КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405265 томов
Объем библиотеки - 535 Гб.
Всего авторов - 146543
Пользователей - 92106
Загрузка...

Впечатления

PhilippS про Калашников: Снежок (СИ) (Фанфик)

Фанфик на даже ленивыми затоптаную тему. Меня не привлекло.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Александр Агренев

Читывал я сие творение. Поддерживаю всех коментаторов по поводу разводилова в четвертой части. Общее мое мнение на писанину таково: ГГ какой-то лубочнокартонный, сотканный весь из порядочно засаленных и затасканных штампов. Обязательное владение рукомашеством и дрыгоножеством. Буквально сочащееся презрение к окружающим персоналиям, не иначе, как кто-то заметил, личные комплексы автора дали о себе знать. В целом, все достаточно наивно, особенно по части накопления капиталов. Воровство в заграничных банках, скорей всего по мнению автора, оправдывает ГГ. Подумаешь, воровство, это ж за границей! Там можно, даже нужно. Надо заметить, что поведение нынешнего руководства россии, оставило заметный след на произведении автора. Отравление в Англии Сергея Скрипаля с дочерью и Александра Литвиненко, в реальной истории, забавно перекликается с отравлениями и убийствами различных конкурентов ГГ на западе в книге. Ничего личного, это же бизнес, не правда ли? И учителя хорошие, то есть пример для подражания достойный. Про пятую часть ничего сказать не могу. Вернее могу - не осилил. В целом, устал вычитывать буквенные транскрипции различных звуков. Это отдельная песня претендующая на выпуск отдельного приложения, ну как сноски в конце каждой книги. Всякие "р-рдаум!", "схыщ!", "грлк!" и "быдыщ!" просто достали. Резюмируя вышесказанное - прочитать один раз и забыть. И то, только первые три книги. Четвертую и пятую можно не читать.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
nga_rang про Штефан: История перед великой историей (СИ) (Боевая фантастика)

Кровь из глаз и вывих мозга. Это или стёб или недосмотр психиатров.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Serg55 про Аист: Школа боевой магии (тетралогия) (Боевая фантастика)

осталось ощущение незаконченности. а так вполне прилично, если не считать что ГГ очень часто и много кушает...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Конторович: Черный снег. Выстрел в будущее (О войне)

Пятая книга данной СИ... По прочтении данной части поймал себя на мысли — что надо бы взять перерыв... и пойти почитать пока что-нибудь другое... Не потому что данная СИ «поднадоела»... а просто что бы «со свежими силами» взяться за ее продолжение...

Как я уже говорил — пятая часть является (по сути) «частью блока» (дилогии, сезона и т.п) к предыдущей (четвертой) и фактически является ее продолжением (в части описаний событий переноса «уже целого тов.Котова — в это «негостеприимное времечко»). По крайней мере (я лично) понял что все «хроники об очередной реинкарнации» (явлении ГГ в прошлое) представленны здесь по 2-м томам (не считая самой первой по хронологии: Манзырев — 1-я «Черные Бушлаты», Леонов — 2-3 «Черная пехота» «Черная смерть», Котов — 4-5 «Черные купола», «Черный снег» ).

Самые понравившиеся мне части (субъективно) это 1-я и 3-я части. Все остальное при разных обстоятельствах и интригах в принципе «ожидаемо», однако несмотря на такую «однообразность» — желания «закрыть книгу» по неоднократному прочтению всей СИ так и не возникало. Конкретно эта часть продолжает «уже поднадоевший бег в сторону тыла», с непременным «убиВством арийских … как там в слогане нынче: они же дети»)). Прибывшие на передовую «представители главка» (дабы обеспечить доставку долгожданной «попаданческой тушки») — в очередной раз получают.... Хм... даже и не «хладный труп героя» (как в прошлых частях), а вообще ничего...

Данная часть фактически (вроде бы как) завершает сюжет повествования «всей линейки», финалом... который не очень понятен (по крайней мере для того — кто не читал «дальше»). В ходе череды побед и поражений из которых ГГ «в любой ипостаси» все таки выкручивался, на сей раз он (т.е ГГ) внезапно признан... безвести пропавшим...

Добросовестный читатель добравшийся таки до данного финала (небось) уже «рвет и мечет» и задается единственно правильным вопросом: «... и для чего я это все читал?». И хоть ГГ за все время повествования уничтожил «куеву тучу вражин» — хоть какого-то либо значимого «эффекта для будуСчего» (по сравнению с Р.И) это так и не принесло (если вообще учесть что «эти вселенные не параллельны»... Хотя опять же во 2-й части «дядя Саша» обнаружил таки заныканные «трофейные стволы» в схроне уже в будущем...?). В общем — не совсем понятно...

Домой не вернулся — это раз! Линию фронта так и не перешел — это два! С тов.Барсовой (о которой многие уже наверно (успели позабыть) так и не встретился — это три... Есть конечно еще и 4-ре и 5... (но это пожалуй будет все же главным).

Однако еще большую сумятицу в сознанье читателя привнесет … следующий том (если он его все-таки откроет))

P.S опять «ворчу по привычке» — но сам-то, сам-то... в очередной раз читаю и собираю тома «вживую»)

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Избранные стихотворения и поэмы разных лет (fb2)

- Избранные стихотворения и поэмы разных лет 168 Кб, 45с. (скачать fb2) - Вячеслав Михайлович Лебедев

Настройки текста:



ВЯЧЕСЛАВ ЛЕБЕДЕВ. ИЗБРАННЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ И ПОЭМЫ РАЗНЫХ ЛЕТ

СТИХОТВОРЕНИЯ

КРОВАВАЯ РОЗА

В осаде Йорк… И гром, и пламя…
Бой с «Алой розой» — страшный бой!
Но Белой, Йоркской, розы знамя
Еще трепещет над стеной.
Все ближе враг… Его угрозе
Слабей противится боец —
Конец прекрасной «Белой Розе»,
Ее защитникам — конец!
В покое дальнем тихо лежа,
Забылся рыцарь — весь в огне.
Шлем с белой розою у ложа,
И щит и панцирь — на стене.
Ловя его несвязный лепет,
Графиня юная под ним.
Вся — сострадание и трепет.
Челом поникла молодым…
Вдруг — «Замок взят!» — зловещим криком
Звучит у входа… «Замок взят!..»
Глаза графини в страхе диком
На розу рыцаря глядят…
«Наш белый цвет! Клянусь святыми!
Что делать мне? Погиб больной!..»
А роза Йоркская пред ними
Все ярче блещет белизной.
Уже в соседнем коридоре
Шаги; тяжелые шаги!
Дрожа, с отчаяньем во взоре
Графиня шепчет. «А, враги!
Кинжал! Кинжал! Зови к ответу,
Зови меня, Спаситель мой!
Один удар — и розу эту
Окрашу кровью молодой…»
Движенье… крик… — и кровь каскадом…
Румянцем розу обожгло —
И забелело с нею рядом
Графини мертвое чело.
Но сколько крику, стону, грому!
Враги вошли… И, сжав палаш,
Ланкастер сам идет к больному —
Взглянул на розу… «Это наш!..»
«Чтец-декламатор». Берлин, 1922

МАРТ

У промокших дорожек сада,
Где туман и вороньи крики,
Ах, как были б деревья рады
Вкруг себя закружить повилики!
И по ветру, качая, качаться,
Греть на солнце зеленую спину,
За мечтами, что только снятся,
Ветви в небо блаженно закинув.
…Кроткий март, голубой и талый,
Расплескал по дорожкам лужи
И повесил на запад алый
Занавески из белых кружев.
И под звоны тягучей капели
Этой влажной весенней ночью
Острый запах разбухшей прели
Разорвет мое сердце в клочья…
…И в саду, и в полях за садом,
Когда месяц встанет на страже, —
Чей-то след с моим следом рядом
На песке паутинкой ляжет…
«Студенческие годы». 1923. № 1

УТРЕННИЙ УДОЙ

У мохнатых нахохленных елей,
Под крышею из черепиц,
Предвесенние эти недели
Проживу, не подняв ресниц.
И, забыв о вечернем горе,
По ночам, когда сон и лень,
Мое сердце — петух на заборе,
Выкликает с Востока день.
По песку, после ночи рыжему,
Утром солнце погонит коров.
…Я всю нежность из сердца выжму
Для предутренних тихих слов.
И, звеня голосами невнятными,
От весенних своих щедрот
Всю зарю золотыми пятнами
По земле расплескает восход.
И о том же веселым гомоном
Целый день переклики галчат,
И ночью под месяцем сломанным
Молоточки под сердцем стучат…
Для кого же любовь выковывать,
Распылять золотым дождем, —
Если даже только от слова
Трепет крыльев в сердце моем.
«Студенческие годы». 1923. № 2

ОКНО, РАСКРЫТОЕ В ПОЛНОЧЬ

Ветер раздул на окне занавески
Горячею ночью полей,
И льется в шуршаньи, и тянется в плеске,
Густой и смолистый, как клей.
Погладит виски и у зеркала мутью
Качнет еще раз в глубине,
И ляжет на губы упругою грудью
В прохладном сосновом вине.
И там, за окном, где как звезды — гнилушки,
Где темь, бормотанье и стон,
Так медленно сыростью тянет с опушки,
Как влажные губы сквозь сон…
Так бьются всю ночь на окне занавески,
Вздуваясь как парус, как флаг,
Как лживая жизнь, как зарницы и блески,
Как ты, как твой тающий шаг…
«Студенческие годы». 1923. № 4

ВЕСЕННЯЯ ВЕЧЕРЯ

Весенний вечер замер у порога,
Потупив в землю синие глаза.
Бог-Саваоф взглянул нежданно-строго,
И потемнели грустно образа.
У Богоматери, ласкающей Ребенка,
Чуть дрогнули концы густых ресниц.
И зазвенел тоскующе и звонко
Распев чтеца при шелесте страниц.
А за окном с железною решеткой,
Забыв в руке весеннюю свирель,
С улыбкою сияющей и кроткой
Брел по садам мечтательный Апрель.
«Русская мысль». (Прага; Берлин). 1923. № 3-5

ВЕЧЕРНЯЯ ЗВЕЗДА

I. «Вечерняя звезда в Господнем синем храме…»

Вечерняя звезда в Господнем синем храме
Затеплилась, как малая свеча.
День уходил, презрительно влача
Свой алый шлейф над мертвыми полями,
Оглядываясь медленно туда,
Где в Божьем вечном голубом притворе
О человечьей радости и горе
Сияет трепетно вечерняя звезда.

II. «Кто, Благостный, вверху ее возжег…»

Кто, Благостный, вверху ее возжег
Прозрачными и тихими руками
Над смертными распутьями дорог,
Над этими печальными холмами?
О мудрых, о воюющих? О ком?
Она горит всё чище и прекрасней
И светится в притворе голубом,
Всех ранее, и всех позднее гаснет.
А может быть, о том, кто на земле
Всего лишь робкий и печальный путник,
Кто, как матрос на дальнем корабле,
Мечтой о береге отсчитывает будни?

III. «Ранним утром свеча погаснет…»

Ранним утром свеча погаснет,
Синей струйкой потянет чад.
В это время земля прекрасней,
Потому что люди молчат.
И в поля, и в лесные чащи
Сотни звезд упадут росой.
Будет мир простой, настоящий,
Окропленный Божьей слезой.
«Русская мысль». 1923. № 3–5

ШНЕЛЬЦУГ (Скорый поезд)

В край красный фесок и долам,
В преддверье пламенного юга
Я мчусь, зачем — не знаю сам,
На крыльях мощного шнельцуга.
Гляжу в окно и жду с тоской,
Что с каждым часом ближе к цели…
И мне хотелось на покой,
Скажу я вам. На самом деле!
И вот вдали передо мной
Встают знакомые картины:
И Джемер с снежною главой,
И волны пенистые Дрины…
Я слышу вновь по вечерам
И тонкий голос муэдзина,
И шум из уличных кафан,
И запах жареного «мнина».
Какой здесь милый уголок,
Какая чудная картина!
Я ожил вдруг, здесь впрямь восток,
Здесь скуки нет и нету сплина,
Но день спешит, за ним другой,
А дальше третий, так и мчатся,
И ожидаю я с тоской,
Когда придется расставаться.
Покину я цветущий край,
Как нежно любящего друга,
И кину с горестью «прощай»
Из окон мощного шнельцуга!
«Эос». 1924. № 2–3. Берлин

