КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 410220 томов
Объем библиотеки - 546 Гб.
Всего авторов - 149537
Пользователей - 93412

Впечатления

кирилл789 про Свадьбина: Попаданка в академии драконов (Любовная фантастика)

никогда у нас такого не было, когда я учился: чтобы девчонки рвали друг другу волосы или рвались расцарапать лица. никогда.
и ещё, что лично я никогда не делал в своей жизни: никогда не заводил параллельные знакомства. не потому, что вот такой я честный или крутой. потому что умный: проблемы в таком случае будут прежде всего у меня.
принц, которому нужна жена с большой магией, НЕ МОЖЕТ объяснить какой-то своей придворной, что ей ничего не светит, потому что в магии она слаба? и, если он её всё-таки выберет, то ни принцессой, ни королевой эта придворная не станет, потому что его просто уберут из наследников, он это не объясняет (матом) этой придворной? а она, ПРИДВОРНАЯ, это не понимает???
то есть, КАЖДЫЙ житель всех стран планеты об этом знает, это понимает, но вот эта конкретная, которая ггне хочет оторвать голову и переломать кости - НЕТ???
ладно, а пожаловаться или приказать папаше или мамаше вот этой придворной? ну, сам ты, наследник, тупой и слабак, кишка у тебя тонка, но хоть что-то ты САМ сделать можешь? тебе государством управлять, а ты с двумя бабами разобраться не можешь!!!
нет, девушкам, наверное, такая дурь и муть нравятся. я - пасс.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Римшайте: Лот № 5 или Деликатес для вампира (Юмористическая фантастика)

в общем, кто хочет поднять себе настроение - вэлкам. ржал. вот пока читал и сколько, столько и ржал. не героиня, а сокровище просто.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Романова: Жениться за 30 дней, или Замуж по-быстрому (Любовная фантастика)

девочкам должно понравиться. всё, как они любят, поэтому загрузил.
неумение готовить я пережил, а когда дошёл до кучи грязного белья, точнее белья, которое ггня надела, а потом на стул вешала, бросил читать.
если у тебя привычка: надевать один раз вещь, а потом опять надевать новую, до состояния - пустой шкаф с чистой одеждой, не на стул вешай! (это какой же стул там стоит у неё, трон что ли?). второй шкаф заведи, неряха.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Романова: Девочка из стаи (Современная проза)

мы разбирали, только у нас был мальчик. никто так и не установил время его попадания в волчью стаю. да и остался он таким, больным, на всю жизнь. ну, это в реале.
душевная вещь, жаль, осталось чувство, что недописана.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Тень: Невеста его высочества (Любовная фантастика)

Здесь тоже сюжет никакой, ждешь каких то действий, но нет , все так же мутно и муторно, утомляет.
А уж раз по 20 на каждой странице написанное имя Мейра просто бесит ..
После 2000 страниц писанины( включая и первую книгу) дошли наконец-то до свадьбы ( это уже по диагонали пролистано) и …..Ха, ждите 3, а то и 4 книгу.
Не, я точно не ждать не буду и ЭТО ф топку.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Тень: Кукла его высочества (Любовная фантастика)

Сюжет никакой, ждешь каких то действий, но нет , все так мутно и муторно, что даже утомляет, хотя язык грамотный.
Идея то может и хорошая, но такая скучная, ничего не происходит , все топчутся на месте.. Все 1000 страниц..
Замечательно , что книга заблокирована, ибо зря потраченное время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
AlexKust про Марчук: Наёмник (Боевая фантастика)

Смысл выкладывать недописанную книгу?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Зарубежный детектив 1977 (fb2)

- Зарубежный детектив 1977 (а.с. Современный зарубежный детектив) 4.09 Мб, 594с. (скачать fb2) - Джеффри Хадсон - Пер Вале - Май Шёвалль - Крыстин Земский

Настройки текста:




Крыстин ЗЕМСКИЙ ЗОЛОТЫЕ ЩУПАЛЬЦА

Глава I

Миниатюрные створки на резной крышке часов, висящих в углу комнаты, со звоном распахнулись, из оконца выглянула кукушка и прокуковала двенадцать раз. Майор Ежи Бежан поднялся из-за письменного стола, заваленного пухлыми папками с делами, подошел к окну, растворил форточку и глубоко вдохнул бодрящий воздух августовской ночи. Отсюда, из окна однокомнатной холостяцкой квартиры на двенадцатом этаже дома по Маршалковской, открывался такой знакомый и милый сердцу вид. Четкие, как на параде, прямоугольники домов, узкие ленты затихших улиц. А чуть свет их зальют шумные потоки людей, автомобилей, трамваев.

«Скажешь ты при первой мысли,
Где отчизны нашей слава:
Здесь она, над брегом Вислы,
Потому что здесь Варшава», —

всплыли в памяти стихи военных лет. Родной город – родной дом. Здесь Ежи Бежан родился, здесь рос, здесь учился. Потом сражался на баррикадах восстания. Пережил горечь капитуляции и радость возвращения. Вставала из пепла Варшава. Пришла пора и ему выбирать свое дело, свое место в жизни. Горькая память о пережитом и юношеские мечты: стоять на страже, оберегая мирный сон людей, – определили выбор. Неожиданно для друзей и даже, пожалуй, для себя самого после преддипломной практики в суде он пошел на работу в органы госбезопасности. Стоять на страже – для него это, как и для большинства его сверстников, означало действовать, а не судить действия других. Работа оказалась нервной и нелегкой, требовала постоянного напряжения, а зачастую и риска. И он охотно, пожалуй, далее слишком, а порой и без нужды, как утверждал его начальник и друг полковник Владислав Зентара, шел на такой риск. Особенно по душе ему были дела трудные, казалось, безнадежные и неразрешимые.

Именно такого рода дело и поручил сейчас Бежану полковник Зентара.

– По нашим каналам, – говорил он, – поступила информация, что в системе финансирования шпионской сети внутри страны фигурирует некто по имени Анна Кок. И ничего более. Одно имя.

Бежан оживился:

– Необходимо найти?

– Не только. Известно пока лишь имя, а может быть, даже и псевдоним. Но о какой сети, о какой агентуре конкретно идет речь, неизвестно. Ничего не знаем мы и вообще о действующем механизме финансирования агентуры. Передаются средства по каналам связи или какими-то иными путями? Централизовано это финансирование или осуществляется индивидуально?… Одним словом, мы пока не знаем ничего или почти ничего. А знать должны все. Тебе предоставляется полная свобода действий.

«Попробую для начала разыскать эту особу», – решил Бежан.

Попробовал – и фиаско. Во всей Польше нашлось лишь две Анны Кок: одна – семидесятилетняя, с тяжелой формой склероза пенсионерка, жившая в доме престарелых в Люблине, другая – десятилетняя девочка-сирота, взятая на воспитание дальними родственниками.

Среди женщин со сходно звучащей фамилией Кох не нашлось ни одной Анны.

– Но ведь Анна Кок, – докладывал он результаты своих поисков Зентаре, – может участвовать в системе финансирования, проживая за границей. Не исключено вообще, что это псевдоним мужчины. Представляется, что сам путь поиска неперспективен. Исходный материал для расшифровки Анны Кок нужно, полагаю, искать в конкретных делах раскрытой агентуры, в делах текущих или проходивших у нас раньше.

– Пожалуй, ты прав. – Зентара задумался. – Хорошо, я поручу руководителям оперативных групп изучить под этим углом дела раскрытых агентов и дать тебе нужные сведения.

– А мне останется их только подшивать? – поморщился Бежан.

– Не только, – усмехнулся Зентара, заметив его реакцию, – За неделю или, скажем, дней за десять ты на основе анализа дел раскрытых нами за последние полтора года иностранных агентов подготовишь справку о способах финансирования агентуры мюнхенского центра. Причем используй также дела, еще не раскрытые.

– Ты хочешь попробовать ассоциативный метод?

– С чего-то нужно начинать… – кивнул Зентара.

Из кабинета начальника Бежан вышел явно не в духе.

– Что, попало? – сочувственно спросила Бася, секретарша полковника, привыкшая видеть этого всеми уважаемого офицера всегда подчеркнуто спокойным и уравновешенным.

– Нет, просто меня передвинули в архивариусы, – буркнул тот, выходя из приемной.

С этого дня стол Бежана и был завален кипами дел. Сам он почти не выходил из кабинета.

– Ну ты совсем закопался в бумагах, – трунили сослуживцы, заходя к нему обменяться новостями. – Однако не вешай носа, старик.

– Тут не только нос повесишь… – отшучивался он. – Вообще засохнешь.

Он и впрямь чувствовал себя неважно: листаешь папку за папкой, а результатов ноль. Протоколы допросов арестованных агентов показывали, что деньги в оплату их услуг и для финансирования различных шпионских акций выплачивались в злотых и всякий раз новыми лицами, а сроки в каждом конкретном случае предусматривались специальными инструкциями. Причем иногда агенты оповещались по телефону когда и куда надо явиться за деньгами. В этих случаях звонивший называл пароль. Во всех изучаемых делах пароль ни разу не совпал и тоже обусловливался заранее. Ни один из агентов, задержанных органами безопасности, не мог назвать лица, вручавшего ем› деньги. Не оказалось «кассиров» и среди арестованных.

– То ли группы мы раскрыли не полностью, то ли те, кто занимается финансированием агентуры и передает деньги, непосредственно не связаны с разведкой, – высказал гипотезу Бежан.

Зентара посмотрел на него с удивлением:

– …не связаны с разведкой? Ерунда! Кто же доверится случайным людям? Для разведцентров финансирование агентов – важнейшее дело, и тут на маломальский риск никто не пойдет. Поскольку дату передачи денег, пароль и опознавательный знак вместе с инструкциями сообщают связные, значит, надо думать, теми же путями идет и финансирование.

– А мне кажется, «кассиров» потому и не могут опознать, что каналы эти совсем разные, – покачал головой Бежан. – Агенты проваливаются, а те, кто им платит, нет. Эту механику надо раскрывать на каком-нибудь живом деле.

– Короче говоря, понимать тебя надо так: в бумагах мне копаться надоело, давай живое дело. Так?

– Понимай как хочешь. – Бежан отвел глаза. – Я и так уж потерял всякое воображение.

– Ладно, получишь ты живое дело. Но справку сначала подготовь. Поройся еще в нераскрытых делах. Кстати, посмотри дело о катастрофе самолета.

Бежан помнил это дело. История была необычной. Случилось это два года назад. Самолет одной из иностранных авиакомпаний, приземляясь в Окенце, не выпустил шасси и сел на фюзеляж. Были убитые и раненые.

Среди убитых оказались швейцарские граждане Иоганн и Герта Шпад из Женевы. Их делом заинтересовались органы безопасности, поскольку в багаже трагически погибших были обнаружены замаскированные тайники, в которых, помимо полутора килограммов золотых двадцатидолларовых монет, были еще два паспорта с фотографиями покойных, но выписанные на имя французских граждан Фердинанда и Жанетты Дюк, проживающих якобы в Париже. Дело тогда вел заместитель Бежана, капитан Станислав Погора. Он попытался идентифицировать погибших и установить обстоятельства, связанные с их приездом в Польшу.

Однако идентификация не удалась. Обе пары паспортов оказались фальшивыми. Лица под указанными именами не значились ни в Женеве, ни в Париже, а их фотографии не фигурировали в картотеках ни французской, ни швейцарской полиции. Не знали там и их фамилий.

Ничего не дала публикация в швейцарской и французской прессе объявлений о розыске наследников трагически погибших Шпадов и Дюков. Правда, поверенный семьи Дюк прислал письмо с запросом, какие формальности должны выполнить его клиенты, чтобы получить наследство. Когда же адвоката уведомили, что наследник должен приехать для опознания фотографий умерших и их багажа, никто больше не отозвался. Монеты отправили как депозит в Национальный польский банк.

Оставалось установить цель приезда этой четы в Польшу. Выяснилось, что Шпады, они же Дюки, прибыли сюда по приглашению некоего Яна Птачека, который через несколько дней после их гибели отбыл по служебным делам в Вену и там остался, попросив политического убежища.

В анкете Птачека значилось, что с 1942 по 1944 год он находился в концлагере, откуда был освобожден союзниками, а затем до 1947 года лечился в Швейцарии. По словам сослуживцев, Птачек рассказывал им о милой супружеской чете швейцарцев, которые приняли в нем горячее участие после освобождения из лагеря. «Я им многим обязан, потому и пригласил их в Польшу», – уверял он коллег и начальство, испрашивая два дня отпуска в связи с их приездом. Возможно, все это было правдой, а может быть, и просто поводом для связи.

Листая документы, Бежан нашел в них версию Погоры, согласно которой золотые монеты, привезенные Шпадами, предназначались для финансирования какой-то шпионской акции. Исходил Погора при этом прежде всего из особенностей личности Птачека и его деятельности в мюнхенском центре. Как оказалось, через месяц-другой после бегства из Польши Птачек стал штатным сотрудником разведцентра в Мюнхене. «Он вряд ли бежал бы из Польши после смерти Шпадов, – писал Погора, – если бы выявление связи с ними ничем ему не грозило. Факт доставки Шпадами даже столь значительного числа золотых монет сам по себе не мог представлять для него опасности. Шпады погибли до заполнения таможенной декларации, и при таких обстоятельствах ничто не могло быть поставлено в вину ни им, ни тому, кто их пригласил».

«Чего же тогда боялся Птачек? О наличии у них фальшивых паспортов он мог и не знать. А тем не менее он скрылся, и скрылся потому, – считал Погора, – что вся эта история могла навести на след шпионской группы, в которую он входил». Гипотезу Погоры Бежан счел малообоснованной: «Два эти факта – смерть Шпадов, или Дюков, или как там их еще… и бегство Птачека – могли и не иметь прямой связи между собой. Хотя, конечно, полностью исключить такую связь тоже нельзя». В багаже покойных не обнаружили ничего, изобличающего Птачека. Ничего, кроме двух телефонных номеров. Один из них был номером Птачека. Другой оказался коммутатором городского финансового управления.

Этому второму телефонному номеру Погора вообще не придал никакого значения. Бежан его выписал на всякий случай. «Может, пригодится в каком-нибудь новом деле…» Пока же и этот след никуда не вел.

Бежан раздраженно отодвинул от себя дела.

Глава II

Жаркий августовский день. Стоя на перекрестке Аллей Ерозолимских и Маршалковской, сержант Голомбек вконец измучился. Духота. Час «пик». Некогда и пот со лба стереть. «А тут еще светофор подвел. Пока чинить приедут… Это только в газетах светофоры в два счета чинят. Ну пора менять направление». Голомбек поднял руку.

Поток машин сразу замер. Одна только черная «Волга» не затормозила и выехала на перекресток. «Что он там, заснул? Или пьяный?»

Рука автоматически схватилась за свисток. Трель свистка слилась со скрежетом удара. На другой стороне Маршалковской «Волга» выскочила на тротуар и врезалась в афишную тумбу.

Голомбек бросился к месту происшествия. Вокруг машины мгновенно собралась толпа. Он едва сумел протолкаться. «Волга» вмялась радиатором в тумбу; водитель неподвижно лежал на сиденье. «В обмороке, что ли?» Стекло наполовину опущено. Можно достать ручку левой дверцы. Но дверь не поддается. Голомбек осматривает машину спереди. «Все ясно: капот приоткрылся и задрался вверх, брызговик сдвинулся назад и заклинил дверцу. Одному тут не справиться». По радиотелефону он вызывает «скорую помощь» и дорожный патруль.

Из толпы кричат:

– Постовой! Сюда! Скорей! Он женщину сбил!

По другую сторону машины – отброшенное силой удара тело. У головы быстро расплывается лужа крови.

Голомбек вызывает вторую карету «скорой». Сдерживает желающих помочь женщине:

– Не трогайте! Возможно, у нее перелом позвоночника или черепа. Нужен врач.

Ждать пришлось недолго. Сирена «скорой», а следом за ней резко тормозит и патрульная машина. Из нее выскакивают милиционеры. Голомбек коротко докладывает обстоятельства дела и спешит обратно на перекресток – там уже пробка.

Милиционеры фотографируют раненую, после чего санитары осторожно кладут ее на носилки. Кто-то передает поднятую с тротуара сумку. Пока одни заняты женщиной, другие пытаются отворить дверцы машины, чтобы извлечь водителя.

– Черт, намертво заклинило!..

– Попробуй заднюю.

– Помоги-ка, одному не справиться.

Общими усилиями удается наконец открыть правую заднюю дверцу. Теперь через спинку сиденья надо вытащить водителя. Это оказывается непросто: мужчина грузный и совершенно недвижим. Виснет в руках как куль…

В конце концов с помощью санитаров его все-таки осторожно вытаскивают и укладывают на носилки.

– Алкоголем вроде не пахнет, – наклоняется над лежащим Венцек. – Впрочем, это дело медиков. Лишь бы не забыли, а то поди потом докажи…

Взвывают сирены, кареты «скорой помощи» уезжают. Теперь можно заняться и формальностями. Из толпы приглашаются свидетели.



– Редакционными. Надо написать отчет о конференции техников-рационализаторов. Группа наших специалистов приехала на встречу с коллегами со здешнего машиностроительного завода. Думаю, будет интересно. Комнату мне отвели в Доме техника. Но это все семечки, а вот тут я, брат, напал на след большой аферы. Чую, будет гвоздь! Уж я это дело размотаю! Ниточка уже у меня в руках. Будь здоров! – поднял он рюмку.

– Аферы – это не по моему ведомству. Но мой тебе совет – передай-ка ты лучше эту ниточку в милицию. Следствие закончат, тебе готовый материал. Надо, чтобы каждый занимался своим делом. Знаешь, эра доморощенных детективов миновала, – проворчал Бежан, разрезая яичницу с салом.

– Нет, мне хочется распутать самому. Сногсшибательная история. Ты только послушай. Сегодня днем у меня выдалась пара свободных часов. Завернул я в кино «Феникс». Смотрю, у входа валяется значок. Довольно необычный. Маленький такой, продолговатый, с надписью «Еврон». На булавке. Ну я, не долго думая, приколол его к пиджаку. Пусть себе висит. Вхожу в кинотеатр, билетов уже нет. Сунул билетерше пару злотых, она усадила меня на откидное место. Кончился журнал, дали свет. Вижу, соседнее кресло не занято. Я пересел. Перед самым концом сеанса мой сосед слева что-то мне шепчет. Сперва я не понял. Он опять повторил. Оказывается, просит вернуть ему значок. Думаю: наверно, это он потерял. Я и отдал. А он тут же кладет мне на колени небольшой конверт. Не успел я сообразить, что к чему, а тут сеанс кончился. Все к выходу, а мой сосед первым. Я и видел-то его одну секунду. Что, думаю, за тип? Заглянул в конверт. Мать моя! Там пачки денег! Недоразумение, думаю себе, и скорей вперед. За этим типом: простите, мол, ошибка вышла. А народу тьма. Ну где его найдешь? Но тут мне вдруг показалось, что в толпе мелькнула его фигура и свернул он вроде бы в ближайшие ворота. Я туда. Никого. А дом большой, квартир на четыреста. Стою как дурак и не знаю, что делать. Искать иголку в стоге сена? Проторчал в воротах часа три. Раза два обознался. Собрался уже было уходить и вдруг вижу, выходит мой киношный сосед, только одет иначе – был в светлом костюме, а теперь в синем. И появилась тут у меня мысль: что-то в этом деле нечисто. И я, вместо того чтоб подойти и вернуть ему деньги, пошел за ним следом, стараясь остаться незамеченным.

– Ну, ну, и что же дальше? – Теперь Бежан слушал с интересом.

– Да, собственно, больше ничего. Узнал у дворника его имя и адрес. Завтра с утра хочу подежурить у ворот. Согласись, дело наклевывается любопытное. Надо думать, учрежденческие кассиры таким оригинальным способом свои обязанности не исполняют. Тут, видимо, расчеты или за продажу краденого, или за аферы.

– Конверт с тобой?

– Со мной. Специально привез. Хочу просить твоего мудрого совета. Кстати, есть и еще одно дело. – Из внутреннего кармана пиджака Адам достал серый конверт.

Бежан осторожно его взял, вытряс на стол содержимое. Банкноты по тысяче злотых и по пяти долларов. Пересчитали их: пятьдесят тысяч злотых и пятьсот долларов.

– Ого! – присвистнул Бежан. – Неплохо ты подзаработал! Но, знаешь, надо немедленно передать все это на экспертизу.

– О том я и хотел тебя просить. Но как о личной услуге.

– Слушай, Адам, – Бежан посерьезнел, – по-моему, ты должен срочно сообщить об этом деле милиции или прокуратуре. Самодеятельность тут неуместна и может дорого тебе обойтись. Представь, что он тебя заметил. Если все обстоит так, как ты предполагаешь, то в игре наверняка участвует целая группа. Одному тебе тут не управиться. Будь благоразумен.

Зелинский помолчал, потом хитро прищурился:

– Насколько я тебя знаю, ты и сам-то редко бываешь благоразумным.

– Что правда, то правда. Потому мне и от начальства порой достается за партизанщину. Да что делать: у колумбов риск в крови… Наверно, нас уже не перевоспитаешь… Но…

– Да брось ты, какое там «но»! Каждому интересно самому размотать серьезное дело.

– Да где здесь серьезное дело? О судьбе страны, что ли, речь идет? Аферистами займется милиция. Одному тебе все равно до сути не докопаться. Самое большее – спугнешь этих типов, вот и все.

– Может быть, ты и прав. Но до завтрашнего вечера я все-таки поработаю над этим делом сам. Не справлюсь, приду к тебе. Попрошу помощи. А пока вот тебе залог – «мое состояние». У меня есть к тебе еще одна просьба. Ты помнишь Янку Ковальчик?

Глотнув черного как деготь кофе, Бежан покачал головой.

– Как не помнишь? Ну та красотка блондинка, которую мы с тобой от хулиганов спасали. В Елиткове два года назад. Ты же с ней потом весь отпуск любовь крутил.

Теперь Бежан вспомнил. В тот вечер они с Адамом выбрались прогуляться в Елитков. Сидели у моря, слушали шум прибоя И вдруг вечернюю тишину разорвал пронзительный женский крик. Они бросились на него, и в самую пору – девушка отбивалась от трех хулиганов. Хулиганов они скрутили и сдали в ближайший участок, а девушку проводили в город. Так состоялось знакомство. С тех пор девушка явно благоволила к Бежану, и до конца отпуска они довольно часто встречались Вместе возвращались в Варшаву, где жила и она. В Варшаве тоже пару раз виделись. Потом встречи прекратились. По его вине. Он дважды подвел – не пришел на свидание. Извиняться, оправдываться ему не хотелось. Он молчал и ждал ее звонка. Она не позвонила. На том все и кончилось.

– Так что с этой Ковальчик?

– Она недавно приезжала в Гданьск. Заходила ко мне в редакцию посоветоваться. Ее дядя погиб в море. Какая-то темная, непонятная история. А потом она получила письмо из Амстердама с просьбой приехать за каким-то не то наследством, не то дядиным вкладом. Я, по правде говоря, не очень во всем этом разобрался и посоветовал ей обратиться к тебе. Просто как к старому знакомому. Возможно, ты сумеешь ей чем-нибудь помочь. Позвони ей, прошу тебя.

– Ладно, постараюсь.

Глава IV

На столе, словно в банковском сейфе, высятся ровные столбики золотых монет, а рядом аккуратно уложенные золотые слитки.

– Ну, подсчитал наш «барыш»? – обращается к своему коллеге капитан Антковяк, занося в протокол число монет и слитков.

– По какому курсу считать?

– Давай по курсу «черного рынка». Так будет понятней.

Капитан Мадей углубляется в расчеты. Множит, делит, складывает. Наконец объявляет:

– По курсу «черного рынка» все это золотишко стоит около полутора миллионов злотых.

– Ого, видать, птица крупного полета! Интересно, как он будет выкручиваться…

– А что ему выкручиваться, – возражает Мадей. – По закону хранение валюты и ценностей не карается. На монетах год чеканки: тысяча девятьсот четвертый Вот он и скажет тебе, что все это досталось ему от прабабушки. Что ты ему сделаешь? В спекуляции его не уличили.

– Вариант не пройдет, – раздражается Антковяк. – А зачем он держит такую сумму в тайнике автомобиля? Ясно, что он вез это золотишко, как ты его называешь, для осуществления какой-то сделки. А тут авария – не повезло.

«Нет, трудно поверить, чтобы кто-нибудь стал хранить свое наследство, да еще в такой сумме, в тайнике автомобиля! Даже самый лучший водитель на идеально исправном автомобиле не гарантирован от аварии. Он никого не сшибет, так его стукнут. Машину могут и угнать. Да мало ли что может случиться с машиной?! Яснее ясного, что в любой квартире без особых тайников проще и надежней припрятать свои богатства. Нет, тайник явно предназначался для каких то сделок в городе», – в этом Антковяк был уверен Мысль его подтверждалась и самим устройством тайника. Открывался он с помощью кнопки, скрытой под клыком переднего бампера, рядом с номерным знаком. Возня здесь водителя никогда не привлечет к себе внимания – обычное дело… Одно легкое, незаметное движение – и нажатием кнопки высвобождается защелка, удерживающая крышку рулевой колонки. Теперь достаточно еще одного неприметного движения – и содержимое тайника у вас в руках. Защелкивается тайник тоже одним движением, причем настолько обычным и естественным, что оно, как и прочие действия водителя, не обратит на себя внимания даже проницательного наблюдателя.

Изобретательность и надежность устройства тайника, обеспечивающие возможность незаметно пользоваться им в условиях обычного уличного движения, лишний раз доказывали, что используется он для перевозки валюты, а не для постоянного ее хранения.

Личность водителя «Волги», казалось, тоже подкрепляла такой вывод.

Водителем оказался некий Ян Вейль, собственник не только черной «Волги», но еще и кафе и ресторана «Под пихтами». Оба эти заведения располагались неподалеку от Варшавы на самом берегу Вислы и снискали себе широкую популярность, особенно среди столичных собственников автомобилей. Живописная местность, отличная кухня, вымуштрованный персонал и довольно божеские цены – все это привлекало клиентуру. Летом, кроме того, влекли сюда пляж и возможность пообедать на свежем воздухе за укрытыми в беседках столиками. В зимнее время неплохой приманкой служил танцзал и дважды в неделю проходившие выступления варьете.

Ресторан приглянулся. Вошел в моду. Сюда охотно наезжали актеры, художники, журналисты, писатели. Маленькими, уютными кабинетами с удовольствием пользовались столичные нотабли, предпочитавшие развлекаться в обстановке интимной, без лишнего шума, который мог бы повредить их репутации Возили сюда и зарубежных гостей: блюда изысканные, помещение роскошное, персонал образцовый. Не проезжали мимо «Пихт» и представители частной инициативы.

Одним словом, дело процветало, а его хозяин и метр – для завсегдатаев просто Янек – своей заботой о посетителях снискал себе популярность в самых различных кругах.

Отсюда не поступало ни единой жалобы на качество блюд или завышение цен, а потому ревизии госторгинспекции, поначалу частые, стали редкостью. Ревизоры, как правило, не обнаруживали здесь никаких нарушений. А поскольку и добираться «Под пихты» общественным транспортом было делом хлопотным, то ревизоры и вообще стали избегать поездок сюда. Разве что только в качестве гостей.

Не причинял хлопот ресторан и милиции. Происшествий здесь не бывало. А если случалось какому-нибудь незадачливому посетителю переоценить свои возможности, в права вступал весьма представительного вида вышибала, неизменно дежуривший у входа, который тут же отводил такого гостя в одну из задних комнат. В этих комнатах, со вкусом убранных, можно было проспаться, а утром официант непременно подавал прямо в постель что-нибудь освежающее: кофе, чай, горячую закуску и прочее, не преминув, конечно, включить все это в счет. Посетители против таких порядков не возражали. Напротив, многие были благодарны хозяину и персоналу за возможность проспаться, отрезвиться и не подвергаться риску попасть в пьяном виде в автокатастрофу или в милицию.

Благодаря всем этим мерам ресторан и его владелец снискали хорошую репутацию не только у клиентуры, но и у торгинспекции, у милиции и финорганов.

Вейль сверхстарательно вел расчетные книги, пунктуально платил налоги и являлся всегда по первому вызову, выяснял все претензии, низко кланялся, бывал порой у самого начальника отдела и всегда встречал благожелательный прием. Даже секретарша, нередко бесцеремонно выпроваживавшая посетителей, по отношению к нему была образцом благожелательности. «А как же… Если сам начальник…» Финансовые органы нередко ставили Вейля в пример исполнительности и пунктуальности.

В картотеке валютного отдела он тоже не числился и впервые попал в орбиту их внимания только после автокатастрофы. И вот теперь Антковяк и Мадей ломали голову, за что же им зацепиться в этом деле. И ничего не находили.

– Такого рода ресторан, как у Вейля, – идеальное место для валютных сделок. Зачем же ему понадобился тайник в машине? С лихвой хватило бы сейфа в квартире, – рассуждал Мадей.

– Ресторан берем под наблюдение, – решил Антковяк после доклада начальнику отдела. – Самого Вейля тоже. Спешить не будем. При любых обстоятельствах ему все равно придется отвечать за нарушение правил дорожного движения, наезд, нанесение тяжких телесных повреждений, а возможно, и за смертельный исход…

Пострадавшая, правда, была пока жива, но состояние ее оставалось тяжелым. «Мало надежды, что она выкарабкается, – говорили врачи, – трещина в основании черепа». В то же время состояние Вейля заметно улучшалось, и врач разрешил с ним свидание.

– Еду в больницу к Вейлю, – позвонил Антковяку поручник Дерда из дорожного отдела. – Не хотите присоединиться?

– Непременно. Заезжайте за мной.

Антковяк протянул Мадею неоконченный протокол:

– Докончи, пожалуйста. Я вернусь часа через два. Хочу посмотреть, что собой представляет наш «клиент». Может, и какая зацепка найдется.

– Он перенес сердечный приступ и легкое сотрясение мозга, – сказал им ординатор в больнице. – Допрос не должен продолжаться больше получаса. Он еще очень слаб. Чрезмерное волнение ему противопоказано, – внушал врач, проводя их по коридору, уставленному койками, к одиночной палате.

«Каким чудом нашлась для Вейля отдельная палата?» – пришло на мысль Антковяку, хотя, впрочем, ему ведом был механизм подобных чудес.

Сестра принесла стулья и поставила у кровати больного.

– Пан Вейль, как же получилось, что вы въехали на тротуар? – задал вопрос Дерда.

Сорокалетний, крепко сложенный мужчина перевел на него взгляд.

– Сам не пойму, пан поручник. Я вдруг почувствовал себя плохо. В глазах потемнело. Помню только: руль я держал до конца. Пока не потерял сознание. Надеюсь, никто не пострадал? – спросил он с явным беспокойством.

– Увы, въехав на тротуар, вы сбили женщину. И пока неизвестно, останется ли она жива. За это вам придется отвечать…

Вейль откинулся на подушку, закрыл глаза рукой.

– Какой ужас, – прошептал он. – Но ведь я неумышленно. Внезапный сердечный приступ…

– Как же так? У вас больное сердце, а вы водите автомобиль? Тем самым вы создаете угрозу другим участникам движения!

– Со мной это первый раз… – Вейль беспомощно развел руками. – Сам не пойму… До этого я был здоров как бык. Врач вам подтвердит. Меня тщательно здесь обследовали, чтобы установить причину несчастного случая. – В голосе едва уловимая нотка уверенности.

– Похоже, он успел оградить себя от ответственности за катастрофу, – проговорил Антковяк по дороге из больницы.

– И мне так показалось, – согласился Дерда. – Если врач не исключит сердечный приступ как причину происшествия, то дело придется прекратить как неумышленный несчастный случай. Судя по всему, так оно и будет.

Антковяк сердито молчал.

Глава V

Дворник остановился у лестницы, ведущей в подвал, и прислушался. «Никак внизу кто-то стонет? А может, почудилось? Нет, снова вроде бы стон. Вот те раз… Надо бы проверить, поглядеть. Да одному как-то боязно». Дворник повернул назад и стал с нетерпением поджидать зеленщика, обычно приезжавшего как раз в это время.

Услышав у входа шаги, с облегчением вздохнул. «Наконец-то!» Приняв обычный дневной запас овощей, он стал уговаривать зеленщика вместе спуститься вниз.

– Это из подвала, – решили они, внимательно прислушавшись.

Сквозь узкое оконце заглянули в подвал. Пусто. Тихо.

– Похоже, не здесь… Может, в котельной?

Они наклонились над окошком, до половины заложенным кирпичом. Снова прислушались. Шорох, потом вроде бы громкий вздох. Они напряженно всматривались, но верхняя часть окна, выступающая над кирпичной кладкой, была такой грязной и так давно не мыта, что рассмотреть ничего не удавалось.

Чуть не бегом спустились они по лестнице вниз. Дверь в котельную была закрыта только на щеколду. «Что за чудеса?!» – дворник почесал затылок. Он хорошо помнил, что вчера сам запирал ее на ключ. Котельная не работала, что же ей стоять открытой настежь?

Осторожно двинулись вперед. Когда глаза немного привыкли к полумраку, сквозь который едва пробивался узкий луч света, падающий сверху, зеленщик тронул дворника за руку:

– Смотри там, между котлами!

Они подошли ближе. Дворник испуганно ахнул: между двумя котлами, втиснутый словно мешок, лежал человек.

– Что за чертовщина? Как он сюда попал?

– Наверно, пьяный, – шепнул зеленщик.

– Да хоть и пьяный. Как он сюда забрался? – повторил дворник, таращась на лежащего. – Все знают, котельная не работает, на замке…

– Надо его вытащить, – решились они наконец.

Тело казалось странно тяжелым и выскальзывало из рук. Каждое их движение порождало новые стоны. Но они все-таки не отступались и в конце концов вытащили человека на лестничную площадку. Теперь его можно было рассмотреть лучше. Все лицо в крови. Вылезшие из орбит глаза безжизненны. В груди что-то клокочет.

– Ну и набрался!..

– Нет, один он бы сюда не залез. Глянь, на шее синие пятна – похоже, его душили.

Им стало не по себе.

С трудом втащили они его в вестибюль и уложили в кресло.

– Надо доложить начальству. Пойду позвоню, а ты покарауль, – дворник направился к телефону.

Едва он вернулся, сообщив, что вызвал «скорую помощь», зеленщик заторопился:

– Мне пора идти, и так уж, поди, заждались. Дворник не стал его удерживать: «Пора так пора», – и сел в кресло рядом с раненым. Теперь он присмотрелся к нему внимательнее и ахнул: «Ведь это же тот журналист, что приехал вчера из Гданьска!» Дворник побежал за женой. Она пришла полуодетая, заспанная – на часах не было еще и шести. При виде раненого женщина всплеснула руками:

– Боже ж ты мой! Вчера только я ему ключ давала от комнаты приезжих! Он поселился в пятой. Что с ним?

Пока дворник сбивчиво и путано рассказывал ей, приехала «скорая». По предварительному заключению врача, у журналиста Адама Зелинского множественные переломы обеих конечностей и, видимо, поврежден позвоночник.

– Состояние крайне тяжелое. Надо немедленно доставить его в больницу и срочно уведомить родственников. В милицию я сообщу сам, – распорядился врач.

«Интересно, кто же его так? – недоумевал, теряясь в догадках, дворник. – И главное, я ничего не слышал». Правда, тут он вспомнил, что ночью слышал на лестнице какой-то шум. Внизу, прямо под своей квартирой. Но и то сказать, техники парод веселый и, возвращаясь поздно из гостей в комнаты для приезжих, обычно не очень-то заботились о тишине, а потому он и не придал этому шуму особого значения. Перевернулся на другой бок, чертыхнувшись про себя: «Холера, ни днем, ни ночью покоя нет!» – и опять заснул.

Но теперь он вдруг подумал, что обязан был, пожалуй, проверить причину ночного шума, а значит, в случившемся есть доля и его вины. И тогда он твердо про себя решил: «Ничего не слышал, ничего не знаю. Пусть другие разбираются». Жене тоже наказал, чтобы язык попусту не распускала, если о чем будут спрашивать. Потом он отмыл испачканные в крови руки и, подталкиваемый непреодолимым любопытством, спустился в котельную посмотреть, что там и как. «Не каждый день ведь такое случается!»

На площадке темнело растоптанное пятно крови. Несколько капель виднелось и на лестнице, ведущей в котельную. «Это, наверное, мы наследили, когда несли», – подумал он. Подошел к котлам. На цементном полу здесь темных пятен было больше. «Похоже, его тащили, – рассуждал он, разглядывая полосы на пыльном бетоне. – Видать, здоровые мужики, иначе его сюда бы не запихнуть… – Он поскреб в затылке. – Негоже все это так оставлять. Надо прибрать…»

Потоптавшись, дворник вернулся домой за ведром и тряпкой.

«А ну как будет следствие? – вдруг пришло ему в голову. – Скажу, на лестнице ничего не было, – решил он, старательно замывая следы ночного происшествия. – Хватит с них того, что в котельной».

Однако ночными событиями никто не интересовался, и он, успокоившись, занялся своими повседневными делами.

Под вечер разразился ливень. Лило как из ведра, словно разверзлись все небесные хляби. Вода залила ведущие вниз лестницы, не говоря уже о подвалах и котельной. Все следы смыло.

Глава VI

– Я «Маргаритка», я «Маргаритку», вызываю «Розу», вызываю «Розу».

– Я «Роза», я «Роза», – отозвался Бежан, нажимая клавишу рации. – Перехожу на прием.

– Подопечный фотографирует объект. Задержать его на месте с поличным или продолжать наблюдение? Прием.

– Не спускайте с него глаз. Установите, куда поместит материалы. В 18.00, как обычно, жду доклада.

Бежан сел за стол и придвинул к себе папку. Материалов в ней было пока немного. Делом агронома Вацлава Котарского заинтересовались всего неделю назад, после того, как из Министерства национальной обороны сообщили, что в районе одного из подваршавских особо секретных военных аэродромов замечен какой-то подозрительный человек. Эта информация попала на стол к Зентаре. Он передал ее Бежану.

– Ты хотел иметь живое дело, – сказал при этом Зентара, – вот, пожалуйста, иду тебе навстречу. – И тут же переменил тему: – Ты познакомился с материалами по делу Шпадов?

Бежан молча кивнул головой.

– И что ты об этом думаешь?

– Можно предположить, что это действительно был один из агентурных каналов. Я говорю «был», поскольку сейчас, после гибели супружеской четы и бегства Птачека, он, судя по всему, перестал существовать. Не исключено, однако, что нам удастся раскопать всю эту историю до конца при расследовании какого-либо другого дела…

– Мыслишь ты правильно. Вот именно потому я и поручаю тебе это «другое» дело.

Бежан не скрыл гримасы неудовольствия.

– Знаю я этих «подозрительных»… Может, кто другой, а?

– Нет, не другой, – твердо проговорил Зентара. – Слушай, уж не считаешь ли ты себя слишком значительной фигурой? Эдаким асом контрразведки?

Бежан нахмурился.

– Ты же прекрасно знаешь, дело не в этом. Просто, я думаю, не тот это случай, который поможет нам раскрыть тайну Анны Кок. А мне не хотелось бы разбрасываться…

Однако Зентара был непреклонен.

И вот дело Вацлава Котарского на столе у Бежана. Котарский, старший инспектор Сельхозобъединения, недели две назад по личной просьбе был переведен из Варшавы на работу в одну из деревень неподалеку от столицы и назначен на должность агронома Агрономов на селе постоянно не хватало. Должность, которую он занял, до этого была вакантной больше года. Новенький дом, специально отстроенный для агронома, пустовал в ожидании энтузиаста. И вот когда энтузиаст наконец нашелся, районные и сельские власти приняли его с распростертыми объятиями. Котарский перебрался быстро, однако оставил за собой и варшавскую квартиру. «Выезжаю временно. Из-за плохого состояния здоровья», – объяснил он домоуправу, внося квартирную плату за три месяца вперед.

Все последние дни перед отъездом в деревню супруги Котарские посвятили покупкам. Их варшавские соседи, деликатно опрошенные, рассказали, что агроном, вечно сидевший в долгах, перед самым отъездом купил вдруг новый заграничный автомобиль, а его жена что ни день стала щеголять в новых нарядах, возвращаясь из города нагруженной покупками.

«Выиграл полмиллиона в лотерею», – объяснял Котарский соседям эту внезапную перемену в своем материальном положении.

Выигрыш в лотерею при проверке оказался мифом, как и жалобы агронома на плохое состояние здоровья.

Истинная цель переезда Котарского в деревню представлялась Бежану ясной – за селом находился военный аэродром. Едва обосновавшись, новый агроном сразу же попытался завести знакомства среди персонала аэродрома, а на прогулки ходил только в ту сторону. Именно тогда на него и обратила внимание охрана.

Бежан, приняв дело, выслал на место оперативную группу в составе трех человек во главе с поручником Богданом Вроной.

– Ты просился в отпуск, – сказал он ему шутливо, – вот и получай. Курорт. К тому же бесплатный. На государственный счет. Ну ладно, шутки в сторону. Организуешь там наблюдение. – И Бежан подробно, во всех деталях, изложил ему задачу.

Несмотря на кажущуюся простоту, задание оказалось довольно хлопотным и далеко не легким. В небольшой, вытянувшейся вдоль шоссе деревушке все друг друга хорошо знали, каждое новое лицо неизбежно привлекало к себе внимание. Дом агронома, в котором поселился их «подопечный», стоял в центре деревни, а сам агроном в силу характера своей работы был в постоянном движении. Просто ли в таких условиях организовать наблюдение, не возбуждая излишнего любопытства?

Врона, как вскоре убедился Бежан, с задачей справился блестяще. Сам под видом дачника поселился у одного из хозяев по соседству с домом агронома. Машину с радиостанцией укрыл во дворе. Его помощники, выдавая себя за туристов, разбили палатку у леса на окраине деревни. Таким образом, у всех был предлог свободно бродить по окрестностям, не вызывая подозрений. Связь между собой они поддерживали по радиотелефону. Да, собственно, и личные контакты не привлекали внимания. Что странного в том, что дачники друг с другом общаются? Рация, установленная в автомобиле, обеспечивала постоянный контакт с Бежаном. Ежедневно в девять и в восемнадцать Бежан выходил на связь. До последнего времени в донесениях Вроны не было ничего интересного. И вот лишь сегодня «подопечного» удалось застать за фотографированием аэродрома. Теперь первоочередная задача – выявить «почтовый ящик», место, куда Котарский спрячет пленку, и человека, который за ней явится, а также доставит шпиону новые инструкции, и если Зентара прав, то и деньги. Этот последний этап интересовал Бежана больше всего. Но все это перспектива, а пока приходилось ждать. Как долго, неизвестно.

Бежан прятал в сейф материалы по делу Котарского, когда раздался телефонный звонок.

– Докладывает капитан Грабович, – услышал он в трубке знакомый голос. – Я по поводу конверта с банкнотами, который вы передали нам на экспертизу…

– Какого конверта? – не сразу понял Бежан.

– Серого продолговатого конверта с бумажными долларами и банкнотами достоинством в тысячу злотых. Вы прислали его несколько дней назад.

– Ах да, простите. Конверт Зелинского, – вспомнил Бежан. – Что же вам удалось установить?

– Отпечатки пальцев на конверте и банкнотах идентичны. Больше, к сожалению, ничего. По нашим учетам отпечатки не проходят.

– Ну что ж, спасибо и на том. Принесите, пожалуйста, мне конверт вместе с результатами экспертизы, – попросил он и положил трубку.

«Да, но где же Адам?» – вспыхнула вдруг тревожная мысль. Они договорились встретиться четвер того сентября вечером. Адам не пришел. И не позвонил. Правда, он всегда имел обыкновение появляться и исчезать внезапно. Но эта его история! «Как бы не попал он в беду… Даже за конвертом не пришел, а ведь результаты экспертизы не могли его не интересовать!» – продолжал с беспокойством думать Бежан. Подгоняемый растущим чувством тревоги, он тут же заказал срочный разговор с Гданьском. Минуту спустя на проводе был секретарь редакции «Глоса». Он сообщил, что Зелинский из Варшавы еще не вернулся. Более того, он даже не сообщил, что задерживается, хотя срок его командировки истек.

Бежан не на шутку встревожился. «Доморощенный детектив! Идиот! – чертыхался он про себя. – Видимо, что-то стряслось». Он позвонил в Дом техника: может быть, там что-нибудь знают?

Да, здесь знали. История получила уже широкую огласку. Бежан тотчас же бросился в больницу, адрес которой ему назвали.

– Состояние крайне тяжелое. Почти безнадежное. Помимо множественных переломов конечностей, обнаружены трещины позвоночника и основания черепа. Кроме того, сильное сотрясение мозга, – объяснял ему лечащий врач, поглядывая в историю болезни. – В сознание он пока не приходил. Судя по всему, его зверски избили. На шее видны также следы пальцев. Вероятно, его еще и душили.

– Можно на него взглянуть?

– Да, конечно. Пойдемте, – врач протянул Бежану халат.

На койке перепеленатая бинтами фигура. Восковое, искаженное гримасой боли лицо. Закрытые глаза. Почти труп.

Бежан молча стоял у изголовья. Зелинский медленно, с трудом открыл глаза.

– Ежи! Приведите Ежи, – едва слышно прошептал, почти простонал он.

– Адам, я здесь, я с тобой, – у Бежана дрогнул голос.

– Он бредит. В бреду постоянно что-то шепчет, – проговорил врач.

Бежан склойился над кроватью. Какое-то невнятное бормотание, ни одного членораздельного звука…

– Ночью возле него дежурят? – повернулся Бежан к врачу.

– Обязательно. Вы хотите побеседовать с сестрой?

– Да, пожалуйста.

– Ночью больной говорил что-нибудь? – спросил Бежан у сестры.

Та не могла сказать ничего определенного – не прислушивалась. Это не входит в ее обязанности. Ее дело – дать лекарство, сделать укол.

Бежан вышел из больницы потрясенный. Он искренне любил Адама. Каких-нибудь два дня назад Зелинский сидел у него дома, шутил. И вот теперь он почти труп. «Как это могло случиться? Когда?» Бежал пытался восстановить в памяти все детали их последней беседы. «Значок фирмы „Еврон“. Конверт. Больше, кажется, ничего существенного. Попробуй теперь разберись! Если бы он хоть на минуту пришел в сознание!..»

Вернувшись в управление, Бежан сразу же отправился к Зентаре доложить о случившемся.

– Ты хочешь взять это дело себе?

– Да. Это мой друг. Он обратился ко мне за советом и помощью. Значит, в какой-то мере и я повинен в случившемся. Я не сумел удержать его, отговорить… Разреши мне лично проследить за ходом следствия и найти преступников.

– А если это просто пьяная драка? Знаешь, как порой бывает? Человек он молодой, приехал в Варшаву… Впрочем, если хочешь… я не возражаю, но знай: людей у меня свободных нет. Договорись с городским управлением милиции. Пусть предварительное следствие они проведут сами.

Придя к себе в кабинет, Бежан разослал телефонограммы во все воеводские отделы с заданием выявить людей со значками фирмы «Еврон». Теперь надо было ждать. Опять ждать. Бежан чертыхнулся – больше всего он не терпел бездействия.

Глава VII

– Вейль ежедневно общается с таким множеством людей, что мы едва успеваем устанавливать их личность. А для тщательного наблюдения за ними пришлось бы поднять на ноги всю милицию страны, – докладывал Антковяку старший труппы наблюдения поручник Жук. – Прошу указаний, на ком сосредоточить основное внимание, иначе своими силами я не справлюсь.

– Кто из его знакомых проходит по нашим учетам?

– Мы не выявили ни одного.

– Здорово! Частник с безупречной репутацией. Общается только с чистыми ангелами. А не проворонили вы, поручник, часом, опять что-нибудь? – Антковяк недовольно покосился на собеседника.

Поручник побледнел. «Опять…» Капитан все еще не может забыть того случая… Тогда и впрямь глупо все получилось, но разве они в этом виноваты?!


…Вейль, выйдя из больницы, обратился в автомобильную инспекцию с просьбой вернуть ему автомобиль. Машину ему отдали, сохранив тайник в неприкосновенности. Эту идею подал Антковяк и после долгих дискуссий добился все-таки ее утверждения. А возражения были резкими. Дело в том, что монеты в тайнике Вейля оказались фальшивыми. Экспертиза установила, что вес их меньше стандартного из-за меньшего содержания золота и более низкой его пробы.

– Монеты фальшивые. У нас теперь достаточно оснований, – уперся начальник Антковяка, – немедленно их изъять, а владельца арестовать.

– Нет, у нас недостаточно для этого оснований, настаивал на своем предложении Антковяк. – Мы не можем доказать, знал ли Вейль, что монеты фальшивые. А он может сказать, что получил их, к примеру, в наследство и знать ничего не знает. Кроме того, у нас нет пока также доказательств, что он этими монетами торговал. Вернув «Волгу» с нетронутым содержанием тайника, мы тем самым притупим его бдительность. Он сочтет, что тайник не обнаружен, и снова займется своими прежними делишками. У нас это единственный шанс схватить его на месте преступления, выявить его сообщников и источники получения монет.

В конце концов предложение Антковяка было принято. Наблюдение за Вейлем поручили оперативной группе поручника Жука. Ему было приказано ни на секунду не спускать с Вейля глаз, установить, когда и где он будет вскрывать тайник, с кем в этот момент общаться. Однако они не сумели за ним уследить.

Вейль получил машину и прямо из милиции поехал в ремонтную мастерскую. На Охту. Здесь он машину оставил. Однако оказалось, что тайник был уже пуст. Монеты и слитки исчезли незаметно для наблюдателей.

– Он мог их извлечь только по пути в мастерскую.

Если же, садясь в машину, он не касался клыка бампера, как вы утверждаете, значит, опорожнить тайник на ходу не мог. Следовательно, по дороге он где-то останавливался. Где и когда? Как вы могли проворонить? – Антковяк был вне себя.

– Мои люди утверждают, – оправдывался Жук, – что по дороге он ни на секунду не выходил из машины. Вышел только в мастерской. Следом за ним в мастерскую сразу же въехал наш сотрудник Стефанский. Он не спускал глаз с Вейля и с его машины, но ничего не заметил.

– Чудеса в решете! Значит, содержимое из тайника просто испарилось?!.

– …Так ты просишь уточнить, на чем сосредоточить внимание? – вспыхнул Антковяк. – Интересный вопрос! На отыскании доказательств преступления! – скопившееся за все эти дни раздражение не давало ему успокоиться. А тут еще и шеф сегодня не преминул подколоть его на совещании: «Гениальная идея и столь же гениальное ее воплощение – содержимое тайника, оказывается, испарилось!»

– И все-таки мы действительно не в состоянии обеспечить наблюдение за всеми связями Вейля, – Жук не уступал. «Ничего, позлится, позлится, а потом все-таки даст дельный совет», – усмехнулся он про себя.

Антковяк задумался.

– В первую очередь возьмите под наблюдение тех знакомых Вейля, с которыми он поддерживает постоянные контакты: торговые, дружеские, деловые. Об этих людях необходимо собрать возможно более полную информацию. Не спускайте глаз с самого Вейля, – добавил он вслед выходившему уже из комнаты поручнику.

Оставшись один, Антковяк попытался подвести итоги проделанной работы. Итак, всем ювелирам поручено немедленно сообщать о каждом случае поступления к ним двадцатидолларовых золотых монет или слитков. Составлены списки продающих золото через скупочные пункты. Меры эти результатов пока не дали. Ни одна из выявленных сделок не имела отношения к личности владельца ресторана «Под пихтами».

Далеко не в лучшем расположении духа взялся Антковяк за просмотр поступивших за день донесений. На их основе он составил подробный распорядок дня Вейля. Господин этот оказался на редкость деятельным. Просыпался он обычно в семь. От восьми до девяти отдавал распоряжения по кухне. Потом совершал обход кафе, ресторана, подсобных помещений, проверяя качество уборки, заглядывал в каждый закуток. С десяти до двенадцати заключал торговые сделки с поставщиками овощей, фруктов, дичи, рыбы, мяса. Сам присутствовал при получении доставляемых продуктов, лично проверял их качество, выписывал расписки, выплачивал деньги. После двенадцати уезжал в город. Часа на два, на три. Здесь посещал различные учреждения, решая связанные с содержанием ресторана вопросы, и возвращался «Под пихты».

Кафе открывалось в одиннадцать, ресторан в час, но жизнь в заведении начиналась лишь около четырех. И к этому времени Вейль неизменно был на месте. Он сидел или внизу, наблюдая за персоналом, или у себя в квартире на втором этаже, готовый в любой, самый неожиданный момент спуститься и взгреть нерадивых.

По понедельникам ресторан не работал, и пан Ян весь день проводил в столице. Встречался со знакомыми в кафе, играл в карты. Вместе со своей приятельницей, второразрядной актрисой одного третьеразрядного театра, посещал выставки, вернисажи, иногда спектакли. Одним словом, предавался светским развлечениям.

Антковяк тщательно изучил все его привычки, повадки и ежедневные занятия. Теперь задача состояла в том, чтобы в донесениях службы наблюдения найти события необычные, выходящие за рамки его повседневных дел. «Валютные сделки, – рассуждал Антковяк, – должны находиться в прямой зависимости от доставки валюты. Маловероятно, чтобы такой „товар“ поставлялся повседневно и его получение укладывалось в рамки обычного распорядка дня. Значит, надо искать отклонения, какую-то новую встречу, явление, необычный шаг. Они-то и могут оказаться нужной нитью». Увы, нити такой пока не было. До сих пор Вейль ни разу не нарушил своих обычных привычек и образа жизни. Все, что он делал, происходило на глазах у людей. С поставщиками расплачивался всегда в присутствии своих приказчиков, платил, как правило, наличными. Источник его средств также не составлял тайны – у него имелся текущий счет в государственной сберегательной кассе. На этом счету числился вклад в несколько сот тысяч злотых. Два раза в месяц он снимал деньги и раз в неделю вносил текущую выручку. Суммы вкладов и выплат копейка в копейку совпадали с расходами и доходами, зафиксированными в его бухгалтерских книгах. Пан Ян заботился о своей репутации. «Эта забота, – Антковяк был убежден, – не более как дымовая завеса для прикрытия другого рода „деятельности“. Однако ни этой деятельности, ни источника получения валюты обнаружить пока не удавалось.

Глава VIII

– Вам повезло, вас направили не на какое-нибудь захудалое кладбище. Наше кладбище – это сама история, история не только деревни, но и всей страны. Мой дед хоронил здесь повстанцев 1863 года. Вот их могилы, – старик могильщик вел своего нового помощника по густо усаженной деревьями аллее, указывая рукой на обомшелые, покосившиеся от времени кресты. Потом свернул направо. – А на этом участке мой отец хоронил защитников родины в сентябре тридцать девятого. В сорок третьем мы с отцом хоронили здесь партизан, расстрелянных фашистами… Да, тут сама история… Молодые-то стали уж забывать…

Поручник Юлиуш Петшик, новоиспеченный помощник могильщика, не прерывал старика. Он безропотно брел за ним, несколько ошеломленный этим неожиданным для себя вторжением в иной, незнакомый мир. Оживился он только возле склепа, над которым скорбно склонялся белый мраморный ангел с поникшими крыльями. Именно к этому склепу привело группу Вроны наблюдение за Котарским.

В пятницу – на следующий день после фотографирования аэродрома – Котарский, как обычно, вернулся в полдень домой обедать. Потом он опять был в поле, присматривал за уборкой хлебов. К концу дня обошел несколько домов. С одним из крестьян ходил на луг, что-то ему там показывал, объяснял. Вечером отправился на озеро. Здесь немного постоял, поболтал с рыбаком, сидевшим на берегу с удочкой.

Наблюдавший за ним Здислав Галенза сообщил своему напарнику, что «объект» направился в сторону костела. Наблюдение принял Рудзик. Делая вид, что рассматривает архитектуру костела, Рудзик заметил, как агроном не торопясь двинулся в направлении боковой калитки, ведущей на кладбище. Рудзик последовал за ним. Довольно быстро темнело, и наблюдать становилось труднее. Силуэт Котарского сливался с окружающим кустарником, то и дело исчезая из вида. Рудзик перебегал от дерева к дереву, от куста к кусту, боясь упустить главное. Так они добрались до склепа. Здесь Котарский остановился, огляделся по сторонам. Рудзик притаился за ближайшим надгробием. Он видел, как агроном наклонился, потом присел. По движениям рук можно было догадаться, что он роется где-то у основания надгробной плиты.

Затем Котарский встал и не спеша двинулся обратно, к воротам. Рудзик некоторое время следовал за ним, пока не убедился, что тот действительно уходит. «Наверное, оставил пленку», – решил он и тут же передал по радиотелефону Галензе, чтобы тот принял дальнейшее наблюдение за агрономом, а Броне сообщил, что он, Рудзик, остается на кладбище возле склепа и ждет дальнейших указаний.

Врона связался с ним неожиданно быстро. Похвалил за решение остаться на кладбище.

– Сиди, не сходя с места, пока тебя не сменит Галенза. Если возле склепа кто-либо появится, примешь за ним наблюдение, – приказал Врона.

И Рудзик сидел. Он только переменил позицию, укрывшись за соседним деревом, густо обросшим кустарником. До боли в глазах всматривался в склеп. Скоро он почувствовал, как шорты его промокли от росы. Становилось прохладно. Хотелось курить. «Хоть бы в рукав, да вот беда – рукавов нет». Наблюдение он принял в чем был, не успев даже переодеться. И вот теперь сидел на мокрой траве в одной легкой тенниске и шортах. Во рту с утра ни маковой росинки. «Ничего себе курорт! Черт его знает, сколько еще придется здесь торчать!»



Сумерки почти мгновенно сменились густым мраком. Ночь стерла контуры деревьев и кустов. И лишь склеп выделялся из тьмы светлым пятном. Кое-где сквозь заросли пробивались далекие огоньки деревни. Потом погасли и они… Не отрывая взгляда от скорбного ангела, Рудзик напряженно вслушивался в тревожные шорохи ночи. Порой ему казалось, что где-то поблизости раздаются шаги. Он до боли в глазах всматривался в темноту, но шаги стихали. Звуки замирали, растворяясь в беспокойном шелесте листвы. Поднялся ветер. Вдруг рядом с ним что-то промчалось. Что-то мягкое коснулось его лица. Он вскочил, едва не вскрикнул. Взмахнул рукой – ничего, пусто. «Привидение?» Ему стало не по себе. Снова между деревьями что-то мелькнуло. Он напряг зрение. Сжался в комок. И вдруг удар в голову. Перед глазами поплыли, завертелись все быстрее и быстрее разноцветные круги. И мрак…

В три часа ночи в бессознательном состоянии нашел Рудзика Галенза, присланный Вроной на смену. Не теряя ни минуты, Галенза вызвал Врону. Вместе они вынесли товарища из кустов, осторожно уложили на траве. Врона ощупал его голову.

– Кажется, цела. Только шишка на затылке. Будто от удара палкой или камнем. Что будем делать?

Посовещавшись, они решили везти его в госпиталь. Полчаса спустя Врона на бешеной скорости мчал все еще не пришедшего в себя Рудзика в Варшаву.

В госпитале раненого тщательно осмотрели.

– Ничего страшного. Череп цел. Только шишка на макушке. Пару дней полежит, и все будет в порядке, – успокоил Врону дежурный врач.

Убедившись, что Рудзик вне опасности, Врона в пять часов утра отправился к Бежану. Они обсудили сложившуюся ситуацию и наметили план дальнейших действий. Врона вернулся в деревню. А днем позже туда прибыл поручник Петшик в качестве новоиспеченного помощника местного смотрителя кладбища с заданием выяснить на месте все обстоятельства происшествия.

Бежан опасался, что Рудзик спугнул агента, явившегося за пленкой. «В этом случае, – инструктировал он Петшика, – дальнейшее наблюдение за склепом не имеет смысла. Они, конечно, сменят почтовый ящик, и опять придется долгое время наблюдать за Котарским, чтобы выйти на новый тайник. Но Рудзика мог стукнуть и какой-нибудь пьяница, случайно забредший на кладбище и принявший его с пьяных глаз за привидение. Во всяком случае, пока от наблюдения за тайником отказываться не следует».

– Желаю успехов! – напутствовал Петшика Бежан. – С завтрашнего дня ты помощник могильщика.

Смотритель кладбища поначалу принял новичка холодно.

– На кой ляд мне помощник… – бурчал он себе под нос. – И что им взбрело в голову? Хотят план захоронений досрочно выполнить, что ли?

Но после беседы с Петшиком, когда тот объяснил, что направлен сюда временно, на практику, и подкрепил свои объяснения бутылкой чистой «Выборовой», старик смягчился. Посвящение новичка в тайны профессии он начал с ознакомления его с кладбищем. И вот теперь на вопрос Петшика о «приглянувшемся» ему склепе он снова пустился в пространные объяснения:

– Это склеп Тырлинских. Всю семью их уничтожили немцы, хозяйство спалили. Уцелел один старик. Да и тот после пережитого умом тронулся. Чуть не всю землю продал, чтобы поставить этот памятник. Сам живет теперь в развалюхе на краю деревни. Хозяйство забросил, ничем не занимается, только и делает, что склеп оберегает. Почитай, все время здесь проводит. А намедни его в больницу забрали – занедужил старик…

Они еще раз обошли кладбище и вернулись в сторожку, где за небольшую плату и поселился Петшик. Наскоро перекусив, он отправился в деревню.

За околицей его уже поджидал Врона.

Глава IX

– Состояние здоровья Зелинского? – Шедший по коридору в сопровождении двух медицинских сестер врач приостановился у окна. – Без перемен. – Он взглянул на Бежана. – Жизнь его по-прежнему под угрозой. В сознание так и не приходил…

Едва белые халаты скрылись в глубине коридора, Бежан тайком пробрался в палату. Изможденное, мертвенно-бледное лицо, запавшие глаза. Беспокойные, словно лихорадочно что-то ищущие по одеялу руки. Едва заметно подергиваются губы. Бежан склонился над изголовьем.

– Еврон, – чуть слышный шепот. Потом стон и, похоже, какое-то имя. Бежан наклонился еще ниже, но шепот не повторился.

«Черт побери! Человек в таком состоянии, а при нем ни души». Бежан надавил кнопку звонка. Никто не приходил. Он нажал еще раз, второй, третий.

Наконец дверь отворилась.

– Что вы тут делаете? – набросилась на него сестра. – Сюда нельзя входить. Врач запретил.

– Сейчас же займитесь больным! Как вы можете человека в таком состоянии оставлять одного?! – Бежан едва сдерживался.

Сестра взглянула на больного, схватила его за руку, стала щупать пульс.

– Похоже, коллапс… Побудьте здесь минутку, я сбегаю за врачом.

Вскоре целый сонм эскулапов окружил койку больного. На Бежана никто не обращал внимания. Он стоял у окна и весь кипел от негодования. «Не войди я случайно…»

– Это называется у вас уход за больным?! – набросился он на врача, когда Адама наконец с трудом вернули к жизни. – Вы здесь лечите или помогаете умирать? – цедил он сквозь зубы. – Вы меня уверяли, что при нем постоянно дежурит сиделка. Где она?! – Бежан круто повернулся и быстро вышел. «Надо сюда наведываться чаще», – решил он.

Вернувшись к себе, Бежан позвонил в городское управление милиции.

– Что удалось установить по делу журналиста Зелинского?

– Пока немного. Мы обследовали котельную, в которой его нашли. Судя по всему, преступник был не один. Но обнаружить каких-либо следов не удалось. Даже крови. Все смыто водой после ливня.

– Ну и темпы у вас, копошитесь как мухи в смоле! Прошу о ходе расследования регулярно меня информировать!

Бежан положил трубку. Просмотрел телеграммы, поступившие из воеводств. И тут пусто – не обнаружен ни один человек со значком фирмы «Еврон».

«Что же предпринять еще? – Бежан задумался. – Да! Ведь Адам просил помочь Янке Ковальчик. Я совершенно забыл…»

Он достал записную книжку. В трубке позабытый голос. В нем вдруг радостные нотки, как только он себя назвал.

– Наконец-то! Чему обязана?

– У тебя, кажется, ко мне какое-то дело? – спросил он, тут же подумав, что «дело» – это, вероятнее всего, просто предлог для восстановления знакомства.

– Да. Мне очень хотелось бы с тобой встретиться.

Бежан взглянул на часы. Было около часа дня. До шести – до сеанса связи с группой Вроны – он был свободен.

– Хорошо. В два в «Бонбоньерке». Тебя устраивает?

– Вполне. Буду ждать.

Янка сидела на открытой террасе и скучающе смотрела на уличную суету. Увидев Бежана, она подняла сразу посветлевшее лицо.

– А я уже решила, что ты и на этот раз меня подведешь.

– До трех раз не считается, – отшутился он, заказывая коктейль. – Ну, что у тебя стряслось?

– Ты торопишься? Это длинная история. А рассказывать надо все с самого начала.

Бежан поморщился. Он и впрямь не выносил, когда женщины начинали рассказывать «с самого начала». Это значит: длинно, путано и не по существу.

– Ладно, излагай.

– Ты помнишь наш отпуск? – спросила она. Он кивнул.

– Я жила тогда на даче у дяди в Сопоте. Он каждый год меня приглашал. Не помню, я говорила тебе, что он служил поваром на пароходе? Плавал на линии Амстердам – Дюнкерк – Гавр – Латакия – Гамбург – Колдинг. Я знаю эту линию наизусть – он присылал мне открытки из каждого порта. И вообще он очень хорошо ко мне относился. Купил мне в Варшаве кооперативную квартиру, обставил ее. А год назад он умер.

– Что же приключилось с дядей? – нетерпеливо прервал Бежан сильно затянувшуюся, на его взгляд, историю.

– Видимо, внезапный сердечный приступ. Капитан сообщил о его смерти в гданьский порт по радио. Я хотела похоронить дядю рядом с его сестрой и попросила доставить тело на родину. Но когда корабль вернулся из рейса и я приехала в порт, оказалось, что труп дяди исчез…

Теперь Бежан стал слушать внимательней.

– Может быть, его просто, по морской традиции, похоронили в море? – высказал он предположение.

Девушка отрицательно покачала головой.

– Нет, тело исчезло из холодильной камеры, которая была заперта и опечатана. Когда камеру открыли, капитан сам был поражен. Причем исчезло не только тело, по и все дядины документы.

