КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604316 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239560
Пользователей - 109491

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Зае...ся расставлять в нотах свою аппликатуру. Потом, может быть.
А вообще - какого х...я? Вы мне не за одни ноты спасибо не сказали. Идите конкретно на куй.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Конечно не существовало. Если конечно не читать украинских учебников))
«Украинский народ – самый древний народ в мире. Ему уже 140 тысяч лет»©
В них древние укры изобрели колесо, выкопали Черное море а , а землю использовали для создания Кавказских гор, били др. греков и римлян которые захватывали южноукраинские города, А еще Ной говорил на украинском языке, галлы родом из украинской же Галиции, украинцем был легендарный Спартак, а

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
Дед Марго про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Просто этот народ с 9 века, когда во главе их стали норманы-русы, назывался русским, а уже потом московиты, его неблагодарные потомки, присвоили себе это название, и в 17 веке появились малороссы украинцы))

Рейтинг: -6 ( 1 за, 7 против).
fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Мелодия для двоих [Фиона Харпер] (fb2) читать онлайн

- Мелодия для двоих (и.с. Любовный роман (Радуга)-1476) 220 Кб, 89с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Фиона Харпер

Настройки текста:



Фиона Харпер Мелодия для двоих


ГЛАВА ПЕРВАЯ

Джейк знал только две вещи о женщине, с которой он должен встретиться: ее зовут Сирена и у ее отца есть деньги.

Сирена.

Какое-то лошадиное имя. Наверняка она носит бриджи для верховой езды. Мэл отказалась сообщить, хорошенькая эта девица или нет, поэтому, скорее всего, она будет выглядеть как лошадь. А дома у нее висят на стене круглый коричневый шлем для верховой езды и хлыст. Это видение слишком явно предстало перед его мысленным взором, и он поморщился. Сирена, конечно же, стягивает свои волосы мышиного цвета в тугой хвост, и у нее, конечно же, некрасивые лошадиные зубы.

Он вышел из машины, которую остановил на людной лондонской улице. Тут же раздался гудок какого-то автомобиля.

Вот почему ему обычно нравилось ходить пешком. Это была свобода, которая дорого стоит в наш век скоростей. Джейк не терпел указаний ни от кого, особенно не терпел, когда сигналили и мигали фарами наглые водители.

Ветер растрепал его волосы, и челка попала в глаза. С челки стекала влага, ибо моросил мелкий дождик, скорее напоминающий туман. Из-за него почти не был виден оранжевый свет уличных фонарей.

Джейк совсем промок. А он находился на улице всего несколько минут.

Через пару шагов он замедлил ход, потому что задумался. Легко ли идти навстречу неизвестному? А вот ему приходится. И он не собирается опаздывать, выказывая дурной тон. Джейк заторопился.

Мужчина представил себе, как он появится в ресторане в таком виде и как заржет пресловутая Сирена. Его передернуло от ужаса.

Нет, в последний раз он пошел на поводу у своей младшей сестры, которая постоянно предлагала ему сомнительные свидания вслепую.

Мэл позвонила брату на работу и втянула в разговор, пока он изучал годовой баланс и мычал в ответ всякие «угу» и «ага». В итоге, совершенно того не ожидая, он оказался втянутым в эту ужасную авантюру. И пришлось заказывать обед в ресторане «Лоренцо».

Сестричка с детства привыкла вить из него веревки. Добивалась всего лишь одной миленькой улыбкой, перед которой он не мог устоять…

Поймав себя па мысли, что он специально медлит, Джейк заторопился. Ведь ресторан совсем рядом. Это местечко он не очень любил. Но зато оно вполне подходило для особы с лошадиным именем.

Однако, судя по описанию, меню здесь неплохое, так что сойдет. К тому же какая разница, где встречаться с девицей, которую потом больше никогда не увидишь? А она наверняка съест всего лишь один листик зеленого салата, а остальным побрезгует. Все женщины в наши дни сидят на диетах.

Джейк настолько погрузился в свои размышления, что не заметил, как дождь усилился. Еще он не заметил, что следом за ним едет спортивная машина.

Грязная вода брызнула из-под колес и облила его с головы до ног. Он замер, разинув рот.


Сирена увидела стену воды за окошком своей машины и вскрикнула.

Она замечталась о предстоящей встрече и совсем забыла, что надо объезжать глубокие лужи. Не раздумывая ни секунды, девушка остановила машину на обочине, вышла и направилась прямо к мокрой фигуре, застывшей на тротуаре как соляной столп. Кажется, человек попросту боялся двигаться.

— О боже, мне так жаль! — Он поднял голову и посмотрел на нее. — С вами все в порядке? — Его бровь поднялась кверху. И только. Она продолжила настойчивый допрос: — Но вы же промокли, давайте я подброшу вас? Это меньшее, что я могу для вас сделать.

Она говорила едва ли не пять минут, а он все молчал. И вдруг у нее создалось устойчивое впечатление, что он ее разглядывает. Она опустила взгляд на свои замшевые сапоги и чересчур короткую юбчонку. Да уж, вид у нее…

Мужчина уже улыбался. Эта улыбка была не просто данью вежливости, но искренней, честной.

Неожиданная дрожь пробежала по ее спине. Ну и улыбка у этого типа! И девушка присмотрелась к нему повнимательней.

Приятный, ничего не скажешь.

С таким можно хорошо провести время.

— Что вы сказали?..

Она взяла себя в руки.

— Да. Я просто… хотела чем-нибудь помочь. Подвезти туда, куда вы направлялись.

— Наверное… это плохая идея. Неуверен, что в таком виде меня пустят в ресторан…

— Господи, какой ужас! Что я наделала! Испортила вам вечер! Давайте я отвезу вас, куда скажете. Отказ не принимается.

Он оглядел ее с головы до ног.

— Я и не собирался отказываться, бог с вами! Итак? — Он направился к ее машине. — Приличная тачка.

Тут дождь зачастил с новой силой, и оба одновременно бросились к машине.

Мужчина помотал головой и пригладил рукой волосы, с которых обильно стекала вода. Все его лицо было мокрым и сексуально блестело. Такая прическа ему вполне идет. Стильно. И какие пронзительные голубые глаза! А челюсть — тяжелая, но не портит облика. Он явно привык сам управлять своей жизнью. И ей это нравилось.

— Вообще-то, машина не моя.

Его улыбка погасла.

— И что — вы ее украли?

— Нет, конечно, нет. Моя в ремонте. Эту я взяла напрокат у моего… — Она запнулась. — У друга.

Не собиралась она говорить ему, что ездит на папиной машине. Отец, приблизившись к пятидесяти годам, не перестал чудить. У него было мышление пятнадцатилетнего подростка. Он, наверное, так и не повзрослеет.

Влажные глаза незнакомца изумленно посмотрели на нее.

— У друга?

Отлично. Он все понял неверно. Он откинулся на спинку сиденья и улыбнулся. Выражение его лица стало задумчивым.

— Да уж… Передайте ему, что у него отличный вкус в отношении машин и… женщин тоже.

Она тщетно тыкала ключом в панель.

Давай же, девочка! Придумай какую-нибудь яркую остроту в ответ! Скажи ему, что он начал ухаживать не с того конца.

— Ну, так… где вас высадить?

— Грейт-Портман-стрит. Знаете, где это?

— У меня там живут знакомые. Это не очень далеко отсюда, так?

— Верно, однако, судя по пробкам на дороге, мы будем там не раньше, чем через двадцать минут.

— Я знаю. Иногда быстрее пройтись пешком.

— Придерживаюсь того же мнения. — И он с наслаждением потянулся. — Хотя иногда в машине бывает суше.

Девушка вздохнула и начала было говорить, но он поднял руку и остановил ее:

— Пожалуйста, только не извиняйтесь снова. По сути, вы меня просто спасли. Теперь появился замечательный повод отказаться от встречи, которая мне совсем не нужна.

— Правда?

— Истинная правда. Мне предстояло свидание с девушкой с внешностью лошади.

— В таком случае буду вашим рыцарем в блестящих доспехах, — сказала она, не сдержав смеха.

Он тоже рассмеялся.

— Примите мою искреннюю благодарность, дорогая леди. И в самом деле, я должен как-то вас отблагодарить. Как насчет ужина?

Автомобиль остановился на красном светофоре, и у девушки появилась замечательная возможность посмотреть на своего соседа.

— Вы забыли, почему оказались в моей машине? Вы же промокли насквозь!

— Ну, высохну я быстро. Мы могли бы устроиться где-нибудь в приятном местечке. Не бойтесь, вы будете в полной безопасности.

— Откуда мне знать? — подхватила она игру. — Мы же только что встретились. Я даже не знаю вашего имени.

— Джейк.

— Отлично, Джейк. Но все равно я вас не знаю!

Боже, боже, она флиртует!

— В таком случае почему же вы посадили меня в машину вашего приятеля? Я ведь могу оказаться кем угодно. Маньяком, например.

Ей стало плохо. А ведь он прав. Глупо подвозить неизвестно кого. Первого встречного. Девушка откашлялась, притворяясь смелой особой.

— Не шутите со мной так! Я же вас спасла, помните? Вы находились в затруднительном положении… Вы точно не маньяк?

Джейк расхохотался. Девушка старалась, как могла, сдерживать смех, рвущийся наружу. Она водитель, надо смотреть на дорогу. И тут она газанула так, что через пару минут они уже были на Грейт-Портман-стрит.

— Какой дом?

Справа возвышался массивный дом из красного кирпича.

— Вот здесь. Верхний этаж.

— Роскошно.

Машина въехала на стоянку. Хотя девушка смотрела исключительно на дорогу, она каждым нервом чувствовала на себе его взгляд. Странно. Она всегда считала себя скучной особой, на которую и внимания-то никто не обратит. А тут…

— Идемте, я отведу вас на экскурсию.

— А вы не слишком торопите события?

— Я просто знаю, чего хочу, и не останавливаюсь, пока не достигну этого.

Она покраснела.

— Простите, Джейк, но у меня есть дела, которые я никак не могу отменить. Возможно, в другой раз?

В этот момент ее душа обливалась слезами: эх, если бы можно было отложить ненужное свидание непонятно с кем и остаться с прекрасным мужчиной, которого, кажется, подарила ей сама судьба.

— Жаль. — Однако его тон говорил совсем о другом. Этот мужчина не собирался сдаваться. — Тогда обменяемся номерами телефонов.

— Дать номер первому встречному? Маньяку-убийце? Да вы точно сошли с ума!

Она улыбнулась ему.

И он улыбнулся в ответ.

Господи, да за такую улыбку и жизнь можно отдать! Если она не убежит от него сейчас же за тридевять земель, то… то ей придется сдаться на милость победителя. Тогда Кэсси точно убьет ее за то, что Сирена не пошла на свидание с «подходящим» мужчиной, которого подруга для нее специально выбрала.

В это время Джейк порылся в кармане и вынул оттуда визитку, начеркал что-то на ней и передал девушке.

— В таком случае вот вам мой личный номер.

Даже карточка была влажной. Девушка покрутила ее в руках.

Он посмотрел ей прямо в глаза.

— Не потеряйте.

Ее взгляд встретился с его. Кажется, он слишком уверен в себе. Ни тени сомнения на мужественном лице. Наверное, женщины гроздьями вешаются на него. И этот человек смотрит на нее так, словно она забыла надеть блузку…

Сирена поджала губы и решила ни в коем случае не улыбаться. Но все же уголки губ поднялись.

— Возможно. Пока, Джейк.

Девушка развернула машину и стала выезжать со стоянки. Мужчина прокричал ей вслед:

— Подождите!

Она нажала на кнопку, и окно опустилось.

— Вы же не сказали мне, как вас зовут.

— Не сказала.

— Так как же?

— У меня сложилось впечатление, что вы всегда добиваетесь того, чего хотите. Если вам это так нужно, узнаете. В свой черед.

И с этими словами Сирена укатила. В зеркале заднего вида она увидела мужчину. Выражение его лица было растерянным донельзя. Девушка улыбнулась.

Нет, она не станет оглядываться. Напротив, она даже нажала на педаль газа.

Вот это было правильно.

Глупо, но правильно.

Глупо, потому что она не представилась ему. А скрывала она свое имя, потому что оно всегда портило приятный момент знакомства.

И о чем только думали ее родители, когда называли дочь Сирендипити?! Очень сложное имя для ребенка. И не выговоришь! А в школе она стала с первых же дней предметом насмешек, и прозвищ у нее было больше, чем у других детей, в два раза.

Ну почему бы им не назвать ее, к примеру, Салли или Сюзан? Приятные, простые, понятные имена.

Девушка только вздохнула.

Сбежать и не сказать свое имя Джейку. Ничего, теперь он будет ждать ее звонка как миленький. А ей еще надо вытерпеть встречу со скучным типом, которого откопала Кэсси. Тут Сирена посмотрела на часы. Опоздала она всего лишь на полчаса.

Она вышла из машины и направилась к ресторану, предварительно завязав свои длинные темные волосы в тугой узел, при этом очень надеясь, что этот незнакомый Чарлз против не будет.

Хозяевами ресторана были ее хорошие знакомые, женатая парочка, Джино и Мария. Их она знала и любила с детства. Вот и сейчас Джино кивнул ей, показал на пустой столик. Вот дела! Мужчины за ним не было! Ничего, она чуть-чуть подождет.

Прошло двадцать минут, а Сирена так и сидела одна. Ну и к лучшему, что он не пришел. Она согласилась на это свидание, исключительно чтобы порадовать свою подругу.

Еще через десять минут Сирена с чувством бросила меню на стол, и тут словно бы из ниоткуда появился Джино.

— Он позвонил тебе. Оставил сообщение.

По выражению его лица можно было точно сказать — сообщение не из приятных.

— Говори же.

— Он очень извиняется, но прийти не может. — Свинство какое-то, а не извинение. — Но еще он сказал, — спохватился тут же Джино, желая как-нибудь смягчить ситуацию, — что ужин остается за ним. Он предлагает «Мэзон-Блан».

Девушка решительно заявила:

— В таком случае принеси икры для начала и шампанского — всем!

— Узнаю мою девочку! — хлопнул в ладоши Джино и подмигнул.


По дороге домой Сирена только и думала о своем новом знакомом, Джейке. Позвонить ли ему? Ведь он сам оставил ей свой номер. Девушка достала карточку и стала изучать его почерк. Она была так увлечена этим занятием, что и не подумала перевернуть визитку другой стороной, лицевой. Точно. Здесь есть его рабочий телефон. Будет гораздо лучше, если она позвонит ему на работу.

Итак, она поднесла карточку поближе к глазам, чтобы получше ее рассмотреть. Значит, консультант по финансовым вопросам. Неплохо. Обычно это стабильные, надежные люди, не то, что музыканты, актеры и художники.

Образ Джейка становился для нее все привлекательней и привлекательней. Он был и красивым, и приятным в общении, и, должно быть, умным. Таким, о котором мечтает любая.

Потом Сирена заметила его имя, написанное в самом низу карточки: Чарлз Джейкобс!

Как это — Чарлз?

Он же назвался Джейком! Стоп, стоп, стоп. Она задумалась. Потом наконец победно улыбнулась.

Так, так. Чарлз Джейкобс.

Что ж, завтра будет не ужин, а настоящее представление.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джейк пришел в «Мэзон-Блан» на десять минут раньше. Это даст ему немалые преимущества. Когда появится Сирена, он уже будет спокойно сидеть за столиком.

«Мэзон-Блан» — ресторан что надо. Оформление в белых тонах, полно прямых линий. Никакого беспорядка. Никакой фривольности. Самым верным признаком качества заведения было, конечно, окно в туалетной комнатке, через которое мог без труда пролезть взрослый мужчина.

Он прошагал в главный зал ресторана и осмотрелся.

Она!

Загадочная незнакомка. Здесь. Сейчас.

Он едва не выругался вслух.

Та самая женщина, от воспоминаний о которой Джейк не смог избавиться прошлой ночью. Он вертелся так и сяк, мучил себя разными наводящими сон делами типа чтения книг — напрасно! Ее образ преследовал его.

Выглядела она сногсшибательно.

Шелковые каштановые волосы были забраны в косу. Огромные миндалевидные глаза подкрашены дымчатыми тенями. Роскошный кардиган цвета зеленого мха, с глубоким вырезом на груди. Скользнув по ней взглядом, мужчина сглотнул. Казалось, никогда еще кардиган не выглядел так сексуально.

Было в ней что-то экзотическое. Вполне вероятно, в ее венах текла цыганская кровь.

Женщина вот-вот должна была обернуться, поэтому Джейк спрятался за колонну и стоял там пару секунд, затаив дыхание. Когда он удостоверился, что она больше не смотрит, то прошел к бару и заказал вина, очень надеясь, что она не заметит его, хотя каждая его клеточка кричала: «Я тут!»

Она изучала меню. Кажется, он был спасен.

Загадочная улыбка светилась на ее губах, как будто женщина скрывала какой-то секрет. Или же едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться.

Джейк сосредоточился на напитке, водя пальцем по краю бокала. Он призадумался. Ситуация не из лучших. Он должен встретиться с Сиреной, о которой почти совсем забыл, прямо на глазах у женщины, из-за которой не мог спать целую ночь!

Джейк посмотрел на часы. Пора идти. Он собрался с духом и попросил официанта проводить его за столик. «Мэзон-Блан» огромен, и народу здесь полно, так же как и широких колонн, за которыми можно укрыться.

Но скрыться от этой женщины ему все же не удалось. Она подняла глаза в самый неподходящий момент — как раз тогда, когда он перебегал от одной колонны к другой, — и махнула ему рукой. У него возникло острое желание заползти под стол и притаиться.

— Здравствуйте, мистер Джейкобс. Рада, что на этот раз вы все же добрались.

— Но вы… вы не можете…

— Рада наконец представиться: Сирена. Чарлз или все же Джейк?

Не может она быть Сиреной — у нее превосходные зубы.

Она склонила голову, выжидая, пока Джейк придет в себя.

— Я заплела косу специально для вас, — сказала она и показала ему свой затылок с косой, похожей на колос, только огромный. — Так что, думаю, теперь вы сможете отличить перед лошади от зада.

Боже! Он попался в ловко расставленную ловушку.

— Очко в вашу пользу!

Его голос враз осел. А Сирена, казалось, наслаждалась ситуацией.

Глаза ее сияли и смеялись, однако в них не было и тени злорадства. Она ни капельки не злилась, просто подтрунивала над ним, приглашая разделить веселье.

Он поднял руки, сдаваясь.

— Ладно, поймала. Но как ты узнала?

Она медленно пригубила вино.

— Сразу же, как вынула из кармана твою визитку. Поразительное совпадение, не так ли? — И тут она совершенно искренне улыбнулась. — И я не имею права злиться, верно ведь? Это была целиком и полностью моя вина. Ведь ты отменил встречу из-за того, что я облила тебя водой из лужи. Предлагаю начать знакомство заново. Идет?

— Идет. — Он перегнулся через стол и протянул ей руку: — Чарлз Джейкобс. Но так никто меня не называет, кроме моей сестры, когда она злится. Друзья зовут меня Джейк.

Она пожала его руку. И улыбка ее стала еще теплее.

— Ну, думаю, что мне не обязательно повторять свое имя еще раз. Теперь ты его никогда не забудешь.

— Ты не похожа на Сирену.

— А ты — на Чарлза. Так почему — Джейк?

— Все Чарлзы непрестанно подвергались насмешкам в мои школьные годы. Поэтому кто-то из друзей сократил мою фамилию. И так из прозвища выросло имя.

Улыбка играла на ее губах, теплая и искренняя. И в этой части зала стало неожиданно уютно и тепло, словно дома.

— Твоя очередь выдавать секреты, — сказал он.

— Смотря какие.

— Ты могла бы рассказать о своем имени, например.

Женщина нахмурилась.

— Сирена. Не веришь? Ты считаешь, что на самом деле я — Милдред или Этель?

— Да нет, я верю. Просто хочу знать твое полное имя. Едва ли просто Сирена.

— А почему нет? Мадонна использует только свое первое имя.

— Это другое. Если бы я попытался найти твое имя в телефонной книге, то не преуспел бы. Назови свою фамилию. Вдруг ты снова исчезнешь, что вполне вероятно, а я тебя не смогу найти?

Девушка задумалась.

— Ага… теперь понимаю.

— Итак? Сирена?..

Она откинулась в кресле и скрестила руки.

— Прости, Чарлз, но это тебе знать не обязательно.

Он чуть подался вперед и посмотрел ей прямо в глаза.

— А что мне надо знать?

— Ну… для начала мы должны поближе познакомиться, — рассмеялась она и махнула рукой. — Пока я не хочу никаких обязательств. Но не волнуйся. Если я решу, что тебе можно доверять…

Джейк улыбнулся. Эта женщина ему по вкусу. Никаких обязательств. Никаких привязанностей. Живет минутой. Ему понравился ее стиль — она держала его в напряжении. И это вдохновляло.

Общаться с ней было легко. Он едва заметил, как съел первое блюдо. Сирена веселая и энергичная. Она смогла разговорить его, чего никому еще не удавалось. Вот бы коллеги удивились, увидь они его сейчас. Серьезность Джейка была всего лишь своеобразным щитом, который укрывал его от разящих стрел замечаний других людей. Но Сирене стоило лишь улыбнуться, как Джейк сдавался. Пусть они болтали о таких пустяках, как книги, фильмы, музыка. Но ведь болтали же!

Немного исподтишка он наблюдал, как она ела. Едой она просто наслаждалась, и вообще во всем ее облике сквозила первобытная чувственность! Даже больше — Сирена заражала этим окружающих.

Вдруг она посмотрела на него. Он перестал жевать.

— Не знала, что мясное филе может быть таким привлекательным.

Кажется, она снова его застукала. Он покраснел до корней волос.

— Ну, просто я удивился, что ты ешь с таким удовольствием. Я думал, что тебе больше нравятся разные бобовые.

Он не знал, почему так решил. Возможно, ее длинные волосы и звенящие серьги напомнили о чем-то или юбка, которая поднималась кверху, когда она клала ногу на ногу.

Сирена уронила нож и вилку и уставилась на него.

