КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391650 томов
Объем библиотеки - 503 Гб.
Всего авторов - 164479
Пользователей - 88996
Загрузка...

Впечатления

IT3 про Гришин: Выбор офицера (Альтернативная история)

очень посредственно во всех смыслах.с логикой автор разминулся навсегда - магический мир,мертвых поднимают,руки-ноги отращивают,а сифилис не лечат,только молитвы и воздержание.ню-ню.вобще коряво как-то все,лучше уж было бы без магии сочинять.
заметка для себя,что бы не скачал часом проду.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Громыко: Профессия: ведьма (Юмористическая фантастика)

Женскую фэнтези ненавижу...как и вообще всё фэнтези. Для Громыко пришлось сделать исключение. Вот хорошо. Причём - всё. И "Ведьма", и "Верные Враги", и цикл "Космобиолухи"и иже с ними. Хорошая, добротная ржачка.
Рекомендую. Настоятельно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Колесников: Доминик Каррера (Технофэнтези)

очень хорошо,производственно-попаданческий роман.читаю с интересом.автору - успехов и не забывать о продолжении.

Рейтинг: +7 ( 7 за, 0 против).
time123 про Коваленко: Ленточка. Часть 1 (СИ) (Альтернативная история)

Это такая ***, что слов для описания мне просто не подобрать.

Могу лишь пожелать автору начать активней курить, и увеличить дозу явно принимаемых наркотиков, дабы поскорее избавить этот мир от своего присутствия.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Олег про Данильченко: Лузер (Альтернативная история)

Стандартный набор попаданца с кучей роялей и женщин всех рас.
В принципе задумка не плохая, но избыток событий и некоторая потеря логики (или забывчивость автора), убивает все удовольствие от прочтения. Множественные отступления вызывают лишь желание просто листать дальше, не вникая в содержание (касается обеих частей). Пройдя мимо ничего не потеряете.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
загрузка...

Resistance. Ураганный огонь (fb2)

- Resistance. Ураганный огонь (пер. Сергей Михайлович Саксин) (а.с. resistance-1) (и.с. Вселенная игр) 1192K, 296с. (скачать fb2) - Уильям Кори Дитц

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Уильям Дитц RESISTANCE. УРАГАННЫЙ ОГОНЬ

Моей дорогой Марджори. Спасибо за то, что ходила на танцы вместо учебы, за то, что верила в меня, и за каждую секунду, проведенную нами вместе

Благодарности

За всемерную поддержку и полезные советы хочу выразить признательность Теду Прайсу, президенту и главному исполнительному директору «Инсомниак геймз», а также креативному директору проекта «Resistance»; Кристиану Кордоне и Джефферсону Донгу из «Сони маркетинг»; Грегу Филлипсу из «Сони продакт девелопмент»; Брайану Гастингсу, главному креативному директору «Инсомниак геймз»; и Райану Шнайдеру, директору по связям «Инсомниак геймз».

Особо мне хочется поблагодарить Т. Дж. Фиксмана и Марка Майланда из «Инсомниак геймз» за создание образа Стиллмена и за написанный Т. Дж. вчерне эпизод со Стиллменом для девятой главы.

И наконец, я должен сказать спасибо моим издателям: Киту Клэйтону, Трише Нарвани и Стиву Сэффелу. А также старшему продюсеру «Сони» Фрэнку Сайману за неустанную координацию всех движущихся частей проекта, за терпеливые ответы на письменные вопросы, которых было никак не меньше ста.

Благодарю вас всех! Без вашей помощи я бы не справился.

Глава первая ИГРА В ПРЯТКИ

Южнее Гурона, штат Южная Дакота

Четверг, 15 ноября 1951 года


На первый взгляд заснеженный холм казался самым обыкновенным, однако гранитное основание, лежащее всего в нескольких футах под слоем почвы, было достаточно прочным, чтобы тысячи лет назад устоять перед натиском ледника, и, скорее всего, собиралось продержаться еще многие тысячелетия. Впрочем, для тех, кто укрылся на вершине, гораздо важнее было то, что холм представлял собой выгодную позицию: можно и за передвижением войск неприятеля наблюдать, и обороняться в случае нападения, если на то будет воля Господа.

Раньше в это время года дневная температура держалась около сорока градусов по Фаренгейту, но сейчас было на целых десять градусов холоднее[1] — мрачное напоминание о том, что пришельцы-химеры изменили атмосферу Земли, подстраивая ее под себя. Дыхание лейтенанта Натана Хейла, который лежал на снегу и смотрел в бинокль на тянущееся внизу шоссе, создавало в воздухе белые клубы. Хейл был в теплой зимней куртке маскировочного белого цвета и таких же штанах, надетых поверх шерстяной полевой формы и термозащитного белья. Но он все равно мерз.

Хейл заставлял себя не обращать на это внимания, полностью сосредоточившись на наблюдении.

Он хорошо помнил эту белую ленту шоссе, по которому каждый год ездил с семьей в Гурон на ярмарку Южной Дакоты. От воспоминаний у Хейла защемило сердце: вот уже несколько месяцев прошло после возвращения в Соединенные Штаты, а он до сих пор не смог связаться с приемными родителями и названой сестрой. Его терзали вопросы, на которые не было ответов. Бежала ли семья на юг, в Небраску? Или же осталась на ранчо? Три поколения Фарли сражались с превратностями природы и экономики, с самой землей — и побеждали. Но с этим вторжением не могли справиться даже они.

Если семья осталась на ранчо, ей угрожает смертельная опасность. Завоевав большую часть Азии и Европы, химеры принялись за Северную Америку. Уже в октябре под натиском захватчиков пал Чикаго, за ним последовали крупнейшие города Висконсина и Северной Дакоты. Сейчас враг продолжал продвигаться на юг, а войска армии Соединенных Штатов вынуждены были отступать; цитадель под названием Америка постоянно уменьшалась в размерах.

Но остановить химер было можно. Всматриваясь сквозь прозрачный занавес бесконечного снегопада, Хейл размышлял о том, что дальше к югу строится кольцо оборонительных башен, с единственной целью — прекратить продвижение химер. Вот только справятся ли они с задачей?

Хейл в этом сильно сомневался. Ему довелось служить в печально знаменитом третьем десантном полку, и он не понаслышке знал о зверствах, творимых в Англии. Поэтому Хейл был уверен: сколько бы оборонительных башен ни построило правительство, химеры остановятся лишь тогда, когда окончательно расправятся с врагами.

Его размышления прервал сержант Марвин Кавецки.

— Сэр, к нам гости… с северо-востока…

Кавецки сидел на корточках слева от Хейла, прильнув глазом к десятикратному оптическому прицелу снайперской винтовки «L-23 Фарай». У него на спине быстро рос холмик сухого снега.

До того Хейл смотрел на юг. Переведя бинокль влево, он убедился, что Кавецки прав. Из снежной пелены вынырнули три химерианских боевых зонда, они летели над шоссе, вспарывая полумрак лучами ослепительного света. Все три держались на высоте футов в шесть, рыская из стороны в сторону, словно гончие, бегущие по следу.

Само появление зондов говорило о многом. Хотя большая часть мирного населения бежала на юг, в тылу врага продолжали действовать — и довольно успешно — группы сопротивления, такие как «Только свобода». Раз вонючки пустили вперед зонды, значит, боятся попасть в засаду.

Присутствие химер на шоссе 281 представляло собой ту самую развединформацию, добыть которую приказали Хейлу, Кавецки и рядовому Джиму Джасперу. О захватчиках до сих пор знали слишком мало, и каждую новую крупицу данных специалисты аналитической разведки использовали для создания так называемой информационной матрицы, значение которой было сложно переоценить.

Внезапно живот Хейла стянуло в тугой узел. Один из зондов, повернув от дороги, летел прямо на них! Еще больше снизившись, зонд держался всего в четырех футах от земли, судя по всему, полный решимости добраться до вершины холма. В луче прожектора, скользившем по земле перед зондом, мелькали снежинки. Неужели химеры обнаружили разведчиков? Или зонды изначально запрограммированы исследовать вершины холмов?

— Я взял его на мушку, — напряженно доложил Кавецки. — Скажите только слово.

Но Хейл не хотел говорить никакого слова, потому что, если бы Кавецки сбил зонд, вокруг разверзлась бы преисподняя. А если учесть, что маленький отряд углубился на три мили в «серую зону», отступить к своим будет невозможно.

Однако по мере того как аппарат продолжал подниматься по направлению к занятой ими позиции, шансы избежать столкновения исчезали.

Хейл уже открыл рот, чтобы отдать вынужденный приказ, но тут из кустов выскочил заяц-беляк. Зонд резко застыл на месте, и луч света метнулся вслед за бегущим животным. Заяц сделал не более десяти прыжков, как прогремел один-единственный выстрел. Зверек полетел кубарем, разбрызгивая кровь, и под конец замер на снегу.

Химерианский разведчик грозно повисел в воздухе, затем развернулся и полетел вниз по склону, обратно к шоссе.

Хейл поймал себя на том, что все это время провел затаив дыхание. Он наконец-то выдохнул, стараясь произвести как можно меньше шума.

— Джаспер, — прошептал Хейл, — как насчет запасного выхода? Возможно, он нам скоро пригодится.

Джаспер лежал, распластавшись на земле, в пяти футах позади. Он смотрел на запад, держа наготове автоматический карабин «М-5А2 Фолсом», прикрывая Хейла и Кавецки с тыла. Если кому-то из химер вздумалось двигаться на юг по шоссе 281, это еще не значит, что тем же путем пойдут вообще все химеры.

— Запасный выход открыт настежь, сэр, — доложил Джаспер. — Можем уходить в любой момент.

Хейл собирался сказать «понял», но тут под ним вдруг задрожала земля.

— Матерь божья, — пробормотал Кавецки, — а это еще что такое?

Хейл снова поднес бинокль к глазам и увидел, как слева из снежной вьюги вынырнула фаланга железноголовых. Само по себе это уже не сулило ничего хорошего, но Хейл знал, что по пятам за железноголовыми следует нечто гораздо более страшное. И был прав.

Сначала эта тварь показалась размытым пятном, бесформенной массой, которую с трудом можно было разглядеть в кружащемся снеге. Но через мгновение истязатель стал виден со всей отчетливостью. Чудовище имело в высоту футов тридцать, и с каждым шагом оно продвигалось по шоссе на целых двадцать футов. Тяжелая поступь огромных трехпалых ног отзывалась в земле дрожью, от которой клацали зубы у разведчиков. Этот урод мог изрыгать нечто похожее на напалм, а также пускать капсулы с разъедающим составом, которые взрывались при соприкосновении с твердым телом. Пара прицельных выстрелов из реактивного гранатомета могла бы завалить громадину, но у маленького отряда не было с собой такого мощного оружия.

Вдруг Хейл разглядел огромный тюк, пристегнутый к спине чудовища, и с облегчением вздохнул. Тюк означал, что истязателя в настоящий момент использовали для транспортировки снаряжения.

Не было никакой возможности определить, что находится в тюках, куда направляются химеры, с какой целью. Но над этими вопросами пусть ломает голову аналитическая разведка.

Земля задрожала сильнее. Появились еще два истязателя. Покатые спины чудовищ покрывал снег, из ноздрей вырывались струи согретого легкими воздуха. Все три мастодонта спешили на юг.

После того как они в конце концов исчезли в снежной пелене, Хейл опустил бинокль и приступил к записям. Он тщательно зафиксировал время, направление, в котором двигались химеры, а также количество представителей каждого вида. Химеры существовали разные, и аналитикам было полезно знать, какие именно участвуют в нападении на Северную Америку.

Когда последняя вонючка исчезла в белой мгле, Хейл убрал блокнот в нагрудный карман и застегнул клапан.

— Отлично, — сказал он так, чтобы услышали оба подчиненных. — Не знаю, как вы, а я бы не отказался сейчас от горячего душа и миски тех помоев, которыми кормят в нашей столовой. Так что давайте убираться отсюда ко всем чертям… Но помните, у этих тварей по шесть глаз, и не высовывайтесь.

Сержант Кавецки уже успел понюхать пороху, поэтому знал, что замечание относится к Джасперу. Тот хоть и побывал в паре мелких стычек, еще не обладал достаточным опытом — особенно для «часового». Эти элитные подразделения набирались из ветеранов сухопутных сил и морской пехоты, предпочтительно бывших десантников, — великолепным примером чему служил Хейл. Сыворотка, разработанная Агентством специальных научно-исследовательских проектов (АСНИП), позволяла «часовым» выздоравливать после ранений, которые в другом случае считались бы смертельными, но даже «тараканий сок», как называли ее солдаты, не мог спасти от последствий прямого попадания химерианской мортиры.

Так что уровень потерь оставался высоким, и такие новички, как Джаспер, встречались среди «часовых» все чаще и чаще. Им надо было еще многому научиться.


Джаспер прекрасно сознавал, что ветераны пристально наблюдают за ним. Он по-пластунски прополз к склону, а затем соскользнул вниз головой вперед. Снег забрался в расстегнутый ворот, неприятно холодя шею. Джаспер развернулся и начал тормозить ногами. Спустившись, он укрылся за группой заснеженных валунов.

Быстро оглядевшись по сторонам, Джаспер убедился, что вокруг все спокойно, и поднял вверх большой палец.

Следующим с пригорка спустился Кавецки, и сразу же за ним — Хейл. Все трое направились обратно той же самой дорогой, какой пришли сюда, — по дну оврага. В голове шел Хейл, следом Кавецки, замыкал Джаспер. Идти в арьергарде было нелегкой работой: время от времени Джасперу приходилось останавливаться, чтобы проверить, что творится с тыла, после чего нужно было нагонять товарищей.

Сейчас овраг был сухим, но весной его до половины заполняли талые воды. Разведчики вышли к полузамерзшему ручью. Сквозь полыньи в корке льда виднелась струящаяся вода. Ее веселое журчание звучало мелодией, которой задавал ритм размеренный хруст снега под подошвами ботинок, изредка перемежающийся треском ломающегося льда.

Район высадки оставался в добрых двух милях южнее, но Хейл, понимая, что самолету вертикального взлета и посадки (коротко — СВВП), чтобы туда долететь, потребуется какое-то время, включил рацию.

— «Браво-шесть» вызывает «Эхо-три»… Как слышно? Прием.

— Говорит «Тройка», — тотчас последовал ответ. — Слышу вас прекрасно. Прием.

— До места около сорока пяти минут, — продолжал Хейл, — а мы уже замаялись тащиться на своих двоих. Прием.

— Можете больше ничего не говорить, — весело отозвался «Эхо-три». — Мы с Мерилин уже в пути. Прием.

Маневрировавший между полыньями Хейл усмехнулся. Латаный-перелатаный СВВП нес на левой стороне фюзеляжа мастерски сделанный портрет Мерилин Монро в минимальном наряде.

— Жду не дождусь, когда увижусь с ней, — искренне произнес Хейл. — Конец связи.

После этого дорога к месту высадки превратилась в одну сплошную полосу препятствий. Чтобы обойти глубоководные участки, нагромождения валунов и тонкий лед, разведчики то и дело переходили с одной стороны ручья на другую.

Слева и справа в ручей впадали протоки, берега становились все выше, и постепенно он превратился в речку. Хейл относился к этому обстоятельству со смешанным чувством: хотя тридцатифутовые откосы позволяли передвигаться, оставаясь не замеченными противником, в случае чего выбраться отсюда было бы практически невозможно.

Однако все шло гладко — до тех пор пока Хейл, завернув за поворот, вдруг не застыл на месте. С высокого берега над головой оторвалась стена снега и мерзлой земли. Огромная груда тяжело рухнула в реку, образовав минутную плотину, которую быстро унесло прочь.

Кавецки, шедший по пятам за командиром, остановился.

— Боже, сэр, это еще что за черт…

Покачав головой, Хейл поднес палец к губам.

— Слушай! — прошипел он.

Сначала разведчики ничего не услышали, но затем их ушей достиг слабый рокот, а земля под ногами задрожала.

— «Копальщик»! — крикнул Хейл.

И тут же шедший позади Джаспер заорал во все горло:

— Контакт с неприятелем!

Через долю секунды он открыл огонь из карабина.

Однако времени разглядеть, что имел в виду Джаспер, не было: в реку упал новый пласт земли, после чего из обрывистого берега показалась вращающаяся головка бура, следом за которой на поверхность вырвалась цилиндрическая машина размером с паровоз. Тяжело вздрогнув, она остановилась, наполовину нависнув над речкой. Снег, падающий на химерианский механизм, мгновенно превращался в пар.

Хейлу уже приходилось видеть подобные машины, еще в Англии; именно с их помощью был затоплен Лондон. С металлическим лязгом открылся люк, и оттуда выбрался десяток вооруженных до зубов гибридов. Спрыгнув на мелководье, они перекрыли разведчикам дорогу к отступлению. Хейл лихорадочно осмотрелся по сторонам, ища путь для отхода, однако было уже слишком поздно. Сзади Джаспер продолжал стрелять короткими очередями вверх по течению.

— Сэр, это атакующий зонд! — крикнул он. — Мне в нем даже вмятины не сделать!

«Неужели нас обнаружил еще тот, первый зонд? — подумал Хейл. — „Копальщик“ и атакующий зонд действуют заодно? Или, быть может, разведгруппа просто оказалась не в том месте не в то время?»

В этом заключалась главная проблема войны с химерами — ни в чем нельзя быть уверенным. Впрочем, сейчас это не имело значения, поскольку у людей не было иного выхода, кроме как принять бой. Зонд открыл огонь, и в воздух взметнулись гейзеры снега, земли и воды. «Часовые» поспешили укрыться за россыпью гладких валунов.

— Я разберусь с зондом, — угрюмо сказал Хейл, откладывая ружье. — А вы займитесь гибридами.

Кавецки и Джаспер, кивнув, переключили внимание на «копальщика», от которого все еще исходил пар, а Хейл приготовил к стрельбе «беллок». Этот автоматический реактивный гранатомет, который Хейл носил за спиной, был самым мощным оружием, имевшимся у группы.

Зонд состоял из центрального отсека, сенсоров и пары емкостей с боеприпасами. Сверкали вспышки выстрелов, пули с визгом отлетали от валунов, за которыми спрятался Хейл. Чтобы хорошенько прицелиться, Хейлу надо было на какое-то время высунуться из укрытия. По опыту он знал, что есть только один способ подбить машину — поразить ее в мощный щит.

Выждав паузу между неприятельскими очередями, Хейл приподнялся над валунами, выстрелил, снова пригнулся, затем опять высунулся, чтобы сделать еще несколько выстрелов. Большинство реактивных гранат, оставив за собой огненный след, попали в цель. Каждое попадание сопровождалось взрывом и клубами черного дыма. Нагрузка на щит зонда быстро достигла предела.

Смещаясь в сторону, чтобы уйти с линии огня, Хейл вдруг почувствовал, что задело левую руку. Боль была адская, но Хейл выпустил еще одну гранату, прежде чем снова укрыться за валунами.

Казалось, битва на выносливость длилась вечно, хотя на самом деле прошло всего несколько мгновений. Наконец из корпуса агрегата взвилась тоненькая струйка черного дыма, и он начал терять высоту. Тем не менее зонд продолжал вести огонь, не выпуская Хейла из-за россыпи камней. Тут сухо щелкнул затвор «беллока», свидетельствуя о том, что гранаты закончились. Отбросив гранатомет, Хейл схватил дробовик «Россмор-236». Эту двустволку никак нельзя было назвать последним словом техники, но она надежно всаживала во врага мощный заряд дроби, что не раз спасало жизнь Хейлу в Англии.

Едва взяв ружье двенадцатого калибра на изготовку, Хейл услышал громкий рокот. Зонд очутился прямо у него над головой. Вскинув ружье, Хейл выстрелил из обоих стволов. Отдача больно ткнула в плечо. Раздался оглушительный грохот. Химерианская машина получила два заряда картечи с расстояния меньше шести футов. Дернувшись кверху, зонд взорвался, осыпая Хейла дождем мелких осколков. Они обожгли тело в нескольких местах, однако Хейл был доволен: угроза ликвидирована.


Кавецки слышал за спиной взрывы, но времени обернуться не было — сержанта полностью занимала перестрелка с гибридами.

Одна из самых многочисленных разновидностей химер, гибрид отличался редкой выносливостью и небывалым умением приспосабливаться к окружающей среде. Обыкновенный гибрид отдаленно напоминал гуманоида, если не считать шести глаз и острых как иглы клыков, которыми был усажен рот: все это было следствием чуждого вируса, расщеплявшего человеческое тело на составные части, чтобы затем создавать новые формы, наилучшим образом подходящие к выполнению конкретной задачи.

— Вон за тем выступом целая свора вонючек! — крикнул Джаспер. — Я их гранатой достану!

— Только смотри, чтобы гады тебя не пометили! — предостерег Кавецки.

Но голова и плечи Джаспера уже торчали над камнями.

Джаспер выстрелил из подствольного гранатомета, и, когда граната устремилась к цели, один из гибридов выпустил метку целенаведения. Метка попала в Джаспера, но не причинила какого-либо заметного вреда. «Часовой» быстро нырнул за валуны.

За мгновение до того как взрывом гранаты гибриду оторвало голову, он успел выпустить дюжину пуль, которые понеслись вперед в поисках метки.

— Нет! — в отчаянии воскликнул Кавецки, но было уже слишком поздно.

Сверкающая стая покружила у Джаспера над головой, затем все двенадцать пуль одна за другой прошили рядового. Такого не мог выдержать даже «часовой»; Джаспер судорожно дернулся, приняв всю дюжину разрывных снарядов.


Как раз в этот момент подоспел Хейл. Перезарядив «беллок», он обрушил на вражеские позиции ураган реактивных гранат. С жуткими криками гибриды гибли, разметанные на куски. Некоторые, загоревшись, лихорадочно заметались в попытках сбить пламя и угодили под прицельный огонь Кавецки. И вдруг на изуродованное взрывами русло реки опустилась неестественная тишина. Казалось, через целую вечность — хотя в действительности все продолжалось лишь несколько минут — бой закончился.

Опустившись на корточки перед растерзанным телом Джаспера, Хейл угрюмо снял с молодого «часового» личные солдатские жетоны и бросил в карман. Затем, с расторопностью, порожденной горьким опытом, забрал у Джаспера все, что могло понадобиться оставшимся в живых.

Как ни хотелось унести тело с собой, чтобы похоронить подобающим образом, приходилось учитывать, что до места высадки еще около полумили и что сюда, вероятно, спешат другие химеры. Поэтому Хейл выдернул чеку из термитной гранаты, бросил ее рядом с убитым и отбежал подальше. Кавецки поспешил за ним.

Сверкнула яркая вспышка, переросшая в ослепительное свечение: порошкообразный алюминий вступил в реакцию с оксидом железа, вследствие чего образовались расплавленное железо и окисел алюминия. Даже на удалении в добрых тридцать шагов Хейл ощутил волну обжигающего воздуха. С громким треском взорвался с десяток забытых патронов.

Хейлу хотелось что-то произнести, поблагодарить Джаспера за принесенную жертву, однако времени не было. Снова загремели выстрелы — это Кавецки палил из «фарая» вверх по течению.

— Лейтенант, к нам пожаловали ревуны… Шесть, теперь уже пять, все направляются на юг.

Хейл вздохнул.

— Отлично, — сказал он, отбрасывая разряженный гранатомет и заменяя его карабином Джаспера. — Уносим ноги.

Разведчики устремились вперед быстрой трусцой. Когда они пробегали под «копальщиком», в нос ударил сильный запах озона. По воде, доходившей до колена, бойцы перебрались на противоположный берег. Хейл на бегу говорил в закрепленный у рта микрофон рации. После каждой сжатой порции слов следовал перерыв на то, чтобы вдохнуть воздух.

— «Браво-шесть» вызывает «Эхо-три»… Один погиб… За нами пять ревунов… На юг по руслу реки… Время прибытия… через десять минут… Прием.

— Говорит «Тройка», — угрюмо ответил пилот. — Двигайтесь к месту высадки… О ревунах позаботимся мы. Конец связи.

Судя по голосу, пилот был уверен в собственных силах, однако у Хейла были на этот счет большие сомнения. И они увеличились, когда ревуны, четырехлапые химеры размером со льва, издали протяжный, леденящий душу крик, за который и получили название. По звуку Хейл понял, что враг уже близко.

— Давай их немного задержим! — проговорил Хейл, как только они миновали излучину реки.

Он встал и развернулся. От ружья пришлось отказаться: оно было очень действенным на близком расстоянии, но Хейл не испытывал ни малейшего желания общаться с ревунами вплотную. Кавецки открыл огонь первым. Химера, бегущая впереди остальных, упала, пропустив вперед другого ревуна, затем с трудом поднялась и захромала вперед. Тем временем разведчики, чуть замедлив продвижение врага, поспешили дальше.

Бег давался с большим трудом. Обледенелые валуны были предательски скользкими, тяжелые армейские ботинки месили ледяную воду. Два бойца зигзагами пробирались по руслу, стараясь избегать камней и участков с тонким льдом.

Впереди показался самолет, он летел прямо на них, держась всего в десяти футах выше обрывистого берега. Ревя двигателями, «Мерилин» промчалась у разведчиков над головами, и Хейл ощутил потоки воздуха от винтов.

Пилот открыл огонь. Обернувшись, Хейл увидел завесу из мелких брызг: сотни пуль на огромной скорости вспарывали воду, а затем и приближающихся ревунов. С отчаянными криками химеры падали, окрашивая реку кровью. Алая волна быстро докатила до ботинок Хейла.

— Передай «Мерилин», что я люблю ее, — с чувством произнес в микрофон Хейл, провожая взглядом мелькнувший над головой самолет.

Пролетев выше по течению, самолет покачал крыльями, затем с ревом набрал высоту, чтобы отыскать безопасное место для посадки. Десять минут спустя двое из трех бойцов разведгруппы благополучно поднялись на борт и пристегнулись ремнями.

Операция прошла успешно — но стоило ли платить за нее такую цену? Не была ли гибель Джаспера напрасной? Или же его смерть стала лишь еще одной жертвой в войне, где они обречены на поражение?

Закрыв глаза, «часовой» откинул голову на переборку. Организм был измучен до предела, но сон никак не приходил. В стиснутом до боли кулаке были зажаты два солдатских жетона.

Глава вторая УВЕСТИ ИЗ-ПОД НОСА

Неподалеку от Валентайна, штат Небраска

Пятница, 16 ноября 1951 года


Бездна уходила вниз на сотни футов, и Хейл, ступив на шаткий навесной мостик без перил, старался сосредоточить взгляд на противоположном крае каньона. Сознавал, что стоит посмотреть вниз, и почти наверняка он потеряет равновесие и рухнет в пропасть.

Хейл сделал осторожный шаг и почувствовал, как закачался мостик.

Вдруг раздался стук в дверь. Внутри у Хейла все сжалось; но тотчас одним рывком его вернуло к реальности, где он метался на мокрых от пота простынях.

— Лейтенант Хейл? — окликнул голос из коридора. — Сэр, прошу прощения за то, что потревожил… но майор хочет видеть вас в кабинете в четыре ноль-ноль.

Хейл всмотрелся в циферблат наручных часов. Три двадцать пять.

— Хорошо, — прохрипел он. Сглотнув комок в горле, добавил уже более твердо: — В чем дело?

— Не знаю, сэр, — ответил голос. — Это вне моей компетенции.

Сбросив ноги с железной койки, Хейл встал на холодный пол и постарался придать себе хотя бы чуть более приличный вид. После того как они с Кавецки возвратились с задания, миновало меньше двенадцати часов. Из них больше двух ушло на повторение одного и того же перед начальством. Наконец выжатого досуха Хейла отпустили, и он, оказавшись на свободе, похлебал какой-то бурды, а затем решил урвать немного сна, в котором так давно нуждался. Хейл свалился на койку, даже не приняв душ.

И вот теперь, раздевшись до трусов, Хейл стоял перед зеркалом, висевшим над раковиной. На левой руке, там, где зацепила вражеская пуля, осталось лишь небольшое красное пятно. Крошечные раны, нанесенные обломками взорвавшегося зонда, полностью зажили, и Хейл чувствовал себя лучше, чем имел на то право. По иронии судьбы за быстрое выздоровление он должен был благодарить химерианский вирус, хотя эта же самая чужеродная тварь, но только предоставленная сама себе, нанесла бы ему непоправимый вред.

К счастью, постоянные инъекции регулировали деятельность вируса; в дополнение к ним Хейлу приходилось использовать аэрозоль, запасы которого он клал в ранец, отправляясь на задание. Однако все зависело от доступа к полевому медицинскому центру. Без регулярного приема вакцины клетки организма Хейла могли непредсказуемо мутировать.

Об этой возможности Хейл предпочитал не думать.

Обмотав шею полотенцем, он сунул ноги в теплые тапки и, прихватив бритвенные принадлежности, вышел в коридор. Вдоль цепочки голых лампочек Хейл зашагал по лишенному окон проходу к общей умывальной комнате. База АСНИП была оснащена минимальными удобствами, но горячая вода имелась в достатке, и Хейл сейчас собирался использовать свою порцию.


В зеркале показалась бледная и худая физиономия. Это было лицо интеллектуала, а не человека действия. Всего полгода назад он читал лекции в Массачусетском технологическом институте; до поступления на курсы подготовки офицерского состава ему ни разу не приходилось стрелять из боевого оружия, и он до сих пор боялся этого до смерти. Но Энтони Нэш был специалистом, крупным специалистом по физике, за что и получил внеочередное звание капитана.

И вот теперь ему предстояло повести солдат в бой.

Многих призвали на военную службу по мобилизационному приказу президента Грейса, определив их на работу, к которой они не были подготовлены. Но от всех остальных Нэша отличало то — по крайней мере, так казалось ему, — что он боялся. Боялся не только химер, но и собственных слабостей, каковых было предостаточно. И, посмотрев себе в глаза, особого воодушевления он не испытал. Неужели пришел тот день, когда ему суждено умереть?

«Да, — подумал Нэш, — вероятно, пришел».

Он стер полотенцем со лба бисеринки пота, застегнул негнущимися пальцами китель и последний раз взглянул на фотографию, стоящую на простеньком туалетном столике армейского образца. Женщина на фотографии была красивая, даже слишком, и такой мужчина, как он, ее не заслуживал. Больше всего на свете Нэшу хотелось, чтобы эта женщина им гордилась.

С этой мыслью капитан Энтони Нэш отправился навстречу своей судьбе.


Все базы АСНИП чем-нибудь отличались друг от друга, однако некоторые вещи везде были одинаковые, в том числе подземные укрытия, где ремонтировали самолеты и машины. На надземных уровнях размещались управленческие, медицинские и продовольственные службы. Казармы, как правило, были упрятаны поглубже; их прикрывали сетки штолен, где для защиты от возможного появления «копальщиков» были установлены подрывные заряды.

И тем не менее Хейл вооружился, прежде чем пройти по лабиринту коридоров к лифту и подняться наверх, на уровень административных отделов. Приказ предписывал каждому «часовому», находящемуся на службе, иметь при себе оружие, поэтому у Хейла в кобуре был заряженный револьвер сорок четвертого калибра и к нему в кармашках на ремне два сменных барабана по шесть патронов для быстрой перезарядки. Хотя и не окончательно подготовленный к бою, он был одет в теплый шерстяной мундир, хлопчатобумажную нательную рубаху и серую куртку по пояс. На крайний случай хватит и этого.

Увидев золотистые шпалы на воротнике Хейла, встречные рядовые отдавали ему честь, и он, лишь недавно произведенный во вторые лейтенанты, смущенно им отвечал. Когда двери лифта уже начали закрываться, в кабину заскочил сержант и, обнаружив там Хейла, быстро козырнул.

Центральное отопление на базе АСНИП отсутствовало как таковое, поэтому в лифте было прохладно, и Хейл порадовался, что надел шерстяную форму. Кабина остановилась, и он следом за сержантом вышел.

Прежде чем попасть в зал совещаний, Хейл сначала должен был миновать контрольно-пропускной пункт с тремя вооруженными до зубов охранниками. После того как он показал удостоверение АСНИП и номер, нанесенный на внутреннюю сторону левого запястья, ему разрешили пройти по спартанского вида коридору к столику с чашкой кофе, стаканом апельсинового сока и толстыми бутербродами с ветчиной и яйцами.

Еда была непритязательной, но Хейл прекрасно понимал, что нужно радоваться и этому: по мере того как атмосфера Земли становилась холоднее, а химеры захватывали больше и больше суши, перебои с продовольствием случались все чаще. Так что Хейл с чувством легкой вины взял поднос и, пройдя в зал совещаний, стал искать себе место. Предпочтительно в углу, где можно оставаться незаметным, поглощая завтрак.

Однако его надежде не суждено было сбыться. Майор Ричард Блейк сразу же заметил Хейла и знаком предложил пройти вперед. В зале присутствовало около тридцати офицеров и других сотрудников АСНИП, и Хейла проводил десяток взглядов, отчасти из-за того, что он только что вошел, но в основном потому, что все знали, кто он такой. Напрасно он старался держаться в тени после возвращения с битвы за Британию — в числе немногих, кому удалось выжить.

Хейл стал одним из первых «часовых», и ему предстояла роль ключевого члена диверсионно-разведывательной группы, которая должна была покинуть базу в шесть тридцать.


Капитан Нэш, сидевший за столом во главе зала лицом к собравшимся, смотрел на приближающегося Хейла. Лейтенанта нельзя было спутать ни с кем. После того как в Англии он заразился химерианским вирусом и каким-то чудом выжил, у него изменился цвет глаз. Они стали золотисто-желтыми, придав ему сходство с химерами, хотя по-прежнему была лишь одна пара глаз.

Волосы на голове Хейла топорщились короткой щеткой. В его чертах присутствовало что-то жесткое, и сразу чувствовалось, что этот человек не терпит дураков. Когда он поставил поднос с завтраком на стол и приготовился занять место в первом ряду, Нэш встал.

— Лейтенант Хейл… Рад с вами познакомиться. Меня зовут Нэш. Энтони Нэш.

Посмотрев в золотистые глаза, Нэш увидел в них ум, а также то, что можно было принять за осторожность — в данных обстоятельствах вполне объяснимую.

— Я тоже очень рад знакомству, — нейтральным тоном ответил Хейл.

Возможно, он сказал бы еще что-то, однако как раз в этот момент майор Блейк открыл совещание.


Ричард Блейк был крупный мужчина с внушительных размеров бровями, с глазами, выглядывающими из двух глубоких пещер, и задиристым подбородком. Серый мундир АСНИП был безукоризненно чист и наглажен, и все знали, что майор ждет того же самого от любого мундира АСНИП, независимо от того, на ком он надет. Его зычный командный голос разнесся во все уголки зала.

— Прошу всех садиться… Как известно многим из вас, время не терпит, так что давайте начнем совещание.

Раздался скрип отодвигаемых стульев, затем последовал шелест одежды — все заняли свои места. Усаживаясь, Хейл успел откусить солидный кусок от сэндвича и запить глотком горячего кофе. Оглядевшись вокруг, он почувствовал общее возбуждение и подумал, чем оно может быть вызвано.

— Отлично, — произнес Блейк, проходя мимо стола к кафедре, установленной перед большим белым экраном. — Сегодня у нас нечто особенное, и действовать надо будет быстро. Но прежде чем мы начнем, позвольте вам кое-что показать.

Свет погас, и заработал кинопроектор. Качество съемки оставляло желать лучшего.

Судя по всему, снимали вечером, в условиях недостаточной освещенности, кроме того, перед объективом кинокамеры кружил снег, что еще больше затрудняло задачу зрителям. Посередине экрана появилось то, что непосвященный назвал бы холмом, причем самым заурядным, если бы не то обстоятельство, что он возвышался над равниной. Местность вокруг была плоской, как блин.

Уроженец Южной Дакоты, Хейл сразу же узнал эту тектоническую структуру. Согласно учебнику географии за седьмой класс, лакколит образуется при внедрении магмы в толщу осадочных пород по трещинам, причем вышележащий осадочный слой куполообразно приподнимается над застывшим магматическим телом.

— Вы видите перед собой гору Бер-Бьют, — подтвердил Блейк предположения Хейла. Кинокамера начала перемещаться, как если бы съемка велась с воздуха. — Высота чуть более тысячи двухсот футов, расположена неподалеку от городка Стерджис, штат Южная Дакота.

Хейл заерзал на стуле, недоумевая, почему майор тратит время на этот ничем не примечательный географический объект, и снова поднес ко рту сэндвич. Блейк продолжал:

— А здесь, заглядывая с противоположной стороны, мы видим обломки химерианского челнока.

Вот тут Хейл встрепенулся. Отложив сэндвич, он уставился на застывший кадр.

Химерианский летательный аппарат лежал высоко на склоне горы, у заснеженной вершины. И хотя фюзеляж остался целым, вокруг валялись крупные обломки. Однако не было никаких следов взрыва и пожара после удара о землю, и это вселяло надежду.

— Пленку сняли вчера вечером, — говорил Блейк, тыча указкой в экран. — Мы не знаем, что произошло с челноком. Возможно, какая-то техническая неисправность, а может, учитывая вчерашние погодные условия — а мы полагаем, что авария произошла вчера днем, — пилот слишком поздно заметил гору. Как бы там ни было, для нас это большая удача, потому что, если получится достаточно быстро доставить на место диверсионно-разведывательную группу, мы сможем исследовать обломки. Нас интересуют любые химерианские технологии. Все то, что поможет одержать верх над гадами.

— Однако действовать надо без промедлений, — добавил майор. — Вонючки знакомы с нашими методами и, по всей вероятности, постараются перекрыть все пути к месту катастрофы.

Тут Блейк указал на двух сидевших за столом офицеров.

— Прошу любить и жаловать капитана Энтони Нэша… Ему поручается общее руководство операцией. Прикрытие обеспечит лейтенант Хейл. Отряд будет состоять из двух отделений под командованием сержантов. Вы отправляетесь на задание в шесть тридцать. Вопросы есть?

Вопросы у Хейла были, по крайней мере один, который он не стал высказывать вслух. Майор что, сошел с ума? Этот Нэш — новичок, зеленый, словно первая весенняя травка. Это всем очевидно. А на карту поставлены человеческие жизни.

Хейл подождал, пока штабные офицеры закончат засыпать друг друга вопросами и замечаниями. Когда общий гомон утих и собравшиеся приготовились расходиться, он отвел Блейка в сторону.

— Сэр, — сказал Хейл. — Вы не уделите мне минутку?

Блейк мрачно усмехнулся.

— Постой, не говори — дай я сам догадаюсь. Ты расстроен тем, что Нэш будет над вами главным.

На левой щеке Хейла дернулась жилка.

— Разрешите высказаться прямо?

Блейк вздохнул.

— Наверное, я об этом пожалею, но хорошо, валяй.

— Сэр, я считаю, это полный бред… Мои люди заслуживают того, чтобы ими командовал офицер, имеющий боевой опыт.

— И такой у них будет, — напомнил Блейк. — Ты! Что касается Нэша, радуйся, что он с вами. Тебе не придется, как раньше, захватывать место катастрофы и дожидаться, когда же прибудут технари, чтобы покопаться в обломках. Теперь все по-другому.

Хейл начал было говорить, но майор поднял руку, останавливая.

— Подумай сам. Скажем, бродишь ты по химерианскому челноку, он набит всяким мудреным оборудованием, и тут на отряд нападают. Что забирать в первую очередь? Ящик, у которого больше всего кнопок? Вполне возможно, ты притащишь домой химерианскую скороварку! В прошлом такое случалось слишком часто, потому что мы не умели максимально эффективно использовать ситуацию. Это все очень серьезно, Хейл… Уродцы на голову опережают нас во всем, что касается новых технологий, и нам постоянно приходится догонять. Пусть выглядит Нэш никудышно, он умнее нас с тобой, вместе взятых. Ему известно о вражеских технологиях столько, сколько нам не узнать до конца своих дней, так что, если припечет, он не станет раздумывать, какую коробку хватать в первую очередь. Словом, Нэш будет командовать, а ты позаботишься о том, чтобы все прошло гладко. Ты меня понял?

— Так точно, сэр, — хмуро ответил Хейл.

— Вот и отлично. А теперь шевелись, время пошло, — строго произнес Блейк. Затем его тон смягчился. — Будь там поосторожнее… Может, мозгов у тебя и поменьше, чем у Нэша, но и ты порой бываешь полезен.


Механическая палуба, как называли ее «часовые», представляла собой огромное пространство, где солнце заменяли панели ярких прожекторов, а холодный воздух был насыщен запахами авиационного керосина, машинного масла и выхлопных газов. Ревели двигатели, грохотали цепи талей, скрежетали пневмоинструменты, а из вездесущих громкоговорителей лился бесконечный поток неразборчивой белиберды. Все это в целом казалось полным хаосом для человека непосвященного, каковым, безусловно, и являлся капитан Энтони Нэш.

Горя желанием делать все как нужно, Нэш уже стоял рядом с двухмоторным транспортным СВВП, когда появились сержанты Кавецки и Альварес во главе двух отделений «часовых». Все солдаты были одеты в зимние маскхалаты, навьючены большими ранцами и вооружены до зубов. У каждого было по два вида стрелкового оружия, набор различных гранат и столько боеприпасов, сколько он мог нести. Этот вес уточнялся в ходе боевого опыта; лишний груз способен был существенно замедлить продвижение бойца.

Нэш рассчитывал заработать очки, придя рано, однако Кавецки и Альварес, похоже, расценили его шаг как отсутствие доверия, поскольку их задача заключалась как раз в том, чтобы подготовить своих людей до прибытия офицеров. Сержанты вели себя сдержанно, и тем не менее Нэш почувствовал их недовольство.

Так что капитану оставалось только ждать рядом с сумкой, набитой инструментами, и ощущать свою полную бесполезность, пока в самолет загружались контейнеры с альпинистскими снастями, взрывчатка и прочее снаряжение. Время от времени кто-то из солдат украдкой бросал на Нэша взгляд и ехидно ухмылялся. Нэш не сразу сообразил, что встал прямо под искусным изображением большеглазой Бетти Буп.[2] Однако прежде чем он успел отойти, появился лейтенант Хейл.

Хейл, сам бывший когда-то сержантом, прекрасно знал всю кухню подготовки к боевому заданию и понимал, какую роль предстоит играть ему. Ровно в шесть пятнадцать он прошел по испачканному пятнами машинного масла бетону туда, где застыл в неловком ожидании Энтони Нэш. Оглянувшись на непроницаемые лица сержантов, Хейл сразу понял, в чем дело, и демонстративно направился сначала к Нэшу. Он козырнул старшему по званию так четко, словно они находились на плацу.

— Доброе утро, сэр… Кажется, мы готовы трогаться в путь. Если не возражаете, давайте проверим наших солдат.

Нэш даже не попытался скрыть вздох облегчения. Он ответил на приветствие Хейла:

— Да, лейтенант. Благодарю вас.


Нэш с любопытством наблюдал за тем, как солдатам приказали разделиться на пары и проверить друг у друга снаряжение, при этом Хейл вместе с обоими сержантами расхаживал между ними. За исключением двух солдат, один из которых набрал с собой слишком много боеприпасов, а у другого обнаружился дефект в ранце, все «часовые» прошли проверку.

Так что в шесть двадцать восемь диверсионно-разведывательная группа начала подниматься на борт самолета. Солдату с испорченным ранцем был выдан новый. «Часовые» пристегнулись к сиденьям.

Ощутив желание зевнуть, Нэш постарался сдержаться, однако оно приходило снова и снова. Он должен был быть на взводе, накачанный адреналином, — но вместо этого почему-то хотелось спать. Быть может, на самом деле это хороший знак. Быть может, не так уж он и волнуется. Быть может, зевота придает ему спокойный, даже уверенный вид. Нэш очень на это надеялся.


У кого-то другого зевота бывает признаком невозмутимости — среди солдат встречаются такие, кто может вздремнуть по дороге к месту боя. Но Хейл понимал, что тут дело в другом. Отчасти потому, что сам испытывал сильное желание зевнуть и знал, что в действительности это признак страха.

Что в данных обстоятельствах было совершенно естественной реакцией.

Хейл вздрогнул, ощутив резкий толчок, — это буксир потащил «Бетти Буп» к одному из четырех больших грузовых лифтов, расположенных в центре механической палубы. Затем, освободившись от прицепа, маленький трактор с ворчанием укатил прочь. Послышался громкий лязг, заработали механизмы, где-то высоко наверху открылся люк, и платформа начала подниматься. Как только она вошла в шахту, искусственные солнца скрылись и наступил полумрак.

С громким стуком заработали стартеры СВВП, после чего сразу же раздался хриплый рев оживших радиальных двигателей, и весь летательный аппарат завибрировал. В грузовой отсек хлынули свет и холодный воздух — лифт доставил «Бетти Буп» на поверхность.

Действующая в соответствии с совершенно секретным уставом, который был разработан генералом Артуром Л. Праттом, сенатором Робертом Кроу и доктором Федором Маликовым в 1934 году, база АСНИП номер шесть находилась неподалеку от старого форта Небраска в одноименном штате. Сотни тысяч тонн земли и камней были подняты на поверхность, чтобы освободить место для подземной базы. Извлеченный грунт не увезли прочь, а использовали для возведения стены высотой пятьдесят футов, которая окружала базу и служила для размещения всевозможных оборонительных орудий.

Недавно, согласно директиве АСНИП за номером 1140.09, начались работы по сооружению наружного рва, представлявшего собой глубокую канаву, которую при необходимости можно было заполнить авиационным керосином, а керосин поджечь. Не требовалась особая догадливость, чтобы понять, зачем это было нужно.

Двигатели СВВП развернулись вверх для взлета, летчик усилил подачу топлива, и вибрация заметно возросла. Когда шасси оторвались от платформы и в открытый боковой люк влетели снежные хлопья, Хейл успел мельком увидеть невзрачные наземные сооружения базы. Даст бог, не в последний раз. «Бетти Буп» поднялась еще выше, затем двигатели приняли горизонтальное положение и самолет рывком направился на север.

До Бер-Бьюта оставалось около ста двадцати миль, так что, исходя из максимальной скорости СВВП триста миль в час, Хейл рассчитывал ощутить под ногами твердую землю где-то через полчаса. В условиях плохой видимости «Бетти Буп», летящая на малой высоте, была в относительной безопасности от удара с воздуха, однако, поскольку лететь предстояло над местностью, куда уже начинали проникать химеры, самолет становился уязвим для огня снизу. Но тут приходилось идти на риск, так как другого способа добраться до горы раньше врага не было.

На самом деле Хейл опасался, как бы не оказалось уже слишком поздно.

Посмотрев на сидящего напротив капитана Нэша, Хейл увидел, как у того дергается веко. Хотелось надеяться, что никто из солдат этого не заметил. СВВП резко качнулся от порыва бокового ветра. Хвостовой стрелок обмотал шею шарфом. Секунды медленно текли одна за другой.

Операция началась.


Нэш понимал, что многого Хейл от него не ждет. Отчасти это было к лучшему: значит, командные качества, которых у Нэша не было и в помине, ему не понадобятся.

Вместо того чтобы переживать об отсутствии боевого опыта, ученый постарался сосредоточиться на грядущей операции. Диверсионно-разведывательной группе предстояло раздобыть новые технологии, которые должны были помочь Соединенным Штатам одержать победу в войне.

И если им посчастливится найти то, на что они рассчитывают, это будут не просто новые технологии. Насколько можно было судить по киносъемке, в разбившемся челноке, вероятно, находилось то, что в АСНИП называли «альфа-артефактами», — химерианское оборудование, благодаря которому ученые в Нью-Мексико раскроют секреты ядерного деления, а может быть, даже и синтеза, что откроет дорогу к небывалым, невероятно мощным видам оружия.

Такими были мысли Нэша, когда его выдернул из мечтаний незнакомый голос, раздавшийся из наушника в ухе:

— Говорит пилот… Мы в пяти минутах от цели. Не забудьте захватить с собой все, кроме женщин дурного поведения и ящиков с пивом, если они случайно оказались на борту.

Объявление вызвало смех, улюлюканье и громкий свист. Однако Кавецки и Альварес быстро обуздали парней, после чего прошлись по списку, проверяя, все ли готово к бою. Закончив проверку, сержанты доложились Хейлу.

— Первое отделение готово, сэр, — четко произнес Кавецки.

— Второе отделение тоже готово, — добавил Альварес.

— Благодарю вас, джентльмены, — ответил Хейл. — Заряжаем и ставим на боевой взвод.

За приказанием Хейла последовали лязг, клацанье и свист — солдаты приводили в готовность всевозможные виды человеческого и химерианского оружия. Вооружение подбиралось с учетом индивидуальных способностей каждого солдата, а также с учетом необходимости дать отпор самому широкому спектру врагов.

Одна мысль не шла у Нэша из головы, пока он проверял свой карабин, который держал дулом вверх, зажав между коленей. Придется ли ему стрелять? Сможет ли он хотя бы вспомнить, как это делается? Нэш успел ознакомиться только с самыми азами. Взяв карабин, он дослал патрон в патронник, но перед тем, как опустить оружие на пол, снова поставил его на предохранитель.

Нэш посмотрел на сидящего напротив Хейла и вроде увидел едва уловимый кивок, слабейшую и мимолетнейшую улыбку. Это можно было принять за знак снисхождения, однако Нэш так не думал. Насколько он успел узнать Хейла, тот просто был не таким человеком. Поэтому Нэш ответил мальчишеской улыбкой.

Внезапно он впервые почувствовал себя членом команды. Но тут услышал следующую фразу пилота, и у него похолодела кровь.

— О-хо-хо, похоже, вонючки добрались сюда первыми! Вершина кишит гибридами.

Не задумываясь о том, что делает, Нэш расстегнул ремни и встал. СВВП заложил плавный разворот. Правый бортовой стрелок освободил место, и Нэш высунул лицо в набегающий ледяной воздух.

Он разглядел заснеженную гору, участок, где челнок врезался в обрывистый склон, и большую группу химер, спускавшихся к обломкам так быстро, насколько это позволяли условия. Челнок лежал в таком месте, куда добраться было непросто с любой стороны. Летательного аппарата, доставившего химер на вершину, нигде не видно, однако разумно предположить, что он вернется по первому их зову.

— Высадите нас у подножия прямо под обломками, — распорядился Нэш, сам удивляясь решительности, прозвучавшей в голосе. — Рядом вон с той рощицей.

Выглянув из-за его плеча, Хейл кивнул. СВВП не мог приземлиться на вершине, не мог он сесть и на склоне, поэтому приказ Нэша был совершенно разумен. Проблема заключалась не только в том, что химеры прибыли на место первыми, — они заняли вершину, а значит, смогут вести огонь по высадившимся внизу «часовым», сами при этом оставаясь практически неуязвимыми.

Однако с этим ничего не поделаешь, понял Нэш, когда химеры открыли стрельбу по СВВП. Они выпускали длинные трассирующие очереди, пытаясь нащупать во мгле самолет.

Тем временем пилот начал быстрое снижение к месту высадки. По фюзеляжу застучали пули, с визгом отскакивая от брони. Двигатели СВВП повернулись в вертикальное положение, и самолет буквально провалился вниз. К этому времени все «часовые» отстегнулись — и как только шасси коснулось твердой земли, десантники поспешили к выходу.

Кавецки был уже у люка, поторапливая своих солдат.

— Какого черта вы ждете? — ревел сержант. — Особого приглашения? Поскорее вылезайте из этого ведра с болтами и ищите укрытие.

Нэш тоже собрался спрыгнуть на замерзшую землю, но вдруг обнаружил, что не может двинуться с места. Его ноги понимали, что нужно делать, но это не имело значения. Они отказывались подчиняться командам головного мозга.

Нэш беспомощно смотрел на то, как солдаты проходят мимо, не обращая на него никакого внимания. Когда последний «часовой» покинул борт СВВП, химерианская пуля пробила обшивку и пролетела в дюйме от носа Нэша. Это напугало его еще больше, достаточно для того, чтобы ноги пришли в движение и понесли его к люку.

И все же он не забыл схватить тяжелую сумку и сбросить ее на землю впереди себя.


Хейл выпрыгнул из люка одним из первых. Присев на корточки, он быстро огляделся по сторонам, не обращая внимания на фонтанчики земли, которые выбивали вокруг него пули. Увидев рощицу, махнул в ее сторону рукой.

— К деревьям! — крикнул Хейл, указывая бойцам на густые вечнозеленые заросли. — В укрытие!

Один солдат, рядовой Лэнг, получил пулю в ногу, и его пришлось оттаскивать под ненадежное прикрытие деревьев. Санитар вмиг обработал рану, которая уже начала заживать.

Хейл было собрался бежать к рощице сам, но тут увидел, как Нэш выбросил из люка сумку. Нэш должен был бы покинуть самолет первым, а выбирался последним. Сердито выругавшись, Хейл подхватил сумку и вместе с командиром устремился к деревьям.

Заревели двигатели, винты «Бетти Буп» на мгновение подняли снежный вихрь, и самолет взмыл в воздух.

— Дадите мне знать, когда веселье закончится, — послышался в наушнике голос пилота, — и я, так и быть, прилечу за вами.

СВВП развернул винты горизонтально и скрылся из виду.

Хейл и Нэш добежали до рощицы. К этому времени остальные солдаты уже заняли оборонительные позиции.

— Что это такое, черт побери? — проворчал Хейл, бросая сумку к ногам Нэша. — Камни?

Он не потрудился добавить уважительное «сэр», но Нэш, казалось, не обратил на это внимания. Вместо того чтобы одернуть Хейла, он предпочел ответить:

— Инструменты. Химерианские. Если мы обнаружим в челноке что-либо ценное, надо будет это демонтировать, и как можно быстрее.

Хейл устыдился собственного глупого вопроса. Но, прогнав эту мысль, он решил оценить ситуацию.

Челнок находился примерно в восьмистах футах выше по склону. Химеры, спускавшиеся сверху, уже подошли к нему чертовски близко; к тому же они занимали более выгодное положение. Послышался громкий треск — пуля крупного калибра ударила в ствол дерева, рядом с которым стоял Хейл, брызнув в него щепками и обсыпав снегом.

— Сержант Кавецки… сержант Альварес, — включив рацию, сказал Хейл. — Пусть «фараи» начинают работать. Или, может быть, вам нравится, когда в вас стреляют?

Это вызвало смешки, и лучшие стрелки отряда взялись за дело. Вскоре в ответ на шквальный огонь врага размеренно защелкали снайперские винтовки.

Хейл пробрался вперед, чтобы получше разглядеть склон горы, и Нэш последовал за ним. Оказавшись на опушке рощицы, Хейл увидел длинную цепочку валунов, обозначавшую подножие покрытого оползнями склона, — подходящее укрытие. Он поднес к глазам бинокль и прошелся вверх по склону, до того места, где лежали челнок и рассыпавшиеся обломки. Чуть выше на окровавленном снегу уже валялось с полдюжины убитых химер. Остальные гибриды укрылись за камнями. То и дело кто-нибудь высовывался, чтобы выстрелить навскидку в людей, но большинству приходилось дорого платить за подобную смелость.

— У вас в таких делах больше опыта, — сказал Нэш, лежавший справа от Хейла. — Что предлагаете?

Хейл поморщился, услышав такой вопрос. Как-никак формально группой командовал Нэш, и было очень соблазнительно заставить его взять руководство на себя. Однако это будет равносильно самоубийству, а нужно думать о людях, не говоря про выполнение приказа, поэтому Хейл тщательно подобрал слова, перед тем как ответить.

— Не думаю, что у нас есть выбор, — раздельно произнес он. — Похоже, придется брать вершину с боем. Сделать это будет очень непросто — и не избежать больших потерь.

Нэш вздрогнул от звона шальной пули, отскочившей от камня и пролетевшей над самым ухом.

— Конечно, вам виднее, — сказал он, опуская бинокль. — Но возможно, есть и другой способ.

— Неужели? — язвительно спросил Хейл. — И какой же?

У Нэша судорожно задергалось веко; он сделал усилие, чтобы сохранить голос ровным.

— Вы видели обломки, лейтенант… Они лежат на оползне, припорошенном снегом. Снег скользкий, как и гранитная щебенка, и это, возможно, сыграет нам на руку. Что, если выстрелить из ЛБРГ в точку чуть ниже челнока? Возможно, это вызовет сход лавины, которая спустит обломки хотя бы до середины склона.

Хейл молча уставился на него. Некоторое время тишину нарушал лишь периодический треск снайперской винтовки, к которому изредка добавлялся звон очередной химерианской пули, попавшей в камень. Хейл молчал целых пять секунд.

— Неизвестно, получится ли из этого что-нибудь, — наконец осторожно промолвил он, — но попробовать стоит.

Нэш слабо улыбнулся, и еще одно непроизвольное сокращение мышцы заставило его подмигнуть.

«Неужели он не может ничего с этим поделать?» — подумал Хейл.

— Хорошо, — сказал Нэш. — Я рад, что вы так считаете.

У группы было два легких бронебойных реактивных гранатомета Л-209. Потребовалось чуть ли не десять минут, чтобы собрать бойцов с гранатометами, разместить их у подножия зоны оползней и объяснить задачу. Снег усилился, и место крушения челнока, и без того затянутое белой пеленой, почти скрылось из вида. Хейл понимал, что медлить нельзя. Он присел на корточки между гранатометчиками.

— Цельтесь в точку в пятнадцати футах ниже обломков, — приказал он. — Стреляйте на счет три. Как только гранаты уйдут к цели, сразу перезаряжайте, чтобы при надобности выстрелить снова. Но огонь только по моей команде. Все понятно?

— Так точно, сэр, — хором ответили солдаты.

— Отлично. Итак, цельтесь… скажете, когда будете готовы.

Секунд десять оба гранатометчика тщательно наводили оружие.

— Готово, сэр, — доложил тот, что слева, и тотчас же эти слова прозвучали эхом справа.

— Итак, на счет три, — сказал Хейл. — Раз, два… Три!

Послышался громкий свист, спустя долю секунды другой, и две реактивные гранаты устремились вверх по склону. Через мгновение они врезались в заснеженный оползень. Сдвоенный взрыв прозвучал единым гулким ударом, в воздух взметнулись фонтаны снега и раздробленного камня, и Нэш даже сквозь подметки ботинок ощутил содрогание почвы.

Однако, когда дым рассеялся, оказалось, что все осталось как было.

Оглянувшись на Нэша, Хейл увидел сомнение на его лице и снова повернулся к горе.

— Попробуем еще раз, — спокойно произнес он. Оба солдата уже перезарядили гранатометы. — Та же точка, что и раньше, — на счет три. Раз, два… Три!

Снова со стереофоническим свистом две гранаты ушли вверх, снова прогремели два наложившихся друг на друга взрыва. Однако на этот раз Хейл услышал и другой звук.

Все началось с низкого гула, после чего раздался грохот срывающихся с места камней, быстро перешедший в глухой рев. Весь склон пришел в движение. И не только склон, но и обломки химерианского челнока, поползшие вниз. Заскрежетал металл, затрещали, не в силах выдержать груза, камни.

«Часовые» нестройными криками приветствовали добычу, которая устремилась к ним навстречу.

Хейл поднес к глазам бинокль, отслеживая продвижение обломков, и заметил гибрида, притаившегося за камнями чуть ниже по склону. Выскочив из укрытия, существо попыталось спастись бегством, но тотчас же вскинуло руки и, испустив беззвучный крик, исчезло под надвигающимся сверху корпусом челнока, похожим на огромного стального жука. Через мгновение гибрид полностью скрылся из виду.

Обернувшись, Хейл увидел, как по лицу Нэша расползается широкая улыбка. Невольно и он сам улыбнулся.

— Нужно торопиться, сэр, — проговорил Хейл. — Ваш план застал вонючек врасплох, но они скоро опомнятся. Думаю, вам надо как можно быстрее забраться в челнок. Я направлю с вами рядового Анвера, чтобы он обеспечил прикрытие и нес инструменты. Тридцать минут, сэр… Это максимум, что я могу вам дать… Так что берегите каждую минуту.

К этому времени лавина остановилась, и хотя обломки не сползли к самому подножию, теперь они были по меньшей мере на четыреста футов ближе. Нэш мог бы обидеться, что Хейл командует им, но понимал, что тот прав.

— Спасибо, лейтенант, — ответил Нэш. — Немедленно примусь за работу.

Вкратце проинструктировав Анвера, Хейл отправил их с Нэшем вверх по склону, после чего переключил внимание на Кавецки и Альвареса. Сержанты разместили часть своих людей в стратегических точках чуть ниже обломков, куда не попадали химерианские пули.

— Кавецки… возьмешь первое отделение и половину второго, поднимешься выше обломков и приготовишь одну основную позицию и две запасные. Я не жду, что вы перебьете всех химер. Просто задержите продвижение уродцев. Когда отойдете на третью позицию, непосредственно над обломками, не забудьте захватить с собой Нэша.

Кавецки кивнул, решительно сдвинув брови.

— Что касается тебя, — Хейл повернулся к Альваресу, — я хочу, чтобы ты взял четырех солдат и обеспечил нам запасной выход к месту высадки. Будь готов прикрыть огнем Кавецки и его людей, когда они начнут отходить вниз. Вопросы есть?

— Как насчет управляемых мин, сэр? — спросил Кавецки. — Можно поставить несколько штук выше основной позиции.

— Хорошая мысль, — одобрил Хейл. — Это даст гибридам пищу для размышлений, когда они спустятся вниз. Но только подрывайте мины по одной. Новая лавина нам не нужна… Еще вопросы есть?.. Нет? Тогда за дело.


Челнок был размером с два поставленных бок о бок автобуса. Он застыл на склоне носом вниз — или вниз был обращен его хвост? Сильно помятый корпус переливчатого черного цвета с торчащими отростками крыльев, подобных острым ножам, и выступами не был похож ни на один летательный аппарат из тех, которые до сих пор доводилось видеть рядовому Майку Анверу.

Что было гораздо важнее, учитывая характер задания, главный люк в виде крыла чайки был распахнут и, судя по всему, не охранялся. Но Анвер знал, что меньше суток назад в челноке находилось с полдюжины химер, поэтому он вошел первым, держа наготове автоматическую винтовку «буллзай». «Береги капитана Нэша». Такой приказ дал лейтенант Хейл, и «часовой» был полон решимости не подвести командира.

Очевидно, главное устройство питания челнока вышло из строя, но, судя по тусклому мерцанию осветительных панелей и десятков индикаторов, включилась аварийная система. Так что, хотя внутри темно и жутковато, это все-таки не кромешный мрак. Повернув направо, Анвер поднялся по круто накренившемуся полу.

Крохотная кабина управления находилась сразу за искореженным носом. Она состояла из приборной панели и двух кресел, которые были заняты мертвыми гибридами. Точнее, такими они показались Анверу на первый взгляд. Но он знал, что полагаться только на свои впечатления нельзя, поэтому выстрелил каждому пилоту в затылок, просто на всякий случай. На приборную панель брызнула смесь из мозгов и крови.

— Анвер? — поинтересовался по рации Нэш. — У вас все в порядке?

Капитан по-прежнему оставался у люка.

— Все отлично, сэр, — доложил Анвер. — Просто навожу порядок. Разрешите проверить хвост, после чего вам можно будет подняться на борт.

Через две минуты, быстро осмотрев небольшой грузовой отсек в хвостовой части, Анвер вернулся к главному люку.

— Все чисто, — уверенно произнес он и махнул рукой капитану. — Заходите.

К этому времени химеры уже оправились от того, что челнок ускользнул у них из-под самого носа, и начали спускаться по склону. Трещали «фараи» группы сержанта Кавецки, старавшейся задержать их продвижение. Пришельцы вели ответный огонь.

Однако Нэш так горел нетерпением подняться на борт челнока и выяснить, что находится внутри, что начисто забыл о страхе. Закинув сумку с инструментами на крыло в форме полумесяца, капитан ступил на подножку и, подтянувшись, залез на него сам. Там его встретил Анвер, забравший инструменты. До открытого люка оставалось несколько шагов.

Первым делом, согласно инструкции, нужно было провести быстрый предварительный осмотр места, перед тем как остановить выбор на чем-то определенном. Это правило существовало для того, чтобы исследователь, увлекшись каким-нибудь одним объектом, не пропустил чего-нибудь гораздо более важного.

Во время предварительного осмотра Нэшу нужно было восстановить в памяти тщательно заученные виды химерианского оборудования, которые уже были захвачены, исследованы, а в некоторых случаях и воспроизведены. Капитан увидел несколько знакомых устройств, однако вся суть данной операции заключалась в том, чтобы найти что-то новое. Пробираясь по челноку, Нэш не встречал ничего заслуживающего особого внимания, и его охватывало разочарование.

При виде кровавой сцены в кабине управления в желудке у Нэша все перевернулось. Его, наверное, вырвало бы, если бы утром он смог запихнуть в горло хоть один кусок. Нэш заставил себя приблизиться к пилотам и осмотрел приборные панели, убедившись в том, что здесь нет ничего прежде не виданного. Он покинул кабину и, озираясь по сторонам, направился в хвост.

Войдя в маленький грузовой отсек, он сразу обратил внимание на ящик, закрепленный талями в проушинах на полу. Не опознав по форме футляра содержимое, Нэш решил выяснить, что находится внутри. Прислонив карабин к переборке, он присел на корточки рядом с ящиком, открыл несколько защелок и поднял крышку.

Ему в лицо брызнуло сияние. Глаза его округлились, а сердце забилось чаще. Это было самое прекрасное зрелище из всех, какие ему только доводилось видеть.


Химеры несли потери, большие потери, но все же им удалось оттеснить остатки первого отделения на вторую позицию. Хейл встревожился. Не только потому, что оскаленные гибриды сражались словно одержимые. По полю боя рыскало нечто более зловещее. Этот враг был настолько скрытным, что двое «часовых» оказались обезглавлены, а никто даже не заметил, что их убило.

Жуткое открытие сделал сержант Кавецки. Однако вместо того, чтобы передать о нем по рации всему отделению, он отвел Хейла в сторону и отключил микрофон. Судя по следам, получалось, что за «часовыми» охотится хамелеон.

А это новость из худших. Хейл непроизвольно оглянулся.

Хамелеон представлял собой чудовище с головой, низко посаженной на массивных плечах, и длинными когтистыми руками. Одно это уже было плохо, однако самым страшным был созданный на основе новейших технологий генератор поля, который хамелеон носил на спине. Устройство обладало способностью делать чудовище невидимым. Что было опасно само по себе, но также оказывало очень сильное психологическое воздействие. Солдат, боящийся незримого врага, начинал палить в тени.

Пока Кавецки следил за поддержанием заградительного огня, Хейл приготовил «россмор» и направился по веренице больших отпечатков, ведущей от забрызганного кровью валуна, возле которого лежал обезглавленный труп рядового Лареби. Хотя хамелеон и обладал способностью быть невидимым, невесомым он стать не мог, а значит, оставлял следы.

Следы вели вниз по склону, мимо того места, где валялась голова Лареби, в сторону челнока. Было бы неплохо захватить с собой пару «часовых», но они были нужны на позиции, так что Хейлу пришлось выслеживать хамелеона в одиночку.

Чувствуя, как сжимается сердце, Хейл обошел вокруг искореженного носа челнока и сразу же увидел тело, лежащее на забрызганном кровью крыле. Не обращая внимания на пули, стучащие по обшивке, он забрался на крыло и сел на корточки возле Анвера. По-видимому, рядовой стоял спиной к люку и вдыхал сыворотку (в обиходе ее называли «и-газом»), когда подкравшийся хамелеон вспорол ему живот. Багрово-синие внутренности вывалились из страшной раны не меньше чем на ярд, однако, судя по пару, выходящему из ноздрей, «часовой» был еще жив.

