КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395465 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167015
Пользователей - 89864

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Интересненько про Бреннан: Таинственный мир кошек (История)

Детская образовательная литература и 18+

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Собрание сочинений в шести томах. Том 3 (fb2)

- Собрание сочинений в шести томах. Том 3 (пер. Ю. Корнеев, ...) 1.8 Мб, 298с. (скачать fb2) - Феликс Лопе де Вега

Настройки текста:



Лопе де Вега Собрание сочинений в шести томах. Том 3

НАБЕРЕЖНАЯ В СЕВИЛЬЕ


Перевод Мих. ДОНСКОГО

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Донья Лаура.

Дон Лопе.

Лусинда.

Альберто.

Фахардо — капитан.

Кастельянос — капитан.

Урбана — дуэнья доньи Лауры.

Толедо — слуга дона Лопе.

Флорело — слуга Лусинды.

Приезжий.

Мулатка.

Сержант.

Карреньо, Ортис, Альварадо, Гильен — солдаты.

Сервандо, Фелисьо — слуги.

Гарридо — наемный убийца.

Водонос.

Вор.

Альгуасил.

Перевозчики, мавры-колодники, грабители, солдаты.


Действие происходит в Севилье.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

НАБЕРЕЖНАЯ ГУАДАЛКИВИРА В СЕВИЛЬЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Донья Лаура, Урбана.

Донья Лаура

Нет на свете места краше
Этой набережной!

Урбана

Да!

Донья Лаура

Чередой плывут суда
К пристаням Севильи нашей.
Погляди-ка: вдалеке
Вновь какая-то флотилья…

Урбана

Будто новая Севилья
Здесь возникла, на реке.

Донья Лаура

Корабли, став борт о борт,
Мост устроили плавучий.

Урбана

Людно как!

Донья Лаура

Толпой кипучей
Оживлен севильский порт.

Урбана

Лучше нам пойти к таможне.
Все, что наш испанский флот
В страны дальние везет,
Увидать сейчас там можно.

Донья Лаура

Ящики, тюки да бочки?
Что за интерес, скажи,
Слушать там про платежи,
Про кредиты, про отсрочки?

Урбана

Любопытно!

Донья Лаура

Нет, Урбана,
Мы побудем тут. Взгляни,
Сколько кораблей. Они
Знают штормы океана.
Все почти что страны мира
Здесь увидишь. Их суда
Торговать плывут сюда,
К берегам Гуадалкивира.
Погляди, как моряки
Перетаскивают грузы.
Падки с давних пор французы
На испанские клинки,
А из Франции для нас
Кружева идут и ленты,
Мишура и позументы,
Сукна, бархат и атлас.
Из Неметчины идет
Бумазея да холстина.
А туда вывозят вина,—
Им на севере почет.
Лес и руды ввозят баски.
А индийские купцы
Жемчугов везут ларцы,
Амбру, пряности и краски.
Кажется, что золотой
Этот берег, не песчаный.

Урбана

С нами все торгуют страны!

Донья Лаура

К нам улов привозят свой
Рыбаки из Гибралтара;
Хоть иной рыбак, заметь,
Может сам попасться в сеть
Берберийского корсара.[1]

Урбана

Суматоха, брань, свистки…

Донья Лаура

Многолюдно тут сегодня.

Урбана

Видите, спустили сходни,
Сносят на берег тюки.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, дон Лопе и Толедо с сундуком.

Донья Лаура

(Урбане, тихо)

Видный кавальеро!

Урбана

Да!
Вы закрылись бы мантильей.

Донья Лаура

Он, видать, чужой в Севилье.
Пусть посмотрит, не беда,
Что такое севильянка.

Урбана

Верно, сердцеед.

Толедо

(дону Лопе)

Сеньор!
Мы одни.

Донья Лаура

(в сторону)

Отважный взор,
Благородная осанка.

Дон Лопе

(к Толедо)

Мне сказали — за рекой
Кормчий есть надежный.

Толедо

Право?
Тут, кажись, и переправа.
Только лодки — ни одной.
Все у пристаней.

Дон Лопе

Покличь,
И придет оттуда лодка.

Толедо

Эй!..

(Тихо.)

Какая-то красотка
Глаз не сводит с вас.

Дон Лопе

Вот дичь!
Не до женщин мне, Толедо.

Толедо

Коль мужчина удручен,
Духом вмиг воспрянет он
От любви и от обеда.

Дон Лопе

Женщина тому виной,
Что бегу я из отчизны.
Пол неверный, пол капризный!
Навсегда он проклят мной.

Толедо

Хороша, как ангел божий!

Дон Лопе

Поднимать не стану глаз,
Осенюсь крестом сто раз.

Толедо

Обижать девиц негоже.
Подарите им хоть взгляд.

Дон Лопе

Мне мерзка вся их порода.

Толедо

Вы еще в поре восхода,
А печальны, как закат.
Вы еще в расцвете мая,
А студёней декабря.

Дон Лопе

Юность пролетела зря…
О коварная! О злая!
Ревность я перебороть
Не сумел — и пал Альберто.

Толедо

А лихой был кавалер-то!
Упокой его господь!
Но, сеньор, зато вы живы.

Дон Лопе

Да, но в Индию бегу.

Толедо

Я поклясться вам могу,
Что иначе не могли вы
Поступить. Судьба!

Дон Лопе

Ну ладно.
Рассуждать нам недосуг.
Подтащи к воде сундук.
Очень было бы досадно,
Если бы я опоздал
К экспедиции примкнуть.
Флот уже собрался в путь.
Молод, правда, адмирал,
Но стяжал сан адмиральский
Славным не одним деяньем
Дон Херонимо, прозваньем
Кордовский и Португальский.[2]

Толедо

Где ж он?

Дон Лопе

Говорит молва,
Что в Санлукаре, тут, близко,
Обсуждает дон Франсиско,
Здешней гильдии глава,
План похода с ним совместно:
Снаряжение, финансы…

Толедо

А эскадра?

Дон Лопе

У Бонансы.

Толедо

Не слыхал, сказать вам честно.

Дон Лопе

Это где Гуадалкивир,
Кончив путь, впадает в море.

Толедо

Значит, на корабль? И вскоре
Пустимся в широкий мир?

Дон Лопе

Есть письмо для адмирала
От его отца: мол, рад
Будет он, когда отряд
Сын мне вверит под начало.

Толедо

Кто ж его отец, дон Лопе?

Дон Лопе

Нынче болен он и стар,
Но когда-то граф Вильяр
Был известен всей Европе.[3]

Толедо

Помоги, святой Маврикий!
Пусть дадут нам важный пост!

Дон Лопе

Слышно, он доступен, прост,—
Новый Александр Великий.[4]

Толедо

Тут солдаты с корабля,
Слышал я, сеньор, так судят,
Что в краю заморском будет
Он заместо короля.

Дон Лопе

Верно.

Толедо

За морем, слыхать,
Был уж он каким-то старшим?

Дон Лопе

И доверием монаршим
Облечен теперь опять.

Толедо

А красотки смотрят. Право!

Дон Лопе

Отвяжись! Ты мелешь вздор.

Толедо

Не монах ли вы, сеньор?
Или женский взгляд — отрава?

Дон Лопе

Тот, кого хотя бы раз
Молния ожгла, — боится,
Коль вдали блеснет зарница…
Черт! Ждем лодку целый час.

Толедо

Не побрезгуем любым
Захудалым челночишком.

Дон Лопе

Наш сундук громоздок слишком,
Не поместимся мы с ним
В челноке контрабандиста.

Донья Лаура

(Урбане, тихо)

Что там говорят? Про нас?

Толедо

Вон, сеньор, большой баркас,
Да и лодочник плечистый.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и три перевозчика в трех лодках.

Урбана

(донье Лауре)

Видно, в дальние края
Собрались.

Первый перевозчик

(дону Лопе)

Перевезти?

Второй перевозчик

Вам куда, сеньор?

(Первому перевозчику.)

Пусти!

Донья Лаура

(Урбане)

Очень бы хотела я,
Чтобы этот кавальеро
Задержался на денек.

Третий перевозчик

(донье Лауре)

Эй! Быстрее мой челнок,
Чем алжирская галера.

Дон Лопе и Толедо садятся в лодку второго перевозчика.

Урбана

(донье Лауре)

Он, должно быть, нелюдим.
Видите, как смотрит косо!

Донья Лаура

Зададим два-три вопроса
И его расшевелим.
Слушай! Сядем в ту же лодку.

Второй перевозчик

(донье Лауре)

Вам куда?

Третий перевозчик

Прошу в челнок!

Донья Лаура

(второму перевозчику)

Доску придержи.

Донья Лаура и Урбана садятся в лодку второго перевозчика.

Дон Лопе

(в сторону)

Мой бог!
Что это?

Толедо

(донье Лауре)

Прошу — в середку.

(Дону Лone, тихо.)

Вас считают волокитой.

Дон Лопе

А вернее — богачом.

Толедо

В толк не взять мне нипочем:
Вы с чего такой сердитый?

Дон Лопе

Осенюсь крестом святым.
Это дьявольские козни.

Толедо

Значит, дьявол грациозней
И нежней, чем херувим?

Дон Лопе

Знаем этих нежных дев!
Все в них лживо: речи, взгляды…

Толедо

Может, от речной прохлады
Поостынет ярый гнев.

Дон Лопе, Толедо, донья Лаура и Урбана отплывают в лодке второго перевозчика.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Первый и третий перевозчики в своих лодках, мулатка с провизией, Сервандо, Фелисьо.

Сервандо

Отвечай, где шлялась? Ты!

Мулатка

Путь от рынка-то немалый.

Фелисьо

Стерва! Ты язык чесала,
А мы ждем тебя.

Мулатка

Скоты!
Я сказала бы… Да надо ль
Отвечать на вашу брань?

Сервандо

Ладно, ладно, не горлань!

(Запуская руку в корзинку.)

Вот так мясо! Эка падаль!

Мулатка

Дай сюда! Ах ты бесстыжий!
Разве угодишь на вас?

Фелисьо

Мы домой зайдем сейчас
За гитарой.

Мулатка

Погоди же!
«Падаль»?.. Я киплю от злости.

Сервандо

Черномазая, уймись!

Мулатка

Ну, прохвост, поберегись!
Посчитают тебе кости.

Сервандо

Ах ты чертова чумичка!
Скажешь хахалю? Ну-ну!
Так его ножом пырну!..
Краткой будет наша стычка.
Я ведь сам боец не слабый.

Мулатка

Только, дурья голова,
Исповедайся сперва.

Фелисьо

Брось ты связываться с бабой!
Лучше замолчать, иначе
Будет лай…

(Первому перевозчику.)

Эй, обормот! Ужинать свезешь господ
В Сан Хуан де Альфараче?[5]

Первый перевозчик

Что орешь? Свезти — свезем.

Фелисьо

Сколько?

Первый перевозчик

Лишнего не спросим.
Дюжину реалов.

Фелисьо

Восемь.

Первый перевозчик

Вверх-то? С грузом? Дуролом!

Третий перевозчик

Я согласен.

Первый перевозчик

Ах ты шельма!
Ты согласен, говоришь?
На законный мой барыш
Пялишь ты, ублюдок, бельма?

Третий перевозчик

Ты! Смотри, надсадишь глотку!
Молодец против овец!

Сервандо

Эй, вы!

Первый перевозчик

Погоди, стервец!

Фелисьо

Нам большую нужно лодку.
Значит, — десять? Пополам,
Никому чтоб не обидно?

Первый перевозчик

Хоть еще реал!

Сервандо

Не стыдно?
Ах ты плут!

Первый перевозчик

Ну, по рукам.

Сервандо

Мы сейчас придем обратно.
Жди. Уразумел, балбес?

Фелисьо

Да смотри, поставь навес!

Первый перевозчик

Ладно, ладно! Все понятно.

Сервандо и Фелисьо уходят. Первый и третий перевозчики отходят к лодкам.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Мулатка, Гарридо, закутанный в плащ, с огромной шпагой.

Гарридо

(мулатке)

Что ты плачешь?

Мулатка

Просто так.

Гарридо

Отвечай!

Мулатка

Отстань, приятель.

Гарридо

Тягу дал твой воздыхатель?
Кто обидел? Кто твой враг?
Можешь мне открыться смело.

Мулатка

Да тебе не все ль едино?
Только званье, что мужчина,
А когда дойдет до дела…

Гарридо

Тс-с!.. Чем ты огорчена?
На кого твоя обида?
Говори!

Мулатка

Про нас, Гарридо,
Сплетничают.

Гарридо

Вот те на!
На брехню не стоит злиться.
От нее велик ли вред?

Мулатка

Вот они, мужчины! Нет,
Чтоб за женщину вступиться!
Ты приметил тех двоих?
Свиньи!.. Брань бы я стерпела,
Ну их, да не в этом дело…

Гарридо

В чем же? А?

Мулатка

Один из них —
Мой дружок…

Гарридо

Ах вот как? Ладно!
Их настигну, и — конец!

Мулатка

На словах ты молодец.

Гарридо

Эта шпага беспощадна.
Для себя и на заказ
Многих я прикончил ею.
Верь мне — отомстить сумею.
Я их догоню сейчас,
И — конец!

Мулатка

Да, ты горяч,
Как огни святого Эльма.[6]

Гарридо

Ишь ведь грамотная, шельма!
Полно! Говорю, не плачь!
Вытри слезы, говорю!

Мулатка

Шпагу носишь ты для вида.

Гарридо

Если слово дал Гарридо,
То — конец!

Мулатка

Я посмотрю.
А обидчик мой — подлец,
Прощелыга, вор, разбойник!

Гарридо

Он уже почти покойник.
Только встречу, и — конец!

Мулатка

Буду ждать я скорой мести.
Ну, прощай, вон господа!

Гарридо

Завтра свидимся? Когда?

Мулатка

В два часа. На этом месте.

Гарридо

Значит, ты моя?

Мулатка

Конечно!
Мой защитник! Мой храбрец!

Гарридо

Шпагой в брюхо, и — конец!

Мулатка

До свиданья, друг сердечный!

Мулатка и Гарридо уходят. Двое мавров, галерных гребцов, в кандалах, вносят палатку и стол под конвоем сержанта и четырех вооруженных аркебузами солдат — Карреньо, Альварадо, Ортиса и Гильена.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Первый и второй мавры, сержант, Карреньо, Альварадо, Ортис, Гильен.

Сержант

(маврам)

Шевелитесь, басурмане!
Ставьте здесь палатку. Вот!

Первый мавр

Мы спеши.

Карреньо

Счастливец тот,
У кого бренчит в кармане.
Без монет на берегу
Скука: заперты все двери.

Гильен

Скуки злей, чем на галере,
И представить не могу.

Альварадо

Жизнь солдата — сущий рай.
Богом поклянусь, Гильен,—
Не согласен на обмен.

Второй мавр

Мы готов.

Сержант

А стол? Лентяй!

Ортис

Деньги взял, Карреньо?

Карреньо

Нет.
Лишней не беру обузы.

Сержант

Складывайте аркебузы!

Ортис

Обойди весь белый свет,
Лучше нашей караулки
Не найдешь, — не жизнь, лафа!

Первый мавр

(второму, тихо)

Сало!.. Спрячь-ка, Мустафа!
На руку не класть охулки!

Гильен

(к Альварадо)

Кости есть? Сыграть желаешь?

Альварадо

Я не прочь. Давай, мечи!
Выиграю на харчи.

Карреньо

Ну, а если проиграешь?
Чем ответишь, Альварадо?..

Альварадо

Для ремня подставлю зад.

Гильен

(бросает кости)

Десять!

Альварадо

Десять? Скверно, брат!

Карреньо

Он те спустит шкуру с зада!

Альварадо

Эх, рискну!

Второй мавр

(в сторону)

Чтоб от чумы
Сдохли вы, собачьи дети!

(Первому мавру.)

Дай сюда гамаши эти,
Что продать хотели мы.
В торбу их засунь.

Первый мавр

Чудно!
А к чему твоя затея?

Второй мавр

Облапошим ротозея!
Тут разинь полным-полно.

Первый мавр

Как так?

Второй мавр

Денежки возьмем,
Торбу — в руки простофиле.
Хвать! — ан торбу подменили:
Эту я набил тряпьем.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и приезжий.

Приезжий

Чудо-город!.. О, такой
И в Неаполе галеры
Не увидишь!.. Вот размеры!
Набережной и рекой
Восхищен я… Но галера!..
Э, да тут идет игра!

Первый мавр

(второму, тихо)

Ну, чего ты ждешь? Пора.

Второй мавр

(приезжему)

Благородни кавальеро!
Есть товар. Моя хоти
Предлагай для милость ваш
Гребни, шерстяной гамаш…

Приезжий

Нет, любезный, пропусти!..
Что? Гамаши?

Второй мавр

(первому, тихо)

Видишь, брат?
На крючок попалась рыбка.

(Приезжему.)

Вот гамаш. Он мягкий шибко.
Шерсть от молодой ягнят.

Приезжий

Скажешь тоже!

Второй мавр

У баран
Грубый шерсть. А ты потрогай,—
Мягкий. Мой проси немного.
Вещь отличный, для дворян.

Приезжий

А за сколько их отдашь?

Второй мавр

За двенадесять реала.

Приезжий

Хочешь восемь?

Второй мавр

Ой как мало!
Восемь — за такой гамаш?
Ладно, делай я уступка!
Деньги потихоньку дай,
Чтоб солдат не отнимай.

Приезжий

На!

(В сторону.)

Отличная покупка!

Отдает маврам деньги. Они подсовывают ему вместо торбы с гамашами другую.

Второй мавр

(приезжему)

Мы еще приносим!

(Первому, тихо.)

Нет уж,
Пусть поищет ветра в поле!

Мавры убегают на галеру.

Приезжий

Взять вторую пару, что ли?..
Боже! Что это за ветошь?

Второй мавр

(с галеры)

Эй, неверный! Ротозей!
Что, гамаш хороший? Впору?

Приезжий

Я тебе, собаке, вору!..

Второй мавр

Ну, иди сюда! Скорей!

Приезжий

Вот узнает капитан!..

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Сержант, Карреньо, Альварадо, Ортис, Гильен, приезжий.

Карреньо

Слышь! Ограбили небось?

Ортис

Не иначе.

(Приезжему.)

Что стряслось?

Приезжий

Мавры… Нет, каков обман!..
Подменили вещь… Среди
Бела дня, тут, у палатки!..

Альварадо

Мавры? Знаем их повадки!
Пальца в рот им не клади.

Приезжий

Вместо шерстяных гамаш
Вот — тряпье!

Ортис

Да, поздравляю!

Карреньо

(в сторону)

Он простак, я замечаю.

Альварадо

Не обманешь — не продашь.

Приезжий

Надо этих псов повесить!
Поднимусь-ка на борт.

Ортис

К ним?
Возвратитесь ли живым?

Карреньо

Отдали реалов десять?

Приезжий

Восемь.

Карреньо

Было бы умней
Не соваться на галеру.

Ортис

Я бы не пошел, к примеру.
Это — логовище змей.
На чужих там смотрят косо.

Приезжий

Я не побоюсь угроз.

Альварадо

Кто туда свой сунет нос,
Вмиг останется без носа.

Появляются закованные в кандалы мавры, галерные гребцы (среди них первый и второй мавры), в руках у них бадьи для воды. Их подгоняет солдат с аркебузом.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Те же, мавры и солдат.

Приезжий

Это их куда ведут?

Карреньо

В город, за водою пресной
Для похода.

Приезжий

Интересно!

Второй мавр

(первому, тихо)

Ротозей-то еще тут.

Солдат

Чур, не красть, собачьи дети,
А не то…

Первый мавр

(в сторону)

Сам — песий сын!
Красть не красть, но горсть маслин…
А потом пускай хоть плети!

Мавры и солдат уходят.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Сержант, Карреньо, Альварадо, Ортис, Гильен, приезжий.

Приезжий

Что за город! Я пленен
Набережной и рекою.

Альварадо

Нравится?

Приезжий

Он красотою
Превосходит Вавилон.

Альварадо

Собственными тут глазами
Можно видеть, ей-же-ей,
Как с прибывших кораблей
Серебро везут возами.

Приезжий

Много видел я чудес.
Видел храмы Сарагосы,—
Возвели каменотесы
Колокольни до небес;
Видел я твердыню Торо;[7]
В славном Бургосе, где Сид
Вечным сном в гробнице спит
Видел меч Кампеадора;
В Кóрдове я на мечеть
Устремлял с восторгом взгляды
И Альгамбру, перл Гранады,
Я сподобился узреть;
В сердце я своем несу
Усыпальницы Леона,
Блеск и пышность Барселоны
И Валенсии красу;
Память путника хранит
Горделивую Сеговью;
Вспоминает он с любовью
Шумный солнечный Мадрид.
Но скажу, увидев это
Сказочное изобилье:
Набережная в Севилье
Вот восьмое чудо света!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Сержант, Карреньо, Альварадо, Ортис, Гильен.

Альварадо

Он рехнулся, не иначе.
«Чудо! Чудо!» Что за черт?

Ортис

Нет, он прав. Севильский порт
Всех морских портов богаче.
Это — в Индию ворота,
Путь в открытый океан,
И товары многих стран
Громоздятся тут без счета.
Он не зря пришел в восторг
Перед торжищем огромным,
Многолюдным, неуемным,
Где кипит вселенский торг.

Карреньо

Братцы! Драка!

Гильен

Вот те на!
Корабельные солдаты
Лупят альгуасилов. Хваты!

Альварадо

Наше дело — сторона.

Гильен

Это с той галеры, братцы.
Забияки, черт возьми!
Хлебом ты их не корми,—
Дай со стражею подраться.

Карреньо

Да, солдат и альгуасил —
Словно кошка и собака:
Встретятся, и сразу драка.
Так уж бог их сотворил.

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Те же и вор; за ним гонится альгуасил.

Вор

Надо прыгать… Ну, дружок,
Не робей!

(Бросается в реку.)

Альгуасил

Держите вора!

(Убегает.)

Альварадо

Словит он его не скоро.

Гильен

Молодец! Лихой прыжок!

Ортис

Ишь, как рыбина!

Карреньо

Точь-в-точь.

Альварадо

Кукиш полицейским крысам!

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Сержант, Карреньо, Альварадо, Ортис, Гильен, водонос с кувшином воды.

Водонос

Ну, кому воды? С анисом!

Гильен

Выпьем?

Альварадо

Выпить я не прочь.

Гильен

(водоносу)

Дядя! Подойди сюда!

Альварадо

Мне бы, друг, винца! А воду
Я не пью и не пил сроду.
Проходи!

Водонос

Вода!.. Вода!..

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Сержант, Карреньо, Альварадо, Ортис, Фахардо, Кастельянос.

Фахардо

(Кастельяносу)

Как дела?

Кастельянос

Поход решен.
Завершит писец работу,
И приказ объявят флоту.

Фахардо

Вот что! А каков же он?

Кастельянос

Прислан нам указ державный:
В экспедицию наш флот
Новый адмирал ведет,
Граф де Ньебла достославный.[8]

Фахардо

Значит, вновь восход настал
Для испанского солдата,
Хоть отбыл в страну заката
Наш верховный адмирал?
Граф де Ньебла, наш восход,
От заката жар приемлет
И на подвиги подъемлет
Наш победоносный флот.
Предводитель наш достойный —
Солнце, а его лучи —
Иберийские мечи —
Африке грозят разбойной.
Да! Отец гордился б им,—
Так, как Доблестный Гусман,
Усмиритель мусульман,
Горд был отпрыском своим.[9]

Кастельянос

Пусть враги об адмирале
Знают с самых первых встреч,
Что его победный меч
Скован из тарифской стали.

Фахардо

Увенчает нас победа.
Скоро, стало быть, отплытье?

Кастельянос

Вероятно, ждут прибытья
Дона Педро де Толедо.

Фахардо

Возвратился он назад
Из Италии?

Кастельянос

Бог весть.
Слух такой, однако, есть.
И упорно говорят,
Что Басан прибудет вскоре.[10]
О великий наш герой!
Совершит ли кто другой
Столько подвигов на море,
Как Басан де Санта Крус?

Фахардо

Да, урон терпели страшный
Бербериец бесшабашный,
И британец, и француз.

Кастельянос

Вечной славы он достоин.
Столько взял в боях знамен!

Фахардо

На море был первым он,
А на суше первый воин —
Герцог Альба.[11] Тьма трофеев
У него в Сан Леонардо.

Кастельянос

Значит, капитан Фахардо,
В море? Усмирять злодеев?

Фахардо

Флотоводца благородней
Не найти. За ним вослед
Ринуться путем побед —
Честь большая. Но сегодня
Жду я важного событья
И остаться должен тут.

Слышен пушечный выстрел.

Сержант уходит.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Карреньо, Альварадо, Ортис, Гильен, Фахардо, Кастельянос.

Кастельянос

Пушка!

Фахардо

Что это? Салют?

Кастельянос

Это, друг, сигнал отплытья.

Фахардо

Что ж, мой галеон! Плыви
Без меня.

Кастельянос

Вон — флаг на мачте.

Фахардо

Вы попробуйте, назначьте
Срок — мечте, предел — любви.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

Те же, сержант и двое мавров.

Сержант

(солдатам)

В кости режетесь? Так, так!
Вам и невдомек, тетери,
Что на флагманской галере
Дан уже к отплытью знак?
Поднимают якоря,
Все гребцы уже у весел.

(Маврам.)

Спять палатку!..

(Солдатам.)

Шлем кто бросил?
Мало жучат вас. А зря!
Живо!.. Я сгоню с вас жир.

Ортис

Доигрались, Альварадо!

Альварадо

Да, брат. Экая досада!

Ортис

Говорят, идем в Алжир.

Сержант, солдаты и мавры уходят.

ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ

Фахардо, Кастельянос.

Кастельянос

Так решили вы остаться?

Фахардо

Это решено судьбой.
Мне морской не страшен бой.
Но мне предстоит сражаться
С женщиной, и стынет кровь,
Будто нынче жду я смерти,
Не свидания.

Кастельянос

Поверьте:
Не для нас, солдат, любовь.

Фахардо

Да, вы правы, капитан
Кастельянос. Отплываем
И судьбы своей не знаем:
Что сулит нам океан?
Жребий воина суров.
Труд, лишения, невзгоды
И опасные походы —
Вот что ждет нас, моряков.
Где застанет нас заря?
Вечно бодрствуем, ждем зова.
То мы в гавани, то снова
Поднимаем якоря.
На победных кораблях
Мы, воинственное племя,
Пеним волны. В наше время
Марс воюет на морях.[12]

Кастельянос

Да, с Нептуном свел он дружбу.
Вроде выдры наш солдат:
Исправляет, рад не рад,
Земноводную он службу.
Непонятно мне одно:
Эти водяные звери
Почему-то на галере
Пьют не воду, а вино.

Фахардо

Пусть плывут себе галеры.
Я успею к вам примкнуть
В понедельник. Добрый путь.

Кастельянос

Тáк вы влюблены?

Фахардо

Без меры
И без памяти, мой друг.
Я у Лауры во власти,
Хоть не жду от этой страсти
Ничего — лишь горьких мук.
Слушайте! Ведь отказаться
От похода мы вольны.
Мы еще хлебнем войны.
А на лето бы остаться
Здесь! Севилья — чудо-град,
Славою и красотою
Древнюю затмил он Трою.[13]
Ну, решайтесь, мой собрат!
Вы колеблетесь? Пройдет
Времени еще немало
До прибытья адмирала.
Не сегодня же в поход.
В гавани еще суда
Настоятся. И мы с вами
К ним примкнем.
А нет — под знамя
К дону Педро.

Кастельянос

Но тогда
Нас товарищи осудят.
А дон Педро… Говорят,
Что не скоро он назад
Из Италии прибудет,—
Мол, отправился в Милан…
Впрочем, служба нам найдется:
Коль дон Педро не вернется,
Нас к себе возьмет Басан.
Раз вы остаетесь здесь,
Я останусь тоже. Другу
Рад я оказать услугу.

Фахардо

Вы окажете мне честь…
Но взгляните!.. О проклятье!..
Лодка движется сюда,
Донья Лаура в ней…

Кастельянос

Да.

Фахардо

И мужчина… Должен знать я,
Кто он… Ревность! Как ты зла!

Кастельянос

Высадились по соседству.

Фахардо

Нет границ ее кокетству,
И причудам нет числа.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

Те же, донья Лаура, Урбана, дон Лопе и Толедо.

Фахардо

(Кастельяносу, тихо)

Вызвать на дуэль?

Кастельянос

Бог с вами!
Повод мудрено найти.
Обменялся с ней в пути
Он двумя-тремя словами,
Только и всего. Юнец
Не опасен вам нимало.

Фахардо

Если упустить начало,
Будет пагубным конец.

Донья Лаура

(дону Лопе)

Деликатный кавалер
Виден по вниманью к даме.

Дон Лопе

Мне ли состязаться с вами
В деликатности манер?
Прост обычай наш кастильский,
Андалусцы ж так учтивы!

Донья Лаура

Вы к себе несправедливы,
Восхваляя лоск севильский.
Столь изысканную речь я
Оценила.

Дон Лопе

И немой
Перед вашей красотой
Дар обрел бы красноречья.

Донья Лаура

(в сторону)

Не такой уж нелюдим!
Взгляд приветливый и кроткий.

Дон Лопе

Лишь я вас увидел в лодке,
Вмиг развеялась, как дым,
Тягостная безнадежность,
Свившая гнездо в груди.
Радость мнится впереди,
Счастья видится возможность.

Донья Лаура

Буду помнить этот день я,
Если вам принес он мир.

Дон Лопе

Ныне стал Гуадалкивир
Для меня рекой забвенья.
С вашей помощью я в нем
Утопил воспоминанья,
Причинявшие страданья,
Сердце жегшие огнем.

Донья Лаура

Вы тоскуете, быть может,
По возлюбленной своей?

Дон Лопе

Я навек расстался с ней,
И тоска мне сердце гложет.
Женщины по большей части
Мучат, дразнят нас, любя;
И порою вне себя
Был я от ревнивой страсти.
Страсть — источник многих зол,
Ревность путает понятья;
Стал соперника искать я
И, казалось мне, нашел.
Мы сразились с ним тогда.
О противнике ни слова
Я вам не скажу худого:
Благородная вражда
Труп не станет оскорблять,
Мертвого не даст обидеть.
Мог его я ненавидеть,
Но не стану унижать.
Следуя веленью чести,
Но закону вопреки,
Мы скрестили с ним клинки —
И остался он на месте.
Тут мои отец и мать
(Пусть господь продлит им годы,
Отстранив от них невзгоды)
Оба стали мне внушать…
Но боюсь, я вам наскучил.
Переменим разговор.

Донья Лаура

Нет, я слушаю, сеньор.

Дон Лопе

Страх родителей измучил:
Месть моей грозила жизни,
Телу бренному — темница.
Должен был я подчиниться
И сказать «прости» отчизне.
Есть ли выбор у меня?
Мне бежать необходимо.
В Индии есть город Лима,
У меня там есть родня.
Если не пойду на дно
По пути, — жить буду с ними.
Утонуть ли, жить ли в Лиме —
Мне теперь уж все равно.
Я к отплытью опоздал,
Флот уже в Бонансе. К счастью,
Облеченный высшей властью
Доблестный наш адмирал
Выехал в Санлукар. Вскоре
(Как уверили меня,
Через три-четыре дня)
Флот свой выведет он в море.
Судно я решил нанять
Там, на правом берегу:
Флот ведь я тогда смогу
В гавани морской нагнать.
Так я, скорбью удрученный,
Думал. Но явились вдруг вы,
И печаль моя — как буквы
Грамоты уже прочтенной:
Стерли все, что было прежде,
Вы с пергамента души.
Вновь, о жизнь, на нем пиши
Сладостный призыв к надежде!
Но смятения не скрою:
Как мне жить вдали от вас,
Коль мечта моя сейчас…

Донья Лаура

Жизнь — одно, мечта — другое.

Фахардо

(Кастельяносу)

Как она воркует с ним!
В пять минут, судите сами,
Разожглось такое пламя,
Что глаза мне режет дым.

Кастельянос

Не нажить бы вам беды —
Нетерпимость вас погубит.
Женщины хлыста не любят
И не признают узды.
Вмиг закусит удила
Это Евино отродье;
Если натянуть поводья,
Вылетите из седла!

Донья Лаура

(дону Лопе)

Так нам рок судил, быть может,—
Встретиться и разойтись.
Чувством новым вы зажглись,
Пусть вас это не тревожит.
Над рекою, в самом устье,
Есть часовня. Имя ей —
«Избавленье от скорбей».
Там, избавившись от грусти,
Сможете легко вздохнуть,
На корабль взойти беспечно;
С грузом же тоски сердечной
Трудно плыть в далекий путь.

Дон Лопе

Истинно сказали вы.
Страшно плыть мне в путь далекий!
Отрывает рок жестокий
От любви меня, увы!

Донья Лаура

К сожалению, для вас
Не могу я сделать много,
Но просить я буду бога,
Чтоб изгнанника он спас.
Предстоящий ваш отъезд
Огорчил меня, признаться.

Дон Лопе

Я могу еще остаться.
Только слово… или жест…

Донья Лаура

Как советовать посмею?

Дон Лопе

Я лишь знака жду от вас.

Фахардо

(Кастельяносу)

Черт возьми! Она сейчас
Бросится ему на шею.

Дон Лопе

(донье Лауре)

Где ваш дом?

Донья Лаура

К чему вам знать?

Дон Лопе

Я молю вас, умирая
От любви…

Донья Лаура

А та, другая?
Коль угодно умирать,
Разве я за то в ответе?

Дон Лопе

Красотой вам равных нет.

Донья Лаура

Грешный наш оставив свет,
Оживете в Новом Свете.

Дон Лопе

В вас нашел я вдруг, нежданно
Чувств и мыслей госпожу
И сейчас вам докажу,
Что любовь моя безгранна.
Хоть безделицу, хоть малость
Дайте мне на память, — вам
В дар ответный я отдам
Все, что у меня осталось
От любви, принесшей беды,
От былой любви моей.
Я вам подарю трофей
Горестной моей победы.

Донья Лаура

Что ж вам дать на память?

Дон Лопе

Ленту.

Донья Лаура

Только-то? Как вы скромны!
Понимаю: вы должны
Плыть к другому континенту;
Труден и опасен путь,—
Не найдет душа покоя,
Коль имущество чужое
Не удастся вам вернуть.

Дон Лопе

Все равно покоя нет.
Лишь помыслю об утрате,
Что грозит мне…

Донья Лаура

(протягивает ему ленту)

Вот вам, нате!

Дон Лопе

Я в обмен дарю портрет.
И отцу бы, вот вам слово,
Я его не подарил!

Донья Лаура

Ваш подарок очень мил.
Образ вашего святого?
Ах!.. Красавица!.. О боже!
Вправду такова она?

Дон Лопе

И она мне не нужна,
И портрет не нужен тоже.

Донья Лаура

Верю, что из дальних стран
Вы за ним вернетесь вскоре.

Дон Лопе

Ваша лента в бурном море
Будет мне как талисман.

Донья Лаура

Добрый путь вам!

Дон Лопе

Ангел мой!
Вы одна — моя опора.

Урбана

Нам пора домой, сеньора.

Донья Лаура

Правда! Нам пора домой.

Фахардо

(донье Лауре)

Ваша милость! Провожатый
Не потребуется вам?

Донья Лаура

Может быть. По вечерам
Тут бесчинствуют солдаты.

Фахардо

Шумного нет больше сброда:
Вниз уже суда плывут.

Донья Лаура

Да? А вы?

Фахардо

Остался тут.
Отказался от похода.

Донья Лаура

Почему же?

Фахардо

Из-за вас.

Донья Лаура

Вот как? Это слышать лестно.

Фахардо

Преданность моя известна.
Испытать ее сейчас
Этот кавальеро юный
Мог бы. Да не так я строг,
Бог уж с ним! Он вас развлек?
Нежные затронул струны?

Донья Лаура

Я иду сейчас домой.
Если бы вы проводили…

Фахардо

Вы не соблаговолили
На вопрос ответить мой.

Донья Лаура

Но какой вам дать ответ?
Познакомились мы в лодке,
Разговор возник короткий,
Вот и все.

Фахардо и Кастельянос отходят.

(Урбане, тихо.)

Ушел он?

Урбана

Нет.

Донья Лаура

Не осмелилась спросить я,
Где живет он.

Урбана

А к чему?

Донья Лаура

Что со мною? Не пойму.
Неужели… Вот открытье!
Сердца моего броня
Так была крепка!.. Как странно!
Фехтовальщик безымянный
Ранил, кажется, меня.
Если б он за мной пошел…

Урбана

Ой! Ведь были недотрога!
Может, в нем достоинств много,
Да ведь гол он как сокол.

Донья Лаура и Урбана уходят. Следом за ними уходят Фахардо и Кастельянос.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ

Дон Лопе, Толедо.

Дон Лопе

За нее я хоть сегодня
Смерть приму.

Толедо

(в сторону)

Ого, как скор!

(Громко.)

Разве женщины, сеньор,
Не исчадья преисподней?
С ними в ад мы попадем.

Дон Лопе

С ней разлука — хуже ада.

Толедо

Вам зажмуриться бы надо,
Осенить себя крестом.

Дон Лопе

Очарован слух и взор
Этим существом прелестным.

Толедо

Право, знаменьем бы крестным
Осенились вы, сеньор!
Это — козни сатаны.

Дон Лопе

Шутки в сторону, Толедо!
Живо, не теряя следа,
Мчись за ней! Мы знать должны,
Где сеньоры этой дом.

Толедо

А зачем? Что мы сеньоре?
Послезавтра выйдем в море,
На чужбину поплывем!

Дон Лопе

Ты пойдешь за ней, скотина,
Или я тебя убью!
Марш!

Толедо

Я вас не узнаю.
Рассудительный мужчина
Может ли за полчаса
Изменить решенье? Стыдно!

Дон Лопе

Это — рок, Толедо. Видно,
Так судили небеса.
Не порыв минутной страсти,—
Нет, владеет мной любовь;
В ней душой омывшись, вновь
Я могу мечтать о счастье.
В жизни ясно вижу цель я.
Это — пир для чувств, пойми!

Толедо

Вам-то пир, но, черт возьми,
Мне — в чужом пиру похмелье!
Как возьмется за меня
Капитан, хлебну я горя.
Кстати, кто они сеньоре?
Воздыхатели? Родня?

Дон Лопе

Ты пойдешь за ней, палач?

Толедо

Да они еще ворота
Не прошли. Ох, неохота!

Дон Лопе

(обнажая шпагу)

Ну!

Толедо

(про себя)

Совсем сдурел, хоть плачь!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ

Дон Лопе один.

Дон Лопе

Казалось мне, что под покровом снежным
Окоченеть душа обречена,
Но к жизни вновь она пробуждена
Весенним ливнем, бурным и мятежным.
Севилья! На песке твоем прибрежном
Посеял я надежды семена.
Взрастит ли всходы новая весна,
И жатва будет ли серпам прилежным?
Река! Твоим песчинкам есть ли счет
На берегах и в русле многоводном?
Вот так не счесть скорбей мне и забот.
Истерзанный страданьем безысходным,
Отважусь ли я ждать, что прорастет
Зерно надежды на песке бесплодном?

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ

Дон Лопе, четверо грабителей, закутанных в плащи.

Первый грабитель

Эй, сеньор!

Дон Лопе

Кто звал меня?

Второй грабитель

Мы. Нас четверо.

Дон Лопе

(в сторону)

Плащами
Скрыты лица. Этой даме,
Может быть, они родня?
Верно, замышляют месть?
Или, проще, это воры?

(Громко.)

Чем могу служить, сеньоры?
Вы чего хотите?

Третий грабитель

Есть.

Дон Лопе

Есть? Будь у меня еда,
Угостил бы вас обедом.
Или в лапы к людоедам
Я попался, господа?

(В сторону.)

Как тут быть? Я окружен.
Берег пуст. Уже стемнело.
Я в их власти. Плохо дело!

(Громко.)

Вот — последний мой дублон.

Четвертый грабитель

Очень странный разговор
Вы ведете. Не хотите ль
Мне сказать, что я — грабитель?
Обижаете, сеньор!

Дон Лопе

Вы не поняли, как видно:
Деньги вам даю взаймы.

Третий грабитель

Попрошайки, что ли, мы?
Это нам, сеньор, обидно.

Дон Лопе

В предложении моем
Чести вашей нет урона.

Второй грабитель

Мало проку от дублона,
Будь мы даже вчетвером.
Мы ж для промысла ночного
Ждем девятерых коллег.
Как разумный человек,
Нас поймете вы с полслова.

Первый грабитель

А случится, не поймете,—
Мы обидимся, сеньор.

Дон Лопе

Что же вам, спрошу в упор,
Нужно?

Второй грабитель

По своей охоте
Скиньте плащ, отдайте шпагу.

Дон Лопе

(хватаясь за шпагу)

Псы!

Третий грабитель

Тогда — чур, не пенять!

Все четверо набрасываются на дона Лопе с ножами.

Четвертый грабитель

Он готов.

Дон Лопе

(лежа на земле)

Ах!.. Мог ли знать,
Что в могилу здесь я лягу?

Грабители убегают с плащом и шпагой дона Лопе.

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ

Дон Лопе, донья Лаура, Урбана, Толедо.

Толедо

(донье Лауре)

Из-за вас, поверьте мне,
Он совсем того… помешан.

Донья Лаура

Если он так безутешен,
Безутешна я вдвойне.

Толедо

Как же вам от капитана
Отвязаться удалось?

Донья Лаура

Признаюсь, не обошлось
Без невинного обмана.

Толедо

Где же… Или с нами в прятки
Поиграть задумал он?

Дон Лопе

Боже мой!..

Донья Лаура

Я слышу стон.

Толедо

Ой! Душа уходит в пятки!

Дон Лопе

Не подняться мне… Как быть?

Толедо

Голос моего сеньора.

Дон Лопе

Что? Опять тут эта свора?
Ты пришел меня добить?

Донья Лаура

Он как будто ранен. Боже!

Толедо

Так и есть. Стряслась беда.

Дон Лопе

Это ты, Толедо?

Толедо

Да.
Донья Лаура здесь тоже.

Донья Лаура

Что, сеньор, произошло?

Дон Лопе

Что со мной бы ни случилось,
Надо мною божья милость:
Вы — здесь, и душе светло.
Воры на меня напали…

Донья Лаура

Леденеет в жилах кровь…

Дон Лопе

Но едва, моя любовь,
Вы передо мной предстали,
Я забыл о том, что ранен,
Вспомнил я о том, что жив.

Урбана

(донье Лауре, тихо)

Ах, сеньора! Ваш порыв,
Смею вам заметить, странен.

Донья Лаура

Не ворчи! Мой долг, Урбана,
Позаботиться о нем.

Урбана

Долг? Да вы-то здесь при чем?

Донья Лаура

Но пойми, что эта рана
Им получена, когда
Он слугу послал за мною.
Я одна всему виною.

