КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424312 томов
Объем библиотеки - 578 Гб.
Всего авторов - 202098
Пользователей - 96210

Последние комментарии

Впечатления

Shcola про Мушкетик: Белая тень. Жестокое милосердие (Советская классическая проза)

Сама книга не плоха, но как же можно испортить впечатление переводом. Изида Зиновьевна Новосельцева - эта не к ночи будет помянута, "переводчица", после идиша и иврита, которой с большим трудом даётся великий и могучий русский язык. Читать лучше в оригинале.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Петровичева: Дорога по облакам (Любовная фантастика)

да нет, в целом мадам петровичева и её муж (брат?) пишут нормально. то есть есть сюжет, есть интриги, нет тупых затянутостей: произошло событие, и расхлёбывание его не тянется нескончаемо до конца второй, третьей, десятой книги. что так раздражает, например, у звёздной, с её "адепткой" и её девственностью.
но уж очень надоело в пятьсот пятьдесят пятый раз читать о дыбах, на которых опять висят герои. в каждом опусе - про дыбу, щипцы, какие-то растяжки. повторяться-то всё время зачем? устаёшь.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Назимов: Маг-сыскарь. Призвание (Детективная фантастика)

содержание аннотации соответствует

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс (Альтернативная история)

автору респект за продолжение. но,как-то динамичность пропала изложения.ГГ больше по инерции действует

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Терников: Приключения бриллиантового менеджера (Альтернативная история)

Спасибо автору за информацию, почти 70% текста, на мой взгляд, можно было бы и в Википедии прочитать. До конца не прочёл, но осталось впечатление, если убрать нудные описания природы, географии, и исторического развития страны, то, думаю получится брошюрка страниц на тридцать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Михайловский: Война за проливы. Операция прикрытия (Альтернативная история)

Почитал аннотацию... Интересно, такое г... кто-то читает?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Рене: Арв-3 (ЛП) (Боевая фантастика)

Очередной роман для подростков типа голодных игр

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Ультиматум Кристин (fb2)

- Ультиматум Кристин (пер. М. Фетисова) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1049) 255 Кб, 104с. (скачать fb2) - Энн Мэри Уинстон

Настройки текста:



Энн Мэри Уинстон Ультиматум кристин


ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Дерек, по-моему, нам нужно пожениться.

— Нам нужно… что? — Дерек Маэни чуть не выронил инструмент, с помощью которого накладывал швы на лапу сеттера. Собака, почувствовав, что ветеринар отвлекся, отчаянно забарахталась.

Кристин Гордон, помогавшая Дереку, прижала к столу вырывающегося сеттера. Толстая коса упала ей через плечо, и Крис небрежно откинула ее.

— Я говорю, по-моему, нам нужно пожениться.

— О господи! — Дерек усмехнулся. А Кристин все такая же, вечно выдумает черт знает что. — Конечно, Крис! Как ты думаешь, в обеденный перерыв мы уложимся?

Кристин прищурила зеленые глаза и внимательно посмотрела на Дерека. Ее темные брови, ярко выделявшиеся на матово-бледном лице, приподнялись и угрожающе сдвинулись. На лице появлялось уже знакомое Дереку грозное выражение — «я не шучу».

— Дерек, я…

— …серьезно, — в один голос с ней проговорил Дерек.

— Доброе утро, мистер Маэни. — Фей, ассистентка Дерека, влетела в ветеринарную клинику Кварц-Форджа, на ходу застегивая халат. — Привет, Кристин. Спасибо, что подменила меня. Только я успела отвезти детей в школу, как обнаружила, что спустила шина. Ну, как наша Принцесса?

— Для двенадцатилетней собаки, попавшей под нож газонокосилки, она в превосходной форме. — Дерек поднял сеттера и бережно поставил его на пол, мысленно поблагодарив Фей за то, что ее появление дало возможность сменить тему. — Миссис Питерс в приемной. Можешь отвести к ней Принцессу. Скажи, что собаке нельзя бегать. Антибиотики не нужны. Если будет грызть швы, надеть на шею воротник.

— Хорошо. — Фей протянула Дереку график приемов. — Завтра приведут Матли на пробную операцию. Его хозяин хотел бы еще раз переговорить с вами, прежде чем собака снова ляжет под нож.

Дерек взял график и открыл дверь перед Фей, ведущей на поводке рыжего сеттера, намереваясь последовать за ними.

— Дерек.

Он нехотя обернулся.

— Крис, — он кивнул на дверь, — в приемной полно клиентов, и каждому не терпится меня увидеть. Забери мою дочь, а потом приступай к работе. Почему бы не обсудить нашу свадьбу вечером?

— Тебе бы все шутить. — Не переставая хмуриться, Кристин важно продефилировала мимо Дерека.

— Ты права. — Он не удержался и дернул ее за длинную светлую косу. Дерек делал это часто, с тех пор как в первый раз увидел Кристин десять лет назад, в Пенсильвании. У него там намечалась деловая встреча с ее отцом. Пол Гордон решил найти партнера по ветеринарной практике и дал объявление, на которое откликнулся Дерек. Им предстояло обсудить ряд деловых вопросов. Кристин тогда была непоседливой шестнадцатилетней девчонкой. Она почти всегда для удобства закалывала волосы наверху, но все равно выглядела растрепанной.

Окинув взглядом ее стройную фигуру, облаченную в отцовскую фланелевую рубашку и широкие штаны цвета хаки, Дерек с удивлением подумал, что, кроме прически, в ней почти ничего не изменилось. Если бы не роскошные вьющиеся волосы, она могла бы сойти за мальчишку.

— Папочка!

Дерек резко поднял голову и едва успел раскрыть объятья своей почти трехлетней дочке Молли.

— Привет, егоза! — Он нежно потерся носом о ее щечку. — Как поиграли с Санди, пока Кристин помогала мне?

Секретарша Дерека, Санди, боялась больших собак и поэтому вызвалась присмотреть за Молли, если Кристин согласится помочь Дереку в отсутствие Фей.

— Мы вырезали бумажных кукол! — Молли помахала у него перед носом бумажными фигурками.

Дерек залюбовался ее большущими голубыми глазами, розовыми щечками и пушистыми темными кудряшками. Что бы он без нее делал? Потеря Деб стала для него страшным ударом. Дерек помнил радостное ожидание первенца, помнил и безжалостные слова — «шансов нет», «метастазы», «облучение рискованно во время беременности». Последние девять недель перед родами прошли как во сне. Лишь два месяца спустя после рождения Молли, стоя возле могилы жены с дочкой на руках, Дерек до конца осознал, какой страшный смысл имели слова врачей.

Молли болтала без умолку. К ним подошла Кристин, держа в руках легкую курточку, которую Дерек утром надел на дочь.

— Ну-ка, Молли, давай оденемся и пойдем поиграем на улице.

Дерек поставил Молли на пол, и она бросилась к Кристин. Та обняла девочку и продела ее ручки в рукава куртки.

— Ты хорошо вела себя у мисс Санди?

— Да, — кивнула Молли.

— Прекрасно! Я горжусь тобой. Скажи папе, что мы увидимся с ним за ужином.

— Пока, пап! Увидимся за ужином, — послушно повторила Молли.

Кристин повела ее к выходу, и Дерек на прощанье помахал им рукой.

Когда дверь за ними наконец закрылась, он покачал головой. Что за пара! Как сестры. О лучшем друге, чем Крис, и мечтать было нельзя.

— Кристин очень заботится о твоей девчушке. — Фей вернулась, неся на руках кошку, у которой предстояло взять анализ крови.

Дерек кивнул.

— Сам не знаю, что бы без нее делал. — Он усмехнулся, вспомнив, как Кристин огорошила его в операционной. — Но иногда в ее голове рождаются очень странные идеи.

Фей улыбнулась. До того как Дерек стал единоличным владельцем лечебницы, она работала у отца Кристин, «дока» Гордона, а потому помнила Крис еще маленькой девочкой.

— Ну-ка, ну-ка, попробую отгадать. Она хочет брать уроки пилотирования.

— Не-а.

— Поступить в полицейскую академию?

Издав смешок, Дерек помотал головой.

— Пуститься в путешествие по Аляске?

— Вот и нет. Она считает, что я должен на ней жениться.

Вопреки ожиданиям, Фей не покатилась со смеху.

— Хм, — произнесла она.

Дерек забеспокоился.

— Что значит ваше «хм»?

Фей пожала плечами.

— Идея неплохая.

— Вы шутите? — Дерек замер на месте. — Она же слишком молода для меня!

— Вам всего лишь тридцать четыре, — спокойно проговорила Фей, — а Кристин на прошлой неделе исполнилось двадцать пять. Между вами даже десяти лет разницы нет.

У Дерека появилось такое чувство, будто его предали, и он удивленно уставился на Фей.

— Идея дурацкая, как и большинство идей Кристин.

На сердитые нотки, зазвучавшие в его голосе, Фей не обратила никакого внимания.

— Молли нужна мать. А кто может стать для нее лучшей матерью, как не женщина, заботившаяся о ней с самого рождения? А вам нужна жена. Но подойдет не каждая. Вам нужна такая же упрямица, как и вы, способная дать достойный отпор, когда уже не останется сил вас терпеть.

— Кристин для меня не женщина, — раздраженно прервал ее Дерек.

Фей ухмыльнулась.

— Не говорите глупостей, Дерек. Не мужчина же она. И из подросткового возраста Кристин вышла уже давно!

— Может, и вышла, но подходящей кандидатурой на роль жены не является, — отрезал Дерек.

Он отвернулся и направился в приемную, чтобы Фей не заметила краску, которая заливала ему лицо. Должно быть, Фей не в своем уме. Он никогда не думал о том, чтобы жениться еще раз. Зачем? Дерек был вполне доволен своей жизнью. Настолько, насколько это вообще возможно без Деб. Его сердце принадлежало ей навсегда и безраздельно.

Деб никогда не была упрямой. За десять лет совместной жизни у них не случилось ни одной шумной ссоры. Она совершенно не походила на Кристин — это воплощение упрямства и энергии. Нет, милую, добрую Деб ему никто не заменит.

Деб была нежной и любящей, она распространяла вокруг себя мир и спокойствие. Она угасла от рака, и вместе с ее кончиной рухнула бы и жизнь Дерека, если бы не ребенок — божественный дар. Если бы не Молли, он просто лег бы рядом с Деб и умер.

Мысль о непоседливой дочурке помогала ему справиться с тоской, которая накатывала всякий раз, когда он представлял себе дальнейшую жизнь без Деб. Дереку страшно повезло с Крис: Молли оказалась в замечательных руках.

Неожиданно взгляд Дерека упал на график приемов, который он держал в руках, и Дерек вспомнил, что сегодня пятница и его ждут клиенты. Хорошо бы закончить прием в первой половине дня, чтобы во второй осмотреть животных, поступивших в некоммерческий Аппалачский приют. Пол Гордон открыл его за несколько лет до своей смерти. Дерек вышел в приемную, чтобы побеседовать насчет Матли.

Однако фраза Кристин не выходила из головы. Сконцентрироваться на чем-либо никак не удавалось. Как только Дерек заканчивал очередную процедуру, в его ушах снова раздавалось: «По-моему, нам надо пожениться».

Сумасшествие какое-то! Припарковав машину, Дерек направился к дому. Его вдруг охватило чувство, странно похожее на панику, и сердце тревожно заныло. Его дом — красивый старинный особняк — принадлежал когда-то отцу Кристин, который скоропостижно скончался от сердечного приступа почти восемь лет назад. Мать Кристин, как и мать Молли, умерла, когда та была еще совсем маленькой. После смерти Пола Гордона Кристин заявила, что дом слишком велик для нее одной. Щедро заплатив, Дерек выкупил его по рыночной стоимости. Кристин не хотела брать с него большие деньги, но Дерек оказался упрямее. Сумма была для него не бог весть какой, но Кристин этого не знала. В Кварц-Фордже никто и понятия не имел о размерах личного состояния Дерека, и он был этому только рад.

Его состояние. Дерек все никак не мог свыкнуться с мыслью, что богат, причем богат до неприличия. Благодаря ловким сделкам, которые заключал его брат, начальное состояние Дерека — десять миллионов — значительно выросло всего за каких-то пятнадцать лет. Иной раз Дереку казалось, что он сам не желает, чтобы его богатство было чем-то реальным. Ведь состояние он получил в результате смерти родителей, которые могли бы остаться в живых и радоваться своей первой и единственной внучке.

О своих родителях Дерек до сих пор не мог вспоминать без боли. Это было самое невероятное происшествие, какое только можно было себе вообразить. Дерек с братом Дамоном тогда еще учились в средней школе. Родители отправились на Карибское море, чтобы отметить годовщину своей свадьбы. Когда они купались, их переехал быстроходный катер, управляемый пьяным парнем. Их убийца оказался саудовским принцем. Его чудовищная выходка привела короля в ярость. Он выплатил братьям Маэни многомиллионную компенсацию, лишив своего отпрыска наследства и передав его права другому сыну. Но деньги не могли вернуть Дереку родителей.

Он поднялся по лестнице, как вдруг массивная дверь комнаты отворилась и появившаяся Молли замахала ему руками. Мгновение спустя за ее спиной возникла Кристин, она неприветливо посмотрела на вошедшего Дерека.

— Папочка! Папочка! — Молли радостно залопотала, рассказывая, как провела день. Дерек подбросил ее в воздух, поймал и прижал к себе. Однако в следующий миг Молли уже рвалась на пол, что-то бормоча о своей поделке из пластилина, которую непременно должна показать. Спеша вслед за дочерью, Дерек отважился бросить взгляд на Кристин.

— Кажется, вам сегодня было весело. Сколько она спала?

— Два часа. — Кристин старалась сохранять равнодушный тон, и Дерек сразу понял: она еще сердится.

Он выглянул в коридор. Молли все не появлялась.

— Хм. Крис, я насчет того, что ты предложила сегодня утром.

Кристин подняла голову и взглянула на него, вопросительно вскинув брови.

— Все не так просто. Люди женятся не только потому, что это создает определенные удобств, или… или потому, что это решает какие-то материальные проблемы. Ты прекрасная няня и отлично понимаешь, что я обязан тебе по гроб жизни за то, что ты помогаешь мне с Молли. Но… — Дерек беспомощно взмахнул руками, — это вовсе не повод создавать семью.

В комнате воцарилось долгое тягостное молчание.

— Ты понимаешь, что я хочу сказать? — спросил Дерек.

— Вполне, — ответила она ледяным тоном. — Тебе очень удобно иметь в безраздельном пользовании мою жизнь и мою молодость.

Дерек был потрясен.

— Это неправда!

Неправда ли?

— Послушай, — на лице Кристин появилось строптивое выражение, которое означало, что переубедить ее, как ни пытайся, все равно не удастся, — это несправедливо по отношению ко мне и Молли. Она слишком зависима от меня. И когда ты все-таки женишься, то получишь кучу неприятностей. Ей будет слишком тяжело привыкать к новой матери.

— Каким образом она от тебя зависит? — Почему он снова должен жениться? Ему и так хорошо. Или было хорошо. Как сложится дальнейшая жизнь, Дерек не знал, но был уверен: былого счастья не вернуть.

— Она зовет меня мамой. Не часто, но иногда у нее это проскальзывает. Это совершенно естественно: мы ведь вместе уже давно. Об этом-то я и хотела сказать. — Кристин глубоко вдохнула, и голос у нее задрожал. — Думаю, тебе стоит поискать другую няню для Молли.

Дерек был даже не ошарашен, он был сбит с ног тяжелой кувалдой и не находил слов. В этот момент к нему вприпрыжку подбежала Молли, показывая свою поделку.

— Жаркое в духовке, — сказала Кристин. — С морковью и картошкой. Молли сегодня съела достаточно фруктов и овощей, так что на десерт может полакомиться мороженым.

— Ты не останешься?

По будням Кристин почти всегда ужинала вместе с ними.

— Нет. — Она повернулась и сняла с вешалки куртку. — Сегодня у меня дела.


Проклятый Дерек!

На следующее утро Кристин сидела, хмуро уставившись на столбики цифр, и никак не могла сконцентрироваться на расчетах налоговых выплат за квартал, которые делала для одного местного художника. Дерек по-прежнему считал ее легкомысленной девчонкой. Он доверил ей воспитание дочери, но не верил в то, что она и сама выросла. Так дальше не могло продолжаться. Она устала быть старой доброй Кристин, всегда готовой прийти на помощь. Она жила так, забыв о собственных чувствах, уже больше двух лет, с тех самых пор, как умерла Деб.

Кристин любила Деб, как сестру. Если бы та была жива, она никогда бы не призналась, что ее чувства к Дереку — нечто большее, чем мимолетное увлечение ветреной девушки. Кристин давно стала взрослой женщиной. Женщиной, которая любила Дерека.

Кристин вздохнула. Она заменила Молли мать и знала, что девочка ее любит.

Кристин зажмурилась, упрямо сдерживая слезы. Она слишком трезво смотрела на жизнь и не собиралась провести остаток отпущенного ей Богом времени в погоне за несбыточной мечтой. Теперь ей двадцать пять, и никто ее до сих пор по-настоящему не интересовал. Ни к кому и никогда Крис не испытывала сильного влечения. Может быть, потому, что она каждого тут же начинала сравнивать с Дереком. Ребята в колледже назначали Кристин свидания, но продолжать с ними отношения ей не хотелось, и за всю жизнь у нее был только один интимный опыт, да и то столь вялый и прохладный, что его можно было назвать сексом только с большой натяжкой.

И во всем этом виноват Дерек. Тогда он был уже женат, но являлся для Крис эталоном, по которому она подсознательно оценивала остальных мужчин.

Но вот Деб не стало, и Кристин со временем вынуждена была признать, что ее юношеская страсть не умерла и не померкла, а, напротив, окрепла и переросла в глубокое серьезное чувство. Крис всей душой стремилась стать Дереку утешением в его горе, но он не подпускал ее к себе.

Между тем Кристин вовсе не собиралась провести жизнь в бесплодных ожиданиях, что у Дерека проснутся к ней чувства. Раз она ему не нужна, значит, надо выбросить его из головы. При этой мысли в ее душе поднялся протест, но Кристин тут же безжалостно его подавила. Второго такого Дерека Маэни не сыскать в целом свете, но зато других мужчин вокруг пруд пруди. Причем хороших мужчин, которые смогли бы ее полюбить и с которыми она могла бы создать семью.

Частичка ее сердца навечно отдана Дереку, но об этом никто и никогда не узнает. Решение было принято. Кристин утвердительно кивнула и взяла в руку карандаш, твердо намереваясь закончить работу за то короткое время, которое у нее оставалось. Молли укладывали спать днем после обеда, и во второй половине дня у Кристин было свободное время. Для дополнительного заработка она брала бухгалтерскую работу и каждый раз, приходя днем в дом Дерека, просто приносила ее с собой.

У них с Дереком все было точно рассчитано. По утрам он завозил Молли к Кристин, и она кормила ребенка завтраком. Днем они с девочкой возвращались в дом Дерека, обедали, Молли ложилась спать, а Кристин тем временем принималась за свою работу.

Лишь в последние суматошные недели в конце квартала, когда требовалась налоговая отчетность, Кристин приходилось трудновато. Работы было полно, и порой она брала больше, чем была в состоянии выполнить. Однако деньги платили хорошие, а Кристин не могла себе позволить отказываться от лишнего заработка с тех пор, как умер отец, оставив ей в наследство долги.

Если она поступит на штатную должность бухгалтера, то сможет окончательно с ними разделаться гораздо скорее, чем планировала.


Молли проснулась в начале пятого, и Кристин позволила ей поучаствовать в приготовлении ужина. Не успела она в половине шестого вытащить из духовки готовое блюдо, как распахнулась входная дверь.

Из прихожей до Кристин донесся радостный голосок Молли: девочка взахлеб рассказывала Дереку, как провела день. Пес Сардж, каждый день сопровождавший Дерека в ветлечебницу, влетел в прихожую, бешено виляя хвостом, и подбежал к Кристин поздороваться. Она потрепала его за ухо, поставила перед ним миску с едой и ушла, давая ему возможность поесть.

— …Мы с мамой ходили в библиотеку, а потом мы ходили в магазин, а потом я спала.

— Не с мамой, а с Кристин, — поправил Дерек.

— Да. — Девочка ничуть не смутилась. — А потом я лепила из пластилина!

Собрав бумаги в портфель, Кристин мрачно улыбнулась и направилась к выходу. Может, он решил, она все выдумала, насчет того, что Молли зовет ее мамой?

Дерек все еще стоял в прихожей с Молли на руках. Дочь сжала ручонками его голову и внимательно глядела ему в глаза.

— Привет. Я только что приготовила мясо, так что можешь поужинать прямо сейчас. — Кристин сняла с вешалки куртку.

Дерек пристально посмотрел на нее.

— Ты не поужинаешь с нами?

— Нет. Сегодня собрание членов правления.

С тех пор как Кристин закончила колледж, она была членом правления приюта для животных.

Дерек удивленно поднял брови.

— Но ведь оно только в семь! У тебя еще масса времени.

Стараясь не смотреть ему в глаза, Кристин подошла и остановилась, ожидая, что он отойдет в сторону и пропустит ее к выходу. Но он стоял неподвижно, загораживая дверь широкими плечами. Кристин глубоко вздохнула и с вызовом посмотрела ему в глаза.

— Нет, спасибо. Извини.

— Ты вообще когда-нибудь еще останешься поужинать с нами? — Дерек нехотя отступил в сторону. В его голосе послышалась такая агрессия, что Кристин невольно отшатнулась.

— Не знаю, — осторожно ответила она. Этот рассерженный мужчина совсем не походил на прежнего Дерека, который был самым невозмутимым человеком на свете. — Может быть, как-нибудь. У Молли скоро день рождения. Я приготовлю ей что-нибудь особенное.

— Но это же только в сентябре! А до сентября целых три месяца! — громовым голосом прокричал Дерек так, что Кристин и Молли одновременно вздрогнули. Девочка тут же расплакалась. Дерек погладил ее по спине, раздражение сменилось беспокойством и беспомощностью. — Прости, детка, я не хотел тебя напугать.

— Папа, не кричи на Кристин! — воскликнула Молли. В ее глазах все еще стояли слезы, но тоненький голосок звучал твердо.

Дерек раскрыл рот от удивления.

— У нее твои интонации, — неодобрительно заметил он.

Это был явно не комплимент, и Кристин страшно обиделась. Деб была доброй, спокойной, очаровательной. Крис не могла припомнить, чтобы эта женщина когда-нибудь повышала на Дерека голос. Она вообще сомневалась, что за все время их совместной жизни Деб хоть раз перечила мужу. Крис же — полная противоположность любимой супруге Дерека.

Кристин поцеловала девочку в лоб.

— До завтра, солнышко, — тихо проговорила она, поспешно отступила назад и выбежала из дома, не дожидаясь, пока у Дерека найдутся другие поводы для недовольства.

Телефон в квартире Кристин зазвонил в тот момент, когда она вечером выходила из душа. Крис завернулась в банное полотенце и бросилась в спальню, где находился ближайший аппарат.

— Алло.

— Нам надо поговорить, — без предисловий начал Дерек.

— Нам не о чем говорить.

— Ты же знаешь, что это не так, — возразил Дерек. — Крис, ты не можешь вот так просто взять и исчезнуть из жизни Молли. Она же привязана к тебе!

— Но я ведь не уезжаю на Северный полюс! Я живу в трех километрах от вас.

— Да, но сейчас она видится с тобой каждый день.

— Ну хорошо. — Кристин раздраженно махнула рукой, хотя Дерек не мог увидеть этого жеста. — Когда ты найдешь новую няньку, я буду продолжать приезжать обедать с ней два раза в неделю. — Кристин попыталась говорить мягче. — Тогда она не будет думать, что я ее бросила.

— Я не хочу, чтобы ты ее бросала. — Дерек говорил мягко, но убедительно.

Сердце Кристин дрогнуло, и она уже была готова поддаться на уговоры, но вдруг вспомнила о его вчерашнем отказе.

— Я должна, — так же мягко проговорила она, — заняться своей собственной жизнью, Дерек. Ты, кстати, тоже.

— Что это значит?

В голосе Дерека мелькнуло подозрение. Кристин вздохнула. Что бы такое сказать ему, чтобы он наконец оставил ее в покое?

— Мы слишком много времени проводим вместе.

— И что?

— А то, что мы должны научиться жить порознь.

— Но еще вчера ты хотела, чтобы я на тебе женился.

— Да, — подтвердила Кристин, — хотела. Но ты абсолютно ясно обозначил свою позицию, и я тебя поняла.

— Ты что, мстишь мне за то, что я отказался жениться?

— Нет! — с негодованием воскликнула Кристин. — Просто я решила, что нам пора устраивать свои судьбы. Деб умерла почти три года назад, а мы до сих пор связаны договоренностью, заключенной еще при ее жизни. Если эта связь не вечна, то она никому из нас ничего хорошего не принесет, и это нужно признать немедленно. Я хочу собственную семью. А пока все мое время посвящено вам с Молли, ни один мужчина мной не заинтересуется.

Наступило тягостное молчание. Кристин затаила дыхание: Дерек не выносил упоминаний о покойной жене. Он вздохнул.

— Скорее всего, ты права, — спокойно ответил он. — С моей стороны было нечестно так эксплуатировать тебя. Ты прекрасно справлялась с воспитанием Молли, и я позабыл, что у тебя может быть своя личная жизнь.

— Спасибо. — Кристин стоило немалых усилий сдержать подступивший к горлу комок. — Мне нужно идти. Увидимся в понедельник.