Хейл переключил рацию с общего режима на командную частоту.

— Альварес! Я рядом с челноком. Анвер ранен, он лежит у главного люка. Пришли за ним двух человек и предупреди санитара. Передай своим, чтобы были начеку. Вокруг рыщет хамелеон.


Нэш стоял на коленях спиной к главному люку, когда вдруг позади послышались шаркающие шаги.

— Анвер? Подойдите сюда… Я хочу вам кое-что показать.

Прошло несколько секунд, а ответа так и не последовало. Нэш обернулся к люку, гадая, не показалось ли ему. Шум боя звучал ближе — химерианские пули колотили по обшивке непрекращающимся градом. До сих пор Нэш их не замечал, зачарованный тем, что нашел в ящике.

Но сейчас ему в нос ударила сильная вонь. Волосы на затылке зашевелились.

Шаги ему не померещились, Нэш был в этом уверен. Так где же Анвер?

Осознав, что наушник давно вывалился из уха, Нэш поспешно вставил его на место. И узнал голос Хейла.

— Капитан Нэш? Вы меня слышите? Если слышите, слушайте внимательно… Есть основания полагать, что на борту челнока находится хамелеон. Прислонитесь спиной к чему-нибудь твердому, держите оружие наготове и продвигайтесь вдоль стены к люку. Я жду вас там. Пожалуйста, подтвердите, что вы меня слышите.

Нэш попробовал ответить, но смог издать лишь сдавленный хрип. Тогда он сглотнул комок в горле, после чего ему удалось произнести: «Вас понял». Затем он встал на ноги.

К этому времени капитан уже услышал приглушенное сипение, которое как будто раздавалось всего в нескольких шагах от него, хотя определить точное местоположение источника было невозможно. Это чье-то дыхание? Или лишь плод воображения, подстегнутого страхом?

Карабин Нэша оставался там, где он его и оставил, у переборки, но даст ли ему хамелеон взять оружие? Или просто оторвет голову, стоит Нэшу двинуться с места?

Существовал только один способ это выяснить.

Нэш развернулся, словно намереваясь направиться к люку, и правой рукой отыскал карабин. Медленно, действуя на ощупь, он снял оружие с предохранителя, лихорадочно обводя взглядом грузовой отсек. Затем, прижавшись спиной к переборке, Нэш поднял карабин и направил его туда, где, как ему почудилось, находился хамелеон.

Послышалось тихое царапанье, Нэш не выдержал и открыл огонь. Должно быть, одна из пуль попала в генератор поля на спине у хамелеона, ибо там, где секунду назад была пустота, появилась отвратительная тварь. Хамелеон был всего в четырех шагах от Нэша, рука занесена в готовности полоснуть со всей силы, но тут еще одна пуля влетела химере в разинутую пасть и вышибла крышку черепной коробки.

Монстр вздрагивал от каждой новой пули, но упорно не желал падать. Хамелеон даже сумел сделать выпад, но вовремя появился Хейл, который немедленно открыл огонь. Двух зарядов из дробовика хватило, чтобы проделать в широкой груди химеры здоровенное отверстие, и чудовище упало на пол.

У Нэша к этому моменту закончились патроны, но он продолжал судорожно нажимать на спусковой крючок. Подойдя ближе, Хейл медленно опустил его карабин.

— Отлично сработано, сэр… Вы прикончили гада.

Ошеломленный Нэш уставился на распростертый труп.

— Я?

— Да, дьявол меня задери, — подтвердил Хейл. — И это кое-что значит, потому что завалить хамелеона чертовски трудно. А теперь давайте-ка сматываться отсюда.

— Но только с этим! — торжествующе воскликнул Нэш, оборачиваясь, чтобы забрать ящик. — Кажется, мы наткнулись на нечто чрезвычайно важное. Конечно, полной уверенности нет, должны сказать свое слово эксперты, но я полагаю, что это как раз то, что мы искали. Вероятно, именно поэтому химеры так упорно защищают обломки.

— Хорошо, хорошо. — Хейлу было явно не до того. — Следуйте за мной.


Через полминуты Хейл выбрался из люка и немедля спрыгнул на землю. Вокруг свистели пули. За ним на скользкое от крови крыло вылез Нэш. Раненого Анвера уже унесли.

Нэш обнимал обеими руками металлический ящик, на лице застыло торжествующее выражение. И тут энергетический луч попал ему прямо между глаз. Голова дернулась назад, ящик вывалился из обмякших рук, и Нэш отлетел назад, с глухим стуком ударившись спиной о металлическую обшивку. Ящик отскочил от крыла, и Хейл, допрыгнув, успел поймать его в воздухе.

Он подумал было, не залезть ли на крыло, чтобы забрать солдатские жетоны Нэша, но времени на это не было.

— Уходим! — крикнул Кавецки. — «Бетти Буп» будет здесь через две минуты!

Сжимая в руках ящик, Хейл обернулся: отряд отходил.

Химеры хлынули вниз вдогонку. Но когда они подошли совсем близко, из укрытия высунулся один из «часовых», кажется, рядовой Бадри. Здоровенный детина, похоже, любил покачать мышцы, что было как нельзя кстати: требуется огромная физическая сила, чтобы стрелять с рук из минигана «рейс».

Бадри свирепо обнажил белоснежные зубы, резко выделяющиеся на темном лице, и автоматическая пушка в его руках зарычала, выплевывая в химер тысячу двести пуль в минуту.

Свинцовый град перехватил на бегу с полдюжины гибридов, скосив их наповал, после чего остальные поспешили залечь. Воспользовавшись мгновением затишья, Хейл забросил внутрь челнока зажигательную гранату. Послышался громкий хлопок, и из люка вырвался сноп огня.

К этому времени у Бадри закончились патроны. Однако химерам требовалось несколько минут, чтобы прийти в себя и перегруппироваться. «Часовые» беспрепятственно отошли к месту высадки.


Через десять минут все оставшиеся в живых солдаты, в том числе и Анвер, находились на борту СВВП. Самолет поднялся в воздух, и в этот момент место высадки заполонили гибриды. Застучали пулеметы, выбрасывая в воздух стреляные гильзы, — бортовые стрелки старательно усеивали землю свинцом.

Наконец «Бетти Буп» набрала высоту, и солдаты принялись вдыхать «и-газ», размышляя, почему они остались в живых, а другие погибли.

Хейл смотрел на ящик, зажатый между коленями, и думал о капитане Нэше.

— И что же это такое? — спросил Кавецки, легонько пнув ящик мыском ботинка.

Ответа Хейл не знал, а потому открыл защелки и откинул крышку, боковые стенки упали сами собой.

Взору бойцов предстал прозрачный куб со стороной приблизительно двенадцать дюймов. В глубине желеобразной массы мерцали тысячи огоньков. Похожие на звезды миниатюрной галактики, они представляли собой зрелище невиданной красоты.

— Ну и что делает эта штуковина? — поинтересовался Альварес.

— Понятия не имею, — серьезным тоном ответил Хейл, убирая куб в ящик. — Но капитан Нэш считал, что ради нее стоит умереть, — и для меня этого достаточно.

Глава третья ЭТЮД В КРАСНО-БЕЛО-СИНИХ ТОНАХ

Вашингтон

Пятница, 16 ноября 1951 года


За окном еще стояла темнота. Проснувшись ровно в пять пятьдесят восемь, президент Ной Грейс протянул руку, чтобы отключить будильник до того, как тот прозвонит. Спальню озаряли лишь приглушенный шторами свет уличных фонарей да сияние лампы в коридоре, проникающее в щель под дверью.

Стараясь не разбудить жену, Грейс перекатился на бок и поднялся с кровати. Бесшумно ступая босыми ногами, он прошагал по мягкому ковру, вошел в ванную и закрыл за собой дверь. Наконец можно включить свет, не опасаясь потревожить Кору.

Жмурясь с непривычки от яркого сияния, Грейс прошел к унитазу и поднял крышку.

Опорожнив мочевой пузырь, он остановился перед раковиной, открыл шкафчик и разложил на полочке все необходимое. Зубная щетка, тюбик с пастой, почти новая бритва «Жилет» с алюминиевой ручкой, баночка крема для бритья и маленькие ножницы — все предметы были выложены в ровный ряд, словно хирургические инструменты.

Десять минут спустя президент полотенцем, смоченным в теплой воде, стер с лица остатки крема и задержался, изучая отражение в зеркале. Черные волосы, расчесанные на правый пробор, были лишь чуть тронуты сединой на висках. Широкий лоб, как хотелось думать Грейсу, говорил об уме, брови правильной формы обрамляли большие карие глаза, а длинный прямой нос внушал ощущение силы и целеустремленности. И все это держалось на прочном якоре волевого подбородка.

Разумеется, имелись и некоторые мелкие недостатки, вроде волос, угрожающих вылезти из ноздрей и ушей, но одно движение ножницами здесь, другое там — и Грейс был готов к новому дню.

Удовлетворенный результатом, Грейс убрал вещи, каждую на свое место. Затем надел белый махровый халат и проверил время по часам «Ролекс» в корпусе из нержавеющей стали. Часы показывали шесть двадцать шесть, а это означало, что Грейс на одну минуту отстает от графика.

Вдалеке раздалось одинокое завывание сирены воздушной тревоги. Грейс на мгновение застыл на пороге спальни.

Атака химер? Нет, скорее ложная тревога, поднятая в пригороде не в меру бдительным добровольцем.

Послышался тихий стук, и Грейс открыл дверь в коридор. Доброе лицо Бесси обрамлял нимб светлых волос, сияющих в ярком свете. Ее серая с белым форма была так накрахмалена, что хрустела при каждом движении.

— Доброе утро, господин президент, — почтительно произнесла Бесси. — Ваш кофе.

С этими словами она протянула поднос с кофейником, сахарницей, молочником со свежими сливками, парой чашек и парой ложек. Ритуал не менялся вот уже одиннадцать лет.

— Спасибо, Бесси, — поблагодарил Грейс и, взяв поднос, направился к постели.

Дверь закрылась за его спиной.

Кора уже сидела в кровати. По давней традиции следующие полчаса перед началом нового дня в Белом доме принадлежали ей.

Наконец ровно в половине восьмого президент Грейс спустился вниз.


Глава президентской администрации Уильям Дентвейлер проснулся с раскалывающейся от боли головой, отвратительным привкусом во рту и приторным запахом духов в носу. Левая рука затекла, и неудивительно — на ней кто-то лежал.

Но кто?

Дентвейлер вспомнил прием во французском посольстве, отчаянное веселье двух сотен гостей, старавшихся залить мысли о войне дорогим шампанским. Доставать хорошее вино становилось все труднее и труднее, однако у многих высоких чинов Америки его, похоже, было предостаточно. Большая часть Европы пала под натиском химер, и все до одного иностранные дипломаты жаждали переправить кого-нибудь в Соединенные Штаты, пока еще сохранялось сообщение между континентами.

Было также понятно, почему немецкий военный атташе сделал вид, будто ничего не заметил, когда Дентвейлер покинул прием вместе с его красавицей женой. Стройная блондинка, несмотря на весьма посредственное владение английским, определенно знала, как угодить мужчине. Сейчас она тихо посапывала. Дентвейлер осторожно вытащил руку из-под ее обнаженных плеч, скинул ноги на пол и обратил глаза к часам на прикроватном столике.

Двенадцать минут девятого! Дьявол! Заседание кабинета назначено ровно на девять. Не на девять ноль пять, не на девять десять и не на, боже упаси, девять пятнадцать.

Пока президента зовут Ной Грейс, об опоздании не может быть и речи.

Выругавшись вполголоса, Дентвейлер прошел в ванную и встал под душ. Задвинул занавеску и включил воду; сначала хлынула холодная, но вскоре потеплела. Как только температура воды сравнялась с температурой тела, Дентвейлер смог одновременно принимать душ и мочиться. Этот весьма эффективный способ он практиковал уже долгие годы.

Через четверть часа Дентвейлер, побрившийся и надевший заказной костюм серого сукна, был готов к выходу. Немка все еще спала; он оставил ей записку с именем и номером телефона. Если родители ее мужа по-прежнему живы и если они сумеют к назначенной дате достигнуть сборного пункта неподалеку от Бремена, их переправят в Америку.

— Давши слово, — любил говорить Дентвейлер, — держись.

Перед подъездом уже ждал длинный черный лимузин. Подняв воротник пальто дорогой марки, Дентвейлер шагнул в прохладное ноябрьское утро. Примет приближающегося Рождества почти не было видно, и вряд ли стоило ожидать, что они появятся. Когда тысячи людей погибают каждый день.

Дентвейлер сел в лимузин, и машина тотчас тронулась.


Услышав, что Дентвейлер ушел, немка открыла глаза. И залилась беззвучными слезами.


Зал заседаний находился в западном крыле Белого дома, на первом этаже. Строительство зала было завершено в тридцать четвертом году; своими стеклянными дверями он выходил на розарий. Над камином на северной стене висела картина «Подписание Декларации о независимости», а западную украшал ряд портретов, подобранных лично президентом Грейсом. Пол устилал темно-бордовый ковер ручной работы. Именно на него смотрел министр обороны Генри Уокер, завершая серию из двадцати пяти отжиманий. Этот ритуал он выполнял по нескольку раз в день.

Поднявшись на ноги, шестидесятитрехлетний полковник в отставке надевал синий пиджак в полоску, когда в зал вошел президент Грейс, а за ним — остальные члены кабинета.

— Вы уже здесь, — весело промолвил Грейс. — Мне следовало бы догадаться… Военные всегда приходят вовремя. Особенно когда в повестке дня обсуждение бюджета!

Этого было достаточно, чтобы вызвать хор смешков со стороны подхалимов, лизоблюдов и льстецов, которыми окружил себя Грейс. Все эти люди уважали Уокера не больше, чем уважал их он сам. Однако для них он был неизбежным злом, поскольку пользовался почетом у армейской верхушки.

Пока все рассаживались, Уокер размышлял над тем, что в одиночку заброшен на вражескую территорию. Единственным потенциальным союзником был вице-президент Гарви Маккаллен, человек в высшей степени воспитанный и образованный, у которого получалось сдерживать Грейса, не давая ему срываться в крайности.

Уокер обвел взглядом собравшихся. Грейс занял место за серединой овального стола,[3] спиной к розарию. Справа от него устроились глава президентской администрации Дентвейлер и министр внутренних дел Фарнсуорт, а слева — министр торговли Лэски и государственный секретарь Моуди. Советник президента Хэнсон, генеральный прокурор Клауэрс, вице-президент Маккаллен, министр сельского хозяйства Сеймур и министр транспорта Кийес сели напротив президента.

В итоге Ридли, директору управления специальных проектов (УСП), и Уокеру пришлось усаживаться на противоположных концах стола, там, где фланги открыты для нападения. По крайней мере, так подумалось Уокеру.

Когда все опустились на стулья, Грейс, по своему обыкновению, прочитал вслух молитву. Но если Господь Бог и слышал его когда-нибудь на протяжении последних восьми с лишним лет, то никак не подавал вида.

Первым должен был докладывать министр внутренних дел Фарнсуорт. Уокеру было очень нелегко воспринимать этого человека всерьез, потому что тот носил волосы до плеч, которые, судя по всему, тщательно расчесывал каждый день. Его длинный нос торчал над похожими на велосипедный руль усами, такими пышными, что за ними невозможно было разглядеть рта. Министерство Фарнсуорта отвечало за так называемые охраняемые лагеря, куда были вынуждены переселиться тысячи американцев, покинувших собственные дома перед лицом надвигающихся химерианских полчищ.

Однако, несмотря на относительную безопасность таких лагерей, многие их обитатели возмущались установленным там жестким режимом. Мало того, все больше и больше беженцев покидали лагеря и селились в построенных из подручных материалов лачугах, целые кварталы которых вырастали вокруг крупных городов. По сути дела, это были самые настоящие трущобы, которые Фарнсуорт назвал рассадником преступности и болезней.

— Итак, — откликнулся Грейс, когда министр закончил доклад, — что вы предлагаете?

— Нужна вооруженная охрана, господин президент, — сказал Фарнсуорт. — Кроме того, любой переселенец, желающий покинуть лагерь, должен предъявить убедительные доказательства такой необходимости. Во имя всего святого, Соединенные Штаты подверглись нападению врага! Нельзя допустить, чтобы люди бегали по всей стране, словно сумасшедшие.

Грейс задумчиво кивнул.

— Ваши предложения разумны, Ларри. Гомер, как по-вашему, тут могут возникнуть какие-либо проблемы?

Голову генерального прокурора покрывала шапка седых кудрей, такие же белоснежные брови нависали над глазами. Однако усы оставались на удивление черными, и сейчас они задергались вверх и вниз в такт его словам.

— Господин президент, вы обладаете всей необходимой властью. Это следует из закона об обороне тысяча девятьсот пятидесятого года. Если вы пожелаете создать те силы, о которых упомянул Ларри, их можно будет подчинить управлению внутренней безопасности. Таким образом, на период военных действий охраняемые лагеря станут, помимо всего прочего, местом изоляции для подстрекателей, диссидентов и анархистов.

— На самом деле, — недовольно вставил Уокер, — это лишь витиеватый способ сказать, что тех, кто попытается воспользоваться своими гражданскими правами, в том числе свободой слова, посадят в тюрьму.

Один шутник назвал как-то голову Уокера «госпожой Картошкой», имея в виду игрушку, с помощью которой дети мастерят забавные рожицы, прикрепляя пластмассовые уши, носы и губы к картофелинам «айдахо».[4] Сейчас его лицо залилось краской и потеряло последние намеки на привлекательность.

— А говоря иначе, — проворчал Уокер чуть тише, — я считаю, что Ларри набит дерьмом.

Болезненно поморщившись, Грейс шумно вздохнул.

— Всем известно, что министр обороны привык выражаться без обиняков, но все же я был бы очень признателен, если бы здесь, в Белом доме, соблюдалось хотя бы подобие приличия. И хотя я горячо приветствую любовь министра к свободе, считаю своим долгом напомнить, что все наши свободы основаны на главенстве закона. Не протеста, не хаоса, а закона. И мы обеспечим порядок в нашей стране — иначе победы не одержать.

— Итак, — продолжал Грейс, переводя взгляд на генерального прокурора, — предложение Ларри одобрено. Гомер… будьте добры, подготовьте все необходимые бумаги мне на подпись.

Затем президент повернулся к Сеймуру:

— Джордж, как дела у министерства сельского хозяйства?

Обладатель длинного лица и редеющих волос имел манеры директора похоронного бюро. И на то были веские причины. Из-за изменения климата падали урожаи, нехватка продовольствия становилась все более острой, и цена даже на самые основные продукты питания взлетала до небес. Сеймур отметил, что хотя программа «Сад победы» и дала определенные результаты, этого явно недостаточно.

И все же одна искорка надежды еще теплилась. Решение администрации прекратить поставки продовольствия за границу несколько смягчило кризис.

Дальше все продолжалось в том же духе. Министр торговли, министр транспорта, государственный секретарь один за другим добавляли на чашу весов столь же беспросветно мрачные доклады. По иронии судьбы единственным, кто смог уронить слабый лучик в это темное царство, оказался Уокер, сообщивший об успешном рейде коммандос на территорию оккупированной химерами Великобритании, а также о высотном облете неприятельской ставки в Исландии. Где, судя по материалам аэрофотосъемки, велась какая-то стройка. И все же, несмотря на эпизодические победы, Уокер был вынужден признать, что будущее выглядело безрадостным.

Грейс угрюмо кивнул.

— Что подводит нас к последнему пункту повестки дня, — сказал он. — Речь о плане действий в чрезвычайной ситуации, к которому, уверен, нам не придется прибегнуть, однако все же считаю необходимым его предусмотреть. Я назвал его проектом «Омега». Коротко говоря, это процедура подготовки к переговорам с химерами.

Последовало мгновение тишины. Все были потрясены. Уокер раскрыл было рот, но вице-президент Маккаллен его опередил.

— Господин президент, не может быть, чтобы вы говорили об этом всерьез… Подумайте сами, не далее как в прошлом месяце вы произнесли речь, в которой поклялись, что Соединенные Штаты будут сражаться до конца! Если только сведения о подобном плане просочатся за пределы этого кабинета, разверзнется политическая преисподняя.

Благодаря стараниям АСНИП в последние несколько лет обломки химерианских научных достижений проникли в самые различные сферы человеческой жизни, в том числе и в технологию звукозаписи. Уокер, будучи министром обороны, имел доступ ко всем новейшим разработкам, и в частности к карманному диктофону, позволяющему записывать звук на магнитную проволоку.[5] Увидев, как президент решительно стиснул пальцы домиком, Уокер незаметно сунул руку в карман и включил устройство. Диктофон тихонько зажужжал, но Уокер сидел в конце стола, и никто ничего не услышал.

— Не смею возразить ни слова, Гарви, — примирительно произнес Грейс. — И, как я уже говорил, по-прежнему верю, что мы одержим победу. Однако, полагаю, вы согласитесь с тем, что правительство обязано изучить все возможные варианты, какими бы неприятными они ни были.

— Кроме того, — добавил президент, обводя взглядом присутствующих, — если существует какая-либо вероятность успешных переговоров с химерами, предпочтительнее начать их тогда, когда мы еще можем выступать с позиции силы, иначе у противника просто не будет причин разговаривать с нами.

После этих слов повисла еще одна долгая пауза.

Уокера так и подмывало, но он хотел записать на диктофон всех предателей, прежде чем сказать им, какие же они скоты.

Наконец заговорил директор УСП. Непропорционально крупная голова Ридли венчала относительно маленькое тело, из-за чего злопыхатели за глаза называли его Троллем. Также он славился своими пестрыми галстуками, поразительно красивой женой и мастерской игрой на бильярде. Голос у него был мягкий и хорошо поставленный.

— Я согласен с тем, что необходимо рассмотреть все возможные варианты… Однако мне хотелось бы поделиться с вами кое-какими наблюдениями по поводу химер.

Директор УСП был знаменит своими мини-лекциями, и Фарнсуорт выразительно закатил глаза. Но Ридли невозмутимо продолжал:

— Как вам всем известно, у различных химерианских форм есть нечто общее. Они являются творениями — инструментами, если хотите, — созданными чужеродным вирусом, который появился на нашей планете в июне тысяча девятьсот восьмого года. Как следствие, у химер нет правительства, армии и культуры в нашем понимании этих терминов. Больше того, насколько могут судить эксперты, у них вообще отсутствует какая бы то ни было формальная иерархия. Все их действия являются следствием одних и тех же инстинктов, общих желаний и биологических потребностей.

— Таким образом, — Ридли тщательно подбирал слова, — принимая в расчет все эти реалии, неясно, с кем нам вести переговоры… И что гораздо важнее, неясно, о чем, собственно, договариваться. Это все равно что просить ветер изменить маршрут урагана. К тому же химеры уже захватили большую часть Европы и Азии. Так что у них нет особых причин вступать в какие бы то ни было переговоры.

Грейс относился к Ридли с большим уважением, и, хотя ему не нравилось, когда его предложения подвергают критике, сейчас он сдержанно кивнул.

— Спасибо, Том. Вы сделали несколько важных замечаний. Тем не менее только лишь из-за того, что на пути возникли какие-то трудности, еще не следует, что мы должны отказаться от попытки.

До сих пор Дентвейлер не произнес ни слова, и вот наконец он кашлянул.

— Мы могли бы установить контакт с химерами через зараженного солдата по имени Джордан Шеферд. Он начал мутировать еще до того, как сбежал из спецлагеря АСНИП в Исландии, а когда два месяца назад его удалось поймать, он, согласно отчетам, уже превратился в новую разновидность мутанта. Стал частично человеком, частично химерой класса ангел. При этом, что весьма любопытно, Шеферд сохранил способность к общению.

Поняв, к чему клонит Дентвейлер, Грейс поспешил ухватиться за открывающуюся возможность.

— Отличная мысль, Билл… Полагаю, это как раз то, что нам нужно!

— Не так быстро, — спокойно возразил Ридли. — С сожалением вынужден сообщить, что Шеферд, ныне известный как Дедал, больше не у нас в руках. Его перевозили из временного места содержания на авиабазе Оффут в специально подготовленную лабораторию во Флоренсе, штат Колорадо, оборудованную самой надежной системой безопасности, и конвой был атакован силами, которые можно считать чем-то вроде химерианских коммандос. Половина вонючек была убита, но Дедалу удалось бежать, и в данный момент он остается на свободе.

— И как давно это произошло? — с сомнением поинтересовался Фарнсуорт. — Я ничего не слышал.

— Три дня назад, — натянуто ответил Ридли, — и вы действительно ничего об этом не слышали. Рапорт был распространен в очень узком кругу… Кстати, в АСНИП крайне расстроены… Там утверждают, что именно агентству следовало поручить перевозку Дедала, а не доверять все УВБ. Но это просто нелепо, поскольку как раз АСНИП и упустило Дедала!

Грейс входил в узкий круг, по крайней мере он сам так считал. Однако он предпочел промолчать, опасаясь, что соответствующий доклад лежит где-то в кипе бумаг у него на столе. Что касается жалоб Ридли на АСНИП, президент был полностью согласен. В последнее время агентство все больше заносилось, а так как «часовые» играли ключевую роль во всех военных успехах, приструнить его было очень нелегко. Однако эту проблему можно было оставить на потом.

Дентвейлер слабо улыбнулся. Его черные волосы были зачесаны назад, круглые очки в тонкой стальной оправе сидели высоко на носу, а выступающие скулы придавали лицу изможденный вид.

— Это крайне неприятная новость, — спокойно произнес он. — Однако она косвенно подтверждает мою мысль… Раз химеры решили освободить Дедала, значит, он способен с ними общаться. И он им нужен.

— Возможно, Дедал устроит канал для переговоров! — радостно воскликнул Грейс. — Вот видите! Мы можем добиться чего угодно, стоит лишь на это настроиться.

Затем, повернувшись к Дентвейлеру, президент сказал:

— Билл, пожалуйста, проследи этот момент с Дедалом и, как только что-нибудь выяснится, сразу же докладывай. Это реальная возможность, и мы должны быть готовы ею воспользоваться.

Он привстал, показывая, что совещание завершилось, но Уокер больше не мог молчать. Он обрушил кулак на стол с такой силой, что карандаш подскочил и упал с громким стуком.

— Вы что, спятили?! — прогремел министр обороны. — Разве не слышали, что сказал вице-президент? То, что вы предлагаете, является предательством! А как же конгресс? Американский народ? Они тоже должны сказать свое слово!

Грейс долго молча смотрел на него. Наконец ответил.

— Конгресс уже сказал свое слово, одобрив в сорок шестом году закон о чрезвычайных полномочиях в военное время, — натянуто промолвил президент. — Что касается американского народа, напоминаю, что в ноябре сорок восьмого года меня переизбрали на третий срок, и это не имеет прецедентов в нашей истории.

— А теперь, — с вызовом продолжал он, — я позволю себе сделать поправку к заявлению о том, что всякий, кто не разделяет вашу идеалистически глупую точку зрения, является изменником! — Помолчав, Грейс несколько успокоился. — Пока что, Генри, я склонен считать, что вы просто перетрудились и огорчены нашими потерями.

Затем его голос снова стал жестким.

— Но если я ошибаюсь и вы желаете покинуть свою должность, то вам известно, как подается прошение об отставке. — Встав, президент обратился к собравшимся: — Совещание окончено.

Вице-президент Маккаллен оказался единственным, кто бросил на Уокера сочувствующий взгляд. Грейс вышел из зала, и прочие члены кабинета последовали за ним.

Когда все ушли, Уокер запрокинул голову назад и закрыл глаза, борясь с отчаянием, грозившим захлестнуть его с головой. Он нажал кнопку, и диктофон перестал работать.

Остальной мир продолжал вращаться.

Глава четвертая ПРОГУЛКА В ПАРКЕ

Восточная окраина национального парка Бэдлендс, штат Южная Дакота

Понедельник, 19 ноября 1951 года


Потрепанный в боях СВВП «Очаровашка» вынырнул из низких серых туч, поднимая над землей маленькую вьюгу.

С глухим стуком шасси самолета коснулось земли, и Хейл поднялся на ноги. Одежда на нем была в четыре слоя, включая белую куртку на меху и такие же штаны. Перед самым вылетом ему сделали укол противовирусной сыворотки, и помимо стандартного ранца Хейл захватил сумку с патронами и гранатами и белый рюкзак. Основной упор делался на лекарства, продовольствие и боеприпасы. Прочее было сокращено до минимума, чтобы сохранить вес груза в разумных пределах.

Хейл взял с собой дробовик «Россмор-236» для близкого боя и снайперскую винтовку «L-23 Фарай» для поражения целей на расстоянии до шестисот ярдов. Впрочем, он рассчитывал по возможности избегать контакта с неприятелем.

Последним, но тоже очень важным элементом экипировки были лыжные палки и снегоступы, которые Хейл собирался надеть сразу, как только окажется на земле. Его размышления прервал подошедший пилот «Очаровашки», высокий, тощий летчик по имени Харли Первис. Он был в изрядно поношенной кожаной куртке, бейсболке и меховых унтах. За идеальные черты темно-коричневого лица еще в летной школе Первису дали позывной «Голливуд».

— А ты просто чокнутый, приятель, — сказал Первис, похлопав Хейла по плечу. — Ты ведь понимаешь, что за все это можешь поплатиться лейтенантскими шпалами.

Чтобы перекрыть рев двигателей, ему приходилось кричать во всю глотку.

Хейл знал, что Первис говорит правду, но ему было все равно. Он устал быть трупом.

Как и все «часовые», Хейл официально числился погибшим в бою, все родные считали, что его нет в живых. Эта предосторожность принималась, чтобы не допустить утечку совершенно секретной информации о программе АСНИП.

Но химеры продолжали неумолимо продвигаться по родному штату Хейла, Южной Дакоте. Почти все гражданское население покинуло свои дома или погибло. Как следствие, Хейл понятия не имел, что сталось с его матерью, отцом и сестрой. Живы ли они?

Этот вопрос терзал Хейла с тех самых пор, как он возвратился из Англии, а все попытки выяснить хоть что-то оставались бесплодными. Никого из его родных не было в списках обратившихся в охраняемые лагеря. Быть может, они просто не пожелали воспользоваться тем, что отец Хейла назвал бы подачкой? Или их уже нет в живых? Погибли, как и миллионы других людей по всему миру?

Хейл был полон решимости это узнать.

— Да, — ответил он, — если меня поймают, придется обращаться к тебе «сэр», а вот это будет просто нелепо.

— Вообще-то, я первый лейтенант, а у тебя только одна шпала, так что ты и так должен обращаться ко мне «сэр», — с шутливым высокомерием заявил Первис. — И я не собираюсь расставаться со шпалами… Так что если тебя схватят бродящим в этих краях, не забудь соврать насчет того, как ты сюда попал.

— Совру, не переживай, — заверил Хейл. — Да, можешь считать, что полностью расплатился за свой должок. Кстати, где ты так научился играть в покер? В пансионе благородных девиц?

— В Калифорнийском университете! Но, проиграв такому ничтожеству, как ты, я прихожу к выводу, что пора немного освежить свои знания. — Затем он снова стал серьезным. — Помни, тридцать шесть часов, это все, что я могу тебе дать! И еще одно…

— Да?

— Береги себя… Будет жаль, если какой-нибудь гибрид отстрелит тебе задницу и слопает ее на обед.

Молча усмехнувшись, Хейл помахал на прощание рукой и выбрался из самолета через задний люк. После прыжка с высоты в один фут его ботинки погрузились в рыхлый снег на четыре дюйма — верный признак того, что без снегоступов не обойтись.

Хейл знал, что Первиса ждет боевое задание, поэтому он покинул место высадки бегом, чтобы поскорее дать «Очаровашке» снова подняться в воздух. Отбежав, он еще раз помахал рукой в сторону кабины и увидел, как летчик в ответ поднял вверх большой палец. В носовой части СВВП была нарисована темнокожая красотка, и только сейчас Хейл обратил внимание, что один глаз у нее прикрыт в насмешливой улыбке. Двигатели взревели, поднимая снежные вихри, и самолет взмыл в воздух.

Хейл проводил его взглядом. Только когда самолет скрылся в свинцово-сером небе и гул его двигателей растаял, Хейл в полной мере ощутил важность принятого решения. Может, он действительно сошел с ума, но что ему оставалось делать?

Если его родных нет в живых — что ж, свыкнуться с этим будет нелегко. Однако неизвестность еще хуже. Фрэнк и Мери Фарли не были его родителями. Мама и папа умерли в двадцать четвертом во время эпидемии гриппа. Но чета Фарли воспитала Хейла как родного сына, и сейчас он хотел сделать для них то, что должен был сделать сын для отца с матерью, а именно, помочь им, если такое еще было возможно.

Хейл отыскал место, где почти весь снег сдуло ветром, уселся на землю, привязал снегоступы к ботинкам и снова поднялся на ноги при помощи лыжных палок. Затем, проверив направление по компасу, он тронулся в путь.

Верхний слой снега подмерз, и каждый раз, когда Хейл опускал снегоступ и переносил на него вес тела, слышался тихий хруст ломающегося наста. В детстве Хейл частенько ходил на снегоступах, однако с тех пор прошло много времени. Ключ к успеху был в том, чтобы ставить ноги на определенном расстоянии друг от друга: если слишком далеко — быстро устанешь, если слишком близко — снегоступы будут задевать за голени.

Хейлу потребовалось некоторое время, чтобы снова поймать когда-то найденный ритм, но после этого дела сразу пошли лучше. И к счастью, потому что до ранчо «Деревянная лошадка» было добрых пятнадцать миль.

Конечно, было бы просто превосходно, если бы Первис высадил его прямо перед крыльцом родного дома, однако для этого летчику потребовалось бы войти в запретную зону. «Запретная» означало, что эта зона находится во власти химер. Проникать в нее имели право только те самолеты, которые выполняли боевое задание.

Поэтому Хейлу пришлось действовать по старинке. И все же он не сомневался, что успеет дойти до ранчо, вернуться обратно и у него еще останется время, — если только погода не переменится и он не наткнется на врага. Низкие облака должны были удерживать химерианские летательные аппараты на земле, а непрерывный снегопад — заметать следы.

По крайней мере, так было в теории.

Вскоре Хейл, поднявшись на пригорок и спустившись вниз по противоположному склону, неожиданно поймал себя на том, что устал, и с радостью ухватился за возможность отдохнуть в рощице. Всего через час с лишним ходьбы у него уже ныли икры и бедра. А на следующее утро, он знал это наперед, они будут болеть еще сильнее. Вес продовольствия, оружия и боеприпасов тоже оказывал свое действие.

Небольшой привал дал Хейлу возможность съесть шоколадный батончик и изучить белое безмолвие вокруг. Он понимал, что обнаружить его на открытом месте гораздо проще, а в случае стычки укрыться будет негде. Памятуя об этом, Хейл осмотрел в бинокль бескрайнюю прерию, выискивая хоть малейший признак движения, любой цвет, которого здесь быть не должно, или что-то еще, выделяющееся на общем фоне.

Из-за туманной дымки, зависшей над землей театральной декорацией, пелены падающего снега и скудного света зимнего солнца видимость оставляла желать лучшего. Но все же Хейл разглядел справа вдалеке какое-то движение, мгновенно ощутив резкий прилив адреналина. Чуть позже он распознал трех тощих лошадей. Предоставленные сами себе, они уныло топтались рядом с конюшней, где некогда хозяин вдоволь сыпал им корма.

Убедившись, что путь свободен, Хейл покинул относительную безопасность деревьев и двинулся дальше по нетронутому снегу. Согретый легкими воздух вырывался из ноздрей облачками пара, снегоступы размеренно шуршали и хрустели по насту, а «россмор» глухо колотился о грудь. Конечно, можно было бы нести ружье на спине, вместе со снайперской винтовкой, но случись внезапное нападение прыгунов, и Хейл вряд ли успеет что-либо сделать. Эти твари размером с собаку, способные подпрыгивать на шесть футов вверх, обладали смертельным укусом. Чтобы справиться с ними, требовались мгновенная реакция и мощное оружие, и «россмор» наготове значительно повышал шансы остаться в живых.

Поэтому ружье продолжало стучать спереди. Хейл пересек открытое место, обошел с левой стороны сарай и увидел многочисленные припорошенные снегом следы, которые спускались в лощину и поднимались с противоположной стороны. В основном это были отпечатки копыт, но хватало и других следов, в том числе оставленных вывернутыми плоскими ступнями гибридов.

Поднявшись по склону, Хейл постарался не слишком высовываться — за гребнем могло ждать все, что угодно. Слава богу, опасения оказались излишними, — посмотрев в бинокль, Хейл увидел лишь голую прерию.

Точнее, не совсем так. Некоторые следы уходили вправо и влево, но остальные вели туда, где виднелось темное пятно, всего в нескольких ярдах впереди. Тишину нарушали лишь размеренный шум дыхания Хейла, тихий шелест его куртки и вздохи неутомимого ветра.

Накладывая собственный след на остальные, Хейл приблизился к темному пятну — и вздрогнул от неожиданности: в воздух взметнулась стая ворон.


Через мгновение он сообразил, что видит перед собой титана. Судя по внушительной полости там, где должны были находиться внутренние органы, туша валялась уже много дней. Разнообразные следы на окрашенном кровью снегу указывали на то, что трупом давно питались падальщики всех сортов и мастей. Но что стало причиной гибели чудовища?

Определенно, громадную тварь завалил не отряд партизан, даже если они и оставались в этих местах. Двадцати футов роста, вооруженный мощными пушками, титан очень грозный противник, справиться с которым было крайне сложной задачей. Хейл знал это по собственному опыту. Ему приходилось сражаться с титанами в Англии, и у него не было ни малейшего желания заниматься этим снова.

«Так что же убило титана?» — гадал Хейл, обходя вокруг туши. Удар с бреющего полета истребителя «Сейбр»? Один из СВВП, возвращаясь с задания, случайно наткнулся на чудовище? Хейл рассудил, что все произошло именно так, хотя полной уверенности быть не могло.

Следующие три часа прошли в изнурительном продвижении по холмистой прерии. В одном случае Хейлу пришлось проделывать дыру в ограде из колючей проволоки, и еще несколько раз он натыкался на подобные ограждения, которые, судя по следам на снегу, были разрушены химерианским «сталкером». Быть может, разведывательный дозор? Если так, то была еще одна причина для беспокойства.

Встречались и другие признаки вражеского присутствия, в том числе заиндевевшие кучки гибридианского навоза, изрешеченный пулями труп оленя и место привала с частично обглоданными человеческими костями вокруг. Все это заставило Хейла замедлить шаг: он не собирался опрометчиво наткнуться прямо на химерианский блокпост.

Хейл понял, что уже подошел к Белой реке. Она протекала с востока на запад, в нескольких милях к югу от автострады, соединяющей Рапид-Сити и Су-Фоллс. Ранчо «Деревянная лошадка» находилось на полосе земли, ограниченной с севера автострадой, а с юга — рекой.

Чтобы добраться туда, надо было переправиться через реку по одному из мостов. Хейл выбрал скромное сооружение, которым пользовались местные фермеры, перегоняя через водный поток свои стада. Первые двадцать лет жизни Хейл прожил в здешних краях и хорошо знал, как добраться до этого моста. Но сохранился ли он? И если сохранился, не используют ли его химеры? Существовал только один способ это выяснить.

Хейл снял неуклюжие снегоступы, связал их с лыжными палками и закрепил на рюкзаке. Затем, утопая ботинками в снегу, он с трудом поднялся по невысокому холму до скалы-останца на вершине. В далеком детстве Хейл проводил здесь многие часы, наблюдая за пасущимися внизу лошадьми. Не составляло особого труда обойти вокруг скалы, найти укрытие и изучить мост в бинокль.

Хорошая новость заключалась в том, что мост по-прежнему стоял на месте, плохая — его охраняли четыре вонючки. Двое гибридов расположились на северной стороне моста, один с автоматической винтовкой «буллзай», двое других расхаживали взад-вперед у южной стороны, и у одного из них был «огер».

У химер были приплюснутые черепа с шестью глазницами и рты, усеянные острыми как иглы зубами. Ни у одного из вонючек не было холодильного агрегата, какие Хейл видел в Англии, из чего следовало, что погода им по душе, то есть температура воздуха достаточно низкая, чтобы их организмы не перегревались.

Присутствие гибридов явилось большим разочарованием, ведь Хейл рассчитывал выполнить собственную операцию так, чтобы его никто не обнаружил. Однако четверо гибридов не были непреодолимым препятствием. Хейл сбросил с плеч рюкзак, отставил «россмор» в сторону и раздвинул «фарай». Затем, подложив перчатку, установил винтовку на камень.

Хейл прильнул правым глазом к оптическому прицелу и приступил к не лишенному прелести выбору — кого из вонючек пристрелить первым.

Нужно было по возможности завалить всех четверых, одного за другим, чтобы очистить мост и не дать им обнаружить себя до того, как все будет кончено. Если бы речь шла о людях, Хейл, наверное, в первую очередь убил бы офицера или сержанта, но поскольку определить, кто из уродцев командир, было нельзя, он исходил из других соображений. Постовые на северной стороне находились от него дальше и укрыться им было проще, поэтому Хейл решил сначала завалить их.

После чего предстоит непростая задача быстро перебросить винтовку вправо и разобраться с двумя оставшимися целями, причем обе, скорее всего, уже будут вести ответный огонь. Однако большое расстояние давало Хейлу некоторое преимущество, и он не собирался подпускать вонючек ближе. Меньше всего ему хотелось, чтобы гибрид с «буллзаем» его «пометил», а потом послал десяток самонаводящихся пуль. Или чтобы вонючка с «огером» пристрелил его сквозь камень.

Судя по движению снежинок, ветер дул с запада, и Хейлу приходилось принимать это в расчет. Равно как температуру воздуха и то, насколько пуля снизится, пролетев данное расстояние. Держа в уме все эти факторы, Хейл навел перекрестие прицела на голову первой химеры и сделал поправку на боковой ветер, приподняв ствол на долю дюйма. Затем, глубоко вдохнув, он плавно выпустил из легких почти весь воздух. Спусковой крючок, казалось, нажался сам собой.

«Фарай» ощутимо ткнул в плечо, но благодаря цилиндрическому глушителю звук выстрела вышел не громче детского кашля. Увидев кровавый нимб на месте лопнувшей головы химеры, Хейл удержался от соблазна полюбоваться тем, как упадет тело, — драгоценна была каждая секунда.

Цель номер два кружилась на месте, пытаясь определить, откуда был сделан выстрел. Вторая пуля нашла свою жертву. Повалившись мордой в снег, гибрид сполз по скату берега на добрых два фута, прежде чем остановиться.

Быстро перекинув винтовку вправо, чтобы разобраться с оставшимися двумя целями, Хейл увидел только одну из них: тварь мелькнула в объективе прицела, и с мрачной ухмылкой стрелок отметил, что химера, решившая использовать в качестве укрытия опору моста, тем не менее осталась в его поле зрения.

Казалось, время застыло на месте. Хейл вложил в выстрел все свое существо. Медленно, но уверенно перекрестие прицела переместилось куда надо. Хейл послал команду указательному пальцу и почувствовал, как тот напрягся на спусковом крючке. Винтовка кашлянула, и брызнувший фонтанчик крови обозначил третье попадание. Химера упала. Однако она была только ранена. Оставляя за собой розовый след, гибрид полз по снегу.

Хейлу очень хотелось прикончить раненого гибрида — его и надо было прикончить, но не стоило забывать о четвертой химере. Хейл перевел винтовку в сторону, квадрат за квадратом изучил местность внизу, но так ничего и не обнаружил. И вдруг ветерок принес в ноздри затхлый смрад, волосы на затылке Хейла встали дыбом.

Левой щекой он ощутил мерзкое дыхание и выругался, когда длинные клыки впились в плечо. Времени развернуть «фарай» не было, к тому же химера все равно находилась слишком близко, чтобы стрелять в нее из длинноствольного оружия, и Хейл потянулся к обоюдоострому боевому ножу, закрепленному на запястье. Не удержавшись, монстр выпустил его, но тут же снова навалился всем весом, не упуская превосходства от внезапного нападения.

Нож «сайкис» был подарком английского лейтенанта Картрайта. Выхватив лезвие из ножен, Хейл отпрянул от нападавшего и, вложив в удар всю силу, вонзил шесть дюймов обоюдоострой стали в золотисто-желтый глаз.

На стиснутые пальцы брызнуло что-то теплое. Раскрыв пасть, гибрид завопил от боли и отшатнулся назад. Поскольку химера продолжала двигаться, Хейл рассудил, что лезвие не задело головной мозг; нож продолжал торчать там, где у человека должен быть нос. Монстр обязан был умереть, однако продолжал стоять на ногах, отскочив от скалы, на которую наткнулся спиной.

Воспользовавшись замешательством химеры, Хейл резко метнулся влево. Там стоял прислоненный к рюкзаку «россмор», и «часовой» предпринял отчаянную попытку схватить ружье. Но гибрид успел опять наброситься на него. Навалившись на человека всем своим весом, химера обвила его горло костлявыми пальцами.

Ощутив головокружение, Хейл понял, что вот-вот потеряет сознание, и постарался отпихнуть вонючку левой рукой, правой шаря вокруг по земле. Пальцы, найдя и отвергнув два маленьких камня, наконец сомкнулись вокруг достаточно тяжелого осколка гранита.

Когда окружающий мир уже начинал меркнуть, Хейл изо всех сил вскинул камень вверх. Со смачным шлепком импровизированное оружие поразило жертву, и тварь, закатив все уцелевшие глаза, разом ослабила хватку. Внезапно Хейл почувствовал себя свободно: химера повалилась вбок, давая ему возможность выкарабкаться.

Через считанные мгновения Хейл стоял на ногах. Прогремел выстрел, и заряд крупной дроби в упор поразил бесчувственного вонючку, проделав в груди дыру размером с суповую тарелку.

Хейл испытывал сильное желание выстрелить еще раз, просто ради удовольствия, однако понимал, что надо беречь патроны. Он просто стоял, стараясь не обращать внимания на ноющее плечо, и пытался отдышаться.

До конца боль так и не прошла, но через какое-то время Хейл снова почувствовал себя более или менее в норме и нагнулся, чтобы освободить нож. Клинок застрял крепко и поддался с трудом. Очистив нож и убрав его в ножны, Хейл перезарядил «фарай» и повесил винтовку вместе с рюкзаком на здоровое плечо.

Покончив с этим, Хейл, с ружьем наготове, отправился на охоту.

Разыскать цель номер три оказалось нетрудно. Спустившись к мосту, Хейл подобрал «огер», который приметил раньше. После чего оставалось лишь пройти по кровавому следу на талом снегу до северного берега, куда отползла тяжелораненая химера. Гибрид рычал и щелкал клыками, но, безоружный, он ничем не мог помешать Хейлу всадить из «огера» целую обойму.

Тело судорожно задергалось. Пули прошли через него насквозь, пробили настил моста и плюхнулись в воду.

Оружие было слишком тяжелым, чтобы брать его с собой, поэтому Хейл выбросил «огер» в реку и направился по утоптанной дороге на север. В отличие от девственно-чистой прерии, этот путь был опасен — в любой момент можно напороться на отряд химер, однако в выборе Хейла был свой резон.

Даже следопыт-индеец долго бы искал его следы в покрывавшей дорогу грязи, а Хейл сомневался, что кто-либо из химер обладает подобными навыками. К тому же всего в четырех или пяти дюймах под жижей был твердый бетон, и это позволяло двигаться быстрее.

А поднявшись по дороге на вершину холма и спустившись к месту, где она пересекала русло ручья, Хейл получил возможность сойти с тропы, не оставив следов. Что он и сделал.

Шагнув в полузамерзший ручей, Хейл побрел по нему на запад. Через двадцать минут он оказался у границ ранчо «Деревянная лошадка». Начинало смеркаться. К тому же убитых гибридов наверняка уже обнаружили, так что если полномасштабные поиски еще не начались, то скоро начнутся.

Вот почему Хейл заставил себя ускорить шаг. Он шел, пока не увидел впереди молодую сосенку высотой фута четыре, лежащую рядом с ручьем. Хейл выдернул деревце из замерзшей земли, завалил яму снегом, и через пару минут он обзавелся тем, что можно было назвать метлой.

Держа деревце в одной руке, а ружье в другой, Хейл прошел по воде вверх по течению до точки, откуда виднелась скалистая возвышенность. У них в семье ее называли бугром Старателя, по ржавым инструментам, когда-то там найденным.

Выйдя на берег, Хейл двинулся вперед, заметая следы сосенкой, и поднялся туда, где продуваемый всеми ветрами склон был лишь чуть припорошен снежной пылью. Тут уже можно было забросить деревце в овраг. Хейл шагал дальше и наконец добрел до места, которое в десять лет прозвал «крепостью». Вереница валунов размером с легковую машину каждый, когда-то бывшая ареной многих воображаемых сражений, по-прежнему, как надеялся Хейл, хранила мальчишескую тайну. Тайну, которая сейчас должна была спасти ему жизнь.

Пройдя на небольшую площадку, закрытую стеной заиндевевших валунов, Хейл направился прямиком к основанию холма. Много лет минуло с тех пор, как здоровенная глыба была уложена на место, однако она все еще оставалась там. Сняв рюкзак и винтовку, Хейл приподнял глыбу и оттащил ее в сторону.

Усилие отозвалось в плече острой болью. Хейл опустился на четвереньки. В углубление со всех сторон насыпалось земли с мелкой щебенкой, но, как только Хейл разгреб там рукой, открылся небольшой проход. Когда он был еще мальчишкой, его собака отыскала эту дыру и мигом юркнула туда, вынудив юного хозяина пойти за собой. Хейл надеялся, что по-прежнему сможет протиснуться в лаз, и был полон решимости это проверить.

Схватив рюкзак, Хейл запихнул его в пещеру, а следом отправил снегоступы и оружие. Протолкнув лыжными палками все внутрь, он лег на спину и просунул голову в мрак подземелья.

Прежде чем пробраться в саму пещеру, нужно было преодолеть короткий узкий лаз. В десять лет это было парой пустяков, но теперь лаз превратился для Хейла в серьезную преграду. Он отчаянно дрыгал ногами, ругаясь, когда на лицо падала земля. Работая плечами, Хейл протискивался по лазу. Продвижение было мучительно медленным, но все же после трех- или четырехминутных стараний он очутился внутри.

Вокруг царила кромешная темнота, но Хейл был к этому готов. Он достал из кармана фонарик, включил, и на стену упало пятно света. Поднявшись, Хейл обнаружил, что с трудом может выпрямиться во весь рост.

Луч фонарика, гуляющий по стенам пещеры, вернул его в прошлое.

Самодельные полки были на месте, а на них запасы, которые юный Натан Хейл считал необходимыми: видавший виды керосиновый фонарь, коробок безопасных спичек, банка с тем, что когда-то было арахисовым маслом, ложка, позаимствованная у матери на кухне, кипа зачитанных комиксов, коробка патронов двадцать второго калибра, пол-рулона туалетной бумаги, мышеловка, лопата с обломанным черенком и шифровальное кольцо.[6]

При виде кольца Хейл улыбнулся, вспомнив, как заказал его по почте, а потом на протяжении двух недель каждый день бегал к почтовому ящику, пока наконец не дождался посылки.

Жизнь тогда была простой и с расстояния в годы казалась какой-то нереальной: хотя химеры уже появились на планете, население Южной Дакоты оставалось в блаженном неведении относительно их.

«Если бы мы только знали…» Впрочем, понял Хейл, даже если бы и знали, то что бы они могли сделать?

Здесь были и другие немые свидетели прошлого: почерневший очаг, поленница наколотых дров рядом, неумелая копия наскальных рисунков эпохи неолита, которые Хейл перерисовал с фотографий в журнале «Нэшнл джиографик», и обилие наложившихся друг на друга отпечатков, оставленных кроссовками юного исследователя.

Над очагом имелось узкое отверстие, едва достаточное для того, чтобы вытягивать дым из пещеры. Обычно можно было услышать тихий посвист ветра, дующего над этой естественной трубой. Но сейчас Хейл, услышав монотонный гул, понял, что поблизости работает какой-то механизм.

Химерианский зонд? С большой вероятностью. Хейл почувствовал, как внутри у него все сжимается по мере того, как звук становится громче.

Затем гул начал затихать, и вскоре летательный аппарат удалился. Хейл облегченно вздохнул. Если бы зонд его обнаружил, то остался бы караулить у входа в пещеру. Но будут и другие охотники, намного опаснее, поэтому Хейл поспешил оттащить свои пожитки в глубь пещеры и завалить вход каменной глыбой.

То, что требовало от десятилетнего подростка напряжения всех сил, для взрослого оказалось гораздо проще.

Пришло время зажечь керосиновый фонарь и заняться работой по дому. Было очень соблазнительно развести огонь, как для обогрева, так и просто для уюта, однако у Хейла были основания полагать, что по крайней мере некоторые виды химер способны чувствовать тепло. Если так, столб дыма и горячего воздуха станет маяком, который приведет врага прямо к укрытию.

Так что Хейл решил не рисковать и, запалив таблетку сухого спирта из армейского набора, поставил на крошечный огонь консервную банку с бобами и сосисками. Вместо того чтобы захватить с собой весь паек, Хейл, перед тем как покинуть базу, проредил содержимое шести больших картонных коробок, отбирая только то, что хотел. Консервированные бобы с сосисками всегда были его излюбленной пищей.

Пока готовился ужин, Хейл отхлебнул несколько глотков из фляги, сделал три глубоких вдоха сыворотки, а затем обнаружил, что варево уже закипело. Ужин был более чем скромный, но Хейл получил от него истинное наслаждение, как и от шоколадного батончика на десерт. Однако все это вкупе вызвало чувство жажды, а поскольку фляга с водой успела опустеть наполовину, он вынужден был ограничиться крохотными глотками.

Ощущая себя заметно посвежевшим, Хейл снял меховую куртку и еще два слоя одежды, чтобы осмотреть рану, нанесенную гибридом. Футболка набухла от крови, но он знал, что благодаря восстановительной силе химерианского вируса следы от острых клыков уже затянулись, а вскоре полностью заживут.

В пещере было на несколько градусов теплее, чем снаружи, но все равно прохладно, поэтому Хейл поспешно натянул одежду обратно. Вместительный спальный мешок остался на базе, и спать предстояло, свернувшись калачиком на полу. Впрочем, для Хейла это было не впервой. Он уже спал здесь подростком, правда, не зимой.

Но сначала, прежде чем удовлетворить потребность в сне, Хейл занялся оружием. На чистку ушло добрых сорок пять минут, но обойтись без этого было нельзя: и винтовка, и ружье почти целый день провели в сырости.

Наконец Хейл уложил на полу рюкзак, которому предстояло послужить подушкой, и заключил «россмор» в объятия страстного влюбленного. Фонарь он гасить не стал — керосина хватит до самого утра. И хотя особого тепла от фонаря не было, тусклый огонек как-то успокаивал.

Глядя на свет сквозь сомкнутые веки, Хейл стал вспоминать семью, долгие счастливые дни юности. И вскоре, незаметно для себя, он оказался далеко-далеко.


Земля содрогнулась.

Толчок мгновенно разбудил Хейла, не сразу сообразившего, в чем дело. Он продолжал лежать, сжимая наготове ружье, но тут от второго сотрясения с потолка дождем просыпались камешки. Только теперь Хейл понял, что поблизости бродит кто-то необычайно огромный.

Титан? Подобный той мертвой химере, на которую он наткнулся вчера? Или, быть может, истязатель, как те, встреченные во время предыдущей разведки.

А может, левиафан, чудовище трехсотфутового роста, вероятно, самое большое существо, когда-либо ходившее по поверхности планеты. Нельзя было сбрасывать со счетов и боевые машины — в том числе тяжеловооруженные «сталкеры» и «голиафы».

Как бы там ни было, прошла целая минута, прежде чем шаги, от которых земля приходила в движение, замерли вдалеке, и Хейл попытался снова заснуть. Перед этим, однако, он долго ворочался — погрузиться в сон мешали воспоминания, которые набегали одно на другое.

Хейла разбудили настойчивые позывы мочевого пузыря. Наручные часы показывали шесть тридцать две. Рана на плече полностью зажила, но ноги с непривычки ныли после долгого хождения в снегоступах, и во рту был дурной привкус. Хейл встал, справил в углу нужду, затем почистил зубы. На это ушли последние остатки воды.

Откатив в сторону закрывавшую вход глыбу, Хейл взял пустую кружку, лег на спину и высунул из лаза голову и плечи. На улице было холодно, очень холодно. Когда его обращенное кверху лицо поцеловали плотные снежные хлопья, он радостно улыбнулся. Потому что плохая погода — это хорошая погода, по крайней мере для него: видимость была ограничена всего несколькими шагами.

Набрав полную кружку снега, Хейл втиснулся обратно в пещеру и приступил к работе. Завтрак состоял из трех вдохов аэрозольной вакцины, очередной порции сосисок с бобами и кружки растопленного снега — замена чашке с горячим шоколадом. Настало время прибраться (из уважения к собственному детству), выложить снаряжение на улицу и выбраться следом самому, в сплошную белую мглу.

Через несколько минут Хейл уже надел рюкзак и нацепил снегоступы. Повесив ружье и винтовку в походное положение, он взялся за лыжные палки и зашагал в сторону дома.


Хейл не сомневался, что отыщет ранчо и с закрытыми глазами, и все же на всякий случай время от времени сверялся с компасом.

Он старался постоянно крутить головой, но мешали куртка и обилие снаряжения. Бесконечный снегопад и размеренный шелест снегоступов грозили всего за час усыпить его инстинкты, сделав беззащитным перед внезапным нападением.

Чтобы исключить такую возможность, Хейл взял за правило останавливаться через каждые десять минут и поворачиваться на триста шестьдесят градусов, обозревая местность, насколько проникал взгляд — а проникал он совсем недалеко. Однако, кроме потерявшегося бычка и промелькнувшего мимо оленя, Хейл не встречал никаких признаков жизни. До тех пор, пока не поднялся на вершину холма и не увидел цепочку громадных следов, пересекавшую его маршрут. Отпечатки были такими глубокими, что их не успел завалить даже сильный снегопад, хотя разобрать точную форму уже не казалось возможным. И все же характер следов, а также те толчки, что разбудили Хейла ночью, не оставляли сомнений — здесь прошагала химерианская боевая машина, скорее всего «голиаф».

Были и другие свидетельства ее продвижения — расколотые валуны, вывернутые из земли деревья и черное выжженное пятно вдалеке. Чему-то — или кому-то не посчастливилось оказаться не в том месте и не в то время.

Эта мысль заставила Хейла ускорить шаг. Нужно попасть домой.

Дорога проходила без особых приключений, хотя одно время его преследовала стая одичавших собак, затем свернувших в сторону, откуда доносился более многообещающий запах. Хейл начал встречать знакомые ориентиры: замерзший пруд, куда летом приходили на водопой и коровы, и дикие звери; полуразвалившийся сарай, построенный отцом его приемного отца; ветряк, который приводил в действие насос, поднимавший воду из глубины в железный бак.

Сейчас ветряк застыл неподвижно, на стальных лопастях повисли сосульки, цель его существования исчезла — вместе со всей прежней жизнью.

После первого порыва ринуться вперед Хейл заставил себя замедлить шаг. Если родители ушли, а дом по-прежнему цел, он мог стать прибежищем для кого угодно. В том числе и для химер.

Хейл укрылся в небольшой роще. Там он снял рюкзак и снегоступы и спрятал их под низко нависшими ветвями. Затем, захватив только ранец, оружие и боеприпасы, Хейл двинулся дальше.

Дом стоял в низине, где он и хозяйственные пристройки были защищены от ветра, поэтому Хейл увидел его только тогда, когда подошел совсем близко. Последние ярды он преодолел на животе, закинув «россмор» на спину и с «фараем» наготове.

Когда он выглянул за гребень, сердце заколотилось чаще.

Дом уцелел!

Снегопад закрывал двухэтажное строение кружевным занавесом. Внешне дом выглядел как прежде — хоть сейчас на рождественскую открытку. Было так тихо, что от внезапного звука пистолетного выстрела Хейл вздрогнул.

Быстро осмотревшись, он понял, что это всего лишь треск ветки, сломавшейся под тяжестью снега.

Успокоившись, Хейл снова повернулся к дому. Зная по опыту, что спешка — плохой помощник, он дюйм за дюймом изучил фасад в оптический прицел. Только тогда Хейл разглядел подробности, от которых у него все оборвалось.

В окнах не осталось стекол, стены испещрены отверстиями от пуль, а входная дверь распахнута настежь.

Никаких признаков жизни. Он сменил оружие: если придется сражаться внутри дома, «россмор» будет предпочтительнее. Хейл встал и начал спускаться по склону.

Под ботинками скрипел снег, ему приходилось высоко поднимать ноги, преодолевая глубокие наносы. Оказавшись на ровном месте, Хейл сначала укрылся за обледенелым баллоном с пропаном, а затем, метнувшись через площадку для машин, присел на корточки у насосной станции, откуда осмотрел местность.

Убедившись, насколько это было возможно, в том, что его не ждут неприятные сюрпризы, Хейл покинул укрытие и направился по занесенной снегом дорожке. Гулко стуча ботинками по ступеням, он поднялся на крыльцо, идущее вдоль всего фасада. Во входной двери зияла дыра, и петли недовольно заскрипели, когда Хейл потянул ее на себя.

Толчка дулом «россмора» хватило, чтобы распахнуть внутреннюю деревянную дверь, за которой открылось опустошение, царящее в гостиной. С щемящим сердцем Хейл прошел внутрь. Облепленный снегом ботинок задел гильзу от винтовки «винчестер» тридцатого калибра, и латунный цилиндрик со стуком откатился по деревянному полу. Повсюду валялись фотографии из семейного альбома Фарли, окровавленные бинты и битая фаянсовая посуда.

Осмотревшись, Хейл обнаружил, что стены покрыты пулевыми отверстиями и следами от взрывов. Фотографии висели криво, карта мира над диваном была наполовину уничтожена выстрелом из «огера», на полу темнели пятна крови. Судя по обилию медикаментов на буфете, раненых укладывали на стол в обеденном зале. Хейл отчетливо представил мать, которая склонилась над окровавленным работником ранчо в попытке продлить его жизнь еще на несколько минут, не обращая внимания на кипящий вокруг бой.

Сотни стреляных гильз тридцатого, сорок пятого и даже двадцать второго калибров, устилавших пол сплошным ковром, и желтые ружейные гильзы, разбросанные по всему дому, говорили о том, что семейство Фарли и их работники оказали врагу ожесточенное сопротивление. И все же битва была проиграна, по крайней мере так казалось. Но где же тела? Забрали химеры? Или есть какое-то другое объяснение?

Хотя приближался полдень, солнечному свету приходилось пробиваться сквозь тучи и снег, и в комнате царил гнетущий полумрак. Достав из кармана фонарик, Хейл провел лучом по стенам и полу в попытках найти хоть какое-то указание на то, что произошло после сражения. Наконец он заметил знакомый почерк на стене гостиной.

Родным и друзьям

Фарли не бегут от врага. Так сказал папа. И мы остались. Химеры нагрянули позавчера… и я горда сообщить, что мы перебили гадов всех до одного!

Но погибли сначала Сэм, затем Рыжий и Пит. Потом убили маму, сразу за ней папу. Следующей должна была стать я. Но этого не произошло. Я вырыла трактором яму и похоронила всех во дворе за домом. Рядом с маминым цветником.

Мы с Раффом уходим на юг. Молитесь за меня.

Сьюзен

Раффом звали их мастифа. А Сьюзен была сестрой Хейла. Не родной сестрой, но это не меняло дела, они были близки так, как бывают близки не всякие кровные родственники. Сьюзен стреляла из винтовки ничуть не хуже Хейла и, учитывая ее знание местности, вполне могла выбраться с занятой химерами территории живой. Эта надежда хоть как-то подняла Хейлу настроение. Он прошел из гостиной в разгромленную кухню, чтобы покинуть дом через заднюю дверь.

Снегопад к этому времени несколько утих, и осматривать окрестности было теперь чуть проще. Слева стоял сарай, прямо напротив замер трактор, упомянутый в послании Сьюзен, а справа был цветник. Очаровательное зрелище весной и летом, но сейчас завядшие цветы были погребены под снегом.

Появилось и кое-что новое, холмик рядом с цветником — несомненно, братская могила, о которой написала Сьюзен.

Каждый шаг отзывался сухим скрипом снега. Хейл приблизился к холмику и постоял, уронив голову на грудь. По заросшим щетиной щекам потекли слезы: он думал о прошедшей здесь битве и о том, как тяжело пришлось Сьюзен, хоронившей убитых. Это люди, вырастившие его, не потому, что таков был их долг, а потому, что таков был их выбор.

Фрэнк и Мэри Фарли были замечательными людьми, и вот они, как и многие-многие другие, погибли от рук страшного врага.

Подняв голову, Хейл почувствовал прилив сил, ощутил решимость стереть с лица земли незваных пришельцев, чего бы это ни стоило.

Внезапно услышав металлический лязг, он вскинул «россмор» и стремительно повернулся влево. В сарае происходило какое-то движение.

Глава пятая ЛЖЕЦ, ЛЖЕЦ

Вашингтон

Понедельник, 19 ноября 1951 года


Президент Грейс стоял в Овальном кабинете и смотрел на розарий. За окном шел проливной дождь, как и в то утро, когда Грейс появился на свет.

Отец решил назвать его Ноем в честь человека, избранного спасти все живое во время Великого потопа. Это было одно из многих решений, принятых отцом без какого-либо участия жены, к которой тот относился как к личной служанке и которой не доверял ничего, кроме ухода за садом.

Возможно, именно поэтому Грейс так любил дождь — в каком-то смысле дождь был символом роли, предназначенной для него, хотя бедствие, с которым столкнулся он, было гораздо страшнее истории, описанной в Книге Бытия. Тогда люди тоже не верили тому, первому Ною, хотя он и знал, когда придет потоп и как лучше к нему подготовиться.

Эта мысль немного подняла Грейсу настроение. Отвернувшись от окна, он вышел в коридор и направился в зал совещаний. Там уже собрались почти все члены кабинета, включая директора управления специальных проектов Ридли, министра торговли Лэски, государственного секретаря Моуди, министра обороны Уокера, министра транспорта Кийеса, вице-президента Маккаллена и генерального прокурора Клауэрса. И конечно, ни в коем случае нельзя было забывать о главе президентской администрации Уильяме Дентвейлере.

Министр внутренних дел Фарнсуорт и министр сельского хозяйства Сеймур отправились решать на месте многочисленные проблемы с охраняемыми лагерями, разрастающимися трущобами и постоянной нехваткой продовольствия.

Некоторые уже стояли, переговариваясь друг с другом, прочие встали при появлении президента. Грейс понимал, насколько важно соблюдать внешние приличия, поэтому он обошел вокруг стола, здороваясь с каждым за руку. И если не считать одного-единственного человека, президент был доволен своей командой.

Назначение Генри Уокера на должность министра обороны было ошибкой — которую Грейс собирался исправить сразу, как только найдется подходящая замена.

Однако он ничем не проявил своих намерений, дружески похлопав Уокера по спине, после чего прошел к креслу в середине стола. Спинка у этого кресла была на два дюйма выше, чем у всех остальных, и на ней была закреплена латунная табличка с надписью «Президент».

Совещание началось с обязательной молитвы. За ней последовали доклады, самый интересный из которых озвучил государственный секретарь Гарольд Моуди. Первым, на что обращал внимание взгляд при виде Моуди, были солидная залысина, мясистый нос и ухоженные усики. Он заговорил, метая по сторонам взор ясных голубых глаз.

