КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403278 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171604
Пользователей - 91593
Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Тюдор: Спросите у северокорейца. Бывшие граждане о жизни внутри самой закрытой страны мира (Культурология)

Безотносительно к содержанию книги - где вы видели правдивые рассказы беглеца из страны? Ему надо устроиться на новом месте, и он расскажет все, что от него хотят услышать - если это поможет ему как-то устроиться.

Вспомнить, что рассказывали наши бывшие во времена СССР о жизни "за железным занавесом" - так КНДР будет казаться раем земным :)

Конкретную оценку не даю - еще не прочел.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
djvovan про Булавин: Лекарь (Фэнтези)

ужас

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Семух: S-T-I-K-S. Человек с собакой (Научная Фантастика)

Качественная книга о больном ублюдке. Читается с интересом и отвращением.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
загрузка...

Строптивая соседка (fb2)

- Строптивая соседка (пер. Л. А. Игоревский) (а.с. from rags to riches) (и.с. Harlequin. Любовный роман (Центрполиграф)-168) 231 Кб, 110с. (скачать fb2) - Кристина Холлис

Настройки текста:



Кристина Холлис Строптивая соседка

Глава 1

Поникшая фигурка Киры олицетворяла уныние. Девушка стояла среди древних сосен, окружающих поместье «Белла Терра», сосредоточив все свое внимание на другой стороне долины. Там на склоне холма белела полоса. Это была дорога. Кира ждала. Похоже, пришел конец ее уединению.

Ее маленькому островку рая грозила опасность. Земли, окружающие родной дом, были выставлены на продажу. По словам агента по продаже недвижимости, самый фантастический мужчина на свете заинтересовался здешними красотами.

Кире до него не было дела; не для того она сбежала в Италию. Все, что она слышала о синьоре Стефано Альбани, не способно изменить в лучшую сторону ее мнение о мужчинах. Он собирался осмотреть поместье сегодня утром, но пока не появился. Агент, ждавшая его, заехала к Кире, в ее коттедж. Она была в восхищении от того, в какой игривой манере говорил с ней по телефону обаятельный миллиардер. Однако на Киру это не произвело никакого впечатления. Этого прохиндея Альбани наверняка больше привлекают женщины, чем покупка большого загородного поместья.

По мере того как время шло, а миллиардер так и не появился, интерес агента стал угасать. Женщина начала волноваться, поскольку могла опоздать на встречу с очередным клиентом. В конце концов Кира сжалилась над ней и предложила обо всем позаботиться. Она терпеть не могла общаться с незнакомыми людьми, но едва ли синьор Альбани все-таки явится. Предложение было просто тактическим ходом — на самом деле она хотела освободиться от назойливой дамы.

Уловка сработала: непрошеная посетительница удалилась, оставив Киру одну.

Именно это ей и было нужно.


Палящее солнце постепенно опускалось за гряду облаков. Кира немного расслабилась. Ощущение, что Стефано Обольститель не приедет, крепло. Это было облегчением во всех смыслах. Чем меньше людей увидят это поместье, тем больше времени понадобится на то, чтобы продать его. Киру это устраивало, хотя ее коттедж стоял довольно далеко от виллы.

Последний владелец «Белла Терры», сэр Айвен, был таким же необщительным, как и Кира. Они приветственно махали друг другу каждый день, стоя в разных концах долины, и девушка следила за состоянием парка поместья, но на этом их дружба заканчивалась. Такое положение вещей вполне устраивало обоих. Но сэра Айвена не стало. Странное дело: Кира приобрела «Ла Ритирату» два года назад и общалась с этим человеком только по делу, однако скучала по нему. А теперь ее ждет неизвестность. Кто бы ни купил «Белла Терру», новый хозяин вряд ли будет таким же спокойным и ненавязчивым, как этот старик.

Накануне пришло письмо из Англии. Кира понимала, что должна хотя бы коротко ответить на него, но не могла заставить себя сделать это. Нераспечатанный конверт лежал на том самом месте, куда она его бросила — на кухонном столе. Ладно, это подождет.

Кира попыталась сосредоточиться на прекрасной картине, расстилающейся перед ней: пестрыми лоскутами цветущего луга и вековым лесом. Над холмами формировались грозовые облака. Скоро грянет гроза, которая принесет с собой прохладу. Девушка улыбнулась. Дождь сразу превратит единственную узкую дорогу, ведущую к вилле, в болото. Если синьор Альбани находится в пути, это наверняка отпугнет его и, безусловно, вынудит повернуть назад. Ее маленькое убежище будет безопасным еще какое-то время.

Пока Кира благодарила судьбу, птицы примолкли. Девушка посмотрела по сторонам. Природа замерла в ожидании. И тут началась вибрация. Сначала еле заметная, она все усиливалась. Это походило на землетрясение. Кира бросилась вперед. За ее спиной из-за деревьев выскочила косуля, одним прыжком перемахнула через узкую тропинку и была такова. Земля дрожала все сильнее. Кира лихорадочно поискала убежище и бросилась к пастбищу. Измученные жарой деревья, окружающие его, теперь качались, словно разбушевавшееся зеленое море. Нет, это не землетрясение, а нечто пострашнее: над мирной долиной кружился вертолет, изгоняя покой и тишину.


— Я буду пару часов недосягаем, — сказал Стефано Альбани в мобильный телефон.

Выключив телефон, он откинулся на спинку сиденья. Управление вертолетом требовало большого внимания. Он никогда не осматривал поместья, предварительно не облетев их. «Белла Терра» выглядела великолепно. Природа здесь — просто мечта. В прохладной тени леса можно укрыться от нещадной летней жары, а красиво разбитые террасы вокруг дома вызывают смелые фантазии по поводу развлечений под золотыми лучами солнца…

Его внимание привлекло движение на опушке леса. Это была девушка. Она махала руками, держа в них какие-то бумаги. Уголки чувственных губ Стефано приподнялись в полуулыбке. Он общался с агентом по продаже только по телефону и сейчас убедился, что она настолько же мила, насколько мил ее голос.

Его лицо посветлело, когда он вспомнил долгий игривый разговор с агентом. Продолжить общение на той же волне — отличный способ развеяться после весьма напряженного дня.

Стефано помахал девушке и почувствовал, как немедленно исчезло напряжение в руках и плечах. Ему просто необходимо отвлечься. Несколько часов в таком месте, как это, позволят ему забыть об утомительных делах. Общество хорошенькой девушки — неожиданная и приятная награда.

Стефано улыбнулся, сажая вертолет у дальнего конца виллы. Несколько драгоценных часов свободы начинаются с отличного старта.


Кира не была расположена к играм. «Белла Терра» — уединенное место, а шум вертолета нарушил эту обычно безмятежную красоту. Но самым худшим было то, что вторжение могло стать предзнаменованием необратимых перемен.

— По-моему, фазаны летают выше! — закричала она вслед вертолету, когда тот пронесся над ее головой. Голос ее утонул в грозном реве двигателей, тем не менее, высказавшись, Кира почувствовала себя лучше. Уперев руки в бока, она наблюдала за тем, как машина, спускаясь, скрывается за красивой старинной виллой.

Кира бросилась к входу в парк. Протиснувшись в щель между проржавевшими железными воротами, она побежала по тропинке.

Кабина аккуратно припаркованного рядом с домом вертолета была пуста. Пилот отсутствовал. Кира обошла виллу кругом. Со всех сторон ракитник и утесник вели огонь из своих стреляющих стручков. Зной стал нестерпимым. Любой здравомыслящий человек сразу начнет искать тень. Кира направилась в тисовую аллею. Дойдя до ее северного конца, она увидела высокого мускулистого человека, который пролез в щель ограды, окружающей ту часть парка, в которой находились фонтаны. Девушка хотела окликнуть его, но замешкалась, а когда она вышла на залитый солнцем газон с фонтанами, там никого не оказалось.

Кира замерла, стараясь уловить хоть какие-то признаки жизни. Но мирную тишину нарушали только тихий шелест сосновых ветвей и постоянный снайперский огонь ракитника. Тут ей показалось, что она слышит шаги, однако определить, с какой стороны они доносятся, было трудно. Девушка огляделась, но никого не увидела.

Неожиданно сильные руки обхватили ее за талию. Одно легкое движение — и она оказалась в объятиях какого-то итальянца.

— Наконец-то мы встретились, мисс Барретт! — промурлыкал он глубоким приятным голосом на прекрасном английском языке. — Я искал вас. И не сомневался, что вы будете ждать меня у парадной двери.

Он выдохнул эти дразнящие слова прямо в шею Киры. Она застыла, сжавшись от теплого дыхания, которое ощутила на своей коже. Незнакомец держал ее так крепко, что ей едва удавалось дышать.

— По телефону вы сказали, что с нетерпением ждете встречи со мной. Напомните мне — где именно вы желаете пообедать сегодня? Я буду счастлив выполнить любое ваше желание. — Он хмыкнул, поворачивая ее к себе, чтобы поцеловать.

Прежде чем он успел сделать это, Кира оттолкнула его с такой силой, что они оба оторопели.

— Я не Аманда Барретт и не испытываю особого счастья! — обрушилась она на итальянца, тяжело дыша. — Будьте добры, не распускайте руки.

Визитер тут же отскочил в сторону. Лицо его превратилось в маску. Медленно наклонив голову, он мрачно произнес:

— Извините, синьора.

Свирепо посмотрев на него, Кира сделала два шага назад. Его нападение было молниеносным, и она не предполагала, что он сможет остановиться. Но что делать дальше? Если это Стефано Альбани, миллиардер, то он совершенно не похож ни на одного из тех богатых мужчин, с которыми Кира работала. Все они были предсказуемы, лишены чувства юмора, и им бы в голову не пришло выкинуть подобный фортель. От Стефано Альбани, напротив, можно ожидать чего угодно. Он находится в прекрасной спортивной форме, и еще он очень красив. Ее отпор, похоже, нисколько не задел его.

— Я по ошибке принял вас за другую, извините, — продолжал он. — У меня здесь назначена встреча с агентом по продаже недвижимости. Вы не знаете, где я могу ее найти?

— Сейчас она, видимо, уже дома — после того как успела встретиться с двумя другими клиентами, пока вы добирались сюда! — взорвалась Кира, все еще не пришедшая в себя.

Лицо Стефано по-прежнему оставалось бесстрастным, но его глаза сверкали, и Кира неожиданно пожалела, что повела себя грубо с этим шикарным мужчиной. Тут его губы неожиданно тронула улыбка.

— Черт… давненько со мной так не разговаривали.

Удивительно, но в этот миг его лицо помолодело, а Кира утратила душевное равновесие. Ее смущали его красивые глаза и ироничная ухмылка. Но разве может она позволить ему одержать легкую победу только потому, что не в состоянии отвести взгляд от его рта?

— Прошу прощения, синьор, но вы опоздали на три с лишним часа, не удосужившись извиниться, и летели на такой абсурдно низкой высоте, что распугали все живое в долине и испортили прекрасный вечер, — заявила она, внутренне содрогнувшись при виде грозно сдвинутых бровей.

— Если я в чем-то виноват, приношу свои извинения, — сказал он слегка натянуто. — То, что над головой не летают соседи, — большое преимущество при продаже, насколько я понимаю. — Тут выражение его лица смягчилось. — Я Стефано Альбани, кстати. Я собираюсь приобрести поместье «Белла Терра», поэтому и принял вас за мисс Барретт, агента по продаже. Мне показалось, что вы встречаете меня с распростертыми объятиями, — пошутил он, внимательно следя за выражением лица девушки. Его взгляд мешал ей сердиться на него.

— Ну а это не так, — пробормотала Кира, сдерживаясь, чтобы не высказать все, что накипело. Следует вести себя осторожно. Может, Стефано Альбани и появился поздно, и повел себя развязно, но, к сожалению, есть шанс, что он окажется ее новым соседом, а потому не стоит усложнять и без того запутанную ситуацию.

Стефано поджал губы, уловив обвинительную нотку в ее голосе.

«А у него очень красивый рот», — подумала Кира и тут же заметила, что Стефано нахмурился. Это привлекло ее внимание к средиземноморской бездонности его глаз.

— Дела задержали меня, и я решил добраться сюда как можно быстрее. Вот и воспользовался вертолетом. Кроме того, причиненное мной беспокойство длилось всего несколько секунд. Я уверен, что долина переживала и худшие моменты. — Кира встревожилась, и он поспешно смягчил тон. — Обещаю вам, что такое никогда больше не повторится. Никаких полетов на малой высоте после того, как я перееду сюда.

Слова звучали достаточно решительно, однако легкая улыбка все еще играла на его губах. Кира не могла отвести взгляд от Стефано. И недаром. Сейчас цвет его глаз напоминал безмятежную голубизну прекрасного итальянского неба. Буйные темные кудри были подстрижены, однако оставались достаточно длинными, чтобы их шевелил едва заметный теплый ветерок. От Стефано, безусловно, исходила сила, но не примитивная животная, а скорее сила стального троса. В отличие от миллиардеров, на которых Кире приходилось работать, этот мужчина выглядел так, словно тело значило для него не меньше чем мозги. Она не могла представить его за компьютером. Наверное, следовало более внимательно прислушиваться к тому, что пела Аманда Барретт о прекрасном синьоре Альбани, а не затыкать уши. Слава богу, что Аманды здесь сейчас нет. Она бы просто рухнула к его ногам.

И женщину легко понять. Кира вздохнула, недоумевая, почему они не видят Стефано таким, каков он на самом деле. Очередной богатый искатель наслаждений, который ни о ком не думает, кроме себя. Это видно по тому, с какой самоуверенностью он держится. Синьор Альбани смотрел на старинное здание с таким видом, словно оно уже принадлежало ему.

Кира попыталась не обращать внимания на дурное предчувствие, охватившее ее. Она твердила себе, что внешний вид человека еще ничего не значит. Стефано пока не вступил во владение поместьем.

— Посмотрим… если вы переедете сюда, — мрачно ответила она.

Похоже, Стефано из тех людей, которые получают удовольствие от противостояния, а не избегают его. Кира решила подавить свою неприязнь, пока этот человек не примет окончательное решение относительно поместья. И конечно, это никак не связано с ее нежеланием выглядеть злобной мегерой в глазах такого роскошного мужчины.

— Дело в том, синьор, что я потеряла много времени, ожидая вас здесь с рекламным буклетом и ключами, и была уверена, что вы не появитесь, — заметила она. — У меня были обширные планы на вечер, пока вы не свалились с неба…

— Я расстроил ваши планы?

Кира нахмурилась:

— Я хотела объяснить, что вы напугали меня до смерти. Извините мою реакцию, — холодно бросила она.

Стефано не сказал ничего. Вместо этого он протянул руку. Кира тупо смотрела на его ладонь до тех пор, пока не поняла, чего он хочет. Она отдала ему буклет. Девушка долго крутила брошюру в руках, так что Стефано пришлось разгладить помятые страницы.

— Что же вы собирались делать сегодня вечером? — поинтересовался он через несколько минут, просмотрев буклет.

— Ничего, как обычно, — выпалила она, прежде чем вспомнила свои слова о планах.

Стефано оторвал взгляд от буклета. Улыбка жемчугом сверкнула на его загорелом лице.

— В таком случае почему бы вам не устроить для меня экскурсию по этим местам?

Предложение было настолько неожиданным, что Кира ответила не раздумывая:

— О, я с удовольствием!

И тут же пожалела о сказанном. Это не ее дело. Она всего лишь должна была передать буклет и ключи. Кира попыталась пойти на попятную:

— С удовольствием, синьор Альбани, хотя я только соседка. — Она взглянула на красивое старое здание и мечтательно вздохнула. — Я ничего не знаю об этом доме, да и видела в нем всего пару комнат.

— «Владельцем дома долгие годы был англичанин», — вслух прочитал Стефано. — Вы знали его?

— Сэр Айвен был моим клиентом. Я работала у него консультантом по ландшафту. Это все, — поспешно добавила девушка.

Кривая усмешка Стефано заставила Киру занять оборонительную позицию. Ей не понравилось, что он позволяет себе некие предположения относительно нее. Она была уязвлена, но решила не отказывать ему.

— Я с удовольствием покажу вам все, что вокруг, синьор. Никто не знает об этом поместье и парке больше, чем я, но в том, что касается дома, вам лучше руководствоваться рекламным буклетом.

— Так, значит, вы — ландшафтный дизайнер?

Стефано с интересом оглядел ее. Кира покраснела, когда он уставился на ее рабочую одежду: запыленные джинсы и простую белую рубашку. Заметив ее реакцию, Стефано улыбнулся:

— Что же мы теряем время в разговорах на улице, когда можем осмотреть этот прекрасный дом? Насколько я знаю англичанок — а я их знаю, — заявил он безапелляционно, — не сомневаюсь, что вам, как и мне, не терпится зайти внутрь и увидеть все своими глазами. Так пойдемте прямо сейчас. Что скажете?

Кире нечего было возразить. Она действительно мечтала об этом два года. Девушка хотела набраться смелости и заглянуть в дом еще до приезда покупателя, однако не смогла заставить себя сделать это…

Не дожидаясь ответа, Стефано пошел вперед. Держа в одной руке рекламный буклет, другой рукой он обнял Киру за талию. Она почувствовала, как ее увлекают в сторону виллы. Ободряющее похлопывание по талии было весьма приятным, что ей не понравилось. Ускорив шаг, она высвободилась, немного опередила Стефано и подошла к крыльцу первая. Он большим чугунным ключом отпер дверь и, посторонившись, пропустил Киру вперед. Она все еще колебалась. Ей нестерпимо хотелось побродить по вилле, но одной. Помимо того что Стефано Альбани, возможно, будущий хозяин, процесс осмотра такого красивого дома вместе с ним почему-то казался Кире чересчур интимным.

Стефано не разделял ее сомнений. Его ладонь легла на спину Киры, ласково побуждая девушку войти.

— После вас, — вежливо произнес он. — Я хочу подробно осмотреть все, так что, боюсь, это займет некоторое время.

Стефано говорил мягко, но властно и вел себя так, словно дом уже принадлежал ему. Кира смущенно покраснела. Она так давно наслаждалась жизнью в долине, что считала ее своим личным прибежищем.

Теперь у нее наконец появился шанс увидеть виллу изнутри, но общество этого мужчины вызывало нервную дрожь, удивившую ее и заставившую заколебаться.

Что, если ей не удастся придумать тему для разговора? Она отвыкла от светской болтовни. Заволновавшись, Кира озиралась по сторонам в поисках помощи. Но вокруг никого не было. Она еще никогда не чувствовала себя такой одинокой. Этот человек лишил ее возможности мыслить здраво. Она посмотрела ему в глаза. Они говорили то, чего никогда не произносили губы, и ей был знаком этот взгляд. У Стефано Альбани наверняка есть секреты, как и у нее. Это было совершенно непостижимо, но она почувствовала необходимость снять с него защитную оболочку и докопаться до истины.

Тяжесть руки Стефано становилась все ощутимее. Сначала это было легкое прикосновение кончиков пальцев. Теперь его ладонь нежно устроилась в изгибе ее спины.

С ужасающей ясностью Кира представила, как его рука снова ложится на ее талию. Это было приятно… Сглотнув, она подавила неведомые прежде ощущения и спокойно заявила:

— Пожалуйста, не прикасайтесь ко мне, синьор Альбани.

Его рука упала. Он отступил на шаг и удивленно спросил:

— Вы это серьезно?

— Абсолютно.

— Это интересно, — пробормотал Стефано. Его взгляд лениво скользнул по ее телу. — Вначале вы мне нагрубили, а теперь занервничали. Я приехал, чтобы взглянуть на поместье. Похоже, это не единственное, что стоит здесь исследовать.

Глава 2

— Лесть я не люблю, — пробормотала Кира, нервно теребя ремень джинсов. Она чувствовала себя неловко в пыльной рабочей одежде. Ее не покидало чувство, что в этом доме следует быть одетой должным образом.

Стефано стоял так близко от нее, что почти невозможно было устоять перед соблазном разглядеть его. Вместо этого девушка принялась тщательно отряхивать свою одежду.

— Не переживайте. Это всего-навсего вилла, а не Ватикан! — насмешливо произнес он, продемонстрировав пугающую способность читать ее мысли. — Вы выглядите прекрасно. Такие женщины, как вы, прекрасны в любой одежде.

Кира строго посмотрела на него, услышав столь неожиданный комплимент. Их взгляды встретились, и Стефано расхохотался. Кира опустила глаза.

— Вы правы. Я просто осматриваю дом. Ничего больше, — пробормотала она как можно более простодушно. Этот Стефано Альбани был удивительно притягателен. Если бы она предоставила ему возможность осмотреть дом самостоятельно, вероятно, ей не удалось бы увидеть его снова…

— Ну, если вы готовы, синьор, тогда, может быть, приступим? — сказала она более уверенно.

Он снова засмеялся:

— Вы сказали это по-деловому, а я пытаюсь на какое-то время забыть о делах. Почему бы вам не сделать то же самое? — Его взгляд был таким пронизывающим, что Кира переступила с ноги на ногу. — Кстати, я даже не знаю, как вас зовут. Так что для начала, наверное, нам стоит познакомиться. Вы знаете, кто я, ну а кто вы?

— Это не важно, синьор Альбани. — Она раздраженно пожала плечами.

— Безусловно важно.

— Да нет. Я никто.

— Не говорите чепуху. — Его улыбка готова была погаснуть. — Каждый человек имеет имя. У вас оно тоже есть, и вы вполне можете назвать его мне. — Кира молчала. Не обращая внимания на этот опасный знак, Стефано продолжал: — Ну, давайте. Это совсем не больно, — ласково поддразнил он.

Однако его вопрос отозвался болью. Уединенность «Белла Терры» означала, что Кире приходилось называть свое имя всего раза два в году, и это ее вполне устраивало. Дело в том, что, представляясь, она вспоминала о том позоре, который пережила в Англии и о котором старалась забыть.

— Меня зовут Кира Бэнкс, — пробормотала девушка. Опустив голову, она попыталась переступить порог, но Стефано преградил ей путь.

— Вы не очень радостно сказали это, — произнес он спокойно, но в пытливом взгляде его голубых глаз она уловила вопрос.

Черт бы побрал этого синьора Альбани! Похоже, он привык к тому, что его вопросы не остаются без ответа.

— С чего бы это? — настойчиво продолжал Стефано, поскольку она молчала.

Кире хотелось смутить его взглядом, но лицо перестало подчиняться ей. Оно жило своей собственной жизнью. Веки не слушались. Девушка опустила ресницы, а Стефано Альбани смотрел на нее, требуя только правды.

Она процедила сквозь зубы:

— Я приехала сюда, чтобы обрести убежище. Мне хотелось поселиться там, где никто не знает моего имени.

Стефано слегка отстранился от нее.

— Хорошо, оставим это… пока, — добавил он с улыбкой. — Не хотите же вы сказать, что я столкнулся с матерой преступницей, которая нашла убежище в Италии?

Он снова подтрунивает над ней. Кире удалось поднять глаза и с вызовом взглянуть на него, но она понимала, что не сможет достойно отшутиться. Не хватает, чтобы он растравлял ее раны. И без него достаточно тех, кто готов с удовольствием сделать это.

— Причина, по которой я живу здесь, никого не касается. — Кира пыталась сдержать раздражение, но это было трудно. — В любом случае объяснение займет слишком много времени, синьор Альбани. Некоторые вещи лучше держать при себе. Может, нам стоит, наконец, начать осмотр этого прекрасного дома?

Кира отодвинулась от Стефано. Но не замечать выражения его лица было нелегко. Это выражение было, похоже, ласковым.

Он жестом пригласил ее пройти через холл, большой и прохладный. Его шаги на растрескавшемся мраморном полу гулко отдавались в тишине.

Кира внимательно осмотрелась. Она лишь однажды входила сюда через одну из боковых дверей. Девушка с восхищением разглядывала богатый орнамент на штукатурке и великолепные перила широкой лестницы, в то время как Стефано занимался практическими вещами. Он методично обходил холл, пробуя, проверяя и осматривая.

— Это самый красивый дом из всех, которые мне довелось видеть, — с завистью сказала Кира.

Произвести впечатление на Стефано было сложнее.

— Мой дом во Флоренции гораздо красивее и находится в лучшем состоянии, — заметил он и снова подарил ей ослепительную улыбку. — Но кое в чем вы правы: природа и расположение виллы просто непревзойденные.

Кира кивнула:

— Да, конечно, здесь многое требует ремонта, обновления или замены. Но только представьте себе Рождество с пятиметровой елкой, стоящей в нише между двумя лестничными маршами.

Стефано посмотрел туда, куда она показывала:

— Да, пропорции были бы безукоризненными. Это важно, когда речь идет о старых домах. Все должно быть выдержано в правильном масштабе.

Сердце Киры странно затрепетало. Она не ожидала, что миллиардер с такой серьезностью относится к рождественским елкам.

— Елка в таком доме должна попасть в точку. Когда я устрою здесь первую рождественскую вечеринку, гости от изумления должны онеметь, потому что я люблю тишину. — Он улыбнулся и с нескрываемым интересом взглянул на Киру. — Итак, с Рождеством все ясно. А что вы посоветуете сделать, чтобы организовать фантастическое новоселье?

Он смотрел на нее невинным взглядом. Не сдержав улыбки, она решила ответить в том же духе:

— Честно говоря, я меньше всего заслуживаю того, чтобы ко мне обращались по поводу приема гостей. Я — ландшафтный дизайнер. Предпочитаю работать с растениями, а не с людьми.

— А что такое рождественская елка, если не растение? — пожал плечами Стефано. — Когда мы станем соседями, мне рано или поздно понадобится ваш совет.

Кира с искренним удивлением посмотрела на него:

— Вы вольны делать все, что сочтете нужным, синьор. Вам не требуются советники, тем более такие, как я.

