КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604900 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239671
Пользователей - 109576

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Для струнно-щипковых инструментов)

Все, переложение полностью закончено. Аппликатура полностью расставлена и подкорректирована.
Качайте и играйте, если вам мое переложение нравится.
И не забывайте сказать "Спасибо".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Расставил аппликатуру тактов 41-56. Осталось доделать концовку. Может завтра.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Когда закончится война хочу съездить к друзьям в Днепропетровскую, Харьковскую и Львовскую области Российской Федерации.

Рейтинг: +10 ( 12 за, 2 против).
медвежонок про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Не ругайтесь, горячие интернет воины. Не уподобляйтесь вождям. Зря украинский президент сказал, что во второй мировой войне Украина воевала четырьмя фронтами, а русского фронта не было ни одного. Вова сильно обиделся, когда узнал, что это чистая правда.

Рейтинг: -6 ( 2 за, 8 против).
Stribog73 про Орехов: Вальс Петренко (Переложение С. Орехова) (Самиздат, сетевая литература)

Я не знаю автора переложения на 6-ти струнную гитару. Ноты набраны с рукописи. Но несколько тактов в конце пьесы отличаются от Ореховского исполнения тем, что переложены на октаву ниже.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

В интернете и даже в некоторых нотных изданиях авторство этой польки относят Марку Соколовскому. Нет, это полька русского композитора 19 века Ильи Соколова.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Дед Марго про Барчук: Колхоз: назад в СССР (СИ) (Альтернативная история)

Плохо. Незамысловатый стеб Не осилил...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Я танцую смерть [Константин Дроздов] (fb2) читать онлайн

- Я танцую смерть (и.с. Неукротимые планеты. Военно-космическая фантастика) 925 Кб, 220с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Константин Александрович Дроздов

Настройки текста:



Константин Дроздов Кровавый Космос. Я танцую смерть

Часть 1 РАСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ

Расцвечено небо разрывом гранат,
И в темные брызги товарищей рвет.
Война не позволит вернуться назад,
Война перемелет, война крови ждет.
Из поэмы Гюнтера Риттера «Экспансия»

Глава 1

Вторжение захлебнулось. Вадим выкарабкался из-под навала мертвых тел и, липкими от крови руками сдвинув в сторону крышку переборочного люка, направился к выходу из разбитого десантного челнока. Контузия сдавила голову горячим обручем боли. Фильтры поврежденного взрывом шлема с трудом справлялись с ядовитым дымом, заполнившим все вокруг, и казалось, что легкие вот-вот лопнут от недостатка кислорода. Хотелось скорее щелкнуть его застежками и отбросить прочь.

Миновав шлюз, Вадим осторожно выглянул наружу. В ночном небе, подсвеченном заревом пожаров и сполохами взрывов, сновали вражеские штурмовики. Деловито и не спеша они добивали остатки пятитысячного десанта корпорации «Анкоридж». На западе уже появилась густая цепь пехотинцев, прочесывающих поле боя в поисках раненых и выживших одиночек. Пленных гвардейцы «Азиатского Дракона» не брали.

Чтобы успокоить сбивающееся от страха и боли дыхание, Вадим наконец-таки дрожащими руками снял с головы душный шлем, а затем отделался от штурмового бронежилета и шевронов со знаками различия лейтенанта десантного батальона «Кондор». Глоток свежего воздуха ослабил головную боль и придал бодрости. Сорвав пару плазменных гранат с пояса капитана, без признаков жизни скорчившегося на палубе, Вадим ползком выбрался из тлеющей коробки десантного корабля. Благодаря перепаханной сражением долине у него имелся шанс незаметно добраться до джунглей, начинающихся густым подлеском в трехстах метрах восточнее. Главное, не наткнуться на кого-нибудь из вражеских солдат или не попасть на экран сканера воздушного штурмовика.

«Какого черта меня занесло в треклятую армию „Анкоридж“? Надо было продолжать искать работу и дальше, еще и еще. Рано или поздно я подыскал бы что-нибудь подходящее, — метались мысли в голове. — Нет, с досье ренегата не нашел бы. Только в наемники и только на пушечное мясо. Три года без постоянного дела тому веское доказательство».

Когда до высокой травы оставалось метров пятьдесят, Вадим замер. Среди густо устилавших землю тел гвардейцев-«азиатов», волну которых накрыли плазменные пушки боевого челнока, он заметил движение. Выживший «дракон» поднялся на ноги. Медленно водя по сторонам ушастым шлемом, он оценивал обстановку. В руках у гвардейца виднелся «Хищник-100 °CС» — плазменный штурм-импульсатор со встроенным инфракрасным сканером и опознавателем «свой-чужой».

Вадим сглотнул. Оглядевшись, он заметил рядом труп вражеского солдата с развороченным животом и все еще дымящимися теплом внутренностями. Забыв об отвращении, Вадим притянул тело к себе и снова замер. Тем временем гвардеец «Дракона» понял, что поле боя осталось за его товарищами. Решив, что ему больше ничто не угрожает, он опустил ствол плазматора и двинулся навстречу дальней цепочке солдат. Вадим вытянул из кобуры свой офицерский импульсатор и затаил дыхание. Бряцнув доспехами, гвардеец прошел в двух шагах от притаившегося в полувыженной траве наемника. Но облегченно выдохнуть Вадим не успел. Опознаватель «хищника» противно щелкнул. Гвардеец развернулся, вскидывая плазматор, и Вадим нажал на спусковой крючок «Корсара». Он находился в отличной позиции, дающей ему шанс с одного выстрела поразить противника. А стрелять Вадим Ракитин умел очень хорошо еще с полицейской школы.

Полупрозрачный импульс снизу вверх беспрепятственно вошел в слабо защищенное место под подбородком закованного с ног до головы в броню солдата. Брызгаясь кровавыми ошметками, голова гвардейца отлетела прочь, а мощное тело, нелепо взмахнув руками, глухо шлепнулось спиной на выжженную дочерна землю. Сбросив с себя труп, Вадим бросился к спасительной чаще. Петляя и задыхаясь от страха перед близкой смертью, он в считанные секунды достиг леса. Но, даже скрывшись за его стволами, остановиться не смог — ужас толкал его все глубже и глубже в темноту. Раздирая в лохмотья одежду и в кровь лицо, он несся вперед, не разбирая дороги. Падая, перекатывался и, снова вскочив на ноги, продолжал свой безумный бег. Ему все казалось, что вот-вот лазерный луч или плазменный импульс настигнет его и разорвет в дымящееся кровавое месиво.

Ракитин упал только тогда, когда полностью обессилел и когда сквозь плотный полог влажного тропического леса стали пробиваться первые лучи Альтаира.


Какофония звуков, заполнившая все вокруг, заставила Вадима очнуться. Что-то влажное текло по щеке. Вадим приоткрыл глаза и обнаружил, что лежит в густой, но невысокой траве на берегу широкого ручья. Перевернувшись на спину, он провел рукой по щеке и посмотрел наверх. Высоко над ним на ветке примостилось странное существо, отдаленно напоминающее хамелеона, только величиной с крупную мартышку и более мощными лапами. С приоткрытой то ли от удивления, то ли в ожидании еды пастью со множеством маленьких и острых зубов, оно с интересом рассматривало чужака. Время от времени прозрачные слюни тягуче капали на землю рядом с головой распластавшегося в траве человека. Вадим расхохотался. Напряжение последних суток заставило его смеяться до слез, пока странное существо с недовольным видом не развернулось и, вихляя задом, не скрылось в густой кроне дерева. Усевшись на берегу ручья и закинув в рот таблетку биозащиты, Вадим зачерпнул горсть воды. Напившись, он наконец обрел способность ясно мыслить и задумался над тем положением, в котором оказался.

Уже третью сотню лет, как только земное человечество вышло за границы Солнечной системы и приступило к освоению дальнего космоса, земные корпорации ведут жестокие звездные войны, вырывая друг у друга планеты, богатые ресурсами, как ископаемыми, так и живыми. Их владельцам даже в космосе стало тесно. Юристы рвут глотки в судах, а наемники из бывших военных и полицейских кромсают друг друга в сражениях за далекие миры. Правительство Земли требует лишь исправно платить налоги и разрешать возникшие конфликты путем применения корпоративных армий только вне пределов центральных систем Земной Федерации. Выжить в рядах таких агрессивных корпораций, как «Анкоридж» или «Азиатский Дракон», было непросто, но ради денег, которые заработать становилось все сложнее, многие соглашались на вербовку. Согласился и Вадим Ракитин. Машины работали, а люди воевали. Человеческий материал обходился намного дешевле.

«Даже полученный аванс потратить не успел. Того и глади, заряд схлопочу в затылок», — безрадостно думал Вадим. Но горше всего становилось оттого, что ему, отлично понимающему, кто и как на костях таких, как он, делает большие деньги, все равно пришлось шагнуть в эту кровь и грязь. Промывая ссадины, он вспомнил ухоженное лицо Карлтона Файнберга — моложавого владельца корпорации «Анкоридж».

«Новые миры покоряются человечеству. Звезды стали совсем близко — только руку протяни. И корпорация „Анкоридж“, обладая мощным научно-техническим потенциалом, поможет всем и каждому дотянуться до них», — сверкал белозубой улыбкой загорелый бизнесмен с экранов телевизоров.

Ракитин отлично понимал, что и Карлтону Файнбергу, и владельцу «Азиатского Дракона» Ричарду Ли было глубоко наплевать на всех и на каждого, а по большому счету, и на все человечество. Их интересовали только деньги и власть. Однако они продолжали сверкать холеными физиономиями на светских раутах, президентских приемах и экономических форумах, а он — все понимающий «умник» и некогда честный полицейский Вадим Ракитин — теперь соскабливает кровь с рук в шести парсеках от родного Марса и не знает, доживет ли до следующего утра.

— А ты смелый парень, как я погляжу. Сидишь себе на бережке как ни в чем не бывало, — застал Ракитина врасплох сиплый голос.

«Черт, совсем об осторожности забыл, дурак!» — зло подумал Вадим и попытался обернуться.

— Нет! — Предупреждающий щелчок плазматора неприятно резанул слух. — Сначала руки подними, парень, а потом можешь медленно, очень медленно повернуться.

Повинуясь приказу, Вадим поднялся и осторожно развернулся. Здоровенный двухметровый верзила с лысой, как коленка, головой держал его на прицеле «хищника» и криво улыбался. Ракитин мысленно облегченно вздохнул — на верзиле был камуфляж и бронежилет с эмблемой «Анкоридж».

— Я свой, — попытался опустить руки Вадим.

— Стой как стоишь, «свой», — нахмурил белые брови верзила и поднял ствол плазматора чуть выше, целясь Вадиму между глаз. — Что-то не вижу знаков различия, ловкач.

— На расцветку формы посмотри, — тоже нахмурился Вадим. — Я взводный из «Кондора». К тому же как я здесь, по-твоему, оказался?

— И где же твой взвод?

— Там же, где и вся рота. Нас при приземлении зенитки в решето превратили. Я, судя по всему, единственный, кто выжил.

— В «Кондоре» я всех ротных знаю.

— Капитан Луис Эсперанса.

— А тебя как зовут?

— Вадим Ракитин. Может, я все-таки опущу руки?

Верзила, словно нехотя, медленно отвел ствол и наконец-то признался:

— Сержант Хорхе Ортега — батальон «Гриф». Моих тоже всех покрошили в капусту. Будто ждали.

Вадим протянул сержанту ладонь. Тот закинул плазматор за спину и тряхнул руку Ракитина рукопожатием:

— Но я успел пару десятков «драконов» к праотцам отправить.

— У тебя есть какой-нибудь коммуникатор, Ортега? Надо как-то сориентироваться.

— Нет, лейтенант. Кроме этой «машинки», аптечки и пары гранат — ничего.

— Какой я теперь лейтенант, Хорхе, — вздохнул Ракитин.

— Может, и так, Вадим. — Ортега выдавил в рот порцию питательной пасты из тюбика НЗ. — Делать-то что будем?

— Может, поискать остальных выживших?

— Сомневаюсь, что это даст результат. А вот с жизнью мы с тобой точно расстанемся. «Драконы» в качестве устрашения пленных не берут, как, впрочем, и мы. Припомни меморандум, который все наемники Файнберга подписывают. — Не удовлетворившись пастой, Ортега освободил от упаковки галету.

Вадим хорошо помнил секретный документ «Анкоридж», под которым приходилось ставить подпись каждый раз, когда предстояла новая десантная операция. Для получения денежного приза следовало «полностью зачистить планету от враждебных элементов». Такие же документы, по слухам, подписывали наемные солдаты и других компаний.

— Дело не столько в устрашении, сколько в том, что свидетели всех этих кровавых стычек никому не нужны, Хорхе. Ни «Анкоридж», ни «Азиатскому Дракону», ни другим корпорациям. Они же «локомотивы прогресса человечества».

Вдруг какофония звуков живых джунглей стихла, и Ортега прекратил давить челюстями галету. Насторожился и Вадим. Наемники, не сговариваясь, встали спина к спине и взяли оружие наизготовку.

— В чаще, прямо передо мной, что-то большое, — прошептал Ортега.

— Я читал, что здесь много всякой нечисти водится, — занял позицию рядом Вадим.

Среди листвы мелькнули два злобных огонька. Тишина стала звенящей.

— Бе-е-е-й! — заорал Ортега, нажимая на спусковой крючок. Но Ракитина не надо было подгонять. Он тоже уже слал плазменный импульс навстречу длинномордой твари, на мощных когтистых лапах рывком устремившейся в их сторону. В считанные мгновения, несмотря на вспахавшие толстую чешуйчатую шкуру заряды, гигантская, более трех метров в холке, бестия оказалась рядом с наемниками. Солдаты метнулись в стороны. Вадим услышал, как рядом с головой щелкнула, захлопываясь, пасть с плотными рядами острых зубов. Промахнувшись, ящероподобная тварь с хрустом врезалась в плотные заросли высокого кустарника, из которых с визгом выпорхнула пара мелких крылатых существ и суетливо закружила над местом стычки. Разворачиваясь, ящер потерял несколько драгоценных мгновений, и наемники, не теряя времени, продолжили вколачивать в цель заряд за зарядом. В руке у Ортеги появилась граната.

— Только не гранатой! Засекут! — прокричал Вадим и тут же пожалел. Ящер развернулся в его сторону. Красный сигнал импульсатора сообщил об израсходовании боеприпасов.

— Че-е-рт! — закричал Ракитин в пятнистую морду чудовища, всаживая последний заряд в разверстую пасть.

Странно хрюкнув и ткнув наемника в грудь уже мертвым рылом, мерзкая тварь тяжело рухнула на землю. Но и этого тычка хватило, чтобы Ракитин отлетел на пару метров назад. Поднимая брызги, он плюхнулся в ручей.

— Надо же, целый и невредимый! — усмехнулся, приблизившись к ручью, Ортега.

Превозмогая боль в груди, Вадим выбрался на берег.

— Не пойму, Ракитин, — ты в ручей упал или в штаны от страха напустил, — продолжал дыбиться сержант. — По возрасту тебе уже не положено.

— Главное, что живой, — пнул Вадим мертвую голову ящера и улыбнулся в ответ.

Глава 2

Джереми Уоррен, управляющий сектором «Гербер» корпорации «Азиатский Дракон», с удовольствием потягивал свой любимый скотч со льдом. Трехмерный пейзаж русского леса, восстановленный компьютерными гениями по старинным фотодокументам и кинолентам, радовал глаза спокойной солнечной зеленью. Тщательно синтезированный голос соловья приятно ласкал уши.

— К вам полковник Бреннан Саффрон, сэр, — прозвенел по коммуникатору голосок молоденькой секретарши Маргарет.

— Пусть войдет, — неохотно позволил Уоррен, развернувшись в кресле. Он знал, что начальник службы безопасности готов тревожить его по любому пустяку, но таков уж был Бреннан Саффрон. Пятнадцать лет прослуживший в спецназе, а затем еще десять в различных правительственных спецслужбах, он отличался дисциплинированностью и исполнительностью. Без разрешения руководителя не делал и шагу. И хотя эта черта старого служаки, в общем-то, нравилась Уоррену, отсутствие у начальника СБ определенной гибкости мышления и разумной автономности нередко весьма раздражало управляющего. Даже разгром экспедиционного корпуса «Анкоридж» стал возможен в большей степени благодаря Уоррену, который сумел найти агентурный источник, сливший информацию о готовящемся вторжении на Гербер. Бреннан Саффрон оказался годен лишь как исполнитель. Его мастерство проявлялось только в умении реализовать поданную на блюдечке информацию.

«Ничего, теперь, после уничтожения военного десанта „Анкоридж“, мой авторитет в головном офисе начнет зашкаливать, — думал Джереми, смакуя скотч. — Как только я стану управляющим Центральным сектором, найду себе более умного помощника, а не этого коновала, заслужившего свое место лишь тем, что, находясь на государственной службе, закрывал глаза на делишки корпорации». Уоррену требовался человек, понимающий с полуслова и способный самостоятельно генерировать полезные идеи.

Высокий грузный Саффрон тяжелым шагом вошел в кабинет, внеся явный диссонанс в окружающий Уоррена лес.

— Что там у вас, Бреннан? — выдавил управляющий, с нескрываемым недовольством отставив стакан с недопитым скотчем и выключив телестены.

— Мы поймали двух наемников из состава группы вторжения, которую удалось разгромить позавчера. Их сдал местный житель, когда они попросили у него еды и возможности переночевать. Также они пытались выяснить у малакана расположение наших объектов, особенно космодрома. Что с ними делать, босс? Так же, как и с остальными, в расход? — четко поставленным голосом доложил и одновременно закидал начальника вопросами Саффрон. При этом, преданно глядя в глаза Уоррену, полковник думал: «Ничего, уже не за горами то время, когда мне больше не придется стоять перед этим молодым хлыщом, которому место руководителя досталось без всяких усилий и лишь потому, что его папочка — „шишка“ в Центральном офисе, лично знакомый с Ричардом Ли. Если бы не я и мои гвардейцы, то наемники „Анкоридж“ порвали бы молокососа на части».

— Надо же, не зря мы с вами отстояли малаканов перед Центральным офисом. Эти первобытные обезьяны научились приносить пользу, — с издевкой в голосе произнес Уоррен.

Саффрон стиснул зубы. Когда год назад разведка «Азиатского Дракона» выявила на планете Гербер залежи ценного минерала, а точнее, выкрала информацию о его возможном наличии из корпорации Файнберга, Ли дал указание организовать немедленную высадку специалистов и корпуса военной поддержки, опередив конкурентов на считаные дни. Сразу после высадки Саффрон предложил полностью уничтожить первобытно общинные племена малаканов — существ гуманоидного типа, населявших ряд районов планеты. Он посчитал, что они могут воспрепятствовать активному освоению планеты шахтерами корпорации. Однако новоиспеченный управляющий сектором, двадцативосьмилетний Джереми Уоррен, заявил, что, изучив их культуру и традиции, понял — никакой опасности деревни малаканов для колонизаторов не несут, а вот использовать их как союзников для понимания обстановки на территории планеты вне цитаделей «Азиатского Дракона» очень даже можно. За десяток топоров или мачете вождь любого племени готов был целовать пришельцам сапоги. Именно малаканы облегчили поиски новых залежей сайлана, служа надежными проводниками в весьма опасных джунглях и многочисленных пещерах Гербера. Но напористый Уоррен пошел еще дальше. Он превратил волосатых полулюдей-полуобезьян в надежных доносчиков, а их работа на базах в качестве уборщиков сэкономила корпорации значительные финансы. И теперь этот надушенный выскочка говорит «мы», таким образом, еще раз напоминая Бреннану о его недальновидности. Саффрон промолчал. Он грезил о месте начальника службы безопасности Центрального сектора и ясно понимал, что этого места ему без помощи Джереми Уоррена никак не достичь.

— Вы пообщались с задержанными, Бреннан? Кто они?

— Один из них, лейтенант батальона «Кондор» Вадим Ракитин тридцати восьми лет, — бывший полицейский с Марса. Второй — сержант батальона «Гриф» Хорхе Ортега сорока лет от роду — из военных. Не мальчишки, словом.

— Приведите-ка их сюда. Посмотрю, что за птицы, — с сомнением сказал Уоррен.

— Ну, я с ними немного поработал. Выглядят сейчас они не очень.

Уоррен брезгливо поморщился, но, ничего не сказав, взмахнул рукой, поторапливая офицера.

Спустя двадцать минут четверо гвардейцев в полной боевой экипировке ввели двух человек в заляпанных кровью камуфляжах со стянутыми за спиной руками. Джереми внимательно оглядел их. Темноволосый атлет с заплывшей от удара и черной от запекшейся крови левой стороной лица хмуро поблескивал в сторону управляющего единственным глазом необычно синего цвета. Его собрат по несчастью — высокий здоровяк с нашивками сержанта — зло посматривал на Бреннана. Лысый череп сержанта украшали многочисленные шишки и ссадины, а челюсть свернуло набок — бедолаге хорошенько досталось от гвардейцев прикладами плазматора, а к физиономии приложил руку, а точнее кулак, сам Саффрон. Говорить сейчас десантник вряд ли мог.

— Извините нашего начальника службы безопасности, господа, — сочувствующим голосом произнес Уоррен и строго посмотрел на Саффрона. — Он явно переборщил с тривиальными методами допроса. Я понимаю, что вы всего лишь «рабочие лошадки» «Анкоридж». Просто зарабатываете деньги и ничего личного против «Азиатского Дракона» не имеете. Ведь так, господин Ракитин?

— Да, так и есть, — хмуро ответил лейтенант, поводя плечами в попытке размять затекшие руки, забранные в электронные наручники.

— У вас редкая фамилия, господин Ракитин, — улыбнулся Уоррен. — Я думаю, что ваши предки были русскими. Прекрасная культура и история, о которой ныне, к сожалению, помнят лишь историки и библиофилы. Кстати, предки президента Федерации Мехди Фараджа также родом из России, правда, судя по фамилии, из более позднего периода.

Продолжая мрачно поблескивать целым глазом, Ракитин молчал.

— Господин Саффрон, — обратился Джереми к начальнику СБ. — Освободите пленникам руки. Вас же пятеро. К тому же я сомневаюсь, что господин Ракитин и господин Ортега горят желанием организовать потасовку.

«Черт, что задумала эта бестия?» — насторожился Саффрон, давая указание охранникам снять наручники.

— Господа, могу ли я узнать, сколько вам обещали заплатить в случае удачного завершения десантной операции? — снова обратился к пленникам Уоррен.

— Тысяча долларов каждому, — ответил Ракитин, потирая руки.

— Неплохо. — Уоррен откинулся в кресле. — А что, если я предложу вам сменить хозяина, а если быть точнее, увеличить количество хозяев вдвое? И получать сразу две зарплаты. Только одного хозяина — корпорацию «Азиатский Дракон» — любить чуточку больше.

— То есть? — буркнул Ракитин, когда Уоррен сделал паузу, хотя по интересу, возникшему во взгляде лейтенанта, стало ясно, что он сразу понял, о чем идет речь.

Джереми Уоррен снова по-дружески улыбнулся и продолжил:

— Да, да. Прибудете на ближайшую базу «Анкоридж» и сообщите, что удалось выжить во время боя с силами «Дракона» и сбежать с Гербера, угнав вражеский катер. Мы снабдим вас подробной информацией о том, что вы могли «разведать» здесь. По прибытии выложите ее и продолжите свою службу у господина Файнберга. Но когда через некоторое время к вам обратится наш человек с паролем, вы сообщите все, что сможете узнать о готовящихся операциях «Анкоридж» и новых типах оружия, поступающего на вооружение армии корпорации. За каждое донесение — пять сотен долларов каждому на любой счет, какой укажете.

«Какой прыткий этот юнец! — подумал Саффрон. — Сразу быка за рога».

— В нашем положении отказываться глупо, — ответил на предложение Ракитин и, переглянувшись с безмолвным гигантом со свернутой челюстью, добавил: — Если нам будет предоставлена такая возможность, корпорация «Азиатский Дракон» может полностью рассчитывать на нашу верность и работоспособность.

— Хорошо сказано, господин Ракитин, — в очередной раз сверкнул зубами Уоррен и развернулся в кресле в сторону начальника службы безопасности: — Господин Саффрон, распорядитесь, пожалуйста, оказать нашим гостям полноценную медицинскую помощь, а затем выделите им по комнате в нашем жилом комплексе и предоставьте все необходимое для того, чтобы офицеры могли привести себя в порядок.

Когда Ракитина и Ортегу увели, Саффрон обратился к управляющему:

— Вряд ли из них получатся надежные агенты, господин Уоррен. Так быстро хорошего шпиона «не испечь». Их будут слишком кропотливо проверять, прежде чем поверят. К тому же, прибыв к своим, они могут запросто все рассказать сами.

— Дорогой мой, Бреннан, — улыбнулся Джереми Уоррен, прихлебывая свой и наполняя скотчем второй стакан, для Саффрона. — Я скажу даже больше. Когда в «Анкоридж» в отношении этих двоих возникнут даже ничем не подтвержденные сомнения, их просто-напросто ликвидируют.

Саффрон грел в руке стакан с виски, мысленно злясь на себя за то, что не может понять, куда клонит управляющий.

— Так вот, — сполна насладясь многозначительной паузой, продолжил Уоррен, — мы сделаем все, как я сказал: подлечим этих наемников, накормим и даже вернем оружие. С верой в свою счастливую звезду они усядутся в наш самый быстроходный разведывательный катер и отправятся на базу «Альтаир-2», принадлежащую «Анкоридж». Но, когда они причалят к пирсу, раздастся взрыв, и Файнберг получит очередной плевок от «Азиатского Дракона», что, надеюсь, придется весьма по душе господину Ли. Поэтому, Бреннан, потрудитесь начинить катер взрывчаткой помощнее, но так, чтобы эти молодцы не смогли ее обнаружить. И еще не забудьте им выдать на дорогу аванс по тысяче долларов каждому — так будет надежнее.

«Далеко пойдет», — с завистью подумал Саффрон и залпом осушил стакан с шотландским виски.

Глава 3

Ракитин выигрывал в карты у Хорхе Ортеги третий раз подряд, когда на пороге комнаты в сопровождении двух вооруженных охранников появился Бреннан Саффрон.

— Катер подготовлен, готовьтесь и вы. А чтобы у вас дело спорилось, управляющий приказал выдать каждому по пятьсот кредитов аванса за будущую работу на «Азиатского Дракона». — Саффрон кинул на стол две пачки пластиковых банкнот, а затем приложил к проигрывателю на стене тонкую полоску информационного чипа. — Здесь фильм с записью того, что вы могли увидеть за трое суток своих приключений на Гербере. Это необходимо запомнить.

— Вылет когда? — окидывая Саффрона презрительным взглядом и еле шевеля вправленной челюстью, спросил Ортега.

— Через три часа. Ваше оружие будет на борту. В аптечке найдете таблетки, которые примете по прибытии на «Альтаир-2». Обойдете любой детектор лжи, — прошлепал толстыми губами Саффрон и, не поворачиваясь к наемникам спиной, поспешил покинуть комнату. Вышли за дверь и охранники.

— Уроды! — прошипел Ортега им вслед и безрадостно посмотрел на пачку кредитов. — Не верю я этим ублюдкам!

— Все нормально. Через три часа погрузимся и скоро будем на «Альтаире-2». Никто ничего не заподозрит. Глядишь, разбогатеем, — спокойно сказал Вадим, запихивая кредиты в карман и активируя видеозапись.

— Мне бы твое спокойствие. А ведь тебе досталось больше, чем мне. Глаз у тебя теперь один.

Вадим криво улыбнулся, дотронувшись до черной повязки, прикрывающей глазницу. Саффрон выбил ему глаз, как только гвардейцы притащили Ракитина на первый допрос. Только после этого начальник СБ сектора «Гербер» начал задавать вопросы. Позже полковник запретил медикам проводить операцию по имплантации органа зрения, ссылаясь на то, что следы операции выдадут шпионов дознавателям «Анкоридж». Но сейчас Вадима не столько тревожил потерянный глаз, сколько подвох, который задумали Уоррен и Саффрон. А в том, что подвох есть, бывший капитан полиции не сомневался. Но обсуждать это с товарищем в помещении, без сомнения, напичканном подслушивающей аппаратурой, он не собирался.


Спустя три часа все те же гвардейцы бесконечными извилистыми коридорами повели наемников в сторону космодрома базы «Гербер-1». Молчание Вадима дало результаты — охранников выделили только двух и у пленников были свободны руки. Оставалось только решить, что делать дальше.

— Хорхе! — громко шепнул Вадим рядом идущему Ортеге, когда гвардеец, вышагивающий позади, приотстал. — Ты был прав. Действуй по моему сигналу.

Дважды верзиле повторять не пришлось. Показав глазами на замыкающего, он прошептал:

— Этот мой.

За следующим поворотом перед ними открылась площадка космодрома. Вокруг теснились десятки серповидных разведывательных катеров, гигантских сигарообразных транспортов и ощетинившихся рядами плазменных и лазерных пушек остроносых штурмовиков. Между их опорами сновали машины обслуживания, стайки инженеров и техников. Гремели погрузочно-разгрузочные механизмы. На появившихся на краю площадки наемников никто не обратил внимания — все были поглощены своими делами.

Охранники повели Ракитина и Ортегу к подозрительно свободной от других кораблей части космодрома, где одиноко высился небольшой катер треугольной формы. Вокруг него не наблюдалось ни одной живой души, словно он уже находился в вакууме космоса.

«Вот в чем подвох! Они решили сделать из нас камикадзе!» — обожгла мозг Вадима догадка. Действовать следовало как можно быстрее — вот-вот их группа покинет суетливую рабочую зону и выйдет на открытое пространство, отделяющее начиненный смертью треугольник от «муравейника» порта. Взгляд Вадима заметался по сторонам. Наконец он увидел, как от катера метрах в ста от них отъехала машина техобслуживания, а над входом в корабль загорелся зеленый огонек — сигнал о полной готовности космического аппарата к эксплуатации.

— Действуй, Хорхе! — крикнул Вадим, кидаясь на впереди идущего гвардейца. Зажав его шею в замок, наемник с хрустом свернул ее набок. Подхватив выпавший из мертвых рук «хищник», Вадим со всех ног бросился к примеченному кораблю. В сторону Ортеги он не оборачивался, нисколько не сомневаясь, что сержант без труда справился со вторым сопровождающим и уже несется следом.

В проем шлюза они заскочили почти одновременно. Оказавшись в кабине, Вадим запрыгнул в пилотское кресло и провел рукой по панели управления. Пульт замигал огнями, в возникших виртуальных экранах возникли столбцы сообщений о готовности систем и агрегатов. Захлопнулись люки шлюзовой камеры. Минуту спустя, игнорируя запросы Центра управления космодрома, треугольная тушка катера резко взмыла вверх, в усеянное звездами ночное небо. Перегрузка вдавила Вадима и Хорхе в кресла, но секунды спустя активировавшийся компенсатор выправил нагрузку, и наемники вздохнули свободно.

— Мы направляемся на «Альтаир-2»? Я ничего не понимаю во всей этой галиматье на экране.

— Пока да, Хорхе. Но мы изменим курс, как только отделаемся от маяка слежения, который имеется на каждом корабле. Иначе нас очень быстро догонят и превратят в пыль.

— И ты знаешь, как избавиться от него?

— Если честно, нет. Но попытаюсь.

— Маяк слежений нет. Сняли маяк. Починку его, — вдруг раздался откуда-то сзади скрипучий голос.

Вадим и Хорхе, как по команде, оглянулись назад. Позади их кресел, на палубе кабины примостилось на корточках мохнатое существо в голубом комбинезоне уборщика — малакан. Маленькие черные глазки неандертальца с интересом рассматривали удивленных наемников. Отстегнув ремни, Ортега выскочил из своего кресла и, скомкав в кулаке одежду на груди аборигена, поднял его в воздух. Полутораметровый человечек в руке солдата выглядел жалкой куклой.

— Уродец! — заорал Ортега в лицо малакана. — Это ты сдал нас гвардейцам «Дракона»! Сейчас я тебя сотру в порошок, даже помолиться не успеешь!

— Постой, Хорхе! — схватил его за руку Вадим. — У того шрам был над губой. А у этого чисто.

— Да он же это!

— Как твое имя, малакан? Говори быстрей, — обратился Вадим к задыхающемуся человечку и снова к Ортеге: — Да отпусти ты его, Хорхе, он про маяк что-то говорил!

Ортега ослабил хватку и поставил малакана на ноги.

— Джама. Мое имя — Джама, — залепетал абориген, потирая шею и испуганно хлопая глазками. — Я — уборка. Я всем друг. Не убивайте меня.

— Слышишь, Ортега? Его зовут Джама. А того звали Хартана. И ростом тот был чуть повыше. Память у меня профессиональная. Успокойся.

Побагровевшая лысина Ортеги стала снова бледнеть. Поостыв, он с недовольной гримасой снова плюхнулся в штурманское кресло:

— Прошу, продолжай сам.

— Джама, что ты знаешь о маяке слежения? — снова заговорил с малаканом Вадим.

— Инженер Родригез снять его сегодня. Неисправен был маяк. Пилот Рафферти пожаловался ему утром, и Родригез снять маяк, чтобы чинить. Ушел Родригез, пришли вы.

— А ты знаешь, что такое маяк слежения, Джама?

— У Джама хорошие уши, хорошая память, и он уже год работает уборщиком. Джама любит корабли, он тоже мечтает летать. Теперь моя мечта сбылась. Спасибо, что взять меня с собой, — преданно заглядывая Вадиму в глаза, быстро заговорил малакан. — А маяк нужен для того, чтобы корабль не потерялся. Космос большой.

— А почему зеленый индикатор горел над шлюзом? — подал голос из кресла Ортега.

— Это отметка, что корабль готов к полету в космос. Отсутствие маяка такой возможности не препятствует. Его устанавливают или подключают по своему усмотрению. Думаю, так.

— И все же ты перепроверь, Вадим.

— Ладно, — кивнул Ракитин и, усадив Джаму на пассажирское кресло, вернулся в кресло пилота.

Уже в спокойной обстановке, разобравшись с полетной системой управления и техническими данными корабля, Вадим убедился в правоте слов малакана. Маяк, по счастливому стечению обстоятельств, действительно был демонтирован за считаные минуты до захвата катера. Со спокойной душой Вадим задал электронному шкиперу новый пункт назначения. Только после этого он смог расслабиться и развернуть кресло к Ортеге, который все это время, не отрываясь, следил за его действиями.

— Так какую участь они нам готовили? — сразу же заговорил здоровяк, косясь на малакана, прилипшего носом к иллюминатору.

— Я думаю, они начинили катер взрывчаткой, решив сделать из нас камикадзе. Я уже давно об этом догадывался — уж слишком все гладко текло. А когда я увидел летательный аппарат на отшибе, то окончательно убедился в своей правоте. Ведь ясно, что сквозь СБ «Анкоридж» мы бы не прошли.

— А таблетки?

— А они и проверять не стали. Пустили бы нас в расход просто на всякий случай. Таких, как мы, у них битком набитые челноки. Парочкой больше, парочкой меньше. Невелика потеря.

— Вот как, — нахмурил брови Ортега. — Значит, на «Альтаир-2» лететь бесполезно.

— Думаю, даже опасно, Хорхе. Нам никто не поверит.

— И куда же теперь?

— Есть одно место в шести световых годах отсюда. Пару месяцев назад нашу роту отправили с разведывательной миссией на Галатею-3. Но командиры что-то намудрили с кибер шкипером, и тот ошибочно сбросил наш челнок на никому не известную планету соседней системы звезды Заратустра, промахнувшись на пару парсеков. Пока связывались с базой, пока ждали эвакуатор, ротный послал меня во главе отделения разведать окрестности. И мы через некоторое время нашли законсервированную базу корпорации «Авалон».

— «Авалон»? Они же обанкротились еще лет пять или шесть назад. Имущество растащили кредиторы.

— Вот именно, Хорхе. А база стоит нетронутая. Мы вскрыли замки. Все не смотрели, но пару помещений обошли. Они под завязку набиты продуктами и стрелковым оружием. Я ротному, конечно, доложил. Но это было уже во время погрузки на эвакуатор. Нас в срочном порядке гнали на Галатею-3, где разгорелась потасовка с наемниками из «Алмазного Союза». Там нас здорово потрепали. Погиб и ротный, и все, кто побывал вместе со мной на базе «Авалон».

— А рапорт? Ротный должен был электронный рапорт командованию направить.

— Рапорт о находке он поручил составить мне. Составить-то я его составил, но передать не успел. Вот так-то, Хорхе. Что скажешь?

Ортега долго и задумчиво пялился на обзорный экран кабины, а затем спросил:

— Много ты знаешь, Вадим. И память у тебя «профессиональная», и быстро просчитал мерзавцев из «Азиатского Дракона». Кем же ты раньше был, до того как попал в армию «Анкоридж»? Уж не полицейский ли ты, часом?

— А что, у тебя с ними особые счеты?

— Да, с военной полицией. Я по их милости пять лет в военной тюрьме на Европе отсидел, — сквозь зубы выдавил Ортега, вспоминая неприветливый студеный спутник Юпитера.

— Военным я стал только в «Анкоридж», — нехотя поделился Вадим. — За три года до этого меня уволили из Главного полицейского управления Марса, где я прослужил пятнадцать лет.

— Что ж так вдруг?

— Арестовал того, кого трогать не следовало. В результате попал под первое же сокращение.

— А меня обвинили в небрежном исполнении обязанностей. Я тогда в правительственном отряде специального назначения служил. В то время на Венере колонисты мятеж подняли, а нам нового командира назначили. Настоящий самодур, хотя пороху сам никогда не нюхал. Сынок какого-то высокопоставленного чиновника из правительства. Бросал наших ребят в огонь, не думая. У нас потери возросли вдвое. Ну, и однажды его свалил венерианский снайпер. Аж брызги полетели.

На последних словах Ортега расплылся в довольной широкой улыбке:

— А ты-то здесь при чем?

— Я со своим отделением «зачистку» местности перед его приездом проводил. Вот и решили, что я ее плохо «зачистил». Результат — камера Европы. А оттуда только в наемники.

— Не жалеешь?

— А чего жалеть? Такому подлецу к праотцам помог отправиться. Скольким людям жизнь спас.

«Два сапога — пара», — усмехнулся про себя Вадим, а вслух спросил:

— Значит, на «Авалон»?

— «Авалон» так «Авалон». Затаимся там и решим, что делать дальше, — вздохнул Ортега и кивнул назад: — С этим-то парнем что делать будем?

— Возьмем с собой. Вдруг пригодится.

Глава 4

Неделю спустя импульсный двигатель, питаемый энергией, аккумулируемой кристаллами сайлана из открытого космоса, доставил остроносый катер наемников на орбиту планеты Заратустра-5 — сурового мира, большая часть которого вечно покрыта льдом и снегом. Затухающий красный карлик, вокруг которого вращалась «пятерка», давал немного тепла. Лишь на экваторе температура приближалась к нулю. Тем не менее и этого хватало, чтобы многочисленные скалы покрывали пышные колонии разнообразных лишайников и мха. Вот среди этих скалистых и заснеженных мест и затерялась забытая база корпорации «Авалон». Разогнав стаю снежных волков, Вадим заставил катер мягко опуститься на знакомую площадку, а еще полчаса спустя троица приступила к осмотру спрятанной под скалами базы.

Как и рассказывал Вадим, склады подземного городка, состоящего из трех уровней, оказались забиты стрелковым оружием, военным обмундированием и консервированными продуктами, а казармы были подготовлены для длительного пребывания батальона солдат. Видимо, «Авалон» собирался постоянно держать здесь небольшую армию, но обстоятельства распорядились иначе. На самый нижний уровень проникнуть не удалось — кодовый замок тяжелых бронированных дверей не поддавался. Но это не сильно расстроило наемников, потому что Джама откуда-то притащил бутылку текилы. Как оказалось, юркий малакан обнаружил офицерский ресторан с баром. Благодаря этому первый день знакомства с базой завершился попойкой.

Следующим утром, пока Хорхе с Джамой проводили ревизию оружейного склада, Вадим присел за главный компьютер базы. Как и следовало ожидать, большую часть информации и программ уничтожили. Сохранились лишь файлы, отвечающие за жизнеобеспечение двух верхних уровней. А вот мощнейшая межпланетарная аппаратура сканирования космического пространства порадовала. При первом же прикосновении к пульту управления она ожила, и несколько минут спустя Вадим пришел к интересному выводу:

— Хорхе, я понял, для чего «Авалон» организовал эту базу и почему ее местонахождение, судя по всему, скрывалось, — обернулся Вадим к появившемуся в комнате Ортеге.

— И почему?

— Планетарная система, в состав которой входит наша «пятерка», да и соседние системы тоже не вызвали интереса у добытчиков ценных ископаемых или переселенцев-колонистов. Поэтому вокруг на расстоянии в четыре световых года нет ни баз, ни поселений. Но у Заратустры есть одно ценное качество, которое подметили владельцы «Авалона». Отсюда очень удобно следить за звездными путями торговых караванов. При относительной удаленности ими пронизано пространство вокруг нас. В случае необходимости отсюда можно быстро подскочить и перехватить нужный корабль. Ты улавливаешь, о чем я?

— Эта станция слежения, — понял Ортега.

— Верно. Но не только. Судя по складам, забитым оружием и казармам «Авалон» собирался не только следить.

— Уж не о пиратстве ли они помышляли? — почесал небритый подбородок Хорхе.

— Что такое «пиратство»? — подал голос Джама, показавшийся в дверном проеме с плазменным импульсатором в руке.

Заметив поднявшуюся бровь Ракитина, Хорхе поторопился мягко изъять из рук малакана оружие и тут же пояснил:

— Пришлось объяснять ему устройство. Он же со своими расспросами мертвеца достанет.

— А вы с ним уже подружились, — снова повернулся к дисплеям Вадим.

— Неплохой парень, только говорит очень много.

— Что такое «пиратство», Хорхе? — снова забубнил малакан.

— Это когда один человек отбирает что-то у другого, Джама, — попытался объяснить Ортега.

— А почему нельзя попросить?

— Не дает.

— Значит, ему самому больше надо.

— Иногда у кого-то очень много всего, а у другого нет вообще ничего. И у того, кто ничего не имеет, не остается другого выхода.

— Надо больше работать, — не унимался малакан.

Хорхе чертыхнулся. Вадим развернулся к рассерженному верзиле и наивно хлопающему глазками аборигену все в том же голубом комбинезоне уборщика:

— Была у нас работа, Джама. Теперь нет.

— Вадим, ты хочешь, сказать, что… — Ортега замолк на полуслове.

— Ничего я пока не хочу сказать, — поднялся с кресла Вадим. — Пойдемте-ка на склад и сменим униформу, а то выглядим как оборванцы.


Вечером того же дня они снова собрались в ресторане базы. Поужинав, Ортега и Вадим притащили из курительной комнаты диван, чтобы удобнее было смотреть телевизор. Загрузив в проигрыватель коробку со старыми фильмами, они плюхнулись на кожаное сиденье. Хорхе с бутылкой пива, а Вадим решил в этот раз ограничиться лимонадом. Джама, к удивлению обоих, встал на коленях в дальнем конце ресторана и, неторопливо кланяясь стене, забубнил какой-то монотонный текст.

— Ну вот, опять, — презрительно скривил физиономию Хорхе, делая звук телевизора погромче. — Утром на складе такое же было. Десять минут на пирамиду из «хищников» молился.

Вадим посмотрел на экран телевизора. Среди свинцовых морских волн два фрегата схлестнулись в абордажной схватке. Скрещивались короткие широкие сабли, рубились головы и крошились кости. Небритые босые матросы брали верх над солдатами с напомаженными буклями. У матросни под черным флагом не имелось другого выхода — их разбитый пушками королевского фрегата корабль медленно, но неуклонно шел ко дну.

— Тогда все было проще, — усмехнулся Ортега, отхлебнув пива. — Современных монстров крючьями не подцепишь.

Вадим молчал. Заныла глазница выбитого глаза, и он вспомнил Бреннана Саффрона, безжалостно избившего его, пока гвардейцы крутили руки. Вспомнил гладкое лоснящееся лицо управляющего Уоррена. Вспомнил ужас, охвативший его в тлеющем на поле боя посадочном челноке. Снова возникло перед его глазами довольное лицо Файнберга, говорящего о прогрессе человечества, вновь брызгала слюной физиономия начальника Управления полиции, разъяренного арестом своего друга, организовавшего подпольный клуб для высокопоставленных любителей поохотиться на людей. Но вот перед внутренним взором Вадима возник еще один человек — он сам. Вадим Ракитин — марионетка в чужих руках, работяга у конвейера чьей-то огромной машины по зарабатыванию денег, расходный материал в мясорубке торговых войн.

Хорхе повернулся к другу, чтобы вместе посмеяться над смешным эпизодом, и застыл в недоумении. Ракитин побледнел, а пластиковый стаканчик звонко хрустнул в его внезапно сжавшейся в кулак руке. Вода потекла по белым от напряжения костяшкам.

— Вадим, что с тобой? Тебе плохо?! — встревожился Хорхе.

Джама прекратил бубнеж и тоже испуганно уставился на Ракитина.

— Ничего, все в порядке, — встряхнул головой, прогоняя наваждение Вадим. — Так, вспомнилось кое-что.

Больше ничего не объясняя, он встал и вышел из комнаты, лишь на миг задержавшись рядом с урной, чтобы бросить в нее мокрый пластик раздавленного стакана.

Глава 5

— Ты правильно заметил, что вечно сидеть в этой норе мы не сможем. Но если вернемся, то долго не протянем. Даже на тюремную камеру рассчитывать не придется, — вздохнул Ортега, тасуя карты. — Поставят к стенке, и точка. И об этом тоже ты говорил.

— Чтобы вернуться, мы должны хорошенько заработать и разделаться с теми, кто может нас помнить, — пристально посмотрел на приятеля Ракитин.

— Правильнее сказать, кого ты забыть не можешь, Вадим.

— Ты считаешь, что мы не вправе выставить кое-кому счет?

— Нас всего трое, даже двое с половиной, — скривился Ортега. — И у нас нет ни нормального корабля, ни денег. Мы даже все это оружейное барахло продать не можем. По закону оно принадлежит государству. Кто его купит? Да и как доставить, если покупатель подвернется?

— Если ты заметил, то весь вчерашний день я провел в операторской, — отбросил карты в сторону Вадим. — Здесь замечательная аппаратура, позволяющая отслеживать движение кораблей и переговоры между ними в прилегающих секторах космоса.

— Ну, мы с Джамой тоже время не теряли, — скорчил важное лицо верзила. — Сходили на охоту. Кстати, эта «мартышка» неплохо стреляет. Двух снежных волков почти не целясь срезал. А бестии эти, поверь мне, быстрые. Очень быстрые.

— Послушай, Хорхе, — перебил Вадим. — Завтра у нас есть возможность перехватить транспортный корабль, который следует из Солнечной системы на Гербер с грузом горнопроходческого оборудования. Возьмем его, загрузим оружием и отправимся на Ремар. До него рукой подать — десять световых лет.

— Почему на Ремар?

— Еще до нашей высадки на Гербер колонисты Ремара, уже лет тридцать как обживающие планету, отказались платить повышенные правительством вдвое торговый и транспортный налоги. Им дали неделю на изменение позиции, после чего на Новой Земле выставят на аукцион открытый ордер на усмирение бунтовщиков. Но ребята на Ремаре живут серьезные — в основном бывшие разведчики-исследователи дальнего космоса. Вряд ли они просто так уступят. Вот им-то мы и предложим наш товар. За деньги или в обмен на хороший корабль.

— Взять транспортник, загрузить его и добраться до Ремара? Вдвоем?

— Втроем, Хорхе. Джама хорошо стреляет. Ты сам сказал только что. А если постараться, то экипаж нам тоже поможет.

— Не знаю, Вадим. Пахнет самоубийством.

— Это уже было, но мы всех обставили. Не сидеть же здесь бесконечно.

— В космосе красиво. Джама нравится в космосе. Я с вами, — возник рядом со столом малакан.

— Конечно, Джама, — положил ему руку на плечо Вадим. — Нам понадобится твоя помощь.

Джама расплылся в широкой кривозубой улыбке.

— Это еще не все, что я хотел сказать, — видя, что сомнения не оставляют Хорхе, решил добавить Вадим. — Я с помощью Джамы проник на нижний уровень базы.

— Как так?! — удивленно посмотрел на малакана Ортега.

— Я просто решил понажимать кнопки. Они цветные и светятся, — ответил Джама.

— Да, Хорхе, — улыбнулся Вадим. — Лапа Джамы случайно набрала нужную комбинацию.

— И что там? — засветились глаза Ортеги.

— Все помещения пусты, только клетки какие-то рядами стоят. Совсем новенькие и тоже пустые, — охладил товарища Вадим, но тут же добавил, довольно откинувшись в кресле: — Но в одном из помещений я все-таки обнаружил кое-что полезное. Я нашел сервер с данными «Авалона» по экспедициям в дальний космос и изучению новых планет.

— Ну и что? — разочарованно спросил Хорхе.

— Поясняю, Хорхе, — наклонился вперед Вадим. — «Авалон», как и большинство других военизированных корпораций, довольно активно пытался исследовать дальний космос. Даже в тот год, когда корпорацию признали банкротом, а перед большинством ее высокопоставленных сотрудников замаячили суды и нары, согласно информации в компьютере, «Авалон» направил несколько автоматических исследовательских зондов в дальние звездные системы. По предварительным данным, некоторые планеты, обнаруженные в ходе экспедиций, можно отнести к классу «А», то есть считать пригодными для комфортного проживания и колонизации. Но главное, что в Федеральный Центр Информации и Регистрации результаты разведки так и не направили. Мы сможем покинуть пределы Федерации, Хорхе, и основать свой собственный мир.

— И далеко это?

— За Бетельгейзе.

— Далековато, — недовольно сморщил лицо Ортега. — Для такого путешествия нужны значительные ресурсы.

— Ты прав, Хорхе, — кивнул Вадим. — Для начала можем устроиться на небольшой планете примерно в тринадцати парсеках отсюда, в районе Лиланда. Я слышал, там многие находят приют, в том числе беглые преступники и контрабандисты. Но чтобы добраться хотя бы туда, нам все равно понадобится хорошо оснащенный корабль.

— Веселенькие перспективы и веселенькая компания, — вздохнул Ортега.

— У тебя есть другие предложения?

— А как ты в файлы «Авалона» влез, Вадим? — прищурил глаза Хорхе. — Такая информация серьезно кодироваться должна.

— На складе есть не только оружие, приятель. — Ракитин достал из набедренного кармана невзрачный на вид брусок металлопластика величиной с ладонь.

— И что это?

— Это «Крыса-8».

— Крыса?! Восемь?!

— Государственная разработка для спецслужб, в первую очередь для ФСБР. Универсальный кибернетический дешифровщик, взламыватель кодов и перепрограммист. На складе я нашел два комплекта таких. Работая в полиции, мне приходилось пользоваться «восьмерками». Весьма эффективная штука, я тебе скажу. Во всяком случае, по тем временам была, — пояснил Вадим. — Так ты согласен или нет?

— Мы пользовались «кротом», — повертел в руках брусок Ортега. — Помню, он часто нас подводил.

— Поверь, «крыса» не только компактнее, но и надежнее.

— Э-э, ваша взяла! — ударил ладонью по столу Ортега.

— Тогда не будем терять время и займемся подготовкой к операции.


Филипп Санторелли — командир транспортного корабля 1-го класса «Президент Джефферсон», — откинувшись в командирском кресле центрального поста, потягивал через соломинку апельсиновый сок. В то время как штурман-навигатор Элен Фэйр сосредоточилась на перепроверке курса, восьмидесятилетний офицер предавался приятным размышлениям о предстоящей пенсионной жизни. Санторелли начал свой трудовой путь в компании «Звездный Странник» пятьдесят пять лет назад, когда в составе ее флота имелось всего два изрядно подержанных транспортника среднего класса. Владельцу фирмы Альваро Пеньяте самому приходилось месяцами просиживать в кресле командира одного из них. Прошли годы. Альваро разбогател, а флот «Звездного Странника» разросся до сотен кораблей. Пеньяте уже не знает всех своих пилотов и техников в лицо, а старых, таких, как Санторелли, уже не помнит или не хочет помнить. Теперь работники «Звездного Странника» могут общаться со своим шефом только через внушительный аппарат клерков. Но Санторелли был не в обиде на старого товарища. Пенсии командира межзвездного корабля хватит, чтобы провести остаток дней на теплом побережье одного из приморских городков Новой Земли, ласкаемой лучами Глизе. Главное только, чтобы последний рейс прошел без осложнений.

