышел через заднюю дверь. Я решил, что он что-то забыл у Люка и пошел к нему. — Джейк проницательно посмотрел на нее. — Какие-то проблемы?

— Люка вызвали на работу, — пробормотала она.

— А-а. — Голубые глаза Джейка наполнились сочувствием. — Не хочешь научиться карате?

— Это мне поможет снять стресс, выпустить пар и довести себя до полного изнеможения? — спросила Мэдди.

— Конечно. Карате — это три в одном.

— Я подумаю. — Сейчас ее голова занята совсем другим. — Думаю, у меня есть одна небольшая проблема.

— Можешь не говорить, если не хочешь.

— Думаю, я влюбилась в твоего брата.

Это прозвучало так легко, что она сама удивилась. Любовь наконец пришла в мир Мэдди. Новое чувство оказалось всепоглощающим.

— Даже несмотря на то, что он легкомысленный идиот, гоняющийся за опасностью.

— Прошу тебя, не рассказывай мне все это. Я не заслуживаю быть твоим доверенным лицом, — смущенно пробормотал он.

— По очень расстроен, — язвительно произнесла она.

— Да? — Поднявшись, Джейк направился в заднюю часть доджо. Маделин последовала за ним.

— Он боится, что Люк погибнет.

Когда они оказались на кухне, Джейк достал с полки над раковиной бутылку скотча и поставил ее на стол вместе с двумя разными стаканами. Очевидно, Джейк уделяет так же мало внимания кухонной утвари, как и его брат.

Наполнив стаканы, он протянул один ей:

— Выпей.

Маделин сделала глоток янтарной жидкости, и она обожгла ей горло.

— Что, если он погибнет? Что должны чувствовать мы, люди, которых он оставил?

Она выпила еще скотча. Она точно знала, что они будут чувствовать. Что касается оплакивания дорогих ей людей, у нее большой опыт. Она потеряла мать, отца, брата, затем Уильяма. Похоже, она притягивает смерть.

— Благодарность. За то, что знали и любили его.

— А я-то надеялась на твое сочувствие. Похоже, зря.

— Я тебе сочувствую, Маделин. Правда, — пробурчал Джейк. — Но в то же время я горжусь своим братом и работой, которую он делает. Хочешь, я расскажу тебе, за что он получил свой последний викторианский крест? Пятилетняя камбоджийская девочка и ее старший брат, собиравшие металлолом, забрели на минное поле. Люк и его команда работали на другом минном поле неподалеку, когда раздался взрыв. Брат девочки погиб на месте. Девочка села на землю и стала ждать, когда кто-нибудь придет и спасет ее.

Маделин замерла на месте, словно сама оказалась рядом с той девочкой.

— Ты бы предпочла, чтобы Люк не стал ей помогать? Чтобы он сказал, что не пойдет за ней, так как дома его ждут люди, которые его любят, и он не может рисковать своей жизнью?

— Нет. — Маделин сделала еще глоток скотча. — Я рада, что он пошел туда и спас ее.

— Эту работу, против которой ты так возражаешь, Люк делает не ради удовольствия и наград. — Голубые глаза Джейка неистово засверкали. — Это его призвание, отражение его внутренней сущности, так что если ты не можешь уважать его выбор и любить его еще больше за его самоотверженность, тебе лучше уйти из его жизни.

Его слова прозвучали жестоко, но ей было нечего возразить.

— Ты собираешься причинить боль моему брату, Мэдди? — спросил Джейк. — Или ты любишь его достаточно сильно, чтобы остаться с ним?

Маделин сжала руки в кулаки, ища в себе смелость, так необходимую для возлюбленной воина.

— Чем обычно занимаются люди, которые ждут возвращения воинов? — спросила она.

Взгляд Джейка задержался на ее почти пустом стакане.

— Помимо этого, — добавила она, издав смешок.

Пятнадцать минут спустя женщина и мальчик вошли в зал для восточных единоборств вместе со своим учителем и начали медленно повторять его движения.

Глава 11

Прежде во время работы Люк Беннетт никогда не терял концентрации. Сейчас он в качестве приглашенного эксперта находился на американском патрульном корабле. Ничего нового. Обычная рутина. Он ежедневно погружался на глубину, показывал командам новичков, как нужно обезвреживать японские торпеды.

Он хорошо делал свою работу, полностью отдаваясь ей, но при этом его мучило неприятное ощущение, которое до сих пор он испытывал лишь однажды, — когда умерла его мать.

Это было чувство пустоты, к которому примешивалась неуверенность. Он не знал, что будет его ждать по возвращении в Сингапур.

Он спрашивал себя, перестал ли По на него злиться. Будет ли Юн готовить на целую армию, когда он вернется, или ему придется снова добиваться ее расположения?

Работает ли Маделин с утра до ночи, чтобы не думать об опасности, которой он себя подвергает? Достаточно ли прочны их отношения, чтобы выдержать разлуку, или, когда он вернется, Мэдди скажет ему, что с нее достаточно?

В свободные часы он пытался читать, заниматься в спортзале, проводить время со своими товарищами. Он ловил вместе с ними рыбу, слушал скабрезные анекдоты и истории о двадцатифутовых белых акулах, в которых правда смешивалась с вымыслом. Обычно это помогало ему отвлечься, но не сейчас.

Тогда он решил позвонить Маделин. Офицер связи набрал номер, который продиктовал ему Люк, и сказал, что у него есть три минуты.

Мэдди подошла к телефону после третьего гудка.

— Привет, Мэдди.

— Где ты? — спросила она.

— Все еще на борту судна. Работаю.

— Ничего не случилось? — осторожно спросила она. — Ты в порядке?