— Крис.

Кристин нравилось, когда Дерек называл ее этим уменьшительным именем. Никто больше ее так не называл.

— Да?

— Я не хочу терять тебя из виду. Обещай, что не забудешь нас.

Кристин рассмеялась, с трудом сдерживая готовые хлынуть из глаз слезы.

— Никогда. Вы с Молли — моя единственная семья.

На какое-то время оба замолчали, ощущая прилив теплого чувства друг к другу.

— Спокойной ночи, — мягко проговорила Кристин.

— Спокойной ночи, — ласково ответил Дерек.

Кристин медленно повесила трубку и бессильно повалилась на кровать, не обращая внимания на мокрое полотенце и тщетно пытаясь сдержать рыдания, рвущиеся из груди.

Она потянулась за носовым платком, но тут снова затрезвонил телефон. Кристин взглянула на определитель номера, испытывая непреодолимое искушение не отвечать на звонок. Однако, как оказалось, это был казначей правления приюта, и Кристин поняла, что ответить все же придется.

Время близилось к десяти, а поздние звонки не были в его привычках. Тем не менее, Кристин надеялась, что ничего экстраординарного не произошло.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Через несколько минут Кристин позвонила Дереку.

— Крис, — терпеливо начал он, прежде чем она успела вымолвить хоть слово, — я думал, мы уже все обсудили.

— Перестань. Я звоню по другому поводу. — Она замолчала, стараясь сгладить резкость ответа.

— Что случилось? — Дерек мгновенно переменил тон. — Ты в порядке?

Кристин глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.

— Час назад в автокатастрофе погибла Кэти Белайл.

— Что?! — Дерек мигом позабыл об их с Кристин давешней перепалке. — Как это случилось?

Кэти Белайл была директором-распорядителем Аппалачского приюта для животных. На эту должность ее назначил отец Кристин, когда, получив миллионное наследство, он решил открыть приют. Кэти была прекрасным работником.

— Пьяный водитель, — ответила Кристин. — Мне только что звонил Расти Шеффилд. Я пообещала сообщить тебе.

— О господи, вот беда! Просто не верится!

Кристин представила себе, как, говоря это, Дерек ерошит свои темные волосы. Он всегда так делал, когда волновался.

— Да. — У Кристин перехватило дыхание, и ей стало трудно говорить. Подругами они с Кэти не были, однако не раз вместе участвовали в разработке научных проектов.

Дерек тяжко вздохнул.

— И что собирается предпринять правление?

— Боюсь, об этом еще никто не думал, — вздохнула Кристин, — но полагаю, надо сразу дать объявление о поиске нового кандидата на пост директора.

Приют представлял собой огромное учреждение с множеством работников. Он требовал постоянного контроля, и оставить его без директора надолго было просто немыслимо.

— Дай знать, когда выяснится с датой похорон. Пригласим для Молли няньку на один день, чтобы ты могла пойти, — тихо сказал Дерек. В его голосе звучала скорбь.

Кристин заметила, что он, видимо, уже забыл о ее недавнем ультиматуме. Однако напоминать об этом сейчас ей не хотелось.

— Хорошо, — спокойно ответила она.

— Спасибо, что позвонила. Держи меня в курсе событий.

На следующий день Кристин выяснила, что похороны Кэти состоятся через два дня в одиннадцать утра.

Она позвонила Дереку, чтобы сообщить об этом.

— Я закрою лечебницу на несколько часов, — ответил он. — Санди обещала посидеть с Молли в наше отсутствие.

— Не забудь ее поблагодарить, — напомнила Кристин.

— Я привезу Санди в половине одиннадцатого, а потом заеду за тобой.

Кристин колебалась, обдумывая ответ.

— В этом нет необходимости, — нерешительно сказала она.

Дерек помолчал с минуту.

— Сейчас не время демонстрировать свою независимость, Крис, — спокойно ответил он. — Мы должны быть вместе.

Кристин внезапно пришло в голову, что похороны молодой женщины могут оказаться для Дерека слишком тяжелым испытанием.

— Хорошо, — согласилась она, и от жалости к нему у нее защемило сердце.


Кристин так ни разу и не осталась на ужин с тех пор, как предъявила свой ультиматум. Но Дерек мог быть спокоен: их с Молли по вечерам неизменно ждала горячая еда.

Обычно он радовался, возвращаясь домой и предвкушая встречу с Молли, которая бросится ему на руки. Девочка начнет безумолчно болтать о том, как провела день, а они с Кристин — обмениваться улыбками. Потом Дерек устроится за столом, усадит Молли себе на колени и будет рассказывать Кристин, как прошел его рабочий день. Поделится своими переживаниями о том, что владельцы животных, которых не удалось спасти, возмущаются выставленными им счетами.

На этой неделе, к примеру, его поднял с постели ночной телефонный звонок: гулявшая без поводка собака попала под машину. Дерек приехал по вызову, но животное не выжило, а его владельцы все никак не могли взять в толк, за что им выставили счет. А ведь Дереку пришлось будить ребенка. Он взял с собой Молли и, пока за ней не заехала Кристин, уложил ее спать тут же, в лечебнице. Потом со своей ассистенткой, которую он вызвал среди ночи, он в течение трех часов боролся за жизнь собаки, поставив несколько капельниц.

Но Дереку не удавалось поговорить с Кристин с самого вторника — она убегала, прежде чем он успевал раздеться. И они с Молли ужинали в одиночестве. «Что само по себе не так уж плохо», — успокаивал себя Дерек. Просто он привык, что рядом всегда есть кто-то еще, кроме ребенка.

Но по правде говоря, Дерек скучал. Ему так хотелось наконец повидаться с Крис, что он даже ждал похорон Кэти.

Когда в день похорон он заехал за Кристин, она держалась, против обыкновения, сдержанно. Стоял теплый июньский день, но на ней были черный брючный костюм и куртка того же цвета. Кристин выглядела растерянной и печальной. Должно быть, она сильно переживала. Со смертью Кэти, которая знала ее отца, обрывалась последняя ниточка, связывавшая Кристин с прошлым.

Дерек распахнул перед ней дверцу машины и сел за руль. Все время, пока они ехали к месту панихиды, Крис молчала.

— Как прошло утро? — спросил Дерек.

Кристин коротко улыбнулась в ответ.

— Хорошо. Я отвела Молли поиграть в детский сад при церкви. Она влюблена в мальчика по имени Джетрап Сауэрс. Они все время ходят, держась за руки.

Дерек усмехнулся.

— Весело. Не то что у меня: три старые ожиревшие таксы, владелец которых никак не может понять, с чего это у его собак проблемы со спиной; попугаиха ара, выщипывающая собственные перья, и йоркширский терьер со сломанной лапой.

— Как он сломал лапу?

— Ему на нее наступили.

Последовало молчание.

Дерек притормозил на красный свет. Не зная, как разговорить Кристин, он чувствовал себя юнцом.

— В правлении что-нибудь слышно о том, кто будет вместо Кэти? — Говорить об этом в день похорон… Дерек ощущал себя полным идиотом.

— Пока нет. — Крис смотрела в окно. Ее руки лежали на коленях, и Дерек непроизвольно дотронулся до них ладонью.

И сразу понял, что совершил ошибку. Вот черт! Все эти годы Кристин была для него другом, и только после их недавнего разговора он стал воспринимать ее как женщину. В нем проснулось физическое влечение к Кристин, подобного которому он не испытывал с самой юности. У Кристин были теплые руки, гладкая нежная кожа, и Дерек с трудом удержался, чтобы не провести по ней пальцем. Если руки у нее и впрямь такие нежные… Дерек, перестань!

Кристин и бровью не повела. Опустив глаза, она посмотрела на его широкую ладонь, в которой запросто уместились ее тонкие изящные ручки. Кончиками своих пальцев Дерек ощутил упругость ее мягкого бедра.

Кристин, подняв голову, взглянула на Дерека, и у него от волнения перехватило дыхание. Ее зеленые глаза походили на изумруды, сверкающие в лучах солнца. Взгляд у Крис был чуть испуганным и по-детски беззащитным, и Дерека вдруг охватило сильнейшее желание, сравнимое по своей мощи и внезапности разве что с летней грозой.

— Прекрати, — грубо бросил Дерек, едва ли сознавая, что говорит.

Он резко отдернул от Кристин руку, как будто боялся получить ожог.

— Что прекратить? — недоуменно спросила она.

— Прекрати дразнить меня. — Дерек тут же понял нелепость своих слов, но остановиться уже не мог. Он даже искал повода для шумной ссоры.

— Дразнить тебя? — переспросила Кристин. В ее глазах вспыхнул гнев. — Дразнить его! Очень мне надо! — Крис задыхалась от возмущения. — Это ты прикасаешься ко мне!

— Я говорю не о прикосновении, — возразил он. Если бы можно было прикоснуться к этому податливому, нежному телу, разве стал бы он ссориться! — Я о твоих зазывных взглядах.

Загорелся зеленый свет, и Дерек тронулся с места. До церкви оставалось всего несколько кварталов.

— Зазывных?.. — Слова замерли у Кристин на устах. — Какая муха тебя укусила? Какие такие «зазывные» взгляды?!

Дерек сам уже был не рад, что затеял все это, но он распалялся все больше, а его возбуждение обострялось. Устремив взгляд вперед, Дерек сделал вид, что следит за дорогой. Кристин с досадой махнула рукой.

— Ты, — проговорила она сдержанно, — самый настоящий идиот.

Больше Дерек не услышал от нее ни слова. Он остановился возле церкви. Крис мгновенно выбралась из машины и гордо зашагала через стоянку. Ему пришлось ускорить шаг, чтобы догнать ее, но Кристин словно не замечала его. Она расписалась в регистрационном журнале и незаметно села в дальнем углу погруженной в тишину церкви. Дерек уселся рядом, но Кристин демонстративно отодвинулась, чтобы, не дай Бог, не коснуться его.

Вот черт! Что же ему делать с этой Кристин? Ничего не делать. Она слишком молода для тебя. Однако с той минуты, как она заговорила о браке, Дерек стал смотреть на Кристин не как на девочку, за которую он нес ответственность все эти пять лет, а как на женщину.

Началась заупокойная служба. На какое-то время Дереку удалось отвлечься от одолевавших его назойливых мыслей. Присутствовали почти все члены правления, рядовые сотрудники приюта для животных и многие другие люди, знавшие Кэти. Дерек отменил прием, и Фей тоже смогла прийти на похороны вместе с несколькими другими сотрудниками клиники.

Дерек слышал, как Кристин тихонько плакала, пока священник произносил речь. Пошарив в кармане, он нашел носовой платок и предложил его Кристин, но она, упорно отказываясь замечать его, достала собственный. Дереку ужасно хотелось обхватить ее за плечи и утешить, но он понимал, что она скорее укусит его за руку от злости, чем позволит себя обнять. Оставалось только смотреть на Кристин украдкой и молча наблюдать, как она силится взять себя в руки.

Ей это удалось, и, когда служба закончилась, она была совершенно спокойна. До кладбища они доехали в полном молчании и, присоединившись к остальным присутствующим, встали у могилы, слушая краткую погребальную молитву. Кристин выразила свои соболезнования родителям Кэти, и Дерек последовал ее примеру. Потом к нему подошел один из членов правления, который вполголоса поинтересовался, нет ли у него на примете человека на место Кэти. Дерек отрицательно покачал головой и заторопился вслед за Кристин. Догнав ее у машины, он обнаружил, что Кристин снова плачет. Она вся сотрясалась от беззвучных рыданий, худые плечи подрагивали, и Дерек остановился в замешательстве, не зная, что делать. Он изо всех сил сжал кулаки, чтобы ненароком не прикоснуться к ней, но уже через минуту, не в силах слышать ее плач, обнял ее за плечи и притянул к себе.

Кристин тут же спрятала лицо у него на груди и обхватила его за талию, словно маленькое слабое существо, ищущее защиты.

— Я не дразню тебя, — глухо произнесла она, прижимаясь лицом к его груди.

В приливе нежности Дерек погладил ее по спине.

— Знаю. Прости меня… прости за то, что я наговорил тебе. Просто у меня было отвратительное настроение.

Он опять допустил ошибку, обняв ее. Но на этот раз он по крайней мере предвидел эмоции, которые испытает. Сердце у него бешено заколотилось, а по разгоряченному телу прошла дрожь. Дерек наклонился и прикоснулся губами к волосам Кристин.

— Прости меня. Я знаю, как ты любила Кэти.

Кристин кивнула.

— Да, любила. Я познакомилась с ней благодаря папе.

Сквозь легкую летнюю рубашку Дерек чувствовал ее теплое дыхание.

— На тебя, похоже, сразу нахлынули воспоминания?

Кристин снова кивнула.

Поверх ее головы Дерек увидел Фей. Женщина шла по узенькой извилистой дорожке через кладбище. Их взгляды встретились, и Фей понимающе и чуть самодовольно улыбнулась ему.

С трудом подавив в себе мальчишеское желание показать ей язык, Дерек помог Кристин сесть в машину. Когда он притормозил возле ее дома, никаких сомнений в том, что женитьба на Кристин — просто нелепость, у него не оставалось. Она молодая чистая девушка, а он — обремененный ребенком вдовец. Между ними нет того взаимопонимания, которое было у них с Деб. Они будут все время ссориться, и ничего у них не выйдет.


На следующий день пришла очередь дежурства Кристин в приюте для животных. Она натянула мешковатые шорты цвета хаки и удобную безразмерную футболку, схватила печенье и взяла ключи от машины.

Выходя из дома, она столкнулась лицом к лицу со стоявшей за дверью Фей Проктер. Кристин так и подпрыгнула от неожиданности.

Фей схватилась за сердце и через мгновение разразилась смехом.

— Господи, как ты меня напугала!

— Вы меня тоже! — Кристин открыла дверь и жестом пригласила Фей войти. — Входите. Я сегодня работаю в приюте, но пара минут у меня есть. Что случилось?

Фей опустилась на диван в тесной гостиной, а Кристин устроилась напротив. Их взгляды встретились, и Крис с удивлением обнаружила, что глаза Фей, обычно светившиеся радостью, теперь были серьезны.

— Дерек рассказал мне о твоем предложении на прошлой неделе.

Ну вот! Кристин готова была сквозь землю провалиться. Как было бы здорово, если бы Фей сейчас испарилась, словно облачко дыма. Немедленно. Кристин изо всех сил зажмурилась, чувствуя, как запылали у нее щеки. Когда она открыла глаза, Фей по-прежнему сидела перед ней, терпеливо ожидая ответа.

— Вот зараза! — произнесла Кристин.

Фей рассмеялась.

— Держу пари: «зараза» — не то слово, которое тебе на самом деле хотелось бы произнести!

— Вообще-то да, — подтвердила Кристин, вяло улыбаясь. — Не то.

— Я не хочу вмешиваться в чужие дела, — успокоила ее Фей. — Просто хочу сказать, что я на твоей стороне.

Кристин молча уставилась на женщину. Она это серьезно?

— Доктор Маэни — превосходный начальник, — уверенно сказала Фей, — и мне нравится работать с ним. Но горько смотреть, как он после смерти бедной Дебби отгородился от всех, сосредоточившись на дочке. Если он еще не превратился в отшельника, то только благодаря тебе.

— Я ничего не знаю об этом, — перебила ее Кристин.

— А я знаю, — сказала Фей. — Только благодаря тебе он еще принимает пищу и ходит на работу. Ты помогаешь ему по хозяйству, обстирываешь его. Ты воспитываешь мисс Молли, так что не думай, будто ты тут ни при чем.

— Возможно, вы и правы. Но, по словам Дерека, это не причина для создания семьи.

Кристин пожала плечами, пытаясь не дать вновь проснувшейся обиде завладеть ею. Если бы дело было только в их недавней шумной ссоре. Но в их отношениях вдруг возникла натянутость, которая не исчезла и тогда, когда Кристин, поблагодарив Дерека за то, что он ее подвез, вышла из машины.

Фей фыркнула.

— Этот мужчина дальше своего носа не видит. Не обращай внимания.

Кристин вскинула голову.

— Что вы имеете в виду?

— Каждый дурак знает, что доктор Маэни тебе небезразличен, — добродушно сказала Фей.

— Неужели это так заметно?

— Нет-нет, — поспешила успокоить Фей. — Но я знаю тебя с детства и никогда не замечала, чтобы ты смотрела на какого-нибудь мужчину так, как смотришь на Дерека, когда он не видит этого.

Кристин почувствовала, что медленно краснеет.

— И что? — спросила она чуть резковато.

— А то, что ты и раньше ему никогда не уступала, — с улыбкой заметила та. — И теперь ведь не собираешься сдаваться, правда?

По сути, Фей права. И все же…

— Нет, — Кристин придала голосу твердости, — я не намерена всю жизнь ждать у моря погоды. Если я не нужна Дереку, я буду искать другие варианты.

— Ты хочешь сказать, других мужчин? — Фей смотрела на нее широко раскрытыми глазами.

Крис кивнула.

— Не спеши, моя милая. Ты оттащила его от края могилы Деб, куда он уже норовил улечься, — напомнила Фей. — Он сам тогда не знал, что для него благо. Он и сейчас этого не знает.

— Но… — Растерявшись, Кристин никак не могла сообразить, как дальше повести этот странный разговор. — Как мне… Что же я могу поделать, раз он…

— Прибегнуть к женским уловкам. — Фей лукаво улыбнулась. Она постучала по коричневой хозяйственной сумке и поставила ее на пол. — У меня здесь несколько вещиц, в которые моя дочь Карли после родов больше не влезает. Попытаемся сделать тебя похожей на женщину.

— Похожей на женщину? — Кристин дотронулась до своих блестящих вьющихся волос, рассыпанных по плечам. — По-моему, на парня я не похожа.

— Не похожа, — подтвердила Фей. — Совершенно не похожа. Мы просто напомним об этом доктору Маэни.

— И как же? — с опаской поинтересовалась Кристин. — Я не хочу, чтобы у меня на лице красовалась тонна косметики.

— Дорогая моя! Да с таким личиком и волосами, как у тебя, не нужна никакая косметика! — Фей поднялась и, вытащив из сумки какую-то вещь приятного темно-серого оттенка, встряхнула ее. — Но одежда — совсем другое дело.

— Мне нравится, когда в одежде удобно.

— Тебе нравится быть незаметной, — поправила ее Фей. — В этой одежде никакого неудобства ты не почувствуешь, но станешь заметной, уж это точно.

Темно-серая вещь, которую Фей достала из сумки, оказалась облегающим трикотажным платьем без рукавов с глубоким овальным вырезом. А еще в сумке было несколько маленьких кофточек, пара поношенных джинсов и неприлично короткая джинсовая юбка.

— Это платье на вечер, — пояснила Фей. — Примерь-ка. Как только привыкнешь к этой одежде, мы с тобой пойдем в магазин и купим новые вещи для новой Кристин, которой ты станешь.

— Я не могу себе этого позволить, — со вздохом сказала Крис.

Отец не только все свои деньги вложил в Аппалачский приют, но и оставил после себя огромные долги. Кристин и в голову не приходило отказаться от его обязательств. Деньги, получаемые от Дерека за ведение хозяйства, и зарплата помогли ей расплатиться с частью долгов. Однако еще оставались те, что предстояло погасить в следующем году. Крис никак не могла дождаться, когда наконец освободится от них и сможет начать копить на дом.

— Есть комиссионные магазины, — возразила Фей. — Я там находила просто потрясающие вещи. Примерь пока. — Она вручила сумку Кристин.

Уж если Фей задумала кому-то помочь, остановить ее не представлялось возможным, поэтому Кристин посчитала разумным не противоречить. А если она еще и поторопится, то не сильно опоздает на дежурство.

Одежда идеально облегала фигуру, однако в этом-то и заключалась проблема. Кристин привыкла носить свободные, даже мешковатые, вещи. Она не могла припомнить, когда в последний раз надевала юбку, и теперь чувствовала себя голой.

— Я не могу появиться в этом на людях, — сказала Крис, выходя из крошечной ванной, располагавшейся по соседству с такой же крохотной кухонькой.

«Это» было платьем. На вешалке оно выглядело совсем простеньким, но впечатление оказалось обманчивым. Увидев его на себе, Кристин испугалась, что, если она появится в нем на улице, ее заберут в полицию или оштрафуют.

— Ты выглядишь потрясающе! — воскликнула Фей, оглядывая ее. — В чем дело?

— Ну оно просто… — Кристин неопределенно взмахнула рукой, — какое-то чересчур откровенное.

— По сравнению с тем, что сейчас носят девушки, оно выглядит даже скромно. Примерь остальное.

Фей одобрила и другие наряды. Но когда Кристин попыталась натянуть на себя свои старые вещи, женщина покачала головой.

— Надень это сегодня же.

Кристин взглянула на себя в зеркало. На ней были джинсовая юбка и открытая кофточка салатного цвета с круглым вырезом и кулиской, которая спереди завязывалась маленьким бантиком.

— Не слишком ли открыто?

— Нет. Выглядит очень женственно. И распусти волосы. — Фей подошла к Кристин и сняла ленточку, которой были перехвачены ее волосы.

— Но они мне мешают!

— Тогда остриги их.

— Нет! — Кристин, словно защищаясь, прикрыла голову руками. — Хорошо, я буду носить их распущенными.

— Отлично, детка, — улыбнувшись, мягко сказала Фей. — Ты прекрасна. А теперь поезжай на работу и наслаждайся комплиментами, которые будут на тебя сыпаться со всех сторон.

— Ладно, — с сомнением в голосе сказала Кристин. — Попробую сегодня пойти в этом. Но каких-либо кардинальных перемен в своем гардеробе не обещаю.

— Договорились.

— Только… Фей, я делаю это не из-за Дерека, — уверенно произнесла Кристин. — Я делаю это для себя. Если я его не интересую, то, может быть, найду себе кого-нибудь другого.

Женщина, улыбнувшись, кивнула.

— Какая-то реакция на твое преображение последует обязательно.

От кого последует реакция?

Кристин распрощалась с Фей и села в свой старенький автомобиль, надеясь добраться до места вовремя.

Она вдруг вспомнила Кэти и на миг закрыла глаза, но тут же широко раскрыла их. О ужас! Как же она забыла? Ведь сегодня Летний праздник — ежегодное торжество, проводимое приютом с целью сбора средств. Его придумала Кэти, и правление решило, что лучший способ почтить ее память — провести мероприятие, которое она организовала.

Кроме журналистов, повсюду будет куча гостей, а она одета, будто только что сбежала с концерта поп-группы.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

День для Летнего праздника выдался удачный. Ярко светило солнце, дул легкий ветерок, и уже к полудню установилась жара. Возле приюта, под деревьями, были установлены палатки и отведены площадки для различных мероприятий. Дерек уже издали, вытаскивая Молли из машины, заметил толпившихся людей.

В программе праздничных мероприятий, которая была вывешена возле столов с прохладительными напитками, сообщалось, когда состоятся встречи с кинологами, дрессирующими собак-поводырей, с орнитологом, демонстрирующим говорящего попугая, и специалистами, натаскивающими собак на поиск наркотиков. Рядом, на лужайке, предлагали покататься на пони или отправиться на экскурсию в приют для животных.

Не успел Дерек поставить Молли на землю, как та пронзительно закричала:

— Мама!

Девочка уже готова была броситься со всех ног через площадку, но Дерек поймал ее.

— Ага, попалась, птичка.

— Папа, пусти! — Возмущенная девочка вырывалась из рук. — Хочу к маме!

Еле сдерживая досаду, Дерек поправил ее:

— Кристин тебе не мама, Молли. Она наш друг.

Дерек скользнул взглядом по толпе — Кристин среди собравшихся не было, и он решил, что Молли обозналась. Однако, когда он ступил на площадку, ему в глаза бросились блеснувшие на солнце светлые кудри. Дерек поднял голову и увидел Кристин, которая стояла перед зданием приюта с двумя членами правления.

Только вот… Неужели это Кристин? Она никогда не носила юбок, а сейчас на ней была не просто юбка, а короткая джинсовая юбчонка, которая облегала стройные бедра и откровенно демонстрировала длинные голые ноги. Сверху на Кристин была открытая, с круглым вырезом, кофточка в обтяжку, подчеркивавшая соблазнительные изгибы женского тела. Может быть, Дерек и раньше подозревал, что у Кристин красивая фигура, только никогда не думал об этом. Вплоть до прошлой недели. Теперь же, наоборот, никаких других мыслей у него в голове и не было.

Дерек снова окинул Кристин взглядом. Боже правый! Непонятно, как только мужчины вокруг не падают! Распущенные вьющиеся волосы, рассыпавшиеся по спине, нежно обнимали ее плечи. Подул ветерок, и прядка ее волос коснулась лица стоявшего слева от нее мужчины. Тот с улыбкой поймал кудряшку и шутливо дернул за нее, а Кристин пригладила волосы руками, чтобы они не растрепались.

Оцепенение Дерека через мгновение прошло, и его взяла злость. Молли потянула его за руку.

— Хочу к Кристин!

— Хорошо. — Он отпустил ребенка и пошел помедленнее, глядя, как дочь побежала вперед через толпу. Гомон вокруг мешал что-либо расслышать, но Дерек и так понял, что Кристин заметила Молли, потому что ее хорошенькое личико просияло, и она, опустившись на корточки, протянула к девочке руки.

Юбка на ней в этот момент приподнялась, и между ног образовался соблазнительный треугольник, на который падала тень. Еще чуть-чуть, и Дерек увидел бы ее трусики.