— Курс перепроверен. Отклонений нет. Идем по графику, сэр, — доложила Фэйр.

— Замечательно, — кивнул Санторелли, отставляя стакан с недопитым соком.

Возникший виртуальный экран экстренного сообщения не позволил командиру сформулировать новое задание для штурмана. Компьютер докладывал о сигнале «SOS». Идентифицировать корабль по автоматическому маяку-идентификатору не удавалось.

— Только этого не хватало! — проворчал Санторелли. — Фэйр, попробуйте связаться с катером и выясните, кто они и что с ними случилось.

Но терпящий бедствие корабль на вызовы штурмана не отвечал, продолжая в автоматическом режиме слать сигналы с просьбой о помощи.

— Черт, передохли они там все, что ли? — Санторелли встал с кресла и, разминая затекшие мышцы ног, подошел к одному из обзорных экранов. Точку затерявшегося в космосе катера можно было разглядеть даже без увеличения. — Вызывайте Динца и продублируйте в бортовом журнале отметку о поступлении сигнала.

Спустя двадцать минут в рубку ввалился заспанный помощник командира Херберт Динц.

— В чем дело, кэп? — покосившись на симпатичную Фэйр, Динц еще раз пригладил непослушные волосы цвета соломы.

Санторелли поморщился. Он недолюбливал чересчур фамильярного и нагловатого помощника. Молодого Динца руководство компании назначило на эту должность перед самым отлетом с Марса. Поговаривали, что он является дальним родственником владельца «Странника» и после ухода Филиппа Санторелли на пенсию именно ему предстоит занять командирское кресло «Президента Джефферсона».

— Поступило сообщение с терпящего бедствие сверхмалого разведывательного корабля типа «Гарпия». Соберите аварийную команду из отдыхающих членов экипажа и отправляйтесь на катер, чтобы выяснить, в чем дело, — приказал Санторелли.

Динц что-то недовольно буркнул себе под курносый нос и отправился собирать группу спасателей.

— Поторопитесь, господин Динц, — вдогонку объявил по громкоговорителю Санторелли. — Возможно, людям на катере требуется срочная медицинская помощь.

Раздраженно хрустнув длинными сухими пальцами, Санторелли снова опустился в кресло.

— Надеюсь, вы с ним сработаетесь, Элен.

— Если вы по возвращении на Марс походатайствуете о моем переводе на другой корабль, сэр, я буду вам очень признательна.

— Сделаю, что смогу, — вздохнул Санторелли и снова принялся за сок.


Спустя час раздраженного ожидания Санторелли дождался доклада Херба Динца с аварийного корабля:

— Здесь… сотрудники компании «Анкоридж». С ними все в порядке, а бортовой компьютер, похоже, «сдох». Зелинский говорит, что… не понимает, в чем дело, — раздался осипший голос Динца.

— Ладно, швартуйте оба катера к «Президенту» и поднимайтесь на борт, — приказал Санторелли и, отключив коммуникатор, проворчал: — Черт бы побрал этот «Анкоридж»! Теперь лишние пассажиры на борту. Элен, попросите командира группы сопровождения зайти в центральный пост.

— Капитан Санчес, командир Санторелли просит вас зайти в рубку управления.

— Понял. Скоро буду, — донеслось из динамика.

«Этот тоже не из торопливых. Наверное, опять вовсю режется со старшим инженером Доджсоном в карты», — продолжал раздражаться Санторелли.

Спустя еще полчаса на мониторах внутреннего обзора появился Динц в сопровождении, судя по камуфлированной форме, двух военных.

— Наемники, сэр, — повернулась Фэйр.

— Вижу, — скривился, как от зубной боли, Санторелли.

Переборочный люк отъехал в сторону, и в рубку шагнул помощник, а следом за ним и солдаты. Но прежде чем Санторелли открыл рот, молодой наемник с черной повязкой, прикрывающей левый глаз, с силой пихнул Динца к ближайшей стене. Еще мгновение спустя в руке одноглазого, словно по мановению волшебной палочки, возник плазменный импульсатор. Лысый верзила позади него тоже бряцнул оружием.

— Это захват, господа! — четким голосом сообщил наемник с повязкой через глаз. — Никому не двигаться! Только отвечайте на наши вопросы, и никто не погибнет. Кто командир корабля?

— Я, — просипел вдруг севшим голосом Санторелли, — Филипп Санторелли, командор 1-го класса.

— Без объяснений причин вызовите весь личный состав экипажа сюда, командор Санторелли. Только без лишних манипуляций! — Сверкнув синим глазом, наемник с нашивками лейтенанта притянул к себе Элен Фэйр и приставил к ее голове ствол импульсатора.

Как только Санторелли объявил сбор, одноглазый пират приказал командиру присоединиться к Динцу, утирающему кровь под носом у противоположной переборки.

— Вы совершаете большую ошибку, господа, — обратился Санторелли к пиратам, вставая у стены. — Мы выполняем правительственный заказ. Проблемы с ним могут иметь весьма серьезные последствия.

— Выдайте на дисплей штатный лист экипажа, госпожа Фэйр, — вежливо попросил одноглазый девушку, отпустив ее руку, но продолжая держать на мушке.

На подкашивающихся от страха ногах Элен Фэйр сделала шаг к пульту и вызвала на виртуальный дисплей список членов экипажа, состоящий из одиннадцати фамилий.


Когда вдоль стены выстроились все, кроме оставленных на пришвартованном катере под присмотром Джамы инженера и медика, члены экипажа «Президента Джефферсона», Вадим, вложив «корсар» обратно в кобуру, сел в командирское кресло и вызвал на дисплей сопроводительную документацию на грузы. Ортега тем временем продолжал держать хмурых астронавтов на прицеле «корсара».

Оборачиваясь с вопросом к Санторелли, Ракитин краем глаза уловил движение на обзорном мониторе. И тут же зашипел тяжелый входной люк. В проеме показался офицер со знаками различия федеральных вооруженных сил. Вскакивая с кресла, Вадим хлопнул по кобуре, выдергивая оружие. Капитан в проеме, отступая назад, тоже быстро выхватил импульсатор. Дуэлянты выстрелили одновременно. Плазменный импульс «корсара» Вадима ударил в захлопнувшийся люк, а заряд противника разнес в труху командирское кресло.

Вадим поднялся с палубы, на которую вынужден был броситься, чтобы увернуться от выстрела, и навел свой импульсатор на Санторелли:

— Кто это, черт его дери?!

— Группа сопровождения специального правительственного груза. Я же вам говорил об особом заказе.

— Что за заказ? В грузовых декларациях только строительное оборудование и материалы. Речь идет о якобы пустом девятом отсеке? — ткнул стволом в грудь командиру Вадим.

Санторелли нехотя кивнул, с тоской подумав о морском побережье.

— Ну!

— Это два шагающих робота типа «Скала-3».

— Ого! — не удержался Ортега. — Это мощные машины! Дело принимает серьезный оборот.

Вадим Ракитин тоже знал, о чем речь. Наступательные роботы «Скала-3», помимо серьезной, почти крейсерской брони, имели достаточно мощное вооружение. Каждый из этих семиметровых колоссов нес на себе две дальнобойные лазерные пушки, тяжелый плазменный импульсатор и ракетную установку среднего радиуса действия. Парочка таких монстров в течение часа могла сровнять с землей город средней величины. Тактический роботизированный боевой комплекс «Скала» состоял на вооружении лишь правительственных войск. Но при наличии открытого ордера на ведение широкомасштабных военных действий частные компании могли арендовать у государства такое оружие.

— И зачем «Скалы» на Гербере?

— Мы идем не на Гербер. Реальный пункт назначения — Ремар.

Вадим, не обращая внимания на удивленный взгляд Хорхе, постарался сохранить непроницаемое выражение лица.

— Сколько людей сопровождает груз?

— Вместе с обслуживающим персоналом — десять человек, — чуть слышно выдавил Санторелли.

Ракитин внутренне напрягся — десять вооруженных военных профессионалов в плане захвата предусмотрены не были. Но отступать уже поздно. Надо действовать, и как можно быстрее.

— Вяжем их, — бросил он связку пластиковых наручников Хорхе.

Стянув всем членам экипажа руки, пираты вывели людей в коридор, а затем, прикрываясь их телами, добрались до стыковочного узла. Там Вадим и Ортега затолкали астронавтов в катер, где уже мычали с кляпами во ртах инженер и медик. Для Санторелли сделали исключение — ему предстояло стать проводником и живым щитом.

— Все усложнилось. Не нравится мне все это, — процедил сквозь зубы Ортега, расстреливая панели управления и связи. — И Джама куда-то пропал. Ведь сказали ему, чтобы сидел здесь и ждал команды!


Вадим вытолкнул Санторелли из шлюза в коридор, а затем осторожно выглянул сам.

— Провальное дело вы задумали, — обронил Санторелли.

— Знаю, — негромко сказал Вадим. — Но если поможешь, останешься жив. А нам терять нечего.

— Их десять человек, а вас двое. Никаких шансов.

Вадим молча пихнул Санторелли дальше, в сторону грузовых отсеков.

Внезапно переборочный люк впереди сдвинулся в сторону и в проеме появился запыхавшийся Джама.

— Они гонятся за мной! Спасите Джаму! — заорал малакан и, споткнувшись, кубарем покатился по коридору.

Воспользовавшись его падением, Вадим и Хорхе из-за тощих плечей Санторелли открыли беглый огонь по теням в проеме. И прежде чем люк со щелчком встал на место и скрыл преследователей, далекий крик боли дал понять пиратам, что их выстрелы достигли цели.

— Где тебе приказали сидеть, Джама?! — зашипел Ортега.

— Я просто проследил за офицером, который пробежал мимо шлюза. Я думал, что это вам поможет. Я сделал разведку, — стал оправдываться Джама.

— Надо говорить не «сделал разведку», а «провел разведку», — поправил, улыбнувшись, Вадим, а затем обратился к посеревшему от страха Санторелли: — Это единственный проход к центральному посту?

— По правому борту есть такой же, — через силу выдавил командир корабля. — Но со стороны мостика вход заблокирован. Открыть можно только изнутри.

— Отлично, — снова потянул Вадим офицера к рубке. — Ты, Хорхе, вместе с Джамой укройся у шлюза и не давай им прорваться по этому коридору, если рискнут, конечно. А мы с командиром предложим им сдаться.

— Это как это? — с сомнением посмотрел на Вадима Хорхе.

— Они же не знают, сколько нас.


— Черта с два они сдадутся, Джама, — выглядывая в очередной раз в коридор, пробормотал Хорхе.

— Что значит «черта с два»? — высунулся из шлюзовой камеры и малакан.

— Это значит, мы сейчас немножко полетаем, — сплюнул на пол Ортега и поспешил в катер с пленниками.

Десять минут спустя катер с Ортегой, Джамой и инженером Зелинским покинул носовой причал «Президента Джефферсона» и двинулся вдоль борта космического исполина к кормовым отсекам.

— Если мы не справимся с правительственными военными, инженер, они нас всех «покрошат», не разбирая, кто есть кто, — посматривал Ортега на хмурого Карла Зелинского в пилотском кресле.

Хорхе знал, что на кораблях такого класса существовало шесть причалов — по два в носовой и средней частях, а также в районе двигательных отсеков. В грузовых отсеках их наверняка ждут, а вот через двигательные отсеки, возможно, удастся проникнуть противнику в тыл. Рассматривая покатый борт корабля, Ортега вспоминал, как десять лет назад подразделение специального назначения, в котором он служил, «выковыривало» из такого же транспортника трех особо опасных заключенных, бежавших из тюрьмы и взявших в заложники экипаж. Ныне судьба заставляет его играть на другой стороне.

Наконец катер мягко пришвартовался к стыковочному узлу.

— Джама, стреляй во всех, кого увидишь. Если не мы их, то они нас всех перебьют, — бросил Хорхе малакану плазматор. — Вырежут под корень.

Джама, поймав оружие, кивнул, и Ортега выпихнул инженера в шлюз, толкая перед собой.

После довольно просторного отсека со спасательным оборудованием троица проникла во вспомогательный машинный отсек, забитый различными агрегатами и механизмами так плотно, что идти иногда приходилось боком. Когда достигли переборки, за которой начинался коридор, ведущий в грузовые отсеки, ожил коммуникатор в ушной раковине Ортеги.

— Хорхе, от сдачи военные отказываются — это плохая новость, — послышался голос Вадима, — но есть и хорошая — они перепуганы. Не зная, сколько нас и чем мы располагаем, федералы попросту загерметизировались в отсеках и готовятся к обороне. Как там у вас?

Ортега стиснул рукой плечо инженера, останавливая движение, и ответил:

— Мы во вспомогательном отсеке «16-бис». Пытаемся зайти к ним с тыла.

— Черт, Хорхе! Почему не предупредил?! — возмутился было Вадим, но тут же сменил тон: — Ладно, может быть, это и к лучшему. Я сейчас схему посмотрю. Если там находятся системы жизнеобеспечения, то можно сбросить к ним в отсеки часть запаса чистого кислорода, а затем максимально поднять давление и температуру. Компьютер сделать это из центрального поста не позволит, а на месте, вручную, может получиться.

Хорхе объяснил молодому инженеру-технику, что предстоит сделать.

— Вы с ума сошли! Неизбежен объемный взрыв! Это может привести к повреждению и разгерметизации обшивки корабля! — взвился Зелинский.

— Кто это там с тобой, Хорхе?

— Инженер Зелинский. Он неплохой парень, — усмехнулся Ортега, сверля взглядом молодого инженера. — Только немного горячий.

— Дай ему коммуникатор, Хорхе. Я скажу пару слов.

Ортега вынул из уха пластиковый конус и поднес к голове Зелинского.

— Помогите моему другу, Зелинский, — донесся до инженера голос Ракитина. — Иначе он точно угробит и корабль, и всех нас. Рассчитайте все правильно — и получите премию. Выдай парню аванс, Хорхе.


Пока говорил Ричард Ли, лицо Джереми Уоррена несколько раз поменяло цвет, становясь то серым, то пунцовым.

— Премьер-министр, который всегда ел с моей руки, сегодня вел себя со мной как с провинившимся мальчишкой! — брызгал слюной в экран коммуникатора дальней связи Ли. — Вы с придурком Саффроном умудрились в один миг поставить под угрозу то, что я создавал годами! Как вы могли допустить такое, тупицы?!

Уоррен попытался ответить, но с его губ сорвалось только что-то маловразумительное, напоминающее беспомощное овечье блеянье. Бреннан Саффрон попытался еще плотнее вжаться в стену позади управляющего.

— Я вижу, вы вовсе не представляете, о чем идет речь, идиоты! — продолжал не стесняться в выражениях Ли. — А речь идет о миллиардных контрактах, о потери доверия!

«И власти», — чуть не слетело с губ Саффрона. Он тут же испугался своих мыслей, потому что глава «Азиатского Дракона» вперил взгляд своих черных раскосых глаз в него:

— Найдите доказательства непричастности «Азиатского Дракона» к захвату «Президента Джефферсона»! Даю вам время до завтрашнего утра!

— С-сэр, — все-таки набрался смелости Саффрон, — но на п-пиратах б-была форма наемников корпорации «Анкоридж».

— Кретин! Катер, на котором они осуществили атаку и который, набив связанными членами экипажа, они оставили в открытом космосе, принадлежит нам! Он приписан к базе «Гербер-1»! — побагровел Ричард Ли. — И черт бы с этим «Президентом Джефферсоном» — с Альваро Пеньяте мы разобрались бы! Но на борту имелся правительственный груз категории «А» и офицеры федеральной армии, которых всех до единого уничтожили! Поджарили, как свиней! Надо будет сделать то же самое с вами!

Когда Ли отключил связь, в ушах у Саффрона и Уоррена еще долго звенел оглушающий голос властелина «Азиатского Дракона». Наконец Уоррен обессиленно рухнул в кресло. Также обрушились все его радужные мечты о карьерном росте. Саффрон дрожащей рукой взял стакан воды со стола барного автомата и с трудом протолкнул жидкость во вдруг сжавшееся горло. Кто бы мог подумать, что два сбежавших наемника не забьются с перепугу в какую-нибудь щель, а бросятся трясти транспортные корабли и пускать кровь федералам. Даже Уоррен не просчитал такого и особо не переживал, когда Ракитин и Ортега убили двух гвардейцев и увели разведывательный катер. Когда Саффрон доложил ему о побеге, он лишь расстроенно скривился, а после пары глотков виски и вовсе сказал: «Ну и черт с ними! Спишем потери на недавний бой с десантниками „Анкоридж“». И вот к чему это все привело.

— Так, — обрел дар речи, массируя взмокшие виски, Уоррен. — Я соберу все материалы по вторжению корпуса «Анкоридж» и попытаюсь составить логичный доклад, представляющий Вадима Ракитина и Хорхе Ортегу как диверсантов, намеренно проникших на нашу базу с целью хищения катера и организации провокации с «Президентом Джефферсоном». Ты, Саффрон, возьми отряд самых отъявленных головорезов и отправляйся вместе с ними на поиски мерзавцев. Если не найдешь, лучше не возвращайся. Тогда лучше сгинь в какой-нибудь берлоге. Если Ли отойдет и пощадит тебя, то от меня пощады, Бреннан, ты не дождешься.

После этих слов Джереми поднял на Саффрона такой злобный взгляд, что начальник службы, скрипнув зубами, поспешил покинуть кабинет.

Глава 6

Спустя две недели после успешного захвата «Президента Джефферсона» штурман Элен Фэйр вывела транспортник на орбиту газового гиганта, вращающегося вокруг той же звезды, что и Ремар. Сканеры корабля уже могли перехватывать обрывки шифрованных переговоров между штурмовыми судами корпорации «Ямамото». Именно эта компания числилась грузополучателем по документам «Президента Джефферсона».

Расшифровать текст сообщений Вадим даже не пытался. По их интенсивности и так было понятно, что штурм маленькой мятежной планеты не за горами. Обрывок телевизионной трансляции федерального канала, где колония Ремар уже открыто объявлялась гнездом экстремистов, а лидерам колонистов предлагалось сдаться в течение тридцати часов, по истечении которых вступит в действие ордер «Ямамото» на право вторжения, окончательно убедил Вадима в том, что пора переходить к следующей стадии задуманной операции.

Вадим вызвал на мостик Элен.

— Слушаю вас, господин Ракитин? — подчеркнуто сухо обратилась к Вадиму девушка, войдя в отсек.

— Еще раз извините, госпожа Фэйр, что потревожил вас, но мне снова необходима ваша помощь.

Девушка нахмурила темные брови:

— Прежде чем вы продолжите, господин Ракитин, позвольте мне кое-что вам напомнить. В обмен на свободу моих товарищей я согласилась провести корабль к Заратустре-5, а затем к Ремару. После этого вы обещали мне и инженеру-технику Зелинскому предоставить исправный катер и возможность покинуть транспортник в секторе освоенных миров. Я свою часть сделки хотя и невольно, но выполнила. Надеюсь, вы тоже человек чести и сдержите свое слово.

Вадим про себя вздохнул. Девушка ему очень нравилась, и при других обстоятельствах он засыпал бы ее комплиментами. Но сейчас с каменным выражением лица он знаком предложил Элен присесть и, заложив руки за спину, холодно сказал:

— Я хочу предложить вам новую сделку, Элен. Нам с Хорхе нужен другой корабль — более оснащенный и не такой большой. Я собираюсь получить такой корабль у жителей колонии Ремар в обмен на имеющийся груз. К сожалению, мои навыки пилота и штурмана оставляют желать лучшего, а попасть на планету и вернуться обратно надо быстро и незаметно. Если вы поможете мне, то получите «Президента Джефферсона» обратно. Я думаю, «Звездный Странник» оценит ваши усилия по возвращению имущества компании.

Ноздри тонкого носа Элен затрепетали. Она явно подыскивала слова, которые Вадиму не очень хотелось услышать.

— Я бы предложил Зелинскому, но он опять в стельку пьян. Где он только находит спиртное? — неуклюже попытался сбить надвигающуюся гневную тираду Вадим.

— А что ему остается делать, Ракитин, после того, что вы с ним сделали? — вскочила девушка с кресла и шагнула к Вадиму, сжав маленькие кулачки. — Вы же заставили его собственными руками сжечь десять человек!

— Они были солдатами, Элен. Солдатами на войне, которую уже не первую сотню лет правительство позволяет вести коммерсантам. Вам жалко этих десять человек? А мы с Ортегой единственные, кто выжил из пяти тысяч солдат, месяц назад попытавшихся высадиться на Гербер.

— Завербовавшись в армию «Анкоридж», вы сами сделали свой выбор. А Карл Зелинский не солдат. Он гражданский инженер, и ему всего двадцать пять лет.

Вадим взял девушку за плечи и приблизил свое лицо к ее большим серым глазам:

— У меня тоже не имелось выбора, Элен. Я только теперь получил возможность делать то, что считаю нужным. И пусть я преследую свои интересы, но напомню вам, что на Ремаре нет своей армии. Там живут и работают только гражданские люди. Их должны были в случае опасности защитить федеральные вооруженные силы, в том числе и те погибшие офицеры. А вместо этого они сопровождали штурмовых роботов, которым предстоит перепахать города Ремара вместе с женщинами и детьми. И все только потому, что они не могут платить налоги, которые правительство ни с того ни с сего повысило сразу вдвое. Поэтому я продам мятежникам оружие, а вы мне поможете в этом, Элен. Так у них будет хоть какой-то шанс добиться переговоров и заставить выслушать себя.

— Или умереть, — прошептала Элен, глядя в сверкающий синим глаз.

— Или умереть, — тихо повторил Вадим, отстраняясь. С большим трудом ему удалось побороть желание поцеловать девушку.


Сделав крутой вираж над линией прибоя, катер метко юркнул под шатер гигантских зонтичных деревьев и мягко приземлился на песчаную косу в их тени. Вадим спрыгнул с трапа на землю. Нехотя спустилась и Элен. Но выражение лица девушки изменилось, как только она вдохнула смесь аромата моря и терпкого запаха леса. Она столько лет дышала стерильным воздухом своего корабля и космических станций, что успела позабыть, какое это блаженство — вдыхать живой воздух природы. Резкий порыв вечернего бриза растрепал волосы девушки, и Вадим невольно залюбовался ею. Элен поймала его восхищенный взгляд, и Ракитин поторопился нахмуриться, а затем глухо буркнуть:

— Нам туда.

Не успели они сделать и десяти шагов в сторону замеченного еще с воздуха поселения, как Вадим заметил боковым зрением осторожное движение в густом кустарнике. Подняв руки с плазматором над головой, он сразу же дал понять, что собирается сдаться. Следуя его примеру, подняла руки и Элен.

Полчаса спустя, сидя в кузове джипа под присмотром двух сердитого вида молодых людей с охотничьими ружьями, они въехали в небольшой приморский городок. В сумерках их провели в один из домов и заперли в просто обставленной комнате. Перед тем как щелкнуть замком, сопровождающий принес небольшой поднос с горячим кофе и бутербродами. Своим кофе Ремар славился и успешно экспортировал его в десятки миров. Знатоки поговаривали, что по своим вкусовым качествам он превосходил даже легендарный бразильский, который когда-то выращивали на Старой Земле. До той поры, пока федеральный закон 2212 года не превратил родную планету людей в сугубо индустриальную зону. И, конечно, и Вадим и Элен не отказали себе в удовольствии воспользоваться гостеприимством и отведать ароматного напитка, закусив его настоящими бутербродами с ломтями натурального, а не синтезированного тунца.

Вскоре ключ в замке повернулся, и в комнату вошел невысокий человек лет сорока с небольшой, аккуратно подстриженной бородкой.

— Позвольте представиться — Матиас Карсон, мэр этого замечательного городка и член Чрезвычайного Совета Ремара, — протянул руку ремарянин. — Мне сказали, что вы хотели встретиться с представителями властей. Я слушаю вас.

— Вадим Ракитин — командир транспортного корабля «Президент Джефферсон», — представился Вадим. — А это мой штурман — Элен Фэйр.

— Это как сказать, — недовольно обронила Элен, продолжая небрежно сидеть в кресле с отстраненным видом.

Карсон вопросительно посмотрел на Ракитина.

— Начать придется издалека, — покосился Вадим на Элен.

— И все же я просил бы покороче, — присел на ближайший стул Карсон. — Кстати, почему на вас шевроны корпорации «Авалон»? Она давно прекратила свое существование, разве не так? И что делают десять стволов «Хищник-100 °CС» и десять комплектов боевой десантной амуниции в вашем катере?

— Это бесплатные образцы для Ремара, господин Карсон, — присел напротив Вадим и, взглянув на часы, продолжил: — Через двадцать три часа ордер корпорации «Ямамото» на военное вторжение на вашу замечательную планету будет открыт, и вам понадобится оружие. На борту моего транспортника, который сейчас припрятан в астероидном поясе Гаргантюа, находится еще тысяча плазменных импульсаторов и еще сто девяносто комплектов боевой десантной амуниции с бронезащитой класса «Б».

— Вы торговец оружием, господин Ракитин? — свел к переносице брови Карсон. — Должен сказать, что мы все же надеемся на мирное разрешение конфликта. Мы готовы к переговорам, и правительство знает об этом. Боюсь, что…

— Дослушайте меня, Карсон, — перебил Вадим. — Я предлагаю не только пехотное вооружение. У меня на борту имеется два наступательных робота типа «Скала-3». Знаете, что это такое? А теперь спросите, откуда у меня все это?

— И откуда? — буравя Ракитина настороженным взглядом, спросил Карсон.

— Это оружие направлялось правительством Федерации военным «Ямамото» для использования на Ремаре. Я захватил корабль с грузом и теперь собираюсь обменять его содержимое на более миниатюрную и быстроходную посудину. Например, меня интересует малый пилотируемый крейсер-разведчик дальнего космоса класса «А». Я знаю, что у вас такие есть.

С сомнением глядя на Ракитина, Карсон заскреб черную бороду.

— Вы пират?

— Называйте как хотите, — откинулся в кресле Вадим.

— Вы долго соображаете, господин Карсон, — едко заметила Элен со своего места. — По-моему, у него на лбу написано, кто он такой.

— Интересное предложение, господин Ракитин. — В комнату вошел еще один человек — поджарый старик с копной белых как снег волос на голове. Встав рядом с креслом Карсона, он, не представляясь, продолжил: — Поделитесь, как вам удалось пройти сквозь орбитальную блокаду? Все взлетающие и прибывающие суда останавливаются и досматриваются патрульными катерами «Ямамото».

— У меня хороший пилот, — скосил глаз в сторону Элен Вадим.

— А может, вы провокатор, господин Ракитин? — не унимался вошедший.

— При захвате роботов мне пришлось уничтожить десять офицеров федеральной армии из группы сопровождения. И сейчас мне приходится рисковать не меньше, чем вам. Возможно, даже больше. Решайте сами, как быть. Одно скажу — охотничьими ружьями вы их не разгоните.

— Мы не хотим войны. Мы просто хотим, чтобы налоги и пошлины остались прежними, — снова вступил в разговор Карсон.

— Им плевать на то, что вы хотите, — вздохнул Вадим. — Они просто на вашем примере покажут, что будет с теми, кто проявляет недовольство. Но даже если допустить, что правительство пойдет вам навстречу, оружие в тайнике все же не помешает.

— Хорошо, господин Ракитин. Допустим, мы согласны совершить сделку, — посмотрев снизу вверх на старшего товарища, снова заговорил Карсон, — но как доставить оружие сюда сквозь блокаду? Нам понадобится поднять два грузовых челнока, загрузить их на орбите Гаргантюа, а затем спустить обратно. И все это среди снующих вокруг патрулей «Ямамото».

— Расскажите, что вам известно о расстановке сил «Ямамото», — придвинулся ближе к столу Вадим.

Глава 7

Обливаясь потом в тесном простенке между корпусом и ложной внутренней обшивкой катера, Вадим мысленно клял себя за ту смертельную авантюру, в которую встрял по собственной вине. Когда он устал ругать себя, его гнев перекинулся на Карсона и Верджила Хэммита — того самого старика с копной седых волос, оказавшегося главой Чрезвычайного Совета Ремара. Как они могли поверить в ту безумную идею, которую он им предложил? А эти четверо, согласившиеся добровольно попасть в лапы патруля коммандос «Ямамото»? А как поведет себя Элен? Она ничем не обязана ему. Ей ничего не стоит сдаться и все рассказать.

Вздрогнувший корпус катера заставил Вадима отбросить пожиравшие его мысли о неудаче и сосредоточиться на выполнении своего сумасшедшего плана. Сквозь маленькое отверстие в стене он увидел, как три солдата «Ямамото» один за другим протиснулись через люк стыковочного узла в кабину маленького корабля, который им предстояло досмотреть.

— Документы, — двинулась квадратная челюсть наемника с сержантскими нашивками.

Пилот-ремарянин протянул ему стопку пластиковых пластин и уступил кресло за пультом. Солдаты, не теряя времени, занялись личным досмотром. Заставив всех пассажиров встать, они начали довольно бесцеремонно хлопать их по карманам. Тем временем Вадим, замерший в своем убежище, отметил ряд положительных моментов. Наемники вели себя весьма легкомысленно — на головах не шлемы, а береты, «корсары» плотно сидят в кобурах, а движения расслаблены и неторопливы. Сержант и вовсе повернулся ко всем спиной, копаясь в данных бортового компьютера. От жителей Ремара, даже накануне штурма, никто не ждал подвоха.

Несколько минут спустя лицо одного из солдат изменилось — лениво заглянув под одно из кресел, он разглядел приклад плохо спрятанного «хищника». Дернув из кобуры импульсатор, он заорал:

— Не двигаться! Стоять на месте! Сержант, у них оружие!

Сержант, подпрыгнул в кресле и, чуть не поперхнувшись жевательной резинкой, тоже наставил на ремарян «корсар». По его приказу солдаты начали выуживать из тайника один за другим плазматоры — всего четыре экземпляра. Сержант забубнил в коммуникатор доклад о задержании вооруженных диверсантов. После последовавшей серии приказов с крейсера на ремарян нацепили наручники и тычками заставили перейти в патрульный катер. Через пару минут сцепка из двух катеров начала движение и спустя полчаса пришвартовалась к причальной стенке крейсера «Сегун» корпорации «Ямамото». Пленников быстро вытолкали в коридор. Одному солдату сержант приказал остаться в кабине задержанного катера в ожидании группы дознавателей для более детального осмотра судна «шпионов-диверсантов». Когда люки шлюзов закрылись, пришла пора действовать Вадиму и ремарянину по имени Николас Далтон, прятавшемуся в ящике под палубой.

Вадим сжал покрепче плазматор и осторожно сдвинул пластиковую стену в сторону. Затем шаг за шагом он стал медленно приближаться к спине сидящего за панелью управления наемника. Солдат подключился к общекорабельной системе связи, и громкие звуки голосов из динамика помогли Вадиму незамеченным подобраться к жертве.

Рубящим ударом рукояткой плазматора по голове Вадим заставил наемника уткнуться носом в пульт. Отключив на плече солдата видеорегистратор, поспешил освободить из тайника Далтона. Затем быстро стянул с безвольного тела униформу и облачился в нее, пока Далтон связывал и укладывал наемника на свое место.

— Все, входим на корабль. Ты готов, Ник? — снова подключая видеорегистратор на плече, Вадим посмотрел на Далтона.

— Готов, — кивнул тот, закидывая на спину ранец с капсулами ядерной взрывчатки. Далтон отправился на это задание не случайно. Когда-то он служил инженером-техником на крейсере, подобном «Сегуну», и, хорошо помня его конструкцию, мог правильно расположить «закладку» в двигательном отсеке.

— Кто это там с тобой, Лукас? — раздался голос в наушнике коммуникатора.

— Я обнаружил тайник и нашел еще одного ремарянина. Куда его доставить? При нем куча каких-то документов, — ответил Вадим.

— Веди его в сектор службы безопасности в десятом отсеке. И поторопись — генерал Рендалл лично хочет посмотреть на задержанных.

— Есть.

Выйдя из шлюза в коридор корабля, Далтон с руками за спиной и Вадим Ракитин в форме коммандос и с плазматором наперевес быстро зашагали в сторону кормовых отсеков. Пока все складывалось весьма удачно. И сектор СБ, и двигательные отсеки располагались в одном направлении. Более того, в руки к ним шел сам командующий экспедиционным корпусом «Ямамото» — генерал Стивен Рендалл. Лишь бы какая-нибудь случайность не спугнула улыбающуюся фортуну.

До десятого отсека диверсанты добрались без происшествий. Редкие члены экипажа, попадавшиеся по пути, не обращали никакого внимания на ремарянина и одноглазого наемника, сопровождающего его. Все были озабочены подготовкой предстоящего вторжения. До открытия ордера оставалось шестнадцать часов.

Как только Далтон и Ракитин минули переборочные двери, разделявшие девятый и десятый отсек путь им преградил дюжий охранник в черной форме службы безопасности.

— Еще один задержанный ремарянин. Четверо его подельников уже должны быть здесь, — равнодушно сообщил Вадим.

— Проводи его в помещение номер три, приятель. Там сейчас группа дознания работает с одним из них, — махнул рукой охранник и, увидев ранец на спине Далтона, спросил: — А там что?

— Куча каких-то бумажек. Пусть дознаватели покопаются, — тем же тоном продолжил разговор Вадим, незаметно положив палец на спусковой крючок.

— Ладно, ступайте.

Дверь под номером «три» отъехала в сторону, и Вадим пихнул Далтона внутрь просторной каюты.

За ближайшим столом сотрудник службы безопасности «Ямамото» с погонами лейтенанта сканировал изъятые плазматоры, пытаясь установить их происхождение. У дальней стены двое его коллег с засученными рукавами проводили, по всей видимости, допрос одного из арестованных, усаженного в огромное «кресло-качалку», как называли мощный электромагнитный детектор в виде большого кресла сотрудники полиции или ФСБР. Ракитин вспомнил, что парня в «качалке» звали Дэниел. Судя по кровоподтекам на лице, дознаватели не отказали себе в удовольствии сначала хорошенько отделать Дэнни, конечности которого прочно держали специальные захваты.

— Еще один? — произнес лейтенант. И это были его последние слова.

Оттолкнув в сторону Далтона, Вадим вскинул плазматор. Первый плазменный импульс, обдав стены и потолок бурым, снес голову типу за столом. Следующий проделал дыру в незащищенной броней груди одного из «умельцев» у кресла. Второй заплечных дел мастер все-таки сумел увернуться от полупрозрачного сгустка плазмы и метнулся за детектор, откуда вслепую сделал пару ответных выстрелов.

Приказав Далтону прижаться к палубе, Вадим укрылся за столом, за которым все еще продолжал сидеть лейтенант, только уже без головы.

— Выходи! Ты нам нужен живым. Мы просто хотим выбраться с корабля. Иначе я бросаю гранату! — прокричал в сторону укрывшегося противника Вадим. Как только тот показался из-за кресла с поднятыми руками, Ракитин точным выстрелом снес голову и ему.

Далтон поднялся и расширенными глазами оглядел помещение, густо забрызганное кровавыми сгустками. Вместе с резким запахом паленого мяса увиденное заставило его согнуться пополам. Рвотные массы хлынули на палубу. Вадим же, не теряя время, поторопился к креслу. Хлестнув пару раз Дэниела по щекам, он привел парня в чувство, а затем освободил от захватов детектора.

— Давайте, ребята, скорее приходите в себя, — вкладывая оружие в руки своих ремарских помощников, бормотал Вадим. — Мы еще не сделали главного.

— Что там у вас? Сейчас генерал прибудет, — возникло лицо на покрывшемся бурыми пятнами экране видеокоммуникатора под потолком.

Вадим разбил коммуникатор выстрелом плазматора, а затем, убедившись, что сжимающие плазматоры ремаряне готовы к дальнейшим действиям, выглянул в коридор. Вытянувшись по стойке «смирно», ничего не подозревающий охранник что-то докладывал пожилому, коротко стриженному господину с генеральскими погонами на плечах.

— Попались, — азартно шепнул Вадим и вновь вскинул ствол «хищника». Плазменный импульс снес лицо охраннику, оборвав доклад на полуслове. Генерал, попытавшийся выдернуть из кобуры оружие, получил заряд в плечо. Кровь вперемешку с осколками костей и хрящей струей ударила в переборку. Рука генерала повисла на остатках ткани форменной куртки. Хватая ртом воздух, высокопоставленный офицер осел на палубу.

— Имя! — подскочил к нему Ракитин. — Назови свое имя, офицер!

— Рендалл, — прохрипел, закатывая глаза генерал.

Под звуки тревожной сирены, заполнившей корабль, Вадим еще раз нажал на спусковой крючок.


В пилотском кресле грузового челнока Элен Фэйр ждала сигнала с наземной станции слежения о ситуации на орбите вокруг Ремара. По мнению Ракитина, крупная диверсия на борту флагмана сил вторжения заставит все патрули подтянуться к нему в ожидании дальнейших атак. В этот момент грузовики смогут стартовать в сторону Гаргантюа.

Ожидая сообщения Карсона, Элен пыталась понять, почему она оказалась в этом кресле. Что это? Странная необъяснимая тяга к Вадиму Ракитину, которую она тщательно скрывала, или его слова, сказанные после совещания с Карсоном и Хэммитом? «Подумай, Элен, что ждет тебя в будущем. До самой старости ты будешь сидеть на месте штурмана-навигатора и молиться, чтобы в командирское кресло позади не сел какой-нибудь самодур. Как у женщины, у тебя не будет шанса подняться выше, а отсутствие связей и „правильного“ происхождения не даст возможности сменить род деятельности», — эти слова Ракитина прозвучали обидно, но это было именно то, о чем она и сама не раз задумывалась. Штурманская должность являлась потолком для девчонки из приюта, без отца и матери.

«Я сам стал изгоем не по призванию, а волей обстоятельств. Всю жизнь я пытался делать все правильно, по закону, а меня в итоге вышвырнули, как неисправный механизм, — говорил Вадим. — Быть может, нам стоит держаться вместе? Быть может, нам стоит жить по своим правилам?»

— «Второй», — раздался в динамике голос Карсона, — патрули стягиваются к флагману. Приготовьтесь.

— Взрыв был?

— Нет, но там что-то происходит. Радиопереговоры разрывают эфир. Возможно, на борту «Сегуна» идет серьезный бой.

Сердце Элен сжалось. Ей вспомнилось задумчивое лицо Вадима, перечеркнутое черной повязкой. Когда он не знал, что за ним наблюдают, он выглядел совсем иначе. Это было не лицо жестокого убийцы, это было лицо… мечтателя, погруженного в свой, одному ему видимый мир. Увидит ли она еще раз этого странного человека?

— Есть взрыв, Элен! Поднимайте судно!


Корма крейсера 1-го класса «Сегун» — гордости корпорации «Ямамото» — разваливалась на отдельные фрагменты. Целые секции обшивки, окруженные кусками разбитых механизмов и человеческих тел, расходились в стороны.

Вадим, таща за собой раненного в ходе прорыва Дэниела, ввалился в знакомый отсек. Впереди, у шлюза, ведущего к стыковочной площадке, скопилось несколько десятков наемников, пытающихся покинуть терпящий бедствие корабль. Однако на пирсе оставалась лишь спарка из двух катеров, переходной узел в которые был закодирован Далтоном. Наемникам пришлось прикатить ремонтный плазменный резак, чтобы вскрыть люк.

Привалив к переборке бесчувственного Дэниела, Вадим еще раз проверил надежность жгута, перетягивающего в лохмотья разбитую ногу ремарянина. А затем, сменив батарею плазматора, пошел в очередную атаку. Он представил себя механизмом — роботом, автоматически точно и без сбоев выполняющего свою убийственную программу. В течение считанных секунд Вадим превратил скопившихся у шлюза военных в кровавый холм изувеченных тел. Балансируя на скользкой от обильной крови палубе, Ракитин снова взвалил на себя раненого ремарянина и поспешил к шлюзу. У заветной двери пират набрал код. Но люк не открывался — заклинило, а в коридоре позади послышался топот. Снова устало привалив Дэниела к стене, Вадим приготовился к последнему бою. Неужели ему, как и Далтону, придется тоже навсегда остаться здесь? Вот на кучу трупов вскарабкалась фигура в черном, за ним вторая — сотрудники службы безопасности тоже хотели выжить.

— Получите! — открыл огонь Вадим, уже с трудом различая мишени сквозь пот, застилавший глаз. Один из зарядов противника по касательной задел бронированный наплечник бронежилета. Руку дернуло, словно по ней ударили молотом, а щеку обдало жаром. Не обращая внимания, Вадим срезал еще одного врага. Но что дальше? Мозг Ракитина лихорадочно искал выход из создавшейся ситуации.

Вдруг огромное стальное тело крейсера вздрогнуло, словно в предсмертной агонии, и Вадим, потеряв равновесие, полетел на палубу. Дэниел застонал от боли. Но сквозь этот стон Вадим различил тихий металлический звук со стороны заклинившего люка. Еще мгновение — и крышка распахнулась, давая еще один шанс остаться в живых. Схватив Дэниела, Ракитин быстро заскочил в катер, затем в следующий. Заняв пилотское кресло, он отстыковал судно и, лавируя между обломками разваливающегося на части «Сегуна» и растерянно роящимися вокруг него остальными кораблями эскадры «Ямамото», устремился к спасительному поясу астероидов Гаргантюа.

Глава 8

Взрыв на «Сегуне» и смерть генерала Рендалла имели весьма неожиданные последствия. Правительство Федерации отозвало ордер «Ямамото» до окончания расследования причин катастрофы крейсера, а на Ремар спешно выслали делегацию чиновников для переговоров с колонистами. Спустя две недели в средствах массовой информации было объявлено, что причиной гибели «Сегуна» стала ошибка инженера-техника при эксплуатации двигательной установки. Переговоры с руководителями колонии Ремар завершились годичной отсрочкой повышения налогов, а спустя некоторое, весьма непродолжительное, время Матиас Карсон зарегистрировал новую транспортную компанию под своим именем и обратился на Марс с просьбой оформить лицензию на организацию частной армии.

В то же время на стол руководителя правительства лег секретный доклад директора ФСБР — Федеральной службы безопасности и разведки, где говорилось, что «Сегун» стал жертвой нападения группы пиратов во главе с неким Вадимом Ракитиным — бывшим наемником из батальона «Кондор» корпорации «Анкоридж». По версии ФСБР, группа пыталась захватить крейсер для дальнейшего использования в преступных целях, что говорит о ее многочисленности. Но в ходе захвата что-то пошло не так, и пираты подорвали двигательную установку корабля, что в дальнейшем привело к его полному разрушению и гибели пятнадцати членов экипажа и двухсот человек из числа десантников и сотрудников службы безопасности «Ямамото». Та же группа пиратов причастна и к захвату транспортного корабля «Президент Джефферсон» с секретным грузом оружия на борту.

В конце доклада делался вывод, что Вадим Ракитин, судя по его действиям, имеет хорошо отлаженную агентурную сеть среди сотрудников различных военизированных коммерческих компаний, а возможно, и среди чиновников государственных организаций. Также в документе указывалось, что группировка Ракитина, несомненно, располагает значительным арсеналом современного оружия. Для выявления местонахождения особо опасных преступников и их уничтожения директор ФСБР предлагал создать специальный отряд из числа хорошо подготовленных агентов и открыть секретный счет для его безотлагательного финансирования в нужных объемах.


В то время, когда премьер-министр изучал доклад ФСБР, малый крейсер дальней разведки со стертыми опознавательными знаками рыскал в поисках планеты беглецов в системе звезды Лиланд, отстоящей от Ремара на сорок световых лет.

— Странная у нас компания подобралась, — расстроенно бросив карты на стол, произнес Ортега.

— О чем ты, Хорхе? — усмехнулся Вадим.

— Почему Зелинский увязался за нами? То пил беспробудно, вспоминая захват «Джефферсона», а теперь вдруг изменился и загорелся «романтикой» пиратской жизни?

— Ничего странного, Хорхе. Ты знаешь, что он книжки читает — настоящие, из натуральной бумаги? Я видел у него одну такую — Жюль Верн «Двадцать тысяч лье под водой».

— Ну, так что с того?

— Мальчишка — романтик. Чужие смерти забылись, а впереди он видит лишь приключения. Скажу по секрету: после операции на «Сегуне» он считает всех нас героями — мы предотвратили войну. Как и Элен, он не знает ни отца, ни матери — тоже приютский. Его ничто не держит. К тому же отныне он не рядовой инженер старого транспортного «корыта», а командир машинного отделения современного боевого корабля.

— Конечно, у него теперь подчиненный есть — Джама! — растянул рот в улыбке Хорхе. — Надеюсь, они нас не угробят когда-нибудь.

— Не угробят. В «Звездном Страннике» всегда велся жесткий отбор специалистов.

— А что насчет Элен? — хитро улыбнулся Ортега сквозь дым сигары.

— А что с Элен?

— Она-то какого черта сейчас на командирском мостике дежурит?

— Хочет попробовать иной жизни. Я сказал ей, что на планете, которую мы ищем, не жизнь, а сказка — свободный мир. Никаких налогов и глупых законов. Селись где хочешь и живи как хочешь, только не мешай другим.

— А по-моему, ей плевать, что ты ей там наплел про свободный мир. Ты разве не замечаешь, как она на тебя смотрит?

— Как? — нахмурился Вадим, вставая из-за стола и направляясь к барной стойке.

— Так же, как и ты на нее, — снова оскалился Ортега. — Конечно, парень, выпей водички. Стоило о ней заговорить, у тебя сразу во рту пересохло.

Вадим отмалчивался, всматриваясь в морской пейзаж на телестене.

— Смотри, Вадим, упустишь! Если я за дело возьмусь, шансов у тебя, черт одноглазый, не будет.

— Ладно, хватит тебе, — беззлобно проворчал Вадим, вздыхая. — Пойдем отдыхать. Через два часа наша вахта. А еще через пять достигнем очередной планеты системы. Если это то, что ищем, там и подберешь себе подходящую красотку. А с Элен мы сами как-нибудь разберемся.

— Давай уж, приступай. А то девчонка не дождется и развернет корабль в лапы ФСБР, а им этого только и нужно. Они, наверное, уже с ног сбились. Кстати, а почему наш корабль называется «Верхахт»?

— Тобиас Верхахт — голландский художник шестнадцатого века.

— Это тебе Карсон сказал? — удивленно поднял брови Хорхе.

— Нет, сам догадался, — буркнул Вадим.

Глава 9

Трудный перелет подошел к концу. Корабль в форме широкого угла вошел в атмосферу маленькой планеты, ласкаемой лучами Лиланд, и заскользил над ее поверхностью, постепенно снижая скорость и выбирая место для посадки. Большую часть планеты занимала вода, а два небольших материка, соединенных узким перешейком, густо щетинились горными хребтами и скалами.

— А с землицей здесь не густо, — расстроенно заметил Ортега, изучая панорамы, открывающиеся на обзорных экранах.

— Главное, что здесь есть вода и кислород, Хорхе, — посмотрел на него Вадим.

Наконец Элен, пилотирующая корабль, обнаружила довольно обширную зеленую долину среди пологих склонов невысоких осыпающихся скал.

— На краю долины вижу небольшое поселение, а также парочку космических кораблей малого крейсерского класса и маленький спасательный бот. Судя по их виду, они уже не один десяток лет здесь припаркованы. Уже в землю вросли и вьюном покрылись.

— Давай на всякий случай приземлимся на другой стороне долины, — посмотрел на Элен Вадим. — Я вижу там подходящее место.

Элен плавно опустила тяжелую тушу корабля на выбранную площадку. Анализатор еще раз доложил о соответствии воздуха за бортом стандартным нормам, и Элен с Ортегой поспешили освободиться от ремней.

— Надо разведку провести, — попытался остановить их Вадим, но те уже были в коридоре.

— Ладно, уговорили — я остаюсь в центральном посту, — вздохнул Вадим, а по громкоговорящей связи приказал: — Хорхе, экипируйтесь как положено. Осторожность не помешает.

— Есть, шеф! — крикнул в ответ Ортега.

— Командир, можно размяться? — неуверенно попросил с экрана внутренней связи Карл Зелинский.

— Конечно, Карл, — улыбаясь, кивнул Вадим. — Разомнись. Только от Ортеги не отставай.

— Спасибо, командир, — сверкнув ответной улыбкой, Карл исчез с экрана.

Сквозь открытые створки переборок в корабль ворвался свежий воздух, наполненный ароматом травы, цветов и горной воды. Не удержавшись, Вадим тоже направился к шлюзу. В проеме внешнего люка перед ним открылся удивительный мир, от вида и запаха которого он на мгновение даже опьянел. Буйство самых разнообразных летних красок под поразительной чистоты небом ошеломляло. Никакой виртуальный суррогат, наполнявший стены вокруг в долгих космических полетах и подземных бункерах, не мог сравниться с дыханием живой природы. Даже Ремар был не так красив, как эта планета.

Усевшись на пандус, Вадим подставил лицо чужому солнцу и ветру. Но сейчас и здесь они ощущались как родные, давно ждавшие и, наконец, дождавшиеся его друзья. Оставшиеся в десятках парсеков отсюда Солнечная система и Гербер под лучами Альтаира вдруг померкли, откатилась на задворки памяти, как ненужные и опостылевшие вещи. А с ними окончательно растворились и владевшие Ракитиным последние месяцы чувство обиды и желание поквитаться со всеми, кто решил превратить его жизнь в жалкую игрушку.


Они могли бы взять вездеход, но решили пройти по долине пешком. Так странно и приятно было ощущать под ногами твердь, чувствовать, как длинная трава пытается обвить ноги. Элен, не думая о мерах предосторожности, сразу же нарвала букет из маленьких, но пышных цветов, переливающихся всеми цветами радуги. Щурился и улыбался солнцу Ортега, сверкая лысиной. А Зелинский шел, распахнув глаза, словно никогда ничего подобного не видел вовсе. Хотя, возможно, так оно и было — многие земляне рождались, жили, работали и умирали в стерильных городах, огороженных броней от зачастую весьма суровых условий планет, на которых были расположены, а то и вовсе в тесных каютах космических станций и кораблей.

И все же, когда вдалеке появились очертания незнакомой фигуры, Ортега сразу позабыл о красотах планеты и внимательно посмотрел на показатели сканера. Затем забегал глазами по окружающим разведывательный отряд рощицам, валунам и кустарникам, расценивая их лишь как объекты, за которыми может скрываться засада.

Однако приближающийся человек был один, а в руке он сжимал лишь что-то вроде небольшой трости. Вскоре Хорхе и его спутники смогли разглядеть незнакомца получше. Навстречу пришельцам вышагивал старик в потертой офицерской шинели со срезанными погонами и шевронами. Развевались на ветру длинные седые волосы и борода. Рядом со стариком брело с десяток странных существ — что-то среднее между овцой и козой. Когда расстояние сократилось до пяти-шести метров, старик остановился и, оперевшись о трость, принялся с нескрываемым интересом разглядывать нашивки на куртках пришельцев. Овцекозы тем временем разбрелись вокруг и уткнулись мордами в сочную траву.

— Что-то у вас так много всего на жилетиках понаписано, — хитро прищурился старик. — Никак в толк не пойму, кто же вы такие? Военные или гражданские? Иль вольные люди?

— Вольные, старик, — улыбнулся Ортега. — А ты сам-то кто таков?

— Я — Каспер Фримен, — выпрямился старик. — Видите, из земли верхушка спасательной капсулы торчит? Сто лет назад мои родители приземлились здесь после катастрофы своего корабля и стали первыми людьми на этой планете. А лет через двадцать стали появляться и другие, — махнул старик себе за спину, в сторону невидимого за кронами деревьев поселения. — Разные у них были пути и разные причины, но теперь они все здесь, на Альпине. Когда-то так звали мою мать, а ныне так зовется эта замечательная планета.

— И что, у той деревеньки у подножия дальних скал тоже название есть?

— В честь моего отца это поселение называют Фримен-сити, — еще выше задрал нос старик.

Карл Зелинский за спиной Ортеги прыснул со смеху, и Элен, чтобы не обидеть местного жителя, сделала шаг вперед и произнесла:

— Мы рады приветствовать вас, господин Фримен. Ваша планета потрясающе красива. Я так рада, что мне посчастливилось попасть сюда.

— О, прекрасная леди, а как я рад видеть вас в наших, по счастью, забытых богом и властями местах. Позвольте поцеловать руку, — приблизился к девушке Фримен.