— Уж поверь, в свое время я наелась бобов, хватит на всю оставшуюся жизнь! Мои родители были заядлыми вегетарианцами. Наверное, поэтому я так люблю мясо. Возможно, с моей стороны, это всего лишь такой подростковый протест. — Она грустно усмехнулась. — С четырнадцати лет я была отступницей. Нет на свете мясного блюда, от которого я бы отказалась.

Она подцепила вилкой очередной кусок мяса и отправила в рот.

Джейк не мог отвести от нее взгляд.

— А ты собираешься есть свою рыбу-меч?

Он занялся рыбой. Кажется, вкуса он даже не почувствовал. Жевал так, словно это была безвкусная резина.

Сирена в это время выбирала десерт.

— Ну-с, я буду только кофе, — констатировала она, откладывая меню.

Тут заверещал ее мобильный.

— Ух, прости. Совсем забыла его отключить. Отвечу, ладно?

— Без проблем.

Он откинулся на спинку кресла и воспользовался возможностью более внимательно рассмотреть девушку, пока она не видела этого.

— Алло? А, это ты. Прости, но у меня сейчас нет времени… Нет, не делай этого! Просто оставайся там. Да… Передай телефон Бенни… Дай мне поговорить с Бенни. Ничего не понимаю… Бенни, дорогой, пусть он побудет пока что там. Задержи его, ладно? Я приеду, как только смогу… Да, не волнуйся… Не отпускай его…

Джейк навострил уши.

Девушка отключила телефон и виновато проговорила:

— Прости, мне надо идти. Это срочно.

— Могу ли я чем-нибудь помочь?

— Нет, справлюсь. Мне просто надо быстро добраться до Пекхэма.

Пекхэм? Да кто же она такая, черт возьми?

Ведь это местечко совсем не для приличных людей.

— Зачем?

— Надо найти паб под названием «Лебедь».

Она поднялась, обогнула столик и подарила ему чисто дружеский поцелуй.

— Спасибо. Мне очень понравилось.

Не успел Джейк опомниться, как ее и след простыл.

Он порылся в карманах в поисках кредитки и заплатил по счету. По загадочной улыбке официанта догадался, что оставил удивительно большую сумму на чай. Но сейчас ему было не до арифметики.

Он распахнул двери ресторана и чуть не налетел на Сирену, которая стояла на обочине, махая рукой.

— Что ты делаешь?

— Пытаюсь поймать такси. Только что тут их было пруд пруди, а теперь — ни одного. И как раз в тот момент, когда я спешу.

Он внимательно и встревоженно заглянул ей в лицо и увидел, что ее нижняя губа дрожит, а сама она бледна как полотно.

— Эй, — он тепло пожал ее руку, — все будет хорошо.

— Мне нужно поскорее попасть в паб, это дело жизни и смерти. Иначе я наживу себе неприятностей!

Она выдернула руку и снова побежала к дороге. Кажется, девушка была готова отправиться туда пешком, но Джейк не мог этого допустить.

— Я тебя подвезу. Моя машина к твоим услугам. А я знаю короткий путь.

— Ты правду говоришь? Боже, как бы я была тебе благодарна! Только… Только сначала обещай мне кое-что.

— Что же именно?

Она схватила его за плечи и потрясла:

— Ты ни одной душе не расскажешь о том, что увидишь там.


Ее драматические слова так и звенели в его ушах, пока он вел машину по закоулкам города.

Любопытно, во что же эта женщина была замешана? Что-то криминальное? Несмотря на то, что выглядела Сирена крайне взволнованной, Джейк никогда бы не подумал, что она принадлежит к преступному миру. В ней не было и капли тех качеств, которые для этого нужны. Уж ему ли не знать?

Но… внешность частенько бывает обманчивой. Он вспомнил отца. Вот уж кто был примером этой истины.

Джейк украдкой посмотрел в сторону Сирены. Она может быть кем угодно. Ведь ему даже ее фамилия неизвестна.

Однако он нутром чуял, что ей можно доверять. Ее лицо… оно было исключительно честным и искренним. Во что бы там она ни вляпалась, это не наркотики или убийства. Кажется, Сирена и правда очень волнуется за того мужчину, которого должна спасти.

Пару минут спустя он вырулил на нужную дорогу. Вот и «Лебедь». Рядом с заведением стояла знакомая машина — голубой «порше».

Черт возьми! Джейк совсем забыл о том парне, который одолжил ей этот автомобиль! Какой же он болван! Как же раньше не догадался? Девушка мчалась через весь город для того, чтобы выручить из беды своего бойфренда. Какой же он слепой и доверчивый!

Не успел Джейк отстегнуть ремень безопасности, как Сирена выскочила из машины и хлопнула дверцей. Наверняка это парень стоящий, раз она так старается.

Джейк нахмурился и буквально заставил себя медленно и с достоинством последовать за ней. Запах табачного дыма, окутывающего помещение, едва не сбил его с ног, когда он открыл дверь. Это местечко стало за прошедшие годы еще более ужасным, чем в те давние времена, когда он бывал здесь.

Парочка девиц с татуировками слонялась по бару. Он прекрасно знал, кто они такие. Впрочем, ему ли судить их? Ведь, если бы не своевременная удача, он вполне мог бы оказаться одним из завсегдатаев этого паба.

Он двинулся к перевернутому столу и разбитым бутылкам, что валялись в дальнем углу. Сирена склонилась над мужчиной, который простерся на старой деревянной скамье. Она пыталась что-то выяснить у рослого парня в кожаной куртке.

— Что случилось, Бенни? Как вы сюда попали?

Бенни, несмотря на его рост и вес, понурил голову, словно провинившийся школьник.

— Майкл сказал, что хочет поехать в те места, где он когда-то начинал играть. Сначала это показалось мне неплохой идеей.

Она выпучила глаза.

— Бенни, так всегда начинается.

— Прости, малыш.

Она помотала головой.

— Так, ну и что же произошло?

— Сначала он общался с парочкой местных, вспоминал старые времена. Мы веселились. А потом кто-то из молодых начал драться, и Майкл вспыхнул. Он попытался урезонить их и схватил стул. Они лишь рассмеялись, тогда он угодил стулом в бармена. Случайно. — Бенни пожал плечами. — В принципе, он никого серьезно не задел. Только опрокинул поднос с пустыми бокалами, и все.

— Ну, слава богу! — Сирена похлопала его по плечу. — Слушай, Бенни, попытайся его поднять, а я переговорю с владельцем заведения. Надо убраться отсюда, пока не нагрянула пресса.

Пресса?! Джейк даже подумал, не ослышался ли он. Разборки в барах не попадают на страницы даже самых завалящих газетенок, не то что… Наверное, девушка просто перенервничала.

Сирена тем временем прошла за стойку, и Джейк наконец смог рассмотреть того самого парня, спасать которого она бросилась. Большего удивления он уже давно не испытывал. Майкл оказался мужчиной лет пятидесяти, с ярко выраженным пивным брюшком. И что такого она нашла в нем?

Он оглянулся на Сирену, которая серьезно разговаривала с владельцем. Вскоре хмурые взгляды парня сменились на усмешки. Наконец девушка вернулась.

— Он не заявит властям. Я предложила оплатить ущерб и даже немного более того в качестве компенсации. Кажется, он вполне счастлив. Но все равно лучше бы нам поскорее убраться. Доставай денежки, Бенни.

Бенни вынул из кармана целую пачку банкнот.

У Джейка появилось стойкое ощущение, что делают они это далеко не в первый раз и для Сирены это обычная процедура. Складывалось впечатление, что она была для них своего рода спасателем. Несмотря ни на что, выглядела она просто потрясающе. Кажется, ничто не могло смутить ее.

Майкл взглянул на него.

— Все в порядке, приятель?

И протянул руку. Джейк проигнорировал его жест. Мужчина не обиделся.

— Она просто молодчина, а? — пробормотал он, кивнув в сторону Сирены.

Джейк не собирался ему поддакивать, хотя считал так же.

— Нда… — тихонько пробормотал он. — Вам повезло, что она о вас заботится.

— Знаю, знаю. Она самая лучшая дочь на свете.

Дочь! Ох, ну конечно же! Временами он просто глуп и слеп. Как же он раньше не догадался? Джейк криво усмехнулся. Радость постепенно затопила его сердце. Бенни покосился на него. Он-то как раз не находил в этой ситуации ничего смешного.

Джейк взглянул на отца Сирены еще раз. Возможно, первое впечатление об этом человеке было немного… неверным. Мэл всегда говорила ему, что он слишком поспешно судит о людях.

В принципе, если не брать в расчет одежду, Майкл выглядел даже очень ничего. И кого-то смутно напоминал. Джейк даже лоб нахмурил, пытаясь сообразить, кого же именно. Ладно. Потом вспомнит. У него неплохая память на лица.

Когда они вышли на улицу, грузовик тащил за собой на прицепе знакомый «порше».

— Кажется, дела не столь хороши, — пробормотала Сирена.

— Не проблема. Я могу подвезти всех, — тут же нашелся Джейк.

Сирена посмотрела на него так, словно только что вспомнила о его существовании. Подумать только! Ведь всего каких-то пару часов назад они спокойно обедали в одном из самых шикарных ресторанов! А казалось, словно прошла вечность.

— Я могу подбросить Бенни к месту стоянки «порше», чтобы выручить машину из беды, а потом… — он повернулся в другую сторону, — доставить твоего отца домой.

Девушка мучительно застонала и закрыла глаза.

— Откуда ты знаешь?

— Догадался.

— Невероятно.

И почему она так расстроена? В этом же не было ровным счетом ничего криминального. Он притянул ее к себе.

— Прыгай в машину, и я наконец смогу вернуть свой долг. Разреши мне быть на этот раз твоим рыцарем в блестящих доспехах.

К его огромному удивлению, она повернулась к нему и поцеловала в щеку. Ее губы были мягкими и теплыми, а волосы пахли лимоном. Когда она отошла, ему стало даже холодно.

— Ты настоящий джентльмен, Чарли. Едем, пока нас никто не засек.

Бенни поддерживал под руку Майкла, залезая в машину. Сирена же заняла сиденье рядом с водителем.

Пока ехали к центру Лондона, в машине царила полная тишина. Едва ли они могли поддерживать веселую беседу после всего случившегося. Ничего не значащая болтовня о погоде не спасла бы ситуацию.

Джейк убавил громкость радио, чтобы не разбудить Майкла, который начал похрапывать. Радио было настроено на ретро-волну. Старый мотивчик наполнил салон машины.

Неожиданно для всех Майкл встрепенулся и стал подпевать. А у него неплохой голос. Джейк даже оглянулся, и тут его озарило.

Так вот кто это! Он вспомнил!

Отец Сирены был похож на Майкла Дава, главного гитариста группы «Феникс». А эта песня — хит конца семидесятых. Джейк удовлетворенно вздохнул. Если бы он не разгадал эту загадку, она бы мучила его весь день.

Тогда он еще раз взглянул на мужчину через зеркало заднего вида. Сходство невероятное. Но Майкл Дав должен вести нормальную жизнь богача, вместо того чтобы таскаться по второсортным заведениям на окраине Лондона. Надо поговорить об этом с Сиреной.

Да, это точно он. Даже шрам на том же самом месте, на губе…

— Джейк!

Хлопок по плечу заставил его очнуться. Машинально он нажал на тормоз, и вовремя. Они как раз оказались перед красным светофором и в опасной близости к бамперу другой машины. Джейк повернулся и проговорил:

— Вы — Майкл Дав.

Сирена застонала. Джейк взглянул на нее. Машина позади них засигналила.

— А ты — дочь Майкла Дава.

Сирена сурово посмотрела на него, ее брови угрожающе сошлись на переносице.

— Я знаю. И была ею всю жизнь, как ни странно.


Отлично! Все ее надежды рухнули в одночасье. И как раз тогда, когда она, казалось, нашла подходящую кандидатуру.

Парни обычно по-разному реагировали на то, что ее отец был легендой рока. Но результат всегда был одним — этот факт драматически менял их отношения.

Она украдкой взглянула на Джейка. Тот был очень спокоен.

— Но я думал, что дочь Майкла Дава должны звать как-нибудь ужасно. Звездная Пыль или Лунный Свет…

Голос с заднего сиденья произнес:

— Лунный Свет…

— Пап!

— Но мистер Совершенство считает, что твое имя звучит смешно.

Джейк покрутил головой.

— Нет ничего смешного в имени Сирена. Я просто хотел сказать…

Сирена простонала. Еще совсем недавно, этим днем, она была женщиной-загадкой: экзотичной, симпатичной… А теперь Джейк мог узнать о малейших подробностях ее жизни, всего лишь взяв газету.

— Кто такая Сирена? — пробормотал ее отец.

Джейк наклонился к ней и озабоченно прошептал:

— Кажется, ему совсем худо.

Хорошо бы!

Тогда отец не встревал бы в разговор и тем самым спас бы дочь от большего конфуза. Ничего, вот приедет она домой и все спиртное выльет в раковину. Даже ту бутылку, которую он прячет в футляре своей гитары и считает, что она не знает об этом. И даже виски, засунутое в резиновый сапог за дверью террасы.

Отец же продолжал бормотать что-то не очень разборчивое:

— Элейн назвала ее… она была в таком восторге… ведь мы-то думали, что у нас не может быть детишек. А потом удача улыбнулась нам…

Жаль, что в машине Джейка нет какой-нибудь катапульты, подумала Сирена. Нажать бы кнопочку вот в этот самый момент.

— В имени Сирендипити нет ничего плохого. Прекрасное имя…

Джейк закашлялся:

— Что вы хотите этим сказать?

— Ты все прекрасно слышал! — выпалила она.

— Кажется, вы отрезали от своего имени изрядный кусок, мисс Дав.

Джейк едва сдерживал смех.

— Так же, как и вы, Чарлз!

— Тогда мы квиты, и сойдемся на этом.

Девушка украдкой улыбнулась.

— Кто знает.

Она повернулась и посмотрела на своего отца. Он крепко спал, его рот был открыт, а голова мирно покоилась на огромном плече Бенни. И снова он виноват в том, что сгубил очередной намечавшийся роман. Правда… она все равно не могла злиться на него. В нем всегда было что-то от неразумного ребенка. Он постоянно попадал в несуразные ситуации.

Девушка прикрыла глаза и удобно устроилась на кожаном сиденье. Пусть все идет, как идет. В конце концов, это ее судьба.

Много позже, после того, как они выгрузили отца из машины и устроили его дома на кровати, а Джейк извинился и уехал, Сирена сидела на кухне за чашкой чая и думала о том, что вряд ли увидит этого парня еще когда-нибудь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Сирена смотрела на горизонт в попытке отвлечься от соблазнительных мыслей. Наверное, она уже примерзла к скамейке, на которой сидела уже так давно. Здесь было хорошо, и ветер не беспокоил, налетая на препятствие в виде огромной старой сикоморы.

— Не правда ли, отсюда прекрасный вид?

Джейк улыбался. Он предложил ей тарелочку, полную конфет. Между ними стояла корзинка для пикника.

— Мое любимое местечко с детства.

— Ты жил неподалеку?

— Да.

Она попыталась представить, как он жил в Блэкхите, южном районе, который виднелся отсюда, из парка Гринвич. Блэкхит был самым зеленым районом в округе. На его окраинах располагались дачи в джорджианском стиле. Девушка почти видела юного Джейка, который каждый день выходил из такого домика — в серых шортах и школьной кепке.

— Я обитал вон там, — сказал он. — Да нет, ты смотришь не туда. Видишь три башни?

— За ними?

— Нет. В них. Я жил в одной из них, правой. На четырнадцатом этаже.

Она повернулась к нему.

— Правда?

— Я мог видеть этот парк, где мы сидим, из окна моей спальни. Очаровательный клочок зелени, окруженный парами выхлопных газов.

Сирена невольно рассмеялась.

— Очень поэтично.

— Тише. Иначе ты разрушишь мой образ серьезного бизнесмена.

— Никогда бы не подумала, что ты серьезный, Чарли.

Он покосился на нее.

— И почему ты меня так называешь?

— Не знаю. Получается само собой. Тебе больше подходит.

Его желваки заходили.

— Предпочитаю «Джейк».

— Но это не настоящее твое имя.

— Ага! В таком случае я стану называть тебя твоим настоящим именем.

— Отлично. Пусть будет Джейк, — сдалась Сирена и вздохнула. — И у тебя не было сада?

Она услышала, как он хлопает крышкой корзинки.

— А мы непременно должны делиться воспоминаниями детства?

— По крайней мере так честно. Со мной все просто. И хоть я не знаменитость, а всего лишь дочь знаменитости, ты запросто можешь набрать мое имя в поисковике, и Интернет выдаст тебе любую информацию, вплоть до того, что я ем на завтрак в среду. А о тебе я ничего не знаю.

— Мне такая тактика знакомства не по душе, — усмехнулся он.

— Ясно.

— Извини. Я просто не привык рассказывать о своем детстве. Некоторые из моих сослуживцев упали бы в обморок, узнай они, из какой грязи я выкарабкался.

Сирена впервые взглянула на него по-другому. А ей-то всегда казалось, что он вырос на готовеньком. Ведь перед ней стоял настоящий принц, в безупречном деловом костюме и кашемировом пальто, в дорогих кожаных ботинках.

Глаза Джейка остановились на его старом доме, затуманились воспоминаниями.

— Я мысленно сидел на каждой скамейке и залезал на каждое дерево. Именно здесь родился план, как сбежать из этих башен. Я мечтал о том, что когда-нибудь стану частью делового центра.

— Именно поэтому ты пошел в финансисты? — лениво спросила она. — Бешеный ритм и все такое?

— Ха, ха. Даже не думай оскорбить меня. Знаю я все шутки по этому поводу. В любом случае заниматься финансами я не мечтал. Я просто знал, что мне нужны деньги. Я получил работу в местной фирме, когда закончил школу. С тех пор эта фирма выросла. Вскоре я понял, что нашел свою нишу, поэтому сдал экзамены и стал работать как лошадь, чтобы сделать карьеру.

— Самый настоящий трудоголик.

— Ничего удивительного. Я хотел вызволить мою мать из нищеты. Она заслуживала гораздо большего.

— Понимаю. Я слышала, что ужасно сложно сдать такие экзамены. — Она вздохнула. — Я бы никогда не рискнула. Мы колесили по свету. Отец постоянно ездил с концертами то в один город, то в другой.

— А как же школа?

— Ну… сначала меня учила мать. Так что мое образование сводилось почти к нулю. К десяти годам я знала все о деревьях, кристаллах и музыкальных установках, но практически ничего о чтении и математике, — вздохнула она. — Зато я умела танцевать и играть.

Джейк чарующе улыбнулся.

— А что было потом?

— Мама заболела, и меня отослали в школу-интернат.

Его бровь взлетела кверху.

— Ну и ну!

— После школы я вернулась к отцу. А он только что избавился от наркотической зависимости. Полагаю, ты слышал об этой истории. Об этом все знают. Он провел несколько лет в наркологическом диспансере, после того как моя мама умерла от рака. Он нуждался во мне так же, как и я в нем.

— Как насчет твоей карьеры?

Девушка фыркнула.

— Присматривать за папашей — вполне приличная работа, поверь мне! Последние пять лет я была менеджером отца. Можно сказать, личный помощник, психоаналитик и нянька в одном лице. Возможно, их группа с годами стала менее популярной, зато не менее сумасбродной.

Джейк передал ей бокал с шампанским.

— Если бы ты могла, чем бы заняла свободное время? Путешествовала бы?

Она усмехнулась и покачала головой.

— Нет, не путешествовала бы. Моя жизнь и так была наполовину кочевнической. Я бы совсем другого хотела.

— Убежать с цирком?

Сирена улыбнулась, но ничего не сказала. Если она признается, что ее мечта — выйти замуж за достойного человека и стать матерью, он засмеет ее.

Джейк же имел для роли мужа все необходимое — стабильную работу, позволявшую не охотиться за деньгами ее отца. Кроме того, он умный и милый. Да что там! Список можно было продолжать.

Все, что он делал, он делал просто превосходно. Стоит только посмотреть, чем заполнена корзинка для пикника. Он купил все в лучшем магазине. Никаких грязных упаковок с второсортными сэндвичами…

— Замерзла?

— Немного.

Джейк обнял ее, и она прижалась к нему. Ей стало тепло. Однако… не от теплой одежды Джейка. В этом человеке было что-то такое… Если бы она только могла так сидеть всегда, рядом с ним.

Как хорошо, когда о тебе кто-то заботится, хотя бы чуть-чуть.

Джейк отставил корзинку и предложил ей руку, чтобы она поднялась. Какой джентльмен, однако! Он так и не отпустил ее руку, когда они зашагали по дорожке, а сама она не отдергивала ее. Как давно она не держала мужчину за руку просто так!

Миновав ворота парка, Джейк все равно не желал отпускать девушку, поэтому крепче сжал ее руку. Сирена в удивлении посмотрела на него.

Он же уставился под ноги. Медная полоска виднелась на земле. Эта полоска символизировала знаменитый меридиан Гринвича. Джейк пересек его, и они остановились лицом друг к другу, словно на пороге чего-то нового.

— Нулевой меридиан, — сказал он, не спуская с нее глаз. — Начало начал.

Если он считал, что сегодня только начало, значит, последует и продолжение. Сирена не могла не улыбнуться.

— Не кажется ли тебе это немного нереальным? Мы стоим близко, но находимся по разные стороны отсчета.

— Мы не так близки, тем не менее. — Он бросил корзинку рядом с собой и снова взял девушку за руку. — Но можем стать ближе.

И чтобы подтвердить свои слова, он шагнул к ней. Они почти что прижались друг к другу. Она даже могла ощутить его дыхание на своей щеке. Если бы она подняла подбородок…

Щеки ее покраснели. Никогда прежде никто не вызывал в ней таких эмоций.

— До сих пор странно себя чувствуешь? — прошептал он.

— Кажется, мне стало еще хуже.

Сирена судорожно сглотнула. Их глаза встретились. Его глаза были невозможно голубыми, под черными бровями, и больше он не улыбался.

Его дыхание теплом овевало ее щеку.

— Еще немного — и мы заставим мир вертеться.

— Это было бы крайне неразумно, — прошептала она в ответ.

Когда их губы соприкоснулись, она невольно задрожала.

