КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395466 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167028
Пользователей - 89865
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Интересненько про Бреннан: Таинственный мир кошек (История)

Детская образовательная литература и 18+

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "А в попку лучше" (fb2)

- Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "А в попку лучше" 2.22 Мб, 690с. (скачать fb2) - Stulchiknet

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Table of Contents

Попки моих соседок

Недоступная к аналу

Изнасиловали в...

Янкина попка

Анальный дефлоратор

Беглянка из Тбилиси

Варя и Содомский Бизнес

Анальная арфистка

Вечер

Варя и Содомский Бизнес (продолжение)

Анальный треугольник

Ответственное поручение

Оазис

Студия

АНАЛизируй Это!

Катина дырочка

Признание

Юрьев День

Проститутка по желанию

Путешествие по жизни

В автомобиле

Долбящий в ночи

Я давно...

Ночь любви

Любимая теща 4

Прелестница Анютка или Хитрая Тварь

Случай на работе

В гостинице

Необычный День рождения

Баба Катя

Маринкина жопа

Неслужебный роман

Урок биологии (часть 4). Педсовет

Новый Год - 2

У гинеколога

Светлана

Светлана (продолжение)

Приключения моей попки

Мечты сбываются

Как стать счастливым

Пациентка

Проба

Спящая красавица

Девушка моей мечты

Случай

Попка на сеновале

Не люблю усатых

Ирина

Анальное воспитание дочери

Пьянству-бой!

Не люблю я этих

Маша

На поляне

Анальное обследование

Анальный отель

Валина дырочка

Поездка в Эйлат

Атака на мою попку

Моя подруга - гинеколог

Правдивая любовь

Как приятен член в дерьме

Должность

Анальный онанизм

Искренняя признательность алькиной попочке

Анальное знакомство

Занятный случай

Моя пожилая тёща

Странная любовь

Уроки Хозяина: продолжение

Родители на даче

Да хоть Квазимодо!

Попа на бутылке

Баба Нюра

Первый блин в попу

Письмо подруге

Месть Лизы

Один оргазм на двоих

Третий урок любви для Марины

Эпизод 5. Безумие

Исповедь заочника

Сексуальный автобус

Как полюбить в попу (пособие для жены)

Как Серега мою попку девственности лишил

Королева давала бал

Анальное влечение

Нью-Йоркское метро

Попка Лоры

Лишение невинности

Аленкина попка

В плену обстоятельств

Янкина попка

Летняя ночь на хуторе близь... Часть 3

О пользе массажа

Делать нечего!

Яйца

Бомба. Часть 2

Анальный секс

Попка моей жены

Сцены семейной жизни. Часть 1

Сцены семейной жизни. Часть 2

Сцены семейной жизни. Часть 3

Моя попка

Попка горячей армянской девственницы

Маленькая дрянь

Любимый Новый Год

Планета секса. Часть 1

Планета секса. Часть 2

Съемка порнофильма

Клапан сорвало

Секретарша

С моей нежной деточкой

Ночные крики (продолжение)

Сам себя

Мой дневник (Оля)

Где вы мужчины!?

Мои дневник (Нина)

Анальная обкатка

Особенности восточного секса

На попойке

В лучших традициях анального секса

Встреча с любовницей

Первый раз

Учительница английского

Дом наслаждений. Часть 1

Дом наслаждений. Часть 2

Дом наслаждений. Часть 3

Знакомство в автобусе. Часть 1

Начальница-2

Знакомство в автобусе. Часть 2

Начальница-3

Анальное наслаждение

Алёна

Попки моих соседок

Категория: А в попку лучше

Автор: Spider (перевод)

Название: Попки моих соседок

Когда я разводился, мне пришлось продать дом, чтобы отдать бывшей жене её честную половину нашего состояния. То, насколько это была честная половина я обсуждать не буду. Вобщем, мне пришлось переехать в небольшой домик в районе подешевле. Нужно же мне где-то ночевать, в конце концов!

Вскоре я понял, что ничуть не прогадал, поселившись в моей хибаре. На самом деле, теперь, когда у меня в спальне не стоят два шкафа с платьями, занять всё это пустующее пространство мне нечем. И у меня вдруг появилось столько свободного времени! А главное, никому не надо докладывать, зачем мне третья банка пива или почему это Рой звонит в пол-двенадцатого ночи...

К своему огромному удовольствию, я обнаружил что окна моей кухни выходят прямо во двор соседнего домика, где живут две очень симпатичные девушки-студентки. Особенно приятно то, что они частенько нежатся на солнышке в таких ма-а-аленьких купальниках, и именно в этом дворике. Я даже притащил на кухню кресло, чтобы наблюдать за ними. Когда они начинают натирать друг друга маслом для загара, мне кажется что моя ширинка всё-таки лопнет, и мне придется навсегда расстаться с очередными брюками!

В один солнечный день в середине июля, одна из моих соседок, взглянув в моё окно, заметила таки меня! Ну что мне оставалось делать - пришлось приветственно помахать ей, и распахнуть окно.

- Привет! ,-донеслось до меня.

- Привет! Вы, девчонки, не хотите содовой? Или пива?

- Давай! ,- чуть ли не в один голос крикнули красавицы. Через мгновение они уже оставили одеяло на котором лежали и обойдя дом стучали в мою дверь. Добираясь до двери, я пытался придумать, что бы такое сделать, чтобы девчонки не заметили как у меня стоит. А так как день был очень жаркий, то кроме легких хлопковых шорт на мне ничего не было... А потом решил: А какого, собственно, чёрта?!. И открыл дверь, впуская из внутрь.

- Привет, я - Конни ,- сказала та, что по-выше. А это - Лаура.

Конни была выше подружки сантиметра на два-три, и её русые волосы были более темного оттенка, чем грива Лауры.

Лаура вошла внутрь и кивнула Конни, бросив взгляд на большую кровать в спальне. Конни расцвела в улыбке. Пока всё складывалось удачно, девчонки не заметили выпуклости размером с большой огурец спререди моих шорт...

Но тут Конни брякнула: Похоже, у тебя проблемы... Там, под этими старыми шортами....

- О чём это ты? ,- спросил я, пытаясь скрыть смущение. Лаура захихикала. Присаживайтесь, а я пока приготовлю содовую! ,- наконец-то, мне удалось слинять на кухню. А сколько же им, кстати, лет? Может им ещё и пить-то нельзя?

- Девушки, а Вам пиво-то давать не опасно? Сколько Вам, вообще, лет? - Это я ору из кухни.

- Мне - 20 ,- это Конни. А Лауре - 19. А ты что, собрался утаивать от нас этот ценный продукт? Между прочим, сам позвал - мы не набивались!

В это время я, стоя на кухне пытаюсь пристроить шорты так, чтобы на них не было особо заметных бугров.

Однако, мои попытки успехом не увеньчались. Когда я вошел в комнату с двумя стаканами содовой, первое что я услышал, было: Ага, Лаура, смотри, он думал мы ничего не заметим!.

- Ладно не стесняйся, покажи нам его! Не за газировкой же мы к тебе пришли!

А Лаура посто встала с дивана, неспешно и эротично стянула трусики от купальника, потом оперлась руками на кровать, выставив свою очаровательную попку в воздух, и позвала: Хватит скромничать! Давай, вставь свою штуку мне в попку!

Я был просто в шоке! Однако, Конни уже сдернула с меня шорты, оставив в костюме Адама с выпирающими частями. Но я всё ещё не верил, что это поисходит со мной!

Пока я стоял как полный идиот, с торчащим членом. Конни наведалась в ванную и принесла тюбик крема для загара. После этого она бросила тюбик на кровать недалеко от Лауры, которая так и стояла, демонстрируя мне свою гладко выбритую виску и легко вращая бедрами. Вот Конни опустилась на колени позади своей подруги, одной рукой приоткрыла уже влажные губки Лауры, и легко начала вставлять в подружку свой пальчик.

А я всё ещё стоял просреди комнаты, слушая постанывания Лауры и крепко схватившись а свой член. Но вот моё оцепенение прошло, я передвинул журнальный столик со стоящими на нём бокалами ближе к стене. И Лаура тут же встала посреди комнаты раком, открыв мне все свои прелести.

Конни натёрла маслом мой член, а потом крепко схватив его, потащила меня ближе к ждущей Лауре! Когда красивая девушка схватив Ваш член направляет его в попку другой красавицы, это посто незабываемо! Я опустился на колени позади Лауры, Конни прижала головку моего члена к задней дырочке подружки, и я осторожно начал проталкивать его глубже. Сразу у меня не получилось, и мне пришлось нажать сильнее, Лаура закусила нижнюю губу, у неё выступили слёзы, но она молчала, не произнеся не звука, я пока не вошел дальше сфинктера. Лишь теперь она шепнула: Подожди!. Через минуту мышцы её попки расслабились, и я смог войти в этоту прекрасную попку на всю глубину своего члена! Конни уже улеглась под нами и начала своим нежным язычком облизывать мои яйца, пока я имел её подружку.

Я двигался всё наращивая и наращивая темп, не веря, что я занимаюсь анальным сексом с одной красоткой, пока другая работает надо мной язычком. Если этот нежный язычок исчезал, то, значит Конни взялась за гладкую киску Лауры, пока мой поршень ходил в её заднице. Не в каждой порнухе такое увидишь!

Вот ладошка Конни легла на мой зад, я чувствую как её влажный пальчик входит мне в зад, пока я трахаю в заднй проход Лауру! Её попка это посто прелесть! Такая упругая, такая нежная! Вдруг, палец Конни входит в мой зад на всю глубину, и

- АААААААААААААааааааа!

Я начинаю кончать... Конни спешно вытаскивает мой дергающийся член из попки подруги и направляет себе в ротик, надеясь кое-чем поживиться. Она проглатывает всю сперму и развратно облизывает губы, глядя на меня.

Лаура поднимается на ноги:

- Ну, и как на вкус этот жеребец?

В тот день я узнал много нового о язычках, попках и кисках своих соседок. Окзалось, что обе они обожают секс, когда одни из них имеют в задний проход, а другая может вылизывать влагалище подружки и член входящий в подставленную попку!

Вобщем, знаете, я так ни разу ещё и не пожалел, что развёлся!

Недоступная к аналу

Категория: А в попку лучше

Автор: Мажор

Название: Недоступная к аналу

Джордж нежно обнял жену:

- Мне очень жаль дорогая, но не нужно портить вечер из-за таких пустяков. Продолжайте веселиться, я вернусь как только смогу.

Рэйчел вымученно улыбнулась:

- Без тебя так плохо.

Проводив мужа, она вернулась к своим обязанностям хозяйки. Но время от времени вспоминала о сестре. Что делает Шейла в этот день рождения?

Шейла открыла дверь и впустила Джорджа. Она взяла его за руки и повела в крохотную столовую. Стол был накрыт на двоих.

- Конечно, - смутился Джордж, - я совсем забыл, что сегодня твой день рождения. прости, Шейла, я совсем забыл о подарке.

- Ну, что ты, милый, совсем не забыл. Только отдашь мне его позже. А вообще-то... пойдём в спальню - отдашь мне свой подарок. - сказала Шейла, заманивая мужа сестры в постель.

Джордж с тоской ждал той минуты. Он был мужчиной сильным и властным, но Шейла подавляла его, заставляла чувствовать его импотентом... она привыкла, чтобы всё было как хочет она, мнение других ей было неинтересно. Если она занималась сексом, то была лидером, не допускавшем никаких вольностей для других. Джордж страстно хотел её ( она была красавицей ),но одновременно люто ненавидел. Со своей женой он был нежен, но с её сестрой был зверем. Джордж всегда хотел Шейлу анально, хотел отодрать эту сучку в её молодой и упругий зад, но Шейла не допускала этого, она издевалась над ним и унижала его.

Шейла села на кровать, сняла брюки с Джорджа и принялась сосать его длинный член. Это она умела делать великолепно. Взяв пенис двумя пальцами, она мастурбировала основание, а ртом повторяла движения " вперёд-назад ".

- Ну вот, дорогой, - прошептала она, медленно ложась на кровать и насаживая на себя налившийся кровью член, после чего стала ритмично двигать бёдрами. - Ах-х как хорошо... Но ведь ты не любишь обычный секс, ты ведь не можешь кончить, правда, бедняжка? И знаешь почему? Потому что ты любишь попку, и трахать любишь в попку, а тебе не дают анально. Ты ведь хочешь меня в анал, да? Хочешь трахнуть меня в задницу? Только ты этого никогда не получишь, слышишь никогда! - смеялась Шейла.

Джордж медленно вводил член ей во влагалище. Её ноги были широко раздвинуты, пышная и увесистая грудь даже не колыхалась. Внезапно что-то взорвалось в мозгу Джорджа, глаза застлало багровой пеленой. Он вышел из Шейлы, перевернул её на живот, раздвинул ей ноги и вошёл... в зад!Крики ужаса и боли вырвались из уст его любовницы. Джордж жестоко и беспощадно сажал ей в анус свой огромный член. Он трахал её без всякой тени смущения. Да! Наконец-то он овладел этой огромной и апетитной задницей.

- Что нравится сука? А? Говоришь, что я никогда не получу твою задницу? Да? Я уже трахаю тебя в твою девственную попку. На-на, получай! - орал Джордж в ответ на душераздирающие, безумные крики Шейлы.

Она ощущала дикую боль. Никто никогда не имел её анально. Она была властная и гордая, а тут вдруг её трахают как последнюю шлюху. Её зад, такой упругий, нежный и молодой, вдруг превратился в самое больное место на её теле. Шейла обеими руками вцепилась в подушку, спрятав там красное от боли и унижения лицо, но её " тиран " был беспощаден. Схватив правой рукой за волосы Шейлу ( она была блондинка с длинными и пышными кудряшками ), Джордж потянул её к себе. Он на секунду вышел из анала. Поставив Шейлу на колени, он выпрямил её, обнял за грудь, а затем вновь вогнал свой фаллос в зад. Новая волна боли пронзила Шейлу. Она стала кричать и брыкаться, пыталась выдернуться из объятий Джорджа. Тогда любовник поставил её раком, сам вскочил на неё сверху и всё началось сначала. Шейла кричала уже меньше, казалось ей всё равно. Джордж вдруг содрогнулся, его член напрягся, сам он сделал последний толчок и, высунув пенис из зада Шейлы, кончил прямо в её расширенное, огромное, чёрное дупло. Джордж залил всю её задницу своей липкой спермой.

Шейла замертво упала на кровать.

- Вот так вот сучка! Будешь знать, что такое настоящий секс! - засмеялся Джордж.

Изнасиловали в...

Категория: А в попку лучше

Автор: Мажор

Название: Изнасиловали в...

Ив разделась, приняла ванну, слегка помастурбировав в ней, а после надела чёрный прозрачный, льнущий к телу пеньюар. Наконец в дверь еле слышно постучали. Она поспешно повернула ручку двери. На пороге стоял Адам Уорнер. При виде Ив глаза его зажглись восхищением.

- Милая, ты так сексапильна. У тебя такое роскошное тело, что я немедленно тебя хочу. Какие восхитительные ноги, какой большой и упругий бюст... Я даже подумать о таком не мог. О! Какая очаровательная попка...

- Надеюсь, что ты не подведёшь меня, дорогой.

- О нет. Ты во мне не разочаруешься.

Положив ладони на плечи Адама, Ив притянула его к себе. Губы их встретились, словно что-то взорвалось в груди Ив. Она почувствовала, как язык Адама скользнул ей в рот.

- О Господи, - простонала Ив.

Адам сорвал пиджак, в мгновение освободился от одежды, оставшись обнажённым. Он был похож на ожившую статую греческого бога. Перед Ив возникло атлетически сложенное мужское тело, но что ещё больше привлекло внимание Ив, так это то, что неимоверно огромный обрезанный половой член находился в эрекции. Адам хотел её!!!

- Скорее! - задыхаясь пробормотала Ив. - Возьми меня!

Сгорая от желания, Ив бросилась на постель.

- Повернись, - скомандовал Адам. - Встань на четвереньки! Дай мне свой зад!

Ив непонимающе посмотрела на него:

- Я... Я не...

Тут он ударил её по лицу. Ив ошеломлённо уставилась на Адама Уорнера.

- Повернись задницей, я сказал!

- Нет!

Он вновь размахнулся. В глазах у девушки всё поплыло.

- Пожалуйста, не надо. - умоляла его Ив.

Тяжёлая пощёчина оглушила Ив. Внезапно она почувствовала, как сильные мускулистые руки поднимают её, переворачивают и ставят на колени.

- Ради Бога! - вырвалось из уст Ив. - Уходите! Я закричу!

Вдруг она почувствовала, что ребро ладони с силой опустилось на шею. Ив поняла, что сейчас она потеряет сознание. Тем временем Адам подтянул её округлые бёдра выше. Своими сильными руками он раздвинул пышные ягодицы, прижался всем телом, и одним мощным толчком врезался в неё. Его огромный член с большим трудом вошёл в девственный зад Ив.

Да, Ив была девственницей в попе. Она очень часто занималась сексом и её влагалище имело внушительный размер. Половые губы Ив отвисали, отчего можно было подумать будто Ив занималась сексом с самого своего рождения. Но никто ни разу за всю её жизнь не стимулировал ей анус. Адам вошёл в неё резко, с силой, причиняя каждым ударом ещё большую боль. Он жёстко насиловал её девственную задницу и получал от этого огромное наслаждение. Адам даже не потрудился облегчить её страдания. Он резко вогнал свой длинный пенис в Ив по самое основание. Такого девушка явно не ожидала.

Внезапная невыносимая боль пронзила её задний проход. Девушка уже было раскрыла рот, чтобы закричать, позвать на помощь, но, представив, что Адам может с ней сделать, умоляюще пробормотала:

- Пожалуйста, пожалуйста, я не могу этого вынести.

Она попыталась вырваться, но крепкие руки Адама держали её за бёдра цепко. Он неутомимо насиловал Ив, разрывая её внутренности неимоверно огромным фаллосом, словно палач, наслаждающийся страданиями жертвы. Адам просто отдирал Ив, с силой толкал свой разгорячённый фаллос в анальное отверстие Ив.

- О боже, нет, нет! - прошептала Ив. - Прекратите, прекратите это.

Но Адам продолжал двигаться всё быстрее и быстрее внутри Ив. Он вталкивал свой пенис всё глубже и глубже. Он рвал бедную девушку на части. Пихая свой толстый член в анус Ив, Адам постоянно рычал. Хриплый стон, вырвавшийся из его уст - это было последнее, что запомнила Ив. Она потеряла сознание.

Когда она пришла в себя и открыла глаза, Адам Уорнер сидел уже в кресле одетый, куря сигарету.

- Ты проклятое животное, чёртов извращенец, подонок! - пролепетала Ив.

Она пыталась подняться с кровати, но не смогла. У неё было ощущение, что её разорвали на две половины.

- Я был так нежен, - проговорил Адам улыбаясь. - Подожди, родная. ты ещё привыкнешь к анальному сексу. Обычный секс, он так однообразен. К чему нам это? Лучше трахаться по-новому. Ты не согласна, дорогая?

Сказав это, он подошёл к Ив и нежно поцеловал её в губы.

- Спокойной ночи, милая! - добавил он, уходя.

Адам захлопнул за собой дверь. Дождавшись пока он уйдёт, Ив сползла на пол. Она поползла до двери и, достигнув её, закрыла на защёлку. Только сейчас она чувствовала себя вне опасности. Тело Ив мучительно ныло. Каждый шаг доставался ей с трудом. Никогда в жизни Ив не испытывала ничего подбного. Адам изнасиловал её. Это был тот самый Адам, которого она так хотела, так страстно желала. И именно этот Адам взял её силой, надругался над ней, причём в самой что не наесть извращённой форме.

Как она могла себя чувствовать?

Янкина попка

Категория: А в попку лучше

Автор: Blind

Название: Янкина попка

Старшая сестра мой жены - Яна, всегда привлекала мое внимание. Тому масса причин. Не то, чтобы жена меня не удовлетворяла или была страшна. Отнюдь: моя Ленка - очень симпатичная пухленькая девочка с внушительным бюстом и кучей откровенных постельных желаний. Яна же, напротив всегда была образцом скромности, воздержанности и умеренности. Замуж она только в 25 вышла, тогда же (!) и потеряла девственность. Шедевр целомудрия, короче говоря. При этом Янка - обладательница очень неплохой фигуры (в отличии от Ленки, чего уж там греха таить, с талией у нее напряженно) и длинных ног. Несколько огорчает только еле дотягивающий до первого размер груди, ну да ничего, и это очень даже симпатично бывает.

Сейчас ей 31 год, у нее муж, которого она любит и шестилетняя дочка Лиза, очень симпатичная девица растет.

Мне самому 24 годика.

В это лето случилось мне отвозить на нашу дачу Яну с Лизкой. Мои любимые теща с тестем отправились на юг в какой-то там санаторий, так что из умеющих водить машину остался один только я. Янкин муж за руль садиться по неизвестным причинам побаивается. Ленка поехать не захотела - с работой у нее заморочки какие-то были, не успевала ничего. Так что поехали мы втроем. Я собирался отвезти их, пробыть там выходные и к вечеру воскресенья вернуться в город, оставив их на даче.

Все время, проведенное в дороге, по возможности в зеркало заднего вида я любовался на Яну. Красивая женщина, чего говорить. Когда приехали: как обычно, устроили костер, шашлык, питие вин разнообразных, потом уложили Лизку спать, а сами остались на террасе болтать о высоких материях. Все время разговора я украдкой созерцал ее колени. Проболтали допоздна. Когда собрались уходить, то чисто случайно одновременно пошли в дверь и чуть не столкнулись в ней. Несколько секунд, замерев, мы стояли в дверном проеме вынужденно прижавшись и глядя друг к другу в глаза. Тут Яна смутилась глаза опустила и проскользнула внутрь, на так называемую кухню.

Она встала у плитки и о чем-то задумалась. Я тихо подошел к ней сзади, меня словно влекла какая-то сила, и приобнял ее за талию. Все ее тело напряглось, ощущая приближающуюся грань фола во взаимоотношениях. Не смотря на это, я легонько прикоснулся губами к ее шее. Она вздрогнула, я услышал протяжный вздох, после чего она полностью расслабилась, стала как тряпочка - мягкая и податливая.