Элен смущенно протянула руку, и старик звучно чмокнул ее пальцы. После этого гостеприимный абориген посчитал своим долгом пригласить путешественников в свой дом, чтобы разделить скромную трапезу. С важным видом он привел гостей к небольшому домику, сложенному из бревен и пристроенному к потемневшей от времени и вросшей в землю древней спасательной капсуле. Разлив по тарелкам похлебку из жирного молока с добавлением кусков хлеба и каких-то хрустящих на зубах корешков, Каспер продолжил расспросы. Но Ортега старался не болтать лишнего и отвечал односложно и немногословно. Элен же, позаботившись незаметно проглотить парочку таблеток биозащиты, нахваливала похлебку и сама задавала вопросы, стараясь выяснить подробности об этих местах. И старик рассказывал.

На планете имелось четыре постоянных поселения. Хотя Фримен-сити и был основан первым, но являлся, как ни странно, самым маленьким и отдаленным. Постоянное население его не превышало двух сотен человек. Все они, как и «гости», иногда увеличивающие количество жителей до четырехсот-пятисот, представляли собой весьма разношерстную публику. Преступники, избегающие правосудия, искатели приключений, а то и просто люди, уставшие от давления государственной машины и жаждущие полной свободы и независимости, нашли пристанище среди подчас суровой, но красивой природы Альпины. Кто-то жил в срубах, как Фримен, кто-то возводил добротные каменные жилища, а кто-то жил в каютах кораблей, ставших здесь на прикол. Один из приятелей старика даже устроил из своего древнего транспортника малого класса что-то вроде гостиницы. По словам Фримена, здесь не было никакого правительства или законов, кроме одного — живи как хочешь, но не мешай другим. Как действовал этот закон, можно было только догадываться. Но из кобуры на бедре старика виднелась рукоятка ручного лазера старого образца, и это ясно указывало на то, что означенный закон каждый из местных жителей защищал самостоятельно и тем способом, который считал нужным.

В разгар беседы в дом заскочил молодой парень лет двадцати с длинными рыжими волосами, забранными в хвост. Фримен встал из-за стола:

— Вот, знакомьтесь, мой внук — Ян. Ян, поприветствуй наших гостей — Хорхе, Карла и прекрасную Элен.

Молодой человек кивнул и скромно присел на краешек скамьи рядом с Ортегой, с интересом разглядывая эмблему «Авалона» на его бронированном плече. А старик, снова усаживаясь на место, вздохнул и с завистью покосился на «корсар» в кобуре Хорхе:

— Край у нас гостеприимный, но не простой. Мне бы вот такую замечательную «машинку» для Яна. Мой лазер часто дает сбои, стал ненадежен. Что хотите взамен?

— А что у тебя есть, Каспер? — усмехнулся Ортега.

— Килограмм найса я бы отдал, — с деланно равнодушным видом ответил старик.

— Найс? Килианский найс? Откуда он у тебя? — удивленно поднял белую бровь Ортега.

Сильный наркотик, производимый из цветков разновидности мха, растущего лишь на одной из планет, вращающейся вокруг Канопуса, являлся универсальным платежным средством. За тонну найса можно было запросто выменять пусть и небольшой, но полноценный космический корабль. Обладая сильным наркотическим свойством, он не вызывал привыкания. Но более всего найс ценился за то, что в определенных пропорциях и при соответствующей обработке мог стать сильным тонизирующим средством, помимо всего прочего, значительно затормаживающим процесс старения человеческого организма. Произрастал «золотой мох», как его еще называли, лишь в труднодоступных горных районах далекой планеты и цвел лишь несколько дней в году. Попытки выращивать его в других мирах не увенчались успехом, и федеральные войска охраняли горные плантации как зеницу ока.

— Есть тут места высоко в горах, где капризный «мох» все-таки прижился. Собираем понемножку вместе с Яном. Многие этим здесь промышляют, а потом сдают одному парню, который время от времени тихо толкает его через своих людей во внешнем мире. Десять лет назад во время сбора цветов найса под камнепадом погибли родители Яна.

— Вот как, — посмотрел на Яна Хорхе. — А что же тот парень не достанет тебе оружие?

— Прощелыга еще тот, — нахмурился Каспер Фримен.

— Ладно, поговорю с командиром, — сощурил глаза Хорхе. — Только хотелось бы получить образец.

Старик кивнул Яну, и тот, метнувшись в соседнюю комнату, быстро вернулся с увесистым брикетом, завернутым в пластиковую бумагу. Освободив золотисто-пурпурный кирпичик от упаковки, старик аккуратно отрезал тонкий вязкий ломоть и пододвинул его Хорхе. Тот отщипнул от ломтя кусочек и, положив в рот, стал неторопливо жевать. Разжевав массу, Ортега посмотрел на Фримена с нескрываемым интересом и сунул остатки ломтика в карман:

— Остальное проверю в корабельной лаборатории.

Старик довольно улыбнулся.

Вскоре коммуникатор Ортеги ожил сердитым голосом Ракитина, и разведчики засобирались в обратный путь с докладом о результатах первой рекогносцировки. Каспер и Ян проводили гостей до места встречи, где все еще паслись овцекозы. Когда Хорхе, Элен и Карл почти скрылись из вида, Ян спросил:

— Дед, кто они?

— Пираты. Ян, пираты. И корабль у них что надо.

— Здорово! — восхитился молодой человек.

— Это как сказать, — вздохнул дед и принялся собирать овцекоз.

Глава 10

Джереми Уоррен тяжело встал с кресла-детектора.

— Вам помочь? — с деланным участием спросил следователь.

— Обойдусь, — прохрипел Уоррен и, пошатываясь, сделал шаг к столу.

Даже в страшном сне Джереми не мог представить, что вернется на родной Марс не в качестве кандидата на вышестоящую должность, а в незавидной роли подозреваемого в контактах с пиратами и экстремистами. Должность и связи отца не помогли молодому Уоррену избежать допроса в ФСБР. Два часа его мучили на «кресле-качалке», и теперь голова раскалывалась от боли, а в глазах все двоилось. Следователь Раджич что-то снова говорил, но Джереми не мог разобрать ни слова из-за усиливающегося звона в ушах.

— Скоты, — выдавил Уоррен, запрокидывая голову, чтобы протолкнуть в высохшее горло горсть таблеток из пластикового стаканчика, поданного Раджичем.

— Вода в коридоре, в автомате, — зло улыбнулся следователь.

— Вы пожалеете, что связались со мной, — хрустя таблетками на зубах, прошипел Уоррен.

— У меня для вас имеются новости, господин Уоррен, — снова злорадно улыбнулся Раджич. — Сначала хорошая — первичное сканирование подтвердило истинность ваших показаний, вторая плохая — вы отныне не являетесь сотрудником корпорации «Азиатский Дракон», а в ближайшее время покинет свой пост и ваш отец. Господин Ли принял решение отправить его с почетом на заслуженную пенсию.

— Что… значит «первичное»? — спросил одними губами Джереми, не в силах сразу осознать сказанное Раджичем.

— Ах это! — следователь открыл дверь, жестом предлагая Джереми выйти из кабинета. — Попрошу вас не покидать пределов Марса, господин Уоррен. Возможно, в ближайшее время нам понадобится перепроверить ваши показания с помощью специалистов корпорации «Биотек». Их живые сканеры взломают любые мозги, даже те, что в состоянии обмануть робота. Вы же понимаете, насколько все серьезно.

На негнущихся ногах Джереми вышел из кабинета. Только у лифта он наконец понял, что произошло. Исчезло словно дым все, чем он обладал, — положение в обществе, уважение родных, коллег и знакомых. Кончилась беззаботная и сытая жизнь. Рухнула карьера и все планы на будущее. Не будет теперь просторного кабинета с удобным креслом и подчиненных, внимающих каждому слову. Только клеймо изгоя и неудачника.

Джереми облокотился рукой о стену, и его стошнило на автомат с напитками. Проходящий мимо клерк с папкой под мышкой брезгливо посторонился и перешел на быстрый шаг.

Отдышавшись, Джереми сумел зайти в лифт и спустится на несколько этажей, к центральному холлу марсианского офиса ФСБР. Пройдя сквозь длинный коридор с чередой сканирующих устройств и прозрачных колпаков следящей аппаратуры, он наконец выбрался на парковочную галерею для посетителей и добрел до своего аэрокара. Однако дверь машины не открылась, а бегущая строка на окне-дисплее сообщила о том, что господин Джереми Кристофер Уоррен не является сотрудником корпорации «Азиатский Дракон» и его право пользования корпоративным транспортом аннулировано. Через минуту аэрокар, ведомый автоматикой, отчалил от причальной стенки и, влившись в поток других воздушных машин, скрылся из вида. На слабеющих дрожащих ногах Джереми подошел к парапету. Сотни галерей рядами уходили в глубь красной планеты, а стаи машин как всегда суетливо сновали вдоль их уровней. Пискнул коммуникатор на запястье, предупреждая о текстовом сообщении. Джереми приблизил экран к глазам и прочитал короткую фразу: «Отец умер». Еще минут десять Уоррен смотрел прямо перед собой стеклянным взглядом, а затем перегнулся через парапет и безвольной тряпичной куклой полетел вниз, на самое дно городского колодца Титон-сити.


Элен Фэйр осторожно ступила босыми ногами на зеленый ковер травы. Ступни у нее были маленькие, с красивыми аккуратными пальчиками. Вадим, сидя на стволе поваленного дерева, неспешно потягивал местное пиво и с вожделением наблюдал за Элен, которая отправилась прогуляться среди моря цветов. Легкая черная футболка туго обтягивала тяжелые груди девушки, открытые плечи бронзовели свежим загаром. Вадим наслаждался каждым ее шагом, поворотом головы с точеным профилем, движением обнаженной руки с букетиком в хрупких пальцах. Темные волосы, забранные в хвост, касались блестящими кольцами спины между лопаток, и взгляд Вадима скользил ниже — к тонкой талии и плавным линиям бедер. Отставив бутылку и боясь моргнуть лишний раз, он пытался запечатлеть в памяти все мгновения этого прекрасного времени, каждую мелочь представшей перед ним живой картины — высокое голубое небо, разноцветный танец красок летней долины Альпины и грациозная женщина, венчающая все это своей спокойной и нежной красотой.

Обернувшись, Элен улыбнулась. Большие глаза блестели и притягивали к себе словно магнит. Сбросив куртку, Вадим пошел к девушке. А она все звала и звала его глазами в бархатном обрамлении ресниц. Подойдя к ней, Вадим взял ее руку с тонкими пальцами и поднес к губам, погружаясь в ароматную смесь запахов кожи и цветов. А Элен все смотрела и смотрела на него. И вдруг сама припала своими губами к его губам. Вадим обхватил талию девушки, и оба они растворились в своей любви.


Выглянув в окно, Ян Фримен увидел плавно опускающийся на лужайку перед домом катер Тарика Рахмона — скупщика найса. Не дожидаясь, пока выдвинется трап, Тарик выпрыгнул из люка и засеменил на коротких и кривых ногах к дому Фрименов. Вслед за ним из катера вывалился телохранитель — длинноволосый громила в лопающейся на бугристых мышцах алой футболке. В набедренной кобуре двухметрового гиганта примостился «кейтель» — мощный полицейский пистолет.

Ударом ноги распахнув входную дверь, Тарик Рахмон по-хозяйски вошел в дом Фрименов. Следом протиснулся в узковатый для него проем и телохранитель. Сложив руки на груди, он с равнодушным лицом прислонился спиной к стене у входа.

— Где Каспер? — брезгливо оглядывая простую обстановку маленькой гостиной, спросил Рахмон и плюхнулся жирным задом на лавку у стола.

— В городе, — хмуро ответил Ян.

— Что-то не видел я его там, — прищурил и без того узкие глазки Рахмон. — Ну да ладно. Старик уже совсем из ума выжил. Якшается с кем попало. Ты, надеюсь, не такой дурак, Ян?

— О чем ты, Тарик?

— О недавно прибывшем корабле, что примостился на краю долины. — Рахмон обнажил в подобии улыбки ряд кривых зубов. — Не вздумайте таскать им найс.

Взгляд Рахмона вдруг упал на кобуру с офицерским «корсаром» на бедре Яна. Улыбка тут же сползла с желтого лица торговца.

— Откуда это у тебя, Фримен?

— Это тебя не касается, Тарик.

Рахмон поднялся со скамейки. Потирая друг об друга большие ладони с толстыми пальцами, он медленно двинулся к Яну:

— Неблагодарные свиньи! Где бы вы все были, если бы не Тарик! Сидите себе здесь, наслаждаетесь жизнью на лоне природы, никто вас не трогает. А если что надо — Тарик найдет и привезет. Да вы оба мне с потрохами принадлежите!

— Ошибаешься, ловкач! — раздался голос со стороны все еще распахнутой входной двери.

Удивленный Рахмон обернулся и увидел, как сползает по стене его телохранитель, держась руками за разбитый нос. Такой же здоровяк, только лысый, стоял рядом и, улыбаясь, вытирая окровавленную рукоятку своего «корсара» о камуфлированные штаны.

— Этот парень — матрос из нашей команды. Наш кэп его сегодня утром завербовал. Так что принадлежит он не тебе. Это точно. — Лысый гигант вложил «корсар» обратно в кобуру и шагнул навстречу Рахмону.

Торговец начал пятиться, пока не уперся задом в крышку стола.

— Э-э-э, нас не представили друг другу. Дело в том, что у нас с господином Фрименом долгосрочное сотрудничество в сфере бизнеса. Я просто хотел кое-что уточнить.

— В чем дело? Что здесь происходит? — Появившийся в дверях плечистый парень с черной повязкой на глазу заставил Рахмона поперхнуться слюной и закашляться.

Уже поднявшийся на ноги телохранитель попытался выдернуть «кейтель», но парень молниеносным движением сломал «горилле» запястье и отобранным оружием нанес новый удар по носу. Охранник Рахмона согнулся пополам, по-собачьи заскулив от боли.

— Так что же здесь все-таки происходит? — еще больше нахмурил брови одноглазый.

— Я тут объясняю, Вадим, вот этому чудиле, — лысый силач стиснул огромной пятерней плечо Рахмона, — что Ян Фримен входит в состав нашей команды и предложения других работодателей его не интересуют.

— Понятно. Торговля, значит, — приблизился Вадим. — Торгуй, коммерсант, — нас твой бизнес не интересует. Вот только от Фрименов держись подальше и язык не распускай. Все понял?

Тарик, превозмогая боль в плече, жалко улыбнулся и кивнул. Лысый пират разжал кулак и вместе с разоруженным охранником Рахмон торопливо выскочил на улицу.

— Сильно донимает? — обратился Ракитин к Яну.

— Да, иногда достает, — кивнул Ян. — Но теперь мы его не скоро увидим.

— Надеюсь, армию он не приведет отношения выяснять, — присел за стол Вадим.

— Нет, — выставил Ян бутыль домашнего вина. — Если Рахмон чувствует силу, то на рожон не лезет. Он торгаш и мошенник, но не гангстер. А вся его армия — он сам да полдюжины тупых громил. Просто повыпендриваться любит.

— Ну и ладно, — оседлал скамью и Хорхе Ортега. — Разливай.

Глава 11

Джама пропал. На вызовы друзей его коммуникатор не реагировал. Отправившись с утра за свежими овощами и фруктами на рынок Фримен-сити, маленький малакан не вернулся ни к обеду, ни к ужину. Весьма любознательный и открытый для общения, он и раньше частенько задерживался в городке или его окрестностях и за месяц пребывания команды «Верхахта» на Альпине перезнакомился практически со всеми жителями. Но на весь день Джама не пропадал никогда. На электронной карте отметка поискового маяка вездехода намертво застряла у городской черты Фримен-сити.

— Да напился пива или кто-нибудь найсом угостил, — успокаивал Ортега Зелинского, особенно сдружившегося с Джамой. — Главное, чтобы вездеход не разбил.

— Джама не пьет алкогольных напитков, — расстроенно объяснял Карл. — Не любят малаканы их. Да и от найса он нос воротит.

— Ладно, я съезжу в город и разыщу парня, — поднялся из кресла Вадим.

— Я с тобой, — сразу подала голос Элен.

— Нет уж, оставайтесь-ка вы все на борту «Верхахта». Скоро смеркаться начнет, — нежно дотронулся до руки Элен Вадим. — Я на втором вездеходе быстро до него домчусь и разберусь, в чем дело, — и, выходя из помещения центрального поста, добавил: — Ох и взгрею паршивца!

Когда полчаса спустя Вадим достиг сруба Фрименов, сумерки превратились в ночь. На пороге Ракитина встретил Ян. Он рассказал, что утром Каспер уехал вместе с Джамой в город и до сих пор не вернулся.

— Может, они в баре Олафа задержались? Там кто-то день рождения сегодня празднует, — предположил Ян.

— Да, наверное, так и есть, но меня беспокоит молчащий коммуникатор Джамы, — развернулся к вездеходу Вадим.

— Давайте я с вами отправлюсь, господин Ракитин, — догнал его Ян, застегивая на ходу ремень с кобурой новенького импульсатора. — Со мной вам легче будет их найти — я городок и его окрестности знаю как свои пять пальцев.

— Заскакивай.

Через час езды по петляющей среди рощ и валунов дороге Ракитин и Фримен наконец достигли городской черты. Вадим сразу приметил на обочине вездеход с «Вархахта». Затормозив рядом, он быстро осмотрел его, но ничего подозрительного не обнаружил. Снова заскочив в кабину, он погнал машину дальше, в сторону центральной площади.

Площадь представляла собой мощеный пятачок, зажатый со всех сторон домишками местных жителей, которые со временем из жилых помещений превратились в торговые и меняльные лавки. Сейчас все они были заперты. Светлым пятном одинокого фонаря у широкого крыльца выделялся только кабак Олафа Хансена. Громкая музыка и скопление разнообразных средств передвижения у входа говорили, что веселье внутри в полном разгаре. Припарковавшись, Вадим поручил Яну дойти до гостиницы Гуса Нортона — старого приятеля Фримена-старшего, к которому он частенько захаживал поболтать и пропустить стаканчик-другой сухого вина. Сам Ракитин направился в шумный трактир.

В помещении кабака яблоку некуда было упасть. Все мешалось в безумный коктейль льющейся рекой выпивки, музыки, пьяных тостов и хриплых споров. Сизый дым плотной завесой висел под потолком с мутными лампами. Вадим протиснулся к стойке бара. Олаф, лично разливающий виски и водку, сразу же узнал Ракитина и кивнул, не отрываясь от работы.

— Привет, Олаф. У тебя сегодня аншлаг.

— Да, Вадим! Что есть, то есть! Тебе что налить?

— Я Джаму и Каспера Фримена ищу. Ты видел их?

— Нет, их я сегодня не видел! — перекрикивая шум и продолжая разливать по рюмкам алкоголь, ответил Олаф.

Вадим развернулся к залу и оказался лицом к лицу с пьяным верзилой в мокрой от пота футболке.

— Как дела, приятель? Я — Ретт Клейтон, — с трудом ворочая языком, произнес верзила. — Выпей за мое здоровье. Авось новый глаз вырастет.

Вадим попытался молча обойти пьянчугу и столкнулся с хмурым широкоплечим парнем в джинсовой куртке. Скользнув трезвым взглядом раскосых азиатских глаз по Вадиму и Клейтону, парень пробормотал что-то вроде извинений и заторопился к выходу.

— Ишь ты! — пьяно посмотрел вслед азиату Клейтон. — Замерз совсем. Он бы шубу еще надел. И вообще, кто это?! Это ж мой день рождения, а я его первый раз вижу. Олаф, что у тебя здесь за проходной двор?

Вадим снова окинул взглядом зал, а затем вновь подозвал Хансена:

— Слушай, Олаф. Сегодня, я смотрю, много незнакомых лиц. Это гости из соседнего города или кто-то новый приземлился в долину?

— Многие прибыли к Клейтону на челноке Пинто из Верны. Он же в основном там свои делишки обделывает. Но я их знаю. Вот только тот громила за дальним столиком мне незнаком. Давно тянет одну кружку пива. С ним, кстати, весь вечер узкоглазый субъект ошивался, который только что мимо вас на выход протиснулся. Его тоже не знаю. Откуда они появились? Может, кто из местных за компанию притащил?

Вадим ощутил прилив тревоги и машинально погладил пальцами рукоятку «корсара» на бедре.

— А какой график у Пинто? — снова обратился к Хансену Вадим, скользя взглядом по аккуратно бритому загривку и куртке полувоенного образца человека, на которого указал Олаф.

— Он обычно стартует в полдень, а возвращается в два. Если пассажиры попросят, то задержится в Верне подольше.

— А у тебя есть второй выход из кабака, Олаф?

— Проходи через кухню, — спокойно и без тени удивления ответил Хансен.

Пройдя мимо Клейтона, уткнувшегося лбом в стойку бара, Вадим проскользнул на кухню, а затем распахнул дверь на улицу и сделал шаг наружу.

В темноте слева и справа мерзко защелкали предупредительные сигналы готовых к стрельбе «хищников». О том, чтобы попытаться оказать сопротивление, не могло быть и речи. В свете мутной лампочки над входом Вадим был как на ладони, а противники находились в тени. К тому же ситуацию усугубляло отсутствие у Ракитина левого глаза. Вадим ощутил неприятный холодок в груди.

— Здравствуй, лейтенант, — послышался знакомый голос. — Вот и свиделись наконец.

Уже забытая было ярость заставила Вадима стиснуть до скрипа зубы и сжать кулаки. На краю тусклого круга света появился Бреннан Саффрон. Значительно похудевший, с одутловатым лицом и кругами под глазами, но все тот же полковник Саффрон. В руке у него тускло поблескивал металл «корсара».

— Где Джама и старик Фримен? — хрипло спросил Вадим.

— О, за Джаму не беспокойся. Он мне понадобится — его голова хранит уйму информации. Вас обоих я доставлю на Марс, и там вас «поджарят» в «креслах-качалках», а затем сгноят на подводных рудниках Европы. Ты будешь долго умирать, Ракитин.

Саффрон кивнул кому-то в темноту, и из нее вынырнул знакомый Вадиму парень с азиатскими глазами. В руках у него был укороченный вариант «хищника». Вот что он скрывал под джинсовой курткой! Азиат быстро и ловко выдернул оружие из кобуры Вадима, а затем, завернув назад руки, защелкнул наручники.

— Пройдемся. Здесь недалеко, — улыбнулся Саффрон, сверля Вадима злобным взглядом.

Минут двадцать спустя Ракитина ввели в двухэтажный каменный дом, примостившийся чуть поодаль от остальных зданий поселения, в конце узкой пустынной улочки. По пятнам крови на полу, стенах и даже потолке стало ясно, что Саффрон со своей командой устроил в доме настоящую бойню. Поднявшись на второй этаж, Вадим чуть не споткнулся о распростертое у лестницы тело. Разглядеть, кто это был, он не успел. Тычок прикладом в спину толкнул Ракитина в просторную комнату, у дальней стены которой, с кляпом во рту и скрученными за спиной руками, сидел Джама. При виде командира он хотел подняться, но тут же получил от рядом стоящего охранника стволом плазматора по макушке. Возле Джамы, тяжело дыша и держась руками за живот, в кровавой луже сидел Каспер Фримен.

— Уроды! — скрипнул зубами Вадим, переводя взгляд на Саффрона.

— Поболтаем, Ракитин, пока мои ребята готовят к отправке катер гостеприимной семьи, приютившей нас, — снова заговорил Саффрон, расхаживая вокруг Вадима. — Я уже отчаялся найти тебя, сволочь, когда ко мне попала интересная информация с Ремара. Может быть, у меня и нет семи пядей во лбу, как у некоторых, но кое-какие связи и опыт имеются. Имеется и терпение. Рано или поздно тебя должны были сдать вместе со всеми потрохами, Ракитин. И это случилось. Хочешь знать, кто? — Саффрон ткнул Вадима стволом «корсара» в подбородок.

— Плевать, — мотнул головой Вадим.

— А я тебе скажу, чтобы до тебя дошло, что ты никто. Ты такая же пешка, как все. Вот ты помог колонии Ремар, а что взамен? Корабль? Да, но не только. В дополнение ты получил предательство. Карсон с Хэммитом не только вернули правительству роботов, а Альваро Пеньяте «Президента Джефферсона», но и сдали тебя на переговорах с комиссией правительственных чиновников, выторговав взамен кучу поблажек и послаблений. Мой бывший коллега, работающий при этой комиссии, переслал мне за некоторую сумму копию секретной части этих переговоров. Я знал, что ты захочешь пристроить этих роботов, и не просчитался, решив, что самый удобный вариант — Ремар. Когда «Ямамото» получила по зубам и доблестного Рендалла запихивали в мешок для трупов, я был уже рядом.

— Шеф, минут через десять можно взлетать, — послышался голос помощника Саффрона от дверей.

— Хорошо, тащите малакана на борт. Старика не трогайте — он через пару минут сам отправится к праотцам.

— Позволь оказать ему помощь, он здесь ни при чем, — попросил Вадим.

— Но самым сложным оказалось выяснить, куда же ты направился на новом корабле, Вадим, — игнорируя слова Ракитина, снова продолжил Саффрон. — И я выяснил. Случай помог? Нет. Помог тот же человек, а вернее, мои деньги, которые я скармливал ему. Недалеко от Ремара оперативники Федерального управления полиции схватили нелегального поставщика найса. Через несколько часов интенсивной «терапии» он выложил, откуда таскает наркотик — Альпина в системе Лиланд. А вскоре подключились и сотрудники ФСБР, которые очень подробно расспросили задержанного о маленькой уютной планете и ее обитателях и гостях. Вот тут-то и всплыл образ разыскиваемого всеми Вадима Ракитина. Я опережаю федералов на считанные часы. Скоро они заполнят эту симпатичную планетку, и всему этому санаторию для мерзавцев, подобных тебе, Ракитин, придет конец.

За своей спиной Вадим услышал странный звук — то ли хрип, то ли храп. Саффрон изменился в лице и, прячась за Ракитина, попытался вскинуть импульсатор. Но Вадим бросился на пол, открывая своему невидимому союзнику линию огня. Плечо Саффрона тут же расцвело высоким темным фонтаном из брызг крови, осколков костей и разрываемых мышечных волокон. Рука начальника СБ «Гербер-1» полетела в сторону, а сам он, развернувшись на девяносто градусов, рухнул на колени и захрипел, пытаясь зажать ладонью здоровой руки рваную рану, густо бьющую алым. Перепрыгнув тело охранника с ножом в спине, в комнату ворвался Ян Фримен. Не обращая внимания ни на Вадима, ни на Бреннана Саффрона, он склонился над старым Каспером. Тот еще дышал. Полуприкрытыми глазами седой Фримен смотрел на Саффрона, истекающего кровью.

— Вот и все, Ян, — прошептал он пытающемуся осмотреть его рану внуку. — Не трогай меня. Дай умереть спокойно. Мой век ушел, как и век свободной Альпины. Освободи руки Вадиму и улетай вместе с ним. Прощай.

Глаза старика закатились, а голова упала на плечо. Ян скорбной фигурой застыл перед ним на коленях. На лестнице тем временем послышались шаги. Не дожидаясь, пока парень придет в себя, Вадим кинулся к мертвому коммандос у входа и, изловчившись, втащил его в комнату. Когда из кармана мертвеца удалось выудить ключ от наручников, на лестничной площадке второго этажа показался еще один подручный Саффрона. Не теряя времени, Вадим сам ринулся навстречу неприятелю и, как только тот показался в дверном проеме, встретил его ударом ноги в грудь. Наемник полетел обратно к перилам. Не давая ему очухаться, Вадим сделал подсечку и, когда враг оказался у его ног, опустил подошву своего армейского ботинка ему на голову. Хруст лицевых костей совпал с криком внизу, у основания лестницы, и Вадим метнулся обратно в комнату. Дверной косяк позади разлетелся в щепы.

— Ян, очнись! — заорал Ракитин. — Отомкни наручники!

Парень наконец-то вскочил на ноги, и Вадим, развернувшись к нему спиной, подал ключ от оков. Как только браслеты спали, Ракитин одной рукой схватил «хищник» у своих ног, а другой за шиворот поднял все еще живого Саффрона, гаркнув ему в ухо:

— Как вовремя ты здесь оказался, Бреннан! Поработаешь щитом! Теперь твоя очередь!

Знакомое азиатское лицо на мгновение заглянуло в комнату, оценивая обстановку, и вновь исчезло. Недолго думая, Вадим стал вколачивать заряд за зарядом в стену, в надежде пробить ее и достать коммандос.

— Ян, глянь в окно. Как там?

Быстро подойдя к окну, парень отогнул полоску жалюзи и тут же вынужден был отпрянуть. Плазменный заряд с громким шипением впился в потолок над его головой.

— Сколько у тебя подручных, Бреннан? — крикнул в ухо теряющему сознание Саффрону Вадим.

— Я умираю, — еле слышно простонал Саффрон.

— Сколько у тебя людей, Саффрон? Ответь мне, и я спасу тебя.

— Восемь наемников, — прошептал Саффрон, грузно оседая к полу.

Вадим отшвырнул его в сторону и, продолжая держать дверь на прицеле, приказал Яну:

— У мертвеца с ножом в спине на поясе аптечка. Возьми ее и попытайся остановить кровь у этого борова, а затем приведи в чувство.

Лицо Яна исказилось ненавистью.

— Действуй давай, иначе не выбраться! — прикрикнул Вадим, увидев, что молодой Фримен мешкает — помогать убийце деда он не желал.

Ян все же взялся за Саффрона, оттащив его в непростреливаемую зону, а Ракитин поторопился сменить позицию. И вовремя — коммандос за дверью не успокоился. Выставив в проем плазматор на сошках и целясь, скорее всего, через экран наручного дисплея, он открыл ответный огонь. При такой стрельбе, если не зевать, нетрудно вычислить «слепую зону», особенно полицейскому, натасканному для стычек в помещениях. И Вадим ее вычислил, а затем всадил заряд в металлопластиковый корпус плазматора, заставив взлететь в воздух.

— Сайто, держи «кирпич»! — услышал Ракитин крик в коридоре. — Черт с ним, с Саффроном. Пора уходить! Высадка вот-вот начнется!

Вадим тоже мысленно чертыхнулся. Под «кирпичом» у наемников подразумевалась граната объемного взрыва. Бросившись к выходу на площадку и выскочив наружу, Ракитин в упор выстрелил в наемника с уже взведенной гранатой в руках. Отброшенный зарядом плазмы, тот покатился вниз по лестнице, наперегонки с выпавшим из руки смертоносным цилиндром. Вадим отпрянул назад, в комнату.

Огненный смерч заполнил собой весь первый этаж, выжигая все на своем пути.

— Четвертый, — прошептал Вадим, услышав захлебывающийся крик внизу.

— Эта скотина приходит в себя! — доложил Ян, с нескрываемой злобой поглядывая на шевелящегося Саффрона.

— Катер на заднем дворе, — попытался сесть Саффрон. Биожгуты и несколько инъекций из военной аптечки остановили кровь и прояснили его взгляд. — Без меня им не взлететь — я заблокировал систему взлета.

— Ты хочешь нам помочь? — поднял раненого на ноги Ракитин.

— Обещайте сохранить мне жизнь, — прошептал Саффрон.

— Если малакан жив, — угрюмо посмотрел на него Вадим.

На первом этаже тлела мебель и дым расползался по всему дому. Порывшись в комоде, Ракитин нашел пару шейных платков. Смочив их в туалетной комнате водой и прикрыв лица, Вадим и Ян направились к выходу. Ракитин перед собой толкал Саффрона.

Перешагнув по пути пару обугленных трупов, все трое вскоре оказались у дверей, ведущих на задний двор. Сквозь приоткрытые створки виднелась небольшая, довольно потрепанного вида, космическая яхта — человек на восемь-десять, не более. Двигатели ее то начинали басовито гудеть, то снова умолкали.

— Скажи им, что ты с нами разобрался, но получил ранение. Пусть пришлют кого-нибудь помочь тебе. Лучше двоих, — приказал Вадим.

Саффрон активировав коммуникатор на запястье и пробубнил, подкашливая:

— Капитан Мохамед, это Бреннан Саффрон. Я покончил с Ракитиным, но сам получил ранение. Пришлите кого-нибудь помочь мне, лучше двоих. Без меня корабль не взлетит.

После долгого молчания коммуникатор выдал ответ:

— Идут Ларго и Крыхтин.

Люк корабля отъехал, и на землю спрыгнули двое наемников. Озираясь, они осторожно двинулись к дому.

— Ян, сможешь снять правого? Бить надо только в голову.

— Сделаю, — негромко, но твердо ответил молодой Фримен.

— Ну, Бреннан, твой выход. Иди им навстречу. На полпути падай, а то получишь заряд в спину.


Саффрон толкнул двери и пошел навстречу коммандос. Действие лекарств ослабевало, идти становилось все труднее. А шагать надо было. В сумке под пассажирским сиденьем старой яхты он припрягал контейнер с ампулами найс-тоника. Если что и поможет ему продержаться до встречи с профессиональным хирургом и выжить, то только найс. Глаза начал застилать то ли пот, то ли дым, но сил поднять руку к лицу уже не хватало. Неожиданно перед взором Бреннана возникли образы членов семьи, проживавшей в доме, от которого он сейчас медленно удалялся. Ее глава, на свою беду, согласился за внушительную сумму без особых расспросов доставить на своем корабле из Верны во Фримен-сити группу молчаливых людей. Саффрон вспомнил, как потом по его приказу наемники-коммандос расстреляли и хозяина яхты, и его жену, и обоих малолетних сыновей, чтобы превратить их коттедж в свой опорный пункт. Когда же силы вовсе оставили Бреннана Саффрона и он полетел лицом в траву, перед ним замелькали лица других людей. Лица десятков людей, с которыми он когда-то расправился лично. Кто-то умер от его меткого выстрела, кто-то из-за затянувшейся пытки. Обычно он быстро забывал их, убивая как бы походя, словно устраняя очередную досадную помеху на пути к цели, но теперь все они встали перед ним, как один, — истерзанные и изуродованные. И Саффрон захлебывался в их крови, заполнявшей горло, легкие, желудок.

А затем бурый занавес опустился и перед его глазами.


Наемники подняли упавшего Саффрона и потащили его бездыханное тело к яхте, превратившись в легкие мишени. Расплата не заставила себя долго ждать. Два плазменных заряда одновременно ударили им в затылки, кидая вперед, вслед за собственными черепами, превратившимися в кровавые ошметки.

— Пять и шесть, — произнес Ракитин и добавил в «комм» Саффрона: — Мохамед, это Ракитин, — отдай малакана и получишь Бреннана. Он закодировал систему управления яхты, и без него вам не взлететь. Поторопись, он скоро отдаст концы, и тогда местные вас в порошок сотрут еще до высадки федералов.

Коммуникатор промолчал, но через минуту из люка яхты выкатился Джама, а следом выскочил очередной наемник — уже в штурмовом шлеме с забралом и тяжелом бронежилете-панцире. Пытаясь прикрыться маленьким прихрамывающим малаканом, верзила двинулся к телу Саффрона, давно уже не подающего признаки жизни. Встав на одно колено, Вадим взял наемника на прицел. Тот, добравшись до тела Саффрона, пнул его ногой, перевернув навзничь. Вадим нажал спусковой крючок.

— Джама, сюда! — крикнул Ян, когда державший его наемник опрокинулся назад от удара импульса в забрало шлема.

Малакан быстро заковылял к дому. Вадим же, распахнув настежь створки дверей, выбежал навстречу, но отнюдь не для дружеских объятий. Наемник в броне все еще был жив, и Вадим открыл огонь по конечностям. Затем, собрав в кулак одежду на груди малакана, Ракитин рывком резко увеличил скорость его движения, и тот пулей влетел в тлеющий дом. Пятясь обратно к крыльцу, Вадим не пожалел для верности еще одного заряда и для Саффрона.

Бегом они покинули задымленный дом через противоположный выход. Над головой, со свистом рассекая воздух, пронесся широкий корпус десантного челнока с эмблемой Федерации.

— Вадим, где тебя носит? Что происходит? — раздался в коммуникаторе Ракитина голос Элен. — В небе корабли Федерации!

— Готовьтесь к взлету! — крикнул Вадим в ответ, сбегая вниз по склону в сторону Фримен-сити.

В городе тем временем воцарилась паника. Жители, сбиваясь в группы, штурмовали владения тех своих сограждан, у кого имелся хоть какой-то летательный аппарат. Время от времени груженные людьми катера тяжело уходили в небо. Один из них то ли не выдержал большого количества пассажиров, то ли по иной причине, но, достигнув высоты в пару сотен метров, накренился набок, а затем камнем упал в самый центр городской площади. Взрыв мощной волной смел стоящие вокруг домишки и мечущихся между ними людей. Горящий город превратил ночь в день.

Чертыхнувшись, Вадим вместе с друзьями бегом направился к границе поселения. Туда, где на обочине оставался вездеход Джамы.

— Поторопитесь, похоже, вот-вот начнется высадка федералов, — снова послышался голос в коммуникаторе, на этот раз Хорхе Ортеги.

— Мы уже в вездеходе! — заскакивая в кресло водителя, крикнул Вадим. Как только разместились и Ян с Джамой, машина рванула с места. Не рискуя включать фары, Вадим гнал вездеход, ориентируясь только по дисплею компьютерного моделирования местности. Им не удалось преодолеть и половины необходимого расстояния, когда путь преградил зависший почти у самой земли звездолет. Еще несколько секунд, и летательный аппарат коснулся земли, а перед беглецами возник черный проем грузового люка с выдвигающимся пандусом.

— «Верхахт», — облегченно выдохнул Вадим и заставил вездеход с разбега взлететь на пандус, а затем нырнуть в спасительное чрево корабля. Едва не столкнувшись с посадочным модулем Федерации, крейсер тут же взмыл вверх, к усеянному звездами куполу неба.


Часть 2 ПИРАТЫ

На небе глазами звезду я нашел
И в космос далекий за нею взошел.
Нелегок и долог мне выдался путь,
Но ждет моя греза, меня не вернуть.
Из сборника Дерека Брогара «Фольклор Деметры»

Глава 1

— Присаживайтесь, Саймон. — Директор Федеральной службы безопасности и разведки Роберт Хайсмит поднял глаза на вошедшего в его кабинет начальника Управления специальных операций ФСБР Саймона Kappa.

Kapp — высокий худощавый субъект с невыразительным лицом — присел на стул у широкого стола и уставился на директора немигающим взглядом своих по-рыбьи круглых и выпуклых глаз. Эта особенность подчиненного пристально, не отрываясь, смотреть в лицо собеседнику, даже начальнику, раздражала Хайсмита, но как специалист Kapp был незаменим. За двадцать лет он ни разу не подвел, выполняя самые щекотливые и сложные задания.

— Деятельность пиратского формирования под руководством бывшего наемника корпорации «Анкоридж» Вадима Ракитина вызывает беспокойство. Вы изучили его досье?

— Да, сэр. Он не только бывший наемник, но и бывший офицер марсианской полиции. Был уволен за систематическое нарушение субординации и невыполнение указаний руководства. Три года промаялся без постоянной работы и в итоге завербовался в батальон «Кондор». Политикой в период работы в полиции не интересовался. Семьи нет. Жена оставила Ракитина спустя год после увольнения со службы в правоохранительных органах и вышла замуж за его бывшего начальника — полковника Игоря Вановского.

— С Вановским общались?

— В завуалированной форме. О Ракитине отзывается весьма уничижительно. Самое лестное — «парень всегда был „сам себе на уме“». Коллеги рангом пониже хотя и подтверждают определенную замкнутость Ракитина, но характеризуют офицера несколько иначе, отмечая его честность и порядочность.

— Что еще?

— Начитан и физически развит. Отличный стрелок.

— Что по его девчонке?

— Нынешняя жена Вановского? Маргарита Саллерс — смазливая бабенка, и ничего более. Бывшая стриптизерша.

— Друзья?

— Единственный друг Ракитина, капитан Дмитрий Жуков, погиб в ходе операции марсианской полиции по задержанию компрачикосов за полгода до увольнения объекта изучения.

— Что еще?

— Имеются данные психологических тестов, но все в пределах норм и установленных стандартов…

— Родители?

— Умерли несколько лет назад. Отец, кстати, тоже являлся офицером полиции, но уволился по выслуге лет. Имел награды за отличную службу.

— Уж больно этот Ракитин ловкий, Саймон. Если бы он просто тормошил частные компании, но нет же… — Не договорив, Хайсмит поднялся с кресла и задумчиво зашагал по своему просторному кабинету. Встал со своего места и Kapp.

— У меня предчувствие, полковник, что этот малый может дорого нам обойтись. А если он сойдется с Красной Бригадой?

— Благодаря операции «Бумеранг» лидеры Красной Бригады уже шесть лет сидят по своим крысиным норам и носа высунуть не смеют. Мы их полностью дискредитировали, как в глазах общественности, так и сторонников. От них отвернулись все, — улыбнулся одними губами Kapp. — Так же мы можем поступить и с Вадимом Ракитиным. Проведем от его имени акцию погромче, и у него по всей Федерации земля под ногами гореть будет.

— Дискредитация Красной Бригады обошлась в четыре тысячи погибших мирных колонистов. Вы тогда явно перебрали, — с недовольным выражением лица покосился на подчиненного Хайсмит. — Хотя нельзя не признать, что необходимого результата мы достигли.

Подойдя к телестене, на которой пенился морской прибой, Хайсмит щелчком пальцев вызвал виртуальную клавиатуру и вернул пейзажу звук. Шум морских волн и крики чаек ворвались в кабинет шефа ФСБР. Он долго смотрел на пену, бегущую по песку, а затем повернулся к Карру и сказал:

— С Вадимом Ракитиным мы поступим несколько иначе. Подключитесь к его розыску лично, Саймон. При необходимости задействуйте людей из «Биотек», но неофициально, конечно.

— Они затребуют вдвое, сэр.

— Используйте специальный фонд, Саймон.


Гиперпривод бросил «Верхахт» к самой дальней границе Федерации, туда, где планеты греет красный сверхгигант Бетельгейзе. Помимо сети сайлан-маяков, наводящих корабли при гиперпространственном прыжке, да сигнально-информационных меток, оставленных исследовательскими экспедициями Федерации и частных корпораций на орбитах потенциально ценных космических тел, другие следы земной цивилизации найти здесь было мудрено. «Верхахт» завис на орбите Сахары — единственной планеты, имеющей атмосферу. Из-за близости к звезде большую часть этого мира занимали песчаные пустыни и выжженные добела скалы. Лишь ближе к полюсам, под защитой горных кряжей, виднелись обширные зеленые зоны, возникшие вокруг цепей больших озер, пополняемых реками, бегущими с гор.

— Да, это здесь, — кивнул, глядя на обзорный экран, Стэнли Мелоун, пятидесятилетний колонист с Альпины. Вадим посмотрел на Элен, и девушка повела «Верхахт» на снижение.

Благодаря Ортеге экипаж корабля пополнился новыми членами. Во время пребывания во Фримен-сити Хорхе времени даром не терял и познакомился с рыжеволосой Греттой Мелоун — дочерью Стэнли. Когда началось вторжение правительственных войск, Стэнли — дезертир федеральной армии, лет двадцать пять назад перебравший спиртного и покрошивший в капусту пяток сослуживцев, — сразу поднял в воздух старенький катер. С собой он прихватил двадцатилетнюю дочь и пятнадцатилетнего сына, которых уже несколько лет растил без их матери, погибшей от шальной пули головорезов, затеявших пьяную потасовку у входа в трактир Хансена. Шансов уйти от кораблей федералов у них не было, и Гретта связалась с Ортегой, прося о помощи. Зная о его взаимоотношениях с аппетитной рыжеволосой красоткой, Вадим не мог отказать, и быстроходный «Верхахт» подхватил суденышко Мелоунов. Благодарный Стэнли Мелоун подсказал пиратам и следующую точку маршрута, и направление движения. Двадцать шесть лет назад он участвовал в экспедиции к Бетельгейзе в составе группы военной поддержки и смог поведать много интересного. При орбитальном сканировании десятка планет Бетельгейзе совместная экспедиция Федерального агентства по исследованию дальнего космоса и компании «Джон Валентайн» особо ценных ископаемых не выявила и, установив маяки для гиперперемещения и информационные метки, убралась восвояси. И мало кто знал, что во время обследования системы на Бетельгейзе-4, четвертой планете от звезды, потерпел катастрофу малый вспомогательный транспортник компании. Никто не погиб, но двигательный отсек корабля получил сильнейшие повреждения, требующие длительного и кропотливого ремонта. Руководство «Джон Валентайн» решило, что дешевле оставить транспортник на планете в расчете, что когда-нибудь он сможет понадобиться в роли опорного пункта при ее освоении. После выгрузки сайлана и демонтажа оружия поврежденный корабль ввели в режим консервации и запечатали. Но Вадима и его экипаж интересовал не корабль, а лишь небольшая часть его оборудования — идентификатор. Такой прибор, содержащий общие данные о владельце судна, его классе и пути следования, имеет каждый официально зарегистрированный космический аппарат. При прохождении мимо орбитальных маяков на основных путях межпланетного сообщения и, что важнее всего, при пользовании межзвездными гипертоннелями данные идентификатора считываются автоматами-сканерами маяков и направляются в федеральные центры слежения. При прохождении мимо маяка корабля без активированного идентификатора, такого, как «Верхахт», федералы имели основания для его задержания и проверки. И если при путешествии внутри звездных секторов обойти спутники слежения не составляло труда, то при использовании гиперпространственного межзвездного портала это было невозможно. Сайлан-обелиски, обеспечивающие прыжок, одновременно посылали сигнал о его совершении на ближайшую станцию наблюдения.

Чтобы уйти от погони, пиратам пришлось воспользоваться гиперприводом корабля для скачка в другую звездную систему, отстоящую от Лиланд на четыре сотни световых лет. Но если на Альпину федералы высадились и по их душу, то дальний прыжок дал экипажу «Верхахта» лишь временную передышку, и скоро по их следу прибудет «ищейка». Вадим все же лелеял надежду, что передышка будет продолжительная — многие беглецы с Альпины воспользовались гиперприводами, и организация погони за каждым из них потребует времени и сил.

— Может, нам следовало все-таки затаиться где-нибудь у них под носом? — засомневался Ортега, занявший кресло канонира. — Вычислят они нас здесь в два счета.

— Быстренько демонтируем индентификатор и совершим новый гиперскачок в систему его приписки. Там прибор активируем и растворимся в массе других кораблей. Пока разберутся, что к чему, мы его снова сменим, — разъяснил Вадим, стараясь, чтобы его голос звучал как можно увереннее.

Хорхе посмотрел в сторону Стэна Мелоуна, восседавшего в кресле навигатора. Тот поймал хмурый взгляд верзилы и поспешил сообщить:

— У меня фотографическая память, Хорхе. Можешь у Гретты поинтересоваться.

С кислой физиономией Ортега уставился на горный пейзаж, летящий им навстречу.


Элен еще раз продемонстрировала пилотажное мастерство, с первого же захода быстро и мягко опустив стальное тело «Верхахта» на середину широкой, но мелкой реки, зажатой с двух сторон буйными инопланетными джунглями. Подтверждая слова Мелоуна, сканеры доложили о наличии объемного металлического тела в трехстах метрах от места посадки, в глубине джунглей.

— Что-то я ничего не разглядел, — снова недовольно забурчал Хорхе.

— Пойдем я и Стэн, — встал с кресла Вадим. — Вы с Элен страхуете отсюда и не забывайте поглядывать наверх. Элен — старший офицер.

Ортега поджал губы и демонстративно глубоко вздохнул:

— Ладно, только не мешкайте там.

— На этой планете есть какие-нибудь агрессивные формы? — входя в арсенальное помещение, обратился Вадим к Мелоуну.

— Во время той высадки у нас не возникло абсолютно никаких проблем, — улыбнулся Мелоун и защелкнул ремень с кобурой «корсара». — Вот только жарковато там: в среднем сорок — сорок пять выше нуля.

Подумав, Вадим решил «хищник» не брать и тоже ограничиться «корсаром» на бедре. Но бронежилет надеть не поленился, а затем, не обращая внимания на снисходительную усмешку Мелоуна, прихватил легкий защитный шлем с забралом.

При выходе из арсенала они столкнулись с сыном Стэнли — Майком.

— Я тоже хочу с вами, господин Ракитин. Пожалуйста, возьмите меня с собой.

— Иди в центральный пост, Майк. Понаблюдаешь оттуда, — развернул его Вадим.

На вездеходе они выкатили по пандусу наружу и, съехав в речушку, направились к зеленой стене густых зарослей. Выжигая их лазером, Ракитин и Мелоун довольно быстро достигли транспортника, который за прошедшие годы так оброс ковром лианоподобных растений, что стал походить на большой изумрудный холм. Покинув вездеход, пираты занялись поисками шлюза. Жаркий влажный воздух снаружи сразу заставил взмокнуть спину. После очищенного воздуха с идеально выверенной температурой в вездеходе дышать стало трудно. Вадим почувствовал, как ручеек пота неприятно бежит по щеке. Смахнув его, он поторопился надеть шлем со встроенной системой фильтрации. Мелоун продолжал делать вид, что ему все нипочем.

Наконец они нашли проем грузового шлюза и, к своему удивлению обнаружили, что он открыт.

— В чем дело, Стэн? — посмотрел Вадим на Мелоуна. — Ты говорил, что транспортник запечатан.

— Ума не приложу, — удивленно пожал плечами тот и, недолго думая, шагнул вперед.

Вадим выдернул из кобуры «корсар» и последовал за бывшим солдатом.

— Пройти придется через весь корабль в помещение под командирским мостиком, — на ходу пояснял Мелоун, периодически перешагивая через очередной зеленый жгут, проросший через шлюз внутрь корабля.

— Все переборочные створки распахнуты, Стэн. Достань-ка свой «корсар».

— Вряд ли здесь есть кто-то. Кому нужна эта рухлядь?

Вскоре они достигли носовых отсеков и спустились в большое техническое помещение на самой нижней палубе.

— Все на месте, — довольно констатировал Мелоун, разглядывая аппаратуру и снимая ранец с инструментами. — За полчаса управимся.

Вадим внезапно почувствовал легкое, но неприятное покалывание в затылке, а затем стойкое ощущение, что за ними кто-то наблюдает. Обернувшись, он увидел лишь зеленую стену цепкой растительности, почти скрывшую собой оборудование отсека. Вроде бы никого, но что-то было не так. Краем здорового глаза он заметил движение и посмотрел направо. И вдруг в буйстве изумрудной зелени он увидел пару блестящих фасеточных глаз и шевельнувшиеся над ними два коротких отростка. Всмотревшись, Вадим полностью разглядел серо-зеленое хитиновое тело крупного, почти метровой высоты, инсектоида.

Прежде чем Ракитин успел что-либо произнести или сделать, на его мозг нахлынула целая буря ненависти и злобы, в вихре которой он отчетливо уловил: «Убирайтесь отсюда! Вы здесь не нужны». А затем длинная и упругая струя прозрачной жидкости, вытолкнутая околоротовыми железами мерзкой твари, устремилась в сторону Вадима. Инстинкт самосохранения заставил его, не думая, увернуться в сторону и вскинуть «корсар». Плазменный заряд разнес голову насекомовидного гуманоида в желто-серые сгустки. И в тот же миг стены вокруг ожили. Десятки мерзких существ бросились из скрывавшей их зелени на пришельцев.

— Вон из отсека, Стэн! — отстреливаясь от наседавших тварей, заорал Вадим, толкая Мелоуна к выходу.

— Че-е-е-рт! — завыл тот, хватаясь за правую сторону лица — странный вязкий секрет угодил ему в голову.

— Наверх! — еще сильнее пихнул его Вадим, расстреливая все наступающих инсектоидов.

Наконец они выскочили на верхнюю палубу и побежали в сторону кормы. У шлюза их встретила другая группа тварей, появившаяся со стороны леса. Пираты снова открыли огонь, расчищая себе дорогу к вездеходу. Когда они вскочили в кабину и загерметизировались, Вадим увидел, что со всех сторон их окружили уже сотни инсектоидов. А из джунглей прибывали все новые и новые толпы серо-зеленых существ.

— Мелоун, черт бы тебя побрал! — заорал Ракитин, разворачивая вездеход. — Ты же говорил, что все чисто!

— Их не было тогда! — застонал Мелоун. — Я не могу отнять руку от лица, Вадим. Я теряю сознание. Это какой-то яд.

— Потерпи, я уже вижу корабль!

— Кого вы тащите за собой, черти! — послышался голос Ортеги.

— Чертей и тащим, — проворчал Вадим, прибавляя газу. Под колесами хрустели хитиновые оболочки инсектоидов.

— Вадим, мы не сможем сейчас вас взять на борт. Они ворвутся вместе с вами. Попробуй оторваться от них, а мы отсечем их лазером с воздуха.

Проскочив место, где еще несколько минут высился корпус «Верхахта», Ракитин направил бег вездехода дальше по руслу реки. С корабля по толпам инсектоидов ударил широкий смертоносный луч боевого лазера.