— Многие из вас помнят операцию «Двойной удар», проведенную объединенными вооруженными силами Европы, они же маки, и британскими войсками против нескольких химерианских объектов в Париже. В ходе операции подразделение майора британской королевской морской пехоты Стивена Картрайта осуществило успешный удар по центральной распределительной станции. Ее уничтожение нарушило работу всей химерианской энергосети в Западной Европе.

Присутствующие одобрительно закивали.

— Но большинство из вас даже не подозревали о том, что в действительности «Двойной удар» был лишь отвлекающим маневром, — продолжал Моуди. — Главная же цель заключалась в распространении ретровируса, созданного для того, чтобы заражать так называемых носильщиков, химерианские создания, которые собирают людей для последующего превращения. И я рад доложить, что этот замысел оказался успешным. С тех пор многочисленные трупы носильщиков были обнаружены повсюду от Ирландии до Испании. А без носильщиков, поставлявших тела, вынуждены были закрыться химерианские центры превращений по всей Западной Европе.

Это заявление вызвало крики «Отлично сработано!» и редкие аплодисменты.

— К сожалению, — голос Моуди помрачнел, — химеры уже начали приспосабливаться. Поступили сведения о появлении новой формы, получившей неофициальное название «прядильщики». Новые твари обходят обычный процесс превращения «личинка — носильщик», укрывая жертвы в подвернувшихся щелях и закутках. При этом обнаружить и химер, и их жертвы становится значительно труднее. Несомненно, эти сообщения вызывают тревогу, — закончил Моуди. — Вся имеющаяся информация была передана министру обороны и в Пентагон.

За выступлением государственного секретаря, завершившимся на минорной ноте, последовали доклады министров торговли, транспорта и обороны. Последнее сообщение вызвало наибольшее беспокойство: Уокер доложил, что химерианские боевые корабли были замечены над Ла-Маншем, у Атлантического побережья Соединенных Штатов и даже в Канаде.

Хорошим известием явилось то, что американская промышленность выпускала все виды вооружения и продолжала наращивать объемы. Обязательный призыв на военную службу был распространен на всех мужчин в возрасте от восемнадцати до пятидесяти лет, и Соединенные Штаты должны были в самое ближайшее время поставить под ружье еще целый миллион.

Грейс вынужден был признать, что Уокер проделал выдающуюся работу по переводу Америки на военные рельсы, и вслед за вице-президентом Маккалленом члены кабинета сопроводили доклад министра аплодисментами.

Однако показные хлопки мигом стихли, как только Грейс откашлялся, предупреждая о том, что собирается заговорить.

Обведя взглядом лица собравшихся, президент остановился на главе администрации Дентвейлере.

— А теперь подошло время послушать, как продвигается проект «Омега». Билл, будь любезен…

Дентвейлер был готов. Кивнув, он склонился к своим записям, блеснув стеклами очков.

— Не сомневаюсь, все вы помните, как на предыдущем совещании я высказал мысль, что единственным каналом связи с химерами может стать пропавший солдат по имени Джордан Шеферд, он же Дедал.

Дентвейлер остановился, и кое-кто закивал.

— С тех пор я успел встретиться со многими экспертами, в том числе с сотрудником АСНИП доктором Маликовым. Всем, с кем беседовал, я говорил, что собираю информацию об обстоятельствах, при которых Дедал был перехвачен химерами, и пытаюсь оценить ту угрозу, которую он может представлять. Ни одним словом я не обмолвился о проекте «Омега».

Разумеется, были высказаны различные мнения, — продолжал Дентвейлер, мельком взглянув на слушателей, — однако по многим вопросам все были единодушны. В частности, насчет того, что касалось истории болезни объекта.

В рамках совершенно секретной программы «Авраам» рядовому Шеферду была введена экспериментальная вакцина, призванная противодействовать химерианскому вирусу. После прививки произошла генетическая рекомбинация. Оглядываясь назад, доктор Маликов, возглавлявший проект, пришел к выводу, что у Шеферда из-за вакцинации произошло нарушение иммунитета.

Так или иначе, генетическая рекомбинация изменила физическое и умственное состояние Шеферда, выйдя далеко за предполагаемые рамки, и сотворила из него то, что можно назвать только одним словом — чудовище. Но, — многозначительно добавил Дентвейлер, — из заявлений тех, кто общался с Шефердом-Дедалом до его бегства, однозначно следует, что он мог поддерживать контакт с людьми. Хотя данный процесс нередко бывал крайне затруднен.

Отчасти это объясняется тем, что Дедал, похоже, получил возможность телепатического контакта одновременно с сотнями, если не с тысячами химер. Как следствие, случалось, что он внезапно останавливался на середине фразы и молчал по три-четыре минуты, прежде чем снова возобновлял разговор.

Еще больше усложняет дело то обстоятельство, что временами Дедала совершенно невозможно было понять. Он приобрел склонность к какому-то бессвязному лепету, следить за которым не удавалось даже специалистам. Некоторые из тех, с кем я встретился, утверждают, что Дедал обладал способностью проникать в их мысли, хотя доказательства этого весьма скудные.

Учитывая все вышесказанное, — заключил Дентвейлер, — я пришел к выводу, что Дедал действительно смог бы выступить в качестве посредника, если мы найдем способ его заинтересовать.

Глава администрации опустился в кресло, и после небольшой паузы общее молчание прервал Маккаллен.

— Ну хорошо, — ровным голосом произнес он, — предположим, Билл прав. Далее предположим, что действительно есть способ общаться с химерами. Но по-прежнему остается без ответа один очень существенный вопрос. Какое предложение мы можем сделать?

Если вице-президент надеялся завести обсуждение в тупик, его ждало быстрое разочарование, потому что Грейс успел все тщательно обдумать.

— Хороший вопрос, Гарви, — одобрительно заметил президент. — И ответ на него очевиден. Если химеры согласятся не трогать то, что осталось от Соединенных Штатов, мы выведем свои войска из других стран и позволим химерам беспрепятственно хозяйничать на всей остальной территории Земли.

— Но это же ни в какие ворота! — взревел Уокер. С пунцово-красным лицом министр обороны вскочил с места. — Подобное предложение идет вразрез с тем, что мы обещали гражданам Соединенных Штатов, а также нарушает соглашения о взаимной обороне, заключенные с десятками государств! Не говоря уже о том, что из этого ничего не выйдет. Станут ли химеры соблюдать соглашение? Или же только обратят его в свою пользу? Уверен, что так. Выиграют время, а затем с новыми силами снова нападут на нас!

Грейс оставался невозмутимым.

— Вероятно, министр обороны удивится, узнав, что я полностью с ним согласен, — промолвил он. — Только глупец может поверить химерам. Однако во время перемирия выигрывают обе стороны — нам тоже необходима передышка. И не забывайте, Генри, проект «Омега» является лишь одним из вариантов, а не магистральным направлением. Так что нет причин молотить воздух кулаками.

Это замечание вызвало смешки, на что президент и рассчитывал. Уокер сел, однако по нему было видно, что он не собирается сдаваться без боя.


Совещание завершилось через несколько минут. Маккаллен подошел к Уокеру, чтобы хоть как-то его успокоить, однако у министра обороны не было настроения идти на компромиссы. Когда вице-президент протянул руку, чтобы похлопать Уокера по плечу, тот резко отдернулся.

Взяв с вешалки в коридоре шляпу и дождевик, министр обороны в одиночестве направился к выходу.

Никто не провожал Уокера, но если бы он, выходя под дождь, обернулся, то увидел бы в окне комнаты для пресс-конференций Дентвейлера. Глава президентской администрации курил — и выражение его лица никак нельзя было назвать дружелюбным.

Но когда Уокер садился на заднее сиденье черного лимузина, его мысли были в другом месте.

— В министерство, сэр? — спросил водитель в форме. — Или домой?

— Домой, — ответил Уокер. — И надави на газ.

Достав из кармана диктофон, он нажал клавишу остановки.

С решительным щелчком запись прекратилась.


Большой особняк у Дюпон-серкл Генри Уокер и его жена Майра снимали: обоим не нравился Вашингтон и у них не было никакого желания жить в нем после того, как Уокер уйдет в отставку.

Однако, когда лимузин свернул на дорожку, ведущую к трехэтажному зданию, Уокер все же почувствовал, что приехал домой — хотя ему и оставалось провести здесь всего несколько часов.

Слуга с зонтом поспешил открыть дверцу лимузина. Слушая стук дождя по натянутой ткани, Уокер прошел к парадному входу, где его ждала горничная, чтобы забрать шляпу и плащ.

— Миссис Уокер в библиотеке, сэр, — сказала девушка. — Вам приготовить кофе?

— Да, пожалуйста, — ответил Уокер, направляясь к жене.

Во всем доме Майре больше всего нравилась библиотека. Двустворчатые двери были приоткрыты, жена сидела в своем любимом кресле в нише у окна. Она встала, принимая поцелуй.

Хотя Майре было далеко за пятьдесят, она оставалась стройной, подтянутой и привлекательной. Слишком привлекательной для такого старого седого воина, как Уокер, поговаривал кое-кто, но Майру больше волновало то, что внутри, а не снаружи, и сейчас один-единственный взгляд на некрасивое лицо мужа сообщил ей все, что она хотела знать.

— Итак, никаких изменений? Грейс по-прежнему собирается вести переговоры с химерами?

Уокер оскалился.

— Он говорит, что проект «Омега» — только один из возможных вариантов, но все это чушь. Дела плохи, дорогая… Хуже некуда. Переговоры Грейса с вонючками — лишь вопрос времени. Он говорит, это поможет выиграть время. Но, по-моему, у него на уме что-то другое.

В этот момент в кабинет вошла горничная. Майра подождала, пока та подаст кофе и удалится, и только тогда задала очевидный вопрос:

— Ты сказал, у Грейса на уме что-то другое… Но что это может быть?

Пригубив кофе, Уокер поставил чашку.

— Полной уверенности нет, но мне почему-то кажется, что Грейс надеется выторговать что-то лично для себя.

Майра печально покачала головой.

— Гнусный негодяй. Так что? Мы уезжаем?

— Да, — сказал Уокер, — если, разумеется, ты согласна. Я записал все на диктофон. Мы доберемся до Чикаго и свяжемся с организацией «Только свобода». Затем, когда эти записи будут переданы в эфир и их услышит весь американский народ, Грейсу не останется ничего другого, кроме как уйти в отставку.

Хотя родной город Уокеров Чикаго захватили химеры, там все еще оставалось несколько сотен храбрецов, скрывающихся в подвалах, канализации и подобных убежищах. Благодаря которым партизаны могли больно жалить химер, а также передавать в эфир радиосообщения, не подвергшиеся цензуре.

Последнее, как ни печально признать, на территории, контролируемой правительством, было практически невозможно.

Майра знала, что предложение мужа граничит с самоубийством, но также ей было ясно, насколько это важно, и она храбро улыбнулась.

— Да, конечно, я согласна. Приготовления почти завершены. Я смогу тронуться в путь через час.

Поднявшись, Уокер взял Майру за руку. Она тоже встала.

— Я тебя люблю, — сказал он.

— Да, — прошептала Майра, встречаясь губами с губами мужа. — Знаю.


Выходя вместе с женой из дома, Уокер понимал, что у них в запасе часов восемь, максимум десять, прежде чем их хватятся. Хотя Уокеры имели персонального водителя, они старались время от времени выбираться из дома только вдвоем, так что слуги нисколько не удивились, увидев, как хозяева уехали.

Впоследствии, когда правда станет известна, весь персонал получит выходное пособие в размере месячной зарплаты.

Сев за руль черного «бромли», Уокер вывел машину в поток транспорта. Их цель находилась в юго-восточном секторе города, однако, вместо того чтобы направиться туда напрямую, Уокер изрядно попетлял по улицам, проверяя, нет ли хвоста. Причем его тревожила в первую очередь не полиция, а соглядатаи управления внутренней безопасности, все более и более агрессивного ведомства, которому было поручено выявлять инакомыслящих и изолировать их от общества.

Убедившись, что никто их не преследует, Уокер свернул к рабочей окраине и оставил машину у церкви. Последние три квартала они с Майрой прошли пешком и в конце концов оказались в крошечной квартире с одной спальней, снятой на вымышленную фамилию. Там их уже ждали два чемодана, а также тщательно отобранное снаряжение, которое пригодится им в Чикаго.

Через час Уокер, с диктофоном в одном кармане и армейским полуавтоматическим кольтом сорок пятого калибра в другом, был готов трогаться в путь. Подхватив чемоданы, он спустился по шести маршам грязной лестницы. Майра следовала за ним. Они вышли на улицу, где не переставал дождь. У тротуара стояла потрепанная машина. Положив чемоданы на заднее сиденье, Уокер открыл правую переднюю дверцу, подождал, пока Майра займет место, обошел вокруг машины и сел за руль.

Двигатель завелся с третьей попытки, щетки дворников резко задергались из стороны в сторону. Вдалеке надрывалась сирена. Отъезда Уокеров заметить было некому — на улице находился лишь местный почтальон, но его занимали собственные заботы.

Прожив несколько лет в городе, который Уокеры терпеть не могли, оба теперь были рады свободе. Несмотря на то что их следующий дом, по всей видимости, будет куда менее комфортабельным.

Машина тронулась с места.

Глава шестая ДОМ, МИЛЫЙ ДОМ

Неподалеку от Дрейпера, штат Южная Дакота

Среда, 21 ноября 1951 года


Снежные хлопья продолжали падать со свинцово-серого неба. Хейл стоял перед могилой, отдавая дань памяти родителям и их работникам. Вдруг послышался металлический лязг, и он развернулся к сараю, вскидывая «россмор».

Но, против ожидания, вместо внезапной стрельбы Хейл слышал только нежное позвякивание висящих на крыльце дома колокольчиков, колышущихся от ветра, хрип собственного дыхания и размеренный скрип снега под ногами. Он приблизился к сараю.

Распахнутые ворота зияли черной дырой. Хейл осторожно вошел внутрь, держа ружье наготове, но не увидел ничего помимо того, что ожидал увидеть. В дальнем конце находился отцовский кабинет, рядом с ним мастерская, а вдоль западной стены тянулись стойла. Кроме всех прочих обязанностей, возложенных на него отцом, юный Хейл должен был каждый день убирать из стойл навоз. Тогда его это крайне возмущало, однако сейчас эти обязанности не казались такими уж обременительными, и Хейл был бы рад снова вернуться в то беззаботное время.

Северная часть сарая была под самый потолок завалена тюками сена, заготовленного на зиму.

В свое время отец Хейла купил стальные листы и постелил их перед самыми воротами, чтобы защитить деревянный пол у входа от различных напастей. И вот сейчас Хейл, шагнув вперед, увидел посреди этого настила охотничий нож.

Запрокинув голову, он устремил взгляд на низкий чердак прямо над кабинетом отца. Под самой крышей в центре на балках были уложены доски, ведущие туда, где лежало сено. В детстве Хейл частенько играл здесь со Сьюзен.

«Прячется ли кто-то в этой темноте?» Да, решил Хейл, убежденный, что владелец ножа — человек. Будь это химера любого вида, она бы уже напала.

— Я знаю, что вы здесь! — крикнул Хейл. — Ну же, выходите… я не сделаю вам ничего плохого. Моя фамилия Хейл… лейтенант Натан Хейл. Это ранчо моих родителей.

Последовала долгая тишина, затем послышался слабый шорох, и где-то над головой у Хейла прозвучали шаги. Потом раздался голос, юношеский голос:

— Не стреляйте! Мы спускаемся.

На железный настил упал конец каната, по которому скользнул вниз парень лет восемнадцати, а за ним девочка помоложе. Парень поспешил к ножу, предоставив девочке говорить за обоих. У нее были большие карие глаза, курносый нос и широкий рот.

— Меня зовут Тина. А это мой брат Марк… Это он уронил нож. Я говорила ему не играться, а он не послушал.

Хейл отметил, что подростки одеты как капуста, в несколько слоев, и оба при оружии. У юноши на груди висел легкий карабин «рипер», а в переделанной химерианской портупее лежало с полдюжины запасных обойм. У девочки из кобуры под мышкой торчала рукоятка пистолета, а на перекинутой через плечо бельевой веревке болтался обрез ружья четыреста десятого калибра.

— Я вас узнала, — добавила Тина. — Вот только глаза… Совсем как у химер.

— Ты меня… узнала? — изумился Хейл. — Разве мы уже встречались?

Тина покачала головой.

— Нет, мы с Марком из Пьера. Мы ехали на юг, когда дорогу расстрелял химерианский истребитель. Маму и папу убило, а нас нет. Это случилось четыре — нет, погодите, пять недель назад, и с тех пор нам никто не встречался. Когда мы сюда пришли, дом был пуст, но на полу валялись фотографии. Вот откуда я вас знаю.

У Марка были такие же карие глаза, а щеки покрывал юношеский пушок. Хейл обратил внимание, что указательный палец подростка застыл рядом со спусковым крючком «рипера». Мальчишка понял, куда смотрит лейтенант.

— Не обижайтесь, мистер, — недоверчиво произнес он, — но что насчет ваших глаз? С ними что-то не так.

— Все разновидности химер — результат действия вируса, — объяснил Хейл. — Я заразился, когда воевал с химерами в Англии. От этого глаза изменили цвет. Но мне делают уколы, и я вдыхаю специальный аэрозоль — и это сдерживает развитие вируса.

Марка его слова до конца не убедили, однако мысли Тины были заняты другим.

— Сьюзен удалось спастись?

В вопросе слышались жалобные нотки, словно Тина олицетворяла себя со Сьюзен и считала, что если другая девушка смогла добраться до людей, то, может быть, и она тоже сумеет.

— Не знаю, — честно сказал Хейл. — Надеюсь на это. Но нам пора подумать о более насущных проблемах. Я возвращаюсь назад. Вы со мной?

Тина, словно для благословения, оглянулась на брата и в качестве ответа удостоилась краткого кивка.

— Да, — сказала девушка, быстро возвращая взгляд на место, чтобы не терять Хейла из виду. — Мы уже дважды пытались уйти, но оба раза натыкались на химерианские патрули и возвращались обратно.

— Точно, — кивнул Марк. — Мы собирались уходить вчера ночью, когда прилетела пара зондов, они долго вынюхивали все вокруг.

— Боюсь, в этом был виноват я, — признался Хейл. — По дороге пришлось уложить несколько химер, вот меня и искали. Но похоже, поиски уже прекратились — так что, думаю, нам следует трогаться в путь сегодня вечером. До того, как погода начнет налаживаться.

Подростки переглянулись, затем снова посмотрели на него.

— Может, завтра? — с сомнением промолвил Марк. — Но только не сегодня.

— Это еще почему? — заинтересовался Хейл.

— Потому что сегодня вечером придут зомби, — серьезно произнесла Тина. — Они приходят раз в четыре дня, и сегодня как раз такой день.

Хейл нахмурился.

— Как они выглядят?

— Похожи на людей, — осторожно ответил Марк. — Только глаза у них такие же, как у вас. И всегда приходят толпой. Они очень опасные, — добавил он, — но не слишком умные.

Тина кивнула.

— Наверное, поэтому их приводят другие химеры. Мы видели.

Хейл предположил, что те, кого подростки называли зомби, на самом деле официально классифицировались как «страшилища», хотя, если такая тварь оказывается слишком близко, тебе не до точной терминологии. Когда страшилище вонзает клыки в жертву, освободиться ей очень трудно, практически невозможно. Очевидцы рассказывали, как эти несуразные обнаженные монстры появлялись из коконов, сделанных прядильщиками, однако помимо этого об ужасных созданиях было известно крайне мало.

То, что другие химеры перегоняют стада страшилищ из одного места в другое, — новость, которая обязательно заинтересует разведку. Если только Хейл найдет способ рассказать об этом так, чтобы его не отдали под трибунал.

— Хорошо, — согласился Хейл, — на ночь спрячемся.

Обернувшись, он взглянул в распахнутые ворота на серое небо. Смеркалось, и заметно холодало.

— Я оставил рюкзак в роще. Схожу за ним и вернусь через полчаса.

Марк угрюмо кивнул.

— Мы будем ждать здесь.


Когда Хейл возвратился, Марк и Тина поспешили ему навстречу. Втроем они прошли в сарай, пятясь задом и заметая за собой следы.

— У вас есть рюкзаки? — спросил Хейл. — И снегоступы? Потому что все это вам понадобится.

— Да, есть, — оживилась Тина. — Мы много чего нашли в Дрейпере. Во всем городе ни одной живой души.

— А «рипер»? Он у вас откуда?

— От химер, — гордо ответил Марк. — Мы проследили за одной из них до леса, увидели, что она собирается разделать труп, и выстрелили ей в спину. У меня тогда была охотничья винтовка со скользящим затвором — пуля прошила химеру насквозь!

— Я тоже стреляла, — нетерпеливо добавила Тина. — Шесть раз!

— Молодцы, — похвалил ребят Хейл, хотя его несколько озадачило то, как девочка с неподдельным воодушевлением говорит о расправе над химерой. — Сейчас самое подходящее время, чтобы собрать вещи, и утром можно будет выступать. Но помните: брать только самое необходимое. Это означает: одна смена белья, продукты на три дня, если есть, и все боеприпасы. Если наткнемся на неприятности, надеюсь на вашу помощь.

Оба подростка с готовностью кивнули.

— Ну, где вы спите? Наверху, на чердаке?

— Нет, — ответил Марк. — Мы нашли место получше! Идемте… мы вам покажем.

Хейл направился следом за Марком к огромной куче сена, уже догадываясь о месте ночлега. Они со Сьюзен тоже в детстве вытаскивали через вентиляционные отдушины сено, создавая внутри громадного сеновала потайные комнаты.

Поднявшись за Марком по уложенным лесенкой тюкам, Хейл увидел, как тот бросил оружие в проделанный в сене колодец и прыгнул туда сам. Тина подсветила вход в лаз фонариком. Хейл протиснулся вниз через отверстие, напоминавшее печную трубу, затем немного по горизонтальному тоннелю. Проход привел его в комнату приличных размеров, похоже, давно обжитую.

Единственным источником света был фонарик Марка. На полу лежали два спальных мешка, в углу стояли рюкзаки, а все выступы и ниши были превращены в полочки и шкафчики, заваленные всякой всячиной. Благодаря теплоизолирующим свойствам сена температура в тайнике была градусов на десять выше, чем на улице.

— Керосиновой лампой здесь пользоваться нельзя, — объяснил Марк, когда Хейл положил оружие. — По понятным причинам.

Молча кивнув, Хейл озабоченно огляделся. Каким бы уютным ни было убежище, в случае чего покинуть его по-быстрому будет очень непросто. А это чревато роковыми последствиями.

— Скажите мне вот что, — спросил Хейл, после того как к ним присоединилась Тина. — Когда приходят страшилища — так мы называем ваших зомби, — они останавливаются на ранчо или же идут дальше?

— Да, останавливаются, — быстро ответила Тина. — Иногда накачивают воду ручным насосом, а иногда просто бродят туда-сюда.

Новость была из тревожных. Опасно было укрываться в пещере, но сидеть на сеновале, когда вокруг шатается толпа химер, — полное безумие.

— Жилище вы себе обустроили неплохое, — тактично заметил Хейл, — но, думаю, надо найти ночлег где-нибудь в другом месте. Спать ложитесь полностью одетыми, чтобы в случае чего сразу вступить в бой. Не очень удобно, зато безопаснее.

— Можно, я возьму вот это? — Тина протянула Хейлу книгу. — Она очень интересная, а я дочитала только до середины.

Хейл направил луч фонарика на обложку. Он прочитал название — «Остров сокровищ» — и узнал собственную книгу.

— Да, — его голос потеплел, — можно. И я с тобой согласен, это замечательная книга.

Ребята быстро собрали вещи, после чего все трое перебрались на чердак, и Хейл с помощью отцовского коловорота проделал в наружной стене цепочку отверстий на уровне глаз. Место было далеко не идеальным, но уже наступили сумерки и вряд ли до прихода темноты удалось бы найти что-нибудь получше.

Ужин приготовили в старом эмалированном тазике на таблетках сухого спирта. Свет давали свечи, а на десерт была банка клубничного варенья Мери Фарли. Затем, собрав все вещи так, чтобы можно было сорваться в любой момент, они установили очередность дежурств и улеглись спать на стопке лошадиных попон. От попон исходил тот еще запах, но они были всяко мягче, чем деревянный пол, и обеспечивали столь нужную теплоизоляцию.

Хейл с восхищением отметил, что Тина, забравшись в спальный мешок, положила рядом обрез и оставила под мышкой кобуру с пистолетом.

Марк вызвался дежурить первым, и Хейл согласился, сознавая, что даже если путь обратно пройдет без сучка и задоринки, ему все равно потребуются силы и свежая голова.


— Они здесь.

Хейл мгновенно проснулся.

— Пятьдесят три, если считать провожатых, — прошептал Марк.

Вокруг должна была бы царить кромешная темнота, однако откуда-то проникал свет, и его источник перемещался. Кивнув, Хейл встал и на цыпочках прокрался к восточной стене.

Тина к этому времени тоже проснулась и, выбравшись из спального мешка, уселась рядом на корточки.

Сознавая, что прямо под ним может находиться химера или несколько, Хейл прильнул глазом к одному из просверленных отверстий. От увиденного по спине пробежали мурашки. Фонари «летучая мышь», расставленные химерами тут и там, обеспечивали яркое освещение, рисуя длинные тени на снегу и стенах дома.

Страшилища выстроились в цепочку перед старым ручным насосом, скрипящим всякий раз, когда одно из них работало рукояткой. Из трубы хлестала холодная вода, которую страшилища по очереди пили. Конечно, они могли бы поесть снега — видит бог, его было предостаточно, — однако химеры делали много такого, чего Хейл не понимал.

Пока страшилища утоляли жажду, Хейл переключил внимание на сопровождающих, и то, что он увидел, его встревожило еще больше. Вместо обыкновенных гибридов эскортировать зомби была отряжена троица железноголовых. Они были крупнее тех химер, с которыми Хейл расправился вчера, сильнее и вооружены «огерами». Оружием, способным пробивать насквозь бетонные стены, не говоря про деревянные.

Оставалось только вести себя как можно тише, моля бога о том, чтобы страшилища поскорее ушли прочь.

Первым предвестием надвигающихся неприятностей стало то, что один из железноголовых поднял свой «огер» и направил его на дом. Химера не стреляла, а просто водила оружием из стороны в сторону, словно что-то выискивая.

Проклятье!

Чувствительные датчики, встроенные в «огер», были способны уловить малейшее тепло даже сквозь твердые стены. Оставалось лишь гадать, почему химере вздумалось изучать дом — может, от банальной скуки, а может, от избытка осторожности. Хейл почувствовал, как кровь насыщается адреналином: «огер» нацелился прямо на него.

— Приготовьтесь, — угрюмо прошептал Хейл, отходя от дырки. — Кажется, нас обнаружили. Химеры могут стрелять сквозь стены, но, надеюсь, они войдут в сарай, и я отправлю им в подарок пару гранат. Так что оставайтесь на месте… Главное — не дать страшилищам забраться наверх. Марк, ты обороняешь проход… Тина, ты берешь на себя лестницу. Я буду затыкать дыры. И помните, что химеры сделали с вашими родителями. Стреляйте на поражение. Все ясно?

В темноте Хейл не мог разглядеть лиц, а времени ответить у ребят не было — в сарай ворвались двое железноголовых и с порога открыли огонь. Лучи смертоносной радиации впились в деревянный потолок, на долю секунды задержались и, пробив его, полетели дальше, проделывая дыры в крыше.

Хейл выдернул чеку и бросил гранату вниз. Сверкнула яркая вспышка, и тотчас последовал раскатистый грохот взрыва, приглушивший пронзительный крик: по крайней мере одна химера получила порцию острых как бритва осколков. Кусочек металла продырявил пол рядом с ногой Хейла и, пролетев выше, завяз в балке.

Минимум один железнобокий был выведен из строя — но что насчет остальных? Выглядывать было рискованно, но Хейл все равно высунулся, как раз в тот момент, когда в сарай вошло страшилище, держа высоко над головой фонарь «летучая мышь».

Благодаря внезапно пролившемуся свету Хейл увидел, что взрывом уложило сразу двух железноголовых, однако времени радоваться не было: сквозь стены устремился новый поток зарядов, выпущенных из «огера». Некоторые лучи пролетели в каких-нибудь дюймах от Хейла, и он поспешно отпрянул назад.

Марк и Тина лежали распластавшись на настиле, но их, похоже, не задело.

Любой следующий выстрел мог стать роковым, но в сарай ворвалось уже больше десяти страшилищ, третий железноголовый больше не мог определить, в кого стрелять, и огонь снаружи прекратился.

Теперь начался бой внутри: трем страшилищам удалось вскарабкаться на гору из тюков сена, и они двинулись по мосткам в сторону чердака. В соответствии с приказом Хейла их там встретил Марк. После короткой очереди из «рипера» первое страшилище зашаталось и упало. Доски не выдержали веса, и тело полетело вниз, до самого пола, где уже целая толпа мерзких тварей искала способ забраться наверх.

Тем временем в двадцати шагах в стороне раздался приглушенный грохот: это страшилище поднялось по деревянной лестнице, и Тина выстрелила из обреза. Хотя и не такое мощное, как «россмор», вблизи ружье четыреста десятого калибра обладало достаточной убойной силой — страшилищу снесло верхнюю часть головы. Кровавый дождь пролился на толпу внизу. Фонари отбрасывали причудливые тени на западную стену, воздух наполнился бессвязным ревом.

Хейл с удовлетворением отметил, что подростки хорошо держатся, по крайней мере пока, однако тут возникла новая проблема. Не отличаясь особым умом, страшилища тем не менее были очень активными, и те, кто не поднялся на настил и не взобрался на лестницу, полезли по стенам! Изнутри косяки и поперечины не были ничем закрыты, и для чудовищ этих упоров оказалось достаточно.

С криком «Ложись!» Хейл бросил вниз еще одну гранату. Взрывной волной почти всех страшилищ стряхнуло со стен, и настало время поработать «россмором». Ружье поочередно грохотало и лязгало затвором, посылая заряды крупной дроби в тех монстров, которые продолжали карабкаться по стене. Изуродованные трупы шлепались на пол.

Вдруг Хейл услышал крик и, обернувшись, обнаружил, что Тина, не сумевшая быстро перезарядить ружье, оказалась в беде. Взобравшись на чердак, одна из тварей схватила девочку грубыми лапищами и подняла в воздух. Хейл не мог стрелять из страха зацепить Тину, поэтому бросился вперед, хотя понимал, что все равно не успеет.

Страшилище широко разинуло пасть.

И тут Тина удивила и Хейла, и врага, выхватив из кобуры девятимиллиметровый браунинг и приставив дуло к покатому черепу монстра. Мощный пистолет дернулся в руке девочки, и из затылка страшилища вырвалась длинная лента окровавленных мозгов.

Химера разжала руки, выпуская Тину, а та, снова оказавшись на ногах, не растерялась и выстрелила в живот другому страшилищу. Но все новые и новые обезумевшие от жажды крови чудища лезли на чердак.

На подмогу Тине подоспел Хейл. Его точные выстрелы разносили монстров в клочья. Стреляные гильзы улетали по высокой дуге, отскакивали от пола и сваливались с чердака. Времени думать и переживать не было. Хейл только стрелял, перезаряжал и снова стрелял, отчаянно пытаясь остановить жуткий поток.

И вдруг, словно по волшебству, все закончилось. Последняя тварь упала, сраженная зарядом дроби, и в наступившей тишине единственными звуками остались только бульканье смертельно раненной химеры, которая захлебывалась собственной кровью, и мерные щелчки новых патронов, вставляемых в ружье.

— Мы победили! — воскликнул Марк, вставляя в «рипер» свежий магазин. — Мы перебили всех!

— Рано радуешься, — угрюмо отозвался Хейл. — Железноголовых было трое, а уложили мы только двоих. Забирайте рюкзаки… Уходим.

Словно в подтверждение его слов, в сарай влетела аэрозольная зажигательная граната. Упав в десяти шагах от тюков, она с громким шипением взорвалась. Хейл, Марк и Тина находились вне зоны взрыва, однако граната зажгла сено, и пламя стало стремительно распространяться. Аэрозольные зажигательные гранаты первыми придумали люди, но точно так же, как люди заимствовали оружие у химер, происходил и обратный процесс. Хейл рассудил, что железноголовый решил выкурить людей из сарая на видное место.

— Пойдем, — сказал он, надевая на плечи рюкзак. — Следуйте за мной.

Марк и Тина повиновались беспрекословно. Хейл соскользнул по лестнице вниз. Огонь разгорался, и жар уже был невыносимый.

Сквозь стены внутрь начали влетать пули, выпущенные из «огера».

— Сюда! — крикнул Хейл, указывая на восточную стену.

Заскочив на мгновение в отцовскую мастерскую, он сорвал с крючка на стене кувалду и поспешил туда, где ждали Марк и Тина. С грохотом кувалда обрушилась на стену. Нужно было бить строго между соседними раскосами, но Хейлу мешал вес рюкзака, снегоступов и винтовки. И все же после трех хороших ударов отошла целая секция обшивки. Это был прогресс, однако его было недостаточно. Отбросив кувалду, Хейл принялся ногой выбивать шатающиеся доски.

— Марк! — вдруг закричала Тина. — Сзади!

Обернувшись, Хейл увидел объятое огнем страшилище. То ли оно было ранено, то ли просто пряталось в углу, когда взорвался аэрозоль, но сейчас пылающая тварь находилась в каких-нибудь шести шагах и, пошатываясь, шла на них с широко раскинутыми руками.

Марк несколько раз выстрелил, но чудовище продолжало двигаться. Хейл тоже собрался было выстрелить, но тут пуля железноголового, палившего вслепую, угодила в страшилище. Мощный заряд сбил монстра с ног. Пламя объяло его целиком, и один за другим лопнули все шесть глаз. Какое-то мгновение страшилище колотило пятками по полу, потом затихло.

«Часовой» снова принялся за стену.

— Есть! — крикнул он, когда перед ним наконец образовался лаз.

Выглянув, Хейл не увидел железноголового. Судя по последнему выстрелу, химера находилась у противоположной стороны сарая.

— Тина, ты идешь первая, затем Марк.

Ребята не заставили себя торопить. И как раз в этот момент рухнул один из штабелей сена, пламя взметнулось вверх по стене, и занялась крыша. Как только Марк исчез в дыре, Хейл последовал за ним. Зацепившись за край снегоступом, он выругался и потерял доли секунды, пока его освобождал.

Когда они оказались снаружи, пылал уже весь сарай. К счастью, снова повалил снег, который заметет их следы; впрочем, ничто не мешает железноголовому погнаться за ними сейчас. Химера была близко, слишком близко, и, прежде чем идти на юг, надо разобраться с ней.

Хейл побежал, брат и сестра следовали за ним. Обогнув дом с западной стороны, все трое пересекли стоянку для машин. Пожар и брошенные боевые фонари давали предостаточно света. Обойдя баллон с пропаном, Хейл начал подниматься вверх по склону. Достигнув вершины невысокого холма, он стряхнул с плеч рюкзак и знаком приказал подросткам лечь в снег.

Устроив из рюкзака опору для «фарая», Хейл улегся сам. Прильнув к оптическому прицелу, он стал высматривать третьего железноголового. Долго ждать не пришлось. Меньше чем через полминуты здоровенная химера выбежала из-за северо-западного угла дома и двинулась по следу людей на юг. Все это было предсказуемо, но вот чего Хейл не ожидал, так это того, что за железноголовым появятся трое страшилищ. Задача усложнялась: надо было завалить всех четверых.

Хейлу пришла в голову идея. Мрачно усмехнувшись, он проводил взглядом пересекающих стоянку химер и навел перекрестие прицела строго в центр цели. Когда железноголовый подошел к баллону с пропаном поближе, Хейл выстрелил. Бронебойная пуля, пробив на огромной скорости стенку баллона, вызвала искру. Этого оказалось достаточно, чтобы произошла яркая вспышка, в небо взметнулся огненный шар и прогремел взрыв.

Когда дым рассеялся, стал виден большой круг почерневшей земли, затянутый облаком пара. И никаких трупов.

— Здорово! — с восхищением пробормотал Марк. — И что дальше?

— А дальше нам предстоит чертовски долгая прогулка пешком, — ответил Хейл, поднимаясь с земли. — Пора надевать снегоступы.


Десять минут спустя все трое были готовы двигаться в путь.

К этому времени крыша сарая обвалилась, взметнув в воздух мириады искр. Часть из них упала на дом, и тот тоже занялся огнем. Хейл стоял и смотрел, как горит дом, где он провел детство, но тут Тина тронула его за руку.

— Мне жаль, — просто сказала она. — Но мы остались в живых — и за это нужно благодарить вас.

Обернувшись, Хейл всмотрелся в ее серьезное лицо.

— Пошли.


Когда пожар остался далеко позади, вокруг сомкнулась кромешная темнота, и Хейл со спутниками, хотели они того или нет, включили фонарики. Благодаря снегопаду заметить их могли только в том случае, если бы злой рок вывел их прямо на врага.

С трудом пробираясь по глубокому снегу, Хейл размышлял над тем, какие проблемы ждут их впереди и как их следует решить. Главным был вопрос времени: если они не успеют добраться до условленного места, Первис, пилот «Очаровашки», волей-неволей улетит без них. А если так, то сумеют ли они дойти пешком до Валентайна? Такая вероятность была, но все же рассчитывать на это не стоило.

Далее. Мост через Белую реку. Скорее всего, после той перестрелки его охраняет целая орда вонючек, а из-за нехватки времени Хейл не мог надеяться на другие мосты выше и ниже по течению. И что же делать?

Постепенно у Хейла сложился план. Безумный план, однако, возможно, он позволит захватить химер врасплох, и тогда Хейлу с его подопечными удастся переправиться через реку.

Старик Поттер всегда был нелюдимым, но после смерти жены стал законченным отшельником, и именно тогда с ним познакомился Хейл. Участок Поттера в десять акров примыкал с юга к ранчо «Деревянная лошадка», и десять лет тому назад восемнадцатилетний Натан Хейл, верхом собирая отбившихся от стада коров, нашел старика, лежавшего без сознания на дне оврага, рядом с разбитым стареньким «триумфом».

Поттер был влюблен в свой мотоцикл.

Хейл, плеснув в лицо старику водой из фляжки, уложил его на спину Чернышу и отвез обратно в дом. Поттер вечно витал в облаках, постоянно придумывал какие-то безумные бизнес-проекты, которые никогда не приносили результата. Его дом был окружен печальными напоминаниями о разбитых мечтах.

Коллекция включала в себя ржавый грейдер, когда-то принадлежавший «Дорожно-строительной фирме Поттера», занесенную снегом буровую установку, бывшую в свое время гордостью компании «Колодцы и водоснабжение Поттера», и пятидесятидвухфутовую рыбацкую шхуну, которую старик намеревался перетащить по суше через всю страну в Сиэтл, где ей предстояло стать флагманом «Рыболовецкой компании Поттера».

И когда Хейл с юными спутниками приблизился к убогому домишку, он увидел, что кладбище надежд по-прежнему на месте, спит, укутанное снежным покрывалом. Уже начало светать, снегопад ослаб, и стало значительно теплее. Для беглецов это было плохо, но поделать тут было нечего; Хейлу оставалось только пристально оглядывать заснеженную равнину и уповать на лучшее.

На Свалке Поттера, как называли ее местные жители, химер не было, если не считать пяти заснеженных черепов, водруженных прямо перед крыльцом, каждый на своем шесте. У всех трофеев зияло по дополнительной глазнице, оставленной пулей, — свидетельство охотничьего искусства Поттера и его умения обращаться с неавтоматической винтовкой «маузер», которую тот ценил очень высоко. Это оружие стреляло мощными патронами «Фон Хоффе экспресс» 6,5х68 мм, любимыми боеприпасами немецких охотников в Альпах.

— Ого, — одобрительно заметил Марк, изучив черепа, — видно, что стрелял ас.

— Да, — подтвердил Хейл, — настоящий знаток своего дела. Стрелять меня научил отец, но вот на следующий уровень мастерства мне помог подняться Поттер. Он не верил в оптические прицелы, считал, что полуавтоматические винтовки — это оружие изнеженных барышень, а когда шел охотиться на оленя, брал с собой только один патрон!

— Так где же он? — задала прагматичный вопрос Тина, оглядевшись вокруг.

— Понятия не имею, — ответил Хейл. — Скорее всего, погиб. Старик Поттер был таким же, как мои родители, как большинство тех, кто жил в здешних краях, — очень упрямым. Когда пришли химеры, он наверняка вступил в бой. Пять жизней за одну… не так уж плохо.

— Так что мы будем делать? — спросил Марк. — Спрячемся здесь?

Хейл покачал головой.

— Нет, нас должен забрать самолет, и осталось около восьми часов на то, чтобы добраться до места встречи. Сюда мы пришли раздобыть средство передвижения. — Оглядевшись, он снова повернулся к подросткам. — Ждите здесь и смотрите в оба. Я вернусь через минуту.

Гулко стуча ботинками по деревянным ступеням, Хейл поднялся на крыльцо, открыл дверь и вошел в гостиную дома Поттера. Там он и увидел старика, сидящего в кресле-качалке с винтовкой на коленях. Разумеется, Поттер был мертв, и смерть, судя по превратившемуся в мумию трупу, наступила несколько недель назад. На обтянутом кожей черепе сохранились кусты седых волос, глазницы пустовали, а желтые от никотина зубы оскалились в вечной усмешке. Однако рабочий комбинезон сохранился в целости, как и высокие ботинки на шнурках, надетые на высохшие ноги. Странно, но никаких следов насилия не было, из чего Хейл заключил, что Поттер умер собственной смертью, сидя в обшарпанной гостиной в ожидании химер. Почтительно кивнув покойнику, Хейл обошел кресло и направился на кухню, обставленную в духе двадцатых. Самодельная вешалка для ключей висела рядом с черным входом. Хейл гадал, заведется ли машина, на которую так надеялся. Он взял ключи от самосвала «Лайон» и вернулся на улицу через гостиную.

Марк и Тина подкреплялись овсяными оладьями, пожаренными вчера вечером.

— Пошли, — позвал Хейл. — Посмотрим, выйдет ли у нас прокатиться.

Минуло много лет с тех пор, как Хейл в последний раз навещал Поттера, однако он ничуть не удивился, застав грузовик все там же, рядом с полуразвалившейся мастерской. Несмотря на покрывало снега, очертания самосвала проглядывались отчетливо: внушительный кузов, ветровое стекло, разделенное вертикальной перемычкой, плавные изгибы кабины и хромированный лев на капоте с поднятой передней лапой, словно он собирался сделать шаг.

Заведется ли двигатель? Хотя за домом Поттер не следил, ко всему, связанному с техникой, он относился очень трепетно, вплоть до того, что регулярно заводил дизель своей шхуны. Так что Хейл смел лелеять надежду, которая только окрепла, когда он обошел вокруг запорошенного грузовика и убедился, что все шесть шин накачаны.

Хейл ступил на подножку, открыл дверь и забрался в кабину. Плоское жесткое сиденье заскрипело под его весом. Он вдавил в пол педаль сцепления, убедился, что рычаг стоит на нейтральной передаче, и повернул ключ в замке зажигания.

Стартер издал слабое ворчание, но больше ничего не произошло. Аккумулятор разрядился, масло в двигателе замерзло, и Хейл почувствовал, как его надежды начинают таять.

— Ну же, малыш, — пробормотал он, — сделай это ради мистера Поттера.

Стартер снова заворчал, после чего раздался громкий хлопок, от которого Хейл подскочил на месте. Затем раздался дружный перестук всех шести оживших цилиндров.

— Так держать! — воскликнул Хейл, газуя. — Я знал, что у тебя получится.

Стрелка топливомера опустилась до четверти бака, и следующие пятнадцать минут были потрачены на поиски бензина и заправку. Все это время Хейл не глушил двигатель, опасаясь, что второй раз «Лайон» не заведется.

Кабина оказалась слишком тесной для троих человек со снаряжением, поэтому вещи пришлось закинуть в кузов, оставив при себе только оружие и боеприпасы. Уложив «фарай» и «россмор» на пол кузова, Хейл закрепил их обрывком веревки.

Наконец все было готово. Тина сидела верхом на рычаге переключателя передач, положив на колени обрез четыреста десятого калибра, Марк устроился справа. Хейл включил пониженную передачу, выжал сцепление и прибавил газу. Двигатель взревел, изрыгая из двух выхлопных труб отвратительный черный дым, и самосвал тронулся с места.

К этому времени в кабине уже стало жарко. Снег больше не падал, Марк включил средневолновой приемник, и из динамика зазвучал «Апрель в Париже» в исполнении Фрэнка Синатры. Когда песня закончилась, раздался знакомый голос:

— Здравствуйте, дорогие сограждане, это Джек Пиви, я рад приветствовать вас в программе «Час новостей вместе с Джеком Пиви».

У комментатора был глубокий, звучный голос, и он говорил с уверенностью человека, которому известно больше, чем другим.

— Вопреки информации, распространяемой так называемой партией «Только свобода», — вещал Пиви, — мы получаем сведения о том, что наши войска ведут бои с химерами в Южной Дакоте, и недавно была одержана победа в крупном столкновении неподалеку от Рапид-Сити. Когда упорное сражение завершилось, окровавленный снег был усеян тысячами вражеских трупов…

— Дерьмо собачье! — воскликнул Марк, выключая приемник. — Вы видите здесь хотя бы одного солдата, мать их так?

— Здесь лейтенант Хейл, — строго напомнила Тина, — и маме не нравится, когда ты ругаешься.

— Мамы больше нет, — понуро промолвил парень. — Проклятье, да тут вообще никого больше нет, а Пиви врет и не краснеет.

Пиви действительно лгал, по крайней мере, так казалось Хейлу. Передвигаясь на пониженной передаче, он ласкал педаль тормоза, следя за тем, чтобы грузовик не занесло. Впереди была главная дорога, и движение по ней было оживленным. Чувствуя, как сердце начинает биться чаще, Хейл выкрутил руль вправо, выезжая на асфальт. С этой секунды обратный путь был отрезан: до моста оставалось всего две мили, а свернуть было некуда.

Хейл перешел на передачу повыше, поддал газу и снова повысил передачу. Через несколько минут грузовик, разогнавшись до своей максимальной скорости шестьдесят миль в час, летел по середине дороги, громыхая, словно консервная банка с гайками, и разбрызгивая в обе стороны мокрый снег.

Они уже приближались к мосту, когда впереди выскочил химерианский «сталкер», развернул корпус и начал стрельбу по самосвалу. Хейл был знаком с этими похожими на больших крабов машинами. Ему даже приходилось управлять одним «сталкером». Так что он знал, насколько они опасны.

Прищурившись, Хейл следил за равномерной струей пуль, поднимающих фонтанчики мерзлой земли и снега. Тина в страхе зажмурилась. К счастью, пулеметчик еще не успел пристреляться. Достаточно ли простора для маневра? «Да, — решил Хейл, — достаточно». Поставив на кон три жизни, он резко метнулся вправо, затем снова вернулся влево.

Оператор «сталкера» попытался отреагировать на эти стремительные перемещения самосвала, однако тот был намного подвижнее неуклюжей боевой машины и смог проскочить мимо нее, прежде чем она успела развернуться. Пули устремились на юг, вдогонку грузовику, но оператор не мог выпустить реактивные снаряды из опасения поразить мост и охранявших его постовых.

У северной оконечности моста стояли стальные барьеры, а по обеим сторонам дороги за укрытиями из мешков с песком прятались автоматические пушки. Левое орудие открыло огонь по несущейся на полной скорости машине, вскоре к нему присоединилось и правое.

— Выдергивай чеку! — крикнул Хейл.

Марк немедленно последовал приказу. Стекло в правой двери уже было опущено, юноше нужно было только крепко сжимать «ложку» — так солдаты называли предохранительный рычаг — и дожидаться нужного момента.

Пули настойчиво визжали, ударяясь в грузовик. Ветровое и заднее стекла разнесло вдребезги. Налетев на заграждение, «Лайон» на мгновение забуксовал, прежде чем смести его прочь. В этот самый момент Марк высунул в окно руку и бросил гранату. Ударившись о землю, граната подскочила высоко в воздух и взорвалась. Осколки сразили одного из вонючек, пытавшегося развернуть пулемет.

Грузовик сбил другого гибрида, мгновенно превратив его в лепешку. Услышав мягкий хлопок, Хейл понял, что минимум одна химера спрыгнула сверху на крышу. Через секунду скелетообразная рука просунулась в разбитое заднее окно и ухватила Тину за волосы. Попытавшись вырваться, девочка вскрикнула. Хейл воспринял это как сигнал потянуть на себя красную ручку на приборной панели.

Гибрид выпустил волосы Тины. Кузов самосвала начал подниматься, подставляя вонючку под пулеметный огонь сзади. Его тело судорожно задергалось от множества прошивших его пуль, после чего свалилось на настил моста и покатилось в сторону.

Поднятый кузов защитил кабину с тыла. Пули отскакивали от толстой стали. Одно из сдвоенных колес на задней оси лопнуло, но другие пять продолжали нести грузовик на ограждение в южной оконечности моста.

Поднятый кузов был плох тем, что из-за него скорость самосвала упала вдвое. Хейл включал пониженную передачу, когда на левую подножку запрыгнула химера. Издав яростный рев, монстр попытался просунуть голову в открытое окно. Ощутив зловонное дыхание мерзкой твари, Хейл отпустил сцепление, надавил на газ и поднял обрез на уровень окна.

С оглушительным грохотом плотный заряд дроби, выпущенный в упор, снес гибриду полголовы. В трех уцелевших глазах успела отразиться смесь удивления и ужаса, после чего чудовище отлетело в сторону, врезалось в вертикальную опору, и его разорвало надвое.

Приняв у Хейла обрез, Тина торопливо перезарядила его. Тем временем Марк выстрелил в правое окно из «рипера». Гибрид, стоявший за ограждением, рухнул, и тут же мощный бампер ударил по железному барьеру. Во все стороны, поражая химер, полетели искореженные обломки.

Хейл знал, что вскоре придется оставить грузовик и продолжать путь пешком, а потому хотел максимально сократить количество потенциальных преследователей. Он резко нажал на тормоз, включил заднюю передачу и въехал обратно на мост, придавив еще двух вонючек.

Перейдя на пониженную передачу и опустив кузов, Хейл ехал вперед, пока не пришло время остановить «Лайон» и спешиться. Вокруг свистели пули. «Сталкер» был слишком громоздким, чтобы переправиться через реку по мосту, но оператор продолжал поливать другой берег из пулемета.

Стараясь не обращать внимания на взметавшиеся в воздух столбы грязного снега, все трое обежали вокруг грузовика и забрались в кузов. Не меньше половины вещей выпало во время переправы через мост, в том числе рюкзак Хейла и снайперская винтовка. К счастью, «россмор» и все три пары снегоступов были все еще привязаны к днищу.

— Хватайте снегоступы, — крикнул Хейл, поморщившись от пролетевшей слишком близко пули, — и следуйте за мной!

Схватив снегоступы и ружье, Хейл повел подростков вверх по склону к скоплению уже знакомых скал. Перебравшись через гребень, беглецы оказались вне зоны досягаемости пулемета, и «сталкеру» осталось только расхаживать из стороны в сторону и пускать реактивные снаряды в брошенный грузовик. Получив прямое попадание, «Лайон» взорвался, превратившись в огненный шар, и к серому небу взметнулся столб черного дыма.


Десять минут спустя Хейл и его юные спутники, нацепив снегоступы, шли по заснеженной равнине, отчаянно спеша к месту высадки. Крюк к дому Поттера отнял драгоценное время, и теперь приходилось за это расплачиваться.

Из-за потепления снег начал таять, но при этом оставался слишком глубоким, чтобы можно было обойтись без снегоступов. Все же, задержавшись на вершине холма и поглядев назад, Хейл неожиданно порадовался снегу. В полумиле позади была видна троица гибридов, появившихся бог знает откуда. И без снегоступов вонючкам приходилось ой как нелегко.

Один из гибридов, остановившись, выпустил очередь из автоматической винтовки, но все пули ушли в молоко. Хейл пожалел о потерянном «фарае». Все три химеры стали бы легкой добычей для снайперской винтовки.

— Живей, — угрюмо пробормотал Хейл. — Надо оторваться от гадов.

Через два часа уставшие подростки замедлили шаг, и гибриды стали их настигать. Теперь вопрос стоял не «нужно ли сражаться», а «где сражаться». Хейл тщетно пытался вспомнить, нет ли поблизости груды камней, рощицы или оврага, чтобы затаиться в ожидании преследователей.

Увы. Вокруг простиралась бесконечная однообразная прерия. Вернее, Хейлу так казалось, пока он не увидел вдалеке черное пятно.

— Заманим вонючек в засаду, — уверенно объявил он. — Идем, Марк… поможем Тине. Нужно поторопиться.


Впередиидущий гибрид остановился на вершине пологого холма, увидев занесенный снегом труп. В его голове мелькнула мысль, кто или что смогло поразить такого гиганта. Однако она, как и прочие, оказалась мимолетной: подобно всем гибридам, этот жил только настоящим, предоставив более высшим формам рассуждать о прошлом и строить планы на будущее. Задача гибрида заключалась в том, чтобы догнать людей, убить их и насытиться.

Следы вели мимо поверженного титана на ближайший холм, указывая на то, что люди продолжают идти вперед. Еще немного, и гибрид вместе с собратьями нагонит уставших беглецов и насладится медным вкусом человеческой крови. Он махнул рукой, увлекая остальных за собой, и пошел мимо растерзанного трупа, уверенный, что погоня близится к концу.


— Давай! — заорал Хейл.

Они с Марком высунулись из выпотрошенных внутренностей трупа, стреляя навскидку, Хейл из «россмора», Марк из «рипера». Вонючки были застигнуты врасплох.

След на холм проложила ушедшая вперед Тина. Она получила строгий наказ затаиться там и не высовываться.

Вонючки попытались спастись бегством, оказать сопротивление, но град дроби, выпущенной с близкого расстояния, буквально разорвал их на части. Снег окрасился брызнувшей кровью. Подергавшись, гибриды рухнули безжизненными кучами.

Хейл начал было перезаряжать ружье, но, обнаружив, что у него кончились патроны, выбрался из брюха титана. Его взгляд упал на «буллзай», валяющийся рядом с бывшим владельцем.

— Идем! — весело крикнул Хейл, подбирая автоматическую винтовку. — Мы почти у цели.

Они пошли догонять Тину.

Сорок пять минут спустя они уже были на месте, когда послышался гул двигателей и на мягкий снег приземлилась «Очаровашка». Еще через две минуты Хейл подсадил Тину в грузовой отсек, забрался сам и обернулся, протягивая руку Марку.

— Примите мои поздравления, — сказал он, когда люк начал закрываться, — и добро пожаловать в то, что осталось от Соединенных Штатов Америки.


Уговорив Первиса высадить их неподалеку от Валентайна, Хейл, прежде чем вернуться на базу АСНИП, решил убедиться, что Марк и Тина обретут крышу над головой. Отношение к так называемым охраняемым лагерям было противоречивым. Хотя сотни тысяч людей переселялись в них, не меньше народа отказывалось от этого на основании своих жизненных убеждений или потому, что не желало подчиняться царившей в лагерях жесткой, почти армейской дисциплине.

Как и все военные, к дисциплине Хейл привык и считал сторонников группировки «Только свобода» нытиками. И все же, когда грузовик высадил их, не доезжая четверти мили до главных ворот, «часовой» вынужден был признать, что ограждение из колючей проволоки и расставленные через равное расстояние сторожевые вышки сильно напоминают тюрьму.

Тем не менее перед входом выстроилась длинная очередь. Одни толкали тележки, заваленные пожитками, другие перетаскивали сумки и чемоданы. У многих несчастных не было ничего, кроме надетых на них вещей. Плакали дети, лаяли собаки, старики ожидали в угрюмом молчании.

Наконец примерно через час Хейл и его спутники поравнялись с постовым в форме, который отобрал оружие у подростков и поступил бы так же с Хейлом, если бы тот не распахнул куртку, чтобы показать военную форму.

Марку очень не хотелось расставаться с «рипером», однако он ничего не мог поделать.

На следующем пропускном пункте стояли стоны и плач: у беженцев отнимали домашних животных, которых собирались вскоре усыпить.

Наконец, получив разрешение пройти в распределительный центр, Хейл, Тина и Марк встали в очередь для сирот. А таких были сотни, в основном без сопровождающих. Дети и подростки старались помочь друг другу как только могли.

При виде этой картины у Хейла к горлу подкатил клубок. Дородная женщина приветствовала Марка и Тину, снабдила новичков пакетами с туалетными принадлежностями и записала их личные данные. Она жизнерадостно улыбалась, несмотря на то что от подростков воняло как из отхожего места.

— Не беспокойтесь, господин лейтенант… о них позаботятся. Разумеется, их придется разлучить — мальчики и девочки живут в разных общежитиях, — зато у них будет еда три раза в день, медицинский уход, а с понедельника мальчик снова пойдет в школу!

Оба подростка не скрывали огорчения, однако делать было нечего. Хейл пожал Марку руку и неуклюже обнял Тину. Приложил усилия, чтобы улыбнуться.

— Берегите себя, ребята…

Марк отрывисто кивнул, а Тина смахнула слезинку. Они провожали Хейла взглядом, пока он не вышел из распределительного центра.

Оказавшись на улице, Хейл увидел площадку, которая, видимо, использовалась для торжественных церемоний, а за ней сотни совершенно одинаковых шестиэтажных деревянных зданий, возведенных в течение этого года. Все вокруг сверкало чистотой, однако Хейл, возвращаясь по подметенной дорожке к главным воротам, не мог избавиться от угнетающего впечатления.

Постовой вежливо кивнул ему.

— До свидания, господин лейтенант… Желаю вам всего хорошего.

Было уже поздно, но, когда Хейл покинул лагерь, выглянуло солнце. Его лучи прикоснулись к лицу «часового» ласковым теплом, а впереди еще ждал горячий душ. Хотя это было все, на что мог рассчитывать Хейл.

Если только он не попадет под трибунал.

Глава седьмая ПОЛНЫЙ ПРОВАЛ

Неподалеку от Валентайна, штат Небраска

Пятница, 23 ноября 1951 года


«Явиться в мой кабинет 23.11.1951 в 9.00». И подпись: «Майор Р. Блейк».

Сообщение ждало в почтовом ящике внутренней электронной сети АСНИП, когда Хейл вернулся на базу 027 и установил связь с системой. Разумеется, вызов к начальству мог означать что угодно, однако краткость записки и нечистая совесть породили в душе Хейла опасения.

Кабинет Блейка находился на административном уровне по соседству с комнатой совещаний, в которой майор проводил так много времени. Дверь была открыта, и Хейл видел, что Блейк сидит за столом, однако знал, что без разрешения лучше не заходить. Костяшки пальцев трижды стукнули по косяку.

— Войдите.

Сделав предписанные три шага вперед, Хейл почувствовал висящее в воздухе напряжение. Щелкнув каблуками, он застыл по стойке «смирно», устремив взгляд на стену у Блейка над головой, держа спину прямо и вытянув большие пальцы рук вдоль швов тщательно отутюженных брюк.

— Лейтенант Хейл по вашему приказанию прибыл, сэр!

Последовала дробь ударов по клавиатуре. Закончив набирать сообщение, Блейк отправил его в сеть, после чего развернулся в кресле и посмотрел Хейлу в лицо. Тому показалось, что на него уставились два орудийных жерла. Ни «вольно», ни приглашения сесть.

— Ну, — начал наконец ровным тоном Блейк, — как прошло трехдневное увольнение? Хорошо отдохнули?

Во рту у Хейла стало сухо, он выдавил сколько мог слюны и сглотнул. Не оставалось ничего другого, кроме как ждать, что будет дальше.

— Так точно, сэр.

— Прекрасно, — проворчал Блейк. — Великолепно… Потому что ваш маленький отпуск стоил больших денег. Во-первых, полный бак керосина СВВП, затем «фарай», который вы не вернули назад, плюс три гранаты и прочее казенное имущество. Все это будет вычтено из вашего жалованья. Я ясно излагаю, лейтенант?

Взгляд Хейла оставался прикован к точке прямо над головой у Блейка.

— Так точно, сэр!

— Наверное, ты считаешь нас болванами, — продолжал Блейк. — И может быть, твой план сработал бы… Вот только ты мне понадобился, и — знаешь что? Тебя не оказалось в комнате, и ты не выходил через главные ворота, а следовательно, покинул базу каким-то другим путем. Как выяснилось — на борту «Очаровашки».

Замолчав, Блейк подчеркнуто неторопливо взял со стола бумагу и внимательно ее прочитал.

— Кстати, Хейл, — зловещим тоном добавил он, — наверное, тебе будет любопытно узнать, что в течение следующих тридцати суток командир Первиса будет давать ему самые хреновые задания, какие только сможет придумать. Так что советую избегать лейтенанта. Вряд ли он обрадуется встрече.

Майор положил документ на стол.

— Ну а теперь, — Блейк откинулся на спинку кресла, — довольно о Первисе… Поговорим о тебе. Я мог бы снять с тебя шпалы, но трибунал — это бесконечная бумажная волокита, а я терпеть не могу бумажки. Да и зачем нам трибунал. У меня ведь запасено для тебя одно очень увлекательное задание — и все говорит о том, что живым ты не вернешься. Это избавит нас с тобой от мороки. Так что ровно в одиннадцать будь в комнате совещаний, и постарайся по дороге не заблудиться.

— Так точно, сэр, — с деревянным лицом ответил Хейл.

Блейк кивнул.

— Можешь идти.

Хейл четко развернулся кругом, сделал два шага и уже собрался открыть дверь.

— Да, Хейл…

Хейл обернулся.

— Сэр?

В глазах майора появилось что-то похожее на сочувствие.

— Сожалею по поводу твоих родных.

Хейл кивнул.

— Благодарю, сэр. Это были хорошие люди.

С этими словами он вышел.


Когда Хейл пришел без десяти одиннадцать, в комнате совещаний уже собралось полно народа. Верный признак того, что предстоит важное событие. Старшие офицеры и руководители АСНИП заняли стулья в первых рядах, предоставив капитанам, лейтенантам и полудюжине сержантов искать места дальше. Чему Хейл был только рад.

Пончиков уже не осталось, но кофе хватало. Наполнив большую кружку, Хейл уселся между дородным офицером службы снабжения и старшим сержантом с квадратным подбородком. Оба обратили внимание на нашивку с фамилией у него на груди. Не говоря уже про цвет глаз.

Хейл испугался, что с соседями придется разговаривать, но его спас Блейк, призвавший к всеобщему вниманию.

— Здравствуйте… и добро пожаловать в операцию «Железный кулак». В последнее время нам здорово досталось от химер, и это — шанс расплатиться.

В операции «Железный кулак» будут участвовать объединенные силы в составе пятого десантного батальона под командованием подполковника Джека Хокинса, — Блейк кивнул на офицера, сидящего в первом ряду, — и диверсионно-разведывательной группы «часовых» под началом лейтенанта Натана Хейла. — Тем же самым движением головы майор указал на Хейла. — Помимо того, чтобы убить как можно больше уродцев, задача этой вылазки — обнаружить и захватить то, что может оказаться очень ценными технологиями.

Хейл испытал смесь гордости, смущения и страха. Старший сержант сбоку понимающе усмехнулся.

— Хорошая новость в том, что вы будете командовать группой, — шепнул он Хейлу. — А плохая — вы будете командовать группой!

Хейл улыбнулся. Вот главное противоречие в душе любого офицера: одновременно и желание командовать, и боязнь того, что будет, если не хватит подготовки, если неправильно оценишь ситуацию, если просто не повезет.

— Прежде чем мы перейдем к деталям, — продолжал Блейк, — доктор Линда Барри сообщит кое-какие подробности, которые помогут войти в курс дела. Для тех, кто еще не знаком с ней, скажу, что доктор Барри окончила Массачусетский технологический институт и в настоящее время работает в отделе новых технологий АСНИП. Это те ребята, что изучают штуки, принесенные разведгруппами, и говорят, как нам их использовать. Доктор Барри?

Барри была одной из трех женщин в комнате, что уже само по себе привлекало к ней внимание, а когда она вышла к кафедре, ее поразительная красота приковала взгляды всех собравшихся. Коротко стриженные черные волосы, карие глаза, частично скрытые за большими очками, губы чуть тронуты алой помадой. Она была одета в простую кожаную куртку и брюки защитного цвета, что никак нельзя было считать последним писком моды. Кашлянув, доктор Барри начала:

— Благодарю вас, господин майор. В результате операций, подобных той, которую несколько дней назад возглавил капитан Энтони Нэш, АСНИП смогло воспроизвести некоторые технологии, разработанные химерами, что позволило в кратчайшие сроки совершить невероятный прорыв. И теперь, благодаря артефакту, обнаруженному капитаном Нэшем и его людьми, перед нами, вероятно, открывается возможность совершить новый скачок вперед.

Барри взяла с кафедры пульт дистанционного управления и направила на настенный экран. Зажужжал кинопроектор, и появилось изображение, которое Хейл тотчас же узнал. В глубине желеобразного куба мерцали тысячи огоньков, и, когда камера приблизилась к нему, Хейл разглядел крошечные искорки, проскакивающие между ними. «Раньше этого не было, — подумал он. — Похоже, наши ребята догадались, как включить штуковину…»

— Безусловно, красиво, — продолжала Барри. — Однако эта красота — лишь побочный эффект, главная цель в другом. Вы видите перед собой оптический компьютер… Это означает, что для хранения и обработки информации в нем вместо электронов используются фотоны. Мы еще только пытаемся его воспроизвести, но нам уже удалось извлечь много информации и оценить ее важность.

Лучше всего смотреть на этот куб как на огромную картотеку. — Барри повернулась спиной к слушателям. — И, как и большинство картотек, она забита самыми разнообразными сведениями, часть из которых может быть полезна, а от остального нет никакого толка. Среди ценных сведений то, что можно охарактеризовать как опись запасов топлива. И под топливом я имею в виду не солярку.

Она подалась вперед, подчеркивая важность своих слов.

— Я имею в виду ядерное топливо, вроде плутония, который переправили из Великобритании и доставили в наш научно-исследовательский центр в Нью-Мексико. К сожалению, мы не смогли получить из этого плутония необходимое количество стратегического сырья, и при нынешних темпах пройдут еще годы, прежде чем мы обзаведемся ядерным оружием, которое можно будет использовать против химер.

Замечание вызвало приглушенный гул голосов: все остро осознавали, в каком тяжелом положении оказались Соединенные Штаты.

Кивнув, Барри продолжала:

— Согласно расшифрованной нами описи, вонючки хранят запасы ядерного топлива на недавно построенной базе неподалеку от городка Хот-Спрингс в штате Южная Дакота. Мы собираемся нанести массированный удар, отвлечь значительную часть охраны базы на оборону, чтобы диверсионно-разведывательная группа могла забрать все необходимое. Высока вероятность, что, как только наши люди в Нью-Мексико проанализируют добычу, мы совершим долгожданный прорыв и создадим ядерное оружие.

Кажется, у меня все, — заключила она. — Благодарю за внимание.

Пока Барри возвращалась на место, Хейл уже размышлял о предстоящей операции. Нэш был прав: содержимое куба и вправду оказалось важным, и Хейл сожалел, что капитан не дожил до того, чтобы узнать, насколько важным.