Урбана

И упрямы ж вы! Беда!

Дон Лопе

Коль предчувствие не ложно,
Я останусь жив.

Донья Лаура

В мой дом
Мы сейчас вас отведем.

(Урбане и Толедо.)

Поднимайте! Осторожно!

(Дону Лопе.)

Возмещу я кровью сердца
Кровь, что вами пролита.

Дон Лопе

Ангельская доброта!

Толедо

Задал бы ворам я перца,
Будь я в этот миг при вас.

Дон Лопе

Знать, Толедо, не судьба нам
Побывать за океаном.

Толедо

До того ли нам сейчас?
Тут и без заморских стран
Треволнений всяких много.
Жизнь — опасная дорога,
Смерть — бездонный океан.

Урбана

(донье Лауре, тихо)

Безрассуден ваш порыв.
Будут сплетни.

Донья Лаура

Ну так что же?
Жизнь его стократ дороже.

Урбана

Капитан страсть как ревнив.
Сколько слуги-остолопы
Небылиц наговорят!

Донья Лаура

Он… двоюродный мой брат.

Дон Лопе

Донья Лаура!

Донья Лаура

Дон Лопе!

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

НАБЕРЕЖНАЯ ГУАДАЛКИВИРА В СЕВИЛЬЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лусинда, переодетая цыганкой, Флорело.

Флорело

Уф!.. Итак, конец пути:
Набережная в Севилье.

Лусинда

Надо приложить усилья,
Чтобы здесь его найти.

Флорело

Повстречать, сеньора, тут
Дона Лопе вам нетрудно,
Хоть Севилья многолюдна:
Все к реке гулять идут.
А сегодня и тем паче:
Нынче наши корабли
Из Италии пришли,—
Нету зрелища богаче.
Раз уж написал в Медину
Он родителям своим
И в письме поведал им,
Как ножом был ранен в спину,
Здесь, на набережной где-то,
Встретясь с шайкою воров;
Раз Альберто жив-здоров,
И дон Лопе знает это,—
Значит, здесь он и остался,
Значит, ваша цель близка.
Разве только, что в войска
Он уже завербовался.

Лусинда

Я, Флорело, рождена
Под несчастною звездою.
Дни проходят чередою,
А на сердце — боль одна;
Боль, что ни на миг единый
Не дает легко вздохнуть
С той поры, как в дальний путь
Я пустилась из Медины.
Следую в цыганском платье
За возлюбленным своим,
Чтоб, неузнанная им,
Все о нем могла узнать я.
Но надежды нет мне в мире,
Я не верю ничему.
Пресловутому письму
Месяца уже четыре.
Или умер он давно,
Иль пустился в Новый Свет;
Разницы большой тут нет:
Смерть, разлука — все одно.

Флорело

Разве мог он, получив
От родителей посланье,
Продолжать свои скитанья?
Я уверен, что он жив.
Более того, замечу:
Коль предчувствия не лгут,
То сегодня же он тут
Попадется вам навстречу.

Лусинда

В день, когда песок, что ныне
Устилает берега,
Превратится в жемчуга;
В день, когда из ясной сини
Ливень золотой прольется;
В день, когда мы, взяв ведро,
Сможем черпать серебро,
Словно воду, из колодца;
В день, когда мы сможем брать
Угли голыми руками,
А река, что перед нами,
Потечет от моря вспять;
В день, когда, как флот Энея,
Корабли, что тут стоят,
Превратятся в рой наяд;[14]
В день, когда на каждой рее
Розы расцветут живые;
В день, когда диск солнца вдруг
Обновит извечный круг,
Встав на западе впервые;
В день, когда слетят с небес
Наземь звезды и планеты,—
Здесь, на набережной этой,
С ним я встречусь. В день чудес.

Флорело

Все устроит рок могучий.
Что в неведенье своем
Мы несбыточным зовем,
То подстраивает случай.
Здесь, как я уж говорил,
Встретишься с людьми любыми,
И не только что с живыми,—
С выходцами из могил.

Лусинда

Упования мои
Заблудились в дебрях горя.
В яростном житейском море,
Бросив руль своей ладьи,
На родные берега
Взором я гляжу усталым
И несусь, гонима шквалом,
В гавань своего врага.

Флорело

Не довольно ль маскарада?

Лусинда

Я не вижу в нем вреда.

Флорело

Что ж, пускай. Но уж тогда
Говорите так, как надо.

Лусинда

Если о любовной муке
Может рассказать цветок,
И луна, и мотылек,
Если скорбь есть в каждом звуке:
В диком реве водопада
И в журчании ручья,—
Может быть, смогу и я
Разговаривать как надо.
Хоть слова людские слабы,—
Грустной повестью своей
Из бесчувственных камней
Выжать слезы я могла бы.

Флорело

Я, сеньора, не о том.
Вы цыганкою одеты,
И должна одежда эта
Быть в согласье с языком.
Вы могли бы без труда
Здесь прослыть цыганкой истой,
Если бы не слишком чистый
Выговор. Вот в чем беда.

Лусинда

Ну, а нравится тебе
Вид мой?

Флорело

Вид? Он без изъяна.
Что ж, красавица гитана,
Погадай мне о судьбе.

Лусинда

Ручку мне позолоти,
Розанчик ты мой пригожий.

Флорело

Браво! Вот теперь — похоже.

Лусинда

Ну, тебе пора идти.
Я же здесь, в тени укромной,
Притаюсь.

Флорело

Да будет так.

Лусинда

О возлюбленный мой враг!
О дон Лопе вероломный!

Флорело уходит.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Лусинда одна.

Лусинда

Свирепый ящер, обитатель Нила,
Умеет стонам подражать людским;
Стенаньем привлеченный пилигрим
Становится добычей крокодила.
Хоть я себя цыганкой обрядила,—
С египетским сородичем своим
Не сходна я: того, кто мной любим,
Притворной бы слезой не погубила.
Я — пилигрим любви. Пришла сюда
За ускользнувшим счастием в погоне.
Читать судьбу мне велено судьбой.
Твоя рука победою горда,
Но я по линиям ее ладони
Прочту свою победу над тобой.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Лусинда в глубине сцены, Фахардо, Кастельянос.

Фахардо

От нее мне столько мук,
Что теряю я терпенье.

Кастельянос

Да. Любовь и треволненья
Ходят об руку, мой друг.

Фахардо

И откуда принесло
К ней кузена?

Кастельянос

И какое
Выбрал место для постоя!
Вот уж правда — повезло!

Фахардо

Допускаю: был он ранен,
Но теперь здоров как бык.
Мне, скажу вам напрямик,
Этот случай очень странен.

Кастельянос

Бог весть, кто ему сеньора,
Вправду ли тут есть родство,
Но она спасла его,
Как Анджéлика — Медора.[15]

Фахардо

Пробудит во мне, клянусь,
Он неистовство Роланда.[16]
Слышно, здесь какой-то бандой
Был подколот этот гусь.
Он два месяца спустя
Был здоров. Но слишком тяжко
Ездить летом. И бедняжка
Прохлаждается, гостя
У двоюродной сестрицы
Месяцев не меньше трех
Сверх того.

Кастельянос

Да, тут подвох.
Все красотки — мастерицы
Воздыхателей морочить.

Фахардо

Да, но обвинять не след,
Если доказательств нет:
Смею ль честь ее порочить?

Лусинда

(в сторону)

На ловца и зверь бежит.
Тот, высокий, стоит, чтобы
Погадать ему для пробы…
Клянчить деньги? Экий стыд!

Кастельянос

Никакой он ей не брат.
К вам бесчувственна сеньора,
И, поверьте, очень скоро
Вас на свадьбу пригласят.
Дать хочу благой совет:
Если здесь живется худо,—
Двинуться пора отсюда.
Не сошелся клином свет.
На реке собрался флот;
Корабли ждут адмирала,—
Он возьмет их под начало
И на битву поведет.
И другие есть флотильи.
Мы могли бы, капитан,
Повидать десятки стран.
Что прилипли мы к Севилье?
Эти вот плывут в Алжир.
Будет бранная потеха.

Фахардо

Что же — дай им бог успеха.

Кастельянос

Да, о них услышит мир.

Фахардо

В старину, при Карле Пятом,[17]
Там не преуспел наш флот.

Кастельянос

Пусть несчастлив был поход,—
Славу он принес солдатам.

Фахардо

Разгромить Алжир! Легко ли?
Кто сотрет неверных в прах?
Тот, кто Август — на морях,
Тот, кто Цезарь — в ратном поле.[18]

Кастельянос

Но теперь-то все отлично
Складывается для нас.

Фахардо

Думаю, на этот раз
Цель похода необычна:
Не войною спор давнишний
Будем мы решать, как встарь,
Но замыслил государь
(Да хранит его всевышний)
Постращать лишь африканцев.

Кастельянос

Будут или нет бои,
Предложить мечи свои
Королю — долг всех испанцев.

Фахардо

Взнуздан я моей сеньорой
И артачусь, рад не рад.

Кастельянос

Но ее любезный брат
Не послужит ли вам шпорой?

Фахардо

Масиниссе подражаю:[19]
Медлю я с войной, как он.

Кастельянос

Ну, а я, как Сципион,
Вас к сраженью подстрекаю.
Вы на доводы сдались бы,
Если вас просил бы Рим.
Донье Лауре дадим
Роль прекрасной Софонисбы.[20]

Лусинда

(в сторону)

Как мне робость подавить?
Ведь от этих двух военных
Много сведений бесценных
Я могла бы получить.
Мне бы впрямь сейчас хотелось
Нищенкою стать простой:
У знакомых с нищетой
И развязность есть и смелость.
Если бы могла украсть я
У того, кто нищ и наг,
Беззастенчивость! Бедняк
Всюду вхож. И в этом — счастье,
В этом — справедливость. Что ж,
Сам господь был неимущим,
Но в сердца ко всем живущим
Беспрепятственно он вхож.
Пусть же в сердце мне он вложит
Дерзкой нищенки задор,
В посторонний разговор
Пусть вмешаться мне поможет.

Кастельянос

С флагманского галеона
Машут: скорой встрече рады
С предводителем армады,
Дон Хуаном де Кардона.[21]
Постарались моряки:
Лишь зардел восток — на реи,
В небесах лазурных рея,
Взвились пестрые флажки;
И на каждом корабле мы
Вместо парусов и вант
Видим тысячи гирлянд,
Вензеля, гербы, эмблемы…
Выводя свои рулады,
Дудки, трубы и рожки
Взволновали глубь реки,
И веселые наяды,
На поверхность стайкой юной
Вынырнув из лона вод,
Затевают хоровод
Близ монастыря Сан Бруно.

Фахардо

Слышно, этот адмирал —
Воин редкого таланта.

Кастельянос

Первым в битве при Лепанто
Турок он атаковал.
В нем сам дон Хуан Австрийский
Видел равного себе.[22]

Лусинда

(в сторону)

Есть ли смысл в моей борьбе
И в моем безумном риске,
Коль, недвижна и безгласна,
Я робею и дрожу?

(К Фахардо.)

Дай, судьбу тебе скажу,
Розанчик ты мой прекрасный!
Подари мне, что не жалко,—
Бог за то тебе пошлет
И богатство и почет.

Фахардо

Ах, прелестная гадалка!
Жгущая мне сердце боль —
Это все, чем я владею;
Попроси — не пожалею,
Поделюсь с тобой. Изволь.

Лусинда

Ну, монет такой чеканки
И в моей суме не счесть.

Кастельянос

(к Фахардо)

Хороша! Глаз не отвесть.

Фахардо

Часто нищие цыганки
Красотой и добронравьем
Превосходят знатных дам…

Кастельянос

И верны своим мужьям,
Не покроют их бесславьем.

Лусинда

Нам приходится, сеньоры,
Зарабатывать на хлеб.

Кастельянос

Обожгут всех, кто не слеп,
Эти пламенные взоры.

Лусинда

(к Фахардо)

Дай, красивый капитан,
Денежку. Увидишь: скоро
Будешь в чине командора.

Фахардо

Нежный голос! Тонкий стан!

Кастельянос

Прелесть!

(Лусинде.)

Слушай-ка: здесь близко
Тот трактир, где я стою;
Скажешь там судьбу мою.

Лусинда

Там для чести много риска.

Кастельянос

Я клянусь, что у меня…

Лусинда

Клятву мигом ты забудешь.

Кастельянос

В безопасности там будешь.

Лусинда

Да, как пакля близ огня.

(К Фахардо.)

Розанчик! Вынь кошелек,
Подари цыганке бедной
За гаданье грошик медный.

Фахардо

Где, скажи, твой муженек?

Лусинда

Муж мой? Он недалеко.

Фахардо

Значит, каторжник галерный?
Вот пример супруги верной.
Здесь, у пристани, легко
Этих женщин отличают:
Лишь галеры подойдут,
Уж цыганки тут как тут,—
Муженьков своих встречают;
В облегченье их судьбы
Припасают им гостинцы.
Нет, не короли, не принцы,
Но галерные рабы
Знают: верность их подруг
Не боится испытаний.

Кастельянос

Не пойти ли вам в цыгане?

Фахардо

Я бы согласился, друг.

Лусинда

Раз уж денег нет, придется
Даром погадать пока.

(Берет руку Фахардо.)

Твердая рука. Рука
Истинного полководца!

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и вор.

Вор

(про себя)

Вздумали гадать от скуки
По руке. Вот пустяки!
Но гаданье мне с руки:
Я на нем нагрею руки.

(Незаметно подкрадывается к Фахардо.)

Фахардо

Ну, гадай. Да без обмана!

Лусинда

Проживешь ты много лет.
Страстно ты влюблен, но нет
Отклика…

Фахардо

Увы, гитана!

Лусинда

Ты забыт.

Фахардо

Да, ты права.

Лусинда

Дамою неблагодарной
Предпочтен твой враг коварный.

Фахардо

Вещие твои слова.
Хартию моей любви
По ладони ты читаешь.

Лусинда

Но соперника ты знаешь.
Кто он? Имя назови!

Вор

(про себя)

Славно помогла ты мне,
А тебе пусть бог поможет.
Ты, ей-ей, милашка! Может,
Встретимся наедине?

(Убегает с кошельком Фахардо.)

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Лусинда, Фахардо, Кастельянос

Лусинда

(к Фахардо)

Под тебя ведут подкопы.
То, что сбудется с тобой,
Сплетено с другой судьбой,—
Некоего дона Лопе.
Ты, красавец, с ним знаком?

Фахардо

К сожаленью.

Лусинда

(про себя)

Боже правый!

Фахардо

О соперник мой лукавый!
Не напоминай о нем.
Ты — искусница. За это
Получай… Остер твой глаз.

Кастельянос

Что вы ищете?

Фахардо

Сейчас…

Кастельянос

Если вам нужна монета,
То возьмите…

Фахардо

Что за чудо?
Где же… Молния и гром!
Срезан кошелек! А в нем
Было пятьдесят эскудо…
Признавайся, ты, чертовка!
Это, верно, твой дружок
Подцепил мой кошелек?
Недурная мышеловка!
Не отдашь — убью на месте.

Лусинда

Вот чего я дождалась.
О злосчастный рок!

Кастельянос

Тьфу, мразь!
Нет ни совести, ни чести.

Лусинда

Если кошелек украден,
Я тут ни при чем, сеньоры.

Кастельянос

Запираются все воры.
Знаю, есть у этих гадин
Ловкий способ: на показ
Действуют одной рукою,
А исподтишка другою
Кошелек крадут у вас.

Лусинда

Разве, кошелек украв,
Денег бы у вас просила?

Кастельянос

Позовем-ка альгуасила,
Он тут выяснит, кто прав.
Надо обыскать ее,
Вот и все.

Фахардо

Смотри, как ловко
Провела меня воровка!
Скидывай свое тряпье.

Лусинда

Удержитесь, господа!
Посмотрите, кто пред вами.
Причинять, надеюсь, даме
Вы не станете вреда.

Фахардо

Это что?..

Кастельянос

Вы не цыганка?

Лусинда

Деньги, что похитил вор,
Вам вернут.

Фахардо

Как?

Лусинда

Я, сеньор,
Благородная испанка.
Раз вы по моей вине
Пострадали (я слыхала,
Что воришек здесь немало),—
Этот долг лежит на мне.

Фахардо

Происшествие тогда мы
Шуткою сочтем, игрой.
Я же счастлив быть слугой
Юной и прекрасной дамы.

Лусинда

Ваша внешность и манеры
Больше говорят, чем речи.
Всей душой я рада встрече
С благородным кавальеро.

Фахардо

Но, сеньора, маскарад
Может пищу дать злословью.

Лусинда

Я облачена любовью
В этот красочный наряд.

Кастельянос

Я, сеньора, старый воин
И, поверьте мне, не льстец.
Этот молодой храбрец
Всяческих похвал достоин.
Имя друга моего —
Капитан Фахардо. Может,
Вы в беде? Он вам поможет,
Положитесь на него.
А пропажа — пустяки.
Он в отцовское поместье
Нынче же пошлет известье;
Не откажут старики.

Лусинда

Я сейчас вам расскажу,
Почему переодетой
Я по набережной этой
Словно нищенка брожу.

Фахардо

Рад услышать эту быль я.

Лусинда

Если вас не утомит…

Фахардо

Ждем.

Кастельянос

Немало тайн хранит
Набережная в Севилье.

Лусинда

Родом, капитан Фахардо,
Я из города Медины;
Из семьи происхожу я
Благородной, именитой.
Как вы знаете, была
Волей короля Филиппа
Третьего в Вальядолид
Перенесена столица.[23]
Вслед за королем вельможи,
Каждый со своею свитой,
Двинулись на север, чтобы
Жить вблизи Вальядолида.
Понаехали дворяне
В город скромный наш и тихий;
В том была моих несчастий,
Всех скорбей моих причина.
Город процветал. Ремесла
И торговля оживились;
Не было домов, в которых
Постояльцы не гостили.
На беду и в нашем доме
Постоялец появился.
Холостяк; и речь и внешность
Истинного дворянина.
На хозяйку молодую
Устремил он взор свой пылкий,—
У приезжих кавальеро
Был в ходу такой обычай.
Но чем более искал
Встреч с глазами он моими,
Тем старательнее я
От него их отводила.
И не то, чтобы Альберто
Был мне чем-нибудь противен,—
Он поклонником был скромным,
Благородным и учтивым,—
Но имелась у меня
Для холодности причина:
Шесть неомраченных лет
Я была другим любима.
Звался этот кавальеро
Доном Лопе, и язык мой
Должную воздать хвалу
Качествам его не в силах.
Появление Альберто
Дона Лопе огорчило;
Новоявленный соперник
Возбудил в нем пыл ревнивый.
Наконец, решили оба
Встретиться у стен Медины,
Чтобы спор свой миром кончить,
А придется — поединком.
Тут открыл ему дон Лопе,
Что мы втайне обручились,
Что настойчивость его
Может повод дать к обиде.
И Альберто благородный,
В уважение приличий,
Слово дал свою любовь
Не выказывать отныне.
Обещанье он сдержал
(Оттого не став счастливей):
Жесты, взгляды и слова
Обуздал, смирил, утишил.
И потом, когда случалось
Нам порой друг друга видеть,
Вздохи на его устах
Умирали, не родившись.
Как-то с другом пожелал
Радостью он поделиться:
Удалось ему портрет мой
Раздобыть у живописца.
Как мне помнится, Гусман
Звали этого артиста;
Он меня во время фьесты
Подстерег волшебной кистью.
Но, к несчастью, друг Альберто
Другом был ему фальшивым:
Рассказал он дону Лопе
О портрете этом дивном
И прибавил, что сама
Я портрет, мол, подарила
И что я ему не только
Эту оказала милость.
И разгневался дон Лопе,
Клевете он внял бесстыдной,
Неповинного Альберто
Он на поединок вызвал.
Поразил врага дон Лопе
И почел его убитым.
С побежденного портрет мой,
Как трофей, снял победитель.
Не простясь ни с кем, дон Лопе
В тот же день бежал в Севилью,
Мне ж достался труд нелегкий:
Объяснить родным событья.
В Индию уплыть он думал,
Но наказан мой обидчик
Был судьбою: здесь упал он,
Раненный в кровавой стычке.
Он, кто столько зла мне сделал,
Слышно, в добром здравье нынче;
И его искать пустилась
В этом странном я обличье.
Говорят, он, став военным,
Хочет плыть в Алжир с флотильей.
Не знаком ли вам, сеньоры,
Сердца моего властитель?

Фахардо

Вот геройство!

Кастельянос

Клятву дам,—
Памятника в храме славы
Стоите вы.

Фахардо

Боже правый!
Женщины — пример мужам…
Огорчило ваше горе
Тех, кто слышал ваш рассказ,
И стремление у нас
Общее: помочь сеньоре.
С доном Лопе тут знакомство
Свел я, на свою беду.
С неба моего звезду
Он украл… О вероломство!
Был он ранен, и с тех пор
В доме у моей любимой
Он живет — неотразимый,
Новоявленный Медор.
Все на вид весьма прилично:
Мол, двоюродный ей брат,
Но беседы их звучат
Что-то слишком гармонично.
Так воркует эта пара —
Донья Лаура и он,—
Будто рассыпает звон
Пятиструнная гитара.
Поглядеть, так в доме этом
Истинно пять струн звучат,
Но не все друг другу в лад;
Познакомлю вас с квинтетом.
Прима в нем звучит на диво,
Тон давая основной.
Как ни горько, лишь со мной
Донья Лаура фальшива.
Втора с терцией — дуэнья,
Тугоухая карга,
И вздыхателя слуга.
В нем — ни слуха, ни уменья.
Кварта, что звучит в октаву
С примой, — это сам кузен.
Для любовных кантилен
Он настроен. Звук — на славу.
Я — басовая струна,
Музыке служу опорой;
Я — та квинта, от которой
Есть в аккорде глубина.
Инструмент хорош иль плох,—
Рассудите на свободе;
Я же от его мелодий,
Признаюсь, почти оглох,

Лусинда

Истина! Как ты сурова!
Как язвишь ты не щадя!
Друга моего найдя,
Я его теряю снова.
Легче было б, господа,
Мне услышать, что любимый
Край покинул свой родимый
И уплыл невесть куда.
Если б он погиб, и это
Я снесла бы с сердцем твердым,
Но смогу ль внимать аккордам
Их фальшивого дуэта?
Чем беде я помогу?
Не слезами, будь слезинок
Даже больше, чем песчинок
На севильском берегу.
Пять уж месяцев прошло,—
Под одной живет он крышей
С этой женщиной!

Фахардо

Тс-с!.. Тише!..
Вот она. Вам повезло.
Не замедлит и сеньор,
В сердце вам нанесший рану.
Разыграйте вновь гитану,
С ней вступите в разговор…
Имя вам мое известно,
Здесь легко меня найти.
Раз сошлись у нас пути,—
Будем действовать совместно.

Лусинда

Вот она! Лишь взгляд, — и разом
Я забыла обо всем.
Хороша! Нет дива в том,
Что и он утратил разум.

Фахардо

Нам пора.

Кастельянос

Всех водит за нос
Купидон.[24] Хитер, злодей:
Вьет веревки из людей.

Фахардо

Поспешим же, Кастельянос.

Фахардо и Кастельянос уходят.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Лусинда в глубине сцены; донья Лаура, Урбана.

Донья Лаура

Ну, куда ты? Все равно
Не увижу ничего я.

Урбана

Разве зрелище такое
Проворонить не грешно?
Пестрых флагов сколько — страсть!
Как украшен город — чудо!
Сколько праздничного люда —
Негде яблоку упасть!
Как разряжена толпа!
Гляньте на франтиху эту…

Донья Лаура

Солнца моего здесь нету,—
Мудрено ль, что я слепа?

Урбана

Ваша речь со смыслом здравым
Не в согласье. Коль дружок
Есть у вас, — так и шажок
Сделать без него нельзя вам?
Вы представьте сельский луг,
Кол, и от него — веревка,
А на привязи — коровка:
Ощипли хоть целый круг,
Но уж дальше не шагни.
Эта сельская корова —
Образец вам, право слово:
Дальше привязи — ни-ни.
Так должны пастись и вы:
Быть на привязи у друга.
Но, не выходя из круга,
Можно всласть поесть травы.

Донья Лаура

Ха-ха-ха! Вот насмешила!

Урбана

Попаситесь на лугу.

Лусинда

(в сторону)

Подойти к ней?.. Не могу…
Держит неземная сила…

(Донье Лауре.)

Ах ты золотце мое!
Нету крова, нету пищи
У меня, цыганки нищей.
Дай мне грошик на житье!
Бог воздаст тебе за это.

Донья Лаура

(Урбане)

И красива же цыганка!

Урбана

Королевская осанка!

Донья Лаура

Что за косы!

Урбана

Как одета!

Лусинда

Да пошлет тебе господь
Исполнение желаний!
Милостыньку дай гитане!

(В сторону.)

Как мне ревность побороть?

(Донье Лауре.)

Дай монетку! От меня,
Яхонт мой, судьбу узнаешь.

Донья Лаура

Правда?

(Урбане.)

Дать? Как полагаешь?

Урбана

Вздор! Пустая болтовня!

Лусинда

Золотце! Сними перчатку
С белой ручки поскорей,—
Я судьбу прочту по ней.

(В сторону.)

Уж задам тебе загадку!

Донья Лаура

Что же, погадай, не жалко;
Дар вещуньи прояви.
Неужели и в любви
Ты провидишь все, гадалка?
Что сулит мне день грядущий?
Счастье ты предскажешь мне?

Лусинда

(в сторону)

Счастье? Той, по чьей вине
Я осталась неимущей?
Помоги мне, вседержитель!

(Донье Лауре.)

Что за ручка!

(Целует руку донье Лауре.)

Как атлас!

Лусинда

(в сторону.)

Так прильнул к ней в первый раз
Мой возлюбленный мучитель.

Донья Лаура

Начинай, без церемоний.

Лусинда

Яхонт мой, нельзя спроста!
Прежде знаменье креста
Я поставлю на ладони.
Чем же крестик начерчу?

Донья Лаура

Хватит, думаю, реала?

Лусинда

Чтоб судьба тебе послала
Стольких лет, как я хочу!

(В сторону.)

Если бы мои слова
Вещую имели силу,
Ты б уже сошла в могилу.
И, однако, ты жива.

(Донье Лауре.)

Крест начертан. А теперь
Ручку поцелую снова,
Чтобы выгнать духа злого.
Повинуйся мне и верь.
Нынче днем — должна узнать я —
Прикасалась ли рукой
Ты к мужской руке?

Донья Лаура

К мужской?

Лусинда

Отвечай же!

Донья Лаура

Да.

Лусинда

(в сторону)

Проклятье!

(Донье Лауре.)

Целовал?
Ответь мне сразу.

Донья Лаура

Да.

Лусинда

(кусает ей руку)

Господь меня прости!

Донья Лаура

Ты кусаешься, пусти!

Лусинда

Это, яхонт мой, от сглазу.

Урбана

Уж не ведьма ли?

Лусинда

Молчок!
Видит все насквозь гитана.

Урбана

Ишь ты!

Лусинда

Звать тебя — Урбана.
Прикусила язычок?

Донья Лаура

Кто сказал ей, интересно.

Лусинда

Зайчик солнечный.

Донья Лаура

Вот плут!
Ну, а как меня зовут?

Лусинда

Все мне, Лаура, известно.
Влюблена ты… друг твой — рядом.
Свел вас вместе острый нож…

Донья Лаура

Хоть ты крестишься, но все ж
К нам не послана ль ты адом?

Лусинда

(в сторону)

Что ж, отведай адских мук.

Донья Лаура

Страшно мне. Чур, злая сила!

Лусинда

Ты знакомым всем внушила,
Будто не сердечный друг,—
Родич он.

Донья Лаура

Молчи! Ни звука!

Лусинда

Вижу, что вздыхатель твой
Обручен давно с другой.

Донья Лаура

Горе мне!

Лусинда

(в сторону)

За муку — мука.

(Донье Лауре.)

Виден и второй обман,
Здесь, в сплетенье этих линий:
Лжешь и ты сама… мужчине…
Он военный… капитан…

Урбана

Сгинь! Вот глаз-то чародейский!

Лусинда

(Урбане)

Есть и для тебя кой-что:
Сохнут по тебе…

Урбана

Ну, кто?

Лусинда

Два солдата и судейский.

Урбана

(донье Лауре)

Может, взять ее с собой?
Чародей в дому полезен:
Всех, кто нам двоим любезен,
В дом заманит ворожбой.

Донья Лаура

(Лусинде)

Жить ко мне ты не пойдешь?

Лусинда

К ласковой такой сеньоре?
В темной поселюсь каморе,
В погребе. Ты где живешь?

Донья Лаура

Здесь, у бани мавританской.

Лусинда

Что ж, идемте хоть сейчас.
Обучу обеих вас
Я премудрости цыганской.
Мне известны заклинанья,
Что прогонят злой недуг;
Знаю для лица и рук
Снадобья и притиранья;
Для волос и для зубов
Изготовлю вам отвары;
Свойства объясню и чары
Разных трав, камней, цветов;
Тайным научу словам
И секретному присловью:
Коль не повезет с любовью,
Вмиг оно поможет вам.

(В сторону.)

Целый короб наплела.

Донья Лаура

Славный перечень, по чести!

Лусинда

Помни, что со мною вместе
В дом судьба твоя пришла.

Донья Лаура

Вон и сам он, погляди,—
Мой возлюбленный, мой милый.

Лусинда

(в сторону)

Боже мой! Пошли мне силы!
Сердце рвется из груди.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же, дон Лопе и Толедо.

Дон Лопе

Лаура моя!

Донья Лаура

Любимый!

Дон Лопе

Думал, там ты ждешь меня.

Донья Лаура

Сердишься?

Урбана

Там толкотня.

Дон Лопе

Люди словно одержимы
И стремятся упоенно
К набережной. Всюду речи
Лишь о предстоящей встрече
Дон Хуана де Кардона.
Занята ты разговором?

Донья Лаура

Вот, с цыганкой.

Дон Лопе

Недурна.
Право!

Донья Лаура

Всем взяла она:
Статью, косами, убором.

(Лусинде.)

Погадай ему, дружок.

Толедо

А потом и мне. Смотри,
Правду сказывай, не ври.
Я ведь сам почти пророк,
На вранье поймаю живо,
Вижу всю тебя насквозь.

Дон Лопе

(к Толедо, тихо)

Эй, Толедо!

Толедо

Что стряслось?

Дон Лопе

(в сторону)

Невозможно! Что за диво?
Нет, должно быть, это сон.

(К Толедо, тихо.)

Погляди-ка на цыганку,
На лицо ее, осанку.
Ты ничем не удивлен?

Толедо

Удивлен? В мои-то годы?..
Тьфу! Какая ерунда!

Дон Лопе

Что теперь ты скажешь?

Толедо

М-да…
Странная игра природы.
Так граненое стекло
Можно посчитать алмазом.

Дон Лопе

(в сторону)

С этим не мирится разум.
Что произойти могло?
Здесь Лусинда? Как? Откуда?
В этом виде? Иль возник
Предо мной ее двойник?
Так ли, этак ли, все — чудо.

Лусинда

(в сторону)

Лижет ревности огонь
Сердце. Чем умерить муку?

Донья Лаура

Лопе! Протяни ей руку,
Пусть посмотрит на ладонь.

Лусинда

(в сторону)

Он отвел в смущенье взор.
Как он руку даст в забаву,
Коль она — моя по праву?

Дон Лопе

(к Толедо, тихо)

Слышал голос?

Толедо

Да, сеньор.

Дон Лопе

Нет сомнения теперь.

Толедо

Тьфу!.. Аж пересохла глотка.
Разъяренная красотка
Хуже, чем голодный зверь.

Дон Лопе

Незнакома ей Севилья,
Труден и опасен путь.

Толедо

Я не удивлен ничуть:
Страсть дает влюбленным крылья.
Не показывайте виду,
Что знакомы с ней.

Дон Лопе

О нет!

Донья Лаура

(дону Лопе)

Может, важный есть секрет?
Иль нанес ты мне обиду
И боишься, что прочтет
Истину цыганка?

Дон Лопе

Что ты?
Просто… просто нет охоты.

Донья Лаура

Почему?

Дон Лопе

Она солжет.
Горе тем, кто ей внимает,—
Будут каяться потом.

Донья Лаура

Значит, с нею ты знаком?

Лусинда

Он меня еще не знает.

Дон Лопе

Эта женщина когда-то
Счастие мне предрекла.
За доверчивость ждала
Горькая меня расплата:
В бесконечные мытарства
Вверг меня ее обман.
Я с тех пор таких гитан
Презираю за коварство.

Лусинда

Бог предвидит все, но людям
Все предвидеть не дано.
В жизни многое темно,
Часто вкривь и вкось мы судим.
Может, понял ты превратно
Истину? Я не лгала.

Дон Лопе

Кто ж мне сделал столько зла?
Уж не сам ли я? Занятно!

Лусинда

Ты винишь меня? О стыд!

Донья Лаура

Да о чем вы?

Дон Лопе

О дуэли.

Лусинда

О своем неправом деле
Сам пускай и говорит.

Донья Лаура

(Лусинде)

Верно, он тебя просил
Предсказать исход сраженья?

Лусинда

На него нашло затменье.
Он сразиться поспешил,
Правды не узнав; верней —
Не желая знать.

Донья Лаура

(дону Лопе)

Она-то
Пред тобой чем виновата?

Дон Лопе

Просто нет доверья к ней.

Толедо

(дону Лопе)

Зря браните вы гитану.

(Лусинде.)

Я поверил бы тебе.

Лусинда

Ты? Тогда сама себе
Доверять я перестану.

(Дону Лопе.)

Руку дай. На этот раз
Будет верное гаданье.

Дон Лопе

(донье Лауре)

Ожидаю приказанья.

Донья Лаура

Руку дай — вот мой приказ.
Трепещу от нетерпенья.

Лусинда

(в сторону)

Прикасаюсь, трепеща:
В этой злой руке — праща,
Что метнет в меня каменья.

(Дону Лопе.)

Только дай сперва монету,
Надо крестик начертить.

Дон Лопе

Вот реал.

(В сторону.)

Не позабыть
Мне до смерти сцену эту.

Лусинда

(в сторону)

Деньги эти руку жгут,
Словно продала я совесть.

Дон Лопе

Что же, будем слушать повесть.

(Лусинде, тихо.)

Помни, не одни мы тут.

Лусинда

(тихо)

Помню.

Дон Лопе

Что же мне предскажешь?

Лусинда

(тихо)

Хоть она тебе мила,—
К ней я не питаю зла;
Если же себя ты свяжешь
С этой Лаурой — умрешь!

Дон Лопе

Тише!

Лусинда

Ярость бьется в жилах.

Дон Лопе

Обуздай ее.

Лусинда

Не в силах.

Дон Лопе

Ты сошла с ума.

Лусинда

Так что ж?

Дон Лопе

Тс-с!..

Лусинда

У скорби есть права.

Дон Лопе

Замолчишь ли ты?

Лусинда

Пугаешь?

Дон Лопе

Берегись!

Лусинда

Чем угрожаешь?

Дон Лопе

Смертью.

Лусинда

Я и так мертва.

Донья Лаура

Что вы шепчетесь?

Лусинда

Не верит
Он гаданью моему.

Донья Лаура

(дону Лопе)

Ты не веришь? Почему?

Дон Лопе

Всех одною меркой мерят
Эти наглые цыганки.
Пусть поищет простаков,
Я же, право, не таков,
Чтобы верить шарлатанке.

Донья Лаура

(Лусинде)

Любит он меня? Ответь.

Лусинда

Можно в этом убедиться,
Поглядев на ваши лица.
Что мне на руку глядеть?
Влюблены друг в друга оба.

Донья Лаура

(Лусинде, тихо)

Правду мне скажи, открой,
Нет ли у него другой?

Лусинда

На сердце была зазноба,
Но сейчас тебя одну
Любит он.

Толедо

(в сторону)

Теперь гадалке,—
Чтоб не вышло перепалки,—
Я ладошку протяну.

(Лусинде.)

Погадай-ка мне, сестрица!

Лусинда

Что ж, давай, хоть мне претит
Твой богопротивный вид.

Толедо

(Лусинде, тихо)

Зря изволите сердиться.
Вас любил я беззаветней,
Чем хозяина… Точь-в-точь
Будто собственную дочь.

Лусинда

Разводить ты мастер сплетни.

Толедо

Я? О вашей-то персоне?
Вот напраслина, ей-ей!
Гляньте на ладонь. На ней
Видно все… как на ладони.

Лусинда

Под чужую пляшешь дудку,
За реал отца продашь.

Толедо

Вами управляет блажь,
Подчинитесь же рассудку!

Лусинда

Ты безмозглый балагур,
Потаскун, чревоугодник,
Мелкий плут, бесстыдный сводник…

Толедо

Ну, уж это чересчур,
Неприличные поклепы!

Залп.

Дон Лопе

Вот и пушечный салют.
Лаура! Смотри, плывут!

Лусинда

(в сторону)

Пренебрег ты мной, дон Лопе.
Но отмстит тебе, злодей,
Небо за мои страданья.

Дон Лопе

О, какое ликованье!
Флаги! Тысячи людей!
Вон, смотри!.. Снопы огня,
Выстрелы и клубы дыма…

Лусинда

(в сторону)

Взгляды, что ты шлешь любимой,
Это выстрелы в меня.

Дон Лопе

Адмиральский галеон
Отвечает. Стань поближе.

Лусинда

(в сторону)

Ну, изменник, погоди же,—
Будешь мною посрамлен!

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

НАБЕРЕЖНАЯ ГУАДАЛКИВИРА В СЕВИЛЬЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Фахардо, Кастельянос.

Фахардо

Да! Сказать вам откровенно,
Мало нам принес поход.

Кастельянос

Ограничился наш флот
Демонстрацией военной.[25]

Фахардо

Верю я, увидит мир
Мощь испанского солдата:
Мы приструним, как когда-то,
И французов и Алжир.[26]
Впрочем, дело государей —
Думать, наше — исполнять.

Кастельянос

В божий замысел вникать
Непригоже смертной твари.

Фахардо

Мы сыграли, без сомненья,
Нам назначенную роль.
Я вам говорил: король
Нас послал для устрашенья.

Кастельянос

Что ж, оправданы затраты.
Знает враг, что мы сильны,
Бдительны и — для войны
Это главное — богаты.
Как бы ни было, на суше
Мы опять.

Фахардо

И как я рад!
О Севилья! Чудо-град,
Город, радующий души!
Днем и вечером здесь людно,
И куда ты ни взгляни —
Всюду факелы, огни.
Воду и увидеть трудно —
Так теснятся корабли.
А дворцы, театры, храмы,
Памятники!.. Вот он — самый
Дивный уголок земли!

Кастельянос

Не могу не вспомнить я,
Как Венеция красива,
Зыблема волной залива,
Словно гордая ладья.
Но из прочих городов
Вот прекраснейший! По праву
Громкую снискал он славу,
Он превыше всяких слов.

Фахардо

Даже города-колоссы
Кажутся куда бедней.
Меркнет по сравненью с ней
Пышность древней Сарагосы.

Кастельянос

Что ж, Фахардо, тянет вас
Снова в дом к одной сеньоре?
Как перед отплытьем в море
Вы простились?

Фахардо

И в тот раз
Я у Лауры сидел
Сам-третей, с кузеном этим.

Кастельянос

Значит, вместе их и встретим.

Фахардо

Коль он ей не надоел!
Ангельски она прекрасна,
Но не ангельски кротка.
Я ж опомнился слегка,—
Знать, был болен не опасно.
На камнях я хлеб посеял;
Первый же суровый шквал
Жатву за меня собрал,
По волнам ее развеял.
Разыгравшееся море
Залило сердечный пыл,
А бурун вспененный смыл
Память о моем позоре.

Кастельянос

Рад выздоровленью друга.
Странствия, скажу я вам,—
Чудодейственный бальзам
От любовного недуга.
Отрезвляет он рассудок,
Чувствам возвращает лоск;
Словом, действует на мозг,
Как лакрица на желудок.
Так зайдем мы к ней?

Фахардо

Не скрою,
Что хочу ответить «да».
Признаюсь не без стыда:
Тлеют угли под золою.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Альберто, в плаще, со шпагой на перевязи.

Альберто

(про себя)

Расспрошу у них.

(Громко.)

Простите!
Верно, ждете вы кого?

Кастельянос

Ну и что же?

Альберто

Ничего.
А как вас зовут, скажите?

Фахардо

Это что, сеньор, допрос?

Альберто

Мне, — я, право же, сконфужен,—
Капитан Фахардо нужен.

Фахардо

(Кастельяносу, тихо)

Э! Кого к нам черт принес?

Кастельянос

Кто он — нам не все ль равно?
Коль злодей — сгребем за ворот.

Фахардо

Да, Севилья — чудо-город,
Но мошенников полно.
Ладно!

(К Альберто.)

Это я и есть.
Что вам от меня угодно?

Альберто

Как? Вы сами? Превосходно!
Вам письмо. Прошу прочесть.

Кастельянос

(к Фахардо)

Ну, возьмите же бумагу.

Фахардо

(запахивая плащ)

Я прочел бы с наслажденьем,
Но стеснен вооруженьем.

Кастельянос

(в сторону)

Правильно! Пугнул бродягу.

Фахардо

(взглянув на письмо)

Для тревоги нет причины:
Пишет друг.

Кастельянос

Да? Кто же он?

Фахардо

Наш Фабрисьо де Леон.

Кастельянос

А! Откуда?

Фахардо

Из Медины.

Кастельянос

Все хлопочет? Жаль беднягу.
Сколько зряшной беготни!

Фахардо

Слушайте.

Кастельянос

Да, в наши дни
Без протекции — ни шагу.

Фахардо

(читает)

«Только от истинных друзей мы вправе ожидать истинно дружеской помощи. Податель сего письма — кавальеро, который оказал мне столь же великую услугу, как и Вы, чье благорасположение ко мне наивысшей признательности достойно. Есть у означенного кавальеро в Севилье недруг, оскорбивший его тяжко. Благоволите его выслушать. Прошу Вас обойтись с ним так, как если бы это был я.

Писано в Медине. Капитан Фабрисьо де Леон».

Что же, в добрый час, сеньор!
Оба к вашим мы услугам.
Раз вы в дружбе с нашим другом, —
Мы друзья вам с этих пор.
Как Фабрисьо?

Альберто

У вельмож
Обивает он пороги:
Ищет должность, ждет помоги,
Но ничем их не проймешь.
Опыт воинский, отвага
Там не ценятся. Нет мест.
Услыхав про мой отъезд,
Позавидовал бедняга.

Фахардо

Что, сеньор, произошло?
Кто нанес вам оскорбленье?

Альберто

Вышла ссора. В столкновенье
Был я ранен тяжело.