Я еще раз, на этот раз уже более откровенно поцеловал ее в шею. Она отбросила голову назад. И я покрыл поцелуями открывшуюся беззащитную шейку. Она дрожала, я чувствовал эту дрожь всем телом. Мои руки, покинув талию, медленно поползли вверх и в какой-то момент оказались на ее груди. Лифчика на ней естественно не было (жарко все-таки) и я почувствовал под своими ладонями твердую плоть сосков.

Через несколько секунд я запустил руки ей под футболку и вот, ее грудки были в моих ладонях. Я продолжал со всей возможной страстью целовать шею Яны. Ее дыхание стало неровным и прерывистым, она дрожала. И тут я взял пальцами ее соски, слегка сдавил и покрутил их.

О, что это за чудо, соски рожавшей женщины, кормившей грудью. Кое-кому они не нравятся, эти самые некоторые называют такие соски «дверными звонками». Глупцы! Что может быть приятнее, чем ощущать под своей рукой затвердевшую плоть женских сосков, сосков рожавшей замужней женщины?

Яна застонала. Совсем тихонько, но я услышал этот ее стон. Мои ласки ее груди активизировались. Я чувствовал, как дрожали и слегка подгибались ее ноги. Она оперлась обеими руками на стол, и когда ноги в очередной раз чуть не подвели ее, слегка наклонилась вперед, мягко воткнувшись своей роскошной попкой в меня. В мой эрегированный до каменного состояния член.

Яна развернулась. Что это было за зрелище! Она стояла передо мной в тусклом лунном свете в задранной чуть не до подбородка футболке, соски ее грудок торчали не хуже моего члена, а блеск в ее глазах был просто сумасшедшим.

«Что мы делаем?» - спросила она. Я не ответил. Наши губы сомкнулись в поцелуе. Давно я так не целовался. И уж тем более от скромницы Яны я такого не ожидал: целовалась она со страстным неистовством по уши влюбленной школьницы, получившей, наконец-то доступ к объекту своих мечтаний. У меня закружилась голова, я обнял ее и крепко прижал к себе. Моя правая рука соскользнула с Янкиной талии и оказалась на ее попке.

Она снова напряглась, но секундой позже снова расслабилась, крепче обняв меня. Моя язык гулял по ее рту, сталкивался с ее языком, исследовал ее губы. Ее язычок также время от времени проникал мне в рот. Мы сосали губы друг друга, языками ласкали языки. А в это время я мял ее попку и медленно поднимал юбку. Яна постанывала от возбуждения.

И вот, наконец, мои пальцы коснулись ее трусиков. Яна резко и прерывисто вздохнула. В тот же момент мои руки оказались под ее трусиками на нежной коже ягодиц. Я прижал Яну к стене и с еще большей страстью впился в ее губы. Она ответила тем же.

Она высокая, почти с меня ростом, поэтому мне не приходилось пригибаться, чтобы ласкать ее попку. И очень скоро я осторожно дотронулся пальцем до звездочки ее ануса. Ее ноги снова ослабели, и она слегка присела, позволив мне еще откровенней проникнуть в ее промежность. Я слегка наклонился, целуя ее в шею и тут почувствовал под своими пальцами все глубже пробирающимися под трусики Яны мягкие волосики и влажные губки. Где-то совсем рядом скрывалась дырочка ее влагалища.

Я почувствовал, насколько мокрой она была: капельки влаги, намочив трусики, текли по ее бедрам. Я не выдержал. Я резко повернул ее и наклонил вперед. Яна оперлась руками о стол. Одним движением стянув трусики с ее попки, я потянул их вниз, опустив до самого пола. Яна освободила из них одну ногу. Сорвав с себя шорты я, проведя пару раз членом по истекающей от желания Яниной киске, я ввел его внутрь.

До Яны в это момент стало в полной мере доходить, что же она делает. Но было уже поздно. Стыд боролся в ней с желанием, врожденная скромность с мгновенным приступом похоти.

Я, активно действуя тазом наклонился к ней и прижался всем телом, после чего аккуратно дотронулся до ее клитора. В этот момент какие бы то ни было сомнения окончательно оставили Яну. Она шире расставила ноги и слегка опустила попку, позволяя мне все глубже проникать во влагалище.

Я выпрямился и крепче взял ее за зад. Потом несколько раз сильно шлепнул ее. Яна застонала и почти упала грудью на стол. Ее тело билось в конвульсиях оргазма. Я не останавливался, все сильнее и глубже всаживая в нее свое оружие.

Наконец ей удалось соскользнуть с моего члена. Она, обессилев, опустилась на пол. Судороги оргазма продолжали сотрясать ее. Мой член пребывал в боевом положении, глядя ей в лицо. Яна протянула руку и взялась за него. Я взял ее за волосы и легонько потянул в направлении своего члена. «Давай, поцелуй его!», сказал я. Очень осторожно Яна чмокнула мою мокрую красную головку. После чего, осмелев, несколько раз облизнула его. Потом, видимо решив про себя что-то типа, гулять, так гулять, закрыв глаза, взяла головку моего члена в рот.

Может до того момента сосать ей доводилось не так уж часто, но получалось это у нее отменно. Не каждая опытная минетчица могла с ней сравниться в этом. Ее язычок порхал по моей головке, голова двигалась туда-сюда, массируя член упругими губами, а правая рука ласкала его основание в такт движениям головы. Тут не выдержал и я: внизу живота стала нарастать горячая волна, выплеснувшаяся через несколько мгновений струей густой спермы ей в рот.

Сглотнув, Яна подняла лицо и посмотрела на меня. По ее подбородку стекало несколько струек спермы, а губы блестели, покрытые моей семенной жидкостью. Яна облизнулась, отправив в рот сперму, покрывавшую ее губы. Картина эта непередаваемо меня возбудила: шутка ли, это ведь та самая целомудренная Яна, которая всегда являлась образцом скромности! Мой член вновь начал подниматься. Яна с испугом наблюдала за его метаморфозами.

Я взял ее за руку и чуть не насильно повел в комнату, где собирался спать сам. Она безмолвно следовала за мной. Я включил свет и толкнул ее на тихонько скрипнувшую кровать. Яна легла передо мной, широко раздвинув ноги. Под моим взглядом, жадно блуждающим по ее телу, ее соски вновь затвердели и теперь смотрели вверх, венчая маленькие холмики грудок. Я опустил взгляд ниже на холмик черных волос на ее лобке. Ноги Яны самопроизвольно согнулись в коленях, раздвинувшись еще больше и открыв тем самым еще не успевшую высохнуть промежность. Ее киска была очень красивой. Она вызывала во мне такую волну желания, такую похоть, что хотелось назвать ее, просто-таки, Пиздой. Какая же это киска: мокрая похотливая Пизда взрослой рожавшей женщины, которая снова хочет меня.

«У тебя классная пизда!», просипел я. Яна, будто не услышав, ответила, раздвинув руками губы своей вагины и открыв мне все прелести своей пизды: «Возьми меня!»

Я не заставил себя долго ждать. Мой член уже был в ней. Она обняла меня ногами за талию, а после подняла их и уложила мне на плечи. При каждом моем движении она повторяла: «Да… да… да…». Тут я оценил преимущество рожавших женщин перед не рожавшими. Я никогда не жаловался на величину собственного члена и, случалось, даже делал своим любовницам больно, врезаясь головкой в матку. Здесь же, как бы сильно и глубоко я не всаживал в нее член, она только громче стонала от наслаждения, не выражая, какого-либо неудовольствия от болевых ощущений.

Это была незабываемая картина: Яна лежала передо мной, я держал ее ноги перед собой очень широко раздвинув их, а она активно дрочила свой клитор и сквозь стоны я слышал: «Еби, еби меня… Сильнее… Отымей меня… Давай, выеби меня… Я твоя шлюха… Мне нравится твой хуй…». Я обалдел. Моя Яна проявляла все новые и новые таланты.

Еле успев вынуть член из ее влагалища я вновь кончил. Струя спермы брызнула ей на живот, несколько капель долетело и до лица. Видя не полную удовлетворенность своей любовницы я опустился на колени и прильнул ртом к ее пизде. Она положила руки мне на голову. Только мой язык успел проникнуть в ее дырочку а потом коснуться клитора, Яна тоже кончила. Она сжала ногами мою голову. Ее ноги мелко затряслись. Она издала протяжный низкий стон и замерла лежа на кровати, широко раскинув ноги. Я смотрел не нее: соблазненную и оттраханную мной женщину, старшую сестру моей жены, похотливую скромницу, целомудренную развратницу, мою Яну.

Яна мало помалу «приходила в сознание», осознавая произошедшее. Ее глаза забегали, а на лице отразился испуг и смятение. Она вспоминала, как только что говорила, чтобы я «выебал ее, мою шлюху в ее большую мокрую пизду», чтобы я «порвал ее похотливую дырку своим хуем» и т.д., и т.п. Ее лицо сильно покраснело, а когда она наконец-то заметила, что я с интересом разглядываю ее промежность, изучая все ее мокрые складочки, то она стала просто пунцовой. Я улыбнулся и сел к ней рядом. Яна сжала ноги и опять вся напряглась. Я наклонился к ней и нежно поцеловал в губы, осторожно как бы случайно задев рукой левый сосок. Она вздрогнула, но тут, видимо подумав, что сделанного уже не вернешь, вновь расслабилась и крепко обняла меня, прижав к себе.

Весь следующий день прошел в двусмысленных взглядах и незаметных шлепках по ее попке. Мы съездили искупаться. В ходе купания я невзначай, стоя с Янкой рядом по горло в воде запустил руку ей в трусики. Исследовал попку, а потом дотронулся до ануса и стал его слегка массировать, после чего, обняв ее другой рукой и лишив маневра, ввел палец ей в попку. Она слегка пискнула, но потом снова расслабилась и прижалась ко мне, запустив руку в плавки и взявшись за мой эрегированный член. Почувствовав его твердость она довольно мурлыкнула и вильнула задом освобождая свой анус от моих цепких объятий.

Вечером, только успев уложив Лизу, и дождавшись, когда она уснет. Мы помчались в мою комнату, скидывая с себя на ходу одежду. Секс в этот раз был еще более бурным чем вчера. Яна снова в полубессознательном состоянии умоляла меня «выебать ее во все дыры» и т.д., и т.п. Я нещадно трахал ее, просто-таки насиловал, крепко прижав к кровати и мощно всаживая в ее пизду свой разгоряченный хуй.

Я перевернул ее. Яна хотела встать на четвереньки, но я не позволил ей и продолжал ебать ее, лежащую, сзади, тесно прижимаясь к ее попке. Она была совершенно беспомощной, лежа подо мной широко раздвинув ноги и слегка отставив попку, чтобы мне было удобнее трахать ее.

Я почувствовал, что она близка к оргазму и тут пошел ва-банк. Я приподнялся, крепко взял свой мокрый член в руку и, прислонив его к янкиному анусу, сильно нажал. Было немного больно, хотя ее попка, как и мой член, были густо покрыты смазкой из янкиной пизды. Лишение попки девственности вещь довольно-таки тяжелая. Яна застонала, крепко вцепившись в подушку. «Нет, нет, не надо, мне больно…», услышал я. Но было поздно: головка моего члена уже была внутри ее попки. Я медленно вводил его все глубже. Мне было жалко ее попку: я видел, как она напрягается, пропуская внутрь себя мой толстый член. «Не-ет…», снова хныкнула Яна. Но я не слушал ее. Мой хуй к этому времени уже полностью оказался в ее попке, все-таки она была довольно скользкой. Я стал медленно двигаться туда-сюда, ощущая, как постепенно расслабляется сфинктер ее ануса, позволяя мне все с большей амплитудой ебать ее попку. «Больно…», снова захныкала Яна. «Расслабься, малышка!», посоветовал я ей.

Трахал ее в попку я минут десять, показавшихся Янке вечностью. Кончив в нее, я пошел на террасу, помыл член и когда вернулся, то обнаружил ее в том же состоянии, лежащей на кровати. Ее анус, покрытый моей спермой, не успел еще полностью закрыться, демонстрируя соблазнительную дырочку, ведущую в недра попки.

Яна подняла голову и посмотрела на меня с обиженным измученным видом. Она образно сравнила лишение попки девственности с родами, но я пообещал ей, что она не пожалеет о случившемся и вскоре научится получать от анального секса едва ли не большее удовольствие, чем от обычного вагинального.

На следующий день, с самого утра, отправив Лизку играть с соседской девчонкой мы вновь с интересом стали посматривать друг на друга. Янкина попка до сих пор болела после моего вчерашнего над ней издевательства. И тем не менее мое основное внимание было обращено именно на нее. Яна попыталась урезонить меня, но я убедил ее, что если сейчас время упустить, то в следующий раз так же больно будет и все ее вчерашние мучения будут бессмысленными. Горестно вздохнув, Яна согласилась.

Мы забрались на второй этаж, чтобы незаметно подобраться к нам было нельзя. Яна сняла трусики и, задрав юбку, наклонилась, оперевшись о кровать. Я встал на колени и поцеловал ее между ног в уже раскрывшуюся влажную пизду, лизнул клитор, стал щекотать языком анус. От столь откровенных и непривычных для нее ласк Янка быстро намокла. Ее ножки привычно задрожали, сообщая о готовности отдаться мне.

Мой член легко вошел в ее мокрую горячую пизду. Яна выгнулась и застонала. Я стал все быстрее и сильнее вонзать в ее плоть свое толстое орудие. Она стонала, дрожала и просила меня продолжать. При чем конкретизируя, что и как именно продолжать. Это возбуждало.

Я раздвинул ее попку и стал массировать пальцем анус. Потом облизнул большой палец и медленно ввел его внутрь янкиной попки. Она пискнула, но мои усилившиеся фрикции опять заставили ее упасть головой на кровать и самозабвенно застонать.

Наконец пришла очередь ее попки. Когда головка моего члена прикоснулась к ее анусу, Яна вся напряглась, предчувствуя новую экзекуцию, сродни вчерашней. Однако, член вошел в нее на удивление легко, хотя и причинил ей определенную порцию боли. Яна попросила меня некоторое время не двигаться и дать ей возможность привыкнуть к «инородному телу» у себя в заднице. Через пару минут боль почти ушла и Янка санкционировала очередной анальный трах. Спустя еще несколько минут она с удивлением заметила, что ничего себе так, довольно приятно, хотя и немного больно и, вообще, ей нравится наш разврат, она получает удовольствие только от того, что является моей тайной похотливой шлюшкой. Ее пальцы в это время активно дрочили похлюпывающую мокрую от возбуждения пизду и щекотали клитор. Я кончил и некоторое время стоял не вынимая члена из ее зада, давая сперме стечь внутрь.

Янка снялась с моего кола, села на кровати и заявила: «Хм, а мне понравилось, надо будет попробовать еще!». А потом, немного подумав, добавила «Я тебя хочу!». Но, видя мою полную опустошенность, не стала настаивать, а просто взяла меня за член, подтянула к себе и стала его сосать, прямо такой, какой он был: грязный, только что вынутый из ее зада. Я почувствовал, как новая волна возбуждения заполняет послеоргазменную пустоту. Член вновь напрягся. Я почувствовал, что янкины руки вновь дрожат. Она откинулась на кровать, раздвинула ноги и сказала: «Возьми меня! Выеби куда хочешь!».

Я поднял ее сжатые вместе ноги и держа их перед собой ввел член ей пизду. Ее довольно широкое разорванное родами влагалище сжалось вокруг моего члена. Яна застонала сильнее прежнего. Несколько минут спустя, она попросила меня: «Теперь войди ниже!». Конечно ввиду имелась попка. Член легко преодолел преграду ануса. Янкины ноги лежали у меня на плечах. Она вновь массировала свой клитор и на глазах «теряла сознание» снова уплывая в глубины кайфа. «Трахни мой анус… Отымей мою прямую кишку… Возьми мой задний проход… Выеби мои кишки…», стонала она, совершенно утратив связь с той рафинированно интеллигентной женщиной и образцом скромности, который все привыкли видеть в ее лице и окончательно превратившись в мою похотливую шлюху.

Неожиданно она почти закричала: «А-а-а-а! Давай, давай, давай! Не останавливайся!». Ее пальцы замелькали на клиторе, а частоту моих движений можно было сравнить, разве что с действиями швейной машинки. Все ее тело напряглось, выгнулось дугой, а потом она буквально упала на кровать, полностью расслабившись и позволив мне вновь через минуту достичь верха блаженства.

Я, в полном изнеможении лег на нее. Яна обняла меня и зашептала в ухо: «Я твоя, ты можешь брать меня, когда тебе захочется, можешь делать со мной, все, что захочешь!».

В тот же вечер я уехал. Добравшись до дому, только успев сходить в душ я, еще не отойдя от трехдневного секса, я устроил с Ленкой настоящую оргию: все как положено с черным бельем, связыванием, плеткой, изнасилованием и спусканием в рот. Но все это было не то. Не хватало попки Яны, ее похотливого ануса, доставившего мне столько удовольствия в эти выходные.

Анальный дефлоратор

Категория: А в попку лучше

Автор: Blind

Название: Анальный дефлоратор

Праздники на моей прошлой работе устраивались часто и с размахом. При чем по большей мере без повода. Праздновались как дни рождения и знаменательные даты компании, так и окончание испытательных сроков, рабочих недель, увольнения. Короче говоря, если не было повода, его стоило выдумать. Каждое такое празднование сопровождалось обильными возлияниями, танцами, шманцами, обжиманцами и т.д. и т.п.

В один из таких вечеров нас осталось всего пятеро: я, техдиректор (по совместительству мой лучший друг), шефская секретарша Таня, кадровичка и Ольга - начальница юротдела. Вскоре сбежала и кадровичка.

Водки было выпито неимоверное количество. В результате устроили дискотеку. Я танцевал с Татьяной. Симпатичная девица. Длинновата только. Чуть не с меня ростом. Короче говоря, в пылу танцевальных кружений мы незаметно оказались за загородкой, где сидел теходтел. Рефлекторно губы наши встретились (целовалась она очень неплохо, как оказалось). После чего, также рефлекторно, моя рука каким-то образом оказалась у нее под кофточкой.

Ее грудки были довольно маленькими, так что она вместо лифчика носила коротенькую маечку. Все это я тут же на ощупь выяснил. Мои пальцы нашли ее упругие сосочки, слегка сжали и покрутили их. Таня прижалась ко мне всем телом. Моя рука медленно опустилась на ее аппетитную попку. «Жаль, что она в брюках!» - подумал я.

Танец кончился. Татьяна вывернулась из моих объятий и пошатываясь вышла из комнаты. Минуты три я смотрел, как любезничают Леха с Ольгой. Потом мне стало скучно и я пошел искать свою подружку. Обнаружил ее я в шефской приемной. Она стояла у зеркала с немым вопросом в глазах: «Что я делаю?»

Я, повернул ключ в замочной скважине, выключил свет, подошел к ней сзади и обнял. Она слегка дрожала. Потом она стала задавать обычные в таких случаях женские вопросы: «Я совсем пьяная… Я же не красивая, что ты во мне нашел?» И, естественно, коронное: «Что мы делаем?» На все вопросы тут же нашлись адекватные ответы. Татьяна наконец-то расслабилась, обняла меня и вновь продемонстрировала свое умение целоваться.

Расслабился и я, и не заметил, как Таня оказалась сидящей на столе, опершейся сзади на руки и запрокинув голову, при чем с задранной кофточкой, а я стоял перед ней и целовал ее грудки. Такая перемена декораций меня нисколько не смутила. И я стал медленно расстегивать молнию на ее брюках. Несколько опомнилась она только когда я стаскивал брюки и трусики с ее попки. Ее «не надо» прозвучало как возбужденный стон. И через несколько секунд ее ноги уже лежали у меня на плечах, а мой член все глубже проникал в ее плоть.

Таня легла на стол. Ее пальчики крутили сосочки, она во все глаза смотрела на меня. Это зрелище меня очень возбудило и, не рассчитав движения, мой член выскочил из ее мокрой киски и ткнулся в попку. Я был возбужден настолько, что почти не заметил этого и, почувствовав сопротивление ее плоти, сильнее нажал. Ее попка была очень мокрой, даже на столе образовалась небольшая лужица смазки, так что проникновение в ее анус было довольно простым.

Таня застонала. На этот раз уже от боли. На этот раз ее «не надо» звучало почти умоляюще. Но я уже не чувствовал разницы. В тот момент я чувствовал только, что она стала моей женщиной и я беру ее. Она моя. С каждым движением член все глубже погружался в ее попку. Наконец я осознал, что трахаю ее в задик. Я остановился, чтобы дать ее попке немного привыкнуть и расслабиться. Таня освоилась на удивление быстро. Не в последнюю очередь тут стоило благодарить определенное количество спиртного, выпитого ей в тот вечер.

Я продолжил трахать ее. Мне нравилось, что я первый «открыл» роскошную Танькину попку. Ее пальчики в это время запорхали вокруг клитора. Ее киска опять намокла и в стонах снова стало доминировать наслаждение. Минут через двадцать я кончил ей в задик.

Таня обессилев лежала на столе закрыв глаза. Я помог ей одеться, и мы пошли обратно: было уже поздно, пора собираться домой. Вернувшись мы застали замечательную картину: Ольга (известная стервоза, кстати говоря), обнажив свою внушительных размеров грудь стояла на полу на коленях перед сидящим на стуле Алексеем, и активно сосала у него. Мы не стали им мешать и ретировались по-английски.

Всю следующую неделю Татьяна старалась со мной взглядом не встречаться, но как только подошли выходные, а соответственно и очередной праздник души, незамедлительно вновь оказалась в моих объятиях. Со всеми вытекающими. Еще через неделю столик в приемной был облюбован нами уже окончательно. Мы использовали его «по назначению» уже каждый вечер.

Через некоторое время Татьяна пошла на повышение. Назначили ее начальником отдела кадров. На ее месте оказалась новая девочка. Тоже Таня, как ни странно. Она была невысокая, худенькая и очень симпатичная.

В ближайшую пятницу после ее выхода на работу, вполне естественно, был устроен очередной сабантуй. Татьяна, которая стала теперь кадровичкой (Татьяна №1) заболела. И Леха подкалывал меня: давай, мол, с новенькой Таней связи налаживай. Шефские секретарши - твоя вотчина.

Через пару часов, когда все уже хорошенько набрались, увлек я Татьяну беседой и пошли мы блуждать по этажам неохватного дома, где находился наш офис. Между делом, не заметили момент, когда начали целоваться. Забрели в женский туалет этажа на два ниже нашего офиса. Было уже поздно так что можно было не опасаться, что нас застукают.