Обдумывая предстоящую операцию, он ощутил, как в груди начинает образовываться знакомая пустота. Несомненно, главную роль предстоит сыграть пятому десантному батальону, однако именно группе Хейла надо захватить ядерное топливо. Только теперь Хейл осознал, что общего было у них с Нэшем.

Страх потерпеть неудачу.


В операции «Железный кулак» было задействовано почти две тысячи человек, включая вспомогательный персонал, и всех их нужно было доставить на исходные позиции, обеспечить снаряжением, а в некоторых случаях еще и обучить выполнению конкретных задач. Поэтому после завершения общего совещания участникам велели разойтись по другим кабинетам, чтобы детально обсудить отдельные темы: транспорт, снабжение, тактика.

Хейла направили к двери с табличкой «Командование».

Войдя, он первым делом увидел десятки аэрофотоснимков, которыми была завешана одна стена, и подробную карту Южной Дакоты, занимавшую большую часть другой. Бывший сержант, лишь совсем недавно произведенный во вторые лейтенанты, он несколько смутился, оказавшись в окружении таких важных чинов, как подполковник Хокинс, его заместитель майор Мерфи и других, в том числе доктора Барри. Очки на время исчезли, и Хейл, пожимая протянутую руку, был поражен тем, какие у нее печальные глаза. Барри улыбнулась, и между передними зубами мелькнула щербинка. Почему-то этот крошечный дефект показался ему особенно очаровательным — хотя он и сам не смог бы сказать почему.

— Рада познакомиться с вами, лейтенант, — спокойно произнесла Барри. — Не хотите вернуть мне мою руку?

— Извините, — пробормотал Хейл, поспешно разжимая ладонь.

После чего не замедлил ретироваться, благо майор Блейк подвел к ученой другого офицера.

Выставив себя дураком, Хейл был рад занять место в конце длинного стола, однако обнаружил, что его соседом будет все тот же старший сержант.

— Моя фамилия Герти, сэр, — радушно представился сержант. — Приятно сознавать, что диверсионно-разведывательную группу возглавит десантник. Хоть на нем теперь и другой мундир.

Хейл рассмеялся и почувствовал себя лучше: сержант прикрывал с правого фланга. Они успели немного поболтать.

— Пора за работу, — наконец объявил Блейк, занимая место во главе стола. — Теперь, когда всем уже известно в общих чертах, что предстоит сделать, настало время рассмотреть детали. Подполковник Хокинс…

Долговязому Хокинсу потребовалось добрых две секунды, чтобы распрямиться, и всего два шага, чтобы оказаться у карты. Телескопическая указка издала несколько щелчков, пока он ее раздвигал. Темно-русые волосы Хокинса начинали седеть, лицо пересекали глубокие морщины, а уголки губ были навечно опущены вниз.

— Мы вот здесь, — отрывисто произнес он, постучав кончиком указки по городку Валентайн. — А место сбора — здесь.

Хейл проследил взглядом за указкой, остановившейся на Чадроне, штат Небраска, расположенном милях в сорока — пятидесяти южнее Хот-Спрингса.

— В соответствии с планом мы двинем на север по главной магистрали танковую роту, — продолжал Хокинс. — В поддержку танкам дается две роты мотопехоты на многоцелевых бронеавтомобилях «Линкс». Это выгонит уродцев из леса. Затем, когда они устремятся навстречу, мы нападем с востока и запада, используя подразделения, прибывшие на СВВП. И тогда кулак сомкнется, — зловеще произнес подполковник. — Если повезет, убьем не меньше тысячи.

Хотя Хокинс формально был старше Блейка по званию, майор «часовых» представлял АСНИП, которому подчинялась диверсионно-разведывательная группа. Поэтому никто не удивился, когда Блейк одобрительно заметил:

— Полагаю, все согласятся, что план хороший, и, скорее всего, нам удастся застать вонючек врасплох.

Однако, как ни важна сама битва, — тактично добавил майор, — основная ее цель — оттянуть неприятельские силы на юг, чтобы доктор Барри и лейтенант Хейл могли успешно проникнуть на химерианскую базу рядом с Хот-Спрингсом. И больше того, разыскать хранилище топлива и забрать ядерное сырье с собой. Доктор Барри?

Хейл поразился, узнав, что группу будет сопровождать гражданское лицо. Эта новость включила в голове сигнал тревоги, который нужно было срочно заглушить. Хейл уже сопровождал капитана Нэша на место крушения химерианского челнока на Бер-Бьюте и знал, что Барри посылают не просто так. И все же ему нисколько не улыбалась перспектива проникать в мощно обороняемую химерианскую базу с обузой в виде женщины, за плечами у которой не было и намека на военную подготовку.

Встав, Барри водрузила на место очки и подошла к смонтированной аэрофотокарте.

— Вот комплекс, где хранится ядерное топливо, — спокойно начала она, указывая ручкой на скопление цилиндрических сооружений. — Эти снимки были сделаны пилотом специально оборудованного реактивного «Сейбра» в ясную погоду за день до нашей находки на Бер-Бьюте. Так что, возможно, с тех пор что-то изменилось. Комплекс был построен так, чтобы использовать энергию геотермального источника. Энергия поступает в стандартную энергетическую башню, вот она, — а уже отсюда на распределительную станцию, расположенную неподалеку от Рапид-Сити.

Хейлу уже приходилось иметь дело с энергетическими башнями химер в Англии; они нередко располагались вблизи геотермальных источников и использовались для передачи энергии в крупные распределительные центры. Где, если ученые были правы, эта энергия служила для охлаждения земной атмосферы и других целей, которые пока что еще не были выяснены.

— Комплекс у Хот-Спрингса выполняет и другую задачу, — продолжала Барри. — Строение возле геотермального источника, расположенное рядом со зданием, о котором у нас крайне скудная информация, практически наверняка используется как склад ядерного топлива. Поскольку строение возвышается над землей всего на тридцать футов, мы предполагаем, что основная часть плутониевых стержней хранится глубоко под землей, где они надежно защищены от ударов с воздуха. — Она помолчала. — Вопросы есть?

После короткой паузы Хейл поднял руку.

— Да, мэм… Я обратил внимание на четыре небольших сооружения на крышах. Что это?

— А у вас зоркий глаз, — одобрительно заметила Барри, поочередно указывая кончиком ручки на крошечные квадратики. — Это зенитное вооружение. Ракеты, автоматические пушки, и все работает очень эффективно.

Хейлу не понравился ответ. Особенно если его группе придется высаживаться с СВВП. Однако вместо того, чтобы сразу высказывать свои опасения, он решил пока помолчать и хорошенько все обдумать.


Совещание, которому предстояло стать первым из многих, вскоре закончилось. Подполковник Хокинс, майор Мерфи и старший сержант Гутри по очереди покинули комнату по старшинству в порядке убывания. Хейл встал, собираясь последовать за ними, но тут к нему подошла Барри. Очки снова исчезли.

— Лейтенант Хейл, у вас найдется минутка?

— Конечно. Чем могу служить?

— Вы нахмурились, когда Блейк объявил, что я отправляюсь вместе с вами, — серьезно проговорила Барри. — Вас не устраивает это решение?

Хейл пожал плечами.

— Не обижайтесь, доктор Барри, но было бы гораздо лучше, если бы вы были солдатом.

Карие глаза Барри схлестнулись с золотистыми глазами Хейла.

— Таким, как капитан Нэш?

— Да, — честно подтвердил Хейл. — Таким, как капитан Нэш.

— Вы были рядом с ним, когда он погиб?

— Да, — печально ответил Хейл. — Я был там.

— И он пал смертью храбрых?

Вопрос удивил Хейла, его брови поднялись.

— Да, Нэш сражался как герой.

— Он был бы очень рад это услышать, — ровным голосом произнесла Барри.

— Наверное, — согласился Хейл. — А почему вы спрашиваете?

— Мы с ним были помолвлены, — просто ответила Барри. — Не беспокойтесь, лейтенант… Пусть я женщина и пусть не солдат, но я могу за себя постоять.

И с этими словами она ушла.

Глава восьмая ЗНАКОМОЕ ЛИЦО

Денвер, штат Колорадо

Понедельник, 26 ноября 1951 года


Три дня снег то прекращался, то начинался снова, но наконец ветер с запада разогнал тучи, и лучи яркого солнца проникли сквозь верхнюю створку высокого узкого окна в восточной стене спальни Касси Эклин.

Свет ударил Касси в лицо, и, открыв глаза, она тут же зажмурилась. Заслонившись одной рукой от солнца, второй Касси нащупала будильник. Быстрый взгляд подтвердил худшие опасения. Часы показывали всего десять минут восьмого, а просыпаться нужно было только в половину.

Засыпать на треть часа не имело смысла, и перспектива пойти на работу пешком, подставив лицо солнцу, подтолкнула Касси встать. Она отключила будильник, сбросила ноги на пол и начала готовиться к новому дню.

Касси делила крохотную однокомнатную квартиру с женщиной на два года старше ее, работающей в ночную смену в Денверском федеральном центре, и сейчас соседняя двуспальная кровать пустовала. Касси приняла душ, накрасилась и оделась. Как психологу, вольнонаемной служащей армии, отданной в распоряжение АСНИП, ей было очень важно поддерживать соответствующий внешний вид.

Хотя Касси предпочла бы надеть что-нибудь более будничное, она остановила выбор на темно-синем костюме. Жакет заканчивался на талии, а длинная, чуть расклешенная юбка спускалась ниже колен. Завершили наряд накрахмаленная белая блузка и чулки — покупать такие становилось все труднее. Черные туфли на высоком каблуке отправились в кожаный портфель; им предстояло сменить резиновые боты, когда Касси придет на службу.

Завтрак состоял из чашки кипятка, где плавал уже дважды использованный пакетик чая, и двух тостов с тонюсенькими слоями масла и клубничного варенья. Из-за постоянных перебоев с продовольствием омлет с беконом, которым Касси когда-то наслаждалась чуть ли не каждое утро, теперь превратился в недоступный деликатес: он бы обошелся ей как обильный ужин, если бы только она смогла раздобыть необходимые ингредиенты. И все это не вязалось с тем, что не далее как вчера сказал по радио министр сельского хозяйства Сеймур.

Он говорил о нехватке продовольствия как о «временной проблеме с распределением», «сезонном изменении ассортимента» и, наконец, «периодической флуктуации рынка». Впрочем, конкретная формулировка не имела значения — результата она не меняла.

Доев второй тост, Касси запила его остатками бледного чая, после чего вымыла посуду и поставила ее сушиться в шкаф. Пришло время надеть пальто, сунуть ноги в боты и взять со столика в прихожей сумочку и портфель.

Заперев за собой входную дверь, Касси спустилась на два лестничных марша, прошла через небольшой вестибюль и оказалась на улице. Ее дом на Виргиния-авеню стоял всего в нескольких кварталах от огромного комплекса Денверского федерального центра. Тротуары покрывал толстый слой снега, но уже успели расчистить дорожки, так что идти было довольно легко.

Хотя это был жилой район, а не военный городок, повсюду виднелись знаки войны. Обе стороны улицы были заставлены машинами: Денвер переполнился беженцами с севера, которых приютили местные родственники и знакомые. Кроме того, были еще и те, кому, подобно Касси, приходилось снимать жилье. Многим тысячам не оставалось выбора, кроме как идти в организованные наспех охраняемые лагеря или же селиться в трущобах, облепивших город с востока.

Сообщения о трущобах рисовали жуткую картину: их обитатели строили лачуги из всего, что удавалось купить, подобрать или украсть; неочищенные сточные воды текли по открытым канавам, а люди, чтобы согреться, жгли все, что попадалось под руку. Еды не хватало, медицинское обслуживание попросту отсутствовало. Все это привело к ограничениям и запретам, вынуждающим переселяться в охраняемые лагеря.

Другими признаками войны были заснеженные огороды, разбитые на месте бывших парковок, золотые звезды на окнах домов, где жили семьи, потерявшие на фронте отца, сына или брата, и американские флаги, безжизненно болтающиеся у входных дверей, свисающие с шестов или натянутые на манер транспарантов между зданиями.

Чтобы добраться до Цитадели, как называли Денверский федеральный центр все, кто там работал, Касси нужно было пересечь Аламеда-авеню. Движение здесь, как всегда, было оживленным. Касси подождала, пока проедет военная колонна из пятнадцати машин, и быстро перебежала на противоположную сторону. Катящиеся мимо грузовики в две с половиной тонны разбрызгивали вокруг грязь. У последних пяти были открытые кузова, в которых сидели тепло одетые солдаты. При виде Касси многие из них одобрительно засвистели.

Касси помахала вслед удаляющейся колонне.

За наружными стенами высотой двенадцать футов и толщиной шесть на территории комплекса велось бурное строительство. Посередине прямых отрезков стен и на углах возводились оборонительные башни, ощетинившиеся стволами. По ночам на них зажигались мощные прожекторы, лучи которых ходили из стороны в сторону, вызывая ненависть у жителей соседних домов.

Федеральный центр состоял из десятков зданий, и Касси даже слышала, что в самом сердце комплекса возводится еще один совершенно секретный объект. Выдвигалось много предположений относительно того, для чего будет использоваться новое здание, но те, кто что-то знал, хранили молчание, а расставленные вокруг охранники не пускали на стройку любопытных.

Какой бы ни была цель строительства, стук молотков, визг пил и другие подобные звуки доносились круглосуточно.

Ворот было несколько, и так как все постовые знали Касси в лицо, ей достаточно было лишь помахивать удостоверением. В центре работали сотни женщин, но мужчины превосходили их по численности в десять раз, так что Касси, направлявшуюся к центральному госпиталю, провожали восхищенные взгляды. На самом деле в здании находился не только госпиталь, но и прочие медицинские помещения, необходимые для выполнения постоянно расширяющейся программы «часовых».

Касси входила в группу гражданских психологов, которым платили за то, чтобы они обеспечивали умственную стабильность всех «часовых». Задача сильно усложнялась тем, что солдаты подвергались побочному действию вакцин. Большинству труднее всего было справиться с напряжением постоянных боевых действий, а также свыкнуться с полной оторванностью от родных — считавших, что их больше нет в живых.

Пройдя через все контрольно-пропускные пункты, Касси подошла к зданию госпиталя. Кирпичное строение не было лишено определенного обаяния. За обитой железом дверью скрывался просторный вестибюль. Над подковообразным столом высилась женщина строгого вида. У нее над головой висели часы, которые показывали время разных часовых поясов. В Нью-Йорке сейчас ровно полдень, в Денвере — десять утра, в Сан-Франциско — девять.

Пропорхнув мимо стола, Касси прошла по коридору к лифтам и через пять минут очутилась в своем уютном кабинете на третьем этаже. В крошечной комнате с трудом помещались два человека, но она целиком принадлежала Касси, была ее личной гаванью.

Первый клиент уже сидел в кресле для посетителей, его звали сержант Марвин Кавецки.


Хейл ненавидел Денверский федеральный центр, госпиталь и все, связанное с ними. Тем более что ради поездки в Денвер пришлось покинуть базу, где полным ходом шла подготовка к операции «Железный кулак». Но, как заметил майор Блейк, перед серьезным заданием было бы очень неплохо получить укол вакцины, а беседа с мозговедом входила при этом в обязательную программу.

Инъекция в спинной мозг была уже чем-то обыденным, а принимая в расчет количество «часовых», которым ее делали, процедура стала какой-то обезличенной. Как и все в армии. Один за другим солдаты заходили в операционную, где им приказывали раздеться до пояса. Их сажали на металлический табурет, и медсестра малевала на месте укола большое пятно холодным антибактериальным раствором.

Затем лысеющий доктор плюхался на табурет рядом и вводил немного местной анестезии. Через некоторое время, убедившись, что средство подействовало, врач брал с полочки шприц на десять кубиков и устанавливал иглу между четвертым и пятым позвонками. Флюороскоп позволял ему наблюдать движение иглы на черно-белом мониторе.

— Не шевелитесь, — строго ворчал врач, нажимая на поршень, — иначе вы сильно пожалеете.

Хейл ощутил тупой нажим, когда вакцина стала входить в его тело, и испытал облегчение, когда врач выдернул иглу. Медсестра вручила Хейлу листок со списком возможных побочных эффектов; выходя из кабинета, он скомкал бумагу и швырнул в мусорную корзину. В прошлом он уже испытал многие из этих симптомов — и остался жив. А это было все, что он хотел знать.

После укола нужно было подняться на третий этаж для беседы с доктором Аланом Маккензи, гномоподобным человечком, который из раза в раз засыпал Хейла вопросами о детстве, взаимоотношениях с другими людьми и сексуальных фантазиях. Ответы Хейла, большинство которых он выдумывал на ходу, заставляли Маккензи пыхтеть трубкой, выпуская облачка приправленного ароматом вишни дыма, и сосредоточенно делать пометки в тетради на спиральной пружине.

Двери лифта открылись, и Хейл увидел среди ждущих на этаже знакомое лицо. Много времени минуло с того момента, как закончился проект «Авраам» по первым экспериментам с прививками, но вид Касси Эклин вызвал поток воспоминаний. Стерильная обстановка, долгие беседы и кое-что еще. Несомненно, физическое влечение, но также и нечто другое, чего раньше Хейл никогда не испытывал. И чего ему остро не хватало с тех самых пор.

Лицо Касси просветлело.

— Натан? Это ты! Я сегодня видела сержанта Кавецки, и он сказал, что ты здесь. Как раз собиралась спуститься в клинику, чтобы тебя разыскать.

Улыбнувшись, Хейл схватил ее кисть обеими руками.

— Касси… какая неожиданность! И какая приятная неожиданность. Ты выглядишь восхитительно.

Хейл заметно осунулся, выглядел измученным, но она солгала, радостно воскликнув:

— И ты тоже!

Он взглянул на часы.

— Через несколько минут я должен быть на приеме у доктора Маккензи… Есть какая-нибудь надежда, что ты освободишься к обеду?

— Я ждала этого вопроса. И я полностью в твоем распоряжении. Буду ждать в кафе «Аламеда»… Это в двух кварталах к востоку от центра, на Аламеда-авеню. — Она оглянулась по сторонам. — И еще, Натан…

— Да?

— Мне бы не хотелось, чтобы ты упоминал о нашей встрече в разговоре с Маккензи.

Хейл ухмыльнулся.

— О какой встрече?

И с этими словами ушел.


Покинув Денверский федеральный центр через ворота, выходящие на Аламеда-авеню, Хейл повернул налево. Капрал ему козырнул, он ответил на приветствие и шагнул в сторону, обходя лужицу талого снега. Сделав свои ответы как можно более краткими, Хейл освободился в рекордный срок. Ему уже довольно давно не приходилось бывать в обществе женщины, тем более такой привлекательной, и он с нетерпением ждал обеда с Касси.

Правда заключалась в том, что Хейл испытывал смешанные чувства к этой женщине. Его тянуло к Касси, и с самого начала, но он так и не смог определить, как она относится к нему. Во время проекта «Авраам» Касси была подчеркнуто холодна. Возможно, она лишь старалась вести себя профессионально. Или же это было сигналом держаться от нее подальше?

Хейл так и не пришел к какому-то решению.

Было еще одно обстоятельство: Касси защитила диссертацию по психологии, тогда как у него за плечами только средняя школа. Так не пытается ли он откусить больше, чем может проглотить? И все же сейчас она определенно была рада встрече с ним, а это чего-то да стоило. Разве нет?

Хейл увидел впереди «Аламеду». Внешне она напоминала то, чем и являлась на самом деле, — железнодорожный вагон-ресторан, снятый с колес и установленный на городской улице. Судя по числу машин на стоянке, заведение пользовалось популярностью.

Хейл вошел в кафе следом за мужчиной в костюме и огляделся в поисках Касси, но ее нигде не было. Когда молодая парочка встала и направилась к выходу, Хейл завладел их кабинкой возле окна. Усталая пожилая официантка подошла, чтобы унести грязную посуду.

— Извини, солдатик. Сначала все уберу, а потом уж приму заказ.

Прошло пять минут, и Хейл уже начинал гадать, не посмеялась ли над ним Касси, но, выглянув в окно, увидел ее на улице. Заметив его, Касси помахала рукой и через минуту вошла в кафе. Многие мужчины обратили на нее внимание, но, заметив, в чью сторону она направляется, тут же вернулись к своим тарелкам.

— Прости, — виновато сказала Касси, позволяя Хейлу снять с нее пальто. — Я уже собралась уходить, но тут ко мне в кабинет пожаловал босс.

— Я все понимаю, — заверил Хейл. — Ты у нас женщина занятая.

Они немного поболтали, Хейл рассказал о службе «часовых», Касси — о своей крохотной квартире и соседке, затем официантка принесла меню. Когда она отошла, Хейл повернулся к Касси и спросил о том, что уже давно хотел узнать:

— Тебя в Денвер начальство направило? Или сама попросилась?

— Сама. Не могу подолгу засиживаться на месте. Аляска мне надоела.

— Может, тебе следует поговорить об этом с психологом, — наигранно строгим тоном предложил Хейл.

У Касси были короткие светлые волосы, открытый взгляд и полные губы, в любой момент готовые изогнуться в хитрой улыбке. Смеялась она звонко и раскатисто.

— Если намекаешь, что у меня проблемы с постоянством, вероятно, ты прав…

Помолчав, Касси сказала:

— Кстати, здесь очень вкусный шоколадный коктейль.

Хейл обрадовался возможности попробовать что-нибудь новое, и, когда вернулась официантка, оба заказали по чизбургеру, жареной картошке и шоколадному коктейлю. Все стоило уже на треть дороже, чем полгода назад.

— Ты теперь лейтенант, — весело отметила Касси, когда им принесли заказ. — Прими мои поздравления.

— Спасибо. До сих пор не могу привыкнуть. После того как годами ругаешь офицеров, странно самому быть офицером.

— Ну, похоже, у тебя это получается, по крайней мере мне так сказали. А кто это знает лучше, чем твои подчиненные?

Хейлу как-то не приходило в голову, что его солдат может проверять именно Касси, и он подумал, имеет ли она право рассказывать об этом. Но прежде всего его смутил комплимент, и Хейл отвел взгляд в сторону.

— Да, мне… ну, пока что везет.

Касси, похоже, почувствовала, что ему не по себе, и поспешила перевести разговор в другое русло. Следующие три четверти часа пролетели быстро. Они обсудили кучу тем: войну, экономику, «Дорогу на Рангун» — последний фильм с Бобом Хоупом и Бингом Кросби.[7] Хейл его еще не видел, но Касси сказала, что фильм очень смешной.

Оплатив счет, они, как-то незаметно для самих себя, очутились на улице.

— Я тебя провожу, — предложил Хейл.

— Спасибо, но, по-моему, это не слишком хорошая мысль.

Хейл удивленно поднял брови.

— Вот как? И почему же?

Касси потупилась, затем снова подняла взгляд.

— Сказать по правде, мне, наверное, не следовало встречаться с тобой. Ты теперь наблюдаешься у доктора Маккензи, а ведь мы общались во время проекта «Авраам», так что любые личные взаимоотношения могут быть восприняты как идущие вразрез с этикой.

— То есть это означает, что мы больше не можем встречаться?

— Нет, — ровным голосом ответила Касси, и у нее изо рта вырвалась струйка пара. — Это означает, что мы не можем встречаться, пока оба работаем в АСНИП.

Хейл просиял.

— Отлично, проблема разрешена, — объявил он. — Я немедленно увольняюсь! Ну а теперь ты поужинаешь со мной?

Касси не рассмеялась, на что надеялся Хейл. Она молчала, и Хейл вдруг осознал, что понятия не имеет, какие у нее в голове мысли. Наконец Касси заговорила:

— Когда ты возвращаешься в Небраску?

— Нас прибыло тридцать человек. Завтра в три часа утра мы должны быть в аэропорту Стэплтон. Зная, как долго некоторые ждали случая выпить, думаю, что по крайней мере половина приедет в аэропорт на машинах военной полиции.

— Несомненно, мой гражданский долг избавить тебя от подобной судьбы. — Касси достала из сумочки маленькую тетрадку и черкнула в ней пару строк. — Так что вместо того, чтобы куда-то идти, давай поужинаем у меня дома. Вот адрес… Приходи к семи. Соседка уже уйдет на работу.

Принимая клочок бумаги, Хейл ощутил восторг, но постарался это скрыть. Ему не хотелось ничего испортить.

— Что мне захватить?

— Захвати себя, — сказала Касси, глядя на часы. — Ого! Прости, мне надо бежать! Увидимся в семь.

Хейл проводил ее взглядом, размышляя о том, как ему повезло, после чего повернул в противоположную сторону.

В квартале на восток была троллейбусная остановка. Хейлу предстояло убить полдня. И сделать одно дело.


Агент проследил, как офицер и женщина вышли на улицу, обменялись парой слов и расстались. Ничего особенного за обедом не произошло — так, пустяки, но для агента это была своего рода разменная монета. Нечто вроде мелочи, которая со временем наполнит копилку, и тогда он в конце концов продвинется по службе.

Эта мысль подняла ему настроение. Выйдя из кафе, он засунул газету под мышку и вернулся к работе. Пусть весь мир катится в пропасть — лично он был доволен своей жизнью.


Чтобы добраться до центра Денвера, нужно было сделать пересадку, и оба троллейбуса оказались набиты битком. Хейл стоял, как и большинство пассажиров-мужчин, предоставляя сидеть женщинам и пожилым людям. Спросив водителя, он узнал, что иммиграционный центр находится на Бродвее и троллейбус остановится как раз напротив. Когда троллейбус начал замедлять ход, Хейл стал пробираться к двери.

— Иммиграционный центр, почтамт и деловой район, — объявил водитель. — Пожалуйста, будьте осторожны при выходе из троллейбуса.

Дверь-гармошка открылась. Хейл спустился по двум ступенькам и быстро отошел в сторону, чтобы не мешать людям на остановке входить. Обойдя троллейбус сзади, Хейл увидел на противоположной стороне улицы иммиграционный центр. Тот состоял из двух одинаковых пятиэтажных зданий, между которыми вниз, во внутренний двор уходила длинная пологая лестница. К большому удивлению Хейла, огромная очередь тянулась из двора на Бродвей, заворачивала за угол и шла далее по Девятнадцатой авеню.

Определить, за чем выстроилась такая очередь, было невозможно — в ней стояли самые разные на вид люди.

Хейл дошел до перекрестка, дождался зеленого света и перешел улицу. Вдалеке в воздухе висел похожий на кита вертолет, патрулирующий западную окраину города. Перед иммиграционным центром стоял штаб-сержант. У него было круглое лицо и ржаво-красные щеки. Сержант козырнул подошедшему Хейлу. Если его и удивили золотисто-желтые глаза офицера, то он этого никак не показал.

— Добрый день, сэр… Я могу вам помочь?

— Да, — сказал Хейл, поднеся руку к козырьку. — Я хочу зайти в Бюро перемещенных лиц. Вы не могли бы сказать, где оно находится?

— Именно к нему выстроилась вот эта очередь, — ответил сержант, ткнув через плечо большим пальцем. — Похоже, сейчас все разыскивают всех, — угрюмо добавил он.

И это действительно было так. А Хейл был одним из этих всех. Теперь, выяснив, что Сьюзен осталась жива после нападения на ранчо «Деревянная лошадка», он надеялся ее найти. Из газет Хейл узнал, что Бюро перемещенных лиц, подразделение Министерства внутренних дел, организовало единую базу данных. Проблема заключалась в том, что беженцев были миллионы — и многие из них относились к правительственной программе подозрительно. Мало того, группировка под названием «Только свобода» предполагала, будто единая база данных, которая, по официальной версии, призвана была помогать родным разыскивать друг друга, на самом деле являлась очередной попыткой администрации президента Грейса закрепостить народ.

У Хейла не было возможности проверить, насколько эти голословные обвинения соответствуют правде, но он был полон решимости выяснить, жива ли Сьюзен.

— Да-а, — протянул Хейл, скользнув взглядом вдоль очереди, — похоже, в таком положении оказались многие. Я ищу сестру.

— Надеюсь, сэр, вы ее найдете, — слова сержанта прозвучали искренне. — Я прикажу рядовому Яно провести вас в начало очереди.

Хейл покачал головой.

— Нет, это будет несправедливо. Я постою в очереди, как все.

— Воля ваша, сэр, — неуверенно ответил сержант. — Но тогда советую предварительно осушить топливные баки.

Это было дельное предложение, и Хейл вошел в иммиграционный центр через другой вход и посетил мужской туалет. Вернувшись на улицу, он прошел вдоль очереди до самой Девятнадцатой авеню, свернул на нее, прошел еще квартал и наконец встал за женщиной в потрепанном пальто. Чтобы согреться, он засунул руки в карманы шинели.

Заметив появление Хейла, стоявшие рядом засыпали его вопросами о том, как идут дела на фронте, будто считали, что любой человек в форме знает об этом все. Одни слушали информационные выпуски таких обозревателей, как Джек Пиви, и верили, что химеры повсюду отступают, в то время как другие настраивали приемники на подпольное радио «Свободный Чикаго», организованное партией «Только свобода». Эти люди полагали, что вонючки уже вошли в Небраску и продолжают продвигаться на юг.

Хейл старался говорить правду, не раскрывая ничего такого, о чем следовало молчать, но быстро обнаружил, что обе группы упрямо держались собственных убеждений.

Он уже простоял два часа. Время тянулось медленно, очередь продвигалась вперед судорожными рывками, а хвост непрерывно продолжал отрастать новыми людьми. Чем ближе солнце клонилось к горам, тем холоднее становилось. Еще часа через полтора появились две женщины, катящие вдоль очереди тележку. На тележке стояла большая фляга, и женщины, раздавая стаканчики с кофе, старались как могли приободрить стоящих в очереди. Хейл попытался заплатить за кофе, но одна из женщин покачала головой и грустно улыбнулась.

— Это все, что мы можем сделать, господин лейтенант. Надеюсь, вы найдете того, кого ищете.

Но очередь привлекала и людей другого сорта: всевозможных торговцев, попрошаек, религиозных фанатиков. В какой-то момент появился человек с безумными глазами, который шел вдоль очереди, размахивая над головой Библией.

— Внемлите! — громогласно взывал он, и с багровых губ срывались брызги слюны. — Правда о президенте Грейсе есть в Откровении Иоанна Богослова, глава тринадцать, стих девятый — десятый: «Кто имеет ухо, да слышит. Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убиту мечом».

Возможно, этот человек сказал бы и больше — то есть обязательно сказал бы больше, — если бы его не забрали трое в штатском. Что, с точки зрения Хейла, было и к лучшему. К тому времени он уже вошел во внутренний дворик и порадовался, что не придется бросать очередь, торопясь к Касси.

Еще через пятнадцать минут одна общая очередь разделилась на три, каждая из которых вела к деревянному столу с компьютерным терминалом. У мужчины, встретившего Хейла, на груди висела бирка с фамилией Кроули. У него были темные волосы, а мятую белую рубашку оттягивало солидное брюшко. Его лицо сияло в отсветах экрана. Кроули даже не потрудился поднять взгляд.

— Фамилия?

— Меня зовут Хейл… Натан Хейл.

— Не ваша, — раздраженно оборвал его Кроули. — Фамилия того, кого вы разыскиваете.

— А, — спохватился Хейл. — Сьюзен Фарли. По буквам — Ф-А-Р-Л-И.

Застучали клавиши, Кроули ввел фамилию. Заморгав, он уставился на появившиеся на экране строчки.

— Их тут пять… Дату рождения знаете?

— Седьмого марта тысяча девятьсот двадцатого года.

— Нет, — ответил Кроули. — Даже близко ничего нет. Следующий!

— Подождите, — не сдавался Хейл. — Она из Южной Дакоты. У вас есть Сьюзен Фарли из Южной Дакоты?

— Да, есть, — ехидно ответил Кроули. — Но ей шестьдесят три года. А теперь отойдите в сторону, иначе я вызову охрану.

Простояв в очереди больше пяти часов, Хейл вынужден был покинуть иммиграционный центр с пустыми руками. Получалось, что Сьюзен или погибла по дороге от ранчо на юг, или предпочла не заносить свою фамилию в общенациональную базу данных, в чем не было бы ничего удивительного, учитывая острое стремление к независимости, свойственное всем Фарли.

Уже стемнело, когда Хейл подошел к остановке, где целая толпа ожидала троллейбуса в сторону юга. Оставалось чуть меньше часа, чтобы добраться до дома Касси, но Хейл надеялся успеть, при условии, что троллейбусы ходят по расписанию и ему удастся сесть в ближайший.

К счастью, троллейбусы действительно ходили по расписанию и Хейлу удалось сесть в первый же, так что в итоге он вернулся к федеральному центру, имея в запасе еще пятнадцать минут. Как раз хватит, чтобы заскочить в ближайший магазин и купить бутылку вина; что касается цветов, то их не было и в помине. После чего, не обращая внимания на пронизывающий ледяной ветер, Хейл, следуя указаниям хозяина магазина, направился к Виргиния-авеню, где жила Касси.


Войдя в подъезд, Хейл поймал себя на том, что нервничает. Что бы там ни было, он понимал, что Касси умнее его и он запросто может выставить себя дураком. С гнетущим чувством Хейл поднялся по лестнице и постучал в дверь.

Послышался цокот шпилек по твердому дереву, затем клацанье отпираемого замка, и наконец дверь открылась. Улыбнувшись, Касси чмокнула Хейла в щеку, и все его страхи разом улетучились.

— Натан! Заходи же.

На ней было черное вечернее платье, жемчуг и черные лакированные туфли. От этого элегантного и в то же время соблазнительного наряда у Хейла захватило дух. Слышался голос Эллы Фицджеральд, поющей «How High the Moon». Взяв у Хейла шинель, Касси поблагодарила его за вино и первой прошла в уютную гостиную, освещенную торшером и полудюжиной свечей.

— Спасибо за вино — с твоей стороны это очень мило. Как насчет того, чтобы чего-нибудь выпить? Можно откупорить твою бутылку, еще я могу предложить бурбон со льдом, джин с тоником или водку с апельсиновым соком. Поразительно, что до сих пор можно достать апельсиновый сок.

— Я бы предпочел бурбон, — ответил Хейл, оглядываясь вокруг. Хотя обстановка не отличалась особыми изысками, все было продумано и каждая вещь находилась на своем месте. — Мне нравится, как ты живешь.

— Здесь очень мило, правда? — радостно промолвила Касси, подходя к столику с бокалами и бутылками. — В Денвере нынче очень трудно найти жилье, и мне несказанно повезло, что мы скооперировались с Вики. Это моя соседка. Пожалуйста, садись. Сейчас будет готов твой бурбон. Кстати, угощать тебя я буду мясом в горшочке. Надеюсь, оно получилось… Я попробовала найти вырезку, но ее нигде нет. Вот что сейчас творится в магазинах. Приходится брать то, что есть.

— Обожаю мясо в горшочке, — искренне признался Хейл, — не ел его уже несколько лет.

— Мне тоже нравится, — согласилась Касси, протягивая ему стакан. — Правда, на готовку уходит много времени. Зато у нас будет возможность поговорить. — Она подсела к нему на диван. — Итак, чем ты занимался после обеда?

Отпив глоток, Хейл рассказал про очередь, про людей, с которыми встретился, и про то, что попытка выяснить судьбу Сьюзен окончилась неудачей. Это привело его к рассказу о вылазке на ранчо, о том, что он там обнаружил, и об обратной дороге вместе с Тиной и Марком. Они заканчивали по второму коктейлю, когда по радио зазвучал медленный танец в исполнении «The Ink Spots».[8]

Встав, Касси протянула руки.

— Ты замечательный человек, Натан, — произнесла она, и Хейл отставил недопитый стакан. — Другой бросил бы ребят на произвол судьбы. А теперь иди сюда… Я хочу танцевать.

Танцы любого вида занимали первую строчку в списке того, что вселяло в Хейла ужас, однако он не мог упустить возможность подержать Касси в объятиях. Поэтому он встал и взял ее руки.

Через мгновение Хейл очутился где-то в другом месте, опьяненный исходящим от Касси ароматом и нежностью ее тела. Он передвигал ноги, но совсем чуть-чуть, и они с Касси просто покачивались в такт музыке. Хейл уткнулся носом в ее волосы, наслаждаясь запахом чистой кожи, и привлек Касси к себе.

Когда Касси посмотрела в его золотисто-желтые глаза, они словно пришли к какому-то безмолвному соглашению. Губы Касси мягко приняли поцелуй, ее руки сами собой поднялись, гладя затылок Хейла, и все тело будто растаяло.

В какой-то момент танец прекратился. Руки искали, совершая чарующие открытия.

— Да, — прошептала она ему в ухо, — да…

Оторвав Касси от пола, он унес ее в спальню и уже приготовился положить на кровать, когда она сказала:

— Нет, Натан… на другую.

Хейл повиновался. Он опустил Касси на белое покрывало и продолжил с того места, на котором остановился. Женская одежда, в особенности вечерние платья, всегда оставалась для него загадкой, поэтому Касси пришлось кое-где ему помогать. Однако процесс доставил Хейлу наслаждение, и когда черное платье наконец оказалось на полу, он уже был наполовину раздет.

— Ты у меня не первый, — тихо произнесла Касси. — Но с последнего раза прошло много времени.

Поцелуями Хейл прогнал тревоги Касси, снимая с нее остатки одежды. Затем он остановился, чтобы посмотреть на нее. Комната освещалась лишь пламенем свечей, и половина лица Касси терялась в колеблющихся тенях. Ее груди, увенчанные кораллами сосков, были маленькие, но упругие. Протянув руку, Хейл провел между ними до пупка. Касси мечтательно улыбнулась.

— Тебе нравится то, что ты видишь?

Хейл ответил на ее вопрос чередой поцелуев, блуждавших по всему телу, пока дыхание Касси не стало частым, а пальцы не принялись за пряжку его ремня. Теперь пришло время Хейла помогать. Он на мгновение встал, избавляясь от форменных брюк, после чего вернулся на свое место между длинными, стройными ногами Касси.

Кровать оказалась слишком узкой, чтобы лежать рядом, но Хейл не имел ничего против, когда рука Касси нащупала его и потянула за собой. Воздержание было долгим не только у нее, поэтому Хейл проникал во влажное тепло Касси не торопясь, чем усилил обоюдное вожделение. Тихо застонав, Касси обвила его торс ногами, призывая продолжать.

— Я тебя хочу, хочу всего, — сдавленно прорычала она, подстраиваясь под старый как мир темп.

Наконец они оба поднялись на самую вершину страсти, после чего провалились в океан наслаждения.

Хейлу еще ни разу не приходилось испытывать ничего подобного, и, когда все закончилось, Касси еще продолжала вздрагивать под ним. Затем она заплакала.

К такому Хейл не был готов. Он ощутил волну беспокойства.

— Касси? Что с тобой?

— Ничего, — прошептала Касси, учащенно дыша. — Женщины плачут по самым разным причинам.

— А, — отозвался Хейл, — понимаю.

Но на самом деле он не понял ровным счетом ничего и обрадовался, когда Касси перестала плакать. Сколько-то они пролежали, счастливые, обвив друг друга, постепенно отходя от случившегося. Затем был душ, куда они предпочли отправиться вместе, и это, возможно, снова привело бы их в кровать, если бы у них было больше времени.

Вытершись досуха, Касси накинула махровый халат и направилась на кухню. Ужин прошел за кухонным столом и при свечах. Хейл натянул гимнастерку и форменные брюки, но остался босиком. Вино оказалось приличным, мясо в горшочке и овощи получились восхитительными, и Хейлу показалось, что это лучшая трапеза из всех, какие ему только пришлось отведать.

Но время пролетело быстро, и вот часы уже показали два ночи, а значит, у Хейла оставался всего час, чтобы добраться до аэропорта. Касси вызвала по телефону такси, Хейл закончил одеваться, после чего они изо всех сил старались поддерживать разговор ни о чем.

Через пятнадцать минут у подъезда остановилось такси, Хейл на прощание поцеловал Касси, и волшебный вечер закончился.

— Я вернусь, как только смогу, — пообещал Хейл, глядя ей в глаза.

Улыбнувшись, точнее попытавшись улыбнуться, Касси поправила ему галстук.

— Я буду на месте.

Но оба понимали, что нельзя быть уверенными ни в чем, и этот вечер, проведенный друг с другом, возможно, окажется единственным. Стоя у окна, Касси смотрела, как Хейл вышел на улицу и встал в пятно фонарного света. Обернувшись, он помахал рукой.


Хейл сел в такси, машина уехала, и Касси осталась одна.

— Прости, Натан, — прошептала она, думая о том, что сделали с Хейлом. Что продолжали с ним делать. — Мне очень, очень жаль.

Касси легла в кровать и попыталась забыться сном.

Но когда взошедшее солнце пролило лучи света в спальню, Касси все еще не спала.

Глава девятая ГРОМ СРЕДИ ЯСНОГО НЕБА

Вашингтон

Вторник, 27 ноября 1951 года


Небо было чистым, со стороны Атлантики дул холодный ветер. Глава президентской администрации Уильям Дентвейлер поднялся по узкой лестнице на третий этаж неказистого жилого дома, к маленькой двухкомнатной квартире.

Возле двери его встретил агент ФБР по имени Милт Васовитц. На нем были серая фетровая шляпа с мягкими полями, темно-синий френч и начищенные до блеска ботинки. На широком лице выделялись массивные брови и отвислые щеки. Дентвейлер и Васовитц проработали вместе почти неделю и успели перейти на «ты».

— Привет, Билл, — радостно встретил Дентвейлера Васовитц. — Выглядишь так, словно всю ночь жарился в преисподней.

Дентвейлер поморщился.

— А чувствую себя еще хуже. Видишь ли, Милт, женщины в годах бывают очень требовательными. Они знают, чего хотят, и не унимаются, пока не добьются своего.

Васовитц сочувственно усмехнулся.

— Тут, Билл, мне придется поверить тебе на слово. У нас с Мэгги пятеро детей, и, когда я возвращаюсь домой, ей хочется только выпить стакан вина и еще чтобы я помассировал ей спину.

Рассмеявшись, они вошли в дверь. Обставленная разномастной мебелью, квартира была напрочь лишена семейных фотографий, всяких безделушек и личных вещей. Дентвейлеру приходилось видеть гостиничные номера, хранящие более заметный отпечаток постояльцев.

— Такой ты ее и нашел? — спросил он.

— Совершенно верно, — подтвердил Васовитц. — Все чисто, нигде ничего. Хоть бы пустая бутылка из-под пива в мусорном ведре завалялась!

— Отпечатки пальцев?

— Полно, — ответил агент ФБР. — В основном министра обороны и его жены. Все остальные — управляющего, слесаря-сантехника и предыдущих жильцов.

Дентвейлер задумчиво кивнул. Как только стало известно об исчезновении Уокеров, все поначалу решили, что супружескую пару похитили. Однако поскольку требований о выкупе никто не предъявлял, пошли разговоры о двойном убийстве или об убийстве и самоубийстве, и в полицию были разосланы ориентировки.

Расследование продолжалось, фотографии пропавших появились в газетах, и в полицию обратился мужчина, заявивший, что женщина, очень похожая на миссис Уокер, купила у него подержанный автомобиль. Вот только она назвала другую фамилию, расплатилась наличными и не сказала ни слова, зачем ей машина.

По мере того как выяснялись все новые подробности, становилось ясно, что Уокеры покинули Вашингтон по собственной воле. Это предположение вызывало глубокую озабоченность у администрации Грейса: Уокер знал о проекте «Омега» и был решительно настроен против него. Если он выступит с публичными обвинениями, это подольет масла в огонь общественного недовольства, который и без того усиленно раздувала «Только свобода».

Вот почему Дентвейлеру было приказано работать в тесном сотрудничестве с правоохранительными органами и выяснить, что же произошло в действительности, после чего доложить лично президенту Грейсу. Эта тайная квартира пока что была последним элементом головоломки.

— Значит, они смылись, — заключил Дентвейлер, протирая очки белым платком.

— Похоже на то, — мрачно согласился Васовитц. — Мы уже разослали ориентировку на машину… Но пока никаких результатов.

— Хорошо, — ответил Дентвейлер, водружая очки на нос. — Но как только машина или Уокеры будут обнаружены, я должен узнать об этом. И чтобы никаких утечек в прессу. Понятно?

— Понятно, — серьезным тоном подтвердил Васовитц.

— Хорошо, — повторил Дентвейлер, направляясь к выходу. В дверях он остановился. — И еще, Милт… Когда сегодня будешь возвращаться домой, принеси жене цветы. Как знать, вдруг тебе повезет.


Президент Грейс не любил посла Великобритании — да какое там не любил, он его терпеть не мог. В основном потому, что лорд Винтер был аристократ, а Грейс не доверял аристократам. Но, выходя из-за стола навстречу дипломату, президент прочно натянул на лицо то, что члены его администрации называли «улыбкой номер один».

— Здравствуйте, господин посол, — тепло произнес Грейс, — рад вас видеть! Пожалуйста, садитесь… Может быть, хотите чаю? Я знаю, как англичане любят чай.

Винтер, аскетического вида мужчина с седыми волосами на прямой пробор и холодными голубыми глазами, сохранил армейскую выправку. На нем был костюм-тройка от лучшего лондонского портного, дополненный галстуком-бабочкой и золотой цепочкой от карманных часов, пересекавшей опрокинутой дугой плоский живот посла.

— Благодарю вас, господин президент, — мрачно ответил Винтер. — С удовольствием выпью чашку чая.

К ним присоединились государственный секретарь Моуди с американской стороны и канадский посол Пимм, представлявший осажденное Британское содружество. Эта организация, некогда простиравшая зону своего влияния на весь мир, после многочисленных побед химер превратилась в нечто условное.

Первые пятнадцать минут встречи были потрачены на чай, выпечку из кухни Белого дома и учтивые разговоры ни о чем. Затем Винтер изложил свою просьбу, точнее, тщательно отрепетированную мольбу о помощи. Суть ее заключалась в том, что британское правительство надеялось уговорить американцев вместо пассивной обороны совместными силами ударить по позициям химер в Канаде, пока пришельцы не успели там укрепиться. Затем, в случае успеха, подобные операции можно будет перенести в Англию и дальше.

Предложение это было хорошее — вернее, оно было бы хорошим несколько лет назад, до того как сто пятьдесят миллионов человек погибли в России, четыреста пятьдесят миллионов в Европе и еще несчетное число миллионов в Азии. Подобно правительствам большинства стран, правительство Соединенных Штатов не сразу осознало химерианскую угрозу в полной мере, и сейчас британский план был далек от реальности.

Винтер и Пимм в глубине души и сами это понимали. Грейс прочитал это в их глазах. Он выслушал послов, пообещал внимательно обдумать предложение и испытал облегчение, когда они удалились.

Кабинет главы президентской администрации находился по соседству с кабинетом Грейса, и как только послы удалились и Моуди последовал за ними, вошел Дентвейлер. Президент, усевшийся обратно за свой стол, приветствовал его кивком.

— Добрый день, Билл. Чем ты занимался ночью? Выглядишь усталым.

— Пришлось хорошенько поработать, — не моргнув глазом солгал Дентвейлер. — Как прошла встреча с послом Винтером?

Грейс скривил гримасу.

— Терпеть не могу этого человека, и все-таки мне его жаль. Как и всех остальных дипломатов, вынужденных покинуть родину. В Вашингтоне их полно. А как у тебя дела? Есть прогресс в поисках Уокеров?

Два стула для гостей стояли перед старинным столом, сделанным из досок британского барка «Резолют».[9] Дентвейлер выбрал тот, что справа.

— Да, господин президент, есть. На основании имеющейся информации можно заключить, что Уокер с женой уехали по своей воле. И, учитывая то, как они это сделали, разумно предположить, что ничего хорошего они не задумали.

— Черт бы побрал этого Уокера! — взревел Грейс, с силой опуская кулак на стол. Фотография миссис Грейс подпрыгнула и упала, и Дентвейлер увидел в глазах президента гнев. — Что он задумал?!

Дентвейлер пожал плечами.

— Подозреваю, Уокер поддерживал связь с людьми из «Только свободы», которые примут его с распростертыми объятиями. Уокер родом из Чикаго, и именно оттуда ведет радиопередачи «Только свобода», так что, скорее всего, он направится туда. Готов поспорить, добравшись до Чикаго, Уокер уже через четверть часа выйдет в эфир.

— Но ведь Чикаго захвачен химерами, — возразил Грейс.

— Верно. Но именно поэтому «Только свобода» пользуется таким доверием. Организация действует в подполье, ее члены прячутся по подвалам и канализациям, откуда совершают набеги на врага. Вонючки не прекращают попытки искоренить партизан, но пока что это им никак не удается.

Президент задумался.

— Допустим, Уокер выйдет в эфир. Что с того? Никто ему не поверит… Тем более когда мы обвиним его в измене.

— Если только у Уокера нет чего-то такого, о чем мы не знаем, — вставил Дентвейлер. — Ну, скажем, подробной записи заседаний кабинета. Чего-нибудь достаточно убедительного, что сможет причинить ощутимый вред.

— В таком случае необходимо остановить Уокера до того, как он доберется до Чикаго, — зловеще произнес Грейс.

— Он успел нас здорово опередить, — осторожно напомнил Дентвейлер.

— Тогда чего ты ждешь?! Поднимай ФБР, управление внутренней безопасности, военных. Пусть берутся за работу. Я хочу, чтобы Уокер был арестован, а еще лучше — убит! Я ясно выразился?

Дентвейлер кивнул, блеснув стеклами очков.

— Да, господин президент. Предельно ясно.

— Вот и хорошо, — сказал Грейс, поднимаясь из-за стола. — У меня в расписании отмечено, что через полчаса мы должны быть в мемориале Линкольна, — а ты знаешь, как я отношусь к пунктуальности.


Предполагалось, что мемориал Линкольна будет напоминать древнегреческий храм, и благодаря тоннам колорадского мрамора и тридцати шести дорическим колоннам это удалось в полной мере. Дух античности, а также задумчивая статуя внутри обусловили то, что мемориал пользовался популярностью как у туристов, так и у политиков. И теперь, после реставрационных работ, на которые ушли миллионы, президент Грейс лично посетил мемориал, чтобы ознакомиться с результатом и сказать несколько слов.

Вот почему радиожурналист Генри Стиллмен и свободный фоторепортер Эйб Бристоу ждали у мемориала, и они не были единственными. Всего собралось около тридцати журналистов, а также человек пятьдесят зевак, желающих хоть мельком взглянуть на президента.

Стиллмен, мужчина с длинным худым лицом и внушительным подбородком, был одет в ладно скроенный серый костюм. Закурив сигарету «Кэмел», каких в день он выкуривал немало, Стиллмен захлопнул зажигалку и бросил в карман пиджака.

— Итак, Эйб, — сказал он, глубоко затягиваясь крепким дымом, — как ты думаешь, зачем Грейс приехал сюда? Чтобы спросить совета у Линкольна?

Бристоу был невысокий и коренастый, словно Создатель взял человека обычного роста и приплюснул его, как если бы тот был из глины. Он возился с громоздким фотоаппаратом, оснащенным вспышкой.

— Видит Бог, дельные советы паршивцу не помешают, — кисло ответил Бристоу. — Хотя он все равно к ним не прислушается.

Возможно, Стиллмен сказал бы что-то еще, но в этот момент на лестнице, ведущей к мемориалу, произошло какое-то оживление, и толпа устремилась вперед.

Стиллмен и Бристоу поспешили вместе с потоком, но вскоре вынуждены были остановиться, поскольку десяток полицейских перекрыли дорогу. Сразу же позади них появился мужчина в штатском, подошедший к микрофону. Его голос понесся из громкоговорителей, установленных два часа назад.

— Добрый день… меня зовут Уильям Дентвейлер, я возглавляю президентскую администрацию. Не надо толкаться и лезть вперед. Президент Грейс будет отвечать на вопросы в течение десяти минут. После чего он отправится обратно в Белый дом на важное совещание. Господин президент?

Дентвейлер отступил на два шага вправо, пропуская Грейса к микрофону.

Сверкнув фирменной ослепительной улыбкой, президент подошел к микрофону в сопровождении свиты из работников службы безопасности. Погода стояла солнечная, поэтому Грейсу не пришлось щуриться от вспышек, когда Бристоу и его собратья по ремеслу защелкали фотоаппаратами.

Тем временем Стиллмен упорно протискивался вперед в надежде поднести свой новенький диктофон на батарейках как можно ближе к президенту. Журналисты принялись выкрикивать вопросы, но только одному бывалому радиорепортеру удалось перекрыть зычным голосом общий гул.

— Господин президент! Артур Нортон, «Ви-Ди-Си ньюс». Ходят слухи, что в линии обороны «Свобода» появились бреши. Беспокоит ли правительство возможная паника среди мирного населения?

Грейс нахмурился.

— Паника? Артур, сделайте одолжение… я обращаюсь ко всем… Посмотрите вверх.

Стиллмен, держа диктофон в вытянутой руке, поднял взгляд. Остальные поступили так же.

— Итак, — продолжал президент, — что вы видите?

Нортон, лысеющий мужчина лет тридцати с небольшим, был озадачен.

— Ничего.

Грейс довольно кивнул.

— Совершенно верно. Ничего. А объясняется это тем, что налогоплательщики — а вы среди них — любезно высказали доверие моей администрации. Закон и порядок — вот почему наша страна продолжает твердо стоять, в то время как другие пали.

Когда президент завершил фразу, Стиллмену наконец удалось протолкнуться в первый ряд.

— Генри Стиллмен из «Ю-Эс-Эй ньюс». Господин президент… Наш корреспондент в Монтане сообщает, что охраняемый лагерь, расположенный за пределами линии обороны, позавчера был атакован тысячами пришельцев.

К микрофону шагнул Дентвейлер. В его голосе прозвучала неприкрытая ярость.

— Этот лагерь находился бы внутри линии обороны, если бы пособники «Только свободы» не присвоили выделенные для этой цели материалы! Что вынудило правительство ужать линию.

— Боюсь, Билл прав, — рассудительно добавил Грейс. — Так называемая «Только свобода» представляет большую угрозу, чем вонючки.

Видимо, Дентвейлер был не в восторге от подобных вопросов, поскольку поспешил закончить пресс-конференцию.

— Ну хорошо, — сказал глава администрации, — у президента напряженный график работы. Давайте закругляться.

Внезапно послышался пронзительный свист, и что-то огромное, свалившись с ясного неба, упало на дорогу позади толпы. В воздух взлетело такси и с грохотом рухнуло на мостовую, тотчас вспыхнув. Все вокруг затянуло черным дымом, женщины в испуге завизжали, полицейские принялись выкрикивать противоречащие друг другу приказы, а президента буквально унесли в ждущий лимузин.

Когда дым начал рассеиваться, Бристоу указал на огромный шпиль, торчащий из земли. Он был похож на громадное копье, наконечник которого пробил бетон и ушел глубоко в землю. Целиком металлическое копье, только в тысячи раз больше. От раскаленной ракеты исходил пар, затем послышался слабый скрежет остывающего корпуса.

— Что это… Генри?

Стиллмен покачал головой.

— Понятия не имею, Эйб… Но сделали эту штуку не люди. Тут нет никаких сомнений.

На земле лежали раненые, другие пытались им помочь. Завыли сирены, и президентский кортеж стремительно умчался прочь. Стиллмен и Бристоу, журналисты до мозга костей, приблизились к шпилю. Фотограф делал один снимок за другим.

— Слава богу, она не взорвалась, — заметил Бристоу, опуская фотоаппарат. — Но может, нам лучше…

Он так и не договорил. Со зловещим гулом от корпуса ракеты отделились участки обшивки. Затем без предупреждения на улицу стали вываливаться сотни яиц размером с детский мяч. При виде желтоватых шаров, которые, подпрыгивая, катились во все стороны, Стиллмен ощутил холодок в груди.

— Не нравится мне все это, — пробормотал он. — Бежим!

Развернувшись, они бросились вверх по лестнице, ведущей к мемориалу, и в этот самый момент яйца начали лопаться. Послышалась леденящая кровь какофония — писк тысяч рождающихся на свет прядильщиков. Мерзкие твари выбирались из мягкой скорлупы, за считаные мгновения трансформировались и, достигнув размера кошки, набрасывались на тех, кто замешкался.

Люди кричали, падая на землю под весом пяти-шести прядильщиков. У каждой вонючки имелись клыки и полые шипы, через которые они вводили жертве отраву. Пораженные ядом тотчас начинали корчиться в судорогах.

Избежав первой волны нападения, Стиллмен и Бристоу добрались до середины лестницы, следуя за толпой журналистов и зевак. Вдруг оба услышали жуткий рев, и Бристоу почувствовал, что одна из тварей запрыгнула ему на спину, при этом другие неудержимым потоком лезли по ступеням. Остановившись, Бристоу попытался дотянуться до химеры. На помощь пришел Стиллмен, он схватил извивающегося вонючку и оторвал его от спины товарища. Прядильщик оказался горячим на ощупь; он яростно сопротивлялся, но журналист отшвырнул его вниз.

К этому моменту лестницу запрудили сотни новых прядильщиков, оба журналиста снова бросились бежать. Многих сбивало с ног, и Стиллмен, вынужденный наступить на грудь упавшему, ощутил, как там что-то сломалось с жутким хрустом. Здание окружала стальная решетка, и не растерявшийся молодой охранник как раз запирал последние ворота, когда Стиллмен и Бристоу проскочили внутрь.

Дверца с громким лязгом захлопнулась у них за спиной, и послышался настойчивый стук сотен разъяренных чудовищ, колотящих по ограде. Веснушчатый охранник разрядил в визжащую массу табельный револьвер тридцать восьмого калибра. Сквозь частую решетку укрывшиеся внутри видели, что каждая пуля сразила по крайней мере две-три химеры, однако тварей было слишком много, и вскоре боек револьвера щелкнул по стреляной гильзе.

Затем, словно подчиняясь какому-то невидимому сигналу, волна инородной плоти схлынула назад. Только тогда открылось жуткое зрелище: по лестнице шатаясь поднимался человек, облепленный полудюжиной прядильщиков. Однако твари его не жалили. По крайней мере, пока.

— О господи, — прошептал Бристоу. — Это же Нортон!

Поднявшись по лестнице, корреспондент «Ви-Ди-Си ньюс» ухватился за прутья решетки обеими руками и принялся их трясти. Зрачки распахнутых глаз расширились от неподдельного ужаса.

— Пустите меня! Во имя всего святого, пустите!

Достав большую связку ключей, охранник шагнул было к воротам, но Стиллмен схватил его за руку.

— Стойте! Этого нельзя делать.

Охранник попытался высвободиться, но к Стиллмену на помощь подоспел Бристоу.

— Вы с ума сошли? — воскликнул парень. — Там же погибает человек!

— А здесь двадцать человек, — с жаром возразил Стиллмен. — Вонючки используют его в качестве приманки! Они ждут, когда вы откроете дверь, чтобы ворваться внутрь.

— Что вы хотите сказать?

— Что этот человек уже мертв, — угрюмо ответил Стиллмен. — И мы ничего не можем с этим поделать.

Молодой охранник перестал вырываться и с трепетом смотрел, как прядильщики позволяют Нортону молить о помощи.

— Пожалуйста! У меня семья… Не дайте мне умереть… — Прижавшись лицом к прутьям решетки, Нортон переводил взгляд с одного лица на другое. — Ну почему? — скулил он. — Почему вы меня не впускаете?

Но тут химеры, поняв, что от него нет никакого толка, снова набросились на Нортона. Кого-то вырвало, а женщина жалобно всхлипнула, когда прядильщики принялись за работу. Нортон кричал, а химеры оплетали его слой за слоем блестящей розовато-коричневой паутиной. Вскоре крики затихли — несчастному стало нечем дышать. Тело Нортона еще билось какое-то время и наконец застыло, и большой отряд прядильщиков унес свежий кокон прочь.

Химеры продолжали злобно выть и пищать, но ограда держалась. Все постарались отойти подальше от решетки, а охранник стал вызывать по рации полицейских. На взгляд Стиллмена, это была пустая трата времени: наверняка этот шпиль не был единственным, и полиция уже знала о случившемся.

— Эй, — окликнул его Бристоу. — Ты не видел мой фотоаппарат? Кажется, я его потерял.

— Нет, — рассеянно ответил Стиллмен. — Не видел.

— В таком случае как насчет того, чтобы покурить?

Достав пачку «Кэмел», Стиллмен вытряхнул сигарету и протянул фотографу.

— Ты куришь? И давно?

— Пять минут как, — ответил Бристоу, принимая сигарету и зажигалку.

Вдохнув дыма, он закашлялся.

Убирая пачку в карман, Стиллмен нащупал диктофон — и вспомнил, что сунул его туда, перед тем как совершить отчаянный бросок к лестнице. Достав диктофон, он нажал кнопку записи и поднес микрофон к губам.

— Говорит Генри Стиллмен… Сегодня во время посещения только что отреставрированного мемориала Линкольна в Вашингтоне президент Соединенных Штатов задержался, чтобы заверить журналистов и простых граждан в надежности хваленой линии обороны. Не успел президент закончить, как с неба свалился огромный шпиль, упал на землю шагах в пятистах от мемориала и убил не менее десяти человек. Вскоре из ракеты высыпались тысячи яиц. Из них быстро вылупились полчища злобных тварей, которые облепили мемориал со всех сторон. Сейчас я подойду к железной решетке, и вы услышите визг и вопли орды химер, рвущихся внутрь. Это ужасные звуки, дамы и господа, и я надеюсь, что вы никогда не услышите их вживую.

Стиллмен приблизился к воротам; вопли усилились. Журналист поднес микрофон к прутьям.

Но вдруг все перекрыл рев невидимого дизельного двигателя. Через мгновение прядильщики отпрянули от ворот, словно волна, откатывающаяся назад к морю. Вверх по лестнице устремился гусеничный бронетранспортер. Химеры с яростным воем гибли под тяжелыми гусеницами, а чуть погодя заработал башенный пулемет, превращая сотни прядильщиков в облака кровавых брызг.

Послышалась команда, и дюжина солдат с черными капюшонами на головах выпрыгнули из бронетранспортера и обрушили на химер всю мощь дробовиков, автоматических винтовок и огнеметов. Сквозь частый треск выстрелов прорывалось громкое шипение огненной струи, испепелявшей зараз по полсотни прядильщиков. Воздух наполнился удушливым смрадом паленой плоти.

Бой завершился через пять минут, когда последняя забившаяся в угол химера была разорвана в клочья выстрелом из «россмора».

Гремя ключами, охранник отпер замок и распахнул ворота настежь. Стиллмен, вышедший одним из первых, обнаружил, что невозможно идти, не наступая на трупы. Скользкие от крови ступени были усеяны шляпами, сумочками и прочими потерянными в бегстве вещами. Тщательно выбирая, куда поставить ногу, Стиллмен спустился до середины лестницы и увидел разбитый фотоаппарат. Когда к нему подошел Бристоу, он наклонился и поднял обломки.

— Вот, кажется, это твой.

Взяв то, что осталось от фотоаппарата, Бристоу медленно огляделся вокруг.

— Нам повезло, что остались в живых.

Стиллмен ответил не сразу. Вдалеке слышался вой сирен, всхлипывала женщина, обнимая мертвого ребенка, над головой с ревом пронеслось звено «Сейбров».

— Возможно, — наконец глухо произнес Стиллмен. — А может быть, повезло тем, кто уже мертв.

Глава десятая ДОРОГОЙ ЦЕНОЙ

Неподалеку от Хот-Спрингса, штат Южная Дакота

Среда, 28 ноября 1951 года


Сверкающий голубоватым металлом «сталкер», будто краб, полз по каменистому холму. Успешно преодолев гребень, машина устремилась вниз по крутому склону к оврагу, поочередно передвигая паучьими конечностями.

Хейл слышал в наушниках треск атмосферного электричества, обрывки фраз и звуки боя, однако определить, кто одерживал верх в сражении, идущем в нескольких милях восточнее, не представлялось возможным. Следом за его «сталкером» двигались еще две такие же машины, отбитые у химер несколько месяцев назад.

Мысль воспользоваться химерианскими машинами, чтобы проникнуть на вражескую базу у Хот-Спрингса, пришла в голову Хейлу, однако сейчас, с трудом продвигаясь со своей группой по пересеченной местности, он начинал сомневаться, мудрое ли это решение.

Замысел был — застигнуть химер врасплох, появившись на их же собственных машинах, и избежать тем самым огня зенитных батарей, установленных на крыше здания. Но после нескольких часов мучительно медленного продвижения по бездорожью, съедавшего драгоценное время, Хейл беспокоился, что группа не успеет попасть в узкое окошко, проделанное пятым десантным батальоном под командованием подполковника Джека Хокинса.

Задачей Хокинса было наступать по главной магистрали со стороны Чадрона, штат Небраска. Затем, когда вонючки, находящиеся в окрестностях Хот-Спрингса, чтобы дать отпор, устремятся на юг, в игру вступят заранее выдвинутые американские войска, стиснув неприятеля с обеих сторон. Вот почему операция имела название «Железный кулак».

А пока шло сражение, Хейл со своей группой должен был обойти место боя с запада. В случае удачи группа войдет в Хот-Спрингс, не встретив сопротивления, ворвется в хранилище и захватит плутониевые стержни — до того как химеры успеют вывести из боя и оттянуть назад значительные силы.

Все зависело от хорошей коммуникации и четкой слаженности. Вот только радиосвязь с командованием батальона была в лучшем случае обрывочной, а часы на руке Хейла показывали, что его группа отстает от графика уже на пятнадцать минут. Хейл взглянул вправо.

Несмотря на дерганые рывки «сталкера» вверх, вниз и в стороны, доктор Барри оставалась совершенно невозмутимой.

— Я тут изучила карту, — сказала она, — и у меня появилась одна мысль.

Направив «сталкер» вбок, чтобы обойти россыпь больших камней, Хейл изо всех сил постарался сохранить свой тон небрежным. Он до сих пор не мог определить, кем ему приходилась Барри — начальником или подчиненным.

— Да? И какая же?

— Вершина следующего холма — одна из самых высоких точек на всем пути до цели. Давайте поднимемся по склону, оставим «сталкеров» у самого гребня так, чтобы они не высовывались, и посмотрим, что к чему. Если все в порядке, двинемся дальше.

Предложение было разумным. Судя по собственным расчетам Хейла и по карте, лежащей у него на правом колене, они приближались к точке разделения. Там «сталкерам» предстояло окончательно покинуть войска, ведущие бой на востоке.

Совершенно бессмысленная прогулка, если общий замысел не удастся.

— Хорошо, — согласился Хейл. — Так и поступим, но только если не соединимся с командованием батальона — мы уже опаздываем на пятнадцать минут.

Хейл дважды попытался связаться со штабом Хокинса, однако слышал в ответ лишь неразборчивое бормотание; в конце концов он был вынужден прийти к выводу, что химерам удалось надежно заглушить радиоканал. Не имея варианта лучше, Хейл нашел ровную площадку и остановил «сталкер».

К счастью, ближняя радиосвязь с двумя остальными машинами действовала безотказно.

— «Эхо-шесть» вызывает «Эхо-пять» и «Эхо-четыре»… Даю вам возможность немного передохнуть. Мы с доктором Барри прогуляемся к вершине и посмотрим что к чему. В одной из машин должен дежурить экипаж в полной боевой готовности. Так что расслабляйтесь по очереди. Как поняли? Прием.

— Говорит «Эхо-пять»… Вас понял, — доложил сержант Марвин Кавецки. — Прием.

— Говорит «Эхо-четыре»… Понял вас прекрасно, — вторил ему капрал Тим Йорба. — Прием.


Через пять минут все три «сталкера» выстроились на площадке. Открыв люк, Хейл пропустил Барри первой. Женщина была в брюках, и, глядя ей вслед, Хейл обратил внимание, как же хорошо они сидят.