Его охватило такое сильное желание, что он застыл на месте как вкопанный. До чего же она была хороша! Почему он раньше этого не замечал? «Нет, замечал, — возразил он себе. — Ты всегда знал, что дочь Пола однажды станет красавицей».

Вот только Дерек пропустил тот момент, когда наступило это «однажды».

Усилием воли он попытался усмирить разыгравшуюся фантазию. Не хватало еще, чтобы Кристин решила, будто он к ней неровно дышит. Это окончательно разрушило бы их дружеские отношения.

Будто ты их уже не разрушил, обвинив Кристин в том, что она тебя дразнит, идиот!

— Доктор Маэни! Рад, что вы смогли прийти. — Старший из двоих мужчин, стоявших рядом с Кристин, протянул ему руку. Уокер Глейв был местным юристом, занимавшим должность президента правления приюта.

— Я не мог пропустить такое событие. — Дерек пожал протянутую руку, а потом присел на корточки перед дочкой и Кристин. — Извини, но она увидела тебя сразу, как только мы подъехали.

— Не извиняйся. Я очень рада видеть мою мисс Молли. — Слова Кристин были обращены не к нему, а скорее к ребенку. Крис ущипнула девочку за нос, и та засмеялась.

Дерек, слегка подавшись вперед, заговорил вполголоса:

— Пожалуй, тебе стоит поменять позу, пока все мужчины не увидели, что у тебя под юбкой.

Кристин метнула на Дерека гневный взгляд, по ее щекам пошли красные пятна. Она поспешно вскочила, подхватив Молли на руки.

— Пойдем-ка попьем лимонада, Молли, пока папа тут разговаривает.

— Я недолго, — бросил Дерек ей вслед. — Я не намерен получить в безраздельное пользование весь твой день.

Кристин ничего не ответила, но Дерек не сомневался, что она его слышала, а про себя решил следить за временем, поскольку точность не была его сильной стороной.

— Приветствую вас, док. — Мужчина помладше тоже протянул ему руку. Это был Расти Шеффилд, очень деятельный страховой агент, имевший собственный офис в Кварц-Фордже и на данный момент исполнявший в правлении функции казначея. — Рад видеть. Нам в правлении вас очень не хватает. — Он долгим взглядом проводил удалявшуюся Кристин. — Хотя Кристин мы тоже довольны.

— Но если она примет наше предложение, то выйдет из состава правления, — заметил Уокер.

— Какое предложение? — настороженно спросил Дерек.

— Мы предложили Кристин временно занять должность директора, — пояснил Расти. — А что вы думаете по этому поводу?

— Я я не знаю. — Дерек сделал усилие, чтобы собраться с мыслями.

— Мы же отнимаем у него няньку, — обратился Уокер к Расти. — Чего ж ты хочешь от него?

— Да нет, дело не в этом, — поспешно ответил Дерек. — Просто я никогда не думал о Кристин как о…

— Мы тоже, — согласился Уокер. — Но кто-то предложил ее кандидатуру, и мы, поразмыслив, решили, что хотим именно Кристин. Она прекрасно справится с обязанностями.

Дерек и сам хотел ее, но в другом смысле. О господи! Да что же это он сегодня зациклился на сексе? Он медленно кивнул, пытаясь оторваться от своих грез. Почему же она ничего ему не рассказала? Впрочем, если вспомнить, как он вел себя в день похорон. Дерек невольно содрогнулся.

— Работник она отличный, — наконец произнес он.

— Это временная должность, — отметил Уокер. — Всего на несколько месяцев, пока мы не найдем подходящего человека. Вы же знаете, что руководить такой громадной благотворительной организацией непросто.

— Если Кристин возьмется, — сказал Расти, — мы бы хотели, чтобы ее место в правлении заняли вы. Вы единственный, помимо Кристин, кто был близок Полу Гордону. Вы знаете его предпочтения.

— Я должен подумать, — ответил Дерек, — но за предложение спасибо.

— Доктор Маэни! — К Дереку чинно подплыла полная дама в цветастом платье. — Как приятно вас видеть! Я хотела еще раз выразить вам свою благодарность за все, что вы сделали для Априкот. Аллергии как не бывало, а шерсть снова отрастает такая же красивая, как и прежде!

Изобразив на лице улыбку, Дерек повернулся к даме. Когда работаешь ветеринаром в маленьком городишке, клиенты преследуют тебя повсюду. Дерек любил животных и свою работу, но и ему порой хотелось поговорить с людьми о чем-нибудь другом.

Прошло два часа, а он все никак не мог вырваться из плена окруживших его клиентов. Неожиданно до него донесся голос Кристин:

— Дерек, пора есть.

При виде супружеской четы, которая потчевала Дерека рассказами о своем Джеке Расселе, Кристин мило улыбнулась.

— Простите меня за вторжение, но я обязана следить за тем, чтобы доктор Маэни время от времени делал перерыв.

— Спасибо, — тихо поблагодарил Дерек, следуя за ней к столу. — Меня преследуют ночные кошмары. Мне снится, будто вокруг толпятся люди и все рассказывают о своих животных, а я никак не могу убежать.

Крис улыбнулась, откинув назад развевающуюся на ветру прядь.

— Мне показалось, ты уже совсем сник.

Дерек глянул на полную тарелку и присвистнул от удовольствия.

— О! Яйца со специями и шоколадные пирожные! Должно быть, ты стояла в первых рядах. К моему приходу все самое вкусное обычно бывает разобрано. — Дерек тревожно огляделся. — А где Молли?

Кристин указала на просторную лужайку, где группа подростков организовала игры для малышей. Среди них была и Молли.

— За ней пока присматривает одна из девочек.

— Спасибо.

Он дождался, пока Крис сядет за стол, и приступил к еде. Кристин выбрала именно то, что он любит. Неужели она и впрямь так хорошо его знает? Дереку стало как-то тревожно.

— Уокер и Расти сказали тебе, какое они мне сделали предложение?

Вопрос Кристин вывел Дерека из задумчивости. Он кивнул.

— Да. И что ты решила?

Кристин явно была в замешательстве.

— Не знаю. Должность временная, к тому же сейчас лето, а бухгалтерская работа появится снова не раньше зимы. Тем более что работа, по-моему, интересная, перспективная, но…

— Но что?

Она пожала плечами.

— Я не уверена. — Кристин положила ложку и взглянула на Дерека. — Думаешь, я должна согласиться?

— Ты спрашиваешь, что я думаю по этому поводу или как я хочу, чтобы было? — Дерек натянуто улыбнулся. — Я не хочу, чтобы ты соглашалась, потому что ты замечательная няня и Молли привыкла к тебе. Но раз уж ты все равно уходишь от нас, то, думаю, нужно соглашаться. Ты человек дисциплинированный, творческий, умеешь общаться с людьми, знаешь, как распоряжаться бюджетом. Я думаю, дело у тебя пойдет.

Кристин внимательно посмотрела на него.

— Спасибо, — наконец вымолвила она и принялась за свое пирожное.

— Я что-то не так сказал? — осторожно спросил Дерек.

— Нет. — Крис улыбнулась, аккуратно слизывая розовым язычком с кончика пальца глазурь. — Просто не большой ты мастер по части комплиментов. Приятно слышать, что у меня такие способности.

Дерек ничего не ответил, да и едва ли слышал, что сказала Кристин, поскольку все его внимание было приковано к маленькому язычку, слизывавшему глазурь с кончиков пальцев. Много бы он отдал за то, чтобы этот язычок прикоснулся к его телу!

Кристин взяла салфетку, вытерла руки и тоже взглянула на Дерека.

— Ты закончил? — чуть слышно спросила она.

Они смотрели друг на друга через стол, и по ее глазам Дерек понял, что она знает об овладевшем им желании, которое невозможно скрыть. Наконец Кристин отвела взгляд и принялась торопливо собирать тарелки и приборы.

— Давай освободим место другим.

Он поймал Кристин за запястье.

— Крис.

Она замерла.

— Ты сегодня очень красивая.

Дерек не собирался говорить этого, но, когда слова вырвались сами, не пожалел о сказанном.

— С-спасибо.

— По какому случаю ты так разоделась? — с улыбкой поинтересовался он.

Глаза у Кристин сразу потускнели, тепло и очарование, светившиеся в них, исчезли. Крис высвободила руку.

— Я не хочу остаться старой девой, — тихо ответила она. — Если какой-нибудь мужчина проявит ко мне интерес, я не буду от него прятаться.

Объяснение пришлось Дереку не по вкусу, и он нахмурился.

— Мужчина — это Расти Шеффилд? Он тебя приглашал куда-нибудь?

Кристин пожала плечами.

— Вообще-то это тебя не касается.

Черта с два! Дерек почувствовал себя взбешенным.

— Он для тебя слишком незрелый.

Кристин возмущенно подняла брови.

— Он старше меня на четыре года! Так что незрелым его не назовешь.

— Он путается с каждой незамужней женщиной города. Ты что, тоже хочешь стать предметом его сплетен?

— Это лучше, чем оставаться вообще незамеченной, — огрызнулась Кристин. — Расти незрелый, а ты слишком стар для меня. У меня нет выбора!

Дереку захотелось схватить ее, притянуть к себе и покрыть ее губы поцелуями. Единственное, что мешало ему сейчас, — это стол между ними.

— Я просто не хочу, чтобы ты страдала.

— Рассказывай об этом кому-нибудь другому, — рассерженно рявкнула Кристин. — Уже восемь лет, как ты перестал быть моим опекуном.

И, прежде чем Дерек успел что-либо ответить, она схватила со стола грязную посуду и гордо зашагала по направлению к мусорному контейнеру, дразня Дерека длинными ногами.

Дерек в изнеможении провел рукой по волосам. Что с ним происходит? Последнее время всякий раз, оказываясь рядом с Кристин, он затевает ссору. На самом деле он вовсе не намеревался сейчас доводить ее до белого каления. Ему просто не хотелось, чтобы она встречалась с этим типом, который использует ее и бросит.

Правильно. Ты приберегаешь ее для себя, просто не желаешь в этом признаваться.

«Не в чем мне признаваться, — упрямо оправдывался Дерек перед самим собой. — Она, можно сказать, член моей семьи, и я должен о ней заботиться».

С каких пор пристальный интерес к ногам и бедрам называется заботой?

На этот вопрос у Дерека ответа не было.


Последние недели июня выдались суматошными.

После Летнего праздника, в понедельник, Кристин сообщила Дереку, что в детском саду, расположенном на той же улице, что и ветлечебница, имеются свободные места, и, чтобы Молли могла пойти в садик, нужно всего лишь заполнить необходимые бумаги.

Крис сама оформила документы и привезла их Дереку. Потом заставила его в нужных местах поставить подпись и дату. Яснее дать понять, что желает освободиться от них с Молли как можно скорее, Кристин не могла.

Дерек не возражал против детского сада. Там о Молли позаботятся профессиональные педагоги, и она сможет играть с другими детьми.

И все же когда Кристин принесла ему бумаги, он был угрюм и молчалив.

В среду Крис приступила к своим новым обязанностям в приюте. В тот же день Дерек впервые отвез Молли в садик. Девочка с утра казалась вполне довольной, а потому чувство вины его не очень терзало.

Однако, заехав за Молли вечером, Дерек увидел, что она плачет навзрыд на руках у помощницы воспитательницы.

— Папа!

Как только Дерек вошел, Молли потянулась к нему. Он взял ее на руки.

— Привет, птичка! — Дерек постарался придать голосу бодрости. — Хорошо прошел день?

Молли медленно покачала головой.

— Ах, Молли, ведь сегодня утром нам было так весело! — Воспитательница, энергичная пожилая женщина, подошла к ним, приветливо улыбаясь. — Расскажи папе, как мы рисовали и читали сказки. Не забудь: завтра у нас день историй. Возьми из дома что-нибудь синее, о чем будешь рассказывать ребятам. На этой неделе мы проходим синий цвет, — пояснила воспитательница. — Каждый ребенок должен принести с собой какую-нибудь синюю вещь и рассказать о ней.

Дерек кивнул.

— Что случилось? — спросил он, глазами указывая на дочь, которая, склонив голову ему на плечо, тут же крепко уснула.

Женщина слегка поникла.

— Она не спала днем, все требовала какие-то волосы. У нее есть какая-нибудь кукла, с которой она привыкла спать, или одеяло, которым она привыкла накрываться?

Дерек озадаченно покачал головой.

— Вообще-то нет.

— Ну и ладно. Не волнуйтесь. Как правило, малышам требуется несколько дней, чтобы приспособиться к новой обстановке. Я уверена, она скоро привыкнет.

Когда Дерек посадил Молли в машину, девочка все еще спала. Ему пришлось здорово постараться, чтобы разбудить ее и накормить ужином, но, когда пришло время умываться, Молли приободрилась и принялась болтать, рассказывая о проведенном дне, а перед сном и вовсе разгулялась.

Вскоре позвонила Кристин. К этому времени Дерек уже не знал, что делать с Молли.

— Привет, — холодно поздоровалась она. — Я позвонила узнать, как прошел у Молли первый день в саду.

Дерек вздохнул.

— Первый день в саду? Не очень…

— Что случилось?

Где-то рядом с Дереком послышался пронзительный визг Молли, и Кристин спросила:

— Почему она еще не спит? Ей нужно быть в постели в восемь, иначе она не выспится!

— Да знаю я, — оправдывался Дерек, — но она не спала днем и вместо этого выспалась в машине, пока я вез ее домой. Вот теперь никак и не угомонится.

Кристин молчала, и Дерек даже на расстоянии почувствовал ее недовольство.

— Тебе объяснили, почему она не спала?

— Они говорили про какие-то волосы, — покорно ответил Дерек. — Ничего не понимаю.

— Это мои волосы, — сказала Кристин и тут же спохватилась. — Черт! Прости, я забыла. После обеда Молли обычно сидела у меня на коленях. Я читала ей сказку, а потом укладывала спать. Она брала в руку мои волосы и водила ими по своей щеке. Так и засыпала.

Дерек и сам не раз наблюдал за этим, однако никогда не связывал одно с другим.

— Черт побери, — пробормотал он с раздражением. — Что же мне теперь сказать в саду? Ведь ты, наверное, не сможешь…

— Да, я не смогу ходить в сад каждый день, чтобы укладывать ее спать, — отрезала Кристин. — Дела в приюте в беспорядке, и у меня по горло работы.

— Прости, я не это имел в виду. Ты можешь что-нибудь предложить?

После недолгого молчания Кристин ответила:

— Давай встретимся утром, и Молли отстрижет локон моих волос. Мы их обвяжем ниткой и положим в сумку, а в тихий час она будет доставать их и засыпать с ними.

— Но ты же не можешь остричь волосы! — Дерек пришел в ужас при этой мысли.

Крис рассмеялась.

— Совсем немножко. Я даже не замечу потери. Ты же сам знаешь, у меня их много.

Да, он знал это. Ему не раз снилось, как эти вьющиеся пепельные волосы рассыпаются по его телу.

— Это было бы здорово, — сказал он. — Если ты, конечно, не против.

— Совсем нет, — отрывисто проговорила Кристин. — До завтра.

Она, как и обещала, пришла утром, но, к сожалению Дерека, не задержалась. На Кристин были джинсы и футболка. Джинсы плотно облегали бедра, подчеркивая красоту длинных стройных ног. Футболка тоже была обтягивающей.

— Ты не хочешь надеть на работу костюм? — поинтересовался Дерек.

— Не сегодня. — Кристин позвенела ключами от машины, давая понять, что опаздывает. — Встреч у меня на сегодня не назначено, а один из рабочих питомника вчера сломал руку. Поэтому, пока нет замены, возможно, мне придется помогать в питомнике.

Она направилась к своей машине, и Дерек не мог удержаться от того, чтобы снова не посмотреть на нее. Черт побери! До чего же хороша! Ему даже стало как-то не по себе — ведь вокруг Кристин будут теперь одни мужчины.

Если не считать этих тревожных мыслей, рабочий день у Дерека в целом прошел неплохо. Заехав за Молли в сад, он узнал от воспитательницы, что девочка спала замечательно.

Настали скучные будни. Кристин звонила регулярно, чтобы справиться о Молли. Из сбивчивых рассказов дочери Дерек знал, что Кристин время от времени подъезжала к детскому саду повидаться с ней. Однако сам он не виделся с Крис вот уже две недели, с тех самых пор, как она оставила ему прядь своих волос.

Как же он по ней скучал! Дереку не хватало тех снисходительных взглядов, которыми они обменивались, когда Молли шалила. Он тосковал по ее ласковой улыбке и неспешным беседам за ужином. Ему хотелось, как прежде, вытирать тарелки, которые мыла Кристин, и пригибаться каждый раз, когда она в шутку замахивалась на него кухонным полотенцем. Ему хотелось снова увидеть, как она нежно целует Молли в висок и как, опустившись на колени, гладит лохматый живот Сарджа.

Дерек сам понимал, что все это смешно. Но после смерти Деб, когда он не жил, а просто плыл по течению, Кристин приложила максимум усилий, чтобы сохранить семью и домашний уют. И Дерек привык к тому, что она всегда рядом. Теперь жизнь без этого близкого человека казалась ему невыносимой. Вернее, без этой женщины.


В последнюю пятницу июня зазвонил телефон, и Дерек опрометью кинулся к аппарату. Было девять вечера, а в это время обычно звонила Кристин, чтобы узнать, как у них с Молли дела.

— Алло!

— Привет. Можно я заеду?

— Конечно! Прямо сейчас?

— Да. Мне нужно с тобой переговорить. — Голос звучал безрадостно, и это немного отрезвило Дерека.

Крис подъехала через пять минут. Она вошла в кухню и поставила на пол большую коробку с файлами.

— Привет. Мне нужно твое мнение.

— Конечно. — Дерек повернул стул и уселся на него верхом, расположившись напротив Кристин. — Садись и рассказывай. — Он не смог сдержать улыбки. — Как я рад тебя видеть!

Кристин улыбнулась в ответ.

— Я тоже рада. — Она замолчала и потянулась к файлам. — Боюсь, у нас в приюте могут возникнуть трудности.

— Какие трудности? — Дерека охватило беспокойство.

— Мне кажется, — начала Кристин, — тут что-то не так с бюджетными данными. В бухгалтерских книгах есть расхождения.

— Расхождения?

О балансовых отчетах Дерек знал все. Но Кристин и сама в этом неплохо разбирается. Так почему она обратилась к нему с таким простым вопросом?

— У нас недостача. — Кристин нервно сглотнула, и Дерек начал осознавать всю серьезность положения.

— Ты хочешь сказать, кто-то умышленно взял деньги?

Кристин пожала плечами.

— Не знаю. Однако это немыслимо, чтобы полмиллиона долларов исчезли случайно.

— Полмиллиона… — Дерек был потрясен и не скрывал захлестнувших его эмоций. — Пятьсот тысяч долларов?! Куда же они делись?

— Если бы я знала, то недостачей это не назвала бы. — В голосе Крис послышались саркастические нотки, и она тут же попыталась их смягчить: — Прости, я знаю, что ты чувствуешь. В это трудно поверить. Я внимательно сверила все колонки в учетных записях. Средства уходили постоянно, маленькими суммами, и обратно не возвращались.

— Ты хочешь сказать, что это Кэти брала деньги?

— Не знаю, что и думать. — В голосе Кристин послышалась горечь. — Но похоже на то.

— О господи! — Дерек глубоко вздохнул и откинулся назад. — Так что же теперь делать? Ее ведь уже не спросишь.

— Не спросишь. — Кристин чуть не плакала. — Но пока мы окончательно в этом не убедились, нельзя, чтобы кто-нибудь узнал о пропаже. Мне совсем не хочется необоснованных обвинений в ее адрес. — Кристин шмыгнула носом. — Кэти любила приют. Не могу поверить, чтобы она присвоила деньги.

— Крис, милая, ты только не плачь!

Дерек поднялся со стула, подошел к Кристин и обнял ее.

— Давай все перепроверим. Может, ты что-то упустила. Ты же все время работаешь с цифрами и знаешь, как это бывает.

Кристин прижалась лицом к его груди.

— Спасибо. Я знала, что ты не откажешься помочь.

— Вместе мы во всем разберемся, — успокаивал ее Дерек.

Прильнув к нему всем телом, Кристин почувствовала себя хрупкой, слабой женщиной. Дерек приподнял ее лицо за подбородок.

— Боже мой, Крис, как же я соскучился по тебе!

Она скользнула рукой по его волосам, и он припал к ее губам.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Именно о таком поцелуе Дерек мечтал бесконечными одинокими ночами. Обхватив одной рукой Кристин за талию, другой — за плечи, он прижал ее к себе и склонился над ней, заслонив своей темноволосой головой свет. Его плечи показались Кристин необъятными.

Его губы… О боже, какие у него были губы! В поцелуе Дерека не было робости, губы нежно ласкали ей рот, а когда он увидел, что его ласки не остаются без ответа, его поцелуй стал крепче и уверенней.

Кристин обняла Дерека, водя ладонью по его спине. Пальцы Дерека впились ей в талию. Приникнув к его напряженному телу, Кристин ощутила его возбуждение и испытала неимоверное наслаждение при мысли, что причиной этому была именно она. Она прижималась к Дереку, стремясь утолить разгоревшуюся в ней страсть.

Однако ласки Дерека вдруг начали ослабевать. За страстным жадным поцелуем последовало множество легких, а потом он и вовсе отстранился от Кристин, хотя еще обнимал ее за талию. Кристин скользнула ладонью по его груди и, страшно смутившись, опустила глаза.

— Крис, — начал Дерек хриплым голосом.

— Да? — Она медленно подняла голову и в упор посмотрела на него.

Дерек улыбнулся одним уголком губ.

— Я я не знаю, что сказать.

Кристин тоже коротко улыбнулась.

— Давай ничего не будем говорить.

Дерек вздохнул.

— Я не могу, и ты сама это отлично знаешь.

— Ты прав, не можешь.

Дерек слегка нахмурился.

— Ты так хорошо знаешь меня.

— Тебя это беспокоит?

Он на секунду задумался.

— Нет.

— Но ты жалеешь, что поцеловал меня. — Кристин тут же помрачнела. Не надо было этого говорить. Она и так все прочитала в его глазах.

— Да. Нет. Я не знаю! — Дерек отступил от Кристин и принялся шагать взад-вперед, как обычно делал в минуты крайнего волнения. — Мне нужно время, чтобы разобраться в себе, решить, что делать.

— Не надо паники, Дерек. — Кристин заставила себя говорить ровно и спокойно, усилием воли сдерживая слезы. — Я ничего не прошу у тебя. Все остается по-прежнему.

Дерек с помрачневшим лицом пристально смотрел на нее.

— Ни черта не по-прежнему!

— Не смей ругаться! — запальчиво выкрикнула Кристин. — Это ведь всего лишь поцелуй!

— Разве?

Дерек вдруг преобразился. Это был не тот человек, которого Крис знала, — от него веяло опасностью, в горящих глазах стоял немой вопрос. И Крис вдруг почувствовала от всего этого сильнейшее сексуальное возбуждение. Дерек вцепился в воротник ее блузки и притянул к себе.

— Все изменилось, — произнес он низким бархатным голосом. — Мне только нужно решить, что с тобой делать.

Услышав, что ее воспринимают как проблему, требующую решения, Кристин вспыхнула.

— Нечего здесь решать! — гневно воскликнула она, освободившись от рук Дерека. — О каких решениях может идти речь, когда дело касается чувств? Или у тебя есть чувства, или у тебя их нет!

Она повернула дверную ручку, но Дерек уперся ладонью в дверь, не давая открыть ее.

— Мне нужно какое-то время, чтобы обдумать все, что касается тебя, — сказал он. — Все, что касается нас с тобой.

Сердце Кристин подпрыгнуло от счастья, но она тут же подавила радость. Как он не понимает того, что произошло между ними? Зачем ей мужчина, которому нужно подумать, чтобы понять, как он к ней относится?

— Твое дело, — резко ответила она. — Но если ты полагаешь, что я буду сидеть дома и ждать, пока ты проанализируешь свои чувства и решишь, наконец, можно ли мне войти в твою жизнь, то сильно заблуждаешься.

Голос у нее дрожал, слезы готовы были брызнуть из глаз. Сделав усилие, Кристин все-таки открыла дверь и вышла из дома, растворившись в ночи.

Прошла еще одна неделя. Близился День независимости.

Дерек с тревогой думал о грядущем празднике. Дерек, Деб и Кристин всегда отмечали его вместе. После смерти Деб, он и Крис не нарушали традицию ради Молли. В прошлом году они устроили пикник на холме, откуда все было видно как на ладони. Сначала они забавлялись с водяными пистолетами и до ночи читали сказки. Потом все трое разлеглись на расстеленном одеяле — Молли посередине — и смотрели фейерверк.

Как же пройдет праздник в этом году?

После того случая, когда Кристин убежала, громко хлопнув дверью, он больше не разговаривал с ней. Она не обращалась к нему за советом или поддержкой, не звонила по вечерам справиться о Молли. Воспитательницы в детском саду рассказывали Дереку, что Кристин несколько раз приезжала повидаться с девочкой. Только с их слов Дерек знал, что по крайней мере Молли она не бросила.

В детском саду дела шли не так уж плохо, и в целом их жизнь устроилась даже лучше, чем Дерек ожидал. Однако избежать проблем все-таки не удалось. В саду требовали, чтобы детей забирали до половины шестого или, в крайнем случае, до шести. Это-то и создавало Дереку трудности. Два раза в неделю лечебница закрывалась в семь. Дереку приходилось просить Фей или Санди съездить за девочкой, а потом держать ее в лечебнице до конца рабочего дня. Чтобы Молли не капризничала, ее пичкали бутербродами, а потому, когда Дерек привозил дочь домой и дело наконец доходило до ужина, девочка уже была сыта, хотя все равно капризничала.