— Каждый человек время от времени нуждается в помощи, — парировал он. — Нанимая квалифицированных людей, я могу потратить свое собственное время на какие-то по-настоящему важные дела. До Рождества еще далеко. — Стефано перестал осматривать стены и пристально взглянул на Киру. — У вас, должно быть, хороший вкус. Как бы вы отнеслись к идее координировать все рождественское убранство?

Кира едва не рассмеялась. Весьма странно на огромной тосканской вилле, в летний зной, обсуждать праздник, который наступит только через несколько месяцев.

— Почему вам нужен наемный работник, чтобы украсить рождественскую елку? Я, например, с нетерпением жду этого события каждый год, сколько себя помню. Это шанс снова стать ребенком, причем на тебя никто не будет давить.

Стефано с подозрением покосился на нее.

— Про давление я знаю все, — многозначительно проговорил он, помрачнев.

— Поэтому очень приятно сбежать от проблем в такое место, как это. Я люблю наслаждаться Рождеством так, как хочу. Без всяких репетиций с пением хоралов и любительскими постановками. Без необходимости подвергать мучениям тонны остролиста, плюща и омелы, перерабатывая их в венки и гирлянды. Когда я была ребенком, всему этому не было конца.

Он поджал губы и сухо сказал:

— Было просто чудом, если удавалось побыть одному.

— Мне не удавалось. Это расплата за то, что ты хороший ребенок, не так ли?

— Не знаю. Едва покинув коробку, в которой спал под столом, я стал зарабатывать на жизнь.

— Господи, да у вас было обездоленное детство! — пошутила Кира.

Стефано безучастно посмотрел на нее. Его глаза вдруг стали холодными от потаенных эмоций, которые были отлично знакомы ей самой. Девушка перестала смеяться.

— Да, так и было. — Стефано закусил нижнюю губу, а потом добавил: — Но все это осталось позади. Сейчас значение имеет только будущее.

Он произнес это с железной решимостью, оглядывая холл. Интересно, какие разрушения произведет синьор Альбани в старом доме, став его владельцем? Эта мысль тревожила Киру. Он осматривал каждый дюйм здания так, будто уже стал полноправным хозяином. Она содрогнулась от недоброго предчувствия.

— Вы замерзли. Почему бы вам не выйти на воздух и погреться на вечернем солнышке? — пробормотал он.

Кира безмерно удивилась. Она была уверена, что все его внимание приковано к рекламному буклету и дому.

— Нет. Все в порядке, — поспешно возразила она, не собираясь отказываться от удовольствия побродить по роскошной вилле, которую пристально разглядывала каждый день со своего любимого наблюдательного пункта на другой стороне долины.

Глаза Стефано неожиданно вспыхнули.

— Ну, если вы уверены…

Кире стало не по себе. Каждый раз, разговаривая и глядя на нее, Стефано улыбался. И это находило отклик в самых сокровенных недрах ее тела. Кира чувствовала, как напрягается ее грудь, вздымая тонкую ткань рубашки. И не холод, исходящий от мраморного холла, был тому виной. Стефано, видимо, тоже понял это и резко отвернулся.

Кира не знала, что делать. Опустив голову, она поспешно устремилась к ближайшей двери:

— Давайте посмотрим, что там, хорошо?

Едва сделав шаг, девушка замерла на пороге. Когда-то это была гостиная. Солнечный свет лился сквозь высокие изящные окна, но в его лучах танцевали пылинки. Комната была оформлена в типичном итальянском стиле, хотя интерьер вполне был бы уместен и в английском загородном доме.

— О господи! — воскликнула Кира. — Маленький кусочек далекой Англии. — (Вошедший следом за ней Стефано прищелкнул языком.) — Мои приемные родители всю жизнь коллекционировали такие вещи: стулья с плетеными спинками; мебель, обитую ситцем; изысканный фарфор. Видимо, сэр Айвен доставил все это из Англии. Ну зачем, скажите, переезжать в Италию, чтобы воссоздать Англию в своем новом доме?

— Не знаю. — Стефано тоже пребывал в недоумении. Он неодобрительно поджал губы. — Некоторые иностранцы приобретают такие вещи, утверждая, что любят Италию. На самом деле Тоскана для них — та же Англия, только с лучшим климатом. Им нравится обожать родину, поселившись вдали от нее.

— Мне — нет. Мне нравится жить здесь, — сказала Кира. — Я не могла дождаться, когда оставлю позади Англию и все остальное… — Она помолчала, не зная, продолжать ли, и решила, что терять ей нечего. — Если мы станем соседями, мне было бы приятно знать, что вы бережно относитесь к этому старинному дому, — продолжала Кира. — Было бы жалко испортить его.

— Какая вам разница, если речь идет о нескольких неделях в году? — пожал плечами Стефано.

Кира удивилась:

— Значит, вы не собираетесь поселиться здесь?

— Нет. Но ведь и вы уедете, не так ли?

Кира покраснела:

— С чего вы взяли?

— Разве вы не порхаете между Италией и вашим домом в Англии? — удивленно поинтересовался он.

Она помотала головой:

— Нет! Мне кажется, я ясно дала понять — у меня нет больше дома в Англии. В любом случае я не уехала бы отсюда в конце лета, как делают собственники летних домиков. Разве можно бросить мой здешний дом? В долине воплощено все, что мне нужно, — покой и красота.

Лицо Стефано посветлело.

— Значит, вы не могли обрести покой в Англии и потому принесли свою красоту сюда?

Его голос был низким и мелодичным, а в глазах светилось озорство. Кира еле сдержала улыбку, но ничего не сказала.

— Не так уж много людей желает добровольно уединиться в отдаленном поместье, — пробормотал он. — Вы не боитесь постоять за себя, сами зарабатываете на жизнь и любите эти места так же, как собираюсь полюбить я. Только очень серьезные обстоятельства способны заставить решительную и независимую женщину покинуть Англию.

Кира принялась теребить свои каштановые волосы.

— Тому были причины, — сказала она, надеясь, что он перестанет задавать неудобные вопросы.

Однако Стефано поднял брови, предлагая ей облегчить душу. Девушка переминалась с ноги на ногу. Ее пальцы теперь перебирали тонкую золотую цепочку на шее. Стефано наблюдал за ней. Казалось, он проявлял искренний интерес и готов был выслушать исповедь. Кире надоело замыкаться в себе. Ей захотелось выговориться. В этом нет ничего плохого. Она не видела Стефано Альбани до сегодняшнего дня и, возможно, никогда не увидит его в дальнейшем. Если она объяснит суть своего ужасного дела ему, беспристрастной третьей стороне, возможно, ей станет легче.

Печальная история готова была сорваться у нее с языка. Кира пыталась заставить себя поведать о своих обидах, но ничего не получалось. Она так долго хранила молчание, что не знала, с чего начать. В конце концов девушка покачала головой:

— Это не важно.

Он мрачно смотрел на нее:

— А я думаю, важно. Совершенно очевидно: вас что-то мучает.

Стефано сделал шаг к ней. Кира вздрогнула от легкого прикосновения его руки к ее плечу.

— Я всего лишь предлагаю вам поддержку, — мягко проговорил он.

— Я не нуждаюсь в этом, — заявила она, но Стефано не обратил внимания на это и не сдвинулся с места. Его прикосновение было теплым, надежным и… обольстительным. Наперекор всему, Кире было приятно это ощущение. Но тут он все испортил. Рука Стефано слегка задрожала. Она подняла глаза и увидела, что его глаза смеются.

— Когда-нибудь я с удовольствием воспользуюсь шансом поговорить с вами о грехах, мисс Кира Бэнкс. Что бы вы ни натворили, я не сомневаюсь, что смогу понять это.

Кира отвернулась. Она не могла позволить ему заметить отчаяние, захлестнувшее ее с головой. Слезы выступили на глазах, и Кира была совершенно не готова к тому, что случилось в следующий момент. Стефано обнял ее. Кира была снова прижата к его телу, и это показалось ей абсолютно естественным. На несколько секунд она прильнула к мужчине. Почувствовав прикосновение его рубашки к своей щеке и обволакивающий запах мужского парфюма, девушка закрыла глаза.

— Я могу что-то сделать? — спросил он.

Кира покачала головой:

— Я была бы благодарна, если бы вы просто забыли эту тему.

— Хорошо.

Стефано неохотно отпустил ее. Обычно Кира избегала физических контактов, но сейчас все было по-другому. Ей захотелось еще раз ощутить прикосновение Стефано.

Но ее смущало то, с какой готовностью она приняла предложенное им утешение. «Возьми себя в руки! — приказала себе Кира. — Этот человек явно привык добиваться своего».

— Извините, синьор. Это было кратковременное… помешательство. Но вы понимаете, что на самом деле я не хочу говорить об этом. Забудем все, хорошо? — сухо закончила она.

Стефано отвел взгляд и молча наклонил голову в знак согласия.

— В жизни каждого человека найдутся моменты, которыми тот не может гордиться, — заметил он. — Меня это тоже касается. Так что, если мы заключили перемирие, может быть, продолжим осмотр?

Он почти подтрунивал над Кирой, пытаясь узнать ее секрет, а сейчас опять спрятался за непроницаемой маской. Странно, но Кира ощутила, что потеряла что-то. Интересно, он когда-нибудь испытывает неловкость при общении, как она? Вряд ли. Что может заставить Стефано Аль-бани чувствовать себя неуверенно?

Она кивнула и улыбнулась:

— Конечно.

Интересно, что было бы, если бы она поделилась с ним, облегчив свою душу? Конечно, он выслушал бы ее. Несколько секунд в объятиях Стефано открыли перед Кирой целый мир новых возможностей. Это почти заставило ее вылезти из своей раковины. Но только почти.

— Если вы действительно заинтересованы в покупке поместья «Белла Терра», синьор Альбани, вам надлежит извлечь максимум пользы из своего визита, а не стоять тут со мной.

Не дожидаясь его ответа, Кира повернулась к нему спиной и вышла из залитой солнцем комнаты в огромный мрачный холл, который наверняка остудит ее чувства.

— Вам нет необходимости бежать от меня, Кира.

Она остановилась:

— Возможно, я вас удивлю.

Ее испортившееся настроение не произвело на Стефано никакого впечатления. Он небрежно засунул руку в карман и улыбнулся:

— Тогда чего же вы ждете? Удивляйте.

Его слова смутили Киру. До недавнего времени бесконечные сюрпризы — ни один из них не был приятным — преследовали ее. Ей пришлось перебраться в Италию. Пару лет она наслаждалась покоем. А теперь, после смерти сэра Айвена, ее главного клиента, над ней нависла угроза того, что она может вновь лишиться спокойствия. Ее плечи поникли. Наконец Кира подняла глаза. Стефано продолжал насмешливо смотреть на нее.

Она вздрогнула:

— Боюсь, что не смогу, синьор.

— Тогда это удача, поскольку я приехал сюда, чтобы увидеть поместье «Белла Терра», а не что-то другое, — заявил он. — А теперь перейдем к делу. Я собираюсь продолжить осмотр дома. Не хотите присоединиться?

Глава 3

— Почему владелец «Белла Терры» — этот английский джентльмен — оставил вас здесь одну? — поинтересовался Стефано.

Щеки Киры запылали.

— Он умер.

Впервые глаза его перестали улыбаться.

— В таком случае я очень сожалею.

— Ему было восемьдесят пять лет, синьор, так что вряд ли можно считать это неожиданностью.

Он пожал плечами:

— Смерть — всегда трагедия.

Кира не могла не обратить внимания на черные как сажа, длинные и густые ресницы Стефано. Он наверняка знает, что они неотразимы.

— Я сожалею, что вы потеряли друга, Кира. Я знаю, что это такое.

Стефано произнес это сдержанно и с сожалением. Наверняка у него есть собственные секреты.

Он вдруг тряхнул головой, словно освобождаясь от воспоминаний, и повернулся к девушке. Игривая улыбка снова тронула уголки его губ.

— Кира — красивое имя для прекрасной дамы. Чего еще может пожелать мужчина, видя блестящие каштановые волосы, глаза цвета нефрита и аристократически белую кожу?

Это разрушило очарование.

— Ничего… до тех пор, пока его жене не станет все известно.

Ловко обогнув Стефано, Кира направилась к тем немногочисленным помещениям, которые она видела раньше. Так ей было легче соблюдать дистанцию. Как только она начинала доброжелательно относиться к Стефано, то сразу же призывала себя не выходить за рамки. Однако каждый его поступок все больше гипнотизировал ее. А ведь она прекрасно знала, что все может измениться в худшую сторону, причем молниеносно.

— Не беспокойтесь, Кира, у меня нет жены.

— Так все говорят… Начнем с одного из садов, синьор Альбани.

— Называйте меня Стефано.

— И так тоже все говорят.

Подойдя к двери в дальней стене, Кира открыла ее. Сейчас она покажет ему сад, расположенный позади дома. Свежий воздух и благоухание цветов всегда успокаивали девушку. Она сама спроектировала этот сад, на месте которого был потрескавшийся бетон. Сейчас это ее гордость. Стефано, конечно, будет поражен, увидев сад. Ей не терпелось узнать, что он думает о ее работе. Это поможет ей отвлечься.

Большой квадратный внутренний дворик был вымощен камнем кремового цвета. По периметру его окружала широкая колоннада. В центре находился бассейн с рыбками. Воздух здесь был неподвижный и горячий. Стефано оглядел сад. Его черные как смоль волосы сверкали на солнце. В углу был посажен громадный цеанотус. В его кроне гудели пчелы, их гудение вторило тихому плеску воды. Узорчатые папоротники и мхи росли на тенистых участках. Кружевные листья растений дрожали на легчайшем ветерке, отбрасывая зыбкие тени. Каменный парапет вокруг бассейна был теплым. Стефано подошел к нему и сел. Облокотившись на локоть, он смотрел на воду.

— Потрясающее зрелище. Идите сюда и присоединяйтесь ко мне, — протянул он расслабленным от жары голосом.

Кира помедлила. В его присутствии самообладание изменяло ей. Она устроилась на противоположной стороне бассейна.

— Я уже полюбил это место. Какой прекрасный оазис!

Впервые с момента их знакомства Стефано, казалось, расслабился полностью. Он вдыхал благоухающий воздух и с неподдельным удовольствием осматривался.

— Спасибо. Мне хотелось, чтобы у сэра Айвена была возможность любоваться садом в любую погоду.

— Это ваше творение? — Стефано был приятно удивлен.

— Да… и не только этот сад. Остальные мои работы вы тоже увидите. Несколько лет назад сэру Айвену понравился мой ландшафтный дизайн на цветочной выставке в Челси. Он заказал мне сад на крыше его дома в Лондоне. Я выполнила еще несколько проектов для него и его друзей, прежде чем обосновалась здесь.

Стефано одобрительно улыбнулся:

— Значит, вы добились успехов собственными силами? Поздравляю.

— Я просто делаю свое дело, — пожала плечами Кира.

— Не надо скромничать! Возможно, вы уже завоевали определенную репутацию, однако со смертью вашего друга, сэра Айвена, лишились своего основного клиента. Вам необходимо найти ему замену. У вас уже есть кто-то на примете?

Кира покачала головой. Она старалась не думать об этом, потому что терпеть не могла рекламировать свою работу, предпочитая клиентов, которым ее рекомендовали друзья.

— Честно говоря, меня привлекает только сама работа. Иметь дело с людьми для меня кошмар, которого я всеми силами стараюсь избежать.

Стефано откашлялся. «Интересно, — подумала Кира, — его удивила моя откровенность? Меня, кстати, она просто поразила».

Он встал и ушел в тень. Кира помедлила. Тень — прекрасное убежище в знойный день. Однако вместо зноя девушка ощутила холод потери, и не первый раз. Такое постоянно происходило в ее жизни. Когда-то ее предали приемные родители, потому что нежданно-негаданно у них родился собственный ребенок. А теперь ей придется отдать садик, который дорог ее сердцу, в чужие руки. Она содрогнулась.

Стефано заметил это и улыбнулся, чтобы подбодрить:

— Похоже, вы станете для меня идеальной соседкой.

Взгляд, который Кира бросила на него, говорил о том, что она не разделяет его точку зрения.

— Обещаю, что этот опыт будет незабываемым, — спокойно добавил он.

В ответ она откровенно призналась:

— Сэр Айвен и я прекрасно сосуществовали в этой долине. Не думаю, что кто-то станет лучшим соседом, чем он.

Стефано рассмеялся.

— Я попытаюсь, — озорно заявил он. — Будем надеяться, что я сыграю эту роль так же хорошо, как вы — роль агента по продаже недвижимости.

Его нежелание серьезно отнестись к ее заявлению разозлило Киру.

— Я здесь для того, чтобы передать вам ключи от виллы, — натянуто проговорила она. — Вы — чтобы осмотреть это место. Между нами нет ничего общего, и мы никогда больше не встретимся.

Стефано ничего не ответил. Только улыбнулся, оценивающе оглядывая ее голубыми глазами. Неровный солнечный свет играл на его красивом лице, и неожиданно мысль о том, что она никогда больше не увидит его, показалась Кире совсем не радостной.


Когда они продолжили осмотр дома, Кира задумалась: а правильно ли она оценила обаятельного синьора Стефано Альбани? У них нашлось нечто общее. Это стало явным в тот момент, когда они поднялись на второй этаж. Стефано сразу подошел к ближайшему окну и выглянул в него. Только налюбовавшись видом аллеи душистых лимонных деревьев, он начал внимательно осматривать полы, стены и меблировку. Наблюдая за ним, Кира отметила, что он не обращает внимания на высокие потолки и просторные красивые комнаты, не ознакомившись предварительно с видом из окон.

— Я смотрю, для вас важен пейзаж, — сказала она удовлетворенно.

— Это так заметно?

— Вы летите к окнам каждый раз, когда мы входим в комнату.

Стефано нахмурился, явно смутившись:

— Я просто хочу посмотреть, где находятся ближайшие соседи. Для меня ценно уединение.

Кира кивнула, скрывая улыбку:

— Понимаю. Тогда эта долина идеально вам подходит. Вас никто не будет беспокоить. Надеюсь, что и вы не побеспокоите меня.

Стефано многозначительно посмотрел на нее и отправился в следующую комнату, заглядывая на ходу в рекламный буклет. Кира решила приобрести такой буклет и для себя. Он будет постоянно напоминать ей об этом дне и этом доме, который она видела в первый и последний раз.

Стефано не нуждался в объяснениях и никуда не спешил. Пока он оценивал состояние стен и полов, Кира просто получала удовольствие. Старый дом был прекрасен. Его коридоры и огромные комнаты отличала спокойная элегантность, несмотря на въевшуюся грязь и пыль. Сэр Айвен много лет не поднимался наверх. Здесь стояли многочисленные источенные червями напольные часы, пыльные каретные часы на таких же пыльных кофейных столиках и изящные маленькие фарфоровые часы на каминных досках. Тиканья слышно не было. Тишину нарушали только доносящиеся из сада трели птиц.

— Отлично, — с довольным видом выдохнул Стефано.

Кира была в восторге. Перед последней комнатой она остановилась. Идти дальше не имело смысла. Маленькая квадратная кладовая не стоила того, чтобы отказаться от последней возможности неотрывно смотреть на Стефано Альбани.

Он постоянно находился в движении. Кира находила это тревожным знаком. Когда Стефано затихал, как сейчас, уйдя в свои мысли, ей казалось, что он успокоился. Почти… Но не вполне. В его взгляде постоянно сквозило напряжение. Как только он забывал о том, что старается очаровать свою спутницу, мысли его, судя по всему, витали где-то очень далеко…

Кира обнаружила, что ее неумолимо влечет к Стефано. Она молча двинулась по деревянному полу мимо безликой, покрытой слоем пыли мебели. Желание протянуть руку и дотронуться до него, прежде чем он будет потерян для нее навсегда, стало непреодолимым.

И тут Стефано обернулся, и улыбка осветила его лицо, а Кира осознала, что подняла руку, собираясь прикоснуться к нему.

— Вперед. Не стесняйтесь, — предложил он. — Раз мы собираемся стать соседями, следует познакомиться поближе, не так ли?

Кира отдернула руку, словно обожглась:

— Я… я хотела стряхнуть с вашего плеча паутину. Вы же знаете, сколько пыли в этих старых домах…

Она запнулась, не убедив ни его, ни себя.


Стефано был заинтригован. Кира полна противоречий. Похоже, она рвалась к нему, но что-то ее удерживало. С другой женщиной он, возможно, тут же воспользовался бы ситуацией, но испытывать судьбу с Кирой Бэнкс не рискнул… пока, по крайней мере. Она заинтересовала его.

За короткое время общения он уловил в ее душе боль. Это непростая для него тема. Насколько глубоко сходство между ним и этой необыкновенной молодой англичанкой? Когда-то в молодости он лицом к лицу столкнулся с трагедией, устоял, но заплатил высокую цену. С этого момента его жизнь напоминала постоянный бег. Стефано не боялся ничего, кроме собственной совести. Мисс Бэнкс явно тоже сбежала от чего-то и обосновалась здесь. Этой информации достаточно… на данный момент. Он знал, что это такое, когда тебя преследует чувство вины.

«Тот факт, что мы оба выбрали эту уединенную долину, как-то успокаивает», — подумал он, а потом выругался. Зачем ему успокоение? Все, чего он хотел, — найти такое место, где можно отключиться от изматывающей деловой суетни и с удовольствием провести время. Поместье «Белла Терра» предлагало все, что ему требовалось. Кроме того, у этого поместья было еще одно несомненное достоинство: по крайней мере один из соседей разделяет его любовь к уединению.


— Мне очень понравилось, — сказала Кира, когда они снова подошли к входным дверям, завершив свой грандиозный тур.

— Похоже, вы чем-то удивлены. — Он поднял брови.

— Да. Обычно я стараюсь избегать контактов с людьми.

— Вы не могли бы избежать меня, — бросил Стефано, выходя из дома и собираясь осмотреть парк.

Кира заволновалась. Густые облака, поднимающиеся над гребнем холмов, были подсвечены кроваво-красным солнцем. Стефано отходил все дальше от вертолета и шел навстречу грозе.

— Вы уверены, что вам туда нужно? — окликнула она, стараясь привлечь его внимание к грозовому небу.

Он обернулся:

— Можно подумать, вы пытаетесь отделаться от меня, Кира. Мне хочется увидеть все остальное.

— Но сейчас пойдет дождь!

На Стефано это не произвело никакого впечатления.

— Вымокнешь, зато потом высохнешь — вот мой девиз.

— Вы собираетесь гулять по парку в такую погоду? В вас может попасть молния. Вы что, сумасшедший?

Он помолчал.

— Меня награждали разнообразными прозвищами, но так еще никогда не называли. — Подумав секунду, Стефано направился к Кире со скоростью молнии. Подойдя, он прищурился. — Вы испугались?

— Конечно нет. — Кира с вызовом вздернула подбородок и решила следовать за ним по пятам, какой бы сюрприз ни устроила им погода. — Я ничего не боюсь.

Похоже, Стефано это не убедило, но он повернулся и пошел в прежнем направлении.

— Тогда вперед. Я получил достаточное представление о ваших талантах, выглядывая из окон, и хочу, чтобы вы работали на меня, — заявил он Кире, которой пришлось бегом догонять его. — Кстати, моему дому во Флоренции требуется новый дизайнер. Мне нужны зеленые насаждения и сад на крыше, как у сэра Айвена. А в свободное время вы могли бы консультировать некоторые городские проекты, которые я финансирую.

— Постойте! — Кира попыталась остановить поток инструкций. — Все это звучит прекрасно, но я не могу так просто бросить все по вашему приказу.

Стефано остановился.

— Почему нет? — Он недоуменно посмотрел на нее.

— Потому что… Я должна свериться со своим графиком, — ответила Кира с достоинством.

Стефано явно привык получать все, что захочет. Однако шанс создать сад на крыше одного из, несомненно, красивейших домов во Флоренции…

— После смерти собственника «Белла Терры» у вас стало на одного клиента меньше. Вы сами сказали это. Я могу заполнить эту брешь, — учтиво произнес Стефано. — Вам ненавистны поиск заказов и самореклама. Я видел результат вашей работы и предлагаю вам выгодный долгосрочный контракт. В чем проблема?

«Проблема, — с отчаянием подумала Кира, — в вас».

— Я не уверена, что хочу работать на вас, синьор Альбани, — сказала она чуть сдавленным голосом. — Мы такие разные. Мы можем не сработаться.

— Мне кажется, вы боитесь, что мы слишком хорошо сработаемся. И не забывайте — меня зовут Стефано, — добавил он с обольстительной улыбкой.

Кира уставилась на него. Стефано поразительно самоуверен, однако она почему-то была не в силах возмутиться. Он способен читать ее мысли — как она может критиковать его за это?

— Я понимаю вашу озабоченность, но вам не стоит беспокоиться, — продолжал Стефано. — У меня так много владений и проектов, что я общаюсь с подрядчиками в основном через электронную почту. Я не собираюсь стоять за вашей спиной и смущать вас. — Сказав это, он едва удержался от смеха.

Кире пришлось отвести взгляд. Искушение было велико. И причина крылась не только в обаятельном итальянце. Дома, на столе, ее ждало письмо с просьбой выслать деньги. На ее хилые финансы было много претендентов. Ей и самой требовались деньги. В коттедже постоянно что-то нуждалось в ремонте. Основная же проблема заключалась в том, что, заработав много денег, она всегда чувствовала себя обязанной выслать излишек в Англию.

Может, то, что девушка была щедрой от природы, хорошо, однако вскоре она начинала жалеть об этом. Кира старалась ожесточить свое сердце, но это ей не удавалось, потому она и была легкой мишенью. Эмоциональный шантаж — ужасная вещь.

Кира понимала, что долгосрочный контракт с миллиардером Стефано Альбани станет великолепным новым стартом. Она сможет наконец-то обрести совершенно необходимую ей уверенность в своих силах и стабильность.

— Ваши проекты кажутся мне довольно интересными, — осторожно проговорила она. — Дома я сверюсь со своим графиком и посмотрю, смогу ли включить вас куда-нибудь.