Мы стояли прямо посредине комнаты с умывальниками и целовались. Таня стояла спиной к зеркалам, чем я и пользовался: задрал ей юбку, приспустил трусики и ласкал ее маленькую попку, в подробностях все разглядывая. Грудки у нее оказались побольше, чем у Тани №1, так что пришлось расстегивать лифчик. Я ласкал ее розовые сосочки языком, пальцами и ресницами. Таня постанывала.

Она повернулась ко мне спиной и облокотилась на раковину умывальника. Я прижался к ней и стал целовать ее шею и плечи. Она запрокинула голову открывая моим ласкам свое горло. В этот момент моя рука скользнула в ее трусики спереди. Мягкий пушистый холмик между ее ног встретил меня теплом и влагой. Мои пальцы скользнули между ее губок. Танины ножки слегка сжались, она судорожно выдохнула.

«Я хочу тебя так, сзади», сказал я.

В ответ Таня произнесла нечто гениальное: «Раком, что ли?»

Не вдаваясь в подробности, я кивнул и слегка наклонил ее вперед. Она раздвинула ножки и отставила попку. Ее пушистая киска раскрылась под моими пальцами и истекала влагой. Я несколько раз провел членом между ее губками и медленно вошел в нее, чувствуя, как горячая влажная плоть обволакивает мой член. Я двигался все быстрее, все глубже и сильнее вгоняя свое орудие в нее. Таня выгнулась, ее ротик приоткрылся, она тяжело дышала тихонько постанывая.

Я обнял ее и просунул руку ей между ножек. Маленький бугорок клитора затрепетал под моими пальцами. Таня судорожно сжала ноги и издала длинный громкий стон, она почти кричала. Мне пришлось закрыть ей рот ладонью.

«Да! Да! Еби меня! Я кончаю! Еще, еще!» - стонала она. Ее тело задергалось в конвульсиях оргазма.

Мне было мало. Остро хотелось еще. Я посмотрел на Таню: она легла грудью на раковину умывальника и широко расставила ноги. Ее тело слегка подрагивало от пережитого удовольствия.

Задумчиво я провел пальцами по ее мокрой киске, засунул их поочередно внутрь, потом пощекотал указательным пальцем звездочку ее ануса и медленно ввел его внутрь.

«Ну что ты делаешь?», засмущалась Таня, еще шире расставляя ноги и отклячивая попку. В ее задике в это время были уже два моих пальца. «Ну, ладно… не надо», произнесла Таня, игриво вильнув попкой. Я был возбужден до предела. Мои глаза затуманились, я готов был изнасиловать эту похотливую малышку.

Издав тихий горловой рык я вынул пальцы из ее задика и вонзил в него свой член.

«Ты что, в попку меня трахнуть решил?!», догадалась Татьяна. «Не надо, мне больно… пожалуйста!». Но я уже ничего не слышал и не понимал. Мой член все глубже входил в нее. Я смотрел, как ее попка медленно впускает в себя мой набухший и окаменевший от возбуждения ствол. Где-то на пределе сознания я слышал сдавленные стоны Тани. Она пыталась вырваться, но я крепко держал ее, продолжая насиловать ее девственный задик.

Для меня прошли мгновения, для нее, наверно, вечность, когда я выстрелил в ее попку горячую струю спермы. Она с облегченным стоном снова легла грудью на раковину. Я смотрел, как медленно сжимается дырочка ее ануса, как несколько капелек спермы вытекли из нее и запутались в волосиках киски.

Наконец, Таня пришла в себя: «Поцелуй меня… ты так приятно это делаешь…», попросила она. Я не заставил себя ждать. Целоваться мы прекратили только в метро по дороге домой.

В последующие дни Таня №1, в виду повышения, не могла уделять нашим привычным развлечениям много времени, максимум - ей удавалось в течение дня поработать своим хорошеньким ротиком. Надо сказать, что сосала она замечательно и всегда старалась до капли проглотить мою сперму.

Зато Таня №2, став хозяйкой знаменитого столика в приемной, теперь использовала его со мной по назначению чуть не каждый вечер. После третьего или четвертого раза ее попка окончательно привыкла к анальному сексу и впускала в себя мой член уже беспрепятственно. Тане даже больше обычного секса нравилось, когда я трахаю ее в попку и одновременно ласкаю клитор.

Недельки через три мы праздновали окончание испытательного срока одной нашей сотрудницы, Марины - довольно высокой симпатичной девицы, обладавшей просто порнографическими формами: грудь четвертого размера, длинные ноги, узкая талия, аппетитная попка. Единственная проблема: как водится у голубоглазых блондинок - глуповата. И, что удивительно, выпить любила. Водку пила - загляденье одно.

Короче говоря, все были уже прилично навеселе, дискотеку, как водится, устроили. Я о чем-то с Маринкой трепался. То ли о философии Ренессанса, то ли о влиянии идиосинкразии на нашу жизнь. Ну и, окончательно потеряв тормоза, в стиле поручика Ржевского, заявил ей: «Марин, давай ебаться!».

«Хм… Ну давай!», игриво ответствовала Марина.

Я потащил ее в облюбованную приемную. Маринка плохо стояла на ногах, так что мне пришлось крепко обнять ее за талию. «Какой ты сильный!», томно выдохнула она. Я включил в приемной свет, повернул ключ в замке и нетерпеливо облизнулся. Марина в это время снимала пиджак. Я подошел к ней. Ее рука тут же оказалась на моих бугрящихся брюках. Дрожащими от желания руками я расстегивал ее блузку. Наконец мне открылся вид на ее роскошные груди, нещадно стянутые лифчиком.

Я не удержался и стал целовать их, расстегивая неподатливую застежку бюстгальтера. Наконец, и она поддалась моим стараниям и ее роскошный бюст выпорхнул на свободу. Она игриво качнула грудью. Я поймал губами сосок. Его розовая плоть мгновенно набухла и затвердела под моим языком. Я повторил этот фокус и с другой ее грудью.

В тот момент она была просто прекрасна: она сидела на столе, опершись сзади на одну руку. Другой рукой она сильно мяла свою грудь. Она хотела меня!

Я стянул с нее колготки, а затем и тоненькие трусики, непонятно что призванные прикрывать. Она осталась сидеть на столе только в задранной до пояса юбке и заколке в волосах. Маринка поставила ноги на стол, очень широко развела их, ввела два пальца себе в дырочку, стала двигать ими туда-сюда и спросила: «Ну что, нравится?»

Мой член рвался в бой. Я вошел в нее довольно резко. Она застонала. Ее горячая мокрая киска буквально проглатывала меня. Марина задыхалась от удовольствия: «Давай, еби меня! Сильнее! Выеби мою пизду! Да, я хочу этого!», и далее в том же духе. Она взяла мою руку, положила себе на грудь и довольно сильно сжала. Поняв намек, я стал тискать ее груди и щекотать соски. Ее груди стали тверже и даже, кажется, увеличились в размерах.

Марина громко стонала уже не останавливаясь. Вдруг ее тело напряглось, она обняла меня ногами и положила руку себе на киску. Ее пальцы замелькали на клиторе. Она кончала, чуть не крича от удовольствия. я уложил ее на стол, закрыв поцелуем губы. Она не замечала этого и продолжала громко стонать, лаская свою киску. Давал себя знать бурный оргазм и большое количество выпитого.

Я положил ее ноги себе на плечи, провел пару раз членом между губок, дополнительно намочив его, приставил его к мокрому Маринкиному анусу и надавил. Член довольно легко пошел внутрь. Вконец обалдевшая Маринка спросила заплетающимся языком: «Что это ты делаешь? В задницу меня трахнуть собрался?». Но я был уже внутри. Ее лицо исказила гримаса боли, она напрягла и сжала ноги. А я продолжал трахать ее.

«Малышка, а у тебя классная задница, приятно тебя в нее иметь!», заметил я. Марина слабо улыбнулась и попыталась расслабиться. Удалось это ей довольно легко - алкоголь и недавний оргазм срывали все комплексы и тормоза. Я широко развел перед собой ее ноги. Мне открылся великолепный вид: ее мокрая широко раскрывшаяся только что оттраханная киска, большие красивые судорожно вздымающиеся груди, с вновь затвердевшими сосками, приоткрытый ротик… В голове билась гордая мысль: «Я лишил девственности попку такой роскошной женщины!»

Я кончил. Марина с трудом поднялась со стола. Я помог ей одеться.

Веселье, тем временем, продолжалось. Одуревшая от пережитого, Марина уселась за столом, глядя в одну точку. Как я выяснил потом. В тот вечер ее трахнули еще дважды. При чем второй раз на полу, когда все уже разошлись. Вот такая вот музыка, такая, блин, вечная молодость.

Тем временем я стал клеиться к еще одной нашей девице, по общему признанию обладательнице самой роскошной попки в компании. Опять Татьяна (№3) везет мне на них.

Кружась в танце, незаметно мы оказались все в том же женском туалете двумя этажами ниже. Татьяна в очередной раз впилась мне в губы и принялась расстегивать мои брюки, сказав: «Давай по быстрому!». Дважды просить меня не пришлось. Я расстегнул ее брюки, она тут же сняла их и положила на соседний умывальник. Сама встала ко мне спиной и наклонилась.

Мой член принял боевую стойку и, мгновение спустя оказался во влагалище моей подружки. Таня заизвивалась, заохала отдаваясь мне. Я ласкал ее попку, мял ее, легонько пошлепывал. Таня отвечала игривым вилянием задиком. Я смотрел на ее анус, щекотал его большим пальцем. Трахнуть ее в попку стало уже моей навязчивой мыслью.

Наконец я не выдержал, вынул член из ее гладко выбритой киски и стал вводить его в попку. «О-о-о! Вон ты чего умеешь!», совершенно неожиданно для меня сказала Таня. Трахаться в попку для нее явно было не впервой. Я даже несколько расстроился. Однако, скоро расстройство прошло, я забыл обо всем кроме ее роскошной попки, нежно сжимающей мой член.

«Давай, быстрее! Еще! Сильней!», упрашивала меня Таня «Я так люблю это! Ах! Я кончаю!», почти прокричала она.

Кончили мы одновременно. Нас били судороги оргазма. Мы стояли, прислонившись к холодной кафельной стене и нежно целовались.

В дальнейшем стало совершенно очевидно, что на такое количество подружек меня однозначно не хватит. Так что пришлось делать выбор. Выбрал я опыт и роскошную попку Тани №3, ну и иногда внушительный бюст и порнографические формы Марины.

Беглянка из Тбилиси

Категория: А в попку лучше

Автор: И. Федоров

Название: Беглянка из Тбилиси

За рулем «девятки» была молодая черноволосая девушка. Машину она вела быстро и уверенно, на поворотах закладывала лихие виражи. Пока она ехала пустой в поисках клиента, на заднем сиденье молча сидела ее пятилетняя дочь. Когда в машину набивались люди – часто пьяные и веселые, так как молодая грузинка работала по ночам, девочка втискивалась в пространство между сиденьем водителя и дверью и все время стояла там, вцепившись в мамину руку.

Тамара переехала в Москву вместе с двухлетней дочерью в 1995 году. Ее муж куда-то исчез сразу после рождения ребенка, и все эти долгие, холодные и голодные два года Тамара перебивалась как могла случайными заработками, стараясь не очень влезать в пенсию своей матушки. Потом она получила письмо от своей двоюродной тетки, в котором та писала, что может приютить ее на некоторое время в своей новой квартире в Москве. В письме говорилось о том, что земляки помогут ей найти работу, она сможет снять себе отдельную комнату и встать на ноги. Понимая, что жизнь в Москве сытая и богатая, Тамара тут же собралась в дорогу и уехала, взяв с собой небольшой чемоданчик и укутанную дочь.

В Москве она некоторое время жила у тетки и ходила работать на овощной рынок поблизости, вырывая по полчаса, чтобы прибежать домой и накормить дочь. Ее красота тут же привлекла к себе внимание многих мужчин, торговавших на рынке. Даже славяне, продававшие с грузовика картошку, заигрывали с ней. Неизвестно, как долго бы все это продолжалось, если бы она случайно не познакомилась с Отари. Это был очень богатый грузин, наверное вор в законе, судя по тому уважению с которым с ним разговаривали местные бандиты. Отари снял для нее двухкомнатную квартиру в районе Строгино, и, устроив небольшую прощальную вечеринку для своей тетки и нескольких торговцев-сменщиков с рынка, Тамара переехала вместе с дочерью в отдельную квартиру.

Она прекрасно отдавала себе отчет в том, кем она становится. Быть любовницей и содержанкой богатого и влиятельного человека – это примерно на полпути к обыкновенной проституции. И то, и другое сводится к продаже своего тела. Надо сказать, что ее тело можно было очень дорого продать, если оценивать его на аукционе для богатых и высокопоставленных господ, наподобие Отари. Если в честном состязании тугих кошельков добиваться обладания ею. Будучи среднего роста, Тамара имела очень стройную фигуру и длинные ноги. Ее прямая спина и величественная походка наводили на мысль о профессиональных занятиях балетом. Но она никогда не занималась балетом. Еще в юном возрасте, когда ей было всего четырнадцать или пятнадцать лет, у нее выросла большая грудь. Это стало постоянным источником ее смущения, а также вечным раздражителем для всего мужского пола, от подростков ее возраста, до седых, степенных стариков, прогуливавшихся по бульварам Тбилиси. Кормление грудью дочери нисколько не испортило великолепную форму двух полных, грушеобразных, наполненных до тугости грудей с большими плоскими коричневыми сосками. Собственно, ее прямая походка с твердой, как доска, спиной и была вызвана значительным весом ее плавно колыхавшихся сосцов. Отари, несмотря на свой возраст под пятьдесят, был во власти комплекса похожего на неосознанное стремление к матери, только со значительным сексуальным подтекстом. Именно поэтому он был сразу покорен полной грудью Тамары и пошел даже на то, чтобы сделать ее своей постоянной любовницей.

Он приходил к ней не чаще двух раз в неделю. Его слабости и пристрастия скоро стали известны Тамаре и она удовлетворяла его, как никакая другая любовница, несмотря на то, что их встречи носили мимолетный характер. Хотя они имели обыкновение раздеваться догола при занятиях сексом – за чем он, собственно говоря, и приходил - Отари никогда не выключал свой сотовый телефон и мог ответить на звонок в разгаре любовной страсти. Тамара же из-за особенностей его предпочтений в сексе никогда особенно не возбуждалась, не говоря уже об оргазме.

Отари пришел к ней около семи вечера. Сначала, как всегда, обе комнаты осмотрели двое телохранителей, бывшие чемпионы страны по боксу. Тамара чуть-чуть сморщила нос, наблюдая за тем, как они заглядывают за занавески и смотрят под кровать. Кровать была американская – уотербед – и заглядывать под нее не имело смысла, так она плотно стола на полу всем кирпичом своей массивной конструкции. Она не любила спать в ней из-за неприятных ассоциаций и уходила в комнату дочери, где они спали обнявшись на диване. Заглянув в холодильник, (Идиоты! - подумала Тамара) охранники вышли на улицу, и через три минуты вошел мрачный Отари.

- Ра мохда? – спросила у него Тамара по-грузински. Но Отари всегда приходил к ней мрачным, и на вопросы о том, что случилось, ничего не отвечал.

Он тут же направился в ванную и включил там душ. Тамара уже ждала его, поэтому была одета лишь в легкое шелковое кимоно, едва доходящее до ее круглых и мягких колен.

Через некоторое время из ванны вышел Отари, запахивая на ходу широкий махровый халат. Для начала он уселся в велюровое кресло и набрал чей-то номер телефона. Разговор проходил по-русски. «Ну так, харашо, дарагой, буду тебя ждать!», сказал Отари и отключил мобильный телефон. Он поднял свои немного усталые глаза на любовницу и их взгляды скрестились. Из огромных черных глаз Тамары исходило холодное пламя. Она потупила взгляд и потянула за пояс кимоно. Легкая шелковая ткань скользнула на пол. Женщина осталась в одних узких черных трусиках, выгодно подчеркивающих ее фигуру, походящую своими крутыми изгибами на колбу песочных часов.

Несколько шагов к креслу, тяжелое покачивание ничем не прикрытых тяжелых грудей, и она уже на коленях перед пожилым и усталым бизнесменом, которому больше подошел бы глубокий сон, чем активные занятия любовью. Иногда она думала, что он приходит к ней лишь для имиджа – у такого богатого человека должна быть очень красивая любовница. Тем не менее, за шесть месяцев их «совместной» жизни у них выработалась некая рутина, и Тамара прекрасно знала с чего ей начинать.

Под махровым халатом в окружении седых и темных волос, его пенис лежал мягким клубком на мохнатом бедре. Тамара несколько раз лизнула по темной коже ствола, затем осторожно оттянула двумя пальцами крайнюю плоть и взяла головку в рот. Когда его член стал достаточно твердым, она начала глубоко заглатывать его, так что головка уходила прямо внутрь ее горла, а свернутые колечком губы почти достигали морщинистого кошелька мошонки. Отари издал гортанный звук, что-то вроде одобрения. Тогда она свела вместе свои полные и мягкие груди и поместила его блестящий от слюны член в узкую расщелину между ними. Отари откинул голову назад и полностью отдался умопомрачительному ощущению. Некоторое время она медленно массировала своими крупными белыми грудями его напрягшийся член. Дыхание грузина начало понемногу учащаться. Он приподнял голову и с видимым трудом открыл налитые кровью усталые глаза. Тамара пристально смотрела ему в лицо, ее прямой немигающий взгляд был почти дерзок. Отари слегка заерзал в кресле, он не должен был еще кончать, она явно торопила события. Наконец она прекратила размеренные движения и выпустила его член из мягкого, теплого плена. Тамара встала и подошла к столику у огромной, занимающей почти треть комнаты, кровати. Из верхнего ящика она достала небольшую плоскую баночку с вазелином, открыла ее и положила крышечку рядом с баночкой. Обеими руками она быстро стянула свои черные трусики и присела на корточки боком к своему любовнику. Проведя указательным пальцем по желтоватой массе, она осторожно завела руку со смазкой за спину и начала медленно втирать мазь между ягодиц. Отари сидел весь багровый от напряжения, его орган слегка вздрагивал от напряжения. Обычно он просил ее повернуться спиной, чтобы не пропустить возбуждающего зрелища, но сейчас он просто сидел мешком в кресле и довольно громко сопел. Тамара набрала еще немного вазелина на средний палец и медленно ввела его в теплую кишку через размякшее кольцо ануса, стараясь пронести всю смазку на кончике пальца внутрь. Она уже привыкла это делать, поэтому с некоторого времени это даже начало доставлять ей удовольствие. Атари начал гладить свой член, полностью закрывая кожей надутый каштан головки, и затем медленно оттягивая крайнюю плоть к корню.

Тамара легла прямо на пол и закинула свои стройные ноги к голове, легко приняв что-то наподобие стойки на плечах. Пышная копна черных волос разметалась по светлому ворсу ковра. Ее мягкая грудь почти закрывала ее горло, а слегка согнутые в коленях ноги расходились, как ножницы, в разные стороны. Теперь у Отари был прекрасный вид на ее поросшую редкими курчавыми волосами промежность и – подобно брильянту в оправе – блестящую ямку слегка открытого сфинктера. Отари медленно подошел к стоявшей на плечах в неестественной позе девушке и обеими большими пальцами раздвинул ее белые ягодицы. Анус слегка подмигнул ему, сжавшись, а затем вновь медленно, как цветок, раскрыл свой бутон. Без лишних приготовлений Отари наставил багровую головку к приоткрытому отверстию и сделал небольшое движение, как будто застегивая широкую пуговицу. Его головка легко оказалась внутри. «Нэла!», - предупредила Тамара, чтобы он не слишком спешил. «Ну гэшения нураприс», - ответил Отари. Он слегка надавил на член и, глядя, как он постепенно исчезает за растянутым блестящим мускульным кольцом, спросил: «Рогор бавшви?». Тамара не чувствовала боли – только тупое ощущение от проникавшего в ее внутренности горячего и толстого предмета. «Какое тебе дело до моего ребенка?» – подумала она, но все же ответила ему: «Бавшви тамашобс. Мэгобар тан.». Отари замолчал, сосредоточившись на плавных движениях тазом вперед и назад. Его член легко скользил в смазанном рукаве. Когда он уходил внутрь, небольшая розовая полоска, окаймляющая его ствол, исчезала, когда движение шло обратно, розовое кольцо слегка выступало наружу вместе с движением члена. Отари завороженно наблюдал за всей этой сложной механикой. Его дыхание участилось, но он еще не хотел кончать. Слишком рано. «Я ей достаточно плачу, чтобы она молча терпела меня эти полчаса», - думал он, ритмичными движениями загоняя и вытаскивая член. Довольно скоро он заметно устал и движения стали замедленными. Резко выдернув пенис из скользкой кишки и не без удовольствия услышав чмокающий звук пробки, Отари слегка хлопнул Тамару по ягодице, чтобы она перевернулась. Он не любил, чтобы она видела его лицо, когда он кончал. Тамара встала на колени на кровать и подложила себе подушку под голову. Затем она легла лицом на подушку и выгнула спину, выставляя напоказ свои широкие круглые ягодицы. Отари опять вошел в нее и начал уже серьезно работать в ее прямой кишке. По его обнаженной волосатой груди стекал липкий пот. Он уже почти задыхался, чувствуя как обильный заряд спермы подступает к его корню. Наконец фонтаны белой, вязкой жидкости начали изливаться во внутренности Тамары. Отари рычал как зверь, вонзая ногти в мягкие бедра своей любовницы. Потом он замер, свесив голову и тяжело дыша. Довольно быстро его пенис уменьшился и выскользнул из противоестественного футляра.

Тамара прижала бумажную салфетку к отверстию заднего прохода и направилась в туалет. Следом за ней поплелся ее любовник.

Потом, когда он уже оделся и, как обычно, положил в тумбочку пятьсот долларов, Тамара спросила: «Родис мокхвал?». Отари немного помолчал, пристально на нее посмотрел, затем неохотно вымолвил:

«Мовал, ротса мзадвикнеби».

Он ушел, и Тамара опять закрылась на оба замка.