– Фамилия твоего дяди тоже Ковальчик?

– Да, – кивнула она головой.

– Насколько я понимаю, у тебя с этой историей связано что-то еще?

Она опять кивнула головой.

– После смерти дяди я, как единственная наследница – других родственников у него нет, – продала дачу в Сопоте, рассчитала его домработницу, словом, сделала все, что положено, и вернулась в Варшаву. И вот десять дней назад на мое имя приводит вдруг письмо. Из Амстердама. Адресовано дяде. Вот оно, прочитай сам, – она протянула густо исписанный лист бумаги.

Он пробежал его глазами. Ничего особенного – обычные вопросы о здоровье, о погоде. Но в конце:

«Твои приятели с корабля разыскали меня. Спрашивали, не оставил ли ты случайно у меня партии кружков. Я сказал, что нет, как мы и договорились. Сверток ты должен забрать в течение ближайших трех месяцев. Со своими приятелями будь осторожен.

Лиссэ».

Бежан прочитал письмо еще раз, теперь более внимательно. «Кружки» – так на жаргоне валютчиков именовались золотые двадцатидолларовые монеты. «Похоже, речь идет о контрабанде валюты?»

– Каким образом письмо, адресованное дяде, пришло на твой адрес?

– Все письма, адресованные ему, и раньше приходили на мой адрес. Он месяцами был в плавании и потому просил, чтобы я получала его письма. Возвращаясь из рейса, он обычно всегда звонил и справлялся. Если письма были, он приезжал за ними в Варшаву и гостил у меня иногда день, иногда два.

– А что, твой дядя был болен?

– Особенно нет. Правда, жаловался иногда на печень и даже лечился у варшавских светил. Он был страшно мнительным и всегда заботился о своем здоровье. Водки в рот не брал – ему сказали, что это вредно для печени. Поэтому я удивилась, когда узнала, что в каюте у него в ночь смерти обнаружили несколько бутылок виски. Все: и смерть, и исчезновение трупа, и виски – показалось мне крайне странным. А теперь еще и письмо. Посоветуй, как быть? Мне кажется, что там, в Амстердаме, осталось что-то очень ценное. Иначе этот Лиссэ не стал бы писать письма, а просто выслал сверток почтой. Я хочу за ним съездить…

– У тебя затруднения с заграничным паспортом? – догадался Бежан.

– Да. Мне сказали, что сейчас, в летний сезон, большой наплыв туристов и получение паспорта требует нескольких месяцев… У тебя нет каких-либо связей? Друзей или знакомых?

Янка не знала, где он работал, и считала его военным юристом.

– Ладно, я подумаю, – пообещал он, прощаясь, – Через пару дней позвоню.

– Надеюсь, не через год? – улыбнулась она.

Глава X

Антковяк был явно не в духе. Шеф чуть ли не каждый день с нескрываемой иронией интересовался «открытиями» в деле Вейля. А никаких открытий пока не было. Если, правда, не считать одного показавшегося подозрительным факта. Два Дня назад некий рыбак, постоянный поставщик Вейля, как обычно, приехал «Под пихты» со своим живым товаром. Вейль, как обычно, товар получил и расплатился наличными. Но, кроме денег, он ловко и почти незаметно сунул рыбаку какую-то небольшую плоскую коробочку. Рыбак положил ее в карман. Содержимое коробочки установить не удалось.

Антковяк старательно листал и перелистывал доклады группы наблюдения. В них по-прежнему не было ничего примечательного. Вейль жил и работал с однообразием часового механизма. Все его шаги и действия можно было чуть ли не предсказать заранее. «Быть может, я ошибаюсь, стараясь выявить необычные его поступки, – размышлял Антковяк. – А что, если сделки с валютой проходят в рамках его обыденных занятий?» Эту мысль подтверждал и случай с рыбаком: вполне возможно, что в коробочке Вейль сунул ему монеты.

Антковяк немедленно поручил группе наблюдения усилить внимание к постоянным, повседневным контактам Вейля.

Снова потянулись томительные дни ожидания. И опять ничего. Служба наблюдения выявила лишь имена частных торговцев, постоянных клиентов Вейля. И вот сегодня Антковяк напал на след. Собственно, даже не на след. На тень следа.

Просматривая киноленту, доставленную группой Жука, Антковяк заметил, что Вейль, выйдя, как обычно, из управления финансов, коснулся клыка бампера своей «Волги». Антковяк еще раз прокрутил ленту. «Да, так и есть. Но если он коснулся клыка, выходя из здания, значит, он что-то получил, что хотел спрятать в тайник. Новую партию монет? Следовательно, источник их получения находится в этом здании? Но в нем трудится более двух тысяч человек, а в отделах, где побывал Вейль, более пятидесяти. Организовать наблюдение за всеми? Где взять столько людей? Шеф и без того рвет и мечет».

После долгих размышлений Антковяк решил ждать результатов дальнейших наблюдений за визитами в управление финансов, а пока заняться более тщательным изучением биографии Вейля и его старых связей. «Не исключено, что на этом пути удастся быстрее отыскать источник, укрытый в здании управления финансов».

И вот документы у него на столе. Он углубился в иx изучение. Увы, опять ничего интересного.

Вейль родился и воспитывался в Плонске, где его отец – владелец бакалейной лавки – до войны был довольно заметной фигурой. Ян Вейль перед самой войной окончил гимназию, как и пристало отпрыску преуспевающего мещанского рода, а затем вдруг неожиданно для всех сбежал из дома. Во время оккупации перебивался случайными заработками в Варшаве, а после освобождения подался на Побережье, где нанялся на судно в качестве юнги. Десять лет плавал на морском судне «Ополе», здесь дослужился до стюарда. В 1955 году перешел на линию, которую обслуживал теплоход «Анна» В 1963 году списался на берег. Приехал в Варшаву. Некоторое время служил метрдотелем в ресторане «Эспланада», потом уволился и отсюда. Организовал собственное дело, купив за 600 тысяч злотых дом «Под пихтами». После оформления этой сделки финансовые органы заинтересовались источником такой значительной суммы, Вейль представил подробный, документально подтвержденный перечень своих заработков за восемнадцать лет службы на торговых судах.

Биография Вейля натолкнула Антковяка на мысль проверить, не поддерживает ли он связей с матросами, своими прежними сослуживцами. «Быть может, именно по этим каналам фальшивые монеты и слитки доставляются из-за границы и потом передаются Вейлю для реализации?» Эта версия показалась Антковяку весьма вероятной.

Через Гданьское управление милиции он получил полные списки команд всех судов за период, когда на них гглавал Вейль, и решил их сравнить с перечнем нынешних его знакомых.

Просмотрел состав команды «Ополя». Ни одна фамилия не подходила. То же и с «Анной». «А если выделить только тех матросов, с которыми Вейль поддерживал приятельские отношения?»

Антковяк отметил их крестиками. Сравнил со своим списком. Оказалось, что все приятели Вейля того времени, как и он, с кораблей в разное время списались и с морем порвали.

В списках команды судна «Анна» единственным из приятелей Вейля оставался кок Ковальчик, но и он отпадал – в графе «Особые замечания» против его фамилии значилось, что он умер во время рейса год тому назад.

«Опять промах? Что же делать, как сдвинуть с мертвой точки это проклятое дело?» В голове не было ни одной стоящей мысли. «Пойти посоветоваться? С кем?» К своим обращаться не хотелось. И тут он вспомнил о товарище по университету. Прежде он, бывало, обращался за советами к Бежану и, как оказывалось, не зря. «Если кто и может мне помочь, так это он», – решил Антковяк и, не откладывая дела в долгий ящик, набрал номер телефона Ежи.

– Приходи, но только сейчас, позже я буду занят, – Бежан рад был слышать товарища по учебе.

Они сели в кресла. Бежап приготовил кофе.

– Ну рассказывай, что там у тебя приключилось.

Антковяк подробно, со всеми деталями, опуская лишь совсем несущественное, изложил состояние дела.

Бежан слушал с интересом.

– Любопытно, – раздумчиво проговорил он, – а не проходил ли этот твой тип по нашим учетам?

У Антковяка загорелись глаза:

– Это можно сейчас проверить?

Бежан куда-то позвонил и попросил дать ему нужную справку.

– Погоди-ка, – положив трубку, он хлопнул себя по лбу. – Я что-то припоминаю. По какому-то прежнему делу у меня тоже проходила большая партия золотых двадцатидолларовых монет. Погоди, погоди… Что же это за дело?… Вот черт! Ах да! – Он чуть не подскочил в кресле. – Это же Дело Шпадов. Интересно, не такие ли монеты были обнаружены и у них?

Он снова направился к телефону, но в этот момент в дверях появился сотрудник учетного отдела.

– Товарищ майор, Ян Вейль по нашим учетам не числится.

– Спасибо, можете идти. – Бежан набирал уже номер телефона своего заместителя капитана Погоры. – Сташек, во что бы то ни стало срочно найди хотя бы пару монет, проходивших по делу Шпадов. Помнишь, катастрофа самолета? Как только получишь, сразу на экспертизу. Пусть определят их вес, содержание золота и сравнят со стандартными монетами того же достоинства.

Настроение у Антковяка заметно улучшалось: да, вместе с Бежаном они, пожалуй, что-нибудь придумают. Разговор Ежи с заместителем натолкнул на мысль проверить старые уголовные дела, по которым проходили золотые монеты и слитки. «Не окажется ли там идентичных?»

Бежан, закончив разговор с Погорой, стал расспрашивать Антковяка обо всех обстоятельствах дела, казалось бы, даже самых маловажных и несущественных.

– Так, говоришь, Вейль восемнадцать лет плавал на «Ополе» и «Анне»?

– Да.

– А на этих кораблях в последнее время не было каких-нибудь ЧП?

– Не знаю. Этого я не проверял. Правда, сравнивая списки матросов, бывших друзей Вейля, с перечнем теперешних его знакомых, я чисто случайно выяснил, что в одном из рейсов умер кок «Анны».

Реакция Бежана его изумила

– Что ты сказал?! Повтори!!! – Бежан так и подпрыгнул.

Антковяк взглянул на него с изумлением:

– Я сказал, что на теплоходе «Анна» умер кок. Повар по-морскому.

– Анна Кок, – повторил Бежан. – Анна Кок… Ах ты черт! Вот это да!

Бежан стиснул Антковяка в объятиях.

– Ты даже не представляешь себе, какую услугу… Сейчас же привези мне эти списки! Бери мою машину. – Он возбужденно заходил по кабинету.

«Что ему далась эта фраза?» – размышлял Антковяк, сбегая вниз по лестнице.

Глава XI

– Наконец-то головоломка начинает проясняться! – Бежан без стука ворвался в кабинет Зентары. – Ты только подумай, особу по фамилии Анна Кок мы искали бы до скончания века. А ключ к загадке – теплоход «Анна» и смерть корабельного кока!

– Не говори гоп… – Зентара, склонившись над столом, рисовал в блокноте чертиков. – Что ты собираешься предпринять?

– Прежде всего затребую из Гданьска списки и подробные сведения о команде теплохода «Анна». Необходимо также дело Вейля взять мне на себя вместе со следователем капитаном Антковяком. Его опыт в валютных делах и знание связанного с ними преступного мира очень пригодятся. Он дельный парень, я давно его знаю.

– А ты не намерен, часом, привлечь себе в помощницы и эту твою протеже Ковальчик?

Бежан умолк и несколько смешался.

– Ага, я вижу, тебя волнуют не только проблемы финансирования иностранной агентуры, – Зентара чуть улыбнулся.

Бежан промолчал и на этот раз. Да и что скажешь? Зантра случайно угодил не в бровь, а в глаз. Девушка действительно его заинтересовала. Так или иначе, но встречи с ней доставляли ему удовольствие, а телефонные разговоры порой затягивались далеко за полночь. Во всяком случае, вчера Погора никак не мог дозвониться и даже думал, что испорчен телефон. А на столе у Погоры в это время лежало заключение экспертизы монет, привезенных четой Шпадов. Из него вытекало, что содержание золота в них и его проба ниже, чем предусмотрено стандартом. Монеты фальшивые. Об этом-то и спешил сообщить Погора.

– Как ты додумался? – недоумевал он.

Бежан в общих чертах рассказал ему о деле Вейля. Сейчас в разговоре с Зентарой он вновь вернулся к результатам экспертизы:

– Я думаю, нужно сравнить результаты обеих экспертиз. Если окажется, что монеты, привезенные Шпадами и найденные в автомобиле Вейля, идентичны, то будут серьезные основания полагать, что появились они из одного и того же источника. Есть и еще одно совпадение в этих двух делах. Вейль постоянно посещает управление финансов. Номер коммутатора этого управления был и в записной книжке Шпада. Хотя, правда, если принять версию Погоры, что все это звенья разветвленной агентурной сети, то не все концы с концами тут сходятся.

– А что именно не сходится?

– Тот факт, что монеты фальшивые, безусловно, затрудняет их реализацию и облегчает разоблачение агента. Трудно допустить, чтобы иностранная разведка подвергала свою агентуру риску провалиться из-за фальшивых монет.

– Тут ты, пожалуй, прав, – согласился Зентара. – Фальшивомонетчики – это люди иного толка. Однако возможен вариант, что Шпады, выполняя задания разведцентра, решили подработать и по собственной инициативе занялись производством фальшивой валюты. Так мог поступить и Вейль.

Бежан с сомнением покачал головой.

– Не думаю. Слишком большой риск. Нет, что-то тут не так…

– Хорошо, поживем – увидим. Кстати, что нового в деле Котарского?

– Котарский вложил в «почтовый ящик» кассету с пленкой и зашифрованное донесение, содержащее общие сведения об аэродроме, количестве учебных полетов, а также вычерченную от руки схему объектов, расположенных в лесу севернее аэродрома. Мы подменили и кассету, и все другие материалы. Так сказать, небольшой сюрприз его хозяевам.

– А не догадаются?

– Нечего и думать. В худшем случае сочтут, что у него не было возможности сделать более четкие снимки. А записи подделаны так, что он и сам бы не догадался. Вероятнее всего, центр поручит ему повторить операцию. Мы выиграем время, а он будет действовать «свободно». Для них пользы никакой, а для нас огромная. Выявим каналы связи, посредников и сам центр. Надеюсь, за это время мы распутаем весь клубок.

– Как ты додумался? – недоумевал он.

– Довольно примитивно. Из стены, окружающей надгробие, вытаскивается один кирпич. Он немного уже других. В образовавшуюся нишу и закладываются материалы. Петшик установил рядом микропередатчик, подающий сигналы всякий раз, как сдвигается кирпич тайника. Приемник находится у них в палатке. Один из сотрудников с биноклем и с фотоаппаратом, снабженным телеобъективом, постоянно дежурит в тщательно замаскированном укрытии с хорошим полем обозрения. Не то что Рудзик.

– Да, а что с Рудзиком?

– Ничего страшного, он уже здоров. Отделался шишкой на голове. Оказалось, на него свалился с дерева плохо прибитый скворечник.

– Кто примет под наблюдение агента, который явится за материалом? Как вы решили этот вопрос?

– Оперативная группа Вроны в этом случае остается на месте: наблюдение за Котарским – дело довольно хлопотное. Поскольку неизвестно, кем окажется связной и куда затем он направится, на расстоянии полукилометра от кладбища мы поместили еще одного наблюдателя, сержанта Смоляка. В его распоряжении палатка с радиостанцией и автомобиль. Как только ему поступит радиосигнал, он и возьмет под наблюдение объект номер два – связного.

– Одного не мало?

– Больше людей у меня пока нет, а сколько времени придется ждать связного, неизвестно. Может, день, может, и месяц. Кстати, ты не хочешь поговорить с Вроной? Через десять минут он будет на связи.

Зентара кивнул головой. Они прошли в кабинет Бежана.

Радиостанция Вроны отозвалась точно в назначенное время, секунда в секунду.

– Я «Маргаритка», я «Маргаритка», вызываю «Розу», вызываю «Розу».

Бежан ответил и перешел на прием.

– В двадцать часов у тайника на кладбище появился человек в форме железнодорожника. Изъял материалы, оставленные Котарским. Смоляк принял наблюдение, – доложил поручник.

– Железнодорожник что-нибудь вложил в ящик? – спросил Зентара.

– Нет. Только изъял. Тайник сейчас пуст. Какие будут дальнейшие указания?

– Продолжайте наблюдение за Котарским и тайником, – включился в разговор Бежан. – Направляю к вам «Агату», передайте ей все фотоснимки, Петшику скажите, чтобы ждал ее в двадцать часов возле кладбища. Гляди в оба, старик! – добавил Бежан, выключая рацию.

– Ну вот видишь, – обратился он к Зептаре, – все идет как по нотам. Дело ясное, никаких неожиданностей.

Он и не предполагал, что самое ближайшее будущее опровергнет его точку зрения.

Глава XII

Материалы следствия по делу о смерти и исчезновении трупа повара с теплохода «Анна» Яна Ковальчика оказались на редкость скудными.

Из них следовало, что кок был зачислен в штат теплохода в 1960 году, а до этого плавал на судах каботажного флота. У него были отличные характеристики; в них отмечалась его высокая профессиональная подготовка, дисциплинированность, честность и общительность. Из материалов дознания проведенного после его смерти милицией Сопота, вытекало, что положительного мнения о нем было не только начальство по месту работы, но и все окружающие. Листая страницы дела, Бежан читал: «Ковальчик проявлял положительное отношение к существующей действительности», «принимал участие в общественной жизни», «в связях с чуждыми элементами замечен не был, морально устойчив, политически выдержан».

Формализм этих оценок для Бежана был очевиден. Поскольку кок из двенадцати месяцев в году восемь-девять проводил в море, то совершенно ясно, что фразы: «…отношение к существующей действительности», «…участие в общественной жизни» – могли лишь означать, что повар пару раз принял участие в каких-нибудь домкомовских собраниях, на которых, быть может, даже один-два раза выступил, высказавшись «за».

«Такая позиция, – подумал про себя Бежан, листая бумаги, – облегчала ему, вероятно, отношения с финансовыми органами». У них, кстати сказать, тоже не было к нему никаких претензий. «Ковальчик, построив небольшой дом, – уведомляли из финуправления официальной бумагой, – за стройматериалы отчитался полностью, законными счетами, а налоги платил регулярно». В «черный список» таможни он также не попал ни разу.

«Еще один ангелок, уж не такой ли, как и Вейль?» Невольно сравнивая их, Бежан сразу обратил внимание на эту, прямо скажем, редкую заботу о безукоризненности своей репутации. Люди, которым нечего скрывать, случается, порой о чем-то забудут, чем-то пренебрегут, поссорятся с соседями по дому или с коллегами по работе. И лишь те, у кого есть какие-то причины маскироваться, как правило, особо внимательно относятся к общественному мнению и сохранению своего реноме.

Бежан перелистал дело и нашел свидетельство о смерти. Подписал его судовой врач Петр Валяшек, констатируя, что смерть наступила в ночь с 22 на 23 января на почве острой сердечной недостаточности, вызванной, по всей вероятности, алкогольным отравлением.

Эту версию подтверждал и осмотр каюты, произведенный капитаном и его первым помощником утром двадцать третьего числа, сразу же после обнаружения трупа. В каюте при осмотре была обнаружена наполовину опорожненная бутылка виски и недопитый стакан с этим же напитком. В каюте стоял сильный запах алкоголя.

«Как увязать это заключение со словами Янки, что дядя жаловался на печень и в рот не брал водки? Конечно, она могла знать не все. Надо бы выяснить у нее фамилии „светил“, к которым обращался Ковальчик в Варшаве», – отметил про себя Бежан.

Затем он еще раз перечитал документы, относящиеся к истории исчезновения трупа. И тут ничего особенного. В момент смерти кока теплоход «Анна», как явствовало из записи в судовом журнале, находился в двух сутках пути от порта приписки.

О смерти кока капитан уведомил по радио управление порта и гданьскую милицию. Тело он распорядился поместить в одну из судовых холодильных камер и лично ее опечатал.

Когда же по окончании рейса в Гданьске на палубу теплохода поднялись сотрудники милиции и санитары, чтобы доставить тело в морг на судебно-медицинскую экспертизу, и открыли опечатанную дверь холодильной камеры, оказалось, что печати не тронуты, а труп исчез.

Как, когда, каким образом? Для выяснения этого милиция опросила всю команду и пассажиров. Бежан листал страницы протоколов. Никто ничего не видел. Лишь один из опрошенных матросов заявил, что, по его мнению и по мнению всей команды, покойник на борту приносит несчастье.

Больше ничего конкретного установить тогда не удалось.

Милиция согласилась, что смерть повара наступила в результате острой сердечной недостаточности и естественность ее не вызывает сомнений, а исчезновение трупа объяснила широко распространенным среди моряков предрассудком и внесла предложение дело следствием прекратить. Прокуратура это предложение утвердила. На том все и кончилось.

…Бежан позвонил Янке:

– Мне надо бы с тобой встретиться. По делу твоего дяди…

– Хорошо, что есть повод, а то я еще бы год тебя не увидела. Когда и где?

– Через час. В «Несподзянке».

На этот раз Бежан не только не опоздал, но даже пришел чуть раньше. Сел за свободный столик у балюстрады лицом к входу, чтобы видеть весь зал. Эта привычка сохранилась у него еще со времен оккупации и работы в подполье.

Зал был полупуст. Бежан взглянул на часы, заказал кофе, развернул газету. Но ему не читалось. Через пару минут он вновь посмотрел на часы. До встречи оставалось еще пятнадцать минут.

«Я похож, наверно, на влюбленного юнца, ждущего свою принцессу», – усмехнулся он про себя. И действительно, он ждал Янку с нетерпением. Она появилась в дверях точно в назначеное время. Изящная девичья фигурка, рассыпавшиеся по плечам волосы.

– Ты уже здесь? – поразилась она, завидев его. – А я-то опасалась, что обречена по меньшей мере на получасовое ожидание. Ты понемногу меняешься в лучшую сторону. Не зря, видно, назначил встречу в «Несподзянке»,[1] – шутила она, усаживаясь за стол.

Он спрятал свое смущение за широкой улыбкой.

– Я хотел поговорить о твоем покойном дяде.

– ? – Она вопросительно взглянула на него.

– Помнится, ты говорила, что он жаловался на печень и обращался к варшавским знаменитостям. А на сердце он никогда не жаловался?

– Нет, не припоминаю.

– Ты говорила еще, что дядя совершенно не пил водки. А может быть, он просто скрывал от тебя? Ты ведь редко его видела.

– Редко, это верно. Но почти каждый год мы проводили вместе два-три месяца. Летом. Дядя брал обычно отпуск. И я никогда, ни при каких обстоятельствах не видела, чтобы он выпил хоть рюмку.

– А в Сопоте у дяди было много знакомых?

– Ты знаешь, нет. Меня это даже несколько удивляло. Я его иногда спрашивала, почему он ведет такой замкнутый образ жизни. И он объяснял это тем, что в рейсах никогда не удается побыть одному и от людей устаешь. А потому на берегу хочется уединения, покоя и тишины.

– Перед последним рейсом ты с ним виделась?

– Да. Он приезжал в Варшаву. За письмами Мне тогда он показался каким-то странным. Я спросила, как он себя чувствует. Он ответил, что хорошо и печень в последнее время его почти не беспокоит. А за несколько часов до отъезда он вдруг ни с того ни с сего без всякого вступления спросил, стала бы я жить вместе с ним, если бы он перестал плавать. Я удивилась: «Ты хочешь, чтобы я переехала в Сопот? Но ведь я же учусь». Он ответил: «Нет, я хочу встать на прикол и бросить якорь в Варшаве. Заживем вместе, ты бросишь работу – того, что у меня есть, хватит на двоих». Я спросила: «Когда это?», он ответил: «Может, уже скоро. Я сообщу». И больше я его не видела. На этот раз даже ни одной открытки не получила.

– А после его смерти на твой адрес приходили из-за границы письма?

– Нет. Только то, которое я тебе показывала. Как-то странно все это. Тебе не кажется?

Он решил пойти ва-банк:

– Мне кажется, что следствие надо возобновить. Но если я сумею решить этот вопрос – я работаю теперь в милиции – и если вдруг окажется, что это твое наследство, возможно, даже очень значительное, придется сдать в фонд государства, поскольку оно незаконного происхождения, согласишься ли ты на выявление истины?

Она оперлась на руку и молчала. На ее лице читалась растерянность. Потом она посмотрела ему прямо в глаза:

– Какой бы ни была эта истина и какие бы последствия, – это слово Янка подчеркнула интонацией, – она за собой ни повлекла, я хочу ее знать.

Глава XIII

Монотонный перестук колес убаюкивал. Сержант Смоляк, уже два часа неотрывно стоявший у окна в коридоре международного скорого поезда Варшава – Вена, едва сдерживал зевоту. Несколько последних полных напряжения часов изрядно его утомили. В 20.10 он принял наблюдение за человеком в форме железнодорожника. Последовал за ним в Вавр, здесь битый час ждал у дома, в который тот вошел. Потом наблюдаемый вышел и направился в Варшаву. Через служебный вход он вошел в Центральный вокзал, и здесь Смоляк неожиданно его потерял. Отыскать снова стоило немалых трудов и нервов. Наконец тот обнаружился на перроне. Смоляк увидел его входящим в только что поданный под посадку международный поезд. «Скорый поезд Варшава – Вена отправляется в двадцать часов тридцать пять минут», – услышал он в это время объявление по радио и взглянул на часы. До отхода оставалась тридцать одна минута. Времени в обрез. Надо оформить билет и успеть позвонить своим. Сначала он с помощью портативной рации связался с управлением и попросил прислать еще одного сотрудника. С билетом до пограничной станции в кармане он вскочил в поезд уже на ходу, в последний вагон. «Удалось ли им выслать кого-нибудь в помощь? – нервничал он, идя по составу. – Одному тут, ясно, не справиться». В самом последнем купе он наткнулся на Ясинского. Тот едва заметно кивнул головой: все, мол, в порядке, прибыл. При виде товарища у Смоляка отлегло от сердца. Не спеша они направились в голову поезда. «Объект» оказался в служебном купе первого класса. Чуть заметный жест, кивок головы. Ясинский понял. Они предъявили билеты. Смоляк спросил, в котором часу поезд прибудет на пограничную станцию.

– Около трех ночи, – ответил проводник. – Вас разбудить?

– Да нет, спасибо, потерплю, я сегодня чуть не весь день спал. Догуливаю отпуск.

– Домой едете?

Смоляк отрицательно покачал головой:

– Нет, к родственникам на недельку.

– Жить на границе и не перейти ее – все равно что лизать мороженое через стекло…

– Что верно, то верно. Да ведь не каждому удается… А вы, – Смоляк решил поддержать разговор, – едете до конца или гоже только до границы?

Проводник чуть заметно ухмыльнулся:

– До конца, до самой Вены. Там двадцать четыре часа отдыха и обратно.

– Позавидуешь вам Вена, говорят, мировой город.

Блеск в глазах собеседника был выразительнее всяких слов.

– Да, везет людям… Ну извините, мне пора – работа ждет, да и поспать надо пару часиков.

Смоляк остался у окна. Ясинский сел у двери в последнем купе.

Проводник проверил у пассажиров билеты и прошел через тамбур в соседний вагон. Ясинский незаметно направился за ним. Смоляк остался. «Вернется или не вернется?» – искоса поглядывал он в конец вагона.

Проводник вернулся. Он открыл дверь служебного купе и заперся изнутри. Соседнее купе было занято. Смоляк вошел в следующее и сел у двери. На противоположной полке спал мужчина, сладко покрапывая. Смоляк осторожно подошел к окну, открыл его и высунулся наружу. Окно служебного купе было закрыто. Смоляк вернулся на место. Ясинский, как он видел, обосновался в последнем купе с другой стороны вагона.

Время тянулось нестерпимо медленно. Везде все спокойно. Одолевала сонливость. Смоляк то и дело поглядывал на светящийся циферблат часов, ловил ухом каждый шорох.

«Если он решит спрятать или кому-нибудь передать материалы, то, скорее всего, сделает это не в служебном купе, – размышлял про себя Смоляк. – Ему придется выйти, и, конечно, до прибытия на пограничную станцию, до таможенной проверки. Значит, не позднее двух, четверти третьего».

Он снова взглянул на часы. Стрелка приближалась к двум.

Тихий, едва слышный скрип двери. Смоляк осторожно выглянул. За поворотом, ведущим в тамбур, мелькнула спина проводника.

«Выходит из вагона?» Смоляк молниеносно подскочил к окну своего купе. Так и есть. Проводник стоял на ступеньке. Смоляк до боли в глазах всматривался в темноту. Глаза постепенно привыкали к мраку. Промелькнувший одинокий фонарь помог ему разглядеть склонившуюся на ступеньках вагона фигуру.

Низко пригнувшись, Смоляк одним прыжком проскочил через тамбур в соседний вагон и открыл окно входной двери. Теперь видно было лучше. Проводник почти висел, держась рукой за поручень. Другой рукой он что-то делал под вагоном: то ли что-то клал, то ли привинчивал. Смоляк осторожно прикрыл окно, вернулся в свое купе.

«Что предпринять? – билась в голове мысль. – Проверить, что там под вагоном?! Опасно, но другого выхода нет». Он стал ждать. Скрипнула дверь – проводник вернулся. Но не в купе. Шум воды в умывальнике подтвердил, что он вошел в туалет. Наверное, умывается.

Смоляк считал секунды. Операция в его, Смоляка, исполнении продлится, вероятно, значительно дольше. Ему неизвестно, где и что придется искать, да и навыка нет.

Опять едва слышный скрип двери и щелчок замка. Наконец-то!



На цыпочках Смоляк пробрался к выходу. Открыл дверь. Воздушный вихрь едва не сбросил его со ступеньки. Он спустился ниже, держась за поручень и приоткрытую дверь. Вдруг вагон резко швырнуло на повороте, дверь вырвалась и распахнулась. Смоляк повис на одной руке. На какое-то мгновение он потерял равновесие и едва не сорвался в черную грохочущую бездну. Потом, сжавшись в комок, он ухватился обеими руками за поручни, подтянулся и сел на ступеньку. Отдышался. Теперь надо закрыть дверь, тихо, чтобы не услышал проводник. Несколько освоившись и привыкнув к темноте, Смоляк нащупал рукой нижний край вагона, пошарил под ним – ничего, только холодный шершавый металл. «Может быть, дальше?» Но это «дальше» требовало почти акробатического трюка. Когда наконец ему удалось изловчиться и, почти повиснув на вытянутой руке, просунуть руку дальше под вагон, пальцы наткнулись на какой-то цилиндр. Он дернул, потом еще раз, сильнее. Безуспешно. «Может, надо отвинчивать? – Цилиндр подался неожиданно легко. – Значит, привинчен недавно, иначе так легко бы не открутить», – мелькнула мысль. Еще один, второй оборот, и цилиндр у него в ладони. Он сунул его в карман.

«Теперь быстро в туалет, а потом придется лезть обратно. Надо торопиться». Смоляк с трудом поднялся по ступенькам, проскользнул в тамбур и осторожно прикрыл за собой дверь. Туалет, к счастью, оказался незанятым. Здесь он осмотрел цилиндр внимательнее. Это был круглый металлический пенал длиной около двадцати и в диаметре примерно шесть сантиметров с резьбой на конце. Резьба как новая, без единого следа ржавчины. Верхняя крышка гоже ввинчена. Достав нож, Смоляк быстро ее вывинтил, перевернул пенал – на ладонь выпала небольшая металлическая кассета. Такие кассеты Смоляк знал. В них обычно хранят фотопленки.

В соответствии с полученными инструкциями он не должен был изымать пленку, а лишь установить способ ее доставки и личность «почтальона».

Время подгоняло. Смоляк снова выбрался из вагона. На этот раз дело пошло лучше. И все же операцию он закончил, когда вдали замигали уже огоньки станции. Он проскользнул в туалет, взглянул в зеркало и ахнул: на черном, в потеках пота лице сверкали белки глаз. Он торопливо умылся, неслышно пробрался в купе. Как раз вовремя. В коридор вышел проводник. «Граница! Прошу подготовиться к таможенному досмотру!» – будил он пассажиров.

…Им повезло – удалось сразу же пересесть на обратный поезд. Смоляк тут же завалился на полку и заснул как убитый.

Глава XIV

– Я тщательно изучил все материалы следствия по делу об исчезновении трупа повара. К сожалению, в них нет ничего существенного. Следствие тогда явно скомкали. Исправить допущенные ошибки будет теперь нелегко – слишком много прошло времени, а всякого рода детали у людей в памяти держатся недолго.

– Что ты предлагаешь? – Зентара постучал по столу карандашом, призывая всех к тишине.

– Надо ехать в Гданьск и начинать все сызнова. Эту часть задачи я хотел бы взять на себя, – чувствовалось, что Бежан давно уже продумал это предложение.

– Препятствий не вижу. Когда ты можешь выехать?

– Через четыре дня теплоход «Айна» возвращается из рейса. Мне надо быть там днем раньше. Я хотел бы предварительно ознакомиться с личными делами всех членов команды, а затем осмотреть корабль и разработать план допросов.

– А кто будет заниматься твоими делами здесь?

– Группа Вроны продолжает наблюдение за Кота рским. Их донесения будет принимать Погора. Смоляк и Ясинский довели железнодорожника до границы, составили его подробный словесный портрет, изготовили чертеж пенала, в котором доставляются агентурные данные, и описали процедуру размещения пенала на раме вагона. Кстати сказать, процедура довольно рискованная и хлопотная. Сейчас оба занимаются сбором более подробных сведений об этом железнодорожнике. Серия его фотографий получена еще при изъятии им материалов из тайника на кладбище. Время следующего визита на кладбище… Ну точная дата нам, конечно, неизвестна, ко, по всей видимости, она будет зависеть от оперативности Котарского. Во всяком случае, для Смоляка и Ясинского необходимо заблаговременно заготовить заграничные паспорта и валюту с тем, чтобы они при необходимости могли без лишних проволочек пересечь границу.

Вейлем занимается капитан Антковяк. Тебе надо установить, – повернулся к нему Бежан, – не поддерживал ли он после увольнения с корабля контакта с коком. Это чрезвычайно важно. В твое распоряжение выделяется наша группа наблюдения. Надеюсь, наши, не в пример твоим, не подведут. План дальнейших действий, товарищ полковник, будет разработан после моего возвращения.

После совещания Зентара задержал Бежана.

– Скажи, как твоя протеже восприняла известие, что ты работаешь в органах?

– По-моему, нормально. Она хочет знать правду. Во всяком случае, ее поведение заслуживает уважения.

– Только ли уважения? – Зентара слегка улыбнулся.

– Ну что ты ко мне прицепился? – вспыхнул Бежан.

– Да ничего. Просто хочу тебя женить. Вот и пытаюсь определить, годится ли кандидатура для этой роли, – с показной серьезностью ответил Зентара.

– Ты опять за свое, – Бежан отвернулся. – А что, по нашим каналам не поступало никаких дополнительных сведений об Анне Кок? – переменил он тему.

– Пока нет. Используй то, что есть, шевели мозгами. Интуиция тебя вроде никогда не подводила. Может, и в делах сердечных ты на этот раз угодил в десятку?

Бежан демонстративно взглянул на часы.

– Разрешите идти? Я должен быть в управлении милиции.

– Ну ладно, ладно. Иди.

Честно говоря, ему никуда не надо было идти. Он вполне мог вызвать нужного офицера к себе. Но он не нашел другого повода поскорее закончить этот неприятный для себя полуофициальный разговор. Шуточки Зентары его раздражали, тем более что в них была какая-то доля правды. Никогда прежде он так остро не реагировал на шутки по поводу своих амурных дел. Надо сказать, он пользовался успехом у женщин. Быть может, оттого, что никогда его не искал. Но прежде все это было несерьезно. А вот теперь он чувствовал: знакомство с Янкой нечто совсем иное. Чувствовал и потому злился, злился на себя. И на нее тоже.

В городское управление милиции он влетел как ураган.

– Что вы установили по делу Зелинского?! – сразу же насел он на начальника следственного отдела.

Тот вызвал следователя.

– Докладывай!

– Зелинский приехал в Варшаву на конференцию техников-рационализаторов утром третьего августа. Вещи он оставил в одной из комнат для приезжих Дома техника. В ночь с третьего на четвертое там и ночевал. Пришел в тот день поздно. Около полуночи. А уже в восемь утра опять ушел в город. Его сосед по комнате, тоже журналист, удивился такой спешке и поинтересовался ее причиной. «Напал на сенсацию. Бомба. Еду в городское управление милиции», – ответил Зелинский, стоя уже в дверях. В управлении он находился с девяти до одиннадцати. Интересовался механикой работы контрабандистов. Об этом же расспрашивал случайно встреченного за обедом репортера по уголовной хронике газеты «Трибуна». Они сидели за одним столиком в Доме техника между часом и двумя.

В два Зелинский выходил звонить по телефону. Вернувшись, он торопливо распрощался с репортером, извинившись за то, что не сможет вечером зайти, как они условились прежде. В этот день Зелинского видели в ресторане Дома техника еще дважды. Я допросил швейцара. Он вспомнил, что около двадцати трех часов, перед самым закрытием ресторана, два каких-то человека выводили третьего. Этот последний буквально висел у них на руках. Лицо одного из сопровождавших показалось гардеробщику знакомым. Поэтому он и запомнил всю сцену. У того, которого выводили, голова была опущена на грудь, и лица его он не видел. Но внешность и одежду описал. Судя по описанию, это был Зелинский. Вероятнее всего, он был оглушен. Пьяным он быть не мог.

– Почему вы так думаете? – спросил Бежан.

– Один из допрошенных официантов рассказал, что Зелинский, которого он опознал на фотографии, сидел за одним из его столиков с женщиной. Эту женщину он знает, она работает официанткой. Он подал им два кофе и два коньяка. Больше они ничего не пили. Примерно в шесть-семь часов вечера за их столиком разразился скандал. Устроил его муж официантки, решивший, что посетитель соблазнял его жену. После этого скандала Зелинский сидел за столом один. Алкогольных напитков ему больше не подавали.

– Значит, обыкновенная драка из-за женщины, – полуутвердительно, полувопросительно заметил Бежан.

– Да нет, непохоже, – возразил капитан. – Скандал произошел около семи Муж официантки в ресторан больше не возвращался, гардеробщик его знает, так что не заметить не мог. Зелинского же два человека выводили около одиннадцати, то есть почти через четыре часа. Так что на драку из-за женщины все это непохоже, – повторил капитан. – Притом его явно пытались убить, а не избить. Даже в преступном мире счетов на этой почве в такой форме не сводят! Очень похоже, что здесь действовали профессиональные бандиты и поводы у них, видимо, были иные. Надо полагать, что Зелинского сначала оглушили. Где можно оглушить человека, сидящего в ресторане? Причем так, чтобы никто этого не заметил? Как показал осмотр ресторана, только в туалете.

– И это все?

– Нет. Я хотел допросить официантку, с которой сидел Зелинский. Но оказалось, что со дня происшествия, то есть с четвертого сентября до сегодняшнего дня, ее нет ни на работе, ни дома. Муж заявил об ее исчезновении в милицию и сам бегает по всему городу в поисках ее. Сейчас мы собираем более подробные сведения об этой чете.

– А люди, выводившие Зелинского?

– Исчезли. Их ищут. После осмотра котельной и двора Дома техника я пришел к выводу, что по крайней мере один из этих людей так или иначе связан с домом. Только свой человек мог знать ход в котельную, а также то, что она не работает. Я спрашивал об этой котельной и ее нахождении у многих постоянных посетителей Дома, и оказалось, что ни один из опрошенных не знает, где она находится и где в нее вход.

– Это уже след. Может быть, надо разработать его детальнее? – Бежан посмотрел на следователя. – А вообще-то у вас много еще пробелов в изучении того дня…

Следователь согласно кивнул головой.

– Да, мы не знаем пока, что делал Зелинский от двух до шести. Между шестью и семью он находился в ресторане с официанткой, а потом опять пробел. До одиннадцати. Но перед одиннадцатью он снова был в ресторане, поскольку его оттуда выводили. В пять утра его обнаружили в котельной уже избитым. Следовательно, покушение на убийство совершено между одиннадцатью и пятью. В котельную его затащили силой. Преступников было не меньше двух. Чтобы втиснуть Зелинского между котлами, нужна была сила. Один, даже сильный, человек с этим бы не справился.

– Итак, по вашему мнению, это покушение на убийство?

– Безусловно, – подтвердил свою точку зрения следователь. – Преступники, втаскивая Зелинского в котельную, вероятно, считали, что он уже мертв.

Бежан был согласен с этим выводом.

Глава XV

Поезд резко затормозил. Бежан очнулся от полудремы. Выглянул в окно: Тшев. Через полчаса Гданьск, где его ждет куча новой работы. Собираясь в командировку, Бежан рассчитывал еще раз продумать все гипотезы, связанные с «Анной Кок», в дороге. Но переоценил свои возможности. Усталость оказалась сильнее. В последние дни он спал от силы два-три часа в сутки: приводил в порядок записи, разрабатывал планы действий, инструктировал людей. На остальное не хватило времени, хотя это остальное, по его мнению, являлось ключом к раскрытию всего дела.

«Но где же все-таки этот ключ?» История представлялась темной и запутанной. «С одной стороны, материалы следствия, правда, следствия поверхностного и явно неудовлетворительного, но все же… С другой – утверждение Янки, что дядя жаловался на печень и никогда не пил спиртного. Утверждение, кстати сказать, подтвержденное светилами из Медицинской академии, лечившими Ковальчика. А наряду с этим все-таки свидетельство о смерти от сердечной недостаточности, виски, найденное в каюте кока…

Правда, все эти противоречия на поверку могли оказаться мнимыми. Повар, к примеру, вполне мог страдать и сердечным заболеванием, сам того не подозревая. Мог он, несмотря на больную печень, и позволять себе пропустить с приятелями стаканчик-другой. Известно, моряки в этом смысле народ не промах. Возможен и другой вариант: судовой врач мог поставить диагноз без достаточно тщательного обследования умершего, полагая это не нужным ни для покойного, ни для его родственников, оставшихся на берегу. Все это так. Но если принять за чистую монету заключение о кончине кока естественной смертью, то почему исчез его труп? Суеверия моряков? Моряки суеверны, это правда. Однако стали бы они в этом случае действовать так осторожно, чтобы не оставить ни одного следа, так профессионально, чтобы не повредить печати, не оставить на дверях ни одного отпечатка пальцев? Милицейский эксперт по дактилоскопии установил, что на дверной ручке холодильной камеры имелись только отпечатки пальцев капитана. Капитана, который лично эту дверь запирал и опечатывал. А нет ли доступа в камеру с другой стороны?» Об этом в документах следственного дела не было ни слова.

«Как могло случиться, что никто ничего не заметил? Вполне возможно, что в избавлении от трупа принимала участие вся ночная вахта, – ответил Бежан сам себе. – Остальные об этом знают, но молчат из чувства солидарности. Моряки народ спаянный».

Если все произошло именно так, то его, Бежана, версия лопнет как мыльный пузырь. Совпадение слов «Анна» и «кок» может оказаться совершенно случайным. Даже письмо из Амстердама о свертке, оставленном на хранение, ни о чем, собственно, tie говорит. Ковальчик, как и некоторые другие моряки, мог подрабатывать на разнице курсов валюты, а потом припрятать у своего знакомого в Амстердаме скопленные таким образом деньги, не желая почему-либо на этот раз провозить их контрабандой домой или просто собираясь истратить на месте.

А если все же, опираясь на информацию, полученную по специальным каналам, и на факты по делу Вейля, предположить, что повар, плававший на теплоходе «Анна», действительно был звеном финансирования шпионской деятельности в стране, то в чем тогда причина его смерти? Кроме того, в этом случае, вероятно, на корабле он действовал не один. Его наверняка кто-то прикрывал. Должен быть еще кто-то, кто ему помогал, а быть может, и просто за ним наблюдал. Если Ковальчика убрали, значит, он либо пытался надуть своих шефов, либо собирался их выдать, либо, наконец, допустил какой-то промах, который грозил агентуре провалом. В преступном мире действует закон: молчат только мертвые. Ликвидация трупа в этом случае была бы логическим следствием убийства: вскрытие трупа могло выявить подлинную причину смерти. На теле не было обнаружено никаких видимых следов насилия, следовательно, мог быть использован яд, вероятнее всего, подсыпанный в спиртное. Никто ведь не исследовал содержимое стакана.

«Однако, устраняя неугодного по каким-либо причинам человека, не проще ли было имитировать несчастный случай? Столкнуть, скажем, кока за борт? Но ведь могло не представиться подходящего случая… Черт побери! Все это только гипотезы, – терялся в догадках Бежан, – гипотезы, построенные фактически на песке».

И тем не менее внутренне он был уверен, что напал на верный след. Агентурная информация, наименование теплохода, смерть кока, исчезновение его трупа, письмо из-за границы, доказывающее не только нелегальные операции, но и намекавшее на какую-то реальную опасность, интуиция, наконец. Всего этого со счетов не сбросишь. «Письмо, кстати, не первое из пришедших на варшавский адрес родственницы. Она здесь сыграла роль почтового ящика. Сознательно? – Эту новую мысль Бежан тут же отбросил. – Вряд ли она так легко согласилась бы на возобновление следствия, понимая, что это грозит опасностью и ей».

Бежан задумался. В ушах зазвучал ее голос. Перед самым его отъездом они встретились. У нее дома. Трехкомнатная кооперативная квартира обставлена со вкусом и по последней моде. Правда, мода эта, как видно, стоила недешево. Цепелевская мебель, дорогие ткани, множество безделушек. Картины – цветные пятна. Все изящно, в тон.

«Как тебе нравится у меня? – спросила она, заметив, что он с любопытством осматривает ее жилище. – Все это я устроила уже после смерти дяди. Прежде тут был сплошной антикварный магазин. Дядя старался покупать только то, что подороже и поценнее. Он рассматривал это как вложение капитала. А я чувствовала себя здесь будто в мебельном комиссионном магазине».

Да, ему нравилось. Даже очень. Сам он никак не мог найти ни времени, ни средств на устройство своей холостяцкой квартиры. Самое необходимое у него, конечно, есть. Во всяком случае, есть где спать, а при необходимости и поработать. Но это скорее гостиница, а не дом. Гостиница, в которой его никогда никто не ждет. Порой не занятыми работой вечерами на него нападало чувство одиночества. В такие минуты он склонен был даже отказаться от своей теории, что работа в контрразведке требует жертв. Что только человек одинокий, как он, действительно свободен и независим, никому не обязан отдавать отчета в том, что делает, куда и зачем идет, когда вернется.

Но столовки ему изрядно надоели, и он с удовольствием принял приглашение Янки пообедать у нее дома.

После обеда он опустился в удобное кресло и, неторопливо прихлебывая черный кофе, расспрашивал Янку о ее жизни, о дяде. О его вкусах, интересах, привычках. Это помогало ему раскрыть образ человека, лучше понять мотивы его поступков. Над этим методом частенько подтрунивал одно время Погора, считавший, что их работа состоит только в том, чтобы собирать факты, доказательства, анализировать их и делать по ним выводы, а психология – это, мол, дело педагогов, а не оперативных работников. Однако метод Бежана с успехом выдерживал испытания Жизнью, и после того, как Погора пару раз обжегся на своей теории голых фактов и доказательств, ему пришлось умолкнуть.

– Каким был дядя? – повторила Янка вопрос. – Обыкновенный человек. Он с трудом окончил начальную школу. Локтями пробивался в жизни. По характеру был человеком жестким, себялюбивым, любил деньги. Но когда немцы во время оккупации расстреляли моих родителей, он взял меня к себе, заботился обо мне й по-своему воспитывал. Уважение и даже зависть вызывали у него только люди состоятельные. «Будут у тебя деньги, – не раз говорил он, – тебе все дозволено. Все тебе простится и все забудется».

– Ты разделяешь эти взгляды?

– И да и нет. Да, поскольку я ценю деньги как средство получения иных ценностей. Материальная независимость дает мне возможность учиться ради удовольствия, работу выбирать не только с точки зрения зарплаты и вообще пользоваться всякими жизненными благами. Но я не разделяю взгляда, что все можно купить за деньги. Не купишь, к примеру, дружбы, любви, уважения. А счастье ведь не только в красиво и удобно обставленой квартире, – она повела вокруг рукой, – для счастья нужно нечто значительно большее… Вот ты, например, ты очень мне нравишься. Но я знаю, что твое расположение нельзя купить ни за какие деньги.

Он опешил и постарался изменить тему:

– А ты не думала, что дядюшка добывал деньги, не гнушаясь никакими способами?

Она поняла и рассмеялась:

– Хочешь переменить тему? Ладно. Пусть будет по-твоему. Нет, не думала. Дело в том, что я вообще очень мало знала эту сторону его жизни. Но деньги у него были, это факт. В Сопоте он ими особенно не разбрасывался. Скорее наоборот – старался производить впечатление человека скромного достатка. Заботился, так сказать, о своей репутации. Но однажды мы поехали вместе с ним в родные места, и вот здесь он развернулся, швыряя деньгами направо и налево. Ему хотелось, как я понимаю, блеснуть своим богатством, вызвать зависть у друзей детства, по казать, что вот, мол, он, человек необразованный, благодаря своей смекалке и практичности выбился в люди и превзошел их, неудачников.

«Она сказала: заботился о своей репутации. О репутации чаще всего заботятся люди, которым есть что скрывать».

– Поезд прибывает в Гданьск! – вывел его из задумчивости голос проводника.

Глава XVI

Ясное до этого небо вдруг потемнело, будто кто-то набросил на солнце темную вуаль. Врону, шедшего пружинистым спортивным шагом в сторону палатки, ослепила вспышка. Свинец темнеющих с каждой минутой туч рассекла молния. Раздался грохот – предвестник надвигающейся бури. «Успею», – подумал он, прикидывая расстояние до палатки. Но не успел. Струи воды стегали по лицу, по спине, по плечам. Он промок до нитки в одно мгновение. Тропинка превратилась в бурлящий ручей, ноги скользили и разъезжались в жидкой грязи. В палатку он ввалился всклокоченный, мокрый и перемазанный глиной, словно искупался в болоте.

– Дайте полотенце, черти, – взмолился он, плюхаясь на топчан.

Пока он докрасна растирался жестким крестьянским рушником, Радзик полез куда-то в угол и извлек термос.

– Ну-ка, погрейся, – наполнил он стакан желтоватой жидкостью. – Тут, оказывается, одна бабка самогоном приторговывает. Вот мы и запаслись на всякий пожарный случай.

Врона выпил, крякнул, покрутил головой:

– Ну и ну! От такой еще скорее ноги протянешь. Сейчас бы зайти к Котарским на рюмочку коньяку!

А надо сказать, что через несколько дней после того, как Врона обосновался в деревне, он решил свести знакомство с Котарскими. Оказалось это даже проще, чем он предполагал.

В тот день дома оставалась одна Котарская. Визит симпатичного соседа дачника она восприняла с радостью.

– Наконец-то хоть один интеллигентный человек из столицы, – пропела она, закатывая глазки и усаживая его в мягкое кресло на колесиках. На столе, мгновенно покрытом белой скатертью, появилась бутылка коньяка и тарелки с закусками. – Вы знаете, я здесь так одинока, – стала она жаловаться, едва они выпили по первой рюмке за знакомство. – Буквально не с кем слова сказать! Как в пустыне. Одно мужичье. Взбрело же в голову моему забраться в такую глушь…

«О муже сказала „мой“. Видно, и сама из деревни», – подумал Врона.

– У вас же есть автомобиль, в любое время можно прокатиться в Варшаву, – поддержал он разговор.

Она безнадежно махнула рукой.

– На автомобиле? Как? У меня нет водительских прав, а Ванек с утра до вечера в поле. Говорит, дела. И зачем ему эта работа? Мы заслужили лучшей жизни. Да разве ему втолкуешь…

– Зачем же вы ехали сюда? Не могли его отговорить?

– Он сказал, что ему советуют врачи… Временно… А потом, мол, опять вернемся в Варшаву.

«Пожалуй, он не посвятил ее в суть дела, – мелькнула у Вроны мысль, – иначе она не стала бы болтать всей этой ерунды».

После четвертой рюмки они уже были на дружеской ноге.

– Приходите, пожалуйста, хоть каждый день, – кокетливо улыбалась Котарская. – Вы очень меня обяжете.

И он вскоре зашел опять. Хотелось поближе познакомиться с самим Котарским. Да и с хозяйкой невредно было поддержать отношения – болтливость ее могла оказаться полезной.

Котарский произвел на него впечатление человека очень заурядного, серого, неприметного. Лет сорока с небольшим, лысеющий, с брюшком. Рыхлое, безвольное лицо. Водянистые глаза на собеседника смотрят прямо. От неожиданного визита на лице ни тени смущения.

– Рад с вами познакомиться. Жена мне о вас говорила… Мы здесь недавно, не успели еще обвыкнуться в этом чужом для нас мире…

– Я слышал, у вас неважно со здоровьем и только из-за этого вы согласились на временное изгнание? – говорил Врона, исподволь наблюдая за собеседником.

– Да, да, я чувствую себя скверно. Иначе бы мы, конечно, ни за что не забрались в такую глушь. В городе ведь совсем иная жизнь. А вы где трудитесь, если не секрет?

На этот вопрос у Вроны был заранее заготовлен ответ.

– В промышленности.

– А, вот как! Наверно, интересная работа?

– Да, я конструктор.

– Это чуждая мне область. Мое дело что? Навоз, земля, – Котарский широко улыбнулся, – посеять, рассадить, убрать – это по моей части.

В тот вечер они заболтались, и Врона просидел у них допоздна.

– Человек должен наслаждаться жизнью, – разглагольствовал Котарский. – Но для этого нужны деньги. Вы знаете, во время оккупации я был батрачонком у одного хозяина. Настоящий пан. Двадцать гектаров отменной земли – чистый чернозем. Великолепный инвентарь. Скотный двор, амбары. Вся деревня у него в кулаке. Слово его – закон. Во всем околотке. А как он свое богатство скопил? Родственников ограбил. А потом вел торговлю с оккупантами, парней, девок отправлял на работы в Германию, если кто из родителей его не подмажет. И люди боялись его. А все почему? Богат! Кому хочется рисковать? Он любого мог в порошок стереть, а при желании и купить с потрохами. Имел деньги, имел и власть. Да что там говорить, я и сейчас таких знаю. Для них все доступно. Что хотят, то и делают, всюду пути находят. Да вы, наверно, и сами знаете, как оно делается. Перед деньгами никто не устоит!

Врона слушал внимательно. Ему хотелось понять психологию этого человека. Постичь, откуда в нем пренебрежение к окружающим, к среде, из которой он сам вышел, откуда безудержная страсть к деньгам. «Роль здесь играет не происхождение, – пришел он к выводу. – Котарский ведь выходил из бедной семьи, всем, что имеет, он обязан народной власти, а вот поди ж ты…»

Тут в палатке зажужжал зуммер радиопередатчика, возвращая Врону к действительности. Сигнал из тайника на кладбище.

– Черт побери! Там кто-то есть1 В такое время?!

А может, это просто дождь?

– Кто у нас на посту? – крикнул Врона и, не ожидая ответа, включил радиотелефон. – Я первый! У нас сигнал. Что видишь? Прием.

В трубке раздался голос Петшика:

– Видимость почти ноль. Но, по-моему, там опять железнодорожник… Да, точно. Это наш клиент. Кажется, что-то прячет…

Врона повернулся к Галензе:

– Передай Смоляку, пусть возьмет его под наблюдение. А я пойду проверю тайник. Дай команду Петшику, чтобы меня прикрывал.

Поежившись, он выбрался из палатки опять под дождь.

Глава XVII

На теплоход поднялись вечером, как и просил Бежан, хотевший произвести осмотр, не привлекая излишнего внимания команды.

Сопровождал его представитель воеводского управления милиции капитан Банасик, тот самый, который в прошлом году вел следствие по делу об исчезновении трупа Ковальчика. В качестве провожатого капитан теплохода оставил своего первого помощника. И тот и Банасик были явно недовольны неожиданно свалившимся на них неурочным заданием, ломавшим их заранее намеченные планы. И вот теперь они, один спереди, другой сзади, плелись без особого энтузиазма.

Осмотр каюты Ковальчика, где год назад и былобнаружен его труп, не дал ничего существенного. Впрочем, Бежан на многое и не рассчитывал. Он просто хотел познакомиться с расположением помещений. Глядя сейчас на стоящий в углу каюты чей-то чемодан, Бежан спросил у первого помощника:

– А что, вещи покойного, его бумаги переданы семье?

Тот помолчал, потом нехотя ответил:

– Нет, представьте себе, нет. Насколько я припоминаю, за ними никто не обращался.

«Ага, вот и еще один оставшийся незамеченным след. А вдруг в вещах что-нибудь интересное?»

– Где сейчас эти вещи? Я хотел бы их осмотреть.

– Хорошо. – Помощник капитана вызвал вахтенного матроса.

– Узнай, где хранятся вещи нашего кока, и принеси ключ.

Бежан с укором взглянул на Банасика. Как же можно было не осмотреть вещи?

– Упустили… – пробормотал тот.

– И не только это, – тихо, но достаточно выразительно сказал Бежан. – Почему, например, вы решили, что кок умер естественной смертью, если труп его испарился и вскрытия не было?…

– Врач… – начал было Банасик.

– При чем здесь врач! Разве не бывает, что врач, свидетельствуя смерть и давая заключение о ее причинах, ошибается и ошибка выясняется только при вскрытии?

Банасик хотел что-то ответить, но в это время в дверях каюты появился вахтенный.

– Чемодан кока в каптерке. Вот ключ. Каптеркой оказалась небольшая заваленная рухлядью каморка. С трудом они отыскали там чемодан.

Назвать его содержимое богатым было трудно. Несколько пар далеко не лучшего белья, бритвенный прибор, носки, полотенца. Черный, довольно дешевый выходной костюм.

– Костюм ему зачем-то понадобился! – проворчал первый помощник. – Формы ему не хватало?

Бежан не ответил, продолжая осмотр вещей. Его удивило отсутствие каких бы то ни было писем, бумаг. «Надо будет потом осмотреть внимательней».

– Напишите расписку, – повернулся он к Банасику, – Чемодан мы возьмем с собой. Вы уверены, что это вещи кока, ошибки тут нет? – спросил он затем у помощника капитана.

Тот посмотрел на него неприязненно.

– Уверен. Сразу после смерти кока приказал составить их опись.

– Можно ее принести?

– Можно. – Помощник едва сдерживал раздражение. Он снова вызвал вахтенного.

Просмотрели список вещей. Он полностью совпадал с содержимым чемодана.

– Давайте пройдем в холодильную камеру, где находился труп, – предложил помощник, надеясь тем самым побыстрее закончить этот осточертевший ему осмотр. – Ключ у меня с собой.

Бежан не возражал. И вот они в камере. Помощник со злорадным удовлетворением поглядывал на сразу посиневшие носы незваных гостей. «Тут вы долго не задержитесь, голубчики», – подумал он про себя.

Вопреки его ожиданиям Бежан стал внимательно осматривать все переборки сверху донизу, тщательно их выстукивать и ощупывать.

– По-моему, вы напрасно теряете время.

Бежан и на этот раз не ответил. «А вот, кажется, что-то интересное». Задняя стенка камеры оказалась не капитальной переборкой, а временной перегородкой из древесностружечных плит, стянутых болтами.

– А что с другой стороны?

– С другой стороны? – Банасик посмотрел на него растерянно.

– Да, с другой стороны перегородки, – пояснил Бежан. – У вас на схеме это не отражено. Перегородка же, как вытекает из смысла самого слова, должна что-то перегораживать. В этом, видимо, и кроется разгадка того, как исчез труп…

Банасик молчал. «Да и что тут скажешь? Проморгал, Им там, в Варшаве, делать, наверно, нечего. Тоже мне, важное дело отыскали! – подумал он про себя со злостью. – Завтра выговор мне обеспечен от начальника управления…»

– Что за этой перегородкой? – спросил Бежан помощника капитана.

– Аптекарский склад. Мы года два назад отгородили его по настоянию врача. Вход туда рядом. Отдельный.

– На склад можно войти?

– Вахтенный! Принесите ключ от медицинского склада! – крикнул помощник вместо ответа.

Когда принесли ключ и открыли дверь, Бежан сразу же подошел к перегородке, отодвинув с помощью Банасика стоящие возле нее ящики.

При свете фонаря, направленного на стену, было ясно видно, что болты сравнительно недавно откручивались. Вокруг них виднелись тонкие, едва заметные царапины от гаечного ключа.

– Итак, тело было вынесено отсюда, – Бежан постучал по перегородке.

Теперь уже заинтересовался и помощник капитана.

– Действительно, такой вариант как-то не пришел нам в голову, – проговорил он, подразумевая себя и капитана.

– Вызовите фотографа, – обратился Бежан к Банасику. – Следы от гаечного ключа необходимо зафиксировать и приобщить к материалам следствия.

После фотографирования Бежан и Банасик разобрали перегородку. Плиты разъединялись без всякого труда. Достаточно было вынуть две, и образовался проем, через который свободно мог пролезть человек.

– Сфотографируйте проем, – распорядился Бежан. – У кого хранился ключ от этого склада?

– У судового врача Петра Валяшека и у вахтенного. Доступ сюда имел только врач.

– Дверь запирается на один замок?

– Да. Но замок с секретом. Без ключа его не открыть.

Бежан вытащил из кармана связку отмычек. Попробовал. Первая же открыла замок. Замок был самый что ни на есть элементарный.

– Хорош секрет, – покосился он на моряка.

– Наши люди не носят отмычек, – огрызнулся тот.

– Значит, вы полагаете, что труп изъял врач?

– Нет, это невозможно. Пожалуй, вы правы. Вероятно, кто-то из команды все-таки подобрал ключ, – сбавил тон помощник капитана. – Что поделаешь, моряки – народ суеверный, считают, что покойник на борту приносит несчастье..

Бежан не стал возражать.

Глава XVIII

На этот раз Смоляк и Ясинский были застрахованы от случайностей. У обоих заграничные паспорта и валюта. Сообщение о том, что железнодорожник снова изъял вложенные Котарским в тайник материалы, застало их в полной готовности продолжать наблюдение за ним и за границей.

Как и в первый раз, сначала они довели его до Вавра. Теперь они знали, что здесь он живет. И вообще они знали теперь о нем довольно много. Фамилия его Вархол. Ему двадцать пять лет. На железной дороге он работает около полутора лет. Сначала был проводником на внутренних линиях. Зарекомендовал здесь себя хорошо, а когда выяснилось, что он свободно владеет немецким языком, сочли возможным удовлетворить его просьбу и перевести на международную линию. Так он попал в бригаду, обслуживающую поезд Варшава – Вена. Вархол был холост, жил в мансарде старого, отжившего свой век кирпичного дома. Выяснилось также, что он собирается жениться и просит о предоставлении служебной квартиры. Его невеста, некая Ванда Фиал, изучает германистику, отличается редкой красотой, любит модно одеваться, посещать рестораны, пользоваться успехом у мужчин. Ее мать, вдова штукатура, на свое и дочери содержание зарабатывает стиркой и уборкой. Из своих скромных доходов она не в состоянии удовлетворять потребности дочери. «Попробуй сама заработать хоть бы сотню на свои наряды», – отвечала она дочери, когда та приходила с претензиями, что вот, мол, подруги ее одеваются модно, а она…

Но у Ванды не было желания зарабатывать самой. Она полагала, что ее внешность и молодость – достаточные основания для удовлетворения ее потребностей. Матери своей и ее занятий она стыдилась. А потому ни подруг, ни своих кавалеров домой никогда не приглашала, объясняя, что предпочитает встречаться в «общественных местах», подразумевая под этим рестораны и кафе. Поклонников она выбирала из людей состоятельных, способных удовлетворять ее капризы. Почему она решилась на помолвку с Вархолом, парнем без особых возможностей, живущим на одну зарплату, это в свете выявленных о ней сведений могло представлять интерес. «Рассчитывает на благополучие, купленное ценой его предательства? Знает о его побочных занятиях и заработках? А может быть, даже сама их инициатор? Не исключена и такая возможность». Девушка, несмотря на помолвку с Вархолом и назначенный уже день свадьбы, продолжала тем не менее встречаться со своими прежними поклонниками. Наблюдение за ними и за самой девушкой было поручено отдельной группе. Смоляк и Ясинский занимались только Вархолом.

Смоляк занял место в первом купе от входа. Именно с этой стороны вагона, как он теперь знал, и помещается цилиндр, в который Вархол должен будет вложить доставленную Котарским на кладбище пленку. По ту сторону границы пленку эту – кстати, подмененную уже Бежаном – кто-то должен будет изъять. Смоляк посмотрел на часы. Без пяти час. Вархол выйдет не раньше двух. На этот раз Смоляку не надо будет совершать головоломных трюков на ступеньках вагона. У него есть зеркальце.

Это небольшое продолговатое металлическое зеркало размером пять на два сантиметра он укрепил на присоске с внешней стороны окна. Сконструировано оно так хитроумно, что плотно прилегает к оконной раме, составляя как бы ее часть, и в то же время позволяет наблюдать за всем, что делается на ступеньках вагона. Таким образом, теперь можно вести наблюдение, не выходя из своего купе.

Ясинский расположился в противоположном конце вагона. В его задачу входило наблюдать за лицами, которые в Вене, возможно, вступят в контакт с проводником. Их следует заметить и сфотографировать.

Правда, Смоляк был уверен – до личных контактов дело не дойдет. «К чему? Получатель вполне может сам незаметно изъять материал из-под вагона».

Других пассажиров в купе не было. Смоляк, тщательно загримированный, сидел один, внимательно, наблюдая в зеркало. Вдруг там что-то мелькнуло. Смоляк снова посмотрел на часы. «Два. Значит, распорядок не изменился, – он все время побаивался, как Ou что-нибудь не изменилось. – Ну теперь все в порядке. До границы можно, пожалуй, и поспать. Таможенники все равно разбудят».

И действительно, они его разбудили. Правда, визит их в его купе длился недолго – у него был с собой только портфель со сменой белья, бутылкой водки, куском колбасы и термосом кофе. Таможенники проверили паспорт и перешли в соседнее купе.