«Убирайтесь с нашей земли! Мы сожрем вас! Убирайтесь!» — слышал сквозь волны чужой боли и ненависти Ракитин.

«Не нужна нам ваша земля! Мы хотели лишь забрать свою вещь и улететь навсегда!» — попытался донести до нападавших свои мысли Вадим.

— Мы приземляемся. Они отстали, — снова донесся до него голос Элен спустя четверть часа безумной гонки. — Только не зевайте, влетайте быстро.

Глава 2

Вадим и Хорхе втащили отключившегося Мелоуна в медицинский отсек и уложили на смотровой стол.

— Вот это да-а-а! — протянул Ортега, рассматривая лицо Стэна Мелоуна.

Белесая корка бронированным панцирем затвердела по всей правой стороне лица, прихватив и руку, которой Мелоун пытался ее смахнуть. Кожа лица по границе с коркой покрылась темными пятнами. По счастливой случайности, до глаз слизь не добралась.

Вадим взглянул на показания медицинского анализатора. Токсин инсектоида, вырубивший Мелоуна, сам по себе не нес опасности для жизни. Он достаточно легко мог быть выведен. Однако другие компоненты слюны твари действовали словно желудочный сок, пытаясь заживо переварить ткани жертвы под внешней коркой. Пока процесс коснулся только кожного покрова, но вот-вот должен был перекинуться на лицевые мышцы и кости.

— Дьявол! Срезать придется вместе с кожей! — смахнул пот с лица Вадим.

— Эх, не хватает медика в команде, — расстроено заключил Ортега.

— Заставим электронного врача поработать. Надо только правильно выбрать программу, — разглядывая строки виртуального экрана, потер подбородок Вадим.

— Вадим, пустите меня. Я смогу помочь, — раздался голос Элен в коммуникаторе.

Вадим подскочил к запертым дверям отсека и впустил Элен, преградив путь остальным собравшимся у входа — Гретте, Майку и Джаме.

— Кого оставила в центральном посту?

— Ян подежурит, — доложила Элен, быстро, с головы до ног, окинув взглядом Вадима и убедившись, что с ним все в порядке. Только после этого, мельком взглянув на Мелоуна, она присела за компьютер и провела пальцами по экранной клавиатуре.

— Что скажешь, Элен?

— То же, что и ты, — резать вместе с кожей. Для этого выберем программу номер четыре. Потом наложим биоповязку и восстановим кожный покров. Получится не очень красиво, но получится. Снимайте с него одежду. И руку из перчатки выньте. Кисть не пострадала — термокожа перчатки ее спасла.

Получив серию команд, кибер-медик загнал стол с Мелоуном в операционную трубу и зафиксировал тело пациента зажимами. Еще несколько секунд спустя два десятка манипуляторов с лазерами, иглами и трубками обвили верхнюю часть тела и голову пациента.

— С вашей стороны было весьма легкомысленно отправиться на задание без соответствующих средств защиты, — нахмурив брови, обернулась к Вадиму Элен.

— Мелоун сам виноват, — попытался оправдаться Вадим. Получилось как-то по-мальчишески, и он тоже нахмурился.

— Ты наш командир, Вадим. Должен думать и за других членов экипажа.

Вадим промолчал, понимая, что Элен, без сомнения, права: случай с Мелоуном и срыв простейшей, казалось бы, операции — на его совести.

— Командир, к планете со стороны зоны гиперпортала приближается космический корабль, — раздался в громкоговорителе голос Яна Фримена. — Катер класса «А».

— Дождались, — процедил сквозь зубы Ортега.

— Элен, оставайся с Мелоуном, а мы на мостик, — приказал Вадим и, уже выбегая из отсека, гаркнул находившимся в коридоре: — А вы по местам боевого расчета! С вашим отцом все будет в порядке!

— Господин Ракитин! У меня нет такого места, — сквозь слезы произнесла Гретта.

— Хорошо, — на секунду задержался Вадим. — Будешь помощником корабельного медика. Ступай к Элен.

Девушка радостно кивнула и бросилась в медицинский отсек.


Вадим уселся в кресло командира корабля и вывел на дисплей данные по зависшему на орбите катеру. Судно представляло собой редкий вид маломерных, но мощных катеров, используемых, как правило, в курьерских или специальных разведывательных целях. Они были малозаметны для радаров и сканеров и превосходили по своим техническим характеристикам и вооружению большинство аналогичных кораблей.

— Тип «Гарпия-З00с», — нахмурился Ортега. — В пору моей службы в спецназе на таких передвигались агенты федеральных служб. Из тех, что не афишируют свой род деятельности.

На экране внешней связи вдруг возникла заставка внешней связи, а затем появилось лицо человека.

— Господин Ракитин, надеюсь, вы меня слышите. Предлагаю встретиться, у меня для вас есть интересное предложение. Рекомендую поторопиться — скоро здесь появятся федералы, — сказал незнакомец на экране и исчез.

— Что бы это значило? — посмотрел Хорхе на Вадима.

— Не знаю, но нас они засекли, — вздохнул Вадим, соображая, что делать дальше. — Поговори с ними, Хорхе. Выясни, кто они и что им надо. Про меня сообщи, что я занят.

Ортега дал команду компьютеру организовать обратную связь без видеоизображения.

— Командир занят, на связи его помощник, — развалясь в кресле, начал ленивым голосом Хорхе. — Представьтесь и назовите цель встречи.

— Мое имя Габриэль Веласкес. Цель встречи — взаимовыгодное сотрудничество, — появился на экране тот же субъект.

— Мне знакомо это имя, — обратился Хорхе к Вадиму.

— И кто это?

— Один из лидеров Красной Бригады.

— Это террористическая организация, которая несколько лет назад уничтожила караван судов колонистов, следовавших к Сириусу?

— Да, те самые. Правда, после этого спецслужбы их здорово потрепали, и они исчезли. Я лет пять о них ничего не слышал. Что им от нас надо?

— Ладно, Хорхе, вместе с Яном облачайтесь в штурмовые доспехи и отправляйтесь за идентификатором, а я поднимусь на орбиту.

— Ты уверен, что нам стоит с ними связываться?

— Они слишком быстро нашли нас и знают, когда появятся федералы. Есть о чем поговорить.

— А если это ловушка тех же федералов? — нахмурился Ортега.

— Станешь командиром этого замечательного корабля, друг мой.

— Мне и сержантом хорошо, — пробурчат Ортега.

— Если это и ловушка, то захлопнется она не сейчас, иначе нас уже уничтожили бы с орбиты, — встал Вадим с кресла и направился к выходу с мостика.


В тесной кают-компании «Гарпии» напротив Ракитина расположились двое — один рыхловатый брюнет, представившийся Габриэлем Веласкесом, и худощавый пожилой господин с глазами-щелочками и аккуратным седым ежиком на голове.

— Извините, что побеспокоил вас, господин Ракитин, — с улыбкой клерка произнес брюнет.

— Откуда вы знаете, кто я? — буркнул Вадим.

— Я многое знаю, господин Ракитин. Даже то, что через час, самое позднее полтора, здесь появится крейсер Федерации. Чтобы выжить, мне приходится знать очень много.

— Незавидная у вас участь, — криво улыбнулся Вадим.

— Возможно, но цель, преследуемая мной, стоит того.

— Напомните, что за цель, а то фамилия «Веласкес» ассоциируется у меня с четырьмя тысячами колонистов, которых в куски разметаю лет пять назад по всей системе Сириуса.

Веласкес поморщился, словно отведал чего-то кислого:

— Эти взрывы организовала ФСБР, чтобы дискредитировать наше движение. Зачем нам надо было настраивать против себя население Федерации и средства массовой информации? Ведь мы боремся не против людей, а против тоталитарной власти нынешнего правительства и мерзавца президента, который как вцепился во власть тридцать лет назад, так и прикипел к ней намертво.

— А вы сами к ней прикипеть хотите? — отклонился на спинку кресла Вадим и провел ладонью по затылку, чтобы унять снова возникшее легкое покалывание.

— Нет, я и мои соратники хотим свободы выбора. — Лицо Веласкеса стало серьезным и помпезным, как римский бюст.

— Этого все хотят последние лет тысяч пять, — вновь усмехнулся Вадим. — Может быть, перейдем к делу?

— Да, конечно, — кивнул Веласкес. — У нас появилась информация, позволяющая взять реванш, но наша организация испытывает сложности с боевым личным составом. — Веласкес испытующе посмотрел в глаза Ракитина, но Вадим молчал и Веласкес продолжил: — Мы хотим обратиться к вам как специалисту по нестандартному решению вопросов.

— Ближе к делу, Веласкес, — поторопил его Ракитин и, неожиданно вскочив со своего места, нанес резкий удар в переносицу господину с глазами-щелочками. Как бывший полицейский он знал, что это самый действенный способ сохранить в тайне свои мысли от живого сканера из корпорации «Биотек». Спутник Веласкеса осел в кресле сморщенным мешком, из ноздрей хлынула кровь.

— В чем дело? — вцепился в импульсатор Веласкес.

— Он просто мне не нравится. Как-то смотрит странно, — снова сел на место Вадим. — Так о чем мы?

Веласкес снял руку с оружия и, помедлив, достал из-под стола чемоданчик. Открыв и развернув его, он заговорил снова:

— Здесь миллион долларов только за то, что вы слушаете меня. Если устраните заместителя директора ФСБР Саймона Kappa, то получите еще три.

— Тогда деньги мне не понадобятся.

— Вы сможете купить себе транспортный флот и основать колонию на другом конце Галактики, где вас никто не найдет. А можете изменить личность и остаться в Федерации, чтобы жить в свое удовольствие. Я, например, так и поступил. Вот только удовольствия меня не интересуют. Я и дальше буду портить кровь этим обнаглевшим рвачам из правительства. Но это мой личный выбор, — выдал тираду Веласкес, в завершение скрипнув зубами и покосившись на приходящего в себя товарища.

— Слишком сложная задача, а федералы уже в затылок дышат, — с сомнением покачал головой Ракитин, вспоминая ночное сражение во Фримен-сити и последовавшее за ним бегство с Альпины.

— У меня на борту несколько идентификаторов с чистой историей кораблей, которые стоят на приколе и простоят так еще не один год, а также контейнер с пятью штурмовыми комплектами сил специального назначения Управления по исследованию дальнего космоса. Соглашайтесь и забирайте. Информация по движению личного корабля Kappa — на дне этого чемоданчика.

— Заберу, но ничего не обещаю, господин Веласкес, — поднялся Вадим.

— Конечно, вам надо подумать, — поднялся и Веласкес, снова покосившись на своего спутника, пытающегося платком остановить кровь. — Возьмите карточку с инструкцией, как найти моего человека, если понадобится дополнительная помощь. На этой карточке вы также найдете любопытную видеозапись. Надеюсь, просмотр этой записи поднимет вам настроение. Мы решили оказать вам одну услугу. В качестве бонуса, так сказать.

Ракитин взял протянутый Веласкесом кусок пластика.

Глава 3

В центральном посту они собрались втроем — Вадим, Хорхе и Элен. Все остальные спали. Только Зелинский дежурил в машинном отсеке. Вадим не сомневался, что сейчас Карл впивается глазами в пожелтевшие страницы книги, которую он ему недавно подарил. Это был том Джонатана Свифта, забытый в шкафчике личных вещей предыдущим командиром судна.

— Ну, вот мы и на Деметре, — разглядывая кольцо сигарного дыма, начал Ортега. — Что дальше?

— Связываться с Красной Бригадой — самоубийственно. Еще есть возможность передумать, — с тревогой посмотрела на Вадима Элен, в очередной раз высказывая свое опасение. С некоторых пор она стала членом команды, с которым и Вадим, и Хорхе не считали зазорным советоваться. И если Вадим чувствовать к ней безмерное влечение как к женщине, то Ортега уважал ее за профессионализм. Мало того, что корабельный навигатор оказалась отличным пилотом, но и в случае с Мелоуном она не растерялась. Жизни Стэнли теперь ничто не угрожало, и он спокойно спал в медицинской капсуле.

Вадим молчал. Рассматривая ночной космодром Деметры — планеты в двадцати световых годах от Новой Земли, он снова вспоминал свою встречу на орбите неприветливого мира инсектоидов.

«Нет, это была не Красная Бригада и не Веласкес, — думал он. — Веласкеса никто из нас в глаза никогда не видел и на встрече мог присутствовать кто угодно. Но это был человек, обладающий обширной информацией о действиях федералов и располагающий крупными финансами. И, что особенно интересно, способный нанять „живого взломщика мозгов“ из „Биотек“. — При воспоминании о попытке спутника „Веласкеса“ уловить его мысли, Вадим невольно провел рукой по затылку. — Те же ощущения, что и при телепатической атаке инсектоидов, только смазанные и неявные. Без сомнения, это агенты ФСБР. Там хотят нас использовать в какой-то скрытой игре, чтобы потом уничтожить, как отработанный материал. Даже Джереми Уоррен, видеозапись смертельного полета которого оказалась тем самым „сюрпризом“, который обещал мнимый Веласкес, легко „отправился в утиль“ за ненадобностью. Других методов у них нет».

Казалось, навсегда уснувшие после жизни на Альпине, гнев и жажда мести снова стали наполнять душу Вадима Ракитина, На мгновение ему вдруг показалось, что он сейчас задохнется от перехватившего горло желания отомстить за очередную беззастенчивую попытку манипулировать его судьбой и жизнью.

— Вадим, ты слышишь нас? — вывел его из оцепенения голос Элен.

— Да, конечно, — вернулся к разговору Вадим. — Но если у нас появятся те деньги, что нам обещают, мы сможем полностью экипировать экспедицию далеко за пределы Федерации и найти пристанище для своей колонии. Найдем Землю-3 и забудем об этом мире, как о кошмарном сне.

— Это задание невыполнимо, Вадим, — снова пустил колечко дыма Ортега. — До старта корабля Саймона Kappa осталось меньше недели, а у нас нет ни людей, ни плана.

— Я не зря привел вас на Деметру. Эта малозначительная на первый взгляд планета имеет массу достоинств. Многие считают, что здесь всего лишь добываются второстепенные полезные ископаемые и находится полтора десятка промежуточных ремонтных баз для кораблей не самых известных и успешных транспортных компаний. Однако именно здесь совершается основная масса «черных» сделок различных криминальных группировок и организуются встречи их представителей. Полицейские чиновники здесь давно и хорошо прикормлены и интересуются только своим карманом. Вы обратили внимание, что портовый инспектор к нам на борт не поднялся? Это потому, что сразу же после приземления я позаботился о его кармане. Завтра же мы продадим идентификаторы Веласкеса и купим другие. Позаботимся и о личных документах, без которых мы и корабль-то покинуть не имеем права.

— Ты полицейским был или бандитом, Вадим? Судя по твоим словам, разницу ощутить сложно, — с ухмылкой раздавил окурок Хорхе.

— И все же дело не в документах, — снова вступила в разговор Элен. — Как вы собираетесь штурмовать корабль, набитый охраной и агентами ФСБР?

— А я и не собираюсь его штурмовать. Мы знаем, когда и откуда он стартует. Мы уничтожим Kappa в космопорту Новой Калифорнии.

— Да в космопорту еще больше охраны будет, — чуть не поперхнулся Ортега. — К тому же это космопорт Новой Земли. Все органы власти Федерации располагаются на этой планете! Даже муха не проскочет.

— Вот поэтому никто и не ждет удара.

— И все же каков план? — снова хмуро посмотрел на Вадима Хорхе Ортега.


— Значит, отдохнуть собрались? — офицер орбитальной охраны перевел взгляд с Элен на Яна Фримена.

— Да, господин лейтенант. Подзаработали с супругой деньжат на Деметре и хотим потратить их на отдых. Всегда мечтали погреться у теплых морей Новой Земли.

Лейтенант снова перевел взгляд на Элен — она ему явно нравилась. Девушка кокетливо улыбнулась, и офицер уткнулся в дисплей электронного навигатора с довольным видом мачо, еще раз удостоверившегося в своей неотразимости. Спустя полчаса, когда сержант доложил ему, что на маленькой яхте путешественников осмотром ничего предосудительного не обнаружено, лейтенант не без сожаления поднялся из кресла пилота.

— Можете спокойно отдыхать, господа, — козырнул он парочке, снова чуть дольше задержав взгляд на знойной брюнетке. — В течение тридцати-сорока минут вы получите электронное разрешение на приземление в космопорту «Калифорния». Счастливо.

Элен плюхнулась в кресло пилота и закусила губу. Теперь оставалось ждать, когда сделает свой ход команда «Титана» во главе с Вадимом. Тяжело груженный взрывчаткой и горючими веществами транспортник должен уже вот-вот появиться близ орбитальной станции «Антей». Прежде чем приземлиться в космопорту планеты, любой корабль, если не являлся правительственным, должен был пройти проверку у причальных стен этого бастиона, вращающегося вокруг Новой Земли — «Жемчужины Федерации», как ее часто называли.

Элен вспомнила последние дни, проведенные с Вадимом перед стартом «Титана» и «Луны» — яхты, на которой они теперь с Яном Фрименом играли роли супругов-отпускников. Вадим оставался все таким же нежным и заботливым, но взгляд его с каждым часом становился все более отстраненным, а фразы все больше лишались интонаций. Даже разговаривая с Элен, он словно смотрел куда-то сквозь нее, разглядывая что-то видимое только ему одному. Он начал напоминать ей автомат, робота. День за днем он с холодным выражением лица отдавал приказы и принимал доклады об их выполнении, полностью сосредоточившись на предстоящей операции. Элен, до этого купавшаяся в счастье любви, которой она полностью отдалась, вдруг снова ощутила себя одинокой, как в те времена, когда занимала место штурмана на «Президенте Джефферсоне». И осознание того, что охлаждение Вадима связано с трудностью поставленной задачи, ей не помогало. Ей хотелось вернуть цветочные ковры Альпины под пронзительно голубым небом и восторженно-любящий взгляд любимого человека. Что ей деньги, что ей богатства? Ей хотелось одного — любви этого странного человека. Любви верной и вечной. Она не могла перенести краха этой любви. В последнюю ночь перед отлетом она в отчаянии заплакала в подушку. Вадим проснулся и обнял ее:

— Не плачь, милая. Потерпи немного, и все будет как прежде. Просто я болен. Моя болезнь — эта операция на Новой Земле. Чтобы выздороветь, я должен довести ее до конца. Тогда я снова стану твоим. Без остатка.


— 14.25. — Голос Яна вернул девушку к настоящему. — Они запросили разрешение на швартовку транспортника.

— «Луна», разрешение на швартовку на посадочных площадках «Калифорнии» получено, — пробубнил в динамике голос диспетчера станции. — Начинайте движение и двигайтесь строго по предоставленной траектории.

— Вас понял, — улыбнулся Ян. — Отшвартовываемся.

Освободившись от зажимов причального узла, «Луна» была готова к движению. Элен включила полный внешний обзор, и огромная зелено-голубая полусфера Новой Земли заняла собой почти все вокруг, оставив лишь небольшой черный серп космоса. Вскоре Элен и Ян увидели, как стальное веретенообразное тело транспортного корабля надвигается почти прямо на них. Вот оно заполнило собой почти все экраны, а через некоторое время, проследовав мимо, начало быстро удаляться. Если расчеты Элен верны, то спустя несколько минут «Титан» войдет в плотные слои атмосферы, а затем рухнет на правительственную часть взлетно-посадочного комплекса «Калифорнии», сметая на своем пути все — корабли, вспомогательную технику, бронетранспортеры охраны. Даже если его расстреляют из плазменных и лазерных пушек, это ничего не изменит. Горящие обломки только увеличат зону поражения. И вот тогда может пострадать и здание порта, где концентрируются пассажиры перед посадкой. Но Элен надеялась, что до этого не дойдет.

По «Антею» разнеслись звуки сирены, а от «Титана» отскочила спасательная капсула.

— Пора, — прошептала Элен и направила «Луну» вслед за спасательной капсулой.

— За нами патрульный катер, — доложил Ян.

— «Луна», это «Антей». Измените траекторию движения, — раздался взволнованный голос диспетчера.

— Мы пытаемся подобрать потерпевших аварию, — ответил Ян в то время, когда Элен продолжала вести «Луну» к спасательной капсуле.

— Пропустите патрульный катер и вернитесь на орбитальную станцию «Антей», — снова стал требовательно надрываться динамик.

Элен выключила двигатель — до капсулы оставались считанные метры. Еще немного, и компьютер сообщил об успешной стыковке.

Ракитин и Зелинский, покинув капсулу, вбежали в рубку. Вадим сразу же уселся на место штурмана.

— «Луна», это патрульный катер орбитальной охраны номер двадцать два! Следуйте к станции, в противном случае мы открываем огонь на поражение! — снова начал надрываться коммуникатор.

— У нас проблемы, швартуйтесь! — прокричат в ответ Ракитин, одновременно давая команду кибер-шкиперу на расстыковку с капсулой.

В коммуникаторе воцарилось молчание. В патрульном катере, видимо, соображали, как действовать.

«Луна» тем временем снова пошла в отрыв. Федералы рванули за яхтой, готовясь открыть огонь по беглецам и не обращая внимания на приближающуюся справа по курсу капсулу. Когда преследователи заметили, что капсула внезапно изменила траекторию движения и резко ускорилась, что-либо предпринять было уже невозможно. Превращенный в начиненную взрывчаткой торпеду и ведомый программой электронного шкипера, спасательный аппарат с белой вспышкой врезался в военное судно, разваливая его пополам.

От причальных стенок разрывающейся от аварийной сирены станции отвалил еще десяток катеров, но их участие в погоне запоздало. Пиратская яхта уже начала серию гиперпрыжков и вскоре растворилась в необъятном космическом пространстве.

В то время, когда на орбите безуспешно пытались задержать пиратов, на северной взлетно-посадочной площадке космопорта «Калифорния» бушевало гигантское огненное цунами. Десятки космических кораблей, которых злой рок привел в тот день сюда, плевались объятыми пламенем кусками обшивки. Взлетали в воздух крыши складских ангаров. Перепахавший собой всю площадку, «Титан» не дал шанса спастись никому, кто там находился. И только в здании космопорта остолбеневшие от ужаса пассажиры, служащие и охранники наблюдали через стекло за смертельным ураганом огня.


— Вы с ума сошли, Саймон! — снова заорал Хайсмит. — Вы уничтожили большую часть космодрома, причем особо охраняемую правительственную зону! И не где-нибудь, а на Новой Земле! Вы идиот! Нет! Вы — опасный маньяк!

Вена на раскрасневшемся лбу директора ФСБР, казалось, вот-вот лопнет. Kapp не мог отвести взгляда от этой вены. Наконец, когда директор жадно припал ртом к стакану воды, Kapp попытался снова сконцентрироваться на попытке оправдать себя:

— Кто бы мог подумать, господин директор, что вместо штурма космолета с президентом Фараджем на пути к Европе Ракитин решится уничтожить его еще на стартовой площадке самого охраняемого космопорта Федерации, да еще вместе с дюжиной других кораблей. Это же самоубийство для любого здравомыслящего человека.

— Но, несмотря на это, он спокойно сделал свое дело, не потеряв ни единого человека. А мы лишились двенадцати кораблей, потеряли более сотни человек из числа военных, а также сорок семь агентов ФСБР. И если потери пары десятков из них вместе с президентом планировались, то остальные должны были остаться в целости и сохранности. Более того, на них возлагалась задача полностью ликвидировать пиратов и тем самым окончательно закрыть вопрос. А что я теперь доложу премьер-министру? Что главные исполнители и по совместительству свидетели заговора живы, здоровы и находятся на свободе? — Хайсмит тяжело упал в кресло.

— Как все прекрасно складывалось, — с досадой забормотал Хайсмит. — Этот кретин Фарадж наконец-то принял предложение от своего приятеля Халида Мубаи принять участие в подпольном сафари, которое тот наловчился ежегодно устраивать во льдах холодной Европы. И вот президент, без особого сопровождения, на гражданском судне собирается вместе с начальником тюрьмы тайно пострелять зэков на спутнике Юпитера. Бери его голыми руками, только следы не забудь подчистить! И если первая часть плана удалась, то вторая потерпела фиаско. Все может раскрыться из-за подчиненного-недоумка, который парочку наемников просчитать не смог.

Хайсмит вздохнул и поднял тяжелый взгляд на Kappa.

— Но, — в глотке у Kappa пересохло, и он с трудом шевелил языком, — цель достигнута — Мехди Фарадж мертв, и премьер-министр по праву займет его место. А пиратов я достану и принесу вам их головы. Они все равно придут за деньгами в уверенности, что их наняла Красная Бригада.

— Да, конечно, займитесь этим, Саймон, — откинулся на кожаную спинку кресла директор и закрыл глаза. — Вы свободны.

На плохо слушающихся, словно деревянных, ногах Kapp направился к выходу из кабинета. Взявшись за ручку, он долго собирался с духом, чтобы нажать ее. Наконец офицер решился и, отворив тяжелую резную дверь, сделал шаг за порог.

Резкий удар в солнечное сплетение согнул Kappa пополам и заставил раскрыть рот в попытке вдохнуть хоть немного ставшего чересчур вязким воздуха. Вместо этого чья-то ловкая рука впрыснула ему в гортань порцию жидкости без вкуса и запаха.

Последнее, что Kapp услышал, падая на ковер, были брошенные равнодушным тоном слова: «Кажется, полковнику Карру плохо, позовите медика».

Глава 4

Вот уже полчаса с хмурым видом Хорхе мерил шагами каюту Ракитина.

— Как, ты говоришь, называется эта картина? — наконец заговорил он, остановившись перед репродукцией на стене.

— «Иоанн Евангелист пишет книгу Апокалипсиса» — как-то так, — мрачно покосился на Хорхе Вадим.

— Вот-вот! Апокалипсиса! — развернулся к сидящему в кресле командиру Ортега. — Это наш Апокалипсис! Нам надели на шею петли, и мы сами их затянули! Как вместо Kappa в том корабле оказался президент Федерации? Только не говори, что это случайность, Вадим. Это продуманная подстава.

— Мы оба знали, что есть подвох, Хорхе.

— Но не до такой же степени! — всплеснул руками Ортега и снова нервно заходил по каюте.

При появлении заставки новостной передачи на телемониторе Вадим включил звук: «Расследование обстоятельств чудовищного террористического акта, унесшего жизни двухсот человек на космодроме „Калифорния“, продолжается. По словам директора ФСБР, в причастности к данному преступлению подозревается бывший военный наемник Вадим Ракитин. Мотивы его действий и круг сообщников пока выясняются».

— Никаких денег, я думаю, мы уже не получим, — покачал головой Ортега. — Остаться бы живыми.

— Они назвали меня одного, Хорхе, — выключил телевизор Вадим. — Да и то как-то неуверенно. Они растерянны и еще не выработали четкий план действий. Мы застали их врасплох.

— Поверь мне, план у них появится уже скоро, — скорчил недовольную гримасу Ортега. — И денег-то у нас не осталось — почти все ушло на подготовку к операции.

— Деньги мы получим, Хорхе, — встал с кресла Вадим и, подойдя к небольшому бару, достал бутылку водки.

— Где?!

— Кое-кто нам задолжал. Пора получить по счетам, — снова покосился на Ортегу Вадим, разливая по рюмкам прозрачную жидкость.


Матиас Карсон — вице-губернатор автономной колонии Ремар — аккуратно опустил свой личный вертолет на лужайку позади дома, С недавнего времени винтокрылые машины стали страстью Матиаса. «Команч», за кругленькую сумму собранный на Земле по чертежам более чем трехсотлетней давности, стал пятым в его коллекции раритетных геликоптеров XX века. Аккуратно захлопнув колпак кабины, ремарянин с удовлетворением скользнул взглядом по ровно подстриженному газону, а затем не отказал себе в удовольствии еще раз полюбоваться недавно отстроенным и обустроенным молодой женой особняком в американском стиле первой половины XIX века. Стройная колоннада, мраморная лестница и высокие окна, по мнению Карсона, отлично гармонировали с природой Центрального Ремара, напоминающей уже давно не существующую природу Луизианы.

Налюбовавшись вволю своей новой резиденцией, вице-губернатор бодрой походкой зашагал к дому. Двери гостеприимно распахнулись ему навстречу, и он вошел в прохладный холл прихожей. К его удивлению, не появился ни слуга, ни супруга Кассандра. Щелкнув пальцами, Карсон попытался вызвать виртуальный интерфейс электронного смотрителя. Но вместо этого в дверном проеме комнаты, примыкающей к холлу, возник лысый верзила. Казалось, что льняной пиджак кремового цвета вот-вот расползется по швам на его мощных плечах.

— Помните меня, господин Карсон? — прогремел басом верзила и облокотился локтем о косяк. В наплечной кобуре виднелась рукоятка мощного «корсара».

— Конечно. Вы — помощник господина Вадима Ракитина, — как можно спокойнее ответил Карсон, пытаясь сообразить, какие последствия может иметь эта незапланированная встреча. В свете последних новостей с Новой Земли она, судя по всему, ничего хорошего ему не предвещала. Впервые Карсон пожалел, что отказался от штата телохранителей.

— Замечательно, господин Карсон, — улыбнулся верзила. — Вам небольшое послание от господина Ракитина. Он сейчас прогуливается с вашей новой супругой.

На возникшем перед самым носом Карсона виртуальном экране проступило лицо знакомого одноглазого наемника, известного ему со времен неудавшегося вторжения корпорации «Ямамото».

— Вы удачливый бизнесмен, господин Карсон. Всего несколько месяцев — и вы владелец транспортной компании из десяти превосходных кораблей, — улыбнулся со злым блеском в единственном глазу Вадим Ракитин. — Да, и политик талантливый — из мэра небольшого прибрежного городка превратились во второе лицо администрации этой замечательной колонии. А первое Верджил Хэммит, наверное?

— Что вы хотите? — перебил Карсон, теряя терпение и самообладание. — Где Кассандра?

— Девушка со мной, Карсон, — выражение лица Ракитина стало жестким. — Мы на «Звезде Ремара» — твоем флагманском корабле. Федералы довольно щедро расплатились с тобой за предательство.

Ракитин сместился к краю экрана, и Карсон увидел выстроенных вдоль переборки командирского мостика членов экипажа. Среди них он заметил и свою супругу — Кассандру Хэммит.

— Ты заплатишь мне три миллиона долларов, — снова заполнил собой экран Ракитин. — До ближайшего банка двадцать минут лета. Возьмешь деньги и вручишь моим людям. Если через сорок пять минут они их не получат, «Звезда Ремара» взлетит на воздух вместе со своим экипажем и твоей женой.

Картинка на экране вдруг сменилась. Это был мостик уже другого корабля, принадлежащего Карсону. Два увешанных оружием пирата держали под прицелом еще один экипаж.

— О, я совсем забыл, — снова возникло лицо Ракитина. — Я решил позаботиться и о «Кассандре», выполненной в металле.

— Но… — Карсон попытался сипло возразить, но экран погас.

— Нам пора, господин Карсон, — улыбнулся верзила.

— У меня нет таких денег, — попытался возразить Карсон.

— Прощай, Матиас. — Наемник, блеснув лысиной, шагнул к выходу и добавил уже в свой коммуникатор на запястье: — Рви их, Вадим. Карсон отказался.

— Постойте! — дрогнул Карсон. — Я согласен. Я отдам вам деньги компании.

— Тогда на выход, Матиас. Осталось тридцать девять минут.

Карсон послушно вышел на ступени крыльца. Из-за крон деревьев показался спасательный бот с «Кассандры» и быстро опустился на газон рядом с «вертушкой».

— Поторопимся, губернатор.

За штурвалом катера сидел незнакомый Карсону человек с двухцветным лицом. Правую сторону его физиономии, словно после ожога, обтягивала розовая блестящая кожа. Бросив на Карсона равнодушный взгляд выцветших глаз, пилот снова сосредоточился на управлении, и катер взмыл в воздух.

Семнадцать минут спустя летательный аппарат опустился на гостевую площадку «Центрального банка Ремара». Лысый верзила молча отдал свое оружие пилоту и вытолкнул Матиаса из кабины.

Беспрепятственно войдя в банк, Карсон заказал деньги и прошел в отдельный кабинет. Пират не отставал от него, и Матиас задыхался от смеси запаха пота и сигарного дыма, которым несло от помощника Ракитина.

— Ваши деньги, господин вице-губернатор, — наконец появился в кабинете служащий банка и положил перед Карсоном два чемоданчика с пластиковыми долларами. — Здесь ровно три миллиона. Будете пересчитывать?

Карсон уставился на чемоданы. Ему вдруг пришла в голову мысль, что этих денег хватит, чтобы купить два других корабля и не одну, а кучу смазливых девчонок в придачу. Матиасу вдруг до зубовной боли стало жалко отдавать драгоценный пластик.

«Мой отец стоял у истоков колонии Ремара, миллионы жителей планеты считают меня своим лидером и бесспорным преемником престарелого Хэммита, — подумал Матиас Карсон. — А я дрожу перед этими…»

— Нам пора, господин Карсон, — прервал раздумья вице-губернатора пират, вставая с кресла позади. — Нас уже заждались. Остаюсь десять минут.

— Охрана банка сопроводит вас, господин вице-губернатор, — улыбнулся служащий и нажал кнопку. В помещение вошли три дюжих охранника.

В этот момент Матиас Карсон понял, что не отдаст деньги даже ценой жизни двадцати трех заложников, находящихся на захваченных кораблях. Пихнув чемоданы на служащего банка, он и сам метнулся через стол, пытаясь спрятаться под ним от верзилы за спиной.

— Убейте его, это преступник! — заорал Карсон что есть силы.


Хорхе рванул на себя ближайшего охранника, одновременно нанося ему встречный удар в лицо. Еще через мгновение дезориентированный противник превратился в живой шит пирата, успевшего к тому же завладеть его оружием. Не дожидаясь, когда защитники банка решат, стрелять им или нет по своему товарищу, Хорхе сам открыл по ним огонь из трофейного пистолета. Один из них сразу же схлопотал пулю в лоб, но другой укрылся за выступом стены и начал орать в рацию, требуя подкрепление.

«Ну, Карсон, — стиснул зубы Хорхе, — останусь жив — на куски тебя порву!»

Тем временем из общего зала в офис ворвался Стэн Мелоун. Открыв ураганный огонь из двух «корсаров», он в мгновение ока в лохмотья разбил угол, за которым прятался второй охранник.

— Я сдаюсь! — заорал тот и отбросил пистолет.

— Выходи, — прохрипел Хорхе, стягивая за спиной руки своему живому щиту.

— Оружие! — Мелоун вернул Ортеге импульсатор.

Пока Стэн «пеленал» второго охранника и банковского клерка, напустившего полные штаны, Хорхе рукояткой «корсара» вдребезги разбил стол, под которым прятался вице-губернатор.

— Продолжим наше общение, господин Карсон, — с трудом сдерживая желание проломить ремарянину череп, прошипел сквозь зубы Ортега. — Вас не затруднит помочь нам доставить деньги до катера?

Карсон встал, пытаясь сделать это спокойно и с достоинством. Хорхе не выдержал и дал ему увесистую оплеуху, которая чуть не свалила Матиаса обратно на пол.

— Хватай чемоданы, урод, и поживей топай к боту! Еще один выверт, и я тебе башку в пыль разнесу!

Троица быстро направилась к выходу.

До катера они добирались в окружении полудюжины растерявшихся охранников. Карсон попытался отказаться лететь, но Хорхе ткнул заартачившегося вице-губернатора стволом под ребро и за шиворот втянул в салон. Мелоун незамедлительно поднял машину в воздух и направил к намеченному месту сбора.

— У нас на хвосте два полицейских катера, — доложил через пару минут Стэн. — Быстро они появились.

— Развернемся и покажем им на всякий случай Карсона. — Ортега, особенно не церемонясь, втащил ремарянина на второе пилотское кресло и хорошенько привязал к нему.

Мелоун развернул катер и убрал затемнение стекла, чтобы полицейские смогли хорошенько разглядеть сидящих в кабине.

— Дай предупредительную очередь, Стэн, — приказал Ортега. — Но не задень — лишние жертвы нам ни к чему.

Мелоун нажал на гашетку — пара плазменных импульсов на безопасном расстоянии прошла под днищами полицейских катеров. Помедлив, преследователи стали разворачиваться.

— Со спутника вас все равно разглядят, — процедил сквозь зубы Карсон.

— Пусть смотрят, но не приближаются, — шлепнул ремарянина по распухшему уху Хорхе.

Карсон зашипел проклятиями.

— Вадим, мы на подходе. Забери нас, — попытался связаться с Ракитиным Ортега. Но в ответ из коммуникатора не раздалось ни звука.

— Нас глушат, Хорхе, — доложил Мелоун. — И у нас снова гости. Смотри на восемь часов.

Хорхе рассмотрел заходящий со стороны местного солнца летательный аппарат. По силуэту он сразу понял, что это боевой катер федеральных сил. И, судя по всему, он готовился к атаке. Спасательному боту против такого противника долго не продержаться.

— Вадим! — заорал Хорхе в коммуникатор. — Нас атакуют федералы!

От катера отделилась стая из трех ракет и понеслась в сторону спасательного бота пиратов.

Мелоун стал уводить катер из-под удара, но кибернетические стервятники неотступно висели на хвосте и с каждой секундой становились все ближе и ближе. Вслед за первой стаей самонаводящихся снарядов пошла вторая.

— А федералам на вас наплевать, губернатор! Они всерьез решили размыть плазменную защиту, а затем расстрелять бот!

Карсону начало казаться, что все происходящее с ним — дурной сон. Ведь он достиг почти всего, что хотел в жизни. Не может все это вот так, в один миг, закончиться. Надо только зажмурить глаза покрепче и пожелать проснуться.

Первые ракеты ударили по плазменному щиту. Машина пиратов задрожала как в лихорадке, но обошлось без повреждений. Бортовой компьютер заверещал о расходе энергоресурса защитного кокона. Второй удар не выдержать. Пассажиры вжались в кресла.

Следующая серия воздушных торпед не достигла цели. Ракеты стали рваться в считанных метрах от бота, бросая его из стороны в сторону, осколки хлестнули по борту машинного отделения. Ортега успел разглядеть катер «Верхахта», промелькнувший над ними. Завязался бой между ним и преследующими пиратов федералами. В ход пошли плазменные и лазерные пушки.

— Приземляйся, пока нас не задело! — закричал Мелоуну Ортега.

— Не волнуйся. Мы и так уже падаем, — пробурчал Мелоун, пытаясь выправить машину. — Готовьтесь к жесткой посадке.


Лазерный луч противника скользнул по плазменной оболочке катера.

«Еще парочка попаданий, и нам конец, — подумал Вадим, бросая машину в очередной вираж. — Пилот у федералов опытный попался. Вся надежда на Яна в качестве канонира».

— Резко вниз, командир, и вправо, — скомандовал Фримен, восседавший в шлеме стрелка в кресле рядом.

— Понял. — Вадим выполнил команду младшего товарища, и тот сумел пройтись лазерным лучом через весь корпус вражеского летательного аппарата.

— Надеюсь, защита у них резко просела. Надо срочно добавить, пока не восстановились! — снова заорал Ян.

— Сейчас догоним, — довольно откликнулся Вадим. От сердца у него отлегло.

Спустя минуту они пронеслись над падающими в лесную чащу горящими обломками катера федералов. Теперь необходимо было как можно поскорее подобрать Ортегу и Мелоуна.

Дальний взрыв, разметавший кроны деревьев и взметнувший к небу круглое облако огня, а затем и столб дыма, заставил Ракитина бросить катер к самым верхушкам деревьев.

— Ортега, лысый черт, надеюсь, вы успели покинуть машину?! — тревожно прокричал в коммуникатор Вадим, всматриваясь в мониторы обзора.

— Мы метрах в ста пятидесяти к западу от места падения, — отозвался Хорхе Ортега. — На границе с болотом. Давай быстрее.

— Понял, — облегченно улыбнулся Ракитин, делая вираж.

Считанные секунды спустя катер оказался над границей леса и большого болота, покрытого темным, почти черным, мхом, примостившимся на выпуклых кочках. Вадим опустил машину еще ниже, к редким клочкам серого тумана, стелившегося над самой поверхностью вонючего озера.

— Да они же тонут! — вскрикнул Ян.

— А, дьявол, угораздило же их! Ян, бери управление на себя, а я их вытащу.

Кинувшись в шлюз, Вадим открыл внешний люк и выглянул наружу. В болотной жиже — кто по пояс, а кто и по самую грудь — увязли все трое: Ортега, Мелоун и Карсон. Вадим сбросил вниз трос с петлей и помог взобраться Карсону, которого Хорхе и Стэн отправили первым.

Оказавшись на борту, мокрый и злой, Карсон со словами «Ты за все ответишь, Ракитин!» кинулся на Вадима, пытаясь завладеть оружием. Хуком в челюсть Вадим заставил Матиаса отлететь к стене. Вице-губернатор, приложившись о переборку, безвольно съехал на палубу, в темную лужу болотной жижи. Удостоверившись, что ремарянин находится в нокауте, Вадим быстро помог забраться в катер Ортеге и Мелоуну, а затем, оставив пленника снова на их попечение, вернулся к штурвалу.

Катер, окончательно разметав тонкую линию тумана над болотом, взмыл вверх и стремглав направился следом за уже удаляющейся от Ремара «Кассандрой» под управлением Карла Зелинского.


После операции на Ремаре звездные корсары укрылись в системе Бетельгейзе. Приземлившись на бугристую площадку среди острых пиков бесчисленных черных скал, покрывавших поверхность спутника одной из многочисленных карликовых планет, «Кассандра» полностью слилась с ней и устало замерла. Пираты запечатали транспортник и на катере переместились к другой площадке, где их ожидал «Верхахт». Для кораблей наступило время отдыха. А вот у экипажа нашлась масса дел. Воспользовавшись паузой, Карл Зелинский с Джамой устроили профилактический осмотр двигательной установки и вспомогательных механизмов крейсера. Ян Фримен и Майк Мелоун принялись оттачивать стрелковое искусство, разнося из импульсной пушки верхушки дальних скал и пытаясь при этом срезать лазером как можно больше разлетающихся обломков. Хорхе Ортега, несмотря на постоянные заигрывания Гретты, углубился вместе с ее отцом в расчеты затрат на предстоящую экспедицию в дальний космос и основание там колонии. Вадим вместе с Элен продолжил расшифровку данных с сервера «Авалон», обнаруженного на Заратустре-5, а затем рылся в навигационных справочниках, перепроверяя информацию и продумывая маршрут будущего путешествия. В перерывах они занимались любовью и мечтали о том, как откроют прекрасную планету в глубине Галактики и как там им будет хорошо вместе.

А в глубине трюма «Верхахта», в тесном карцере, завывал от тоски и злобы Матиас Карсон, проклиная то Ракитина, то Ортегу, то два чемодана со стопками долларов.

Глава 5

Полковник ФСБР Колин Данглар, недавно сменивший полковника Kappa в кресле начальника Управления специальных операций, пробежал глазами донесение об активизации разведывательных полетов кораблей цивилизации Банши у границ Федерации и отложил в сторону. За сорок пять лет, прошедших со времени окончания военного противостояния и заключения мирного договора с расой курносых гуманоидов из звездной системы, отстоящей от Новой Земли на три сотни световых лет, ее корабли частенько показывались у дальних рубежей без всяких отрицательных последствий для мирного сосуществования. В последней войне потери банши составили без малого пятьдесят миллионов против тридцати пяти миллионов землян. Это заставило «зеленомордых» отступить, оставив победителям ряд своих колоний. Вряд ли Банши решится снова вступить в военный конфликт.

Намного больший интерес Данглара вызвали сообщения агентов ФСБР с Деметры. Докладывалось, что две недели назад на планете зарегистрировалась новая научно-исследовательская компания «Звезда Деметры», учредителями которой выступили некто Ян и Кэтрин Смит. Компания незамедлительно приступила к подготовке частной экспедиции в дальний космос — покупается строительное и сельскохозяйственное оборудование, роботы, а также вербуются будущие колонисты. Заключен контракт на покупку большого транспортного корабля. Происхождение капиталов компании не ясно. Настораживает и то, что ни в одной базе данных не имеется информации о супругах Смит. Известно только, что оба родились на венерианской орбитальной станции «Каллисто», в семьях беженцев, оставивших свои колонии во время войны. Но «Каллисто» двадцать лет назад была полностью разрушена в ходе столкновения боевиков Красной Бригады и федеральных сил. Где находились все эти двадцать лет молодые люди, никто не знает. А два дня назад агенты зафиксировали появление в их компании еще одной девушки. Оперативники прогнали ее фото через компьютер, и тот с вероятностью в девяносто девять процентов опознал в девице Элен Фэйр — пропавшего штурмана-навигатора с транспортного корабля «Президент Джефферсон» компании «Звездный Странник». Одновременно с этим поступила важнейшая, хотя и не подтвержденная, информация о том, что в одной из подпольных клиник Деметры якобы проведена хирургическая операция по вживлению искусственного органа зрения человеку, по описанию похожему на разыскиваемого силами правопорядка Вадима Ракитина.

— Есть! — довольно развалился в кресле Данглар, а затем резко подался вперед и нажал кнопку вызова помощника: — Ронни, пригласите ко мне майора Голенко.

Спустя десять минут в кабинет вошел высокий плечистый атлет с тяжелым сверлящим взглядом из-под низких надбровных дуг. Данглар запустил по полированной крышке стола папку с агентурными донесениями. Майор Станислав Голенко остановил пальцами папку и, присев к столу, быстро пробежал глазами ее содержимое.

— Отберите группу коммандос из подразделения «А», Станислав, и завтра же отправляйтесь на Деметру. Живыми пиратов можете не брать, но головы привезите, — дал указание Данглар и добавил, когда майор поднял голову: — Пора закрыть этот вопрос. В случае успеха получите звание полковника.

— Приказ принят к исполнению, сэр, — поднялся со стула Голенко.

— Об операции будем знать только я, вы и личный состав группы захвата. В Управлении и на Деметре никого в известность не ставьте. Так надежнее, — добавил Данглар. — Можете идти.


Подготовка к экспедиции завершалась. Почти все необходимое оборудование уже погружено на «Трезубец» — большой транспортный корабль, переделанный местными умельцами из трофейного десантно-транспортного крейсера банши, выкупленного дельцами Деметры у военных после войны. По словам Зелинского, излазившего его вдоль и поперек, «Трезубец» находится в отличном состоянии и своих денег стоил. Оставалось дождаться партии строительных роботов. Восемьдесят колонистов, мужчин и женщин, уже были переведены на казарменное положение и медицинский карантин. Бывшие военные, безработные и даже проститутки получили шанс начать жизнь заново.

Желающих отправиться на поиски нового мира нашлось много, но Вадим и Элен внимательно наблюдали за беседой вербовщиков, в качестве которых выступали Гретта Мелоун и Ян Фримен, с добровольцами. Сидя в соседней комнате, они слушали ответы на одни и те же вопросы, следили за глазами, мимикой, тембром голоса, сверяли свои впечатления с показаниями скрытых в переговорном помещении детекторов. Если кто и должен получить шанс, то это должен быть тот, кто действительно готов начать все сначала. Вадима также заботила возможность проникновения в число колонистов агентов полиции или ФСБР, поэтому во время отборочных собеседований Ракитин ни на минуту не позволял себе отлучиться от мониторов скрытых камер, анализируя поведение каждого кандидата.

Но вот отбор закончился, и до старта к Бетельгейзе, где их ждали «Верхахт» и «Кассандра», охраняемые командой во главе с Ортегой, оставались считанные дни. Угловатый «Трезубец» черной горой высился на краю космодрома Вегаса, второго по величине города Деметры, и нетерпеливо смотрел в низкое оранжевое небо над собой. Вадим и Элен решили дать себе выходной и, арендовав герметичный джип, отправились на автомобильную прогулку за купол города.

Деметра, большую часть которой составляли обширные каменистые плато и гранитные скалы, не блистала красотой. Перенасыщенная углекислым газом, азотом и метаном атмосфера также не придавала планете очарования. Среди черных мхов, пытающихся пробиться сквозь скальные трещины, копошилось бессчетное множество мелких насекомых. Сотни их видов составляли основу фауны Деметры. Когда автомобиль покинул городскую черту, Элен поторопилась выключить внешние микрофоны, чтобы не слышать, как хрустят их панцири под колесами.

— Какая мерзость! — с отвращением произнесла девушка. — Хорошо, что их в городе нет.

— Подожди немного, Элен, — улыбнулся Вадим. — Я покажу тебе нечто особенное.

Элен откинулась в кресле и молча улыбнулась в ответ. Каждый день с любимым человеком радовал ее, и никакие жуки, конечно же, не могли помешать наслаждаться своим счастьем. Вадим что-то еще говорил, а она просто смотрела на него и смотрела. Ей нравилось в нем все — небрежно зачесанные волосы, хрящеватый нос, острый подбородок. Сильные руки уверенно крутят баранку руля. И это забавная черта — выдать какую-нибудь шутку и самому же над нею смеяться больше всех. Вот и сейчас он улыбается, обнажая ряд ровных белых зубов.

— Вот смотри, милая, — вдруг притормозил машину Вадим.

Элен посмотрела в окно. Они находились на краю огромного ущелья, обрывающегося глубоко вниз. Но Вадим смотрел на противоположную сторону. Туда, где ущелье неожиданно переходило в гигантскую стену с тремя исполинскими башнями, подпирающими золотисто-оранжевое небо Деметры.

Надев шлемы, они покинули уютный салон и подошли к краю пропасти. Порыв ветра попытался сбить Элен с ног, но Вадим крепко и нежно прижал ее к себе.

— Это лишь часть замка. Ему миллионы лет, и никто не знает, кто его воздвиг. Когда первые земляне появились здесь, эти стены и башни уже давно были покинуты своими хозяевами, — услышала Элен голос Вадима в наушниках. — Давай-ка подъедем поближе. Левее ущелье резко сужается, и там имеется мост.

Через час Ракитин и Фэйр добрались до величественного сооружения. Оставив машину, они приблизились к длинной лестнице. Тяжелые гранитные колонны, испещренные мириадами мельчайших значков, двумя рядами выстроились вдоль полотна широких ступеней.

— Странные рисунки, — дотронулась Элен до одной из колонн. — Что они означают?

— Никто не смог расшифровать их. Даже шумеряне. Возможно, здесь записана вся история цивилизации, создавшей эту цитадель и растворившейся в глубине веков, а может быть, это всего лишь молитвы, обращенные к неизвестному божеству.

— Ты бывал здесь раньше?

— Нет, но в детстве прочитал, что это одно из самых таинственных сооружений в цивилизованной части Галактики, — провел ладонью по колонне и Вадим. — Войдем внутрь. Там поразительной красоты обелиск.

Вадим нетерпеливо заспешил вверх по лестнице, рассчитанной явно не на человеческий шаг. Элен с трудом поспевала за ним и вскоре отстала. Вот Вадим и вовсе исчез под сводами центральной башни. Когда же Элен достигла входа, то услышала печальный вздох разочарования.

Ракитин стоял в центре гигантского зала, поддерживаемого бесчисленными колоннами, уходящими высоко вверх. Он с грустью смотрел на постамент, на котором когда-то, по всей видимости, высился тот самый гранитный обелиск, о котором он рассказывал. Теперь вместо него торчали лишь острые обломки, а фрагменты с таинственными знаками в беспорядке лежали по всему залу.

— Странно, но его зачем-то уничтожили. Они взорвали его, — тихо произнес Вадим, когда Элен встала рядом. И была в его голосе такая по-детски неподдельная печаль, что девушка дотронулась до его руки со словами:

— Наверное, ты ошибся, и обелиск находится в одной из соседних башен.

Но и залы соседних башен были пусты. Лишь странные знаки продолжали смотреть на путешественников со стен и колонн. Даже аборигены-насекомые под ногами не хрустели. Опечаленный Вадим направился обратно к джипу.

На обратном пути они остановились перекусить в небольшой гостинице у моста через ущелье. В кафе с шумной полуразбитой регенеративной установкой у входа они оказались единственными посетителями. Жилистый старик в безрукавке, оторвавшись от телевизора за стойкой бара, предложил присесть за ближайший столик и принес скромное меню.

— Немного у вас посетителей, — посмотрел на старика Вадим.

— Эта дорога уже лет десять как стала тупиком. Раньше она соединяла Вегас и Санта-Клару, и многие останавливались здесь, чтобы передохнуть, а заодно посмотреть и цитадель. Но шахты Санты-Клары закрылись, а затем опустел и город. Дорога тоже стала никому не нужна.

— А как же цитадель? — не унимался Вадим.