— В полном. Это рутинная работа. У меня выдалась свободная минутка, и я решил тебе позвонить. Как у тебя дела?

— Хорошо, — ответила она.

После этого в разговоре возникла пауза, которую Люк не знал, чем заполнить. Он не мастер подобных разговоров. До сих пор он никогда никому не звонил с работы.

— По кое-что для тебя сделал из обрезков, оставшихся от парты, — наконец сказала Мэдди. — Не буду говорить, что это, чтобы не портить сюрприз, но получилось красиво. Думаю, это своеобразный способ попросить у тебя прощения за то, что он тебе наговорил.

— Ему не нужно передо мной извиняться, — пробормотал Люк.

— Нужно, — возразила Маделин.

Снова неловкая пауза. Люк чувствовал, как утекают драгоценные секунды.

— Как Джейк? — спросил он, чтобы не молчать. У него были более существенные вопросы, но он боялся, что если начнет их ей задавать, то все испортит.

— У Джейка все в порядке.

— А у тебя? — Он ее уже об этом спрашивал. Вот идиот!

— У меня тоже. Работаю с утра до ночи. Справляюсь.

— Хорошо, — ответил он.

Какая-то его часть хотела, чтобы ее голос не звучал так спокойно. Чтобы Мэдди призналась, что без него не находит себе места.

— Здесь работы еще примерно на неделю. Я тебе позвоню, когда мы закончим.

— Люк, я… — Связь неожиданно прервалась.

Она что?

— Три минуты истекли, — сказал офицер связи.

Люку захотелось его придушить, но вместо этого он пробормотал «спасибо» и покинул помещение. Этот короткий разговор не избавил его от внутреннего напряжения. Напротив, оно лишь усилилось.

Через час его очередь погружаться под воду. Работа потребует от него полной концентрации. Пока же у него полно времени, чтобы изводить себя, думая обо всех тех вещах, что он хотел сказать Мэдди, но не решился.


Шесть дней спустя, когда все торпеды были обезврежены, Люк высадился с корабля на Гуам и начал готовиться к возвращению в Сингапур. Ему нужно чем-то занять сорок восемь часов, до того как он наконец сможет сесть в самолет. У берегов острова на мелководье полно затонувших кораблей времен Второй мировой войны, но, как бы ему ни хотелось их осмотреть, он не станет нырять с аквалангом. Ведь из-за этого ему пришлось бы отложить свой отлет еще на некоторое время. Плавание и рыбалка более подходящие занятия.

Он снова позвонил Мэдди. На этот раз к телефону подошла Юн.

— Добрый вечер, Юн. Это Люк.

— Привет, тигр.

— Мэдди дома?

— Нет, на концерте с новым другом. Нежный кролик — хорошая компания для змеи, пока тигра нет рядом. Кролик шустрый и хитрый, но робкий. Он уже знает тай-чи.

— Этот кролик везунчик.

Люку всегда казалось, что Юн живет в каком-то другом мире. Из ее слов он понял, что Маделин проводит время с другом. Наверное, у нее полно друзей, с которыми он незнаком. Как мужчин, так и женщин, как новых, так и старых. Он никогда не был ревнивым, но у него возникло подозрение, что теперь все изменилось. Ему хотелось поподробнее расспросить Юн об этом «кролике», но он сдержался.

— Вы не могли бы передать Маделин, что работа закончена, что я сейчас на Гуаме и вернусь через пару дней?

— Могу, — ответила Юн. — Почему только через два дня? Ты ранен?

— Нет, просто после погружения на глубину нужно подождать сорок восемь часов, прежде чем садиться в самолет.

— Ясно, — сказала пожилая женщина. — Значит, у тебя достаточно времени, чтобы отдохнуть, восстановить силы и приобрести маленькие умилостивительные дары для уставшей старой китаянки и измученного хозяина доджо.

— Что вы имеете в виду?

— После твоего отъезда некоторые люди здесь не находят себе места. Кто-то здесь должен их поддерживать, пока ты работаешь, чтобы они не сошли с ума от тоски. Ты заварил эту кашу, тебе ее и расхлебывать.

— Но как?

— Тут я тебе не советчик. Желаю хорошо отдохнуть, тигр, — сказала Юн и положила трубку.


Через два дня Люк спустился по трапу на взлетно-посадочную полосу сингапурского аэродрома. Он по-прежнему не знал, как ему быть с Мэдди и По.

Возможно, в будущем ему следует более подробно рассказывать им о своей работе. Возможно, если однажды появится специалист с такой же высокой квалификацией, как у него, он будет позволять ему себя заменять.

Но только иногда.

Взяв свои вещи, среди которых была сумка с инструментами, он понес их на таможенный досмотр. Люди за стойкой уже были проинформированы о его прибытии и поставили ему необходимую печать.

Когда он наконец оказался в здании терминала, большинство людей, летевших с ним одним рейсом, уже разошлись. Среди оставшихся пассажиров и встречающих он увидел Маделин. Она неуверенно улыбнулась ему, теребя ремешок красной сумочки. «Должно быть, нервничает», — подумал Люк. Подойдя ближе и посмотрев ей в глаза, он в этом убедился.

— Я подумала, что тебя нужно отвезти домой, — сказала она.

Поставив сумку на пол, он заключил Маделин в объятия и почувствовал умиротворение, какого не знал никогда. Это была не эйфория, вызванная осознанием того, что он в очередной раз победил смерть. Это чувство было спокойнее и глубже. Он коснулся губами ее виска. Ему безумно хотелось поцеловать ее в губы, но он боялся, что не сможет остановиться.

— Тебе не нужно было за мной приезжать, — пробормотал он, хотя на самом деле был безумно рад, что она это сделала.