Смоляк встал, походил по купе, разгоняя сон. Потом достал портфель, вытащил термос и выпил чашку кофе. Открыл окно. В купе ворвался свежий ветер, и спать сразу расхотелось. Мысли работали четко и ясно. Смоляк сел, выключил свет. На память пришел последний напутственный инструктаж Бежана: «Надо иметь в виду два возможных варианта изъятия материалов из пенала. Первый и наиболее вероятный – пленку попытаются изъять, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, ночью на ходу поезда, сразу после пересечения австрийской границы. В этом случае вероятно, что на одной из первых же австрийских станций кто-то подсядет в вагон. И второй вариант, на мой взгляд, менее вероятный – пенал опорожнят после прибытия поезда в Вену. В обоих случаях действуйте по обстановке. Опыта вам не занимать. Но советую сосредоточить внимание на первом варианте».

Проехали Чехословакию.

Теперь поезд шел уже по территории Австрии. Вдали замелькали огоньки станции. Первая австрийская станция. Перрон, к которому подкатил экспресс, оказался с той стороны, куда выходило окно Смоляка. Он выглянул. В вагон село всего два человека. Хлопнула дверь. Шаги в коридоре. Какой-то мужчина заглянул в купе, занятое Смоляком, и вошел, поставив на полку небольшой плоский чемодан. Снял пальто, сел у двери. Смоляк, заслышав шаги, прикрыл лицо плащом и притворился спящим. Однако через небольшую щелку он внимательно наблюдал за незнакомцем. «Мужчина – высокий, худой, в отлично скроенном костюме. На пальце золотой перстень», – профессионально фиксировал Смоляк в памяти все детали.

Поезд тронулся. Новый пассажир достал сигарету, закурил, затянулся раз, другой, потом решительным жестом сунул окурок в пепельницу, встал и вышел в коридор. «Он! – пронеслось в голове у Смоляка. – Надо ждать, не скрипнет ли дверь. Чу! Знакомый звук. Теперь скорей к зеркалу. Так и есть! Он!» В зеркале отчетливо видна была фигура на ступеньках вагона. «Молодец, Бежан. Да и я не промах, – с удовлетворением усмехнулся про себя Смоляк. – Но и они не лыком шиты, – тут же подумалось ему. – Даже по свою сторону границы осторожничают, не стали ждать конечной станции…»

Снова тот же знакомый скрип двери. «Возвращается. Теперь должен бы зайти в туалет умыться. Ara, так и есть». Снова томительно тянутся минуты. Наконец хлопает дверь в туалете, и тут же сразу открывается купе. На фоне светлого квадрата двери фигура незнакомца. Он входит в купе, садится. Смоляк по-прежнему притворяется спящим. Выжидает. Потом как бы вдруг просыпается, сбрасывает с себя плащ, вскакивает, открывает окно и высовывается наружу. Незаметным движением снимает зеркало. «Хоть и ловко приделано, да чем черт не шутит!» А теперь оно уже ни к чему. Он поднимает обратно окно и сонным голосом по-польски спрашивает:

– Где мы находимся?

Спутник окидывает его пристальным взглядом.

– В Австрии. А вы куда направляетесь? – в свою очередь спрашивает он на чистейшем польском языке.

– В Вену. – Смоляк широко зевает.

– Значит, попутчики, – поддерживает разговор незнакомец.

Смоляк старается не упустить такой возможности:

– В котором часу мы прибываем? Я, знаете ли, первый раз… в командировку… – добавляет он. – Вы поляк? Прекрасно говорите по-польски, – Смоляк сыплет вопросами, доставая и протягивая спутнику портсигар.

Тот не отказывается. Смоляк предупредительно щелкает зажигалкой.

– Спасибо, – вежливо кивает незнакомец. – Позвольте представиться: Птачек, – он пожимает руку Смоляку. Тот называет себя. – Ну, поскольку все формальности соблюдены, я теперь по порядку отвечу на ваши вопросы. В Вене мы будем около полудня. Это изумительный город. Его стоит посмотреть. Вы надолго туда?

– К сожалению, нет.

– Ну если сумеете выбрать время, позвоните мне, я охотно покажу вам город. Мне доставляет огромное удовольствие быть гидом у земляков. Я живу здесь давно и знаю буквально каждый закоулок.

Смоляк рассыпался в благодарностях.

– Ну конечно, я с удовольствием воспользуюсь вашей любезностью, – он записывал номер телефона своего нового знакомого. А теперь предлагаю по рюмочке за новое знакомство! Я тут прихватил с собой бутылочку, – он ловко извлек из портфеля бутылку яжембяка. – И закусить кое-что найдется, – на столике мгновенно появилась колбаса, хлеб. – Определенно я родился под счастливой звездой – не успел приехать и встретил земляка!

– И я очень рад. Мне давно уже не доводилось быть на родине. Совсем оторвался от родных краев. Не знаю даже толком, что там сейчас происходит. Вам придется удовлетворить мое любопытство. Как столица? Все так же быстро строится?

Смоляк стал рассказывать. Выпили еще по одной. Беседа оживлялась. Смоляк вовсю старался произвести впечатление человека словоохотливого и общительного.

– Скучаю по родине, – в который раз повторял уже Птачек. – Сколько лет не могу никак вырваться! Все дела, дела – я служу коммивояжером в одной фирме косметики. Постоянно в разъездах, в хлопотах. Вот и сейчас возвращаюсь из командировки. А жизнь проходит. Так недолго и родной язык забыть. Поэтому вы понимаете, что значит для меня встреча с земляком…

Расстались они друзьями на венском вокзале. Смоляк обещал позвонить Птачеку вечером. Прощаясь с попутчиком, он видел, что Ясинский направился за проводником. Он за ними не пошел. С Ясинским была договоренность встретиться на вокзале.

Глава XIX

Опрос команды теплохода «Анна» длился уже второй день. Капитан Вальчак, один из наиболее способных офицеров Гданьского воеводского управления милиции, работал чуть ли не круглые сутки. Бежан личного участия в опросах не принимал, но Вальчаку дал подробные инструкции, указав, что необходимо установить и на что обратить особое внимание. Первые же беседы с матросами показали, что время стерло в их памяти многие существенно важные подробности.

– Я плохо помню уже этот случай, – заявил судовой врач Петр Валяшек. – Это было, кажется, так: матросы после вахты явились на завтрак. А завтрака не оказалось. Не было на месте и кока. Стали его искать. Пошли к нему в каюту. Она была заперта. В эту ночь механик Зеленчик, живший вместе с коком, ночевал в другой каюте, у товарища. Накануне они с коком, кажется, поссорились. Таким образом, Ковальчик в эту ночь был в каюте один. Дверь была заперта изнутри. Стали стучать. Никто не открывал. Тогда дверь выломали и обнаружили кока мертвым. Кто-то прибежал за мной. Я сразу же отправился на место, но мне там делать было уже нечего. Смерть наступила несколько часов назад. Труп окоченел. Я обследовал его. Чувствовался острый запах алкоголя. На столике в каюте стояла бутылка и стакан с виски. Все говорило за то, что сердце не выдержало чрезмерной дозы алкоголя." Жаловался ли он мне прежде на сердце? – Врач смотрел прямо в глаза Вальчаку. – Нет. Вообще из команды никто у меня постоянно не лечился. К судовому врачу, как правило, обращаются только в неотложных случаях. Собственно, судовой врач для этого и призван. Ковальчик, помнится, пару раз брал у меня нитроглицерин. Но это вещь обыденная – рейс у нас длинный, вентиляция на корабле скверная, и в жарких широтах у людей, как правило, обостряются всяческие недуги… Причем от рейса к рейсу все чаще. К тому же спиртное, значительные нервные перегрузки, физическое утомление… В таких условиях даже здоровое сердце может не выдержать.

– Вы давали кому-нибудь ключи от склада с медикаментами? – спросил Вальчак.

– Нет. Ни в коем случае. Ключ всегда при мне. В аптеке у меня хранятся запасы разных лекарств: обезболивающие средства, наркотики, в том числе и морфий. Судовому врачу ведь не на кого рассчитывать. А от наличия лекарств порой зависит жизнь и смерть людей. Но многие из лекарственных средств, как вы знаете, являются ядами, поэтому ключ от аптеки я храню как зеницу ока.

Показания врача звучали убедительно. Лицо честное, открытое.

Бежан, прослушав пленку с записью показаний врача – беседа записывалась на магнитофон, – согласился, что доктора Валяшека можно пока исключить из числа подозреваемых.

«Признавая, что под его личной опекой находился склад лекарств, многие из которых являются ядами, и утверждая, что ключа от склада он никому не давал, Валяшек как бы сам навлекал на себя серьезные подозрения. Ибо в таком случае только он мог воспользоваться этими лекарствами. Знал он также и о перегородке. Но если он был виновником исчезновения трупа, значит, и убийцей должен быть он. Одно обусловливает другое. Но мотив? Какой у него мог быть мотив? Черт побери, опять я начинаю искать мотивы, – выругал себя Бежан. – Если речь идет об устранении неугодного по каким-то причинам агента, то здесь решают не мотивы, а приказ!»

Бежан нашел пленку с показаниями Зеленчика, соседа кока по каюте. Зеленчик неохотно говорил о событиях той ночи.

– Не знаю… Не помню. Давно дело было, – повторял он в ответ на все вопросы. – Какие у нас были с ним отношения? Да никаких. Как со всеми. Иногда, случалось, ссорились. Обычное дело. Из-за чего? Мало ли из-за чего? Это корабль, а не дом отдыха. Смотришь, иной раз кто-нибудь и наступит на мозоль. А тут еще жарища… О покойниках плохо не говорят, но характер у Ковальчика был не сахар…

Судя по тому, как Зеленчик говорил о покойном, чувствовалось, что особых симпатий он к нему не питал.

– Если вам плохо жилось вдвоем, почему же. вы не просили перевести вас в другую каюту?

– А разве я говорю – плохо? Терпимо.

– Почему в ту ночь вы спали в другой каюте?

– После вахты я пришел в свою, но дверь оказалась запертой. Такого еще не бывало. Я решил, что кок нарочно заперся. Меня позлить… Ну и пошел спать к приятелю, у него как раз койка была свободная…

– Ковальчик часто выпивал?

– Я с ним не пил. Бутылки в шкафчике у него были, это точно.

– Знакомые у него в заграничных портах были?

– Знакомые у всех есть. А его знакомых не знаю. На берег он всегда ходил один. А если кого из команды в городе случаем встречал, всегда норовил за угол шмыгнуть. В портовых кабаках он мне тоже не попадался. Видать, в другие места ходил. А пил или не пил? Не знаю, не видел, врать не буду. Он все кашки себе разные варил, жаловался – печень болит. Может, притворялся? Всяк по-своему с ума сходит…

Опрос других членов команды и немногочисленных пассажиров из тех, кого удалось найти, ничего нового не дал. Большинство опрошенных в принципе о коке отзывались неплохо. Готовил хорошо, вкусно, разнообразно. Старался всем угодить. Ничего особенного о плавании в том рейсе вспомнить никто не мог. Рейс как рейс. Правда, стояла страшная жарища, в Бискайском заливе два раза попали в шторм, в трюме сорвался груз. Все были издерганы, часто вспыхивали ссоры. Вот, пожалуй, и все.

Истинной находкой оказался лишь один пассажир, корреспондент «Глоса» – Тадеуш Васьковский. Это было его первое морское путешествие. «Быть может, поэтому, – объяснял он Вальчаку, – я вел дневник. Собирался потом книжку написать».

Услышав о дневнике, Вальчак оживился, а когда узнал, что журналист принес его с собой, и вовсе обрадовался. Вместе они стали его листать. На странице, датированной двадцать вторым февраля, Васьковский записал: «Вышли из амстердамского порта с полуторачасовым опозданием из-за кока, который, сойдя на берег, куда-то запропастился. Капитан рвал и метал, а когда кок наконец появился, устроил ему разнос по всем правилам капитанского искусства. А кок только ежился и повторял: „Меня в городе приступ схватил“. Вид у него был помятый и возбужденный. На щеках красные пятна».

Вечером, прогуливаясь по палубе, журналист стал свидетелем ссоры.

«Выдашь – убью!» В ответ другой голос: «Прячь где хочешь, только не у меня». Опять первый: «Ты тоже не святой. Тюрьма давно по тебе плачет».

Один из этих голосов журналист узнал. Это был голос кока. «А чей же второй?» Васьковский притаился. Спустя минуту мимо него проскользнул как тень механик Зеленчик.

– На следующий день утром, – рассказывал Васьковский, – узнав, что кок ночью умер, я попытался сопоставить с этим подслушанную ссору. Но ничего путного так и не придумал. Механик не захотел даже говорить со мной о поваре. Другие тоже больше отмалчивались. Народ они дружный. После прибытия в порт я узнал, что труп кока исчез. На первых порах хотел было даже заняться этой историей детальнее. Побеседовал с некоторыми из знакомых мне матросов. Мнения их сводились в основном к тому, что кто-то из особо суеверных товарищей выбросил труп в море. Значительно позже я вспомнил, что на следующую ночь после смерти кока меня разбудил громкий всплеск. Будто что-то тяжелое упало в море. Иллюминатор у меня был открыт. С минуту я прислушивался, но на корабле все было тихо. Всплеск больше не повторился. Я решил, что мне привиделось это во сне, и снова уснул. Наверно, это тогда и произошло…

– Что еще во время рейса или после возвращения привлекло ваше особое внимание? – продолжал допытываться Вальчак.

Журналист задумался. Полистал дневник.

– Да, вот что еще. При выходе теплохода в рейс и при возвращении обратно досматривал его один и тот же таможенник. Помню, у меня тогда появилась в этой связи идея написать статью о таможенниках. Если какой-то корабль постоянно обслуживают одни и те же лица, им легко вступить в сговор с командой.

– Вы написали эту статью?

– Нет, навалились другие, более срочные дела… К тому же тут могла быть простая случайность.

– А вы смогли бы узнать в лицо этого таможенника?

– Конечно. У меня отличная память на лица. Так сказать, профессиональная.

На следующий день Вальчак вместе с дотошным журналистом отправился в таможню.

– Этот, определенно этот, – показал Васьковский на пятидесятилетнего полного мужчину, прошедшего мимо них по коридору.

Вальчак, распрощавшись с журналистом, занялся просмотром списка уличенных в контрабанде матросов «Анны».

Судя по этому списку, кок был чист как слеза.

Пару раз в «черный список» попадал механик Зеленчик. За провоз часов, рубашек и разной галантереи. Но поскольку он был отличным специалистом, по отношению к нему ограничились штрафом и изъятием контрабандных товаров.

Когда Вальчак выходил из таможни, он знал уже фамилию толстого таможенника – Ян Кроплинский. Установил он также, что распределением таможенников по объектам ведает некто Роман Порембский.

Все эти сведения Вальчак доложил Бежану, и они вместе занялись изучением графиков таможенных до смотров всех судов. Из них действительно вытекало, что таможенник Кроплинский постоянно входил в состав бригады, досматривающей теплоход «Анна». Бежан поручил взять под наблюдение работников таможни, а также – до отплытия теплохода – и Зеленчика.

Больше в Гданьске делать ему было нечего. Надо было возвращаться в Варшаву и разработать план на дальнейшее. Теплоход уходил в очередной рейс через две недели. У Бежана родилась мысль отправиться в этот рейс на теплоходе в качестве пассажира. Он полагал, что шестинедельное пребывание на борту по может ему в конце концов и установить причину смерти кока, и выявить соучастников. «Взять бы в этот рейс Янку, тогда можно бы выяснить заодно и вопрос с пакетом, оставленным коком на хранение в Амстердаме», – подумал он.

Янка. Он невольно улыбнулся при мысли, что, быть может, уже завтра ее увидит.

Глава XX

Антковяк выглядел весьма респектабельно. Когда он с шиком подкатил на черном «ситроене» к самому подъезду ресторана и чуть развязной походкой – он специально отрабатывал ее в течение Нескольких дней – направился ко входу, сам пан Ян, наблюдавший, вероятно, из окна квартиры за приездом нового посетителя, лично вышел его встретить и сопроводить. Узнав, что прибывший является приятелем его давних знакомых с теплохода «Анна», он принял его с распростертыми объятиями.

– Такой гость! Очень рад, – говорил он, подхватывая его под руку. – Чем хата богата!.. Примите мое приглашение на обед.

Антковяк слегка упирался, но пан Ян не уступал:

– Закон старопольского гостеприимства обязывает… Не смущайтесь – один обед в моей бедной хижине меня не разорит, – добавил он шутливо.

Они уселись в небольшом кабинете. Посетителей в ресторане было еще немного. Расчет Антковяка оказался верным: он специально приехал около трех часов, зная, что в ресторане в это время мало гостей и, значит, легче свободно поболтать с его владельцем и попытаться установить с ним приятельские отношения. А от этого в значительной мере зависело успешное выполнение порученного ему Зентарой задания. «Вы должны выяснить, – говорил ему полковник, – какие отношения связывали Вейля с коком; поддерживалась ли между ними связь после того, как Вейль списался с корабля?»

Антковяк знал Вейля по фотографиям, образ его жизни – по донесениям. Внешность пана Яна, его исполненная достоинства манера держаться, подчеркнутая элегантность в одежде – все это не вязалось с образом, какой он себе составил на основе донесений Антковяк подготовил себя к встрече с пройдохой валютчиком, И вот те на! – напротив сидел изысканный пожилой господин, по одному жесту которого мгновенно был накрыт стол на две персоны. Сгибаясь в поклоне, официант подавал закуски.

– Персонал у вас превосходно вышколен. Малейшие ваши желания схватываются на лету, по-моему, даже предугадываются, – пошутил Антковяк. – Вы же, войдя сюда, кажется, ни слова не сказали официанту, – добавил он, когда тот вышел за новыми блюдами.

Вейль улыбнулся:

– Люди у меня знают свое дело. Иных я не держу. Если они видят, что я вхожу с посетителем в кабинет, и слышат, что он мой личный гость, для них этого достаточно. Они понимают, что я хочу угостить человека как можно лучше, и подают все лучшее, что у нас есть. Впрочем, по такому принципу они обслуживают и других посетителей. Иначе кто стал бы нас посещать? Я в этих делах знаю толк, благо происхожу из дворянской семьи, – он сверкнул перед глазами Антковяка золотым перстнем с гербом. – Правда, теперь у нас демократия и такие вещи не в моде…

Он выглядел так изысканно, говорил настолько убедительно, что, не знай Антковяк его биографии, вполне мог поверить в легенду об аристократическом происхождении этого купеческого сына.

– Я убежал из дома. Меня с детства влекла романтика моря, – рассказывал о себе Вейль. – Восемнадцать лет я проплавал на кораблях. Немало, не так ли? За тех, кто в море! – поднял он бокал. – Будьте добры, расскажите о моих друзьях, меня крайне интересует, как им теперь живется. У меня давно нет с ними никакой связи… Любопытно, откуда они узнали, чем я теперь занимаюсь?

– Этого я не скажу, – ответил Антковяк, – но, вероятно, что-то слышали, поскольку направили меня прямо к вам.

Вейль подробно расспрашивал о знакомых, причем настолько подробно, что Антковяк от души себя поздравил с тем, что так тщательно подготовился к этой беседе. «В нашей работе, – внушал ему Бежан, – мельчайшая, казалось бы, совершенно несущественная, деталь порой может решить успех всего дела. Твои противники не глупее тебя. Никогда не следует недооценивать врага. Лучше его переоценить. Тогда больше шансов, что никакая неожиданность не застанет тебя врасплох».

И вот теперь Антковяк с благодарностью вспоминал эти наставления.

– Я плаваю сравнительно недавно, – подчеркнул он, – мне долго пришлось добиваться перевода из управления порта на корабль. Дело оказалось нелегким. Всюду нужна протекция…

– Или деньги, – вставил Вейль. – Это старая истина.

– Ну, положим, купить можно не всякого, – возразил Антковяк, забыв на мгновение о своей роли.

– Всякого, всякого, друг мой. С той только разницей, что каждого за свою цену. Одному хватит тысячи злотых, другому надо дать сто тысяч, а третий потребует за услуги миллион или равноценную услугу. Вы еще молоды. Поживете с мое, сами убедитесь в моей Правоте.

– Не всякий возьмет деньги за протекцию.

Вейль улыбнулся.

– Ну если не деньги – ибо это выглядит неэлегантно, – хотя я знаю вполне элегантных людей, которые берут, не моргнув глазом, то благодарность в виде подарка или какой-нибудь услуги. А это ведь тоже стоит денег. Порой даже больших, чем просто несколько злотых в карман вульгарному взяточнику. Вы плаваете, вам надо это знать. Да и рисковать порой приходится, чтобы провезти презент для благодетеля. А как не привезешь, если «ненароком» обмолвился: «Да вот хотелось бы для дочери…» Но тут уж приходится одаривать и таможенника, чтобы «не заметил», и так далее, и так далее…

Антковяк кивнул головой.

– Да, все это верно. Случалось такое и у меня. Пару раз пришлось натерпеться страха. На сушу возвращаться-то не хочется.

– На сушу возвращаются и за решетку садятся только те, кто занимается мелкими делишками. А оптовики… – он выразительно махнул рукой. – Можете мне поверить: все дело в цене. Нужно всегда знать, сколько кому, кого за сколько. Надолго вы приехали? – переменил он тему.

– На пару дней, – ответил Антковяк. – Мне хотелось бы здесь остановиться.

– О чем речь! Считайте себя моим гостем. Это доставит мне истинное удовольствие. Вспомню прежние годы. Я не такой уж крохобор и стараюсь помогать, людям. Взгляните на эти картины, – жест рукой в направлении стены, – поддерживаю вот молодые таланты. Потом я покажу вам свою картинную галерею. Человек порой должен отрываться от прозы жизни, общаться с миром прекрасного.

После обеда Антковяк осматривал галерею, притворялся восхищенным, хотя, по совести говоря, здесь немало было халтуры, хотя и оправленной в богатые золоченые рамы. И лишь здесь, в этой галерее, устроенной в зале на втором этаже, в полной мере проявился подлинный вкус хозяина, этого провинциального купеческого отпрыска. Одна из лубочных картин, на которой белый корабль прыгал по бушующему морю, позволила Антковяку вернуться к интересующей его теме:

– Похожую картину я видел как-то в доме у Ковальчика. Вы его знали?

Вейль на минуту задумался, как бы что-то припоминая.

– Ах да, это повар с «Анны». Он, кажется, умер?

– Да, умер. Знакомые говорили мне, что от разрыва сердца, с перепою.

– Возможно. Это был примитивный человек, хотя и хитрый. Никогда не попадался…

– А было на чем?

Вейль хитровато прищурил глаза:

– Сами знаете, каждому хочется заработать пару злотых. Только один попадается, а другой нет. Все дело в том, кому как удается. Если вам при случае понадобится валюта на обзаведение, заглядывайте «Под пихты». Друзья наших друзей – наши друзья. А сейчас отдохните пока здесь, – Вейль провел Антковяка в свой кабинет, – а я спущусь на минутку вниз. В зал. Без хозяйского глаза не обойдешься.

Оставшись один, Антковяк внимательным взглядом окинул письменный стол и разложенные на нем бумаги. Встал с кресла, выглянул на лестницу. Снизу доносился голос Вейля, отдававшего какие-то распоряжения. В одно мгновение Антковяк оказался возле стола. Быстро перебрал бумаги: счета, расписки, квитанции об уплате налогов, вырванный из блокнота листок. На нем от руки записаны какие-то расчеты. Антковяк внимательно их просмотрел, тренированная память запечатлела колонки цифр. Он уселся обратно в кресло, и как раз вовремя – на лестнице раздались шаги. В дверях показался пан Ян.

– Если хотите, прогуляйтесь по саду, – предложил он, – подышите свежим воздухом, осмотрите мои владения… А те несколько дней, что вы решили провести у нас, поживите у меня. Сюда, в кабинет, я распоряжусь поставить диван. Надеюсь, вам будет здесь удобно.

«Судя по всему, ничего компрометирующего в доме он не держит, – мелькнула у Антковяка мысль, – иначе вряд ли бы он стал приглашать в свою квартиру меня, человека ему фактически совсем незнакомого. Не такой уж он простак». Задумавшись, Антковяк Добрел до конца сада, упиравшегося в берег Вислы. Часа через два Вейль отыскал его на обрыве у реки и потащил с собой ужинать.

– Приехала моя пассия – актриса. Хороша штучка, – хвастался он по дороге. – Впрочем, увидите сами. А что делать? Надо уважать семейные традиции, – он многозначительно подмигнул. – Мой отец в свое время тоже имел на содержании артистку…

– Дануся, позволь представить тебе, – Вейль согнулся в полупоклоне, – моего друга, офицера торгового флота. Он только что приехал, и мы тут предавались воспоминаниям.

Женщина взглянула на Антковяка с любопытством.

– Ах вот как! Я охотно послушаю бывалого морского волка, – она кокетливо улыбнулась. – Расскажите о заморских странах, городах и океанах. Так ли уж они романтичны и прекрасны, как поется о них в песенках?

Антковяк галантно поклонился.

– Ах что вы! В обществе прекрасной дамы говорить пристало лишь о ней, – поспешил он уклониться от опасной для себя темы. «С такого рода рассказами нетрудно попасть и впросак. Вейль как-никак проплавал столько лет».

Хозяин охотно его поддержал:

– Действительно, дорогая, ты изумительно играла в прошлый понедельник, – он погладил ее по руке. – Предлагаю тост за твое здоровье!

Ужин затянулся далеко за полночь. Расходились, когда уже светало.

Глава XXI

– Итак, прошу докладывать установленные факты и свои предложения, – открыл совещание Зентара, как только Бася, расставив чашки с дымящимся кофе и блюдечки с традиционными эклерами, вышла из кабинета. – Начинайте вы, капитан, – обратился он к Антковяку.

– Вейль, – начал тот, несколько смущенный оказанной ему честью, – списавшись на берег, не поддерживал контакта ни с коком, ни с другими членами экипажа теплохода «Анна». Этот мой вывод подтверждается также и данными службы наблюдения. Круг лиц, с которыми Вейль поддерживает в последние годы отношения, не выходит за границы Варшавы и ее окрестностей.

– Следовательно, поставщик валюты и золота в этом круге? – перебил его Бежан.

– Судя по всему, да. Иное дело, откуда получает их сам поставщик. Однако до сих пор нам не удалось пока установить ни поставщика, ни источника, которым он пользуется. Есть, правда, одно довольно любопытное обстоятельство, – он протянул Зентаре листок с расчетами, обнаруженными на столе у Вейля. – Вы видите, здесь цифра двести умножена на шесть тысяч. Около шести тысяч сейчас стоит на «черном рынке» золотая двадцатидолларовая монета. А цифра двести означает, по моему мнению, количество монет, полученных Вейлем. Означенное произведение – один миллион двести тысяч – это, надо полагать, та сумма, которую он уплатил поставщику за двести монет. Далее, из этой суммы вычитается сто двадцать тысяч – очень похоже на десять процентов комиссионных, причитающихся Вейлю за осуществление сделки.

Все эти расчеты произведены не рукой Вейля. Можно предположить, что это почерк поставщика валюты.

– А ты не допускаешь, что сам Вейль и есть поставщик валюты, а неизвестный лишь посредник? – снова вмешался Бежан.

– Такой вариант возможен. Однако одно ясно: Вейль изготовлением фальшивой валюты не занимается, он получает ее из какого-то источника. Весь вопрос в том, из какого? – Антковяк умолк, обвел присутствующих взглядом, словно ожидая от них ответа, и сел на место.

– Если все известные нам факты, – по жесту Зентары поднялся Погора, – связать с тем обстоятельством, что наблюдение за железнодорожником, выполняющим функции связного, вывело нас на получателя шпионской информации – Птачека, а этот последний проходил по делу Шпадов, в котором фигурировали фальшивые монеты точно такого же образца, то можно сделать вывод, что мы вышли на след широко разветвленной шпионской сети.

Зентара одобрительно кивнул головой.

– Поручник Врона, – обратился он к сидящему напротив офицеру, – доложите содержание расшифрованных инструкций, доставленных в последний раз из Вены для Котарского.

Врона раскрыл блокнот.

– Котарскому предлагается на этот раз установить дислокацию, назначение и систему охраны военных объектов, расположенных в районе аэродрома и его ближайших окрестностей. Особое внимание обратить на радиотехнические средства. Из содержания инструкций вытекает, что Котарский не справился в нужной мере с выполнением ранее полученного задания…

– И неудивительно, – улыбнулся Зентара, – надо сказать, что наши коллеги из военной контрразведки, да и мы тоже, скажем без излишней скромности, неплохо потрудились для дезориентации не в меру любопытных… Продолжайте, поручник.

– В инструкции, кроме того, – Врона перелистнул страницу, – содержится весьма примечательная фраза: «Прилагаем чек. Реализация обычным порядком». И тут же к инструкции приложен значок, на котором выбито слово «Еврон». Это, вероятно, и есть чек. Вот его фотоснимок. – Врона выложил на стол несколько крупноформатных глянцевых фотографий.

– Что ты сказал? – Бежан так и подскочил на кресле.

– Я сказал, что к инструкции приложен чек в виде значка фирмы «Еврон». На нем, кроме того, нацарапана цифра «1».

– «Еврон». Это же след, на который напал Зелинский! Так вот почему его пытались убить! Теперь понятно. – Он повернулся к Зентаре. – Нам необходимо срочно взять на себя дело Зелинского. Ведь ему удалось установить адрес человека, вручившего ему деньги в обмен на значок.

– Согласен, дело мы затребуем. Но ведь адрес известен только Зелинскому. Свяжись-ка сейчас с больницей и узнай, не пришел ли он в сознание.

Зелинский в сознание не пришел. Более того, лечащий врач сообщил, что состояние Зелинского ухудшилось. Надежда спасти ему жизнь убывает с часу на час.

Расстроенный этим известием, Бежан положил трубку и вернулся на место.

– Теперь твоя очередь, – обратился к нему Зентара. – Доложи, что тебе удалось установить в Гданьске.

– Меньше, чем хотелось бы. Но все-таки удалось раскрыть, каким образом был похищен труп кока. Дополнительно взяты под наблюдение новые лица, и, в частности, два таможенных досмотрщика. Примечательно, что оба они работали в таможне на аэродроме, когда там произошла катастрофа самолета, на котором прибыли Шпады. Не исключено, что это еще одно звено, соединяющее в одну цепь дела: Шпады – кок – «Анна». Если теплоход – канал финансирования агентуры, то кок, безусловно, действовал не в одиночку. У него не могло не быть сообщников. Именно они его и убили, а затем ликвидировали труп. Не случайно в письме Лиссэ к коку содержится предостережение относительно компаньонов. Кстати, что удалось установить об этом Лиссэ?

– Феликс Лиссэ, – поднялся с места Погора, – двенадцать лет назад бежал за границу. Обосновался в Амстердаме. Открыл здесь торговлю товарами, пользующимися спросом у моряков. Охотно покупают у него и матросы с польских пароходов. Не составляет исключения и команда «Анны». Вполне возможно, что лавка Лиссэ, – одна из явок иностранной разведки.

– Сомнительно, – буркнул Бежан.

– Почему? – живо повернулся к нему Зентара.

– У них там тоже сидят не дураки. Материалы прошлых дел подтверждают, что каналы финансирования и связи в западных разведках в последние годы разделены. Вряд ли можно предположить, что, проявляя столь повышенную заботу о безопасности своей агентуры, они пошли бы на финансирование ее фальшивой валютой и притом через сеть, нередко состоящую из людей крайне ограниченых, разоблачение которых не составляет особого труда.

– Какова же твоя версия?

– Я полагаю, что часть Лиц, попавших в поле нашего зрения, используется иностранной разведкой не более как инструмент. Быть может, даже вопреки их воле. И в этом случае им нельзя даже инкриминировать шпионаж.

– Любопытно, но сомнительно. Едва ли столь крупные суммы могли бы передаваться через руки случайных людей.

– Ну что ж, это только гипотеза, – уклонился от спора Бежан. – Фактами в ее подтверждение я пока не располагаю.

– Поскольку и другие, я вижу, фактами больше не располагают, – не без иронии подвел итог Зентара, – перейдем к задачам на ближайший период. Итак, первое: Бежан в качестве сопровождающего Янины Ковальчик, которая должна будет получить в Амстердаме пакет своего дядюшки, отправится в путешествие на теплоходе «Анна». Это займет у него примерно четыре-шесть недель. За него останется Погора. Руководить группой ты будешь, – повернулся он к нему, – под моим личным контролем. Задачи группы… – Зентара на минуту умолк, прошелся по кабинету. – Врона по-прежнему остается на участке «Котарский». Не спускать с него глаз! Крайне, важно установить, каким путем он реализует полученный чек. Эта операция имеет особое значение. Тем более что Зелинский помочь нам не может. За эту операцию, – он повернулся к Погоре, – ты отвечаешь лично. Сегодня доложи мне представление о награждении Смоляка и Ясинского. Они отлично справились с заданием. Благодаря им теперь до конца раскрыта механика связи агентуры с разведцентром, выявлены источник и получатель шпионской информации, получены исчерпывающие изобличающие материалы. Жаль, конечно, что Смоляк не установил контакта с Птачеком в Вене. Возможно, удалось бы выявить что-нибудь новое… Но его можно понять: велик был риск и вероятность провокации. Впрочем, о Птачеке мы и без того знаем практически все.

Зентара встал, прошелся по кабинету, остановился возле Антковяка.

– Вы, капитан, продолжаете заниматься Вейлем. Основная ваша задача – установить источник получения валюты и поставщика. Все свободны. А ты, Юрек, – обратился он к Бежану, – на минуту задержись.

Зентара подошел к окну, настежь распахнул обе створки.

– Некоторые детали твоей задачи. В рейс ты отправишься в качестве двоюродного брата Янины Ковальчик. Паспорта и валюта вам заготовлены. Завтра получишь. Помощник капитана и вахтенный с «Анны», знающие тебя в лицо, временно переведены на другой корабль. Таким образом, в этом плане все должно быть в порядке. Но… Есть тут одно «но». Фамилия Янины и пакет, который она получит у Лиссэ, бесспорно, привлекут внимание сообщников кока. Разыскивать тебе их не придется – они объявятся сами. Одним словом, акция тебе предстоит рискованная. Как раз в твоем вкусе. Ты будешь там предоставлен сам себе… Не увлекайся, соблюдай осторожность, – в голосе Зентары прозвучала просьба.

– Не беспокойся за меня. Как говорится, бог не выдаст – свинья не съест. – Бежан не скрывал своей радости. Наконец-то ему предоставлялась возможность действовать самому, а не руководить действий ми других.

Глава XXII

Штормило уже несколько часов кряду. Корабль плясал на волнах как мячик. Янка в конце концов не выдержала этой бешеной пляски и сбежала из бара к себе в каюту.

– Укачало бедняжку, – заметил бармен, подавая Бежану рюмку коньяка. – А вам хоть бы что. Чувствуется закалка.

Бежан улыбнулся.

– Я тертый калач. А вот кузина впервые на море Слабый пол…

– Фамилия вашей кузины Ковальчик?

Бежан утвердительно кивнул.

– Она, часом, не родственница нашего покойного кока?

– Племянница.

– Значит, и вы вроде бы родственник?

Бежан прищурил глаз.

– Ну как вам сказать?… Так, седьмая вода на киселе. Двоюродный брат племянницы.

На этот раз улыбнулся бармен.

– Ну тогда выпьем. За успехи племянницы! А вы, верно, в отпуске?

– У сестры дело в Амстердаме, – Бежан исподволь присматривался к собеседнику. – А я просто так, за компанию… Люблю море, когда-то даже мечтал стать моряком…

– Хорошо, что вовремя передумали.

– Да нет, я не передумал. Просто меня не приняли в училище. Ковальчику больше повезло.

Бармен как-то двусмысленно усмехнулся:

– Будешь знать нужных людей, повезет…

– Я что-то не слыхал, чтобы у него были влиятельные покровители, – заметил Бежан. – Он говорил, повезло – оказалось вакантное место.

– Хм, когда нужно, можно и занятое сделать вакантным. Кок на пароходе должность завидная. Охотников на нее всегда хоть отбавляй. Повар у всех в почете. Даже у капитана. Вкусно поесть всякий любит. За это все прощается.

– А что ему было прощать-то?

– Кто из нас без греха. Только одному все с рук сходит, а другой отдувается.

– Я слышал, он пить начал.

– Всякое болтают, хотя, правду сказать, в бар он никогда не заглядывал.

– Говорят, покойник на корабле – плохая примета, потому его труп матросы в море и выкинули…

Бармен отвел глаза в сторону.

– Чего не бывает на пароходе… Да нечистую силу лучше не поминать…

Бармен вдруг замкнулся и замолчал. Ничего больше Бежан от него так и не узнал. Однако и услышанное наводило на некоторые размышления. Из проведенных ранее бесед с матросами можно было заключить, что никто из них, пожалуй, не верил всерьез в старый морской предрассудок о покойниках. Но как только речь заходила о смерти кока, все, как по уговору, словно воды в рот набирали. Бежан был уверен – они знали или, во всяком случае, предполагали нечто. Но как до правды докопаться?… Друзей у кока не было. Это факт. Но сообщники наверняка были. И это лишний раз подтверждалось, например, тем, что кто-то обшарил каюту Бежана. Из вещей, правда, ничего не пропало и все осталось на прежних местах, но наметанный глаз Бежана сразу приметил – в каюте был посторонний и рылся в его вещах. А чуть позже утвердила его в этой мысли и Янка.

– Ты знаешь, у меня такое ощущение, будто за мной все время кто-то наблюдает. Вечером на палубе стало холодно, и я вернулась в каюту за шалью. Мне показалось, что от дверей моей каюты метнулась какая-то тень. Шаль лежала на прежнем месте, на диване, но дверца шкафа оказалась открытой, хотя я хорошо помню, что, выходя, закрыла ее и даже заперла на два поворота ключа, иначе она все время открывается. Быть может, я слишком мнительна, но мне кажется, что в самом воздухе здесь носится что-то тревожное, грозное…

«Итак, вещи обысканы. Зентара оказался прав Фамилия Янки, ее родство с коком привлекли чье-то внимание. Чье? Убийцы кока? Его встревожили повторные опросы команды, возобновление следствия? Так или иначе, но, судя по всему, кто-то пытается выяснить цель нашего путешествия на этом теплоходе»

Бежан очнулся от задумчивости, подойдя к каюте Янки. Он шел справиться о ее самочувствии. У двери он остановился, прислушался. В каюте было тихо. Он постучал. Никто не отозвался. Встревоженный, он отправился ее искать.

– Вы случайно не видели моей сестры? – обратился он к попавшемуся ему навстречу Зеленчику.

– Вы родственник нашего кока? – вместо ответа спросил тот.

– А вы откуда знаете? – Бежан изобразил удивление.

– Я много чего знаю. Потому и опасаюсь. Мне надо с вами поговорить. Срочно.

– Хорошо, но попозже. Сейчас мне надо найти сестру. Она плохо себя чувствовала. Не случилось ли с ней какой беды…

– Ничего с ней не случилось, – ответил Зеленчик, – сидит с лекарем в библиотеке. – И тут же опять изменил тон: – Нам надо поговорить. Дело важное. – Говорил он возбужденно, поминутно оглядываясь. – И для вас и для меня…

– Ладно. Приходите сегодня после ужина ко мне в каюту, – согласился Бежан.

Он нашел библиотеку и неслышно приоткрыл дверь. Механик оказался прав. Янка действительно была здесь. С доктором. Оба увлечены были беседой. Злясь на пережитую о ней тревогу, Бежан довольно бесцеремонно нарушил их уединение:

– Ты уже здорова? – голос его прозвучал неожиданно резко.

Она вздрогнула.

– Ах, это ты? Доктор дал мне таблетку, и я сразу же почувствовала себя лучше. – Она оправилась от смущения. – Познакомьтесь: это мой двоюродный брат, а это доктор Валяшек.

Валяшек сдержанно поклонился.

– Присаживайтесь к нам. Вас, я вижу, морская болезнь не берет.

– Я заговоренный, – отшутился Бежан. – А не пойти ли нам в бар выпить по чашечке кофе?

– Блестящая идея, – с готовностью поднялся Валяшек.

И тут вдруг раздался пронзительный вой сирены. Они выскочили на палубу.

Человек за бортом.

По мокрой палубе с шипеньем скатывалась вода. Ветер превышал шесть баллов. Бежан поскользнулся, взмахнул руками, и прежде чем успел за что-нибудь схватиться, набежавшая волна свалила его с ног, потащив к борту. Кто-то из матросов подхватил его, крикнув в самое ухо:

– Идите отсюда! Зеленчика смыло!..

– Как же это случилось? – часом позже расспрашивал Бежан матросов.

Зеленчик вышел с боцманом на палубу. Боцман заступил на вахту, а Зеленчик сменялся и хотел дохнуть свежего воздуха после машинного отделения. А тут вдруг волна. Корабль швырнуло. Боцман упал, но в последний момент успел схватиться за поручень. Когда он встал, Зеленчика на палубе не было. Издали донесся вроде бы крик… Да и то неясно: не то крик, не то нет… Погода-то вон какая! Боцман поднял тревогу… Жаль человека. Хороший был мужик. А механик – золотые руки…

В эту ночь Бежан, потрясенный произошедшим, долго не мог уснуть.

«Случайность или убийство? Если второе, то единственный пока человек, которого можно не подозревать в причастности, это врач. Он все это время был с нами».

Глава XXIII

– Получил ты наконец донесение из Гданьска?! – В голосе Зентары звучало явное нетерпение.

– Так точно, – вытянулся Погора. – Вот шифровка.

– Докладывай! Да не торчи перед глазами, садись.

– Наблюдение за механиком Зеленчиком велось с двенадцатого по двадцать девятое августа, то есть до ухода в рейс. Установлено, что у него были встречи с частными торговцами. За это время он продал им около двух дюжин рубашек, судя по всему, контрабандных. В контакт с интересующими нас таможенниками не вступал.

– А другие матросы?

– Тоже не вступали.

– Странно, – Зентара задумался. – Значит, наши предположения, что перед выходом «Анны» в рейс деятельность всей сети должна активизироваться, не подтвердились… Но если агент действительно на этом корабле… Да, странно. Впрочем, возможно, мы их вспугнули повторным следствием? А что дало наблюдение за таможенниками?

– Ничего существенного. – Погора пожал плечами. – Круг их служебных и личных знакомств оказался весьма широким, и под наблюдение пришлось взять большую группу людей. Однако в итоге оказалось, что интересующие нас таможенники без сучка и задоринки. Ни в их поведении, ни в их биографиях не просматривается ничего, что хоть в малейшей мере подтверждало бы наши подозрения.

– В числе работников таможни, отправлявших в этот раз «Анну» в рейс, Кроплинский был? – спросил Зентара.

Погора кивнул головой.

– А что установлено о его начальнике, Порембском?

– Порембский не поддерживает личных отношений с Кроплинским, – начал Погора.

– А зачем ему их поддерживать? Они и без того ежедневно встречаются на службе, – перебил его Зентара. – Ну ладно, продолжай.

– Двадцать второго августа, то есть за неделю до отплытия «Анны», у Порембского дома собралась компания преферансистов. В обычном своем составе: Ян Зигфрид, Юлиуш Конопчинский и Зигмунд Шургот.

Преферанс, как было установлено, затянулся до утра. Такие встречи у Порембского проводились регулярно два раза в месяц и, как правило, всегда в одном и том же составе, так что связывать это мероприятие с предстоящим отплытием «Анны» не было никаких оснований. Правда, наблюдение за одним из партнеров, Зигмундом Шурготом, выявило одно настораживающее обстоятельство: третьего августа он выезжал в Варшаву. Вернулся пятого самолетом, вылетавшим из столицы в семь тридцать утра.

Факт этот примечателен был тем, что именно третьего в Варшаву выехал и Зелинский, а в ночь с четвертого на пятое на него было совершено покушение.

– С другой стороны, – рассуждал вслух Зентара, – это совпадение дат могло оказаться совершенно случайным. Шургот, как установлено, довольно часто выезжает в Варшаву по делам службы. Что он делал в столице на этот раз, пока не установлено, так как наблюдение за ним начато по связи с Порембским лишь с середины августа. Кстати, что нового по делу Зелинского?

– Все пока на мертвой точке, – нахмурился Погора. – Для розыска официантки Круповой, из-за которой произошел в ресторане скандал, было поднято на ноги все районное отделение. Оказалось, она, боясь ревности своего благоверного, сбежала к родителям и сейчас живет у них. Я поручил пригласить ее к нам на беседу завтра на девять утра. Но боюсь, беседа с ней не даст ничего нового.

– При всех обстоятельствах протокол ее показаний мне завтра принеси, – закончил беседу Зентара.

Вопреки ожиданиям беседа с Круповой дала довольно интересные данные.

Зелинского она знала несколько лет. Он помог ей однажды выпутаться из какой-то неприятной истории во время отпуска, который она проводила на побережье. С тех пор она приглашала его порой на чашку кофе в «Телемену», где работала в то время официанткой – ей льстило знакомство с журналистом. Однако встречи их были редкими, поскольку Зелинский в последнее время в Варшаву приезжал нечасто. Он не знал даже, что она вышла замуж. И когда четвертого августа около двух часов дня он вдруг позвонил ей домой, она была приятно удивлена. У нее как раз был выходной, и они условились встретиться в половине шестого в ресторане Дома техника. Ей, правда, не очень хотелось идти именно в этот ресторан, поскольку здесь часто бывал ее муж, но Зелинский все-таки ее уговорил.

Встретились они в вестибюле. Зелинский старательно выбирал столик и сел лицом к залу. Она сидела напротив. Адам, поначалу очень оживленный и разговорчивый, потом в какой-то момент вдруг умолк и все время пристально смотрел мимо нее в противоположный угол зала… Ей это не понравилось, и она хотела повернуться, чтобы посмотреть, что или кто так привлек его внимание. Но, заметив ее движение, он схватил ее за руку: «Не оборачивайся, очень тебя прошу!»

А спустя минуту возле их столика появился ее муж. Вспыхнула ссора. Муж увел ее с собой. Зелинский остался в ресторане. Что он делал потом, она не знает. Больше она его не видела.

– Из этих показаний можно сделать вывод, что Зелинский за кем-то наблюдал, притом за кем-то, встреченным неожиданно. Но за кем? – Погора хмурился и старался не встречаться со взглядом Зентары. – Опять тупик.

– Позвони в больницу, – посоветовал Зентара.

Сведения из больницы были неутешительны. Накануне вечером у Зелинского опять был сердечный приступ. Жизнь его висела на волоске.

Глава XXIV

– Юрек, посмотри, какой сказочный вид! – Янка схватила Бежана за руку.

Теплоход входил на рейд амстердамского порта. Вдали море огоньков. Казалось, кто-то сгреб все звезды небосклона и ссыпал их именно сюда, в это место. А рядом у борта разительный контраст: внизу, под ногами, непроглядная темь моря, обступившая корабль.

Бежан, сдержанный в выражении своих чувств, молчал, вбирая в себя прелесть открывшейся панорамы. Потом он перевел взгляд на стоявшую рядом Янку. В сердце снова закралась тревога за нее, не оставлявшая его с момента гибели Зеленчика. Бежан старался не отпускать от себя Янку ни на шаг.

– Ты ходишь вокруг меня как часовой, – шутила она. – Ну что может со мной случиться?

«Что может случиться?» Вопреки мнению капитана и сделанной им в судовом журнале записи: «Несчастный случай» Бежан, чем больше думал, тем определеннее приходил к выводу – смерть Зеленчика не случайность. «Он хотел мне что-то сказать. Если бы я его выслушал!.. А может, его и убрали из-за того, что он хотел мне что-то рассказать? Нас тогда подслушивали?… Ведь я, наверно, мог предотвратить это несчастье. И получить какую-то новую нить. А я всем этим пренебрег…»

Бежан не переставал себя укорять и тем заботливее опекал Янку. Он инстинктивно чувствовал, что именно сейчас настает самый опасный момент. Ночью он то и дело просыпался, прислушиваясь к звукам в ее каюте. Днем не отходил от нее ни на шаг, и порой ему самому начинало казаться, что ей уже порядочно надоела вся эта канитель. «Я, наверно, все преувеличиваю, – пытался он успокоить сам себя, – ничто пока не указывает на реальную опасность».

«Ничто? Так ли?» Несколько раз Янка незаметно исчезала из поля его зрения. Однажды он застал ее в баре, о чем-то тихо беседующей с доктором. Едва он вошел, они сразу же замолчали. «А может, мне это только показалось?»

– Завтра пойдем к Лиссэ за дядиным пакетом, – нарушила его размышления Янка.

Предполагалось, что «Анна» простоит в порту три дня – столько времени требовалось под погрузку. Таким образом, времени было более чем достаточно. «Но где хранить пакет во время рейса? Самое безопасное сдать его на хранение капитану», – убеждал Бежан Янку. В конце концов она согласилась, но во что бы то ни стало хотела отправиться за пакетом в первый же день стоянки.

– Не люблю ждать, – оправдывалась она, – просто умираю от любопытства.

Ночью теплоход вошел в порт, а около восьми утра катер уже доставил их на берег.

– Давай возьмем такси, – предложила Янка – Зачем зря тратить время. Вдруг это окажется далеко.

Лавка Лиссэ оказалась совсем рядом.

– Земляки – моя слабость, – суетился вокруг вновь прибывших хозяин, буквально обнюхивая их с головы до ног. – У меня все самого высшего качества, – расхваливал он товар, обводя рукой полки, ломившиеся от всяческого добра.

– Мы, собственно, совсем по другому делу, – прервала его Янка. – Я Ковальчик. Месяц назад я получила от вас письмо, адресованное моему дяде. Вот оно, – она протянула письмо в сером конверте.

Торговец недоуменно захлопал глазами.

– Почему же ваш дядюшка не прибыл сам?

– Не смог, – коротко ответила Янка. – Он прислал нас. Мы его доверенные.

– Не смог? – удивился Лиссэ. – Надеюсь, с ним не случилось ничего дурного? – Сарделькообразные пальцы потянулись за платком. Лиссэ вытер вспотевший лоб и опять засуетился: – Одну минуточку. Я только запру магазин. Сейчас, сейчас… Пройдемте наверх, в квартиру. Там обо всем и поговорим спокойненько.

Комната, куда они вошли, напоминала больше склад, чем жилое помещение. Лиссэ притащил откуда-то два стула, а сам опустился в старое, потертое плюшевое кресло.

– Дядюшка ваш по-прежнему любит креветки? – добродушно улыбнулся он.

– Нет, теперь он предпочитает устрицы, – поспешно ответил Бежан.

– Точно. Пароль вы знаете, значит, пакет – ваш. Янка~изумленно посмотрела на Бежана. В глазах ее читался вопрос. Бежан сделал вид, что не замечает этого.

– Знакомцы дядюшки, от которых вы его предостерегали, к вам больше не приходили? – спросил он Лиссэ.

– «Анна» здесь, значит, надо думать, сегодня-завтра зайдут, – ответил тот, вставая и направляясь куда-то за портьеру.

Минуту спустя он вернулся со свертком в руке.

– Вот, прошу проверить и пересчитать. Здесь должно быть полторы тысячи штук, – он протянул сверток Янке.

Она нетерпеливо дернула за шнурок. Слишком сильно – на стол со звоном посыпались золотые монеты. Целое состояние.

У Янки вспыхнули щеки. Она стала считать.

– Почему же все-таки дядюшка не взял монеты с собой, а оставил их у вас? – спросил Бежан у Лиссэ.

Тот неопределенно пожал плечами.

– Ему стало казаться, что за ним наблюдают.

– Но если его приятели приходили к вам за свертком, то они знали, что он оставил его у вас? – полувопросительно, полуутвердительно проговорил Бежан.

– Точнее – предполагали. Но пароля они не знали, и я догадался, что действовали они не от его имени. А без пароля я не отдал бы деньги даже самому дядюшке. Вы все пересчитали? – обратился он к Янке. – Я хотел бы открыть магазин. Для нас время – деньги.

– Сейчас закончу, – ответила Янка. – А это вам за хранение, – она отсчитала двадцать монет.

– За хранение мне причитается пять процентов, – заметил Лиссэ, будто не видя протянутой руки Янки. – Значит, всего семьдесят пять монет.

Янка медленно отсчитала. С явной неохотой.

– В этом свертке целое состояние, и вам ничто не мешало его присвоить. Вы честный человек, Лиссэ! – голос Бежана звучал вполне искренне.

– В нашем деле иначе нельзя. Один мой знакомый однажды об этом забыл. Через месяц полиция выловила его труп в море. Вот так-то… – Через черный ход торговец вывел их на улицу и попрощался…

– Заглядывайте, всегда к вашим услугам…

Когда они вышли на оживленную набережную, Бежан предложил:

– Давай сверток, я понесу.

– Не надо. Я сама, – ответила Янка, прижимая сверток к груди. – А скажи, что за пароль ты ему назвал? Откуда ты его узнал?

– Вот тебе и на! – изобразил изумление Бежан. – Ты же сама мне его сказала. На пароходе.



Янка сочла вопрос исчерпанным и не стала вдаваться в подробности. Лиссэ деньги отдал – значит, не о чем и говорить.

– Я пройду сейчас на пароход и спрячу деньги.

Бежан сразу подметил это «я». Не «мы», а именно «я».

– Ну, в каюте их не спрячешь. Надо отдать капитану.

– Ничего, что-нибудь придумаю.

– Как хочешь, – не стал настаивать Бежан.

Когда они поднялись на палубу теплохода, она ушла, не сказав ни слова. Бежан вернулся в город. «Действительно, не исключено, что сообщники Ковальчика опять явятся в лавку Лиссэ. Пожалуй, стоит за лавкой понаблюдать. А вдруг удастся кого-то опознать!»

Бежан отыскал неподалеку кабачок. Заказал кружку пива и сел у окна. Однако через четыре часа он решил отказаться от дальнейшего наблюдения: никто из команды теплохода в поле его зрения не появлялся. И вдруг, когда он совсем уже собрался уходить, на углу показалась знакомая фигура. Янка? Да. И притом не одна. Рядом с ней шел Валяшек. Бежан выскочил на улицу и последовал за ними. Пройдя пару кварталов, они скрылись в подъезде какого-то дома. Спустя несколько минут вслед за ними туда входил и он. Преградившая вход тучная, густо размалеванная, весьма преклонных лет дама, спрятав сунутую ей банкноту, жестом указала на вход в ресторан и на лестницу, ведущую вверх.

Сначала он заглянул в ресторан. Среди зеркал, дешевой позолоты и цветочных кадок – столики. Официанты во фраках. Клубы дыма. На эстраде какое-то представление.

И вдруг он увидел Янку. Она сидела за столиком под пальмой. Одна. «Где же доктор? Не отправился ли наверх к девочкам?» – мелькнула у него мысль. Характер этого дома не вызывал никаких сомнений, – Бежан отступил за дверь. Поднялся по лестнице. Длинный коридор. По обеим сторонам номера. «Комнаты свиданий?» Крадучись он двинулся вперед. Внезапно из какого-то темного угла коридора до него совершенно явственно донеслись слова, произнесенные на чистейшем польском языке!

– Как здоровье Анны Кок?

– У бедняжки мигрень. Завтра в семнадцать приходи за посылкой.

Прижимаясь к стене, Бежан двинулся на звук голосов.

– Лады. Количество прежнее? – послышался новый вопрос.

Голоса были где-то совсем рядом. Еще шаг, второй… Удар. В глазах вспыхнула ослепительная молния, и Бежан без звука свалился на пол.

Глава XXV

– Я – «Маргаритка», я – «Маргаритка», вызываю «Розу», – Врона поправил наушники и поднял боковое стекло.

– Я – «Роза», я – «Роза», перехожу на прием, – послышался голос Погоры.

– Подопечный следует на «вартбурге» в сторону Варшавы. Движемся за ним. Какие будут указания?

– Не прозевайте на этот раз. Жду донесений. – Погора выключил рацию.

– Хорошо ему говорить: «не прозевайте», – буркнул Врона, обращаясь к Рудзику. – Посидел бы сам на нашем месте! Хотел бы я посмотреть, что он сумел бы сделать в тот раз.

А «в тот раз» дело было так. В четверг после обеда, спустя два дня после второго визита железнодорожника, Котарский извлек из тайника инструкцию и значок. Потом, как обычно в это время, он вернулся домой. В пятницу до трех часов дня просидел в общинном совете. Оттуда вернулся домой и больше в этот день никуда не выходил. Вечером Врона зашел к Котарским «на огонек». Хозяин был явно не в духе, у Котарской – заплаканные глаза, и вообще отношения между ними заметно натянутые. Поняв, что попал не вовремя, Врона не стал засиживаться и поспешил откланяться.

В субботу с утра Котарский направился к Крашекам, у которых стоял его «вартбург».

«Как видно, собрался уезжать». Врона включил двигатель своего автомобиля и по радиотелефону вызвал Рудзика, приказав ему ждать у шоссе. В роще, невидимые для проезжающих по дороге, они остановились. Ждать пришлось недолго. Вскоре между деревьями мелькнул светлый «вартбург» Котарского. Они выехали из рощи и последовали за ним, держась на таком расстоянии, чтобы не терять его из вида. В городе расстояние пришлось сократить. Да и мало вероятно, чтобы в таком скопище машин он мог их заметить. Впрочем, если бы даже и заметил, что странного в том, что они выбрались в город за покупками или навестить свои семьи?

Котарский оставил машину возле аэровокзала «Лёта» на улице Варынского. Они остановились на противоположной стороне. Рудзик вышел из машины и пошел за Котарским. Врона остался за рулем.

– Агроном, – как рассказывал потом Рудзик Броне, – сел в зале за столик, на котором лежали газеты и журналы. Значок был уже у пего на лацкане пиджака. Рудзик даже не заметил, когда он его прицепил. Вскоре за тот же столик сел какой-то мужчина, спиной к Рудзику. Незнакомец закурил, положил на столик спички и стал просматривать газету. Потом он ее сложил, встал и вышел. Котарский достал сигареты и стал шарить по карманам, отыскивая спички. Не найдя, взял коробок, лежавший на столе. Закурил, Спички спрятал в карман и направился к выходу с толпой пассажиров, спешивших на посадку в автобусы авиакомпании. Рудзик подумал уж было, что Котарский собрался куда-то лететь, но нет – он обошел автобусы и не торопясь направился к своей машине.

К удивлению их обоих, Котарский развернулся и двинулся по улице Маршалковской тем же самым маршрутом, каким час назад они въезжали в город. Дважды он останавливался. Один раз возле магазина «Деликатесы», и второй – около аптеки. Оба раза возвращался с покупками. Вскоре сомнений уже не оставалось – он возвращался в деревню.

В понедельник утром агроном, как обычно, направился в поле на работу. К обеду вернулся домой. После обеда еще раз выходил в поле. На обратном пути повернул к дому Крашеков. «Поедет в Варшаву», – решил Врона.

Они опять ехали за ним. Теперь втроем: Врона, Рудзик и Галенза. Агроном остановил машину у кинотеатра. Неторопливо вышел, тщательно запер дверь, достал из бумажника билет и направился к входу.

Следовать сразу за ним было рискованно – он в любой момент мог обернуться, а толпа перед входом значительно поредела. Сеанс, видимо, уже начинался. Чтобы не быть замеченным, Рудзику пришлось несколько минут переждать. Когда наконец, потеряв еще драгоценные минуты на объяснение с билетершей, он вошел в зрительный зал, свет уже погас, и Котарского нигде не было видно. Пытаться найти его в темном и переполненном зале казалось предприятием безнадежным.

Врона решил вызвать оперативную группу и перекрыть все входы и выходы. Рассуждал он примерно так: «Агроном не покупал билета, значит, он получил его раньше. Не исключено, что в спичечном коробке. А если так, то, следовательно, он прибыл сюда на встречу. Остается надежда, что выйдет он вместе с тем, кто его ждал».

Увы, надежда эта не оправдалась. Котарский вышел один. Наблюдать за ним Врона оставил Рудзика, а сам отправился к Погоре доложить обо всем происшедшем. Погора был еще в управлении. Выслушав доклад, он недовольно поморщился:

– Как же вы так? Такая важная операция, а вы… Упустить такую важную нить!..

…И вот теперь, спустя несколько дней после описанных событий, в машине, опять следующей за «вартбургом» Котарского по направлению к Варшаве, Врона вспоминал все высказанное ему тогда Погорой. «Кто же мог предположить, – пытался найти он себе оправдания, – что в спичечном коробке окажется билет в кино, и кто мог знать, в какой кинотеатр и на какой сеанс? Теперь, конечно, проще. Теперь известно, по крайней мере, что в полученном вчера Котарским коробке должен быть билет в кино. Неизвестно, правда, в какой кинотеатр, но это уже детали».

– Франек, помни, – Врона явно нервничал, – твоя задача внимательно следить за соседями, сидящими по обе стороны от Котарского. Ты, – он повернулся к молча сидевшему Галензе, – будешь наблюдать за сидящим слева, я – справа. Надо запомнить лица, одежду, чтобы при выходе указать этих людей нашим. Дальнейшее наблюдение за ними примет оперативная группа. Действовать надо быстро. Времени в обрез – перерыв между журналом и фильмом. Ну, братцы, глядите в оба!

Въехали в город. На этот раз агроном остановился возле кинотеатра «Рим».

– Вызывай оперативную группу, – Врона передал микрофон Рудзику.

Выждав несколько минут, пока начнется сеанс, они вошли в фойе, тщательно загримированные. Слишком большой была вероятность, что сегодня остаться незамеченными им не удастся. План в общих чертах был таков: сразу после журнала, как только зажжется свет, они пойдут между рядов кресел, будто бы отыскивая свои места. Заметив Котарского, должны будут запомнить внешность его соседей и при выходе передать наблюдение за ними оперативной группе.

У входа в зрительный зал их остановил билетер.

– Только после журнала, панове!

Однако аргумент достоинством в двадцать злотых оказался достаточно убедительным:

– Проходите, но тихо, и садитесь на свободные места.

Вдоль стены они прошли почти к самому экрану.

«Пока все идет по плану, – с облегчением вздохнул Врона, стоя лицом к зрительному залу. – Так бы и дальше!»

Кончился журнал. В зале вспыхнул свет. Врона двинулся вперед, внимательно осматривая ряд за рядом. Пятый, шестой, десятый, двенадцатый. «Неужели нет?» Нервы напряжены до предела. И вдруг знакомое лицо. Котарский сидел в середине последнего ряда. У самой стены. Оба места рядом с ним были заняты. Врона напряженно всматривался в правого соседа. Старался запечатлеть его в памяти. «Какой-то сухарь. Счетовод», – окрестил он его про себя, садясь двумя рядами ближе на откидное место.

Свет погас. На экране вспыхнули и побежали титры. Но Броне было не до экрана. Он искал взглядом Рудзика и Галензу. Нашел – они стояли у стены по другую сторону зала. Облегченно вздохнул: еще каких-нибудь полтора часа, и все! Возвращение в деревню казалось ему теперь поездкой на курорт. Фильм начался, но Врона его не смотрел. Все его внимание сосредоточилось на сидящем справа от Котарского человеке. Краем глаза он видел его. «Не потерять бы только в сутолоке при выходе!» – нервничал Врона. Время словно бы остановилось. Минуты казались часами. Когда свет наконец зажегся, Врона весь обратился в зрение. «Счетовода» удалось обнаружить только у самого выхода. Врона протиснулся к нему сквозь толпу и шел, чуть ли не касаясь. На улице осмотрелся, поискал глазами своих. «Ага, вон Кшиштоф!» Едва приметным кивком головы он показал ему на незнакомца.

Кшиштоф кивнул: «Вас понял, наблюдение принял».

Теперь Врона был свободен и стал с нетерпением ждать Галензу.

– Ну как? – спросил он, едва тот появился возле машины.

– В порядке. Поехали.

На сегодня их миссия была выполнена.

Глава XXVI

Он открыл глаза. Помутненным взором обвел белые крашеные стены.

– Где я? Что со мной? – сорвался с его губ чуть слышный шепот.

– Вот так оно и бывает, когда в чужом городе отправляешься в одиночку к девочкам, – голос звучал шутливо.

Бежан вздрогнул. «Этот голос!» Он пробуждал какие-то неясные ассоциации. «Кто это?» Он снова приоткрыл глаза – над ним склонился доктор Петр Валяшек.

– Спокойно, спокойно, дорогой. Не двигайтесь.

– Что со мной?

– Как видно, какой-то портовый хулиган «приласкал» вас в той обители, куда вы заглянули. К счастью, там оказались и мы с Янкой. Мы-то и доставили вас на корабль.

Сознание постепенно возвращалось, а вместе с ним оживало в памяти и содержание подслушанного разговора.

– Прошу вас лежать спокойно, – повторил врач. – Боль сейчас пройдет. Я ввел вам морфий. Все, слава богу, обошлось благополучно. Кости черепа у вас целы. Придись удар на пару сантиметров ниже… – Он осторожно ощупал его голову. – Да, угодил бы нападавший на два-три сантиметра ниже…

– Сколько времени я здесь лежу?

– Со вчерашнего дня.

Бежан инстинктивно взглянул на часы. Стрелки не двигались.

– Сколько сейчас времени?

– Двенадцать. Двенадцать дня.

Бежан успокоился – не все еще потеряно.

– Могу я встать?

– Вам нельзя двигаться. Денек надо вылежаться. Советую вам поспать. Сейчас дам что-нибудь снотворное. Город и порт Янке я покажу сам. Очень жаль, конечно, что вы не сможете пойти с нами.

– Что с Янкой?

– Она дежурила возле вас всю ночь. Была очень встревожена. Видимо, она скоро придет.

И действительно Янка пришла.

– Юрек! Как ты неосторожен! – воскликнула она, наклоняясь над ним. – Мы нашли тебя на улице у входа в ресторан. Ты был без сознания. Я так испугалась! К счастью, ничего серьезного.

– Полежу сегодня, отосплюсь. Доктор, дайте, действительно, какую-нибудь таблетку. И оставьте меня одного.

Когда дверь каюты за ними закрылась, а шаги их в коридоре стихли, он попробовал сесть. Не удалось. Он упал опять на подушку. Попытался еще раз. На этот раз дело пошло лучше. Прежней резкой боли не было. Сознание работало быстро и четко.

До пяти часов дня в запасе было еще достаточно времени. Во всяком случае, достаточно для того, чтобы обдумать план дальнейших действий.

Как незаметно выбраться с теплохода? О происшествии наверняка знает уже вся команда, а значит, и заинтересованные. Кто-то за мной, безусловно, наблюдает. Выход один – просить о помощи капитана, – решил в конце концов Бежан.