Стефано задумчиво посмотрел на нее, потом вытащил что-то из кармана:

— Я, естественно, понимаю, что вы не можете дать ответ прямо сейчас. Возьмите мою визитку. Я распоряжусь, чтобы в офисе подготовили все необходимые документы. Позвоните туда, как только примете решение.

Его бумажник был сделан из безупречной коричневой кожи. Голубая шелковая подкладка уступала по яркости его глазам, как заметила Кира, когда он вынимал визитную карточку и протягивал ей. Кира засунула визитку в карман джинсов:

— Спасибо. Я хорошенько все обдумаю.

Сверкнула молния. Затем гром ударил с такой силой, что девушка подпрыгнула.

— Гроза приближается. — Она взглянула на Стефано, потом на горизонт, окрашенный в цвета переспелой сливы. — Вы уверены, что хотите рискнуть, совершая тур по поместью в такую погоду, синьор?

— Все будет хорошо. — Он улыбнулся. — Доверьтесь мне.

Кира уже давно никому не доверяла. Она считала, что люди произносят эту фразу, не вникая в ее смысл. Девушку не оставляло чувство, что с этого момента все пойдет наперекосяк.

Она отвела себе роль наблюдателя, пока Стефано обходил парк. Не удовлетворившись созерцанием ее работ сверху, он пожелал ознакомиться с работами ландшафтного дизайнера вблизи. Стефано задавал вполне уместные вопросы и расточал комплименты ее мастерству. Кира позволила себе поверить его добрым словам лишь отчасти. Она смущалась от похвал и вздрагивала от раздающихся все ближе громовых раскатов. Наконец начался дождь. Сначала на пыльную землю упало несколько теплых капель величиной с монету, потом полил настоящий тропический ливень.

— Бежим туда! — Стефано, стараясь перекричать шум дождя, показывал на ее коттедж. — Это единственное неудачное пятно на ландшафте. Воспользуемся им, пока мои люди не снесли его.

— Что?! — возмутилась Кира, но ее голос утонул в раскатах грома над их головой.

Они помчались к коттеджу, но Стефано немного затормозил при виде цветника за плетеной изгородью из орешника.

— Так там кто-то живет? — поинтересовался он.

— Да. Я!

Кира забежала вперед и распахнула дверь своего убежища. Задохнувшиеся и промокшие, они влетели в дом.

— Я не представлял, что поместье продается вместе с жильцом, — сказал Стефано, когда Кира скинула босоножки и босиком прошлепала в кухню.

— Это не так. Я владею «Ла Ритиратой», выплатив полную стоимость, — гордо заявила Кира.

— Я не знал этого. Сколько вы хотите за коттедж? — озадаченно глядя на нее, спросил Стефано.

— О, он не продается! — засмеялась Кира, доставая большие полотенца из сушильного шкафа с естественной вентиляцией.

Стефано уставился на нее:

— Конечно продается. Все продается. Вопрос только в правильной цене. Вы можете присмотреть себе небольшое милое строение в этой же долине, подальше от «Белла Терры».

— Здесь нет других домов… на мили вокруг. Именно поэтому мне так нравится здесь.

— Вы способны создать рай где угодно, Кира! — продолжал Стефано. — Я же видел доказательство, не забывайте. Назовите любую сумму, и вы ее получите.

— Ну ладно. Тогда… миллион фунтов, — хихикнула Кира.

— Договорились. Я поручу адвокатам подготовить бумаги, как только вернусь в офис.

Кира ждала, что Стефано рассмеется, но он не смеялся. Синьор Альбани был убийственно серьезен.

— Вы шутите? — выдохнула она. — Это место не стоит и десятой части таких денег.

— Мое душевное спокойствие бесценно, — заявил он.

Оторопев, Кира покачала головой:

— Ну, вы-то, может, и не шутили, а я пошутила. Мой дом — вся моя жизнь. Ни за какие деньги я не соглашусь продать его, «Ла Ритирата» дает мне все, о чем я всегда мечтала, — независимость и удовольствие. Я много трудилась ради этого дома и чувствую себя здесь в безопасности.

Страшный раскат грома сотряс окна коттеджа. Стефано улыбнулся.

— Я смотрю, под крышей своего дома вы не так нервничаете, — заметил он. — Вы, похоже, очень заинтересованы в этом месте.

— Да, — кивнула Кира, обрадовавшись тому, что он, кажется, смирился с ее пребыванием в поместье.

— Знаете, я не могу дождаться, когда извлеку все преимущества из «Белла Терры». У меня много владений по всему миру, но ни одно из них я не могу назвать своим домом. — Он с одобрением оглядел ее опрятный и компактный домик. — Однако ни один из моих домов не стал таким комфортным и уютным, как ваш коттедж. Раз вы рискнули поселиться в таком месте одна, вы, должно быть, не только талантливы и красивы, но еще храбры и изобретательны.

Когда Стефано протянул руку за полотенцем, их пальцы встретились. Его прикосновение было легким, как поцелуй ангела, тем не менее оно словно молния пронзило тело Киры. Она ахнула. Очередной раскат грома прогремел прямо над их головой, но они этого не заметили.

Стефано смотрел Кире в глаза, и ничто другое не имело значения.

Глава 4

Вселенная затаила дыхание. Кира вглядывалась в роскошного мужчину, стоящего на расстоянии вытянутой руки. Ее плоть жаждала прикосновения к нему. Она могла придумать тысячу и одну причину, по которой должна была броситься в его объятия. Лишь одно останавливало Киру: в ее прошлом уже была одна колоссальная ошибка. Она не та наивная девочка, какой была когда-то, очень давно и очень далеко отсюда. Кира наладила новую жизнь, но никогда прежде она не стояла перед таким выбором. Всеми фибрами души она жаждала упасть в объятия Стефано. В то же самое время жестокие слова и обвинения, брошенные ей в прошлом, удерживали ее.

Стефано приблизился к Кире. Взяв полотенце из ее рук, он накрыл ее голову и очень нежно принялся вытирать волосы девушки. Его легкие уверенные прикосновения заставили Киру задуматься о том, со сколькими женщинами он проделывал то же самое. Выяснить это было невозможно. И опасно. Она знала, каковы мужчины. Они действуют уверенно и не оставляют возможности для отказа. Кира перепугалась: все, скорее всего, закончится постелью и… предательством. Может пройти день, неделя или месяц, прежде чем Стефано бросит ее, но результат известен заранее. Он будет вести себя так, словно ничего не произошло. Такое уже случалось с ней, и она не собиралась снова становиться жертвой.

Кира выставила вперед руки и отпрянула, пытаясь остановить Стефано. Он схватил девушку. Зажим, скрепляющий узел каштановых волос, упал. Кира ничего не заметила. Она была совершенно поглощена выражением глаз Стефано, когда он снял полотенце с ее головы. Вынести восхищение, которое она увидела в них, было невозможно. Кира начала дрожать — на сей раз от предвкушения, а не от страха. Ей никогда не доводилось испытывать такое страстное желание. Она сглотнула. И не ощутила ничего, кроме вкуса искушения. Стефано вопросительно смотрел на нее. Его взгляд был завораживающим. Один шаг — и она очутится в его объятиях.

Нельзя повторять одни и те же ошибки, а неотразимый Стефано Альбани, по всем признакам, станет катастрофой — для нее. Она не могла позволить себе поддаться его чарам.

Стефано инстинктивно ощутил ее сопротивление и отодвинулся. Кира испытала нечто среднее между облегчением и разочарованием. Она не смогла сделать судьбоносный шаг навстречу его объятиям, однако не хотела полностью утратить контакт с ним.

— За окном все еще льет, Стефано. Почему бы вам не остаться на кофе? — рискнула предложить Кира.

Он подошел к распахнутой входной двери и остановился, опершись о косяк. Когда он заговорил, его голос был спокойным и невозмутимым:

— Это было бы отлично. Кстати, предложение о работе на меня остается в силе.

— А я намерена обдумать ваше предложение, — заметила Кира, наливая ему кофе с молоком, как он попросил. Себе она налила то же самое, стараясь, чтобы голова ее оставалась ясной, пока Стефано находится в опасной близости. — Я хотела бы узнать, какие условия вы выдвигаете.

— Никаких. Мне нравятся простые отношения.

Он продолжал смотреть на дождь. Когда Кира подошла к нему с чашкой кофе, ливень начал стихать. Финальный раскат громыхнул где-то вдали.

— А мне нравится, когда отношения никак не связаны с работой, — заявила она, протягивая ему чашку.

Стефано продолжал осматривать территорию за забором ее сада так, словно она уже была частью его королевства. Наконец он повернул голову и взглянул на Киру. Мужчина, все всегда державший под контролем, наверняка не привык, чтобы женщины в чем-то ему отказывали. Эта мысль вызвала у Киры дрожь. Возможно, Стефано Альбани скоро купит «Белла Терру», однако его власть над ней не имеет никакого отношения к тому, станет он владельцем поместья или нет. Ее влечение к Стефано все усиливалось. Было очень легко сдаться прямо здесь и сейчас. Но Кира боялась, что Стефано окажется ничуть не лучше, чем тот человек, которому она доверилась.

Когда она передавала Стефано кофе, их пальцы снова соприкоснулись. Всего на какую-то долю секунды, но это останется в ее памяти до конца дней. Их взгляды встретились. Он залпом осушил маленькую чашечку.

— Дождь прекратился, так что мне пора. Спасибо за гостеприимный прием, Кира. Я не люблю совмещать отношения с женщинами и бизнес, но поскольку вы пока не работаете на меня…

Кира не успела опомниться, как оказалась в его объятиях. Тело Стефано красноречиво сказало им обоим все. Его губы были прохладными и неотразимыми. Несмотря на все свои благие намерения, Кира позволила себе погладить его по лицу и с удовольствием ощутила нежность тонкой гладкой кожи, обтягивающей красивой лепки скулы. Она взъерошила шелковистые темные волосы Стефано и притянула его к себе еще ближе, чтобы насладиться сполна. Он в ответ погладил ее обнаженные руки. Когда мужчина начал отстраняться, она инстинктивно попыталась удержать его, однако он осторожно снял ее руки со своей шеи и слегка пожал их:

— Нет. После того, что вы сказали мне сегодня, Кира, я уверен, что вы никогда не простите себе совмещение приятного с полезным. — Озорные искорки мелькнули в его глазах. — Я попрошу своих сотрудников как можно скорее ознакомить вас с проектом договора. А до этого времени — до свидания.

Поднеся руку к губам, Стефано послал ей воздушный поцелуй и ушел.

Кира едва удержалась, чтобы не броситься за ним. С большим трудом она заставила себя остаться на месте. Но Стефано Альбани пойдет на пользу, если найдется хотя бы одна женщина, для которой он не стал центром вселенной. Эта мысль доставила Кире большое удовольствие, и она слегка улыбнулась.

Загрохотал двигатель вертолета. Летательный аппарат взмыл высоко в небо, став размером с детскую игрушку. Он сделал несколько кругов, как хищная птица, а потом быстро умчался в направлении Флоренции.

Кира долгие годы избегала романов. После драматической истории с Хью она поклялась, что никогда больше не попадется в ловушку. И вот теперь в ее жизни замаячил Стефано Альбани. Но это не имеет значения, потому что не имеет ничего общего с любовью. Ее сердце не затронуто, а это означает, что нет угрозы испытать боль во второй раз. Ее реакция на Стефано — чистая физиология.

А любовь вечно создает проблемы, и Кира совершенно не собиралась допускать это.


Стефано чувствовал себя счастливым человеком, возвращаясь во Флоренцию. Он мурлыкал себе под нос отрывок из «Дон Жуана» и наслаждался кондиционированным воздухом. Поместье «Белла Терра» было всем, о чем можно мечтать. Ради этого стоило напряженно работать и мириться с трудностями.

Подростком он услышал как-то разговор английских туристов об их виллах в Тоскане и дал себе клятву, что когда-нибудь будет жить, как они. И даже лучше. На это ушло почти двадцать лет, но ему удалось добиться своего. И теперь он собирается стать владельцем самой красивой долины в Италии.

Его голубые глаза затуманились. В этой долине к тому же живет самая красивая женщина в стране. Загадочная мисс Бэнкс оказалась более сложной задачей, чем он предположил изначально. То, что на нее не произвели никакого впечатления ни его богатство, ни репутация, делало ее уникальной. Чем больше Стефано думал о Кире, тем шире становилась его улыбка. Ее уникальность была не единственной причиной, по которой она не выходила у него из головы. Поцелуй разжег его желание. Трудно было противостоять искушению, но он справился. Стефано не испытывал недостатка в сексе, однако его реакция на Киру Бэнкс была неожиданной: впервые в жизни его заинтересовало не красивое тело, а сама женщина.

Он почувствовал, что хочет снова увидеть ее. От этой мысли ему стало не по себе.


Далеко внизу подобные чувства разделяла Кира. Ей очень Долго пришлось преодолевать отвращение к Хью Тейлору, и она решила, что не позволит себя обмануть ни одному мужчине. Однако Стефано Альбани заставил ее ощутить дрожь в коленях. И слабость в голове. Невозможно было не вспоминать о нем, и притом с удовольствием, что потрясло Киру. Ее единственный опыт общения с мужчиной закончился слезами. Но Стефано не вызывал у нее горечи. Наоборот, каждый раз, думая о нем, она улыбалась. Это надо прекратить!

Воспоминания обычно мешали ей витать в облаках. Мысли о Стефано — нет. Они вызывали у нее чудесные теплые чувства. Это было очень необычно.

Она бросила взгляд на конверт, лежащий на столе. Встреча со Стефано отсрочила чтение письма, которое прислали ее приемные родители. Но раз уж она смогла пообщаться с приятным человеком, то, наверное, сможет спокойно отнестись к вестям из дома. Кира вскрыла конверт. Он был, как обычно, с подкладкой из тонкой косметической бумаги, пропитанной излюбленным парфюмом приемной матери. Развернув листок, Кира сразу перешла к главному. Взглянув в конец письма, она прочитала: «С любовью, Генриетта и Чарлз».

Девушка нахмурилась. Все ясно: ее родители писали о своей любви к ней только тогда, когда им были нужны деньги. Если дела у них шли хорошо, они благополучно забывали о девочке, которая разочаровала их во всем, кроме ее способности быть дойной коровой.

Кира пробежала исписанный каллиграфическим почерком листок. Мистер и миссис Бэнкс были отнюдь не глупы. Они никогда не начинали с просьбы о деньгах. Письмо было пронизано намеками на успех их младшей дочери Миранды, актрисы. У нее был в разгаре роман с миллионером. Разумеется, это означало стремление семейства Бэнкс устроить прием на высочайшем уровне. Кира хмыкнула, представив, как ее приемная мать крутится вокруг бойфренда Миранды с малюсенькими бутербродами, доставленными из знаменитого магазина «Фортнум энд Мейсон» — излюбленной приманкой для будущего зятя. Ипотечная ссуда Бэнксов не была погашена, а их дом разваливался на части. Несмотря на это, все еще использовались дорогие духи, а надежда на то, что деньги вдруг посыплются с неба, не иссякала. Некоторые вещи не меняются никогда.

Кира помрачнела, читая последний абзац письма: «Ты не могла бы звонить нам каждую неделю немного раньше? Шесть часов — очень неудобное время, поскольку мы, как правило, в это время собираемся уходить».

Их наставления обычно заставляли ее вновь чувствовать себя девятилетней девочкой, но сегодня все было иначе. Стефано Альбани оказался сильнее, чем все негативные воспоминания Киры, вместе взятые. Она скомкала письмо и швырнула его в мусорное ведро. Удивительно, что способна сделать капля самоуважения!

А поцелуй Стефано Альбани послужил чем-то вроде ракетного топлива.


На следующий день юристы Стефано представили ему контракт на ландшафтный дизайн его дома во Флоренции. Оставалось позвонить и пригласить мисс Киру Бэнкс в офис. Когда Стефано проводил совещания, мысли о Кире отходили на задний план. Тем не менее, как только он вытащил папку с ее именем, все изменилось. Один взгляд, брошенный на аккуратно отпечатанный контракт, заставил его вспомнить о ней. Это была не какая-то там рядовая победа. Это была мисс Кира Бэнкс, забавная и строптивая. Стефано обнаружил, что вспоминает каждую секунду предыдущего дня.

От Киры пахло лавандой и лимоном… Но почему она старается казаться такой колючей? Конечно, это только фасад. В этом Стефано убедило тепло ее податливого тела. А вот что у нее в голове, еще предстояло выяснить. От этой мысли ему стало неуютно.

Он нажал кнопку внутренней телефонной связи:

— Не спешите с контрактом на имя Киры Бэнкс. Мне надо подумать.

Откинувшись в кресле, Стефано размышлял, покусывая большой палец. Работу и женщин он никогда не смешивал. Кира понравилась ему сразу, но это не основание, чтобы заключать с ней контракт. Ее работа замечательная, но он видел только один проект. То, что Кира захватила его мысли, очень плохо. Эмоции не должны влиять на его решения. Необходимо выслушать мнение стороннего человека. Он должен быть абсолютно уверен в том, что именно она подходит ему.

Взяв ручку, Стефано аккуратно обвел имя и адрес на обложке папки, лежавшей перед ним. Он любил все делать быстро, но не за счет качества. Кроме того, легкая таинственность, окружавшая мисс Киру Бэнкс, вполне могла обернуться для «Альбани интернэшнл» каким-нибудь скандалом. Как ни нравилась ему девушка, никому не позволено бросать тень на его компанию.

Даже самой красивой англичанке в Италии.


Кира смотрела на визитную карточку Стефано каждый день. Ее сердце трепетало от возбуждения. Она водила пальцем по выгравированному тексту, пока телефонный номер не впечатался в ее память, но ни разу не набрала его. Пусть этот лощеный самоуверенный человек не сомневается в том, что Кира — независимая женщина, у которой есть другие проекты и много чего еще.

Наконец ровно через две недели девушка не выдержала. Она села, откашлялась и сняла телефонную трубку. Потом снова положила. Может, стоит взять ноутбук и включить его — на случай, если Стефано сразу заговорит о деле? Кира хотела произвести впечатление спокойной и деловой женщины, хотя не думала, что решится еще раз снять трубку. Она налила стакан воды. Будет ужасно, если у нее пересохнет во рту и она не сможет говорить.

С колотящимся сердцем она набрала номер.

— Офис синьора Альбани. Чем я могу вам помочь? — спросил бодрый женский голос.

Кира не знала, что сказать. Она, естественно, думала, что телефонный номер на визитной карточке Стефано является номером его прямого телефона.

— Представьтесь, пожалуйста.

— Кира Бэнкс, — заставила себя приветливо ответить Кира. — Я звоню по поводу контракта, который синьор Альбани собирался заключить со мной.

— А-а…

Этого звука было достаточно, чтобы она спустилась с небес на землю. Пока секретарша наводила справки, Кира пыталась представить, сколько женщин звонит по этому номеру каждый день. Сладкоречивый Стефано, должно быть, дал миллион подобных обещаний.

Девушка ждала целую вечность. Тишина была тягостной. Ей хватило времени, чтобы осознать свою глупость. В конце концов секретарша вернулась, и у Киры упало сердце.

— Извините, мисс Бэнкс, у нас не значится никаких контрактов на ваше имя. Может, вы продиктуете мне реквизиты письма, которое мы посылали вам?

— Нет… нет. Все в порядке. Видимо, я ошиблась, — пробормотала Кира.

«И не в первый раз», — горько подумала она, вешая трубку.

Судя по всему, Стефано Альбани, должно быть, забыл о ней в тот момент, когда забрался в вертолет. Он ничем не отличается от других богатых мужчин, с которыми она работала. Все они умели рассказывать небылицы. Все они не смогли бы заниматься бизнесом, если бы не умели очаровывать инвесторов. И женщин…

Кира прижала руку к губам. Воспоминания о прикосновении шершавой щеки Стефано к ее коже отозвались во всем теле.

Ничего, она выдержит. Ей приходилось переживать и худшие неприятности. По крайней мере, о Стефано никто не знает. Кира грустно улыбнулась. Их незабываемая встреча была единственной. Ей не суждено повториться. «Мне следовало понять это с самого начала», — сказала она себе.

Кира попыталась улыбнуться, но не смогла.


Обманутые надежды Киры, связанные с контрактом, нарушили размеренное течение ее жизни. Ей никак не удавалось забыть Стефано. Он зажег волнующий огонь в ее душе. Давным-давно жизнь научила ее ничего не ждать от мужчин. Она понимала, что Стефано не может быть другим, но очень приятно фантазировать. Сладкие воспоминания о нем не хотели уходить.

Кира дополняла последними штрихами проект сада в особняке на окраине Флоренции, когда зазвонил ее мобильный телефон:

— Мисс Кира Бэнкс?

Кира не узнала ни голос звонившей женщины, ни номер, высветившийся на экране. На мобильный ей звонили только клиенты. Она сразу насторожилась:

— Кто спрашивает?

— Это по поводу работы на синьора Альбани. Насколько нам известно, вы заканчиваете проект для синьора Альфонсо. Синьор Альбани хочет, чтобы вы все оставили и приехали в его офис. Машина заедет за вами приблизительно через…

— Минуточку! — сердито перебила Кира. — Когда я звонила в ваш офис, чтобы все выяснить, вы даже не знали о существовании контракта на мое имя.

— Когда это было?

— Два дня назад.

— Видимо, вы слишком нетерпеливы, мисс Бэнкс, — холодно произнес голос.

Кира не могла позволить, чтобы с ней обращались как с каким-то недоумком.

— Если синьору Альбани хватило ума выяснить, чем я занята, тогда он должен знать, что мне нельзя мешать. У меня нет времени на пустую болтовню с необязательным человеком.

На другом конце провода ахнули. Затем послышался испуганный шепот:

— Мисс Бэнкс, что вы такое говорите? Синьору Альбани не принято отказывать.

— Очень сожалею, но никто не посмеет огорчить уважаемого человека, на которого я сейчас работаю, — сказала Кира твердо. — А если вы отказываетесь передать ему мои слова, соедините меня с синьором Альбани напрямую.

Секретаршу это не особенно обрадовало, но она обещала выяснить, сможет ли ее босс принять звонок. Во время затянувшейся паузы Кира решила, что зашла чересчур далеко. Ей очень нужен контракт со Стефано Альбани, а он может разозлиться.

Неожиданно в трубке раздался голос:

— Кира, это Стефано.

Голос был настолько приятен, что нескольких слов было достаточно, чтобы все аргументы вылетели у нее из головы.

— Здравствуйте, — пробормотала она, не в силах придумать что-нибудь получше.

— Вы хотели поговорить со мной?

— Да. — Кира постаралась собраться с мыслями. — Спасибо, что попросили своего секретаря позвонить мне, но я сейчас работаю над очень важным проектом. — Она надеялась, что отрывистый тон проложит дистанцию между ними. — Я не могу все бросить и поспешить к вам.

— Я знаю. Вы сильная женщина, — откликнулся со смешком Стефано. — Альфонсо сказал мне, что вы практически все закончили, — продолжал он. — Я собираюсь на некоторое время уехать из страны и хочу лично обсудить с вами контракт до отъезда… Мне кажется, что это хорошо для нас обоих.

Кире была необходима эта работа. К тому же ей отчаянно хотелось снова увидеть Стефано. «В конце концов, это нужно ради дела», — сказала она себе. Нет ничего плохого в том, чтобы официально все обсудить.

— Наверное, вы правы… — Она старалась говорить сдержанно. — Где я могу вас найти?

— Машина заедет за вами ровно через пятнадцать минут.


Когда лимузин плавно подъехал к главному входу в здание компании «Альбани Интернэшнл», Кира с легкой завистью взглянула на громадный старинный дом. Беспрерывный поток людей вливался и выливался через вращающиеся стеклянные двери. Швейцар вышел вперед и открыл дверцу автомобиля. Поблагодарив его, Кира вышла из машины.

Девушка помедлила, собираясь с духом перед тем, как войти в приемную. Ей доводилось работать во дворцах и виллах, но в этом месте ощущалось нечто экстраординарное — присутствие Стефано Альбани. Сделав глубокий вдох, она пошла на встречу с ним.

К облегчению Киры, он был один. В противном случае ее нервы не выдержали бы. Ей очень хотелось снова увидеть Стефано, однако сейчас она поняла, что одно дело — мечты и совсем другое — пугающая реальность. Как только он заговорил, ее охватил страх. Но в таком состоянии контракты не подписывают. Посему она вскинула подбородок и приготовилась смело встретить его взгляд. Это стоило Кире огромных усилий.

Мужчина ее мечты откинулся на спинку большого черного кресла. Его ноги лежали на столе. Он что-то наговаривал на диктофон и не прервался, пока Кира устраивалась в кресле для посетителей. Стефано был в прекрасно сшитом темном костюме. Классический деловой стиль так шел ему, что от него невозможно было отвести глаз. Кира и не пыталась.

Закончив диктовку, Стефано наконец обратился к ней:

— Вот мы и встретились снова, мисс Бэнкс.

— Да, встретились. — Кира выбрала для беседы приветливый деловой тон, но любопытство мучило ее. — Вы купили поместье «Белла Терра», синьор?

— Да. Но у меня было слишком много дел, и я не мог приехать туда. Думаю, вас интересует, где же я был?

— Нисколько, — холодно возразила Кира, тщательно скрывая, что она провела много времени, гадая, чем он занимается вдали от нее. — Честно говоря, синьор Альбани, когда ваша помощница позвонила, я не сразу вспомнила, кто вы, — бросила она.

Стефано слегка улыбнулся:

— Я не сомневался, что вы одна на миллион, Кира. А теперь считаю, что вы просто уникальны.

Он спустил ноги со стола и выпрямился. Новая поза сделала его еще более привлекательным. Кире с большим трудом удавалось сохранять бесстрастное выражение лица.

«Как бы не перестараться, — подумала она. — Он не должен догадаться, как много значит для меня».

— Я хочу, чтобы вы работали на меня, Кира. Назовите вашу цену, — протянул Стефано, играя золотыми запонками.