Через день она собрала все свои вещи и тайно бежала вместе с ребенком. Ее накопления позволили ей снять однокомнатную квартиру на окраине города и купить относительно новую «девятку». Случайной встречи с Отари или с кем-нибудь из знакомых она не боялась – Москва город большой...

Варя и Содомский Бизнес

Категория: А в попку лучше

Автор: И. Федоров

Название: Варя и Содомский Бизнес

(Исповедь анальной проститутки)</p><center>ГЛАВА 1.</center>

Я закончила школу с золотой медалью и поступила на филфак, с которого позже мне пришлось уйти. Так как же все таки я стала проституткой? Вообще-то, еще с тех самых пор, когда начало проявляться мое сексуальное влечение, я придумывала себе яркие, зачастую необычные фантазии. Затем, все чаще и чаще эти фантазии стали складываться вокруг профессионального секса или проституции. Не знаю почему, но меня страшно возбуждала мысль, что можно зарабатывать деньги на сексе. Для меня, быть проституткой звучало гораздо заманчивее, чем быть банкиром или, к примеру, депутатом.

Но давайте на минуту посмотрим правде в глаза. Разве есть на свете женщины, которые могут утверждать, что они никогда не задумывались о том, как можно зарабатывать деньги на обслуживании клиентов. Лично для меня такие мысли уже давно стали фантазией номер один. Не могу даже сказать, сколько раз я дрочила ночью, представляя себя проституткой в грязных, развратных сценах.

Но с тех пор, как я стала ходить на факультатив по интернет-литературе, который вел один классный профессор, эти фантазии стали еще живее и ярче. Профессор Песков, ставший моим куратором, дал нам задание прочитать несколько книг с мемуарами одного довольно известного в преступном мире сутенера - кавказца по происхождению. Вы может быть слышали о нем и о его книгах. Это были истории из жизни сутенера и его проституток в Москве, и эти книги просто затмили для меня все на свете. Я просто потеряла чувство реальности из-за них.

Я читала их в постели ночью в моей комнате в общежитии, но только когда не было моей соседки по комнате, чтобы мне никто не мешал. Я садилась, опершись спиной на подушки и пропустив одну руку между ног, чтобы теребить клитор, пока я читала о всевозможных похождениях сутенера и его шлюх в Москве. Эти рассказы так возбуждали меня! Бывало, я перечитывала некоторые абзацы по несколько раз, пока не кончала на описании какой-нибудь особенно возбуждающей сцены.

И читая, я обычно представляла себя в роли одной из девушек, мысленно переносясь в сексуальные сцены, описанные этим замечательным кавказцем-сутенером.

Знаете, я родилась и выросла в Рязани, среди типичных советских семей, где у всех на уме только и было, что уборка, стирка, покупка продуктов. Но пока мои подруги в институте мечтали выскочить замуж за банкира или телезвезду, чтобы отправиться вместе на Средиземное море, я постоянно фантазировала, представляя себя проституткой со свои сутенером, живущей в гостиничном номере.

Мне так понравились эти книги, что я решила написать по ним курсовую. Я назвала работу «Психология отношений между сутенером и проституткой в романах...». Я получила 5+ за свою работу и мой куратор сказал, что ему очень понравилось, поэтому он попросил меня подойти к нему в кабинет, чтобы еще раз обсудить мою курсовую.

- У тебя получился удивительно зрелый анализ взаимоотношений героев, Варвара, - сказал мой куратор.

Это мое настоящее имя - Варвара. Но я всех прошу называть меня Варей, особенно с тех пор, как я начала обслуживать клиентов.

- Спасибо, Анатолий Анатольевич, - ответила я.

- Ты очень глубоко проникла в мысли типичной проститутки, поняла что в действительности происходит у нее в голове, - продолжал он.

Мой профессор был очень красивым мужчиной, на вид ему было около пятидесяти, поэтому я наверняка знала, что он женат. Однако это не помешало мне слегка втюриться в него. Пожилые мужчины иногда бывают такими сексуальными!

- Удивительно, но мне кажется, я понимаю, откуда происходит желание продавать свое тело, - сказала я.

- Да, по общепринятому мнению проститутки всегда занимались своей профессией исключительно из нужды. Как ты знаешь, голь на выдумки хитра. Женщина становится проституткой, потому что у нее нет другого выбора, и т.д. и т.п. Конечно, во всем этом есть доля правды...

- Но это никак не объясняет ситуацию в целом, - перебила я.

- Абсолютно не объясняет.

- Итак, проститутки, как ты указала в своем разборе этих книг, идут на это из-за самых разных причин, как по необходимости, так и по желанию, - продолжал говорить профессор, с легкой нотой педантичности.

- Шлюхи, Анатолий Анатольевич, а не проститутки. Слово «проститутка» звучит как-то по-медицински. Мне больше нравится слово «шлюха».

- Ну ладно, шлюхи! - сказал он, сделав ударение на последнем слове.

Мы долго молчали и смотрели друг на друга.

- Варвара, надеюсь ты не сочтешь за грубость, но я хотел спросить... - начал он, когда я вновь его перебила.

- Зовите меня Варей, - сказала я.

Такое имя мне больше нравилось, особенно когда я представляла себя в роли проститутки.

- Ладно, Варя, - продолжил он. - Я не мог отделаться от чувства, что ты сама себя представляла на месте проституток, и это было настолько достоверно, что я подумал, а нет ли у тебя уже опыта в этой области?

У моего профессора была очень развита интуиция, хотя он и ошибался насчет того, что у меня уже был опыт в этой области...по крайней мере тогда. Его догадка, однако, вызвала у меня странное возбуждение.

- Я знаю, почему вы так говорите, Анатолий Анатольевич. Я понимаю, что у вас могло возникнуть такое ощущение. Хотя на самом деле, у меня совершенно нет опыта в этом деле...

Опять установилось долгое молчание.

- По крайней мере, пока.

Я наклонилась вперед и посмотрела ему прямо в глаза.

- Хотя я и подумывала о том, чтобы приобрести такой опыт. Особенно после прочтения книг, которые вы нам задавали.

Молчание стало напряженным. И затем профессор Песков сделал то, что я буду помнить всю свою жизнь. Он вытащил бумажник и дал мне двести долларов.

- Тогда, наверное, ты можешь начать приобретать этот опыт прямо сейчас, - смело заявил он.

- Возможно, - сказала я, принимая от него обе купюры, пораженная своим спокойствием и собранностью. Вот мои фантазии о том, как стать проституткой, начали становиться реальностью. И сейчас, впервые в жизни мне предлагали деньги за секс. У меня появилась возможность стать самой настоящей, всамделишной шлюхой!

- Хм! Всего двести баксов, - сказала я, поворачивая в руках бумажки.

- К сожалению, это все, что у меня есть, - ответил он.

- Я думаю, что-нибудь можно придумать, - сказала я, вставая и подходя к двери, чтобы накинуть щеколду замка.

- За двести баксов я могу взять в рот, профессор Песков, - слегка язвительно произнесла я. - Вас это устроит?

- Меня это вполне устроит, - сказал он, ухмыляясь.

Хотя внешне я казалась спокойной и уравновешенной, сейчас, когда я внезапно поняла, что отступать некуда, мое сердце забилось со скоростью отбойного молотка.

Я расстегнула блузку и обнажила свои груди.

- Это для вашего зрительного удовольствия, - сказала я, демонстрируя ему свои полные груди и протягивая руку к ширинке его брюк. Я стащила их вниз, и увидела, что он был еще мягкий, поэтому я немного подрочила его, чтобы он набух.

Затем я опустилась на колени, мельком глянула в лицо профессора и обхватила губами его член. Мне было уже двадцать лет, и я брала в рот не один член, но это был первый, который я сосала за деньги - за самые настоящие, конвертируемые доллары!

Уже через несколько секунд профессорский пенис стал в моем рту совсем твердым, а через минуту его твердый член начал пульсировать и пускать струйки, освобождаясь от своего груза. Я проглотила все до последней капли, похотливо облизывая губы.

- Это были легкие деньги, - сказала я, застегивая ему ширинку. - Может, в следующий раз вы заставите меня немного поработать. И мы можем заняться еще чем-нибудь интересным.

После того, как он кончил, он стал выглядеть несколько смущенно и пытался отвести в сторону свой взгляд.

- Может быть, в следующий раз вам достанется это, - сказала я, приподнимая юбку, спуская трусы и показывая ему свою киску. - Конечно, это будет немного дороже.

Я не могла поверить, как быстро я входила в роль. Пожалуй, все мои предыдущие фантазии плюс чтение этих книжек давали свои плоды. Не верьте тем, кто говорит, что из книг ничему не научишься!

Его глаза вперились в мою толстогубую вульву, как два прожектора, пока я держала задранную юбку, чтобы он мог посмотреть. Затем я села на край его письменного стола, подняла и раздвинула ноги, чтобы он еще лучше увидел мою узкую, длинную щель.

- Нравится, профессор? - мурлыкнула я.

- Очень нравится, - ответил он, возбужденно улыбаясь.

- Вот, возьмите на память, - сказала я, передавая ему свои трусики. И потом я вышла на улицу, чувствуя холодное дуновение осеннего воздуха у себя под юбкой!

Профессор Песков стал моим первым клиентом, и на какое-то время единственным. Так же как у меня фантазии о блядстве занимали все мое время, у него постоянно были мечты о том, как он пользуется услугами проститутки и платит за это, несмотря на то, что он был очень красивым и притягательным мужчиной, и пожалуй мог переспать с любой студенткой из нашего института, стоило ему только этого захотеть. Но мне он за это платил, а они бы небось выстроились в очередь, чтобы он трахнул их бесплатно.

Он признался мне, что он уже пользовался услугами жриц любви. И то, что он дал нам задание по эти книгам, было отчасти вызвано его интересом к проституции. Поэтому, когда он прочел мою работу и сразу догадался, что проституция и сами шлюхи занимали меня не меньше, чем его самого, он признался, что не мог не вызвать меня в свой кабинет и сделать мне это дерзкое предложение.

А за первым разом последовали многие. В течение всего семестра я сосала и трахалась с ним раз в неделю, и он всегда мне за это платил. Однажды, он предложил мне пятьсот долларов за то, чтобы я разрешила ему взять меня в зад. Он, дурачок, и не знал, что я бы позволила ему это сделать за обычную плату. Я всегда любила анальный секс. Мне за это не надо доплачивать. Хотя я и научилась оборачивать в свою пользу тот факт, что мужчины охотно платили сверху за это особенное удовольствие, в котором им отказывали многие их жены и любовницы. После того первого раза, когда он втиснул свой член в мою девичью тугую попку, профессор Песков уже ничем другим не желал заниматься. И я с удовольствием брала у него пять сотен за каждый такой случай. Блин, я только за тот семестр накопила десять тысяч баксов, и от одного единственного клиента. И он, конечно, поставил мне на экзамене пятерку!

Но все внезапно кончилось, когда его жена нашла пару трусиков, которые я ему подарила в тот первый день. Она наехала на него и он сломался, сказав, что встречался с проституткой. Она еще сильнее нажала на него, и он был вынужден признаться, что проституткой была одна из студенток, а именно я! Устроили огромный скандал, и я была вынуждена уйти в академ. Но к тому времени я была уже готова посвятить себя своему истинному призванию. Мне и так уже надоело высшее образование. Единственное образование, которое меня интересовало, была арифметика, которая мне понадобится, когда я стану складывать мои доходы, полученные от продажи своего тела.

Я осталась в Москве. Я как-то прочитала в газетной статье о кабаках, где собираются шлюхи и их сутенеры. Естественно, я тоже стала туда ходить, и уже в первый день я познакомилась с «Дядей Арменом», сутенером-кавказцем, который был копией персонажа из прочитанных мною книг.

Короче говоря, так как мне нужно переходить к следующей истории, Дядя стал моим сутенером и я обслуживала для него клиентов в течение трех лет. Часто рассказывают о сутенерах, которые издеваются над молоденькими шлюшками. Некоторые наверняка это делают, но только не Дядя, и только не со мной. И потом, я ведь была умнее и отличалась большей сообразительностью, чем обычная уличная шлюха. К тому же мне нравилось иметь сутенера, в отличие от некоторых, тех что ненавидели своих хозяев.

Я занималась всем понемногу. Я ходила по Тверской. Я работала в кабаках. Я выполняла свою работу в евро-апартаментах в высотке на Котельнической, которые Дядя снимал для меня и остальных пяти девушек, которые работали на него. Некоторые ни за что не станут работать на сутенера, но на той стадии моей карьеры работа на сутенера была частью моих фантазий, вызванных книжками, что я читала в институте. И потом, он тоже был кавказцем и тоже водил новый Мерс!

Однако работа проституткой быстро изматывает. Поэтому умная девчонка устраивает себе перерывы, иногда ненадолго, иногда навсегда. Так что после трех лет обслуживания клиентов я решила завязать. Дядя воспринял это спокойно, по крайней мере сначала. У него было несколько других девочек, чтобы зарабатывать бабки, которых, кстати, я сама и помогла ему завербовать. Плюс к этому, он и я всегда отлично ладили между собой. Он был очень умный мужик, хотя и работал в той сфере, где в основном собираются не очень умные типы, поэтому мы быстро обнаружили в себе внутреннее сходство. Мы даже беседовали на философские и литературные темы. На первый взгляд, люди думали, что он просто накачанный бандит. Но он был совсем не таким. Он был игроком, серьезным и умным игроком.

К счастью, в отличие от некоторых подрабатывающих девушек, у меня была классная фигура. Я всегда ходила в спортзал после занятий в школе, а потом и в институте, поэтому я была стройной и подтянутой. Плюс к этому, природа наградила меня плавными и округлыми формами, с большими, налитыми сиськами и упругой, круглой попой. Кроме того, я почти пять лет ходила на занятия современными танцами. Поэтому, имея от природы пышные формы и изучив танцы, в совокупности с опытом от проституции, давшей мне знания того, от чего мужчины балдеют, я легко смогла получить работу в стриптизе. Там не так хорошо платили, как за обслуживание клиентов, но мне хватало, и жизнь была полегче.

Как-то вечером, где-то через год после того, как я ушла от Дяди и перестала работать проституткой, я пошла к нему на хату, чтобы поздравить его с днем рождения - ему стукнул тридцатник. Хотя я на него уже не работала, я всегда была желанной гостью в его хавире. Я знала нескольких шмар, работавших на него, и поддерживала с ними дружеские отношения. Я даже была наставницей для некоторых из них. Шлюхи часто ненавидят друг друга, их переполняет злость и зависть. Но не я. Я всегда имела хорошие отношения с другими проститутками. Мне Дядя даже как-то сказал, что из меня выйдет неплохая бандерша, и что я должна непременно попробовать поработать сама. Его совет засел у меня в голове, и, в конце концов, воплотился в историю, которую я скоро расскажу.

Я пришла к Дяде буквально десять минут назад, и мы только начали отмечать, как вдруг случилась эта дикая сцена. Дядя посадил себе на колени одну из своих новых телок, Дуньку, яркую блондинку с Украины. Сразу было видно по тому, как он воркует над ней, что она была его любимицей из новых шлюх. Не зная порядков в его хавире, она естественно воображала о себе что-то особенное. Я видела это по самодовольному выражению на ее лице и по ее поведению, словно говорящему, что Дядя принадлежал только ей одной, и больше никому.

Вдруг открылась дверь и в комнату ворвалась Маша. Маша была красивой смуглой проституткой. Дядя и я завербовали ее во время поездки в Крым, и я помогала ей освоить новую профессию. После того, как я ушла год назад от Дяди, она заняла мое место проститутки номер один. Теперь Маша холодным взглядом уставилась на Дядю и Дуню, слегка покраснев от злости.

- Что эта коза здесь делает? - сказала Маша Дяде, показывая на Дуньку. - Мне кажется, ты сказал, что она уехала к себе в Хохляндию навестить свою голодающую семейку.

- Закрой свое ебло, Маша, и перестань выебываться! - сказала Дуня, и я сразу поняла, что она совершила большую ошибку. Молодые и необученные шлюхи должны относиться с уважением к своим более опытным сестрам, или хотя бы делать вид.

- Ты кому говоришь «ебло», ты пизда подзаборная? - зашипела Маша.

- Тебе! - леденящим голосом ответила Дуня. - Ты сама пизда, дешевая пизда!

Я почувствовала, что сейчас полетит шерсть.

Как дикая кошка, Маша ринулась на Дуньку и обе тут же начались месить друг друга изо всех сил, пуская в ход когти и превращая в лохмотья свои платья. Дядя держался за живот и хохотал что было сил, наблюдая за дракой двух сучек, полный гордости, как шмаровоз, за которого бьются кошелки.

Дядя и я обменялись многозначительным взглядом.

Обе телки махались так сильно, что скоро вся их одежда превратилась в разодранные тряпки.

- Отъебись от меня, ты грязная пизда! - завизжала Дуня, когда Маша, которая была выше и сильнее ее, начала брать верх в драке. Это всем молодым шлюхам надо зарубить себе на носу. Что старая шлюха будет драться до смерти, но не позволит одержать над собой победу. Именно это и доказала сейчас Маша, преподав молодой проститутке урок вежливости.

Ей удалось завалить Дуньку на живот на кровати и сесть на нее, пока та визжала, как недорезанная, пытаясь освободиться. Тут я увидела, что у Дяди встал член, он поправлял на себе ширинку брюк. Он всегда возбуждался при виде телок, которые дерутся из-за него. Меня такая ерунда никогда не интересовала, и Дядя с уважением относился к моей мудрости и выдержке. Вообще-то, мы часто вместе с удовольствием наблюдали за такими сценами, когда из-за него возникали драки среди буйных проституток.

Не знаю, то ли это было из-за спектакля, разыгранного перед нами шлюхами, или причиной было видимое возбуждение самого Дяди, но я почувствовала нарастающий жар в своем животе.

Поэтому, будучи почетной проституткой в его хавире, я наклонилась к Дяде, потянула вниз его молнию и вытащила его большой, черный член, который я знала, как свои пять пальцев.

Маша, увидев что я делаю, улыбнулась. Она была совсем не против дать мне немного поиграть с Дядей. В конце концов, она знала, что мне это было и всегда будет позволено. Это новенькая, Дунька, вывела ее из себя, и ее следовало научить, что ее желания не самое главное в этой жизни.

- Давай, Варя, - сказала Маша, глядя на меня с довольной улыбкой. - Поиграй с Дядиным членом. Поиграй с ним, потому что сейчас я вам устрою маленькое шоу.

Затем Маша наклонилась к своей сумочке и вытащила из нее две пары наручников. Некоторые шлюхи носят их с собой для любителей. Она защелкнула каждую пару на Дунькиных запястьях, а затем пристегнула другие концы к решетке кровати. Дунька извивалась, как пришибленная белка, но она уже ничего не могла сделать. Маша быстро дала ей понять, кто в доме хозяин, и сейчас собиралась преподать ей жестокий урок. К тому же Маша была сильней, намного сильней.

- Ты ведь любишь Дядины двадцать пять толстых, черных сантиметров? - сказала Маша Дуне голосом, хриплым от злости и презрения. - Ну так не дергайся, блядь, ты получишь свои толстые, черные двадцать пять сантиметров, если не больше!

Маша жила у Дяди некоторое время, и я точно знала, что многие ее вещи еще оставались здесь. Так что сейчас она подошла к шкафу, порылась в нем и вытащила свою любимую игрушку. Дядя и я улыбнулись, когда увидели огромный, черный кожаный фаллос со шлеей для пристегивания; мы оба были в курсе, что Маша обожала его надевать. Маша стала в последнее время специализироваться на мазохистах, которым нравятся такие вещи, и ее часто просили одеть этот искусственный член. Как-то пару раз, Маша и я участвовали вместе в такой сцене, когда мы по очереди надевали фаллос и заебали одного мужика в жопу до беспамятства.

Сейчас, притихшая Дуня смотрела, как Маша пристегнула на себе член и торжествующе прошлась прямо перед ней. Прикованной к постели Дуне оставалось только смотреть, и вид у нее был совершенно ошеломленный, когда она взглянула на гигантский кожаный фаллос на ремешках. Хотя по ее виду нельзя было сказать от чего она была ошеломлена больше - от страха, или от похоти и желания.

- Что ты собираешься делать с этим? - спросила Дуня.

- С этим? Что я собираюсь делать с этим? - насмешливо сказала Маша, бесстыдно скалясь. - Я тебе скажу, что именно я собираюсь сделать с этим, сука!

Маша остановилась, поглаживая кожаный член длиной в двадцать пять, а то и больше сантиметров.

- Я ебу этим петухов в жопу. И сегодня ты у меня покукарекаешь, - сказала Маша.

У Дуни чуть челюсть не отвалилась, когда она это услышала.

После этого Маша подошла прямо к лицу Дуньки, помахивая кожаным членом перед ее глазами, и затем хлестнула им несколько раз по ее щекам.

- Ну так что, Дуня, ты хотела иметь большой, черный хуй сегодня, да? Дядин хуй. Так ты получишь большой, черный хуй, только он будет не Дядин.

По правде, это я сейчас имела Дядин толстый, черный член в своем кулаке, который я медленно водила вверх и вниз, пока мы наблюдали за обещанным спектаклем.

- Эта черная елда, - сказала Маша, указывая на зажатый в моем кулаке Дядин член, - предназначена для воспитанных телок, таких как я и Варя. А вот этот член для таких наглых кошелок, как ты.

Маша хлестнула Дуню по лицу.

- Открой рот! - прошипела она.

У Дуньки была на лице слегка придурковатая мина, как будто ей все это начинало нравится. Вдруг, поменявшись в лице, Дуня раскрыла губы, и Маша втолкнула ей в рот кожаный член, который был неотличим от настоящего.

- Видите, маленькая сучка обожает сосать большой член, - сказала Маша.

- Да, и я сосу их лучше, чем ты когда-то сосала или будешь сосать, - вызывающе заявила Дунька, и Маша вновь хлестнула ее по лицу. Было что-то такое в выражении Дуниных глаз, что вызвало у меня мысль о том, что часть ее кайфует от того, что Маша хлещет ее по лицу, унижает ее, а она все равно остается дерзкой и нахальной. Мне нравится, когда шлюхи так себя ведут - с одной стороны покорившись силе, а с другой - остаются наглыми и непокорными.

Сейчас Маша опять запустила руку в сумочку и вытащила оттуда тюбик вазелина. Большинство проституток носит с собой вазелин, особенно те, кто трахается в анал, как Маша. Или как я, когда я еще подставляла свою задницу клиентам.