Ему не пришлось даже идти в капитанскую каюту, капитан пришел сам узнать о здоровье пассажира, ищущего приключений. Услышав, что Бежан в таком состоянии собирается снова отправиться в город, он замахал руками:

– Одной шишки вам мало?! А отвечать мне?

Однако после долгих настояний он все-таки уступил и даже отозвал ненадолго вахтенного с тем, чтобы Бежан мог проскользнуть на берег никем не замеченный.

В порту он поймал такси. Пробило ровно три, когда он сел за столик в небольшом кафе неподалеку от дома свиданий, размышляя, как ему пробраться в эту обитель развлечений.

«Чудес не бывает. Меня, конечно, увидят. Но как тогда идентифицировать голоса? На свидание, назначенное в пять, придет, вероятно, кто-то из команды. Его я узнаю на расстоянии. А как узнать местного?» После недолгих размышлений он решил не входить в дом, а наблюдать за всеми входящими и выходящими после пяти часов дня. Моряки с «Анны», если они здесь будут, выйдут отдельно. За остальными – незнакомыми – можно наблюдать и с улицы. «Возможно, даже удастся сфотографировать, а заговорив, идентифицировать и голос». Это был лучший, да, пожалуй, и единственно возможный выход.

«А вдруг это доктор и Янка?! – пронеслось у него в голове. – Янка… Ее поведение в последний день, прогулки с доктором… Как все это понять? Сговор?! – Он не мог поверить. – А что, если она сознательно играла роль „почтового ящика“ своего дядюшки?» Бежан старался отогнать эти мысли. Они не только подрывали зарождающееся чувство, но и били по самолюбию – компрометировали его профессиональный нюх.

«Но откуда эти приязненные отношения с доктором? С какой целью приходила она в дом свиданки? Что делал наверху судовой врач? Один из голосов определенно принадлежал ему».

Он вздрогнул. На углу появились две знакомые фигуры. Бежан посмотрел на часы. Было почти ровно пять. Он вышел на улицу, укрылся в ближайшей подворотне. Дневное время облегчало наблюдение – в такого рода увеселительных заведениях оживление начинается только поздним вечером. А сейчас выходили и входили буквально единицы.

В часовой мастерской рядом часы пробили пять. И чуть ли не точно с последним ударом на улице появился пожилой седовласый господин с большой туристской сумкой в руке. Шел не торопясь, будто прогуливаясь. Останавливался, осматривал витрины, потом скрылся за дверью дома свиданий. Оттуда вышла женщина. Они почти столкнулись. Потом пробежал парнишка.

Бежан терпеливо ждал. Примерно через час дверь отворилась. На улицу вышли доктор и бармен Адамчик, тот нес туристскую сумку, с которой – Бежан был уверен – входил в дом пожилой господин. «Бармен?! Вот это открытие. Всегда почтительный, приветливый, обходительный, готовый оказать любую услугу. Этого я, признаться, никак не ожидал», – подумал Бежан.

Он продолжал внимательно наблюдать за выходящими. Время тянулось нестерпимо медленно. Пожилой господин вышел из заведения только через два часа. Без сумки.

Бежан двинулся за ним. Длительное ожидание, теперь эта прогулка. Он начинал ощущать усталость. Возвращалась дурманящая боль в голове и слабость. На лбу выступили капли пота. Бежан начал опасаться, как бы не отказали ему ноги. Усилием воли он заставил себя ускорить шаг – надо во что бы то ни стало успеть заговорить с этим господином.

Он поравнялся с незнакомцем, когда тот открывал дверь, украшенную сверкающей вывеской.

– Простите, не могли бы вы сказать, который час? – обратился к нему Бежан по-немецки.

Тот посмотрел на часы.

– Без десяти семь, – ответил он на том же языке.

– Спасибо, – Бежан с облегчением вздохнул. Голос был тот самый. Он прошел еще немного вперед и прислонился к стене дома. Его поташнивало, кружилась голова. Чуть передохнув, он повернул обратно, прошел мимо подъезда, в котором скрылся незнакомец. На вывеске сверкало бронзой: «Л. Адамс и К0».

Из последних сил Бежан добрался до стоянки такси. С непередаваемым наслаждением опустился на мягкое сиденье.

Глава XXVII

– Я – «Агата», я – «Агата», вызываю «Розу», вызываю «Розу», – ожила рация.

– Я – «Роза», я – «Роза», – включился Погора. – Перехожу на прием.

– Объект сел в трамвай. Едет в направлении Маршалковской. Следуем за ним. Какие будут указания?

– Действуйте в соответствии с планом. Не выпускайте его из вида. Об изменениях обстановки докладывайте. – Погора щелкнул выключателем. Откинулся на спинку кресла. «Агата» приняла наблюдение за человеком, сидевшим в кино справа от агронома. «А что с левым соседом? Почему до сих пор нет донесений от „Ванды“? Не ушел ли он от них? Конечно, из этих двух интересующим нас может быть лишь один, но какой именно – покажет только наблюдение». И он с нетерпением ждал донесений от «Ванды», то и дело поглядывая на часы.

– Я – «Ванда», я – «Ванда», – голос был едва слышен.

«Наконец-то!» – Погора нажал клавишу.

– Я – «Роза», я – «Роза». Что с вами? Почему молчите?

– Подопечный находился в кафе на Пулавской. Неподалеку от площади Унии. Направился сюда прямо из кино. Сидит один. Ведет его Кшиштоф.

– Немедленно докладывайте о каждом его шаге.

Снова отозвалась «Агата»:

– Наблюдаемый вышел на Маршалковскую! Идет в направлении вокзала Средместье. Следуем за ним.

Погора ходил по кабинету в ожидании дальнейших донесений. На этот раз ждать пришлось недолго. «Ванда» доложила, что наблюдаемый вышел из кафе и следует пешком в направлении Мокотовской.

Минуту спустя отозвалась рация «Агаты»:

– Вошел в здание вокзала Средместье. Ведет его Адам.

Через несколько минут снова доклад:

– Купил билет до Отвоцка. Адам поедет с ним. Мы – тоже.

– Вошел в дом на Мокотовской, – доложила «Ванда».

– Наблюдайте за домом. Установите номер квартиры и фамилии жильцов. Жду донесений.

Погора выключил рацию и заходил по комнате, стараясь таким образом убить время, ползущее черепашьим шагом.

Через час он сам вызвал «Агату».

– Почему молчите? Что с подопечным?

В голосе отвечавшего слышалась неуверенность:

– Мы его потеряли. Из поезда он не выходил, но и в вагонах Адам его не обнаружил.

– Но хотя бы словесный его портрет дать можете?

– Да.

– Передайте его немедленно. Жду. С этим-то уж, надеюсь, вы справитесь, – не смог он удержаться от колкости.

Минута молчания, потом подчеркнуто официальное:

– Слушаюсь!

Он стал вызывать «Ванду». Здесь ничего нового не произошло. Наблюдаемый из дома не выходил. Фамилию хозяина квартиры, в которую он вошел, установили: Аполлинарий Крапа.

– Продолжайте наблюдение за домом. Если тот выйдет, двое до особо распоряжения оставайтесь на месте, остальные продолжайте наблюдение за объектом.

Закончив разговор, Погора позвонил Зентаре. Доложил обстановку.

– Свяжись с Антковяком, установи, фигурирует ли Крапа в числе знакомых Вейля.

Да, эта фамилия там значилась. Аполлинарий Крапа, проживавший, как установила служба наблюдения, на Мокотовской улице, оказался старшим инспектором финансового управления. Это было открытие. Зентара немедленно поехал на службу.

– Итак, еще одна птица из того же самого гнезда, – проговорил он, входя в кабинет, где его ждали Антковяк и Погора. Наблюдение за человеком, который оставил Котарскому коробок спичек с билетом в кино – «человек со спичками», как именовался он в протоколах, – привело именно в это же управление, в кабинет инспектора Винцентия Звардоня.

Звардонь, как выявила срочно и тщательно проведенная проверка, человек в возрасте уже за шестьдесят, был известен своей угодливостью перед начальством и стремлением снискать его расположение. И начальство его жаловало. Его ставили в пример, другим работникам, выдвигали, награждали, премировали.

Со Звардонем, как вытекало из донесений, поддерживал дружеские отношения Ян Вейль.

Вейль поддерживал также отношения с Аполлинарием Крапой, на которого и вывело теперь наблюдение.

Аполлинарий Крапа среди сослуживцев пользовался репутацией человека, живущего весьма скромно. Единственный маршрут этого пятидесятилетнего инспектора ежедневно пролегал только по трассе: дом – работа и обратно. Дома, с семьей, он проводил все вечера, все выходные дни и все праздники. По воскресеньям перед обедом обычно выскакивал на минуту в ближайшую забегаловку пропустить рюмку-две и тут же возвращался обратно домой. На прогулки выходил только с семьей: с женой и детьми-подростками. На работе, куда неизменно являлся с редкостной пунктуальностью, часто вдавался с коллегами в дискуссии об упадке нравов и Всеобщем попрании морали. К представителям частного сектора относился с недоверием, то и дело требуя от них различных сведений и данных, достоверность которых поручал затем проверять своим подчиненным.

– Умеет маскироваться, – усмехнулся Погора, – но теперь-то вопрос ясен. Он, вероятно, и есть тот тип, который передает агентам деньги.

– Не говори «гоп»… – остудил его пыл Зентара. – А если это делает тот, второй, который ушел из-под наблюдения?

– Не может быть. Все сходится. И кино, и связь с Вейлем.

– И тем не менее мы не можем отказаться от выяснения личности того, второго. Внеси коррективы в задачи «Ванды», – приказал Зентара Погоре. – Двое пусть останутся для наблюдения за квартирой и Крапой. Остальные могут вернуться. Там они пока не нужны.

Погора стал вызывать «Ванду», а Зентара углубился в изучение списка и характеристик служащих управления финансов, связанных с Вейлем. «Поскольку наблюдение навело на двух лиц из этого управления, а в записной книжке Шпадов оказался номер телефона тамошнего коммутатора, не исключено, что есть здесь и другие… Эти два, пожалуй, лишь пешки».

Зентара достал характеристику начальника отдела. Марцелий Адамовский считался человеком спокойным, уравновешенным, требовательным к подчиненным. Не скупился на выговоры за малейшие нарушения трудовой дисциплины, сурово карал за всяческие злоупотребления. Нескольких служащих управления, уличенных в связях с частными предпринимателями, уволил как утерявших доверие, дела других передал прокуратуре. Образ его жизни и бюджет не вызывали никаких подозрений. Вне работы имел несколько увлечений. Одним из них был небольшой сад, з котором он любил копаться, выращивая цветы и разводя пчел. Другие? Посещал наиболее интересные спортивные встречи, сам числился почетным членом клуба «Варта». Коллекционировал почтовые открытки с изображением часов разнообразнейших отечественных и зарубежных фирм. Нередко с гордостью демонстрировал свои коллекции коллегам по работе и даже начальству.

Вейль бывал у него во время своих визитов в управление и всегда встречал радушный прием, хотя, собственно, это ни о чем не говорило, поскольку тот заходил и к другим сотрудникам.

«Только ли валютные спекуляции или наряду с этим и деятельность другого рода?» – размышлял Зентара, отдавая распоряжение установить наблюдение за всеми служащими финуправления, вступавшими в контакты с Вейлем. Затем еще раз внимательно просмотрел списки связанных с ним частных торговцев. Характер этих связей внешне казался ясным: торговые сделки, легальные и нелегальные. Версию Погоры о том, что и в этой среде следует искать нити шпионажа, он склонен был отвергнуть. Очень уж примитивной и ограниченной была здесь публика. Все они в основном открыто стремились к обогащению, и круг их интересов не выходил за рамки купли-продажи. Вряд ли стали бы иностранные разведки вербовать такую агентуру.

«Впрочем, иное дело вариант Бежана, – мелькнула у него мысль. – Действительно, можно допустить, что кого-то из них разведка использует как орудие, не посвящая в суть дела, просто как свой инструмент. Нет, пожалуй, мало вероятно, – решил он в конце концов, взвесив все „за“ и „против“, – слишком большой риск.

Бежан… Как он там? Совсем один, без всякой помощи, – тревога за друга не покидала его все последние дни. – Не попал ли в беду?»

Глава XXVIII

Свой выход в город Бежану не удалось сохранить в тайне от Янки и Валяшека. Вернувшись в порт, он не смог самостоятельно подняться по трапу. Матросы внесли его и уложили обратно в лазарет, где он провел предыдущую ночь.

– Не приведи господь таких пациентов, – сокрушался вызванный к нему доктор. – Куда вы подевались? Опять сбежали в город? Не могли уж хотя бы пару часов полежать спокойно! – Говорил он полушутливо, но в тоне его слышалось недоверие.

– Надо было кое-что купить, – пробормотал Бежан, чувствуя, что звучит это неубедительно. – Завтра всем вам расскажу. Чуть только отдышусь.

– Ладно, беседу откладываем до завтра. Но только до завтра.

Эту фразу Бежан воспринял как угрозу. И тем не менее после ухода врача он сразу же погрузился в глубокий сон. Спал почти двенадцать часов. Пробудившись, выглянул в иллюминатор. Порт удалялся. Теплоход выходил в открытое море.

В пижаме, перебросив через плечо костюм, Бежан направился в свою каюту. Только он собрался открыть дверь, как вдруг услышал тихие, будто крадущиеся шаги.

– Наконец-то я вас нашел. Принес вот вам завтрак, – Адамчик, как всегда, был сама вежливость.

– Спасибо, но я не хочу есть. Приду к обеду.

– Может быть, помочь вам одеться? – не отступал стюард.

– Нет, благодарю. Я справлюсь сам. – Он захлопнул дверь перед самым носом навязчивого посетителя.

Двумя часами позже на палубе он увидел Янку.

– О чем задумалась?

Она резко повернулась, словно застигнутая на месте преступления. Нахмурилась.

– А тебе что за дело?

Он пожал плечами.

– Прости, я не знал, что ты не в настроении. Что случилось?

– Зачем ты продолжаешь вмешиваться в мои дела? – резко спросила она.

Наступило неловкое молчание. Бежан понял, что продолжать сейчас разговор бессмысленно, и, не сказав больше ни слова, вернулся к. себе в каюту. Надо было в спокойной обстановке обдумать план дальнейших действий. Игра осложнялась.

Из задумчивости его вывели донесшиеся из коридора голоса – ее и врача. Скрипнула дверь в соседней каюте – каюте Янки. Бежан припал к иллюминатору. К счастью, в соседней каюте он тоже был открыт, и Бежан явственно слышал каждое произнесенное гам слово.

– Прошу вас, садитесь, доктор. – Голос Янки. – Сейчас можно докончить наш вчерашний разговор. Юрек нам не помешает, он на палубе.

– Будьте с ним осторожней, – голос доктора звучал вкрадчиво. – Не хотелось бы вас огорчать, но ваш братец очень смахивает на шпика. Зачем он нас выслеживал? Хорошо, что вы отдали сверток мне на хранение. Теперь он, по крайней мере, в безопасности.

– Я очень вам благодарна за помощь и советы. Когда я могу взять его обратно?

– После рейса. Я пронесу его на берег и отвезу вам прямо домой в Варшаву. Естественно – не даром. За труды мне – пять процентов.

– Вы обдираете меня как липку.

– Лучше лишиться нескольких монет, чем потерять все. Игра стоит свеч. Ваш дядюшка – мой друг – действовал так же.



– Мой дядя составил свое состояние на контрабанде?

– Контрабанда – дело не предосудительное. Каждый хочет как-то подработать. Главное – не попасться. А все-таки вы не знаете, зачем ваш братец направился за нами в дом свиданий?

– Думаю, что он оказался там случайно. Ваш брат мужчины падки на такого рода развлечения. Лучшее тому доказательство вы сами. Вы ведь тоже куда-то исчезли на целый час, оставив меня одну.

– А вы все-таки как-нибудь поделикатнее спросите у него. Да неплохо бы также выяснить, не догадывается ли он, что именно мне вы передали на хранение пакет. Поведение его мне кажется весьма подозрительным.

– Нет, я не стану этого делать. Он, чего доброго, подумает, будто я из ревности. А что касается свертка, то он не знает даже, что в нем содержится. К Лиссэ он со мной не заходил. Я попросила его подождать в кафе, пока сделаю кое-какие покупки. Он, наверное, думает, что я купила какие-нибудь тряпки.

Бежан напряженно вслушивался в каждое слово. Все стало ясно. Янка пытается его обезопасить. Ведет игру на свой страх и риск. Теплое чувство к ней поднялось у него в душе. «Так вот, значит, в чем причина перемены в ее поведении!» Он с облегчением вздохнул. «Сверток в руках доктора. И пока он в его руках и пока Валяшек полагает, что от Янки будет узнавать о его, Вежана, намерениях, сама девушка в безопасности». Вечером он пригласил Валяшека в бар.

– Ваше здоровье! – поднял Бежан бокал. – Благодаря вам я превосходно себя чувствую. Здорово вы меня вылечили. А кулак у этого типа был крепкий. Как у вас, – он внезапным движением схватил своей рукою ладонь Валяшека и стал ее внимательно разглядывать. Тот резко вырвал руку.

– А с какой целью, собственно, вы тогда отправились в это уютное заведение? – спросил вдруг доктор.

– Что значит – «с какой целью»? Познакомиться с амстердамскими красотками. Опыт обогащает. А иной раз и услышишь вдруг что-нибудь любопытное, – Бежан умышленно перешел на шепот.

– За опыт, бывает, приходится дорого платить. На вашем черепе хорошее тому доказательство.

– Что делать! Обретение опыта, как и сама жизнь, имеет и светлые и теневые стороны, – философски проговорил Бежан. – А кстати, о жизни… Скажите, как здоровье Анны Кок?

В глазах Валяшека что-то дрогнуло.

– У бедняжки мигрень, – последовал мгновенный ответ.

Бежан решил идти ва-банк.

– В последнее время милиция стала проявлять повышенный интерес к теплоходу и команде. Шеф направил меня в этот рейс проверить, не угрожает ли вам провал. Видите, как все просто объясняется! – усмехнулся Бежан.

– Ничего себе просто! Черт побери! Почему ж вы не объявились раньше? Еще чуточку, и мой помощник отправил бы вас в лучший мир. Мы решили: шпик.

– Я должен был проверить вас за работой. Пришлось идти на риск. Зато теперь я уверен, что все в порядке и работаете вы чисто, – говорил Бежан чуть покровительственным тоном. – Так я доложу шефу.

– А почему вы отправились в это путешествие вместе с Ковальчик? Она с нами связана?

Бежан пожал плечами.

– Мне поручено наблюдать и за ней. Возможно, она что-то знает о своем дяде.

– Как же вы на нее вышли?

– Мы можем выйти на любого, кто нас интересует, – многозначительно усмехнулся Бежан. – И вы это знаете.

– Что вы думаете о девчонке? Вы были с ней в городе. Есть ли у нее здесь знакомые?

Бежан решил подыграть версии Янки.

– Мы прошлись с ней по магазинам. Я ждал В Кафе, пока она делает покупки. Купила она немного, в руках у нее был всего лишь небольшой сверток. Похоже, денег у нее мало.

Валяшек заметно повеселел.

– Ваше здоровье, – поднял он бокал. Они выпили.

«Он уверен, что я не видел содержимое свертка. Мне он пока не доверяет. Или хочет просто при случае подзаработать?» – размышлял Бежан.

– Вам неизвестно случайно, почему именно сейчас опять поднялся шум по делу Ковальчика? Кто его поднял? Не эта ли племянница? – спросил Валяшек.

– Нам все известно. Но зачем вам эти подробности? Опасности провала нет. Это главное. А все остальное – дело шефа, и вас пусть оно не тревожит. Он не любит, когда хотят знать слишком много.

– Вы правы. Я, так сказать, в порядке беспокойства за людей и канал… – Валяшек взглянул на часы. – Мне пора. Я обещал капитану дать ему таблетки…

– Пожалуйста, пожалуйста! У нас будет еще время поговорить. – Бежан покровительственно пожал доктору руку.

Глава XXIX

– Когда вы наконец управитесь с этой шифрограммой с «Анны»? – торопил шифровальщиков Погора. – Полковник уже несколько раз напоминал, нервничает.

– Спокойно, дружище. Это тебе не блины печь. Не можем пока найти ключ.

Зентара действительно нервничал. Его одолевала тревога за Бежана. А шифровальщики, как назло, копаются… Он снял было трубку сам, но в это время в дверях появился начальник шифровального отделения с дешифрованным текстом радиограммы. Зентара буквально вырвал ее у него из рук и пробежал глазами: «Груз в пути. На корабле находится племянница Ковальчика. Она осведомлена. Как с ней поступить? Правомочен ли решить этот вопрос сопровождающий ее представитель шефа? Подпись: Валяшек». Радиограмма была адресована инспектору таможенного управления Роману Порембскому.

Зентара положил бланк на стол. Вызвал Погору.

– Немедленно установи, кто такой Валяшек. Гданьск пусть вручит эту радиограмму адресату. По обычным каналам. Немедленно организуйте наблюдение за Порембским и всеми, с кем он будет встречаться после получения этой радиограммы. О каждом их шаге докладывать мне немедленно. Распорядись также от моего имени задерживать и вручать нам все передаваемые на теплоход радиограммы.

Зентара сел за стол и снова взял в руки принесенный ему текст. «Контрабандисты или шпионы? – размышлял он. – Валяшека раскрыл, как видно, Бежан, А Порембский? Бежан высказывал предположение, что служащие таможни, связанные с контрабандистами, могут использоваться иностранной разведкой лишь как слепое орудие. Я не согласился тогда с этой версией. И как видно, оказался прав. Радиограмма это подтверждает. Теперь самое важное – установить, с кем свяжется Порембский после получения радиограммы». Зентара снова вызвал Погору.

– Валяшек – это судовой врач на «Анне», – доложил тот, едва войдя в кабинет. – Радиограмма Порембскому будет вручена около семнадцати часов. Все остальные ваши распоряжения в Гданьск переданы.

– Хорошо. Еще раз напомнил Вальчаку, чтобы звонил мне в любое время дня и ночи. Я должен знать о каждом шаге Порембского.

Зентара отпустил Погору и вышел в приемную.

– Бася, – обратился он к секретарше, – закажи разговор через гданьскую радиостанцию с Бежаном. Но не отсюда, а из дома. На вечер. Справишься у него о здоровье. Посоветуешь не злоупотреблять лекарствами. Дома – скажи – все в порядке. От себя задай любые вопросы о погоде, настроении, впечатлениях, о сестре… Смотри не перепутай. Речь идет о безопасности Ежи. Его надо предупредить. Поняла? Но беседа должна внешне носить чисто семейный характер.

Зентара знал педантичную пунктуальность Баси и, несколько успокоенный, вернулся к себе в кабинет. В шесть вечера раздался телефонный звонок. Вальчак доложил, что Порембский связался по телефону со служащим гданьского отделения турагентства «Орбис» Зигмундом Шурготом. Они договорились встретиться в кафе. Несколько минут назад оба отправились на эту встречу. Наблюдение за ними ведется.

– Срочно соберите всю возможную информацию об этом Шурготе, – распорядился Зентара.

– Слушаюсь!

«Содержание их беседы, – размышлял Зентара, – наверняка окажется чрезвычайно важным». Но на этот раз он ошибся. Когда Вальчак вторично позвонил и доложил о содержании подслушанного разговора, оказалось, что в нем не было ничего примечательного. Обычная застольная беседа: о погоде, о какой-то необычной партии преферанса, о домашних заботах Словом, никакой связи с интересующим Зентару делом.

– А наблюдатель ничего особого не заметил? – на всякий случай спросил все-таки Зентара.

Оказалось, что заметил. Наблюдаемые пили кофе. Порембский, как бы между делом, вертел в пальцах вчетверо сложенную бумажку. Потом он положил ее на край стола, а минуту спустя стал вертеть в руках бумажную салфетку. Сложенный листок лежал на столе. Но тут вдруг чья-то фигура заслонила на мгновение столик наблюдаемых. И тогда бумажка исчезла.

Не подлежало сомнению: Порембский передал радиограмму Шурготу. «Значит, сам Порембский лишь промежуточное звено. А что же Шургот? Шеф? Тогда ответ на радиограмму он будет давать сам».

– Не спускайте с него глаз, – приказал Зентара Вальчаку. – Если наблюдение даст что-нибудь новое, звоните мне домой, невзирая на время.

Дома после ужина он ни на шаг не отходил от телефона, но аппарат молчал как заколдованный. Спать Зентара лег, так и не дождавшись звонка, уже под самое утро.

Позвонил Вальчак только в десять утра. Он сообщил, что Шургот заказал с почты междугородный разговор с Варшавой и разговаривал пять минут.

– Записать удалось только Шургота, – докладывал Вальчак. – Передаю дословно: «Доктор шлет привет. Спрашивает, кузину оставить или тоже освободить от работы. Интересуется, действительно ли вместе с ней находится наш представитель. Это все, товарищ полковник.

– С каким номером телефона он соединялся в Варшаве?

– Двадцать – семьдесят семь – семнадцать. Фамилия абонента не установлена.

– Спасибо. Остальное мы сделаем здесь сами.

Названный Вальчаком номер оказался небезызвестным – коммутатором финуправления. Просмотрев еще раз внимательно материалы дела, Зентара без труда установил, что именно этот телефон был записан в записной книжке Шпадов. «Наблюдение за вручавшим Котарскому „гонорар“ вывело на двух сотрудников этого управления: на Звардоня и Крапу. Значит, одному из них и звонил Шургот. А может быть, есть еще и третий?»

– Распорядись немедленно проверить, с каким внутренним номером телефонистка финансового управления соединяла сегодня в десять утра Гданьск, – приказал Зентара Погоре.

Установить внутренний номер не удалось: сразу после десяти телефонистка сменилась с дежурства, а в 11.30 выехала в отпуск, в туристскую поездку.

Вальчак доложил по телефону, что после разговора с Варшавой Шургот зашел на работу к Порембскому, а потом отправился к себе. Порембский передал радиограмму на «Анну». Вальчак продиктовал ее текст.

На этот раз расшифровка была произведена молниеносно. Текст радиограммы гласил: «Девушку не трогать. Груз обычным путем. Нашего представителя на корабле нет. Это шпик. Убрать».

– Задержи этот текст, – распорядился Зентара. – Вместо него передай следующий: «Груз обычным путем. Остальные решения на усмотрение моего представителя». Проследи за отправкой.

Зентара был уверен, что «представитель» – это Бежан. «Молодец Ежи, как видно, вышел все-таки на след», – улыбнулся он про себя. Сейчас, когда спало наконец напряжение последних суток, он почувствовал, как сильно устал.

Глава XXX

На этот раз Валяшек пришел сам. Ни слова не говоря, он протянул Бежану лист бумаги. Тот скользнул по нему взглядом: радиограмма и расшифрованный ее текст. «Груз обычным путем. Остальные решения на усмотрение моего представителя». Бежан молчал, вопросительно глядя на доктора.

– Я посылал шефу радиограмму, в которой просил подтвердить ваши полномочия. В нашем деле никому нельзя верить, даже знающему пароль. Пароль можно подслушать, – поспешил пояснить Валяшек

– Я не знаю содержания вашей радиограммы, – проговорил Бежан, – и не понимаю, по какому вопросу должен принять решение. Может, вы потрудитесь мне объяснить.

– Я сообщил шефу, что на пароходе находится племянница Ковальчика. Возможно, ей что-то известно… – Валяшек замялся.

Бежан мгновенно все понял. Доктор хотел его проверить и вместе с тем получить согласие на ликвидацию Янки. Ему, как видно, не давали покоя ее деньги, ведь о них никто, кроме нее и Валяшека, не знает… «Ах, Янка, Янка… – подумал Бежан, – заварила ты кашу! Хорошо еще, что Зентара вовремя все понял». Бежан был убежден, что текст радиограммы – дело рук Зентары.

– Девчонка, насколько я понимаю, ничего не знает, – проговорил он. – Если, конечно, не проболтались вы, – добавил он резко. – И даже если она что-то знает о нашем деле, ее нельзя устранять на корабле. Особенно теперь, когда возобновлено следствие по делу ее дядюшки. Любое происшествие сейчас вызовет особый шум и новое следствие. Как вы себе представляете дальнейшую работу в таких условиях? Что, прикажете закрыть канал?!

– Я об этом не подумал, – пробормотал доктор. – Вы правы.

– Надо уметь предвидеть последствия, – назидательно вставил Бежан. – Скоком была иная ситуация.

– Вы знаете и это?

– Я знаю все, что мне положено знать. Все, о чем шеф считает целесообразным мне сообщать. Лишних вопросов я не задаю. Болтливые долго не живут.

Валяшек побледнел.

– Вы намекаете на меня?

Бежан отрицательно покачал головой.

– Вы – по крайней мере, до сих пор – проявляли достаточную осторожность и предусмотрительность. Устранение кока, ликвидация трупа, а теперь и ваша радиограмма шефу… Нет, претензий к вам я не имею. Напротив. Считаю, что на вас можно положиться.

Валяшек был явно польщен.

– Да, девчонку надо пока оставить в покое, – поспешно согласился он. – Другое дело в Варшаве…

Бежан кивнул головой, словно утверждая план собеседника, а про себя подумал: «Валяй, валян! В Варшаве я уж как-нибудь с тобой управлюсь!»

– Ну а теперь, благо мы нашли общий язык, – Бежан улыбнулся, – расскажите мне, доктор, откровенно, что вас толкнуло на сотрудничество с нами. Если это тайна, я, конечно, не настаиваю…

Валяшек окончательно успокоился.

– Бог с вами! Какая тут может быть тайна… Хотя, в сущности, я до сих пор ни с кем на эту тему не говорил. Я поклонник мамоны, поклонник с тех пор, как перестал верить разным красивым и в такой же мере пустым словам.

Бежан взглянул на него вопросительно.

– Вы знаете, в детстве я учил катехизис. Я свято верил во все, чему учил меня ксендз. В том числе и в догмат, что богатому войти в райские врата труднее, чем верблюду пролезть в игольное ушко. Но со временем я заметил, что мой пастырь не только не действует в духе этого догмата, но, напротив, стремится загрести как можно больше благ мирских. И тогда я перестал веровать. Десяток лет спустя, будучи еще студентом, я проникся идеями новых своих наставников и их лозунгами. Но потом я сопоставил их поступки с их теориями. Оказалось, что слова их были своего рода дымовой завесой, ширмой, за которой скрывались подлинные их цели: карьера, деньги. Я перестал им верить и стал подражать, правда, не всегда путями легальными, но зато и без фальшивых лозунгов, Я смотрю на жизнь трезво и реалистично. Без предрассудков.

Бежан внимательно слушал кредо этого человека, пытавшегося оправдать свои поступки и не испытывавшего ни малейших угрызений совести. Перед ним сидел рафинированный, циничный игрок, из того сорта людей, которые ради денег готовы на все. «Алчность Втолкнула его на убийство. Это наверняка он убил кока. Но только ли убийство на его совести?» Теперь Бежан был уверен, что деятельность его не ограничивается контрабандой и валютными махинациями.

После этого тяжкого разговора Бежан вышел на палубу подышать свежим воздухом. В глубокой задумчивости он стоял у борта, опершись на поручень Вдруг рядом легкие шаги. Янка!

Она не заметила его и подошла к борту. Бежан положил руку ей на плечо. Она вздрогнула и обернулась.

– Кто здесь?

– Я– Что ты делаешь так поздно на палубе?

– А ты все забавляешься ролью телохранителя? – Голос ее звучал резко и неприязненно. – Мне это уже надоело.

– Что с тобой происходит? Ты совсем переменилась ко мне. Почему? – Он делал вид, что ничего не знает и не понимает.

– Людям свойственно меняться, как ты знаешь. Под влиянием фактов и обстоятельств.

– Каких фактов, каких обстоятельств?

– Оставь меня в покое. Я не на допросе.

– Ты же веришь в мое к тебе расположение?

– Расположение? – Она горько рассмеялась. – К кому? Ко мне? К той, которую ты знал в Сопоте? Или в Варшаве? Или к той, какая я теперь?

– Я не вижу разницы.

– Ах, ты не видишь! А я вижу! И потому, что вижу и понимаю… – она вдруг замолчала. – Иди отсюда. Оставь меня в покое!

– Янка! – Голос его звучал мягко, почти нежно. – Для меня ты всегда прежняя.

– Вероятно, потому, что ты ничего еще не понимаешь.

– Я понимаю больше, чем ты думаешь, – шепнул он. – И хочу понимать тебя. Во всех ситуациях.

– Оставь меня. – Голос ее звучал решительно. – Я же сказала: уйди отсюда!

Он ушел. Продолжать разговор не имело смысла «Но в чем же все-таки дело?»

Глава XXXI

«Как быстро летит время! Подумать только – сегодня последний день октября! Рейс длился чуть не два месяца». – Бежан сел в кресле поудобнее и с удовольствием вытянул ноги. Два дня назад он сошел с палубы «Анны». Час в самолете, полчаса в машине с аэродрома – и вот он в родных пенатах! Зентара встретил его сердечными объятиями и вздохами облегчения.

Отчет готов. Бежан, правда, умолчал в нем о своем амстердамском приключении – к чему давать Зентаре лишний повод журить его за рискованные методы работы?! Зато подробнейшим образом он описал встречу с Адамсом. Личность эта оказалась давно известной. Адамс, он же Штернберг, числился в картотеке управления как старый агент мюнхенского центра. В 1946 году, скрываясь от ответственности за сотрудничество с оккупантами, он бежал из Польши и сначала обосновался в Гамбурге. Здесь он открыл магазин и ювелирную мастерскую. Уже тогда он стал закидывать сети, пытаясь завлечь польских моряков с кораблей, заходивших в порт, суля им золотые горы за сотрудничество. В 1958 году он перебазировался в Амстердам. Здесь, но под другим уже именем, тоже открыл ювелирную мастерскую. Связей своих с разведкой не порвал, но непосредственно вербовкой сам больше не занимался. Теперь благодаря информации Бежана роль его выяснилась до конца. Адамс и был поставщиком золотой валюты, предназначенной для финансирования шпионской деятельности в Польше. Источник – мюнхенский разведцентр. Однако вряд ли разведцентр пошел бы на снабжение своей агентуры фальшивыми деньгами. Похоже было, что это уже инициатива самого Адамса, решившего погреть руки на этом деле. Механизм переброски валюты, посредников и пароли Бежан вскрыл. Теперь оставалось выявить каналы внутри страны. Полдня и всю ночь Бежан изучал материалы, скопившиеся за время его отсутствия. Потом наскоро составил план действий группы.

Мнение Зентары относительно того, что период стоянки теплохода в Гданьском порту должен характеризоваться активизацией деятельности всей сети, действительно подтверждалось. Наблюдением было установлено, что таможенник Кроплинский пропустил Валяшека без досмотра его багажа. Несколькими часами позже Валяшек доставил «груз» Порембскому. Утром следующего дня Порембский с битком набитым портфелем посетил Зигмунда Шургота. От него вышел через полчаса с тем же портфелем, но уже пустым.

Итак, груз достиг Шургота. Шургот, единственный из всей гданьской группы, имел непосредственную связь с Варшавой и шефом. Об этом свидетельствовал телефонный его разговор с Варшавой после получения радиограммы с «Анны». Сам разговор и заказанный Шурготом номер телефона указывали, что шефа следует искать в финуправлении. Обнаружить его пока не удалось. Телефонистка, соединившая Гданьск с внутренним номером, из отпуска, правда, вернулась, но не приходилось и мечтать, чтоб спустя две недели она припомнила нужный номер.

Версию Погоры, что один из выявленных наблюдением служащих управления и есть «кассир», а вместе с тем и шеф, Бежан без колебаний отверг. «Шеф – „человек со спичками“, или не выявленный еще „кассир“? Нет, неправдоподобно! Противоречит элементарным требованиям конспирации. Нельзя думать, что мы имеем дело с глупцами, – отклонил Бежан соображения Погоры. – И лучшее тому доказательство то, что мы почти три месяца уже возимся с этим делом, а до конца с ним так еще и не разобрались». Бежан не был даже уверен, что «кассиром» может оказаться Крапа. С момента посещения кино Крапа находился под пристальным наблюдением, которое не выявило, однако, ничего для них интересного. Крапа неизменно курсировал лишь по маршруту: дом – служба – дом. Контакты только с родственниками, да и то по праздникам.

Правда, учитывая, что и шеф работает в том же управлении, связь с ним выявить трудно, но сомнения у Бежана вызывала сама личность Крапы. «Кассир», по его убеждению, должен быть человеком подвижным, быстрым, оперативным, а Крапа просто чудаковатый и очень уже пожилой чиновник. Сомнения эти оказались оправданными. Дело прояснилось совершенно неожиданным образом. Из больницы поступили сведения, что состояние Адама Зелинского стало улучшаться. Бежан немедленно отправился к нему со всеми фотографиями лиц, выявленных наблюдением. Зелинский узнал «кассира». Им оказался человек, ушедший из-под наблюдения по пути в Отвоцк. Однако вспомнить его адрес, который удалось прежде установить, Зелинский не смог. Память возвращалась к нему с трудом.

– Это было, кажется, где-то в районе кинотеатра «Феникс», – медленно говорил Адам. – Вот если бы мне самому туда сходить…

Но об этом не могло быть пока и речи.

Лиц, сидевших в тот вечер с «кассиром» за столиком в ресторане Дома техника, когда на него случайно наткнулся Зелинский во время свидания с официанткой, на предъявленных ему фотографиях Адам не опознал. Кто на него тогда напал, сказать не мог. Он вернулся в ресторан ужинать около одиннадцати часов вечера. Заметил тех же двух мужчин, что сидели прежде за столиком с «кассиром», но чувствовал себя настолько усталым, что ему даже не хотелось думать обо всей этой истории. После ужина он вышел в туалет. Здесь ему нанесли сзади удар в голову. Очнулся только в больнице.

Двое сидевших с «кассиром», сам «кассир» и, наконец, шеф – все эти действующие лица в построениях Бежана оставались пока величинами неизвестными. Правда, он располагал фотографией «кассира», известно было, что живет тот где-то в центре города. Но от службы наблюдения, снабженной размноженными фотографиями, никаких известий не поступало. Ждать, пока Котарский снова получит через железнодорожника значок, – это опять на несколько недель затягивать окончание дела. Бежан решил избрать форсированный вариант. «Шургот выведет нас на шефа или, в худшем случае, на человека, с ним непосредственно связанного».

– Шургот сегодня, – доложил по телефону Вальчак, – принял «груз».

«Выезд Шургота в Варшаву станет сигналом к арестам в Гданьске. Задача теперь в том, чтобы не спугнуть его раньше времени. Остальное выяснится само собой. Свидание Шургота с шефом тоже даст кое-какие результаты. Схваченные на месте с поличным, они вынуждены будут заговорить».

Зентара этот план одобрил. Частью плана была засада в квартире Янки.

– Янка… Бежан понял ее поведение, прочтя письмо, которое она сунула ему в карман перед тем, как сойти с палубы теплохода.

«Все, что у меня есть, все, чем я располагаю, все мое состояние получено путем незаконных сделок. Сама пока не знаю, как решу я этот вопрос. Знаю только, что у нас с тобой нет ничего общего и наши отношения нужно прекратить. Спасибо тебе за все».

Письмо это вызывало уважение и грусть. «Надо же всему так кончиться!» А в том, что это конец, он не сомневался. «Она права. Отношения надо прекратить. Пока или навсегда. В зависимости от ее решения по делу о наследстве дядюшки».

В письме не было ни слова о следующей встрече. Но он знал, что встреча будет. Сегодня дома в шесть часов вечера у нее назначено свидание с доктором, который должен вернуть ей сверток с деньгами. Сегодня утром Валяшек выехал в Варшаву.

Бежан посмотрел на часы. Скоро шесть. Он открыл замок входной двери, снял с предохранителя пистолет и укрылся за портьерой.

Ждать пришлось недолго. Скрипнула входная дверь, тихо щелкнул замок. «Ишь ты, запер на всякий случай», – подумал Бежан.

Доктор на цыпочках вошел, а точнее, проскользнул в комнату. Заглянул во вторую, в третью.

В щелку Бежан видел, как доктор вошел и остановился в дверях, глядя на лежащую на софе женщину. Она была укрыта пледом, лицом лежала к стене. Светлые волосы волной рассыпались по подушке.

Доктор подошел ближе. Молниеносно выхватил пистолет. Выстрелил. Раз, второй, третий, целясь в голову. Потом склонился над телом. И в тот же момент в спину ему уперся ствол пистолета.

– Ни с места! Брось оружие! Руки вверх! – скомандовал Бежан. Из ванной комнаты и туалета выскочили сотрудники. Щелкнули наручники.

– Вы арестованы по обвинению в убийстве кока Ковальчика и в покушении на убийство Янины Ковальчик, а также моей скромной особы… – докончить он не успел. Доктор узнал его.

– Это вы? – язык едва ему повиновался.

– Я, я. Что, не рады? Советую не отпираться. Итак, вы убили кока и, разобрав следующей ночью переборку со стороны аптеки, выбросили в море его труп. Яд коку дали в лекарстве.



Валяшек затрясся, как в ознобе.

– Откуда вам это известно?! У Ковальчика в тот день болела печень. Он попросил лекарство. Это был удобный случай.

– Ну вот видите! А я и не знал. Спасибо, что сказали.

Валяшек посерел. «Попался на удочку как последний идиот!»

– Вы убрали Ковальчика по собственной инициативе? – не то вопросительно, не то утвердительно проговорил Бежан.

– Не-ет… Мне было приказано. Правда – приказано… Шеф опасался, что он нас выдаст…

– В оставленном у Лиссэ на хранение свертке Ковальчика находились тысяча пятьсот монет, хотя получил он две тысячи. Пятьсот штук были у кока на руках, и вы их присвоили. Так сказать, подработали. Таким же манером вы рассчитывали завладеть и остальной суммой, переданной вам на хранение Яниной Ковальчик. Вы пришли сюда с тем, чтобы ее убить. – Бежан повернулся к сотрудникам: – Обыщите его.

Хлопнула входная дверь. На пороге комнаты появилась Янина.

– Что… тут происходит?!

Бежан жестом указал на софу.

– Полюбуйся: такая судьба ожидала тебя. Пуля – вместо денег.

Дыры в пледе и пороховые подпалины на светлых волосах были красноречивым подтверждением правдивости его слов.

Она смотрела широко открытыми, полными ужаса глазами, потом медленно осела на пол. Бежан поднял ее и перенес в кресло.

– Вызовите «скорую помощь», – поручил он одному из сотрудников. – Доктора уведите, а весь реквизит: манекен, парик и прочее вместе с пледом отнесите в мою машину.

Бежан подошел к Янке, взял ее за руку. Пульс едва прощупывался. «Ах, Погора, Погора! Просил же я тебя под любым предлогом задержать ее в управлении часов до семи».

Глава XXXII

– Будьте добры, доложите обо мне директору, – офицер милиции в ладно подогнанном мундире вежливо поклонился секретарше, – я из городского управления милиции.

Она не спросила даже фамилии и тут же прошла в кабинет.

– Директор вас просит, – секретарша распахнула дверь.

Из-за стола навстречу Бежану поднялся тучный низенький человек.

– Что вас к нам привело? – спросил он подчеркнуто вежливым тоном. – Провинился кто-нибудь из наших сотрудников? Прошу садиться.

– Нет, ваши сотрудники здесь ни при чем. Дело у меня незначительное. Я хотел бы уточнить имущественное положение некой Янины Ковальчик, проживающей… – Бежан назвал адрес. – Вчера вечером она едва не была убита корабельным врачом неким Петром Валяшеком. Преступление имело целью ограбление, и мы выясняем связанные с этим обстоятельства. И поэтому… – Бежан умолк, внимательно всматриваясь в собеседника. У того не дрогнул на лице ни один мускул.

– Одну минуту. Я приглашу начальника отдела. Он даст все интересующие вас сведения. Это его епархия. – Пухлая рука потянулась к телефонной трубке. – Пригласите ко мне Адамовского.

Едва они успели обменяться парой фраз о сложностях финансовой службы, как вызванный открывал уже дверь кабинета.

Бежан внимательно его осмотрел: худой, высокий, с залысинами. Что-то знакомое бросилось ему в глаза в этом продолговатом, невыразительном лице. Темные глаза смотрели внимательно, изучающе.

– Слушаю вас. Чем могу быть полезен? – спросил тот, склонив слегка голову.

– Начальник отдела Адамовский – наша гордость и гроза всех нарушителей, – отрекомендовал его директор. – А вот майор из управления милиции хотел бы получить данные об имущественном положении какой-то гражданки. Прошу вас ему помочь.

– Пожалуйста. Может быть, вы пройдете ко мне? Я сейчас распоряжусь. – Адамовский направился к двери.

Бежан последовал за ним. По пути он снова подробно рассказал о вчерашнем происшествии. Никак не среагировал и этот. «Однако так или иначе, но известие о необычном происшествии быстро разнесется по управлению. Разнесется и должно вызвать реакцию шефа». Собственно, расчет на эту реакцию и был основой плана, который они с Зентарой обсудили вчера вечером после ареста Валяшека.

– Шургот, конечно, выведет нас на шефа, – обосновывал Зентаре свой план Бежан, – мы сможем арестовать их обоих, устроить засаду и вылавливать дичь, которая в нее попадет. Но как тогда установить каналы связи шефа с центром?

– Что ты предлагаешь? – спросил Зентара.

– Все подтверждает, что резидент обосновался в финансовом управлении. Необходимо заставить его в спешном порядке подать сигнал тревоги в свой центр. Но в то же время его нельзя вспугнуть до выезда Шургота в Варшаву. В этом случае последний останется на месте и укроет «груз». Тогда нам долго придется опять ждать, пока они возобновят свою деятельность. Я хочу вынудить шефа к немедленным действиям еще до приезда Шургота. Полагаю, что, узнав о провале Валяшека, фамилия которого ему наверняка известна, он не на шутку встревожится и уведомит центр.

– Понятно. Утверждаю. – Зентара хлопнул ладонью по столу. – Действуй!

С утра Бежан приступил к реализации этого плана. Все оперативные машины, занятые наблюдением за сотрудниками финуправления, были приведены в состояние полной готовности.

– Докладывайте немедленно о каждом сотруднике управления, который после моего визита будет выходить в город, – инструктировал Бежан сотрудников службы наблюдения.

В управление он решил пойти сам, да никого под рукой больше и не было.

…Адамовский, введя гостя в кабинет, вызвал референта. Пока он давал тому задание, Бежан в третий раз рассказал историю с Валяшеком. Теперь-то уж он был уверен: о ней будет знать все управление.

Справку ему выдали мгновенно. Не прошло и пяти минут, как референт принес карточку с интересующими его сведениями.

Бежан распрощался, поблагодарив хозяев за оперативность. Адамовский, явно польщенный похвалой, проводил его до самого порога.

– «Домой», но пулей, как на пожар! – бросил Бежан водителю, садясь в ожидавшую его машину.

– У нас всегда пожар, – пробурчал тот, нажимая на газ.

Едва войдя в кабинет, Бежан соединился с «Евой».

– Не спускайте глаз с Вейля! Ни на секунду!

Между двенадцатью и часом Вейль сегодня, как и обычно, должен быть в финуправлении. Наблюдение за ним приобретало особое значение. Затем Бежан соединился с Вальчаком.

– Немедленно звони, как только Шургот двинется в Варшаву! Все ли у вас готово к аресту гданьской группы?

Теперь оставалось только ждать результатов предпринятых шагов. И ждать пришлось недолго. В одиннадцать тридцать «Ева» доложила, что Вейль едет в направлении Варшавы.

– Обратите особое внимание, коснется ли он клыка бампера, перед тем как войти в финуправление. Доложите, как только поставит машину.

Минуту спустя на связь вышла «Агата».

– Объект вышел в город. Направляется в сторону Маршалковской. Следуем за ним.

– Смотрите не прозевайте! Жду донесений. – Бежан выключил рацию.

«Агата» вела наблюдение за Звардонем – «человеком со спичками». «А может быть, шеф решил использовать его в качестве связного? Не исключен и такой вариант…»

Точно в двенадцать раздались позывные «Евы».

– Вейль вошел в финуправление, до бампера не дотрагивался.

– Если, выходя, кнопку тайника нажмет, на обратном пути берите его под любым предлогом и доставьте к нам.

Бежан связался с Антковяком.

– Я приказал задержать Вейля, если, выходя из управления, он коснется кнопки тайника. Свяжись с

«Евой» и договорись о деталях. Допроси его сразу же. Используй все, что о нем знаешь.

– Объект вошел на станцию обслуживания автомобилей на Аллеях Ерозолимских, дом пятьдесят четыре, – доложила «Агата». – Ведет его Вацлав.

– Установите цель посещения и немедленно доложите.

Наступило затишье. В кабинет вошел Зентара.

– Ну, что нового?

– Из финуправления вышел только Звардонь. Сейчас он на станции обслуживания автомобилей на Аллеях. Цель его визита туда устанавливается. Вейль несколько минут назад вошел в финансовое управление.

– Я – «Агата», я – «Агата», вызываю «Розу», вызываю «Розу».

– Я – «Роза», перехожу на прием.

– Объект проверяет финансовые документы. Проверка плановая.

– Один из вас пусть продолжает наблюдение за станцией, остальные выполняют прежнюю задачу.

В двенадцать сорок пять отозвалась «Ева»:

– Объект, выйдя из управления, нажал кнопку под бампером. Сейчас садится в машину. Прикажете задержать?

– Да.

– Я распорядился задержать Вейля, – объяснил Бежан Зентаре. – Он едет с валютой. Возьмем его с поличным.

– Ты не слишком спешишь с этим арестом? Ведь мы не знаем, у кого он был. Кроме того, валюта могла еще не дойти до адресата.

– Если моя гипотеза верна, то он был у шефа и «груз» получил. В его задачу входит обмен валюты на злотые. Ведь Зелинский получил «вознаграждение» не только в долларовых бумажках, но и в злотых. Шеф, по всей вероятности, имеет определенный резерв валюты с тем, чтобы не зависеть от срока новых поступлений.

Соображения Бежана прервал позывной «Агаты», доложившей, что Звардонь вернулся в управление. В контакты ни с кем, кроме бухгалтера и владельца станции обслуживания, не вступал.

В тринадцать пятнадцать на связь вышла «Кристина». Доклад ее был кратким:

– Начальник отдела Адамовский вышел из учреждения. Идет пешком по Аллеям в сторону Маршалковской.

«Адамовский! Это новость! Откуда мне знакомо его лицо?» – Бежан упорно напрягал память. И вдруг прозрение!

– Да, видимо, так и есть, – высказал он Зентаре свое предположение. – Но если так… – он не успел докончить, вошел Антковяк.

– Вейль у нас.

– Рассказывай, как брали.

– Да очень просто. Едва он сел в машину, к нему подошли наши – один в форме и другой в гражданском. Попросили их подвезти. «Куда?» – спросил Вейль. Они назвали наш адрес. Уже у самого здания попросили его въехать во двор. Шедшая следом наша машина сообщила мне по рации, что они проехали в ворота. Я спустился вниз. При виде меня Вейль вытаращил глаза. Я его спрашиваю: «Привезли „товар“?» А он обалдело: «Какой товар?» Тогда я нажал кнопку тайника, и посыпались золотые монеты.

– Иди и немедленно его допроси. Любопытно, как он будет реагировать. – Бежан хлопнул Антковяка по плечу. – Молодец, операцию провел блестяще…

Немного спустя вновь на связь вышла «Кристина»:

– Адамовский вошел в здание почтамта на Новогродской. Заказал срочный разговор с Гданьском. Номер: тридцать один – двадцать один – пятнадцать. Сидит, ждет вызова.

– Установите, если удастся, содержание разговора. Не забывайте фотографировать! – Бежан выключил рацию и взглянул на Зентару: – Видишь! Угодили прямо в десятку! Заказанный Адамовским номер – это телефон Шургота. Как видно, Адамовский встревожен и хочет задержать «груз». – Бежан вдруг схватился за голову: – А если тот еще не выехал?!

К счастью, на этот раз опасения его не подтвердились. Раздался телефонный звонок. Это Вальчак докладывал, что Шургот вышел из конторы «Орбиса» с саквояжем в руках и отправился на вокзал.

– Взял командировку на два дня в Варшаву. Билет заказал в мягкий вагон на поезд, отправляющийся отсюда в четырнадцать ноль-ноль. Примите наблюдение в Варшаве…

Бежан облегченно вздохнул.

– Как только Шургот сядет в поезд, приступайте к арестам. Согласно плану, – закончил он разговор и положил трубку.

Итак, первый раунд окончен.

Глава XXXIII

Сидя в глубоком кресле, хозяин дома искоса наблюдал за ведущими обыск. На губах его пренебрежительная усмешка.

В первую минуту, когда часа два назад у двери небольшого коттеджа в Юзефове раздался звонок, он удивленно поднял брови:

– Служба безопасности? Ко мне? Вероятно, вы ошиблись адресом. – В этот момент он увидел Бежана. – И вы здесь?

Он внимательно изучил подписанный прокурором ордер на обыск. Беспомощно развел руками.

– Ну, что ж, проходите… – Хозяин пропустил их в комнату, а сам сел в кресло у окна и больше не двигался.

Одну за другой обыскали все комнаты. Заглядывали в каждую щель, выстукивали стены, тщательно осмотрели всю мебель – нигде никакого тайника. Наблюдая исподволь за поведением хозяина, Бежан понял; в доме они ничего не найдут, «Где же? Быть может, в саду?»

– Я видел в саду ульи, – доложил ему один из сотрудников, проводивших обыск. – Там посмотреть?

– Сегодня уже поздно искать, – вполголоса ответил ему Бежан. – На улице совсем темно. – Он решил прекратить на сегодня обыск и объявил: – Ладно, подождем – время у нас есть. Будем встречать визитеров.

Брови хозяина чуть сдвинулись. Бежан понял: «Обдумывает, как лучше обосновать приход Шургота, который вот-вот должен появиться здесь с „грузом“.

Бежан сел за стол и стал машинально листать лежавший на краю альбом с почтовыми открытками. «Что за странное хобби? – подумал он, разглядывая открытки. – Сплошь часы. Античные часы разных эпох и народов. То выставленные в витринах магазинов, то украшающие стены жилищ или фронтоны ратуш». Он автоматически достал одну открытку. Перевернул. На ней стоял штемпель мюнхенского почтамта, датированный 10 сентября. Текст поздравительный. Под ним дата – 6 сентября. Бежан вложил открытку обратно. «Ничего интересного».

Продолжительный звонок в дверь. Бежан взглянул на часы. «Должно быть, Шургот».

– Открой, – приказал он сидевшему напротив Погоре.

Погора открывает входную дверь. За его спиной с пистолетом в руке – Станчак. При виде незнакомых лиц входящий пытается повернуть обратно. Заметив его движение, Погора решительно хватает его под руку, в которой тот держит саквояж. Станчак поднимает пистолет и предлагает:

– Входите!

Прибывший послушно входит. Лицо у него становится серым. Бежан узнает это лицо по фотографиям службы наблюдения. «Шургот. Сомнений нет».

– Прошу вас, подойдите сюда. – Бежан берет из рук Шургота саквояж, раскрывает, достает увесистый сверток, бросает его на стол. Бумага рвется. Дождем сыплются золотые монеты. Бежан сгребает их обратно в саквояж, одну оставляет. Саквояж передает Погоре.

– Проведите господина Шургота наверх, – обращается он к нему, – обыщите и допросите. Монеты немедленно на экспертизу.

– Какой по счету этот «груз»? – обращается он затем к Адамовскому.

Тот недоуменно поднимает брови.

– Груз?! Не понимаю, о чем вы говорите… Если о монетах, то они, вероятно, принадлежат моему гостю… При чем здесь я? Спрашивайте у него.

– Этот «груз», – Бежан говорит медленно, веско, – полученный в Амстердаме от некоего Адамса, доставлен в Польшу на теплоходе «Анна» Адамчиком и арестованным вчера Валяшеком. Сотрудник таможни Кроплинский по указанию инспектора Порембского пропустил багаж Валяшека без досмотра. Последний, как обычно, доставил сверток Порембскому, а тот, в свою очередь, – вашему гостю, сотруднику гданьской конторы «Орбиса» Зигмунду Шурготу. Я говорю достаточно ясно?

– Вполне. – Адамовский ни на йоту не смутился. – Но при чем здесь я?

– Сегодня в тринадцать часов тридцать минут на почтамте по улице Новогродской вы заказали междугородный телефонный разговор на номер Шургота. Вы хотели задержать доставку «груза». Вас встревожил арест Валяшека. Но вы опоздали на пятнадцать минут – Шургот уже отправился на вокзал.

– В Гданьск сегодня я действительно звонил. Это правда, и делает честь оперативности вашей службы, – Адамовский улыбнулся. – Дело в том, что Шургот обещал мне на отпуск путевку, и я хотел ему об этом напомнить. Но, к сожалению, и впрямь, как вы говорите, я его не застал. А то, что, приехав в столицу, он зашел ко мне, ничуть не удивительно – мы старые знакомые. Хотя сам по себе этот факт не налагает на меня ответственности за содержимое чемодана… Да, впрочем, и наличие у человека валюты не есть преступление, – Адамовский говорил совершенно спокойно, даже чуть иронично.

Бежан, облокотясь о стол, вертел в руках оставленную монету. Потом он полез в карман и достал другую, совершенно аналогичную.

– Взгляните, – он протянул монеты Адамовскому. – Как, по-вашему, это одинаковые монеты?

– Действительно, очень похожи, – ответил тот, – но какое все это имеет отношение к моей особе?

– Ян Вейль, посетивший вас сегодня на службе, получил из ваших рук двести таких монет для обмена на злотые за десять процентов комиссионных. Как обычно. Мы арестовали его в момент, когда он прятал монеты в тайник своего автомобиля. Он сообщил, что такие сделки вы с ним практикуете уже в течение полутора лет. Вейль вручил нам даже ваши предыдущие расчеты. – Бежан, не торопясь, раскрыл свою папку и вытащил небольшой листок, вырванный из блокнота. – Это ваш почерк? – придвинул он его Адамовскому.

Тот молчал, словно собираясь с мыслями. Потом он взял бумажку, внимательно ее осмотрел, повертел в руках.

– Похож. Но мой ли?…

– Графологическая экспертиза установит. Чтобы не было сомнений. После экспертизы у нас, например, нет сомнений, что высылаемые Адамсом монеты являются фальшивыми. Адамс – ваш брат, – добавил он.

Адамовский побледнел. Заметно смутился.

– Откуда вы?!

– Откуда – это неважно, главное – знаю.

– Я много лет не поддерживаю с ним связи. С тех пор, как он бежал из Польши.

– Откуда же вы тогда знаете, что он носит сейчас имя Адамс? Ведь поначалу в Гамбурге он фигурировал под фамилией Штернберг.

– Я узнал об этом чисто случайно от каких-то знакомых. Но я все же никак не пойму, почему вы мне рассказываете все эти истории? В чем вы меня подозреваете?!

– В измене родине, финансировании ряда иностранных агентов и в групповой спекуляции валютой, – отчеканил Бежан.

– Ну, знаете ли… Такие обвинения надо доказать. – Голос Адамовского окреп. На лице оскорбленное достоинство.

– Докажем. Время у нас есть.

– Я устал и хотел бы лечь спать.

– Пожалуйста. Будете спать здесь, на диване, или хотите пройти к себе в спальню?

– В спальню.

– Проводите пана Адамовского в спальню, – распорядился Бежан. – Один пусть останется с ним на ночь. Кстати, – повернулся он к Адамовскому, – телефон отключен, так что связи с городом у вас нет. Спокойной ночи.

Бежан поднялся наверх. Вызвал Погору из комнаты, в которой тот допрашивал Шургота.

– Ну и как?

– Пока никак. Твердит одно: валюту получил в наследство еще во время войны. В Варшаву привез, чтобы продать. Официально, через ювелирный магазин. Ему, видишь ли, срочно понадобились деньги.

– Внеси эти показания в протокол, дай ему подписать, и пусть отправляется спать. Завтра с утра пораньше обыщем сад. Ты оставайся здесь, а я сейчас поеду в управление узнать, что делается у Антковяка. Вернусь сюда утром. Адамовского разбудите около семи. Он должен присутствовать при обыске сада.

Антковяка Бежан застал еще в управлении.

– Вейль сознался в торговле валютой, – стал рассказывать Антковяк. – Золотые монеты, как утверждает, получил от Адамовского партиями по двести-триста штук. Менял их на злотые и бумажные доллары. По курсу «черного рынка». Монеты охотно скупали его знакомые частники. Когда я заявил, что ему ведь придется предстать перед судом по обвинению не только в спекуляции валютой, но и в измене родине и в шпионаже, он весь затрясся и едва не потерял сознание. Клялся и божился, что он не шпион. «Приторговать – другое дело, – распинался он дрожащим голосом. – Человеку хочется жить на уровне, по запросам, культурно… А для этого нужны деньги. Надо и самому заработать и другим дать. Все хотят жить… Вот я и давал. Бизнес есть бизнес. Услуга за услугу. Но чтобы и самому иметь, и другим давать, надо где-то брать. Вот я и подторговывал. Для пользы дела – люди заработают, и весь жизненный уровень в стране выше станет. А шпионаж – ни за что и никогда! Я за это не взялся бы ни за какие богатства!»

Показания Вейля звучали правдоподобно, хотя, возможно, он и прикидывался. Кто же станет признаваться в причастности к такому делу?

– Он, пожалуй, говорил искренне, – вслух рассуждал Бежан. – Ты знаешь, у меня на этот счет выработалась определенная концепция. Насколько она верна, выяснится позже. Больше тебе Вейль ничего не сказал?

– Признался еще, что к спекуляции монетами склонил его Адамовский. Познакомились они случайно. В ресторане «Эспланада». Вейль, списавшись с корабля, в течение года был метрдотелем «Эспланады». Как-то раз они изрядно выпили с Адамовским. Вейль, узнав, что имеет дело с начальником из управления финансов, решил во что бы то ни стало поддержать с ним знакомство. Оно могло ему впоследствии пригодиться. Он тогда уже рассчитывал открыть собственное дело. Адамовский, выведав планы Вейля, предложил ему тайное сотрудничество. Вейль принял это предложение с восторгом. Договор составили письменный. Вейль сам указал, где он спрятан. Ничего другого, компрометирующего его, в доме мы не нашли.

– Ты выяснил, как произошла с ним тогда автомобильная катастрофа?

– Да. Он, оказывается, просто зазевался. А когда выскочил на тротуар и сбил женщину, совсем растерялся и врезался в столб. Потом ему удалось как-то убедить врачей, что у него был сердечный приступ.

– Славно! – Бежан был явно доволен. – Дай мне пленку с его показаниями. Завтра она мне очень пригодится.

Зайдя к себе в кабинет, Бежан позвонил в Гданьск.

– Ну как твои птички? Уже в клетке? – спросил он у Вальчака.

– Ведем допрос. От вас кто-нибудь приедет?

– Нет нужды. Справишься сам. Я только прошу тебя: каждому из них после показаний о механике доставки валюты предъяви обвинение в шпионаже. Важна их реакция. Пленки с этой частью показаний пришли мне.

Доложив Зентаре, что птички в клетке, Бежан отправился спать. Завтра ему предстоял трудный день.

Глава XXXIV

Подошли к пятому по счету улью. Адамовский с самого утра был при обыске сада. Когда черед дошел до ульев, любезно предложил отведать медку. Сейчас он вдруг побледнел, как-то весь съежился. Пятый улей был пуст. Ни следа пчел. Крышка снялась без труда. Заглянув внутрь, Бежан сразу заметил, что дно здесь выше, чем в других пчелиных жилищах. Он стал тщательно ощупывать стенки. Под пальцами что-то вроде кнопки. Нажал. Дно отскочило, открывая металлический ящик.

– Отведаем и этого меда, – повернулся Бежан к Адамовскому. – Дайте, пожалуйста, ключ.

Адамовский с видимой неохотой снял с тонкой цепочки на жилетном кармане небольшой ключ. Он точно подошел к ящику.

– Позови дактилоскописта, – поручил Бежан Станчаку. – Пусть снимет с ящика отпечатки пальцев.

Все вернулись в дом. Принесли ящик. Это был небольшой стальной сейф. Бежан вставил ключ, щелкнул замок. Внутри лежал завернутый в бумагу сверток. Бежан развернул его – пачка банкнот достоинством в тысячу злотых каждая.

– Пересчитай, – протянул он пачку Станчаку, – сумму и номера банкнот занеси в протокол.

Вслед за свертком Бежан извлек из сейфа пластмассовую коробку. В ней оказались золотые монеты.

– Срочно на экспертизу, – Бежан отдал коробку одному из сотрудников, – и скажи им, что результат нам нужен был еще вчера. – Он повернулся к Адамовскому. – Если окажется, что найденные в улье монеты идентичны тем, что я показывал вам вчера, как, по-вашему, будет это доказательством того, что вы как-то связаны с «грузом», с Анной Кок, которая не страдает, бедняжка, больше мигренью? Умерла. А?

Адамовский молчал, как бы что-то обдумывая.

Бежан снова полез в ящик. На этот раз он достал и развернул на столе большой лист миллиметровки, аккуратно расчерченный на графы: номер, имя, фамилия, дата, краткая характеристика, сумма вознаграждения. Список членов группы Три фамилии: Шпад, Ковальчик, Птачек – зачеркнуты красным карандашом.

– Вчера вы утверждали, что не знаете Валяшека, – а здесь вот собственной вашей рукой записана его фамилия, имя, дата начала сотрудничества и даже краткая характеристика:

«Жаден, беспринципен».

А вот и сумма единовременного вознаграждения: за каждую его услугу – по двести тысяч злотых. Я понимаю, все это не исключает того, что вы не знакомы лично. В этом, собственно, не было острой необходимости. Однако фамилию… Ведь вы же, видно, сели персональный учет состава всей группы, – добавил он с иронией. – Тут даже и мертвые: Шпад, Ковальчик… Есть и Птачек. Он, кстати, сотрудник мюнхенского разведцентра. Не так ли? На него нас вывело наблюдение за одним из финансируемых вами агентов…

Бежан вытащил из сейфа новые бумаги:

– Ага, здесь и расчеты с агентами… Но что-то я не вижу «Евронов».

Адамовский сжал зубы.