Переступив на массивную ногу боевой машины и спрыгнув на землю, Хейл с удовлетворением отметил, что Барри прихватила с собой автоматическую винтовку «буллзай». Если не считать револьвера «магнум» сорок четвертого калибра у Хейла, вся группа была оснащена химерианским оружием, потому что там, куда они отправились, американских боеприпасов раздобыть будет негде. А патронов, скорее всего, потребуется гораздо больше, чем можно было взять с собой. Хейл сжимал в руке автоматическую винтовку «марксмэн». Хотя и изготовленное людьми, это оружие было создано на основе химерианских технологий и питалось вражескими боеприпасами. Магазин был рассчитан на двадцать один патрон, стрельба велась короткими очередями по три выстрела и с убийственной точностью.

Как только Хейл и Барри покинули кабину «сталкера», тут же стали слышны приглушенные звуки отдаленного боя, разносившиеся над прерией. Взобравшись на вершину, оба распластались на животе и достали бинокли.

Гребень тянулся с юго-запада на северо-восток, и с него открывался панорамный вид на заснеженную равнину, лежащую между холмом и шоссе, проходившим с севера на юг. В воздухе висела пелена серого дыма, но в редкие просветы виднелось поле боя. Оно простиралось по крайней мере на милю по обе стороны от изрытого воронками дорожного полотна и было покрыто сплошным ковром сожженных танков М-12 «Сейбэтус», дымящихся «сталкеров» и разбитых остовов бронеавтомобилей «Линкс».

И были трупы. Тысячи трупов. И людей, и химер, рассыпанных щедрыми горстями на окровавленном снегу. Хейл прочитал по ним ход боя так, как читает по ладони гадалка. Самая северная линия трупов, которая извивалась с запада на восток, состояла из тел десантников. Судя по тому, как они лежали, подобные мусору, который выбрасывают на берег сменяющие одна другую волны прибоя, десантники первыми столкнулись с химерами, хлынувшими неудержимым цунами на юг.

Вонючки попросту смели передовую линию десантников, буквально растоптав их боевые машины механическими лапами, и устремились вперед, уже готовые праздновать победу.

Но, проведя биноклем по затянутому дымом полю, Хейл увидел места, где уродцам нанесли удары с флангов. Там высились груды химер, попавших под перекрестный огонь и погибавших сотнями.

По обоим краям поля смерти те, кто остался в живых, готовились продолжать кровавую бойню. Хокинс выдвинул вперед резервы, и вот-вот должна была начаться новая мясорубка. Американские снаряды пролетали над полем боя и взрывались на позициях химер, поднимая столбы грязного снега. Идущая издалека артиллерийская канонада превращалась в ровный глухой гул.

Отделение огромных двуногих титанов шагало на юг, стреляя огненными шарами. Казалось, громадные чудовища были неуязвимы перед огнем из стрелкового оружия, встречавшего их продвижение. Титанов поддерживали «сталкеры», но от нескольких десятков боевых машин осталось совсем немного.

Чуть позади растянувшихся редкой цепочкой титанов двигалось подразделение разрушителей размером с роту, призванное защищать исполинов от атак пехоты. Разрушители держали поднятыми практически неуязвимые энергетические щиты, защищая себя и толпу гибридов, идущих следом. Непрерывно рвущиеся артиллерийские снаряды проделывали в рядах вонючек бреши, которые тотчас заполнялись новыми химерами.

Внезапно появились железноголовые, которые выдвинулись вперед, держа наготове «огеры», а прямо следом за ними шло не меньше тысячи обычных гибридов. Тем временем на обоих флангах показались десятки ревунов, которые со свирепым рыком метались из стороны в сторону.

Зрелище было жуткое, и Хейл, глядя с безопасного расстояния на десантников, принявших удар врага, ощутил одновременно облегчение и вину. Танки сосредоточили огонь на титанах, быстро превратив половину из них в окровавленные бифштексы, в то время как мобильные ударные группы, оснащенные реактивными гранатометами ЛБРГ, устремились вперед на бронеавтомобилях «Линкс», сея смерть среди уязвимых с тыла разрушителей. И там же сражались «часовые», боевые товарищи Хейла, которых легко было узнать по форме среди массы пехоты, устремившейся навстречу кровожадным гибридам.

Бой шел и в небе. Звено из трех «Сейбров» с ревом пронеслось на бреющем полете и обстреляло орду химер реактивными снарядами, а затем принялось поливать огнем из автоматических пушек. Сначала их появление резко склонило чашу весов в пользу людей, но положение быстро выровнялось, когда подоспели два вражеских истребителя, сразу же сбивших один из американских самолетов. «Сейбр» устремился к земле, оставляя за собой шлейф черного дыма. Приглушенный взрыв прозвучал над прерией раскатом грома.

— Проклятье, — пробормотал Хейл, опуская бинокль. — Вы видели? Бедняга даже не успел катапультироваться.

— Да, — угнетенно ответила Барри, — и вот почему нам так необходимо ядерное оружие. Идем. Сейчас лучший шанс проскользнуть мимо.

С этими словами она поднялась с земли и направилась назад к «сталкеру».

Ее мрачная решимость впечатлила Хейла. Встав, он последовал за Барри. Они спустились по крутому склону к ровной площадке, где ждали машины. Приблизившись, Хейл увидел, что Йорба и Пардо спустились на землю, пользуясь возможностью размять ноги, а Кавецки и Гейнс ждали в своем «сталкере», готовые в случае чего вступить в бой.

— Говорит «Эхо-шесть», — сказал Хейл в микрофон, закрепленный возле рта. — Седлаем коней. Пора трогаться в путь.

Обернувшись, Йорба ухмыльнулся и поднял вверх большие пальцы, после чего полез в машину следом за напарником. Кавецки показал, что все понял, дважды включив и отключив микрофон.


Через десять минут, перевалив за гребень, Хейл начал спускать «сталкер», внимательно следя, как бы какой-нибудь бдительный пилот «Сейбр» не заметил машину и не открыл на них охоту. Меньше всего Хейлу хотелось попасть под огонь американского самолета. Но если кто-то из крылатой братии еще не погиб, то ему было не до того, и «сталкеры» беспрепятственно спустились с холма.

Когда все три машины оказались в овраге, надо было только пройти по его дну до того места, где он переходил в неглубокое пересохшее русло, шедшее на восток. Здесь Хейл вывел «сталкеры» на заснеженную равнину, и машины на полной скорости зашагали в сторону Хот-Спрингса.

«На полной скорости» не означало «скоро». Хотя «сталкеры» обладали необычайным проворством, особенно на пересеченной местности, их быстрота оставляла желать лучшего. На относительно ровной поверхности любой бронетранспортер и даже танк без труда обгонял химерианские машины. Но с этим ничего нельзя было поделать, и Хейлу с товарищами оставалось только стиснуть зубы и двигаться вперед, надеясь на лучшее.

Через полчаса машины вышли на магистраль и направились по ней на север. Судя по оживленному встречному движению, сражение на юге все еще продолжалось, что радовало.

Однако тут возникла новая опасность: никто четко не понимал, как функционирует командная система химер, и Хейл беспокоился, что какой-нибудь химерианский «офицер» обратит внимание на трех «сталкеров», идущих на север, а не на юг, в сторону сражения, и попробует их развернуть. Тогда придется вступить в бой, привлечь к себе тем самым сотни смертельно опасных врагов и поставить под угрозу успех операции, ради которого отдали жизнь так много людей.

Но химеры, похоже, не загружали голову подобными вопросами, и «сталкеры» беспрепятственно прошли через мощно защищенный контрольно-пропускной пункт приблизительно в миле к югу от Хот-Спрингса. Точнее, от того, что осталось от города, поскольку по большей части он представлял собой обугленные руины. Почти каждое здание было выжжено изнутри, повсюду валялись изрешеченные пулями машины, и единственным свидетельством того, что здесь когда-то жили люди, был исклеванный вороньем труп, болтающийся на фонарном столбе.

Это зрелище наполнило Хейла яростью и решимостью.

— Отлично, — сказала Барри, сверяясь с данными аэрофотосъемки, — здесь направо, а потом прямо по улице до главных ворот.

«Сталкеры», перебирая по-паучьи ногами, дошли до конца улицы, и Хейл увидел, что полоса земли вокруг химерианской базы, разровненная тяжелой дорожной техникой, превратилась в прекрасно простреливаемую зону; ее пришлось бы преодолеть атакующим, прежде чем взять приступом окружающие комплекс металлические стены высотой в девять футов. И все это порождало весьма любопытный вопрос.

Кого боялись химеры? Американских войск вроде того десанта, что вел сейчас бой к югу от города? Или повстанцев из организации «Только свобода»? Второе казалось более вероятным — до сегодняшнего дня американская армия в основном оборонялась.

— Нас ждет незабываемый опыт, — мрачно заметила Барри, когда «сталкер» направился к массивным двустворчатым воротам.

— Тонко подмечено, — согласился Хейл, с тревогой глядя на вышки по обе стороны от ворот. — «Эхо-шесть» вызывает «пять» и «четыре»… Следите за вышками. Если откроют огонь, они ваши. А я займусь воротами. Прием.

Вместо ответа в наушниках послышалась пара сдвоенных щелчков. Через мгновение Хейл с глубоким облегчением увидел, что огромные створки разъединились и со скрежетом поползли в разные стороны.

— Мы прошли! — торжествующе воскликнула Барри, когда «сталкер» шагнул в открывшиеся ворота.

— Да, — кивнул Хейл, — но сможем ли мы выйти?

Вопрос остался без ответа. «Сталкеры» прошли по узкому проходу, повернули налево и оказались на открытом месте. Тут и там суетились гибриды, но их было не больше пятидесяти, прочих отвлекало сражение, по-прежнему бушевавшее южнее Хот-Спрингса. Над всем комплексом высоко поднималась сторожевая башня, а вокруг нее были разбросаны строения пониже, в их числе хранилище — цель, куда и собирались проникнуть диверсанты.

Однако перед этим предстояло сделать кое-что еще.

— Говорит «Эхо-шесть», — напряженно промолвил Хейл. — Как только проникнем в хранилище, вонючки поймут, что мы враги, и обрушатся на нас всеми силами, какие только смогут собрать. Так что прежде чем отправляться за ядерным горючим, давайте-ка займемся небольшой уборкой. Каждая убитая химера сейчас — это одной проблемой меньше потом. Я беру на себя вышки, а вы наводите порядок на земле. Конец связи.

И снова пара сдвоенных щелчков, после чего «сталкеры» разделились и приступили к делу. Первым открыл огонь Кавецки, скосив длинной пулеметной очередью колонну гибридов, проходивших мимо. С громким треском трассирующие пули устремились в пришельцев, разрывая их на части.

Тем временем Хейл развернул свой «сталкер» к ближайшей вышке. Верхняя ее часть представляла собой зеркальный металлический шар, где было установлено на турелях два крупнокалиберных пулемета, способных поражать цели как на земле, так и в воздухе. Разглядеть стрелков сквозь хромированную поверхность было невозможно, но Хейл отчетливо представил себе гибридов, осматривающих все вокруг. Для них «сталкеры» являлись чем-то обыденным, что не заслуживало никакого интереса.

На дисплее прозрачного забрала Хейла горела красная сетка, и, как только ее центр совместился с верхней частью вышки, он выпустил реактивный снаряд из ствола, закрепленного на левом боку бочкообразного туловища «сталкера». Выплюнув ракету, машина содрогнулась. Снаряд, зависнув на долю секунды, устремился к цели, набирая скорость.

Сверкнула яркая вспышка, после чего прогремел глухой взрыв. Одна из пулеметных установок была уничтожена прямым попаданием, вторая повернулась в почерневшей от копоти башне. Пулеметчик навел оружие на «сталкер», но не выстрелил, лихорадочно соображая, в чем дело. Случайный выстрел? Или же вражеское нападение? Гибрид никак не мог прийти к какому-то решению.

Ответ пришел в виде второй ракеты, от которой сдетонировали боеприпасы, находившееся в металлическом шаре. Второй взрыв начисто снес с вышки верхушку, оставив обугленный обрубок.

Не успел Хейл порадоваться успеху, как стрелок в соседней вышке открыл по «сталкеру» огонь. Ярко-зеленые трассирующие пули нащупали машину и застучали по корпусу. Хейл пустил содрогающийся «сталкер» боком, стараясь уйти из-под обстрела. Он понимал, что, если повернется к врагу спиной, крупнокалиберные пули в считаные секунды уничтожат силовую установку и разнесут «сталкер» на части.

— Я займусь, — сказала Барри, щелкая переключателями.

Взвыв гидравлическими приводами, башенка со спаренными автоматическими пушками поднялась над корпусом.

Провожая взглядом Барри, которая полезла в башенку, Хейл испытал противоречивые чувства. Вроде бы командиром был он, однако управлять машиной и в то же время вести огонь из всего вооружения крайне трудно, так что готовность юной особы взять на себя обязанности стрелка пришлась кстати.

К тому же Хейл был рад узнать, что Барри боец, а не бесполезный балласт.

Хейл укрылся за насосной станцией, и Барри обрушила ливень снарядов на вторую башню. Тем временем два других «сталкера» носились по химерианской базе, убивая все, что движется. Уложив несколько десятков гибридов, Кавецки и Йорба занялись пулеметными вышками на дальней стороне базы. Против объединенного огня двух «сталкеров» не смогла бы устоять ни одна вышка, и через считаные минуты все неприятельские пулеметы были обезврежены.

Когда Кавецки и Йорба вернулись к хранилищу, Хейл и Барри тоже одержали победу в единоборстве: верхняя половина второй вышки рухнула прямо на соседнее одноэтажное здание, смяв его под собой. В воздух поднялось облако пыли, вслед за которым повалил дым от вспыхнувшего пожара.

— Отлично сработано, «Эхо-шесть», — с восхищением произнес Кавецки. — Прекрасная стрельба! Прием.

— Спасибо, — ответила Барри. — Кстати, лейтенант Хейл тоже заслужил пару теплых слов.

У Кавецки и Йорбы хватило ума отключить микрофоны, но Хейл все равно знал, что они хохочут до слез. Он остановил «сталкер» перед хранилищем.

— Говорит «Шестой», — сказал он. — Пора выбираться из консервных банок. И не забудьте захватить свое барахло. Подорвать все три машины. Как слышите? Прием.

— Вас понял, — доложил Йорба. — Мне надо десять минут. Прием.

— Время пошло, — сказал Хейл, отстегивая ремни. — Выходим.

Йорба уже перебегал от одного «сталкера» к другому, закладывая взрывчатку.

Одной из причин, почему Хейл предпочел проникнуть на химерианскую базу по земле, а не высаживаться с воздуха, были зенитные пушки на плоской крыше хранилища. Но «сталкерам» недоставало роста, чтобы их расстрелять, а химерианские зенитки не годились для стрельбы по наземным целям, из-за чего наступило вынужденное затишье.

Однако гибриды, которые находились на крыше, могли стрелять по нападавшим из «буллзаев» и «огеров», что они и поспешили сделать.

Как только ботинки Хейла коснулись бетона, он был вынужден укрыться за одной из крабьих ног «сталкера» и открыть ответный огонь из винтовки «марксмэн». Задача была не просто уложить побольше гибридов, а не дать вонючкам поднять голову, чтобы Йорба мог довести дело до конца, не отвлекаясь на вражеский огонь. Остальные бойцы группы скрылись от глаз химер у входа в хранилище.

Что, впрочем, не помешало гибридам стрелять по ним из «огеров» сквозь крышу и стены.

Хейл начал щелкать гибридов одного за другим, словно мишени в тире. В основном он целился в головы, и каждое попадание отмечалось кровавым облачком. Вскоре химеры не выдержали и отступили, не желая нести дальнейшие потери. Это позволило Хейлу схватить снаряжение, перебежать через открытое пространство и присоединиться к остальным, которые как раз заканчивали приготовления.

Кавецки был при «огере», Гейнс, Пардо и Барри вооружились «буллзаями». Также ученая захватила два небольших карабина «рипер», которые висели у нее на манер пистолетов в специальных кобурах.

Это, как и многое другое в Барри, поставило Хейла в тупик. Почему карабины? Для пущего эффекта, чтобы придать себе более воинственный вид? Или же то был сознательный выбор человека, который знает, что не слишком хорошо обращается с пистолетом?

Ответа не было.

— Взрывчатка заложена, сэр, — доложил Йорба, присоединяясь к маленькой группе. У него также был «огер». — Заряды сработают, как только мимо пробежит что-либо крупнее спаниеля. Так что ни в коем случае не возвращайтесь к машинам, а то здорово пожалеете!

У Йорбы были черные волосы и круглое смуглое лицо, и он никогда не унывал, что было одним из многих качеств, которые нравились в нем Хейлу.

— Отличная работа, капрал. И спасибо за предупреждение. А теперь давайте зайдем внутрь, отыщем плутониевые стержни и поскорее уберемся отсюда ко всем чертям. Помните, забирать нас должны с крыши, и там полно вонючек. Капрал Йорба, будьте так любезны, откройте эту дверь.

Довольно ухмыльнувшись, Йорба достал из подсумка на ремне то, что он называл «отмычкой», и прилепил к створке дверей полоску пластида.

— Лучше отойти, — весело предложил он и быстро последовал собственному совету.

Отбежав на достаточное расстояние, капрал обернулся.

— Сезам, откройся!

Сказав это, он подорвал заряд. С резким хлопком «отмычка» взорвалась, правая половина двери осела, и из образовавшейся дыры повалил дым.

Восприняв это как приглашение, Гейнс бросил внутрь гранату и стал ждать взрыва. Ждать пришлось недолго, после чего он хорошенько лягнул по нижней части двери. Та вывалилась наружу, едва не раздавив его, и с громким стуком упала на бетон.

Гейнс ворвался внутрь первым, Хейл следовал за ним по пятам. Оказавшись за дверью, они отскочили в разные стороны, уворачиваясь от огня защитников, однако таковых не обнаружилось. Внутри было темно — настолько темно, что потолок терялся над головой; два единственных источника света виднелись высоко вверху.

Подоспели остальные. Прямо впереди были две двери, разделенные двадцатифутовым простенком. С этого момента, согласно плану, утвержденному в Небраске, общее командование брала на себя Барри. И приступила она немедленно.

— Ищем лифт, лестницу или пандус, — уверенно заявила она. — Скорее всего, ядерные стержни хранятся на самом нижнем уровне. Входим в левую дверь и смотрим в оба.

Хейл кивнул.

— Первым идет Гейнс, за ним я, потом доктор Барри, Йорба, Пардо и Кавецки. Сержант, ты прикрываешь нам тыл… Не люблю сюрпризы.

— Так точно, сэр.


Рост Гейнса достигал шести футов шести дюймов. У него была большая голова с тонкими, совершенно незаметными губами и воинственным подбородком. Как и все «часовые», Гейнс отлично стрелял, но еще у него была прямо-таки сверхъестественная способность находить ловушки, поставленные химерами. Одни говорили, что все дело в необычайно остром зрении, другие — что он лучше прочих чувствует исходящий от вонючек смрад.

Как бы там ни было, у Гейнса это получалось мастерски — полезное качество, когда ведешь группу по коридору, вдоль которого тянутся прозрачные капсулы высотой семь футов и в каждой из них по гибриду. Разглядеть тварей было трудно — их окутывал переливающийся перламутровым блеском газ, но, судя по полной неподвижности, они спали. Или пребывали в коме. Точный диагноз сейчас не имел значения — лишь бы не нападали.

— Думаю, они ранены и проходят курс восстановления, — предположила Барри. — Хотя возможно, их так хранят… И это что-то вроде склада.

Хейл еще никогда не видел ничего подобного, и ему сразу стало не по себе. Призрачную тишину нарушало лишь тихое ворчание насосов. Некоторые капсулы пустовали, но, по прикидкам Хейла, минимум в пятидесяти из них находились гибриды, а если предположить, что в соседнем коридоре вонючек было столько же, выходила сотня.

Его размышления прервал голос Гейнса, прозвучавший в наушниках.

— Вижу впереди что-то вроде лифта. Прием.

Теперь его увидел и Хейл. Больше того, сверху спускалась открытая платформа! Когда она оказалась ниже уровня потолка, стали видны четыре пары ног — гибриды, уцелевшие бойцы зенитных расчетов, отправились разобраться с незваными гостями.

Взяв на мушку одного из чудищ, Гейнс выпустил очередь. С громким криком гибрид полетел с платформы.

Но вонючки открыли ответный огонь, и Гейнсу попали в плечо. Пуля развернула его и швырнула на пол. Хейл и Йорба тоже начали стрелять, и поскольку гибриды стояли одной кучей, с ними было покончено в считаные секунды.

— Возьмите лифт под контроль! — крикнул Хейл. — Он понадобится — и нам больше не нужны визитеры сверху.

Пардо бросился вперед, чтобы захватить залитую кровью платформу, а Хейл наклонился над Гейнсом. Рана в плечо, которая обычного солдата вывела бы из строя, уже начинала затягиваться.

— Повезло, — заметил Хейл, помогая «часовому» встать. — В следующий раз пригибайся.

— Слушаюсь, сэр! — ухмыльнулся Гейнс.

— Отлично. — Хейл махнул рукой, подзывая остальных. — Спускаемся вниз. Всем быть начеку. Никто не знает, что нас там ждет.


Доктор Линда Барри, поднявшись за Кавецки на платформу, испытала позывы к рвоте. Одно дело стрелять из автоматической пушки по хромированному шару, и совсем другое — перешагивать через окровавленные трупы. Отчасти дурнота объяснялась удушливым смрадом, похожим на запах протухшего мяса; более отвратительного зловония Барри встречать не приходилось. В какой-то степени это было следствием того, что один из гибридов оказался практически выпотрошен пулями, но основной причиной был обычный запах химерианских тел, что наполняло презрительное слово «вонючка» новым смыслом.

Какой-то гибрид судорожно дернулся и хотел было приподняться, но Хейл прицельным выстрелом вышиб ему мозги. Для Барри это было уже слишком, и ее тотчас вырвало.

Поскольку еды в желудке оказалось немного, приступ закончился быстро. Подняв голову, Барри поймала взгляд золотистых глаз Хейла.

— Сожалею, — сочувственно произнес он. — Все мы прошли через это. Но химеры не люди. Больше не люди. Постарайтесь не забывать об этом.

Барри тыльной стороной кисти стерла с губ остатки рвоты. Неужели Энтони испытывал то же самое в день, когда был убит? Тошноту, страх потерпеть неудачу, но при всем том неудержимую решимость идти до конца?

«Да, — подумала Барри, — теперь я знаю. Хейл сказал правду. Энтони был храбрым».

Но тут послышалось жужжание, и платформа начала опускаться.


Все застыли, сжимая оружие наготове. Спустившись на нижний уровень, платформа плавно остановилась. И снова здесь оказался полумрак, но, приглядевшись, Хейл различил многие ряды прочных стеллажей.

— Так, ничего не говорите, — бросил он через плечо. — Дайте-ка угадаю. Вы собираетесь пройтись по супермаркету.

Барри уже полностью пришла в себя.

— Да, — твердо ответила она, — собираюсь. Стержни могут быть где угодно.

— Вас понял, — стоически ответил Хейл. — Кавецки и Пардо охраняют лифт, остальные идут вперед. Я в голове, доктор — вторая, Йорба — замыкающий. Пошли.

Винтовка Хейла не была оснащена подсветкой заводского изготовления, но этот недостаток был исправлен с помощью фонарика и длинного куска изоленты. Хейл передвинул рычажок в положение «включено», и впереди ожило пятнышко света.

Барри закинула «буллзай» за спину, чтобы обеими руками держать кинокамеру. У кинокамеры была своя подсветка, и два источника света позволили изучить то, что лежало на стеллажах. Хейл не увидел ничего знакомого, но тут Барри, остановившись, протянула руку к какому-то механизму.

Прежде чем Хейл смог ее остановить, похожий на большое насекомое патрульный зонд внезапно ожил. Хейл успел только схватить Барри и отдернуть ее назад, как в нескольких дюймах от них машина открыла смертоносный огонь. Пули прошли мимо, а когда зонд начал сползать с полки, Гейнс всадил в него очередь из автоматической винтовки. Машина взорвалась, обсыпав всех вокруг крошечными осколками, которые больно впились в кожу.

И тут разверзлась настоящая преисподняя.

«Разбуженные» смертью собрата, десятки зондов взметнулись под потолок. Наполнив воздух зловещим жужжанием, доносившимся со всех сторон, они открыли огонь по людям. Хейл, Гейнс и Йорба тоже стреляли, но в темноте зонды были практически невидимы.

— Всем в укрытие! — крикнул Хейл, выпуская из «марксмэна» маленький полуавтоматический зонд. — Иначе не выйдет.

Единственным укрытием были большие контейнеры, составленные вдоль ближайшей стены. И когда выпущенный из винтовки зонд начал стрелять по более крупным противникам, тем самым отвлекая внимание на себя, Хейл увел группу через проход. Между контейнерами оставалось свободное место, к тому же два из них пустовали, что было как нельзя кстати.

— Говорит «Эхо-пять», — послышался в наушниках голос Кавецки. — Нам стоять на месте? Или бежать к вам? Прием.

— Следите за лифтом, — ответил Хейл под звон пуль, колотящих по стенкам контейнеров, — но найдите укрытие. Зонды могут пожаловать и к вам. Прием.

Двумя щелчками Кавецки подтвердил получение приказа. Пользуясь теплонаводящим прицелом, Йорба стрелял по зондам сквозь стенку контейнера, в котором прятался. Поймав ритм, он начал сбивать зонды с механической точностью. Одни машины взрывались, на мгновение озаряя просторное помещение яркой вспышкой, другие просто падали на стеллажи, на контейнеры, на пол.

Хейлу удалось прицельными выстрелами сбить еще пару зондов. Вскоре бой закончился, и в хранилище наступила неестественная тишина.

Барри первой выползла из укрытия.

— Пошли, — сказала она. — Не думаю, что стержни на этом уровне, но проверить надо, а время идет.

Хейл махнул рукой, и маленькая группа последовала за Барри к стеллажам, где осмотр продолжился. Потребовалось около десяти минут, чтобы подтвердить предположение ученой.

— Значит, ядерные стержни где-то в другом месте, — заключила Барри. — Вероятно, уровнем ниже. Нужно возвращаться к лифту.

Там ждали Кавецки и Пардо. Группа вновь собралась вместе, и Гейнс подошел к пульту управления.

— Проверьте оружие, — мрачно напомнил Хейл, когда платформа начала опускаться. — Если внизу вонючки, они уже готовы нас встретить.

Однако на этом уровне засады не обнаружилось. Единственными источниками света были равномерно расположенные тусклые лампочки. Разведчики сразу поняли, что помещение отличается от предыдущего.

Пол был накрыт решетками. Под ними виднелся лабиринт просторных сообщающихся камер, заполненных, судя по всему, водой. Все камеры были заставлены вертикальными ящиками, одни были пустыми, а в других находились цилиндрические предметы.

Над камерами проходила система рельсов, по которым перемещались лебедки с крючьями на цепях, способные доставлять ящики в любое место в пределах уровня.

— Вот они! — восторженно произнесла Барри, когда платформа остановилась. — Чтобы ядерные стержни оставались холодными, их хранят в камерах с водой.

Как понял Хейл, стержни делились по размеру на несколько видов.

Барри поспешила вперед, и ему пришлось догонять ее бегом. Кавецки и Йорба остались охранять лифт. Гейнс и Пардо последовали за командиром.

— Вот! — объявила Барри, останавливаясь. — Видите стержни поменьше? Это то, что нам нужно.

Посмотрев в указанную сторону, Хейл увидел ряд камер, приблизительно половина которых была заполнена серебристыми емкостями величиной с обычный кислородный баллон. Это означало, что емкости крупнее, чем хотелось бы Хейлу, и, несомненно, более тяжелые, что объясняло нужду в лебедках.

— Думаю, сами стержни диаметром как молочная бутылка, — сказала Барри, — и вдвое длиннее. В каждом баллоне их, вероятно, три или четыре, защищенных стальным цилиндром и экранирующим слоем толщиной по крайней мере три дюйма. Между стержнями — какое-то вещество, поглощающее нейтроны. Нужно сделать вот что: вытащить один баллон, загрузить его в транспортировочный контейнер из тех, что составлены у дальней стены, и поднять на крышу.

Хейл посмотрел ей в лицо.

— И всего-то? А я-то думал, придется попотеть.

Барри прищурилась.

— Время идет, Хейл… Может, начнем шевелиться?

— Ну хорошо, — уступил Хейл, оборачиваясь к Гейнсу. — Тащи сюда лебедку. Пардо, забирайся наверх, будешь управляться с крюками.

— Так точно, господин лейтенант, — отозвался Пардо, прислоняя оружие к решетке. — Будьте спокойны, мы быстренько вытащим эту штуковину, — уверенно добавил он.


Фурия жила в вечном настоящем.

Она не думала, в том смысле, в каком думают люди, да ей это и не было нужно. Задача ее была проста — выполнить тщательно расписанную последовательность действий, которые в сочетании с действиями других химер позволят вирусу, породившему их всех, завоевать планету.

Любую планету.

В данных обстоятельствах ей было предназначено жить в определенном объеме воды и защищать ее от всего, что не являлось химерами. Так что когда на решетке вверху появились нехимеры и послышалась их речь, звучавшая для монстра бессмысленной какофонией, фурия последовала туда, где, как она знала, находился единственный доступ к воде.

Скрытная от природы, фурия бесшумно скользила в темных глубинах, ловко орудуя гибким хвостом.


Гейнс с громким лязгом подтащил лебедку к тому месту, куда слез Пардо, и опустил вниз два крюка.

Поймав крюки, Пардо нагнулся, чтобы зацепить баллон. Гейнс наблюдал, держа в руке пульт управления лебедкой. Как только он нажал кнопку со стрелкой вверх, послышалось громкое завывание, цепи снова загрохотали, и баллон начал подниматься.

Пардо сидел на корточках, дожидаясь, когда баллон покажется над мелкой рябью, но тут из воды вырвались клещи и схватили его за горло. С искаженным от боли лицом Пардо издал жуткое бульканье, вскинув обе руки к жилистой лапе.

Увидев, что произошло, Хейл мгновенно открыл огонь. Поднимая в воздух фонтанчики воды, пули искали цель, но мерзкая тварь оказалась на редкость упорной. Барри не успевала достать ружье из-за спины, а стреляя из «рипера», можно было зацепить Пардо, и ученая, похоже, решила сама броситься в воду, но Хейл ее опередил.

Тварь уже утащила Пардо под воду. В отчаянной попытке спасти «часового» Хейл спрыгнул на бетонную переборку между камерами, выхватывая «магнум» сорок четвертого калибра. Обе руки привычно стиснули рукоятку, но даже они с трудом справлялись с мощной отдачей. Хейл всадил все шесть разрывных пуль в бурое тюленье тело химеры.

Вода окрасилась кровью, вернее сказать, вода превратилась в кровь, и то, что осталось от Пардо, поднялось на поверхность. «Часовой» всплыл животом вверх, и Хейл, увидев, что у того полностью отсутствует лицо, инициировал срабатывание вторичного заряда. Все шесть пуль, застрявших в теле чудовища, сдетонировали, разорвав его на мелкие куски. Послышалась серия наложившихся друг на друга хлопков, вода забурлила, и на поверхности показались ошметки кровавой плоти.

Победа не принесла Хейлу удовлетворения. Выбросив стреляные гильзы в воду, он вставил новые патроны из устройства быстрой перезарядки, одного из двух, висевших у него на ремне, и загнал барабан на место. Револьвер отправился обратно в кобуру.

Баллон уже был поднят наверх, и Гейнс повез его к лифту.

— Извини, — тихо промолвила Барри, — но нам пора уходить.

— Да, — ответил Хейл. — Знаю.

И ему снова пришлось сделать то, что он уже делал столько раз, — бросить погибшего товарища. Плавающего в резервуаре с охлаждающей жидкостью, с обезображенным лицом, потерявшего человеческий облик.

Когда Хейл и Барри вернулись к лифту, Кавецки, Йорба и Гейнс уже переложили баллон в транспортировочный контейнер, оснащенный специальными подставками и защелками, чтобы удерживать его на месте. После того как крышка была надежно закрыта, осталось только поднять контейнер на крышу. И именно там, по расчетам Хейла, группу ждали самые серьезные неприятности.

С момента нападения на базу прошло уже больше часа, а это означало, что подкрепление придет к химерам с минуты на минуту, если уже не пришло.

Когда платформа лифта двинулась вверх, послышались лязг и щелчок — Хейл вставил полный магазин в «буллзай», оставшийся от Пардо. Хотя «марксмэн» идеально подходил для некоторых ситуаций, безумие рукопашного боя не входило в их число.

Не успела эта мысль мелькнуть в голове у Хейла, как он услышал нестройный хор из утробного рева, яростного визга и бессвязного бормотания, и целая орда гибридов набросилась на людей. Кто-то выпустил их из хранилища с капсулами, и воздух наполнился смрадом десятков разъяренных монстров.

К счастью, гибриды были безоружны, но все же их натиск оказался мощным: сразу шесть отвратительных созданий залезли на платформу, и одна химера тотчас кинулась на Гейнса. Пуля «часового» прошла сквозь гибрида, застряв в другом, что стоял позади, но все же мерзкая тварь успела вонзить клыки. Ярко-алая кровь брызнула на платформу, и Гейнс повалился вниз, с разорванным горлом и стекленеющими глазами.

Платформа продолжала подниматься, и Хейл, Кавецки, Йорба и Барри расстреливали озверевшую толпу в упор из автоматического оружия. Безумный треск выстрелов и вопли умирающих гибридов слились в единую какофонию.

Разрядив «буллзай», Барри выхватила оба «рипера» и продолжала стрелять в напиравшую ораву. Химеры падали, словно подкошенные колосья пшеницы перед комбайном, своими трупами образуя баррикаду, которая надежно отгородила поднимающийся лифт от остальных гибридов.

В самый последний момент Хейл бросил две гранаты, услышал сдвоенный приглушенный взрыв и испытал удовлетворение от того, что еще с полдюжины химер расстались с жизнью.

Но тут перегруженная трупами платформа доставила разведгруппу и добытый такой дорогой ценой трофей на плоскую крышу здания. Зенитные батареи по-прежнему действовали, и хотя гибридов здесь было уже меньше, по лифту тут же открыли ураганный огонь.

Ближайшие химеры находились всего в каких-нибудь десяти шагах, и они сумели зацепить Кавецки и Йорбу, правда, ценой собственной жизни. Это дало группе контроль над одной из зениток и северо-западной частью крыши. Раны Кавецки и Йорбы были не смертельные. Оба укрылись за лафетом и щитом орудия, а пулевые отверстия в их телах уже начинали заживать.

Хейл присел на корточки рядом с Барри; обоих защищал от пуль, барабанящих беспрерывным градом, металлический транспортировочный контейнер. Отложив «буллзай», Хейл приготовился пустить в дело «марксмэн», но тут ожила рация.

— «Голливуд» вызывает «Эхо-шесть». Мы подлетаем со стороны юга. Как слышите? Прием.

Голос был знакомый.

— Первис? Это ты? Прием.

— А кого еще могли послать на выручку к твоей жалкой заднице? Я по-прежнему в черном списке за ту прогулку к северу от Валентайна. Прием.

— Я очень сожалею об этом, честное слово. Давай-ка угощу тебя и весь экипаж выпивкой? По стакану… нет, по два стакана каждому? Лишь заберите нас с этой чертовой крыши. Прием.

— Считай, ты уже на борту, — обнадежил Первис. — Вот только двумя стаканами тут не обойдется. Прием.

— Пока не спеши вести сюда «Очаровашку», — предупредил Хейл. — Сначала нам нужно разобраться кое с какими вонючками — не говоря про зенитные батареи. Прием.

— Понял, — сказал Первис. — Как там у вас дела? Прием.

— Не так чтобы очень. Ты не мог бы парочку раз пройтись на бреющем и проредить уродцев из пушек? Прием.

— Твое желание для меня приказ. Тут рядом кружат два «Сейбра». Больше всего на свете они будут рады окатить вонючек свинцом. Прием.

— Только пусть не трогают само здание, — попросил Хейл. — Конец связи.

В юго-западном углу крыши оставался один-единственный гибрид. Он не мог ввести в игру зенитную пушку, поскольку механические ограничители держали ствол нацеленным в небо. Однако гибрид отстреливался, укрываясь за щитом. Хейл разрешил эту проблему, запустив в сторону вонючки зонд. Зонд пролетел над зенитной батареей и уложил гибрида с одного выстрела.

Теперь в руки людей перешла вся западная половина крыши. Как раз в этот момент с юга прилетел первый реактивный «Сейбр». Сорвавшиеся с пилонов неуправляемые реактивные снаряды разметали на земле отряд железноголовых, спешащих к зданию. Куски тел все еще кружились в воздухе, когда пилот открыл огонь из пулеметов пятидесятого калибра. У истребителя их было шесть, и свинцовый ливень проложил полосу смерти и разрушений через всю базу. Самолет пролетел так низко, что люди на крыше успели разглядеть в кабине голову пилота.

У химер все еще оставалось два зенитных орудия, и один из гибридов, проводив взглядом пролетающий «Сейбр», развернул пушку, намереваясь выстрелить вдогонку. Но тем самым он подставил спину Хейлу, и тот, дождавшись, когда перекрестие прицела «марксмэна» вспыхнет красным, выстрелил. Окатив щит орудия фонтаном крови, гибрид повалился вперед, а в это время Йорба пригвоздил другую химеру из «огера».

— За Пардо! — крикнул он.

В это мгновение Барри вскочила и побежала к последней зенитной батарее, стреляя на ходу.

— Нет! — заорал Хейл, бросаясь следом, но было уже слишком поздно.

Град химерианских пуль скосил молодую женщину. Кавецки и Йорба принялись стрелять в двух уцелевших вонючек, и те нырнули в укрытие.

Присев рядом с упавшей Барри, Хейл выхватил гранату и бросил ее под щит орудия. Сверкнула яркая вспышка, и обоих гибридов разорвало в клочья.

Вскоре на крышу легла тень «Очаровашки». Хейл подхватил Барри на руки. Она оказалась на удивление легкой. Вся рубашка была в крови, глаза глядели на Хейла.

— Я умру?

— Нет.

И хотя он знал, что Барри не может услышать его голос за ревом винтов СВВП, Хейл почувствовал, что она его поняла.

— Ты лжец, Хейл, — прошептала Барри. Хейл вынужден был склониться к ее губам. — Все мы умрем. Вопрос только в том — когда.

Она потеряла сознание, но ее уже подхватили медики. Все оставшиеся в живых члены группы поднялись на борт самолета. Кавецки и Йорба проследили, чтобы контейнер с ядерными стержнями был надежно закреплен на полу. Через считаные секунды СВВП поднялся в воздух. Хвостовой стрелок палил как одержимый в двух титанов, появившихся со стороны севера.

«Очаровашка» развернулась и полетела на юг. Умом Хейл сознавал, что операция прошла успешно; так почему же его не покидало чувство, что все окончилось неудачей? Этот вопрос, как и многие другие, остался без ответа.

Глава одиннадцатая ВЫХОДА НЕТ

Неподалеку от Мэдисона, штат Висконсин

Четверг, 29 ноября 1951 года


Кромешную темноту рассекали лишь лучи фар.

Машину вел человек по прозвищу Дерганый; он сидел за рулем уже двое суток, с тех самых пор, как Генри Уокер и его жена Майра покинули Индианаполис. Дерганый был «бегуном», одним из тех немногих сорвиголов, кто осмеливался перевозить почту, медикаменты, а изредка и людей из той части страны, что еще подчинялась правительству, на северные территории, захваченные химерами.

Целью был Чикаго, где Уокер намеревался связаться с группой «Только свобода» и передать ей магнитофонные записи, которые, как он считал, уличали президента Грейса в измене.

Они довольно глубоко проникли в Смрад — так Дерганый называл земли, захваченные химерами, и вчера не оставалось ничего другого, кроме как ночевать в холодной машине, предварительно загнанной в старый сарай, что стоял футах в ста от шоссе.

Дерганый подпевал Тони Беннету, выводившему по радио «Cold, Cold Heart», Уокер сидел рядом, а Майра улеглась боком на заднем сиденье.


У Дерганого были редеющие волосы, миндалевидные глаза и приплюснутый нос. Запавшие щеки покрывала двухдневная щетина. Он не переставая напевал себе под нос, нещадно фальшивя, что уже начинало сводить Уокера с ума. Кроме того, от него здорово воняло, почему, в частности, Майра и предпочитала сидеть сзади.

«Разумеется, скоро и от нас будет нести не лучше, — размышлял Уокер, — и мы перестанем замечать этот запах».

Снегопад почти не прекращался на протяжении нескольких дней, и на колеса пришлось надеть громыхавшие при езде цепи. Машина ехала по шоссе на северо-запад, оставив к востоку то, что уцелело от стертого с лица земли Лоуэлла. Все следы шин на дороге замело, отчего она чуть не сливалась с обочиной, и Дерганый сбавил скорость до двадцати пяти миль в час. Уокер относился к этой предосторожности одобрительно.

Свет фар выхватывал из темноты разоренные дома, сожженные машины и группки поставленных наспех крестов. В качестве импровизированных могил нередко использовались придорожные канавы — не надо было далеко ходить, и глубина подходящая.

Путешествие протекало достаточно спокойно. Уокеру не давали провалиться в сон тихое бормотание радио, непрерывное жужжание «печки» и равномерный грохот цепей. Вдруг, когда машина начала затяжной подъем по пологому склону, Дерганый выругался. Он был не из разговорчивых, и на каждое его слово следовало обращать внимание.

Уокер встрепенулся.

— В чем дело?

— Огни, — лаконично ответил Дерганый, непроизвольно мотнув головой влево. — Сзади.

Почувствовав, как сдавило грудь, Уокер посмотрел назад. Майра спала, вытянувшись на сиденье. Дерганый был прав. В заляпанное грязью стекло была видна пара желтых пятен — фары машины, находившейся в четверти мили.

— Кто бы это мог быть? — произнес Уокер.

— Не знаю, — угрюмо ответил Дерганый. — Но могу сказать, кто это не может быть… Это определенно не наши друзья. Так что разбудите жену и приготовьтесь высаживаться. Если это мародеры, плохо дело: отберут все, что есть, и бросят подыхать. Но если это химеры, лучше прямо сейчас вышибить себе мозги, чтобы не доставить такого удовольствия им.

Для Дерганого это был длинный монолог, и Уокер понял, что «гонец» говорит серьезно. Он начал будить Майру:

— Просыпайся, дорогая… И зашнуровывай ботинки. К нам пожаловали гости.

Быстро усевшись, Майра обернулась и успела увидеть свет фар ровно перед тем, как машина преследователей скрылась за гребнем холма. Она ничего не сказала, но Уокер почувствовал, что жена перепугана до смерти, и на то были все основания.

— Конечно, это может быть совпадением, — натянуто произнес Дерганый, — но что-то я сомневаюсь. И нет смысла куда-то сворачивать — они просто поедут по нашим следам. Кроме того, впереди нас наверняка ждет дорожный пост, так что я разворачиваюсь и еду назад. Хватайте вещи, выскакивайте из машины и бегите со всех ног… Если сумеете-таки уйти, шагайте на север. Извините, ребята, но это все, что я могу для вас сделать.

— А как же вы? — забеспокоилась Майра, подавая мужу рюкзак. Оба застегнули теплые зимние куртки и надели толстые перчатки. — Вы что будете делать?

— Выключу фары, развернусь и поеду прямо на них, — угрюмо ответил Дерганый. — Такого никто не будет ждать. Если повезет, проскочу слева или справа.

Уокер засомневался. А что, если это изощренная ловушка, придуманная Дерганым? Способ избавиться от клиентов, не довозя их до Чикаго? Быть может, это машина его приятеля, которому заплатили, чтобы он появился в нужный момент, а потом вернулся вместе с Дерганым в Индианаполис?

Конечно, такое было возможно, однако Уокер в это не верил. Зачем столько мороки, когда Угрюмый мог бы просто пристрелить своих пассажиров? Уокер взял рюкзак, расстегнул один из двух поясов с деньгами и положил его на сиденье. В поясах были золотые доллары. Единственные деньги, которые принимали «гонцы».

— Вот, Дерганый… Вторая половина.

Бросив взгляд на сиденье, Дерганый снова уставился вперед.

— Спасибо, мистер Полсон… И еще одно…

Уокер поднял брови.

— Если вонючки подойдут близко, застрелите миссис Полсон.

Уокер почувствовал, как холодная липкая рука стиснула внутренности. Ответить он не успел — резко затормозившая машина пошла юзом.

— Давайте! — воскликнул Дерганый, указывая рукой. — Бегите туда, на восток!

Уокер выскочил первым и открыл заднюю дверь, помогая выйти Майре. Та протянула мужу винчестер, купленный в Индианаполисе, и выбралась из машины.

Одна за другой хлопнули двери, и Дерганый, верный слову, с заносом развернулся на месте, колеса поймали сцепление, и машина помчалась в обратную сторону. Через несколько мгновений на юге показались две фары.

Надев рюкзак сам, Уокер помог Майре и быстро повел ее от дороги. Откос уходил вверх фута на три, и не успели беглецы на него взобраться, как темноту над заснеженной равниной разорвала яркая вспышка, после чего с небольшим запозданием прогремел раскат грома.

— Они убили Дерганого, — с горечью произнес Уокер, глядя на взметнувшийся к небу огненный шар. — Сволочи!

Времени гадать, кто или что эти «они», и скорбеть по Дерганому не было: свет фар быстро приближался. Уокеры развернулись и побежали.

Однако снег оказался глубоким, что сильно замедлило их продвижение. Не успели беглецы отойти далеко от дороги, как воздух наполнился громким ревом. Рев доносился сверху — явно какой-то летательный аппарат. Внезапно яркий луч прожектора скользнул по земле прямо перед Уокерами.

Развернувшись, они, учащенно дыша, побежали на север. Но все было тщетно. Прожектор, точнее, химера, управлявшая им, словно знала, куда именно повернули беглецы. Пятно ослепительного света упало прямо на них.

Дослав в патронник ружья патрон, Уокер уже приготовился выстрелить Майре в затылок, но тут его самого сверху ударил шар голубого света. Мышцы судорожно сократились, и Уокер рухнул на снег.

Майра лихорадочно палила вверх, но крошечные пули тридцать восьмого калибра не оказывали никакого действия на нависший над головой корабль. Через мгновение и она лежала на земле с искаженным от боли лицом. Вдруг прожектор погас, и летательный аппарат развернулся на восток. Рокот его двигателей затих вдали.

Уокер постарался прийти в себя. Ему удалось сесть, когда из окружающего мрака появилась горстка покачивающихся в такт шагам фонариков. Луч одного из них ударил Уокеру в лицо, и двое гибридов, подхватив под мышки, рывком подняли его на ноги.

— Не знаю, хотите ли вы жить, — послышался женский голос, — но, если хотите, не вздумайте сопротивляться.

Голос определенно был человеческим.

Уокер все еще размышлял над этими словами, когда у него со спины сорвали рюкзак и гибриды принялись ощупывать его одежду. Они нашли и отобрали пистолет сорок пятого калибра, две запасные обоймы и складной нож. Все остальное, в том числе бумажник, компас и диктофон, приклеенный пластырем к спине, осталось на месте. Уокер так и не понял, было это сделано сознательно или же просто они плохо искали. Позднее, когда Уокер смог переговорить с женой, выяснилось, что она пережила нечто подобное. Похоже, вонючки искали только оружие — прочее их не интересовало.

Да и с какой стати? Все, что не могло причинить им вред, было несущественно.

Щурясь от яркого света, Уокер различил в темноте лицо. У женщины были короткие седые волосы, затравленные глаза и острый, как у ведьмы, подбородок. На шее висел металлический ошейник, от которого в темноту отходила серебристая цепочка.

— Меня зовут Норма, — сказала женщина. — Норма Коллинз. Я учительница пятых классов из Кокомо. Вы должны вернуться на дорогу.

— Вы умеете разговаривать с химерами? — поразилась Майра.

— Нет, конечно же не умею, — в голосе Коллинз прозвучало презрение. — Этого не может ни один человек. Но я знаю, чего они хотят. А теперь шевелитесь… Или нас всех накажут.

Когда Уокер с женой направились обратно к дороге, он мельком заметил у Коллинз за спиной железноголового. Машина, от которой пытался уйти Дерганый, ждала внизу, с работающим на холостых оборотах двигателем. Это был грузовик с откидными бортами «Лайон», совершенно новый — скорее всего, его забрали прямо из автосалона.

Гибрид свирепого вида рявкнул на Майру, и та поспешила к откинутому борту кузова, куда ей помогли сесть двое мужчин, уже находившихся внутри. Следом залез Уокер. Он оказался в толпе из дюжины человек, все они стояли. Взревел двигатель, и грузовик рывком тронулся. Не обнаружив рядом Майру, Уокер было запаниковал, но в конце концов встретился с ней взглядом и успокоился.

В этот момент свет погас. Жутко заскрежетала коробка передач — это гибрид, сидевший за рулем, не смог включить вторую передачу. Уокер услышал, как кто-то шепнул ему в правое ухо:

— Мы зовем вонючку за рулем Тупень. Водила из него никакой.

Уокер не смог разглядеть лицо мужчины, но голос нарисовал в воображении человека с медвежьей тушей и сильным характером.

— Куда нас везут? — спросил Уокер.

— Сам хотел бы узнать. Но лично я нисколько туда не тороплюсь. А ты?

Уокер лишь печально усмехнулся.

— Намек понят. Но зачем оставаться в кузове? Можно выпрыгнуть на ходу.

— Присмотрись внимательнее, — ответил мужчина. — К крыше кабины.

Обернувшись, Уокер увидел торс гибрида, торчащий из отверстия в крыше. Снизу, изнутри кабины, на гибрида падал свет, и в его руках можно было отчетливо различить оружие.

— Моя фамилия Берл, — продолжал мужчина. — Харли Берл. Не могу сказать, что рад встрече с тобой, впрочем, как и с кем-либо из остальных ребят в кузове, но все равно добро пожаловать на борт. Хорошая новость в том, что все мы попадем в рай. Естественно, кроме Нормы Коллинз… Ей прямая дорога в ад.


Время в пути тянулось мучительно долго. Грузовик громыхал в ночи, а пленники сидели или стояли, прижимаясь друг к другу, чтобы согреться. Ночь уходила медленно, словно темнота не хотела уступать свою власть свету.

Наконец солнце одержало победу, но осталось не более чем смутным пятном на востоке, где сплошные тучи преградили путь его лучам, не пуская тепло к истерзанной земле. Повсюду вокруг Уокер видел брошенные дома, разбитые машины и прочие свидетельства разгрома. Грузовик объехал стороной Чикаго и направлялся к Рокфорду, когда справа показалось поле сражения. Всего лишь одно из тех мест, где армия пыталась дать отпор неприятелю. О чем Уокер как бывший министр обороны знал лучше других.

Повсюду, докуда хватало глаз, покоились подбитые танки М-12 «Сейбэтус», многоцелевые бронеавтомобили «Линкс», раскуроченные химерианские «сталкеры». И Уокер думал о том, что под покровом снега лежат тела тысяч солдат. Придет весна, и взгляду откроется обширное кладбище. Памятник бесславному поражению при Рокфорде, одному из многих бесславных поражений.

Наконец печальная картина исчезла. Грузовик прибавил скорость, и мимо замелькали фермы. Майра обернулась к Уокеру.

— Но ведь дорога — она же обледенела. Мы едем слишком быстро!

Уокер был полностью с ней согласен, как и все, кто находился в кузове, однако поделать они ничего не могли. Тупень, увидев перед собой уходящий к горизонту прямой путь, торопился наверстать упущенное время. Вскоре «Лайон», с ревом несущийся посередине шоссе, разогнался до пятидесяти миль в час.

Грузовик взлетел на небольшой пригорок, прямо перед ним в воздух взмыла стая ворон, и Тупень резко выкрутил руль, вероятно стараясь что-то объехать. Пленники закричали, два правых колеса оторвались от земли, и «Лайон» опрокинулся. Уокер повалился на Майру, та упала на кого-то другого. Грузовик с громким скрежетом прополз на боку еще футов пятьдесят и наконец остановился.

Кое-кого из пленников выбросило на снег, но Уокер и Майра оставались в кузове, запутавшиеся в беспорядочном сплетении рук и ног. Вокруг слышались стоны и крики. Высвободившись из клубка тел, Уокер с радостью обнаружил, что все его кости целы, и быстрый взгляд на Майру сообщил, что с ней тоже все в порядке. Для обоих удар смягчили тела других пленников, которым повезло меньше.

Те, кто остался невредим, начали освобождать пострадавших. Вдруг затрещали частые выстрелы, и Уокер обернулся посмотреть, в чем дело. Он увидел, что один из пленников убегает, точнее, пытается убежать — его ноги вязли в глубоком снегу. В конце концов пули нагнали беглеца, прошив ему спину. Несчастный упал в снег, заливая его кровью, и у всех остальных пленников вырвался стон отчаяния.

— Это был Фуллер, — убитым голосом сказал Харли Берл. Его лицо с широким лбом и густыми черными бровями покрывала трехдневная щетина. — Фуллер говорил, что убежит при первой же возможности, и слово сдержал. Храбрый был парень, — вместо надгробной речи произнес Берл, — мне его будет не хватать.

Гибрид, сразивший Фуллера, обернулся к пленникам, а Тупень подвел Норму Коллинз. Коллинз ехала справа в кабине и разбила в кровь лоб. Она прикладывала к ране носовой платок, пока вонючка не дернул ее за цепочку. Опомнившись, Коллинз обратилась к пленным.

— Всем построиться на дороге, — объявила она. — Дальше пойдем пешком.

Берл пробормотал под нос: «Сука», а кое-кто из пленников нашел для нее слова покрепче. Те, кто мог, побрели к дороге.

— Этой женщине нужна помощь! — прокричала Майра, опускаясь на корточки перед одной из пострадавших. — Кажется, у нее сломана нога.

— О ней позаботятся, — холодно ответила Коллинз. — Делайте как вам говорят.

Майра хотела возразить, но Уокер взял ее за руку и поднял на ноги.

— Дорогая, тут ничего нельзя поделать. Сожалею…

Оглянувшись на женщину со сломанной ногой, Майра поплелась с Уокером к дороге. Из-за грузовика пленникам не было видно происходящего, но они отчетливо услышали два выстрела. Расплакавшись, Майра уткнулась лицом в грудь мужа. Появилась Коллинз, которую вел на цепочке Тупень. К ним присоединились еще трое гибридов.

— Трогайтесь, — зловещим голосом произнесла бывшая учительница, — если не хотите умереть прямо здесь.

Пленники двинулись вперед. Уокер размышлял о мужчине по фамилии Фуллер и о женщине по фамилии Коллинз. Оба демонстрировали одно и то же: у пленников был выбор — выбор смерти. А смерть в данных обстоятельствах казалась не таким уж плохим выходом.

Если бы не одно но — диктофон, прилепленный пластырем к пояснице. Уокер считал, что обязан доставить запись повстанцам из «Только свободы» — надо было лишь придумать, как это сделать. Пленные уныло брели на север. Полный решимости выполнить долг, Уокер опустил голову, защищаясь от жалящего лицо ветра.

Он выбрал жизнь — но жизнь была адом.


Остаток дня тянулся медленно. Пленных гнали по шоссе. Останавливались они, только чтобы попить воды, тогда, когда это делали их конвоиры. Как и все, Уокер зверски проголодался, но все просьбы Норма Коллинз пропускала мимо ушей. Быть может, потому, что она сама, как и все остальные, была бессильна что-либо предпринять.

Наконец, когда стало смеркаться, химеры остановились в городке. Быстро оглядевшись в поисках подходящего укрытия, Коллинз повела пленников в старое здание. Над дверью висела вывеска «Гостиница „Лосиные рога“», прямо под впечатляющими рогами североамериканского лося, прибитыми к фасаду. Можно было догадаться, что в прошлом это заведение существовало благодаря коммивояжерам, дальнобойщикам и тем, у кого в дороге сломалась машина.

Коллинз провела пленников и одного гибрида через убогий вестибюль в видавший виды обеденный зал, а затем по короткой лестнице вниз на кухню, освещенную свечами.

— Я подумала, вы будете рады хоть какому-нибудь свету, — произнесла Коллинз тоном радушной хозяйки. — Устраивайтесь. Чувствуйте себя как дома.

С этими словами она и гибрид ушли, предоставив пленников самим себе. Как только дверь захлопнулась, начались поиски второго выхода, оружия и еды. Другой двери, разумеется, не нашлось. Кухонные ножи, если таковые и оставались, были убраны Коллинз и химерами. Однако укромных закутков, куда не успели добраться мародеры, было предостаточно, так что вскоре пленники разыскали банку со свеклой, еще одну с соленьями и — награда из наград — невскрытую упаковку арахисового масла!

Распределение ценной добычи взял на себя Берл, и никто не стал возражать обладателю внушительных размеров. Каждому досталось по две ложки масла, соленому огурцу и куску свеклы. Кроме того, всем дали по глотку свекольного сока или рассола, чтобы запить скудную трапезу.

И в это время открылась входная дверь. Появилась Коллинз, по-прежнему на поводке, в сопровождении двух гибридов. Пока их рабыня оглядывала помещение, вонючки стояли, держа оружие наготове. Глаза Коллинз горели, подобно двум уголькам.

— В гостинице полный разгром, — объявила она, — химерам нужны те, кто наведет порядок в комнате, где они будут спать. — Ты! — решительно указала Коллинз на девушку лет двадцати. — Поднимайся наверх.

У девушки, которую звали Бетти, вся краска схлынула с лица. Она встала, а ее мать, женщина лет сорока с небольшим, начала всхлипывать.

— Пожалуйста! — взмолилась она. — Позвольте, вместо нее пойду я.

— Причин для беспокойства нет, — деревянным голосом промолвила Коллинз. — Ваша дочь скоро вернется.

Всем хотелось в это верить. Но когда Бетти в сопровождении Коллинз и двух гибридов скрылась в дверях, надежда умерла. Сквозь тонкие перекрытия было слышно, как все четверо прошли в обеденный зал, расположенный прямо над кухней. Затем до ушей пленников донесся шум борьбы, отрывистые крики и глухой стук упавшего тела.

Мать Бетти испустила отчаянный вой. Майра обняла ее за плечи, пытаясь утешить.

— Бедную девочку съедят, — шепнул на ухо Уокеру Берл. — Гады ее съедят. И помогает им Коллинз. Как знать, быть может, Коллинз достанутся объедки. Лично я не удивлюсь.

Пленникам не оставалось ничего другого, кроме как устраиваться на ночлег. Все понимали, что завтра придется не легче. Майра заснула, прижавшись к мужу, но к Уокеру сон не шел. Даже в тусклом сиянии свечей он видел темное пятно, расползающееся по потолку, и знал, что на самом деле оно алое.


Когда наступило утро, пленников погнали наверх. Пройдя через забрызганный кровью обеденный зал, они вышли на холодный дневной свет. К этому времени мать Бетти полностью замкнулась в себе, ее взгляд стал пустым. Если несчастная женщина видела кровь и поняла, чья она, то никак этого не показала.

Погода стояла холодная, но ясная. Когда колонна направилась на север, Уокер разглядел высоко над головой три белых инверсионных следа, расчертивших голубое небо. Скорее всего, «Сейбры», летящие на высоте двадцать пять тысяч футов, находились в полном неведении по поводу пленников на земле. Впрочем, летчики все равно ничем не могли помочь несчастным — разве что положить конец их страданиям.

К счастью для Уокеров, при обыске у них не отняли теплую зимнюю одежду и прочные ботинки; однако так повезло далеко не всем. Некоторые пленники были одеты относительно легко и были вынуждены утепляться чем придется. В борьбе с холодом они накидывали на плечи одеяла и обматывали ноги тряпьем. Колонна напоминала сборище оборванцев. Пленники шли мимо домов, таращившихся на дорогу пустыми глазницами выбитых окон, мимо автомобилей, раздавленных лапами боевых машин, и мимо исклеванных вороньем трупов, обернутых саваном сверкающего инея.

Прошел час, затем еще один, и наконец колонна подошла к перекрестку, где уже ждала другая группа пленных. Обратив внимание на дорожный знак, Уокер понял, что они обошли стороной Рокфорд и попали в штат Висконсин.

После непродолжительной паузы, когда гибриды общались друг с другом на своем языке, Коллинз, которой, видимо, не терпелось продемонстрировать свою сомнительную власть новичкам, озвучила новые приказания.

— Построиться в колонну, не раскрывать рот и шагать вперед.

Пленникам запрещалось разговаривать между собой, однако с этим не возникало никаких проблем, если только Коллинз находилась далеко. Уокер поравнялся с Берлом и тихо спросил:

— Итак, Харли, какие у тебя мысли? Куда нас ведут вонючки? И зачем?

— Понятия не имею, — признался Берл. — Но ведь это ты у нас министр обороны, ты и скажи мне.

Уокер ответил не сразу. Они с Майрой тщательно старались ничем себя не раскрыть, опасаясь, что если вонючки прознают, кто они такие, то обязательно используют это каким-либо образом. И все же, учитывая, сколько раз фотографии Уокера мелькали в газетах, было ясно, что обман не сможет продолжаться до бесконечности. Уокер взглянул на Берла.

— И давно ты знаешь?

— С прошлой ночи. В гостинице на столе лежала газета. Месячной давности. И ты был на второй странице. Корреспондент приводил твои слова: «все под контролем, и мы победим», — Берл криво усмехнулся. — Не хочешь пересмотреть позицию?

Уокер поморщился.

— Да, хочу. Наши дела плохи — но я по-прежнему убежден, что мы сможем победить. Если будем сражаться как одержимые. Вся беда в том, что Грейс, похоже, намеревается выкинуть белый флаг.

Брови Берла поползли вверх.

— Вот как? Будь добр, поделись ценной информацией.

Уокер понимал, что больше не может хранить тайну один. Если с ним что-нибудь случится, то кто поможет Майре доставить диктофон «Только свободе». Поэтому он рассказал Берлу все. Когда Уокер закончил, тот кивнул.

— Ты прав, Генри. Если все так, как ты говоришь, эта запись дорогого стоит. Дороже некуда. Можешь на меня рассчитывать. Сделаю все, что в моих силах.

Уокеру стало немного легче. Казалось, даже время потекло быстрее. Колонна шла мимо заброшенных пашен. Небо оставалось чистым, и солнце даже начинало греть. Один раз Уокер увидел вдалеке три огромных силуэта. Вспомнив прошлогодние донесения, он опознал «голиафов». Громадные четырехногие машины имели высоту почти двести футов и несли на себе мощное вооружение. Тот факт, что боевые машины абсолютно безнаказанно передвигались среди бела дня, был очередным свидетельством тотальной власти химер над севером континента.

Где-то через час к колонне присоединилась еще одна группа пленных. Очевидно, химеры прочесывали местность в поисках людей, а затем сгоняли их в некий единый центр.

Начало смеркаться. Колонна тащилась на север медленно, и Коллинз приходилось подгонять пленников.

— Ускорить шаг! — строго кричала она, расхаживая в связке с гибридом вдоль растянувшейся колонны. — Мы уже почти прибыли на место. Или вам хочется провести эту ночь под открытым небом?

Никто не знал, что это за «место», но и под открытым небом спать никому не хотелось, поэтому измученные пленники брели дальше. Наконец гибриды, шедшие в голове, свернули на разбитую грунтовую дорогу, отмеченную указателем «Карьер Хасбро», и вдалеке показалась россыпь ярких огоньков. По обе стороны от дороги высились огромные механизмы и здания, которые постепенно исчезали в сгущающихся сумерках и за пеленой сухого снега, повалившего с неба, как только стало холодать.

И вот пленники оказались «на месте»: их подвели к краю открытого карьера, освещенного установленными на столбах фонарями. Уокер увидел дорогу, которая спиралью уходила вниз по стенам карьера, и лачужный городок, сооруженный на самом дне. Вокруг трех мерцающих костров жались друг к другу десятки людей.

— Дом, милый дом, — съязвил Берл.

Гибриды повели пленников вниз. Глядя, как стены карьера уходят все выше и выше, Уокер размышлял о диктофоне и о Чикаго. Смогут ли они с Майрой бежать из этого карьера?

Уокер не собирался сдаваться, но чем глубже он погружался в чрево земли, тем труднее было сохранять оптимизм.

Глава двенадцатая АНГЕЛ СМЕРТИ

Неподалеку от Валентайна, штат Небраска

Понедельник, 3 декабря 1951 года


На Уильяме Дентвейлере были шапка-ушанка, костюм и теплое пальто, но в пулеметные бойницы СВВП врывался ледяной ветер, и главе президентской администрации очень хотелось накрыть колени теплым пледом. Только вот пледа не было, по крайней мере, Дентвейлер его нигде не видел, а спросить никак не решался. Отчасти потому, что не хотел выставить себя скулящим штатским, отчасти потому, что знал: стоит встать — и тонкая прослойка теплого воздуха между кожей и одеждой исчезнет. А встать нужно было обязательно, если он хотел обратиться к бортмеханику в шлеме, сидевшему на ящике с надписью «патроны 7,62 мм, модель М-5А2».

И Дентвейлер сидел на месте, глубоко засунув в карманы руки, и так одетые в перчатки. Мерно гудя двигателями, СВВП летел на север к базе АСНИП номер шесть. Как и президент Грейс, Дентвейлер придерживался мнения, что дать АСНИП право строить и самостоятельно обслуживать собственные базы было ошибкой, хоть этого и требовали соображения секретности. Ведь теперь, когда война затягивалась, высшие чины армии, военно-морского флота и морской пехоты по-прежнему оставались покладистыми, а вот агентство начинало демонстрировать строптивость.

Но отнимать у АСНИП базы было слишком поздно, а пока бюджетом агентства распоряжался Грейс, верхушке АСНИП приходилось держать себя в руках.

От этих мыслей главу администрации президента отвлекла резкая перемена в гуле двигателей. Сквозь одежду Дентвейлер ощутил вибрацию другого рода: самолет на мгновение завис в воздухе, разворачивая двигатели вертикально. Затем СВВП быстро устремился вниз, и внутри у Дентвейлера все оборвалось. Меньше чем через минуту шасси с ощутимым толчком соприкоснулось с механической палубой, перепачканной машинным маслом.

Поспешив к Дентвейлеру, бортмеханик расстегнул его ремни безопасности.

— Добро пожаловать в Небраску! — радостно воскликнул сержант. — И будьте осторожны, трап очень скользкий.


Рядом с СВВП, но подальше от его молотящих воздух винтов собралась группа офицеров, встречающих главу президентской администрации. Майор Блейк возглавлял делегацию, в которую входили взъерошенный офицер разведки капитан Бо Ричардс и лейтенант Натан Хейл.

Успешно выполнив операцию в занятом неприятелями Хот-Спрингсе меньше недели назад, Хейл надеялся получить трехдневный отпуск и смотаться в Денвер к Касси. Тогда бы он смог и навестить в госпитале доктора Барри — у которой, по слухам, дела шли на поправку.

Но все надежды развеялись в прах, когда от командования АСНИП Блейку поступила так называемая ракета с приказом встретить высокопоставленного гостя и подготовить диверсионно-разведывательную группу для выполнения специального задания. В ее состав вошли и Ричардс, и Хейл.