КАВАЛЕРИЙСКАЯ БАЛЛАДА

I
«Ротмистр, сегодня в разъезд —
Ваш эскадрон.
Но смотреть — не считать звезд
И не ловить ворон!»
Усмехнулся:
«Никак нет, честь полка не уроним!»
Повернулся
И скомандовал: «По коням!»
II
Скользкий лязг мундштуков и стремян
От шоссэ — справа по три — и в чащу.
Сердце пьет голубой туман,
Воздух вдаль всё пьянее и слаще…
За холмом, прелеском, в овражки
И на изволок — прямо в рожь.
— Эх вы, сашки-канашки! —
От судьбы не уйдешь!..
И вот —
Из-за леса, справа,
Отчетливо — пулемет…
Марш-марш! И в лаву…
…Небо упало так резко,
Землею набился рот.
А из перелеска
Всё еще пулемет
Колыбельную песню поет и поет…
III
Открыл глаза — и было небо снова
Вверху холодным, бледным, и пустым.
И призрачным, как легкий серый дым,
Как память у тифозного больного.
Лежал, смотрел и чувствовал, как кровь
Стучит в висках чуть слышной мелкой дрожью.
Нет никого. От боли морща бровь,
Назад — в лесок пополз тихонько рожью.
Дополз. Вздохнул. Поднялся — и бежать…
Забился в чащу. Завязал рубашкой
Плечо с кровавой раной — и опять
Через кусты, лощины и овражки…
Весь день блуждал. Под вечер вышел
Как раз к селу, к плетню последней хаты.
Дождался тьмы. Бог милостив — пошел.
«Впустите… И воды… за плату…»
IV
Хозяин посмотрел волком.
Усмехнулся: «Набили холку!»
Но пустил ночевать. Странно.
И даже перевязали рану.
Правда, не он, а дочь.
И вот — ночь.
…На сеновале
Мыши
Скреблись и шуршали.
Сквозь крышу
Месяц
Серебряным пальцем шарил.
«Если найдут — повесят…»
Не спится.
Опустив ресницы,
Лежал и вспоминал.
В прошлом году в Одессе,
Да, да, в тот же день,
Кажется, у Семадени,
Пил вино, и стрелял в свою тень,
И хотел целовать колени
У подошедшей к столу.
Засмеялась: «Мальчик — и глупый.
Для этого есть губы…»
Ночью бродили по молу.
Сначала
Учил он кавалерийским сигналам
И как развернуть эскадрон.
А после она —
Как расстегивать кнопки на женских платьях,
Пьянеть без вина
В умелых объятьях
И целовать тягуче и сладко…
А потом,
Днем —
На вокзале в эшелон посадка,
Переезд
И в ночной бой.
И так же сеть звезд —
Над головой…
V
Вдруг —
Проснулся. «Кто тут?»
Снова стук.
И шепот: «Вставайте, за вами идут.
Я не могу вам помочь».
Убежала. Дочь.
Выглянул. А за хатами
Пробираются трое
С винтовками и ручными гранатами.
Дело простое…
Пригнулся — и в тень.
За углом
Перескочил через плетень
И к лесу бегом.
Снова на воле.
Ищи ветра в поле…
Через лес — в овраг.
Оглянулся, замедлил шаг.
Лег в кусты и к земле прижался:
«Есть еще на свете жалость!»
VI
Докладывали командиру полка.
Слушал, высокий, худой
С сединой на висках.
«Заняли лощину у леска,
Где погиб разъезд ротмистра Эн,
Обыскали всю рожь — не нашли трупа.
Вероятно, попал в плен.
Да… А жаль — молодой
И погиб так глупо.
Сообщите в штабе о нем,
Завтра переход. — В три подъем…»
VII
В городе, в штабе, в приемной
Звякали шпорами.
С улыбкою томной
Кланялись напомаженными проборами,
Просили в очередь, чтобы не было давки,
И наводили справки.
«Ротмистр Эн? — Да, да, в разъезде
Его эскадрон
Был окружен.
Пропал без вести…
— Вестовой, воды!
Ради Бога, сядьте. Вы так побледнели…
Выпейте… Еще нет беды…
Подождите. На прошлой неделе
Один тоже пропал без вести
Из их же отряда,
Нашелся и вернулся к своей невесте.
А плакать совсем не надо.
Эти губы должны улыбнуться…
Ведь да?..»
— Для живых слова найдутся…
Только для мертвых — никогда…
VIII
Всходила в третий раз луна
И в небе плакала над полем.
И третью ночь, таясь, без сна
Шел к югу, позабыв о боли.
Днем спал и прятался во ржи,
А ночью шел вперед по звездам
И по полям как волк кружил,
Стараясь обойти разъезды.
Но чувствовал, как пустота
Вокруг него растет всё глуше
И сердце, замирая, душит
При каждом шорохе в кустах…
IX
Провод
Тянулся по полю серым червячком,
Виснул на деревьях, сползал в канавы,
Цеплялся по крышам, прятался за плетнем,
Собирался в пучок и в окно направо,
А там на столе в аппарате,
Как овод,
Гудел черной мембраной
На восходе и на закате,
Поздно и рано,
Ночью и днем
Об одном
Целые сутки без перерыва:
…Наступление… Обходы… Прорывы…
И снова сначала
Щелкало и стучало
Черной костяшкой,
Как сердце под защитной рубашкой…
Смерть — слово печальное.
«Алло, центральная!
Примите донесение.
Сегодня ночью сторожевым охранением
Убит на месте
Ротмистр Эн, пропавший без вести.
Пробирался из лесу, от них.
Было темно. Не узнал своих,
Когда окликнули. И побежал.
Стали стрелять. И вот — наповал.
Умереть от своих глупо.
Что ж —
От судьбы не уйдешь.
Пришлите носилки за трупом».
X
По овражкам вода звонкая
Поет золотые песни.
Телеграфная сеть — тонкая,
А поет еще чудесней.
Серой змейкой к земле прижалась.
Визжала:
«Холодная у людей жалость».
И опять сначала,
Об убитых всю ночь плача…
Только горе у людей — горячее…
«Студенческие годы». 1925. № 2

А. С. ПУШКИНУ

Наташа

Кавалергард в блистательном колете…
— Поднять глаза. Вздохнуть — и позабыть
О смуглом и насмешливом поэте.
О всем, о всем… И в первый раз — любить…
…И вот — легко за днями дни, как птицы…
Как светлый вихрь… — И вдруг во двор — возок…
На бледность щек упавшие ресницы
И тенью смерти тронутый висок…

Эхо

По радио на целый мир — «Титаник!»…
Орудиями — медленно — «Война»…
Опять в лесах на синих трупах встанет
Гнилых болот туманная весна…
Опять смешают влажные апрели
Снега и кровь в малиновый сироп.
Какой любви прозрачные недели
Вновь понесут, подняв на плечи гроб…
…И всё цветут и прорастают кости
Под лязг стремян и скрежет гильотин.
Опять Людовик стонет на помосте,
Опять вода краснеет у плотин…
О, мертвых дней кровавая завеса!..
Но до сих пор сквозь дым, огонь и гул
Шестнадцатидюймовых дул, —
— Я слышу эхо выстрела Дантеса…
«Студенческие годы». 1925. № 3

ГОЛУБОЙ ДЕНЬ

Сегодня день — как бирюза,
Сегодня день — совсем весенний…
Я опущу к земле глаза
И тихо стану на колени.
Благословляю светлый сон,
Тобою посланный и взятый,
С тобою сердце в унисон
Поет о розовых закатах.
Мне не понять земных забот,
Мне не понять земной тревоги, —
Когда весь мир, звеня, плывет
По легкой голубой дороге…
Моя земля — везде одна,
И так же пахнет влажной плотью,
И так же вечером весна
Дымком синеет на болоте…
«Годы». 1926. № 1

«Под вечер в весеннем просторе…»

Под вечер в весеннем просторе,
Пройдя по низам, где темно, —
У небес, за селом, на взгорье
Постучусь в голубое окно.
— Приюти, как былинку в поле,
Укутай в вечерний дымок!..
Слишком густо посыпан солью
Моей жизни черствый кусок…
У тебя исцеляющей тиши
Зачерпну из колодца ковшом.
Пусть заново сердце услышит
О жизни весенний псалом!..
«Годы». 1926. № 1

СЕРЕБРЯНАЯ ГОРЕЧЬ

I. «Без имени и без названья даже…»

Без имени и без названья даже,
Плывущее к тебе — и без конца,
Какою кротостью мне о тебе расскажет,
Вечерним гостем стукнув у крыльца.
…Проселками, над золотою пылью.
Медвяный месяц, вскинув на рога, —
Опять твоей неотвратимой былью —
Сквозь крепь плотин зальет мои луга…
Скупой любви отяжелевший бредень
Тянуть со дна на золотой песок.
Не мною началось, — не я приду последним
Искать следов твоих незримых ног.
И падать медленно — о, это ль — неизбежность? —
Но даже сердце может ослабеть,
Себя испепеляющую нежность,
Последний дар переписав — тебе!..

II. «Лишь про себя, лишь шепотом, не вслух…»

Лишь про себя, лишь шепотом, не вслух…
И нужно ли мне говорить о прежнем,
Как это слово, легкое, как пух,
Легло на жизнь таким тяжелым лежнем.
О жизнь моя — угрюмый скороход,
Не подождать, не отдохнуть на камне,
О жизнь моя, уже который год —
О жизнь моя — ты не легка мне…
И этих верст — какая тяжесть вновь!
Еще… еще… Но не в моем укоре
Отыщешь ты последнюю любовь,
Поймешь ее серебряную горечь…
«Годы». 1926. № 1

«ЭКСЦЕЛЬСИОР»

На улицу из окон этажей
Квадрат огней зияющею раной;
На улицу, где эта ночь уже
Озябшим псом у двери ресторана.
Шофер в мехах, и в стеклах полусвет,
И полуночь автомобильным плачем.
Охрипшей сыростью продрогнувший рассвет,
Еще рождаемый, еще такой незрячий…
…Пролет зеркал, качающий мираж,
Прозрачный мир, застывший у подъезда.
Туда, наверх, в семнадцатый этаж,
Где в стекла — ночь и розовые звезды.
Гудящий лифт, крутящийся мираж,
И мир в стекле качающейся ночи —
Туда, наверх, в семнадцатый этаж,
Где путь до звезд пьянее и короче!..
…И в муть, и в дым бессонниц и вина.
Под судороги музыкальных пауз.
Плащом романтика — змеиная спина…
И разве жизнь мне объяснит Брокгауз?..
Не всё ль равно, в каком календаре
Копьем сердец вычеркивать столетья,
Когда вот так, на утренней заре,
Сквозь муть — окно в таком прозрачном свете!..
И как аквариум, но только рыбий рот,
Прильнув к стеклу, — нежданно человечий.
И всё сильней и радостней поет
Святой восторг и сотрясает плечи!..
…И вот, скользнув с семнадцати причал,
Над площадью, сквозь бледный дым рассвета,
Плывет в эфир обезумевший зал —
Восторженная, звонкая комета!..
О легкий мир! И никогда — назад…
Походный марш кричащего джаз-банда!
Без компаса — через небесный сад —
В земной ладье безумная команда!..
Вперед, вперед! — И не найти границ,
И не узнать непревзойденной меры, —
Такое счастие через завес ресниц,
Такой восторг несбыточной химеры!..
…Гудящий лифт — и вот опять в стекле
Качнулся мир, захлопывая дверцы.
— О, пусть навек я пленник на земле,
Но не пленить восторженного сердца!..
«Годы». 1926. № 2

СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЕ РОМАНСЫ

Романс первый

День ото дня встаю влюбленней.
И, просыпаясь по утрам,
Я перелистываю сонник,
Ища разгадок странным снам.
А за окном моим, снаружи,
Капель веселая весь день.
Какую радостную лень
Я снова в сердце обнаружил!
И если неба синева
Опять прозрачнее и чище,
Кто виноват, что сердце ищет,
Кому сказать свои слова!?.
И целый день бродя без дела,
Я напеваю о любви…
Ах, как себя ни назови —
Но тело — это только тело!..
…Гадаю вечером на картах
И смутно жду, чего — Бог весть.
…Ах, это только воздух марта,
Ах, это только — двадцать шесть!..

Романс второй

Тоскую сердцем медленно и немо…
Я жду того, чего не будет вновь.
И жизнь с тобой мне кажется поэмой,
А сон любви приемлю за любовь.
И в чем любовь? В словах? Движеньях? Взглядах?
Иль только в тихой музыке души?
— Всё делать то, чему ты детски рада…
По вечерам мечтать с тобой в тиши
И чувствовать под блузкою английской,
Как бьется сердце, вскрытое до дна…
— А поутру увидеть близко-близко
Твои глаза, туманные от сна…
И в чем любовь? — Ах, ну не всё равно ли?
Пусть это будет даже не любовь…
— Тоскую сердцем медленно до боли
И жду того, чего не будет вновь…
«Годы». 1926. № 3

ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ

Жизнь стала медленней и проще
И в очертаниях скупей.
Прощайте, голубые рощи
Наивной юности моей.
И оставляя птичью сеть
Для тяжкой рукоятки плуга,
Проходит снова жизнь по кругу,
Чтобы сгорать — и не сгореть.
И на пустынную дорогу,
Огнем полуденным паля,
Сквозь молчаливые поля
Выводит вещую тревогу.
Моя душа — остановись!
Брось посох и сними котомку.
И вот с травы сухой и ломкой
Взгляни в сияющую высь.
Там неизменно и высоко
Путями призрачных орбит
Плывут миры через зенит
И возвращаются к истоку.
Не падай в страхе на пески,
Где тень полдневная длиннеет,
Когда увидишь, как виски
От легкой пыли побелеют.
Не бойся и не трепещи
В земном, слепом и темном теле —
С тобой любовь и радость пели,
Как пели отроки в пещи…
Благослови ж за эту треть
Земную, верную подругу
И жизнь, идущую по кругу,
Чтобы сгорать — и не сгореть.