Этот поцелуй был самым невероятным в ее жизни. Мягкий, сладкий, полный обещания. Забыв обо всем на свете, они, казалось, стали единственными людьми на планете.


Джейк уже в сотый раз, проходя мимо картины, поправлял ее. Кажется, на этот раз левый край чуть выше. Вот так. Он немного отошел и сравнил. Теперь гораздо лучше.

Черт возьми! Как ему хотелось, чтобы все было в порядке.

Сегодня вечером он готовил ужин для Сирены. Теперь у него было достаточно денег, чтобы купить разные роскошества для своей девушки. Кажется, им это нравится.

Он всегда угождал женщинам. И даже если отношения потом не продолжались, он все равно делал так, чтобы его считали настоящим джентльменом. Джейк заработал репутацию желанного жениха.

Он снова чуть было не поднял руку, чтобы поправить картину, но вовремя остановился. Что это с ним? Такого раньше не было. Может быть, потому что Сирена не похожа на его прежних подруг? Вот он и волнуется.

С тех пор, как он повзрослел, Джейк всегда влюблялся в женщин изысканных. В девушек из высшего общества, из дорогих частных школ.

Они представлялись ему воплощением всего самого лучшего на свете — класса, стиля, денег. Каким же глупцом он был тогда!

Все они смотрели на него свысока. Кроме Шантель. Она была исключением. И самой большой ошибкой в жизни.

Он взглянул на часы. В некоторых местах на циферблате появились новые царапины. Но он никогда не заменит их на новые. Эти часы куплены на первые сбережения. Они стали символом его трудолюбия и упорства в достижении цели. Самые дорогие часы на свете.

Никто из нынешних знакомых Джейка не знал его истории. А богатым клиентам такое и во сне не привиделось бы.

Странно, что он Сирене об этом рассказал, пусть и не поведал о некоторых деталях, но это было неважно. Ее даже не впечатлили его деньги, что немного задело самолюбие, хотя ему и надоели женщины, которые только и думали что о его деньгах и о том, что он станет для них подходящей партией.

Он вышел из гостиной и направился на кухню. Проходя мимо спальни, он краем глаза заметил простыни, и у него в мыслях промелькнул завлекательный образ: он стоит у кровати с подносом, утренние лучи солнца проникают через кружевные занавески, освещая каштановые шелковые волосы, разметавшиеся на подушке.

Внезапно Джейк со злостью захлопнул дверь. Он очень надеялся, что этот образ никак не связан с Сиреной.

Он по всем правилам ухаживал за ней. Пусть немного старомодно, зато ему нравилась эта восхитительная игра. Они словно двигались кругами. Но круги становились все уже и уже. Рано или поздно настанет тот самый час.

А до тех пор его задачей стало тщательно контролировать себя. С этой стороны не могло быть никакой проблемы. Он уже давно этому научился. С самого начала их отношений он взял именно такой курс. Именно он должен решить, когда круг замкнется.

Мэл говорила ему, что у него нет сердца, но он-то знал, что это всего лишь самозащита. Нечего давать несвоевременную надежду.

Впрочем, что касается Сирены, то особенно волноваться ему не приходилось. Ведь у нее было неплохое наследство и богатый опыт свободной любви. С первого дня она заявила, что им не нужны тесные узы брака. Они могут начать и закончить отношения, когда захотят. И это замечательно…

В этот самый момент зазвонил телефон. Мэл.

Джейк поморщился. Худшей новости сообщить она не могла: их отец снова появился в городе после длительного отсутствия.

И почему этот человек постоянно вмешивается в его жизнь именно тогда, когда все начинает налаживаться? Возвращение отца было дурным знаком.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Джейк схватил бутылку вина. Наполнил бокалы. И тут как раз зазвонили в дверь.

Он прошел в прихожую с бокалом в руке и взглянул на экран видеосистемы. Камера показала женскую головку с темными блестящими волосами. Девушка нажимала звонок изящным ноготком. Внезапно она посмотрела прямо в камеру.

Джейк едва не отпрыгнул в сторону, словно его застигли за постыдным подглядыванием. А девушка лукаво подмигнула. Опомнился он только через несколько мгновений и наконец нажал кнопку, которая открыла дверь.

Спокойствие, только спокойствие.

Он никогда не теряет голову при виде хорошенькой женщины. Как бы не так. Кого он хочет обмануть? Его хладнокровие словно испарилось при виде Сирены. Ладно. Самое главное — не допустить того, чтобы она это заметила.

Он протянул ей бокал с вином.

— Ты вовремя.

Она приняла бокал и прошла в гостиную.

— Вот это мне нравится, — проговорила Сирена со знанием дела. — Ты знаешь, чего я хочу, хотя я ни словом об этом не обмолвилась.

Джейк театрально поклонился, взял ее под руку и повел на кухню.

— Как вкусно пахнет. Где заказал ужин?

— В «Шез Джейк».

— Ну, на это я не клюну. Туда обращаются холостяки, если хотят впечатлить женщину. Вкусное угощение, словно сделанное своими руками. И если я не ошибаюсь, — она подошла к корзине и выбросила туда пробку от бутылки, — здесь должны лежать упаковки.

Торжествующая улыбка испарилась, когда Сирена увидела, что корзина для мусора пуста.

— Ты… ты приготовил все это сам? Я удивлена!

— Но ты даже не попробовала.

— Нет, ты, правда, сам приготовил? Для меня?

— Да, это так. Не поможешь мне отнести вино и бокалы в гостиную?

Сирена призадумалась, потом подошла к нему и легонько коснулась его щеки губами.

— Спасибо, Джейк.

Он нахмурился. Спасибо? Но за что? Это всего лишь ужин.


Сирена поставила бокалы на стойку и начала рассматривать китайские тарелки, серебряные столовые приборы, элегантные подсвечники на высоких ножках. В центре стола стояли свежие цветы. Никогда, даже в мечтах, она не могла представить, чтобы мужчина вот так для нее постарался. Кажется, Джейк относится к ней серьезно. Сама эта мысль заставила ее сердце биться быстрее.

Самое большее, что ей дарили, — это пакетик орехов, брошенный через столик в баре. Все музыканты, которых она знала, не заботились о том, чтобы обставить их свидания красиво. Вот поэтому Джейк так впечатлил ее.

Джейк окликнул ее из кухни:

— Присаживайся. Буду через пару секунд.

Она присела, до сих пор взволнованная.

Напротив нее стояла ваза, полная кремово-белых роз. Они были чудесными. Их полные бутоны обещали вот-вот распуститься в прекрасные цветки. Очень похоже на свадебный букет.

Звон посуды возвестил о прибытии Джейка.

Он расставил тарелки.

— Ты удивителен в роли домохозяйки, — отвесила она комплимент.

— Тогда может придешь ко мне еще раз? Например, в следующий четверг? На твой день рождения?

Сирена задохнулась от изумления.

— Как ты узнал?

— Сама же говорила про Интернет.

Так значит, он все же воспользовался дьявольским изобретением двадцатого века? Нет, Джейк не станет читать грязные статейки, которыми так и пестрили страницы этой помойки. Он не такой. Он будет доверять своему сердцу.


— Итак, куда же мы идем?

Джейк прижал палец к губам.

— Это сюрприз. Но я обещаю незабываемый вечер.

Сирена опустила глаза.

— Ты слишком хорош для меня.

Казалось, он удивлен.

— Я думал, ты привыкла к такому обращению. Не могу поверить, что к тебе относились иначе. Ты заслуживаешь царского обхождения.

— Так ко мне относилась мама. Но это было очень давно, словно бы в другой жизни. Она умерла, когда мне было двенадцать лет.

Он взял ее за руку, и она взглянула прямо в его бездонные голубые глаза, в которых было полно сочувствия. Не имело никакого значения, что в этот самый момент в ее собственных глазах стояли слезы. Он замечал в ней такие черты, которые для остальных парней просто не существовали.

Он легонько коснулся губами ее руки. Вот чего она не ожидала, так это жаркой волны, которая прошла с ног до головы и затопила сердце…

Ужин был просто великолепен. Разговор был теплым и домашним. Если где-то и существовал другой мир, то они этого не замечали или забыли.

Девушка проглотила последнюю ложечку соуса и расслабленно откинулась на спинку кресла.

— Это было восхитительно!

Уголки ее губ поднялись.

— Принести кофе?

— Пожалуй.

Сирена решила помочь ему и понесла на кухню тарелки.

Джейк как раз успел налить горячий экспрессо в изящные чашечки. Он принял у нее тарелки и передал кофе.

— Думаю, оставим мытье посуды на завтра.

— Отлично. — Тут она заметила стеклянные двери. — Так у тебя есть балкон! Всегда мечтала о балконе!

— Ну, отсюда не так много видно.

— А можно посмотреть?

— Можно.

Сирена поставила чашку с кофе, открыла дверь и шагнула на узенькую площадку балкона. Казалось, здесь она может провести целую вечность, слушая ветер, шумящий в ветвях и залетающий в окна.

Присутствие Джейка она чувствовала по теплу, исходящему от него. Он стоял рядом с ней, потом обнял девушку за плечи, и она прижалась к нему.

— Если бы я жила здесь, все время проводила бы на балконе.

— Правда? Мне нравятся деревья. Но тут слишком людно. Знаешь, я собираю деньги на собственный домик.

— Но отсюда замечательный вид! Особенно теперь, перед Рождеством.

Джейк фыркнул.

— Но сейчас только вторая неделя декабря! До праздника далеко.

— Так вот почему твой дом не украшен, да?

— Я никогда этого не делаю.

Сирена вспомнила свой дом, гирлянды и елку, которую обычно наряжала ее мать. И вздохнула:

— Заткнись, старый болван, и лучше поцелуй меня.

Сирена повернулась к нему. Она всегда думала, что невозможно целоваться так, чтобы каждый следующий поцелуй был все слаще. Но Джейк доказал ей обратное. Да еще как доказал!

Настроение постепенно менялось. Если сначала оно было романтичным и нежным, то вскоре ее охватила страсть. Ей оставалось только одно: продержаться на подгибающихся ногах. Рука Джейка в это время оказалась уже под ее свитером и ласкала спину.

Слабый голосок, донесшийся из глубины души, возвестил о том, что все происходит слишком быстро и ярко. Сирена же обещала себе, что будет сопротивляться до последнего. Пусть работает разум, а не инстинкт. Если она, правда, нравится Джейку, он будет ждать…

Дрожа, она отстранилась и взглянула ему в лицо. Сердце бешено колотилось, и ей пришлось сделать глубокий вдох.

Она крепче сомкнула руки вокруг его шеи, желая остановить ласки, которые зашли слишком далеко. Порыв зимнего ветра отсудил ее лицо долгожданной прохладой. Почти как холодный душ.

Однако, казалось, Джейк этого всего не заметил. Он прижался губами к ее шее и стал целовать, поднимаясь к подбородку. Надо было срочно предпринимать что-то, разорвать этот заколдованный круг страсти. Поэтому она чуть-чуть выпрямилась и приказала себе любоваться видом с балкона.

— Не правда ли, так прекрасно — наблюдать за людьми и их жизнями?

Джейк прижал ее к себе, его дыхание обжигало.

— Пожалуй, соблазнительно.

Она попыталась игнорировать его ремарку и поцелуи. А в это время руки Джейка творили с ней чудеса. Его руки, его ласки… они сводили с ума.

Ну же, родная, очнись!

Девушка заставила себя открыть глаза и нашла окно напротив. Оно было двумя этажами ниже. Там сидела парочка, на кухне. Он мыл кастрюлю, она открыла бутылку вина. Они не торопились. Едва смотрели друг на друга, но двигались так, словно это повторялось сотни лет и за это время они выучили движения наизусть. Сирена не могла отвести от них взгляда, несмотря на то, что Джейк в это время целовал ее.

В глубине души ей очень хотелось, чтобы и она вот так же…

— Кажется, тут становится прохладно, Джейк. Идем внутрь.

Он лишь улыбнулся ей и открыл дверь, пропустив Сирену. Затем задернул шторы, чтобы загородиться от остального мира.

Но в своем воображении она все равно видела парочку, которая сидела за маленьким квадратным столом и делилась историями, произошедшими за день. И она невольно этому улыбнулась. Улыбка оказалась теплой и загадочной. Мужчина коснулся ее руки, когда она потянулась к бокалу.

Сирена попыталась перевести внимание на что-то другое. Стала рассматривать мебель. Классический дизайн и современные детали. В каждом модном журнале увидишь нечто подобное.

Но потом стали заметны отличия: в квартире Джейка было слишком много книг, и не только по специальности. Романы, поэзия, биографии знаменитых людей. Это странно. На стенах висели полотна современных художников. В уголке виднелась блестящая акустическая гитара.

— Ты играешь? — спросила она.

— Когда-то играл.

— Больше не играешь?

— Ну… Иногда беру в руки. Чтобы вспомнить прошлое. Но на это по большей части не хватает времени.

— Сыграй мне что-нибудь.

Джейк встал. На его лбу проявились морщинки.

— Только забудь о своем отце-профессионале. Сравнение явно будет не в мою пользу.

— Давай это опустим.

— Ладно.

Сирена положила гитару себе на колени и тронула струны. Ей пришлось напрячь всю свою память для того, чтобы вспомнить аккорды одной песенки, которую она знала. Она вдруг остановилась на половине куплета и посмотрела на Джейка. На его лице застыло истинное изумление.

— Это самое лучшее исполнение, которое я когда-либо слышал.

Сирена слегка поклонилась.

— Кажется, чуть-чуть таланта все же досталось и мне.

— Больше, чем чуть-чуть.

— Хм. Не думаю, что я стала от этого привлекательней.

Он рассмеялся.

— Ты права!

Она хлопнула ладонью по деке.

— Ну, теперь твоя очередь.

— Твоей просьбе я сопротивляться не могу.

Сирена передала гитару и поудобнее устроилась на диване.

Когда Джейк закончил, она сделала ему комплимент:

— Неплохо.

— Придется принять как достойную похвалу из уст женщины, которая разбирается в этом с детства.

— Ты никогда не думал заниматься музыкой?

— Ты имеешь в виду профессионально?

— Ну да.

— Вообще-то нет. Мне надо было обеспечить свое будущее. Ведь любой человек моей профессии гораздо богаче, чем плохонький музыкант.

— А ты никогда не жалел о своем выборе?

Джейк помотал головой.

— Моя жизнь сейчас именно такая, какой я ее и планировал. Я бы ничего не стал менять.

Его ответ кольнул Сирену в самое сердце. Ей очень хотелось бы, чтобы у ее мужа были такие черты характера, как надежность и предсказуемость… Но… какая-то ее часть желала видеть побольше творчества и артистичности в избраннике.

Да, да, конечно. Лучше вспомни прошлое! Поверила и попалась на крючок! А сердечко-то разбито. Нет, больше по этой дорожке мы не пойдем.

Пока она раздумывала, Джейк начал снова бренчать на гитаре. Он смотрел в пространство и ни разу не взглянул на струны — отлично помнил аккорды. Просто удивительно. Девушка прикрыла глаза и явно наслаждалась мелодичными звуками.

— Это было прекрасно. Что это?

— Мое творение. Баловался в молодости. Так и осталось незавершенным, хотя я старался, но все было без толку. — Он пожал плечами и отложил гитару. — Полагаю, я так и не закончу эту вещь.

— А мне понравилось. Успокаивающая мелодия. Сыграй еще.

Тогда Джейк снова взял гитару и начал перебирать струны. А девушка пила кофе и наблюдала за ним. Пальцы на удивление легко слушались его. В этот самый момент он выглядел совсем иначе, чем обычно. Как-то незримо изменился. Стал более домашним, что ли, более ранимым.

Исчез внешний лоск. Кажется, Сирене удалось увидеть его таким, каким не каждый видит. Этот Джейк был совсем другим. Этот Джейк и был настоящим.

И тут, словно бы в озарении, она поняла: да у этого финансиста душа музыканта.

Этого Сирена не ожидала.


— Джейк, мне же страшно! Я не знаю, где мы!

— Не бойся, через некоторое время поймешь.

Как и большинство девушек, Сирена любила приятные сюрпризы. Но… оказаться где-то в Лондоне с завязанными глазами… это уж слишком. Однако Джейк настоял на таком странном путешествии, сказав, что это лишь прибавит особенной изюминки вечеру.

Девушка подала ему руку и терпеливо проследовала за ним, осторожно спускаясь по каменным ступенькам. От нее потребовалось все ее мужество, чтобы не схватиться за перила — так она боялась. Каждый следующий шаг Сирена считала своим последним. Казалось, она вот-вот упадет. Но теплая сильная рука Джейка непременно поддерживала ее, так что бояться было особенно нечего.

Наконец ее нога ощутила твердую поверхность размером побольше, чем узенькая ступенька.

— Так мне можно это снять?

Джейк предостерегающе завязал узел шарфа потуже.

— Еще не время.

Она почувствовала запах его одеколона. Казалось, он окутывает ее. Через шарф проникал только неясный свет, который мог быть чем угодно. Но больше она не видела ничего. Мягкий звук плещущихся волн подсказал, что они где-то рядом с рекой. Возможно, это берег Темзы.

Джейк обнял девушку за талию и чуть-чуть подтолкнул ее вперед. Где бы они ни находились, стало ясно, что это место людное. Через пару минут мужчина остановился.

— Подожди немного. Я быстро вернусь.

— Нет! Не бросай меня!

— С тобой будет все в порядке. А мне нужно кое-что сказать одному молодому человеку.

Девушка вцепилась в него обеими руками, но он аккуратно высвободился.

— Поверь мне. Я вернусь через пару минут.

Сирена замерла. Она прекрасно слышала мужские голоса. Правда, о чем говорят, разобрать было невозможно. Она осторожно пошла по направлению к ним, но тут же в кого-то врезалась.

— Простите! — воскликнула она, даже не зная, с кем столкнулась.

Сильная рука взяла ее под локоть.

— Сюда.

Крупный камень под ногами сменился металлическим покрытием. Господи, ну куда же они пришли? Джейк развернул ее.

— Итак, Сирена, слушай меня внимательно. Когда я скажу «иди», сделай большой шаг вперед. Поняла?

Она молча кивнула. Плеск воды слышался все сильнее.

— Готова?

Девушка лишь нахмурилась.

— Иди!

Она зажмурилась, хотя и так ничего не видела, сделала самый большой шаг, на какой только была способна, и наткнулась на Джейка.

— Мы движемся! — закричала она, когда он подхватил ее за талию.

Джейк тихо рассмеялся и поцеловал ее в лоб.

— С днем рождения, Сирена. — И только теперь развязал узел шарфа. — Можно смотреть. Мы в полной безопасности.

Медленно-медленно Сирена открыла глаза, ослепленная ярким светом. Они находились внутри чего-то. Пока что ее глаза не могли толком различить очертания окружающего мира. Она выхватывала реальность кусками — свет… металл… стекло… А потом наконец-то догадалась:

— Мы же на Лондонском колесе!

— Ты говорила, что мечтала об этом.

— А ты запомнил!

Потом девушка замолчала и стала осматриваться. Они были совсем одни внутри большого стеклянного яйца, которое висело на гигантском металлическом колесе посередине Темзы. Девушка никогда не думала, что Лондон может быть таким красивым. Они двигались почти совсем незаметно. Город сверкал рождественскими огнями в темноте ночи и словно бы подмигивал им. Сирена прижалась носом к стеклу и смотрела, смотрела…

Где-то за спиной зашипело шампанское. Улыбаясь, Джейк разливал вино в бокалы. Они появились словно бы из ниоткуда.

— Как тебе удалось все это устроить?

— Пришлось, конечно, побегать, но я предупреждал, что смогу тебя удивить.

— Кажется, сегодня вечером ты только это и делаешь!

— Ну, это далеко не все.

— Еще что-то?

— Но ты ведь не получила свой подарок.

Она посмотрела на ведерко со льдом. Но там не было ничего похожего на подарок. Тогда Сирена наклонилась и заглянула под деревянную лавку, стоявшую прямо в центре. И там ничего.

— И… где же? Ты же не хочешь сказать, что сейчас к нам спустится вертолет и принесет подарок?

Мужчина от души рассмеялся и похлопал себя по нагрудном карману.

— Вот здесь. Но давай подождем, пока мы не окажемся на самом верху.

Ее подарок наверняка какой-нибудь особенный. В конце концов, и день не самый обыкновенный.

Что поместится в кармане пиджака?..

Это может быть… Нет, не может!

Господи, что за глупая идея! Для этого еще слишком рано.

Джейк протянул ей бокал. Они смотрели на город и в молчании пили шампанское. Однако Сирена так и не смогла полностью сосредоточиться на панораме Лондона. Все, о чем она могла думать, — это вещица в кармане Джейка.

Казалось, колесо навечно замерло или двигается так медленно, что этого вообще не заметно. Чтобы забраться на самую вершину, потребовалось черт знает сколько времени. Или это она так нетерпелива? Но как только они стали приближаться к заветной цели, Джейк повернулся к Сирене и заглянул ей в глаза. Сердце ее затрепетало.

— Хочу, чтобы ты знала: ты самая интригующая женщина, какую я когда-либо встречал… Именно поэтому я решил преподнести тебе нечто уникальное. Такого я никогда никому не дарил.

Ее взгляд проследовал за его правой рукой, которая доставала из кармана что-то крошечное. Показалась бархатная коробочка. Квадратная. Как раз для кольца.

Девушка закрыла рот рукой, чтобы не закричать от счастья, и сжала бокал так, словно хотела его раздавить. Казалось, время остановилось. Мир замер.

Джейк раскрыл коробочку, и на свет появились…

ГЛАВА ПЯТАЯ

Серьги?

Сирена уставилась на него. В глазах застыл немой вопрос.

Она снова посмотрела на коробочку, словно бы не веря самой себе.

Нет. Это определенно пара серебряных сережек. Удивительной работы. Такого дизайна она еще не видела. Но только это не…

Девушка вымолвила только одно:

— Это же… серьги.

На одно мгновение на его лице появилось растерянное выражение, но тут же сменилось маской добродушия.

— Не нравится? — удивился Джейк. — Я был уверен, что они придутся тебе по вкусу, но…

— Нет, что ты. Они великолепны. Правда.

Он внимательно посмотрел на нее.