— Тут ты ошибаешься, — возразила она. — У меня есть примерно восемь часов до того, как я сяду в самолет до Шанхая, Четыре из них мне нужно провести в офисе. Остальные четыре я хочу провести с тобой.

— Ты сказала, восемь часов? — О поездке в Шанхай он расспросит ее позже.

— Четыре из них твои, — сказала она, размыкая объятия. — Как тебе понравился Гуам?

Подняв свою сумку, он направился к ближайшему банкомату.

— Микронезия замечательная, — ответил он. — Мне понравилось там нырять. Там я вспомнил, почему пошел служить во флот.

— Тебе были нужны воспоминания?

— Иногда они бывают нужны.

Это чистая правда. Он любит свою работу, но в этот раз не думал о своих высоких целях и не испытывал привычного волнения. Ему хотелось поскорее все сделать и вернуться домой.

— Мне нужно немного наличных денег, — сказал он, направляясь к банкомату.

— Маделин! — послышался у них за спиной женский голос.

Мэдди остановилась и повернулась. Люк сделал то же самое и увидел идущую к ним сутулую пожилую женщину. Она протянула Маделин руку с дорогими кольцами и безупречным маникюром. Ее украшения идеально сочетались с костюмом от-кутюр. Уверенность, с которой она их носила, говорила о том, что бриллианты подходят не только молодым женщинам.

— Сара! — Маделин пожала протянутую руку и улыбнулась. — Вы вернулись в страну!

— Только что. — Пожилая женщина внимательно осмотрела ее с ног до головы. — Ты хорошо выглядишь, моя дорогая девочка. — Сара перевела взгляд на Люка. — Вы причина этого?

— Сара, это Люк Беннетт. Он только что закончил обезвреживать торпеды у берегов Гуама. Вполне возможно, что он одна из причин. Люк, позволь представить тебе леди Сару Сауткотт. Сара — председатель нескольких благотворительных организаций, членом которых я являюсь.

— Рад с вами познакомиться, леди Сара.

— Просто Сара, — приказала пожилая женщина. — Значит, Гуам? Много лет назад я работала медсестрой на Гуаме.

— Большую часть Второй мировой войны Сара проработала медсестрой здесь, в Сингапуре, — сказала Маделин.

— Об этом я уже много лет тщетно пытаюсь забыть, — произнесла пожилая женщина. — О выборе, который нам приходилось делать каждый день. Об ужасном выборе. — На мгновение ее взгляд затуманился, затем она перевела его на Люка и улыбнулась. — Вы похожи на человека, который знает не понаслышке, что такое трудный выбор.

Люк ничего не сказал. Он видел смерть и сталкивался с трудностями, но они вряд ли могли сравниться с теми, которые довелось испытать леди Саре во время Второй мировой войны. Он проникся уважением к этой женщине.

— Давайте мы вас подвезем, — предложила ей Маделин.

— Не надо, моя дорогая. Где-то здесь должен быть мой шофер. Очевидно, он вышел на улицу, чтобы подогнать поближе машину.

— Позвольте я вас провожу, — сказала Мэдди. — Люк пока получит наличные в банкомате. Встречаемся здесь через пять минут, — обратилась она к нему.

Люк вежливо улыбнулся пожилой женщине.

— Заезжайте как-нибудь ко мне, — предложила Сара. — Я готовлю отличный чай со льдом.

— Это точно, — улыбнулась Мэдди. — На треть он состоит из джина.


Банкомат находился рядом с информационной стойкой и пунктом проката багажных тележек. Проверив состояние своего счета, Люк обнаружил, что вознаграждение за последнюю работу уже перечислено. Средств на банковской карте вполне достаточно, чтобы купить себе транспортное средство. Лучше на двух колесах, чем на четырех. Передвигаться на мотоцикле по оживленным трассам города намного удобнее, чем на автомобиле. Возможно, Мэдди будет время от времени не против прокатиться с ветерком.

Пока Люк ждал выдачи наличных, до него донеслись обрывки разговора двух женщин. Он не видел их, но в этом не было необходимости. Он знал этот тип женщин. Богатые избалованные стервы, полные злобы.

— Ты видела Делакартову шлюху?

— Разве ее можно было не заметить? С ней был такой красавчик. Интересно, кто он? Сначала я подумала, что она встречала его, но затем она ушла со старушкой Сауткотт.

— Могу поспорить, что она за ним вернется. Я бы на ее месте вернулась.

— Надеюсь, он не имеет ничего против потасканных женщин. Я слышала, что старик Делакарт подцепил ее на улице в Джакарте.

— Я тоже об этом слышала. Мой отец клянется, что это правда. Также я слышала, что она стоит больше двухсот пятидесяти миллионов. Думаю, ради этого можно потерпеть, что она не первой свежести.

Женщины рассмеялись. Люка охватила безумная ярость. Она грозилась вырваться наружу, но за годы, проведенные на военной службе, он научился сдерживать свои порывы.

— Ты готов идти? — послышался у него за спиной голос Маделин.

Люк повернулся. Ее лицо было непроницаемым.

— Как много ты слышала?

— Достаточно. — Она бросила на него холодный взгляд. — Все в порядке. Я к этому привыкла. Я не позволю мерзким сплетницам испортить мне день.

— Отлично. Не возражаешь, если я испорчу им день?

Не дожидаясь ее ответа, Люк завернул за угол и бросил на женщин испепеляющий взгляд. Он не понимал, как в таких красавицах может быть столько злобы. Маделин стоит тысячи таких, как они.

Когда женщины его увидели, одна покраснела, другая побледнела.

Он сказал бы им какую-нибудь колкость, если бы рядом с ним не появилась Маделин.

— Пойдем, — тихо сказал он.