Фахардо

Бой оружием неравным?
Или ждал в засаде враг?
Запятнал себя, коль так,
Он деянием бесславным.
Если ж в поединке честном
Вас противник одолел,—
Этот бой кладет предел
Оскорблениям словесным.

Альберто

Есть, однако, основанья
У меня негодовать.

Фахардо

Нам причину важно знать.

Альберто

Распростертый без сознанья,
Был я им…

Фахардо

Ограблен?

Альберто

Да.

Кастельянос

Нет обычая древнее.
Что ж тут гневаться? Трофеи
Мы в бою берем всегда.

Альберто

Я, сеньор, не челобитчик.

Кастельянос

Кто с мешком своих обид
Носится, — себе вредит
Больше, чем любой обидчик.

Альберто

Рассказать?

Фахардо

Да. По порядку.

Альберто

Тайно я хранил портрет
Некой дамы. Знал секрет
Друг мой. Мне и не в догадку,
Но сболтнул он о портрете,
Что хранил я на груди,
Моему врагу. Не жди
Честности на этом свете.
Шпагой враг пронзил мне грудь
И, едва не с жизнью вместе,
Взял портрет.

Фахардо

Но вашей чести
Не затронул он ничуть.

Альберто

Как сказать!

Фахардо

Мне это ясно.
Спор решен, как меж дворян
Принято. Прав капитан
Кастельянос. Вы напрасно
Растравляете в себе
Кровью смытую обиду.

Кастельянос

Воин опытный вы с виду.
Если даже вы в борьбе
Пораженье потерпели,—
Кто вас может упрекнуть?
С чести смыть пятно — вот суть
И значение дуэли.
Вы чисты, и кончен спор.
В том готов я дать подписку.

Фахардо

Вас не подстрекнул ли к иску
Тот же ложный друг, сеньор?
Знаю я таких подлюг,
Всю их мерзкую породу:
Им мутить бы только воду
(Наш Фабрисьо — верный друг,
Речь, понятно, не о нем).
Нынче же дворян достойных,
Жизнь свою проведших в войнах,
На совет мы соберем.
И пять-шесть сынов победы,
Кровью спаянных друзей
(В том числе — гроза морей
Дон Хуан Авельянеда),
Подтвердят вам на бумаге
То, что нет на вас пятна.
Но, коль встреча вам нужна
С тем, с кем вы скрестили шпаги,
Мы его разыщем тут.

Альберто

Да, прошу вас.

Кастельянос

Коли так,
Назовите, — кто ваш враг?

Альберто

Кто мой враг? Его зовут
Доном Лопе.

Кастельянос

Черт! Опять
Напоролись мы на братца.

Альберто

Он ваш родич, может статься?

Фахардо

Было время — мог им стать.

Альберто

Видно, я попал впросак.
Сожалею я, поверьте.

Фахардо

Сожаления умерьте:
Мне дон Лопе — злейший враг.

Альберто

Фу! Гора свалилась с плеч.

Фахардо

Все, что с вами приключилось,
Знаем мы. Здесь, ваша милость,
Место самых странных встреч.
Повстречались мы однажды
С ней, с виновницею зла.

Альберто

Как!

Фахардо

Она сюда пришла
Страстною гонима жаждой
Друга своего найти.

Альберто

Но нашла ли, — должен знать я?

Фахардо

Здесь, бродя в цыганском платье,
Повстречала на пути
Нас. Открыли мы цыганке,
Что ее любимый — тут
И что он нашел приют
У прекрасной севильянки,
Коей предан я давно.

Альберто

Как зовется та сеньора?

Фахардо

Лаура.

Альберто

Так, значит, скоро
Свижусь я с Лусиндой!

Фахардо

О!
Вот где, стало быть, причина
Вашего сюда прибытья!

Альберто

За нее готов пролить я
Кровь до капли.

Фахардо

Молодчина!
Вместе мы пойдем по следу.

Альберто

Предстоит теперь дуэль
Мне с возлюбленной. Ужель
Я не одержу победу?

ПЕРЕД ДОМОМ ДОНЬИ ЛАУРЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дон Лопе, Лусинда.

Дон Лопе

Я сказал — не докучай!
Не нужны с тобой мне встречи.

Лусинда

С женщиной — такие речи!

Дон Лопе

Заслужила — получай.

Лусинда

Мнишь ты, себялюбец черствый,
Что в тебя я влюблена?

Дон Лопе

Мне душа твоя темна.
Может, в ней одно притворство?
Нет в тебе любви? Тогда
Где твой стыд? Чего же ради
В этом шутовском наряде
Ты змеей вползла сюда?
Ты здесь — лишняя, ты — третья.
Зря ты плачешь, зря ты ждешь.
Месяц, что ты здесь живешь,
Для меня длинней столетья.
Женщины! В вас воплощенье
Сатаны я вижу вновь:
Охлаждает вас любовь,
Разжигает вас презренье.
Будешь изгнана с позором
Ты отсюда, дай лишь срок:
Кто любовь иль кошелек
Захотел украсть — стал вором.
Пожалей себя! Ведь ты
Знаешь: время слепо, глухо;
Что на свете легче пуха,
Быстротечней красоты?
Подари ее тому,
Кто к тебе пылает страстью,—
Жив твой воздыхатель, к счастью.
Мне она уж ни к чему.
Здесь ее ты тратишь даром.
Кожу, как у всех цыган,
Солнце, введено в обман,
Обожгло тебе загаром.
Что, увы, с лицом твоим?
Так оно прекрасно было,
Что небесное светило
Мнилось тусклым рядом с ним.
Гордой ты была тогда,
А теперь ты стала жалкой.
Ты не солнце. Нет, гадалка,
Ты — померкшая звезда.
Сбрось-ка лучше ты личину;
Неужель не надоело?
И пускай тебя Флорело
Отвезет назад, в Медину.
Я женюсь. Господь с тобой!

Лусинда

Сколько есть песка в пустыне,
Сколько рыб в морской пучине,
Пташек в выси голубой,
Столько в этом сердце зла.
Мне теперь ты ненавистен.

Дон Лопе

Скучно мне от горьких истин.

Лусинда

До чего я дожила!
Скучно, говоришь? Так вот
За любовь мою награда?
Все: убожество наряда,
Месяцы тоски, забот,
Горе моего семейства —
Не сочувствие, о нет,
Скуку вызвали в ответ!
О холодное злодейство!
Я к твоей невесте в дом
Роком введена суровым;
Мы живем под общим кровом,
За одним сидим столом.
Я смиряю ежечасно
Оскорбленных чувств мятеж.
Гордость! Где же ты? Утешь!
Гордость! Что же ты безгласна?
Страстью мелкой, страстью мнимой
Жар мой прежний назови:
Ведь от истинной любви
Не отрекся бы любимый.
Нет любви. Но все же есть
Горестям моим причина:
Оскорбил меня мужчина,
Женскую поправший честь.
Раз уж по твоей вине
Я должна терпеть мученья,—
Ты хотя бы сожаленье
Мог почувствовать ко мне.
К Лауре я ревновала
Месяц лишь всего назад,
Но лекарством стал мне яд,
Исцеление настало.
От былой любви моей
Нету и следа, поверь;
Но взывает честь, — теперь
Помыслы мои о ней.
Ах, пойми: не так-то сладко
О достоинстве и чести
Говорить в подобном месте,
Изловив тебя украдкой.
Но что ж делать, — в доме ждет
Донья Лаура, хозяйка,
А цыганка-попрошайка
Клянчит грошик у ворот.
Если бы в твоей груди
Было сердце, а не камень,
То моих страданий пламень
Тронул бы тебя. Гляди:
Унижаюсь я впервые
И стою перед тобой,
Как ты сам стоял с мольбой
Предо мною в дни былые.

Дон Лопе

Жизнь изменчива, как дым.
Удивляться нет причины,
Что, уехав из Медины,
Я в Севилье стал другим.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Лусинда одна.

Лусинда

Ты ушел? Ну что ж! Изволь!
Скорой ожидай напасти.
Я с цепи спускаю страсти,
Я пришпориваю боль,
С языка печать молчанья
Я срываю. Погоди!
Ты услышишь: из груди
Воплем вырвется страданье!
Больше я не верю в чудо.
Словно адские врата,
Эти двери. Заперта
Здесь моя любовь. Отсюда
Уж не выманить ее
Мне ни песней, ни слезами.
Пусть! Взметну теперь над вами
Ярой мести лезвеё.
Верный мой Флорело скоро
Явится сюда, и с ним
Мы вдвоем осуществим
Тайный замысел.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Лусинда, Флорело с жезлом и в одежде альгуасила.

Флорело

Сеньора!

Лусинда

Наконец! Да ты, Флорело,
Настоящий альгуасил!
Небо да пошлет нам сил
Для задуманного дела!

Флорело

Этот жезл и весь наряд
Нынче я купил у вора.
Опасений нет, сеньора,
Что меня разоблачат.
Столько здесь со всей Кастильи
Приставов и полицейских,
Всяческих крючков судейских,
Что на улицах Севильи
Обличить меня трудней,
Чем сыскать иголку в сене.

Лусинда

Я решилась. Нет сомнений.
Местью наслажусь моей…
Я вернусь тихонько в дом,
Ты ж, согласно уговора,
Шум поднимешь.

Флорело

Да, сеньора.

Лусинда

Действуй смело и с умом.

(Входит в дом.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Флорело один.

Флорело

Эй, кто в доме?

Урбана

(за сценой)

Ну и глотка!
Дом весь переполошил.
Кто таков?

Флорело

Я — альгуасил.
Дело спешное, красотка,
Доложи своей сеньоре.

Донья Лаура

(за сценой)

Альгуасил, Урбана?

Урбана

Да.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Флорело, донья Лаура, Урбана.

Донья Лаура

Что вас привело сюда?
Мы с властями не в раздоре.

Флорело

Исполняя долг служебный,
Постучался я в ваш дом.
Смею вас заверить, — в том
Мысли не было враждебной.
Молодца средь многолюдья
Я искал. Но от людей
Слышал — здесь он.

Донья Лаура

Кто?

Флорело

Злодей,
Скрывшийся от правосудья.

Донья Лаура

Как — злодей? Здесь? У меня?

Флорело

Да. Вы были, без сомненья,
Введены им в заблужденье.
Вам допроса не чиня,
Заключаю по всему —
Вы невинны. Ваше счастье.
Будь не так, — за соучастье
Я бы вас отвел в тюрьму.
Тот преступник, о котором
Я вам сообщил сейчас,
Укрывается у вас.
Именуется сеньором
Доном Лопе сей нахал.

Донья Лаура

Он? Он знатный кавальеро.

Флорело

Плачет по нему галера,—
Та, с которой он удрал.

Донья Лаура

Что?

Флорело

Проверенное дело.
Правда, внешность хороша,
Но зато его душа
В преступленьях закоснела.
Дворянин? Держи карман!
Обошел он вас обманом.
Он с рожденья был цыганом.

Урбана

Что? Дон Лопе?

Флорело

Он цыган.

Донья Лаура

Как?

Урбана

Вот новость!

Донья Лаура

Боже мой!

Флорело

Он распутник и картежник,
Он отъявленный безбожник,
Хоть и носит крест святой.
Беспощаден и лукав,
Прячет когти он в перчатки;
Выпустит из мертвой хватки,
Лишь до нитки обобрав.
Как-то после грабежа
С ним повздорили партнеры.
Счеты, как известно, воры
Сводят с помощью ножа.
Раненный, доставлен был
Он сюда. Но вы, сеньора,
Укрывать не стали б вора.
Я известье получил,
Что его жена — пролаза! —
Здесь. Все — плод ее затей.
Знайте, кстати, что злодей
Был женат четыре раза.

Донья Лаура

От стыда я умираю.

Урбана

Я от страха вся дрожу.

Флорело

За цыганкой я слежу.
Ну, а вас предупреждаю:
Будьте с ними осторожней.
Коль придет к вам этот плут,
Задержите его тут.
Буду ждать вестей в таможне.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Донья Лаура, Урбана.

Донья Лаура

Горе мне! В злосчастный миг
Вышла из дому тогда я.

Урбана

Вот напасть еще какая!
Окаянный озорник!

Донья Лаура

Легче бы мне умереть.
Он едва не стал мне мужем.

Урбана

Полно! Мы о прошлом тужим,
Что, смекнем-ка, делать впредь?

Донья Лаура

Допросить цыганку надо.
Где она?

Урбана

Ушла с утра;
Ей вернуться бы пора.

Донья Лаура

Позови.

Урбана

Эй, Мальдонада!

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и Лусинда.

Лусинда

(в сторону)

Женщина, рассвирепев,
С дьяволом сравнится злобой.
Раздразнил меня, — испробуй
На себе мой правый гнев!

Донья Лаура

Подлая! А где же он,
Твой любезный?.. Вы в уме ли?
Дом мой превратить хотели
Вы в разбойничий притон?

Лусинда

Руку удержи, сеньора,
Все сама скажу. Жена
Мужа слушаться должна.
Но не раз меж нами ссора
Вспыхивала, ох, не раз!
Я обманщика стыдила:
Госпожа нас приютила,
Столько делает для нас!
Ты скажи спасибо мне:
Худшее могло случиться,—
Он ведь на тебе жениться
Думал, при живой жене.
Кто ж тебя предупредил
О его затее скверной?
Кто? Надсмотрщик ли галерный?
Городской ли альгуасил?

Донья Лаура

Значит, правда? Я злодею
Вверила судьбу свою!

Лусинда

«Проболтаешься — убью!» —
Он сказал мне, но жалею
Добрую мою сеньору
И открою дерзкий план:
Он и шесть других цыган
Встретятся в ночную пору
Здесь сегодня. Молодцы
Дом обчистят твой дотла.
Я вступилась, но была
Им избита. Вот рубцы.

Донья Лаура

О злодейство! Как спастись?

Лусинда

Хоть его насторожило
Появленье альгуасила,
Все-таки поберегись.
Верь, твоих благодеяний
Не забуду я вовек.

Донья Лаура

Странно… Этот человек —
И разбойники-цыгане…
Точно ль он цыган?

Лусинда

Как я.
В таборе его зовут
Бустаманте.

Урбана

Ну и плут!

Донья Лаура

В дом ко мне вползла змея.
Двери на запор, Урбана!

Лусинда

(в сторону)

Занялось! Не потушить!

Донья Лаура

Как мне в этом доме жить,
Где преступника-цыгана
Я любила? Завтра ж съеду.

(Входит в дом.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Лусинда, Урбана.

Лусинда

Да! Ужасные дела!
Сколько в этом мире зла!

Урбана

Слушай: а второй, Толедо,—
Он цыган?

Лусинда

Он малый ловкий.
Конокрад и коновал.
Дважды веру он менял,
Бегством спасся от веревки.

Урбана

Ах прохвост! С ним уговор
Был у нас, чтоб пожениться.

Лусинда

Он давно женат.

(В сторону.)

Ослица!

Урбана

Боже! Двери на запор!

(Входит в дом.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Лусинда одна, потом дон Лопе и Толедо.

Лусинда

Знай, дон Лопе: я жестоко
За обиду отомщу.
Примиренья не ищу.
Зуб — за зуб, за око — око!

Дон Лопе

(к Толедо)

Видишь? Здесь она опять.

Лусинда

(дону Лопе)

Это ты?

Дон Лопе

Чего ты хочешь?
На меня все зубы точишь?

Лусинда

Я пришла тебя спасать.
Разве женщина заслужит
Благодарность от мужчины?
Жду тебя не без причины.
Слушай: возле дома кружит
Шайка — шестеро вояк,
До зубов вооруженных,
Видно, в битвах закаленных.
Их сюда привел твой враг.

Толедо

Это капитан Фахардо!

Дон Лопе

Полно, милый мой, не трусь!

Толедо

Заклюет вас этот гусь.

Лусинда

Тот из них, что с алебардой,
Предводителя назвал
Капитан Фахардо.

Толедо

Шутка,
С алебардой! Так мне жутко,—
Аж цыганский пот пробрал!

Дон Лопе

Собери свою отвагу.

Толедо

Не хотите ли, сеньор,
Сунуть шею под топор?
Нужно дать отсюда тягу.

Лусинда

Подойдешь к дверям — убьют,
Там, наверное, засада.

Дон Лопе

Но вернуться в дом мне надо.

Толедо

Я уж подожду вас тут.

Лусинда

Спрашивали, кто живет
В доме Лауры.

Дон Лопе

Сказала?

Лусинда

Хоть, по совести, нимало
Ты не заслужил забот,
Я сказала, что со мною
Два цыгана-гончара.

Толедо

Молодец! Ну и хитра!

Лусинда

«А дон Лопе со слугою?»
«Что вы! — говорю. — Давно
На дворе на постоялом».

Толедо

Так и надо им, нахалам.

Дон Лопе

Что же, сказано умно!

Лусинда

Нарядитесь, как цыгане,
И легко войдете в дом:
Я сказала обо всем
Лауре, а та — Урбане.

Дон Лопе

Шутки мне претят такие.
Через город, как цыгане,
Мы пойдем в цветастой рвани?

Толедо

Эка! Ходят же другие!

Дон Лопе

Не хочу.

Толедо

Ведь так мы в дом
Проберемся с вами живо.
Два цыгана — эко диво
Для Севильи!

Дон Лопе

Ну, пойдем!

Толедо

Это что — наряд цыганский!
Для спасенья от врагов
Вырядиться я готов
Как причетник лютеранский.

Дон Лопе и Толедо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Лусинда одна.

Лусинда

О месть моя! Скачи во весь опор,
Как обезумевшая кобылица.
Пускай любовь отмщеньем исцелится,
Пускай возмездье смоет мой позор!
Я к небесам свой устремляю взор:
Намеренье мое да совершится!
Тогда опять надежда возродится
И будет жить скорбям наперекор.
О смилуйся, судьба! В твоей я власти,—
Меня от всех обетов разреши.
Погаснуть должен пыл ненужной страсти.
Для этого все средства хороши.
Несчастье тех, кто мне принес несчастье,
Бальзамом будет для моей души.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Фахардо, Кастельянос, Альберто, сержант, вооруженные, в плащах.

Фахардо

Вот дом Лауры, приют
Дона Лопе.

Кастельянос

Ваш знакомец,
Милосердных дам питомец,
Дышит и гуляет тут.

Альберто

Господа! Для наблюденья
Эти два угла займем.

Фахардо

Мы вам указали дом,
Но, сеньор, прошу прощенья,
Мы не знаем вашей цели.

Альберто

Вам ничем не поврежу.

Фахардо

Я надеюсь.

Альберто

Дорожу
Вами крайне в этом деле.
Вы, равно как и ваш друг,
Лишь свидетелями будьте.

Фахардо

Но тогда не обессудьте:
Прилагать не станем рук
Ни к чему. И вы — ни слова
Лауре о нас.

Альберто

Зачем?
Верьте мне: я буду нем.
Впрочем, что б я мог такого
Лауре сказать? Она
Знает вас, сеньор, прекрасно.

Фахардо

Вам так кажется? Напрасно.
Слишком уж низка цена
Мне в ее глазах.

Альберто

Увы!
Дамам свойственны ошибки:
Женские сердца так зыбки!
Соблаговолите ль вы
С другом стать за тем углом?
А сержант и я — за этим.
Так мы с легкостью заметим
Каждого, кто входит в дом.

Кастельянос

Хорошо. Но если с ним
Здесь вы встретитесь, — что будет?
Тяжбу вашу кто рассудит?

Альберто

Встретимся, там поглядим.

Прячутся.

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Те же, дон Лопе и Толедо, переодетые цыганами.

Дон Лопе

От углов держись подальше.
Осторожней, не спеши!

Толедо

Эх, цыгане! Хороши!
Хоть костюмы не без фальши:
Это пестрое тряпье —
Больше маскарад для танцев.

Дон Лопе

Пусть. Увидев оборванцев,
Их пропустят в их жилье,
Ссоры с ними не затеяв.

Толедо

Правильно… Сеньор!

Дон Лопе

Ну, что ты?

Толедо

Нет, сеньор, у вас охоты
Счесть: тут много ли злодеев?

Дон Лопе

Будь их даже три десятка,
Что тебе? Ведь ты не трус.

Толедо

Все же намотать на ус
Не мешает для порядка.
Кто убийство ставит целью,
Чуть не полк с собой берет,
И совсем другой подход,
Если пахнет лишь дуэлью.

Дон Лопе

Крикни, пусть откроют двери.

Толедо

Эй, Урбана! Поживей!

Дон Лопе

Крикни громче.

Толедо

Э-ге-гей!
Вы оглохли? Вот тетери!

Дон Лопе

Тише!.. Вон в окне — Урбана.

Урбана

Кто там?

Толедо

(дону Лопе)

Знать, наряд неплох.

(Урбане.)

Я, цыган!

Урбана

Помилуй бог!

Толедо

А точнее — два цыгана.

Урбана

Полюбуйтесь! «Я, цыган»!
Этот пес еще глумится!

В окне появляется донья Лаура.

Дон Лопе

Ангел мой!

Донья Лаура

Как смел явиться
Ты опять сюда, мужлан?

Дон Лопе

Лаура!..

Донья Лаура

Ах кровопийцы!
Мало мне стыда от вас?

Толедо

(дону Лопе, тихо)

Это для отвода глаз,
Чтоб не поняли убийцы.

Дон Лопе

Лаура! Ты хочешь, верно,
Одурачить тех людей?

Донья Лаура

Мне известно все, злодей,
Каторжанин, раб галерный!

Толедо

(дону Лопе, тихо)

Поняли ее игру?

Дон Лопе

(к Толедо, тихо)

Да, конечно. Тут засада.
Нам остерегаться надо,
А не то — не быть добру.
Слышит нас вся эта свора.
Должен роль свою играть я,
Чтоб язык мой, как и платье,
Был попроще.

Толедо

Да.

Дон Лопе

Сеньора! Брось-ка шутки, отвори!
Мы голодные, устали.
Мы, красотка, глину мяли
С самой что ни есть зари.

Донья Лаура

Изверг! Если б я была
Злобным, мелочным созданьем
(Тут служить бы оправданьем
Слабость женская могла),—
Я по-женски б отомстила
За дела твои, поверь!
Я б тебе открыла дверь,
И в руках у альгуасила
Был бы ты, злодей, сегодня…
Мне претит такая месть.
Тот, кем управляет честь,
Рассуждает благородней.
Я доверчивость мою
Больше, чем твое двуличье,
В том виню, что злоязычье
Жертву здесь нашло свою.
Хоть принес ты много бед,
Я казнить тебя не стану.
Но преступнику-цыгану
В этом сердце места нет.
Уходи и впредь не смей
Здесь, в Севилье, появляться!

Дон Лопе

Что я слышу!

Донья Лаура

Может статься,
Устрашит тебя, злодей,
Если я скажу, что ждет
Здесь тебя по крайней мере
Вновь колодка на галере
Или даже эшафот.

Толедо

(дону Лопе, тихо)

Ишь ты сыпет! Вот актерство!
Те-то, верят ей, поди!

Дон Лопе

(к Толедо, тихо)

Нет, Толедо! Погоди…
Это слишком для притворства!

Альберто

(своим товарищам, тихо)

У цыган с хозяйкой споры.
Смысла не могу понять я.

Фахардо

(тихо)

Подходящее занятье
Для изысканной сеньоры:
В дом пускает всякий сброд!

Кастельянос

(тихо)

Грех ли, что цыган впустила?
Ведь людей, не крокодила.

Альберто

(тихо)

В доме у нее живет,
Видно, целая орава.
Что тут, постоялый двор?

Фахардо

(тихо)

Месяц не был тут. С тех пор
Много изменилось, право!

Дон Лопе

(донье Лауре, тихо)

Я пришел переодетым,
Нет опасности теперь.
Отоприте же нам дверь!
Я не узнан в платье этом.

Урбана

Он не узнан! Ишь, бесстыжий!

Дон Лопе

(к Толедо, тихо)

Что-то тут не так, Толедо.

(Донье Лауре.)

Сбили мы врагов со следа.
Я не узнан. Отопри же!
Поскорей!

Донья Лаура

Нет, узнан ты!
Мною узнан ты, преступник,
Душегуб, вероотступник!
Если я из доброты
Отпустить тебя готова
(Хоть ты петлю заслужил),
Что стоишь ты? Альгуасил
Может вдруг нагрянуть снова.
Думаешь, мне непонятно,
Кто там прячется в тени?
Воры! Пусть поймут они,
Что ни с чем уйдут обратно.
На двойных дверях сама
Я проверила запоры.

Дон Лопе

Лаура! Какие воры?
Кто из нас сошел с ума?
Что случилось? Ты о чем?
Может, ты сбиваешь с толку
Тех людей, что втихомолку
Караулят за углом?
Если в дом впустить не хочешь,
Мы с тобою у дверей
Объяснимся.

Донья Лаура

Ах злодей!
Ты опять меня морочишь?
Ты внизу меня убьешь,
И тогда конец Урбане.
Друг за дружкой прыг цыгане
В окна — и пошел грабеж.

Толедо

(дону Лопе, тихо)

Стойте! Понял! Тут Лусинда
Нам поставила капкан.
Ах раззява! Ах болван!
Ах я чертова дурында!
Бес — и то не так хитер,
Как ревнивая бабенка.
Ишь ты, обдурила! Тонко!

Дон Лопе

(в сторону)

Да, конечно. О позор!
Как я одурачен ею!

(Донье Лауре.)

Веришь ты, что я цыган?

Донья Лаура

Знай: раскрыт мне твой обман
Собственной женой твоею.
Как же мне не дать ей веры,
Если в дом мой приходил
За тобою альгуасил?
Ты — злодей, беглец с галеры!

Дон Лопе

(в сторону)

Я попался, как младенец,
К ней в тенета. Мстит она —
И хитро!

(Донье Лауре.)

Моя жена?

Донья Лаура

Да, ведь ты — четвероженец!

Дон Лопе

Ах, и это? Ну, теперь я
Ключ к разгадке отыскал.
От тебя, клянусь, не ждал
Я такого легковерья.
Подхватила слух нелепый,
Но подумала ль — о ком?
Иль тебе я незнаком?
Женщины! Вы глухи, слепы.
Не желая в смысл вникать,
Верите вы каждой басне.
Правду молвить вам опасней,
Чем с три короба налгать.
В плен берет вас плутовство.
Змей кому давал советы?
Еве. Верит кто в приметы?
Женщины. А в колдовство?
Женщины. А в гороскопы?
Женщины. Чем весть глупей,
Тем вам легче верить ей.
Твой возлюбленный дон Лопе
Не преступник, не цыган.
Жизнью докажу я это.
Ждут убийцы рядом где-то;
Что ж, сигнал им будет дан.

(Кричит.)

Эй! Цыган я лишь для вида.
Безоружен я! Один!
Я — дон Лопе, дворянин
Родом из Вальядолида.
Слышите? Готов я к смерти.
Убивайте! Все равно!

Альберто и другие выходят из засады.

Альберто

Я, сеньор, ищу давно
Встречи с вами, но поверьте,—
Не убийца я. Вас жду,
Чтоб решить наш давний спор.

Дон Лопе

Вы — Альберто?

Альберто

Да, сеньор.

Дон Лопе

Чем же вашу я вражду
Заслужил?

Альберто

Спросить об этом
Память надо вам свою.
Победив меня в бою,
Завладели вы портретом.
Вот зачем я вас искал.

Дон Лопе

А! Тогда мне все понятно.
Но, взяв копию, обратно
Вам верну оригинал.

Альберто

Шутите? Черт побери,
Не довольно ли капризов?
Вам принять угодно вызов?

Донья Лаура

Дверь, Урбана, отопри!
Солгала нам Мальдонада.
Нужно отвратить беду.

Урбана

Ведьма!

Донья Лаура и Урбана отходят от окна.

Дон Лопе

Подождите!

Альберто

Жду,
Хоть берет меня досада.

Дон Лопе

С вами биться я готов,
Но, увы, я безоружен.

Альберто

Полчаса иль час вам нужен?
Жду. Не тратьте лишних слов.

Дон Лопе

Умерла во мне вражда.
Хоть пришлось скрестить клинки нам,
Благородным дворянином
Я вас почитал всегда.

Фахардо

Предлагаю словопренья
Этим и окончить.

Альберто

Как?

Фахардо

Я считаю, что ваш враг
Дал вам удовлетворенье.
Вы дрались. Один был ранен.
В чем же чести тут ущерб?
Чем же ваш запятнан герб?
Взгляд такой мне, право, странен.
Не тревожьтесь ни о чем.
Нет угрозы вашей чести.
Был бы я на вашем месте,—
Помирился бы с врагом.

Альберто

Что ж, дон Лопе, я согласен
Руку дать вам.

Фахардо

В добрый час!
Этот жест достоин вас.

Дон Лопе и Альберто обмениваются рукопожатием.

Небосклон отныне ясен.
Напишу, что вы друзья,
Я Фабрисьо де Леону.
Вашей чести не затрону.

Кастельянос

Подпишусь и я.

Сержант

И я.

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Те же, донья Лаура и Урбана.

Донья Лаура

Что за странные событья
Происходят, господа?

Фахардо

Удалось не без труда
Избежать кровопролитья.
Стал сеньор Альберто другом
Дону Лопе.

Дон Лопе

И мой друг
Из моих получит рук
Возмещенье по заслугам.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Те же, Лусинда и Флорело.

Лусинда

(к Флорело)

Что там? Видишь?

Флорело

У дверей
Оба наших лжецыгана,
Лаура, два капитана…

Лусинда

Я боюсь, что из сетей
Ускользнул мой оскорбитель.

Урбана

Вон цыганка!

Дон Лопе

(Лусинде)

Ты могла
Причинить мне много зла.
Значит, я цыган? Грабитель?

Альберто

Как, Лусинда?

Дон Лопе

Нет портрета
У меня, но я сказал,
Что верну оригинал.

Альберто

Ах, Лусинда! Вы ли это?
Ослеплен я вновь сияньем
Ваших лучезарных глаз.
Пусть подвергся из-за вас
Я тяжелым испытаньям,
Но меня не испугали
Ни страданья, ни труды:
Путь мой эти две звезды
Неизменно озаряли.
Упросил я смерть свою
Отступиться; кров родимый
Бросил, — и следы любимой
В дальнем отыскал краю…
Но сколь странен мне ваш вид!
Помощь вам моя нужна?

Лусинда

Ах, Альберто! Я полна
Горечью моих обид.
Оба мы, скажу открыто,
Честь спасать сюда явились.
Этой цели вы добились?

Альберто

Да. С меня бесчестье смыто.
Что же для спасенья чести
Нужно вам? У вас есть враг?

Лусинда

Нужен мне совсем пустяк:
Чтобы о своей невесте,
О намереньях своих
Объявил дон Лопе честно
Всем.

Дон Лопе берет донью Лауру за руку.

Дон Лопе

Да будет всем известно,
Я женюсь.

Донья Лаура

Он — мой жених.

Дон Лопе

Так приди в мои объятья!

Донья Лаура

Я принадлежу тебе.

Лусинда

Подчинюсь моей судьбе:
От людей должна бежать я.

Альберто

Как же так? Уйдете вы
Беззащитной и бездомной?
Знаю: я, идальго скромный,
Недостоин вас, увы!
Но коль скажете мне «да»,—
Буду стражем вашей чести.
Об руку в Медину вместе
Возвратимся, и тогда
С чести снимется пятно.

Флорело

И мудрец умней сказать бы
Не сумел.

Дон Лопе

Мы обе свадьбы
Можем справить заодно.

Донья Лаура

Как бы хорошо!

Фахардо

(Лусинде)

Согласны?

Лусинда

Да.

(Подавая руку Альберто.)

Вот — скромная награда
Вам за преданность. Я рада!

Альберто

Твой навек!

Толедо

Конец прекрасный.

(Урбане.)

Может, взять пример с господ?

Урбана

(берет его за руку)

Я не прочь.

Кастельянос

Сеньор Фахардо!
Что ж мы, вроде арьергарда?

Фахардо

Следующий — наш черед.
Захотелось вам насеста?
Захотелось отдохнуть?
А? В кругу семьи?

Кастельянос

Ничуть.
Шпага — вот моя невеста.

Залпы.

Альберто

Что там за пальба?

Дон Лопе

Салют!

Фахардо

Граф де Ньебла благородный,
Властелин стихии водной,
Якоря бросает тут.

Дон Лопе

Слава доблестной флотилье!
Заключает торжеством
Пушечный победный гром
Набережную в Севилье.

НОЧЬ В ТОЛЕДО

Перевод Ю. КОРНЕЕВА

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Флоренсьо.

Бельтран.

Лусьо — слуга Бельтрана.

Хозяин гостиницы.

Капитан Асеведо.

Поручик Каррильо.

Лусиндо.

Рисело.

Херарда.

Лукресья.

Сельо — слуга Лукресьи.

Лисена.

Аурельо.

Финео — кавальеро.

Торивьо — слуга в гостинице.

Судейский чиновник.

Первый альгуасил.

Второй альгуасил.

Ночной дозор.


Действие происходит в Толедо.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ДВОР ГОСТИНИЦЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Флоренсьо, Бельтран, Лусьо.

Флоренсьо

Проведу в соборе день.

Бельтран

Так сними заране шпоры.

Флоренсьо

Коль велят, сниму без спора,
А пока снимать их лень:
Ведь в Ильескас нужно быть
Нам с тобою ночью этой.

Бельтран

Вон проехала карета,
Вид которой возбудить
Мог бы зависть в солнце даже:
Не бывало с тех времен,
Как разбился Фаэтон,
В мире краше экипажа.[27]

Флоренсьо

Он привез, конечно, дам?

Бельтран

Да, прелестных, как картина.
В этом слово дворянина
Я без колебаний дам.

Флоренсьо

Брось, я знаю твой обычай —
О любой ты скажешь то же.
Меж дурнушкой и пригожей
Нету для тебя различий.
Значит, скрылись эти Леды?[28]

Бельтран

Нет, в гостиницу вошли.

Флоренсьо

Но откуда ж привезли
Их на празднество в Толедо?

Бельтран

Дать тебе ответ берусь я —
Из гостиницы другой.

Флоренсьо

Друг Бельтран! Вопрос такой
Выяснять пошлем мы Лусьо.
Нам с красотками, возможно,
До Мадрида по пути.
Если так, то завести
С ними разговор — несложно.

Бельтран

Лусьо, марш! Но скромен будь!

Лусьо

Как не быть — ведь ваш слуга я!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Флоренсьо, Бельтран

Флоренсьо

Я в тоске изнемогаю,
Скорбь мою терзает грудь.
Чуть подумаю о дне
Бегства из родной Гранады,
Как опять все муки ада
Ревность причиняет мне.

Бельтран

Долго ли тебе постылы
Будут жизнь и белый свет
Из-за той, кто столько бед
И раздоров породила?
Да пошли ее ты к черту!
Лишь из-за нее, ей-ей,
Опасаюсь я судей
И горюешь до сих пор ты.

Флоренсьо

Нет, меня печалит рана,
Что нанес я по несчастью.

Бельтран

Жаль, что ты, пылая страстью,
Пыл свой выразил так странно
И ударом ножевым
Ревность утолить пытался.
Это чудо, что остался
В переделке ты живым.
Хорошо б, хоть здесь, к примеру,
Выждать нам какой-то срок,
Если только, дай-то бог,
Выжил этот кавальеро.
Если ж нет, — сочтут ваш бой
Грубой дракою из мести,
И, хоть вы дрались по чести,
Лучше нам бежать с тобой,
Ибо за дуэль такую
Судьи не похвалят нас.

Флоренсьо

Жив мой недруг иль угас,
От судьбы не убегу я.
Ты скажи мне, как забыть
Образ, что запечатлела
В сердце страсть?

Бельтран

Простое дело:
Случай научись ловить.
Так ли трудно догадаться,
Продружив шесть лет со мною,
Что любовною игрою
Можно мило развлекаться,
Что за новизной быстрей,
Чем Меркурий окрыленный,
Гонится любой влюбленный
И что больше есть ключей,
Чем у Януса в деснице,[29]
У прелестников речистых
К сердцу женщин самых чистых?

Флоренсьо

Буду я по гроб казниться,
Коль любимой изменю.

Бельтран

Ах, простак! На дам взгляни
И учись, как нам они,
Изменять сто раз на дню.
Поумней в конце концов!

Флоренсьо

Разве так уж неизбежно
Лгать должны мы в страсти нежной,
Чтоб не быть в числе глупцов?

Бельтран

Плутовать в игре любовной
Склонен я по той причине,
Что не выиграть мужчине,
Не плутуя хладнокровно.
Если крап нанес иголкой
На колоду банкомет,
Глуп понтёр, коль не рискнет
Сбросить карту втихомолку.
Если мне разжиться взяткой
У партнерши невозможно,
Прикупаю неотложно
У соседки я украдкой.
Любо нас, мужчин, кокеткам,
Как быков — лихим тореро,
Раздразнить, взбесить сверх меры
И сразить ударом метким.
Потому я и стараюсь
Быть хитрее их, каналий,
И срывать в любой из талий
Банк обычно ухитряюсь.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Лусьо.

Лусьо

Выведал я без труда
У слуги тех двух сеньор,
Что они идут в собор,
А приехали сюда
По дороге из Мадрида
И остановились тут.

Бельтран

Коль оттуда их везут,
То они храбрее Сида,
Ибо людный встарь Мадрид
Всех пустынь мрачней с тех пор,
Как столице прежней двор
Предпочел Вальядолид.[30]
То-то всласть наговорятся,
Намолчавшись поневоле,
Эти дамы!

Флоренсьо

Следом, что ли,
Мне за ними увязаться,
Чтоб и посмотреть Толедо
И совету друга внять?

Лусьо

Шпоры вам придется снять.

Бельтран

Ну и что ж! Пусть до обеда
Он отправится в собор
И на дам приезжих взглянет,
Хоть и жаль мне, что предстанет
Им Флоренсио без шпор:
Ведь без них в глазах сеньоры
………………………………[31]
Нам цены особой нет.

Флоренсьо

Экий вздор! При чем тут шпоры?

Бельтран

А при том, что нужно нам
Шпор две пары.

Флоренсьо

Что нам в них?

Бельтран

Дам прельщаем мы в одних,
А в других бежим от дам.

Флоренсьо

Неужель к себе влечет
Взоры женщин встречный каждый?

Бельтран

Вот послушай, что однажды
Я прочел на этот счет:
«Только тем, что незнакомо,
Можно женщину пленить.
Ей несвойственно ценить
То, что у нее есть дома.
Птицу на зеленой ветке
Иль в лазури необъятной
Видеть более приятно,
Чем в докучной тесной клетке.
Точно также оттого
И желанен бесконечно
Каждой даме первый встречный,
Что нельзя поймать его».

Флоренсьо

Будет! Где хозяин?

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и хозяин гостиницы.

Хозяин

Здесь.

Флоренсьо

Как с едой?

Хозяин

Обед — в свой час.

Флоренсьо

А пока?

Хозяин

Едва ль на вас
Угожу я тем, что есть,
Ибо пищи, вам привычной,
Я готовить не умею.
Впрочем…

Флоренсьо

Где ж, спросить посмею,
Можем мы поесть прилично?

Бельтран

Полно! Голод — не беда
При лакее столь смышленом.
Лусьо ты снабдишь дублоном,[32]
И слетает он…

Флоренсьо

Куда?

Бельтран

На Сокодовер[33] и, пару
Куропаток там спроворя,
Угостит хозяев вскоре
Жирной дичью с пылу, с жару.
Разве есть, спросить посмею,
Что-нибудь вкусней на свете?

Флоренсьо

Неуместны шутки эти
Над горячностью моею.
Иль вопрос нельзя задать?

Бельтран

Можно, но не так сердито.

Флоренсьо

Лусьо! Да скорей иди ты!

Хозяин

С ним бегу я птиц искать.

Флоренсьо

Я обязан вам.

Бельтран

Итак,
Сходим мы в собор покуда.

Флоренсьо

Я на дам глядеть не буду.
О Лисена!

Бельтран

О простак!

Все уходят.


УЛИЦА

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Херарда и Лукресья в дорожных плащах и шляпах; Сельо.

Сельо

Зря спешили мы сюда —
Медлят с праздником в Толедо.

Херарда

Как! Его не будет в среду?

Лукресья

Значит, он отложен?

Сельо

Да.

Херарда

Вот уж горя не хватало!
Что ж тому причиной служит?

Сельо

Ходят слухи, что недужит
Педро Лопес де Айяла,
Чей отец — вельможа знатный,
Славный граф Фуэнсалида.[34]

Лукресья

Правда? Экая обида!
Впрочем, жить здесь так приятно,
Все здесь так мне интересно,
Что чем дольше ждать нам надо,
Тем я только больше рада
Этому.

Херарда

А вдруг известно
Вздорному Финео станет,
Что уехали сюда мы,
И вздыхатель мой упрямый
В гости к нам с тобой нагрянет?
А, да ладно! Ну его!
Праздника согласна ждать я.

Лукресья

Видишь даму? Что за платье!

Херарда

А мужчину вон того?

Лукресья

Что за плащ!

Херарда

Что за манеры!

Сельо

А какой достойный вид!

Херарда

Не найти в тебе, Мадрид,
Столь изящных кавальеро!

Сельо

Он и тот, кто вместе с ним,
Пожирали вас глазами,
Стоя рядом с вами в храме,
И угодно было им
Расспросить меня о вас.

Лукресья

В самом деле?

Сельо

В самом деле.

Херарда

Нас они глазами ели,
Ибо видят в первый раз,
На мужчин же новизна
Действует неотразимо.

Лукресья

Сколько их проходит мимо!
Улица черным-черна.

Херарда

Люд наехал отовсюду…

Сельо

Тс-с! Вон те, с кем я болтал!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Флоренсьо и Бельтран.

Флоренсьо

Все, что в храме я видал,
Даже герб над входом, — чудо!

Бельтран

Ну, еще бы! Есть преданье,
Что Альфонса, делу веры
Послужившего без меры,
Свыше на закладку зданья
Приснодева вдохновляла.[35]

Флоренсьо

Храмины, — о том нет спора,—
Краше здешнего собора
И в Эфесе не бывало.[36]
Как воздушны стрелы башен
На его могучих стенах!
Сколько там святынь бесценных,
И алтарь как изукрашен!

Бельтран

(к Флоренсьо, тихо)

Стой! Неподалеку я
Двух прелестниц наших вижу.
Подойди-ка к ним поближе.

Флоренсьо

Неразумна речь твоя:
Можно ль даме докучать,
Если незнаком я с нею?

Бельтран

Навостри язык живее,
Чтобы разговор начать.
Закати глаза, скрои
Мину сколь сумеешь слаще
И для пользы дела вящей
Жесты повторяй мои:
То рисуйся без зазренья,
Стан качая, как былинку;
То снимай с сапог пылинку,
Словно хочешь скрыть смущенье;
То крути усы небрежно;
То касайся лба рукою;
То тайком вздыхай с тоскою;
То сияй улыбкой нежной,
И тогда любое слово
Путь найдет себе прямой
К сердцу тех, что с сатаной
За дублон сойтись готовы.