— Тогда почему ты выглядишь так, словно сейчас заплачешь?

Сирена поставила бокал на скамейку и поцеловала Джейка в лоб. Немного придя в себя после шока, она начала:

— Джейк, серьги просто восхитительны. Никто никогда не дарил мне такого потрясающего подарка. Но я совершенно недостойна их… Я плачу… потому что счастлива.

Тут первая слезинка и правда появилась в уголке глаза. Девушка так крепко обняла Джейка, что он чуть не вскрикнул.

— Тогда дай я их тебе надену.

Сирена встрепенулась и быстренько избавилась от своих старых сережек. Когда дело было сделано, он поднес ей зеркало.

— Как они тебе идут! — восхитился он. — Я угадал с дизайном.

Девушка внимательно разглядывала себя в зеркале, поворачиваясь то в одну, то в другую сторону.

— Но они тебе, правда, нравятся?

В ответ она поцеловала Джейка.

— Я уже люблю их.

И люблю тебя.

— Ну… отлично.

Последние десять минут путешествия они провели в полной тишине. Казалось, Джейк немного отдалился. Сирена жалела, что он заметил растерянное выражение ее лица, когда открыл коробочку с подарком. Глупо было думать, что он подарит кольцо. Ведь они встречаются меньше месяца.

Наверняка она будет потом сама над собой смеяться, когда расскажет об этом Кэсси.

Вот они завершили путешествие и оказались на твердой земле. Возвращение к реальности. Где-то далеко за горизонтом остался волшебный мир ярких огней.


Джейк стоял перед черной дверью в ожидании, когда стихнет звон колокольчика. Пусть ее не окажется дома. Пусть дверь останется закрытой.

— Эй, я здесь!

Он прищурился и посмотрел наверх. Сирена выглядывала из окошка. Каштановые волосы волнами обрамляли ее лицо и спадали на плечи, а на лице играла чарующая улыбка. Кажется, она была слишком рада видеть его. Слишком.

— Заходи с другой стороны здания. Я встречу тебя там.

И она махнула рукой.

К тому времени, как он обошел достаточно массивный дом и свернул к двери, девушка уже была на кухне и готовила чай. Услышав его шаги, она повернулась и обняла его.

Ее мягкие губы коснулись его щеки. Еще пару дней назад этот поцелуй мог бы рассматриваться как дружеский, но теперь Джейк испытал неловкость. Он высвободился из рук Сирены.

Девушка снова вернулась к чайнику.

— Я удивлена, что в свой обеденный перерыв ты пришел навестить меня.

Джейк заерзал на стуле.

— У меня есть важные вести.

Вести, которые тебе точно не понравятся.

— Хорошие или плохие?

Он не ответил.

— Плохие, да?

— На самом деле хорошие. — Джейк через силу улыбнулся. — Это только кажется, что плохие.

И это было правдой. У него не оставалось другого выхода. Эта девушка слишком нравилась ему, и он надеялся, что они будут встречаться еще. Но то, как она смотрела вчера вечером на бархатную коробочку, удивило Джейка и заставило призадуматься.

Ему-то казалось, что она лишена всех этих предрассудков. Именно поэтому Джейк и устроил для нее такой чудесный день рождения.

Похоже, он неверно судил о ней до сих пор. И то правда — она всего лишь женщина. И как любая женщина, хочет большего, чем он может дать.

— Джейк, меня это начинает беспокоить. Что случилось?

— Ничего особенного. Просто… Я подумал… Время может все решить.

Она удивленно заморгала.

— Время? Решить?..

— Я открываю филиал моей фирмы в Нью-Йорке, — заявил Джейк.

— Но это же великолепно!

Сирена буквально лучилась от радости за него. А он чувствовал себя так, будто предал ее.

— Есть еще кое-что.

— И что же?

— Я собираюсь провести там пару месяцев. Улетаю уже завтра и пробуду до середины января.

Девушка побледнела.

— И даже на Рождество не приедешь?

— Нет.

— Тогда… когда же я увижу тебя?

— Именно об этом я и пришел с тобой поговорить. — Джейк опустил взгляд на сжатые кулаки и заставил себя выпрямить пальцы. Смотреть ей в глаза было тяжелее, чем он думал. Ему уже приходилось вести подобные разговоры, и до сих пор он не чувствовал за собой вины. Он набрал в легкие воздух и начал: — Мне придется полностью посвятить себя новому офису, а мы с тобой получим передышку. — Девушке чуть не стало плохо. Она открыла рот, а сказать ничего не смогла. — Я хочу, чтобы мы пока не встречались. Время многое прояснит.

— Думаешь, это что-то изменит? Ты же не насовсем уезжаешь. У нас есть телефон, Интернет… — Она утихла, уловив его взгляд. — О боже, позор мне, я не поняла. Так это разрыв?

— Я не…

— Не стоит объяснять, Джейк. Я чую эти ходы за милю. Со мной такое уже бывало раньше…

Он не знал, что сказать. Лишь гневно смотрел на Сирену, на ее раскрасневшиеся щеки и молчал.

— А какова причина?

— Я буду слишком занят…

Тут девушка подошла к нему и сурово посмотрела в глаза. От такого взгляда не спрячешься.

— Я хочу знать правду.

Он смотрел в ее прекрасные глаза цвета шоколада. Она права. Она не заслуживает уклончивого ответа. Он вполне мог отложить работу в новом филиале, собственно, его присутствие там не так уж и нужно.

— Ты действительно хочешь знать все?

— Да.

— Тебе не понравится то, что ты услышишь.

— А вот это уже неважно. Это лучше, чем мучить себя догадками. Мне казалось, между нами возникло чувство, Джейк. Что-то особенное.

— Так и есть. Но… вынужденная разлука пойдет только на пользу. Лучше прояснить все сейчас.

Ее глаза подозрительно сузились. Она облизнула губы и покачала головой.

Ладно, он сглупил. Она уже обиделась. И Джейк это знал. Вот почему он не хотел больше ничего объяснять, не хотел ранить ее еще больше. Правда, и это прощание ему далось с трудом. Но уйти оказалось не так просто. Кажется, он будет серьезно скучать по Сирене, по ее чувству юмора, ее теплоте и искренности и по тому особенному ощущению, которое она в нем вызывала.

И в ту же минуту Джейк понял, почему разрыв с ней стал таким трудным. Он до сих пор не испытывал таких чувств ни к кому. Даже к Шантель… И понятия не имел, что способен на такое… Он-то считал, что подобное бывает только в сказках или голливудских фильмах.

Итак… Сирена хочет правды… Она ее получит.

— Ты ведь думала, что я преподнесу тебе что-то другое в той самой бархатной коробочке, не так ли?

Сирена хотела было отрицать все, но ни одно слово не сорвалось с ее губ. Она лишь тихо выдохнула. А потом краска стыда залила ее щеки. Девушка уставилась в пол.

— А это так ужасно?

— Нет. Просто… — Боже, Джейк хотел сейчас только одного — заключить ее в свои объятия. И тогда все будет хорошо. Но он не может этого сделать. Ведь себя не изменишь. — Я не из тех, кто женится, Сирена. Во мне нет тяги к семейной жизни.

Испуганная его словами, девушка посмотрела на него с тоской.

— Откуда ты знаешь, если еще не пробовал?

Ее голос дрожал. И он понял, чего стоил ей этот вопрос.

— Просто знаю, и все. С моей стороны было бы нечестно продолжать наши отношения. Если бы я считал, что способен связать себя на всю жизнь узами брака, то…

— Прекрати, сейчас же! — надтреснутым голосом сказала она. — Не надо! Слышать этого не желаю!

Сирена быстро прошла к двери и распахнула ее. Мгновение Джейк колебался, а потом поцеловал ее в щеку, надеясь, что так сможет извиниться перед ней. Девушка лишь зажмурилась, стараясь сдержать слезы, которые уже ручьями бежали по лицу.

Джейк вышел на улицу. Из-за облаков струился мутный свет зимнего солнца. Дверь закрылась, и за ней послышались рыдания.


Сирена схватила со столика будильник и швырнула его на пол, снова зарывшись в подушки.

Вот так и получается всегда, если сидишь полночи и ревешь, потом вдруг понимаешь, что ночь-то прошла, уже утро и пора вставать. А ты не выспалась.

Звонок не утихал.

Так. Будильник валялся под окном. Батарейка из него выскочила и лежала рядом. Хм. Странно. Тогда что же это?..

Телефон!

Девушка схватила телефонную трубку и пробормотала непослушными губами:

— Алло?

— Рен, это ты?

— Кэсс? Ты что звонишь в такую нечеловеческую рань?

— Так… уже половина одиннадцатого.

— Не может быть…

— Ну, может, не может, а есть. Посмотри сама.

— Ладно, верю. А что случилось?

— Ты должна была быть здесь в десять, помнишь?

Боже!

— Прости, прости. Выскочило из головы.

— Ну, вспомнила теперь? Я-то думала, что ты собираешься предпринять что-нибудь лихое, пока твой отец находится в центре реабилитации.

Сирена откинулась на подушки, прижимая трубку к уху.

— Так то было почти месяц назад…

— Кроме того, ты обещала мне помочь с музыкальным проектом для молодежи. И я рассчитываю на тебя.

— Что я умею? Я ничего не знаю о детях. Немного знакома с музыкальными тенденциями, и все.

— Вполне достаточно. Именно поэтому ты мне и нужна. Это же музыкальный проект, не забыла? И потом, у меня подростки, а не младенцы. Ты справишься. Честно говоря, я считаю, пришла пора прекратить стоны.

Сирена уставилась на носовой платок с оборочками, который она сжимала в руках.

— Я и не….

— Тогда вылезай из-под одеяла.

Сирена показала язык трубке. Всегда проблемы с друзьями. Они слишком много знают.

— Мне позволено немного побыть в депрессии. Я его любила.

До нее донесся вздох Кэсси.

— Знаю. Ты думала, что любишь, а на самом деле — нет.

— Хватит.

— Ну, ну. Он же не захотел променять свою холостяцкую жизнь на тебя. Считаю это важной причиной, чтобы о нем забыть.

Сирена стукнула по кровати кулаком. Хорошо, что матрас был мягким. Иначе она отбила бы пальцы.

Жалость к себе — вот что она сейчас чувствовала. А это вовсе не то же самое, что любовь к другому человеку.

Девушка закрыла глаза и простонала. Неужели она идеализировала Джейка?

— Рен?

— Прости, Кэсс. Я задумалась.

— Хватит витать в облаках. Успеешь хоть к двенадцати?

Кэсси смягчилась.

Спорить с подругой было бесполезно. Сирена с трудом поднялась.

— Ладно, ладно. Если ты так настаиваешь…

Пол был холодным. А тапочки валялись за целую милю от кровати.

Нет, она не будет весь день рыдать по Джейку. Ни один мужчина этого не заслуживает. А с жалостью к себе давно пора разделаться.

И Сирена встала под душ. Включила холодную воду. Освежает.

Любопытно, что она будет делать, когда отец окончательно вылечится? Тогда он перестанет в ней нуждаться и она сможет подумать о себе. В самом деле, может сбежать вместе с цирком? Она даже улыбнулась. Какие глупости лезут в голову.

Я скучаю по тебе, Джейк.

Да. Он был прав. У нее своя жизнь. Она должна ее наладить. Для начала надо помочь Кэсси с ее проектом.


— Бери сумку и следуй за мной.

— Кэсс, подожди!

Кэсси немного притормозила, потом снова заторопилась.

— Куда это мы? Я думала, это будет в церкви.

— Стив считает, что если мы хотим завоевать юношескую аудиторию, то в церкви нам точно нельзя выступать.

Какие глупости!

— Понимаешь, — объясняла Кэсс, — может быть для нас службы и имеют значение, но только не для подростков. Поэтому… если гора не идет к Магомету…

— Мне кажется, ты смешиваешь две разные религии…

Кэсси отмахнулась от нее.

Вскоре они остановились перед низким, покрытым граффити зданием. Несмотря на решетки на окнах, все стекла в общинном центре были выбиты.

— Ты же не хочешь сказать, что мы организуем выступление здесь?

— Почему? Тут всего лишь надо немного убраться. Работники придут завтра, и тогда все будет иначе. Вот увидишь. У нас есть еще целая неделя, чтобы все привести в порядок.

— У нас? Ты сказала «у нас»?

— Именно. И не кричи на меня, дорогая.

Сирена лишь вздохнула и посмотрела в сторону соседнего многоквартирного дома-башни. Ее сердце подпрыгнуло.

Дом Джейка.

Именно эти высотки показывал он ей, когда они гуляли в парке. Правда… в какой из них он жил когда-то, Сирена не знала.

Голос Кэсси эхом отдавался от голых стен.

— Так ты идешь или намерена весь день любоваться видами?

Сирена послушно поплелась за подругой. Взяла пару желтых резиновых перчаток, которые передала ей Кэсси.

— Я буду двигать мебель, а ты подметай.

Девушка надела перчатки. Ей требовалось время, чтобы немного свыкнуться с печальной мыслью. Главное — не наделать глупостей. А для этого как раз подходила работа.

Когда они сделали перерыв, Сирена уставилась в окно.

— А он популярен, — заметила она.

— Кто? — поинтересовалась Кэсси.

— Тот, чья квартира находится на втором этаже. За последний час там побывало несколько человек.

Кэсси посмотрела в щелочку.

— Я знаю, кому принадлежит эта квартира.

— Знаешь?

— Ну, он не самый приятный парень в округе.

— Тогда почему народ к нему ходит табунами?

Кэсси обняла подругу за плечи и покачала головой.

— Ты до сих пор живешь в башне из слоновой кости, дорогуша.

— Что ты имеешь в виду?

— Это наркоторговец.

Сирена выдохнула.

— Но ведь к нему заходили и дети! Совсем маленькие!

Кэсси пожала плечами.

— Они используют детишек как распространителей и курьеров.

Сирена неверящим взглядом смотрела на Кэсси.

— Не понимаю, как такое возможно?

Кэсси потянула ее к выходу.

— Смотри. Там стоит «БМВ».

Та кивнула.

— Это машина дилера. В округе его все хорошо знают. Дети растут рядом. Они родились здесь и не видели ничего другого. Он хорошо одет. Им хочется того же. Их нельзя винить. Они ведь не хотят остаться здесь на всю жизнь и влачить жалкое существование, как их родители. Кому нравится жить в халупе и питаться отбросами? А мистер Наркотик для них — символ успеха, с него берут пример.

— Как это грустно…

— Вот именно! — Кэсси хлопнула ее по плечу. — Вот почему наш проект так важен. Возможно, он мало что изменит, но это начало. Хоть что-то. Мы можем показать детям, что в жизни есть не только наркотики. И у них появится выбор.

Сирена преисполнилась решимости.

— Тогда я «за»! Что будем делать дальше?

Кэсси усмехнулась и передала ей чистящее средство.

— Видела маленькую кухню?

Сирена все свои силы вложила в труд.

Ее детство не было идеальным, но ведь и не было столь ужасным! Она потеряла мать, но та подарила ей целых двенадцать лет счастья. А некоторые дети из этого района знать не знали, кто их отец.

Сирена усердно оттирала грязь и лихорадочно соображала. Она провела большую часть свой жизни, жалея отца, а надо бы его благодарить. Тут ей стали понятны многие его песни.

Небольшая кухонька блистала чистотой. Сирена стояла и любовалась своей работой. Это утро прошло не напрасно. Пусть благодаря Кэсси, но не все ли равно?

Девушка убрала со лба растрепавшуюся прядь волос и вздохнула.

— Пойду подышу воздухом! — крикнула она Кэсси.

Кэсси вышла к ней с большой корзиной мусора.

— Хочу воды. Может, принесешь?

Сирена сняла перчатки и положила их на подоконник.

— А где киоск?

— По дорожке налево, мимо ближайшего дома. Дойдешь до конца, снова повернешь налево, увидишь ряд магазинчиков.

Сирена кивнула, проверила наличие мелочи и вышла на улицу.


Джейк прислонился к поручню троллейбуса и бросил взгляд на багаж. Симпатичная блондинка напротив смотрела на него неотрывно. Раньше он бы улыбнулся ей, но сейчас склонился над чемоданом и сделал вид, что ничего не заметил.

В Лондоне всегда очень много народа, но теперь Джейка манила только одна женщина. Хотел бы он знать, где она. То же самое с ним творилось и в Нью-Йорке. И вот он дома. А желание только окрепло.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Ледяной дождь барабанил по крыше. Сирена посмотрела на Кэсси и вздохнула. Было уже почти восемь, но никто не появился, как и на прошлой неделе.

Она взглянула на Мэл, которая помогала им. Девушка сидела, прислонившись к стойке бара и держа в руке чашку кофе. Неожиданно сердце Сирены затрепетало. Мэл была так похожа на своего брата. Те же темные волосы и ясные голубые глаза. Однако в отличие от Джейка мысли Мэл были написаны на ее лице. Она не запирала свои чувства на замок от всего остального мира и встречала людей открытой улыбкой.

Впрочем, это было неважно. Неважно, о чем думал и что чувствовал Джейк. Это не ее дело. Он сейчас за тысячи миль от нее. Сирена закрыла глаза, желая сосредоточиться на чем-то еще.

Стив, главный организатор, неожиданно поднялся со стула.

— Нам нужно подкрепление, ребята! Пройдет всего две недели, и мы заработаем себе славу.

— Ну и как ты собираешься это сделать? — Сирена взглянула в сторону пустых кресел. — Для этого потребуется чудо.

Стив улыбнулся.

— Чудеса — это моя специальность. Впрочем, как и твоя.

— Моя?

— Я не знаю, почему ты не думала об этом до сих пор! У твоего отца должна быть куча всяких связей в мире музыки. Ну-ка, вспомни человека, который сможет нам помочь. Нам нужно только имя. Это должен быть кто-то, кого любят подростки.

Сирена уставилась на потолок и задумалась. Через пару секунд она уже улыбалась Стиву.

— Вообще, ты прав. Знаю одного. И он обязан мне кое-чем. Гарантирую, со временем мы действительно станем популярными, Стив.

Кэсси спросила:

— И кто же это?

Сирена погрозила ей пальцем и ничего не сказала.


Как раз тогда, когда он, было, подумал, что сестренка успокоилась и позабыла все свои штучки, она снова его удивила!

Джейк одновременно просматривал свою электронную почту и говорил по телефону с Мэл, которая рассказывала ему о паре новых сапог, которые она недавно купила. Ему не оставалось ничего другого, как невпопад согласиться помочь ей в какой-то очередной затее.

Ничего, вот увидит ее и все выскажет в лицо. Так-то будет лучше, чем по телефону. Что-то она становится назойливой. А это ему не очень нравится.


— Поверить не могу! Я же так люблю вашу музыку!

Кэсси места себе не находила от волнения. В ней проснулся подросток. Она так и вертелась вокруг музыканта. Сирене было от души жаль беднягу.

Про себя она улыбалась. А что, почему бы и нет? Хорошая идея пришла ей в голову — пригласить к ним звезду рока. Он точно соберет публику. Более того, он поднимет дух самих организаторов проекта. Наконец-то все поверили в удачу и успех. Девушка рассматривала разнородную толпу. Члены совета стояли плечом к плечу с простыми подростками в мешковатой одежде.

Кэсси наконец-то отпустила руку знаменитости.

— И как тебе это удалось? — спросила она Сирену, не отводя восхищенного взгляда от мужчины.

Если бы она только знала! Да и кто бы мог подумать, чем обернется давнишняя забота о ребенке?

Голос музыканта прервал ее размышления:

— Да, как тебе это удалось?

— Заткнись, Кевин, — прошипела она, при этом вежливо улыбаясь. — Или я расскажу всем, как ты в детстве скакал голым по комнате.

Он в ужасе воззрился на нее.

— Это шантаж.

— Шантаж — грязное слово. Предпочитаю — услуга за услугу.

И она подмигнула парню.

Те сумбурные времена, когда отец Сирены и родители Кевина устраивали пирушки до рассвета, оставляя ее с малышом, были ужасным воспоминанием. Она ткнула его в бок и рассмеялась.

— Помнишь, как ты «одолжил» мою машину, а потом бросил ее в Сохо? Ах, молодость, молодость.

Он хмыкнул.

— Улыбайся, Кевин, на тебя смотрят.

— Это на тебя смотрят.

— Неважно.

Неожиданно по спине Сирены пробежал холодок. Кто-то за ней наблюдал. Вот странно — выделить в толпе чей-то особенный взгляд. Главное — тут было столько народу, что просто не различишь, кто смотрит. Ее серебряные серьги звякнули, когда она подняла голову и увидела…

Джейк!

Ее сердце учащенно забилось, словно оживая. Он здесь?!

Но почему? Почему он оказался тут? Невероятно!

Потом Сирена взглянула на Мэл и все поняла. Неужели Кэсси и Мэл стараются соединить несоединимое? Она непременно должна выяснить, отчего это на лице Мэл застыло виноватое выражение.

Дверь была все еще открыта. Пара шагов — и Сирена сможет оказаться на улице.

Кевин потянул ее за собой, чтобы приблизиться к человеку в сером костюме. Однако девушка не сдвинулась с места ни на йоту. Ее туфли словно бы приклеились к полу. Она узнала в мужчине члена местного совета, который неожиданно решил помочь им. Она видела его фотографию в газете.

Кевин сделал еще шаг, и ее рука выскользнула из его руки. Сирена осталась одна в середине зала.

Не смотри на него. Не смотри.

О, ты, безвольное создание!

Ни один мускул не дрогнул на лице Джейка. Он стоял возле стены, его брови сошлись на переносице, взгляд недобро буравил Кевина.

Ревнует?

И это он, который знает цену всему! Девушка выпрямилась и смело посмотрела на него. Эту маленькую битву она выиграла. Сирена прошла чуть вперед и снова взяла руку Кевина.

Вот так! Она отвернулась, всем своим видом демонстрируя равнодушие.


Музыка играла целый час. Кевин выступил с парой песен из своего репертуара, а Сирена чувствовала себя трехлетним ребенком, который потерялся в толпе. Она пробралась к бару и взяла бутылочку минералки. Потом обернулась и… столкнулась носом к носу с человеком, которого она тщательно избегала.