— Сначала мне нужно понять, чем я буду заниматься. — Кира гордилась собой — ей удалось произнести это бесстрастно. — Необходимо убедиться в том, что я справлюсь с порученной работой.

— Поверьте, я не пригласил бы вас в офис, если бы не был абсолютно уверен в своем выборе. Именно вы, Кира Бэнкс, способны дать мне то, что я хочу.

Лицо Стефано оставалось непроницаемым, а щеки Киры густо покраснели от двусмысленности фразы. У нее перехватило дыхание.

Быстрым, точно рассчитанным движением он пододвинул к ней папку:

— Почему бы вам не прочитать это и не высказать свое мнение?

— Как? Сейчас?!

Стефано поднял бровь:

— Если вы, конечно, не возражаете.

— Нет. Но я должна внимательно все изучить. Я отношусь к своей работе очень серьезно.

Он одобрительно кивнул:

— Именно такого отношения я и жду от людей, которых нанимаю. Мои сотрудники познакомились с другими проектами, которые вы выполнили. Теперь у меня достаточно оснований заключить с вами контракт.

— Не могли бы вы рассказать о моих задачах в общих чертах? — попросила Кира. — Речь идет о дизайне поместья?

— А также о работе в моем городском доме…

— Слова ничего не стоят. Никто не знает это лучше меня, Стефано. Мужчины часто говорят не то, что думают на самом деле, — спокойно заметила она.

— Только не в бизнесе. Честность в данном случае — обязательное условие, — твердо проговорил он. — Я своими глазами увидел, на что вы способны, и решил расширить сферу вашей деятельности. Этот контракт предлагает вам работу не только в Италии, но и на побережье Карибского моря. Недавно я приобрел там недвижимость.

Кира готова была подпрыгнуть до потолка от радости. Это же контракт ее мечты! Но она нахмурилась и закусила губу:

— Я никогда не работала в районе Карибского моря.

— Вот и попробуете. Это будет прекрасный опыт, — заверил ее Стефано. — На Серебряном острове есть все: сотня гектаров тропической девственной природы, пляжи с мелким белым песком и теплое синее море.

Глаза девушки засияли.

— Звучит очень заманчиво, — мечтательно протянула она.

— Я тоже так считал, приобретая остров. Но, несмотря на роскошную природу, там до сих пор кое-чего не хватает. Ваша задача — сделать это место более… — он поморщился, подбирая слова, — благоприятным для пользования.

— Это ничего не объясняет, — пожала она плечами.

— Серебряный остров прекрасен, но я хочу, чтобы вы привнесли туда то волшебство, которое создали в «Белла Терре». Работая во Флоренции, вы можете жить в моем доме. Ну и поселитесь на острове, пока будете преобразовывать его.

«А где будете вы?» — этот вопрос мучил Киру.

— Наверное, вы не заметили, как я заинтересовался вашим садом? — продолжал Стефано.

— Заметила, — сказала Кира, пытаясь сосредоточиться на разговоре и забыть о том мгновении, когда он заключил ее в свои объятия. Но это ни к чему не привело. Воспоминания нахлынули на девушку, и легкая дрожь в голосе выдала ее.

Уголки умопомрачительного рта Стефано поползли вверх.

— Да, я вижу…

Сила его взгляда заставила Киру забыть обо всем. Стефано походил на тигра, приготовившегося к атаке. Дрожь пронзила ее тело, и она почувствовала, что теряет контроль над собой. Женщина ждала…

— Хорошо… значит, как только вы одобрите контракт, мы отправимся туда.

— Куда? — тихо спросила Кира.

Стефано облокотился о стол и сплел пальцы:

— На Серебряный остров. Вам нужно увидеть его во всей красе. Компьютер не в состоянии передать ощущение теплого песка под ногами и красоту пальм, качающихся на фоне тропического неба.

Слова его были подобны тропическому бризу — теплые, нежные и обольстительные.

Глава 5

Кира хотела получить эту работу больше всего на свете, но работать в такой близости от Стефано опасно. Как она может сосредоточиться? Она абсолютно беззащитна перед мужчиной, околдовавшим ее. Повторяется старая история. Ей грозит та же самая ловушка. Такой мужчина, как Стефано, никогда не посвятит себя одной-единственной женщине. Это ясно по его соблазнительной улыбке и сладкому поцелую. Если женщина имеет голову на плечах, она не должна безоглядно доверять ему.

Что же делать? Работа у Стефано будет тесно связана с искушением. Кира не была уверена, что сможет противостоять ему. А проблем с ним не избежать. Все последние дни ее то окрыляла надежда, то охватывало уныние — и все из-за него.

— Знаете, — предложил он, — давайте забудем о делах, и я отвезу вас пообедать. А потом мы продолжим обсуждение, если захотите.

Все развивалось слишком быстро. Кира поторопилась дать ему понять, что ее не так просто подчинить.

— Не надо меня торопить. Пожалуйста, не считайте вопрос решенным, — вырвалось у нее.

Стефано обогнул стол и пристально взглянул на девушку. На его лице мелькнуло изумление.

— Вы считаете, что я форсирую события?

Приготовившись к тому, что он разъярится, Кира дерзко ответила:

— Да, да. Именно так.

Но ожидаемого взрыва не последовало. Стефано задумчиво посмотрел на нее.

— А как же еще? — добавила она уже смелее. — Прежде чем покинуть мой дом, вы мне много чего наобещали. Хорошо, что я вам не поверила, поскольку затем последовало молчание. Когда я в конце концов позвонила в ваш офис, чтобы проверить, существует ли контракт на имя Киры Бэнкс, оказалось, что его нет и в помине…

Стефано не удержался и перебил ее:

— Мне требовалось время, чтобы еще раз посмотреть ваши работы и убедиться в том, что вы именно тот человек, которому…

— Пожалуйста, дайте мне закончить.

Он хмуро посмотрел на Киру и вскинул руки в знак того, что она может продолжать.

— Похоже, вы ждете, что я буду безоговорочно подчиняться вам, Стефано, но этого не будет, — заявила она.

Он кивнул:

— Я учту это. Теперь мы оба знаем, какую позицию занимаем. Но учтите, Кира, ни один мой сотрудник никогда не позволял себе так разговаривать со мной.

Девушка открыла рот, собираясь ответить, но, увидев, как он улыбается ей, промолчала.

— Однако мои отношения с людьми, работающими по контракту, могли бы быть более… приветливыми, скажем.

Когда Стефано смотрит на нее, она не в силах ссориться с ним, даже если от этого будет зависеть ее жизнь.

— Не делайте мне никаких скидок, — пробормотала Кира, почувствовав, что у нее перехватило дыхание.

Стефано с пониманием покачал головой:

— Я восхищаюсь тем, что вы начали все с нуля в чужой стране. Сердце, испытывающее боль, часто становится причиной бесконечных проблем.

«Судя по всему, он интересовался моим прошлым, — с раздражением подумала Кира. — Остается гадать, что ему стало известно: только мои работы или личная жизнь тоже?» Неизвестность заставляла ее нервничать, поэтому она не захотела развивать эту тему.

— Уверена, что вы сами разбили не одно сердце! — со смехом парировала Кира.

Она ждала, что Стефано засмеется, но его реакция была неожиданной. Он встал и подошел к окну:

— Можно и так сказать. В молодости я считал слишком обременительным придерживаться постоянства. Я пренебрег прекрасными старинными итальянскими традициями. Уход из семьи дорого обошелся мне. Я никогда не смогу вернуться.

Стефано пристально вглядывался в оживленный городской пейзаж, словно орел, высматривающий добычу. Сердце Киры рвалось к нему, но требовалось большое мужество, чтобы приблизиться к человеку, который столь явно отвергает сочувствие.

— Я сожалею, — тихо проговорила Кира. — Это ужасно — расти там, где ты не нужен.

— С этого момента я начал работать и трудился сутками в течение целого года. Это уберегло меня от возвращения домой. — Стефано громко хлопнул в ладоши, заставив девушку подпрыгнуть. — Но что вы делаете со мной, Кира? — Он наконец улыбнулся и вернулся к столу. — Я пригласил вас сюда не для исповеди. Мы обсудим деловые вопросы и с удовольствием пообедаем. А потом осмотрим мой городской дом.

Собственное несчастливое детство Киры заставило ее задуматься о прошлом Стефано. Но тут их взгляды встретились, и все мысли испарились. Она ощутила отголосок той тоски, которую испытала, когда он уехал от нее. Смутившись, Кира схватила папку с договором. Она готова была его подписать, но боялась впасть в опасную зависимость от роскошного мужчины. На ее глазах приемная мать и сводная сестра стали жертвой подобной зависимости. Когда мужчина стал распоряжаться их жизнью, они перестали существовать как индивидуальности. Кира не смогла бы вынести это.

— Вы приглашали Аманду, агента по недвижимости, на обед, когда подписывали заключительные документы по «Белла Терре»? — спросила она самым безобидным тоном.

— А вам это так важно, Кира? — невозмутимо поинтересовался он.

— Возможно, — задумчиво проговорила она, внимательно изучая контракт на предмет имеющихся там ловушек и подводных камней. — Не люблю мужчин, которые пользуются своим положением, чтобы одерживать сексуальные победы. Я предпочитаю строго разграничивать работу и личную жизнь.

— Вы это уже говорили. Я намотал себе на ус, — мрачно сообщил Стефано, но потом его губы дрогнули. — Значит, мы не будем говорить о делах, когда я буду навещать вас в коттедже после переезда в «Белла Терру»?

При мысли о том, что Стефано переступит порог ее дома, Кире стало жарко. У нее пересохли губы, и ей пришлось облизнуть их, прежде чем ответить:

— Я думаю, что нам следует прояснить одну вещь с самого начала, Стефано. Я — одиночка. Мне не нравится мысль о том, что вы можете заявиться в мой дом в неурочное время, застав меня врасплох и сбив с толку… разговорами, — неуклюже закончила она.

Его ответ шокировал ее:

— Очень жаль.

Она подняла глаза, ожидая, что он станет убеждать ее в обратном. Однако Стефано добавил лишь:

— А теперь пойдемте обедать.

Обед со Стефано, безусловно, должен стать сказкой. Это беспокоило Киру. Могущественные люди любят производить впечатление. Они пускают вам пыль в глаза до тех пор, пока не подчинят вас.

— С удовольствием, — беззаботно откликнулась она, — но не ждите, что я с ходу подпишу этот контракт. Пусть мои советники изучат его, прежде чем я приму окончательное решение.

Единственными советниками Киры были ее придирчивый характер и бокал вина.

— Хорошо. Это даст нам возможность говорить за обедом о куда более интересных вещах. — Стефано улыбнулся, надел пиджак и повел ее к двери. — Хотя меня удивляет, что такая решительная женщина, как вы, не просматривает документы сама.

Она улыбнулась.


Когда Кира поднималась в кабинет Стефано, она каждую секунду проверяла, как выглядит. Сейчас девушка шла, опустив глаза. Ей очень хотелось посмотреть на Стефано, но почему-то она не могла.

Лимузин ждал их возле вращающихся дверей. Водитель распахнул дверцу. Кира скользнула внутрь.

Она была уверена, что у него каждую ночь новая девушка. Разве кто-то способен устоять перед таким ясным взглядом? Кира уж точно не смогла бы. Ее пульс бешено бился каждый раз, когда Стефано бросал на нее взгляд. Когда он сел рядом с ней, у нее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Во рту пересохло. Стало жарко.

— В том, что касается контракта, вам нечего опасаться, — произнес Стефано, когда они отъехали от головного офиса компании «Альбани интернэшнл». — В делах я всегда честен. Если вы согласитесь работать у меня — сделаете самый мудрый шаг в жизни. Я видел дизайн, который вы выполнили в «Белла Терре», и получил блестящие отзывы от других клиентов. Ваш творческий почерк — как раз то, что мне нужно. Вы вложите свой талант в мои владения по всему миру. В ответ я очень щедро вознагражу вас и широко разрекламирую. Вам не придется заниматься саморекламой, которую вы ненавидите. Подумайте об этом. Вы получите работу, о которой можно мечтать, и при этом не надо ни перед кем заискивать.

— Вы не представляете, что это будет значить для меня.

Каждый раз, как Кира оказывалась рядом со Стефано, тело переставало ей подчиняться. Сознание кричало: «Опасность!» — а женская суть слышала: «Искушение» — и помнила только их поцелуй.

— Приехали, — сказал Стефано чуть севшим голосом, и Кире показалось, что он тоже борется с подобными противоречивыми мыслями.

Но Стефано выскочил из машины, прежде чем она посмотрела ему в глаза.

— Это один из моих любимых ресторанов, — объяснил он, сопровождая ее в красивое старинное здание в центре города.

Женщина-администратор приветствовала Стефано, назвав его по имени, и проводила к просторному столу, накрытому на две персоны. Этот обед не был похож на бизнес-ланчи, на которых приходилось бывать Кире.

Ресторан был таким же безупречным, как его обширное меню, и Кира почувствовала себя совершенно не в своей тарелке. Она смотрела на перечень соблазнительных блюд, внимательно изучала меню, но это ей ничего не дало. В конце концов ей пришлось поступиться гордостью и обратиться за помощью к Стефано:

— Прошу прощения. Это изысканный ресторан, а я совершенно непритязательна. Все эти экзотические штучки мне незнакомы. Что бы вы порекомендовали?

— Разумеется, баранину. Это мое любимое блюдо.

Сделав выбор, Кира отдала меню официанту.

Стефано заказал то же самое блюдо и бутылку вина. Когда они снова остались одни, он наклонился к ней. В его глазах вспыхнул напряженный интерес.

— Мне кажется, такую женщину, как вы, должны все время приглашать в подобные рестораны, — произнес он. — Вы заслуживаете самого лучшего.

— Поверьте, мне нравится простая итальянская кухня.

Стефано неожиданно улыбнулся:

— Вы типичная англичанка. Ни одна англичанка не станет баловать себя.

«Он никогда не видел мою приемную мать», — с иронией подумала Кира.

— В «Белла Терре» нет закусочной, где подают рыбу и чипсы, так что мне пришлось приспосабливаться, — заметила она, расслабившись и рассматривая окружающую их роскошную обстановку. — Здесь все выглядит очень красиво, особенно тележки с десертами. О, я так люблю пудинги!

Официант принес заказанные блюда, и восхитительный запах помог Кире расслабиться еще больше. Она попробовала и едва не застонала от удовольствия. Стефано одобрительно следил за ней. Было что-то подозрительное в его взгляде, но, устав бороться с собой, Кира не отвела глаза. Он улыбнулся, и она почувствовала, как ее аппетит перерастает в совсем другое желание.

— Не знаю, стоит ли сейчас говорить о том, что я не думал ни об одной другой женщине с того момента, как мы встретились, — пробормотал Стефано вкрадчивым голосом.

— Меня совершенно не волнует, о чем вы думали! — непроизвольно вырвалось у Киры. Она тут же закрыла рот и густо покраснела.

Его голос стал нежным.

— Это хорошо. Я бы не хотел волновать вас, Кира. Дело в том, что вы заинтересовали меня. Я думаю только о вас. И помыслы мои чисты и искренни.

— Уверена, в них нет ничего даже отдаленно напоминающего чистоту и искренность, — резко ответила Кира, хотя ей было трудно злиться.

Стефано отложил в сторону вилку:

— Прошу вас, не обижайте меня, Кира. Лучше расскажите немного о себе. Вы не пожалеете об этом. Я могу сделать для вас то, о чем вы и мечтать не смели. При вашем таланте и моих финансовых возможностях нет предела тому, чего можно достичь.

Замерев, Кира позволила ему накрыть ладонью ее руки, лежащие на столе. Стефано начал поглаживать тыльную сторону ее кисти. Эти дразнящие прикосновения вызвали воспоминания о том, как он прижимал к себе ее податливое тело всего две недели назад. Покинув коттедж, Стефано Альбани оставил зияющую пустоту в душе девушки. Она провела с ним мало времени, но ей очень его недоставало.

Поднимающаяся волна желания заставила ее заерзать в кресле. Прекрасная еда не смогла помешать ей представить, как Стефано занимается с ней любовью. Киру вдруг охватило сильное влечение к нему. Неожиданно она почувствовала, как его нога скользнула между ее ног. Это движение было таким же непринужденным, как прикосновение его ладони к рукам Киры.

— Как только вы согласитесь подписать контракт, я немедленно повезу вас на Серебряный остров и покажу вам мой новый рай. Солнце, песок и теплое синее море. Вы заслуживаете всего этого, моя дорогая, — прошептал он.

Кира почувствовала, как исчезают остатки ее здравомыслия — настолько обольстительным был его взгляд…

Она провела кончиком языка по запекшимся губам:

— Стефано… я…

Тявканье маленькой собачки возле стола администратора нарушило очарование момента. Кира заморгала, словно просыпаясь. Ей показалось, что выражение лица Стефано изменилось. Кира посмотрела на переполненный зал ресторана. Невероятно высокая стройная блондинка передавала администратору модную сумку на длинном ремне. Из сумки торчала мордочка скандалившей чихуахуа, похожая на желтовато-коричневое яблоко. Освободившись от своей ноши, блондинка повернулась и оглядела ресторан, словно с высоты подиума. Тепло поздоровавшись с несколькими знакомыми, она бросила цепкий взгляд на стол, за которым сидели Кира и Стефано.

Шурша роскошным платьем и постукивая пятнадцатисантиметровыми каблуками, блондинка направилась к ним. Кира напряглась. Она машинально пригладила волосы, потом принялась теребить пуговицы своего модного, но простого жакета.

— А, Шанталь! — Стефано повернулся к женщине, когда та подошла ближе.

— Стефано, дорогой!

С победоносной улыбкой Стефано отодвинул тарелку и встал. Приветствуя блондинку, он проявил такую галантность, которой Кира никогда не видела у своего единственного любовника. Интересно, сколько раз должен пройти через подобную процедуру матерый волокита, прежде чем это станет его второй натурой? Стефано явно делал это неоднократно и добился полного совершенства. Схватив Шанталь за локоток, он с явным удовольствием прижался щекой к ее щеке.

— Сколько лет сколько зим, Стефано!

Блондинка в свою очередь прильнула к его щеке, одновременно посматривая холодными голубыми глазами на одежду и прическу Киры.

Стефано был совершенно невозмутим. Взяв руку Шанталь, он поднес ее к своим губам, чтобы поцеловать.

— Каково тебе было в Биаррице?

Шанталь вздохнула:

— Ничего хорошего, поскольку рядом не было тебя, дорогой. Ты не собираешься представить меня своей новой подруге? Мы ведь, кажется, не виделись с вами раньше? — сказала она, обращаясь к Кире.

— Кира — мой деловой партнер, — заявил Стефано глазом не моргнув.

— Рада познакомиться. — Шанталь одарила ее мимолетной улыбкой и снова повернулась к Стефано.

Кира ни на секунду не сомневалась в том, что заметила сочувствие во взгляде роскошной блондинки. Значит, Шанталь считает, что она не несет угрозу. Кира сразу почувствовала себя более одинокой, чем когда бы то ни было.

Шанталь и Стефано, два красивых человека, непринужденно болтали о своих друзьях, которые для Киры были только работодателями. Несколько раз Стефано пытался втянуть ее в разговор, но безуспешно. Кира молчала, пока Шанталь не ушла. Когда Стефано наконец переключил все внимание на нее, она поспешно опустила глаза.

«Он представил меня как своего делового партнера, — подумала она, поймав свое отражение в сверкающих серебряных столовых приборах. — Это определяет мое место. Наверное, мне следовало бы радоваться».

По крайней мере, это означало, что она может спокойно подписать контракт, зная, что ей не будет предложено ничего, кроме работы. Но почему-то после наблюдения за тем, как Стефано очаровывает Шанталь, работа больше не казалась Кире привлекательной.

Он снова приступил к еде, словно ничего не произошло. Кире сгорала от смущения. Она пыталась утешать себя тем, что отношения со Стефано не принесут ей счастья. Им вечно будут мешать роскошные женщины в эксклюзивных платьях. Это стало бы для нее сущим адом.

Насладившись очередным кусочком баранины, Стефано поднял глаза и улыбнулся Кире.

— Итак, на чем мы остановились? — вкрадчиво спросил он.

Кира ослепительно улыбнулась в ответ. Это был единственный способ сдержаться и не закричать.

— Однажды меня уже одурачил один умеющий внушать доверие негодяй, и я не собираюсь наступать на те же грабли во второй раз. Спасибо!

Кира прочла в его глазах нечто, не поддающееся определению, но явно не раскаяние.

— Во время разговора в «Белла Терре» мне показалось, что вы покинули Англию при тяжелых обстоятельствах, — заметил Стефано. — Если вы чувствуете, что можете говорить об этом, я буду рад выслушать вас.

Кира пристально посмотрела на него. Он не сводил с нее глаз с того момента, как попрощался с Шанталь, и ни разу не обернулся, чтобы взглянуть вслед прекрасной блондинке. Кем бы ни была для него эта женщина в прошлом, сейчас он не сводил глаз с Киры. Это немного успокоило ее. Она вспомнила, как почти была готова облегчить свою душу еще во время первой встречи со Стефано. Она сделала глубокий вдох, набираясь храбрости.

— Да, я действительно оказалась в тяжелом положении, но не по своей вине, — начала Кира, однако, припомнив высокомерный взгляд Шанталь и мир, к которому принадлежит Стефано, не смогла заставить себя рассказать подробности. — Я бежала от катастрофического романа. Я бросила предателя и начала новую жизнь. Вот и все.

Стефано кивнул:

— Я мог бы и сам догадаться. Существует два сорта людей — те, которые гибнут при первых признаках катастрофы, и те, которые все превозмогают и добиваются успеха.

— Нельзя сказать, что я пришла в норму на следующий же день, — грустно продолжила Кира. — Но вы правы: подвести черту под ошибкой было самым лучшим решением, что я и сделала. Я критически оценила свою жизнь, а потом записалась на курсы растениеводства. Мне всегда нравилось работать с растениями, и, как выяснилось, у меня есть талант. Уже через три года я приняла участие во всемирной выставке в Челси, а вскоре после этого поселилась в «Ла Ритирате». С тех пор живу здесь.

— И добились чудесных результатов.

Он протянул руку и отвел прядь волос, упавшую ей на лоб. Кира растаяла. Менее чем за час Стефано Альбани очаровал, разозлил и смутил ее — порой все сразу. Очень легко наклониться и поцеловать его. Кира утратила способность мыслить здраво. И тут до нее донесся смех Шанталь.

«Может быть, она смеется надо мной», — подумала Кира.

Этого оказалось достаточно.

— Мне казалось, что мы пришли сюда поговорить о работе, Стефано? — дрожащим голосом проговорила она.

Подняв бокал в молчаливом тосте, он ответил с неотразимой улыбкой:

— Да, но нам нет необходимости сводить все только к этому, Кира.

Румянец выступил на щеках девушки. Она снова оказалась у него в руках. А ее руки тосковали по безупречному телу Стефано. Он был так близко, что она могла дотронуться до него. Сейчас его тело спрятано под красиво сшитой белой рубашкой и деловым костюмом. Он надеется уложить ее в постель. На меньшее он не согласен… а Кира не желала ничего другого.

Глава 6

Девушка старалась сохранять спокойствие. Стефано хочет близости с ней, она — с ним. Но ей не нужны проблемы, к которым это приведет. Она не сомневалась, что ему предназначено разбить ее сердце. «Что будет, если он бросит меня, а это случится рано или поздно?» — спрашивала она себя. Переехав в «Белла Терру», Стефано окажется всего в каких-то сотнях метров от ее дома.

Очевидно решив, что дал ей достаточно времени для страданий, он плавно переключился на другую тему:

— Как вы отнесетесь к тому, чтобы подыскать себе дом? Если вам что-то понравится, скажите мне. Никаких ограничений не будет.

Только Кира начала предаваться мечтам, как слова Стефано опустили ее на землю. Она перебила его:

— Надеюсь, вы не пытаетесь меня подкупить? Я счастлива, что живу там, где живу: в собственном доме, в идеальном месте.

— Вы упрямая и решительная женщина. Соглашайтесь работать на меня, и я обеспечу ваше будущее. Речь идет не только об озеленении имения и дома во Флоренции. Моя компания занимается благотворительной деятельностью, а это связано со всякого рода проектами. На меня произвел неизгладимое впечатление выполненный вами ландшафт в «Белла Терре». Вы сможете использовать свой талант во многих других местах.

— Мне нравится ваша уверенность во мне.

Кира покраснела, ее лицо на мгновение стало цвета клубничного десерта, который поставил перед ней официант.

Чувственные губы Стефано тронула полуулыбка, когда он увидел, как девушка обрадовалась летнему лакомству.

— Послушайте, почему бы нам не заехать после обеда ко мне домой? — предложил он. — Вы увидите будущее место своей работы. Я предупредил синьора Альфонсо, чтобы он не ждал вас сегодня.

— Да что вы? — насмешливо бросила Кира. — Полагаю, вы объяснили ему, что мы заняты делами? Впрочем, я считаю, что это хорошая идея, — холодно продолжила она. — Я никогда не берусь за работу, пока тщательно все не изучу.

— Отлично. Я тоже за внимательное изучение, — откликнулся Стефано. Кивком он подозвал старшего официанта, и тот принес им бутылку охлажденного шампанского. Стефано поднял бокал. — За наше сотрудничество! — провозгласил он чувственным голосом, полным предвкушения, что немедленно вызвало дрожь в теле Киры. Полная решимости подавить недопустимую реакцию, она резко поинтересовалась:

— Вы всегда ведете себя так провокационно?

Стефано расхохотался:

— Ни разу не встречал столь честной женщины. Боюсь, что ничего не могу с собой поделать.