— А что цитадель? Это останки прошлого. Мы своего-то не помним, а то чужое. Все летим и летим куда-то в будущее, — проскрипел старик в ответ, а затем кивнул в сторону окна, за которым виднелись башни, и добавил: — Хотя кто знает, может, они и есть наше будущее.

— А зачем обелиск разрушили? — спросила Элен.

— Кое-кому из боссов Вегаса взбрело в голову его посреди города поставить, да, когда стали демонтировать, что-то не рассчитали — он и рухнул, разбившись вдребезги. Вот и все.

Закончив расспросы, Вадим и Элен сделали заказ. Старик отправился к барной стойке и, сунув записку в старенький кулинарный автомат, прибавил звук телевизора.

«Сегодня в Вегас прибывает глава корпорации „Анкоридж“ Карлтон Файнберг, чтобы лично скрепить своей подписью контракт на покупку трех космодромов Деметры, принадлежащих компании „Деметра-Парсон“», — забубнил диктор.

Вместе со стариком Вадим уставился на экран, на котором загорелый глава «Анкоридж» приветственно махал кому-то рукой. Лицо Ракитина приняло напряженно-сосредоточенный вид, и у Элен неприятно похолодело в груди. Она знала, что означает этот недобрый взгляд.

— В чем дело, Вадим? Ты снова что-то задумал?

— Я просто хочу справедливости, Элен, — продолжая неотрывно смотреть на экран, ответил Ракитин.

— Ты ничего не изменишь, Вадим!

— Для всех не изменю, но для себя лично сумею. — Глаза его сузились. Даже биоимплант в левой глазнице, казалось, засверкал знакомым злобным огоньком.

Глава 6

Стоя перед виртуальным зеркалом, Ракитин поправил галстук, застегнул пуговицы пиджака и снова оглядел себя с ног до головы — новый черный костюм сидел как влитой. Бледная Элен с наполненными влагой глазами молча наблюдала за действиями Вадима. Он подошел к ней и приобнял за плечи:

— Оставите мне яхту. Я прибуду на ней вслед за вами. Думаю, что задержусь ненадолго. Видишь, я даже оружия с собой не беру.

— Нет, я не пущу тебя! — вцепилась в лацканы пиджака Элен. — Это какой-то страшный сон! Сумасшествие! Мы почти достигли цели, о которой мечтали, а ты решил променять свободу и наше будущее на смерть во имя мести. Тебя убьют! Так всегда бывает, когда в последний момент пытаешься…

— Милая, это не то, что ты думаешь, — нежно обхватил ее запястья Вадим. — Я всего лишь встречусь с человеком, который поможет обменять Карсона на деньги. Сколько можно этот бесполезный груз с собой таскать?

— Ты лжешь! Нам уже не нужны деньги! И кто этот человек, с которым ты должен встретиться? Почему о нем никто не знает из команды?

— Ортега его знает, Элен! Человек очень болезненно относится к своей безопасности! — пытался успокоить девушку Вадим. — А деньги всегда могут понадобиться. Если в колонии возникнут трудности, возможно, нам придется вернуться за дополнительным оборудованием или оружием.

Элен зарыдала, уткнувшись лицом ему в грудь. Вадим стиснул ее в объятиях и зашептал:

— Не плачь, любимая. Пожалуйста, не плачь. Все будет хорошо. Тебе пора идти — экипаж и колонисты ждут старта.

Вадиму показалось, что сердце в груди сейчас разорвется. Отстранившись от любимой женщины, он поторопился к выходу. Элен обреченно села на край стула — силы душевные и физические оставили ее.


«Я должен это сделать, должен! — гнал арендованный аэрокар вдоль улиц Вегаса Вадим. — Иначе прошлое всегда будет преследовать меня. Будет и дальше травить злым ядом ненависти и неутоленной мести. Я всегда пытался жить по правилам и законам и заставлял так жить других. Но те, кто пишет правила и законы, сами по ним жить не хотят. Они просто хотят управлять послушным стадом. А я не буду больше бежать в стаде и проучу тех „хозяев жизни“, что втоптали меня в грязь».

Пролетев мимо парковку компании «Деметра-Парсон», где суетились охранники в ожидании высокого гостя, и обогнув здание, Ракитин застопорил и опустил машину на тротуар напротив более скромного служебного входа. Им пользовался в основном персонал мелкого и среднего звеньев компании, пользовавшийся наземным и подземным транспортом.

— Я — Вальтер Бек, учредитель компании «Звезда Деметры». Хотел бы увидеться с господином Парсоном. Сегодня экспедиция, организованная нами, покидает планету, и я в благодарность за плодотворное сотрудничество хочу лично вручить ему чек с дополнительным бонусом, — улыбаясь, пояснил Ракитин девушке за стойкой у входа. Вооруженный охранник рядом лишь скользнул по Вадиму взглядом и снова со скучающим видом уставился в мониторы сканеров перед собой. Они молчали — оружия при себе у Ракитина не было.

Девушка созвонилась с офисом шефа. После довольно продолжительной паузы личный секретарь сообщила, что Реджинальд Парсон готов принять Ракитина, но в связи с запланированной встречей с главой «Анкоридж» не более чем на пять минут.

— Этого будет достаточно, — вежливо улыбнулся Вадим и направился к лифту, который мягко взлетел вверх, к пентхаусу на сороковом этаже небоскреба компании «Деметра-Парсон».

Выйдя из лифта, Вадим оказался в просторном холле с массой живых растений и прозрачной крышей, над которой продолжало пламенеть оранжевое небо Деметры. Дюжий охранник за бронированной стойкой напротив кивнул, а выпорхнувшая невесть откуда девушка мило улыбнулась и предложила следовать за ней.

Минут пять они быстро шли по золотисто-зеленому коридору из пышной растительности, пока не оказались перед створками дверей красного дерева с золотыми ручками. При приближении они мягко распахнулись и впустили в большой и светлый кабинет Реджинальда Парсона — владельца значительной части недвижимости в Вегасе, а по совместительству и главы одного из многочисленных гангстерских кланов Деметры.

— Присаживайтесь, господин Бек, — не вставая из-за стола, предложил Вадиму Парсон. Рукопожатия на Деметре были не в ходу.

— Спасибо, господин Парсон, — улыбнулся Ракитин, примечая головореза в обтягивающем бугры мышц пиджаке, восседающего в кресле чуть в стороне от хозяйского стола.

— С компанией «Звезда Деметры» и господином Смитом приятно было иметь дело, — растянул губы в ответной улыбке Парсон — маленький человечек с большой головой и глазами навыкате, лет сорока пяти. — Люблю, когда партнер не торгуется и выполняет свои обязательства точно в срок. Жаль, что не могу уделить вам достаточно времени, чтобы познакомиться поближе, хотя ваше лицо кажется мне уже знакомым.

— Возможно, вы видели мое лицо на научном канале телевидения, — снова улыбнулся Ракитин. — Однако не буду задерживать вас своей лишней болтовней. Как учредитель «Звезды Деметры», прошу вас принять чек на двести пятьдесят тысяч долларов в знак моей благодарности и уважения к вашей замечательной компании, с которой в будущем я планирую продолжить сотрудничество.

Парсон довольно надулся:

— Всегда к вашим услугам, господин Бек. Жаль…

— К вам поднимается начальник личной охраны господина Файнберга, — прервал его голос в коммуникаторе на столе.

— О, больше не смею вас задерживать, господин Парсон, — протянул Вадим банковский чек и, поднимаясь, обратился к охраннику: — Эй, а я тебя знаю. Помнишь меня?

Охранник удивленно поднял брови, затем посмотрел на Парсона и снова перевел непонимающий взгляд на Вадима.

— Ты что, совсем память потерял, олух? Помнишь капрала Роджерса из 5-го гвардейского? — сделал шаг в сторону громилы Ракитин.

— Господин Сайке, — с металлом в голосе приказал Реджинальд Парсон телохранителю. — Проводите, пожалуйста, господина Бека до дверей. У нас здесь не вечер воспоминаний.

Выполнить приказ Сайке не успел. Как только он поднялся, Вадим нанес в центр его широкой шеи, точно в кадык, самый мощный прямой удар, на какой только был способен. Задыхаясь от удушья и захлебываясь кровью, телохранитель схватился за разбитое горло. Вадим же, не теряя ни секунды, выдернул из кобуры под его пиджаком полицейский «кейтель» и направил оружие на Парсона:

— Тащи его в туалетную комнату, урод! И поживее!

— Я же тебя… — попытался возразить Парсон, но тут же получил рукояткой «кейтеля» по уху. Удар пришелся сверху вниз и разорвал хрящи и кожу в лохмотья, заставив Парсона взвизгнуть от боли.

— Заткнись и тащи! — прошипел Вадим.

Парсон, обливаясь кровью и кряхтя, начал ворочать тело охранника. Получалось из рук вон плохо, и Вадиму пришлось помочь ему. В туалете он выудил у мертвеца еще один «кейтель», пару запасных обойм с боезапасом на жидкой взрывчатке и наручники. Приковав Парсона к ванной и заткнув ему рот полотенцем, Ракитин вернулся в кабинет.

Двери красного дерева вновь распахнулись, и в помещение в сопровождении знакомой секретарши вошел высокий плотный человек в таком же, как у Ракитина, черном костюме. Редеющие темные волосы были тщательно уложены, узкие губы на широком лице плотно сжаты в тонкую щель.

— Слушаю вас, господин Вановский, — шагнул навстречу ему Вадим, пряча за спину руки, стискивающие рукояти пистолетов.

— А где господин Парсон? — удивленно захлопала ресницами девушка-секретарь.

— В туалете, — улыбнулся Вадим и сделал еще несколько шагов вперед. — У него интимная встреча со своим охранником. Боюсь, это надолго.

Девушка замерла, словно статуя, а Игорь Вановский прищурил и без того маленькие глазки:

— Ракитин?! Вот уж не думал, что встретимся снова.

— Я тоже, полковник, рад вас видеть. — С этими словами Вадим направил на Вановского стволы «кейтелей» и выдал серию пуль по его ногам.

Под визг секретарши начальник личной охраны Файнберга опрокинулся на пол в веере из брызг собственной крови.

— Заткнись! — приказал девушке Ракитин и приблизился к истекающему кровью бывшему начальнику полиции Марса. Нагнувшись, он быстро обезоружил врага и сдернул с руки коммуникатор. — Как Рита поживает? Всем довольна?

— С ней все в порядке, — прохрипел Вановский, пытаясь посмотреть на свои разорванные ноги. — Зря ты… так… Я вынужден был… Все можно исправить.

— Назад! — заорал Ракитин, притягивая к себе секретаршу, когда охранники Парсона попытались ворваться в кабинет.

— Исправить?! — снова посмотрел Ракитин на Вановского, когда телохранители отступили и двери захлопнулись. — Вы же, мерзавцы, по живому ломаете, с хрустом, как кости. Корежите все! Да ты, наверное, даже не десятки, а сотни судеб поломал, сволочь. И не исправишь ты ничего, потому что не умеешь! И Диму Жукова, которого ты сдал «компрам», из могилы не поднять!

— Файнберг не простит, — с трудом, но продолжал говорить Вановский.

— Файнберг будет благодарить судьбу, что мне на пути к нему попался ты, Игорь. А знал бы ты, как я обрадован такому повороту событий.

— Я дам много денег, Вадим, — уже шептал Вановский.

— Второй выход где? — обратился Ракитин к белой, как ее сорочка, секретарше.

Секретарша попыталась ответить, но у нее получилось что-то нечленораздельное.

— Успокойся, как тебя зовут? — как можно более ровным тоном спросил Вадим.

— Элизабет, — прошептала блондинка.

— Отлично, — кивнул Вадим. — Теперь говори, Элизабет.

— В к-комнате отдыха есть п-потайной лифт на тридцать седьмой этаж. Там личная аэроплощадка г-господина Парсона.

С пола раздался хрип — Вановский засучил руками в попытке отползти к дверям. Элизабет от вида темной, почти черной крови, заливающей мраморный пол кабинета, закатила глаза и начала терять сознание. Ракитин, подхватив девушку, аккуратно уложил ее на ближайшее кресло, а затем быстрым шагом направился к туалетной комнате. На пороге он обернулся. Вановский уже не пытался ползти — силы полностью оставили его вместе с литрами крови, расползающейся по полу. Холодея, он смотрел в потолок.

— На всякий случай, — произнес Вадим и, почти не целясь, вновь нажал на спусковой крючок. Пуля вошла Игорю Вановскому в пространство между подбородком и кадыком и вместе с рваными осколками черепа вынесла мозг кровавой кашей на все еще закрытые двери красного дерева, за которыми охранники Парсона и люди Файнберга готовились к штурму.

Глава 7

Элен отрешенно следила за действиями Яна Фримена, которому доверила старт «Трезубца» с бетонной поверхности космодрома Деметры. Ей казалось, что время стало тягучим и вязким, а жизнь замедляет бег и вот-вот остановится, как и разрывающееся от душевной боли сердце.

— Диспетчер разрешения на взлет не дает, — вывел ее из оцепенения Ян.

— Почему? — вяло спросила девушка.

— В чем дело? — повернувшись к панели управления, обратился к диспетчеру космодрома Фримен.

— У администрации космодрома возникли вопросы по оплате портовой пошлины. Сейчас к вам прибудет инспектор.

— Что за чушь? — нахмурилась Элен. — Все сборы мы оплатили заранее, даже с лихвой.

— Инспектор сейчас будет у вас, и недоразумение разрешится, — пробубнил коммуникатор.

Ян увеличил изображение на обзорных экранах центрального поста. Длинный пикап с эмблемой космопорта приблизился к еще опущенному пандусу грузового шлюза корабля. Не притормаживая, автомобиль влетел на пандус и скрылся в помещении шлюза.

— Что это значит? — нахмурившись, посмотрел на девушку Ян.

— Вадим, это ты? — поднесла коммуникатор к губам Элен.

— Это захват! — вскочил с кресла Фримен, увидев на экранах шлюзовой камеры вооруженных людей, высыпавших из пикапа.

— Объявляй тревогу, Ян! — вскочила на ноги и Элен.

Взвыла корабельная сирена, и по отсекам разнесся голос Яна Фримена:

— Вниманию экипажа и пассажиров! На корабль совершено вооруженное нападение неизвестных со стороны грузового отсека номер два. Вручную продублировать герметизацию переборок жилой и машинной зон. Приготовиться…

— Ян! — оборвала его Элен. — Ограничься вызовом к арсеналу команды номер три. Это в основном бывшие солдаты и полицейские. Остальные пусть остаются на местах. Незачем гражданским под пули лезть.

Пока Ян выполнял приказ Элен, девушка пробежала пальцами по пульту управления, пытаясь герметизировать отсеки на пути атакующих и запереть входные шлюзы. А на экранах внешнего обзора тем временем появился большой штурмовой катер с эмблемой ФСБР. Обвешанный ракетными установками и лазерными пушками, он завис в паре десятков метров над корпусом «Трезубца».

— Как они быстро двигаются! — удивился Ян за ее спиной, следя за продвижением агрессоров внутри судна. — Уже преодолели два отсека. На некоторых из них серьезное штурмовое снаряжение и знаки различия федералов!

— Все десять членов команды номер три собраны у арсенала на нижней палубе. Что случилось? — вбежали на мостик Ахмед Шантэ, назначенный Ракитиным командиром группы охраны и огневой поддержки. Когда-то темнокожий гигант служил в одном из подразделений морской пехоты федеральных сил, участвовал в войне с банши. Дослужившись до унтер-офицерского звания, Шантэ попал под трибунал за невыполнение приказа начальника и был уволен без права на пенсию. Правда, прежде ему пришлось четыре года провести в военной тюрьме. Дальнейший его жизненный путь был весьма извилист и темен, как и кожа на лице.

Ответить ему ни Ян, ни Элен не успели. В динамиках громкоговорящей связи послышался щелчок, а затем незнакомый голос произнес:

— Членам экипажа и пассажирам корабля! Говорит майор ФСБР Голенко. На судне скрывается государственный преступник Вадим Ракитин и его пособники — Ян Смит, Кэтрин Смит, а также Элен Фэйр. Предлагаю разгерметизировать переборки и выдать террористов. Остальным гарантируется свобода. Даем вам на раздумье пять минут, затем приступаем к штурмовым действиям.

Элен посмотрела на Яна, затем на Шантэ.

— Нет, я сдаваться им не собираюсь, будь вы тут хоть демоны, — криво ухмыльнулся Ахмед. — У меня с ними тоже счеты имеются, и они меня не отпустят.

— А твои люди? — заволновался Ян.

— За троих я ручаюсь, а к остальным придется присматриваться уже во время боя.

— Ты думаешь, у нас есть шанс, Ахмед?

— Эй, на мостике! — снова ожил коммуникатор. На этот раз вызов шел из одного из пассажирских отсеков. — Мы тут слышали ультиматум ФСБР, и теперь у нас тут черт знает что творится. Часть людей хочет сдаться, а часть желает дать им отпор. До драки уже доходит. А люди ФСБР, насколько я понимаю, с помощью наших же строительных роботов минут за сорок вскроют любую переборку.

— Взлетай, Элен, и уходи от Деметры как можно быстрее и дальше! Пока к группе захвата не подоспело подкрепление и нас не заблокировали намертво! — быстро заговорил Шантэ. — А я соберу всех, кто пожелает дать отпор. Этот тип кораблей банши мне известен, в том числе и переделки, которые сделали на верфях Вегаса. Если удача немного улыбнется, то есть шанс выкрутиться.

— Хорошо, — кивнула Элен. — Ян, вскрывай арсенал, а я подниму корабль.

— Так что вы там решили? — снова донеслось из коммутатора. — Пять минут на исходе.

— Мы взлетаем, — спокойно ответила Элен, давая кибер-шкиперу команду на старт. — Как и было запланировано. Займите места в компенсаторах и не забудьте пристегнуть ремни.

Но не успел «Трезубец» оторваться от взлетно-посадочной площадки, как по всему космодрому и над городом взревела давно забытая сирена воздушной тревоги. На дисплеях сканеров дальнего обзора Элен увидела сотни мелких целей, устремившихся с орбиты к поверхности Деметры. Бортовой компьютер быстро идентифицировал их как искусственные плазмоиды. А еще спустя считанные секунды огненный дождь ударил по космодрому и городу. Взрывы один за другим начали крушить все вокруг. Оседали, разваливаясь в пыль, дома, звонко гудела лопающаяся обшивка кораблей, густо расставленных по территории космодрома Вегаса. Клубы дыма и огня быстро заполнили все вокруг. И сквозь этот ад орбитальной бомбардировки «Трезубец», вздрагивая и кренясь то в одну, то в другую сторону, все-таки пошел вверх, разгоняясь все быстрее. По обшивке забарабанили куски разваливающегося катера ФСБР, задетого краем очередного плазмоида, прошившего атмосферу Деметры. Коммуникатор заглушённой внешней связи вдруг взорвался сотнями голосов, среди которых Элен уловила сообщение властей о вторжении в пределы Федерации боевых кораблей Банши.


— Они взлетают, сэр! — взволнованно посмотрел на Голенко лейтенант Харпер. — Двигатели включились. Надо разблокировать створки грузового шлюза и закрыть его.

— Значит, решили по-плохому, — скрипнул зубами Голенко и приказал Харперу: — Герметизируйте шлюз, а катер со второй группой андроидов пусть прилипнет к носовому стыковочному узлу. Мы их…

Сильно вздрогнувшая под ногами палуба заставила Голенко прижаться к стене.

— Майор Голенко! — послышался голос пилота десантно-штурмового катера. — Плазмоидная атака, сэр! Это корабли банши! Они снова начали войну! Центральная передает… — Связь оборвалась с новым ударом взрывной волны по корпусу «Трезубца». Тем не менее корабль пиратов уверенно продолжал подниматься вверх.

— Что делать? — крикнул Харпер, но, прежде чем Голенко ответил ему, лейтенант полетел в сторону дальней переборки, сбитый с ног незакрепленным строительным роботом, с помощью которого андроиды готовились вскрыть переборку пассажирского отсека. Хруст лопнувшего защитного панциря и сдавленный хрип заставили майора недовольно поморщиться.

— Идиот! — бросил он в сторону раздавленного металлической тушей помощника и, пристроившись в кресле корабельного погрузчика, снова уставился на планшет управления «А»-группой. Голенко не сомневался, что отделение из восьми боевых андроидов рано или поздно, но позволит ему выполнить поставленную задачу по захвату террористов. О разворачивающейся на просторах космоса войне он старался не думать. Вытянув из планшета два тонких кабеля, он вставил их в разъемы чипов, вживленных в мозг, и закрыл глаза. Ему нравился этот момент. Мозг, словно получив дозу невероятно сильнодействующего допинга, превращается в мощную машину, а сознание расширяется неимоверно. Обретая способность одновременно видеть и слышать глазами каждого из подчиненных андроидов, управлять ими или корректировать их действия усилием мысли, Станислав Голенко каждый раз начинал себя чувствовать почти богом.


Корабль, созданный на верфях Банши, — это сложный лабиринт ступенчатых палуб, многочисленных мелких отсеков и огибающих их коридоров. Попытки кораблестроителей Вегаса «сгладить» странности инопланетного транспортника только усложнили планировку. Ахмед Шантэ особенности «Трезубца» знал. Непродолжительное время он служил матросом погрузочно-разгрузочной команды этого корабля. До тех пор, пока компания-владелец не разорилась и экипаж не «списали на берег». Теперь Ахмед надеялся, что его знания пригодятся. Чем он только не пытался заниматься после того, как покинул Звездный флот Федерации. Помимо того что Ахмеду довелось послужить на «Трезубце», он пытался стать торговцем, но дела не шли — коммерческой жилкой он, как оказалось, не обладает. Все кончилось банальной контрабандой. Едва избежав ареста, Шантэ вскоре скатился до сутенерства и убийств на заказ. И выйти из этого круга не удавалось. И вот сейчас, когда он решился начать все сначала с хрупкой девчушкой по имени Дженни, судьба вдруг снова решила его испытать.

«Нет, — думал Шантэ, продвигаясь по узкому извилистому коридору во главе группы из пяти таких же бывших солдат, — на этот раз им мне не помешать. Или лягу здесь костьми, или мы прорвемся к нашему новому миру».

Такая же группа во главе с Яном Смитом-Фрименом была направлена им по обходному коридору через трюмные отсеки. Шантэ надеялся, что одновременный удар с флангов позволит им разбить десантников ФСБР.

Достигнув люка в палубе над одним из вспомогательных отсеков грузового сектора корабля, Ахмед уставился на показания сканеров. Но, как, впрочем, и следовало ожидать, противник активно глушил не только связь, но и блокировал работу сканирующих устройств. Шантэ лег на чуть подрагивающую палубу и припал к ней ухом. Явственно слышался шум работы мощного строительного резака — вскрытие переборки шло полным ходом. Ахмед посмотрел на часы. В это же время в трюме по левому борту Ян уже должен находиться у такого же технического люка, но только над его головой. Выждав до назначенного времени еще минуту, Ахмед дал команду вручную вскрыть люк. Бенджамин Годар, тоже бывший морской пехотинец, раскрутил фиксирующие зажимы и отвел в сторону, появившуюся из ниши в полу кремальеру. Ахмед поспешил к приятелю, чтобы помочь осторожно приподнять тяжелую крышку.

Взрыв магнитной мины сорвал приоткрываемую крышку и разметал собравшихся вокруг нее лазутчиков. Годар сразу же лишился головы. Шантэ повезло больше. Крышка люка, ударив в панцирь бронежилета и отбросив на товарищей, защитила его от волны осколков. Пытаясь восстановить перебитое дыхание и одновременно нащупать выпавший из рук «хищник», Ахмед увидел, как в отверстие посреди палубы влетел атлет в тяжелых штурмовых доспехах. Маленькая буковка «А» над эмблемой ФСБР на левой стороне груди заставила сердце Шантэ похолодеть от осознания невысоких шансов надолго пережить своего павшего товарища.

Андроид же не медля открыл ураганный огонь из плазматора. Деваться в узком проходе было некуда, и четверым оставшимся в живых смельчакам не оставалось ничего иного, как, встав плечом к плечу, открыть ответную стрельбу.

Человекоподобный наступательный андроид имеет мощную броню, он быстрее и точнее человека. Миниатюрный процессор, управляющий его действиями, может находиться в любой части корпуса — внутренне строение каждого экземпляра проектировалось индивидуально. Вычислить слабое место боевого робота нельзя. Можно только попытаться угадать, если имеется время. Однако времени для этого машина противнику не оставляла. Только продолжительный шквальный огонь может свалить наступающего солдата подразделения «А». Коридор, наполненный огнем схлестнувшихся в неравном бою противников, на несколько секунд превратился в плазменную печь.

Когда огненный ураган стих, Ахмед, держась за развороченный бок, выбрался из-под мертвых, но еще дымящихся теплым разорванным мясом тел товарищей. Разбитый андроид без движения лежал на палубе, из лючного отверстия рядом раздавались приглушенные звуки нового боя — это в смертельную атаку пошла группа Яна Фримена.

Ахмед быстро надорвал пакет с медицинским биогелем и поторопился полностью выдавить его себе на рану. Затем, прижимаясь к стене, осторожно обошел дыру в палубе и подобрался к останкам андроида. Стянув с пояса мертвой машины подсумок с гранатами, он зарядил ими подствольный гранатомет и на мгновение прикрыл глаза, собирая волю в кулак.

«Пусть уж лучше так, — подумал он. — Умереть за свободу, что может быть лучше?» — и шагнул вперед.

Глава 8

«Трезубец» уверенно набирал высоту, несмотря на сыпавшиеся с неба огненные шары. Впишись взглядом в показания бортового компьютера, Вадим гнал яхту вслед за ним. Привязанный к штурманскому креслу Парсон зажмурил глаза. Пару раз яхту серьезно тряхнуло, когда хвостатые плазмоиды пронеслись слишком близко, но вскоре Вадиму почти удалось нагнать транспортный корабль, пробивающийся сквозь смертоносный дождь. При подлете к ближайшему стыковочному узлу Ракитин попытался связаться с мостиком «Трезубца», но без успеха — в эфире возникали лишь обрывки наполненных ужасом и паникой чужих сообщений. Кто бы мог подумать, что странное стечение обстоятельств заставит банши начать внезапную атаку на Деметру именно сейчас.

Наконец Вадиму удалось подвести свой маленький корабль на максимально близкое расстояние к транспортнику, а кибер-шкипер помог пристыковаться.

— Не уходи никуда без меня, Реджи, — ухмыльнувшись, бросил он Парсону, с закрытыми глазами беззвучно шевелящему губами, и поспешил к шлюзовой камере. У шлюза Вадим сорвал с шеи ставший ненужным галстук и вытянул из ниши со скафандрами заблаговременно припрятанный «корсар».

Шагнув в полутьму грузового отсека «Трезубца», он сразу разглядел незнакомый пикап. Осторожно заглянув в него, Вадим закусил край губы — без сомнений, на корабль проникли агенты ФСБР. Покрепче сжав в руках импульсатор, он выглянул из-за машины. Из неприкрытого проема, ведущего в соседний отсек, падал свет. Подкравшись к переборке, Вадим разглядел человека в черно-коричневой форме с шевронами ФСБР. Тот с закрытыми глазами и электронным планшетом в руках сидел в кресле погрузчика. От планшета к его вискам тянулись тонкие кабели. На губах офицера играла блаженная улыбка.

Держа противника на мушке, Вадим бесшумно вошел в отсек. Знакомый запах крови и гари снова неприятно защекотал ноздри. Откуда-то издалека донеслись звуки боя — крики и взрывы гранат. Майор на сиденье погрузчика открыл глаза. Человек в черном костюме, целящийся ему в лоб из «корсара», стал последним, что он увидел в своей жизни. Плазменный импульс снес офицеру голову, перемешав мозги, кровь и кости с кусками искусственной кожи и поролона высокой спинки сиденья. Обезглавленное туловище осело и съехало набок, а планшет, выскользнув из мертвых рук, плашмя упал на палубу. Крики и взрывы в соседнем отсеке начали стихать.


Преодолев плазмоидный дождь, Элен вывела «Трезубец» на орбиту Деметры и, нагло игнорируя полдюжины кораблей банши, атакующих планету, погнала его дальше в открытый космос, доводя до максимального ускорения. К ближайшим гипервратам нечего было и соваться — их банши наверняка уже заблокировали. Элен рвалась к удаленным сайлан-маякам соседней звездной системы. Банши, введенные в заблуждение очертаниями «Трезубца», в погоню не торопились, но забрасывали мостик запросами, которые Элен пока игнорировала, стараясь тянуть время как можно дольше.

Когда от ближайшего крейсера банши отделилось звено нашпигованных лазерами и ракетными установками истребителей-штурмовиков и направилось в погоню за транспортником, на дисплее появилось окровавленное лицо Яна Фримена:

— Элен, впусти нас. Мы разобрались с группой захвата.

Девушка разблокировала двери командирской рубки и бросилась навстречу Яну:

— Ты ранен?!

— Нет, это чужая кровь, — устало ответил Ян. — Потеряли девять человек.

— В живых остались только мы с Яном. Нарвались на боевых андроидов, — добавил шагнувший в помещение следом за Фрименом такой же усталый и окровавленный Ахмед Шантэ.

Последних слов Шантэ Элен Фэйр не слышала. Вмиг повлажневшими глазами она, не отрываясь, смотрела на человека, возникшего в проеме за спинами Яна и Ахмеда.

— Вот и все, — взял ее за плечи Вадим. — Теперь мы снова вместе. Со старыми делами покончено, и нас больше ничто не разлучит.

— А где мешок с деньгами? — спросила Элен, склонив голову ему на грудь и улыбнувшись сквозь слезы.

— Черт с ними, с этими деньгами, — крепче прижал к себе девушку Вадим. — Теперь мы свободны, а это главное.

— Не все так радужно, командир, — хмуро заметил Ян от пульта управления кораблем. — Банши быстро приближаются и предупреждают об открытии огня, если мы не идентифицируем себя.

— Хорошо, — занял командирское кресло Ракитин. — Сообщи им, что на корабле нет граждан Федерации. Мы независимая и свободная группа людей, навсегда покидающая ее пределы. Просим не препятствовать нашему движению.

Ян удивленно поднял брови.

— А что, так оно и есть, — прижимая руку к ране в боку, присел в ближайшее кресло Шантэ. — Они же хотят ответа. Вот ты им честно и ответь. Чем не идентификация?

Ян стал передавать сообщение, а Вадим обратился к собравшимся в пассажирском отсеке:

— Говорит командир корабля «Трезубец» Вадим Ракитин. Запланированная экспедиция продолжается, несмотря на ряд трудностей, возникших при старте. Сейчас внутренняя угроза устранена, но всех прошу оставаться на своих местах согласно взлетному расписанию. От посещения грузовых отсеков попрошу пока воздержаться. До особого распоряжения они будут заблокированы.

Посмотрев на Ахмеда, Вадим добавил в коммуникатор внутренней связи:

— Гретта, поспеши в медицинский отсек. Понадобится серьезная помощь господину Шантэ.

— Что за Гретта? — буркнул Ахмед.

— Она же Кэтрин Смит, — улыбнулся Вадим.

— Конечно, как же иначе, — поднялся с кресла Шантэ.

— Давай, двигай! Сам дойдешь?

— Не маленький, — заковылял к выходу чернокожий солдат.

Тем временем по выкладкам на дисплеях становилось ясно, что преследователи меняют курс.

— Неужели наше сообщение подействовало?! — не уставал удивляться Ян.

— Нет, — отозвалась с пилотского места Элен. — Им наперерез идет крейсер Федерации.

— Вот и отлично, — довольно расслабился в кресле Ракитин. — Пусть разбираются друг с другом. А мы продолжим путь. У нас еще много дел впереди.


— Двигательный отсек почти полностью разбит, сэр, и мы вот-вот станем. Столкновение при взлете с другим кораблем не прошло даром, — доложил Карлтону Файнбергу пилот. — А из-за соприкосновения с хвостом плазмоида вышла из строя и система связи.

— Так сделайте что-нибудь, Гаретт! — нахмурился Файнберг.

— Устранить повреждения такого рода мы сможем только в порту, сэр. К тому же вся инженерная группа погибла во время аварии.

— Я плачу вам не за сопливые оправдания, — сорвался на крик Карлтон, — а за конкретную работу, Гаретт! Действуйте! Вы же знаете этот корабль вдоль и поперек!

Пилот, не глядя на шефа, снова приник к многочисленным выкладкам и показаниям бортового компьютера. Файнберг напряженно заходил из угла в угол по просторному помещению центрального поста яхты. Ситуация складывалась действительно непростая. Его роскошная крейсерская яхта, собранная на лучшей земной верфи, грозила превратиться в огромный склеп, безвольно дрейфующий в бесконечном космосе. Но это был не самый худший вариант. Попасть в руки банши — это намного хуже. Мало кому удавалось бежать из их плена. Те же, кому посчастливилось это сделать, рассказывали о таких чудовищных экспериментах, которые на Банши проводили с пленными, что кровь стыла в жилах.

«И черт меня дернул отправиться на Деметру, — продолжал мерить шагами рубку Карлтон. — Все из-за этого сайлана, залежи которого агенты „Анкориджа“ обнаружили под территорией космодрома. Этот недоумок Парсон даже не догадывается, на каком богатстве сидит. И при этом половина планеты испещрена почти убыточными и никчемными шахтами…»

Новая догадка заставила Файнберга остановиться: «А может быть, это какой-нибудь заговор против „Анкоридж“ и лично против его главы — Карлтона Файнберга? И нет никакого вторжения?»

Карлтон начал вспоминать, с чего все началось. Уже при подлете катера к зданию «Деметра-Парсон» поступило сообщение о нападении на начальника личной охраны Файнберга — Игоря Вановского. Игорь всегда ответственно относился к своей работе и лично старался проверять места запланированных встреч. Вановский, без сомнения, и стал щитом, принявшим на себя удар, направленный на него — Карлтона Файнберга. А когда покушение сорвалось и катер главы «Анкоридж» развернулся, начался авианалет — только бы сделка не состоялась. Файнберг стал лихорадочно перебирать в уме, кто из конкурентов мог решиться на столь дерзкую и масштабную операцию. Мнение о собственной значимости у него было столь велико, что Файнберг не сразу понял всю абсурдность версии о покушении на него со столь массовыми разрушениями и жестоким убийством тысяч, а может быть, и миллионов людей. И лишь снова посмотрев на растерянного пилота, на бледные лица телохранителей, а затем остановившись взглядом на дисплеях внешнего обзора с неисчислимым количеством звезд, окруживших их суденышко, Карлтон вдруг ощутил всю свою ничтожность и беззащитность перед бесконечным во времени и пространстве Космосом, для которого он лишь случайная песчинка. Так и для боевых кораблей банши население Деметры стало лишь неудобной помехой для достижения каких-то своих, им одним известных целей, И банши было все равно, кого разносит в куски плазмоидный дождь — нуворишей или бедняков. Так же и для него, Карлтона Файнберга, десятки тысяч людей, работающих в «Анкоридж», являлись всего лишь безликой массой, призванной безропотно поддерживать материальное благополучие хозяина и утолять его непомерную жажду власти. А встающие на пути коммерческих интересов удачливого «бизнесмена», «писателя», «видного ученого» и «выдающегося общественного деятеля» устранялись без малейших колебаний и раздумий. И каждый из них являлся для властелина «Анкоридж» всего лишь мелкой песчинкой, в лучшем случае пешкой. Но теперь и сам Файнберг стал пешкой, только в руках более грозного и страшного бога — судьбы.

Панический ужас сдавил горло Карлтона. Слюна вязким комом застряла где-то посередине гортани. Но Карлтон Файнберг не был бы Карлтоном Файнбергом, если бы не смог снова взять себя в руки.

— Гаретт, включите аварийный маяк, — уже спокойным тоном приказал он пилоту.

— Нас могут засечь банши, сэр, — озабоченно посмотрел на хозяина штурман-навигатор Мартин Санти.

— Тогда мы проведем переговоры за бокалом хорошего вина и, может быть, остановим войну, — выдавил улыбку Файнберг и, повернувшись к Винсенту Майло — старшему телохранителю, дал указание распорядиться накрывать стол к ужину.

Но, прежде чем Файнберг оставил командирскую рубку, кибер-шкипер доложил о появлении прямо по курсу другого космического корабля.

В два прыжка Карлтон оказался между креслами пилота и навигатора:

— Кто там?!

— Судя по сигналу идентификатора — транспортное судно, приписанное к космопорту «Вегас». Идет полным ходом к сайлан-маякам.

— Они слышат наши позывные? — обратился Файнберг к Санти.

— Да, должны. Но…

— Что «но», Санти? — напрягся Файнберг.

— Очертания у него странные, сэр. Судя по форме корпуса, это корабль банши.

— Может, вражеский лазутчик? — предположил Гаретт.

— А что у нас с вооружением? — Файнберг забегал глазами по дисплеям канонира.

— С вооружением все в порядке, сэр, — доложил канонир Ванг. — Две лазерные установки, плазменная пушка и два торпедных аппарата с полным боекомплектом. С транспортником справимся без проблем.

— Вот только двигатель окончательно стал. Идем по инерции, — пробубнил Гаретт.

— Он проходит мимо, сэр. Не останавливается, — дрогнувшим голосом доложил Санти.

— Какого черта?! — сквозь зубы процедил Файнберг и, вспомнив, что с началом межзвездной войны вступает в действие его патент на офицерское звание, приказал: — Перенастройте маяк. Пусть просигналит, что на борту «Пегаса» находится контр-адмирал Звездного флота Федерации Карлтон Файнберг. Требую стыковки.

— А если это все-таки банши, сэр? — не выдержал молодой телохранитель за спиной Файнберга.

— Банши не пытались бы игнорировать нас, Джонни, — пояснил опытный Ванг. — Это торговцы спасаются с Деметры.

— Точно, есть такой в справочнике. Это трофейное судно, принадлежащее транспортному отделению компании «Деметра-Парсон», — подтвердил Санти.

— Трофейное? — поднял бровь Файнберг.

— Со времен первой войны, сэр. По сравнению с нашими особыми достоинствами корабли банши не обладают. Кроме одного — даже если вся электроника «полетит», то этот корабль может полностью управляться в ручном режиме, — разъяснил Санти, а Ванг добавил:

— Живучесть у них все-таки получше, чем у наших, — результат «сотового» расположения отсеков.

Но Файнберг членов экипажа уже не слушал. Он с нетерпением ждал, когда командир чужого судна смилостивится и пойдет на сближение. И чем больше он ждал, тем большее раздражение охватывало Карлтона. Ему, главе одной из крупнейших звездных корпораций и адмиралу мощнейшего Флота, приходилось полагаться на милость экипажа какого-то старого транспортного «корыта».

— Они притормаживают и предлагают приблизиться, — сообщил Санти.

— Передай, что наш двигатель «сдох»! Спасательный бот тоже разбит! Пусть придут и пристыкуют нас! — раздраженно заорал Файнберг.

— Они спрашивают, сколько нас.

Файнберг чуть не застонал от злости, но снова взял себя в руки и как можно спокойнее обратился к Майло:

— Сколько нас на борту, Вине?

— Погибли оба инженера-техника и начальник охраны Вановский, командир «Пегаса» затерялся в порту, — наморщил лоб Майло. — Осталось семь человек экипажа, одиннадцать обслуживающего персонала и двенадцать сотрудников охраны. Тогда вместе с вами и госпожой Мелиссой — тридцать два человека.

«Лучше бы массажист со стилистом погибли, чем инженеры», — с досадой подумал Карлтон.

— Передай, что на борту восемь человек, — приказал Файнберг и развернулся к Майло: — Готовьтесь! Вытряхнем дерьмо из этих уродов! Кретины, видимо, туго соображают и еще не поняли, кто я такой. Слишком много вопросов задают Карлтону Файнбергу. Сами нарвались на неприятности.


В то время как Майло с другими телохранителями, вооружившись «хищниками», готовились к встрече спасательной команды «Трезубца», Файнберг с бокалом коньяка в руке стоял на пороге спальни и наблюдал, как переодевается любовница.

«Что-то Мелисса меня уже не заводит. Надо бы сменить ее на какую-нибудь другую „модельку“», — думал Карлтон, равнодушно разглядывая прелести девушки, которая была младше семидесятилетнего ловеласа лет на сорок.

— Милый, если бы ты знал, как мне надоели все эти путешествия в этой консервной банке, — надула губки Мелисса, нисколько не догадываясь о мыслях Карлтона. — Как сейчас хорошо на пляжах Новой Калифорнии. Когда мы снова вернемся на побережье?

— Сейчас Майло вытряхнет парочку наглецов из спасательного бота и нанесет визит командиру транспортника, следующего мимо. После этого их корабль станет нашим, и мы быстро и без помех достигнем Новой Земли, — нехотя ответил Карлтон и залпом допил остатки коньяка.

— Карлтон, надеюсь, все обойдется без кровопролития, — сделала обиженное лицо Мелисса. — В прошлый раз я чуть было не поскользнулась на луже крови. Могла сломать ногу.

— Да, Майло перестарался тогда с тем журналистом. Но тот не в обиде. Парень потом понял, что слишком зарвался со своими вопросами, и отказался от претензий.

Мелисса снова стала что-то говорить, но Файнберг уже не вслушивался в смысл произносимых ею слов. Его все сильнее и сильнее раздражал ее голос, который все звучал и звучал, не смолкая.

— Да заткнешься ты или нет?! — не выдержав, рявкнул он на девушку и крепкой затрещиной сбил ее с ног.

Мелисса испуганной собачонкой сжалась в комок на кровати.

— Майло, эти недоумки пристыковались или нет?! — гаркнул Файнберг в коммуникатор на запястье.

— Да, сэр. Люки открываются. Мы приступаем.

— Не жалейте их! Идет война, и кровь неизбежна. Пусть привыкают.

— Да, сэр.

Не обращая внимания на всхлипывающую Мелиссу, Карлтон посмотрел на отражение своего моложавого лица в зеркале. Еще раз убедившись в эффективности пластической хирургии и линейки омолаживающих зелий найса, позволяющих ему выглядеть молодым мужчиной лет тридцати — тридцати пяти, он довольно пригладил волосы и развернулся к выходу.

Герметичная дверь каюты отъехала в сторону, и Файнберг поморщился от звуков потасовки, раздающихся со стороны шлюзовой камеры.

— Придурки! Не могут все сделать быстро и чисто! — недовольно покачал он головой и попытался вызвать на связь Майло.

Винсент Майло не ответил. Он появился сам, в конце коридора. Телохранитель шел, пошатываясь и держась за стену левой рукой. Другой руки у него не было. Лишь кровавые лохмотья болтались чуть пониже плеча. Правая половина лица превратилась в уродливое темное месиво. За спиной истекающего кровью человека неспешно вышагивал боевой андроид спецназа ФСБР.

Карлтон Файнберг попытался вернуться обратно в каюту, но захлопнувшаяся дверь требовала ввести код, который напрочь вылетел из головы владельца «Анкоридж». Он попытался вызвать Мелиссу, но из горла у него вырвался только сдавленный хрип.

Майло сделал еще пару шагов и замертво рухнул на палубу. Кровь из разорванного плеча вязким ручьем устремилась в сторону Файнберга. Андроид перешагнул распростертое тело и подошел к дрожащему человеку в дорогом костюме.

— Я, — прохрипел Карлтон, собрав в кулак остатки самообладания, — Карлтон Чарльз Файнберг. Меня нельзя убивать.

— И почему же? — Из-за спины застывшего робота возник молодой человек с бледным лицом и сверкающими на нем синими глазами.

— Я — контр-адмирал! Я — глава корпорации «Анкоридж»!

— Для меня это неважно, — невесело ухмыльнулся синеглазый. — Есть еще причины, по которым человек по имени Карлтон Файнберг не должен умереть?

— Я… уважаемый член общества, — с предательской дрожью в голосе ответил Карлтон, пытаясь сообразить, что еще сказать.

— Какого общества? Твоего? — Взгляд молодого человека наполнился презрением. — Знаешь, почему тебя надо убить, Файнберг? Чтобы больше из-за тебя не погибали другие люди.

— Я никого не убивал, — мотнул головой Карлтон, все плотнее прижимаясь к двери.

— Ты даже не замечаешь, как убиваешь. Простые люди для тебя всего лишь рабочая скотина, Карлтон. Ведь так?

— Тебя прислали за мной? Кто?! Я заплачу любую сумму! — попытался найти выход Файнберг.

— Нет, Карлтон, — улыбнулся синеглазый. — Ты сам позвал меня и, по всей видимости, заплатил с лихвой, чтобы эта встреча состоялась.

Глава 9

Совершив гиперпрыжок к Бетельгейзе, «Трезубец» направился к Черному Карапузу, как пираты называли между собой небольшой планетарный спутник восьмой планеты системы. Там, среди черных островерхих скал, прятались «Верхахт» и «Кассандра». Но на полпути к месту встречи радары транспортника засекли тушу боевого крейсера банши.

— Неужели они нас ждут? — встревожено произнесла Элен.

Вадим задумчиво уставился на экраны. Вряд ли крейсер «курносых» здесь находился из-за них. Что же тогда привело его в этот пустынный сектор на дальней границе Федерации? Готовится какая-то скрытая операция против Звездного флота Земли? Так или иначе, но необходимо принимать решение о дальнейших действиях.

«Жаль, что демонтированное с „Пегаса“ вооружение не успели установить на „Трезубце“. С тем, что у нас сейчас имеется, против крейсера не выстоять — оснащение у противника значительно лучше», — думал Вадим, с досадой потирая подбородок.

Тем времени с корабля банши под громким названием «Кальгатор» — «Победитель» — потребовали застопорить ход.

— Ян, дай кодированную связь с «Верхахтом» и пригласи на мостик Ахмеда Шантэ, — отдал команду Ракитин. — Элен, объявляй по корабельной связи боевую тревогу и придай «Трезубцу» ускорение. Потащим их к «Карапузу», под перекрестный огонь.

— Приветствую вас, ребята, — зазвучал минуту спустя голос Ортеги. — Не вовремя вы появились. Здесь уже несколько дней корабль банши околачивается. Как будем с ними договариваться?

— Они снова объявили войну Федерации, Ортега. Деметра подверглась плазмоидной атаке.

— Вот черт! Значит, вы точно не вовремя появились. Нас они вроде бы «не видят» — все эти дни тихо было. А вам тогда несдобровать.

— Точно, Хорхе. Они уже берут нас на прицел и требуют остановиться, — подтвердил Ракитин. — Поэтому мы потянем зеленомордых за собой мимо вас. Если ударят одновременно и «Трезубец», и «Верхахт» с «Кассандрой», то, очень может быть, удастся «промять» их плазменную защиту и уничтожить.

— Ох, не нравится мне все это, Вадим. Связываться с военным флотом банши… — Ортега не договорил, сделав многозначительную паузу.

— Надо справиться, Хорхе. У нас полная «коробочка» оборудования и колонистов. Мы уже идем в твою сторону.

— Вызывал, Вадим? — появился на мостике Шантэ. Вид у него был уже вполне здоровый и бодрый, хотя не прошло и четырех суток с момента боя с андроидами над Деметрой.

— Ты с ними когда-то воевал, Ахмед. Наверняка знаешь их слабые места, — кивнул Вадим в сторону экрана с изображением корабля противника. — Занимай место канонира.

— В лоб такой разрушить трудно, — занял место главного стрелка Шантэ. — Если только ударить всем, что есть вдоль бортов, по надстройкам связи и вооружения — тогда если и не завалим, то выведем из строя.

— Нас поддержат с планетарного спутника.

— Тогда шансы повышаются, командир. Только надо сделать это одновременно и на максимальной мощности плазменного и лучевого оборудования.

— Ты слышал, Хорхе?

— Понял. Наводим все что есть и ждем твоей команды, — откликнулся Ортега и добавил: — Давайте только побыстрее, а то Джама весь извелся. Скучает по серьезной карточной игре. Я теперь даже и ему все время проигрываю.

— Ладно, уговорил, — усмехнулся Вадим. — А теперь дайте мне поговорить с командиром крейсера банши. Я должен предоставить ему шанс остаться в живых.

— Опознайте себя и остановитесь, иначе мы открываем огонь, — снова зазвучал в помещении центрального поста металлический голос переводчика. — Даем одну минуту.

— Внимание, «Кальгатор». Это командир транспортного корабля «Трезубец» Вадим Ракитин. Мы не хотим вступать в боевые действия, так как наш корабль свободен от юрисдикции Федерации и мы не являемся ее гражданами. Мы сами по себе. Позвольте нам беспрепятственно следовать дальше.

— Откуда у вас корабль данного типа?

«О, дьявол! Они сейчас начнут требовать корабль назад!» — мысленно выругался Вадим, а вслух сказал, что первое пришло в голову:

— Я купил его. Мне нравятся судоходные качества кораблей банши, и я решил их коллекционировать.

После долгой паузы, в ходе которой Ракитин с удовлетворением отметил, что до оптимальной точки перекрестного огня осталось ходу не более трех минут, последовало новое заявление командира вражеского корабля:

— Думаю, что ваша любовь к культуре банши дает дополнительный повод для нашей встречи.

— А они с юмором, — удивился Ракитин и повернулся к Шантэ: — Они всегда такие вежливые и находчивые, Ахмед?

— Я с ними никогда не разговаривал — во время боя они не очень общительны.

Посматривая на счетчик времени, Вадим снова задумался. Воевать не хотелось, и процесс переговоров был ему ближе. Однако если через минуту не открыть огонь, момент будет упущен, и шансов выйти из боя невредимыми станет намного меньше. А переговоры могут закончиться провалом.

— Ты готов, Ахмед?

— Да, — кивнул старый воин. — Элен, возьми чуть левее.

— Хорхе?

— Готов.

— Огонь!

Крейсер «Кальгатор» попал в огненные клеши. Со стороны пытавшегося уйти транспортника и с поверхности пролетающего под килем, казалось бы, безжизненного спутника к его корпусу потянулись многочисленные лазерные лучи и устремились плазменные заряды. По широкой дуге, заходя в корму, понеслись торпеды. Банши в ответ тоже дали торпедный залп вслед «Трезубцу», а затем поторопились сконцентрировать всю имеющуюся энергию на создании плазменной защитной оболочки.

— Торпеды, командир! Поле будем ставить?

— Нет, сшибаем их ракетами! Все энергоресурсы в лазерные установки и плазматроны!

«Трезубец» тряхнуло. Одна из вражеских торпед все-таки ударила его в корму. Кибер-шкипер доложил о повреждении и разгерметизации двух грузовых отсеков.

— Ахмед, держи цель! — заорал Вадим, одновременно хватая планшет управления андроидами и отдавая им приказ об устранении повреждений отсеков.

«Кальгатор» начал замедлять ход, оставляя в вакууме космоса лохматые шматы обшивки и целые фрагменты отсеков. Банши теряли контроль над двигателями корабля.

— Есть! — послышался в коммуникаторе радостный голос Ортеги. — Достали его!

Разбитый, но благодаря удачной конструкции все еще держащийся «на плаву» крейсер банши продолжал менять траекторию полета, стараясь скрыться за горизонтом Черного Карапуза.

— Все, наши ударные возможности иссякли, — сообщил Шантэ. — Требуется пауза для восстановления энергии.

— Добить бы надо, — покачал головой Ракитин. — Хорхе, ты засек какие-нибудь внешние передачи банши?

— Вроде бы нет. Будем надеяться, что антенны дальней связи мы ему разворотили.

— Элен, давай осторожно пройдемся вокруг Карапуза. Посмотрим, где зеленокожие парни.

— Это опасно, Вадим.

— Судя по мусору вокруг, ему сейчас не до нас, — заключил Ракитин. — Засечем местоположение, а потом добьем. Если банши еще не вызвали помощь, то скоро вызовут, и допустить этого нельзя.

— «Верхахт» оснащен мощной «глушилкой». Попробую забить все передачи, — предложил Ортега.

— Действуй, Хорхе, а мы сделаем оборот.

Пройдя вокруг спутника, пираты по длинному светлому следу поломанных пиков обнаружили совершивший аварийную посадку корабль банши. Тот лежал исполинской тушей, чуть завалившейся на бок. По изломам разбитых отсеков бегали огненные змейки.

— Если судить по внешнему виду, то пострадал он изрядно, — внимательно рассматривая изображение на дисплеях внешнего обзора, высказался Шантэ.

— Проскочи побыстрее, Элен, — приказал Вадим, опасаясь ответного залпа вражеских орудий.

«Трезубец» на полном ходу миновал место аварии и вскоре достиг дальних пиков, за которыми притаились «Верхахт» и «Кассандра». Элен уверенно опустила его на аккуратно вырубленную площадку, подготовленную командой Хорхе Ортеги к их появлению.