Они молча покинули здание терминала и пересекли стоянку. Внутри у Люка все по-прежнему кипело от ярости. Этому было множество причин. Некоторые из них он сам пока не был готов признать.

— Не хочешь сесть за руль? — робко предложила ему Маделин, когда они подошли к ее «мерседесу».

— Нет, — отрезал Люк. В ее глазах промелькнула боль, и он тут же пожалел о том, что был груб. Он негодовал на себя за то, что позволил гнусным сплетням вывести его из равновесия. Со временем он обязательно выбросит их из головы, но прямо сейчас это невозможно.

Положив свою сумку в багажник, Люк забрался на пассажирское сиденье. Пока Маделин оплачивала парковку, он тщетно пытался успокоиться. Когда она выезжала со стоянки, он достал из бумажника пятидесятидолларовую банкноту и положил на приборную панель.

— Я сам в состоянии оплатить парковку, — сказал он и тут же пожалел, что не может взять свои слова назад.

— Тебе не следует придавать значение тому, что ты подслушал, — наконец произнесла Маделин. — Да, «Делакарт» действительно стоит сотни миллионов, но мне принадлежат только шестьдесят процентов акций компании. Я как генеральный директор ежегодно получаю жалованье в размере пятисот тысяч. Эта скромная сумма по сравнению с заработками директоров большинства компаний. Часть этих средств уходит на ведение хозяйства. Помимо Юн есть еще человек, который приходит несколько раз в неделю ухаживать за зимним садом. В конце каждого финансового года у меня остается довольно много денег, и я отдаю их на благотворительность.

— Ты не должна ничего мне объяснять.

— Я знаю, — решительно сказала она. — Но я хочу, чтобы ты знал, что я не так богата, как они говорят. Что я не трачу все свое жалованье на дорогие туфли и сумочки. Конечно, я не экономлю на своем комфорте, но на ветер денег тоже не бросаю. Возможно, в это трудно поверить, но между имуществом «Делакарт» и тем, что принадлежит мне, есть четкая граница.

— Ты не должна ничего мне объяснять, — повторил он.

Маделин не ответила. Молчание длилось до тех пор, пока они не добрались до дома, в котором Люк снимал квартиру. Мэдди остановила машину, но мотор не заглушила.

— Если тебя не беспокоит комментарий насчет моих денег, остается единственно возможная причина. — Не отпуская руля, она уставилась перед собой. — Ты хочешь спросить меня насчет той улицы в Джакарте, не так ли?

— Нет.

— Потому что ты не веришь в то, что я могла торговать своим телом? — Наконец она посмотрела на него. — Или потому что боишься спрашивать?

— Возможно, мне просто не понравилось, как эти злобные женщины отзывались о тебе. Ты учла этот вариант?

— Нет, но обязательно учту, — мрачно ответила она. — Я с самого начала говорила тебе, что обо мне думает большинство людей. Что бы я ни делала, их мнение не меняется. Поэтому я делаю что хочу, стараясь не обращать внимания на то, что они болтают за моей спиной. Я бы посоветовала тебе вести себя так же, но вижу, что у тебя вряд ли получится.

— Ради бога, Мэдди. То, что они сказали, причинило тебе боль. Только не пытайся этого отрицать.

— Ошибаешься, Люк. Я к подобному привыкла, ты — нет. Джейк, По и даже Юн защищали тебя от того, что другие люди думают обо мне. Я много раз предупреждала, но ты меня не слушал. Сейчас ты увидел всю картину, и она тебе не понравилась. Жена-трофей. Шлюха Делакарта. Вдова миллионера, у которой больше врагов, чем друзей. Женщина, которая занимается сексом в лифте с мужчиной, с которым едва знакома. Как еще можно назвать такую женщину, если не шлюхой?

— Перестань, Мэдди.

— Спроси меня, торговала ли я своим телом на улицах Джакарты.

— Нет, — отрезал Люк, чувствуя, что начинает раздражаться. — Не знаю, что ты там прочитала в моих глазах и словах, Мэдди, но могу тебя заверить, что ты заблуждаешься. Я не имею ни малейшего намерения спрашивать, что ты делала на улицах Джакарты. Не я завелся из-за злобного комментария какой-то стервы, а ты. Выскажи мне сейчас все, что накопилось у тебя на душе. Тебе станет легче, и мы сможем оставить эти неприятные моменты в прошлом.

Крепко вцепившись в руль, Маделин посмотрела на Люка горящими глазами. Она выглядела так, словно хотела сбежать. Словно ей меньше всего хотелось сейчас находиться здесь с ним. Призраки прошлого преследовали ее. «С возвращением тебя, Беннетт», — мрачно усмехнулся про себя Люк.

— Я никогда не торговала собой, — заявила она. — На улицах Джакарты я искала своего брата. На одной из них я его нашла. Он там жил, и мне тоже пришлось познать страхи и лишения уличной жизни. Я не могла оставить его одного, больного и опустившегося. Мой рассказ помог тебе лучше меня понять, Люк, или это одна из тех вещей, которые не вписываются в твой аккуратный мирок, где все живут по законам чести и справедливости?

— Возможно, если бы ты не говорила за меня, ты бы это узнала, — мрачно сказал он, открывая дверцу. — Возможно, если бы ты верила в меня, ты не стала бы торопиться разрывать наши отношения. Или, может, ты просто решила, что с тебя хватит и нам пора расстаться? Что тебе лучше прятаться за твоим богатством и дурной репутацией, чем рискнуть полюбить кого-то вроде меня?

— Убирайся, — пробормотала она, нажав на кнопку, чтобы открыть багажник. — Уйди сейчас же!