СТРАШНЫЙ СУД

Экстренный выпуск рабочей газеты
Кричал курсивом «Бросайте труд!
Завтра конец света!
Послезавтра же — Страшный Суд!..»
— Бургомистр встречал на вокзале
Приезжающих ангелов и мямлил речь,
О том, что Суда на земле не ждали,
И о том, как трудно себя уберечь…
Бледные ангелы в серебряной вате.
Задыхаясь в поту, — был месяц май, —
Отвечали любезно, что в результате,
Конечно, все попадут в рай.
Женщины толпились у автомобилей,
Забыв на плите переваренный суп,
И плача, касались шуршащих крылий,
Сияющих копий и звонких труб.
Вздыхали влюбленные и жалели,
Что сегодня — последние ночь и заря,
И что раньше, не зная, две недели
Потеряли в кино и прогулках — зря…
Мужчины курили, читали плакаты,
И каждый был раздражен и зол,
Что за эту неделю не получит платы,
А в воскресенье не пойдет на футбол…
И только школьник был счастлив и весел,
Смотря благодарно в небесную синь,
За то, что теперь уже ровно — десять,
И, значит, не надо идти на латынь.
Да старая нищенка у костела,
Услышав с вокзала трубную весть,
Встала счастливою и веселой,
Потому что узнала, что Бог — есть…
«Воля России». 1929. № 4

ТРАМВАЙ № 2

У трамвая номер два — веселый проводник,
У трамвая номер два — шутливый вожатый.
— Мост. Поворот. И лязг. И крик.
Трамвай въезжает в витрину заката.
Сыплется в окна розовое стекло,
Поют тормоза о неожиданном плене.
Девушки в трамвае звонко и светло
Вскрикивают и садятся к мужчинам на колени…
Вожатый смеется и звонит — «вперед!..»
Проводник смеется и звонит — «на месте…»
Пассажиры скуку переходят вброд
И на том берегу садятся — вместе…
Из мути контор проглядывают глаза,
В дыму канцелярий щурятся от света.
Девушки говорят: «Простите, это — тормоза!»
— Но разве надо прощать за это?..
И разве странно, что за мостом
Сердце в вагоне прорастает сквозь крышу.
И тихо шепчет — «Мы выйдем вдвоем…»
А отвечая — почти не дышит…
И когда у парка остановится трамвай,
Влетев, как в туннель, в теплый вечер лета,
Проводник пассажирам на дорогу в рай
Выдаст бесплатно голубые билеты…
«Воля России». 1929. № 4

В ВОКЗАЛЬНОМ ОТЕЛЕ

На окнах отеля — бумажные розы.
У пыльных зеркал оплывает свеча.
По лестницам бродят свистки паровозов
И в комнаты входят — не постучав…
И смотрят: на отмели душной постели,
Бутылками бедствий с запиской сердец,
Бессонные люди считают недели
И едут в Стокгольм или в Порт-Суэц.
И стекла, звеня от сочувственной дрожи,
Опять провожают экспресс на Симплон,
Где в синих купе и томящ, и тревожен
Такой же летящий, полуночный сон…
И сразу решаясь — счета и билеты!
Сегодня — столетие скуки и лжи…
Но в ночь юбилея сигналы рассвета
Твердят семафорами — ехать и жить!
А завтра, проснувшись, не вспомнят, не вспомнят
Вчерашнюю драму над партером крыш,
Увидев внезапно из утренних комнат
Над дымом разлуки встающий Париж!..
«Воля России». 1929. № 4

ТЯЖЕЛОЕ ПИСЬМО

Кряхтя и согнувшись под ношей,
Письмо мне принес почтальон.
Он был утомлен и взбешен.
И сказал:
«В другой раз — наймите себе лошадь!
А я вам не вол!» —
— И сбросил письмо на стол.
Доска у стола —
Лопнула,
Жалобно, как сигнал,
Атлантический SOS…
Из комнаты до небес,
На синий, далекий берег
Божественных Америк…
— Я отдал последнюю крону —
Почти обед.
И сказал — «Очень тронут»…
Простите, что больше нет…»
…Почтальон ушел, отирая пот.
Шаги проскрипели в саду.
Я разорвал конверт. А внутри —
Только пять слов. Вот:
«Больше не приду.
Прощайте.
Мари».
«Воля России». 1929. № 4

ОБЕДЕННЫЙ ПЕРЕРЫВ

Полдень разгоняет утреннюю мглу.
Весеннему солнцу не вылезть выше.
Я останавливаюсь на углу
И стою так долго,
Что можно было бы на меня
Для разных кино наклеивать афиши:
«Волга, Волга»…
«История одного дня».
«Сегодня — несравненная Лилиан Гиш».
— Итак, я стою и смотрю:
В полдень из всех дверей,
Как крысы, покидающие трюм
Тонущих кораблей, —
Люди, люди, идут и идут…
Пять… десять… пятнадцать минут…
В одинаковых костюмах, с одинаковой прической,
С одинаковой усмешкой;
Тысячи людей — однофамильцы и тезки,
Тысячи монет — не орлы, а решки
Самой обыкновенной меди,
С одинаковыми мыслями об отдыхе и обеде.
Это — тысячи зеркал
Повторяют то же изображенье:
Водоворот движенья
Среди бетонных скал.
И в этом хаосе театральном,
Улыбаясь безличьем лица,
И я был таким же зеркальным,
Таким же отраженным — только контур
Мысли, не продуманный до конца,
Картограммой забытого белого фронта,
В картинной галерее десятой весны,
Где бродят на цыпочках в тихих залах
Такие легкие и испуганные сны…
— А улица гремела и повторяла
Все тот же образ, сухой и точный.
И я оглядываюсь, ища источник,
Центр и ось
Этих движущихся отображений,
Как движет в испуге ветвями растений
В гуще леса запутавшийся лось.
Это было похоже на цирковый трюк.
И я, разгадывая его, смотрю,
Как катятся ядра уличного грома.
И средь них неподвижен только манекен
В окне торгового дома…
Весенние люди болеют хрипкой,
А он, из-за зеркальных стен,
Улыбается розовой улыбкой
И смотрит, не мигая, прямо на солнце…
«Воля России». 1929. № 7

СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЕ КОРОЛИ

Голубела весна и по-летнему крепла,
Перейдя второпях нерешительный март.
Начинаясь. Мессина империй и пепла
Колебала расплывчатый желтый штандарт.
…И всегда, за барьером зеленых акаций,
Пухловатой рукой подрезая ростки,
Короли проплывали, как лед навигаций,
Ноздреватый от ветра, тепла и тоски.
И покорно теряя дворцы и короны,
Разводили ершей в деревенской глуши,
Где на голых деревьях кричали вороны
И дымились шершавые шалаши.
Где рыжели, ржавея, осенние рощи,
Как гербы на решетках дворцовых оград,
Где, казалось, что жить — и грустнее, и проще,
И еще невозможней — вернуться назад…
И когда, растрясясь на мужицкой телеге,
Привозил заговорщик помятый пакет —
На всеподданнейшее — о побеге —
Короли отвечали — «нет».
«Воля России». 1929. № 7

НА ПЕРИФЕРИИ

За окнами комнаты, в ряд,
Красные трубы дымят и дымят.
Целую ночь до утра —
Дымная феерия…
Утром заводы зовут — пора,
Вставай и сегодня, как вчера,
Вставай, периферия!..
Сны причаливают на мель.
Скрипит деревянная постель.
И вот —
Человек встает.
В комнате — тьма, в окнах — тьма,
По углам — мышиная кутерьма…
В теле — тоска и дрожь зевот,
Ощущаемая как бедствие…
А завод —
Зовет и зовет —
Утреннее приветствие…
Хлопает дверь о морозный порог.
По камням — грохот свинцовых ног.
Жизнь — это труд, и любовь — труд,
Слабые плечи не унесут.
Вольностей дух — суров и груб.
Великая хартия —
Красных труб
Красная Гвардия!..
«Воля России». 1929. № 7

ПОМИНАЛЬНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

Воскресенье — весенний день,
Такой голубой и белый.
Ты синее платье надень
На белое свое тело.
Я подправлю крахмальную грудь
Под черный пиджак танцора.
И когда выйдем из дома — не забудь
Сказать, что вернемся не скоро.
Пусть не ждут с обедом, и пусть
Не греют для тебя молока на ужин.
Сегодня белая грусть,
Как птица, над городом кружит.
Мы выйдем теплом вздохнуть —
И снега, и дожди иссякли.
Сегодня весь город чуть-чуть.
Как на любительском спектакле.
Трамваи с поклоном выносят из-за кулис
Жестяные венки трагедий,
Спасательные круги для актрис
От сердобольных соседей…
Мы и на кладбище зайдем —
Посмотреть на мраморное горе лилий.
Ведь мы тоже с тобой вдвоем,
Как белые ангелы на могиле.
Ты — над жалкой гробницей детей,
Невыполненных рождений.
И я — крематориуме теней
Сожженных стихотворений.
«Воля России». 1929. № 7

РОМАНС ИЗ РАДИО-ПАЛАСА

Расставаясь с любовью нездешнею
В конторе аэролинии,
На полюс посылкою спешною
Отправляю глаза ваши синие.
Это все, что осталось, чем пробили,
Замерзая, часы расставания,
Ледяной экспедицией Нобиле
Отъезжая на мягком диване.
А вокруг —
Над платформами и баулами
Близорукий трепет зари
Звал по-пушкински Мариулою
Легкомысленную Мари.
До свиданья, мой друг!
…Сторожат голубыми павлинами
Океанские зыбкие ночи.
Ваши руки летят цеппелинами
Над заливами Санта-Кроче.
А в горах предрассветный дансинг
Курит трубку меж трав и листьев.
Засыпают без сна в дилижансе
Утомленные контрабандисты.
И возница махает сомбреро
Вслед плывущему цеппелину.
— Это новая ваша вера
Подставляет покорную спину…
А ковбои, швыряя лассо
И ругаясь, идут на пари,
Что в гондоле первого класса
Пролетела, как смерть, Мари…
С громом лопнул Полярный Круг.
Прощайте, мой друг!..
«Воля России». 1929. № 12

ВЕЧЕР В ЗООЛОГИЧЕСКОМ САДУ

Подымая оранжевые паруса
Над клетками зоологического сада,
Закат отплывал в тропические леса
Под флейты змеиного яда.
И тигры, прощаясь, рыдали навзрыд,
Протягивая лапы сквозь решетки палуб…
Смотри — в пустынях экватор горит
От этих пламенных жалоб.
И звезды падают в зыбь морей,
Синий смерч сквозь леса кораллов,
Над последней улыбкой Мэй Муррей
Опуская ночное забрало,
Когда обезьяны играют в носы,
Как ветхие старички в городской богадельне,
А тщательный Аптекарь выносит Весы
Взвешивать грядущий понедельник.
И негр-победитель колет копьем
Рассыпающиеся яблоки мертвой леди,
Меж тем как в саду, в черный водоем,
Кряхтя, опускаются белые медведи…
«Воля России». 1929. № 12

АМЕРИКАНСКИЙ ПЕЙЗАЖ

Полосы и звезды над Белым Домом
Взвивают в небо шелковый свист.
Океанский ветер старым знакомым
Присаживается сыграть с президентом в вист.
Карты разлетаются по плитам террасы.
Чугунно хохочут железные короли.
Президент размышляет о чистоте расы
И топит в море эмигрантские корабли.
А ветер — уже над аэродромом
Воспевает священный консерватизм свобод.
И старый механик, благоухая ромом,
Сняв кепи, слушает и утирает пот.
Сам Линдберг, смеясь, заводит пропеллер.
У входа в седло садится ковбой.
«Прощайте, пишите!» — кричит Рокфеллер
И машет сухою и желтой рукой.
Но ветер все дальше, как с колокольни,
Раскрывая глазам горизонт дорог,
Путает бронзовые волосы Линкольна
Над черным чистильщиком сапог.
И затихает на пляже Пальм-Бича,
Где бокс и скука — скуловорот.
Где ночью в дансингах Беатриче
Танцует танго и виски пьет…
«Воля России». 1929. № 12

ВОЙНА И МИР

Дымились душные бури
В китайской фарфоровой вазе.
Вздувались в степях Маньчжурии
Желтые флаги Азии.
Дышала жарче Везувия
Северная Пальмира.
Взрывали железные зубья
Иссохшую пашню мира.
…Индийские слоны трубили.
Шипели малайские удавы.
Священные крокодилы в Ниле
Выползали в прибрежные травы.
Еще в дымящейся груде
Немецкие глаза у трупа
Зияли, как жерла орудий
Обстреливающего рай Круппа…
— Но сердце, сияв шлем и латы,
Сдавало последние окопы,
Алую кровь заката
Проливая в полях Европы.
И билось в прекрасной муке
Горячей, бессонной дрожью,
Подымая пронзенные руки
Над твоей искупительной ложью.
1929

ЕВРОПЕЙСКИЙ СЕНТЯБРЬ 1929 г

Бессонные плимутские верфи,
Последние доски отбросив,
Улыбались, как жена Пентефрия.
Новому крейсеру — Иосифу.
О жизни, о счастье, о мире
Пели озера в Женеве.
Ветер вздувал шире
Плащ на Орлеанской Деве.
Причаливали дирижабли
К небесной пристани в Киле.
Красноармейские сабли
Цвели на кремлевской могиле.
А меж тем в зеленой Чехии,
Ночью, в мансарде поэта
Мышь ворошила доспехи
На мощах высыхающего лета.
И в полях, закругленных, как блюдце,
Через метры, футы и сажни,
Ночь шла темней и важней революций,
Под гулким небом распевая протяжно…
«Воля России». 1930. № 9

БРОДЯЧИЙ МУЗЫКАНТ

Скрипач, улыбающийся и хилый,
Достает из футляра горе
У ворот заколоченной виллы —
Перед собачьей аудиторией.
День осенний мглист и неровен
Предчувствием близкой разлуки.
Из отцветших кустов Бетховен
Протягивает бледные руки.
На окнах черные ставни
Цепенеют веками Вия.
Умирая от боли давней,
Прощаются с жизнью живые.
И скрипя золотою клеткой,
Кутаясь в шаль из Севильи,
Ангел любви над беседкой
Опускает намокшие крылья…
«Воля России». 1930. № 9

ЮЖНЫЙ КРЕСТ

Пиратский корабль обстреливал яхту,
Пока капитан пил коктейли в баре
И танцевал танго на качающемся полу,
Кочегар спустился в угольную шахту,
Где было так жарко, как в Сахаре,
Так, что сердце, сгорев, рассыпалось в золу.
Но оно было черное, и никто этого не заметил.
Пираты забрали стихи из каюты
И отплыли, подымая траурный флаг.
— Океанский день был просторен и светел.
Капитан записал: Десять градусов и 33 минуты.
И поставил крест в Малайском архипелаге. —
«Воля России». 1930. № 9

РАССВЕТ

Еще был воздух дымно-сер.
Плыл край земли по алой ленте.
Аэроплан, как Робеспьер,
Гремел в предутреннем конвенте
Смятенных облаков и был
Так нежно розов от дрожанья
Раскрытых над землею крыл
Уже плывущего сиянья.
Я распахнул окно… Извне
В стеклянном воздухе рассвета
Такой простор открылся мне
Сквозь утреннюю свежесть лета.
И было слышно в сонный дом.
Как все влюбленней и невнятней
Воркует голубь под окном
На деревенской голубятне.
«Новь». 1930. Октябрь

ОПТОВАЯ ТОРГОВЛЯ РОЗАМИ

Загнанные паровозы
Рушатся круче ветра —
Форд покупает розы
На тонны и на метры.
…Блуждают в прохладных сенцах
В широкополых шляпах
Тени пряных эссенций,
Бессонный и душный запах.
Полевой, запыленный попик
Совершает мужицкие требы,
В свете земных утопий
Живым восходя на небо.
А в садах раскрывались печали
Белыми и голубыми
И головками качали,
Плавая в звездном дыме.
И сгорая, как траурный факел,
У железных дверей темницы,
Ночь клубилась пространством во мраке
И звала их, летящих как птицы…
А ветры и паровозы
Несли их алые вести
Далеким, холодным странам,
Где Форд покупает розы
На крылья аэропланам
Для свадебных путешествий.
«Воля России». 1930. № 11-12

