КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405072 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172320
Пользователей - 92046
Загрузка...

Впечатления

RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
Serg55 про Ганин: Королевские клетки (Фанфик)

в общем-то неплохо. хотя вариант Гончаровой мне больше понравился, как-то он логичнее. Ощущение, что автор меняет ГГ на принца и графа. с принцем понятно и внятно. а граф? слуга царю отец солдатам... абсолютно не интересуется где его дочь и что с ней. ладно, жену не узнал. но ведь две принцессы и мамаша давно живут у нового короля и без проблем узнают Лилиану

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Читал давно, в электронке, когда в бумаге еще не было. На тот момент эта серия была, кажется, трилогией. АИ не относится к моим любимым жанрам в фантастике - люблю твердую НФ, КФ и палеонтологическую фантастику (которую в связи с отсутствием такого жанра в стандарте запихивают в исторические приключения), но то как и что писал Конторович лично мне понравилось.
А насчет Звягинцева, то дальше первой книги Одиссея читать все менее и менее интересно. Хотя Звягинцев и родоначальник российской АИ.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
загрузка...

Алмазы Шаха (fb2)

- Алмазы Шаха 704 Кб, 202с. (скачать fb2) - Анатолий Сергеевич Ромов

Настройки текста:



Анатолий Сергеевич Ромов Алмазы шаха

1

Выйдя из такси недалеко от Сретенки, Миша Каменский и Лука, он же Виктор Лукашов, без особого труда разыскали мастерскую металлоремонта, о которой узнали еще в Одессе. Стояла июльская жара, оба вспотели. И Миша, и Лука были одесситами, в школе учились в одном классе, вместе поступили в кораблестроительный. Схожими оказались их пути и после института. Еще до защиты диплома он и Лука решили, что ишачить по специальности не будут никогда. Оба были убеждены, что копейки, выдаваемые в заводских кассах, нормального человека могут только унизить. Естественно, свои дела они решили делать сами, не связываясь ни с жучьем — ворами в законе, ни с одесскими крупняками, то есть главарями мафии. Миша, которого отец, директор одесского автопредприятия, после института устроил к себе водителем, мог в эти первые дни зашибать приличные деньги одним извозом — что он и делал. Однако, как раз примерно в ту пору, когда возить людей Миша посчитал для себя делом скучным и унизительным, случилась неприятная история. Миша, взяв довольно поздно вечером на борт машины двух сосунков, подвез их к роскошному одесскому особняку. Оставив крупный залог, сосунки попросили подождать их немного — и вышли. Дождаться двух этих ребятишек Мише не пришлось: его взял неизвестно откуда возникший наряд милиции. Оказывается, сосунки, грабанув особняк, смылись, предоставив Мише разбираться с милицией, которую вызвали соседи.

Мишу после этого случая чудом отмазал отец. Сосунков этих в Одессе он отыскал сравнительно легко — и устроил им веселую жизнь, отметелив по очереди без всякой жалости. Но это было слабым утешением. Мише пришлось надолго лечь на дно. Он знал всех воров в Одессе, со многими поддерживал приятельские отношения. Но для себя решил твердо: тюрьма и лагерь не для него. По мелочи он баловался, было. Один раз, когда позарез были нужны деньги, за одну ночь «разул» две машины. Но это были эпизоды. Он знал: если он и решится пойти на дело, дело должно быть крупным. И сделает он это дело так, что выйдет чистым. Дело подвернулось, причем как раз к этому моменту судьба вновь свела его с Лукой.

Лука после института устроился механиком на пассажирский теплоход, ходивший в загранку. Конечно, он знал: на таких теплоходах вся команда, от капитана до последнего матроса, возит контрабанду по-черному. Имея от этого приличный навар. Лука и имел его, пока в одном из портов таможня не накрыла крупную партию наркотиков, перевозимых в машинном отделении. Лука об этих наркотиках и понятия не имел. Но поскольку именно он стоял в этот момент суточную вахту, все концы сошлись на нем. В конце концов дело обошлось, но Луке это стоило списания на берег. Здесь он и встретил Мишу.

Миша к этому времени, поскольку история с особняком утихла, устроился барменом в один из валютных баров в районе Ливадии. Дела сразу пошли неплохо. Миша был человеком контактным, мог немного объясняться по-английски и, что немаловажно, умел постоять за себя, ибо с юных лет увлекался каратэ и кикбоксингом. Выглядел он также в самый раз для Ливадии: высокий крепкий шатен с серыми глазами, прямым носом с чуть заметной горбинкой, красиво очерченным подбородком и мощными накачанными плечами. Не чужд Миша был и искусству: в институте писал стихи и был бессменным диск-жокеем всех общеинститутских вечеров. Так что дела в баре шли неплохо. Он смог подзаработать довольно много валюты. Украшало работу и то, что даже не в сезон она проходила в постоянном окружении стройных молодых курортниц — как иностранок, так и наших.

Ясно, когда к стойке его бара вдруг подошел списавшийся со своего судна Лука и прошли первые объятья — Миша предложил ему встать рядом за стойку. Поскольку место второго бармена было свободно.

Лука был коренастым, с темными, глубоко запавшими под надбровные дуги бровями, небольшим носом и усами «а ля Чингисхан», которые он носил постоянно. Назвать красавцем его было нельзя. Тем не менее девушкам он нравился. Наверное, они чувствовали в нем внутреннюю силу. За стойкой они отлично дополняли друг друга — немногословный Лука и не лезущий за словом в карман Миша.

Однако уже примерно через полгода Миша начал понимать: карьера бармена тоже не принесет ему счастья.

Именно здесь им наконец и подвернулось это дело. Настоящее серьезное дело. И место было подходящим: Москва.

Дело же было такое: чуть больше года назад один из Мишиных шестерок, известный одесский лепила и фарцовщик Аркаша Фортушняк, по прозвищу Фарт, рассказал Мише историю. История состояла в том, что очередная жена Фарта Лена, известная одесская красавица, учась в Москве в престижном институте, подружилась там с сокурсницей Вероникой. Вероника была крутой москвичкой, ведущей рассеянный образ жизни, всегда разъезжавшей на собственном «вольво» в окружении богатых поклонников. По словам Лены, которые Фарт добросовестно передал Мише, бабушка Вероники, в прошлом известная оперная певица, приходилась ни больше, ни меньше как родственницей — по тетке — бывшему шаху Ирана. Восьмикомнатная квартира бабушки, в которой, кроме нее, жили также Вероника с маленькой дочкой, была, по словам Лены, набита антиквариатом, золотом, серебром и прочими ценностями. Но главное, о чем Лена под страшным секретом рассказала Фарту, — где-то в тайнике в этой квартире бабушка прятала шесть уникальных по величине алмазов, в самом маленьком из которых было около тридцати карат. Алмазы эти, как поведала в минуту откровенности Вероника, были в свое время подарены родственнице, а именно прабабушке Вероники, самим шахом.

Все, что рассказал ему Фарт, Миша тщательно проверил. Поскольку один из Мишиных приятелей, одессит Костя Дегтярь, с недавних времен перебрался в Москву и всегда был готов предоставить Мише квартиру, сделать это было не гак трудно. Летом прошлого года Миша специально приехал в Москву, проверить, удастся ли взять квартиру Вероники. Найдя удачную точку, он несколько дней подряд, презрев все московские соблазны, наблюдал за квартирой, окна которой были открыты. Наблюдение Миша вел из снятой с помощью Дегтяря квартиры в цейсовский бинокль. Лена не обманула, квартира действительно была набита ценностями. Во время наблюдения Миша увидел всех: бабушку, Веронику, ее дочку и даже Лену, жену Фарта. В конце концов Миша понял: соваться в набитую сейчас людьми квартиру не имеет смысла. Впрочем, не было мазы соваться в эту квартиру и без хозяев: квартира, это Миша понял сразу, стояла на спецохране — о чем, уходя, ее жильцы каждый раз уведомляли милицию. Надо было что-то придумать.

Миша думал долго. Вернувшись в Одессу, он посвятил в свои планы Луку. Вдвоем они начали готовиться к делу. Сейчас, через год, наступил вроде бы удобный момент: Вероника с Леной отправились в круиз по Черному морю. Дочку Вероника отправила в летний оздоровительный лагерь под Москвой. Так что бабушка оставалась в квартире одна. Для большей безопасности они с Лукой обзавелись чужими паспортами, выписанными на двух граждан Приморского края и купленными по случаю на одесском привозе. Дегтярь обещал, как и в прошлый раз, помочь им с квартирой. И с машиной — «девяткой», на которой Миша разъезжал по Москве в прошлый свой приезд. Вариант был очень даже неплохим: московский приятель Дегтяря, уехав на три года в загранкомандировку, доверил ему наблюдать за машиной. Оставив Дегтярю ключ от гаража вместе с тачкой. Оставалось только переоформить доверенность на Мишу, что при московских связях Дегтяря было раз плюнуть. Сейчас повторить этот вариант было бы неплохо. Благо прошлогодняя доверенность лежала у Миши в кармане. Все же передвигаться по Москве без своего транспорта было хлопотно.

Да, сейчас наступил решающий момент, и Миша прислушался к себе: волнуется ли он? Нет, он был спокоен.

Перед тем, как войти в мастерскую металлоремонта, Миша спросил Луку:

— Где у тебя пистолет?

— Не волнуйся, все в порядке. В кармане.

Войдя в крохотное помещение, увидели в окошечке склонившегося над верстаком белобрысого паренька. Сунув голову в окошко, Миша кашлянул.

— Добрый день. — Подождав, пока парень поднимет глаза, спросил доверительно: — Друг, нам бы Ашота… Он здесь?

— А зачем он вам? Если что починить, я сделаю.

— Нам не чинить. Мы по личному делу.

— По личному? — Посмотрев внимательно на Мишу, паренек вздохнул. Сказал, взяв напильник: — Ашот! Тут тебя зовут!

— Кто? — донеслось из-за стены.

— Не знаю… Какие-то ребята… — Паренек снова занялся работой.

Секунд через десять из-за стены выглянул смуглый человек лет тридцати пяти с черными усами и обширной лысиной. Наметанным взглядом Миша определил: силой этот человек не обижен. Похоже, он и в самом деле из деловых.

Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза. Наконец, подойдя поближе, человек кивнул:

— Вы меня спрашивали?

— Да. Мне нужен Ашот.

— Я Ашот. Что дальше?

— Ну… Ашот, нам надо поговорить.

— Поговорить о чем?

— Меня зовут Коля. Я с Приморья.

— Очень приятно. Что дальше?

— Вам должны были звонить насчет меня. Только что.

— Звонить? Кто?

— Н-ну… — Миша покосился на белобрысого. Ашот кивнул:

— Можете при нем. Так кто мне должен был звонить?

— Костя Дегтярь.

Наверное, прошла целая вечность, прежде чем Ашот сказал:

— Д-да… Понятно. Второй, он что, с вами?

— Со мной.

Поразмыслив еще несколько секунд, Ашот открыл дверцу в перегородке:

— Хорошо, проходите. Вот сюда, во вторую дверь.

Войдя вместе с Лукой в небольшую комнату, Миша увидел еще одного человека. Сидя за единственным в комнате столом, этот человек не спеша крутил в руках пачку «Мальборо». Наверняка он был старше Ашота лет на пятнадцать. Правда, выглядел при этом ничуть не хуже, тем более что в отличие от Ашота у него были длинные темные волосы, почти не тронутые сединой. Объединяло же их то, что у обоих была смуглая кожа. И одежда: оба почти в одинаковых джинсовых доспехах.

После того как Ашот закрыл за собой дверь, человек молча посмотрел на него. Ашот кивнул:

— Гурген, это… про которых звонил Дегтярь.

— Из Приморья?

— Из Приморья.

— Понятно. — Пожевав губами, Гурген отложил пачку «Мальборо». Улыбнулся: — Садитесь, ребята. Поговорим.

Поставив сумку рядом со стулом, Миша сел. Лука остался стоять. Гурген покосился на него.

— Присаживайтесь и вы, молодой человек. Места хватит.

— Спасибо, я постою. — Подойдя к подоконнику, Лука водрузил на него сумку. Сунув обе руки в карманы канадки, прислонился к стене. На мгновение задержавшись на нем взглядом, Гурген повернулся к Мише:

— Меня, как вы слышали, зовут Гургеном.

— Меня Колей.

— Меня Антоном, — сказал Лука.

— Очень приятно… — Гурген снова покосился на него. — Коля, Костя говорил мне о том, что вы хотите что-то сдать. Я правильно понял?

— Правильно. Мы хотели бы сдать золото.

— Рыжье… — Выждав несколько секунд, Гурген снова взял пачку. — И много у вас этого рыжья?

— Ну… Для начала граммов триста.

— Это что, лом?

— Нет, цацки. Некоторые с камнями. Просто я так сказал.

— Понятно. — Гурген снова взял пачку. — А почему для начала, Коля?

— Ну… во-первых, мы вас не знаем.

— Теперь знаете.

— Во-вторых, не знаем ваших условий. — Миша улыбнулся.

— Д-да… — Гурген помолчал. — Что ж, все правильно. Ну, а можно посмотреть ваши вещи?

Помедлив, Миша достал из кармана заранее приготовленную цепочку с сердечком, положил перед Гургеном. Цепочка, по самым скромным подсчетам, стоила не меньше десяти тысяч баксов.

Разглядев цепочку, Гурген посмотрел на Мишу.

— Я вижу одну цацку. А где остальные?

— Остальные будут после разговора.

— После разговора… — Гурген помолчал. — Как я понимаю, вы предлагаете мне оценить эту вещь?

— В общем — да.

— Ясненько. —Взяв цепочку, Гурген внимательно осмотрел ее. Найдя пробу, подержал на весу. Положил на прежнее место. Вздохнув, поднял глаза: — Ну что, Коля. За эту цацку я могу вам сразу же дать две тысячи баксов.

— Понятно. — Миша спрятал цепочку в карман. Взяв сумку, встал со стула. Улыбнулся: — Спасибо, Гурген. Было очень приятно познакомиться. Но мы пойдем. Извините.

— Что-нибудь не так? — сказал Гурген.

— Да нет, все так. Просто мы пойдем, у нас дел много. Антон, пошли…

Вынув одну руку из кармана, Лука закинул сумку за плечо. Посмотрев на него, Гурген покачал головой.

— Хорошо, Коля. Я готов дать пять, пострадав при этом.

— Гурген, большое спасибо. Но мы в самом деле пойдем. Вы уж извините.

— Вам мало пяти тысяч?

Посмотрев на Гургена в упор, Миша усмехнулся.

— Гурген… Дело не в том, мало или много. Дело в том, что это вообще не разговор.

— А что разговор?

— Ну, наверное, вы знаете, что считать разговором.

Помолчав несколько мгновений, Гурген наконец потер щеку.

— Хорошо, Коля. Сядьте.

— Зачем?

— Сядьте, я ведь вас прошу. Поговорим спокойно.

Усевшись, Миша посмотрел на Гургена. Достав из пачки сигарету, Гурген не спеша закурил. Выпустив вверх несколько колец, сказал:

— Коля, что вы хотите конкретно?

— Конкретно я хочу, чтобы вы все взвесили. Ну и тогда можно продолжить разговор. Но уже серьезно.

— Что значит «серьезно»?

— Серьезно — значит без фраерских цен.

— Д-да… — Выдавив это, Гурген снова выпустил несколько колец. — Но для серьезного разговора мне нужно посмотреть весь ваш товар.

— Пожалуйста. Вы подумаете, все взвесите и увидите товар. Весь.

Не спеша потушив сигарету, Гурген вздохнул.

— Хорошо, Коля. По-моему, у вас были еще какие-то вопросы?

— Да нет, — сказал Миша. — Если не считать разговора.

— Ну да. — Гурген помолчал. — Разговора… Наверное, лучше всего поговорить завтра. Как, Коля?

— Давайте завтра. Только желательно на нейтральной почве.

— В смысле?

— Где-нибудь в городе. Сядем и спокойно поговорим.

Гурген пожал плечами:

— Хорошо. У вас есть место?

— Ну… — Миша подумал. — Скажем, «Валдай». На Новом Арбате. Часа в два. Как?

— Я правильно понял — вы будете мне что-то показывать?

— Правильно.

— Тогда «Валдай» не подойдет. Слишком людно. Вы знаете кафе «У Маргариты» на Кропоткинской?

Миша колебался. Помедлив, Гурген тронул его за плечо:

— Коля, чего вы боитесь? Во-первых, я буду один. Во-вторых, насколько я понимаю, вы вооружены. Или я ошибся?

— Нет, Гурген, вы не ошиблись. Хорошо, давайте у этой Маргариты.

— Значит, в два на Кропоткинской в кафе «У Маргариты». Найти это кафе просто, его там все знают. До завтра?

— До завтра.

2

Выйдя из мастерской, они свернули к метро. На метро доехали до «Смоленской». Поднявшись наверх, подошли к телефонам-автоматам. Багажа, если не считать легких сумок, у них не было. Опустив в аппарат жетон, Миша набрал номер Дегтяря. Трубку долго не снимали. Наконец мембрана щелкнула, и жетон провалился. Сонный голос Дегтяря промычал:

— Да?

— Костя, это мы.

— А-а… — Похоже, Дегтярь спросонья никак не мог понять, в чем дело. — Миш? Ты, Миш?

— Я. Мы на Смоленской. Без тачки.

— Ну да… Ты ведь помнишь хату… в которой торчал в прошлом году?

— Помню, но смутно. Если не трудно, освежи.

— Сейчас. Плющиху найдете? За «Белградом»?

— Найдем.

— Идите по ней. Потом по Ростовским переулкам. Четвертый Ростовский. Дом старый, торцом.

— Это я помню. Третий этаж?

— Да, третий. Восьмая квартира. Там… Людмила Николаевна. Забыл?

— Постараюсь вспомнить.

— Она предупреждена. Не забудь, для нее я — Валера Чистяков. Напомни, что жил прошлый раз. Скажешь, Валера предупредил. Дай ей… ну, для начала штук пятьдесят. Она взамен даст ключи. И от гаража тоже. Не забудь, гараж на Пресне. Доверенность сохранилась?

— Сохранилась.

— Лады. Тачку бери, но только… аккуратно. Не подведи.

— Нет разговора. Хата, в которой мы будем жить, по-моему, в соседнем доме? Новом?

— Точно. Видишь, ты все помнишь. Если что — Людмила Николаевна объяснит. Извини, у меня недосып. Лег только утром.

— Все понял. Пока.

Людмилу Николаевну они нашли легко. Получив пятьдесят тысяч, она расцвела. Квартира в соседнем доме, которую она сдавала, принадлежала дочери. Дочь, будучи замужем за военным, в Москве бывала редко. Квартира была обставлена с иголочки и выглядела совершенно новой. Жильцы, изредка поставляемые Дегтярем, Людмилу Николаевну вполне устраивали. Они платили щедро и в доме практически лишь ночевали.

Передав Мише ключи, Людмила Николаевна, рано располневшая, но тем не менее довольно приятная дама средних лет, заверила его, что по всем вопросам, от уборки до готовки, они смело могут обращаться к ней. На прощанье Людмила Николаевна подарила Мише и Луке, наверное, одну из самых лучших своих улыбок. Наверняка она помнила: в прошлом году Миша не скупился.

3

Трехкомнатная квартира, в которую они вошли, одной частью своих окон выходила на Москву-реку. Приняв душ и подкрепившись тем немногим, что было обнаружено в холодильнике, они сразу же сели к телефону. Потому что теперь начиналось главное: надо было дать знать Фарту, где они остановились, и ждать от него известий. Через Ленкиных родителей Фарт должен был узнать, что происходит с плывущими сейчас по Черному морю Вероникой и Ленкой. Набрав код Одессы и номер, Миша вскоре услышал голос Фарта; Фарт попросил немного подождать. Миша положил трубку и стал вместе с Лукой осваиваться в квартире. Фарт позвонил через два часа. Сняв трубку, Миша услышал далекий его голос:

— Мишаня, только что Ленка звонила домой. Из Ялты.

— Ну и что? — Миша ощутил комок, застрявший в горле. Он не верил своим ушам.

— Ничего. У них все в порядке, плывут.

— Да?

— Да. Тут такое дело… — Фарт замолчал, и Миша, не выдержав, спросил:

— Какое?

— Да… Ленка вроде послала нам подарок.

— Подарок?

— Да, передачу. Из Ялты. С одним знакомым. Просек?

— Какой подарок? — Лишь сейчас Миша сообразил, что имеет в виду Фарт. Ведь если Ленка послала подарок родителям, то же самое вполне могла сделать и Вика. — Что за подарок?

— Да вроде она там что-то в буфете купила, на шипе. Ну там, сам понимаешь, кофе, конфеты, сигареты для отца фирмовые.

«Черт, — подумал Миша, — как же я сам об этом не догадался раньше. Ведь вся Одесса знает, что буфеты на круизных пассажирских суднах сбывают оставшийся после загранки дефицит. Вот она, байка. Именно та байка, которой нам так не хватало. В самую жилу».

— А насчет Вики? — спросил Миша.

— Что насчет Вики?

— Ну… они ничего не говорили?

— Ничего. Но думаю, что и она могла что-нибудь послать. Не мне тебя учить.

Фарт все быстро понял, и с байкой наконец было решено.

— Ладно, Саня. Если что новое узнаешь, звони.

— Обязательно.

Положив трубку, Миша встретил настороженный взгляд Луки.

— Что? — наконец спросил он.

— Ленка сегодня послала своим родителям подарок. С шипа.

— Ну и что?

— Думай головой. Ведь Вика могла бы сделать то же самое.

Лука погасил сигарету. Подумав, сказал:

— Считаешь, мы можем нести бабуле подарок от внучки?

— Конечно.

— А если она ничего не посылала?

— Еще неизвестно, что лучше: посылала она или не посылала.

— Это еще почему?

— Если она посылала, могла описать человека, которому передала вещи. Правда, и в этом случае можно выпутаться. Сказать, что этот человек передал посылку нам.

— Д-да… — Лука помолчал. — Значит, надо подготовить посылку. Как ты думаешь, что она могла послать? Ведь она может догадаться. По содержимому. Что… не от Вики.

— Делать ничего не нужно. Возьмем коробку, положим туда что угодно, перевяжем. И все. При нас смотреть бабушка, надеюсь, не будет. Она человек воспитанный.

— Думаешь?

— Уверен. Насколько я знаю, она бывшая оперная певица, то есть дама интеллигентная. А если и захочет посмотреть, то не успеет… — Миша поиграл желваками. Обговаривая налет, они с Лукой решили: мочить бабку не станут. Придут в «декоре», оглушат, дадут понюхать припасенный заранее эфир, затем для верности свяжут, залепят губы пластырем, возьмут алмазы и смоются. Но сейчас, представив на миг, как они попадут в эту квартиру и останутся с глазу на глаз со старушкой, Миша подумал: черт, ведь мало ли что там может получиться… Особенно если Любовь Алексеевна начнет проверять посылку. Впрочем, кончать бабку они все равно не будут, что бы ни случилось. Иначе, если их заметут, они, несомненно, получат вышку. Подумав об этом, Миша заключил:

— Да, если все же полезет смотреть подарки, придется поставить ей заглушку на время. Но только на время.

— Чего тут не понять? — Лука встал. — Ну, давай искать коробку. Что положим?

— Думать нечего. Купим в любом киоске конфет, сигарет, выпивки. И запакуем.

4

Оставив такси на Кутузовском, они подошли к дому на Бережковской набережной уже в «декоре»: Миша — в темном парике и таких же усах, Лука — с фальшивой бородкой. С собой они взяли подарочную картонную коробку, заполненную бутылками с ликером, «Сникерсами» и несколькими блоками фирменных сигарет. Девушка в киоске по их просьбе перевязала коробку широкой атласной голубой лентой. Завитушки ленты, на Мишин взгляд, выглядели убедительно. Коробка вполне могла сойти за посылку, посланную бабушке заботливой внучкой. Все остальное, что в принципе могло пригодиться, а именно: пистолеты, ножи и кастеты, они решили оставить в квартире. Ведь если им удастся войти, они в любом случае обойдутся без пистолетов и других инструментов. Если же им не повезет и их заметут раньше времени из-за того, что бабка поднимет шум на лестничной площадке, милиция, найдя кастеты и огнестрельное оружие, может впаять им срок за одно это. Так что из улик с ними были сейчас лишь бутылочка с жидким эфиром, марлевые тампоны и пластырь. То есть то, без чего, по их расчетам, обойтись было никак нельзя.

Остановившись у телефона-автомата, Миша посмотрел на знакомое окно. Створки раскрыты, значит, хозяйка дома. Что ж, пока все как будто складывается. Да и время в самый раз, полпервого.

Лука вытащил сигареты, спросил, закурив:

— О чем думаешь?

— О том, что хорошо бы старуха позвала нас двоих.

— Ясное дело. А если не позовет?

— Если не позовет, я пойду один, а ты стой у второго подъезда.

— Понял. Буду стоять. Давай подержу коробку.

— Держи. — Передав ему коробку, Миша опустил монету. Прислушался к себе. Он знал: сейчас, именно в этот момент, он должен быть абсолютно спокоен. Если его сейчас выдаст голос, старуха сразу же все поймет. И алмазы певицы уплывут от него навсегда.

Набрав номер, Миша прислушался. Гудок, еще гудок. Наконец в трубке щелкнуло. Голос, явно принадлежавший старой женщине, сказал:

— Алло?

— Простите, можно попросить Любовь Алексеевну? — Кажется, он сказал это спокойно.

— Я слушаю.

— Здравствуйте, Любовь Алексеевна. Это говорит знакомый Вики. Она просила передать вам посылку.

— Да, да, слушаю вас… Вы говорите, посылку?

— Да, из Ялты. Мы с ней вместе плыли на теплоходе «Украина». Но потом сошли. Она кое-что купила для вас, собрала посылку, ну мы ее и привезли. — Повторив все это про себя еще раз, Миша прикинул: был ли прокол? Нет, кажется, не было. Это подтвердил голос, сказавший после некоторой паузы весьма дружелюбно:

— Очень любезно с вашей стороны. Простите, как вас зовут?

— Саша.

— Саша, вы москвич?

— Нет, мы с другом здесь проездом. Сегодня уезжаем.

— Сегодня… А когда бы вы могли передать мне посылку?

— Мы сейчас около вашего дома.

— Ах, даже так, около дома… Хорошо, Саша, поднимайтесь. Вероника дала вам адрес?

— Да, Бережковская набережная, дом… квартира… второй подъезд, третий этаж. Правильно?

— Правильно. Код двести пять. Только вот не знаю, может, вы подниметесь один? А ваш друг подождет?

— Как скажете, Любовь Алексеевна.

— У меня не очень убрано, вы уж извинитесь перед ним, ладно?

— Хорошо. Тогда я сейчас поднимаюсь?

— Поднимайтесь.

Повесив трубку, Миша посмотрел на Луку. Тот спросил:

— Ну что?

— Плохо.

— Почему?

— Позвала, но говорит, чтоб я поднялся один.

— Боится? — Лука несколько раз быстро затянулся сигаретой. — Может, просекла?

— Не знаю. Вообще-то не похоже.

— Д-да… — Лука облизал губы. — Ты не понял, она как — одна в квартире?

— Не знаю. Сказала, у нее не убрано, а там поди пойми.

— Ну что? — Лука посмотрел в упор. — Пойдешь?

— Пойду, что спрашивать. А ты стой, где договорились.

— Хорошо.

Взяв коробку, Миша двинулся к подъезду. Войдя в тамбур, набрал код, затем, поднявшись на лифте на третий этаж, нажал кнопку дверного звонка. Почти тут же дверной глазок потемнел. Еще через секунду дверь открылась.

В проеме стояла женщина со следами былой красоты, которую Миша при всем желании не мог бы назвать старухой. Она была одета в роскошный атласный халат, держалась прямо. От нее исходил запах хороших духов. Но, вглядевшись в ее породистое холеное лицо, он все же понял: хозяйке квартиры далеко за семьдесят.

Увидев Мишу, она приветливо улыбнулась.

— Саша?

— Да, это я. Вот посылка для вас.

— Да входите же, входите, не стесняйтесь. Посылку поставьте… Ну хотя бы вот сюда, на тумбочку.

Поставив посылку, Миша услышал за спиной щелчок дверного замка. Проскользнув мимо, Любовь Алексеевна сказала с улыбкой:

— Саша, я хочу предложить вам чаю.

— Чаю? — Наверняка выпить с ней чаю было лучшим, на что он сейчас мог рассчитывать.

— Да, чаю, вы ведь с дороги. Надеюсь, вы не откажетесь?

— Не знаю даже. — Миша изобразил колебание. — У меня ведь внизу друг.

— Ах да, вы же с другом. Я и забыла.

— Может, я спущусь и предупрежу? Он подождет.

— Зачем же? Не нужно никого предупреждать. Зовите и его сюда.

— А это удобно?

— Вполне. В квартире я немного прибрала, чай готов. Зовите, зовите, а я пока накрою на стол.

Выйдя из квартиры и спустившись по лестнице, Миша выглянул из подъезда. Лука стоял в двух шагах от двери. Увидев его, спросил:

— Впустила?

— Впустила. Зовет нас выпить чаю. Пошли.

Уже в лифте Миша пояснил:

— В квартире кто-то должен оказаться у нее сзади. И шарахнуть. Тянуть не нужно, понял? И не забудь, тебя зовут Антоном.

— Не забуду.

Как только Любовь Алексеевна открыла дверь, Миша облегченно вздохнул: коробка в целости и сохранности стояла там же, на тумбочке. С порога представил Луку:

— Любовь Алексеевна, это Антон, мой друг.

— Очень приятно. Проходите вот сюда, в столовую. Чай готов.

В столовой Миша сразу же оценил обстановку. По одной этой комнате было ясно: квартира богатейшая. Сервант и горка заставлены фарфором и столовым серебром, на стенах висят две большие картины в золоченых рамах, повсюду видны мелочи вроде серебряных фигурок и филигранной эмали. «Да, — подумал Миша, — есть, что взять, здесь хватает и без алмазов».

На накрытом крахмальной скатертью столе стоял серебряный поднос с хлебом и печеньем, тонкие фарфоровые чашки. Любовь Алексеевна поставила на стол чайник.

— Мальчики, берите хлеб, масло, делайте бутерброды. Давайте чашки, я налью чаю. И расскажите, как там мои.

Через какое-то время Миша понял: чем дольше они будут сидеть вот так, попивая чай и отвечая на вопросы Любови Алексеевны о Вике, тем труднее им будет начать. Миша понял это по Луке, успевшему за это время дважды толкнуть его под столом ногой.

Наконец, решившись, Миша отодвинул чашку:

— Любовь Алексеевна, я хотел бы ненадолго выйти. Можно?

— Да, да, Саша, конечно. То, что вам нужно, находится Около кухни. Думаю, вы найдете.

— Прошу прощения. — Выйдя из-за стола, Миша прошел на кухню. Постоял немного — и, войдя в столовую, без раздумий, резко ударил ребром ладони хозяйку квартиры по шее. В удар он вложил всю силу, но сначала ему показалось — Любовь Алексеевна не потеряла сознание. Она начала поворачиваться к нему, схватившись рукой за шею. Лишь когда она сползла на пол и он, присев, всмотрелся в ее лицо — лишь тогда он с облегчением понял: она в отключке.

Подняв глаза, увидел сидящего рядом Луку, сказал, перейдя почему-то на свистящий шепот:

— Эфир, быстро! И тампоны!

Достав из кармана куртки бутылочку и марлю, Лука протянул их ему. Взяв тампоны, Миша зашипел:

— Открой бутылку! И лей на марлю!

Лука выполнил приказание. Подставив тампон, Миша тут же ощутил сладкий приторный запах. Лука перестарался — вылил чуть ли не полбутылки. Примерившись, Миша приложил намокший тампон к рту и носу старухи. Посидел, придерживая его — чтобы не сполз.

— Ты знаешь, сколько держать? — спросил Лука.

— Несколько минут. Пять, десять.

— Десять? А она… не загнется?

— Не знаю! — чуть ли не заорал Миша. — Держи тампон! Пойду поищу веревку…

— Ага… — Лука перехватил тампон. Веревку Миша нашел в ванной. Это был обычный витой бельевой шнур. Присев рядом с Лукой с мотком в руке, спросил:

— По-моему, еще жива?..

— Она и будет жива. Залепляй рот пластырем. А я свяжу.

С делом они управились быстро. Затем, оттащив вдвоем связанную хозяйку квартиры в ванную, вернулись в гостиную. Раздался телефонный звонок. Подождав, пока трели стихнут, Лука сказал:

— Вдруг кто-то придет?

— Как придет, так и уйдет. Начинаем искать. Мы пришли за камнями.

Разбив квартиру на квадраты, они методично начали искать места, где могли храниться алмазы. Проверяли, просматривали и простукивали все, ничего не пропуская, от шкафов и сервантов до антресолей и стен. По очереди, не спеша, они осмотрели дальние углы, взломали замки у шкатулок и отделений сервантов, перерыли белье и одежду, вскрыли два зазора в стене. В некоторых подозрительных местах отковыряли филенку от мебели.

Всем этим шмоном они занимались около двух часов, но никаких следов алмазов певицы так и не нашли.

К концу второго часа Лука подумал: похоже, найти эти проклятые алмазы им так и не удастся. Именно с этой мыслью он прошел в спальню, где увидел продолжавшего поиск алмазов Мишу. Он сидел на полу, обложенный сорванными с вешалки платьями, халатами и прочими предметами дамского туалета. Снова, в который уже раз, зазвонил телефон, и Лука подумал: если допустить, что знакомые хозяйки квартиры встревожатся и обратятся в милицию, их с Мишей не спасет уже ничто.

Будто угадав его мысли, Миша мотнул головой:

— Уходим. Берем, что есть, и сваливаем.

— А алмазы?

— А пошли они… — Сказав это, Миша отвернулся. На какое-то мгновение Луке показалось, что в его голосе прозвучала фальшь. Мелькнуло: может, Миша нашел алмазы и спрятал? Но тут же, отбросив эту мысль, сказал:

— Ладно, Мишань, берем, что есть. Иначе сгорим.

— Давай решим, что брать.

— А что решать? Найдем у нее сумки и сложим, что есть.

— Сумок мы брать не будем, все рассуем по карманам. — Поймав настороженный взгляд Луки, Миша сказал: — Мы должны выйти как есть, без сумок, и обязательно по одному. Если нас засекут с сумками, это привлечет внимание. И нас кто-нибудь срисует. Не спасет и «декор».

— Жаль, товара здесь хватает.

— Самому жаль. Но для дела надо свалить без шухера. Так что давай сотрем пальцы и спрячем, что есть, по карманам. Доставай платок.

Миша отлично понял, что означал настороженный взгляд Луки. Но этот взгляд его нисколько не смутил. Да, он сделал с алмазами то, что хотел, и не раскаивается. Ясно, когда-нибудь, когда придет время, он Луке все объяснит. Когда-нибудь, но не сейчас.

Вытащив носовые платки, они тщательно протерли все поверхности, на которых могли остаться следы их пальцев. Затем, сложив найденное в квартире на одном из столов, бегло просмотрели добычу. На взгляд Миши, самым ценным из найденного были пасхальные яйца, образки, крестики и другие поделки с клеймами Фаберже. Всего таких предметов набралось около тридцати. Были здесь также и золотые украшения. Рассовали все по карманам, остальное из-за громоздкости решили оставить. Перед тем как уйти, заглянули в ванную. Хозяйка квартиры лежала так же, как они ее положили. С залепленным пластырем ртом, связанная. Присев над ней, Миша прислушался. Воздух явно входил в ее легкие. Когда очнется, вспомнит их запечатленными навсегда — в «декоре». Развяжется легко. Связали они ее кое-как. Доза же эфира получилась лошадиной. Ладно. Его совесть чиста.

Подойдя к входной двери, понял: на лестничной площадке пока никого нет. Кивнул Луке: идем.

Выйдя из квартиры и захлопнув за собой дверь, они прислушались. В лестничных пролетах было тихо. Пригнувшись к уху Луки, Миша произнес одними губами:

— Жми к вокзалу. Встречаемся у пригородных касс. Пошел.

Лука двинулся вниз по лестнице. Довольно скоро Миша услышал хлопки входных дверей: сначала первой, потом второй. Тут же кто-то с верхнего этажа вызвал лифт. Дождавшись, пока кабина проползет мимо, Миша не спеша пошел вниз. У дверей никого не было. Открыв их, Миша сразу же повернул направо, в сторону вокзала. Этот участок набережной по прошлому приезду он знал неплохо. Пройдя немного вдоль дома, перешел проезжую часть и остановился прямо у троллейбусной остановки. Примерно через минуту подошел троллейбус. Войдя в полупустой салон, Миша вздохнул с облегчением.

Следующей остановкой был Киевский вокзал. Выйдя из троллейбуса, Миша сразу же увидел Луку. Он прохаживался около пригородных автоматов. Подойдя, спросил:

— Как у тебя?

— У меня тихо. А у тебя?

— У меня тоже.

Через скверик, заполненный людьми, торговцами и цыганами, прошли к остановке троллейбуса. Переехав на «двойке» через Москву-реку, оказались у Плющихи. И по пустым Ростовским переулкам быстро дошли до дома.

5

Поднявшись в квартиру, Лука рухнул в кресло. Выдавил:

— Мишаня… Я не верю…

— Чему ты не веришь? — Миша поймал вдруг себя на том, что его бьет нервная дрожь.

— Не верю, что все так… чисто…

— Подожди. Еще неизвестно, чисто или нет.

— Да? — Лука впился в него взглядом. — Мы же сейчас смотаемся. В Одессу.

— Смотаемся? Ты забыл про Гургена.

— А, про Гургена… Точно. Тогда — что делаем?

Миша подошел к окну. Он знал, что он больше всего хотел бы сейчас сделать. Позвонить Гале. Девушке, о которой он так и не смог забыть. Москвичке. Студентке театрального училища, стройной блондинке с совершенно невероятными глазами. Галя, он знал, жила в общежитии. Но при этом в Москве у нее был какой-то крутой дядя. Большая шишка, чуть ли не член правительства. Может быть, все это дело с алмазами он и затеял только из-за нее. Из-за Гали.

Решено. Он ей сейчас позвонит. Дело облегчается тем, что с Галей и ее подругой они с Лукой познакомились в прошлом году в Ливадии. Когда оба стояли за стойкой бара.

Лиза, подруга Гали, училась с ней на одном курсе и жила в одной комнате в общежитии. Лиза была курносой простушкой, но, как объяснил ему Лука, он на эту курносую простушку «был в заводе».

Посмотрел на Луку:

— Слушай: нам ведь все равно делать нечего. Сейчас.

— Да? — Лука пожал плечами. — Ну. Нечего,и что?

— Ничего. Ты помнишь двух москвичек? Студенток театрального? Галю и Лизу?

— Галю и Лизу? — Лука настороженно смотрел на него. — Но… Мишань… Как же…

— Подожди. Ты хочешь увидеть Лизу?

— Еще бы. Лизу. Конечно. Но…

— Значит, если они подойдут к телефону — сейчас и увидишь.

— И что мы им предложим?

— Какой-нибудь кабак. Покруче. Например, «Космос». Не против?

— Да нет…

— Тогда я звоню.

Присев к телефону, набрал номер. Пожилому женскому голосу, сообщившему, что это общежитие, сказал:

— Будьте любезны Галю Крутилину. С третьего курса.

Как ни странно, пожилой голос довольно вежливо сказал:

— Крутилину? Сейчас. Подождете?

— Конечно.

Минуты через три он услышал Галин голос:

— Алло?

— Галюш, привет. Это я. Узнала? — Он вдруг понял, что его голос дрожит.

— Еще бы. Привет, Миша. Давно приехал?

— Только что. Только не приехал, а приехали. С Лукой. Мы за вами заедем? Прямо сейчас?

— Ну… — Галя помолчала. — Давайте. Вы на машине?

— Нет, возьмем такси.

— Понятно. А куда потом?

— В «Космос». Как?

— Да? Очень мило. Хорошо, заезжайте. Мы ждем.

Дальнейшее было просто. До неправдоподобия просто. Выйдя, они взяли такси и, забрав Галю и Лизу, на этом же такси поехали в «Космос». Предоставив девушкам навести последний лоск в холле, прошли в ресторан. Лиза выглядела прекрасно, про Галю и говорить нечего. Наверное поэтому, когда они вчетвером прошли к заказанному по телефону столику, многие в ресторане проводили их оценивающими завистливыми взглядами.

Усевшись за столик, на котором стоял оговоренный заранее букет роз, Миша шутливо нахмурился:

— Ну что? Мы рады видеть всех в сборе. Как настроение?

Пригнувшись к розам, Галя еле заметно втянула в себя их аромат.

— Настроение прекрасное. А запах просто чудесный. Мишенька, у вас что, какое-нибудь событие?

— Конечно. Мы встретились, разве это не событие?

Выпив и поставив бокал, Миша сказал:

— Вообще мне хочется, чтобы у нас было весело.

— Непременно будет, — улыбнулась Галя.

Миша же, глядя сейчас на нее, подумал: вот она сидит напротив. Он может протянуть руку и дотронуться до нее. Может пригласить танцевать. Но он все равно не верит в это. Не верит.

В прошлом году, встретив Галю на пляже в Одессе, он, Миша Каменский, о любовных похождениях которого в этом городе ходили легенды, влюбился в Галю. Втюрился в свои неполные тридцать лет как последний школьник. Две недели они провели вместе, он, Лука, Лиза и Галя; катались на катерах и яхтах, жили в бунгало на пустынном берегу, каждый вечер заказывали кабинеты в ресторанах. За эти две недели отношения Миши и Гали, само собой, доходили до предельной близости. Но, провожая Галю в Москву, Миша вдруг осознал, что почти ничего о ней не знает. Все, что он смог выяснить, — это то, что ей двадцать лет, что она окончила английскую школу, сейчас учится в театральном. Родителей нет, но в Москве у нее есть дядя, какая-то крутая шишка. Почти министр. Тогда, на одесском перроне, провожая Галю, он подумал: ясно, такая девочка всегда будет на первом плане. Выскочит замуж за какого-нибудь фирмача, и все. Он же в лучшем случае останется для нее неким Мишей из Одессы, с которым хорошо было проводить время.

Она уехала; конечно, никаких писем или звонков от нее он не ждал, ждать их было бы с его стороны глупо. Но тогда, через пару месяцев после их знакомства, когда он приехал в Москву для проверки байки Фарта и понял, что взять квартиру оперной певицы в этот раз не удастся, он не выдержал. Он был безнадежно влюблен и не мог вести себя разумно. Именно поэтому он позвонил в тот свой приезд Гале. У него было два Галиных телефона: общежития и квартиры дяди; в этой квартире, как она ему объяснила, она живет, когда дяди не бывает в Москве. Именно в квартире дяди он ее и нашел в тот раз.

Дело было уже под вечер, трубку долго не снимали. Наконец мембрана щелкнула, развязно-сочный мужской голос сказал:

— Алло? Вас внимательно слушают.

Совладав с собой, Миша нашел в себе силы сказать сухо:

— Можно попросить Галю.

Наступила пауза, в течение которой в трубку изредка прорывалось чье-то тяжелое дыхание и слова: «Дай… Пусти… Это же… меня». Наконец говоривший сказал спокойно:

— Простите, кто ее спрашивает?

— Хороший знакомый. — Сказав это, Миша подумал: «Все же вряд ли это муж».

— Хороший знакомый… — Трубку опять закрыли рукой, послышался женский смех, приглушенные голоса. Сквозь этот шум Миша услышал наконец приговор сочного мужского баритона: — Извините, молодой человек, Галя занята. Подозвать ее я никак не могу. Никак.

Обругав про себя говорившего последними словами, Миша хотел было повесить трубку. Но вдруг услышал Галин голос:

— Алло! Алло, кто это?

— Галя? — быстро сказал Миша. — Галя, извини, решил тебе позвонить. Это я, Миша.

Некоторое время трубка молчала. Наконец Галя сказала, как ему показалось, несколько потерянно:

— Миша?

— Да, Миша Каменский. Из Одессы. Не ждала?

— Нет, почему же… Ты в Москве?

— В Москве.

— Надолго?

— Н-ну… — Миша усмехнулся. — Все будет зависеть от тебя.

Наступила долгая пауза, закончившаяся неопределенным вздохом:

— Понятно…

— Ты что, сейчас занята? — спросил Миша. — Может, перезвонить?

— Да нет… — После этого Галя сказала в сторону: — Ребята, отойдите, дайте поговорить… Миша, извини, у меня сейчас друзья.

— Ты хочешь сказать, я позвонил не вовремя?

— Нет, просто… мы только что сдали сессию.

— А-а… — Миша помолчал. — И что?

— Ничего. Между прочим, мы как раз решаем, чем нам сегодня заняться.

— А что решать? Я на машине. Сейчас я за тобой заезжаю, и пойдем куда-нибудь. — Он в самом деле был на машине предоставленной Дегтярем.

— Например, куда?

— Ну… в какой-нибудь приличный кабак. У вас ведь есть хорошие кабаки?

— Есть… — В Галином голосе явно сквозила неуверенность. — Только…

— Да,только?

— Понимаешь, Миша… Только пойми меня правильно… Друзья, которые сейчас у меня… Две девочки и два мальчика… Они с нашего курса. Живут в общежитии… Ну и… как бы тебе объяснить. Я не могу их оставить.

— Понимаю. — Миша усмехнулся. — Один из мальчиков — твой мальчик?

— Какая чушь. Просто… мы на самом деле договорились этот день провести вместе.

— Ну так давай и проведем его все вместе. Вас пятеро, в машину как-нибудь поместимся. А? Не возражаешь? Идем все вместе в кабак?

— В кабак?

— Конечно. Я вас всех приглашаю. Хорошо?

— Н-ну… — Все же в голосе Гали чувствовалось некое колебание. — Ты так решил?

— Да, я так решил. Ты ведь меня знаешь. Знаешь или нет?

— Н-ну… знаю, — согласилась Галя.

— Тогда все. Я за вами заезжаю. Хорошо?

— Хорошо…

Галю и ее друзей Миша прождал около двадцати минут. Этого времени было вполне достаточно, чтобы понять: Галин дядя живет в доме высшей категории. Восьмиэтажная кирпичная коробка с отделанными деревом лоджиями стояла в тихом переулке недалеко от центра, в аккуратном палисаднике росли кусты боярышника вперемежку с серебристыми елями. Тротуар перед домом без трещин и чисто выметен, трава в палисаднике недавно подстрижена.

Шел уже девятый час, когда из единственного подъезда наконец-то вышла Галя. Вместе с ней вышли четыре человека: два парня и две девушки. Лизы, с которой Галя приезжала в Одессу, среди них не было. Девушки, шатенка и блондинка, были хорошенькими и стройными, больше Миша ничего о них сказать не мог. Один из парней, в очках, был угловат, шел нескладной походкой и, как заключил в конце концов Миша, особой опасности не представлял. Зато второй, бугай с гривой русых волос и с большим крестом, болтающимся поверх стильной майки, вполне мог быть Галиным любовником. Тем более что шел этот бугай рядом с Галей, изредка незаметно касаясь ее руки.

Подойдя к машине, Галя, одетая в желтую майку и синюю мини-юбку, пригнулась:

— Миша, привет. Извини, мы задержались.

— Ничего. — Сказав это, Миша постарался сделать все, чтобы не утонуть в ее глазах. Кажется, ему это удалось, хотя и с большим трудом.

— Думаешь, мы здесь поместимся? — Галя скептически оглядела салон.

— Конечно. Ты сядешь впереди, остальные сзади. Машина вмещала и больше. — Застыв, Миша подумал, что сейчас решается его участь. Во всяком случае, участь на сегодняшний вечер. Если Галя посадит рядом с ним кого-то другого, а сама сядет сзади, рядом с бугаем, ему уже точно сегодня ничего не светит.

— Д-да? — В глазах Гали отразилось колебание. — Ну хорошо. — Она обернулась. — Девочки, кому-то из вас придется сесть на колени. Влезайте.

, Сев рядом с ним и хлопнув дверцей, покосилась:

— Едем?

— Я думал, ты скажешь что-нибудь еще. — Повернув ключ, Миша вдруг понял: сейчас он испытывает что-то вроде приступа ревности.

— Например?

— Например, что ты рада меня видеть. Или ты не рада?

В этот момент машина тронулась, и Галя, дернувшись, усмехнулась:

— Почему же, Мишенька, я очень даже рада.

Выруливая из переулков, Миша подумал: похоже, сегодня ему действительно ничего не светит.

В пути выяснилось, что девушек зовут Катя и Лена, очкарика Виктор, бугая Андрей. Компания оказалась веселой, все время шел легкий разговор с приколами и подначками, в который Миша включался с легкостью. Но каждый раз, когда Галя оборачивалась к сидящему за ней Андрею, он ощущал все то же: мучительные приступы ревности.

Примерно та же история продолжалась и в ресторане; они поехали в «Русь», модный загородный кабак. Особенно невыносимо было смотреть, как Галя и Андрей танцуют. Она позволяла ему лапать себя за все места и едва ли не целовать взасос. Когда же танцевала с Мишей, была холодна как льдышка. Во всяком случае, так ему казалось.

К ночи компания разгулялась. За столиком, если не считать Миши, все веселились. Уходить никто не хотел, поэтому, когда уже во втором часу ночи к ним, единственным оставшимся в ресторане, подошел метрдотель и попросил рассчитаться, Миша вздохнул с облегчением. Наконец-то мучительный для него вечер кончился.

Он нарочно нарушил общепринятый обычай — заранее рассчитался с официантом. И, не дожидаясь остальных, оставшихся за столиком, — все они, судя по взрывам хохота, были совсем не прочь погулять еще, — вышел из ресторана. Разыскав в темноте свою «девятку», сел за руль.

Стояла ясная ночь, в открытое окно вливался прохладный воздух. Вокруг не было ни души. Посидев немного, подумал: «Будь оно все проклято». Кажется, сейчас ему все равно, куда сядет Галя, рядом с ним или сзади. Точно. И вообще, единственное желание, которое он сейчас испытывает, — это включить мотор, нажать на газ и уехать. В ночь, одному.

В конце концов, несколько успокоившись, Миша решил включить приемник. Он уже протянул было руку к приборной доске, однако повернуть тумблер не успел — рядом с его машиной выросли три парня. Двое были невысокого роста, третий повыше. Все трое были одеты в фирму и солидно накачаны. Интересно, 01худа они возникли, подумал Миша. Скорее всего вышли из одной из машин, окружающих пустую стоянку. Приглядевшись, он вспомнил: двоих из этой тройки, во всяком случае высокого уж точно, он видел сегодня в кабаке.

Судя по виду тройки, они явно подошли не для того, чтобы попросить огонька. Решили потянуть, подумал Миша. Черт с ними, пусть потянут. Может, с помощью разборки он сможет как-то избавиться от тоски. К тому же эти трое козлов не знают, что сейчас его лучше не трогать.