Так что Хейл, глядя, как потрепанный в боях СВВП совершает посадку, испытывал смешанные чувства. Винты перестали вращаться, и крышка грузового люка ударила по бетону. Мужчина в штатском, спустившийся по наклонному трапу, огляделся по сторонам и, заметив делегацию, направился к ней. Офицеров представлял Блейк, и когда очередь пожимать Дентвейлеру руку дошла до Хейла, он заметил, что тот до сих пор не снял перчатки. Мелочь, но Хейл знал, что вся жизнь состоит из мелочей.

Тем не менее он продемонстрировал подобающее уважение.

— Рад знакомству, сэр, — отчеканил Хейл, обратив внимание на то, что Дентвейлера, похоже, нисколько не удивил цвет его глаз.

— И я тоже рад возможности познакомиться с героем, — ответил высокий чиновник. — Кстати, вы прекрасно поработали в Хот-Спрингсе. Президент Грейс лично попросил меня передать вам его благодарность.

Поздравление от президента Соединенных Штатов значило многое, и Хейл ощутил прилив гордости. Но все же было в холодной любезности Дентвейлера что-то такое, что не позволяло Хейлу проникнуться к этому человеку симпатией.

— В этом заслуга всей нашей группы, сэр, — искренне ответил он. — Я передам ваши слова.

— Да, передайте, — рассеянно бросил Дентвейлер, уже поворачиваясь в сторону Блейка.

Все четверо направились к лифтам. Форма на Ричардсе была мятая, волосы слишком длинные, а обветренное лицо покрывала трехдневная щетина. Хейл только познакомился с ним, но уже успел полюбить офицера разведки за чувство юмора, не признающее чинов.

— Опаснее железноголового с «огером» наперевес только штатский с чемоданчиком в руке, — шепнул Ричардс так, чтобы слышал только Хейл. — Да хранит нас Господь.

Лифт доставил их на административный уровень, там их встретил молодцеватый сержант и провел через контрольно-пропускной пункт в тот самый зал совещаний, где происходило обсуждение операции «Железный кулак».

Однако карты, фотографии и схемы теперь были другими. Вид аэрофотоснимков Хейла нисколько не удивил, но там присутствовали и фотографии, снятые с земли. А это уже было необычно: большинство диверсионно-разведывательных операций выполнялось в глубоком тылу врага, где сделать подобные снимки было практически невозможно. Хотя Хейл и не был знатоком Чикаго, он угадал на фото истерзанные войной силуэты города — и почувствовал, как по всему телу разливается холодок. Если вылазка возле Хот-Спрингса была неслыханной дерзостью, то операция в захваченном вонючками Чикаго граничила с безумием.

— Итак, — начал Блейк, когда все расселись и гость снял пальто, — слушайте внимательно… Мистер Дентвейлер прибыл сюда, чтобы рассказать о совершенно секретной диверсионно-разведывательной операции. На этот раз нам предстоит доставить через линию фронта не предмет, а человека. Мистер Дентвейлер, вам слово.

Белая сорочка, галстук в полоску и синий костюм главы президентской администрации были с иголочки. Дентвейлер обвел взглядом лица собравшихся, блеснув стеклами очков без оправы.

— Благодарю вас, — ровным тоном произнес он. — Майор Блейк справедливо указал, что предстоящая операция будет совершенно секретной. Ни при каких обстоятельствах вы не должны раскрывать детали этого совещания и самой операции друзьям ли, родственникам или прессе. Это понятно?

Все присутствующие прилежно закивали, и Дентвейлер начал, судя по всему, тщательно подготовленную речь.

— Как вам известно, дела у нас не слишком хороши. Химеры полностью захватили Канаду и продвигаются на юг, в Соединенные Штаты. И все же на прошлой неделе вы вместе с пятым десантным батальоном насолили вонючкам в Хот-Спрингсе, полным ходом идет сооружение оборонительной линии «Свобода» — все это позволяет президенту сохранять уверенность в том, что мы не только остановим продвижение химер, но и в самом ближайшем времени начнем широкомасштабное контрнаступление.

Это из раздела хорошего, — вещал Дентвейлер. — Плохие новости заключаются в том, что правительство помимо борьбы с химерами вынуждено разбираться с внутренними врагами. Речь идет об организациях, нацеленных на свержение избранного правительства, о всевозможных диссидентах и, как ни прискорбно это признавать, о немногочисленных изменниках. В данном случае один из членов кабинета не только проникся пораженческими настроениями, но и бежал из Вашингтона, чтобы связаться с вонючками и начать с ними переговоры о мире.

Дентвейлер многозначительно помолчал и заговорил снова.

— Знаю, поверить трудно — но, уверяю вас, это действительно так. Самое шокирующее обстоятельство в данной ситуации то, что высокопоставленный чиновник, о котором я веду речь, не кто иной, как министр обороны Генри Уокер!

До сих пор собравшиеся хранили безмолвие, но после этих слов с уст капитана Перко, представляющего на совещании военно-воздушные силы, сорвалось выразительное «твою мать».

— Да, — торжественным тоном подтвердил Дентвейлер, — моя реакция была такой же. Откровенно сказать, мы даже не уверены, возможны ли подобные переговоры в принципе, особенно если учесть, насколько чужды людям вонючки. Однако, если министру обороны Уокеру удастся найти способ общаться с химерами, это обернется полной катастрофой. И дело не только в том, что он может заявить, что выступает от лица правительства Соединенных Штатов. Уокеру известны все данные о линии «Свобода». Вот почему крайне необходимо установить местонахождение Уокера и вернуть его. Или, если это не удастся, — добавил он зловещим тоном, — устранить.

Прежде молчавший Блейк нахмурился и кашлянул.

— Прошу прощения, мистер Дентвейлер. Устав, в соответствии с которым осуществляет деятельность АСНИП, категорически запрещает личному составу принимать участие в физическом устранении людей. Однако если мы сможем найти мистера Уокера, то, смею вас заверить, доставим его сюда.

Немного подумав, глава администрации кивнул.

— Да, не сомневаюсь в этом. И это подводит нас к вопросу о том, где скрывается министр Уокер. На основе данных, полученных от ФБР и из других источников, мы считаем, что он в Чикаго.

Хейл, узнавший город на фотографиях, ожидал это услышать. Как, видимо, и Ричардс, полностью поглощенный чисткой ногтей перочинным ножиком. Хейлу захотелось узнать, почему подобное проходит безнаказанно; майор Блейк, похоже, воспринимал поведение Ричардса как нечто само собой разумеющееся.

— Мы проследили путь Уокера от Вашингтона до Индианаполиса, — продолжал Дентвейлер, — и едва не схватили подлеца за шиворот, но за два часа до того, как наши люди окружили гостиницу, где остановились Уокер с женой, парочка покинула город в сопровождении так называемого гонца по прозвищу Дерганый. По словам сожительницы Дерганого, тот направился в Чикаго.

Услышав эти слова, Ричардс встрепенулся. Перочинный ножик исчез.

— Дерганый Сандерс?

Дентвейлер поднял брови.

— Кажется, у него именно такая фамилия… Да.

— В таком случае у них были все шансы добраться до места, — задумчиво произнес Ричардс. — Услуги Дерганого стоят недешево — но он лучший из лучших. Вот только зачем? Зачем Уокеры так рвутся в Чикаго? Город буквально кишит вонючками.

— Полной уверенности быть не может, — ответил Дентвейлер, — но мы считаем, что Уокер собирается связаться с группировкой «Только свобода» и заручиться ее поддержкой. Думаю, вы знакомы с этой организацией.

— Да, — подтвердил Ричардс, — знаком. Повстанцы ненавидят президента Грейса, но еще больше они ненавидят химер и сражаются с ними изо дня в день. Поговаривают, что не меньше пяти тысяч гибридов заняты только тем, что охотятся за повстанцами. А если так, то этих пяти тысяч вонючкам не хватает при продвижении на юг.

— Мне приходилось слышать подобные доводы, — голос Дентвейлера стал ледяным. — Может быть, я даже поверил бы им, если бы не вся та ложь, которую «Только свобода» противозаконно выплескивает в эфир. Ради доступа к которому, скорее всего, Уокеры и направились в Чикаго.

Хейл ощутил нарастающее напряжение. Как и Блейк, который поспешил вмешаться.

— Несмотря на эти нелегальные радиопередачи, следует отметить, что члены «Только свободы» добывают важную развединформацию, — указал майор, — которую передают присутствующему здесь капитану Ричардсу. Уверен, его знакомство с группировкой поможет выяснить, находятся ли Уокеры в Чикаго. Больше того, осмелюсь заметить, что без него мы бы к этой операции и не подступились.

Последние слова были произнесены как недвусмысленное предупреждение, и Дентвейлер его услышал. Он натянуто улыбнулся.

— Да, разумеется. Итак, я изложил суть ситуации, остается добавить только одно. Если — вернее, когда — вы задержите Уокера, у него при себе, возможно, окажется дневник или какие-либо другие материалы. Захватите их с собой. К таким материалам, если они существуют, следует отнестись как к документам особой важности. Без соответствующего разрешения никто не имеет права их читать, копировать и передавать кому бы то ни было. Это понятно?

— Понятнее не бывает, — ответил Блейк, бросив многозначительный взгляд на Ричардса и Хейла.

— А что насчет миссис Уокер? — спросил Хейл. — Ее тоже доставить сюда?

— Конечно, — резко ответил Дентвейлер. — Она является преступником. Как и ее изменник муж.

Вскоре совещание завершилось. Дентвейлера проводили обратно на механическую палубу, где ждал СВВП. Младших офицеров в число провожающих не включили.

— Итак, — сказал Хейл, когда они с Ричардсом направились к лифтам, — ты уже бывал в Чикаго.

— Да, — угрюмо подтвердил Ричардс, — бывал.

Хейл отвел взгляд.

— Ну и как там, очень плохо?

— Если по десятибалльной шкале, то на все двенадцать, твою мать, — пробормотал Ричардс. — Я знаю, ты был в Англии, — и я знаю, что там было жарко. Но здесь будет ничуть не лучше, а может, и почище. Придется выложиться на всю катушку, лейтенант. На вторую попытку рассчитывать нельзя.


Дорога от базы АСНИП номер шесть до Чикаго была прервана двумя остановками. В первый раз надо было дозаправиться горючим, а потом пришлось пережидать снежный буран: у группы «Эхо» хватало забот и кроме риска врезаться в склон горы. А поскольку лететь предстояло быстро и на маленькой высоте, риск был бы велик, особенно в потемках.

Вот только, размышлял Хейл, втиснувшийся между Первисом и вторым пилотом и глядевший сквозь поцарапанный плексиглас кабины «Очаровашки», над тем, что осталось от Чикаго, темноты не было и в помине. Между полускрытыми во мраке сооружениями неизвестного назначения сверкали молнии, тут и там в воздухе парили напоминавшие светлячков сгустки света, а плотное скопление зеленовато-синих огней обозначало место химерианской крепости. Уступка комфорту, за которую кое-кому из вонючек предстояло поплатиться.

— Так, — сосредоточенно произнес Первис, — до цели десять минут, пора собираться. Желаю удачной охоты.

Хейл мрачно кивнул.

— Спасибо, Харли. На обратном пути береги свою задницу.

— Да уж поберегу, можешь не сомневаться, — ответил Первис. — А теперь проваливай к дьяволу из кабины. Время работать.

Ухмыльнувшись, Хейл встал и вернулся в грузовой отсек. Первис заговорил в ларингофон:

— «Голливуд» вызывает «Орла-три»… Я в восьми минутах от цели. Снижайтесь и задайте жару. Прием.

— Вас понял, — последовал ответ. — Держись низко и не гони, а мы покажем твоему вьючному верблюду, как делаются настоящие дела. Прием.

Несколько месяцев назад Первис, возможно, и обиделся бы на шпильку заносчивого пилота, но он успел познакомиться с последними статистическими данными. Химерианские самолеты летали в три раза быстрее человеческих, были более маневренны и лучше вооружены. Единственным преимуществом людей было мастерство пилотирования, ведь какими бы совершенными ни были химерианские самолеты, у их пилотов начисто отсутствовало воображение и все их действия были удивительно предсказуемыми.

Тем не менее средняя продолжительность жизни пилота «Сейбра» была куда ниже, чем у пилота «вьючного верблюда» СВВП, поэтому Первис оставил насмешку без внимания.

— Непременно все законспектирую, — сухо пообещал он. — Конец связи.


В грузовой отсек ворвался холодный воздух. Диверсионно-разведывательная группа из двенадцати человек приготовилась выполнить одну из самых трудных задач. План был спуститься среди ночи по тросам из висящего в воздухе СВВП в город, занятый вонючками. Как красноречиво выразился сержант Кавецки, то была «редкая возможность совершить настоящую глупость».

Открылись обе боковые двери, вниз протянулись тросы, и солдаты выстроились в очередь. «Очаровашка» уже приближалась к месту, когда северо-восточная часть города содрогнулась от взрывов. Хейл знал, что где-то там находится химерианская башня, однако истинная цель атаки «Сейбров» заключалась в том, чтобы отвлечь внимание химер от места высадки диверсионно-разведывательной группы.

Разумеется, всех химер это бы не отвлекло, однако Хейл был рад повысить шансы группы хоть на сколько-то.

Хейл и Ричардс по очереди осмотрели солдат всех до одного, проверяя, как пристегнуты карабины страховочной упряжи к тросам. Закончив, Ричардс занял место в голове шеренги и подождал, пока Кавецки проверит его самого.

Хейл встал в хвосте другой очереди: он должен взять командование на себя, если Ричардса убьют во время высадки. По крайней мере, так было в теории, хотя всегда существовала вероятность, что убьют обоих офицеров. В таком случае их место занял бы один из сержантов, например Кавецки.

Все эти размышления резко оборвались, когда Первис перешел с горизонтального полета на вертикальный, стараясь удержать «Очаровашку» в одной точке. Работа была не из простых: порывы ветра обрушивались на самолет с запада, а сила притяжения изо всех сил тянула его вниз.

Вспыхнула зеленая лампочка, послышался голос командира СВВП: «Пошел, пошел, пошел!», и Хейл проводил взглядом «часовых», один за другим скрывающихся в темноте. Огонь с земли никто не открывал; самолет завис над так называемой свежей точкой, то есть ранее в этих координатах никаких атак и диверсий не проводилось, что снижало риск нарваться на толпу химер. Но отклонись Первис от курса хоть немного, и десантники могли бы оказаться на крыше какого-нибудь опорного пункта вонючек.

Наконец подошла очередь Хейла.

Он шагнул в дверь, не забывая, что нужно держаться подальше от корпуса самолета. Удар об обшивку не только сулил травму, но и замедлял спуск в ситуации, когда скорость решала все, а за малейшую ошибку приходилось расплачиваться жизнью.

Пережив краткий миг свободного падения, Хейл почувствовал рывок, отозвавшийся болью в спине. Тут же его захлестнула волна страха: СВВП метнулся в сторону, пройдя в какой-нибудь половине фута от его болтающегося на тросе тела. Ледяная струя воздуха от винтов, бьющая вниз, угрожала закрутить Хейла. Он быстро провел правой рукой по тросу, обвивающему бедро. Пропуская трос через блок, Хейл начал быстро опускаться на землю.

Стало проще, когда один из «часовых», уже спустившихся на землю, крепко ухватил конец троса, не давая ему раскачиваться. Через несколько секунд Хейл стоял на мостовой городской улицы. Он поспешил отстегнуть упряжь, чтобы «Очаровашка», взметнувшись раньше времени вверх, не вздернула его в воздух.

— Все на земле, — сказал в рацию Ричардс. — Спасибо, что подбросил, «Голливуд». Конец связи.


Первису показалось, он ждал чуть ли не целый час. Наконец экипаж самолета затащил тросы и раздвижные стрелы в отсек, и Первис повел СВВП вперед.

Ночное небо пронзали лучи мощных прожекторов и длинные ожерелья трассирующих пуль, выискивающих добычу, у которой хватило наглости вторгнуться в город химер. «Сейбров» уже и след простыл, они давно улетели на юг, пока вонючки не подняли в воздух свои истребители.

Что было славно для «реактивных ковбоев», но совсем не устраивало Первиса, который все еще находился здесь.

Ничего не оставалось, кроме как перейти на горизонтальный полет и двигаться на юг, держась слегка над уровнем крыш. Задача очень опасная, особенно ночью, но только так можно было спасти «Очаровашку» от химерианских истребителей.

Так что Первис больше всего сейчас боялся зенитных ракет с головками теплового наведения, единственным средством защиты от которых было отстреливать направо и налево белые огни тепловых ловушек.


А тем временем на месте высадки Ричардс быстро распределял людей.

Для него это была уже пятая экспедиция в захваченный химерами Чикаго. Что делало его асом в глазах руководства разведки. Но сколько еще таких операций он выполнит, прежде чем выпадет его номер? Шесть? Семь? Или последней окажется пятая?

Этого не мог сказать никто.

Учитывая, что Хейл и его люди были «часовыми», Ричардс понимал, что из всей группы он самый уязвимый. Но разведчик старался об этом не думать, наблюдая, как подчиненные занимают оборону в ожидании того, кто придет первым — повстанцы из «Только свободы» или отряд вооруженных до зубов химер.

Особое значение этот вопрос приобретал потому, что группу высадили прямо на перекресток двух магистралей. В темноте было трудно разглядеть окружающую обстановку, но благодаря заученным наизусть фотографиям Ричардс узнал железнодорожный вокзал с одной стороны и полуразрушенные здания с трех других. Все эти строения могли бы послужить укрытием, но если проводник «Только свободы» не застанет группу на улице, он решит, что диверсантов обнаружили враги, и уйдет один.

А это будет просто хреново.

Поэтому Ричардс вынужден был расставить «часовых» кольцом и организовать круговое наблюдение. Драгоценные секунды убегали. Проводник опаздывал — уже на пять минут, и Ричардс приготовился отходить к вокзалу. Он просчитывал запасные варианты. Может, оставить на видном месте рацию, чтобы проводник ее обязательно нашел? Неплохая мысль, но, если первым появится химерианский патруль, рация выдаст присутствие группы.

Вдруг над мостовой приподнялась чугунная крышка канализационного люка и с громким стуком упала в сторону. Ричардс крикнул: «Не стрелять!», и вовремя — капрал Ведка и рядовой Оиши уже развернули на звук стволы своих ружей.


— Всем смотреть перед собой! — приказал Хейл, чтобы его люди не прекращали следить за периметром.

Обернувшись, он увидел, что Ричардс присел на корточки рядом со смутно различимым в темноте проводником и о чем-то с ним разговаривает. После приказа Ричардса группа пришла в движение.

В соответствии с заранее установленным порядком первыми под землю спустились «часовые» с «фараями», автоматическими карабинами М-5А2 и ружьями «россмор», оставив держать оборону тех, у кого были «беллоки», реактивные гранатометы и единственный миниган — многоствольный скорострельный пулемет. Под конец ушли и они.

Хейл спустился в люк последним, нащупал ногами железные скобы на стене и передал свой «фолсом» рядовому Таннеру. Самому сильному бойцу в группе и счастливому обладателю минигана.

Хейл перевернул чугунную крышку, со скрежетом протащил ее по мостовой и опустил обратно. Группа могла похвастаться тем, что благополучно покинула место высадки. Достижение, резко повысившее шансы на успех — от абсолютно невозможных до крайне маловероятных.

Когда Хейл спустился в сточную трубу, ему первым делом ударил в нос запах сырого, затхлого воздуха. Единственным источником света был факел, вставленный в трещину в кирпичной кладке. Хейл спрыгнул на дно, разбрызгав вокруг черную грязную жижу. Таннер вернул ему карабин.

Сцена, участниками которой стали разведчики, была сюрреальной, если не сказать больше. «Часовые» выстроились спиной к стене, и их придирчиво осматривала молодая женщина. Вот только слово «осматривала» здесь не совсем подходило. После беглого взгляда женщина обнюхивала каждого солдата так, как это делает дружелюбно настроенная собака.

У женщины были неровно остриженные светлые волосы и курносый нос, ее одежда состояла из кожаной куртки, обтягивающих джинсов и высоких ботинок на шнуровке.

— Ее прозвали Ведьмой, — объяснил Ричардс, когда женщина перешла от Купера к Самсону. — У нее необычайно тонкий нюх, а тут это порой очень полезно. Запомнив запах человека, она может распознавать его в кромешной темноте.

— Понятно, — сказал Хейл, наблюдая за процессом. — И поэтому ее прозвали Ведьмой?

— Нет, — ответил Ричардс, — это из-за татуировок.

Только теперь Хейл заметил татуировки, которые покрывали лицо, шею и руки Ведьмы. Раньше ему казалось, что это просто игра света от дрожащего пламени факела. В основном это были символы, имеющие религиозный или оккультный смысл, — всевозможные пентаграммы, треугольники, астрологические знаки, полумесяцы, а также египетский крест в самом центре лба.

— Значит, это не просто украшения? — спросил Хейл.

Кивнув, Ричардс продолжал наблюдать, как Ведьма подвергает необычному досмотру смущенного рядового Переса.

— Да. Ведьма считает, что эти символы защищают ее от энергетических зарядов химер, и не исключено, что это действительно так. Сам увидишь, она не носит бронежилет, но на ней ни единой царапины. А здесь это говорит о многом.

Завершив осмотр рядовых, девушка перешла к офицерам.

— Стой спокойно, — предупредил Ричардс Хейла. — Теперь твоя очередь.

Хейл послушно застыл. В пристальном взгляде зеленых глаз Ведьмы отразилось удивление. Девушка, несмотря на татуировки, обладала незаурядной привлекательностью, и от нее веяло животным магнетизмом.

— У тебя глаза как у вонючки, — ровным голосом произнесла она. — И я чую запах вируса. У остальных он тоже есть, но не такой сильный.

Хейл не знал, что сказать, поэтому промолчал. Ведьма обнюхала его руку до самого плеча, задержалась на мгновение, затем лизнула ему шею. Это было что-то новое, нечто чувственное, и теперь Хейл уловил ее собственный запах. То был не аромат душистого мыла, как у Касси, — от Ведьмы исходил острый мускусный запах, он тоже возбуждал, но по-другому.

— У тебя такой же вкус, как у химер, — сказала Ведьма, отступая назад. — Ты знаешь, что меняешься?

Хейл пожал плечами.

— Мне сделали прививку. Поэтому и меняюсь.

Ведьма с сомнением посмотрела на него, словно решая, сказать ли что-то еще, затем повернулась к Ричардсу.

— До базы отсюда две мили, — сказала она. — Первые полторы — очень опасные.

— Будем наготове, — заверил Ричардс. — Показывай дорогу.

Ведьма пошла первой, за ней двинулись Ричардс, Кавецки, Хеннинг, Ведка, Оиши, Перес, Обо, Купер, Самсон, Дейна, Таннер и Хейл.

Порядок определялся характером возможных опасностей, типом оружия каждого «часового» и правилом ставить в голову и в хвост по офицеру.

Сначала идти было легко: главный тоннель имел высоту не меньше восьми футов и был настолько широким, что в нем спокойно могли пройти бок о бок три человека. Чего, впрочем, Ричардс и Хейл никогда бы не допустили. «Часовые» должны были идти, растянувшись в редкую цепочку, чтобы при взрыве гранаты пострадал только один человек, максимум — двое.

Скудное освещение обеспечивали прикрученные к дулам фонарики. Пятна белого света беспорядочно бродили по потолку, стенам и полу, иногда накладываясь друг на друга. Колонна из двенадцати человек шла за проводницей по подземному миру.

Наконец Ведьма остановилась перед жерлом трубы фута четыре в диаметре, расположенной на уровне пояса. Оглянувшись назад, словно проверяя, что «часовые» по-прежнему с ней, Ведьма нырнула в трубу и скрылась в ее чреве.

Все сняли со спины второе оружие и убрали его в холщовые мешки, которые каждому предстояло тащить за собой волоком, чтобы не зацепиться стволом за какое-либо препятствие. Хейл был не в восторге от того, насколько уязвима будет группа в трубе, но рассудил, что Ведьма выбрала этот путь только потому, что другого не существовало. Прошло целых пять минут, прежде чем группа наконец оказалась в трубе. Хейл полз на четвереньках последним, волоча за собой карабин М-5А2 и неуклюже сжимая ружье. Дно водостока было сухим, — до поры, когда начнет таять снег и потекут весенние ручьи, было еще неблизко.

В луче фонарика, закрепленного под дулом «россмора», Хейл видел мешок ползущего впереди Таннера и подошвы его огромных ботинок. Продвижение было мучительно медленным, и Хейлу было не по себе от столь тесного пространства.

В одном месте он вынужден был переползать через полуразложившийся крысиный труп. Но в прошлом ему приходилось делать и кое-что похуже — гораздо хуже. Хейл продвигался вперед, войдя в ритм, и ситуация начинала казаться ему не такой уж мрачной.

— Прыгуны!

Ведьма крикнула это по рации, которую дал ей Ричардс, но душераздирающий визг было слышно и без всяких раций. Химеры размером с кошку прыгали из вертикальных колодцев в трубу, которую считали своей вотчиной. Пожалуй, это было худшее, что только могло произойти: «часовые» не могли стрелять, иначе обязательно перебили бы друг друга.

Когда одна из мерзких тварей плюхнулась у ног Таннера и развернулась, собираясь броситься на Хейла, лейтенанту ничего не оставалось, кроме как воспользоваться ружьем в качестве дубинки и ткнуть дуло в зияющую пасть прыгуна. От сильного удара у монстра сломались клыки, он взвыл от боли, а Хейл, выхватив нож, полоснул чудовище. Противников разделяли добрые двадцать дюймов, но клинок «сайкиса» оказался достаточно длинным, чтобы поразить цель, и его острие нашло крупную артерию.

На стены тесного тоннеля брызнула кровь. По рации послышался крик Ричардса:

— Стреляйте в колодцы! Убивайте вонючек до того, как они спрыгнут!


Рядовой Расс Дейна находился прямо перед Таннером. Он был одним из двух обладателей огнемета «Л11-2 Драгон», из которого Дейна уже поджарил прыгуна. Струя пламени опалила ботинки Самсону, но тот не жаловался. Перекатившись на спину, Дейна направил огнемет вверх.

Со зловещим шипением огненный язык устремился вверх по вертикальному колодцу, нашел плоть и заживо испек падающего прыгуна. Обугленное тело застряло, на него приземлилась другая химера, которая тотчас же начала прогрызать себе дорогу.

Дейна и Хеннинг посылали вверх струи жидкого пламени одну за другой, перехватывая яростно визжащих тварей. Двум-трем «часовым» тоже удалось развернуться, и они ввели в действие свое оружие. «Россмор» Хейла оглушительно гремел, на голову сыпались обжигающие гильзы, но то было меньшее из зол.

Вдруг нападение завершилось так же внезапно, как и началось, и группа продолжила свой путь ползком. Те, кто был ближе к хвосту, перебирались через окровавленные останки прыгунов, и зловоние, свойственное всем химерам, смешивалось с удушливым смрадом горелой плоти и резким запахом порохового дыма.


Казалось, прошла целая вечность — а на самом деле десять минут, — и Хейл увидел, как впереди исчезли ботинки Таннера, а следом за ними и мешок. Настал черед самого Хейла. Он просунул голову в просторную камеру, и его сразу подхватили сильные руки.

Как и в начале тоннеля, здесь в трещину между кирпичами был воткнут факел, и в его резком голубовато-зеленом свечении «часовые» осмотрели свои незначительные раны и царапины. Кто-то приложился к «и-газу», другие проверяли оружие. Перезарядив ружье, Хейл закинул его на плечо, и тут из мрака материализовалось нечто большое.

— Не стрелять! — быстро крикнула Ведьма. — Ральф никого не тронет… Правда, мой мальчик?

Внезапно Хейл и прочие «часовые» стали свидетелями поразительного зрелища: бурый ревун размером со льва, подбежав к Ведьме, поднялся на задние лапы и лизнул ей лицо.

— Отвечу на твой немой вопрос, — сказал Ричардс, подойдя к Хейлу сзади. — Животное было ранено, Ведьма его нашла и выходила. Но будь осторожен… Ральф не раздумывая набросится на любого, если решит, что тот угрожает хозяйке. И на человека, и на химеру.

Ни о чем подобном Хейл не слышал, не говоря о том, чтобы видеть собственными глазами, но начинал понимать, что чикагские борцы за свободу, живущие бок о бок с химерами, вынуждены были приспосабливаться.


Пустив вперед устрашающего Ральфа, Ведьма повела группу по лабиринту тоннелей и проходов, залитых водой по щиколотку. Никого там не было, но кое-где попадались следы присутствия людей. То и дело Хейл замечал надписи на стенах, кострища, а в одном месте его взору предстала печальная картина — холмик из битого кирпича с установленным на нем белым крестом. Изредка встречались отметины боев — частые оспины пулевых выбоин на стенах, устилающие пол пустые гильзы, полуобглоданные трупы химер.

Преодолев добрых две мили, группа уткнулась в стальную решетку, у которой стояла усиленная охрана. Первоначально решетка была сооружена, чтобы очищать от крупного мусора воды подземной реки, разливающейся в определенное время года. Две лестницы, уходящие наверх, давали доступ рабочим, которые убирали мусор, попадающий в сточные воды с улиц.

С тех пор появились новшества — в решетке была проделана дверь, которую охраняли двое вооруженных до зубов мужчин. Кивнув Ведьме, они, не опуская оружия, опасливо посмотрели на «часовых». Девушка прошла первой, Ральф не отставал от хозяйки, а за ними последовали бойцы диверсионно-разведывательной группы.

В пятидесяти шагах за решеткой начинался прорытый вручную проход, который привел группу в тоннель метро, когда-то отделенный от главной водосточной трубы семидесятипятифутовым слоем грунта. В обе стороны уходили рельсы, тускло сверкающие в свете закрепленных под потолком ламп. Определенно, у повстанцев «Только свободы» была какая-то энергетическая установка, и они не боялись ее использовать. Еще одно свидетельство их приспособляемости.

На платформу, где когда-то жители Чикаго терпеливо ожидали прибытия поезда, вела лестница. Над деревянными скамьями, выстроившимися вдоль стены, все еще висели рекламные плакаты, восхваляющие преимущества городского общественного транспорта. Лестница была перегорожена деревянной баррикадой, тщательно обложена минами химерианского производства и защищена крупнокалиберным пулеметом, готовым открыть кинжальный огонь в упор.

Пулемет обслуживался расчетом из мальчика и девочки, которым на вид было лет по двенадцать. Они помахали прошедшим по лестнице «часовым» и приветливо окликнули Ведьму, и та в ответ подняла руку.

Девушка провела «часовых» по платформе, мимо будки чистильщика обуви и газетного киоска к застекленному кабинету, где когда-то находился штаб начальника линии. В кабинете сохранились большой план городского метрополитена, календарь с полуобнаженной красоткой и обшарпанный письменный стол с металлической крышкой. Довершали обстановку разномастные стулья, заставленный папками книжный шкаф и стоячая вешалка.

Здесь Ричардс остановил группу и приказал сержанту Кавецки взять половину людей и организовать оборону станции, чтобы остальные могли перекусить.

Пока бойцы доставали сухие пайки, Ральф вытянулся на полу вдоль скамьи и принялся себя вылизывать. Ричардс и Хейл прошли за Ведьмой в кабинет, где их ждал человек, возглавляющий чикагское отделение организации «Только свобода». У бывшего обладателя роста в шесть футов с лишним теперь отсутствовали обе ноги. У него были курчавые рыжие волосы, широкий лоб и приплюснутый нос. Кресло-каталка, несущая его торс, побывала во многих переделках, и на каждом подлокотнике висело по кобуре.

— Добро пожаловать! — радостно приветствовал их предводитель повстанцев, с любопытством разглядывая Хейла. — Меня зовут Джекоби, Сэм Джекоби. Прошу прощения, что здороваюсь с вами сидя.

Вежливо улыбнувшись, Хейл шагнул вперед, пожимая Джекоби руку. Несомненно, шутка была старой, и Джекоби повторял ее всем новым знакомым, чтобы растопить лед первой встречи.

— Счастлив с вами познакомиться, сэр, — сказал Хейл, чувствуя, как хрустят его пальцы. — Моя фамилия Хейл.

Задержав взгляд на золотисто-желтых глазах, Джекоби вопросительно поднял брови, но промолчал. Он повернулся к Ричардсу.

— Рад снова видеть тебя, Бо. Значит, лейтенанту сделали прививку? У всех, с кем ты работаешь, химерианские глаза?

— Нет, — спокойно ответил Ричардс, — только у Хейла. Но и у всех остальных реакция как у гибридов, они гораздо выносливее нас с тобой, и раны у них заживают быстрее. Практически на глазах, если только речь не идет о чем-то серьезном. Весьма полезное качество.

Джекоби мрачно кивнул.

— Ясно. Хорошо, что администрация Грейса хоть что-то сделала правильно. Видит бог, чтобы победить в этой войне, нам понадобятся любые средства.

— Да, — серьезным тоном подтвердил Ричардс, — с этим все согласны.

— Итак, зачем пожаловали? — бесцеремонно спросил Джекоби. — Как вам известно, правительству было наплевать на нас с тех самых пор, как армия оставила Чикаго. Разумеется, о присутствующих речь не идет. Предполагаю, вы направлены сюда с каким-то особым заданием.

— Совершенно верно, — неохотно признал Ричардс.

Далее он рассказал о встрече с главой президентской администрации Дентвейлером, об обвинении в адрес бывшего министра обороны Генри Уокера и об уликах, указывающих на поездку в Чикаго.

— Я знаю, что вы не любите Грейса и его правительство, — закончил Ричардс, — но Уокер намеревается начать переговоры с вонючками. А это было бы плохо для всех — в том числе и для «Только свободы».

Джекоби медленно кивнул, все еще осмысливая сказанное Ричардсом.

— Это ты верно подметил, Бо, — наконец раздельно произнес он. — Но, боюсь, вы напрасно проделали столь долгий и опасный путь. Уокер прислал нам с «гонцом» письмо. Сообщил, что направляется в Чикаго, имея при себе нечто очень важное, но что именно, не уточнил. Несколько дней назад мы получили известие, что Дерганый, «гонец», согласившийся доставить Уокеров в Чикаго, был убит. Одни думают, что Уокеры тоже погибли, но другие считают, что им удалось спастись и они направляются на нашу базу в штате Монтана. Лично я понятия не имею, что с ними сталось. Если они попали в лапы химерам, то да поможет им Господь.

Хейл ждал, что Ричардс ответит, но, увидев, что тот молчит, кашлянул.

— Только не обижайтесь, мистер Джекоби, но почему мы должны вам верить? — Он старался сохранить тон нейтральным. — Учитывая вашу нелюбовь к правительству, вы запросто можете прикрывать Уокера.

Нахмурившись, Ричардс открыл было рот, но Джекоби поднял руку:

— Справедливый вопрос, сынок… Но достаточно будет сказать, что Бо прав. Если бы Уокер появился здесь и попытался начать переговоры с вонючками, я бы пристрелил его своей собственной рукой!

Внезапно на столе перед Джекоби зазвонил армейский полевой телефон. Сорвав трубку, Джекоби поднес ее к уху, молча послушал пять секунд, после чего швырнул на рычажки.

Он ударил ладонью по красной кнопке, и заблеял сигнал тревоги. Джекоби пришлось кричать, чтобы перекрыть шум.

— Состав с вонючками пробил баррикаду в миле к югу отсюда и направляется к нам! Времени бежать нет, так что мы остаемся и принимаем бой. Добро пожаловать в Чикаго, джентльмены, — и будем надеяться, что вы доживете до того момента, когда сможете покинуть город.


Для людей не военных повстанцы были достаточно хорошо организованы, однако на стороне химер было преимущество в скорости и элемент внезапности. Когда из тоннеля показался головной вагон, люди еще занимали оборонительные позиции. Вагон двигался слишком быстро — у гибрида-машиниста почти не было никакого опыта. Он резко нажал на тормоз, из-под колес брызнули искры, и состав остановился.

Покатым крышам вагонов, выкрашенных в желтый цвет с черными полосами, недоставало до сводов тоннеля нескольких дюймов. Вонючки решили воспользоваться не обычным пассажирским, а ремонтным составом, на котором прежде передвигались бригады путевых рабочих. Из вагонов выскочили десятки гибридов, и началась пальба. Плазменный заряд, выпущенный из «буллзая», разбил вдребезги стекло кабинета, и все, кто находился внутри, распластались на полу. Точнее, все, кроме Джекоби, который покатил кресло вперед, выхватывая пистолеты сорок пятого калибра.

Не обращая внимания на свистящие вокруг пули, он начал поочередно стрелять с обеих рук, посылая вдогонку крепкие ругательства.

Встав на колено возле разбитой рамы, Хейл выпустил из подствольного гранатомета две сорокамиллиметровые гранаты и с удовлетворением отметил, что обе, разбив окна второго вагона, взорвались внутри, а не снаружи.

К счастью для повстанцев, «часовые» приняли на себя основную тяжесть первой волны атаки. Многие вонючки оказались заперты в вагонах, другие же пали, сраженные прицельным огнем из самых разных видов оружия. Но игра шла не в одни ворота. Капрал Ведка получил заряд «огера» прямо между глаз, рядовой Хеннинг сгорел живым факелом, когда шальная пуля попала в бак с горючим для его огнемета, а рядового Оиши сразила наповал полудюжина игл от химерианской гранаты «хеджхог».

Но сколь бы ни были серьезными эти потери, они не шли ни в какое сравнение с той пляской смерти, которую танцевали вонючки под градом пуль, валивших их с ног, разрывающих на части, подбрасывающих в воздух. Даже дети-пулеметчики приняли участие в бойне, развернув установку и открыв огонь по врагу.

Хейлу следовало бы торжествовать, но, всадив пяток пуль в очередного железноголового, он почувствовал что-то неладное. Ничего определенного — лишь неприятный холодок, от которого волосы на затылке встали дыбом.

Но почему?

Ответ пришел в виде мощного заряда психической энергии, сразившего всех в радиусе тысячи футов, причем четверых он убил насмерть, в том числе рядового Купера, а остальных поверг на колени. Кто-то смог продолжать стрельбу, но многие были выведены из строя.

— В поезде ангел! — прохрипел Хейл, с трудом поднимаясь на ноги. — Убить его!

Многие специалисты считали, что ангелы руководят действиями обычных химер, отдавая им телепатические команды. Если так, то, возможно, именно ангел в поезде спланировал внезапное нападение на основе информации, собранной подчиненными.

Приказ Хейла прозвучал на общей частоте, однако реакцию на него нельзя было назвать даже вялой, поскольку почти все «часовые» были выведены из строя. Когда из поезда выплеснулся второй поток вонючек, Хейл, пошатываясь, вышел из кабинета на заваленную трупами платформу. Ведьма лежала ничком на бетоне, оглушенная психическим зарядом. Застывший возле нее Ральф угрожающе зарычал на проходящего мимо Хейла.

Вокруг свистели, шипели и трещали энергетические и плазменные заряды. Пригнув голову, Хейл брел вперед, ища оружие, способное решить исход боя. Он был настолько поглощен своим занятием, что даже не заметил, как борт вагона с громким стуком откинулся и освободил находящееся внутри чудовище. Наконец Хейл поднял взгляд.

У твари были треугольная голова, горящие глаза, рот, полный острых как иглы зубов, и многочисленные конечности. Похожая на пергамент шкура, покрывавшая отвратительное тело, сминалась складками при каждом движении ангела, устремившегося на платформу. Чудовище опять издало крик, выпустив новый заряд психической энергии, и Хейл зажал уши руками, хотя на самом деле крик прозвучал у него в голове.

Во все стороны полетели невидимые шипы, они пронзали все, что встречалось на пути, в том числе и бетон.

Но тут вдруг Хейл нашел то, что искал. Это лежало в футе от распростертого тела Обо, и, шатаясь, Хейл побрел в сторону павшего рядового. Реактивный гранатомет ЛБРГ уже был заряжен и готов к выстрелу.

Хейл выругался, получив пулю в лодыжку. Больно упав на бетон, он откатился в сторону и взял гранатомет на изготовку. Времени навести оружие должным образом не было — ангел находился всего в каких-нибудь пятидесяти шагах.

Хейл нажал на спусковой крючок, почувствовал, как граната вылетает из трубы, и возблагодарил небо за прямое попадание. Судя по жуткому завыванию, монстр был ранен, однако Хейл знал, какое могучее у ангела здоровье, и поспешил перезарядить гранатомет, чтобы добить паукоподобную химеру, продолжавшую ползти вперед.

Тем временем Таннер с трудом поднялся на ноги и направил свой миниган на оставшихся в живых гибридов. Стволы завращались, издавая зловещий вой, и тотчас последовал хриплый рев выстрелов. Волны наступающих химер падали, сраженные точным огнем, а Таннер продолжал стрелять, обнажив зубы в хищном оскале и не обращая внимания на кровоточащую рану в плече.

Это дало Хейлу время перезарядить ЛБРГ и выпустить в ангела вторую гранату. Прогремел взрыв, и во все стороны разлетелись клочья окровавленной плоти.

С ангелом было покончено, но одному железноголовому каким-то чудом удалось остаться в живых под ураганным огнем Таннера. Мутант взобрался на платформу и двинулся на Хейла, стреляя из «огера».

«Часовой» хотел было потянуться за «россмором», но вспомнил, что оставил ружье в кабинете. С голыми руками против вооруженной химеры шансов у Хейла не было никаких, но тут в дело вмешался Ральф. Поскольку заряды «огера» представляли угрозу для Ведьмы, которая только начала приходить в себя, ревун набросился на железноголового, вцепился ему в горло, мгновенно перегрыз гортань и остался стоять у поверженного тела.

Джекоби выкатился на платформу. Под колесами кресла-каталки захрустело битое стекло. Остановившись, предводитель повстанцев метко плюнул в одного из поверженных гибридов.

— Сволочи, — гневно произнес Джекоби, когда Хейл поднялся на ноги. — Это наш город, вашу мать, и вы его не получите.

Бой за станцию «Адамс» закончился победой.

Глава тринадцатая ЛОВЛЯ НА ЖИВЦА

Санта-Барбара, штат Калифорния

Четверг, 6 декабря 1951 года


Этот зимний день выдался в Санта-Барбаре ясным и холодным. Солнце начинало клониться к Тихому океану, и между домами, обступившими Гарден-стрит, сгущались тени. Квартал был тихим, здесь люди предпочитали не вмешиваться в чужие дела, так что кроме пожилого мужчины, поливавшего лужайку перед своим домом, никто не обратил внимания на черный лимузин, который остановился у дома Ханны Шеферд.

Этот скромный дом ничем не отличался от своих соседей, если не считать золотую звезду, выставленную в окне, и безукоризненно ухоженный садик. Старик равнодушно проследил взглядом за водителем, который вышел из лимузина, обогнул его и открыл правую заднюю дверь. Когда мужчина в сером костюме направился к дому Шеферд, старика позвала ужинать жена.

Сегодня был четверг, а значит, на ужин будет мясной рулет, одно из его любимых блюд. Старик выключил воду, положил шланг и вошел в дом.

Жизнь была хороша.


Поднявшись на крохотное крыльцо, Дентвейлер переложил чемоданчик из правой руки в левую, поправил галстук и нажал кнопку звонка. Где-то в глубине дома послышалась мелодичная трель, за которой последовали частые шлепки тапок на кожаной подошве по твердым половицам.

Дверь открылась, и Дентвейлер увидел перед собой женщину с темными волосами до плеч, узким благородным лицом и выразительными губами. Ее большие карие глаза оставались настороженно-нейтральными. Дентвейлер узнал ее по фотографии из пухлого личного дела ее мужа.

— Да? — спросила Ханна Шеферд, предусмотрительно оставив одну ногу за дверью. — Чем могу вам помочь?

Удостоверение было наготове, и Дентвейлер раскрыл его, показывая собственную фотографию на фоне полноцветной президентской печати.

— Меня зовут Уильям Дентвейлер. Я могу войти? Нам нужно поговорить об одном важном деле.

Взглянув на удостоверение, Ханна нахмурилась.

— Вы из управления по делам ветеранов?

— Нет, — вежливо ответил Дентвейлер. — Я из администрации президента.

Ханна широко раскрыла глаза.

— Вы имеете в виду президента Соединенных Штатов?

— Да, — небрежно подтвердил Дентвейлер. — Это связано с вашим мужем Джорданом.

— Но ведь его нет в живых, — возразила Ханна, мельком бросив взгляд на звезду в окне. С ее лица схлынула кровь. — Он погиб на войне.

— Да, и нет, — загадочно поправил ее Дентвейлер. — Мне можно войти?

Кивнув, Ханна шире распахнула дверь, пропустила мужчину в очках без оправы и закрыла дверь за ним. Прихожей не было — входная дверь вела прямо в маленькую гостиную, где бросались в глаза кирпичный камин и, прямо над ним, портрет маслом — Джордан Адам Шеферд во всей красе. Изображенный в военном мундире, он, судя по выражению лица, был полон решимости не запятнать его честь.

Подойдя поближе, Дентвейлер присмотрелся к портрету внимательнее. Даже с поправкой на то, что художник немного приукрасил свою модель, Шеферд был весьма привлекательным мужчиной. Нисколько не похожим на то жуткое существо, в которое превратился этот обычный с виду солдат.

— Портрет мне подарили, — объяснила Ханна. — Родители Джордана… когда он погиб.

— Неплохая работа, — оценил Дентвейлер. — Я могу сесть?

— Да-да, конечно, — виновато спохватилась Ханна. — О чем я думаю? Может, вас чем-нибудь угостить? Кофе?

— Нет, спасибо, — ответил Дентвейлер и, сам того не ведая, уселся в любимое кресло Джордана Шеферда. Напротив вдоль всей стены тянулся диван. На нем устроилась Ханна, сдвинув колени и тщательно расправив халат.

Дентвейлер разделял всех женщин на две категории. На тех, с кем, на его взгляд, можно было бы переспать, и тех, кто его не интересовал. И Ханна Шеферд попадала в первую категорию. Отчасти благодаря своей скромной привлекательности, а отчасти потому, что она показалась Дентвейлеру такой чистой, что он ощутил извращенное желание втоптать ее в грязь. Но это было бы развлечением, а он приехал сюда по делу.

Глава президентской администрации кашлянул, прочищая горло.

— Во-первых, позвольте принести вам извинение от лица правительства Соединенных Штатов. Если вкратце, почти все то, что вам сообщили о смерти вашего мужа, не соответствует действительности. Джордан в числе сотен других добровольцев вызвался принять участие в совершенно секретной программе, ее результатом явилась сыворотка, помогающая нашим солдатам выжить после ранений, которые для нас с вами оказались бы смертельными. Джордан должен был молчать о своем участии в этой программе, и мы тоже не могли раскрыть правду. Программа остается секретной и по сей день.

— Значит, Джордан жив? — нетерпеливо спросила Ханна, в ее голосе зазвучала надежда. — Он не погиб?

— Нет, — подтвердил Дентвейлер, — не погиб. Однако с прискорбием вынужден сообщить, что в ходе программы ваш муж претерпел множество умственных, эмоциональных и физических изменений. С другими добровольцами этого не произошло, но у Джордана, как считают наши эксперты, в ходе опытов нарушился иммунитет, что привело к непредсказуемым последствиям.

Разумеется, правительство собиралось вылечить вашего мужа, — поспешно добавил Дентвейлер. — Но все усилия пропали втуне, когда Джордан бежал.

— Бежал? — повторила Ханна. — Как? И… откуда?

— Вследствие перемен, произошедших с Джорданом, он стал подвержен приступам агрессии, — угрюмо объяснил Дентвейлер. — Ваш муж проходил курс лечения в государственной клинике в Исландии, когда убил санитаров и скрылся.

— О господи, — в ужасе пробормотала Ханна, и по ее щекам потекли слезы. — И куда он убежал? Чем занимается?

— Я очень сожалею, — проникновенно сказал Дентвейлер. — Но после бегства ваш муж попал к химерам. Его удалось задержать вновь, но вскоре он был перехвачен спецотрядом химер. Химерианская иерархия ценности — понятие весьма условное, но, судя по тому, на какие они пошли потери, чтобы освободить Джордана, ваш муж очень важен для них. Почему именно, мы не знаем.

Ханна всхлипывала, закрыв лицо руками. Подойдя к ней, Дентвейлер участливо обнял ее за трясущиеся плечи.

— Понимаю, как вам тяжело, — сочувственно произнес он, усаживаясь рядом на диване. Носовой платок, который он достал из кармана, оказался безукоризненно чист; им, похоже, еще ни разу не пользовались. — Мне жаль, что пришлось вывалить на вас вот так все сразу, но ничего другого не оставалось.

Взяв платок, Ханна промокнула слезы и, извинившись, встала. Она отсутствовала добрых пять минут. Дентвейлер слышал шум воды из-под крана, а когда Ханна наконец вернулась, глаза у нее были красные, а лицо влажным.

— Извините, — сказала она, усаживаясь на диван. — Это такое потрясение.

— Да, — понимающе согласился Дентвейлер. — Я бы дал вам время, чтобы свыкнуться с этим известием, но идет война. Если без обиняков, то нам нужна ваша помощь.

Ханна была удивлена.

— Неужели? И чем я могу помочь?

— Мы хотим наладить контакт с вашим мужем, — строго произнес Дентвейлер. — В надежде на то, что он поможет нам установить канал сообщения с химерами.

Ханна нахмурилась.

— Стать чем-то вроде переводчика?

— Совершенно верно, — подтвердил Дентвейлер. — Но сначала нужно его задержать, и хотя ваш муж претерпел множество изменений, есть основания считать, что его человеческая составляющая по-прежнему вас любит. А поскольку у Джордана появились кое-какие совершенно неожиданные психические способности, возможно, он при определенных условиях сможет связаться с вами.

Ханна посмотрела на свои руки, затем снова подняла взгляд.

— Человеческая составляющая? Это действительно означает то, о чем я подумала?

— Боюсь, что да, — признал Дентвейлер. — Сам я вашего мужа не видел, но, насколько понимаю, в данный момент он внешне более напоминает химеру, чем человека, и, вероятно, дальше будет только хуже.

Ханна с большим трудом проглотила подкативший к горлу комок.

— Понимаю… Так что же я должна буду сделать?

— Джордан никак не сможет прорваться сюда, — сказал Дентвейлер. — Поэтому, если вы согласны, мы доставим вас на базу возле южной границы территории, захваченной химерами. Туда, куда Дедал сумеет добраться.

— Дедал? — переспросила Ханна.

— Это кодовое имя, которое мы дали вашему мужу, — невозмутимо объяснил Дентвейлер. — Оно из древнегреческой мифологии. Дедал был очень искусным мастером.

Похоже, Ханну удовлетворило последнее объяснение. Какое-то время она молчала, пытаясь смириться со всем, что услышала. Наконец кивнула.

— Хорошо, я вам помогу.

— Это просто замечательно, — обрадовался Дентвейлер. — Родина будет вам очень признательна.

Внезапно с улицы донесся рев автомобильных двигателей, за которым последовали визг тормозов и хлопанье дверей. Встав, Ханна подошла к окну. Шторы были подняты, и, хотя на улице уже стемнело, она разглядела грузовики армейского образца и солдат, оцепивших дом. С искаженным от гнева лицом она обернулась к Дентвейлеру.

— Вы собирались взять меня в любом случае, так ведь? Даже если бы я отказалась?

— Ну что вы, — солгал Дентвейлер. — Просто мы хотели обеспечить вам полную безопасность. Эти солдаты проводят вас до аэропорта. А сейчас, будьте любезны, начинайте собирать вещи. Мы трогаемся в путь через пятнадцать минут.


Ханна Шеферд еще никогда не летала на самолете. Поэтому путешествие на борту военно-транспортного ДС-3 оказалось для нее не только необычным, но и пугающим. Поначалу самолет здорово трясло, и в какой-то момент Ханна даже решила, что ее вырвет, но все же она удержала в желудке сухой паек, предложенный Дентвейлером, и избежала неприятной необходимости пользоваться гигиеническим пакетом.

Дальше все протекало достаточно гладко. Салон был рассчитан на четырнадцать человек, но кроме Ханны единственными пассажирами были Дентвейлер и два агента спецслужб, так что у нее было достаточно места, чтобы вытянуться поудобнее. Она попыталась заснуть, но не смогла, ошарашенная всем происходящим. Оставалось лишь смотреть в иллюминатор на проплывающие внизу маленькие россыпи огоньков, непрестанно думая о Джордане.

В старших классах школы он был очень веселым, и именно его чувство юмора привлекло к нему Ханну в первую очередь. Но была в нем и серьезная сторона, он строил большие планы на будущее, на жизнь вместе.

— Первым делом надо победить химер, — говорил Джордан. — Потом я уволюсь из армии и продолжу учебу. Хочу основать компанию — крупную компанию, которая построит дома для всех, кто лишился жилья во время войны. А затем я построю большой дом для тебя, Ханна, и куплю тебе все, что ты только пожелаешь, и мы заживем счастливо. Что ты об этом думаешь?

— Я думаю, с меня будет довольно и половины твоих грез, даже четверти, лишь бы у меня был ты, — искренне ответила Ханна.

Но это будущее было похоронено вместе с тем, что, как ей сказали, было останками ее мужа, и Ханне пришлось жить без Джордана. К чему она долго пыталась привыкнуть, пока к ней не пожаловал Дентвейлер.

И вот теперь получалось, что ее муж жив, только это уже не совсем Джордан. Скорее химера, чем человек. Найдет ли она силы пережить встречу с ним? Вернутся ли к ней прежние чувства?

Узнать это наперед было нельзя, и Ханна прижималась лицом к иллюминатору, слушала монотонный гул двигателей и провожала взглядом редкие скопления огоньков. Они казались островами света, которые еще не поглотило море мрака, — но как долго им предстоит продержаться еще?


Городок Шеридан, штат Вайоминг, находился так далеко на севере, что изредка подвергался воздушным налетам химер, поэтому, когда ДС-3 заходил на посадку, все огни на аэродроме были погашены. Лишь в самый последний момент вспыхнули две параллельные линии фонарей, самолет быстро снизился, и Ханна ощутила резкий толчок, когда шасси коснулось бетона.

И тотчас же свет погас. ДС-3 свернул со взлетно-посадочной полосы и подрулил к ангару, частично освещенному двумя прожекторами. Подкатили трап, второй пилот открыл дверь, и в салон ворвался холодный воздух.

Дентвейлер стоял, дожидаясь, когда Ханна отстегнет ремень и выйдет в проход. Через пару минут они уже садились в машину, а в багажник загружали их вещи.

— Ехать совсем недалеко, — сообщил Дентвейлер. — Потом вы сможете немного поспать. Приступаем завтра утром.

Когда машина выехала из аэропорта, вокруг сомкнулся кромешный мрак, и Ханна даже не представляла, куда ее везут. Машина проехала по двухполосному шоссе около пяти миль, затем свернула на грунтовую дорогу, долго петлявшую среди скалистых холмов, и наконец остановилась перед воротами, которые охраняло отделение десантников.

После проверки документов ворота поднялись, и машина проехала внутрь. Ворота сразу захлопнулись за ней с громким лязгом.

Ханна Шеферд почувствовала себя пленницей.


Это была боль.

Не своя, порожденная необъятным телом, в которое был заключен Дедал, а чужая, ощущаемая кем-то другим. А по части боли Дедал знал толк. Когда-то давно это был просто сигнал о том, что у него в организме какой-то непорядок, который нужно исправить.

Но за те месяцы, когда на нем проводили всевозможные эксперименты, Дедал узнал, что бывают различные виды боли. Точнее, привкусы — как у мороженого, каждый со своим ароматом, фактурой и консистенцией.

После побега из центра в Исландии Дедал смог углубить свои знания о боли, вызывая ее в других и со стороны испытывая то, что чувствуют они, через их обычные и телепатические крики, пронзающие эфир.

Так что когда первое щупальце пронизанного страхом сознания коснулось разума Дедала, он попробовал этот страх на вкус, как знаток дегустирует новое вино, гадая, почему именно эти страдания оказывают на него такое сильное действие. Особенно если учесть, что мир буквально захлестывала боль, которая воспринималась уже как повседневный эмоциональный фон.

Затем Дедал понял, в чем дело: очередной крик боли не только был «обращен» к нему, но исходил от одного из тех превратившихся в тени людей, что населяли когда-то его разум. Тогда, когда он был частью без целого. Несчастным, отверженным сознанием, обреченным навеки жить в полном одиночестве, вместо того чтобы наслаждаться теплыми объятиями обширного единения, порожденного вирусом, которое наполняло смыслом всех химер и каждую химеру по отдельности.

По большей части Дедал старался игнорировать тени прошлого, и он не обратил бы внимания и на это настырное щупальце боли, если бы не одно — оно исходило от Ханны. Ее голос почему-то звучал громче — и более настойчиво, чем все прочие голоса на планете. Ханна была той единственной тенью, которая все еще была небезразлична Дедалу, женщиной, которую он обещал «любить в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии».

Как таковых приказов не было. Лишь желания — они рождались в Дедале и тотчас переводились в конкретные действия более низкими формами химер, которые, если бы вдруг задумались, не смогли бы отличить его устремления от своих собственных.

С точки зрения химерианского вируса этот побудительный порыв не мог обернуться ничем, кроме как напрасно потраченной энергией, однако вирус не обладал собственной личностью и зависел от всех своих носителей в борьбе за покорение Земли.

А вот последнее ему удавалось прекрасно.


Дентвейлер ожидал атаки, поэтому, когда с севера вынырнули три химерианских истребителя, а за ними челнок, набитый гибридами, удивились только окружавшие его офицеры. Они с откровенным недоверием отнеслись к плану, особенно к той его части, что была связана с телепатией, но все равно были наготове. Когда истребители налетели на базу, все бросились в укрытия, и даже был открыт ответный огонь, впрочем, в основном для виду. Ведь Дентвейлеру было нужно, чтобы вонючки добились своей цели. Вот почему Ханна Шеферд стояла посреди естественной низменности, привязанная к столбу.


Ханна, которую на протяжении последних тридцати шести часов подвергали систематическим пыткам, лишь смутно осознала начало химерианской атаки. Она стояла лицом к столбу и будто обвивала его любящими объятиями, повиснув на крюке, к которому были привязаны запястья. Обнаженную спину покрывали вздувшиеся красные полосы от ударов кнута. Пощады не было — сколько ни молила Ханна. Иногда она проваливалась в забытье, но очень ненадолго, ибо всякий раз, когда вокруг смыкалась благословенная темнота, ведро холодной воды тотчас приводило ее в чувство.

— Извините, Ханна, — сказал Дентвейлер, пока обжигающе ледяная вода стекала по ее обнаженным ногам. — Но Дедал откликнется только на настоящую боль.

Ханна послала его к такой-то матери, и агент спецслужб, стоявший позади с кнутом, хмыкнул.

Она не знала, как долго все это продолжалось, полностью потеряв счет времени. Ей было известно только то, что теперь она одна, а где-то близко раздается рев — будто приближается какая-то машина, встреченная огнем из стрелкового оружия. Две пары рук грубо перерезали веревки, освобождая Ханну, и ей в ноздри ударил отвратительный смрад, от которого ее едва не стошнило.

Через считаные мгновения она оказалась на борту необычного летательного аппарата и почувствовала, как он отрывается от земли.


Дентвейлер наблюдал за налетом, укрывшись в надежном подземном бункере. Он видел, как челнок поднялся в воздух и повернул на север.

— Мы отслеживаем его продвижение?

Вопрос был излишний — ради этого и затеяна была вся операция, но майор, стоявший рядом с Дентвейлером, спокойно ответил:

— Так точно, сэр… Устройство слежения, вплетенное в волосы женщины, работает. «Сейбр» следует за челноком на север, кроме того, мы четко видим устройство на экране локатора.

— Хорошо, — мрачно усмехнулся Дентвейлер. — Предупредите поисково-спасательный отряд. Будем брать гада.


Ханна была в ужасе, и на то имелись веские причины. Вонь внутри челнока стояла просто невыносимая; вокруг было полно вооруженных до зубов гибридов, и выглядели они еще более отвратительными, чем на фотографиях. То, что все они в другой раз с удовольствием сожрали бы Ханну, не добавляло ей оптимизма.

Однако мерзкие твари не трогали ее, предоставив сидеть, прикрывая руками обнаженную грудь, дрожа от страха и холода. Исполосованная спина горела огнем, и Ханна знала, что если останется в живых, то до конца своих дней будет носить шрамы.

К счастью, перелет оказался коротким, и, если Дентвейлер был прав, в конечной точке ее должен был ждать Джордан. Когда челнок совершил посадку и трап под вой механизмов опустился на землю, Ханна почувствовала, как желудок наливается тяжестью.

Один из гибридов угрожающе зарычал, что Ханна восприняла как сигнал выходить. Встав, она спустилась по трапу на взлетно-посадочную площадку. От движений раны на спине открылись, и Ханна поморщилась от боли.

Площадка находилась посреди громадного цилиндра, достаточно просторного, чтобы принять по крайней мере три летательных аппарата. Ханна не понимала назначения того места, куда попала, а оглянувшись вокруг, увидела круглые галереи, свободно парящие зонды и полускрытое краем сооружения солнце. Она «услышала» Джордана за долю секунды до того, как на нее упала его внушительная тень.

«Ханна».

Одно-единственное слово затопило сознание Ханны. Оно было наполнено любовью, горестью и гневом.

«Тебе сделали больно».

Подняв взгляд, Ханна увидела зависшее в воздухе причудливое существо. Джордан, или то, чем он стал, был в двадцать раз выше ее ростом. Его тело состояло из бугристой полупрозрачной плоти, рассеченной жесткими хребтами, которые расходились от человеческой головы, устремлялись вниз и соединялись вновь, образуя длинный хвост, похожий на бич.

Джордан.

Чуть ниже головы с множеством светящихся желтых глаз находились две похожие на щупальца руки, а еще ниже болтались четыре паучьи ноги, готовые принять на себя вес чудовища, если ему вздумается опуститься на землю. При виде этой картины у Ханны перехватило дыхание, однако ее сознание получило некий импульс извне, и она сразу же узнала мужа. Ханна не медлила ни мгновения.

— Да, — ответила она, от бесконечной усталости не способная испытывать страх. — Меня пытали, чтобы выйти на тебя.

«Да кто же истинные чудовища?» — мелькнула у нее мысль.

— Теперь ты в безопасности, — заверил ее бестелесный голос.

Но вместо того чтобы испытать облегчение, Ханна ощутила укол ужаса, потому что Дедал начал вкачивать ей в рассудок какую-то абракадабру. Джордан обращается к ней на языке химер? К ней или к кому-то другому? Да, не было сомнений, он говорит с Ханной, и она испугалась, что тот, кто некогда был ее мужем, сошел с ума. По крайней мере, в том смысле, в каком это понимали люди. Выпустив из тела произведенный внутри организма водород, существо начало снижаться.

Дедал завис над Ханной, и она увидела над собой останки мужа. Судя по всему, похожее на раковую опухоль новое тело Джордана постепенно засасывало в себя его голову, и Ханна предположила, что вскоре голова исчезнет полностью. Кожа, покрывавшая неровный череп, была натянута как барабан, глаза, провалившиеся в глубокие пещеры, пристально смотрели на Ханну.

— Джордан? — спросила она. — Ты слышишь? Меня использовали как приманку… За мной следили, и сейчас здесь появятся враги.

В это мгновение земля содрогнулась от мощного взрыва, и над головой появился СВВП. В открытых люках были видны люди, присевшие за двумя орудиями. Из дул торчали огромные копья.


СВВП для этого случая был оснащен гарпунными пушками, способными стрелять специально изготовленными иглами. Каждая из них содержала две тысячи «кубиков» быстродействующего снотворного. Это средство, разработанное АСНИП, было проверено на пленных химерах и доказало свою эффективность.

Правый бортовой стрелок увидел цель, навел пушку и выпустил иглу в парящего гиганта.

Дедал «закричал», когда копье впилось в его тело, а женщина, стоявшая на земле, упала на колени — «крик» отдался в ее сознании. Как и в сознании всех, кто находился поблизости.

Пилот СВВП лишился способности двигаться, и, когда он бросил штурвал и зажал уши руками, самолет врезался в круглую стену цилиндра.

Прогремел взрыв, взметнулся огненный шар, и пылающие обломки посыпались на взлетно-посадочную площадку. Несколько осколков попало в Дедала, который изо всех сил боролся с действием снотворного, но в конце концов уступил.

С громким шлепком Дедал упал на площадку менее чем в десяти шагах от стоявшей на коленях Ханны.

И пока невидимые войска вели бой за пределами огромного цилиндра, в воздухе появился еще один СВВП. Он тоже был вооружен гарпунными пушками, а еще особо разработанной упряжью, которая болталась под его толстым брюхом.

Воздушный поток от винтов растрепал волосы Ханны. СВВП снизился, зависнув в двадцати футах над землей, и отряд десантников, спустившихся по веревкам, тотчас начал пропускать стропы под безжизненной тушей Дедала.

Ханна, забывшая о наготе, осознала, что, похоже, спасена. Но что ей делать? Проблема разрешилась, когда к Ханне подошел сержант, набросил ей на плечи куртку и указал на люльку, висящую под самолетом. Ему пришлось кричать, чтобы перекрыть рев двигателей СВВП:

— Вам нужно только сесть в люльку, мэм… И вас поднимут.

Ханна хотела было его поблагодарить, но тут потеряла сознание.


Где-то был свет. Но Дедалу было понятно: чтобы до него добраться, нужно будет проделать долгий и трудный путь из глубокой черной дыры, в которой он оказался. Усилием воли он заставил себя подняться наверх, постепенно свет становился ярче, пока не заполнил все вокруг, когда Дедал смог наконец открыть свои многочисленные глаза.

И тут к нему вернулись воспоминания.

Боль Ханны, ее предостережения и атака. Которая, понял Дедал, медленно оглядевшись, была совершена, чтобы его захватить.

На самом деле глупая затея: пока его сознание могло свободно перемещаться, не имело значения, где находится физическое тело. Разумеется, люди, которых Дедал воспринимал лишь как куски вкусного мяса, ничего в этом не смыслили, будучи заложниками своих ограниченных способностей.

Тюрьма — а что это было, если не она — представляла собой бетонную камеру в форме куба со стороной около ста футов. Стены и потолок были голые, если не считать видеокамер, подсматривающих за Дедалом со всех мыслимых ракурсов, упряжи, поддерживающей его в воздухе, и прямоугольной сточной канавы внизу (предусмотрительность, призванная помочь двуногой еде смывать с пола его испражнения). Вот только людей нигде не было видно, и Дедал, кажется, понял, в чем дело.

Чтобы проверить предположение, Дедал собрал сгусток психической энергии и выпустил его. Он знал, что это мощное оружие оглушит, а то и убьет наповал большинство людей поблизости. Однако результатом стал электрический разряд напряжением девятьсот киловольт, который не только причинил боль, но и сообщил Дедалу все, что он хотел знать. Ему в тело вживили электроды, что позволяло ходячим кускам мяса наказывать его, как только у них возникнет такое желание.

Тюремщики, понял Дедал, наблюдали за ним с помощью видеокамер, а сами находились где-то в другом месте. Достаточно далеко, чтобы психический удар не оказал на них никакого действия. Эта догадка подтвердилась, когда из громкоговорителей, установленных внутри бетонного куба, послышался голос:

— Привет, Дедал, и добро пожаловать назад. Моя фамилия Дентвейлер. Мы хотим с вами поговорить.

Дедал не дал никакого ответа. По крайней мере такого, который смог бы уловить кусок мяса по фамилии Дентвейлер. Однако рассудок его работал. И рассудок хотел установить более полную власть над миллионами химер, которые собирались сейчас в Северной Америке. Было это личным выбором или желанием вируса, Дедал определить не мог, что, впрочем, не имело значения.