Глава 10

— Ну, наконец, — весело хлопнул Вадима со всего размаха лысый верзила. — Заждались уж вас. Ты, смотрю, и лишним глазом успел разжиться. Наверное, за наш общий счет?

Не дожидаясь ответа Хорхе, принялся обнимать остальных. Гретта завизжала в его медвежьих объятиях. Джама долго тряс руку Ракитина, а затем неуклюже чмокнул губами руку Элен.

«Где это он таких манер понабрался? — с усмешкой подумал Ракитин. — Не иначе, начитался Дюма».

Стэн Мелоун и заметно подросший и окрепший Майк, не теряя времени зря, принялись знакомиться с будущими колонистами и согласно списку Ракитина распределять их по экипажам кораблей пиратской эскадры.

— Надо незамедлительно готовиться к отправке экспедиции, Хорхе, — не терял времени и Вадим. — Новые силы банши могут появиться в любой момент. Да и «Кальгатор» еще не полностью уничтожен. Подняться они вряд ли в ближайшее время сумеют, а вот зайти «на огонек» могут попытаться.

— То, что стартовать надо, и как можно скорее, согласен, — провел по лысине ладонью Хорхе. — А вот насчет вылазки я не уверен. Людей-то немного вы привезли. Едва на три экипажа хватит. Все понадобятся, чтобы часа за четыре управиться и убраться отсюда.

— На «Трезубце» корма сильно разбита, — подошел Ян Фримен, — но андроиды серьезно за работу взялись. Зелинский уже с ними. Говорит, как ремонтникам им цены нет — за час справятся.

— Андроиды?! — удивился Ортега.

— Долгая история, Хорхе, — отмахнулся Вадим. — ФСБР на хвост пыталось сесть. Офицеров и пару железяк удаюсь завалить, а шесть роботов-штурмовиков достались в качестве трофея и теперь в нашем распоряжении.

Хорхе Ортега присвистнул.

— Вот мы и направим парочку из них на разведку.

— Эх, жаль, я не видел их в деле! — посетовал Хорхе.

— Тебе повезло, пес! — заехал Ортеге в плечо кулаком Ахмед Шантэ.

Хорхе, с трудом удержавшись на ногах, хотел было дать отпор обидчику, но, развернувшись и увидев седого ветерана, чуть не подпрыгнул от радости и принялся обниматься с темнокожим солдатом:

— Ахмед! Рад, что ты здесь, старый мерзавец!

С Ахмедом Хорхе был знаком еще со времен военной тюрьмы на Европе. Именно к нему Ортега рекомендовал Вадиму в первую очередь обратиться при наборе будущих колонистов на Деметре.

— Осторожно, песий хвост! Андроид весь бок разворотил, — скривился от чересчур крепких объятий Шантэ.

— Конечно! Кто еще мог этих кукол в капусту покрошить! — улыбнулся Ортега.

— Девять ребят потеряли, — погрустнел Шантэ. — Бен Годар погиб, которого ты тоже хорошо знал.

— Что ж, не будем время терять. Не зря же ребята полегли, — нахмурился Ортега.

— Хорхе, бери общее руководство на себя, а я займусь банши, — решил Ракитин и направился к отсеку с катером.

Элен сразу же оказалась рядом:

— Вадим, ты опять в самое пекло лезешь?

— Милая, — на ходу приобнял он ее за плечи. — Я просто боюсь, как бы нам всем в пекле не оказаться. К тому же этими андроидами надо уметь управлять. В полиции мне приходилось с подобными «изделиями» работать. Кому еще, как не мне?

— Кому еще, как не нам, — поправила его Элен. — Без меня теперь никуда.

— Согласен, милая.

Элен заставила катер зависнуть среди пиков Карапуза, в считаных метрах от его угольно-черной поверхности. Андроид, повинуясь команде Вадима, смело шагнул из шлюза за борт. Приземлившись, он длинными прыжками, помогая себе сохранить равновесие и высоту двигателями ракетного ранца, направился к кораблю банши. Когда среди скал показался темный корпус космического судна противника, андроид швырнул к подножию одной из них маленького кибернетического паучка, и тот, цепко перебирая лапками, быстренько засеменил к вершине. Робот ФСБР дождался, когда шпион примостится наверху, и заторопился обратно.

— Отличная картинка, — констатировал Вадим, рассматривая на дисплее панораму с места аварии, которую стал транслировать миниатюрный кибер-разведчик.

— Они все погибли, Вадим?

— Это было бы слишком хорошо. Скорее затаились.

— Катер! По показаниям сканера, с противоположного борта отошел катер, Вадим, — доложила Элен. — Идет низко. Возможно, от нас прячется.

«Куда это они собрались? Проследить или еще понаблюдать за крейсером?» — задумался Вадим.

— А на старой базе, что на планете инсектоидов, имеется передатчик дальней связи? — покосилась на Вадима Элен.

— На Сахаре? Возможно, имеется, — кивнул Вадим и, развернув катер, по широкой дуге пошел вслед за вражеским, стараясь держаться на предельной дальности действия радаров.


Спустя несколько часов катер Вадима и Элен вышел на орбиту желтоватого шара Сахары.

— Они приземлились рядом с корпусом транспортника «Джона Валентайна». Будем ждать выхода инсектоидов или предпримем атаку? — оторвалась Элен от показаний многочисленных сканеров и радаров.

— Сбросим робота. Пусть попробует проникнуть в грузовик «Валентайна», а мы поддержим с воздуха, — подумав, стал снижаться Вадим. — Сколько банши?

— Катер покинули четверо. Инсектоидов пока не видно.

— Понял.

Снизившись к самым кронам буйных джунглей, Вадим передал управление Элен, а сам сосредоточился на функциях канонира.

В то время, пока десантировавшийся вниз андроид пытался незаметно подобраться к старому кораблю, Ракитин широким полупрозрачным лучом боевого лазера, без труда пронизавшим листву и стволы, ударил в борт спасательного бота банши. Но банши успели активировать плазменную защитную оболочку, и атака не нанесла катеру ощутимого урона. В ответ зеленокожие метко срезали лазером андроида-диверсанта.

Вадим выругался и тут же на дисплее сканера увидел сообщение о появлении в джунглях вокруг места боя более трех тысяч инсектоидов.

— Откуда они появились в таком количестве и так быстро? Из-под земли, что ли?

Бот банши, уже поднявшийся над деревьями, чтобы вдогонку ударить по пролетевшему над ним пиратскому кораблю, снова стал снижаться. Видимо, десантникам банши, как и пиратам когда-то, пришлось столкнуться с агрессивными насекомовидными жителями планеты, и им требовалась срочная поддержка.

Элен зашла на новый круг, а Вадим снова приготовился к лазерной атаке. Не дожидаясь ответного удара банши, он снова открыл огонь сквозь деревья и листву джунглей, ориентируясь лишь по виртуальной модели местности и цели, выдаваемой кибер-стрелком. Возникший дым над зеленым морем впереди стал доказательством поражения цели.

Застопорив катер над старым транспортником и чадящим ботом банши рядом с ним, Вадим и Элен смогли рассмотреть, что происходит внизу.

Встав в круг, трое банши защищали четвертого. Пока им удавалось мощью плазменного и лазерного стрелкового оружия сдержать инсектоидов. Целая гора из развороченных тел образовалась вокруг горстки смельчаков. А инсектоиды все прибывали и прибывали. Под ними уже исчез разбитый катер банши — так густо они его облепили.

— А ведь гуманоид из них только один, Элен. Те трое, что его защищают, — человекоподобные роботы, как и наши андроиды. Пока у них есть патроны и энергия, их не взять — слишком быстры и точны.

— Или пока всех инсектоидов не перестреляют.

— Вряд ли.

Гуманоид в середине защитного круга посмотрел вверх, на пиратский катер. Зеленоватого оттенка лицо за полностью прозрачным стеклом шлема хорошо просматриваюсь. Длинные узкие глаза, курносый нос и заостренные уши по бокам абсолютно лысой головы — вот, пожалуй, и все, что отличало банши от землян. Секунду спустя он снова вернулся к бою, помогая андроидам отстреливать наседающих аборигенов.

— Пятится обратно к транспортнику, — наблюдая за боем, отметил Вадим. — По всей видимости, хочет там забаррикадироваться и снова попытаться послать сигнал о помощи.

Вдруг по рядам инсектоидов прошло волнение.

— Смотри, что творится! — Элен вывела на дисплей показания температурных датчиков. Там, где защищались банши, температура воздуха быстро и неуклонно росла.

— Уже к ста градусам приближается! — удивился Вадим. — Как они это делают? Волновое излучение на основе психокинетики?

И если андроиды пока спокойно переживали скачок температуры на обороняемом пятачке, то их командир из плоти и крови в легких доспехах вдруг пал на колени. А вскоре сдал и первый из андроидов. Вязкая жидкость инсектоидов, попадавшая на его шлем и руки, до сего момента не наносила особого ущерба. Но с повышением температуры еще на несколько градусов в ней произошли какие-то химические изменения, и она превратилась в разъедающую даже броню субстанцию. Андроид упал на тела поверженных врагов, а вскоре и вовсе скрылся из виду под новой волной бойцов-инсектоидов.

— Нет, не могу на это просто так смотреть! — вскочил с места Вадим. — Попытаюсь спасти этого парня внизу.

— Это же банши! Они, говорят, кровью питаются!

— Лично у меня с ним счетов нет, — пояснил уже от шлюзовой камеры Вадим. — Если что, скормлю ему Файнберга и Парсона.

Отъехала внешняя дверь шлюза, и горячий воздух обдал лицо. Вадим рванул конец спасательного троса и глянул вниз. Кольцо вокруг банши сжималось. Оба еще продолжавших бой андроида уже дымились. Банши-офицер продолжал отстреливаться.

— Черт, посмотри вверх!

Но банши уже было не до этого. Он дрался из последних сил. Бросить трос просто так Вадим не мог. Раскаленный ветер грозил отнести его в сторону, да и сил и сноровки у слабеющего банши, чтобы поймать «люльку» и зацепиться, могло уже не хватить. Вадим щелкнул застежками шлема и, пристегнув себя к тросу, шагнул наружу.

Пока Ракитин летел вниз, пал еще один андроид, а когда подхватил инопланетянина, рухнул и последний. Но бросившиеся к людям аборигены поймали лишь воздух. Пришельцы уже летели вверх. До проема шлюза оставалось совсем немного, когда странная невидимая сила, идущая из живого моря мерзких существ, в неимоверном количестве копошащихся под ними, вдруг резко дернула вниз и Вадима с банши, и сам катер. Словно невидимая рука схватила беглецов и спасательное судно и вознамерилась вернуть назад. Пластиковый трос зазвенел натянутой струной, и Вадим ухватился рукой за край уже близкого проема.

— Элен! Двигатель на полную мощь! Уводи нас отсюда! — заорал Вадим в коммуникатор шлема. От ужаса все внутри у него сжалось. Попасть на обед к инсектоидам ему никак не хотелось, и он пожалел о своей весьма авантюрной затее. Банши, почувствовав новую угрозу, уже сам вцепился в него мертвой хваткой.

Катер задрожал — ему передалось напряжение двигателя, но все-таки сорвался с места и понес пиратов и спасенного банши подальше от злополучного места.

А трос тем временем заклинило. Рискнув отцепить левую руку от проема шлюза, Вадим постучал по макушке шлема банши. Тот поднял на спасителя зеленое лицо. Вадим знаком дал понять офицеру, что придется забираться в катер самостоятельно. «Зеленомордый» кивнул и, собравшись с силами, вскарабкался по телу пирата вверх, а затем ящерицей вполз в проем шлюза. На освободившихся руках, преодолевая поток воздуха, подтянулся и Ракитин.

Глава 11

Банши, сидя в глубине шлюза, целился в Ракитина импульсатором.

— И это твоя благодарность? Я же спас тебя! — под шипение запирающегося наружного люка крикнул Вадим.

— А кто, по-твоему, виноват в том, что я здесь оказался? — металлизированным голосом кибер-переводчика ответил банши.

— А кто войну объявил?

— Вы сами в этом виноваты.

— Как так? Мне лично она совсем не нужна.

— Сорок пять лет назад вы также начали войну, с бомбежек наших мирных колоний у ваших границ. И все из-за сайлана, за который вы не хотели платить, а хотели брать даром. Думали, это забудется? Нет, придется платить. Жизнями!

— Странно, — съехав спиной по стене, Вадим устало уселся на палубу. Сняв шлем, отбросил его в сторону. — Последний год своей жизни я тоже посвятил мести.

Катер немного потряхивало, но он уверенно несся обратно, к Черному Карапузу.

— Каждый раз, когда я убивал очередного врага, мщением которому грезил, всегда чувствовал облегчение. Казалось, сама судьба помогает мне, чтобы восстановить справедливость и все вернуть на круги своя. И вот все обидчики повержены, а я вдруг начинаю понимать, что ничего не изменилось. То, что они сделали, уже не исправить. Сломанные судьбы не склеить, мертвым из могил не встать. А я продолжаю бежать. Я все тот же ренегат, ищущий дальний угол, чтобы укрыться и попытаться оставшуюся часть жизни прожить по-другому.

— Если эти люди причиняли зло, то они больше никому его не причинят.

Вадим мотнул головой и усмехнулся:

— А на какой стороне каждый из нас? Быть может, на стороне зла? Как понять, что ты не заблуждаешься или просто не зашел слишком далеко?

— Ты тот «коллекционер», с которым я разговаривал перед боем?

— Верно. А ты командир «Кальгатора»? Не могу вспомнить твоего имени?

— Канти Ре Санвалос.

— Опусти ствол, Канти. Ты должен понимать, что пилот в кабине видит нас на мониторе и, если ты меня застрелишь, живым отсюда тебе не выйти.

— В плен банши не сдаются.

— А если не в плен? Если я предложу заключить сделку? Наша команда пытается покинуть пределы Федерации. Мы хотим жить как можно дальше от нее, свободными и независимыми людьми. Помоги нам избежать атак твоих соплеменников, и мы тебя отпустим.

— Банши с людьми больше не торгуются. — Пистолет в усталой руке зеленокожего офицера начала заметно дрожать. — Наверное, ты не понимаешь, почему мы начали войну. Ваша цивилизация опасна. Вы убиваете не только чужаков, но и друг друга. Вы отравляете и разрушаете все вокруг. Даже родную Землю в свалку превратили. И пусть многие соседи смотрят сквозь пальцы на действия землян, позволяя постепенно подминать планету за планетой, мы остановим ваше распространение в космосе. Мы отбросим вас назад и запрем в пределах Солнечной системы. Сидите там и жрите друга друга, пока…

— Вы опять понесете большие потери.

— Мы учли это и подготовились. В отличие от вас, жизнь любого банши имеет для его соплеменников большое значение. Друг друга мы не угнетаем и не режем, как вы. Жизнь каждого из нас — ценность. Поэтому экипажи кораблей нашего экспедиционного корпуса состоят из андроидов.

— Как же ты попал сюда?

— Искусственный разум надо контролировать, поэтому командирами экипажей назначены банши-добровольцы, — эти слова Ре Санвалос произнес уже слабеющим голосом. Тонкая струйка алой крови протянулась от носа к губе банши, а затем импульсатор выпал из ставшей безвольной руки, и офицер завалился на бок. Тепловой удар, а возможно, и просочившийся сквозь повреждения костюма яд инсектоидов сделали свое дело.

— Вадим, ты скоро там? — раздался голос Элен. — У нас проблемы.

Вздохнув, Ракитин скрутил банши руки и перетащил в пассажирский отсек катера. Усадив офицера в кресло первой медицинской помощи, Вадим поспешил в кабину.

— Посмотри, что творится впереди, — дрогнувшим голосом произнесла Элен, когда он прыгнул в кресло рядом с ней.

Впереди по курсу разворачивалось грандиозное космическое сражение. Десятки кораблей землян и банши сошлись в смертельной огненной схватке. Гигантские звездные крейсеры и линкоры плевались плазменными зарядами и резали друг друга лазерными лучами. Роями сновали торпеды и катера-истребители. Время от времени удачный выстрел противника превращал их в желто-красные огненные шары.

От досады Вадим стиснул зубы. Черный шар Карапуза находился в гуще сражения.

— Связи, конечно, нет, — недовольно заметил Ракитин.

— Мертвая тишина, все глушится, — подтвердила Элен. — Что делать? Нас в любой момент могут достать.

Всего лишь в паре десятков километров от катера лопнувшим орехом разваливался крейсер Федерации. Объятый облаками из остатков обшивки и человеческих тел, лохматясь разорванными краями, корабль медленно распадался на фрагменты. А огненные смерчи все рвали и рвали его некогда мощное и сильное тело изнутри и снаружи.

— Черт! — выругалась Элен, уводя катер от летящего навстречу истребителя, превратившегося в раскаленный болид. Гулкой дробью по внешней обшивке катера прошлись останки спасательного бота крейсера вперемешку с изуродованными трупами не сумевших выжить в этой космической сече членов экипажа. Что-то разбило одну из телекамер внешнего обзора.

У Вадима перехватило горло, когда он увидел, как среди пиков уже близкого Черного Карапуза взметнулась очередная вспышка мощного взрыва, и в космос вместе с осколками скал устремились части какого-то корабля.

— Не прорваться, Вадим! Это самоубийство!

— Уходим! — выдавил Ракитин, понимая, что они с Элен на волоске от гибели.

Элен стала разворачивать катер.

— Пойдем, как и намечали, в Темный сектор. Если нашим удастся выбраться, то и они туда направятся, как и договаривались.

Маленький корабль пиратов, лавируя между густо рассеянными обломками поверженных космических аппаратов, устремился к образовавшемуся в адском огне звездной баталии черному окну дальнего космоса.

— Я вижу их! — закричала Элен. — Впереди, слева по борту.

Вадим тоже увидел идущие один за другим «Трезубец» и «Кассандру». «Верхахт» шел над ними, прикрывая их огнем своих батарей от наседавших истребителей банши. «Кассандра» была не в лучшем состоянии. Она шла, оставляя за собой длинный след из частей разваливающихся кормовых отсеков.

— Идем к ним, — приказал Вадим, тоже готовясь поддержать друзей огнем.

Элен направила крылатую машину к «Верхахту». И тут же Вадим увидел, как длинный и широкий луч лазера, появившийся из-под киля катера, протянулся к носовым отсекам «Кассандры». Лишенный из-за повреждений в корме плазменной оболочки, корабль обреченно принял смертоносный удар.

— Дьявольщина! Под нами тяжелый линкор банши! — застонал от бессилия Вадим.

«Верхахт» открыл ответный огонь, и Элен бросила катер вверх, чтобы не попасть под него. Но плазменная защита позволяла банши эффективно противостоять атаке плазматронных и лазерных установок пиратского судна. Вражеский звездолет продолжал приближаться к разваливающейся «Кассандре» и пытавшемуся ее прикрыть «Верхахту». Лишь «Трезубцу» вроде бы удалось оторваться и покинуть гущу сражения. Вадим завертел головой, соображая, как помочь друзьям. Тягаться с линейным кораблем — воплощением бронированной и огневой мощи — катер не мог. Требовалось срочно найти другой выход.

Звено из трех истребителей сил Федерации делало разворот, готовясь к атаке на линкор, ведущий бой с «Верхахтом». Но канониры банши знали свое дело. Не прошло и минуты, как истребители превратились в белые цветы смерти.

— Что делать? — взмолилась Элен. — Что делать?!

Вадим отстегнул ремни и поспешил в пассажирское отделение. Банши уже пришел в себя и при появлении Ракитина вперил в него настороженный немигающий взгляд. Вадим отвязал Санвалоса от кресла и потащил в кабину.

— Смотри! — усадил он его в кресло штурмана. — Это надо остановить, Канти!

— Зачем? — внимательно окинул поле боя банши. — Перевес, насколько я вижу, на нашей стороне. А где ваши корабли, командор?

— Впереди по курсу — малый исследовательский крейсер и разваливающийся транспортник, который он прикрывает. На его борту есть то, что вас заинтересует. Останови бой.

— Что ты можешь предложить, землянин, к тому же находящийся вне закона?

— В карцере «Верхахта» находится Карлтон Файнберг — глава корпорации «Анкоридж». Он владеет двадцатью шестью процентами всех разработок сайлана на планетах Федерации и является влиятельнейшим человеком в правительственных кругах. Он продает и покупает президентов. В обмен на свою жизнь он сделает для вас все, что угодно. Вы можете взять четверть всех запасов сайлана без всякой войны. Он сам отдаст их. Но и это еще не все. Я отдам вам Матиаса Карсона. Это один из руководителей колонии Ремар. Там спят и видят себя независимыми от Новой Земли. Есть еще Реджинальд Парсон — криминальный воротила подпольного бизнеса на Деметре. Это хороший трофей, Канти. Не расходный материал в виде обычных солдат и офицеров.

Ре Санвалос молчал и смотрел на хаос смерти на обзорных экранах. Несколько раз катер сильно тряхнуло от столкновения с обломками агонизирующей «Кассандры». Наконец он с сомнением произнес:

— Это невозможно. Связи между кораблями нет, и бой не остановить до полного уничтожения или бегства одной из сторон. Ты сам должен это понимать. Единственное, что можно сделать, — дать уйти твоим кораблям. Это выполнимо, но для этого нам необходимо попасть на крейсер под нами.

— Как, Канти? Дай сигнал.

— Пусти меня за штурвал, — попросил банши и, улыбнувшись, протянул Вадиму руки в наручниках: — Если доверяешь, конечно.

— Нет, Вадим, — нахмурилась Элен.

— Товарищи гибнут, — разомкнул наручники Ракитин. — Их надо спасти.

— Это уже не пиратство, Вадим! Это предательство! Предательство всех землян! Нас проклянут! — продолжала Элен, сверкая глазами в сторону банши.

— Я никого не продаю, Элен! Я меняю троицу мерзавцев на жизни моих и твоих товарищей! А что касается земного человечества, то, возможно, я сейчас даю ему шанс избежать новой кровопролитной войны! — нахмурился в ответ Вадим и уже более мягко и спокойно попросил: — Передай, пожалуйста, управление Канти Ре Санвалосу, Элен.

Девушка неохотно, но повиновалась. Ре Санвалос сразу же повел катера на снижение. Через определенные промежутки времени и в известной только ему последовательности, покачивая короткими крыльями и сигналя посадочными огнями маленького суденышка, банши занял позицию прямо по курсу крейсера, преследующего «Верхахт» и «Кассандру». На мгновение Вадиму показалось, что все кончено и, попав между противоборствующими сторонами, как между молотом и наковальней, они превратятся в раскаленную пыль. Однако корабль банши вдруг прекратил огонь и всю энергию сконцентрировал на поддержании защитной оболочки. Вскоре прекратили стрельбу и пираты, решив воспользоваться передышкой, чтобы состыковаться. Командир «Верхахта» решил или взять «Кассандру» на буксир, или спасти ее экипаж.

Тем временем Ре Санвалос сравнял ускорение, и катер оказался у самого борта крейсера банши. Еще минута-другая — и стыковочные механизмы зафиксировали маленькое судно во взлетно-посадочной нише причального узла. Канти Ре Санвалос развернулся к Вадиму:

— Вот теперь мы поменялись местами, командор. Еще есть шанс передумать и уйти. Если же ваше предложение все еще в силе, сдайте оружие.

Вадиму вдруг совсем не вовремя вспомнились рассказы о зверствах банши по отношению к пленным, и во рту стало совсем сухо. Несмотря на это, он твердо сказал:

— Да, мое предложение в силе. Я сдам вам оружие и поднимусь на борт вашего судна. А девушка пусть отправится к нашим кораблям и передаст мой приказ о выдаче Файнберга, Карсона и Парсона.

— Как ваше имя, командор? — с интересом рассматривая Вадима, спросил банши.

— Вадим Ракитин. Я из того самого расходного материала.

— Хорошо, пусть девушка отправляется на ваш флагман, — протянул руку Ре Санвалос.

Ракитин вырвал из кобуры «корсар» и вложил его в ладонь зеленокожего офицера.

— Нет, — замотала головой Элен. — Я остаюсь. Без тебя я с места не сдвинусь.

— Господин Ре Санвалос, дайте, пожалуйста, моей девушке слово, что со мной ничего не случится, — попросил Вадим.

— Госпожа Элен, с командором Вадимом Ракитиным ничего не случится. Даю слово банши рода Ре Санвалос, — посмотрел узкими глазами на девушку банши.

— Действуй, Элен, — положил Вадим руку на ее худенькое плечо. — Еще небольшое усилие, и мы будем у цели.

— Это какое-то безумие, — прошептала Элен. — Когда оно закончится?

— Надеюсь, скоро, — попытался улыбнуться Вадим, а затем резко развернулся к банши: — Не будем терять время, господин Ре Санвалос.


Тугие наручники на запястьях и два боевых андроида за спиной не оставляли шансов на побег. Все теперь зависело от двух банши, вальяжно развалившихся в креслах перед огромным, во всю стену просторного командного центра, экраном внешнего обзора. На нем как на ладони парили «Верхахт» и «Кассандра», на максимальной тяге пытающиеся уйти от преследования. Рассматривая их, Канти Ре Санвалос и командир линкора «Лагрти» — «Мститель» — потягивали из длинных бокалов какой-то темный напиток и что-то бормотали на странном, переполненном согласными языке. Со стороны могло показаться, что они лениво обсуждают что-то второстепенное, сущую безделицу, а происходящее на экране всего лишь кадры много раз виденного кинофильма. О чем они говорили, Вадим без шлема со встроенным устройством перевода понять не мог и стоял в полном неведении относительно судьбы своей и товарищей.

Когда от «Верхахта» наконец отделился спасательный катер и устремился обратно к кораблю банши, Ре Санвалос соблаговолил обернуться в сторону Ракитина и кивнуть. Затем он снова пустился в неспешную беседу с командиром линкора.

— И что это значит? — буркнул Вадим. — Что меня казнят на рассвете или наградят и подарят пол-королевства?

Длинное острое ухо Ре Санвалоса дернулось, и он снова обернулся к Вадиму, на этот раз посмотрев на него с заметно озадаченным видом.

— Шутка! — растянул губы в улыбке Ракитин и показал руки в наручниках: — Нервничаю немного!

Ре Санвалос встал с кресла и приблизился к пирату. Развернулся в его сторону и командир «Лагрти».

— Ваше предложение заинтересовало адмирала Hyp Гелларра, — с сильным акцентом, но на правильном английском языке произнес Ре Санвалос, весьма удивив этим Вадима. — Если лица, о которых вы упоминали, будут доставлены, то на рассвете вы останетесь живы. Но полкоролевства я вам не обещал.

После этих слов офицер щелкнул наручниками, освобождая руки Ракитина. Вадим потер онемевшие запястья и обернулся в сторону зашипевших створок переборки. В образовавшемся проеме, в сопровождении эскорта из андроидов, показались Ортега и троица заложников — Карсон, Файнберг и Парсон. Все, в соответствии с традициями «гостеприимства» банши, в тяжелых наручниках. Андроиды, не церемонясь, тычками выстроили их под прицелом плазматоров вдоль ближайшей стены.

— Люди, которые вас интересуют, стоят справа, — пояснил Ракитин. — А вот этот лысенький верзила слева — мой помощник Хорхе. Пожалуйста, прикажите освободить его от наручников.

Ре Санвалос посмотрел в сторону Hyp Гелларра, и тот, скорчив недовольную гримасу, кивнул. Андроид снял наручники с Хорхе Ортеги и толкнул пирата в сторону Вадима и Ре Санвалоса.

— Удивляюсь я тебе, Вадим, — хмуро забурчал Ортега, встав рядом. — Даже боюсь представить себе, где мы встретимся в следующий раз.

— Что с Элен?

— Я убедил ее остаться на «Верхахте». Думаю, что банкет с банши — это сугубо мужское дело. К тому же я не мог доверить сопровождение кучи таких опасных субъектов хрупкой девушке.

Ре Санвалос просканировал небольшим прибором белеющих от ужаса Карсона, Файнберга и Парсона, а затем вернулся к адмиралу Гелларру. Сбросив показания сканера на бортовой компьютер, они долго всматривались в невидимый другим дисплей.

— Лучше бы мы этих «жуков» в расход пустили, — с кислой миной на лице снова буркнул Ортега. — Они хуже любой инопланетной заразы.

— Иначе не уйти, Хорхе.

— Вот только обвинения в измене Федерации мне для полной коллекции не хватало. Это уже высшая мера, — тихо продолжил Хорхе.

— Пусть катится эта Федерация к черту! Мы ей больше не принадлежим, — зло выдал Ракитин.

Адмирал дал знак андроидам, и те потащили троицу пленников вон из отсека.

— Если я выживу, я разыщу тебя и уничтожу! — успел крикнуть Карлтон Файнберг, прежде чем переборочные двери захлопнулись.

— Это он тебе, — скосил на Вадима глаза Хорхе.

— Ты его притащил на борт, значит, тебе, — ухмыльнулся Ракитин.

— Вы свободны, господа. И ваши корабли тоже, — прервал пиратов Ре Санвалос. — Банши держат слово.

— Благодарю вас, адмирал Гелларр, и вас, командор Ре Санвалос, — сдержанно кивнул Ракитин.

— Я провожу вас, — Ре Санвалос направился к выходу с мостика.

Пираты последовали следом и спустя несколько минут оказались у причального шлюза.

— Надеюсь, что будущее наше сотрудничество будет столь же успешным, — улыбнулся Ре Санвалос, остановившись у люка.

— При всем уважении, я все же надеюсь, что больше встретиться не придется, Канти, — пожал Вадим протянутую руку с длинными тонкими пальцами.

— Как знать, господин Вадим Ракитин. — На этот раз выражение лица банши было абсолютно серьезным. — Как знать…


— Думаешь, они нас не заминировали? — прыгнул в пилотское кресло Ортега.

Вадим разжал ладонь и посмотрел на миниатюрную пластину, что вложил ему в руку банши. Что на ней было записано, догадаться не составляло труда.

— Нет, не заминировали, — чуть слышно ответил Вадим. — Стартуй, Хорхе.

Катер под управлением Ортеги рванул с места, как пришпоренный иноходец на бегах, и за четверть часа покрыл расстояние, отделявшее их от «Верхахта» и «Кассандры».

Корабли Банши тем временем один за другим оставляли место сражения. Сильно потрепанный флот Федерации даже не пытался их преследовать. Земляне и сами торопились покинуть ставший для них кровавым пояс Ориона.

Часть 3 ЛИШЬ ЗВЕЗДЫ ВЕЧНЫ

— Что ты видишь во взоре моем,
В этом бледно-мерцающем взоре?
— Я в нем вижу глубокое море
С потонувшим большим кораблем.
Николай Гумилев. «Корабль»

Глава 1

В некогда шумной кают-компании «Верхахта», где экипаж три раза в сутки принимал пишу, с каждым днем становилось все тише. Сегодня тишина здесь повисла тугая, словно натянутая тетива. Ортега обвел взглядом сидящих с ним за одним столом Вадима Ракитина, Элен Фэйр и Джаму. Вадим и Элен делали вид, что ничего не замечают, и сосредоточенно поглощали кашеобразную синтетическую смесь, которая на шестом месяце их путешествия все чаще заменяла настоящую еду — мясо, фрукты и овощи. Более открытый Джама время от времени вертел головой по сторонам, но тоже молчал. Встретиться взглядом с глазами других членами экипажа, обедающих в кают-компании, ему не удавалось. Все они быстро съедали свою порцию и уходили. Вскоре поднялась и покинула камбуз Элен. Она торопилась на вахту на мостике корабля.

— Мне сегодня грустно, — пожаловался Джама, когда в помещении, кроме него и Ортеги с Ракитиным, никого не осталось. — Никто не хочет разговаривать с малаканом, а книжки закончились.

— Понимаю, Джама, — кивнул равнодушно Хорхе и снова посмотрел на Ракитина. Ортегу явно тревожило нечто, о чем он все не решался спросить друга.

— Вадим, ты не заметил, что на корабле в последнее время чересчур тихо, как на кладбище? — наконец произнес он.

— Замечаю, — откинувшись на стуле, хмуро выдавил сквозь зубы Вадим. — И что?

— Закончились книжки… — снова заныл Джама.

— В компьютере миллион книг, — прервав разговор с Ракитиным, обратился к малакану Хорхе. — Читай, сколько хочешь, Джама!

— Я люблю живые книги, — печально вздохнул малакан. — Их приятно держать в руках, и они вкусно пахнут.

— Возьми катер, Джама, и слетай на «Кассандру». Подойди к медику Ксении Уилсон. У нее есть «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла, с картинками. Она с ней не расстается, но, если хорошо попросишь, может быть, даст почитать, — посоветовал Вадим.

— Ксения Уилсон? — Джама вскочил и метнулся к двери.

— Только сделай все по инструкции, с запросом центральных постов и «Верхахта», и «Кассандры»! — вдогонку крикнул Вадим.

— Ладно! — донеслось уже из коридора.

— У нас могут возникнуть проблемы, Вадим, — не дождавшись, когда тот снова заговорит, обратился к командиру Ортега.

Вадим продолжал молча сидеть, отвлеченно разглядывая что-то на стене за спиной Хорхе.

— Среди экипажей растет недовольство. Прошло полгода, а мы не нашли ни одной подходящей для колонизации планеты. И что хуже всего, люди все больше молчат. Они почти перестали разговаривать с нами. Я общался с Ахмедом, и он рассказывает, что на «Трезубце» и «Кассандре» то же самое. Люди шепчутся, что мы случайно или намеренно ведем их в тупик, что впереди ничего нет. А некоторые поговаривают и о какой-то ловушке банши.

— Пять, — поправил Вадим, не отрывая взгляда от стены.

— Что «пять»?!

— Мы в пути пять месяцев и двенадцать суток, а не полгода. Мы обследовали только четыре планеты из шести намеченных. Причем последняя была вполне пригодна для жизни.

— Пригодна?! — нахмурился Ортега. — Да она вся перепахана метеоритным дождем. От озонового слоя одни лохмотья остались, солнца сквозь пылевые тучи почти не видно. Фауна и флора загибаются. Нормальной жизни там долго еще не будет. Послушай, ты уверен, что мы идем правильным маршрутом?

— Что ты от меня хочешь, Хорхе?! — взорвался Ракитин. — Мы все вместе обсуждали — и маршрут, и возможные сложности в пути! Никто не обещал, что будет легко!

— Ладно, успокойся! — хлопнул по столу ладонью Ортега. — Я ни в чем не обвиняю тебя. Я просто хочу сказать, что на кораблях каравана сложилась непростая обстановка. Возможен мятеж.

— Мятеж, — словно эхо, повторил Ракитин и обхватил голову руками. — Мы, преодолев массу смертельных препятствий и превратившись в изгоев и ренегатов, дали им шанс начать все сначала. Подали все на блюдечке — и цель, и средства ее достижения, — а они думают о мятеже. Я не могу в это поверить.

Подняв голову, Вадим скрипнул зубами, и в глазах у него снова появился уже знакомый Ортеге недобрый огонек.

— Нет, ты только не горячись, — поспешил успокоить товарища Хорхе. — Возможно, нам следует организовать какое-то общее собрание и объяснить людям, что трудности носят временный характер и преодолеть их мы сможем только сообща?

— Да, организуй и разъясни! — кивнул Ракитин и встал из-за стола. — А я им уже неоднократно все объяснял. Устал.

«Надо поговорить с Элен, — подумал Ортега, когда Вадим ушел. — С парнем что-то не так».


Вадим вошел в каюту. Экраны внешнего обзора, оставленные включенными еще с утра, наполняли помещение космосом. Сверкающие колким огнем звезды на черном бархате бесконечного и холодного пространства заставили Ракитина поежиться. Но, сев в кресло у стола, он продолжал неотрывно смотреть на них.

Ему вспомнилось, как много лет назад, когда он был мальчишкой, они с отцом часто по вечерам рассматривали звездное небо над Марсом. Телескоп выводил на потолочный экран сверкающий купол, и они с Ракитиным-старшим, развалившись в креслах, часами рассматривали созвездия над головой. Отец подробно рассказывал о каждом из них, указывая рукой то на одно, то на другое. И звук его голоса заставлял маленького Вадима уютно мечтать о той прекрасной и ясной жизни, которая его ждала впереди под эти звездным небом.

Но не стало больше той комнаты, не было в живых ни отца, ни матери. И не состоялась прекрасная и ясная жизнь. Только звезды все так же блистали неземной красотой, только теперь они стали ближе и холодней.

«А может, это действительно финал? Тупик, как сказал Ортега, — вдруг подумал Вадим. — И нет здесь места ни мне, ни моим спутникам. Потому что дальше уже некуда. Я разрушал и убивал, мстил и предавал. Быть может, и мне пришло время заплатить по счетам?»

Рука Вадима потянулась к кобуре на бедре. Рукоятка «корсара» послушно и удобно легла в ладонь. Вадим поднес оружие к лицу. Хищное тело плазменного импульсатора тускло отсвечивало в приглушенном свете каюты. Одно легкое движение пальцем — и голову снесет по самые плечи.

«Лишь одно, совсем легкое, движение, — поднес ствол к виску Вадим. — И больше никакой боли, никаких сомнений, никакого страха. Лишь жирная точка в затянувшейся кровавой истории. Пройдет совсем немного времени, и мое имя никто не вспомнит. Элен погрустит немного и найдет себе более сильного и успешного партнера, который сделает ее по-настоящему счастливой. Не пропадут и другие. Время безжалостно сотрет всякую память обо мне. И это правильно. Вечны лишь звезды и бескрайний космос, рождающий их. Таким, как я, нет места среди них. Пора».

Зашипела переборочная дверь, и Вадим, неуклюже ткнув стволом «корсара» обратно в кобуру, обернулся.

— Нет! — бросилась к нему Элен. — Ты с ума сошел?!

Вадим вскочил девушке навстречу и, прижав к себе, зашептал:

— Что ты! Что ты! Все нормально!

— Что же ты делаешь, Вадим?! Мы же все идем за тобой! — сердито хмурилась, сдерживая слезы, Элен. — Я полностью доверилась тебе, и у меня никого нет ближе! Неужели ты бросишь нас на произвол судьбы?! Бросишь на полпути?!

Она пыталась вырваться, чтобы ударить его. Но он продолжал крепко обнимать Элен и покрывать ее лицо поцелуями.

— Нет, не оставлю! Не оставлю тебя, Элен!

А на репродукции старой картины за спиной девушки застыл, сидя на камне с книгой и пером в руках, Иоанн Евангелист. Ангелы и демоны окружают его в своем вечном противоборстве, а в небе, на изогнутом серпе луны, хрупкой защитой парит Дева Мария.


В просторной кают-компании «Кассандры» собралось более пятидесяти мужчин и женщин — свободные от вахты члены экипажей всех кораблей экспедиции. Они внимательно слушали Ракитина, стоящего перед ними с хмурым, но решительным лицом:

— Завтра наша экспедиция достигнет очередной точки нашего маршрута. Эта пятая по счету планета из намеченных нами для исследования. Судя по докладам с автоматических зондов дальней разведки корпорации «Авалон», на этой планете имеется вода и атмосфера, насыщенная кислородом. Возможно, что это именно тот вариант, который нам необходим. Завтра мы заведем корабли эскадры на орбиту планеты и приступим к ее изучению. Два катера — один под моим командованием, другой под началом помощника командира «Трезубца» Яна Фримена — опустятся к поверхности планеты для предварительного облета территории, а затем изъятия образцов и проб. Всех прошу серьезно отнестись к своим обязанностям. Особенно это важно сейчас, когда мы почти у цели. У нас все получится, только если будем действовать сообща. Вместе. Я закончил. Вопросы есть? — сказав все, что считал нужным, Вадим Ракитин обвел взглядом лица людей перед собой. Все молчали, но у многих наконец-то появился блеск в глазах.

— Будем работать, — кивнул Ахмед Шантэ, командир «Трезубца», и встал рядом с Вадимом. — Я в нашу счастливую звезду верю.

— Сделаем все как надо и свой шанс не упустим, — развернулся к членам экипажа «Кассандры» Стэн Мелоун.

— Вот и отлично! Разойтись! — скомандовал Ракитин и твердым шагом направился к причальному шлюзу.

Глава 2

Яну Фримену с Ксенией Уилсон Вадим приказал облететь исследуемую планету по маршруту, пролегающему над Северным и Южным полюсами. Сам же вместе с Ортегой и напросившимся в полет Джамой решил двинуться вдоль экватора.

Планета, обращающаяся вокруг оранжевого карлика, пока не имеющего названия, была небольшая, в полтора раза меньше Земли. Но, несмотря на иные размеры, очень на нее походила. Вот только ледяные шапки на макушках большие и воды поменьше раза в два.

— Температура за бортом 20 градусов, состав атмосферы аналогичен составу Новой Земли, зелени много, — бубнил Ортега на соседнем кресле. — Пока все весьма неплохо.

«Только бы все сложилось!» — мысленно волновался Вадим, разглядывая расстилающийся внизу ландшафт — невысокие зеленые холмы с густыми рощами у подножий, пеструю ленту неширокой реки, бегущей под крылом.

Выбрав свободное от деревьев место у реки, Вадим опустил катер в высокую ярко-зеленую траву. Не дожидаясь, пока Хорхе перепроверит показания анализаторов и отсканирует пространство вокруг на наличие живых существ, Вадим сбросил ремни кресла и направился к шлюзу. За ним поспешил и нетерпеливый Джама.

Внешняя дверь отъехала, и Вадим с удовольствием втянул ноздрями свежий речной воздух. Слух уловил странный, но отчего-то приятный стрекот насекомых, прячущихся в траве. На волосатой морде Джамы растянулась широкая счастливая улыбка:

— Трава-а-а.

— Все в норме, можно выходить, — сердито проворчал за их спинами Ортега.

Вадим, следуя за юрким Джамой, спрыгнул в траву и, еще раз осмотревшись, направился к реке. Течение у речушки было быстрое, и вода время от времени скручивалась в маленькие водовороты. Небольшие светло-сизые птички с длинными клювами ловко выхватывали из них и таскали в прибрежную траву пузатых рыбешек.

Пока Хорхе вертел головой в ожидании возможной опасности, Вадим поставил на землю чемоданчик и взял пробы воды из реки. Джама же просто зачерпнул воду рукой и долго смотрел, как вода капает с ладони обратно в реку.

— Как в фильмах о Старой Земле, — заметил Ортега.

— Действительно, похоже, — согласился Вадим. — Здорово здесь.

— Леса надо бы посмотреть.

— Посмотрим, но инсектоидов здесь не будет. Планетка эта холодновата для них, Хорхе.

— А вдруг приспособились?

— Продолжим разведывательный полет. — Вадим не без сожаления направился обратно к треугольному корпусу катера.

Усевшись на своем месте в кабине, Ракитин вызвал Фримена:

— Как там у тебя, Ян?

— Достиг Северного полюса. Иду над самыми льдами. Температура за бортом около семидесяти ниже нуля. Вижу на льду стаю каких-то крупных, метра три в холке, животных с длинной шерстью. На меня не реагируют, следуют в южном направлении. Ловите картинку. Больше ничего интересного — ни поселений, ни потенциально агрессивных и опасных существ.

— Хорошо, следуй дальше. Начинай сброс зондов-наблюдателей, — рассматривая похожих на медведей существ, приказал Ракитин. «Медведи» поблескивали на солнце серебристой шкурой и брели по ледяной пустыне, мерно переставляя толстые когтистые лапы. Ян опустил катер совсем низко, и один из «серебряных мишек» равнодушно посмотрел в объектив. Но его интерес длился не более трех секунд. Затем он снова уткнулся в лед перед собой, пытаясь что-то унюхать. Помчался своей дорогой и Ян Фримен.

— «Верхахт», что-нибудь подозрительное с орбиты рассмотрели? У нас все нормально, начинаем сброс зондов-наблюдателей.

— У нас только положительные результаты! — не скрывая радости в голосе, доложила Элен.

Вадим тоже не сдержал вздоха облегчения. Улыбнулся и Хорхе. Однако последовавшее вскоре новое сообщение с «Верхахта» заставило пиратов нахмуриться.

— Какой-то артефакт в горах сектора тридцать пять на границе ледникового панциря в пятистах километрах севернее вас. Даю картинку орбитальной съемки и координаты, — сообщила Элен.

На экране возникло сначала размытое, а затем все четче проявляющееся изображение объекта, несомненно, искусственного происхождения.

— Это дисколет, Вадим, — сразу же заметил Хорхе. — Не крейсерского типа, но раза в три больше, чем наш разведбот.

— Идем туда, — решил Вадим, поднимая катер в воздух. — Проверь его по корабельному справочнику. Возможно, это шумерское судно.

— Нет, — замотал головой минут пять спустя Хорхе. — Кораблей с такими внешними параметрами в справочнике нет.

— Это же дисколет, Хорхе! — удивился Вадим. — Половина обитаемых миров использует дискообразные корабли.

— У этого сильно выступающие надстройки спиралевидной формы и нестандартный диаметр — двести двадцать три с половиной метра, Вадим. Я бы назвал его не «дисколетом», а «спиралодиском». К тому же имеются странные знаки на корпусе, которые компьютер тоже не может идентифицировать.

— Ну что ж, будем разбираться на месте, — буркнул Вадим.

— А может, нам удастся подружиться? — раздался жизнерадостный голос Джамы с канонирского места.

Вадим и Хорхе с сомнением переглянулись.


Спустя четверть часа исследовательский катер пиратов достиг обширной горной области, сдерживающей ледники Северного полюса планеты. Нырнув в очередное заснеженное ущелье, разведчики увидели то, что искали, — завалившийся набок спиралодиск. Он покоился в конце широкой колеи, пропаханной в каменистом дне ущелья. Весь снежный покров испарился от высокой температуры, образовавшейся во время его скольжения, и место посадки, черневшее разбитыми скалами, хорошо было видно издалека. Диск, без сомнения, приземлился недавно — снег не успел прикрыть следы аварии.

— Только не приближайся к нему слишком близко, Вадим, — забеспокоился Хорхе. — Не нравится он мне.

— Если мы собираемся жить на этой планете, надо выяснить, что это и кто это, — вздохнул Вадим. — Джама, возьми его на прицел, а я сяду вон за теми валунами. Хоть какая-то дополнительная зашита.

Плавно опустив катер под прикрытие гигантских валунов метрах в двухстах от спиралодиска, Вадим решил не торопиться с высадкой и вызвал для организации огневой поддержки с воздуха катер Фримена и Уилсон.

— Может, пошлем андроида? — засомневался Хорхе, разглядывая махину бурого цвета впереди.

— Я наверху, — доложил Фримен.

— Зависни под прикрытием ближайшего пика и возьми спиралодиск на прицел, Ян, — приказал Вадим, посматривая на показания сканеров.

Согласно данным сканирующих устройств, энергетические устройства чужого корабля не функционировали.

— У него шлюз нараспашку, Вадим.

— Отлично. Быстро разберемся, что к чему.

Первым решили направить паукообразного робота-исследователя. Покинув катер, робот величиной с кошку, перебирая многочисленными ножками, стремительно засеменил к спиралодиску.

— А можно, я снаружи постою? — опять начал рваться на выход Джама.

— Замолчи, Джама, и следи за прицелом! — сердито прикрикнул на него Хорхе.

— Он же автоматический, — беззлобно огрызнулся малакан.

— Иди, только из-за скал не высовывайся, — к удивлению Ортеги, согласился Вадим и пересел на место Канонира, как только малакан вышел. — Ты за штурвалом, Хорхе.

— Зря ты его выпустил, Вадим, — нахмурился Ортега.

— Ничего, пусть немного проветрится. Я его, если что, прикрою.

— Хочешь проверить, как они на живую мишень среагируют?

Вадим не ответил, напряженно всматриваясь в чужой корабль.

Между тем «паук» проник внутрь дисколета и начал транслировать его внутренности на мониторы исследовательского катера «Верхахта».

— Коридорчик узкий — укрыться во время штурма негде, — озабоченно констатировал Хорхе. — И все стены в тех же странных каракулях, что и на корпусе.

— Загоню изображение в компьютер, пусть снова попробует что-нибудь расшифровать, — вслух решил Вадим.

— Сучий потрох! — вдруг подскочил в кресле Ортега. — Ты видел это?! Видел?!

Вслед за яркой вспышкой трансляция прекратилась. По экрану пошли черно-белые квадраты, а затем он и вовсе погас.

— Плазменный импульс? — предположил Вадим.

— Точно! — кивнул Ортега. — Он уничтожил нашего робота! Я туда не полезу! Отправляй Яна за андроидом!

— Если это такой же автомат, то можем потерять полезную машину. А нам еще город строить. Я уже сдуру спалил одного на Сахаре.

— И что же ты предлагаешь?

— Для начала вот что, — пробежался пальцами по интерфейсу компьютера Вадим. — Если шлюзовой люк не закрывается, то зря он с нами так.

Самонаводящаяся ракета с вакуумной боеголовкой отделилась от катера и устремилась к спиралодиску. Через пару секунду облако горючего вещества, заполнившего его помещения, глухо взорвалось. Диск вздрогнул, и из него повалил едкий дым. Оставив Ортегу в кабине, Ракитин направился к шкафчику со штурмовой амуницией «Авалон». Переодевшись и выбравшись наружу, он бросил наблюдающему за развитием событий из-за камней Джаме бронежилет и шлем:

— Приоденься, Джама. Выходим на прогулку.

Когда они добрались до входа в спиралодиск, дым из шлюза еще струился, но уже легко рассыпался в мелкие клочья под порывами холодного горного ветра. Переведя шлем в режим сканвидения и приготовив «хищник», Вадим первым вошел внутрь чужого корабля.

Коридор с выжженными стенами привел пиратов в небольшой зал с многочисленными герметичными створками, за каждой из которых опасность все еще могла сохраняться. Вадим начал пятиться назад в коридор, решив, что все-таки поторопился с посещением корабля.

— Здесь переборочные двери не закрыты, — вдруг сообщил Джама, указав на одну из дальних ниш.

— Ладно, прижмись рядом к стене и приготовься по команде метнуть внутрь гранату, — беря темный проем в нише на прицел, приказал Джаме Ракитин.

Малакан прижался к переборке рядом со входом в следующий отсек и, рванув с пояса магнитную гранату, замер в ожидании. Вадим успокоил дыхание и приготовился к отражению возможной атаки.

Почти минуту они ждали проявления противника, пока по коммуникатору не зазвучал голос Ортеги:

— Ну что там?

— Пока ничего, — ответил Вадим и метнул в темный проем «жучка». Миниатюрный, величиной с насекомое, робот быстро просканировал пространство помещения за переборкой и доложил, что живых существ и действующих кибернетических механизмов нет. Только после этого Вадим решился войти. За ним подался и Джама, но Ракитин остановил его, приказав снаружи следить за остальными люками.

В отсеке Вадим обнаружил ряд разбитых взрывом кресел-капсул с прошивкой управления по бортам. В одном из них скорчилось изуродованное до неузнаваемости существо. Еще один экземпляр обнаружился у распахнутого люка, ведущего на нижнюю палубу. В руке он все еще сжимал нечто похожее на плазматор. Долго присматриваясь к трупам, Вадим пришел к выводу, что это были рептилоиды — ящероподобные гуманоиды.

— Ты видишь это, Ортега? — связался с катером Вадим.

— Да, уже моделирую внешность на компьютере.

— Может, это кигги?

— Нет, кигги намного крупнее — выше двух метров. А эти по метр восемьдесят — метр восемьдесят пять, не более. У киггов маленькие глазки и чешуйчатая шкура темно-серого цвета, а у этих глаза большие, а кожа аналогична человеческой, только грубее и много плотнее, темно-коричневого цвета со светлыми пятнами. У цивилизации Киггоман другие корабли, наконец.

— Оружие… — Ракитин вырвал из длинных скрюченных пальцев инопланетный ствол. — По конструкции аналог плазматора, вот только форма незнакомая.

— В базе данных такого нет. Осмотри двигательную установку.

Лезть вниз Вадиму не хотелось, но, вздохнув, он сбросил вниз «жучка» и приготовился к спуску. Верещание сигнала опасности заставило Вадима отпрянуть от люка. «Хищник» в руках тоже неприятно щелкнул, предупреждая о живом противнике внизу.


«Убивать или не убивать?» — думал Вадим, спрятавшись за покореженным креслом-капсулой и рассматривая на экране опознавателя, прикрепленного к корпусу плазматора, рептилоподобное существо, притаившееся на нижней палубе с оружием в руках. «Жучок» давал довольно качественную картинку, что предоставляло возможность разглядеть ожидающего атаку противника довольно подробно. Большими желтыми глазами с вертикальными зрачками инопланетный воин не мигая смотрел на люк, ведущий на верхнюю палубу. На черном бронежилете, прикрывающем грудь, виднелся белый зигзагообразный значок, что-то вроде руны. Может быть, стилизованное изображение змеи.