Дядя обнял меня одной сильной рукой, пока я массировала его дрын, наблюдая за бесстыдным действом перед нами.

Маша выдавила достаточно вазелина на кончики пальцев и, прижав Дуньку одной рукой к кровати, шлепнула мазь между булок, втирая ее в щель.

- Может сначала в ворота заедешь? - спросила Дуня, уже полностью войдя в раж.

- Я ебу этим болтом только в дупло, а не в пизду, - сказала Маша и посмотрела на меня с Дядей. - Давай, Варя, позаботься о Дядином члене, - прошептала она, глядя через плечо на нас и становясь сзади Дуньки.

И затем, одним безжалостным, жестоким толчком она вогнала свой большой кожаный фаллос глубоко в Дунину кишку. Дунька начала вопить, как свинья недорезанная, но я видела, что она прикидывается. До меня уже доходили слухи о ней. Я знала, что она, как и большинство девочек в Дядиной конюшне, любила, когда ей прочищали дымоход, и часто сама об этом просила. Насчет себя я точно это знала. А про Дуньку даже говорили, что она слегка поехала на этой теме, став настоящей шоколадницей. Я уверена на все сто, что Дядя не раз растягивал ее баранку.

- Какого хера! Что ты делаешь? - визжала Дуня. До нее вдруг дошло, что это не клиент дуплил ее в зад за двести баксов, и не Дядя чистил ей трубу, как ее хозяин и командир, а всего навсего другая проститутка, которая приковала ее к кровати и сейчас принуждала ее к этому жестокому анальному совокуплению.

- Ты что, кошелка, поглупела совсем? - сказала Маша. - Я ебу тебя в жопу. Вот что я делаю.

Я знала, что Дуня возбудилась от этого, и отчасти ее возбуждало унижение, которому она подверглась. Маша тоже это знала. Прижатая к постели, прикованная обеими руками к спинке кровати и по принуждению принимающая в анус огромный кожаный член от старшей проститутки, пока ее кот наблюдал за всем, Дунька все еще пыталась оскорблять Машу.

- Ты, коза несчастная! Ты все это делаешь, потому что знаешь, что Дядя любит меня больше чем тебя. Он любит мою нежную, тесную, молодую люсю, а не только мой зад. А у тебя единственное узкое место - это жопа!

Все это было неправдой. Маша и я говорили об этом, и никто не мог так сжимать мускулы, как Маша. Даже клиенты говорили, что у нее влагалище, как у целки.

Я отчетливо помнила, как Дядя помогал мне «ввести в курс дела» Машу, делая с ней то, что она сейчас делала с Дуней, пристегнув к себе большой фаллос и трахая ее в попу. Я обожала заезжать ей в шоколадный цех в то время, и я уверена, что именно тогда она вошла во вкус и полюбила надевать на себя эту игрушку на ремешках. Вы бы удивились, если бы узнали, как часто мужики просят проституток сделать это с ними. Вот почему умная, уважающая себя шлюха всегда имеет с собой пристегивающийся член, а лучше несколько и разных размеров.

Ну, в общем, Маша и Дуня быстро вошли в ритм безобразного анального сношения. Маша въезжала со всей силой в весьма податливую Дунину задницу, а Дуня несдержанно кричала, толкая зад навстречу члену, жадно принимая в глубину попы весь, до последнего сантиметра, кожаный елдак. Дядя и я следили за увлекательным шоу, словно завороженные похотливым зрелищем. Его член стал таким твердым на ощупь, словно собирался вот-вот взорваться.

- Слушай, Дядя, - сказала я, поворачиваясь к нему. - Хочешь я тебе отсосу, пока ты смотришь на этих грязных сучек.

- Это кто грязная сучка? - шутливо спросила Маша, повернувшись ко мне и подмигивая с улыбкой. Она знала, что если я назвала ее сукой, то это было всего лишь в шутку.

- Ты, Маша, и эта новенькая прошма, которую ты трахаешь в зад, - сказала я и затем наклонилась, чтобы взять в рот темно-красную залупу Дядиного пениса.

Ни Маше, ни Дуне не выпало чести разгрузить сегодня Дядю, а мне. И тогда, повернув голову, чтобы продолжать видеть спектакль, я серьезно занялась своим бывшим сутенером. Через минуту он выстрелил жирную порцию мне в рот. Я знала Дядю. Хотя он и был только что боеспособным мужиком с твердым членом, я знала, что после того, как он кончил, от него не будет толку часов двенадцать. Единственное, что ему теперь хотелось - это спать. Поэтому я испытала удовлетворение, которое могут испытывать только ветераны, зная что ни Дуня, ни Маша не получат удовольствия от твердого Дядиного члена сегодня. Этот член достался мне одной!

Анальная арфистка

Категория: А в попку лучше

Автор: И. Федоров

Название: Анальная арфистка

Больше всего на свете Полина не любила две вещи: свое собственное имя и арфу. И тем и другим она была обязана своей мамочке. Когда Полина окончила музыкальную школу по классу фортепиано, ее мать веско промолвила: «Наша дочь будет играть на арфе». И хотя Полина не питала к своей мамочке ни малейшего уважения, ей пришлось подчиниться. На сторону мамочки встал отец, которого она боготворила и немного побаивалась. «Полина, так нужно!», - сказал он, и Полина поступила в училище на отделение щипковых, класс арфы. Арфу не надо было таскать на себе, а для домашних занятий ей выделили комнату в их просторной пяти-комнатной квартире на Арбате. Ее отец работал важным начальником в нефтегазовом министерстве, поэтому он мог бы легко ей купить для занятий орган вместе с кирхой средних размеров.

Полина была высокой и красивой девушкой. Ее рыжие волосы были настолько густы и неподатливы, что напоминали медную проволоку. От матери она унаследовала не только шевелюру ярких вьющихся волос, но и зеленые, как изумруд, глаза и молочно-белую кожу. Вокруг ее точеного носика густой россыпью расходились веснушки. Когда появлялось первое солнце в апреле, они становились настоящей проблемой. Хорошо хоть никто не видел, как покрывались рыжими точками ее руки до самого локтя и кожа от ключиц до крутых изгибов ее полных грудей.

Только спустившись в вестибюль Полина вспомнила, что у нее была назначена встреча с Костей Рабиновичем. Он уже ждал ее у колоны с большим зеркалом, сжимая в правой руке похожий на тубус футляр гобоя. Полина уже почти два месяца встречалась с Рабиновичем, поэтому их отношения дошли до серьезного петтинга. То есть не то чтобы Полина особенно давала полапать себя. Но в последний раз, когда они были дома у Костика, она помогла рукой ему кончить. Он и сейчас выглядел так, словно готовился сообщить ей, что его мама опять на дежурстве и они могли бы пойти к нему домой «попить чаю с тортом».

Костя застенчиво поморгал за толстыми стеклами своих очков и сказал: «Можно пойти ко мне. Сейчас никого нет.»

- Я не знаю, - сказала Полина слегка выпячивая нижнюю губу. Ее томное личико было очень красиво. Костя смотрел на нее не отрываясь.

- Хотя ладно, пойдем. Заодно дашь Булгакова, я у тебя видела.

У Костика в квартире одним чаепитием конечно не обошлось. Они начали целоваться взасос на диване, а потом его рука стала мягко поглаживать ее крупную грудь под серым джемпером в обтяжку. В который раз Полина вздохнула и отвела его руку в сторону. «Костя, прошу тебя!» Он убрал руку и начал нежно посасывать кончик ее языка. Осмелившись, Костик положил ее правую руку на свою эрекцию под натянутыми, как палатка, брюками. Полина спрятала лицо у него на плече, пока он возился с молнией от брюк. Затем ее рука была водворена на пульсирующую плоть члена. Украдкой повернув взгляд, она увидела то, что недостаточно подробно разглядела в прошлый раз из-за спешки и сумбура. У Рабиновича был довольной длинный пенис, хотя и не очень большой в диаметре. Ярко-красная головка была полностью обнажена – Рабиновичу еще в детстве сделали обрезание.

Расценив ее любопытство как нерешительность, Костя помог ее руке совершить несколько поступательных движений вперед и назад. Шелковистая кожа как футляр закрывала возбужденную головку члена, и потом медленно скользила назад. Полина начала медленно надвигать и сдвигать крайнюю плоть. Она по-прежнему смотрела вниз. Ей нравилось видеть, что у нее красивая рука с тонким запястьем и длинными элегантными пальцами. Сейчас эти холеные пальцы арфистки с ухоженными розовыми ногтями медленно, возбуждающе томно мастурбировали длинный фаллос ее сокурсника.

- Знаешь, - сказал Рабинович, - я тут в одной книжке прочитал… Ну, в общем ты говорила, что должна остаться девушкой…Так вот, в Латинской Америке, оказывается, девушки созревают довольно рано, и потом им все равно запрещают терять невинность. Они же католики. Поэтому они занимаются любовью сзади… то есть… ну, в общем, как геи.

Он осекся и в комнате установилась неловкая тишина. Полина густо покраснела и потупила взгляд, ее рука начала двигаться как-то неровно и быстро.

- Тише, тише, мне ведь больно, - воскликнул Костя.

Полину его слова ничуть не шокировали, она даже ожидала, что рано или поздно Рабинович предложит ей нечто подобное. Ее невинная внешность и желание остаться девственницей были искусным прикрытием, не более того. Сурен Агамянович, преподаватель сольфеджио в музыкальной школе на Плющихе, еще год назад познакомил ее с грехом Содома. Хотя девственницей в техническом смысле она до сих пор была.

- Нет, я не могу! – заявила Полина.

Однако Рабинович был хорошим психологом и уже прекрасно разбирался в миллионах интонаций, которыми Полина оформляла свои отказы.

- Я тебе не сделаю больно, честное слово! Я буду очень осторожен! – настаивал Костик.

Полина встала.

- Ну ладно, только обещай, что это останется между нами!

- А разве может быть иначе? – с пафосом воскликнул он. Это было смешно, его патетический тон и торчащий член, полуспущенные брюки и растрепанная копна волос. Его толстые стекла очков в роговой оправе отражали яркий свет настольной лампы.

- Откуда я знаю? А вдруг ты завтра пойдешь и разболтаешь всем, что я «извращенка», и что со мной «можно делать все, что хочешь»!

- Никому не скажу, правда! – Костик уже чувствовал, что победа близка.

- А ты уверен, что этим можно заниматься? – лживо спросила Полина. (Кому как не ей самой знать, что не только можно, но и весьма приятно этим заниматься!)

- Я же тебе говорю, я читал об этом в книге!

- Тогда отвернись пока я разденусь.

Это было глупо, заставлять его отворачиваться, уже согласившись на анальный секс. Но в Полине по-прежнему боролись стыд и похоть.

Рабинович послушно повернулся к стене. Полина расстегнула боковые пуговицы на юбке и стащила ее через голову. Затем она сняла колготки и медленно стянула крохотные трусики, оставшись голой ниже пояса. На ней все еще оставался обтягивающий джемпер. После минутного колебания она сняла и его, оставшись в черном кружевном лифчике. Его чаши сжимали полную, упругую и мягкую грудь. Грудь Полине не хотелось обнажать. Для нее это было гораздо интимнее, чем показать все остальное. Полине казалось, что у нее слишком большая грудь.

Рабинович повернулся. Он тупо застыл, затем указательным пальцем вдавил очки в переносицу и откровенно вперился взглядом в ее наготу. У него даже рот слегка приоткрылся.

Полине позавидовала бы любая манекенщица, У нее были длинные, молочно-белые ноги. Они были очень тонки в лодыжке и голени, но в то же время достаточно полны в бедрах. Затем следовал плавный, как у лекала, изгиб к осиной талии, а выше опять расширение к двум грушеобразным грудям, к сожалению, наполовину скрытым за черным кружевом белья. Ее плоский живот гармонично сходился к дельте рыжих завитков, закрывающих доступ к ее интимному месту. Лежа на диване, Рабинович отчетливо видел, как стоящая на столе за спиной Полины лампа сквозным светом высветила толстые губы ее гениталий на выпуклом лобке. Свет лампы позволял даже увидеть нитку туго сомкнутой половой щели.

Его наполовину упавший член вновь начал стремительно напрягаться. Чувствовалось, как кровь толчками наполняет его длинный ствол.

Полина встала на четвереньки посреди дивана.

- Только ты мне обещал, что не сделаешь больно, - капризным тоном предупредила она.

- Если вдруг станет больно, я тут же прекращу, - пылко заверил ее Костя.

Он спрыгнул с дивана и стащил с себя брюки, попеременно прыгая на каждой ноге. Раздевшись догола, он встал на колени на край дивана и пододвинулся поближе к девушке. Полина не мигая наблюдала за ним из-за плеча. Она так и не распустила тугой узел своих непослушных волос, и их плотный узел, похожий на моток медной проволоки, лежал в мягкой впадине ее затылка.

Рабинович нерешительно положил ладонь на большие, похожие на два белых арбуза, ягодицы Полининого зада. Между ними пролегала довольно широкая щель, внутри которой ничего не было видно из-за того, что он заслонил своим телом лампу. Костя передвинулся немного в сторону, чтобы увидеть свою цель. Рыжая поросль густо покрывала толстый расщепленный персик вульвы. Над закрытой половой щелью находился небольшой участок почти голой кожи. В боковом свете настольной лампы были видны крохотные пупырышки кожи промежности. Прямо над ней была нежно-розовая и чистая, как у младенца, розетка ануса. Костя прикоснулся к ней кончиком пальца. Радиальные складки, сходящиеся к центру, были похожи на пластинки совсем маленькой шляпки сыроежки. Почувствовав его прикосновение, небольшой мускулистый узелок втянулся внутрь подобно рожкам застигнутой врасплох улитки. Затем, медленно и осторожно, он опять расправился.

Костя вдруг начал сомневаться в успехе своего дела. Его член был намного крупнее, чем это игрушечное отверстие. «Но ведь она ходит в туалет по большому», - мелькнула у него в голове идиотская мысль.

Неожиданно Полина села на бок.

- Я боюсь! – жалко сказала она.

Рабинович растерялся.

- Я боюсь, что мне будет больно! Ведь это противоестественно! – воскликнула Полина и опять густо залилась краской, внезапно вспомнив, как Сурен Агамянович доводил ее почти до беспамятства, вводя свой толстый член в ее задницу и одновременно массируя большим пальцем ее клитор.

- Тогда, может быть, ты это… ну… губами, то есть… в рот… - промямлил Костя.

- Нет! Не сейчас… потом… может быть…

- Тогда может все-таки попробуем?

- Только один раз! И больше никогда не будем, - решительно сказала Полина. – Договорились?

- Договорились, - сказал Рабинович.

Она опять встала на колени и, положив локти на подушку, оперлась на руки щекой. Костя провел рукой по ее чудным ягодицам, жадно впитывая глазами интимные детали ее зрелой красоты.

Тремя пальцами он взял свой член и навел его на нервно сжавшийся анус. Сначала легонько, затем все сильнее и сильнее он стал пытаться втиснуть внутрь набухшую от возбуждения головку. Ничего не получалось. Пенис не хотел входить ни на миллиметр в ягодицы Полины.

Она лежала на скрещенных руках с закрытыми глазами и напряженно размышляла. У нее в сумочке лежала баночка вазелина. Сурен Агамянович сказал как-то ей: «Всякая уважающая себя дама должна всегда иметь при себе две вещи – кондом для своего кавалера и вазелин для своей попки.» Но если она сейчас скажет, что знает что делать, да еще и вытащит столь необходимую мазь из сумки, Костя сразу все поймет. И тогда получится, что это она его склонила к анальному сексу, а не он ее.

Тем временем, она почувствовала, что он стал втирать в ее анальное отверстие что-то мокрое. Это была его слюна. Слюна тоже появилась благодаря книжке о находчивых латиноамериканках. Затаив дыхание он осторожно ввел ей в задний проход указательный палец. Его первая фаланга попала в горячий и мягкий мускул, который доверчиво охватил его со всех сторон. Косте показалось, что он пульсирует в такт быстрым ударам его сердца.

Он выделил еще немного слюны на пальцы и размазал ее по багровой головке члена. На этот раз ему показалось, что он немного проник внутрь.

Полина еле слышно простонала.

- Тебе больно? - беспокойно спросил Костя.

- Немного, - призналась Полина.

Затем она вдруг решилась.

- Ты знаешь, я для мамы купила вазелин… Ну, для массажа… Лучше с ним попробовать, а?

Рабинович оторопело посмотрел на нее.

- Ну, давай.

Полина порылась в сумочке и протянула ему жестянку. Свинтив крышку, он опять начал смазывать ее мокрый, блестящий от слюны анус. Тут он заметил, что блестит не только ее анус. Ее нежная раковина немного раскрылась, так что стали видны гребешки малых половых губ. Внутри все казалось влажным, как будто сочащимся.

- Головку тоже намажь, - сказала Полина.

Он покорно подчинился и изрядно смазал свой член вазелином. Полина дала ему свой платочек.

- На, вытри руки.

Рабинович не переставал удивляться такой готовности к сотрудничеству.

Он опять нажал скользким членом на маленькое мускульное кольцо. Неожиданно его головка проскочила ребро преграды и оказалась внутри.

- Ох! – вскрикнула Полина.

Но боль была незначительной и уже рассеивалась. Ввести за головкой весь член оказалось чрезвычайно легко. Он как будто был проглочен в ее жарком и скользком футляре. Рабинович засопел, у него громко билось сердце. Сказать кому-то, что он отымел самую красивую девушку училища в жопу – ни за что не поверят! Он не успел сделать и нескольких движений, как фонтан спермы брызнул из его погребенного в Полининой кишке члена. «Что, уже все?» -подумала она, почувствовав конвульсивные толчки спермы. Но Рабинович после минутной паузы начал двигать членом в ее анусе. Его эрекция ничуть не пострадала от обильного семяизвержения. Он был по прежнему тверд и длинен. Настолько длинен, что когда его волосатый лобок упирался в округлость Полининых ягодиц, он ощущал изгиб в самом конце ее прямой кишки. Полина немного раскачивалась вперед и назад вместе с его размеренными движениями. Она пропустила правую руку под животом и украдкой нащупала твердый черенок своего клитора. Тихонько, чтобы не заметил Рабинович, она стала раздражать круговыми поглаживаниями торчащий, как мизинчик, бугорок. Ее внутренности были полны его спермы, поэтому в комнате раздавалось громкое непристойное хлюпанье и скрип дивана в такт его движениям. Полина почувствовала, как большое и горячее светило рождается у нее в животе. Лучезарный поток нарастал и она начала постанывать, внеся новые звуки в однообразную палитру хлюпанья и скрипа. Солнце взорвалось, и она кончила, дергаясь всем телом и чуть ли не выталкивая пенис Рабиновича из своей прямой кишки. Он почувствовал сокращения ее сфинктера и сам начал повторно кончать, замедлив поршневые движения в ее заднем проходе.

- О-о-о, - почти одновременно выдохнули оба.

Полина облегченно захихикала, а Костя медленно извлек свой член из ее размягченного, как резиновая трубка, ануса. Его отверстие было сейчас покрасневшим и очень расширенным. Теперь он бы не стал удивляться несоответствию размера своего члена и ее анального отверстия. Из темной дырки вытекла струйка спермы. Эластичные края начали медленно сходиться, пока сфинктер полностью не закрылся.

Полина грациозно, как кошка, выгнулась и легла на живот, повернув лицо с закрытыми глазами к Косте. Он лег рядом и начал медленно поглаживать ее шелковистые бедра, упругие полушария ягодиц и ровную спину. Его рука дошла до бретельки лифчика.

- Слушай, а почему мне нельзя увидеть твою грудь? – спросил Рабинович.

- Она некрасивая. Я стесняюсь, - сказала Полина.

- Ну пожалуйста, Полиночка! – взмолился он.

- Ой, ну ты опять начинаешь. Вечно ты у меня что-то просишь. - Полина скорчила свою любимую мину надувшей губы капризной девчонки.

- Там не на что смотреть, - сказала она. - Я там толстая!

Но она все таки завела руку назад и расстегнула застежку лифчика. Потом повернулась на спину и сняла его со своей груди.

- Они прекрасны! - искренне воскликнул Рабинович.

Ее груди лежали как два налитых соком плода. Соски были светло-розовые и широкие, почти пять сантиметров в диаметре. Полина сдавила большие шары с обеих боков, так что между ними появилась глубокая щель. Она лукаво посмотрела на него из-под опущенных ресниц и сказала: «А я читала, что некоторые занимаются этим вот в этом месте!». И она кивнула подбородком на мягкую складку между грудями.

Рабинович с трудом сглотнул, его кадык нервно подпрыгнул и упал.

Взгляд Полины вдруг скользнул к круглому будильнику, тикающему на столе.

- Уже десять! – ахнула она. – Я побежала.

И она быстро начала одеваться. Перед тем как натянуть трусики, она вновь приказала Рабиновичу отвернуться, и положила на их дно тоненькую прокладку «олвис». Из ее заднего прохода по-прежнему текло, поэтому прокладка поможет ей добраться до своего дома.

- Ты завтра свободна? – спросил Костя, одевая через голову рубашку.

- Нет! Созвонимся! – отрывисто сказала Полина. Она быстро наложила на губы несколько мазков помады, поправила свои непокорные волосы и выпорхнула за дверь, послав Косте прощальный воздушный поцелуй.

На следующий день она бежала вниз по лестнице, чтобы успеть домой до прихода папы, у которого был день рождения. Она хотела первой поздравить его и вручить в подарок гобелен, приобретенный у художников на Крымском мосту.

В вестибюле она заметила Рабиновича с Семеновым. Костя стоял к ней спиной, поэтому она не видела выражения его лица. Однако Семенов, каким то странным взглядом уставился на нее. На лице у него заиграла пошлая улыбка. «А вот и она!» громким развязным тоном заявил он. Рабинович оглянулся и застыл как истукан, увидев растерянное лицо Полины.