Всей Земле предстояло пасть — вот что было для него единственной важной мыслью.

Глава четырнадцатая НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

Неподалеку от Кастера, штат Монтана

Понедельник, 10 декабря 1951 года


Серые тучи легли на Монтану непроницаемым покрывалом. СВВП летел с юга, под брюхом у него болтался старенький полноприводный пикап. Местность к северу от Хардина была пустынной, поэтому никто не увидел, как самолет опустил машину и та зависла всего в нескольких футах над заснеженной дорогой, после чего бортмеханик освободил страховочные концы. Подпрыгнув на рессорах, пикап встал на колеса, и сверху на него свалился клубок стальных тросов.

Освобожденный от груза СВВП подскочил вверх, сместился в сторону и снова снизился, взметая винтами поземку. Когда «Очаровашка» приземлилась, двое членов экипажа отцепили тросы и затащили их в грузовой отсек, а тем временем с рюкзаком за плечами Хейл спустился по трапу.

Оказавшись на земле, он подошел к кабине, так чтобы его увидел Первис. Улыбнувшись, летчик показал большой палец. Трап поднялся, оба двигателя набрали обороты, и самолет задрожал. Через мгновение он снова поднялся в воздух, развернулся на юг и быстро улетел.

Хейл остался один.

Однако, в отличие от недавней экскурсии по Чикаго, теперь он находился в глубине территории, контролируемой правительственными войсками. Шагая к машине, «часовой» не испытывал того сжимающего внутренности страха, который неизменно сопровождал его в «Стране вонючек», как называл кое-кто из его начальства оккупированные территории.

И все же предстоящая операция была связана с определенным риском — Хейлу была поставлена задача проникнуть в учебный лагерь организации «Только свобода» под Кастером. Ему предстояло выяснить, не направились ли министр обороны Уокер с женой сюда, раз их нет в Чикаго. Администрация президента Грейса по-прежнему была полна решимости найти беглецов либо получить неопровержимые доказательства их гибели — любой из двух исходов считался приемлемым.

Определенно, светло-голубому пикапу с заляпанными грязью номерами штата Монтана многое пришлось повидать на своем веку. Хейл открыл дверь, забросил рюкзак на сиденье, скорее похожее на скамейку, и сел за большое черное рулевое колесо. Ключ торчат в замке зажигания, и шестицилиндровый двигатель сразу ожил, издав глухой рев. В чем не было ничего удивительного, поскольку механики АСНИП полностью проверили машину менее чем сутки назад.

Полный привод уже включен, и Хейлу осталось врубить передачу и поехать на север по двухполосному шоссе. На снегу виднелись отпечатки колес, оставленные машинами местных фермеров, но, судя по тому, что следы уже наполовину занесло снегом, прошло по крайней мере шесть часов с того момента, как по шоссе проехал последний автомобиль.

По левую сторону Хейл видел заснеженную равнину и горный хребет Абсарока вдалеке. Полоска холодного зимнего света отделяла землю от свинцово-серого неба. «Печка» работала, но воздух в салоне почти не согревала, поскольку все ее силы уходили на запотевшее ветровое стекло. Места вокруг были знакомые — напоминавшие Хейлу детство.

В машине был средневолновый приемник, и он быстро нашел «Long Gone Lonesome Blues» Хэнка Уильямса. Музыка несла Хейла на север мимо ферм, стоящих поодаль от дороги, мимо заснеженных сараев и голых деревьев. Он доехал до ориентира — почтового ящика, висевшего на старом ржавом плуге, где, согласно полученным инструкциям, нужно было свернуть направо.

Хейл выкрутил рулевое колесо и вскоре очутился на прямой как стрела дороге, ведущей вдоль ограды из колючей проволоки. Пикап ехал вперед, разбрызгивая в стороны грязный снег, и вдруг Хейл понял, что волосы у него на затылке встают дыбом.

Ему часто приходилось бывать и охотником, и добычей, и он прекрасно знал это чувство. Откуда-то, быть может, из-за груды заснеженных валунов, в двухстах ярдах слева, за ним следили чьи-то глаза. И если эта догадка была правильной, наблюдатель наверняка уже докладывал по рации о появлении чужака. Подобную четкую дисциплину Хейл понимал и уважал.

Когда пикап поднялся на холм, Хейл увидел впереди несколько зданий. Одни были старые, потемневшие от непогоды и, видимо, принадлежали ранчо, существовавшему здесь с давних пор, другие же сияли желтовато-оранжевой свежей древесиной. Новые постройки напоминали армейские казармы, и не случайно: вопреки недовольству официальных властей, на ранчо был устроен учебный лагерь для добровольцев организации «Только свобода». Пройдя подготовку, повстанцы отправлялись на север, в «Страну вонючек», а если химеры захватят Монтану, добровольцы останутся здесь, чтобы вести партизанскую войну. Хейл одобрял это и считал, что правительство должно оказывать повстанцам всемерную поддержку, вместо того чтобы мешать им любыми способами.

Дорогу преградил шлагбаум из свежеобтесанного бревна, и Хейлу пришлось остановиться. Тотчас к нему вышли двое в охотничьих костюмах. Вместо двустволок у обоих были автоматические винтовки «Буллзай М-3», из чего следовало, что охотиться они собираются не на оленей. Один постовой держал оружие наготове, следя за Хейлом, а второй приблизился к машине. Половину его обветренного лица, свидетельствующего о жизни на открытом воздухе, скрывала густая борода. Хейл опустил стекло, и постовой заговорил в открытое окно, выпуская изо рта облачка изморози:

— Эй, приятель, это частная собственность. Если ищешь Кастер, то разворачивайся и поезжай назад. Первый же поворот направо — и вернешься на шоссе.

— Спасибо, — невозмутимо произнес Хейл, — но думаю, я попал туда, куда нужно. Если это действительно учебный лагерь «Только свободы». Я хочу записаться добровольцем.

Часовой нахмурился.

— У тебя глаза как у вонючки… Тебе об этом никто не говорил?

— Да, говорили, — небрежно ответил Хейл. — У нас в роду у всех глаза желтые. Такие были у моего отца и деда.

Похоже, постового его слова не убедили, но он все равно кивнул, указывая на площадку, где уже стояло десятка два машин. Одни, запорошенные снегом, уже какое-то время не трогались с места, другие были чистыми.

— Отгони свой пикап вон туда, приятель, — распорядился постовой. — Если есть оружие, запри его в кабине. Следуй по указателям и попадешь в штаб. Спросишь там мистера Манджера. Он у нас отвечает за набор новобранцев, как и за все остальное.

Поблагодарив, Хейл подождал, пока второй постовой, толкнув противовес, поднимет шлагбаум, и проехал вперед. Свернув на стоянку, он выбрал место между новеньким седаном и старым грузовиком с откидными бортами. С собой, что полностью соответствовало легенде, у него был только пистолет сорок пятого калибра, прекрасно поместившийся в бардачке.

Выйдя из машины, Хейл покинул стоянку и проследовал по нарисованным от руки знакам к одноэтажному бревенчатому жилому дому, в котором теперь размещался штаб. Где-то вдалеке непрерывно звучали хлопки выстрелов — новобранцы занимались на стрельбище.

По крайней мере, Хейлу хотелось думать именно так.

Внутри здания ждали двое. Оба были в шерстяных рубашках, вытертых джинсах, с оружием на поясе. Один перекатывал во рту спичку. Его глаза были почти незаметны на фоне многочисленных морщин.

— Доброе утро, — затараторил он. — Пожалуйста, повернитесь налево и обопритесь о стену. Лестер любит пощупать незнакомцев.

Шутка была старой, но все равно вызвала одобрительный смешок Лестера, который довольно грубо обшарил Хейла, но ничего не обнаружил.

После этого Хейлу приказали сесть в просторной комнате, бывшей гостиной. Здесь по-прежнему было довольно мило: темно-зеленый ковер на полу, потертая мягкая мебель, трескучие дрова в камине, сложенном из речных камней. На стенах тут и там висели черно-белые фотографии. Везде был снят один и тот же мужчина, он демонстрировал пойманную форель, стоял рядом со всевозможными убитыми зверями, сидел на породистых лошадях, устремив взор вдаль. Владелец ранчо? Пожалуй, решил Хейл, усаживаясь.

Хейл листал старые журналы «Филд энд стрим», когда в комнату вошел мужчина в твидовой куртке, вельветовых брюках и начищенных до блеска коричневых ковбойских сапогах. Хейл узнал в нем человека с фотографий.

— Привет, — сказал мужчина. — Моя фамилия Манджер. Гомер Манджер. А вы?..

— Натан Лири, — ответил Хейл. — Рад с вами познакомиться.

У Манджера было худое, даже аскетическое лицо.

— Это мы еще посмотрим, мистер Лири, — строго произнес он. — Многие слышат зов, но лишь немногие оказываются избранными. Будьте добры, следуйте за мной.

Хейл прошел за Манджером в комнату, где некогда спал хозяин дома, а теперь был устроен кабинет с большим деревянным письменным столом, обилием книжных полок и дуплексной радиостанцией армейского образца, целиком занимавшей отдельный столик. На одной из стен висела подробная карта Монтаны. Манджер обошел вокруг стола и, казалось, собирался сесть, но вдруг рявкнул:

— Сми-ир…но!

После многих лет в армии, а затем в АСНИП Хейл едва не вытянулся в струнку. Ему потребовалось призвать всю волю, чтобы разыграть недоумение, затем выпрямиться и изобразить неуклюжую стойку желторотого новобранца. Усмехнувшись, Манджер довольно кивнул.

— Прошу меня простить, но администрация Грейса не одобряет нашу деятельность и не прекращает время от времени засылать соглядатаев. Чаще из числа военных, а вы внешне похожи на военного, и они почти неизменно вытягиваются во фрунт. — С этими словами он опустился в кресло. — Присаживайтесь, мистер Лири, и расскажите о себе.

И Хейл рассказал Манджеру о том, как потерял в детстве родителей, вырос на ранчо в Южной Дакоте, а затем перебивался с одной работы на другую. Что, в общем-то, соответствовало правде. Он лишь умолчал о службе в армии и в АСНИП.

Манджер слушал внимательно, изредка прерывая Хейла, чтобы задать вопрос, но в основном предоставляя ему говорить самому. Когда рассказ закончился, Манджер сложил руки домиком.

— Итак, мистер Лири, почему вы думаете, что вам есть что предложить «Только свободе»?

Хейл пожал плечами, но, когда он заговорил, в голосе прозвучала жесткость.

— Я вырос на природе, я неплохо стреляю, и я ненавижу вонючек.

— В Монтане полно хороших стрелков, — сухо заметил Манджер. — Моя мать без труда подстрелит из карабина двадцать второго калибра зайца за пару сотен футов — а ей уже под восемьдесят. Так что нам нужны выдающиеся стрелки. Больше того, мы ищем тех, кто готов пойти туда, куда ни за что не сунется американская армия, и будет охотиться за вонючками, пока не погибнет сам. А это участь девяноста процентов наших бойцов. Так что подумайте, мистер Лири, вы такой человек? Вы готовы принести такую жертву?

Хейл выдержал пристальный взгляд Манджера.

— Да. Надеюсь, я такой.

Манджер помолчал, обдумывая услышанное. Наконец, приняв решение, он кивнул.

— Ну хорошо, мистер Лири. Мы пропустим вас через «выжималку» и поглядим, из какого теста вы сделаны. Если по прошествии трех-четырех дней вы все еще будете здесь, начнете готовиться по-настоящему. Несите вещи в казарму номер один, устраивайтесь на свободной койке и чувствуйте себя как дома. Не забудьте хорошенько выспаться — вам это очень пригодится.


Когда Хейл зашел в казарму, там никого не было, но половина из шестнадцати коек, судя по лежащим на них или рядом вещам, была занята. Наверное, решил Хейл, сейчас новобранцев пропускают через «выжималку», как выразился Манджер. Положив рюкзак на голый матрац, он застелил кровать бельем, сложенным в изголовье. Результат получился по-армейски аккуратным, и Хейл вытащил края одеяла из-под матраца, оставив их свисать.

По пути в казарму Хейл заметил столовую и теперь направился туда, чтобы, если повезет, чем-нибудь перекусить, но самое главное — попробовать найти Уокеров. Задача заключалась именно в этом: установить, здесь ли они, после чего покинуть лагерь. Что можно будет сделать без труда, показав себя беспомощным на следующий же день. Затем, если Уокеры находятся здесь, за ними пожалует диверсионно-разведывательная группа.

Когда Хейл зашел в столовую, Уокера и его жены там не оказалось. За столиком сидели трое мужчин и женщина, по виду — опытные вояки; при появлении Хейла никто из них не улыбнулся. Оглядев Хейла и узнав в нем новичка, они продолжили разговор.

Были в столовой и другие, сидевшие, как правило, порознь, в том числе мужчина в годах, изучающий какие-то бухгалтерские бумаги, парень с ногой в гипсе и старая собака, приветствовавшая Хейла одним ударом хвоста по полу.

Кофе было вдоволь, булочки с корицей оказались выше всяких похвал, но тех, кого искал Хейл, не было и в помине.

Остаток дня тянулся медленно. Когда небо померкло, в казарму вернулись новобранцы. У одних вид был торжествующий, у других подавленный, но все валились с ног от усталости. Представившись, Хейл с интересом выслушал рассказы об адской полосе препятствий, о сложнейшем задании под названием «Игра в прятки». Все рассказчики как один выразили пожелание, чтобы с неким Энтони Пьюзо произошло что-нибудь плохое.

Затем был ужин, но продолжался он недолго, поскольку все, кроме Хейла, были измучены до предела и думали только о том, как бы поскорее упасть в койку. Хейл долго лежал без сна, слушая нестройный хор храпа вокруг и размышляя о Касси. Он не видел ее со времени последней поездки в Денвер, но постоянно думал о ней. Хейлу очень хотелось надеяться, что после выполнения задания ему дадут трехдневный отпуск.

Наконец он провалился в сон. Проснулся от того, что кто-то колотил по оцинкованному мусорному баку бейсбольной битой.

Бам! Бам! Бам!

— Хорош дрочить конец, пора служить, боец! — прогремел зычный голос. — У вас сорок пять минут, чтобы принять душ, одеться и позавтракать… Того, кто прибудет к полосе препятствий последним, ждет наряд на камни. Так что шевелите задницами!

— А что такое «наряд на камни»? — спросил Хейл, опуская ноги на холодный пол.

— То, что тебе не понравится, — ответил сосед. — Но пусть лучше тебе, чем мне!

И началась гонка. Не спуская глаз друг с друга, новобранцы умылись, натянули одежду и поспешили на кухню. Хейл, армейский ветеран, знал, как делать все быстро, и оказался у полосы препятствий в числе первых. Там уже ждал внушающий всем ужас Пьюзо.

Хейл долго прослужил рядовым, прежде чем его произвели в офицеры, и знавал многих сержантов-инструкторов, но никогда не встречал никого похожего на Пьюзо. Тот стоял в стороне, с видавшей виды бейсбольной битой на правом плече. Над ремнем свешивался внушительный живот, обширную лысину окаймляла кромка темных волос, черные как уголь глаза взирали на мир из-под сросшихся в одну линию бровей, а прямо-таки монументальный нос втягивал утренний воздух, словно вынюхивая еретиков.

— Так, — прорычал Пьюзо, когда новобранцы выстроились перед ним, — смотрите-ка, кто у нас тут есть! Новенькое мясо. Как тебя зовут, глаза вонючки?

Хейл выдержал суровый взгляд.

— Лири, — ответил он, сделав усилие, чтобы не добавить в конце «сэр».

— Отлично, Ли-и-ири, — протянул Пьюзо, — ты похож на умника, а я умников не люблю. Ну-ка, упал и отжался двадцать пять раз.

Хейл лег в грязь и начал выполнять отжимания, и тут появился последний опоздавший. Это был щуплый паренек по фамилии Карти, чем-то напоминавший библиотекаря. Он задыхался и, похоже, был страшно напуган.

— Так, — скорбным тоном произнес Пьюзо, — а вот и наш носильщик камней… Отлично, парень, принеси мне шесть штук.

Хейл к этому времени уже поднялся на ноги и проводил взглядом Карти. Искать камни под снежным покрывалом было нелегко, и когда Карти наконец вернулся с шестью камнями размером с куриное яйцо, остальные новобранцы уже боролись с полосой препятствий: два параллельных ряда вкопанных в землю покрышек, через которые требовалось перепрыгивать зигзагом; тонкое бревно, перекинутое через полузамерзшую грязную лужу; деревянная стенка высотой девять футов; канат, чтобы забраться на вышку, откуда нужно было спуститься в страховочной упряжи до площадки, расположенной в ста футах; и узкая канализационной трубы, ведущая к финишу. Именно там и стоял Пьюзо, когда к нему подошел запыхавшийся Карти с двумя пригоршнями мокрых камней.

Инструктор придирчиво осмотрел каждый камень, словно отбирая бриллианты для королевской короны. Один он отвергнул с неодобрительным восклицанием, и Карти пришлось отправляться за новым. Тем временем Пьюзо с мастерством профессионального бейсболиста по очереди запустил остальные пять камней в свинцово-серое небо, да так, что каждый наверняка перелетел бы весь стадион.

Затем, когда Карти наконец вернулся с новым камнем, уже и без того измученный «библиотекарь» отправился на полосу препятствий. Определенно, делалось все это для того, чтобы его отсеять.

— Везет ему, — понуро заметил новобранец, стоящий рядом с Хейлом, когда Карти сорвался с бревна и плюхнулся в ледяную воду. — Бедняга останется жив — а вот мы все умрем.

Наблюдая за тем, как Карти выбирается из грязной лужи, Хейл понял, что это замечание, скорее всего, соответствует истине. Сам побывав на территории, занятой химерами, он знал, насколько невысоки шансы у повстанцев.

Обед был недолгим, но сытным. В столовой Хейл получил возможность увидеть других новобранцев, а также членов небольшого, но преданного делу персонала лагеря. Приходил и Манджер, но Уокеров нигде не было видно, и в Хейле крепла уверенность, что здесь их нет. Вероятно, оба погибли во время долгой дороги из Индианаполиса до Чикаго. Другой исход граничил бы с чудом.

Поэтому, когда Пьюзо повел группу бегом к стрельбищу, расположенному на удалении одной мили, Хейл уже решил, что выстрелит мимо половины мишеней, сделав тем самым первый шаг к отчислению. Пьюзо снова отправил Карти собирать камни. По мере того как новобранцы приближались к огневому рубежу, неровный треск выстрелов становился все громче, и все больше к чистому воздуху примешивался знакомый запах порохового дыма.

Огневой рубеж был защищен длинным покатым навесом, который стоял на деревянных столбах шесть на шесть дюймов в поперечнике, залитых в бетон. Дальше, докуда хватало глаз, простиралась открытая равнина, а на расстоянии тысячи ярдов (так оценил Хейл) выстроились в линию шесть мишеней, позади которых возвышался запорошенный снегом земляной вал.

Пьюзо остановил свой выводок позади огневого рубежа, и Хейл увидел, что женщина, которая сейчас стреляла, была вооружена «фараем». Оружием армейского образца, которого у нее не должно быть. И стреляла она хорошо — очень хорошо, что стало очевидно, когда женщина сожгла последний патрон и положила винтовку на стол.

— Прилично, — одобрительно заметил инструктор по стрельбе, изучая мишени в сильный бинокль. — Из шести выстрелов пять в яблочко. Четвертая пуля на волосок ушла в сторону, но все равно поразила мишень.

— Ничего хорошего, — рассеянно ответила женщина-снайпер. — Надо выбивать шесть из шести.

При звуках ее голоса у Хейла по спине пробежала дрожь.

— Сьюзен? — воскликнул он. — Это ты?

Сьюзен Фарли обернулась. Лицо, которое Хейл помнил с детства. Тот же высокий лоб, та же россыпь веснушек у переносицы и тот же решительный рот. Сьюзен от изумления распахнула глаза.

— Натан! Нам ведь сказали, что ты погиб!

— Все это очень трогательно, — язвительно заметил Пьюзо, — но мы впустую теряем время. Пожалуйста, очистите огневой рубеж… Нам нужно пострелять.

— Но это ведь моя сестра! — возразил Хейл.

— Он служит в армии, — перебила его Сьюзен, и ее лицо затвердело. — Точнее, служил. Как он себя назвал?

— Лири, — прищурившись, ответил Пьюзо.

— Он лжет, — зловеще промолвила Сьюзен. — Его фамилия Хейл.

Хейл попытался увернуться, что-то предпринять, но бейсбольная бита уже пришла в движение. Увидев ослепительную вспышку, он провалился в бездонную пропасть и перестал существовать.


Комната допросов, которой пользовались крайне редко, располагалась в подвале штаба, рядом с солидным арсеналом. Хейл был привязан к косому кресту, надежно прикрепленному к стене. Раздетый по пояс, он оставался без сознания. Две лампы под потолком бросали на пленника яркий свет, подчеркивая все его многочисленные шрамы.

Кроме Хейла в комнате допросов находились Манджер, Сьюзен и Пьюзо. Они стояли полукругом, спиной к двери. Пьюзо поднял с пола ведро воды и вопросительно оглянулся на Манджера. Тот кивнул.

— Пусть умоется.

Злорадно усмехнувшись, Пьюзо плеснул холодной водой Хейлу в лицо, обильно смочив стену за его спиной. Сьюзен ощутила укол совести, увидев, как человек, вместе с которым она выросла, судорожно дернулся и раскрыл свои необычные золотисто-желтые глаза.

Однако эти глаза напомнили Сьюзен, что теперешний Натан совсем не тот, что ушел служить в армию. Этот Натан был не патриотом, а, скорее всего, врагом, переметнувшимся к химерам.

Но даже если и не так, он все равно был предателем. По сути, все те, кто поддерживал администрацию Грейса и ее попытки отнять у американских граждан свободу, были, с точки зрения Сьюзен, не многим лучше вонючек.

Хейл попытался пошевелить руками, обнаружил, что не может это сделать, и заморгал, освобождая глаза от воды. Затем, с каменным выражением лица, он обвел взглядом собравшихся.

— Итак, — прохрипел Хейл, — вероятно, вы гадаете, с какой целью я созвал эту встречу.

Пьюзо держал в руке старый толстый кнут, позаимствованный, видимо, на конюшне. Он приготовился нанести удар, но Манджер остановил его, подняв руку. Инструктор разочарованно нахмурился, но кнут опустил. Хейл сразу распознал игру в доброго и злого полицейского и стал ждать, что скажет Манджер.

— Ты солгал, — рассеянно начал тот. — Солгал насчет фамилии, насчет прошлого, насчет того, зачем ты сюда пришел. А сейчас скажешь нам всю правду… В противном случае мистер Пьюзо ее из тебя вышибет.

За исключением того, что он был прислан разыскать Уокеров, все остальное было чертовски очевидно. Смысла отрицать и дальше, кто он такой, не было, и Хейл рассудил, что, если разыграть карты правильно, он, возможно, даже сумеет выполнить задание.

— Ну ладно, — сказал Хейл, глядя в глаза Сьюзен. — И что бы вам хотелось узнать?

— В какой организации ты состоишь? — резко спросил Манджер.

— Я служу в десантных войсках.

Хотя это и не совсем соответствовало правде, Хейл не собирался раскрывать истинный характер своей работы на правительство. Само существование АСНИП по-прежнему держалось в строжайшей тайне, хотя все больше и больше людей узнавали об этом ведомстве.

— Отлично, — мрачно заметил Манджер. — Вот мы и продвинулись. Зачем ты здесь? Чтобы шпионить за нами?

— Нет, — небрежно ответил Хейл. — Об этом лагере нам и так известно все, что нужно. Лишние хлопоты тут ни к чему.

— Это все чушь, — поморщился Пьюзо. — Он водит нас за нос. Дайте я немного поработаю с ним. Обещаю, меньше чем через пятнадцать минут он будет звать свою мамочку.

— Его матери нет в живых, — угрюмо вставила Сьюзен. — Она погибла, защищая свой дом с ружьем двенадцатого калибра в руках. Думаю, она пристрелила из него десять, а то и двенадцать вонючек, пока ее не убил железноголовый, после чего я размозжила ему башку из папиного кольта. Пусть говорит.

На Хейла произвели впечатление сталь, прозвучавшая в голосе Сьюзен, и то, как Пьюзо тотчас замолк.

— Я ищу Генри Уокера, — объяснил Хейл, — и его жену Майру. Они здесь?

Внезапно допрос перевернулся с ног на голову, и теперь уже Хейл всматривался в лица стоявших напротив. Манджер был удивлен, Сьюзен озадачена, а Пьюзо откровенно сбит с толку.

— Генри Уокер? Это еще кто такой, черт побери?

— Был министром обороны, — ответил Хейл. — Есть данные, что он оставил пост, тайно покинул Вашингтон и собирается вступить в переговоры с химерами. Сделать то, что для «Только свободы» неприемлемо ни при каких условиях.

— Ты шутишь, — пробормотал Манджер.

— Нет, не шучу. Чета Уокеров направлялась в Чикаго. Спецслужбы повторили путь Уокера и жены до Индианаполиса, но далее их след затерялся. Я возглавлял группу, которая была заброшена в Чикаго, чтобы найти и задержать беглецов. Мы вернулись с пустыми руками, и вот теперь меня направили сюда, на тот случай, если они сумели забраться так далеко.

— В Чикаго? — хмыкнул Пьюзо. — Да это же чушь собачья… Никто, кроме наших, не отправится по своей воле в Чикаго!

— Рация у вас есть, — возразил Хейл. — Свяжитесь с Джекоби и спросите у него.

Манджер, Сьюзен и Пьюзо переглянулись.

— Допустим, — наконец согласился Манджер, — свяжусь. Но если ты соврал хотя бы одно слово…

— Замечательно, — прервал Хейл. — Ну а пока мне бы не помешали пакет со льдом, горсть таблеток аспирина и любое место, куда можно помочиться.


Несмотря на то что солнце рассталось с восточным горизонтом уже часа три назад и продолжало подниматься по ясному голубому небу, по-прежнему было очень холодно. Хейл и его сестра Сьюзен шли по тропе к большой груде обточенных непогодой валунов, до которой оставалось около полумили. Было так хорошо снова идти вместе, с хрустом проламывая ботинками корку наста. Казалось, время повернуло вспять и они снова стали подростками, живущими на ранчо в блаженном неведении о смертельной угрозе, зреющей в глубине России.

Связавшись по радио с Чикаго, Манджер проверил рассказ Хейла. Хотя Джекоби утверждал, что у него в гостях были бойцы какого-то сверхсекретного разведывательного подразделения, а не простые десантники, и хотя Манджер был не в восторге от того, каким образом Хейл проник в лагерь, шпиона решено было отпустить, так как в противном случае могли нагрянуть правительственные войска, ищущие Уокеров. А также своего агента.

Хейлу велели покинуть лагерь к полудню, и у него почти не оставалось времени, чтобы побыть со Сьюзен.

— Значит, ты вернулся на ранчо, — сказала она, когда они спустились в лощину и стали подниматься на противоположную сторону.

— Да, — ответил Хейл, — вернулся. Я видел послание на стене гостиной и могилу во дворе. Представляю, как тебе было тяжело.

— Очень тяжело, — признала Сьюзен. — Мы сражались с вонючками почти целый день, все гибли на моих глазах, и было странно чувствовать себя живой. Странно и почему-то стыдно.

— Я понимаю, что ты хочешь сказать, — печально отозвался Хейл. — У меня было такое же чувство, когда вся моя часть погибла в Англии.

Проходя мимо заброшенного сарая, Сьюзен взглянула на брата.

— Ты ведь теперь не в армии, Натан? В какой-то другой организации. О которой никто не хочет говорить вслух.

— Все переменилось, — уклончиво ответил Хейл. — Включая мою сестру. Когда я уходил служить, ты совершенно не интересовалась политикой. А теперь ты член «Только свободы». В чем дело?

От Сьюзен не укрылось то, как брат переменил тему, и стало ясно, что он действительно состоит в секретной организации.

— Идти на юг от ранчо было тяжело. Ты сам проделал тот же путь, так что знаешь, о чем я говорю. Но после двух недель игры в прятки с вонючками мне наконец удалось добраться до своих. И вот, не имея при себе ничего, кроме пустых карманов и двух ружей, я попыталась найти приют в одном из охраняемых лагерей.

Тогда эта мысль показалась мне хорошей, однако я ошибалась. Войдя в лагерь, я лишилась всех прав и свобод, потому что именно такой порядок установила там администрация Грейса. Пока есть хоть какое-то подобие внешней угрозы, эти люди будут оправдывать любое ограничение гражданских свобод, оставаясь при этом у власти.

Но только сейчас, когда химеры ступили на американскую землю, все начало развиваться чересчур стремительно. Слишком высока вероятность, что вонючки одержат верх. Решение Уокера бросить пост и примкнуть к нам как нельзя лучше говорит о том, насколько плохи дела.

Хейл вспомнил человека по фамилии Дентвейлер и задумался, является ли тот типичным представителем окружения Грейса. Из слов Сьюзен получалось, что это очень даже возможно.

Подойдя к груде заснеженных валунов, они обошли ее с востока, чтобы можно было устроиться на солнце. Хейл смахнул снег с плоского камня, и они сели.

— Не знаю, Сьюзен, может быть, ты права. Может быть, действительно уже поздно и игра проиграна. Но нам нельзя сдаваться. Надо продолжать борьбу.

— А мы и продолжаем, — ответила Сьюзен, накрывая рукой в перчатке руку брата. — Каждый по-своему. Я знаю, что ты воюешь с вонючками, хоть и не хочешь сказать, как именно, я тоже не сижу сложа руки. И в этой борьбе есть место «Только свободе», Натан. Кто-то должен давать отпор Грейсу и его приспешникам — и кто-то должен сражаться с вонючками в таких местах, как Чикаго.

Взяв сестру за руку, Хейл посмотрел ей в глаза.

— Значит, ты не вернешься со мной?

Сьюзен покачала головой.

— Нет, Натан… я не могу.

Какое-то время Хейл молчал. Затем, кивнув, отпустил руку Сьюзен.

— Понимаю. Нас обоих научили стоять за то, во что мы верим.

— Да, — согласилась Сьюзен.

Высоко в небе показался орел, ласкающий своей тенью землю, он осматривал владения в поисках кроликов, белок и падали. Сьюзен и Хейл, прикрыв глаза ладонями, наблюдали за огромной птицей. «Сейчас в мире столько хищников, — подумал Хейл, — что близок день, когда им будет не на кого больше охотиться».

Глава пятнадцатая ХОЛОДНЫЙ ДЕНЬ В ПРЕИСПОДНЕЙ

Неподалеку от Мэдисона, штат Висконсин

Вторник, 11 декабря 1951 года


Подземный ход № 1 был высотой четыре фута, и в него могли одновременно протиснуться двое. Тусклое освещение обеспечивали самодельные масляные светильники, висевшие на равном расстоянии друг от друга под покатым сводом. Каждый светильник представлял собой консервную банку, в которой плавала деревяшка на тонком слое подсолнечного масла, а под маслом находилось четыре-пять дюймов воды. В деревяшке было отверстие для фитиля. Генри Уокер обернулся, чтобы высыпать пригоршню сырой земли и камней на лист жести, прозванный «вагонеткой», и в свете одной из ламп на противоположной стене заплясала причудливая тень. Уокеру уже стукнуло шестьдесят, у него хватало всевозможных болячек, но он был полон решимости не обращать на них внимания и выполнять свою норму работы.

Слава богу, его часовая смена подходила к концу. С чувством облегчения Уокер добавил еще одну горсть к кучке земли и дернул за бечевку, уходившую вдоль прохода. Консервные банки с камешками внутри загромыхали, подав сигнал «осликам» тащить «вагонетку» к тщательно замаскированному входу в лаз. Там «бульдозеры» заберут грунт и рассыплют его равномерно по дну карьера. Процесс был утомительный, не говоря о том, что он отнимал очень много времени, но, как справедливо заметил Харли Берл, новый друг Уокера: «Черт побери, а что нам еще здесь делать?»

Уокеру, все еще хотевшему обнародовать магнитофонные записи, этот подземный ход давал право на надежду.

«Вагонетка», увлекаемая «осликами», заскрежетала, и Уокер последовал за ней, предвкушая мгновение, когда можно будет выпрямиться во весь рост. По дороге он думал о том, что нужны дополнительные подпорки, вот только запасы дерева, которое приходилось постоянно пускать в костры для обогрева, быстро таяли. Именно из-за недостатка подпорок недавно случился обвал в проходе № 3, в сорока футах вверх по склону. Катастрофа отняла три жизни, и это приходилось скрывать не только от химер, но и от не в меру бдительной Коллинз, которая по утрам устраивала обязательную перекличку. До сих пор пленникам удавалось обманывать бывшую школьную учительницу, выкрикивая «Здесь!» вместо погибших товарищей, но долго подобное продлиться не могло.

Пленники соорудили для себя в карьере несколько четырехместных уборных. Навес шириной футов пятнадцать был изготовлен из подручных средств. Помимо того что он укрывал от непогоды, обеспечивая хоть какое-то уединение, у него была и другая задача. За одной из уборных, стоявшей вплотную к западной стене карьера, скрывался подземный ход, который, стараясь делать это как можно более быстро, рыли Уокер и другие «земляные крысы».

Прямо за уборной находилась ниша двенадцать на двенадцать футов. Именно там «ослики» разгружали «вагонетки», а «бульдозеры» заполняли мешки землей, и именно там Уокер мог наконец выпрямиться.

Что он и сделал с громким стоном. Один из «осликов» сочувственно улыбнулся. Волосы у него топорщились клочками (он «стригся» ножом), а на угрюмом лице сияли ярко-голубые глаза.

— Легче не становится? — спросил он.

— Да, не становится, — ответил Уокер, отряхивая брюки. — Жду не дождусь, когда вонючки обнаружат ход и положат конец нашим страданиям!

Пленники давно привыкли к черному юмору, и те, кто стоял поблизости, весело прыснули. Уокер постучал в щит, отделявший потайную нишу от второй кабинки в уборной, прозванной узниками «сранделем». Не услышав ответа, он отодвинул часть стенки и отставил его в сторону. Как только Уокер выбрался из отверстия, один из «осликов» вернул стенку на место. Уокер справил малую нужду, застегнул ширинку и шагнул в холодный утренний воздух.

До вторжения химер в карьере добывались открытым способом сульфатные руды, содержащие восемь и четыре сотых процента цинка и семь сотых процента свинца. И это, по словам геолога, погибшего в подземном ходе номер три, было очень богатое месторождение.

Как и в большинстве открытых карьеров, в Вонючей Дыре (так называли свою тюрьму сами пленники) посередине дна было озерцо из грунтовых вод, а по стенам серпантином шла спиральная дорога.

Когда-то руда, поднятая из карьера, попадала в комплекс зданий наверху, где ее последовательно обжигали, дробили и плавили. Только сейчас плавильня поглощала не руду, а людей, и после этого несчастных уже никто никогда не видел. Кого из пленников забрать наверх, решала Коллинз. Поэтому многие старались держаться от предательницы подальше, надеясь избежать рокового взгляда.

Это также объясняло, почему большинство тех, кто сейчас сидел, укутавшись в одеяло, бесцельно бродил по дну карьера или толпился вокруг «варева», пали духом. Вероятность того, что их заберут в центр переработки, была высока, но даже если они останутся в живых и выползут через один из подземных ходов на свободу, надежда на спасение тоже будет призрачной. Пленники знали, что почти всех, если не всех, беглецов ловили и предавали казни.

Но какой бы угнетающей ни была ситуация, люди оставались людьми, и, хотя каждый был на волосок от смерти, находились те, кто пытался добиться для себя особых привилегий, образуя так называемые комитеты. Эти группировки, очень похожие на обыкновенные банды, стремились установить контроль над жизненно необходимыми ресурсами, такими как продовольствие, лекарства и одежда. Все это проявилось в полной мере, когда над карьером зависла огромная тень и послышался громкий гул.

Раздались крики: «Бросают! Бросают!» Химерианский челнок скинул скорость, и в его брюхе открылся прямоугольный люк. Уокер хорошо знал, что последует дальше. Он побежал к «месту выброса», где уже ждал Харли Берл. Туда же спешили и члены группы «Всем и поровну», главной задачей которой было справедливо распределять ресурсы, чтобы не позволить какому-либо комитету прибрать все к рукам и тем самым захватить власть в карьере.

Из челнока полетели ящики с припасами, и решающее значение тут имела быстрота. Одни ящики плюхнулись в полузамерзшее озеро, где, в зависимости от содержимого, тонули или бултыхались на поверхности. Другие разбились при ударе о землю. Самыми лакомыми кусочками были те ящики, что остались целыми, — хотя пленники и знали, что некоторые из них окажутся не более чем злой шуткой. Нередко химеры сбрасывали в лагерь совершенно бесполезные для пленников вещи.

Узникам уже приходилось получать ящики с баскетбольными мячами, автомобильными деталями, складными зонтами. Но попадались все же и большие коробки с овсяными хлопьями, консервированными фруктами, кормом для собак. Последний ценился особенно высоко из-за большого процента белков.

Так что имело смысл сражаться за каждый ящик, даже если содержимое его было заранее неизвестно. Берл повел свою группу в бой с комитетами, и в дело пошли самодельные дубинки, кулаки и даже зубы. Уокер, в прошлом служивший в морской пехоте, оказался в самой гуще схватки.

Какой-то увалень с повязкой на глазу замахнулся на бывшего министра обороны, но Уокер ловко перехватил его руку и ударил противника в челюсть. Из разбитой губы комитетчика по подбородку потекла кровь, и нападавший отступил. Через пару минут стычка завершилась. Берл со товарищи отогнали банду от добра, которое та собиралась присвоить.

Затем, в полном соответствии со своим девизом «Всем и поровну», члены группы перетащили ящики в середину карьера, где любой мог наблюдать за их действиями, и началась оценка добычи. Все, что только можно было разделить на равноценные части, было роздано пленникам, в том числе триста пар носков, пятьдесят тюбиков зубной пасты и сотня соломенных шляп. Продовольствие и лекарства хранились в одном месте и распределялись между всеми обитателями лагеря, не исключая комитетчиков. В небе над головой зловеще гудели химерианские зонды, которые, однако, никогда не вмешивались в подобные стычки.

Как только со сброшенным грузом было покончено, Уокер хотел отправиться искать жену, но его остановил Берл.

— Вот ты где, — сказал великан. — Хорошо, что я тебя перехватил.

— Да? — спросил Уокер. — А в чем дело?

— Портер рассказал про того типа, которому ты разбил губу, Толли, — кое-кто видел, как он разговаривал с Коллинз.

— Ну и что? — презрительно бросил Уокер. — Комитетчики вечно лижут Коллинз задницу. Хотя толку им от этого все равно ноль. Сучка за пластинку жевательной резинки мать родную продаст. Ей на них наплевать и растереть.

— Верно, — угрюмо кивнул Берл. — Но, по словам Портера, Толли, когда говорил с Коллинз, показывал на тебя. Так что постарайся не высовываться какое-то время. Знаю, все мы попадем на небеса, но зачем торопиться?

Рассмеявшись, Уокер пообещал быть осторожным и пошел искать Майру. Найти ее оказалось нетрудно. Очутившись в Вонючей Дыре, она немедля принялась заведовать скудными запасами медикаментов. В бывшем бараке управляющего — деревянном сооружении на полозьях, предназначенных для перетаскивания его с места на место по мере углубления карьера, — был устроен медицинский центр.

Увы, трудившихся там медиков, зубных врачей и даже одного фармацевта химеры поочередно отвели по серпантинной дороге наверх, в центр переработки. Сейчас из «медперсонала» остались только акушерка, бывший санитар морской пехоты и Майра. Увидев мужа, она поспешила навстречу и чмокнула его в щеку.

Супруги всегда тепло относились друг к другу, но теперь, когда над ними нависла смерть, проявления чувств стали более частыми. У Майры заметно осунулось лицо, под глазами появились мешки, но сами глаза светились жизнью.

— Ты снова дрался! — с укором промолвила она. — Можешь не отнекиваться, раненые мне все рассказали.

Уокер ухмыльнулся.

— Кто, я?! — запротестовал он, оглядываясь вокруг.

В помещение набилось человек пятнадцать — двадцать больных, из которых по крайней мере трое умирали от амебной дизентерии. Остальным обрабатывали порезы и ссадины, полученные во время последней стычки. Двое комитетчиков бросили на Уокера злобные взгляды. Не обращая на них внимания, он снова повернулся к Майре.

— Давай сегодня поужинаем вместе, — предложил Уокер. — Я отведу тебя в лучший ресторан в округе, и черт с ним, что это дорого.

Майра просияла.

— Но мне нечего надеть!

— Там, у котла, люди понимающие, — заверил ее муж. — В этом сезоне в моде все грязное и забрызганное кровью.

— Ну, в таком случае с превеликим удовольствием, — серьезным тоном ответила Майра. — Дай мне пять минут, и я закончу дела.

Выйдя наружу, Уокер посмотрел на солнце, спускающееся за западную стену карьера. В Вонючей Дыре мгновенно сгустились сумерки. Когда Майра вышла из медицинского центра, уже наступила новая ночь, полная леденящего холода. На ясном небе сияли россыпи звезд. Пожилая супружеская пара прошла к котлу и встала в очередь после мужчины, укутанного в одеяло, и его десятилетней дочери.

Каждому пленнику в день выдавалось по три самодельных жестяных жетона, которые он был волен использовать по своему усмотрению. Одни копили эти маленькие кружочки впрок, зачем — Уокеру было не понять. Другие расплачивались жетонами за предметы одежды, а также за услуги личного характера, среди которых изредка встречался секс. Но большинство, и Уокеры в их числе, с радостью тратили жетоны на три горячих блюда в день.

Основу всех блюд неизменно составляли овсяные хлопья, но добавки менялись. Очередь, медленно продвигавшаяся к почерневшему котлу, томилась в неведении. Шли пересуды, каким будет варево сегодня. Проголодавшиеся пленники вспоминали, как в прошлый раз кому-то после еды было плохо.

Держа наготове хромированный колпак от автомобильного колеса, Уокер под урчание пустого желудка размышлял о том, какие его сегодня ждут гастрономические изыски. «Повелителями бурды», как их в шутку называли, становились те, кто за дополнительный жетон в день соглашался готовить и раздавать еду. Уокер хорошо знал Эдит, женщину, которая налила в его импровизированную миску два половника клейкой похлебки. Ее широкое лицо, растянутое в дружелюбной улыбке, окаймлял нимб седых волос.

— Привет, Майра, привет, Генри, — радостно поздоровалась Эдит. — Сегодня варево вам понравится! Мы получили две коробки мясных фрикаделек. Почти всем достается хотя бы по одной, а то и по две.

В полном соответствии с пророчеством Эдит оба Уокера обнаружили у себя в мисках фрикадельки. Аппетитное варево состояло из овсяных хлопьев, консервированных бобов и изюма. Главное, есть надо было быстро: хотя похлебка только что вскипела, в холодной железной посуде она скоро остывала. Поэтому Уокеры поспешили к краю ближайшей каменной террасы, походившей на стадионную трибуну. Усевшись, они достали из карманов ложки и принялись за еду.

По молчаливому соглашению за ужином они не говорили, чтобы расправиться с похлебкой, пока она горячая. Доев, Майра, которой во время жизни в Вашингтоне такое даже в голову бы не пришло, без колебаний облизала миску.

— Недурно, — заметил Уокер, отставляя пустой колпак. — Хотя, может быть, немного переварено.

Майра рассмеялась.

— Я пожалуюсь метрдотелю. Пойдем, пора готовиться ко сну.

Почти все обитатели Вонючей Дыры ложились спать рано. Отчасти потому, что больше делать все равно было нечего, отчасти потому, что все валились с ног от усталости. Никаких специальных помещений для ночлега не было — лишь сотни сооруженных из подручных средств укрытий, многие из которых успели сменить хозяев — центр переработки работал исправно. Уокеры спали в одном из таких жилищ.

Это был навес, который состоял из толстого железного листа, некогда служившего мостиком через дренажную канаву. Еще до появления Уокеров лист поставили под углом на второй террасе снизу. Выше людям не позволяли подниматься гибриды-надсмотрщики, дежурившие с «буллзаями» наверху. Защищенные автоматическим оружием и минометами, вонючки были практически недосягаемы. Химеры обожали холод, и, забираясь под навес, Уокер поймал на себе презрительный взгляд одной из тварей.

Дерево было слишком большой роскошью, чтобы использовать его в качестве пола, поэтому матрацы лежали на уложенном в несколько слоев картоне, дающем мало-мальскую теплоизоляцию. С одной стороны навес был закрыт вытертым ковром, обрезанным до нужного размера. После того как пара залезла внутрь, задачей Уокера было заткнуть вторую сторону специальной крышкой, сооруженной из куска брезента и треугольной деревянной рамы. Скудное освещение обеспечивал масляный светильник, какие висели в подземном ходе.

Раскатав отсыревшие за день матрацы и забравшись под одеяла прямо в одежде, Уокеры приготовились заснуть. По крайней мере, это было верно в отношении Генри; поцеловав жену, он скоро захрапел. Майра была хорошо знакома с этим ритуалом и, как только муж заснул, дала волю слезам. Всхлипы почти полностью заглушались одеялом, но звучали они долго.


Проснувшись, Майра обнаружила, что мужа рядом нет. В этом не было ничего удивительного, поскольку он всегда вставал раньше. Сквозь щели под навес просачивался дневной свет.

Майра предпочла бы полежать еще немного, оставаясь в теплом коконе тщательно подоткнутого под матрац одеяла, но ей хотелось в туалет. Она собралась с духом и откинула сырое одеяло, подумав о горячей ванне, к которой в прежней жизни относилась как к чему-то должному. О всех тех сладостных минутах, когда нежилась в постели, иногда по полчаса, а то и больше. Но лучше было забыть все это, оставить в прошлом вместе с такими маленькими радостями, как свежее белье и горячий чай.

Майра посетила ближайшую уборную, сходила получить жетоны и направилась к котлу. Благодаря работе в медицинском центре она была знакома почти со всеми собратьями по несчастью и по пути то и дело здоровалась, но в ответ слышала лишь рассеянное бормотание. И Майра понимала, в чем дело.

Несмотря на то что многие потеряли счет времени, узники знали: раз в три дня химеры спускаются в карьер, чтобы забрать очередную партию людей, а это означало, что кому-то предстоит умереть сегодня. И пленники старались не смотреть друг другу в глаза, избегали дружеских приветствий, пока не начнутся следующие семьдесят два часа. Тогда настанет время скорбеть об ушедших, сочувствовать вновь прибывшим и пытаться не думать об ужасе происходящего.

Но даже со скидкой на все это Майре казалось, что сегодня окружающие ведут себя как-то по-особенному замкнуто. Она отстояла очередь, дождалась своей порции варева и отправилась есть. Клейкая жижа была почти та, что и вчера на ужин, но только теперь Майра нашла в миске лишь одну фрикадельку, зато появились зерна консервированной кукурузы. Майра быстро покончила с завтраком, отнесла миску на кухню и отправилась на рабочее место.

Подойдя к медицинскому центру, она первым делом обратила внимание на отсутствие очереди. Впрочем, тут не было ничего необычного: раз в три дня пленники делали все возможное, чтобы не привлекать к себе внимание. Майра открыла дверь и прошла в дом, готовая заняться обычными заботами, среди которых были весьма неприятные.

Однако там ее ждало нечто совершенно другое.

Внутри висел знакомый смрад. В помещении находились трое вооруженных гибридов. И Норма Коллинз.

— Вы опоздали на пять минут, — упрекнула пособница химер, словно медицинский центр находился в ее ведении. — Разворачивайтесь и выходите на улицу.

Майра пошла первой, а следом за ней — ее коллеги-медики и все пациенты, одетые лишь в нижнее белье, босые; некоторые с трудом передвигали ноги. Кое-кто возмущался вслух, но это было совершенно бесполезно. Химеры погнали обреченных вверх по дороге.

Почувствовав, как желудок наливается тяжестью, Майра с трудом подавила внезапный позыв облегчиться.

Похоже, вонючки прождали в медицинском центре немало. Стало ясно, почему с утра Майру избегали — она была отмечена печатью смерти. Несомненно, многие переживали из-за будущей утраты, но в глубине души каждый радовался, получив в подарок еще семьдесят два часа жизни.

Майра крутила головой в поисках мужа, ей отчаянно хотелось напоследок еще раз посмотреть ему в глаза и помахать рукой, но его нигде не было. Впрочем, это означало, что Генри проживет еще какое-то время, и она была этому рада.

Оставалось только брести по раскисшему склону навстречу тому, что ждало впереди. Воздух, чистый и свежий, был лишь немного приправлен терпким запахом дыма от костров. Холодный солнечный свет обливал все вокруг золотом. Чувствуя в висках стук крови, Майра и ее товарищи по несчастью кружили по стене карьера, словно птицы, еще не знающие, где они приземлятся. Если Майра о чем-то и сожалела, то только о каких-то мелочах, счастливая тем, что еще живет, хотя жить ей оставалось совсем недолго.


Выбравшись из подземного хода № 1, Уокер вышел через уборную в перемешанную сотнями ног грязь и сразу почувствовал что-то неладное. Над карьером нависла полная тишина, все стояли, подняв взгляд на уходящую вверх дорогу. И тут он вспомнил. Сегодня был третий день, вонючки наведались в свою «кладовую», и кому-то предстояло умереть. Заливаясь слезами, к нему подошла стряпуха Эдит.

— Очень сочувствую, Генри, — с искренней печалью в голосе промолвила она. — Майра была таким хорошим человеком…

Уокеру показалось, что по жилам разлилась ледяная вода.

— Нет! — закричал он, бросаясь вдогонку.

Если вонючки забрали Майру, он пойдет за ней, и они умрут вместе.


Берл услышал крик, увидел бегущего Уокера и понял, что тот замыслил. Но ему было известно про диктофон, про записи, про то, какое огромное значение они имеют.

Бросившись наперерез Уокеру, Берл обхватил его своими здоровенными руками и повалил бывшего министра обороны на землю. С помощью подоспевших членов «Всем и поровну» он не дал ему подняться.

Вальяжной походкой к ним приблизились Маркус Толли с дружками. Толли злобно усмехнулся.

— Вспомни об этом в следующий раз, когда с неба посыплются подарки, — зловещим тоном предупредил комитетчик. — И заруби себе на носу: все здесь — наше!

Остальные мерзавцы дружно загоготали и, похлопывая друг друга по плечу, удалились.

Начинался новый день.


Внутри здания, где раньше помещалась печь для обжига руды, горели лампы, но их было очень мало — так хотели прядильщики. Как и все прочие формы, порожденные химерианским вирусом, прядильщики имели определенную задачу, и очень важную. Они брали живого человека и заключали в кокон, где последовательность сложных химических реакций превращала его в тот вид химер, в котором в настоящий момент испытывался недостаток. Обычно — в гибридов, поскольку именно они были пушечным мясом в битве за покорение Земли.

Ничего этого прядильщики не знали, будучи не более чем частью хитроумной биологической машины, назначение которой находилось за гранью их понимания.

Майра, которая вошла в длинное прямоугольное здание и едва не задохнулась от царящего внутри смрада, даже не догадывалась, что гибриды, подталкивающие ее в спину, когда-то сами были людьми. Что было и к лучшему — знание правды лишь сделало бы и без того ужасную ситуацию еще хуже. Майру вели по коридору. Вокруг слышались визг и скрежет, а из жилых отсеков на нее таращились омерзительные чудовища. Судя по толстому слою испражнений, покрывающему пол, в этих отсеках уже давно не убирались.

Майру ткнули, чтобы она свернула в сторону. Колени у нее ослабли, а сердце заколотило в грудь молотом. Майра знала, что вонючки ее убьют, но не знала, как именно. И это неведение было страшнее любой, самой жуткой участи.

Наконец Майру привели на место, и она встала перед открытой нишей. Шагнувший навстречу прядильщик внимательно осмотрел женщину. Он был размером с крупную собаку и передвигался, наподобие краба, на шести тонких ногах. Майра закричала, и закричала снова, — что-то горячее и липкое брызнуло ей в тело. Затем ее оторвало от пола и закружило, и клейкая жижа заключила Майру в объятия. Когда плотная непроницаемая масса поднялась под подбородок, Майра поняла, что сейчас умрет, и успела издать последний крик, прежде чем горячий студень залепил рот. Она стала задыхаться. Новая, только что сплетенная куколка быстро затвердевала.


Немного погодя в ста шагах от Майры наружу, пробив оболочку кокона, одного из десятков, высунулась жилистая рука. На грязный пол шлепались куски сгнившей куколки, обнажая гибрида, который извивался, чтобы вырваться на свободу. Наконец с громким треском кокон лопнул пополам, и мерзкая тварь, шатаясь, шагнула на пол. На ней висели лохмотья, а на ногах сохранились жалкие остатки высоких охотничьих ботинок на шнуровке.

К этому моменту Майры давно не было в живых — рождалась новая химера.

Глава шестнадцатая ПУБЛИЧНОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ

Денвер, штат Колорадо

Суббота, 15 декабря 1951 года


За окном, выходящим на Денверский федеральный центр, шел снег. Большие мокрые хлопья, словно наперегонки, спешили к земле, где быстро превращались в слякоть.

Президент не любил столицу штата Колорадо, хотя прессе он неоднократно заявлял обратное. Но так как Вашингтон все чаще поражали химерианские ракеты, — вроде той, что едва не упала прямо на президента в мемориале Линкольна, — лучше было находиться здесь. Близкая опасность произвела на Грейса сильное впечатление. Тот случай не только поставил под сомнение способность президента защитить граждан Соединенных Штатов, но и вынудил правительство перебраться в глубь страны.

А еще после случившегося в груди Грейса поселился комок страха. Не просто опасение потерпеть неудачу, а страх за свою жизнь, оказавшуюся под угрозой в тот черный день.

Такими были мысли Грейса, когда он отвернулся от зимнего пейзажа за стеклом, пересек свой новый, недавно обустроенный кабинет и вышел в коридор. Ремонт еще не закончился, в коридоре маляры красили потолок, и пришлось пробираться между их стремянками.

Было решено не воспроизводить зал совещаний вашингтонского Белого дома, а вместо этого создать что-то совершенно новое прямо под куполом, возвышающимся в самом центре резиденции Грейса. Стол для совещаний президента и его советников повторял круглую форму купола, что символизировало дух коллективного руководства, который Грейс любил представлять как одну из главных отличительных особенностей своей администрации.

Под столом был постелен круглый ковер, достаточно большой, чтобы на нем поместились все двенадцать стульев. Рядом было предусмотрено место для помощников членов кабинета. Им предстояло сидеть на невысокой кафедре, отгороженной низким барьером, откуда они могли наблюдать за происходящим и в случае необходимости принимать участие в совещаниях. Однако сейчас этот сектор пустовал, отчасти потому, что сегодня было воскресенье, но в основном потому, что ряды кресел еще не были установлены.

Памятуя о маниакальной любви Грейса к пунктуальности, все члены кабинета уже были на месте. При появлении президента все встали, и он прошел к своему креслу; оно находилось напротив восточного деления символического компаса, выложенного в виде инкрустации на столешнице из красного дерева. Кресло вице-президента Гарви Маккаллена размещалось на «западе», госсекретарь Моуди сидел на «севере», а недавно назначенный новый министр обороны Грегори Иссен занимал место у южной риски.

Остальные, включая советника президента Хэнсона, генерального прокурора Клауэрса, министра сельского хозяйства Сеймура, министра внутренних дел Фарнсуорта, министра торговли Лэски и главы президентской администрации Дентвейлера, расположились в промежуточных «квадрантах».

В зале еще пахло свежей краской. Грейс жестом предложил советникам садиться. Последовавшие доклады никак нельзя было назвать обнадеживающими: Сеймур говорил о постоянной нехватке продовольствия, Кийес жаловался на отсутствие поездов, необходимых для транспортировки жизненно важных грузов, а Лэски сетовал на растущие темпы развития теневой экономики. Вера бумажному доллару неуклонно ослабевала, американцы все чаще улаживали сделки с помощью серебряных монет, золотых слитков и доброго натурального обмена. Атмосфера в кабинете становилась все тяжелее, пока не настал черед Дентвейлера.

— Итак, Билл, — сказал Грейс, — что у тебя для нас? Надеюсь, что-нибудь хорошее.

Все взгляды обратились на Дентвейлера. Оказавшись в центре внимания, он был готов использовать это по полной.

— Да, господин президент, у меня действительно есть хорошие новости. Вкратце, проект «Омега» продвигается успешно. Первый шаг, состоявший в том, чтобы вновь захватить Дедала, выполнен.

Известие вызвало аплодисменты. Дентвейлер выпятил грудь, а лицо Грейса растянулось в широкой улыбке.

— Отлично сработано! — похвалил президент. — Это как раз то, что нам нужно. Где он?

— В Шеридане, штат Вайоминг, сэр. Наши эксперты стараются разработать протокол эффективного взаимодействия с Дедалом. Как только работа будет завершена, мы сможем начать переговоры в любой момент.

— Значит, Дедал готов сотрудничать? — поинтересовался Фарнсуорт.

Дентвейлер натянуто улыбнулся.

— Нет, — признался он, — это было бы слишком смелым заявлением… Но, скажем так, мы подбираем действенные побудительные мотивы, и Дедал с каждым днем становится все более покладистым.

Кое-кто из присутствующих хмыкнул, но вице-президента среди них не было.

— На мой взгляд, мы играем с огнем, — мрачно заметил Маккаллен. — Народ Соединенных Штатов меньше всего хочет, чтобы мы начали переговоры с химерами. Но даже если население нас поддержит, было бы верхом безумия доверяться такому существу, как Дедал. Он далеко уже не человек, пусть когда-то и был им.

— Проект «Омега» — лишь один из вариантов, Гарви, не более того, — мягко возразил Грейс. — Думаю, мы обязаны рассмотреть все возможности. Но довольно об этом… Давайте перейдем к Турне Победы. Как обстоят дела с ним?

Некоторые члены кабинета, и министр обороны Иссен в частности, учитывая текущее положение дел на фронтах, считали более чем преждевременным давать поездке президента по стране название «Турне Победы», однако Грейс настоял на своем. После происшествия у мемориала Линкольна людей необходимо было подбодрить.

— Подготовка идет полным ходом, — уверенно доложил Дентвейлер. — Первое ваше выступление состоится послезавтра здесь, в Денвере. Далее — Омаха, Сент-Луис, Мемфис, Новый Орлеан, Хьюстон, Финикс и Западное побережье. Чтобы обеспечить толпу, людей будут привозить из охраняемых лагерей. Полагаю, можно рассчитывать на крайне благоприятное освещение во всех ведущих газетах.

— Это поднимет дух народа! — восторженно воскликнул Лэски. — Мне нравится идея.

— Мне тоже, — согласился Грейс, — хотя и не могу сказать, что в восторге от всех этих детских утренников.

Реплика вызвала подобострастные смешки.

Заседание продолжалось, а за окном все так же падал снег.


День выдался длинный, и Касси Эклин безумно устала к тому моменту, когда наконец добралась до дома и заперла за собой дверь. Соседка уже ушла на работу, и, значит, квартира осталась в полном распоряжении Касси. Перво-наперво она сменила деловой костюм на домашний халат и шлепанцы.

Затем, под льющуюся из радиоприемника песню Ната Кинга Коула, Касси приготовила ужин, состоящий из омлета с кусочками жареного колбасного фарша и одного тоста. Скромная по довоенным меркам, сейчас эта трапеза казалась чем-то особенным, потому что достать яйца было очень трудно. Две штуки любезно придержал для Касси местный бакалейщик.

Когда посуда была вымыта, вытерта и убрана, Касси прошла в гостиную, где на столике у любимого кресла ждала книга «Над пропастью во ржи». Но не успела она устроиться поудобнее, как послышался стук в дверь.

Скорее всего, это была Эльзи, пожилая соседка, живущая в конце коридора, но, зная, что город наводнили толпы отчаявшихся, Касси, прежде чем отодвинуть щеколду, взглянула в глазок. От увиденного у нее подпрыгнуло сердце.

— Натан! — воскликнула она, распахивая дверь. — Это правда ты?

Хейл шагнул в прихожую, ногой закрыл дверь и заключил Касси в объятия. Ее губы уже ждали его, с полминуты влюбленные целовались и шептали друг другу нежные глупости.

Оторвавшись от Хейла, Касси посмотрела ему в глаза и улыбнулась.

— Я по тебе соскучилась… Веришь?

Хейл улыбнулся в ответ.

— Нет, повтори еще раз.

Они снова поцеловались. Вскоре цепочкой из брошенной на пол одежды они отметили путь в спальню, и Хейл уложил Касси на кровать.

— Не будем торопиться, — тихо прошептала она. — Давай растянем до самого утра.

— Слушаюсь, мэм, — с деланой серьезностью ответил Хейл, укладываясь рядом. — Ваше желание — приказ для меня.


Два часа спустя влюбленные вместе приняли душ. И хотя они здорово не дотянули до срока, установленного Касси, причин жаловаться у них не было. Они помогли друг другу вытереться, а затем Хейл в одних трусах прошел следом за Касси на кухню, где та зажарила ему в гриле сэндвич с сыром.

— Итак, — сказала она, отпив глоток чая, — ты в увольнении? Я знаю, что на обследование тебе не надо…

— Президент должен выступить перед местным Капитолием, — объяснил Хейл, — и, учитывая обстановку, АСНИП согласилось обеспечить дополнительные меры безопасности. Ну а я, как истинный патриот, добровольно вызвался принять в этом участие.

Последние слова Хейл сопроводил хитрой улыбкой, и Касси рассмеялась.

— Лгунишка! Ты просто хотел сожрать мой сэндвич с сыром!

— Да, — небрежно согласился Хейл. — Тут ты попала в самую точку. Все дело в твоих сэндвичах с сыром.

Касси сдвинула брови.

— Ты очень плохой мальчик.

Хейл сделал испуганное выражение лица.

— Вот как? Означает ли это, что меня накажут?

— Да, — с наигранной суровостью ответила Касси. — Теперь уже поздно думать о том, чтобы отправить тебя в кровать без обеда… Зато я могу отправить тебя в кровать прямо сейчас.

— Черт, — мотнул подбородком Хейл и отпил глоток молока. — Это очень жестоко. Но раз ты так говоришь, тут уж ничего не поделаешь.


Небо демонстрировало все оттенки серого, в воздухе кружились редкие снежные хлопья. Мужчина в костюме Санта-Клауса открыл дверь для Сьюзен Фарли и Энтони Пьюзо, выходящих из здания железнодорожного вокзала. Веселый звон его колокольчика прозвучал грустным напоминанием о прошлых рождественских праздниках. Сьюзен поставила оба чемодана, поправила голубой платок на голове, достала из сумочки долларовую бумажку и опустила в банку, висящую под металлической треногой.

По военным меркам это было щедро, и Сьюзен на миг ощутила гордость за свой поступок. Но тут же вспомнила, что больше деньги ей не понадобятся, и, быстро бросив в банку десятку, подняла чемоданы с усеянного окурками асфальта.

— Да хранит вас Господь! — с чувством произнес мужчина. — Счастливого Рождества!

Сьюзен сомневалась, что такое возможно, но все равно улыбнулась и пошла дальше. Пьюзо уже поймал такси; верный своей натуре, он даже не подумал помочь Сьюзен с чемоданами. Когда вещи были уложены в багажник и пассажиры устроились на заднем сиденье, такси влилось в редкий поток машин.

— Гостиница «Ридли», — сообщил водителю Пьюзо. — Угол Четырнадцатой авеню и Линкольн-стрит.

Послушно кивнув, таксист поехал по Семнадцатой в сторону Капитолия штата Колорадо.

Дорога оказалась недолгой, но Сьюзен успела разглядеть тротуары, запруженные военными в форме и штатскими в однообразной одежде, и яркие витрины магазинов. Однако никакое буйство красных, золотых и зеленых красок не могло одержать победу в войне, и от вида всего этого на Сьюзен навалилась печаль.

Гостиница «Ридли» была обустроена по первому классу, чтобы удовлетворять требованиям законодателей штата, а также осаждавших их лоббистов. Еще здесь любили останавливаться бизнесмены, которым были по душе строгое убранство гостиницы, номера с высоким потолком и просторный бар.

Машина притормозила перед изысканными дверями «Ридли», к ней мигом поспешили двое носильщиков в форменных кепках, темно-вишневых жилетах и серых брюках, забрали чемоданы и унесли внутрь. Одну сторону огромного вестибюля занимал соответствующих размеров камин. Вокруг него была расставлена кучками мебель — упор делался на кожаные кресла, бронзовые светильники и журнальные столики. Столики были заполнены старыми газетами, пустыми кофейными чашками и полными пепельницами.

Стойка администраторов из отполированного до блеска темного дерева находилась в дальнем конце. Троих вышколенных администраторов отделяли друг от друга перегородки из матового стекла. Пьюзо решил подойти к тому, что был посередине.

— Доброе утро, — небрежно произнес он. — У вас должны быть забронированы два номера… Один для моей дочери Мэри, другой для меня. Моя фамилия Перкинс. Хорейс Перкинс.

Администратор, мужчина средних лет в черной тройке, с выражением лица как у работника похоронного бюро, провел длинным пальцем по книге записей.

— Добро пожаловать в «Ридли», мистер Перкинс… Да, вот и ваша бронь. Два смежных номера на третьем этаже. Все верно?

— Да, прекрасно, — подтвердил Пьюзо. — Терпеть не могу, когда над головой кто-то ходит. Надеюсь, лифты у вас в порядке?

— В полном порядке, — с каменным лицом ответил администратор, как будто другой ответ был просто немыслим. — Будьте добры, заполните регистрационные карточки, и я попрошу коридорного проводить вас в номера.

Словно сигнализируя, что разговор окончен, администратор положил руку на кнопку звонка. Сьюзен еще дописывала вымышленную фамилию, когда появился коридорный в темно-вишневом жилете и загрузил вещи на тележку.


Через десять минут коридорный ушел. Сьюзен, оставшись одна в уютно обставленном номере, глядела на улицу через одно из двух высоких окон. Смежная дверь открылась, и вошел Пьюзо.

— Ну, — спросил он, став рядом со Сьюзен, — что скажешь?

Девушка помолчала, взирая на зимний пейзаж. Справа возвышался Капитолий, внушительное здание из белого гранита, добытого в каменоломнях Колорадо. Колоколообразный купол, увенчанный круглой башенкой, был якобы покрыт настоящей позолотой. По иронии судьбы внешне здание напоминало вашингтонский Капитолий, откуда пришлось бежать правительству Грейса.

Редкие снежные хлопья ухудшали видимость, но расстояние было подходящим, как и обещали Сьюзен.

— Смогу, — просто сказала она.

— Хорошо, — отозвался Пьюзо. — Пообедать не хочешь? В «Ридли» неплохой ресторан. По крайней мере, мне так говорили.

Девушку мучила легкая тошнота, не проходившая с тех самых пор, как они покинули Монтану, и Сьюзен покачала головой.

— Нет. Спасибо. Лучше немного прогуляюсь.

Пьюзо пожал плечами.

— Как тебе угодно. Встречаемся здесь в два часа. Нам еще предстоит большая работа.

Не оборачиваясь, Сьюзен кивнула. Пьюзо вышел. Дождавшись, когда за ним закроется дверь, она сделала выдох и только тут поймала себя на том, что задержала дыхание. Приподнявшись на цыпочки, Сьюзен открыла оконную защелку, после чего наклонилась, взялась за обе ручки и потянула вверх.