Городской дом Стефано оказался настолько близко от ресторана, что он не стал вызывать водителя. Кира старалась подстраиваться под его широкий шаг, когда он вел ее по узким улочкам. Заметив ее усилия, Стефано пошел медленнее. Они пересекли залитую солнцем площадь и оказались в узком ущелье между двумя невероятно высокими старинными каменными стенами. Неожиданно Кира поняла, что Стефано нет рядом. Девушка оглянулась. Он стоял возле огромных деревянных ворот, утопленных в стену. Повернув металлическую ручку узкой входной двери, Стефано распахнул ее:

— Мы пришли. Идемте.

Кира бросила последний испуганный взгляд на узкую улочку.

— Почему вы так нервничаете? — Он хмыкнул. — Люди, чего доброго, подумают, что я собираюсь насильно увести вас.

Представив себе в красках такую картину, Кира смутилась, а войдя во внутренний двор, остолбенела. У нее появилось ощущение, что она стоит на дне глубокого высохшего колодца, окруженного высокими стенами с маленькими зарешеченными оконцами, расположенными на разной высоте. Солнце могло проникнуть сюда, только когда оказывалось прямо над головой. Здание было древним и красивым, но чтобы разбить здесь сад, требовались воображение и немалое мастерство. Когда Стефано впервые упомянул о городском доме, Кира начала обдумывать идею уединенного солярия на крыше. Места для уединения здесь предостаточно, а вот о солнечном свете можно только мечтать.

— Ничего себе, — пробормотала она, а потом громко сказала: — Сложная задача.

Стефано забеспокоился:

— Если вы считаете, что это непосильная задача для вас, скажите сразу. Я найму людей, чтобы они очистили стены паром, и оставлю все как есть.

— Нет! — Кира отошла от него. — Больше всего на свете я люблю сложные задачи и никогда не пасую перед трудностями. Главное — найти интересный ход.

Нашарив в своей сумке блокнот и карандаш, она начала что-то рисовать.

— Я скажу вам, чего бы мне хотелось… — начал Стефано, но Кира покачала головой:

— Сначала я прикину, что тут можно сделать. Потом вы выберете растения из тех, что я вам предложу.

— А как же лозунг «Клиент всегда прав»? — поинтересовался он.

Кира захлопнула блокнот и пристально взглянула на него. Он ответил ей таким же взглядом. Мозг ее напряженно работал. Она не могла позволить себе проиграть этот спор. Стефано способен вывести ее из себя, но он предлагает прибыльный контракт. К тому же он неотразим. Пока она будет в силах справляться со своим сердцем и противостоять власти Стефано Альбани, ей все будет удаваться. Кира видела множество проблем, но она с радостью преодолеет их. И она будет работать на Стефано. Эта мысль была притягательно-опасной, однако девушка решила попробовать.

— Вы правы, не буду спорить с вами, — объявила Кира, — поскольку вы готовы оплачивать счета. Хотя я не могу гарантировать, что вам мой проект придется по душе. Здесь смогут выжить только растения, выведенные специально для таких условий. Если вы не будете делать так, как я советую, придется заменять растения каждую неделю, потому что они будут погибать.

— Не вижу проблем, — пожал плечами Стефано.

— А я для себя — вижу. Я не защитник окружающей среды, но не могу смириться с таким расточительством. Я бы предпочла, чтобы мы с самого начала обо всем договорились. А вы?

— Ну хорошо…

Кира улыбнулась:

— Отлично. На моей страничке в Интернете есть большой выбор растений, соответствующих конкретным условиям. Окончательное решение всегда будет за вами.

Он прищурился:

— Я знаю. Поэтому не дождусь, когда мы с вами будем работать… согласованно. Почему бы нам не зайти внутрь?

* * *

Стефано попросил сварить им кофе и пригласил Киру в ярко освещенный кабинет на нижнем этаже. Кабинет был оборудован самой лучшей и самой дорогой компьютерной техникой. Включив компьютер, Стефано предложил ей занять место за клавиатурой. Кира вызвала свою страничку. Увидев ее, Стефано, похоже, был приятно удивлен. Это добавило девушке уверенности.

— Я хочу любить свой дом не меньше, чем вы свой, — заявил он, облокотившись на спинку ее стула. — Почему-то я не получаю от своей собственности то удовольствие, на которое рассчитывал. Каждое приобретение — это просто надежное вложение, — добавил мужчина без обычного энтузиазма.

Кира взглянула на него:

— А вот мне не важно, сколько стоит мой коттедж, хотя я подозреваю, что намного меньше, чем я за него заплатила.

— На этот раз меня не волнуют деньги. Важнее другое, Кира. Я хочу, чтобы поместье «Белла Терра» было больше чем просто заурядным вложением капитала. — Стефано поморщился.

Кира повернулась к экрану компьютера. Стефано говорил как типичный избалованный миллиардер, театрально оплакивающий праздный стиль жизни.

— А! Проклятие большого богатства! — пробормотала она.

— Я же сказал, это не вопрос денег, — решительно возразил он. — И показательный Пример — вы. Вначале мне показалось, что ваш коттедж станет постоянным напоминанием обо всем, что я старался оставить позади. Но когда вы предоставили мне возможность взглянуть на него поближе, я оценил ваш маленький садик и уютный интерьер. Я действительно завидую вам, Кира. — Он замолчал.

Кира удивилась:

— С какой стати? У меня нет ничего, в то время как у вас есть все, чего только можно пожелать.

Его улыбка погасла, черты тонкого лица заострились.

— Вы так считаете?

Кира открыла страничку, посвященную растениям для затененных участков.

— Уверена.

— Тогда я молчу. Когда я работал на улицах, каких только излияний не наслушался от самых разных людей. Я служил гидом и водил туристов, а не был психологом, как вы могли предположить.

Он поставил свою кофейную чашку рядом с ее чашкой.

— Наверняка водили только женские группы, — усмехнулась Кира.

— Разное случалось, — ответил Стефано с такой же усмешкой. — Я предоставлял первоклассный сервис всем… и всегда. Потому и попал сюда. — Он имел в виду свой впечатляющий дом. — Я знал, что гиды требуются постоянно, а первоклассный сервис в дефиците. У меня был подержанный костюм, приличные манеры и обаяние. Теперь моя компания имеет филиалы по всему миру, издает путеводители… — Он замолчал и нахмурился. — А если подумать… я имел большой успех и при этом получал мало радости.

Он оперся о стол рядом с клавиатурой. Кира отвела взгляд.

— Я хочу быть счастливым в своих домах, как вы в вашем коттедже, Кира, — заявил Стефано. — Это трудная задача, но я верю, что вам по силам решить ее.

Кира заглянула в его голубые глаза и с дрожью призналась себе, что ей очень хочется этого добиться. Стараясь говорить сухо и по-деловому, она сказала:

— Смею вас заверить, что до сих пор я не подвела ни одного клиента и сделаю все от меня зависящее, чтобы ваши мечты стали реальностью.

Глава 7

Кира покраснела, поняв, что ее слова легко истолковать по-другому. Девушка затаила дыхание. В очередной раз она прямо высказала то, что думает. Конечно, Кира имела в виду владения Стефано, но с таким же успехом можно говорить о самых глубоких чувствах. Он пристально смотрел на нее. Не умеет она скрывать эмоции и наверняка рано или поздно выдаст себя, это только вопрос времени… Как всегда, на помощь пришла работа. Она показала ему фотографии растений.

— Они почти такие же красивые, как вы, — галантно заметил Стефано.

Кира коротко поблагодарила его, припоминая покровительственную улыбку Шанталь и то, что синьору Альбани доступны самые красивые в мире женщины.

— Я введу ключевые параметры вашего двора: расположение, ожидаемое количество солнечного света…

— Его будет не слишком много, как я подозреваю.

— У меня появилось несколько идей на этот счет, — сказала Кира. Она всегда чувствовала себя намного увереннее, если могла развивать свою любимую тему — растения. — Установленные определенным образом зеркала направят свет на затененные места.

Стефано низко склонился над ней. Еле уловимый аромат его близости действовал опьяняюще. Кира почувствовала, что ей становится жарко. Она пыталась не отрывать глаз от экрана, но это ей удавалось с трудом. А он, словно пытаясь доказать, что не замечает того эффекта, который оказывает на нее, продолжал смотреть на быстро сменяющие друг друга изображения. Киру охватывало искушение. Когда она готова была завопить, что он ей нужен, Стефано с невинной улыбкой устремил на нее невинный взгляд:

— Значит, вы уверены, что сможете дать мне то, чего я хочу?

Омут страстного желания все глубже затягивал ее. Однако понимание того, что Стефано рассчитывает именно на такой эффект, помогло Кире противостоять ему.

— Во время работы на вас это единственное, чего я намерена добиться.

Ее голос был слабым и дрожащим. Стефано продолжал смотреть на нее; сопротивление Киры ослабевало. Ей хотелось ответить ему столь же откровенным взглядом, и она не могла справиться с собой, покраснев от бурной вспышки чувств. Ей необходимо было отвлечься, и она показала на монитор компьютера:

— Вот изображение вашего четырехугольного двора с примерным размещением растений.

Она откинулась на спинку стула и отпила глоток кофе, чтобы успокоить нервы. Стефано снова склонился над ней, и Кира ощутила странное разочарование, оттого что его взгляд был устремлен на экран, а не на нее.

— Впечатляет, — наконец кивнул мужчина.

— Это только мои предварительные соображения. — Кира наслаждалась его одобрением, но старалась не показывать этого. — Окончательная версия нуждается в тщательной проработке. И это только двор. Мне кажется, вы упоминали сад на крыше.

Стефано согласился:

— Там есть свободные плоские участки, оставшиеся после ремонтных работ, проведенных в шестидесятых годах. Меня привлекает идея убежища, но об этом не знает никто.

— Только я, ваш дизайнер, — напомнила Кира.

— Лучшие секреты — это те, которыми нам хочется с кем-то поделиться.

Кира улыбнулась:

— Почему бы нам не подняться и не посмотреть, что там у вас?

— А я боялся, что вы никогда не предложите этого, — бросил Стефано, направляясь к двери.


В доме было несколько этажей. Здание представляло собой целый лабиринт неожиданных изгибов и поворотов. Кира всегда обращала внимание на каждую деталь, посещая разные дома. Несмотря на то что по натуре она была одиночкой, приступая к выполнению солидного нового заказа, Кира непроизвольно задумывалась о том, что она могла бы рассказать своим внукам.

Однако сегодня все обстояло иначе. Она не просто находилась в грандиозном здании, которым владел некий безликий миллиардер. Это был дом Стефано Альбани. Он работал здесь и сегодня обходит здание вместе с ней. Это новое ощущение немедленно повлияло на ее мечты. Воображаемые внуки обзавелись именами, родителями и унаследовали красивые голубые глаза и роскошные темные кудри их дедушки…

Стефано вел взволнованную Киру по коридорам, пахнущим только что натертыми полами и свежими цветами. Современная, лишенная излишеств обстановка отвлекала ее внимание от роскошного мужчины, шагающего рядом. Стефано представлял девушку всем, мимо кого они проходили. Это произвело на нее впечатление.

— Вы что-то притихли, Кира, — с улыбкой проговорил он, когда они оставили позади офисы. Тихое жужжание кондиционера сопровождало их на пути в его личные апартаменты.

— Я борюсь с искушением возразить вам, — пояснила она. — Вы представляли меня всем как члена вашей команды. Но есть одна маленькая деталь: я еще не согласилась подписать контракт.

Стефано уверенно возразил:

— Согласитесь. Вы же умная женщина.

Выведя Киру на крышу, он остановился за ее спиной, предоставив возможность восхититься открывающейся панорамой. На этой высоте шум автомобилей был едва слышен. Каблучки Киры звонко застучали по плоской крыше. Она сразу же направилась к ближайшему парапету.

— От такого вида просто дух захватывает, — прошептала девушка. — Холмы видны почти со всех сторон! Мы стоим на такой высоте, что, кажется, можно дотронуться до купола собора. А как красиво освещен город! Что, по-вашему, придает этому свету золотистый оттенок?

Стефано встал рядом с ней. Опершись одной рукой о каменный парапет, он с явным удовольствием любовался чудесной картиной города:

— Все дело в тосканском солнце. Оно столетиями вдохновляло поэтов.

Потрясенная увиденным, Кира с улыбкой повернулась к нему и поняла, что он переключил все внимание на нее:

— Как вы считаете, можно здесь что-нибудь сделать?

Кира перевела взгляд с неотразимой панорамы на безотрадный вид его крыши. Ей было все труднее сохранять спокойствие.

— Когда начинаешь все с нуля, можно попробовать все, что нравится. В этом и заключается прелесть. Ничто не может сравниться с видом Флоренции, но я постараюсь создать наилучший фон для этого. Когда вы приведете сюда какую-нибудь красавицу, вроде Шанталь, надо, чтобы она увидела нечто гораздо более симпатичное, чем голый цемент и проволока, спасающая от голубей… — Похлопывая по клубкам проволоки, которые не позволяли голубям усесться на парапет, Кира перегнулась через край, чтобы посмотреть вниз. Это была огромная ошибка. Неожиданно события и переживания последних двух недель сказались на ней, и у нее закружилась голова. — Ой…

На какой-то момент она потеряла равновесие. Стефано подхватил ее сильными руками и оттащил от края. Открыв глаза, девушка обнаружила, что смотрит прямо в его сухощавое умное лицо.

— Ни в коем случае нельзя подходить слишком близко к краю. — Он говорил резко.

Кира чувствовала себя в безопасности, но была напугана.

— Я… я знаю. Извините, Стефано. Не понимаю, что на меня нашло.

— Это место порой производит очень странный эффект. — Теперь Стефано говорил спокойно, даже нерешительно, что совершенно не вязалось с железной хваткой, когда он прижал Киру к себе, чтобы не дать ей упасть.

— Я начинаю понимать… — пробормотала девушка.

— Это заставляет меня опять сказать, что вы очень красивы, Кира, — прошептал он.

Она помотала головой. К ее удивлению, Стефано ответил утвердительным кивком. Оба долго стояли неподвижно. Потом, не сговариваясь, замерли в поцелуе, от которого остановилось время.

Не скоро Стефано оторвался от губ Киры и прижался щекой к ее волосам.

— Пойдемте со мной. Сейчас, — настойчиво произнес он.

— Я не могу.

— Почему?

— Не хочу снова испытать боль.

Он немного отступил назад и окинул ее холодным решительным взглядом:

— Я никогда так не поступлю.

— Не могу позволить себе рисковать, — сорвалось с ее губ.

— Я не предлагаю вам ничего плохого, Кира. Как это может причинить вам боль? Мы оба не доставим себе ничего, кроме удовольствия.

Стефано все сильнее прижимал девушку к себе. Когда его шепот замер, он поцеловал ее с такой силой, что она долго не могла прийти в себя после того, как он оторвался от ее губ.

— Так давайте доставим себе удовольствие, пока можем…

Грешные мысли пронеслись в ее голове: даже если предположить, что он женат, никто никогда не узнает, а если и узнает, это будет один-единственный раз…

Стефано улыбкой развеял ее последние сомнения. Ни о каком сопротивлении и речи быть не могло. Улыбнувшись в ответ, Кира кивнула.

* * *

Обняв девушку за плечи, Стефано повел ее к лифту. Всего через секунду они оказались в его апартаментах, и его руки теребили тонкую ткань ее одежды. Он привел Киру в элегантную гостиную, снял с нее жакет и бросил его на стеклянный столик.

Ее охватило смешанное чувство нервного напряжения и радостного возбуждения при мысли о том, что она совершает прыжок в неизвестность. Впервые в жизни ощущать искушение было приятно. Появилась возможность претворить в жизнь фантазию, которая дразнила Киру с момента первой встречи со Стефано.

«Я знаю, что делаю, — твердила она себе. — Все будет хорошо, потому что я намерена следить за сигналами опасности. Я не могу больше сопротивляться ему, не хочу даже пытаться сделать это. Но если Стефано Альбани попытается завладеть моим сердцем, наступит конец».

Для нее перестало существовать все, кроме ощущения его близости, когда он вел ее в тишину своей спальни. Занавеси были задернуты. Здесь было прохладно и тенисто, как в оазисе на закате солнца. Лишь узкая полоска света пробивалась там, где занавеси были закрыты недостаточно плотно. На сердце у Киры было легко. Это последнее, что она почувствовала перед тем, как страстное желание захлестнуло ее с головой.

Стефано оказался гораздо более нежным, чем она представляла в своих фантазиях. От деликатных ласк ее охватывала приятная дрожь. Когда он касался щекой ее кожи, ощущение пробивающейся щетины порождало страстный вскрик, готовый сорваться с губ. Сейчас для Киры не имело значения, со сколькими девушками он встречался. В объятиях Стефано она ощущала себя единственной женщиной на свете. Под одобрительным и жадным взглядом мужчины молнии пронзали ее тело. Она хотела, чтобы так было всегда.

— Любимая моя, — выдохнул он.

Стефано словно стал другим человеком. На этот раз он не был ветреным любовником тысяч женщин. Все его внимание принадлежало ей и только ей одной.

— Это совсем не так, — пробормотала Кира, всем сердцем надеясь при этом, что дело обстоит именно так.

— Хочешь испытать меня? — прорвался его голос сквозь дремотную тишину.

Стефано сделал несколько шагов по пушистому ковру. Теперь они стояли так близко, что Кира ощущала исходящий от него жар желания. Этот жар передался и ей. Застонав от предвкушения, она откинула голову назад.

— Ты такая красивая!

Стефано перешел на шепот. Кира почувствовала, как его пальцы прикоснулись к ее лицу, а потом утонули в ее роскошных волнистых волосах цвета меди. Затем последовал долгий неспешный поцелуй. Прижавшись лбом к ее лбу, Стефано обхватил ее, прижимая к себе все сильнее:

— Я говорил это много раз самым разным девушкам, но сейчас впервые говорю от всей души: моя дорогая.

Стефано поторопился сбросить с себя одежду, чтобы дать ей возможность насладиться зрелищем его великолепной фигуры.

— Я хочу ощутить прикосновение своей обнаженной кожи к твоему телу, — прошептал он.

Его движения были плавными и неторопливыми. Его руки и губы доставляли Кире все больше наслаждения. Никаких сомнений: она принадлежала ему. Когда Кира почти лишилась чувств, переполненная восхитительными ощущениями, Стефано содрогнулся от удовлетворенного желания.

Физическое удовлетворение было получено, но тут началась новая пытка. Стефано нежно обнимал ее, а она понимала, что отношения между ними никогда не будут прежними.

— Это превзошло все мои ожидания, — пробормотал он.

Стефано задремал, а Кира не спала, чувствуя себя подавленной. Она была не способна выразить свои опасения словами, но что-то во всей этой ситуации до боли пугало. Девушка мысленно вернулась к временам своего прежнего интимного опыта. Тогда она тоже была увлечена. Ее иллюзии исчезли одним холодным оксфордским утром. Преподаватель, которого она боготворила, просто использовал ее, чтобы облегчить себе кризис среднего возраста. Как скоро более молодой и более сильный Стефано, в свою очередь, разобьет ее мечты? Кира пролежала без сна всю ночь. Она точно знала, чем все закончится. Боль и унижение были слишком хорошо знакомы ей.

Стефано крепко спал. Проснувшись, он наверняка отнесется ко всему как к само собой разумеющемуся. Безрассудная страсть, которую она испытывает, не переживет отсутствия ласковых слов и чувственных прикосновений. Он, возможно, никогда не посмотрит на нее так, как смотрел сегодня. Что она наделала?! Она разрушила все свои мечты, исполнив его желание. С того момента, как она поддалась обаянию Стефано, часы судного дня начали отсчет.

За окном занимался рассвет. Кира повернула голову. Лоб спящего Стефано был гладким, выражение лица — безмятежным, тонкие черты — невероятно красивыми. Такой мужчина не останется с такой женщиной, как она. Если ей никогда не доведется его увидеть, она этого не переживет. Но другого выхода нет. Стефано непременно бросит ее. Это ясно как белый день.

Когда солнце поднялось над дальней грядой холмов, Кира приняла мучительное решение. Если она убежит прямо сейчас, то потеряет все: уважение Стефано, шанс на повторение благословенной близости. Работа отступала куда-то очень далеко, когда он ласково сжимал ее в своих объятиях, но обойтись без нее она не могла. Работа была ее жизнью.

Кира, со своим богатым опытом находить что-то хорошее в плохих ситуациях, постепенно выработала зыбкий компромисс. Пока Стефано будет занят во Флоренции, она постарается работать в «Белла Терре». Когда он удалится в свое загородное убежище, она переключится на дом в городе. Таким образом, согласившись подписать контракт, она не окажется под его неусыпным — контролем.

Ухватившись за эту мысль, как за спасительную соломинку, Кира встала и направилась в ванную. Стоя под душем, она попыталась выбросить из головы сожаления о минувшей ночи. Но это было невозможно. Тут, усугубляя ее грех, дверь ванной распахнулась и вошел обнаженный Стефано.

Он встал рядом с ней под душ, словно это было самым естественным поступком на свете. Кира вскрикнула и попыталась прикрыться. Это не произвело на него никакого впечатления.

— Не осталось ни единого миллиметра твоего тела, которым я не восхитился бы и который не поцеловал бы, дорогая, — заявил он.

— Стефано, это надо прекратить! — Кира изо всех сил старалась противостоять искушению.

— Конечно. Но пока еще не время.

Смазав ладони гелем для душа, Стефано принялся растирать ее плечи и спину. Тепло его рук… Ограниченное пространство душевой кабины… Лимонный аромат геля… Несмотря на решение оставаться твердой, Кира не устояла. Она закрыла глаза и откинула голову назад, предоставив ему возможность ласкать ее тело. Стоя под горячей струей воды, Кира чувствовала, что Стефано испытывает не меньшее желание, чем она. Кира прильнула к нему. Вода омывала их обнаженные тела, слившиеся в каком-то первобытном экстазе.

Выключив воду, Стефано вынес Киру из душевой кабины. Стащив полотенца с вешалки, он соорудил на мраморном полу мягкое гнездышко и уложил Киру на него.

— Теперь я точно знаю, как угодить тебе, — произнес он низким голосом. — А свое удовольствие могу растянуть настолько, насколько угодно.


Стефано разбудил ее поцелуем. Открыв глаза, Кира осознала, что на каком-то этапе они покинули ванную комнату и переместились в спальню. Стефано стоял возле кровати. Он был полностью одет и готов к работе. Кира вдохнула аромат горячего кофе и теплых булочек и увидела, что Стефано держит поднос. Она попыталась сесть; простыня соскользнула с ее голых плеч. Его прекрасно сшитый костюм не смог скрыть того, что он пришел в возбуждение, глядя на нее.

Кира перевела взгляд на поднос. Там стояла только одна чашка.

— Ты уходишь, Стефано?

Он поставил поднос ей на колени. На подносе были фрукты, капучино и теплые бриоши. Кира с изумлением уставилась на весь этот аппетитный натюрморт.

— Боюсь, что мне необходимо покинуть тебя, — сказал Стефано.

— Две недели назад я не позволила тебе подняться наверх в моем коттедже. Сейчас я лежу в твоей постели, — еле слышно пробормотала Кира.

Окажется этот поворот судьбы плохим или хорошим? Над самым лучшим деловым предложением, которое она когда-либо получала, нависла угроза. Ни одна умная женщина не станет доверять убежденному бабнику. А она совершила двойную глупость: совмещение деловых и личных отношений однажды уже привело к крушению ее жизни. Надо быть выдающейся идиоткой, чтобы угодить в ту же самую ловушку второй раз. Но отказаться от такой возможности…

Времени для размышлений не было. Стефано уже направился к двери.

— Я должен идти. Многомиллионные предприятия не управляются сами по себе. — Он улыбнулся. — Не торопись и обдумай контракт. Дай мне знать, когда примешь решение. Если оно будет положительным, я пришлю за тобой машину. Хочу отвезти тебя на Серебряный остров.

Кира приняла решение моментально:

— В этом нет необходимости. Я подпишу контракт.

Стефано задержался в дверях. Искренняя радость вспыхнула в его глазах.

— Я рад. У нас много общего, Кира.

Она занервничала, и дух противоречия снова вспыхнул в ней.

— Я не могу действовать по указке других людей, Стефано, и пока я буду работать на тебя, мы не сможем…

Он кивнул, и взгляд его ясных голубых глаз стал серьезным.

— Конечно. Ты самостоятельная женщина… за исключением тех моментов, когда принадлежишь мне.

Стефано подошел и поцеловал Кире руку, усмирив ее возмущение. Ей стало тяжело дышать. Когда он отстранился, она едва удержалась, чтобы не потянуться к нему. Стефано одарил ее таким взглядом, что она покраснела. Ему было известно, что она чувствует. Затем он ушел.

Глава 8

Кира пристально смотрела ему вслед, с трудом веря в то, что провела с ним ночь: «Это было безумие», — повторяла она про себя снова и снова. Но это ничего не меняло. Все, о чем она могла думать, — полный страстного желания взгляд Стефано, когда он уходил. Злополучная связь с университетским преподавателем не шла ни в какое сравнение с тем, что произошло. Хью Тейлор просто затащил ее — и не только ее — в свою постель с помощью лжи и хитрости.

Стефано совсем не такой. Хотя, пожалуй, его единственное отличие от Хью — честность. Он был Стефано Соблазнителем до того, как она встретилась с ним. Но он, по крайней мере, честен.

Этого нельзя было сказать о Хью. Она была настолько расстроена тогда всей этой историей, что бросила университет и перестала заниматься научной работой.

Связь со Стефано заставила Киру думать и вести себя совершенно по-другому. Это не роман, при котором приходится прятаться по углам. О таком любовнике можно только мечтать.

Кира помнила каждую секунду, проведенную со Стефано. Она не могла сдержать улыбку. Все было прекрасно…

Неожиданно дрожь охватила ее. Улыбка исчезла. Прошлое протянуло холодный костлявый палец и постучало по плечу. Кира знала Стефано совсем недолго, но была абсолютно уверена в своих чувствах к нему. Она никогда так не относилась к Хью. Никогда! Страсть, которую она испытывала к Стефано, пугала. А ведь он может оказаться таким же вероломным, как Хью. Как она посмела вновь рисковать своим душевным покоем?