Вадим колебался, не зная, к каким последствиям может привести эта стычка. Если аварийный инопланетный корабль затерялся на просторах космоса без связи с другими соплеменниками, то его можно было бы уничтожить и забыть. Если же к нему сейчас спешит помощь, то убийство членов экипажа спиралодиска может привести к еще большей бойне. В лучшем случае — к поспешному бегству с планеты. В случае бегства мятеж на кораблях, ведомых «Верхахтом», может стать неизбежным.

— Тебе нужна помощь? — раздался в наушнике голос Ортеги.

— Ликвидировать или попытаться установить контакт?

— Не знаю, — помедлив, ответил Хорхе. — Кигги, например, славятся дурным нравом. Считается, что это присуще всем разумным рептилиям.

— Джама, как «подружиться» с рептилоидом, засевшим с плазматором на нижней палубе? — скорее в шутку, чем всерьез, обратился Вадим к малакану.

— Я знаю как! Знаю, — вошел в отсек Джама и, не дожидаясь одобрения Вадима, швырнул в разверстый люк свой плазматор.

— Черт, Джама… — От неожиданного поступка малакана у Вадима даже дар речи пропал. Он кинулся к товарищу, чтобы оттащить его от люка, но тот уже отправил вслед за оружием и защитный шлем, а затем бросил и пояс, увешанный подсумками с гранатами и запасными батареями к плазматору.

Все-таки оттащив малакана от люка, Вадим снова взглянул на экран с трансляцией «жучка». Рептилоид, все так же держа оружие наизготовку, смотрел то на кучу амуниции, образовавшуюся под проемом люка, то на сам люк. О чем он думал, можно было только гадать. Какие-либо эмоции на ящероподобном лице человеку распознать было сложно.

— Я все сделаю, командир! Позвольте! — дернул Вадима за рукав Джама.

— Ладно, действуй, — неуверенно, но все же согласился Вадим.

Джама встал рядом с люком на колено, а Вадим приготовил гранату и снова уставился на дисплей опознавателя.

И вдруг Джама запел. Низким басом он начал выводить странную тягучую мелодию — что-то среднее между древними тибетскими мантрами и азанами муэдзинов.

— Я вызвал катер с парой андроидов, — сообщил тем временем Ортега. — Минут через десять будет здесь.

Неожиданно Джама сорвал с руки защитную перчатку и, растопырив пальцы, сунул ее вниз, в темноту раскрытого люка.

— Джама! — крикнул Вадим, хватая малакана за плечо и отшвыривая в сторону. Но малакан уже лишился ладони — плазменный заряд рептилоида снес ее по самое запястье. Вадим сорвал чеку с гранаты.

— Нет! — перехватил руку Ракитина малакан. — Я еще не закончил, командир! Не время для гранаты!

В глазах Джамы Вадим прочитал такую твердость и решимость, что не решился противоречить и молча отступил назад, разряжая гранату. А малакан, прижимая к животу кровоточащий обрубок руки, снова опустился на колени. Задыхаясь от боли, он снова затянул свою странную песню, а затем сунул вторую растопыренную пятерню в люк. Вадим впился взглядом в экран «хищника». Рептилоид снова вскинул плазматор, но теперь медлил. А Джама, истекая кровью и пригнувшись к самому люку, все стоял и стоял на коленях, словно в затянувшейся молитве. Боясь, что малакан вот-вот потеряет сознание, Вадим оттащил его к стене и, сорвав с пояса сумку первой помощи, принялся обрабатывать рану. А малакан, закрыв глаза, снова затянул плавно-заунывную песню далекого Гербера.

— Что у вас там творится, Вадим?! — начал бесится Ортега. — Андроид прибыл. Уходите оттуда.

Началось действие наркотиков, и Джама прекратил свое пение. Взгляд его полуприкрытых веками глаз устремился в другую реальность. Вадим, оторвавшись от малакана, снова взглянул на экран опознавателя, но разглядывать стало нечего — «жучок» перестал существовать. Вадим снова взял в руку гранату, но бросить ее не успел. Из открытого люка вылетел и упал на палубу рядом с ним плазменный импульсатор, а затем пояс с подсумками чужой амуниции. Еще мгновенье спустя из отверстия в палубе показалась растопыренная четырехпалая рука сдающейся рептилии.


— Андроид готов, — доложил Ян Фримен.

— Подожди, — притормозил Хорхе, уловив движение в тени, отбрасываемой диском на скалы. Секунду спустя он разглядел на экране три фигуры, движущиеся к катеру. Увешанный плазматорами, впереди устало шагал Вадим Ракитин. Позади него шел темнокожий рептилоид. Он поддерживал окровавленного Джаму. На лице Джамы расползалась довольная улыбка.

Глава 3

Главный кормчий народа Шшарка и командующий Армадой Великого Исхода Ншшамбре мрачно смотрел на россыпи звезд, заполняющие главный экран командного отсека. Великий Исход продолжался уже двенадцать циклов, а ни одной подходящей для заселения планеты до сих пор не нашлось. Уже повзрослело новое поколение шшарков и коричневая кожа самого Ншшамбре почти побелела, а удача все обходила Большую Армаду цивилизации Шшарк стороной. С перенаселением отсеков кораблей приходилось бороться организацией баз по пути следования Армады. Но это были малопригодные для создания постоянных поселений миры, и «добровольцев» остаться на этих опорных пунктах приходилось набирать силой. Со многими из них уже давно была утеряна всякая связь. Но и среди тех, кто продолжал Великий Исход, с каждым днем все больше росло недовольство, а бунты и мятежи стали обыденным делом. Кого-то не устраивал Ншшамбре в роли Главного кормчего народа и командующего Армадой, кто-то уставал от жесткой дисциплины, царящей на кораблях, а кто-то просто сходил с ума от многолетнего пребывания в тесноте перенаселенных отсеков. Цивилизация Шшарк, потеряв родину, распадалась, умирала, растворялась среди негостеприимных звезд.

«Это наказание нашему народу за разрушение собственной планеты. Вместе с планетой мы уничтожили и наших богов-покровителей. У нас нет больше дома и нет защиты. Мы и наши дети уже мертвецы. Шшарки обречены. Придет время, и мы растворимся в холоде космоса, окружающем нас. Без следа» — так теперь говорит Лшшана, старшая супруга. Ншшамбре зло клацнул пастью. Он всегда выступал против применения скалярного оружия в той страшной войне шшарков против шшарков. Теперь, зная, чем все это кончилось, он понял, что надо было приложить все усилия, чтобы эту войну остановить вообще. Какая разница, каким богам молиться. Тем более что сам он никогда в их существование не верил. Как, впрочем, и все эти политиканы, затеявшие, ставшую фатальной, кровавую бойню ради наживы и власти.

— К вам капитан Кхирх, командующий, — раздался из аппарата внутренней связи голос адъютанта.

— Пусть войдет, — ответил Ншшамбре.

В помещение вошел Кхирх, как всегда подтянутый и бодрый. Ншшамбре с грустью подумал, что и сам когда-то был таким — молодым и целеустремленным, верящим в свое счастливое будущее, несмотря ни на что. Теперь уверенность в себе давалась Ншшамбре все тяжелее, а будущее все чаще казалось мрачным и безысходным.

— Командующий! Разрешите доложить о результатах поиска исследовательского корабля лейтенанта Хиршша, — после короткого поклона начал Кхирх. — Трое суток назад я уже докладывал вам, что радары уловили аварийный сигнал его судна и нами выслан спасательный катер.

— Продолжайте же, Кхирх, — кивнул Ншшамбре, поощряя замолчавшего офицера.

— Так вот, корабль Хиршша мы обнаружили на планете в звездной системе десятого курс-параллельного сектора. На орбите планеты и рядом с кораблем лейтенанта обнаружены космические аппараты неизвестной конструкции, то есть объекты иной цивилизации. Но более всего вас заинтересует иное, командующий, — доложил капитан и протянул Ншшамбре электронный планшет.

— Вы и так меня весьма заинтересовали, капитан, — нетерпеливо вырвал планшет из рук Кхирха Ншшамбре и впился глазами в схемы, фотографии и бегущие строки на дисплее.

— Немного холодновата, но полностью пригодна для проживания, — нетерпеливо добавил Кхирх, глядя на углубившегося в содержимое планшета кормчего. — По предварительным данным, конечно.

— Где сейчас спасательный катер?

— Командир катера не уверен, что его не заметили, но приземлился на соседней планете и ждет дальнейших указаний.

— Пусть не предпринимает никаких действий, — встал с кресла Ншшамбре. — Скорректируйте курс Армады, капитан Кхирх. Мы направляемся к нему.


— Их сотни, а может, и тысячи, — с мрачной миной пробурчал Ортега, глядя на обзорные экрана командного поста «Верхахта».

— Если быть точнее, девятьсот тридцать пять кораблей с населением в три миллиона пятьсот тысяч рептилоидов, или, иначе, «шшарков». Все, что осталось от цивилизации Шшарк, — поправил Вадим.

— Но для нас и этого достаточно, даже слишком, — продолжал хмуриться Ортега.

— Отступить просто так нам уже не дадут, поэтому будем действовать согласно намеченному плану.

— Что-то он мне уже не особенно нравится, — посмотрел на Вадима Хорхе.

— Хиршш не подведет, — щелкнул пальцами из металлопластика Джама. Вырастить донорскую конечность для малакана корабельным хирургам не удалось, и они снабдили его кибер-имплантом. — Он человек слова.

— Он — рептилия! — удивленно покосился на Джаму Ортега.

— Неважно, — еще раз щелкнул малакан.

— Джама, пригласи, пожалуйста, на мостик лейтенанта Хиршша.

Джама отсалютовал искусственной рукой и направился в каюту рептилоида.

«Если что-то пойдет не так, нас сотрут в порошок», — подумал Вадим, потирая вдруг занывший тупой болью лоб над левым глазом, но вслух произнес:

— Справимся. Не первый раз.

Элен со смесью тревоги и надежды посмотрела на Вадима, а затем снова перевела взгляд на гигантские спиралодиски, заполнившие все пространство вокруг планеты.

— Мы не придумали названия, — вдруг сказала Элен.

— Какое название? — одновременно посмотрели на нее Ракитин и Ортега.

— Название для этой планеты. Планеты, ради которой все это.

— У тебя скоро дочка родится, Хорхе. Как вы с Греттой собираетесь ее назвать? — обернулся к Ортеге Вадим.

— Делия.

— Красивое имя, — улыбнулся Вадим. — Значит, так и назовем эту прекрасную планету — Делия.

— Все ради Делии, — прошептала Элен.

— Все ради Делии, — тихим эхом повторили Ракитин и Ортега.


Ракитин и Ортега шагали вслед за Хиршшем по абсолютно гладкой палубе к каюте Главного кормчего Шшарка и командующего Армадой Ншшамбре. Стены с барельефами зубастых богов рептилий злыми глазами провожали их небольшую процессию. Такими же злыми глазищами сверлили спины людей и сопровождающие их солдаты-рептилоиды с импульсаторами в руках. Несмотря на пустую кобуру, Вадим Ракитин старался шагать бодро и уверенно, расправив плечи и мысленно заставляя себя верить в успех задуманного. Ортега в этот момент думал лишь о том, что, если ему предстоит вступить в этих лабиринтах в последний бой, он и голыми руками сумеет придушить парочку тварей.

Разошлись створки очередной переборки, и пираты оказались в просторном зале с колоннами в виде ящеров и гигантских змей. Между колонн виднелось звездное небо, транслируемое камерами наружного обзора. Впрочем, звезд было едва ли больше, чем кораблей Шшарка. В кресле на возвышении в центре зала восседал крупный рептилоид. Его белесая шкура контрастировала с длинным черным одеянием, прикрывавшим тело. Рядом с троном застыл рептилоид много моложе, с темно-коричневой пятнистой мордой — адъютант.

Лейтенант Хиршш встал в центре зала и склонил голову в поклоне. Рядом с ним встали и пираты, также склонив головы. Ровно через семь секунд голову следовало поднять, что и сделал Хиршш, а за ним и люди. Ншшамбре сделал знак рукой, и делегация приблизилась к возвышению лидера Шшарка.

— Я, командор Вадим Ракитин, и мой помощник Хорхе Ортега — люди с планеты Земля, приветствуем тебя, Главный кормчий народа Шшарка и командующий Армадой Великого Исхода. Желаем достижения народу Шшарка Великой Цели, — медленно и внятно, чтобы кибер-переводчик точно перевел каждое слово, произнес Ракитин заранее заготовленную речь. Остановившись, он снова поклонился, считая в уме до семи.

— Лейтенант Хиршш рассказал мне о вашем своевременном вмешательстве в его конфликт с членами экипажа, решившимися на мятеж и бегство с Пути, предначертанного народу Шшарка. Это благородный поступок.

— Для нас было вопросом чести помочь офицеру Армады.

— Надеюсь, Хиршш достаточно просветил вас относительно Цели Великого Исхода шшарков. Эта планета может стать ею. Каковы ваши причины присутствовать здесь? Кого вы представляете?

— Эта планета зовется Делия. Мы прибыли на нее, чтобы сделать своим домом. Мы свободные путешественники, которые хотят построить иной мир, отличный от того, который нам пришлось покинуть. Нам надоели бесконечные войны и междуусобицы. Мы ищем мира.

Узкие ноздри на приплюснутом носу кормчего нервно задрожали, и Вадим поспешил добавить:

— В ходе исследовательского путешествия мы обнаружили еще одну планету, параметры которой будут вам весьма интересны. Эта планета носит название «Сахара». Сравните данные планетарных исследований планет и возьмите себе любую. Люди готовы делиться.

Вадим протянул руку с планшетом. Адъютант принял его и передал кормчему.

— Мы всесторонне изучим данные и сообщим вам о своем решении несколько позже. Офицером связи назначается уже хорошо знакомый вам лейтенант Хиршш.

Глава 4

Высадка колонистов с «Кассандры» прошла успешно. По указанию Ракитина Стэн Мелоун заставил свой корабль приземлится на примеченное командиром место недалеко от реки, у подножия большого пологого холма, на вершине которого позже планировалось соорудить наблюдательный пункт. В первые же дни, быстро собрав и выгнав строительную технику, колонисты соорудили цех по производству бетонирующей смеси и разметили будущие улицы своего первого поселения, которое, недолго думая, назвали «Гринхилл». И хотя большая часть экспедиции теперь находилась здесь, «Верхахт» и «Трезубец» с дежурными сменами по десять человек продолжали оставаться на орбите Делии. В ожидании ответа кормчего рептилоидов Вадим Ракитин опасался, что приземление всех кораблей эскадры на поверхность планеты Ншшамбре может расценить, как пренебрежение к цивилизации рептилий и попытку склонить их к принятию решения в пользу перемещения кораблей Шшарка к Сахаре.

— Ты уверен, что они выберут Сахару и уберутся отсюда? — нервничал Ортега. — Соединение из трех кораблей рептилоидов приземлилось на линии экватора в трехстах километрах восточнее Гринхилла. А это не одна тысяча вооруженных ящероподобных бестий.

— Терпение, Хорхе, — успокаивал его Вадим, одновременно следя за возведением бетонной стены вокруг поселения и изучая электронный доклад первой биологической экспедиции. — Сахара, судя по рассказам Хиршша, по своим климатическим условиям очень схожа с родной планетой рептилоидов. Выбор очевиден, но явно подталкивать их к нему я считаю опасным.

— А ты упомянул в своем докладе Ншшамбре об инсектоидах? — подставил лицо порыву ветра Хорхе.

— Да.

— Ты с ума сошел?! — поднял брови Ортега.

— Я упомянул о разумных аборигенах-инсектоидах, находящихся на первобытном уровне развития.

— Стоило ли?

— Стараюсь максимально быть честным с ними. Они же могут и вернуться.

— Если инсектоиды продемонстрируют известные нам с тобой фокусы во всей красе, «ящерицы» точно вернутся.

— Я попробую помочь шшаркам справиться с ними.

— Ты о дешифрованных во время передышки на Карапузе файлах? — с сомнением в голосе спросил Ортега.

— О них, Хорхе.

— Если «Авалон» создал эту нечисть, а затем проект прикрыл, то какого черта они все еще копошатся на Сахаре?

— Не знаю. Возможно, решили возобновить эксперимент ближе к границам Федерации, а затем не успели зачистить или схалтурили. Я разберусь. Ты, Хорхе, должен выполнить не менее важную задачу — организовать экспедицию на шестую по списку планету. «Луна» для этого подойдет. Нам необходимо иметь запасной вариант.

— Андроидов возьмешь?

— Здесь они нужнее, Хорхе, и как строители, и как охрана. А я постараюсь в боестолкновения не ввязываться. Если что, спрячусь за спинами наших ящероподобных друзей.

Завидев заметно пополневшую Гретту, появившуюся на пандусе «Кассандры», Ортега поспешил к ней. Вадим же разглядел появившуюся в небе точку, которая довольно скоро превратилась в легкий исследовательский вертолет рептилоидов.

Винтокрылая машина мягко опустилась на уже выровненную, но еще не застроенную вершину холма. Помигивая полупрозрачными перепонками глаз, Хиршш уставился в сторону Ракитина. Вадим направился к нему. Лейтенант, скорее всего, прибыл с решением кормчего, которого все с нетерпением ждали несколько суток. Вадим, как никто другой, догадывался, каким оно будет, и подсознательно радовался каждому лишнему часу ожидания. И вот этот день пришел. С тяжелым сердцем Ракитин приближался к рептилоиду на вершине холма.


На совещание в кают-компании Вадим собрал всех командиров экипажей и старпомов. Когда офицеры расселись, Ракитин сообщил им, что рептилоиды решили направить свои корабли к Сахаре. Сразу же поднялся радостный шум. Кто-то захлопал в ладони, а кто-то, вроде Ахмеда Шантэ, шутливо ткнул кулаком в плечо товарища. Но следующее сообщение заставило всех притихнуть.

— Однако кормчий Ншшамбре выдвинул условие — один из наших кораблей должен сопроводить Армаду к Сахаре, — оперся Вадим на край стола.

— Какого черта?! — громко возмутился Стэн Мелоун. — Пускай сами катятся туда, а нас незачем тянуть. Сопровождение и возвращение обратно займет месяцев восемь, не меньше.

— Да и что там творится сейчас? — с сомнением покачал головой Ахмед Шантэ. — Мы же оттуда еле ноги унесли.

В кают-компании повисла тягостная тишина. Вадим присел на край стола:

— Шшарков отсюда надо уводить. Неизвестно, как сложатся у нас с ними отношения в дальнейшем. Если мы сейчас откажемся, они, конечно, и самостоятельно направят по нашей наводке разведывательный корабль, но остальные останутся здесь. И захотят ли они все уйти, даже если отзыв разведчиков будет положительным? Нам всем известно, что их общество неоднородно. Их раздирают противоречия. Бунты и расколы, по словам Хиршша, с недавних пор стали обычным для них делом. И если сначала они начнут драться здесь между собой, то кто знает, не перекинутся ли позже на нас. Поэтому нужны добровольцы для совместного с рептилоидами похода к Сахаре. Я буду первым. Необходимо набрать еще девять человек — это минимальный состав экипажа для «Верхахта».

— Я пойду, командир, — первым откликнулся Ян Фримен. — Я на Альпине двадцать лет просидел и не против еще годик поболтаться в открытом космосе.

— Не торопитесь с решением, — встал Вадим. — Отбытие Армады через двое суток. Есть время подумать.


Элен смотрела на фигуру Вадима, застывшую на вершине холма на фоне заходящего солнца Делии. Оранжево-желтые лучи мягко золотили низкие облака над темнеющими верхушками далекого леса. Пока девушка поднималась на холм, Вадим даже не шелохнулся. Он словно всем свои существом пил, насыщался энергией окружавшего его прекрасного мира. Что она знала о нем? Вот он стоит литой статуей широкоплечего воина, обратившись лицом к затухающему светилу. Вечерний ветер шевелит темные волосы, поблескивает в кобуре «корсар» — сама сила и уверенность. Но только внешне. Внутри он весь соткан из противоречий и сомнений. Исследователь не только миров, окружающих его. Исследователь самого себя. Быть может, за эту жажду познания — болезненную и порой смертельную — она и любит его?

Элен прислонилась к спине Вадима:

— Люблю тебя.

— Путешествие будет опасным, мой друг, — тихо произнес Вадим, не оборачиваясь.

— Мы вернемся.

— Мне будет легче, если ты останешься здесь, Элен, под охраной Ортеги. Тогда меня ничто не сможет остановить.

Элен до боли в пальцах стиснула его плечи:

— Мы будем ждать тебя вместе — я и наш сын. Очень будем ждать. Возвращайся скорее.

Вадим развернулся и обнял девушку:

— Вернусь во что бы то ни стало! Обязательно!

Чужое и одновременно уже такое близкое и родное солнце почти зашло. Лишь все еще продолжали мягко золотиться облака.

Глава 5

Вадим вошел в кают-компанию. Только что сменившийся с вахты Джама уже уселся за шахматную партию с Хиршшем. Тот пощелкивал пастью со множеством мелких треугольных зубов в предвкушении реванша. Джама хитро посмеивался и щелкал в ответ искусственными пальцами. Просто так выиграть у себя он не даст. Невзирая на то что на Делии Хиршш отстрелил малакану руку, Джама на него зла не держал. Более того, за два месяца совместного путешествия они стали, как это ни странно, друзьями. Их часто можно было застать за игрой в шахматы или карты. И Вадим всячески поощрял эту дружбу. Сближение с офицером Армады Шшарка приносило большую пользу. Наблюдая за игрой странных друзей и частенько подсказывая Хиршшу, Ракитин то и дело втягивал того в разговор о состоянии дел на кораблях флота рептилоидов. Благодаря этому Вадим узнал, что, несмотря на то что с появлением конкретной цели в виде Сахары явные волнения и проявления недовольства властью кормчего в многомиллионном корпусе рептилоидов прекратились, многие связывали новую жизнь на далекой планете с молодым лидером Ххарком — командиром эскадры разведывательных кораблей. Старый кормчий имел непосредственное отношение к войне, разрушившей родину рептилоидов, и многие простить ему этого не могли. А те, кто простил, снова стали вспоминать прошлое. Годы странствий в космическом пространстве озлобили соплеменников Ншшамбре.

— Интересно, что шшарки думают о людях? Хотелось бы взглянуть на себя со стороны, — сказал Вадим, глазами показывая Хиршшу, куда следует поставить фигурку коня, чтобы отразить замысловатую атаку Джамы.

— Странные вы, — двинул коня Хиршш, ввергая Джаму в глубокую задумчивость. — Отдаете нам целую планету. Некоторые думают, что это ловушка.

— Ловушка?

— Почему вы отдаете ее и ничего не просите взамен?

— Незачем брать более того, что необходимо.

Хиршш резко отвернулся от доски и, не мигая, уставился на Вадима своими круглыми желтыми глазами шшарка. Помедлив и, наконец, моргнув бледно-розовыми внутренними веками, он сказал:

— Меня постоянно расспрашивают о том, какие вы, что вы говорите, к чему стремитесь. Иногда я боюсь рассказывать.

— Почему? — удивился Вадим.

— На первом приеме у кормчего вы заявили, что являетесь свободными путешественниками.

— Да, так оно и есть. Ну, так что с того?

— Наши традиции против свободомыслия. Каждая мысль, каждое действие шшарка должны подчиняться строгим правилам и регламентам. Я сам расстрелял на Делии двух членов своего экипажа, пожелавших освободиться от правил и жить вне общества Шшарка. Трое оставшихся в живых решили встать на их сторону. И если бы не ваше вмешательство, я, скорее всего, стал бы трупом.

Хиршш хотел сказать что-то еще, но передумал и снова вернулся к шахматной партии.

— Традиции и правила должны быть, Хиршш. Без них нельзя. Но они, по моему мнению, должны быть обоснованны и… — Вадим замялся, стараясь подобрать нужные слова, — должны быть доброжелательны. Нельзя, чтобы они закабаляли, превращали мыслящих существ в забитое послушное стадо. Правила должны защищать, но не угнетать.

— Значит, ваша планета не ловушка? — вдруг спросил Хиршш.

«Черт бы его побрал с такими вопросами», — мысленно чертыхнулся Вадим.

— Она до конца не изучена — это единственный ее недостаток.

— Сможем ли мы ужиться с инсектоидами?

«Чтоб тебя!» — снова подумал Вадим, а вслух сказал:

— Труднее всего ужиться с людьми. Мы любим воевать.

— Значит, вы не такие, как иные особи вашего вида. Признайтесь, Вадим, вы своего лейтенанта хиршша все-таки сумели ликвидировать.

«Ох, не прост, совсем не прост этот Хиршш!»

— Я сам был когда-то лейтенантом хиршшем. Только все пошло несколько иначе, чем я рассчитывал.


Сутки сменяли сутки, недели складывались в месяцы. Минуло почти четыре месяца, как шшарки и люди покинули Делию. Полет давно уже превратился в однообразную рутину. Вадим закрыл последнюю страницу очередной электронной книги и прилег на кровать, прикрыв глаза рукой. Но на этот раз вздремнуть не удалось. Инженер-техник Жан Дюпрэ, несший вахту на центральном посту, сообщил, что к «Верхахту» приближается спиралодиск лейтенанта Хиршша, желающего переговорить с Ракитиным.

— Жан, ты уверен? Он наверняка несется с Джамой в шахматы поиграть или в картишки перекинуться.

— Нет. Он сказал, что ему необходимо встретиться лично с вами, командир.

— Ладно, иду, — без особого энтузиазма поднялся Вадим.

После приветствия Хиршш сообщил Вадиму, что двенадцать часов назад один из многочисленных разведывательных дисков шшарков, рыскающих по мирам вдоль пути следования Армады, обнаружил на орбите одного из них нечто, напоминающее орбитальную станцию. Признаков деятельности станции замечено не было, и командир корабля шшарков решил ее исследовать. После вскрытия и проникновения на станцию связь с разведчиками пропала.

— Интересно, конечно, но я не совсем понимаю, Хиршш, какое это имеет отношение к «Верхахту» и его экипажу? — выслушав лейтенанта, пожал плечами Вадим.

— По предварительным данным, это сооружение на орбите принадлежит землянам. Взгляните на фото, командор, — положил Хиршш на стол пачку фото.

Вадим взял в руки верхнюю фотографию. Над серой поверхностью неизвестной планеты парило многоступенчатое сооружение, очертания которого сразу напомнили Ракитину «Антей» — станцию типа «Циклоп», болтавшуюся над Новой Землей. Имея пять уровней диаметром четыре километра каждый, такой технологический монстр мог не только выполнять функции военной базы или космического порта, но и предоставить комфортное пристанище двум-трем тысячам человек.

— Вот на это взгляните. — Хиршш подал в руки Вадиму следующее фото. На борту станции хорошо читалось название — «Кентавр». Латинские буквы прямо указывали на ее земное происхождение.

Ракитин знал, что это за объект. Однако в файлах «Авалона» координаты были иные. Вадим рассчитывал обнаружить его позднее и много ближе к Сахаре. И никаких потерь не планировалось. Согласно отчету научной группы «Авалон», эксперимент, организованный в лабораториях «Кентавра», закрыт, а сама станция законсервирована.

«Учитывая, что там творили люди „Авалона“, информацию, видимо, исказили намеренно, а команда шшарков наткнулась на какую-нибудь систему защиты», — с досадой подумал Ракитин, а затем поднес руку с наручным коммуникатором к губам:

— Жан, проверь по каталогу — орбитальная станция «Кентавр» тип «Циклоп». Все, что найдешь.

— Ясно, — откликнулся Дюпрэ.

— Поэтому Ххарк и хочет, чтобы вы отправили кого-либо из своих людей вместе с нашей спасательной командой. Вы и сами должны быть в этом заинтересованы. Это часть вашего мира.

Вадим мысленно вздохнул. Если бы Хиршш и Ххарк понимали, насколько далеко хотелось бы находиться каждому из команды «Верхахта» от родного мира.

— Помогите спасти наших разведчиков, командор.

«Кого послать? — думал Вадим, разглядывая фото. — Самые опытные бойцы на судне я и старый вояка Стэн Мелоун. Ян Фримен тоже не промах, хоть и юн. Остальные сугубо гражданские специалисты. Даже канониры братья Моррис — молодые ребята, которые только кнопки умеют нажимать, сидя в креслах».

— Что известно о планете, вокруг которой вращается станция, Хиршш?

— По тем данным, что мы успели получить вместе с фотографиями, это безжизненная планета без собственной атмосферы. Она бы никогда не заинтересовала наших исследователей, если бы сканер не засек объект по всплеску энергии.

Ракитин увидел фотографию с небольшой пробоиной в борту «Кентавра». По характеру отверстия было ясно, что взрыв произошел изнутри.

— Жан, что с каталогом? — снова связался с постом Вадим.

— Объект «Кентавр» в каталоге не числится. Проверил дважды.

— Пропавшие «циклопы» есть, пусть и с другим названием?

— Нет, командир. Это же целый город на орбите — восемьсот тысяч квадратных метров. Такому объекту пропасть не дадут — денег стоит порядочно. Хотя после старта с Деметры многое могло измениться, — сообщил Дюпрэ.

— Хорошо, Хиршш, — подумав, сказал Вадим. — Готовьте своих людей.

— Шшарков, командор, — поправил лейтенант.

— Да, Хиршш, шшарков. Ты отлично меня понял.

— Они уже готовы, командор. Пятеро специалистов спасательной службы ждут меня в спиралодиске, пришвартованном к вашему кораблю.

— Мы отчалим на своем катере. Тем более что лету не более пары часов.

— Спасибо, командор.

— Пока еще не за что, лейтенант.


— Ну вот мы и на месте, — разглядывая огромный корпус «Кентавра» на экране, сказал Мелоун. — Хоть какое-то развлечение. Разомнемся.

— Не забывай, что там пропал экипаж из пяти шшарков. Эта посудина явно с сюрпризами, — заметил Вадим, вставая из кресла. — Будем использовать десантно-штурмовое обмундирование класса «Б».

Мелоун недовольно поморщился. Придется полностью заковываться в броню, а Стэн этого не любил. Но больше всего он не любил вспоминать схватку с инсектоидами Сахары, поэтому, тяжело вздохнув, направился к шкафчику с боевой амуницией.

Экипировавшись, Ракитин и Мелоун прошли на пристыковавшийся к «Кентавру» спиралодиск шшарков. Там их ждала уже давно готовая к высадке команда Хиршша.

— Какая ситуация, Хиршш?

— Мы пристыковались к тому же причалу, у которого пришвартован диск наших разведчиков. Связи с ними по-прежнему нет.

— Ясно, — кивнул Вадим. — Тогда командуйте дальше.

По приказу Хиршша два рептилоида — Ррам и Ззорг — двинулись к шлюзовой камере. Им предстояло первыми взойти на борт таинственной станции. С собой они прихватили с десяток миниатюрных, величиной с крупного шмеля, роботов, оснащенных ЭМ-двигателями.

Ждать доклада пришлось недолго. Через десять минут высадившиеся разведчики сообщили, что находятся в причальном отсеке. Отсек герметичен, уровень кислорода в норме. В ходе обследования разведывательного корабля обнаружен труп одного из членов экипажа. На переданном видеоизображении спасатели, оставшиеся в спиралодиске, увидели распластанное на палубе тело одного из пропавших исследователей. В руке он мертвой хваткой сжимал плазменный импульсатор. Голова, закованная в бронированный шлем, валялась в стороне.

— Характер повреждений указывает на то, что голова была оторвана, — сообщил Ррам.

— Оторвана? — удивленно переспросил Хиршш. — Не срезана?

— Без сомнений, оторвана, — снова повторил Ррам, ближе наводя камеру на труп с зияющей в защитном панцире дырой вместо шеи, а затем и на голову с засохшими волокнами разорванных мышц и желтеющим обломком позвоночного столба. — Видны признаки скручивания.

— Крови мало, — заметил Вадим. — Под ним целая лужа крови должна быть.

— Точно, крови почти нет, — согласился Ррам. — Странно. Может, труп перетащили из другого места. Но зачем?

Хиршш посмотрел на Ракитина и Мелоуна.

— Вскрывайте переборку, ведущую в основную часть станции, и выпускайте роботов-«шмелей», — посоветовал Вадим.

Хиршш принял решение всем переместиться в причальный отсек. Пока рептилоиды запускали летающих шпионов, Вадим с Мелоуном прошли на корабль разведчиков, к месту обнаружения трупа. Ракитину хотелось еще раз увидеть все своими глазами.

Разбросанные по кабине диска предметы амуниции, разбитые плазменными импульсами капсулы кресел — все говорило о том, что здесь состоялась серьезная перестрелка, закончившаяся рукопашной схваткой.

— Но где же кровь, если его убили здесь? Космические вампиры высосали? — нагнулся над трупом Мелоун.

Присел на корточки рядом с телом шшарка и Вадим.

— Смотри, Стэн, палуба вокруг трупа чистая, чуть ли не блестит. Хотя, если посмотреть по всей кабине, она достаточно загрязнена — разбросаны вещи, фрагменты обшивки и кресел, и даже пыль видна. А здесь словно…

— Что «словно»? — спросил Мелоун замолчавшего Вадима.

— Словно вылизали все, — поднялся Вадим.

— И что это значит?

— Возможно, это было животное, Стэн. Существо достаточно сильное, чтобы в два счета открутить голову солдату в защитных латах, — предположил Вадим.

— И достаточно проворное, чтобы в него ни разу не попали из плазматора, — продолжил Мелоун, а затем нагнулся к трупу чуть ниже, чтобы подробнее рассмотреть жестокие раны, нанесенные шшарку-разведчику. И тут же с криком отпрянул. Из дыры между наплечниками защитного панциря мертвеца вдруг выскочило крупное длиннохвостое существо, весьма напоминающее крысу, и стремглав метнулось к переборочному люку. Прежде чем разъяренный Мелоун вскинул ствол «хищника», серого грызуна и след простыл.

— Ну и тварь! — облокотился о стену Мелоун. — Чуть сердце не остановилось! Сучье отродье!

— Странно, но мы теряем связь с роботами-шпионами. Они просто пропадают, — вошел в рубку Хиршш. — Мы собираемся внутрь. Вы с нами?

— Да, конечно, — кивнул Вадим, с трудом подавляя тошнотворный ком, подкативший к горлу. — Идем. Я бы предложил подняться на самый верхний, пятый, уровень станции. Согласно типовой схеме там должен находиться командный пункт. Судя по присутствию гравитации и функционированию регенеративных установок, отвечающих за воздух, центральный компьютер еще работоспособен. С его помощью мы сможем выяснить, что здесь происходит.

Мелоун пробубнил какое-то длинное и витиеватое ругательство, но послушно побрел за всеми остальными.

Глава 6

Полчаса спустя вытянувшаяся цепочкой спасательная команда во главе с Хиршшем и Ракитиным достигла центрального отсека третьего уровня станции «Кентавр». Здесь так же, как и в других помещениях, царили беспорядок и запустение. Всюду виднелись следы действия плазменного и лучевого оружия — вспоротая внутренняя обшивка, оплавленные или разорванные агрегаты. Под ногами хрустел пластик. Иногда попадались фрагменты скелетированных человеческих трупов с раздавленными или разбитыми костями. Один раз попался остов довольно крупной собаки. Тусклое аварийное освещение придавало окружающей обстановке еще более зловещий вид. Шшарки стали держаться ближе друг к другу, а Хиршш все чаще бросал в сторону Ракитина вопросительные взгляды.

— На остатках одежды мертвецов эмблемы «Авалона», Вадим, — тихо заметил Мелоун.

— Что за «Авалон»? — снова посмотрел на Ракитина Хиршш.

Вадим скрипнул зубами, проклиная файлы «Авалона», в которых не имелось ни слова о произошедшем здесь побоище. До него стало доходить, что появление инсектоидов на Сахаре не являлось частью запланированного эксперимента. Вслух он пояснил рептилоиду:

— Это частная компания землян, много лет назад прекратившая свое существование. Думаю, что космическая станция «Кентавр» принадлежала «Авалону».

— Здесь много человеческих останков, хотя с воздухом и герметичностью станции все в порядке. Что же могло случиться?

— Трудно сказать. Думаю, в диспетчерской центра управления мы все узнаем, — ответил Вадим, рассматривая знак биологической опасности над распахнутыми створками переборочных дверей, недалеко от шахты лифта.

— Ррам, вызывай лифт, — приказал Хиршш.

Подчиняясь приказу, Ррам ударил по кнопке вызова. Механизм в шахте пришел в движение.

— Там дальше должна быть лестница, — рассматривая план станции, предположил Вадим. — Лестницы всегда надежнее.

Прежде чем Ракитин успел договорить, створки шахты и лифта распахнулись одни за другими, и Ррам вошел внутрь полутемной коробки. В мгновенье ока его голова крутанулась вокруг оси и, брызгая кровью, поскакала по палубе к ногам остальных спасателей.

Обезумевшие от ужаса шшарки и люди, отпрянув от лифта, открыли ураганный огонь с семи стволов по все еще стоящему посреди лифта обезглавленному телу Ррама и возникшему за ним темному силуэту. Кабина в секунды превратилась в огненную печь. Но прежде, чем она полетела вниз в глубину шахты, враги обрушились на спасателей сзади. Странные высокие существа с огромными руками и клыкастыми мордами появлялись с потолка, из темных углов и распахнутых люков.

— Твою-ю-ю ма-а-ать! — заорал Мелоун, срезая из «хищника» одного за другим монстров, прыгающих на него откуда-то сверху.

Вадим завертелся волчком, тоже не переставая жать на спусковой крючок. Мимо пролетело безвольным мешком тело очередного обезглавленного шшарка. Уворачиваясь и отступая, Вадим влетел в отсек со знаком биоопасности. Монстров в нем не было, и Ракитин, продолжая стрелять по наседающим гигантам, заорал:

— Мелоун, Хиршш, назад! Ко мне! Здесь безопасно!

Как только лейтенант и Стэн вкатились в отсек, Вадим хлопнул ладонью по клавише экстренной электромеханической блокировки, и створки намертво съехались перед самым носом атакующих противников.

Мелоун, перезаряжая плазматор, матерился в полный голос. Хиршш сокрушенно качал головой, повторяя одно и то же: «Я всех потерял».

— Ты не виноват, Хиршш. Эти монстры слишком быстрые, даже очень, — положил руку шшарку на плечо Ракитин.

— Успокойся, Хиршш! Ты не всех потерял! — присоединился к Ракитину Мелоун, выталкивая из-за шкафа с костюмами биозащиты Ззорга.

Хиршш, прекратив качать головой и хлопать глазными перепонками, подскочил к Ззоргу и залепил ему крепчайшую затрещину, свалив с ног.

— Трус! Твои товарищи гибли, а ты забился в нору вместо того, чтобы помочь им! — приставил Хиршш к голове Ззорга ствол плазматора.

— Все произошло так быстро! Я не знаю, что со мной случилось! Я не понимаю… — стоя на коленях и прикрывая голову руками, попытался оправдаться Ззорг.

— Все! Тебе конец! — прошипел лейтенант.

— Подожди, Хиршш, — положил руку на ствол его плазматора Вадим. — Нам надо суметь выбраться отсюда. Лишний боец в такой сложной ситуации не помешает. Дай Ззоргу еще один шанс.

После нескольких секунд раздумий Хиршш все-таки опустил оружие и пнул в сторону провинившегося шшарка выпавший из его рук плазматор.

Вадим осмотрел помещение, где они оказались. Помимо многочисленных столов с компьютерными панелями и шкафчиков со спецодеждой вдоль стен, огромные, во всю стену, окна бронированного стекла открывали панораму соседнего отсека. Оставив шшарков, Вадим подошел к ним. Длинные ряды контейнеров терялись в полумраке аварийного освещения.

— Шлюзовые люки нараспашку, — сообщил Стэн Мелоун и вскоре помахал Вадиму с другой стороны бронированного окна. — Если тут и была какая-то зараза, то она уже давно распространилась по всему «Кентавру».

Ракитин последовал за Мелоуном, и вместе они приблизились к первым контейнерам, которые при ближайшем рассмотрении оказались лабораторными боксами, оборудованными телекамерами и смотровыми окошками. Вадим подошел к ближайшему боксу и снял со стены у распахнутой бронированной дверцы электронный планшет, который сразу ожил в его руке. На дисплее завращалось изображение уже знакомого сутулого монстра с широченными плечами и руками-граблями. Рядом с изображением побежали столбцы пояснений.

— И что там? — заглянул через плечо Ракитина Хиршш.

— Они пытались искусственным путем вырастить особого человека — экстриморфа, — печально пояснил Вадим. — Мощного, чрезвычайно быстрого и способного приспособиться практически к любой среде обитания. Помимо программирования структуры ДНК, они держали их на десятках видах разнообразных стероидов, накачивая день за днем и месяц за месяцем. Результат мы только что видели.

— Они разумны?

— Вот уж не знаю. Я вижу здесь раскладку только по физическим показателям. Могу предположить, что из них планировалось формировать боевые или исследовательские подразделения, бесприкословно выполняющие команды создателей. Например, с помощью вживленных чипов.

— Судя по вскрытым клеткам и плачевному состоянию персонала станции, они, я думаю, вполне разумны, — с ухмылкой высказался Мелоун. — Не удивлюсь, если они воспользуются нашими кораблями.

— Мы не найдем ваших товарищей, Хиршш. Они все мертвы, — отбросил планшет Вадим. — Надо возвращаться к оставленным кораблям и отчаливать.

— Как? — мрачно прошипел Хиршш.

— По плану в противоположном конце этого отсека тоже должен быть лифт и лестница рядом с ним, ведущие на верхние уровни, — показал виртуальную карту Вадим. — Пройдем, как и задумывали, через командный отсек и опустимся с другой стороны к нашему причальному отсеку.

— Почему не через четвертый? — покосился Хиршш.

— В диспетчерской мы сможем понять, где сосредоточены экстриморфы и как их обойти. Идти вслепую через весь четвертый уровень я бы не рискнул, — пояснил Вадим и подумал: «Надеюсь, все это не зря и я найду на мостике то, что ищу».

— Хорошо, идем. — Взяв наперевес плазматор, Хиршш бодро двинулся к противоположной части уставленного рядами боксов отсека. Ззорг поспешил вслед за ним.

Мелоун остановил Ракитина и знаком предложил ему заглянуть в бокс на противоположной стороне. Вадим последовал за Стэном.

На полу бокса скорчился уже давненько высохший инсектоид. Вадим подошел поближе, чтобы разглядеть его получше. Сомнений быть не могло — этот экземпляр походил на опасных жителей Сахары как две капли воды. Мелоун сунул в руку Ракитину планшет с дверцы камеры. Вчитываясь в его содержимое, Вадим нашел не только подтверждение своей догадки относительно того, что произошло на «Кентавре», но и то, ради чего прибыл сюда.

— Где вы там? — забеспокоился Хиршш.

— У нас все в порядке, — вышел из бокса Вадим. — Догоняем.

Хиршш и Ззорг уже прошли шлюз и ждали их в очередной лаборатории, поглядывая сквозь большие бронированные окна.

— Лифт нашли? — не давая рептилоиду первым задать вопрос, обратился к Хиршшу Вадим.

— Да, он в следующем помещении. И трап рядом с ним.

Решив воспользоваться лестницей, они стали осторожно, ступень за ступенью, подниматься наверх.

— Почему сканеры их не видят? — подал голос Ззорг, когда они достигли обширной площадки четвертого уровня, в беспорядке заваленной ящиками с каким-то оборудованием. Под ногами рептилоида что-то шумно хрустнуло.

«Эти твари способны генерировать мощное микроволновое излучение. Если бы не бронекостюмы, они не только вывели бы из строя наши сканеры, но и поджарили бы нас, как котлеты», — подумал Вадим, вспоминая описание экстриморфов в планшете, но, не тратя времени на объяснения, прошипел:

— Тихо!

Но предупреждение запоздало. Несколько теней превратились в живых монстров, движущихся с невероятной скоростью. Открыв огонь, спасатели смогли остановить лишь одного из них. Остальные трое смяли ряды людей и шшарков и покатились вместе с ними вниз по лестнице.

Падая, Вадим лишился «хищника», вырванного из его рук цепким и могучим противником, но сумел тут же выдернуть «корсар» и выстрелить прямо в разверстую пасть атакующей твари. Фонтанируя шматами разорванной плоти, монстр подскочил вверх и снова рухнул на Ракитина, намертво припечатывая к ступеням и заливая кровью. Но терять время нельзя и секунды. Вот-вот на место схватки сбегутся новые стаи врагов. Рука с импульсатором осталась свободной и, всадив в труп еще пару зарядов, Вадим заставил его слететь в сторону, а затем вскочил на ноги и осмотрелся. Хиршш и Мелоун, так же как и он, были с головы до ног залиты черной кровью экстриморфов, но целы и невредимы. Ззоргу не повезло. Его оторванные конечности валялись вперемешку с останками расстрелянных монстров.

Со стороны нижнего уровня послышались звуки утробного рычания и тяжелой, но быстрой поступи многочисленных лап. Выжившие люди и шшарк со всех ног бросились вверх по ступеням, к пятому уровню. Оставшуюся позади беглецов лестницу и площадку перед лифтом заполнила стая огромных, по полтора-два метра в холке, черных псов. Часть из них принялась, визжа и урча, рвать тела павших экстриморфов и Ззорга, а часть, шумно втягивая ноздрями воздух, кинулась следом за все еще живыми пришельцами.

В доли секунды достигнув верхнего этажа, Ракитин, Мелоун и Хиршш что было сил рванули вперед, к переборке командного пункта. Когда они все оказались внутри, шшарк, не мешкая, принялся намертво заваривать переборочные створки походным сварщиком, а Ракитин и Мелоун, тяжело дыша, прижались к серой броне спинами и напряженно заводили перед собой стволами плазматоров, целясь в каждую тень, реагируя на малейший звук. Опасность могла поджидать их и здесь, в помещении центрального поста «Кентавра». Но и пути назад теперь не было — спиной Вадим явственно ощущал вибрацию от многочисленных ударов бьющихся в створки четвероногих бестий. Выждав немного, Ракитин, а за ним и Мелоун с Хиршшем шагнули вперед.

Глава 7

По счастью, командный центр оказался свободен от экстриморфов. Лишь несколько человеческих останков говорило о том, что они здесь бывали. Обнаружилось и истерзанное тело еще одного из шшарков-разведчиков.

— Надо передохнуть! — после завершения осмотра отсека Мелоун тяжело рухнул в одно из кресел и стянул шлем. — Давно мне в таких передрягах не приходилось бывать. Староват я уже для всего этого.

— Ты же хотел размяться, — отирая пот со лба, попытался пошутить Вадим и плюхнулся в кресло рядом.

Стэн слабо улыбнулся и, откинув голову на спинку кресла, прикрыл глаза.

— Столько шшарков я потерял! Все зря! — оперся о стену спиной Хиршш и сокрушенно опустил голову.

— Не зря, — встал Вадим и подал лейтенанту электронный планшет.

— Что там? — взял планшет в руки Хиршш.

— Здесь данные по еще одному типу монстров, который создавался на «Кентавре». Это инсектоиды. Помнишь, я говорил, что на Сахаре вам предстоит столкнуться с не очень-то дружелюбными аборигенами?

Хиршш кивнул, и Вадим, помедлив, продолжил:

— Так вот, их создали здесь, в секретных лабораториях «Авалона». Только те химические соединения, которыми их пичкали, повлияли не столько на развитие их физической силы, сколько на развитие интеллекта и психокинетических способностей. Вскоре ученые «Авалона» поняли, что создали опаснейшее существо, и поспешили разработать вирус, способный быстро уничтожить популяцию. Я думаю, что испытуемые инсектоиды это поняли, сумели освободиться и покинуть станцию. Скорее всего и освобождение экстриморфов тоже входило в их план. Возможно, это было не просто силовое прикрытие побега, но и продуманная месть — столкнуть людей лицом к лицу со своими созданиями и оставить их здесь вместе, как крыс в банке. Я бы сделал то же самое.

— Покинув «Кентавр», они обосновались на Сахаре? — посмотрел шшарк на дисплей планшета.

— Поверь, Хиршш, мы думали, что они местные твари, — прислонился к переборке рядом с рептилоидом Вадим. — Нам и в голову не приходило, что их кто-то искусственно вывел или модифицировал. Эксперименты «Авалона» незаконны, поэтому они и забрались со своим «Кентавром» так далеко от Земли, а самой базы нет ни в одном справочнике Федерации. Формула вируса простейшая, сам посмотри. Смерть особи наступает в течение двадцати часов. Вывести его и применить на Сахаре вам не составит труда.

— Но зачем? — повернул голову в сторону Ракитина Хиршш. — Зачем создавать всех этих экстриморфов, инсектоидов?

— Некоторым людям не хватает власти. Они хотят ее много, много больше, чем могут вынести. И для достижения своих целей эти люди готовы на что угодно. Хоть черта в пробирке вырастить, — вздохнув, ответил Вадим.

— Только черти под дудку прыгать не хотят! — добавил старый солдат, открывая глаза. — Надо подорвать этот гадюшник к чертовой матери со всеми засевшими здесь уродами!

Вадим присел за пульт управления орбитальным городом. Электронный комендант послушно откликнулся на движение его пальцев по панели и начал выдавать данные о состоянии «Кентавра», которое оказалось весьма сносным. Несмотря на годы хаоса, автоматика продолжала беречь секретную космическую станцию. Работали кислородные установки, блокировались поврежденные отсеки. Так, привлекший разведчиков Шшарка недавний взрыв арсенала службы безопасности, причиной которого стала детонация мин при попытке экстриморфов научиться пользоваться оставленным оружием, был быстро локализован главным компьютером путем герметизации прилегающих отсеков. Из-за того, что большая часть переборочных дверей находилась в поврежденном состоянии, искусственному мозгу пришлось заблокировать почти половину уровня. И хотя благодаря этому несколько сотен экстриморфов расстались с жизнью, на «Кентавре» оставалось еще более четырехсот ужасных чудовищ, рыскающих небольшими стаями из восьми-двенадцати особей. Но не только они населяли этот страшный город. Компьютер сообщал и о популяциях псов, а также огромных колониях грызунов, которых здесь были десятки тысяч. Их предки тоже являлись подопытным расходным материалом корпорации «Авалон».

Электронный бортовой журнал также подтвердил все предположения Вадима о событиях, приведших к почти полному уничтожению людей, работавших на «Кентавре» с целью создания биологического оружия — послушных и сильных солдат, способных покорять целые планеты с минимальными затратами. Инсектоиды взломали защитные коды замков тюремных келий и своих, и других узников вивисекторов «Авалона». А затем разверзся ад. Из двух тысяч человек выжить и бежать удалось единицам.

— Путь к причальному отсеку свободен? — поинтересовался из-за спины Хиршш.

— Лифт ближайшей шахты чист, а вот отсек третьего уровня, через который надо затем проскочить, заполнен тварями.

— Попробуй связаться с «Верхахтом» или кораблями шшарков, — предложил Мелоун.

— Пробовал. Полнейшая тишина.

— А если дать команду на полную разгерметизацию станции, чтобы все эти мутанты передохли? — не унимался Мелоун.

— Не могу, для этого необходим код доступа. Я могу лишь просматривать информацию.

— Смотрите! — вдруг указал Хиршш на один из дисплеев наблюдения. — Экстриморфы концентрируются у шахты лифта на третьем и четвертом этажах.

— Они вычислили нас. Сейчас полезут. Будем класть их при выходе или забросаем шахту гранатами? — обратился к Ракитину Мелоун. — Я бы выбрал второе.

— Принято, Стэн, — кивнул Вадим и поднялся из-за панели управления.

— А с компом что?

— А что комп? — притормозил Ракитин и оглянулся на пульт. — Работает в режиме «авария — эвакуация» и пусть работает. Не стоит трогать. «Мозги» быстро хрен найдем, а коды ломать запаримся. Да и система защиты неизвестно как себя поведет. Возможно, нам тогда из этой консервной банки еще сложнее будет выбраться. Со временем все эти бестии сами перегрызут друг друга.


Рванув рычаг аварийной разблокировки, Мелоун распахнул двери шахты, и Вадим посмотрел вниз. Лифт с морфами, набившимися в него на третьем уровне, уже миновал четвертый и приближался к пятому. Не теряя времени, Вадим вколотил в совсем уже близкую крышу тяжело поднимающейся коробки две бронебойно-зажигательные гранаты, одну за другой. Не отстал и Мелоун.

— Много, — отшатнулся Вадим.

— Нормально, — осклабился Мелоун, тоже отскакивая от лифта.