Решив, видимо, что молчать дальше не имеет смысла, высокий оперся локтем о дверцу в раскрытом окне. Спросил довольно дружелюбно:

— Привет, кент. Что, гуляем?

Похоже, у этого парня когда-то случилась неприятность с левым глазом. Нижнее веко каталось надорванным, угол глаза прикрывал неровный шрам. Без особого интереса изучив лицо спрашивающею, Миша сказал:

— Допустим. Что, есть какие-то проблемы?

— Есть. Небольшие, но есть. — Достав из карману пачку «Мальборо», парень вытащил зубами из пачки сигарету. Чиркнув зажигалкой, прикурил; глубоко затянувшись, спрятал пачку и зажигалку в карман. — Как я понял, ты тут гулял весь вечер. С кентами и телками. А у нас правило: новенькие даром не гуляют. Надо немножко отгрузить в пользу хозяев. Уж извини.

— Отгрузить? — Миша попытался оценить обстановку. Пока все было против него.

— Ну да. Да ты не пугайся, кент, мы много не берем. Пару тонн отгрузишь, и лады. За удовольствие. Баксов, конечно.

— Круто. — Миша усмехнулся. — Пара тонн — это бабки.

— Да брось. Я же видел, как ты оформлял приговор. Сразу видно, крутизна. Не жмись, кент. Зато потом можешь приезжать сколько угодно. Бесплатно.

— Понятно. — Миша изобразил раздумье. — Ну а если у меня нет двух тонн?

— Кент, ну ты что? — Высокий затянулся. — Ты что, только родился? Мы же в любом разе из тебя их выбьем. Только это будет стоить дороже.

— Пусть телкой отдаст, — сказал стоящий сразу за высоким крепыш со сросшимися над переносицей бровями. — Там телка у них ниш-тяк, беленькая, я возьму. Не, Гвоздь, в натуре. Скажи ему.

Высокий, которого крепыш назвал Гвоздем, заржал:

— Он телку хочет! Ладно, давай возьмем телкой. А, кент?

Усмехнувшись, Миша сказал мрачно:

— Ладно, ребята, ваша взяла. Выйти можно, чтоб рассчитаться?

— Выходи, нам без разницы. — Высокий отодвинулся. Выйдя из машины, Миша сунул руку во внутренний карман куртки. Он делал вид, что ищет деньги, зная, что сейчас эти трое караулят каждое его движение. Плевать, подумал он, главное, он должен с первого же удара сразу же выключить высокого. Если это удастся, с остальными двумя он справится мухой.

Трое ждали. Наконец Миша, сказав с досадой «Ч-иерт…», тут же выброшенным вперед локтем резко, всей тяжестью тела ударил высокого под дых. Кажется, удар получился. Во всяком случае, высокий, слабо вскрикнув и согнувшись пополам, начал падать. Однако уже в следующее мгновение Миша понял, что его падение обошлось ему слишком дорого — поскольку он тут же пропустил прямой крепыша в челюсть. Удар был профессиональным, хлестко-молниеносным и тяжелым, будто били кувалдой. Миша ощутил идущую от челюсти к вискам дикую боль, в глазах начали оплавляться оранжевые круги, и он понял, что плывет. И все же ему в какой-то степени повезло, в следующее мгновение он смог прийти в себя и чуть отклониться. Именно поэтому рука с кастетом, которой стоящий с другого бока третий попытался ударить его в висок, пронеслась мимо. Выигранного времени оказалось достаточно, чтобы Миша, улучив момент, ударил бившего коленом в пах. Тот завопил, но Миша, не обращая на него внимания, тут же развернулся, чтобы встретить еще один удар оставшегося справа крепыша. Этот удар, летевший уже ему навстречу, был таким же профессионально плотным, однако Миша, уже ожидавший его, смог в последний момент довольно легко среагировать и увернуться. И тут же, вложив в ответное движение всю душившую его ненависть, встретил крепыша страшным апперкотом. Прием получился — парень, вздрогнув, впал на раз в прострацию. Однако Миша продолжал молотить его, безжалостно нанося удар за ударом. Успокоился он лишь после того, как залитый кровью парень в полной отключке осел наконец на землю. Однако, зная, что расслабляться в таких стычках нельзя, Миша тут же обернулся — и вовремя. Тот, которого он ударил в пах, пришел в себя. Сейчас он надвигался на него, прижав к бедру руку с ножом, и только Миша подумал, что с реакцией у этого парня после его удара должно быть неважно, как тот тут же подтвердил это, выбросив вперед руку с ножом. Увернувшись, Миша встретил его прямым в лицо. Он постарался вложить в удар всю силу, и это не прошло даром: голова нападавшего дернулась, парень хрюкнул и, постояв пару секунд, завалился.

Убедившись, что нокаутированный им парень в отключке, Миша оглянулся. Лежащий рядом крепыш, судя по позе, тоже должен будет встать не скоро. Однако судорожно дышащий высокий, похоже, начал приходить в себя. Пока Миша разглядывал его, он даже ухитрился встать на четвереньки. Миша тут же пресек эту попытку — зло, с оттяжкой ударив его ногой в челюсть. Этого оказалось достаточно, чтобы высокий, так же как и остальные двое, растянулся на земле без признаков жизни.

Оглядевшись, Миша увидел: ни здесь, на стоянке, ни у светящегося поодаль входа в ресторан за это время ничего как будто не изменилось. По-прежнему, если не считать мерно поскрипывающего в кустах сверчка, вокруг не было слышно ни звука. Пригнувшись и ухватив высокого под мышки, Миша оттащил его в кусты, затем проделал то же самое с его товарищами. Сел в машину. Посидев, потрогал языком зубы — стараясь дотянуться до места, куда угодил удар крепыша. Язык тут же ощутил вкус крови. Еще поработав языком, Миша наконец с облегчением определил: один зуб шатается, но остальные в порядке. В общем, ничего страшного. Если бы он пропустил удар кастетом, могло быть гораздо хуже. Сейчас же он может считать, что отделался легким испугом.

Посидев немного, Миша наконец увидел, как из ресторана выходит вся компания. Впереди, о чем-то переговариваясь и хохоча, шли Галя и Андрей, за ними двигались остальные.

Подойдя, пятерка некоторое время постояла рядом с машиной, продолжая весело переговариваться. Миша терпеливо ждал. Наконец открылась дверца, рядом села Галя. Мише показалось, она все еще улыбалась чему-то, сказанному там, вне машины. Откинувшись на сиденье, подняла глаза вверх. Посидев так, потянулась, будто освобождаясь от напряжения. Посмотрела на него:

— Как дела?

— Ничего. — Миша старался не смотреть на нее. Впрочем, похоже, она и не собиралась его особенно разглядывать, лишь спросила:

— У тебя плохое настроение?

— Да нет.

— Ты знаешь, где наша общага?

— Не знаю. Откуда я могу знать?

— На Трифоновке. Это около Рижского вокзала. Если можно, отвези туда ребят? Хорошо?

— Хорошо. — Он по-прежнему ощущал ее холодность. Вздохнув, Галя выглянула из машины:

— Ребята, сколько можно ждать? Садитесь. Или мы уедем без вас.

Компания с шумом и прибаутками стала размещаться на заднем сиденье. Подождав, пока все усядутся, Миша повернул ключ и дал газ.

До Рижского вокзала по ночной Москве они доехали быстро.

Свернув по знаку Гали и покрутившись по лабиринту незнакомых улиц, Миша наконец по ее сигналу остановил машину. Галя обернулась:

— Ну что, братцы кролики? Счастливо. До встречи на полустанке.

— А ты? — спросил Андрей. Миша видел, как много говорит его взгляд. Этот взгляд просто умолял Галю выйти сейчас вместе со всеми.

Галя улыбнулась:

— А что я? Тебя это интересует?

Помедлив, Андрей выдавил неопределенно:

— Д-да.

— Я хочу еще покататься. А потом поеду к дяде.

Миша увидел, как Андрей взглянул на Галю. И как она усмехнулась усмешкой, означающей отказ.

— Ладно, Андрюха, выходи. — Сидящая рядом с Андреек. Лена почти силой вытолкнула его из машины. — Чао, Галек. Мы позвоним.

— Чао-какао. Нежный поцелуй всем… — Подождав, пока все выйдут из «девятки», Галя выглянула в открытое окно. Помахала рукой. Все еще отказываясь верить своим глазам, Миша увидел в зеркале: все, в том числе и Андрей, исчезли в дверях общежития. «Черт, — подумал он, — ну и дела». Выходит, он счастливчик. Нет, все же он тогда еще отказывался этому верить.

Галя сидела рядом молча, чуть закинув голову.

— Куда теперь? — спросил Миша.

— Куда… Куда, куда, куда… — Помолчала. — Знаешь, Миш, сегодня ты себя очень хорошо вел.

— Я? — Миша посмотрел на нее. — Не понял. По-моему, сегодня я себя вообще никак не вел.

— Да нет, вел. То есть ты даже себя просто потрясно вел. Честное слово. — Помолчав, вздохнула. — Слушай, ты мог бы сейчас проехать еще километров восемьдесят?

— Восемьдесят? Конечно. А куда?

— За город. Это здесь, по Ярославке. На дядину дачу. Я покажу.

Они ехали около часа. Свернув с шоссе, долго петляли по дачной местности. Наконец Галя сказала:

— Видишь впереди голубой забор? Это дядина дача. Там сейчас никого нет. Но у ворот вахта. Ты сможешь перелезть через забор?

— Значит, я должен перелезть через забор?

— Ну… в принципе мы могли бы пройти и через вахту. Но если тебя увидит стрелок, он обязательно стукнет дяде. А мне бы этого очень не хотелось.

После того как Галя вышла, Миша проехал немного. Свернув, заглушил мотор; выйдя, огляделся. Забор, освещенный сейчас только светом луны, был рядом. Подойдя и взявшись за верхний край, Миша легко подтянулся, перекинул ногу и через секунду стоял на земле с той стороны. Оглянувшись, пошел к видневшейся в темноте даче. Вскоре увидел: это большой двухэтажный коттедж с балконами, террасами и солярием.

Галя стояла у входа, освещенная тусклым наружным бра. И, когда он подошел, молча обняла его…

Все же, вернувшись в Одессу после этого, Миша так и не смог поверить в свое счастье. Не верил он в него и сейчас, сидя за столиком в «Космосе». Не верил — хотя Галя сидела напротив и улыбалась ему.

После ресторана они, все вчетвером, на такси поехали на Плющиху. Поднявшись в квартиру, включили телевизор, для проформы сварили кофе. И вскоре выяснилось, что девушки без особых объяснений останутся здесь ночевать.

6

На следующий день Миша и Лука вошли в кафе «У Маргариты» примерно без десяти два. Приехали они сюда уже на «девятке», которую Миша взял в гараже на Пресне. Гурген не обманул: в этот час посетителей здесь почти не было, сидела лишь обедающая пожилая пара и девушка с чашкой кофе. Не было также никаких признаков засады — ни снаружи, ни внутри. Тем не менее Миша на всякий случай предложил занять отдельный кабинет.

Гурген появился ровно в два. В руке у него был большой черный кейс, с плеча он снял сумку. Войдя в кабинет, улыбнулся.

— Доброе утро, ребята!

Поставив кейс на пол, поинтересовался:

— Давно сидите?

— Только пришли, — сказал Миша.

— Пока ничего не заказывали?

— Нет. Да к нам никто и не подходил.

— Тогда нужно заказать, чтобы потом не беспокоили. Спиртного здесь нет, так что лучше всего взять кофе. Как?

— Кофе так кофе, — согласился Миша.

Увидев появившегося официанта, Гурген бросил:

— Гриша, принеси нам кофейничек. И не беспокой больше, хорошо?

После того как официант, поставив на стол три чашки и кофейник, исчез, Гурген тщательно запер дверь кабинета на ключ, предусмотрительно торчащий в дверях. Выглянул в окно. И, лишь убедившись, что, по его мнению, все спокойно, не спеша разлил всем кофе. Пригубив из чашки, поднял глаза:

— Ну что, начнем разговор?

— Все же пойду встану на атас, — сказал Лука.

— Разумно. — Выпустив его и снова заперев дверь, Гурген сел. Миша, не спеша достав из кармана полиэтиленовый пакет, высыпал для начала на стол все золото. Изучив лежащие на столе около двадцати мужских и женских перстней и колец, а также цепочки, кулоны и несколько пар серег, Гурген поцокал языком: — В общем, впечатляет. Но все это нужно посмотреть.

— Смотрите. Но при этом, Гурген, учтите: все это я показывал вам для затравки.

— Вот как?

— Да.

Достав пачку «Мальборо», Гурген прикурил, не отрывая глаз от Миши, затянулся. Сказал, затянувшись:

— Что же тогда будет не для затравки?

— Не для затравки мне нужна ваша помощь.

— Моя помощь?

— Да. Для выхода за бугор.

Стряхнув пепел, Гурген покачал головой:

— Это для меня новость.

— Теперь не новость. И хочу пояснить: я имею в виду не перевозку и не технику. За бугор мы можем вывезти любые цацки. Легко.

— Тогда — что нужно от меня?

— Мы просим подобрать нам клиента. Надежного. Естественно, фирмача.

С полминуты Гурген курил, разглядывая пачку «Мальборо». Наконец, цокнул языком.

— Не знаю даже, что вам сказать. Найти такого клиента не так просто.

— Я не говорю, что просто. Подумайте. Сразу же оговорим условия: за услугу я вам отстегиваю десять процентов.

— Десять процентов… — Гурген вздохнул. — Смотря от чего будут эти десять процентов.

— Эти десять процентов будут от камня. От алмаза в тридцать карат.

— Серьезно?

— Серьезно.

— И что… — Щелкнув зажигалкой и выбив язычок пламени, Гурген тут же его погасил. — Этот камень сейчас с вами?

— Это неважно. Важно, что он есть.

Сигарета догорела почти до ободка, и Гурген положил ее в пепельницу.

— Ну что ж. Можно подумать.

— Подумайте.

— Я все правильно понял: вы мне даете десять процентов от тридцати карат?

— Именно.

— Ясно. — Сделав несколько глотков, Гурген поставил чашку. — Хорошо, в этом смысле я вас понял. Ну а… цацки?

— Что «цацки»?

— Вы собираетесь мне их сдавать?

— Собираюсь.

— Тогда выкладывайте.

Вытащив из кармана лупу-монокль, Гурген вставил ее в правый глаз. Начал внимательно рассматривать вещи. Одновременно он складывал их одна к одной, в отдельные кучки. Наконец, когда двадцать колец, шесть цепочек, два кулона и три пары серег оказались рассортированными, взял стоящий у ног кейс. Положив кейс на стол, открыл. Краем глаза Миша заметил сложенные в кейсе пачки крупных купюр. Не обращая внимания на его взгляд, Гурген достал из кейса микронные весы, пробирную доску, ящичек с кислотами и, наконец, прибор, напоминающий микроскоп. Начал методично, одну за одной, проверять вещи. Наконец, после того как последнее изделие было взвешено, опробовано на доске и испытано кислотой, Гурген придвинул к прибору вещи, в которых были драгоценные камни.

— Что за прибор? — спросил Миша.

— Спектроскоп. Для проверки драгоценных камней.

Изучив последний камень, Гурген спрятал в карман монокль. Уложив в кейс приборы, улыбнулся:

— Что ж, вы меня радуете. Фуфла здесь нет.

— Раз нет, будем говорить?

— Хорошо, будем. — Гурген потер лоб. — Значит, так, за все это я готов выложить вам прямо сейчас деньги в баксах.

Названная сумма была выше той, на которую рассчитывал Миша. Тем не менее он скорчил кислую мину.

— Гурген… Вы же опытный человек. Посмотрите: тут одни камни чего стоят.

Гурген покачал головой.

— Может, и стоят. Но вы попробуйте их сдайте.

Миша ничего не ответил.

— Молчите, — сказал Гурген, — правильно делаете. Я согласен: если сдавать их штучно, за цацки можно взять раза в два, а то и в три больше. Но, во-первых, это не так легко сделать. Во-вторых, я не хочу вас обижать, но все эти вещи явно где-то взяты. Приобретая их, я рискую. И должен что-то получить за риск. — Открыв кейс, Гурген достал несколько пачек.

— Считайте.

Пересчитав пачки, Миша сложил брикеты в сумку. Закрыл молнию.

— Все в норме. Можно забирать цацки.

Достав из сумки плоскую шкатулку, дно которой было устлано ватой, Гурген сложил туда золото. Положив шкатулку в сумку, щелкнул замками. Посмотрел на Мишу.

— Десять процентов при этом остаются, запомните?

— Запомню.

— Что-нибудь еще есть?

— Есть. — Поискав в кармане, Миша протянул овальный медальон. — Посмотрите это. Но за это я хочу пять штук за одну цацку.

Взяв медальон, Гурген тщательно изучил его — и ощутил в груди священный холодок. Нет, ошибки быть не могло, он держал сейчас в руках «Овал Каджаридов». Всего таких медальонов по заказу шахского дома Каджаридов фирма Фаберже изготовила в начале двадцатого века около ста. Такими памятными бляшками последний из каджарской династии, Мамед-Али-шах, награждал особо отличившихся перед троном приближенных. Вещь уникальная: отделанный драгоценными камнями и эмалью медальон с надписью по центру на фарси: «Нижайшему рабу раба Аллаха»[Персидский язык, или фарси, использует арабский алфавит (вязь).]. Непонятно только, каким образом вещица всплыла здесь, в Москве. Впрочем, это не его забота. Вещь надо брать, и брать без звука. Посмотрел на собеседника:

— Еще что-нибудь есть?

— Есть. Вот, глядите. — Миша выложил на ладонь Гургена еще три предмета. Гурген еле сдержался, чтобы не выдать волнения: перед ним лежали два изумительных по работе нательных крестика. И еще один «Овал Каджаридов» — чуть отличающийся от первого. Изучив клейма и убедившись, что вещи подлинные, Гурген сказал сдержанно:

— Хорошо, я беру все. По вашей цене. Я правильно понял: вы хотите за каждую цацку пять штук в баксах?

— Правильно.

— Где проведем ченч? Здесь? Или в машине?

— Если деньги у вас с собой, давайте здесь. Вокруг как будто тихо.

— Как скажете. — Положив кейс на колени, Гурген осторожно приоткрыл крышку. Переложив в карманы несколько пачек с крупными купюрами, придвинул кейс к Мише: — Проверяйте. Здесь должно быть все точно. Если убедитесь, что с деньгами в порядке, берите вместе с кейсом.

Деньги Миша считал не спеша. Наконец сказал:

— Все в порядке.

— Отлично. — Спрятав вещи во внутренний карман просторной куртки, Гурген встал и спросил у Миши: — Выходим отдельно?

— Да, конечно. Мы еще посидим, выпьем по чашке. Если не трудно, позовите сюда Антона. Пока.

— Пока, — сказал Гурген.

7

Подкатив на своем «вольво» к кафе «У Маргариты», Гвоздь выключил мотор. В машине кроме него сидели сейчас Чирик, Бахарь и еще один паренек из их компании, по кличке Фома. Пока, до вечера, цель у всех четырех была самая что ни на есть простая: перекусить. Предвкушая обед, Гвоздь посмотрел на застывшего рядом Чирика. Тот сидел, уставившись куда-то вперед; наконец сказал:

— Гвоздь, чтоб мне пропасть, та самая тачка.

Мысли Гвоздя были сейчас далеки от чего бы то ни было, кроме обеда, поэтому он переспросил лениво:

— Что за та самая тачка?

— Да с тем же номером, за углом, видишь? — Так как Гвоздь все еще смотрел на Чирика без интереса, тот добавил: — Ну, Гвоздь, ты что, забыл козла, который нас отделал? У «Руси»? В прошлом году?

— А-а… — Посмотрев наконец в указанном направлении, Гвоздь увидел «девятку» бежевого цвета. Вглядевшись в номер, он отчетливо все вспомнил. В том числе и то, как никому не известный в Москве козел безжалостно заехал ему, поднимающемуся с земли, ногой в челюсть. После этого случая Гвоздь около месяца шепелявил и мог есть только мягкую пищу. Именно поэтому, освежив в памяти события той ночи, Гвоздь ощутил душащую его холодную ярость. Подумал: нет, сейчас этого сучонка он уже не упустит. Расквитается за все. Спросил: — Чирик, ты точно помнишь, это та самая тачка?

— Точно. Я и тачку, и номер запомнил на всю жизнь. После того случая.

В этот момент из кафе вышел Гурген. Проследив, как он садится в «вольво», Гвоздь, знавший практически всю Москву, процедил:

— Интерес берет, что здесь делает Гурген. Чир, может, он был связан с этим козлом?

— Может-то может. Но пусть лучше Фома сходит в кафе. Фому тот козел не знает, а нас срисовал точно.

Подробно описав Фоме внешность Миши, Гвоздь попросил его зайти в кафе и выяснить обстановку. Вернувшись, Фома сообщил:

— Чувак, которым вы все интересуетесь, сидит там, в кабинке.

— Один? — спросил Гвоздь.

— Нет, с ним еще один чувак, вроде кент. Марик-бармен сказал: по виду оба парнишки крутые. Может, у них даже есть стволы.

Обдумав все, Гвоздь сказал со злобой:

— Клал я на их стволы. Найду что-нибудь покруче. Чирик, давай хватай тачку и привози сюда всех, кого поймаешь. Запомни, нам нужны еще как минимум две тачки. Понял?

— Понял. — Чирик приоткрыл дверцу.

— И еще: если отловишь Глота, попроси у него пару гранат. У него есть.

— Сделаем. — Чирик исчез. Посмотрев ему вслед, Гвоздь спросил у Фомы:

— Больше Марик ничего не говорил?

— Сказал, что эти двое долго о чем-то толковали с Гургеном.

— О чем, он не слышал?

— Нет. Но он уверен: шла терка[Терка — в этом контексте: заключение сделки.].

— Эти двое что, из команды Гургена?

— Марик ничего не знает.

— Понятно. Ладно, давай отгоним тачку за угол, чтоб нас не засекли. И подождем Чирика с ребятами.

8

Прежде чем выйти из кафе, Миша и Лука приняли все необходимые меры предосторожности. Первым из двери выглянул Миша. Сунув на всякий случай руку за пазуху и взявшись за рукоятку пистолета, он внимательно осмотрелся. Лишь после этого, убедившись, что в переулке тихо и никаких подозрительных людей и машин рядом с кафе нет, кивнул стоящему рядом Луке. Пройдя к машине, оба сели на переднее сиденье: Миша за руль, Лука рядом. Поставив кейс в ноги, Лука сказал:

— Блин, я боялся, они нас как-нибудь кинут.

— Кинут? — Миша включил мотор. — Например, как?

— А черт их знает.

— Чудо, опомнись, какой им смысл нас кидать?

— Такой, что за такие бабки можно сделать что угодно. Например, они запросто могли попробовать нас грабануть. На гоп-стоп.

— Лука, ну ты что? Мы же для них выгодные клиенты. Лука, тут чистяк.

— Может, ты и прав. —Тронув кейс, Лука вздохнул: — Что делаем?

— Да ничего… — Миша дал газ. Разворачивая машину к бульвару, усмехнулся: — Едем. До упора. И до дому, до хаты.

— Имеешь в виду — возвращаемся в Одессу?

— Да. Рассчитываемся с хозяйкой, ставим тачку в гараж. Брякнем напоследок Дегтярю. И на поезд. Или у тебя есть сомнения?

— Да нет, сомнений нет. Просто… —Лука посмотрел на Мишу. — Просто, Камень, может, позвоним девчушкам? Сам видишь, мы же закрыты.

— Сейчас закрыты, только, Лука: ты вообще знаешь, что такое алиби? И что для следствия нет сегодня или завтра?

— Кончай… — Лука поиграл желваками. — Ладно,уговорил.

Рассмеявшись, Миша тронул друга за шею:

— Зациклился на Лизе? Понимаю. Герла что надо.

— А если и зациклился — нельзя?

— Можно. Меня самого так и подмывает позвонить Гале. Но нужно потерпеть, Лука.

— Нужно, значит, потерпим.

— Потерпим. Для всех мы сейчас находимся в Одессе. Так зачем светиться по-глупому? Приедем в Одессу и вызовем девочек туда. А сейчас жмем до точки.

— Ладно тебе, Камень, я же сказал, я согласен.

С полчаса они ехали молча, крутясь в сплетенье переулков возле бульварного кольца. Пытаясь выбраться из центра на Киевское шоссе, Миша по ошибке несколько раз повернул не в ту сторону. В конце концов, оказавшись на Рождественском бульваре, он решил ехать до упора, до набережной — и уже оттуда выбираться на Киевское.

Путь шел в гору, поэтому Миша, стараясь держаться в общем ряду, медленно вел «девятку» вслед за двигавшимся впереди «рафиком». Здесь, на этом участке пути, вроде бы не могло произойти ничего непредвиденного. Поэтому, когда выскочивший откуда-то сзади «жигуль» перекрыл Мише дорогу, а затем вдруг ни с того ни с сего «поцеловал» идущий впереди «рафик» в задний бампер и остановился — Миша поневоле вынужден был нажать на все тормоза. С места происшествия неслись гудки застрявших машин и ругань водителей; через некоторое время машины засигналили и сзади. Подошедший к Мише дружинник с нарукавной повязкой и жезлом пригнулся:

— Поворачивайте направо, чтобы не мешать движению. Вот в этот переулок. Там есть объезд. Давайте, давайте быстро…

Свернув в переулок, Миша дал было газ — и тут же вынужден был снова нажать на тормоза. Дальнейший путь машине преграждала стойка со знаком, предупреждающим, что здесь ведутся дорожные работы. Сразу же за стойкой виднелся ров со слежавшимися земляными брустверами. Выругавшись, Миша посмотрел в зеркало, чтобы прикинуть, можно ли отсюда выбраться задним ходом, — но путь назад был перекрыт, и перекрывал его все тот же только что столкнувшийся с «жигуленком» «рафик» поставленный теперь поперек мостовой! Сразу же застучало в груди: засада? Но если и засада, то кто? Судя по всему, в «рафике» сейчас никого не было. Посидев, Миша оценил обстановку уже спокойней. Да, их «подставили», кто-то зажал их по-умному. Неужели Лука оказался прав и Гурген решил их кинуть? Только Миша подумал об этом, как увидел: на бруствере появился человек, парень в джинсовом костюме, державший в правой руке какой-то предмет. В следующую секунду, увидев изуродованное левое веко, Миша вспомнил: ресторан «Русь»! Черт, точно! Ведь именно там он прошлым летом отключил этого парня и еще двух его корешков.

— Ну что, козел? — крикнул парень. — Пришли тебе кранты, сучара? Получай за все, что сделал, бл..юга! Держи, кент!

Бросив то, что он держал в правой руке, в сторону «девятки», парень тут же упал за бруствер. То, что это граната, Миша понял еще за секунду до того, как парень сделал бросок, и именно это их спасло. Утопив акселератор и почувствовав, как рывок машины прижал его к сиденью, Миша подумал: не будь этой секунды, их сейчас разнесло бы в клочья. Но этого не случилось: пока граната, крутясь, летела точно в салон, он успел дать полный газ. Сбив ограждение, машина взлетела на первый бруствер, и, пока она летела, граната взорвалась, но не на радиаторе, как рассчиты вал бросавший, а на земле, точно за багажником. «Девятка», рванув с места, успела проскочить под гранатой. Машину встряхнуло, брызнули задние и боковые стекла, по кузову застучали осколки — но все же, перелетев через канаву и второй бруствер, «девятка» тяжело приземлилась на все четыре колеса и помчалась дальше. Выжимая скорость до отказа, Миша еле успевал крутить баранку. Навстречу, бесконечно сменяя друг друга, летели незнакомые переулки. Лишь проскочив в каком-то месте на красный свет, Миша подумал: кажется, сам он не ранен. И, похоже, Луку тоже не задело. Затормозив наконец в одном из пустынных переулков, Миша посмотрел на Луку:

— Цел?

— Цел. А ты?

— Я вроде тоже.

После этого минут пять Миша и Лука сидели молча, приходя в себя. Вид, который открывался сейчас из машины, был самым обыденным: летний пустой тротуар, мусорные баки в ближайшей подворотне, женщина с детской коляской.

Вдруг Лука сказал:

— Я же тебе говорил: они хотели нас кинуть.

— Кто они?

— Гурген и Ашот, кто же еще.

У Миши были свои соображения на этот счет, и он их высказал:

— Не уверен, что это связано с Гургеном и Ашотом.

— Почему?

— Потому что я знаю этого козла. Который бросил фугас.

— Знаешь? Откуда?

— Мы с ним малость поцапались весной. Около ресторана «Русь». Я гулял с Галей, ну и… они прицепились.

Миша вкратце рассказал историю, случившуюся в ту памятную ночь. Выслушав, Лука возразил:

— Ну и что? Вот они и вышли на тебя — через Гургена. И он с ними договорился, маза-то у них общая.

С минуту Миша сидел, размышляя. Наконец сказал:

— Вряд ли. Узнать, что мы тремся с Гургеном, эти глоты не могли. Да и у Гургена свои дела, зачем ему вязаться с посторонними. Нет, Лука, это обычная кодла. Шелупонь, из тех, что трется вокруг кабаков. Гурген здесь ни при чем.

— Может, и так. Да и вообще, теперь это уже без разницы. — Посидев, Лука усмехнулся: — Что, Камень, пойдем смотреть, что с машиной? Заодно покнокаем, каким чудом остались живы.

— Пойдем.

Обойдя вместе с Лукой машину, Миша подумал: то, что они ухитрились каким-то образом доехать до этого места, можно считать маленьким чудом: багажник был искорежен и представлял из себя бесформенную груду металла, задняя часть кузова изрешечена осколками, большинство стекол выбито, лежащий одним концом на мостовой бампер держался непонятно на чем. О том, чтобы передвигаться на этой развалине дальше, не могло быть и речи. Первый же гаишник задержит их на раз.

— Может, бросим ее? — сказал Лука. — Бабки есть, купим другую?

— Нельзя. Засветимся с двух концов, и этим ломом, и покупкой. Надо звонить Дегтярю, у него блат в «Автосервисе», пусть договаривается. Ему же дадим отступного — для хозяина.

Дегтярь оказался дома; выслушав Мишины объяснения, а также заверение, что, если он пришлет сюда механиков с ремонтной машиной, им будет заплачено «от пуза», — Дегтярь обещал сделать все, что в его силах.

Неизвестно, что сработало, усилия Дегтяря или Мишино обещание не жадничать, но через час в переулок въехал ремонтный «КамАЗ» с платформой. Из кабины выпрыгнули два парня в щегольских спортивных костюмах. Представившись механиками, они внимательно осмотрели искореженную машину. Затем, получив пятьсот тысяч аванса и обещание, что, если к завтрашнему дню они приведут машину в божеский вид, им будет выплачено еще столько же, — погрузили «девятку» на платформу и уехали.

После того как ремонтная машина скрылась за углом, Миша достал из кармана еще один жетон. В то, что к только что совершенному на них нападению причастен Гурген, он не верил, тем не менее эту ситуацию, во избежание дальнейших накладок, он сейчас был просто обязан выяснить до конца.

Снова набрав номер Дегтяря и услышав его голос, сказал:

— Дегтярь, спасибо, твои ремонтники тачку забрали. Обещали до завтра все сделать. С меня калым. Тебе и хозяину.

— Ладно тебе. Хозяину давай. А я обойдусь.

— Слушай, как у тебя сейчас отношения с Гургеном?

— Отношения с Гургеном? — Дегтярь подышал в трубку. — Все в порядке. А что?

— Мы только что сдали ему товар. А примерно через час в нас кинули фугаску.

— Фугаску?

— Ну да. Я ведь не просто так вызывал ремонтников. Мог Гурген выдать нам такую подлянку?

Дегтярь на том конце провода надолго задумался. Наконец сказал:

— Вряд ли. Такого о Гургене я никогда не слышал. Вообще, Камень, если хочешь — могу ему прямо сейчас перезвонить. И выяснить. Как?

— Давай. А я тебе перезвоню.

Перезвонив Дегтярю через полчаса, Миша услышал:

— Камень, Гурген клянется: к этому случаю он не примазан. Вообще, он хотел бы с тобой сегодня потолковать. Он даже место пред-дожил: ресторан «Золотой дракон». Вечером.

— А он не… — Миша замолчал.

— Да никогда. Я отвечаю. Но если хочешь, для гарантии на встрече могу быть я.

9

Вечером, когда Миша, Лука и Дегтярь вошли в кабинет ресторана «Золотой дракон», Гурген сидел за столиком один. При их появлении он поднялся и, как бы говоря, что камня за пазухой не держит, крепко пожал каждому из вошедших руку.

Наконец, после того, как была выпита первая бутылка коньяка, Гурген посмотрел на Мишу в упор:

— Коля, не проясните, кто именно в вас кинул фугас? Можете его описать?

— Могу. — Миша подробно обрисовал внешность парня со шрамом на левом веке. Гурген посмотрел на Дегтяря:

— Дегтярь, ты как, слышал уже все это?

— Обрисовку слышу первый раз и сразу скажу: это Гвоздь.

— Да, похоже на Гвоздя.

— Точно, Гвоздь. «Русь» давно уже за ним.

— Пожалуй, — согласился Гурген. — Да, пожалуй. Так вот, Дегтярь, скажи: какие могут у меня быть дела с Гвоздем?

Дегтярь не спеша закурил. Сказал, выпустив дым:

— Никаких. Гвоздь шелупонь. А ты в законе. Это все знают.

— Спасибо. Может, скажешь то же самое своим ребятам?

— Я уже сказал.

— Коля, вы мне верите? — Скривившись, Гурген посмотрел на Мишу.

" — Верю, Гурген. Да я с самого начала думал, что вы здесь ни при чем.

— Значит, тема закрыта?

— Да, Гурген, закрыта.

— Ладно. — Гурген разлил коньяк по рюмкам. — Выпьем за это?

— Выпьем.

Затем, еще примерно через полчаса, когда они остались на время за столиком одни, Гурген сказал:

— Коля, я хотел прояснить насчет того разговора о камне.

— Прояснить что?

— Этот разговор по-прежнему в силе?

— В силе, но при условии, что мы с Антоном будем иметь гарантии.

Глядя куда-то в зал, Гурген процедил:

— Ясно. Но Коля, дорогой мой: гарантии в таких случаях получить трудно.

— Знаю.

— Я правильно понял: вы мне доверяете?

— Доверяю. Но опять же при условии гарантий.

Еще раз обведя взглядом прокуренное пространство над столиками, Гурген наконец занялся перекладыванием закуски. Сказал:

— Да, Коля, там, за бугром — какой у вас примерно может быть маршрут?

— За бугром? — Миша попытался понять, потеряет ли он что-нибудь, если сообщит Гургену маршрут. Решив, что ничего особенного не произойдет, если Гурген будет знать маршрут, сказал: — Морем. Мы с Антоном собираемся в круиз вокруг Европы.

— Да? — Гурген взял со стола пачку «Мальборо». —То есть вы наверняка зайдете в Стамбул?

— В Стамбул? Да, конечно, зайдем.

Выпив рюмку и прожевав прихваченный вилкой кусок, Гурген тщательно вытер рот салфеткой. Улыбнулся:

— Коля, делаю это только для вас.

— Делаете что?

— Но десять процентов при этом остаются, запомните?

— Запомню.

Сунув руку в карман, Гурген вытащил бумажник. Найдя то, что ему было нужно, протянул:

— Вот, возьмите. Это визитная карточка. Спрячьте, потом поговорим. Это визитная карточка моего друга, Юсифа Самед-оглы.

Спрятав визитку в карман, Миша спросил:

— Он турок? Если он Юсиф Самед-оглы.

— Теперь да. Но раньше жил у нас. Эмигрировал, так сказать. Прекрасно говорит по-русски. В этом смысле проблем у вас с ним не будет. В Стамбуле он большой человек. Очень большой.

— Вы хотите сказать, я могу к нему обратиться?

— Точно. Вы можете обратиться к нему по поводу вашего камня.

«Интересно, — подумал Миша, — ведь там же, в Стамбуле, живет и Фимин клиент. Разница только в том, что Фиминому клиенту я могу верить, потому что за него ручается Фима. А вот могу ли я верить человеку, карточку которого мне дал Гурген, неизвестно».

Обдумав все это, Миша спросил:

— Если я решу к нему обратиться, что я должен ему сказать?

— Скажите, что вы от меня. Кроме того, я ему сообщу о вас все, что надо. Опишу внешность, скажу, что имел с вами дело, ну и остальное. И запомните: этот человек в Стамбуле может все. Если вы предложите ему тот самый камень, сказав при этом, что вы от меня, он даст цену. Хорошую цену. И главное, он вас не кинет. Ручаюсь.

— Да? — Миша помолчал. — Это и есть гарантия?

— Это и есть. — Гурген усмехнулся. — Запомните: я словами не бросаюсь. И еще одно запомните: я рассчитываю на десять процентов.

— Хорошо, запомню. — На самом же деле Миша, если и поверил Гургену, то не больше, чем на те же десять процентов. «Большой человек в Стамбуле» был для него полной загадкой.

10

Кондиционер не спасал, в крохотном кабинете окружной прокуратуры все равно было душно. Следователь прокуратуры Юрий Железняков распахнул окно. Из проема пахнуло раскаленным июльским воздухом, но он подумал: пусть. Зато есть хоть какое-то подобие ветра.

Постояв у выходящего в пустынный московский двор окна, сел за стол. С раздражением перелистал одну из многих лежащих на его столе папок с одинаковой пометкой: «Дело Ларионовых». Мелькнули досконально изученные бумажки, набившие оскомину.

Среди деталей, осложнявших следствие, было и то, что в показаниях свидетелей все время как бы маячил в отдалении человек, скорее всего молодой и «современного вида», вошедший в подъезд двадцать пятого июля около половины первого дня и вышедший около трех дня. Вообще-то, во всяком случае по времени, с этим молодым человеком все совпадало. Но в остальном никакой определенности не было. Так, некоторые из свидетелей считали, что этот молодой человек был одет в светлую куртку и светлые брюки и ничего в руках не держал. Другие, наоборот, утверждали: молодой человек был совершенно точно одет в джинсовый костюм и держал в руке спортивную сумку, и у него были темные усы. Расплывчаты были и показания, касающиеся направления движения после выхода из подъезда. Одни настаивали, что этот молодой человек с темными усами направился налево, к Киевскому вокзалу, другие — что он пошел направо, к Мосфильму.

Решив в конце концов, что этот молодой человек вполне может быть создан не только воображением свидетелей, но и его собственным, Железняков снял телефонную трубку. Все решено. Он еще раз позвонит ей. Оперной певице, как он ее про себя называл. Самой пострадавшей, Любови Алексеевне Ларионовой. Позвонит и попробует добиться встречи. Хотя он уже два раза встречался с ней — у нее дома. Оба эти допроса ему ничего не дали. Он готов поклясться: он проявил при этом максимум деликатности. Но оба его приезда к Ларионовой, как первый, так и второй, кончились истерикой. Представляю, подумал Железняков, если бы я не ездил к ней в квартиру. А вызвал, как и положено в таких случаях, к себе. В прокуратуру, в свой кабинет. Грех так думать, но она бы, наверное, просто умерла бы здесь — от разрыва сердца.

Набрав номер, довольно долго ждал. Наконец услышал знакомый голос. При наличии старческих придыханий и прочих возрастных признаков голос Любови Алексеевны Ларионовой был тем не менее твердым, ясным, с хорошо поставленной дикцией:

— Алло?

— Добрый день, Любовь Алексеевна. Это следователь прокуратуры Железняков. Если вы помните.

Наступившая после этих слов пауза показалась ему зловещей. Подумал: все. Сейчас пошлет куда подальше. Главное, он ничего не может с ней сделать — как прокурор. О применении к Любови Алексеевне обычных прокурорских санкций не может быть и речи. Уважаемая дама. Персональный пенсионер.

Не говоря о том, что пострадавшая. И это — при том, что дело стоит на контроле Генерального прокурора.

— Почему же не помню. — Вопреки ожиданиям, голос звучал в высшей степени доброжелательно. Разве что чуть устало. — Как я могу вас не помнить, Юрий…

— Юрий Денисович.

— Юрий Денисович. Вы… звоните по делу?

— Да. Любовь Алексеевна, я прекрасно понимаю, насколько неприятен вам мой звонок. И все же… Уж извините… — Нет, подумал Железняков. Нужные слова не подбираются. Никак не подбираются.

— Перестаньте, Юрий Денисович. Я ведь прекрасно понимаю: это ваша работа. Вам нужно узнать… что-то новое?

Что-то новое… Не нужно ему никакого нового. Ему нужно, чтобы она просто нормально с ним поговорила. Без истерик.

— Ну… если честно… я просто хотел бы с вами встретиться еще раз. Чтобы кое-что уточнить. Если вы не против.

— Встретиться? — Наступила тишина. Точно, сейчас пошлет, подумал Железняков. — Отчего же. Когда бы вы хотели встретиться?

— Если это возможно, я не хотел бы откладывать. Сейчас. Если, еще раз повторяю, вас это не затруднит.

— И… где мы должны встретиться?

— Все равно. Можно здесь, у меня, в прокуратуре. Можно, как и в прошлые мои приезды к вам, у вас. Все зависит от того, где вам удобней.

— Тогда — может быть, вы прямо сейчас подъедете ко мне? Я одна. Внучка с дочкой на даче. А я… часто выезжать туда уже не могу. Приезжайте.

Неужели повезло, подумал Железняков. Так любезно старая дама еще никогда с ним не говорила.

— Спасибо, Любовь Алексеевна. Я сейчас буду.

11

Отодвинув фарфоровую чашку с остатками чая, Железняков подумал: я ведь сижу на том самом месте, где сидел один из грабителей. Точно. Высокий, с черными усами. Возможно, накладными. Тот самый, который, выйдя из-за стола, вскоре вернулся — чтобы ударить хозяйку квартиры сзади. Затем, после того как она потеряла сознание, ее усыпили эфиром. И оттащили в ванную. Там ее и нашла милиция — приехавшая ровно через пятнадцать минут после ухода грабителей. Дверь захлопнулась, но поскольку предупреждения о выходе хозяев не последовало — сработала сигнализация в ближайшем отделении милиции. Которое тут же выслало наряд. Так как возле дома и у дверей квартиры все было тихо и спокойно, к взлому квартиры наряд приступил не сразу. Ясно, преступники давным-давно успели уйти.

Встретив его взгляд, Любовь Алексеевна, только поднесшая свою чашку к губам, улыбнулась. Улыбка эта была особой: мягкой, еле заметной и как-то по-хорошему чопорной. По роду работы Железнякову приходилось встречаться с самыми разными способами выражения эмоций, и, ответив на ее улыбку, он подумал: наверное, так, как умеет улыбаться эта старая дама, сегодня не умеет улыбаться уже никто. Причем нельзя сказать, что ее улыбка лучше сегодняшних улыбок. Просто сегодняшние люди, и он в том числе, при всем старании так улыбнуться не смогут. Вот и все.

— Еще чашечку? — спросила Любовь Алексеевна.

— Спасибо, Любовь Алексеевна. Премного благодарен. Чай отличный.

— Да? Если не льстите, я рада. Обожаю хорошо заваривать чай. Еще больше обожаю, когда среди гостей оказывается ценитель.

Огромный прогресс, подумал Железняков. Во-первых, его впервые перед началом разговора угостили чаем. Во-вторых, хозяйка квартиры выглядит намного лучше, чем в первые две встречи. В лице нет прежней опустошенности. Временами даже поблескивают глаза.

— Не рискну назвать себя ценителем. Но я прокурорский работник. Значит, часто приходится работать допоздна. Иногда просто до утра. Тогда спасает только чай.

— Прокурорский работник… — Любовь Алексеевна со вздохом поставила чашку на блюдце. — Для меня вы просто молодой человек. Довольно приятный. И, как я сейчас начинаю выяснять, интересный собеседник.

— Представляю. Собеседник, который приходит лишь для того, чтобы напомнить об… об… — Он опять никак не мог подобрать слово. — Об этом ужасе.

Любовь Алексеевна пожала плечами. Она была одета в старый, но находившийся в идеальном состоянии и к тому же удивительно красивый серый атласный халат — расшитый райскими птицами и цветами. Халат был запахнут под самое горло и перепоясан таким же серым атласным поясом.

— Ужасе… Да, пожалуй. Но ведь жизнь продолжается, Юрий Денисович. Сейчас, вспоминая о… обо всем этом, я благодарю Бога. Я осталась жива. Это очень много. Поверьте.

— Верю, Любовь Алексеевна. И… прекрасно это понимаю.

— Нет, вы не понимаете. Вы еще слишком молоды. Конечно, мне жаль, что они теперь не у меня. Жаль. Они были памятью. Такой… такой… совершенно особой памятью.

Подождав немного, Железняков спросил:

— Они?

— Да, они. Алмазы. Вообще-то, строго говоря, это не алмазы. Это бриллианты. Но ограненные совершенно по-особому. Из-за этой огранки они и называются во всех каталогах «алмазами шаха». Да и мы… в нашей семье… всегда их так называли.

О том, что алмазы шаха были самым ценным, что было похищено из квартиры Ларионовых, Железняков, конечно, знал. Успел он и почерпнуть некоторые сведения из истории алмазов. В основном все эти сведения были взяты из каталогов и объяснений экспертов. Сейчас же ему представлялся случай узнать о пропавших алмазах из первых рук. Не воспользоваться этим случаем было бы глупо.

Призвав на помощь все, что ему удалось узнать об алмазах, спросил:

— Насколько я знаю, эти алмазы перешли к вам в наследство от вашей тети? По материнской линии?

— Нет. У меня не было тети, Юрий Денисович.

Выругав себя и эксперта, который сообщил ему это, Железняков сказал:

— Извините.

Любовь Алексеевна улыбнулась своей особой улыбкой:

— Ну… это можно понять. Вы далеки от этого. Встретились с этим случайно. Алмазы перешли ко мне в наследство не от тети, а от бабушки. Сестра которой, моя внучатая тетя Алисия Александровна, была женой Каджар-шаха. Правителя Ирана. Путаница, наверное, из-за этого.

— Простите, ради Бога.

— Ну что вы. Спутать внучатую тетю с тетей для современного человека вполне естественно. Вот люди и путают.

— Значит, алмазы перешли к вам от бабушки?

— Да. Если уж совсем точно — от дедушки. Эти алмазы в тысяча девятьсот восемнадцатом году были подарены дедушке иранским правительством.

— Иранским правительством?

— Да. Мой дедушка был крупным промышленником. Владевшим большинством нефтяных и рыбных промыслов на Каспийском море. В том числе в Иране. В восемнадцатом году они с бабушкой и моей мамой, тогда еще ребенком, эмигрировали в Париж. Через Иран. Там ему и… и подарили эти алмазы. В знак признания заслуг в развитии иранской промышленности. Наверное, рассказывать дальше не стоит. Вряд ли вас это интересует.

— Почему же. Очень даже интересует. — Не дай Бог, я допущу еще какую-нибудь ошибку, подумал Железняков. Вроде ошибки с «тетей». — Пожалуйста, Любовь Алексеевна. Что было дальше?

— Ну… — Рука хозяйки квартиры непроизвольно тронула чашку. — Наверное, дальше уже не было ничего интересного. Пробыв в Париже год, дедушка вернулся в Россию. По тогдашнему — в РСФСР. Вместе с мамой. Оставив в Париже бабушку.

— Вернулся — почему?

— Ну… тогда многие возвращались. Дедушка ведь был… как тогда было принято говорить, убежденным социалистом-утопистом. Верил в какие-то идеалы. Смешно. Для нас. Да, наверное, не только для нас. Дедушка написал дарственную, отказавшись от всех своих прав на нефтяные и рыбные концессии в пользу правительства РСФСР. За это ему разрешили вернуться, взяв с собой некоторые фамильные драгоценности. —Улыбнулась. — Вот, собственно, и все об алмазах. Может быть, перейдем в гостиную?

Сообразив, что темы алмазов в дальнейшем лучше не касаться, Железняков встал. Прошел вместе с хозяйкой в гостиную. Усевшись вслед за ней в кресло, сказал, решив сразу взять быка за рога:

— Любовь Алексеевна, ради Бога, простите. Но может быть, мы поговорим об этих… об этих… — Он на секунду замешкался.

— Об этих молодых людях? — помогла ему хозяйка.

— Да. О тех, кто проник к вам в квартиру и ограбил вас. Мы с вами уже не один раз говорили на эту тему. И все же единственный человек, который может реально помочь нам выйти на их след…

— Выйти на их след… Значит, вы еще на него не вышли?

— Нет. Увы, нет, Любовь Алексеевна.

— Понимаю. — Любовь Алексеевна непроизвольно пошевелила пальцами руки, лежащей на подлокотнике. Рука, украшенная крупными перстнями, была, несмотря на старческие пятна и синие прожилки, все еще красива. — Понимаю. И… что бы вы хотели о них узнать?

— Все. Но прежде всего ваши ощущения.

— Ощущения?

— Да. Вы ведь, по вашим словам, довольно долго сидели с ними за столом. Пили чай. Так ведь?

— Да… Мы пили чай… Ну… что об ощущениях… об ощущениях… — Любовь Алексеевна замолчала. — Сначала они показались мне довольно приятными молодыми людьми. Беседа шла довольно мило. Говорили они хорошо. Особенно высокий. Легкий акцент… Я ведь говорила об этом?

— Да. У них был легкий южный акцент. Я помню эти ваши слова.

— Ну вот. — Казалось, хозяйка целиком ушла в воспоминания.

— Может быть, вы попытаетесь вспомнить, какой именно это был акцент? Киевский? Одесский? Краснодарский? Вы ведь… — он чуть не сказал «бывшая», — …актриса? У вас должен быть идеальный слух.

— О нет… — Любовь Алексеевна покачала головой. — Я актриса. Но актриса оперная. Нам, оперным, действительно ставят произношение. Но только одно. Основное. А именно — петербургско-московское. Понять, чем отличается, скажем, одесский акцент от краснодарского, я бы не смогла. К тому же… за чаем мы с ними почти не говорили. В смысле, не говорили они. Старалась в основном я. Задавала вопросы, расспрашивала. Пыталась даже развлекать.

Ну да, подумал Железняков. По всем признакам, ребята были опытные. Знали: за чаем особо распространяться не стоит. «Да», «нет», «спасибо», «пожалуйста» и прочее в том же роде. И все же акцент, краснодарский ли, одесский или какой-то другой, они скрыть не сумели. И то, что они не биндюжники, а парни как минимум с высшим образованием — тоже ясно. Ларионова говорила об этом не раз.

— Понимаю, — сказал он. — Любовь Алексеевна, с вашего позволения — может быть, сосредоточимся на том, что вам, как актрисе, должно было броситься в глаза в первую очередь? На гриме? Насколько я понимаю, оба были в париках?

— Видите ли… — На секунду сцепив пальцы рук, Любовь Алексеевна тут же разъединила их. — Сейчас я уже очень сильно сомневаюсь, что на них были парики.