Ответ был прост.

«Потому что это Стефано, — сказала она себе, — и на сей раз я держу под контролем наши отношения. Я не стану жертвовать невероятно привлекательной работой и вложу душу и сердце в проекты для него. Это принесет удовлетворение нам обоим».

Горничная нашла Киру в той самой позе, в какой ее оставил Стефано. Девушка пристально всматривалась в плоские крыши Флоренции, погрузившись в раздумья.


Стефано откинулся на спинку сиденья лимузина и удовлетворенно вздохнул. Он все еще смаковал детали ночи, проведенной с Кирой. Скоро он будет отдыхать на Серебряном острове с самой страстной женщиной на свете. Когда они в конечном итоге вернутся в Италию, «Белла Терра» будет готова к переезду. Жизнь еще никогда не была столь прекрасна.

Стефано нахмурился при мысли о возвращении в офис. Контраст между беззаботными часами наслаждения и работой был разительным. Хмурое выражение лица было такой же неотъемлемой частью его делового вида, как строгий костюм и часы фирмы «Ролекс». Глубоко задумавшись, он приготовился погрузиться в жесткую реальность мира бизнеса.

Неожиданно он ощутил нежный аромат дамских духов. Стефано огляделся. Он не понимал, откуда может исходить этот аромат, пока его не осенило. Отогнув лацкан пиджака, он с удовольствием потянул носом. Стефано так низко наклонялся, целуя Киру, когда пытался разбудить ее, что тонкий очаровательный запах закрепился на его одежде. Это немедленно вернуло нежные сладкие воспоминания о ночи, которую он провел с желанной женщиной. На долю секунды лоб Стефано разгладился, и он снова улыбнулся.


Только новый проект был способен отвлечь Киру от мыслей о Стефано. Но и это помогло ненадолго. Она постоянно вспоминала, какие слова он нашептывал ей той незабываемой ночью. Бродя по длинным коридорам огромного старинного дома, девушка с трепетом думала о нем.

Но как только она переступала порог какой-нибудь комнаты, работа снова выходила на первое место. Все здание, каждый его уголок были полны поблекшего великолепия. Ни произведения современного искусства, ни напичканные электроникой офисы не могли скрыть его красоту. Кира надеялась, что сможет подобрать растения для украшения балконов и холлов. Больше всего ей хотелось доставить Стефано удовольствие — своей работой и своим обществом.

Когда она бродила по коридору верхнего этажа, завибрировал ее мобильный телефон.

— Стефано! — К своему стыду, она едва не выронила трубку.

— Только не говори, что я застиг тебя на месте преступления, — весело произнес он.

— Нет… нет. Я просто задумалась, вот и все, — пробормотала Кира смущенно, поскольку в мечтах представляла Стефано обнаженным и распластавшимся на постели. — Ты застал меня в процессе работы, — продолжала она, вернувшись к реальности.

— Рад слышать, что ты серьезно ко всему относишься. У нас получится по-настоящему хорошее содружество… деловое содружество, — осторожно поправил он себя.

Кира расцвела. Не в первый раз ей пришло в голову, что она не сможет обходиться без улыбки Стефано.

— Пойди в свою комнату и забрось несколько вещичек в чемодан, — продолжал он. — Через пару часов за тобой заедет машина и отвезет тебя в аэропорт. Я собираюсь показать еще одну мою собственность, которой требуется работа ландшафтного дизайнера.


Несколько следующих часов пролетели как одно мгновение. Киру доставили прямо к трапу личного самолета Стефано. Он встретил ее, стоя на верхней ступеньке трапа, и поцеловал ей руку. Девушка заколебалась, не зная, чего он ждет. Прижимая губы к ее пальцам, Стефано посмотрел на нее. Взгляд его голубых глаз был скорее настороженным, чем обольстительным.

— Кира… — Ее имя прозвучало так красиво в его устах, что она покраснела. — Добро пожаловать! Через несколько часов ты увидишь рай.

Кира огляделась. Самолет был новехоньким и выглядел роскошно. Его просторный салон был не менее элегантен, чем апартаменты Стефано во Флоренции. Пол был устлан толстым ковром, а стены обтянуты льняным полотном и шелком.

— Рай? Мне кажется, я в него уже попала, — выдохнула она.


Перелет на Серебряный остров прошел гладко. Все, чего могла пожелать Кира, было к ее услугам. На борту имелся набор разнообразных журналов, несколько полок с современными романами и классикой, но она последовала примеру Стефано.

Он сразу же углубился в работу и, обложившись бумагами, не сводил глаз с экрана компьютера. Кира со своим ноутбуком устроилась в другом конце салона. Это обеспечивало ей уединение, которое она всегда тщательно оберегала.

К сожалению, держаться на расстоянии от Стефано становилось все труднее. Много раз во время полета Кира чувствовала на себе его взгляд. Если бы она открыто посмотрела на него, то наверняка спровоцировала бы на разговор. Однако она не знала, о чем можно беседовать с ним, кроме как о постели и о ландшафтном дизайне. Так что Кира с удовольствием вернулась к своим проектам, касающимся дома во Флоренции и сада на крыше. Работа захватила ее, однако забыть о присутствии Стефано она была не в силах.

Наконец пилот объявил, что по правому борту показался Серебряный остров. Кира посмотрела в иллюминатор. Россыпь зеленых островов поднималась из моря, почти такого же ясного, как глаза Стефано.

— Никогда не видела такой красоты! — воскликнула она.

— А я вижу, — спокойно изрек Стефано. — Если ты считаешь, что это красота, — пробормотал он, — подожди, пока окажешься в окружении орхидей, освещенных тропической луной, под небом, усыпанным звездами.


Они приземлились на частной взлетно-посадочной полосе. В отличие от солнечной западни поместья «Белла Терра» этим землям несли прохладу морские бризы. Воздух был кристально чистым. Спустившись по трапу, Кира раскинула руки навстречу солнцу и с наслаждением вдохнула соленый запах моря.

— Чудесно, — заявила девушка.

Но блаженство только начиналось. Машина отвезла их на ближайшую пристань. Вдоль дощатого настила сновали ярко окрашенные рыбацкие лодки. Стефано подвел ее к изящному золотисто-черному быстроходному катеру и, встав за штурвал, направил судно в сторону неясного зелено-голубого облака, виднеющегося на горизонте.

— Я собирался сделать остров своим убежищем, пока не открыл для себя поместье «Белла Терра», — сказал он.

Катер скользил по морю с легкостью летучей рыбы. Неясные отдаленные очертания превратились в ожерелье островов. Высокие лесистые горы нависали над безупречно белыми песчаными пляжами. Когда они достигли мелководья, Кира увидела, как с лица Стефано исчезает напряжение. Мальчишки, игравшие на пляже в футбол, приветственно замахали руками. Когда Стефано причалил, Киру охватил какой-то безумный порыв. Не успел он подойти к ней, как она скинула босоножки и прыгнула в воду.

— Осторожно, здесь быстрое течение! — крикнул Стефано, но было уже поздно.

Кира потеряла равновесие и плюхнулась в воду. Стефано подхватил девушку. Кира встала, отплевываясь, под хохот футболистов.

— Все в порядке? — озабоченно спросил он.

— Чудесно! — Посмеиваясь, она выжимала волосы. Ее юбка промокла и прилипла к изящным ногам.

— Сядь и отдышись.

Он повел Киру в тень кокосовых пальм. Девушка уселась на удачно подвернувшийся пенек. Немедленно возле нее появился официант. В руках у него был поднос с двумя высокими стаканами, наполненными фруктовым коктейлем и звенящими кубиками льда.

— Рай! — воскликнула она.

Стефано засмеялся:

— Еще нет, но скоро будет. И ты решишь, можно ли сделать его более роскошным.

Кира жадно отпила большой глоток напитка.

— Это непростая задача, — озорно улыбнулась она, — но я постараюсь что-нибудь придумать.

— Это не к спеху, — мягко сказал Стефано. — Спешить вообще некуда. У нас был долгий перелет. Хочешь, я покажу, где ты сможешь освежиться?

Кира закусила губу. Она провела со Стефано ночь. Между ними теперь нет секретов, но этого-то она и боялась. Он приведет ее сейчас в свои апартаменты, а она не готова к этому. Надо бы отказаться, но в то же время Кира страстно этого хотела.

— Я распорядился, чтобы для тебя подготовили один из гостевых номеров. — Стефано взял ее за руку и повел по белоснежному теплому песку.

Кира вздохнула с облегчением и разочарованием одновременно, и он засмеялся:

— Я не забыл твои слова. Ты заявила, что, как только подпишешь контракт, страстных ночей не будет. Я не собираюсь стирать грань между работодателем и работником по найму.

— Слава богу! — произнесла Кира, но у нее неожиданно упало сердце. «Дура! — отчитала она себя. — Не принимай флирт за серьезные намерения. Это хорошо, что он готов придерживаться деловых отношений».

Но при мысли о том, что она, возможно, никогда больше не окажется в постели со Стефано, Кира почувствовала себя так, будто лишилась чего-то невероятно драгоценного.

— Но я люблю видеть своих сотрудников счастливыми, — продолжал Стефано, и неожиданно его глаза опасно сверкнули. — Поэтому оказываю особый прием новеньким. Я приглашаю тебя на ужин в мои апартаменты сегодня вечером.

Если он решил испытать ее, она к этому готова.

— Я, как и ты, никогда не бросаю слов на ветер, Стефано.

Его глаза сверкнули.

— Отлично. Я хотел проверить, не изменила ли ты свое мнение. Вот и все. — С хищной улыбкой он приподнял подбородок девушки. — Второй шанс — это то, ради чего стоит жить. Ты так не думаешь?

Стефано обнял ее и притянул к себе. Поцелуй был многообещающим. Кира не могла не ответить. Она понимала всю опасность, но эта опасность не шла ни в какое сравнение с силой его обольщения. Наконец она заставила себя отстраниться.

Стефано с сожалением отпустил ее.

— Прошлая ночь была ошибкой, — сказала Кира. — Одной ночи должно хватить для нас обоих.

Его ладони скользнули по ее спине, задержались на талии и потом упали. Засунув руки в карманы, он пожал плечами и улыбнулся:

— Знаю… Но разве можно осуждать меня за попытку?

— Сейчас, когда я официально стала твоим сотрудником, между нами ничего не может быть. Меня интересует одно — сделать для тебя все, что в моих силах.

Стефано склонил голову набок и смерил ее проницательным взглядом:

— В каком смысле?

— Ты — мой работодатель и только, — твердо произнесла Кира. Ей удавалось держать свои эмоции под контролем… пока.

— Хорошо. Пойдем со мной, и я покажу тебе твои комнаты. Разве здесь не чудесно? Серебряный остров — идеальное убежище для меня… и для всех, кого я приглашаю сюда.

Последние слова были небрежно брошены через плечо, когда Стефано вышел на аллею. Кира старалась не отставать от него.

Пальмы уступили место роскошному зеленому кустарнику. Прохладный тенистый оазис был идеальным местом для нескольких только что побеленных зданий. Все они были крыты специально состаренной желтой черепицей.

— Здесь моя штаб-квартира. — Стефано показал на самое большое здание, когда они пересекли пахнущую соснами и бальзамином поляну. — Приобретая собственность, я немедленно набираю команду сотрудников, чтобы денно и нощно держать руку на пульсе своего бизнеса.

Кира засмеялась, представив себе эту картину:

— Неудивительно, что ты нигде не чувствуешь себя дома. Любое твое жилище — продолжение офиса.

Стефано нахмурился и ничего не ответил. Пара ярких длиннохвостых попугаев вспорхнула в небо с карниза. Это здание было в два раза больше коттеджа «Ла Ритирата». Поднимаясь вместе со Стефано по ступенькам ее временного дома, она начала прикидывать, что можно здесь улучшить.

— Ну? Что ты думаешь?

Кира была слишком глубоко погружена в размышления и не заметила, что Стефано интересует ее мнение. Ощутив его руку на своей талии, она рванулась вперед и торопливо вошла внутрь, обнаружив в своем номере настоящую роскошь.

— Потрясающе! — не сдержалась Кира, и это была правда.

Ее багаж стоял в центре огромной прохладной комнаты. Рядом располагались мягкие кресла и небольшая кушетка для отдыха. Пол покрывал шикарный пушистый ковер. Полки были уставлены красивыми безделушками, а яркие шторы контрастировали с сияющими белизной стенами. Все было новеньким, с иголочки… и в то же время странно безликим.

— Я твой единственный гость, Стефано?

— В данный момент — да. — Он подошел к боковому столику, на котором стояла статуэтка из красного дерева — полулежащая обнаженная женщина. Проведя пальцами по ее глянцевым бокам, Стефано устремил пристальный задумчивый взгляд на Киру. — Во всяком случае, ты первая, кто остановится в этом здании.

Ничего не ответив, Кира позволила ему показать ей красивые апартаменты.

— По-моему, это чудесно, — сказала она, входя в спальню.

Подлинная кровать Викторианской эпохи занимала центр комнаты. Подушки и толстый мягкий матрас выглядели очень заманчиво, но, к смятению девушки, ее мысли при виде этой кровати не были связаны со сном.

Стефано остановился в дверях.

— На меня произвело впечатление, что ты не вошел в спальню следом за мной, — заметила она.

— Ты же предупредила, что мы все должны прекратить, — протянул он, прислоняясь к косяку.

Она повернулась к нему. Одного взгляда хватило, чтобы понять: Стефано увидел за жестким фасадом ее истинную трепетную суть. Кира вспыхнула.

— С этого момента, — мягко продолжал он, — все решения будешь принимать ты. Например, поужинаешь ли ты со мной сегодня в восемь часов.

И Стефано ушел.


Направляясь в свое бунгало, Стефано поймал себя на том, что улыбается. Для него не было секретом, что Кира страстная женщина, но он и представить не мог, насколько она чувственна. Она изо всех сил старалась не поддаваться его обаянию, и прежде Стефано не задумываясь отступился бы. Но Кира Бэнкс — необычная женщина. Ее руки противились поцелую на пляже, а губы говорили совсем о другом. Кира, безусловно, заслуживает того, чтобы мечтать о ней. Она требует особого подхода, и Стефано способен помочь ей справиться со страхами. Несколько дней в его обществе, в окружении тропической природы, растопят ее английскую сдержанность.

Он приготовился к длительной осаде.


Кира смотрела ему вслед. Стефано ни разу не оглянулся, хотя что-то подсказывало ей, что он чувствует ее взгляд, устремленный на него. Девушка стояла неподвижно, пока Стефано не исчез в своем бунгало. Только тогда она ушла к себе.

Прислонившись спиной к закрытой двери, Кира огляделась. Действительно райское местечко. Аромат орхидей лился в окна. Вернувшиеся попугаи кувыркались на карнизе и пронзительно кричали от удовольствия. На Серебряном острове было все, включая единственного мужчину, о котором можно только мечтать. Этот проект — поистине подарок судьбы. Скорее праздник, а не работа. Однако Кира уже испытывала напряжение. Ей следовало бы вернуться в Англию и попытаться привести в порядок финансы своих приемных родителей.

А еще необходимо проигнорировать приглашение Стефано. Она лишится остатков воли, переступив порог его бунгало…

Но почему-то это больше не пугало Киру. Легкая улыбка озарила ее лицо. Когда Стефано не было с ней, она скучала по нему. Это совершенно незнакомое состояние. Оно делало ее неуверенной. Ей это не нравилось, зато нравился Стефано — до такой степени, что это вызываю разного рода эпатажные мысли.

Одна особенно дикая мысль пришла ей в голову только что. По-настоящему независимый человек должен принять приглашение на ужин. Кира проделала долгий путь за последние несколько лет, став успешной деловой женщиной. Ужин с мужчиной, который ей нравится, потенциально опасен, и это станет для нее возможностью испытать себя. Она будет непреклонной и достигнет многого, если докажет своему новому боссу, что не все женщины готовы пасть к его ногам.

А если она не устоит, ее сердце и разум окажутся в беде. Но они надежно заперты там, где Стефано никогда не удастся их найти.

Глава 9

Позже, неспешно приняв ванну, Кира скользнула в единственное вечернее платье, которое захватила с собой. Это было маленькое шелковое платье изумрудного цвета, в котором она совсем недавно появилась на одном торжественном мероприятии в Челси.

«Я покажу Стефано, что, когда дело касается его чар, я могу быть твердой как сталь. Я устою перед ним», — твердила она себе.

А зеркало говорило совершенно другое. Глаза Киры потемнели от чувственного возбуждения. Касаясь кончиком языка блестящей нижней губы, она укладывала свою медную гриву в замысловатый узел. Собственное отражение заставило ее улыбнуться — выглядела она прекрасно.

Крутясь перед высоким зеркалом, Кира продолжала обманывать себя. Вместо того чтобы отвлечь внимание Стефано от своей особы, одевшись как «рабочая лошадь», она бросит ему вызов своим неотразимым видом. А когда он попытается совратить ее и потерпит неудачу, наступит триумф Киры Бэнкс. В конце концов, когда они впервые встретились, на ней были запыленные джинсы, и посмотрите, что произошло! Стефано должен интересоваться не одеждой, а тем, что скрыто под ней. Но пока ее интеллект его абсолютно не волнует. К ужасу Киры, отражение в зеркале улыбнулось — вместо того чтобы нахмуриться.

Кира еще раз проверила, как она выглядит. Ее улыбка сначала погасла, а потом вернулась. Девушка добавила последний заключительный штрих. Это был по-настоящему эффектный штрих. Получив свой первый внушительный гонорар, Кира побаловала себя настоящим бриллиантовым ожерельем. Крохотные бриллиантики были так искусно обработаны, что выглядели значительно крупнее. Она по-настоящему гордилась своим ожерельем, и не важно, что ей совершенно некуда было его надеть. Главное, что оно прекрасно и принадлежит ей.

Кира застегнула замочек ожерелья. Потом достала подобранные к нему серьги из бархатной синей коробочки. Ей пришлось два года копить деньги, чтобы приобрести эти серьги, и сегодня она впервые надела их. Наконец, сверкая, как лунный свет на море, Кира заторопилась к бунгало Стефано.


Ее нервы были напряжены до предела к тому времени, как она подошла к его апартаментам. Оттого что при ее приближении датчики включили уличные фонари, легче не стало. Напуганный неожиданно вспыхнувшим светом, в кустах скрылся олень. Чувствуя себя беглым преступником в луче прожектора, Кира поднялась по ступенькам. Подняв руку, она неуверенно постучала. Прошло пять… десять… пятнадцать секунд, но никакого ответа не последовало. Тут она заметила колокольчик. Бунгало было таким огромным, что Стефано, видимо, не услышал ее нервного стука. Она позвонила в колокольчик и услышала, как его звон разливается по всему дому. Но все равно прошло ужасно много времени, прежде чем дверь бунгало распахнулась.

— Кира!

Стефано был в ослепительно-белой рубашке и темных брюках. Он выглядел великолепно, но дыхание у нее перехватило от выражения его лица. Он смотрел на Киру с таким же неприкрытым удовольствием, какое она видела в зеркале всего несколько минут назад.

— Ты выглядишь потрясающе.

— Спасибо, — ответила она, едва дыша.

Все же это рискованное предприятие. Между недоступной красотой и соблазнительностью существует слишком тонкая грань.

— Входи и располагайся поудобнее, — пригласил ее Стефано.

Кира вошла в бунгало. Здесь все было сделано с большим вкусом, как и в ее апартаментах, но выглядело таким же безликим.

— Я отпустил большинство своих сотрудников.

Кира пристально взглянула на него. Уйти еще вполне возможно — она стояла рядом с дверью. Нужно лишь придумать какое-то извинение и выскользнуть в безопасную темноту.

Но Кира не сделала ничего. Вместо этого она огляделась. «В конце концов, — сказала она себе, — нет никакой доблести в том, чтобы сбежать». Она приняла приглашение Стефано, и, если относиться к нему как к достойному доверия работодателю, а не как к любовнику, все будет хорошо.

Стефано принялся ходить по комнате. Под неусыпным взглядом Киры он взбил диванные подушки и сложил в стопку разбросанные журналы.

— Теперь, когда ты обустроилась в собственных апартаментах, почему бы тебе не осмотреть мои и высказать свое мнение, — предложил он, не переставая двигаться.

— Я думаю, что у тебя красивый дом на прекрасном острове. Мир и покой делают это место почти таким же великолепным, как поместье «Белла Терра», — сказала Кира.

— Почти? — удивился Стефано.

Кира не ответила. Большая гостиная в его бунгало была выкрашена в бледно-желтый цвет, а все деревянные поверхности были на тон светлее. Комната не перегружена мебелью, деревянный пол не застлан ковром. Поэтому гостиная казалась пустой. Атмосфера в ней была скорее легкой и светлой, чем теплой и приветливой. Судя по всему, некая обезличенность сопровождает Стефано повсюду, но Кира не знала, как объяснить ему это.

— Располагайся, а я включу музыку. Мы будем ужинать на материке, так что я распоряжусь, чтобы катер спустили на воду. — Стефано направился к телефону.

— О… а я думала, что мы поужинаем здесь. — Кира не смогла скрыть разочарование. — Оставить этот рай и погрузиться в хаос городской жизни не очень заманчиво.

Легкая улыбка заиграла на губах мужчины.

— Ты необыкновенная женщина, Кира. Не каждая предпочтет простой ужин изысканной роскоши ресторана с кондиционером.

— Ну а я бы предпочла, — заявила она. — Ты — счастливчик, поскольку имеешь возможность уединиться, когда захочешь.

Стефано направился к Кире, пристально глядя ей в лицо:

— Ты так считаешь?

— Зачем мне говорить то, чего я не думаю?

— Ты бы удивилась, узнав, как много людей занимается именно этим. Все женщины, с которыми я общался, во всяком случае. С одним, достойным уважения, исключением, — галантно добавил Стефано.

Кира расцвела от столь высокой оценки:

— Тебе не повезло. Впрочем, очень легко забыть, что такое настоящие жизненные ценности.

— И что же это, по-твоему?

Стефано пристально смотрел на нее, и Кира поняла, что он не ждет от нее ничего, кроме абсолютной правды.

— Я хотела бы ответить: дом и семья, — но знакома только с половиной этой формулы. У меня есть дом, но мне неизвестно, что такое счастливая семья. Мои представления об этом безнадежно романтичны. Пожалуйста, поставь крест на всех моих иллюзиях, сказав, что история твоей семьи полна битв и неприятностей и твоя родня нисколько не похожа на жизнерадостный стереотип итальянской семьи.

Кира пыталась шутить, преодолевая боль, но она оказалась не единственной, у кого были проблемы. В первый раз за все время Стефано не решался посмотреть ей в глаза. Значит, она не единственный человек в мире, прячущий душевное смятение.

Подойдя к уставленному бутылками бару в дальнем конце гостиной, Стефано бросил кубики льда в два высоких стакана:

— Что бы ты хотела?

«Взять назад последние слова», — подумала Кира.

— Букет орхидей, — пробормотала она.

Это отвлекло внимание Стефано. Он вышел и вскоре вернулся. В руке он держал букетик глянцевых темно-зеленых листьев. В центре букета приютилась кисть восковых белых цветов и бутонов с пурпурными крапинками.

— Это тебе.

— Спасибо, — прошептала девушка, светясь от удовольствия. Тяжелый сладкий аромат наполнил комнату. — Какая красота!

— Давай я прикреплю его. — Стефано приблизился к ней.

— Нет! — в испуге отскочила Кира. Ей и без того было трудно сдерживаться, а когда он одарил ее цветами и нежными словами, это стало невозможно — Я хотела сказать, не надо, спасибо. Аромат слишком сильный, пусть цветы стоят в вазе.

«А я смогу делать вид, что смотрю на них, а не на тебя!»

— Давай никуда не поедем, — попросила она.

Стефано согласился остаться на острове. Он разрезал пополам цитрус и выжал сок. Потом принес Кире прекрасный коктейль.

— Впечатляет, — улыбнулась она. — Ты управлялся с ножом, как настоящий профессионал.

— Назовем это издержками бездарно потраченной юности, — бросил Стефано, наливая себе мартини.

— Мне это хорошо знакомо, — вздохнула Кира.

Стефано, до сего момента чувствовавший себя непринужденно, напрягся. Маска снова вернулась на место.

— Очень в этом сомневаюсь, но мы обсудим проблему за ужином. Что бы ты хотела съесть? Только скажи, и мой шеф-повар приготовит это для тебя.

Наверное, он поступал так с тысячью женщин. До Киры донесся звон изысканного хрусталя из его кухни. Без сомнения, там готовили угощение для принцессы Серебряного острова. Однако для Киры было важно нечто иное. Икра и шампанское ничего не значат без одного очень важного компонента: ей было необходимо уважение Стефано, и она собиралась добиться его. Отставив стакан с коктейлем, Кира залюбовалась стеклянной статуэткой, тщательно пряча от Стефано свою улыбку.

— Знаешь, чего бы мне по-настоящему хотелось, если это не слишком большая проблема?

— Прекрасная дама в шелках и бриллиантах, проси чего хочешь.

Ответив ему холодным взглядом, Кира медленно проговорила:

— Я скажу, что сделает этот вечер прекрасным. Абсолютно простой ужин, без всяких излишеств.

— Ни устриц, ни спаржи?

— Какая спаржа? Она мне совершенно не нужна.

Стефано засмеялся, на сей раз без всякого изумления. Он позвонил в кухню, а затем пригласил Киру в столовую.

— Уверена, что ты не помнишь, когда в последний раз разделял простую трапезу с какой-нибудь девушкой, — протянула она.

— Наоборот. Никогда этого не забуду.

Стефано произнес это таким странным тоном, что Кира бросила на него быстрый взгляд. У него был расстроенный вид. Он быстро взял себя в руки и добавил:

— У той девушки было еще и собственное мнение. По этой причине ее сегодня здесь нет.