ЦЕППЕЛИН НАД МОСКВОЙ

Цеппелин летел над Москвою.
И за стеклами воздушной каюты
Капитан качал головою,
Рассматривая сердце смуты.
«Не опускайте оконной рамы,
Чтоб не задохнуться от испарений муки…»
…Стоя на коленях, храмы
Протягивали к небу руки.
Лазарь и дочь Иаира
Звали — «Воскресни, воскресни»…
Бронзовой грустью мира
Пушкин вздыхал над Пресней.
— Кренился корабль под нагрузкой
Призывов, надежд и боли.
Внизу, на равнине русской,
Угрюмо молчало поле.
…Пассажирам под утро снится:
Ветер северный кружит хлопья.
России черная колесница
Красный гроб везет по Европе.
И смотрят в стеклянные дверцы
Мертвые, синие веки.
Громыхая, железное сердце
Переходит горы и реки.
— Ревели ветры в просторе
Ужасом ночных симфоний.
Но наутро все увидели море
И вишневые берега Японии.
«Воля России». 1930. № 11-12

СМЕРТЬ МИКАДО

Пароходы везли в тумане
Тяжелые, сытые трюмы.
Пел по ночам в океане
Вечности голос угрюмый.
Во дворце умирал Микадо
Осенним вечером хмурым.
Трепетали деревья сада
И бредили — Порт-Артуром.
Старый мастер вздыхал и плакал,
Курил смолу от удушья,
Рисуя аистов — лаком,
И землю — матовой тушью.
Тогда всеблагой и светлейший
Будда с рубиновым оком
Вышел из домика гейши
В порту, за английским доком.
Моряки, не узнавши, кричали
Хриплые, дымные шутки.
На тяжких крыльях печали
Кружили вторые сутки.
И когда душа, вырываясь,
Расплескала лекарство с ложки —
Голубой королевский аист
Стукнул красным клювом в окошко…
И Будда, отвернувшись, плакал.
И плакали в небе души
Над черным траурным флагом,
Нарисованным мертвой тушью…
«Воля России». 1930. № 11-12

ЭКСПЕДИЦИЯ НА СЕВЕРНЫЙ ПОЛЮС

Спрятавшись зайцем в капитанскую рубку,
Весна приплывала на советском ледоколе.
Он курил в снегах голубую трубку
И, кряхтя, ломал ледяное поле.
Весна перед зеркалом надевала серьги,
Мазала губы парижским «ружем»
И прыгала с палубы на Шпицберген,
В белую воронку ночи и стужи.
…По снегу кружили хвостами скунсы.
Через горы шли медведь за медведем.
Уснувшим спутникам белый Амундсен
Подымаясь кричал — Вставайте! Едем!..
Все ниже и ниже спускались медведи.
Шарили ветры в раскрытом чуме.
Полярное солнце, краснее меди,
Смотрело кровавым оком бездумья.
Снега засыпали весну и розы.
Весна отступала на ледоколе.
— Амундсен тихо засыпал под наркозом,
И врач ему сердце вырезал без боли…
Прага 1929. «Воля России». 1930. № 11-12

ЦВЕТЫ МАРГАРИТЫ

— Цветы, ароматы разлейте!
Цветы, вы ею забыты…
Детскими голосами флейты
Поют в саду Маргариты.
Вы чувствуете? — пахнет раем.
Вы видите: у нас крылья…
Мы взлетим, мы взлетим, мы взлетаем…
Мы весь зал синим ветром раскрыли.
Мы над звездами ищем забвенья,
Мы на землю нисходим — для муки.
Мы ложимся легчайшей тенью
На закате предсмертной разлуки.
Только отблеск — мы чувствуем пламя.
И к морям истекаем, как реки.
Ты проходишь над жизнью, но с нами,
И останешься с нами — навеки…
Ночь восходит все выше и выше.
Подымается Гость по перилам.
Но и в голосе лживом ты слышишь
Только отзвуки вечного пенья…
1930

БЕЛЫЙ СЛОН

Над закатом, над смертью, над всем —
Золотые медузьи глаза
На пастуший глядят Вифлеем,
Смотрят слишком далеко назад.
И тогда без числа и без мер,
Гробный камень отбросив сам, —
Из тебя, из гробниц, из пещер
Я везде восхожу к небесам.
Я расту на эстрадах дождей,
Я врываюсь в оркестр городов,
И с тобой в неизбывной вражде,
Отдаю тебе сеть и улов.
Но ты плачешь, что мой небосклон
Покрывает и сумрак, и ложь.
Но ты плачешь, ты видишь сквозь сон,
Что и ты, как звезда, упадешь.
1930

НЕБО ПОЛУНОЧИ

По небу полуночи ангел летел.
М. Лермонтов
Поживи, посмотри и подумай:
За границею хмурь и осень.
Корабли нагружают трюмы.
Умирают по парсам лоси.
Да и ты голубеешь и молкнешь,
В красной шапочке бродишь в лесу.
Этот серый безжалостный волк нам
Держит счастье твое на весу.
Ты приходишь, ты просишь, ты молишь,
Закрываешь руками закаты.
Ты разводишь мосты, для того лишь,
Чтоб проплыть твоим телом крылатым.
— Над зарею — дыхание стужи.
Вой оркестра в стенах зоопарка.
Над зарею все выше и уже
Триумфальная черная арка…
Это ночь возникает из глуби.
Ты подносишь свой кубок ко рту.
И летишь, и серебряно трубишь
Над эскадрами в гулком порту.
1930

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ПАРАД

Покрикивал сиплым альтом
Горячий клубок машин,
Колесами по асфальту
Печатая елочки шин.
Вот и Рождество для бедных,
Бедное Рождество!
Трубы народов медных
Кричали: «Ваше-ство!»…
Старый, обрюзгший герцог
Сползал на луку седла.
…Птица вырывалась из сердца
И вырваться не могла.
И все казалось — из строя
Шагнет и повалится труп.
И шлем улыбку откроет,
Замолкших на Марне губ.
И ветер опустит бархат
Изъеденных газом знамен
Под копыта коня монарха,
Под пяту проходящих времен…
— Дети собирали елки,
Оставшиеся от шин.
В лесах завывали волки
Осипшим альтом машин.
Под ветром лохматые птицы,
Ныряя, летели вбок.
Обугленные страницы
Листал над полями Бог…
«Воля России». 1931. № 5-6

БИБЛЕЙСКИЙ ЛИФТ

Вчера и сегодня, прикован навек,
От стойки в подвале, от гнева и рюмок,
Вскипая покорной печалью Ревекк,
Как песнь эмигранта взлетает из трюма.
Гудя подымается трубкою ртуть —
Под вечер термометр домов лихорадит,
Выкачивая тепловатую муть
Ночных кабаре на садовой эстраде.
И вот фонарем посветив в вестибюль,
Где скучно, где мрачно, где звери и птицы,
Где с улиц промасленный, синий июль
Войдет как монтер и в кабинку садится, —
Ты всходишь, плывешь и сквозь волны времен
Почтительно скалишь скафандр водолаза
И, крякнув, извергнешь десяток Ион,
На берег контор вознеся по заказу.
И вновь, наяву или только во сне,
— Не вспомнить, не вспомнить… — но сон одинаков:
С земли до небес и белее, чем снег,
Воздушную лестницу видит Иаков…
Так к пристани ж! к небу — и благослови!
И я возношусь над пространством и страстью
Поющим святым ослепленной любви
Над прошлым, над тьмою, над львиной пастью…
…А к утру опять сквозь туманы и плач
У рамп революций веселое соло:
Над городом черной рукою палач
Подымет за волосы мертвую голову…
«Воля России». 1931. № 5-6

ЗВЕЗДНАЯ СИМФОНИЯ

Крылатый лев, подняв крыло, как парус,
Въезжает в мир, в зал, в зрителей, в меня.
И беглый отблеск черного огня
Взлетает вверх, во тьму, на третий ярус.
…Я встаю, я готов помочь.
Укротитель, ты сердце плавишь!
Ты душу сжигаешь, как ночь,
На белом рассвете клавиш.
И мир воскрешая как звук,
Ты ширишься траурным эхом
Над мертвою бездной разлук —
Небесная весть и утеха…
— А в дверь колотя кулаком,
Задыхаясь, шипел как пена
Пришелец в плаще голубом:
«Впустите! Я — тень Шопена!
Скорее, симфония звезд
Пружиною бьется в ухе!
Я должен, пока еще мост
Не поднят и бродят духи»…
И плащ на куски изорвав,
Рыдал и грозился чертом…
А лакей во фраке потертом
Убеждал: «Уходите, граф…»
«Воля России». 1931. № 5-6

ВИЛЬГЕЛЬМ ТЕЛЛЬ

В лощину, где дымный отель
Клеймо на снегах выжег,
Ледник, словно Вильгельм Телль,
Съезжал, по ночам на лыжах
И в окна стрелял, как в цель…
Падала в пропасть альпийская серна.
Блуждая, дрожали во льдах закаты.
Плыли в пространствах, легки и безмерны,
Магнетических бурь голубые раскаты.
Стрельчатый бархат рос на окне.
Мисс кутались в соболя.
Весна приходила — и нет как нет.
Сегодня — тридцать ниже нуля,
И серна жарится на огне.
— Часы в вестибюле ходили вразвалку.
Чернели стрелы, вонзившись в «три».
Горы смотрели — им было не жалко:
Люби, ненавидь, живи иль умри.
Но для любви одной жизни — мало,
И много — для ненависти. Замерзай!
— Ночь шевелила змеиным жалом
И наводила слепые глаза.
Ветры крутили бумажный кораблик.
Взлетела ракета у входа в тир.
— Разве руки твои не озябли
Держать на ладонях яблочный мир?..
Засыпала, нахохлившись, черною птицей
Тень, как орел на песке арены.
— Ты видишь — призрак любви двоится
И плачет в пространствах призывом сирены.
Телль пускался за нею в путь.
А в спальнях мурлыкал газ.
Укрывшись, дремали постели.
И всю ночь, не смыкая глаз,
Смотрели сквозь стекла ели
На твою голубиную грудь,
В крови от стрелы Телля…
«Воля России». 1931. № 5-6

ЮБИЛЕЙ РЕСПУБЛИКИ

Сегодня на улицах свято.
Голуби клевали прямо из руки.
Сегодня на могилу Неизвестного Солдата
Известные люди несли венки.
Кроткий полицейский в перчатках и шлеме
Играл на перекрестке благородную роль.
На углах с часов улыбалось Время,
Как в парламенте улыбается король.
— А день был ясный, день был жаркий.
Текла, как из сердца, кровь знамен.
Сегодня даже в Луна-парке
Негр из оркестра был влюблен…
Он пел и плакал на эстраде.
Черную розу ловя в бокал, —
Счастье! Счастье… — А счастье сзади
Уже гремело прибоем у скал.
…Вечер был дальний, сквозной и гулкий.
На пробковом поясе зорь и роз
Любовь выплывала в переулки,
Меняясь — до и после слез.
И всем казалось, что просто даром,
Без лент и венков над головой.
Стоял на посту у ворот казармы
Солдат с ружьем — и еще живой.
1929–1931

ДОЖДЬ НА ФРИДРИХШТРАССЕ

Уж краток день. И за окном — прохлада.
Студеный меч пронзает сердце мне.
Был долог миг, пока я в вечность падал,
Летя ко тьме с тобою наравне…
…А в городе я выходил из дому,
Брал кепи, светр[1] и черный, ломкий плащ
И кланялся — мне было так знакомо
Все: вечер, дождь и нудный, детский плач.
Блестел асфальт на мокром Фридрихсштрассе.
И кузов лоснился. Я ночь держал в руке.
Алмаз дождя чертил стекло у кассы,
Прожектор гас — и луч шипел в реке.
Я выходил и речь держал к пространству
На кафедрах пустынных площадей.
Ты из морей вела свой звездный транспорт,
Подняв соски серебряных грудей.
И SOS приняв на телеграфе,
В наушниках — в пространствах был мороз —
Ты, не доплыв, сошла на пристань
И шла в тени сквозь душный воздух роз.
По белым плитам ломкий стук сандалий
Проворно крался за тобой как вор.
Ты шла сквозь память. И над черной далью,
Зазеленев, качнулся семафор…
1930. «Воля России». 1932. № 4-6

НОЧНОЙ ПРИЛИВ

Голубые шары[2], просветленно светясь,
Изливали больничную нежность трамваям
И за окнами пели: — о принц, о мой князь!..
Как сердца, от высокой любви истлевая…
Но огромная ночь подходила горой,
Возложив небеса на покатые плечи,
И стояла над миром, как древний герой,
И тушила дрожащие скрипки, как свечи.
…Истлевали сердца фосфорично светясь.
Подымались со дна студенистые звезды.
Дикий сумрак морей над крылом твоим, страсть,
Колебал отягченный и траурный воздух.
И поломанный веер встопорщенных крыл
Волоча за собой и хромая от злости,
По песку вдоль шумящих морей проходил
Бледный призрак в студеном декабрьском норд-осте.
Наступает зима на полуночный край.
И, чернея в снегах, ты разбит и низринут.
И опять ослепляющий огненный рай.
Повернувшись, плывет ювелирной витриной.
Замерзает над пальмами сальный отель.
Заметает проспект черный ветер Кавказа.
Жарко дышит, меха раздувая, метель
Над прозрачною тенью закрытого глаза.
Прогоняя зевотой полночную дрожь,
В автоматах, над пивом, над скукой и тленьем,
Ты украдкой шершавую руку кладешь
На горячий и матовый бархат коленей.
И гранеными кружками стукая враз,
По столам проливая тяжелое пиво,
Всё глядят сотней пар обезумевших глаз
На внезапно возникнувший грохот прилива…
Раскрываются недра под черным крылом,
Тухнут скрипки оркестра и сыпятся стены.
И сквозь окна и двери шагнув напролом,
Ночь выходит на сцену из бури и пены…
— А в воронках смерчей опускаясь, горя,
Корабли отпускают надежду на волю.
С ней ты двинулась, ночь. И грохочут моря,
Обдавая чугунными брызгами полюс…
1930. «Воля России». 1932. № 4-6