– А вот и «Евроны», – в руке Бежана значки. – Неплохая идея. Тут тебе и опознавательный знак, тут тебе и расписка. По этим значкам Звардонь и распознавал нужного человека, которому вручал потом спичечный коробок в каком-либо заранее условленном месте, скажем, в помещении «Лёта» на Варынского. Пунктуальный вы человек, Адамовский! Вот я вижу здесь и перечень этих мест… «Лёт» значится под номером пять. Так о чем это я, бишь, говорил? Ах да… «Человек со спичками» входит в заранее условленное место, в установленный час, обнаруживает господина со значком в петлице. Под названием фирмы видит цифру. В коробке со спичками оставляет агенту билет в кино и потом сообщает вам цифру, указанную на значке. У вас имеется табличка – вот, кстати, и она. – Бежан выложил на стол еще один листок. – По ней вы определяете, что господину, на значке которого проставлена, к примеру, цифра «два», следует выплатить пятьдесят тысяч злотых и еще пятьсот долларов. Сумму эту доставит агенту в кинотеатр ваш «кассир» по фамилии, если не ошибаюсь, – Бежан заглянул в списки Адамовского, – Кристин Данис. Увы, до сих пор я имел возможность познакомиться с ним лишь по фотографиям. – Бежан достал из своей пачки и показал Адамовскому фотографию. – Этот, не так ли?

Ответом ему было молчание. Адамовский конвульсивно глотал слюну, словно у него пересохло в горле.

В этот момент во входную дверь позвонили.

– К вам еще один гость! Позвольте, мы и на этот раз возьмем на себя вашу роль хозяина. – Бежан кивнул головой Погоре: «Открой!»

Погора открывает дверь, за ней у стены Станчак.

Прибывший – высокий, плечистый, спортивного вида человек – мгновенно ориентируется в обстановке и выхватывает пистолет. Кто-то из сотрудников бьет его по руке. Пуля впивается в потолок коридора. Короткая борьба, и гость в комнате.

– Здравствуйте, пан Данис, – обращается к нему Бежан. – А мы как раз ожидаем вас. Вы принесли «Евроны»?

«Кассир» недоуменно оглядывается, смотрит на молча сидящего Адамовского, лезет в карман и вытаскивает два значка.

– Благодарю вас. Давайте их сюда. – Бежан по-прежнему убийственно вежлив. – А теперь прошу вас в соседнюю комнату.

Даниса уводят.

– Ну вот, теперь, кажется, полный комплект.

Адамовский пришел наконец в себя.

– Ну что ж, вы знаете все. Наша игра проиграна. Вероятно, что-то я не сумел предусмотреть. Упустил какую-то деталь. Идея создания банка для финансирования агентов, распознаваемых только по значкам, казалось, обеспечивала полную неуязвимость.

– Сколько времени просуществовал ваш банк?

– Около трех лет. После освобождения из концлагеря я почти год жил на Западе. В сорок шестом ко мне приехал брат. Из Польши. Им сразу заинтересовались. Предложили организовать вербовку агентов из числа польских моряков. Он согласился. У меня тогда тоже завелись кое-какие знакомства. Я решил ему помогать. Однако мне предложили вернуться на родину, найти солидную должность, ничем себя не компрометировать и ждать сигнала. Три года тому назад центр предложил мне работу. Материально весьма выгодную. Я согласился. Для обеспечения безопасности решил финансировать агентуру по каналам, не связанным непосредственно с агентурной работой. Предложил методику. Центр одобрил. Оставалось подобрать людей. На свете я пожил немало, повидал всякое, людей вижу насквозь и знаю, как искать тех, кого можно использовать в нужном направлении и в целях, для них неизвестных, а порой даже, возможно, и нежелательных. Ни один из участников проводимых мной операций не знал, чему и кому он служит, Я не посвящал их в истинные цели работы. За риск платил, и платил хорошо. Причем тоже через посредников. Порембский получал вознаграждение от Шургота для себя, для Кроплинского и для людей с теплохода. Для них он был шефом. Шурготу, Данису и Звардоню платил я сам. Вейль, как известно, получал комиссионные. В этих условиях провал одного или нескольких человек не грозил всей организации. Ничего по существу дела не зная, они ничего не могли и выдать. В худшем случае им грозило наказание за контрабанду. Их арест не был бы слишком большой потерей. Нашлись бы другие. Падких на деньги еще немало.

– Чем вы занимались во время оккупации? За что сидели в лагере?

– Я участвовал в движении Сопротивления.

Бежан чуть заметно усмехнулся.

– Приведите сюда. Даниса и Шургота, – обратился он к Станчаку.

– Вы знакомы, не так ли? – продолжал Бежан, когда оба сели за стол. – Это Данис, – повернулся он к Шурготу, – выполнял, так сказать, обязанности «кассира», а это Шургот, доставлял валюту в Варшаву. Теперь скажите мне, господа, откуда вы знаете пана Адамовского?

Они переглянулись, потом оба посмотрели на Адамовского.

– Чисто случайное знакомство…

– Случайное? – Бежан изобразил удивление. – Погора, – крикнул он, – принеси-ка мне, пожалуйста, пакет, который ты нашел вчера в тайнике над потолком.

Войдя из коридора в комнату, Погора протянул Бежану серый конверт.

– В руках у меня донесение, – Бежан вынул из конверта бумагу и сделал вид, будто внимательно изучает, – датированное сорок третьим годом. Из него следует, что оба вы сотрудничали с оберштурмфюрером Ханке и по его указаниям пускали в оборот на «черный рынок» фальшивые фунты стерлингов и доллары, выполняя задания гестапо…

Оба побледнели.

– Это он нас заставил! – крикнул Шургот. – Это он выполнял задания гестапо и зарабатывал на этом миллионы! А нас потом шантажировал этим донесением. Он специально его состряпал.

– Ну что ж! – Бежан посмотрел на троицу с омерзением. – Так вот, значит, в каком движении Сопротивления вы участвовали, господин Адамовский! А теперь вы вкупе с братцем надуваете новых своих работодателей. Тайком от них «экономите» их золотишко, чеканя фальшивые монеты. Это, так сказать, ваш и братца вашего приварок. Любопытно знать, как будут реагировать на этот факт ваши работодатели? А у них ведь длинные руки.

Адамовский спрятал лицо и застонал.

Глава XXXV

Едва Бежан вернулся с доклада Зентаре, как в дверях его кабинета появился Врона.

– А, Богдан, наконец-то, – приветствовал его Бежан. – Ну, дружище, рассказывай, как там у тебя.

– Что именно? Как завершился мой отпуск? Или как прошел арест Котарского? Если последнее – то нормально. Как учили. Без сучка без задоринки. На уровне.

– Не валяй дурака, рассказывай.

Врона уселся в кресло, налил себе из термоса кофе и начал:

– Поскольку из перехваченной инструкции нам известна была направленность интересов Котарского, мы совместно с нашими военными коллегами подготовили нужную ему информацию и не особенно препятствовали ее сбору. Приманка сработала. Котарский до поздней ночи корпел над составлением отчета, довольный богатым уловом «Как мне удалось установить, радары… Самолеты в количестве…» Ну и так далее. Смехота!

– Где вы его арестовали? – перебил разговорившегося коллегу Бежан.

– На следующий день на кладбище, в тот момент, когда он собирался сунуть свое донесение в тайник. Ты бы посмотрел на него в ту минуту! Я уж испугался, как бы его паралич не хватил. Признался во всем. Завербовал его, оказывается, весной какой-то иностранный турист. Прельстил своим шикарным автомобилем, роскошно оборудованным прицепом к нему, разными тряпками. Одним словом, богатством, в представлении агронома, нераздельно связанным с Западом. Котарский сызмальства почитал людей богатых. Сам он родом из деревни, из семьи бедняцкой, всем смыслом жизни которой и целью было – прикупить земли. Эту психологию Котарский впитал с молоком матери. Потом он уехал из села учиться. В город. Здесь попал в среду новоявленных богачей. Образ и стиль их жизни, их интересы и разговоры – все утвердило молодого Котарского в убеждении, что единственная в мире сила – деньги. И когда иностранец предложил ему деньги в обмен на информацию, он согласился без колебаний. Предательство – для него пустой звук. Конечно, он отдавал себе отчет в преступном характере своих действий, однако не считал их для себя позорными – ведь это путь к богатству. Он понимал: действия эти, конечно, противозаконны; но они не были противны его этике. «Человеку с деньгами прощается все», – считал он.

Котарский был озадачен разоблачением его деятельности. Он спокойно наблюдал, как во время обыска из шкафа извлекали шпионский арсенал: кассеты с не проявленными еще пленками, фотоаппараты и его гордость – бинокль, приспособленный для фотографирования. На свой последний «гонорар» он купил шубу, немного золота, в том числе два перстня. Остальные деньги и валюту он спрятал глубоко, во всяком случае глубже, чем свой шпионский арсенал. Ведь для него это было главное. Вот, пожалуй, и все, – закончил рассказ Врона.

– Ты не скажешь, по каким дням Котарский должен был посещать аэровокзал «Лёта» для получения спичечных коробков? – спросил Бежан.

– Сейчас, – Врона перелистал свой блокнот. – При вербовке было условлено, что это будут даты, включающие в себя цифру «шесть». То есть – шестое, шестнадцатое и двадцать шестое. Время всегда одно и то же – четыре часа дня. Приходил он, естественно, не три раза в месяц, а в какой-либо один из этих дней, когда вместе с очередной инструкцией получал «Еврон» – свидетельство, что ему причитается «гонорар». Без значка делать ему там было нечего – он не знал ни железнодорожника, ни связанных с финансированием людей.

– Понятно! Теперь все понятно! – оживился Бежан. – Так вот почему не удавалось распутать все это раньше!

– Что тебе понятно? – уставился на него Вропа.

– Механика связи центра с «банком», вот что понятно. Адамовский, значит, не имел непосредственной связи с центром. Он мог только в случае необходимости выслать сигнал тревоги в промежуточный адрес. Оттуда сигнал передавался Адамсу. На третий день – как сообщил в своих показаниях Адамовский, – считая со дня отправки сигнала, являлся к нему обычно представитель центра. Каждый раз новый и неизвестный, но с условленным паролем. После катастрофы, в которой погибли Шпады, он тоже выслал сигнал. В тот раз вместе с явившимся представителем центра они решили, что для безопасности «банка» и самого шефа Птачек должен исчезнуть. Вот чем вызвано было его внезапное бегство! Завтра как раз истекает третий день после отправки Адамовским последнего сигнала тревоги. Значит, надо ждать и захватить «полномочного представителя».

– Ты говоришь, представитель– центра является только по сигналу тревоги. А как же передавались отчеты о расходовании получаемых средств? Должен же был Адамовский как-то отчитываться перед центром.

– Думаю, что это выяснится завтра. А пока я знаю только, как центр информировал Адамовского о необходимости оплаты агентов. Ты помнишь хобби его – собирать почтовые открытки с изображением часов? Я нашел у него целую коллекцию. По меньшей мере, половина открыток – чистые. Видимо, куплены или подарены приятелями и знакомыми, знавшими о его увлечении. И только на семи открытках штемпель мюнхенского почтамта. Взгляни, – Бежан разложил на столе несколько открыток. – Первая из них получена около двух с половиной лет назад, то есть когда «банк» уже существовал. Остальные приходили через разные промежутки времени. Открытка, датированная шестым сентября, пятая по порядку. Под пятым номером в списке Адамовского числится и помещение «Лёта». Совпадение? Но если к этому добавить, что время явки Котарского сюда – четыре часа дня, и это же время показывают часы, изображенные на открытке, а все открытки помечены датами первой декады, то все, пожалуй, становится ясным.

– Ты хочешь сказать, что с помощью этих открыток Адамовскому сообщалось, когда он должен оплатить агента, какое для этого помещение избрать и в какое время должна состояться встреча? – прервал его, усевшись за стол, вошедший только что Зентара.

– Именно так. Если мои предположения верны, то Котарский был пятым по счету агентом, которого финансировал «банк». Теперь, когда мы имеем эти открытки и список пунктов для встреч, надо бы посмотреть все прошлые дела и проверить, не фигурируют ли в них эти пункты и соответствующие даты – Бежан искоса взглянул на Зентару. – Думаю, что на этот раз в архивах вполне бы мог покопаться Богдан. Он и так почти два месяца прогулял на лоне природы.

– Тебе бы так погулять, узнал бы, почем фунт лиха, – усмехнулся Врона.

– Ну ничего, зато ты закалился, окреп, научился пешком ходить. А теперь посидишь, отдохнешь. Утверждаешь? – повернулся Бежан к Зентаре.

Тот кивнул головой.

– Ты говоришь – старые дела? А пожалуй, не только старые. Ведь после открытки, касающейся Котарского, поступили еще две. Дай-ка посмотрю список этих мест для встреч. И открытки. Надо поручить руководителям оперативных групп проанализировать под этим углом все донесения службы наблюдения. И притом срочно. А ну как одним выстрелом мы убьем еще пару зайцев. Ведь теперь со спичечными коробками можно послать наших людей.

– Кстати, о спичках. Что показал Звардонь? Ведь это он разносил коробки. У него, значит, тоже должен быть список помещений и сроков. – Бежан вопросительно взглянул на Зентару.

Тот как-то сразу помрачнел.

– Звардоня арестовали вчера вечером при выходе с работы. Здесь, у нас, он потерял сознание. А когда узнал, что принимал участие в шпионской деятельности, с ним случился сердечный приступ. Пришлось отправить его в тюремный госпиталь. Ночью он пришел в сознание, сумел как-то разорвать рубашку и на сделанном из нее жгуте повесился.

В дверях кабинета показался Смоляк.

– Разрешите доложить, – вытянулся он при виде Зентары, – мною доставлен арестованный железнодорожник Михал Вархол. Задержан по пути в Варшаву, после того как вывинтил кассету с инструкцией и вернулся в вагон. Допрошен на месте, в поезде. Во всем признался, когда ему была предъявлена инструкция с указаниями Котарскому о сборе шпионских сведений. Устроил истерику. Его показания мною записаны на пленку. Разрешите включить?

– Давай! – Зентара сел в кресло.

«Братцы, – прерывающийся голос, – я ничего не знал. Это невозможно. Я никогда бы на это не пошел. Просто я хочу жениться на красивой девушке. А у нее запросы: платья, юбки, туфли, кофточки… Я хотел немного подработать. Зарплаты не хватало… Вот я и попросился перевести меня на международную линию. Один раз, когда я был в Вене, зашел в какой-то ресторанчик перекусить. Там возникла ссора. Меня задержала полиция. Сказали, что я у кого-то что-то украл. Я объяснил, что сидел за столиком один, что ни у кого ничего не брал… Никогда, ни разу в жизни… Через несколько часов отходил мой поезд. Я был в отчаянии, а они ничего не хотели слушать. Через час явился пострадавший, вроде бы тот, которого обокрали… Это был поляк, тот самый, что потом меня обманул. А в тот момент я думал, что это сам ангел небесный: он отказался от своего обвинения и попросил меня отпустить. Потом он пригласил меня к себе. Дома за столом сказал: „Услуга за услугу“. За перевозку материалов платил мне марками. Он говорил, что пересылает контрабандой порнографические фильмы. Получает за это приличные деньги. Я и возил… Мне никогда и в голову не приходило…»

– На предъявленных ему фотографиях Вархол опознал своего «благодетеля». Это Птачек, – добавил Смоляк, когда пленка кончилась.

– Хорошо. Вы свою задачу выполнили, – Зентара пожал Смоляку руку. – Можете отдыхать. Пленку оставьте Бежану, а Вархола – в камеру.

– Вот и еще одна жертва золотых щупальцев, – проговорил Бежан раздумчиво. – До чего доводит людей корысть!

Глава XXXVI

Адам Зелинский закрыл последний том пухлых протоколов.

– Невероятная история! Вы знаете, – повернулся он к сидящему за столом Зентаре, – если бы я сам не оказался в, известной степени участником этой истории, если бы лично не ощупал все эти документы и показания, а посмотрел, допустим, фильм или прочитал книгу, я бы сказал, что все это высосано из пальца автором со слишком богатой фантазией.

– Жизнь полна ситуаций, которых не в состоянии придумать ни один романист даже с самым богатым воображением. Не так уж много в ней явлений, которые можно определить как типичные. Не существует двух совершенно идентичных человеческих личностей, двух одинаковых мгновений. – Зентара улыбнулся. – Я что-то расфилософствовался на излюбленную тему Ежи. Его увлечение – психология, постижение мотивов человеческих поступков в различных ситуациях. А кстати, что касается данного дела, вам все здесь понятно?

Зелинский покачал головой.

– Отнюдь. Я только хотел просить вас кое-что мне объяснить.

– Я советую вам зайти к Ежи. Он это сделает лучше меня.

– Тебе еще не осточертел этот боевик? – спросил Бежан приятеля. – Три месяца в больнице и поломанные кости – немалая цена даже за целую серию детективных репортажей и за личное участие в раскрытии преступления.

– Представь себе, не осточертел. А тебе жалко посвятить другу полчаса времени? – ответил шуткой Зелинский.

– Не жалко, не жалко. Для тебя мне ничего не жалко. Этот «гвоздь», как говорится на вашем журналистском жаргоне, – твоя награда за попорченную шкуру. Можешь меня эксплуатировать как хочешь и сколько хочешь. Что еще тебя интересует?

– Схема организации «банка». К чему сводилась в ней, например, роль Вейля?

– Начнем с центра. У него много щупальцев в разных точках мира, в том числе в Вене, Париже, Амстердаме. Из штаб-квартиры в нашем случае нити тянулись к Адамсу. От Адамса – как резидента – через теплоход, таможенников, Шургота – одним словом, по каналу, к резиденту в стране – к шефу.

От шефа тянутся вторичные шупальца, не имеющие между собой точек соприкосновения. Одно – к Вейлю, другое – к Звардоню, третье – к Данису и так далее. Вся система продумана так, чтобы провал одного звена не повлек за собой провала всей сети.

– И все-таки система оказалась с изъянами, – перебил Бежана Адам.

– Да, подвели кадры, подобранные Адамовским, Он отбирал людей продажных, корыстных, беспринципных, рассчитывая лишь на силу уз, а вернее – пут, сплетенных из золотых щупальцев. Однако такие путы не гарантируют преданности делу. И уж кому-кому, а ему-то об этом следовало знать: ведь он сам вкупе с братом обманывал и обворовывал своих работодателей. А его люди, в свою очередь, надували его. Так оно и шло. Аппетит, как говорится, приходит во время еды. Росли аппетиты и у них. «Гонорары» их не стали уже удовлетворять. Кок решил обогатиться, заграбастав чуть ли не всю очередную партию валюты.

– Кстати, если уж речь зашла о коке… Откуда взялся этот депозит Янки у Лиссэ?

– Этот депозит – тысяча пятьсот золотых монет – и составлял, собственно, три четверти очередной партии валюты, переданной разведцентром. Кок, как обычно, получив ее, львиную долю на этот раз укрыл у Лиссэ, сообщив Валяшеку, что валюта отобрана была таможней. В доказательство он представил квитанцию. Фальшивую, конечно. Мы узнали об этом только теперь через «Интерпол». Кстати, на основе нашей информации «Интерпол» арестовал Адамса, читай – Штернберга, по обвинению в подделке двадцатидолларовых монет. А по ходу дела выяснилась и эта история с фальшивой квитанцией. Итак, Ковальчик квитанцию подделал или купил подделанную. Валяшек знал, что пятьсот монет он сохранил и держал при себе. И тогда у него родился план: кока убрать, пятьсот монет присвоить, а шефа уведомить, что кок «засыпал» очередную партию валюты, а их грозит выдать. Таким образом, Ковальчик погиб из-за собственной жадности. Валяшек провалился тоже из-за нее. В квартире у него при обыске мы нашли четыреста золотых монет из пятисот, украденных у кока, и тысячу пятьсот – депозит Янки.

– Да, а что с Янкой?

– Мое начальство представило ее к награде за содействие и участие в этой операции. Депозит ее конфискован.

– А как погиб Зеленчик? Тебе удалось выяснить, что за ссора произошла между ним и коком, о которой рассказывал Васьковский из «Глоса»?… Помнишь?

– Помню. Нет, тут ничего определенного выяснить не удалось. Можно только строить предположения. Вероятнее всего, Зеленчик обнаружил где-то в машинном отделении тайник Ковальчика и собирался доложить об этом капитану. Однако так все-таки и не доложил.

– Ты полагаешь, его убили?

– Здесь тоже можно только строить гипотезы. Валяшек в тот момент был со мной и, значит, не мог столкнуть его за борт. Быть может, Адамчик… Но доказательств пока никаких.

– Сколько же, в конце концов, было переправлено всего партий валюты? Я что-то совсем сбился со счета.

– Шесть. Из них в руки шефа попали три. Первую доставили Шпады самолетом. Вторая уже не дошла в связи с катастрофой самолета, в котором они погибли. Из четырех партий, отправленных на «Анне», две дошли, а две нет. Одна из-за жадности кока, а другая уже благодаря нашей работе. Сумма каждой партии составляла по ценам «черного рынка» около двенадцати миллионов злотых. Помножь ее на три и получишь сумму, которой располагал Адамовский для финансирования нескольких прохвостов и «на мелкие расходы». Часть средств предназначалась на оплату разных бандитов, а примерно миллиончик шеф оставлял себе. Несколько миллионов по указанию центра составляли резерв. На непредвиденные расходы. Одним из таких непредвиденных расходов был, между прочим, ты сам…

– Это каким же образом? – изумился Зелинский.

– Очень простым. Как только Данис обнаружил, что ты за ним следишь, он сам стал наблюдать за тобой. Вы поменялись ролями Из преследователя ты превратился в преследуемого. Он пошел за тобой в Дом техника. Увидев тебя здесь с женщиной, прикинул, что ты уйдешь нескоро. Тогда он вышел и нанял двух известных бандитов – Дикаря и Мудрого, дав им пять тысяч злотых в качестве задатка. Потом он привез их на такси в Дом техника, чтобы показать, кого они должны «пришить». Их ты и видел с ним за столиком. Сам он ретировался, а они вечером тебя и обработали. Данис на допросе показал, что доложил шефу об израсходовании сорока тысяч злотых на твое убийство. Шеф эти деньги ему компенсировал. Вот таким образом ты и ввел разведцентр в непредвиденные расходы. В учетах Адамовского эти расходы зафиксированы в соответствующей графе…

– Скажи, а сам Адамовский предусматривал возможность провала?

– Ну он был немножко предусмотрительнее тебя. Лично сам никуда не совался. А на всякий случай хранил в сейфе заграничный паспорт на имя голландского гражданина Адамса. Мы отдали этот паспорт вместе с фальшивыми паспортами Шпадов на экспертизу. Оказалось, что все они изготовлены одной и той же «конторой». Подлинная фамилия Адамовского, как и его брата, – Штернберг.

– А как он себя вел, когда понял, что игра проиграна?

– Рассказал все, что знал. Предложил нам сотрудничество. В доказательство своей искренности провалил представителя центра. Да что там провалил?! Он так провел с ним встречу – мы оставили их наедине, – что тот, ни о чем не догадываясь, выложил немало весьма любопытных сведений. Тип этот, как оказалось при проверке документов, имел дипломатический паспорт и состоял в иностранном посольстве. Наш МИД уже объявил его персоной нон грата. И последнее, чтобы покончить с шефом. Это старый шпион и агент. Ему казалось, что его везде с радостью перекупят. Ну что ж, на этот раз он ошибся.

– Что-то я еще хотел у тебя спросить?… Ах да! Удалось ли вам схватить остальных агентов, которых обслуживал «банк»? Я помню, в документах фигурировало семь почтовых открыток?

– Из этих агентов трое были разоблачены и осуждены еще раньше. Два прошли по другим делам. Котарский, как ты знаешь, арестован. И только одного мы раскрыли уже теперь, по открыткам Адамовского. Представь, оказался директором одной торговой точки, а в прошлом тоже прихвостень гестапо.

– Но объясни, Ежи, – Зелинский перелистал свои записи, – как же могло случиться, что в течение стольких лет люди эти могли процветать, занимать посты, считаться, как Адамовский и Шургот, работниками с безупречной репутацией?

– Вопрос резонный, – оживился Бежан, – и серьезный. И ответить на него посложней, чем про те или иные детали нашей практики. Ну можно во всех подробностях расписать, как мы выводим на чистую воду шпионов и их пособников. Но не для нашего ведь аппарата ты собираешься писать, нас, извини уж, тебе учить не приходится, А что до всякой нечисти мы беспременно доберемся, так можешь в это поверить. Но вот откуда берутся эти самые пособники? Дешевое тщеславие, какой-то потребительский зуд, стремление выделиться не истинными достоинствами, а чем угодно внешним, лишь бы помодней да подороже, – разве не встречал ты людей с подобной психологией? Кому-то такое процветание спать спокойно не дает, кажется образцом. Тут уж ни патриотизм, ни совесть не в счет. На этих страстях и инстинктах нетрудно сыграть не только аферисту, но и резиденту. Вот и оказываются любители шикнуть и блеснуть затянутыми в щупальца измены, щупальца-то золотые… Впрочем, растолковывать такие проблемы – это скорее по твоей части, кого-то охолодишь, кого-то предупредишь… А вопрос ведь не из простых!

Тут бы еще невредно призадуматься, отчего люди весьма сомнительных моральных достоинств оказываются в чести на службе и могут со спокойной дутой заниматься всяческими махинациями, веря, что никакие подозрения им не грозят. Увы, играют-то они на человеческих слабостях собственных начальников, которым не всегда удается, да и не всегда хочется различать, где служебное рвение, а где подхалимство, угодничество. А добровольной жертве золотых щупальцев подольститься ничего не составляет, все равно совесть продана. Дело, значит, не только в личном нравственном падении, но и в том, что хочет он заразить атмосферу вокруг себя. Оттого он тем более опасен.

– Есть над чем задуматься. Да, об этом, пожалуй, я и постараюсь написать.

Примечания

1

Несползянка – неожиданность, сюрприз (польск.).



(обратно) (обратно)

Майкл КРАЙТОН ЭКСТРЕННЫЙ СЛУЧАЙ

ПОНЕДЕЛЬНИК, 10 ОКТЯБРЯ

1

Все кардиохирурги – подонки, и Конвей не исключение. В половине девятого утра он вломился в патолабораторию в зеленом халате, зеленой шапочке и багровом мареве бешенства. Когда Конвей в ярости, он имеет обыкновение говорить совершенно невыразительным тоном, цедя слова сквозь стиснутые зубы; физиономия его делается пурпурной, а на висках выступают лиловые пятна.

– Придурки! – прошипел Конвей. – Чертовы придурки!

Он ударил кулаком по стене, да так, что в шкафах зазвенели склянки.

Мы сразу поняли, в чем дело. Конвей ежедневно проводит по две операции на открытом сердце, и первая начинается в половине седьмого утра. Если два часа спустя он врывается в патолабораторию, причина тому может быть только одна.

– Безмозглая неуклюжая скотина! – взревел Конвей и пинком опрокинул корзинку для бумаг. Та с грохотом покатилась по полу. – Я вобью его пустую голову в плечи! Как пить дать, вобью!

Он поморщился и возвел очи горе, словно взывал ко Всевышнему. И Всевышний, и все мы уже неоднократно слышали эту злобную ругань, сопровождаемую зубовным скрежетом. Конвей выдерживал репертуар так же неукоснительно, как кинотеатр повторного фильма.

Иногда объектом его праведного гнева становился ассистент, вскрывавший грудную клетку. Иногда – медсестры, а порой – оператор аппарата искусственного дыхания. Но, как ни странно, Конвей никогда не злился на самого Конвея.

– Даже если я доживу до ста лет, – прошипел он, – все равно не видать мне толкового анестезиолога. Никогда. Их просто не существует. Все анестезиологи – тупые безмозглые засранцы!

Мы переглянулись. На этот раз «плохим мальчиком» оказался Герби. Раза четыре в год нести тяжкий груз вины выпадало ему. Все остальное время Герби и Конвей были добрыми друзьями. Конвей превозносил его до небес, величая лучшим анестезиологом в стране и утверждая, что ни Сондрик из Бригхэмской больницы, ни Льюис из Майо, ни кто угодно другой в подметки не годится нашему Герби.

Но четыре раза в год Герби оказывался повинным в СНС, что на жаргоне хирургов означало «смерть на столе». В сердечно-сосудистой хирургии СНС – явление весьма распространенное. Большинство хирургов убивает процентов пятнадцать своих пациентов. Конвей гробит восемь человек из ста.

Фрэнк Конвей великолепен. Да еще и удачлив. У него легкая рука, он наделен особым чутьем и теряет всего восемь процентов больных – вот почему мы терпим его жуткий норов и эти вспышки всесокрушающей ярости. Однажды Конвей лягнул наш лабораторный микроскоп и причинил больнице ущерб на тысячу долларов. Но никто и бровью не повел, потому что Конвей гробит только восемь человек из каждой сотни.

Разумеется, по Бостону ходили разные слушки о нем. Злые языки утверждали, что у Конвея есть свои, особые способы понижения «процента убоя». Поговаривали, будто он избегает случаев, чреватых осложнениями, не режет престарелых больных, не признает новаций и не применяет рискованных необкатанных методик. Разумеется, все эти утверждения – не более чем наветы. На самом деле Конвей сохранял столь низкий «процент убоя» по одной-единственной причине: он был великим кардиохирургом. Все очень просто.

А такой мелкий недостаток, как мерзейший характер, был, по всеобщему мнению, лишь продолжением его достоинств.

– Подонок, недоумок вонючий, – изрек Конвей и обвел лабораторию испепеляющим взглядом. – Кто нынче за главного?

– Я, – ответил ваш покорный слуга. Я занимал должность старшего патологоанатома, и сегодня мне выпало быть начальником смены, а значит, отдавать распоряжения и визировать всю писанину. – Вам понадобится стол?

– Да, черт побери!

– Когда?

– Ближе к вечеру.

Конвей имел обыкновение вскрывать своих покойников по вечерам и зачастую возился с ними до глубокой ночи. Казалось, таким образом он карает себя за потерю больного. На эти вскрытия не допускались даже его стажеры. Кое-кто говорил, будто Конвей рыдает над вскрытыми трупами. Другие, наоборот, утверждали, что он посмеивается, орудуя ножом. Но что происходило в анатомичке на самом деле, знал один Конвей.

– Я скажу дежурному, – пообещал я. – Вам зарезервируют бокс.

– Да, черт побери! – Он хлопнул ладонью по столу. – Мать четверых детей!

– Я поручу дежурному все подготовить.

– Сердце остановилось раньше, чем мы добрались до желудочка. Мы массировали тридцать пять минут, а оно даже не трепыхнулось!

– Как ее звали? В регистратуре спросят имя.

– Макферсон, – ответил Конвей. – Миссис Макферсон.

Он повернулся и пошел прочь, но остановился в дверях. Плечи его поникли. Конвей покачнулся и едва не упал.

– Господи… – вымолвил он. – Мать четверых детей… Что я скажу ее мужу?

Он поднял руки, как это делают все хирурги – ладонями к себе, – и укоризненно уставился на свои пальцы, словно они предали его. Что ж, в известном смысле так оно и было.

– Боже мой, – сказал Конвей. – Надо было учиться на кожника. Ни один кожник еще никого не угробил.

Выдав эту тираду, он пинком распахнул дверь лаборатории и был таков.

Когда Конвей ушел, бледный как смерть стажер-первогодок повернулся ко мне и спросил:

– Он всегда такой?

– Да, – ответил я. – Всегда.

За окном медленно ползли по дороге машины, окутанные мелкой октябрьской изморосью. Я смотрел на них и думал, насколько легче мне было бы посочувствовать Конвею, не знай я, что своей выходкой он преследовал лишь одну цель – выпустить пар. Это был своего рода обряд успокоения, смирения ярости, обряд, который Конвей отправлял всякий раз, когда терял пациента. Полагаю, иначе он просто не мог. И все же большинство наших работников предпочли, чтобы Конвей брал пример с Делонга из Далласа, который после каждой неудачи разгадывал французские кроссворды, или с Арчера из Чикаго, имевшего обыкновение отмечать очередную СНС походом к парикмахеру.

Добро бы Конвей только расстраивал нас своими набегами на лабораторию. Но нет, он еще срывал нам график. По утрам у лаборантов всегда запарка: надо исследовать срезы тканей, и обычно мы не укладываемся в сроки.

Я отвернулся от окна и взял следующий препарат. Лаборатория работает по поточному методу; патологоанатомы стоят вдоль высоких столов и разглядывают биопсии. Перед каждым висит микрофон, который включается нажатием на утопленную в пол педаль. Таким образом, руки остаются свободными. Получив результат, лаборант давит на педаль и начинает вещать в микрофон, а все его слова записываются на пленку. Потом секретарши перепечатывают эти отчеты и подшивают к историям болезни.

Всю последнюю неделю я старался бросить курить, поэтому очередной образец пришелся как нельзя кстати: это был белый сгусток на срезе легочной ткани. На розовом ярлычке значилось имя пациента, который лежал сейчас на операционном столе с разверстой грудной клеткой. Стоявшие вокруг него хирурги ждали патодиагноз, чтобы продолжить операцию. Если опухоль доброкачественная, они удалят ее и часть легкого, а если злокачественная – вырежут все легкое целиком и уберут лимфатические узлы.

Я надавил на педаль.

– Пациент АО-четыре-пять-два-три-три-шесть. Джозеф Магнусон. Образец – фрагмент верхней доли правого легкого. Размер… – я отпустил педаль и измерил длину и ширину образца, – пять на семь с половиной сантиметров. Легочная ткань бледно-розовая, крепитантная (это значит, что она насыщена воздухом и похрустывает. Такое состояние считается нормальным). Плевра гладкая, блестящая, никаких признаков волокон или спаек. Небольшое кровоизлияние. В паренхиме – белый сгусток не правильной формы, размером… – я измерил сгусток, – около двух сантиметров в поперечнике. На срезе белесый и, кажется, твердый. Видимой фибральной капсулы нет, заметны небольшие нарушения структуры прилегающих тканей… Предварительный диагноз – рак легкого, предположительно злокачественного развития, метастатический. Точка. Подпись: Джон Берри.

Я сделал срез с белого сгустка и быстро заморозил его. Единственный надежный способ определения характера опухоли – микроскопическое исследование. Мгновенная заморозка позволяет оперативно подготовить срез. В обычных условиях, прежде чем положить исследуемый препарат на предметный столик, его вымачивают в шести или семи лотках. На это уходит как минимум шесть часов, иногда – несколько суток. Но хирург не может ждать.

Как только ткань замерзла, я окрасил препарат и положил его на предметный столик. Даже под маломощным объективом мне была прекрасно видна кружевная легочная ткань с хрупкими альвеолярными мешочками, благодаря которым осуществляется газообмен между кровью и вдыхаемым воздухом. Белая масса была здесь совсем не к месту.

Я снова надавил на педаль.

– Микроскопическое исследование замороженного среза. Очевидно, белесое вещество состоит из недифференцированных клеток паренхимы, вторгнувшихся в окружающие здоровые ткани. В клетках много гиперхроматических ядер не правильной формы, регистрируется большое число клеточных делений. Замечены многоядровые гигантские клетки. Четко очерченной капсулы нет. Первое впечатление – злокачественное новообразование на ранней стадии. Обратите внимание на уровень антракоза в прилегающих тканях.

Антракоз – это отложение микрочастиц каменного угля в легких. Вдохнув углерод, содержащийся в сигаретном дыме или городском смоге, организм уже никогда не избавится от него. Так эта гадость в легких и останется.

Зазвонил телефон. Наверняка Скэнлон из операционной. Мы не уложились в отпущенные тридцать секунд, вот он и мочится в штаны кипятком. Скэнлон – типичный хирург: он способен радоваться жизни, только пока режет кого-нибудь. Скэнлон терпеть не может праздного созерцания здоровенной дыры, которую проделал в груди пациента собственными руками, а ждать отчета из лаборатории для него – нож острый. Он не в силах уразуметь, что, после того как хирург берет биопсию и кидает ее в стальной лоток, санитару приходится на своих двоих добираться от отделения до патолаборатории, чтобы передать срез нам. А еще Скэнлон никак не допетрит, что в больнице еще одиннадцать операционных и с семи до девяти утра в них сущий ад. В этот отрезок времени в лаборатории вкалывают четверо стажеров и патологоанатомов, но даже они не справляются с потоком биопсий. Поэтому мы не укладываемся в график. Конечно, можно и успевать, но тогда рискуешь поставить неверный диагноз, а хирургам это ни к чему. Вот они и ноют, как Конвей. Убивают время. Да и вообще все хирурги страдают манией преследования, спросите любого психиатра, он вам скажет.

Я подошел к звенящему телефону и стянул резиновую перчатку. Ладонь была мокрой от пота, я вытер ее о штаны и снял трубку. Мы стараемся обращаться с телефоном бережно, но все равно в конце смены его приходится протирать сперва спиртом, а потом формалином.

– Берри слушает.

– Берри, ну что вы там возитесь?

После визита Конвея меня так и подмывало облаять Скэнлона, но я обуздал это желание и спокойно ответил:

– У вас злокачественная.

– Так я и думал, – буркнул Скэнлон таким тоном, словно вся работа патолаборатории – пустая трата времени.

– Угу, – хмыкнул я и повесил трубку.

Страшно хотелось курить. После завтрака я обошелся только одной сигаретой, хотя обычно высаживал две подряд. На столе меня уже ждали образцы тканей почки, желчного пузыря и аппендикса. Я принялся натягивать перчатку, и в этот миг послышался щелчок селектора.

– Доктор Берри?

– Я слушаю.

Селектор у нас очень чувствительный. Можно говорить из любого угла лаборатории, не повышая голоса, секретарша все равно услышит. Микрофон висит высоко под потолком, потому что раньше новые стажеры по неведению своему подбегали к нему и орали во всю глотку, отвечая на вызов. А у девушки в приемной лопались барабанные перепонки.

– Доктор Берри, звонит ваша супруга.

Я помолчал несколько секунд. У нас с Джудит заведено негласное правило: никаких звонков по утрам. С семи до одиннадцати мне вздохнуть некогда, а работаю я шесть дней в неделю. Иногда – и все семь, если кому-нибудь из наших случится прихворнуть. Обычно Джудит свято чтит заведенный порядок. Она не позвонила мне, даже когда Джонни врезался на своем трехколесном велосипеде в кузов пикапа и разбил лоб так, что пришлось наложить пятнадцать швов.

– Хорошо, соедините, – сказал я и посмотрел на руку. Я успел натянуть перчатку только на пальцы. Снова сняв ее, я зашагал обратно к телефону.

– Алло?

– Джон? – Голос Джудит дрожал. Такого не бывало уже много лет, с того дня, когда умер ее отец.

– Что такое?

– Джон, мне только что позвонил Артур Ли.

С акушером-гинекологом Артуром Ли мы дружили уже много лет. Он был шафером на нашей свадьбе.

– Что у него стряслось?

– Он попал в передрягу и хотел поговорить с тобой.

– Какая еще передряга? – спросил я и махнул рукой одному из стажеров, чтобы он занял мое место за столом. Мы не могли прекратить обработку биопсий.

– Не знаю, – ответила Джудит. – Но он в тюрьме.

Сначала я подумал, что произошло недоразумение.

– Ты уверена?

– Да. Он только что звонил. Джон, это как-то связано с…

– Понятия не имею. Я знаю не больше твоего, – я прижал трубку плечом и, сняв другую перчатку, бросил обе в пластмассовую корзину для мусора. – Сейчас съезжу к нему, а ты сиди дома и не волнуйся. Вероятно, какой-нибудь пустяк. Может, Арт опять наклюкался.

– Хорошо, – тихо ответила Джудит.

– Не волнуйся, – повторил я.

– Ладно, не буду.

– Я скоро позвоню.

Положив трубку, я снял фартук, повесил его на крючок за дверью и отправился в кабинет Сандерсона. Сандерсон заведовал патологоанатомическим отделением и держался с большим достоинством. Ему исполнилось сорок восемь, седина, как говорится, уже тронула его виски. У Сандерсона было умное лицо с тяжелым подбородком. И ровно столько же причин для страхов, сколько у меня.

– Арт в кутузке, – сообщил я ему.

Сандерсон закрыл папку с отчетом о вскрытии.

– С какой стати?

– Понятия не имею. Хочу повидать его.

– Мне поехать с тобой?

– Не надо, лучше уж я один.

– Позвони мне, как только что-то узнаешь, – попросил Сандерсон, глядя на меня поверх очков в тонкой оправе.

– Непременно.

Он кивнул. Когда я выходил, Сандерсон уже снова раскрыл папку и углубился в чтение. Если принесенная мною весть и расстроила его, внешне Сандерсон никак этого не выказал. Такой уж он человек.

В фойе больницы я сунул руку в карман и нащупал ключи от машины, но тут вспомнил, что не знаю, где держат Арта, и подошел к справочной, чтобы позвонить Джудит. За конторкой сидела Салли Планка, добродушная белокурая девица, чье имя служило нашим стажерам неиссякаемым источником всевозможных шуточек. Дозвонившись, я спросил Джудит, в какой кутузке сидит Арт, но моя жена этого не знала: не догадалась поинтересоваться. Пришлось звонить супруге Арта, Бетти, красавице и умнице, обладательнице степени доктора биохимии, полученной в Стэнфорде. До недавнего времени Бетти вела исследовательскую работу в Гарварде, но потом родила третьего ребенка и забросила науку. Вообще-то она была спокойной женщиной и на моей памяти вышла из себя лишь однажды, когда Джордж Ковач надрался в стельку и залил мочой весь двор домика Ли.

Бетти пребывала в состоянии тихого шока. Будто автомат, она сообщила мне, что Артур сидит на Чарльз-стрит в центре города. Его взяли утром, на пороге дома, когда он собирался отправиться на работу. Дети очень переживают, и Бетти не пустила их в школу. Но как быть дальше? Что им сказать? Господи!

Я посоветовал ей сказать им, что произошла ошибка, и повесил трубку.


***


Миновав вереницу сверкающих «Кадиллаков», я, вывел свой «Фольксваген» со стоянки для персонала. Все эти здоровенные машины принадлежали практикующим врачам; патологоанатомы получают жалованье из больничной кассы и не могут позволить себе завести такую холеную лошадку с лоснящимися боками.

Было без четверти девять, самый час пик. Всяк, кто ездит по Бостону на машине, играет со смертью, потому что наш город занимает первое место в Америке по числу дорожных происшествий, опережая даже Лос-Анджелес. Это вам скажет любой фельдшер «Скорой помощи» или патологоанатом. Нам то и дело приходится вскрывать трупы жертв автомобильных катастроф. Здешние водители носятся как угорелые, и, когда дежуришь в приемном покое неотложки, создается впечатление, что в городе развернулись военные действия: мертвые тела поступают почти непрерывно. Джудит винит в этом депрессию. Арт же твердит, что дело в вероисповедании. Садясь за руль, бостонские католики уповают на покровительство Всевышнего и бездумно прут через двойную разметку на встречную полосу. Но Арт – циник. Однажды на вечеринке в больнице какой-то хирург рассказывал о том, сколько глазных травм наносят фигурки, которыми водители украшают приборные щитки. Машины сталкиваются, пассажиров швыряет вперед, и какая-нибудь пятнадцатисантиметровая мадонна выбивает им глаза. Арт послушал-послушал, да и говорит: «Это самая забавная шутка, какую я когда-либо слышал!» Он хохотал буквально до слез, до колик, хватался за живот, сгибался пополам и все повторял: «Ослепленные верой! Ослепленные верой!» Рассказчик был хирургом-косметологом и не понял юмора. Полагаю, потому, что залатал на своем веку слишком много пустых глазниц. А вот Арт ржал до судорог.

Большинство гостей на той вечеринке сочли его смех дурным тоном. Полагаю, я был единственным, кто сумел понять, почему Арт посчитал свою шутку такой удачной. И, пожалуй, никто, кроме меня, не знал, какая нервная у Арта работа.

Мы с Артом подружились еще в бытность студентами медицинского факультета. Арт большая умница и очень искусный лекарь, да еще считает врачевание своим призванием. Парень он своевольный и, подобно большинству практикующих врачей, немного самодур. Арт мнит себя корифеем, но ведь и на старуху бывает проруха. Возможно, он и впрямь слишком важничает, но я его не виню: он выполняет очень важную работу. В конце концов, кто-то же должен делать аборты.

Не знаю, когда именно он начал заниматься этим. Наверное, сразу же после стажировки. Аборт не ахти какая сложная операция. Набив руку, ее без труда сможет сварганить и сиделка. Дело нехитрое. Но в этом нехитром деле есть одна маленькая закавыка: аборты запрещены законом.

Я очень хорошо помню тот день, когда мне стало известно о проделках Арта. Кто-то из наших стажеров все удивлялся тому, что слишком много образцов, поступающих в лабораторию после профилактических выскабливаний, дают положительный результат. Профилактические выскабливания, ПВ, назначаются при самых разных недомоганиях – нарушениях менструального цикла, болях, межменструальных кровотечениях. Но уж очень часто анализы показывали наличие беременности. Я струхнул. Стажеры были молоды и болтливы, и я тотчас заявил им, что не считаю происходящее темой для шуточек и их зубоскальство может серьезно подорвать репутацию хорошего врача. Парни мигом протрезвели, а я отправился на поиски Артура. Он сидел в больничном кафетерии и безмятежно уписывал пончики, запивая их кофе. Я подошел к нему и сказал безо всяких предисловий:

– Арт, меня кое-что беспокоит.

– Надеюсь, не по гинекологической части? – спросил он и весело рассмеялся.

– Да как сказать. Я тут ненароком подслушал разговор нескольких наших стажеров. Вроде бы в прошлом месяце пять или шесть твоих соскобов показали наличие беременности. Тебе об этом сообщили?

Безмятежного веселья как не бывало.

– Да, сообщили, – настороженно ответил Арт.

– Я просто хочу, чтобы ты был в курсе. У тебя могут возникнуть трения с патологоанатомической комиссией. Если это всплывет…

Арт покачал головой:

– Никаких трений не будет.

– Ты и сам прекрасно понимаешь, как это выглядит со стороны.

– Да, – ответил он. – Это выглядит так, будто я делаю аборты.

Арт говорил едва слышно, вперив в меня тяжелый взгляд. Я почувствовал холодок под ложечкой.

– Пожалуй, нам надо обсудить это за выпивкой, – предложил он. – Ты сможешь освободиться часам к шести?

– Надеюсь.

– Тогда встретимся на стоянке. А если выкроишь время, посмотри, пожалуйста, историю болезни одной из моих пациенток.

– Хорошо, – ответил я и задумчиво насупил брови.

– Сьюзэн Блэк. Номер АО 221365.

Я записал эти сведения на салфетке, теряясь в догадках, с чего бы вдруг Арту запоминать номер. Память врача хранит множество сведений о пациентах, но только не номера их карточек.

– Изучи этот случай повнимательнее, – посоветовал мне Арт. – И никому ни слова, пока не поговоришь со мной.

Недоумевая, я вернулся в лабораторию и снова взялся за работу. В тот день мне предстояло делать вскрытие, и я освободился только в четыре пополудни. В регистратуре я без труда нашел историю болезни Сьюзэн Блэк и просмотрел ее, не сходя с места – благо тетрадочка была не очень толстая. Сьюзэн Блэк, двадцатилетняя первокурсница одного из бостонских колледжей, обратилась к доктору Ли с жалобой на нарушения менструального цикла. Незадолго до прихода к Арту она перенесла коревую краснуху, после чего у нее развилась хроническая усталость. В конце концов факультетский врач заподозрил мононуклеоз и осмотрел Сьюзэн. Примерно раз в 7 – 10 дней у нее случались небольшие кровотечения, нормального цикла не наблюдалось. Это продолжалось два месяца и сопровождалось упадком сил.

Общее физическое состояние было более-менее в норме, если не считать легкого озноба. Анализы крови хорошие, разве что уровень гемоглобина низковат.

Чтобы упорядочить цикл, доктор Ли назначил ей ПВ. Это было в 1956 году, до внедрения гормональной терапии. ПВ прошло нормально, никаких признаков опухоли или беременности выявлено не было. Сьюзэн наблюдали еще три месяца. Цикл полностью восстановился.

Заурядный случай. Болезнь или нервное напряжение могут расстроить биологические часы женского организма и нарушить менструальный цикл. ПВ – это своего рода подводка часов. Я никак не мог уразуметь, почему Арт решил обратить мое внимание на эту больную. Просмотрев отчет патологоанатомов об анализах тканей, я увидел, что он подписан доктором Сандерсоном. Всего несколько строк: общий вид – норма, вид под микроскопом – норма.

Я водворил историю болезни на место и вернулся в лабораторию, по-прежнему не понимая, в чем тут фокус. Малость послонялся по комнате, сделал несколько мелких работ и наконец засел за отчет о вскрытии.

Ума не приложу, почему я вдруг вспомнил о предметном стекле.

В Линкольновской больнице, как и в большинстве других, предметные стекла с мазками приобщают к историям болезни и хранят вечно. И если вдруг вас заинтересует образец, взятый двадцать или тридцать лет назад, вы всегда можете сходить и посмотреть его. Предметные стекла стоят в длинных ящиках вроде картотечных, под которые в нашей больнице отведено специальное помещение.

Я нашел нужный ящик, а в нем – микроскопический препарат номер 1365. На ярлычке значился номер истории болезни, стояли инициалы доктора Сандерсона и еще две буквы – ПВ.

Я взял предметное стекло с собой в лабораторию. Один из десяти микроскопов на длинном столе оказался свободным. Устроив препарат на предметном столике, я приник к окуляру.

Мне хватило одного взгляда. Препарат представлял собой соскоб с внутренней стенки матки. Вполне нормальная ткань в профилеративной фазе. Но меня удивила тонировка. Препарат был окрашен формалинсодержащим реактивом, который дает ярко-синий или зеленый цвета. Такой краситель применялся нечасто, только если возникали какие-то затруднения с диагностикой. Обычно мы пользуемся гематоксилин-эозином, придающим препаратам розовый или лиловый оттенки. А если употреблен другой краситель, причины такого решения непременно излагаются в отчете патологоанатома.

Однако доктор Сандерсон даже не упомянул об этом.

Напрашивался очевидный вывод: предметное стекло подменили. Я посмотрел на ярлычок. Почерк, несомненно, принадлежал Сандерсону. Что же случилось?

Ответы на этот вопрос не заставили себя ждать. Сандерсон мог забыть вписать в отчет сведения о необычном красителе. Мог заказать два среза, но сохранился только первый. Наконец, кто-то мог просто напутать.

Но ни один из этих ответов не показался мне убедительным. Силясь разгадать головоломку и сгорая от нетерпения, я ждал, когда часы пробьют шесть. Наконец мы встретились с Артом на стоянке, и я сел в его машину. Арт предложил уехать куда-нибудь подальше от больницы, чтобы спокойно поговорить, и мы покатили.

– Ну, читал историю болезни? – спросил Арт.

– Да, – ответил я. – Весьма занятная писанина.

– Срез смотрел?

– Конечно. Это оригинал?

– Ты хочешь знать, был ли он взят у Сьюзэн Блэк? Разумеется, нет.

– Надо было действовать осторожнее. Ты прокололся с красителем и теперь можешь попасть в передрягу. Откуда этот препарат?

Арт усмехнулся:

– Из хранилища биологических образцов. Соскоб со здоровой матки.

– Кто осуществил подмену?

– Сандерсон. Мы тогда были новичками в этой игре. Сандерсону пришло в голову сунуть в ящик подложный препарат и описать его как подлинный. Теперь-то мы, конечно, действуем гораздо тоньше. Всякий раз, когда к Сандерсону попадает здоровый соскоб, он делает несколько лишних препаратов и хранит их про запас.

– Ничего не понимаю, – признался я. – Ты хочешь сказать, что Сандерсон – твой пособник?

– Ну да. Уже несколько лет.

Сандерсон был умным, добрым и безукоризненно порядочным человеком. Я вконец растерялся.

– Пойми, – продолжал Арт. – Эта история болезни – туфта от начала до конца. Да, верно, девчонке было двадцать лет, и она переболела краснухой. Цикл и правда нарушился, но причиной тому беременность. Залетела от футболиста, которого якобы любила и собиралась окрутить. Но ей хотелось сперва получить диплом, а ребенок стал бы обузой. Более того, во время первой трети беременности она умудрилась подхватить краснуху. Девица не блистала умом, однако ей достало смекалки сообразить, чем это чревато. Когда пришла ко мне, на ней лица не было. Как водится, малость потемнила, но потом выложила все как на духу и попросила прервать беременность.

Я тогда только-только закончил стажировку и все еще смотрел на мир сквозь розовые очки, поэтому пришел в ужас. Но девица и впрямь попала в беду, не знала, как ей быть, и думала, что настал конец света. Полагаю, в каком-то смысле так оно и было: она уже видела себя недоучившейся матерью-одиночкой с уродцем на руках. Девчушка была славная, и мне стало жаль ее, но я все равно отказал. Сочувствие – сочувствием, а руки-то у меня связаны. Так я ей и сказал.

Тогда она спросила, опасная ли это штука – аборт. Поначалу я подумал, что девчонка замыслила сделать его подпольно, и ответил: да, опасная. А она сказала, что знает парня в Северном районе, который все уладит за две сотни долларов. Он, мол, санитар в госпитале морской пехоты или что-то в этом роде. И, если парень согласится, она пойдет к нему. С тем и была такова. – Арт вздохнул и покачал головой. – В тот вечер я вернулся домой в препоганейшем настроении. Я возненавидел эту девицу. Своим приходом ко мне она поставила под угрозу и мою практику, и всю расписанную по пунктам будущую жизнь. Да еще пыталась надавить на меня. Я не спал всю ночь. Лежал и думал. Представлял себе, как эта девица входит в вонючую каморку, где ее ждет вороватый сопляк, который наверняка способен покалечить, а то и убить. Я думал о своей жене и нашем годовалом малыше, о том, что есть способ уладить дело ко всеобщему удовлетворению. Вспоминал девчонок, которых видел, когда был интерном. Как они приползали в больницу в три часа утра, истекая кровью и слизью после таких вот любительских абортов. И, не буду врать, вспоминал, как тяжко мне приходилось в студенчестве. Однажды мы с Бетти шесть недель ждали ее менструации. Вот уж пришлось попотеть. Я-то знал, что залететь можно и дуриком. Так почему аборт должен считаться преступлением?

Я молча курил, слушая его.

– Короче, встал я среди ночи и принялся пить кофе, глядя в стену. После шести чашек решил, что закон несправедлив. Врач может корчить из себя господа бога просто по глупости. Мало ли таких? Но в данном случае речь шла о благом деле. Я встретил попавшего в беду пациента и отказался помочь, хотя имел такую возможность. Вот что меня волновало: я не стал лечить человека. Это все равно что отказать страждущему в уколе пенициллина. Так же жестоко и так же глупо. Наутро я отправился к Сандерсону, зная, что он придерживается весьма либеральной точки зрения на множество вещей и явлений. Объяснил ему, что к чему, и сказал, что хочу назначить ПВ. Сандерсон обещал лично провести патоисследование и сдержал слово. Так все и началось.

– И с тех пор ты делаешь аборты?

– Да. Когда считаю, что это оправданно, – ответил Арт.

Мы поехали в бар в Северном районе. Это было недорогое заведение, битком набитое итальянскими и немецкими работягами. Арту хотелось выговориться. На него вроде как нашел исповедальный стих.

– Я часто думаю, – рассуждал он, – что стало бы с медициной, если бы в Америке возобладала идеология приверженцев христианской науки. В прошлом это не имело бы большого значения, коль скоро врачевание тогда было примитивным и мало кому помогало. Но давай представим себе, что христианская наука стала влиятельной силой в эпоху пенициллина и антибиотиков. Допустим, появились общественные объединения, всячески препятствующие применению этих лекарств. Допустим, в таком обществе живут больные люди, которые знают, что их недуг несмертелен и существует нехитрое снадобье, способное принести исцеление. Значит, возникнет огромный черный рынок таких снадобий, верно? Значит, люди будут колоться в домашних условиях и умирать от передозировок или недоброкачественных контрабандных лекарств, так? Значит, воцарится ад кромешный.

– Я улавливаю аналогию, – ответил я. – Но она меня не убеждает.

– Послушай! – пылко продолжал мой друг. – Нравственность должна поспевать за технологией. Когда человеку предлагается выбор: сохранить нравственность и лишиться жизни, или наоборот, он наверняка предпочтет остаться на этом свете. Наши современники знают, что аборт уже давно превратился в простую и безопасную операцию, которая к тому же избавляет от многих бед и возвращает радость жизни. Это им и нужно. Этого они и требуют. И получают желаемое. Не мытьем, так катаньем. Богатые отправляются в Японию или Пуэрто-Рико, бедные идут к санитару из госпиталя морской пехоты. Так или иначе, но они своего добиваются.

– Арт, – с нажимом произнес я, – аборты запрещены законом.

Он улыбнулся:

– А мне и невдомек, что ты так чтишь закон.

Ага. Он решил напомнить мне о зигзаге моей карьеры. После колледжа я поступил в школу правоведения и полтора года валял там дурака, пока не понял, что это не лучшее из поприщ. Тогда-то мне и захотелось попытать счастья в медицине. А в промежутке я успел немного послужить в армии.

– Дело не в этом, – ответил я. – Если тебя поймают, то лишат диплома и упрячут в тюрьму. Сам знаешь.

– Я делаю то, что должен делать.

– Не будь ослом.

– Я убежден, что поступаю правильно.

Я взглянул на Арта и понял, что он говорит на полном серьезе. А со временем и сам убедился, что в некоторых случаях аборт самый гуманный выход из положения. И пошло-поехало. Арт оперировал, а мы с доктором Сандерсоном прикрывали его по линии патологоанатомического отделения. Мы действовали так ловко, что обвели вокруг пальца даже членов комиссии. Иначе было нельзя: в нашей больнице в комиссию входили все заведующие отделениями и еще шестеро врачей, которые избирались на определенный срок. Средний возраст комиссии составлял 61 год, и не менее трети ее членов были католиками.

Разумеется, сохранить полную тайну не удалось. Многие молодые врачи знали, чем занимается Арт, и большинство одобряли его действия. Он всесторонне обдумывал каждый случай и никогда не принимал опрометчивых решений. Кроме того, почти все эти врачи и сами хотели бы делать аборты, но им не хватало смелости.

Только несколько человек искренне осуждали Арта и, вероятно, испытывали соблазн настучать на него. Засранцы вроде Уиппла и Глюка, чьи «религиозные убеждения» начисто исключали сострадание и здравый смысл. Но у них кишка была тонка.

Все эти Уипплы и Глюки довольно долго внушали мне опасения, но потом я перестал обращать на них внимание и больше не замечал неприязненных взглядов, поджатых губ и суровых мин. Возможно, это было ошибкой.

Потому что Артур в беде, и если покатится его голова, то и Сандерсону головы не сносить. А значит, и мне тоже.


***


Возле полицейского участка не нашлось ни одного свободного пятачка, чтобы приткнуть машину. После долгих поисков я наконец заметил какую-то стоянку и, бросив на ней свой «Фольксваген», торопливо прошагал четыре квартала до кутузки. Мне не терпелось выяснить, как и почему Артур Ли угодил туда.

(обратно)

2

Несколько лет назад, в бытность свою человеком армейским, я служил в военной полиции в Токио и многому там научился. В те времена в Токио мало кто благоволил к военным полицейским – шли последние дни оккупации, и наши мундиры и белые шлемы олицетворяли для японцев занудное крючкотворство комендатуры, а для американцев на Гинзе, нагрузившихся саке (или виски, если они могли себе это позволить), мы были живым воплощением сводящих с ума ограничений и тягот армейской жизни. Поэтому нас задирал каждый встречный-поперечный, и мои товарищи не раз попадали в передряги. Одному высадили ножом глаз, другого и вовсе убили.

Разумеется, мы были вооружены. Помню, как нам впервые выдали пистолеты, и капитан со здоровенным носом сказал: «Ну вот, вооружились, а теперь примите мой совет. Никогда не пускайте оружие в ход. Застрелите какого-нибудь пьяного дебошира, пусть даже в целях самообороны, а потом окажется, что его дядюшка конгрессмен или генерал. Держите пушки на виду, но не доставайте их из кобуры. Все, точка».

А еще нас призывали быть понаглее. И мы, как все легавые, быстро освоили науку добиваться своего при помощи блефа.

Эта наука очень пригодилась мне сейчас, когда я стоял лицом к лицу с угрюмым сержантом, дежурным по участку на Чарльз-стрит. Сержант смотрел на меня так, словно с удовольствием проломил бы мне череп.

– Ну, в чем дело?

– Я пришел повидать доктора Ли, – сказал я.

Сержант ухмыльнулся:

– Что, влип ваш косоглазый хмырь? Какая жалость.

– Я пришел повидать доктора Ли, – повторил я.

– Нельзя. – Он снова уставился на стол и принялся сердито ворошить бумаги.

– Не соблаговолите ли объяснить, почему?

– Нет, – отрезал сержант, – не соблаговолю.

Я достал записную книжку и ручку:

– Будьте любезны сообщить мне номер вашего жетона.

– Что, больно умный? Бросьте. Никаких свиданий.

– Закон обязывает вас назвать номер жетона по первому требованию.

– Хороший закон.

Я посмотрел на грудь сержанта и сделал вид, будто строчу в блокноте. Потом повернулся и зашагал к выходу.

– Прогуляться решили? – небрежно поинтересовался сержант.

– Да. Возле крыльца есть телефонная будка.

– Ну и что?

– Просто жалко потраченных усилий. Готов спорить, что ваша жена провозилась не один час, пришивая эти лычки. А снять их можно за десять секунд. Спорол бритвой, и все дела. И мундир останется целехонек.

Сержант тяжело поднялся со стула:

– По какому делу вы пришли?

– Повидать доктора Ли.

Он смерил меня долгим взглядом. Сержант не знал, смогу ли я насолить ему, но понимал, что его положение не так уж и незыблемо.

– Вы его поверенный?

– Правильно мыслите.

– Господи, так бы сразу и сказали. – Сержант извлек из ящика стола связку ключей. – Пошли. – Он улыбнулся, но глаза его смотрели все так же злобно.

Я последовал за дежурным. Пока мы шли по коридору, он молчал, разве что хмыкнул пару раз, потом бросил через плечо:

– Вы не можете пенять мне за бдительность. В конце концов, убийство есть убийство.

– Полностью с вами согласен, – ответил я.


***


Арт сидел в довольно сносной камере, чистой и не очень вонючей. Бостонские застенки едва ли не лучшие в Америке. Иначе и быть не может, ведь в них сидело немало видных людей – мэры, чиновники, другие важные деятели. Если хотите, чтобы человек честно вел свою повторную избирательную кампанию, не сажайте его в убогую камеру. Вас просто не поймут, верно я говорю?

Арт восседал на койке и разглядывал зажатую в пальцах сигарету. Пол был усеян окурками и засыпан пеплом. Заслышав наши шаги в коридоре, Арт поднял голову.

– Джон!

– У вас десять минут, – предупредил сержант.

Я вошел в камеру. Дежурный запер дверь и привалился к решетке.

– Спасибо, – сказал я. – Вы можете идти.

Он злобно зыркнул на меня и вразвалочку побрел прочь, позвякивая ключами.

– Как ты? – спросил я Арта, когда мы остались одни.

– Да вроде ничего.

Артур Ли невысок, щупл, опрятен и щеголеват. Родился он в Сан-Франциско, в большой семье, состоявшей едва ли не из одних врачей и правоведов. Предполагаю, что мать Арта – американка: он не очень похож на китайца. Кожа у него скорее оливковая, чем желтая, глазницы лишены вертикальных кожных складок, а волосы – светло-каштановые. Он очень непоседлив и непрерывно жестикулирует, что придает ему сходство с латиноамериканцем.

Сейчас Арт был бледен и напряжен. Вскочив, он принялся мерить шагами камеру. Движения его были резки и порывисты.

– Спасибо, что пришел, – сказал он.

– Если спросят, я – представитель твоего поверенного. Под этой личиной я и проник сюда. – Я извлек из кармана записную книжку. – Ты звонил адвокату?

– Нет еще.

– Почему?

– Не знаю, – он потер лоб и принялся массировать веки. – В голове все смешалось. Это какая-то бессмыслица.

– Как зовут твоего поверенного?

Арт назвал имя, и я занес его в книжку. Адвокат был хороший. Вероятно, Арт понимал, что рано или поздно ему понадобится защита.

– Хорошо, я ему позвоню. А теперь рассказывай.

– Меня арестовали по обвинению в убийстве.

– Это я уже понял. Почему ты позвонил мне?

– Потому что ты все об этом знаешь.

– Об убийстве? Ничего я не знаю.

– Ты учился на законника.

– Всего год, и это было десять лет назад. Я еле-еле сдал экзамены за семестр и уже ничего не помню.

– Джон, – сказал Арт, – в этом деле медицины не меньше, чем юриспруденции. Мне необходима твоя помощь.

– Тогда рассказывай все по порядку.

– Я этого не делал, Джон. Клянусь, я эту девицу и пальцем не тронул.

Он вышагивал все быстрее и быстрее. Я схватил его за локоть и остановил:

– Сядь и расскажи все с толком. Очень медленно.

Арт тряхнул головой, загасил сигарету и тут же закурил новую.

– Меня взяли нынче утром прямо из дома, – начал он. – Часов в семь. Привезли сюда и принялись допрашивать. Сперва сказали, что для проформы. Не знаю уж, что сие означает. А потом начали наседать.

– Сколько их было?

– Двое. Иногда приходил третий.

– Тебе грубили? Слепили лампой? Били по щекам?

– Нет, ничего такого.

– Они сказали, что ты можешь позвонить адвокату?

– Да, но не сразу, а только после того, как зачитали мои конституционные права. – Он улыбнулся своей горькой насмешливой улыбкой. – Поначалу допрос был формальный, и мне не пришло в голову кому-то звонить – ведь я не сделал ничего плохого. Они впервые упомянули о девушке только через час после начала разговора.

– Что за девушка?

– Карен Рэнделл.

– Ты не… Что? Та самая Карен?

Арт кивнул:

– Да, она. Дочь Джей Ди Рэнделла.

– Господи.

– Сперва они спросили, что я о ней знаю и приходила ли она ко мне на прием. Я ответил, что неделю назад она обратилась за консультацией. Жаловалась на отсутствие месячных.

– В течение какого времени?

– Четыре месяца.

– Ты сообщил им эти сведения?