Дереку нужен был гибкий график. И только теперь он по-настоящему оценил все, что делала для него Кристин. Постоянно подстраиваясь под него, она попросту его избаловала.

Дерек не отрываясь смотрел на телефонный аппарат. Было уже второе июля, и он ожидал звонка от Кристин, чтобы договориться насчет Дня независимости, однако звонка не было, и Дерек засомневался, что Кристин вообще позвонит. Тогда он сам снял трубку, решив проявить великодушие. Ведь это не он, а Крис выбежала тогда из дома в таком бешенстве.

Да и вообще, из-за чего сыр-бор? Всю неделю Дерек думал об их поцелуе. Даже не столько о поцелуе, сколько о тех эмоциях, которые этот поцелуй в нем вызвал.

При одной мысли об этом сердце у Дерека начинало учащенно биться. Боже, до чего же она была тогда обворожительна! Ему хотелось одного: быть с ней, погрузиться с головой в океан ощущений, которые ему могла подарить их близость, слиться с ней воедино. Раньше с ним такого не было. Дерек никогда не позволял себе фантазировать по поводу ее груди или представлять, как ее стройные ноги обвивают его тело. Ведь Кристин выросла у него на глазах. В результате он с глупым видом заявил, что ему надо хорошенько обдумать их дальнейшие отношения.

Все это было бы смешно, если бы Дерек так не скучал по Крис.

Он начал набирать ее номер и вдруг остановился. Прежде нужно придумать, что сказать, а не то он снова рискует получить по полной программе. Я не знаю, что тебе сказать, но я хочу проводить с тобой больше времени. Мне тебя не хватает.

Вот так. Просто и честно. Искренность — единственный способ добиться у нее понимания. Он снова, теперь уже решительно, набрал номер Кристин и, когда она ответила, был во всеоружии.

— Привет, Крис. Как дела?

— Хорошо. — Кристин говорила как-то осторожно. — А как вы с Молли?

— Молли в порядке. — Дерек решил, что о проблемах с детским садом можно поговорить и в день праздника. — А вот я что-то не очень. Мне тебя не хватает.

Последовало молчание. Наконец Кристин ответила:

— Я знаю, с тех пор, как меня нет рядом, жизнь у вас изменилась. Но ничего, все наладится.

Не на такой ответ Дерек рассчитывал.

— Я не имел в виду, что не могу управиться с Молли без твоей помощи, — уточнил он. — Мне не хватает тебя. И именно поэтому я звоню. Во сколько за тобой заехать послезавтра? Я подумал, что хорошо бы снова устроить пикник. В прошлом году было так здорово.

Кристин снова помолчала.

— Понимаешь, в этом году я не могу пойти с вами на праздник.

Теперь замолчал Дерек.

— Послушай, Крис, прости, что я обидел тебя тогда вечером…

— Нет, — перебила она, — дело не в этом. Если бы я была свободна, то обязательно пошла бы с вами. Но у меня назначено свидание.

У нее свидание? Дерек совершенно забыл, что она хочет устроить свою жизнь.

— С кем?

— Ты его не знаешь. — Кристин отвечала вежливо, но твердо. — Он новый прихожанин церкви.

Дерек посещал эту церковь на Рождество и Пасху, а Кристин весь год водила туда Молли в воскресную школу. До недавнего времени.

— О! — Он разочарованно вздохнул. — Ну ладно, может, тогда там встретимся.

— Может быть. — В голосе Крис появилось некоторое оживление. — Поцелуй за меня Молли.

— Ладно.

Дереку безумно хотелось, чтобы Кристин сказала, что его она тоже целует, но этого не произошло. Они вяло обменялись еще парой фраз, и Дерек повесил трубку, а потом со всего маху швырнул телефоном об стену. Такой вспышки ярости он сам от себя и не ожидал.

— Проклятье!

Он плюхнулся на диван и забарабанил пальцами по коленям. Ну и дурак же он! Сидел, думал о том, как их с Кристин отношения повлияют на его жизнь. И вот узнал, что она вовсе о нем не думала. Это Дерека потрясло. Если ты полагаешь, что я буду сидеть дома и ждать, пока ты проанализируешь свои чувства и решишь, наконец, можно ли мне войти в твою жизнь, то сильно заблуждаешься.

А ведь она не шутила! Лишь теперь Дерек понял, что не придал должного значения ее словам. Он-то считал, что Кристин хочет таким образом добиться своего. Сердце у Дерека упало. Крис не собиралась ничего добиваться, она просто плюнула на него, и все. А теперь встречается с кем-то другим.

От этой мысли Дерек чуть не взвыл. Она не имеет права встречаться с другими мужчинами после того, как целовалась с ним! Каждый раз, вспоминая о том вечере, когда оба они одновременно ощутили страсть, Дерек чувствовал возбуждение.

Ему было очень трудно разобраться в себе. Он хотел ее. И в то же время боялся хотеть. Кристин была совсем не похожа на Деб, его обожаемую жену, а Дерек никогда не мог представить себя рядом с другой женщиной. Пожалуй, Крис не подходила ему, и нужно радоваться, что она с кем-то встречается.

Радоваться… Ха! Он чувствовал все что угодно, только не радость. При мысли о том, что у Кристин кто-то есть, Дереку захотелось снова швырнуть чем-нибудь о стену.


В следующий понедельник Кристин задержалась на работе допоздна и запустила компьютерные программы с регистрацией ежедневных расходов за прошлый год. Все говорило о том, что Кэти присваивала казенные средства, но Кристин отказывалась в это верить.

Просматривая высветившиеся на экране цифры, она заметила приклеенную к монитору памятку, на которой было помечено: Вторник, 13:00.

Она сама прикрепила ее, чтобы не забыть о намеченной встрече. Расти Шеффилд пригласил ее на обед. Он якобы желал, чтобы Кристин посвятила его в свои дела, но в то же время тонко намекнул, что этот обед — нечто большее, чем просто деловая встреча. Он уже не раз делал ей комплименты, а узнав, что у Крис нет парня, стал еще более напористым.

Кристин дала себе слово, что не будет больше страдать из-за Дерека, и потому приняла предложение Расти. Она также согласилась встретиться с симпатичным молодым человеком, который приходил в приют ремонтировать проводку.

Раздался стук в дверь, и Кристин вздрогнула от неожиданности. Потом выключила компьютер и с дежурной улыбкой на лице направилась к двери. Выглянув в окно, она приметила рядом со своей малолитражкой внедорожник Дерека. Во рту сразу же пересохло, сердце учащенно забилось.

«Это глупо», — сказала себе Кристин, однако умерить восторг и скрыть улыбку при виде Дерека и Молли ей не удалось.

Будь приветливой, но не более того.

— Какой сюрприз! — воскликнула Кристин. — Какими судьбами?

— Мне захотелось поговорить с тобой, — сказал Дерек. — Молли тоже соскучилась.

В этот момент девочка заметила Хобби — добродушного пса, постоянного обитателя офиса. Она с радостным воплем бросилась к собаке, а та послушно повалилась на бок, подставляя ей живот.

Кристин видела Дерека впервые с того вечера, когда они поцеловались. Из-за этого поцелуя между ними появилась преграда, которая мешала Кристин поддерживать с Дереком прежние, чисто дружеские отношения.

Внезапно Крис сообразила, что продолжает стоять и глупо улыбаться.

— Входи. Я работала, — наконец сказала она.

Дерек последовал за ней в офис.

— Тебе не так уж много платят, чтобы оставаться сверхурочно.

— Когда разберусь со всеми делами, не буду оставаться. — Кристин понизила голос, хотя знала, что вокруг ни души. — Я проверяю отметки о поступлении и уходе средств. Пытаюсь выяснить, куда делись деньги.

Дерек понимающе кивнул.

— И не хочешь делать это при посторонних?

— Точно, — помрачнев, ответила она. — Все указывает на то, что виновницей недостачи была Кэти.

— Ты сообщила об этом правлению?

Кристин покачала головой.

— Пока нет.

— Тебе скоро придется это сделать.

— Знаю. — Крис вздохнула. — Но прежде я хочу проверить еще кое-что.

После недолгого молчания Дерек выглянул за дверь, а затем с улыбкой повернулся к Кристин.

— Молли разлеглась на собаке.

— Хобби — парень терпеливый. Он любит детей, — ответила Кристин. — Кстати, как она?

— Нормально. Благодаря локону твоих волос проблем в саду больше не возникает.

Кристин улыбнулась, рассеянно теребя волосы.

— Хорошо.

— Только все равно придется ее оттуда забрать.

— Как? — В голосе Крис зазвучала тревога. — Почему?

— Часы работы слишком неудобные. Я пытаюсь найти няню, которая могла бы сидеть с Молли, когда я работаю допоздна, и присматривать за ней, если у меня ночная смена.

— Ой, я об этом не подумала. Может, я могла бы…

Дерек предостерегающе поднял палец.

— Нет, не могла бы. Но если ты поможешь мне найти няню, я буду тебе очень благодарен.

Как хорошо, что он наконец понял: Кристин не собирается нянчиться с его дочерью до конца своих дней. Но…

Разговоры о няньках всякий раз вызывали в Кристин чувство вины. За ним приходило раздражение, потому что причин чувствовать себя виноватой не было никаких.

— Как прошло свидание?

— Хорошо.

По правде говоря, кавалер страшно ее бесил. Можно было подумать, что рук у него больше, чем щупальцев у осьминога. Причем каждое так и тянулось прикоснуться к ней. Никогда еще Крис не испытывала такой радости, возвращаясь домой. Переступив порог дома, она захлопнула дверь буквально перед носом своего ухажера. Этот момент стал самым приятным воспоминанием о вечере.

— Понравился фейерверк?

— Да. А вам?

— Тоже. Хотя Молли скучала без тебя, все донимала меня вопросом, когда же ты появишься.

— Мне очень жаль.

Кристин не лукавила. Она действительно с большим удовольствием провела бы тот вечер с Дереком и Молли.

— Как тебе новые ракеты, которые запускали в этом году?

— Они так здорово выстреливают!

— Да. Мы с Молли все бродили, думали, встретим тебя, но так и не встретили.

Кристин пристально посмотрела на Дерека. Его разрозненные фразы вдруг связались воедино, и в ее душе шевельнулось подозрение.

— Ты что, пытаешься выяснить, была ли я на фейерверке?

Дерек густо покраснел и отвел в сторону взгляд.

— Немного странно, что мы тебя там не видели.

— Я была там.

Да что, в самом деле, происходит? Ведь Дерек ясно дал понять, что к серьезным отношениям не готов, что поцелуй не вызвал в нем особого восторга.

— Ты будешь с ним еще встречаться?

Вопрос был задан так прямолинейно, что Кристин просто опешила.

— А что? — Она уже начала прикидывать, не сказать ли ему, что она регулярно спит с Крейгом. Однако лгать не хотелось.

— Если ты намереваешься продолжать с ним отношения, я должен встретиться с этим парнем.

— Знаешь ли, — заговорила Кристин, из последних сил сдерживая раздражение, — ты мне не отец, чтобы перед тобой отчитываться, а я не маленькая девочка.

— Так ты будешь еще с ним встречаться?

Кристин поняла, что он не отстанет, пока не добьется ответа.

— Скорее всего, нет. — Она прищурилась. — Но моя личная жизнь тебя не касается.

Дерек с силой оттолкнулся от шкафчика с папками, возле которого стоял, и направился к выходу. Совершенно сбитая с толку и раздосадованная, Кристин последовала за ним. Дерек нагнулся и подхватил Молли на руки.

— Поцелуй Кристин, — сказал он дочке и, когда Крис наклонилась к девочке, загадочно улыбнулся ей поверх головы Молли. — Меня касается все, что с тобой происходит.

В четверг вечером Фей купила Дереку и Молли немного еды в ресторанчике быстрого питания. Однако Дереку не удалось поесть из-за наплыва пациентов. Когда он закончил осмотр последнего животного, картофель фри совершенно остыл и выглядел так неаппетитно, что Дерек отправил его в мусорное ведро. Эта еда не шла ни в какое сравнение с той, что готовила ему Кристин.

Как он скучал по Крис! Дерек остался недоволен встречей с ней в приюте. Кристин так уклончиво и неопределенно отвечала, что его продолжали терзать сомнения. Она сказала, что будет встречаться с мужчинами. Это что, серьезно? Ему нужно время. Зачем?

«Чтобы дальше медлить с ответом», — наконец признался себе Дерек. Чтобы продолжать твердить себе, будто Кристин ему не пара. Чтобы притворяться, будто она его не интересует, будто он не хочет ее и ему плевать на то, что она встречается с другим мужчиной.

Он хотел, чтобы Кристин была с ним, но никак не мог в этом сознаться. Крис была права, заявив, что Дерек удерживает ее рядом потому, что ему это удобно. Ведь, пожалуй, ему даже нравилось, что у Кристин, занятой воспитанием Молли, нет времени встречаться с мужчинами.

Но теперь ее больше не было рядом, и главное доказательство тому — Четвертое июля.

В тот день он повел Молли якобы прогуляться и купить сладкой кукурузы, а на самом деле высматривал в толпе Крис. Но так и не высмотрел. Позже, когда дочь задремала на одеяле, а небо озарили яркие вспышки салюта, Дерек мог думать только о Крис.

Может, они решили не ходить на праздник? Если так, то где они были и чем занимались? Всякий раз, представляя Кристин в объятиях другого мужчины, Дерек в бессильной злобе скрежетал зубами.

После смерти Деб все внутри у него будто окаменело, и он совсем отгородился от мира. Боль утраты заглушала интерес к женщинам. Теперь же он вышел из своего заточения и думал только о Кристин.

Так и не приняв никакого вразумительного решения, Дерек сел в машину и отправился к ней. Погруженный в свои мысли, он не заметил, как подъехал к ее дому, и вздрогнул, когда Молли, увидев знакомые места, радостно завизжала.

Дерек расстегнул ремешки детского сиденья в машине и, взяв Молли на руки, направился к дому. Только он собрался нажать на звонок, как заметил, что дверь не заперта. Дерек осторожно открыл ее и заглянул в крошечную гостиную.

Кристин крепко спала, устроившись на диване.

При мысли, что она, совершенно беззащитная, спала с незапертой дверью, Дерек похолодел от ужаса. Не больна ли она? Ведь оставлять дверь открытой не в ее привычках.

Опустив Молли на пол, он подошел и встал на колени возле дивана. Положив ладонь на щеку Кристин, он ощутил прохладную кожу и с облегчением вздохнул: температуры не было.

— Крис, — тихонько позвал он. — Проснись, спящая красавица.

— Кристин. — Молли пролезла у Дерека между колен и положила крошечную ладошку на другую щеку. — Проснись!

Кристин зашевелилась. Она лениво приоткрыла глаза и заморгала. Увидев Молли и Дерека, лучезарно улыбнулась.

— Я, видно, все еще сплю.

Неотрывно глядя в глаза Дереку, она потрепала Молли по щеке.

— Привет.

— Привет! Можно посмотреть книжки? — спросила Молли.

— Конечно. Ты знаешь, где они лежат.

Девочка мигом вскочила и убежала, а Кристин по-прежнему не сводила глаз с Дерека. Он тоже смотрел на нее, большим пальцем поглаживая пухлые губы.

— Дверь была открыта. Я подумал, не случилось ли чего.

— Надо же! Я страшно устала и, наверное, просто плохо закрыла ее.

Дерек продолжал водить пальцем по ее нежным, словно лепестки цветов, губам. Кристин вновь перевела на него взгляд.

— Это, правда, не сон?

ГЛАВА ПЯТАЯ

Дерек склонился над Кристин.

— Это не сон.

Он быстро оглянулся на Молли. Девочка с увлечением листала книжку. Дерек снова перевел взгляд на Крис. Губы у нее были такими мягкими и теплыми, что ему безумно захотелось припасть к ним и целовать, пока не почувствует ответа.

Но только не в присутствии дочери.

— Ты ела? — тихо спросил Дерек.

— Что?.. — От изумления Крис не могла вымолвить ни слова.

— Я голоден, — пояснил Дерек, отчетливо сознавая, что для разговора о чувствах он еще не созрел. — Если ты не ела, можем поужинать вместе.

— Я не ела, — рассеянно ответила Кристин. — Я пришла домой такая уставшая, что сразу заснула. — Она вдруг спохватилась: — Ты, наверное, тоже ничего не ел. Дерек, так нельзя. Если ты заболеешь, то…

Он прикрыл ей ладонью рот и покачал головой.

— У тебя в доме есть яйца?

Кристин кивнула.

— Прекрасно. Я приготовлю омлет.

— Но…

— А ты иди надевай пижаму. — Дерек поднялся и направился на кухню. — Молли, не хочешь помочь папе приготовить ужин?

— Ага. — Девочка живо вскочила на ноги.

Он отыскал сковороду, яйца, масло, молоко, сыр и с «помощью» Молли начал стряпать. Он умел делать всего несколько блюд, но готовил их отменно.

К тому времени, когда Дерек приготовил первый омлет, маленький столик Кристин был уже накрыт. Дерек сунул тарелку с омлетом в духовку, чтобы еда не остыла.

Немного погодя в кухне появилась Кристин в безразмерной футболке и шортах.

Дерек нахмурился.

— Я думал, ты наденешь пижаму.

— Это и есть моя пижама. — Она тихонько потянула за нижний край шортов. — Минус шорты.

Минус шорты. Дерек снова повернулся к сковородке, всеми силами пытаясь отвлечься и не думать о Кристин в футболке на голое тело и шортах, приоткрывающих бедра.

Последний омлет был готов. Дерек достал из духовки тарелку и, сложив омлеты стопкой, водрузил блюдо в центре стола.

— Как насчет салата? — Кристин достала из холодильника овощи, порезала, смешала и расставила миски. Можно было садиться за стол.

Как всегда перед совместным ужином, Молли прочитала короткую молитву, которой ее обучили в воскресной школе. Когда Кристин опустила руки на стол, Дерек накрыл их своей ладонью.

— Мне так не хватало наших совместных ужинов, — тихо произнес он. — Спасибо, что не отказалась от нашей компании.

Кристин, взглянув на него исподлобья, застенчиво улыбнулась ему.

— На здоровье. Я рада, что вы заехали.

— Я тоже рад, а то твоя дверь так и оставалась бы открытой всю ночь. — Дерек шутливо нахмурился. Когда Кристин улыбнулась в ответ, ему показалось, что их прежние теплые отношения наконец начали восстанавливаться. Насколько это было вообще возможно в сложившихся обстоятельствах.

Дерек отрезал Молли кусок омлета, а Кристин разложила салат по тарелкам. На кухне было тихо и уютно. Молли о чем-то увлеченно рассказывала. Когда девочка наелась, Дерек не стал удерживать ее за столом.

— Ну как, ты что-нибудь выяснила по поводу недостачи? — спросил он.

Крис покачала головой.

— Нет. Но завтра я обедаю с Расти и собираюсь показать ему то, что обнаружила.

— Мое присутствие не требуется? — поинтересовался Дерек. Ему хотелось быть полезным. Кристин удивленно приподняла брови.

— Думаю, что справлюсь сама. Но ценю твою заботу. — Она улыбнулась Дереку.

Он все хотел заговорить с ней о своих чувствах, но не мог придумать, с чего начать. Улыбка сошла с лица Кристин. Она потянулась к Дереку через стол и положила ладонь на его руку.

— Дерек? У тебя все в порядке?

Как у меня может быть все в порядке, если я ни о чем, кроме тебя, и думать не мог? Дерека переполняла нежность, заставлявшая его сердце глухо стучать. Однако вслух он произнес совсем другое:

— У меня все хорошо. — Он накрыл ладонью руку Кристин, лежавшую у него на запястье. — Ты придешь завтра вечером на ужин? Я работаю по вызовам, но ты и сама знаешь, как это бывает. Примерно до двух ночи звонков, скорее всего, не будет. — Дерек робко улыбнулся. — К тому же я хочу посоветоваться с тобой насчет кандидаток на роль няни.

Улыбка Кристин снова исчезла.

— Прости, но у меня планы на завтрашний вечер. Давай встретимся в субботу.

Какие планы? С кем?

— Да, конечно, — ответил Дерек.

Он высвободил руку и принялся собирать тарелки. Его душила ревность. Какие такие планы у Кристин на вечер? Это встреча с тем же мужчиной, что и в День независимости? Или с другим?

Кристин тоже начала собирать со стола, складывать тарелки в посудомоечную машину. Когда Дерек наконец-то отважился взглянуть на нее, ее лицо было совершенно равнодушно, и он почувствовал необъяснимое раздражение. Она вела себя так, будто не замечала его скверного настроения. И от этого Дерек совсем упал духом. Раньше она беспокоилась о нем. Все изменилось после того, как Крис заикнулась о браке, а он повел себя так, что теперь, похоже, разрушил их отношения.

Зазвонил телефон.

— Вот черт! — воскликнула Кристин.

Дерек взглянул на нее. Кристин возилась с посудой, и руки у нее были в мыльной пене.

— Хочешь, я отвечу?

Кристин пожала плечами.

— Конечно. Спасибо.

Дерек снял трубку.

— Алло?

В трубке послышалось замешательство, а затем низкий мужской голос произнес:

— Здравствуйте, могу я поговорить с Кристин?

Дерека захлестнула волна острой ревности, и он, едва сдерживая злорадное удовлетворение, ответил:

— Простите, но она не может сейчас подойти. Ей что-нибудь передать?

— Да, конечно. — Голос парня был до смешного радостным и оживленным. — А вы папа Кристин?

Вопрос застал Дерека врасплох. Ее папа? Это что, шутка?

— Нет, — ответил Дерек, начиная горячиться, — это не папа.

— Ах, простите. — На этот раз голос прозвучал не так уверенно. — Передайте ей, пожалуйста, что звонил Род насчет нашего завтрашнего свидания. Скажите, что я заеду в семь.

— Конечно.

Хорошо бы этот парень заехал сейчас. Тогда от него мокрого места не осталось бы.

— Спасибо, друг.

Дерек повесил трубку и медленно повернулся к Кристин.

— Звонил некий Род. Он заедет за тобой завтра в семь вечера.

— О! — Кристин густо покраснела. — Спасибо.

— Пожалуйста, — четко и отрывисто проговорил Дерек, повернулся и направился в гостиную. — Эй, мисс Молли, пора домой.

— Нет! — Молли прижала к груди книжку. — Я еще не прочитала!

— Ну ладно. Еще одну, — согласился Дерек. — У тебя есть две минуты. — Ему не хотелось возвращаться на кухню. Он прислонился к стене, наблюдая, как дочь с увлечением погрузилась в книгу, которую якобы «читала».

— Дерек, — мягко позвала Кристин.

Он обернулся.

Она стояла посреди комнаты, босиком. Роскошные непослушные волосы рассыпались по плечам.

Она рассеянно теребила край футболки, которая в конце концов приподнялась, обнажив плоский живот. Дереку очень хотелось провести рукой по этой гладкой коже, дотронуться до груди, прильнуть к ней губами и увидеть, как ее кудри рассыплются по подушке.

— Ты злишься на меня?

— Нет. — Не совсем. Дерек стоял не шевелясь.

— Тогда в чем дело?

Он пожал плечами, решив не давать воли чувствам.

— Просто я недоволен нашими взаимоотношениями. И не знаю, что с этим делать.

— А тебе и не нужно ничего делать. — Кристин слегка приподняла подбородок.

Дерек молча смотрел ей в глаза. Наконец он сделал шаг, отцепил ее пальцы от футболки и переплел их со своими.

— Я не хочу обижать тебя, — тихо произнес он.

— Я знаю. — Кристин сглотнула. Губы у нее задрожали, а глаза наполнились слезами.

— Не плачь, — шепнул Дерек, — мы все уладим.

— Как? — спокойно спросила она.

На секунду воцарилось напряженное молчание.

— Я не знаю.

Неожиданно перед его мысленным взором возникла Кристин, томно раскинувшаяся на его постели. Густые волосы разметались по белоснежным простыням. Женившись на ней, Дерек станет единственным обладателем этого гибкого, мягкого, женственного тела и будет один наслаждаться ее сладкими, пьянящими поцелуями.

Женитьба. Это сумасшествие. Он не мог на ней жениться. Люди женятся, когда любят, а не когда их снедает похоть.

— Эй, папа, я готова!

Молли громко захлопнула книжку, и Дерек услышал, как она поднялась на ноги.

— Пожалуй, пора отвезти ее домой.

Дерек знал, что это лишь жалкая, трусливая отговорка. Огонек надежды, тлевший в глазах Кристин, вспыхнул и погас. Она высвободила руки и подошла к Молли.

— Спасибо за ужин. Ну что, егоза, еще увидимся!

— Пока, мамочка!

Кристин опустилась на колени рядом с девочкой, и Молли обхватила ее за шею с такой любовью и так неистово, что Кристин пришлось опереться рукой об пол, чтобы сохранить равновесие.

Молли прикоснулась руками к щекам Кристин и внимательно посмотрела ей в глаза.

— Давай я тебя поцелую, и папа отвезет тебя домой. — За словами последовал обещанный поцелуй.

Дерек раскрыл было рот, собираясь сказать дочке, чтобы она не называла Кристин «мамочкой», но тут же закрыл его. При виде своей малютки в объятьях Кристин он почувствовал комок в горле. Они очень любили друг друга.