Флоренсьо

Друг! Тобой я удивлен.

Бельтран

Я ж тебе дивлюсь вдвойне.
Знай: не до приличий мне,
Если в даму я влюблен.
Нет, я просто в лавке шелку
Набираю ей на платье
(Хоть, впустую деньги тратя,
Сокрушаюсь втихомолку)
И с пажом ей шлю в подарок;
А затем ищу предлоги
Покупать для недотроги
То фазанов, то цесарок;
А затем, чтоб взять свое
С обольстительницы все же,
Я в таверне подороже
Ужином кормлю ее.

Флоренсьо

Разве женщины всегда
Таковы?

Бельтран

Чудак! Весь мир
Видит в деньгах свой кумир.

Флоренсьо

Так ли?

Бельтран

Будешь слушать?

Флоренсьо

Да.

Бельтран

Не здоровье пациента
Важно для врача, а плата;
Вдохновляет адвоката
Только кошелек клиента;
Не подмазав прокурора,
Не добьешься снисхожденья;
А судья без подношенья
Не рассмотрит дело скоро.
Мзду швырять им заставляют
И секретари в суде.
Деньги всюду и везде
Наш успех определяют.
Ведь и друг, коль мы дарами
Обошли его случайно,
К нам охладевает тайно
И дружить не хочет с нами.
Тот, кто жаждет обладать
Вещью, коей мы владеем,
Приравняет нас к злодеям,
Коль ее нам жаль отдать.
Если хочешь брать взаймы,
То ссужай и в свой черед.
Женщины на этот счет
Мыслят так же, как и мы:
Приходя с подарком к ним,
Вовремя придешь всегда ты
И окупишь все затраты
Полным торжеством своим.

Флоренсьо

Я сгорел бы со стыда,
Дав такому вздору веру.

Херарда

Ах, какие кавальеро!
Это андалусцы?

Лукресья

Да,
Судя по обличью их.

Херарда

Знаешь, из того, кто справа,
Вышел бы вояка бравый.

Лукресья

Ты права: на вид он лих.

Флоренсьо

Сущий ангел во плоти
Та, что ближе к нам.

Бельтран

Тем паче,
Что на безлошадье кляча
Может за коня сойти.

Херарда

Он изящней и стройней
Всех, с кем в жизни я встречалась.

Лукресья

И того, с кем ты рассталась?

Херарда

И его.

Лукресья

Тебе видней.
Впрочем, что же я лукавлю?
Он приятен мне самой.

Флоренсьо

Я всех женщин до одной
Ниже этой дамы ставлю.

Бельтран

И Лисену?

Флоренсьо

И Лисену.

Бельтран

Вот те на!

Флоренсьо

Такой красе
Нет цены!

Бельтран

Ты будь как все —
И узнаешь враз ей цену.
Та, что рядом с нею, тоже…

Флоренсьо

Хороша?

Бельтран

Да, недурна,
Хоть боюсь я, что она
Дорогонько стоить может.
Эти очи так…

Флоренсьо

Сверкают?

Бельтран

Нет, приводят в страх мужчин.

Флоренсьо

Чем?

Бельтран

Да тем, что в миг один
В кошелек их проникают.

Флоренсьо

Невысоко ж ты, Бельтран,
Ценишь женщин!

Бельтран

За любую
Дам я цену лишь такую,
Коей требует роман.

Флоренсьо

Ну, а если средств не хватит?

Бельтран

У другой возьму я ссуду,
Но банкротом ввек не буду
Из-за той, что долг не платит.

Флоренсьо

Я почти влюблен. Но как
Познакомиться?

Бельтран

Начав
Разговор.

Флоренсьо

Начну. Ты прав.

Бельтран

Все решает первый шаг:
Начал робко — кончишь скверно.

Флоренсьо

(Херарде)

Смеет ли чужой мужчина…

Бельтран

(к Флоренсьо, тихо)

Да не трусь же, дурачина!

Херарда

(в сторону)

Он мне нравится безмерно.

Флоренсьо

Потревожить слух сеньоры?

Херарда

Смеет, если наделен
Благородным сердцем он.

Бельтран

(в сторону)

Ох, и ловкая притвора!

Флоренсьо

Я, сеньора, чужд, поверьте…

Бельтран

Дамы! Слушать вам не след
Этот смыслу чуждый бред.
Жаль мне вчуже вас до смерти:
Друг мой как начнет болтать,
Так готов болтать часами.

Лукресья

О, да вы болтун и сами!

Бельтран

Вам, прелестная, под стать.

Флоренсьо

Зря ты вечно шутки тщишься
В речь серьезную вплести.

Бельтран

О серьезном речь вести
С дамами ты зря стремишься:
Так шутить — опасно с ними.

Флоренсьо

Ах, Бельтран, ты мелешь вздор!
……………………………………
……………………………………[37]

Бельтран

Я? Всю жизнь. А что?

Лукресья

Признаться,
Я сочла, что так прозвали
Вас в те дни, когда таскали
За собой слепцов сто двадцать
Вы на альколейский мост.[38]

Бельтран

(к Флоренсьо, тихо)

Друг, спасайся! Слишком прытки
И начитаны мадридки.
Ты для них не в меру прост,
Да и я едва ль сумею
Сладить с ними.

Флоренсьо

Ради бога,
Помолчи ты хоть немного.
Жизнью я клянусь моею,
Этой дамой я пленен.

Бельтран

Мне ж не по душе вторая.

Флоренсьо

Почему?

Бельтран

Предпочитаю
Тех, кто менее умен.

Флоренсьо

(Херарде)

Если нет у вас покуда
Никого, кто вам служить
Жаждал бы сильней, чем жить,
Я глубоко счастлив буду
Стать вам преданным слугою,
Ибо мне безмерно лестно
Праздник провести совместно
С дамой знатною такою.
А пока могли б вполне
Мы перекусить чуть-чуть
На балконе где-нибудь.

Лукресья

(Бельтрану)

Ну, а что предложат мне?

Бельтран

Только скромную еду
У гостиничных окон,
Ибо где же я балкон
В городе чужом найду?
Требовать же, чтоб с собой
Я балкон возил в дорогу,
Было б глупостью, ей-богу,
И насмешкой надо мной.

Лукресья

Как вы нелюбезны, право!

Бельтран

Но зато мне чужд расчет,
И меня всегда влечет
Лишь к тому, кто мне по нраву.

Херарда

(к Флоренсьо)

Принимаю приглашенье,
Ибо человека чести,
Чуждого и лжи и лести,
Обличает предложенье.
Благородство ваших слов
Мой рассеивает страх:
Кто пристоен так в речах,
Тот и в действиях таков.
Верьте: рада я не столько
Праздник видеть, сколько вас.

Флоренсьо

(Бельтрану, тихо)

Все в порядке.

Бельтран

В добрый час!

Флоренсьо

Знай: сдалась она.

Бельтран

За сколько?

Флоренсьо

За обед, что будет дан
Ей в таверне у окна.

Бельтран

Так. А из каких она?

Флоренсьо

Уж, наверно, из дворян.

Бельтран

Помни: где миногу удишь,
Там порой клюет акула.

Флоренсьо

Если дама и прилгнула,
Пусть…

Бельтран

Но ты ж обманут будешь!

Флоренсьо

Эх, Бельтран! Мужчина каждый,
Даже самый прозорливый,
Женщиной пустой и лживой
Был обманут хоть однажды.
Жребий мой — такой же точно.
Хоть я и надеюсь страстно,
Что душа у той прекрасна,
Кто на вид так непорочна.

(Херарде.)

Косы так черны и туги,
Лик так бел у вас, сеньора,
Стан так строен, что коль скоро
Иноходец мой и слуги
Завтра утром будут здесь,
Я, ручаюсь в этом вам,
На арену выйду сам…

Херарда

Чтоб в мою сражаться честь?

Флоренсьо

Да. И если даже дики,
Словно львы, быки Харамы,
Каждому в загривок прямо
Я всажу четыре пики.

Лукресья

(Бельтрану)

Выйдете ль и вы сражаться
На арене в честь меня?

Бельтран

Коль лакеев и коня
Я к утру смогу дождаться,
То, ручаюсь в этом вам,
Выйду днем… к нему в конюшню.

Лукресья

Ах, как вы великодушны!

Бельтран

Не партнер я игрокам,
У которых денег нету;
Не соперник я вельможам;
Не охотник зря из ножен
Вынимать я шпагу эту,
Море вброд переходить,
Звезды с неба доставать,
Ссору с другом затевать,
Дружбу с дураком водить,
Черни уступать безродной,
Прекословить людям знатным,
Сожалеть о невозвратном,
Верить выдумке бесплодной,
Портить настроенье людям,
Пачкать ближних клеветой,
Проникать в секрет чужой,
Угрожать оружьем судьям,
Сознаваться пред врагами
В слабости иль страсти низкой
И соприкасаться близко
С разъяренными быками.

Лукресья

Вы, как вижу я, хитрец!

Бельтран

Уж таким на свет рожден.

Флоренсьо

(Херарде)

Хоть учил меня с пелен
Далеко смотреть отец,
Но, родную мне Гранаду
Покидая для Мадрида,
Упустил я все ж из вида,
Что надольше в нем осяду,
Чем был вынужден скитаться
Сын Анхиза на чужбине,[39]
Ибо встречу даму ныне,
С коей не смогу расстаться.
Умоляю, назовите
Ту гостиницу, в которой
Вы сейчас с другой сеньорой
И слугой своим стоите,
Чтобы вам в мою иль мне
В вашу перебраться жить.

Херарда

Но удобно ль нам дружить
Так открыто?

Флоренсьо

О, вполне!
Здесь, где всем мы неизвестны,
Где надзора нет за нами,
Целыми хочу я днями
Созерцать ваш лик небесный.

Херарда

Но в Мадриде я сказала,
Что к родным в Ильескас еду.

Флоренсьо

Чтобы это здесь, в Толедо,
Нам побыть не помешало,
Мы для посторонних глаз
Станем братом и сестрою.

Херарда

Лестное родство, не скрою,
Но прошу запомнить вас:
Раз угодно вам занять
Место брата моего,
Должно в качестве него
Вам меня и охранять.

Флоренсьо

Я отнюдь не возражаю,
Ибо вас за чистоту
Всей душой глубоко чту
И безмерно уважаю.
Стали вы сестрой моею,
И коль скоро кто-нибудь
Вас посмеет хоть толкнуть,
Я отмстить ему сумею.

Херарда

Рада, если это так,
Съехаться я с вами буду.

(В сторону.)

Это не любовь покуда,
Но к любви серьезный шаг.
Стоит ли о нем жалеть,
Если мне мужчина мил?
Разве нет у женщин сил,
Чтоб соблазн преодолеть?

Флоренсьо

(Бельтрану)

Рядом с нами эти дамы
Поселиться согласились.

Бельтран

(к Флоренсьо, тихо)

О цене вы сговорились?

Флоренсьо

Замолчи, болтун упрямый!

Бельтран

Торговаться обо всем
Мы предпочитаем сами.
Друг, пришедший в лавку с нами,
Лишь присутствует при сем.
Мы ему не склонны даже
Сознаваться, как умело
Обвели нас.

Флоренсьо

Что за дело
Мне до купли и продажи?

Бельтран

То, что на товар похожи
Эти куклы в пышных платьях.

(Громко.)

Ладно, буду ублажать их
Угощеньем подороже,
Роль дворецкого усвою
И за те же результаты,
К коим мы пришли б без платы,
Заплачу тройной ценою,
Так что дно твоей мошны
Скоро станет видно взгляду,
И вернемся мы в Гранаду,
Словно блудные сыны.

Флоренсьо

Ах, сеньоры! Вам в обиде
На Бельтрана быть не след:
Шутника заядлей нет
И в насмешливом Мадриде.
В остальном он — безупречный,
Благородный кавальеро.

Бельтран

Что за странные химеры
Измышляет ум беспечный?
Как в гостинице своей
Объяснишь ты появленье
Этой дамы?

Флоренсьо

Без зазренья
Объявлю, что брат я ей
И встречал ее в Толедо,
Чтоб в Гранаду отвезти.

Бельтран

Друг! Ты с этим не шути:
От подобных встреч — все беды.
Вдруг столкнул тебя и даму
С той же целью некий бес,
С коей на Аранхуэс
Гонит Тахо и Хараму?[40]
Значит, ты ей брат?

Флоренсьо

До гроба!

Бельтран

(Лукресье)

Почему б и нам в родство
Не вступить?

Лукресья

Мы одного
И того же жаждем оба.

Бельтран

В том для вас расчетец есть,
Ибо в наше время редок
Дворянин, как я, чей предок
Был царь-волхв.[41]

Лукресья

Какая честь!

Бельтран

Впрочем, эдаким родством
Вы себе вредите все ж.

Лукресья

Как?

Бельтран

Да так, что это — ложь,
А за ложь мы в ад идем.

Флоренсьо

(Херарде)

Как зоветесь вы?

Херарда

Херарда.
Вы?

Флоренсьо

Флоренсио.

Бельтран

(Лукресье)

А вы?

Лукресья

Знайте же…

Бельтран

(в сторону)

Теперь, увы,
Затрещит на час петарда.

Лукресья

Звать меня, как ту, чье имя —
Символ женской чистоты.[42]

Бельтран

К счастью для меня, чисты
Дамы были только в Риме.

Херарда

Сельо!

Сельо

Здесь я.

Херарда

Вещи наши
Переправь по назначенью.

Флоренсьо

Совершил я похищенье
Той, что и Европы краше.[43]
Вашу руку!

Херарда

Вот она.

Бельтран

Вашу!

Лукресья

Вот.

Бельтран

Нельзя без дрожи
Взять ее.

Лукресья

Но отчего же?

Бельтран

Оттого, что холодна.

Все уходят.


ЗАЛА В ГОСТИНИЦЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лисена, одетая как крестьянка, Аурельо

Аурельо

Неужель служанкой стать
Хочешь ты, Лисена, здесь?

Лисена

Раз удобный случай есть,
Стоит счастья попытать.
Нанялась я в этот дом,
Аурелио, на время,
Чтоб избегнуть встреч со всеми,
Кто мне может быть знаком.
Так как речь моя вполне
Схожа с говором крестьянки,
Поступить к нему в служанки
Предложил хозяин мне.
Здесь, в гостинице, остаться
Я намерена на срок,
Нужный, чтоб узнать, где мог
Мой любимый затеряться.
Это, видимо, несложно,
Ибо на столь бойком месте
Услыхать любые вести
От людей проезжих можно:
Ведь молва распространяет
Новости столь повсеместно,
Что гостиницам известно
То, чего дворец не знает.
Здесь я выведать сумею,
Не явился ли в Мадрид
Мой Флоренсио.

Аурельо

Претит
Мне подобная затея,
Но, всецело уповая
На находчивость твою,
Волю я тебе даю
И отсюда отбываю.
Тс-с: хозяин! Будь же с вида
Той, кем ты решила быть.

Лисена

Вам ли женщину учить?

Аурельо

Сущая Семирамида![44]
Править целою страною
Ты могла б с умом твоим.

Лисена

Править сердцем лишь одним
Я желаю всей душою.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и хозяин гостиницы.

Хозяин

Если ты уж осмотрела
Дом, где будешь жить теперь,
То входи вон в эту дверь
И берись, Инес, за дело.

Лисена

До свиданья, дядя!

Аурельо

Будь
Счастлива!

Лисена уходит.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Аурельо, хозяин гостиницы.

Хозяин

Заверю вас,
Что меня добром не раз
Вам придется помянуть:
Девушку я не обижу.

Аурельо

Верю.

Хозяин

Если вы ей дядя,
Я отцом ей стану ради
Вас, мой гость почтенный.

Аурельо

Вижу.

Хозяин

Вы теперь куда?

Аурельо

В Мадрид.
Помнить вас прошу: она
Из дворян, хоть и бедна.

Хозяин

Весь ее достойный вид
Этому прямой свидетель,
Да и бедность не порок
В женщине, которой бог
Дал в замену добродетель.

Аурельо уходит.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Хозяин гостиницы, Лусьо.

Лусьо

Сеньор хозяин!

Хозяин

Что угодно?

Лусьо

Дамы,
В соседнюю гостиницу в карете
Приехавшие утром, — это те,
За кем в Мадрид мой господин и ехал:
Одной из них он — брат, другой — кузен.
Они сюда решили перебраться.
Для них и для слуги их приготовьте
По комнате, затем что здесь на праздник
Они хотят остаться.

Хозяин

В добрый час!
Торивио, Инес!

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Торивьо.

Торивьо

Чтоб черт побрал
Толедо, бой быков и праздник этот!
Мы, слуги, отдуваемся за все.

Хозяин

Какие комнаты еще свободны?

Торивьо

Три наверху, а также зал с балконом…

Хозяин

Тот, что выходит в коридор второй?

Торивьо

Да, тот, где жил заезжий индианец,
А также угловое помещенье…

Хозяин

Ну, будет.
Дам обеих — в зал с балконом.

Торивьо

(к Лусьо)

Ступай за мной.

Лусьо

Иду.

Торивьо и Лусьо уходят.

Хозяин

В такие дни
Алькасар наш — и тот, наверно, тесен:[45]
Так много здесь приезжих собралось.

(Зовет.)

Инес! Где носит черт плутовку эту?
Во всем Толедо девки краше нету.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Капитан Асеведо и поручик Каррильо в дорожных плащах; потом хозяин гостиницы.

Поручик

Здесь просторно.

Капитан

Мало шума.

Поручик

В дни обычные тут рай.

Капитан

(слуге, оставшемуся за сценой)

Корму лошадям задай
И уйти гулять не вздумай:
Скоро нам опять в дорогу.

Входит хозяин гостиницы.

Хозяин

(про себя)

Ба, вояки! Вот уж крест-то!

Капитан

Эй, хозяин! Есть ли место?

Хозяин

Здесь его, хваленье богу,
Хватит вашей роте всей.

Поручик

Да, но я добавить вправе:
В нынешнем ее составе.

Хозяин

Едете вы с ней?

Капитан

Нет, к ней.

Хозяин

А куда?

Капитан

В Оканью, брат.
Ну, как праздник?

Хозяин

Превосходен.

Капитан

Все, кто сердцем благороден,
Выразить любовь хотят
Венценосцу своему
В день такого торжества.

Хозяин

Благородные слова!
Радостно узнать тому,
Кто испанцем был рожден,
Что родился принц испанский.[46]

Поручик

Даже край заокеанский
Будет этим восхищен.

Капитан

Если Индия иль Чили
Весть встречают с торжеством,
Дива нет большого в том:
Мы давно их покорили.
Но ведь радость охватила
Даже чуждые державы!

Поручик

Да зальет сияньем славы
Землю новое светило!
Склонны ль нам обед собрать
Вы, хозяин?

Хозяин

Да, сеньоры.

(Уходит.)

Капитан

Будем мы играть?

Поручик

Коль скоро
Здесь найдется, с кем играть.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Капитан Асеведо, поручик Каррильо, Лисена.

Лисена

Помещенье капитану
Приготовлено вон тут.

Капитан

Я, коль мне его дадут,
Лучшего желать не стану.
Ну и штучка! Загляденье!
Дочь хозяина ты?

Лисена

Что вы!
От крестьянина простого
Родилась я, к сожаленью,
Выросла в глуши безвестной
И в служанки нанялась.

Капитан

Как мне жаль, что обошлась
С ней Фортуна так бесчестно!
Разве стоит обладать
Столь небесной красотой,
Чтоб крестьянкой быть простой,
А затем служанкой стать?

Поручик

Ей самой бы слуг иметь!

Капитан

Ей бы от вельмож родиться!

Поручик

Заставлять ее трудиться —
Значит вовсе очерстветь.

Капитан

Что ж ты к нам стоишь спиною?
Дай взглянуть в лицо тебе!

Лисена

Не угодно ли к себе
Вам проследовать за мною?

Капитан

Нет, хотя б дворец мне дали:
Без тебя и он — трущоба.
Ну, поручик, с вами оба
Отродясь мы не видали
Девушки такой, как ныне!

Поручик

Это ангел во плоти!

Капитан

Иногда алмаз найти
Можно в самой грязной глине.
Как зовут тебя?

Лисена

Меня?

Капитан

Да, тебя.

Лисена

Инес, сеньор.

Поручик

Как у ней проказлив взор!

Капитан

Сколько он таит огня!
За какие ж прегрешенья
Ты обречена судьбой
Быть здесь чуть ли не рабой?

Лисена

Дело просто в невезенье.
Ах, не зря судьбу так метко
Наши сельские напевы
Представляют в виде древа,
На котором — что ни ветка —
Гроздьями плодов повисли
Яства, почести, доходы,
Кары, горести, невзгоды —
Словом, все, чем полны мысли
Смертных, что толпою жалкой
Окружают ствол могучий.
Тут же рядом дерзкий Случай
Наугад сбивает палкой
С сучьев все, что попадется,
И швыряет, зубы скаля,
То утехи, то печали
На того, кто подвернется.
Знать, не вовремя в тени
Древа этого я встала,
Раз царицей быть мечтала
И служанкой кончу дни.

Капитан

(поручику, тихо)

Ну, поручик…

Поручик

Что?

Капитан

Ужасно
Разговор ее был мил!

Поручик

Сердце вам Амур пронзил,—
Это и слепому ясно.

Капитан

Объясните ей, что коли
Мне в Италию она
Дать увезть себя склонна,
Ждет ее иная доля.
Поведу ее я в лавку
Выбирать наряд богатый
Из материи камчатой.

Поручик

А Марсела?

Капитан

Ту — в отставку!
Повторите ей стократ,
Что ее одену я
В плащ миланского шитья
С вышивкой до самых пят;
Что воротника дороже,
Чем куплю я для подруги,
Не увидишь на супруге
Первого в стране вельможи;
Что накидкой из воздушной,
Словно вздох любовный, ткани
Я предмет моих вздыханий
Одарю великодушно;
Что Инес через неделю
Цепь украсит золотая
Вдвое толще той, какая
Запирает порт Марселя;[47]
Что за туфельки для милой
Заплачу я, ей в угоду,
Столько, сколько даст доходу
В год серебряная жила;
Что, дабы Инес увлечь
Странствовать со мной по свету,
Я готов в ее карету
Солнце светлое запречь
И за взгляд ее единый
С тысячью врагов схватиться,
В чем могу ей поручиться
Гордым именем мужчины.

Поручик

Ладно.

Капитан

С богом!

Поручик

Отойдем
В сторону, Инес!

Лисена

Иду.

Поручик

Тот вон, с кем…

Лисена

Ну-ну, я жду!

Поручик

(Лисене, тихо)

С кем шептался я тайком,—
В нашем войске и стране
Самый наглый фанфарон.
Он, как я, тобой пленен.

Лисена

Лестно это слышать мне.

Поручик

Но ведь он из тех, кто рад
Грош последний первой встречной
Бросить под ноги беспечно.

Лисена

Вот уж истинный солдат!

Поручик

Я же — человек с достойной
И возвышенной душой,
Скромник, домосед большой,
Щедрый, преданный, спокойный,
Не ревнивый и живущий
На доход с игры картежной —
Не чрезмерный, но надежный.

Лисена

Не мужчина — клад вы сущий!
Значит, выбрать предстоит
Мне меж вами?

Поручик

Ты права.

Лисена

Дам я вам ответ, едва
Утро землю озарит.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Капитан Асеведо, поручик Каррильо.

Капитан

Где ж она?

Поручик

Ушла.

Капитан

А что
Говорит?

Поручик

Что я ей нравлюсь…

Капитан

Как!

Поручик

Что коль в поход отправлюсь
За море я с вами, то
И она поедет вместе…

Капитан

С кем?

Поручик

С одним из нас.

Капитан

Злодей!

Поручик

Предоставить выбор ей
Мы должны, как люди чести.
Все военные ей милы,
И она уже с рассветом
Осчастливит нас ответом,
А пока предупредила,
Что в дорогу вместо платья
Нужен ей наряд мужской.

Капитан

(в сторону)

Видит бог, поручик мой —
Вечное мое проклятье!
Ах, зачем я с ним связался!

Поручик Каррильо уходит.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Капитан Асеведо, Лусиндо, Рисело

Лусиндо

Шел за ними я досюда.

Рисело

Хороши?

Лусиндо

Не дамы — чудо!
Я убить себе поклялся
В честь одной из них быка.

Рисело

Охраняют их?

Лусиндо

Едва ли,
Хоть вокруг них и сновали
Два каких-то чужака,
До гостиницы вот этой
Шедших вслед за ними тоже.

Рисело

Глянь — военный!

Лусиндо

И похоже,
Что его встречал я где-то.

(Капитану.)

Ба, милейший капитан!
Вы в Толедо?

Капитан

Как и каждый,
Быть на празднике я жажду.

Лусинда

Где маркиз?

Капитан

Отплыл в Оран.[48]

Лусиндо

Вот как?

Капитан

Да. И с ним наш друг
Дон Лоренсо.

Лусиндо

Право слово,
Я в день торжества такого
Рад был вас увидеть вдруг.
Дивный праздник!

Капитан

И не диво:
Повод-то каков к нему!
Но признайтесь: почему
К нам в гостиницу зашли вы?

Лусиндо

Кажется, за этой дверью
Скрылись, выйдя из собора,
Две приезжие сеньоры,
Чтó сейчас я и проверю.

Капитан

Да, я слышал стук.

Лусиндо

Скажите,
Как с одной из тех сеньор
Завязать мне разговор?

Капитан

Посмелей себя держите
И, найдя предлог любой,
Первый комплимент отвесьте.
А пока не худо б вместе
Отобедать вам со мной.

Лусиндо

Счастлив буду друга всласть
У себя я угостить.

Капитан

Не могу вас посетить.

Лусиндо

Что же здесь вас держит?

Капитан

Страсть.

Лусиндо

Значит, я останусь с вами.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Те же, Флоренсьо и Бельтран.

Флоренсьо

Что, Бельтран, мы будем есть?

Бельтран

Все — иль превратимся здесь
Мы с тобой в мешки с костями.

Флоренсьо

Так за чем же дело стало?
Прикажи, пусть соберут
Нам на стол.

Бельтран

Ручаюсь, тут
Нас накормят до отвала
Тем, что можно почерпнуть
Из машины Хуанело.[49]

Флоренсьо

Неужель не надоело,
Друг, тебе шутить?

Бельтран

Отнюдь.
Видишь этих франтов?

Флоренсьо

Да.
На солдат они похожи.

Капитан

Мне внимание дороже,
Чем вкуснейшая еда.

Лусиндо

Впрок без ласки, как известно,
Корм нейдет.

Капитан

Чего ж мы тянем?
Сходим на бабенок взглянем.

Рисело

Кажется, одна — прелестна.

Капитан Асеведо, Лусиндо и Рисело уходят.

Флоренсьо

Не пойти ль и нам вослед?
Сколько можем ждать еды мы?

Бельтран

Кто влюблен, тем вид любимой
Должен заменять обед.
Погляжу-ка, что мошенник
Лусьо приволок в корзине.

(Уходит)

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Флоренсьо один.

Флоренсьо

Был я зряч — слепец я ныне,
Был свободен — ныне пленник.
Да, приходится сознаться,
Что любовь играет нами:
Там, где угасает пламя,
Новое спешит заняться.
Эй, хозяин! Пред едою
Мне б умыться не мешало.

Хозяин

(за сценой)

Эй, Инес! Где ты пропала?
Сбегай живо за водою.

Флоренсьо

Руки освежить, конечно,
Очень неплохое дело,
Ибо охлажденье тела
Охлаждает пыл сердечный.
Эй вы! Долго ль ждать еще мне?

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Флоренсьо, Лисена с тазом, кувшином и полотенцем.

Лисена

Незачем кричать: я здесь.

Флоренсьо

Знай: в огне горю я весь
И себя уже не помню.
На руки мне воду лей,
Чтоб пожар во мне залить.
Что с тобой? Чем поселить
Мог я страх в душе твоей?

Лисена

(в сторону)

Не Флоренсио ли это?

Флоренсьо

(в сторону)

Не Лисену ль вижу здесь я?

Лисена

(в сторону)

О несчастия предвестье!

Флоренсьо

(в сторону)

О зловещая примета!

Лисена

(в сторону)

Ах, изменник! Он найти
Тут уже успел другую!

Флоренсьо

(в сторону)

Ах, теперь уж не смогу я
Мир и счастье обрести!

Лисена

(в сторону)

Чтобы все не погубить,
Притворюсь, что я — не я.

Флоренсьо

(в сторону)

Ересь, бред, галиматья —
Здесь ее не может быть!
Но коль это впрямь Лисена,
А не сон мне только снится,
То, чуть дело разъяснится,
Неизбежно будет сцена.
Значит, врать, что я — не я,
Мне придется поневоле.

(Лисене.)

Ты в гостинице давно ли
Служишь, милая моя?

Лисена

Год.

Флоренсьо

Неужто год?

Лисена

Сполна.

Флоренсьо

Лей же!

Лисена

Лью, коль вам в охотку.

Флоренсьо

Как зовут тебя, трещотку,
А?

Лисена

Инес.

Флоренсьо

Ты недурна.

Лисена

То же мне твердил мужчина,
Изменивший мне бесстыдно.

Флоренсьо

Для измены, очевидно,
У него была причина.

Лисена

Нас же обвиняет вечно,
Изменяя нам, ваш брат.

Флоренсьо

Нет, мужчины не чернят
Ту, кто с ними безупречна.

Лисена

Почему ж дружком моим Зря оскорблена была я?

Флоренсьо

Я его не обеляю,
Если ты чиста пред ним.

Лисена

Несомненно.

Флоренсьо

Сомневаюсь.

Лисена

Грех питать сомненье в том:
Я ведь день и ночь по нем
И доныне убиваюсь.
Бог свидетель: вы неправы.
Он безбожно поступил.

Флоренсьо

Воду лей.

Лисена

Сеньор! Свой пыл
Студите так рьяно зря вы…
Изменил с другой мне друг.

Флоренсьо

Видеть диво в том не след:
Сводит только яд на нет
Ядом вызванный недуг,
Клин лишь клином выгоняют.

Лисена

Как! Измена за измену?

Флоренсьо

Да, для нас теряют цену
Те, что нам цены не знают.

Лисена

Что ж, сеньор, пока вела
Я о том рассказ унылый,
Как меня покинул милый,
Вы отмылись добела.

Флоренсьо

Полотенце!

Лисена

Вот.

Флоренсьо

Постой,
Кто тебя прислал сюда?

Лисена

Сердцем чуяла всегда
Я, что здесь хозяин мой.

Флоренсьо

Ну, а если на беду
Место заняла другая?

Лисена

Вновь его я оттягаю.

Флоренсьо

Хорошо, ступай!

Лисена

Иду.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

ДВОР ГОСТИНИЦЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Капитан Асеведо, поручик Каррильо, Лусиндо, Рисело.

Капитан

Хоть добыть к столу успел
Я немного провианта…

Лусиндо

Быстры вы, как Аталанта![50]

Капитан

Но надеяться я смел,
Что друзья меня простят.

Поручик

Где любовь, там и дерзанье.

Рисело

В комплиментах состязанья
Дружбе истинной претят.

Лусиндо

А мадридка правда чудо?

Капитан

Не рискую спорить с вами,
Ибо сам я ел глазами
Ту, что подавала блюда.
Так она была прекрасна,
Что, скажу вам без прикрас,
Я из-за нее подчас
Вкус к еде терял.

Лусиндо

Напрасно!
Разве то, что тешит очи,
Быть должно для тела пыткой?

Капитан

Как же вас свести с мадридкой?
Был бы счастлив вам помочь я.

Поручик

Ну, к тому возможность будет
Раньше праздника навряд,
Если волю даме брат
Дать не заблагорассудит.

Рисело

Стражем быть сестре смазливой
Он не может безотлучно,
Как иной супруг докучный
Иль возлюбленный ревнивый.
Город он уйдет смотреть,
Чуть вечерний мрак сгустится.

Лусиндо

Если б так!..

Капитан

Плоха та птица,
Что не пробует взлететь.
Верьте: видел я на деле,
Что судьба и даже время
Совладать бессильны с теми,
Кто решил добиться цели.
Значит, нравится безмерно
Дама из Мадрида вам?

Лусиндо

До смерти.

Капитан

Не по зубам
Мне она была б, наверно.
Я не склонен в море плыть
Без надежд к земле причалить,
Иль глаза на солнце пялить,
Или феникса ловить.[51]
Ни богатство одеяний,
Ни притворных чар искусство
Не вздувают ветром чувства
Паруса моих желаний.
Но в одном мы с вами схожи:
Как и вы, я в доме этом
Нынче со своим предметом
Встретился впервые тоже.

Лусиндо

Речь вести про ваш предмет
Скромность не дает мне права,
Хоть горжусь я, что меня вы
Посвятили в свой секрет.

Капитан

Не держать любовь в секрете
И неверным быть в любви —
Это у меня в крови,
Как у всех солдат на свете.
Где в колете из Милана,
В новеньких цветных чулках,
В крепких белых башмаках,
На глаза надвинув чванно
Шляпу с дорогим пером,
Появляется солдат,
Там лишь на него глядят
И толкуют лишь о нем,
Лентами и галунами
Разукрашенном пестрее,
Чем на галионе рея
Флагами и вымпелами.
Где ж тут верность соблюдать?
Как тут думать о подруге?
То в Беарне он, то в Брюгге,
А ведь ей-то скучно ждать…
Вот таков удел и мой.

Рисело

Вижу я, послушав вас,
Что проказит здесь сейчас
Некий милый домовой
И что от его затей
Зла вам больше может быть,
Чем способны причинить
Шесть взаправдашних чертей.

Капитан

Так или не так оно,
Пусть мне станет жизнь постыла,
Коль в Инес влюбиться было
Мне на радость суждено:
Все мужчины, как на грех,
С ней сдружиться жаждут тоже.

Поручик

На «аминь» Инес похожа —
На устах она у всех.
Пусть за нею капитан
Строже смотрит.

Рисело

Верно.

Капитан

Нет.
Мне другим мешать не след.
Должен быть ей выбор дан.
Он за женщиной по праву.

Лусиндо

Что ж, замутим воду, ибо
В чистой не наловишь рыбы.

Капитан

Как! И вам Инес по нраву?

Лусиндо

Нет, но мне иным путем
Не сойтись с Херардой скоро.

Капитан

Вон Инес.

Лусиндо

Уйдем, сеньоры!

Капитан

Мы договорим потом.

Поручик Каррильо, Лусиндо и Рисело уходят.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Капитан Асеведо, Лисена.

Лисена

(не замечая капитана)

Мое несчастье — знать, что отреклась
Я от себя в минуту исступленья;
Моя отрада — предавать забвенью
Слова, в которых нежность излилась;
Мое проклятье — сознавать, что власть
Я над собой теряю от мученья;
Моя обида — помышлять о мщенье
И чувствовать, что месть не удалась.
Моя любовь и мой ревнивый пыл,
Несущие с собой такие беды!
Исчезните, как тот, кто был мне мил!
Мой лживый друг! Покинь скорей Толедо,
Затем что страх мой ум уже затмил
И мне в борьбе не одержать победы.

Капитан

Ах, Инес!

Лисена

Кто здесь?

Капитан

Солдат,
Тут стоящий на постое.

Лисена

Дверь вон там.

Капитан

Чуть-чуть с тобою
Поболтать я был бы рад.

Лисена

Коль чуть-чуть — я вся вниманье.
Но спешите: занята я.

Капитан

(в сторону)

Я дрожу, теряюсь, таю…

(Лисене.)

Выслушай мои признанья!
Не страшусь я вражьей стали,
Ибо с детства был не трус,
Чтó маркиз де Санта Крус,
А потом эрцгерцог знали.[52]
Турок я громил в сраженьях,
Бил мятежников фламандских,
Слыл задирой как в испанских,
Так и в чуждых нам владеньях,
А сегодня оробел
Пред служанкою простой.
Знай, Инес, тому виной —
Купидон, божок-пострел,
Перед кем равно бессильны
И воитель закаленный,
И мальчишка, и ученый,
Скрюченный над книгой пыльной.

Лисена

Все сказали?

Капитан

Нет, чуть-чуть
Мне еще сказать осталось.

Лисена

Ну?

Капитан

Ах, не в себе я малость!
Дай хоть миг передохнуть.

(В сторону.)

Что это со мной, однако?
Что приводит в страх солдата,
Для кого была когда-то
Сущим пустяком атака,
Кто один на эскадрон
Устремлялся с тонкой шпагой?
Что с моей былой отвагой
Сделал ты, о Купидон?
Мне ее верни опять,
Раз уж я тебе служу!

Лисена

Все?

Капитан

Еще чуть-чуть скажу,
Если я смогу сказать.

Лисена

Кто же, собственно, мешает
Высказаться вам, сеньор?

Капитан

Ты, Инес.

Лисена

Я? Что за вздор!

Капитан

Робость мне твой вид внушает,
Ибо говорит о том,
Что тобою я не понят
И что ты надменна.

Лисена

Все?

Капитан

Нет.

Лисена

Ну?

Капитан

Договорю потом.

Лисена

Где и как?

Капитан

Коль случай дашь ты
Ночью свидеться с тобою,
До конца я все открою.

Лисена

Ладно, свидимся!

Капитан

Куда ж ты?

Лисена

Слушать ваши излиянья
Я, простите, не вольна,—
Я ведь подметать должна.

Капитан

Подметать?

Лисена

Да, двор и зданье.

Капитан

Не метлу хотел бы я
Видеть в этой ручке белой!

Лисена

(в сторону)

Небо! Дай мне сил быть смелой:
Вон соперница моя!
Страсть и ревность! Пособите
Мне ее в обман ввести!

(Капитану.)

Вам, сеньор, пора идти.

Капитан

Но, Инес…

Лисена

Сеньор, идите:
Здесь Херарду вижу я.

Капитан

Не забудь ко мне явиться.

Лисена

Ладно.

Капитан

(в сторону)

Veni, vidi, vici.[53]
И теперь Инес — моя!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Лисена, Херарда.

Херарда

Кто с тобой, Инес, был здесь?

Лисена

Тот, кто разума лишился,
Так как завладеть решился
Тем, на что хозяин есть.
Убеждал меня он дерзко,
Что прийти должна к нему я
В эту ночь.

Херарда

Хоть вещь такую
Предлагать девице мерзко,
Отпусти ему вину,
Ибо нелегко мужчине,
Как сама я вижу ныне,
У тебя не быть в плену.

Лисена

Разве, будь у вас, сеньора,
Нежный друг иль муж законный,
Не пресекли б возмущенно
Вы такие разговоры?
Разве б тем, кто дорог вам,
Вы пренебрегать посмели?
Разве бегать захотели
Вы к другому по ночам?

Херарда

Нет, затем что двух мужчин
Женщине любить невместно.
Той, кто слыть желает честной,
Мил быть должен лишь один.

Лисена

Вот и жажду, слава богу,
Я лишь одного любить,
Как ни тщится перебить
Капитан ему дорогу.

Херарда

Откровенность мне твоя
Лестна, дорога, приятна.

Лисена

Это мне вполне понятно:
Женщины — и вы и я,
А любовь — такой вопрос,
Что волнует их всегда.

Херарда

Значит, влюблена ты?

Лисена

Да.

Херарда

Неужель всерьез?

Лисена

Всерьез.

Херарда

Странно!

Лисена

Вот уж, право, вздор!
Что я — каменная?

Херарда

Нет,
Но слыхала с детских лет
Я, что страсть — удел сеньор,
И считала, что служанке
Некогда влюбляться страстно.

Лисена

Чушь! Любви равно подвластны
И крестьянки и дворянки,
И у всех слепа она:
Предпочтем мы хвост коровий,
Коль нам эта пища внове,
Нежной ножке каплуна.
А к тому ж, поскольку страсть
С первого приходит взгляда,
Нам лишь дом покинуть надо,
Чтобы разом ей подпасть.

Херарда

Вижу я, что в состоянье
Ты не только страсть вселить,
Но себя и обелить,
Подыскав ей оправданье.
Следует само собою
Из твоей горячей речи,
Что сегодня ночью встречи
Твой поклонник ждет с тобою.
Кто же это: капитан
Или тот, кем ты пленилась?

Лисена

Чуть попозже, ваша милость,
Мной ответ вам будет дан.

Херарда

Знай: вопрос такой прозрачный
Потому лишь задала я,
Что тебе, Инес, желаю
Сделать выбор поудачней.
Кто твой друг? Ответь мне честно!

Лисена

(в сторону)

Удался мой план сполна!

(Херарде.)

Это тайна, и она
Не должна вам быть известна.
Что имела право я
Рассказать открыто вам,
То в беседе по душам
Я открыла не тая.
Но могу ли чести друга
Болтовней ущерб нанесть я?

Херарда

Что за вздор! В чем тут бесчестье?

Лисена

Он — идальго, я ж — прислуга,
А ведь слиток золотой
Блеск теряет вполовину,
Коль завернут в мешковину.

Херарда

Хватит скромности пустой!
Если б тут остановился
На постой сам Купидон,
То твоей красой и он
Непременно бы пленился
И тебе, Инес, в залог,
Как хозяйке заведенья
Постоялец на храненье
Отдает свой кошелек,
Стрелы отдал бы без спора:
Ведь естественно храниться
Им у той, сквозь чьи ресницы
Блещут молнии — не взоры.

Лисена

Вижу я, что вы хотите
Вызнать, кто во тьме ночной
Нынче встретится со мной,
И поэтому мне льстите.
Я ж молчу по той причине,
Что нейдет из головы
У меня, как близки вы
Мной любимому мужчине.

Херарда

Здесь мужчин, мне близких, нет.

Лисена

Как! А брат ваш?

Херарда

Мне все ясно!
Знай: любезник он опасный,
И внимать ему не след.

Лисена

Раз Амур готов все стрелы
Мне отдать, то почему
Не задеть одной ему
Брата вашего?.. В чем дело?
Ой, что с вами?

Херарда

Ничего.
Он — мужчина…

Лисена

Да.

Херарда

И он
Впрямь в тебя, Инес, влюблен?

Лисена

Так же, как и я в него.

Херарда

Значит, ночью на свиданье
Он явиться обещал?

Лисена

Да, и перстень этот дал
В подтвержденье обещанья.
Я же, верьте, хоть бедна,
Но на шаг такой согласье
Не расчетом — только страстью
Дать была побуждена,
От нее сходя с ума.

Херарда

Что ж, спасибо за доверье.

(В сторону.)

Изгоню любовь теперь я
Из своей груди сама.
Что вошло туда сегодня,
То сегодня и уйдет!

Лисена

(в сторону)

Ловкий сделала я ход!

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же, Флоренсьо и Бельтран.

Бельтран

Милостью клянусь господней,
Это бред ума больного,
Верить в это не могу я!

Флоренсьо

(Бельтрану, тихо)

Вон они вдвоем.

Бельтран

Такую
Вещь услышав от другого,
Я бы небылицей ложной
Счел ее. Ужель Лисена
Предо мною?