ГОСТИНИЦА ПРИВИДЕНИЙ

Недвижное пламя пустынной зари
Стояло в осеннем и диком проспекте.
И, кажется, нас утешало: — умри.
Усни, улыбнись — жить не стоит, и негде…
В осеннем проспекте отчаливал мир.
Вертелись волчком турникеты гостиниц,
Где с желтого воска полов, как вампир,
Мертвый воздух вдруг когти протянет и кинется…
Мне душно… Мне душно!.. — А вы тоже так
Томились и бились на черной планете?
И вы задыхались от ветра атак?
И вы? — Но вы вечны, вы — воздух столетья…
Какою свистящей и горькой стрелой,
От края до края — все сердце навылет —
И вы пронзены на подушке ночной,
Трепещете жизнью и смертью — не вы ли?
— За окнами сад под дождем трепетал.
Летели сквозь ночь голубые экспрессы.
Плыл танго хрустальный и медленный вал
Над сном, над курортом, над сердцем и лесом.
На станции в дебрях кассир, как скворец
Клевал из окошка: — «Откуда? Из Рима?»…
— Шел дождь привидений. Надеждам — конец.
Но вера, но жизнь — это неистребимо.
Томитесь, рыдайте, — но разве не вы
Восходите к небу над каждым столетьем.
Смотрите — над вами, вокруг головы,
Колеблется воздух в мерцающем свете…
Века — но все то же! Века — и опять,
Ступая все выше, мы — вместе, мы — вместе,
Тяжелый багаж вероломства и мести
Привыкнув по станциям — забывать…
Приезжий, смотри же, ты — тонешь, ты — в море.
Гостиница светится смертной тоской.
И только любовь в погребальном уборе
Глядит из-за стекол — и машет рукой…
1931. «Воля России». 1932. № 4-6

ВЫШЕ НЕБОСКРЕБОВ

Как жаль, что в Европе нет небоскребов,
Чтобы моя душа
Могла развеваться, как флаг созидания,
На самой верхней балке конструкции,
Приветствуя поступь надзвездных судеб,
Идущих облачно над тобой.
Ты бы закрыла пустые впадины
Окон, ослепших от копоти и мелочности, —
Легкими складками торжества.
Ведь ты, как Адам на рассвете рая,
Должна назвать миллионы вещей,
Чтоб они жили в прозрачной вечности,
Светясь твоим разреженным светом,
Так, чтоб лебедки портов и построек,
Распевая в дыму лебединые песни,
Отлетали бы стаями — в бессмертье.
И только ты, оставаясь на пристани,
Будешь подымать фонари отплытия
Своей желтеющей, человеческой рукой…
«Скит». I. 1933

ЗВЕЗДА АТЛАНТИДЫ

В ночь после смерти дымился в свечах Эдиссон.
Звезды летели над яблочным садом в Тамбове.
Над горизонтом широкий полуночный сон
Шел, наклоняясь, как ангел, сраженный любовью.
Ангел мой! Ты ли вдруг в поезд, мерцая, входил
На остановке в последнем рабочем квартале.
В радио пел. И в кино с полотна говорил.
В аэроплане летел — и крылья на солнце пылали…
О, пропылай надо мной еще тысячу пышных веков!
Веет бессмертьем торжественный веер заката.
Видишь, как жизнь отягчает твой бедный улов,
О рыболов мой! Ужель и за это — расплата?
Чем ты заплатишь, откуда возьмешь ты обол?
— В сети антенн бьет прибой вневременного гуда.
Вихри хрипят. А в конторах, подпрыгнув на стол,
Бегут, рассыпаясь, сухие персты Ундервуда.
Эти ль персты, разыграв — как концерт — бюллетень,
Вдруг запоют, зарыдают, что жизнь всё короче,
В горло, как в скрипку, вонзясь за утраченный день
Перед лицом неожиданно-глянувшей ночи.
Может быть, ночью и я на разливе взволнованных лет,
Трепеща, как святой, и прощая земные обиды,
Ринусь в темный простор по шумящей дороге комет
От последней горы потонувшей в морях Атлантиды…
«Скит». I. 1933

НЕУЗНАННЫЙ ГОЛОС

Непонятен, дик и непорочен,
Словно флагом огненным обвит,
Над густым амфитеатром ночи
Бродит голос праведной любви.
Он проснулся, ничего не помня,
В первый раз увидев ночь — и свет
На полу огромных черных комнат,
Серебром упавший на паркет.
Встал и вышел. Мир был пуст и ясен.
И, раскинув крылья над кино,
Он запел, бессмыслен и прекрасен,
И стучался лапами в окно.
…И всю ночь он плыл. Не умолкая,
И об стены бился, как слепой.
Голубей разбуженная стая
Крыльями плескалась над толпой.
И всю ночь сквозь грохот ресторана
Жизнь он звал, он звал любовь мою.
И, охрипнув к утру, у фонтана
Жадно пил холодную струю.
Дикий и взъерошенный, как заяц,
На заре он вымок и продрог.
Так ушел, домов едва касаясь.
И никто его узнать не смог.
1933

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДУШИ

Наполовину климат отменив —
Пустынь и зорь, остолбенев с вокзала,
Душа проявит черный негатив
И выставит в небесных окнах зала.
И влажный день, как пестрое яйцо,
Весь в крапинках сырых вороньих криков,
Дохнет весной и жалостью в лицо,
К сиренам труб мечтательно привыкнув.
С полей апрель проходит налегке
Растапливать разряженные парки.
Он руку протянул ей, а в руке —
Твой первый день, блистательный и яркий.
Прохожим был невнятен тот язык,
Но явственным — ответ и возвращенье.
И радости, которым птичий крик
На целый век надпишет посвященье.

БЕЛЫЙ КРЕСТ

Тусе(неразб.)

Ты плачешь ночью во сне —
И другая жизнь тяжела.
В этой первой твоей весне
Ты так тихо и сонно жила.
А вокруг поезда бегут,
В небесах самолеты гудят.
Все тебя — и сквозь сон — зовут,
Чтобы ты вернулась назад.
— Помнишь музыку по вечерам,
Лунный город и Древний мост?
Помнишь, помнишь? Останься там,
Под охраною верных звезд…
Ходят в мире любовь и труд,
Метят двери белым крестом.
Перед дверью руки растут,
Закрывая от бури дом.
И ветвятся руки твои,
Чтоб коснуться, закрыть, помочь…
Ослепленные соловьи
В них поют целый день и ночь.
Ты им вторишь в полночный час
И, проснувшись, расскажешь мне,
Как закат пламенел и гас,
И не мог догореть в огне.
Видишь, в горе бессмертней жизнь!
Не жалей же, что счастья нет.
Над тобой эта древняя высь
Проливает безбрежный свет.
Полотно окружных дорог,
Как змея, обползает наш дом.
— Я для жизни тебя сберег
И отметил белым крестом.

ПИСЬМА РАЗЛУКИ

Вокзалы гремели, как землетрясение,
И воздух был душен от слез и разлук.
Солдаты из Армии Спасения
Пели псалмы и теснились в круг.
Мы расставались и уезжали.
За бледными стеклами рос восход.
Теплое облако нашей печали
На окнах купе обращалось в лед.
И леденея, и холодея,
Звездный экспресс замерзал в пути.
Мы уходили, уже не надеясь
Когда-нибудь снова на встречу прийти.
— Но ты упрямствуешь, повторяя
О вечности жизни у врат крематория.
Но ты колеблешь ограду рая
Внезапным прибоем земного горя.
И, изнемогая, всё просишь упрямо
Хоть отзвука, эха любви и веры,
Пока столетье топталось, как мамонт,
У первобытной твоей пещеры.
И только пьяный тапер в трактире,
Все письма разлуки сыграв без нот,
Под утро тебя убедил, что в мире
Любовь под рояльною крышкой живет…
«Скит». II. 1934

ПОЛУДЕННОЕ СИЯНИЕ

Ты чертишь планы торпеды,
Регуляторы и тормоза,
В нестерпимом сияньи победы
Закрывая щитком глаза.
Воспаленное солнце вокзала
Гремело всю ночь без сна.
Над тобой звезда дрожала
И плыла над тобой — весна!
Ты вставал в лихорадочной дрожи
Над пространством, над дымом планет.
Ты кричал, что еще не прожит
Ряд твоих журавлиных лет…
— В портах, трепеща под рукой коменданта,
О море, о счастьи просил телефон.
Это вскипевшая жизнь эмигранта
Пела из трюмов с тобой в унисон.
…О, ты иссякнешь, как скудный родник.
Тенью по полдню проходит твой жребий.
Только на миг ты из бездны возник —
И вот растворяешься в блещущем небе…
Но столько сияний и столько звуков
Колеблет воздух твоих дорог,
Что ты, постигая восторг и муку,
Больше бы их вместить не смог.
«Скит». II. 1934

СИНЯЯ БОРОДА

— Сто душ, сто форм. И вечный рай,
Благоухай и отдыхай,
Но только жизни не коснись и
Всегда, Во сне и наяву,
Жди — я вернусь и позову
Шумящим ветром в синей выси…
……………………………………….
Но жизнь, но голос, песнь твою
Не удержать в пустом раю,
В благоухающей темнице.
Ночь и день — вечный плен.
Голос вырос выше стен,
Озирает даль и высь.
Сердце, сердце — обернись!
Кто томится? Кто томится?..
— Друг мой, друг мой — это ты?
Слышишь зов из темноты?
Кто там? — ангел, зверь иль птица?..
…В поле темный шелест трав.
И, палец кровью запятнав,
Ты отворяешь дверь темницы.
Кто же прав?
Это желтый дынный склад,
Это желтый дынный дым
По рукам течет твоим,
Душно липнет на губах…
Нет… Ах!
Это головы лежат!..
Дверью — хлоп, и назад.
………………………………..
Все прекрасно и безмолвно.
В дальнем море ходят волны,
Веет ветер в вышине
Над мостами, над домами
О прекрасной светлой даме,
О тебе и обо мне.
Небо смотрит в окно,
Рай и свет — это ложь?
Все равно —
Палец свой не ототрешь.
Как здесь душно, как темно!
Целый мир с подвалом схож.
Все равно —
Палец свой не ототрешь!
Тонешь, падаешь на дно.
Слышишь сердце? — Ни одно…
Столько лап, столько рож…
Что ж,
Все равно:
Палец свой не ототрешь!
Палец свой не ототрешь…
Палец свой не ототрешь
И умрешь.
«Скит». IV. 1937

СКАЗ О БОЛЬШОЙ МЕДВЕДИЦЕ

Ходила медведица по полю,
Искала своих медвежат.
От Варшавы прошла к Тарнополью,
Все по лесу да по полю
Косматые лапы топали.
Все искала…
И видит ряд в ряд
На чужой стороне лежат.
Все с крестами,
С оторванными головами,
С расстрелянными сердцами.
Жалко стало мохнатой маме.
Завыла, пошла по полю
От Варшавы до Тарнополя.
Чем жить, кого ласкать?
Эх ты, косматая мать…
Плохо детей сторожила.
Ходила медведица, ходила.
Выла медведица, выла,
Ломала зубы в Беловежьи —
Тяжелы следы медвежьи.
И сжалился над ней Бог.
Взял се с лесных дорог —
В тот день, знать, во гневе не был —
И поднял ее на небо.
«Сияй, своим горем светися,
Смотри, говорит, с небесной выси
За своими медвежатами,
За норами и за хатами,
За полями, за пущей лесной.
За конными и за пешими,
За измученною страной.
А я твое горе взвешу».
Так и стало с тех пор:
По земле пройдет Никола,
Покрестит зреющее семя.
По небу Илья проедется,
Покропит, где пусто и голо,
А над всеми —
Над полями
И над лесами,
Над покосившимися крестами,
Глубже рек и превыше гор
Сияет Большая Медведица,
Смотрит за русской землею…

ПРОЛОГ

Лето сгорало в дыму сентября.
Пепел был ветром по крышам развеян.
И неподвижно стояла заря
Над ледниками прозрачных кофеен.
— О, пожалей не любовь, не себя —
Эту поющую вечность над нами,
Мелким смычком напоказ теребя
Медленным сном нисходящее пламя.
Мир твой поет и гудит вокруг.
С этой незримой улыбкою звездной
Ты воскресаешь, мой вечный друг,
Бледные руки подняв над бездной.
— Крылья мне! Крылья… Полуночный сон
Дышит изменой над кровлями хижин.
И, высоко в небеса вознесен,
Черный твой лёт над бульварами выжжен.
Но засыпая у лунной груди,
В тихом затменьи полуночной грусти,
Любовь моя, жизнь моя, — о, погоди,
Верить таинственным знакам предчувствий.
Сложены крылья к ногам твоим.
Мир переполнен лязгом оружья.
Видишь, за окнами ночь и дым.
Слышишь — их голос грозит снаружи…
Свищет стрела. Летит копье.
Полночь выходит и видит развязку:
Это страшное тело твое
Молча снимает любовь, как маску…
«Современные записки». 1938. Т. 66

СЕРЕНАДА

Жгучий голос трепещет на копьях ограды,
И аллеи, как чаши, полны
Черным блеском горячей твоей серенады
И серебряным ливнем луны.
О, Певец! О, испытанный голос коварства!
Пощади эту жизнь и любовь пощади!
Ты приходишь, как враг, разрушающий царства,
И, как Демон, поешь и томишься в груди.
Вот ты назван. Но ты не боишься названья.
Этот миг, этот вечер — он больше не мой!
Ты протянешь мне руку, и жар расставанья
Ляжет пеплом на сад и пустой, и немой.
Я его не узнаю — всё мелко, всё низко…
Как здесь жить, как здесь петь, как любить навсегда?
А над этой пустыней так ясно, так близко,
Так пронзительно сладко сияет звезда…
«Современные записки». 1938. Т. 66

НЕСОСТОЯВШАЯСЯ БУРЯ

Стучался дождь. Я говорил — Войдите.
А он стоял, прозрачный и слепой,
Стеклянною, струящейся толпой
Подкладку туч насквозь прошивших нитей.
И все не двигался за рамой, как портрет,
И бледный лик слегка кривил и хмурил.
Как будто ждал — а бури нет и нет,
И с нею радости от пережитой бури.
Когда сквозь сетку разоренных гнезд
Ты видишь мир и слышишь шелест звезд,
Чтобы с волненьем счастья и испугом
Войти на зов и стать бессменным другом.
«Меч». 22.V.1938

ВЕСЫ АВЕЛЯ

Ты отступаешь в тень своей судьбы,
Ты умолкаешь, бедный брат мой Авель.
Слабеет день и гаснет без борьбы.
И дождь идет, по трубам шепелявя.
Ты остаешься в комнате, без сна.
Костер времен еще горит над крышей
И бледная столичная весна
Еще цветет, еще дрожит и дышит.
О, как легки часы любви твоей!
А в ветре был гортанный голос юга.
Он предлагал щемящий сок ветвей,
Лазурь небес, покой и руку друга.
Но жизнь тебе дана не для утех.
И тень весов скользит на небосводе,
Пока, синея, дым твой выше всех
Над утренними трубами восходит.
«Современные записки». 1938. Т. 67

НОЖНИЦЫ ДАЛИЛЫ

С полями — в дружбе, с городом — в родстве,
Ряды домов, асфальт и тощий ясень,
Где ветры тайно шепчутся в листве
О том, что мир — огромен и прекрасен,
О том, что страшно жить так много лет
В одном квартале и в одной квартире,
Где нет ни отблеска, ни отзвука в ответ
На вихрь и свет, давно идущий в мире.
С экватора иль с полюса — Бог весть,
Но легкий гул, как дым плывет над крышей
И говорит — Один ответ лишь есть:
Идти на зов, когда ты зов тот слышишь.
Где волосы твои, Самсон, Самсон!
Полночный ветер веет на могилы.
Ты упоен. Ты спишь и видишь сон:
Лязг ножниц и запястия Далилы.