Молли была права. Что ни говори, а Кристин была ей матерью. Другой матери его дочь просто не знала. С самого рождения Молли, Крис всю себя отдавала ее воспитанию: Деб была слишком слаба, чтобы заботиться о ребенке. Пожалуй, Молли, в свои неполные три года, уже получила материнской любви куда больше, чем сама Кристин за всю свою жизнь.

Забавно: Дереку никогда раньше это не приходило в голову. Матери Кристин не стало, когда девочке был всего год. Женщина упала, поскользнувшись на льду, и умерла от кровоизлияния в мозг. Крис, как никто, знала, что значит остаться без матери, а потому всецело посвятила себя Молли, стараясь, чтобы девочка никогда не чувствовала себя обделенной.

Не ошибся ли он, отказавшись жениться на ней?

Кристин поднялась с пола и взяла Молли за руку. Дерек был готов к тому, что она станет избегать его взгляда, однако она широко улыбнулась ему, и Дерека это поразило. Неприятно поразило. Улыбка вышла какой-то чересчур безразличной, как будто не было у них того поцелуя, как будто они никогда ни о чем важнее погоды не говорили. И пока Дерек силился выдавить из себя хоть слово, Кристин проводила их к выходу и попрощалась:

— Увидимся.

Дверь за ними захлопнулась, и не успел Дерек спуститься со ступенек, как услышал у себя за спиной звук защелкнувшегося замка. Дерек посадил Молли в машину и пристегнул ее к детскому сиденью. Вдруг он вспомнил, что Кристин, прощаясь, ничего не сказала насчет вечера субботы. Она что, собиралась его отменить?


В пятницу Кристин снова обедала с казначеем приюта.

Откинувшись на спинку стула, Расти лучезарно ей улыбнулся.

— Ну-с, — начал он, — я полагаю, ты больше не нянчишь девочку доктора Маэни и трудишься у нас полный рабочий день.

— Нет, не нянчу. — Кристин отрицательно покачала головой. Развивать тему ей не хотелось.

Расти с минуту разглядывал ее.

— Кристин, — наконец проговорил он, — я не стану ходить вокруг да около. Я хотел бы пригласить тебя куда-нибудь. Правда, я всегда думал, что вы с доктором Маэни…

— …понимаем, что Молли нужна семейная атмосфера, — закончила за него Кристин. — Ты в курсе, что ее мать умерла всего через несколько месяцев после ее рождения?

— Да, конечно… А ты разве не согласишься остаться в приюте директором? Ты принялась за дело так, будто всегда здесь работала. Я уверен: ты находка для нашего приюта.

— Ну уж нет. — Кристин улыбнулась. — У меня свои планы, и научная работа в них не входит. Хотя отец мечтал об этом.

— Что ж, у каждого должна быть возможность осуществить свои собственные мечты.

Расти послал Кристин одну из своих самых обаятельных улыбок. Крис задумалась: а почему бы ей не влюбиться в него? Красивый, атлетического сложения. У него собственный бизнес, который явно процветает, судя по пижонскому спортивному автомобилю и членству в местном загородном клубе. Расти начал заигрывать с ней сразу же после их знакомства, но Кристин никогда не обращала на него внимания. Она тогда вообще ни на кого, кроме Дерека, не обращала внимания.

А вот Кэти просто не любила Расти. Она отвергала его ухаживания и всегда говорила, что Расти — пустышка и бабник. Ей же не нужен мужчина, с которым всю жизнь придется нянчиться. Она искала надежного парня, который бы холил и лелеял ее и стал хорошим отцом для ее детей.

— Мне все не верится, что Кэти больше нет, — после недолгого молчания сказала Кристин.

Расти тут же стал серьезнее.

— Мне тоже. Она была отличным директором.

— Она была замечательным человеком, — заметила Кристин.

— Да, конечно, — поддержал ее Расти.

Крис до смерти не хотелось посвящать его в результаты своей работы, но иного выхода не было.

— Расти, — начала она, — я обнаружила серьезную нестыковку в финансовой отчетности приюта.

— Да что ты! — удивленно воскликнул он. — Дела у нас идут неплохо благодаря поступлениям из фонда, который появился незадолго до смерти твоего отца.

— Дело не в этом.

Он начал слушать ее внимательнее. Когда Крис закончила, Расти был ошеломлен.

— Ты уверена? — переспросил он ее. — Кэти ведь не могла сделать это, правда?

— Я тоже не могу в это поверить, — ответила Крис.

— Боже мой! — растерянно сказал Расти. — А ты заявила в полицию?

— Пока нет.

— Значит, ты никому еще не рассказывала? Возможно, это к лучшему.

Крис не стала его разуверять. О недостаче знал еще Дерек, но это было не так уж и важно.

— Я тут взяла с собой краткий отчет о своей проверке. — Кристин передала папку через стол.

Расти проворно спрятал ее в портфель.

— Кристин, умоляю, будь осторожна, нам вовсе не нужна огласка. Можешь себе представить, что будет с пожертвованиями, если правда вылезет наружу?

Крис прямо-таки передернуло.

— Даже думать об этом не хочется. Мне и так уже кошмары снятся.

— Тебе больше ничего не известно о Кэти?

— Пока нет.

— А ты не могла ошибиться? Может, при вводе данных вкралась какая-нибудь ошибка или еще что-то?

Кристин покачала головой.

— Я тоже на это надеялась.

Расти вздохнул и, положив локти на стол, запустил руки в волосы.

— Господи, да это же совершенно бессмысленно! Зачем, спрашивается, ей нужно было заниматься этими грязными делами? У нее что, были материальные трудности?

— Вроде, нет. — Кристин пожала плечами. Она в точности знала, что сейчас чувствует Расти. Она сама все это пережила.

— Ладно. — Расти вздохнул. — Вот что я тебе скажу: посмотри, не упустила ли ты чего еще. Я тем временем тайно наведу кое-какие справки у своих друзей из банковских кругов. Разузнаю, были ли у нее какие-нибудь подозрительные расходы. — Он покачал головой. — Нельзя очернять ее имя. Вдруг в конце концов окажется, что она ни в чем не замешана.

— Но кто же еще мог быть замешан? — спросила Кристин. — Ведь, кроме нее, только вы с Уокером имеете прямой доступ к денежным средствам приюта.

— Если только, — медленно проговорил Расти, — никто не подделал подпись или еще чего.

Кристин такая мысль не приходила в голову, и у нее сразу отлегло от сердца. Может быть, Кэти тут и ни при чем?

Она отказалась от десерта, сославшись на большое количество работы, и вскоре покинула Расти. По пути в приют ее одолевали самые разные мысли. Нужно было снова приниматься за проверку. Если отчисления производились через компьютер, выявить подделку будет сложнее.

Свидание, намеченное на вечер, прошло весело. Род — мастер, ремонтировавший в приюте электричество, — попросил ее одеться попроще. К счастью, Кристин прислушалась к его пожеланию и надела новые джинсовые шорты.

Сначала Род повез ее играть в гольф. Потом они заехали пообедать в мексиканский ресторан, где облюбовали местечко на открытой узенькой террасе из камня и, в ожидании еды, выпили по коктейлю. К ним вскоре присоединились напарник Рода и его девушка. Кристин раньше не была с ними знакома, но они оказались приятными, компанейскими ребятами.

Род, без сомнения, был очень привлекательным парнем. Великолепная фигура, остроумный, но не злой, и такие симпатичные друзья.

И все же в конце вечера, когда он проводил Кристин до дома, она поймала себя на мысли, что сравнила парня с Дереком по меньшей мере раз пять за вечер. Кристин была раздосадована: даже на свидании не выкинешь этого проклятого Дерека из головы.

А Род, ничего не ведая о настроении Кристин, скользнул рукой по ее талии, когда они приблизились к лестнице. У самой двери он повернулся к Кристин и посмотрел на нее в упор.

— Я замечательно провел вечер, Кристин.

— Я тоже, — с наигранной легкостью ответила она.

— Я бы хотел снова встретиться с тобой.

— Было весело, — отозвалась Кристин, не желая связывать себя никакими обещаниями. — Рада была познакомиться с Кевином и Лесли.

— А что, если я звякну тебе как-нибудь на той неделе и мы снова постараемся устроить такое же свидание?

— Хорошо.

Кристин успокоила себя тем, что ничего не обещала. Речь шла только о телефонном звонке.

Род посмотрел на нее с высоты своего роста, потом положил ей на плечи руки и привлек ее к себе. Кристин подняла лицо для поцелуя, позволив лишь легкое прикосновение к губам, а затем отстранилась. Тепло улыбнувшись, Род попрощался:

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Она помахала ему рукой, немножко постояла на ступеньках и наконец отперла дверь. Черт! На что она надеялась? Ждала, что взметнутся фейерверки? Поцелуй Рода был приятным, но не более.

Кристин вошла в дом, закрыла за собой дверь и, прислонившись к ней, задумалась. Нет, у нее не захватило дух, по спине не пробежала дрожь, как было во время поцелуя с Дереком. Ей не хотелось повторить этот поцелуй, прижаться к мужчине всем телом, ей не хотелось, чтобы его руки гладили ее возбужденное тело, забираясь в самые укромные уголки, трепещущие от неутоленного желания.

В дверь постучали, и Кристин так испугалась, что, тихонько вскрикнув, отскочила от нее.

— Кто там? — спросила она с опаской и взглянула на часы.

Господи! Да уже двенадцатый час! Кто это, черт возьми.

— Крис, открой. Это я, Дерек.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Кристин уставилась на закрытую дверь. Дерек? Как? У него сегодня должно быть ночное дежурство.

— Где Молли? — спросила Кристин, открывая дверь.

— Когда я на дежурстве, она ночует у Сисси, дочери Фей, — последовал лаконичный ответ. — Кто это был? Разве ты не знаешь, что после первого свидания нельзя целоваться?

С какой, собственно, стати он задает подобные вопросы?

— Ты начинаешь действовать мне на нервы, — заметила Кристин. — Откуда ты знаешь, что это свидание первое? Как помнится, я предупреждала, что не намерена посвящать тебя в подробности своей личной жизни. — Она вскинула голову, собираясь захлопнуть дверь у Дерека перед носом. — Если ты пришел только для того, чтобы мне это сказать, то тебе лучше уйти.

Он положил руку на дверь, не давая ее закрыть.

— Погоди. — Он глубоко вдохнул, а потом медленно выдохнул воздух. — Крис, подожди минутку. Можно мне войти?

В воздухе повисло напряженное молчание. Наконец желание побыть с Дереком перевесило все остальное.

— Хорошо. — Кристин отступила на шаг и открыла дверь. — Только смотри, дружочек: еще один вопрос о том, что тебя не касается, и ты вылетишь отсюда.

Кристин еще не успела включить верхний свет, и комната освещалась лишь маленькой лампочкой. Она хотела отойти в сторону, но Дерек ловко поймал ее за руку.

— Крис.

— Что?

Она старалась не смотреть ему в глаза. От ощущения его близости вдруг бешено забилось сердце, и Кристин неестественно часто задышала. Ну почему такого с ней не было после поцелуя Рода?

Все это похоже на какой-то чудовищный фокус: она страстно любит мужчину, которому нет до нее никакого дела.

Нет, пожалуй, он все же хочет ее. Иначе не было бы их пылкого поцелуя на кухне. Он просто не желает хотеть ее. А это, возможно, еще хуже.

Дерек взял Кристин за другую руку, повернул к себе лицом, и она мигом позабыла обо всем на свете.

— Прости. — В его голосе звучала неподдельная искренность. — Я пришел не затем, чтобы ругаться.

Кристин кивнула.

— Тогда зачем ты пришел? Время для визитов не самое подходящее.

Дерек улыбнулся, безошибочно определив, что ему протянули оливковую ветвь — знак перемирия.

— У меня был срочный вызов, и я только что освободился. Сам не знаю, что меня привело к тебе. Просто… взял и приехал.

Было ясно, что он, как и Кристин, совершенно сбит с толку.

— Ладно. — Она попыталась немного разрядить обстановку. — Хочешь чаю со льдом?

— Не надо чаю. — Он привлек Кристин к себе. — Тебе понравилось целоваться с ним?

Кристин тут же напряглась и отвернула лицо. Но Дерек на ее сопротивление не обратил никакого внимания.

— Надеюсь, нет.

Крис чувствовала возле своего уха его теплое дыхание. Голос Дерека обволакивал ее словно тонкая, мягкая сеть.

— Ведь тебе понравилось, когда я в первый раз поцеловал тебя. Мне тоже. С тех пор я только и думаю об этом. — Дерек положил ей на щеку широкую ладонь и слегка приподнял ее лицо за подбородок. — Я пришел не чаевничать и не беседовать с тобой. Я пришел тебя поцеловать.

Противиться Кристин больше не могла. Ее сопротивление слабело с каждой секундой. Дерек прижал девушку к себе еще сильнее, и Кристин губами случайно задела его подбородок. Ей понравилась колкость отросшей за день щетины.

— Так чего же ты ждешь? — прошептала она.

Дерек, беззвучно засмеявшись, крепче сжал ее в объятиях и опустил голову. Их губы слились. Как и в первый раз, Кристин словно закружилась в жарком, опаляющем вихре.

Она приподнялась на цыпочки, и возбужденная плоть Дерека уткнулась точно в треугольник между ее бедрами. Ощущение оказалось таким сильным, что у обоих захватило дух. Кристин почудилось, будто ее ослепила молния. Она инстинктивно прильнула к Дереку еще ближе.

Язык Дерека проникал все глубже между губ Кристин. Крепко сжимая ее в объятиях, он одной рукой скользнул вниз, остановившись на ее бедре, а затем прижал к себе с новой силой. Кристин, задыхаясь, откинула голову назад, но Дерек не останавливался. Он осыпал поцелуями ее шею, прокладывая горячим языком огненную дорожку вниз по груди. Затем положил руку ей на грудь, водя большим пальцем по соску, и Кристин не смогла сдержать крик сладострастия.

Неожиданно Дерек застыл, его мощное тело словно окаменело.

— Дерек.

В ответ он поднял голову. Одной рукой он все еще прижимал Кристин, а другой шарил в заднем кармане брюк, пока не вытащил оттуда… пейджер. Дерек взглянул на высветившийся на дисплее номер и застонал от досады.

— Можно от тебя позвонить? — спросил он, глядя поверх ее головы.

— Конечно.

Кристин отступила на шаг, ноги у нее подкашивались. Не выпуская ее руки, Дерек проследовал к телефону. Он набрал номер и, облокотившись о косяк двери, снова привлек Кристин к себе. Она, в смущении обхватив его за талию, склонила голову ему на грудь.

— Это доктор Маэни, — прямо над ухом Кристин проговорил Дерек. По мере того, как ему что-то говорили, он медленно распрямлялся. — Хорошо. Подъеду через пять минут.

Он повесил трубку и, снова обхватив Кристин, вздохнул и уткнулся подбородком в ее голову.

— Нужно ехать. Собаку сбила машина.

— Я ее знаю? — Кристин силилась говорить спокойно, но все ее существо ликовало от восторга.

— Сомневаюсь, — ответил Дерек. — Это новые клиенты, появились всего месяц назад. — Откинувшись, он взглянул на Кристин, его лицо вдруг стало серьезным. — Сегодня все изменилось.

Кристин внимательно посмотрела на него.

— Неужели?

— Пообедаешь со мной завтра? Можем сделать заказ с доставкой.

— Может быть, я сама принесу обед? — предложила Кристин. — Хочешь, чтобы я забрала Молли, или сам за ней заедешь?

Легкая, интимная улыбка у него на лице вдруг исчезла, и Кристин напряглась в ожидании.

— Без Молли, — проговорил Дерек. — Она поужинает с нами потом. А нам с тобой пришло время встретиться с глазу на глаз, без маленьких компаньонок.

— О! — Кристин с трудом вдохнула полной грудью. Сердце колотилось как после полуторакилометровой пробежки. — Ладно. Тогда встретимся в лечебнице.

— Вот это дело. — Дерек наклонил голову и коротко, но крепко поцеловал Кристин. Прежде чем она успела ответить, отступил на шаг и выпустил ее из рук. — Завтра во второй половине дня. Увидимся.

— Увидимся, — эхом повторила Кристин, и Дерек, повернувшись, зашагал к двери.

— Запри за мной, — сказал он. Трясущимися руками Кристин заперла дверь и без сил опустилась на нижнюю ступеньку лестницы, ведущей на второй этаж.

Может быть, все это ей привиделось во сне? Она медленно подняла руку и прикоснулась пальцами к губам. Дерек поцеловал ее… Еще раз…

Не в безотчетном порыве, а обдуманно. И не пожалел об этом.

Кристин не смогла сдержать нервный смех. Боже мой! Если с ней происходит такое от маленького поцелуйчика…

Впрочем, поцелуй не был «маленьким» судя по тому, с каким неистовством прижимался к ней Дерек своим крепким телом. В памяти Кристин ожили чувства, которые она испытала в объятиях Дерека, когда он ласкал ей грудь, и она снова пришла в трепет.

Наверное, только благодаря пейджеру, остановившему их, она не лежит сейчас обнаженной на ковре в гостиной! От этой мысли Кристин вновь содрогнулась. Она совсем потеряла голову и была ошеломлена реальностью, которая оказалась намного ярче всех ее девических грез о Дереке.

Кристин закрыла лицо руками и глубоко вздохнула, тело все еще горело от возбуждения. Знай она раньше, какие чувства породит в ней близость с Дереком, давно бы уже сама набросилась на него.

А ведь еще несколько месяцев назад Дерек и не думал о ней как о любовнице. Он не думал об этом даже еще несколько недель назад, когда Кристин первая предложила перевести их взаимоотношения в иное русло.

Кристин понимала, как сложно ему забыть Деб, но не могла отказаться от своей мечты. Особенно после сегодняшнего вечера!

Она тоже знала и любила Деб и была абсолютно уверена, что та не захотела бы, чтобы Дерек после ее смерти всю жизнь оставался бобылем, она одобрила бы их отношения — ведь союз Кристин с Дереком даст Молли полноценную семью.

Да и сам Дерек хочет, чтобы жизнь продолжалась. Явился же он к ней сегодня вечером и признался, что постоянно думает о ней. Что хочет поцеловать ее. А это прогресс.

И он пригласил Крис пообедать завтра, а это будет еще один шаг к намеченной цели.

Дерек хотел видеть ее. Одну ее. Кристин повалилась на ступеньки и принялась по-детски болтать ногами в воздухе.


На следующий день, в обеденный перерыв, она распахнула дверь ветлечебницы.

— Всем привет! — поздоровалась Кристин и услышала в ответ целый хор приветствий.

Санди с улыбкой подняла голову.

— Ты без Молли?

— Без Молли, — подтвердила Кристин.

— Привет, Кристин. — Фей помахала ей рукой и указала в сторону коридора. — Дерек просил передать, чтобы ты сразу шла к нему в кабинет. Он появится, как только освободится. Обед из китайского ресторана уже доставили. — Фей улыбнулась Кристин, молча подняв вверх большой палец.

Кристин ответила улыбкой, надеясь, что значение этого жеста осталось для остальных загадкой, и направилась по коридору в кабинет Дерека.

Пакеты с обедом из ресторана лежали на краю стола. Кристин начала доставать еду, вынимать пластмассовые столовые приборы, раскладывать тарелки с закусками.

Дверь у нее за спиной распахнулась, и она резко обернулась. Сердце бешено заколотилось. Дерек с мягким щелчком закрыл за собой дверь.

— Привет.

— П-привет. — Кристин пришлось откашляться. — Я… э-э-э… я прихватила с собой кое-какие резюме. Объявление о вакансии еще не разместили, но некоторые члены правления пригласили на собеседование своих знакомых, которые, по их мнению, могли бы подойти на должность директора приюта. Их интересует твое мнение.

Дерек повесил халат на крючок и через всю комнату направился к Кристин. Напряженно-внимательный взгляд его глаз спутал все ее мысли, и Кристин ощутила, как ее пульс начинает учащаться.

— Мое мнение? — Обняв Кристин за талию, он привлек ее к себе и склонил голову. — Если я сейчас же тебя не поцелую, я просто сойду с ума! Вот мое мнение.

Она оказалась к этому совсем не готова! Они находились в его кабинете, и оттого, что в любую минуту кто-нибудь мог войти, Кристин чувствовала себя неловко. Она инстинктивно загородилась руками в робкой и тщетной попытке остановить Дерека, но он коснулся ее губ, и Кристин забыла о своем смущении. В ней снова откуда-то из глубины поднялось неодолимое желание и затмило разум. Кристин обняла Дерека за плечи и, скользнув по его шее, запустила пальцы в его волосы. Она прижалась к нему так крепко, что казалось, его стальные мускулы оставят отпечаток на ее нежном теле, и Кристин вздрогнула.

Его губы были настойчивы, и Кристин, сдавшись, разомкнула губы для поцелуя. Ей пришло в голову, что, лишь оказавшись в объятиях Дерека, она узнала, что такое настоящая жизнь. До этого она спала, как сказочная принцесса в высокой башне за неприступными стенами в ожидании поцелуя, который разбудит ее.

Теперь она ожила. Действительно ожила! Рядом с ней был тот единственный в мире мужчина, который мог дать ей ощущение полного счастья, и Кристин растворилась в этом сказочном чувстве. Руки Дерека скользнули под короткую кофточку, его теплая рука действовала уверенно. Его пальцы чертили на ее чувствительной коже невидимые круги, проводили восхитительные линии, отчего у Кристин захватывало дух. Дерек не переставал целовать Кристин, требуя ответных ласк. Его руки поднимались вверх по ее телу, следуя его изгибам, и застыли наконец, легко дотронувшись до ее груди. Проведя по ней большим пальцем, он коснулся твердого соска через кружево лифчика. Кристин невольно изогнулась, и желание охватило ее горячей, влажной волной.

Кристин слабо застонала. Звук собственного голоса вывел ее из чувственного забытья, и она схватила Дерека за запястье.

— Подожди, сюда могут войти.

Дерек застыл на месте. Он оторвался от ее губ, тряхнул головой, будто освобождаясь от гипноза, неспешно, с неохотой убрал руку и, ласково поглаживая Кристин, застегнул ей кофточку.

— Уф. Прости. — Он еще раз тряхнул головой и выдохнул воздух, чтобы окончательно избавиться от наваждения. — Дела… это… немножко вышли из-под контроля.

— Немножко? — Кристин, сотрясаясь от смеха, поправила кофточку.

Дерек погладил рукой непокорные волосы Кристин и, криво улыбнувшись, отпустил ее.

— Садись здесь. — Он отступил на шаг, жестом указывая на стул по другую сторону стола. — А то я за себя не ручаюсь, пока ты в пределах досягаемости.

У Дерека просто захватывало дух, когда он смотрел на Кристин, на ее волосы — непослушные спутанные кудри. У нее алые припухшие губы, а на подбородке розовеет пятно — след от его жесткой щетины.

Кристин, как цветок, раскрылась в его объятиях, отвечая на ласки с такой страстью, что он и имя-то свое позабыл. Все годы после смерти Деб Дерек существовал как затворник. Теперь он был уверен, что одна ночь любви и испепеляющей страсти в силах вернуть ему то, что он потерял за все проведенные в одиночестве ночи. Чтобы отвлечься от этих мыслей, Дерек сказал:

— Пока едим, расскажи мне об этих кандидатах.

— Хорошо.

Он был благодарен ей за то, что она с такой легкостью согласилась сменить тему. Теперь он может обдумать и переосмыслить произошедший в его жизни переворот.

Любовная связь с Крис. Выговорив про себя эту мысль, Дерек пришел в замешательство. А готов ли он к этому?

Конечно, он бы мучился, если бы Крис закрутила роман с другим мужчиной. И в то же время не знал, хотел бы он сам быть на месте ее избранника. Вот черт! С ума сойти можно! Наверно, он просто все принимает слишком близко к сердцу.

За обедом Кристин рассказала Дереку о троих кандидатах на должность директора-распорядителя.

По мнению Дерека, никто из них не подходил.

— Я хотел бы, чтобы это место занял человек, который сумеет поднять работу приюта на принципиально иной уровень, — сказал он. — Он должен иметь опыт работы в области маркетинга, должен уметь находить средства, обеспечивающие работу приюта, а также позитивно относиться к распространению наших программ за пределами города.

— Что значит «за пределами города»? — Кристин внимательно следила за выражением лица Дерека, обдумывая его слова.

— Это значит содействовать распространению программ по территории всего штата. Может быть, даже по всей стране. — Покопавшись в стопке бумаг, сложенных на столе, Дерек наконец вытащил нужный журнал. — Вот как, например, это делает известный во всей стране приют для животных в штате Юта. Они получают гранты, им оставляют колоссальные суммы в наследство. Они проводят сотни программ, нацеленных на поощрение пожертвований, которые, в свою очередь, идут на финансирование специальных проектов. Устраивают семинары, где можно получить ответ на любой вопрос. — Дерек постучал пальцем по журналу: — Тебе нужно его посмотреть.

— Я посмотрю. — Кристин взяла журнал и положила рядом с собой. — Я тоже думала о новом директоре. Я собираюсь предложить правлению обозначить в контракте точную дату истечения срока договора и внести перечень целей, которые должны быть достигнуты за время его действия. Таким образом можно будет оценить проделанную работу и, если сотрудник не оправдал возложенных на него ожиданий, освободить его от занимаемой должности, не возобновляя контракта. Если бы мы нанимали такого директора, о котором ты говоришь, то подобная оговорка в контракте была бы просто необходима.