Флоренсьо

Несомненно.
Тише!

Бельтран

Видно, все возможно
Для того, кто любит.

Лисена

(Херарде)

Надо
Мне идти, иль не поспею
Я постели взбить.

Херарда

Вернее,
Вздуть огонь и пламя ада.

Лисена

(в сторону)

Ты горишь уже сейчас,
Я ж искусною игрою
Твой ревнивый пыл утрою.

Флоренсьо

(Херарде)

Да хранит вас бог!

Херарда

И вас.

Бельтран

Эй, Инес!

Лисена

Сеньор?

Бельтран

В сторонку
Отойдем.

Лисена

Призыв бесплодный!

Бельтран

Почему?

Лисена

Я не свободна.

Бельтран

Дам тебе я…

Лисена

Что?

Бельтран

Гребенку.

Лисена

Вы — цирюльник?

Бельтран

Я? Отнюдь.
Просто рад тебе служить.

Лисена уходит.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Херарда, Флоренсьо, Бельтран.

Флоренсьо

Можно ль столь жестокой быть?

Херарда

Можно ль к каждой юбке льнуть?

Бельтран

Что за спор? Какою тучей
Небо дружбы вдруг затмилось?

Флоренсьо

Я за что-то впал в немилость.

Бельтран

Ревность — признак страсти жгучей
И, увы, ее изнанка.
Вижу я, Херарда, ясно:
Вам соперницей опасной
Эта кажется служанка.
Но признаюсь, — раз житья
Не дают вам подозренья,—
Что имеет отношенье
К ней не спутник мой, а я.
Правило у нас такое:
С ним мы делим пополам
Все, что нужно делать нам
И в пути и на постое.
Нравятся ему сеньоры —
Он и сводит дружбу с ними.
Со служанками ж простыми
Я вступаю в разговоры,
Так что, — верьте слову друга,—
Юрисдикции моей
Подлежит Инес, а с ней —
Вся окрестная прислуга.

Херарда

Если вам, Бельтран, сдается,
Что раз город наш в опале,
Мы, мадридки, глупы стали,
Мне поправить вас придется.
Кстати, устоял Мадрид
Под недавнею грозой.
Он — ковчег, где спасся Ной.

Бельтран

Иль сундук, в котором Сид
Подменил песком монету.[54]

Херарда

Всякой твари в нем по паре.

Бельтран

Правильно! Там много тварей,
А людей почти и нету.
Кроликов в столице старой
Развелось невпроворот,
А двуногих всех пород
Есть лишь по два экземпляра.
Мудрецы и дуралеи,
Доктора и шарлатаны,
Карлики и великаны,
Царедворцы и лакеи,
Домоседы и гуляки,
Остряки и тугодумы,
Бедняки и толстосумы,
Скромники и забияки,
Жулики и прокуроры,
Простаки и лицемеры,
Голубицы и мегеры,
Судомойки и сеньоры —
Все они в былой столице
По двое затем остались,
Чтоб их дети постарались
Вновь помочь ей заселиться.

Херарда

К лику дур меня, Бельтран,
Не удастся вам причесть.
Зря меня старался ввесть
Ваш Флоренсио в обман.
Вы, — пусть даже в самом деле
Отдан весь ваш пыл прислугам,
Поделиться с вашим другом
Юрисдикцией успели.
Он всецело завладел
Вашей сферою любовной,
В коей он — судья верховный,
Вы же — лишь докладчик дел.
Но пора ему понять,
Что не к чести, а к позору
Юноше любить сеньору
И служанок соблазнять.
Вам ли, коль Инес — прислуга,
Привилегией своей —
Юрисдикцией над ней —
Поступаться ради друга?
Обещал он на свиданье
К ней прийти во тьме ночной
И вручил ей перстень свой
В подтвержденье обещанья.
Но кто мил мне хочет быть,
Тот о женщинах подобных
И романах низкопробных
Должен начисто забыть
И блюсти себя так стойко,
Чтоб не смела никогда
Взор его привлечь звезда,
А не то что судомойка.
Боже! Что за вкус ужасный!
Что за пошлые влеченья!
Что за склонность наслажденье
Находить в грязи!

Бельтран

Напрасно
Вы черните вкус Бельтрана.
Люди не чета ему
По талантам и уму
Тем же увлекались рьяно.

Флоренсьо

Замолчи, иль будет ею
Мне твой вкус приписан.

Бельтран

Что ж,
Раз молчанье ты блюдешь,
Я охотно онемею,
Чтоб избегнуть перебранки,
Хоть не понял до сих пор,
Для чего любить сеньор,
Если в мире есть служанки,
Коих облегает нежно
Не одежда из парчи,
Бархата или камчи,
А передник белоснежный,
Словно молоко коровье,
Продаваемое ими?
Грех с красотками такими
Не потешиться любовью!
Разве можно связь с пастушкой
Называть интрижкой грязной,
Коль все дамы безобразны
Рядом с этакой простушкой,
Коли взглядом мимолетным
Удается ей подчас
Даже молоко для нас
Сделать зельем приворотным?

Херарда

Хоть, Бельтран, и обращен
Весь ваш пыл на этих пав,
Но, их ноги увидав,
В них легко признать ворон.
Вкруг одной такой же крошки
Некий франт ходил павлином,
Но оставил с носом длинным
Он ее, взглянув на ножки.
Ведь и черт хорош собой
На картинах для того,
Чтобы вид копыт его
В нас вселял испуг двойной.
Словом, приравнять к чертям
Ваших судомоек можно.

Бельтран

Силитесь вы безнадежно
Их поставить ниже дам.

Херарда

Помните, Бельтран, что всяк
Пахнет тем, чем он живет:
Кожей — тот, кто кожи мнет,
Рыбьей чешуей — рыбак,
И посудой — судомойка.

Бельтран

Пусть. И все ж милей вдвойне
Всех духов на свете мне
Свежесть судомойки бойкой.
Словом, спорить не охоч я
С вами об Инес моей.

Херарда

Значит, впрямь вы близки с ней?

Бельтран

Нет, но стану этой ночью.

Херарда

Но ведь мне она сказала,
Что мой брат увлекся ею.

Бельтран

Вас назвал сестрой своею
Я ей с самого начала.

Флоренсьо

Вот и приняла на веру
Ложь твою Инес, Бельтран.

Херарда

Не к лицу такой обман
Истинному кавальеро.
Вы ж, Флоренсио, бесспорно
Оправдались предо мной,
И с повинной головой
Я должна просить покорно
Мне позволить вас в объятья
Заключить с глубоким чувством.

Флоренсьо

Мир скрепить, в том поручусь вам,
Счастлив я такой печатью.

(Обнимает Херарду.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же и Лисена.

Лисена

(в сторону)

Ах!

Бельтран

(в сторону)

Лисена здесь! Ну что ж,
Друга я собой прикрою.

(Загораживает дорогу Лисене, делая вид, будто только что ее заметил.)

Эй, Инес! Так отчего я
На цирюльника похож?

Лисена

Прочь с дороги!

Бельтран

Неужели
Ты не дашь себя обнять?

Лисена

Лучше дайте мне понять,
Как вы ширмой стать успели.
Прочь! Известно вам прекрасно,
Кто я.

Бельтран

Так ли уж точь-в-точь
Я похож на ширму?

Лисена

Прочь!

Бельтран

Стой!

Лисена

Я закричу!

Бельтран

Напрасно!

Лисена

Что? Напрасно? Нет, дружок,
Вы меня не хороните!

Бельтран

(Херарде, тихо)

Нас, Херарда, заслоните,
Чтоб Инес обнять я мог!

Херарда

Хорошо. Но жду и я
При нужде от вас того же.

Лисена

(в сторону)

Как стерпеть все это, боже!

Флоренсьо

(Херарде)

Ты — моя?

Херарда

Да, я — твоя.

Лисена

Я — твоя!

Бельтран

Моя?

Лисена

Нет.

Бельтран

Нет?
Кто ж «твоя» здесь произнес?

Лисена

Просто, услыхав вопрос,
Повторила я ответ.
Прочь!

Херарда

Ты — свет очей моих,
О Флоренсио, отныне!

Лисена

Свет очей моих!

Бельтран

Унынье
Не должно туманить их,
Раз, Инес, я стал их светом.

Лисена

Я вам не Инес.

Бельтран

А кто?
Что с тобой? Ты чушь несешь.

Флоренсьо

(Херарде)

Лишь тебя люблю я.

Херарда

Верю:
Стою, милый, я того.

Лисена

(в сторону)

Мне за это хвастовство
Ты заплатишь в полной мере.

(Громко.)

Лишь тебя люблю я!

Бельтран

Рад
Это слышать.

Лисена

Откровенно
Говорю вам: я — Лисена.
Прочь с дороги, прокурат!

Флоренсьо

(Херарде)

Жизнь моя!

Лисена

(в сторону)

О муки ада!
Как меня господь карает!
Ревность! Кто тобой сгорает,
Для того огонь — прохлада.

(Громко.)

Жизнь моя!

Бельтран

Своим успехом
У тебя я горд весьма.

Лисена

Вы, Бельтран, сошли с ума!
Я ведь только вторю эхом
Излияньям сумасбродным,
Коим страстно предается
Сей Нарцисс, кому придется
Утонуть в ручье холодном[55].

Бельтран

Вздор! Ручьев в Толедо нет.

Херарда

(к Флоренсьо)

Милый мой, уйдем отсюда!

Херарда и Флоренсьо уходят.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Бельтран, Лисена.

Лисена

Вы, Бельтран, не друг, а чудо!

Бельтран

Злиться зря, Инес, не след.

Лисена

Ширмой им и впредь, как видно,
Чтоб совсем меня добить,
Сводник, вы решили быть.

Бельтран

Разве это так постыдно?
Хоть мы сводников виним
В самых низких прегрешеньях,
Но в любовных похожденьях
Вечно прибегаем к ним.
Лес ты любишь?

Лисена

Всей душою.

Бельтран

А ведь часто так бывает,
Что влюбленных прикрывает,
Словно ширмой, он листвою.
Чист ли светлый лик небес?

Лисена

Да.

Бельтран

А ведь они — покров
Для любых земных грехов.
Стал я ширмою, Инес,
Потому что в этом мире
Все хоть чем-нибудь прикрыто:
Вкруг монарха скачет свита,
Солнце плавает в эфире,
Всунута рука в перчатку,
Втиснута нога в башмак,
Спит под палубой моряк,
Ставят на дыру заплатку,
Золото в песке таится,
Прячутся алмазы в глине,
Снедь и скарб хранятся в скрыне,
Вьет гнездо под крышей птица,
Маскируют дряблость кожи
Притиранья и румяна…
Можно ль порицать Бельтрана,
Коль прикрыл он друга тоже?

Лисена

Ах, Бельтран! Ужель возможно,
Чтобы обо мне мой милый
За четыре дня от силы
Позабыл так безнадежно?
Ах, Бельтран! Ужель сейчас
Перестала быть я вдруг
Той, с чьего лица ваш друг
Не сводил в Гранаде глаз?
Ах, Бельтран! Ужель обманом
Мне воздать имел он право?

Бельтран

Повторяете мне зря вы,
Что меня зовут Бельтраном,—
Это всем давно известно.
Но коль скоро мне опять
Можно вас Лисеной звать,
Должен я сказать вам честно,
Что явились, без сомнений,
Вы причиной ваших бед.
Ведь измена — рикошет
Ревности и подозрений.
Помнить женщина должна,
Что, влюбившись в одного,
Забывает для него
Всех других мужчин она.
Вы ж Эстасьо поощряли
И, Флоренсио дразня,
Ревность в нем день ото дня
Все сильнее обостряли.
Виноваты вы сугубо
В том, что взялся за клинок он
В миг, когда от ваших окон
Гнал его соперник грубо.
А теперь, когда спасенья
Ищет он вне стен Гранады,
На него свалить вы рады
Собственные прегрешенья.
Ну, что скажете?

Лисена

Бесспорно,
Я повинна в том, что он
Был терзаться принужден
Ревностью пустой и вздорной,
Но, бежав из дома тайно
И служанкой став простою,
Искупила я с лихвою
Грех, содеянный случайно.
Нет, Бельтран, скажу вам прямо:
Здесь Флоренсио остаться
Вы подбили, чтоб спознаться
Со второй мадридской дамой.
Словом, вы, во всем виня
Лишь характер мой тщеславный,
Лицемерствуете явно.

Бельтран

Вы не знаете меня.
Верьте: если бы в одной
Даме вдруг слила природа
Все, чем красота и мода
Привлекают взор мужской;
Если бы у дамы этой
Были не уста, а лалы.
Не ланиты, а кораллы,
Не глаза, а самоцветы;
Если б рядом с ней казалась
Блеклой даже роза мая;
Если б мудрость неземная
На челе ее читалась,—
Я сумел бы не подпасть
И ее всесильным чарам.
Мне такой не нужно даром.
Я — и дама? Я — и страсть?
Я — и нежности пустые?
Я — и длинные посланья?
Я — и тайные свиданья?
Я — и ревность? О святые
Судомойки! Как глубоко
Чту я вас, как неизменно!
Лучше б вы меня, Лисена.
Изобидели жестоко,
Оскорбили, осрамили,
Пред друзьями оболгали,
Иль публично изругали,
Иль в сатире заклеймили,
Чем сказать, что пыл сердечный
Посвятил я знатной даме!
Хоть учтив, равно как с вами,
Я с мадридкою, конечно,
Страсть тут ни при чем совсем.
Полно! Спорить я не стану
С тою, кто нанес мне рану.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Лисена одна.

Лисена

Стойте! Злиться-то зачем?
Ах, ушел! Опять одна я
И опять грущу тайком:
Встало все теперь вверх дном,
И что делать — я не знаю.
Нет, притворщик криводушный,
Я с тобою все же слажу!

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Лисена, поручик Каррильо, Финео в дорожном плаще.

Финео

(слуге, оставшемуся за сценой)

С мулов снимешь ты поклажу
И поставишь их в конюшню.

Поручик

Ба, Финео! Как отрадно
Увидаться с вами снова!

Финео

Первым выразили то вы,
Что сказать мечтал я жадно.

Поручик

Ежечасно с теплотою
Вспоминал о вас я тут.

Финео

Это был напрасный труд,
Ибо я того не стою.

Поручик

Как я счастлив, что, скитаясь,
Встретил друга!

Финео

А куда вы
Едете?

Поручик

Не знаю, право.
Просто взад-вперед катаюсь,
Чтоб навербовать солдат.

Финео

В одиночку?

Поручик

Нет, я еду
С капитаном Асеведо.

Финео

Если так, за вас я рад:
Он хороший друг и смелый
Человек.

Поручик

А вы куда?

Финео

По делам, как и всегда.

Поручик

Что ж, весьма благое дело.

Финео

Комната тут есть, наверно?

Лисена

Да. Вот ключ.

Финео

Какая душка!

Поручик

Прелесть!

Финео

(поручику, тихо)

А она, вертушка,
Привередлива?

Поручик

Безмерно!
Ею капитан пленился
И остаться здесь решил,
Чтó он мне и сообщил,
Хоть я сам в нее влюбился.
Тут пробудем мы, покуда
Бой быков не состоится.

Финео

Не служанка — чаровница!

Поручик

Не простолюдинка — чудо!

Финео

Я готов служить и сам
Той, под чей начал попали
Вы и капитан.

Поручик

Едва ли
Впрок пойдет та служба вам:
У Инес крутенек норов.

Финео

Все ж попробую дерзнуть.
Ты грустишь, Инес?

Лисена

Отнюдь.

Финео

Понял я из разговоров,
Что мой друг пленен тобой.
А поскольку с ним мы дружны,
Быть тебе, Инес, не нужно
Столь суровой и со мной.

Лисена

Лучший номер вам дала я.
Вы одни?

Финео

Пока.

Лисена

Пойду
В нем порядок наведу.

Финео

Что за стан!

Поручик

О дева рая! Погоди! Мы знать хотим,
Кем огорчена ты ныне.

Лисена

Я? Мужчиной.

Финео

Ах, богиня! Коль отринута ты им
И замены ищешь равной,
Выбирай меж нас.

Лисена

Почто?
Не по нраву мне никто.

Финео

До чего ж ты своенравна!

Лисена уходит.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Поручик Каррильо, Финео.

Поручик

Ну?

Финео

Алмаз!

Поручик

Спрошу я прямо,
Без ненужного стыда:
Что вас привело сюда?
Праздник?

Финео

Нет.

Поручик

Так что ж?

Финео

За дамой
Мчусь я вслед.

Поручик

Куда?

Финео

Не знаю.
Хоть твердил мне весь Мадрид,
Что в Аранхуэс спешит
Сердцеедка озорная,
Там ее я не застал.

Поручик

А сады вы осмотрели?[56]

Финео

Да.

Поручик

Они и в самом деле
Дивны?

Финео

Выше всех похвал!
Дон Филипп, король испанский,
От родителя и деда
Унаследовал немало
Гордых зданий и строений,
И, как если б это были
Люди — не сооруженья,
Новые собратья к ним
Прибавляются все время.
Эскурьяльский монастырь,
Как осьмое чудо света,
Всей земле и, вероятно,
Всей вселенной стал известен.
Об алькасарах высоких
В Сеговии и Толедо,
О дворце в Мадриде слышал
Каждый смертный несомненно.
Впрочем, я распространяться
Долго не могу об этом,
Ибо описать спешу
Красоту Аранхуэса.
По пути туда я днем
Васиамадрид проехал,
Чем весьма доволен, ибо
Нет в нем ночью освещенья.
Над рекою живописной
Там стоит дворец прелестный,
Но в гостинице старинной,
Уцелевшей по соседству,
Нет удобств и слишком грязно,
Что гневит всех дам проезжих.
Особняк посла в Арганде[57]
Осмотрев, нашел ночлег я
В Сан Мартине де ла Вега.

Поручик

Вот вино. Прошу отведать.

Финео

Я с рассветом перебрался
На пароме через реку,
От разливов коей дамба
Охраняет низкий берег,
И, в Аранхуэс прибыв,
Первым делом загляделся
На деревьями обильный
Сад плодовый Тотипела,
Где сгибает ветви тяжесть
Яблок, груш, айвы, орехов,
Персиков и абрикосов,
Слив, и шпанки, и морели.
Видел мост я через Тахо,
Реку с именем столь древним,
Что оно и в годы власти
Злобных мавров уцелело.
Потому в Толедо Тахо
Впущен под собор в цистерны,
Как идальго с кровью чистой
Вплоть до пятого колена.
После улицей Толедской,
Главной улицею местной,
Вышел я на пруд, иль Море
Дураков.

Поручик

Как? Как?

Финео

Не смейтесь.
Так он прозван, ибо часто
В нем топились и посмертно
Становились лебедями
Те, кто разуменьем беден:
Влюбчивые легковеры,
Бравшие невест без денег,
Скопидомы и гуляки,
Книгочеи и невежды,
Ябедники и спесивцы,
Скромники и сердцееды.

Поручик

Правильно! Столь глупым птицам
В Море Дураков и место.

Финео

Дивный там дворец построен!
Славен он великолепьем
Коридоров, зал, покоев,
Множеством картин бесценных,
И твореньем Тициана[58]
Алтарем дворцовой церкви,
И часами — образцом
Хитроумья и терпенья.
Видел я в садах французских
Сотни статуй несравненных,
Что играют на различных
Музыкальных инструментах,
Хоть души, и чувств, и вкуса
Лишены они, конечно.
Там еще, пожалуй, больше
Клумб фигурных и боскетов
В виде змей и крокодилов,
Птиц, собак, быков, медведей.
Привелось мне также видеть
В тутовом саду надменных
И заносчивых павлинов
С многоцветным опереньем.
С недостроенного моста
Через Тахо осмотрел я
Лабиринт и винтовую
Лестницу у побережья.
Вслед затем зашел в коровник,
Зданье красоты отменной,
И на площадь возвратился
По двенадцати аллеям.
Шесть верблюдов ассирийских
Я на площади приметил.
Привезти из стран восточных
Их в испанские пределы
Повелел Филипп, который
Вновь отвоевать намерен,
Как король ерусалимский,[59]
Гроб господень у неверных.
Побыл, наконец, и там я,
Где Харама с Тахо пенным
Браком, хоть и не церковным,
Сочетается навеки.
Умолчу я о фонтанах,
Бьющих в мраморных бассейнах,
И о водометах в виде
Нимф или детей прелестных,
И о цветниках роскошных —
Месте игр и развлечений
Юной дочери монарха,[60]
Светлой, словно день весенний.
Там, где раз она прошла,
Тотчас наступает лето;
Расцветают розы, споря
Белизной с самой Венерой;[61]
Аромат струит жасмин,
Дрок вздымает венчик бледный,
Распускаются жонкили
И нарцисс высокомерный;
Разливая благовонье.
Голубеют и алеют
И гвоздика, и ракитник,
И левкои, и лилеи.
У ручьев, журчащих в парке,
Можно птиц хохлатых встретить,
Именем арабским сайды
По ошибке наречéнных,
Ибо шлют их нам сюда
Не мориски, а индейцы.[62]
Но прерву я описанье
Этих мест благословенных
И скажу лишь, что пристало
Их назвать вторым эдемом[63]
И что пробудил их к жизни
Сам родитель незабвенный
Нынешнего венценосца,
Карла Пятого преемник.[64]

Поручик

Довелось вам видеть много,
Хоть со мной расстались вы
Лишь шесть дней назад.

Финео

Увы!
Прогневил я, видно, бога,
Раз, обшарив парки эти,
Даму все ж не разыскал
И в Ильескас поскакал,
Проклиная все на свете,
Там узнал про праздник здешний
И примчал сюда за ней.
Верьте мне: в душе моей
Нынче прямо ад кромешный,
Так что лучше помолчу я.

Поручик

Позабудьте огорченья,
Потому что развлеченья
Здесь найдутся, как я чую.
В номер поднимитесь свой,
Сбросьте сапоги и шпоры,
Ибо милые сеньоры
В город съехались толпой
Посмотреть на праздник чудный,
Так что будет им твердыню
Вашей грусти и унынья
Штурмом взять совсем нетрудно.
Ведь разнообразье — это
Соль, без коей пресен мир.
Кстати, знайте: на турнир
Созваны сюда поэты.
Всем любителям стихов
Можно выступить в турнире.

Финео

Сколько нужно строф?

Поручик

Четыре.

Финео

А каков посыл?

Поручик

Таков:
«Дай мне, боже, пыл витийский,
Чтоб воспеть непринужденно
Перл Испании, рожденный
От жемчужины австрийской».

Финео

Трудно даже догадаться,
Как такой посыл развить.
Ну, пойду наряд сменить.

Поручик

Я ж хочу Инес дождаться.

Финео уходит.

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Поручик Каррильо, Лисена.

Поручик

Ах, Инес! Ужели стать
Ты моею не согласна?

Лисена

Ах, не тратьте слов напрасно!
Прочь! Мне нужно подметать.

Поручик

Ты, чей лик звездой блистает,
В ком я вижу не служанку,
А зарю, что спозаранку
Мрак с небес лучом сметает,
Ты отправиться со мною
На войну должна, и верь,
Что…

Лисена

Мне не до вас теперь.
Вот когда порой ночною
Навестите вы меня,
Всласть поговорим мы с вами:
Мне, сеньор, болтать с гостями
Не дают средь бела дня,
Да и я прослыть ленивой
Не намерена нисколько.

Поручик

Вот теперь Инес не только
Хороша, но и учтива!
Верю слову твоему я
И молю творца смиренно,
Чтоб скорее над вселенной
Распростер он тьму ночную.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Лисена одна.

Лисена

Эх простак! Ты так же глуп,
Как твой чванный капитан.
Удается мне мой план.
Ревность! Рвись рыданьем с губ,
Брызжи влагой из очей,
Рви мне грудь, чтоб мог излиться
Гнев, который в ней таится!
Сердце! Скорбью пламеней,
Скорбно в пламени стенай,
Стань ретортой раскаленной
И свой пыл в раствор соленый
Слез моих перегоняй!
Сердце! Суждено сгореть
От обиды нам с тобою.
Раз уж я любви не стою,
Значит, стоит умереть.

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Лисена, Херарда, Лукресья.

Херарда

Ах, Инес! Беда, беда!

Лисена

Боже правый! Что случилось?
Что тревожит вашу милость?

Херарда

Прибыл новый гость сюда,
И боюсь я встречи с ним.

Лисена

Как? Ведь брат ваш — вам охрана.

Херарда

Я Флоренсио обманно
Братом назвала своим.

Лисена

А скажите, гость наш новый
Вам не брат? Вот было б счастье!

Херарда

За такое счастье клясть я
От тоски судьбу готова!
Спрячь меня на эту ночь,
А с зарей опять в дорогу
Он отправится.

Лисена

(в сторону)

Ей-богу,
Случаи мне решил помочь!

(Херарде.)

Помещение вам дам
Я в одном из коридоров.
Скрыться от докучных взоров
Сможете легко вы там.
Дверь на ключ запру я, чтоб
Не вошли к вам, но в свой час
Ужин принесу для вас.

Херарда

Будешь ты молчать?

Лисена

По гроб.
В этом вам ручаюсь честью.

Лукресья

Мы ж тебе свою вручили.

Лисена

В добрый час!

Херарда и Лукресья уходят.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Лисена, потом Лусиндо и Рисело.

Лисена

Вы угодили
В сети, что сумела сплесть я!

Входят Лусиндо и Рисело.

Рисело

Мне она дала согласье
Передать им ваши речи.
Вон Инес.

Лусиндо

Инес!

Лисена

Вот встреча!
К вам-то ведь и собралась я.

Лусиндо

Ты с Херардой говорила?

Лисена

Хоть и при подруге, но
Без свидетелей.

Рисело

Умно!

Лусиндо

Как они держались?

Лисена

Мило
И просили провести
Вас в гостинице всю ночь,
Коль вы видеть их не прочь
С полуночи до шести.

Лусиндо

Где же спать нам здесь?

Лисена

Могу я,
Чтоб Херарде удружить,
Комнатой вам услужить.

Рисело

А к тому же в ночь такую
Не придется помышлять
Ни минуты нам о сне.

Лисена

Вы пока не нужны мне.
Отправляйтесь-ка гулять
Или просто предложите
Капитану ужин с чаркой.

Лусиндо

Ночь, надеюсь, будет жаркой!

Лисена

Завтра все мне расскажите.

Лусиндо и Рисело уходят.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Лисена, Финео.

Финео

(не замечая Лисены)

Странного на свете много,
Схожа явь порой со снами;
В том, что происходит с нами,
Сам лукавый сломит ногу.
Я вдогон за дамой мчался,
Ревновал, был сам не свой,
Но с прислугою простой
Здесь, в Толедо, повстречался,
И узду с себя сорвало
Сразу же мое желанье.
Хоть прочел негодованье
Я в глазах Инес сначала,
Ночью с ней любой ценою
Я увижусь… Вот она!

Лисена

(в сторону)

Мнит он, видно, что склонна
Ночью стать я с ним иною.

(Громко.)

Я надеюсь, вам вполне
Номер ваш, сеньор, по нраву?

Финео

Да, он у меня на славу.

Лисена

Будьте ж благодарны мне.

Финео

Ночь в Толедо проведу
Я один.

Лисена

Вот и прекрасно!

Финео

А скажи, ты не согласна…

Лисена

Ужин вам подать? Иду.

Финео

Нет, со мной о неком деле
Ночью обменяться мненьем?

Лисена

С превеликим наслажденьем.

Финео

Где ты будешь?

Лисена

Я? В постели.
А живу я в помещенье,
Что за кухней, чуть левее.

Финео

Так и быть, зайду к тебе я.

Лисена

Заходите без стесненья,
Только уговор — молчок!
Выгонят меня с позором,
Коль узнают, что с сеньором
Провела я хоть часок.
Словом, так: ко мне спешите
Точно в полночь на свиданье,
Коль решенье в ожиданье
Изменить вы не решите.

Финео

(в сторону)

Как взросла, дивлюсь, ей-ей!
Здесь такая красота,
Что бесхитростность — и та
Придает лишь цену ей?
Правда, лоск обыкновенно
Ценим выше простоты мы,
Но они же несравнимы:
Дешев он, она — бесценна.

Лисена

(в сторону)

Стольким враз порой ночною
Дать свидание должна я,
Что сама уже не знаю,
Чьею сделаюсь женою.
Капитан по мне томится,
Льнет ко мне поручик нудный,
Друг Херарды безрассудно
Обольстить меня стремится,
А Лусиндо и Рисело
Нужно с дамами свести…
Ночь! Скорее мрак сгусти
Над землею охладелой!
Стань помощницей мне, чтобы
Все уладились дела
И благословлять могла
Ночь в Толедо я до гроба!

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

ЗАЛА В ГОСТИНИЦЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Флоренсьо, Бельтран, Лусьо.

Флоренсьо

Что, Лусьо, ты сказал?

Лусьо

Я говорю,
Что город вам пора покинуть, ибо
На площади я видел альгуасила,
Который справки наводил о вас.

Бельтран

Мой друг! Не сомневайся, что Эстасьо,
Противник твой, иль при смерти, иль мертв,
Раз правосудье гонится за нами.

Флоренсьо

Коль мы сейчас уедем из Толедо,
Придется плохо нам.

Бельтран

Но почему?
На улице темно: уж десять било.
Легко мы ускользнем под кровом ночи.

Флоренсьо

Нет, власти начеку. Нас перехватят.
Спешить теперь опаснее, чем медлить.

Бельтран

Хозяина нам, Лусьо, позови.

Лусьо уходит.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Флоренсьо, Бельтран.

Флоренсьо

Всего удобней спрятаться надежно
Сейчас, когда все постояльцы выйдут
Во двор дышать вечернею прохладой
И меж собой затеют разговор.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Лусьо и хозяин гостиницы.

Лусьо

Пришел хозяин.

Флоренсьо

Удались на время.

Лусьо уходит.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Флоренсьо, Бельтран, хозяин гостиницы.

Флоренсьо

Хозяин! Мы надеемся, что с вами,
Как с человеком, жизнью умудренным,
Нам можно откровенно говорить.

Хозяин

К услугам вашим!

Флоренсьо

Буду очень краток.
Соперник мною был в Гранаде ранен
И, — как теперь мне кажется, — смертельно.
Есть слух, что власти ищут нас в Толедо.
Бежать отсюда поздно нам уже.
Не спрячете ли на ночь нас?

Хозяин

Охотно.
Я помещу вас в комнате, чьи окна
На церковь Непорочного зачатья
И кармелитский монастырь выходят.
Оттуда при нужде на дом соседний
Вы прыгнете и через скотный двор
По пустырю в обитель проберетесь.

Флоренсьо

Все ясно мне. Благодарю.

Бельтран

Хозяин!
А прыгать не опасно?

Хозяин

Что вы! Нет.

Бельтран

Признаюсь честно: я не слишком легок
И, так как не от ангелов рожден,
То и летать, как ангелы, не склонен.

Флоренсьо

Хозяин! Отоприте номер нам.

Хозяин

Инес!

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

То же и Лисена.

Лисена

Ну что ко мне вы привязались,
Как будто в доме нет других служанок?
О господи! Далась же вам Инес!
Иль думаете вы, я не устала,
Весь вечер ужин разнося гостям?

Хозяин

Открой им номер.

Лисена

Для чего?

Хозяин

Копунья!
Где ключ? Дай мне всю связку!

Лисена

Он потерян.

Хозяин

Что?

Лисена

Нет его.

Хозяин

Да вот же он! Живей!

Лисена

Зачем им этот номер? Есть другие.

Хозяин

Молчи, девчонка! Так угодно мне.

(Флоренсьо и Бельтрану, тихо.)

Входите же! Постели там найдутся.
А если постучатся альгуасилы,
Выпрыгивайте разом из окна.

Флоренсьо

Безмерно вам признателен, хозяин.

Бельтран

Ох как прыжки мне эти не по вкусу!

Хозяин

Схожу проверю, не видали ль нас.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Флоренсьо, Бельтран, Лисена.

Бельтран

(в сторону)

А мне-то прыгать для чего?

Флоренсьо

(Бельтрану, тихо)

Входи же!

Бельтран

Мой друг! Уж раз нам прыгать с высоты,
Надеюсь я, что первым прыгнешь ты.

Флоренсьо и Бельтран уходят.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Лисена одна.

Лисена

Кто предвидеть мог возможность
Столь внезапной неудачи
В миг, когда в успехе близком
Я уже не сомневалась?
Только заперла я на ночь,—
Чтоб никто не помешал мне,—
Ту, присутствие которой
Мне казалось столь опасным,
Как Флоренсио хозяин
Прячет в номер тот же самый!
Впрочем, я за это злиться
На хозяина не вправе:
Разве угадать он мог,
Что мадридок скрою там я,
Благо все ключи от комнат
Мне доверил он при найме?
Нет сомненья, поместил
В этот номер он гранадцев,
Чтобы слуги правосудья
Не могли до них добраться,
И с мадридками — о горе! —
Свел их, сам того не зная,
Так что четверо влюбленных
Ныне вместе оказались.
Страсть и ревность! Убивайте
Меня, чье недомыслье виновато
В том, что сошлись Флоренсио с Херардой!
Боже! Как еще живу я,
Эту казнь претерпевая,
Как не падаю под грузом
Столь неслыханных несчастий!
Мой Флоренсио с другой
Женщиною вместе заперт!
Он ее в уста целует,
Обнимает и ласкает!
Я же это знаю, вижу
И терплю, храня молчанье,
Хоть должна была бы небо
Потрясти стенаньем страшным,
Разломать с безумной силой
Эту дверь, будь даже стали
Дерево ее прочнее,
И убить обоих разом!
Страсть и ревность! Убивайте
Меня, чье недомыслье виновато
В том, что сошлись Флоренсио с Херардой!
Ты, Флоренсио, меня
Бросил для нее коварно.
Для чего же лгать, что ревность
Поводом к разрыву стала?
Первая моя любовь!
Ты последней будешь также.
Ибо я тебя, жестокий,
Позабыть уже не властна.
Боже правый! Я дрожу!..
Неужель они узнают
В темной комнате друг друга
И восторгам предадутся?
Ведь Херарде неизвестно,
Кто вошел туда во мраке,
А Флоренсио подавно
Встретить там ее не чает.
Тщетная надежда, прочь!
Сердце, зря не обольщайся!
Кто-нибудь да шелохнется,
Кто-нибудь да слово скажет.
Чуть к Флоренсио дойдет
Шорох или шепот слабый,
Как воскликнет он: «Кто здесь?»
И рванет из ножен шпагу,
А Херарда, услыхав,
Кто к ней в темноте взывает,
Милому ответ на возглас
Даст объятьем — не словами.
Нет, не в силах примириться
Я с такою пыткой адской!
Я не дам спокойно им
Этой встречей наслаждаться.
Пусть сорвутся с петель двери,
Пусть весь дом охватит пламя,
Пусть я, как Самсон, погибну
Вместе с капищем разврата![65]
Стены! Рушьтесь, убивайте
Меня, чье недомыслье виновато
В том, что сошлись Флоренсио с Херардой!

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Лисена, капитан Асеведо.

Капитан

Вот ты где, Инес!

Лисена

(в сторону)

О небо!
Мне его лишь не хватало!

Капитан

Я, с тех пор как ночь настала
И чело затмилось Феба,[66]
Жду тебя, но безуспешно,
Хоть стемнело уж давно.

Лисена

(в сторону)

Как мне быть? Не все ль равно
Той, в чьем сердце ад кромешный!
Впрочем, нет. Коль мы поладим
С капитаном, то… Смелей!
Пусть для ревности моей
Станет он противоядьем.

(Громко.)

С вами, капитан, пробуду
Вон в том номере я ночь,
Коль вы склонны мне помочь
Вытурить гостей оттуда.

Капитан

Штурмом брать готов с тобою
Я хоть стены Маастрихта![67]

Лисена

Полно! Уж врагов таких-то
Мы прогоним и без боя,
Коль под видом альгуасила
Явитесь вы к ним туда.

Капитан

Мне переодеться?

Лисена

Да,
Это бы не повредило.

Капитан

Слушаюсь. Однако помни:
Высажу ногой я двери,
Только молви слово.

Лисена

Верю.
Но скажите: для чего мне
Друг с поломанной ногой?

Капитан

Что ж, есть в этом свой резон.

Лисена

(в сторону)

Боже! Ну и фанфарон!

Капитан

(в сторону)

Ну и штучка, бог ты мой!

НЕОСВЕЩЕННАЯ КОМНАТА С ОКНАМИ, ВЫХОДЯЩИМИ НА КРЫШУ СОСЕДНЕГО ДОМА

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Флоренсьо, Херарда, потом Бельтран.

Флоренсьо

Хоть моя любовь — маяк,
Свет струящий даже ночью,
Мне увидеть вас воочью
Не дает, сеньора, мрак.

Херарда

Как сюда найти сумели
Доступ вы, мой друг сердечный?
Вам пришлось Инес, конечно,
Подкупить для этой цели.
Я так рада нашей встрече!

Входит Бельтран: он пробирается ощупью.

Бельтран

Эй, Флоренсио! Ты где?

Флоренсьо

Не шуми иль быть беде!

Херарда

Тс-с, Бельтран!

Бельтран

Я слышу речи,
Но не вижу ничего.

Херарда

Здесь мы, здесь!

Бельтран

Что тут такое?
Почему, хоть вас лишь двое,
Встретил я в углу…

Херарда

Кого?

Бельтран

Третью тень, что молчаливо
Кралась, за стену держась.
Тут я враз к постели шасть
И нырнул за полог живо.
Странно лишь, что мне, с рожденья
Столь несхожему с собакой,
Предъявила тень, однако,
В этом сходстве обвиненье,
Ибо в миг, когда попала
Мне она мизинцем в рот
И пустил я…[68]

Херарда

вас обругала?[69]

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Лукресья.

Лукресья

Ах, Бельтран! Неужто вам
Трудно в шутках быть пристойней?

Бельтран

Тише! Будьте поспокойней!

Лукресья

Где же наши?

Бельтран

А вон там.

Лукресья

Ну и тьма!

Херарда

Мой ненаглядный!
Как попали вы сюда?

Флоренсьо

Хоть гнала меня беда,
Я обрел приют отрадный.
Упоенья сладкий миг
Принесли мне страх и горе.
Так порою в шторм на море
Феб сквозь тучи кажет лик.
Я пришел сюда, дабы
Спрятаться от цепких рук
Правосудия…

Бельтран

Мой друг,
В этом виден перст судьбы,
Что влюбленного и даму
Сводит столь же неизменно,
Как встречает Тахо пенный
На пути своем Хараму.

Флоренсьо

Время ль спорить втихомолку,
Что, да как, да отчего?
Случай свел нас, и его
Упускать грешно без толку.
Наш приезд в Толедо — это
Беспримерный дар Фортуны.
Ночь! Стократ твой мрак безлунный
Мне милей дневного света.
Здесь, в Толедо, ты затмила
Ночи Аттики красою,
Ибо блещет предо мною
В темноте твоей светило,
Что самой Дианы чище.[70]

Бельтран

Тише! Возгласов столь громких
Издавать нельзя в потемках,
Коль вокруг погоня рыщет.

Лукресья

Так как вы любовных слов
Мне, Бельтран, не говорите,
Вы, я полагаю, мните,
Что они — удел глупцов.

Бельтран

Нет, Лукресия, сомненья,
Что сеньоре столь пригожей
Насказал бы я их тоже,
Будь хоть капля в них значенья.
Но они, заверить смею,
И бессмысленны и ложны.
Разве солнцем звать вас можно,
Если льда вы холоднее?
Было б вам самой досадно
Фениксом именоваться:
Носа вашего раз в двадцать
Больше клюв его громадный.
Утверждать, что вы — алмаз,
Тоже комплимент неловкий,
Ибо, если так, шлифовке
Следует подвергнуть вас.
Вас с сокровищем сравнить
Я отнюдь не помышляю,
Ибо золото желаю
Расточать, а не хранить,
Твердо зная, что от вора
Клад свой не уберегу.
Словом, лестью не могу
Осыпать я вас, сеньора.

Капитан

(за сценой)

Эй!

Флоренсьо

Беда! Стучатся к нам.

Бельтран

Кто и чем? Жезлом судейский
Или вор рукой злодейской?

Флоренсьо

Подойди, Бельтран, к дверям.

Капитан

Отоприте! Это власти!

Лукресья

Пробил наш последний час!

Херарда

Наш хозяин выдал нас.

Бельтран

Власти? Боже! Вот несчастье!

Флоренсьо

Прыгай!

Бельтран

Всюду мрак безлунный.
Прыгать я боюсь до света.
Наш приезд в Толедо — это
Злая каверза Фортуны.

Флоренсьо

Над горячностью моей
Вновь ты, зубоскал, трунишь?
Прыгай!

Бельтран

Нет, дружок! Шалишь!

Флоренсьо

Тут невысоко. Смелей!

Бельтран

Я — не кот, и не суметь
Мне пройти по кровле.

Флоренсьо

Тише!

Бельтран

Полно! Все равно на крыше
Мне пришлось бы нашуметь:
Ведь ее и без прыжков
Продавил бы вес мой голый.

Флоренсьо

Экий человек тяжелый!
Прыгай же — и будь таков!

Бельтран

Да, тяжел я, друг любезный,
А не то бы по канату
Пред толпой ходил за плату,
Что для кошелька полезно.

Флоренсьо

Прыгай, трус!

Бельтран

Твой гнев напрасен.
Что я — пес ученый?

Флоренсьо

Нет.
Тот храбрей.

Бельтран

Тебе вослед
Прыгнуть я вторым согласен,
Хоть сейчас мы к небу ближе,
Чем, увы, к земле.

Флоренсьо

Вломиться
Могут к нам. Спеши.

Бельтран

В темнице
Мы и то сидели б ниже.
Чем ломать хребет о кровлю,
Лучше я в тюрьму пойду.

Флоренсьо

Прыгай!

Бельтран

Нет, я обожду
И сперва пославословлю
Ночь в Толедо, что затмила
Ночи Аттики красою.

Флоренсьо

Схватят нас сейчас с тобою.

Бельтран

Значит, так судьба судила.
Что же делать! При моем
Весе прыгать слишком трудно.

Флоренсьо

До свиданья!

Бельтран

Безрассудный,
Стой! Мы выпрыгнем вдвоем.
Другу верный до могилы,
Жизнью я готов рискнуть
За него.

Флоренсьо

А, будь что будь! Прыгаю!

(Выпрыгивает в окно.)

Бельтран

Счастливо, милый!

Херарда

(Лукресье)

Отопри!

Бельтран

Постойте, дамы!
Дайте спрыгнуть.

Лукресья

У, медлитель!

Бельтран

Ну зачем, о вседержитель,
Лезем черту на рога мы?

(Выпрыгивает в окно.)

Лукресья отпирает дверь.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Херарда, Лукресья, Лисена.

Лисена

Успокойтесь! Он убрался.

Херарда

Кто?

Лисена

Какой-то альгуасил,
Что мошенника ловил.