— Сомневаетесь?

— Да. Вернее, не сомневаюсь… Просто мне иногда кажется, что, пережив весь этот кошмар, я потом… потом, когда пришла в себя, выдумала все это. Вы понимаете меня?

— В общем, да. — Ну и ну, подумал Железняков. Не хватало, чтобы опять началась истерика. — Вы говорили также о накладных усах. И накладной бороде.

— Говорила.

— В том, что они были, вы не сомневаетесь?

— Н-нет… — Любовь Алексеевна сказала это после долгой паузы. — Усы и борода, пожалуй, были точно.

Подняв с пола свой кейс, Железняков взялся за задвижку.

— Любовь Алексеевна. Сейчас очень важный момент.

— Важный момент?

— Я покажу вам словесные портреты. И фотороботы, выполненные нашими специалистами. И портреты, и фотороботы выполнены на основе ваших показаний. Очень важно, чтобы вы их сейчас посмотрели. И сказали, что вас в них не устраивает.

— Ну… — Она явно колебалась. — Ну… что ж. Хорошо. Давайте, я посмотрю.

Около получаса они вместе изучали фотороботы и словесные портреты. Труд не пропал зря. Впрочем, может быть, наоборот: именно он пропал зря. Любовь Алексеевна дала массу поправок как к словесным портретам, так и к фотороботам. Поправок было так много, что Железняков в конце концов понял: если учитывать все ее поправки, все придется переделывать. При этом гарантий, что и к этим новым роботам и словесным портретам не найдется поправок, ему не даст никто.

Затем он чуть было снова все не испортил, дав хозяйке квартиры посмотреть два толстенных альбома с вклеенными в них фотографиями известных милиции домушников. Любовь Алексеевна дошла лишь до середины первого тома. После чего, отложив альбом, взялась руками за виски.

— Господи… Какие страшные лица… Юрий Денисович, можно меня уволить? Я не могу.

— Конечно, конечно. — Ругая себя последними словами, ведь один раз уже пробовал с этим, и кончилось тем же, спрятал альбомы. — Все. Ради Бога, извините милосердно, Любовь Алексеевна. Вы очень мне помогли. Очень. — На самом деле он не был уверен, так ли уж очень она ему помогла. Встал. — Пойду. Извините еще раз.

— Не стоит извинений. Я ведь все понимаю. — С улыбкой, точнее, с тенью улыбки проводила его до двери. И тут, напоследок, сделала ему неожиданный подарок: — Знаете, Юрий Денисович…

— Да? — Он стоял в открытом проеме.

— Что я помню абсолютно точно… до мельчайшей ноты — это их голоса. Вы не ошиблись, у меня в самом деле идеальный слух. Если бы я могла… Если бы я могла услышать снова хотя бы одно слово, которое произнес бы любой из них… Я бы узнала его безошибочно.

И то хлеб, подумал Железняков. Она сама предложила ему это. Это называется «фонографический эксперимент». Но в том-то и дело, что найти записи голосов преступников трудно, а практически — невозможно. Во всяком случае, намного трудней, чем найти их изображения.

12

Миша прибавил газ, и катер, задрав нос, полетел вдоль линии пляжа. Скорость была высокой, за кормой сразу вздыбился крутой белый бурун. Вместе с Мишей в катере сидел Фима Лернер, в прошлом Мишин школьный товарищ, а сейчас — известный одесский ювелир. На правах давнего приятеля Фима давал Мише советы во всем, что касалось алмазов, ибо был в этом деле великим докой. Он и подобрал ему клиента. Этого клиента Миша еще не видел. Но про себя прозвал «Фиминым клиентом».

Оглянувшись на сидящего сзади Фиму, Миша стянул с себя майку. Теперь он сидел на шкиперском сиденье лишь в плавках и бейсбольной шапочке. Посмотрел на часы и, несмотря на сильный встречный ветер, выжал из мощного мотора все, что мог. Солнце палило вовсю, море было теплым — в Одессе наступил самый пик сезона. Проплывающие мимо пляжи были забиты отдыхающими. Люди лежали на песке буквально один к одному.

Выйдя к линии элитных интуристовских пансионатов, Миша понял, что успевает к сроку, и резко сбавил ход. Пройдя на малой скорости мимо пляжей, которые после общегородских лежбищ казались пустыми, он наконец вывел катер на траверс выстроенного в современном стиле пансионата «Эллада». Обернувшись, посмотрел на Фиму.

— Здесь?

— Здесь, — подтвердил тот.

Фима Лернер был Мишиным другом. Фиме Миша верил как себе. Он вгляделся в берег с редкими разбросанными по песку загорающими. На пирсе же с прогулочными лодками и водными велосипедами вообще никого не было.

— Как, ты говоришь, его зовут? — спросил Миша.

— Масуд. Фамилия — Масудов. Сейчас, естественно, он Масуд-оглы.

— Азербайджанец?

— Азербайджанец. Точнее — талыш.

— Ты уверен, он не кинет?

— Уверен. Я с ним имею дело уже лет десять. Да и он ведь не последнее дело со мной проворачивает. К тому же, кажется, он уже открыл валютный счет на твое имя.

— Валютный счет на мое имя?

— Ну да. Я же говорю, он серьезный человек. Грозился захватить сегодня с собой кредитную карточку, чтобы дать тебе. Плюс десять штук зеленых, как уговаривались, наличманом.

— Ладно, — вздохнув, Миша еще раз оглядел пляж, — может, он загорает где-нибудь здесь?

— Вряд ли. Подожди, Мишань, сейчас появится. Он человек точный.

Тот, кого они ждали, появился на пляже минут через пять. Смуглый, невысокий, в белой кепочке, голубой майке, белых шортах, со спортивной сумкой через плечо, этот человек вышел из дверей пансионата и сразу же направился к лодочной станции. Затем, пройдя в самый конец пирса, остановился. Увидев катер и Фиму, поднял руку.

— Он? — спросил Миша.

— Да, — подтвердил Фима. — Причаливаем.

Дав газ, Миша развернулся и тут же выключил мотор. Дождавшись, когда катер мягко ткнется бортом в доски, человек, взяв протянутую Фимой руку, спрыгнул вниз. Усевшись рядом с Фимой, улыбнулся:

— Добрый день. Меня зовут Масуд.

— Меня Миша. Очень приятно. — Решив на этом ограничить пока ритуал знакомства, Миша тут же дал газ. Мотор взревел. Из-за лобового стекла, закручиваясь, ударил ветер, навстречу полетело штилевое море. Пока они выходили за линию пляжей, к пустынным береговым скалам, Миша обдумывал первое впечатление. Вроде бы все в этом Масуде соответствует Фиминой информации. Сообщил же о нем Фима как раз то, что делает Масуда идеальным покупателем алмаза — первого, который Миша решил сбыть на стороне. Эмигрировав в Турцию лет пятнадцать назад, Масуд обосновался в Стамбуле и смог в конце концов занять в этом городе довольно высокое положение. В Турции известен как миллионер, покровитель искусств и владелец собственной художественной галереи. А раз известен, значит, вряд ли пойдет на скандал с алмазом. Кроме того, Фима ведет с ним дела, а это ведь тоже что-то значит. Так что очень даже может быть, что Фима в выборе не ошибся. Этот человек с мягкой улыбкой и коллекцией перстней на пальцах, каждый из которых стоит целое состояние, — как раз тот, кто ему нужен. Если же Фима не трепанулся и этот Масуд в самом деле уже открыл счет на его имя, вообще говорить не о чем.

Минут через пятнадцать песчаную береговую полосу сменили камни. Тем не менее для верности Миша еще минут пять вел катер на полной скорости. В дрейф он лег, лишь войдя в абсолютно пустынную зону. Над морем здесь нависали отвесные скалы, над которыми с криком метались чайки и бакланы.

Обернувшись, Миша посмотрел на Масуда:

— Все, приплыли. Здесь точно никого нет. Так что можем поговорить.

Масуд улыбнулся:

— Отлично. Может быть, сразу покажете камень?

— Ради Бога. — Достав из кармана заранее приготовленный алмаз, самый маленький из шести, завернутый в байковую тряпочку, Миша протянул его Масуду: — Смотрите.

Развернув тряпочку и увидев сверкнувший на солнце алмаз, Масуд цокнул языком. Затем, застыв и нахмурившись, целиком ушел в изучение.

Наконец, снова завернув камень, протянул его Мише:

— Спасибо. Так вроде бы все в порядке. И все же я хотел бы проверить его приборами. Приборы у меня с собой.

— Так проверяйте.

— На катере нельзя. Надо подплыть к берегу. Приборы слишком чувствительны.

Дав малый ход, Миша в конце концов подвел катер к выступающему из-под воды пятачку. После того как они втроем вышли на берег, Масуд достал из сумки приборы, напоминающие электронные весы и спектроскоп. Поставив приборы на большой валун, занялся измерениями алмаза. Наконец, закончив, спрятал приборы в сумку. На валуне теперь остался только алмаз, лежащий на разложенной байке.

— Ну что? — спросил Миша.

— Все в порядке. Алмаз чистой воды. Двадцать восемь и семь десятых карата. Я его беру.

— Очень хорошо.

— Расчет как мне сказал Фима?

— Да. Десять тысяч долларов вы даете мне сейчас. На остальные девяносто тысяч долларов открываете валютный счет на мое имя в одном из стамбульских банков.

— Все правильно. — Масуд открыл сумку. Достав небольшую кожаную книжечку, протянул Мише. — Держите. Это ваша кредитная карточка. Теперь на вашем счету ровно девяносто тысяч долларов.

— Да? — Миша взял книжечку. Вытащив из обложки пластмассовый прямоугольник, повертел его. — Что, я могу ею пользоваться уже сейчас?

— Конечно. Правда, здесь, в Одессе, где нет отделений банка, по этой карточке вы, согласно общим правилам, сможете получать или делать траты не более чем на триста долларов в неделю. Но как только вы окажетесь в Стамбуле, вам стоит только явиться в центральный офис Зираат-банка, главного банка Турции, — и вы, по желанию, можете получить хоть всю сумму. Десять же тысяч, как мы уговаривались, я дам вам сейчас.

Завернув алмаз и спрятав его в карман, Масуд открыл сумку. Достав оклеенную крест-накрест бумажной лентой пачку стодолларовых купюр, протянул Мише:

— Считайте. Здесь ровно десять тысяч.

Пересчитав купюры, Миша убедился: счет верный. Перейдя в катер, спрятал деньги в лежащую под банкой[Банка — сиденье на катере или шлюпке.] сумку. Затем, подождав, пока вслед за ним в катер переберутся Фима и Масуд, сказал:

— Масуд, Фима за вас поручился, поэтому я вам абсолютно доверяю. И все же я хотел бы получить от вас что-то вроде долговой расписки. Так, просто в виде сувенира.

— Пожалуйста. — Масуд достал визитную карточку. — На каком языке? На русском?

— На каком хотите. Вы ведь знаете, как пишутся долговые расписки?

— Вроде еще не забыл. А что должен написать — конкретно?

— Напишите, что положили на мой счет столько-то в таком-то банке. Все.

Получив расписку, Миша спрятал ее.

— Подождите, это еще не все, — сказал Масуд.

— Не все?

— Да. — Достал из кейса пять заполненных фирменных бланков. По виду — одинаковых. — Фима говорил вам, что я являюсь президентом фирмы «Масуд-арт»? И владельцем двух художественных галерей в Стамбуле?

— Говорил.

— Вот. — Протянул бланки. — Это договор, заключенный фирмой «Масуд-арт» с вами. В пяти экземплярах. На двух языках, турецком и английском.

— Договор о чем?

— О том, что вы оказали фирме «Масуд-арт» услуги в виде художественных консультаций. Связанных с оценкой произведений искусства, антиквариата и предметов старины. Не могу же я… — Масуд маслено улыбнулся. — Если меня вдруг спросят, за что я перевел вам деньги, сказать: знаете, это был крупный бриллиант. Старинный. Да даже если могу — зачем? А так — спокойней будет всем. И вам, и мне. И, конечно, Фиме. Да, Фима?

— Точно, — согласился Фима.

Этот Масуд не дурак, подумал Миша. Вообще, приятно, что дело обставляется солидно. Без дураков.

— Просмотрите договора, — сказал Масуд. — И, если у вас нет возражений, подпишите каждый экземпляр. Один оставьте себе. Остальные отдайте мне.

Просмотрев договора, Миша, в той степени, в какой он понимал по-английски, понял: договора составлены именно о том, о чем только что говорил Масуд.

— Как? — спросил Масуд. — Все правильно?

— Масуд, даже если неправильно? Все равно ведь это подстава.

— Подстава, но важная. Она обезопасит нас на будущее.

— Ладно. — Подписав все пять экземпляров, Миша один, сложенный вчетверо, сунул в карман шорт, остальные отдал Масуду. — Теперь все?

— Все. — Масуд широко улыбнулся. — Все, ребята.

— Вас на то же место?

— Да.

Столкнув катер с отмели в воду, Миша прыгнул на шкиперское сиденье. Дал газ.

Через полчаса притормозив у лодочного пирса «Эллады», подождал, пока Масуд перейдет на доски причала, и тут же направил катер в порт.

13

После того как к медленно подрулившему к зданию одесского аэровокзала «Ил-84» подали трапы, Миша и Лука, не сговариваясь, вышли из своих новых машин. Серебристый «вольво», всего лишь пятилетней давности, Миша приобрел сразу же по возвращении из Москвы. Лука с взятой на Бережковской набережной добычи тоже себя не обидел, купив хоть и подержанную, но в отличном состоянии темно-синюю «тойоту».

Минут двадцать они стояли, наблюдая за спускающимися по трапам пассажирами. Благодаря Мишиным связям их в Одессе пускали всюду, в том числе и на летное поле. Сейчас, оглянувшись, Миша увидел: из встречающих они единственные, стоящие здесь, прямо у трапов.

Увидев наконец вышедших из головного люка Галю и Лизу, Лука сказал негромко:

— Камень, смотри: они.

В общем-то Мише давно уже было все равно, как выглядит Галя, он знал, что теперь его занимает в ней совсем другое, но сейчас он поневоле ею залюбовался. Стройная, легкая, одетая в подчеркивающее ее фигуру желтое платье, Галя спускалась с трапа, помахивая Мише рукой. Бросив мимолетный взгляд на Лизу, Миша отметил, что и она, одетая в ничем не уступающий Галиному платью бирюзовый сарафан, выглядит под стать подруге. Даже среди разряженных по случаю прибытия на юг курортников Галя и Лиза привлекали к себе всеобщее внимание.

Подойдя вместе с Лукой к трапу, Миша перехватил у Гали увесистую дорожную сумку. Обнял — и, когда он пригнулся, Галя ответила ему довольно нежным поцелуем. По пути к машинам Миша поинтересовался, как прошел полет, на что Галя, бросив иронический взгляд на небо, ответила:

— Как в сказке. А это что?

Вопрос относился к стоящим впереди «вольво» и «тойоте».

— Это наши тачки.

— Ого. Чувствую, вы разбогатели.

— Разве мы были бедные? — Захлопнув за Галей дверцу и усевшись за руль, Миша неожиданно для себя самого сказал: — Если бы ты знала, как я по тебе соскучился.

Чуть заметно улыбнувшись, Галя поцеловала его в щеку.

— Знаешь, я ведь тоже по тебе соскучилась. А куда мы сейчас едем?

— В гостиницу «Интурист». Новую.

— Да? — Откинувшись на сиденье, Галя беспечно улыбнулась. — Да, я читала, у вас там что-то построила фирма, кажется, американцы.

— Англичане. Мы сняли там для вас с Лизой два люкса.

— Даже два?

— Даже два.

14

Сообщив, что соскучилась по Мише, Галя наверняка сказала правду. После того, как они вошли в необъятный «люкс» новой интуристовской гостиницы, Миша едва успел поставить сумку и запереть дверь. Сразу же после этого их буквально бросило друг к другу.

Затем, через час, еще мокрые от душа, они вышли на балкон. Вглядываясь в раскинувшийся внизу порт, Миша спросил:

— Галечка, вы как с Лизой — располагаете временем до осени?

Повернувшись, Галя плотней запахнула накинутый прямо на голое тело махровый халат.

— Временем до осени? Ну… а что ты имеешь в виду?

— То, что мы все вчетвером, вместе с Витей и Лизой, можем прямо сейчас запулить вокруг Европы. В смысле, совершить круиз на рысаке.

— На рысаке?

— Да, у нас так называют пароходы. На дизель-электроходе «Украина», это лучший у нас рысак, валютный. Как?

Шутливо нахмурив брови, Галя сделала вид, что изучает Мишу. Наконец сказала жалобным голосом:

— Ой, ну а, Мишенька, ты как вообще все это — серьезно? Или — опять шутишь?

— Я похож на шутника?

Прижавшись к нему, Галя подняла глаза:

— Миш, ну ты что?

— Ничего.

— Конечно, я согласна. Разве может быть кто-то не согласен, когда предлагают такое?

— А Лиза?

— Лиза, конечно, тоже. Куда она без меня? А когда он отплывает, этот лучший ваш рысак?

— Через две недели. Если точней, через пятнадцать дней.

15

Слесарь, молодой парень лет тридцати, снова лег на землю. Он явно хотел спрятать лицо за крыло ремонтируемой машины. Стоявший рядом с ним Ченчин мысленно ликовал. Чутье в отношении этой бежевой «девятки», в которую, теперь уже это было ясно, двадцать шестого июля бросили гранату, его не подвело. Они со Свиридовым проверяли уже седьмой «автосервис». И везде терпели неудачу. На «девятку» же, в которой, по описанию, сидели два парня, по комплекции и возрасту очень похожие на тех, что наведались в квартиру Ларионовой, их навел осведомитель. Секач[Секач (жарг.) — осведомитель, в данном случае — секретный агент, работающий на милицию.], с которым постоянно работал Свиридов. И, по словам Свиридова, секач достаточно надежный. Идея же была его, Ченчина: проверить все происшествия, разборки, терки, канители и прочее в том же роде, произошедшее в дни, ближайшие к двадцать пятому июля. То есть к дню ограбления квартиры Ларионовых. Собственно, он, Ченчин, предложил проделать все это скорее уже от отчаяния. И вот на тебе. Сейчас, когда слесарь буркнул: «Да откуда я могу знать ее номер», Ченчин понял: безумная на первый взгляд идея дала отдачу.

Покосившись в его сторону, слесарь наконец залез под машину по пояс. Наблюдая за его чуть шевелящимися ступнями, обутыми в дорогие кроссовки, Ченчин поймал себя на том, что злорадно усмехается. Сказал сам себе: стоп. Да, конечно, все так. Этот опарыш, пытающийся сейчас скрыть от него номер «девятки» — не противник. Если бы это был даже не опарыш, а вор в законе, они со Свиридовым все равно бы его раскрутили. Но не нужно злорадствовать. Пацан попался. Он теперь уже не сбежит — поскольку распластан перед ним. Что еще нужно — после стольких мучений?

Где-то в стороне, через несколько машин, стоящих над ямами, он слышал голос Свиридова, пытавшегося перекричать привычный шум, висящий над ремонтным двором «автосервиса». Подумал: надо подождать. Сейчас кто-то обязательно пойдет мимо. Ведь в конце концов, раскрутить этого слесарюгу — дело плевое. Секач Свиридова, тусующийся сейчас в группе небезызвестного Гвоздя, к сожалению, весь номер машины запомнить не смог. Ибо и не думал, что этот номер может кому-то понадобиться. Запомнил он лишь две первые цифры и то, что номер московский, а машина — частная. Так что сейчас, когда один из ремонтников, исправлявших поврежденную «девятку», в их руках, тут, если подойти грамотно, можно в конце концов точно определить, что же это за «девятка».

Свиридов теперь уже был ему виден. Выйдя в своей красной рубахе из-за машин, он о чем-то спрашивал остановившегося человека в промасленной робе. Ченчин терпеливо ждал, когда Свиридов повернется в его сторону. И, дождавшись наконец, махнул рукой: «быстро сюда».

— А? — Остановившись рядом, Свиридов поймал взгляд Ченчина, устремленный на еле шевелящиеся кроссовки.

— Он ее ремонтировал, — негромко сказал Ченчин.

— Да?

— Да. Но в последнюю минуту забуксовал. Отказывается называть номер.

— А-а… — Свиридов покусал губу. — Фамилию знаешь?

— Знаю. Савченко.

— Понятно. — Свиридов присел. Подергал за одну из штанин возле кроссовок. Дергал он довольно долго. До тех пор, пока Савченко, изобразив на лице всю злость, на которую был способен, не вылез из-под машины. Некоторое время он, продолжая наигрывать возмущение и злость, переводил взгляд с Ченчина на Свиридова и обратно. Наконец резко, пожалуй, резче, чем следовало, сказал:

— Что надо? Я не посмотрю, что вы менты. Огрею монтировкой.

— Да? — Свиридов усмехнулся. — Встань сначала.

— Зачем?

— Встань, говорят.

— Не встану. У меня срочный заказ. — Парень попытался опять залезть под машину. Не вышло: Свиридов железной хваткой ухватил его за куртку. Парень застыл. Да, подумал Ченчин, если Свиридов схватит — можно испытать некоторые колебания. Хватка у него стальная.

— Пусти, — сказал парень.

— Сейчас пущу. — Свиридов посмотрел на Ченчина. — Коль, где у тебя наручники?

— В машине, — быстро сказал Ченчин.

— Сгоняй, а? Только побыстрей. Наденем на него. Похоже, буйный.

— Зачем наручники-то? — Парень криво усмехнулся, тем самым выдав собственную неуверенность. — Я ничего не сделал. Попробуйте только возьмите. Меня ребята не отдадут. Кто вы вообще такие?

— Моя фамилия Свиридов, — сказал Свиридов. — Если нужно звание, майор милиции. Ты меня ударил монтировкой, сявка. И ответишь.

— Я? — Парень повернулся к Ченчину. — Что вы мне шьете? Кого монтировкой? Да отпусти плечо, ты!

— Не ты, а вы. Не усугубляйте, Савченко. По-хорошему предупреждаю. Я пока еще добрый. Но могу и разозлиться.

— Что не усугублять-то? — Савченко попытался еще раз вырваться. — Да отпустите, вы. Я же не убегаю.

— Кто тебя знает. Значит, выбор: ты нам сейчас называешь номер этой девятки. Этого никто не слышит. Мы уходим. Все. Вариант: мы увозим тебя на Петровку. Бывал когда-нибудь на Петровке?

Покосившись на все еще удерживаемое Свиридовым плечо, парень затравленно оглянулся.

— Глупый, — сказал Свиридов. — Мы знаем этот номер, парень. Нам нужно подтверждение. Не может быть, чтобы ты его не запомнил, этот номер. Машину вы ремонтировали сутки. — Неожиданно прижав свое лицо почти вплотную к лицу Савченко, прошипел злобно: — Я же всю вашу шарагу разгоню сегодня же…. Понял меня, подонок? От первого до последнего. Всех лишу халявы, просекаешь?

Парень молчал. Свиридов вздохнул:

— Ладно. Чтобы ты убедился, что мы знаем этот номер, называю цифры. Первая четверка, да?

Парень ничего не ответил.

— Значит, четверка. Молчание знак согласия. Вторая цифра — тройка. Или я ошибаюсь? Мы же спрашиваем тебя без протокола, дурень. Без протокола что? Сказал — а потом можешь отказаться. На Петровке, с протоколом, будет по-другому.

— Да кончайте вы… Отпустите плечо…

— Значит, скажешь?

— Ну… скажу… — выдавил Савченко.

Свиридов отпустил плечо. Усевшись, Савченко сделал вид, что отряхивает брюки. Оглянулся. И лишь после этого назвал номер машины.

16

День был солнечным. Выйдя из такси, Миша двинулся вместе с Галей, Лизой и Лукой к портовой таможне. Подумал: пока все для них складывается благоприятно. Загранпаспорта на всю четверку они оформили без особого труда, ценности спрятали в надежных тайниках на «Украине». Он же спрятал еще кое-что. Что касается мелких трат — он сейчас может расплачиваться за все по полученной от Масуда кредитной карточке. Но главное: у него есть то самое «кое-что», о чем знает только он. И место, где спрятано это «кое-что», тоже может найти только он. В этом-то и заключается весь секрет.

Подходя вместе с Мишей к турникету, Галя улыбалась. Он улыбнулся ей в ответ. Таможенную смену, которая вела досмотр, Миша на всякий случай, чтобы все прошло гладко, подкупил, так что никаких неожиданностей сейчас не боялся.

Миша следил, как таможенники наспех, небрежно проверяют вещи Луки, сумки Лизы и Гали. После того как таможенник, проверив его сумку, сказал: «Следующий», — Миша вместе со всеми вышел на причал.

Поднявшись по парадному трапу на борт дизель-электрохода, они зашли в свои номера на пять минут, чтобы бросить сумки, а заодно убедиться, что это действительно люксы высшего класса.

Лука, плававший раньше на «Украине», знал здесь все. Поэтому предложил Мише, Гале и Лизе подняться в бар на верхнюю палубу, чтобы скоротать время до отхода.

В баре на палубе они провели около часа. Затем, после того как «Украина» под звуки бравурного марша отошла от причала, вместе со всеми подошли к борту, чтобы полюбоваться медленно тающей в солнечном мареве Одессой.

17

Серую «Волгу» и стоящего рядом майора Бойко в тенниске и джинсах Ченчин, Железняков и Свиридов увидели сразу, как только вышли на поданный к самолету трап.

Пожав всем троим руки и подождав, пока они сядут в машину, Бойко, устроившийся за рулем, дал полный газ. Затем, как только «Волга» вышла на ведущую к Одессе трассу, сообщил:

— Боюсь, Володя, мы все проморгали.

— В смысле? — отозвался Ченчин. — Что именно проморгали?

— То, что оба ваших подопечных, Михаил Каменский и Виктор Лукашов, уплывают сейчас в Европу. — Майор посмотрел на часы. — Да, точно. Ровно пять минут назад «Украина» отошла от причала.

— Не может быть!

— Увы, это так. «Украина» ушла в круиз вокруг Европы. Вместе с этими двумя симпатичными молодыми людьми.

— Но… что же ты мне не сообщил? — выдавил Ченчин.

— Каким образом? То, что у них билеты на «Украину», мы смогли выяснить только вчера ночью. Я звонил тебе по всем твоим телефонам — ни один не ответил. В вашей дежурке сказали: ты улетел. Кстати, я поверил твоей телеграмме, что вы прилетите вчера. Так что эта «Волга» подъезжает сюда уже третий раз. Со вчерашнего вечера.

— Игорь, прости, так получилось. Сам знаешь, как сейчас с билетами. Даже для нас.

— Знаю. Но теперь ничего не изменишь. «Украина» — тю-тю.

— Слушай, а они точно на ней?

— Точно. Ребята в порту сами видели, как они поднялись по трапу.

— 4-черт… — Ченчин посмотрел на Железнякова. — Может, можно как-нибудь ее догнать, эту «Украину»?

— Как? — спросил Бойко.

— Ну… не знаю. На вертолете, например. Или на каком-нибудь катере.

— Вертолет отпадает, там нет посадочной площадки. На катере… — Бойко помолчал. — Думайте сами. Предприятие не из легких. Да и что у нас с вами есть, чтобы иметь право остановить круизный дизель-электроход? Насколько я понял, парни всего лишь подозреваемые? Так ведь?

— Так, — потерянно отозвался Ченчин. На этих Каменского и Лукашова они вышли классически. Их описали около десятка лиц. И вот — на тебе.

После этого они ехали, не проронив ни слова. Наконец Бойко сказал:

— Ладно, Володь, что не сделаешь для друга. Попробую договориться с пограничниками.

— Спасибо, — сказал Ченчин.

— Пока не за что. Пассажирские суда, идущие на Запад, первые два часа стараются держаться в виду берега. Если мы догоним их по-быстрому и пограничники придумают повод, может, и удастся поднять вас на борт.

18

Катер шел быстро, в лицо летели брызги, но Железняков не обращал на них внимания, вглядывался вперед. Пока тщетно: после того, как они вышли из порта, он в течение получаса так и не смог увидеть впереди ничего, кроме серо-зеленых волн.

С помощью Бойко ему удалось договориться с пограничниками и достать этот катер, который мчал его сейчас вслед за «Украиной». Как объяснил Железнякову стоявший за штурвалом старшина-пограничник, катер хоть и считается списанным, тем не менее имеет перед дизель-электроходом солидное преимущество в скорости. Так что, по мнению пограничников, если им повезет и «Украина» не станет отклоняться от обычного курса, они вполне могут ее догнать. Пограничников сейчас на катере представляли старшина-штурвальный и стоявший рядом с ним старший лейтенант, следственную группу — Железняков.

Подняв бинокль, старший лейтенант смотрел вперед. Не выдержав, Железняков спросил:

— Ничего?

— Пока ничего, — опустив бинокль, пограничник посмотрел на Железнякова, — но если это случится, то довольно скоро.

— Вы уверены?

— Уверен, не уверен, но по времени мы должны уже ее догнать.

— И тогда что?

— Тогда… — Старший лейтенант помолчал. — Тогда, если удастся договориться с капитаном и тот даст команду сбавить ход, вы сможете подняться наверх. Вместе со мной, в люльке. Такое у нас уже бывало. Ну а там — можете делать что хотите. Капитана я предупрежу.

Подняв бинокль, старший лейтенант застыл. Наконец, примерно через минуту, сообщил:

— А вот и она… Да, это «Украина»…

Железняков вгляделся в даль, но ничего не увидел.

— Можно посмотреть?

— Пожалуйста. — Старший лейтенант протянул бинокль.

Для того чтобы отыскать в окулярах белеющую на горизонте корму дизель-электрохо-да, Железнякову потребовалось несколько секунд. Затем, опустив бинокль, он воочию убедился, как быстро катер сокращает разрыв. Довольно скоро «Украину» можно было увидеть и без бинокля, если хорошенько вглядеться.

— Прибавишь, Петрович? — спросил старший лейтенант.

—: Прибавить-то я прибавлю… Только вот мотор постукивает. Рухлядь.

Сразу же после этих слов мощный мотор, до этого, как казалось Железнякову, работавший без перебоев, вдруг громко чихнул. Затем раздался еще более оглушительный звук, больше похожий на выстрел. Старшина забористо выругался, но это не помогло: раздалось еще несколько громких выстрелов после чего мотор замолчал совсем.

Пройдя по инерции несколько метров катер закачался на волне. Минуты три стар шина дергал всевозможные рычаги и руко ятки и, убедившись в тщетности своих усилий сказал:

— Все. Отплавались.

— Д-да? — Железняков все еще не мо поверить, что погоня закончилась.

— Ну да. Вы что, не знаете нашу технику? Полетел мотор. Катер-то списанный. Прежнего ухода за ним уже нет.

Некоторое время Железняков наблюдал, как старшина, сняв мичманку, устало вытирает пот. Наконец спросил старшего лейтенанта:

— И… что же теперь делать?

— Ничего. Рация у нас с собой, вызовем спасателей. Вы уж не обессудьте, мы сделали все, что могли. Но сами видите — не повезло.

19

Пока старший лейтенант вызывал по рации спасательный буксир, Железняков попытался сообразить, что же он может сейчас предпринять — после того, как Каменский и Лукашов в буквальном смысле слова уплыли прямо у него из рук. Допросить Каменского и Лукашова он сможет теперь после того, как они вернутся из круиза. Но если ему не изменяет чутье следователя и эти парни в самом деле являются участниками ограбления квартиры на Бережковской набережной, то они сделают все, чтобы никогда не оказаться снова в России или на Украине. Ушли навсегда… Конечно, он постарается предпринять все, что возможно, и прежде всего сразу же по возвращении на берег свяжется с Интерполом. Но, поскольку пока для всех, и для него в том числе, Каменский и Лукашов всего лишь подозреваемые, на Интерпол надежда слабая, поскольку Интерпол занимается преступниками, вина которых доказана без всяких сомнений.

Уже на обратном пути, вглядываясь в буксирующий их пограничный катер, Железняков подумал: самое реальное, что он может сейчас сделать, вернувшись на берег, связаться с капитаном «Украины». И попросить его установить наблюдение за двумя пассажирами, которые подозреваются в грабеже.

20

Подплыв к краю бассейна на верхней палубе, Миша положил обе руки на бортик. Одним коротким движением выпрыгнул из воды и тут же нагнулся, чтобы помочь выбраться из бассейна Гале. Протянув руку, вытащил ее легким рывком на бортик. Галино загорелое тело было усеяно мелкими каплями, еще больше оттенявшими загар.

— Сядем? — спросил он.

— Можно. — Фыркнув, Галя попыталась сдуть с носа и лба брызги. Белые пластиковые столики и стулья здесь, на верхней палубе, стояли прямо под палящим солнцем. Но это всех устраивало, поскольку давало возможность продлить удовольствие, заказав сразу после купания коктейль или охлажденный сок.

Усевшись вместе с Галей за свободный столик, Миша заказал подошедшему официанту гранатовый сок со льдом. Положил на столик руки. Он чувствовал, как от соприкосновения с пластиком остывшая после купания кожа постепенно нагревается. Подумал, разглядывая Галю: он знаком с ней уже почти два года. А последний месяц вообще практически не расставался ни на минуту. Вроде бы должен к ней привыкнуть, но получается все наоборот. Он влюблялся в нее все больше и больше. Чертовщина какая-то.

Глаза Гали были полузакрыты, она сидела, обсыхая, подставив лицо солнцу. Почувствовав его взгляд, приоткрыла глаза, спросила:

— Ты что?

— Ничего. — Миша посторонился, давая возможность официанту поставить бокалы. — Просто… — Он усмехнулся. — Просто мне хорошо.

Взяв губами соломинку, Галя посмотрела исподлобья. Хмыкнула.

— Как ни странно, мне сейчас тоже очень хорошо.

— Почему «как ни странно»?

— Н-ну… — Она помолчала. — Потому что я не привыкла привязываться.

— Привязываться?

— Да. А сейчас, кажется, привязалась. Думаю, это не к добру.

— А по-моему, наоборот, очень даже к добру.

Выпив сок, Галя выпрямилась. Посмотрела на него.

— Все же, Мишенька, я чувствую, тебя что-то беспокоит.

— Н-ну… — Черт, как ему не хотелось говорить то, что он обязан сейчас сказать. Обязан, потому что они вот-вот должны подойти к Стамбулу. — Вообще ты права, есть некоторый момент.

— Да? — Поставив локти на стол, Галя оперлась подбородком о ладони. — И что же это за момент?

Миша промолчал. Помедлив, Галя улыбнулась:

— Впрочем, я знаю. Это касается Стамбула?

— Откуда ты знаешь?

— От Лизы. Витя, или, как ты его называешь, Лука, сказал ей, что вы хотите остаться. А заодно сделал ей предложение.

— Да, Галюш, ты права. Мы решили остаться. И… — Не договорив, замолчал.

— Да, и?.. — спросила Галя. Ему показалось, в глазах у нее мелькают смешинки.

— И… — Миша поставил бокал. — Скажу прямо: у меня есть все, чтобы нормально жить за кордоном.

— Любопытно. Только зачем ты мне это говоришь?

— Говорю, потому что должен сказать. Ты понимаешь, что такое «нормально жить»?

— Не совсем, — Галя тронула соломинку, — может быть, пояснишь?

— Ну… у меня есть миллион долларов. Пока. Во всяком случае, я рассчитываю на эти деньги.

Отпив сок, Галя подняла глаза, не отрывая губ от соломинки:

— Понятно. Очень интересная информация.

— Галя… — Сейчас Миша хотел говорить прямо и сказал, протянув руку и накрыв на секунду ее прохладную ладонь: — Я не знаю насчет предложений, которые Лука сделал Лизе. Но учти: я мечтаю, чтобы этот миллион был наш общий. И вообще, я мечтаю, чтобы все у нас было общим. Понимаешь?

— Более-менее. — Сказав это, Галя наконец-то оставила соломинку. — Только про деньги ты мог бы мне и не говорить.

— Наоборот, я обязан был тебе сказать. Так ты согласна сойти вместе со мной, чтобы остаться?

— Хорошо, Мишенька. В конце концов, не плыть же мне дальше в этот круиз одной. Без тебя.

Приподнявшись, Миша поцеловал ее в губы. После того, как он сел, Галя долго смотрела куда-то мимо него, за борт. Вдруг сказала:

— Смотри… Какая красота.

Обернувшись, Миша увидел вдали крохотные белые домики, подступающие к самому краю бухты. Затем из дымки выплыл гигантский ажурный мост. Это был Стамбул.

21

В пустом коридоре первого класса не было ни души. Миша быстро скользнул в боковой отвод, застыл, прислушался. Слежки он не боялся. Знал: «Украина» была слишком огромна, чтобы здесь можно было проследить за отдельным человеком. Но ведь он запросто мог засветиться из-за какой-нибудь досадной мелочи. Сейчас же, на его взгляд, наступил самый ответственный момент, поэтому он и решил застраховать себя от малейшей случайности.

Наконец, убедившись, что поблизости никого нет, он вышел из своего укрытия. Пройдя несколько шагов, нырнул в проем люка. Лишь здесь, в давно облюбованном им закутке служебной палубы, облегченно вздохнул. Палуба была пуста, если не считать пожарного щита и закрепленной на высоких кранцах спасательной шлюпки. Об этом тайнике, который он сделал всего за сутки до выхода «Украины» в рейс, не знал никто, в том числе и Лука. Известно Витьке было лишь о тайнике в машинном отделении, из которого час назад они вытащили все, что там было спрятано. А именно: наличную валюту, золото и цацки Фаберже. Этот же тайник Миша оборудовал втайне от приятеля.

Еще раз оглянувшись, Миша быстро забрался на шлюпку. Распластавшись на закрывавшем шлюпку брезенте, достал из кармана джинсов плоский сапожный нож. Полоснул по брезенту. Судя по звуку, отверстие, которое образовалось после его удара, было вполне достаточным для того, чтобы проникнуть внутрь шлюпки. Убедившись, что вокруг, если не считать неумолчного шума машины, всё по-прежнему тихо и спокойно, Миша скользнул в широкую прорезь.

В шлюпке было темно. Однако темнота не помешала ему, приложив некоторые усилия, обнаружить свой отлично замаскированный тайник. Протянув руку и поводив ею минуты две по привальному брусу, Миша опознал заранее выбранное им место. В этом тайнике несколько дней назад, находясь на еще не занятой пассажирами «Украине», он спрятал оставшиеся после сделки с Масудом пять алмазов, поместив их в выдолбленное в привальном брусе отверстие. Затем он заклеил тайник куском плащовки и замазал под общий фон белой эмульсионной краской.

Не без труда отыскав еле заметные на ощупь натеки, Миша ткнул в найденное место ножом. Пробив слой краски и плащовки, нож ушел в глубину. Поработав им, Миша расширил отверстие.

Затем, сунув в щель пальцы, достал из тайника спрятанный там замшевый мешочек. Все пять алмазов.

Некоторое время после этого Миша лежал неподвижно, скрючившись под банкой. Подумал, вглядываясь в падающий на дно шлюпки узкий луч света: это он нашел их в квартире старухи, это его алмазы. Нашел в таком месте, где никому бы в голову не пришло искать. И поэтому никто, в том числе и Лука, не имеет к этим камням никакого отношения!

Вытряхнув сверкнувшие под лучом кристаллики на ладонь и убедившись, что алмазы на месте и их никто не подменил, Миша снова вложил алмазы в мешочек и спрятал в карман джинсов. Полежал немного, усмехнулся. Если все пройдет гладко и они останутся в Стамбуле, он со временем запросто сможет получить за каждый из этих пяти камней нормальную цену. Цену, которая в сумме как раз и должна составить примерно миллион долларов, о котором он сказал Гале. Сейчас же у него одна задача: выбраться отсюда тихо и по возможности быстрее.

Прислушавшись и убедившись, что вокруг по-прежнему все спокойно, Миша эту свою задачу выполнил без особого труда.

22

Таможенный контроль в стамбульском порту, как и ожидалось, они прошли без осложнений. Наскоро просмотрев заполненные Мишей, Галей, Виктором и Лизой таможенные декларации, полицейский кивнул. После этого они вчетвером вышли на припортовую площадь. Сразу же после этого им пришлось пройти сквозь толпу дежуривших у портовых ворот покупателей, умолявших на русском, турецком и ломаном английском всех сошедших с «Украины» туристов продать что угодно. При этом они клялись, что дадут за товар самую лучшую цену. Освободившись от приставаний настырных покупателей, все четверо оказались наконец на более-менее свободном пространстве.

Они стояли, щурясь от яркого солнца и разглядывая пеструю толпу, заполнившую площадь. По настоянию Миши, выходя в круиз, они взяли с собой минимум вещей, поэтому все, что у них было, легко уместилось в спортивные сумки.

Стоя на площади и разглядывая уличных торговцев, зазывавших покупателей, толпящихся около них разряженных туристов, моряков торговых судов, проходивших мимо, носильщиков, провозивших нагруженные доверху тележки, Миша подумал: оттого, что он наконец-то в Стамбуле, он испытывает сейчас огромное облегчение. Сбылось все, о чем он мечтал: наконец-то он в Стамбуле, с алмазами да еще вместе с Галей.

У тротуара выстроилась вереница такси. Заметив, что водитель передней машины делает им знаки, Миша кивнул спутникам: «Садимся».

После того как они сели, Галя, разместившись рядом с Мишей, поцеловала его в щеку. Сказала на ухо:

— Куда мы сейчас?

— Скажи, пусть для начала отвезет нас в самый лучший стамбульский отель.

— Хорошо. —Галя, свободно говорившая по-английски, передала водителю просьбу. Тот кивнул, и машина, развернувшись на припортовой площади, двинулась по узким улочкам вверх, в город. Вообще-то Миша совсем не собирался тратить несколько тысяч в день только на жилье. Фраза насчет «лучшего отеля» была сказана им, чтобы, во-первых, выглядеть перед Галей настоящим мужчиной, а во-вторых, вселить уверенность в своих друзей.

Такси остановилось возле небоскреба со стеклянным пандусом и огромным, украшенным сверкающими буквами козырьком над входом. Выключив мотор, водитель повернулся к Гале:

— Отель «Босфорус», мисс. Лучший в Стамбуле.

— Точно лучший? — Галя сказала это с иронией, но водитель иронии не принял.

— Лучший, как вы просили. Есть еще «Конрад отель бешикташ». Неподалеку. Но он считается… вторым. «Босфорус» — очень известный отель. Лучший в Стамбуле.

— Мы вам верим. Большое спасибо. — Галя спрятала улыбку.

Протянув водителю двадцатидолларовую купюру и не взяв сдачи, Миша вместе с попутчиками вышел из машины. Поднявшись в вестибюль и подойдя к портье, попросил хоть и на плохом английском, но довольно внятно дать ему и его друзьям два лучших люкса.

Смерив Мишу взглядом, портье с ледяной улыбкой сообщил, что два лучших люкса будут стоить тысячу долларов в сутки. Миша молча отсчитал деньги. Поведение портье, после того как он пересчитал доллары и убедился, что они не фальшивые, резко изменилось. Пригнувшись, он протянул ключи, сообщив при этом, что номера, которые он выделил молодым людям, действительно самые лучшие в отеле.

Поднявшись в свои апартаменты, девушки принялись распаковывать сумки. Затем ушли переодеваться.

Выйдя вместе с Мишей на огромный балкон, Лука некоторое время любовался раскинувшейся внизу панорамой. Наконец сказал:

— Вид классный.

— Классный, — согласился Миша. — За то и заплачено.

— Мишань, все о’кей, только не слишком ли? Две штуки в сутки, а у нас ведь всего двадцать штук наличных. Даже чуть меньше.

— Кроме двадцати штук у нас есть еще цацки Фаберже. И рыжье.

— А кому их сдать? — поинтересовался Лука.

— Найдем, Витенька, не беспокойся.

Опершись на перила, Лука застыл, вглядываясь в россыпь домов, над которой то тут, то там возвышались мечети. — Мишань, наверное, так в раю живут, а?

— У кого деньги есть, живут как в раю, а у кого нет… Ты видел толпы оборванцев в порту?.. Лука, я сейчас ненадолго свалю.

— Прямо сейчас?

— Откладывать нельзя. Это для наших общих дел. Я ненадолго.

— Ну, ни пуха ни пера.

— К черту. Развлеки пока девочек, хорошо? Ну, там сходи в бар, еще куда-нибудь. Я вернусь через час, через два…

23

Спустившись вниз и выяснив у портье, что центральный офис Зираат-банка находится на этой же площади, в пяти минутах ходьбы от отеля, Миша отправился в банк. Ему нужно было снять со своего счета тысяч двадцать наличными и абонировать сейф, чтобы положить туда алмазы.

Служащий банка, выслушав Мишину просьбу на его довольно слабом английском об абонировании сейфа и выяснив, что он из России, направил его к сотруднику, говорящему по-русски.

— По желанию вы можете выбрать несколько видов абонирования сейфа, — пояснил сотрудник. — Именной, цифровой, на предъявителя. Какой вы желаете?

— А чем они отличаются друг от друга?

— При именном абонировании вас пустят в хранилище лишь по предъявленному документу. При цифровом — при предъявлении карточки с присвоенной вам цифровой комбинацией. В случае же, если вы абонируете сейф на предъявителя, вам достаточно будет просто показать ключ, снабженный фирменной биркой банка.

— И все?

— Все. Естественно, при этом вы должны будете запомнить свой набор сейфа, чтобы его открыть.

— Ясно. А каков порядок оплаты?

— Если вы абонируете сейф на один день, оплата одна, но на более длительный срок банк делает клиенту скидку. Если вы абонируете сейф на месяц, мы возьмем с вас всего двести долларов. При этом, если вы, допустим, придете за своими вещами не через месяц, а через год, сейф все равно будет сохранен за вами. Конечно, если при этом вы оплатите задолженность.

Поразмыслив, Миша выбрал абонирование на предъявителя. После того как он заплатил за месяц вперед, служащий выдал ему ключ с биркой. Затем, спустившись в указанный ему зал хранилища, Миша установил на внутренней стороне дверцы сейфа мешочек с алмазами, захлопнул дверцу и, пройдя длинный коридор, снова поднялся на лифте в операционный зал. Найдя сотрудника, с которым уже имел дело, протянул кредитную карточку:

— У меня вклад в вашем банке. Я хотел бы снять с него некоторую сумму. Поможете мне?

— Конечно. Какую сумму вы хотите снять?

— Двадцать тысяч долларов.

— Прекрасно. В окошке напротив занимаются вкладами.

Подойдя к указанному окошку, Миша некоторое время наблюдал, как служащий, взявший его под опеку, и второй, сидящий на стуле перед окошком, переговариваются между собой по-турецки. В конце концов тот, что сидел перед окошком, взял у сослуживца Мишину кредитную карточку, воткнул край карточки в щель ЭВМ и пробежал пальцами по клавишам. Вглядевшись в экран дисплея, снова тронул клавиши. Застыл. Наконец, не поворачивая головы, что-то сказал коллеге. Тот посмотрел на Мишу:

— Простите, вы уверены, что у вас есть вклад в нашем банке?

— То есть как? — Миша пожал плечами. — Но вот же кредитная карточка. Я ею давно уже пользуюсь. А что — что-нибудь не так?

— Сейчас выясним. У вас есть еще какая-нибудь кредитная карточка?

— Нет. Только эта.

— В таком случае, чтобы все выяснить, нам нужен какой-нибудь документ, удостоверяющий вашу личность. У вас он есть?

«Черт, — подумал Миша, — неужели ментовка успела выйти на меня через Интерпол? Этого еще не хватало». По его расчетам, такого не могло быть. Никак не могло быть, при любом раскладе. Он был уверен: ограбив квартиру на Бережковской, они сумели скрыть все следы. Но даже если допустить, что ментовка каким-то образом до них докопалась, сообщить о них Интерполу она бы просто не успела. «Нет, — подумал Миша, — скрываться мне еще рано». Протянул паспорт.

— Да, конечно, вот мой паспорт.

Изучив Мишин паспорт, служащий, сидящий перед окошком, что-то сказал соседу. Тот спросил:

— Господин Каменский, простите, вы знаете господина Масуд-оглу, жителя Стамбула?

— Да, знаю. Собственно, он и оформил мне эту кредитную карточку.

— Тогда все намного проще. — Клерк что-то сказал сослуживцу, и тот, нажав несколько клавиш, утвердительно кивнул. Сотрудник банка, говоривший по-русски, объяснил:

— Кредитная карточка, которую вы нам предъявили, открыта на счет господина Масуд-оглы, предоставившего вам кредит. В прошлом месяце господин Масуд-оглу предоставил вам кредит со своего счета, определив его в девяносто тысяч долларов. Именно в счет этого кредита вы и получили возможность пользоваться кредитной карточкой, которую нам предъявили. За это время вы успели истратить в счет предоставленного вам кредита… подождите секундочку… — Служащий вгляделся в дисплей. — Да, все верно. За это время вы получили с открытого вам кредита тысячу шестьсот сорок один доллар. Затем, а именно вчера, по распоряжению господина Масуд-оглы кредит с его счета был вам отменен.

— Отменен? — Миша пока не очень точно понимал суть того, что объяснял ему служащий. Ясно одно: Масуд его предал.

— Да, отменен. Разве господин Масуд-оглы не предупредил вас об этом?

— Нет. — Миша помолчал. — И я уже ничего не могу получить по этой карточке?

— Совершенно верно. Если, конечно, господин Масуд-оглы не решит снова открыть вам кредит.

Глядя на улыбающегося служащего, Миша подумал: вот так кидают фраеров. Фраеров, которые решаются довериться своим друзьям. Выходит, за штучный многокаратный алмаз Масуд всучил ему одиннадцать штук с хвостиком вместо ста. Круто же он его заделал, ничего не скажешь. Он же, дурак, клюнул на кредитную карточку — тогда, на катере. Ведь Масуд просто-напросто повесил ему лапшу на уши, уверив, что карточка открыта на его собственный счет. Хотя на самом деле она была открыта на счет Масуда. Черт, будь это где-нибудь еще, он бы никогда такого не простил. Не пожалел бы никаких денег, отдал бы еще один алмаз, но обязательно рассчитался бы за такую подлость и с Масудом, и с Фимой. Но сейчас, увы, он ничего не может сделать. Что бы он ни придумал, отомстить он не сможет — ни тому, ни другому. Фима в Одессе, Миша же, как ни крути, вряд ли в ближайшее время окажется в России или на Украине. Что же касается Масуда — в Стамбуле он у себя дома. А Миша — чужак. Чужак, которого здесь никто не знает. А значит, и не окажет помощи.

Посмотрев на Каменского, служащий сложил вместе его паспорт и кредитную карточку:

— Мы всегда рады вам помочь. Но согласитесь: вопросы, касающиеся получения денег со счета господина Масуд-оглы, могут решаться только с участием хозяина этого счета.

— Да, конечно. — Усилием воли Миша, заставив себя улыбнуться, взял протянутые ему паспорт, карточку и вышел на улицу.