Кира не могла не вспомнить о красавице Шанталь.

— Еще одна, сумевшая устоять перед твоими обольстительными манерами? — лукаво поинтересовалась она. — Получается, что нас две.

— Нет, только одна.

«Это должно означать, что та, другая, устоит, а я, как он считает, нет!» — с возмущением подумала Кира.

Она уже готова была возмутиться, но слова замерли на губах. Стефано резко отвернулся и подошел к длинному обеденному столу. Сжав своими длинными чуткими пальцами спинку одного из стульев, он выдвинул его для Киры:

— Хватит вопросов. Ты приняла мое предложение поужинать, так что теперь я обязан играть роль обаятельного хозяина.

Напряжение в его голосе исчезло. Свечи в серебряных подсвечниках стояли в центре стола. Стефано зажег их. В ту же секунду миллионы искорок заплясали в бриллиантах на шее Киры. Такой же холодный огонь побежал по ее шелковому платью. Нахмуренный лоб Стефано разгладился. Он буквально затаил дыхание, и это было чудесно.

— Кира… ты никогда еще не выглядела красивее, — пробормотал он.

В глубине души девушка надеялась, что это правда. Она чувствовала себя фантастически, а Стефано убеждал ее в том, что и выглядит она так же…

Необходимо положить этому конец. Прямо сейчас! Она приняла приглашение только для того, чтобы доказать себе: Кира Бэнкс способна устоять перед Стефано Альбани. К тому же у них чисто деловые отношения…

Но когда Стефано так смотрел на нее, только первая часть заявления соответствовала действительности. О делах Кира думала меньше всего. Мечты о пылких отношениях со Стефано вытеснили все остальное.

Осторожный стук в дверь спас ее. Расторопные официанты внесли ужин на серебряных блюдах и тончайшие фарфоровые тарелки. Кира едва заметила, что им подали. Она не могла думать ни о чем, кроме борьбы страстного желания со здравым смыслом.

— Очень эффектно! — засмеялась Кира, когда официант налил ей бокал выдержанного вина.

— Мои гости всегда наслаждаются самым лучшим.

— Ты принимаешь так всех своих женщин?

Стефано удивленно нахмурился. Именно удивленно. Как Кира ни старалась, она не усмотрела ничего подозрительного в выражении его лица.

— Откуда такой неожиданный интерес к другим женщинам? — спросил он.

— Ты говорил, что я только вторая женщина, которая противостоит тебе.

Стефано засмеялся.

— Ты… — Он помолчал. — Каждый раз, когда дерзишь мне, ты очень напоминаешь мою младшую сестренку Марию.

— О… а я думала, что ты сравниваешь меня с… — Кира притихла, поняв вдруг, как мало она на самом деле знает этого человека.

В его глазах вспыхнул холодный огонь.

— Нет. Никогда.

Девушка получила достаточно доказательств того, что вторгалась в деликатную область.

— Вы были очень близки с сестрой? — рискнула спросить она, делая вид, что поглощена едой.

— Мы были неразлучны, потому что оказались на улице. Ее больше некому было защитить.

Стефано бросил вилку. Кира внимательно посмотрела на него. Поставив локти на стол, он прикрыл сплетенными пальцами рот, словно хотел помешать дальнейшим откровениям.

— Марии очень повезло, что брат заботился о ней, — сказала Кира, надеясь уклониться от щекотливой темы.

Однако Стефано был склонен продолжить разговор.

— Начнем с того, что именно такие люди, как я, сделали улицы опасными, — пробормотал он.

— Я так не считаю, — попыталась она успокоить Стефано, но одновременно ей страшно хотелось узнать побольше. — Ты наверняка отличался от других даже тогда.

— Единственной причиной того, что я изменился, стала смерть Марии. — Стефано замолчал и посмотрел Кире в глаза. Он увидел в них только сочувствие и желание слушать. Сделав глубокий вдох, он продолжал севшим голосом, с трудом заставляя себя говорить. Впервые за более чем двадцать лет Стефано рассказывал свою историю. — Она погибла, когда налет на одну лавку плохо закончился. Мария не хотела идти, а я убедил ее, сказав, что «это нужно ради семьи». То была моя вина. С этого момента я поклялся круто изменить свою жизнь и добился своего.

— Мария могла бы по-настоящему гордиться тобой сейчас.

Стефано вздохнул так тяжело, что пламя свечей заколыхалось.

— Я не уверен. После ее похорон я не разговаривал ни с одним членом своей семьи. Я отвернулся от родственников, когда решил распрощаться с прошлым. Это был единственный способ вырваться из порочного круга. В последний раз я видел их, когда выступал на процессе свидетелем обвинения.

«Господи, зачем я открыла рот?» — с отчаянием подумала Кира. Ей хотелось протянуть руку и успокоить Стефано, но она не осмелилась. Куда это может завести их? Осторожно положив вилку и нож, она понадеялась на вдохновение, однако оно не приходило. А Стефано, заметив, что она поела, вскочил. Взяв остатки ужина, он отправился в кухню. Кира боролась с желанием последовать за ним. Ей страшно хотелось извиниться за то, что она затронула больную тему. Хотелось разделить со Стефано его горе и обещать, что все будет хорошо. Но это невозможно — он не примет сочувствие. Девушка вздохнула с облегчением, когда он вернулся с хрустальными вазочками, в которых был десерт из тропических фруктов.

— Имеются еще бисквитные пирожные и вафли — на случай, если ты напоминаешь Марию не только характером, но и аппетитом, — сказал Стефано совершенно спокойно. К нему вернулся самоконтроль. — Ты права, Кира. В моей жизни много такого, чем Мария могла бы гордиться. Я никогда не размышлял об этом, но полностью с тобой согласен.

— Разве это не очевидно? — спросила Кира, когда он поставил перед ней соблазнительный десерт.

— Нет. Мне это не приходило в голову. Я думал только о том, что потерял сестру, а потом и остальных родственников. Я знал, что существует другая жизнь, без криминала, и стал хозяином собственной судьбы. Я много трудился. Работа облегчила боль, но оставила ужасное чувство пустоты. Может быть, поэтому я никогда не испытываю удовлетворение… Я никому никогда не рассказывал об этом, — добавил Стефано с таким удивленным видом, что Кира не смогла сдержать улыбку.

— Тогда спасибо тебе, — мягко проговорила она и, повинуясь какому-то порыву, встала. Прежде чем оба смогли понять, что происходит, девушка поцеловала его в щеку.

Опомнившись, Кира почти упала на стул. До этого момента она была готова устоять перед ним, а сейчас сама не понимала, что чувствует. К тому же Стефано еще больше смутил ее — он сжал запястье девушки:

— Давай будем жить в настоящем и будущем, а не в прошлом, Кира.

Потрепав ее по руке, он встал и вернулся на свое место.


Спустя много времени Кира лежала на светлом кожаном диване и чувствовала, как лицо ее расплывается в широкой улыбке. Потенциальная катастрофа обернулась самым лучшим вечером, который у нее когда-либо был. Остаток вечера прошел в блаженных разговорах. Они делились своими мыслями и мечтами. Кира была абсолютно счастлива.

Шум у дверей заставил ее поспешно сесть. На пороге стоял Стефано с кофе в руках и смотрел на нее.

— Я не хотел тебя будить, — ласково проговорил он. Его взгляд был затуманенным и полным страстного желания.

— Ничего страшного. Я не спала.

Кира сделала попытку встать, когда он подошел к ней.

— Не уходи далеко, — попросил Стефано.

Кира следила за тем, как он ставит поднос на стеклянный столик рядом с ней. Стефано больше не смотрел на нее, однако тело реагировало на его близость. Неожиданно он повернул голову, и она едва не задрожала.

— Кира, это была фантастика. Я не помню ни одного такого вечера.

— И я. — Кира вздохнула. — До того как встретила тебя, я все время была настороже. Ты образец для подражания. — Она задумчиво взяла из его рук чашку с блюдцем. — Я очень хотела бы быть такой, как ты, Стефано.

Он хмыкнул и сел на диван, держа свою чашку с кофе:

— Каким — холодным, расчетливым и невосприимчивым к человеческим чувствам?

— Все эти качества в небольших дозах совершенно необходимы, чтобы добиться успехов в бизнесе. Потери и несчастливое детство закаляют людей. Я прекрасно знаю это по себе.

— Твое прошлое остается загадкой для меня. — Стефано наблюдал за тем, как она пьет кофе. — Со мной все понятно, но что могло быть плохого в твоем детстве?

— Мои приемные родители мечтали о фарфоровой куколке, а вместо этого получили меня. Я всегда была активной, и мне не доставляло удовольствия быть просто игрушкой.

— Могу себе представить.

Он так тепло улыбнулся, что побудил Киру к еще большей откровенности.

— Но все это в прошлом, — бодро продолжила она. — Теперь, когда я прилично зарабатываю, мои приемные родители прощают мне все… пока я высылаю им банковские чеки.

Стефано скорчил гримасу:

— Тебе повезло. Ведь у тебя есть семья, которую ты можешь баловать.

Он наклонился, взял с кофейного столика тарелку со сладостями и протянул ее Кире. Она вдохнула обольстительный запах его лосьона. Тем не менее девушка не устояла перед засахаренными ананасами. Стефано выбрал для себя клубнику в шоколаде.

— Проблема в том, — продолжала она, — что оплата долгов занимает последнее место в списке приоритетов моих приемных родителей. Я не могу допустить, чтобы они остались без отопления или света, потому и выручаю их из беды. А они тратят почти все мои деньги на организацию роскошных приемов.

Стефано лениво помешивал ложечкой кофе.

— Почему ты не оплачиваешь их долги сама, а отправляешь чеки им?

Кира пришла в ужас:

— Что?! Действовать за их спиной? Я не могу!

— Тогда надо твердо сказать им: «Хватит», — бросил Стефано. — Сначала это будет больно, но в конце концов ты избавишься от многих огорчений. Уж я-то знаю, — мрачно закончил он.

Кира задумалась. Совет ей понравился.

— Тебе легко говорить. Ты всегда уверен в себе.

— Да и ты не так уж беспомощна. Я бы даже сказал, что ты необыкновенно решительная женщина. Например, сегодня ты была настроена очень решительно.

Кира засмеялась:

— Я очень люблю простые удовольствия. Да и тебе, должно быть, уже надоели изыски.

— Но я никак не ожидал, что у нас одинаковые вкусы. — Он отхлебнул кофе, потом поставил чашку на столик. — А я тоже одно из твоих простых удовольствий, Кира? Или надоевший изыск?

Кира закусила губу:

— Не знаю. Не могу решить.

Стефано небрежно повел плечами:

— Ты приняла мое приглашение и пришла на ужин.

— Возможно, мне не следовало бы.

— Следовало, и я не сомневаюсь, что ты получила удовольствие. Впрочем, я тоже, — добавил он поспешно.

Однако привычка сомневаться была непреодолима.

— Ты уверен, Стефано? — спросила Кира.

— Абсолютно.

Ее решимость дрогнула. Ничего не случилось… пока. Когда Стефано соблазнил ее, все было просто на физиологическом уровне, хотя и захватывающе. Сейчас, проведя вечер с замечательным, веселым, очаровательным человеком, Кира была ужасно обеспокоена. Если Стефано займется с ней любовью, а потом бросит ее, она этого не переживет.

— А я сомневаюсь. Не могу больше доверять своим собственным ощущениям, — призналась она. Безусловно, лучше всего сказать ему обо всем плохом прямо сейчас. — Я бросаю деньги на ветер. Я повела себя глупо с мужчиной, и в результате мое имя появилось в газетах. Я пережила ад и боюсь его повторения.

Кира уставилась на свои колени. Ее потрясло, что она откровенно говорит о том, что долго таила в себе. Она почувствовала, как напрягся Стефано, и до боли стиснула пальцы в ожидании вопросов, которые неминуемо должны были последовать.

— Ничего удивительного, что ты вызываешь во мне смешанные чувства, — спокойно сказал он. — Я возжелал тебя с самого начала. Когда ты воздвигла барьеры между нами, я временно отступил, хотя прежде в подобных ситуациях просто уходил. Но что-то в тебе заставляет меня возвращаться. Что с тобой случилось? Расскажи мне.

Его участие было таким искренним, что Кира растрогалась. Устремив взгляд на свои руки, она заговорила в надежде, что это облегчит ее боль:

— Я натворила глупостей, когда училась в университете. Если честно, я с самого начала понимала, что с Хью Тейлором что-то не так. Он дал мне только номер своего мобильного телефона, сказав, что городского телефона у него нет. Мы никогда не ездили к нему домой, и это должно было бы меня насторожить. Узнав, что он женат, я не бросила этого негодяя, так как была слишком нерешительна и глупа. К своему стыду, я позволила нашей связи вяло тянуться, а потом выяснилось, что я не знала и половины правды. Его бедная жена — точнее, одна из них — открыла мне глаза на его двойную жизнь. Он уже был двоеженцем, когда приехал в Оксфорд и взялся за меня. История оказалась ужасной, попала в прессу, и это уничтожило меня.

Свершилось! Она призналась. Стыд и смятение обрушились на нее. Кира закрыла лицо руками. Она была уверена, что больше никогда не сможет посмотреть в глаза Стефано.

— Я была так наивна, — продолжала она. — Я вела затворническую жизнь, ничего не знала и клюнула на его наживку. Все обсуждали меня за моей спиной, и это было ужасно. Мои приемные родители не дают мне забыть об этом даже сейчас… Казалось, не было места на земле, где я могла бы жить после этого. Стыд был непереносимым.

Не помня себя, Кира качалась вперед-назад. И только почувствовав легкое прикосновение к своему плечу, она пришла в себя.

— Как они посмели так отнестись к тебе? — прошептал Стефано.

— Это типично для людей. Они используют тебя, а потом бросают, — пробормотала она, потрясенная воспоминаниями о грязном скандале.

— Да. Жизнь тяжела для слабых.

Кира устремила взгляд на него. Если есть что-то хуже жалости к себе, то это чья-то жалость.

— Я не слабая, — сказала она убежденно.

— Конечно. То, что ты рассказала, заставило меня пристальнее взглянуть на мое прошлое. Оно непривлекательно, — мрачно произнес Стефано.

— Ты нисколько не похож на Хью, — нахмурилась Кира.

— Был похож. И остаюсь, — настаивал он. — Может, я и не предавал своих любовниц, но иногда оставлял за собой разбитые сердца. Ты сама думала об этом, когда мы занимались любовью, верно? — спросил он.

— Да. У меня нет абсолютно никаких иллюзий относительно тебя, Стефано, — согласилась Кира.

— Это хорошо. В детстве я видел слишком много отношений, распавшихся из-за насилия и отчаяния. Я был решительным противником подобного, поэтому никогда не давал обещания, которые не мог сдержать. Доставлять женщине незабываемое удовольствие — это одно. Обещать быть связанным исключительно с ней — никогда.

— Я понимаю, — кивнула Кира. — Для меня ты всегда был Стефано Обольстителем. Ничего больше… и, безусловно, ничего меньше.

Складка между его бровями стала немного глубже.

— Ты вроде бы одобряешь то, что случилось между нами, Кира.

Она улыбнулась:

— Ничего не могу с собой поделать. Одобряю.

Складка на лбу Стефано разгладилась, и Кира поспешно уточнила:

— То есть… я имею в виду… одобряла.

— Ты не совсем уверена?

Его рука медленно потянулась к ее выбившемуся локону. Поправив его, он улыбнулся.

Теперь настала ее очередь нахмуриться.

— Не уверена.

— Тогда позволь помочь тебе разобраться. Ты имеешь в виду, что мы оба честны друг с другом и никому не будет причинена боль. Правильно? — (Кира кивнула.) — Не соглашусь с этим, — мягко возразил Стефано, качая головой. И вдруг перешел на шепот: — Например, если я скажу сейчас, что жажду уложить тебя в постель, а ты заявишь, что хочешь этого меньше всего на свете, мне будет очень плохо.

Кира едва могла дышать.

— Но если бы я сказала так, я бы солгала… — начала она и не смогла закончить.

Стефано нетерпеливо наклонился и обнял ее. Кира была не в состоянии сопротивляться, да и не хотела. Он притягивал ее к себе, пока их губы не встретились. Поцелуй развеял все ее тревоги. Она расслабилась в нежных объятиях Стефано. Когда его ладонь легла ей на грудь, Кира затрепетала от предвкушения.

— Именно такой вид убеждения помогает девушке сбиться с пути, — пробормотала она.

— Ты права. Ну а куда тебя отнести — к тебе или ко мне? — тихо поинтересовался он, подхватывая ее на руки.

Глава 10

Стефано раздел Киру, оставив только ожерелье. Он с обожанием смотрел на свою богиню, освещенную огромной луной, сияющей на бархатном небе.

— Ты — совершенство в обрамлении медовых орхидей на фоне тропического неба, — выдохнул он, и это была правда.

Стефано никак не мог насытиться ею, осыпая поцелуями нежную кожу Киры. Он занимался с ней любовью всю ночь напролет, эмоции его далеко выходили за рамки секса. У него было много женщин до нее, но Кира была совершенно особенной. Стефано не мог потерять ее.


Спустя много времени Стефано очнулся, ощущая глубокую радость, и с трудом вернулся к реальности. Прошлой ночью произошло что-то невероятное. Произошло то, чего он никогда не испытывал раньше. Осознав это, он широко открыл глаза. Тут два слова пронеслись в его голове: «Люби меня».

Неужели он и впрямь сказал такое? Нет. Это невозможно! Хотя… Стефано помнил, как в пылу страсти произнес именно это. Дважды.

Нет, наверное, ему почудилось. Определенно почудилось.

Рассвет еще не наступил. Солнце не пробивалось сквозь кроны деревьев, окружающих их убежище. Стефано взглянул на запястье, но оно было пустым. Он снял часы, чтобы не поцарапать нежную кожу Киры. И это тоже впервые в жизни. Интересно, который сейчас час? Впрочем, все равно. Да и Кире, наверное, тоже. Ей понравилось на Серебряном острове не меньше, чем ему. Они долго лежали, прислушивались к печальным крикам ночных птиц и смотрели на яркую звезду, свет которой пробивался сквозь жалюзи…

Стефано лежал неподвижно. Засыпая, он сжимал в объятиях Киру, и, пока она не проснется, двигаться нельзя.

Уйти… Это слово тревожно прозвенело в его мозгу.

Мучительные воспоминания вернулись к нему. Ночью они говорили о прошлом, ее… и его. Это означает, что теперь Кира не сможет смотреть на него прежними глазами. Сердце Стефано тревожно забилось. Он признался ей, что отвернулся от родственников — и это после того, как Кире ужасно хотелось верить в идеальную итальянскую семью. А он разрушил иллюзию. А еще он твердил о своей независимости. Разумеется, от человека, который отвернулся от своей семьи, нельзя ожидать преданности. Во всяком случае, если дело касается женщин. Он — одинокий волк, и Кире известно об этом.

Кира зашевелилась во сне и отодвинулась.

«Волк бродит в одиночку», — сказал себе Стефано. Его никто не загонял в угол с самого детства, а сейчас он сам загнал себя туда.

Воспользовавшись свободой, он начал осторожно отодвигаться к краю кровати. Ему нужно исчезнуть. Если он проведет с ней еще какое-то время, Кира, безусловно, полностью деморализует его.

Он должен уйти. Прямо сейчас.

Стефано осторожно спустил ноги с кровати и сел. Его вещи были разбросаны по всей комнате. Собирая их, он старался не думать о той страсти, которую пережил с Кирой всего несколько часов назад.

Ритм дыхания Киры изменился. Стефано замер. Она повернулась и с улыбкой взглянула на него. Он отвернулся, не решаясь посмотреть ей в лицо.

— Стефано! Что ты делаешь? Еще рано.

Он покачал головой:

— Очень сожалею, я… Мне нужно идти. Дела. Срочный звонок. Ты же знаешь…

Кира села, шелковая простыня соскользнула с ее восхитительного обнаженного тела, и Стефано едва не сдался.

— А я ничего не слышала.

— Мой телефон стоял на режиме вибрации. Мне не хотелось будить тебя.

— Объясни, какие важные дела способны вырвать тебя из моих объятий?

— Тебе ни к чему это знать.

Стефано продолжал собирать одежду.

— А я хочу. Все, что касается тебя, мне интересно, а я толком не знаю, чем ты занимаешься. Ты рассказал только о своем прошлом.

— Черт побери! Забудь об этом. Я не должен был вообще ничего рассказывать, — поспешно пробормотал Стефано. — Мне… хотелось увидеть, как ты отреагируешь, если я разобью в пух и прах твою мечту об итальянской семье.

— Нет! — Кира, посмеиваясь, кинулась к нему, чтобы утащить в постель. — Сначала ты пытаешься улизнуть, не разбудив меня, а теперь еще и отказываешься от всего. Что случилось?

Он отскочил назад, словно испугавшись ее прикосновения.

— Ничего. Я должен идти.

Смех Киры смолк. Она уставилась на Стефано:

— Почему ты уходишь? Скажи мне.

Стефано надел пиджак, проверил карманы на предмет ключей и бумажника.

— Хорошо, если ты настаиваешь. Я не собираюсь лгать, Кира. Тебе не приходило в голову, что ты не единственная, кто может все переосмыслить? — Его тон был ледяным.

— Похоже, ты близок к тому, чтобы бросить меня. — Ее голос почти не дрожал.

— Понятно, что тебе пришло это в голову. — Ответ Стефано ударил ее, словно выстрел. — После того, через что ты прошла, это естественно.

Кира увидела, что он, взяв себя в руки, направляется к кровати. Ей не нужен вынужденный поцелуй. Она отстранилась:

— Все мужчины одинаковы, Стефано. Мне показалось, что прошлая ночь была чем-то исключительным, но теперь я понимаю, что каждое твое движение, каждое слово были фальшью.

Стефано отступил назад, освещенный дрожащим светом восходящего солнца:

— Это неправда. Но неужели ты никогда не чувствовала необходимость пресечь какую-то ситуацию в зародыше, пока та не вышла из-под контроля?

Кира не могла поверить своим ушам. Прижимая к себе простыню, она пыталась понять, что произошло.

Она теряла Стефано. Не в силах понять, чем вызвано его внезапное охлаждение, девушка запаниковала.

— Что случилось? Что могло измениться в наших отношениях с прошлой ночи? — взмолилась Кира.

— Ничего… и все.

На его суровом лице появилось незнакомое выражение. Человек, который обольщал ее нежными словами и упоительными ласками, смотрел на нее с горьким разочарованием.

— Мой американский представитель сообщил о возможности выгодно приобрести собственность в северной части Нью-Йорка. Туда я и собираюсь, — с трудом выговорил Стефано.

У Киры оборвалось сердце. Но, Может, все не так уж плохо? Может, она сумеет убедить его включить ее в новый проект? Однако надежда была разрушена на корню.

— Я уезжаю прямо сейчас, — сухо сообщил он. — Ты можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь. Когда надумаешь вернуться домой, поставь в известность одного из моих пилотов.

— Так… ты улетаешь в Америку один? — пролепетала Кира.

Стефано кивнул. Схватив свой телефон с прикроватного столика, он сунул его в карман. Кира онемела от шока, но это не имело значения — Стефано был готов говорить за них обоих:

— Если мне хочется уйти, я делаю это немедленно. Закончив осмотр Серебряного острова, возвращайся в «Белла Терру» и работай в городском доме. Пока ты будешь этим заниматься, я постараюсь не попадаться тебе на глаза.

— Почему? Тебе ничто не мешает приезжать и уезжать, куда и когда ты захочешь, — смущенно сказала Кира.

— Мне требуется пространство. Я не позволю тебе внедряться в него, — возразил он.

Это было не просто заявление. Это было предупреждение. Собрав остатки храбрости, Кира пристально взглянула на него.

— Не беспокойся на мой счет, Стефано. Ты же знаешь, что в одиночестве я чувствую себя счастливой, — заметила она. — Все будет хорошо. Вернувшись в Италию, я вплотную займусь флорентийским проектом. Поезжай и подыщи себе еще одно здание. Возможно, тебе повезет, и ты сможешь превратить его в настоящий дом, хотя я очень сомневаюсь.

— А я надеюсь. — Он вздернул подбородок.

— Предварительное обследование острова займет у меня не более нескольких часов. И я буду очень благодарна, если ты организуешь мой отлет сегодня днем.

Кира, старательно скрывая гнев и стыд, встала с постели, обмоталась простыней и направилась в ванную. Она не сомневалась, что Стефано безоговорочно согласится с ее требованием, и его реакция стала для нее полнейшей неожиданностью. Когда она поравнялась с ним, он схватил ее за локоть:

— Нет. Оставайся на острове.

— Что?

— Чтобы я знал, где ты.

— Минуточку! — взорвалась Кира. — Если я работаю на тебя, это еще не означает, что ты имеешь право мне приказывать. Что касается моей работы, все будет выполнено своевременно.

«И первое, что я сделаю, — вычеркну тебя из своей жизни», — подумала она с болью.

— У меня очень много работы в Италии, и я должна приступить к ней как можно раньше, — продолжала она, выдергивая свою руку. — К тому же мне придется отказаться от проекта для синьора Альфонсо.

Крепко держа простыню, которой она обмоталась, Кира пошла дальше. Услышав за спиной быстрые шаги Стефано и понимая, что, если он снова схватит ее за руку, она не выдержит, девушка повернулась.

Выражение его лица потрясло ее. Он был бледен, растерян и ничем не напоминал того уверенного в себе человека, которого она знала.

— Я рад, что ты будешь занята, — сказал он дипломатично.

— Не смей говорить о моей работе, как о каком-то хобби. Я подписала этот контракт ради тебя, не забывай об этом.

— Разве я могу? — горько вздохнул он.