Дерек поднял брови.

— Блестящая мысль. — Он откашлялся. — А ты не думала о том, чтобы остаться на этой должности?

Кристин резко подняла голову.

— Постоянно?

Дерек кивнул.

— Расти говорил, будто в правлении этого хотят.

— Да, он намекал, но мне это неинтересно. Я хочу продолжить карьеру бухгалтера. Я займусь этим вплотную, как только найдется подходящий человек на место директора.

— Вплотную? — Дерек почувствовал укол совести: ведь он, по сути, никогда не обсуждал с Крис ее дела. Они говорили о Молли, о его делах в лечебнице, о домашнем хозяйстве или о приюте. Дерек не мог припомнить, когда в последний раз догадался поинтересоваться у Кристин, о чем она мечтает, к чему стремится.

Крис кивнула.

— Если я найду постоянное место с полным рабочим днем, то у меня появится существенная прибавка к бюджету, и я смогу наконец-то вылезти из… в общем, это неважно. Скучнее темы для разговора не придумаешь. — Кристин опустила голову и вновь принялась за еду. — Расскажи лучше, как там Молли. Ты еще не передумал найти для нее няньку?

Дерек безмолвно смотрел на нее. Что, черт возьми, произошло? Кристин сидела уже не так свободно, она выпрямилась, а на лице изобразила фальшивую широкую улыбку, которой Дерек никогда раньше у нее не замечал.

— Да, — наконец произнес он, — я все еще ищу няньку. Но Молли уж очень любит ходить в сад, поэтому я подумываю записать ее в дошкольную группу с посещением два раза в неделю. Отвозить ее туда как раз и будет няня.

Натянутая улыбка соскользнула с лица Кристин, сменившись знакомым хмурым выражением.

— Ты хочешь сказать, что позволишь совершенно незнакомому человеку возить ребенка на машине?

— Ну да, — ответил Дерек, хотя эту сторону вопроса он упустил из виду.

— А если у этой няньки вместо машины старая развалюха? А как ты узнаешь, хорошо ли она водит машину? А детское сиденье в машине?

— Подожди! — Дерек примирительно поднял руку. — Я еще ничего не решил и ни с кем не встречался. Ты не поможешь мне составить список требований к новой няньке?

Кристин живо кивнула.

— Конечно. И раз уж ты хочешь знать мое мнение, то почему бы не разузнать, есть ли поблизости агентства, предоставляющие нянек? Мы сами поговорим с кандидатками, проверим их рекомендации.

Мы. Из двух маленьких букв складывается одно простое слово. Мы. С каких пор это слово ему так приятно слышать?

Закончив обед, Дерек встал, подошел к Кристин и протянул ей руку.

Она робко подала свою ладонь, и Дерек помог ей подняться.

Оба молчали. Неотрывно глядя Кристин в глаза, Дерек привлек ее к себе и склонился к ней. Когда их губы встретились, он, как и в прошлый раз, ощутил волнение, неодолимое желание, страсть — все, чего ему давно не хватало. Он нежно провел рукой по спине Кристин. Его так и тянуло скользнуть дальше, вниз, накрыть ладонью нежные выпуклости. Но для этого здесь было не место. Вдобавок Дерек вовсе не был уверен, что сможет вовремя остановиться. В сущности, только это и было главной причиной. Он осторожно снял ее руки со своих плеч и крепко сжал их.

— Как бы ни хотелось обнимать тебя весь день, а работать все же придется.

В кротких глазах Кристин читалось изумление. Ее припухшие губы горели. Она выдохнула и, уронив голову, ткнулась лбом ему в грудь.

— Ну и хорошо. Тем лучше, — пробормотала Крис.

Ответ Дереку не понравился.

— То есть?

Кристин подняла на него глаза.

— Нехорошо, что я так с тобой целуюсь. Ты сам знаешь, что я встречаюсь с разными мужчинами, но я не веду себя с ними так, как с тобой.

Я встречаюсь с разными мужчинами. Дерек потонул в волне дикой ревности.

— И не надо. — Голос у него охрип. Не дожидаясь ответа, он снова склонился к Кристин и впился ей в губы. Потом прижал к себе ее бедра. Черт с ним, с неловким положением! Он тоже в неловком положении! — Больше никаких свиданий, — произнес Дерек, отрываясь от ее губ и переводя дух. — Тогда вечером я уже сказал тебе, что все изменилось.

— Но…

— У нас будут исключительные отношения.

— В каком смысле «исключительные»?

Тьфу ты! Да неужто эта женщина так и будет цепляться к каждому слову?

— Отныне никто из нас не будет ни с кем встречаться.

Кристин нахмурилась.

— Ты и раньше ни с кем не встречался. А мне небезразлично, что моя жизнь проходит впустую. — Глаза у нее наполнились слезами. — Я не могу быть твоей сексуальной игрушкой, Дерек.

Дерек провел рукой по стройной спине Крис. Кристин, по его мнению, была одной из самых жизнелюбивых и энергичных женщин, сильной личностью с несгибаемым характером. И вот оказалось, что она тоже нуждается в утешении, поддержке и чьей-то любви. Ему не приходило в голову, что Кристин все это нужно не меньше, чем любой другой женщине.

Неожиданно Дерек успокоился. Он уже знал, что скажет в следующее мгновение.

— Я не хочу делать из тебя сексуальную игрушку. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Дерек застыл, ему вдруг стало тяжело дышать, конечности онемели.

Кристин замерла в его объятиях. Она не могла проронить ни слова.

— Крис. — Дерек отступил на шаг и взял в руки ее ладонь. — Выходи за меня замуж.

Слова, зазвенев в воздухе, отдались болью у него в сердце. Дерек уже однажды говорил эти слова Деб. Они сидели, обнявшись, на скамейке в парке, а по вечернему небу рассыпалось золото заката.

Дерек сообразил, что Кристин до сих пор ничего не ответила.

Откашлявшись, он сделал попытку улыбнуться.

— Я… э-э-э… не думал, что мое предложение будет тебе так неприятно.

— Дело не в этом, — медленно проговорила Кристин. — Просто я поражена. Всего месяц назад ты не хотел жениться на мне. Так что же случилось теперь?

— Даже неделю назад я еще сам не знал, чего хочу, — честно признался Дерек. — Но с тех пор, как ты подала идею о браке, я все не переставал думать об этом. Раньше я считал, что доволен своей жизнью. Однако на самом деле это совсем не так. Я просто шел проторенной дорогой, а это легче, чем искать новые пути.

Кристин сглотнула, в бездонных зеленых глазах отразилось крайнее изумление.

— А новый путь — это сделать мне предложение?

Дерек улыбнулся.

— Не слишком новый, да? Я очень долго боялся ступить на него.

В глазах Кристин что-то изменилось, и Дерека тут же словно обожгло… но чем? Что такое он увидел в них? Боль? Гнев?

— Ну-ну, — произнесла Кристин, — продолжай свои романтические излияния.

Романтика. Это слово вновь напомнило Дереку о Деб, о радостном воодушевлении и предвкушении чего-то светлого, о первых годах безоблачной совместной жизни и о беспросветном отчаянии, которое он ощутил, узнав о болезни жены. С Кристин все было совсем по-другому.

— Послушай, Крис, — начал он снова, — я уже не молодой романтик. В наших отношениях не романтика, а нечто иное: дружба, надежность, общность интересов. В этом тоже есть свои преимущества. — Дерек понизил голос: — Я обещаю, что буду верен тебе. И, полагаю, мы уже имели возможность убедиться, что физически подходим друг другу.

— Сексуальная совместимость — это хорошо, но для брака ее недостаточно, — заметила Кристин.

Дерек начал терять терпение. Какого черта ей еще надо? Разве он не сделал то, чего она хотела?

— Я буду полностью обеспечивать семью. Хочешь — работай, хочешь — не работай, это неважно, лишь бы Молли была устроена.

— А другие дети?

Этот вопрос привел Дерека в замешательство.

Другие дети? Вот это да! Об этом он и не думал. Кристин — молодая женщина. Разумеется, ей захочется собственных детей.

Ее дети. Дети от него. В тесной комнатке стало трудно дышать.

— Мне… э-э-э… нужно время, чтобы обдумать это, — наконец выговорил Дерек. — Действительно, нам надо еще кое-что обсудить. Давай поговорим об этом вечером.

— Ты еще не расхотел, чтобы я пришла на ужин? — В голосе Кристин сквозило легкое недоумение, и Дерек понял, что ему не удалось скрыть охватившие его эмоции.

— Нет. — Он протянул руку и тыльной стороной ладони погладил Кристин по щеке. — Я хочу, чтобы ты пришла. Придешь?

Она улыбнулась, хотя, как показалось Дереку, губы у нее подрагивали.

— Хорошо.


Кристин потребовалось собрать всю свою волю в кулак, чтобы в семь часов вечера прийти к Дереку. Когда-то его дом принадлежал ей, позже она часто бывала здесь с Молли. Но сейчас, стоя на каменном крыльце перед дверью, Кристин чувствовала себя посторонней.

Она позвонила и стала ждать. Сначала послышались семенящие шажки Молли, а за ними размеренные шаги Дерека.

Дверь распахнулась, и, хотя Кристин заранее готовила себя к этому моменту, душа у нее ушла в пятки. Их с Дереком взгляды встретились, и Кристин заметила в голубых глазах знакомый огонь. Дерек оглядел Кристин с головы до ног, и сердце у нее ухнуло. Сегодня она подбирала одежду с особым старанием. Не хотелось выглядеть чересчур разряженной, но в то же время Дерек должен был заметить ее старания. И он их заметил.

Он оглядел ее джемпер цвета морской волны с глубоким круглым вырезом, короткую бежевую льняную юбку, и Кристин поняла, что достигла своей цели.

— Привет, — сказал Дерек.

— Привет. — Кристин была в смятении. То, что они собирались обсуждать, — не для детских ушей.

Молли схватила Кристин за руку и потащила за собой в гостиную.

— Пойдем, я покажу, какую куклу мне подарил папа!

— Куклу? — Кристин переключила свое внимание на Молли. — А как ее зовут?

— Сузи.

— А, Сузи! Хорошее имя. — Кристин оглянулась через плечо на Дерека и заметила у него на лице улыбку.

— Мне забрать это? — спросил он, указывая на десерт, который она принесла с собой.

— Да, пожалуйста. Но только до ужина не смей к нему притрагиваться.

Кристин вдруг почувствовала себя свободнее, как будто все вокруг стало на свои места.

Дерек щелкнул пальцами.

— Ты слишком хорошо меня знаешь.

— Не забудь об этом. — Кристин улыбнулась ему, и они целое мгновение смотрели друг другу в глаза.

Пока Дерек накрывал на стол, Кристин играла с Молли. Внезапно она осознала, до чего же ей не хватало таких совместных вечеров. За то короткое время, что Молли ходит в сад, она, кажется, подросла. Малышка рассказала ей, что уже учится сама завязывать шнурки, и Кристин остро ощутила горечь этой незначительной, казалось бы, потери — упустить что-то из жизни девочки.

Но уже в следующий момент ею овладело другое чувство. Ведь, если Дерек и впрямь женится на ней, Молли станет ее дочерью, исполнится заветная ее мечта. Крис отмахнулась от своих безумных мыслей, которые не оставляли ее ни на минуту.

Она прочитала девочке несколько сказок. А когда та принялась самозабвенно пеленать куклу, встала и направилась на кухню.

— Тебе помочь? — спросила Кристин, автоматически открывая ящик со столовыми приборами.

Но Дерек улыбнулся, отрицательно покачав головой.

— У меня все под контролем. Я заранее накрыл на стол, чтобы потом не суетиться, а картошка вот-вот будет готова. Почему бы тебе просто не посидеть со мной за компанию?

— Ну вот, так я и думала, никому я больше не нужна, — шутливо протянула Кристин, усаживаясь на высокий табурет у стойки в центре кухни. — Молли скоро научится завязывать шнурки, а ты уже сам готовишь.

— Постой, постой. — Дерек положил ложку, которой помешивал фасоль, и подошел к Кристин. — Может, мы и осваиваем кое-что, но ты, Крис, нужна нам всегда.

Дерек притянул ее к себе. Кристин ощутила рядом с собой сильное теплое тело, и у нее закружилась голова. Это было так неожиданно. Долгие годы она была в этом доме другом семьи и теперь никак не могла привыкнуть к их новым отношениям.

Дерек легко поцеловал Кристин, но, прежде чем она успела ответить, выпустил ее и вернулся к плите.

— Лучше я поставлю блюда на стол.

Как приятно было снова оказаться за одним столом с Молли и Дереком! После ужина Кристин уговорила его позволить ей искупать девочку, пока он будет убирать со стола.

— А я думал, ты сегодня моя гостья, — уныло протянул Дерек, обращаясь к Крис, когда вымытая Молли побежала по лестнице в спальню.

— Дерек, мне хочется делать это, — ответила она. — Мне вас ужасно не хватало.

— Так в чем дело, Крис? — Дерек сдвинул брови. — Ведь это ты отказывалась приходить к нам, ужинать с нами…

— …убираться в вашем доме, стирать. — Проскользнувшее в голосе Дерека осуждение раззадорило ее.

— Не забегай вперед, я не то хочу сказать. Нам с Молли не хватало не твоей помощи, а твоего присутствия.

Кристин не нашлась что ответить, но, когда повернулась и начала подниматься по ступенькам, Дерек тихо произнес:

— Раз Молли уже в постели, мы можем закончить наш прерванный разговор.

Дерек мерил шагами комнату. Он так разнервничался, что не мог сидеть смирно. Крис все еще была наверху, она читала Молли сказку.

Дерек начинал терять терпение, что было на него совсем не похоже. Он всегда был спокойным и уравновешенным человеком. Сложные жизненные проблемы Дерек принципиально не решал, ждал, пока время расставит все по местам. Поэтому и в случае с Кристин он предпочитал не вмешиваться в ситуацию: он, Крис и Молли жили как жилось.

Однако Кристин была права: ситуация требовала разрешения.

Дерек глубоко вздохнул. Чем больше он думал, тем разумнее казался ему брак с Кристин. Он хотел ее. Но она ему нужна не просто для секса, хотя он страстно желал этой близости.

— Кажется, ты волнуешься не меньше моего.

Дерек обернулся и увидел в дверях Кристин. Джемпер цвета морской волны оттенял белизну кожи и делал ее зеленые глаза еще ярче. Он плотно облегал фигуру, а короткая юбка подчеркивала изящество стройных ног.

— Зачем ты это делала? — невольно вырвалось у Дерека.

— Что делала? — удивилась Кристин. Она прошла в комнату и устроилась на диване.

Взмахнув рукой, Дерек провел в воздухе воображаемую извилистую линию, призванную обозначить женскую фигуру.

— Ну, раньше ты все время носила мешковатые рубашки и джинсы. А теперь… теперь ты похожа на женщину.

Кристин забавно поморщилась и, покраснев, громко расхохоталась.

— Если это комплимент, то благодарю.

Дерек тоже почувствовал, что лицо у него горит, но спокойно произнес:

— Да, это комплимент. Я выражусь иначе: у тебя потрясающие формы, от которых мужчины сходят с ума, представляя, каковы они под одеждой. И я тоже схожу от этого с ума, — прибавил Дерек, глядя Кристин прямо в глаза.

Она потупилась и еще гуще покраснела.

— Ого! Никак не могу привыкнуть к подобным разговорам с тобой.

Улучив момент, Дерек уселся рядом с Кристин. Скинув ботинки, он положил ноги на кофейный столик перед диваном, облокотился на спинку и, взяв Крис за локоть, потянул ее назад, другой рукой обвивая ее талию.

Кристин не противилась, но Дерек почувствовал ее напряжение. Он взял с подлокотника пульт от телевизора.

— Хочешь посмотреть новости?

Они долго сидели молча, уставившись в телевизор. Веселого на экране было мало — политика, война, гражданские беспорядки в разных концах земного шара, чудовищные картины катаклизмов, болезни, голод.

Немного погодя Кристин вздохнула.

— Наверное, я сумасшедшая: хочу родить детей в таком жестоком мире, да?

Атмосфера в комнате мгновенно переменилась, но Дерек заставил себя сохранить расслабленное состояние. Кристин не смотрела на него, ее взгляд был прикован к телевизору.

— Мы с Деб много говорили об этом, прежде чем решились завести ребенка, — ответил он. — Но, думаю, в теленовостях намеренно сгущают краски, искусственно порождая пессимистические настроения. Ведь в мире есть и много хорошего. Просто хорошие новости отстают от плохих по рейтингу.

Краем глаза Дерек заметил, что Кристин улыбается.

— Хорошо сказано. Может, это и правда.

Дерек глубоко вздохнул.

— Так, значит, ты хочешь детей?

Кристин повернула голову и посмотрела на него в упор.

— Я хочу детей от тебя.

Последовало непродолжительное напряженное молчание, и Кристин поспешила продолжить:

— Я бы хотела, чтобы у Молли был братик или сестричка.

Я хочу детей от тебя. Мысли Дерека тут же переключились на то, как они будут создавать этих детей. Он начал в мельчайших подробностях представлять себе этот процесс и вдруг понял, что Кристин все еще говорит:

— …думал о том, хочешь ли еще детей?

— Да, — ответил Дерек. — То есть я сейчас подумал, что ты права, у Молли должен быть братик или сестренка. Честно говоря, я хотел бы еще детей не только из-за Молли. Просто мне хочется быть отцом семейства. Я раньше всегда представлял себе, как у нас будет несколько… — Дерек замолчал, сообразив, что не деликатно заводить разговор о своей первой жене с женщиной, на которой рассчитываешь жениться.

— Я думаю, Деб это одобрила бы, — спокойно сказала Кристин. — Ей всегда хотелось, чтобы у нее дома была целая орава, помнишь?

Дерек почувствовал несказанное облегчение. Кристин понимала его, она буквально читала его мысли.

— Ну, — произнес он, слегка сжимая рукой ее талию, — значит, насчет детей мы договорились. — Он слегка повернулся, чтобы лучше видеть лицо Кристин. — Выйдешь за меня замуж?

Уголки ее губ приподнялись в улыбке.

— Да.

Дерек облегченно вздохнул.

— Ты не пожалеешь. — Он скользнул большим пальцем по ее подбородку. — Мы будем дружной командой.

Кристин широко улыбнулась.

— Мы уже команда.

Дерек все еще смотрел на нее, гадая про себя, почему это ему понадобилось столько времени, чтобы понять, до чего она прелестна.

— Когда ты хочешь, чтобы мы поженились?

Кристин пожала плечами.

— Не знаю. Наверное, поскорее.

— Как насчет следующей субботы?

Ее изумрудные глаза расширились.

— То есть через неделю и один день?

Он кивнул.

— Дерек, нельзя планировать свадьбу так скоро!

— А чего тут планировать? — Он не понял, что Кристин мечтает о настоящей свадьбе — с гостями, цветами, тортом и со всей сопутствующей этому кутерьмой. — Я бы хотел скромную церемонию, и, если ты не против, мы могли бы обойтись без приема и не устраивать всю эту ерунду с трамтарарамом. Кроме того, боюсь, не получится сразу отправиться в свадебное путешествие. Я, возможно, сумею вырваться только месяца через два.

Свадьбу Дерека с Деб праздновали с размахом, был устроен шикарный прием. Сейчас ни о чем подобном и речи быть не могло.

Внезапно до Дерека дошло, что Кристин все еще не сказала ни слова. Черт! Неужели он все испортил? Но не успел он придумать что-нибудь в свое оправдание, как Кристин с готовностью кивнула:

— Хорошо.

— Тогда договорились. Все, что от нас требуется, — это сдать анализ крови и получить разрешение на вступление в брак. — Дерек притянул Кристин к себе на колени, пытаясь сгладить неловкость ситуации. — Я не хочу ждать, Крис. Я хочу, чтобы ты жила в моем доме.

— Я тоже не хочу ждать, — отозвалась Кристин, обнимая его за шею.

Дерек медленно взял ее за руку и прижался губами к мягкой тонкой коже на внутренней стороне запястья. Его язык неспешно поднимался вверх, замерев на нежном сгибе локтя, а потом скользнул к плечу.

Кристин откинула голову, закрыла глаза. Он осыпал поцелуями ее шею и подбородок, пока его губы не приблизились к ее губам.

— Крис, поцелуй меня, — выдохнул он, приподняв ей голову.

Поцелуй ее нежных мягких губ был сладким на вкус. Дерек долго ласкал эти губы, потом, когда Кристин разомкнула их, проник языком ей в рот, и их влажные языки сплелись в огненной страсти. Гибкое тело Кристин извивалось в его объятьях, прижимаясь к его возбужденной плоти, которой становилось тесно в сковывающей ее одежде. Дерек знал: достаточно нескольких легких движений, и молния на брюках разойдется, а Кристин окажется у него на коленях. Неожиданно он вздрогнул.

— Вероятно, я не должен этого делать, — сказал он. Однако его рука все же скользнула вверх, поглаживая соблазнительный изгиб ее бедра, и остановилась возле края мини-юбки. Он ощутил ладонью тепло обнаженного тела.

Кристин положила руки ему на грудь.

— Ты можешь это сделать, — шепнула она, — если хочешь.

— Я хочу, — чуть хрипло сказал Дерек. — Но я не желаю торопить тебя. Мы можем подождать и до свадьбы.

Дерек не лукавил, он и правда не хотел, чтобы Кристин вспоминала об их первой близости с разочарованием.

— Ты не торопишь меня, — ответила Кристин, стараясь не встречаться с ним взглядом.

Дерек почувствовал необыкновенный прилив нежности. Кто бы мог подумать, что смелая и уверенная в себе Кристин Гордон может стесняться!

И тем не менее, она ждала, чтобы он взял инициативу на себя.

И тут Дерек сообразил: у сведущей во многих вопросах Кристин, возможно, совсем нет опыта. Он, по сравнению с ней, искушенный любовник. Боясь, как бы не сказать лишнего, Дерек спросил:

— Крис? Я… э-э-э… я не знаю, как спросить тебя об этом, но…

— Я не девственница. — Она говорила по-прежнему мягко, потупив взгляд.

Точно определить чувства, рожденные этой короткой фразой, Дерек не мог. Может быть, это было облегчение.

Однако он ощутил и нечто иное, похожее на ревность.

— Кто? — наконец выдавил он из себя. — Когда? — Мысль о том, что какой-то мужчина прикасался к ее самым интимным местам, привела его в бешенство.

— Это было давно, — спокойно ответила Кристин. — В колледже, на втором курсе. И меня это ничуть не вдохновило.

Дерека снова накрыла волна нежности, сметая со своего пути последние сомнения.

— Давай я тебя вдохновлю. — Он снял ее с колен и встал с дивана. Затем нагнулся и поднял ее на руки. Она оказалась совсем легкой.

Кристин крепко обхватила его за шею.

— Дерек! Что ты делаешь?

— Несу тебя в постель, — невозмутимо ответил он, выходя из комнаты. — Мы займемся этим как следует.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Знала ли она, чем закончится этот вечер? Может быть, она догадывалась и именно поэтому страшно нервничала?

Когда Дерек, плечом распахнув дверь, внес ее в свою спальню, располагавшуюся наверху, в противоположном от комнаты Молли конце коридора, Кристин, отбросив все сомнения и тревоги, была готова погрузиться в море наслаждения. Сколько раз она мысленно занималась с Дереком любовью! Однако отсутствие опыта не давало простора фантазии, рисуя в воображении лишь самые примитивные картины. Сегодня вечером фантазировать ей не придется.

Их любовные отношения развивались стремительно. Может быть даже, слишком стремительно. Улечься в постель с парнем после первого же свидания для Кристин было так же немыслимо, как слетать на Луну. А уж о том, чтобы спать с мужчиной, ребенок которого находится в комнате неподалеку, и думать нечего.

Но Кристин знала Дерека лучше, чем любого другого мужчину, и потому с такой готовностью отдалась ему.

И потом, они ведь скоро поженятся. Поженятся! Кристин все еще не могла в это поверить.

Дерек внес ее в спальню и бережно положил на кровать, включил ночник и лег рядом с ней. Он прильнул к ее губам, его поцелуй был пылким и настойчивым. Ладонь Дерека медленно скользила по животу девушки, и Кристин почувствовала, как мышцы у нее резко сократились.

У Дерека вырвался смешок.

— Не спеши. Я несколько дней уже прокручиваю все это в голове. Не хочу торопить события.

Дерек неспешно скользнул рукой вверх по телу Кристин и накрыл ее грудь ладонью.

— Ты дурачила меня, — сказал он, приподняв ей голову и заглянув в глаза. — Я даже не предполагал, какое дивное у тебя тело.

Кристин улыбнулась и еще теснее прильнула к нему.

— Думаю, я многих дурачила.

— Как это? Ты никогда раньше об этом не рассказывала.

Кристин пожала плечами, отчего ее грудь под его ладонью всколыхнулась, а по телу ее словно побежали змейки.

— Мне было все равно, как я выгляжу. Однако, когда я предложила тебе свой план, а ты отверг его, я поняла, что, если хочу найти себе мужчину, мне нужно научиться быть привлекательной.

Дерек нахмурился.

— И поэтому ты начала носить открытые наряды, думая, что именно этим женщины привлекают мужчин?

— Но в случае с тобой это же сработало! Так что не надо лицемерить. — Кристин ласково погладила его мускулистые руки. — Давай поговорим потом.

Дерек расслабился, по его губам скользнула улыбка.