КОМАНДОР ПРОТЯГИВАЕТ РУКУ

За окном — полночных лип
Вещий шелест и тревога.
Половиц иссохших скрип
Замирает у порога.
Ночь угрюма и пуста,
Дорогая, тухнут свечи.
Тсс… — Закрой рукой уста…
Видишь каменные плечи?
Бледный свет дрожит у лба
И скользит всё выше, выше.
Это звездная судьба
Смотрит в окна через крыши.
Это ропот мертвых душ,
Это стран надзвездных холод,
Это — скука, тьма и глушь,
Это — жажда, это — голод.
Это — памятник тому,
Что в гробу лишь множит муку,
Что теперь идет сквозь тьму
И протягивает руку…

ПОПЫКА ВСПОМИНАНИЯ

Открыв окно и сердце в ночь,
Все двери распахнувши настежь,
Я так хотел помочь —
Войти под кровлю от ненастья,
Из раковин, где голос бурь
Гудит таинственно над ухом
И шепчет мне — глаза зажмурь,
Живи лишь памятью и слухом…
Ты слышишь? — Сердце без конца
Стучит немую телеграмму
И видит бледный нимб лица,
Стеклом оттиснутый за раму,
За расставанье, за черту
Извне веденную годами.
«е память вспомнит — но не ту,
Что в снах беседовала с нами…
А теплый ветер на висках
Шуршит ночным хрустящим шелком
И скажет — шах, давая мат,
И ничего не вспомнит толком…

НОЧНОЙ ПОЛЕТ

Ночью глухо гудела высь.
— Любовь моя, счастье, проснись, проснись!
Ты слышишь? Из окон, сквозь пол, со стен
Льется и крушится голос сирен.
Голос, как в ветре согнутая ветвь,
Голос, пронзительнее, чем смерть,
Без сожалений и без пощад,
Голос, из рая зовущий в ад.
— Любовь моя, счастье, бежим, бежим,
Через огонь и через дым,
Через всю муку двух тысяч лет,
Безмолвно глядящих за нами вслед.
Из этого мира, где тяжкий гром
Падает смертью в наш тихий дом.
Любовь моя, верь мне — смерти нет.
Это лишь только — мерцающий свет.
Медленным звуком колеблемый слух.
Смерть — это наш раздвоенный дух.
1944

ВСТРЕЧА

Бензином пахла мостовая
И за решеткой гаснул сад.
Весенний вечер, остывая,
Был весь от солнца полосат.
То свет, то мрак. Лучи и тени.
Их было жаль топтать ногой.
Они, как пестрые ступени,
Вели из мира в мир другой,
Такой зеркально-непохожий,
Сквозной и зыбкий, как весы,
Где ты, бродя, быть может, тоже
Украдкой смотришь на часы,
Такой же странно-человечий
В потоках света и тепла.
И ждешь сто лет той самой встречи,
Что здесь быть встречей не могла.

МРАЧНЫЙ БЕРЕГ

Многое в жизни видали мы,
И все-таки может присниться:
Море, солнце, пальмы
И нежное небо Ниццы.
На набережной гром карнавала.
Музыки скрежет и визги.
Плеск набежавшего вала,
Его изумрудные брызги.
Прожили мы в жизни много.
И все-таки жалко отчасти,
Что всё было сумрачно, строго
И вовсе не было счастья.
Что долг обернулся изменой
И вера изверилась вскоре.
И только прекрасной, нетленной
Осталась торжественность моря.

ГОЛЫЙ ГОСТЬ

Ночь — всех призраков пора,
С грустью в сердце вспомнишь это.
Ходит в гости до утра
Призрак вечности к поэту.
Обезглавленный, босой,
Робеспьер или Людовик,
Он размахивал косой,
Уж заржавленной от крови.
И садился на кровать,
И дышал темно и глухо.
Ах, как трудно умирать! —
Наклонясь, шептал мне в ухо.
Ах, как трудно из тюрьмы,
Где решетки, цепи, звенья,
Выйти к свету, как из тьмы,
Не зажмурясь на мгновенье.
На мгновенье ослеплен,
На мгновенье полон страха —
Это сон или не сон:
Это люди, это плаха…
И потонет в ночь и мглу
След, оставленный любовью:
Капли крови на полу,
Капли слез на изголовьи…

ЧАЙКИ

На речке — зыбкий смерч волны,
Метут метелью белой хлопья.
Мы этой сутолкой больны
На сонной пристани в Европе.
Летя, шумит круговорот.
О, сколько крыльев, сосчитай-ка!
Дрожит, шумит, блестит, растет
Их белый круг — летают чайки.
Для сердобольных горожан,
Бросающих кусочки хлеба,
Сквозь желтый утренний туман
Их легкой бурей пахнет небо.
То поднимаясь в высоту,
То вниз скользя с воздушной горки,
Хватают чайки налету
Им в воздух брошенные корки.
Родных морей покинув даль,
Чтобы спастись от непогоды,
Они в реке найдут едва ль
Свой призрак счастья и свободы.
Но ветер грузно и темно
Им машет факелом огромным,
Как будто им, как всем бездомным,
Еще вернуться суждено…

ВЕЧЕРНЯЯ ЗВЕЗДА («Любовь моя, сестра труда…»)

Любовь моя, сестра труда
И счастья кроткая подруга!
Кто нас с тобой позвал сюда,
Как мы нашли с тобой друг друга?
Средь тысяч солнечных систем
Крутились вихри синей пыли.
И всё, что было перед тем,
Мы, улыбнувшись, позабыли.
Моя далекая звезда!
Еще не время! Голос птичий
В пути тревожит поезда
Ночным серебряным величьем.
Еще не время… Столько лет
Не изменило хоть бы частью
Теченья бурь, путей планет
И ливней с радугою счастья.
Послушай этот водопад!
Тебе так много нужно силы,
Чтоб сердце, с жизнью невпопад,
Опять о прошлом не просило.

ПОЕЗДКА НА МОТОЦИКЛЕ

Птицы к вольности привыкли,
Птица вьется и поет.
Хорошо на мотоцикле
Целый день лететь вперед!
Дай свободу быстрым коням!
Заметает пылью след.
Верь, и счастье мы догоним,
Или счастья больше нет…
Чешет ветра длинный гребень
Золотые волоса.
Это в поле или в небе
Славят скорость голоса?
Это — жизни взблеск мгновенный
Над распутьями дорог.
Это взвихренный и пенный,
Самый юный, светлый бог!
…Отступая, никнет лето.
Путь уходит всё вперед.
Не догонишь… Видно, где-то
Счастье село в самолет…

АРИОН

Разукрашенный, блестящий,
Всем наскучивший вполне,
Запевала, птица-ящик,
На трехметровой волне.
И в волненьи, но без страха,
Залетев за океан,
Начинает фугу Баха
Душный, трепетный Милан.
Начинает петь незримо
В тесной клетке у меня
Хор слепых детей из Рима,
Колокольчиком звеня.
Голос счастья чист и женствен,
На волне летя крутой.
Может, нужно для блаженства
Сердце ранить слепотой?
Будет мучить этим птица,
Раскрывая жаркий клюв.
Будет плакать и молиться,
До рассвета не уснув.

МОРЕ

Смотри, не оно ли
Блестит из-за леса,
Простора и воли
Раздвинув завесу?
Дыша, словно птица,
Свободой и страстью,
Подносит напиться
Ветров и ненастья
Бурлящую нашу,
Навек без измены,
Хрустальную чашу
Тумана и пены.
Иди ж на мой берег,
Сядь к волнам и слушай,
Земные потери
Оставив на суше.
Я — вечность! Я — море!
И гулом прибоя
И в счастье, и в горе
Тебя успокою.

ЮЖНАЯ ПЕСНЯ

Как проста, светла, хороша
Тишина твоего досуга,
Когда в небе плывут, шурша,
Золотые созвездья юга.
Эту прихоть души не тронь —
В ней есть нежность и есть забота,
Как зеленый и красный огонь
На ночном крыле самолета.
Год сомнений еще не изжит
И томится душа недаром:
Это южная песня, как щит,
Прикрывает ее от удара.
Помоги же мне, звездный юг!
Я ищу у тебя опоры,
Чтоб разбилась погоня вьюг
О, твои голубые горы.

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Висело Божье тело,
Иссохнув на могиле,
Где высота блестела
Во всей безмерной силе.
Клонилась немощь тихо,
И кладбище томилось.
Угрюмая грачиха
Клевала Божью милость.
Дробится тело клювом
И пучится дождями.
Дыханьем стеклодува
Растет в растущей яме.
Растет корнями в стебли,
Растет, подъемля венчик.
Дожди в пути ослепли,
И путь их — переменчив.
И вот на мертвой глине,
Где мира блеск искрошен,
Таинственный и синий
Танцует дождь горошин.
Таинственный и белый,
Как дверь распахнут камень.
— Всем миром стало тело
И никого нет в яме!

НА ПЕРЕВАЛЕ

Гудел, как шмель, электровоз,
Ведя состав на перевале.
А ветви сосен и берез
Им вслед так дружески кивали,
Прощаясь, словно в первый раз,
С летящим за вагоном ветром,
На широте раскрытых глаз,
На высоте двух тысяч метров.
Еще последний поворот —
И солнце справа светит низко
В прорыв меж скал, как из ворот,
На белый камень обелиска.
«Европа — Азия». Рубеж.
Урал не знает сна и лени.
Нигде на свете не найдешь
Так много блеска и стремленья!
Скрипит пыль вечности во рту.
Как миф, глядит орел с откоса.
Край мира. Грань. — Но за черту
Уже продвинулись колеса.
Поет заливисто свисток.
Монета повернулась решкой.
Глядит с чуть видимой усмешкой.
И путь широкий на восток.

СУМАСШЕДШИЕ

Говорила узница узнице,
И странной была та речь:
«Я слышала — ночью в кузнице
Ковали огромный меч…»
А узник спрашивал узника,
Был странным его вопрос:
«Узнал? По тропинке узенькой
Прошел за окном — Христос!..»
Мы все путем неизведанным
Идем через странный свет.
И нет на вопросы ответа нам,
И смысла в вопросах — нет…

ВОКЗАЛЬНОЕ РОЖДЕСТВО

На вокзале Рождество
Выпито как с блюдца.
Здесь не встретишь никого —
Здесь лишь расстаются!
Только руку жмут — прощай! —
Перед дверкой узкой.
Только пьют холодный чай
С ветренной закуской.
Рождество скрипит на льду
В звездный хруст полозьев.
Разве я тебя найду
При таком морозе?
Я хожу — который год? —
Всё тебя встречаю,
Ночь промучась напролет
Над стаканом чая.
И под утро вспомню вдруг,
Чай разлив с испуга:
Он за дверью, старый друг, —
Северная вьюга!

ВАРИАЦИИ

Запираются двери
На скрипящий замок.
До свидания, Мери!
Я хотел все потери
Сосчитать — и не смог…
Раз возникшему звуку
Нужно длиться сто лет.
Как собрату и внуку,
Дай на счастье мне руку,
Замолчавший поэт!
Крепок всех лицемерий
Заколдованный круг.
Словно в старом примере —
Пью за здравие Мери,
Как поэт и как друг!

СТЕПНОЙ РАЗЪЕЗД

Последний поезд отошел
Сто лет тому назад.
И золотой вечерний шелк
Повешен на закат.
И тишина. И ни души.
Звенят коростели.
Сон в примечанье запиши
И бурку расстели.
Средь синих звезд зажегся вдруг
Зеленый семафор,
Родной, как самый близкий друг
Среди далеких гор.
Он был звездой для поездов:
У всех — своя звезда!
С ночных разъездов на Ростов
Уходят поезда.
И ночь разводит звездный путь
Из позабытых мест.
Не лучше ль лечь здесь и уснуть,
В твоем саду, разъезд!
Лиловый, темный, вдовий шелк
Повешен на закат.
Последний поезд отошел
И не придет назад.