Выбравшись из машины, Люк достал из багажника свою сумку, затем вернулся к открытой пассажирской дверце и сказал:

— Я думал, что у женщины, которая в одиночку отправилась в чужую страну на поиски брата, которая управляет огромным бизнесом и, следуя примеру покойного мужа, помогает нуждающимся детям вроде По, больше смелости.

Он захлопнул дверцу.

Мэдди уехала, забрав с собой сердце Люка и его надежды.

Ему осталось только грубо выругаться. Что он и сделал.

Глава 12

Возможно, она погорячилась, признала Маделин по дороге в офис. Возможно, Люк принял слова тех женщин не так близко к сердцу, как она подумала. Но какого черта он заявил, что ей не хватает смелости, чтобы его любить? Обвинил ее в том, что она разрывает их отношения, так как боится того, к чему они могут привести?

— Ну и черт с тобой, — пробормотала она, ставя машину в подземный гараж офисного здания. — Как ты смеешь предъявлять мне претензии, когда у самого рыльце в пушку?

Когда Мэдди поднялась в свой кабинет, внутри у нее по-прежнему все кипело от ярости. Она никак не могла сосредоточиться на работе. Возможно, дело было в том, что она каждые пять минут напоминала себе, что не слабая и далеко не трусливая. Она просто открыла ему глаза на то, что ей не место в его мире. Нельзя допускать, чтобы, связавшись с ней, он запятнал свою репутацию. Для такого цельного человека, как Люк Беннетт, хорошая репутация имеет большое значение. Комментарии тех женщин в аэропорту привели его в ярость. Ее богатство и положение оскорбляют его самолюбие.

Закрыв лицо руками, Маделин принялась вспоминать детали их разговора. Отказ Люка задать ей вопрос. Ярость в его глазах. Это было его первое столкновение с грязными светскими сплетнями. Надо отдать ему должное, он хотел ее защитить. К счастью, он сдержался. В подобных ситуациях нужно игнорировать слова обидчика. Единственное оружие — вежливая улыбка. Нельзя демонстрировать противнику свою слабость. Нельзя показывать ему, что тебя задели его оскорбления.

После инцидента в аэропорту ей следовало сделать вид, будто ничего не произошло, а не пытаться все ему объяснить. Она сама спровоцировала их ссору. Возможно, он действительно не хотел спрашивать ее о том, что она делала в Джакарте. Что, если он наконец принял ее такую, какая она есть, и готов впустить в свой мир? Что, если на этот раз она сама все усложнила?

Маделин выругалась.

Она не может отложить поездку в Шанхай? Если она это сделает, ей не избежать проблем с новым проектом.

Может ли она помириться с Люком до отлета?

Есть только один способ узнать наверняка.

Взяв телефон, Маделин быстро набрала его номер, пока ей хватило смелости. Его мобильный был отключен. Номера его второго телефона, на который ему звонили с работы, она не знала.

Ей ничего не оставалось, кроме как разыскать его и поговорить с ним с глазу на глаз.

Спустившись вниз, она села в машину и помчалась к Люку домой. К ее большому огорчению, в квартире его не оказалось.


Приняв душ и переодевшись, Люк отправился к Джейку. После нелепой ссоры с Маделин он не захотел быть один в своей квартире. Если он останется, то начнет прокручивать в голове их разговор, и у него закипит мозг. Его вывело из себя не столько происшествие в аэропорту, сколько предположение Мэдди, что он поверил тем злобным стервам.

Упоминание о двухстах пятидесяти миллионах напугало его, но только на миг. Он почти уже смирился с тем, что Маделин была замужем за человеком, который был намного ее старше и оставил ей в наследство огромное состояние.

Его задело то, что она решила, будто он поверил, что она торговала собой на улицах Джакарты.

Как будто никто, кроме ее дорогого Уильяма, не может видеть, какая она, и любить ее!

Зал для карате оказался пуст. Он нашел Джейка и По на кухне. Они ели лапшу. При виде его мальчик широко улыбнулся. Джейк окинул Люка внимательным взглядом, прежде чем поздороваться с ним и спросить:

— Маделин встретила тебя в аэропорту?

— Да.

— Тогда почему ты здесь?

— Потому что я люблю тебя, брат. Еще вопросы есть?

— Нет, — пробормотал Джейк.

— Я человек благоразумный, — сказал Люк, выдвигая стул. — Моим суждениям можно доверять, даже когда речь идет о Маделин. Я знаю, что она собой представляет и как она стала такой. Определенно я могу сказать, кем она не является.

Джейк продолжал есть. По, отложив вилку, осторожно наблюдал за Люком.

— Ладно, обвинить ее в трусости было не самым умным моим поступком. Но подумать, что я им поверил, когда они назвали ее шлюхой, с ее стороны тоже было не очень умно.

— Кто-то назвал Маделин шлюхой? — Глаза Джейка сузились. — Кто?

— Вот видишь? — произнес Люк. — Ты хочешь ее защитить. Я тоже хотел. Что здесь плохого? Это абсолютно нормальная реакция.

— Конечно нормальная, — согласился Джейк. — Что ты сделал?

Намного меньше, чем хотел.

— Это были всего лишь две злобные сплетницы. Я смерил их взглядом, и мы ушли.

— Разумно, — сказал Джейк. — Цивилизованно.

Но это не принесло ему желаемого удовлетворения.

— Что еще я мог сделать?

— Осмелюсь предположить, что Маделин могла бы усложнить им жизнь, если бы захотела, но вместо этого проигнорировала их. Многих в ней восхищает то, что она не чувствует необходимости ни перед кем оправдываться.

Она оправдывалась перед Люком, и не один раз. В том числе по его просьбе. Он помнил, как расспрашивал Мэдди о ее отношениях с покойным мужем. Он пытался ее понять, найти себе место в ее мире. Возможно, у нее действительно имелась причина в нем сомневаться, когда речь шла о ее прошлом.