— Да, давай потом. Я думаю, тебе пора раздеться.

Он деликатно стянул с нее джемпер, скользнул взглядом по ее груди. Слава богу, она додумалась надеть свой новый черный кружевной гарнитур. Дерек накрыл руками ее грудь, и в его голубых глазах блеснул огонь желания.

— Помоги мне. — Он положил руки Крис на ворот своей рубашки.

Пальцы у нее тряслись, когда она расстегивала пуговицы. Помогая ей, Дерек вытащил рубашку из брюк. Наконец с пуговицами было покончено, и Кристин медленно пробежала руками по его груди и плечам. Рубашка упала, повиснув у Дерека на локтях, и он легким движением стряхнул ее с себя.

Его широкая сильная грудь была слегка опушена черными волосами, спускавшимися вниз и исчезавшими за поясом джинсов. Дерек поймал Кристин за руки, и она поняла: он хочет, чтобы она расстегнула ремень на брюках. Однако пальцы ее не слушались. Кристин судорожно сглотнула.

В тот раз, в колледже, все происходило в полной темноте, так что ничего нельзя было разглядеть. Кроме того, парень испарился сразу же, как только кончил свои дела. Поэтому Кристин, по сути, никогда не видела обнаженного мужского тела.

Дерек спешил раздеться, чтобы Кристин не так стеснялась своей наготы. Она подняла голову, и Дерек, улыбнувшись, снова припал к ее губам. Он целовал ее медленно, пока огонь страсти не вспыхнул в ней с новой силой и она еще крепче не прижалась к его горячей обнаженной груди.

Дерек расстегнул лифчик и отбросил его в сторону, потом с коротким хриплым стоном опрокинул Крис на спину, и комната вокруг них на миг закружилась. Небрежным движением он стянул с Кристин юбку и трусики и, опершись на руки, навис над ней, внимательно изучая ее тело. Затем он осторожно положил руку прямо на треугольник густой поросли.

— Натуральная блондинка, — с нежностью произнес Дерек и поднялся, чтобы окончательно раздеться.

Кристин смотрела как завороженная. Дерек снял брюки. Под ними оказались обтягивающие трикотажные трусы, и сердце у Кристин бешено заколотилось. Дерек взялся за края трусов и быстро скинул их, потом медленно оперся одним коленом о кровать и наклонился над Кристин. Почувствовав, как его плоть уперлась ей в тело, она вздрогнула.

Дерек медленно опустился, раздвинул бедра Кристин и лег между ними. Его движения были решительными и нежными. Он наклонился к ее груди, губы сомкнулись вокруг соска, заставив Кристин вздрогнуть. Дерек водил языком вокруг розового твердого кончика, и в тот миг, когда напряжение Кристин достигло предела, он крепко впился губами ей в грудь. Она чуть не вскрикнула, по телу словно пробежала волна электрического тока, устремившаяся в низ живота. Крис часто и тяжело дышала.

Дерек что-то помычал, перевернулся на бок, и Кристин уже открыла рот, чтобы запротестовать, просить его не уходить, однако его пальцы скользнули по внутренней части ее бедер, и вместо слов с уст Кристин слетел слабый стон сладострастия. Она изогнулась всем телом, ее захлестнули волна возбуждения и сильнейшее желание, и Кристин не выдержала. Она вцепилась ему в плечи и воскликнула:

— Дерек, я хочу… Дерек!

Это был крик о пощаде. Тугой клубок желания наконец взорвался, тело Кристин больше ей не подчинялось, оно обмякло в последних судорогах. Кристин задыхалась и была так обессилена, что не могла пошевелиться.

Прежде чем она успела прийти в себя, Дерек, приподнявшись и опершись на руку, снова склонился над ней, и она вздрогнула от первого слабого толчка. Дерек подался вперед, удерживаясь на руках, и вошел в нее глубже.

— Крис…

Она увидела над собой его пристальный взгляд.

— Обними меня ногами за талию.

Кристин безропотно повиновалась. Дерек улыбнулся.

— Ну, держись!

Его движения стали сильными и быстрыми, и Кристин застонала от наслаждения. Наконец по телу Дерека прошла последняя судорога удовлетворения.

Придя в себя, он освободил Кристин из объятий и перекатился на свою половину кровати. Затем снова привлек ее к себе и нежно поцеловал в висок, а она уютно устроилась рядом.

— Все нормально?

Кристин не могла сдержать улыбку.

— Просто фантастика!

Теперь была очередь Дерека улыбнуться.

— Да, уж это точно.

Они смотрели друг на друга, пока их улыбки не потухли. Наконец Дерек произнес:

— Спасибо тебе за настойчивость. И терпение.

— Не за что, — ответила она не менее серьезно.

— Теперь будем спать в обнимку? — Дерек повернул Кристин на бок и прижался грудью к ее спине. — Ну скажи, разве не здорово?

— Да, — шепнула Кристин, — здорово.

Даже в самых смелых своих фантазиях она не могла представить себе, что они с Дереком когда-нибудь будут спать обнявшись, как влюбленные. Вытянувшись и слегка запрокинув голову, Кристин поцеловала его в подбородок.

Дерек плотнее прижал ее к себе, и Кристин почувствовала, как он тихонько потянул ее за рассыпавшиеся по подушке волосы.

— Что ты делаешь?

Дерек робко хихикнул.

— Укрываюсь твоими волосами. Это одна моя давнишняя фантазия.

Кристин рассмеялась.

— Ничего себе! А сколько у тебя их вообще было?

Он поцеловал ее в шею, и вновь дрожь возбуждения пробежала у Кристин по спине.

— Ты и представить себе не можешь, солнце мое.


Проснувшись утром одна, Кристин почувствовала легкое разочарование, хотя и знала, что Дерек ранняя пташка. Выбравшись из постели, она босиком прошла в ванную, ощущая в теле слабую боль — напоминание о проведенной ночи.

В предрассветные часы Дерек разбудил Крис своими ласками, он гладил ей тело, грудь и наконец овладел ею. Утолив страсть, они снова погрузились в сон.

Вытираясь полотенцем, Кристин взглянула на себя в зеркало и сокрушенно подумала, что каждый, кто увидит ее, сразу смекнет, в чем дело. Она сияла. А мужчина — виновник этой метаморфозы — уже пил кофе, о чем свидетельствовал аромат, поднимавшийся снизу.

Кристин торопливо оделась и сбежала по лестнице.

Дерек сидел на кухне, с головой погруженный в чтение газеты. Кристин на минуту застыла в дверях, чтобы полюбоваться любимым мужчиной.

— Доброе утро. — Она улыбнулась и вошла в кухню, намереваясь подойти к нему и одарить его своим поцелуем.

— Доброе. — Дерек рассеянно улыбнулся. Крис потянулась к нему, но он отвернулся и с шумом раскрыл новую страницу газеты.

Улыбка на лице Кристин померкла. Она автоматически налила себе кофе и поставила чашку на стол. Дерек по-прежнему сидел молча, не поднимая головы. Губы у Крис задрожали, а глаза наполнились слезами.

— Ну, — наконец сказала она и со звоном поставила чашку на блюдце, — что происходит?

— А? — Дерек бросил на нее взгляд поверх газеты.

— Не притворяйся, что ничего не понимаешь. Тебе так ловко удается не замечать меня сегодня утром. А я-то думала… Я рассчитывала… впрочем, это неважно!

Кристин хлопнула ладонью по столу и поднялась, не обращая внимания на то, что ее кофе расплескался, залив лежавшую тут же газету.

— Крис, любовь моя, подожди. — Дерек стремительно вскочил и поймал Кристин за руки, не давая уйти. — Прости, просто я еще не привык проводить утро не один.

Кристин склонила голову ему на грудь.

— Казалось, ты где-то далеко отсюда.

— Я… я думал.

— О чем?

Дерек тут же замер.

— Деб, — тихо произнес он. — Я думал о Деб.

— О… — едва слышно отозвалась Кристин и замолчала.

Дерек вспомнил, что Деб терпеть не могла его привычку просыпаться ни свет ни заря и сразу вскакивать с постели, чтобы почитать газету. Она просыпалась позже и непременно хотела, чтобы он, прежде чем встать, нежно обнимал ее и целовал. Наверно, об этом же мечтала и Крис.

Дерек упивался запахом ее тела, благодаря судьбу за сделанный ему подарок. Неужели ему так повезло? Он нашел женщину, которая идеально подходит ему в физическом плане и которая уже давно самый лучший его друг. Дерек медленно опустил руки Кристин на бедра, сильнее притягивая ее к себе. Он снова начал ощущать настойчивый зов плоти, дыхание у него стало прерывистым.

Склонив голову, Дерек нашел теплую впадинку пониже ее уха и уткнулся в нее, тихонько покусывая мочку. Кристин вздрогнула, приподняла голову, и Дерек, не колеблясь, сразу же прикоснулся к ее губам. Его рука скользнула вниз, между бедер Кристин, а она с готовностью обвилась вокруг него.

Дерек страстно поцеловал Крис, и она порывисто ответила ему, но, когда он проник под ее коротенькую джинсовую юбку, остановила его:

— Подожди. Дерек, мы не можем! Молли…

— Никогда не просыпается раньше девяти, — напомнил Дерек. — А сейчас еще нет семи. Но если тебе от этого спокойнее… — Он взял ее на руки, как ребенка, и понес через кухню, по коридору в ванную. Очутившись внутри, он плотно закрыл за собой дверь, повернулся и прижал Кристин к стене. Здесь было темно и уютно. Дерек в любой момент мог включить свет, но ему больше нравилось ощущение чего-то запретного. Пошарив в темноте, он наконец снял с Крис юбку и застыл на месте: под ней ничего не было. — Ты что себе позволяешь? — воскликнул Дерек, трясясь от смеха и пытаясь сохранить строгий тон.

Кристин тоже расхохоталась и приблизила к нему лицо для поцелуя.

— Думаю, я не одна такая.

Веселье Дерека утихло. Теперь он ласкал нежные, гладкие изгибы ее бедер, исследовал интимнейшие места ее тела. Наконец его неугомонные пальцы нашли главное, и Кристин, изогнувшись, вскрикнула.

Дерек безумно ее хотел, был напряжен до предела, но он удовлетворил еще не все свои эротические фантазии. Он медленно опустился на колени. Кристин вцепилась ему в плечи.

— Дерек, что?..

— Тсс, — сказал он. — Я хочу попробовать тебя.

— О, только не это! — простонала Кристин.

Она попыталась прикрыться рукой, но Дерек принялся целовать, покусывая, край ее ладони, и Кристин наконец сдалась. Он положил ее руку себе на плечо и раздвинул ей ноги.

— Ох, Крис, ты прекрасна!

Она отступила перед его натиском, и Дерек нашел сладостную точку ее желания.

Возбуждение Дерека наконец достигло апогея. Он отпрянул от Кристин, чтобы подняться и расстегнуть молнию. В это время Крис начала медленно опускаться вниз. Дерек поймал ее за руку и прижал к себе.

— Дотронься, — приказал он хриплым шепотом. Кристин прикоснулась своей маленькой теплой ладонью, и Дерек чуть не вскрикнул от несравненного ощущения. Ее робкое прикосновение так возбуждало его, что хотелось кричать от восторга.

Неумолимо приближался неизбежный финал этого умопомрачительного удовольствия.

— Погоди! — вдруг сдавленным голосом выкрикнул Дерек.

Он поспешно отстранил руку Кристин, схватил ее за бедра и рывком прижал к себе. Как только он с силой вошел в нее, Кристин содрогнулась от наслаждения. Дерек доводил ее до высшей точки удовлетворения, и Крис, извиваясь всем телом, громко стонала. Не имея больше сил сдерживаться, он позволил наконец страсти закружить его в своем вихре и излился в ее лоно. Навалившись всей тяжестью на прижатую к стене Кристин, Дерек вдруг испугался, как бы на ней не осталось синяков. Но его тело больше не подчинялось голосу разума. Ему хотелось вечно стоять вот так, прижавшись к Крис, спрятав лицо у нее на груди.

Задыхаясь, Дерек хватал ртом воздух. Наконец он пришел в себя и медленно выпрямился. Кристин начала постепенно опускаться на пол, но он не выпустил ее из объятий, и она, обессилев, безвольно повисла у него на руках.

— Эй. — Голос у Дерека сорвался. Он откашлялся. — Ты в порядке?

Дерек почувствовал себя немного неловко. И не мудрено. Ведь он вел себя как мужчина, долгие годы живший на необитаемом острове и истосковавшийся по женским ласкам.

— Я в порядке, — сонным, мягким голосом ответила Кристин.

Дерек осторожно поставил ее на ноги, включил свет и мигом привел себя в порядок, затем повернулся, поднял рулон туалетной бумаги и опустился на колени перед Кристин.

— Что?.. — Крис попыталась прикрыть ноги, но Дерек мягко и бережно промокнул бумагой оставленные на теле пятна. Потом, не устояв перед искушением, наклонился вперед и запечатлел поцелуй на пушистом треугольнике, скользнув по нему языком.

Кристин чуть не подпрыгнула на месте, а Дерек слегка улыбнулся.

— Вернемся к этому позже, — сказал он мягким, бархатным голосом, в котором чувствовалось удовлетворение.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Дерек взял Кристин за руку и повел за собой в кухню. Устроившись за столом, он усадил ее себе на колено, ни на миг не забывая о том, что у нее под юбкой ничего нет.

— Так где же ты растеряла свое белье? — с улыбкой поинтересовался он.

Кристин пожала плечами и залилась очаровательным румянцем.

— Наверное, я просто сегодня забыла его надеть.

Дерек громко расхохотался.

— Можешь забывать об этом всегда! Я буду только рад.

Кристин, улыбнувшись, склонила голову ему на плечо.

— Нужно решить, как мы будем предохраняться.

— Я никогда об этом не задумывался, — ответил он уныло. — Деб никогда… Она долго не могла забеременеть, поэтому мы никогда… А что, сейчас как раз тот период, когда нужно беспокоиться?

— Может, и нет. — Подняв голову, Кристин твердо и ясно взглянула на Дерека. — Ты говорил, что хочешь детей. Однако, я думаю, нам не стоит торопиться, пока ты окончательно не решил это для себя.

— Я уже решил, — ответил Дерек. — Но будет лучше, если ребенок появится не раньше чем через год-полтора: я хочу, чтобы мы за это время привыкли к новой жизни.

— Хорошо. Я сегодня же предприму все необходимое. — Кристин снова опустила голову ему на плечо.

— Будешь принимать противозачаточные таблетки?

— Не знаю. Я бы выбрала именно их, но посмотрим, что посоветует врач.

— А тебя это устраивает? Если ты не хочешь, я могу…

— Нет. — Кристин ладонью закрыла ему рот. — Мне, видишь ли, нравится все как есть, ну, чтобы не нужно было думать и что-то предпринимать по ходу дела.

Дерек засмеялся.

— Да, наверное, противозачаточные таблетки как раз то, что нужно. А то каждый раз, когда ты входишь в комнату, с мыслительными способностями у меня становится плохо.

— Решено. — Голос Кристин звучал твердо и спокойно.

Несколько минут они сидели молча. Дерек не мог припомнить, когда еще у него было такое восхитительное утро и вдруг почувствовал себя предателем. Ведь именно верхом блаженства была их жизнь с Деб. Жена вела домашнее хозяйство и помогала ему в лечебнице. Для вечно заваленного работой молодого ветеринара, пытающегося наладить свое дело, она была идеальной супругой. Деб собиралась полностью посвятить себя воспитанию ребенка.

А Крис хотела работать.

— Ты еще не передумала искать себе работу? — спросил Дерек.

Кристин ответила не сразу.

— Нет. Но я, скорее всего, не буду устраиваться на постоянное место, как планировала. Лишь только в приюте найдут человека, я снова буду брать работу на дом и сидеть с Молли и другими детьми, которые у нас появятся.

— Тогда тебе вообще незачем работать, — уверенно сказал Дерек. — Ты можешь просто сидеть дома с ребенком, а я буду зарабатывать деньги.

— Нет, я хочу работать. И, кстати, не открыть ли нам общий счет для расходов на домашнее хозяйство, куда мы оба раз в неделю или помесячно будем делать взносы?

Ее предложение Дереку отчего-то не понравилось.

— Зачем? Разве нельзя, чтобы все наши деньги были общими и чтобы мы их тратили по мере необходимости? Если хочешь, можешь всю свою зарплату переводить на свой личный счет, а я буду давать тебе на расходы.

— Нет, — вновь возразила Кристин, — мне это будет неудобно. К тому же зарплата ветеринара все-таки не так велика. Не слишком ли нам будет тяжело жить только на нее?

Дерек рассмеялся, вспомнив о своем колоссальном состоянии. Когда-нибудь он расскажет о нем Кристин. Но заводить этот разговор сейчас ему не хотелось.

— Доверься мне. Все будет путем, нам не придется сводить концы с концами.

— И все же, — заупрямилась Кристин, — мне хотелось бы самой оплачивать свои расходы.

Дерек вздохнул.

— Крис, мы скоро станем семьей, а в семьях ничего не делят. В семьях все общее.

Кристин задумалась, и ее лицо внезапно погрустнело.

— Я знаю. Просто мне нужно расплатиться с долгами.

Долги? Дерек рассеянно наматывал на палец светлый локон. Действительно, Крис однажды что-то говорила об этом. Что же она тогда сказала? Она сказала, что хочет устроиться бухгалтером на полный рабочий день.

Тогда у меня появилась бы существенная прибавка к бюджету, и я бы смогла наконец-то вылезти из…

Стоп. Вот оно. Из чего вылезти?

Похоже, как раз из долгов. Интересно, откуда они могли взяться. После смерти отца Кристин Дерек купил у нее дом по самой высокой рыночной цене. Он мог бы заплатить и дороже, но опасался, что это вызовет у Крис подозрения: не пытается ли он таким образом ей помочь. Ему хотелось, чтобы этих денег Кристин хватило на образование и на свой собственный дом. Однако после окончания колледжа и до настоящего времени она жилье себе снимала.

Дерек уже давно намеревался поговорить с ней об этом на досуге. Ведь, вместо того чтобы тратить деньги на аренду, куда выгоднее выплачивать кредит за собственный дом, не говоря уже о налоговых льготах, которые положены в этом случае.

— Знаешь, — начал он, — я как раз хотел поинтересоваться, почему ты арендуешь дом, вместо того чтобы купить собственный. Я думаю, бухгалтеру не нужно объяснять преимущества покупки жилья в кредит.

Кристин пожала плечами.

— У меня не было ни времени, ни желания подыскивать подходящий вариант.

— Пусть так, — не отступал Дерек, — но ты могла бы купить по крайней мере такой же дом, какой снимаешь сейчас. Это…

— Дерек, — мягко прервала его Кристин, — тебе когда-нибудь приходило в голову, что для покупки чего бы то ни было в кредит требуется предоплата?

— Да, конечно! Но ведь у тебя должны были остаться деньги от продажи дома.

Кристин попыталась встать, но Дерек удержал ее.

— У меня их нет, — тихо сказала она. — После смерти папы мне пришлось решать кое-какие проблемы.

Дерек не мог скрыть удивления.

— У тебя что, совсем ничего не осталось от той суммы? На что же, черт возьми, ты ее потратила?

Лицо у Кристин неожиданно побледнело, и на нем появилось гневное выражение. Дерек понял, что, возможно, перегнул палку.

— На что? На жиголо! На азартные игры! Да, еще одно забыла: я сижу на игле, и мне каждый день требуется пара тысяч баксов!

— Проклятие! Крис! — воскликнул Дерек, пропуская мимо ушей ее сарказм. — Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы поверить в это.

— Не так хорошо ты меня знаешь, как тебе кажется, — отпарировала Кристин. — Ведь ты совсем не представляешь, как я жила после смерти отца.

— Я тоже потерял близкого человека, — спокойно напомнил Дерек, не понимая, какое это имеет отношение к деньгам.

— Ага, — подхватила Кристин, — только этот твой близкий человек не был в долгах как в шелках. Скажешь, не так?

В комнате воцарилась оглушительная тишина. Кровь бросилась Кристин в лицо, а глаза наполнились слезами.

— Черт! — тихо выругалась она. — Я не собиралась рассказывать об этом.

— Ну теперь уж рассказывай, — вздохнул Дерек.

Он был зол на себя за то, что после смерти отца Кристин не поинтересовался ее проблемами. Проклятье! Пол так доверял ему, назначил опекуном Кристин на случай своей смерти, а он подвел своего друга и наставника. Дерек постарался скрыть раздражение. Что она хотела доказать, взявшись решать все эти проблемы в одиночку?

Кристин вздохнула.

— В первые два года после открытия приюта папе пришлось занять большую сумму, чтобы наладить работу и организовать ее так, как ему хотелось. Если бы он был жив, я уверена, мы бы сейчас твердо стояли на ногах, но…

— Но он умер и оставил тебя ни с чем, поэтому тебе пришлось самой выбираться из этого болота, — закончил за нее Дерек.

— Это не так! — вспыхнула Кристин.

— Как же так получилось, что я ничего не знал? Ведь я был твоим опекуном, как-никак!

— Ты пробыл моим опекуном всего два месяца, — напомнила Кристин. — Забыл? Когда я сказала, что уже несколько лет сама веду наши счета, вы с Деб согласились, чтобы я продолжала это делать и впредь с помощью нашего адвоката и бухгалтера. И я справлялась! А после того, как я продала тебе дом, мне удалось свести сумму долга к минимуму.

— Так он еще не выплачен полностью? — мрачно поинтересовался Дерек. Он живо вспомнил банкира, организовавшего куплю-продажу. При виде солидной суммы, которую выложил Дерек, тот одобрительно кивал головой. Старый подонок! Почему он не сообщил, сколько денег на самом деле требовалось Кристин?

— Нет, — ответила она, — не совсем. Если бы я работала полный день, то, наверное, могла бы выплатить. Но теперь…

— Я заплачу, — твердо сказал Дерек. При мысли о том, что Кристин придется работать не покладая рук всю свою взрослую жизнь, чтобы выплатить остаток долга, он почувствовал дурноту.

— Нет!

— Да, — безапелляционно заявил Дерек. — Я заплачу. Ты скоро станешь моей женой, а значит, твои обязательства — мои обязательства.

Кристин снова покраснела, но глаза оставались сухими.

— Меньше всего я хочу, чтобы за меня кто-то выполнял мои обязательства, — ответила она, произнося слово «обязательства» с особым нажимом, как что-то обидное. — Свои проблемы я решаю сама.

Дерек пристально посмотрел на Кристин, оценивая, насколько решительно она настроена. Глаза у нее сверкнули как молнии, и Дерек пошел на хитрость.

— Хорошо, решай свои финансовые проблемы сама.

В понедельник утром он зайдет в банк и заплатит остаток долга. В банке ей смогут это объяснить допущенной ошибкой или тем, что какой-то кредитор заплатил сам. На бюджете Дерека такие затраты никак не отразятся.


В понедельник вечером они начали собирать вещи Кристин. Дерек повез к себе ее зимнюю одежду, а Кристин тем временем вытряхивала содержимое ящиков в свой огромный чемодан.

Ее проворные пальцы вдруг задержались на футболке, которую она складывала, и Кристин бессильно опустилась на край кровати. Ей просто не верилось, что все так быстро встало на свои места. Сегодня утром Дерек занялся получением разрешения на вступление в брак, и они записались на анализ крови.

У Кристин в голове не укладывалось, что всего каких-то пять недель назад Дерек уверял ее, будто брак между ними — нелепость.

Остаток уик-энда прошел изумительно. Воскресный день они провели с Молли, а вечером заехали к Кристин, чтобы начать собирать вещи. Крис осторожно спросила Дерека, действительно ли он хочет, чтобы она немедленно переехала к нему, но он лишь улыбнулся в ответ:

— Мы с Молли хотим, чтобы ты жила с нами, и чем скорее ты переедешь, тем лучше.

Кристин с тоской подумала, что идеальным продолжением этих слов стало бы признание в любви. Но для Дерека она прежде всего домохозяйка, замечательная нянька для его дочери и надежный друг. А теперь еще и любовница. Дерек хотел ее, в этом не было никаких сомнений. Однако для Кристин секс и любовь были совершенно разными вещами.

Зазвонил телефон. Крис сняла трубку.

— Алло?

— Привет, Кристин, это Расти. Это правда?

— Что правда? — Придерживая трубку плечом, Кристин продолжала собирать вещи.

— Ты выходишь замуж за Дерека.

— О господи! В этом городе ничего не скроешь!

— Да нет. — Голос Расти звенел весельем. — Но эта новость распространилась моментально. Поздравляю! Кляну себя последними словами за то, что упустил тебя.

Кристин рассмеялась.

— Уж прости, так вышло.

— А вам здорово удавалось скрывать свои отношения, — продолжал он. — Даже на Летнем празднике никому и в голову не пришло, что между вами что-то есть.

Кристин стало неловко.

— Слушай, Расти, я сейчас немного занята. Ты что-то хотел сказать

— Вообще-то да. — Его тон мигом стал более доверительным. — Я насчет той недостачи. Ты больше ничего не выяснила?

— У меня после пятницы было мало времени, но вроде ничего криминального в глаза не бросилось. Афера была тщательно продумана.

— Я очень переживаю за репутацию приюта и за репутацию Кэти, — сказал Расти. — Сегодня в «Ротари клаб» у меня был разговор с одним должностным лицом банка, и он намекнул, что у нее вроде были долги. Я не мог выпытывать подробности, поскольку это навлекло бы на меня подозрения, но, полагаю, для наших с тобой опасений есть все основания. Думаю, Кэти взяла деньги, чтобы решить какие-то личные проблемы.