Какое-то время он шел по площади без всякой цели, бессмысленно вглядываясь в оживленную толпу. Думал только об одном: Масуд его кинул. Кинул, как последнего фраера.

Остановившись у столика небольшой открытой кофейни, Миша стал наблюдать, как хозяин осторожно трогает поставленные на раскаленный песок турочки с кофе. Несмотря на аппетитный аромат, ни один из столиков не был занят. Мелькнуло: надо позвонить Масуду. Конечно, позвонить и все выяснить. Мало ли, вдруг ничего страшного не произошло.

Вытащив бумажник и достав из него долларовую купюру. Миша протянул ее хозяину и сказал по-английски:

— Мне надо позвонить, у вас есть телефон? Вы меня понимаете?

Неуловимым движением взяв доллар, хозяин заулыбался. Жестом пригласил Мишу зайти за стойку.

Оказавшись у телефона, Миша достал из бумажника визитную карточку Масуда, набрал нужный номер. Трубку сняли почти тут же. Нежный девичий голос отозвался по-турецки. Помедлив, Миша спросил на своем ломаном английском:

— Это офис мистера Масуда-оглы?

— Да, — ответил голос после секундного колебания. — А кто его спрашивает?

— Его друг. Мне нужно поговорить с ним. Будьте добры, соедините меня. Это очень важно.

Помедлив, голос ответил:

— Хорошо, минуточку.

Наступила довольно долгая пауза, в конце которой Миша услышал наконец голос Масуда:

— Слушаю.

— Добрый день, Масуд, — как можно спокойнее произнес Миша. — Это Каменский из Одессы, помните?

Голос Масуда прозвучал, будто ничего не случилось:

— Конечно, Миша, я вас прекрасно помню. Вас очень хорошо слышно. Вы из Одессы или из Стамбула?

— Из Стамбула.

— О… — Масуд помолчал. — Как добрались?

— Прекрасно. Но возникла какая-то чепуха со счетом, который там, в Одессе, вы обещали открыть на мое имя.

В трубке раздались звуки, напоминающие шелест бумаги. Наконец Масуд произнес:

— Давайте будем точными, Миша. Открыть счет на ваше имя я не обещал.

— То есть как это не обещали?

— Так. Я лишь сказал, что в стамбульском офисе Зираат-банка будут лежать принадлежащие вам девяносто тысяч долларов. Эти девяносто тысяч долларов и сейчас лежат там. В целости и сохранности.

— Лежат, но на вашем счете. Только что в банке мне сказали, что открытый вами на мое имя кредит отменен.

— Не отменен, а всего лишь приостановлен.

— Какая разница?

— Разница есть, и немалая. К тому же, Миша, поймите: открыть счет на ваше имя в Зираат-банке тогда, в Одессе, мы не могли просто физически. Ведь в тот момент мы оба с вами находились не в Стамбуле. А для открытия счета нужно присутствие в центральном офисе банка хотя бы одной стороны. Из тех, с которыми открытие этого счета связано. Я был абсолютно уверен, что вы это понимаете сами.

«Будь он проклят, — подумал Миша. — Эта скотина пытается вешать мне лапшу на уши сейчас, когда он уже меня кинул. И ничего с ним не сделать!»

Помолчав, Миша спокойно сказал:

— Хорошо. В таком случае можно поинтересоваться: почему вы приостановили мне кредит?

— Это уже другой разговор. Совсем другой. Сейчас объясню.

С полминуты Масуд молчал. В трубке снова раздались звуки, напоминающие шуршание бумаги. Наконец раздалось:

— Поймите, дорогой, ваш кредит я приостановил лишь по одной причине: хочу продолжить наши деловые отношения. Только поэтому, поверьте.

— Понятно. — Миша попытался сообразить, что может стоять за этими словами. — Ладно, я не против. Только поясните — какие именно деловые отношения?

— Те же, что и были. Вы сдали мне один камень. Я же хочу, чтобы вы сдали мне и остальные. Все пять. Которые у вас остались.

«Масуд знает про камни, — подумал Миша. — Знает. Вот только — кто мог ему стукнуть? Фима? Пожалуй. Ведь именно ему я заказал шесть фальшивок. Но если так, какая же Фима паскуда! Так дешево продать меня. И главное — зачем?»

— Миша, вы слышите меня? — спросил Масуд.

— Слышу, Масуд, слышу. Вот только никак не пойму, о чем вы толкуете.

— Миша, тут понимать нечего. Сдайте мне остальные пять камней. И все. За них я заплачу вам полмиллиона. Плюс девяносто тысяч, которые, как говорится, уже ваши. По-моему, это нормально.

«Как бы не так, нормально, — подумал Миша. — Полмиллиона за пять таких камней — чисто фраерская цена». К тому же он лучше удавится, чем сдаст камни этой гниде, устроившей ему такую подлянку.

— Масуд, простите, но я в самом деле не пойму, о чем вы говорите. У меня был один камень, я вам его сдал. Относительно остальных камней, о которых вы говорите, вас просто дезинформировали. У меня ничего больше нет.

— Миша, я знаю точно: у вас было шесть камней. Один вы сдали мне. Значит, осталось пять. Послушайте моего совета: сдайте их мне. Клянусь, здесь, в Стамбуле, это будет для вас самый лучший вариант.

«Сучара поганая, — подумал Миша, — он еще указывает, какие варианты будут для меня лучшими здесь, в Стамбуле». Покосившись на хозяина кофейни, сказал:

— Масуд, пяти камней, о которых вы толкуете, у меня сейчас нет. Но раз вы так хотите получить эти камни, я попробую их достать.

Но давайте условимся: говорить с вами на эту тему я буду только после того, как мои девяносто тысяч будут переведены с вашего счета на мой. Только после этого.

В мембране раздалось несколько приглушенных слов по-турецки. Похоже, Масуд разговаривал с кем-то, сидящим рядом. Наконец сказал в трубку:

— Это пустой разговор. Вообще, мне кажется, вы так ничего и не поняли. Поймите простую вещь: я хочу купить у вас все шесть камней. Вы понимаете? Именно из-за этого я и приостановил выплату вам кредита. Но как только мы найдем общий язык, кредит тут же будет восстановлен. Обещаю вам. А сейчас простите, я и так ради вас прервал важный разговор. Мой телефон вы знаете. Звоните.

Услышав частые гудки, Миша положил трубку. Не удержавшись, выругался последними словами. Весь его расчет строился на этих девяноста тысячах долларов. Кроме того, он надеялся, что Масуд поможет ему найти здесь, в Стамбуле, хорошую клиентуру. Теперь же ясно: все его надежды рассыпались в прах. Он остался ни с чем.

«Ладно, — решил в конце концов Миша, — раз попал в дерьмо, надо попытаться из него выбраться. Проколы у меня случались и раньше, но я всегда выпутывался из трудных положений. Значит, выпутаюсь и на этот раз».

Кофейня по-прежнему была пуста. Усевшись за ближний столик, Миша попросил у хозяина кофе. Прихлебывая из чашечки, в конце концов пришел к выводу: вполне возможно, Фима здесь и ни при чем. Ведь история с этими шестью алмазами, подарком шаха, могла быть известна не только ему — от Фарта. Масуд долго ошивался в Одессе и вполне мог выйти на Фарта и на ту же Лену самостоятельно. И, услышав звон об алмазах шаха, а затем получив один алмаз, сделать собственные выводы. Так что, может, Фима и не собирался его предавать.

Эта мысль несколько успокоила. Посидев немного, он подумал: «Надо найти в Стамбуле кого-то, кто смог бы оказать мне поддержку. Любую, пусть самую маленькую. Ведь здесь я абсолютно один. На Луку расчета нет. При сложившемся раскладе он не помощник. Девушки же, наоборот, вместо помощи могут принести только лишние трудности».

Понаблюдав, как хозяин кофейни методично меняет местами турочки, Миша вдруг вспомнил, что Гурген дал ему визитную карточку своего человека в Стамбуле. При этом сказал, что этот его знакомый — мужик весьма и весьма крутой. Настолько крутой, что якобы может в Стамбуле все. К тому же, вспомнил Миша, Гурген предупредил его: этот его знакомый прекрасно говорит по-рус-ски.

Вытащив бумажник, Миша разыскал визитную карточку. Она была двусторонней: с одной стороны текст был написан на турецком языке, с другой — на английском. Вглядевшись, Миша прочел: «Юсиф Самед-оглу». Посмотрел на телефон. Уловив его взгляд, хозяин показал жестом: звоните. Подойдя к телефону и набрав указанный в визитке номер, Миша долго прислушивался к длинным гудкам. К телефону никто не подходил, и он хотел было уже нажать на рычаг, когда почувствовал, что трубку наконец-то сняли. Однако, судя по тому, что в мембране слышался лишь приглушенный фон, тот, кто снял трубку, говорить почему-то не хотел.

Выждав для верности несколько секунд, Миша сказал:

— Алло! Извините, мне нужно поговорить с господином Юсифом Самед-оглы! Алло? Вы слышите меня?

После некоторой паузы в трубке раздалось несколько резких слов по-турецки, и трубку тут же положили. При этом Миша подумал: «Слова, сказанные в трубку, очень напоминают ругательства».

Прислушиваясь к раздававшимся на том конце провода частым гудкам, он попытался сообразить, что все это могло значить. В общем-то ничего особенно страшного не случилось. В том, как повел себя человек на том конце провода, нет ничего необычного. Люди довольно часто ведут себя именно так, скажем, если ждут не очень приятного звонка. А может быть, этому человеку просто не понравилось, что он говорил по-английски. Ладно, нужно все сделать для того, чтобы дозвониться до Юсифа. Сейчас это его единственный шанс.

Показав визитную карточку хозяину кофейни, Миша сказал:

— Мне нужно поговорить с Юсифом Самед-оглы, но я не говорю по-турецки. Пожалуйста, вызовите его для меня, я заплачу.

Хозяин взял визитную карточку и двадцать долларов; быстро спрятав бумажку, спросил по-английски:

— А как вас зовут?

— Николай, я из России.

— Понял.

Набрав номер и дождавшись отзыва, хозяин кофейни быстро заговорил по-турецки. Кажется, ему сразу же пришлось вступить в спор. Во всяком случае, его голос то и дело менял интонацию. О чем он говорил, Мише оставалось только догадываться. Наконец, расплывшись в улыбке, протянул трубку Мише.

— Алло? — сказал Миша, взяв трубку. — Простите, мне нужен Юсиф Самед-оглы.

Низкий голос с далеко не приветливыми интонациями отозвался:

— Это я. Кто со мной говорит?

— Меня зовут Коля. Вам должен был сообщить обо мне Гурген из Москвы.

Пауза, наступившая после этого, длилась довольно долго. Наконец голос произнес:

— И что мне должен был сказать Гурген о вас?

— Он должен был сказать вам об одном деле. Вернее, об одной вещи, которая может вас заинтересовать.

— Да? — Хозяин голоса снова о чем-то задумался. — Давно вы в Стамбуле?

— Первый день.

— Надолго?

— Не знаю. — Миша помолчал. — Пока не знаю.

— Вещь, о которой говорил Гурген, с вами?

— Да.

— Когда вы могли бы со мной встретиться?

— Если у вас есть время, я хотел бы встретиться не откладывая. Прямо сейчас.

— Хорошо, вы знаете мой адрес?

— У меня есть ваша визитная карточка.

— А Стамбул знаете?

— Нет. Я здесь первый раз.

— Неважно. Возьмите такси, вас довезут. Все, я вас жду.

На том конце провода положили трубку. Положив свою, Миша дал хозяину кофейни еще один доллар за кофе. Затем, выйдя на тротуар, постоял немного, пытаясь оценить только что состоявшийся разговор. О Юсифе Самед-оглы он практически ничего не знал, если, конечно, не считать характеристики, выданной ему когда-то Гургеном. Тут же Миша подумал: «Ну и что? Терять все равно нечего. К тому же в только что закончившихся переговорах все же был один положительный момент: знакомый Гургена говорил так, как должен был говорить нормальный деловой человек, где бы он ни находился: в России или за бугром. Ладно, черт с ним. Ведь мне не остается ничего другого, как рискнуть». С той мыслью он и отправился туда, откуда совсем недавно вышел, — в банк.

Здесь, опустившись в хранилище и достав из сейфа мешочек с алмазами, он выбрал из пяти камней один, второй по величине. Оглядев камень, вытащил платок, завернул его и спрятал в карман джинсов. Затем, положив мешочек с оставшимися четырьмя алмазами на прежнее место и закрыв сейф, вышел из банка. Остановив такси, протянул водителю визитную карточку Юсифа Самед-оглы. Изучив ее, водитель кивнул и дал газ.

Такси, в которое сел Миша, двигалось, как ему казалось, бесконечно долго. Несколько раз они выезжали к побережью, затем снова оказывались в городе. Машина то углублялась в сплетенье узких старинных улочек, то вылетала на абсолютно современные городские проспекты, тормозя лишь у перекрестков.

Наконец, после того как они в очередной раз оказались на приморском шоссе, правда, на этот раз совершенно пустынном, водитель внезапно остановил машину.

Миша огляделся. Пока он не видел ничего, кроме витой чугунной изгороди перед самым обрывом. Да и то эта изгородь была почти скрыта кустарником и пальмами.

Движением подбородка водитель показал, где находятся ворота и вход. Выйдя из машины, Миша попросил водителя подождать его и направился по шоссе вдоль ограды. Наконец он увидел выложенную плитняком площадку, за которой располагались ворота, украшенные узорным литьем. Метрах в тридцати за воротами виднелся белый двухэтажный особняк в восточном стиле с балюстрадами и башенками.

Подойдя к воротам, Миша некоторое время рассматривал особняк. Затем, покосившись, заметил: он здесь не один. Сразу же за воротами, бесстрастно разглядывая Мишу, сидел на корточках мощный парень лет двадцати. На парне были белые кроссовки, белые брюки и белый жилет, надетый прямо на голое тело.

Заметив, что Миша наконец его увидел, парень что-то коротко проговорил по-турец-ки.

— Мне нужен Юсиф Самед-оглы. — Помедлив, Миша спросил по-английски: — Это дом мистера Самед-оглы?

Парень встал, извлек из кармана микрорацию, и Миша заметил: под жилетом у парня укреплена на ремнях кобура с пистолетом. Что-то коротко сообщив в микрорацию, парень спрятал аппарат в карман и, повернувшись к Мише, застыл.

Примерно через минуту из дверей особняка вышел хорошо сложенный человек лет тридцати с коротко остриженными волосами и бородой. Он был одет в щегольской белый костюм, голубую рубашку и серый галстук. Подойдя к воротам, чуть прищурив широко расставленные глаза, человек некоторое время пристально изучал Мишу. Наконец спросил по-русски:

— Как вас зовут?

— Коля.

— Коля… — Человек помолчал. — Это вы недавно разговаривали с хозяином по телефону?

— Я разговаривал по телефону с Юсифом Самед-оглы. Если он хозяин, значит, я разговаривал с ним.

— У вас есть с собой оружие?

— Нет.

Створка вделанной в ворота калитки медленно поползла вбок. Подождав, пока она дойдет до конца, человек кивнул:

— Входите.

Миша вошел. Нажав кнопки и дождавшись, пока калитка закроется, человек сказал:

— Мы вас не знаем, поэтому я должен вас обыскать. Если вам не трудно, поднимите руки.

— Пожалуйста, — Миша поднял руки. Человек в белом костюме начал прохлопывать его одежду в поисках оружия. Он действовал явно со знанием дела. Наконец, убедившись, что под Мишиными джинсами, тенниской и курткой ничего не спрятано, кивнул:

— Идите вслед за мной. — Повернувшись, двинулся к особняку.

Миша пошел за ним. Войдя в дом, они прошли сначала большую комнату, напоминавшую гостиную, затем поднялись по лестнице на второй этаж, прошли по коридору. В конце концов остановились в просторном холле. Пол холла был покрыт серым узорчатым ковром, на ковре стояли обитые белой кожей диван и несколько кресел. В одном из них сидел парень с крепкой шеей, одетый в бежевый летний костюм и бежевую рубашку с темным галстуком. Судя по всему, здесь, в холле, он выполнял ту же функцию, что и первый — оставшийся у ворот. То есть попросту стоял на карауле.

Посмотрев на охранника и уловив еле заметный знак, человек в белом костюме приоткрыл дубовую дверь. Сказал что-то по-турецки. Услышав ответ, посмотрел на Мишу:

— Входите. Господин Юсиф Самед-оглу готов с вами поговорить.

Войдя, Миша увидел просторный кабинет, настолько большой, что, казалось, он занимает пол-этажа. На стенах висело несколько старинных картин, мебель была выдержана в темных тонах, пол покрыт огромным текинским ковром. Современными в этом темном царстве выглядели лишь яркие цветные пятна стоявших на столе телефонов. Даже поверхность звуковидеоустановки, целиком занимавшей один из углов, имитировала потемневший от времени дуб.

Хозяин кабинета, а то, что это именно хозяин, Миша понял сразу же, стоял у одного из распахнутых окон. На вид ему было лет тридцать семь — тридцать восемь. Во всяком случае Миша ни за что не дал бы ему больше сорока. Он был коренаст, горбонос, лицо гладко выбрито. Одет в черную тенниску, белые парусиновые брюки и белые кроссовки.

Когда Миша и сопровождающий его человек в белом костюме вошли, Юсиф Самед-оглу, повернувшись к ним, пристально посмотрел на Мишу. Похоже, он умышленно вызвал его на обмен взглядами, поэтому на твердый взгляд хозяина кабинета Миша ответил взглядом, ничуть ему не уступавшим.

Подойдя к столу, Юсиф сказал:

— Присаживайтесь. — Подождав, пока Миша сядет, добавил: — Может, сразу начнем?

— Давайте. Но, если позволите, я хотел бы поговорить один на один.

— При Бабуре можно говорить о чем угодно. Это мой помощник, абсолютно надежный человек.

— Все же я хотел бы поговорить с вами наедине.

— Ладно. Бабур, оставь нас. — Подождав, пока помощник выйдет, Юсиф заметил: — Я очень хотел бы посмотреть на вещь, о которой говорил Гурген.

— Сейчас. — Миша выдержал паузу. — Но прежде я должен кое о чем сообщить…

— О чем же? — Юсиф Самед-оглу поднял глаза.

— Видите ли, Юсиф… — Миша усмехнулся. — Меня кинули. Предали здесь, в Стамбуле.

— И что же из этого следует?

— Ну, я хотел бы попросить вас о помощи…

Встав, Юсиф снова подошел к окну. Стоял он довольно долго, наконец, вернувшись и усевшись за стол, сказал:

— И чем же я могу вам помочь?

— Сейчас объясню. Хочу предупредить, прошу о помощи не задаром. За эту помощь я сдал бы вам свой камень… ну, скажем, за цену, которую вы бы назначили сами.

Юсиф застыл, будто решал какую-то сложную задачу. Наконец сказал:

— Ладно. Покажите камень.

Миша достал из кармана платок, развернул и положил платок с камнем перед Юсифом:

— Вот.

Хозяин дома взял камень двумя пальцами, развернулся к свету, покрутил его и спросил бесстрастно:

— Сколько же вы за него хотите?

— Я сказал, если вы мне поможете, цену будете назначать вы.

— Допустим, я назначу цену в один доллар?

Миша ответил, помедлив лишь секунду:

— Пожалуйста. Один доллар, так один доллар. Только помогите.

— Смелое заявление, — усмехнулся Юсиф. — Вы не против, если я дам проверить этот камень своим людям?

— Пожалуйста.

Включив стоящий на столе селектор, хозяин что-то сказал по-турецки. Через минуту в его кабинет вошел сухонький старичок в белой рубашке и черных брюках. Обменявшись с Юсифом несколькими словами, кивнул, взял алмаз и вышел из кабинета. Дождавшись, пока за ним закроется дверь, Юсиф посмотрел на Мишу:

— Объясните, кто и как вас кинул?

— Вы знаете Масуда Масуд-оглы?

Закатив глаза вверх, Юсиф состроил еле заметную гримасу:

— Я знаю многих Масудов Масуд-оглу. Чтобы я понял, что это за человек, вы должны сказать, кто он.

— Вот, — достав из бумажника визитную карточку Масуда, Миша протянул ее Юсифу, — это его визитная карточка. Заодно здесь и его расписка, которую он мне дал в Одессе.

Взяв карточку, Юсиф сначала прочел выбитое на турецком и английском имя хозяина визитки. Затем повернул картонку, внимательно изучил написанную от руки долговую расписку. Посмотрел на Мишу:

— Да, я его знаю. Это Масуд-галерейщик. Он, по-моему, тоже из Союза?

— Да. — И Миша более-менее подробно рассказал Юсифу, как Масуд его предал. Выслушав, Юсиф потер лоб.

— Да-а… А что вы хотите конкретно от Масуда? Девяносто тысяч наличными?

— Нет, этого не нужно. Масуд открыл мне кредит в девяносто тысяч, вот пусть и даст распоряжение перевести остаток этого кредита на мое имя. В том же банке. Все. Его расписка у меня есть.

В этот момент вспыхнула лампочка селектора. Нажав кнопку и переговорив, Юсиф сообщил Мише:

— Ваш камень в порядке.

— Рад слышать.

— Я тоже.

После того, как вошедший в кабинет старичок положил алмаз на стол и удалился.

Юсиф некоторое время сидел с ничего не выражающим видом. Неожиданно спросил, посмотрев на Мишу исподлобья:

— Вы надолго приехали в Стамбул?

Юсиф спрашивал об этом второй раз, и Мише показалось, что за этим вопросом стоит какой-то скрытый смысл, поэтому он ответил неопределенно:

— Не знаю. Может, и надолго.

— Ладно, попробую вам помочь.

— Спасибо.

— Камень я могу спрятать? С учетом, что буду должен вам один доллар?

«Ладно, плевать, я ведь так и этак иду на риск, — подумал Миша, — лишь бы Юсиф не кинул меня в разборке с Масудом, остальное не так важно».

— Прячьте, — сказал он спокойно, — мы ведь договорились.

Встав, Юсиф спрятал алмаз во вмонтированный в стене сейф. Нажал кнопку у края стола. Дождавшись, пока войдет Бабур, спросил:

— Какая из машин готова?

— Обе готовы, хозяин. И «ягуар», и «БМВ».

— Едем в город на «БМВ», втроем: ты, я и Коля.

24

Проведя «БМВ» по хорошо знакомому ему маршруту к центру Стамбула, Бабур остановил машину. Здесь, у высокого современного здания, на стене у входа в которое буквально не оставалось места от всевозможных вывесок, была людская толчея. Это здание Бабур знал отлично: здесь, в месте расположения всевозможных контор, ему не раз приходилось бывать по самым разным делам. Главным образом, конечно, это касалось дел его хозяина.

Не без труда втиснув широкий корпус «БМВ» в щель у самого входа, Бабур обратился к хозяину по-русски:

— Ну я пойду? А вы?

— Мы с Колей подождем тебя здесь. Если возникнут какие-то сложности, спустишься. Хотя я не думаю, что этот дохляк заартачится.

Выйдя из машины, Бабур не спеша двинулся к главному входу. Поднялся в лифте на восьмой этаж и, пройдя по устланному ковром широкому коридору, толкнул стеклянную дверь. Перед тем как сюда прийти, Бабур получил от хозяина подробные инструкции, поэтому никаких сомнений, как себя вести, у него не было. Он должен был выбить из Масуда то, что ему велел хозяин. Как он это сделает, хозяина не интересовало, но Бабур знал, что из такого человека, как Масуд, он сможет выбить все, что ему потребуется.

В большом, шикарно обстановленном холле за необъятным столом сидела красотка секретарша. Чуть поодаль в кожаных креслах о чем-то негромко переговаривались два посетителя. Судя по их виду, они ожидали приема. Не глядя на них, Бабур подошел к секретарше вплотную. Пригнувшись, спросил грозно:

— Шеф у себя?

Секретарша возмущенно вскинула голову:

— Простите, господин, вы знаете, где находитесь?

— Слушай, не зли меня, ради Бога… Лучше скажи, что делает твой шеф?

— Разговаривает по междугородному телефону…

— Один?

— Один. Если вы хотите попасть к нему на прием…

— Вот именно. Сиди здесь и никого не впускай.

Бабур резко толкнул ореховую дверь и вошел в кабинет.

Увидев его, Масуд оборвал фразу на полуслове, сразу же положив трубку. Тут же из динамика послышался взволнованный голос секретарши. Она пыталась что-то сказать в свое оправдание, но Масуд, выключив динамик, изобразил улыбку:

— Привет, Бабур. Присаживайся. Вот уж не ждал.

— Это точно, давно не виделись. — Бабур уселся в стоящее у стола кресло. Нужно было сразу брать быка за рога, поэтому он сказал, не затягивая: — Масуд, у меня с хозяином к тебе претензии.

Галерейщик прореагировал точно так, как и ожидал Бабур. Подняв руки, он покачал головой:

— Претензии… Дорогой Бабур, ты ведь знаешь, как я уважаю господина Юсифа. И к тебе я всегда относился с огромным уважением, в этом ты не раз мог убедиться…

Глядя в потолок, Бабур прищелкнул языком, бросил небрежно:

— Учти, у меня нет времени, я пришел по делу. Ты знаешь Мишу Каменского из России?

Масуд потянулся к стоящей на столе серебряной сигаретнице. «Все понятно, — подумал Бабур, — галерейщик пытается выиграть время». Искоса посмотрев на хозяина кабинета, он по случайно пойманному им взгляду понял: Масуд раскололся.

— Значит, ты его знаешь.

— С чего ты взял? Я еще ничего тебе не сказал.

— Знаешь, Масуд. Это же видно.

Масуд молчал. Наверняка он сейчас лихорадочно соображает, что ответить. Бабур же, наоборот, был абсолютно спокоен, ведь доказывать, что Масуд знает русского, сначала назвавшегося Колей, но потом объяснившего, что Масуду он известен как Миша Каменский, ему не было нужды, поскольку этот русский сидел внизу, в «БМВ», вместе с хозяином.

Видимо, почувствовав уверенность Бабура, Масуд в конце концов сказал:

— Хорошо. Допустим, я его знаю. Что дальше?

— Дальше — ты должен ему девяносто тысяч долларов. И ты ему их отдашь. Прямо сейчас. Понял?

Масуд долго клялся, что не знает ничего ни о каких девяноста тысячах. Длилось это, наверное, минут десять. Наконец, дав гале-рейщику выговориться до конца, Бабур спросил:

— Да, кстати, Масуд, ты ведь жил в Союзе?

Масуд пожал плечами:

— Ну и что? Во-первых, это было очень давно. Во-вторых, какое это имеет отношение к нашему разговору?

— Самое прямое. И ты, наверное, не забыл, что такое капуста, то есть долговая расписка? — Достав из кармана визитку Масуда, которую дал ему русский, Бабур положил ее на стол: — Вот, гляди!

Взяв карточку, Масуд сделал вид, что внимательно ее изучает. Однако Бабуру было достаточно одного взгляда, чтобы понять: все это чистый театр. Расписка в самом деле выдана галерейщиком, а значит, от выплаты девяноста тысяч зеленых ему не отвертеться. Тем не менее даже после того, как Масуд признался, что расписка в самом деле написана его рукой, Бабуру пришлось приложить немало усилий, чтобы убедить его: без девяноста тысяч долларов, которые он, Бабур, намерен получить сейчас же, немедленно, он отсюда не уйдет. Наверняка Масуд сопротивлялся бы еще, если бы Бабур не пригрозил спуститься вниз за хозяином, а заодно и за русским. Неизвестно, кого больше испугался Масуд, однако это подействовало. Потрогав лежавшую в пепельнице недокуренную сигарету, он в конце концов со страдальческим видом достал чековую книжку. Спросил, не глядя:

— Что я должен сделать?

— Ты ведь открывал этому парню кредит со своего счета? На девяносто штук?

С видом, как будто у него только что выдернули зуб, Масуд выдавил:

— Открывал. Но Каменский успел истратить с этого кредита тысячу шестьсот долларов.

— Я знаю. Бери чек и пиши распоряжение о переводе оставшихся денег на имя Каменского в том же банке.

Взяв чек и написав распоряжение, Масуд протянул бумажку Бабуру.

— Вот. Восемьдесят восемь тысяч четыреста. Проверь. Чтобы потом не было претензий.

Проверив запись, Бабур кивнул:

— Все в порядке. Как раз об этой сумме мне говорил хозяин.

— Расписку я могу оставить себе?

— Конечно. — Бабур встал, чтобы покинуть кабинет. Как-то странно взглянув на него, Масуд, делая вид, что разглядывает что-то в окне, спросил, усмехнувшись:

— Ну а ты знаешь, за что я написал русскому расписку?

— Знать не знаю и знать не хочу. Это дела хозяина. Я в его дела не вмешиваюсь.

Взяв не докуренную сигарету, Масуд чиркнул зажигалкой. Сказал, затянувшись:

— Ну я все-таки тебя проинформирую: девяносто тысяч, которые я отстегнул русскому, мелочь. За этим русским стоят большие бабки.

— Что-то ты темнишь, Масуд, а? Какие еще большие бабки?

Масуд впервые за это время посмотрел на него в упор.

— Очень большие бабки. Ты человек с головой, ну и… Если захочешь узнать подробней, позвони. Мой телефон у тебя есть.

— Да? — Бабур усмехнулся. — Ладно, Масуд, может, и позвоню.

Уже выходя из кабинета, он услышал, как галерейщик сказал ему вслед:

— Буду ждать.

25

После того как Бабур вышел из машины и скрылся в дверях здания, Юсиф минут десять сидел молча. Миша тоже решил не нарушать молчания. Размышлял: все, что сейчас здесь происходит, вполне может быть самым обычным фуфелем. Алмаз ведь остался у Юсифа, который никаких расписок ему не давал. Впрочем, даже если бы Юсиф и дал ему расписку, что с того? Если Юсиф и Бабур решили его кинуть, сделать это им не помешает никто на свете. Никто.

В конце концов Юсиф, посмотрев в его сторону,спросил:

— Вы в Стамбул прилетели или приехали?

— Приплыл на «Украине».

— Если не секрет, один?

— Нет. С другом и двумя девушками. Остановились в «Хилтоне». И все было бы прекрасно, если бы меня не кинули. А за Масуда мне поручились в Одессе…

— Вашего друга, который решил остаться с вами в Стамбуле, зовут случайно не Антон?

— Да.

После некоторой паузы Юсиф хмыкнул.

— Мне кое-что говорил Гурген о вас и об Антоне.

— Но Гурген ведь нас совсем не знает, встретились раза три, и все. Что он мог говорить?

— Гурген сказал, что вы с Антоном навели в Москве шороху.

«Черт, неужели до Гургена дошло, что мы ограбили квартиру на Бережковской, — подумал Миша. — Если так, под нами явно дымит. Ведь если об этом знает Гурген, вполне может знать и ментовка. А ментовка повязана с Интерполом. Времена же теперь такие, что замести могут где угодно. Даже здесь».

Выждав, он осторожно спросил:

— Какого шороха, Гурген не уточнял?

Посмотрев в упор, Юсиф покачал головой:

— Просто он сказал, что вы в Москве с какими-то крутыми пареньками разобрались.

Миша облегченно вздохнул. Да, конечно, как же он сразу не сообразил, наверняка Гурген все узнал о сшибке — той, что у него случилась возле «Руси». С теми козлами. И о гранате. Другого просто и быть не могло.

Покосившись, Юсиф улыбнулся:

— Было дело?

— Уже не помню. Может, и было, мало ли куда не ввяжешься по глупости.

— Хороший ответ. — Вытащив пачку «Лорда», Юсиф протянул ее Мише: — Закурите?

— Спасибо, не курю.

Закурив, Юсиф жадно затянулся. Спросил, не глядя на Мишу:

— У вас в Стамбуле есть выходы на кого-то из деловых? Своих?

Решив, что темнить нет смысла, Миша сказал:

— Нет, а это так важно?

— Ну… — Юсиф усмехнулся. — Если честно, мне сейчас как раз нужен человек вроде вас. Поэтому спрашиваю прямо: хотели бы вы со мной работать?

Так вот почему Юсиф интересовался, надолго ли он в Стамбуле. Все ясно, Юсиф решил его завербовать. Собственно, а почему бы и нет? Юсиф — мужик крутой донельзя, это видно сразу, так почему бы и не поиметь с ним дело? Во всяком случае, он будет знать точно, что Юсиф его не кинет.

— Так как, подписываетесь? — спросил Юсиф.

— Ну… — Миша помолчал. — В принципе я не против. Правда, все будет зависеть от условий.

Юсиф молчал так долго, что Мише показалось, он уже забыл об их разговоре. Наконец сказал:

— Условия будут хорошими, не беспокойтесь. Будем считать, что в принципе мы договорились. Детали обсудим потом, если вы не против.

Наконец появился Бабур. Усевшись на место водителя, повернулся к ним, выдохнул:

— Все. — Достал из кармана бумажку, протянул ее Юсифу: — Вот распоряжение.

Юсиф протянул Мише бланк с водяными знаками:

— Поздравляю. Видите, Миша, случилось так, как мы и рассчитывали, бабки ваши. Это — распоряжение, по которому Масуд переводит остаток кредита на ваше имя.

Взяв чек, Миша среди прочих записей от руки увидел свои имя и фамилию, написанные латинским шрифтом. Без труда можно было разобрать и сумму: восемьдесят восемь тысяч четыреста долларов. Похоже, Юсиф и Бабур в самом деле решили играть с ним вчистую…

— Что теперь делать с этой бумагой?

— Срочно едем в банк, пока он не закрылся. Нужно оформить счет на ваше имя. А потом… Потом разберемся.

К банку они подъехали через десять минут. Подойдя к окошечку, в котором велись расчеты по вкладам, Юсиф поговорил со служащим, и Миша получил пустые бланки. После того как он выполнил все формальности, к окошечку подошел служащий, говоривший по-русски. Взяв у коллеги кредитную карточку, протянул ее Мише:

— Поздравляю, господин Каменский. Вы стали клиентом нашего банка. Вот ваша карточка. На всякий случай запомните: на вашем счету сто восемьдесят восемь тысяч четыреста один доллар, семьдесят центов.

— Как сто восемьдесят восемь? Восемьдесят восемь?

— Нет, нет, господин Каменский, я не оговорился. Именно сто восемьдесят восемь. Да вот, вы можете посмотреть сами.

Нажав клавишу, служащий повернул к Мише дисплей. На экране замигали буквы и цифры, и Миша увидел свою фамилию, против которой стояла сумма «188 401,7». Служащий улыбнулся:

— Желаю вам удачи, господин Каменский.

— Спасибо.

После того как Миша, спрятав карточку, подошел к стоявшему у выхода из банка Юсифу, тот поинтересовался:

— Какие-то проблемы?

Посмотрев на Юсифа, Миша все понял.

— Это вы положили на мой счет сто штук зеленых?

— Конечно. Вы же сами сказали, я могу назначить за ваш камень любую цену. Запомните только: я тоже оформил этот перевод как плату за консультации. Фирме «Улус». Это одна из моих фирм.

— Но… — Миша покачал головой. — Спасибо. А я-то в самом деле решил, что вы заплатите один доллар.

— Я и заплатил один доллар. Просто вы не знали, что на моем языке это означает сто штук. — Посмотрев на него, Юсиф улыбнулся: — Знаете, Миша, я бы вам посоветовал сейчас пару недель отдохнуть. Вместе с вашими друзьями. Уверен, они, как и вы, первый раз в Стамбуле.

— Первый.

— Ну вот. Отдохните, оглядитесь, посмотрите город, Турцию. И оставьте «Хилтон». Зачем он вам? Понимаю, вам хотелось удивить девушек. Но я бы на вашем месте выбрал что-нибудь попроще.

— Я бы и сам это сделал. Но я ведь здесь ничего не знаю.

— Я вам помогу. Под Стамбулом есть несколько отличных мест. Тихих, спокойных, именно таких, которые нужны вам. Тем более если учесть, что вам повезло и вы оказались здесь с красивой дамой. — Юсиф улыбнулся: — Не сомневаюсь, что она хороша собой… Потом, наверное, вам будет нужна машина, чтобы свободно передвигаться. Так ведь? Бабур об этом позаботится. Советую вам взять машину напрокат. Потом уже, когда оглядитесь, купите, что понравится. Как, согласны?

— Вполне.

— Доверьтесь Бабуру, он специалист в этом деле. У вас есть международные права?

— Есть. Я ведь знал, куда еду.

— Тогда вообще нет проблем. Но даже если бы у вас прав не было, Бабур бы вам их сделал. Кстати, Бабуру вы можете полностью доверять. Единственное, о чем прошу, не говорите ему о наших переговорах о сотрудничестве, хорошо?

После того как они уселись на заднее сиденье «БМВ», Юсиф сказал, обращаясь к Бабуру:

— Миша здесь с другом и двумя девушками. Им нужна машина. Помоги им выбрать что-нибудь напрокат. Что-нибудь приличное и недорогое.

— Конечно.

— Потом ребятам нужно подобрать тихое место под Стамбулом. Чтобы они могли спокойно пожить там… ну, скажем, пару недель.

Некоторое время Бабур молчал. Наконец сказал, обернувшись:

— Хозяин, может, Сарыбазар?

— Надо что-нибудь потише.

— Тогда Карагель? Там всегда тихо.

— Миша, вы не против отдохнуть в Карагеле? — спросил Юсиф. — Это что-то вроде деревни. У побережья там есть несколько коттеджей, хозяин которых мой знакомый. Вам там понравится. Утром, если захотите, вам будут приносить молоко, яйца, свежую рыбу. До Стамбула полчаса езды. Думаю, вас это устроит.

— Конечно, устроит.

— Тогда, Бабур, давай в прокатный пункт, там вы выйдете, а я на этой машине поеду дальше. Вам, Миша, теперь придется держать связь только с Бабуром. С вами я смогу увидеться не раньше чем через две недели. Договорились?

26

В прокатном пункте Миша с Бабуром пробыли не больше пятнадцати минут, после которых Миша выехал из ворот на шоколадно-молочной «хонде» последней модели. На его взгляд, машина выглядела как новая. Да и вообще ему показалось, что Бабур взял ее практически за бесценок.

Бабур, севший рядом, посоветовал Мише с полчаса поездить вместе с ним по Стамбулу, чтобы освоиться в городе, что Миша с удовольствием сделал. Затем, договорившись, что заедет за ним утром, Бабур сошел. К «Хилтону» Миша подъехал уже при свете ярко освещавших центр фонарей и рекламы.

В номерах никого не было, однако Миша довольно скоро обнаружил Галю, Луку и Лизу в одном из баров. Сначала Галя высказала ему все, что думала по поводу его исчезновения, причем сделано это было достаточно сурово. Однако после того, как Миша объяснил ей, что, во-первых, он доставал машину, а во-вто-рых, завтра с утра они поедут на побережье, где будут жить в отдельных коттеджах у моря, он был прощен.

Вечер они провели в ресторане.

27

Утром Бабур, как и обещал, заехал в отель, и они отправились вдоль побережья в Карагель. Деревня эта оказалась действительно совершенно пустынной. Коттедж был обычной деревенской хижиной, сложенной из грубого серого известняка. Однако внутри этой хижины Миша и Галя вскоре обнаружили все, что необходимо для нормальной жизни: от бара с напитками до современной видеосистемы.

Лиза и Лука разместились в соседнем коттедже. Окна обоих строений выходили к морю, да и сами они располагались почти у самой кромки прибоя.

Чуть позже, искупавшись вместе со всеми и плюхнувшись на горячий песок, Миша понял: Карагель действительно отличное место.

28

Сидя в своем кабинете, Железняков разбирал только что принесенную курьером утреннюю почту. Ченчин, последние дни проводивший в его кабинете практически все рабочее время, курил, стоя у открытого окна.

Отложив в сторону несколько стандартных конвертов, в которых, как правило, приходили ответы на запросы прокуратуры и, наоборот, запросы от различных организаций, Железняков в конце концов наткнулся на сложенный вчетверо телеграфный бланк. Однако это оказалась не телеграмма, а радиограмма. Развернув бланк, Железняков прочитал:

«Прокуратуре. Борт дизель-электрохода «Украина». Ориентированные вами Каменский, Лукашов сошли в Стамбуле. При выходе судна из порта на борту не обнаружены. Бабенко».

Прочитав радиограмму несколько раз, Железняков протянул ее Ченчину. Тот, пробежав текст, сказал без особого выражения:

— Значит, остались… Что-то надо предпринять.

— Но у нас на них ничего нет. Ничего абсолютно. Только то, что во время ограбления Ларионовой они могли быть в Москве. Могли, но не более того.

— Что будем делать? Отобьем депешу в турецкий Интерпол?

— Отбить-то мы отобьем, куда мы денемся. Но Каменский и Лукашов всего лишь подозреваемые. А подозреваемыми Интерпол не занимается.

— Да и закона о выдаче мы с Турцией не подписывали, — изрек Ченчин. — Полная безнадега. Считай, они ушли.

— И все же… — Железняков подтянул к себе лист бумаги. Секунду подумал и принялся набрасывать черновик ориентировки на Каменского и Лукашова в турецкое отделение Интерпола.

29

Выйдя из воды, Миша расстелил полотенце и лег рядом с Галей. Приближался полуденный зной, однако сейчас его тело, охлажденное морским купанием, жары почти не чувствовало. Разглядывая Галин профиль, Миша подумал: место, куда по рекомендации Юсифа их привез Бабур, действительно оказалось райским. С момента, когда они приехали сюда, прошло уже десять дней, однако за все это время в Стамбул они так и не собрались. И причина одна: им не хотелось оставлять этот уголок даже на несколько часов.

Сейчас, после того как они часа два провели здесь, на облюбованном ими пятачке перед хижиной, Миша колебался, не зная, что выбрать. С одной стороны, было заманчиво пойти перед обедом на местный базар, с другой — можно было бы также отправиться к рыбакам за рыбой. Для этого достаточно было столкнуть в воду вытащенную на берег прямо возле хижины моторку и, запустив мотор, пройти пару миль вдоль берега к рыбацкому поселку.

Мучимый этими сомнениями, Миша вдруг услышал звук автомобильного мотора. Приподнявшись, увидел приземистый серебристый «крайслер-турбо», подкативший вплотную к хижине. За рулем сидел Юсиф, рядом можно было разглядеть смуглую темноволосую девушку. Девушка была хорошенькой и, судя по виду, совсем молоденькой.

Увидев, что Миша на него смотрит, Юсиф поднял руку. Лежавшая до этого неподвижно на спине Галя спросила, приоткрыв один глаз:

— Кто это?

— Мой друг. Принимай его, как будто это мой родной брат, хорошо?

— Миша, не смеши… Я бы и так его прекрасно приняла. — Галя села.

Подойдя к машине, Миша подождал, пока Юсиф выйдет. Затем, ответив на рукопожатие, спросил:

— Рады видеть. Только что это вы вдруг объявились, Юсиф? Что-нибудь случилось?

Улыбнувшись, Юсиф тронул Мишу за плечо:

— Ничего не случилось. Просто мы с моей подругой решили провести денек вместе с вами. Как, примете?

— Ради Бога. Будем счастливы.

Девушка, увидев, что Юсиф и Миша смотрят на нее, улыбнулась.

— Это Гюль, — сказал Юсиф. — Гюль, если по-простому. А полное имя вы все равно не выговорите. Отличная девчонка. Вот только ни слова не понимает по-русски.

— Ничего, друг друга как-нибудь поймем. — Миша посмотрел на подошедшую Галю. — Это Галя, познакомьтесь. Галя, это Юсиф.

— Очень приятно. — Галя протянула руку. Поцеловав ее, Юсиф цокнул языком.

— Галочка, я предполагал, что подруга Миши должна быть неимоверно красива. Но такого не ожидал увидеть даже я. Клянусь.

— Ладно вам, Юсиф. Лучше познакомьте меня с вашей приятельницей. Как ее зовут?

— Гюль.

— Почти как меня. Вот она действительно красива, честное слово.

— Я сам тоже так думаю. Жаль только, Гюль не говорит по-русски.

— Женщинам слов не нужно, они все поймут и так.

Гюль вышла из машины и, улыбнувшись, протянула руку Гале. Галя тут же обняла ее за плечи, и девушки отошли. Посмотрев им вслед, Юсиф сказал:

— Миша, может, отойдем и мы? Присядем вон там, на камушке?

— Давай.

Присев на камень, Юсиф поднял голыш и запустил его в воду.

— Тут такие дела, Миш. На тебя и твоего друга пришла наводка. Из Интерпола.

— Из Интерпола?

— Точно.

— Ты приехал только из-за этого?

— Заодно. Знать, что тобой интересуется Интерпол, тебе нужно. Твоего кента зовут как? Виктор Лукашов?

— Виктор Лукашов.

— Все правильно. Я сам видел этот запрос в легавке. — Усмехнувшись, Юсиф тронул Мишу за плечо. — Не смотри на меня, как на врага народа. Ты ведь допускаешь, что у меня в нашей конторе могут быть свои люди?

— Допускаю.

— Ну вот. Вообще-то запрос туфтовый, ты и твой кент проходите там как подозреваемые. Просьб вас задержать или там наложить арест на ваши счета нет. Так что можем гулять.

Помолчав ровно столько, сколько нужно было, чтобы обдумать ответ, Миша сказал:

— Да?

— Да. Если же придет новая телега, мой человек в легавке позаботится, чтобы она там и осталась.

Понаблюдав за линией прибоя, Миша произнес:

— Спасибо.

— На здоровье. Запомни: раз мы решили работать вместе — здесь, в Стамбуле, ты можешь никого не бояться. Что, пойдем к девчонкам? А то они заждались.

— Пойдем.

По виду Гали и Гюль было ясно: общий язык они нашли без труда. После того как Миша сделал знак загоравшим возле своего коттеджа Луке и Лизе и те подошли, он познакомил их с Юсифом и Гюль. Затем, после короткого совещания, было решено всем вместе отправиться на моторке к рыбакам — что, после того как в лодку были погружены все необходимые припасы, и было сделано. У рыбачьих фелюг они долго торговались, придирчиво выбирая рыбу. Затем, уединившись на пустынной косе сразу за рыбачьими причалами, целиком отдались приготовлению шашлыка. Это увлекательное занятие они лишь изредка прерывали купанием.

К вечеру, когда они вернулись на моторке к своим коттеджам, было решено собраться вшестером в одной хижине. Здесь они провели отличных два часа перед видеомагнитофоном, танцуя, изощряясь в подтрунивании друг над другом и смеясь каждой удачной шутке. Заодно они дегустировали собранную в баре коллекцию напитков.

В самый разгар вечеринки Юсиф предложил:

— Девочки, мальчики, хотите экзотики?

— Хочу! — Галя захлопала в ладоши. — Жутко хочу экзотики! А что это за экзотика?

— Сегодня здесь в одном месте проводится настоящий деревенский праздник. С зурной и борцами. Съездим?

— Ой, обожаю народные праздники! — сказала Лиза. — Давайте съездим.

— А что, точно, — добавила Галя. — Поедем, Юсиф, а?

— Я и говорю, поедем. Такого вы нигде не увидите.

Юсиф и Гюль сели в «крайслер», Галя, Лука и Лиза — в «хонду». Усевшись за руль, Миша повел машину вслед за лимузином Юси-фа. Выехав за пределы Карагеля, они минут двадцать петляли по узкой, абсолютно темной прибрежной дороге. Грунтовая поверхность освещалась лишь фарами их машин. Наконец, когда в скалах с одной стороны дороги возникло несколько освещенных тусклыми лампочками деревенских строений, Юсиф остановил «крайслер». Выйдя из машины вместе с Гюль, показал рукой: приехали.

Вскоре, продвигаясь вместе со всеми по деревенской площади, Миша понял: селение, в которое они приехали, не такое уж маленькое. Домики в скалах со светлячками огоньков тянулись на небольшом возвышении вдоль берега сколько хватало глаз. Правда, хотя домов было много, на отходящих от площади полутемных улочках и на самой площади, освещенной лишь одним фонарем, не было видно ни души.

Они пересекли площадь, и лишь здесь им встретилось пятеро парней, расположившихся сразу за фонарем. Двое сидели на корточках, трое стояли. Увидев приближающуюся группу, парни враждебно уставились на нее, причем Миша подумал: оказаться с этой пятеркой наедине он бы очень и очень не хотел. Однако враждебность длилась лишь до момента, пока парни не увидели Юсифа. Заметив его, сидящие на корточках встали, стоящие же, приложив левую руку к сердцу, поклонились.

Почти тут же Миша увидел строение, каждая из стен которого, сплетенная из гибких ветвей, тянулась примерно метров на тридцать. У входа, представляющего из себя простой проем, толпился народ. Судя по приглушенному звуку зурны, а также по слабому свету, проникающему наружу, это и было место, где проходил деревенский праздник. Именно поэтому стоящие у входа с таким интересом пытались разглядеть то, что происходило внутри.

В духане, в который они вошли, все расставленные вдоль стен столики были заняты. Внутри, впрочем, как и снаружи, не было видно ни одной женщины, здесь находились только мужчины.

Сделав знак следовать за ним, Юсиф двинулся вдоль стены. На середине земляной площадки, вокруг которой были расположены столики, вели схватки три пары борцов. Все шестеро были обнажены по пояс, босы и одеты лишь в шаровары. Внимание сидящих за столиками было сейчас занято только этими схватками.

Подойдя к проему, Юсиф исчез, чтобы через минуту появиться с немолодым кряжистым мужчиной и юношей лет двадцати, вынесшим стол. Установив стол, духанщик с помощником, а это, как объяснил Юсиф, были они, вскоре расставили на столе блюда с виноградом, бутылки с вином, разложили на тарелках сыр, хлеб и зелень. Наконец, наклонившись к Юсифу, духанщик что-то сказал и исчез, теперь уже окончательно.

Вино было превосходным, закуска отличной, пары борцов то и дело сменяли друг друга. Праздник всем понравился. Правда, после того, как последняя пара борцов закончила схватку и в духане ненадолго установилась относительная тишина, Миша заметил, как Гюль, не поворачиваясь к Юсифу, что-то сказала. Как показалось Мише, на лице Юсифа после этого отразилось несвойственное ему напряжение. На всякий случай Миша спросил:

— Юсиф, что-нибудь не так?

На секунду прикрыв глаза, Юсиф широко улыбнулся:

— Миша, о чем ты? Позволь я налью тебе вина, а? Вот этого, светло-зеленого? Такое можно попробовать только здесь.

— Конечно, Юсиф, с радостью.

Выпив вина, Миша тут же постарался забыть о сценке, решив, что поневоле влез не в свое дело. Однако, после того как духан постепенно опустел и в помещении, кроме них, осталась лишь компания из семерых молодых людей, сидевших за дальним столиком, Миша понял: вопрос он задал не зря.

До какого-то мгновения никто из этой семерки даже не помышлял взглянуть в их сторону. Однако после того, как большинство посетителей оставило духан, один из молодых людей, крупный, мускулистый, с большими черными усами, повернувшись внезапно к их столику и сложив руки рупором, крикнул:

— Хай, Гюль! Салам алейкум! Хай, салам алейкум, Гюль! А?