Люк провел ладонями по лицу:

— Одна из сплетниц сказала, что Уильям подцепил Мэдди на одной из улиц Джакарты. Маделин подумала, что я им поверил и собираюсь устроить ей допрос.

Джейк ничего не сказал.

— Да, мне понадобилось время, чтобы свыкнуться с тем, что она была замужем за Делакартом, мне это удалось. Что было, то прошло. Почему она не верит, что я понимаю ее и принимаю такую, какая она есть?

— Как я от всех вас устал, — пробурчал Джейк.

— Потому что она тебя любит и боится, что ты можешь подумать о ней плохо, — неожиданно сказал По. — Боится, что ты причинишь ей такую сильную боль, какой она никогда раньше не испытывала. Что эта боль никогда не пройдет.

Мужчины пристально уставились на мальчика.

— Ничего себе, — произнес Джейк.

— Он хочет быть юристом, специализирующимся на защите прав человека, — сказал Люк.

— Я об этом слышал. — Джейк посмотрел на Люка. — Он приготовил для тебя подарок. Возился с ним две недели. — Джейк перевел взгляд на По. — Не хочешь его принести?

Кивнув, По убежал.

— Надеюсь, ты примешь подарок в нормальном расположении духа. Нельзя обижать мальчишку. Он старался, — сказал Люку его старший брат.

— Да, конечно, — ответил он, решив, что ему следует на время отвлечься от своих любовных проблем.

Через полминуты мальчик вернулся со свертком толщиной дюйм, длиной два фута и шириной примерно один фут. Протянув его Люку, По тут же отстранился. Инстинкты, приобретенные на улице, не позволяли ему впускать других людей в свое личное пространство.

— Юн помогла мне покрыть его воском и маслом, — сказал мальчик.

Разорвав газету, — он увидел деревянный футляр с медными петлями и стеклом на передней стенке.

— Это ты сделал? — спросил Люк.

По кивнул.

— Отлично получилось. — Он провел кончиками пальцев по краю футляра. — Правда.

— Джейк сказал, что ты получил несколько медалей за храбрость. Маделин предположила, что тебе нужен для них футляр, чтобы ты смог повесить его на стену и мы, глядя на твои награды, вспоминали, что другие люди тоже в тебе нуждаются.

— Спасибо тебе, дружище. — У Люка сдавило горло, глаза начало покалывать. Разумеется, он не заплакал, но долго не сводил глаз с футляра.

Маделин придумала отличный способ успокоить По и занять его на время отсутствия Люка.

— Юн сказала, что если ты попросишь ее на литературном китайском, она приедет к тебе домой, покажет, куда лучше повесить награды по фэн-шуй, и даже не возьмет с тебя за это денег.

Люк снова коснулся деревянной поверхности футляра:

— Ты хочешь сделать то же самое с партой?

По кивнул:

— На днях мы обязательно начнем над этим работать.

По снова кивнул и мгновение спустя неожиданно бросился ему в объятия. Когда Люк прижал мальчика к себе, ему показалось, что какая-то недостающая частичка его жизни встала на место. Он посмотрел на Джейка поверх головы мальчика:

— Я поссорился с Мэдди. Мне нужно ее найти до того, как она уедет в Шанхай. Мне нужно пройтись по магазинам.

— Эти высказывания как-то связаны друг с другом? — спросил Джейк Люка, когда тот отпустил По и стал расхаживать взад-вперед.

Люк думал, как будет все исправлять. Для начала он признается Маделин в любви, затем подарит ей кольцо. Один неосторожный шаг — и его сердце будет разбито. Он рискует сильнее, чем когда имеет дело с минами. Мощный выброс адреналина. Парализующий страх.

— По ювелирным магазинам, — пояснил он.

— Хочешь подарить ей какую-нибудь симпатичную безделушку в знак примирения? — В голосе Джейка слышалась надежда.

— Нет. Обручальное кольцо. Но не простое. Оно должно быть совершенным. Но где я найду такое кольцо, — он посмотрел на часы, — в воскресенье в половине пятого? — Он никогда раньше не покупал колец, поэтому не знает, как это делается. — У меня нет времени. — Вдруг его осенило. — Аэропорт. Там есть ювелирные магазины. Никакой паники. Все, что мне нужно, это компания. Желательно женская. Кого бы мне с собой взять?

— Слава богу, — пробормотал Джейк.

Это должна быть романтичная женщина, знающая толк в драгоценных камнях.

— Юн! Впрочем, лучше не надо. Кто-нибудь из вас знает нежного кролика, любящего оперу и знающего тай-чи?

По уставился на Люка. Джейк часто заморгал.

— Вот что случается, когда у человека едет крыша, — сказал Джейк мальчику.

— Хэлли! Я могу позвонить Хэлли. Она должна знать, что нравится женщинам. Я могу обсуждать кольца с ней по телефону. — Конечно, это не идеально, но лучше, чем ничего. — Эрин! — внезапно сказал он. Джейк выглядел так, словно был рад, что его брат наконец нашел свою вторую половинку.

Эрин, жена Тристана, талантливый ювелир и романтичная натура. Он может ей позвонить и описать кольца, имеющиеся в продаже. Наверное, лучше всего подойдет кольцо из платины со сверкающим бриллиантом, обрамленным сапфирами или изумрудами. Если он ничего не выберет, то может попросить Эрин сделать для него что-нибудь особенное. Пожалуй, ему следует сразу договориться с Эрин вместо того, чтобы бегать по магазинам. Ему не обязательно дарить Мэдди кольцо сегодня. Учитывая, как мало времени осталось перед ее отлетом, он пока может обойтись одним признанием. Когда она вернется из Шанхая, он подарит ей кольцо.