Рама без труда поднялась, впуская в номер холодный воздух. Сьюзен постояла, глядя, как ворвавшийся ветерок колышет занавески, а потом перевела взгляд на расстояние в тысячу ярдов. Сейчас там рабочие заканчивали возводить деревянную трибуну. Именно в эту точку была нацелена траектория жизни Сьюзен Фарли.


Многие месяцы обследований, анализов и уколов вселили в Хейла лютую ненависть к больницам. Но после операции «Железный кулак» и миссии в Хот-Спрингсе он посчитал долгом навестить доктора Линду Барри и узнать, как у нее дела. Проводив Касси до Денверского федерального центра, Хейл выяснил у женщины в регистратуре, где лежит Барри, и отправился к ней.

Благодаря высокому положению Барри получила отдельную палату. Хейл постучал в приоткрытую дверь и услышал: «Войдите». Лицо ее, еще бледное, но все такое же красивое, засветилось при виде посетителя. Барри уже не лежала на койке, но сидела в кресле и не встала при появлении Хейла.

— Натан! — воскликнула она. — Какой сюрприз!

— Ты выглядишь хорошо, — неуклюже сказал Хейл, поставив на стол миниатюрную елочку с крошечными украшениями, которую он купил в сувенирном магазине внизу. — И все говорят, что ты идешь на поправку.

Дальнейшая беседа была, мягко говоря, неловкой. Операция, которая свела их вместе, завершилась, и им больше не о чем было говорить. Визит продолжался недолго.

Но только Хейл собрался уходить, Барри подозвала его. Когда он подошел ближе, она привлекла его к себе так, что их лица оказались в каких-то дюймах друг от друга.

— Спасибо тебе, лейтенант Хейл. Спасибо за то, что ты сделал для Энтони, спасибо за то, что спас мне жизнь, и спасибо за то, что служишь нашей Родине. — И Барри поцеловала его в щеку.

Пробормотав что-то невнятное, Хейл выскочил в коридор и поскорее покинул больницу. Встреча с Барри оставила в нем смешанные чувства. К счастью, Хейла ждала работа, и ему было чем занять голову, пока он шагал по только что расчищенной от снега дорожке к стоянке.

Хейлу на этот раз выделили многоцелевой бронеавтомобиль «Линкс», но только со снятым пулеметом и натянутым над кабиной брезентом. В машине был обогреватель, однако он не справлялся с потоками холодного воздуха, врывающегося в открытые бока. Двигатель натужно закашлял, Хейл выехал со стоянки и направился к главным воротам. Постовые козырнули проезжающему офицеру. Свернув на Аламеда, Хейл поехал по оживленной авеню в сторону Бродвея.

Хейл хотел посетить Капитолий, где завтра должен был произнести речь президент Грейс. За безопасность отвечала служба охраны, поддержку обеспечивала денверская полиция, но на случай нападения химер было привлечено также подразделение «часовых». Вероятность подобного была крайне невелика, но и гигантскую стрелу, вонзившуюся рядом с мемориалом Линкольна, тоже никто не ждал.

Хейл свернул налево на Бродвей и поехал к Капитолию, размышляя о вонючках и о том, какая каша заварится, если целый челнок с химерами свалится с неба в самый разгар президентского выступления. Хейлу предстояло связаться со службой охраны и убедиться в том, что организовано надлежащее прикрытие с воздуха, и он стал искать место, где поставить «Линкс». Места для парковки не было: вся правая полоса проезжей части была отгорожена для нужд сената и сопутствующих служб.

Завершалось возведение трибуны, по обе стороны от нее уже стояли ряды кресел для высоких гостей, а перед ней — ограждение, призванное сдерживать толпу.

Хейл поколесил вокруг Капитолия и наконец в трех кварталах от него отыскал свободное место. Вернувшись пешком, он предъявил служебное удостоверение и прошел в охраняемую зону. За безопасность отвечал сотрудник службы охраны, по имени Мэк Стоули. Это был изящный маленький человечек в костюме в полоску, синем пальто и серой шапке-ушанке. Хейл застал его в самый разгар спора с двумя мужчинами. Он обратил внимание, как сверкают начищенные ботинки Стоули. Похоже, этот человек не желал уступать даже в мелочах.

Хейл, одетый в зимнюю форму, теплую куртку и высокие ботинки, остановился в нескольких шагах и засунул руки в карманы, дожидаясь окончания разговора. Это дало ему время осмотреть местность на триста шестьдесят градусов. Сначала он увидел Капитолий, справа от него несколько строений, далее отрезок перекрытой Линкольн-стрит, гостиницу «Ридли», социальный центр, скопление административных зданий и снова Капитолий. Подняв взгляд на позолоченный купол, Хейл заморгал, прогоняя снежинки, и тут к нему обратились:

— Впечатляет, правда? — Это был тот, кого он ждал. — Моя фамилия Стоули. А вы лейтенант Хейл?

— Так точно, — Хейл пожал протянутую ему руку.

У Стоули были голубые глаза, правильные черты лица и подбородок с ямочкой. Если его и удивили золотисто-желтые глаза «часового», то он не подал вида.

— Спасибо, что пришли. К обеспечению безопасности привлечена куча народа, и очень важно четко скоординировать все действия. Нам с вами нужно договориться, где разместить ваших людей и за что они будут отвечать.

— Неплохая мысль, — согласился Хейл, снова засовывая руки в карманы. — Насколько понимаю, наша задача — разобраться с вонючками, если им вздумается свалиться с неба.

— Верно, — серьезно подтвердил Стоули. — Это чертовски маловероятно, однако после того, что произошло у мемориала Линкольна, нельзя исключать любую возможность. Мы должны быть готовы ко всему. Но у вас будет и вторая задача — контролировать толпу. А мне сказали, что глава президентской администрации хочет нагнать целый легион. Вопреки нашим советам он решил привезти на автобусах людей из ближайшего охраняемого лагеря. Вся беда в том, что многие обитатели таких лагерей не слишком-то довольны Грейсом. Слава богу, они не имеют права носить огнестрельное оружие… Но не факт, что какой-то психопат с ножом не попытается прорваться к трибуне. Или двадцать психопатов с ножами. Так что вы с вашими людьми — очень удачное подкрепление для нашей команды.

Следующие полчаса Хейл сопровождал Стоули, обходя охраняемую зону, беседуя с агентами спецслужб и полицейскими и прикидывая, как лучше расставить «часовых». Он не забыл спросить про поддержку с воздуха и с облегчением услышал, что все уже организовано. Наконец Хейл мог уйти. Касси как раз должна была вернуться с работы, а он обещал отвести ее куда-нибудь поужинать.

Насвистывая, Хейл пересек Четырнадцатую авеню и направился к своей «Рыси». Возможно, если бы он по-прежнему был сосредоточен на работе, то обратил бы внимание на девушку в голубом платке, которая прошла меньше чем в тридцати шагах от него. Ее звали Сьюзен Фарли. И она находилась здесь, чтобы убить президента.


Должно быть, Бог прислушался к молитвам Уильяма Дентвейлера — потому что с самого утра погода стояла ясная и солнечная. Вот только было холодно.

Ужасно холодно.

Что могло бы стать проблемой, если бы расчет был на толпу из жителей Денвера. Но благодаря приехавшим из охраняемого лагеря автобусам, набитым людьми в одинаковых куртках, с сухими пайками и плакатами «Ной Грейс» в руках, внушительная аудитория была обеспечена.

Тем временем Хейл расставил своих людей на крыше Капитолия, по обеим сторонам от трибуны и у барьеров, которыми была отгорожена часть Линкольн-стрит. Над головой небо расчерчивали белыми полосами два звена «Сейбров», готовые отразить возможное нападение химерианских летательных аппаратов с севера.

Декорации были готовы. Раздались восторженные аплодисменты, и военный оркестр заиграл «Приветствуем вождя».[10]

Губернатор штата Колорадо произнес небольшую вступительную речь, и президент Грейс в приподнятом настроении покинул тепло Капитолия. Пройдя через площадь, он спустился по четырем коротким лестничным маршам к трибуне. Ему нравилось выступать с речами, быть в центре внимания, слышать овации. Несмотря на то что его администрация сгибалась под тяжестью проблем, Грейс заранее наслаждался предстоящим моментом. Президент поднялся на завешанную флагами трибуну, засверкали фотовспышки, замерли последние звуки «Приветствуем вождя», затихли аплодисменты.

— Мои собратья-американцы, — начал речь Грейс, памятуя о том, что миллионы слушают его слова по радио. — Вокруг нас продолжает сгущаться мрак, но здесь, в сердце нашей страны, светит солнце, и у нас есть причина для радости!


После этой фразы должны были последовать овации, и благодаря двадцати спецагентам в штатском, которых Дентвейлер расставил в толпе, овации раздались. Кивнув, Грейс подождал, когда умолкнут хлопки.

Далее последовал длинный перечень внушительных побед, достижений и положительных тенденций, что все вместе должно было разогнать тучи, затянувшие небо над Америкой. Хейл слушал, и даже он наполнялся воодушевлением, хотя совсем недавно побывал в Чикаго и воочию увидел, каково там.

Однако Хейл находился здесь не для того, чтобы слушать. Он должен был обеспечивать безопасность — потому и крутил постоянно головой, высматривая малейшие признаки угрозы. Но ничего заслуживающего внимания не было. Не было до тех пор, пока Хейл не перевел взгляд на гостиницу «Ридли», десятками окон смотревшую на площадь перед Капитолием.

Одно окно было открыто, хотя стоял такой холод, что Хейл видел собственное дыхание и у него начинали неметь пальцы. Может, кто-то из постояльцев решил получше рассмотреть происходящее? Или же все гораздо хуже?

Пока Грейс выдавал толпе несколько приукрашенный отчет об операции «Железный кулак», Хейл достал бинокль и изучил фасад гостиницы. Как он ни старался, ему не удалось рассмотреть, что происходит внутри номера. Но вдруг в возникшем на мгновение пятне света он увидел силуэт человека, стоявшего у подоконника. И узнаваемые очертания продолговатого предмета, повернутого в сторону трибуны.

«Фарай»! Мелькнув на миг, изображение исчезло, оставив Хейла в замешательстве.

Он напряг зрение, надеясь разглядеть хоть что-то из уже увиденного, но в комнате опять воцарилась темнота. Если все это ему не померещилось, то выходило, что за спиной у снайпера зажгли свет. Или открыли дверь из освещенного помещения.

Но что делать? Немедленно увести президента с трибуны? Пожалуй, так будет безопаснее всего… Но если этот «снайпер» на самом деле сотрудник спецслужб, фотограф с телеобъективом или горничная со шваброй, спасибо Хейлу никто не скажет.

И все же он не мог стоять в бездействии.

Хейл осмотрелся в поисках Стоули и заметил его у противоположного края трибуны. Выданная рация предназначалась для экстренных случаев, а следовательно, работала на выделенной частоте. Хейл поднес ее к губам.

— Хейл вызывает Стоули… Фасад гостиницы, третий этаж, открытое окно… Внутри минимум один человек. Он твой?

Короткая пауза, после которой громкое восклицание:

— Черт, нет!

Ощутив внезапный прилив адреналина, Хейл взлетел на три ступеньки туда, где стоял один из его солдат.

— Дай винтовку! — резко приказал он, буквально вырывая «фарай» из рук подчиненного. — И не шевелись. Будешь опорой.

Хейл положил винтовку «часовому» на плечо и прильнул глазом к оптическому прицелу. В этот самый момент Стоули толкнул президента вбок. Тот отлетел в сторону, и пуля попала в губернатора Колорадо, который стоял прямо за спиной Грейса. Губернатор упал, зажимая плечо, а прочие сановники бросились врассыпную, как только услышали гулкие отголоски выстрела, отскочившие от соседних зданий.

Поднялся гвалт.

Хейл навел перекрестие прицела на окно и, хотя в комнате по-прежнему стояла чернота, быстро сделал несколько выстрелов. Он не сильно рассчитывал попасть, но в любом случае ответный огонь должен был помешать врагу прицелиться снова. А большего и не требовалось. Потому что в ближайшее время, максимум через пять минут, в номер ворвутся сотрудники службы охраны и полицейские. К чести «часового», у которого Хейл забрал винтовку, он стоял совершенно неподвижно. Хейл продолжал стрелять, в воздух летели латунные гильзы.


Комод стоял прямо у открытого окна, винтовка покоилась на аккуратно уложенном мешочке с песком. Сьюзен выругалась, увидев, как какой-то человек оттолкнул Грейса в сторону и пуля, предназначавшаяся президенту, сразила одного из тех, кто стоял за его спиной. Пока она досылала новый патрон в патронник «фарая», кто-то сообразительный начал стрелять в нее!

Вот только он промахнулся, и Сьюзен услышала, как Пьюзо издал жуткий булькающий хрип — пуля угодила ему в горло. Он вскинул руки к шее, тщетно пытаясь остановить фонтан крови, и повалился на пол. Вторая пуля прошелестела у самого уха Сьюзен и разбила зеркало за ее спиной.

Долю секунды Сьюзен соображала, можно ли выстрелить в президента второй раз, увидела, что Грейс недосягаем, укрытый сплошной стеной тел, и сместила винтовку. Было ясно, что с минуты на минуту в номер ворвутся сотрудники службы охраны. Но раз уж ей суждено умереть, почему бы не прихватить с собой того гада с винтовкой? Ведь если кто и заслужил смерти, так это полчища кретинов, которые поддерживали Грейса, позволяя ему оставаться у власти. Сьюзен прицелилась и уже было нажала на спусковой крючок, но тут увидела левую половину лица стрелявшего.

— Натан!

В этот момент ей, словно молотом, ударили по затылку, и началось долгое падение в бездонный мрак.

Глава семнадцатая ЯНКИ ДУДЛ МОЛОДЕЦ[11]

Неподалеку от Мэдисона, штат Висконсин

Четверг, 20 декабря 1951 года


В Вонючей Дыре завершался первый день трехдневного цикла. Утром химеры увели очередную группу обреченных, подарив остальным еще семьдесят два часа жизни. Точнее, не всем — Генри Уокер был полон решимости убить сукиного сына, виновного в смерти его жены.

Уокер не мог доказать, что именно Маркус Толли подстроил гибель Майры. И он прекрасно сознавал, что суждено умереть всем, вопрос заключался только в том когда. Но все логические доводы не имели значения. Уокер должен был убить Толли, иначе ему неминуемо грозило безумие. Назначив себя самого судьей, присяжными и палачом, Уокер изучил привычки комитетчика и составил план. И этому плану предстояло воплотиться в жизнь, как только на карьер опустится ночь.

Толли расправился с похлебкой и, возвратив автомобильный колпак на кухню под открытым небом, направился к палатке, которую отобрал у семьи из трех человек. По дороге он то и дело останавливался, чтобы потрепаться с кем-нибудь из своих дружков, но Уокер терпеливо ждал, затаившись под недавно опустевшим навесом всего в нескольких ярдах от палатки его врага.

Сидя в засаде и выглядывая добычу сквозь дыру в стене, Уокер размышлял о том, что Майра никогда бы не одобрила его затеи. Он буквально слышал ее голос:

«Смерть Толли меня не вернет, Генри… И без того уже пролито достаточно крови. Скоро мы снова будем вместе».

И Майра была права. Уокер это понимал. Но он не мог спокойно смотреть, как Толли вальяжно разгуливает по карьеру, расталкивая встречных и забирая все, что ему приглянется. Так убеждал себя Уокер. Хотя в глубине души понимал, что это обычная месть, желание нанести ответный удар мерзавцу, который, в чем Уокер не сомневался, был ответственен за гибель Майры.

Наконец Толли завершил неспешную прогулку по карьеру и, остановившись перед своей палаткой, огляделся вокруг. Не заметив ничего подозрительного, он нагнулся и забрался внутрь. На стенке появилась тень — Толли зажег светильник и принялся раскатывать матрац. Этого момента и дожидался Уокер. Главное было определить, в каком именно месте палатки находится верзила.

Уокер служил в морской пехоте, и ему приходилось убивать, но таким способом — ни разу. Когда он выбрался из укрытия, сердце бешено колотилось, а руки тряслись. В три бесшумных шага он добрался до палатки Толли. Самодельный кинжал был одним из многих орудий, которые изготавливались в Вонючей Дыре из подручных средств и неоднократно переходили от ушедшего наверх к новому хозяину. Зажатое в руке Уокера оружие с сухим треском вспороло старательно сшитое из лоскутов полотно.

— Какого хрена? — выругался Толли, увидев образовавшуюся над ним дыру. — Черт!

Уокер вылил комитетчику на голову и плечи почти целый галлон солярки. Горючее, слитое из бензобака одного из карьерных самосвалов, он принес в резиновом бурдюке, сделанном из автомобильной камеры. Воздух наполнился характерным запахом. Раскрыв зажигалку «Зиппо», Уокер повернул колесико. Брызнули искры, и тотчас заплясал голубой язычок.

Подняв взгляд, Толли увидел огонек и завопил: «Нет!» Он стоял на коленях, словно в молитве, и из-под кожаной повязки на глазу вытекала тонкая струйка гноя. Однако это зрелище не разжалобило Уокера. Он бросил зажигалку в дыру и услышал хлопок.

Огонь мгновенно охватил Толли. В лицо Уокеру пахнуло жаром, и он отступил назад. Было холодно, и бывший министр обороны, поддавшись естественному импульсу, протянул руки к живому костру, наслаждаясь нежданным теплом. Комитетчик вскочил на ноги и, высунув голову в прорезанную дыру, завопил, сбивая пламя. Со всех сторон сбегались люди, но, увидев Уокера, который продолжал греть руки над огнем, быстро все понимали и предпочитали не вмешиваться. Что было мудро, так как к месту происшествия подоспели Берл и другие члены группы «Всем и поровну», готовые разобраться с дружками Толли, если возникнет такая необходимость. Толли метался в объятой пламенем палатке, и никто не спешил к нему на помощь.

Гибриды, стоявшие у края котлована, равнодушно взирали на происходящее.

Наконец Толли рухнул на землю. Уокер плюнул на обугленный труп и услышал, как зашипела слюна. Он отвернулся. У него тряслись колени, живот стянуло в тугой узел, но впервые за последние дни он почувствовал, что сможет заснуть.


— Ход номер один готов!

Эти слова стали передавать из уст в уста около полудня. И Уокер хорошо знал, что это правда. Он как раз работал «осликом», когда наступил долгожданный момент — тоннель вышел на поверхность. Непосредственно на месте, в верхней части наклонного прохода, где внезапно появился клочок серого неба, Уокера не было, но он одним из первых узнал новость, шедшую по цепочке.

Известие было радостным, но и тревожным. Так как до следующей трехдневки оставалось всего несколько часов, в проход хотели полезть все, хоть пленники и понимали, что большей частью, если не поголовно, беглецы будут схвачены и, скорее всего, казнены. Так что Уокеру и остальным членам группы «Всем и поровну» требовалось обеспечить минимальный порядок.

Нужен был способ определить очередность, причем не только справедливый, но и быстро осуществимый. Всем двумстам семидесяти восьми пленникам предложили вытянуть номер из шапки Берла. Жеребьевку приходилось проводить скрытно, чтобы ничего не заметили ни предательница Коллинз, ни кто-нибудь из гибридов.

Были разговоры о других системах, призванных дать медикам, работникам кухни и тем, кто копал проход, какое-то преимущество в знак признательности их заслуг перед остальными пленниками. Однако все подобные схемы неизбежно выходили стишком сложными, а времени оставалось в обрез. К тому же, как заметил Берл: «Ход номер один существует только потому, что люди, понимавшие, что вряд ли смогут им воспользоваться, все равно продолжали его копать. Все мы умрем. Привыкайте к этой мысли».

Уокер вытащил номер сто тридцать один, что было не очень хорошо. Заранее ожидалось, что часть тех, кто убежит первым, схватят. После чего наверняка произойдет кровавая расправа над остальными.

И все же Уокер испытывал небывалый подъем духа, доставая из тайника диктофон, благодаря которому можно было свергнуть администрацию Грейса. Затем, памятуя о том, как опасна судьба беглеца в тылу химер, Уокер залез в свою лачугу и, перебрав скудные пожитки, разложил по карманам то, что посчитал наиболее важным.

Оставалось только лежать и ждать наступления мрака. В десять вечера первый узник выйдет из подземного хода. Уокер старался заснуть, но не мог. Наконец пришло время выползать из лачуги и двигаться к тому месту, где в кромешной темноте уже выстраивалась очередь. Найдя беглецов номер сто тридцать и сто тридцать два, Уокер стал ждать.


Харли Берл вытащил номер двадцать три.

Столь маленький номер давал хороший шанс действительно выбраться из прохода. Дальше все будет зависеть в основном от везения, хотя сметливость и сносная физическая форма еще никому не мешали. И у Берла, считавшего себя достаточно сметливым, имелся план. Безумный, дерзкий план, настолько противоречащий привычным представлениям о разумном поведении, что, возможно, мог привести к успеху. Тем более что дело предстояло иметь с вонючками.

Когда назначенный час наступил и массажист по фамилии Ларти первым выбрался из прохода на заснеженную землю далеко от края карьера, Берл был готов. Глядя, как очередь рывками продвигается вперед и по стенам скользят огромные тени, Берл старался унять бешеный стук сердца.

Не совершит ли кто-то из тех, кто впереди, глупую ошибку?

Если первый беглец будет схвачен в течение ближайших минут, Берл окажется заперт под землей. Ему оставалось только надеяться.

Время будто замедлило ход. С каждой прошедшей секундой увеличивался риск быть обнаруженным. Очередь ползла вперед — дойдя до выхода из тоннеля, очередной беглец заставлял себя сосчитать до тридцати, прежде чем покинуть относительную безопасность подземелья. Эти полуминутные паузы делались, чтобы узники не натыкались друг на друга в темноте. Но такая заминка казалась вечностью.

Почувствовав свежий воздух, хлынувший в тоннель, Берл понял, что от свободы его отделяет только один человек. Затем номер двадцать два, затыкавший, словно пробка, тоннель, исчез, и пришел черед Берла считать до тридцати. Но тут на удалении в четверть мили в небо взметнулся луч света. Одного из беглецов обнаружили. Теперь Берлу оставалось только одно. Бежать!


Уокер находился примерно в середине прохода, когда всем тем, кто еще был внутри, пришлось развернуться и ползти обратно в котлован. Образовалась толчея; пленники ругались друг на друга, кто-то сбил подпорку, и сверху посыпалась земля.

Однако были и голоса рассудка, и среди них голос Уокера, призывавшего других не торопиться и следить за тем, чтобы не обрушить весь тоннель.

Прочие подпорки держались, и вскоре пленники по одному стали выползать из хода и выбираться дальше через уборную наружу. Где их уже встречало два десятка химер.

Один из гибридов грубо пихнул Уокера, другой зарычал, отправляя к остальным. Всех пленников согнали в пятно яркого света, образованное прожекторами трех патрульных зондов. Угрожающе жужжа, они кружили над толпой.

— Как думаете, нас расстреляют? — спросила одна женщина, клацая зубами от страха и холода.

— Не-е, — протянул стоявший рядом мужчина. — Нам здорово повезло. У моего папаши цыплята тоже бегали из птичника. Старик их не убивал. По крайней мере, не сразу. Только когда матушке хотелось отведать жареного цыпленка.

Уокер не был уверен в том же самом, однако вскоре выяснилось, что аналогия с цыплятами верна. Вонючки не тронули пленников, но разметали все уборные, ища другие подземные ходы. На самом деле в противоположном конце котлована были еще два недоделанных тоннеля, но химеры их не нашли, не в силах обобщить свежий опыт и шагнуть дальше очевидного. Подземные ходы связаны с уборными, уборные связаны с подземными ходами — на большее их логика была не способна.

Однако попытка побега не осталась полностью безнаказанной. Как только все пленники выбрались из тоннеля и его обрушили с помощью зарядов взрывчатки, послышался знакомый гул химерианского челнока, приближающегося к карьеру с севера. Разметав струями из сопел снег, хрупкие укрытия и мусор, воздушный корабль приземлился рядом с озером. Мигая разноцветными огнями, челнок застыл на полозьях.

Взвыли сервомоторы, опустился трап, и на землю сошло около пятидесяти пленников. Это были новички, которые были схвачены в последние дни и ничего не знали о разворачивающейся вокруг драме. Во всем этом не было ничего необычного — новых узников доставляли каждые пару дней, правда, обычно их пригоняли пешком. Внимание Уокера привлекло то, что Коллинз не позволили заняться новоприбывшими. Гибриды держали изменницу в стороне, и, судя по выражению ее обыкновенно бесстрастного лица, она была перепугана до смерти.

Когда все люди покинули челнок, двое гибридов подхватили Коллинз под руки, затащили по трапу и развернули лицом к толпе. Так она и осталась на трапе, а челнок начал подниматься в воздух.

Достигнув высоты в сто футов, он завис над котлованом. Все взгляды были прикованы к открытому люку.

Гибриды столкнули Коллинз.

К этому моменту школьная учительница уже смирилась с судьбой, но все равно кричала до самой земли. Крик оборвался, когда ее тело упало на ржавое оборудование и во все стороны брызнула кровь. Вонючки прислали сообщение — и смысл его был понятен каждому. Хотя ни один не испытывал сочувствия.

— Гори в аду, сука! — бросил кто-то.

Эпитафия была не ахти — но другой Коллинз не дождалась.

Глава восемнадцатая ПОМНИ АЛАМО![12]

Денвер, штат Колорадо

Пятница, 21 декабря 1951 года


Денверский федеральный центр располагал собственной тюрьмой — и именно там под строжайшим надзором содержалась особо опасная преступница Сьюзен Фарли в первые дни после покушения на президента Грейса.

Комната свиданий представляла собой унылое помещение с зелеными стенами, зарешеченными окнами и мебелью, намертво прикрученной к полу болтами. По иронии судьбы единственным ее украшением были три портрета: главы администрации федерального центра, вице-президента Маккаллена и президента Грейса.

Перед тем как пропустить Хейла в комнату свиданий, его обыскали, причем не один раз, а дважды. Пара вооруженных конвоиров стояла спиной к бетонной стене, дожидаясь появления Сьюзен.

Кандалы на руках и ногах гремели, поэтому Хейл узнал о приближении сестры еще до того, как стальная дверь распахнулась и Сьюзен вошла в ярко освещенную комнату. Ее голова была обрита наголо, а место, где чиркнула пуля Хейла, скрывала белая повязка. Пролети пуля на дюйм правее, и Сьюзен не было бы в живых. На Сьюзен была серая тюремная одежда, в том числе пальто с капюшоном, откинутым на плечи.

— У вас пять минут, — строго предупредила надзирательница. — Не прикасаться друг к другу, не разговаривать шепотом, не передавать без разрешения какие-либо предметы. Время пошло.

Равнодушно кивнув, Сьюзен посмотрела в золотисто-желтые глаза Хейла.

— Значит, ты пришел.

— Конечно, я пришел, — ответил Хейл. — Ты же моя сестра. Я нанял адвоката… Он тебя навестит.

— К чему все это? — безучастно ответила Сьюзен. — Это сделала я. И всем это известно.

— Ну да, черт побери, это сделала ты, — угрюмо подтвердил Хейл. — Но как знать… Может, нам удастся смягчить наказание.

Сьюзен мрачно усмехнулась.

— Всем нам вынесен смертный приговор. И ты, как никто другой, должен это понимать. От этой линии «Свобода» нет никакого толка, администрация Грейса, вместо того чтобы всеми силами добиваться победы, отчаянно цепляется за власть, а все, у кого хватает духа выступить против, попадают в охраняемые лагеря… или того хуже. Я жалею только о том, что промахнулась. В этом виноват ты, Натан… И ты тоже когда-нибудь об этом пожалеешь, — с горечью добавила она.

— Все, достаточно, — сурово произнесла надзирательница, заметив возбуждение заключенной. Она кивнула конвоирам. — Сажайте ее в автобус. И смотрите в оба. Эта стерва входит в «Только свободу», а у нас здесь полно их обожателей.

Хейлу хотелось как-то утешить сестру, помириться с ней на прощание, но он не нашел подходящих слов. Конвоиры накрыли голову Сьюзен капюшоном и вывели на улицу, под холодные лучи зимнего солнца.

— Не беспокойтесь, господин лейтенант, — пробурчала надзирательница. — С ней все будет в порядке.

— Спасибо, — машинально ответил Хейл, однако он сильно сомневался, что что-либо «будет в порядке».


После нескольких дней, проведенных в тревоге за Сьюзен и под градом вопросов от сотрудников всевозможных правоохранительных органов, Хейл был рад вернуться к работе. Даже если первым делом надо было отправиться на совещание.

Совещание назначили в том же федеральном центре, но только в противоположном его конце, а поскольку «Рыси» у Хейла больше не было, он двинулся быстрым шагом и через десять минут был возле нужного корпуса.

Денверское отделение АСНИП обосновалось в непримечательном кирпичном четырехэтажном здании, где, если верить вывеске на фасаде, размещалось «Федеральное агентство землепользования». Самая что ни на есть настоящая организация, занимавшая половину первого этажа. Все остальное было отдано под нужды АСНИП. Группа сотрудников напряженно работала над планированием и координированием диверсионно-разведывательных операций на всем западе страны.

Оперативный центр был на втором этаже. Хейлу пришлось преодолеть несколько контрольно-пропускных постов, и в зал совещаний он вошел с пятиминутным опозданием. Оказавшись в просторном, довольно аскетичного вида помещении, Хейл увидел майора Блейка, главу президентской администрации Дентвейлера и еще одного, незнакомого мужчину.

— Прошу прощения за опоздание, сэр, — сказал Хейл. — Пришлось идти пешком из противоположного конца центра.

— Ничего страшного, — ответил Блейк. — Мы только сели. Бери стул. С мистером Дентвейлером ты знаком… А это мистер Берл. Еще несколько дней назад он был узником лагеря, который, вне всякого сомнения, является химерианским центром превращений.

Хейл пожал руку Дентвейлера, такую холодную, будто тот не успел ее согреть еще с прошлой встречи, и повернулся к другому штатскому.

— Здравствуйте, мистер Берл… Рад знакомству, сэр. И разрешите поздравить с успешным побегом. Если вы не против, могу я спросить, как вам удалось уйти?

У Берла было крепкое рукопожатие и прямой, откровенный взгляд.

— Мне повезло, — просто ответил он. — Вонючки держали всех в большом котловане. Мы постоянно рыли подземные ходы, и один из них вывел на свободу. К сожалению, воспользоваться им удалось немногим.

— Мистер Берл оказался последним, кто успел бежать, — добавил Блейк. — Уже была поднята тревога, и мистер Берл, вместо того чтобы бежать прямо в объятия химер, спрятался менее чем в пятидесяти шагах от выхода из тоннеля. Настолько близко, что вонючки не потрудились обыскать это место сколько-нибудь тщательно.

— Я едва задницу не отморозил, черт бы меня побрал, — пожаловался Берл. — Но одежда на мне была в четыре слоя, и это меня спасло. По-настоящему удача улыбнулась шесть часов спустя, когда начался буран. Пока было ни черта не видать, я дал ходу.

— Мистер Берл наткнулся на дорогу, прошел по ней до заброшенного дома, обнаружил там пикап и смог завести его, — с восхищением продолжал Блейк. — Он мчался на юг, и его заметил пилот СВВП.

— Прекрасно сработано, — искренне произнес Хейл. — Еще кто-то спасся?

— Из прохода успели выбраться единицы, — угрюмо ответил Берл, уставившись на свои руки. — Но я не знаю, что с ними случилось дальше. А в котловане по-прежнему остаются две-три сотни пленников.

— Да, — впервые заговорил Дентвейлер, — и один из них — бывший министр обороны Уокер.

Хейл поднял брови.

— Вот как? Тот самый, кого мы искали?

— Совершенно верно, — угрюмо подтвердил Дентвейлер. — Судя по всему, вонючки схватили мерзавца, когда он с женой пробирался в Чикаго. Так что нам остается только его забрать.

Берла не покидало неприятное предчувствие. Он был слишком откровенен. Теперь это уже не вызывало сомнений. Но ведь он действовал из лучших побуждений.

Буквально с того самого момента, как он оказался на борту СВВП, Берл говорил всем и каждому, что Уокера держат в плену; он надеялся, что власти захотят освободить министра — а вместе с ним и прочих несчастных, томящихся в Вонючей Дыре.

Однако он ни словом не обмолвился о магнитофонных записях и не собирался этого делать, пока не наступит нужный момент. Берл кашлянул.

— Да, но, должен напомнить, вонючки каждые три дня уводят людей. Так что Уокера, возможно, уже нет в живых.

— Надо убедиться в этом наверняка! — нетерпеливо воскликнул Дентвейлер. — Этот человек изменник! — Он повернулся к Хейлу. — Я хочу, чтобы вы отправились туда и забрали Уокера. Больше того, этого хочет президент.

— А что насчет остальных пленников? — спросил Берл.

— Их мы тоже освободим, — поспешно ответил Блейк, словно опасаясь, что Дентвейлер скажет что-то другое. — Но действовать нужно без промедлений… Чтобы не дать химерам время нанести ответный удар. Иначе придется уже спасать спасателей.

Хейл кивнул.

— Вас понял. Какие силы будут у меня в распоряжении?

Этот вопрос был обращен к майору Блейку, однако на этот раз Дентвейлер ответил на него.

— Вы получите все, что посчитаете нужным, — быстро сказал глава президентской администрации.

Майор Блейк нахмурился, но промолчал.

— И еще одно, — добавил Дентвейлер, глядя Хейлу в лицо. — Относительно вашей сестры… Отличная работа. Мы скрыли вашу фамилию от прессы — нам пришлось так поступить, поскольку официально вы числитесь погибшим, — но президент вам очень признателен. Он хотел бы лично поблагодарить вас, когда завершится эта операция. И, с разрешения майора Блейка, мы собираемся добавить к службе охраны президента подразделение «часовых», возглавить которое предстоит вам.

Еще несколько дней назад Хейл гордился бы таким предложением. Однако сейчас, увидев, что Сьюзен была готова пожертвовать всем, лишь бы убрать Грейса с поста, он уже не знал, как к нему относиться.

Но Хейл был военный — и ответил так, как только и мог ответить:

— Слушаюсь, сэр. Буду стараться.


Призрак только что взошедшего солнца витал на востоке, а с запада летело шесть СВВП. Не шибко скорые даже при самых благоприятных условиях, сейчас самолеты двигались особенно медленно, поскольку под каждым из них болталось по бронированной боевой машине. Глядя на ползущий внизу заснеженный ландшафт, офицер, руководящий операцией, не переставал терзаться сомнениями: правильное ли решение он принял.

Хейл находился в головном СВВП, присев на корточки между старым приятелем Первисом и вторым пилотом «Очаровашки». Все трое не отрывали взгляда от земли. По большей части это были равнинные сельскохозяйственные угодья, разоренные войной, однако изредка попадались фермы, сараи и силосные башни, которые казались нетронутыми под слоем пушистого снега.

Хейл был уверен, что ударный отряд «Зебра» уже обнаружили, и разумно было предположить, что вонючки готовят ответ. Тут-то и вставал вопрос: верно ли он поступил, пожертвовав скоростью ради дополнительного груза? Захватив с собой помимо солдат два танка М-12 и четыре многоцелевых бронеавтомобиля «Линкс», Хейл сделал ставку на то, что, как бы быстро ни отреагировали вонючки, его группа сумеет отразить массированный контрудар. Для чего «часовым» понадобится тяжелая техника.

Естественно, Блейк ждал от Хейла, что тот вернет назад все бронемашины. А значит, надо будет закреплять стропы, что опять же замедлит бегство из тыла врага. Техника стоила дорого, и Хейл прекрасно сознавал, какая на нем лежит ответственность.

Его размышления прервал Первис, заговоривший по внутренней связи:

— Мы в пяти минутах от цели. Будьте готовы сбросить технику и высадиться. Добро пожаловать в Висконсин, господа.

Хейл встал, и Первис повернулся к нему. Он отключил внутреннюю связь, так что его могли услышать только Хейл и второй пилот.

— Береги свою задницу, Хейл, — сказал Первис, — чтобы мы смогли вернуться и спасти ее в очередной раз.

Улыбнувшись, Хейл показал ему большой палец и ушел в грузовой отсек.

Помимо бронированной машины каждый СВВП нес на борту двенадцать человек. Таким образом, общая численность группы составляла семьдесят два солдата, включая самого Хейла. Для второго лейтенанта командовать таким большим подразделением было чем-то необычным, особенно если учесть, что больше половины группы составляли «часовые», каждый из которых считался равным трем простым десантникам, вследствие их молниеносной реакции и способности быстро поправляться от ран.

Но, учитывая боевой опыт Хейла и то, что он уже был знаком с делом Генри Уокера, Блейк назначил командиром именно его, предоставив сержанту Кавецки командовать взводом. Поэтому Хейл, занимая свое место, чувствовал на себе пристальное внимание солдат.

— Помните, — сказал он, обводя взглядом своих людей, — я ненавижу бумажную волокиту… Так что позаботьтесь о том, чтобы вас не убили.

Его слова несколько разрядили обстановку и вызвали смешки, а тем временем бортовые стрелки «Очаровашки» начали расчищать место высадки от вонючек. Затем, когда поступательное движение полностью прекратилось, бортмеханик потянул за рычаг. Хейл почувствовал, как самолет внезапно дернулся вверх, освобождаясь от танка, болтавшегося под брюхом.

Сбросив тяжкий груз, Первис посадил «Очаровашку» в пятидесяти футах от М-12, приказал бортмеханику опустить трап и заглушил двигатели. Горючего и так ушло очень много, и пилот хотел сберечь все, что можно. Винты еще вращались по инерции, когда Хейл повел своих людей на площадку, окружавшую карьер.

Два солдата побежали к танку, а остальные последовали за Хейлом к месту, откуда вражеский автоматический миномет выпускал в котлован одну мину за другой. В воздух взлетали столбы земли и грязного снега, а беззащитные пленники метались из стороны в сторону, ища, где укрыться.

— Заткните миномет! — приказал Хейл. — Потом разверните. Если вонючки пойдут в контратаку — отведают собственных мин.

Потребовалось целых пять минут, чтобы перебить гибридов, защищавших огневую точку, и завладеть минометом. Сразу Хейл оставил трех человек, чтобы развернуть миномет в противоположную сторону, а сам осмотрелся вокруг. Причин для беспокойства оказалось предостаточно, о чем и предупреждал Блейк.

— Ты привык командовать маленькими группами, — предостерегал Хейла опытный офицер. — Эта операция другого сорта. В ней гораздо больше переменных величин — не последнее место среди которых занимает мистер Дентвейлер. Главное — не отвлекайся на тактические мелочи, держи перед глазами общую картину.

И Хейл уже начинал чувствовать справедливость слов Блейка. Вся ударная группа была на земле, тут и там вспыхивали быстротечные схватки — отделения выполняли свои конкретные задачи. Хейл понимал, что нельзя вникать в подробности всех стычек, надо сосредоточить внимание на главном. К нему с ревом подкатили два бронеавтомобиля.

Первый «Линкс» предназначался Хейлу, второй выделили для Дентвейлера и Берла. Оба они были в форме десантников, но только без знаков различия и с пистолетами.

Хейл решительно возражал против того, чтобы брать с собой штатских, но безуспешно. Командир его не поддержал.

— Ты хотел танки? — риторически спросил Блейк. — Что ж, ты их получил… Вместе с тем, кто выдал тебе карт-бланш. Наслаждайся.

— Поехали! — крикнул Дентвейлер, стоявший в открытой кабине «Рыси» во весь рост. — Спускаемся в котлован и ищем Уокера!

Берл, сидевший рядом с пулеметчиком, заметно волновался. «Какие мысли у него сейчас в голове?» — подумалось Хейлу. Человек вернулся в ад всего через несколько дней после того, как ему удалось оттуда выбраться.

Забираясь на место рядом с водителем, Хейл поднял руку в знак согласия. Он был вооружен револьвером «магнум» сорок четвертого калибра и автоматическим гранатометом «беллок». И револьвер, и гранатомет были выбраны с расчетом на ближний бой, если до него дойдет дело.

— Так, — обратился к водителю Хейл, — езжай мимо вон тех строений и вниз, в котлован.

Двигатель взревел, колеса завертелись, разбрызгивая грязь, и «Линкс» рванул с места. Второй бронеавтомобиль не отставал. Хейл едва успел взглянуть на зияющий слева карьер и поразиться его размерам, как из-за укрытия выскочили два ревуна. За спиной Хейла заработал пулемет пятидесятого калибра.

Обеих химер разом скосило, и бронеавтомобиль подскочил, проехав по одной из них, что заставило Хейла судорожно ухватиться за ручку. Несмотря на привод на все четыре колеса, «Линкс» пошел юзом, и тут из ближайшего здания высыпал десяток гибридов. Они открыли пальбу из «буллзаев», пулеметчик стал разворачивать пулемет, но еще раньше Хейл начал стрелять из «беллока». Сдвоенный огонь сразил наповал с полдюжины вонючек.

Водитель выравнивал бронеавтомобиль, а тем временем оставшихся химер поливал свинцом второй «Линкс». С помехой было покончено, и обе машины помчались по серпантину вниз. Они уже были на полпути, когда пулеметчик крикнул: «Зонды слева!» — и нажал на гашетку.

Подняв взгляд, Хейл увидел стаю летающих машин, посланных на перехват бронеавтомобилей. Он выстрелил из гранатомета и полюбовался, как один из зондов исчез в яркой вспышке. Тут же пулеметчик сбил еще две машины.

— Йи-ха! — прокричал он, провожая взглядом очередной зонд, который устремился к земле, оставляя за собой шлейф дыма. — Жрите свинец, сволочи!

Первый бронеавтомобиль помчался дальше, предоставив второй «Рыси» добивать уцелевшие зонды, и, описав последний виток спирали, резко затормозил у края полузамерзшего озера. Через мгновение толпа оборванных пленников, выбравшихся из укрытий, с восторженными криками бросилась к машине. Кое-кто даже пытался забраться внутрь.

Но тут Берл выпрямился во весь рост и рявкнул:

— Назад!

Члены группы «Всем и поровну», узнав предводителя, поспешили к нему на помощь. Неожиданно Хейл обрадовался, что захватил этого штатского: Берл уже строил пленников в колонну по два, готовя их к подъему. Дентвейлер тем временем выбрался из машины и проталкивался сквозь толпу, показывая всем глянцевую фотографию Генри Уокера.

— Вы видели этого человека? — громко спрашивал он. — Если видели, то где он?

В ответ глава президентской администрации слышал все, что угодно, в том числе и крепкую брань, но только не прямые ответы. Берл же, отставив узников под присмотром членов «Всем и поровну», поспешил туда, где обычно ели Уокеры. Там, тщательно упакованные, в щели между двумя большими камнями были спрятаны диктофон и катушки с проволокой.

Однако теперь их там не оказалось.

Поникший Берл начал искать в толпе Уокера, но тут к нему подошел один из приятелей.

— Харли, сукин ты сын! Тебе удалось бежать! И ты вернулся… Забудь, что ты должен мне миску похлебки. Теперь квиты.

Берл улыбнулся.

— Отлично. Я как раз собирался напомнить тебе об этом. — Продолжая всматриваться в лица, он спросил: — А где Уокер? Я его нигде не вижу.

— Его забрали вонючки, — услышал он печальный ответ. — Вчера утром увели двадцать четыре человека. Бедняга пробыл здесь долго, Харли, сам знаешь, и его везение кончилось.

— Дьявол, — в сердцах пробормотал Берл. — Двадцать четыре часа. Грань между жизнью и смертью. Будь другом, помоги нашим собрать людей. А я должен переговорить с лейтенантом Хейлом.


«Часовой» стоял у бронеавтомобиля, выслушивая по рации донесения сержантов о положении дел наверху, когда из толпы вышел Берл.

— Спасибо за помощь, — сказал Хейл, кивнув на строящуюся колонну. — Что-то не так?

— По поводу Уокера… — угрюмо промолвил Берл. — Я знаю, что с ним.

Обернувшись, Хейл посмотрел ему в глаза.

— Да? И где он?

— Наверняка на том свете, — ответил Берл. — Но надо разыскать тело. При нем были магнитофонные записи, где Грейс делится планами по переговорам с вонючками. Можешь поверить в такое? Лично я не верил. Пока Генри не дал мне послушать. Вот почему они с женой рвались в Чикаго… Хотели передать записи «Только свободе». Но их схватили химеры…

Хейлу потребовалось какое-то время, чтобы осознать всю важность услышанного. Но как только он хорошенько подумал, все встало на свои места. Решение Уокера бросить пост, отчаянная попытка добраться до Чикаго, стремление Дентвейлера во что бы то ни стало отыскать бывшего министра. Все это, а также прощальные слова Сьюзен помогло Хейлу определиться.

— Значит, ты считаешь, что записи должны быть на теле Уокера?

Берл не скрыл своего облегчения.

— Да. Их нет в тайнике, а значит, он взял их с собой.

— Наверх, в центр переработки?

— Да, — ответил Берл. — Мы сами не знали, что это такое… но да, туда.

— Ясно, — задумчиво произнес Хейл. — Посмотрим, что можно сделать. Но держи язык за зубами. Понял?

— Понял, — сказал Берл, и признательность читалась в его глазах.

В эту секунду подошел Дентвейлер.

— Подонок сдох! — торжествующе возвестил он, занимая место в бронеавтомобиле. — Надо шевелиться… убираемся отсюда ко всем чертям.

Хейл собирался ответить, но тут в наушниках послышался голос Кавецки.

— «Эхо-пять» вызывает «Эхо-шесть»… У нас неприятности, сэр. С востока идут два «сталкера» и «голиаф». И много пехоты. Две сотни или около того.

Хейл про себя выругался. Времени загрузить всех пленников и покинуть место не хватало. Придется вступать в бой. А тут еще эта проблема с Уокером.

— Говорит «Эхо-шесть»… Установить наблюдательный пост на западе и смотреть в оба. Когда повернем на восток, меньше всего хочется, чтобы кто-то подкрался сзади. Остальных расставить перед теми зданиями. Используем их в качестве укреплений и попробуем держать линию обороны. О минометах не забудь. Включай их в работу. Я буду наверху через пять минут. Прием.

Снова на Хейла свалилась вся тяжесть командования крупным соединением: он размышлял о «сталкерах», «голиафе», освобожденных пленниках, выстроившихся в начале серпантина, об уязвимых СВВП, застывших у края котлована. Все решало время, а вот его-то как раз было недостаточно.

Пока узники поднимутся, химерианская бронетехника приблизится на дальность прямого выстрела…

Тут на Хейла заорал из «Рыси» Дентвейлер:

— Лейтенант, чего мы ждем? Мы получили то, ради чего пришли… Мне нужно обратно в Денвер.

Хейл оглянулся на пулеметчика, застывшего на корме бронеавтомобиля. Указав на главу президентской администрации, он раздельно произнес:

— Видишь вот этого человека? Если он еще раз откроет рот без моего разрешения, размозжи ему голову.

— Слушаюсь, сэр! — без колебаний ответил пулеметчик и развернул крупнокалиберный пулемет прямо на Дентвейлера.

Другой пулеметчик, стоявший на второй «Рыси», выругался и отскочил в сторону. Дентвейлер же побледнел и бессильно опустился на сиденье, словно сдувшийся воздушный шарик.

Получив время, чтобы подумать, Хейл повернулся к Берлу.

— Ситуация изменилась… Построй всех в алфавитном порядке и разбей на группы по тридцать человек. Места рядом с озером мало, так что самолетам придется приземляться по одному. Будешь следить, чтобы люди залезали как можно быстрее. Понял?

Берл мрачно кивнул.

— А записи? Ты их разыщешь?

— Если смогу, — честно ответил Хейл. — Но на первом месте пленники и мои люди.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Берл. — Огромное спасибо.

— Жми наверх, — сказал Хейл, усаживаясь на место.

Водитель вдавил педаль в пол, бронеавтомобиль помчался по серпантину, а Хейл начал отдавать распоряжения Первису.

— «Эхо-шесть» вызывает «Браво-один». С востока идут вонючки. Вам придется садиться на дно котлована, чтобы забирать пассажиров. Но места здесь хватает только для одной «птички». Как понял? Прием.

— Говорит «Браво-один», — ответил Первис. — Вас понял. Сколько всего пассажиров? Прием.

— Человек сто пятьдесят, плюс-минус. Прием.

— Тогда для твоих людей места совсем не останется. Прием.

— Это и так ясно, — стоически ответил Хейл. — Так что на обратном пути не задерживайся на кружку пива… А то, возможно, ты нас уже не застанешь. «Эхо-шесть» связь закончил.

Первый СВВП уже опускался в котлован, когда два бронеавтомобиля выскочили из карьера и резко остановились. Хейл встал в машине.

— Если хочешь жить, — ткнул он пальцем в Дентвейлера, — молчи и не отставай от меня.

Обернувшись к водителям, Хейл отдал новый приказ.

— Поезжайте на восток, найдите «сталкеры» и разберитесь с ними. «Голиафом» займутся танки.

Шоферы кивнули, и, как только ботинки Дентвейлера коснулись земли, бронеавтомобили с ревом рванули вперед. Сражение началось с того, что химеры обрушили залп фугасных снарядов на скопление зданий, а люди ответили огнем танковых орудий и стремительными наскоками быстроходных бронеавтомобилей.

Под грохот канонады Хейл и Дентвейлер подбежали к восточной стене большого ангара, в котором размещались ремонтные мастерские, и укрылись в смотровой яме, где Кавецки устроил свой штабной бункер. Первая задача Хейла заключалась в том, чтобы вникнуть в общую ситуацию и взять командование на себя.

Загнав на бетонную яму грейдер, люди Кавецки хоть как-то прикрыли импровизированный бункер сверху. Слушая непрерывный стук пуль, что ударяли на излете в грейдер, Хейл достал бинокль и быстро осмотрел слева направо поле боя.

Танки расположились футах в ста друг от друга, укрывшись за отвалами пустой породы. Кучи земли надежно защищали их от химерианских снарядов. Чуть дальше, за линией разрывов минометных мин, застыл объятый огнем «сталкер», а три изрядно потрепанных в бою «Рыси» пытались затравить вторую машину. Однако задача была не из простых. Каждый раз, когда один из бронеавтомобилей совершал набег на химерианский танк, ему, чтобы подойти достаточно близко, для начала приходилось прорубаться через десятки гибридов.

От четвертой «Рыси» остался лишь обгоревший остов, обозначавший то место, где бой шел десять минут назад. Шофер или пулеметчик, определить издалека было нельзя, укрылся за подбитой машиной и стрелял в надвигающийся «голиаф» из карабина М-5А2.

Поступок храбрый — и бесполезный.

— Говорит «Эхо-шесть», — сказал Хейл в закрепленный у рта микрофон. — «Фокстрот-шесть» и «семь» стоят слишком близко друг к другу… «Шестерке» отойти назад, сместиться на север. «Семерке» отойти назад, сместиться на юг. Обоим приготовиться зайти «голиафу» с флангов. Действуйте. Прием.

Получив два быстрых подтверждения, Хейл повернулся к Кавецки.

— Выдвигай все ЛБРГ в центр позиции — но не на самый передний край, чтобы было место для поперечного маневра. Как только «голиаф» подойдет на достаточное расстояние, пусть стреляют и тут же перебегают на другое место. Завалить гада не смогут, зато отвлекут внимание на себя, пока передислоцируются танки.

Кивнув, Кавецки бросил: «Слушаюсь, сэр» — и поспешил передать распоряжение своим людям.

Покончив с этим, Хейл приказал заметно нервничающему Дентвейлеру сидеть на месте, а сам отправился обходить оборонительные позиции, устроенные Кавецки. Его провожатым был рядовой Дженкинс.

— Будьте осторожны, сэр, — предупредил он. — Мы уже перебили чертову тучу сволочей, но кое-кому удалось остаться в живых, а здесь полно мест, где можно спрятаться.

Проверив, что его «беллок» готов к бою, Хейл выбрался из относительной безопасности смотровой ямы и следом за Дженкинсом побежал на юг к зданию администрации. Брошенная техника, строительные бытовки и груды ржавого металла обеспечивали неплохое укрытие, и разведчики двигались короткими перебежками, стараясь использовать ее по полной.

Пробежав всего несколько сот футов, они укрылись за цистерной, но вдруг заряд, выпущенный из «огера», прошил насквозь стальной цилиндр и пролетел в волоске от головы Хейла.

Дженкинс мгновенно открыл ответный огонь из собственного «огера», а Хейл, обогнув цистерну с другой стороны, стал искать взглядом вонючек. Это оказалась пара железноголовых. Химеры стремительно обернулись, но Хейл уже начал стрелять из автоматического гранатомета. Под градом разрывных гранат железноголовые попятились назад, но Дженкинс ударил им в тыл.

Оба рухнули на бетон, роняя оружие.

Хейл успел израсходовать боеприпасы и уже собирался сменить «беллок» на «Огер-2», но тут заметил возле трупа одной из химер кое-что другое. Судя по всему, импульсная пушка МП-47 была вырвана из рук убитого «часового». Обложив химер последними словами, Хейл подобрал оружие и поспешил за Дженкинсом в административное здание. Оно получило несколько попаданий, и вся его южная часть была объята огнем, но в северной части солдаты продолжали поливать из трофейного крупнокалиберного пулемета открытое пространство впереди. Нахлынувшая волна вонючек откатилась назад под градом увесистых пуль.

Дав знать о своем появлении сержанту, командовавшему этим участком обороны, Хейл перевел взгляд на поле боя. Второй «сталкер» горел ярким костром, последний уцелевший «Линкс» спасался бегством, а «голиаф» один за другим посылал ему вдогонку неуправляемые реактивные снаряды. Боевая машина в двести футов высотой, вооруженная скорострельными многоствольными пушками и пусковыми установками реактивных снарядов, была так близко, что земля под ногами Хейла содрогалась каждый раз, когда одна из массивных лап «голиафа» делала очередной шаг.

И вот оба сменивших позицию танка обрушились на химерианскую машину с севера и юга. Колосс закрутился из стороны в сторону, распыляя внимание сразу на две цели. Грохотали взрывы. Громадный механизм получал один бронебойный снаряд за другим, но продолжал неумолимо двигаться вперед.

К этому времени почти все трофейные минометы умолкли, однако «часовые», вооруженные ЛБРГ, стреляли без передышки, и Хейл наблюдал разрывы реактивных гранат на корпусе и шарнирных ногах бронированного чудовища.

Но одного этого было недостаточно. Что стало очевидно, когда «голиаф» перешагнул через командный бункер и опустил гигантскую лапу на расположенный позади ангар. Нога прошла сквозь крышу, и ангар обвалился. После чего боевая машина сделала еще шаг и выстрелила в «Очаровашку», которая как раз поднялась из котлована.


Первис оставил последний вылет себе. Он выругался, когда реактивный снаряд пролетел рядом с кабиной и разорвался на западной стенке карьера.

Первис переключил винты на горизонтальный полет. СВВП пронзительно взвыл двигателями и тут же судорожно вздрогнул, получив прямое попадание.

Однако самолет сумел сдержать удар, а «голиаф» уже отворачивался в другую сторону. «Очаровашка» на бреющем полете устремилась на юг.


Хейл добежал до административного здания. Дженкинс не отставал. Они ворвались внутрь и, громыхая тяжелыми ботинками, поспешили по металлической лестнице на остатки плоской крыши. В сотне шагов по-прежнему бушевал пожар, но северный ветер разгонял клубы черного дыма.

Было два способа завалить «голиаф». Либо просто разрушать его часть за частью — однако это процесс долгий и опасный. Либо выстрелить разрывным снарядом в выхлопные сопла на корме корпуса. Поднявшись на западный сектор крыши и увидев, что «голиаф» поворачивается обратно на восток, Хейл решил поступить именно так. Он вскинул к плечу импульсную пушку МП-47 и увидел раскаленные докрасна сопла. Хейл знал, что скоро они пропадут из поля зрения, поскольку бронированный колосс продолжал разворачиваться.

Он быстро выстрелил, понимая, что, если промахнется, погибнут его люди. Времени хватило только на два выстрела, однако оба снаряда попали в цель и разорвались внутри механического монстра. Это не уничтожило «голиаф», но его по-прежнему непрерывно обстреливали из ручных гранатометов, что вывело из строя один из ножных активаторов. В сочетании полученные повреждения заставили чудовище застыть на месте. Край котлована обвалился под его огромным весом, и «голиаф» повалился кормой вперед. Скрывшись из вида, конструкция рухнула на дно, произведя маленькое землетрясение. Чувствуя, будто сердце бьется прямо в горле, Хейл со всех ног бросился к лестнице.

Оказавшись на земле, он вызвал последний бронеавтомобиль и помчался к карьеру. Было ясно, что «голиаф» сохранил способность двигаться, — из котлована доносились настойчивый вой могучих серводвигателей и скрежет металла о камень. В любой момент, Хейл это хорошо понимал, смертоносная машина могла подняться над кромкой котлована.

Но когда «Линкс» резко затормозил на краю карьера, взору Хейла открылось совсем другое зрелище. «Голиаф» лежал на спине и отчаянно дергал ногами, пытаясь встать. Брюхо его оказалось открытым. Мрачно усмехнувшись, Хейл вылез из машины и навел импульсную пушку. Оружие несколько раз дернулось у него в руках. Хейл выпустил оставшиеся снаряды, и все они попали в цель.

Прогремел мощный взрыв, ударной волной Хейла сбило с ног, и в воздух на сотни футов взметнулся огненный шар. Казалось, пылающие обломки сыпались с неба несколько минут, хотя на самом деле это длилось считаные секунды. Падая на дно карьера, осколки поднимали фонтанчики грязного снега.

— Так его, сэр, — с восхищением произнес пулеметчик «Рыси», поднимаясь обратно на ноги. — Это послужит вонючкам хорошим уроком!

Было очень соблазнительно насладиться мгновением триумфа, но Хейл давно знал, что за право командовать людьми расплачиваешься бесконечной ответственностью. Он уже думал о дальнейших действиях, и тут появился Кавецки в сопровождении десятка опаленных боем «часовых». Хейл был рад увидеть сержанта, но в представшей его взору картине чего-то недоставало.

— Где Дентвейлер?

— Сбежал, — угрюмо ответил Кавецки. — Мы палили по шагавшему прямо на нас «голиафу», а этот подонок слинял. Я не мог бросить своих, чтобы его догонять. Простите, сэр.

— Ты поступил совершенно правильно. Куда он делся? Кто-нибудь его видел?

— Так точно, сэр, — ответил один из солдат. — Я видел, как он забежал вон туда.

Посмотрев в указанном направлении, Хейл увидел здание, где раньше располагались печи. И где, по сведениям разведки, химеры устроили центр переработки.

— Хорошо, — сказал Хейл, поворачиваясь к Кавецки. — Я возьму шесть человек и посмотрю что к чему. А ты тем временем отведи остальных к месту высадки, организуй оборону и подготовь уцелевшие машины к транспортировке. Да, и держи ухо востро… Не исключено, что, когда вернемся к самолету, нам придется иметь дело со второй волной вонючек.

Кавецки кивнул.

— Так точно, сэр. Сержант Дэнби, ты со своим отделением сопровождаешь лейтенанта. Остальные — за мной.

Сменив разряженную импульсную пушку на ружье, Хейл повел отделение к длинному низкому зданию центра переработки. Его поразило, что оно оставалось целехоньким, как будто химеры почему-то сознательно не вели по нему огонь. И, шагнув в ворота, через которые мог пройти самосвал, Хейл понял почему. В лицо ударил невыносимый смрад — верный признак того, что здесь обитало множество химер.

— Смотрите в оба, — предупредил Хейл. — И сразу дайте знать, если найдете что-то, хоть чуть-чуть похожее на человека.

Внутри царил полумрак, а тишину нарушал звук дыхания. Причем дышало не одно существо, а множество.

Луч света, отброшенный «россмором» Хейла, скользил по грязным стенам и по испачканному фекалиями полу. Вдруг послышался душераздирающий визг, и на одного из солдат набросился прядильщик. Злобную тварь тотчас сбил с ног град пуль, но она все еще продолжала отчаянно щелкать челюстями, пока Дэнби не выстрелил ей в мозг трижды.

— Здесь таких должно быть много, — предупредил Хейл, когда группа приблизилась к стене с аркой посредине. — Доставайте «огеры». Найдем вонючек до того, как они найдут нас.

Вперед выдвинулись двое с «огерами». Водя стволами из стороны в сторону, они выискивали затаившихся химер, готовые в случае необходимости стрелять сквозь стены.

— Есть! — вдруг воскликнул один из солдат, когда вспыхнул его прицел.

— Вижу! — подтвердил второй. — Минимум три или четыре! Похожи на вонючек!

— Убрать! — отрывисто приказал Хейл, и «часовые» принялись за работу.

Заряды «огеров» прошли сквозь стальную стену и поразили скрытые за ней цели. Послышались пронзительные крики. Прядильщики не могли вести ответный огонь, и скоро с ними было покончено.

Хейл повел отделение через арку в ужас соседнего зала. Трупы шести прядильщиков, поджидавших в засаде, валялись на земле.

За ними, похожие на созревшую кукурузу, так и просящуюся под комбайн, стояли десятки коконов, высотой не уступающих взрослому человеку. В каждой оболочке было небольшое отверстие, позволявшее дышать заключенному внутри существу. Именно это ритмичное дыхание и раздавалось вокруг.

— Проверить все коконы, — приказал Хейл. — Нам нужны Дентвейлер и министр обороны Уокер.

— Слушаюсь, сэр, — ответил Дэнби. — Но ведь не надо вскрывать коконы, правда?

— Сожалею, но надо. И времени у нас мало, так что пошевеливайтесь.

Хейл занялся самой омерзительной работой в своей жизни. Закинув ружье на спину, он достал из ножен боевой нож и выбрал ряд коконов. Вонзая лезвие в верхушку живой оболочки и распарывая ее до пола, он вскрывал похожее на початок образование. Оболочка лопалась с отвратительным треском, изнутри на ноги Хейлу выплескивалась гнойная жижа, а воздух тотчас наполнялся тошнотворным смрадом.

Но это было далеко не самое страшное. Хуже было то, что внутри находились куколки; в одних уже угадывались черты химер, в которых им предстояло превратиться, другие же еще сохраняли подобие людских черт. По большей части это были мягкие, рыхлые создания с остекленевшими глазами, с лицами, застывшими в отчаянном крике.

Хейл только вскрыл четвертый кокон, когда его окликнул один из солдат:

— Сэр, я нашел мистера Дентвейлера! И он еще жив!

Хейл поспешил в противоположный конец зала. Луч света от винтовки «часового» упирался в голову куколки. И хотя очки исчезли, а лицо частично скрывала полупрозрачная пленка, не вызывало сомнений, что это Дентвейлер. Как и то, что он был жив и пытался что-то сказать.

Шагнув к кокону, Хейл взрезал и сорвал с лица липкую пленку. Он увидел широко распахнутые глаза и жижу, вытекающую из открытого рта Дентвейлера. Послышался едва различимый голос:

— Про-ош-шу-у… убе-ей-те ме-ня-а-а…

Эти слова Дентвейлер не произнес, а выдохнул, потому что не мог смыкать и размыкать губы.

— Что он сказал? — спросил стоявший в нескольких шагах Дэнби.

— Он просит, чтобы мы его убили, — равнодушно констатировал Хейл. — Превращение зашло слишком далеко, спасти его нельзя, и он это понимает.

— Так что будем делать? — спросил сержант.

— Уважим его просьбу, — спокойно ответил Хейл, доставая револьвер сорок четвертого калибра. — На его месте я бы хотел того же. А ты?

У Дэнби пересохло в горле. Он кивнул.

— Да, пожалуй…

Хейл отступил назад. Револьвер с грохотом дернулся в руке. Но пуля не прошла сквозь кокон, а застряла в нем. Хейл с ужасом увидел, что Дентвейлер моргнул.

Он приказал всем отойти подальше и привел в действие взрывной заряд пули, завязшей в коконе. Послышался приглушенный хлопок, и то, что осталось от главы президентской администрации, было разорвано на части. Во все стороны разлетелись куски плоти, брызнула мерзкая жижа, и один из «часовых» выругался, получив в лицо увесистую порцию гноя. Вдруг по рации прозвучал голос Кавецки:

— «Эхо-пять» вызывает «Эхо-шесть»… Четыре СВВП направляются к нам и будут на месте через десять минут. Прием.

— Понял, — сказал Хейл. — Держи оборону, но загрузи машины и всех людей, каких только сможешь. Мы скоро. «Эхо-шесть» связь закончил.

— Так, — сказал Хейл, обводя взглядом зал. — Уокер провел здесь гораздо больше времени и выглядит куда хуже, чем Дентвейлер. Но найти его надо. За работу.

Солдаты встретили приказ единодушным стоном, но беспрекословно повиновались. Жуткое открытие сделал Дэнби.

— Сэр, кажется, я нашел Уокера… Но точно сказать нельзя.

Подбежав к наполовину раскрытому кокону, Хейл вынужден был согласиться. Черты лица Уокера начали расплываться под действием химических веществ, и бывшего министра обороны можно было узнать лишь с большим трудом.

— Вскройте кокон и обыщите тело, — приказал Хейл. — И можете не церемониться… Он уже мертв, а времени в обрез.

Вскрытие кокона было задачей не из приятных, а когда тело вытащили наружу, его обыскал рядовой Куинн. С искаженным от отвращения лицом он обшарил скользкий, липкий труп, нащупал что-то твердое и доложил о находке.

— У меня тут что-то есть, сэр… Подождите, сейчас отрежу.

Через две минуты Хейл держал в руках нечто, тщательно обернутое несколькими слоями клеенки.

— Это было под ремнем, сэр, — объяснил Куинн. — На спине.

— Молодец, рядовой, — похвалил Хейл. — Когда вернемся на базу, угощу тебя и все отделение пивом. А теперь уходим и закидываем зал зажигательными гранатами… Взорвали бы все подчистую, да времени нет.


К тому моменту, когда Хейл со своими людьми добрался до места высадки, весь центр переработки был объят пламенем. Один СВВП уже вылетел, остальные полным ходом загружались.

— С севера приближается целая орава вонючек, — доложил Кавецки. — Летчики видели их по пути сюда. К тому же наши «Сейбры» на высоте пятнадцать тысяч футов играют в догонялки с двумя химерианскими истребителями. Расклад явно не в нашу пользу, так что пора уносить ноги.

— По-моему, предложение хорошее, — нарочито мягко согласился Хейл. — Убираемся отсюда ко всем чертям.

Через десять минут последний самолет поднялся в воздух и на полной скорости полетел на запад. Только сейчас у Хейла появилась возможность разрезать пакет и, повозившись со спрятанным внутри незнакомым устройством, прослушать катушку магнитной проволоки. Вначале запись была довольно скучной, но вскоре речь зашла о возможных переговорах с химерами и кто-то упомянул имя Дедал. Хейл был знаком с этим существом лучше, чем хотелось бы. Немедленно нахлынула подобная лихорадке ярость, от которой вспыхнула кожа и изо всех пор выступил пот.

В голове Хейла промелькнула череда образов. Тела убитых солдат на улицах Лондона; выражение лица Нэша за долю секунды до того, как ему между глаз влетела пуля; стреляные гильзы, устилающие пол родного дома Хейла; старик Поттер, сидящий в кресле-качалке; Барри, распластавшаяся по крыше; покрытое татуировкой лицо Ведьмы; Сьюзен в кандалах; и холеный, самоуверенный человек, который обещал народу победу, но на самом деле замыслил предательство.

В какой-то момент