Разговоры за обоими столами стихли. Гюль побледнела как полотно и опустила глаза. Увидев это, молодой человек поднял руку. Затем, улыбнувшись и глядя только на Юсифа, помахал ею в воздухе.

Юсиф сидел, играя желваками. Его лежащие на коленях руки были сжаты в кулаки, косточки побелели. Для Миши то, как вел себя парень за дальним столом, могло означать только одно: компания нарывается на драку. Помедлив, он спросил:

— Юсиф, что делаем?

— Ничего.

— Ничего?

— Да. Видишь ли, Гюль из этих мест. Этот цуцик вообразил, что он в нее влюблен. Ну и решил это мне сейчас показать. Вонючии сопляк.

— Так давай их раскидаем в секунду? Это же пацаны.

— Зачем… — Взяв сигарету и прикурив, Юсиф сделал затяжку. Понаблюдав за ним, Миша заметил: пальцы Юсифа дрожат. — С нами девушки. Да и вообще, зачем поднимать скандал. Я рассчитаюсь с ним потом.

Только Юсиф сказал это, как парень, обмотав одну руку салфеткой и взяв ею пустой бокал, другой наполнил бокал вином. После этого, встав и широко улыбаясь, направился к ним. Он шел с деревянной улыбкой, глядя в одну точку, и по Юсифу Миша понял, что тот видит: эта точка — он.

Подойдя, парень остановился точно напротив Юсифа. Именно в этот момент Миша понял: под салфеткой нож. Но крикнуть он не успел, поскольку тут же стало ясно: кричать поздно. Он едва успел выкинуть левую руку в сторону, чтобы отбить нож. Тут же застонал от боли: нож, представлявший собой нечто среднее между остро отточенной бритвой и шилом и шедший точно в сердце Юсифа, пробил запястье.

Парень, находящийся, судя по его виду, в состоянии, близком к столбняку, вцепился в рукоять ножа мертвой хваткой. Из-за этого Миша не мог даже шевельнуть пробитой рукой. Но именно эта задержка позволила Луке хлестко, с оттяжкой ударить парня бутылкой по голове. Парень, обливаясь кровью, упал. Кровь брызнула на скатерть, одновременно с этим скатерть окрасилась также и кровью, хлещущей из Мишиной руки. Тут же раздался истошный женский визг — это, вскочив, пронзительно закричала Галя. Лиза и Гюль, судя по их виду, были близки к обмороку. Но Мише теперь стало чуть легче: нож, зажатый намертво в руке парня, при его падении сам собой выскользнул из раны, и, хотя кровь из запястья хлестала ручьем, боль немного стихла. Главное же, теперь, без ножа в ране, Миша мог свободно передвигаться.

Парень, пытавшийся убить Юсифа, лежал сейчас сразу же за их столом в глубокой отключке. Двое парней из-за дальнего столика бросились к упавшему товарищу, и Юсиф, Лука, а вслед за ними и Миша, поняв это как сигнал к драке, выскочили из-за своего стола. Но драки не произошло — появившийся духанщик, крича что-то по-турецки, остановил парней на середине зала. Вскоре стало ясно, что эти двое даже и не помышляли о драке, они всего лишь хотели унести товарища. Четверо же, сидевшие с ними за одним столом, незаметно исчезли, так что стол, за которым сидела семерка, теперь был пуст.

Наконец, после знака Юсифа, парни вынесли безжизненное тело из духана. Духанщик принес бинт, вату и несколько склянок и взялся за Мишину руку. Обработав рану лекарствами, сразу же уменьшившими кровотечение, ловко перебинтовал запястье. Мише показалось, нож вошел в руку удачно — все пальцы шевелились.

Незаметно пригнувшись, Юсиф шепнул ему на ухо:

— Спасибо, Миша. Я этого не забуду.

— Ладно тебе, пустяки.

После того как они вышли на улицу и подошли к машине, Юсиф сказал, обращаясь главным образом к Гале и Лизе:

— Девушки, ради Бога, простите. Сам не ожидал, что так получится. Несчастный случай.

Галя через силу улыбнулась:

— Мы все понимаем, Юсиф.

Юсиф ничего не ответил. Вдруг Лиза спросила:

— Насколько я поняла, это любовь?

Посмотрев на нее долгим взглядом, Юсиф скривился:

— Да уж, любовь. Ладно, хватит, садимся по машинам.

Однако сесть в свою машину он не успел — неожиданно появившийся из темноты старик схватил его за руку. Старик явно пытался поцеловать его руку, и в конце концов ему удалось приложиться губами к запястью. Затем он о чем-то горячо заговорил, протягивая Юсифу большой сверток.

— В чем дело, Юсиф? — спросил Миша. — Кто это?

— Отец этого ублюдка. Не нашел ничего лучше, как собрать выкуп.

— Выкуп?

— Ну да. Просит, чтобы я простил сына.

Гюль что-то быстро сказала, и Юсиф прошипел:

— Шайтан… Гюль просит, чтобы я его простил.

Повернувшись к старику, что-то сказал ему. Тот, приложив руку к сердцу, униженно поклонился и повернулся к Мише.

— Что это он? — спросил Миша.

— Пострадал ты,. — сказал Юсиф. — Возьмешь выкуп, будет считаться, что ублюдок прощен. Не возьмешь — вина останется за ним.

— Миш, в конце концов, возьми ты этот выкуп, — сказала Галя. — Если хочешь, выкинь в море. И хватит разговоров, поехали.

Взяв у продолжающего униженно кланяться старика сверток, Миша сунул его в багажничек. Юсиф и Гюль за это время успели сесть в машину.

Миша посмотрел на откинувшуюся на переднем сиденье Галю. Затем, нажав на акселератор, послал машину вдогонку за «крайслером».

30

Взяв у вошедшего в кабинет клерка сложенную вчетверо бумажку, инспектор стамбульского отделения Интерпола капитан полиции Еркмен Фатих-оглы развернул лист. Короткое сообщение состояло из хорошо известных инспектору стандартных фраз с просьбой об оперативной помощи. Вчитавшись в отпечатанное на официальном бланке письмо, написанное по-английски, капитан довольно скоро понял: депеша из России ориентирует стамбульское отделение Интерпола на выявление опасных преступников. По оперативным данным русских, эти преступники находятся сейчас в Стамбуле или где-то около. Сосредоточив какое-то время внимание на именах и фамилиях преступников — «Михаил Каменский» и «Виктор Лукашов», Фатих-оглы подумал: именно эти два имени и две фамилии он уже где-то встречал. Однако поскольку таких фамилий, самых разнообразных, от английских до малайзийских, инспектору стамбульского отделения Интерпола приходилось процеживать сквозь свою память до сотни в день, Фатих-оглы, не надеясь на себя, протянул руку и включил компьютер. Затем, нажав несколько клавиш, закурил. Мелькающие на экране дисплея цифры и слова в конце концов застыли. На экране выделились два имени и фамилии: Михаил Каменский и Виктор Лукашов. Подданные Украины, подозреваются в особо опасном преступлении. Находясь в туристском круизе, сошли с судна в Стамбуле, на борт не поднялись. По ориентировке украинской милиции, поступившей в стамбульский Интерпол несколько дней назад, стамбульская полиция, предприняв их розыск, установила: в течение суток, именно тех, когда туристское судно «Украина» стояло в стамбульском порту, Каменский и Лукашов проживали в отеле «Хилтон». В «Хилтоне» ими были сняты два номера «люкс». В дальнейшем их следы потерялись. Розыскному отделу стамбульской полиции, предпринявшему, судя по данным компьютера, все необходимые в таких случаях меры, установить, куда выехали, а если не выехали, где находятся Каменский и Лукашов, не удалось.

Черт, подумал инспектор, интересные подозреваемые — за последние две недели его отделение получает на них уже вторую ориентировку. Сначала ими жутко заинтересовалась Украина, теперь Россия. Впрочем, этих славян не разберешь, у них вечная путаница с преступниками.

Докурив сигарету до конца и снова нажав несколько клавиш, Фатих-оглы, взглянув на экран, выяснил еще одну деталь: один из разыскиваемых, Каменский, открыл в день прибытия «Украины» в Стамбул в стамбульском отделении Зираат-банка счет на крупную сумму, сто восемьдесят восемь тысяч долларов. Однако, поразмыслив, инспектор понял: пока оба разыскиваемых преступника проходят по реестру «подозреваемых», у стамбульской полиции не будет возможности не только наложить арест на этот счет, но даже обязать администрацию банка сообщать об операциях на счете Каменского, что могло бы помочь установить его местонахождение. Что ж, подумал Фатих-оглы, в таком случае он ответит и туда, и туда одинаково: след Каменского и Лукашова, после того как они обнаружили себя в отеле «Хилтон», затерялся. Естественно, он сообщит о факте открытия Каменским счета в Зираат-банке. И все.

Придя к этому выводу, инспектор сунул бланк в принтер. Секунду подумав, набросал нужное сообщение и, вызвав клерка, попросил его отправить ответ по двум адресам — в Россию и на Украину.

31

Дверь коттеджа была открыта. На берег, волоча за собой мелкие камешки, медленно накатывались волны. Сейчас, сидя в кресле в одних плавках, Миша мог наблюдать за прибоем прямо из комнаты, избегая лучей уже порядком надоевшего ему солнца. С момента стычки в духане прошло пять дней. За это время его рука стараниями Гали, регулярно перебинтовывавшей рану, практически зажила; о порезе теперь напоминала лишь узкая полоска эластичного бинта на запястье. Вытянув кисть, слегка пошевелил пальцами; кисть подчинялась полностью, и, ощутив это, Миша удовлетворенно вздохнул. Тут же, глядя на уползающую в море прозрачную волну, подумал: здесь, в Карагеле, отдыхается отменно. Но всему есть предел, выдержать безделье он сможет еще от силы день, ну два. После этого нужно сматываться.

Легким рывком вскочил с кресла. Тут же в дверном проеме возникло лицо садовника Али — сухонького старичка, все эти дни ухаживавшего за домом и участком. Увидев его, Али приложил руку к сердцу:

— Салям алейкум, баши… Салям алейкум…

— Алейкум салям, Али… Что-то нужно?

Поклонившись, Али протянул сложенную вчетверо бумажку:

— Язмат[Язамат (тур.) — записка.]… Язмат Истанбул… Бабур-бей пиросил… Бабур пиросил Истанбул… Язмат…

Развернув бумажку, оказавшуюся листком с почтовым знаком в углу, Миша прочел написанную неровным почерком по-русски записку: «Миша, помня просьбу, подобрал для Вас отличную тачку последней модели, за полцены. Такого случая больше не будет. Подъезжайте сегодня в 14.00 к Зираат-банку. Буду ждать на своей машине. Бабур».

Молодец Бабур, подумал Миша. Вообще, все пока складывается отлично. Мало того, что он давно мечтает иметь здесь, в Европе, собственную тачку — записка, присланная Бабуром, пришлась как нельзя кстати. Покупка новой машины, о которой сообщает Бабур, станет отличным поводом смотаться отсюда в Стамбул.

Как он и ожидал, Галя, узнав о покупке новой машины, тут же изъявила желание поехать вместе с ним. К такому же выводу пришли узнавшие о поездке Лука и Лиза.

32

Успешно проведя «хонду» сначала по шоссе, а потом по лабиринту стамбульских улиц, Миша вырулил наконец к площади, на которой находился Зираат-банк. Еще издали он увидел «БМВ» Бабура, стоящий метрах в тридцати от банка. Поставив «хонду» сзади, перешел в «БМВ».

Усевшись рядом с Бабуром, захлопнул дверцу.

Бабур, как ему показалось, задержал на нем взгляд чуть дольше, чем того заслуживала ситуация. Наконец сказал:

— Привет. Как доехали?

— Привет. Доехали нормально. По-моему, мы не опоздали?

— Да нет, все в порядке.

— Отлично. Где тачка?

— Тачка… — Бабур постучал пальцами по баранке. — Тачки нет. Это была цинка[Цинка (вор. жарг.) — сообщение об опасности.].

— Цинка?

— Да. В нашу контору на вас двоих пришла новая наводка. Вас вяжут уже по-крутому.

— Точно? — Сказав это, Миша подумал: черт, все-таки ментовка до них докопалась.

— Точно. Интерпол всех поставил на уши. Не знаю, что за вами осталось там, в России… — Сделав вид, что изучает собственные ногти, Бабур усмехнулся. — Слушай, Миша, срочно бери камни. Срочно.

— Камни? — Вопрос вырвался сам собой.

— Да, камни. Иначе их возьмет легавка. Еще день-два они потянут. Но потом твоим камням конец.

Черт, подумал Миша, как Бабур и Юсиф могли просечь, что у него здесь камни? Впрочем, наверняка у этих ребят здесь, в Стамбуле, все схвачено. Но все равно, многое в словах Бабура ему неясно.

Заметив его заминку, Бабур повернулся к нему:

— Миша, кончай темнить, сейчас не до этого. Твой счет точно под колпаком. В сам банк даже не суйся, повяжут сразу. А вот насчет камней… — Бабур скривился. — По-мое-му, камни ты можешь взять.

Все правильно, подумал Миша, ведь счет у него именной, так что полиция запросто повяжет его — стоит ему только сунуться, чтобы снять деньги со счета. А вот сейф анонимный. Вряд ли служащие банка запомнили его в лицо. Да, Бабур прав, нужно срочно забирать камни. И сваливать. Куда, спрашивать не нужно, Юсиф и Бабур наверняка ему помогут.

Изучая открывающийся впереди, за окном машины, вход в банк, Бабур процедил:

— Миша, тянуть нельзя, бери камни. Бери своего кента. И пересаживайтесь ко мне. Я отвезу вас в надежное место — пока.

— Пока?

— Да. Это место мы подобрали с хозяином. Потом подберем другое. Может быть, спасем и счет.

— Д-да? — Помедлив, Миша оглянулся. — А девчонки?

— Девчонки должны пока слинять в другое место, чтобы не наводить на вас.

— В какое?

— Кто-нибудь из них водит машину?

— Галя.

— Пусть возвращается с подругой в Кара-гель и ждет там. Мы за ними заедем.

— А Карагель не засвечен?

— Пока нет. Да и вообще, пока ничего не засвечено. Единственное уязвимое место — вот это. — Бабур кивнул в сторону банка. — Из-за твоего счета.

Все правильно, подумал Миша. Открыв именной счет, он явно сглупил, понадеялся, что сюда, в Стамбул, ментовка в ближайшие несколько недель добраться не успеет. Теперь думать об этом поздно. Ладно, насчет счета он что-нибудь придумает. Камни же нужно спасать, Бабур прав.

Еще раз все взвесив, посмотрел на Бабура:

— Пойду.

— Давай. Я посижу здесь.

Выйдя из машины, Миша посмотрел в сторону «хонды». Сидящая впереди Галя кивнула: что? Показав жестом «скоро буду» и послав воздушный поцелуй, Миша повернулся. Прогулочным шагом двинулся к банку. Затем, таким же прогулочным шагом войдя в операционный зал, прошел к двери, ведущей к сейфам. Здесь, у спуска вниз, был установлен колпак из пуленепробиваемого стекла. Под колпаком сидел служащий, рядом, заложив руки за спину, стоял полицейский.

Достав из кармана ключ с прикрепленной к нему пластиковой пластинкой, Миша пригнулся к крохотному окошечку. Протянул ключ служащему:

— Плииз.

Не глядя на Мишу, служащий взял ключ. Заученным движением сунул конец пластинки в щель контрольного устройства. Затем, мельком взглянув на экран дисплея, вытащил пластинку. Протянул ключ:

— О’кей, миста. Плииз.

Нет, подумал Миша, кажется, пока его не засекли. Служащий нажал кнопку, дверь открылась. Стараясь не обращать внимания на полицейского, Мита спустился вниз.

Здесь, в коридоре, по обе стороны которого тянулись забранные решетками сектора, было пусто. Двинувшись к своему сектору, решетка которого была предупредительно поднята, Миша еще раз повторил про себя набор цифр, с помощью которого можно было открыть сейф. Эту комбинацию он давно выучил наизусть.

Войдя в отдел, встал у сейфа. Поднял ключ. И вдруг понял: открывать сейф пока нельзя. Нельзя, потому что всю свою жизнь, всегда, во всех случаях, и особенно когда дело касалось серьезных вещей, он старался придерживаться одного золотого правила: не верить на слово. Если же в крайне редких случаях он кому-то верил, то всегда проверял. Сейчас же, подняв ключ, он вдруг понял: он этому правилу изменяет. Причем изменяет в момент, когда дело касается самого важного: камней.

Постояв у сейфа, Миша< раздраженно хмыкнул. Черт, конечно же, все, что сказал ему сейчас Бабур об Интерполе, верно. Верно также и то, что Бабур сказал о речке за его счетом. И о возможности спасти камни. Непонятно только, зачем ему сейчас нужно доставать камни из сейфа. Да и с какой стати он должен делать это сам? Ведь сейф анонимный. И камни из его сейфа может взять кто угодно. Потом, даже если допустить, что легавка действует здесь так же в наглую, как в Одессе или в Москве — вряд ли все же банк даст взять под колпак анонимный сейф. Конечно, в принципе возможно и это. И все же он будет последним фраером, если не попробует проверить: что стоит за приколом Бабура. Почему бы не предположить, что Юсиф и Бабур хотят его кинуть? Всего-навсего?

Спрятав ключ в карман, вышел в коридор. Подумал: хорошо, он должен это проверить, но как? Если Интерпол в самом деле поставил местную полицию на уши, он точно должен думать сейчас только об одном: как спасти камни.

С минуту он стоял, разглядывая пустой коридор. Вдруг его осенило: черт, почему бы ему сейчас просто не позвонить Юсифу? Взять да и позвонить. И выяснить, что к чему. Причем звонить надо прямо отсюда, из подземелья. Так, чтобы об этом звонке Бабур не узнал. Ведь вариантов фармазона могут быть тысячи, в том числе и тот, что прикол затеян одним Бабуром.

Прислушавшись, различил еле доносящиеся сюда с другого конца коридора человеческие голоса. Рассудив, что если где-то и можно найти телефон, то только там, двинулся туда. Коридор был длинным. Все же, несколько раз повернув, он в конце концов наткнулся на нечто, напоминающее пост: за небольшим столом сидел служащий в форме, за ним открывалась зарешеченная ниша, в глубине которой в кресле сидел полицейский, рядом стоял работающий телевизор. Судя по позе полицейского, он был поглощен телевизионной передачей. Рядом со служащим, на стене, было укреплено то, ради чего Миша сюда шел, — телефонный аппарат.

Показав служащему ключ с пластинкой, Миша сказал:

— Айм клайент оф йоа бэнк. Ай ниид телефоун, вери куикли. Фоун, йес?[Я клиент вашего банка. Мне нужен телефон, очень срочно. Позвонить, да? (англ.)] — Служащий посмотрел на него как на пустое место, но Мишу это не смутило; достав двадцатидолларовую бумажку, он положил ее на стол. — Ай’л фоунин, о’кей? Куикли?[Я позвоню, хорошо? Быстро? (англ.).]

— О… Итс стафф телефоун[О… Это служебный телефон (англ.).]. — Изобразив раздумье, служащий в конце концов все же взял бумажку. — О’кей, миста. Бат куикли, илзе ай’в вери мач коулдин[Хорошо, господин. Но быстро, иначе у меня будут большие неприятности (англ.).].

Сняв трубку, Миша набрал номер Юсифа. Довольно долго раздавались длинные гудки. Наконец трубку сняли, и Миша с облегчением узнал голос Юсифа:

— Бали?[Да? (тур.)]

— Юсиф, привет. Это Миша.

— Миша? Привет. Рад тебя слышать.

Голос Юсифа звучал искренне. Тем не менее Миша подумал: телефону доверять нельзя, все это могло ему и показаться.

— Юсиф, откуда ты узнал насчет камней?

— Насчет каких камней?

— Ну… разве ты не поручал Бабуру предупредить меня?

Наступило долгое молчание. Черт, подумал Миша, похоже, Юсиф не наигрывает. Но если Юсиф не наигрывает, значит, Бабур решил кинуть их двоих. Его и Юсифа.

Наконец Юсиф процедил:

— Насчет чего предупредить?

— Насчет камней.

— Извини, Миша, что-то я тебя не пойму. О чем ты говоришь? Вообще, откуда взялся Бабур?

— Сегодня Бабур вызвал меня в Стамбул.

— В Стамбул? Зачем?

— Он прислал записку, что подобрал мне новую тачку, недорого. Когда же я приехал, сказал, что ваша легавка вяжет нас с Лукой по-черному. И я должен забрать камни, иначе они достанутся легавке.

— Забрать камни откуда?

— Не знаю. — Миша помолчал. — Извини, Юсиф, но я грешным делом подумал, не твоя ли это идея, чтобы поставить меня на гоп-стоп.

После недолгого молчания Юсиф сказал:

— Да нет, Миша, я тебя кидать не собираюсь. Клянусь.

— Да?

— Да. Вообще, откуда ты звонишь?

— Из Зираат-банка.

— Почему ты там оказался?

— Бабур написал, что будет ждать меня у банка.

— Понятно. — Юсиф помолчал. — Подождешь, я подумаю?

— Конечно.

Прислушиваясь к шороху в мембране, Миша покосился в сторону служащего. Тот, поймав его взгляд, постучал пальцем по часам: время. Однако после того, как Миша достал и протянул ему еще двадцать долларов, служащий успокоился.

Наконец Юсиф спросил:

— Миша, из Карагеля ты приехал один?

— Нет, с девочками и Лукой.

— Где сейчас Бабур?

— Сидит в «БМВ» возле банка.

— Один?

— Один.

— Я правильно понял: он предупредил тебя, чтобы ты взял камни?

— Да.

— А потом?

— Потом он обещал спрятать нас с Лукой в надежное место. Насчет же девочек сказал, что они должны вернуться в Карагель. И ждать нас там.

— Где находится это надежное место, он говорил?

— Нет.

— Я еще подумаю, ладно?

— Давай.

Подождав, Миша услышал:

— Вот что, Миша: ты готов мне помочь? С Бабуром?

— Мне просто деться некуда, Юсиф.

— Может быть заваруха, просекаешь?

— Просекаю. Я не мальчик.

— А Лука готов помочь?

— Не знаю. Вообще он не трус. Я у него спрошу.

— Спроси. Бабур ждет тебя сейчас с камнями, так?

— Так.

— Он может просечь, что ты мне звонишь?

— Нет. Я звоню со служебного поста.

— Слушай, когда ты сейчас выйдешь к нему, скажи: камни ты взял.

— Взял?

— Да. Меня не колышет, где на самом деле лежат эти твои камни. И возьмешь ты их или нет. Но Бабуру ты должен сказать, что камни взял. Понял?

— Понял.

— Теперь главное. Придумай для Бабура какой-нибудь предлог, чтобы он уехал с Лукой, но без тебя. Скажи, тебе нужно задержаться минут на двадцать. За это время мы с тобой встретимся и подъедем к ним вдвоем. Понял?

— Понял. Только какой придумать предлог?

— Не знаю. Подумай. Я же не знаю, какая у тебя обстановка.

— Хорошо. Подождешь, я подумаю?

— Подожду.

Некоторое время Миша стоял, разглядывая уткнувшегося взглядом в стол служащего и развалившегося в кресле полицейского. Какой же придумать предлог. Какой же… Предлог должен быть таким, чтобы Бабур даже не чухнулся, что он темнит. Бабур не фраер, чтобы хлопать ушами, если хоть где-то будет слабина, он сразу все просечет.

Неожиданно подумал: а ведь предлог есть. Причем предлог отличный. Если он предъявит эту причину Бабуру — тому не к чему будет прицепиться.

— Ну что? — спросил Юсиф.

— Вроде придумал.

— Да?

— Да. Скажу, девчонки боятся ехать в Карагель одни.

— Боятся ехать одни?

— Да. Мол, уперлись, боятся, и все. Просят, чтобы я их отвез.

Помолчав, Юсиф сказал:

— Вроде ничего. Предупреди, пусть еще скажут, что хотят купить что-то в городе. Чтобы не ехать вместе. Понял?

— Понял.

— Если все будет нормально и он клюнет — дождись, пока он отъедет. И подъезжай… ну, скажем, к мечети Айя София. На центральной площади. Встань там на стоянку, я тебя найду.

— А если Бабур не клюнет?

— Сделай все, чтобы клюнул. В крайнем случае узнай, куда он вас хочет повезти, и передай девчонкам. А они пусть передадут мне на Айя Софии. Все. До встречи.

— До встречи. — Повесив трубку, Миша сказал служащему: — Тэнк ю вери мач. Оллз о’кей?

— О’кей. — Служащий обернулся, делая вид, что разглядывает некую опасность, находящуюся у него за спиной. — О’кей, миста. Бай.

Пройдя по коридору мимо своего сектора, решетка которого все еще была поднята, Миша поднялся наверх. Посмотрел на служащего под пуленепробиваемым колпаком:

— Тэнк ю, айм о’кей.

— О’кей, миста. Бай. — Служащий нажал кнопку.

33

Выйдя из банка, Миша все тем же прогулочным шагом двинулся к стоящим в стороне машинам. Подойдя к «БМВ», открыв дверь и усевшись рядом с Бабуром, сказал:

— Все в порядке.

— Да? — Бабур внимательно посмотрел на него. — Взял камни?

— Взял.

— Чисто прошло?

— Вроде.

— Я уж думал, прокол. — Бабур посидел, вглядываясь вперед. — Что так долго?

— Там у них в конторе какой-то легаш болтается. Я подождал, пока он слиняет, и взял.

Мише показалось, Бабур издал облегченный вздох. Взявшись за ключ, оглянулся:

— Понято. Едем?

— Едем.

— Делаем так: скажи своему кенту, пусть переходит сюда. А девчонки пусть двигают в Карагель.

— Ага. — Выйдя из «БМВ», Миша подошел к «хонде». Приоткрыв переднюю дверцу, улыбнулся сидящей впереди Гале: — Привет, суслики. Живы?

На секунду закрыв глаза и тут же открыв их, Галя сказала:

— Нет, Миш, ну у тебя есть совесть?

— А что?

— Что… Ехали покупать тачку, а вместо этого сидим здесь уже час. Ты бы хоть сказал. Мы бы пошли погуляли.

— Галчонок, не сердись, сейчас все объясню. — Посмотрел на Луку: — Витя, мы с тобой поедем в «БМВ». Вместе с Бабуром. Ладно?

— С Бабуром?

— Да. — Выдержав внимательный взгляд Луки, улыбнулся: — Перейди к нему. Я потом все объясню. Мне нужно поговорить с девчонками.

— Хорошо. — Выйдя из «хонды», Лука перешел в «БМВ». Подождав, пока он захлопнет за собой дверцу, Миша сказал:

— Галчонок, Лиза, мне нужно серьезно поговорить.

— Поговорить о чем? — В глазах Гали все еще сверкали молнии.

— Об очень серьезных вещах. Бабур считает, что у нас могут быть неприятности с местной полицией.

— Час от часу не легче. При чем тут полиция?

— Галчонок, не волнуйся, все будет в порядке. Просто Бабур хочет, чтобы мы с Виктором перешли в «БМВ» и поехали с ним в одно место. Вам же с Лизой он предлагает вернуться в Карагель на этой тачке. Одним. Я ясно объяснил?

— Не очень. Почему мы должны возвращаться в Карагель? Вообще, что за дела? Ехали за тачкой, теперь вдруг какая-то полиция.

— Галечка, я же сказал, все будет в порядке. Просто я хочу попросить тебя и Лизу устроить небольшой спектакль.

— Что еще за спектакль?

— Серьезный спектакль. Серьезный, Галочка. Поняла?

Галя посмотрела на него в упор.

— О Господи. Какой еще спектакль?

— Вы должны объявить Бабуру, что без меня в Карагель не поедете. Мол, поедете только со мной. Кроме того, скажите ему: здесь, в городе, вам нужно что-то купить. Не важно что. Но вам, мол, без этой покупки не обойтись.

— И зачем все это нужно?

— Это нужно, чтобы машины, наша и Бабура, не выехали с этого места одновременно.

— Страсти какие, — помолчав, сказала Галя.

— Не страсти, а серьезные дела. Уточняю: вы никуда сейчас не хотите ехать, кроме как в Карагель. Но поедете туда только со мной. Потому что одни ехать боитесь. Не забудьте и про небольшую покупку, которую вам обязательно нужно сделать в городе.

— Действительно спектакль.

— Я и говорю, спектакль. Галчонок, очень тебя прошу, и тебя, Лиза: сделайте так, чтобы Бабур вам поверил. Ясно?

— Ясно, — сказала Галя. Поймав его взгляд, добавила: — Хорошо, Мишенька, мы постараемся. Обещаю.

— Вот и умницы. Я пошел. Скоро вернусь.

Подойдя к «БМВ», приоткрыл дверцу.

Сказал, пригнувшись:

— Бабур, девчонки сказали, что без меня в Карагель не поедут. Просят, чтобы я их отвез. Я сказал, что надо спешить, но ты же знаешь баб. Уперлись, и ни в какую. Может, ты с ними поговоришь?

— Я?

— Ну да. Я с ними спорить больше не могу. А тебя они могут послушать. Сходи.

Поколебавшись, Бабур бросил:

— Ладно, попробую.

Выйдя из машины, подошел к «хонде». Покосившись и увидев, как Бабур разговаривает с Галей, Миша сел на переднее сиденье «БМВ». Сказал, захлопнув дверцу:

— Лука, если я повезу девчонок, а ты поедешь с Бабуром — не разевай хлебало. Секи.

— Понятно. Имеешь в виду легавых?

— Нет. Я имею в виду Бабура.

— Бабура?

— Да. Похоже, он хочет нас кинуть.

— Кинуть?

— Именно. Имей это в виду, пока меня не будет. Просек.

— Просек.—Лука усмехнулся.

— Вообще, пока я не подъеду к вам, не расслабляйся. Бабур тебе прояснил, куда он нас повезет?

— Прояснил. Сказал, нашел для нас какую-то клевую хазу, где можно отсидеться.

— Туфта.

— Туфта?

— Да. Он кидает не только нас, он кидает еще и Юсифа.

— Юсифа? — Лука покачал головой. — Ну и ну.

— Я поеду сначала с девчонками. Потом подъеду к вам, уже с Юсифом. Ну и — думаю, будет разборка. Уяснил?

— Уяснил.

Миша знал Луку как облупленного, поэтому сейчас по его виду определил: Лука понял, чего он ждет от него. А ждет он от него всего лишь, что Лука спокойно высидит до начала разборки, не выдав себя. Взглянув в зеркало, увидел: Бабур, до этого разговаривавший с Галей, выпрямился и двинулся к «БМВ». Сказал, сев за руль:

— Шайтан. Вот уж точно бабы.

— Не уговорил? — спросил Миша.

— Нет. Уперлись, и все. — Посмотрел на Мишу. — Ладно, Миша, черт с ними. Отвези их в Карагель. А мы с Лукой тебя подождем.

— Где?

— Знаешь маяк на полпути к Карагелю?

— Маяк? — Миша сделал вид, что вспоминает — хотя отлично помнил этот маяк. — Да, вроде есть там какой-то маяк. На скале. Правильно?

— Правильно. Когда будешь ехать из Карагеля, сразу за ним увидишь поворот направо к морю. По этому повороту доедешь до развилки. Потом повернешь налево. Ну и… проедешь километра два, до меловой скалы. Увидишь, там все вокруг в известняке. Мы с Лукой будем тебя ждать. Учти, от развилки дорога плохая, в скалах. Но ехать недолго. И место класс, сами увидите.

— Понятно. — Сказав это, Миша увидел в зеркало: Галя, выйдя из «хонды», идет к «БМВ». Подойдя и пригнувшись, спросила с ослепительной улыбкой:

— Бабур, извини, тут где-нибудь поблизости можно купить парфюм?

Пару секунд Бабур молчал, играя желваками. Наконец переспросил:

— Парфюм?

— Да, только хороший. Сам понимаешь, в Карагеле его не купишь.

Бабур молчал, Миша же подумал с неожиданно вспыхнувшей нежностью: молодец девчонка. Разыграно как по нотам.

Молчание Бабура длилось недолго; улыбнувшись, он кивнул:

— Вон в углу площади, видишь, «Эсти Лаудер»? Отличный парфюм. Советую.

— Спасибо. — Галя перевела взгляд на Мишу. — Мишенька, подбросишь? Мы секунду.

— Конечно. — Посмотрел на Бабура. — Договорились, я подъеду. Думаю, минут за тридцать управлюсь. Это ж близко.

— Только не тяни. Мне ведь тоже не просто было договориться.

— Бабур, все будет как в аптеке.

— Ладно. До встречи, мы ждем.

— До встречи.

Выйдя из машины, Миша посмотрел, как «БМВ», плавно отъехав от тротуара, встраивается в поток проходящих мимо машин. Перевел взгляд на Галю.

— Молодец, Галчонок. Спасибо.

— Ладно. Ты просил, я сделала. Поедем?

— Поедем.

Оба сели на переднее сиденье «хонды». После того как Миша включил мотор, Галя спросила:

— Что, мы в самом деле едем сейчас в Карагель?

— Нет. Сейчас мы подъедем к мечети Айя София. — Миша дал газ и начал разворачиваться вокруг площади.

— К мечети Айя София? Зачем?

— У нас свидание.

— Свидание? — Галя посмотрела на него. — С кем?

— С Юсифом.

— С Юсифом? Вот так новость. А что, я буду очень рада увидеть Юсифа. — Галя обернулась. — А ты, Лиз?

— Я тоже, — сказала Лиза.

Въехав на площадь около знаменитого храма, Миша с огромным трудом втиснул машину на стоянку. Выключив мотор, нажал кнопку приемника.

— Посидим. Юсиф обещал сам нас найти.

Некоторое время они сидели, перебрасываясь ничего не значащими фразами и слушая звучавшую в приемнике музыку.

Минут через десять какой-то мальчик, остановившись метрах в двух, поманил Мишу пальцем. Миша не прореагировал, и пацан, ткнув пальцем куда-то в сторону, исчез.

То, что парня мог послать Юсиф, Миша сообразил лишь через несколько секунд. Выйдя из машины, посмотрел в ту сторону, куда показывал мальчик — и тут же увидел серебристый «крайслер» Юсифа, припаркованный с другого края стоянки. Сказал, пригнувшись:

— Подождите, я быстро.

Подойдя к «крайслеру», он в самом деле увидел сидящего за рулем Юсифа. За ним, на заднем сиденье, сидел охранник. Этого парнишку Миша уже видел раньше: при первом его появлении в доме Юсифа тот дежурил у кабинета.

Увидев Мишу, Юсиф показал: садись рядом. После того как Миша сел, спросил:

— Прошло?

— Вроде прошло.

Заметив, что Миша покосился на заднее сиденье, Юсиф покачал головой:

— Он ни бум-бум по-русски. Да и потом, этот паренек меня никогда не продаст. Бабур сказал, куда они поехали?

— Сказал. Это на полпути к Карагелю. Там есть маяк, так вот, за маяком нужно повернуть. И проехать в сторону моря. Потом еще раз повернуть и остановиться у меловой скалы. Бабур сказал, он будет ждать нас там. В смысле, меня.

— Один?

— С Лукой. Они поехали с Лукой.

— Лука знает, в чем дело?

— В общих чертах. Лука не подведет, это точно.

— Надеюсь. Ладно, давай пока отвезем девчонок.

— Куда?

— Тут недалеко есть неплохая гостиница. Думаю, им понравится.

— Там надежно?

— Надежно. Езжай за мной.

Вернувшись к «хонде», Миша сел за руль. Посмотрев на него, Галя спросила:

— Юсиф?

— Юсиф. Девчонки, вы не против пожить здесь, в Стамбуле? В гостинице?

— В гостинице? — Галя обернулась. — Лиз, как?

— Я за. Если честно, море мне уже надоело.

— Мне тоже. Ладно, Миш, мы готовы. Подписываемся. А как же вещи?

— С вещами что-нибудь придумаем. «Крайслер» Юсифа впереди уже разворачивался. Дав газ, Миша пристроился сзади. Они въехали в переулок, сделали поворот и почти тут же «крайслер» прижался к тротуару. Миша остановил «хонду» следом за ним; затем, после того как все, кроме охранника Юсифа, вышли, Юсиф кивнул на пятиэтажное здание в восточном стиле:

— Гостиница «Улус». Отличное место, вам понравится.

Оформление у портье заняло секунды; пока они поднимались на лифте на четвертый этаж, Юсиф пообещал, что его охранник привезет из Карагеля все их вещи.

Войдя в один из номеров, они убедились: номер в самом деле отличный. Юсиф, оставив Мишу с девушками, сказал, что будет ждать его внизу, и исчез.

Именно в этот момент Миша решил сделать то, о чем подумал еще в банке. Выведя Галю на балкон, достал из кармана ключ от сейфа и вложил ей в ладонь.

Изучив ключ, Галя спросила:

— Что это?

— Ключ от сейфа в Зираат-банке.

— Ключ от сейфа в Зираат-банке?

— Да. — Достав записную книжку, набросал комбинацию цифр. Вырвав листок, протянул Гале: — Чтобы открыть сейф, нужно набрать вот эту комбинацию. Запомни ее.

— Нр зачем мне открывать сейф?

— В этом сейфе лежат камни. Четыре алмаза карат по тридцать каждый. Договоримся так: если я к вечеру приеду, вернешь ключ мне. Если же со мной что-то случится, мало ли, — считай, эти камни мой тебе подарок.

Галя смотрела на него в упор. Он заметил: ее глаза потемнели. Наконец сказала:

— Миш, что ты несешь? Что это еще с тобой может случиться? Давай-ка выкладывай, в чем дело.

— Ни в чем. Это я на всякий случай. Все, пошел. — Пригнувшись, поцеловал ее в щеку. Однако Галя задержала его, обняв за шею.

— Миш, я тебя не отпущу. Объясни, что все это значит?

Несколько секунд он смотрел ей в глаза. Подумал: она в самом деле удивительно красива. Особенно сейчас.

Наконец, пересилив себя, осторожно снял с шеи ее руки.

— Все в порядке, Галчонок. Я пошел, мы к вечеру вернемся.

Выйдя из номера и спускаясь на лифте, подумал: все, что он сейчас сделал, он сделал правильно.

34

Внизу, у входа в гостиницу, рядом с «хондой» его ждал Юсиф. «Крайслера» уже не было. На тротуаре рядом с Юсифом стояла большая спортивная сумка.

Встретив Мишин взгляд, Юсиф пояснил:

— Поедем вдвоем. Моя машина здесь лишняя, сам понимаешь.

Все правильно, подумал Миша. Если они с Юсифом хотят прихватить Бабура там, около маяка, без прокола, они должны подъехать туда на «хонде». Вдвоем. Однако при этом он должен знать: Юсиф с ним не хитрит. Да, в нем все еще живет подозрение.

Они сели в машину, при этом Юсиф осторожно поставил сумку себе под ноги. После того как Миша проехал метров сто, Юсиф поднял руку:

— Сверни сюда. И встань.

Место, где Миша остановил «хонду», было узеньким тупиком, образованным тремя глинобитными стенами. Убедившись, что за ними никто не наблюдает, Юсиф открыл сумку.

— Выбирай.

В сумке лежало аккуратно сложенное оружие. Изучив содержимое сумки, Миша насчитал два автомата, четыре пистолета и около десятка гранат-лимонок. Спросил:

— Что, это все для нас?

— Да, все для нас. Возьми пушку, чтобы спокойней себя чувствовать.

Выбрав уже знакомую ему «беретту», Миша сунул пистолет во внутренний карман куртки. Подумал: похоже, теперь уже он точно может считать — никакой двойной игры Юсиф с ним не ведет. Так что все подозрения он может выкинуть из головы.

— Выезжать нам пока рано, — сказал Юсиф. —Давай разберемся, что и как. Чтобы все было ясно.

— Давай, — согласился Миша.

— Новых наводок на вас в легавке нет, я это еще раз проверил. Бабур просто выдал залепуху, чтобы взять твои камни.

— Я так и понял. Но чтобы выдавать залепуху, надо на что-то рассчитывать.

— Расчет у него был простой: он был уверен, что, узнав, что под тобой дымит, ты за-очкуешь и возьмешь камни. Которые лежат у тебя где-то в банке.

— Откуда он мог знать, что камни лежат в банке?

— Конечно, ты мог носить камни с собой. Но если предположить, что ты все же куда-то спрятал камни, в какое-то надежное место, — таким местом мог быть только Зираат-банк. Он ведь знал все твои передвижения.

Обдумав доводы Юсифа, Миша пришел к выводу: Юсиф прав.

— Хорошо, он считал, я возьму камни. Дальше?

— Дальше он рассчитывал отвезти вас с Лукой к меловой скале. И кокнуть.

— Кокнуть нас не так просто.

— Если вы будете знать, что и как. Но если вы этого знать не будете, два метких паренька, которые ждут вас сейчас в засаде у меловой скалы, шпокнут вас как миленьких. С первого выстрела.

— Да? — Миша покосился. — Что, ты знаешь, что их точно два?

— Ну… как раз двух подходящих пареньков, которым я пытался сейчас дозвониться, нигде нет. Боюсь, именно этих пареньков Бабур и спрятал сейчас там. У скалы.

— Черт… — сказав это, Миша замолчал. Похоже, Юсиф в самом деле отдает ему сейчас долг — за пробитое запястье.

Довольно долго в машине стояла тишина. Наконец Юсиф спросил:

— Ты прикидывал, от кого Бабур мог узнать про камни?

— Не знаю… Может, от Гургена?

— Нет. Прямой связи с Гургеном у Бабура нет.

— Тогда, может, от тебя? Он ведь знал, что я сдал тебе один камень? И допер, что у меня могут быть еще?

— Про камень, который ты мне сдал, я ему ничего не говорил.

Миша замолчал, пытаясь понять, от кого Бабур мог узнать о камнях. Ведь выхода на эти камни у Бабура не было ни от Юсифа, ни от Гургена. Вдруг понял: это же просто. Конечно. Есть человек, который запросто мог все рассказать Бабуру. Непонятно только, как он не допер до этого раньше.

— Знаю, — сказал он. — Масуд.

— Масуд? — Юсиф посмотрел на него. — При чем здесь Масуд?

— При том, что Масуд знает о камнях.

— Знает?

— Да. Масуд ведь и начал всю разборку с этих камней.

— Шайтан… — Некоторое время Юсиф сидел, разглядывая глинобитную стену. — Для меня это новость.

— Я не говорил тебе об этом, потому что не было повода. Но вообще это так.

Юсиф сидел, подняв глаза, так, будто хотел как можно лучше изучить потолок машины. Наконец сказал:

— Какая все-таки Бабур тварь. Теперь мне все ясно. Они сошлись, когда Бабур выбивал у Масуда твой долг.

— Похоже.

— Точно. Подожди, я перейду на заднее сиденье.

— Жду. — Миша подождал, пока Юсиф перейдет на заднее сиденье. Тот долго устраивался; наконец, установив сумку, сказал:

— Вообще, когда мы подъедем, хорошо было бы, чтобы Бабур подошел к нашей машине. Сам. Хочу сказать ему пару слов, пока он не врубится. Сделай, чтоб он подошел, хорошо?

— Постараюсь.

— Ладно, едем. — Юсиф захлопнул дверцу.

Развернув «хонду», Миша выехал в город. Дорогу в Карагель он теперь знал, поэтому на приморское шоссе попал легко. Движение в обе стороны было плотным, машины шли в несколько рядов, так что ему поневоле приходилось внимательно следить за дорогой. То, что Бабур может появиться сейчас на шоссе, он не исключал, поэтому заодно проверял и машины. Однако, пока они ехали к маяку, ничего похожего на «БМВ» Бабура им не встретилось. Что, впрочем, было естественно.

После того как впереди показался стоящий на высокой скале маяк, Юсиф сказал:

— Маяк нужно проскочить, на всякий случай. И потом развернуться. Мало ли, вдруг они уже секут.

— Понял. Я вообще так и собирался сделать.

Миновав маяк и выждав интервал в движении, развернулся. Взглянув в зеркало, увидел скрючившегося на заднем сиденье Юсифа. Разместившись поудобней, тот сказал:

— Теперь вякай осторожней, чтобы тебя не засекли по губам. Начиная с этого места нас уже могут сечь.

— Понял. Впереди поворот. Это тот самый?

— Тот самый.

— Сворачиваю.

Двухрядная асфальтовая дорога, на которую свернул Миша, по сравнению с шоссе была практически пустой. Впереди, метрах в ста, уходил к маяку одинокий туристский автобус, на встречной же полосе, после проскочившей мимо легковушки, вообще наступило затишье. По краям дорога была ограничена скальным развалом. В основном это были крупные глыбы и разбросанные в беспорядке камни. Изучая их, Миша ничего подозрительного не заметил, хотя, вглядываясь в огромные валуны, подумал: засаду на такой местности увидеть из машины трудно.

— Не отвечай мне, только качни головой, — сказал сзади Юсиф. — Видишь развилку?

Миша кивнул. Место, где дорога раздваивалась, он видел уже давно; одна полоса уходила вправо, к маяку, вторая резко сворачивала влево, к высящимся у берега скалам.

— Скорее всего Бабур будет ждать у меловой скалы, — сказал Юсиф. — Но может, и сразу после поворота. Как только его увидишь, пригнись. Так, будто смотришь в зеркало. Только пригнись, и все. Я пойму.

Кивнув, Миша свернул влево. Примерно через полкилометра асфальтовая дорога кончилась, ее сменила едва заметная каменистая колея. Сделав несколько поворотов, он почти физически ощутил, как поросшие редким кустарником скалы поднимаются все выше, одновременно сближаясь. Одно время ему казалось, что скалы, высящиеся с двух сторон, сейчас сожмут «хонду», но довольно скоро ущелье расширилось. Затем, вглядевшись, Миша увидел на фоне светлой скальной породы стоящих в вольных позах Бабура и Луку. Рядом виднелся «БМВ». Выполняя уговор, пригнулся к зеркалу — и сразу же услышал за спиной голос Юсифа:

— Ты виДишь Бабура? — Дождавшись, пока Миша кивнет, Юсиф добавил: — Он с Лукой?

Миша снова кивнул. Они проехали метров тридцать, затем Юсиф поинтересовался:

— Они в машине? Или снаружи? Снаружи?

Миша утвердительно замычал. Взглянув в зеркало, увидел: Юсиф, повернувшись удобнее, вытянул руку с пистолетом. Сказал глухо:

— Миша, делаем, как договорились: как только притормозишь, позови Бабура. Скажи что угодно, он подойдет. Дальше я разберусь сам. Давай.

Стоящие у «БМВ» Бабур и Лука давно уже заметили «хонду» и смотрели сейчас в их сторону. Проехав оставшиеся метры, Миша постарался затормозить возле «БМВ» так, чтобы Бабур оказался прямо у открытого окна. Сказал, глядя на Бабура:

— Долго я?

Несколько мгновений Бабур молчал. Затем, прореагировав наконец на его взгляд, шагнул к «хонде». Помедлив секунду, пригнулся к открытому окошку — и лишь в этот момент увидел направленный на него пистолет Юсифа.

Взглянув на Бабура, Миша понял: от одного вида Юсифа тот впал в столбняк. Нижняя челюсть отвалилась, глаза застыли, щеки стали матово-бледными.

— Привет, Бабур, — сказал Юсиф. — Я слышал, тебе камушков захотелось?

Бабур все еще находился в ступоре. Наконец из его горла вырвался хриплый звук.

— Ну, ну, не глупи, — сказал Юсиф. — Кто в скалах? Вагиф и Абдулла?

Лишь после этого вопроса глаза Бабура, до того тупо смотрящие в некую точку между Мишей и Юсифом, приняли более-менее осмысленное выражение. Уловив это, Юсиф приподнял пистолет.

— Я спрашиваю, кто в скалах? Вагиф и Абдулла?

Дальнейшее произошло в доли секунды. Резко откинувшись назад и вбок, падая и тем самым уклоняясь от выстрела, Бабур закричал:

— Атын! Тапан чадан онлара атын! Атын! Атын![Стреляйте по ним! Стреляйте! Стреляйте! (тур.)]

Юсиф все же ухитрился выстрелить чуть раньше, чем Бабур вышел из зоны обстрела, и, кажется, попал. Но судя по тому, как Бабур, продолжая кричать, покатился по земле, одновременно вырывая из-за пояса пистолет, особого вреда пуля ему не причинила. Из-за скал раздалось несколько одиночных выстрелов. Стреляли плотно, тем не менее Юсиф, резко распахнув дверцу, выстрелил по Бабуру еще несколько раз. На этот раз, похоже, пули попали в цель.

Бабур, дернувшись, обмяк. Но и для Юсифа вылазка не прошла даром; пригнувшись к приборной доске, Миша после звука захлопнувшейся двери услышал донесшийся с заднего сиденья слабый стон. Прислушиваясь к звукам шмякающих по обшивке машины пуль, спросил:

— Задело?

— Пустяки, — отозвался Юсиф. — Попало в мякоть. Надо их кончать.

— Надо, — согласился Миша.

— Они знают, что меня ранили, поэтому без наших трупов не уйдут.

— Я понял. Только посмотри сам: мы на виду, а они в укрытии.

— Сейчас что-нибудь придумаем. — Юсиф помолчал. — Вот что. Есть выход. Если мы это сделаем, мы их возьмем.

— Да? И что же это за выход?

— Только нам еще нужен Лука. Крикни ему. Крикни, не бойся, они по-русски не секут.

Чуть приподняв голову, Миша крикнул:

— Эй, Лука! Лука, слышишь меня?

— Слышу! — отозвался Лука.

— Тебя не задело? Не бойся, они не секут по-русски! Ты где?

— Я за машиной! Мишань, со мной все в порядке! Я в укрытии, они меня не достанут!

— Подожди немного, Витюнь, понял? — крикнул Миша.

— Понял!

Глянув в просвет между сиденьями, Миша увидел Юсифа: тот полулежал, привалившись головой к двери. Правой ладонью он зажимал рану на левом плече. Увидев, что Миша на него смотрит, усмехнулся:

— Со мной полный порядок. Просто не хочу, чтобы кровь выходила. Сейчас позовешь Луку, пусть подползает сюда. Делаем так: делим гранаты на всех. Потом вы подползаете к ним по скалам, с разных сторон. Я постреляю, чтобы их отвлечь. Ну, а вы — выберите момент и кидайте. С гранатами обращаться умеешь?

— Умею. — Сказав это, Миша несколько секунд разглядывал приборную доску. — Но ведь пока мы подползем, они нас перестреляют. Ты же сам говорил, они хорошие стрелки.

— Не перестреляют. Вам всего-то нужно добраться до скал. Несколько метров, и вы в мертвой зоне. Да, они оба снайперы. Но именно поэтому они спешить не будут, постараются зацепить каждого из нас до верного.