Она низко пригнула голову и, быстро-быстро перебирая изящными ножками в слишком тесной юбке, устремилась к выходу…

Вечер

Категория: А в попку лучше

Автор: BUKA

Название: Вечер

На этот вечер я был приглашен на один день рождения, где ожидалось немалое женское общество. С вою подругу я предусмотрительно оставил дома, и с нетерпением отправился в Митино. Праздник проходил на удивление скучно, девчонки не особо шевелились и вели себя в свои 17-18 лет на удивление скованно. Единственное, что поднимало моего дружка из спячки, была виновница торжества, Катя. Мы знались уже около трех лет и ни разу даже не целовались по настоящему. Она была очень прыткой девчушкой, небольшого роста с очень приятными грудками подростка, о которых я часто думал, занимаясь сексом со своей постоянной девчонкой, которая была, правду сказать, тоже ничего. Катя была в синеньком коротком платьице, и на ней были тоненькие белые трусики, мелькавшие перед моими цепкими глазами, когда она вставала и садилась в кресло. Ее это видимо не сильно волновало. Все уже заканчивалось, и явно не удовлетворенные подростки постепенно покидали квартиру. Я ждал момента остаться, родители у нее свалили на дачу, и кроме нее мне никто особо не мог помешать. Она выглядела несколько разочарованной и не хотела оставаться одной. Я умею иногда хорошо говорить и улыбаться, поэтому, когда все ушли предложил еще выпить. Согласие было получено, и в ее глазах загорелись огоньки. После этого мы сели на диване с бутылкой вишневого ликера и начали. Я предложил на брудершафт. За первым поцелуем последовали другие. Надо было немного помыться и мы двинулись в сторону ванной.

Она начала раздеваться, грудки были с большими широкими сосками и немного торчали в стороны. Но это было ничто по сравнению с ее кожей, такой я еще не встречал ни у кого, мягкая на ощупь, она пахла цветами и вином. Я был готов вылизать ее всю. Лобок был покрыт тоненькими белыми волосиками и немного подстрижен в форме клинышка. Ее роса уже начала течь по внутренней стороне бедер, когда я снимал с нее трусики ( то что я всегда предпочитаю делать сам). Я аккуратно лизнул ее сжатые половые губки, она замерла и немного напряглась. Надавив зыком на губы, провел им снизу вверх несколько раз. Потом аккуратно развел ее ноги и просунул кончик языка во влагалище, одновременно проведя пальцем по клитору.. Она застонала. Через несколько минут таких манипуляций она потянулась к моим брюкам. Я помог ей добраться до своего члена. Ее руки ласкали его весь, иногда задерживаясь на яйцах и в нерешительности замирая почти добравшись до моего ануса, как бы не решаясь дотронуться до него.

Катя нагнулась и взяла головку члена в рот. Я ощутил мягкость и прохладу. Она медленно посасывала головку члена и поигрывала моими яйцами. Я чувствовал она хочет дотронуться до моего ануса. Взяв ее руку направил ее на путь истинный. Она застонала и стала водить языком по всей длине члена, массируя мою промежность.

Ванна уже наполнилась и мы погрузились в пену. Это было божественно. Ее хрупкое тельце фигуристки лежало на мне и мы целовались, в то время как, мои руки блуждали по ее девственной попке. Я осторожно провел средним пальцем от клитора по половым губам до ее ануса и начал медленно его массировать. Она начала прерывисто дышать и покусывать мой язык. Становилось жарковато.

Мы вытерлись и пошли на кровать ее родителей. Я горел желанием насладиться ее попкой, которую пока еще не успел полностью изучить.

Я положил ее на живот и стал делать ей массаж, уделяя основное внимание ее попке. Тут я наклонился к ней и провел языком от затылка до копчика, потом еще раз, но уже почти подобравшись к заветной звездочке ануса. Она, видимо, поняла, в чем дело и стала протестовать, говоря что она стесняется, особенно, когда я развел половинки ее попы. Дырочка была вокруг обрамлена тоненькими короткими волосиками. Наконец я добрался языком до нее и задержался на несколько секунд. Потом я уже начал водить языком по всей ложбинке от копчика до влагалища. Волосики вокруг ануса немного покалывали мои язык и губы. Я смочил ее дырочку слюной и начал массировать пальцами и языком, засунув при этом большой палец правой руки ей во влагалище. Ее начало трясти. Мой член уже немного дымился. Пора было действовать решительно, я схватил первые попавшийся тюбик с кремом на тумбочке и стал натирать свой член, не забывая про Катю. Я взял побольше крема на средний палец и аккуратно засунул его. Потом я добавил еще крема, стараясь захватить как можно больше.

Она немного приподняла попку, положив подушку под живот. Кольцо сфинктера было настолько узким, что мне пришлось сжать головку члена и только в таком состоянии пропихнуть ее. Она попросила помедленнее. Чувствовалось, что ей больно. Сфинктер так туго обхватил головку, что мне стало тоже немного больно, так как я обычно занимаюсь сексом в презервативе. Катька немного осмелела и немного подвинула попку вверх, приняв еще несколько сантиметров моего члена. Я чуть не орал от удовольствия. Она начала двигаться, наблюдая через плечо за моим лицом. Надо сказать, что через несколько минут она почти полностью приняла меня, так что яйца касались губ ее влагалища. Чувствовалось что ей хорошо. Она опустила голову и начала массировать клитор, иногда пытаясь дотянуться до моих яиц. Я начал кончать, почувствовав это, она тоже не захотела придти одной к финишу, и стала делать широкие движения своей попкой по члену, насаживаясь полностью на мой агрегат. Я выстрелил, издав несколько криков, и рухнул ей на спину боле не в силах сдерживаться. Она еще стонала после оргазма и ласкала свободной рукой мои яйца и член, медленно выжимая остатки спермы. Потом она засунула свои средний и указательный пальцы себе в попку и стала немного подрачивать, призывно глядя на меня.

Я попросил, полизать меня. Она вскочила, как будто только этого и ждала. Мы поменялись местами. Какое же это наслаждение, чувствовать ее язык, губы, пальцы уже на своем анусе. Член опять затвердел, но она не думал останавливаться, мне пришлось встать на четвереньки она продолжала самозабвенно лизать мой анус, иногда вставляя в него свой указательный палей. Затем я лег на бок и она взяла в рот мой член, который был еще в креме и ее соке. Она сосала его, уже горлом, при этом стараясь массировать простату пальчиком. Я стал быстро кончать. Но она тут же остановилась, перевернула меня на спину и села верхом, насадив свой анус на мой изнемогающий колышек. Ее попа издавала немного хлюпающие звуки, когда она быстро двигалась, и член выскакивал из ее пещерки. Она запустила два пальца во влагалище и отдалась очередному оргазму. Кончив она легла на меня и обняв за шею заснула. Я продолжал гладить ее попку, до тех пор пока сам не отключился. Уже наступало утро понедельника, но я никуда не торопился, у меня было все.

Варя и Содомский Бизнес (продолжение)

Категория: А в попку лучше

Автор: И. Федоров

Название: Варя и Содомский Бизнес (продолжение)

(Исповедь анальной проститутки)</p><center>ГЛАВА 2.</center>

Итак, как я уже сказала, в конце концов я утомилась от работы проституткой. Я видела, как девушки, которые слишком долго занимались этим делом, быстро теряли форму и упускали клиентов. Я не хотела, чтобы это произошло со мной; работа на панели - нелегкое дело, даже если не злоупотребляешь выпивкой и не притрагиваешься к наркотикам. И мне удалось остаться в стороне от этих вещей. Но я любила секс, а если этим занимаешься слишком часто, как все проститутки, то есть опасность привыкнуть и охладеть к нему. Именно так случается со многими шлюхами, а я вовсе не хотела, чтобы это стало и моим случаем.

Поэтому я начала раздеваться за деньги, трясти своими упругими сиськами перед скучающими банкирами. Мои доходы снизились, но душевное спокойствие стоило того. Больше всего я получала от чаевых. Мужики давали мне купюры по 50 или по 100 долларов, или просовывали их под резинку трусиков. Я еще садилась к ним колени и продолжала танцевать там. Я садилась к мужику на колени лицом к лицу, пропустив его ноги между своими, и начинала как бы подмахивать по тарифу доллар в минуту. Некоторые танцовщицы не любят этого делать, но для меня, как для бывшей шлюхи, это ничего не значило. Я знала столько способов, как возбудить мужика, что вы собьетесь со счету!

Я работала в кабаке «топлесс». Это когда можно показывать сиськи, но нельзя снимать трусы. Такое уж было правило у этого заведения.

Там были танцовщицы, которые просто не выносили мужчин, они только исполняли танец и уходили за кулисы. Однако, будучи проституткой, я научилась понимать мужчин и их желания. Поэтому я знала, как вести себя перед мужиками, во все глаза разглядывающими меня, делая вид, что я танцую именно для них, и очень дорожу их вниманием. К тому же, я всегда была по натуре бесстыдницей. Еще шлюхой я любила демонстрировать себя и возбуждать мужчин, пока их член не начинал болеть от своей твердости, чтобы наконец отсосать у них или отдаться им. Поэтому, при мысли, что мои движения на сцене могли вызвать стояк в брюках у какого-нибудь мужика, я и сама здорово возбуждалась, хотя я уже и не могла разгрузить его член, за исключением подмахивания у него на коленях. Мне довелось узнать, что многие и в самом деле спускали после моих движений у них на коленях. Я чувствовала, как дрожат от напряжения их елдаки, а иногда я даже чувствовала их мокрые вафли сквозь ткань брюк. Это почему-то еще сильнее меня возбуждало, хотя другие девушки относились к этому с неприкрытым презрением.

Я исполняла свой номер в клубе в тот вечер неделю назад, когда, посмотрев в зал, я была поражена, увидев своего старшего брата Федьку, сидящего за столом и наблюдающего за моим раздеванием! Наши взгляды скрестились, и он немного смутился. Мне даже показалось, что он покраснел! Но он продолжал смотреть, а я продолжала раздеваться. Я не видела своего брата больше года. Федор ровно на десять лет старше меня. Ему недавно исполнилось 35 лет и я отправила ему поздравительную открытку на работу. Я отправила открытку именно на работу, а не домой, потому что Федькина жена, Маргарита, просто ненавидит меня и то, чем я занимаюсь. Она одна из тех директорских дочек, которые много о себе воображают, с крашенными под блондинку волосами и непременными бусами вокруг шеи. Меня аж тошнить начинает, стоит о ней только вспомнить! Маргарита узнала о моей профессии от своей подруги, которая нашла в кармане пиджака своего мужа бумажку с моим именем и номером телефона. От женатых мужчин, посещающих проституток, можно было ожидать большей осторожности.

Федя знал, что я занимаюсь проституцией, но он никогда не говорил об этом своей жене. Но когда эта сука все узнала, она потребовала от Федьки, чтобы он не имел со мной ничего общего. Наверное, эта коза держала в страхе моего братца, потому что после этого он перестал мне звонить. Мне было очень обидно, потому что мы всегда крепко дружили с братом. Я рассказала ему, что стала проституткой. Естественно, он был категорически против, но мы все равно оставались друзьями, и я могла положиться на него в трудную минуту. Пока не вмешалась его подлая жена, приказав ему прекратить общаться со мной.

Так что меня сильно удивило, что он пришел сюда и смотрел, как я танцую на сцене.

Я как-то позвонила ему на работу и сказала, что я бросила проституцию и теперь просто танцевала в стриптизе. Он был рад узнать об этом. Я сказала ему, что он может в любое время прийти в клуб, но я никогда не думала, что он в самом деле появится. И вот он был тут.

Закончив танцевать я вышла в зал, чтобы поговорить с ним. Он сказал мне, что приехал в Москву в командировку и снял номер в гостинице недалеко отсюда. Он сказал, что уже все свои задания по работе выполнил и решил повидаться со мной, прежде чем отправиться в гостиницу спать.

Мне предстояло еще один раз выступить, поэтому я предложила прийти к нему в гостиницу, после того как я закончу работу. Я знала, что у Маргариты случится приступ, если она узнает, что Федя приходил повидать меня в клуб, не говоря уже о том, что я пришла пообщаться с ним в его номер. Но он улыбнулся мне своей милой, родной улыбкой и сказал, что будет с нетерпением меня ждать в гостинице.

Когда я вошла к нему в номер, он выглядел как тот Федька, которого я всегда знала и любила. Он снял свой деловой костюм и одел джинсы и облегающую футболку. У Федора всегда были мощные мускулы, и я видела, что он и сейчас был в форме. Когда я еще ходила в школу, все мои одноклассницы сходили с ума по нему. С таким лицом и телом, кто устоит? Я и сама была к нему неравнодушна. И почувствовав, как у меня защемило сердце при виде него, я поняла, что девичья влюбленность все еще не прошла.

Он налил мне выпить и мы поговорили о том, о сем, делясь своими новостями.

- Боже, ведь Маргарита свихнется, если узнает, что я была тут у тебя, правда? - сказала я.

На его лице появилась кислая мина.

- Сказать по правде, меня уже больше не интересует, что эта сука может подумать, - холодно сказал он.

- Похоже, узы брака оказалась под угрозой, - сказала я, зная, что мой голос выдает мои надежды.

- Похоже, этих уз больше нет. Блин, вот уже больше года, как мы перестали трахаться, - признался он. - Хотя и в лучшие времена нас нельзя было назвать страстно любящей парой.

Я предвидела это. Я знала, что Федька женился на Маргарите не по любви, и даже не из-за увлечения. Ее отец занимал важный пост, и он женился только по этой причине. Я всегда это знала, и Федька однажды сам мне в этом признался, сказав, что не я одна торговала собой в нашей семье. Он сам чувствовал себя проституткой, женившись на этой властной сучке.

- Давай забудем на время о Маргарите, ладно? - сказала я, передавая брату его стакан. Мой брат был меланхоликом, и я не хотела, чтобы у него испортилось настроение из-за того, что я начала говорить о его жене и его провалившейся семейной жизни.

Поэтому я решила поменять тему разговора.

- Так что ты думаешь, братишка? Тебе понравилось, как я там выступала? - спросила я. - Как я танцевала?

Он мило улыбнулся.

- А ты сама как думаешь? - спросил он.

- Я думаю, что у меня неплохо получилось, - сказала я.

- Ты была прелестна, Варвара, - сказал он.

- Варя, почему ты не зовешь меня Варей? Я ненавижу Варвару, - напомнила я ему.

- Варя, ты выглядела так аппетитно, танцуя на сцене, что у меня встал член. А ведь я твой родной брат, черт возьми, - сказал он мне прямо в глаза.

Мог ли он догадаться, насколько я была возбуждена, услышав от него эти слова?

- Похоже, твой член не часто имеет возможность вставать в домашней обстановке, - поддразнила я его.

- Истинная правда, - грустно произнес он.

Я ведь сказала себе, что не буду говорить о его жене, и вот я опять начинала все сначала.

Мне было жалко его и в то же самое время я почувствовала странное возбуждение. Я знала, что он мой брат, а с родственниками надо держать свои сексуальные позывы под контролем, но все это было сильнее меня. Мы с ним находились оба в гостинице, недалеко от центра Москвы. Всего час назад он видел, как я трясу своими сиськами при нем и всем остальном честном народе. Я знала, что это возбудило его не меньше, чем это возбудило меня. Более того, когда я увидела его в зале, у меня появилось чувство, что я танцую исключительно для него. И я знала, что мое выступление стало еще сексуальнее из-за этого, если судить по свистам и выкрикам из зала.

- Ты знаешь, Федя, нам менеджер не разрешает все снимать, то есть полностью раздеваться в клубе, - сказала я, глядя ему прямо в глаза.

- Но сейчас, когда мы здесь только вдвоем, я могу для тебя полностью раздеться. Мне не надо будет подчиняться чьим-то указаниям.

Было ясно как божий день, что я стараюсь его соблазнить, и он посмотрел на меня глазами, в которых неожиданно вспыхнуло желание. Я тут же поняла, что мы оба только что пересекли невидимую границу.

- Так тебе хочется этого? - проворковала я. - Хочется, чтобы я все тебе показала сейчас?

- Очень хочется, Варя, - глухо ответил он.

- Тогда может включишь радио и найдешь классную музыку? - предложила я.

Он нашел волну, по которой крутили старые медляки.

Мне не просто хотелось интима с моим братом. Мне хотелось быть развратной и грязной с ним. До меня дошли слухи, что он поделился как-то со своим другом, что ему было приятно иметь сестру, которая дает клиентам или снимает одежду в стриптиз клубах. Он признался, что у него даже вставал член, когда он представлял меня в роли проститутки или стриптизерши. Он понимал, что это было странно. В качестве брата, он должен был быть возмущен этим, и должен был меня защищать. Но он сказал своему приятелю, что просто не мог избавиться от образа своей сестры, принимающей клиента. Это было сильнее его, говорил он.

Поэтому я решила сыграть для него именно в таком образе и может быть увидеть его вставший член!

- Я хочу показать все тебе, как настоящая проститутка, Федя. Я хочу возбудить тебя! - сказала я, похотливо снимая с себя одежду, продлевая паузы, пока я не осталась в одних трусиках, имеющих только шнурок сзади. Я встала прямо над ним, сексуально раскачиваясь. Затем я нахально наклонилась и буквально провела по его лицу своими сиськами, погладив его по щекам своими большими, отвердевшими сосками.

Он закрыл глаза на секунду и вздохнул. Взглянув на его брюки ниже пояса, я увидела, что там образовался выпирающий бугор.

Тогда я пропустила свои пальцы под резинку трусиков.

- Ты хочешь, чтобы я их тоже сняла, Федя? - проворковала я.

- Да! - прошептал он, почти задохнувшись.

- Ты хочешь увидеть мою мохнатку, мохнатый пирожок твоей сестры-проститутки? - спросила я, глядя в его большие карие глаза.

- Да, да, Варя! - он с трудом сглотнул.

Я потянула трусики вниз с невыносимой медлительностью и повернулась вокруг, едва только показался мой лобок, стаскивая шнурок сзади поверх моих гладких, упругих булок, всего в нескольких сантиметрах от лица брата.

- Надеюсь, что тебе также нравится моя попа, братишка, - поддразнила я его, стягивая резинку трусов с моих крепких ягодиц.

- Мне всегда нравилась твоя круглая попка, Варя, - сказал он, тихонько засмеявшись. И я тоже засмеялась, чувствуя как между мной и братом устанавливается тесный контакт.

Наконец, трусики упали на пол, и я повернулась обратно, совсем голая, демонстрируя брату свою киску. Его глаза вперились в узкую щель, окруженную мягкими колечками подстриженных волос. Мне нужно было их подстригать, чтобы они не были видны из под узеньких трусов танцовщицы.

Я опустила руки и раздвинула половые губы в стороны, чтобы ему было лучше видно.

У него отвисла челюсть, когда он уставился в мою половую щель, а его руки придвинулись к ширинке и потрогали бугор под ней. Не уверена, что он контролировал свои движения в тот момент, настолько он был загипнотизирован видом моей наготы.

- Эй, дай мне тоже посмотреть, что у тебя есть, сказала я, указывая на вспухшую ширинку его джинсов.

Я протянула руку и расстегнула ему молнию, обнажив толстый бугор под облегающими белыми трусами. И тут я неожиданно запустила руку в прорезь этих трусов и ухватилась за что-то очень толстое и очень твердое.

- Ух ты! - я выпучила глаза. - Значит, это правда. Значит, Соня не привирала.

Соня была моей подругой в институте, и как-то раз, когда ко мне приехал брат, у них был скоротечный роман. Естественно, когда он уехал, я начала ее обо всем расспрашивать. И она мне сказала, что мой брат был потрясающим любовником, и что у него был самый большой, самый толстый и самый твердый член, который она когда-либо видела, сосала или принимала. Я тогда подумала, что она привирает, чтобы не обидеть меня. Соня была склонна преувеличивать. Но сейчас я увидела, что она была совершенно права.

- Блин, ты только глянь! - сказала я, вытягивая его наружу, так что он встал торчком, как столб.

Федькины глаза были наполовину прикрыты от наслаждения, когда я начала медленно водить кулак вверх и вниз по туго натянувшейся коже его твердой дубины.

Мой брат сидел на краю гостиничной кровати, а я стояла и извивалась перед ним.

Тогда я опустилась на колени у края кровати и мой рот оказался в нескольких сантиметрах от пениса Федора.

Я открыла рот, готовая заглотить член моего брата своими губами, когда он вдруг остановил меня.

- Я не знаю, Варя. Не знаю, стоит ли это делать. Все это становится как-то странно, - сказал он с обеспокоенным выражением на лице. Но его болт не потерял ни на секунду свою каменную твердость!

Я была уже вся в течке и даже мысли не могла допустить, что мы сейчас все бросим.

- Ведь ты моя... моя сестра, - пробормотал он, хотя я ни на минуту не прекращала гладить его член. Член, который, похоже, собирался стать еще тверже, если это и было вообще возможно.

- Тогда не думай обо мне как о сестре. Думай обо мне как о проститутке, которая пришла в твой гостиничный номер! Как о проститутке, которая удовлетворит тебя намного лучше, чем могла или сможет твоя жена, - сказала я.

Он улыбнулся.

- Если бы ты была проституткой, тогда мне бы пришлось тебе заплатить, правда? - сказал он.

- Заплати! - нагло заявила я, неожиданно почувствовав прилив возбуждения от этого неожиданного поворота событий. - Вот твой кошелек.

Его кошелек лежал на тумбочке возле кровати, и я сумела дотянуться до него, не сходя с места.

- Сколько я тебе должен заплатить? - спросил он, приятно улыбаясь.

- Столько, сколько я в твоих глазах стою, - сказала я, продолжая поглаживать его член, чтобы он, не дай бог, не пошел на попятную.

Он вытряхнул из бумажника все деньги и вручил их мне. Конечно, мне не были нужны деньги брата. Все это было лишь частью игры. Так уж вышло, что его сестра была проституткой, пусть и бывшей, и теперь Федя платил за ее услуги.

Я убрала деньги и вновь приблизила свое лицо к его члену, который я крепко сжимала в кулаке.

- Блин, Федя, у тебя такой большой член, ты знаешь, - сказала я. - Как могла твоя двинутая жена не оценить по достоинству такой замечательный инструмент?

Я почувствовала, как меня охватывает гордость за моего брата, за его большущий член.

- Она его просто ненавидит, - сказал он с легкой грустью в голосе. - Она говорит, что он напоминает урода своими размерами.

- Вот какой член ей бы подошел, - сказала я, выставляя мизинец, и мы оба рассмеялись.

- А он у тебя еще такой твердый, - сказала я. Мне всегда нравились мужики, у которых стояк был, как из стали, и торчал прямо вверх, как у моего брата.