Херарда

Боже, как он в дверь стучался!

Лисена

Где Флоренсио?

Лукресья

Сбежал.

Херарда

Спрыгнул из окна во тьму.

Лисена

А Бельтран?

Лукресья

Вослед ему
Выскочил, хоть и дрожал.
Кстати, кто свел их и нас?

Лисена

Я, чтоб вас развеселить.
Альгуасила удалить
Мне же удалось сейчас.

Херарда

Наше счастье!

Лукресья

Нам придется
Им вдогон Инес послать,
Чтоб они пришли опять.

Лисена

Пусть сначала шум уймется.
После этого друзья
Сами возвратятся к вам.
Комнату свою отдам
До утра Херарде я,
А Лукресию в другую,
Что напротив, помещу.

Херарда

Как без друга я грущу!

Лисена

Вашу грусть понять могу я.

Херарда

Ах, Инес! Устрой нам эту
Встречу!

Лисена

Следуйте за мною.

Херарда

Путеводною звездою
Будешь мне сиять во тьме ты.

Лисена

Сил не пощажу я, чтобы
Все уладились дела…

(в сторону)

И чтоб памятна была
Ночь в Толедо вам до гроба.

Все уходят.


ДВОР СОСЕДНЕГО ДОМА. НА ЗАДНЕМ ПЛАНЕ ВИДНЫ КРЫШИ

Флоренсьо, Бельтран.

Флоренсьо

Ты цел?

Бельтран

Все кости мне переломало.

Флоренсьо

Где это мы?

Бельтран

А я откуда знаю?
Не существует в мире карты крыш
Иль лоции, которая учила б
Курс по конькам прокладывать меж труб,
И Птолемея нет по части кровель.[71]

Флоренсьо

Схож этот дом, как я могу судить,
С гостиницею.

Бельтран

Он и служит ею.
Их тут стоит вдоль улицы немало
От самой церкви до монастыря.

Флоренсьо

Вон тот сарай, по-моему, курятник.

Бельтран

Сдается мне, что где-то здесь под крышей
Есть улей.

Флоренсьо

Нет, не улей, а гнездо
Прожорливых шмелей иль хищных ос,—
Их жала мне вконец изрешетили
Лицо и руки.

Бельтран

Мне же, видит небо,
Одна из этих тварей в нос впилась
Так глубоко, что стал он словно хобот.

Флоренсьо

Быть может, нам в курятнике укрыться?

Бельтран

Ну, нет! Едва туда я заглянул,
Сеньор петух мне преградил дорогу
И, мня, что кур я воровать явился,
Украсил синяком мой правый глаз.

Флоренсьо

Я очень грязен?

Бельтран

Да, ты весь в навозе.

Флоренсьо

Куда ж это сперва мы угодили?

Бельтран

В свинарник, где насело на меня
Так много блох, что я чуть-чуть не помер.

Флоренсьо

А я к тому ж от пса лишь чудом спасся.

Бельтран

Тебе всегда везет!

Флоренсьо

А ты искусан?

Бельтран

Да, облегчил мне левую икру
Он ровным счетом на полфунта мяса.

Флоренсьо

Как это свояка он не узнал?

Бельтран

С ним не в свойстве я, ибо он — дворняга,
А я пусть и собака, но идальго.

Флоренсьо

Ох, что за ночь!

Бельтран

Будь я чуть-чуть умнее,
Давно бы уж зарекся я влюбляться.

Флоренсьо

Влюбляться? Да при чем же здесь любовь?

Бельтран

При том, что хорошо любить в Толедо,
Да только днем, а не во тьме ночной:
Тут слишком много крыш крутых и скользких,
Ос, петухов, курятников и блох,
Свинарников, собак и альгуасилов.

Голоса

(за сценой)

Здесь воры! Воры!

Бельтран

Не было несчастья!

Флоренсьо

Увы, перебудили мы весь дом!

Голос

(за сценой)

Подай мне аркебуз! Спусти собаку!

Бельтран

Ты слышишь, друг? Речь обо мне идет.
Узнали нас.

Флоренсьо

Зайдем-ка мы в конюшню
И до зари от страха подрожим,
А коль и там найдут нас, убежим.

Флоренсьо и Бельтран уходят.


ДВОР ГОСТИНИЦЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Финео один.

Финео

О маска дня, о ночь, чьей красотой
Пленяются поэты так охотно!
Весь мир во мраке скрой бесповоротно,
Как скрыла лик планеты золотой!
Меня с Инес окутай темнотой,
И белый, как фламандские полотна,
Покров из ткани дорогой и плотной
Я возложу на твой алтарь святой.
Мгла! Помоги мне в этот тихий час
Взять верх над Аталантою моею,
Что ускользала от меня не раз.
Как встарь для Купидона и Психеи,
Стань простынею брачною для нас,[72]
Чтоб мой ревнивый пыл уснул под нею.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Финео, поручик Каррильо.

Поручик

(не замечая Финео)

Пора, когда все спит, и лишь ручей
Звенит, не умолкая до денницы,
И в тишине слипаются ресницы
Всевидящих, как Аргус, матерей;[73]
Ночь, синий плащ, сокрывший от очей
Вселенную без края и границы;
Ночь, книга вечных тайн, на чьи страницы
Наносит знаки бог рукой своей!
Пусть мне, в чье сердце яд любви проник,
Твои благоприятствуют светила,
Чтоб от меня моя звезда свой лик
Из зависти к Инес не отвратила
И я вкусил блаженства сладкий миг,
Пока о дне заря не возвестила.

Финео

(про себя)

Видимо, с Инес прекрасной
Не один я жду свиданья.
Ухожу: ведь мне вниманье
Привлекать к себе опасно.

(Уходит.)

Поручик

Был здесь кто-то из гостей,
И, ручаюсь головою,
Ждал того же он, чего я
У Инес просил моей.
Я исполнен гнева, но
Должен им кипеть в молчанку:
Ведь трактирную служанку
Ревновать к гостям смешно.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Поручик Каррильо, капитан Асеведо.

Капитан

(не замечая поручика)

Час преступлений и нечистых снов,
Ночь черная, предательская, злая!
Завидуешь ты солнцу, расстилая
Над миром тьму, как гробовой покров.
Союзница распутниц и воров,
Бесстыдная, трусливая, гнилая!
Убийство поощряешь ты, вселяя
Испуг в овец и бешенство в волков.
О, хаоса излюбленная дочь!
Тебя я заклинаю: будь готова
Мой грешный пыл мне утолить помочь!
Пусть воспоют тебя за это совы
И пусть вовек день не прогонит прочь
Мрак, что затмил лик солнца золотого.

Поручик

(в сторону)

Кто-то из гостей тут бродит,
На окно Инес взирая.

Капитан

(в сторону)

Кто это, со мной играя,
С козырей моих же ходит
И, как я, во тьме ночной
Ждет Инес?

Поручик

(в сторону)

Неужто здесь
Капитан? Да, так и есть.

Капитан

(в сторону)

Э, да тут поручик мой!

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Финео.

Финео

(в сторону)

Возвращаюсь я в надежде,
Что убрался тот, кого я
Видел… Ба! Теперь здесь двое,
Хоть всего один был прежде.
Первый на меня глядит,
А второй ко мне все ближе.
Ими та же страсть, я вижу,
Что и мной руководит.
Вновь я удалюсь сейчас,
Чтоб себя не дать узнать.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Поручик Каррильо, капитан Асеведо.

Капитан

(в сторону)

Видимо, Инес сыграть
Хочет много партий враз,
Что не трудно, ибо нами
Вертит эта штучка смело,
Словно шахматист умелый
Пешками или конями.
Раз, как мне известно, ею
И поручик мой пленился,
Значит, в плен я ухитрился
Сдаться вместе с ротой всею.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

То же, Лусиндо и Рисело.

Капитан

Вон два рекрута бесславно
Тащатся во вражий стан.
Коль не стоек капитан,
То солдаты — и подавно.

Лусиндо

(не замечая поручика и капитана)

Ночь, благостная кроткая богиня…

Рисело

(не замечая поручика и капитана)

Ночь, гнусная носительница зла…

Лусиндо

Раскинь над миром ясные крыла!

Рисело

Яви вселенной лик свой трупно-синий!

Лусиндо

Пусть в окна к милой месяц глянет ныне.

Рисело

Пусть умыслам моим поможет мгла.

Лусиндо

Херарда нежность в сердце мне влила.

Рисело

Лукресии я алчу, как Тарквиний.[74]

Лусиндо

Ночь! Ты и упоенье — неразрывны.

Рисело

Ночь! Без тебя смешон любовный пыл.

Лусиндо

Ночь! Исцели недуг мой неизбывный!..

Рисело

Ночь! Сделай так, чтоб страсть я утолил!..

Лусиндо

И возложу я на алтарь твой дивный…

Рисело

Сапожный вар…

Лусиндо

Агат…

Рисело

Бутыль чернил.

Лусиндо

(к Рисело, тихо)

Узнаешь вон тех двоих?
То Бельтран и друг его!

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и Финео.

Финео

Ба, два новых! Итого,
Здесь я вижу четверых.
Коль и в третий раз на грех
Я уйду, — пиши пропало,
Ибо места будет мало
В комнате Инес для всех.
Что за мужество таится,
Как остер быть должен разум
В той, что с пятерыми разом
Поединка не боится!
Я не робкого десятка
И померяюсь с троими,
Но сражаться с четверыми
Было б даже мне не сладко.
С пятерыми же схватиться,
Да еще в столь поздний час,
Может только тот из нас,
Кто и черта не боится.
Нет, Инес перестаралась:
Кто-нибудь да сладит с нею.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Те же и Лисена.

Лисена

(в сторону)

Верить я глазам не смею!
Сколько здесь глупцов собралось!
Видно, в сырости полночной,
Как грибы, они растут.

Капитан

(тихо)

Эй, Инес!

Поручик

(тихо)

Инес, я тут!

Лисена

(в сторону)

Нет, дивиться, что столь точно
Все явились, не должна я:
У мужчины — ум гусыни.
Что же я скажу им ныне?

Финео

(тихо)

О Инес!

Лусиндо

(тихо)

Инес, родная!..

(В сторону.)

Что за вздор несу я?

Лисена

(в сторону)

Ах,
За свое они опять!
Но придется поискать
Им любви в других местах;
Я сообразила, к счастью,
Как от них освободиться.

(Громко.)

Что стряслось? Кто здесь толпится?

(Кричит.)

Мы горим! Пылаем!..

(В сторону.)

Страстью!

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Те же и хозяин гостиницы.

Хозяин

Где горит?

Лисена

Сеньор! Огнем
В кухне озарилась дверь.

Капитан

(в сторону)

Черт! Не до любви теперь.

(Уходит.)

Поручик

(в сторону)

Ухожу. Вернусь потом.

(Уходит.)

Лусиндо

(к Рисело, тихо)

Возвратимся чуть попозже.

Лусиндо и Рисело уходят.

Финео

(в сторону)

Спятила девчонка эта!

(Уходит.)

Хозяин

В кухне я не вижу света.

Лисена

Тс-с, сеньор! Горим, о боже!

УЛИЦА

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Флоренсьо, Бельтран.

Бельтран

Ну, бежим!

Флоренсьо

Бежать? К чему?

Бельтран

А к тому, чтоб не догнали.

Флоренсьо

Ну и ночь была!

Бельтран

Была ли?
Разве день рассеял тьму?

Флоренсьо

Это верно. До зари
Долго ждать еще придется.

Бельтран

Время — час, как мне сдается.

Флоренсьо

Где там час! Давно уж три.

Бельтран

Нет, будь дело к утру близко,
Как ты мнишь, мой друг сердечный,
Семь сестер Плеяд, конечно,
Не стояли бы так низко.[75]
Боже мой! Нет горше пытки,
Чем в конюшне проваляться
Три часа и блох набраться!

Флоренсьо

Блох? О нет! Они так прытки,
Что весьма с чертями схожи.

Бельтран

Нет, скорее с палачами:
Жертву рвут они клещами.

Флоренсьо

Ну и ночка!

Бельтран

Ну и ложе!

Флоренсьо

Надо ж было нам влюбиться
В этом городе чужом!

Бельтран

Ночь зато прекрасна в нем!

Флоренсьо

Перестань, дружище, злиться!

Бельтран

Не могу.

Флоренсьо

Да что с тобою?

Бельтран

Погибаю я от блох.

Флоренсьо

Что за ночь, помилуй бог!
Не затей в Гранаде боя
Я с Эстасьо, мы теперь
Страху бы не натерпелись.

Бельтран

Мы б в конюшне отсиделись,
Не открой хозяин дверь
Так, что я от боли взвыл.

Флоренсьо

Взвыл? С чего б? Не постигаю.

Бельтран

Он, засов отодвигая,
Мне его в бедро вдавил,
Этою железной палкой
Так продрав мои штаны,
Что они сейчас должны
Выглядеть довольно жалко.

Флоренсьо

Я и сам не слишком цел,
Ибо так какой-то мул
По пути меня лягнул,
Что к дверям я отлетел,
Стукнулся во тьме кромешной
О косяк виском с размаху
И, не чуя ног от страху,
Выбежал во двор поспешно.
У меня вся голова
От удара посинела,
И брожу я одурело,
На ногах держась едва.
Ночь в Толедо и любовь!
Чтобы черт побрал вас!

Бельтран

Тихо!
Глянь: народ!

Флоренсьо

Хлебнем мы лиха!
Нам уже не скрыться вновь.

Бельтран

Как нам быть?

Флоренсьо

Стоять на месте.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, два альгуасила, судейский чиновник и ночной дозор.

Первый альгуасил

Кто здесь?

Флоренсьо

Мы.

Первый альгуасил

Кто — мы? Точней!

Флоренсьо

Люди чести, дуралей!

Первый альгуасил

Спят давно все люди чести.

Бельтран

Значит, вы — не из таких.

Первый альгуасил

Стойте! Вами суд займется.

Флоренсьо

(Бельтрану, тихо)

В чем же нас винят?

Бельтран

Найдется
Обвинение у них.

Флоренсьо

Исхитрись себя назвать
Именем чужим.

Бельтран

Ты тоже.

Судейский

Вы бежать хотите все же?

Бельтран

Нет, но я устал стоять.

Судейский

Ладно, принести им стул!
Из каких вы оба, кстати?

Флоренсьо

Из приезжих.

Судейский

Род занятий?

Флоренсьо

Кавальеро.

Судейский

Эк махнул!
Вы куда держали путь?

Бельтран

Мы? В гостиницу.

Первый альгуасил

Откуда?

Второй альгуасил

(судейскому)

Врут они, и вам не худо Было б плутов припугнуть.

Судейский

Развести их не преминь:
Врозь нам допросить их надо.

Бельтран

(в сторону)

Дай господь, чтоб про Гранаду
Не пронюхал он! Аминь!
Для того ли в суматохе
Мы по крышам убегали,
Для того ли нас лягали
Мулы и кусали блохи,
Чтоб так глупо и так скоро
Дать себя схватить властям?
Эх, и не везет же нам!

Флоренсьо

Поучтивее, сеньоры!
Мы — дворяне.

Первый альгуасил

Ваше имя?

Флоренсьо

Дон Фернандо.

Первый альгуасил

Кто был с вами?

Флоренсьо

Кавальеро. Вы ушами
Это слышали своими.

Первый альгуасил

Как его зовут?

Флоренсьо

Марсалом.

Первый альгуасил

Местожительство?

Флоренсьо

Хихон.

Судейский

(первому альгуасилу)

Так. Теперь, узнав, кто он,
…………………………….[76]

К судейскому подводят Бельтрана.

Кто вы?

Бельтран

Как понять вопрос?

Судейский

Как зовут вас, я спросил?

Бельтран

В детстве я Томико был;
Стал Томе, когда подрос.

Судейский

Что у вас за отношенья
С этим кавальеро?

Бельтран

С ним
Дружбу свято мы храним
Чуть не с самого рожденья.

Судейский

Как его зовут?

Бельтран

Дон Блас.

Судейский

Родом он?..

Бельтран

Из Талаверы.

Первый альгуасил

Взять воров!

Флоренсьо и Бельтрана хватают.

Бельтран

Что за манеры!

Первый альгуасил

Он манерам учит нас!
Подлый лжец, мошенник гнусный!

Судейский

Уж не тех ли мы словили,
Кто орудовал в Севилье?

Первый альгуасил

Нет, те более искусны:
Трудно врать властям глупей,
Чем два эти дурня врут.
Пусть в тюрьму их отведут.

Флоренсьо

Но, сеньоры…

Первый альгуасил

Марш, злодей!

Второй альгуасил

На галеры из темницы
Угодят пройдохи эти.

Бельтран

(в сторону)

Не отведать бы нам плети!

Флоренсьо

(в сторону)

Все, конечно, разъяснится,
Но как хочется мне, чтобы
Поскорей заря взошла!

Бельтран

(в сторону)

Только бы не довела
Ночь в Толедо нас до гроба!

ДВОР ГОСТИНИЦЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лисена; Херарда и Лукресья в крестьянском платье.

Херарда

Зачем ты вас одела в эти платья?

Лисена

Входите вон в ту дверь, и своего
Флоренсио вы примете в объятья.

Лукресья

Как! Он вернулся? Что за колдовство!

Лисена

Прокрались, — в том могу вам слово дать я,—
Сюда по крышам он и друг его.
Ничто столь ловким людям не препона:
Вдвоем они осилят и Самсона.

Херарда

Неужто он вернулся?

Лисена

Здесь ваш друг.
Но говорите тише — слишком много
Вздыхателей моих снует вокруг.
Коль вас окликнут, отвечайте строго,
Что вы — Инес и что вам недосуг
Стоять и пустословить у порога.
Идите же к тому, кто красотой
В Гранаде всех затмил.

Херарда

О страх пустой!
Бессмыслен ты! Ведь друг меня женою
Назвать поклялся!

Лисена

Клятву сдержит он.

Херарда входит в дом.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Лисена, Лукресья.

Лукресья

Инес! А где Бельтран, что стал звездою,
Чей свет мой озаряет небосклон?

Лисена

Он, к вам стремясь и сердцем и душою,
Затем что в вас без памяти влюблен,
Ждет в комнате напротив встречи с вами.

Лукресья

Как спесь с него посбило!

Лисена

Чем?

Лукресья

Прыжками.

Лисена

Входите же! А если кто-нибудь
Вас перехватит возле двери самой,
Вы, как Херарда, сможете прилгнуть,
Что вы — Инес, и тем избегнуть срама.

Лукресья

Ну что ж, не грех и обмануть чуть-чуть
Поклонников твоих, что так упрямы.

Лисена

Друзьям же вашим сказано, что им
Звать надлежит вас именем моим.

Лукресья

И, значит, ни одна душа живая
Не будет знать, кто мы такие?

Лисена

Нет.

Лукресья

Иду.

(Входит в дом.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Лисена одна.

Лисена

О солнце, я к тебе взываю!
Ночному мраку не спеши вослед
Иль, сеть моих уловок разрывая,
В мой саван превратит ее рассвет,
Хотя должна — я твердо верю в это —
Победа мне достаться до рассвета.
Я верх возьму над милым мне врагом,
Сумев ту даму, что его пленила,
Вернуть ее поклоннику, о ком
Она так легкомысленно забыла
И чьею снова станет с первым днем.
О хитрость! Ты — бессильных женщин сила,
И за одну лишь ночь ход жизни всей
Мы изменяем с помощью твоей.
Я, честь храня, чтоб имя предков честных
Не запятнал их правнучки позор,
Себя от домогательств неуместных
Успешно ограждала до сих пор.
Когда же глянет Феб с высот небесных
И синей мглы раздернется шатер,
Надежд лишу я, как это ни грустно,
Всех, в ком подогревала их искусно.
Чу, стук в ворота! Чей это визит?
Ужели он сулит мне огорченья?

Бельтран

(за сценой)

Откройте!

Лисена

Кто там?

Флоренсьо

Живо!

Лисена

(про себя)

То кричит
Флоренсио. Вот редкое везенье!

(Громко.)

Иду!

(Отворяет ворота.)

Входят Флоренсьо и Бельтран.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Лисена, Флоренсьо, Бельтран.

Лисена

Сеньоры! Что у вас за вид!

Флоренсьо

Я в жизни не переживал мгновенья
Ужасней этой ночи.

Лисена

Почему?

Флоренсьо

Чуть было не попали мы в тюрьму
И столько прочих бедствий претерпели,
Что до утра не описать их нам.
Живого места нет у нас на теле.
Сюда, не будь со мной Бельтрана, сам
Я не дошел бы.

Бельтран

Поплутав без цели
По крышам, по дворам и пустырям,
На улицу мы выскочили все же,
В пыли и в том, что называть негоже.
Но тут двух альгуасилов черт принес,
И помню я дальнейшее неясно:
Когда нас пробирает страх всерьез,
Мы над собой становимся не властны.
Нам учинили тотчас же допрос,
Мы долго объяснялись, но напрасно:
В тюрьму ночной дозор нас поволок.

Лисена

Чего нам только не готовит рок!

Флоренсьо

Когда нас к перекрестку подводили,
За шпагу удалось схватиться мне
И… Но, Бельтран, ужель освободили
Себя мы наяву, а не во сне?

Бельтран

Какой там сон! Двум стражам угодили
Плашмя две наши шпаги по спине,
И в тот же миг, гонимые испугом,
К алькáсару мы побежали с другом,
Но в ров упали, так что мимо нас
Погоня проскочила, вероятно,
И не лишились мы на этот раз
Свободы, человеку столь приятной,
А выбрались наверх и сей же час
Направились в гостиницу обратно.
Что с дамами?

Лисена

Они вас обе тут
В двух помещеньях возле кухни ждут.

Флоренсьо

Прощай! Иду к Херарде, коей вечно
Служить почту за счастье и за честь.

Лисена

Идите, раз вы так бесчеловечны,
Что мне ее решили предпочесть.

Бельтран

Инес! Ты нас проводишь?

Лисена

Да, конечно.

Бельтран

Конец тебе, о ночь в Толедо, здесь!

Лисена

(в сторону)

Ну нет! Победу праздновать вам рано:
Верх я возьму при помощи обмана.

Все уходят.

УЛИЦА ПЕРЕД ГОСТИНЙЦЕЙ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Альгуасилы, судейский чиновник, ночной дозор.

Первый альгуасил

Нет, я не ошибся: здесь
Скрипнули ворота вдруг.

Второй альгуасил

Да, и я расслышал стук.

Судейский

Значит, основанье есть
В дом войти.

Первый альгуасил

Откройте!

Второй альгуасил

Живо!

Судейский

Все молчит.

Хозяин

(за сценой)

Инес!

Первый альгуасил

Беспечно
Спит хозяин.

Второй альгуасил

Ну конечно,
Все мы вовремя сонливы.

Первый альгуасил

Он здесь ни при чем, и дать я
Слово не колеблюсь в том,
Ибо это честный дом,
Где встречают всех по платью,
Так что не нашел бы вор
У хозяина приюта.

Второй альгуасил

Значит, оба наши плута
Сами забрались во двор.

Хозяин

(за сценой)

Эй, Инес! Открой ворота!

Судейский

Встали вы, хозяин?

Хозяин

(за сценой)

Встал.
Ну и слуг мне бог послал!
Дрыхнуть — вот вся их забота.

(Выглядывает в окно.)

Кто там?

Первый альгуасил

Власти!

Хозяин

Очень рад,
Хоть мы ночью вас не ждали.

Второй альгуасил

Номера кому вы сдали?

Хозяин

У меня сейчас стоят
Два гранадца, три мадридца
И военных двое.

Судейский

Вам
Их созвать придется к нам.

Хозяин

(про себя)

Удалось гранадцам скрыться —
В том ручаюсь головой.

(Кричит.)

Все вставайте!

(Альгуасилам и судейскому.)

Что сеньорам
Нужно?

Первый альгуасил

Ищем мы с дозором
Двух злодеев.

Хозяин

Страх какой!

Второй альгуасил

Сбили нас они с пути,
Но следы сюда ведут.

Судейский

Скоро там?

Хозяин

Жильцы идут.

Первый альгуасил

Дайте нам во двор войти.

Хозяин отходит от окна, спускается и отворяет ворота. Альгуасилы, судейский и стража входят во двор.

ДВОР ГОСТИНИЦЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Альгуасилы, судейский, хозяин гостиницы, ночной дозор, капитан Асеведо, потом поручик Каррильо.

Капитан

Разве преступленье ночью
Ждать свиданья с той, кого
Незадолго до сего
Здесь же видел я воочью?

Второй альгуасил

Эту даму сей же час
Нам представьте!

Входит поручик Каррильо.

Поручик

Вот я.

Капитан

Вы?
Вы, Каррильо?..

Поручик

Да, увы!

Капитан

Ловко ж обманули нас!

Поручик

Здесь Инес меня просила
Дожидаться с ней свиданья.

Капитан

Точно то же приказанье
Отдано мне ею было.
Вот я и молчал, боясь,
Что меня тут обнаружат.

Второй альгуасил

(хозяину)

Сколько лет Инес вам служит?

Хозяин

День всего, как нанялась.

Второй альгуасил

Кто вон эти два сеньора?

Хозяин

Капитан один из них.
С ним поручик.

Судейский

А других
Мне покажут?

Капитан

Вот умора!
Стало быть, пришлось нам тут
Не Инес — друг друга ждать?

Поручик

Да.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Лусиндо.

Лусиндо

Что власти жаждут знать?

Первый альгуасил

Ваше имя и маршрут.

Лусиндо

Дама, бывшая со мной,—
Мне супруга.

Хозяин

Вот те на!
Это с коих пор?

Лусиндо

Она
Стала мне сейчас женой.

(Зовет.)

Где же вы, Херарда, скрылись?

Входит Лукресья.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Лукресья.

Лукресья

Я — Лукресия, Бельтран.

Лусиндо

Я — Лусиндо.

Хозяин

Вы в обман
Оба даться ухитрились.

Лукресья

Но ведь мне Бельтран сказал,
Чтобы я его ждала!

Лусиндо

Мне ж — Херарда.

Судейский

Ну дела,
Чтобы черт вас с ними взял!

Первый альгуасил

Что, хозяин, тут случилось?
Комнаты откройте нам.

Хозяин

Ничего попять и сам
Не могу я, ваша милость:
Здесь виной Инес — не я.
Ах чертовка!..

Второй альгуасил

(стучится)

Отоприте!

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Финео.

Финео

Зря не тратьте вашей прыти:
Там лишь милая моя.

Судейский

Ну и ну!

Хозяин

О царь небес!
Не сносить мне головы!

Судейский

(хозяину)

Вот как ни при чем тут вы!

Хозяин

(к Финео)

Кто же с вами был?

Финео

Инес.
Разве преступленье, коли
Проведет часок влюбленный
С судомойкой благосклонной?

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Херарда.

Первый альгуасил

Это судомойка, что ли?

Херарда

Где Флоренсио, кому
Отдана я навсегда?

Финео

Вы — Херарда? Вы?

Херарда

Ну да!

Финео

Ничего я не пойму!

Херарда

Как? Финео?

Финео

Я.

Херарда

Грешна
Перед вами я безмерно.

Финео

Рад, что стали вы неверны.

Херарда

Рада, что не я одна.

Финео

Я Инес обманут.

Херарда

Вам,
Как и мне, она лгала.

Второй альгуасил

В ней, как видно, корень зла.

Судейский

К нам ее!

Первый альгуасил

(стучится)

Эй! Где вы там?

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же, Бельтран и Рисело.

Бельтран

Нет, с какой вам было стати
Заключать меня в объятья?

Рисело

Только с той, что избежать я
Ваших не успел объятий.

Бельтран

Я с Лукресией обняться
Жаждал.

Рисело

Встречи с ней я ждал.
Кто же вас сюда прислал?

Бельтран

Кто вам здесь велел скрываться?

Рисело

Мне? Инес.

Бельтран

Меня? Она же.

Хозяин

Ну и девка! Смех и грех!

Капитан

Провела она нас всех!

Бельтран

Как! И капитана даже?

Первый альгуасил

Неужели до утра
Нам девчонку эту ждать?
Попрошу ее позвать.

Хозяин

Нанял я ее вчера,
Ибо знал, что на неделе
К нам гостей наедет сила,
А Инес тут всех взмутила!

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и Флоренсьо.

Флоренсьо

Для чего шуметь без цели,
Если с точки зренья света
Я теперь Херарде муж?

Херарда

Что вы мелете за чушь?

Флоренсьо

Нет, не чушь, а правда это.

Херарда

Но Херарда — я, друг мой!

Флоренсьо

Значит, в эту ночь глухую
Принял я за вас другую.

Херарда

То же вышло и со мной,
И Финео отдана я.

Флоренсьо

Я Инес был сбит с пути.

Херарда

Как и я.

Хозяин

Где нам найти
Эту девку, я не знаю.
Нет, держать служанок в холе —
Грех: от этого все беды.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Те же и Лисена.

Лисена

Здесь я — и сюда в Толедо
Прибыла своею волей.
Не Инес я, а Лисена,
Дама знатная, и в том,
Будь вы в городе моем,
Вы б уверились мгновенно.
За Флоренсио коварным
Я отправилась вдогонку
И в гостинице вот этой
Сделалась служанкой скромной.
Был мой друг неблагодарный
Встречен здесь случайно мною,
И, узнав, что той вон дамой
Он увлекся, я обоих
Женской хитростью своей
Победила.

Первый альгуасил

Это новость!
В доме нет гостей других?

Хозяин

Нет. Все постояльцы в сборе.

Первый альгуасил

Кто ж из них те два злодея?

Второй альгуасил

Тут на них похожи двое,
Но поскольку все твердят
Нам, что это два достойных
Кавальеро из Гранады,
Лишь один задам вопрос я:
Равны ли по положенью
Эти дамы вам, сеньоры?

Первый альгуасил

Все молчат.

Второй альгуасил

Прошу ответить.

Финео

Да, с Херардою я ровня.

Лусиндо

И с Лукресиею я.

Флоренсьо

И с Лисеной я.

Второй альгуасил

Довольно!
Иль друг другу руки вы
Подадите полюбовно,
Иль тюрьма всех ждет.

Финео

Херарде
Я свою подам охотно.

Лусиндо

Я — Лукресии.

Флоренсьо

Лисена
Пусть свою подаст мне тоже.

Капитан

Мне — поручик.

Бельтран

Мне — Рисело.

Поручик

Вы уж обнимитесь снова.

Флоренсьо

(альгуасилам)

Соблаговолите с нами
Здесь отужинать сегодня
И от нас пятьсот эскудо
Получить за беспокойство.

Первый альгуасил

Жить вам до ста лет!

Бельтран

(в сторону)

Сказал бы
И не то я за пять сотен!

Флоренсьо

Здесь, почтенное собранье,
Ночь в Толедо мы и кончим.

МАДРИДСКИЕ ВОДЫ

Перевод Ю. КОРНЕЕВА

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Лисардо, Рисело, Октавьо, Херардо, Флоренсьо — кавальеро.

Пруденсьо — старик.

Белиса — его дочь.

Теодора — тетка Белисы.

Марсела — дама.

Бельтран, Салусьо — слуги

Леонора — рабыня.

Певцы и музыканты.

Слуги.


Действие происходит в Мадриде.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

УЛИЦА

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лисардо, Рисело.

Лисардо

Здесь она должна пройти.

Рисело

Как роскошно храм украшен!

Лисардо

День обрéтенья креста —
Чтимый у мадридцев праздник.

Рисело

Нет, его не здесь, конечно,
А в Севилье видеть надо.

Лисардо

Верно, там его справляют
С благолепием и тщаньем.
Но гляди — она!.. Аврора
Мрак не ярче освещает,[77]
Чем ее краса глухую
Монастырскую ограду.
Огласи решетки этих
Келий-клеток, рой пернатый;
Улицы Мадрида, станьте
Шелковистыми лугами;
Кони, ждущие хозяев,
Ржаньем радостным встречайте
Юную зарю, что всходит,
Сыпля взоров жемчуг влажный!

Рисело

Что за слог!

Лисардо

Любой влюбленный —
Чуточку поэт.

Рисело

Однако
Вспомни, что теперь уж полдень,
Раз лишь без пяти двенадцать
Проповедь пришла к концу;
Так что ты с зарею ранней
Сравнивать свою красотку
Лишь с большой натяжкой вправе;
А уж влажным взор прелестной
В полдень не зови подавно —
В этот час и травы сохнут,
Ибо нынче третье мая.

Лисардо

Тс-с, Рисело! Вот она.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Белиса и Теодора, закутанные в мантильи.

Теодора

Скромность — вот что женщин красит.
Первая ж ее примета —
Взгляд не отрывать от праха,
Где ступают наши ноги.

Белиса

Ясно.

Теодора

Что же ты бросаешь
Взор вон на того мужчину?

Белиса

Вы же сами мне сказали,
Чтобы я на прах глядела,
А мужчина — прах, не так ли?

Теодора

Прах-то прах, да не дорожный.

Белиса

Тот, что я топчу ногами,
Платье мне мешает видеть.

Теодора

Вновь уловки? Но, ручаюсь
Матерью твоей покойной,
Я от них тебя отважу.
Как! Опять глазеешь?

Белиса

Я?

Теодора

Подаешь ему ты знаки.

Белиса

Нет, ищу, за что схватиться,
Ибо с ног валюсь под градом
Незаслуженных нападок.

Рисело

Поддержи, Лисардо, даму.

Лисардо

(подавая Белисе руку)

Извините, я сорвать
Не успел с руки перчатку.

Теодора

Вот наглец!

Белиса

Без вас, сеньор,
Непременно б я упала.

Лисардо

Это было бы паденье
Ангела или ярчайшей
Из небесных звезд.

Теодора

А мне
Лишняя напасть. Ступайте
С богом, кавальеро.

Лисардо

Пусть
Небо вас хранит…

(в сторону)

А также
И меня от вашей злобы.

Теодора

(Белисе)

Вижу я, была ты рада
Взяться за мужскую руку.

Белиса

Вижу я, что вам доставит
Это радость на неделю.

Теодора

Вновь назад ты смотришь?

Белиса

Право,
В том большого нет греха,
Ибо с местом, где однажды
Не упала я чуть-чуть,
Познакомиться должна я,
Чтобы не упасть вторично.

Теодора

Долго ли, будь ты неладна,
Мне терпеть твои затеи?
Как! Опять?.. Иль вновь ты скажешь,
Что не смотришь на повесу?

Белиса

Нет, смотрю.

Теодора

Ага, созналась!

Белиса

Не хотите ж вы, чтоб он
Счел меня неблагодарной?

Теодора

Марш домой!

Белиса

О боже! Сколько
Ждет меня увещеваний!

Теодора и Белиса уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Лисардо, Рисело.

Рисело

Их уже не видно.

Лисардо

Горе!

Рисело

Что за гарпия под стражей
Твой предмет содержит?[78]

Лисардо

Тетка,
Смесь дуэньи и монашки,
Черной зависти прообраз,
В коей все напоминает
Выше поясницы птицу,
Ниже поясницы — гада.
Я из-за нее с Белисой
Не могу ни на бумаге,
Ни изустно объясниться —
Бдительней она, чем Аргус.[79]

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Бельтран.

Бельтран

(к Лисардо)

Выждал я, чтоб вам, без риска
Эту ведьму всполошить,
На свободе доложить:
У меня для вас записка.
С вас алмаз могу я смело
Взять за каждое в ней слово.

Лисардо

Шутишь, друг Бельтран!

Бельтран

Да что вы!
Кто же шутит при Рисело?
Но сказал еще не все я.
Прилагается к письму
Нечто, от чего ему
Вы обрадуетесь вдвое.

(Показывает перчатку.)

В миг, когда с Белисой в храме
Я столкнулся, дама эта,
Заалев нежней рассвета,
Подала мне знак глазами.
Подошла затем плутовка
К чаше со святой водой,
Потянулась к ней рукой
И — но до чего же ловко! —
Письмецо в перчатку втиснув,
Чуть ее приподняла,
Словно на полу нашла.
Со смеху едва не прыснув,
Молвил всем стоявшим рядом
Тотчас я: «Моя перчатка» —
И за это был украдкой
Награжден прощальным взглядом
Исчезавшего светила,
Восхищенного моей
Ловкостью.

Лисардо

Природа в ней
Ум с красою совместила.
Равных ей меж смертных нет.

Бельтран

Это все? Благодарю.

Лисардо

За перчатку подарю
Плащ тебе я и жилет.

Бельтран

Чудеса! А я, невежда,
Не подозревал нисколько,
Что без рук, перчаткой только
Может делаться одежда.
Ну, а за письмо?..

Лисардо

Возьмешь
За него рубах шесть штук.

Бельтран

Стал клочок бумаги вдруг
С мельницей бумажной схож.
Та бумагу из лежалой
Ветоши изготовляет;
Он же разом обновляет
Туалет мой обветшалый.

Лисардо

Ах, перчатка! Не посетуй,
Что тебя я не лобзаю,
Что сперва вперил глаза я
В милую записку эту,
Хоть такой конверт красивый
Дивному под стать письму,
В чем, по мненью моему,
Нет особенного дива:
Ведь бумага-то была
Вложена в тебя рукою,
Что своею белизною
И бумагу превзошла;
Раз достойною оправой
Ты сумела ей служить,
То она в тебя вложить
И письмо имела право.

Бельтран

Ручки дамы хороши —
В этом нет, сеньор, сомненья.
Но они ничто в сравненье
С красотой ее души,
Ибо подлинною страстью
Внушено письмо. Читайте!

Лисардо

Сил, о небеса, мне дайте
Не сойти с ума от счастья!

(Читает.)

«Уж за полночь. Спит тетушка моя,
Рабыню сон сморил. Везде молчанье,
И лишь тебе пишу во мраке я —
Ведь днем мешают нашему свиданью.
Послушай, милый, выход вот какой
Амур мне подсказал из состраданья:[80]
Чтоб нам не докучал родитель мой
И тетка нас оставила в покое,
Решила я прикинуться больной.
Коль средство по душе тебе такое,
Врача сумей найти и подкупить.
Заставлю пригласить к себе его я,
А он пусть скажет, что должна я пить
Мадридскую железистую воду
И организм ослабший подкрепить
Прогулками в хорошую погоду,
Хоть я не вод целительных глоток,
Но даже яд приму тебе в угоду.
Притворный мой недуг мне даст предлог
На Сото или Прадо утром рано
Ходить,[81] чтоб видеть там меня ты мог.
Коль будет плыть корабль мой под охраной,
Перед конвойным судном не робей:
Лишь с виду тетка набожна и чванна.
Возьми с собой кого-то из друзей
И, чтоб она с тобой нас не пушила,
Пусть он начнет ухаживать за ней.
Вот план, который мне любовь внушила,—
Ей страх неведом, и преграды нет,
Которой бы она не сокрушила.—
Твоя Белиса шлет тебе привет».
Ну, что скажешь?

Рисело

Что с отвагой
И умом ее сравним
Только страстный пыл, каким
Дышит вся эта бумага.
План мне по сердцу.

Лисардо

Мне тоже.
Но найдется ль врач такой,
Что в затее плутовской
Нам поможет?

Рисело

Непохоже.
Друг — и тот в подобном деле
Вам навстречу не пойдет,
Даже зная, что ведет
Ваш обман к похвальной цели:
Врач бы свой диплом утратил,
Если б помогать вам стал.

Бельтран

Раз Амур лекарство дал,
Даст и доктора.

Лисардо

Ты спятил?

Бельтран

Разрешите раздобыть
Мне наряд врача, и я —
В том порукой честь моя —
Вам сумею пособить.
Знаю я латынь чуть-чуть.
Этого довольно мне,
Чтобы девушке вполне
Я здоровье мог вернуть.

Лисардо

Ты, я вижу, слишком близко
Принял к сердцу мой роман.

Рисело

Видит небо, прав Бельтран.
Нет любви без доли риска.
Безрассудства в ней не странны,
А, наоборот, законны.

Лисардо

Но ведь он, умалишенный,
Все мои разрушит планы!

Рисело

Чем?

Лисардо

Да тем, что он, шельмец,
Может, пользуя больную,
Ляпнуть глупость пребольшую.
А тогда всему конец.

Бельтран

Глупость? Я, кому в притворстве
Равных нет и меж послами?

Лисардо

А вернее, меж ослами —
В глупом и пустом упорстве.

Бельтран

Все ж попробуйте.

Рисело

Не трусь:
И Бельтран серьезным тоже
Быть в серьезном деле может.

Лисардо

Ты туда же? Я сдаюсь.
Марш, Бельтран! Наряд искомый
Раздобудь… Но как потом
Он войдет к Белисе в дом?
Кто его прислал?

Рисело

Знакомый.

Лисардо

Чей?

Рисело

Ее папаши.

Лисардо

Вздор!
Пусть придет он от подруги,
Коей о своем недуге
Знать дала она вечор.

Рисело

В путь!

Лисардо

Нет, мы пойдем не скоро —
Пусть сначала этот плут
Роль разучит.

Бельтран

Мне прочтут
Курс лечения запора.

КОМНАТА В ДОМЕ ПРУДЕНСЬО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Пруденсьо и Октавьо в дорожном платье; Салусьо со шляпой и баулом в руках.

Пруденсьо

Позволь тебя как родича обнять —
Я в первый раз успел обнять лишь друга.

Октавьо

Хоть сотню раз, Пруденсио любезный!
Ведь вы, сеньор, мой вылитый родитель.

Пруденсьо

Надеюсь, он здоров?

Октавьо

Здоров, спасибо.
Салусио! На постоялый двор
Снеси баул.

Пруденсьо

Октавио, да что ты?
Иль дом мой осрамить тебе охота?
Останешься ты здесь. Эй, Леонора!
Эй, слуги!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Леонора.

Леонора

Что прикажете, сеньор?

Пруденсьо

Прими баул и доложи Белисе,
Что брат ее двоюродный приехал.

Леонора

Друг, дай баул!

Салусьо

Охотно я отдам
Вам и баул и…

Леонора

Ну?

Салусьо

Все то, что там.

Леонора и Салусьо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Пруденсьо, Октавьо.

Октавьо

Мне нравится ваш город.

Пруденсьо

Да, Мадрид —
Собранье всех красот страны испанской.
Все дивно здесь: и величавый вид
Широких улиц, и целебный воздух,
Который слаще речи царедворца…

Октавьо

И здания!

Пруденсьо

А город все растет…

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же, Теодора и Белиса.

Теодора

Сеньор, целую руки!

Октавьо

О сеньора!..

Пруденсьо

Вот это твой племянник, Теодора.
Белиса, обними кузена!

Белиса

Рада
Знакомству с ним.

Октавьо

А я — знакомству с вами,
Чьим преданным рабом навек я стал.

Белиса

Служанку вы во мне найдете.

Пруденсьо

Вряд ли
Такого гостя отпущу я скоро.