Но против гранат меткость не помогает. Главное, чтобы они не просекли, что у нас гранаты. Понял?

— Понял. — Сказав это, Миша не ощутил в своем голосе уверенности. Помолчав, Юсиф скривился:

— Ладно, зови Луку. Только предупреди, чтобы полз осторожно.

Миша прислушался. Над скалами стояла тишина, похоже, стрелки решили поберечь патроны. Чуть приподняв голову, крикнул:

— Лука, подползай к нашей машине! Слышишь?

— Слышу! — крикнул Лука.

— Ползи, не бойся! Ты укрыт!

— Хорошо, сейчас попробую!

По тому, как возле «БМВ» зашумели сдвигаемые камни, Миша понял: Лука ползет в их сторону. Затем над скалами защелкали выстрелы, и тут же совсем близко, у радиатора, на землю грохнулось что-то тяжелое. Прислушавшись, Миша спросил:

— Лука, цел?

— Цел, — отозвался Лука. Прошло несколько секунд. Затем ручка двери дернулась, дверь открылась. В машину заглянул сидящий на корточках Лука:

— Привет. Что тут у вас?

— Ничего. Как ты?

— У меня все в порядке. Где Юсиф?

— Вон… — Миша кивнул. — Его немного зацепило.

— Да? — Приподнявшись, Лука посмотрел на Юсифа. — Черт… Болит?

— Пустяки. — Юсиф попытался насвистеть какой-то мотив. Усмехнулся: — Витя, ты умеешь обращаться с гранатами?

— Когда-то бросал на сборах. А что?

— А то, что если мы не приделаем этих ребят, они нас перестреляют как цуциков.

— Да? А что, запросто.

— Очень даже запросто. Взять мы их сможем только гранатами. Сейчас разделим гранаты, и вы расползетесь, ты влево, Миша вправо. А я постреляю пока отсюда. Отвлеку их. Переползайте от машины сразу к скалам, в мертвую зону. Ну, а там — по щелям. Увидите, там щелей много. Подползете, окружите их, присмотритесь. И бросайте. Установка ясна?

— Ясна. — Лука посмотрел исподлобья. — А где гранаты?

— Вот. — Достав из сумки три гранаты, Юсиф протянул их Луке. Подождав, пока тот рассует лимонки по карманам, протянул еще три Мише: — По три каждому. Если будете кидать точно, хватит. — Протянул пистолет: — Витя, это тебе. На всякий случай.

Сунув две гранаты в боковые карманы куртки, а третью во внутренний, Миша посмотрел на Луку. Тот кивнул, показывая: ползу к радиатору. Показав кивком, что понял, Миша подождал, пока Лука отползет в сторону — и, выбравшись из машины, пополз в сторону багажника. В момент, когда он остановился, чтобы занять позу поудобней, из машины над ним раздалось несколько выстрелов. Инстинктивно прижав голову к земле, Миша прислушался, считая выстрелы. По ним получалось, что Юсифу пришлось разрядить целую обойму, прежде чем со стороны скал раздались ответные щелчки выстрелов. Стреляли точно. Миша слышал, как хлопают пули, попадая примерно в одно и то же место задней двери. Оглянувшись на Луку, показал: пошли? Тот кивнул. Миша дал знак: все, идем. В тот же момент Лука, выдвинувшись из-за радиатора, бросился к скалам. Миша последовал его примеру. Пока, то делая низкие прыжки, то перекатываясь, он старался попасть в мертвую зону, он понял, что в скалах его маневр был замечен, — пара пуль шлепнулась в землю рядом с ним. Тем не менее ему удалось, перекатившись в последний раз, оказаться в конце концов у основания скалы, в месте, недосягаемом для выстрелов. Оглянувшись, он увидел Луку, занявшего примерно такое же положение. Спросил знаком: ты как? Лука поднял ладонь, что, как он понял, означало: со мной все в порядке. Тут же Лука показал: двигаюсь в обход. Миша кивнул и пополз в противоположную сторону. Пока он полз, выстрелы не умолкали; ясно было, что Юсиф видит их движение и старается как можно дольше отвлечь внимание стреляющих на себя.

Наконец, переместившись вдоль гранитного монолита в сторону метров на сорок, Миша увидел то, о чем говорил Юсиф, — широкую щель. Втиснувшись в разлом породы, встал на четвереньки; затем, продвинувшись вперед метров на пятнадцать, понял: передвигаться можно. Края щели то сужались, то расширялись, в одном месте он чуть не застрял, но довольно скоро осознал: он, как и рассчитывал Юсиф, совершает постепенный обход. Звуки выстрелов раздавались теперь совсем в другой стороне. Правда, перестрелка стала вялой.

Ползти в полусогнутом состоянии, боясь даже случайно высунуть голову из-за скал, было не так легко. В конце концов, вывалившись из щели на относительно свободное пространство, он решил сделать передышку. Лежа на боку, прислушался к звукам. Похоже, выстрелы тех, кто засел в скалах, звучали теперь совсем в другом направлении. Вслушиваясь в них, он наконец решился выглянуть из-за скалы. Достав пистолет, встал на корточки, чуть приподнялся — и поневоле вздрогнул. Прямо перед ним, метрах в двадцати впереди и чуть ниже, удобно разместившись на животе на небольшой площадке, лежал один из тех, кто вел стрельбу по засевшему в «хонде» Юсифу. Едва разглядев его, Миша тут же присел. Вспомнил: в момент, когда он увидел человека, тот стрелял из пистолета крупного калибра, однако он успел разглядеть лежащую рядом с ним на земле винтовку с оптическим прицелом. Ясно, это один из снайперов, о которых ему говорил Юсиф.

Спрятав пистолет за пояс, достал гранату. Постаравшись точно оценить направление, в котором нужно было произвести бросок, взялся за кольцо. Приподнявшись, снова увидел лежащего перед ним стрелка — ив тот же момент чуть в стороне встал столб огня. Через мгновение воздух потряс взрыв. «Лука», — успел подумать Миша и, бросив гранату, присел, вжав голову в плечи. Воздух сотрясся от грохота, по скалам защелкали осколки. Выждав, Миша достал вторую гранату. Дернул кольцо — и, не поднимаясь, бросил ее в том же направлении. Снова грохнул взрыв. И тут же Миша услышал автоматную очередь. Звуки автомата доносились со стороны «хонды», и Миша подумал: почему автомат, ведь Юсиф стрелял из пистолета. Внезапно автоматная очередь кончилась, наступила тишина.

Полежав немного, он наконец услышал голос Юсифа:

— Миша! Миша, ты слышишь меня?

— Слышу! — крикнул он.

— Миша, как там твой?

— Мой? — Он переспросил это на всякий случай.

— Да, который под тобой! По-моему, ты его накрыл! А? Посмотри!

— Сейчас!

Выждав немного, Миша достал пистолет. Приподнявшись, посмотрел на площадку: тот, которого он видел чуть раньше стрелявшим из пистолета, сейчас лежал навзничь, раскинув руки и глядя в небо. Понаблюдав за ним, Миша понял: человек или в глухой отключке, или мертв.

— Ну что? — крикнул Юсиф. Посмотрев в его сторону, Миша увидел: Юсиф стоит, абсолютно не укрываясь, с автоматом в руке.

— Этот готов. А что, есть еще другой?

— Был. Но кажется, я его только что скосил. — Юсиф чуть повернулся: — Эй, Витя? Витя, что там?

Показавшийся среди скал Лука поднял руку:

-— Готов жмурик.

— Ясно. Ладно, спускайтесь оба.

— Может, у них был третий? — спросил Лука.

— Даже если и был, нам до фени. Но его не было. Спускайтесь, надо разобраться, что и как.

Спустившись к машинам, Миша увидел: Юсиф, стоя у заднего колеса «хонды», рассматривает спущенную шину. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: и шины, и колеса машин, обращенные к стрелявшим, выведены из строя надолго. Цокнув языком, Юсиф посмотрел на Мишу:

— Ребятки знали, что делали. Ладно, плевать. Поможешь перетянуть руку?

— Конечно.

Достав из кармана платок, Юсиф разорвал его. Связав обе половинки, протянул Мише:

— Перетяни потуже. Чтоб кровь не шла.

Сняв куртку, присел на край сиденья.

Кровь из раны у левого предплечья продолжала вяло сочиться. Осмотрев рану, Миша наложил жгут чуть выше — и, сделав захлест, крепко связал морским узлом. Криво улыбнувшись, Юсиф выдавил:

— Спасибо. Теперь порядок. —Взялся за куртку — ив этот момент сзади раздался рев мощного автомобильного мотора. Резко повернувшись, Юсиф застыл.

Посмотрев в ту сторону, Миша увидел: из ущелья, направляясь в сторону, противоположную въезду в скалы, медленно выехал большой туристский автобус. Салон был набит людьми, и абсолютно все, сидящие у окон, смотрели в их сторону.

— Шайтан… — Помедлив, Юсиф натянул куртку. — Откуда он взялся… Они же сюда почти не заезжают.

Автобус продолжал неторопливое движение. Теперь в их сторону смотрели не только пассажиры, но и водитель.

— Черт… — выругался Лука. — Ясно, они слышали взрывы.

— При чем тут взрывы. — Юсиф скосил глаза. — Посмотри.

Проследив за его взглядом, Миша увидел лежащего с внешней стороны мертвого Бабура. Поза трупа была картинной донельзя: подогнутые ноги, рука, откинутая в сторону, неестественно повернутая голова. При одном взгляде на Бабура было ясно: это покойник.

— Они сейчас же сообщат в полицию, — сказал Юсиф. — Сейчас же. Как только доберутся до первого поста.

Неторопливо проехав мимо них, автобус достиг противоположного ущелья. Скрылся. Проследив за ним, Юсиф покачал головой:

— Надо мотать. И как можно скорей. Миша, Витя, запомните: Узунчи. Это рыбачий поселок. Запомните?

— Узунчи, — сказал Лука. — Верно?

— Верно. Поднимите-ка головы. — Дождавшись, пока они поднимут головы, кивнул: — Видите вон там, слева, заросли самшита? Сразу за меловой полосой?

Убедившись, что оба видят указанное место, продолжал:

— Доберетесь до этого места, свернете влево. Там будет тропка, в зарослях, еле заметная. Пойдете по ней. Когда она кончится, пойдете дальше, в том же направлении. Старайтесь держаться ближе к воде. Там крутые скалы, но пройти можно. Пройдете километра три и увидите: внизу, у воды, рыбачий поселок. Это и есть Узунчи.

— И что нам там делать, в этом Узунчи? — спросил Миша.

— Спуститесь и первому же человеку скажете: Хасан Гундуш. Вас тут же к нему отведут.

— А кто он такой, этот Хасан Гундуш?

— Свой человек. По-русски он не говорит, но если вы объясните, что от меня, поймет. Он вас спрячет. Спрячет, а вечером я подъеду.

— А сам ты куда? — спросил Миша.

— Я пойду в другую сторону. Идти вместе нам нельзя, если легавка повяжет, завалимся. Вообще, запомните: меня вы не знаете. Никогда обо мне не слышали. Мол, туристы, отстали от своего парохода, поехали в это место, к маяку, полюбоваться горным пейзажем. Здесь на вас напали злоумышленники, на «БМВ». Между ними началась перестрелка, а вы, испугавшись, убежали в горы. Стойте на этой версии намертво, что бы вам легавка ни клеила. Ясно?

— Ясно, — сказал Миша.

— Все, пошел. Вечером буду искать вас в Узунчах. — Юсиф кивнул: — Давайте. Я в другую сторону.

Кивнув Луке, Миша, не оглядываясь на Юсифа, полез наверх. Когда они вдвоем добрались до самшитовых зарослей, посмотрел вниз. Юсифа у машины уже не было.

35

Ухватившись за низкий, растущий прямо из камня куст, Миша оглянулся. Лука, двигавшийся сразу за ним, шаг в шаг, кивнул: что? Показав, что все в порядке, Миша улыбнулся, и они двинулись дальше. Внизу, метрах в сорока, синело море. Передвигаться здесь, по самой верхней кромке скал, было занятием не из легких; прошло уже минут сорок, а они вряд ли продвинулись больше чем на километр. Тем не менее они, как и советовал им Юсиф, старались не отступать от этой линии, держась именно самой кромки. Ведь заметить их передвижение здесь, за выступами скал и густыми зарослями кустарника, было практически невозможно.

Еще минут двадцать они шли в спокойном ритме, не встречая особых препятствий. Однако затем, миновав небольшую впадину, Миша вынужден был остановиться. Дальнейший путь, как ему показалось, был невозможен из-за огромного, тянущегося отвесно вверх скального монолита. Правда, после внимательного осмотра преграды, совершенного им вместе с Лукой, Мише стало ясно: двигаться дальше вполне можно. Первым путем, хоть и рискованным, но зато коротким, был узкий, не больше метра карниз, тянущийся справа от,монолита прямо над морем. Был и второй путь — тропинка, ведущая в обход скалы и явно выходящая на открытое для посторонних глаз место. Взглянув на Луку, Миша спросил:

— Ну что?

— Как пойдем? По карнизу?

— Почему нет? Ведь раз Юсиф сказал, что нужно идти ближе к морю, значит, проход здесь есть.

— Наверное. Ладно, пойду первым. А ты двигай за мной.

Вступив на карниз, Миша понял: прямо идти здесь нельзя. В некоторых местах каменистая тропка сужалась, так что передвигаться можно было лишь боком. Впрочем, встав спиной к скале, а лицом к морю и двигаясь боковыми шагами, он довольно скоро приспособился к этому виду передвижения. Судя по двигавшемуся сразу за ним Луке, тот тоже не испытывал особых неудобств.

Наконец карниз кончился. Ступив на открывшуюся сразу за ним широкую площадку, Миша повернулся. Наблюдая за последними шагами Луки, он на какую-то секунду расслабился. Наверное, именно поэтому резкий голос, крикнувший за его спиной: «Дур! Дур! Дур! Сахла!»[Стой! Стой! Стой! Остановись! (тур.)], застал его врасплох.

Подняв голову, посмотрел на Луку. Тот стоял спиной к скале, готовясь сойти с карниза, бледный как полотно. Миша пошевелил! губами, как бы спрашивая: кто там?

— Легавые, — ответил одними губами Лука. — Трое.

— Где они? — так же одними губами спросил Миша.

— Далеко. Но ты у них на мушке.

— А ты?

— Не знаю. По-моему, нет. Подожди, я сейчас попробую… —Лука потянулся рукой к поясу. В следующую секунду Миша понял, что он хочет достать пистолет, и тут же почти подряд прозвучали три выстрела. На лице Луки возникло удивленное выражение, он потянулся рукой к шее, на которой расплылось красное пятно — и, закачавшись, упал вниз. Застыв, Миша смотрел, как тело Луки летит к морской поверхности. Вот оно ударилось о воду. Вот, окутанное белой пеной, исчезло. Интересно, всплывет, как-то отстра-ненно подумал Миша. Нет, не всплывет. Не должно всплыть.

И точно, тело Луки не всплыло. Наблюдая за успокоившейся поверхностью моря, Миша услышал за спиной все тот же резкий голос:

— Дур! Аллары низин галдыр![Стой! Руки вверх! (тур.)]

Осторожно подняв руки к карманам куртки, Миша еле уловимым движением достал гранату и пистолет — и бросил их вниз. Он хорошо видел, как, достигнув воды, они тут же исчезли.

Теперь он пришел в себя и был готов ко всему.

— Дур! — повторили сзади. — Аллары низин галдыр!

Подняв руки, Миша крепко прижал ладони к затылку. Прошло примерно с полминуты, и он услышал шаги.

36

Шаги приближались. Он усмехнулся: похоже, ему не избежать турецкой тюрьмы. Единственная надежда — Юсиф. Но неясно, сможет ли Юсиф ему помочь. Впрочем, у него ведь есть Галя.

Шаги стихли точно за его спиной. В шею уперлось что-то холодное и твердое; ясно, подумал Миша, это ствол пистолета. Хриплый голос что-то прокричал над самым ухом; чего именно требовал голос, Миша не понял, но решил повернуться.

Перед ним стоял высокий турок в полицейской форме, с одутловатым и злым лицом. В руке полицейский держал направленный на Мишу пистолет. Чуть поодаль, на скальной площадке, у остановившегося здесь полицейского джипа, расположилось еще двое полицейских — также направивших на него свои люгеры. Четвертый полицейский сидел в машине, рядом с пустующим местом водителя.

Взглянув на Мишу, высокий что-то зло выкрикнул. Он явно чего-то требовал, но чего — Миша не понимал. Дождавшись второго выкрика хомута[Хомут (вор. жарг.) — милиционер, полицейский.], ответил по-английски:

— Сорри, донт андэстенд…

Оскалившись, полицейский ткнул стволом в карман Мишиной куртки, тут же показав этим стволом в сторону воды. Затем, сняв с пояса наручники, защелкнул браслеты на Мишиных запястьях. И без промедления, сразу же, коротким движением ударил его в живот. Удар был страшным. Миша согнулся, чувствуя, что умирает; невидимые ножи полосовали сейчас всю нижнюю часть тела, легкие разрывались от недостатка воздуха, к горлу подкатила тошнота. Не дожидаясь, пока он очухается, полицейский нанес еще один удар, не менее подлый — коленом в челюсть. Голова наполнилась звоном, в глазах поплыли круги, губы ощутили вкус соленого и теплого. Миша стоял, но через несколько секунд понял, что эти два удара послужили сигналом для полицейских, стоящих у машин. Подбежав, они, не давая опомниться, начали его избивать. Он пытался устоять под их ударами, но Они вкладывали в них всю силу, и он вскоре упал. Они продолжали избивать его ногами, и, получив удар по голове, он потерял сознание. Очнувшись и ощущая, что легавые все еще обрабатывают его ногами, подумал: они же забьют меня насмерть…

Наверное, так бы и случилось, если бы полицейских не остановил голос человека, сидящего в машине. Удары прекратились.

Миша попытался подняться, но понял: встать не сможет. Тело разламывалось от боли.

Хлопнула дверца машины, послышались шаги; затем голос вышедшего из машины, прозвучавший прямо над ним, отдал приказание. Полицейские взяли Мишу под руки, подняли на ноги.

Сквозь туман он увидел четвертого полицейского. Это явно был старший; худой, со спокойным взглядом карих глаз, полицейский несколько секунд внимательно изучал Мишу. Наконец спросил по-английски:

— Кто вы?

— Турист… — еле ворочая языком, по-английски же ответил Миша. — Я отстал от своего парохода… Ваши люди не имеют права меня бить… Я буду жаловаться…

— Документы есть?

— Есть… — Миша мотнул головой в сторону карманов своей куртки. Достав Мишин паспорт и изучив его, полицейский покачал головой:

— Значит, вы русский…

— Я гражданин Украины…

— Это одно и то же. Тем хуже для вас.

— Почему?

— Разве вы не знаете, как вы, русские, заставляете нас, турок, относиться к вам?

— Нет, не знаю… — Сказав это, Миша подумал: этот хомут хоть говорит нормально. И то хлеб.

— Теперь, надеюсь, знаете… Поймите одно: вам лучше чистосердечно во всем признаться.

— Но мне не в чем признаваться…

Долгий взгляд полицейского постепенно становился жестким.

— Не валяйте дурака. — Полицейский что-то коротко бросил по-турецки; подчиненные, обыскав Мишу, переложили все найденное в его карманах в пластиковый пакет. — Только что вы и ваш товарищ… Кстати, он тоже русский?

— Он тоже гражданин Украины…

— Понятно. Так вот, только что вы пытались оказать нам, то есть турецкой полиции, вооруженное сопротивление.

— Мы не оказывали никакого вооруженного сопротивления…

— Ерунда. Ваш товарищ выхватил пистолет. Вы же свой выбросили в море.

— Я ничего не выбрасывал.

— Смешно. — Полицейский достал сигареты, закурил; сказал, выпустив дым: — Хотите сказать, что мы, все четверо, страдаем галлюцинациями? Мы видели, как вы что-то выбросили. Отлично видели.

— Это могло быть нечаянным движением…

— Пистолет, выхваченный вашим товарищем, — тоже нечаянное движение?

— Наверняка…

— Или он хотел отдать этот пистолет нам? Бросить, стоя на краю обрыва?

— Могло быть и так. Вы правы…

— Не считайте нас за дураков. Поймите: я окажусь последним, кто разговаривает с вами по-человечески. Советую прямо сейчас, пока не поздно, рассказать все.

— Что «все»?

— Все. Нам сообщили по рации, что вы с вашим товарищем только что приняли участие в перестрелке. В трех километрах отсюда, у маяка. Вас видело около сорока свидетелей. Наш наряд, связавшись со мной в эфире, сообщил: найдено четыре трупа.

Четыре трупа? Стоп, подумал Миша. Он ведь знает о трех трупах. Двух убитых боевиках и Бабуре.

Понаблюдав за ним, полицейский продолжил:

— Нет сомнения, всех этих людей прикончила ваша троица. Третий, который был с вами, а он с вами был, это показывают свидетели, пока не обнаружен, ни живой, ни мертвый. В ваших интересах сообщить мне, мне лично, кто этот третий. И где он сейчас. Кто он?

— Не знаю. — Сказав это, Миша подумал: выдавать Юсифа нельзя. — Я действительно слышал эту перестрелку…

— Слышали?! — язвительно спросил полицейский.

— Да… С товарищем… Именно поэтому мы и попытались скрыться в скалах…

Выпустив вверх несколько виртуозных колец из дыма, полицейский некоторое время следил за ними. Сказал бесстрастно:

— Ваша версия не пройдет… Судя по сообщениям нашего наряда, во время этой перестрелки убит полицейский. Ваше участие в этом убийстве, любое, прямое или косвенное, не подлежит сомнению. Вы иностранец, поэтому вам следует знать: смерть своих товарищей турецкая полиция не прощает. Так что ваше положение очень серьезно. Очень.

Убит полицейский… Когда? Не выдержав, Миша растерянно посмотрел на офицера. Ни до стычки с Бабуром и его людьми, ни после, там в скалах, ни на какого полицейского не было и намека. Так откуда он взялся?

Понаблюдав за его реакцией, полицейский сказал:

— Вам может быть предъявлено очень серьезное обвинение. Очень. Поэтому, чтобы хоть как-то облегчить свою участь, вы должны признаться во всем.

Проклятье, подумал Миша. Может, этого полицейского убил Юсиф? Когда пытался скрыться другим путем? Но тогда почему «во время перестрелки»? Может, этот хомут просто пытается взять его на пушку? Черт… Так вот почему они так его лупцевали…

— Вы готовы во всем признаться? — спросил полицейский.

— Мне не в чем признаваться… Повторяю, я турист… Отстал от теплохода… У моего товарища действительно был пистолет… Но это еще не преступление…

Задержав на нем взгляд, как показалось Мише, с сожалением, полицейский дернул плечом.

— Боюсь, ваша версия не найдет понимания у наших следователей. Я сделал все, что мог, господин Каменский. Я пытался вам помочь, но выясняется — вы сами враг себе.

Этот полицейский, спокойный, с серьезными глазами, может в будущем оказаться ему полезным, подумал Миша. Как-никак у него все же есть сто с лишним тысяч баксов в Зираат-банке. Он готов пожертвовать ими всеми — лишь бы они помогли ему вырваться из этой западни.

— Простите, господин офицер, вы знаете, как зовут меня… Я же хотел бы знать, как зовут вас…

— Зачем это вам? Не обольщайтесь. Вам это не поможет.

— И все же… Очень вас прошу…

— Что ж, меня зовут Ариф Онсель. Капитан полиции Ариф Онсель, если вам угодно. — Кивнув, отдал короткое приказание; полицейские поволокли Мишу к машине. Двое, водитель и капитан Онсель, сели впереди; оставшиеся, поместив Мишу между собой, — сзади. Рыча мощным мотором, машина поползла вниз.

На одном из поворотов полицейский джип, не удержавшись, ударился о камень. Мишу резко бросило вперед. Тут же он почувствовал: от удара о переднее сиденье грудную клетку сдавила страшная боль. Перед ним все поплыло, в следующую секунду его окутала темнота.

37

Очнувшись, он увидел перед собой растрескавшуюся штукатурку. Стена… Вгляделся. На полуоблупившейся светло-зеленой краске какая-то надпись… Шрифт латинский. Его познаний в турецком хватило лишь, чтобы понять: надпись сделана по-турецки.

Полежав, сообразил: он лежит на цементном полу. В каком-то помещении, освещенном электрическим светом. Вспомнил все, что произошло накануне, до последней детали. С момента, когда получил записку от Бабура, до удара джипа о камень. После которого отключился… Застонал. Подумал: я вляпался. Вляпался намертво.

Затем некоторое время лежал, без всяких эмоций разглядывая стену. Спокойно-спокойно подумал: на допросах турки запросто могут меня прикончить. Если будут бить так, как били там, на обрыве. Если же они пришьют ему убийство полицейского, ему вообще конец. Единственная надежда — на Юсифа. Но сможет ли Юсиф ему помочь? Или Галя? Нет, ожидать помощи от Гали смешно. Галя, может быть, и захотела бы что-то сделать — если бы все знала. Но, во-первых, она ведь ничего не знает. Во-вторых, — одного хотения мало. Наверняка они с Лизой сами сейчас нуждаются в помощи. Что же до Юсифа… Юсиф… Странный человек. Непредсказуемый. Вдруг подумал с горечью: что, если Юсиф просто-напросто подставил их с Лукой?

Ну да. Ведь после того, как с Бабуром было покончено, надобность в них для Юсифа отпала. А ведь точно, Юсиф их подставил. Иначе почему, послав их вдоль берега моря, он сам не пошел с ними?

Полежав, Миша постарался успокоить сам себя. Подумал: ведь даже если Юсиф намеренно отвлек на них с Лукой полицию, он поступил абсолютно правильно. Он заставил их рисковать, но при этом наверняка рассчитывал, что, избежав столкновения с полицией, сможет потом помочь им обоим. Ему, Мише, и Луке, если бы тот остался жив. Юсиф здесь ни при чем. Он, Миша, должен держаться на допросах. Он не должен выдавать даже намеком, что во время перестрелки третьим с ними был Юсиф.

Попытался повернуться — однако первое же движение вызвало нестерпимую боль. Двинув рукой, понял: наручников нет. Упираясь руками в пол, подтянул тело к стене. Кое-как уселся.

Он находился в крохотном помещении. Ступни его ног торчали как раз на середине камеры — узкой, как пенал. Посреди обитой железом двери светлел смотровой глазок. Над дверью, прикрытая решетчатым проволочным колпаком, тлела электрическая лампочка. Если не считать этой лампочки, другой обстановки в камере не было. Воздух был душным, спертым, с въевшимся от века запахом нечистот.

Посидев в таком положении примерно час, Миша почувствовал: силы понемногу восстанавливаются. Что ж, сдаваться он не собирается. Главное, он не должен рассчитывать на помощь Юсифа. Полицейские могут его бить, но доказать хоть какую-то его вину им будет трудно. На месте преступления его не застали. Оружия при нем не нашли. Автобус, в котором ехали свидетели, прошел довольно далеко от места перестрелки. Да и прошел уже тогда, когда все давно закончилось. Что же касается смерти полицейского — он вообще его в глаза не видел.

Конечно, Юсиф вполне может вытащить его отсюда. Но связывать с этим все свои надежды не стоит. Посмотрел на запястье: часов нет. Потерял. Или сняли полицейские. Плевать. Скорее всего сейчас вечер. Спать не хочется.

Шевельнувшись несколько раз, принял наиболее удобную позу. И стал ждать.

38

Он ждал долго. Наконец услышал, как в скважине поворачивается ключ. Дверь открылась. В камеру заглянул полицейский; поскольку в руке он держал связку ключей, было ясно, что это надзиратель. Надзиратель был смуглым, с усами, невысокого роста. Повелительным тоном сказав что-то коротко, дождался, пока Миша встанет. Затем развернул его лицом к стене. Разглядывая штукатурку, Миша слышал, как надзиратель что-то вносит в камеру. Затем дверь закрылась, загремели ключи, охранник что-то крикнул из-за двери и, судя по звуку шагов, ушел.

Постояв, Миша обернулся. Вещами, которые полицейский внес в камеру, оказались табуретка, поднос с едой, ведро для оправлений, в просторечии называемое парашей, и некое подобье нар — несколько досок, скрепленных поперечными рейками.

На подносе, помещенном на табуретке, стояли жестяная миска с супом и такая же тарелка с серо-бурой кашей. Рядом с тарелкой лежали два куска хлеба грубого помола и ложка. Лишь сейчас, при виде еды, Миша понял: он зверски голоден. Ведь он ничего не ел с самого утра.

Сняв поднос, уселся на табуретку. Взяв ложку, попробовал суп. Варево было еле теплым, отвратительного вкуса. Тем не менее он выхлебал миску до дна. Точно так же он поступил и с кашей, оказавшейся чем-то, напоминающим плов. Покончив с хлебом, понял: есть хочется еще больше. К счастью, с не меньшей силой ему хотелось спать.

Сложив на поднос пустую посуду, он наконец-то с огромным облегчением использовал по назначению парашу. Осмотрел прикрытую решеткой лампочку. Понял: при всем своем желании вывернуть ее он не сможет. Впрочем, улегшись на доски, осознал: свет, как и все остальное, ему не помешает. С этой мыслью он уснул.

39

Из сна его вырвал громкий звук ключей. Несколько секунд он лежал, ощущая под собой жесткое ложе. Наконец сообразил, где он сейчас. Услышав, как открылась дверь камеры, повернулся.

В дверях стоял тюремщик. Но не тот, что! дежурил вчера, а другой: высокий, сутулый, с костлявым унылым лицом. Нехотя сказав что-то по-турецки, полицейский показал на парашу. Смысл его слов Миша понял лишь после того, как надзиратель, уставив указательный палец на ведро, затем несколько раз ткнул им в сторону коридора. Стало ясно: надо вынести парашу. Сопровождаемый тюремщиком, он вынес ведро в коридор, вылив его содержимое в очко тюремного туалета. Затем, после того как Миша вернулся в камеру, полицейский снова запер дверь.

Через полчаса он принес Мише завтрак — кусок хлеба с прилепленным сверху квадратиком жира, жидкую рисовую кашу, два куска сахара и чай — теплую воду желтоватого цвета в железной кружке.

Перед уходом надзирателя Миша попытался объяснить ему, что хотел бы переговорить с капитаном Арифом Онселем. Однако все Мишины попытки добиться хотя бы ответной реакции оказались тщетными. Сколько он ни жестикулировал, сколько ни повторял: «Капитан сы Онсель, Ариф Онсель, якши? Говорить, якши?» — тюремщик ничего ему не ответил. Лишь уходя, в ответ на усиленную жестикуляцию Миши, легко толкнул его в грудь — и закрыл дверь.

После ухода надзирателя Миша несколько часов пролежал на досках, пытаясь понять: есть ли у него хоть какой-то шанс выйти из передряги. За это время он успел обдумать множество вопросов и ответов, которые могли бы пригодиться ему на допросах. Затем начал думать о Гале.

В середине дня надзиратель принес обед. Затем он же вывел его на прогулку в тюремный двор. Несколько раз Миша пытался заговорить с ним, прибегая к ограниченному запасу турецких слов и жестам, но ни одна из этих попыток успеха не принесла.

Время после прогулки и особенно после ужина тянулось невыносимо медленно. И если накануне, лишь коснувшись досок, Миша тут же уснул, то в этот раз, не в силах уйти от своих мыслей, проворочался без сна до середины ночи.

40

На следующее утро его разбудил звоном ключей уже знакомый ему невысокий тюремщик. После процедуры выноса параши и завтрака прошло больше часа. Затем надзиратель появился снова. Жестом показал «выходи». Миша вышел в коридор. Тюремщик что-то зло прокричал. Миша не понял, что от него требуется, и тюремщик, взяв Мишины руки, положил их ему ладонями на затылок. Толкнул в спину: иди. Миша повиновался.

Прошли они недалеко. Сделав не больше трех поворотов, Миша услышал сзади: «Дур!» Остановился. Рядом была дверь; постучав в эту дверь, конвоир что-то сказал. Затем, услышав из-за двери ответ, открыл ее. Миша увидел комнату, стол в глубине, за столом —в полицейского офицера. Сзади раздалось злое шипение надзирателя; поскольку ничего другого, кроме приказа войти, это означать не могло, Миша вошел в комнату. Повинуясь знаку офицера, надзиратель, закрыв за Мишей дверь, сам остался в коридоре.

Оказавшись с Мишей в комнате вдвоем, офицер, типичный южанин с толстыми вывернутыми губами и носом картошкой, не спеша взял со стола пачку сигарет. Сделал вид, что целиком занят процессом доставания сигареты и прикуривания. Наконец, затянувшись несколько раз, кивнул в сторону стула:

— Садись, Каменский. Давай, давай. В Я ногах правды нет.

Он говорил на чистом, с легким южным акцентом русском языке. Пока Миша пытался понять, откуда мог взяться этот полицейский, уж не из Одессы ли, тот усмехнулся:

— Что смотришь?

— Ничего.

— Так садись.

Усевшись, Миша подумал: говорит слишком чисто. Похоже, это наш, но все же вряд ли он работает на московскую или украинскую милицию. Скорее, азербайджанец или дагестанец, эмигрант, служащий здесь, в турецкой полиции. Да и сейчас это не имеет никакого значения. Он должен продолжать гнуть свою линию. Настаивать, что случайно отстал от теплохода, что вместе с товарищем на машине, взятой напрокат, осматривал достопримечательности Стамбула. Они поехали к маяку, здесь кто-то открыл по ним стрельбу, и они повели себя так, как повел бы себя в такой ситуации любой, — бросили машину и попытались скрыться. Никаких полицейских, до встречи с людьми капитана Онселя, они не видели.

Полицейский, не глядя на Мишу, выпустил дым. Подтянул к себе лежащий на столе чистый бланк. Посмотрел в упор:

— Значит, Каменский, запомни: меня зовут Сеттар Батмаз. Лейтенант Сеттар Батмаз. Сейчас буду тебя допрашивать. Будешь гнать дуру — просеку сразу. Тогда не обижайся. Понял?

— Понял.

— Хорошо, что понял. Отвечай коротко и по существу.

Начал лейтенант Сеттар Батмаз с вопросов самых обычных. Имя, фамилия, год и место рождения, гражданство, профессия, семейное положение, цель прибытия в Турцию. Затем пошли вопросы посложней: где и с кем жил после того, как отстал от теплохода, кто помог взять напрокат машину, кто помог устроиться в Карагеле. На все эти вопросы ответы у Миши были заготовлены заранее. Батмазу он сообщил почти правду: номер в «Босфорусе» он снял вместе с товарищем по круизу Виктором Лукашовым для того лишь, чтобы ненадолго ощутить, что значит жить в пятизвездочном отеле. Затем, после того, как встретившийся у отеля посредник, местный житель, назвавшийся Мамедом, предложил им переехать в Карагель, они с радостью согласились. Тот же посредник, Мамед, помог им взять напрокат машину. На сообщение Батмаза, что, по показаниям администрации «Босфоруса», в отеле они жили вместе с двумя девушками, Миша ответил: да, такое было, с девушками они познакомились в порту. Девушки, говорившие по-русски и назвавшиеся Ирой и Олей, действительно согласились провести с ними несколько дней вместе. Но после ночи, проведенной в «Босфорусе», он и его товарищ с девушками расстались. Где сейчас эти девушки, он не имеет понятия. О том, что у Лукашова есть пистолет, знал. Но откуда он у него и имеет ли Лукашов на него разрешение, не интересовался. У самого же у него оружия никогда не было.

К разговору об убийстве полицейского Батмаз перешел лишь после этого Мишиного заявления. Причем допрос на эту тему лейтенант вел, как показалось Мише, несколько странно. Коротко порасспросив, что знает Миша о смерти стража порядка на месте перестрелки, и не получив никаких пояснений, а лишь совершенно искренний ответ, что Миша не только ничего не знает об этом, но даже не видел там, в скалах, кого-то напоминающего полицейского — Батмаз как будто успокоился.

Заполнив в конце концов бланк допроса с двух сторон, лейтенант взял новый лист. Посидел, внимательно рассматривая Мишу. Наконец сказал:

— Не хочешь сделать заявление?

— Какое заявление?

— Решил косить под неопытного?

— Не пойму, о чем вы говорите.

Мише вдруг стало не по себе: полицейский смотрел на него с неприкрытой ненавистью. Прошипел:

— Деловым себя считаешь, да? Баки решил вколачивать? Там, у себя, ты, может, и был в законе. А здесь ты вшиварь, гнида. Никто. Захочу, и тебя замикстурят в пять секунд. Понял? Завалят, очухаться не успеешь. Да еще хорошо, просто завалят. Усек?

Миша пожал плечами:

— Не понимаю, что вы на меня так взъелись.

— Все отлично понимаешь. Значит, не знаешь, зачем делаются заявления?

— Смотря какие заявления.

— Заявления о чистосердечном признании своей вины.

— О чем вы, господин лейтенант? Мне не в чем признаваться.

— Каменский, скажу по-свойски: крути не крути, здесь, в полиции Стамбула, ты не отвертишься. Особенно если ты убил нашего.

Некоторое время они смотрели друг на Друга в упор. Так, будто соревновались, кто раньше уступит. Миша подумал: похоже, за этим Батмазом и за всеми его действиями что-то стоит. Но вряд ли он сейчас угадает что! Впрочем, это его не должно заботить. Он должен лишь выбрать момент и сказать, что хотел бы переговорить с капитаном Онселем. Остальное несущественно.

Похоже, Батмаз устал бороться с ниш взглядом. Сказал, загасив сигарету:

— Что молчишь? Смотрю, тебя прилично отделали. Кто это тебя?

— Ваши отделали, кто же еще.

— Правильно сделали. При задержании?

— При незаконном задержании.

— Почему же незаконном?

— Я же сказал, господин лейтенант: я не нарушал никаких законов. Ни ваших, ни каких-то еще. Единственная моя вина: я отстал от теплохода. Но это, насколько я знаю, еще не преступление.

— Смотря с какой целью ты отстал.

— Ни с какой. Просто отстал. Не рассчитал время.

— Тогда — что же ты здесь сидишь? С момента, как ты отстал, пошла уже третья неделя. На какие средства живешь?

— На свои. — Помедлив, Миша решил добавить: — У меня счет в вашем банке. — Ясно, полиция давно уже успела все это выяснить.

— В каком?

— В Зираат-банке.

— Много у тебя на этом счету?

— Насколько я знаю, этого я вам сообщать не обязан.

Внимательно посмотрев на него, Батмаз процедил:

— Верно, не обязан. Но должен сообщить об источнике получения денег. Откуда они?

— Я получил их за выполненную работу.

— За какую?

— За консультации.

— Консультации какого рода?

— Оценка произведений искусства. Фирмам «Масуд» и «Улус».

— «Масуд» и «Улус»… — Батмаз машинально постучал кончиком среднего пальца по столу; Мише почудилось, что этим жестом он выразил досаду. — Ладно, к этому мы еще вернемся. Значит, ты со своим корешем решил проехаться к морю?

— Решил.

— Ну и — вы нарвались на перестрелку?

— Нарвались. Я уже говорил об этом.

— В скалах нарвались?

— В скалах.

— В скалах… — Батмаз помолчал. — Непонятно только, зачем вы туда поехали, в скалы. А, Каменский?

— Мы ехали куда глаза глядят. Крутили по всему побережью.

— И попали почему-то именно сюда. В тупик. — Батмаз показал фотографию, на которой была изображена стоящая на фоне меловых скал пустая «хонда». — Узнаешь место?

Сделав вид, что вглядывается, Миша пожал плечами:

— Трудно сказать. Это же фото.

— Это то самое место. То самое, где вы поставили свою «хонду». И вступили в перестрелку.

— Мы не вступали ни в какую перестрелку.

— Вступали. Причем для начала заделали вот этого парня. — Батмаз показал другое-фото, на котором рядом с той же «хондой» был хорошо виден труп мертвого Бабура. — Узнаешь приятеля?

Изучив фото, Миша покачал головой:

— Ошибаетесь, господин лейтенант. Этого человека я первый раз вижу.

— Первый раз?

— Да, первый раз. — Объяснение на этот счет у Миши было наготове.

— Подумай. Хорошо подумай, Каменский.

— Господин лейтенант, тут думать нечего. Человека, которого вы мне показываете, я раньше никогда не видел.

Положив фото на стол, Батмаз прошипел:

— Ну, вшиварь… Я ведь тебя предупреждал: не гони пену.

— Не гоню я никакую пену. Не знаю я этого человека.

— Знаешь, сволочь. Вас видели вместе в прокатном пункте.

— Где? — Миша изобразил недоумение. — В каком еще прокатном пункте?

— В том, в котором он оформил тебе «хонду». И еще в одном месте вас видели.

— Еще в одном? Да не может такого быть. В каком же?

— Кончай вешать лапшу. Знаешь в каком.

— Не знаю. Клянусь, господин лейтенант, не знаю. — Миша почесал за ухом. — Постойте. Можно еще раз взглянуть на фото?

Зло посмотрев на него, Батмаз поднял фотографию:

— Смотри, вшиварь. Может, что увидишь.

Вторичное рассматривание фотографии Миша затянул, как мог. Наконец сказал:

— Господин лейтенант… Похоже, я этого человека все-таки знаю. Он не похож, но все же… Все же это скорее он.

— Кто он?

— Ну, посредник. О котором я уже говорил. Мамед.

— Мамед? — Лишь сказав это, Батмаз понял: его купили.

— Да, Мамед. Я ведь вам говорил о нем. Наверное, второе место, которое вы имеете в виду — Карагель? Да? Так ведь, господин лейтенант?

Мише показалось: Батмаз вот-вот его ударит. Однако этого не случилось. Погасив вспыхнувшую в глазах ненависть, лейтенант положил фото на стол. Улыбнулся:

— Ну ты, гнус. Даю обещание: ты об этом пожалеешь.

— О чем?

— Знаешь о чем. Ладно, пусть будет по-твоему. Говоришь, его зовут Мамед?

— Он сказал, что Мамед.

— Мамед. Где же он живет в Стамбуле, этот Мамед? Точнее, жил?

— Не знаю, господин лейтенант. Он не говорил.

— Не говорил… Ладно. Сколько всего ты с ним общался, с этим Мамедом?

— Сейчас… Вообще-то не очень много. Встретились мы с ним, как я уже говорил, у отеля «Хилтон»…

— Где именно?

— Ну… там есть небольшая кофейня. На площади. Недалеко от нее.

— Встретились — и что дальше?

— Дальше — он предложил свои услуги. Сказал, что поможет за небольшую плату взять напрокат машину. И устроит коттедж на побережье. Под Стамбулом. И мне, и товарищу это вполне подходило, мы согласились. Естественно, за услуги он попросил отстегнуть кое-что и ему. Мы не возражали.

— Значит, ты с ним встречался несколько раз?

— Ну… да. Если уж быть точным — три раза.

— Три раза? Всего?

— Ну да. Первый раз, когда встретились у кофейни. Второй — в прокатном пункте. Ну и третий, последний, — когда Мамед поехал с нами в Карагель. Больше я этого Мамеда не видел.

— Так-таки не видел? Ни разу?

— Ни разу, господин лейтенант.

— Ладно. — Батмаз потрогал лежащую рядом папку. — Тогда — попробуй свой последний шанс.

— Последний шанс?

— Да. А именно: докажи, что ты лоялен к турецкой полиции.

— Пожалуйста, господин лейтенант. Всегда готов. Что надо?

— Надо, чтобы ты сообщил нам хоть какие-то сведения об этом Мамеде. Может быть, ты видел, как он входил в какое-то помещение. В любое, жилой дом, гостиницу, ресторан, кафе и так далее. Или, может, видел людей, с которыми он общался. Может, он при тебе звонил куда-то по телефону, и ты запомнил номер. Короче, нам нужна любая наводка на этого Мамеда. Понимаешь?

— Как не понять… — Миша сделал вид, что задумался. — Ну… он входил в прокатный пункт. Разговаривал там со служителем. Потом… Потом в Карагеле, когда договаривался насчет коттеджей — разговаривал там с несколькими людьми… Потом… Да нет, вроде все. Звонить — он звонил при мне несколько раз. Но какой номер он набирает, я не видел. Он звонил из автомата. Я, само собой, оставался в машине. Или стоял чуть поодаль.

Понаблюдав за Мишей, Сеттар Батмаз спросил:

— Значит, невинная овечка?

— При чем тут невинная овечка?

— При том, что я не слепой. То, что там, у себя, ты блатарь тот еще, поймет младенец. Жучило, каких мало. Так нет, ты пытаешься вправить мне баки. Мол, я лопух, встретил на улице Мамеда, он мне мухой все сделал, я ничего не заметил. Да?

— А что тут замечать? Действительно, он мне все сделал. Но я ведь за это ему заплатил.

Что же насчет того, что я блатарь и жучило, — это вы зря. Я обычный человек. Уважающий закон.

— Уважающий? — Батмаз усмехнулся. — Ладно. — Раскрыв папку, достал из нее плотный картонный прямоугольник. Показал Мише: — Узнаешь?

В верхней части прямоугольника располагались две фотографии, его и Луки. Над ними по-английски было написано: «Оперативная информация Интерпола». Под фотографиями также шел английский текст. Но прочесть его мешала ладонь Батмаза, закрывающая всю нижнюю часть бумажки. Понаблюдав за ним, лейтенант иронически скривился:

— Что, обычный человек? Уважающий закон? Узнаешь себя? А?

— Узнаю. Только эта бумажка, которую вы держите, мне ни о чем не говорит.

— Не говорит? Я думал, ты умеешь читать по-английски. Что там написано? Вот здесь, наверху?

— Написано: «Оперативная информация Интерпола».

— Правильно. Тебе это что-нибудь говорит? Или нет?

— Пока ничего.

— Ничего?

— Конечно. Чтобы понять, зачем Интерпол рассылает эти фотографии, я должен хотя бы прочесть сопроводительный текст.

Миша снова заметил: в глазах лейтенанта мелькнула злоба. Быстро подавив ее, Батмаз сказал:

— А что бы ты здесь хотел прочесть? Поздравление с Рождеством? Или сообщение, что у тебя умерла тетя? Разуй глаза. Написано достаточно ясно: оперативная информация. Знаешь, что такое оперативная информация международной полиции?

— Господин лейтенант, не нужно. Что такое оперативная информация, я догадываюсь. Но мне, как допрашиваемому, хотелось бы все же знать: почему Интерпол рассылает обо мне эту информацию.

— А ты не знаешь?

— Не знаю.

— Ладно. — Вложив бумажку в папку, Батмаз снова закурил. — Ладно. Считаешь себя жуком, считай. Последний раз предлагаю тебе шанс. Думай. Думай, голова. Иначе — каюк. Запомни. Раскалывайся, глот.

Понаблюдав, как Батмаз выпускает кольца дыма, Миша наконец сказал:

— Господин лейтенант, я все уже продумал. Хочу попросить вас об одном одолжении.

— Об одолжении? — Полицейский скосил глаза. — О каком?

— Я хотел бы поговорить с капитаном Онселем. Офицером, который меня задержал. Там, в скалах.

— С капитаном Онселем? — Изучив Мишу взглядом, Батмаз хмыкнул. — Зачем?

— Хотел бы кое-что ему сказать.

— Так говори мне. — Батмаз стряхнул пепел. — Слушаю? О чем вообще речь? О чистосердечном признании?

— Я уже сказал, господин лейтенант: признаваться мне не в чем. Но мне нужно поговорить с капитаном Онселем. Если можно.

Батмаз молчал. Внешне казалось, он просто разглядывает стену за Мишиной спиной. Тем не менее, бросив на него незаметный взгляд, Миша понял: его просьба поставила перед лейтенантом какие-то сложные задачи. Наконец, встряхнувшись, Батмаз сказал:

— Ладно. Может, капитану Онселю удастся что-нибудь из тебя выцарапать. Тем более что отделал тебя именно он. Со своими ребятами. Как, не боишься?

Миша криво усмехнулся:

— Боюсь. А что делать?

— Ладно. Не строй только шута горохового. Попробую сейчас с ним связаться. Только сначала хочу тебе сказать одну вещь.

Поскольку Батмаз молчал, издевательски глядя на него, Миша спросил:

— Какую?

— Как именно ты будешь замочен — если не расколешься.

— Не понимаю, о чем вы.

— Сейчас поймешь. Ты сидел когда-нибудь в одной камере с курдами?

Миша втянул голову в плечи. Поежился.

— Господин лейтенант, я вообще никогда ни с кем не сидел. Ни с курдами, ни с кем-то еще. Не пугайте меня, прошу.

— Я и не собираюсь тебя пугать. Просто, как только тебя поместят в камеру с курдами, ты в первый же день будешь опущен. Опету-шен. Станешь общим любовником камеры. Я ясно объяснил?

Помолчав, Миша согласился:

— Достаточно ясно.

— Для курдов ты европеец, славянин. То есть не человек. Ты для них баран. Животное. Они и будут иметь тебя как животное. Чтобы затем, по прошествии недели, не более, кокнуть. Замочить вглухую. Причем определить, кто именно из них тебя кокнул, мы, увы, не сможем. При всем желании. Таких случаев было несколько. И, насколько я помню, ни в одном из них тюремные власти определить конкретного убийцу так и не смогли. — Батмаз гадко улыбнулся. — Ничего не попишешь. Так уж у них заведено. Прости.

Миша промолчал. Он прекрасно понимал: полицейский не преувеличивает. Про камеры, с умыслом заселяемые только националами, вроде бурят, тувинцев или лезгин, он не раз слышал дома, на родине. И знал: такую же штуку, какой угрожает ему сейчас Батмаз, с ним вполне могли проделать и там — попадись он в руки родной ментовки. Там с белыми националы в камерах поступают примерно так же, как живописал ему Батмаз. Что ж, подумал Миша, если он попадет когда-нибудь в переплет вроде этого, ждать не будет. Пойдет на ножи, насмерть. И постарается при этом прихватить кого-нибудь с собой.

Перегнувшись через стол, к Мише, Батмаз вдруг застыл. Казалось, он сейчас к чему-то принюхивается. Губы его раскрылись, образовав крохотную щелочку, глаза сузились, дыхание стало неровным. Сказал шепотом:

— Вот что, парень: я могу тебе помочь. Но при одном условии: если у нас будет разговор о том, что ты взял там, в России. То, из-за чего Интерпол стоит на ушах. Понял?

Вглядываясь в сузившиеся глазки полицейского, Миша подумал: интересно, что все это может значить? Из текста, который изрек сейчас Батмаз, выходит: он знает об алмазах шаха. Точно. «Из-за чего Интерпол стоит на ушах…» Интерпол может стоять на ушах лишь при одном условии: если его на эти уши поставила российская милиция. Что ж, все это вполне возможно. Но есть кое-какие нюансы. Например, почему бы Батмазу не сказать ему об этом прямо? Не закрывая при этом ладонью нижнюю часть сообщения? Да и вообще, что за прикол — говорить с ним вот так, перегнувшись через стол? Шепотом? Ясно, это покупка. Обычная покупка.