- Ну как, приятно, Федя? Приятно, когда я тебя глажу? Когда проститутка гладит твой большой похотливый член? - проворковала я, с наслаждением обводя пальцами контуры его эрегированного пениса.

- Еще как приятно, Варя, - прохрипел он.

Тогда я наклонилась вперед и поцеловала его в губы, раздвинула их языком и встретила его мокрый, теплый язык.

- Я обычно не целую своих клиентов в рот, но так как ты мой брат... - поддразнила я его, и мы начали сосаться с такой страстью, что оба ошалели.

- Прикинь, если бы тебя увидела сейчас жена, - сказала я.

- К черту! Пусть смотрит! - сказал он, внезапно рассердившись.

Перед тем как продолжить, мне нужно было кое-что сделать. Я была совершенно голая, но мой брат был все еще полностью одет, с огромным членом торчащим у него из ширинки. Футболка, джинсы, носки, трусы - все это еще было на нем. Поэтому я начала раздевать его, наслаждаясь видом его тренированного тела без единой лишней складки жира, тела, которое скорее подошло бы двадцатилетнему парню, играющему в институтском спортзале в волейбол.

- Ой, как я тебя хочу, братишка! - прошептала я и вновь к нему прильнула в страстном поцелуе, обхватив пальцами его член. Я раздвинула ноги, чтобы он смог потрогать мою киску. Его большие пальцы ласкали меня так приятно, когда он ввел их в мое скользкое, жаркое влагалище.

Мои губы скользнули к его шее и еще ниже, к груди, где я начала посасывать его твердые маленькие соски, затем медленно водить языком по его плоскому животу, пока мои губы не защекотали кучерявые волосы на его лобке.

- М-м-м, - застонал он, предчувствуя куда направляются мои губы.

К сожалению, мне пришлось поменять позу, и его руки уже не могли играть с моей киской, когда я вновь опустила лицо прямо к его члену. Несколько секунд я просто смотрела на него, продолжая держать его в руке.

Потом я начала целовать его член, сперва очень осторожно, затем с нарастающей страстью.

- Ох, Федька, я обожаю целовать твой член, - сказала я. - Сейчас я буду вылизывать его и сосать. Я буду твоей сестрой-хуесоской, твоей сестрой-блядью!

Скоро я начала его заглатывать по самые яйца, задерживаясь на гладкой головке, легонько покручивая ствол в ладони. Он начал стонать и блеять, толкать в затылок мою голову, чтобы я приняла в свой рот и глотку как можно больше его члена. «Соси мой хуй, соси!», - похотливо сипел он.

- Ты хочешь сказать, соси мой хуй, блядь! - сказала я поднимая на него свои развратные глаза.

- Да, соси хуй, блядь! - повторил он, начиная всерьез ебать меня в рот. - Мне не сосали хуй уже больше года.

Когда я это услышала, я решила отсосать своему брату так, чтобы он на всю жизнь запомнил.

- Тогда дай я тебе отсосу! - воскликнула я и опустила кольцо своих мягких губ до самого основания члена, показывая ему на деле, почему все мужики считают меня лучшей вафлисткой в городе.

Я расточала свои оральные ласки на каждом сантиметре его набухшего члена. Затем я подумала, что надо бы тормознуть. У меня были гораздо лучшие планы в отношении члена моего брата, чем просто кормиться им. И мне очень не хотелось, чтобы он преждевременно выплюнул свой груз мне в рот.

- Теперь моя очередь, - сказала я, плюхаясь на кровать и широко раздвигая ноги.

Он начал облизывать губы, уставившись на мою мохнатку. Я была гордой обладательницей очень красивой, гармонично развитой киски, и я обожала показывать ее сейчас своему брату, который облизывал губы в предвкушении пиршества.

Мой брат, явно изголодавшийся по подобным угощениям, не терял даром времени и быстро пригнул лицо между моих раздвинутых ног. С самых первых прикосновений языка к моему клитору я поняла, что мой брат свободно владел лингвистическим органом. Всех мужчин можно разделить на два лагеря. На тех кто умеет воздать дань оральным ласкам женской щели, как мой брат, и на тех, кто ни на что в этой жизни не способен.

- Блин! Ты самый настоящий мастер, Федька. Ты здорово владеешь своим языком, - сказала я, и это не было пустым комплиментом. - Неужели твоя жена не сумела оценить твой уровень в этом деле?

- Она бы и не смогла, - сказал он. - У нее, кажется, все умерло между ног. И потом ее щель выглядит так, будто ее вырубил пьяный плотник тупым долотом. Не то что твоя, сестричка, - просто загляденье. Твоя щелка выглядит так, будто ее сработал настоящий художник.

Мой брат поднял взгляд на меня, чтобы увидеть эффект, произведенный его экстравагантными комплиментами.

- И у тебя к тому же такой сладкий запах и вкус, - добавил он.

- У буду для тебя нектаром и амброзией, братишка, - сказала я, немного нажимая ему на затылок, прижимая его голову к моей разгоряченной, возбужденной плоти.

Я закрыла глаза и отдалась наслаждению, которое щедро дарил мне мой брат посредством умелого куннилингуса. Единственное, о чем я жалела в тот момент, это о том, что Федя и я ждали столько лет, чтобы удовлетворить страсть, тлевшую в нас уже так давно.

Я бы позволила ему полировать себя всю ночь, но у меня имелись другие планы.

- Знаешь чего я хочу сейчас, Федя? Ведь знаешь, наверняка, - промурлыкала я. - Я хочу, чтобы ты трахнул меня! Давай, загони мне в киску свой член до самого конца, в щель твоей младшей сестры! В пизду бляди! Я хочу, я должна чувствовать тебя внутри.

Он подвинул свое туловище к моим раздвинутым ногам и начал вставлять головку в мою скользкую щель. Изгибаясь всем телом в предвкушении его первого толчка, я вдруг почувствовала его, я почувствовала, как мой брат входит в меня! Медленно, с уверенностью опытного мужчины, он ввел свой толстый член до самого упора в мою киску. В киску его собственной сестры!

- Глубже, глубже! - замычала я, когда он начал двигать свой член внутри меня сильными, размеренными толчками.

Он погружал свой елдак по самые яйца, и мое тело начало биться в конвульсиях экстаза, я вонзала ногти ему в спину, погружаясь все глубже в запретное наслаждение нашей любви и прижимая к себе что было сил его мощное тело.

- Ой, Феденька! Ты такой хороший. Как я раньше не знала, что ты так умеешь трахаться! - воскликнула я.

Вообще-то, неудивительно, что мой брат оказался таким способным любовником. Под прикрытием его стеснительности всегда ощущалась уверенная мужская потенция.

Я подмахивала своим тазом навстречу его движениям, страстно сосала его губы и сжимала вагинальными мускулами его член, желая чтобы каждый сантиметр его тела слился с каждым сантиметром моего.

- Слышь, Федя, ведь я же проститутка, ты знаешь, так что дай мне поработать, доказать, что ты не зря мне заплатил, - сказала я и толкнула его, чтобы он лег на спину. Затем я оседлала его и взяла в руку его скользкий член, чтобы направить его опять в теплый, уютный тоннель, где он и стал таким скользким.!

- Давай, братишка, позволь мне поработать, - сказала я, начиная скакать на нем вверх и вниз, принимая в себя всю его длину, пронизывающую меня до самой матки.

Я вложила в этот галоп всю свою выучку - в конце концов, я была экспертом в области траханья - медленно вращая бедрами из стороны в сторону, массируя его член натренированными мышцами внутри моей щели. Хотя я уже и не обслуживала больше клиентов, я была в полной форме сейчас. Поэтому сейчас я трахала своего брата, как проститутка, которая не только знает свое дело, но и вкладывает в него всю свою душу.

Не переставая скользить по его напряженному члену вверх и вниз, я наклонилась, чтобы погладить сиськами по его лицу. Он высунул язык, пытаясь полизать и пососать мои соски. Обожаю, когда мне сосут соски одновременно с трахом, особенно если это делает мужик, который мне симпатичен. С большинством клиентом мне было противно, когда они обслюнявливали всю мою грудь и трахали меня при этом. Фу! Но только не с моим классным братом. Он мог себе покусывать и сосать мои соски до отвала, пока он делал мне внутренний массаж своим толстым и скользким инструментом. Но было еще одно место, которое я любила, чтоб мне ласкали. Особенно, если меня брал симпатичный мне мужик.

В этой связи я взяла руку Федьки в свою собственную и положила ее между моими булками, прямо на мягкую щель.

- Не хочешь немного поиграть с моим анусом, Федя? Мне иногда это очень нравится, когда я сверху на мужике, как сейчас с тобой. Тебе понравится, эта дырочка такая тесная, теплая, упругая.

Но сперва я подняла его руку к своему рту и облизала его пальцы, чтобы они стали влажными. Затем я опустила его руку к своему ущелью и не отпускала его запястье до тех пор, пока он не ввинтил палец мне в попу.

- У-у-у, как приятно! - простонала я.

Он засмеялся, глядя прямо мне в глаза.

- Ты и в самом деле ненасытная маленькая проститутка, да сестренка? - сказал он.

- Только потому что я попросила тебя поиграть с моей попкой? Послушай, Федя, проститутки не единственные, кто позволяет мужикам играть с их задницей, хотя откуда тебе знать? Ты ведь женат на этой фригидной суке.

- Забудь о ней, - сказал он, нахмурившись.

Чувствовать его палец в моей попе, пока я продолжала скакать на нем, наверное было той самой последней каплей. И сейчас я уже начала чувствовать, как по моему телу проходят предоргазмовые волны, заставляя вибрировать все нервы моего тела. И затем вдруг, я ощутила, как раскаленная лава поднимается из самых недр и приближает наступление неукротимого вулканического оргазма.

- Ты что, Варя? - спросил Федор, увидев как я закатываю глаза, перестав вытирать пот, струившийся по моему лбу. В прошлом у меня бывали такие сильные оргазмы, что мужики пугались, думая, что у меня приступ и надо звать скорую.

- А-а-а, - застонала я, прижимаясь еще ближе к своему брату, пытаясь сдержать неконтролируемые толчки моего тела, с ощущением, что меня поглощает огромная, раскаленная лавина. И тут, как в тумане я услышала его стон и почувствовала, как он выгнул подо мной спину.

В мою трепещущую, пульсирующую киску хлынули сладкие соки наслаждения моего брата!

Я упала на него, чтобы перевести дыхание. Затем я посмотрела в глаза моего брата и нежно поцеловала его в губы.

- Это было так чудесно! У меня не было такого сильного оргазма уже так давно, Федя. Твой член доставил мне такое наслаждение, братишка, ты просто отправил меня на небеса!

- Я тоже забалдел, сестренка, - сказал он. - Я сам никогда такого не испытывал.

- Видишь, я умелая девка. Я знаю, что надо делать, - пошутила я.

- Ты добрая, сестра, - тихо сказал он и опять поцеловал меня.

Мы лежали в объятиях друг друга и целовались, оба слегка изумленные тем, что, будучи братом и сестрой, мы только что вступили в страстную половую связь. Это необычное чувство было еще сильнее из-за того, что Федя не просто оттрахал свою сестру, но сестру - проститутку, меня! Осознание этого факта, как я догадывалась, неимоверно возбуждало нас обоих.

- Ты можешь остаться на ночь, если хочешь, - сказал Федя, так никто из нас так и не потянулся за своей одеждой.

- Я так и собиралась поступить, - сказала я, прижимаясь к нему плотнее.

Мы еще немного выпили и перекусили, а потом я предложила вместе принять душ.

- Мы оба здорово вспотели, - сказала я, и потом мы оба забрались в ванну и включили воду.

Мы принимали душ долго и с наслаждением. Федя захотел намылить меня, особенно между ног, а я, в свою очередь намылила его, задержавшись на толстой колбасе его члена и яиц.

Мы смыли с себя пену и вышли из ванны чтобы вытереть друг друга насухо. Когда я вытирала его член, я заметила, что он опять становится мясистее и тверже.

- Я вижу еще есть порох в пороховницах, - сказала я сжимая в руке его член. - Хочешь засадить еще разок?

- М-м-м, - промычал он, лапая мои груди в ответ на мои ласки.

- Дай мне сначала вытереть тебя до конца, - сказала я, разворачивая его и начиная водить полотенцем по его роскошным ягодицам.

Вдруг я почувствовала похоть при виде этих тугих, мускулистых ягодиц!

Тогда я толкнула его на постель и начала целовать его попу и проводить языком по гладкой коже его задних булок.

- Вот одно из моих любимых проститутских развлечений, - сказала я, раздвигая в стороны его булки. - Твоя жена точно такого не делает!

Я пару секунд разглядывала его сморщенную дырку, а затем приблизила к ней свой высунутый язык и начала чистить его кратер.

- Если хочешь знать, я всегда брала сверху за любой анальный секс, но для тебя, братан, это не будет ничего стоить, - шутливо сказала я.

- Блин, как классно, я не занимался анальным сексом с той поры, как женился. Маргарита всегда думала, что любые ласки заднего прохода - это чистое извращение.

- Извращение - это ее тупые мозги, - презрительно фыркнула я.

Вот как! Мой брат оказывается уже давно испытывает голод в анальном секторе. Что ж, я это дело исправлю, я утолю его голод на год вперед! Когда я обслуживала клиентов, анальный секс всегда был моей специализацией. И не только из-за денег, но из-за того, что я всегда дико возбуждалась от любви в заднем варианте.

Итак, я продолжила вылизывать его срамную дырку, проталкивая свой язык в его сфинктер, чтобы он не подумал, что ограничусь поверхностной уборкой.

Затем, без предупреждения, я упала на кровать пузом вниз и выпятила свою задницу вверх и наружу.

- А сейчас ты меня, Федя, - промурлыкала я. - Сейчас ты мне вылижи попу, ладно?

Ему явно были не нужны дальнейшие уговоры и он буквально набросился на мою анальную ложбину, вылизывая ее с такой энергией, которую я до сих пор наблюдала только у женщин, делающих мне тоже самое, но не у мужчин. У меня было несколько клиенток - лесбиянок, и если бы вы только видели, как они пускали слюнки по моему анусу!

Точно так, как это сейчас делал Федя.

- Всунь туда палец, братишка, - попросила я его.

У моего брата большие руки и большие пальцы, и теперь он ввел один из своих больших пальцев мне в попу до самого конца, пока я толкала зад ему навстречу.

Я протянула руку назад, чтобы найти его член, и когда я его нащупала, я увидела, что он стал таким же твердым, как и в первый раз.

- Не желаешь трахнуть мою продажную попу этой своей громадной штукой? - спросила я, выгибая шею, чтобы увидеть его лицо. Его глаза загорелись от похоти, когда он это услышал.

- Ты не шутишь, сестрица? - возбужденно переспросил он. - Ты мне разрешаешь воткнуть это тебе в попу?

- Я тебе разрешу это воткнуть, только при условии, что ты пообещаешь хорошенько меня отодрать в попу, - сказала я.

- Обещаю, еще как обещаю, - хрипло сказал он. - Можешь на меня положиться.

- У тебя очень большой член, братишка, поэтому ты должен сперва хорошо меня смазать. Я тоже хочу испытать удовольствие от твоего члена глубоко в моей тесной попке.

Я видела перед этим баночку с кремом на полочке в ванной.

Иногда приходилось пользоваться кремом после бритья, если я забывала положить в сумочку баночку с вазелином. Когда анальный секс является твоей специализацией, необходимо приходить к клиенту во всеоружии.

Я пошла за кремом. Я начала эту эскападу со стриптиза перед родным братом, и сейчас я хотела показать ему еще один маленький бесстыдный спектакль.

И вот я выдавила немного крема на кончики пальцев и, повернувшись к нему задом, чтобы все было хорошо видно, я шлепком наложила крем на свою дырку и начала тщательно размазывать его по сфинктеру. Мой брат уже слегка раздвинул мой анус своими большими, грубыми пальцами, и сейчас я занималась подготовкой к тому, чтобы он действительно расширил мое анальное отверстие.

- Вот так ему будет легче войти, - проворковала я, глядя как он медленно дрочит свой напряженный член.

Я опять опустилась на четвереньки, и Федя встал на колени сзади меня. Протянув назад руку, я взяла его член и направила его на мой размягченный после крема анус. Я чувствовала, как он хочет немедленно вогнать его по самые яйца, чтобы очутиться в моей теплой, узкой кишке. Но я сперва подразнила его, поводя головкой по ложбине и сфинктеру, заставив его дышать, как носорога после пробежки. Наконец я подалась назад задницей и почувствовала, как его головка вошла в мой анальный проход.

Меня охватило странное возбуждение, когда я ощутила, как мой брат медленно вводит свой пенис глубоко в мою прямую кишку. Меня сводила с ума мысль, что мой брат брал меня в попу, и при этом я давала ему, как блядь, которой он действительно заплатил! Я ведь уже говорила, что заниматься любовью за деньги всегда было моей любимой фантазией. Именно поэтому я и стала проституткой. Но я никогда не думала, что я стану проституткой, занимающейся анальным сексом со своим собственным братом!

- Ты весь в моей попе, Федя. В моей попе! - прошептала я. - Как, тебе приятно?

Я знала, что ему приятно, потому что я классно умею доить мужской член своими кольцевыми мускулами в анусе. Это один из секретов профессии.

- Нравится трахать свою сестру в ее узкую кишку? - проворковала я, толкая задницу навстречу его члену, насаживая себя на него, как на вертел.

- Да! Такая тесная попка! - прохрипел он, положив руки мне на бедра и погружая весь свой ствол до самой глубины равномерными, скользящими толчками.

- Блин, как ты меня хорошо растянул сзади, Федя, я чувствую такое блаженство! - прошептала я. - Я не трахалась в попу уже наверное больше месяца.

- А я несколько лет, - сообщил он мне.

Я отрывалась от чисто запретного экстаза. Даже не знаю от чего я балдела больше - от реального ощущения палки моего брата в моем заднем проходе, или от одной мысли, что мы нарушаем все моральные устои общества. Я чувствовала себя божественно развращенной.

Федя продолжал заниматься со мной неестественным совокуплением, и я услышала, как его дыхание становится громче и учащеннее. Затем он издал протяжный стон, и по его громкому блаженному мычанию, а также по сокращениям его пениса, которые я отчетливо ощущала в своем анальном проходе, я поняла, что он только что вылил солидную дозу жирной молофьи глубоко в темный и жаркий грот прямой кишки его собственной сестры!

- Ох, Федя, - вся светясь от счастья, я повернулась, чтобы поцеловать его. - Ты опять кончил, второй раз, ты кончил в мою попу! Мне так приятно! Я люблю тебя!

Я повернула лицо, чтобы мы могли целоваться, и я сжимала его обмякший, но все еще толстый пенис своим задним сфинктером, не желая чтобы он его вытащил.

Но потом, все-таки, его член стал совсем мягким и выскользнул из моей попы. Вот так все хорошие вещи имеют свой конец. Мы крепко обнялись и продолжали страстно целоваться.

Мы так и не легли спать в ту ночь. Я обнаружила, что у моего брата, в отличие от моего старого кота Дяди, имеются значительные внутренние резервы. Он просто не знал, что такое усталость, и я была страшно им горда. Горда тем, что мой брат такой похотливый и неутомимый, и что это я довела его до этого. Конечно, и мое либидо, если его разбудить, не так то просто утолить.

- Мы с тобой вообще поехали на теме секса, - сказал мне Федя посреди ночи, когда мы трахались уже в четвертый раз.

- Да, это у нас фамильное, - ответила я.

Когда мы прощались на следующее утро, моя киска и попа буквально зудели, и мы оба чувствовали себя совершенно выдохшимися. У меня даже слегка свело челюсти, от того что я пол-ночи заглатывала толстый член своего брата.

Анальный треугольник

Категория: А в попку лучше

Автор: И. Федоров

Название: Анальный треугольник

Машенька Цекович - девушка небольшого роста, у нее приветливое круглое лицо и огромные васильковые глаза. Несмотря на хрупкое телосложение, у нее большие груди, напоминающие налитые соком крупные плоды. Они мягкие, и в то же время упругие; округлые, и в то же время дерзко торчащие вверх яркими коричневыми вишнями сосков.

Машенька лежит в постели своего друга, художника Вадима. Он ей - полная противоположность. Долговязый, худой парень с выдающимися из под смуглой кожи ребрами. Песочно-желтые пряди Машенькиных волос переплетаются с иссиня-черными завитушками Вадима. Маша - тоже художница. Они учатся вместе в художественном училище. Оба лежат обнаженные посреди широкой кровати Вадима и рассматривают альбом.

- Нет, ты посмотри, как он изобразил ее взгляд! - воскликнула Машенька, указывая на иллюстрацию в книге.

Лежа на животе бок о бок, Вадим и Маша рассматривали роскошный альбом одного современного голландского художника.

- Ничего особенного, - фыркнул ее друг. - Ты ведь знаешь, что мне больше нравятся импрессионисты.

Полчаса назад они занимались любовью. Машенька стояла на коленях на ковре перед креслом, напряженно уцепившись побелевшими фалангами пальцев за подушку сиденья, кусая угол той же подушки, чтобы не закричать, пока Вадим медленно вводил ей в анус свой длинный и толстый, блестящий от вазелина член. Через несколько секунд он уже расширил ее отверстие, растянул ее привычный к анальному сексу податливый сфинктер и стал осторожно совершать фрикции, увеличивая ход поршня, пока его движения не приобрели полную свободу.

Его длинные, худые, волосатые ноги были согнуты так, что он почти стоял на корточках, совершая поступательные движения тазом вперед-назад, вниз-вверх, вводя длинный, изогнутый, как туго натянутый лук, набухший член в мягкое, эластично растянутое кольцо.

Их разница в росте - почти карикатурна. Когда Вадим и Маша стоят рядом, ее глаза находятся чуть не на уровне его пояса. Сутулый и тощий Вадим имеет рост более двух метров, а Машенька ниже его почти на полметра. Даже в спокойном состоянии его пенис длиннее, чем Машина рука от кончиков пальцев до локтя. Когда он проникает в ее задний проход, Машенька чувствует себя словно посаженной на кол.

Но неприятная боль довольно быстро исчезает, девушка легко приспосабливается даже к очень большому члену в ректальном проходе, и приходит неземное ощущение наивысшего блаженства, когда огромный и хорошо смазанный пенис гладко скользит внутрь и наружу, опять внутрь и наружу, раздражая самые чувствительные нервные окончания ее ануса.