И почему только он выглядит так сногсшибательно? Или ей кажется, или он подрос за это время на полголовы.

— Привет, Сирена, — бросил он.

— Привет, Джейк, — через силу выдавила она.

Он сказал что-то еще, но из-за грохота музыки ей ничего расслышать не удалось.

— Что?

Джейк склонился к ней поближе. После восьминедельного отсутствия он действовал на нее все так же, словно ничего и не изменилось. Его дыхание теплом обдало ее щеку. Как приятно он пах! Свежестью морского бриза повеяло на нее.

— Как поживаешь?

Обычно такие вопросы задают, не ожидая ответа. Но она решила осчастливить его:

— Отлично. А ты?

— Отлично.

Вот и обменялись приветствиями. Надо же, как он напряжен. Она его таким еще не видела. Куда делось его всегдашнее обаяние? Оставил на таможне?

— Мы тут не слышим друг друга.

Его голос прозвучал слишком громко, и она отпрянула от неожиданности.

— С чего ты решил, что нам есть о чем говорить?

Она посмотрела на него с вызовом, как ей показалось, а потом отошла подальше. Открыла бутылку и сделала глоток.

— Я не хочу, чтобы между нами оставалось недопонимание! — крикнул Джейк.

Она скорее догадалась, о чем это он, нежели услышала. Да, он так легко не сдается. Если честно, ей очень хотелось, чтобы он не отступал. У нее было что сказать. Возможно, если она сделает это, то он перестанет ей сниться каждую ночь.

Она закрыла бутылку крышкой так крепко, что вряд ли откроет теперь.

— Джейк, это было твое решение. Радуйся, что я просто ушла, а не устроила скандал.

— Ушла? — Он бросил быстрый взгляд на Кевина и толпу девиц, которая его окружила. — Это не тот человек, который?..

Сирена вздернула подбородок и растянула губы в улыбке.

— Тебе это неинтересно, Чарли. — Он так сильно сжал зубы, что они скрипнули, должно быть. Она играет на его нервах. Отлично! — Ты сейчас фальшивишь. Ты знаешь об этом, а, Джейк?

Ей казалось, что он вот-вот бросится на нее. Или на Кевина.

— Я? Я — фальшивлю?

— Да, ты. Ты хочешь выглядеть заботливым, но… — ее голос начал дрожать, — но внутри ты всего лишь негодяй, который боится брать на себя ответственность, — закончила она и замерла.

На них смотрели все. Музыка стихла. Пока она приходила в себя, оглядываясь, Джейк подхватил ее под руку и выбежал из зала.

Снаружи было тихо, и кричать было ни к чему.

— Я никогда не притворялся кем-то другим и не играл чужую роль. А какими мы, мужчины, должны быть? Надежными мужьями? Ты сама сделала поспешные выводы о наших отношениях. Увидела то, что хотела увидеть.

Горькие слова были готовы сорваться с ее языка. Но лучше промолчать.

Джейк улыбался, но не той обворожительной улыбкой. Эта была холодной и горькой, а голос — равнодушным. Девушка ненавидела себя за то, что не может ответить ему достойно.

— Впрочем, кажется, ты нашла лучшую партию. Надеюсь, бедный парень готов к тому, на что ты его собираешься обречь?

— Ты эгоистичный… — Сирена остановилась, чтобы не наговорить ему гадостей. Это было бы неприлично. Ведь она — леди. — А собственно, что плохого в желании женщины обзавестись семьей? Разве это ненормальное желание? Разве не этого ищут все обычные люди? Немного любви и счастья?

Джейк перестал улыбаться.

Неожиданно ее гнев испарился. Как несправедлива жизнь! Девушка тяжело вздохнула и попыталась успокоиться.

Он подошел к ней поближе и поднял ее подбородок пальцем.

— Давай не будем сражаться. Это бесполезно и ни к чему не приведет. Я уже говорил тебе прежде, что ты уникальная женщина, Сирена. Ты права. Ты заслуживаешь любви и счастья.

Это еще к чему? Гнев она понять могла, но жалость?

— Но не с тобой…

— Нет.

— Почему же?

Она и правда хотела это знать.

— Я разобью тебе сердце.

Слишком поздно. Оно уже разбито.

— Откуда ты знаешь, если даже не пробовал?

— Однажды — пробовал. И это была истинная катастрофа. Зачем заставлять страдать кого-то?

Сердце Сирены сжалось, когда она представила Джейка с другой женщиной.

— Что я могу сказать на это?

Джейк провел рукой по ее волосам.

— Слушай, на этой неделе у меня есть свободное время, и меня пригласили сюда помочь в организации мероприятий. Поэтому нам с тобой придется общаться, желательно без ссор.

Сирена вздохнула и кивнула. Конечно, он был прав. Но как она может внимать разумным доводам, когда ее сердце превратилось в ледяную глыбу?

— Хорошо. Перемирие.

И она протянула ему руку, но Джейк не пожал ее, а провел по запястью указательным пальцем, вызвав в девушке бурю эмоций.

Он чувствовал то же самое. Не мог не чувствовать. Она взглянула на него и поняла все.

Сирена знала, что надо оттолкнуть Джейка, но вместо этого в ее груди стало расти ответное чувство, слишком большое и сладкое, чтобы игнорировать это. Тогда она обняла его за шею.

Начав целоваться, остановиться они не могли. Только теперь девушка могла осознать, какой голод мучил ее. И не только ее. Джейк целовал Сирену, словно он был не он, а изголодавшийся дикий зверь.

Первым пришел в себя Джейк.

— Прости, Сирена. Я не должен был этого делать.

Его голос был полон искреннего сожаления. А она мучилась от раскаяния и стыда. Хоть бы пропасть разверзлась у нее под ногами и поглотила ее…

— Я хотел тебе сказать… давай просто останемся друзьями, а?

Неужели он так ничего и не понял? И все же Сирена кивнула.

— Безусловно, так будет лучше. Друзьями.

И после этих слов он развернулся и вошел в зал, оставив ее в одиночестве.


Джейк чувствовал себя неуютно. Дюжина ребятишек и девиц стояли и смотрели на него. Наверное, думали, что он собрался их чем-нибудь удивлять. У него же была одна мечта: побыстрее смыться отсюда. Исчезнуть. Он был меньше напуган, когда лорд и леди Болфор пригласили его в свой замок для обсуждения одного финансового проекта.

Ему предстоит пять часов занятий с этими ребятами. Время будет тянуться бесконечно. Ничего, когда-нибудь он уберется из этой дыры и вернется к своей нормальной жизни.

Вдобавок Сирена следит за ним. Хотя она и пыталась притворяться, что не видит его, ей это не слишком хорошо удавалось. Он же, со своей стороны, не рисковал даже взглянуть на нее.

Тут надо быть настороже.

Группа подростков, стоявшая перед ним, начала беспокойно переговариваться и наконец привлекла его внимание. Как удается этим молоденьким девушкам выглядеть так скверно? Надо что-то сделать с их вечными ободранными хвостиками волос, перетянутыми резинками.

Когда он не знал, что делать, то пользовался проверенным оружием. Джейк улыбнулся, и его шарм сработал и тут.

Он взял гитару и начал урок.

Тем временем Сирена раскладывала регистрационные формы в алфавитном порядке.

Потом начала сортировать их по возрасту. Потом — по увлечениям. Самое главное — не смотреть на Джейка.

Гитарные аккорды действовали ей на нервы. Но хуже всего было то, что, как она ни старалась, все равно отлично слышала громкий и холодный голос Джейка. Он объяснял ребятам, что к чему. Сначала дети равнодушно внимали учителю, потом оживились и ловили каждое его слово. Все, кроме одного парнишки.

Он развалился в пластиковом кресле и едва смотрел в сторону Джейка. Девушка решила отыскать его анкету.

Это был Макс Блэк. Четырнадцати лет.

Зачем он здесь, если ему неинтересно? Ах, да. Его привел социальный работник, чтобы парень нашел себе хобби и не слонялся без дела.

Сирена снова взглянула на него. Может быть и глупо, но она порадовалась, что тут есть кто-то, на кого не действуют чары Чарлза Джейкобса. Ей очень хотелось пожать Максу руку. Вдруг эта способность передастся и ей?

Прошло десять минут, и началось форменное безобразие. Максу, видно, надоело сидеть и скучать, и он присоединился к бренчанию остальных. У него ничего не получалось.

Сирена видела, как он стиснул зубы и покраснел. Кажется, назревает скандал. Как она и ожидала, он бросил гитару на пол, пнул стул и выскочил из зала.

Группа замерла. Все посмотрели на Джейка, ожидая от него указаний.

Но не дождались. Он спокойно поставил стул на место, положил на него гитару и продолжал как ни в чем не бывало.

Со своего места Сирена могла видеть Макса. Он слонялся возле одной из башен. Выражение его лица рассмотреть было нельзя, но даже на расстоянии чувствовались злость и ненависть.

Девушка позабыла свои благие намерения и оглянулась на Джейка. Как он умеет себя контролировать! Ох, как бы ей хотелось хоть разок полюбоваться, когда он потеряет контроль. Увидеть настоящую страсть, пылающую в его глазах.

Не успела она убедить себя, что все это глупости, как Джейк закончил урок и распустил детишек. Наверное, надо бы угостить его кофе… Но Джейк ушел.

Однако через пять минут дверь открылась, и он появился снова, таща за собой Макса.

— Макс, ущерб, причиненный гитаре, легко исправить, но ты должен отработать ремонт. Будешь помогать убирать помещение в течение целой недели.

Макс хмыкнул:

— Даже не пытайся! Я не должен оставаться тут дольше положенного времени. Можешь взять свою гитару и…

— Отлично. Но я слышал, что тебя взяли на поруки последний раз. Если хочешь, я позвоню в полицию и доложу об этом инциденте. Они будут мне очень обязаны.

Макс грязно выругался. Его плечи опустились. Словно бы его приговорили к пятнадцати годам тяжелых работ, а не к уборке. Джейк указал на середину комнаты.

— Нужно расставить стулья в четыре ряда, по пять штук, для следующих занятий. Кроме того, у тебя осталось время, чтобы приготовить чай. Поставь чайник, и можешь заняться стульями.

Макс поплелся на кухню.

— Не боишься, что он отравит воду? — шепотом проговорила Сирена.

Джейк рассмеялся.

— Дам сначала ему на пробу.

— А ты добрый, как я погляжу.

Они улыбнулись друг другу. Сирена решительно напомнила себе, что он был ее врагом. Человеком, который разбил ей сердце.

Но не улыбаться Джейку она не могла…


Автобус проехал по Лондонскому мосту, и только сейчас Джейк смог расслабиться. На протяжении многих лет Темза была неким символом его прошлого, своеобразным Рубиконом. Автобус наполнялся людьми, но это Джейку никак не мешало. Теперь ему было все нипочем, потому что автобус успел перебраться на другую сторону реки.

Удивительно, как легко вспоминается прошлое, стоит только человеку побывать в краю своего детства. С другой стороны, безусловно, ему проще, чем многим, понять Макса. Паренек смотрел на его машину жадными глазами, буквально пожирая ее. Как это было знакомо Джейку! Ведь когда-то давно он с такой же тоской смотрел на взрослых и состоятельных джентльменов, мечтая о лучшем будущем. Его мечта сбылась. Сбудется ли мечта Макса?..

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Дверь хлопнула, и послышался голос:

— Не напоишь старика чаем, сынок?

Джейк, раскрыв рот, таращился на вошедшего. Прошло более десяти лет с тех пор, как он в последний раз видел его. Для него эта встреча была настоящим шоком.

— Мне не о чем с тобой говорить.

Он скорее отрубил бы себе руку, чем назвал этого мужчину своим отцом. Он подошел к двери и хотел было открыть ее.

— У меня есть пара слов для тебя: Сирендипити Дав.

Джейк замер, неконтролируемый гнев овладел им. Он развернулся:

— Что ты о ней знаешь?

Скользкая улыбка отца напомнила Джейку, почему он всегда ненавидел его. Ух, сколько он натерпелся от этого хмыря в отрочестве!

— Сорока на хвосте принесла известие, что у вас роман.

— Твоя сорока опоздала. Это старая история.

— Какой ужас! Но у меня в запасе есть еще новость.

Джейк едва не набросился на отца, так что тот даже отшатнулся. Однако через пару секунд Джейк уже полностью овладел собой.

— Потерпи, Чарли…

— Не называй меня так, пожалуйста. Можно Джейк или Чарлз, но никогда Чарли! Запомни! — Джейк стоял так близко к отцу, что чувствовал запах табака. — Давай все выясним до конца. Если ты что-то о ней знаешь, то скажи мне. Я не хочу, чтобы ты шантажировал ее!

Хладнокровие снова стало покидать его.

— Ладно, ладно. Это всего лишь мои догадки!

Отец отошел подальше от разъяренного сынка и поднял руки, сдаваясь.

Джейк покачал головой. Он слишком хорошо знал своего отца. Сейчас папочка будет пытаться смягчить ситуацию, используя свой шарм. Ну ничего, он отлично с этим справится.

— Да ладно, Чарли. Мы с тобой похожи. Мне всегда нравились хорошенькие девочки, ты же знаешь.

— Насколько я помню, женитьба тебя от этого не отучила.

— Отношения с твоей матерью — особое дело.

Джейк хрипло рассмеялся. В смехе послышалась угроза.

— Что? Ты имеешь в виду те слезы, которые она проливала в твое отсутствие, когда ты проигрывал наши деньги?

— У мужчины должно быть право купить пиво и сыграть в картишки.

Неужели он всерьез так считает?

— Но это были мамины деньги! Деньги, которые она заработала тяжким трудом! Мыла полы! Потому что ты не приносил ни черта! Мы с Мэл вынуждены были убирать бардак, который ты оставлял после себя. А мама старалась, как могла, свести концы с концами.

Отец иронично посмотрел на золотые буквы на двери.

— «Джейкобс ассошиэйтс», — прочитал он вслух. — Надо же, как звучит наше имя.

— Не благодаря тебе! А теперь выметайся отсюда!

— Я бы рад… Но все мои денежные запасы иссякли.

— И в чем же дело? Ты не пробовал наняться на работу? — Тот пожал плечами. — Не дам тебе ни пенни!

— Ладно, сынок. Десять фунтов — и я исчезну с твоего горизонта, обещаю. Больше не увидишь своего отца.

— Твои обещания ничего не стоят! Как будто я этого не знаю! Ничего я тебе не дам. Убирайся.

Слащавое выражение исчезло с отцовского лица, и вдруг Джейк увидел того человека, каким тот был всегда, — жадного, эгоистичного и безжалостного.

— Убирайся и молись, чтобы я тебя не выставил.

— Ладно, ладно, уже ухожу. Но не вини меня, если все вылезет наружу в самый неподходящий момент.

Джейк сложил руки на груди и с удовлетворением наблюдал, как спускается с лестницы этот мерзавец.

— Я ни капли не похож на тебя! — крикнул он ему вдогонку.

Отец даже не обернулся.

— Ни капли не похож, — пробормотал Джейк снова и наконец закрыл дверь.

Он был зол больше на себя в этот момент, чем на отца, так как знал, что лжет самому себе.


Бильярдный шар прокатился по столу, а потом оказался в лузе.

— Урра! — воскликнул Макс, взмахнув рукой.

Сирена улыбнулась. Она сидела за барной стойкой. Этот мальчик так изменился! Словно бы совсем другой человек пришел к ним в начале недели.

Правда, следующий его удар был не таким удачным. Шар подскочил пару раз, но остался на поле.

Джейк улыбнулся.

— Не расстраивайся, сынок. А теперь давай я тебе покажу, что надо делать.

Странно! И почему все мужские особи так любят сражаться? Неважно где, неважно когда. Будь то поле битвы или бейсбольное поле.

Макс хмыкнул, но посмотрел на противника с видом героя-победителя. На этой неделе Джейк проводил с ним довольно много времени. Сирена знала, что больше никто не будет заниматься с пацаном. Внимание к его личности сотворило чудо. Макс все еще был немного грубым, но зато приходил рано утром и помогал весь день. А теперь слонялся тут даже после того, как закончились уроки Джейка, который стал его идеалом.

Хуже всего было то, что Сирена чувствовала себя так же. Джейк стал и ее идеалом.

Сердцу не прикажешь, порою говаривала ее мать. А сердце Сирены хотело Джейка.

Джейк обошел стол кругом, чтобы сделать следующий удар. Таким образом, она могла лицезреть его со всех сторон. Сирена закрыла лицо руками. И зачем она себя так мучает?

Встретив Джейка, она получила прекрасный образец настоящего мужа. Не только надежного и постоянного. Это был страстный человек, у которого здорово работали воображение и интуиция. Все эти черты принадлежали только творческим личностям. Как раз то счастливое сочетание, которое, как ей казалось, почти невозможно отыскать!

И только Сирена подумала, что счастье у нее в кармане, как бац! Все рухнуло в одночасье. Жизнь никогда не бывает простой. В одной руке у нее радости, в другой — печали. Черное оказывается белым, и наоборот. Как сильно она хотела его, так же сильно он не нуждался в ней.

— Сирена, с тобой все в порядке? — донесся голос Джейка.

— Да, в порядке. Просто… отдыхаю.

Какая мерзкая ложь!

И она вновь услышала стук шаров друг о друга. А вскоре радостный вопль возвестил о том, что Джейк выхватил победу прямо из-под носа Макса, уже в который по счету раз. Она подняла голову и посмотрела на них. Макс швырял шары в коробку.

— Проигравший готовит кофе. Хорошее условие. Поторапливайся!

Макс повернулся, чтобы поставить коробку на место, и девушка увидела улыбку, которую тот прятал ото всех.

— Ничего, мы еще поквитаемся, старина!

Сирена убрала волосы с лица. Макс шел к ней с парой грязных чашек в руках. Она забрала их.

— Я приготовлю кофе, Макс. Ты и так всю неделю крутился как белка в колесе. Отдохни немного.

Вместо радости на лице Макса появилось хмурое выражение.

— Сегодня последний день.

— Ты больше не придешь сюда?

Макс смутился и кашлянул.

— Ну…

Взглянув на Джейка, он ухмыльнулся.

— Как думаешь, он придет вечером в пятницу?

— Не знаю. Джейк сказал, что не сможет слишком долго с вами заниматься.

И они оба замолчали, ожидая, пока закипит чайник. Тишину нарушил телефонный звонок.

— Алло?

— Какой кошмар, — начала Кэсси. — Из-за экзаменов я не смогу прийти утром. Надеюсь, у тебя достаточно взрослых, чтобы справиться с ребятами, а?

— Да, конечно, — соврала Сирена. Кажется, ей придется поднапрячься, но подводить Кэсси она не собиралась. Стив и Мэл тоже были заняты. — Не волнуйся.

Итак, нужен кто-то еще для работы с детьми. Пусть она солгала Кэсси. Но теперь надо выпутываться из ситуации. И кандидат был всего один.

— Джейк! Послушай, это не будет слишком нагло с моей стороны, если я попрошу тебя побыть тут, пока не вернутся Стив и Мэл?

— Долго?

Она кусала губы.

— Недолго. Так задержишься?

Он подошел к ней ближе. Слишком близко. И заглянул прямо в глаза.

— Конечно. Мне только надо сделать пару звонков по делу, и все. Но с одним условием.

— Только не бильярд. Я не умею играть.

— Не бильярд. Ужин.

Сердце начало отбивать ритм танго.

— Ну… не думаю, что это слишком хорошая идея.

— Почему же? Ужины уже не в моде? — И Джейк улыбнулся. Кажется, ее решимость слабеет. И все же она сумела нахмуриться и ответила: — Ты знаешь, почему.

— Тогда, может, перекусим? У нас будет время, когда вернутся Стив и Мэл. — Она кивнула. — Ладно. Придется купить упаковки с сэндвичами и развернуть их на скамейке в парке. Правда, вкус у них ужасный, но есть можно.

Губы девушки чуть было не сложились в улыбку.

— Старый сыр и сухой белый хлеб?

— Решено.

Такой обед можно с ним разделить. Друзья иногда обедают вместе… Уроки музыки начинались. Рик, учитель пения из церкви Стива, учил группу двадцатилетних, как петь в церковном хоре. И, кажется, у них неплохо получалось. Весь хор пел слаженно, зато вот солист явно отставал.

— Даррен, ты должен исполнять свою партию вместе со всеми, не выделяясь, — наставлял Рик. — Давайте снова, и постараемся.

Он поднял руку, группа замерла.

Сирена сидела и наслаждалась пением.

Только она начала улавливать гармонию, как чей-то новый голос ворвался в ритм. Он был сильным и звонким, легко переходил с низких нот на высокие. Сирена удивленно уставилась на нового певца. Постепенно, один за другим, участники хора смолкли. И лишь один голос продолжал звучать.

Охрипнув от удивления, Сирена проговорила:

— Макс! Где ты научился так петь?

Неожиданно и Макс замолчал, его лицо покраснело. Он пожал плечами и продолжил подметать пол. Она подошла к стойке с кофе, где находился Джейк, ее кумир.

Теперь у нее появился кумир номер два.


— Ты уверен, что ничего не хочешь, пап? Может, чайку? Или кофе?

— Нет, все нормально. Просто хочу тут посидеть тихонько и подышать немного свежим воздухом.

Сирена обошла скамейку и посмотрела на отца. Пару дней назад он вернулся, и она заволновалась — он был спокоен. Слишком спокоен.

— Иди же, цветочек. У тебя столько дел, — сказал он, не оборачиваясь.

Она вернулась в дом. Зайдя в кабинет, подошла к компьютеру и проверила почту, сопротивляясь стойкому желанию найти в Интернете сайт компании Джейка. Он уже давно был удален из папки «Избранное».

Прошло две недели с того дня, как они обедали сэндвичами на игровой площадке. Ей попался сэндвич с ветчиной, который она запила лимонадом. Они сидели и болтали, а дети кричали и бегали мимо них.

Однако с тех пор он не появлялся, уроки игры на гитаре прекратились. Теперь она не знала, увидит ли его еще раз. И все по ее вине. Она сама запретила Джейку звонить ей. В их отношениях не было смысла, если они застыли всего лишь на дружеской стадии. И все же… надежда умирает последней.