Считая, видимо, что нужный эффект достигнут, Батмаз снова выпрямился на стуле. Взял оставленную в пепельнице сигарету. Затянувшись, спросил:

— Так ты все понял? Каменский?

— Простите, господин лейтенант, но я понял только одно: вы меня с кем-то путаете. В России я ничего не брал. Что же до Интерпола, то там ведь тоже могут ошибаться.

Батмаз сосредоточился на изучении струящегося из сигареты дыма.

— Ладно. Думай, голова. Сам понимаешь, ставка у тебя ограниченная. А я пока попробую связаться с капитаном Онселем.

Сняв трубку, Батмаз коротко переговорил с кем-то. Закончив разговор, который он вел на беглом турецком, сообщил:

— Капитан Онсель сейчас придет.

Капитан Онсель вошел в комнату примерно через минуту. На Мишу он посмотрел как на пустое место. Видимо, полицейские обменялись какими-то знаками, потому что Батмаз тут же ушел. Онсель сел на его место. Несколько секунд он сидел так, будто, глядя на Мишу, легко видел находящуюся за ним стену. Наконец спокойно сказал по-английски:

— Я правильно понял: вы попросили лейтенанта Батмаза вызвать меня?

— Да, господин капитан. Я хотел бы с вами переговорить.

— О чем? Есть что-то, чего вы не можете сообщить лейтенанту Батмазу?

— Не в этом дело, господин капитан. Просто мне показалось…

— Что вам показалось?

— Мне показалось, что вы сможете меня понять.

— Понять в чем?

— В том, что я невиновен.

Проклятье, подумал Миша. В глазах полицейского, который сейчас на него смотрит, можно прочесть только одно: враждебность. И все же надо попробовать договориться с ним. Другого такого случая у него может и не быть.

— Вы совершили огромную ошибку, если вызвали меня только для этого. — Онсель улыбнулся деревянной улыбкой. — Огромную.

— Но я действительно невиновен. Я попал в эту историю из-за какой-то нелепой путаницы.

Онсель прищурился. Сказал жестко:

— Никакой путаницы нет.

. — Есть… — Миша с ужасом понял: в его голосе нет былой уверенности. — Я могу объяснить, как все было…

— Не нужно ничего объяснять. Найденные следы объяснили все за вас. Кроме того, уже после вашего задержания стало известно: вас разыскивают сразу две полиции, России и Украины. Теперь вами заинтересовалась третья, а именно наша, турецкая полиция. Допускаю, что одна полиция еще может что-то перепутать. Но три — вряд ли.

— Да, я иностранец, здесь меня никто не знает, и все же у меня есть счет в банке… — Миша сам не понял, зачем он все это произнес.

— Что? — Онсель округлил глаза. — Что вы несете? В каком банке?

— В вашем Зираат-банке… — Встретив взгляд полицейского, Миша осекся. Онсель покачал головой:

— Предупреждаю: если вам нечего больше мне сообщить и вы оторвали меня от дел впустую — пеняйте на себя. У вас есть что-то сказать мне по делу?

— Но это дело… — Сказав это, Миша подумал: зачем я упорствую?

— Дело… — Онсель досадливо повел подбородком. — Каменский, вы думаете, здесь сидят идиоты? И мы не знаем об этом вашем счете? Знаем. Могу вас обрадовать: ваш счет в Зираат-банке арестован.

— Арестован?

— Да. Заморожен. Пока не будет выяснено, насколько честным способом вам удалось заработать эти деньги. Что совершенно естественно.

Все, подумал Миша. Счет в Зираат-банке был его последним шансом. Теперь ему надеяться не на что.

Онсель нажал кнопку на столе. Кивнув вошедшему Батмазу, что-то коротко сказал. Вышел.

Усевшись за стол, Батмаз злорадно ухмыльнулся:

— Что, поговорил с капитаном Онселем?

Миша не ответил.

— Ладно, босяк. Хватит чикаться. Пришла тебе пора понюхать настоящей кичи[Кича (вор. жарг.) — тюрьма.].

Вошедший после звонка Батмаза надзиратель надел на Мишу наручники. Вывел в коридор, где уже стояли два солдата. Сказав что-то, ушел. Один из солдат, поправив висящий на плече карабин, показал Мише взглядом: иди туда. Двинувшись в этом направлении, Миша вскоре оказался на улице. После того как солдаты, открыв дверь стоящего тут же микроавтобуса с зарешеченными окнами, толкнули его к ступенькам — поднялся в автозак. Дверь за ним закрылась. Машина тронулась.

Минут через десять автозак, сделав несколько поворотов, остановился. Дверь открылась, заглянувший внутрь солдат кивнул: выходи.

Выбравшись наружу, Миша понял: он стоит во дворе тюрьмы.

41

Проходя вслед за надзирателем по коридору, Миша понял: помещение, в котором его держали до этого, было чем-то вроде камеры предварительного заключения. Здесь же была настоящая капитальная тюрьма. Пока они шли, им пришлось преодолеть несколько решетчатых перегородок; каждую из этих перегородок надзиратель, отперев дверцу в перегородке своим ключом и пропустив Мишу, тут же запирал снова. Наконец, поднявшись по железной лестнице, они двинулись вдоль узкой металлической балюстрады. С одного бока балюстрады, внизу, за перилами, был виден все тот же тюремный коридор. С другого — тянулись двери камер.

Остановившись возле одной из дверей, надзиратель показал знаком: подними руки. Выбрал в висящей на поясе связке ключ. Снял наручники. Толкнув открытую дверь, показал: входи. Миша вошел в пустую камеру. Сказав что-то ему в спину, надзиратель закрыл и запер дверь.

Постояв, Миша огляделся. Судя по двум расположенным по правую и левую стороны нарам у стен, помещение было рассчитано на двоих. Металлические стены были покрыты облупившимися кое-где цинковыми белилами. В камере стоял душный спертый воздух, вентиляции или не было вообще, или она была слабой. Миша лег на одни из нар. Полежав, подумал: эта камера все же лучше, чем каморка, в которой его держали до сих пор. Главное, здесь есть окно. Маленькое, зарешеченное, находящееся под самым потолком, но все же окно. Если изловчиться, в это окно можно увидеть краешек неба. Что Миша и попытался сделать.

В середине дня принесли обед. Вкус еды не изменился, он был таким же отвратным, как и раньше, но Миша съел все до крошки.

Второго обитателя в камеру привели под вечер. После того как загремел замок и дверь открылась, Миша, приподнявшись на нарах, увидел стоящего в коридоре рядом с надзирателем великана под два метра. Определить возраст вновь прибывшего было трудно. Но все же ему было никак не больше сорока. Смуглое, прикрытое по самые брови шапкой черных волос лицо было рябым, как взбитая ветром поверхность моря. Одет новый Мишин сосед был в черную майку-безрукавку, рваные джинсы и сандалии на босу ногу. В левом ухе поблескивала металлическая серьга-колечко.

Войдя в камеру, амбал сел на свободные нары. Упершись спиной в стену и вытянув ноги, некоторое время сидел, в упор разглядывая Мишу. Лицо амбала было широким, с разбитыми ушами, приплюснутым носом и толстыми, будто застывшими в постоянной кривой усмешке губами. Под майкой ходуном ходили мощные, чуть расплывшиеся мышцы.

Наконец, решив, видимо, что произвел достаточное впечатление, вошедший выдавил хрипло:

— Как зовут?

Не дождавшись ответа, не спеша поковырял в зубах ногтем мизинца. Повторил:

— Эй, босяк! Тебя спрашивают, как зовут?

Говорит с сильным кавказским акцентом. Но чисто по-русски. Месхетинец? Впрочем, может быть, он из Приднестровья. Гагауз или обрусевший болгарский турок.

Лежащий на нарах Миша чуть покосился. Перевел взгляд в потолок.

— Почему я должен тебе говорить, как меня зовут? Скажи сначала, как зовут тебя.

— Меня? — Амбал усмехнулся. — Ладно. Меня зовут Шайбак. Почти шайтан. Нравится?

Миша не ответил.

— Что молчишь? — сказал Шайбак. — Как мне тебя называть?

— Можешь называть Мишей.

— Мишей, и все?

— Мишей, и все.

— Ладно, Миша. Ладно. — Шайбак перевел взгляд на окно. Сказал, не меняя положения головы: — Кто ты вообще? Джага? Маститый?[Джага (вор. жарг) — авторитет в воровской среде. Маститый — то же самое.]

Интересно, подумал Миша. Лезет к нему с первых же минут. Может, это вложник?[Вложник (вор. жарг.) — лицо, помещенное в камеру полицией, подсадная утка.] Помещенный сюда усилиями Батмаза?

— Так кто ты? — повторил Шайбак.

— Никто, — сказал Миша. — Я ведь понятно объяснил, как меня зовут. Вообще, что ты привязался? Хочешь базар на стену мазать[Базар на стену мазать (вор. жарг.) — драться.] — начинай.

— Да? — Уставившийся в окно Шайбак наконец удостоил его долгим взглядом. — Набушмаченный?[Набушмаченный (вор. жарг.) — не вор, но знающий воровские законы.] Да?

— Не важно, какой я. Не крути восьмерку, да — да, нет — нет. Или дай отдохнуть.

— Ну, собака… — В следующее мгновение произошло то, чего и ожидал Миша: Шайбак бросился на него. К броску Миша был готов; чуть сдвинувшись, он легко увернулся. Пролетев мимо Миши, Шайбак со страшной силой ударился головой и плечом о стену. Миша был уверен: после такого удара он наверняка отключится. Но Шайбак, несмотря на огромный вес, оказался увертливым, как цирковой акробат. Извернувшись и лишь тря-санув ушибленной головой, он совершил новый бросок. Избежать его захвата на этот раз Миша не смог — хотя и прижался к стене до отказа. Камера была слишком маленькой. Руки Шайбака цепко захватили Мишин пояс.

Понимая, что другого выхода нет, Миша в ответ вцепился противнику в майку. Постояв несколько секунд в мертвой хватке, они покатились по полу.

Перекатываясь вместе с Шайбаком под нарами, Миша хотел только одного: подмять под себя мощное грузное тело. В конце концов так и получилось: он уселся сверху, схватив Шайбака двумя руками за горло. Однако его торжество над противником длилось лишь несколько секунд. Шайбак, напружинив шею и выкатив глаза, встал на полумост, подбросил Мишу вверх — и вывернулся.

Они боролись, пытаясь припечатать друг друга к полу, еще минуты три. Выворачиваясь от захватов Шайбака как угорь, Миша понимал: надолго его не хватит. Шайбак был как минимум килограммов на пятьдесят тяжелее.

Наконец Шайбак, сев на него верхом, одновременно железным захватом коленей сковал его руки. В следующую секунду, достав откуда-то из-за спины широкий длинный нож, приставил лезвие к Мишиной шее. Понаблюдав, как Миша тщетно пытается освободиться, усмехнулся:

— Как самочувствие, суслик?

Миша захрипел, пытаясь вырвать руки. Шайбак прижал нож плотней.

— Знаешь, где сейчас мой бейбут? У твоей яремной вены. Прямо на ней, чувствуешь?

Миша ощутил сильный укол в шею. Попытался освободиться — тщетно.

— Напрасно, суслик, не рыпайся, — сказал Шайбак. — Кончу, моргнуть не успеешь. Кончить?

— Кончай, паскуда… — прохрипел Миша. — Кончай, гнус… Что ж ты не кончаешь?

— Слишком легко хочешь отделаться… Твой трупешник мне не нужен… — Шайбак с умыслом прижал нож к шее; чувствуя, что при малейшем движении нож просто-напросто перережет горло, Миша лежал не шевелясь. Нож был заточен остро, как бритва.

— Знаешь, что мне нужно? — спросил Шайбак.

— Что? — выдавил Миша. — Что тебе нужно?

— Камешки мне нужны, суслик. — Шайбак надавил на нож. Лезвие надрезало кожу; по шее, стекая на грудь, потекла теплая жидкость.

— Что? — не сразу понял Миша. Тут же застучало: камни. Алмазы.

— Камешки, камешки…

— Какие еще камешки?

— Такие. Алмазы шаха. Только камешки, ничего больше. Где они?

Алмазы шаха. Ну да. Как же он не понял этого сразу. Шайбаку нужны алмазы шаха. Значит, он точно вложник Батмаза. Потому что Батмаз на допросе тоже мог иметь в виду только одно: алмазы шаха.

Еще раз сопоставив слова Шайбака со словами Батмаза, выдавил:

— Я ничего не знаю ни о каких алмазах.

— Знаешь. И все скажешь о них. Все скажешь.

Неожиданно, будто потеряв всякий интерес к Мише, Шайбак встал. Сев на нары, сделал вид, что не обращает на Мишу никакого внимания. Осмотрел лезвие ножа, стер кровь краем майки, спрятал нож туда же, откуда достал, за спину.

Наблюдая за ним, Миша понял: у него сейчас нет сил даже для того, чтобы встать. Он не может даже поднять руку, чтобы вытереть кровь с пореза.

Все же, напрягшись, он ухитрился кое-как взгромоздиться на нары. Прижав руку к шее, нащупал ранку; царапина была небольшой, кровь постепенно останавливалась.

Он держал ладонь на порезе, когда загремел замок и открылась дверь. В камеру заглянул надзиратель; посмотрев на Мишу, перевел взгляд на Шайбака. Что-то спросил по-турецки. Шайбак ответил. Еще раз посмотрев на Мишу, надзиратель кивнул. Закрыл дверь.

— Он спросил, что с тобой, — сказал Шайбак. — Я сказал, пустяки. Ты чесал шею и случайно порезался. Ногтем. Правильно?

Миша не ответил. Шайбак прищурился:

— Запомни, тварь: пока ты не расколешься и не расскажешь, куда ты заныкал камни, я буду отрезать от тебя по кусочку. Мне это позволят сделать. Ты замочил легавого, а значит, ты здесь вне закона. Уяснил?

Не дождавшись ответа, лег на нары. Повернувшись к Мише спиной, сказал в стену:

— Пока объявляется перерыв — чтобы ты смог подумать. Но готовься. Завтра, если будешь молчать, я отрежу у тебя ухо. Потом отрежу второе. Потом буду сечь пальцы, по фалангам. Понял, что я с тобой сделаю?

А ведь Шайбак будет делать именно то, что он сказал, у него здесь, в камере, одна цель. Ясная и простая, как мычание. Любым способом вырвать у него, Миши, признание: где сейчас находятся или могут находиться алмазы шаха. А поскольку он, Миша, знает, что находиться алмазы могут сейчас только в двух местах: или в номерном анонимном сейфе Зираат-банка, или у Гали — выхода для него нет. Галю он не выдаст в любом случае. Это он знает.

— Можешь спать, суслик, — прохрипел Шайбак. — Сейчас погасят свет.

И точно: через минуту после слов Шайбака свет погас.

42

Лежа на нарах и вглядываясь в темноту, Миша подумал: с алмазами разыграно четко. Убили какого-то полицейского и дело хотят навесить на него. То есть для турецкой полиции и, конечно, для тюремной охраны сомнений, что именно он, Миша, убил этого хомута, нет. Батмаз нацелился получить от него информацию об алмазах. Поскольку сам при этом он хочет остаться чистым, он придумал трюк с Шайбаком.

В камере слышался мощный храп. В отчаянии Миша подумал: может, пока Шайбак спит, стоит попытаться незаметно достать у него из-за спины нож? Глупо. Во-первых, что он, Миша, будет делать с этим ножом? Да и Шайбак никогда не позволит ему это сделать. Шайбак опытный урка. У таких, как он, чуткость во время сна в крови.

Да, похоже, выхода нет. Ему ясно только одно: то, что он передал шифр от сейфа Гале, он не выдаст никому и никогда. Даже если Шайбак будет поджаривать его на медленном огне.

Проклятье. Как он влип. Застонал. Он не должен позволять кататься на себе этой скотине… Не должен…

43

Утром, после завтрака, Миша сел на нары. Вдруг с ужасом понял: прием пищи не только не прибавил ему сил, но,наоборот, ослабил. Наверное, у него что-то случилось с ребрами: легкие сдавлены, каждый вдох дается с трудом.

Подумал: да, пожалуй, Шайбак сейчас может делать с ним, что хочет.

Сидящий на нарах Шайбак усмехнулся:

— Кранты пришли? Сдыхаешь?

— Не сдыхаю, не бойся. — Миша постарался не отводить взгляда от круглых глаз Шайбака. Подумал: а ведь выход есть. Точно. Шайбак сейчас уверен: с ним, Мишей, покончено. Значит, надо вывести его из этой уверенности. И вообще, надо вывести Шайбака из себя. Вывести любой ценой.

— Что смотришь? — спросил Шайбак.

— Ничего. Знаешь что, Шайбак?

— Что? — Уловив что-то в его тоне, Шайбак насторожился.

— О каких камнях и алмазах ты болтаешь, не знаю. Но знаю: тебя ко мне подсадили.

— Ну и что? — Шайбак захохотал. — Ну ты меня насмешил. Да, подсадили. А кого это волнует, суслик? Пойми, ты же приговорен. Ты замочил легавого. Я буду делать здесь с тобой, что хочу. Никто даже не чух-нется.

Миша вдруг понял: похоже, Шайбак не очень любит, когда ему смотрят в глаза. Если так — это открытие. Значит, он будет делать сейчас это постоянно. Нарочно не будет отводить взгляда от глаз Шайбака.

За дверью камеры послышались голоса. Мише показалось: один из этих голосов ему знаком. Но понять, чей это голос, он не успел: говорящие прошли мимо.

— Знаешь, как это называется — когда подсаживают? — спросил Миша.

— Чугрей… — Шайбак улыбнулся. — Я знаю, как это называется. Готовься, сейчас кишки вырву.

— Это называется дулыцик, дятел, сучевило. Клянусь, все воры узнают от меня, кто ты.

— Сначала останься живой, суслик. Потом, тебе никто не поверит.

— Поверят. Я ведь знаю: ты в сламе с лейтенантом Батмазом.

— Что? — Шайбак на мгновение застыл. Именно по этой заминке Миша понял: он прислушивается к голосам, вновь зазвучавшим за дверью камеры. Достал из-за спины нож. — Готовься, паскуда.

— Я-то готов. Только ты сначала возьми меня.

— Брать? — В глазах Шайбака появилось что-то, выражавшее не менее чем смертельную угрозу. — А я тебя и брать не буду.

Шайбак сделал неуловимое движение. Нож, вылетев из его ладони, просвистел в воздухе. Что произошло в дальнейшем, Миша сначала не понял, он лишь ощутил страшный удар в левую сторону груди. Покосившись, увидел: нож вошел в грудь больше чем наполовину. Слабость, наступившая после этого, сделала его безразличным ко всему. Он успел лишь почувствовать, что сползает на пол. Подумал: нож вошел в сердце. Но сейчас это уже не имеет никакого значения. Ему все равно, абсолютно все равно. Все равно, потому что он умирает.

Уже лежа на полу, увидел: дверь камеры открылась. В проеме слабо очерчены силуэты двух надзирателей, за ними — еще один силуэт. Кажется, это капитан Онсель. Да, точно. Причем лишь сейчас, увидев Онселя, он понимает, чей голос он слышал в коридоре. Это был голос капитана Онселя. Кажется, капитан Онсель пришел в тюрьму специально, чтобы найти его, Мишу Каменского. Только поздно. Все уже кончилось. И хорошо, что кончилось.

Глаза заволокла тьма. Серая, как графит.

44

Белые квадраты, треугольники, трапеции, другие геометрические фигуры белого цвета слабо дрожали над ним в воздухе. Пытаясь вглядеться в них, он долго не мог понять, что же они означают. В конце концов он оставил эти попытки. Лишь после этого геометрические фигуры, будто сжалившись над ним, начали сливаться в одно целое. Белый халат. Да, белый халат, а над ним — женское лицо. Сквозь сдавившую голову, грудь, все тело тяжесть Мише все же удалось разглядеть, как губы на этом женском лице что-то сказали. Но что и вообще к чему относилось сказанное, он не понял.

На какое-то время снова впал в забытье.

Когда же открыл глаза, снова увидел женское лицо — то же самое. Увидев, что он смотрит на нее, женщина улыбнулась. Точнее, это была не женщина, а девушка, на вид ей было лет шестнадцать — семнадцать. Тяжесть, сдавившая его, была такой сильной, что он не смог даже ответить на улыбку девушки. Он лишь судорожно попытался понять: где же он. Где же… Где… Вспомнил: тюрьма. Он был в турецкой тюрьме. Сразу же после этого вспомнилось все. Смутно, частями, но вспомнилось. Лука, падающий с высоты… Капитан Онсель… Шайбак… Нож в левой стороне груди… Он был в тюрьме. Но значит, он и сейчас в тюрьме… Это тюремная больница… Конечно… То, что над ним сидит девушка в белом халате, а за ней в воздухе висят какие-то склянки, еще ничего не значит. Это больница, но не простая больница, а тюремная больница, а значит, он все еще в тюрьме. В тюрьме, медленно проплыло в голове… В тюрьме… В тюрьме… В теле возникла пустота, отстраненность. Он опять перестал видеть то, что видел. Уплыл в вязкую, окутывающую все пустоту.

Когда очнулся снова, увидел свою руку. Вену на сгибе локтя. Женские руки придерживали введенный в вену шприц. Вот убрали шприц. Исчезли, чтобы через некоторое время появиться снова — на этот раз с ваткой. Протерли ваткой ранку. С трудом подняв глаза, он увидел девушку в белом халате, с белой наколкой, сидящую на краю его кровати. Девушка была не та, что в первый раз, но улыбнулась так же, как первая. Затем воздух стал сгущаться, и девушка исчезла.

Так повторялось несколько раз. Он то приходил в себя, то снова впадал в забытье. Правда, теперь он знал, что все время находится в одной и той же больничной палате. Один. Подумал: раз он находится в палате один, значит, это не тюремная больница.

45

Проснувшись, он осознал: сейчас утро. Полежав, поздравил себя: все время, пока он лежал здесь, в этой палате, он не различал времени суток. Сейчас же, лежа и наблюдая за рассеянным утренним воздухом в окне, отчетливо фиксирует все, что с ним происходит. На нем хлопковая бело-голубая полосатая пижама. Заключенному такую пижаму не выдадут никогда. На кровати отличное тонкое белье. В палате он один. На подоконнике ваза с цветами. У изголовья на тумбочке — портативный телевизор и плейер. Это не тюремная больница. Точно. Но что это и почему он здесь оказался, он не понимает.

Приподнявшись на подушке, заметил: штатива со склянками, стоявшего в эти дни рядом с его кроватью, уже нет. Склянки, насколько он понимает в медицине, были капельницей. Значит, он уже не под капельницей. Попробовал поднять руку. Руке мешали двигаться бинты; бинтами вместе с предплечьем была обмотана и грудь, в основном с левой стороны. Ясно — ведь нож Шайбака вошел именно сюда. Но до сердца, похоже, не достал, раз он жив.

За дверью раздались женские голоса. Сначала он не придал им значения, но, прислушавшись, поневоле напрягся. Несколько слов явно были произнесены по-русски. Причем голос, их произнесший, был один к одному голосом Гали.

Полежав, услышал: «Я пройду к нему… Ведь вы обещали меня пустить?» Эта же фраза тут же с примерно тем же смыслом была повторена по-английски. Точно, это Галин голос. Он не спутает его ни с каким другим. Значит, Галя его отыскала. Главное, ее сюда пустили. Правда, куда «сюда», он не знает.

Он сам не заметил, как, пытаясь приподняться, судорожно вцепился в пододеяльник. Не важно, откуда Галя здесь взялась. Важно, что она здесь. Господи, если б она знала, как он хочет ее увидеть… Если б только она это знала…

Дверь открылась, в палату заглянула сестра. Увидев, что он почти сидит на кровати, что-то укоризненно сказала. Тут же Миша увидел Галю; стоя за сестрой, она подняла одной рукой букет цветов, а другой радостно замахала над головой. В этом уж слишком легкомысленно-игривом жесте он сразу же уловил что-то неестественное. Настолько неестественное, что насторожился. Когда же увидел сидящего у двери палаты на стуле полицейского — насторожился еще больше. Значит, полиция все-таки здесь. Здесь — где?

Наконец Галю пропустили. Если точнее, она вошла сама, с очаровательной улыбкой оттеснив сестру. Сияя улыбкой, крикнула, не успев войти:

— Миша, я только что прилетела! Как ты?

Он хотел сказать «в порядке», но вместо этих слов из его груди вырвалось что-то вроде: «о-а-э». Галя, положив букет к его ногам, села на край кровати. Он понял, как он слаб, лишь в этот момент: он хотел поднять руки и дотронуться до Гали, но не смог сделать даже этого.

Тем не менее Галя, обернувшись к стоящей в дверях сестре, сказала радостно по-английски:

— Вот видите? Он в полном порядке. Я вас очень прошу, миленькая, а? Дайте мне ну хотя бы десять минут? Пожалуйста?

Пожав плечами, сестра посмотрела на часы. Сказала со вздохом: «О’кей». Прикрыла дверь.

Галя повернулась к нему. Интересно, подумал он, вглядываясь в ее глаза, что все это значит? Слова «я только что прилетела» — явный понт. Игра. Но какая?

Тут же ему стало удивительно легко: Галины глаза, голубые с зеленоватым подкружьем у зрачков, были нахмурены, в них была боль, но при этом он твердо знал: он сейчас легко поймет все, что она скажет.

Пригнувшись, сказала в самое ухо:

— Я здесь уже была. Вчера. Ты… не мог говорить. Я оставила цветы и ушла. Для всех — я прилетела в Стамбул два дня назад. Из Москвы. Узнав, что с тобой несчастье. У меня есть авиационный билет. Наверное, не нужно напоминать, что я твоя невеста?

Отстранилась. Только сейчас он смог поднять руку — чтобы на мгновение дотронуться до ее руки. В ответ она сказала с улыбкой:

— Мишенька, родной, говори коротко. Меня сейчас вытурят.

— Понял. — После этого слова, сказанного совсем тихо, Галя снова пригнулась. Сейчас ее ухо, от которого пахло позабытыми уже им духами, почти касалось его губ. Решив выяснить самое важное, что его сейчас заботило, спросил: — Почему здесь полицейский?

Она долго молчала. Наконец прошептала:

— Ну… я поняла… они тебя охраняют. Здесь.

— Где «здесь»?

— Здесь. Это частная больница.

— Частная больница?

— Да. За тебя заплачено. И… — Она на секунду замешкалась. — Он сказал, ты им сейчас будешь очень нужен. Как свидетель.

— Подожди, подожди. — Нашел ее глаза. — Во-первых, кому «им»?

— Ну, им. Полиции.

— Понятно. А «он» — это кто?

— Он просил ни в коем случае не называть его имени. Здесь могут быть… —Посмотрела вверх, давая понять, что здесь могут быть скрытые микрофоны. — Но я придумала. — Прижалась к уху. — Вторая буква с конца, понял? Догадаешься?

Вторая буква с конца… С конца чего? Полежав, подумал: какой же он дурак. Конечно же, с конца алфавита. Причем ясно, алфавита русского. «Ю». Юсиф. Уловив ее короткий взгляд, понял: это Юсиф.

— Догадался?

— Догадался. И… это все… палата… вся эта роскошь… это он?

— Да. Я его не видела. Только несколько раз говорила с ним по телефону. — Снова склонилась к уху, зашептала еле слышно: — Запомни, ты не должен менять своих показаний. Тех, которые давал раньше. Говори то, что и говорил. Я пришла сюда прежде всего из-за этого.

— Да? — Если она передает ему это, значит, это точно Юсиф. Что ж, приятно слышать. Приятно слышать, что он о нем помнит. И не предал. Ясно, не предал, раз послал к нему Галю. Ясно также, что именно Юсиф устроил и все прочее. Палату, то, что Галя якобы прилетела из Москвы и снабжена авиационным билетом. Остальное. Ясно даже ежу: после того броска ножом спасти его, Мишу, могли только в больнице вроде этой. При очень хорошем уходе. Что без Юсифа было бы невозможно. — Ладно. Запомню твои слова.

— Угу. — Выпрямилась. Посидела, покусывая губу. Сказала с какой-то странной интонацией: — Знаешь, я их взяла.

Их? Что она имеет в виду? Лишь посмотрев ей в глаза, понял: она имеет в виду алмазы. Она же, увидев, что он догадался, о чем речь, добавила:

— Но я их не тронула. Они все целы. Все до одного.

Ему показалось, в ее словах возникло что-то вроде брезгливости.

— Ты знаешь о… ну… о Луке?. — спросил он.

Галя долго смотрела на него, не отвечая. Наконец сказала:

— Знаю. Лиза уехала. Улетела в тот же день. — Прикоснулась к его лбу. — Пойду. А то не пустят в другой раз. Тебе чего-нибудь нужно? Ну, там, фрукты? Или чего-то еще? Мало ли?

— Если из фруктов — тебя…

— Перестань… Ты ведь чуть не умер, ты знаешь это?

— Догадываюсь.

— Врачи сказали, нож прошел в половине сантиметра от сердца.

В половине, так в половине, подумал Миша. Странно, но сейчас он не испытал по этому поводу никаких эмоций. Почувствовав, как ее рука осторожно накрыла его руку, спросил:

— Ты когда придешь?

— Если все сложится удачно, завтра. Но вообще жди меня через день. Я приду с адвокатом.

— С адвокатом?

— Да. Я наняла адвоката.

— Ты?

— Считай, что я. Надо же, чтобы кто-то защищал твои интересы.

Пригнувшись, легко-легко дотронулась своими губами до его губ. Встала, пошевелила пальцами в воздухе — и ушла.

Через несколько секунд после ее ухода в палату вошла сестра. Поставила на тумбочку поднос. На подносе стояли чашка с бульоном и блюдце с гренками. Улыбнувшись, сестра несколько раз ткнула пальчиком в сторону подноса. Жест был выразительным. Но то, что он должен сейчас сделать, а именно съесть все принесенное, Миша понял бы и без жеста. Он вдруг осознал, что голоден.

46

Галя пришла на следующий день. Она вошла в палату сразу после завтрака, с букетом роз. Поцеловав Мишу, сказала:

— Я с адвокатом, только не спеши, ладно? Потерпи. Я поставлю цветы.

Он вынужден был минуты три наблюдать, как она занимается, на его взгляд, совершенно ненужным делом: выбрасывает старые цветы, затем наливает в вазу воду и ставит новые.

Наконец, осмотрев стоящий на подоконнике букет, села к нему на кровать и сказала:

— Выглядишь ты — не, сравнить даже с позавчерашним. Врачи сказали, тебя скоро можно будет выписывать.

Он смотрел на нее во все глаза. Он знал точно: осознать, как она красива, он смог только сейчас.

— Что смотришь?

— Ничего. Значит, меня выпишут?

— Да. — На секунду нахмурив брови, тут же улыбнулась. — Давай о деле. То есть об адвокате. Он турок, но прилично говорит по-английски. Примерно на твоем уровне. Если вы что-то не поймете, я переведу. Адвоката зовут гаджи Мансур Исметчи. Гаджи означает господин. Повтори?

— Гаджи Мансур Исметчи.

— Правильно. Мне объяснили, он один из самых дорогих адвокатов в Стамбуле. О деньгах не волнуйся, ему уже заплачено.

— Кем?

— Не важно. Что, я его зову?

— Зови.

Открыв дверь палаты, сказала по-английски:

— Господин Исметчи, все в порядке, мой жених может говорить. Пожалуйста.

Вошел адвокат. На вид ему было под пятьдесят: полный, в отлично сшитом костюме, он всем своим видом излучал уверенность и благополучие. Усевшись на табурете, господин Мансур Исметчи внимательно посмотрел на Мишу. Затем торжественно пожал ему руку. Достав из кармана роскошный платок, не спеша промокнул им лоб. Спрятав платок, поправил не менее роскошный галстук. И лишь после этого заговорил.

Говорил он ровным, хорошо поставленным голосом. Правда, иногда, чтобы пояснить его английский, Гале приходилось вмешиваться. Но, в общем, Миша понимал все и так.

Господин Мансур Исметчи сообщил, что оба, по его выражению, «пункта, составляющие предмет нашего беспокойства», а именно требование России и Украины о выдаче и обвинение в участии в гангстерской разборке под Стамбулом — будут без особых трудностей сняты им еще до суда. Вообще суда, как такового, не будет. Он, Мансур Исметчи, внимательно ознакомился с показаниями, данными Мишей в полиции. И убедился в полной их правдивости. Главное, чтобы Миша продолжал держаться этих, первоначально данных им в полиции показаний. Все остальное он берет на себя. При этом он лично абсолютно уверен: после некоторых чисто формальных процедур Миша будет и де-юре и де-факто освобожден от всех подозрений. На вопрос Миши, какие процедуры он имеет в виду, адвокат пожал плечами:

— Не знаю, господин Каменский. Думаю, нам с вами придется участвовать в чем-то вроде очной ставки.

— Очной ставки? С кем?

Посмотрев на Мишу, адвокат пожевал губами. Сказал:

— Прошу вас, отвечайте не торопясь. И говорите правду.

— Правду о чем?

Видимо, адвокат уловил что-то вроде настороженности в его взгляде. Сказал, коротким жестом коснувшись его руки:

— Ни о чем. Отвечайте на мои вопросы. Коротко. Желательно «да» или «нет». И подумав. Хорошо?

— Ну… хорошо, — согласился Миша.

— Речь пойдет о ваших консультациях некоей фирме «Масуд-арт». Вы ведь их оказывали?

Помолчав, Миша сказал:

— Допустим.

— Оказывали. Не бойтесь, господин Каменский, я хочу только помочь. Ничего больше. Только помочь. Насколько я знаю, фирма «Масуд-арт» оплатила вам эти услуги?

— Да. — Миша помедлил лишь секунду. Постепенно он начинал понимать линию, которую решил проводить Мансур Исметчи. — Оплатила.

— В какой форме?

— Перечислила деньги. В Зираат-банк.

— Перечислила без всякого обмана?

Нет. — Миша помолчал, подбирая слова. — Были заминки.

— В какой именно момент возникли эти заминки? Не торопитесь. Постарайтесь вспомнить поточней.

— В момент, когда я оказался в Стамбуле.

Адвокат улыбнулся:

— Превосходно. Потом, насколько я знаю, недоразумение было исправлено? Не так ли?

— Именно так.

— Теперь послушайте меня. — Вздернув подбородок, Мансур Исметчи легко пошевелил двумя пальцами узел галстука. — Послушайте. У меня нет пока точных фактов. Но, насколько я понимаю, президент фирмы «Масуд-арт», господин Масуд-оглы, замешан в очень серьёзной истории. Уголовного характера.

— Да? — Миша сказал это, еще не понимая, к чему клонит Исметчи.

— Да. Не буду вдаваться в детали, но ясно: чтобы выпутаться из этой истории, господин Масуд-оглы пытается втянуть в нее вас. Поэтому крайне важными для меня будут ваши ответы на вопросы, которые я задам сейчас. Не торопитесь, хорошо?

— Хорошо.

— Вы ведь впервые в Стамбуле?

— Впервые.

— Отлично. Оказавшись здесь, в Стамбуле, вы встречались с господином Масуд-оглы? Лично?

— Нет. — Миша ощутил нечто вроде колебания. — Нет, не встречался.

— Но контактировали с ним? — Встретив Мишин взгляд, адвокат легко тронул кулаком ладонь: — Доверьтесь мне, господин Каменский. Пока вы отвечаете отлично. Так контактировали или нет?

— Контактировал. По телефону.

— Отлично. Просто превосходно. Теперь внимание. Повышенное внимание. — Адвокат победно посмотрел на Галю. — Я на вас не давлю, господин Каменский. Но все же, не испытали ли вы после этого разговора по телефону с господином Масуд-оглы… ну, скажем… скажем, некоего ощущения, что многоуважаемый господин Масуд-оглы, скажем, так… скажем, шантажирует вас? Точнее, пытается шантажировать?

Подумав над ответом, Миша сказал:

— Испытал. Он давил на меня. Шантажировал вовсю. Он…

— Стоп! — Исметчи поднял руку. — Позволю себе несколько подкорректировать ваш ответ именно в этом месте. Скажите, господин Каменский, в этом телефонном разговоре… именно в нем… не появилось ли у вас ощущения, что… что… что, скажем так, предмет, которым вас пытается шантажировать господин Масуд-оглы… так вот, что этот предмет — что этот предмет вам совершенно не знаком?

Глядя на адвоката, Миша подумал: бьет в самую точку. Его консультировал Юсиф. Точно. Ведь Масуд пытался шантажировать его, чтобы получить алмазы шаха, он же, Миша, всячески отказывался от того, что имеет хоть какое-то отношение к этим алмазам. Теперь ему понятно: Исметчи хочет сыграть именно на этом. Если так, этот Исметчи большая умница. Причем самое интересное: даже если допустить, что их разговор с Масудом прослушивался и был записан, линия, которой ему предлагает придерживаться Исметчи, проходит без сучка и задоринки. Чисто.

Внимательно наблюдающий за ним адвокат улыбнулся:

— Можете не отвечать, господин Каменский. Вижу: этот предмет был вам незнаком. Вы понятия не имели, чем же вас пытается шантажировать господин Масуд. Так ведь?

— Д-да… — сказал Миша. — Вы правы, господин адвокат. Он плел какую-то чушь. Угрожая лишить меня вознаграждения. Которое, как я думал, уже лежит на моем счету.

— Вознаграждения за уже выполненную работу? За данные вам ему консультации?

— Да.

— Прекрасно. — Достав платок, Исметчи несколько раз дотронулся им до щек. — Все, больше не буду вас мучить. — Спрятал платок. — Уговоримся только насчет одной завершающей детали. Небольшой, но важной. Если, не важно где и не важно как, зайдет разговор о характере консультаций, которые вы давали господину Масуд-оглы в России… Это ведь происходило в России?

— По-теперешнему — на Украине. В Одессе.

— Прекрасно. Так вот, если где-то и с кем-то зайдет разговор, по какому именно поводу вы давали консультации господину Масуд-оглы в Одессе, постарайтесь говорить об этом в общем. Не конкретизируя. Понимаете меня?

— Понимаю.

— В Одессе фирме «Масуд-арт» вы ведь могли давать консультации лишь, так сказать, художественного порядка. Касающиеся оценки предметов старины, искусства, антиквариата. Я правильно ухватил… э-э… простите, суть услуг, оказанных вами в Одессе господину Масуд-оглы?

— Правильно.

— Отлично. Вот и держитесь этой линии. Вы помогали господину Масуд-оглы во время его пребывания в Одессе оценивать множество вещей такого рода. Скульптур, картин, изделий художественных промыслов. И так далее. Помните: уточнять, что именно было предметом ваших консультаций, лучше всего предоставить самому господину Масуд-оглы. И еще: если вас спросят об особо ценных предметах, которые вы оценивали как консультант господина Масуд-оглы, настаивайте, что таковых среди представленных вам предметов старины и произведений искусства не было. Вы поняли меня?

Миша все понял. Кивнул. Устремленный на него сейчас взгляд адвоката был каким-то ускользающим, неясным, но Миша и не пытался поймать этот ускользающий взгляд. Он теперь отлично понимал: этот взгляд является одним из главных видов оружия гаджи Мансура Исметчи.

— Да, господин адвокат, я все отлично понял. Большое спасибо, что вы пришли.

— Ну что вы. Это мой долг. Уверен, мы с вами общими усилиями справимся с этим делом. Всего доброго.

После того как Исметчи ушел, Галя спросила:

— Как тебе адвокат?

— Сильное впечатление. Ты ведь сама все слышала… Спасибо.

— Я тут ни при чем. Мне его… Ну, ты понимаешь?

— Понимаю.

— Только, по-моему, он ничего особенного не сказал. Главное, чтобы он помог. — Пригнувшись, поцеловала его. Сказала на ухо: — Наверное, я не очень понимаю в адвокатах. Да, Миш?

— Наверное. — Он хотел удержать ее, но не успел. Встав, она отошла к окну. Сказала, потрогав розы:

— Миш, я ухожу. Меня не будет дня два. Так нужно для дела, понимаешь?

Помолчав, он сказал:

— Вроде.

— Я многого не могу тебе сказать. Сейчас. Потерпи. Ладно?

— Ладно. — Он следил, как она выходит. Когда же, повернувшись в дверях, она подняла руку и пошевелила на прощанье пальцами, ему вдруг сдавило горло. И в этом жесте, и в ее взгляде он ощутил боль.

47

Слова Гали подтвердились; следующие два дня он провел один. На третий же, утром, к нему в палату вошел один из врачей, которого он знал — вместе с женщиной в полицейской форме. Женщина была круглолицей, смуглой, средних лет, в очках. Подойдя вместе с врачом к Мишиной кровати, сухо улыбнулась. Сказала нейтральным голосом, на очень хорошем русском языке:

— Здравствуйте, господин Каменский. Меня зовут Мелия. Я переводчик турецкой полиции. Как вы себя чувствуете?

Подумав, Миша сказал:

— Неплохо. По сравнению с тем, что было до этого.

— Вы могли бы выдержать двадцатиминутный разговор? Здесь, в палате?

— Разговор с вами?

— Не со мной. С капитаном турецкой полиции господином Арифом Онселем. Он хочет допросить вас. Вы не против?

— Нет. — Он в самом деле нисколько не был против этого.

— Отлично. Врач сказал, вы вполне сможете выдержать допрос. Но мы обязаны поинтересоваться и вашим мнением. Значит, вы готовы?

Подумав: почему бы и нет, Миша сказал:

— Готов.

— Прекрасно. — Не поворачиваясь, а лишь скосив глаза, Мелия что-то сказала врачу. Кивнув, тот вышел, пропустив в палат капитана Онселя. Подойдя к кровати, Онсель подождал, пока Мелия сядет на одну из табуреток. Сел на вторую. Сказал что-то по-турецки. Мелия перевела:

— Протоколировать допрос буду я. Записывать буду одновременно по-турецки и по-русски. После допроса вы должны будет подписать протокол. Довожу это до вашего сведения.

— Спасибо. Я готов.

Онсель начал допрос. Он говорил пс турецки, Мелия переводила — тут же записывая. Разительную перемену, произошедшую отношении к нему капитана Онселя, Миша почувствовал с самого начала допроса. Онсель задавал вопросы так же, как и в время прежних их встреч, привычны вежливо-суховатым тоном, однако ответы н эти вопросы выслушивал совсем по-другом; Теперь уже он не смотрел мимо Миши, так, будто заранее знал ответ, не пропускал мим ушей его слова, как раньше, а буквально впитывал, как губка, каждый оттенок Мишиных ответов. После первых вопросов стало ясно: Онселя в основном интересую взаимоотношения Миши и Масуда. Где, когда, при каких обстоятельствах они познакомились. Что их связывало — не только деловом, но и в личном плане. Какие услуги оказывал Миша Масуду и фирме «Масуд-арт». Каким образом фирма и лично Масуд расплачивались с Мишей за эти услуги. И та далее.

Один из вопросов, а именно: не было ли в отношениях Миши и Масуда чего-либо, что могло бы стать для Масуда причиной желать физического устранения Миши, — заставил Мишу ненадолго задуматься. Однако в конце концов он ответил, что таких причин не видит.

Все время, пока длился допрос, Миша ждал вопроса, который, как ему казалось, должен был быть для Онселя главным — вопроса об алмазах шаха. Однако со стороны Онселя не последовало не только этого вопроса, но даже намека, что его интересуют какие бы то ни было алмазы. Вообще же Миша, мысленно поблагодарив адвоката Исметчи, вовремя подсказавшего ему линию поведения, на все вопросы, даже самые коварные, отвечал без запинки. Собственно, он после данных Исметчи инструкций должен был лишь скрыть, что его и Масуда свели вместе именно алмазы шаха. Во всем остальном он мог придерживаться абсолютной правды. Что он и сделал. Он совершенно не кривил душой, когда подробно, с деталями описал встречу с Масудом в Одессе, поведал об обещанном Масудом вознаграждении, рассказал о том, как после звонка Масуду в Стамбуле, посредством которого он пытался выяснить недоразумение, возникшее в Зираат-банке, понял: Масуд его обманул. Закончил все это он сообщением, как, придя в банк снова, узнал, что обещанное за консультации вознаграждение, порядка восьмидесяти — девяноста тысяч долларов, Масуд, видимо опасаясь то ли скандала, то ли еще чего-то, на его счет все-таки перевел.

Когда допрос был окончен и Миша подписал протокол с двумя текстами, на русском и на турецком языках, капитан Онсель через переводчицу поблагодарил Мишу. Больше того, он пожал ему руку и, улыбнувшись, пожелал скорейшего выздоровления.

Примерно через час после ухода капитана Онселя и переводчицы в палату вошла Галя. На этот раз она пробыла с Мишей довольно долго, около двух часов. За это время Миша узнал множество интересных вещей. Он узнал, что с того самого дня, когда произошла их стычка с Бабуром, Галю, после того как Лиза улетела в Москву, перевезли на частную квартиру в одном из этих районов Стамбула. Перевез ее человек Юсифа; о том, что этот человек заедет за ней, ее предупредил по телефону сам Юсиф. Он сказал ей, что квартира, прислуга в квартире, еда, которую будет приносить прислуга, и вообще все уже оплачено. Квартира, по словам Гали, оказалась в высшей степени удобной, прислуга, пожилая турчанка, исполнительной и немногословной, вообще, по словам Гали, она не испытывает сейчас никаких неудобств и затруднений. Именно в эту квартиру она и собирается перевезти Мишу — после того, как он выпишется из больницы.

В потоке сообщений, почерпнутых из разговора с Галей, Миша выделил для себя важную новость —то, что ей сегодня звонил адвокат Исметчи. Он просил передать Мише, что полиции от него нужно теперь лишь одно: его участие в очной ставке с Масудом Масуд-оглы. Адвокат особо подчеркнул, что сделает все, чтобы эта очная ставка, участие в которой Миши для всех них крайне важно, прошла без осложнений.

48

«Вольво» затормозил около полицейского управления. Сидящая за рулем Галя обернулась. Посмотрела на Мишу; он сидел сзади рядом с полицейским. Ее взгляд показался ему напряженным; догадавшись об этом, она улыбнулась:

— Не падаешь в обморок?

— О чем ты. Готов хоть сейчас бежать кросс.

Полицейский, высокий парень, объяснявшийся с ним и с Г алей в основном с помощью жестов, кивнул: можно выходить.

Выйдя из машины и пройдя шага два, Миша понял: с заявлением насчет кросса он поторопился. Он был еще слаб. Ноги дрожали, колени подгибались. В какой-то момент он даже пожалел, что выписался из больницы именно сегодня, когда должен был принять участие в очной ставке.

Впрочем, остановившись на секунду перед входом, еще раз утешил себя: в повестке, которую ему вручил явившийся за ним полицейский, под турецким текстом стояла приписка по-русски — кто-то специально позаботился предупредить его на родном языке, что он вызывается не как подозреваемый, а как свидетель.

Провожавшая его Галя улыбнулась через силу:

— Ладно, иди. Буду сидеть в машине. И честить тебя во все корки. Хорошо?

— Да, конечно. Ругай сильней. Должно помочь.

— Мишенька, я боюсь… А вдруг…

Он понял, что она имеет в виду. Вдруг они заберут его снова.

— Не бойся. Все будет в порядке.

Проходя вместе с полицейским по коридору, подумал: конечно, Масуд запросто мог вляпаться в уголовную историю. Сообщение Исметчи об этом его нисколько не удивило. Но ведь если он, Миша, имеет какое-то отношение к этой истории, — а, видимо, полиция считает, что он его имеет, раз вызывает его на очную ставку, — то единственное обстоятельство, которое могло связывать в этом смысле его с Масудом, были алмазы шаха. Но пока нет никаких признаков, что турецкая полиция проявляет хоть какой-то интерес к этим алмазам. Во всяком случае, Онсель о них даже не заикнулся.

Полицейский постучал в одну из дверей; дождавшись отзыва, приоткрыл створку. В комнате за этой дверью за столом сидел капитан Онсель. Снял телефонную трубку, переговорил с кем-то. Положил трубку, вышел из комнаты. Сделал знак — и они уже втроем двинулись по коридору.

Метров через десять, у другой двери, Онсель знаком отпустил полицейского. Открыл дверь, они с Мишей вошли.

Миша увидел переводчицу Мелию, рядом с ней дюжего полицейского с карабином через плечо, за ним — сидящего на стуле Масуда. Галерейщика Миша узнал с трудом: обычно холеное и самоуверенное лицо Масуда сейчас выглядело некоей безжизненной маской. В обведенных темными кругами глазах стояла пустота. На появление Миши галерейщик почти не прореагировал; он лишь на секунду скользнул по нему безразличным взглядом — и тут же снова бессмысленно уставился в противоположную стену.

Встав из-за стола и сделав шаг в сторону Миши, Мелия кивнула:

— Добрый день, господин Каменский. Вы доставлены сюда для проведения очной ставки. Вы это знаете?

— Знаю. Мне вручили повестку.

— Если не трудно, дайте мне ее.

— Пожалуйста. — Достав из кармана повестку, Миша протянул бумажку Мелии. Мельком взглянув на бланк, Мелия положила его на стол.

— Отлично. В связи с тем, что вы и второй участник очной ставки, господин Масуд Масуд-оглы, свободно говорите по-русски, я могу для вашего удобства задавать вопросы на русском языке. Лишь в случае необходимости переводить сказанное на турецкий — для господина капитана Онселя. Вы не возражаете?

— Нет.

— Тогда начнем с заполнения протокола очной ставки. Отвечайте на вопросы по очереди.

Сев за стол, Мелия начала задавать ему и Масуду вопросы, аккуратно занося ответы в протокол. Миша ждал всевозможных подвохов со стороны полиции. К тому же он был готов к тому, что Масуд без всякого стеснения начнет его оговаривать. Однако, к его удивлению, вопросы, задаваемые Мелией, оказались в высшей степени простыми. Практически после инструкций, данных ему адвокатом Исметчи, и допроса, проведенного Онселем, к каждому из этих вопросов он был подготовлен. Со стороны Масуда также не последовало никаких оговоров и того, что в просторечии зовется подлянками. Самое же главное во время очной ставки никто, ни Онсель, ни Мелия, ни Масуд, ни словом не обмолвился об алмазах шаха. Так, будто их не существовало в природе.

Лишь однажды во время очной ставки воз никло некоторое напряжение — после того как Мелия, обращаясь к Масуду, спросила:

— Признаете ли вы, что, войдя в сговор с сообщниками, собирались убить господине Каменского?

Масуд после этого вопроса застыл, разглядывая стену. Наконец сказал:

— Я лично не собирался его убивать. Этс была их инициатива.