Решение проблемы оказалось таким легким, что Люк просиял.

— Я передумал, — сказал он.

Джейк посмотрел на него как на умалишенного.

— Я решу вопрос с кольцом завтра, — добавил Люк.

Зазвонил стационарный телефон. Джейк быстро снял трубку и произнес:

— Да, он здесь. А ты где?

— Это Мэдди? — спросил Люк. — Дай мне трубку.

— Нет. У тебя есть свой телефон, — возразил Джейк, мешая Люку отобрать у него трубку. — Нет, это я не тебе, Мэдди. Оставайся там, где находишься сейчас. Здесь люди, которые хотят спокойно пообедать. Помнится, когда-то здесь было спокойно. Сюда не врывались сумасшедшие. — Джейк дерзко ухмыльнулся. — Кстати, мой братец уже уходит. — Люк ударил Джейка локтем в солнечное сплетение, но тот не выпустил из рук трубку. Тогда Люк прижал его к стене. По, убиравший со стола тарелки, смотрел на мужчин с настороженностью.

— Мэдди ждет тебя у двери твоей квартиры, — сообщил Джейк Люку, затем произнес в трубку: — Да, жди его там. Он будет через пять минут.

Люк уже бежал по коридору.

— Возможно, раньше, — добавил Джейк и положил трубку.

* * *

Он увидел Маделин на площадке между двумя квартирами и остановился посреди лестничного пролета, чтобы она не смогла убежать, пока не выслушает его.

Она выглядела спокойной и решительной.

— Мне безразлично, что думают те женщины, — произнесла она без лишних церемоний. — Для меня имеет значение только то, что думаешь ты. Так что, если ты все еще хочешь продолжить наши отношения и посмотреть, куда это приведет, я согласна. У меня достаточно смелости.

— Я знаю. — Поднявшись на площадку, он отпер дверь своей квартиры и пропустил Мэдди внутрь, затем вошел сам.

— Самолюбие у меня тоже есть, но я готова признать свои ошибки. Мне жаль, что я приняла слова тех женщин близко к сердцу и выместила свой гнев на тебе. Мне следовало тебе доверять. Следовало знать, что ты не поверишь грязным сплетням.

— Доверие нужно заслужить, — мрачно ответил он. — Я часто расспрашивал тебя о твоем браке с Уильямом, неодобрительно отзывался о нем. Этого оказалось достаточно, чтобы ты предположила, что я подумаю худшее.

— Ты расспрашивал меня об Уильяме, желая узнать что-нибудь, что могло бы тебя заставить думать обо мне лучше. К сожалению, я не смогла тебе дать такую информацию.

— Маделин Мерси Делакарт, ты ошибаешься. Ты заставила меня научиться принимать тебя такую, какая ты есть. С каждой нашей встречей я проникался к тебе все больше. — Глубоко вдохнув, он продолжил: — Теперь моя очередь давать объяснения, Мэдди, С тобой я понял, что моя философия, касающаяся свободных отношений с минимумом обязательств, гроша ломаного не стоит. — Кольцо с бриллиантом было бы сейчас очень кстати, но, поскольку его нет, ему придется обойтись одними словами. — Я люблю тебя, Маделин, и хочу построить с тобой счастливую жизнь. Жизнь, в которой будет место для таких детей, как По, для наших собственных детей, для «Делакарт» и моей работы, для Юн. Я хочу, чтобы ты всегда была со мной, потому что мое сердце принадлежит тебе.

Подойдя к ней, он взял ее дрожащие руки в свои и, глядя в глаза, спросил:

— Маделин Мерси Делакарт, ты выйдешь за меня замуж?

— Да, — хрипло ответила она, затем поцеловала его в щеку, в уголок рта и наконец в губы. — Я очень люблю тебя, Люк Беннетт, всем своим существом. Люблю за то, что ты такой, какой есть. Да, я выйду за тебя замуж.

Он крепко прижал ее к себе и понял, что после долгих блужданий наконец нашел дом, где его сердце обретет покой.

— Через сколько часов тебе нужно быть в аэропорту?

— У нас еще достаточно времени.


Два дня спустя Маделин позвонила ему из номера отеля в Шанхае. Деловая встреча, посвященная новому проекту «Делакарт», закончилась. Она получила что хотела, но очень устала. Ей хотелось вернуться в Сингапур ближайшим рейсом, но у нее осталось одно важное дело.

— Когда ты вернешься домой? — первым делом спросил Люк.

— Тебе придется немного потерпеть. Встреча была утром, у меня есть билет на самолет на вечерний рейс, но я сегодня никуда не полечу. Об этом я и хочу с тобой поговорить, Люк. — Она легла на кровать и закрыла глаза. — Вчера я была на коктейле вместе с Джиан. Там я познакомилась с человеком, который ее преследует. Он мне ужасно не понравился. Самовлюбленный, распущенный и коварный. Я подумала, что могла бы задержаться на пару дней и попробовать убедить Джиан полететь со мной в Сингапур. По-моему, это хорошая идея.

— Может, мне прилететь к тебе в Шанхай? — спокойно предложил он.

«Наверное, он таким же невозмутимым тоном разговаривает со своими коллегами, когда работает», — с восхищением подумала Мэдди.

— Я очень соскучилась и хотела бы, чтобы ты прилетел ко мне в Шанхай, но поскольку речь сейчас идет о благополучии Джиан, не думаю, что это хорошая идея. Этот тип не видит во мне угрозы. Тебя он точно бы стал рассматривать как опасность. У него куча денег и большие связи в Шанхае. Так просто он ее не отдаст.