– Нет, они не спрашивали.

– Хорошо.

– Они подробно расспросили меня о том, как прошел осмотр. Интересовались, были ли у нее другие жалобы, как она вела себя… Я ничего не сказал, сославшись на доверительные отношения врача и больного. Тогда они зашли с другого боку и спросили, где я был вчера вечером. Я ответил, что делал обход в больнице, а потом побродил по парку. Им хотелось знать, возвращался ли я к себе в кабинет. Я сказал, что нет. Тогда они спросили, встретил ли я кого-нибудь в парке. Я ответил: не помню. Знакомых уж точно не встретил.

Арт глубоко затянулся сигаретой. У него дрожали руки.

– И тогда они принялись мурыжить меня. Уверен ли я, что не возвращался в кабинет? Чем я занимался после обхода? Действительно ли не видел Карен с прошлой недели? Я все никак не мог взять в толк, к чему эти вопросы.

– Ну и к чему же?

– В четыре часа утра мать Карен Рэнделл привезла ее в отделение неотложной помощи Мемориальной больницы. Карен истекала кровью и была в геморрагическом шоке. Не знаю, какие меры приняли врачи, только она умерла. И полиция думает, что вчера вечером я сделал ей аборт.

Я нахмурился. Все это не имело ни малейшего смысла.

– Почему они так уверены в этом?

– Не знаю. Я спрашивал, но они не говорят. Может, девчонка была в бреду и произнесла мое имя.

Я покачал головой.

– Нет, Арт. Полицейские боятся неоправданного ареста как чумы. Если они не смогут доказать обвинение, черт-те сколько людей останутся без работы. Ты – уважаемый профессионал, а не какой-нибудь забулдыга без друзей и без цента за душой. Ты можешь позволить себе нанять хорошего защитника, и они это знают. И если у легавых хватило духу арестовать тебя, значит, они думают, что дело – верняк.

Арт сердито взмахнул рукой:

– А может, они просто дураки.

– Дураки-то дураки, но не до такой степени, – возразил я.

– Как бы там ни было, я понятия не имею, что за улики они собрали.

– Ты должен это знать.

– Но не знаю. – Арт снова принялся вышагивать по камере. – Ума не приложу.

Я смотрел на него и гадал, когда лучше задать главный вопрос. Рано или поздно придется. Арт перехватил мой взгляд.

– Нет, – сказал он.

– Что – нет?

– Я этого не делал, и хватит на меня таращиться. – Арт уселся и забарабанил пальцами по койке. – Господи, как же хочется выпить.

– Забудь об этом.

– Ой, ради бога…

– Ты пьешь только по праздникам и очень умеренно, – напомнил я ему.

– Меня будут судить за характер и привычки или…

– Тебя вообще не будут судить, если ты сам этого не пожелаешь.

Арт фыркнул.

– Расскажи мне о Карен, – попросил я.

– Рассказывать почти нечего. Она пришла и попросила сделать аборт, но я отказался, потому что было поздно – четыре месяца. Я объяснил, почему не могу ей помочь: слишком большой срок и прервать беременность можно только чревосечением.

– И она смирилась?

– Вроде да.

– Что ты написал в истории болезни?

– Ничего. Я не завел карточку.

Я вздохнул:

– Это может выйти тебе боком. Почему ты так поступил?

– Потому что она не была моей пациенткой и не нуждалась в лечении. Я знал, что больше никогда не увижу ее, вот и не стал разводить писанину.

– И как ты собираешься объяснить это полицейским?

– Слушай, – вспылил Арт, – кабы я знал, что по милости этой бабы попаду за решетку, то и вел бы себя иначе.

Я закурил сигарету и откинулся назад, почувствовав затылком холод каменной стены. Мне уже стало ясно, что Арт попал в очень незавидное положение, и даже мелочи, которые при других обстоятельствах показались бы сущим пустяком, сейчас приобретали огромное значение.

– Кто направил ее к тебе?

– Карен? Наверное, Питер.

– Питер Рэнделл?

– Ну да. Он был ее лечащим врачом.

– Так ты даже не спросил?

Это было совсем не в духе Арта.

– Нет. Она пришла под конец рабочего дня, и я был уставший. К тому же она сразу взяла быка за рога. Чертовски прямолинейная девица, никаких тебе хождений вокруг да около. Выслушав Карен, я подумал, что ее прислал Питер, в надежде, что я все растолкую. Ведь делать аборт, вне всякого сомнения, было уже поздно.

– Почему ты так подумал?

Арт передернул плечами.

– Подумал, и все.

Галиматья какая-то. Арт наверняка темнил.

– А других дам из семейства Рэнделл к тебе не направляли?

– Ты о чем это?

– Отвечай.

– По-моему, это не имеет отношения к делу, – отрезал он.

– Как знать.

– Уверяю тебя.

Я вздохнул и запыхтел сигаретой. При желании Арт мог быть чертовски упрям.

– Ладно, – сказал я наконец. – Тогда расскажи мне о девушке.

– Что ты хочешь знать?

– Ты был с ней знаком?

– Нет.

– Случалось ли тебе помогать ее подружкам?

– Нет.

– Ты уверен?

– О, черт! Как я могу быть уверен? Но вряд ли: ей было всего восемнадцать лет.

– Понятно.

Вероятно, Арт был прав. Я знал, что он оперировал только замужних женщин лет тридцати и не связывался с молоденькими, разве что в исключительных случаях. Иметь дело со зрелыми матронами было гораздо безопаснее. Они мыслили более трезво и умели держать язык за зубами. Но я знал и другое: последнее время он стал делать больше абортов совсем юным пациенткам. Арт называл эти операции «выскабливанием соплей» и говорил, что помогать только замужним нельзя. Это, мол, дискриминация подростков. Разумеется, он шутил, но в каждой шутке…

– Как она выглядела, когда пришла к тебе? – спросил я. – Ты можешь описать ее?

– Славная была девушка. Хорошенькая, не дура, не плакса. Очень честная. Пришла, села, сложила руки на коленях и рассказала все как есть. Сыпала медицинскими терминами. «Аменорея» и прочее. Наверное, нахваталась от своей семейки.

– Она нервничала?

– Да, но ведь они все нервничают. Поэтому чертовски трудно проводить дифференциальную диагностику.

Действительно, при отсутствии менструаций, особенно у молодых девушек, надо делать существенную поправку на состояние их нервной системы. Задержки и другие нарушения цикла часто возникают по причинам психологического свойства.

– Это на пятом-то месяце?

– В придачу она прибавила в весе. Пятнадцать фунтов.

– Маловато для точного диагноза.

– Но достаточно для подозрения.

– Ты ее осматривал?

– Нет. Я предложил, она отказалась. Девица пришла делать аборт. Я сказал: нет, и она откланялась.

– Карен говорила о своих планах?

– Да, – ответил Арт. – Пожала плечами и сказала: ну что ж, придется сообщить предкам и обзавестись потомком.

– И ты решил, что она не станет обращаться к кому-нибудь другому?

– Вот именно. Девушка казалась такой умной и /смышленой. И, похоже, поняла, в каком она положении. В таких случаях я всегда стараюсь объяснить женщине, что безопасный аборт невозможен и ей придется свыкнуться с мыслью о грядущем материнстве.

– По-видимому, Карен передумала. Интересно, почему?

Арт усмехнулся:

– Ты когда-нибудь видел ее родителей?

– Нет, – ответил я и тотчас юркнул в приоткрывшуюся лазейку:

– А ты?

Но Арта так просто не проведешь. Он одарил меня вялой улыбкой умного и проницательного человека, отдающего дань чужой сообразительности, и сказал:

– Нет, никогда. Но наслышан о них.

– И чего же ты наслышан?

В этот миг вернулся сержант и с лязгом вставил ключ в замок.

– Время, – объявил он.

– Еще пять минут, – попросил я.

– Время!

– Ты говорил с Бетти? – спросил Арт.

– Да. Все хорошо. Я позвоню ей и скажу, что ты жив-здоров.

– Она волнуется.

– Джудит побудет с ней. Все утрясется.

Арт грустно улыбнулся:

– Извини за причиненное беспокойство.

– Никакого беспокойства, – я взглянул на стоявшего в дверях сержанта. – У них нет оснований задерживать тебя. К полудню ты выйдешь отсюда.

Сержант сплюнул на пол. Я пожал Арту руку и спросил:

– Кстати, где тело?

– Наверное, в Мемориалке. Или его уже увезли в городскую.

– Я выясню. Не волнуйся ни о чем.

Я вышел из камеры, и сержант запер дверь. В коридоре он не проронил ни слова, но, когда мы вошли в дежурку, сказал:

– Вас хочет видеть капитан.

– Хорошо.

– Ему не терпится малость поточить лясы.

– Что ж, ведите меня к нему, – ответил я.

(обратно)

3

Табличка на двери сообщала: «Отдел по расследованию убийств», а под ней на картонке печатными буквами было выведено: «Капитан Питерсон». Капитан оказался крепким коротышкой с седыми волосами, подстриженными под «ежик», движения его были проворными и точными. Когда Питерсон обошел вокруг стола, чтобы приветствовать меня, я заметил, что он хромает на правую ногу. Он даже не пытался скрыть этот изъян, а, напротив, подчеркивал его, громко шаркая носком по полу. Солдаты и легавые обычно гордятся своими увечьями. Нетрудно было догадаться, что Питерсон пострадал при исполнении служебного долга. Я попробовал угадать, что с ним стряслось. Скорее всего, нарвался на пулю: ножевое ранение в голень – большая редкость.

Хозяин кабинета протянул мне руку и сказал:

– Я капитан Питерсон.

– Джон Берри.

Рукопожатие было радушным, но глаза капитана смотрели холодно и пытливо. Он указал мне на кресло.

– Сержант говорит, что прежде не видел вас здесь, вот я и решил познакомиться. Мы знаем почти всех бостонских защитников по уголовным делам.

– Вы хотите сказать – судебных защитников?

– Разумеется, – покладисто ответил Питерсон. – Конечно, судебных.

Он выжидательно уставился на меня. Я молчал.

Наконец капитан спросил:

– Из какой вы фирмы?

– Не понимаю, почему вы приняли меня за юриста, – ответил я. – Сроду им не был.

Капитан прикинулся удивленным:

– Но у сержанта сложилось иное впечатление. Вы представились ему как адвокат.

– Да неужели?

– Вот именно. – Питерсон уперся ладонями в стол.

– Кто вам это сказал?

– Сержант.

– Значит, он что-то напутал.

Капитан откинулся в кресле и одарил меня любезной улыбкой, словно говоря: «Ладно, ладно, не будем суетиться по пустякам».

– Знай мы, что вы не адвокат, нипочем не разрешили бы вам свидание с Ли.

– Вероятно. Только никто не поинтересовался моим именем и родом занятий, никто не просил меня расписаться в книге посетителей.

– Полагаю, сержант был сбит с толку.

– Вполне оправданное предположение, если вспомнить, какой умница ваш сержант.

На лице капитана заиграла дурацкая улыбочка. Мне был знаком этот тип людей. Удачливый легавый, знавший, когда надо возмутиться, а когда разумнее проглотить обиду. Искусный дипломат, вежливый блюститель закона. Но лишь до тех пор, пока не почувствует, что противник ломается.

– Ну? – буркнул он после долгого молчания.

– Я работаю вместе с доктором Ли, – сообщил я ему.

Если он и удивился, то виду не подал.

– Тоже врач?

– Совершенно верно.

– У вас, лекарей, определенно существует круговая порука, – не переставая улыбаться, изрек капитан. Вероятно, за последние две минуты он улыбался больше, чем за два предшествующих года.

– Не сказал бы, – возразил я.

Улыбка начала таять. Наверное, с непривычки у капитана устали лицевые мышцы.

– Если вы и впрямь врач, – проговорил Питерсон, – мой вам совет: держитесь подальше от этого Ли. Шумиха угробит вашу практику.

– Какая шумиха?

– Суд и прочее.

– А что, будет суд?

– Разумеется, – ответил Питерсон. – И громкий, так что вашей практике, вероятно, не поздоровится.

– У меня нет практики, – сообщил я ему.

– Наукой занимаетесь?

– Нет, – ответил я. – Трупы вскрываю.

Наконец-то его проняло. Питерсон привстал со стула, но тотчас опомнился и снова сел.

– Трупы, – эхом повторил он.

– Совершенно верно. Работаю в больницах, делаю всякие анализы.

Капитан надолго умолк, нахмурился, почесал тыльную сторону ладони и оглядел свой стол. Наконец он сказал:

– Не знаю, что вы пытаетесь доказать, доктор, но, как бы там ни было, мы вполне можем обойтись без вашей помощи. А Ли влип слишком серьезно, чтобы…

– Это еще надо доказать.

Питерсон покачал головой:

– Вы и сами знаете, что не правы.

– Не уверен.

– Известно ли вам, на какую сумму может подать иск врач за необоснованный арест?

– На миллион долларов, – ответил я.

– Полмиллиона. Но это не так уж важно: итог один.

– Полагаете, у вас есть верное дело?

– Есть, – Питерсон снова осклабился. – Конечно, доктор Ли может позвать вас в свидетели, это ясно. И вы можете наговорить сколько угодно громких слов, чтобы обдурить присяжных и произвести на них впечатление своими высоконаучными выкладками. Но вам никуда не деться от главного факта.

– Что же это за факт?

– Нынче утром в бостонской Мемориальной больнице истекла кровью и умерла девушка. И причиной тому – подпольный аборт. Вот такой факт – простой и очевидный.

– И вы думаете, что аборт сделал доктор Ли?

– У нас имеются кое-какие улики, – вкрадчиво проговорил Питерсон.

– Надеюсь, они достаточно убедительны, – сказал я. – Доктор Ли – известный и уважаемый…

– Послушайте, – оборвал меня капитан, впервые выказав раздражение. – По-вашему, эта девушка была десятидолларовой шлюхой? Нет, она была хорошей дочерью почтенных родителей. Чертовски порядочной, из замечательной семьи. Молодая, красивая, добрая. И ее зарезали. Причем не какая-нибудь повитуха из Роксбери или шарлатан из Северного района. У нее достало ума не обращаться к ним. Да и денег было достаточно.

– Почему вы считаете, что аборт сделал доктор Ли?

– Не вашего ума дело.

Я передернул плечами.

– Поверенный доктора Ли задаст вам тот же вопрос. Это будет его ума дело. И если вы не сможете ответить…

– Сможем.

Я молчал. Мне стало любопытно, захотелось узнать, действительно ли Питерсон такой уж хороший дипломат. Он не должен говорить мне больше ни слова. Он не был обязан сообщать мне даже то, что уже сообщил. Если он снова откроет рот, это будет ошибкой.

Питерсон открыл рот.

– У нас есть свидетель, который слышал, как девушка обвиняла доктора Ли.

– Девушку привезли в больницу в состоянии шока, она бредила и теряла сознание. Что бы она там ни бормотала, это – слабая улика.

– Она еще не была в шоке, когда сказала это.

– Кому сказала?

– Своей матери, – с довольной улыбкой ответил Питерсон. – По дороге в больницу. И мать готова присягнуть в этом.

(обратно)

4

Я попытался последовать примеру Питерсона и сохранить невозмутимое выражение лица. К счастью, врачи поднаторели в этом искусстве. Ни в коем случае нельзя выказывать изумление, если пациент сообщает вам, что совокупляется с женой десять раз за ночь или видит кошмары, в которых режет ножом собственных детей. Или ежедневно выпивает галлон водки. Врач должен казаться больному загадочной личностью, а для этого ему необходимо уметь ничему не удивляться.

– Ага, понятно, – равнодушно бросил я.

Питерсон кивнул:

– Как видите, свидетель вполне надежный. Взрослая уравновешенная женщина, рассудительная и очень миловидная. Она произведет прекрасное впечатление на присяжных.

– Возможно.

– Ну а теперь – откровенность за откровенность, – предложил Питерсон. – Может, расскажете, почему вас так интересует доктор Ли?

– Никаких особых причин. Он мой друг, вот и все.

– Он позвонил вам раньше, чем своему поверенному.

– Задержанный имеет право на два телефонных звонка.

– Да, – согласился Питерсон. – Но большинство задержанных предпочитают звонить адвокатам и женам.

– Доктор Ли хотел поговорить со мной.

– Но почему именно с вами?

– Я когда-то учился на юриста, – объяснил я. – И к тому же имею медицинское образование.

– У вас есть степень бакалавра права?

– Нет.

Питерсон провел пальцами по кромке стола.

– Кажется, я ничего не понимаю.

– По-моему, это не имеет значения.

– А может, вы тоже причастны к этому делу?

– Чем черт не шутит.

– Это значит – да?

– Это значит – чем черт не шутит.

Несколько секунд он молча разглядывал меня.

– Вы очень несговорчивы, доктор Берри.

– Скорее недоверчив.

– Если так, почему же вы убеждены в невиновности доктора Ли?

– Я не судебный защитник.

– Знаете что, – сказал мне Питерсон. – Любой может дать маху, даже врач.

Выйдя на улицу и нырнув в октябрьскую изморось, я решил, что сейчас не время бросать курить. Разговор с Питерсоном доконал меня, и я выкурил две сигареты, пока шагал в аптеку за новой пачкой. Я думал, что этот легавый окажется очередным безмозглым грубияном, но не тут-то было. Если он сказал мне правду, значит, полиции действительно удастся состряпать дело. Оно, конечно, может развалиться, но в отставку капитана уж точно не отправят. Сейчас он был в незавидном положении. Арестовав доктора Ли, капитан рисковал своим креслом. С другой стороны, воздержаться от ареста, имея столь веские улики, тоже опасно. Питерсон принял решение, потому что был вынужден сделать это. И теперь будет стоять на своем, пока не исчерпает все возможности. К тому же капитан уже заготовил себе пути отхода и в случае чего сможет свалить вину на миссис Рэнделл. Прибегнуть к излюбленной тактике хирургов и терапевтов, получившей в их среде кодовое наименование ЭМР – «это моя работа». Если, к примеру, у больного лихорадка и лейкоцитоз, да еще боли в правой нижней части живота, то самый вероятный диагноз – аппендицит. Хирург вскрывает брюшную полость и видит, что аппендикс в порядке. Тем не менее, если его решение не было скоропалительным, операция считается оправданной, поскольку все симптомы указывали на аппендицит, а промедление могло привести к смерти пациента. Так же и Питерсон: он может действовать на основании собранных улик, и неважно, прав он или нет. С этой точки зрения позиции капитана неуязвимы. Если Арта осудят, Питерсон не получит медали. А если оправдают, капитана защитит удобная формула: «Это моя работа».

Я вошел в аптеку, купил две пачки сигарет и позвонил в пару мест из автомата. Первым делом я связался с лабораторией и сказал, что сегодня уже не вернусь на работу. Потом позвонил Джудит и попросил ее посидеть с Бетти. Она поинтересовалась, виделся ли я с Артом и все ли в порядке. Я ответил, что да, виделся, и его выпустят через час или около того.

Обычно я ничего не скрываю от жены. Ну разве что какие-нибудь мелочи. Например, чем занимался Камерон Джексон на съезде американского хирургического общества несколько лет назад. Это могло расстроить Джудит, она наверняка стала бы переживать за жену Камерона. Прошлой весной Джексоны все-таки развелись, и Джудит была сама не своя. Такие разводы у нас называют «разводами по-эскулапски», и обычно они не отягощены условностями. Камерон – прекрасный ортопед с обширной практикой – начал пропускать домашние трапезы и безвылазно сидел в больнице. Вскоре его жене это надоело. Сначала она возненавидела ортопедию как отрасль медицины, а потом и самого Камерона. Ей достались оба ребенка и алименты, триста долларов в неделю. Но блаженства она не обрела. Потому что ей был нужен Камерон, только без медицины.

Камерон тоже не лучится счастьем. На прошлой неделе я виделся с ним, и он туманно намекнул, что хочет жениться на медсестре, с которой недавно познакомился. Он знал, что не сможет избежать пересудов, но думал: «По крайней мере, уж эта, новая, меня поймет». Это было начертано у него на лице.

Я часто вспоминаю Камерона Джексона и еще десяток знакомых мне врачей, так же беззаветно преданных делу. Обычно я думаю о них поздними вечерами, когда задерживаюсь в лаборатории и работы столько, что я даже не могу позвонить домой и предупредить об опоздании.

Мы с Артом однажды обсуждали эту тему, и последнее слово осталось за моим другом, который с присущим ему цинизмом заявил: «Теперь я начинаю понимать священников с их безбрачием».

Брак самого Арта был почти удушающе прочен. Полагаю, потому что Арт – китаец, хотя, конечно, дело не только в этом. Супруги Ли – люди просвещенные, не очень чтут традиции, но и не полностью свободны от них. Таково, во всяком случае, мое мнение. Арт постоянно испытывает чувство вины оттого, что проводит слишком мало времени в кругу семьи, и буквально заваливает своих потомков дарами. Они ужасно избалованы, но Арт обожает их, и когда начинает рассказывать о своих чадах, остановить его бывает трудно.

Его отношение к жене несколько сложнее и менее однозначно. Иногда Арту хочется, чтобы она увивалась вокруг него, как верная собачонка. Порой и она хочет того же. Но не всегда. Зачастую Бетти ведет себя очень независимо.

Бетти Ли – одна из красивейших женщин, которых я знаю. Она стройна, грациозна и мила в обращении. Рядом с ней Джудит кажется грузной, крикливой и едва ли не мужеподобной.

Джудит и я женаты уже восемь лет. Мы познакомились, когда я учился в медицинской школе, а Джудит была на последнем курсе колледжа Смита. Она выросла на ферме в Вермонте и, подобно многим красивым женщинам, не слишком умна.

Позвонив ей, я сказал:

– Присмотри за Бетти.

– Хорошо.

– Успокой ее.

– Хорошо.

– И не подпускай к ней газетчиков.

– А они придут?

– Не знаю. Но если нагрянут, гони их прочь.

Джудит сказала, что так и сделает, и положила трубку.

Я тотчас позвонил Джорджу Брэдфорду, поверенному Арта. Джордж был толковым правоведом и знал нужных людей. Он возглавлял юридическую фирму «Брэдфорд, Стоун и Уитлоу». Его не оказалось в конторе, и мне пришлось оставить сообщение.

Наконец я позвонил Льюису Карру, профессору клинической медицины из бостонской Мемориальной больницы. В регистратуре не сразу нашли его, а когда отыскали, Льюис, по своему обыкновению, резко буркнул в трубку:

– Карр у телефона.

– Лью, это Джон Берри.

– Привет, Джон, что у тебя на уме?

В этом был весь Карр. Большинство врачей соблюдают некий ритуал телефонного общения: сначала – вопрос о самочувствии, потом – о работе и, наконец, о семье. Но Льюис не придерживался заведенного порядка. И не только в телефонных разговорах.

– Я звоню насчет Карен Рэнделл.

– А что такое? – Его голос зазвучал настороженно. Похоже, в Мемориалке не было охотников обсуждать эту тему.

– Расскажи все, что знаешь о ней. Может, слышал что-нибудь?

– Понимаешь, Джон, ее папаша – большая шишка. Поэтому я знаю все и не знаю ничего. Кто интересуется ею?

– Я.

– Лично ты?

– Вот именно.

– С какой стати?

– Я дружен с Артом Ли.

– Так его замели? Я слышал об этом, но не поверил. Мне всегда казалось, что Ли слишком умен, чтобы…

– Лью, что произошло вчера вечером?

Карр вздохнул.

– Господи, тут такое творится. Поганые дела. Амбулаторное отделение гудит как улей.

– Что ты имеешь в виду?

– Сейчас я не могу говорить об этом, – сказал Карр. – Лучше приезжай ко мне.

– Хорошо, – ответил я. – Где тело? У вас?

– Нет, в Городской.

– Вскрытие уже было?

– Понятия не имею.

– Ладно, я загляну к тебе через несколько часов. Можно раздобыть ее историю болезни?

– Сомневаюсь. Сейчас она у старика.

– Хорошо, до встречи.

Я повесил трубку, опустил в щель телефона еще один десятицентовик и позвонил в морг Городской больницы. Секретарша подтвердила, что тело у них. Секретаршу звали Элис, и она страдала гипотиреозом, поэтому голос ее звучал так, словно она проглотила контрабас.

– Вскрытие уже было? – спросил я.

– Вот-вот начнется.

– Не могли бы они немного подождать? Я хотел бы присутствовать.

– Едва ли это возможно, – протрубила Элис. – Тут какой-то непоседа из Мемориалки. Ему не терпится взяться за нож, так что поторопитесь.

Я сказал, что уже выезжаю, и повесил трубку.

(обратно)

5

Многие бостонцы свято верят, что в их городе можно получить лучшее в мире медицинское обслуживание. Эта точка зрения укоренилась в умах горожан так прочно, что почти никто не берется оспаривать ее.

Зато вопрос о том, какая же из городских больниц лучше других, служит предметом нескончаемых и жарких дебатов. Главных претендентов на первое место в Бостоне три: Общая, Бригхэмская и Мемориальная больницы. Патриоты Мемориалки скажут вам, что Общая слишком большая, а Бригхэмская – слишком маленькая; Общая – чисто клиническая, и это плохо, а Бригхэмская строго научная, и это тоже плохо; в Общей пренебрегают хирургией и предпочитают лекарства, а в Бригхэмской – наоборот. И, наконец, вам торжественно заявят, что персонал Общей и Бригхэмской в подметки не годится врачам и медсестрам Мемориалки, в которой работают высокообразованные и умные люди.

Но любой, кто от нечего делать расставляет бостонские больницы по ступенькам пьедестала, наверняка поместит Городскую где-то возле самого подножия. Я подъехал к ней, миновав здание торгового центра – самого внушительного строения в районе, который политиканы величают Новым Бостоном и который представляет собой лес небоскребов, приютивших гостиницы и магазины и разделенных небольшими площадями с фонтанами и обширными пустырями без фонтанов, придающими этим местам «современный облик».

Городская больница стоит на расстоянии короткого, но волнующего пешего перехода от района «красных фонарей», далеко не нового и не современного на вид, но весьма оживленного и исполняющего свое предназначение так же исправно, как, скажем, стоматологическая поликлиника.

Район «красных фонарей» расположен на краю негритянских трущоб Роксбери и соседствует с бостонским Сити. Пробираясь по нему и лавируя между притонами, я раздумывал о том, как же бесконечно далеко отсюда до вотчины Рэнделлов.

Рэнделлы, разумеется, практикуют в Мемориалке. В Бостоне хорошо знают этот старинный род, в котором почти наверняка был хотя бы один скрюченный морской болезнью пилигрим, приплывший на «Мэйфлауере» и внесший свой вклад в генофонд семейства. Доподлинно известно, что Уилсон Рэнделл пал в бою на Маячном холме в 1776 году.

Лекарская династия Рэнделлов существует уже несколько столетий. В отрезок времени, именуемый новейшей историей, это семейство облагодетельствовало общество целым сонмищем знаменитых врачей. В начале века виднейшим нейрохирургом страны считался Джошуа Рэнделл, который сыграл в развитии этой области медицины не менее важную роль, чем сам великий Кашинг. Джошуа был строгим догматиком. Во всяком случае, так гласило бытующее в среде врачей совершенно недостоверное предание о нем.

Подобно большинству хирургов того времени, Джошуа Рэнделл заставлял своих стажеров дать обет безбрачия. Один из его ассистентов надул старика и женился. Через несколько месяцев Джошуа узнал об этом и созвал всех своих стажеров. Выстроив их в шеренгу, он сказал: «Доктор Джонс, будьте любезны сделать шаг вперед».

Проштрафившийся врач, дрожа, вышел из строя, и Рэнделл заявил ему: «Насколько я понимаю, вы завели жену!» Причем произнес он это таким тоном, будто ставил диагноз.

«Да, сэр», – ответил напуганный стажер.

«Можете ли вы сказать что-нибудь в свое оправдание, прежде чем я уволю вас?»

Молодой врач подумал с минуту и ответил:

«Да, сэр. Я могу клятвенно обещать вам, что этого больше не повторится».

Если верить преданию, этот ответ так развеселил Рэнделла, что в конце концов он сменил гнев на милость и оставил стажера в своей команде.

Следующим знаменитым Рэнделлом стал Уинтроп, специалист по операциям на грудной клетке. Джей Ди Рэнделл, отец Карен, – кардиохирург, большой мастер вживлять искусственные сердечные клапаны. Мы с ним незнакомы, но пару раз я видел его. Это суровый муж патриархального обличья, с жесткими седыми волосами и начальственной повадкой. Стажеры, которые обучаются у Рэнделла, боятся и ненавидят его.

Брат Джей Ди, Питер, был терапевтом и практиковал неподалеку от Общественного парка. Модный врач, весьма изысканный джентльмен и, вероятно, неплохой знаток своего дела. Впрочем, это лишь мое предположение.

У Джей Ди есть сын, брат Карен, который учится в медицинской школе Гарварда. Год назад ходили слухи, что парня вот-вот отчислят, но потом все наладилось.

В каком-нибудь другом городе и в другие времена такая приверженность юноши семейным традициям могла бы показаться странной, но только не в Бостоне. В семьях здешних состоятельных старожилов уже давно бытует убеждение, что на свете есть лишь два достойных внимания поприща – медицина и право. Ну, разве что еще преподавательская деятельность. Тоже весьма почетное занятие, если, конечно, вы – профессор Гарварда.

Но Рэнделлов не интересовали ни преподавание, ни правоведение. Они были врачами, и каждый Рэнделл считал своим долгом получить медицинский диплом и поступить стажером в Мемориалку. И в медицинской школе, и в больнице Рэнделлам прежде делали поблажки, и начальство смотрело на их низкие оценки сквозь пальцы. Но с годами семейство полностью отработало этот аванс доверия. Попасть на лечение к одному из Рэнделлов считалось большой удачей.

Вот, собственно, и все, что я знал об их клане. Они были богаты, принадлежали епископальной церкви, славились своим рьяным местечковым патриотизмом и пользовались всеобщим уважением и огромным влиянием.

Что ж, теперь мне предстоит узнать о них побольше.


***


За три квартала от больницы я проехал через Поле брани на углу Массачусетс-и Коламбус-авеню. По вечерам эти места кишат шлюхами, сводниками, наркоманами и торговцами зельем. А Полем брани этот квартал назвали, потому что отсюда в Городскую привозят огромное количество людей с ножевыми и огнестрельными ранениями, вот и создается впечатление, что здесь идет междоусобная война.

Бостонская Городская больница – это исполинское нагромождение корпусов, которое занимают целых три квартала. В ней 1350 коек, занятых главным образом алкоголиками и иными отбросами общества. Почтенные врачи называют эту больницу бостонской клоакой, но на самом деле здесь очень хорошо учат и стажируют интернов. В Городской лежат такие пациенты, каких не найдешь ни в одной дорогой больнице. Взять, к примеру, цингу. В современной Америке этот недуг большая редкость. Чтобы цинга развилась, надо пять месяцев питаться как попало и не есть фруктов. Но такого почти не бывает, и в большинстве наших больниц случаи цинги встречаются не чаще чем раз в три года. А вот в бостонской Городской – шесть раз в год, преимущественно весной, в так называемый «цинготный сезон».

Так же обстоят дела с чахоткой, третичным сифилисом, огнестрельными и ножевыми ранениями, увечьями, членовредительством и истощением. Со всеми этими напастями врачи Городской сталкиваются гораздо чаще, чем персонал любой другой бостонской больницы. И, как правило, недуг бывает более запущенным.


***


Планировка Городской больницы напоминает лабиринт, сооруженный безумцем. Десять ее корпусов соединены бесчисленными наземными и подземными переходами, на всех углах висят громадные зеленые указатели, но проку от них мало, и заблудиться тут – пара пустяков.

Торопливо шагая по коридору от здания к зданию, я вспоминал, как мучился тут в бытность мою стажером. В памяти оживали давно забытые мелочи – запахи дешевого стирального порошка, которым пользовались только здесь; бумажные мешки возле каждого рукомойника, один – для салфеток, другой – для резиновых перчаток, которые надевали перед обследованием прямой кишки. В целях экономии использованные перчатки не выбрасывали, а тщательно мыли и опять пускали в дело. Маленькие пластмассовые ярлычки с именами и черной, синей или красной каймой, в зависимости от должности владельца. Я проработал здесь всего год, но за это время провел несколько вскрытий по просьбе судебных медиков.


***


По закону судебный следователь может потребовать провести вскрытие в четырех случаях, перечень которых любой стажер патологоанатомического отделения знает наизусть.

Случай первый – насильственная смерть или кончина при странных обстоятельствах.

Случай второй – смерть по пути в больницу.

Случай третий – смерть в течение суток после прибытия в больницу.

И, наконец, смерть больного, не имевшего постоянного лечащего врача.

Во всех этих случаях вскрытие проводится в Городской больнице. Во многих городах США, включая Бостон, нет особого морга, подведомственного полиции. Наше управление судебно-медицинской экспертизы располагается на втором этаже корпуса Мэллори – патологоанатомического отделения Городской. В более-менее простых случаях трупы вскрывают стажеры-первогодки из той больницы, в которой умер пациент. Для новичка вскрытие по требованию судебного медика нередко чревато изрядной нервотрепкой.

Допустим, к примеру, что вы не можете распознать отравление или смерть от удара током и боитесь упустить что-нибудь важное. В таком случае разрешать затруднение надо давно испытанным способом, известным многим поколениям стажеров: вскрывать как можно медленнее, делая подробнейшие записи и множество фотоснимков, и сохранять все образцы тканей жизненно важных органов, потому что суд может потребовать их повторного исследования. Разумеется, сохранение срезов – дорогостоящая процедура: нужны склянки, физиологические растворы, место в морозильниках. Но никто не ропщет: ведь вскрытие делается по просьбе полиции.

Тем не менее, даже приняв все меры предосторожности, вы продолжаете волноваться, и на задворках сознания живет страх, порожденный жутковатой мыслью: а вдруг обвинение или защита потребуют предоставить какие-то важные сведения, какие-то улики в пользу одной из сторон? А вы не можете сделать это, потому что не учли всех обстоятельств, всех постоянных и переменных величин.


***


В вестибюле корпуса Мэллори, прямо у входа, стоят два маленьких каменных сфинкса. Никто уже не помнит, зачем их там водрузили, но мне становится не по себе всякий раз, когда я вижу эти изваяния. Сфинксы в мертвецкой навевают мысли о Древнем Египте с его камерами для бальзамирования. Короче, в голову лезет всякая чепуха.

Я поднялся на второй этаж перемолвиться словечком с Элис, которая пребывала в скверном расположении духа и ворчливо сообщила мне, что: а) вскрытие еще не начинали, потому что у них какая-то заминка; б) весь мир катится в тартарары; в) зимой ожидается эпидемия гриппа. После чего поинтересовалась, известно ли мне об этом.

Я ответил, что известно, и спросил:

– Кто вскрывает Карен Рэнделл?

Элис сердито свела брови:

– Прислали кого-то из Мемориалки. Если не ошибаюсь, его фамилия Хендрикс.

Я удивился. Мне казалось, что Карен будет резать кто-нибудь из начальства.

– Он уже там?

– Угу, – буркнула Элис.

Я зашагал по коридору к турникетам. Вдоль правой стены тянулись ряды морозильных камер с трупами, а слева висел огромный щит с надписью: «Вход только для персонала». На дощатых вращающихся дверях было начертано: «Вход» и «Выход». Я толкнул одну из них, протиснулся в прозекторскую и увидел в ее дальнем углу двоих мужчин, поглощенных беседой.

Стены просторного помещения были выкрашены в казенный болотный цвет. Бетонный пол, низкий потолок, под которым шли трубы отопления. Дешево и сердито. Ровным рядком пять столов из нержавейки. Длина каждого – шесть футов, поверхность немного наклонная, по краю – желоб. По столам непрерывно течет вода, смывая кровь и крошечные ошметки тканей. В полупрозрачное окно вмонтирован громадный, фута три в размахе, вентилятор для вытяжки воздуха. Он уже был включен. Работал и маленький компрессор, нагнетавший в прозекторскую «свежий» ароматизированный воздух, насыщенный хвойным экстрактом, поэтому пахло здесь, как в сосновом бору.

Сбоку к прозекторской примыкала раздевалка, где патологоанатомы облачались в зеленые халаты и повязывали фартуки. Вдоль стены стояли пять больших раковин, над самой дальней висела табличка: «Только для мытья рук». Остальные предназначались для очистки инструментов и извлеченных из тел органов. У другой стены громоздились шкафы, набитые перчатками, склянками для органов, бутылями с консервантами и реактивами. Там же хранился фотоаппарат. Если какой-то орган имел необычный вид, его снимали на пленку и только потом извлекали из трупа.

Когда я вошел, двое собеседников умолкли и уставились на меня. Насколько я понял, они говорили о теле, лежавшем на самом дальнем столе. Я узнал одного из парней, интерна по имени Гаффен, с которым был шапочно знаком. Этот Гаффен слыл большим хитрецом и мерзавцем. Его собеседника я видел впервые. Наверное, это и был Хендрикс.

– Привет, Джон! – воскликнул Гаффен. – Что вы тут позабыли?

– Когда начнется вскрытие Карен Рэнделл?

– Через минуту. Хотите переодеться?

– Нет, спасибо, я просто посмотрю.

Честно говоря, переодеться мне хотелось, но я понимал, что лучше этого не делать. Пока на мне обычный повседневный костюм, я остаюсь простым наблюдателем. Мне совсем не с руки быть или хотя бы считаться участником вскрытия. А то еще подумают, что я как-то повлиял на формулировку выводов.

– Кажется, мы с вами незнакомы, – обратился я к Хендриксу. – Меня зовут Джон Берри.

– Джек Хендрикс, – он улыбнулся, но не подал мне руку: Хендрикс был в перчатках и уже успел прикоснуться к лежавшему перед ним трупу.

– Я тут показывал Хендриксу разные занятные штуковины, – подал голос Гаффен, кивком указывая на тело и отступая на шаг, чтобы я мог подойти и посмотреть.

На столе лежал труп молодой негритянки, довольно смазливой. Но кто-то испортил ее красу, всадив три пули в грудь и живот.

– Хендрикс безвылазно сидит в своей Мемориалке и еще не видел ничего подобного, – продолжал Гаффен. – Мы обсуждали происхождение вот этих отметин. – Он указал на несколько рваных ранок на предплечьях и голенях девушки.

– Я думаю, это ссадины от колючей проволоки, – предположил Хендрикс.

Гаффен желчно усмехнулся.

– Колючая проволока… – эхом повторил он.

Я промолчал. Я знал, что это за ранки. Но человек, не имеющий достаточного опыта, никогда не догадался бы, откуда они взялись.

– Когда ее привезли? – спросил я.

Гаффен покосился на Хендрикса и ответил:

– В пять утра. Но смерть наступила где-то около полуночи. Это вам о чем-нибудь говорит? – спросил он Хендрикса.

Тот покачал головой и закусил губу. Гаффен попросту издевался над парнем. Я подумал было, что надо вступиться за Хендрикса, но не стал: всех не защитишь. Медика хлебом не корми, дай только повергнуть в трепет младшего товарища. Эскулапы называют это «учением». И я, и Гаффен, и Хендрикс прекрасно понимали, что происходит.

– Как, по-вашему, где был труп эти пять часов? – спросил Гаффен.

– Не знаю, – с несчастным видом пробормотал Хендрикс.

– Попробуйте угадать.

– На кровати?

– Черта с два! Обратите внимание на трупные пятна. Тело вообще не лежало, оно находилось в сидячем положении и с наклоном.

Хендрикс снова взглянул на труп и в очередной раз покачал головой.

– Ее нашли в сточной канаве, – продолжал Гаффен. – На Чарльстон-стрит, в двух кварталах от Поля брани. В сточной канаве.

– О ..

– Ну-с, теперь-то вы сможете определить происхождение этих штуковин? – спросил Гаффен.

Хендрикс опять покачал головой. Это могло продолжаться до бесконечности, и Гаффен не преминул бы извлечь из своей забавы максимум удовольствия. Поэтому я откашлялся и сказал:

– Вообще-то, Хендрикс, это крысиные укусы. Их ни с чем не спутаешь: крысы сначала прокалывают кожу клыками, а потом отрывают клиновидные полоски ткани.

– Крысиные укусы… – еле слышно повторил Хендрикс.

– Век живи – век учись, – назидательным тоном изрек Гаффен и взглянул на часы. – Мне пора на патоисследование. Рад был повидаться, Джон. – Он стянул перчатки, вымыл руки и снова повернулся к Хендриксу.

Тот все еще таращился на пулевые ранения и укусы.

– Неужели она пять часов просидела в сточной канаве?

– Да.

– И полиция ее не нашла?

– В конце концов нашла.

– Кто же ее так уделал?

Гаффен прыснул.

– Это вы мне скажите. У нее поражение слизистой оболочки рта, сифилис на начальной стадии. Она лежала в нашей больнице. Пять раз воспалялись трубы, с этим она тоже лежала у нас. Когда ее нашли, в лифчике оказалось сорок долларов. – Гаффен взглянул на Хендрикса, покачал головой и ушел.

Когда мы остались вдвоем, Хендрикс сказал:

– И все-таки я не понимаю. Она что, была проституткой?

– Да, – ответил я. – И ее застрелили. А потом она пять часов провалялась в сточной канаве, где ее грызли крысы.

– О!

– Такое случается, – добавил я. – И весьма часто.

Открылась дверь, и в прозекторскую въехала каталка с накрытым простыней телом. Санитар взглянул на нас и спросил:

– Вы вскрываете Рэнделл?

– Да, – ответил Хендрикс.

– На какой стол ее положить?

– На средний.

Санитар подкатил тележку поближе и переместил тело на стальной стол. Сначала – голову, потом ноги. Труп уже успел окоченеть. Санитар снял простыню, ловко сложил ее и бросил на тележку.

– Надо расписаться, – сказал он, протягивая Хендриксу бланк.

Хендрикс поставил свою подпись.

– Я не очень в этом разбираюсь, – признался он мне. – Во всяких там полицейских делах. Я только однажды работал для властей. Производственная травма. Рабочему проломило голову, и он помер. Но сегодняшний случай мне в диковинку.

– Почему вас назначили на это вскрытие? – спросил я.

– Наверное, просто не повезло. Я слышал, что вскрывать должен был Уэстон, но, наверное, он отказался.

– Лиланд Уэстон?

– Он самый.

Уэстон был главным патологоанатомом Городской больницы. Прекрасный старикан и, вероятно, лучший из бостонских специалистов.

– Ну что, начнем, пожалуй, – предложил Хендрикс.

Он подошел к раковине и приступил к долгой кропотливой процедуре мытья рук. Меня всегда раздражали патологоанатомы, которые усердно обрабатывают руки перед вскрытием. Получается какая-то вульгарная пародия на хирурга. Человек в наряде, состоящем из мешковатых штанов и безрукавки с глубоким вырезом, драит руки, чтобы взяться за пациента, которому уже давно наплевать, занесут ему заразу или нет. Вот ведь дурь.

Но на Хендрикса я не сердился, потому что он просто тянул время, собираясь с духом.


***


Вскрытие – зрелище не из приятных. Особенно удручающее, когда на столе лежат останки такой молодой и красивой девушки, как Карен Рэнделл.

Обнаженное тело лежало навзничь, белокурые волосы струились в потоке бегущей по столу воды, ясные синие глаза слепо смотрели в потолок. Пока Хендрикс надраивал руки, я быстро осмотрел тело и ощупал кожу. Она была гладкая и холодная, белая с сероватым отливом. Именно такой и бывает кожа человека, умершего от потери крови.

Хендрикс проверил, заряжен ли фотоаппарат, жестом попросил меня посторониться и сделал три снимка с разных ракурсов.

– У вас есть ее история болезни? – спросил я.

– Нет, она у старика, мне дали только выписку из амбулаторной карты.

– И что там?

– Клинический диагноз – смерть от вагинального кровотечения, осложненного общей анафилаксией.

– Общая анафилаксия? Откуда она взялась?

– Ума не приложу, – отвечал Хендрикс. – С ней что-то сотворили в отделении экстренной помощи, вот только что?

– Занятно… – пробормотал я.

Покончив с фотографированием, Хендрикс подошел к грифельной доске. В большинстве прозекторских висят такие доски, на которых патологоанатомы записывают данные вскрытия – отметины на теле, вес и внешний вид органов и тому подобные сведения. Хендрикс вывел на доске имя покойной и номер ее карточки, и в этот миг в анатомичку вошел еще один человек. Я сразу узнал лысый череп и сутулую спину Лиланда Уэстона. Лиланду перевалило за шестьдесят, и он уже собирался на пенсию, но, несмотря на сутулость, был полон сил и выглядел эдаким живчиком. Лиланд быстро пожал нам руки. С его приходом Хендриксу заметно полегчало.

Уэстон тотчас взял все в свои руки и приступил к вскрытию – так, как всегда делал это на моей памяти: раз пять обошел вокруг стола, пристально всматриваясь в объект и бормоча что-то себе под нос, и, наконец, взглянул на меня.

– Вы ее осматривали, Джон?

– Да.

– И что?

– Недавно она прибавила в весе, – ответил я. – На молочных железах и боковых поверхностях бедер заметны натяжения кожи. Вес явно избыточный.

– Хорошо, – похвалил меня Уэстон. – Что-нибудь еще?

– Да. У нее довольно необычный волосяной покров. На голове волосы светлые, но над верхней губой – тонкая полоска темного пушка. Такие же темные волоски и на предплечьях, редкие и тонкие. По-моему, они появились совсем недавно.

– Хорошо, – повторил он и кивнул, а потом одарил меня тусклой лукавой улыбочкой старого учителя. Уэстон обучал премудростям ремесла почти всех бостонских патологоанатомов. – Хорошо. Но главное вы упустили. – Он указал на чисто выбритый лобок. – Вот это.

– Но ведь ей сделали аборт, – подал голос Хендрикс. – Это всем известно.

– Никому ничего не известно, – строго проговорил Уэстон. – До окончания вскрытия никто ровным счетом ничего не знает. Мы не имеем права на скоропалительные выводы. Опрометчивые диагнозы – прерогатива клиницистов. – Он улыбнулся, натянул перчатки и продолжал:

– Отчет о вскрытии должен быть составлен безукоризненно, потому что Джей Ди Рэнделл будет изучать каждую его букву. Итак, – Уэстон внимательно осмотрел лобок Карен. – Бритый лобок. Определить, почему он выбрит, довольно трудно. Возможно, перед абортом. Но многие пациенты делают это по причинам личного свойства. В данном случае мы видим, что лобок выбрит аккуратно, без единой царапины или пореза. Это важно, ибо на всем белом свете не найдется медсестры, способной так ловко очистить от волос этот довольно мясистый участок тела. Медсестры обычно бреют второпях, а маленькие порезы совершенно безопасны. Значит…

– Значит, она брилась сама, – вставил Хендрикс.

– Вероятно, – кивнув, ответил Уэстон. – Разумеется, это не поможет нам определить, связано ли бритье с операцией. Но обстоятельство явно достойно внимания, и давайте не будем забывать о нем.

Уэстон действовал быстро и четко. Он измерил рост покойной (5 футов и 4 дюйма) и взвесил ее (140 фунтов). Если учесть, сколько крови потеряла Карен, вес был довольно внушительный. Занеся эти данные на грифельную доску, Уэстон сделал первый надрез.

Обычно покойников вскрывают тремя разрезами, которые образуют фигуру, похожую на букву "Y". Два разреза идут от плеч до середины туловища и смыкаются под грудной клеткой, а третий тянется от точки соединения двух первых до лобковой кости. Затем тремя лоскутами снимаются кожный покров и мягкие ткани, вскрывается грудная клетка и начинается осмотр сердца и легких. Следующая ступень – перевязывание и, рассечение сонной артерии и толстой кишки, рассечение трахеи и глотки. После этого патологоанатом одним движением извлекает из тела все внутренние органы – сердце, легкие, желудок, печень, селезенку, почки и кишечник.

Наконец выпотрошенный труп зашивают, и начинается тщательное исследование органов, делаются срезы для лабораторного анализа. Пока патологоанатом занимается этим, его ассистент снимает с трупа скальп, удаляет черепной свод и извлекает мозг, если на это получено специальное разрешение.

Я только теперь заметил, что в прозекторской нет ассистента, и сказал об этом Уэстону.

– Все верно, – ответил он. – Это вскрытие мы должны сделать сами – от начала до конца.

Уэстон начал резать, а я наблюдал за ним. Его руки слегка дрожали, но движения были поразительно точны и расчетливы. Как только он вскрыл брюшную полость, оттуда фонтаном брызнула кровь.

– Отсос, быстро! – приказал Уэстон.

Хендрикс принес бутыль со шлангом. Скопившаяся в брюшной полости жидкость, состоявшая почти из одной крови, имела темно-бурый цвет. Ее откачали и взвесили. Получилось без малого три литра.

– Жаль, у нас нет истории болезни, – посетовал Уэстон. – Хотел бы я знать, сколько единиц ей влили в отделении экстренной помощи.

Я кивнул. В теле человека не так уж много крови, в среднем кварт пять, и если в брюшной полости накапливается три литра, значит, где-то есть прободение.

Когда кровь откачали, Уэстон извлек внутренности, положил их на стальной поддон, промыл и тщательно осмотрел. Начал он, разумеется, со щитовидной железы.

– Любопытно, – сказал Уэстон, взвешивая ее на ладони. – Похоже, граммов пятнадцать.

Здоровая щитовидка весит от двадцати до тридцати граммов.

– Впрочем, это может быть вполне допустимое отклонение, – продолжал Уэстон, вскрывая орган и осматривая срез.

Ничего необычного мы не заметили.

Уэстон рассек трахею сверху вниз, до самой развилки, и осмотрел легкие, которые были увеличены и имели белесый оттенок. Обычно легкие бывают темно-розового цвета.

– Общая анафилаксия, – сказал он. – Вы не знаете, на что у нее была аллергия?

– Нет, – ответил я.

Хендрикс вел записи. Уэстон искусно управился с бронхами, после чего вскрыл легочные артерии и вены. Затем он рассек сердце двумя петлевидными надрезами слева и справа и вскрыл все четыре желудочка.

– Полный порядок, – сказал Уэстон и взрезал коронарные артерии. Они тоже были в норме, если не считать небольшого атеросклероза.

Все остальные органы были здоровы. Кроме матки. Она имела лиловатый оттенок, потому что была окрашена кровью. Размерами и формой она напоминала электрическую лампочку. Когда Уэстон перевернул ее, мы увидели разрез в эндометрии и мышечной ткани, ставший причиной кровоизлияния в брюшную полость.

Но меня удивил размер. По-моему, беременные матки такими не бывают, особенно на четвертом месяце, когда плод достигает пятнадцати сантиметров в длину. У него уже бьется сердце, образуются глаза, формируются черты лица и скелет. На четвертом месяце беременности матка заметно увеличена.

По-видимому, Уэстон думал о том же.

– В неотложке ей, конечно, могли дать окситоцин, – сказал он. – Но все равно картина чертовски занятная.

Уэстон сделал сквозной разрез на стенке матки и вывернул ее наизнанку. Внутренность была выскоблена осторожно и тщательно, прореха, по-видимому, появилась позже. Матка была наполнена кровью и какими-то полупрозрачными желтоватыми сгустками.

– «Куриный жир», – сказал Уэстон.

Значит, сгустки появились после смерти.

Он промыл матку и тщательно осмотрел поверхность эндометрия.

– Это сделал не профан, – рассудил Уэстон. – Во всяком случае, азы технологии выскабливания ему известны.

– Но дырку он все-таки пробил.

– Да, – согласился Уэстон. – Единственный прокол во всех смыслах этого слова. Что ж, по крайней мере, мы точно знаем, что Карен не делала этого сама.

Это было важное открытие. Многие вагинальные кровотечения происходят оттого, что женщины сами пытаются прервать беременность, используя для этой цели лекарства, соляные растворы, мыло, вязальные спицы и прочие сходные средства. Но вряд ли Карен смогла бы выскоблить себя так профессионально: тут требовался общий наркоз.

– Как по-вашему, это беременная матка? – спросил я Уэстона.

– Сомневаюсь, – ответил он. – Очень сомневаюсь. Давайте осмотрим яичники.

Он вскрыл их и принялся искать желтое тело, которое образуется после выделения зрелых яйцеклеток. Поиски оказались безрезультатными, но это ни о чем не говорило: желтое тело начинает рассасываться на четвертом месяце беременности, а Карен была почти на пятом.

Вошел ассистент и спросил Уэстона, можно ли зашивать.

– Да, пожалуй, – ответил мой учитель.

Ассистент наложил швы и закутал тело в чистую простыню. Я повернулся к Уэстону.

– Вы будете осматривать мозг?

– Нам не разрешили, – ответил он.

Судебные медэксперты, даже требуя вскрытия, обычно не настаивают на обследовании мозга. Разве что если есть подозрение на душевное расстройство.

– Но мне казалось, что семейство Рэнделл, где почти все врачи…

– Джей Ди двумя руками за. Но миссис Рэнделл уперлась. Отказала наотрез. Вы с ней знакомы?

Я покачал головой.

– Та еще дамочка, – сухо сказал Уэстон и снова занялся внутренностями покойной, сантиметр за сантиметром обследовав пищеварительный тракт от пищевода до заднего прохода. Все было в норме. Я уже видел все, что хотел увидеть, поэтому не стал дожидаться окончания этого действа. Отчет о вскрытии, несомненно, будет составлен в самых туманных выражениях. Во всяком случае, на основании осмотра жизненно важных органов Карен Рэнделл невозможно сказать, что она определенно была беременна.

(обратно)

6

Как и большинству патологоанатомов, мне нелегко застраховать свою жизнь. В страховых компаниях нас боятся как огня. Мы постоянно возимся с туберкулезными бактериями, злокачественными опухолями, смертоносной заразой, и, разумеется, страховщики перестраховываются. Никто не хочет продавать нам полисы. Я знаю только одного человека, которого страхуют еще более неохотно, чем меня. Это биохимик по имени Джим Мэрфи.

В молодости Мэрфи был футбольным полузащитником в команде Йеля и едва не попал в сборную восточных штатов, что уже само по себе можно считать большим достижением, хотя если вы видели Мэрфи, в частности, его глаза, то едва ли сумеете понять, как он добился такого успеха. Мэрфи почти слеп. Он носит очки с линзами двухсантиметровой толщины и ходит, понурив голову, словно эти стекляшки тянут его к земле. При обычных обстоятельствах они ему помогают, но в состоянии душевного волнения или легком подпитии он начинает натыкаться на все, что попадается на пути.

Внешне Мэрфи совершенно не похож на высококлассного футболиста, пусть даже из университетской команды. Чтобы постичь загадку его успеха, надо видеть, как он движется. Мэрфи чертовски проворен и наделен лучшим в мире вестибулярным аппаратом. В бытность его игроком партнеры по команде изобрели несколько хитроумных приемов и научились направлять Мэрфи в нужную сторону, после чего он слепо несся вперед. Иногда он совершал великолепные пробежки в противоположном направлении, но в общем и целом такая командная тактика работала, хотя пару раз Мэрфи и забежал за черту – «на всякий случай».

Он всю жизнь увлекался спортом смельчаков. В тридцать лет от роду Мэрфи заболел альпинизмом и тотчас столкнулся с непреодолимыми сложностями при страховании жизни. Тогда он заделался автогонщиком, и все было в порядке, пока не слетел на своем «Лотосе» с трассы. Машина перевернулась четыре раза, и водитель получил множественные переломы обеих ключиц. После этого Мэрфи решил, что страховка не терпит суеты, и забросил свои подвижные игры.

Мэрфи настолько быстр и порывист, что умудряется пользоваться стенографией даже в устной речи. Он тараторит причудливой скороговоркой, словно ему некогда вставлять в свои высказывания все необходимые артикли и местоимения. Это сводит с ума его секретарш и помощников. Впрочем, не только это. Мэрфи даже зимой настежь распахивает окна, ибо ненавидит спертый воздух. Когда я вошел в его лабораторию в бостонском роддоме, то увидел, что помещение до потолка завалено яблоками. Они были везде – в холодильниках, на полках с реактивами, на столах, даже на бумагах в качестве грузиков. Две ассистентки в белых халатах поверх толстенных свитеров сидели на табуретах и жевали яблоки.

– Жена, – пояснил Мэрфи, пожимая мне руку. – Специализируется. Хочешь яблочко? Сегодня «белый налив» и «кортленд».

– Нет, спасибо.

Мэрфи молниеносно вытер о рукав очередное яблоко и впился в него зубами.

– Вкусно, – промычал он. – Честно.

– Я тороплюсь, – сообщил я ему.

– Как всегда, – прохрумкал Мэрфи. – Господи, вечно ты как угорелый. Когда я последний раз видел тебя и Джудит? Несколько месяцев назад. Чем ты только занимаешься? Терри играет в защите за Белмонт первого ноября. – Он схватил со стола фотографию парня в футбольной экипировке и сунул ее мне под нос. Терри рычал прямо в объектив и казался уменьшенной копией Мэрфи. Такой же низкорослый и такой же крутой.

– Скоро повидаемся, – заверил я его. – И обсудим наших домочадцев.

– Хмм… – промычал Мэрфи, с дивной быстротой уплетая яблоко. – Давай. Как насчет партии в бридж? Мы с женой в прошлые выходные продулись дотла. Нет, в позапрошлые. Играли с…

– Мэрф, у меня неприятности.

– Вероятно, язва, – сказал он, хватая со стола еще одно яблоко. – Ты у нас нервный и все время куда-то бежишь.

– Вообще-то дело по твоей части.

Мэрфи усмехнулся. Ему вдруг стало любопытно.

– Стероиды? Готов спорить, что ты – единственный трупорез в мире, которого интересуют стероиды. – Он уселся и взгромоздил ноги на стол. – Я готов, выкладывай.

Мэрфи изучал процесс образования стероидов в организме беременных женщин и в зародышах. Он разместил свою лабораторию в роддоме по вполне понятной, хотя и весьма зловещей причине – чтобы быть поближе к источнику изучаемого материала, роженицам и мертворожденным детям. Иногда ему удавалось разжиться плацентой или плодом, хотя эти объекты исследования были в большом дефиците.

– Можно ли провести гормональный тест на беременность во время вскрытия? – спросил я его.

Мэрфи быстро и судорожно потирал руки.

– Черт возьми. Наверное. Но кому это нужно?

– Мне.

– То есть ты провел вскрытие, но не знаешь, была ли покойная беременна?

– Да, сложный случай.

– Специального анализа не существует, но что-то, наверное, сделать можно. Сколько месяцев?

– По-моему, четыре.

– Четыре? И ты не можешь определить по виду матки?

– Мэрф…

– Ладно, ладно. При таком сроке это сделать можно. В суд не пойду и показаний давать не буду, но помочь постараюсь. Что у тебя?

Я недоуменно покачал головой.

– Моча или кровь?

– А! Кровь, – я извлек из кармана пробирку с кровью, собранной на вскрытии. С разрешения Уэстона, разумеется. Он сказал, что ему безразлично, возьму я кровь или нет.

Мэрфи поднял пробирку и посмотрел ее на просвет, потом щелкнул по стеклу ногтем.

– Мне нужно два кубика, – сказал он. – А тут больше. Вполне достаточно.

– Когда будет результат?

– Через два дня. На анализ уходит сорок восемь часов. Это кровь из трупа?

– Да. Я боюсь, что гормоны разложились…

– Как же мало мы усваиваем, – со вздохом перебил меня Мэрфи. – Разлагается только белок, а стероиды – не белки, правильно? Дело в том, что обычный тест на беременность – это определение количества хорионического гонадотрофина в моче. Но у нас в лаборатории можно измерить и прогестерон, и любое другое гидроксилированное вещество разряда одиннадцать-бета. При беременности уровень прогестерона возрастает в десять раз, эстриола – в тысячу раз. Такой скачок заметить нетрудно. – Он взглянул на ассистенток. – Даже в этой лаборатории.

Одна из ассистенток с вызовом посмотрела на Мэрфи.

– Я все делала, как надо, – заявила она, – пока не отморозила пальцы.

– Отговорки, – Мэрфи усмехнулся и снова поднял пробирку с кровью. – Ничего сложного. Поставим ее в старую центрифугу, и все дела. Сделаем на всякий случай два анализа. Чья она?

– Что?

Он раздраженно потряс пробиркой у меня перед носом:

– Чья это кровь?

– Да так, – уклончиво ответил я. – Одной покойницы.

– Четырехмесячная беременность, и ты не уверен? Джонни, не темни со старым другом и партнером по бриджу.

– Я тебе потом скажу. Так будет лучше.

– Ладно, ладно, я не из любопытных. Делай, как знаешь. Только потом расскажи, хорошо?

– Обещаю.

– От обещаний патологоанатома, – изрек он, вставая, – веет вечностью.

(обратно)

7

Когда кто-то удосужился пересчитать человеческие недуги, оказалось, что их двадцать пять тысяч. Примерно пять тысяч поддаются излечению. Хвороб хватает с избытком, и тем не менее заветная мечта каждого молодого врача – открыть новую, прежде неведомую болезнь, ибо это – самый легкий и верный путь к профессиональному успеху и славе. Человек практического склада понимает, что обнаружить новую болезнь гораздо выгоднее, чем найти средство от какой-нибудь давно известной. Методику лечения годами будут испытывать, обсуждать, подвергать сомнению, но если вы откроете новый недуг, мгновенное признание коллег вам обеспечено.

Льюис Карр сорвал банк, еще когда был стажером: он нашел-таки новую болячку, причем довольно редкую, и назвал ее наследственной дисгаммаглобулинемией бетаглобулиновой фракции. Карр обнаружил ее у четверых членов одного семейства, но это не так уж и важно – важно то, что Льюис открыл болезнь, описал ее и опубликовал итоги своих исследований в «Медицинском журнале Новой Англии».

Спустя пять лет он стал профессором-консультантом в Мемориалке. Никто и не сомневался, что Льюис займет эту должность: ему надо было лишь дождаться, когда кто-нибудь из сотрудников выйдет на пенсию и в больнице откроется вакансия.

Кабинет Карра в Мемориалке больше подошел бы молодому одаренному интерну. Он был завален научными журналами, книгами и отчетами об исследованиях. А еще он был старый и грязный и располагался в дальнем конце корпуса Кальдера, рядом с урологической лабораторией. И в нем, на груде хлама, восседала прелестная соблазнительная секретарша, имевшая деловой и совершенно неприступный вид. Бесполезная красота на фоне сугубо функционального уродства.

– Доктор Карр на обходе, – сухо сообщила мне секретарша. – Он просил вас подождать.

Я вошел в кабинет и сел, сбросив со стула кипу старых номеров «Американского журнала экспериментальной биологии». Через несколько минут появился профессор Карр. На нем был белый лабораторный халат, разумеется, расстегнутый (профессор-консультант никогда не застегивает лабораторный халат), на шее болтался стетоскоп. Воротник сорочки был изрядно потерт (профессор-консультант не так уж много зарабатывает), но черные туфли сверкали (профессор-консультант знает, что действительно важно, а что – нет). По своему обыкновению, Карр держался холодно, сдержанно и настороженно.

Злые языки утверждали, что Карр не просто осторожен, а бесстыдно подлизывается к начальству. Многие завидовали его быстрому успеху и уверенности в себе. У Карра было круглое детское личико с гладкими румяными щеками, на котором то и дело появлялась заразительная мальчишеская улыбка, очень помогавшая ему при общении с пациентами. Ею-то он меня и одарил.

– Привет, Джон, – Карр закрыл дверь в приемную и уселся за стол. Я едва мог разглядеть его за грудой журналов. Он снял с шеи стетоскоп, свернул его и сунул в карман, после чего воззрился на меня.

Полагаю, это неизбежно. Любой практикующий врач, который смотрит на людей из-за письменного стола, рано или поздно приобретает эту особую повадку и напяливает на лицо вдумчиво-вопросительную маску. Если вы ничем не больны, созерцать эту мину не ахти как приятно.

Вот и Льюис Карр тоже стал таким.

– Ты хочешь разузнать о Карен Рэнделл, – заявил он тоном, больше подходящим для сообщения о важном научном открытии.

– Совершенно верно.

– По каким-то своим причинам.

– Совершенно верно.

– И все, что я скажу, останется между нами.

– Совершенно верно.

– Хорошо, тогда слушай. Меня там не было, но я внимательно следил за развитием событий.

В этом я не сомневался. Льюис Карр внимательно следит за всем, что творится в Мемориалке, и знает больничные сплетни лучше любой сиделки. Он впитывал слухи, даже не замечая этого, как будто вдыхает воздух.

– Девчонку привезли в отделение, экстренной помощи в четыре часа утра. Она уже умирала. Когда пришли санитары с носилками, у нее начался бред. Обильное вагинальное кровотечение, температура – тридцать восемь и девять, сухая кожа, ослабленный тургор, одышка, сердцебиение, пониженное давление. Все время просила пить.

Карр перевел дух.

– Ее осматривал стажер. Он велел взять перекрестную пробу, чтобы приступить к переливанию крови. Вытянули шприц, стали считать гематокрит и белые тельца. Быстро ввели литр пятипроцентного раствора глюкозы. Стажер попытался определить источник кровотечения, но не смог и дал ей окситоцин, чтобы закрыть матку и уменьшить потерю крови, после чего тампонировал влагалище. Узнав от матери девушки, кто она такая, стажер наложил в штаны и в панике позвал интерна, который извлек тампон и ввел Карен хорошую дозу пенициллина на случай возможного заражения. К сожалению, он сделал это, не заглянув в историю болезни и не спросив мать, на что у Карен аллергия.

– А у нее была повышенная чувствительность к пенициллину, – догадался я. – Как у девяти-десяти процентов пациентов.

– Да еще какая повышенная! – подтвердил Карр. – Спустя десять минут после внутримышечной инъекции начались приступы удушья, хотя дыхательные пути были свободны. Тем временем из регистратуры принесли историю болезни, и интерн понял, что он натворил. Тогда он ввел ей в мышцу миллиграмм адреналина. Реакции не последовало, и интерн сделал внутривенные инъекции димедрола, кортизона и эуфиллина. Карен дали кислород, но она посинела, забилась в судорогах и умерла менее чем через двадцать минут.

Я закурил сигарету и подумал, что едва ли мне захочется очутиться на месте этого интерна.

– Вероятно, девица все равно умерла бы, – продолжал Карр. – Разумеется, наверняка мы этого не знаем. Но все говорит за то, что она поступила в больницу, потеряв почти половину крови. А это, как ты знаешь, конец: наступает шок, который обычно бывает необратим. Так что, скорее всего, нам не удалось бы ее спасти. Но это, конечно, ничего не меняет.