Звонок избавил ее от дальнейших размышлений. Она вышла в холл и наткнулась на экономку, Мэгги, которая открывала дверь гостю, загородив его своей дородной фигурой.

Затем она повернулась к Сирене:

— Тут к вам, мисс. Он говорит, его зовут Чарлз Джейкобс.

Сердце Сирены затрепетало, как птица в клетке.

Она подошла поближе и замерла, моргнув.

Нет. Это был не Джейк. Кто-то очень похожий на него, да. Но не он. Словно его состарили на двадцать лет.

Его отец? Наверняка. Сходство разительное.

— Здравствуйте, — сказала она неуверенно.

Он улыбнулся. Знакомой улыбкой соблазнителя женщин.

— Добрый день, мисс Дав. Могли бы вы уделить мне пару минут?

— Мм… конечно. Проходите, — пригласила она.

Он шел так быстро, что Сирена чуть ли не бежала за ним.

Сама она присела в кресло, а ему предложила широкий диван. Он комфортно развалился на подушках, вольготно положив руки на спинку дивана.

Снова улыбнулся.

Девушка выпрямилась и стала изучать мужчину. Его улыбка была так похожа на фирменную улыбку Джейка, но… все же чуть-чуть другая. Ей чего-то недоставало.

— Боюсь, я немного не понимаю цели вашего визита, мистер Джейкобс. Чем могу вам помочь?

Он еще удобнее устроился на диване, положив ногу на ногу, и внимательно осмотрел комнату.

— О, да. Думаю, вы сможете мне помочь. Даже более чем.

Сердце Сирены екнуло.

— Что-нибудь случилось с Джейком?

Она, было, встала, но тут же снова села, потому что старик отрицательно помотал головой. Его глаза вспыхнули. Кажется, ему доставляло удовольствие мучить ее неизвестностью.

— Нет. Джейк в порядке. И все у него будет хорошо… если вы мне поможете.

— Не понимаю.

Чарлз Джейкобс придвинулся ближе.

— Я знаю, что вы встречаетесь с моим сыном, Сирена, — зашептал он. — И еще я знаю, что некоторые люди неплохо заплатили бы за подобную информацию. Однако, я очень не хочу лишний раз давать повод нашей прессе… ну, вы понимаете…

Сирена рассмеялась.

— Простите, но вы теряете время. Да, мы с Джейком встречались, но это было несколько месяцев назад, а сейчас мы лишь друзья. Едва ли эта новость потянет даже на вторую страницу. Так что… — Она поднялась и распахнула дверь. — Думаю, вам пора идти.

Он даже не стал притворяться вежливым.

— Не так быстро. Если это не имеет значения для вас, то для Джейка — да. Особенно когда я стану немного разговорчивее и расскажу некоторые истории из его прошлого. Не думаю, что его высокопоставленные клиенты обрадуются, узнав о том, что когда-то он был арестован за грабеж и наркотики, а?

Девушка с силой захлопнула дверь.

Наркотики? Ограбление?

— Я в это не верю. Джейк никогда бы не стал воровать. Он не такой.

— Ага… отлично. Так значит, Джейк ничего вам не говорил.

Естественно, нет! Она мало знает о его прошлом. Он не рассказал ей и половины!

— Однако у меня есть доказательства. Никто не знает о той грязи, в которой был замешан Джейк. И если сейчас это просочится в прессу…

А этот человек — редкостный подлец! Готов продать собственного сына!

И тем не менее игнорировать его нельзя. Ведь это и в самом деле может навредить Джейку и его карьере. А Сирена не желала бы видеть, как он страдает. Кровь застучала в ее висках.

— Сколько вы хотите за молчание?

— Двадцать тысяч.

Она моргнула. Этот подлец цену деньгам прекрасно знает. Впрочем, он мог просить и больше. Легко. Майкл Дав никогда ничего не жалел для своей дочери, и поэтому у нее был свободный доступ к счету в банке.

Девушка подошла к окну и выглянула на улицу. Отец сидел на скамейке, там же, где она и оставила его. Может ли она взять его деньги и помочь Джейку? Чувство вины охватило ее.

Джейкобс смотрел на нее пронзительным взглядом. Она чувствовала этот взгляд. Сирена повернулась к нему и смело встретилась с ним глазами. Те же самые голубые глаза, однако в них нет и следа человечности и понимания.

Он улыбнулся, и ее сердце вздрогнуло.

— Не так много… ради любимого человека.

Ради любимого человека. Краска залила ее щеки.

Джейкобс тут же все понял, еще удобнее устроился на диване. Он знал, чего требовать. И от кого.

— Полагаю, вы хотите получить наличными? Мне потребуется день или около того, чтобы достать деньги.

— Вот умница! Я знал, что мы договоримся без скандала.

— Как с вами связаться?

— Я дам вам номер телефона. — И он вынул мятую бумажку из кармана пальто. — Есть ручка?

Сирена открыла ящик и бросила ему ручку. Приближаться к этому человеку ей не хотелось. Он нацарапал цифры на бумажке и сам подошел к девушке.

Она взяла то, что оказалось билетиком, и сунула в карман, не отводя глаз от мужчины. Он придвинулся к ней вплотную, а так как она стояла у окна, то отступать ей было некуда.

Воспользовавшись этим, мужчина накрутил прядь ее волос на палец и проговорил:

— А у моего сынка недурной вкус. Зря он тебя отпустил. — Несвежее дыхание коснулось ее щеки. — Не переживай. Мы с ним так похожи, — продолжал он. — Как насчет того, чтобы променять этого хлыща на более опытного партнера?

В этот самый момент он коснулся губами ее щеки и тут же отпрянул, потому что получил такой удар, на какой не всегда способен и мужчина.

— Убирайтесь! — яростно прошипела Сирена. — Вы совершенно не похожи на Джейка! Ни капельки! Он воплощение всего того, чего у вас нет, — он добрый, честный и благородный!

— Это сейчас он такой. Подожди немного, и увидишь, как я с ним разделаюсь. — Он явно наслаждался ситуацией. — Если любишь его, заплатишь мне.

— Вы старый, грязный шут и бесчестный шантажист! — заявила она, надо сказать, себе на беду.

Потому что в этот самый момент старик начал прижиматься к ней. Девушка отшатнулась, споткнулась о кресло и ушибла ногу. Она замешкалась, и мужчина смог ухватить ее за волосы. Сирена вскрикнула.

Вдруг мужчина отпустил ее, и Сирена упала на пол.

— Убери свои руки от моей дочери, или я размозжу тебе голову!

Никогда она не радовалась так сильно, что ее отец выписался из центра реабилитации досрочно. Глаза его горели гневом. Именно сильный характер помог ему пробиться в жизни и стать лидером популярной группы.

Джейкобс сразу осунулся и сник. Смел с женщинами, труслив с мужчинами. Известный типчик!

Как он исчез из комнаты, Сирена даже не заметила. Она смотрела только на отца. Сейчас он казался ей огромным и грозным. Как когда-то, когда она была совсем маленькой.

Несколько минут они молча смотрели друг на друга. Потом он погладил ее по голове, как ребенка.

Сирена улыбнулась.

— Спасибо, пап.

— Да не за что, моя розочка.


Джейк должен об этом узнать.

Если собственный отец готов продать его, то лучше предупредить заранее. Девушка еще раз посмотрела на звонок и задумалась, правильно ли поступает.

Ничего. Как бы там ни было, она отстаивает и свои интересы. Кроме того, ей вовсе не хотелось, чтобы карьера Джейка полетела к чертям. Все же он ее друг.

Волнение достигло предела. Еще бы: сейчас она должна рассказать обо всем, что с ней случилось, а это непросто. И очень непросто заставить себя забыть о том, как ей хотелось его увидеть.

Сирена автоматически нажала на кнопку звонка и только после этого сообразила, что же она наделала.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Джейк поднял голову от кипы документов, лежавших на рабочем столе. Он как раз собирался подсчитывать баланс, как вдруг ему показалось, что он услышал какой-то звонок. Он поднялся, решив проверить догадку.

Вот он подошел к монитору и узнал гостью.

Огромные ищущие глаза смотрели с экрана. Это выражение он никогда не забудет.

Цифры сразу же улетучились из памяти.

Сирена ничего не сказала. Ее взгляд и так сказал все за нее.

Она просила впустить ее.

Однако Джейк знал, что все не так-то просто. Он пустит ее не только в свой дом. Если он откроет дверь, то впустит и в свою жизнь. А он так старался ее избегать. Целых две недели. Нет, он не хочет повторять тот горький опыт, которого у него и так предостаточно. Однако надо подумать и о Сирене. Ей явно требуется помощь.

Джейк подождал пару минут, а потом открыл дверь.

Сирена отвела взгляд, и он понял, что она пришла с недобрыми вестями.

— Нам надо поговорить, Джейк.

Он улыбнулся и взял ее за руку. И тут она поняла, что поступила правильно.

— Правда?

Она тяжело вздохнула, и ее плечи опустились.

— Ты не обрадуешься, когда услышишь то, что я хочу тебе сказать.

И она выдернула руку.

— Что же, тогда я слушаю.

Джейк провел ее в комнату.

Она села в кресло, даже не сняв пальто. Глаза молили о понимании.

Да что же она хочет рассказать? Лишь одна ужасающая догадка возникла у него в голове. Она встретила другого. Настоящего мужчину, за которого и выйдет замуж. Сердце сжалось. Как он вынесет эту новость?

Однако… она все равно пришла к нему. А это значит… что между ними еще что-то осталось.

Девушка чуть-чуть наклонилась в его сторону, ее волосы рассыпались волнами по плечам.

— Сегодня ко мне приходил твой отец.

— Мой отец?

— Да. Чарлз Джейкобс-старший. Знакомство не из приятных. — Ее рука дрожала, когда она поправляла волосы. — Мне кажется, я могу совершить большую ошибку.

Вдруг он увидел красно-синее пятно у ее виска. Он быстро пересек комнату и остановился рядом с Сиреной. Его пальцы осторожно ощупали синяк. Девушка вздрогнула.

Его сердце забилось в недобром предчувствии.

— Это… работа моего отца? — Она кивнула, и ее глаза блеснули. — Мне жаль.

— Боже, он самая настоящая скотина!

Джейк в сильном волнении заходил по комнате.

— Это его стиль, узнаю. Он всегда ведет себя как животное, а потом делает так, словно ты сам во всем виноват. Он мастак вывернуть все наизнанку, и через некоторое время ты и сам начинаешь сомневаться в своей правоте.

Наконец Джейк присел на край кофейного столика напротив Сирены. Его колени коснулись ее.

— Так что ни в коем случае не вини себя! Взгляни на меня. — Он подождал, пока она поднимет на него глаза, и прошептал: — В этом нет твоей вины, да? — Сирена кивнула, но его слова совершенно не успокоили ее. — Знаю, он иногда очень жесток, но я не думал… Мне и в голову не приходило, что он заявится к тебе. — Тут Джейк снова поднялся и заходил по комнате. — У меня, бывало, появлялось желание просто взять и убить его.

Но никогда до сих пор он не испытывал к отцу такой яростной ненависти. Он думал, что давно уже избавился от этого гадкого чувства.

— Надо найти его и… Я не знаю, что сделаю, но на этот раз ему не удастся избежать справедливого суда.

Так. Где его пальто? Джейк побежал на кухню и схватил пальто, которое висело на спинке стула. Сирена пошла за ним.

— Ты останешься здесь, — приказал он. — Сюда он прийти не посмеет. Я не знаю, когда вернусь.

И Джейк накинул пальто.

Слишком много слов. Он попросту теряет время. Его отец весьма предсказуем. Он всегда ходит в одни и те же бары и магазины. Там его и можно застать.

Сирена проводила его до самой двери.

— Джейк, ты не можешь… Ты же не?..

Она потянула его за рукав.

— Не волнуйся, — сказал он и поцеловал ее на прощанье в лоб. — Я не позволю ему тебя тронуть.

— Джейк, да подожди же! Послушай меня!

Он остановился на полпути. В ее голосе было что-то, заставившее его прислушаться.

— Я же толком не объяснила, зачем пришла к тебе! Ты можешь все испортить при сложившихся обстоятельствах. — Ее глаза умоляли. И Джейк поддался. — Выслушай меня. Ну, пожалуйста.

Она была права. Джейк притих. Сирена втолкнула его в квартиру и они уселись на прежние места.

— Налей нам что-нибудь выпить, и давай поговорим как разумные люди.

Так они и сделали. Когда Джейк принес им по бокалу красного вина, Сирена уже сняла пальто и спокойно сидела в кресле.

Джейк хотел было что-то сказать, но она остановила его:

— Дай начну я. Это недолго.

Он кивнул, сел напротив на диван и внимательно посмотрел на нее. Девушка отвернулась.

— Я пришла предостеречь тебя. Отец хочет разрушить твою карьеру. Он просил у меня денег и грозился…

— Но ведь я ему уже все сказал…

— Джейк! — прервала она его.

— Молчу и весь внимание.

— Он грозился другим. Он хочет рассказать прессе о твоем прошлом. — Девушка ломала руки. — Что-то связанное с полицией.

Сидеть молча было сущим мучением, слова так и рвались с языка.

— Он сказал, что тогда твой бизнес рухнет. И я чуть было не заплатила ему. Но потом… я просто не смогла этого сделать. Поэтому, думаю, он наверняка решил обратиться в прессу. Надо было его остановить. — И она взглянула на Джейка. — Вот. Теперь все.

Слишком много всего ему надо было рассказать, поэтому он даже не знал, с чего и начинать-то. Сирена терпеливо ждала его исповеди.

— Да нет. Все будет в порядке. Я знаю его как облупленного. Ведь он приходил сначала ко мне, и я выгнал его. — Джейк помолчал. — Я был бы больше расстроен, если бы ты поддалась.

— Но как же твои клиенты?

— Все не так уж плохо звучит. Он не такой глупец, чтобы подставлять под удар сына. Он всего лишь играл на публику. Давил на жалость. Да, было дело лет в пятнадцать. Меня арестовали за кражу. Но быстро отпустили, узнав, что я взял на себя вину другого. — Джейк откинулся на спинку дивана и задумался. — Я одного не понимаю — почему мой отец пришел к тебе.

Наконец девушка решила выпить вино.

— Думаю, он просто решил попытаться.

— Но ведь мы больше не встречаемся. И все об этом знают. Мы просто друзья.

Хотя, казалось, он уже и сам в этом немного неуверен.

— Похоже, твой отец считает, что я до сих пор… — Как ему хотелось, чтобы она наконец произнесла это, но, с другой стороны, он боялся. — думаю о тебе.

Некоторое время они сидели и пили вино.

— Сирена?

Ее лицо вспыхнуло, и Джейк понял, что это признак надежды. Он взял ее за руку и пересадил на диван, рядом с собой.

— А что, если я скажу, что скучал по тебе?


Он придвигался все ближе. Смущение охватило ее. Она сразу представила себе, как он целует ее. Плохая идея! Однако она ничего не могла с собой поделать. Более того — потянулась и нежно провела пальцем по его щеке, потом по краю губ.

Его губы были теплыми и соблазняющими. Сирена ответила на его поцелуй со всей силой желания, которое возникло словно бы ниоткуда.

Только на один краткий миг промелькнула мысль, что это неправильно, что это лишь осложнит ситуацию. Однако Джейк был ей нужен. Только тут она поняла, как скучала по нему.

Это был ее последний шанс. Сирена больше могла и не оказаться в его объятиях, а ведь она любила Джейка, несмотря ни на что.

Их губы и тела слились в едином порыве. Казалось, так будет продолжаться вечно. Этот чудесный момент она постарается запомнить.

Каждое его прикосновения разжигало ее страсть.

Ей хотелось насладиться радостным возбуждением. Соблазн отдаться Джейку манил. Однако где-то на задворках сознания маячила одна мысль — утро будет горьким, как похмелье. Невыносимым. А потом… потом она снова расстанется с этим человеком. Нет, такого она не выдержит.

Он вдруг прервал поцелуй.

Сирена открыла глаза и взглянула на Джейка. Он судорожно облизал губы. Забавно. Он напоминал сейчас маленького мальчика, который совершил какой-то дурной поступок.

— Ты плачешь, — сказал Джейк.

Она провела рукой по щеке и поняла, что он прав.

Сама того не желая, Сирена нарушила волшебные чары. Конечно, она хотела большего. Но… уж лучше пусть будет так, чем ужасающее разочарование в дальнейшем.

Сирена с трудом оторвалась от Джейка и забилась в угол дивана. Мужчина пригладил волосы.

— Надеюсь, ты не обиделась? — спросил он, севшим голосом. — Мы с тобой ожидаем от жизни разного. Ты хочешь идеального мужа и кучу ребятишек. Я не тот, кто мог бы тебе все это обеспечить. Даже ни капельки не похож на него.

Сейчас можно согласиться с этим. Поправить волосы, надеть пальто, улыбнуться и вежливо сказать ему, что это была ошибка. А потом потянутся дни без Джейка, без его поцелуев. Они будут притворяться, что все это не имеет значения, что можно прожить и без счастья.

Нет. Она не может так поступить. Завтра она, вероятно, зароется с головой в подушки и будет стонать от горя, но сегодня ей уже наплевать.

— Мне кажется, ты не прав.

Он прижал палец к ее губам, запретив говорить.

— Молчи. — Она накрыла рукой его руку и пожала ее. — Я не идеал, Сирена. Я уже говорил тебе.

Она покачала головой.

— Нет. Вначале ты прекрасно вписывался в мое представление об идеальном муже. Стабильный, надежный. Но теперь все изменилось. За последние недели я поняла, каков ты на самом деле. Джейк, нашедший время на неуклюжего подростка, до которого не было никому дела. Джейк, который заботится о своей младшей сестре и всегда готов за нее постоять. Джейк, у которого есть воображение, страсть и терпение. — Ее голос дрожал. — Мужчина, которого ничто не остановит, если он решил защитить мою честь. Мужчина, который полностью завладел моим сердцем. — Сирена посмотрела ему прямо в глаза. — Я люблю тебя, Джейк.

Он задержал дыхание.

Итак, она сделала это! Пусть теперь разверзнется земля и поглотит ее.

Когда Джейк начал говорить, его голос был низким и хриплым:

— А я… Так хорошо мне уже давно не было.

Душа Сирены оттаяла. Может быть, все не так безнадежно, как она думала? Потом он продолжил, и ее надежды разлетелись в пух и прах:

— Но у меня не складываются подобные отношения. Всегда что-нибудь происходит.

— Расскажи мне о том случае, Джейк.

— Давай тогда выпьем еще.

И Джейк принес из кухни бутылку. На его лице отразилась куча эмоций. Наконец он решился на что-то.

— Ее звали Шантель. Ее семья переехала в наш район, когда мне было семнадцать. Она была самой миленькой девушкой, какую я когда-либо видел. Мне потребовалось два года, чтобы набраться мужества и пригласить ее на свидание. Я боялся, она ответит «нет», но этого не произошло. Год спустя я попросил ее руки. Я был уверен — Шантель откажется, но она снова удивила меня. Счастливее меня не было человека.

Острые ножи ревности больно впились в сердце Сирены, и все же она продолжала слушать.

— И… что же случилось потом?

Джейк не смотрел на нее, и она видела только его профиль: сдвинутые брови, тяжелые скулы. Руки подрагивали.

— С приближением даты венчания я начал волноваться. Друзья убеждали, что это бывает со всеми, что это предсвадебная лихорадка, но я знал — дело в другом. Шантель стала более требовательной. И это тревожило меня. А она чувствовала мое состояние и тоже паниковала. Чем ближе становилась свадьба, тем хуже.

— Пожалуйста, не говори мне, что ты бросил ее у алтаря.

— Нет. Я разорвал помолвку за два месяца до венчания. Мне тогда был двадцать один. Ей девятнадцать. Все говорили, что нам еще рано жениться. — Джейк взглянул на нее. В его глазах отразилась боль. — Но я-то знал, что дело во мне. Я не мог дать ей любовь и поддержку, в которой она нуждалась. В конце концов Шантель не смогла больше выносить мою холодность. — Он поднял бокал и плеснул себе еще вина. — Самое худшее в том, что, как бы сильно она мне ни нравилась, я все равно был рад нашему разрыву. — Он криво улыбнулся. — Как бы я ни притворялся, есть во мне что-то от отца.

— И… неужели с тех пор ты больше ни с кем не решался заводить отношения?

— Да нет. Встречи были. Но вся моя энергия была направлена на бизнес. Я счастлив и не хочу ничего менять.

Лжец! То, с какой страстью Джейк рассказывал о Шантель, выдало его. Ему так же важны личные отношения, как и остальным. Только он этого и сам не знает.

— Так что вот. Сама видишь — мы разного хотим. Я не могу тебе ничего обещать.

— Даже самую малость?

— Да. — Он поставил бокал на стол. — Но я не могу не думать о тебе, Сирена. Какое-то время мы все же могли бы быть вместе.

Боже!

Джейк поднялся и подошел к окну. Сирена откинулась на спинку дивана и уставилась в потолок.

— Переезжай ко мне, — неожиданно сказал Джейк.

— Что?

— Переезжай ко мне и живи со мной, Сирена. Я хочу, чтобы мы ходили с тобой в оперу и устраивали обеды. Я хочу быть с тобой каждый день. Вместе смотреть телевизор, вместе готовить еду и обсуждать любые новости. — Он помолчал. — Я хочу, чтобы ты разделила мою жизнь.

— На время.

— Да. На время. Это лучшее, что я могу тебе предложить.

Она видела, чего стоило ему это сказать. Трудный шаг и смелый поступок. Однако предложение Джейка напугало ее.

— Но… я не смогу жить с тобой, постоянно помня об этой неопределенности. Опасаясь, что каждый день может стать последним. Что однажды ты предложишь мне уйти.

Казалось, сейчас Джейк запустит бокал в стену.

— Я бы никогда этого не сделал.

— Знаю, знаю. Прости. Как-то само вырвалось. Я просто… хочу сказать… я бы не хотела терять время на отношения, которые когда-то закончатся. Это было бы сущим адом. Ведь ты не можешь обещать мне большего.

— А кто может что-то точно обещать в этой жизни? Взгляни на статистику разводов. Нет никаких гарантий и в официальном браке.