Сволочь, подумал Миша, он не собирался… Ясно, все было задумано Масудом. Идея была его, Бабуру оставалось лишь выполнит намеченное. Паскуда…

Мелия перевела ответ Онселю. Тот сделал замечание, тут же переведенное Мелией:

— Никто не говорит о том, что вы собирались убить господина Каменского лично. Речь идет о заговоре, в который вы вступили вместе с сообщниками. Одной из целей этого заговора было, по вашим же показаниям, устранение нескольких лиц. Физическое устранение. Признаете ли вы, что в число этих лиц входил и господин Каменский?

Масуд долго молчал. Наконец выдавил:

— Да, он был включен в число этих лиц. Но не мною.

— Но был, причем в вашем присутствии. Господин Масуд-оглы?

На лбу Масуда выступил пот. Он явно не хотел смотреть в сторону Миши. Ответил, не поворачиваясь:

— Был. Но я был против таких мер. Повторяю это еще раз.

— Господин Масуд-оглы, это уже другой вопрос. — Обратившись к Онселю по-турецки и выслушав ответ, Мелия кивнула. — Все, господа. Спасибо. Очная ставка окончена. Прошу вас подписать протокол.

Они по очереди подписали протокол. Затем конвойный увел Масуда.

После ухода Масуда Онсель с полминуты сидел, обдумывая что-то. Они о чем-то тихо переговорили с Мелией. Кивнув, Мелия сказала:

— Господин Каменский, вы знаете, что сейчас сюда должен прийти ваш адвокат?

— Нет.

— Он должен прийти. Если ваш адвокат задержится, вы готовы его подождать?

— Конечно.

— Господин капитан Онсель любезно согласился переговорить с вами и с вашим адвокатом.

— Спасибо.

Ждать не пришлось: почти тут же раздался стук в дверь. В комнату вошел Исметчи, в новом, отлично сшитом костюме, благоухающий дорогим мужским одеколоном. Кивнув Мише, тут же, с места в карьер, заговорил о чем-то с Онселем и Мелией. Долгие переговоры закончились тем, что Мелия сказала:

— Господин Каменский, ваш адвокат попросил меня остаться. И помочь при переводе. Вы не против?

— Нет. Тем более что об этом просит мой адвокат.

Из состоявшейся затем беседы, в которой участвовали в основном капитан Онсель и адвокат Исметчи, Миша понял следующее: о нем и Луке в турецкую полицию дважды поступало сообщение Интерпола. Без просьб о выдаче; Интерпол сообщал лишь, что две полиции, России и Украины, просят оказать содействие в розыске двух подозреваемых в преступлении, Каменского и Лукашова. В каком именно преступлении их подозревают, не сообщалось. Поскольку соглашения о розыске и выдаче не только подозреваемых, но даже преступников между Турцией и этими двумя государствами, Россией и Украиной, нет — турецкая полиция в обоих случаях ответила лишь то, что ей было известно.

Затем Мише было сообщено следующее: в результате проведенного следствия выяснено, что он, Михаил Каменский, в инциденте, связанном с перестрелкой у скал, является потерпевшим. В отношениях с турецкой полицией он проявил абсолютную лояльность. В связи с этим господин капитан Онсель уполномочен заявить: турецкая полиция обязана сообщить о случившемся инциденте в Интерпол. Именно это она и сделает сегодня, после того как все обстоятельства, связанные с господином Каменским, выяснены. От него же она попросит лишь дать подписку с обязательством сообщать о всех его дальнейших передвижениях.

После того как Миша подписал обязательство, капитан Онсель и адвокат пожали друг другу руки. Затем Исметчи, похлопав Мишу по плечу, обнял его — и вывел из комнаты.

49

Когда они вышли на улицу, Миша увидел стоящий сразу же за «вольво», в котором сидела Галя, роскошный темно-голубой «мерседес». Остановившись рядом с лимузином, Исметчи сказал — тише, чем обычно:

— Молодой человек, еще раз поздравляю. Мы победили.

— Спасибо, господин адвокат.

— Но надеюсь, у вас есть голова на плечах? И вас не нужно учить, что делать дальше?

Не нужно, это уже точно, подумал Миша. Улыбнулся.

— Конечно, господин адвокат. Еще раз большое спасибо.

Ответив ему деревянной улыбкой, Исметчи пожал Мише руку. Тут же сел в «мерседес». Пока Миша усаживался рядом с Галей, машина адвоката уехала.

После того как Миша захлопнул дверцу, Галя спросила:

— Ну как?

— Все в порядке.

— Они… — Включила газ. — Давай хоть отъедем отсюда. — Спросила, чуть отъехав: — Они тебя отпустили?

— Отпустили.

— Не верю. — Увидев свободное место, притормозила у тротуара. Посмотрев на него, прошептала: — Мишенька…

Почему она шепчет, подумал Миша. Тут же с удивлением заметил: стрелка спидометра колеблется. Но этого не может быть, ведь машина стоит… Впрочем, может быть, она едет. Конечно. Его качает. Он явственно ощущает, как сползает в сторону двери… Галя почему-то бросила руль. Склонившись над ним, она обнимает его. И плачет. Почему она плачет?

Остального он уже не помнил. Остальное потонуло в колеблющейся мгле, вскоре превратившейся в полную темноту.

50

Открыв глаза, он увидел склонившееся над ним лицо Гали. Он лежал в кровати, на спине. Вглядевшись, заметил: недалеко от него горит настольная лампа. Собственное тело казалось ему сейчас очень легким. Настолько легким, что готово было поплыть в воздухе.

Встретив его взгляд, Галя зашептала:

— Ой, Мишенька… Ой, какая я дура… Тебе не надо было выписываться…

— Выписываться? — Он попытался приподняться. — Откуда?

— Лежи! — Лицо Гали стало злым. — Миша, ты что, с ума сошел? Вот поэтому все и получилось… Тебе не нужно было выписываться из больницы. Ты что, все забыл?

Из больницы. Ну да. Он лежал в больнице. Потом была очная ставка. С Масудом. Потом его отпустили. Точно. Наконец он вспомнил все. Вспомнил, как сел в машину рядом с Галей — и почти тут начал сползать с сиденья… Значит, действительно он рано выписался.

— Долго я валяюсь?

— Не очень. — Галя поправила подушку. — Часа три. Ты… очень плохо себя чувствуешь?

— Да нет. Наоборот. Во всем теле какая-то легкость.

— По тебе не скажешь. — Замолчала, явно колеблясь. — Не знаю даже, говорить или нет… Ты в самом деле в норме?

— В норме. Я же сказал. Что «говорить или нет»?

— Звонил Юсиф. Спрашивал, как и что.

— Юсиф? И… давно?

— Как только я тебя привезла. Я сказала, что ты сразу после полиции потерял сознание. Он спросил, смогу ли я обойтись без врача. Он не хотел бы, чтобы о квартире знали посторонние. Я сказала, попытаюсь. Ну вот. Он сказал, что позвонит еще. Вечером.

— А сейчас что?

— Сейчас вечер. Хочешь есть?

— Не знаю. — Он в самом деле не знал, хочет он есть или нет.

— Я разогрею бульон. Тебе нужно что-то съесть. Попытайся, а?

— Ладно. Попытаюсь. Вообще, мы где?

— В квартире. В той самой. О которой я говорила. Полежи, я сейчас.

Галя ушла. Пока ее не было, он оглядел комнату. Судя по двуспальной кровати, на которой он лежал, это была спальня. Мебели было мало, лишь два спальных столика у изголовья, телевизор в углу, трюмо и пуфик. Комната ему понравилась, во всяком случае, она выглядела уютно. В большой вазе на подоконнике стояли цветы. На столике рядом с ним лежала плоская коробка телефона.

Вскоре пришла Галя с подносом. Чашку бульона с гренками, которую она принесла, он, к собственному удивлению, выпил с удовольствием. Затем, поскольку они решили ждать звонка Юсифа, Галя, смилостивившись, разрешила ему усесться — подложив под спину подушки. Он сидел, перебрасываясь с ней односложными замечаниями, прислушиваясь к тишине, которую лишь изредка нарушал отдаленный шум машин. И сам не заметил, как заснул.

51

Проснувшись, увидел: он лежит все в той же комнате, на той же кровати. За окном светло. Похоже, уже утро. А может быть, даже день. Рядом, свернувшись калачиком, в халате, прямо поверх одеяла спит Галя. Некоторое время он лежал, вглядываясь в ее лицо. Сейчас, во сне, оно казалось беззащитным. Чуть приподнята верхняя губа. Прижатые к груди руки. Да, сейчас она выглядит беззащитной, хотя он давно уже знает, при случае она очень даже умеет постоять за себя. И за других, если нужно. Например, за него. Он даже не знает, что бы делал без нее — валяясь в этой частной больнице. Господи, как он ее любит. Если бы она знала, как он ее любит. Спит в халате. Значит, вчера допоздна дежурила рядом с ним. И, не выдержав, в конце концов заснула.

Подумал: все. Лежать сейчас он не будет. Он чувствует себя вполне нормально. Вчера была минутная слабость, но это вчера. Сейчас он чувствует себя нормальным человеком.

Осторожно откинув одеяло, сел на кровати. Галя не шевельнулась. Сунув ноги в стоящие у кровати шлепанцы, встал. Только сейчас обнаружил: он в плавках. Поискав глазами, нашел висевший у двери махровый халат.

Накинув его, приоткрыл дверь, посмотрел на Галю. Она спала, не меняя позы, все так же калачиком. Выйдя из спальни и прикрыв за собой дверь, осмотрелся. Большая комната, в которой он оказался, судя по всему, была гостиной. Подойдя к двери у противоположной стороны, прислушался — тишина. Тронул створку. Дверь открылась без скрипа; выйдя из гостиной, он оказался в небольшом коридоре, затем, миновав двери, наверняка ведущие в ванную и туалет, вошел в кухню.

Кухня была большой, просторной, обставленной по-современному. Стенной шкаф, холодильник, плита с электрическими конфорками, мойка, телевизор. Все из пластика, причем только двух цветов: красного и белого. На белом круглом столе, пристроенном у белого же углового дивана — красная коробка телефона. В стоящей в центре стола вазе — свежие розы.

Оглядевшись, открыл дверцу холодильника. Холодильник был забит продуктами, но он тут же понял, что исследует его содержимое зря — есть не хотелось. Может, стоит выпить чашку кофе. Но позже. Понял: если сейчас ему чего и хочется, то помыться, самому, под душем. Впервые за долгое время — самому. Потом уже, после душа, он решит — стоит ли заниматься кофе.

Часы на стене показывали половину десятого. Вернувшись в кухню после душа, заметил: стрелка передвинулась на двадцать минут. Взял было турочку для кофе, чтобы налить воды, и в это время раздался сигнал телефона. Оставив турочку, он некоторое время наблюдал, как под прерывистое жужжание зуммера в углу коробки вспыхивает индикатор. Наконец, решившись, взял трубку. Прижал к уху.

— Да?

Несколько секунд трубка молчала. Слышалось лишь дыхание. Наконец голос Юсифа сказал:

— Миша, ты?

— Я. Юсиф?

— Я. Привет.

— Привет.

— Как ты? Галя сказала… — Юсиф замолчал. — С тобой все в порядке? Она говорила, ты вчера…

— Да. Вчера была слабость. А сегодня — как огурчик.

— Смотри. Давно встал?

— Только что.

— Галя рядом?

— Нет, спит.

— Я звонил вчера вечером. Но ты уже заснул.

— Я так и понял.

— Вообще надо поговорить. Ты в самом деле в порядке?

— В самом деле. Только что принял душ. Сижу на кухне, собираюсь пить кофе. Заезжай, поговорим. А?

— Ладно. Только… — Юсиф помолчал. — Если Галя к тому времени встанет — попросим ее съездить на базар. Пока мы говорим. Хорошо?

— Конечно. Нет разговоров.

— Вообще, Миш: спасибо тебе.

— За что?

— За все.

— Ладно, о чем ты. Тебе спасибо.

— Я буду минут через десять.

— Ладно. Жду. — Миша положил трубку — и увидел стоящую в двери кухни Галю. Покачала головой:

— Мало того, что встал. Так еще говоришь по телефону. Миша, ну ты думаешь хоть о чем-то? Хочешь опять свалиться?

— Галчонок… — Притянув ее к себе, усадил рядом. — Клянусь, я буду слушаться тебя во всем. Буду исполнять любые приказания. Но сейчас я в полном порядке. В полном. Ну? Не сердись.

Отстранившись, наградила его долгим ироническим взглядом. Вздохнула:

— Бороться с тобой бесполезно. Звонил Юсиф?

— Юсиф.

— Заедет?

— Да. Сказал, будет минут через десять. Нам с ним надо поговорить.

— Говорите. Что я могу сделать.

— Галчонок… Ну не сердись.

— Я не сержусь. Как я могу сердиться на тебя — когда ты в таком состоянии?

— Да я в нормальном состоянии. — Прижавшись лбом к ее лбу, скорчил шутливую гримасу. — Сделаешь кофе? И яичницу с гренками?

— Миша… — Встала. — Сделать тебе и ему? — Не выдержав, улыбнулась: — Миша, ну ты и персонаж…

— Знаю. Но это еще не все.

— Не все? Что ты имеешь в виду?

— То, что я попрошу тебя съездить на базар. И купить что-нибудь к обеду. Пока мы будем говорить с Юсифом.

— Да? — Поставила турочку на конфорку. — Ладно, съезжу на базар. Раз надо.

52

Как только Юсиф вошел в квартиру, Галя, извинившись, ушла переодеваться. Минуты через три, пожелав им приятного завтрака, вышла из квартиры. Еще через минуту они услышали, как внизу заработал мотор «вольво». Тут же машина уехала.

Покончив с кофе, Юсиф подошел к окну. Изучая открывающуюся отсюда, со второго этажа, тихую стамбульскую улочку, сказал:

— Да, Миша… В тюряге тебе досталось… — Сев за стол, усмехнулся. — Между прочим, Батмаз сел.

— Сел?

— Да. Его взяли сразу же после Масуда. Но давай по порядку.

— Давай.

— Давай. — Юсиф задумчиво покрутил пустую чашку. — Твои камешки… Были только частью… Эти твои алмазы шаха…

— Частью?

— Да. В тот день, когда ты мне позвонил из банка… Из подвала банка — ты ведь меня застал случайно.

— Случайно?

— Да. Накануне я предупредил всех, что уеду на весь день. По делам. Но вышло так, что я освободился раньше. И вернулся домой не вечером, как рассчитывал, а в первой половине дня. Ну и… когда вернулся, увидел: у ворот стоит белый «ниссан». Машина Камаля Суата.

— Камаля Суата? Кто это?

— Полицейский. С которым я… скажем так, был не в ладах. Он в свое время устроил мне большую подлянку. Машину я узнал сразу. И удивился. Подумал: зачем это он пожаловал. Я ведь его не звал. В доме удивился еще больше. Суата нет, нет и охраны. Вагифа и Абдуллы. Тех самых, которые, как ты помнишь, залегли в скалах. Но я тогда этого еще не знал. Спрашиваю, что к чему, у управляющего и повара — они ничего не знают. Видно только, что напуганы. В это время как раз позвонил ты.

Сказав это, Юсиф, казалось, целиком ушел в изучение пустой чашки. Наконец отодвинул ее.

— Услышав тебя, я почти тут же подумал: похоже, Бабур озабочен не только камешками. В моем хозяйстве он второй человек. Он знает, что я ему верю, как самому себе. Все мои люди подчинены ему — так же, как и мне. То есть, если допустить, что он устранит меня, он автоматически окажется во главе всего дела. Причем те, кто думал за него, нашли способ, как меня устранить. По-умному.

— Те, кто думал за него?

— Да. То есть Масуд и Батмаз. Они отлично понимали: если Бабур просто меня замочит, он вряд ли так легко сможет получить мое хозяйство. А вот если я сяду прочно, по обвинению в убийстве полицейского — все. Дело автоматически переходит в его руки. Точнее, в руки трех человек: Бабура, Масуда и Батмаза. Кстати… — Снова придвинув чашку, Юсиф посмотрел на Мишу. — Ты хоть знаешь, в чем оно состоит? Мое дело?

— Нет.

— Кемпинги, купальни. Лавки сувениров. Небольшие кофейни. На всем курортном побережье, от Босфора. Все это или официально принадлежит мне, или контролируется мною. Нормально?

— Нормально.

— У этой тройки, Бабура, Масуда и Батмаза, было, за что бороться. В тот день, как только я уехал, Бабур сразу же позвонил в полицию, Суату. Сказал, звонит по моему поручению. Я, именно я, а не кто-то другой, прошу его, Суата, срочно ко мне приехать. Суат приехал. В доме Бабур его быстро шлепнул. Тело засунул в багажник. И поехал к банку — встречать тебя.

— Весело.

— Очень. Расклад у них был простой: ты забираешь в банке камни. Затем Бабур увозит вместе с этими камнями тебя и Луку к скалам. Вас шлепают. Подгоняют «ниссан» Суата. Располагают тела и машины так, чтобы было полное впечатление: я вместе с вами, заманив Суата к скалам, кокнул его. Отстреливаясь, Суат кокнул вас. Мне же удалось уйти. Не знаю, что Бабур собирался делать с Вагифом и Абдуллой. Но уверен: алиби для себя самого он продумал что надо. К тому же у него была отличная отмазка в полиции: Батмаз. Удостоверивший бы, если надо, любое алиби.

Помолчав, Юсиф продолжил:

— После того как там, в скалах, мы влипли… с этим автобусом… я подумал: узнав от пассажиров о перестрелке, полиция не будет особенно спешить. Я знаю, как они действуют в таких случаях. Поэтому был уверен: дорога вдоль моря, по которой я послал вас, блокирована не будет. То же, что уходить нам с вами надо по отдельности, сомнений у меня не вызывало. Я знал: в крайнем случае, если вы вдруг сгорите, мало ли, чего не бывает, — я вас вытащу. Сам же я, без вас, уйду легко. Однако я не учел одного: что в багажнике «БМВ», на котором приехали Бабур и Лука, лежит труп Суата. Обнаружив этот труп, полиция тут же подняла на ноги всех. И загребла вас. Причем Луке это стоило жизни.

Юсиф замолчал. Еще раз оценив услышанное, Миша сказал:

— Это могло и тебе стоить жизни.

— Могло. Конечно, о том, что в багажнике «БМВ» лежит труп полицейского, я не знал. Но знал: дело нечисто. Перед тем как пересесть к тебе, я предупредил Шукюра… Который, я знал точно, мне верен… Помнишь Шукюра? Который перевозил девушек? И ездил за вещами?

— Помню.

— Так вот, я его предупредил: ко мне домой пусть не возвращается. Пусть ждет меня в безопасном месте. И, если сможет, перед этим пусть проследит, что происходит в доме. В Стамбуле я оказался легко. Доехал на попутной машине. Сошел, где надо. И сразу же позвонил Шукюру. Он предупредил меня: около моего дома показываться нельзя. Дом оцеплен полицией. Тогда я попросил его связаться с нашим человеком в полиции и попытаться выяснить: что с вами. Уже через полчаса я знал: вас замели, Лука убит, ты арестован. Гостиница, в которой находились девушки, была надежной. И все же я решил подстраховаться. Шукюр предложил им переехать сюда. При этом он по моему совету рассказал им все. Лиза, узнав, что Лука убит, попросила помочь ей улететь в Москву. Что Шукюр и сделал. Ну, а Галя… — На секунду Юсиф накрыл Мишину ладонь своей. — Галя сказала, что тебя не бросит. Тебе повезло. Иметь такую девушку.

— Я тоже так считаю. Ну а что было дальше?

— Дальше… — Юсиф дернул плечом. — Дальше все было очень просто. После того что случилось, я держал в руках все концы. Я мог поступить и так, и этак. По-всякому. Подумав, решил не мудрить. Полиции ведь будет приятно, если она распутает все сама. Я знал: дело ведет капитан Онсель. Он считается честным полицейским. Во всяком случае, насколько мне известно, с деловыми он не связан. Подготовленный мной человек позвонил Онселю. И сказал: если они хотят узнать, кто убил Камаля Суата — пусть возьмут в работу Масуда-галерейщика. Кроме того, мой человек намекнул Онселю: с Батмазом нечисто. Не знаю уж, что они там проделали. Но, по моим сведениям, Масуд раскололся быстро. На второй день, как его взяли. Почти тут же сгорел Батмаз. Насколько я понял, после звонка моего человека они прослушивали все их телефоны. Кстати — Батмаз ведь тебя допрашивал?

— Допрашивал.

— Сколько раз?

— Один.

— Где это происходило? В обычной комнате?

— По-моему, да. А что?

— То, что они могли применить при твоем допросе испытанный трюк. Записав твой допрос на видеопленку незаметно не только для тебя, но и для Батмаза. Ты не помнишь, как он себя вел? При допросе?

— При допросе… — Миша попытался вспомнить. — Вообще-то да. Он говорил осторожно. Так, будто чего-то опасался.

— Он наверняка опасался. Но в таких случаях какие-то вещи все равно проскакивают. Неизбежно. Я закурю?

— Конечно.

Закурив, Юсиф некоторое время занимался лишь тем, что следил, как стряхиваемый им пепел падает в кофейную чашку. Наконец сказал:

— Вообще-то я в основном знаю — как они там тебя зажали. В киче. И все же расскажи, что там было и как.

Миша рассказал. Выслушав до конца, Юсиф кивнул:

— Шайбака я знаю. Ссучился он давно. Сидит на колесах[Сидеть на колесах (жарг.) — принимать наркотики]. Он мог знать, что под Батмазом горит. И понимал: в таком случае ты, как лишний свидетель, не нужен. Так что тебе повезло. Насколько я знаю, обычно Шайбак кидает нож без промаха.

— Повезло, — согласился Миша. — Я не пойму одного.

— Чего? — Загасив сигарету, Юсиф внимательно посмотрел на Мишу. Похоже, он понимал: то, что Миша собирается ему сейчас сказать, говорят не каждому.

— Почему в киче… на допросах и на очной ставке… ни разу не всплыли камни?

— Камни? Ты имеешь в виду… — Юсиф замолчал. — Алмазы шаха?

— Я имею в виду алмазы шаха. Их будто и не было. Полный глушняк.

— Ладно. Объясняю механику, так, как я ее понимаю. Но сначала — тебе ведь должен был намекнуть об этом мой адвокат. Мансур Исметчи. Он говорил что-нибудь об этом? Когда ты лежал в больнице?

— Говорил. Правда, довольно смутно.

— Что именно он говорил?

— Что я не должен упоминать, что между мной и Масудом плавали крупные вещи. Я понял, что он имеет в виду алмазы. Я и не упоминал о них. Но ведь кроме меня есть другие — знающие о камнях.

— Есть. Если исключить Бабура, которого уже нет, о камнях в Стамбуле, кроме тебя и меня, знают сейчас трое: Масуд, Батмаз и Шайбак. Но ведь ты об этих камнях даже не заикнулся. В ориентировках Интерпола об алмазах шаха тоже ничего не сказано. Поскольку милиция не вдавалась в детали. Значит, о них ничего не знает и турецкая полиция. Это все и решает. Ведь если бы Онсель знал об этих алмазах хоть что-то, он уж как-нибудь выжал бы сведения о них из Батмаза и Масуда. И, естественно, из Шайбака. Но поскольку Онсель об алмазах не упоминал, все трое тоже промолчали. Так что удивляться нечему.

В наступившей тишине было слышно, как тикают часы. Склонив голову, Юсиф будто прислушивался к их звуку. Встал, подошел к Мише. Тронул за локоть:

— Спасибо, Миша. Если бы не ты… сам понимаешь. Мне крышка.

Миша ответил на взгляд Юсифа. Понял: это точно взгляд друга. Усмехнулся:

— Юсиф, кончай.

— Кончай не кончай, я твой. Такие дела.

— Сочтемся. Я бы без тебя тоже пропал. Ведь ты вытащил меня из этого дела за уши.

— Да? — Юсиф шутливо дотронулся кулаком до его живота. — Думаешь, я мог поступить по-другому?

— Не знаю.

— А я знаю. Не мог. Ладно, хватит лирики. Вообще-то за то, что тебя вытащили за уши, нужно благодарить не меня. А толстяка.

— Твоего адвоката? — догадался Миша.

— Да. Мансура Исметчи. Он продумал все до мелочи. Главное, он изобрел формулу — приемлемую для всех. Они сообщают о тебе в Интерпол, ты даешь подписку. Поэтому… — Юсиф сел рядом с Мишей. — Поэтому давай договоримся. О важных делах.

— О важных — о каких?

— Вот о каких. Что представляет из себя мое дело, ты теперь знаешь. Просвещу. Впрочем, думаю, ты понял это и так. Просвещу вот в чем: без помощника, которому я мог бы доверять, с такой махиной не управиться. Раньше у меня был Бабур. Теперь его нет. Я предлагаю занять это место тебе. Открыв при этом небольшую производственную тайну. Знаешь, сколько мы имеем навара в год?

Миша пожал плечами:

— Откуда? Конечно, нет.

— Около десяти лимонов в год. Само собой,зелени.

— Десять миллионов баксов? — Сумму Миша повторил лишь из уважения к услышанному.

— Точно, десять. Естественно, я имею в виду чистяк. То, что остается после производственных, накладных и прочих расходов. И, естественно, после выдачи зарплаты. Раньше эти десять лимонов мы с Бабуром делили просто. Три четверти мне, четверть ему. Тебе я предлагаю более высокий тариф. Шестьдесят к сорока. Шестьдесят процентов навара каждый год идут мне. Сорок — тебе. Ну и, само собой, ты получаешь все остальное. Как все. Зарплату, командировочные, представительские. Что тоже немало. Как?

Сорок процентов, подумал Миша. То есть четыре миллиона долларов. О таких суммах он и не мечтал. Даже учитывая, что сдаст хотя бы по средней цене оставшиеся четыре алмаза. Посмотрел на Юсифа. Нет, обмана в его глазах не было.

— Так как? — повторил Юсиф. — Согласен?

— Юсиф… Конечно, согласен. Только… я ведь в этом деле ни бум-бум. Таким никогда не занимался.

— Не нужно, чтобы ты этим занимался раньше. Не пройдет и месяца, как ты будешь понимать в этом лучше меня. Главное, чтобы мы с тобой верили друг другу. Я тебе, ты мне. Остальное приложится. Ну что? По рукам?

— По рукам. — Они пожали друг другу руки.

— Но пока, месяца на два, на три, тебе придется исчезнуть. Уехать из Стамбула. Чтобы все утихло.

— Ты так считаешь?

— Да. Куда-нибудь недалеко, в Европу. Ты ведь пока под колпаком. Тебя знают в полиции. В принципе турецкая полиция против тебя лично ничего не имеет. Надо только дать ей нормальную возможность забыть о тебе. Выполнив то, что ты обещал в подписке, ты перед отъездом сообщишь турецкой полиции, что покидаешь Стамбул. Турецкая полиция сообщит об этом в Интерпол. Ну а где Интерпол будет тебя искать после этого, нашей полиции глубоко наплевать. Она с удовольствием забудет о твоем существовании. Когда это случится, ты тихо, без шума вернешься. И будешь жить, как все. Устроит тебя такой вариант?

— Конечно. — Сказав это, Миша услышал шум затормозившей внизу машины. Хлопнула дверца, Юсиф улыбнулся:

— Это Галя. В самый раз. Миша, запомни: ты можешь звонить мне в любой час дня и ночи. Не домой, конечно. Туда я пока еще не захожу. — Черкнув на бумажке, придвинул ее к Мише. — Вот телефон. По нему всегда можешь застать — если не меня, то Шукюра.

Вошла Галя. В руках она держала огромную, набитую до отказа сумку. Юсиф тут же ловко перехватил ее. Поблагодарив его еле заметной улыбкой, Галя сказала:

— Все в порядке? Я не помешала?

— Что ты, Галочка. — Юсиф внес сумку в кухню. — Я поставлю ее здесь?

— Ставь, где хочешь. Останешься с нами обедать?

— Спасибо, Галочка. Ухожу. Дела. Но думаю, мы скоро пообедаем вместе. Ты, Миша, я. И Гюль. Если вы не против.

— И Гюль? — Галя шутливо прищурилась. — Или это будет какая-то другая девушка?

— Вряд ли. Думаю, это будет именно Гюль.

— Вы еще встречаетесь?

— С Гюль невозможно не встречаться Ладно, ребята. — Открыв входную дверь, Юсиф широко улыбнулся. — Отдыхайте. Думаю, вам пока не до гостей. Всегда рад вас видеть, слышать и прочее. Пока.

53

После ухода Юсифа остаток дня и вечера они провели тихо и спокойно. После обеда с подошел к окну, и Галя тут же взяла с него слово: в течение этого и следующего дня он не будет даже пытаться выйти на улицу. Он особенно и не возражал; он все еще не ощущал нужной крепости в движениях.

После ужина, отпустив прислугу и устроившись в креслах в гостиной, они с Галей до ночи смотрели телевизор. В самом конце программы показали новую кинокомедию. Галя предложила переводить — комедия шла на английском языке с турецкими субтитрами. Но Мише все было понятно и так. В конце концов он поймал себя на том, что хохочет до упаду.

Спать они легли поздно. После того как Галя, сняв халат, забралась под одеяло и прижалась к нему — он испытал огромную нежность. Но не более того. Думать о друге он сейчас не мог. Ему было просто легко с ней. И все.

Посмотрев ему в глаза, Галя тихо прошептала: «Миша, спи». Он поцеловал ее — и заснул.

Прилив сил он испытал на следующий день, после завтрака. Он даже попытался, улучив момент, когда не было Гали, несколько раз отжаться от пола. Выяснилось: отжиматься он не разучился. При этом, отжимаясь, он не ощутил ни малейшей боли в ребрах.

Вечером, когда ушла прислуга и они сели ужинать, он сообщил об этом Гале. Улыбнувшись и сказав: «Прекрасно», она продолжила еду. Затем, собрав посуду и сложив ее в мойку, подозрительно долго стояла, разглядывая стенку шкафа. Наконец, повернувшись, сказала:

— Миша… Нам надо поговорить.

— Поговорить? Ради Бога. О чем?

— О нас с тобой. — Она села. — Только о нас с тобой.

— Давай. — Он попробовал улыбнуться, но она не ответила. — Давай. Хотя я думал… тебе о нас с тобой все ясно? Или нет?

— Мне? — Она посмотрела ему в глаза.

Он впервые понял, каким жестким может « быть ее взгляд. — Нет.

— Нет?

— Нет.

— Но я ведь… Я ведь, если ты помнишь, сделал тебе предложение. И готов повторить это предложение сейчас. Да что там… Я готов повторять это предложение сто раз. Тысячу раз. Каждую секунду.

— Предложение… — Помолчала, разглядывая стол. Подняла глаза. —Миша, давай не будем о предложениях. О предложениях. О любви. И о прочем в таком роде. Я тебя люблю. Да, люблю. Ну и что?

— Как — что? Я ведь тебя тоже люблю. Разве этого недостаточно?

— Нет. — Повторив, почти крикнула: — Нет! Я не хочу, чтоб все было… Чтоб все было так. Не хочу! Понимаешь, не хочу!

— Но… как «так»?

— Так! — усмехнулась. — Так, так, так! А ты будто не понимаешь как? Не понимаешь, да?

Нет, сейчас он уже примерно понимал, что она имеет в виду. И все же сказал неопределенно:

— Ну… может, я не все понимаю. Объясни.

— Объясни… Миш, но я ведь не слепая. Да, я бросила Щукинку[Щукинка (разг.) — театральное училище в Москве.]. Бросила все. Закрыв глаза, кинулась за тобой. Как в омут. Потому что сказала, один раз в жизни позволила себе сказать: а катись оно все! Знаю, что нельзя, знаю, что там что-то не то, что нечисто, — но плевать! Пойду за ним! Поплыву, не сопротивляясь, а там будь что будет! Поплыву, потому что мне с ним хорошо! Поплыву, потому что он… он такой! Высокий, смелый, красивый, умный, верный! Да еще к тому же богатый! Я не сопротивлялась, понимаешь? Не знаю уж как, умышленно, неумышленно, но не сопротивлялась! А сейчас, вот сейчас, когда я смотрю на тебя, когда знаю все… все, что с тобой и с нами было, вот сейчас… вот сейчас я знаю точно: нужно сопротивляться! Нужно, нужно! Понимаешь, нужно! И я буду сопротивляться! Буду! Хоть ты тысячу раз сделаешь мне предложение! И я тысячу раз буду тебя любить! — Хлопнула ладонью по столу. — Я буду сопротивляться, слышишь меня? Буду! Буду!

В ее глазах было столько гнева, что он испугался. Он ждал, когда этот гнев погаснет. Он должен был, не мог не погаснуть. И гнев действительно погас. Опустив глаза, она стала рассматривать стол. Делала она это так, будто ей было совершенно безразлично, сидит он рядом с ней или нет. Весь вид ее говорил: ответа от него она не ждет. Она лишь рассматривала свои ладони, положенные на стол внешней стороной вверх. Вот подчеркнуто бесстрастно погладила одну из рук пальцами. Непонятно почему, но это движение показалось ему невыносимым.

Наконец, решив, что можно говорить, он сказал:

— Хорошо, Галчонок. Хорошо. Допустим… Допустим, я с тобой согласен. Но тогда… Тогда — что ты предлагаешь?

— Что я предлагаю? — Сказав это, она подняла глаза. Они были абсолютно спокойными. Такими же спокойными, как голос. — Ладно. Ладно. Я скажу, что я предлагаю. Прежде всего, и во-первых, и с самого начала, и без всяких условий, только для того, чтобы мы с тобой могли иметь дело, — ты отказываешься от всего, что связано с уголовщиной. От всего, понимаешь?

— Но… — начал было он, но она подняла руку:

— Стой. Стой, Миша! Дай договорить. Даешь?

Встретив ее взгляд, он сказал:

— Даю. Даю, конечно.

— Спасибо. Мишенька, я не буду тебя убеждать, что я давно поняла, что ты связан с уголовщиной. Не буду даже объяснять тебе, в какой именно момент я это поняла. Сейчас это совершенно не важно. Совершенно. Я просто хочу тебе сказать: ты должен отказаться от уголовщины. И… и… — Как-то странно, затравленно улыбнулась. — И… и… — Сунув руку в карман халата, достала и положила на стол замшевый мешочек. Сморщив нос, вытряхнула алмазы. — И… И прежде всего ты должен отказаться от этого. Вот от этого. От них.

Несколько секунд он рассматривал алмазы. Перевел взгляд на Галю. Понял: ее глаза сейчас стали именно такими, какими они больше всего ему нравятся. Такими, что, вглядываясь в них, он чувствует: ничего не нужно объяснять. Ничего. Эти глаза все поймут Осознав это, он вдруг испытал огромное облегчение. Подумал: ведь того же, о чем он сейчас говорит, он хотел сам. Хотел, точно. Просто не мог сам себе в этом признаться.

Но все равно, он ей не поддастся. Она сказала, что будет сопротивляться. Значит, и он будет сопротивляться. Не меньше, чем она. До конца.

— Галя… — начал он, но ее глаза тут же потемнели.

— Миша… Миша, ради Бога, не нужно мне ничего объяснять! Ты или принимаешь, что я тебе сказала. Или… или мы расходимся.

— Расходимся? — Он попытался снова найти ее глаза, но не смог. — Даже так?

— Да, — тихо сказала она. Снова занялась изучением своих ладоней. — Даже так.

— Но… но подожди. Выслушай хотя бы… разумное объяснение. — Он сказал это, зная: он возражает только из упрямства. — Выслушаешь?

— Если оно действительно разумное — выслушаю.

— Говоря об уголовщине, что ты имеешь в виду? Сейчас, в Стамбуле?

— Все. — Она по-прежнему не смотрела на него. — Все абсолютно. Все, к чему мы прикасаемся. И прежде всего… И прежде всего Юсифа.

— Юсифа?

— Юсифа. — Наконец она подняла глаза. — Юсиф прекрасный парень. Компанейский. Веселый. И все такое. Но он — уголовник. Чистой воды.

— Да? — Он сам почувствовал, как фальшиво звучит его голос. — А ты знаешь, какое Юсиф мне сделал предложение?

— Интересно. Какое?

— Четыре миллиона баксов в год. Мне лично. Чистыми. Если я буду с ним работать.

— Работать? Называй уж, как есть. Заниматься уголовщиной.

— Галчонок… Во-первых, уголовщина — понятие растяжимое. Во-вторых, тем, чем занимается Юсиф в Стамбуле, занимаются почти все. Во всем мире.

— Миша… Не будем обо всех. И обо всем мире. Давай так: Юсиф предложил тебе четыре миллиона долларов в год? Да или нет?

— Да. Предложил.

— Вот и откажись. И откажись… — Покосилась на алмазы. — Откажись от них. У тебя с них все и началось. Я ведь знаю. И все. Мишенька, все. Идем спать. Я устала.

Встала — и, не глядя на него, ушла в спальню.

54

Он лежал на кровати и смотрел в потолок Лампа была выключена. Комната сейчас была освещена лишь слабым отсветом фона рей, проникавшим сквозь колеблющиеся шторы. Галя лежала рядом. Разделась и легла он; без него; когда он вошел, свет уже был потушен. Ощутив в тот момент легкую обиду, О! разделся в темноте и лег рядом. И вот лежит уже, наверное, с час. Странно: его обида сей час прошла. Вместо нее наступила легкость Легкость, потому что он знает: он принял решение. Оно будет бесповоротным. И не потому, что его к этому решению подтолкнула Галя. Просто он понял: он должен принять именно такое решение. И никакое другое.

Прислушался. Галиного дыхания не слышно. Но он знает: она не спит. Решив нарушить молчание,сказал:

— Галчонок… Галчонок, да отзовись же… Я ведь знаю, ты не спишь.

— Знаешь — и знай. — Она сказала это ясным и твердым голосом. Ясно, все это время она не спала.

— Галчонок… — Нащупал ее руку. — Не сердись. Я с самого начала понял: ты права.

Она долго молчала. Наконец сказала не очень уверенно:

— Да?

— Да. Я сделаю так, как ты просишь. Клянусь. Я сам давно об этом думал. Честно. Только… — Замолчал.

— Да — только? — Он почувствовал: ее рука ожила.

— Все просто: я ведь рассчитывал на эти четыре лимона баксов. И еще на лимон — если удалось бы сдать камни. Ладно. Я откажусь, как ты говоришь, от уголовщины. И от камней. Но тогда — на что мы будем жить?

Он почувствовал: ее рука сжала его руку, как тисками.

— Миша… Не думай об этом. Если только… Если только ты действительно это твердо решил — мы уедем. Улетим. Завтра же. Первым же самолетом.

— Улетим — куда?

— Куда? — Наступила долгая пауза. — В Амстердам.

— В Амстердам?

— Да, в Амстердам. Не спрашивай, почему именно в Амстердам. Потом я тебе все объясню. Завтра. Или уже там. Виза есть. Денег, думаю, мы наберем. Я продам украшения. Да и… у меня кое-что есть. Около тысячи долларов. Своих.

Он сжал ее руку:

— Галчонок… Ты же знаешь: дело не в деньгах.

— Знаю. Знаю, что дело не в деньгах.

В следующую секунду он почувствовал, как она обняла его. И это было лучше и понятней тысячи слов.

55

Выслушав его, Юсиф подошел к краю обрыва. Замолчал, глядя вниз. Море под скалами, поблескивая на солнце, плавно колебалось; волны упорно вытесняли на берег не поддающуюся им пену. Обе машины, на которых они сюда приехали, «крайслер» Юсифа и Мишин «вольво», стояли здесь же, на крохотной скальной площадке. После Мишиного утреннего звонка место для разговора, который, как сообщил Юсифу Миша, будет важным, Юсиф предложил сам. Сейчас, оглядывая море и пустынное взгорье вокруг, Миша подумал: для такого разговора место действительно самое подходящее. Он говорил с Юси-фом начистоту. И не хотел бы, чтобы хотя бы звук из этого разговора был услышан кем-то еще.

— Жаль, — сказал наконец Юсиф. Подойдя к Мише, взял его за локоть. Улыбнулся. — Жаль. Хотя я понимаю… Галю.

— Дело не только в Гале.

— Правильно. Не только. Но и в Гале. Я правильно понял: ты хочешь вообще завязать?

— Да, хочу. Если получится.

— Знаешь… — Прищурившись, Юсиф внимательно посмотрел ему в глаза. — Знаешь… может, и получится. Ведь Вагиф… которого ты… там… гранатой — твой первый замоченный? Правильно?

— Правильно. Только, Юсиф, не нужно облегчать мне жизнь. Я сам разберусь со своими замоченными.

— Миш, кончай. — Юсиф обнял его за плечи. — Это я так, к слову. Забудем. Хорошо?

— Хорошо.

— Значит, вы решили в Амстердам?

— В Амстердам.

— Ладно. В Амстердам так в Амстердам. Когда хотите лететь?

— Сегодня.

— Ладно. Ну что, тогда… — Юсиф протянул руку. — Все? Будем надеяться, что еще свидимся? Да?

— Будем. — Трясанув руку Юсифа, Миша накрыл ее своей второй ладонью. — Спасибо, Юсиф. Но есть еще одно дело. Небольшое.

— Еще одно дело?

— Да. — Достал из кармана мешочек. — Открой-ка ладонь.

— Ладонь? Зачем? Что у тебя там, в мешке? — Юсиф изучал мешочек, как птица, склонив голову Набок.

— Не важно. Юсиф, очень тебя прошу, как друга… Пожалуйста. Дай ладонь. Сейчас все сам увидишь.

— Ладно. — Юсиф протянул ладонь. — Раз надо, на.

Миша высыпал на ладонь Юсифа алмазы. Положил сверху пустой мешочек. Переведя взгляд с алмазов на Мишу, Юсиф спросил:

— Что за прикол? Что-то не пойму. Что это?

— Эти цацки твои. Бери.

— Цацки? — Юсиф тронул один из камней; алмаз, сверкнув на мгновение нестерпимым блеском, тут же погас. — Это алмазы шаха.

— Точно. Они.

— И… сколько ты хочешь за них?

— Нисколько. Они твои просто так. — Предупредив протестующий жест Юсифа, поднял руку: — Юсиф! Я ведь не сказал «дарю». Я их тебе просто отдаю. Отдаю, и все. Я хочу избавиться от них. Понимаешь? Наверное, лучше, если они будут у тебя. Чем бы я их выбросил в море.

Юсиф все еще держал ладонь с алмазами перед собой. Усмехнулся:

— Ну, прикол… Пожалуй, ты в самом деле решился.

— Спрячь их, пожалуйста. Все-таки ценная вещь.

— Ценная? — Юсиф аккуратно собрал камни в мешочек. — Ценная… Ну, прикол. Конечно, я их не выкину в море. — Спрятал мешочек в карман. —Ладно. Спасибо. Следующий ход за мной.

— Не нужно никакого следующего хода. Попрошу только… — Миша замолчал. Подумал: не будет ли эта его просьба выглядеть фальшивой. Нет, не будет.

Юсиф выжидательно смотрел на него. Повторил:

— Попросишь только?

— Юсиф, у меня к тебе будет просьба: позаботься о Луке.

— О Луке?

— Да. Чтобы его похоронили по-насто-ящему. Здесь. А то… представляю, как они его… там.

— Шайтан… — Юсиф застыл. — Миша, конечно.Я сделаю все.

— Спасибо.

Они замолчали. Было слышно, как внизу вяло бьют о камни волны.

— Где его хоронить? — спросил Юсиф. — Он… был православный?

— Не знаю. Наверное, его все-таки нужно, похоронить на православном кладбище. Я так думаю.

— Ладно. Не волнуйся, Миша, я обо всем позабочусь.

Они снова помолчали. Наконец Юсиф спросил:

— Вас… проводить на самолет?

— Зачем? Только привлекать внимание. Улетим одни.

— Пожалуй, ты прав. — Юсиф взялся за дверцу машины. — Тогда счастливо?

— Счастливо. — Подождав, пока Юсиф сядет в «крайслер», Миша сел в «вольво». Вниз, со скал, они спустились вместе, друг за другом. Некоторое время они держались вместе и потом, выехав на магистральное шоссе. Но постепенно поток машин разъединил их.

56

На табло наверху зажглись буквы. Все, подумал Миша, они идут на посадку. Посмотрел в иллюминатор: серое море. Кромка берега, причалы порта. Значит, это и ест! Амстердам. Сверху похоже на любой порт мира. При усилии можно даже представить это Одесса. Зимой. Посмотрел на сидящук рядом Галю. Она улыбнулась:

— Прилетели. Быстро, да?

— Быстро. Два часа — разве это время?

— Не время. Ну а если бы было больше, чем два часа?

— Больше? — В ее взгляде ему почудилось что-то вроде усмешки. — Ну и что Летели бы больше. С тобой — всегда пожалуйста.

— Спасибо. Хорошо, что мы не сдал багаж.

Пригнувшись, легко повернул ее голову к себе. Встретив его взгляд, она уже не скрывала улыбки. Кивнула:

— Ты что?

— Ничего. Просто мне показалось: ты что-то темнишь.

— Ничего я не темню. Сейчас сядем, и все станет ясно. Отпусти.

Вспомнив, как перед посадкой она сказала, что у нее в Амстердаме есть родственник, который поможет им на первых порах, спросил:

— Ясно — насчет твоего родственника?

— Ну и… насчет моего родственника. Миш, отпусти. На нас смотрят.

— Смотрят? — Бережно поцеловал ее. — Ты не против?

— Миша… Я не против. Но лучше Не здесь.

— Ладно, — отпустил. Откинувшись на кресле, подумал: вообще-то при чем тут Галин родственник? Его счет в Зираат-банке разморожен. И, он надеется, не будет теперь заморожен никогда. Кредитная карточка в кармане. На первое время им хватит. О том же, что будет после этого «первого времени», он пока не хочет думать. Но уверен: работу себе он найдет.

57

В Амстердаме после того, как они, пройдя таможенный контроль, вышли в зал ожидания, Галя, остановившись возле двух свободных кресел, села. Кивнула:

— Миш, садись.

— Садиться? — Испытующе посмотрев на нее, Миша опустил на пол сумки. Сел. — Ты устала? Что нам сидеть?

— Я хочу, чтобы ты посмотрел наши паспорта.

— Наши паспорта?

— Да. Далеко они у тебя?

— Да нет. — Достал паспорта. Повертев, спросил: — Что дальше?

— Посмотри, там, где визы. Свой хотя бы. И найди новую.

— Новую? Ладно. — Перелистал странички с визами. Виз, полученных ими перед выходом в круиз, было множество. Такое множество, что он не потрудился даже вглядеться в них. Пробежав глазами несколько названий — Неаполь, Марсель, Лондон, Амстердам, подумал: она предлагает ему какую-то игру. Что ж, он готов сыграть с ней в любую игру. Сказал, закрыв паспорт: — Навалом виз. Но извини, новой не обнаружил.

— Миша… Ты или слепой, или… — Взяв паспорт, показала: — Вот. Канадская виза. Написано: Торонто.

— Торонто? — Он вгляделся в визу. Точно, канадская. Вставленная где-то между другими. На единственное свободное место. — Ну и что? Зачем она нам? Мы же…

Посмотрев на нее, все понял. Она виновато улыбнулась:

— Мишенька… Мы с самого начала должны были лететь в Торонто.

— С самого начала? Что… еще когда ты мне об этом… сказала?

— Да. Но я не хотела, чтобы хоть кто-то знал, куда мы улетаем на самом деле. Поэтому и назвала, что первым пришло в голову. Амстердам.

— Но… кто бы об этом узнал? Нас же никто не провожал.

— Миша… Для меня слишком важно то, что мы сейчас делаем. Я не хотела, чтобы даже ты знал об этом. Пока. Понимаешь? Ты мог проговориться. Случайно. Юсиф мог навести справки в кассе. Да мало ли что еще. Ну? Ты не сердишься?

— Да… нет. — Он обнял ее и поцеловал. Высвободившись, она откинулась в кресле. Сказала, закинув голову:

— Миша… Если бы ты знал, как я рада.

— Но… почему именно Торонто?

— По многим причинам. Во-первых, у меня там действительно есть родственник. Двоюродный брат. Он… занимает там довольно хороший пост. Знает весь город. И вообще.

— Он что — гражданин Канады?

— Нет, России. Но в Канаде уже лет семь. И не собирается уезжать. Я там была… в Торонто. Вполне милый городок. Там… огромный порт. Я подумала: ты ведь кончил кораблестроительный. Да?

— Кончил. Но если ты думаешь, что у меня что-то осталось в голове — ты глубоко ошибаешься.

— Зато осталась голова. Потом, в Торонто — язык. И… и… — Замолчала.

— Что «и»? — напомнил он.

— Ну и — мне кажется, Торонто дальше всего от того.

— От того? От чего «того»?

Она не смотрела на него. Ее взгляд застыл где-то на табло, показывающем вылет и приземление самолетов.

— Ну… от того. Что осталось у тебя там. Все, Миша. Идем в кассу.

58

Через два часа они сели в самолет — и летели еще восемь часов.

После приземления, выйдя вместе с Галей на летное поле, Миша увидел надпись над фронтоном аэровокзала: «Торонто». Вдохнул влажный свежий воздух. И подумал: а почему бы и нет?

ББК 84Р7

Р69

Художник С. В. Цылов

Р69 4702010201-04

068 (02)-95 Ф

Без объявл.

ISBN-5-87994-090-Х

© Ромов А., 1995

© Сост., худож. оформление, АРМАДА, 1995


К ЧИТАТЕЛЯМ!

Издательство просит отзывы об этой книге и Ваши предложения по серии «АРМАДА-ДЕТЕКТИВ» присылать по адресу:

125499, Москва, Кронштадтский б-р, 376 Издательство АРМАДА

Ромов А. С.

Р69 Алмазы шаха: Роман. — М.: АРМАДА, 1995. — 315 с. — (АРМАДА-ДЕТЕКТИВ).

I8ВN 5-87994-090-Х


Новое произведение известного автора детективов А. Ромова — роман «Алмазы шаха» — изобилует критическими ситуациями для его героев. Этот роман, написанный динамично и увлекательно, читается, что называется, на одном дыхании.

Книга рассчитана на массового читателя.


Р69 4702010201-04

068 (02)-95 Ф

Без объявл.


«АРМАДА-ДЕТЕКТИВ»

Ромов Анатолий Сергеевич

АЛМАЗЫ ШАХА

Роман


Ответственный за выпуск А. Г. Зеленский

Художественный редактор Н. Г. Безбородов

Технический редактор Л. Платонова

Корректор О. А. Спахова


Лицензия ЛР № 040627 от 12.05.93. Сдано в набор 8.11.94. Подписано в печать 5.01.95. Формат 70х1001/32. Гарнитура «Таймс». Усл. печ. л. 14,35. Тираж 30 000 экз. Печать офс. Заказ 2472.

Издательство АРМАДА 125499, Москва, Кронштадтский бульвар, 376

АООТ «Тверской полиграфический комбинат»

170024, г. Тверь, проспект Ленина. 5


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44
  • 45
  • 46
  • 47
  • 48
  • 49
  • 50
  • 51
  • 52
  • 53
  • 54
  • 55
  • 56
  • 57
  • 58