Октавьо

Всем предостереженьям вопреки
Рассеял ваш прием мои сомненья
В возможности осуществленья планов,
Которыми я приведен в Мадрид.
Недаром говорят, что те, кто прибыл
Сюда всего на месяц по делам,
Иль навсегда в столице застревают,
Или домой седыми отбывают.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Леонора.

Леонора

(к Пруденсьо)

Там, сеньор, явился к вам
Незнакомый врач, который
Был подругою сеньоры
Прислан, по его словам.

Пруденсьо

Врач? Зови же, ради бога!

Леонора уходит.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Пруденсьо, Октавьо, Теодора, Белиса.

Октавьо

Кто-то заболел? Вот горе!

Пруденсьо

Хоть и не дошло до хвори,
Неспроста моя тревога.
Португальской глины съела
Дочь моя[82] и с этих пор…

Белиса

(в сторону)

В голове моей запор:
Мысль о милом там засела.

Пруденсьо

Ничему она не рада
И бледнеет все сильней.

Октавьо

Вот беда-то!

Пруденсьо

Надо к ней
Пригласить врача.

Теодора

Не надо.
Принесет лишь вред двойной
Ей лечение любое.

Белиса

Знай вы сами, что такое
Чувствовать себя больной,
Звали б вы врачей всечасно.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и Леонора, потом Бельтран и Лисардо.

Леонора

Вот и доктор.

Пруденсьо

Стул подай.

Входит Бельтран, одетый, как врач: в мантии, шапочке, перчатках, на руках у него перстни. Его сопровождает Лисардо.

Лисардо

(Бельтрану, тихо)

В раж не чересчур впадай.
Помни — здесь шутить опасно.

Бельтран

Да хранит вас бог, сеньоры!
Где больная?

Теодора

Вот она.

Лисардо

(в сторону)

О любовь! Ты так сильна,
Что способна сдвинуть горы!

Бельтран

К вам Инес я прислан — дамой,
Что с Белисою близка.
Я лечил ее сынка
От болезни той же самой.
Плакалась на свой недуг
Нынче ей Белиса в храме.

(Белисе.)

Дайте пульс.

Белиса

Судите сами,
Сколько выношу я мук,
Если — чуть вошли вы в дом —
Чаще стал мой пульс раз в пять.

Лисардо

(в сторону)

Что же мне тогда сказать
О волнении моем?
Я — в жару, и если б врач
Пульса моего коснулся,
Он бы в страхе отшатнулся —
Так на ощупь я горяч.

Бельтран

Пульс неровен в самом деле —
Это ясно вижу я.

Пруденсьо

Не должна ли дочь моя
Полежать денек в постели?

Бельтран

Хоть ей это помогло б,
В этом нет нужды сейчас.
Пропишу я в этот раз
Вам, сеньора, лишь сироп.
Вы же мне свои мученья
Опишите не таясь.

Белиса

Одиночеством томясь,
Жажду я с людьми общенья.
Но когда в окно гляжу я,
Вижу я под ним с досадой
Не того, кого мне надо,
А толпу зевак чужую.
Давит на сердце мое
Тяжесть больше глыбы камня
Так, что иногда нельзя мне
И вздохнуть из-за нее.
У меня в глазах стоит,
От меня весь мир скрывая,
Тень до странности живая,
С теткой схожая на вид,—
Да, с доподлинною теткой,
Чьи я слушаю укоры,
Стоит от земли мне взоры
Оторвать на миг короткий.
Запретила б с наслажденьем
Мне сварливица, ей-ей,
Будь под силу это ей,
Вовсе пользоваться зреньем.
Все это меня гнетет,
Мне мешает говорить
И на сердце, может быть,
Осложнения дает.
Но теперь уж нет сомненья,
Что словесный мой запор
Вы излечите, сеньор,
С божьего соизволенья.

Бельтран

Хоть об этом лишь мечтать
Можем мы пока, я вам
Вскорости возможность дам
И смеяться и болтать.
А скажите, подниматься
Вверх вам трудно?

Белиса

Да.

Бельтран

На что ж
Жалуетесь вы?

Белиса

Ступнешь —
И в груди начнет сжиматься.

Бельтран

Для больных такого рода
Курс леченья прост и краток.
Нужно только дней десяток
Пить железистые воды,
А потом гулять часок
Иль по Сото иль по Прадо,
Но лишь там, где есть прохлада,
А не лезть на солнцепек,
Ибо правило Галена:
«Коль железо уж tometur,
Sol in capite non detur» —
Справедливо несомненно.[83]

Лисардо

(в сторону)

Чтоб в тебя ударил гром!
Я погиб, коль кто-нибудь
Знает здесь латынь чуть-чуть.

Бельтран

Курс мы завтра же начнем:
Нынче — противостоянье,
А как пишет врач Лагуна,[84]
Зной per opposita luna
Fiat non на нас влиянья.

Лисардо

(в сторону)

Боже! Вздор понес он вновь!

Бельтран

Сверх того, я вас отныне
Излечу и от унынья,
Отравлявшего вам кровь.
Музыканты приходить
Станут к вам, а я покуда
Перстнем-талисманом буду
Рад, сеньора, вас ссудить,
Но могу вручить его
Вам лишь под залог большой,
Потому что он — чужой.

Пруденсьо

Что же дать вам?

Бельтран

Ничего,
Кроме перстня вашей милой
Дочки.

Пруденсьо

(Белисе)

Дай кольцо.

Белиса

Ужели
Перстень ваш и в самом деле
Наделен целебной силой?

Октавьо

Той же, что отвар из рога
Лося крупного?

Бельтран

Верней,
Из придатков тех зверей,
Коих и в Мадриде много.
Эти звери молодых
Женщин очень почитают,
Почему и обретают
Дар влияния на них.

Лисардо

(в сторону)

Молодец! Как он умело
Выманил кольцо ее
И подсунул ей мое!

Бельтран

Значит, завтра же за дело.
Вод железистых пол-ложки
Рано утром выпивайте,
А затем размять ступайте
Застоявшиеся ножки,
И лечение на вас
Скажется столь благотворно,
Что меня добром, бесспорно,
Вы помянете не раз.

(К Лисардо.)

Пульс ощупайте у этой
Дамы, мой собрат ученый.

(Белисе.)

Сей лисенсиат смущенный —
Украшенье факультета.
Станет он светилом скоро,
Хоть пока еще робеет.

Лисардо

То почти совсем слабеет,
То ускорен пульс сеньоры.

(В сторону.)

Дернул черт меня завраться
Так нахально и открыто!

Бельтран

Нам пора — у нас визиты.

Лисардо

(в сторону)

Поскорей бы прочь убраться!

Пруденсьо

(протягивая Бельтрану деньги)

Я надеюсь, извинит
Нас сеньор…

Бельтран

Какой пустяк!

Лисардо

(Бельтрану, тихо)

Не бери!

Бельтран

(к Лисардо, тихо)

Как бы не так!

(Берет деньги. К Пруденсьо.)

Пусть всевышний вас хранит!

Лисардо и Бельтран уходят.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Пруденсьо, Октавьо, Теодора, Белиса, Леонора, Салусьо.

Пруденсьо

Ты довольна, детка?

Белиса

Очень.
Распознав недуг мой тайный,
Врач помог мне чрезвычайно.
Он в сужденьях быстр и точен.

Пруденсьо

Посылай-ка, Теодора,
За железистой водою,
Чтобы завтра же с зарею…

Белиса

(в сторону)

С милым я увижусь скоро!

Пруденсьо

Дочь моя могла б по Прадо
С Леонорой погулять.

Теодора

Что? Вдвоем? Ну нет! Послать
Одного из слуг с ней надо,
Да и я пойду с ней тоже.

Белиса

(в сторону)

Все погибло!

Октавьо

Я кузине
Вызываюсь быть отныне
Провожатым.

Пруденсьо

Нет, негоже
Честь оказывать такую
Той, в ком спесь смешна была бы.
А теперь пойду я, дабы
Выбрать комнату, в какую
Столь достойный гость вселиться
За обиду не почтет.

Октавьо

Горд хвалою вашей тот,
В ком и ваша кровь струится.

Теодора, Белиса, Пруденсьо и Леонора уходят.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Октавьо, Салусьо.

Октавьо

Ах, Белиса!..

Салусьо

Ах, сеньор!
Подобает в ваши годы
Знать и помнить, что два рода
Есть двоюродных сестер.
Мы для первого — мужчины,
Для второго — только братья.

Октавьо

Целый мир готов отдать я,
Чтоб снискать любовь кузины.
Как Орфей, сойти за нею
Я в геенну был бы рад.[85]

Салусьо

Я вам верю, ибо ад
Мук любовных не страшнее.

Октавьо

Что мне пламя преисподней,
Что мне жар его палящий,
Если брак с Белисой слаще
Для меня, чем рай господний!

УЛИЦА

Марсела, Флоренсьо.

Флоренсьо

Ваша верность другу честь
Делает вам несомненно:
Женщинам чужда измена,
Коль в них чувство чести есть.
Но разумна стойкость эта
Лишь тогда, когда известно,
Что возлюбленный вам честно
Платит тою же монетой.
Верность же хранить тому,
Кто погнался за другою,
Значит сделаться смешною
И не отомстить ему.
Изменяет вам Рисело,
И ему вы измените.

Марсела

Зря, Флоренсио, черните
Вы его в глазах Марселы.
Вы, мужчины, поступать,
Как вам хочется, вольны;
Мы же, слабый пол, должны
Верность в страсти соблюдать,
Но не потому, что слыть
Добродетельною лестно,
А затем, что нужно честной
Пред самой собою быть.
Если б, ваш приняв совет,
Изменила я из мести,
Я сама своей же чести
Нанесла б ущерб и вред.
Сверх того, небезучастны
Вы к исходу дела сами,
Так что сказанное вами
Сказано небеспристрастно.
Если б, распалив вас вдруг,
Жалость иль негодованье
Вырвали у вас признанье
В том, что изменил мне друг,
Я бы, несомненно, право
Усомниться в нем имела.
Но сопернику Рисело
Не поверю я.

Флоренсьо

Куда вы?

Марсела

Что еще сказать сейчас
Вы мне можете, сеньор?

Флоренсьо

Что отнимет разговор,
Кроме времени, у вас?

Марсела

Разве женщин нет таких,
У которых отнимали
Все лишь потому, что вняли
Вам, мужчинам, уши их?
Были б вы нам не опасны,
Если б бог нам не дал слуха.

Флоренсьо

Разве я жужжу как муха,
Вам твердя, что вы прекрасны?
Но ничто не возбраняет
Правду мне сказать затем,
Что пора узнать вам, с кем
Вам Рисело изменяет.
Очень дружен этот фат
Стал с Лисардо, кавальеро,
С коим вкусы и манеры
И года его роднят.
В церковь Троицы ходить
Начали вдвоем они,
Но не для того, чтоб дни
Благочестно проводить,
А затем, чтоб видеть там
Двух сеньор. Зовут Белиса,
Как мне многие клялися,
Младшую из этих дам.
Говорят, богат и так
Родовит отец девицы,
Что Лисардо не решится
К ней посвататься никак,
Хоть Белиса — в том могу я
Поручиться вам — в уменье
Повергать мужчин в волненье
За пояс заткнет любую.
Как она играет ловко
Веером, как смотрит томно,
Как в мантилью чинно, скромно
Кутает свою головку!
В церковь с девушкой пригожей
Ходит вместе и другая,
Тетка первой, пожилая;
Та на вид гораздо строже,
Но, сдается мне, важна,
Неприступна, молчалива
Лишь затем, чтобы могли вы
Видеть, как она честна.
Неизвестно мне, насколько
Веер и вуаль скрывают
Мысли, что обуревают
Эту статую, но только,
Как вода сквозь двое сит,
Через них проходят взоры,
Коими тайком сеньора
Вашего дружка дарит.
Выходя вчера из храма,
У кропильницы с перчаткой,
Сдернутой с руки украдкой,
Встала молодая дама.
Тут у ней исподтишка
Некий малый продувной,
Служащий, как пес цепной,
Другу вашего дружка,
Взял перчатку и поспешно
Побежал Лисардо вслед.

Марсела

О страшнейшая из бед —
Мук ревнивых ад кромешный!
Как! Ужель мой друг — предатель
И презрел свои обеты?
Да, теперь мне ясно это!
Покарай его, создатель!
Вас, Флоренсио, лжецом
Я сочла сперва — ведь тот,
Кто влюблен, на все идет
В ослеплении своем
И внушает нам порою,
Что соперник, кем был он
Наших милостей лишен,
Изменяет нам с другою.
Но сейчас, когда Рисело
Вами уличен вполне,
Честь не воспрещает мне
Вам довериться всецело.
Ах изменник бессердечный!
Видно, мной он тяготился,
Раз для друга поступился
Верностью моею вечной.
Но сочтусь я с ним!.. Где дом
Этих дам?

Флоренсьо

Недалеко.

Марсела

Так идемте же!

Флоренсьо

Легко
Мы Рисело там найдем.

Марсела

Хоть мы, женщины, о чести
Забываем иногда,
Постоянны мы всегда
И в любви и даже в мести.

Уходят.

ПРАДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лисардо и Рисело в нарядных камзолах и цветных плащах; Бельтран.

Лисардо

Их все нет… Она решила
Обмануть нас.

Рисело

Не обманет!

Лисардо

Я боюсь, что солнце встанет
И затмит мое светило.

Рисело

Нет, зарей позолотится
Небо только через час.

Бельтран

И успеют спеть не раз
Под окном Белисы птицы:
«Цветущий май, столь мирный
В часы рассвета!
Шепни моей любимой,
Что спать не время».

Лисардо

Вы, луга, чьи травы гнутся
Под ее ногой прелестной;
Вы, хрустальные фонтаны,
Как сквозь ставни, через зелень
Глазу видные отсюда
И взлетающие в небо,
Чтоб взглянуть на парк, который
Повелел разбить граф-герцог;[86]
Ты, ковер цветов, природой
Вытканный с таким уменьем,
Что уже пять тысяч с лишним
Лет ты покрываешь землю;
Ты, источник, чей немолчный
Звонкий и прозрачный лепет
Музыки Хуана Бласа
Слаще и великолепней,
Ибо гул воды, бегущей
По песку и гальке мелкой,
Разлагается искусно
На бесчисленные трели,—
Шепните моей милой,
Что спать не время!

Рисело

Вы, ликующие птицы,
Чье сверкает оперенье
В воздухе, позолоченном
Первыми лучами света,
Чьи хохлатые головки
Весело кивают с веток,
Чье чириканье об утре
Возвещает нам с деревьев;
Нивы, в зелени которых
Маки крупные алеют,
Так, что яркость попугая
Это придает посевам;
Вязы, чьи стволы весной,
Вопреки всем ухищреньям
Беспощадной зимней стужи,
Вновь в зеленый цвет одеты,—
Помогите нам и, чтобы
Девушка сюда поспела,
Ее шепните тетке,
Что спать не время!

Бельтран

Вы, таверны, где сейчас
На столы, на этих резвых
Мулов Вакха,[87] как попоны,
Скатерти хозяйки стелят;
Вы, корзины булок сдобных,
И рассыпчатых и белых;
Водка на лотках французов
И закусочные хлебцы;
Тачки мусорщиков, с улиц
Убирающих всю нечисть;
Вы, старьевщики, чьи лавки
Разукрашены отрепьем
Столь торжественно, как будто
Нынче день господня тела;
Ты, сквозняк, который утром
Может наградить болезнью —
Кашлем, насморком, простудой,
Коль случайно мы вспотеем,—
Помогите нам и, чтобы
Пробудилась поскорее
Тетка и Белису разом
Подняла с ее постели,
Шепните-ка служанке,
Что спать не время!

Рисело

Вижу я, что на свиданье
Не спешат к тебе, мой друг.

Лисардо

Ах, наитягчайших мук
Горше мука ожиданья!

Рисело

Пусть, пока вздыхать о даме
Продолжаешь ты тоскливо,
Нам Бельтран на площадь живо
Сбегает за пирожками.
Было б, право, очень мило,
Если б это угощенье
Слишком горькие мученья
Ожиданья подсластило.

Лисардо

Варвар!

Рисело

Нет. Но и не раб.

Лисардо

Подкрепляют пыл любовный
Только пищею духовной.

Рисело

Может быть, но я ослаб,
Плоть не подкрепив телесной.

Лисардо

Для меня ж вблизи любимой
Мысль о пище нестерпима
И любое яство пресно.

Бельтран

Вон три женщины.

Лисардо

Да где ты
Их заметил?

Бельтран

На Каррере.[88]

Лисардо

Как! Они?

Бельтран

Схожу проверю.

Лисардо

Нет, Линкей, не нужно это:
Я уже их вижу ясно.[89]

Бельтран

Да, они сюда спешат.

Лисардо

Выше этой нет наград
Для того, кто любит страстно!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Теодора, Белиса и Леонора в шляпах с перьями, в платьях, укороченных на мадридский манер, и в туфлях с бантами.

Теодора

Хоть твержу я то и дело,
Чтоб до слепоты, — поскольку
От любви мы слепнем только,—
На мужчин ты не глазела,
Все ж ты к ним стремишься, словно
Бабочка на огонек,
Чтоб тебе, ослепшей, сжег
Крылышки их пыл любовный.

Белиса

Боже, что за нрав несносный!
Не поможет мне леченье,
Если вы нравоученья
С миной скорбною и постной
Будете читать мне вечно.
Доктор сам мне дал совет
Выходить почаще в свет,
Чтобы поболтать беспечно.
Почему же вам угодно,
Чтоб с врачом я не считалась
И лечение осталось
Полумерою бесплодной?

Лисардо

(в сторону)

Наконец-то мне блистать
Начала моя Аврора!

Теодора

Этак ты захочешь скоро
И с мужчинами болтать!

Белиса

Уж не со зверьми ли мне
Разговоры заводить?

Теодора

Можешь ты гулять ходить —
И довольна будь вполне.

Белиса

Нет, одних прогулок мало.
Врач сказал, что не должна
Я молчать и быть одна.

Леонора

Это я сама слыхала.
Госпоже, храня молчанье,
Не избыть своей болезни.

Теодора

Знаю я, чтó ей полезней.
Вон источник, чье журчанье
Душу от тоски целит;
Вон хрустальные фонтаны,
Чьею влагой непрестанно
Ветерок в лицо пылит,
Чьи струи неудержимо
Рвутся ввысь, к лазури ясной,
Чтоб взглянуть на сад прекрасный,
Графом-герцогом любимый
И увенчанный густыми
Кронами дерев больших.
Взор не отрывай от них,
Говори, Белиса, с ними
И от грусти навсегда
Сразу вылечишься тут.

Белиса

И, по-вашему, дадут
Мне ответ деревья?

Теодора

Да.

Белиса

О деревья! Я пришла,
Чтоб излить свою кручину
Перед тем, в ком я причину
Для кручины обрела.
Чтобы срамом и уроном
Схватка с ним мне не грозила,
Грудь свою вооружила
Я железом растворенным.
По вине же той, кто тщится
Мне уста запечатлеть,
И терпеньем буду впредь
Я должна вооружиться.
Я всю ночь об этом дне
Промечтала, но напрасно.
Я его ждала так страстно —
Рот опять заткнули мне,
Как хранить своим обетам
Верность ни пыталась я.
Пусть же, лавр, листва твоя
Всем поведает об этом!

Лисардо

Как и вы, готов всегда
Соблюдать я свой обет.

Теодора

Что это?

Белиса

То лавр ответ
Шлет мне.

Теодора

Лавр? Ответ?

Белиса

Ну да.

Теодора

Дерзкая!

Белиса

Что раздраженье
Вызывает снова в вас?
Небо! Пусть и в этот раз
Не изменит мне терпенье!

Теодора

Значит, о любви ведут
Речь деревья? Вот так чудо!

Белиса

Видите обман вы всюду.

Теодора

Кстати, нет и лавров тут.

Белиса

Но зато они в обилье
В Сан Херòнимо.[90]

Теодора

Ужель
Ты их видишь и отсель?
Полно! Где твоя мантилья?
Ты домой пойдешь со мною.
Ясно мне теперь, в чем дело:
Вовсе ты не заболела,
Хоть прикинулась больною.
Твой отец узнает вскоре,
Что железистые воды
Пьешь ты только для отвода
Глаз, ему и мне на горе.
Марш!

Белиса

Бранитесь что есть сил,
Не скупитесь на попреки,
Чтобы мой недуг жестокий
Поскорей меня скосил.
В комнате моей меня
И тоску мою заприте,
В вечный сумрак претворите
Для меня сиянье дня,
И тогда, — бог вас прости,—
Быть мне через месяц ровно
Там, куда вам безусловно
Хочется меня свести.
Пусть же то, о чем молили
Небо вы, произойдет
И забвение найдет
Ваша жертва хоть в могиле!
Дай господь, чтоб мой недуг
Был час от часу сильней,
Чтоб стучать в груди моей
Сердце перестало вдруг!
Дай-то бог!..

(Падает в обморок.)

Леонора

Не в меру строги
Вы с племянницею кроткой.

Лисардо

Падает Белиса!

Рисело

Тетка
Тоже мечется в тревоге.
Что стряслось?

Леонора

Теперь едва ли
Встанет госпожа моя.

Теодора

Чем ей повредила я?

Леонора

Тем, что лгуньей обозвали
И притворством горячо
Принялись ее корить.

(К Лисардо.)

Эй, сеньор!

Теодора

Что натворить
Ты намерена еще?

Леонора

Окажите, ваша милость,
Помощь госпоже моей!

Теодора

Новый фокус!

Лисардо

(в сторону)

Ну, смелей!

(Леоноре.)

Что с сеньорою случилось?

Леонора

Обморок.

Лисардо

Где?

Леонора

Здесь, на Прадо.
Да потрогайте ж ей руки!

Лисардо

Лед!

Теодора

К чему все эти штуки?

Леонора

А к тому, что руки надо
Чем-то госпоже согреть —
Это сердце оживит.

Лисардо

(в сторону)

Кстати ж кровь во мне кипит!

(Леоноре.)

Я попробую надеть
Ей мой перстень. Он от боли
В сердце — талисман.

Бельтран

(в сторону)

Ну что ж,
Если любишь, то пойдешь
И на хитрость поневоле.

Лисардо

В чем бы нам сюда воды
Из источника принесть?

Леонора

У меня кувшинчик есть.

(Достает из дорожной сумки кувшин.)

Рисело

Я надеюсь, что беды
С дамой все же не случилось.
За водой, Бельтран!

Бельтран

Лечу!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Лисардо, Рисело, Теодора, Белиса, Леонора.

Лисардо

А покамест я хочу,
Чтобы боль чуть-чуть смягчилась,
Два магические слова
На ухо шепнуть сеньоре.

Теодора

Вижу я, ваш шепот вскоре
Ей вернет сознанье снова.

Рисело

Коль целительная сила
Есть в бесчувственных камнях,
То подавно уж — в словах.

Теодора

Вот бы не предположила,
Чтоб такая сила духа
Быть дана хлыщу могла.

Белиса

(приходя в себя)

Как легко мне!

Рисело

Обрела
Речь она.

Теодора

Посредством слуха.

Белиса

Мне почудилось неясно,
Будто нежно зажужжала
Надо мной пчела, чье жало
Мне нисколько не опасно,
И в мои впустила уши
Нектар сладкий и душистый.

Теодора

Слышите вы? Пес басистый
Стал пчелой у этой вруши!
Ах бесстыдница!

Лисардо

Сеньора!
Посидите здесь немного:
Сможет двинуться в дорогу
Сеньорита лишь не скоро.
Сядь, Рисело, рядом с дамой,
Я же сяду близ больной,
Чтоб — коль будет с ней второй
Приступ хвори той же самой —
Мог немедленно, на месте,
На ухо ей пошептать я.

Теодора

Что, Белиса, за понятья
У тебя о женской чести?

Белиса

Полно, тетя! Мне общаться
Врач велел с людьми другими.

Bсe, кроме Леоноры, садятся.

Теодора

Уж не именно ль вот с ними?

Рисело

Не довольно ль возмущаться
Вам племянницей своей?

Теодора

Что ж мне делать?

Рисело

Случай дать
Мне вам кое-что сказать.

Теодора

Говорите, да скорей.

Рисело

Так мне все в вас мило стало,—
Ваше платье, ваши четки,
Нрав ваш благостный и кроткий,
Умягчить способный скалы;
Ваш серьезный, строгий вид,
Ваш рассудок прозорливый,
Дух ваш, чистый и стыдливый,—
Вашей чести верный щит;
Ваши очи, чье сиянье
Мне, кто, как голодный нищий,
Ищет в них для сердца пищи,
Доставляет пропитанье;
Непорочность, свежесть, алость
Ваших губ, с которых слова
Грубого иль просто злого
От рожденья не срывалось;
Носик ваш, столь драгоценный,
Столь слепительный рубин,
Что его от глаз мужчин
Нужно прятать несомненно;
Шея ваша, вкруг которой
Обвились концы вуали,
Как силок, куда попали
Помыслы мои и взоры;
Ваша грудь, два бастиона,
С коих прыщут то и дело,
Сердце мне пронзая, стрелы
Из колчана Купидона,[91]
Что томлюсь я страстью к вам.

Теодора

Иисусе! Так доселе
Говорить еще не смели
Ни с одной из честных дам!
Ухожу!.. За что бесславить
Дал меня ты, боже мой?

Рисело

Стойте! К сказанному мной
Надо кое-что добавить.

Теодора

Дерзостный ваш пыл умерьте —
Я ж в одежде покаянной.

Рисело

Как порою ни пространна
Надпись на ином конверте,
Не она важна, а только
В нем лежащая бумажка —
Так что ваш наряд, монашка,
Не страшит меня нисколько.

Теодора

До чего ж опасны вы!
Вразуми меня, господь!
Как мне слабость побороть!

Рисело

Все влюбленные, увы,
Слабы, как сказали мне вы.
Вот и я не смог сдержаться.

Теодора

Попрошу не приближаться.

Рисело

Чем я повод дал для гнева?

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Бельтран с кувшином воды.

Бельтран

Вот вода!

Леонора

Молчи и рядом
Сядь со мною.

Бельтран

А куда
Деть мне воду? Вылить?

Леонора

Да.
Иль не видишь ты, что ладом
Обе парочки воркуют?

Бельтран

Тетка унялась?

Леонора

Вполне.

Бельтран

Сладимся и мы?

Леонора

Пусть мне
Тот об этом не толкует,
Кто встречается тайком
С Каталиною нередко.

Бельтран

Но она ж твоя соседка,
И любимая притом.

Леонора

Да, но ты-то ей чужой!

Теодора оборачивается и видит, что Лисардо обнимает Белису.

Теодора

Это что еще за чудо?

Лисардо

Я держу ее — ей худо
Стало вновь.

Теодора

Добряк какой!

Рисело

Не мешайте тем, кого
Друг для друга создал бог.

Теодора

Хворь ее — предлог, подвох,
Ложь, и больше ничего.

Леонора

(Бельтрану)

Ловко ж ты сыграл в тот раз
Роль врача!

Бельтран

А ты не врешь?
Я и вправду был хорош?

Леонора

Ты не хуже и сейчас.

Бельтран

Врач и впрямь я.

Леонора

Ну?

Бельтран

Лечил
Я не так давно конягу,
Рядом с коим конь Сантьяго,
Не имей он пары крыл,[92]
Показался бы ослом.
Знай: в Мадриде не бывало
Равного мне коновала.

Теодора

(к Рисело)

Вы свободны?

Рисело

Я рабом
В жизни не был.

Теодора

Не об этом
Я спросила. Вы женаты?

Рисело

Нет, я холостяк завзятый,
Хоть связать себя обетом
И не прочь, коль вроде вас
Я найду жену себе.

Теодора

Вы молитесь, и мольбе
Внимет тот, кто всех нас спас…

Рисело

(в сторону)

И от вас меня спасет.

Белиса

(к Лисардо, тихо)

День настал, моя любовь,
И, покуда тучи вновь
Не затмили небосвод,
Уходи скорей домой,
Но сначала с Теодорой
Поболтай хоть миг.

Лисардо

(Белисе, тихо)

Как скоро
Сделалась она ручной!
Эй, Рисело! Уходить
Время.

Рисело

(Теодоре)

Милая! Прощайте!

Лисардо и Рисело встают.

Теодора

(к Рисело, тихо)

Все ж меня не забывайте!

Рисело

Легче мне себя забыть.

Теодора

Нет, едва уйду я с Прадо,
Как забудете меня вы.

Рисело

Что не доверять мне право
Вам дает, моя отрада?

Теодора

Хоть сейчас и жарковато,
Отправляйтесь вслед за мной,
Чтобы дом запомнить мой.

Лисардо

(к Рисело, тихо)

Ну, как тетка?

Рисело

Мягче ваты.

Теодора

(Белисе)

Девочка моя, пора!

Белиса

Вы не сердитесь?

Теодора

Отнюдь.

Рисело

(к Лисардо, тихо)

Просто же ее надуть!

Лисардо

Победили мы. Ура!

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КОМНАТА В ДОМЕ ПРУДЕНСЬО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Октавьо, Салусьо.

Октавьо

Мне, коль принял я решенье,
Не нужны ничьи советы.

Салусьо

Кто ж оспаривает это?

Октавьо

Пусть читают наставленья
Мне друзья иль те, кто дольше
Прожил, — только не лакеи.

Салусьо

Не учу вас, а радею
Я о вас, сеньор, — не больше.
Правда, хороша собой
И знатна у вас кузина…

Октавьо

Если так, то, как мужчина,
Рад я партии такой.

Салусьо

А по-моему, она
Так порой себя ведет,
Что едва ли подойдет
Вам подобная жена.

Октавьо

Слишком интересоваться
Ты моими стал делами.

Салусьо

Я, чтоб не повздорить с вами,
В них могу и не соваться.

Октавьо

Что же скажешь ты дурного
Мне об ангеле таком?

Салусьо

То, что ангел ваш — с хвостом.

Октавьо

Как! Дерзить ты смеешь снова?

Салусьо

Нет, но можно ведь вполне
Воды пить не на рассвете.

Октавьо

Но ее прогулки эти
Краше делают вдвойне.
После них она румяней,
Чем заря, из тьмы ночной
Лик являющая свой,
И свежее розы ранней.
Ах, когда ее ланиты
Увлажняет пот, она
Белизною их сходна
С лилией, росой омытой!
Как она непринужденно
Шляпу и вуаль срывает!..

Салусьо

Часто так вас подмывает?

Октавьо

Всякий раз, как восхищенно
Взгляд задерживаю я
На ее пышноволосой
Голове, где вьются косы,
Словно черная змея,
Иль смотрю на туфли-крошки,
Те сафьянные темницы,
Где скрывает чаровница
Две божественные ножки,
Я утрачиваю разум.

Салусьо

То-то он ослаб у вас,
Чтó и вижу я сейчас
Невооруженным глазом.
Ну, а вдруг ее леченье —
Только повод для обмана?
Вдруг и цвет лица румяный,
Подсказавший вам сравненье
С розой, лилией, зарей,
Вызван не ходьбой по Прадо,
Хоть вы в это верить рады,
А причиною иной?

Октавьо

Вздор! У всякого свежей
Цвет лица после гулянья.

Салусьо

Почему недомоганье
Начинается у ней
Лишь при вас? А вдруг причина
Этой хвори и тоски
В том, что даме вы мерзки?

Октавьо

Ах ты, злобная скотина!

Салусьо

Почему святоша-тетка,
Что в одежде покаянной
Щеголяет постоянно,
Стала вдруг такою кроткой
С той, кого вчера ехидно
Донимала, и шпыняла,
И на все лады склоняла?

Октавьо

Дурень! Как тебе не стыдно
Женщину чернить святую?

Салусьо

Так ли уж она свята?

Октавьо

Что за бес в твои уста
Клевету влагает злую?
Знай, однажды захворал я:
У меня в висках ломило,
Но меня благословила
Эта дама, и воспрял я.
Нет, ее ты не порочь!

Салусьо

Как-то раз, когда с тоскою
Думал я, что мне покою
Зуб больной не даст всю ночь,
И, приблизясь к Теодоре,
Попросил благословенья,
Зубы все без исключенья
У меня заныли вскоре.

Октавьо

Это чудо!

Салусьо

Да, похоже,
Ибо силой чудотворной
Несомненно и бесспорно
Дьявол обладает тоже.

Октавьо

Нет, ты просто оскорбил
Бога недостатком веры
И за это для примера
Тотчас им наказан был.
Словом, больше не черни
Этих дам, болтун негодный,
Ибо и высокородны,
И в родстве со мной они.
А к тому же скоро брак
Нас с Белисой свяжет прочно.

Салусьо

Это точно?

Октавьо

Это точно.

Салусьо

Умолкаю, если так.

Бельтран

(за сценой)

Да стоит сей дом не годы,
А столетья!

Октавьо

Врач!

Салусьо

Нет, плут!

Октавьо

Что ты говоришь?

Салусьо

Что тут
Все, увы, одной породы.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Бельтран в одежде врача.

Бельтран

Встала ли, сеньор, больная?

Октавьо

Да, она уже была
На прогулке.

Бельтран

Что дела
Лучше у нее — я знаю.

Октавьо

Воды и сироп немало
Помогли ей.

Бельтран

Превосходно!
Но, чтоб вновь она свободно
Полной грудью задышала,
Пусть с людьми бывает чаще.

Октавьо

Доктор! Заболел я тоже —
Сон пропал.

Бельтран

И отчего же?

Октавьо

От тоски непреходящей.

Бельтран

Дайте пульс… Весьма неровный…
Но в такое состоянье
Не телесные страданья
Вас приводят безусловно,
А душевное томленье
По чему-нибудь, что вам
В данный миг не по зубам.

Октавьо

(в сторону)

Что за острота сужденья!

Бельтран

(в сторону)

Он Белисы добиваться
Тоже склонен — это ясно.

(К Октавьо.)

Будьте сдержанней! Опасно
Слишком рьяно к цели рваться,
Ибо раз способны страсти
Повлиять на нашу плоть,
То, коль их не побороть,
Воспоследует несчастье,
Так что принцип Авиценны:[93]
«Quando anima contristatur,
Corpus maxime gravatur»,[94]
Принцип чрезвычайно ценный.

Октавьо

(в сторону)

Это гений!

Бельтран

Наберите
Руты, тмина, розмарина
И, вина взяв полкувшина,
Собранное в нем сварите.
Обвяжите этим ногу
И начнете спать опять.

Салусьо

Не могли б рецептик дать
Вы и мне? Я хвор немного.

Бельтран

Что же с вами?

Салусьо

Здесь, в Мадриде,
Жизнь мне кажется такой,
Что страдаю я тоской
В самом наихудшем виде.
Все не по сердцу мне тут,
Всем я недоволен вечно.

Бельтран

Денег нет у вас?

Салусьо

Конечно.

Бельтран

Ну, так пусть вам их дадут,
Ибо желчь кипит обычно
У безденежных людей.

Октавьо

(в сторону)

Этот доктор — чародей!

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Теодора и Белиса.

Белиса

(делает вид, будто только что проснулась)

Отдохнула я отлично.

Теодора

Вот и врач пришел.

Белиса

Сеньор!..

Бельтран

Ах дитя, я рад за вас!
Как румяны вы сейчас,
Как у вас сверкает взор!
Дайте-ка мне руку.

(Складывает фигу из пальцев Белисы.)

Белиса

Что вы
Делаете?

Бельтран

Хворь снимаю,
Ваши пальцы так сжимая,
Чтоб вы не могли другого
Ею заражать.

Белиса

Кого?

Бельтран

Вашего кузена.

Белиса

Я же
Этого не знала даже.

Октавьо

Тем грустнее для того,
В ком немедля, как в зерцале,
Обретают отраженье
Ваши горести, волненья,
Нездоровье и печали!

Бельтран

(Белисе)

Где гуляли вы?

Белиса

Гуляла
Нынче я в Буэн Ретиро,
Где средь тишины и мира
Час на травке продремала.
Снилось мне, что под журчанье
Струй фонтана я внимаю
Некому посланцу рая,
Полному очарованья.
Он в любви мне вечной клялся,
И от страстных слов его
Пламень сердца моего
Все сильнее разгорался.
Но когда меня пришлец
Стал лобзать, я пробудилась.

Бельтран

Кровь очистил, ваша милость,
Мой сироп вам наконец…

Белиса

А гуляния и воды
Помогли тоску забыть.
Ведь самой собою быть
Мне дана сейчас свобода.
Я воскресла — я имею
Все, что так мне было нужно!
Сверх того, я стала дружно
Жить и с тетушкой моею,—
Тетушка кротка со мной.

Теодора

Я такой была всегда.

Белиса

Интересно, кто ж тогда
Жизнь мне портил воркотней?

Теодора

Ты, прогулки совершая,
Вновь здоровье обрела,
Ну, а я занемогла,
За тобою поспешая.
Заразила хворь твоя
И меня. Вот отчего
Не могу ни на кого
Напуститься больше я.

Бельтран

(Белисе, тихо)

Хорошо, что так же скверно,
Как когда-то вам, ей стало.

Белиса

Тетя! Небо покарало
Вас тоской затем, наверно,
Чтоб ее в вину другим
Не вменяли вы надменно.

Бельтран

Не волнуйтесь! Мы мгновенно
Вашу тетку исцелим.
Где слуга?

Салусьо

Я здесь, сеньор.

Бельтран

До аптеки протрусите
И лаванды там спросите.

Салусьо

Мчусь туда во весь опор.

(Уходит.)

Теодора

Что за план у вас возник?

Бельтран

Все вам объясню потом.

(К Октавьо.)

Не оставит ли втроем
Ваша милость нас на миг?

Октавьо

Хоть на час.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Бельтран, Теодора, Белиса.

Бельтран

Ушел болван?

Теодора

Да.

Бельтран

(Теодоре, тихо)

Узнали вы меня?

Теодора

Со вчерашнего я дня
Поняла, кто ты, Бельтран.
В миг, когда предстал ты мне
В одеянии лакея,
Вашу хитрую затею
Разгадала я вполне.
Но, поскольку страсть к Рисело,
Кара божия за мой
Нрав сварливый и крутой,
Мной самою овладела,
Помощь мне твоя нужна.
Повторяй ему стократ,
Как мой древний род богат
И как я в любви верна,—
Ведь пристрастным он слугу
Друга своего большого
Не сочтет.

Бельтран

Готов дать слово,
Что во всем вам помогу.
Вы же траур свой унылый
Сбросьте — быть ханжой не след
Той, кому не столько лет,
Чтобы в жилах кровь застыла.
Если склоните вы братца
Стать папашей благосклонным
Нашим голубкам влюбленным,
Я клянусь вам постараться,
Чтобы и у вас был тоже
Друг столь знатный и красивый,
Нежный, верный и учтивый,
Как Рисело.

Теодора

Дай-то боже!

Белиса

Скоро я начну, наверно,
В свой черед бранить вас, тетя.
Предаетесь вы заботе
О самой себе чрезмерно.
Кое-что хочу и я
Нашему врачу шепнуть.

Теодора

Ты права. Не обессудь —
Мне ведь внове хворь моя.

Белиса

(Бельтрану)

Передай Лисардо…

Теодора

Тихо!
Твой отец идет. Вот горе!

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же, Пруденсьо и Октавьо.

Пруденсьо

(к Октавьо)

Неужель и к Теодоре
Привязалось это лихо?

Октавьо

Так сказал мне врач, клянусь!

Бельтран

(Теодоре)

Дайте мне ваш пульс.

Пруденсьо

Что с нею?

Бельтран

Та же хворость, но сильнее.

Пруденсьо

Я и сам уже боюсь
Заболеть.

Бельтран

Излишний страх!
Все пройдет. Не унывайте
И лаванду ей давайте.
Но меня в других местах
Ждут давно. Мое почтенье!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Теодора, Белиса, Пруденсьо, Октавьо, потом Леонора.

Пруденсьо

(Теодоре)

Ты от дочери моей
Заразилась?

Теодора

Раз мы с ней
Одного происхожденья,
Не могла я, с ней гуляя,
Хворь ее не подцепить.

Входит Леонора.

Леонора

Музыканты к вам. Впустить?

Теодора

Брат, дозволишь?

Пруденсьо

Дозволяю.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же, певцы и музыканты.

Первый певец

Мы развлечь, как врач велит,
Жаждем юную сеньору.

Пруденсьо

Развлекайте Теодору.

Первый певец

Как!..

Пруденсьо

Теперь она хандрит.

(В сторону.)

Я не сомневаюсь в том,
Что сестра хитрит со мною —
Не с чего ей быть больною.
Как я зол!

Певцы

Мы вам споем.

(Поют.)

Девушка! Ты иль влюбилась,
Или просто глины съела,
Раз твое лицо так бледно
В час, когда заря алеет
И, воздушная, ты мнешь
Ножкой белой зелень Прадо.
Да, так утверждают все,
Думая, что ты влюбилась
Или просто глины съела.
Я же, видя с удивленьем,
Как грустишь ты на рассвете,
Твердо говорю себе:
«Тут в любви — не в глине дело,
Ибо раз ты майским утром
Спать не можешь, ты влюбилась,
А не просто глины съела».

Пруденсьо

(в сторону)

Как много ценных мыслей и уроков
Находим мы в поэзии певучей,
Изобретенной в назиданье нам!
Недаром же комедия впервые
Еще у древних греков появилась.
Как в зеркале, в ней жизнь отражена,
И учит нас быть мудрыми она.
Быть может, дочь моя недомогает
Из-за неутоленности желаний —
Ведь девушки теперь не то, что раньше,
И нам, отцам, блюдущим честь семьи,
Приходится смотреть за ними в оба.
В те дни, когда я молод был, считали
Девчонками тридцатилетних женщин,
И не стыдились те играть с детьми.
Теперь девчонка в десять лет — невеста,
В тринадцать — мать и бабка — в двадцать пять,
Чтó навести б уже должно нас, грешных,
На мысль о близком светопреставленье.
Да, музыканты правы: надо мужа
Белисе приискать — ведь от хандры
Нет лучше средства. Коль она по нраву
Октавио, ему не откажу я.

Октавьо

О чем вы рассуждали про себя?

Пруденсьо

(к Октавьо, тихо)

О том, что иногда поэты могут
Нас мудрости житейской научить.
Внимая рассудительным словам
Исполненной сейчас прелестной песни,
Пришел я к убежденью, что пора
Мне дочь мою Белису выдать замуж.

Октавьо

Дай бог вам в нем и дальше пребывать!
Я ж разрешенье выхлопочу быстро.[95]

Пруденсьо

Да ты всерьез?..

Октавьо

Еще бы не всерьез!
С тех пор как я с Белисою…

Пруденсьо

Довольно!
Считай, что с ней уже вы обвенчались
И, раз она мне дочь, ты стал мне сыном.

Октавьо

Вы больше мне родитель, чем ваш брат.

Пруденсьо

Мы все с тобой обсудим чуть позднее
Без музыкантов, да и без Белисы:
Наш разговор не нужно слышать ей.

Октавьо

К нему вернемся мы после обеда.