— По крайней мере люди начинают, считая, что их отношения будут крепкими. Я хочу семью, Джейк, настоящую. Детей, собак и дом, в котором иногда будет царить беспорядок. — Она осмотрела безупречно чистую комнату. — Я не хочу жить в музее. Мои биологические часы не стоят на месте. Или ты против детей?

Он покрутил головой.

— Это… ужасно для меня. Джейк, я до отчаяния хочу семью, и если мы просто поживем вместе, этого недостаточно. Детям нужны оба родителя. Ты, как никто другой, должен об этом знать.

Джейк молча глядел на нее. Сирена думала, что он станет возражать, но не дождалась ни слова в ответ. Возможно, ему просто было нечего сказать. И у них нет будущего.

Она склонила голову, и слезы закапали ей на колени. Джейк подошел к ней, обнял, поцеловал в шею и развернул к себе. Сирене пришлось собрать все свое мужество, чтобы отодвинуться от него.

Девушка смахнула слезы.

— Нет. Джейк. Бесполезно. Мы смотрим с тобой в разные стороны.

— То есть ты хочешь сказать, что это было бы напрасной тратой времени.

Отлично! Гнев тут очень уместен. Если бы он продолжал целовать ее, кто знает, на что бы она могла согласиться. А ей надо быть сильной — ведь она хочет детей и хочет дать им стабильность и уют, которых не имела в детстве сама.

Теперь-то Сирена поняла. Джейк не способен ей в этом помочь. Он боится… он слишком боится, что станет таким же, как его отец. Или похожим. И никакая любовь его в обратном не убедит.

Она поднялась, надела пальто.

— Думаю, ты прав. Мы напрасно теряем время. Пусть это горькая, но правда… Как ты поступишь с отцом?

Он снова подошел к окну и уставился в никуда.

— Я не знаю. Думаю, сообщу в полицию. Он не имеет права шантажировать людей. Прошло время, когда я считал, что у меня нет отца. Надо что-то делать.

Девушка медленно подошла к Джейку и поцеловала его в плечо. Он не обернулся. И она знала, почему.

— Прощай, Джейк. Я никогда не смогу тебя забыть.


Сирена повернула ключ в замке и открыла дверь.

Тишина.

Темнота. Девушка щелкнула выключателем и положила сумочку.

— Пап!

Мэгги уехала навестить своего сына, но дома должен был оставаться отец. Сирена в тревоге сбросила пальто прямо на пол, рванула на кухню. Чайник холодный.

Побежала наверх. Сердце застучало в недобром предчувствии.

Пусто.

В желудке стало холодно. Паника железным обручем сжала ее сердце.

Да что такое происходит сегодня со всеми мужчинами?

Она обежала весь дом, включая повсюду свет.

Наконец Сирена вернулась в холл и без сил рухнула на диван.

Отец часто отлучался. Она могла не видеть его днями. И никогда по этому поводу не плакала. Но теперь, после размолвки с Джейком, отец остался ее единственной опорой в жизни. Хоть и шаткой.

Сирену охватил гнев. Она надеялась поговорить с отцом, когда ехала домой, а он опять бросился в разгул.

Немного придя в себя, девушка повесила пальто на вешалку и отправилась на кухню. Когда она проходила мимо лестницы, то вдруг заметила, что дверь в небольшую комнатку приоткрыта. Странно. Об этом помещении она уже и забыла. Годами этой комнатой никто не пользовался.

Сирена распахнула дверь. Картина, которую она увидела, изумила ее. Отец сидела на стуле посреди комнаты с гитарой в руках. Он то перебирал струны, то что-то записывал в блокнот.

Так он снова сочиняет?

Он не писал песен годами.

Жгучие слезы полились из глаз дочери. Она поверить не могла в это чудо.

Отец так и не заметил ее. Тогда она тихонько прикрыла за собой дверь и медленно пошла на кухню.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Сидеть на холодной металлической скамейке становилось все неудобнее. Джейк ждал уже сорок минут.

Девушка за стойкой подмигнула ему. Он смущенно улыбнулся. Обычно он всегда пытался угадать, какое имя может подойти той или иной девушке. Этой подошло бы имя Ольга.

Она поймала на себе его задумчивый взгляд и объяснила:

— Детектив Карлайл будет через несколько минут, сэр.

Джейк кивнул и обежал взглядом небольшой холл из желания найти что-то новенькое, на чем можно сосредоточить внимание. Стены были светло-голубыми, скамейки синими. Да, негусто. Фойе полицейского участка Челси не самое веселое местечко из тех, где ему приходилось бывать.

Гнев прошлой ночи опустошил его. Сейчас осталось лишь гнетущее чувство вины. Бог сам знает, что отец Джейка заслужил это.

Мэл немедленно расплакалась, когда он рассказал ей о своих планах. Она призналась, что втайне от него виделась с отцом. Чувство вины усиливалось, когда он думал о сестре и о том, что мог бы получше защищать ее от отца.

Он вытянул ноги и взглянул на дверь справа. Может, хоть кто-то выйдет к нему? Сегодня тот самый день, когда он наконец разделается с цепями прошлого и сможет наладить свою жизнь.

Джейк вздохнул, вынул монетку из кармана и бросил ее в ящик для благотворительных взносов.

Грустные мысли нахлынули на него. Он ненавидел бездействие именно поэтому. Думать сейчас о Сирене было совершенно бесполезно. Но ее образ все не шел из головы. Поэтому Джейк обрадовался, когда кто-то окликнул его.

— Мистер Джейкобс?

— Детектив Карлайл?

— Надеюсь, у вас важное дело?

— Да, да, конечно.


Дверь в студию скрипнула, когда Сирена толкнула ее локтем. Она принесла поднос с едой.

— Пап?

— Поставь сюда.

Через прямоугольное окошечко она могла видеть, как отец колдует над пультом, передвигая нужные рычажки и нажимая кнопочки.

— Поешь. Ты ведь сидел тут целую ночь.

Он кивнул в сторону дивана, на котором валялись одеяло и подушки.

Надежда радостно запела в ее сердце.

— Над чем ты работаешь?

Он пожал плечами.

— Да так. Есть одна идея.

— Сыграешь мне чуть-чуть?

Студию наполнила музыка. Мелодия была душевной и полной лирического настроения, такой же прекрасной, как в те далекие годы. Однако теперь появилась еще и глубина.

— Знаешь, тебе непременно надо принять участие в нашем проекте. У тебя такой опыт! Есть с кем делиться, и чем.

На лице отца появилось недоверчивое выражение. Выглядел он в этот самый момент как подросток.

— Вряд ли им понравится старый музыкант.

— Какая ерунда! И потом, я говорю не только о музыке. Но еще и о жизненном опыте.

Отец так громко рассмеялся, что чуть не напугал ее.

— Ну, я не образец для подражания.

— Ты не понимаешь. В этом и смысл. У тебя были ошибки, ты уже много шишек набил и можешь поделиться опытом.

— Когда-нибудь, мой цветочек. Не торопи меня.

Она передала ему чашку с чаем.

— Хорошо. Подумай об этом, ладно?

— Ради тебя, хорошо.

— Мы планируем устроить большое представление в конце года. На его подготовку уйдет несколько недель, отец.

Он улыбнулся, отхлебнув чаю.

Неожиданно Сирена поняла, как ей повезло. Пусть жизнь с отцом и не была идеальной, но зато она всегда была любима. Тут ей вспомнился Джейк, и по спине пробежал холодок.

— Я люблю тебя, пап.

В его взгляде засветилось тепло.

— Я знаю. Еще бы мне не знать.

И он обнял свою девочку.

* * *
— Это где-то здесь.

Джейк ждал, пока Сирена вытаскивала из своей сумочки кошелек, три ручки, бальзам для губ. Наконец на столике появилось все содержимое сумочки, и тут в руках девушки забелел клочок мятой бумажки. Но он почему-то смотрел на ее хрупкие пальцы. Совсем недавно они… Нет, стоп. Не надо об этом.

— Спасибо, Сирена, ты мне очень помогла. Знаю, что это не слишком приятно…

— Да никаких проблем, — улыбнулась она.

— Это упростит задачу полиции. Пойду звонить отцу. Скажу, что хотел бы с ним увидеться.

Девушка передала записку с телефоном его отца. Джейк старался, как мог, чтобы их пальцы случайно не соприкоснулись.

— А ты не думаешь, что ему это покажется подозрительным?

— Все будет в порядке. Нам повезло, что ты сохранила телефон. Детектив Карлайл будет удивлен.

— Ты говорил, что полиция его уже ищет. Зачем?

— Мошенничество. Приготовлен ордер на его арест. Еще два года назад в Испании он проворачивал делишки с богатыми вдовами.

— Меня не будут вызывать в суд, я надеюсь?

— Если только сама не захочешь дать показания. У них и так улик достаточно. Его провинностей хватит на всю оставшуюся жизнь. Спасибо за помощь.

Девушка промолчала.

Наверное, надо бы попрощаться с ней, но Джейк не смог. Если он сейчас скажет еще хоть одно слово, то совершит какую-нибудь очередную глупость.

— Джейк, может быть, лучше мне позвонить твоему отцу? Это было бы правдоподобней.

Он покачал головой.

— Я не хочу, чтобы тебя вмешивали.

— Так или иначе я уже в этом замешана.

— Нет.

Она подошла к нему.

— Я хоть чем-то помогу. И на этом поставим точку.

Точку! Как будто такое возможно! Он вынул мобильник.

— Сначала известим об этом полицию, — сказал он, чтобы хоть как-то разрядить обстановку.

Пятнадцать минут спустя мужчина в форме вышел из машины и направился к ним.


Если она не перестанет сейчас же ходить туда-сюда, то точно протрет дыру в ковре. Сирена прижалась носом к стеклу и всмотрелась, не появилась ли на горизонте фигура в сером пальто.

Джейк сидел, развалившись в кресле. Периодически девушка проходила мимо него. И ее сердце замирало то ли от страха, то ли от желания. В любом случае оно колотилось как бешеное.

— Присядь. А то у меня уже голова кружится.

— Ну, извини. Я немного переживаю. — Она опустилась в кресло. — Так лучше?

— Гораздо.

Звенящая тишина давила на обоих.

Джейк барабанил пальцами по столу, отбивая ритм какой-то незнакомой песни. Она потянулась и накрыла его руку своей. Он вопросительно взглянул на девушку. Сирена покраснела.

Она бросила взгляд на пустую чашку и поднялась.

— Пойду приготовлю еще кофе.

— Ты возбуждена из-за кофе. Не пей больше.

Да, да, он прав. Из-за кофе. Ну конечно же, из-за кофе. Поэтому она не может находиться рядом с ним так долго. Сирена бросила на него полный вызова взгляд и вышла из комнаты. Оказавшись, на кухне, она перевела дух. Ей хотелось чем-нибудь запустить в стену.

— Черный и два кусочка сахара.

Чашка чуть было не выпала из ее рук.

— Не делай больше так!

— Как?

— Ты подкрался ко мне.

— Нет. Просто ты не слышала.

Девушка поставила на стол еще чашку.

— Спроси моего отца — вдруг он тоже будет?

И она махнула рукой в сторону музыкальной студии.

Джейк вышел.

Кофе давно остыл, а Джейка все не было. Тогда она подогрела кофе в микроволновке и сама отправилась в студию. Поставив чашку на полку, она посмотрела на обоих мужчин. Джейк поднял голову:

— Спасибо.

— На твоем месте я бы это не пил. Гадость ужасная, — посоветовал ее отец Джейку.

— Я сам виноват. Совсем забыл про кофе.

— Ладно, мальчики. Оставляю вас наедине, мешать не буду, — вздохнула Сирена, увидев, что мужчины нашли общий язык.

Они снова вернулись к музыке, а она пошла в комнату. Опустилась в кресло и мечтательно закрыла глаза. Эх, если бы…

Прошло какое-то время. Наверное, она задремала и видела странный сон. Будто Джейк… Нет, не надо вспоминать. Вдруг раздался телефонный звонок. Звонил телефон Джейка. Он выбежал из студии и схватил мобильник.

Девушка напряженно вслушивалась, но ничего не могла разобрать. А Джейк лишь мычал и говорил «ага, да, хорошо».

— Ну что? Ну как? Это звонили они?

— Все кончено.

Джейк тяжело вздохнул, положил телефон на стол и опустился на диван.

— Уфф. Я думала, будет страшнее.

— Ты насмотрелась полицейских сериалов.

Она без сил прислонилась к двери.

— Передай своему отцу спасибо от меня. — И он надел пальто. — Пока.

— Ты придешь на представление на следующей?..

Но Джейк уже был на дорожке, и каждый следующий шаг удалял его от нее.

Тогда Сирена поднялась к себе, рухнула на кровать и зарыдала.

* * *
Вот так просто он ушел из ее жизни. Навсегда.

Без единого прощального слова, без пожелания всего хорошего. Ей хотелось кричать от отчаяния.

Сирена остановилась перед зданием театра. Она горестно вздохнула. Вряд ли Джейк тут появится.

Прежде всего, Макс будет разочарован. Ведь он так много работал! Представление должно было завершить фестиваль молодежной песни и стать началом нового проекта, который они уже планировали.

Сирена увидела Кэсси.

— Выглядишь отлично, Кэсс.

Кэсси пожала плечами и посмотрела на Стива.

— Стив, расскажи Сирене, сколько знаменитостей будет на нашем концерте, кроме ее отца и Кевина.

— Это мэр города, два футболиста и модель. Достаточно, чтобы представление попало на первые полосы местных газет.

Кэсси замахала руками.

— О, смотрите, Мэл!

Мэл увидела их и махнула в ответ. Стив взглянул на часы.

— Пять минут до занавеса. Идем.

Кэсси взяла Сирену за локоть, они отошли подальше и стали ждать, пока все рассядутся. Тут Кэсси прошипела ей на ухо.

— Он здесь.

В животе похолодело, и Сирена схватила подругу за руку.

— Где?

— Наверху, — сказала Кэсси. — Он пришел десять минут назад.

— Спасибо. Не знаю, что бы я без тебя делала.

— А теперь давай двигайся, не то нас затопчут.

И они стали пробираться на свои места. К ним подошла Мэл.

— Ух, смотри, кто здесь, — указала она на третий ряд балкона.

— Кто? Ты имеешь в виду женщину, которая вьется вокруг твоего брата?

— Это Шантель. Она считает себя супермоделью. Терпеть не могу эту корову.

— Мэл. Никогда от тебя такого не слышала.

— Верно. Ты просто никогда не встречалась с Шантель.

— Она знакома с Джейком? — поинтересовалась Кэсси.

— Когда Джейк был помоложе и поглупее, гораздо глупее, он чуть не женился на ней.

Так это та самая невеста Джейка?

Сирена без сил прислонилась к двери и наблюдала за блондинкой. Длинноногая и пышногрудая, беспроигрышный вариант.

Мэл уже шептала ей на ухо:

— Неважно, что там Джейк наговорил, но я глубоко убеждена — она всегда относилась к нему, как к дерьму. А Джейк ходил перед ней на задних лапках.

Сирена нахмурилась. Неужели Мэл говорит о Джейке? Может быть, есть два разных Джейка? Перед ней он на задних лапках никогда не ходил. Скорее, это она так поступала. Девушка тяжело вздохнула.

— Не понимаю, почему она так вела себя, Мэл?

Мэл взглянула на объект их разговора и нахмурилась.

— Она просто проныра, поверь. Я всегда знала, что она корыстна. Но не хотела вмешиваться. На венчание она не потратила ни гроша, все расходы на Джейка свалила, изображая жертву. Не понимаю, почему она тут ошивается.

Сирена посмотрела на свой билет. Ряд Б, место двадцать четыре. А Джейк… сидит в ряду В. Так, посчитаем места.

Восемнадцать, девятнадцать…

О, нет. Только не это. Как раз под ним… Не может этого быть! Она посмотрела наверх и сказала:

— Привет, Джейк.

Он посмотрел на нее словно на привидение.

— Привет.

— Не представишь меня своей спутнице?

Джейк потянул воротничок рубашки и пробормотал что-то неразборчивое.

Девица первая нашлась. Она подозрительно проговорила:

— Шантель. А вы?

— Сирендипити Дав. Приятно познакомиться.

Девушка заставила себя ослепительно улыбнуться.

Глаза Шантель широко распахнулись, а губы сложились в слащавую улыбку.

— Так вы?..

Сирена кивнула. Шантель склонила голову и осмотрела зал.

— Ваш отец тоже здесь?

В ее голосе было столько лести, что Сирене стало противно.

— Надеюсь, рано или поздно он появится. Вы его увидите.

Шантель залебезила:

— Мы непременно должны поболтать в антракте. Я думаю, у нас много общего.

Мэл, которая оказалась рядом, громко фыркнула.

— О, это ты, Мелисса! Едва узнала тебя. Ты так выросла. — Шантель снизила голос до шепота. — Никогда не подумаешь, что у тебя были проблемы с веснушками в детстве.

Мэл выстрелила в нее недобрым взглядом. Слава богу, огни уже стали гаснуть. Сирена села на свое место и попыталась сконцентрироваться на представлении.

Первым выступал церковный хор. Как хорошо они пели! Гораздо лучше, чем раньше. Но Сирене мешал шепот Шантель, которая слишком близко наклонилась к Джейку. Это раздражало и не давало покоя.

Начался антракт, и девушка попыталась скрыться.

Не тут-то было. Шантель окликнула ее:

— Я с вами. Пропусти, малыш.

Сирена не стала ждать Шантель. Она свернула к бару и успела заказать себе джин с тоником. Когда прибыла девица, Сирена уже пила свой напиток, прикрыв глаза.

Лучше бы она их не открывала! Шантель была не одна. Да еще в опасной близости к Джейку. Ох, нет! Она перепутала — перед ней стояли Стив и Кэсси.

— Сирена! Я думала, ты не желаешь нас видеть.

— Нет, нет, я очень рада вам. Выпьете со мной? Что вам заказать?

И она отвернулась к бармену.

Кэсси потянула ее за рукав.

— Вообще, я бы хотела только лимонад.

— С каких пор ты не пьешь?..

Кэсси стрельнула глазами в сторону Стива, который изо всех сил старался не улыбаться.

— О боже, не может быть! — Кэсси кивнула. — Это отличная новость, подружка.

Сирена обняла Кэсси. Стив светился от радости. Удивительно, каким контрастом была их счастливая жизнь по сравнению с ее.

Ох, стыдно так думать! Кэсси — ее лучшая подруга, да что там — почти сестра. Она заслуживает счастья.

Кэсси посмотрела на подругу и почуяла неладное.

— Ты в порядке? Я не хотела говорить тебе.

— Тайное всегда становится явным, — невпопад пошутила Сирена.

Кэсси пожала ей руку.

— Конечно, не мое дело, но я знаю, что недавно ты пережила не лучшие времена.

Сирена пыталась спрятаться за Кэсси от блондинки, которая направилась в их сторону. Но все ее попытки не увенчались успехом.

— Вот ты где! А мы как раз пришли поболтать. — Шантель повернулась к Джейку. — Джей, не принесешь мне белого вина? — И она махнула наманикюренной рукой. — Не обращай на него внимания. Он весь вечер такой. Ты, наверное, слышала — мы с Джейком снова встречаемся.

— Нет, не слышала.

Странно, что ее голос звучит так спокойно.

— Ага. Ну, когда-то мы с ним разошлись, но теперь все наладится. Я считаю, он всегда меня любил. С тех пор у него не было ничего серьезного.

Шантель внимательно посмотрела на нее. И Сирена все поняла. Эта девица слышала об их романе.

— Как мило.

Тут подоспела Мэл. Шантель была полностью уверена в себе и своей победе. Правда… эта уверенность была тщательно отрепетированной. Шантель всегда была неплохой актрисой.

— В тот раз нам не удалось пожениться. Это потому, что я получила контракт.

Наверняка в качестве официантки в закусочной, зло подумала Сирена.

— Джейк так серьезно воспринял эту новость. Он всегда то работал, то сдавал экзамены. Ему некогда было ходить на вечеринки, куда приглашали меня. Он просто хотел, — Шантель зевнула, — обычную семью и пару детишек в придачу. А я, надо признаться, ненавижу это болото и не желала жертвовать карьерой. — Она усмехнулась. — Я так и знала, что останусь единственной любовью в его жизни, — она огляделась: Джейк стоял вдалеке от них. — Тогда люди говорили, что мы еще очень молоды, и думаю, они были правы. Но теперь… я стала гораздо мудрее.

Джейк подошел и протянул ей бокал.

— Джей, ты принес сухое! Я люблю только полусладкое. Ты же знаешь.

Джейк нахмурился еще больше и вернулся к бару, а Сирена лишь усмехнулась, отпив еще один глоток. То ли время прошло и он повзрослел, то ли не было никогда любви, но он явно не собирался ходить на задних лапках.

Сирена поискала глазами в толпе и нашла Джейка. Он прокладывал себе путь к ним. Она сразу же опустила взгляд.

Шантель взяла бокал, который он принес. И сделала пару глотков.

— О, отлично. То самое!

Джейк приблизился к Сирене и шепнул ей на ухо:

— Это не то, что ты…

Она со стуком поставила стакан на стол:

— Ну, мне надо идти.

Шантель протянула:

— Надо? Хорошо бы еще выпить вместе. Может, когда ты найдешь своего отца?

— Он сегодня будет занят.

— Ну, я просто поздороваться с ним хотела, а, Джей?

Джейк хмыкнул.

Сирена прошла вперед, не оглядываясь.

Заняв свое место, она сложила руки на коленях и приготовилась ко второй части программы, но сосредоточиться на представлении не смогла и в этот раз. В голову лезли дурные мысли о том, что жизнь друзей полна любви и света, в то время как ее жизнь напоминает грязную воду сточных канав Лондона…

На сцену вышли ее отец, Макс и пара клавишников. Сирена всю неделю слушала их репетиции, и, кажется, в итоге вышло не так уж плохо. Да еще потрясающий голос Макса. Если этот парень не получит контракт в ближайшее время, она съест собственную шляпу.

Неожиданно Сирена подумала о Джейке. И наконец решила для себя: он нужен ей. Его сердце, душа, мысли. Весь он.