— Только не говори мне, что собираешься подвергать себя опасности, Маделин.

— Забавно слышать подобное от тебя, Люк Беннетт. Добро пожаловать в мир беспокойства и ожидания. Я сейчас расскажу тебе, как не сойти с ума от переживаний. Я научилась этому, пока ты обезвреживал торпеды у берегов Гуама. Я верила всем своим сердцем, что ты лучший в своей работе и знаешь, что делаешь.

На том конце линии повисло молчание.

— Кажется, ты на меня сердишься, — вздохнула Маделин. — Означает ли это, что у нас будет бурный умопомрачительный секс, когда я вернусь? Я всегда за.

— Маделин, — произнес он сдавленным голосом. — Будь осторожней. О деталях нашей встречи я позабочусь.

— Ты помешан на контроле.

— Контроль не будет иметь к этому никакого отношения. — Это прозвучало многообещающе. — Ты позвонишь перед тем, как сесть в самолет. Я встречу тебя в аэропорту.

— Какой ты нетерпеливый.

— Я просто о тебе беспокоюсь, — возразил он. — К тому времени, когда мы с тобой снова встретимся, я, возможно, сойду с ума. Не иди на необдуманный риск. Если что-то пойдет не так, ничего не предпринимай. Позвони мне, и я за тобой приеду.

— Мне сейчас почему-то хочется приложить руку к виску и сказать: «Есть, сэр».

Люк ничего не ответил и прервал соединение. «Бурный секс мне обеспечен», — подумала Маделин, встала с кровати и положила трубку на рычаг. Раздевшись, она забралась под тонкий плед, закрыла глаза в надежде отдохнуть пару часов. Ее тело тут же начало расслабляться, и через пару минут она погрузилась в сон.


Через два дня самолет с Маделин и Джиан на борту приземлился в аэропорту Сингапура. Там их встретили сыновья Брюса Йи. Строгий сосредоточенный вид мужчин говорил о том, что с ними нужно считаться. Что они будут защищать то, что им дорого, до последней капли крови. Они обращались с Маделин как с равной. Это никак не было связано с ее деловыми качествами. Они были благодарны ей за то, что она уговорила Джиан уехать из Шанхая.

Они довезли Маделин до ее дома и, несмотря на ее возражения, проводили до квартиры. Вместо того чтобы ждать кузенов в машине, Джиан пошла вместе с ними.

— У тебя есть все номера, которые я тебе дала? — спросила ее Маделин. — Они должны быть не только в памяти твоего мобильного, но и на листке бумаги в кармане. Тебе нужно их выучить.

— Обязательно выучу, — ответила Джи.

— Если тебе понадобится помощь, звони Люку, мне или Джейку. — Маделин обняла ее на прощание.

— Непременно, — с улыбкой ответила Джи.

— Если захочешь сходить в кино или пройтись по магазинам, звони, — добавила Мэдди.

Когда они ушли, Маделин приняла душ, высушила волосы и сделала макияж. Изучая свой гардероб, она набрала номер Люка и сообщила ему:

— Я вернулась. Мы улетели более ранним рейсом, чем планировали. Кузены Джи встретили нас в аэропорту. Сейчас я стою в своей гардеробной и думаю, что мне надеть.

— Я сейчас приеду, — сказал Люк. — Тебе нет необходимости наряжаться. Для меня ты хороша в любом виде.

Он ошибается. В жизни женщины бывают моменты, к которым нужно готовиться с особой тщательностью. Сейчас как раз такой случай.

— Во время твоего отсутствия я кое-что поняла, — произнесла она, перебирая вешалки с платьями в поисках короткого облегающего наряда.

Янтарное платье без бретелек и со скрытой молнией сбоку. Маленькое и откровенное. К нему нужно добавить шелковые чулки с поясом и туфли на высоком каблуке. Волосы лучше поднять или оставить распущенными?

— Маделин? — В голосе Люка слышалось нетерпение. — Может, перестанешь думать об одежде и перейдешь к сути? Я тут с ума схожу.

— Прости, — ответила она. — Я поняла, что из тебя получится замечательный отец. Поняла, что хочу гордиться тем, как ты заботишься о наших дочерях.

— У мужчин, носящих фамилию Беннетт, девочки не рождаются, — решительно заявил Люк. — У нас рождаются только парни. Смелые и рисковые.

— Нет. Юн сказала, что наш первенец будет девочкой. Люк? Ты все еще на линии?

— Не выходи из спальни, — произнес он хриплым голосом.

— Юн нет дома. Кто-то должен открыть тебе дверь. Буду ждать тебя у лифта.


Пятнадцать минут спустя Люк вошел в пустую кабину частного лифта. Прислонившись к стенке, он стал с нетерпением ждать, когда наконец поднимется на верхний этаж. Ему казалось, что лифт ползет как черепаха.

В кармане у него лежало кольцо из платины с безупречным бриллиантом, окруженным сапфирами, — маленький шедевр ювелирного искусства. Эрин выслушала его сбивчивые объяснения и сделала именно то, что он хотел.

Раньше смыслом его жизни была работа, связанная с большим риском. Он думал, что этого ему достаточно, но только познав настоящую любовь, понял, что такое счастье.

* * *

Маделин в обтягивающем платье цвета янтаря стояла у лифта. Каждая нервная клеточка в ее теле звенела в томительном ожидании.

Наконец лампочка наверху загорелась и серебристые дверцы медленно раздвинулись.

Люк стоял, прислонившись к задней стенке. Его голова была слегка откинута назад, руки лежали на поручнях. Горящий взгляд был полон нежности, страсти и обещания.

Опустив глаза, Маделин посмотрела туда, куда даме смотреть не следует.

И улыбнулась.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12