– А зачем интерн вообще давал ей пенициллин?

– Такой тут порядок, – ответил Карр. – При определенных симптомах его вводят обязательно. Обычно, если привозят женщину с подозрением на вагинальное кровотечение и в лихорадке, мы делаем ПВ, укладываем больную в постель и вводим ей антибиотик, чтобы предупредить возможную инфекцию, а на другой день выписываем. И отмечаем в истории болезни, что произошел самопроизвольный аборт.

– Так это и есть окончательный диагноз Карен Рэнделл?

Карр кивнул:

– Да, мы всегда так пишем. Это избавляет нас от объяснений с полицией. Сюда то и дело поступают женщины после подпольных абортов или самоабортов. Бывает, девчонки исходят пеной, как перегруженные стиральные машины. Или истекают кровью. Все в истерике и все врут напропалую. Мы их латаем и без лишнего шума отправляем восвояси.

– И никогда не сообщаете в полицию?

– Мы врачи, а не блюстители закона. Таких девчонок здесь не меньше сотни в год. Если обо всех сообщать, мы из судов вылезать не будем. Какое уж тут лечение больных!

– Но ведь закон требует…

– Да, конечно, – поспешно согласился Карр. – Закон требует доносить. Он требует также, чтобы мы сообщали обо всех случаях хулиганства, но если закладывать каждого пьяного драчуна, этому конца и края не будет. Ни одно отделение неотложной помощи не сообщает обо всем, что там случается. Иначе просто невозможно работать.

– Но ведь речь идет об аборте…

– Ну подумай сам, – перебил меня Карр. – Довольно значительный процент этих случаев – самопроизвольные аборты. Разумеется, хватает и всего остального, но относиться к этому как-то по-другому не имеет смысла. Допустим, ты точно знаешь, что над девицей трудился барселонский мясник, и сообщаешь об этом в полицию. На другой день приходит сыщик, и девчонка говорит, что аборт был самопроизвольный. Или что она сама ковырялась в себе. В любом случае правду она не скажет, и легавые начнут злиться. Прежде всего – на тебя, потому что это ты их вызвал.

– И что, такое случается?

– Конечно. Я дважды видел это воочию. Когда девчонки поступали к нам, они сходили с ума от страха и были убеждены, что умирают. Хотели рассчитаться с поганцами и требовали вызвать полицию. Но наутро, после профессионального ПВ, осознав, что все беды позади, уже не хотели связываться с легавыми. Те приходят, а девицы начинают валять дурака и делать вид, будто произошло недоразумение.

– И ты считаешь, что покрывать подпольных повитух – это нормально?

– Мы пытаемся вернуть людям здоровье, вот и все. Врач не имеет права на нравственные оценки. Мы помогаем пострадавшим по милости водителей-лихачей или от кулаков пьяных забияк. Но бить по рукам и читать нравоучения о вреде пьянства или обучать правилам движения – не наша работа.

Не испытывая желания вступать в спор, который наверняка ни к чему не приведет, я сменил тему и спросил:

– А почему собак повесили на Ли?

– Когда девушка умерла, миссис Рэнделл впала в истерику. Начала орать так, что пришлось дать ей успокоительное. Угомонившись, она тем не менее продолжала утверждать, что аборт сделал доктор Ли. Так, мол, сказала ее дочь. Поэтому она и позвонила в полицию.

– А как же диагноз?

– Самопроизвольный аборт? Формулировка осталась без изменений. Все законно: врачи могут истолковать случившееся именно так. Основой для обвинения в подпольном аборте стали отнюдь не клинические данные. А был аборт или нет – покажет вскрытие.

– Оно показало, что был, и довольно профессиональный, если не считать одного прокола в эндометрии. Это сделал человек, обладающий необходимыми навыками, но не настоящий мастер.

– Ты говорил с Ли?

– Сегодня утром, – ответил я. – Он утверждает, что не делал этого. Учитывая данные вскрытия, я ему верю.

– Ошибиться…

– Не думаю: Арт слишком хорош, чтобы так лопухнуться.

Карр извлек из кармана стетоскоп и принялся вертеть его в руках. Он явно разволновался.

– Чертовски поганое дело, – сказал он наконец. – Чертовски.

– Надо разбирать завалы. Мы не можем спрятать головы в песок и бросить Ли на произвол судьбы.

– Разумеется, – согласился Карр. – Но Джей Ди очень расстроен.

– Могу себе представить.

– Узнав, как лечили его дочь, он едва не убил того незадачливого интерна. Я там был. Думал, он задушит бедного мальчишку голыми руками.

– Как зовут интерна?

– Роджер Уайтинг. Славный малый, хоть и хирург-гинеколог.

– Где он сейчас?

– Наверное, дома. Сменился в восемь утра. – Карр нахмурился и опять принялся теребить свой стетоскоп. – Джон, ты уверен, что хочешь влезть в это дело?

– Не хочу я никуда влезать. Будь у меня выбор, я бы сейчас сидел в лаборатории. Но выбора нет.

– Беда в том, что Джей Ди рвет и мечет, – задумчиво проговорил Карр. – Эта история уже стала всеобщим достоянием.

– Да, ты говорил.

– Я лишь хочу помочь тебе уразуметь, какое создалось положение. – Карр явно не желал встречаться со мной глазами. Он принялся перебирать вещи на своем столе. – Делом занимаются люди, которым и положено им заниматься. А у Ли, насколько я понимаю, хороший поверенный.

– Во всем этом слишком много неясностей.

– Дело в руках специалистов, – повторил Карр.

– Каких специалистов? Рэнделлов, что ли? Или тех болванов, которых я видел в полицейском участке?

– В Бостоне замечательная полиция, – заявил Карр.

– Не мели чепухи.

Он смиренно вздохнул:

– Что ты надеешься доказать?

– Что Ли этого не делал.

Карр покачал головой:

– Это неважно.

– А по-моему, как раз это и важно.

– Нет, – возразил Карр. – Важно другое. Дочь Джей Ди Рэнделла погибла в результате подпольного аборта, и кто-то должен за это заплатить. Ли делает подпольные аборты, и доказать это в суде не составит труда. В жюри присяжных любого бостонского суда католиков больше половины. Они вынесут свое решение на основании общих принципов.

– Общих принципов?

– Ты понимаешь, о чем я, – буркнул Карр и неловко заерзал в кресле.

– Хочешь сказать, что Ли – козел отпущения?

– Совершенно верно. Ли – козел отпущения.

– Это мнение властей?

– В известной степени.

– А какова твоя точка зрения?

– Делая подпольные аборты, человек сталкивается с неизбежным риском. Он преступает закон. И когда он тайком выскабливает дочь знаменитого бостонского врача…

– Ли говорит, что не делал этого.

Карр грустно улыбнулся:

– По-твоему, это имеет значение?

(обратно)

8

Чтобы стать кардиохирургом, надо окончить колледж, а потом учиться еще двенадцать лет. Четыре года – медицинская школа, год – стажировка, три года – общая хирургия, два – хирургия грудной полости и еще два – сердечно-сосудистая хирургия. Кроме того, дяде Сэму тоже вынь да положь два года.

Принять на свои плечи такое бремя может лишь личность особого склада, способная и готовая пройти долгий нудный путь к намеченной цели. И когда, наконец, наступает пора самостоятельных операций, к столу подходит уже совсем другой человек, человек едва ли не новой разновидности. Опыт и преданность избранному поприщу превращают его в отшельника. В каком-то смысле слова отчуждение – часть его профессиональной подготовки. Все хирурги – люди одинокие.

Вот о чем размышлял я, глядя из наблюдательной будки сквозь стеклянный потолок операционной № 9. Кабина была встроена прямо в потолок, и я мог следить за ходом операции: и помещение, и персонал были как на ладони. Студенты и стажеры нередко приходили сюда посмотреть. В операционной был микрофон, поэтому я слышал все звуки – позвякивание инструментов, ритмичное шипение респиратора, тихие голоса. Нажав кнопку, можно поговорить с хирургами, но, когда кнопка отпущена, они уже не слышат вас.

Я забрался в будку после того, как посетил кабинет Джей Ди Рэнделла. Мне хотелось взглянуть на историю болезни Карен, но секретарша Рэнделла сказала, что у нее нет этой папки. История болезни хранилась у самого Джей Ди, а Джей Ди был сейчас внизу, в операционной, чем немало удивил меня. Я думал, он не выйдет на работу и потратит день на размышления о случившемся с Карен. Но, по-видимому, эта мысль просто не пришла ему в голову.

Секретарша сообщила мне, что операция, вероятно, уже заканчивается, но одного взгляда сквозь стеклянный потолок оказалось достаточно, чтобы понять: это не так. И грудная клетка, и сердце пациента все еще были вскрыты, ассистенты и не начинали накладывать швы. Я вовсе не хотел мешать им и решил заглянуть еще раз попозже, чтобы попытаться раздобыть историю болезни Карен.

Но все-таки не удержался и немного понаблюдал за хирургами. Операция на открытом сердце – завораживающее зрелище, в этом действе есть что-то фантастическое, сказочное, оно представляет собой некое единение дивного сна и жуткого кошмара. Только наяву.

В операционной было семнадцать человек. Четкие расчетливые движения шестнадцати из них напоминали какой-то сюрреалистический балет. Пациент за зеленой ширмой казался карликом рядом с громадным аппаратом, временно заменявшим ему сердце и легкие. Эта штуковина возле стола не уступала размерами автомобилю. В сияющем серебристом корпусе плавно вертелись шестеренки, работали поршни.

В изголовье стола стоял анестезиолог, ловко управлявшийся со своим оборудованием. Вокруг него вертелись несколько медсестер. Двое операторов аппарата искусственной вентиляции следили за его работой. Им помогали сестры и санитары. Я попытался определить, который из хирургов Рэнделл, но не смог: в халатах и масках они ничем не отличались один от другого и казались какими-то взаимозаменяемыми деталями, хотя на самом деле один из этих четверых отвечал за все действия пятнадцати своих сотрудников, за собственные решения и за состояние семнадцатого человека, находившегося сейчас в операционной, – человека, сердце которого было остановлено.

В углу стоял экран с электрокардиограммой. Нормальная ЭКГ – это дрожащая линия, каждый излом которой соответствует одному удару сердца, импульсу электрического тока, приводящего в движение сердечную мышцу. Сейчас линия была ровной – просто черта, которая, казалось бы, ничего не означает. На деле же она отражала главный из всех существующих в медицине критериев и показывала, что пациент мертв. Я присмотрелся к его грудной клетке и увидел розовые легкие. Они были неподвижны: человек на столе не дышал. За него это делала машина. Она гнала по сосудам кровь, насыщала ее кислородом, удаляла из организма углекислый газ. Этот аппарат работал в больнице уже лет десять, и пока в него не вносились никакие усовершенствования.

Люди в операционной не испытывали ни малейшего трепета ни перед этим агрегатом, ни перед лицом таинства, в котором они участвовали. Они просто работали, с толком и знанием дела. Наверное, поэтому происходящее и казалось фантастикой.

Я наблюдал это зрелище минут пять, не замечая хода времени, потом вышел в коридор, где стояли двое стажеров в шапочках. Их маски болтались на бечевках. Стажеры уплетали пончики, запивали их кофе и смеялись, обсуждая какое-то свидание вслепую.

(обратно)

9

Доктор медицины Роджер Уайтинг проживал на третьем этаже многоквартирного дома, стоявшего на ближнем к больнице склоне Маячного холма. В этом убогом районе селились те, кому было не по карману жилье на Луисбергской площади. Дверь мне открыла жена Уайтинга, невзрачная женщина на седьмом или восьмом месяце беременности. На лице ее застыло выражение тревоги.

– Что вам угодно?

– Я Джон Берри, патологоанатом из Линкольновской больницы. Мне хотелось бы побеседовать с вашим супругом.

Она окинула меня долгим подозрительным взглядом.

– Муж пытается уснуть. Он работал двое суток подряд и очень устал.

– У меня чрезвычайно важное дело.

За спиной женщины выросла фигура тщедушного молодого человека в белых мешковатых штанах. Он выглядел не просто уставшим, а совершенно изнуренным и насмерть перепуганным.

– В чем дело?

– Я хотел бы поговорить с вами о Карен Рэнделл.

– Я уже раз десять все объяснял. Спросите лучше доктора Карра.

– Я был у него.

Уайтинг провел ладонью по волосам и повернулся к жене.

– Все хорошо, дорогая. Налей мне кофе, пожалуйста. Не угодно ли чашечку? – спросил он меня.

– Да, если можно.

Мы устроились в тесной гостиной, обставленной дешевой ветхой мебелью, и я сразу почувствовал себя как дома. Каких-нибудь несколько лет назад я и сам был интерном и прекрасно знал, что такое безденежье, тревога, подавленность, черная работа по скользящему графику, когда среди ночи тебя то и дело зовет медсестра, чтобы получить «добро» на очередную пилюлю аспирина для пациента Джонса, когда приходится усилием воли соскребаться с топчана и осматривать больного. Знал, как легко допустить роковую ошибку в эти предутренние часы. В бытность мою стажером я однажды едва не убил старика, у которого было слабое сердце. Когда спишь три часа за двое суток, можно таких дров наломать. И пропади оно все пропадом.

– Я понимаю, что вы устали, и не отниму у вас много времени, – сказал я.

– Нет-нет, – с очень серьезным видом ответил Уайтинг. – Если я сумею чем-то помочь… Ну, то есть…

В комнату вошла миссис Уайтинг с двумя чашками кофе. Она окинула меня неприязненным взглядом. Кофе оказался жидким.

– Хочу расспросить вас о состоянии девушки в момент ее поступления. Вы тогда были в приемном покое?

– Нет, я пытался вздремнуть. Меня позвали.

– Во сколько это было?

– В четыре часа плюс-минус несколько минут.

– Расскажите, как все происходило.

– Я прилег, не раздеваясь, в каморке возле травмпункта, но едва успел задремать, как меня позвали. Я только что поставил капельницу одной старухе, которая все время норовила выдернуть иголку, да еще врала, что это делает кто-то другой, – Уайтинг тяжко вздохнул. – Короче, намучился я с ней и был совсем осоловевший, а тут еще срочный вызов. Я встал, окатил голову холодной водой, вытерся и отправился в приемный покой. Девушку как раз вносили.

– Она была в сознании?

– Да, хотя почти не соображала. Потеряла много крови и была белая как мел. Бредила, тряслась в лихорадке. Мы не могли толком измерить температуру, потому что больная клацала зубами. Но кое-как определили. Тридцать восемь и девять. После этого начали брать перекрестную пробу.

– Что еще вы сделали?

– Медсестры укутали ее одеялом и подсунули под ноги подставки, чтобы кровь приливала к голове. Затем я осмотрел ее. Было вагинальное кровотечение, и мы поставили диагноз: самопроизвольный аборт.

– В крови были какие-нибудь сгустки? – спросил я.

– Нет.

– Никаких фрагментов тканей? Может быть, лоскутья детского места?

– Нет, ничего такого. Но кровотечение началось задолго до ее поступления к нам. Ее одежда… – Уайтинг умолк и уставился в угол. Наверное, перед его мысленным взором опять встала вчерашняя картина. – Одежда была очень тяжелая. Санитарам пришлось повозиться, чтобы снять ее.

– Девушка произнесла что-нибудь членораздельное, пока ее раздевали?

– В общем-то, нет. Бормотала время от времени. Кажется, что-то про старика. То ли «мой старик», то ли просто «старик», не знаю. Но речь была невнятная, да никто и не прислушивался.

– Больше она ничего не сказала?

Уайтинг покачал головой.

– Нет, когда срезали одежду, она все норовила прикрыться. Однажды произнесла: «Не смейте так со мной обращаться», а потом спросила: «Где я?» Но это было в бреду. Она почти ничего не соображала.

– Как вы боролись с кровотечением?

– Пытался локализовать. Это оказалось непросто, да еще время поджимало. Нам никак не удавалось установить лампы. В конце концов я решил использовать марлевые тампоны и заняться возмещением кровопотери.

– А где все это время была миссис Рэнделл?

– Ждала за дверью. Держалась молодцом, пока мы не сообщили ей, что случилось, а потом сломалась. Совсем расклеилась.

– А что с бумагами Карен? Она когда-нибудь лежала в вашей больнице?

– Я увидел ее карточку, только когда.., когда все было кончено. Их приходится доставлять из регистратуры, на это требуется время. Но я знаю, что она наблюдалась у нас. С пятнадцатилетнего возраста у нее ежегодно брали мазок на рак матки, дважды в год обследовали и брали кровь. За ее здоровьем следили весьма и весьма пристально. Оно и неудивительно.

– Вы не заметили в ее истории болезни чего-нибудь необычного? Кроме аллергических реакций?

Уайтинг печально улыбнулся:

– А разве их не достаточно?

На какое-то мгновение меня охватила злость. Парень напуган, это понятно, но зачем такое усердное самобичевание? Люди еще будут умирать у него на руках. Много людей. И пора бы уже свыкнуться с этой мыслью. Равно как и с мыслью о том, что он всегда может дать маху. Ошибки неизбежны, в том числе и роковые. Мне хотелось сказать Уайтингу, что, если бы он потрудился спросить миссис Рэнделл, нет ли у Карен аллергических реакций, и получил отрицательный ответ, сейчас ему нечего было бы опасаться. Разумеется, Карен все равно умерла бы, но никто не смог бы обвинить в этом Уайтинга. Промах стажера заключался не в том, Что он убил Карен Рэнделл, а в том, что не испросил на это разрешения.

Но я не стал говорить ему об этом.

– В истории болезни были какие-нибудь упоминания о душевных расстройствах?

– Нет.

– Ничего примечательного?

– Ничего, – ответил Уайтинг и вдруг нахмурился. – Погодите-ка. Была одна странность. С полгода назад Карен направили на просвечивание черепной коробки.

– Вы видели снимки?

– Нет, только просмотрел отчет рентгенолога.

– И что?

– Все в норме, никакой патологии.

– Зачем делались эти снимки?

– Там не сказано.

– Может быть, она попала в какую-нибудь аварию? Упала или разбилась на автомобиле?

– Не знаю.

– Кто направил ее на рентген?

– Вероятно, доктор Рэнделл. Питер Рэнделл. Она наблюдалась у него.

– Зачем понадобилось делать эти снимки? Должна же быть какая-то причина.

– Да, – согласился Уайтинг. Но, похоже, этот вопрос не очень интересовал его. Молодой стажер долго и печально смотрел на свою чашку и, наконец, отпил глоток кофе. – Надеюсь, – сказал он, – они прижмут этого подпольного ковырялыцика и размажут его по стенке. Такому любого наказания будет мало.

Я встал. Мальчишка был подавлен. Казалось, он вот-вот ударится в слезы. Над его врачебной карьерой, сулившей успех, теперь нависла опасность: он допустил ошибку и угробил дочь знаменитого эскулапа. И, разумеется, Уайтинг не мог думать ни о чем другом. В приливе злости, отчаяния и жалости к себе он тоже искал козла отпущения. Искал усерднее, чем кто-либо другой.

– Вы намереваетесь обосноваться в Бостоне? – спросил я его.

– Вообще-то была такая мысль, – искоса взглянув на меня, ответил Уайтинг.


***


Расставшись с ним, я позвонил Льюису Карру. Теперь я просто сгорал от желания увидеть историю болезни Карен Рэнделл и выяснить, зачем ей просвечивали голову.

– Лью, мне снова понадобится твоя помощь, – сказал я.

– О! – Судя по тону, эта весть не наполнила его душу радостью.

– Да, я непременно должен заполучить историю болезни.

– Мне казалось, мы уже это проходили.

– Да, но открылись кое-какие новые обстоятельства. С каждой минутой дело становится все запутаннее. Зачем ее направили на рент…

– Извини, – перебил меня Карр, – но я не могу быть тебе полезен.

– Лью, даже если история болезни у Рэнделла, он не будет держать ее…

– Извини, Джон, но мне придется проторчать здесь до конца рабочего дня. И завтра тоже. У меня просто не будет времени.

Он говорил сдержанным тоном человека, который тщательно подбирает слова и мысленно проговаривает их, прежде чем произнести вслух.

– Да что стряслось? Неужто Рэнделл велел тебе держать рот на замке?

– По-моему, – ответил Карр, – этим делом должны заниматься люди, располагающие всеми необходимыми для его расследования средствами. Я такими средствами не располагаю. Уверен, что и другие врачи в таком же положении.

Я прекрасно понимал, куда он клонит. Арт Ли в свое время посмеивался над присущим всем врачам стремлением ни в коем случае не попасть в щекотливое положение и их привычкой прятаться в словесном тумане. Арт называл это «финт Пилата».

– Ну что ж, – проговорил я, – если ты действительно так считаешь, то и ладно.

Повесив трубку, я подумал, что, в общем-то, ничего неожиданного не произошло. Льюис Карр был пай-мальчиком и никогда не нарушал правил игры. А значит, не нарушит и впредь.

(обратно)

10

Путь от дома Уайтинга к медицинской школе пролегал мимо Линкольновской больницы. Проезжая, я увидел возле будки для вызова такси Фрэнка Конвея; он стоял, нахохлившись, засунув руки глубоко в карманы пальто и вперив взор в мостовую, в позе человека, которого одолевают тоска и застарелая одуряющая усталость. Я подкатил к тротуару.

– Хотите, подвезу?

– Мне надо в детскую больницу, – ответил Конвей, немного удивившись моей предупредительности: мы с ним никогда не были близкими друзьями.

Врач он прекрасный, но человек – не приведи господь. От него уже сбежали две жены, причем вторая – через полгода после свадьбы.

– Это мне по пути, – сообщил я ему.

Разумеется, детская больница была вовсе не по пути, но я в любом случае отвез бы его туда, потому что мне хотелось поговорить с Конвеем. Он влез в машину, и мы влились в уличный поток.

– Зачем вам в детскую? – спросил я.

– На конференцию. Их там проводят каждую неделю. А вам?

– Хочу пообедать с приятелем.

Конвей кивнул и откинулся на спинку. Он был еще совсем молод – тридцать пять лет. Стажировался Конвей под началом лучших кардиохирургов страны, а теперь превзошел своих учителей. Во всяком случае, так о нем говорили. Не знаю, правда ли это. Конвей принадлежал к той горстке врачей, которые прославились так быстро, что стали немного смахивать на политиканов и кинозвезд. Поклонники слепо почитают их, враги столь же слепо ненавидят. Внешне Конвей был очень видным мужчиной – крепким, мощным, с чуть тронутыми сединой волосами и глубокими проницательными голубыми глазами.

– Хочу извиниться за свое поведение нынче утром, – сказал он. – Не думал, что так вспылю.

– Ничего страшного.

– Надо будет попросить прощения у Герби. Я ему такого наговорил…

– Он поймет.

– Черт, как же погано, – продолжал Конвей. – Но когда пациент умирает у вас на глазах… Буквально разваливается на части… Вам это неведомо.

– Да, – согласился я.

Мы немного помолчали. Наконец я сказал:

– Можно попросить вас об услуге?

– Конечно.

– Расскажите мне о Джей Ди Рэнделле.

Конвей замялся.

– Зачем вам это?

– Простое любопытство.

– Врете.

– Хорошо, вру.

– Они сцапали Ли, правильно?

– Да.

– Он виновен?

– Нет.

– Вы готовы в этом присягнуть?

– Я верю ему.

Конвей вздохнул.

– Вы же не дурак, Джон. Представьте себе, что в таком преступлении обвинили вас. Неужели вы не станете все отрицать?

– Дело не в этом.

– Как раз в этом. Тут любой закричит: это не я!

– А разве Арт не может быть невиновен?

– Не просто может, а, скорее всего, так и есть.

– Ну так и что же вы тогда?

Конвей покачал головой.

– Вы забываете, как работает система. Джей Ди – важная шишка. Джей Ди потерял дочь. А поблизости весьма кстати отирается китаец, который слывет подпольным акушером. Все как по нотам.

– Мне уже доводилось слышать нечто подобное. Вы меня не убедили.

– Стало быть, вы не знаете Джей Ди Рэнделла.

– Что верно, то верно.

– Джей Ди Рэнделл – пуп Земли и центр мироздания, – продолжал Конвей. – Влиятельный, богатый и уважаемый человек, вполне способный получить все, чего ни пожелает. Даже голову какого-то жалкого китайца.

– Но зачем она ему? – спросил я.

Конвей расхохотался.

– Братец мой, вы что, с луны свалились?

Должно быть, на моей физиономии появилась озадаченная мина. Конвей пустился в объяснения:

– Известно ли вам, что… – он умолк, поняв, что мне ничего не известно. Мгновение спустя Конвей демонстративно сложил руки на груди, откинулся на спинку сиденья и устремил взор на дорогу.

– Ну? – поторопил я его.

– Спросите лучше Арта.

– Я спрашиваю вас.

– Или Льюиса Карра. Может быть, он вам расскажет, а я не буду.

– Что ж, тогда поведайте мне о Рэнделле.

– Как о хирурге?

– Хотя бы.

Конвей начал:

– Хирург он посредственный, почти никудышный. Теряет пациентов, которых можно было бы спасти. Молодых крепких людей.

Я кивнул.

– К тому же он мерзавец, – продолжал Конвей. – Измывается над стажерами и всячески унижает их, внушает комплекс неполноценности. С ним работает немало славных молодых ребят, и он держит их в ежовых рукавицах. Знаю по себе. Я два года работал в хирургии грудной полости, прежде чем выучился на кардиохирурга в Хьюстоне, и Рэнделл был моим начальником. Когда я познакомился с ним, мне было двадцать девять, а Рэнделлу – сорок девять. Он умеет пустить пыль в глаза этой своей деловитой повадкой, костюмами с Бонд-стрит и дружбой с владельцами средневековых замков во Франции. Разумеется, костюмы и замки еще не делают его хорошим хирургом, но Рэнделл умеет создавать видимость. Эдакий ореол благообразия.

Я молчал. Конвей понемногу входил в раж, его голос окреп, сильные руки задвигались. Мне не хотелось прерывать его.

– Беда в том, – продолжал Конвей, – что Джей Ди работает по старинке. Он начинал резать еще в сороковых и пятидесятых, вместе с Гроссом, Чартрисом, Шеклфордом и остальной славной когортой. Хирургия тогда была совсем другой. Требовалась ловкость рук, а наука не имела почти никакого значения. Никто не слыхал ни о химии, ни об электролитах. Вот почему Рэнделлу не по себе от этих нововведений. Молодые ребята – те в своей стихии, они воспитывались на энзиме и натриевой сыворотке, но для Рэнделла все это – темный лес и досадная помеха в работе.

– О нем идет добрая слава, – заметил я.

– Джон Уилкс Бут тоже слыл добрым малым, пока не застрелил президента Линкольна, – парировал Конвей.

– А может, в вас говорит профессиональная ревность?

– Завяжите мне глаза, и я обставлю этого Рэнделла одной левой.

Я усмехнулся.

– Даже в воскресенье и с похмелья, – добавил Конвей.

– А что он за человек? – спросил я.

– Скотина. Форменная скотина. Стажеры говорят, он таскает в карманах молоток и пяток гвоздей на тот случай, если выдастся возможность распять кого-нибудь.

– Неужто бывают такие сволочи?

– Вообще-то, – сказал Конвей, – он не всегда такой. Только когда в хорошей форме. Ему, как и всем нам, тоже требуется отдых.

– Вас послушать, так он – та еще тварь.

– Не хуже любого подонка, – ответил Конвей. – Впрочем, стажеры говорят еще кое-что.

– Правда?

– Да. По их мнению, Джей Ди любит вскрывать сердца, потому что у него нет сердца.

(обратно)

11

Ни один англичанин, если он в здравом уме, не поехал бы жить в Бостон, особенно в 1630 году. Чтобы взойти на борт корабля и пуститься в долгое плавание к неведомой враждебной земле, отваги и мужества мало, для этого надо быть одержимым или вконец отчаявшимся человеком, который к тому же готов к полному и бесповоротному разрыву с родиной. К счастью, вынося свой суд, история принимает во внимание людские дела, а не побуждения, и поэтому бостонцы могут тешить себя мыслью, что их предки были привержены идеям свободы и демократии, геройски совершили революцию и внесли огромный вклад в либеральную культуру, написав немало картин и книг. Бостон – это город, где жили Адамс и Ревер, где до сих пор чтут и лелеют старую северную церковь и воспоминания о битве на Маячном холме.

Но есть у Бостона и другое лицо. Точнее, темная изнанка, на которой вытканы позорные столбы, колодки, сцены пыток водой и охоты на ведьм. Едва ли кто-то из ныне живущих видит в этих орудиях пыток то, чем они были в действительности, – свидетельства болезненной одержимости, душевного недомогания и порочной жестокости, доказательства того факта, что применявшее их общество жило в коконе страха перед грехопадением, вечным проклятием, адским пламенем, мором и индейцами, выстраивая все эти жупелы примерно в том порядке, в котором они перечислены здесь. Это было настороженное, подозрительное и напуганное общество. Иными словами, общество реакционных фанатиков веры.

Отчасти в этом повинно географическое положение Бостона. Когда-то на месте города было болото, совершенно непролазная трясина. Говорят, этим объясняется наш влажный климат, благодаря которому тут всегда премерзкая погода. Впрочем, существует и мнение, что болота тут ни при чем.

Бостонцы имеют привычку забывать свою историю, во всяком случае, изрядную ее часть. Словно дитя трущоб, выбившееся в люди, город совсем не держится за свои корни и даже норовит скрыть их от остального мира. Еще в бытность его поселением простолюдинов тут зародилась нетитулованная аристократия, не менее косная, чем древнейшие кланы Европы. Как город истинной веры, Бостон стал колыбелью научного сообщества, не знающего себе равных на Восточном побережье. Кроме того, Бостон одержим нарциссизмом, и это роднит его с другим городом весьма сомнительного происхождения – Сан-Франциско.

К великому их сожалению, обоим этим городам никак не удается полностью освободиться от пут прошлого. Над Сан-Франциско до сих пор витает дух суетливой и жестокой «золотой лихорадки», не дающий ему превратиться в мещански-претенциозный аристократический город восточного образца. А Бостон, как ни силится, не может окончательно избавиться от пуританизма и снова стать английским городом.

И целые общины, и отдельные их члены крепко связаны узами прошлого. Оно повсюду – в строении наших скелетов, в распределении волосяного покрова, в цвете кожи, в том, как мы стоим, ходим, одеваемся и мыслим.

Памятуя об этом, я отправился на встречу со студентом медицинской школы Уильямом Харви Шаттуком Рэнделлом.


***


Полагаю, любой человек, нареченный в честь Уильяма Харви (британского судебного врача, который в 1628 году открыл, что человеческая кровь течет по замкнутому кругу), должен чувствовать себя набитым дураком. Это все равно что быть названным в честь Наполеона или Гранта: такое имятворчество – вызов для ребенка, а может быть, и непосильно тяжкое бремя. Есть немало вещей, с которыми человеку не так-то просто сжиться. Но труднее всего поладить с собственным именем.

Взять, к примеру, Джорджа Печеньеддера. После медицинской школы, где он четыре года был многострадальной мишенью всевозможных насмешек и подначек, Джордж получил диплом хирурга и стал специализироваться на печени и желчном пузыре. Это была самая большая глупость, которую только мог совершить человек с таким именем, но Джордж двинулся по избранному пути спокойно и решительно, словно эта судьба была предначертана ему свыше. В каком-то смысле так, наверное, и было. Спустя много лет, когда коллеги выдохлись и их шуточки стали совсем уж плоскими, Печеньеддеру вдруг захотелось сменить имя, но, увы, это было невозможно, ибо по закону человек, получивший степень доктора медицины, теряет такое право. То есть имя-то сменить он может, но тогда его диплом теряет законную силу, вот почему суды каждый год переживают нашествия выпускников медицинских школ, желающих обзавестись более благозвучной фамилией, которая затем и будет вписана в диплом.

Я очень сомневался, что Уильям Харви Шаттук Рэнделл когда-либо сменит имя, которое, помимо обязательств, давало ему значительные преимущества, особенно в том случае, если он останется жить в Бостоне. Выглядел он довольно миловидно – рослый белокурый парень с приятным открытым лицом. Истый американец, цельная личность, облик которой придавал окружающему нелепый и немного потешный вид.

Уильям Харви Шаттук Рэнделл проживал на первом этаже Шератон-холла, общежития медицинской школы. Его комната, как и большинство других, была рассчитана на одного постояльца, но значительно превосходила размерами любую другую в том же здании. Она была гораздо просторнее, чем та каморка на четвертом этаже, в которой в бытность свою здешним студентом ютился я. Комнаты наверху много дешевле.

Теперь тут все перекрасили, и стены, которые в мои времена были грязно-серыми, как яйца доисторических ящеров, стали тошнотворно-зелеными. Но коридоры остались все такими же мрачными, лестницы – такими же грязными, воздух – таким же затхлым. Тут по-прежнему воняло нестиранными носками, учебниками и хлоркой.

Рэнделл обустроил свое жилище с большим вкусом. Старинное убранство, мебель, достойная версальского аукциона. От потертого алого бархата и обшарпанной позолоты веяло каким-то тусклым великолепием и светлой тоской по былым временам.

Рэнделл отступил в сторону и пригласил меня войти, даже не поинтересовавшись, кто я такой. Наверное, с первого взгляда распознал во мне эскулапа. Если долго трешься среди врачей, у тебя вырабатывается чутье на них.

Я вошел в комнату и сел.

– Вы насчет Карен? – спросил он скорее озабоченно, чем печально, словно только что вернулся с важного совещания или, наоборот, собирался куда-то бежать.

– Да, – ответил я. – Понимаю, что сейчас не время…

– Ничего страшного. Спрашивайте.

Я закурил сигарету и бросил спичку в золоченую пепельницу венецианского стекла, безобразную, но явно дорогую.

– Я хотел поговорить с вами о ней.

– Что ж, давайте.

Я все ждал, когда же он спросит, кто я такой, но его это, похоже, не волновало. Уильям устроился в кресле напротив меня, закинул ногу на ногу и сказал:

– Итак, что вы хотите знать?

– Когда вы последний раз видели ее?

– В субботу. Она приехала из Нортгемптона автобусом, и я встретил ее на автовокзале вскоре после обеда. У меня было часа два времени, и я довез Карен до дома.

– Как она выглядела?

Уильям передернул плечами.

– Нормально. Все было в порядке. Карен держалась бодрячком, все рассказывала мне про колледж и свою подружку. А еще болтала о тряпках и тому подобной ерунде.

– Она не нервничала? Не казалась подавленной?

– Ничуть. Вела себя как обычно. Может, немного волновалась, потому что вернулась домой после долгой отлучки. Чуть-чуть тревожилась из-за учебы. Родители до сих пор считают Карен маленькой девочкой, и она была убеждена, что они не верят в ее способность усваивать знания. Она была.., как бы это сказать? Немного дерзкой, что ли.

– А до прошлой субботы? Когда вы виделись последний раз?

– Не знаю. Вероятно, в конце августа.

– Значит, в субботу произошло своего рода воссоединение семьи?

– Да, – подтвердил Уильям. – Я всегда радовался встречам с сестрой. Она была настоящим живчиком и обладала способностями мима. Умела сыграть профессора или влюбленного юношу так, что вы покатывались со смеху. Это умение и помогло ей заполучить машину.

– Машину?

– В субботу вечером мы ужинали всей семьей – Карен, я, Ив и дядя Питер.

– Ив?

– Моя мачеха, – объяснил Уильям. – Мы зовем ее Ив.

– Значит, вас было пятеро.

– Четверо.

– А ваш отец?

– Он работал, – Уильям произнес это таким деловитым тоном, что я предпочел воздержаться от расспросов.

– Карен понадобилась машина, – продолжал он, – а Ив ей отказала: не хотела, чтобы Карен каталась ночи напролет. Тогда она обратилась к дядюшке Питеру, которого легче уговорить. Ему тоже не хотелось снабжать Карен колесами, но она пригрозила, что начнет имитировать его, и тотчас получила желаемое.

– А как же сам Питер добрался до дома?

– Я подвез его по пути сюда.

– Значит, в субботу вы провели в обществе Карен несколько часов?

– Да, с часу дня до десяти вечера.

– А потом уехали с вашим дядюшкой?

– Совершенно верно.

– А Карен?

– Осталась с Ив.

– Она уходила из дома тем вечером?

– Наверное. Иначе зачем бы ей машина?

– Не сказала, куда отправляется?

– В Гарвард. У нее там подружки.

– Вы видели ее в воскресенье?

– Нет, только в субботу.

– Скажите, не показалось ли вам, что у Карен несколько необычный вид?

Уильям покачал головой:

– Нет. Карен как Карен. Немножко поправилась, но такое бывает со всеми первокурсницами. Летом она много двигалась, играла в теннис, плавала, а с началом занятий все эти упражнения пришлось прекратить, вот она и накинула несколько фунтов. – Он тускло улыбнулся. – Мы даже подшучивали над ней. Карен сетовала на отвратительную еду, а мы ответили, что еда, должно быть, не так уж плоха, раз от нее раздаются вширь.

– Карен всегда была склонна к полноте?

– Наоборот. Тщедушная, почти костлявая, она изрядно смахивала на мальчишку. А потом вдруг налилась и расцвела, словно бабочка вылупилась из кокона.

– Значит, прежде у нее никогда не бывало избыточного веса?

Уильям пожал плечами.

– Не знаю. По правде говоря, я не обращал на это внимания.

– А больше вы ничего не заметили?

– Ничего.

Я обвел взглядом комнату. На столе, рядом с «Патологией и хирургической анатомией» Роббинса, стояла фотография, на которой были запечатлены Уильям и Карен. Оба были черны от загара и выглядели совершенно здоровыми. Уильям проследил за моим взглядом.

– Снимок сделан прошлой весной на Багамах, – сообщил он. – В кои-то веки нам удалось выкроить недельку и отдохнуть всей семьей. Мы прекрасно провели время.

Я встал и, подойдя к столу, внимательно всмотрелся в фотографию. Карен выглядела сногсшибательно. Синие глаза и белокурые волосы красиво оттеняли ее темную загорелую кожу.

– Понимаю, что мой вопрос звучит странно, – сказал я. – Но скажите, всегда ли на бедрах и предплечьях Карен были черные волоски?

– И впрямь занятно, – задумчиво проговорил Уильям. – Теперь я припоминаю, как в субботу дядя Питер посоветовал Карен обесцветить эти волоски или натереть их воском. Она впала в бешенство, но через пару минут поостыла и рассмеялась.

– Значит, волоски появились недавно?

– Наверное. Или они были всегда, но я не замечал. А что?

– Пока не знаю, – ответил я.

Уильям встал и подошел к фотографии.

– А по виду и не скажешь, что такой девушке может понадобиться аборт, – проговорил он. – Славная, жизнерадостная, забавная девчонка. У нее было золотое сердце. Понимаю, что это звучит глупо, но так оно и было. Семья считала ее чем-то вроде живого талисмана. Она была всеобщей любимицей.

– Куда она ездила прошлым летом? – спросил я.

Уильям покачал головой.

– Понятия не имею.

– Вы не шутите?

– Ну, вообще-то Карен должна была ехать на мыс и работать в картинной галерее в Провинстауне. – Он помолчал. – Но я не думаю, что она просидела там долго. Наверное, проводила время на Холме. У нее там были дружки. Она коллекционировала разных чокнутых.

– Что за дружки? Какого пола?

– Какого угодно, – Уильям передернул плечами. – Впрочем, я не в курсе. Карен пару раз упоминала их, но вскользь. А когда я начинал расспрашивать об этом, она только смеялась и переводила разговор на другое. Ей всегда удавалось повернуть все по-своему.

– Она называла какие-нибудь имена?

– Возможно, но я не помню. Она вообще очень вольно обращалась с именами, говорила о каких-нибудь людях так, словно подразумевалось, что вы их прекрасно знаете, никогда не называла фамилий. И бесполезно было говорить ей, что вы сроду не слыхали ни о каких Герби, Сюсю и Элли. – Уильям усмехнулся. – Помню, однажды Карен передразнивала девчонку, которая пускала мыльные пузыри.

Я поднялся.

– Ну что ж… Надо полагать, вы очень устали. Чем вы сейчас занимаетесь?

– Хирургией. Только что прошли акушерство и гинекологию.

– Нравится?

– Нормально, – добродушно ответил он.

Уже с порога я спросил:

– Где вы проходили акушерскую практику?

– В бостонском роддоме. – Он посмотрел на меня и нахмурился. – И, предвосхищая ваш следующий вопрос, скажу честно: да, я ассистировал при ПВ и знаю, как сделать аборт. Но в воскресенье я был на ночном дежурстве в больнице. Вот так-то.

– Спасибо, что приняли меня, – сказал я.

– Всегда к вашим услугам.


***


Выходя из общежития, я увидел рослого худощавого седовласого мужчину, шагавшего мне навстречу. Разумеется, я сразу узнал его. Джей Ди Рэнделла ни с кем не спутаешь.

(обратно)

12

Солнце уже садилось, и квадратный двор общежития был залит золотистым светом. Я закурил сигарету и двинулся навстречу Рэнделлу. Когда он заметил меня, его глаза едва заметно округлились, мгновение спустя на губах Джей Ди заиграла улыбка.

– Доктор Берри! – вполне дружеским тоном произнес он и протянул мне руку – чистую руку хирурга, надраенную до самого локтя, даже выше.

– Здравствуйте, доктор Рэнделл.

– Вы хотели меня видеть? – спросил он.

Я недоуменно вскинул брови.

– Секретарша сказала, что вы заходили за историей болезни, – пояснил Джей Ди.

– Ах, да! – спохватился я. – Насчет карточки.

Рэнделл снисходительно улыбнулся. Он был на полголовы выше меня.

– Полагаю, нам не мешало бы кое-что выяснить.

– Хорошо, давайте.

– Идемте.

Он вовсе не собирался говорить со мной приказным тоном. Это получилось как бы само собой. Еще одно напоминание о том, что хирурги – каста, которой дана полная и неограниченная власть над жизнью. Ведь хирург отвечает и за больного, и за действия своих помощников. Короче, за все.

Мы побрели в сторону автостоянки. Меня не оставляло ощущение, что Джей Ди специально искал встречи со мной. Я понятия не имел, как он догадался, где меня искать, но нутром чуял, что Рэнделл явился сюда по мою душу. Его руки болтались как плети, и я по какой-то неведомой причине уставился на них. Возможно, потому что вспомнил наблюдение невропатологов: они подметили, что человек, переживший паралич, при ходьбе размахивает поврежденной рукой менее энергично, чем здоровой. У Рэнделла были непропорционально крупные кисти, сильные, волосатые и темно-багровые. Ногти не длиннее миллиметра, как того требует памятка хирурга.

– Последнее время ваше имя на слуху, – заметил Джей Ди.

– Правда?

Мы подошли к серебристому «Порше» Рэнделла. Джей Ди вальяжно привалился к сияющему крылу. Что-то в его позе говорило мне: не следуй моему примеру. Несколько секунд он молча изучал мою физиономию, потом сказал:

– О вас хорошо отзываются.

– Рад это слышать.

– Как о человеке разумном и рассудительном.

Я пожал плечами.

Джей Ди снова одарил меня улыбкой:

– Что, трудный день?

– Бывают и поспокойнее.

– Вы, кажется, работаете в Линкольновской?

– Совершенно верно.

– И на хорошем счету.

– Стараюсь.

– Я слышал, что вы превосходный специалист.

– Благодарю вас.

Джей Ди сумел-таки сбить меня с толку. Я не понимал, куда он клонит. Впрочем, это выяснилось довольно скоро.

– Вы когда-нибудь подумывали о переходе в другую больницу?

– То есть?

– Ну, существуют разные возможности. Более многообещающие пути.

– Правда?

– Конечно.

– Вообще-то я вполне доволен своей нынешней работой.

– Пока довольны, – уточнил он.

– Да, пока, – согласился я.

– Вы знакомы с Уильямом Сьюэллом?

Уильям Сьюэлл был главным патологоанатомом Мемориалки. Ему стукнуло шестьдесят один, и он собирался на пенсию. Я вдруг почувствовал разочарование. Никак не ожидал, что Джей Ди Рэнделл будет действовать так топорно.

– Да, знаком, – ответил я. – Но шапочно.

– Он вот-вот уйдет на покой…

– Его заместитель, Тимоти Стоун, замечательный работник.

– Полагаю, что так, – согласился Рэнделл и возвел очи горе. – Но многим из нас нелегко поладить с ним.

– Впервые слышу.

Он тускло улыбнулся:

– Мы этого не афишируем.

– И многим из вас было бы легче поладить со мной?

– Многие из нас, – тщательно подбирая слова, ответил Рэнделл, – хотели бы подыскать нового человека где-то на стороне. Со свежим взглядом. Способного кое-что подправить, встряхнуть наше сонное царство.

– Ага!

– Такие у нас умонастроения, – заключил Рэнделл.

– Тимоти Стоун – мой близкий друг, – сообщил я ему.

– Не понимаю, какая тут связь.

– Я не намерен подсиживать его – вот какая тут связь.

– Я никогда не стал бы предлагать вам…

– Ой ли?

– Уж будьте уверены.

– Тогда я, по-видимому, просто чего-то не понимаю.

Рэнделл одарил меня слащавой улыбочкой:

– По-видимому.

– Так, может, растолкуете?

Сам того не заметив, Рэнделл вскинул руку и поскреб в затылке. Похоже, он собирался сменить тактику и подобраться ко мне с другого фланга. Джей Ди нахмурился.

– Сам я не патологоанатом, доктор Берри, – сказал он, наконец, – но у меня есть друзья, которые занимаются тем же, чем и вы.

– Готов биться об заклад, что Тим Стоун не входит в их число.

– Иногда мне кажется, что работа патологоанатома труднее, чем работа хирурга или любого другого врача. Как я понимаю, вы заняты полный рабочий день?

– Когда как, – ответил я.

– Удивляюсь, откуда у вас столько свободного времени.

– Всякое бывает, – я начинал сердиться. Сначала пряник, теперь – кнут. Подкупи или настращай. Но к моей злости примешивалась изрядная толика любопытства. Рэнделл не дурак и не стал бы заводить со мной этот разговор, если бы и сам не боялся чего-то. На миг у меня мелькнула мысль: а не сделал ли он этот пресловутый аборт своими руками?

– У вас есть семья? – спросил он вдруг.

– Да.

– Давно живете в Бостоне?

– Я всегда могу перебраться на новое место, – ответил я. – Если здешние патологоанатомические объекты покажутся мне слишком неприглядными.

Рэнделл прекрасно умел держать удар. Он не шелохнулся, не отпрянул от своей машины, как ужаленный. Он просто взглянул на меня холодными серыми глазами и сказал:

– Понимаю.

– Может, перестанете темнить и выложите" что у вас на уме?

– Все очень просто, – ответил Рэнделл. – Меня интересуют ваши побуждения. Я знаю, что такое узы дружбы, и понимаю, что личные чувства порой могут ослепить. Ваша преданность доктору Ли восхищает меня, хотя, конечно, я восхищался бы куда больше, будь эта преданность направлена на менее одиозную фигуру. Но объяснить вашу бурную деятельность одной лишь преданностью я не могу. Что же движет вами на самом деле, доктор Берри?

– Любопытство, доктор Рэнделл. Ничего, кроме любопытства. Уж очень хочется узнать, почему все вокруг из кожи вон лезут, чтобы упечь за решетку ни в чем не повинного человека. Почему люди, избравшие своим уделом беспристрастный анализ фактов, решили зашорить глаза и сделать вид, будто их ничто не волнует.

Рэнделл извлек из кармана портсигар, раскрыл, достал тонкую сигару и, обрезав кончик, раскурил ее.

– Давайте убедимся, что мы ведем речь об одном и том же, – предложил он. – Доктор Ли делает подпольные аборты, верно?

– Вы говорите, я слушаю, – ответил я.

– Аборты запрещены законом. Кроме того, как и любые хирургические вмешательства, они чреваты некоторой опасностью для пациентов. Даже когда их делает знающий специалист, а не полупьяный…

– Чужеземец, – подсказал я.

Рэнделл усмехнулся.

– Доктор Ли делает подпольные аборты, – повторил он. – И ведет весьма сомнительный образ жизни. С врачебной этикой он тоже не в ладах. Как гражданин, Ли совершает подсудные действия. Вот что у меня на уме, доктор Берри. Я хочу знать, что вы вынюхиваете и почему докучаете членам моей семьи…

– Едва ли это самое подходящее слово.

– ., и надоедаете людям, как будто вам больше нечего делать. Линкольновская больница платит вам жалованье. Как и у любого врача, у вас есть служебные обязанности и вы несете ответственность за их исполнение. Но вы пренебрегаете этими обязанностями. Вместо того чтобы работать, вы лезете в чужие семейные дела, мутите воду и стараетесь покрыть человека, совершающего предосудительные поступки, нарушающего все врачебные кодексы, преступающего закон, потешающегося над общественными устоями…

– Доктор, – прервал я его. – Давайте посмотрим на это как на чисто семейное дело. Как вы поступите, если ваша дочь скажет вам, что она беременна? Если она посоветуется с вами, прежде чем отправиться на поиски подпольного акушера? Как вы поведете себя в таком случае?

– Не вижу смысла вести этот беспредметный разговор.

– Но у вас наверняка есть какой-то ответ.

Лицо Рэнделла сделалось пунцовым, на стянутой крахмальным воротничком шее набухли вены. Он задумчиво поджал губы и сказал:

– Так вот, значит, что вы задумали. Хотите оклеветать мою семью в безумной надежде выгородить вашего так называемого друга?

Я передернул плечами.

– По-моему, я задал вам вполне правомерный вопрос. Существует несколько возможностей, – я принялся загибать пальцы. – Токио. Швейцария. Лос-Анджелес. Сан-Хуан. А может, у вас есть дружок в Нью-Йорке или Вашингтоне? Это и удобнее, и гораздо дешевле.

Рэнделл резко повернулся и принялся отпирать дверцу своего «Порше».

– Подумайте, – посоветовал я ему. – Поломайте голову и решите, как далеко вы готовы зайти ради сохранения доброго имени своей семьи.

Джей Ди запустил мотор и окинул меня испепеляющим взглядом.

– Поразмыслите на досуге, почему Карен не пришла за помощью к вам.

– Моя дочь… – ответил он дрожащим от гнева голосом. – Моя дочь – замечательная девушка. Добрая и милая. У нее нет грязных мыслей, и она никому не желает зла. Как смеете вы марать ее своими…

– Если она так чиста и прекрасна, как же ее угораздило забеременеть?

Рэнделл захлопнул дверцу, врубил передачу и с ревом рванул с места в сердитом сизом облаке выхлопных газов.

(обратно)

13

Мой дом был пуст и погружен во мрак. На кухне я нашел записку, сообщавшую, что Джудит с детьми уехала к Ли. Я послонялся по кухне и заглянул в холодильник. Меня мучил голод, но я был слишком взволнован, чтобы сесть за стол и соорудить бутерброд. В конце концов я удовольствовался стаканом молока и остатками капустного салата. Тишина угнетала, и я решил тоже отправиться к Ли, благо они жили в следующем квартале, в старом массивном кирпичном доме – истинно новоанглийском особняке, ничем не отличавшемся от любого другого дома на нашей улице. Мне всегда казалось странным, что Арт поселился в таком жилище: слишком уж безликое было строение.

В доме царила атмосфера, вполне сообразная его внешнему облику. Бетти сидела на кухне и с застывшей улыбкой кормила годовалого малыша. Она выглядела измученной и растрепанной, хотя обычно бывала неутомима и безукоризненно опрятна. Джудит сидела рядом с ней. Джейн, наша младшая, держалась за юбку матери. Эта привычка появилась у нее всего несколько недель назад.

В гостиной мальчишки играли в полицейских и воров и палили из пистонных пистолетов. При каждом выстреле Бетти испуганно вздрагивала.

– Жаль, что у меня не хватает духу прекратить это побоище, – проговорила она.

Я отправился в гостиную. Вся мебель была перевернута и валялась вверх тормашками. Наш четырехлетний сынишка Джонни вел огонь из-за кресла; увидев меня, он помахал рукой и пальнул еще раз. В другом конце комнаты за кушеткой прятались двое сыновей Ли. Воздух был полон едкого сизого дыма, на полу валялись использованные пистонные ленты. Джонни снова выстрелил и закричал:

– Попал! Попал!

– А вот и нет! – завопил шестилетний Энди Ли.

– Попал! Ты убит!

– Ничего я не убит! – крикнул Энди, потрясая пистолетом, который только тихо щелкал: кончились пистоны. Нырнув за спинку дивана, Энди велел своему брату Генри:

– Прикрой меня! Я перезаряжу.

– Заметано, напарник.

Энди принялся вставлять новую ленту, но пальчики плохо слушались его, и мальчуган сердился. Наконец он вскинул пистолет, прицелился, гаркнул: «Бах! Бах!» и вновь занялся лентой.

– Так нечестно! – заканючил за креслом Джонни. – Ты убит!

– Ты тоже! – объявил Генри. – Я в тебя попал!

– Я только ранен! – заорал Джонни и пальнул три раза подряд.

– Да? – отозвался Генри. – Тогда получай!

Перестрелка возобновилась. Я вернулся на кухню к Бетти и Джудит.

– Как они там? – спросила Бетти. Я усмехнулся:

– Спорят, кто кого угрохал.

– Ты что-нибудь выяснил?

– Все будет хорошо, не волнуйся.

Бетти одарила меня кривой ухмылкой, которую переняла у Арта.

– Слушаюсь, доктор.

– Я серьезно.

– Надеюсь, ты прав, – сказала она, запихивая в ротик сынишки яблочное пюре, которое тотчас потекло по подбородку. Бетти сгребла его ложкой и предприняла еще одну бесплодную попытку.

– А у нас плохие новости, – объявила Джудит.

– Правда?

– Звонил Брэдфорд, поверенный Арта. Он отказался вести дело.

– Брэдфорд?

– Да, – ответила Бетти. – Он позвонил полчаса назад, сказал, что слишком занят.

Я закурил и попытался успокоиться.

– Пожалуй, позвоню ему.

Джудит взглянула на часы:

– Половина шестого. Скорее всего, его уже…

– Попробую найти, – ответил я и отправился в кабинет Арта. Джудит пошла со мной. Я прикрыл дверь, чтобы не слышать пальбы.

– Что происходит? – спросила Джудит.

Я покачал головой.

– Дела плохи?

– Пока рано говорить, – я сел за стол Арта и принялся набирать номер.

– Ты голоден?

– Нет, – соврал я. – Заехал перекусить.

– У тебя усталый вид.

– Все в порядке, – ответил я.

Джудит склонилась над столом, и я поцеловал ее в щеку.

– Тебе звонил Фриц Вернер.

Этого можно было ожидать. Фриц знает все обо всем. Такого сплетника еще поискать. Впрочем, он мог располагать какими-то важными и полезными сведениями.

– Я позвоню ему.

– Да, пока не забыла, – добавила Джудит. – Завтра вечеринка.

– Я не хочу идти туда.

– Ничего не поделаешь. Джордж Моррис.

Я совсем запамятовал о нем.

– Ладно. Во сколько?

– В шесть. Мы можем уйти пораньше.

– Хорошо, – сказал я.

Джудит вернулась на кухню, и вскоре я услышал в трубке голос секретарши:

– «Брэдфорд, Уилсон и Стэрджесс».

– Мистера Брэдфорда, пожалуйста.

– Сожалею, но мистера Брэдфорда сегодня не будет.

– Как я могу найти его?

– Мистер Брэдфорд приходит к девяти часам утра.

– Я не могу ждать так долго.

– Очень сожалею, сэр.

– Не стоит. Лучше попытайтесь найти его, – попросил я. – Скажите, что звонил доктор Берри.

Я не знал, знакомо ли ей мое имя, но чем черт не шутит.

Голос секретарши мгновенно изменился:

– Пожалуйста, не кладите трубку, доктор.

Несколько секунд я слышал только ровный гул: секретарша нажала кнопку «ожидание». Арт говорил, что в эпоху высоких технологий эта кнопка играет роль своего рода чистилища. Арт ненавидит телефон и пользуется им лишь в случае крайней необходимости.

– Мистер Брэдфорд уже уходит, – сообщила мне секретарша. – Но я вас соединю.

– Спасибо.

В трубке щелкнуло.

– Джордж Брэдфорд слушает.

– Мистер Брэдфорд, это Джон Берри.

– Здравствуйте, доктор Берри. Чем могу служить?

– Я хотел поговорить об Арте Ли.

– Доктор Берри, я уже убегаю…

– Я знаю об этом от вашей секретарши. Может быть, встретимся где-нибудь?

Брэдфорд замялся. Я услышал его вздох, похожий на шипение рассерженной змеи:

– Это бессмысленно. Боюсь, что я уже не изменю свое решение. Дело не по моей части и…

– Я не отниму у вас много времени.

Он помолчал.

– Ну, ладно. Через двадцать минут в моем клубе. «Трафальгар». До встречи.

Я положил трубку. Подонок. Этот клуб был расположен в центре города, и мне придется нестись как угорелому, чтобы поспеть вовремя. На ходу поправляя галстук, я спешно покинул дом Ли и бросился к своей машине.


***


Клуб «Трафальгар» ютился в крошечном ветхом домике на Маячной улице, у самого подножия Холма. В отличие от клубов «по интересам» в других больших городах, «Трафальгар» – настоящий тихоня, и мало кто из бостонцев знает о его существовании.

Я никогда не был там, но вполне мог представить себе интерьер этого заведения. Стены отделаны красным деревом, высокие потолки посерели от пыли, громоздкие мягкие кресла обтянуты морщинистой замшей и очень удобны, восточные ковры истерты до дыр. Короче, обстановка здесь вполне под стать завсегдатаям – людям пожилым, строгим и чопорным. Сдавая пальто в гардероб, я увидел табличку с четко выведенной надписью: «Дамам вход разрешен только по четвергам с 16.00 до 17.30».

Брэдфорд ждал меня в вестибюле. Это был плотный коротышка в безукоризненно сшитом черном костюме в тонкую белую полоску. Даже сейчас, после долгого рабочего дня, на костюме этом не было ни единой складочки. Туфли Брэдфорда сияли, манжеты сорочки выдавались из рукавов пиджака ровно настолько, насколько того требовал этикет. Брэдфорд носил карманные часы на серебряной цепочке, а знак принадлежности к обществу интеллектуалов Фи Бета Каппа красиво контрастировал с черной тканью жилетки. Не надо было заглядывать в справочник «Кто есть кто», чтобы убедиться, что Брэдфорд проживал в Беверли-Фармз или другом столь же престижном районе, что окончил Гарвард и школу правоведения при нем, что его супруга училась в Вассаре и до сих пор носила плиссированные юбки, трикотажные свитера и жемчуг и что его дети были студентами Гротона или Конкорда. Обо всем этом недвусмысленно свидетельствовала спокойная и уверенная повадка Брэдфорда.

– Я уже созрел для стаканчика, – заявил он, пожимая мне руку. – А вы?

– Тоже не прочь.

Бар размещался на втором этаже. Это был просторный зал с высокими окнами, выходившими на Маячную улицу и Общественный парк. Здесь было тихо, в воздухе чувствовался тонкий аромат сигарного дыма. Посетители стояли и сидели небольшими группами и переговаривались вполголоса. Бармен знал, кто что пьет, и не нуждался в указаниях. Но мне, разумеется, пришлось сделать заказ. Мы с Брэдфордом уселись в удобные кресла у окна, и я сказал, что предпочитаю «Гибсон». Брэдфорд молча кивнул бармену и повернулся ко мне.

– Вас наверняка огорчило принятое мною решение, но, честно говоря…

– Я вовсе не огорчен, – перебил я его. – Ведь судят не меня.

Брэдфорд достал часы, посмотрел на них и сунул обратно в карман.

– Пока никого не судят, – отчеканил он.

– Позвольте не согласиться. По-моему, судят очень многих.

Брэдфорд раздраженно забарабанил пальцами по столу и бросил недовольный взгляд в сторону бармена. Психиатры определяют такое поведение как «сдвиг».

– Хотелось бы знать, что вы имеете в виду.

– Весь город шарахается прочь от Арта Ли, как будто у него бубонная чума.

– Вы что, подозреваете какой-то таинственный заговор?

– Нет, просто удивляюсь, – ответил я.

– Один мой приятель утверждает, что все врачи чертовски простодушны. Но вы мне таким не показались.

– Это похвала?

– Скорее просто наблюдение.

– Что ж, я стараюсь.

– На самом деле никаких тайн и заговоров нет, – заверил меня Брэдфорд. – А что до мистера Ли, то он всего лишь один из моих многочисленных клиентов.

– Доктор Ли, – уточнил я.

– Совершенно верно – доктор Ли. Один из моих клиентов. А у меня есть обязательства перед всеми, и я стараюсь по мере сил исполнять их. Сегодня днем я звонил в окружную прокуратуру, чтобы узнать, когда назначены слушания по делу доктора Ли. Похоже, одновременно с другим делом, за которое я уже взялся. Я не могу быть в двух залах суда сразу и уже объяснил это доктору Ли.

Бармен принес напитки, и Брэдфорд поднял бокал:

– Ваше здоровье.

– Взаимно, – ответил я.

Он отпил глоток и уставился в свой стакан.

– Доктор Ли принял мои объяснения. Я сообщил ему, что моя фирма сделает все возможное, чтобы обеспечить его превосходным защитником. У нас четверо старших партнеров, и вполне возможно, что один из них…

– Но только «возможно»?

Брэдфорд передернул плечами:

– Как и все в этом мире.

Я отпил глоток. Коктейль был премерзкий – почти один вермут и капелька водки.

– Вы на короткой ноге с Рэнделлами? – спросил я.

– Я их знаю.

– Это обстоятельство как-то повлияло на ваше решение?

– Разумеется, нет! – Он встрепенулся. – Юрист должен уметь провести грань между службой и дружбой. Это – азы его профессии, и такое умение довольно часто помогает в жизни.

– Особенно когда живешь в маленьком городе.

Брэдфорд усмехнулся.

– Протестую, ваша честь. – Он отпил еще глоток. – Скажу вам доверительно, доктор Берри. Я очень сочувствую Ли. Как и он, я понимаю, что от абортов никуда не деться. Их делают сплошь и рядом. Последние статистические данные по Америке говорят, что каждый год на аборт приходит до миллиона женщин. Выражаясь житейским языком, аборт – штука полезная. А наши законы об абортах туманны, невнятно сформулированы и несуразно строги. Но позвольте напомнить вам, что суждения врачей страшнее любых законов. Больничные комиссии по абортам состоят из одних перестраховщиков, которые запрещают операции даже в тех случаях, когда закон разрешает их. По-моему, уложение об абортах можно изменить, лишь поборов настроения, бытующие в медицинской среде.

Я не ответил. Передача денег из рук в руки – это церемониал, освященный веками и требующий тишины. Брэдфорд взглянул на меня и спросил:

– Вы со мной согласны?

– Конечно, согласен, хотя такая линия защиты представляется мне несколько причудливой.

– Я не предлагаю вам линию защиты.

– Значит, я неверно вас понял.

– Это меня не удивляет, – сухо заметил Брэдфорд.

– Меня тоже, – ответил я. – Потому что в вашей речи не ахти как много смысла. Я всегда думал, что правоведы сразу берут быка за рога, а не ходят вокруг да около.

– Я лишь пытаюсь прояснить свою точку зрения.

– Она и так достаточно ясна, и это внушает мне тревогу за судьбу доктора Ли.

– Очень хорошо, давайте поговорим о докторе Ли. Его задержали по закону, принятому в штате Массачусетс семьдесят лет назад и гласящему, что аборт – это преступление, караемое штрафом и тюремным заключением на срок до пяти лет. Если в результате аборта пациентка умирает, назначается наказание сроком от семи до двадцати лет.

– Это убийство второй степени? Или непредумышленное?

– Строго говоря, ни то ни другое. Выражаясь языком…

– Значит, его могут выпустить под залог?

– Вообще-то да, но сейчас не тот случай, потому что прокурор попытается предъявить обвинение в убийстве. По общему уложению, любая смерть, наступившая в результате преступных действий, считается убийством.

– Понятно.

– По ходу дела обвинение представит улики, и наверняка неопровержимые, и докажет, что доктор Ли делал подпольные аборты. Оно докажет, что Карен Рэнделл была у доктора Ли и он по каким-то необъяснимым причинам не сделал ни единой записи о ее визите. Оно докажет, что у Ли нет алиби на вечер воскресенья, когда был сделан аборт. И, разумеется, оно вызовет в суд миссис Рэнделл, которая заявит, что, по словам девушки, аборт сделал именно доктор Ли.

В конце концов все сведется к взаимоопровергающим показаниям. Ли, известный тем, что делает подпольные аборты, заявит о своей невиновности. Миссис Рэнделл скажет, что он виновен. Будь вы в жюри присяжных, кому вы поверили бы?

– Нет никаких доказательств того, что аборт Карен сделал доктор Ли. Все улики косвенные.

– Суд будет в Бостоне.

– Так проведите его где-нибудь еще.

– На каком основании? Неблагоприятное общественное мнение?

– Вы говорите о технической стороне дела, а я – о спасении человека.

– Сила закона и заключается в технической стороне дела.

– Как и его слабость.

Брэдфорд задумчиво посмотрел на меня.

– Спасти доктора Ли, как вы изволили выразиться, можно только одним способом – доказав, что аборт делал не он. Значит, надо найти истинного виновника. По-моему, шансов на это почти нет.

– Почему?

– Потому что сегодня я говорил с Ли, и у меня сложилось впечатление, что он лжет. По-моему, это он делал аборт, Берри. Я думаю, что девушку убил именно он.

(обратно)

14

Вернувшись домой, я обнаружил, что Джудит с детьми все еще у Бетти. Я смешал себе еще один коктейль, на этот раз покрепче, и уселся в гостиной. Я устал как собака, но расслабиться не удавалось.

У меня ужасный характер. Я это знаю и пытаюсь держать себя в руках, но все равно бываю резок и неловок, общаясь с ближними. Наверное, я просто не очень люблю людей. Вот почему я стал патологоанатомом. Вспоминая прожитый день, я понял, что слишком часто выходил из себя. И это было глупо: я ничего не добился, а вот потерять мог очень многое.

Зазвонил телефон. Это был Сандерсон, начальник патологоанатомического отделения Линкольновской больницы.