— Только не это! Я надеялась…

— Я тоже надеялся. Но теперь-то уж ничего не поделаешь. Даже в случае огласки деньги вряд ли к нам вернутся.

Кристин тяжко вздохнула. Сердце у нее заныло.

— Возможно, ты прав.

— Просто спишем эту сумму на «приобретение опыта», — продолжал Расти. — Я заявлю в правлении, что, по твоему мнению, нашей нынешней финансовой системе требуются более частые проверки, четкие сведения балансов и установление более строгой процедуры отпуска средств в целях предотвращения подобных афер в будущем.

— Наверное, это оптимальный выход, — осторожно сказала Крис. — А если это все-таки не Кэти?

— Если это не она, то виновник снова попытается провернуть дельце. А мы тут его и поймаем, — уверенно ответил Расти. — Если же утечка средств не повторится, то это будет доказательством ее вины. Верно?

— Думаю, да, — согласилась Кристин.

— Ладно, — сказал Расти. — Если схема сработает, то нам, возможно, даже не придется посвящать в эту проблему будущего директора.

Кристин проснулась среди ночи и сразу вспомнила о пропаже денег. Она лежала, прижавшись к тяжелому телу Дерека, уставившись в темноту, и в который раз соображала, кто же на самом деле мог быть виновником в этой истории.

— Ты почему не спишь? — послышался едва слышный шепот Дерека, и Кристин вздрогнула от неожиданности.

— Я просто думала, — ответила она. — Я тебя не разбудила?

Дерек зевнул.

— Сам не знаю, почему проснулся. Но сразу понял, что ты не спишь. В чем дело?

— Я на прошлой неделе обедала с Расти. Он уверен, что эти деньги присвоила Кэти.

— А ты думаешь, что Кэти не виновата?

— Да. Я просто не могу представить, что Кэти оказалась воровкой, и прежде всего потому, что этот проект был ей очень дорог. Папа и выбрал-то ее из-за того, что они были единомышленниками.

— И деньги ей совершенно не были нужны, — заметил Дерек.

— Что ты хочешь сказать?

— Кэти из состоятельной семьи, — пояснил он. — Она жила безбедно, потому что получала доходы с доверительной собственности, которую завещала ей бабушка.

— Я не знала. Почему же ты сразу не рассказал мне об этом, когда началась вся эта заварушка?

— Потому что Кэти доверила мне это по секрету. Она не хотела, чтобы об этом знали. И я ее понимаю. Когда люди узнают о чьем-то богатстве, они начинают относиться к этому человеку по-другому.

— Наверно, ты прав, — медленно проговорила Кристин. И тут вдруг ее осенило. — Дерек! А вдруг это Расти украл деньги?

— Расти? Почему?

— Не знаю. — Она пожала плечами. — У него барские замашки. Ты думаешь, доходов от его бизнеса хватило бы, чтобы содержать две дорогие машины, оплачивать членство в загородном клубе, носить часы «Ролекс» и покупать фирменные костюмы?

Дерек на минуту призадумался.

— Не знаю, — наконец проговорил он. — Я не слышал, чтобы кто-то разбогател, занимаясь работой страхового агента. Пристойное существование эта должность может обеспечить, но…

— К тому же он вовсе не из богатой семьи, — добавила Кристин. — Пожалуй даже, наоборот.

— Да. Это уже интересно, — отозвался Дерек.

— Тогда ясно, почему он категорически против любых вмешательств полиции, — продолжила Крис. — Если бы не он, я давно бы уже обратилась туда.

— Может, тебе стоит это сделать завтра? — предложил Дерек. — Без Расти.

— А может, он собирался восполнить недостачу? Могу поспорить, он вовсе не рассчитывал, что об этом кто-то узнает.

— Только не спеши, у тебя ведь нет никаких доказательств. Но вообще в этом что-то есть, — медленно проговорил Дерек. Его сон почти улетучился. — Кроме Кэти, только Расти был в курсе финансовых дел приюта. А раз он работает казначеем, ему не составило бы большого труда состряпать один-два поддельных счета.

— Вот это-то я и проверю завтра утром, — сказала Кристин.

С минуту они лежали молча. Потом Дерек снова заговорил:

— Как ты думаешь, Кэти и Расти могли быть сообщниками?

— Ни в коем случае! — тут же воскликнула Кристин. — Кэти на дух не выносила Расти. Она всегда повторяла, что у него непомерное самолюбие. — Неожиданно ее поразила жуткая мысль. — Как ты думаешь, а не мог он каким-то образом быть виновником аварии?

Рука Дерека, лежавшая на талии Крис, напряглась.

— Не знаю. Но нужно завтра же привлечь к делу полицию.

Кристин вздохнула.

— Час от часу не легче.

— Да, — откликнулся Дерек.

Кристин взглянула на часы.

— Половина второго. Еще несколько часов никуда не позвонишь…

Дерек притянул Кристин ближе к себе и, как бы успокаивая, принялся ласково поглаживать ей бедро. Все гнетущие ее мысли вдруг отступили. Она ощутила возбуждение Дерека, который положил руку ей на грудь и начал мягко поглаживать сосок.

— Глубокая ночь, а мы не спим. Это непорядок.

Кристин тихонько засмеялась, по телу разлилась приятная истома.

— Интересно, что может помочь нам заснуть?

— Надо подумать.

Рука Дерека пробежала вниз и проникла между бедер. Кристин прерывисто вскрикнула от наслаждения и, застонав, крепче прижала его ладонь к себе.

— Что ты делаешь? — прошептала она.

— Забавляюсь, — хриплым голосом ответил Дерек.

— Я хочу, чтобы ты вошел в меня, — сказала Кристин, тяжело дыша. — Прошу тебя!

Проворные пальцы Дерека чертили на трепещущем теле Кристин замысловатую вязь.

— Я хочу, чтобы ты первая получила удовольствие.

— Дерек… — начала было Кристин, но так и не договорила, потому что в следующий миг ее захлестнула невероятная волна эмоций.

Одной рукой опершись о кровать, Дерек равномерными сильными толчками постепенно вознес ее к высшей точке наслаждения. Потом его мышцы резко расслабились, и Дерек медленно опустился всем телом на Кристин. Он поцеловал ее в шею, затем лег рядом и снова заключил в объятья.

— И почему женитьба на тебе казалась мне глупой идеей? — тихо проговорил он. — С тех пор как ты ко мне переехала, я впервые за все время после смерти Деб стал лучше спать.

Его голос был полон нежности, но у Кристин защемило сердце. Не то чтобы она завидовала Деб, занимавшей в сердце Дерека главное место. Но ей просто хотелось, чтобы там нашлось маленькое, скромное место и для нее. А пока, что бы ни делала Кристин, она лишь напоминала Дереку о том, чего он лишился.

В ее памяти тут же ожил их с Дереком разговор о предстоящей свадьбе. Конечно, здорово было бы отпраздновать свадьбу как полагается, с размахом, с белым платьем, так, чтобы было о чем вспомнить. Но Кристин радовалась тому, что имела, и ни за что не хотела лишний раз напоминать Дереку о его потере. Он был ей дороже, чем всякие дурацкие церемонии. И даже зная, что Дерек не любит ее, Кристин все же надеялась, что, может, когда-нибудь, когда его сердечная рана затянется когда-нибудь.

Утром они проснулись одновременно. Дерек чуть не опоздал на работу, потому что в душе к нему незаметно присоединилась Кристин. Она тихо вошла в душевую кабинку, встала позади него и, обвив руками его талию, всем телом прильнула к нему. Ее руки сползли вниз, накрыв ладонями его пах. Дерек не смог устоять перед ней. Повернувшись, он прижался к Крис и раздвинул ей ноги. Ее соблазнительное тело блестело в капельках воды. Дерек откинул волосы Кристин ей за спину и медленно вошел в нее. Тело Крис было теплым и влажным, и он в очередной раз подумал о том, что чуть не упустил такое сокровище.

В первый раз с того момента, когда он узнал о болезни Деб, Дерек был по-настоящему счастлив. А может быть даже, счастливее, чем с Деб. От этой мысли его покоробило, но это было правдой. Деб никогда не была такой страстной, как Крис, и уж точно не начинала любовных игр первой. Она никогда бы не зашла сама к нему в душ.

А Крис… Дерек улыбнулся и, изо всех сил сдерживая наступающую кульминацию, сжал зубы. По его спине пробежала дрожь, отдалась в паху, и Дерек, не удержавшись, ускорил приближение сладостного момента.

— Доброе утро, — наконец сумел вымолвить он, отрываясь от Кристин.

Ее лицо сияло. Дерек привлек Крис к себе, и сердце у него замерло. Господи, до чего же она красива! А ее глаза…

— Крис, — начал он, еще толком не зная, что сказать, — ты ведь любишь меня, правда?

Удивленная Кристин на миг напряглась, но тут же расслабилась и спокойно посмотрела Дереку в глаза.

— Да, — сказала она, — я люблю тебя.

С нескрываемым облегчением Дерек наклонился к ней и поцеловал.

— Я знал, что это так. — Он запечатлел на ее губах долгий поцелуй. — Ты нужна мне, Крис. Я никогда и подумать не мог, что в моей жизни будет еще одна женщина. А теперь я просто не мыслю своей жизни без тебя.

Когда они вышли из ванной, лицо Кристин светилось блаженством.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

После завтрака Дерек по пути в лечебницу отвез Молли в сад.

— Увидимся в обед, — бросил он Кристин. — Какие у тебя планы на день?

— Все утро буду работать, а потом хочу заехать домой, собрать оставшиеся вещи.

— Ну ладно. — Дерек чмокнул ее в щеку. — За ужином точно увидимся. Помогу тебе вечером распаковать вещи.

Кристин кивнула.

— Удачного дня.

Встав на цыпочки, она потянулась и поцеловала Дерека, а потом, нагнувшись, обняла Молли. Кристин до сих пор не могла поверить, что ее новая жизнь — не сон.

Часы показывали половину девятого. Расти появится в офисе с минуты на минуту, если уже не появился. Кристин еще раз прокрутила в голове свои ночные подозрения. Если она ошиблась, то, безусловно, извинится. Но скорее всего, она не ошиблась. Крис чувствовала это.

На кухонной стойке, возле кофейника, была навалена стопка корреспонденции для Дерека, которую он не успел просмотреть. Кристин собрала ее: нечего ей здесь валяться, пусть лучше хранится у него в кабинете.

Крис вошла в кабинет Дерека и положила конверты на середину стола, однако, собравшись выйти, случайно задела за что-то, и бумаги тут же разлетелись по полу. Черт! Кристин собрала бумаги и начала складывать заново, рассеянно отметив, что среди них попадаются выписки со счета.

На бланке, озаглавленном «Пенсильванский банк Кварц-Форджа», ей в глаза бросился незнакомый логотип: Манхэттен траст. Хм, странно. Почему бы ему не хранить все свои деньги в банке Кварц-Форджа? Кристин взглянула на остаток на счете: двадцать семь миллионов четыреста двадцать восемь тысяч.

Ничего себе! Это какая-то ошибка. Наверное, кто-то случайно поставил не туда запятую. Надо ее обвести в кружочек и попросить Дерека немедленно связаться с банком… и вдруг Кристин застыла на месте.

Она просмотрела выписку со счета внимательнее. Там были зафиксированы миллионные денежные операции. Двадцать семь миллионов долларов. О господи!

Руки у Кристин задрожали, ей стало трудно дышать. У Дерека двадцать семь миллионов долларов в банке «Нью-Йорк Сити», а возможно даже, больше! Кристин готова была поспорить, что подобные крупные финансовые операции — не что иное, как фондовые сделки.

Силы небесные!

Откуда у него… Это неважно. Должно быть, он уже был богат, когда переехал сюда. Но почему он скрывает свое богатство? Щеки у Кристин вспыхнули, когда она вспомнила разговор о финансовых просчетах отца и о ее долгах.

Ну почему он не сказал ей об этом? Интересно, а Деб знала? Глупый вопрос — разумеется, знала.

Значит, Дерек все это скрывал именно от нее, Кристин, может быть даже, не собирался посвящать ее в свои дела.

Теперь понятно, почему он предложил ей откладывать свою зарплату, а счета предоставить ему. Должно быть, для него это сущие пустяки!

Кристин из последних сил сохраняла самообладание. Она аккуратно положила выписку со счета на место, поверх стопки, руки у нее тряслись.

Повернувшись, Кристин вышла из комнаты.

Надо снова собрать все вещи, которые она уже распаковала. Дерек лгал ей. Нельзя жить с человеком, который способен на обман.

Кристин всхлипнула, прикрыла рот ладонью и присела на нижние ступеньки лестницы, спускавшейся в коридор.

Почему человек, который мог бы жить по-королевски, обустроился пусть в хорошем, но далеко не богатом доме? Почему он работает? Почему водит довольно средненькую американскую машину? Вопросы сыпались один за другим.

Пожертвования. Ах да! Ведь, сразу как Дерек приехал в город, приют получил пожертвование в миллион долларов. Отец Кристин был на седьмом небе от счастья, ему хотелось лично поблагодарить неизвестного благодетеля, но тот так и не объявился.

Теперь Кристин точно знала, кто был этот анонимный меценат.

Ее сердце пронзила невыносимая острая боль. Еще совсем недавно ей казалось, что у нее есть все, о чем только можно мечтать: любимый мужчина и его очаровательная дочка. Теперь же мир буквально рушился на глазах. Оказывается, она совершенно не знала Дерека, и его это вполне устраивало: Крис не настолько ему дорога, чтобы ей можно было довериться полностью.

Лицо Кристин залили слезы. Она знала, что Дерек ее не любил, но лелеяла надежду, что со временем их физическое влечение перерастет в глубокое, сильное чувство. А теперь что? Что теперь делать?

Она поднялась и достала носовой платок. Нужно как-то взять себя в руки и продержаться до возвращения Дерека. Все снова упаковать и перевезти к себе за один день невозможно, но то, что она возвращается к себе, — вопрос решенный.

Кристин заставила себя вернуться к своим сегодняшним планам. Расти… Дело не терпело отлагательств. Если все так, как она думает, то нужно немедленно обратиться в полицию.

Кристин снова была готова расплакаться, поэтому поскорее направилась за ключами от машины. Не думай об этом, думай о Расти.

Она твердила про себя эти слова, как заклинание, всю дорогу до офиса Расти.

Выпрыгнув из машины, Кристин взлетела по ступенькам и вошла в контору, где располагалась страховая компания Расти.

Ей всегда нравились приглушенные синие тона, в которых была отделана приемная, но сегодня она посмотрела на все это великолепие новыми глазами. Обе картины, украшавшие стены, — подлинники известного художника с Восточного побережья. Пол устлан плотным узорчатым ковром, и Кристин впервые подумала, что он, видимо, стоит целое состояние, как и изящная мебель красного дерева вокруг. Вообще, детали интерьера подобраны с большим вкусом. В сверкающей хрустальной вазе на краю стола стояли живые цветы.

— Кристин! — Голос Расти прервал ее размышления, заставив вздрогнуть от неожиданности.

— Привет, Расти.

— Мы еще не открылись, но тебе всегда рады. Хочешь кофе?

Как всегда, безупречно причесан, надушен и одет с иголочки. Дорогой летний костюм, кожаные туфли и неизменные часы «Ролекс» на руке.

Ей показалось или в его глазах действительно промелькнула тревога?

— Нет, спасибо, я на два слова, много времени не займу.

— Хорошо. — Он жестом пригласил ее на маленький диванчик. — Присаживайся.

— Спасибо.

Кристин глубоко вздохнула. Расти уселся напротив в кресло. С чего бы начать? Как обычно начинают предъявлять обвинения в присвоении казенных средств и возможном убийстве человека? Кристин откашлялась.

— Я… э-э-э… я снова насчет недостающих денег.

— О! — Расти понизил голос и затеребил край шелкового галстука: — Что-нибудь еще нашла?

— Кажется, да. — Кристин откинулась назад. — Я думаю, что деньги украл ты, Расти. Если следовать логике, то ты единственный, кто мог это сделать.

Кровь бросилась ему в лицо.

— Это просто смешно! Зачем мне…

Кристин обвела рукой комнату.

— И правда, зачем? Дизайн превосходный, кругом роскошь. Но только стоит ли это все того, чтобы садиться в тюрьму? Как ты думаешь, что будет, если я выложу в полиции все, что мне известно? Не думаю, что выписки с твоих счетов совпадут с реально полученными доходами. — Кристин наклонилась вперед. — А Кэти знала о твоих делах?

Повисло напряженное молчание.

— Нет. — Слово сорвалось с губ Расти как бы помимо его воли. Он сгорбился в кресле и провел ладонью по лбу. — Хотя, наверное, что-то подозревала.

— Ты имеешь какое-нибудь отношение к ее смерти?

— Нет! Конечно, нет. — Казалось, Расти был искренне шокирован подобным предположением. — За кого ты меня принимаешь?

— Не знаю, — сказала она. На нее внезапно нахлынула тоска. — Я, кажется, и в самой себе не могу разобраться. — Кристин поднялась. — Не хочешь одеться и пройтись со мной?

— Куда это пройтись? — Расти удивленно заморгал глазами от такой резкой перемены.

— Куда, куда… В полицейский участок. — Крис направилась к выходу. — Ты же украл деньги, Расти.

— Черт подери, Кристин! — яростно выкрикнул он, идя за ней к двери. — Слушай, мы можем договориться. Дай мне время, и я верну деньги, которые позаимствовал.

— Ты их не позаимствовал, ты их украл из некоммерческой, благотворительной организации. Большая разница!

— Ну ладно. — Расти пожал плечами. — Ну, украл. — Он поймал Кристин за руку. — Но…

Дверь со стуком распахнулась.

— Руки вверх!

Послышались оглушительные крики, и Кристин застыла как вкопанная. Три человека в полицейской форме ворвались в помещение, держа в руках оружие. Кристин медленно подняла руки, но полицейские, миновав ее, подбежали к Расти и прижали его к стене. Кристин изумленно разинула рот. Расти обыскали, заковали в наручники и зачитали ему его права.

— Крис, — тихо позвал ее знакомый голос. Она обернулась. Четвертый полицейский, загораживавший вход, отошел в сторону, и в комнату вошел Дерек. — Ты в порядке? — Он взял ее за плечи.

— Конечно. — Кристин высвободила руки и перевела взгляд на полицейского, который выводил Расти. — Что они делают?

— Арестовывают его. Он подозревается в присвоении казенных денег.

— Но откуда они узнали? Они совершенно уверены во всем?

— Я сегодня утром позвонил Уокеру Глейву и поделился с ним нашими подозрениями, — начал Дерек. — Оказывается, в день своей смерти Кэти пришла к нему и сообщила о краже. Он все думал, что предпринять, собирался обсудить дело с тобой, но после нашего разговора решил немедленно обратиться в полицию.

— Так, значит, время ареста случайно совпало с моим визитом? — с недоверием спросила Крис.

— Нет, — терпеливо объяснил Дерек. — Когда я понял, что ты здесь, я вызвал полицию.

— А как ты узнал, что я собираюсь разговаривать с Расти? — удивилась Кристин.

Дерек улыбнулся.

— Я же тебя знаю! Когда тебе что-то втемяшится в голову, ты берешь быка за рога. Я уже был на полпути к лечебнице, когда до меня дошло, что раз ты осталась одна, без присмотра, то непременно сразу же двинешь к Расти. Как только я об этом подумал, то просто ужаснулся. Человек, способный на такую крупную кражу и сваливший все на погибшую женщину, способен на более страшные поступки.

— Он сказал, что не имеет к смерти Кэти никакого отношения. Ее гибель — несчастный случай.

— А может, он еще сказал тебе, что не крал денег?

Кристин не улыбнулась: фраза «Я же тебя знаю!» вновь напомнила о предательстве Дерека. И когда он шагнул к ней, чтобы обнять, она невольно отступила назад.

— А ты когда собираешься рассказать мне о средствах на твоем счете? — поинтересовалась она. — Я тоже думала, что знаю тебя, а похоже, ошибалась.

Дерек переменился в лице, и последняя надежда Кристин умерла. Он бросил взгляд на стоявшего рядом полицейского.

— Вы нас извините? Мы на минутку.

— Пожалуйста. Только совсем не уходите. Детективы хотят услышать все, что вам известно об этом парне. — Он махнул рукой в сторону Расти, сидевшего в наручниках в полицейской машине.

Дерек указал на комнату отдыха для сотрудников, куда Кристин иногда заходила, чтобы обсудить с Расти дела в приюте. С минуту она колебалась — ей совсем не хотелось оказаться в маленькой комнатке наедине с ним.

Должно быть, Дерек прочел это на ее лице.

— Крис, — сказал он непреклонно, — здесь и сейчас.

Она вспыхнула от негодования.

— Я не хочу разговаривать с тобой!

— Тебе не надо говорить, тебе надо только слушать.

Железные пальцы Дерека сомкнулись у нее на запястье. Больно не было, но вырваться она не могла. Крис последовала за ним в комнатку, и Дерек закрыл дверь.

— Итак, — начал он, — признайся откровенно: ты рассержена из-за того, что я намеренно, как ты думаешь, скрыл от тебя свое богатство.

— Да, ты скрывал его от меня, — подтвердила Кристин. — Теперь я не могу стать твоей женой.

— Что? — взревел Дерек не своим голосом. — Почему, черт возьми?

— Потому, — ответила она, — что я не хочу выходить замуж из-за денег.

— Я и не думал, что ты выходишь за меня из-за денег, я думал, ты любишь меня.

Кристин вздрогнула.

— Крис, — Дерек понизил голос и заговорил совсем тихо, переходя на интимный шепот, — солнце мое, ты дашь мне объясниться? Тебе нужно только слушать, и больше ничего. А потом, если захочешь, уйдешь.

Кристин не могла поднять на него глаз. Она чувствовала страшное унижение оттого, что все эти годы ее так жестоко обманывали. Ей казалось, она знала Дерека. Ха! А он, оказывается, мультимиллионер!

— Я вырос в обычной семье со средним достатком, как и ты, — начал Дерек. — Мама работала учительницей, папа — электриком, у него было собственное дело. Родители погибли, когда я еще учился в средней школе. Они отправились на Карибское море отметить годовщину своей свадьбы и не вернулись оттуда. Когда они занимались подводным плаванием, в них на полной скорости врезался катер. Родители были рядом друг с другом и умерли одновременно. — Дерек глубоко вздохнул. — Молодой человек, убивший их, оказался саудовским принцем, плейбоем, прямым наследником короля.

Крис от изумления раскрыла рот.

— Король пришел в бешенство. Он заплатил нам с братом по десять миллионов долларов каждому, как будто это могло вернуть нам родителей. Сейчас мои финансовые дела ведет мой брат — ловкач с Уолл-стрит. Я же, честное слово, не слишком озабочен своим…

— …богатством.

— Ну да. — Лицо Дерека озарила робкая улыбка.

— Это ты был анонимным жертвователем приюта.

— Виноват.

Кристин чувствовала, как по ее щекам побежали слезы.

— Ты тогда осчастливил моего отца.

— Я и сам был счастлив. Если бы не твой отец, не было бы у нас приюта для животных. Я просто помог осуществить его мечту чуть раньше.

На миг воцарилось молчание.

— Ну, — произнес Дерек, — так ты теперь готова ехать домой? Думаю, наши разговоры с полицией подождут.

— Наверное, — медленно проговорила Кристин.

— А как насчет всего остального? — В голосе Дерека засквозила неуверенность. — Ты останешься со мной?

Крис отрицательно качнула головой.

— Но почему же нет? — забеспокоился Дерек. — Я же объяснил, откуда у меня деньги. Да, я должен был все рассказать раньше, но, честное слово, я не придавал этому значения. Мы же любим друг друга! Как можно пренебрегать этим!

В голосе Дерека звучало неприкрытое отчаяние.

— Мы… любим друг друга? — слабеющим голосом переспросила Кристин.

— А разве нет? — В глазах Дерека мелькнула неуверенность. — Ты же сказала, что любишь меня!

— Я — да, а ты никогда не говорил, что меня любишь.

Дерек смутился.

— Ну конечно же, я тебя люблю! Я бы никогда не сделал тебе предложение, если бы не любил! Ты мне веришь?

Кристин пожала плечами.

— Тебе нужна мать для Молли. И любовница. К тому же нас связывает прошлое, мы давно дружим.

— С Фей мы тоже дружим, но я же не сделал ей предложения, — заметил Дерек.

— Месяц назад, когда я предложила тебе пожениться, ты решил, что я не в себе. Я знаю, сейчас ты меня хочешь, но я не дура и не считаю, что секс и любовь — одно и то же.

— А вот для меня это одно и то же. — Дерек обнял Кристин, его ярко-синие глаза излучали тепло. — Я люблю тебя, Крис! Я боялся признаться самому себе, что моя жизнь была пуста без тебя. Ты буквально вытащила меня из мрака. Прошу, скажи, что останешься со мной и выйдешь за меня замуж!

Кристин подняла на него глаза и улыбнулась, обнимая его руками за шею.

— Хорошо, я выйду за тебя замуж.

— И будешь любить меня вечно!

— И буду любить тебя вечно.

Дерек потянулся к ней губами. Кристин подняла лицо и взглянула на него. Как же долго она ждала, когда утихнет его горе, ждала ответного чувства. И вот этот миг наступил.

И будущее никогда еще не обещало быть таким светлым.

КОНЕЦ


Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