Другой вопрос — что она может предложить ему?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Крутящиеся двери ударили ее по спине. Она отошла немного в сторонку и прислонилась к гладкой пластиковой стене. Свежий воздух в коридоре был то, что надо. Здесь, снаружи, вещи виделись в своем реальном свете Шантель вовсе не была ее соперницей. Если блондинка и хотела сыграть роль роковой женщины, то Джейка это явно не заинтересовало.

Сирена знала, что Джейк — ее мужчина. Навсегда.

Но Шантель стала предостережением. Когда-нибудь другая женщина всерьез захочет заполучить Джейка, и тогда шансов у Сирены не останется. Пора забыть о своих страхах и ловить момент.

Еще пара глубоких вздохов, и она уже готова бежать вниз по лестнице в раздевалку. Тут Сирена нашла ассистента отца. Бенни сидел на скамейке.

— Привет, Бенни. Ты видел шоу?

— Немного.

— Понравилось?

Кивок. Да уж, большая похвала, нечего сказать.

Она постучала в дверь и заглянула внутрь. Отец устроился на краю стола, окруженный группой восторженных тинейджеров. Они пытались перекричать друг друга. И все без исключения улыбались.

Сирене тоже пришлось кричать:

— Ты был великолепен!

Волна аплодисментов оглушила ее. Девушка скользнула к отцу и поцеловала его в щеку.

— Это звучало чудесно! Лучшее выступление за всю твою жизнь.

— Да уж, ничего не скажешь!

— Пап, я не пойду с тобой. Мне надо тут кое-что уладить.

— Давно пора! — Она нахмурилась. — Ну, возможно, я не все знаю, но я не слепой. Давно пора уладить свои отношения с мистером Сама Надежность.

— Спасибо, пап.

— А у нас и с Максом есть что обсудить. Помогу ему кое в чем.

Макс стоял тут же, сияя, как начищенный медный шар.

— Ты настоящая звезда! — прошептала она ему.

Макс даже покраснел от удовольствия.

Тут Сирена услышала стук каблучков по кафельному полу коридора, и ее улыбка испарилась. Нюх у Шантель был что надо. И как это она их нашла? Сирена подошла к Бенни и прошептала:

— Не пускай сюда эту девицу, или тут будет ад.

Бенни загородил вход. Сирена вышла в коридор и обогнула Шантель. Джейк стоял на некотором расстоянии. Руки в карманах. Решительное лицо.

Потом он посмотрел на Сирену, и оба остановились.

Шантель была забыта.

Так они стояли друг напротив друга и вспоминали о том, что должны сказать.

Девушка опустила глаза, а когда снова взглянула на него, то слова стали не нужны. Все преграды были сломлены. Остались только ее любовь и желание быть всегда рядом с ним.

Без сомнения, он чувствовал сейчас то же самое. У них не было выбора. Как глупо и тщетно они сопротивлялись своим чувствам все это время!

Сирена двинулась к нему, и он в мгновение ока ожил и тоже направился к ней.

— Нам надо поговорить, — начала Сирена, осипшим голосом.

— Я подвезу тебя домой.

— А как насчет Шантель? — спросила она.

— А что Шантель? Она пришла сама. В любой момент может уйти. Она не со мной. Она просто… играет.

— Знаю.

Они обернулись и увидели, как Шантель пытается очаровать Бенни. Все ее приемчики и флирт ни к чему не привели, Бенни стоял насмерть. Сирена и Джейк улыбнулись, и он взял ее за руку. Теперь ее судьба предопределена. Словно бы она уже сказала перед алтарем «да».

До самой машины они не отпускали рук. Поездка домой была затишьем перед бурей. И напомнила Сирене об их первой встрече.

Господи, да как же это хорошо — просто видеть его рядом с собой, за рулем, видеть его пальцы и сильные запястья. Это само по себе чудо.

К тому времени, как они добрались, Сирена сгорала от желания.

Перепрыгнув порог, Джейк подхватил ее на руки и понес. Да, это было больше, чем простое желание, гораздо глубже и богаче. Что-то, что со временем вырастет в великую любовь.

Их странствование по дому в объятиях друг друга никак нельзя описать. Они то опускались на диван, то на пол, то на кресло, обнимаясь и целуясь. Шли по ступенькам наверх, потом вниз, не зная точно, где же им остановиться. Такой нежности Сирена еще в жизни не получала. Как мог этот удивительный человек так хорошо понимать женщин? Наверное, страх остаться в одиночестве его научил. Он слишком долго был пленником страха.

И она тоже боялась.

Но теперь настала пора отбросить страхи и предрассудки и нырнуть в неизвестное. Каждый миг стал ценным, каждое прикосновение.

Его губы были такими мягкими, такими нежными, что слезы невольно выступили у нее на глазах. Нет, никогда она не пожалеет о своем выборе.

Самыми кончиками пальцев исследовал он ее тело. Вскоре бретельки, на которых держалось платье, опустились. Сирена едва справилась с его галстуком, дрожащими руками развязав узел. Он легкой змейкой упал на пол.

Затем платье заструилось по ее ногам, и Джейк опустился, чтобы погладить их. Это было неземное наслаждение.

Сирена выглядела и чувствовала себя соблазнительной и сексуальной. Она ощутила тепло его тела.

Да, этот мужчина был ее избранником. После него едва ли будет кто-то другой. И в сердце больше не осталось ни капельки сожаления.

— Я люблю тебя, Джейк, — прошептала она и заглянула ему в лицо.

Он притянул ее к себе и так сильно обнял, словно хотел слиться с ней воедино.

Сирена чувствовала, как он дрожит. Его дыхание прерывалось.

— Боже, Сирена, я…

Ну же, скажи, что ты тоже любишь меня!

— Я… не могу сделать это.

Внезапно словно бы воздух вокруг них заледенел. Джейк отошел на шаг назад. И тут Сирена поняла, что стоит перед ним раздетая. И это стало настоящим унижением. Она закрылась руками и съежилась.

— Прости, прости. Мне не следовало этого допускать, — повторял Джейк.

Ее язык словно бы прилип к гортани. Жалкие попытки извинения! Она закрыла глаза и отвернулась.

— Мне жаль.

А потом он ушел. Сирена только услышала топот ног по ступенькам и скрип закрывающейся за ним двери. Она села, а потом сползла с кровати и рухнула на пол.

Неожиданно ее нога коснулась чего-то холодного. Галстук. Сирена подняла вещицу и прижала к груди.

Значит, никаких сожалений? Какая же она дура!

Джейк умеет выполнять свои обязательства. Он способен на долгие отношения. Правда в том, что он хотел ее не на одну ночь, но решил, что Сирена предложила себя ему именно так. И он отказался.

Она поднесла галстук к лицу. Его запах. Шелковая ткань мягко скользнула по щеке, словно бы его рука погладила ее. Что сделать — разорвать ли его на части или затянуть на своей шее.

Сирена зарыдала.


Веки совсем распухли от слез, а ресницы слиплись. Сирена едва могла открыть глаза. Потом выскользнула из кровати. На полу валялись разбросанные вещи.

Накинув халат и надев тапочки, она наклонилась и убрала белье.

Эти вещи ей никогда не понадобятся. Лучше она их выбросит, чем наденет снова. Слишком о многом они напомнят.

Сирена отправилась на кухню за чашкой чая. Это точно должно помочь решить все проблемы. Или ей так казалось?

А ведь еще вчера вечером она была такой счастливой. Жизнь представлялась ей полной радужных красок и тонов. Что же случилось?

Девушка зашла на кухню и выглянула в окно. Небо чуть посветлело. Начинался рассвет. Он был таким мирным, таким неправдоподобно мирным! Как будто на свете не было никаких бурь.

Надо освежиться. И Сирена открыла дверь в сад. Вскоре был готов и чай. Хорошо бы как-нибудь забыться. В этот момент, как никогда больше в своей жизни, она поняла отца. Вот почему он пил и принимал наркотики. Чтобы боль не была такой сильной…

Она вспомнила виноватое лицо Джейка и его слова: «Мне жаль».

Ей пришло на память его виноватое лицо и эта фразочка «мне жаль».

Ему жаль!

Девушка присела на старую деревянную скамейку под дубом. Так она и сидела на ней, пока не вышел ее отец. К тому времени солнце уже окрасило небо в нежные абрикосовые тона.

— Иди в дом, — сказал Майкл Дав, беря ее за руку. — Ты же замерзнешь.

Она, как маленькая, позволила отцу отвести ее в дом.

— Все пошло не так, пап.

— Я уж догадался. Иначе бы ты тут не сидела. Идем, сделаю тебе сэндвич. Я знаю, как ты их любишь.

— Но, пап, ты же вегетарианец. Ты ненавидишь…

— Не имеет значения. Настало время мне за тобой поухаживать.

Он отвел ее на кухню и усадил на стул.

— Ты победишь. Переживешь это.

И он поцеловал дочь в макушку.

Сирена медленно наклонилась и прижала лоб к прохладной поверхности стола. Так она и сидела, тяжело дыша, а боль все не проходила.


Джейк взглянул на часы. Два пятнадцать. Из окошка самолета был виден серый океан. Наконец-то он смог немного расслабиться. Джейк закрыл глаза.

— Вам плохо, сэр?

Он взглянул на стюардессу.

— Нет, хорошо.

— Морская болезнь?

— Что-то вроде. Я справлюсь.

— Если понадобится помощь, нажмите на кнопку.

— Спасибо.

Он снова закрыл глаза. Никак не мог простить себя за ту обиду, которую нанес Сирене. Она теперь ненавидит его, без сомнения. Она наверняка не понимает, почему он так поступил, но и догадок у нее куча. Если бы она только знала, что он безумно ее любит, то стала бы ждать.

Ужасно. Джейк не плакал с тех пор, как ему исполнилось тринадцать.

Еще пара часов — и он в Нью-Йорке. Теперь-то их разделяет океан и он не сможет причинить ей боль.

Так. Надо избавиться от мыслей о Сирене.

Уйти от нее было самым трудным на свете. Но Джейк смог. Ведь никак нельзя допустить, чтобы ее мечты рухнули. Ведь она мечтала быть матерью. Этот образ еще больше растрогал его.

Черт! Щеки мокрые. Ну вот, теперь он точно может притвориться, что ему плохо.


Сирена схватила звеневший телефон. Непослушными пальцами нащупала нужную кнопку.

— Да?

— Девять тридцать. Пора вставать. Кэсс!

— Я не сплю. Сижу за компьютером, полностью одета. Волосы причесаны, зубы почищены. И работаю.

— Ну, рада за тебя. Хорошо, что ты перестала рыдать.

— Я и не рыдала. Я кое над чем работала. Поверишь или нет, но я молодец. Теперь могу сама вставать с кровати и ходить…

— Ну, если ты так говоришь…

— Кэсс, пожалуйста! Я знаю, ты хочешь мне помочь. Как всегда. Но давай-ка я сама попытаюсь справиться. Хватит меня опекать. Я взрослая.

— Просто твоя судьба мне небезразлична, — искренне ответила подруга.

— Знаю, знаю. И обожаю тебя за это. Но поверь, скоро тебе будет о ком заботиться, о ком-то, кто по-настоящему беспомощен.

— Скоро, — согласилась Кэсси.

Сирена улыбнулась.

— Я слишком долго пряталась за спину отца. Притворялась, что ухаживаю за ним, а на самом деле мне так было удобней. Настала пора жить своей жизнью. Рисковать.

— Как рисковать?

— Хочу, чтобы ты устроила мне еще одно свидание вслепую.

Звяканье и грохот дали понять Сирене, что подруга выронила из рук телефон.

— Ты шутишь? — сказала Кэсси, тяжело дыша.

— Серьезна, как никогда.

Кэсси забормотала:

— Но как же… Джейк?

— Все в прошлом, Кэсс. Прошел уже месяц. Надо жить дальше.

— Ну, если ты в этом уверена…

— На все сто. Закажи столик в «Лоренцо».

— Как раньше, у Джино и Марии?

— Именно. Они быстренько приведут в чувство того, кто посмеет надо мой посмеяться.

— Ладно. Договорились.

— Кстати, давайте завтра встретимся. У нас с папой есть одна идея. Надо обсудить.

— Звучит заманчиво. Хорошо. До завтра, дорогая.

— Пока, подружка.

Завтра будет четыре недели с того самого дня, как она последний раз видела Джейка…

Но Джейк — это прошлое. Ей же надо думать о будущем. Из этой истории просто надо сделать вывод. Любовь и надежность не всегда идут рука об руку.

Сирена порой считала, что живет в крайне нестабильной семье, но зато она была любима. Просто не ценила этого. Нельзя судить только по внешности. Это касается и мужчин.

Например, тот же Джейк. Она встречалась с ним, потому что он соответствовал ее идеалу. Но ошиблась.

Просьба устроить новое свидание не означает, что она совсем забыла его. Ее сердце каждый раз при воспоминании о нем сжималось. Но Сирена всячески избегала оставаться наедине с мыслями о Джейке.

Возможно, однажды она встретит его. И в следующий раз будет во всеоружии.

Нет. Не хочет она никакого следующего раза — кричало сердце.


— Итак, что думаешь?

Стив хлопнул в ладоши.

— Думаю, отличная идея!

Сирена и отец обменялись взглядами.

— Как вы это назовете? — спросила Кэсси.

— Пока не решили.

Стив откинулся в кресле и потер подбородок.

— Давайте назовем «Фонд Феникса»? Как считаете, ваши коллеги по группе «Феникс» не будут против использования вашего названия?

Отец Сирены пожал плечами.

— Надо спросить. Но думаю, это не проблема.

— Тогда подходит, верно? — продолжал Стив. — Идея в том, чтобы развивать музыкальные проекты в окраинных районах больших городов, вдохновлять людей на лучшую жизнь.

Сирена пожала руку отца.

— Думаю, это чудесно. Когда-нибудь мы учредим стипендию для одаренных учеников, чтобы они смогли продолжить образование или даже стать звездами.

Стив улыбнулся.

— С вашими контактами, Майкл, нет ничего невозможного.

— Я рад, что вам понравилась эта задумка, — сказал ее отец. — Мы хотим, чтобы ты и Кэсси стали членами жюри. Как вы к этому относитесь?

— На меня можете рассчитывать! — ответил Стив с энтузиазмом.

Отец повернулся к Кэсси.

— А ты?

Кэсси загадочно улыбнулась.

— Надо организовать презентацию. Привлечь побольше знаменитостей и прессы…

— Давайте через три недельки? — предложила Сирена.

Кэсси уставилась на подругу.

— Не слишком ли быстро?

— Не для моей дочери. Она ночи не спала, разрабатывала идеи. Настоящая рабочая лошадка! — воскликнул Майкл.

— Отец соберет для нас знаменитостей, а я сделаю все остальное. У меня масса свободного времени!

Пока собравшиеся с жаром обсуждали детали проекта, Сирена откинулась в кресле и сложила руки. Фонд стал для нее настоящим спасением. И для ее отца тоже. Новое вошло в их жизнь и разрушило пагубные привязанности.

Она подошла к бару.

— Джино! Приготовь нам коктейль. Мы празднуем!

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Джейк никак не мог сосредоточиться на переговорах. В его мыслях постоянно пребывал образ Сирены. Как он мог вот так ее бросить? Теперь она вечно будет его проклинать. Нет, он был самым настоящим дураком! Ведь он жить без нее не может!

— Мистер Джейкобс? Вы нас слышите? — окликнули его собеседники.

Он тряхнул головой, пришел в себя, закончил переговоры и следующим же рейсом полетел в Лондон.

В самолете, открыв газету, Джейк ахнул: фотография Сирены на первой странице и заголовок «Восставшая из пепла». Ну и ну! Сама судьба подсказывает ему решение.


— Итак, дорогая, ты готова к новому свиданию? — спросила Сирену Кэсси, придя к ней в гости одним погожим деньком.

— Ты о чем?

Сирена едва оторвала взгляд от газеты.

— Я назначила встречу в «Лоренцо» на субботу, в восемь вечера. Так что готовься тщательней.

Черт возьми! Она и забыла! Это совершенно никому не нужное свидание!

— Ну, и кто на этот раз? — протянула Сирена, придумывая на ходу причину, по которой она не пойдет. — Надеюсь, не смотритель зоопарка?

— Да этот парень просто мистер Само Совершенство, — уверила ее Кэсси. — Он тебе точно понравится. У него приятная внешность, отличный вкус.

Господи, сколько раз она уже слышала подобную характеристику!

— Ладно, посмотрим.


Посмотрев на свое отражение в зеркале ресторана, Сирена вздохнула. Возможно, чисто внешне все идеально: прическа, макияж, одежда. Но то, что в душе, не видно никому.

Любопытно, какой поворот примет ее жизнь после этого свидания?

— Привет, Джино, — поздоровалась она с хозяином.

— Привет, малышка, — отозвался он, и его глаза лукаво блеснули. — Снова ищешь любовь?

Сирена фыркнула.

— Как поживает Мария?

— Отлично. Сейчас она на кухне. А я помогаю ей. Так что сама карауль своего парня.

— Он не мой парень.

Джино лишь усмехнулся.

Сирена подошла к заказанному столику и увидела, что за ним никого нет. Надо же. Опять. Ей везет, однако. Впрочем, в ресторане вообще не было посетителей.

— Почему у вас пусто? Ведь сегодня суббота.

Джино пожал плечами.

— Твой парень захотел, чтобы вы были тут одни.

Отлично. Желает продемонстрировать свое богатство, хлыщ.

— Ну и где он тогда?

Заказанный столик оказался тем же самым, за которым они однажды должны были встретиться с Джейком. Дурной знак.

— Можно я сяду за другой столик? — попросила она Джино.

— Но джентльмен… он заказал этот.

Странно, однако. Каков тип!

— Принеси-ка мне минералки, Джино.

До шампанского она не дотронется до тех пор, пока не придет этот мужчина. Ей надо быть трезвой для первой оценки. Джино исчез, и Сирена осталась совсем одна. Да, все ее свидания необычны, но толку в них, кажется, нет… Джино что-то не спешил.

Вдруг в полной тишине послышались звуки музыки. Мелодия была приятной, даже очень. Такой она еще не слышала. Вся ситуация казалась ей мистически необычной.

Ладно. Пока нет воды, можно и шампанское пригубить.

Тут рука Сирены дрогнула и замерла. Этот голос… который только что начал петь. Она не могла ошибиться! Это же Макс! Что происходит?

Сирена склонила голову и внимательно прислушалась. О чем он поет? О том, как мужчина боялся впустить в свое сердце любовь девушки. А она была прекрасна. Грустная сказка о потерянной любви и упущенных возможностях. Сирена изо всех сил пыталась не расплакаться. Глупо, но эта песня напомнила ей о недавних горестях и о Джейке, об их истории.

Нет, нехорошо показаться заплаканной новому знакомому. Девушка смахнула слезы, поправила прическу.

И тут ее вдруг осенило. Она знает мотив этой песни! Ее играл Джейк! Быть того не может. Да, точно!

Теперь Макс пел о том, как ее желают любить вечно и никогда не отпускать.

Сирена уже не вытирала рекой бегущие слезы.

— Я закончил ее.

Она резко подняла голову — перед ней стоял Джейк. Вцепившись в край стола, чтобы не упасть, она смотрела на него. Ей показалось, что мир перевернулся.

— Я понял, что мне не хватало вдохновения. И этим вдохновением оказались ты, твоя любовь и моя любовь к тебе. Прости меня, что я бессовестно удрал от этой самой любви. Я думал… что не нужен тебе, и поэтому ушел. Но оказалось, что это все такая ерунда! И самое главное — я люблю тебя.

Джейк взял ее за руку.

— Ты нужна мне, Сирендипити Дав.

Ну вот. Она уже не знала, плакать ей или смеяться от радости.

Мужчина опустился на одно колено, как настоящий рыцарь. Медленно он достал из того самого кармана бархатную коробочку, и глаза девушки расширились: в ней сверкало обручальное кольцо с бриллиантом.

Дрожащим голосом, сильно побледнев, Джейк торжественно произнес:

— Сирендипити Дав, ты выйдешь за меня замуж?

И он достал кольцо из коробочки и аккуратно надел ей на палец. Пришлось впору.

— Как же так? — наконец вымолвила Сирена. — Как же так все получилось?

— Просто я понял, как сильно ты мне нужна. Вот и все. Скажи же, что ты выйдешь за меня. Скажи «да».

Сколько раз Сирена представляла себе эту сцену в мечтах. Но представить такое — не могла. Потому что все было в сто, нет, в тысячу раз лучше всяких фантазий. И это была реальная жизнь! Еще бы ей сказать «нет»!

— Да, да, я выйду за тебя, Чарли!

И она испугалась. Но Джейк не возразил и не поправил ее.

Тут они обнялись и поцеловались.

Через пару минут до девушки донесся какой-то шум, голоса. А потом она услышала самые настоящие аплодисменты. Оглянувшись, она увидела, что ресторан полон народу.

— Кэсс! Пап! Мэл! Что вы здесь делаете?

Джейк прошептал ей на ухо:

— Я арендовал ресторан по случаю нашей помолвки.

Она толкнула его в плечо:

— Не кажется тебе, что ты чуточку перестарался, а?

— Да вообще-то, нет. Я просто хотел искупить свою вину за ту неблаговидную сцену. Так что… прощаешь?

— Ну, надо сказать, я тоже была хороша. Совсем довела тебя своим идеальным представлением о дружной семье. У меня есть ты, а значит — все хорошо.

— Конечно. Надеюсь, развода не будет?

— О, помолчи и поцелуй меня.

Сирена притянула Джейка к себе и наконец насладилась его знаменитым поцелуем. Ну вот, теперь все будет хорошо.

Кто-то по-хулигански свистнул. Все рассмеялись.

— Полагаю, вам все же надо поздороваться с вашими гостями. Ведь это мы все устроили.

И Кэсси требовательно воззрилась на парочку, хитро улыбаясь. Еще бы — идея была не чья-нибудь, а ее.

У Сирены закружилась голова от счастья, и, пожалуй, ей хотелось сейчас только одного — поскорее остаться с Джейком наедине, подальше от шума и людей. Он прочел это в ее взгляде.

— Позже, — пообещал он и запечатлел поцелуй на ее щеке. — У нас с тобой вся жизнь впереди.

КОНЕЦ


Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