– Я звоню с работы, – сразу же заявил он.

– Понятно.

Там по меньшей мере шесть параллельных аппаратов, и вечером любой желающий может подслушать ваш разговор.

– Как провел день? – спросил Сандерсон.

– Довольно интересно. А вы?

– Так-сяк.

Да уж, представляю себе. Если кто-то решил устранить меня, логичнее всего надавить на Сандерсона, а это можно сделать довольно тонко и даже под видом шутки. «Я слышал, у вас нехватка рабочих рук» – например. Или более серьезно. «Я слышал, Берри захворал. Это правда? Нет? А говорят, болен… Но ведь его нет на рабочем месте, правильно?» Или при помощи пары ласковых. «Сандерсон, как, по-вашему, я смогу поддерживать трудовую дисциплину, если ваш Берри целыми днями где-то пропадает, а вы ему потворствуете?» Или, наконец, через начальство. «У нас образцовая больница, и каждый выполняет свою работу. Нам тут не нужны лодыри».

В любом случае итог будет один: на Сандерсона окажут давление, чтобы он либо вернул меня на рабочее место, либо нашел нового сотрудника на замену мне.

– Скажите им, что у меня третичный сифилис, – сказал я. – Тогда они не станут рыпаться.

Сандерсон рассмеялся.

– Успокойся, все хорошо, – сообщил он мне. – Пока. У меня шея хоть и старая, но крепкая, и я могу еще какое-то время прикрывать тебя. – Помолчав, он спросил:

– Как по-твоему, сколько еще это продлится?

– Не знаю, – ответил я. – Дело непростое.

– Загляни ко мне завтра, обсудим.

– Хорошо. Возможно, я буду знать больше. Пока мне кажется, что эта история похлеще перуанской.

– Понятно, – ответил Сандерсон. – До завтра.

Я положил трубку. Сандерсон наверняка понял, что я имел в виду. А я имел в виду вот что: в деле Карен Рэнделл была какая-то неувязка. Месяца три назад нам пришлось столкнуться с чем-то подобным. Редкий случай агранулоцитоза. В крови совершенно не было лейкоцитов. Это очень опасно, потому что организм, в крови которого нет белых шариков, не может сопротивляться инфекции. Во рту и на коже большинства людей есть болезнетворные микробы. Стафилококк, стрептококк, иногда – пневмококк или дифтерия. Это нормально. Но если оборонительные сооружения организма разрушены, человек заболевает.

Короче, у нас был пациент – американский врач, работавший в Перу, в министерстве народного здравоохранения. Он страдал астмой и принимал какой-то перуанский препарат. В один прекрасный день он вдруг занемог. Заболело горло, поднялась температура, человека начало ломать. Он отправился к врачу в Лиме и сдал кровь на анализ. У него было шестьсот белых телец на кубический сантиметр крови при норме от четырех до девяти тысяч. А во время болезни это число возрастает еще вдвое или втрое. На другой день число эритроцитов упало до ста единиц, а еще через день – до нуля. Пациент сел на самолет, прибыл в Бостон и лег в нашу больницу. Из его грудины взяли пункцию костного мозгу, и я изучил ее под микроскопом. Увиденное озадачило меня. В костном мозге было много несозревших лейкоцитов, и хотя это считается отклонением от нормы, никаких бед такое положение дел пациенту не сулит. Тогда-то я и подумал: «Тут что-то не так, черт возьми», – и отправился к лечащему врачу этого парня.

Врач решил изучить перуанское лекарство, которое принимал пациент, и выяснилось, что в нем содержится вещество, запрещенное в США еще в 1942 году, потому что оно мешало образованию белых кровяных телец. Врач решил, что обнаружил причину недуга: у пациента перестали вырабатываться лейкоциты, и он чем-то заразился. Лечение оказалось несложным – перестать принимать перуанский препарат и ждать выздоровления костного мозга.

Я сообщил врачу, что под микроскопом костный мозг пациента выглядел почти нормально. Мы вместе осмотрели больного и обнаружили, что недомогание не проходит. На слизистой полости рта появилось изъязвление, на ногах и спине были явные признаки стафилококковой инфекции. Пациента сильно лихорадило, он чувствовал сонливость и туго соображал.

Мы никак не могли понять, почему костный мозг почти в норме, а пациенту так худо. Целый день ломали мы голову над этой загадкой, и наконец, часа в четыре, я догадался спросить лечащего врача, не было ли в области пункции каких-либо болезнетворных микробов. Врач ответил, что не обратил на это внимания. Тогда мы снова отправились к пациенту и осмотрели его грудь. К нашему удивлению, мы не нашли следа от укола трепанационной иглой. Значит, образец костного мозга был взят у какого-то другого пациента. Оказалось, что медсестра или стажер перепутали ярлычки и взяли пункцию у больного с подозрением на лейкемию. Мы срочно взяли костный мозг у нашего пациента и обнаружили, что он действительно почти не функционирует.

Этот человек в конце концов выздоровел, но я никогда не забуду, как мы с врачом ломали голову над результатами лабораторных анализов.


***


И вот теперь я испытывал точно такое же чувство: что-то было не так, что-то не стыковалось. Я еще не знал, что именно, но подозревал, что все люди, с которыми я беседовал, хотели совсем не того, чего желал я. Мы словно говорили на разных языках. Моя собственная точка зрения была ясна и однозначна: Арт невиновен, пока не доказано обратное. А обратное пока не доказано.

Но никого другого, похоже, не волновало, виновен Арт или нет. То, что я считал самым важным, для других не имело никакого значения.

Интересно, почему?

(обратно) (обратно)

ВТОРНИК, 11 ОКТЯБРЯ

1

Когда я проснулся, новый день показался мне самым что ни на есть заурядным. Я встал таким же измученным, каким лег накануне; на улице было серо, промозгло и холодно, и меня вовсе не тянуло туда. Сняв пижаму, я принял горячий душ. Когда я брился, в ванную вошла Джудит и, наспех поцеловав меня, отправилась на кухню собирать завтрак. Я улыбнулся своему отражению и вдруг поймал себя на том, что гадаю, какой график операций составлен в больнице на сегодня.

А потом вспомнил, что не поеду в больницу. И вспомнил, почему. Потому что день был вовсе не заурядный.

Я подошел к окну и уставился на бежавшие по стеклу струйки. В этот миг я впервые подумал, что, может быть, разумнее всего было бы выкинуть Арта из головы и вернуться к повседневной работе. Приехать в лабораторию, поставить машину, снять пальто, повязать фартук, натянуть перчатки, словом, исполнить привычный ритуал… Мысль об этом была так приятна, так соблазнительна. В конце концов, это моя работа, и она мне по душе. Никакой тебе нервотрепки, никаких потрясений. Работа, которой меня обучали. И нечего мне играть в сыщиков-любителей. Холодным серым утром мое шерлокхолмство показалось мне просто нелепым.

Но потом перед глазами встали виденные накануне лица. Арт, Джей Ди Рэнделл, самодовольный Брэдфорд. И я понял, что никто, кроме меня, не поможет Арту выпутаться.

А поняв, почувствовал жгучий страх, почти панический ужас.

Мы с Джудит завтракали вдвоем, дети еще спали.

– Что ты намерен делать сегодня? – спросила она.

– Еще не знаю.

Я и сам задавался этим вопросом. Надо было разузнать побольше и о Карен, и в особенности о миссис Рэнделл. По сути дела, мне мало что было известно о них.

– Начну с девушки, – решил я.

– Почему?

– По отзывам, она была сущим ангелом, добрым и светлым небесным созданием, прелестной девочкой и всеобщей любимицей.

– Возможно, это правда.

– Да, – согласился я. – Только неплохо бы выслушать и мнения других людей, а не только ее отца и брата.

– Где же ты их выслушаешь?

– Начну с колледжа Смита, – решил я.


***


Колледж Смита, Нортгемптон, Массачусетс. Две тысячи двести девушек живут в здешней глухомани и получают прекрасное образование. Два часа по шоссе до поворота на Холлок, потом – еще полчаса по узким дорогам. Наконец я проскочил под железнодорожным мостом и въехал в городок. Нортгемптон мне никогда не нравился. Тут царит какая-то странная атмосфера, слишком гнетущая для университетского городка. Веет всеобщим раздражением и какой-то безысходностью, отчаянием двух тысяч двухсот девушек, заточенных в глуши на четыре года, и злостью местных жителей, вынужденных терпеть их здесь.

Студенческий городок очень красив, особенно по осени, когда начинает желтеть листва. Даже дождь не в силах смыть эту красоту. Я отправился прямиком в справочное бюро и заглянул в журнал регистрации студенток и преподавателей. Получив в бюро план городка, я пустился на поиски Хенли-холла – общежития, в котором прежде обреталась Карен Рэнделл.

Это был белый деревянный домик на Уилбер-стрит, дававший приют четырем десяткам девушек. На первом этаже размещалась общая гостиная, отделанная яркой узорчатой тканью, призванной подчеркнуть, что здесь живут девушки, и выглядевшей совершенно несуразно. По гостиной слонялись обитательницы дома, облаченные в комбинезоны, с распрямленными при помощи утюга волосами. У двери стоял столик дежурной. Я подошел к сидевшей за ним девушке и сказал:

– Мне нужна Карен Рэнделл.

Девица вздрогнула и посмотрела на меня как на престарелого насильника.

– Она моя племянница, – пояснил я. – Меня зовут доктор Берри.

– Меня не было тут в выходные, – ответила девушка, – и я еще не видела Карен. Кажется, она ездила в Бостон.

Мне повезло: эта девица, похоже, еще не знала о случившемся. А остальные? Вероятно, наставница уже в курсе. Или ей вот-вот сообщат. Мне вовсе не хотелось встречаться с наставницей.

– О! – воскликнула девушка за столом. – Кстати, вот идет Джинни, ее соседка по комнате.

Джинни была темноволосой девочкой в плотном комбинезоне и драном свитере в обтяжку. Несмотря на такой наряд, она как-то ухитрялась выглядеть холодной и чопорной. Вероятно, благодаря выражению лица.

Дежурная поманила ее и сказала:

– Это доктор Берри. Он приехал повидать Карен.

Джинни метнула на меня испуганный взгляд. Она знала. Я быстро схватил ее за локоть, отвел в сторону и усадил на стул.

– Но ведь Карен… – начала она.

– Я знаю. Мне надо поговорить с вами.

– Я должна спросить мисс Питерс, – Джинни хотела встать, но я мягко удержал ее.

– Прежде чем вы это сделаете, позвольте сообщить вам, что вчера я присутствовал на вскрытии Карен.

Джинни вздрогнула и прижала пальцы к губам.

– Извините за прямоту, но у меня есть один вопрос, ответить на который не сможет никто, кроме вас. А что скажет мисс Питерс, мы с вами и так знаем.

– Она запретит мне говорить с вами, – Джинни смерила меня подозрительным взглядом, но я уже возбудил ее любопытство.

– Пойдемте туда, где нам никто не помешает, – предложил я.

– Не знаю, следует ли мне…

– Я отниму у вас всего несколько минут.

Она встала и кивнула в сторону коридора.

– Обычно мужчин не допускают в наши комнаты, но вы ведь родственник, правильно?

– Правильно.

Джинни и Карен жили на первом этаже, окно их комнаты выходило на задний двор. Комнатка была тесная и неряшливая, повсюду валялись фотографии мальчиков, письма, поздравительные открытки, программы футбольных матчей между университетами Лиги Плюща, ленты, расписания занятий, флакончики с духами, плюшевые мишки и щенки. Джинни уселась на кровать и указала мне на стул у письменного стола.

– Вчера мисс Питерс сказала мне, что с Карен случилось несчастье и она погибла, – начала девушка. – Она просила меня никому ничего не говорить до поры до времени. Странно. Никто из моих знакомых еще не умирал. Я имею в виду ровесников, понимаете? Странно, право. Я ведь ничего не почувствовала, не могла даже заставить себя огорчиться. Наверное, до меня просто еще не дошло.

– Вы знали Карен до того, как стали жить вместе?

– Нет, нас просто поселили в одну комнату.

– Вы ладили?

Джинни передернула плечами. Она уже освоила язык телодвижений, но пока не умела добиться полной естественности. Создавалось впечатление, что она подолгу отрабатывала каждый жест перед зеркалом.

– Вроде да. Карен не была типичным новичком, не робела. И все время уезжала то на день, то на два. На занятия почти не ходила и часто повторяла, что ненавидит колледж. Впрочем, так все говорят, но Карен действительно не врала. Она и впрямь ненавидела учебу. По-моему, так оно и было.

– Почему вы так думаете?

– Потому что она пропускала уроки и часто отлучалась из городка. Говорила, что едет к родителям, но на самом деле моталась куда-то еще. Карен ненавидела своих родителей. Она сама мне так сказала.

Джинни встала и открыла дверцу шкафа. На внутренней стороне створки висела большая глянцевая фотография Джей Ди Рэнделла, сплошь испещренная крошечными дырочками.

– Она любила бросать в снимок дротики, – пояснила Джинни. – Это ее отец. Кажется, он хирург. Она метала дротики в его физиономию каждый вечер, перед тем как лечь спать.

Девушка закрыла шкаф.

– А как она относилась к матери?

– Мать она любила. Я имею в виду родную мать, ту, которая умерла. Мачеха-то ей не особенно нравилась.

– Что еще вам рассказывала Карен?

– Про мальчиков рассказывала, – Джинни снова уселась на кровать. – Тут только о них и говорят. Карен наведывалась в какую-то местную частную школу и тусовалась с парнями. Да и к ней то и дело приезжали из Йеля.

– Она встречалась с кем-нибудь?

– Не думаю. Со всеми понемножку. Парни за ней табунами ходили.

– Она была так популярна?

– А может, и по какой другой причине, – Джинни наморщила носик. – Слушайте, неприлично говорить про нее такое теперь, когда… Да и нет причин верить во все это. Может, это вообще треп.

– А что такое?

– Ну, когда сюда приезжает новенькая, про которую никто ничего не слышал, можно болтать все, что угодно. Я, помнится, раньше врала, что была капитаном команды болельщиков. Просто забавы ради. На самом-то деле я училась в обычной средней школе, а о капитанстве и мечтать не могла.

– Понятно. Ну, а что за байки травила Карен?

– Да всякие. И не то чтобы байки. Скорее уж притчи. Все как-то обиняками да намеками. Карен нравилось, когда люди считали ее эдакой оторвой. И дружки были ей под стать. Она очень любила это слово – «оторва». И умела пустить пыль в глаза. Никогда не выкладывала все напрямую, никаких тебе обстоятельных историй. Обронит слово тут, слово там, и все. Про свои аборты, например, и всякое такое.

– Про аборты?

– Она сказала, что еще до колледжа дважды ходила на аборт. По-моему, это чепуха, правда? Два аборта! В конце концов, ей было всего семнадцать! Я говорила ей, что не верю, и тогда она пускалась в объяснения – как это делается. Все по порядку, что за чем идет. Вот тогда я начинала думать, что, возможно, это все-таки правда.

Девушке, росшей в семье врача, ничего не стоило вызубрить процедуру ПВ, и осведомленность Карен вовсе не доказывала, что ей самой делали аборты.

– Она не вдавалась в подробности? – спросил я. – Не говорила, где ее выскабливали?

– Нет. Карен любила шокировать меня, хотя временами бывала по-настоящему груба. Помню наши первые.., нет, вторые выходные, которые мы провели здесь. В субботу вечером Карен куда-то ушла и вернулась очень поздно. Вся растрепанная. Забралась в постель, погасила свет и говорит: «Господи, до чего же я люблю черное мясо». Прямо так и сказала. Я не нашлась с ответом. Я ведь тогда почти не знала Карен, вот и смолчала. Подумала, что она просто хочет меня поразить.

– Что еще она говорила?

Джинни пожала плечами:

– Не помню. Всякие пустяки. Однажды вечером, перед тем как уехать на выходные, Карен долго вертелась перед зеркалом. Сначала что-то насвистывала, а потом и говорит мне: «Ну, на сей раз я уж точно оттянусь». Или что-то в этом роде. Уж и не помню.

– И что вы ей ответили?

– Пожелала приятного отдыха. Что еще ответить на такую речь, особенно когда только что вышла из душа.

– Вы верили ее россказням?

– Сначала – нет, но через пару месяцев начала верить.

– Вам никогда не казалось, что она беременна?

– Нет, никогда.

– Вы уверены?

– Она ничего такого не говорила. К тому же она принимала пилюли.

– Это точно?

– Ну, наверное. Во всяком случае, у нее был такой ежеутренний обряд. Эти пилюли где-то здесь. Вон они, на ее столе, в маленьком пузырьке.

Я взял пластиковый флакончик. На ярлычке значилось «Аптека на Маячной улице», но никаких указаний по приему лекарства не было. Я вытащил книжечку и записал номер рецепта и имя врача, потом открыл пузырек и вытряхнул пилюли на ладонь. Их было всего четыре.

– Она принимала их ежедневно? – спросил я.

– Да.

Я не гинеколог и не аптекарь, но кое-какие познания все же имею. Во-первых, мне известно, что почти все противозачаточные пилюли сейчас выпускаются в пузырьках со специальными крышечками, снабженными отверстиями. Это облегчает подсчет и помогает женщине определить, сколько таблеток она приняла. Во-вторых, дозы гормональных препаратов снижены с двадцати до двух миллиграммов в день. А значит, пилюли должны быть совсем крошечные.

Но таблетки Карен были довольно большими, безо всяких меток, белые как мел и хрупкие. Я сунул одну из них в карман, а остальные возвратил в пузырек. Я уже догадывался, что это за зелье. Химического анализа не требовалось.

– Вы встречали кого-нибудь из дружков Карен? – спросил я.

Джинни покачала головой:

– Нет, никогда никого не видела. Карен много распиналась о том, как они хороши в постели, но это была просто болтовня. Она все время норовила пустить пыль в глаза, вот и горланила, как на площади. Подождите минутку.

Она подошла к туалетному столику Карен. Под рамку зеркала были вставлены несколько фотографий молодых людей. Взяв две, Джинни вручила их мне.

– Вот об этом парне она говорила, но, по-моему, они давно перестали встречаться. Кажется, с лета. Он учится в Гарварде.

На снимке был запечатлен старательно, но шаблонно позирующий мальчишка в футбольной экипировке, с номером 71 на груди. Он стоял, согнувшись, касаясь одной рукой земли и злобно ощерив зубы.

– Как его зовут?

– Не знаю.

Я взял программку матча Гарвард против Колумбийского. Под номером 71 числился правый защитник Алан Зеннер. Занеся это имя в записную книжку, я вернул Джинни снимок.

– А этот, второй, – продолжала она, вручая мне еще одну фотографию, – посвежее будет. Кажется, Карен еще не рассталась с ним. Иногда по вечерам, прежде чем лечь спать, она целовала его фотографию. Его зовут то ли Ральф, то ли Роджер.

На фотографии был изображен молодой негр в плотном лоснящемся костюме, с электрогитарой в руке и натянутой улыбкой на губах.

– Думаете, они встречались?

– Да. Он из какого-то бостонского оркестра.

– Ральф, говорите?

– Что-то в этом роде.

– Как называется оркестр?

Джинни сосредоточенно нахмурилась:

– Карен однажды говорила. Или не однажды. Но я не помню. Она не то что другие девчонки, которые выложат вам всю подноготную своих парней. Карен была не такая. Обронит фразу, а потом жди следующей.

– И вы думаете, что по выходным она уезжала к этому парню?

Джинни кивнула.

– А куда? В Бостон?

– Наверное. Или в Бостон, или в Нью-Хейвен.

Я перевернул фотографию. На тыльной стороне было написано: «Фотоателье Кэрзина, Вашингтон-стрит».

– Могу я взять себе этот снимок?

– Конечно, – ответила Джинни. – Мне он без надобности.

Я сунул фото в карман и снова сел.

– Вы когда-нибудь видели кого-то из этих людей?

– Нет, не встречала я ее дружков. Погодите-ка, однажды видела подругу.

– Подругу?

– Ну да. Однажды Карен сказала мне, что к ней приезжает близкая подруга, настоящая «оторва», дикий зверь. Ну, всякое такое. Короче, я ожидала увидеть занятное зрелище, но, когда она приехала…

– Что же вы увидели?

– Нечто весьма странное. Рослая длинноногая девица. Карен все время повторяла, что хотела бы иметь такие же длинные ноги, а та девица просто сидела и молчала. Надо полагать, она была хорошенькая, но уж больно чудная. Как будто спала. Может, наширялась. Наконец, где-то через час, она заговорила и начала плести всю эту белиберду.

– Какую белиберду?

– Ну, не знаю. Странные вещи. Вроде как «дожди в Испании подмыли здания». И сочиняла стихи про то, как люди резвятся в макаронных полях. Белиберда, понимаете? Я бы это стихами не назвала.

– Как звали эту девушку?

– Не помню. Кажется, Энджи.

– Она студентка?

– Нет. Она молодая, но нигде не учится. Работает. Кажется, Карен говорила, что она медсестра.

– Постарайтесь вспомнить ее имя, – попросил я.

Джинни сосредоточенно уставилась в пол, потом покачала головой:

– Нет, не могу. Я не обратила на нее особого внимания.

Мне не хотелось менять тему, но надо было торопиться.

– Что еще вы могли бы рассказать мне о Карен? – спросил я. – Она нервничала?

– Нет, была само спокойствие. Все наши с ума сходили от волнения, особенно перед экзаменами, а ей, похоже, было на все наплевать.

– Она была энергичной девушкой? Подвижной? Словоохотливой?

– Карен? Не смешите меня. Сонная она была и полумертвая, только в дни свиданий и оживала. А так все время сетовала на усталость и переутомление.

– Она много спала?

– Да, продрыхла почти все занятия.

– Какой у нее был аппетит?

– Да обыкновенный. Завтрак и обед она обычно тоже просыпала.

– В таком случае Карен, наверное, теряла в весе?

– Как раз наоборот, – ответила Джинни. – Прибавила. Не так чтобы много, но прилично. За каких-нибудь полтора месяца. Не могла влезть ни в одно платье, и ей пришлось покупать новые.

– Вы заметили какие-нибудь другие изменения?

– Вообще-то да, но я не знаю, важно ли это. То есть для Карен это было важно, но все остальные ничего не замечали.

– Чего не замечали?

– Видите ли, Карен вбила себе в голову, будто бы ее тело обрастает волосами. Руки, ноги, понимаете? И над губой тоже. Она жаловалась, что замучилась брить ноги.

Взглянув на часы, я увидел, что уже почти полдень.

– Что ж, не хочу отрывать вас от занятий…

– Ерунда, – перебила меня Джинни. – С вами интереснее.

– Неужели?

– Ну, смотреть, как вы работаете, и все такое.

– Но ведь я – обычный врач, и вы уже наверняка беседовали с людьми моей профессии.

Джинни вздохнула.

– Должно быть, вы принимаете меня за дурочку, – с легкой обидой сказала она. – Я же не вчера родилась.

– Напротив, – заспорил я. – По-моему, вы очень умны.

– Вы вызовете меня в суд?

– В суд?

– Ну, чтобы дать показания.

Я посмотрел на нее, и мне опять подумалось, что она репетирует перед зеркалом. На лице Джинни появилась загадочно-глубокомысленная мина, столь присущая героиням многих фильмов.

– Не уверен, что понимаю вас.

– Ладно уж, признайтесь, что вы законник, я никому не скажу.

– О!

– Я поняла это спустя десять минут после вашего прихода. Знаете, как я догадалась?

– Как же?

– Когда вы осматривали пилюли, то держали пузырек очень осторожно, совсем не как врач. Честно говоря, я думаю, что врач из вас вышел бы никудышный. Сущий коновал.

– Возможно, вы правы, – согласился я.

– Желаю удачи, – сказала Джинни на прощание.

– Спасибо.

Она лукаво подмигнула мне, и я зашагал прочь.

(обратно)

2

Рентгеновский кабинет на втором этаже Мемориалки незнамо почему называли кабинетом радиологической диагностики. Впрочем, как бы его ни величали, это был самый обыкновенный рентгеновский кабинет, такой же, как в любой другой больнице: стены из матового стекла, зажимы для снимков. Помещение довольно просторное, тут могли одновременно работать пятеро рентгенологов.

Я попал к Хьюзу, моему старому знакомому. Иногда чета Хьюзов играла с нами в бридж, причем весьма искусно. Они бились до последнего и жаждали крови. Но я и сам иногда этим грешу.

Я не стал звонить Льюису Карру, поскольку он все равно не помог бы мне. А Хьюз стоял на нижней ступени священной врачебной иерархии, и ему было безразлично, чьи снимки я хочу посмотреть – Карен Рэнделл или Ага-Хана, которому тут несколько лет назад делали операцию на почке. Поэтому Хьюз сразу же отвел меня в хранилище снимков.

По пути я спросил его:

– Ну, как твоя интимная жизнь?

Это была избитая шутка. Известно, что рентгенологи занимаются сексом гораздо меньше, чем врачи любой другой специальности. Почему это так, никто не знает, но, скорее всего, на них действует рентгеновское излучение. Во всяком случае, среди медиков бытует такое убеждение. В прошлом во время просвечивания рентгенолог стоял в кабинке вместе с пациентом и за несколько лет буквально пропитывался гамма-частицами. Да и пленка тогда была гораздо менее чувствительной, так что врач успевал схватить чудовищную дозу, пока делал снимок.

Но даже теперь, при новых технологиях и обширных познаниях, эта мерзкая шуточка по-прежнему в ходу, и рентгенологи вынуждены стоически терпеть подначки всякого, кто пожелает высмеять их освинцованные суспензории и усохшие половые железы. Приколы – такой же фактор профессионального риска, как рентгеновское излучение, и Хьюз не обижался на них.

– Моя половая жизнь, – ответил он, – куда интереснее какого-то там бриджа.

Когда мы вошли в кабинет, там работали трое или четверо рентгенологов. Перед каждым лежал толстый конверт, набитый снимками, и стоял магнитофон. Врач брал снимок, произносил вслух фамилию пациента и номер отделения, сообщал, с какого ракурса сделан снимок, и, приложив его к матовому стеклу, ставил диагноз.

Одна из стен была отведена под рентгенограммы пациентов отделения интенсивной терапии. Это были тяжело больные люди, и их снимки хранились не в конвертах, как все остальные, а на вращающихся штативах. Нажав кнопку, можно было привести штатив в движение и, не сходя с места, посмотреть нужный снимок. Это позволяло быстро определить, чем страдает тот или иной больной, пребывающий в критическом состоянии.

Хранилище снимков примыкало к рабочему залу. Хьюз юркнул туда и через минуту появился снова. Мы уселись перед стеклянной панелью, и Хьюз вставил в зажим первую рентгенограмму Карен Рэнделл.

– Черепная коробка в боковой проекции, – сказал он, вглядевшись в снимок. – Ты знаешь, почему Карен направили на рентген?

– Нет, – ответил я и тоже посмотрел на снимок, но почти ничего не разобрал. Прочитать рентгенограмму головы очень трудно. В черепе много костей, и снимки представляют собой мешанину светлых и темных пятен. Хьюз довольно долго изучал этот причудливый узор, время от времени проводя по какой-нибудь линии колпачком своей авторучки. Наконец он сказал:

– Похоже, все нормально. Никаких трещин или наростов, ни гематом, ни воздушных пузырей не видно. Конечно, неплохо бы иметь артериограмму или эхоэнцефалограмму… Давай посмотрим остальные.

Хьюз снял первый снимок и повесил на его место вид черепа анфас.

– Тоже все нормально, – сообщил он мне. – Не понимаю, зачем ей вообще просвечивали голову. Она что, попала в автомобильную аварию?

– Да вроде нет.

Хьюз покопался в стопке снимков.

– Нет, – пробормотал он. – Ни одного снимка лица, только черепная коробка.

Он снова принялся разглядывать снимок черепа во фронтальной проекции, затем снял его и повесил на панель предыдущий. Но и теперь не нашел никаких отклонений от нормы.

– Будь я проклят, если что-нибудь понимаю, – сказал Хьюз, барабаня пальцами по стеклу. – Ничего. Ни малейшей патологии. Готов поставить все свои денежки.

– Ну что ж, – молвил я, вставая. – Спасибо за помощь.

Я не знал, что и думать. Похоже, эти снимки еще больше все запутали. И уж, во всяком случае, не внесли никакой ясности.

(обратно)

3

Я вошел в телефонную будку возле дверей больницы, вытащил записную книжку и отыскал в ней номера аптеки и рецепта. Достав пилюлю, прихваченную из комнаты Карен, я отломил кусочек и растер его на ладони. Он сразу превратился в мелкую пудру. Я знал, что это такое, но для пущей уверенности все же лизнул порошок кончиком языка.

Омерзительный вкус аспирина ни с чем не спутаешь.

Я набрал номер аптеки и сказал:

– Говорит доктор Берри из Линкольновской. Хотел бы узнать о лекарстве…

– Минутку, я возьму карандаш… Так, говорите, доктор Берри.

– Пациентку зовут Карен Рэнделл. Номер 1476673, выписал доктор Питер Рэнделл.

– Я посмотрю.

Трубку положили на стол. Я слышал, как кто-то насвистывает и шелестит страницами.

– Да, есть такое. Двадцать капсул дарвона по семьдесят пять миллиграммов. Указания к применению – раз в четыре часа или при обострениях болей. Рецепт дважды обновлялся. Вам нужны даты?

– Нет, – ответил я. – Спасибо, вы мне очень помогли.

Я медленно повесил трубку. Дело запутывалось все больше и больше. Какая девчонка станет пить под видом противозачаточных пилюль аспирин и хранить его в пузырьке из-под лекарства от менструальных болей?

(обратно)

4

Смерть в результате аборта – событие относительно редкое. Этот основополагающий факт как-то затушевывается, теряется в груде статистических данных, заглушается воплями и пустыми причитаниями. Но статистика неточна, а вопли порождаются скорее чувствами, чем разумом. Конечно, разнобой в данных огромен, но большинство знатоков вопроса сходится во мнении, что в Америке каждый год делается миллион подпольных абортов, после которых умирают примерно пять тысяч женщин. Значит, «процент убоя» равен 500/100 000.

Это очень большая цифра, особенно если сравнить ее с данными о смертности в результате абортов, сделанных в больницах. Тут картина совсем другая: 18/100 000. И значит, законный аборт не опаснее, чем удаление миндалин, при котором гибнет семнадцать человек из каждых ста тысяч.

Итак, подпольный аборт в двадцать пять раз опаснее законного. Услышав об этом, большинство людей приходят в ужас. Но только не Арт. Тщательно обмозговав все эти впечатляющие статистические данные, он как-то высказал очень занятную мысль. Одна из причин, по которым аборт до сих пор запрещен законом, – его безопасность.

– Попытайся оценить масштаб, – заметил он однажды. – Миллион женщин – совершенно бессмысленная величина. Но она означает, что в стране каждые тридцать секунд делается подпольный аборт. День за днем, год за годом. Значит, операция самая заурядная и безопасная, хорошо это или плохо.

С присущим ему цинизмом рассуждал Арт о «пороге смертности» – выведенной им самим формуле, по которой энное число людей ежегодно умирает безо всяких на то причин, просто по воле случая. «Порог смертности» отражает состояние дел, при котором это явление начинает вызывать тревогу в обществе. На языке чисел «порог смертности» равен примерно тридцати тысячам – именно столько американцев гибнет каждый год в автомобильных катастрофах.

– Посмотри на дороги, – вещал Арт. – Там погибают восемьдесят человек в день, и все считают это обычным делом. Так неужто кто-то будет поднимать шум из-за того, что четырнадцать женщин в день умирают после абортов?

Арт утверждал, что врачи и законники начнут шевелиться лишь в том случае, если каждый год от абортов будет умирать более пятидесяти тысяч женщин. Иными словами, если при нынешнем уровне смертности число абортов возрастет до десяти миллионов.

– Поэтому, – говорил мне Арт, – в каком-то смысле я оказываю обществу медвежью услугу. Ведь я еще не угробил ни одну пациентку и, стало быть, помогаю поддерживать низкий уровень смертности. Для моей клиентуры это хорошо, для общества в целом – плохо, ибо побудить общество к действию можно, лишь застращав его или внушив ему чувство вины. Общество привыкло реагировать на большие числа, малая статистика для него – пустой звук. Кабы Гитлер убил только десять тысяч евреев, никто и не почесался бы.

А еще Арт сказал, что, делая безопасные аборты, он способствует сохранению статус-кво, снимает с законодателей бремя необходимости что-то менять.

А потом он сказал кое-что еще.

– Беда нашей страны в том, что американки – трусихи. Они пойдут на чреватый опасностью подпольный аборт, лишь бы не бороться за реформу законодательства. Ну а в законодателях у нас одни мужчины, которые, как известно, не беременеют и могут позволить себе морализировать. Как попы. Будь среди священнослужителей женщины, религия в два счета претерпела бы разительные перемены. Но в политике и церкви царят мужчины, а женщинам лень слишком уж наседать на них. И это плохо, потому что аборт – чисто женское дело. Аборт затрагивает их детей, их организм. Рискуют тоже они. Если бы каждый год конгрессмены получали по миллиону писем от своих избирательниц, то, глядишь, дело бы и сдвинулось с мертвой точки. Конечно, вовсе не обязательно, но вполне возможно. Только женщины почему-то не хотят возиться.

По-моему, это обстоятельство и угнетало Арта больше всего. Размышляя о нем, я ехал на встречу с женщиной, которая, по многочисленным отзывам о ней, уж никак не была трусихой. Миссис Рэнделл.

Севернее Когассета, в получасе езды от центра Бостона, раскинулся роскошный жилой район, возведенный над обрывом вдоль скалистых прибрежных утесов. С виду он очень смахивает на Ньюпорт – такие же старые деревянные дома с окнами на море, разделенные красивыми ухоженными лужайками.

Дом Рэнделлов был настоящим исполином. Четырехэтажный деревянный белый особняк под готику, с резными балконами и башенками. Лужайка шла под уклон и обрывалась у самой воды. Площадь участка составляла, наверное, не менее пяти акров. Я подъехал к дому по длинной гаревой дорожке и остановил машину у парадного входа рядом с двумя «Порше», черным и канареечно-желтым. Похоже, это была любимая марка Рэнделлов. Слева от дома стоял гараж, а в нем – серый «Мерседес». Вероятно, им пользовалась прислуга.

Я вылез из машины, размышляя, как бы мне проскочить мимо дворецкого. В этот миг двери распахнулись, и из дома вышла женщина, натягивая на ходу перчатки. Судя по всему, она очень торопилась куда-то, но остановилась, завидев меня.

– Миссис Рэнделл?

– Да, – ответила она.

Я уж и не знаю, что именно ожидал увидеть. Во всяком случае, ничего похожего на стоявшее передо мной рослое создание в бежевом костюме «от Шанель». У женщины были иссиня-черные блестящие волосы, длинные ноги и огромные темные глаза. Едва ли ей перевалило за тридцать. Казалось, на ее щеках можно колоть лед. Они были словно высечены из камня.

Несколько секунд я тупо созерцал ее, сознавая свое бессилие и чувствуя себя круглым дураком. Наконец миссис Рэнделл сердито свела брови и спросила:

– Что вам угодно? Я тороплюсь.

Ее голос звучал с легкой хрипотцой, губы были пухлые и чувственные. Она говорила с каким-то изысканным акцентом, похожим на британский, без ярко выраженных интонаций.

– Ну же, отвечайте!

– Я хотел побеседовать с вами о вашей дочери, – поспешно сказал я.

– Точнее, о моей падчерице, – еще быстрее поправила она меня и зашагала к черному «Порше».

– Да, падчерице…

– Я рассказала все полиции, – ответила она. – И к тому же опаздываю на встречу, так что, надеюсь, вы извините меня… – Открыв замок, она распахнула дверцу машины.

– Меня зовут… – начал я.

– Мне известно, кто вы такой. Джошуа вчера говорил о вас и предупреждал о вашем возможном приходе.

– И?

– И посоветовал мне предложить вам отправиться ко всем чертям, доктор Берри.

Она сердилась изо всех сил, но без особого успеха. Ее лицо выражало какие-то другие чувства, возможно, любопытство или даже страх. И это показалось мне странным.

Миссис Рэнделл запустила мотор.

– Желаю удачного дня, доктор.

Я наклонился к окошку.

– Исполняете указания своего супруга?

– Как обычно.

– Но не как всегда, – предположил я.

Она уже взялась было за рычаг переключения передач, но вдруг ее рука замерла.

– Прошу прощения?

– Я хотел сказать, что ваш супруг не полностью отдает себе отчет в происходящем.

– А по-моему, полностью.

– Увы, нет. Уверяю вас.

Она заглушила мотор и взглянула на меня.

– Даю вам тридцать секунд, чтобы убраться отсюда. Потом позвоню в полицию.

Но голос миссис Рэнделл дрожал, а лицо было белее мела.

– Позвоните в полицию? Едва ли это мудрое решение.

Она начала ломаться. И куда подевалась былая самоуверенность?

– Зачем вы пришли?

– Чтобы услышать от вас рассказ о той ночи, когда вы отвезли Карен в больницу. Это было в воскресенье.

– Если хотите узнать что-либо о той ночи, идите и загляните в машину, – она указала на желтый «Порше».

Я так и сделал. Открывшееся моему взору зрелище напоминало кошмарный сон.

Чехлы на сиденьях из рыжевато-желтых сделались красными. Впрочем, и весь остальной салон тоже. Кресло водителя стало пурпурным, пассажирское – темно-багровым. Кнопки на приборном щитке тоже покраснели, на руле виднелись алые мазки. Красный коврик на полу казался жестким. Наверняка Карен потеряла несколько кварт крови, пока ехала в больницу в этой машине.

– Откройте дверцу и потрогайте сиденье, – сказала миссис Рэнделл.

Сиденье оказалось влажным.

– И это – спустя трое суток, – заметила она. – Видите, сколько крови потеряла Карен. Вот что он с ней сделал.

Я захлопнул дверцу.

– Это ее машина?

– Нет. У Карен не было машины. Джошуа не хотел, чтобы она садилась за руль до совершеннолетия.

– А чья?

– Моя, – ответила миссис Рэнделл.

Я кивнул на черный «Порше».

– А эта?

– Эта новая, куплена только вчера.

– Что же теперь будет с желтой?

– Полиция посоветовала нам на время оставить ее у себя. На тот случай, если она понадобится в качестве вещественного доказательства. Но при первой возможности мы…

– Расскажите, что произошло в ночь на понедельник.

– Я не обязана ничего вам рассказывать, – отрезала миссис Рэнделл и плотно сжала губы.

– Разумеется, – с любезной улыбкой согласился я, зная, что уже взял верх.

Ее глаза смотрели все так же испуганно. Миссис Рэнделл отвела взгляд и уставилась в лобовое стекло.

– Джошуа срочно вызвали в больницу, и я была в доме одна, – начала она. – Уильям уехал в свою медицинскую школу, а Карен отправилась на свидание. Было где-то полтретьего утра, когда я вдруг услышала звук клаксона. Он гудел настырно и непрерывно. В конце концов я встала, накинула халат и спустилась вниз. Перед домом стояла моя машина. Мотор работал, фары сияли, клаксон ревел. Я выбежала на улицу и увидела Карен. Она лежала на руле, без сознания, а все вокруг было залито кровью. – Миссис Рэнделл перевела дух, порылась в сумочке и, достав пачку французских сигарет, прикурила от моей зажигалки.

– Продолжайте, – попросил я.

– Это почти все. Я перетащила Карен на соседнее сиденье и повезла ее в больницу, – миссис Рэнделл нервно попыхала сигаретой. – По пути попыталась выяснить, что случилось. Я прекрасно понимала, откуда хлещет кровь. Юбка Карен была насквозь мокрой, но остальная одежда совсем не запачкалась. И тогда Карен сказала: «Это сделал Ли». Три раза кряду. До конца дней не забуду ее тихий, жалобный голосок…

– Она была в сознании и могла говорить?

– Да. Но снова лишилась чувств, когда мы подъехали к больнице.

– Как вы догадались, что ей сделали аборт? Ведь это мог быть и выкидыш.

– Я заглянула в сумочку Карен и увидела чековую книжку. Последний чек, который она выписала, был на триста долларов и подлежал обналичиванию. Датирован воскресным днем. Вот как я догадалась, что ей сделали аборт.

– Вы не спрашивали, был ли этот чек предъявлен к оплате?

– Разумеется, не был. Ведь владелец чека сидит в тюрьме.

– Понятно, – задумчиво проговорил я.

– Отрадно слышать, – похвалила она меня. – А теперь извините… – С этими словами миссис Рэнделл выскочила из машины и торопливо поднялась на крыльцо.

– А я-то думал, вы опаздываете на встречу, – бросил я ей вслед.

Она остановилась и оглянулась.

– Идите вы к черту!

Дверь дома с грохотом захлопнулась за ней.

Я зашагал к машине, размышляя о только что увиденном весьма убедительном представлении. Я заметил лишь два огреха. Во-первых, количество крови в желтой машине. На пассажирском сиденье ее было больше, чем на водительском, и это обстоятельство насторожило меня.

Во-вторых, миссис Рэнделл, вероятно, не знала, что Арт брал за аборт не более двадцати пяти долларов – только-только чтобы покрыть расходы на лабораторные анализы. Он считал, что таким образом остается в ладу со своей совестью.

(обратно)

5

Вывеска на фотоателье Кэрзина была совсем обшарпанная. Понизу мелкими желтыми печатными буквами шла надпись: «Любые фотографии. Паспорта. Знаменитости. Друзья. Заказы выполняются за час».

Ателье стояло на углу в северном конце Вашингтон-стрит, далеко от залитых светом кинотеатров и больших универмагов. Я вошел и увидел плюгавого старичка в обществе сухонькой старушенции.

– Да? – вежливо, почти робко вымолвил старичок.

– У меня несколько необычное дело, – сообщил я ему.

– Фото на паспорт? Это запросто. Через час будет готово. А если вы торопитесь, то даже быстрее. У нас огромный опыт.

– Это правда, – с чопорным кивком подтвердила старушка. – Мы сделали уже несколько тысяч таких портретов.

– Мне нужно нечто иное, – ответил я. – Видите ли, у моей дочери вечеринка по случаю шестнадцатилетия…

– Мы не снимаем помолвки, – оборвал меня старичок. – Весьма сожалею.

– Да, это так, – добавила старушка.

– У нее не помолвка, а шестнадцатилетие, – сказал я.

– Мы их не снимаем, – твердил свое старик. – Это исключено.

– Раньше, в былые времена, мы делали и это, – подхватила старушенция. – Но выходило просто ужасно.

Я вздохнул.

– Слушайте, мне нужны кое-какие сведения. Моя дочь сходит с ума по одной рок-н-ролльной команде, которую вы фотографировали. Я хочу сделать ей сюрприз и думал, что…

– Так вашей дочери шестнадцать лет? – подозрительно спросил старикан.

– Совершенно верно. Исполнится на следующей неделе.

– И мы фотографировали оркестр?

– Да, – ответил я, протягивая ему снимок.

Старик долго изучал его.

– Это не оркестр, это человек, – объявил он наконец.

– Я знаю. Но он играет в оркестре.

– Тут всего один человек.

– Эту фотографию делали вы, и я подумал…

Пока я говорил, старик перевернул фотографию.

– Это наша работа, – возвестил он. – Видите, вот фирменный знак: «Фотоателье Кэрзина». Это мы и есть. Открылись еще в тридцать первом году. Сначала тут заправлял мой отец, упокой, господи, его душу.

– Воистину так, – ввернула старушка.

– Так вы говорите, это оркестр? – Старик помахал фотографией у меня перед носом.

– Один из оркестрантов.

– Что ж, возможно, – он протянул снимок старухе. – Ты снимала какие-нибудь оркестры?

– Может быть. Я их не запоминаю.

– По-моему, это была рекламная фотография, – подсказал я.

– Как называется этот оркестр?

– Не знаю. Потому и пришел к вам. На снимке ваш фирменный знак…

– Я не слепой, – сердито перебил меня старик. Согнувшись пополам, он заглянул под прилавок. – Надо посмотреть записи. Мы тут ведем строгий учет.

Он принялся выкладывать на прилавок стопки фотографий. Я был удивлен: старик действительно снимал ансамбли, не меньше десяти разных команд.

Старик проворно перебирал снимки, по ходу дела давая пояснения:

– Жена их не запоминает, зато я помню. Стоит посмотреть, и сразу вспоминаю. Понятно? Вот, к примеру, «Джимми и двоечники». А вот «Певчие птички», «Гробы», «Кликуши», «Вонючки». Такие названия западают в память. Даже странно, почему. Вот «Вши», «Выкидные ножи», «Вилли и вилы», «Ягуары».

Я старался разглядеть лица на фотографиях, но у старика оказались слишком проворные пальцы.

– Погодите-ка! – Я указал на один из снимков. – Кажется, вот они.

Старик вгляделся в фотографию.

– «Зефиры», – укоризненно проговорил он. – Да, они самые. «Зефиры».

Я присмотрелся. Пятеро чернокожих парней в блестящих костюмах, таких же, как на портрете, который я прихватил в общежитии. Все пятеро натянуто улыбались. Похоже, им вовсе не хотелось фотографироваться.

– Вы знаете их имена? – спросил я.

Старик перевернул снимок.

– Зик, Зак, Роман, Джордж и Счастливчик.

– Спасибо. – Я вытащил записную книжку и занес в нее все пять прозвищ. – А как я могу их разыскать?

– Слушайте, а вы правда хотите позвать их на день рождения своей дочери?

– А почему бы и нет?

Старик передернул плечами.

– Да грубияны они.

– Ничего, один вечер можно и потерпеть.

Старик поднял руку и указал большим пальцем куда-то в дальний конец улицы.

– По ночам они играют в «Электрическом винограде». Там всегда полно черномазых.

– Спасибо, – сказал я и зашагал к двери.

– Вы уж поосторожнее с ними, – предупредила меня старушка.

– Хорошо.

– Желаю приятной вечеринки, – бросил мне вслед старик.

Я кивнул и вышел на улицу.


***


Если у гор бывают дети – отроки или подростки, – то вы поймете, на что был похож Алан Зеннер. Конечно, в «Большую десятку» его бы не приняли, но парень и впрямь был не хилый. По моим прикидкам, он имел рост шесть футов и один дюйм, а весил больше центнера.

Я разыскал Алана, когда он покидал крытую футбольную площадку «Диллон-филд». День клонился к вечеру, и тренировка уже кончилась. Солнце садилось, заливая позолотой стадион и расположенные поблизости здания – дворец спорта «Диллон», хоккейную площадку и крытые теннисные корты. На небольшом поле поодаль все еще тренировались при тусклом свете угасающего дня новички, поднявшие огромное облако желто-бурой пыли.

Зеннер только что принял душ, его короткие черные волосы еще не высохли, и он старательно тер их полотенцем, словно вспомнив наказ тренера не выходить на улицу с мокрой головой.

Алан сообщил мне, что торопится на обед и занятия, поэтому мы беседовали по пути, шагая через мост Андерсона к гарвардскому университетскому городку. Поначалу я болтал обо всяких пустяках. Зеннер был старшекурсником Леверетт-хаус в Тауэрсе и специализировался на истории. Ему не очень нравилась тема дипломной работы, и он боялся, что не сможет поступить в школу правоведения: там не давали поблажек спортсменам. Юристов интересовала только успеваемость. Так что, возможно, он пойдет на юридический в Йеле, там веселее.

Мы прошли через Уинтроп-хаус и направились в сторону университетского клуба. Алан сообщил мне, что в футбольный сезон обедает и ужинает только там. Еда неплохая. Во всяком случае, качество выше среднего.

Наконец я завел разговор о Карен.

– Что? И вы туда же?

– Простите?

– Вы уже второй за сегодня. До вас приходил Мытарь.

– Мытарь?

– Ее папаша. Она его так прозвала.

– Почему?

– Понятия не имею. Прозвала, и все. Она придумала ему целую уйму кличек.

– И вы говорили с ним?

– Он приезжал, – неохотно ответил Зеннер. – Но я велел ему убираться.

– Что же вы так?

Мы вышли на Массачусетс-авеню, запруженную машинами.

– Да не хотелось связываться, вот и все, – объяснил он.

– Вы уже замешаны в деле.

– Черта с два, – Алан начал переходить улицу, ловко лавируя между автомобилями.

– Вам известно, что случилось с Карен? – спросил я.

– Слушайте, я знаю об этом больше всех. Даже больше, чем ее предки.

– Но не хотите ввязываться.

– Вы уловили суть.

– Дело очень серьезное, – сказал я. – Одного человека обвинили в ее убийстве. Вам придется рассказать все, что вы знаете.

– Слушайте, она была славная девчонка, но с закидонами. Поначалу все шло хорошо. Потом стало слишком трудно, и я с ней завязал. Это все. А теперь отвалите от меня.

Я пожал плечами:

– На суде вам придется давать свидетельские показания по требованию защиты. Вас приведут к присяге.

– Я не собираюсь идти в суд.

– У вас нет выбора, – заверил я его. – Разве что суда вообще не будет.

– То есть?

– То есть нам лучше поговорить, как двум разумным людям.

В паре кварталов дальше, возле Центральной площади, была маленькая грязная забегаловка с цветным телевизором над стойкой. На экране все двоилось, но мало кто обращал на это внимание. Мы заказали две кружки пива и принялись ждать, слушая прогноз погоды, который читал бодренький толстенький коротышка, с улыбкой пообещавший, что завтра и послезавтра непременно будут дожди.

– А вы-то зачем сюда влезли? – спросил меня Зеннер.

– По-моему, Ли невиновен.

Он рассмеялся.

– Вы единственный, кто так думает.

Принесли пиво. Я расплатился. Зеннер приложился к кружке и облизал губы.

– Ладно, – сказал он, усаживаясь в отдельной кабинке, – так и быть, поведаю вам эту историю. Мы с Карен познакомились где-то в апреле, на одной вечеринке, и сразу поладили. Это было классно. Тогда я ничего про нее не знал и относился к ней просто как к очередной смазливой девице. Мне, конечно, было известно, что она совсем молодая, но о том, сколько ей лет, я узнал лишь наутро и едва не окочурился. Подумать только: всего шестнадцать! Господи… Но Карен была славная, не дешевка какая-нибудь. – Алан одним глотком ополовинил свою кружку. – Потом мы начали встречаться, и я мало-помалу кое-что разузнал про нее. У Карен была манера выкладывать правду по крупицам. Слово тут, слово там. Конечно, это очень нервировало. Как старый многосерийный фильм. «Смотрите нас в следующую субботу». Она это умела.

– Когда вы перестали встречаться?

– В начале июня. Она заканчивала Конкорд, и я пообещал, что приеду на выпускной бал. Но Карен не понравилась эта идея. Я спросил, почему, и тогда она выдала мне всю эту бодягу про предков, и что я им не понравлюсь. Вы понимаете, раньше моя фамилия была Земник, и я рос в Бруклине. Вот так. Карен высказалась, и я подарил ей прощальный поцелуй. Мне уже тогда все обрыдло, а теперь и вовсе плевать на нее.

– И вы больше ни разу не виделись?

– Один раз. Где-то в конце июля. Я подрабатывал на мысу, шабашил на стройке. Работа была нетрудная, и многие мои друзья там халтурили. Тогда-то я и услышал о Карен то, чего не знал, пока мы встречались. Ну, как она коллекционировала парней. И о неладах с предками. И о том, что она ненавидела своего отца. И все то, что прежде казалось галиматьей, начало обретать смысл. А еще я слышал, что она сделала аборт и говорила всем, будто это был мой ребенок.

Зеннер прикончил пиво и сделал знак бармену. Я тоже решил выпить еще кружечку.

– Однажды я случайно встретил ее возле Скассета. Она заправлялась на бензоколонке, когда я подъехал. Мы малость поболтали, я спросил про аборт, правда ли это, и она ответила, что да. Тогда я спросил, мой ли это был ребенок, и Карен сказала, что не знает, кто отец. Да еще так невозмутимо! Короче, я послал ее ко всем чертям и пошел прочь. Но Карен меня догнала, извинилась и предложила остаться друзьями, встречаться снова. А когда я отказался, она разревелась. Нет ничего хуже, чем девчонка, ревущая на бензоколонке. Короче, я пообещал вечером сводить ее куда-нибудь.

– И сводили?

– Да. Это было ужасно. Алан, сделай то, Алан, сделай се. Быстрее, Алан. А теперь медленнее. Алан, ты так потеешь… Хоть бы на секунду заткнулась.

– Она что, прошлым летом жила на мысу?

– Карен так сказала. Работала в картинной галерее, кажется. Но я слышал, что она почти все время просидела на Маячном холме. У нее там были какие-то сумасшедшие дружки.

– Вы когда-нибудь с ними встречались?

– Только с одной девчонкой. Как-то на вечеринке меня познакомили с Анджелой то ли Харли, то ли Харди. Чертовски красивая девица, но с приветом.

– То есть?

– Ну, странная, не от мира сего. Плела какую-то чушь. «Нос божий красен кожей», и все такое. С ней и разговаривать было невозможно. А жаль: уж больно хороша собой.

– А родителей Карен вы видели?

– Да, один раз. Та еще парочка. Старик с задранным носом, и с ним эта дамочка-губошлепка. Неудивительно, что Карен их ненавидела.

– Откуда вы это знаете?

– Да от нее! Карен только о предках и говорила. Часами болтала о них. Мытаря на дух не выносила. Иногда называла его БОГ. Это значит брехун, осел и говнюк. Мачеху тоже всячески обзывала, но я не стану повторять: вы скажете, что я клевещу. Но вот что удивительно: свою родную мать Карен очень любила. Та умерла, когда Карен было лет пятнадцать. Наверное, тогда все и началось.

– Что началось?

– Ну, закидоны эти. Наркотики и блуд. Карен хотела, чтобы ее считали крутой. Любила народ удивить. Словно что-то доказывала. Жрала зелье, причем всегда на людях. Кое-кто говорил, что она сидит на амфитаминах, но не знаю, правда ли это. Она многим насолила, и про нее каких только жутких историй не рассказывали. Говорили, что Карен Рэнделл на все пойдет и под любого ляжет. – Алан болезненно поморщился.

– Но вы любили ее, – вставил я.

– Да, пока это было возможно.

– А после того свидания на мысу вы больше не встречались?

– Нет.

Принесли пиво. Алан посмотрел на свою кружку и принялся вертеть ее в руках.

– Хотя, впрочем, встречался, – вдруг добавил он.

– Когда?

Зеннер заколебался.

– В воскресенье, – сказал он, наконец. – В прошлое воскресенье.

(обратно)

6

– Было около часа дня, – продолжал Зеннер. – После игры мы устроили вечеринку, и я маялся похмельем. Да еще как маялся! Боялся, что в понедельник на тренировке буду не в форме, потому что пропустил несколько тренировок. Никак не получалась последняя пробежка, не хватало скорости. Поэтому я волновался. В общем, я был у себя в комнате и пытался переодеться к обеду. Никак не мог повязать галстук. Все время выходило вкривь и вкось, три раза пробовал. Похмелье было и впрямь тяжкое. Голова раскалывалась. И тут входит Карен. Можно было подумать, что я назначил ей свидание.

– А вы не назначали?

– Никогда не испытывал такого отвращения при виде человеческого существа. Мне уже удалось забыть ее, выкинуть из головы, понимаете? И вдруг она опять тут как тут, и выглядит как никогда отпадно. Малость полновата, но все равно хороша. Мои соседи по комнате ушли обедать, и я был один. Карен спросила, не свожу ли я ее перекусить. Я ответил – нет.

– Почему?

– Потому что не хотел видеть ее. Она была как зараза. Чума. И я хотел держаться от нее подальше, вот и сказал: «Карен, уйди, пожалуйста». Только она не ушла, а села, закурила и говорит: «Я знаю, что между нами все кончено, но мне нужен человек, который выслушает». Мы это уже проходили, и я ей не поверил. Но Карен никак не хотела уходить. Уселась на кушетку, и не сдвинешь. Сказала, что я – единственный, с кем она может поговорить.

В конце концов я сдался, сел и сказал: ладно, валяй, говори. А сам подумал, что я дурак и еще пожалею, что согласился, как пожалел после прошлого раза. Знаете, есть такие люди, которых просто невозможно терпеть рядом.

– О чем шел разговор?

– О ней. Карен только о себе и говорила, больше ни о чем. О себе, о предках, о брате…

– Она была дружна со своим братом?

– В некотором роде. Но он – парень простой, как Мытарь. Ничего знать не хочет, кроме своей медицины, поэтому Карен не очень откровенничала с ним. Про наркотики и свои похождения ничего не говорила.

– Продолжайте.

– Ну, в общем, я сидел и слушал ее. Карен рассказала про школу, потом – про какую-то мистику. Мол, начала медитировать два раза на дню по полчаса. Это вроде как прополаскивать мозги. Или макать тряпку в чернила. Что-то такое. Она только-только начала этим заниматься и была в полном восторге.

– Как она держала себя?

– Нервничала. Выкурила целую пачку сигарет и не знала, куда девать руки. У нее на пальце был перстень школы Конкорд, так она его и крутила, и снимала, и снова надевала. Все время, безостановочно.

– Она сказала, почему приехала на выходные?

– Я спрашивал, – ответил Зеннер. – Да, она говорила об этом.

– Ну и?

– Она приехала на аборт.

Я откинулся в кресле и закурил.

– Как вы к этому отнеслись?

Зеннер покачал головой.

– Я не поверил. – Он метнул на меня быстрый взгляд и опять припал к кружке. – Я вообще перестал верить ей. В том-то и беда. Я словно отключился и не обращал на нее внимания. Не мог иначе, потому что она… Короче, я еще был неравнодушен к ней…

– Она знала об этом?

– Она знала все, – ответил Зеннер. – От нее ничего нельзя было скрыть. Будто кошка, она полагалась на чутье, которое никогда не подводило. Карен могла войти в комнату, оглядеться и рассказать все про каждого, кто там сидит. Она безошибочно улавливала чужие чувства.

– Вы говорили с ней об аборте?

– Нет. Ведь я же не поверил ей, вот и не стал развивать тему. Но где-то через час Карен сама вернулась к этому. Сказала, что боится, что хочет быть со мной. Все время это повторяла.

– И вы поверили?

– Я уже не знаю, чему верить. Нет, пожалуй, не поверил. – Он залпом допил пиво и поставил кружку. – Послушайте, что, по-вашему, я должен был делать? Эта девчонка вконец сбрендила. Все знали, что она – того. Нелады с предками, да и вообще с белым светом. Вот и свихнулась.

– Как долго вы беседовали с ней?

– Часа полтора. Потом я сказал, что мне пора обедать и заниматься, и попросил ее уйти. Она и ушла.

– Вы не знаете, куда она направилась?

– Нет. Я спросил, но Карен только рассмеялась в ответ и сказала, что всегда идет, куда глаза глядят.

(обратно)

7

Я расстался с Зеннером уже под вечер, но все-таки позвонил на работу Питеру Рэнделлу. Его не оказалось на месте, но я сказал, что дело срочное, и тогда медсестра посоветовала мне позвонить в лабораторию. По вторникам и четвергам Питер нередко задерживался там.

Звонить я не стал. Предпочел поехать.

Питер был единственным членом семейства Рэнделл, с которым я встречался в прошлом. Раз или два мы виделись на вечеринках. Такого человека нельзя было не заметить. Во-первых, потому что он наделен незаурядной внешностью. Во-вторых, Питер обожал вечеринки и ходил на все, о которых ему доводилось случайно услышать.

Он огромен, толст, жизнерадостен, весел и румян, а смех его чертовски заразителен. Питер не расставался с сигаретой, не знал меры в выпивке, был занятным собеседником и настоящим сокровищем для любой хозяйки дома, потому что именно он обеспечивал успех вечеринки и не давал веселью заглохнуть. Бетти Гейл, супруга заместителя главврача Линкольновской больницы по лечебной части, однажды сказала о Питере: «Ну разве он не дивный светский зверь?» Вообще она то и дело ляпала что-нибудь эдакое, но на сей раз попала в точку. Питер Рэнделл был самым настоящим светским зверем – открытым, общительным, вальяжным, добродушно-игривым. И благодаря юмору и манере держаться на удивление свободным.

Питер мог выдать любую сальную шуточку, и вы бы рассмеялись. Подумав про себя: а шуточка-то грязная, вы тем не менее хохотали бы до упаду, а вместе с вами покатывались бы все гости. Питер мог заигрывать с вашей женой, расплескивать вино, говорить гадости хозяйке, сетовать на жизнь и вытворять все, что угодно, и вы не стали бы возмущаться и косо смотреть на него.

Интересно, что он расскажет мне о Карен?


***


Лаборатория Питера располагалась на пятом этаже биохимического факультета медицинской школы. Я прошел коридором, воздух в котором был напоен лабораторными ароматами. Благоухало ацетоном, бунзеновскими горелками, мылом для пипеток и химическими реактивами. Букет был резкий и терпкий.

Кабинет у Питера оказался совсем крошечный. Сидевшая за столом девушка в белом халате печатала какое-то письмо. Она была очень хороша собой. Про таких говорят: броская. Впрочем, едва ли Питер Рэнделл нанял бы невзрачную секретаршу.

– Чем могу быть полезна? – с легким акцентом спросила она меня.

– Я ищу доктора Рэнделла.

– Он вас ждет?

– Не знаю. Я звонил, но ему могли и не передать мое сообщение.

Окинув меня взглядом, девушка, вероятно, решила, что я – врач из клиники. В ее взоре сквозило презрение истинного исследователя к жалкому лекарю. Считается, что клиницисты вообще не работают головой, а занимаются ерундой и возятся с грязными пациентами. Какая уж тут наука. А вот исследователь витает в высших сферах чистого разума и пребывает в состоянии интеллектуального блаженства.

– Идемте, – девица встала и зашагала по коридору. У нее на ногах были деревянные башмаки, увидев которые я догадался, откуда в ее речи этот причудливый акцент. Я шел за девушкой, разглядывал ее попку и думал, что лучше бы на ней не было халата.

– Доктор вот-вот начнет новый цикл инкубации, – оглянувшись, сообщила мне секретарша. – И будет очень занят.

– Я могу подождать.

Мы вошли в лабораторию. Она располагалась в угловой комнате, окна выходили на автостоянку, где уже почти не осталось машин.

Рэнделл стоял у стола, склонившись над белой крысой. При нашем появлении он поднял голову и сказал:

– А, Бриджит, вы как раз вовремя.

Потом Питер заметил меня.

– Так-так, и кто это к нам пожаловал?

– Меня зовут Берри, – начал я. – Мы…

– Да, да, конечно, я вас прекрасно помню. – Бросив крысу на стол, Питер пожал мне руку. Крыса кинулась прочь, но остановилась на краю стола и принялась принюхиваться, глядя вниз. – Джон, кажется, – продолжал Рэнделл. – Да, мы встречались. – Он снова схватил крысу и усмехнулся. – Кстати, мне только что звонил брат, предупреждал, что вы можете нагрянуть. Похоже, вы его завели. Если мне не изменяет память, он назвал вас сопливым нюхачом.

Наверное, такое определение показалось Питеру очень забавным. Он снова расхохотался и добавил:

– Вот так-то. Не будете докучать его благоверной. Кажется, вы изрядно расстроили ее.

– Очень сожалею.

– И зря, – весело сказал Питер и, повернувшись к Бриджит, попросил:

– Пригласите, пожалуйста, остальных. Пора начинать.

Бриджит наморщила носик, и Питер подмигнул ей. Как только девушка вышла, он доверительно сообщил мне:

– Прелестное создание. И очень помогает мне сохранять форму.

– Вот как?

– Да, – он похлопал себя по толстому пузу. – Уж больно легкая нынче жизнь. Современные удобства – коварная западня. Из-за них слабеют глазные мышцы, и повинно в этом телевидение. Мы пялимся на экран, и глазным яблокам не хватает движения. В итоге падает зрение, а это уже трагедия. Но Бриджит – прекрасное средство профилактики такого рода недугов. – Питер блаженно вздохнул. – Однако чем могу служить? Ума не приложу, с какой стати вы решили навестить меня. Вот если бы вы пришли к Бриджит, тогда понятно. Но я-то вам зачем?

– Затем, что вы были лечащим врачом Карен, – ответил я.

– Совершенно верно, совершенно верно. – Питер схватил крысу и посадил ее в крошечную клетку, после чего оглядел ряд клеток побольше в поисках другого подопытного животного. – Чертовы девицы. Сколько раз говорил им, что на краске для волос не разоришься, а они знай себе жадничают: положат мазочек, и все. Ага! – Его рука молниеносно метнулась вперед и ухватила крысу. – Мы берем только тех, у которых окрашены хвосты, – объяснил мне Питер, поднимая зверюшку повыше, чтобы я мог разглядеть лиловое пятнышко на хвосте. – Им вчера ввели гормон паращитовидной железы, и теперь, как сие ни печально, меченые крысы должны встретиться с Создателем. Вы умеете умерщвлять крыс?

– С горем пополам.

– Не согласитесь помочь? Уж больно я не люблю убивать животных.

– Нет, благодарю покорно.

Питер вздохнул:

– Так я и думал. Ну что ж, поговорим о Карен. Да, я был ее лечащим врачом. Что вы хотите от меня услышать?

Похоже, он не собирался ничего скрывать и враждовать со мной.

– Не обращалась ли она к вам в середине лета в связи с каким-нибудь несчастным случаем?

– Несчастным случаем? Нет.

Открылась дверь, и вошли лаборантки во главе с Бриджит. Все были хороши, как на подбор. Не знаю уж, случайно так получилось или нет, но одна из них была блондинкой, другая брюнеткой, а третья – рыжей. Они выстроились перед Питером, и он по очереди оделил каждую отеческой улыбкой, как будто готовился к раздаче подарков.

– Сегодня у нас шесть штук, – объявил он. – Потом можете отправляться по домам. Инструменты для препарирования готовы?

– Да, – доложила Бриджит, указывая на длинный стол, возле которого стояли три кресла. Перед каждым лежали пробковая подушка с булавками, пинцет и скальпель, стоял лоток со льдом.

– Как там мешалка?

– Все готово, – ответила другая лаборантка.

– Хорошо, тогда приступим, – распорядился Питер.

Девушки расселись за столом, Рэнделл повернулся ко мне.

– Наверное, придется самому, – объявил он. – Ненавижу это дело. Когда-нибудь я начну так жалеть зверюшек, что у меня задрожат руки и я от