Пруденсьо

В Аточе — мы туда пойдем гулять.[96]
Но удались. Поговорить с сестрою
Хочу я о Белисе.

Октавьо

Ухожу
И уведу с собою музыкантов.

(Певцам и музыкантам.)

Сеньоры! Не зайдете ли ко мне?

Первый певец

Охотно.

(Белисе.)

До свидания, сеньора!

Белиса

Храни вас бог!

Октавьо

Прощайте, Теодора!

Октавьо, Леонора, певцы и музыканты уходят.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Теодора, Белиса, Пруденсьо.

Теодора

А почему племянник нас покинул?

Пруденсьо

Сдается мне, что впал и он в хандру:
Весь дом вы ею перезаразили.
Но я с тобой поговорить хочу.

Тихо разговаривают.

Теодора

Не вздумал ли ты дочку выдать замуж?

Пруденсьо

Ты слышала, о чем шла речь?

Теодора

Отнюдь.
Но, видя, как Октавио расцвел,
Я суть беседы вашей угадала.

Пруденсьо

Узнай, как примет дочь мое решенье.

Теодора

Сперва спроси врача — она ж больна! —
Не будет ли какой от брака шкоды.

Пруденсьо

Вздор! Брак полезней, чем сироп и воды.
Скажи ей, кто ее жених…

Теодора

Скажу.

Пруденсьо

Прибавь, что этим ей я угожу.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Теодора, Белиса.

Теодора

Горе!

Белиса

Не кузена ль прочит
Мой родитель мне в мужья?

Теодора

Да.

Белиса

Все, все слыхала я.
Тетя! Он мне смерти хочет —
Жить с немилым нестерпимо.
Коль вы дорожите мной,
Коль теперь и вам самой
Захотелось быть любимой,
Коль и вам знакома сила
Неизвестной прежде страсти,
Помогите мне в несчастье,
Или ждет меня могила.
Мой Лисардо мне важней
Жизни, чести и отца.

Теодора

Быть готова до конца
Я союзницей твоей,
Раз и для меня, смиренной,
Стал теперь Рисело всем.
Бог свидетель, прежде чем
Станешь ты женой кузена…

Белиса

Тетя! Неугодно богу,
Чтоб к нему взывали всуе!

Теодора

Верь, дитя: тебя спасу я.
Вновь всели во всех тревогу
Мнимой хворью и тоскою,
Вновь просись гулять на Прадо,
Сделай дом преддверьем ада,
Не давай отцу покою.
Я ж Лисардо и Рисело
Обо всем пошлю известье.
Леонора! Где ты?

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Те же и Леонора.

Леонора

Здесь я.

Теодора

Говорить при ней, в чем дело?

Белиса

Вам видней, как поступить.

Теодора

Я Рисело напишу
И на Прадо попрошу
Завтра же с Лисардо быть,
Ибо твой кузен незваный
На тебе решил жениться
И должны мы сговориться,
Как его разрушить планы.
Хоть и дал на них согласье
Брат мой, браку не бывать,
Иль вовеки не видать
Мне с моим Рисело счастья!

Белиса

Даст господь, я в свой черед
Вам когда-нибудь воздам.

Теодора

Письмецо мое друзьям
Леонора отнесет.
Мнится мне, она к тому ж
Повидать врача склонна.

Белиса

Женщина, как мы, она,
И, как нам, ей нужен муж.
Тетя, поспешите!

Теодора

Скоро
Возвращусь я.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Белиса, Леонора.

Белиса

Мягче шелка
Стала наша богомолка.
Ты согласна, Леонора?

Леонора

Да, вам от нее влетало,
Но теперь она сама
Сходит от любви с ума
И терпимей сразу стала.

Белиса

С виду-то она святая,
А внутри сам черт сидит.
Да, коль в дудку страсть дудит,
Пляшет женщина любая.

УЛИЦА ПЕРЕД ДОМОМ МАРСЕЛЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лисардо, Рисело.

Рисело

Знай, оскорбилась, — и она права,—
Моей изменой мнимою Марсела.

Лисардо

Ей донесли?

Рисело

Нет, до нее молва,
Крылатая, как птица, долетела.

Лисардо

О горе нам!

Рисело

Опасность такова,
Что я решил немедля бросить дело,
К которому припутан был тобой.
Я для тебя пойду на риск любой,
Но для меня страшнее, чем могила,
Жизнь без Марселы. Я же много дней,
Встречаясь по утрам с ханжой постылой,
Не виделся с возлюбленной моей,
И некому хлыщу она открыла,
Поскольку ревность закипела в ней,
Свой дом, который охранялся ею
Надежней, чем драконами Медеи.[97]
Я для тебя готов один на пять
И больше эскадронов устремиться,
Готов руками голыми поймать
В поднебесье парящую орлицу,
Но не решусь и дальше искушать
Мою разгневанную чаровницу
И с глупой старой девой, не любя,
Играть в любовь, чтоб выручить тебя.
Нет, я не допущу, Лисардо, чтобы
Флоренсио к Марселе зачастил!

Лисардо

Амур! Зачем, ко мне исполнясь злобы,
Ты тучи надо мною вновь сгустил?..
Друг! Помни, что в тебе твоя зазноба
Нарочно разожгла ревнивый пыл
И что не жить на свете мне, коль скоро,
Поверив ей, порвешь ты с Теодорой.
Напрасно я прибег к тебе, когда
Искал себе помощника!

Рисело

Напрасно.
Гляди! Дверь отворилась.

Лисардо

Да.

Рисело

Беда!
Флоренсио я различаю ясно.

Лисардо

Постой, Рисело, не ходи туда,
Не ссорься с ним.

Рисело

Отмстить я жажду страстно.

Лисардо

За что? Вы даже не знакомы с ним.

Рисело

Зачем я стал пособником твоим!

Лисардо и Рисело отходят в сторону.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Флоренсьо и Херардо; они не замечают Лисардо и Рисело.

Флоренсьо

Она помягче стала.

Херардо

Без сомненья.
Не отступай, и цитадель падет.
Судьба упорных любит.

Флоренсьо

Да, терпенье
Всего верней здесь к цели приведет,
Тем более что дама посещенья
Рисело вот уж месяц тщетно ждет.

Херардо

Он так в свою влюбился богомолку,
Что вретище предпочитает шелку,
Хотя, бывало, бархат и атлас
Марселе подносил не без охоты.

Флоренсьо

Избавлю я его на этот раз
От столь обременительной заботы:
Подарки делать выгодней подчас,
Чем быть Нарциссом иль потомком гота,[98]
И я намерен лавки обойти,
Чтоб было что мне даме поднести.

Херардо

Что ж купишь ты?

Флоренсьо

Толедский бархат плотный
И тонкий шелк миланского тканья,
А к подношенью этому охотно
Прибавлю сотни две дукатов я,
Чтоб мною восхищалась безотчетно
Красавица суровая моя.

Херардо

Разумно!

Флоренсьо

Как приятно, что и в страсти
Нам помогает кошелек отчасти!

Флоренсьо и Херардо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Лисардо, Рисело.

Рисело

Видишь, ты меня сгубил!

Лисардо

Полно! Способов есть много
Сделать так, чтоб он дорогу
К дому этому забыл.

Рисело

Нет, Марселы оскорбленной
У него нам не отбить.

Лисардо

Разве может в страсти быть
Женщина столь непреклонной?
Постучись. Я сам, коль надо,
Расскажу ей все как есть.

Рисело

Мнится мне, что стены здесь
Толще крепостной ограды,
Что ворота цитадели
Этой двери не прочней,
Что и взрывом мины с ней
Можно сладить еле-еле,
Что бойницей для мушкета
Служит каждое окошко.

Лисардо

Стоит повздыхать немножко,
И падет твердыня эта.

Рисело

(стучится)

Эй!

Марсела

(в окне)

Да кто там?

Рисело

Я.

Марсела

Ответ
Краткий, но не слишком ясный.

Рисело

Я молю…

Марсела

Мольбы напрасны.

Рисело

Как! Ты не откроешь?

Марсела

Нет.

Рисело

(к Лисардо)

Что я говорил?

Лисардо

Сеньора!
Отоприте.

Марсела

Вы сюда
Зря явились.

Лисардо

Мы?

Марсела

Да, да.
Не живет здесь Теодора.
Далеко отсюда храм
Троицы, где каждый день
С вами видеться не лень
Самой нравственной из дам,
Той особе, чьи ланиты
Обесцвечены печалью
И шафранною вуалью
От нескромных взоров скрыты;[99]
Той, чьи помышленья чисты;
Той, чьи речи — звуки рая;
Той, кто обликом святая,
А душою — дьявол истый;
Той, кто, в грех любовный впавши
И обзаведясь дружком,
Щеголяет с образком
Девы, без греха зачавшей;
Той, кто так полна заботой
О племяннице своей,
Что проводит вместе с ней
Жизнь на Прадо или Сото,
Где в хорошую погоду
Эта юная девица,
Чтоб от хвори излечиться,
Пьет железистую воду,
Хоть, — поскольку там бывает
С нею юноша любезный,—
Непреклонности железной
Это в ней не развивает.
Уходите! Вам известно,
Где вас эти дамы ждут.
Мне же их друзьям приют
У себя давать невместно.

(Исчезает.)

Рисело

Скрылась?

Лисардо

Да, как в час рассвета
Тьма ночная.

Рисело

Нет, как солнце,
Заглянувшее в оконце.

Лисардо

Но за что ж немилость эта,
Если не нанес сеньоре
Ты ущерба никакого?
Вновь стучись и дай ей слово
Позабыть о Теодоре.
Я ж Белису позабуду,
Чтоб тебе не повредить.

Рисело

Погоди с ума сходить.
Хоть прогнали нас отсюда,
Я надеюсь, что потерь
Мы не понесем с тобою.

(Стучится.)

Эй!

Лисардо

Молчанье гробовое.

Рисело

Как же быть?

Лисардо

Ломиться в дверь.

Рисело

(стучится)

Эй!

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Бельтран.

Бельтран

Сеньор! Вы — невидимка:
Час я проискал вас целый.

Лисардо

Врешь! Ты знал, где дом Марселы.

Бельтран

Вот посланье.

Лисардо

Поглядим-ка!

Бельтран

Для Рисело мне оно
Передано Леонорой.

Рисело

Черт и с ним и с Теодорой!..
Отвори, Марсела!..

Бельтран

Но…

Рисело

Отвяжись!

Лисардо

Послушай, друг,
Прочитай записку все ж!

Рисело

Ты с Бельтраном вздор несешь.
Ведь Марсела может вдруг
Выглянуть опять в окошко
И записку усмотреть.

Лисардо

Не мешает подогреть
Ревность в женщине немножко.
Ну, читай же ей в досаду…

Рисело

Уступаю, как всегда, я.

Лисардо

И открой мне двери рая.

Бельтран

(в сторону)

А верней — дорогу к аду.

Рисело

(читает)

«Дал Пруденсио согласье,
Чтоб племянник…».

Лисардо

Мне конец!

Рисело

«…шел с Белисой под венец».

Лисардо

О нежданное несчастье!

(Выхватывает записку и читает.)

«Но, любя вас всей душой,
Дело я улажу так,
Чтоб вступил с Белисой в брак
Ваш Лисардо, вы — со мной».

Рисело

Что?

Бельтран

Да то, что в ней супругу
Предстоит вам обрести.

Лисардо

Помни, друг: трудней найти
Друга, нежели подругу.

Рисело

Сам того же не забудь.

Лисардо

Нет, ты мне не прекословь:
Ты уже обрел любовь,
Я же лишь ищу к ней путь.

Рисело

Нет, с Марселой я не стану
Рвать по прихоти твоей.
Должен я признаться ей,
Почему прибег к обману…
Отопри, Марсела! Ссора
Мне изрядно надоела.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Марсела.

Рисело

Ах!

Марсела

Вы слышали, Рисело,—
Не живет здесь Теодора.

Рисело

Правду должен я сказать.

Марсела

Правду? Вы?

Рисело

В любви моей
Поручись, Лисардо, ей.

Марсела

Ваш свидетель — вам под стать.

Лисардо

Девушку, что мне мила,
Бдительнее великана
Из старинного романа
Теодора стерегла.
Чтоб ее характер вздорный
Укротить всего вернее,
Друга я подбил за нею
Поухаживать притворно.
Вы же в безобидной шутке
Усмотрели повод к ссоре.

Марсела

Видятся они?

Лисардо

Не спорю,
Но она уродец жуткий.

Марсела

Ах, оставьте! Кто не знает,
Что казаться нам прекрасным
При общенье ежечасном
И уродец начинает!
Не лишилась я рассудка,
Чтоб коварство счесть за шалость:
Сотни раз всерьез кончалось
То, что начиналось шуткой.
Уходите! Все равно
Вам меня в обман не ввесть.

(Показывает на Рисело.)

С ним быть близкой? Это честь
Мне ненужная.

Рисело

Давно?

Марсела

Я дружила с ним, покуда
Он хотел дружить со мною,
Но теперь ему женою
На одном условье буду:
Пусть при мне он на гулянье
Завтра ж утром объяснится
С этой ведьмой, с этой псицей
В покаянном одеянье
И признается ей честно,
Что ее дурачил он,
Что давно в меня влюблен
И что впредь ему невместно
Уступать ее желаньям,
Так как лишь меня он любит.

Лисардо

Но меня же он погубит
Этим искренним признаньем,
Ибо выстроить не можем
Мы с Белисой зданье счастья,
Коль в фундамент соучастье
Теодоры не заложим!
Брак расстроите вы мой
Бессердечностью своей!

Марсела

Коль Рисело друг важней,
Пусть расстанется со мной.
Слава богу, есть другие,
Чьей подругой стать не стыдно!

Рисело

Я не зря питал, как видно,
Подозрения глухие.
Ах, Марсела! Вызван был
Вами наш разлад нарочно,
Ибо вам известно точно,
Что всегда я вас любил.
Ловко ж приписали мне
Вы пристрастье к Теодоре —
Ведь оно предлогом к ссоре
Послужить могло вполне!
Где ж мне было угадать,
Что сошлетесь на услугу,
Мной оказанную другу,
Вы затем, чтобы воздать
За добро и верность злом
И бесчестностью холодной?
Пусть Флоренсио свободно
К ней отныне ходит в дом.
Мы же, друг, уйдем отсюда,
Чтоб завидовать она
Впредь всерьез была должна
Той, с кем я шутил покуда.
Не хочу соприкасаться
Я с Марселой с этих пор.

Марсела

Вы меня убьете?

Рисело

Вздор!

Марсела

Можно вас не опасаться?

Рисело

Все узнаете в свой час.
Прочь!

Лисардо

Постой!

Рисело

Зачем?

Марсела

Идите,
Полоумный!

Рисело

Нет, простите,
Я умен на этот раз.
Не откажет в утешенье
Теодора мне.

Марсела

Меня ж
Вылечит соперник ваш
От тоски и сокрушенья.
Прочь! Вас праведница ждет
И, наверно, истомилась.
Отправляйтесь, ваша милость!
Будьте лишь умней вперед
И сюда не суйте носу:
Где Флоренсио бывает,
Там бывать не подобает
Скверному молокососу.

Рисело

Вот как? Ну, с меня довольно!
Смерть ей!

(Выхватывает кинжал.)

Марсела

Боже!

(Убегает в дом.)

Лисардо

Стой, Рисело!

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Лисардо, Рисело, Бельтран.

Бельтран

Скрылась!

Рисело

Как она посмела
Оскорбить меня так больно?
Дверь я высажу!

Лисардо

На срам
Этим ты б ее обрек.

Бельтран

Как решились вы клинок
В ход пустить?

Рисело

Не знаю сам.
Оказать я был обязан
Другу верному услугу
И за то теперь подругу,
С кем три долгих года связан
Чувством, что цепей прочней,
Должен навсегда утратить…
Как же было мне не спятить,
Между двух попав огней?

Лисардо

Лучше уж оставь меня:
Ведь, на это невзирая,
Тем же буду для тебя я,
Что до нынешнего дня.

Рисело

Я на это б не решился
Ради сотни женщин даже,
И с моею милой слажу,
Чтоб своей ты не лишился.
Доказать Марселе надо,
Что не виноват я.

(Стучит в дверь.)

Эй!

Лисардо

Брось! Ты зря стучишься к ней.

Марсела

(в окне)

Что вам?

Рисело

Ах, моя отрада!..

Марсела

Знайте, я уже успела
Написать ханже, вам милой,
Что в мой дом ломился силой
Из любви ко мне Рисело.

(Исчезает.)

Рисело

Этого лишь не хватало!
Мы с тобой погибли оба.

Лисардо

Полно, друг! Сейчас от злобы
Бешеной Марсела стала,
Но, тебя два дня не видя,
За тобой начнет гоняться.

Рисело

Я боюсь, начнут смеяться
Недруги моей обиде.

Марсела

(снова показывается в окне)

Не помогут вам, клянусь,
Хитрости такого рода!
Пропадай он хоть два года —
Я за ним не погонюсь.

(Исчезает.)

Лисардо

Возвратитесь!

Рисело

На два слова!..

Бельтран

Глупо вы себя ведете —
Вы все время ей даете
Случай вас унизить снова.

(Кричит.)

Можете писать, сеньора,
Все, что в голову взбредет —
В грусть Рисело не впадет
Из-за столь нелепой ссоры!

Марсела

(высовывается из окна)

Помни, мой милейший плут:
Пусть он злится хоть столетье —
Буду с ним тверда и впредь я,
Как бы ни хитрил ты тут.

(Исчезает.)

Бельтран

Служит ей окно бойницей,
Чтоб держать нас под обстрелом.

Рисело

Хоть ее маневрам смелым
Я не устаю дивиться,
Нам придется отступать.

Лисардо

Да, уйти необходимо.

Рисело

Изменяю я любимой,
Чтобы друга не предать.

Все уходят.


КОМНАТА В ДОМЕ ПРУДЕНСЬО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Октавьо; Салусьо помогает ему одеваться.

Октавьо

Шпагу! Плащ!

Салусьо

Вот для параду
Ваши кружевные брыжи.
Зеркало подать?

Октавьо

Не надо.
Мне не до него — увижу
Скоро я мою отраду.

Салусьо

Плащ какой принесть?

Октавьо

Цветной.

Салусьо

Да куда же вы так рано?
Оставались бы со мной.
Ведь еще зарей румяной
Не рассеян мрак ночной.

Октавьо

Тс-с! Прими в соображенье,
Что на женской половине
Слышны говор и хожденье.
Для чего ж в моей кузине
Возбуждать нам подозренье?
Кстати, раз уже зажглось
Небо полосой багрянца,
Толковать о ночи брось:
День начался для испанца,
Если солнце поднялось.

Салусьо

За кузиной вас несет?

Октавьо

Я хочу, чуть-чуть ревнуя,
Встретить вместе с ней восход.

Салусьо

Кто ж в вас будит ревность злую?
Уж не солнце ль, что встает?

Октавьо

Коль Эндимион к луне
Это чувство мог питать,[100]
То и к солнцу, мнится мне,
Милую приревновать
Право я имел вполне,
Ибо, чуть из темной бездны
Встанет солнце, царь природы,
Ходит та, кто мне любезна,
На железистые воды
С неизменностью железной,
Что со мной ей помогает,
Как железо, быть холодной.
Но меня ли испугает
Холод, коль, безумью сродный,
Страстный пыл мне плоть сжигает?
Должен я узнать, куда
Направляется всегда
По утрам моя кузина.
Как ты мыслишь, есть причина
У меня на это?

Салусьо

Да.
Не твердил ли я при вас,
Что железо и в растворе
Может ранить честь подчас?

Октавьо

Это я проверю вскоре.
Дамы вышли?

Салусьо

Да, как раз.

Октавьо

Прадо я достичь им дам
И явлюсь туда вдогонку.

Салусьо

Только не спугните дам.

Октавьо

Не тревожься. Я в сторонку,
За деревья, спрячусь там.

Салусьо

Мне-то с вами прогуляться?

Октавьо

Да, идем. Ведь может статься,
Что, железистую влагу
Выпив, за стальную шпагу
Принужден я буду взяться.

Октавьо и Салусьо уходят.


ПРАДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лисардо и Рисело в цветных плащах; Бельтран.

Лисардо

Легкий ветерок мадридский,
Приносящий с гор высоких
На заре и на закате
Влажную прохладу в город!
Нагони оттуда тучи,
Расстели их плотный полог
Над цветами, что раскрылись
Под лобзанием Авроры;
На траву дохни росой,
Брызни ключевой водою,
Сделай душный воздух свежим,
Ибо, если станет знойно,
Девушка, решив, что поздно,
Преспокойно путь направит к дому.

Рисело

Ветерок, который поднял
Столь нежданный шторм на море
Безысходной и злосчастной
Страсти, овладевшей мною;
Ветерок, чье дуновенье,
Другу моему в угоду,
От Марселы ненаглядной
Унесло меня жестоко:
Ветерок, кем у меня
Клад неоценимый отнят!
Тучами окутай небо,
Ибо, если станет знойно,
Тетушка, решив, что поздно,
Преспокойно путь направит к дому.

Бельтран

Ветерок, который мчится
По мадридским грязным стогнам
И над мостовой вздымает
Мускуса и амбры больше,
Чем в десятке Португалий
Есть духов и благовоний;
Ветерок отрадный, чистый
И полезный для здоровья!
Принакрой-ка тучей Феба,[101]
Как лоток платком торговка,—
Пусть он гонится за Дафной,
Ибо, если станет знойно,
Я и сам, решив, что поздно,
Преспокойно путь направлю к дому.

Все уходят.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Марсела под вуалью; Октавьо, Салусьо.

Марсела

Отойдите же, сеньор!
Что вам нужно?

Октавьо

Чтоб предстали
Вы на миг мне без вуали,
Вас скрывавшей до сих пор.

Марсела

Нет. Приведена сюда
Я причиною такою,
Что лица я не открою.

Октавьо

Уж не ревностью ли?

Марсела

Да.

Октавьо

Вот удача! Чувством схожим
Руководствуюсь и я,
Так что с вами, как друзья,
Горем мы делиться можем.

Марсела

Друга здесь хочу застать я
С некой скромной, взявшей моду
Пить железистую воду
Дамой в покаянном платье.

Октавьо

Я ж — узнать, одна ль гуляет
После вод здесь та девица,
На которой я жениться
Жажду.

Марсела

Как нас страсть равняет,
Раны прямо в сердце нам
Нанося оружьем сходным!

Октавьо

Мне — железом столь холодным,
Что я весь горю. А вам?

Марсела

Мне же — сталью благородной,
Что закалку потеряла,
В состоянии накала
Увлажнясь водой холодной.

Салусьо

(к Октавьо)

Вон те дамы, что нужны
Вам, сеньор.

Марсела

Клянусь душой,
С вами мы ярмо одной
Ревности влачить должны,
Поднимая плугом страсти
Новь тоскливых подозрений.
Дайте, чтобы от волнений
Вас избавить хоть отчасти,
С ними мне поговорить.

Октавьо

Говорите. Я же буду
В стороне стоять покуда,
Чтоб вернее их накрыть.

С одной стороны появляются Теодора, Белиса и Леонора, с другой — Лисардо, Рисело и Бельтран.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Теодора, Белиса, Леонора, Лисардо, Рисело и Бельтран.

Белиса

Я боюсь, пришли мы поздно.

Теодора

Нет, они нас ждут.

Марсела

(Теодоре и Белисе)

Я рада
Встретиться на скучном Прадо
С парою столь грациозной.

Белиса

Рада видеть, что и вам
Бог дал чудо, а не талью.

Рисело

(к Лисардо, тихо)

Что за дама под вуалью
Говорит с Белисой там?

Лисардо

Я не знаю.

Рисело

Ох, я чую,
Что нечисто дело здесь!

Белиса

Кланяться имею честь —
Погулять еще хочу я,
Раз железо приняла.

Марсела

Не спешите так, красотка,
Потому что с вашей теткой
Я поговорить пришла.

Теодора

Вы?

Марсела

Да, я.

Теодора

О чем, сеньора?

Марсела

Видите тех двух мужчин?

Теодора

Вижу.

Марсела

Но из них один,
Тот, что с вас не сводит взоры,
Мой жених.

Теодора

Так что же?

Марсела

Он,
Как давно я замечаю,
Стал, Лисардо выручая,
Делать вид, что в вас влюблен.
Я ж Белису так жалела
В доброте своей всегдашней,
Что терпела эти шашни
Между вами и Рисело,
Но вчера пред ним закрыла
Двери дома своего;
А когда, мольбам его
Уступив, их отворила,
То спаслась не знаю как —
За кинжал безумец взялся…
Вам я, хоть и обязался
Он вступить со мною в брак,
Разрешаю с ним встречаться,
Чтобы мог Мадрид злорадный
Над ханжой, к соблазну жадной,
До упаду посмеяться.
Вот зачем тут в час рассвета
Вас ждала и дождалась я.
А засим — желаю счастья!

Теодора

Не по адресу все это.
Просто вы, — заверить смею,—
Глупым сплетням веру дали.
О Лисардо не слыхали
Мы с племянницей моею.
Мне ж щитом от искушенья
Служит скорбный мой наряд.
Видит бог, что не томят
Теодору вожделенья,
От которых да избавит
Он и вас!

Марсела

Довольно лгать!
Мне случалось пробегать
(Это спеси вам посбавит!)
Ваши гадкие посланья.

Теодора

Вы настолько гадки сами,
Что за разговоры с вами
Я достойна порицанья;
Вы из тех, кого зовут
Табакеркою мирской!

Марсела

Боже правый! Как со мной
Обращаться смеют тут!
На колени! Или я
Вас сама на них поставлю!

Белиса

Прочь! Иль спеси поубавлю
Я вам, милая моя!
Я сумею вас, кривляка,
Проучить!

Марсела

Ни слова боле!

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же, Флоренсьо и Херардо

Флоренсьо

(к Херардо)

Где ж они?

Херардо

Ослеп ты, что ли?
Вон охотничья собака.

Флоренсьо

Да, уж раз Рисело здесь,
Значит, чует он дичину.

Теодора

(Марселе)

Я молитвы не премину
Господу за вас вознесть.

Белиса

Что вы с нею так учтивы?

Теодора

(Белисе, тихо)

Тс-с! Октавио!

Рисело

(к Лисардо, тихо)

Мой милый!
Нет страшней, чем ревность, силы:
Мудрецы — и те ревнивы.
Вон Флоренсио. А раз
Он на Прадо, разговоры
Могут быть у Теодоры
Лишь с Марселою сейчас.
Друг! Приходится нам худо:
Я пропал, ты гибнешь тоже.

Лисардо

Что за день злосчастный, боже!

Марсела

Покидаю вас покуда,
Ибо вижу кавальеро,
С коим мы теперь друзья.

Теодора

За любезность вашу я
Вам признательна без меры.

Марсела

Мой Флоренсио!

Флоренсьо

Не скрою
Я от вас, что здесь Рисело.

Марсела

Что мне до него за дело?
Прочь вуаль, раз вы со мною!

Рисело

(в сторону)

Как стерпеть такое мне?

Октавьо

(к Салусьо)

Вправе ль я, скажи по чести,
Подойти к моей невесте,
Раз она одна?

Салусьо

Вполне.

Октавьо

Ах, Белиса!..

Белиса

О сеньор!..

Лисардо

(к Рисело, тихо)

Не кузен ли с ней?

Рисело

Его
Я не вижу — до того
Горе мне туманит взор.

Салусьо

А, сестрица Леонора!

Леонора

Что вам, друг?

Салусьо

Вы рано встали.

Леонора

Я железо пью.

Салусьо

Нельзя ли
Вам со мною быть, сеньора,
Чуть железа потеплей?

Бельтран

(в сторону)

Небо! В довершенье сцены
Занялся лакей кузена
Леонорою моей!

Флоренсьо

Вам зайти, Марсела, в сад
Графа-герцога угодно?

Марсела

Он открыт?

Флоренсьо

Да, вход свободный
Стал туда, как говорят.
Кликни сторожа, Херардо!

Херардо

Хорошо.

(Уходит.)

Марсела

(в сторону)

Сполна Рисело
Нынче я воздать сумела!

Марсела и Флоренсьо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Октавьо, Салусьо, Теодора, Белиса, Леонора, Лисардо, Рисело, Бельтран.

Рисело

Не держи меня, Лисардо!

Лисардо

Нет, терпи и ты, коль скоро
Я терплю.

Рисело

О муки ада!
Для чего гоняться надо
Было мне за Теодорой!

Теодора

(Белисе)

Если в силах ты, конечно,
До фонтанов я дошла бы.

Белиса

(Теодоре, тихо)

Нет, мне их струею слабой
Не залить пожар сердечный.

Теодора

Что ж сказать мне о себе,
Мне, покинутой Рисело?
Ах, напрасно порадела
Я, племянница, тебе!

Белиса

Ну, а вдруг та дама все же
На него наклеветала?

Теодора

Нет, его я потеряла,
Но и ты Лисардо — тоже.

Теодора, Белиса, Леонора, Октавьо и Салусьо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Лисардо, Рисело, Бельтран.

Рисело

Боже, как мы жалки!

Лисардо

Странно!
Хоть и подошли мы близко,
Не сумела взять записку
Леонора у Бельтрана.

Бельтран

Да, неладно что-то с нею.

Лисардо

Предпочтен моею милой
Мне ее кузен постылый!

Рисело

Мне Флоренсио — моею!

Бельтран

Мне моей — слуга кузена!

Рисело

Он же враг мой, сердцеедка!

Лисардо

Он ведь пошл и глуп, кокетка!

Бельтран

Дура! Он ли мне замена!

Рисело

Неужель мы наших дам
Потеряем?

Лисардо

Как от них
Отогнать мужчин чужих?

Бельтран

Знаю.

Лисардо

Объясни же нам.

Бельтран

Вы должны, сеньор достойный,
Попросить, чтоб ветерок
Полог туч с небес совлек,
Ибо, если станет знойно,
Женщины, решив, что поздно,
К дому путь направят преспокойно.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

КОМНАТА В ДОМЕ ПРУДЕНСЬО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Пруденсьо, Теодора.

Пруденсьо

Сестра! Пришло от нунция известье,[102]
Что разрешенье в брак вступить дано.
С бумагами к обеду буду здесь я.

Теодора

Как деятелен ты!

Пруденсьо

Немудрено!
Я слишком дорожу фамильной честью,
Чтоб медлить, если богом суждено
В зятья мне взять племянника такого.

Теодора

Достоин он любви.

Пруденсьо

Даю в том слово.
Чтоб он скорей вошел в мою семью,
Я сделал бы хоть нынче оглашенье
(Ведь мысль об этом я давно таю),
Когда б не кой-какие опасенья.

Теодора

Какие же?

Пруденсьо

Смотря на дочь мою,
Теряю веру я в успех леченья.
Отнюдь Белиса не исцелена,
Раз, как и прежде, не в себе она.
Не помогли ей ни сироп, ни воды,
Ни доктор, ни прогулки по утрам.
Возможно, хворь ее такого рода,
Что бесполезно прибегать к врачам;
Возможно, не врача, а сумасброда
И неуча мы взяли. Многих дам
Из тех, кому моя беда известна,
Я спрашивал о нем, признаюсь честно.
Но медика, которого зовут
Бельтраном, ни одна из них не знала.
Почувствовал я беспокойство тут,
Боюсь, чтоб наша честь не пострадала,
И если б ты себе, сестрица, труд
Быть день и ночь с Белисой не давала
И я тебя святою не считал,
Я в плутнях дочь подозревать бы стал.
Откуда хворь у ней при свежем цвете
Румяного здорового лица?

Теодора

С чего тебе приходят мысли эти?

Пруденсьо

Я буду откровенен до конца.
Вседневные прогулки на рассвете
Не могут не насторожить отца.
Вдруг ты недоглядела утром рано
За нею, как за спутницей Диана?[103]
Ведь ты, вставая каждый день чуть свет,
Могла на Прадо задремать немного,
Хоть, впрочем, у меня сомнений нет,
Что все это — напрасная тревога.

Теодора

Суров к тому, кто молод, тот, кто сед,
Судить его он склонен слишком строго:
Ведь старость видит смертный грех и в том
Что уж никак нельзя считать грехом.
Но знай: скорей бы сорвались светила
И сферы неба со своих осей,
И солнце лучезарное остыло,
И звездный свет потух во тьме ночей,
Чем из виду Белису б упустила
Твоя сестра, прогуливаясь с ней!
Бывает, что и время в сон впадает,
Но с Теодорой он не совладает.

Пруденсьо

Оставь! Глаза и Аргусу закрыть
Сумел жезлом Меркурий.[104]

Теодора

Я не спорю.
Но верь, что и Меркурия отбрить
С успехом удалось бы Теодоре.

Пруденсьо

О чести грех так вольно говорить,
Но как не вспомнить древних в разговоре!
К тому же я беседовал с тобой
В открытую, как с другом и сестрой.
Сейчас отправлюсь я за разрешеньем,
И к свадьбе все начнем приготовлять,
Покончив и с недугом и с леченьем.
Белиса больше не пойдет гулять!

(Уходит.)

Теодора

Я на нее так зла, что подозреньем
И гневом не перестаю пылать.
Сдается мне, что с помощью Рисело
Она ввести меня в обман сумела.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Теодора, Белиса.

Белиса

Вы одни? Ушел отец?

Теодора

Да. Но то, что я узнала,
Огорчит тебя немало.
Брат мой понял наконец,
Что железистой водою,
Выпитою утром ранним,
Мы его, быть может, раним
Словно шпагою стальною.
Разрешение на брак
Получил он, но боится,—
Ибо твой недуг все длится,—
Как бы не попасть впросак.
Я тревожусь и сама.
Что с тобой? Скажи открыто —
Страстью ты с пути не сбита?
Не сошла, влюбясь, с ума?
Ведь мужчины убеждать
В чувствах так умеют нас,
Что довольно им подчас
На минуту палец дать,
Чтоб их жертвою несчастной
Мы навеки стали разом
И чтоб не помог наш разум
Нашей чести в миг опасный.
Брат, узнав, что врач Бельтран
Не известен никому,
Взволновался, потому
Что почуял здесь обман.
Мне он, правда, доверяет,
Но, хоть я всегда с тобой,
Думает, что сон порой
Взор мой острый притупляет,
В чем он безусловно прав,
Потому что в усыпленье
Я и правда впала, пенью
Гибельной сирены вняв.
Да, спала я, как ни грустно
Называть мне только сном
То, на что меня втроем
Вы толкнули так искусно.
Знаю: это в наказанье
За мою суровость с вами
Суждено мне небесами
Встать на путь любодеянья.
Ради вас, чтобы могли вы
Утолять свой пыл любовный,
Я пошла стезей греховной,
Хоть была благочестива.
Ради вас, забыв о риске,
Честь свою я уронила
И молитвенник сменила
На любовные записки.
Я, кому желанней трона
Некогда казалась келья,
Задалась безумной целью
С милым в брак вступить законный.
И к чему все привело?
Я обманута Рисело,
За тобой недоглядела
И страдаю тяжело.

Белиса

Тетушка! Я с вами
Буду откровенна,
Раз мои несчастья
Стали вам известны.
В храме Себастьяна
Мной впервые встречен
Тот, кто, как стрелой,
Пронизал мне сердце
Взглядами, в которых
Я читала нежность,
Пылкими речами,
Клятвами быть верным.
За себя боясь,
Перешла я в церковь
Троицы и стала
Там бывать у мессы.
Но ходить туда же
Стал за мной он следом
И, как добрый ангел,
Близ меня был вечно.
Создал бог из плоти —
Не из камня женщин:
Даже самых стойких
Взять легко терпеньем.
Пламя даже бронзу
Может мягкой сделать,
Чтоб потек покорно
В форму сплав из печи.
Даже твердый мрамор
Под резцом умелым
Стать порой способен
Статуей прелестной.
Стоит ли дивиться,
Что мужские пени
Отклик обретают
В слабом сердце женском?
Чтоб встречаться с милым,
К дерзостной проделке
С мнимым нездоровьем
Мне пришлось прибегнуть.
Милый мой Бельтрану,
Своему лакею,
К нам велел явиться
В докторской одежде.
Медик самозванный
Воды пить велел мне
И надел на палец
Драгоценный перстень.
Облегчить стараясь
Мне с Лисардо встречи,
Вам в любви притворно
Поклялся Рисело.
Мой родитель думал,
Будто на рассвете
Я хожу на воды,
Чтобы пить железо.
Я ж гуляла в мае,
Ровно целый месяц,
В час, когда Аврора
Оживляет зелень,
По Аточе, Прадо,
Где колышет ветер
Молодые листья
На ветвях деревьев,
И однажды с милым
Встретилась беспечно
В Сото, где струится
Мансанарес светлый.
Отозвал Рисело
Вас на удаленье
Брошенного камня
В глубь густой аллеи;
Нет, ушли вы дальше,
Чем летают стрелы,—
Ведь сравнить Амура
Со стрелком уместней.
А Бельтран увел
Леонору к речке,
В уголок укромный
И обильный тенью.
Для больных хозяек
Принялся он с нею
Там готовить завтрак
На траве прибрежной.
Хоть ко мне Лисардо
Полон был почтенья
И со мной вел только
Нравственные речи,
Кончилось печально
Для меня все это,
Ибо отравила
Утренняя свежесть
Кровь мою так сильно,
Что и в самом деле
Хворою я стала
С этого мгновенья,
Что с тех пор я так
Стражду от болезни,
Как еще ни разу
Не страдала прежде.
Ах, зачем на брак мой
Дали разрешенье!
Жизнь с немилым горше
Самой страшной смерти.
Тетя! Умоляю
Вас по меньшей мере
Месяцев так на пять
Этот брак замедлить,
Ибо повернуло
На четвертый месяц
С дня, как я, на травке
Лежа, заболела.

Теодора

Как подобными речами
Ты дерзаешь без стесненья
Искушать мое терпенье?

Белиса

Страсть, начавшаяся в храме,
К алтарю нас приведет,
И с Лисардо в брак вступлю я.

Теодора

Как? Ведь выдумку былую
Больше ты не пустишь в ход.
Если же твой погубитель
Здесь с тобой встречаться станет,
Вас двоих убьет иль ранит,
Вызнав это, твой родитель.

Белиса

В положенье я таком,
Что немыслим брак мой ныне.

Теодора

Полно! Не впадай в унынье —
Выход все же мы найдем.

Белиса

Но какой?

Теодора

Отложим брак.
Ты же, в монастырь отправясь
И от бремени избавясь,
Все затем устроишь так,
Чтобы покаянью там
Предаваться до могилы.

Белиса

Нет, придумает мой милый,
Как соединиться нам.
А покамест вид больной
Я столь явственно приму,
Что кузену моему
И отцу махнуть рукой
На меня придется скоро.

Теодора

Вот и поучай влюбленных,
Глупой страстью ослепленных,
Как им избежать позора!
Впредь ты хоть с ума сходи —
Я останусь в стороне.

Белиса

Нет, поможете вы мне!

Теодора

Нет, ты этого не жди!

Белиса

Что ж, я объявлю тогда,
Что в моей связи любовной
Вы, как сводница, виновны.

Теодора

Ты это серьезно?

Белиса

Да.

Теодора

Видно, впрямь сошла с ума ты!

Белиса

(кричит)

Боже мой! Нет сил вздохнуть!
Я боюсь, сейчас мне грудь
Разорвет недуг проклятый.
Пусть врача скорей зовут!

Теодора

Хорошо, я все устрою.

Белиса

То-то же!

Теодора

Но что с тобою?

Белиса

(указывая на сердце)

Очень больно мне вот тут.

УЛИЦА

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лисардо, Рисело.

Рисело

Чем я дольше тщусь забыть
О Марселе своенравной
И внушить себе, как славно
В рабстве у нее не быть,
Тем все более уныло
Я томлюсь в разлуке с нею,
Тем меня влечет сильнее
Каждый вечер к окнам милой.
Если б менее крутой
Нрав был у моей Марселы,
Я легко б уладил дело,
Но поди-ка успокой
Ту, кто с нами счеты в ссоре
Нашим же оружьем сводит
И к Флоренсио уходит,
Раз ходил я к Теодоре!
Как мне быть? Я повидаться
Страстно жажду с ней.

Лисардо

Она
Быть не может так злобна,
Чтобы и меня чуждаться.
Дай мне с ней поговорить!
Ты помог мне — помогу я
И тебе.

Рисело

Как за такую
Помощь не благодарить!

Лисардо

Постучать?

Рисело

Стучи.

Лисардо стучится в дверь.

Гудит
У меня в груди твой стук.
Чу! Шаги?

Лисардо

Шаги, мой друг!

Рисело

Сердце это мне твердит.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Марсела.

Марсела

Кто здесь?

Лисардо

Я.

Марсела

Лисардо? Вы?
Почему ваш друг не с вами?

Лисардо

Вон стоит он за дверями.
Иль не видите?

Марсела

Увы,
Я его и в самом деле
Проглядела! Вот забавно!
Что угодно вам?

Лисардо

Недавно…

Марсела

(в сторону)

Сдерживаюсь еле-еле
Я, чтоб смехом не залиться,
Видя, как ревнивец мрачный
Хитростью такой прозрачной
Скрыть свою влюбленность тщится.

(К Лисардо.)

Что ж недавно приключилось?

Лисардо

То, что некий дерзкий фат,
К вам, как люди говорят,
Втершийся и в дом и в милость,
Потрясал везде письмом,
Вам написанным Рисело.
Это больно нас задело,
И явились мы вдвоем
Вас просить вернуть все письма
От Рисело к вам, сеньора,
Чтобы не случилась ссора
И за шпаги не взялись мы.
Стыдно вам хранить посланья
С вами близкого мужчины
Лишь затем, чтобы бесчинно
Предавать их посмеянью!
Неучтивостью такой
Он, всегда столь деликатный,
Поражен был неприятно.

Марсела

Полно вам хитрить со мной!
Стану ль письма я хранить,
Коль писавший их забыт?
Нет, к ошибке дней былых
Вновь меня вам не склонить.
Зря опять пришли ко мне вы —
Прошлое не оживет.

Рисело

(в сторону)

В гроб она меня сведет!
Задыхаюсь я от гнева:
Вновь игру мою, к несчастью,
Разгадать она сумела.

Лисардо

Вам известно, что Рисело
Любит вас со всею страстью.
Не любить его вы вправе,
Но не вправе унижать.
Вы должны себя сдержать —
Есть предел любой забаве.
Берегитесь, чтоб его
На безумства не толкнуть!

Марсела

Вам меня не припугнуть
Гневом друга своего —
Ведь его, беднягу, дрожь
Бьет, как видите вы сами.

Рисело

Это значит лишь, что пламя
Ты во мне не разожжешь.
Мой сердечный пыл раздуть
Ты не властна вновь, не то бы
Не дрожал я от озноба.

Марсела

Нет, мой друг, не в этом суть.
Вы — я это твердо знаю —
Потому дрожите так,
Что почувствовали, как
Стала с вами холодна я.
Что же вы ко мне пришли,