Стефано умчался с Серебряного острова. Он не собирался выслушивать нотации своей новой сотрудницы, даже если ее зовут Кира Бэнкс. Но впервые в жизни Стефано не мог сосредоточиться на цели своего путешествия. Он почти не слышал того, что говорил представитель компании, когда они направились к очередному дому его мечты. Стефано был сбит с толку. Зачем ему понадобилось еще одно бездушное здание? Ни одно из приобретений не принесло ему счастья и удовлетворения. И то и другое он нашел в объятиях Киры… а потом отвернулся от нее. Все, что ему нужно, — Кира. Зачем он уничтожил свой единственный шанс, не удержавшись и поведав ей о своем мрачном прошлом и об отказе от семьи? Это только укрепит ее представление о нем как о легкомысленном искателе удовольствий. Кира заслуживает лучшего.

Стефано едва обратил внимание на особняк в колониальном стиле, ради осмотра которого преодолел тысячи миль. Так и не приняв решение, он вернулся на Манхэттен. Его апартаменты на Пятой авеню были такими же безликими, как все другие дома. Он слонялся по квартире, пытаясь выбросить Киру из головы, но все напоминало ему о ней, даже влюбленные парочки за окном, которые, держась за руки, прогуливались по Центральному парку.

В конце концов Стефано вышел из дома и окунулся в поток людей и уличный шум, что должно было отвлечь его от мыслей о Кире.

В итоге его занесло в какой-то ночной клуб. Но атмосфера веселья не заглушила воспоминания о Кире. Ее голос эхом отдавался в его голове. Они хотели от жизни одного и того же. Почему он не решился разделить это с ней? Стефано убеждал себя, что поступил правильно. Кире уже причинили боль в прошлом, и он не имеет права доставлять ей горе. Он обязан оставить ее, чтобы защитить.

После бессонной ночи Стефано отправился в манхэттенский офис «Альбани интернэшнл», однако работать он был не в состоянии. Все силы уходили на то, чтобы удержаться и не позвонить Кире.


Кира пыталась дать беспристрастную и детальную оценку тропическому раю Стефано, но у нее ничего не получалось. Она допускала глупейшие ошибки и не смогла сделать простейшие расчеты.

Стефано вознес ее на небеса, а наутро бросил. История повторилась, и Кира чувствовала себя совершенно раздавленной. Заполнив несколько страниц блокнота, она договорилась, чтобы ее отправили на одном из самолетов Стефано домой.

Полет прошел ужасно. Кира изо всех сил старалась изобразить, что наслаждается каждой секундой. Она улыбалась, болтала с членами экипажа и ела все, что ей предлагали. Но выпила всего один бокал белого вина. Нельзя допустить, чтобы все подумали, будто Стефано Альбани довел ее до такого состояния, что ей хотелось напиться.

Машина ждала ее в аэропорту. Водитель сказал, что получил указание доставить ее в «Ла Ритирату». У Киры были другие планы. Она попросила отвезти ее во Флоренцию. В поместье со Стефано связано слишком много воспоминаний. Его городской дом значит для нее гораздо меньше. Побыть вдали от долины — как раз то, что ей нужно. Это позволит на какое-то время отключиться от воспоминаний о Стефано.


Он провел еще одну бессонную ночь, а наутро понял, что пора взяться за ум. Стефано мог думать только о Кире, значит, выход один. Она нужна ему, и он не успокоится до тех пор, пока она снова не окажется в его объятиях. Вызвав машину, Стефано помчался в аэропорт. Все, что ему нужно, — оказаться с ней рядом. Это было совершенно новое ощущение, и он не знал, что скажет ей, но это его не волновало. Она необходима ему. Как только он увидит ее, слова придут.

Стефано ехал в поместье «Белла Терра» и чувствовал, что едет к себе домой. Здесь он хочет провести всю оставшуюся жизнь. Он готов заявить свои права на женщину, с которой мечтает быть вечно. Выскочив из машины еще до того, как она остановилась, Стефано широкими шагами направился к «Ла Ритирате». Он все еще не придумал нужные аргументы, но слова могут и подождать. Первый же поцелуй скажет Кире обо всем, что она должна знать.

Стефано был поглощен своими планами и не сразу осознал: что-то не так. День был жарким, небо — грозовым, а все окна маленького домика Киры были закрыты. Он почувствовал запах гари. Дым клубился над коттеджем. Стефано бросился туда:

— Кира!

Вытащив на бегу телефон, он вызвал помощь с виллы, но не стал дожидаться ее прибытия. Женщина, которую он любит, в опасности. Выбив входную дверь, Стефано бросился в гостиную. Горела дверь кухни. Густой дым наполнял весь дом, но это не остановило мужчину. Опустившись на пол, где дышать было легче, он пополз вперед.

— Кира!

Ответа не было. Кухню охватил огонь, но она была пуста. У Стефано появилась надежда.

Дышать становилось все труднее. Не теряя ни секунды, Стефано поднялся на четвереньках по лестнице. Дышать было нечем. Если Кира здесь, надо вынести ее в считаные минуты. В отчаянии Стефано бросился в спальню. Уход от Киры был самой большой ошибкой в его жизни, и если он потеряет ее навсегда…


Городской дом Стефано очень нравился Кире, однако боль не оставляла ее. Включив телевизор, она попыталась прослушать новости.

Если бы Стефано не решил вычеркнуть ее из своей жизни, она могла бы сейчас лежать в его объятиях. Они бы бродили по серебристому песку, а солнце светило бы сквозь пальмовые листья.

А в Италии шел дождь, и Кира чувствовала себя ужасно. Она закрыла глаза и представила себе теплый насыщенный аромат ее сада в «Ла Ритирате» после дождя. Для полноты картины не хватало только Стефано… Он разбил ее сердце, но она не могла не мечтать о нем. Разозлившись на собственную слабость, Кира протянула руку, чтобы выключить бесполезный телевизор. Несколько слов привлекли ее внимание: «Загадочный пожар бушует в имении миллиардера…»

На плазменном экране появилось изображение пламени и густых столбов дыма. Потом с высоты птичьего полета был показан до боли знакомый ландшафт. Репортер сообщил, что коттедж на территории поместья одного миллиардера, уединенно живущего там, полностью уничтожен огнем. Кира не нуждалась в дальнейших подробностях. Она узнала «Ла Ритирату».

Ее дома больше нет.

Охваченная ужасом, она взяла машину и поехала в «Белла Терру». Запах гари стал непереносимым, когда она оказалась на дороге, ведущей в поместье. Вот и поворот к «Ла Ритирате». Ни репортеров, ни пожарных машин уже не было. Остались только ужасающие следы их пребывания. Трава и кусты были вытоптаны, а недавно прошедший дождь окружил чернеющие зловонные руины ее маленького дома грязным болотом.

Кира протянула руку, чтобы открыть дверь, и отшатнулась. Она не могла шагнуть в этот ужас. Не в силах выносить страшное зрелище, она развернула машину и поехала к вилле Стефано.

Кира остановилась там, где Стефано не так давно посадил вертолет. Выйдя из машины, она понуро поднялась по ступенькам и позвонила в колокольчик. Его звон отдавался тревожным эхом в пустом старом доме. Она умышленно повернулась спиной к руинам «Ла Ритираты», чтобы не видеть страшной картины.

Когда дверь виллы распахнулась, ее удивлению не было предела. Хотя Стефано стал владельцем совсем недавно, в приемной уже стоял внушительных размеров письменный стол и телекоммуникационное оборудование. К Кире тут же бросилась какая-то девушка и схватила ее за руки. На лице ее были написаны паника и ужас, и Кира не сразу узнала персональную помощницу Стефано. Она полагала, что та улетела вместе со своим боссом в США.

— Есть какие-то новости, мисс Бэнкс?

— О чем? И почему вы здесь? Я думала, что вы со Стефано.

При упоминании имени босса девушка побледнела еще сильнее:

— О, сожалею, мисс Бэнкс…

— Это всего лишь доски да камни, — пробормотала Кира, стараясь скрыть нарастающую панику. — Ничьей жизни это не угрожало, — продолжала она с напускным спокойствием. — Вы не могли бы отправить сообщение синьору Альбани? — попросила она. — Я намеревалась поселиться во Флоренции только на время работы, но теперь потеряла свой дом. Мне придется пожить в городе, пока я не улажу все…

Девушка в недоумении посмотрела на нее:

— Мисс Бэнкс! Вы не знаете, что произошло? Синьора Альбани срочно увезли в больницу. Он рисковал жизнью, разыскивая вас в горящем коттедже, и во имя чего? Вас, похоже, мало волнует его судьба. — Помощница с трудом сдерживала слезы.

Кира пришла в ужас. Из всех комнат высовывались головы строителей, архитекторов и сотрудников. От стыда ей хотелось убежать куда-нибудь подальше.

— Я? Что я такого сделала? — еле слышно произнесла она. — Я ни в чем не виновата.

Никто ей не ответил. Помощница Стефано повернулась и ушла. Кира осталась наедине со своими мыслями. Если Стефано ушел от нее не оглядываясь… почему он искал ее?

— Я понятия не имела, что он в Италии, — прошептала девушка.

У нее сжалось сердце. Стефано предал ее. А теперь она должна поверить тому, что он бессмысленно рисковал жизнью, когда искал ее в пустом коттедже. Это было непереносимо.

Не обращая ни на кого внимания, Кира направилась к машине. По дороге она заставила себя бросить взгляд на дымящиеся руины, которые когда-то были ее домом. Стефано был там. Она должна выяснить почему.

Глава 11

Приехав в больницу, Кира вынуждена была подчиниться жестким правилам и распорядку, царившим здесь. На то, чтобы добраться до палаты Стефано, ей потребовалось больше времени, чем на дорогу из «Белла Терры». Когда ей наконец разрешили войти, ее нервы были на пределе. Стефано лежал на кровати. Его глаза были закрыты, лицо покрыто многочисленными порезами, царапинами и кровоподтеками. Сотрудник больницы вышел, и Кира не могла больше сдерживаться. Она схватила его забинтованную руку.

— Стефано! — выдохнула девушка.

Он вздрогнул, нахмурился и открыл глаза. Кира тут же отпустила его руку и отошла на шаг. Холодный взгляд Стефано напомнил ей о пропасти, которая пролегла между ними.

— Что ты тут делаешь? Я распорядился, чтобы тебя не пускали сюда.

Он ухитрился сесть и потянулся к кнопке сигнала тревоги на прикроватном столике.

— Остановись! Не ругай персонал. Никто не виноват, кроме меня, — взмолилась Кира. — Я дождалась, пока в приемной сменится дежурный, а потом сказала, что я твоя помощница и должна проконсультироваться с тобой насчет некоторых документов.

Стефано слегка улыбнулся, подивившись ее находчивости:

— Знаешь, почему я отдал такое распоряжение? Я не хотел, чтобы ты видела меня в таком состоянии.

Кира горько рассмеялась:

— Я вложила столько труда, чтобы сделать свой дом красивым и уютным, но ни разу не удосужилась проверить систему пожаротушения. Ожоги беспокоят тебя?

— Я получил не очень сильные ожоги. Меня положили только на обследование.

Кира налила ему стакан воды, но Стефано помотал головой.

— Зачем ты подвергал себя риску, бросившись в горящий дом? — выпалила она, не в силах больше ждать.

Он вздохнул:

— Я не сомневался, что ты уединишься в «Ла Ритирате».

Кира внимательно следила за ним. Стефано разгладил складки на одеяле, взял часы со столика, но ни разу не взглянул на нее.

— Значит… ты искал меня? — наконец произнесла она.

— Это было самое малое, что я мог сделать. — Он по-прежнему старался не смотреть ей в глаза. — Я понял, что причинил тебе боль, и решил исправить это. Увидев дым, я вообразил самое худшее и бросился в дом. Ты могла уснуть, или быть без сознания, или…

— Ты рисковал жизнью ради меня, — медленно произнесла Кира. — Никогда не думала, что кто-то сделает это.

— Огонь разгорелся слишком быстро. Когда я понял, что тебя в доме нет, то постарался вынести как можно больше твоих вещей.

— Ты спас и мои вещи! — Кира на миг возликовала, но потом пришла в смятение. — Ты задержался ради этого?

— Это же твои вещи. Они важны для тебя.

«Как и ты», — с болью подумала она.

Закрыв глаза, Кира опустилась на ближайший стул. Когда Стефано бросил ее, она разозлилась. Но злость испарилась в ту же секунду, как она услышала о том, что он пострадал.

— Может, ты и читаешь мои мысли, но сам остаешься для меня совершенной загадкой, Стефано Альбани. Я была уверена, что тебе никогда не захочется видеть меня. А ты вдруг совершаешь такое, — сказала она.

— Повторяю, я ничего не мог с собой поделать, — произнес Стефано так, словно сам с трудом верил этому.

— Ты купил дом в Нью-Йорке?

Он покачал головой:

— Мне это больше не кажется нужным.

— Ведь ты не можешь считать ни один свой дом настоящим, не так ли? В этом все дело. В тот день, когда мы встретились, ты говорил так, словно поместье «Белла Терра» стало ответом на твои молитвы. Ты собирался сделать его своим домом и обосноваться там. Но и вилла оказалась недостаточно хороша для тебя, да? Мне следовало обратить внимание на тревожные признаки, когда ты водил меня по флорентийскому дому. Видимо, это был предыдущий «идеальный дом»… А до него был Серебряный остров, верно? У всех этих мест есть нечто общее, Стефано. Ты не способен сделать родным домом ни одно из них. — У нее перехватило дыхание.

Стефано вздрогнул:

— Мы с тобой очень похожи, Кира. Оба много пережили в прошлом. Оба не любим сюрпризы. Но я свободная душа. — Он пожал плечами. — Мне надо иметь возможность приходить и уходить когда вздумается. Кстати, тебе тоже. Работа имеет определяющее значение для нас обоих. Разве сможем мы посвятить себя карьере, если постоянно будем оглядываться друг на друга?

В последние дни Кира начала пересматривать свою жизнь. Она пришла к выводу, что работа занимает в ней слишком большое место. У нее упало сердце, когда она поняла, что Стефано явно так не считает.

Он закусил нижнюю губу:

— Что ты собираешься делать с «Ла Ритиратой»? Сомневаюсь, что там можно жить.

— От дома почти ничего не осталось.

— Послушай… только пойми меня правильно, Кира. Почему бы тебе не продать то, что осталось от коттеджа, мне? Я предложу достойную цену, и ты сможешь начать все сначала.

Кира пристально смотрела на Стефано, пытаясь найти хоть какие-то признаки того человека, которого она полюбила. Но перед ней была лишь холодная маска. Она заставила себя спросить:

— Ты… ты хотел бы, чтобы я вернулась в Англию?

— Ну, это, безусловно, решать тебе, — ответил он. — Я просто предлагаю свою помощь. Эта гора мусора станет для тебя обузой.

— Обузой? Ну, тебе-то, конечно, виднее. Очевидно, именно обузу ты увидел во мне в то утро, когда бросил меня. Сначала добился своего, а потом ушел.

— О, Кира… я не хотел, чтобы ты была излишне оптимистично настроена на мой счет, потому и уехал.

Кира внимательно посмотрела на Стефано. На его бледное лицо и настороженные глаза. Несомненно, он лгал.

— Ты трус, Стефано. Нас связывает нечто необыкновенное. Ты тоже это чувствуешь. Можешь отрицать сколько угодно, но в один прекрасный день ты поймешь, от чего отказался.

Схватив свою сумку, она бросилась к двери.

— Подожди, Кира! Ты куда?

— Я покажу тебе, как создать дом на абсолютно пустом месте, Стефано. Я собираюсь восстановить «Ла Ритирату» по кирпичику, даже если мне придется потратить на это всю оставшуюся жизнь, — закончила она с железной решимостью.

Выскочив из палаты, Кира захлопнула за собой дверь.

Взволнованный Стефано заставил себя встать с кровати. Он не хотел, чтобы все закончилось таким образом. Они должны были договориться на его условиях. Последнее слово — его. Он распахнул дверь палаты.

Кира ушла. Ушла из его жизни. Слишком поздно.


Когда Кира добралась до своей машины, уже стемнело. С тяжелым сердцем она решила, что нет никакого смысла возвращаться в «Ла Ритирату» немедленно. Ночью все равно ничего не сделаешь. Девушка отправилась в гостевые апартаменты флорентийского дома Стефано.

Спустя несколько часов Кира пожалела о том, что не уехала. Уснуть было невозможно. Лучше уж потратить время на то, чтобы осмотреть руины коттеджа при свете фонаря, чем ворочаться с боку на бок в постели.

Она встала, едва забрезжил рассвет, и отправилась прогуляться по городу, надеясь проветрить голову. Но это оказалось не так просто. Мысли переполняли Киру. Она думала о доме, который потеряла, и о том, что все могло окончиться гораздо хуже. Стефано грозила гибель. Когда речь идет о жизни и смерти, тут не до собственности. Коттедж можно восстановить, а человека не вернешь. Бросив ее на Серебряном острове, Стефано нанес ей рану, но оставался шанс на то, что рану можно залечить. Если бы он погиб при пожаре, Кира потеряла бы его навсегда.

Сегодня у нее, по крайней мере, есть надежда.


Кира всегда была одержима работой, но, когда дело коснулось флорентийского дома Стефано, она превзошла саму себя. Кроме того, в свободное время девушка занималась проектом восстановления собственного жилья. Она не желала сдаваться и поклялась отстроить коттедж заново. Целыми днями Кира сосредоточенно работала, стараясь безукоризненно выполнить все пункты контракта, а вечером уезжала в «Ла Ритирату» и трудилась там до наступления темноты. Она делала все, чтобы строителям не пришлось тратить время: звонила по телефону, убирала и мыла. Все должно было идти согласно плану. Она хотела, чтобы коттедж стал памятником ее железной воле.

Однако ее частенько подводил самоконтроль. Каждый раз, поднимаясь в новый сад на крыше, она надеялась на появление Стефано. Но тщетно. Он был потерян навсегда. Все мосты были сожжены вместе с коттеджем.

Кира оказалась архитектором собственного несчастья, и это самое ужасное.


Напряженный график работ начал приносить свои плоды. Порой Кире с трудом удавалось переключаться с одного проекта на другой. Тело немело от усталости. Однако работа помогала ей ни о чем не думать. Как только она позволяла себе немного расслабиться, ее мысли неминуемо устремлялись к Стефано.

Восстановление «Ла Ритираты» потребовало больше времени и денег, чем предполагала Кира. Ее любимый садик погиб. Растения были выжжены, раздавлены и затоплены.

Здание можно восстановить, но куда труднее восстановить сердце и душу дома. Бродя вокруг, она размышляла о том, что здесь, скорее всего, все будет таким же безликим, как дома Стефано. Сюда не вложить любовь — ее у Киры больше не осталось. Новая «Ла Ритирата» будет пахнуть свежей краской и шпаклевкой. Но прежний дух исчезнет.

Кира всегда мечтала о спокойной жизни, вдали от незнакомых людей, в старом коттедже. Теперь ее взгляды на одиночество претерпели изменение. Она по-прежнему хотела жить в уединении… но вместе со Стефано.

Однако чудесной мечте не суждено сбыться. Она потеряла свой дом и мужчину, которого любила. Следовало бы принять предложение Стефано выкупить руины «Ла Ритираты». Работа по контрактам близка к завершению, скоро ее услуги не понадобятся. В долине ей больше делать нечего.

Стефано во всем прав, и надо сказать ему об этом.


Послание Киры было коротким: «Ты выиграл. Я не хочу восстанавливать коттедж. Можешь получить его».

Ждать пришлось долго. Упаковывая вещи в городском доме Стефано, девушка все время отрывалась, чтобы проверить, не пришел ли ответ. Наконец, почувствовав жжение в глазах от пристального наблюдения за экраном, Кира со стоном отчаяния встала. Почти ничего не видя, она поднялась в сад на крыше, который создала для Стефано.

Сколько она себя помнила, сады всегда были ее отрадой. Однако сегодня это волшебство не сработало. Бродя от ящиков с геранью к глиняным горшкам с лимонными деревьями и обратно, Кира погрузилась в горестные мысли. Неожиданно она спохватилась: может, Стефано ответил ей, а она пропустила его ответ? Кира бросилась вниз.

Но вместо послания от Стефано девушка обнаружила отписку: сообщения впредь не принимаются.

Все было ясно.

Остаток дня прошел без пользы. Кира не могла ни есть, ни спать, ни работать. Когда наступил вечер, она сдалась и поехала в долину. Пристально глядя на фундамент своего нового дома, она размышляла, будет ли следующий владелец счастлив здесь.

Холодный ветерок ерошил ее волосы. На ближайшей сосне жалобно кричала сова. Зима не за горами. Кире всегда доставляло удовольствие кормить зимой слетающихся к коттеджу птиц.

Подчиняясь порыву, она высыпала горсть крошек на перевернутую канистру, и тут же на разведку прилетел дрозд. Кира принялась собирать сломанные ветки, чтобы сложить их в кучку. Зимой можно будет разжечь костер. Потрескивание и запах горящих веток сделают бездушный коттедж немного приветливее. Новым собственникам это понравится.

Кира подбирала шишки, когда какой-то звук заставил ее обернуться. От увиденного у нее едва не остановилось сердце.

— Стефано?!

Он направился к ней. Кира замерла. Сидя на корточках, она попыталась заправить медные локоны за уши.

— А ты похудел, — еле слышно произнесла девушка.

— Я был слишком занят, чтобы есть. Я нашел новую цель в жизни.

— Идея собственности в Нью-Йорке все-таки увлекла тебя?

Стефано помотал головой, но это не вселило в нее надежду. Девушка насторожилась:

— Мне не до игр, Стефано. Ты получил мое сообщение по электронной почте?

— Да. Поэтому я здесь, — признался он.

Она взглянула на него:

— Почему твой офис не ответил на мое сообщение?

— Они не могли связаться со мной. Я был в пути.

— Зачем? Зачем, владея целой империей, ты нанес визит именно сюда? — спросила Кира, чувствуя, как дрожит ее голос.

Стефано долго молчал, прежде чем ответить.

— Это не визит, Кира, — сказал он наконец. — Я вернулся в долину навсегда.

— Еще пять минут назад у меня был план действий, — пробормотала она. — Но явился ты, и теперь я не знаю, что и думать.

— Так не думай. — Стефано подошел к ней улыбаясь, и она поднялась на ватных ногах. — Положись на чувства. Тебе надо знать одно — с твоими проблемами покончено, дорогая.

Он протянул руку, и Кира поспешно отступила на шаг. Если Стефано обнимет ее, все пропало.

— У меня такое чувство, что мои проблемы только начинаются. Ты считаешь, что можешь появляться в моей жизни и исчезать по своей прихоти? Ты бросил меня, не забыл? Разве я могу верить, что ты больше не передумаешь?

Улыбка Стефано исчезла.

— Я хочу все объяснить.

— Что тут объяснять? Ты предал меня!

— Это неправда, Кира! Я слишком много рассказал тебе в последнюю ночь, которую мы провели вместе. Поэтому ты должна была бы сообразить, что мне нельзя доверять.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, Стефано.

— Я открылся тебе, чего никогда прежде не делал. Рассказав о Марии и о своей семье, я сбросил груз со своих плеч. Но на следующее утро… — Он покачал головой. — Я понял, что зашел слишком далеко и должен уйти.

Кира ждала затаив дыхание. Прошло много времени, прежде чем Стефано заговорил снова:

— Я открыл тебе самый темный секрет своей жизни — ведь ради достижения цели я отвернулся от родных. Мысль о том, что я ничем не лучше твоего вероломного Хью… была для меня непереносима. — Он тяжело вздохнул. — Понимая, что ты знаешь мои секреты, знаешь, каким в действительности было мое детство… Я все время представлял, с каким отвращением ты посмотришь на меня или — что еще хуже — с жалостью.

Его лицо было бледным и напряженным.

— Стефано, — мягко начала Кира, — пойми, твое прошлое ничего не меняет в моем отношении к тебе. Оно сделало тебя тем, кем ты стал сейчас, — человеком, которого я… — она замялась, — знаю. Я запаниковала после первой ночи, которую мы провели вместе. Все было прекрасно, но я не могла надеяться на то, что наши отношения будут продолжаться долго.

— И что изменило твое мнение?

Кира вздохнула:

— Если честно, я не могла не быть с тобой. Я собиралась соблюдать дистанцию… но не хотела терять тебя. Наверное, я пропала с самого начала. С тех пор как ты дал мне свою визитную карточку, я храню ее в качестве реликвии, — закончила она грустно.

— Пропала не только ты.

Они взглянули друг на друга и засмеялись.

Стефано снова протянул руку и погладил Киру по щеке. В этот момент она забыла обо всех своих страхах. Прижавшись к мужчине, она заглянула ему в глаза. Он не сводил с нее пристального взгляда.

— Что-то случилось со мной, когда мы занимались любовью на Серебряном острове, Кира. Сначала я не мог выбросить тебя из головы, а потом не хотел выпускать из своей постели. Я никогда не испытывал таких чувств ни к одной женщине. Эмоции переполняли меня. Мне казалось, я погиб. На самом деле все было наоборот. Когда мы расстались, я понял, что ты — мой якорь в жизни. Ты сильная и целеустремленная. На Серебряном острове вместе с тобой осталась часть меня. Лучшая часть. После нашей последней ночи любви кое-что изменилось — я стал половинкой пары. Ты понимаешь, что это значит? Нам судьбой предназначено быть вместе, Кира. Обратного пути быть не может — ни для тебя, ни для меня. Мы нужны друг другу. Вместе мы покажем всему миру, что такое настоящая семья. Вместе мы будем несокрушимы. Поэтому я приехал к тебе. Кира, моя единственная любовь. Я не опоздал?

Стефано пытливо заглядывал ей в глаза, пытаясь прочитать ее мысли. Все сомнения Киры рассеялись.

— Опоздал? — спросила она наконец нежным тихим голосом. — Ты не можешь опоздать, раз я здесь.

Лицо Стефано озарила радость, и он притянул Киру к себе.

— Здесь и оставайся. — Он обхватил ладонями ее лицо и страстно поцеловал. — Навеки со мной.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11