ПОДАРОК ИЗ ПАРИЖА

От простого солдата
Вот подарок — снеси ей!
Той, что звали когда-то
Мы великой Россией…
Для подарка — немного,
Хоть и много заботы:
Деревянную ногу
Европейской работы.
Воевал без отказа,
Как и надо гвардейцу,
Что теперь по приказу
На отставку надеется.
На великую милость —
Место на тротуаре,
Где бы лучше просилось
С бывшим шулером в паре.
Буду жить пребогато
Среди статуй и арок!
А умру — от солдата
Дай ей этот подарок…

ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА

Нет, не оправдывает, бросьте!
Не цель блаженна, а добро.
Дождями вымытые кости
Блестят в песке, как серебро.
Те кости — наши, человечьи,
Из всех истлевших наших тел,
Сгоревших в воздухе как свечи,
Кто и хотел, и не хотел…
Равно для всех. И это — средство.
Цель неизвестна никому.
Как оправдать вам жалкий бред свой:
Вверх, к свету!.. Нет, из тьмы — во тьму…
Всплеск рыбы. И, прозрев, мгновенно,
Вся в блеске с головы до ног,
Цель из морской выходит пены,
Саморожденная, как бог!

ВОЛОСЫ МЕДУЗЫ

Занавеску рукой теребя,
Оправляя всю ночь изголовье,
Я не знал, как мне жить без тебя,
Я не знал, что мне делать с любовью.
За окном шла беззвездная ночь.
Растворив все угрюмые шлюзы,
Мне деревья хотели помочь,
Шелестя волосами Медузы.
Их таинственный шорох дрожал
Как созвучье бездонному лету.
И шипение тысячи жал
Угрожало всю ночь до рассвета.
Буду жить, затаив в глубине
Все разлуки, все боли и дрожи.
Я уснул. И привиделось мне,
Что и ты на Медузу похожа…

НЕПРАВДОПОДОБНАЯ ИСТОРИЯ

Как же так могло случиться?
Нет, не вспомню, хоть убей!
Всё кормил я за границей
На бульварах голубей.
Было мило и сердечно.
Проживете год-другой —
И захочется, конечно,
Возвратиться вам домой.
Поезда бегут на север,
Поезда бегут на юг.
«Где страна моя, Рассея?
Укажите, милый друг!»
Милый друг посмотрит косо
И замедлит свой ответ.
«Нет бессмысленней вопроса,
И страны такой уж нет…»
Вот так штука! Вот так штука!..
Как же это, не спросясь?
Мне наскучила разлука,
Надоели дождь и грязь…
Поезда летят как птицы
Столько зим и столько лет.
Видно, может так случиться,
Что страны родимой — нет…

ГУСЕНИЦА

Зеленая, угрюмая, тупая,
По веточке опасливо ползя,
Боясь всего и всюду уступая,
Спала, жрала, — но больше жить нельзя.
И вот легла недвижно в белый кокон,
Как мумия, спеленута в шелка.
А солнце жарко грело стекла окон,
Синела высь, чиста и далека.
Жизнь оставляет тело. Но во взорах,
Сквозь страх и боль, сверкает эта высь.
Взорвись же, тело косное, как порох…
И если есть во мне душа — взорвись!
…И как-то утром вдруг открылась тайна:
Разорван саван, брошен тесный дом.
Пестра, светла, легка необычайно,
Она как бабочка трепещет над цветком!

КРЫМ

На твоем золотом горизонте
Сизым волоком стелется дым.
Свой цветистый крутящийся зонтик
Подымает над пляжами Крым.
Вспоминаю всё реже и реже,
Словно голову кутаю в муть.
Я и сам синевой был изнежен
И хотел, как и ты, — отдохнуть.
…На вершинах — мохнатые тучи.
По долинам — молчанье и сны.
Словно мукою ствол был искручен
Низкорослой горбатой сосны,
Что казалась печальной и жалкой
На чужой каменистой спине.
Ты жила свою жизнь приживалкой
И такую ж пророчишь и мне!
Гулкий ветер свистит с Приднепровья,
Дикий голос — не наш и не ваш.
Разъяренной, соленой любовью
Заливает твой берег Сиваш.
Все дороги и длинны, и ровны.
Все дороги приводят на юг.
Мы ни в чем пред тобой не виновны,
Но ни в чем у нас нет и заслуг!

ПОЭМЫ

ПОЭМА ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

Глава 1-я

Еще был четок шаг времен
В те дни под барабан столетий,
Еще прозрачный легкий сон
Был тих и кроток на рассвете.
Еще играли по утрам
Горнисты медленные зори,
А ветер у оконных рам
Дышал прохладою со взморья.
И жизни краткая стезя
Вела такою кроткой далью,
Что и теперь забыть нельзя
И освященную печалью,
И вознесенную мечтой, —
Ничто не сравниваю с той
Прекрасной легкостью житейской,
Где было б счастием — дышать…
Ах, что теперь могу искать
Здесь, в этой жизни европейской!..
И помню — столько долгих лет
Сияли в небе крылья птицы,
Еще хранившие от бед
Тебя, гвардейская столица!..
…В двенадцать — пушка. И развод
У Александровской Колонны.
И Медный Всадник, опаленный
Морозным ветром невских вод.
А над торцами площадей
На шумных крыльях древней славы
Сквозь синь и звон горячих дней
Летел, летел орел двуглавый…
…Не Петербург, а — Петроград.
Так тверже, холодней и строже.
Простой Москвы надменный брат,
Такой иной и непохожий.
На гнили северных болот
Дворцов тяжелые громады,
На поле Марсовом парады,
И синий зимний звонкий лед.
Сады, гранит, и кивера,
И дым ночей над дальней Стрелкой,
Пока в налете серебра
Октябрь не дрогнул перестрелкой.
Пока невероятный год
Не перервал тот век орленый,
В огне костров испепеленный,
Такой неповторимый взлет
Надменной византийской птицы.
И на пороге скучных эр
Железным шагом гренадер
Еще гремели дни столицы,
Уже сочтенные…
И вот
Февраль заводит хоровод.

Глава 2-я

Теперь в Европе, в полусне
Мансарды, спрятанной под крышей,
Что память бледная напишет
О той семнадцатой весне?..
Как вспомнить митинги и банты,
И пыл речей, и крик свобод,
Когда, вернувшись, эмигранты
Великий превозносят год!
И с поездов, под сень вокзала —
Гром бесконечных марсельез
Летит войскам наперерез
Из окон праздничного зала…
А на проспектах гимназисты
Сбивают медных птиц с аптек
И видят, как над далью мглистой
Цветет зарею новый век.
И новой радостью тревожен
Короткий, звонкий сердца стук.
И шашкой, вырванной из ножен,
Не разрубить сплетенных рук…
И к вечеру всё тише, тише,
Всё реже верный пулемет
Напрасно с черной, мокрой крыши
Густой, весенний воздух рвет…
Ах, помню, помню ветер алый
Над степью русскою. И вот,
Уже клянутся генералы
На красном знамени свобод!..
…Теперь они, грустя в Париже,
Тщеславясь верностью царю,
Какою ненавистью брызжут
На ту, февральскую зарю!
И, забывая бант и речи,
И выборы и комитет, —
Наедине опять на плечи
Цепляют пару эполет…
Ах, всё равно… — Одни законы
Ведут наш мир в иных мирах.
Судьба последнего Бурбона
Звучит в различных именах…
А мне судьба моя дороже
Чужих, трагических судеб.
И горек эмигрантский хлеб,
И каждый год — так горько прожит!
И каждый год — невозвратим,
И каждый день — почти безумен…
И там, вдали, велик и шумен
Четвертый, невозможный Рим!
Какими странными путями
Мечта столетняя цветет!
Над чьими тихими полями
Российский встанет небосвод?
И чьи спокойные дороги
Солдатский смеряет сапог,
И пыль воинственных тревог
На чьи опустится пороги?..
И солнце новых Аустерлиц,
Взойдя над старою Европой,
Наклонит блеск своих ресниц
В опустошение потопа…

Глава 3-я

Мечты, мечты! Но Бонапарта
Не родила свобод заря,
И вот пришел на смену марта
Железный скрежет октября.
Еще дремал в рассветной лени
Российский девственный конвент,
Когда на площадь вышел Ленин
В тревоге пулеметных лент.
И над столицей две Авроры
Огненноперстые взошли,
И чьи лучи сильнее жгли
Дворца опущенные шторы
На окнах золоченых зал,
Где крен российской непогоды
Уже не выправил штурвал
В руках неопытной Свободы.
И вот, не слушаясь руля,
Летит в бушующей стихии
Корма родного корабля
С певучим именем «Россия»…
………………………………….
Пройдут года и, может быть,
Историй выцветшие фразы
В тиши спокойно свяжут нить
Невозмутимого рассказа
О прошлом. И забвенья дым
Затянет тихие могилы
И внуки просто скажут: Крым,
И с равнодушием — Корнилов…
…Но был, но был железный суд
Мечты трагической и смелой,
И каплю этой крови белой
Сердца до смерти донесут…
Но, долетая до Орла,
Над грубой русскою Вандеей,
В борьбе неравной был слабее
Птенец двуглавого орла.
И он упал на скалы Крыма,
Где долго бился и кричал.
И этот крик его меж скал
Звенел тоской невыразимой…
О, бедный, яростный птенец!
— Не поняла тебя Европа.
И вот прорывом Перекопа
Борьбе положен был конец.

Глава 4-я

Уже на пристанях портов
Стояли красные форпосты…
Дымились сизые норд-осты
У кипарисных берегов.
И землю было бросить жалко
Для вспененных свинцовых вод.
И медлил каждый пароход,
Отчаливая вперевалку.
И медлила моя земля
На горизонте синей дымкой
И всё вздыхала невидимкой
В снастях чужого корабля…
И к той же неизвестной цели,
Почти за каждою кормой,
В английской, вздувшейся шинели
Плыл труп, оставив край родной…
Как просто землю покидают
Твои угрюмые сыны!
Какой мечтой унесены
Их души к призрачному раю?
Как холодно в последний раз
Глядят на лес, поля и реки.
И смертью тронутые веки
Не закрывают больше глаз.
Не ты ль, душа, в безмерной жажде
Иного света и лучей
Глядишь из медленных очей
И этой медленностью страждешь?
Не ты ль спешишь, и сердца стук
Рукой задерживаешь вязко,
Чтобы трагической развязкой
Вздохнув, вспорхнуть на высоту…
И в снежном холоде вселенной
Сгорев, легчайшею золой
Лететь над скорбною и тленной,
Но незабвенною землей…
…Но жить, но жить еще могли
Неистребимые надежды,
Еще высматривая между
Водой и небом тень земли.
И наполняя котелки
Французским супом с чечевицей,
Еще вели на бой полки,
Топорща крылья мертвой птицы.
Так первородство вновь продав
За ту же вековую цену,
Плыл к югу, вспарывая пену,
Российский сумрачный Исав…

Глава 5-я

Был долог переход за море,
И только пятая заря
Увидела, как на Босфоре
Суда роняли якоря.
…Так некогда причалил Ной
На араратские вершины
И голубь из земли иной
Вернулся с веткою маслины…
Земля иная приняла
То, что своя не захотела —
Два переломленных крыла
И высь запомнившее тело.
Так, совершив сквозь глубь времен
Шестистолетнюю дорогу,
Был Византии возвращен
Двуглавый герб Палеологов…
Ах, не тебе крылатой быть,
Косое, ханское наследье…
Пора, пора твой герб сменить
На разъяренного медведя.
Его давно британский лев
Ждет у Персидского порога,
Когда пойдет он, озверев,
По старым, Павловским дорогам!
Но Павловские кивера
Равнялись на пустынный остров,
И их пустынное «ура»
Не колебало флагов пестрых…
Маршировали по песку
Под Павловские барабаны
И в греческие рестораны
Несли весеннюю тоску,
Чтоб там, среди вина и шуток,
Международно опьянев,
Искать французских проституток
И находить — ростовских дев…
…Мошенники и дезертиры
Прогуливались по Пера
И в миссиях толклись с утра,
На пиджаки сменив мундиры.
И вот — в Париж, в Париж, в Париж!
Все пропуска легко устроив,
Летят в экспрессах «nouveaux-riches»
Из добровольческих героев…
О город славы и любви,
Людовиков и коммунаров!
Каштанной дымкою обвит
Весенний блеск твоих бульваров.
Но тульский пряничный дикарь,
Привыкший к жизни в три обхвата,
Смеясь, плюет на твой алтарь
Неотвратимого заката…
…Поют земле о Неземной
Шпили торжественные готик.
Здесь каждый камень мостовой
Умней российских библиотек.
И жизнь ограждена давно
От неуместных искушений.
И розовеет в смуглой пене
Тысячелетнее вино.
С какою легкостью небрежной
Любая из латинских дев
Бьет на арене страсти нежной
Кустарных русских королев.
И словно лживое сиянье
Уже рассыпавшихся звезд,
В весеннем, призрачном тумане —
Орленый через Сену мост…

Глава 6-я

О, Муза, друг мой, подожди!
Еще не кончен труд крылатый.
Еще закованы вожди
В непроницаемые латы.
И только мы с тобой вдвоем
С пути войны сойти посмели
И с мирным посохом бредем
Под звук пастушеской свирели
В страну мечтательных мансард,
Скрипящих лестниц и калиток,
Где разливает синий март
Благоухающий напиток.
И эта жизнь на рубеже
Иных эпох, как призрак, встанет.
— Но время быстрое уже
Смиряет грусть воспоминаний…
Чем заплатила ты, душа, —
Сияньем глаз ли, счастьем губ ли,
За право горькое — дышать
Холодным воздухом республик…
Ах, и тебе холодней стать
Давно пора на этом свете
И так же вольностью дышать,
Как этот европейский ветер
В кругах размеренных своих
Тысячелетнею свободой.
Ах, для тебя певучий стих
Звучит торжественною одой!
И петербургское окно
Сюда из северной державы,
На утре дней великой славы
Петром прорублено давно.
И здесь, в Европе, о, недаром
Сквозь грохот корабельных дней
Стук башмаков его слышней
По амстердамским тротуарам.
О, Петр! Ты вновь и вечно прав!
Режь бороды, стругай и крякай!
— Здесь колыбель твоих Полтав,
Здесь опустил ты русский якорь!
И водолазы — уж не мы ли? —
Перед зарею новых дней
Подымут вновь в песке и иле
Концы заржавленных цепей…
Не мы ль — вторичное посольство
Твоей беспомощной земли,
Где позабыть мы не смогли
Стрелецких буйств и своевольства.
И в свете западной зари —
Загробный хохот Бонапарта;
— На ученические парты
Садитесь вновь, за буквари!..