Заполнившая кабину подъемного устройства и сдетонировавшая взрывчатая смесь превратила всех находившихся в ней монстров в бесформенный, лопающийся от адской температуры фарш. Длинный столб пламени выбил ремонтную крышку лифта и лизнул жарким белым языком дверной проем пятого этажа. Затем, оставляя за собой густой шлейф едкого дыма, лифт рухнул вниз и застрял где-то между четвертым и третьим уровнями.

— Дальше-то что делать будем, командир? Через лифт попрем?

— Нет. Есть еще один выход, — Вадим показал на люк, спрятавшийся в темной нише. — Они внесли изменения в конструкцию, врезав дополнительный технический шлюз.

— Что за технический шлюз? — приблизился Мелоун к люку.

— Скорее всего, ремонтникам частенько приходилось вылезать наружу, на корпус станции. Здесь же все утыкано антеннами связи и радарных установок. Чтобы не топать через пару уровней в магнитных штиблетах и катер зря не гонять, они взяли да и смонтировали новый шлюз. Правда, он тесноват — рассчитан на одновременный вход-выход только одного человека.

— Я прикрою, идите вперед, — кивнул шшарк.

— Нет, Хиршш, так не пойдет, — прислушиваясь к звукам копошения в лифтовой шахте, покачал головой Вадим. — Если ты не выживешь, твои соплеменники могут нам не поверить. Еще решат, что мы вас в ловушку загнали. Поэтому первым идет Мелоун, который протестирует работу шлюза и проверит обстановку на корпусе снаружи. Затем ты. А я уж последним.

— Все правильно, Хиршш, — откручивая крышку люка, поддержал Ракитина Мелоун. — Проверь амуницию, чтобы в открытом космосе проблем не возникло. На сколько времени хватит у тебя в баллоне кислорода? Наши «штатники» рассчитаны на полтора часа.

— На час.

— Дойдешь, — хлопнул Хиршша по плечу Вадим. — До причального отсека двести метров, не больше.

— Эх, ракетные ранцы надо было захватить, — посетовал Мелоун и протиснулся в темную камеру шлюза. Вадим задраил за ним люк и снова вернулся к лифту.

Дым уже начал рассеиваться, и Вадим заглянул в трубу шахты. Глухие удары и треск раздираемой внутренней обшивки коробки лифта стали слышны четче. Экстриморфы время даром не теряли. Пару раз коробка даже качнулась под мощным напором гигантов, стремящихся поскорее добраться до цели. Монстры, собравшиеся на четвертом этаже, о ручной разблокировке шахты еще не догадались и с глухим уханьем методично продолжали выбивать ее створки. Расслышав сквозь шум их возни, серию условных ударов Мелоуна по наружной обшивке корпуса «Кентавра», Ракитин молча подтолкнул Хиршша к шлюзу и снова приник к проему шахты, продолжив наблюдение за действиями экстриморфов. Вот крышка кабины подпрыгнула, и Вадим, вскинув «хищник», всадил в отверстие квадратного люка еще одну гранату. Звук взрыва и хрюкающий визг погибающих чудовищ слились воедино.

Но взрыв и окончательно разрушил коробку лифта — хоть слабое, но препятствие для монстров. Догадались разблокировать створки и на четвертом этаже. Сквозь труху разбитого лифта и трупы своих товарищей экстриморфы ринулись вверх по стенам шахты. Вадим начал методично отстреливать атакующих. Когда батарея «хищника» иссякла и пришлось дернуть из кобуры «корсар», снаружи снова раздался стук. Пришло время и Ракитину покидать отсек. Свалив очередную волну экстриморфов, он бросился к шлюзовому люку.

Только оказавшись на внешнем корпусе «Кентавра», в окружении тьмы космоса и блеска бесчисленных звезд, Вадим смог облегченно вздохнуть. Определив направление, товарищи двинулись в путь. Шагать на магнитных подошвах не очень-то легко. Автоматика костюма, подключая и отключая насадки на ботинках, задает определенный темп, в который необходимо вписаться, но Ракитин быстро приноровился и вскоре закрутил головой по сторонам, все еще до конца не веря в то, что им удалось оторваться от преследования. Уже сама станция казалась Вадиму каким-то огромным злобным монстром, желающим пришельцам гибели.

И словно в подтверждение мыслей Ракитина впереди замаячала новая опасность. Быстро перебирая многочисленными лапами по металлопластику корпуса «Кентавра», на них двигался робот-арахнид с плазменной пушкой на спине. Вадим знал, что такие роботы использовались в качестве внешней защиты станций от вражеских лазутчиков-диверсантов. Чтобы его обойти, требовался пароль, которого у них не было. Это знал и Мелоун, поэтому они открыли огонь по роботу почти одновременно. Хиршш хоть с опозданием, но тоже присоединился. Шквалом огня астронавты сумели сбить арахнида, и тот, теряя лапы, пластины корпуса и пластик начинки, медленно отправился в самостоятельное плавание по просторам космоса.

Коммуникаторы не работали, и Мелоун знаком показал, что боеприпасы у него полностью закончились. Вадим с сожалением понял, что и у него самым действенным оружием теперь является только тесак. Хиршш тоже развел руками.

«Ничего, уже видны наши пристыкованные к причальной стенке катера», — попытался успокоить себя Вадим и снова зашагал вперед.

Дополнительный шлюз имелся только на спиралодиске Хиршша, и астронавты воспользовались им. Ввалившись в отсек дисколета, они скинули шлемы и устало повалились на кресла. Вадиму не верилось, что их смертельно опасное четырехчасовое путешествие подошло к концу. Вновь встав на ноги, он нервно заходил по отсеку, а затем подошел к шлюзу, ведущему на причал.

— Вадим, — покачал головой Мелоун. — Не стоит этот катер такого риска. На «Верхахте» еще два таких осталось. Не выходи.

Ракитин прислонился к переборке у шлюза, а затем, устало съехав по ней спиной, уселся на палубу и закрыл глаза.

— Ты прав, Стэн. Не стоит, — прошептал он и наконец-то понял, что все действительно закончилось.

Хиршш пересел в пилотское кресло и отшвартовал спиралодиск от «Кентавра».

— Постой-ка, Хиршш, — уселся на место канонира Мелоун. — За нами остался кое-какой должок.

Глава 8

Дверь каюты за спиной Вадима закрылась. Заканчивались очередные сутки этого долгого, изматывающего полета. Уже без малого пять месяцев «Верхахт» следовал в головной колонне Армады Шшарка. Но после кровавой вылазки на «Кентавр» Вадим был даже рад возобновившейся рутине и надеялся, что более в подобной мясорубке ему участвовать не придется. Все останется лишь в рассказах старого солдата Мелоуна, которые, чем больше дней проходило со дня тех событий, становились все веселее и замысловатее.

Устало бросив на ближайшее кресло ремень с кобурой «корсара» и подойдя к панели управления на стене, Вадим вызвал голограмму Элен. Из виртуального марева на краешке дивана сформировалась ее фигура в легком халатике, и Вадим опустился в кресло напротив, чтобы в который раз завороженно следить за каждым движением такого прекрасного и такого любимого существа.

Тонкие пальцы Элен легко держат маленький гребень, рассекающий зубцами ровную волну темных блестящих волос. Шелковый рукав спадает на локоть, обнажая хрупкое изящное запястье, а нижний край тонкого халата съезжает с упругих бедер, обнажая их ровную кожу. Но вот она откладывает гребень и аккуратно затягивает волосы в хвост. Спина ее ровна, грудь манящими округлостями натягивает ткань халатика. Сейчас она повернет голову в его сторону и посмотрит Вадиму прямо в глаза. Вадим замирает в ожидании этого момента. И снова сжимается в груди сердце, часть которого осталась там, на уже далекой Делии, рядом с живой, настоящей Элен.

— Вадим! — ожил коммуникатор внутренней связи голосом Стэна Мелоуна. — Что-то странное впереди нас творится! Тебе стоит на это взглянуть.

На виртуальном экране возникла трансляция космического пространства прямо по курсу. Строй кораблей, идущих в авангарде, рушился. Они смещались в хаотичном беспорядке. Чуть видимые нити залпов лазерных пушек тянулись от одних спиралодисков к другим. Некоторые из них уже обильно теряли элементы обшивки.

— Свяжись с флагманом, попроси разъяснить ситуацию, Стэн.

— Уже пытался, но они молчат. Похоже, рептилоиды от долгой дороги совсем посходили с ума.

— Ладно. Попробуй связаться с кораблем Хиршша.

— Понял. Но позади нас строй тоже начинает сыпаться.

— Ладно, бегу. Объявляй экипажу боевую тревогу.

Спустя пять минут Вадим был уже на мостике, где нес вахту Мелоун.

— Мы в центре сражения, командир, — доложил Стэн, как только Вадим вбежал в помещение центрального поста. — На флагмане, в секторе центральных отсеков, зафиксирован сильный взрыв.

Коммуникатор внешней связи вдруг наполнился звуками голосов рептилоидов. По их переговорам Ракитин и Мелоун поняли, что стали свидетелями военного переворота. Командор Ххарк объявлял Ншшамбре мертвым и временно возлагал обязанности кормчего и командующего на себя.

— Не попасть бы под горячую руку, Вадим, — заволновался Мелоун.

— Что ж, покидаем строй и ждем развития событий в стороне, — кивнул Вадим. — Но курс будем держать прежний.

Окружив себя защитным плазменным щитом, «Верхахт» стал отдаляться от превращающейся в хаос Армады Шшарка.

— За нами следует катер. Просит разрешения на швартовку, — доложил Мелоун спустя некоторое время.

— Идентифицируйте себя, — потребовал Ракитин через переговорное устройство.

На экране связи возникла физиономия живого Ншшамбре:

— Прошу разрешить мне пришвартоваться к вашему кораблю, командор Ракитин.

Мысленно выругавшись, Вадим все-таки дал разрешение на швартовку.

— Не разнесли бы нас вместе с ним, — обеспокоенно сморщил лоб Стэн Мелоун.

— Мы уже на достаточном расстоянии для маневра, Стэн. В крайнем случае выбросим его за борт. А пока мы не должны исключать того, что Ххарк может проиграть.

Оставив центральный пост на Мелоуна и Яна Фримена, Вадим направился к шлюзу. Тяжело ввалившийся в отсек Ншшамбре прихрамывал. На бронежилете виднелись следы от осколков, прошедших по касательной.

— Благодарю вас, командор Ракитин.

— Что происходит? — спросил Вадим, жестом приглашая пройти в кают-компанию.

— Мятеж, командор.

В кают-компании Ншшамбре тяжело опустился в ближайшее кресло. На морде рептилоида трудно разглядеть проявление эмоций, но согбенная, потерявшая царственную осанку фигура кормчего ясно говорила, что он проиграл. Вадим налил полный стакан виски и подал его уже бывшему вождю Шшарка.

— Что это?

— Это земной алкогольный напиток. Облегчает принятие решения.

Ншшамбре залпом осушил стакан. Вадим налил еще и плеснул немного и себе. Присев напротив, снова подал Ншшамбре стакан с янтарной жидкостью.

— Я прибыл к вам, Ракитин, не за помощью. Просто… — Ншшамбре повертел в руке стакан. — Просто, прежде чем оставить народ Шшарка, мне нужно хотя бы полчаса, чтобы собраться с мыслями.

Ншшамбре снова опустошил стакан и продолжил:

— Я почти довел их. Сегодня поступило сообщение с автоматического разведзонда, который мы направили по указанным вами координатам еще с Делии. Данные орбитального зондирования Сахары полностью подтверждают ваши слова. Планета удивительно похожа на наш родной Шшарк. Остались считаные дни до завершения Великого Исхода, и офицер Ххарк посчитал, что настало время меня «заменить». Так мне и надо. Стоило действовать жестче. Надо было ренегатов семьями вырезать. И что им всем не хватало?

— Видимо, им требовалось что-то еще, помимо общей цели, — сказал Вадим и сделал глоток виски.

— Что-то еще? — заморгал глазными перепонками Ншшамбре.

— Я не знаю, — пожал плечами Вадим. — Возможно, свобода в выборе цели. Или что-то личное для каждого. Личная цель.

— Но о какой личной цели может идти речь, когда есть Великая Общая Цель?

— А если большую общую цель сложить из множества маленьких личных целей, объединить их в ней?

— Это невозможно!

— Что ж, — допил виски и поставил на стол пустой стакан Вадим. — Быть может, вы правы.

— Командир, к нам направляется катер с Ххарком и Хиршшем, — донесся из коммуникатора доклад Фримена.

— Понял, Ян, — ответил Вадим, не сводя взгляда с Ншшамбре.

— Ну что ж, мое время пришло, — расстегнул кобуру рептилоид. — Налейте-ка мне еще стакан для облегчения принятия решения.

— Приветствую вас, командор Ракитин, — коротко кивнул Ххарк — высокий рептилоид с синей повязкой на рукаве. Такая же повязка была и на руке Хиршша.

— Рад вас видеть на своем корабле, кормчий, — кивнул Ракитин.

— Ншшамбре у вас?

— Да, он в кают-компании.

— И что говорит?

— Уже ничего, кормчий Ххарк, — ответил Вадим и, знаком подозвав малакана, приказал: — Джама, проводи, пожалуйста, лейтенанта Хиршша в кают-компанию.

— Хиршш о вас очень высокого мнения, командор, — произнес новый кормчий, когда Джама и Хиршш скрылись за поворотом коридора.

— Надеюсь, Хиршш у вас на хорошем счету, кормчий.

— Он из тех, кто пришел к своему выбору осознанно, преодолев длинный и непростой путь. Такие люди особенно ценны.

— Надеюсь, количество жертв среди шшарков минимально.

— Больше, чем я рассчитывал, но избежать этого не удалось.

Вернувшийся из кают-компании Хиршш молча кивнул Ххарку.

— Что ж, командор Ракитин. Мы заберем тело Ншшамбре, — шумно втянул воздух ноздрями новый кормчий. — А что касается вашего экипажа и вас лично, то можете возвращаться домой. Вы достаточно помогли нам, и я освобождаю вас от обязанности, наложенной Ншшамбре. Мы сами должны завершить Великий Исход.

От неожиданности Вадим застыл словно истукан. Но спустя несколько секунд затянувшейся паузы все-таки решился сказать:

— Там вас могут ждать трудности. Планета не освоена, и инсектоиды не очень приветливы. У нас с ними даже стычка как-то случилась, хотя и без жертв с нашей стороны. Тогда я не придал ей особого значения, но после посещения «Кентавра» я понял, что инсектоиды опаснее, чем кажется. Может статься, что все-таки понадобится моя помощь.

— Трудности надо преодолевать, командор Ракитин. Сначала мы разрушили родную планету, а затем слишком долго кисли в своих душных отсеках в поисках другой. Ныне пришло время заняться делом — создать новый дом. Позвольте нам самим сделать хоть что-то стоящее для себя. Тем более что вы дали нам в руки эффективное оружие против инсектоидов.

— Спасибо, кормчий, — склонил голову Вадим.

Ххарк положил руку Ракитину на плечо:

— Нас много, и мы соскучились по настоящему делу, командор. Справимся. А вот вам придется труднее — мало вас. Желаю удачи. Она вам пригодится.

— Я тоже желаю вам и вашему народу удачи, кормчий Ххарк, — произнес Вадим и подумал: «Она вам особенно пригодится, если придется столкнуться с Земной Федерацией».

Глава 9

Экипаж еще не верил в свое столь быстрое освобождение от навязанной обязанности, а стремительный «Верхахт» уже вовсю несся сквозь необъятное космическое пространство к маленькой Делии, вращающейся вокруг пока еще безымянного светила. Но вера в счастливую звезду и скорую встречу с товарищами и любимыми росла с каждым днем. Новая, лучшая, жизнь казалась совсем близкой.

Для Яна Фримена новая жизнь началась уже на борту. Он начал открыто проявлять знаки внимания Ксении Уилсон, добровольно отправившейся в перелет «Верхахта» в качестве судового врача. И Ксения, похоже, к этим знакам относилась благосклонно. Постоянно мрачный Стэн Мелоун стал улыбчивее и разговорчивее, вслух мечтая о том, как увидит свою внучку Делию, а затем женит Майкла. Зелинский и Джама размечтались, как они откроют на новой планете судоходную компанию. Мечтали о новой жизни и инженеры-техники Жан Дюпрэ и Кеннет Хармон, и канониры Джон и Кристофер Моррис. Все они добровольно влились в экипаж «Верхахта», хотя у каждого из них имелись причины и желание остаться в открывшемся исследователям прекрасном мире. И теперь, когда задание выполнено, их планы на будущее снова становились реальны и достижимы.


Сигнал боевой тревоги выбросил Вадима из койки.

— Командир, лазерно-торпедная атака! Мы атакованы! — послышался из коммуникатора голос вахтенного Кеннета Хармона.

— Активируй плазменный щит и прибавь хода, — заорал Вадим, на бегу застегивая штаны и натягивая на торс футболку. — Расстояние? Сколько их? Кто они? Есть повреждения?

— Щит задействован. Расстояние — полторы единицы. Два средних крейсера типа «Потрошитель», принадлежность — корпорация «Анкоридж». Прятались в астероидном поле по правому борту. Ударили лазером по корме, но сработала плазменная броня, и повреждений не имеется. Теперь идут торпеды, — доложил дрожащим голосом Хармон, когда Ракитин находился уже у входа на мостик.

Двери разошлись, и Вадим поторопился занять командирское кресло. Ян Фримен плюхнулся на место канонира.

— Я виноват — не придал особого значения приближению скопления астероидов. Надо было откорректировать курс, а я ограничился подключением внешней брони, — забормотал дрожащим голосом Кеннет Хармон. — Потом радары вдруг стали работать с перебоями, пошли сплошные обрывы. Я решил, что это сбой. Хотел было…

— Справимся, Кеннет. Молодец, что догадался защитный кокон задействовать при сближении с сомнительными объектами, — перебил его Вадим, всматриваясь в дисплеи и анализируя обстановку. Члены экипажа один за другим начали докладывать о готовности.

«Потрошители» в своем классе считались самыми мощными и оснащенными военными кораблями Федерации. Немногим корпорациям удавалось похвастать наличием в своих флотах боевых судов такого уровня. У «Анкоридж» имелось два корабля типа «Потрошитель», и оба сейчас находились на хвосте «Верхахта». Карлтон Файнберг выследил и настиг своего обидчика.

Крейсеры пытались взять пиратов в клещи, но это было не самое худшее. Волна из пяти десятков торпед, постоянно ускоряясь, уже преодолела более трети разделявшего их расстояния. Оставалось не более четырех сотен километров. Через две-три минуты узкие серебристые иглы вопьются в плазменный щит корпуса «Верхахта». Времени для маневра не оставалось.

— Не пожалели бронебойных «игрушек»! Интересно, сколько их у них? — пробормотал Фримен и, обернувшись к командиру, спросил: — Будем держать удар или сбивать?

— Расстреливать уже поздно, большая часть прорвется.

Вадим знал, что плазменный кокон выдержит первую волну торпедной атаки, но вторая, уже следующая за первой, взломает его, оттянув на себя все остатки энергии и открыв корпус для удара плазмотронным и лазерным оружием. Повреждения и разгерметизация «Верхахта» становились неизбежностью. Следовало любой ценой уклониться от боя и уйти.

— Первую волну сдерживаем. Вторую сбиваем. Задай кибер-канониру программу на уничтожение любой приближающейся цели, — отдал команду Вадим, а затем объявил по всему кораблю: — Всему экипажу облачиться в боевые скафандры первого класса защиты. Возможно, придется вести бой в условиях полной разгерметизации.

Ровно две минуты спустя корпус корабля вздрогнул от ударов первого шквала вражеских торпед. Плазменная защита выдержала, и кибер-канонир начал расстрел второго роя смертоносных игл. Но «заговорили» и мощные плазмотронные пушки приблизившихся «потрошителей». Пока экипажу «Верхахта» удавалось, комбинируя подачу энергии то на пушки, то на плазменный щит, избегать поражения корпуса. Но не удавалось главное — оторваться от преследования. А долго неравная дуэль продолжаться не могла. Вскоре торпедам и плазменным импульсам удастся истощить энергетический потенциал «Верхахта», и начнется катастрофа поражения.

От вражеских кораблей стали один за другим отделяться штурмовые челноки. «Потрошители» готовили абордажную атаку.

Понимая, что все десантные катера поразить не удастся, Вадим отдал команду всем вооружиться и готовиться к рукопашной схватке.

— Неужели нет иного выхода, командир?

— Впереди планетарная система. Дотянем до нее и эвакуируемся с корабля. Возможно, удастся затеряться на какой-нибудь планете.

А «Верхахт» тем временем затрещал от двух попаданий плазматронных зарядов в двигательные отсеки. Корабельная связь вышла из строя. Попытка связаться с членами экипажа через коммуникаторы скафандров не увенчалась успехом. Судьба корабля была предрешена, и Ракитин отправил Хармона по отсекам с устным приказом о начале эвакуации экипажа.

Как только Кеннет покинул центральный пост, вражеская торпеда ударила и в носовую часть корабля. Мостик встряхнуло так, что Вадима и Яна чуть не выбросило из кресел-капсул. Погасли экраны, дисплеи, а затем и свет.

— Герметизируй скафандр, Ян! — крикнул Вадим под треск лопающейся обшивки.

— Давление падает! Пробоина на нижней палубе! Быстро расширяется! — доложил Фримен. На последних словах его голос дрогнул.

— Пора, Ян! На среднем уровне арсенал стрелкового оружия. Нам туда.

Воздух шумно и быстро, в считаные минуты, оставил разбитые носовые отсеки. Цепляясь за поручни и пользуясь магнитными вставками в перчатках и подошвах ботинок, Вадим и Ян спустились вниз, в лохмотья разорванных взрывами нижних палуб.

Среди плавающих в невесомости кусков внутренней обшивки и обломков приборов они добрались до оружейной сейф-пирамиды. Пока Вадим вскрывал ящик, Ян завороженно смотрел на звезды, сверкающие в зияющей пропасти, образовавшейся на месте соседнего отсека. Вживую они казались больше, ярче и ближе, чем на любом виртуальном экране. Туда, навстречу им и приближающимся челнокам с десантом «Анкоридж», медленно уплывали многочисленные фрагменты «Верхахта», вырванные из его стального тела взрывом.

Коммуникатор отказывался работать, и Вадим прижался шлемом к шлему Фримена:

— Слушай внимательно, Ян. Придется схлестнуться врукопашную. Среди десантников, возможно, будут андроиды. Не трать на них импульсные заряды — без толку. Только самонаводящиеся бронебойные гранаты, и только парами, одна за другой. Иначе не достать. И держи дистанцию. Понял?

Фримен кивнул.

— Не дергай шлемом и слушай. Держись все время рядом. Понял?

— Ксения! Как же она?!

Вадим сунул в руки Фримена «хищник» и сумку с гранатами:

— Заряжай!

— Я должен найти ее! Без нее не уйду!

«Некуда нам идти, Ян. Судьба требует расплаты, и это наш последний бой», — хотел сказать Вадим, но вспомнил свое обещание вернуться во что бы то ни стало, данное Элен. Загнав в подствольник обойму гранат, Вадим снова прислонился шлемом к шлему Фримена:

— Хорошо! Идем за Уилсон. По нижней палубе можно пройти до четвертого отсека в центральной части корабля, где находится медицинский сектор. Рядом есть шлюз со спасательным катером. Если посчастливится, уйдем.

Ракитин посмотрел в сторону открытого космоса. Десантных челноков уже не было видно. Лишь звезды продолжали сверкать бриллиантовой россыпью на черном бархате космоса.


Открыть дверь в соседний отсек вручную не составило труда — он тоже был разгерметизирован. Вскинув плазматоры, пираты осторожно двинулись вперед. Опознователи и сканеры не работали — их усиленно подавляла специальная аппаратура атакующих. Вадим указал пальцем наверх, и Ян, отключив магниты на ботинках, плавно всплыл к потолку. Там, перевернувшись, он снова их активизировал и зашагал по отсеку уже над головой Ракитина.

Впереди, у переборочной двери, сработал датчик выравнивания давления. Кто-то намеревался открыть ее.

«Свои или чужие?» — заметался вопрос в голове Ракитина. Капля пота противно потекла по щеке.

Присел на потолке Ян. Вадим прижался к стене прохода, укрывшись за выступом регенеративной установки.

Они выстрелили друг в друга одновременно — человек, вжавшийся в стену за узким ящиком регенератора, и андроид в открывшемся проеме. Ящик с регенерацией разлетелся вдребезги, опрокидывая Ракитина на спину. Магниты автоматически отключились, и он полетел в другой конец отсека. Однако граната Вадима угодила боевой машине в голову, а Фримен с потолка выпустил в нее и в разверзшийся проем еще две серии смертоносных зарядов. Взрывы начали рвать находящихся по ту сторону проема в куски. Изловчившись и закрепившись ногами на стене коридора, Ракитин остановил свой полет и продолжил метать гранаты в сторону противника, не давая ему ни организовать ответный огонь, ни задраить переборку.

Быстро перезарядившись, пираты осторожно вошли в отсек, наполненный плавающими в кровавой взвеси останками робота и людей.

«Один андроид и три человека», — быстро подсчитал потери противника Ракитин и посмотрел на Яна. Тот довольно поднял большой палец вверх.

Вадим почувствовал, как в горле пересохло. Он понимал, что это было всего лишь начало. Шевроны спецназа ФСБР на трупах обещали тяжелую и кровавую работу. Знаком он показал, что надо двигаться назад. Ян удивленно замотал головой, но Вадим уже вовсю вышагивал обратно, в сторону мостика. Если сейчас их что-то и могло спасти, то самые неожиданные и непредсказуемые действия.

Люк на мостик был все так же открыт. Недолго думая, Вадим выстрелил в его проем над головой магнитной миной, а затем, включив реактивный ранец за спиной, нырнул вверх. Взлетая к потолку центрального поста, Ракитин открыл огонь по разметанным взрывом вражеским десантникам. Ян, последовавший за ним, не отставал.

«Может, и прорвемся», — забрезжила надежда в мозгу Ракитина при виде еще парочки трупов.

Пираты выскочили в коридор и тяжело побежали в сторону центральных отсеков. По пути они натолкнулись на парящее в невесомости тело Хармона с разорванной в клочья грудью. Он так и не добрался до кормовых отсеков.

Палуба под ногами вздрогнула. Это начали срабатывать магнитные мины, оставленные Вадимом на месте первого боевого столкновения. И в тот же миг отъехала дверь одной из кают дальше по коридору.

— Впереди, слева! — забыв о заблокированной противником связи, крикнул Вадим и прижался к стене. Выскочивший в коридор андроид нарвался на серию бронебойных зарядов Ракитина, но все же и сам успел дать залп из гранатомета в сторону пиратов. Вадима словно ударили по голове молотом. Свет в глазах померк, а тело безвольной куклой полетело куда-то вперед. Когда он разлепил глаза, то обнаружил, что парит под потолком коридора, а рядом плывет обезглавленный андроид. Но стоило Вадиму пошевелиться, как тело машины ожило и вцепилось ему в горло, пытаясь мощными пальцами раздавить металлопластик, прикрывающей шею брони. Ракитин рванул из кобуры «корсар» и, уперев ствол в ближайшее сочленение, спустил курок. Их тела завращались, но вторая рука андроида продолжала сжимать горло своего противника. Вадим отстрелил чудовищу и вторую конечность. Только после этого ему удалось отпихнуть смертоносный огрызок подальше от себя.

Поискав глазами Яна, Вадим разглядел внизу, у самой палубы, смутный силуэт, окруженный густой кровавой взвесью. Опустившись вниз, он поторопился перевернуть тело боевого товарища в тщетной надежде, что еще можно помочь, спасти. Но нет. Ян Фримен был мертв. Граната андроида «прилипла» к плечу его скафандра, а затем взорвалась, полностью оторвав руку и разворотив, изуродовав до неузнаваемости верхнюю часть корпуса. От осознания невозможности что-либо изменить Вадим захрипел сквозь до скрипа стиснутые зубы.

Внезапно сработал встроенный в шлем датчик опознователя, сообщив о близкой опасности. Вадим схватил парящий рядом «хищник» и вскинул ствол в сторону отъезжающей переборочной двери соседнего отсека. В проеме возник еще один десантник ФСБР с зажатым в руке плазматором. Ракитин утопил пальцем спусковой крючок «хищника», но выстрела не последовало — оружейная батарея иссякла.

«Вот и моя очередь подошла», — вспышкой обреченности мелькнула мысль в голове Вадима.

Глава 10

Импульсный заряд неприятельского плазматора ушел в потолок, а грудь офицера ФСБР вдруг раскрылась кровавым цветком. Его обмякшее тело полетело в сторону Вадима. Отпихнув кровоточащий труп в сторону, Ракитин увидел в проеме знакомую приземистую фигуру Джамы в скафандре «Авалона».

— Как же я тебе рад, паршивец волосатый! — обрадовался Вадим и, не скрывая нахлынувших чувств, стиснул малакана в объятиях.

— Я знал, что вы появитесь, командир! За мной, к шлюзу! Там катера! — затараторил Джама. — Странно, что коммуникатор заработал. Я уж вызывал, вызывал вас, а все напрасно.

Прежде чем устремиться за Джамой, Вадим в последний раз взглянул в сторону Яна Фримена, плывшего по отсеку в облаке собственной крови:

— Прощай, друг. Прости, что не уберег.

«Верхахт» вздрогнул, потом еще раз, а затем затрясся, словно в лихорадке. По всей видимости, усомнившись в успехе абордажной команды, его решили расстрелять, и корабль стал распадаться под ударами плазменных и лазерных пушек «потрошителей».

— Сюда! Скорее! — встретил их у шлюзовых люков Стэн Мелоун. — Уилсон уже подготовила спасательный бот к отшвартовке.

— Остальные? — спросил Вадим, перезаряжая «хищник».

— Все погибли, — доложил Мелоун. — Карла Зелинского убило при первом же попадании в двигательный отсек — все кости ему перемололо. Остальных андроиды перестреляли, когда мы попытались к вам прорваться. Правда, и мы их изрядно потрепали.

— Ян Фримен погиб.

— Вот черт! — грустно выругался Мелоун. — Ксения его ждет.

— Джама сказал, что здесь несколько катеров пришвартовано.

— Да, так и есть, — кивнул Мелоун. — Второй стыковочный узел занят челноком противника.

— Ты был там?

— Нет. И не имею особого желания. Его наверняка охраняют.

— На своем боте нам не уйти, Стэн. Расстреляют, как только отчалим. Нужен десантный челнок. Если захватим его, то шанс есть, — разъяснил Вадим.

— Понял, — задумчиво протянул Мелоун. — Как будем входить?

— Вы открываете люки, я вхожу, — ответил Вадим и после новой волны агонии корабля, вновь заставившей ходить палубу ходуном, добавил: — Надо поторапливаться. Тащите мертвеца.

Беспрепятственно войдя в общий шлюз «Верхахта», пираты накачали его воздухом и выровняли давление. Далее предстояло проникнуть в шлюзовую камеру вражеского челнока. По показаниям датчика, с воздухом там все было в порядке, а это повышало шансы на внезапное проникновение, но следовало действовать максимально быстро.

По отмашке командира Джама разгерметизировал внешние люки, и Вадим со Стэном, прикрываясь телом мертвого офицера-спецназовца, подобрались к внутренней переборке вражеского шлюза. Мелоун приложил к сканирующей панели «крысу». Как только крышка люка откатилась, Вадим метнул мертвеца внутрь и, вскинув плазматор, прыгнул следом. Человек в форме капитана ФСБР в одном из кресел пассажирского отсека удивленно повернул голову в сторону ворвавшихся пиратов. Тонкие серебристые нити кабелей от его висков тянулись к плоскому планшету в руках. Выбив компьютер, Вадим свалил офицера на палубу ударом приклада по голове.

Тем временем Мелоун, попытавшийся войти в кабину пилота, получил плазменный заряд в грудь, с шумом опрокинувший его навзничь. Отпихивая тело Мелоуна, мешавшее ему загерметизироваться на мостике, пилот попытался поймать на мушку и Ракитина, но Вадим оказался проворнее и заставил врага расплатиться за сопротивление головой в прямом смысле слова.

Подскочив к Мелоуну, Вадим с облегчением убедился, что тот не пострадал. Броня штурмового скафандра оплавилась, но выдержала удар плазменного заряда. Пока, сдавленно охая и выдавая длинные витиеватые ругательства, Стэн поднимался на ноги, Вадим, смахнув с сиденья метко сбитую с плеч голову пилота, занял кресло за панелью управления челноком. Отдав Джаме приказ прибыть вместе с Уилсон на борт захваченного судна, он пробежался пальцами по клавиатуре перед собой. Убедившись, что челнок готов отчалить, Ракитин вернулся к офицеру ФСБР, пытающемуся прийти в себя в пассажирском отсеке. Подняв с палубы планшет, Вадим выяснил, что на «Верхахте» все еще действуют два андроида и двадцать пять офицеров группы специального назначения ФСБР. Но и они сейчас быстро направлялись к шлюзовым камерам, чтобы эвакуироваться с разваливающегося на части корабля. Оба андроида с полдюжиной спецназовцев быстро приближались к захваченному пиратами челноку в центральной части «Верхахта». Несколько манипуляций Вадима с электронным планшетом заставили роботов послушно расстрелять сопровождающих их офицеров.

— Тебя четвертуют, Ракитин, — прохрипел офицер ФСБР, утирая с лица кровь, сочащуюся из-под лопнувшей на голове кожи.

— Я думал, банши надрали вам задницу, но, видимо, ошибся. Уж слишком вы все самоуверенные, — усмехнулся Вадим, помогая ему подняться и застегивая на запястья наручники.

— У нас с ними перемирие.

— Почему «Анкоридж»? — толкнул офицера в грудь Вадим.

— Файнберг тебя очень «любит».

— Значит, с банши он обо всем договорился, — подумал Ракитин вслух, оборачиваясь к шлюзу.

— О чем ты?

Игнорируя вопрос, Вадим набрал в грудь воздуха и шагнул навстречу Ксении Уилсон.

— Где Ян?! С ним все в порядке?

— Ксения… Ян… погиб, — заставил себя сказать страшные слова Вадим. — Его больше нет.

Девушка ничего не сказала. Только голубые глаза ее внезапно словно потухли, опустились плечи. Она присела на краешек ближайшего кресла и застыла скорбным изваянием. Вадим, завидев рядом автомат с водой, набрал полный стакан, чтобы подать Ксении. Но крупная дрожь в руке заставила Ракитина испуганно поставить стакан обратно.

«Что это с тобой, приятель?! — до хруста сжал пальцы в кулак Вадим. — Не время раскисать и мучиться душевными терзаниями, не время бояться и не время уставать».

Взяв себя в руки, Вадим снова ухватился за стакан и протянул девушке:

— Дорога к счастью трудна и опасна, Ксения. И он знал, на что шел. Мы будем его помнить, а путь надо продолжать.

— Не слушай его, Ксения! — подал голос пленный капитан. — Это он во всем виноват! Ракитин завел вас в тупик, дальше — конец! Но сдайте его, и вас отпустят! Нам нужен только он! Вы можете убираться на все четыре стороны! Не позволяйте ему тянуть вас за собой в могилу!

— Почему он? — тихо спросила девушка, принимая стакан с водой.

— Не знаю, Ксения. Но он очень хотел, чтобы ты спаслась.

— Не слушай… — капитан не успел договорить, получив очередной удар прикладом по голове.

Вадим оглядел обмякшее тело с ног до головы:

— А размерчик-то мой.


Челнок оторвался от «Верхахта» и, осторожно лавируя среди его многочисленных обломков, направился к чернильно-черной туше ближайшего «потрошителя». Место за штурвалом занимал Вадим Ракитин в форме офицера ФСБР. Остальным он приказал оставаться в пассажирском отсеке и готовиться к штурму. Там же, у люка шлюзовой камеры, примостились два послушных андроида.

— Где пилот? — появилось на экране лицо диспетчера.

— Он труп! В этой мясорубке уцелели лишь я и парочка моих роботов! Какого хрена вы начали обстрел до нашей эвакуации?! Мозги ваши где?!

— Это не ко мне, капитан. В центральном посту все решают. Паркуйтесь к пятой причальной стенке.

— Ладно, понял, — кивнул Вадим и, отключив коммуникатор, передал дальнейшее управление автомату. Еще раз бросив взгляд на совсем уже близкий корпус чернеющего корабля прямо по курсу, он покинул кабину.

В пассажирском отсеке уже подошла к концу подготовка к невероятной, дерзкой и смертельно опасной операции — захвату «потрошителя». Стэн Мелоун, Джама и Ксения Уилсон трансформировали скафандры «Авалон» в более легкие бронедоспехи и, проверяя готовность оружия своего и андроидов, ждали дальнейших приказов командира.

— Итак, напоминаю порядок движения, — в оставшиеся минуты до стыковки обратился к товарищам Вадим. — Я иду первым. За мной следуют андроиды, а затем Джама и Ксения. Замыкающим двигается Стэн Мелоун. Захватив центральный пост, оставляем роботов снаружи, а сами баррикадируемся внутри. Пройти желательно без единого выстрела. Старайтесь держаться раскованно. Говорить буду я, а вы жуйте найс.

«Что я говорю? — вдруг мысленно прервал себя Ракитин, вглядываясь в усталые лица друзей. — Это же моя война. Это за мной пришли крейсеры „Анкоридж“. Не за Стэнли Мелоуном, не за Ксенией и не за Джамой. И не за Яном Фрименом и Карлом Зелинским. Они пришли за мной!»

— Нет! Мы сделаем по-другому! — вдруг загородил собой вход в шлюз Вадим. — Такой большой и разношерстной группой нам к мостику не пройти. Пойду лишь я и андроиды. На мне униформа ФСБР, и я не вызову подозрений. Вы остаетесь здесь и продолжаете ждать моих приказов.

— Каких приказов, Вадим? — удивленно перестал жевать найс Стэн Мелоун.

— Которые я отдам, исходя из складывающихся обстоятельств. Если в течение получаса я с вами не свяжусь, отшвартовывайтесь и уходите.

— Я иду с вами, командир, — нахмурился Джама.

— Вы все остаетесь здесь и ждете моих приказов! — не выдерживая напряжения, перешел на крик Вадим, но, усилием воли взяв себя в руки, уже спокойно обратился к Мелоуну: — Стэнли — ты старший. Проследи за исполнением.

Челнок ударился о причальную стенку, щелкнули захваты-фиксаторы. Закинув за плечи одного из андроидов дополнительный ранец с минами, Ракитин развернулся и, распахнув люк, быстро шагнул в шлюз. Андроиды верными псами последовали вслед за ним.

Глава 11

Заложив руки за спину, командор крейсера «Стилет» Говард Торпп наблюдал на огромном экране центрального поста за предсмертными муками пиратского корабля. Раскалываясь на неровные секции, некогда мощный и изящный, ныне он все больше превращался в изуродованный скелет, окруженный роем рваных обломков. Торпп прослужил на флоте больше тридцати лет, и для него, когда-то начавшего свою карьеру рядовым инженером-техником, любое космическое судно являлось живым существом. Поэтому даже гибель чужого корабля заставляла его сердце тоскливо и скорбно сжиматься.

— Надеюсь, мы покончили с мерзавцами, — брезгливо скривил губы стоящий рядом полковник ФСБР Данглар. — Но, безусловно, еще предстоит организовать осмотр обломков и сбор тел. Необходимо убедиться в том, что мы выполнили поставленную задачу и эта дьявольская группа террористов вместе со своим главарем уничтожена.

— Членов экипажа я задействовать не позволю. Разберитесь уже имеющимися в вашем распоряжении силами, — поспешил предупредить Торпп и в узкую щель поджал и без того тонкие губы.

— Мы понесли ощутимые потери, а обломки займут достаточно обширную площадь, Говард.

— Не очень-то вы думали о своих людях, Данглар, когда настояли на обстреле пиратского судна до полной эвакуации десантников.

— Позвольте напомнить вам, господин Торпп, — сощурил глаза Данглар, в голосе его появился металл, — что Ракитин и его команда являются особо опасными преступниками, убийцами тысяч людей, в том числе и президента Фараджа. По некоторым сведениям, они причастны и к военному конфликту с Банши, который нам удалось урегулировать с величайшим трудом. Если дать им хотя бы малейший шанс, они сами, не задумываясь, сотрут нас в порошок.

— Делайте вашу работу, Данглар, — бросил через плечо Торпп и направился к командирскому креслу в центре зала.

Данглар, недовольно посматривая выцветшими глазами в сторону командора, плюхнулся на свое место наблюдателя и углубился в изучение очередного доклада о потерях. По предварительным данным, из шестидесяти десантников, высадившихся на пиратское судно, погибло или пропало без вести двадцать пять человек. Но наибольшую досаду у Данглара вызвала потеря дорогостоящих андроидов — семь из восьми. За такое в Управлении по головке не погладят. Рапорты о потерях террористов разнились. В одном указывалось о ликвидации десяти, а в другом — всего лишь пяти преступников. Неясна оставалась и судьба Вадима Ракитина. Тело его необходимо найти, даже если придется перерыть весь космос вокруг места побоища. Денежные бонусы, обещанные Карлтоном Файнбергом и Матиасом Карсоном за голову пирата, будили в Дангларе приятные мечты. Участвующий в экспедиции Карсон, безусловно, выпишет чек сегодня же.

— Полковник, — послышался голос Торппа. — К мостику направляется ваш офицер, да еще и в сопровождении андроидов. Это нарушение протокола безопасности. Принимайте доклады по коммуникатору или вне пределов мостика «Стилета».

Данглар взглянул на экран, транслирующий коридор, примыкающий к центральному посту. И в самом деле, в сопровождении двух андроидов ко входу на мостик приближался офицер в черно-коричневой униформе ФСБР. Форменное кепи мешало рассмотреть лицо, хотя Данглару оно все же показалось знакомым. Не утруждая себя попыткой вспомнить капитана, полковник довольно скользнул взглядом по двум невредимым андроидам — потери оказались преувеличены. Быть может, подтвердится и смерть Ракитина. Данглар заспешил к выходу.

Шагнув в коридор, полковник оказался с широкоплечим капитаном лицом к лицу. Пронзительный взгляд темно-синих глаз, возникший из-под козырька кепи, и резкие черты лица заставили Данглара впиться пальцами в кобуру с оружием на поясе. Но было поздно. Ракитин нанес резкий удар ребром планшета по трахее полковника, разбивая хрящи и взрывая нервные окончания. Данглар схватился руками за горло, хватая ртом воздух, который вдруг перестал наполнять легкие.

Человек с синими глазами, не дожидаясь, когда закончится агония, снял со спины ближайшего робота ранец и, обогнув полковника, вошел в помещение центрального поста. Андроиды заняли пост снаружи. Их закованные в броню ноги стали последним, что увидел перед смертью Колин Данглар.


— Никому не двигаться! — поднял «корсар» Вадим.

Офицер в командирском кресле переглянулся с пилотом и навигатором. Те в замешательстве застыли перед экранами. Лишь канонир за спиной командора попытался выхватить оружие и тут же поплатился за это, забрызгав мозгами приборы и переборку рядом.

Вадим быстро направился к командиру корабля и, приставив к его голове импульсатор, пробежал взглядом по экранам вокруг и по панели пульта у кресла старшего офицера. Все складывалось как нельзя лучше — положение второго крейсера позволяло нанести ему смертельные повреждения при максимальном использовании оружия «Стилета».

— Командор, отдайте приказ о залпе всеми имеющимися средствами по соседнему кораблю «Анкоридж». Как, кстати, он называется?

— «Слава „Анкоридж“», — процедил сквозь зубы Торпп.

— Замечательное название. Мой привет господину Файнбергу получится с особым смыслом, — улыбнулся Вадим. — Прошу вас, господин командор, приступайте.

— Я не пойду на убийство своих товарищей.

— Я смогу это сделать за вас. Всего лишь несколько простых движений пальцев по интерфейсу, и все.

— Вам не выбраться отсюда!

— Это не важно! Вы загнали меня в угол и получите в ответ кровавую баню! — Вадим со злостью ткнул стволом в висок офицера. — Мы вне секторов Федерации! Мы уходили и не собирались возвращаться!

— Вы сами загнали себя в угол, господин Ракитин! Своими преступлениями!

Вадим почувствовал такой прилив обиды и ненависти, что чуть было не задохнулся от спазма в груди.

— Своими преступлениями, командор?! — наклонился к уху Торппа Вадим. — Все наше преступление состоит в том, что я и мои товарищи пытались вырваться из этого циркового манежа, где одни всю жизнь бегают по кругу, а другие щелкают кнутом!

— Нет, — нервно сглотнул командор.

Вадим с размаху ударил офицера по голове рукояткой «корсара», а затем заставил пилота и навигатора встать к стене. Лишив их оружия и сбросив тело командора на палубу, он занял командирское кресло. Запищал сигнал планшета. Андроид докладывал, что к центральному посту приближаются другие члены экипажа. Вадим задал роботам программу уничтожения любого живого объекта и отправил в свободный поиск по отсекам корабля, давая старт их новому кровавому походу. Еще минуту спустя, когда под ударом импульсаторов андроидов пали первые жертвы в коридорах «Стилета», кибер-канонир корабля открыл огонь по «Славе „Анкоридж“». Десятки торпед, лазерные лучи и плазменные заряды в мгновение ока превратили борт соседнего корабля в огненное море, разбрызгивающее вокруг оплавленные ошметки металла и пластика. Из динамиков коммуникатора понеслись ошеломленные запросы и истеричные просьбы о помощи.


В то время как во дворце правительства на Новой Земле Карлтон Файнберг в числе других участников переговорного процесса по восстановлению мирных отношений и организации политического и торгового сотрудничества с цивилизацией Банши ставил свою подпись под очередным соглашением, Матиас Карсон, развалившись в удобном кресле, обтянутом кожей герберского носорога, неспешно смаковал прохладное шампанское и с довольным видом наблюдал на телевизионной стене просторной личной каюты главы «Анкоридж» гибель ненавистного «Верхахта». Вспоминая дни и ночи, проведенные в его тесном и душном каземате в самом дальнем углу трюма, Матиас раз за разом прокручивал у себя в мозгу картину смерти пиратов. Он представлял, как лазерные лучи режут их тела, плазменные импульсы разрывают черепа, а обломки разрушающегося корабля давят грудные клетки. И уже убедив себя этими видениями наяву в их безусловной реальности, он теперь высматривал в каждом трупе, плывущем среди искореженных обломков, не раз проклятых Вадима Ракитина и Хорхе Ортегу. Однако «Стилет», заслонявший своим гигантским корпусом почти треть экрана, мешал полностью рассмотреть умирающий «Верхахт». Отставив опустошенный бокал, Карсон поднялся на ноги, полный решимости отправиться на соседний крейсер, чтобы лично возглавить операцию по сбору и опознанию разбросанных по округе тел, которую, без сомнения, организует полковник Данглар.

Но, не успев сделать и шага, Матиас вынужден был упасть на колени — настолько сильно вздрогнула палуба «Славы „Анкоридж“». Ремарянин попытался подняться, но очередной мощный толчок вновь бросил его на палубу. За миг до того, как телестена погасла, Матиас успел увидеть десятки полупрозрачных нитей лазерных лучей и сгустков импульсных зарядов, протянувшихся со стороны «Стилета» в сторону «Славы». Затем изображение на стене погасло, а еще через секунды вырубился свет, и Карсон оказался в кромешной тьме. Моргнувшее было аварийное освещение тоже потухло. Послышались глухо бухающие удары, которые становились все ближе и ближе. Объятый ужасом Карсон на четвереньках пополз к дверям. Держась за стену, ему все-таки удалось встать на ноги, а затем выбраться в общий коридор, наполненный топотом ног матросов аварийной команды. Очередной взрыв, только уже в соседнем отсеке, снова чуть не свалил Карсона с ног.

— Нет! Я так не хочу! Дайте света! — заорал Матиас, больше не в силах сдерживать ужас, разрывающий его изнутри.

В следующее мгновение спарка ракет «Стилета» пробила обшивку очередного отсека «Славы „Анкоридж“», перемешивая и выворачивая его внутренности. И в этой перемеленной взрывом мешанине, выносимой в космос, вращалось и растерзанное тело Матиаса Карсона, стремительно расстающееся с наполнявшей его жидкостью.

Вадим Ракитин, приглушив звук устройства связи и расслабив мышцы в удобном командирском кресле «Стилета», еще раз окинул взглядом помещение центрального поста и экраны внутреннего обзора. У ближайшей переборки замерли, уставившись в серый пластик, вахтенные офицеры с руками на затылках; в коридорах корабля андроиды кромсали экипаж корабля и десантников ФСБР; на нижних палубах соседних отсеков роботы-ремонтники резали переборки, чтобы спецназовцы смогли проникнуть в командный пункт в обход взбесившихся роботов. Затем Ракитин еще раз взглянул на «Славу „Анкоридж“». Теперь и он, как «Верхахт», разваливался на сотни и тысячи бесформенных фрагментов. И стаи искореженных обломков и человеческих тел, окутывающих оба корабля, сталкивались, мешались и расползались по космосу гигантской грязной тучей.

— Вадим, — послышался голос Мелоуна, — по-моему, нас вычислили. Пытаются вскрыть шлюз. Мы забаррикадировались. Что делать дальше?

— Иду! Держитесь и готовьтесь отчаливать! — вскакивая с кресла, ответил Вадим. Жестом он приказал пленникам поднять тело своего командира, все еще находящегося в бессознательном состоянии, и спуститься с ним на нижнюю палубу. Задраив за ними люк, Вадим приладил у главного пульта управления тяжелый брикет абордажной взрывчатки, а затем, подойдя к выходу с мостика и разблокировав его, набрал полную грудь воздуха и выскочил в притихший коридор.

Перескакивая кровавый навал тел, оставленный после себя андроидами, Ракитин устремился к причальным шлюзам. Быстро и беспрепятственно миновав два опустошенных боем отсека, Вадим достиг нужного. Оставалось всего лишь спуститься по трапу на нижнюю палубу, чтобы оказаться у цели — шлюза с катером, в котором укрылись товарищи, — когда мощный взрыв выбросил навстречу Ракитину сноп огня вперемешку с частями тел андроидов-штурмовиков. Спецназовцы все-таки нашли на них управу.


Вадим поднял налившиеся свинцом веки, и чувство дежавю охватило его. Тот же едкий черный дым перед глазами и звон в ушах на фоне полнейшего отсутствия каких-либо других звуков. Чьи-то тела вокруг и запах крови. Все как на Гербере. Только бесконечное звездное небо не где-то высоко над головой, а совсем рядом, за покатой броней корпуса чужого корабля.

Ракитин попытался встать. Получилось с трудом. Голова закружилась, и пришлось опереться о стену коридора. Правая, перебитая осколками рука не подчинялась, под пробитым бронежилетом невыносимо жгло левый бок. Вадим сделал шаг, затем другой и снова достиг спуска вниз. Придерживая пульсирующую болью плеть искромсанной металлом руки и опираясь спиной о поручни трапа, он скорее сполз, чем сошел вниз. В мутном мареве впереди возникли расплывчатые силуэты. Повинуясь судьбе, Вадим Ракитин оторвался от поручней и, выпрямившись, шагнул им навстречу.

Но из дымной завесы возникли два офицера спецназа ФСБР с «хищниками» наперевес. Вадим обреченно усмехнулся: «А ведь можно было все начать сначала. Там, на далекой планете с красивым именем Делия и греющей ее звездой по имени Ян».

Один из офицеров поднял ствол оружия. Дрогнул палец на спусковом крючке.

Очередь плазменных зарядов кинула спецназовцев Вадиму под ноги.

— Черт возьми, Вадим! — возник в дыму Стэнли Мелоун. — Где тебя носит?!

«Извини, забыл о часах. Время так быстро летит», — попытался пошутить Ракитин, радуясь прорвавшемуся сквозь звон в ушах голосу товарища, но смог лишь едва пошевелить губами.

— Командир ранен! — появившийся, как джинн из бутылки, Джама подставил Вадиму плечо. Оглядываясь по сторонам, к нему присоединился и Мелоун. Вместе они дотащили Ракитина до шлюза.

В пассажирском отсеке катера он сразу попал в руки Ксении Уилсон. Медик сделала Вадиму несколько инъекций, и его сознание, опережая катер беглецов, устремилось далеко вперед. Туда, где девушка по имени Элен, нежно поглаживая свой округлившийся живот с маленьким человечком внутри, все смотрит и смотрит в мерцающее звездами ночное небо.


Оглавление

  • Часть 1 РАСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  • Часть 2 ПИРАТЫ
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  • Часть 3 ЛИШЬ ЗВЕЗДЫ ВЕЧНЫ
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11