Глава 7-я

Грохочут университеты
От гула русских каблуков.
О веснах чешских городов
Поют российские поэты,
Где в прорезь узкую бойниц
Холодным глазом смотрит вечность
На нежных, девических лиц
Сияющую безупречность.
Где только мы тяжелых скул
Несем татарское наследье,
Как отзвук орд, как смутный гул,
Уже далекий и последний…
Довольно грубой похвальбы!
Довольно азиатской лени!
Не изменить своей судьбы:
Перед Европой — на колени!
Смотри — самозабвенный труд
И героическая скука
Завет свободы берегут
Проблематическому внуку.
И хартий вольностей земных
Торжественную баррикаду
В дни католических святых
Для детского выносят сада.
И приучается играть
В песке республиканских скверов
Иная, радостная рать
Спокойной, мужественной эры.
Перешагни ж за рубежи!
В ветрах свобод — иные цели…
Мы умирать всегда умели,
А надо научиться — жить!..
И возвратившись в оный день
На дикие, родные пашни,
В глуши тамбовских деревень
Поставим Эйфелевы башни.
И запоет с антенных лир,
Над огородами укропа,
Воздушный голос — «Труд и Мир!
Дано: Июнь. Тамбов. Европа».
>Прага, 1928. «Воля России». 1928. № 5

НОВЫЙ КОЛУМБ (Лирическая поэма в 7 занавесах)

1. Искушение

Подрезывать ветки и в клумбах рыться,
Поливать цветы на окне…
— Горожанин, смотри, этот черный рыцарь
Подъезжает к твоей стене!
И леса, и зеленые горы
Защищают твой тихий мир.
Здесь чужды золотые шпоры,
Громы труб и шепоты лир.
— Горожанин, послушай, как ветер снов
Шелестит голубыми знаменами мая
Над прудом, где плывет и поет рыболов,
Весну на трезубце любви подымая.
Стучатся, стучатся и в дверь, и в окно
Прозрачные пальцы дождей и сияний.
Смотри — здесь печально, здесь — пусто, темно,
Там — синие звезды цветут в океане…
Любовь наклонилась… И в черном крыле
Мохнатые розы пылают над ухом.
И в зареве страсти, в корчме, на столе
Дрожащие свечи дымятся и тухнут…
Горожанин, ты чувствуешь — запахом клумб
Усмиряют сердца и радеют о вере.
Горожанин, прощай же! Сегодня Колумб
Паруса подымает цветущих Америк!..

2. Появление Колумба

Ты входишь в сон обугленным лицом,
Как христослав, индийский царь со смирной.
И вот поешь. Клонится смерть венцом
И вторит жизнь твоей любви всемирной.
…И циркулем все карты исколов,
В журнал надежд записывает — удаль.
И мечется. И вот поет без слов.
И входит в сон… — О, что скулишь ты, пудель!
Горбатый нос над парусом повис.
Века, века… А все считаешь ребра?
Корабль любви вновь пристает на мыс
Надежды-злой, или надежды-доброй…
Но ты — не негр. И ты — не кочегар.
Полночный бар — не капитанский мостик.
И ты идешь, скучая, среди пар,
И пьешь вино или играешь в кости.
И входишь в сон, как в корабельный люк.
Моря гремят и бьются грудью в берег.
Ты ищешь встреч. Но, жаждая Америк,
Все ж больше их ты любишь — песнь разлук…
О, вечный гость! Что я тебе отвечу?
— Ты как заря восходишь вдалеке
И из зеркал идешь ко мне навстречу
И держишь мир в протянутой руке…

3. Песня отплытия

Ревели моторы, гремели цепи,
Прожекторы рвали мглу.
Махали платками, зонтами и кепи
Оставшиеся на молу.
Уже запевали песню простора
Ветер, корабль и звезда.
— Прощайте, не ждите, вернемся нескоро.
А может быть — никогда…
Пел за кормою последнюю песнь
Серебряный ангел разлук:
Надежда — сияет, любовь — воскреснет,
Вера — сильнее мук…
Но если, но если в родную гавань
Корабль не вернется наш, —
Помните, помните — вечную славу
Заслужил его экипаж.
И там, при дороге, в лощине, где высох
Родник и песком занесен, —
Поставьте Распятье и траурный список
Наших безвестных имен.
И Христос, открывая глаза, сквозь муки
Будет видеть всегда,
Как в наши из моря поднятые руки
Опускается с неба — звезда…

4. Гольфштрем (Песня Колумба)

Ты обнимаешь, как друг,
Гремя со стола посудой.
Ты отклоняешь на юг
Северный мой рассудок.
И наплывая, как страсть,
Горячим и черным валом,
Ты соблазняешь упасть
С медленных досок палуб.
Кровью стекая — из жил,
Из коры рассеченной — соком, —
Ты поешь из последних сил
О прекрасном и о высоком…
Соумышленник, друг мой, брат!
Разве можно бросить рули?
Разве можно вернуться назад,
Не найдя неизвестной земли…
Разве можно закрыть глаза,
Разрушая парад веков,
Снять, как ставку с кона, — азарт
Ослепленных судьбой игроков…
И ты кружишь — rouge et noir![3]
И бросаешь шхуны на мель,
Где пылает прекрасный пожар
Неизвестных, сожженных земель!..

5. Сочельник в океане

Океанский рассвет прищуривал бельма.
Мачта, скрипя, ходила цаплей.
Всю ночь в сочельник огнями Эльма
Плавучею елкой горел корабль.
Волны звенели как флейты и скрипки
В тягучем псалме предрассветных вод.
Немые рты раскрывая, рыбки
Вокруг корабля вели хоровод.
Легко, веерами, рассветы морские
В иллюминатор качал океан
И слушал, как в радио «Ave Maria»
Серебряным голосом пел Ватикан.
И, поднимаясь наверх из трапа
Родным восточным ветром вздохнуть,
Думал матрос — то король и папа
Благословляют, Колумб, твой путь!

6. Песня предчувствия

Напрасно, напрасно покинули порт вы —
За море цепью двинулись тучи.
Смотрите — над вами все выше и круче
Уходят в путь тихий — за мертвым мертвый…
— Опаловым ветром мы веем над сушей,
В морях — мы туманом вас настигаем.
Мы бродим столетья меж адом и раем,
Мы — ваши надежды, сердца ваши, души…
И млечным путем протянувшись над вами,
Мы в вечность впадаем — безбрежным устьем.
И дышит вослед нам черное пламя
Ваших тревожных и смутных предчувствий…

7. Бедствие

Мы подымали тяжкий флаг
На гнущейся от ветра мачте.
Туманный странник, бос и наг,
Шел к нам и говорил — «Не плачьте!»…
Гремело море на пиру,
Вздымая вспененные кубки,
И рвало цепи на ветру,
Топя спасательные шлюпки.
……………………………………
Колумб, ты видишь — я умру…
……………………………………
О, сердце алчущих морей!
Ты дышишь, тверд и неподвижен,
Над горстью смуглых янтарей.
Ты дышишь — и сквозь ветра вой
Шевелишь прядь волос дыханьем,
Звучишь, как семь ветров в органе,
И пахнешь небом и травой…
……………………………………….
Ты подымаешь кубок свой…
……………………………………….
И был за нас последний тост
У берегов безвестной суши.
Но странник, выросший до звезд,
Взял наши трепетные души.
И вот над жизнью и тоской,
Над жаждой вымысла о чуде,
Поднял прозрачною рукой
Он наши головы на блюде.
И мы увидели — вдали
Тел наших бренные личины
Выносят волны из пучины
На берег радужной земли…
— Сияй, сияй звезда предтеч!
Клонись над черными волнами!
Какое счастье — вместе с вами
Земное сердце не сберечь!
1930. «Воля России». 1931. № 7-9

Примечания

1

свитер (чешск.).

(обратно)

2

Трамвайные остановки в Праге обозначены голубыми светящими шарами. — В. Л.

(обратно)

3

красное и черное (фр.).

(обратно)

Оглавление

  • ВЯЧЕСЛАВ ЛЕБЕДЕВ. ИЗБРАННЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ И ПОЭМЫ РАЗНЫХ ЛЕТ
  •   СТИХОТВОРЕНИЯ
  •     КРОВАВАЯ РОЗА
  •     МАРТ
  •     УТРЕННИЙ УДОЙ
  •     ОКНО, РАСКРЫТОЕ В ПОЛНОЧЬ
  •     ВЕСЕННЯЯ ВЕЧЕРЯ
  •     ВЕЧЕРНЯЯ ЗВЕЗДА
  •       I. «Вечерняя звезда в Господнем синем храме…»
  •       II. «Кто, Благостный, вверху ее возжег…»
  •       III. «Ранним утром свеча погаснет…»
  •     ШНЕЛЬЦУГ (Скорый поезд)
  •     КАВАЛЕРИЙСКАЯ БАЛЛАДА
  •     А. С. ПУШКИНУ
  •       Наташа
  •       Эхо
  •     ГОЛУБОЙ ДЕНЬ
  •     «Под вечер в весеннем просторе…»
  •     СЕРЕБРЯНАЯ ГОРЕЧЬ
  •       I. «Без имени и без названья даже…»
  •       II. «Лишь про себя, лишь шепотом, не вслух…»
  •     «ЭКСЦЕЛЬСИОР»
  •     СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЕ РОМАНСЫ
  •       Романс первый
  •       Романс второй
  •     ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ
  •     СТРАШНЫЙ СУД
  •     ТРАМВАЙ № 2
  •     В ВОКЗАЛЬНОМ ОТЕЛЕ
  •     ТЯЖЕЛОЕ ПИСЬМО
  •     ОБЕДЕННЫЙ ПЕРЕРЫВ
  •     СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЕ КОРОЛИ
  •     НА ПЕРИФЕРИИ
  •     ПОМИНАЛЬНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ
  •     РОМАНС ИЗ РАДИО-ПАЛАСА
  •     ВЕЧЕР В ЗООЛОГИЧЕСКОМ САДУ
  •     АМЕРИКАНСКИЙ ПЕЙЗАЖ
  •     ВОЙНА И МИР
  •     ЕВРОПЕЙСКИЙ СЕНТЯБРЬ 1929 г
  •     БРОДЯЧИЙ МУЗЫКАНТ
  •     ЮЖНЫЙ КРЕСТ
  •     РАССВЕТ
  •     ОПТОВАЯ ТОРГОВЛЯ РОЗАМИ
  •     ЦЕППЕЛИН НАД МОСКВОЙ
  •     СМЕРТЬ МИКАДО
  •     ЭКСПЕДИЦИЯ НА СЕВЕРНЫЙ ПОЛЮС
  •     ЦВЕТЫ МАРГАРИТЫ
  •     БЕЛЫЙ СЛОН
  •     НЕБО ПОЛУНОЧИ
  •     РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ПАРАД
  •     БИБЛЕЙСКИЙ ЛИФТ
  •     ЗВЕЗДНАЯ СИМФОНИЯ
  •     ВИЛЬГЕЛЬМ ТЕЛЛЬ
  •     ЮБИЛЕЙ РЕСПУБЛИКИ
  •     ДОЖДЬ НА ФРИДРИХШТРАССЕ
  •     НОЧНОЙ ПРИЛИВ
  •     ГОСТИНИЦА ПРИВИДЕНИЙ
  •     ВЫШЕ НЕБОСКРЕБОВ
  •     ЗВЕЗДА АТЛАНТИДЫ
  •     НЕУЗНАННЫЙ ГОЛОС
  •     ВОЗВРАЩЕНИЕ ДУШИ
  •     БЕЛЫЙ КРЕСТ
  •     ПИСЬМА РАЗЛУКИ
  •     ПОЛУДЕННОЕ СИЯНИЕ
  •     СИНЯЯ БОРОДА
  •     СКАЗ О БОЛЬШОЙ МЕДВЕДИЦЕ
  •     ПРОЛОГ
  •     СЕРЕНАДА
  •     НЕСОСТОЯВШАЯСЯ БУРЯ
  •     ВЕСЫ АВЕЛЯ
  •     НОЖНИЦЫ ДАЛИЛЫ
  •     КОМАНДОР ПРОТЯГИВАЕТ РУКУ
  •     ПОПЫКА ВСПОМИНАНИЯ
  •     НОЧНОЙ ПОЛЕТ
  •     ВСТРЕЧА
  •     МРАЧНЫЙ БЕРЕГ
  •     ГОЛЫЙ ГОСТЬ
  •     ЧАЙКИ
  •     ВЕЧЕРНЯЯ ЗВЕЗДА («Любовь моя, сестра труда…»)
  •     ПОЕЗДКА НА МОТОЦИКЛЕ
  •     АРИОН
  •     МОРЕ
  •     ЮЖНАЯ ПЕСНЯ
  •     ВОСКРЕСЕНЬЕ
  •     НА ПЕРЕВАЛЕ
  •     СУМАСШЕДШИЕ
  •     ВОКЗАЛЬНОЕ РОЖДЕСТВО
  •     ВАРИАЦИИ
  •     СТЕПНОЙ РАЗЪЕЗД
  •     ПОДАРОК ИЗ ПАРИЖА
  •     ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА
  •     ВОЛОСЫ МЕДУЗЫ
  •     НЕПРАВДОПОДОБНАЯ ИСТОРИЯ
  •     ГУСЕНИЦА
  •     КРЫМ
  •   ПОЭМЫ
  •     ПОЭМА ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ
  •       Глава 1-я
  •       Глава 2-я
  •       Глава 3-я
  •       Глава 4-я
  •       Глава 5-я
  •       Глава 6-я
  •       Глава 7-я
  •     НОВЫЙ КОЛУМБ (Лирическая поэма в 7 занавесах)
  •       1. Искушение
  •       2. Появление Колумба
  •       3. Песня отплытия
  •       4. Гольфштрем (Песня Колумба)
  •       5. Сочельник в океане
  •       6. Песня предчувствия
  •       7. Бедствие