- И все таки, такое выражение глаз никто бы не смог правильно передать, - продолжает говорить Машенька, не обращая внимания на его усмешку.

- Посмотри любые работы Моне, ты быстро изменишь свое мнение.

- Знаешь, Вадик, это все на уровне психологии! Если ты хочешь увидеть что-то в импрессионисткой вещи, ты это увидишь. А здесь, не надо иметь ни соответствующего настроения, ни специальной подготовки… Любой прохожий с улицы поймет мысль художника!

Маша говорит напористо, уверенно, слегка покачивая головой в такт своим утверждениям.

Вадим откинулся на спину, закрыл глаза ладонью.

- А что этот Денисов опять с тобой беседы заводил? - не отводя руки от глаз глухо спросил он.

- Ты опять начинаешь? - Машенька раздраженно прикусила пухлую нижнюю губу.

Ее друг ничего не ответил, только напряженно вздувшиеся желваки выдавали его волнение.

- Меня просто интересует техника его письма и ничего другого!

- Если ничего другого, почему ты так ему улыбаешься?

- Как я улыбаюсь?

- Ладно, - примирительно сказал Вадим. - Не будем больше об этом, а то я веду себя как глупый ревнивец.

Он опять перевернулся на живот и начал внимательно рассматривать репродукцию. На картине была изображена пара: пожилой господин в старомодном фраке и с цилиндром на голове сидел рядом с юной, очень красивой девушкой в цветастом ситцевом платье. В правой руке господина была дымящаяся сигара, левой он крепко обнимал девушку за тонкую талию. Они сидели в плетеном диванчике на фоне озера, окруженного высокими горами.

Маша была абсолютно права - картина была прорисована точно как фотография, и любой обыватель с первого взгляда понял бы о чем идет речь в картине. Слегка прищуренные глаза девушки лукаво улыбались, словно говоря: "Да, сейчас ты мой хозяин, но я гораздо моложе и сильнее тебя. Мне не хватает твоих старческих ласк, и я сегодня утром отдалась твоему шоферу в садовом домике."

По самому обрезу картины и впрямь едва вырисовывался силуэт мужчины с шоферской фуражкой на голове. Не было видно ни его глаз, ни выражения лица, только лакированный козырек фуражки. Но его тень падала на длинные, скрещенные ноги девушки, почти достигая глубокого выреза декольте, дерзко обнажившего крепкие загорелые груди.

Вся картина буквально дышала эротическим вожделением, откровенно возбуждая зрителя соучастием в измене распутной содержанки с шофером хозяина.

Вадим вздохнул.

Денисов и в самом деле здорово рисовал. Особенно ему удавались карандашные рисунки, как черно-белые, так и цветные. Но почему она к нему клеится, хотя каждый раз говорит, что любит только его одного!

Вадим опять ощутил острый укол ревности. Он искоса глянул на Машу и увидел, что она изучает его сбоку, нахмурив тоненькие светлые брови и сжав розовые губы.

- Вадик, ну сколько можно повторять, кроме тебя у меня никого нет!

Он притянул ее голову к себе, поцеловал приоткрытые полные губы. Его язык скользнул внутрь ее жаркого рта, столкнулся с ее языком, сплелся с ним в единое целое.

- М-м-м, - застонала Маша.

Руки Вадима обхватили ее осиную талию, и его огромные, как клешни, кисти легко сомкнулись на ее белой спине. Без усилий приподняв тоненькую девушку за талию, он положил ее на себя, лицом к лицу, продолжая страстно целовать ее в губы.

Его узловатые пальцы скользнули в глубокую и мягкую расщелину между ее круглых, полных ягодиц и нашли полураскрытое отверстие, все еще влажное от их недавних упражнений. Вадим проник в ее сфинктер указательным пальцем, ощущая липкие остатки своей спермы на гладких стенках ее прямой кишки.

- Может еще один раз? - спросил он, почти не отстраняя своих губ от ее рта.

- Зачем спрашивать… Второй раз мне всегда приятнее, - жарко выдохнула Машенька, немного ерзая от возбуждения на длинном, костлявом, растянувшимся под ней телом. Где-то на уровне ее маленьких колен, немного выше, уже чувствовалась горячая пульсация его набухающего члена.

Долговязый Вадим лежал на спине посреди кровати, удерживая на себе крохотную, как Дюймовочка, девушку. Его мосластые ноги свисали с кровати, явно не приспособленной под баскетболистов.

Мягким движением он перевернул Машеньку лицом к своему вздыбленному члену и, обхватив ее мускулистыми руками за хрупкую талию, немного присел, так что ее лицо оказалось в непосредственной близости от его исполинской эрекции.

Маша сразу ухватилась обеими руками за его гигантский член и попыталась втиснуть большую, как яблоко, пурпурную головку в свой маленький рот. До отказа раскрытые челюсти и туго натянувшиеся губы вокруг его члена явно говорили о том, с каким трудом ей удалось принять его головку в рот. Одновременно, она почувствовала, как шершавый язык ее сокурсника вылизывает по всей длине сочащуюся расщелину между набухшими половыми губами.

Они некоторое время сосали и лизали самые чувствительные зоны друг у друга. Вадим массировал раскрытый цветок ее ануса двумя пальцами, сведенными вместе.

Наконец, он вновь развернул ее к себе лицом, закинул ее гладкие ноги себе на плечи, пропустив свои руки под ними и, обняв ее круглую, как глобус, попку, начал осторожно насаживать ямку анального сфинктера на непропорционально большой набалдашник члена, сейчас мокрый и блестящий от Машиной слюны.

- А-а-а, - опять застонала Машенька, принимая в свои внутренности огромный мужской фаллос.

Она попыталась еще сильнее расслабить анальный мускул, напрягаясь, как в туалете. Раздался громкий непристойный звук от воздуха, изгоняемого из ее скользкого нутра, но никто не засмеялся. В тишине комнаты раздавалось только их хриплое, прерывистое от возбуждения дыхание.

Она опустилась на всю длину его грозного орудия, коснувшись бархатистой кожей ягодиц его полной мошонки, лежащей наподобие сморщенного и волосатого кошелька на его бедрах.

Вадим начал понемногу приподнимать и опускать ее, но она уже успела сжаться после их первого акта, и его член с большим трудом преодолевал сопротивление горячей тесноты ее анального канала.

С большими предосторожностями он снял девушку со своего напряженного пениса, смазал вазелином ее зияющий сфинктер, обильно покрыл им свой толстый, как древко знамени, фаллос и опять стал насаживать Машеньку на себя.

Сейчас им стало гораздо легче, и скоро его блестящий эрегированный член мощно сновал челноком в ее заднем проходе.

Склизкие громкие звуки сопровождали их анальное совокупление, смущая раскрасневшуюся Машу, но в то же время еще сильнее возбуждая ее партнера.

- Чвак - чвак - чвак,- раздавалось в комнате на фоне их учащенного дыхания.

Машенька слабо постанывала, ее маленькие, почти детские пальчики мелькали над воспаленным клитором, описывая мелкие круги вокруг него. Серия почти непрекращающихся оргазмов сотрясала ее тело, она уже ничего не соображала, безвольно мотая головой в разные стороны, щекоча распущенными волосами небритое лицо своего любовника.

- А-а-а-а, - захрипел Вадим.

Его толстый член, казалось, еще больше расширился и начал конвульсивными толчками выбрасывать вязкую беловатую жидкость в раздраженные глубины Машенькиного кишечника.

Он упал на спину, сотрясаясь в мощном оргазме, ни на минуту не выпуская из своих грубых ручищ нежное девичье тело.

Маша уткнулась потным лицом ему в шею, она тяжело дышала, ее нутро все бурлило от небывалых ощущений.

Понемногу они успокоились, дыхание выровнялось.

Его пенис обмяк, и Машин сфинктер почти рефлекторно вытолкнул его наружу…

Через час она ушла домой, унося с собой альбом голландца.

<center>* * *</center>

- А как ты находишь ее взгляд? - спросила Маша.

Она лежала рядом с Ильей Денисовым, и они рассматривали репродукции в альбоме.

Несколько минут назад он влил ей в анальный проход невообразимое количество спермы, она боялась запачкать простыню, поэтому они оба лежали на животе, чувствуя приятное расслабление после бурного секса.

- Я бы сказал, что есть небольшой перебор с этой усмешкой, но в целом впечатление самое приятное.

- Мне кажется, что Моне все-таки лучше передает психологию отношений, - заявила Маша.

- А что Моне?! Только Вадим на нем помешан - ходит повсюду и только и делает, что талдычит: "Моне, Моне".

Он подозрительно уставился на ее лицо, но наткнулся на безмятежно синюю глубину ее взгляда и отвел глаза в сторону.

- Зачем ты так, Илюша, ты же знаешь, кроме тебя у меня никого нет!

В ответ он молча прижал к себе ее светлую голову, вдыхая дурманящий аромат ее распущенных, длинных волос…

Ответственное поручение

Категория: А в попку лучше

Автор: И. Федоров

Название: Ответственное поручение

Витиана стояла перед стендом известной компьютерной фирмы, раздавая направо и налево рекламные листовки. Сегодня был последний день выставки, и оставшиеся часы тянулись нестерпимо долго. Витиана то и дело поглядывала на большие часы над входом в павильон.

Ее стройная фигура притягивала внимание посетителей, ей приветливо улыбались, некоторые молодые люди, из тех что понахальнее, иногда пытались заговорить с ней, но Витиана всем отвечала одинаковой дежурной улыбкой или протягивала еще одну листовку.

Откуда-то сбоку неожиданно выскочил Леонидов.

- Слушай, для тебя есть партийное задание! - он быстро оглянулся по сторонам, приблизил к ней свое жирное, блестящее от пота лицо. Глаза за мутными стеклами очков быстро-быстро заморгали.

- Сюда щас придет один японец: зовут Мурауэ Коити: будешь звать его просто Коити-сан, ясно? - он перевел дух, опять повертел головой по сторонам и продолжил: "Мы хотим с ним заключить контракт на поставку партии мониторов без предоплаты. Ты нам должна помочь. Пойдешь с ним в ресторан, потом он пригласит тебя в гостиницу."

- В гостиницу? - Витиана округлила свои и без того огромные синие глаза.

- Ну, да, в гостиницу, - Леонидов нетерпеливо засопел. - Шеф приказал выдать тебе авансом тыщу баксов.

Витиана почувствовала, как он втолкнул ей в ладонь свернутые трубочкой купюры.

"Ничего ж себе, тысяча долларов! За три дня работы на выставке заплатили только пятьдесят:" Витиана почувствовала, что у нее закружилась голова. Но ее тут же вернул к реальности грубый Леонидов, дернув ее за руку, чтобы заставить себя слушать.

- Шеф сказал, чтобы ты ему ни в чем не отказывала, понятно? Если подпишешь контракт, получишь еще две штуки и повышение, нет - будешь тут же уволена!

- А как я с ним буду общаться? - почти жалобно проговорила девушка, нервно сжав в кулаке свой аванс.

- Ничего, он говорит по-русски, - успокоил ее Леонидов и опять угрожающе добавил: "Ни в чем не отказывать!".

Он нырнул за их стенд, тут же выскочил обратно с другой стороны и зашипел на нее: "Все, уже идут! Улыбайся, когда вас будут знакомить!"

Проход между стендами, еще минуту назад заполненный толкающимися посетителями, как-то сам по себе быстро расчистился, и Витиана увидела небольшую группу людей в строгих черных костюмах. Немного впереди шагал шеф, генеральный директор их фирмы Константинов Алексей Павлович. Сейчас на его лице застыла странная заискивающая улыбка, поразившая Витиану, которая привыкла видеть директора надменным, властным, презрительно кривящим губы, но уж никак не беспрестанно кланяющимся и не сюсюкающим.

Объектом его почтительного внимания был низенький мужчина явно восточного типа с большими квадратными очками в ослепительно блестевшей золотой оправе. Это и был тот самый японец, которого Витиане предстояло обхаживать весь вечер.

Она пришла на работу совсем недавно, меньше месяца назад, но уже при собеседовании, которое шеф решил провести лично, она узнала, что ей придется выполнять щекотливые поручения.

- Наша фирма быстро развивается, растет, - сказал Алексей Павлович, плотоядно обводя глазами ее полную грудь, гибкую талию, длинные ноги. "Нам нужны красивые девушки, как ты:". Сделав небольшую паузу, он несколько раз затянулся сигаретой и продолжил: "Иногда возникают такие ситуации, которые может разрешить только симпатичная девушка, имеющая хорошее воспитание, чувство такта и беспрекословно слушающаяся начальника." Еще несколько задумчивых затяжек. "Мы выдаем достаточно высокую компенсацию за особо ответственные задания." Волосатые пальцы, все в толстых золотых перстнях и зеленоватых наколках, аккуратно вмяли окурок в мраморную пепельницу. "Начнешь работать в приемной, а через две недели у нас выставка на Красной Пресне."

Разговор был окончен.

Витиана и так подозревала, что ей придется заниматься чем-то подобным. Она приехала в Москву из нищего провинциального городка и с самого начала внутренне была запрограммирована на любую работу, не исключая и "интима". Разговор с директором немного расстроил ее, подтвердив худшие опасения, но, с другой стороны, она почувствовала облегчение от того, что ее будущее приняло относительно четкие контуры.

Группа топ-менеджеров с японцем в центре уже подошла к стенду почти вплотную, когда Витиана опять почувствовала, что ее дергают за рукав. Противное, желтое, как сыр, лицо Леонидова маячило где-то снизу, на уровне ее пояса. Прячась за стойкой стенда, он протягивал ей тоненькую папку на молнии. "Контракт!" - выдохнул он и сгинул.

- Коннитива! Ооо! - тут же раздался голос японца у нее над ухом.

Витиана вежливо улыбнулась, исполнила нечто вроде неловкого книксена: "Здравствуйте, Коити-сан!".

- Ааа! - восторженно заорал японец. - Вы меня зинаете!

Группа топ-менеджеров как по команде заржала, изображая невыносимое веселье. Больше всех старался Алексей Павлович, хрюкая от деланного смеха, как боров.

Витиана густо покраснела, потупила глаза, нервно перекладывая из одной руки в другую папку с контрактом.

Мужчины успокоились.

- Это наша лучшая сотрудница, Витиана! - с гордостью, как ей показалось, объявил Алексей Павлович.

- Очени пириятно! - маленький японец протянул ей руку, энергично потряс ее холодную ладошку в своей сухой, горячей руке.

- Витиана прекрасно разбирается в японской кухне, поэтому мы бы хотели, Коити-сан, чтобы она составила вам компанию в новом ресторане "Фудзияма", - почтительно сказал ее шеф, незаметно делая какие-то непонятные знаки в сторону. - А сейчас, мы вам быстро покажем наш стенд, потому что машина уже ждет у подъезда.

Японец энергично покивал, еще раз с детским изумлением оглядел плавные изгибы тела Витианы и направился осматривать экспонаты.

Алексей Павлович быстро подошел к ней.

- Переодевайся и выходи к третьему подъезду. Там стоит серебристый "Мерседес", шофера зовут Миша. Скажешь, что от меня, потом садись в машину и жди!

Он зло посмотрел в сторону и рявкнул: "Сколько раз тебе повторять, пошел вон, не вертись здесь!"

Последняя фраза была адресована Леонидову. Тот вжал голову в плечи и суетливо удрал в глубину павильона.

Витиана одела свою видавшую виды шубку и вышла на улицу.

Она сразу увидела машину, но не стала подходить к ней, остановившись у выхода и доставая из сумочки сигареты. Хотя в ее жизни и бывали случаи, когда ей приходилось спать с нелюбимыми мужчинами просто потому, что так было нужно, она вдруг почувствовала неприятный спазм внизу живота. "Как проститутка, за деньги!" - обожгла ее мысль.

Витиана резко отбросила окурок и пошла к машине.

* * *

Ресторан "Фудзияма" оказался совсем маленьким, рассчитанным на пятнадцать - двадцать посетителей, не больше. Два ряда ниш, в каждой из которых был установлен японский столик на возвышении. Вокруг столика было что-то наподобие канавы, в которую можно было опустить ноги.

Всю дорогу к ресторану японец молчал, напевая под нос неразборчивую мелодию и изредка одаривая Витиану счастливой улыбкой.

- Ты пиравда рюбис японуска кухня? - спросил он, когда они уже устроились за столиком.

- Да, - быстро ответила Витиана. - То есть, нет! - она лихорадочно искала ответ. - Я не знаю, - наконец жалко призналась она.

- Японуска кухня - это миного-миного риба, миного-миного риса и миного-миного овоси, - глубокомысленно сообщил ей Коити-сан.

- Мясо - мало! - энергично добавил он.

Они немного помолчали. Подошла официантка, и Коити-сан лихо выстрелил заказ на японском. Рубленные фразы, в которых нельзя было разобрать ни одного членораздельного звука, были легко поняты официанткой, одетой в нежно-розовое кимоно. Она глубоко-глубоко поклонилась, поблагодарила за заказ и скрылась за бамбуковой ширмой.

- Сикорько тебе рет? - спросил Коити-сан. Он снял свои большие квадратные очки и протирал их шелковым платочком.

- Что-что? - не поняла Витиана.

- Сикорько тебе рет? Дивацать, дивацать пять? - терпеливо переспросил японец.

- Двадцать три, - сказала Витиана. - Зимой будет.

- Ааа! - довольно произнес Коити-сан.

Принесли еду.

- Это - суси! - Коити-сан показал на маленькие комочки, уложенные в ряд на блюде. - Это - рис! - его палец ткнул в сторону дымящихся паром плошек, с горкой заполненных белоснежным рисом. - Это - дайкон, японуска редька! - палец уперся в миски поменьше.

- Пириятнова аппетита! - и он тут же принялся есть.

Японская водка "сакэ" оказалась на вкус вроде сладкого вина, совсем не крепкой. Но ее подавали горячей и ничего не евшая с утра Витиана довольно быстро захмелела, расслабилась. Она уже не так сильно себя жалела. В конце концов, подумаешь одна ночь! И японец на вид был вполне вежливым, опрятным.

Коити-сан стремительно насытился и теперь поджидал с довольным видом, пока Витиана справится с неудобными палочками, то и дело выскальзывающими из пальцев.

- Все, я больше не могу, - она отложила плошку с недоеденным клейким рисом. - Спасибо за угощение!

- Подзяруста! - японец церемонно поклонился.

Он закурил, выпуская дым длинной струей из сложенных трубочкой губ.

- Арексей-сан сказар мне, сто ты принесес контракт!

- Он у меня с собой, - тут же ответила Витиана. У нее вдруг появилась надежда, что все обойдется, и японец подпишет контракт прямо здесь и отпустит ее домой.

- Хоросо! - ответил Коити-сан. Его глаза еще больше сузились. - Поехари!

* * *

Японец занимал в "Метрополе" огромный номер люкс из четырех комнат с двумя раздельными туалетами и ванными комнатами.

Они вошли, разделись, и Коити-сан попросил у Витианы контракт.

Развалившись в кресле, жестом указав ей на диван, он погрузился в чтение, время от времени издавая хмыкающие звуки.

Витиане показалось, что эти звуки должны были обозначать сарказм.

Коити-сан поднял на нее глаза.

- Нузно очени хоросо поработать, стобы я подписар этот контракт! - сказал он.

Витиана заерзала на диване под его пристальным взглядом.

- Снатяра мы примем дус! Ты пойдес направо, а я нарево! - властно сказал Коити-сан. - Харат висит в ванной! - и он сразу направился мыться.

Витиана встала, неуверенным шагом пошла через спальню к ванной. Она быстро вымылась, воспользовавшись красивыми гостиничными пакетиками с душистым гелем, одела белый махровый халат с надписью "Метрополь".

Когда она вернулась в гостиную, японец стоял к ней спиной в точно таком же белом халате, перебирая какие-то предметы на столе. Он доставал их из небольшого кожаного чемоданчика и выкладывал прямо на стол.

Витиана похолодела.

На столе тускло поблескивал белым металлом огромный шприц, рядом стояли две большие склянки медицинского вида с какой-то прозрачной жидкостью.

- Не бойся! - Коити-сан неопределенно махнул рукой. - Это тозе дус, торько внутренний! Хе-хе-хе! - захихикал он.

"Ну я попала! На извращенца нарвалась!" Ее сердце гулко застучало, кончики пальцев задрожали. Витиана несколько раз прерывисто вздохнула, пытаясь справиться со своим страхом.

Коити-сан подошел к ней, без лишних слов потянул за пояс халата, резко распахнул его.

Витиана даже не успела отпрянуть, когда его руки уже заскользили по ее гладкой молодой коже, задерживаясь на бархатистой ямочке у шеи, мягко оглаживая круглые ровные плечи.

Он сложил ладони лодочкой, принял в них ее тяжелые, налитые груди, несколько раз покачал, чтобы убедиться в их натуральной, несиликоновой весомости. Почти незаметно он начал тянуть за темно-розовые соски, постепенно увеличивая силу, доходя до болезненных пощипываний, так что Витиана стала вскрикивать от боли. Ее соски напряглись, немного сморщились, на круглых розовых окрашенных пятнах выступили зерна гусиной кожи.

Странное возбуждение охватило ее. Страх смешанный с любопытством превратился в эротический стимул такой силы, что Витиана начала задыхаться. Она уже чувствовала, как внизу живота, внутри влагалища словно включился маленький обжигающий фонтан, обильно смачивающий ее вагинальный канал.

Японец, словно угадывая ее мысли, проник средним пальцем между толстых складок ее набухшей вульвы, зачерпнул вязкий сок и тут же поднес его к своему носу.

- М-м-м - как хоросо! - пробормотал Коити-сан и добавил еще что-то по-японски.

Он сбросил ее халат на пол и показал жестами, чтобы она встала посреди ковра на четвереньки.

- Буду дерать кризма! - объявил он, беря в руки огромный шприц. - Это - грисерин, тебе не будет борьно, будет хоросо!

Витиана покорно встала на колени, опустила голову на сложенные вместе руки, высоко выгнула пышные ягодицы.

Японец, казалось, остолбенел при виде ее задних прелестей.

- О-о-о, - тихонько подвывал он за ее спиной, цокая языком и приговаривая на японском.

Его горячие, сухие ладони похотливо гладили молочно-белые округлые шары ее ягодиц, проверяли их упругость, раздвигали их в стороны, чтобы увидеть плиссированную светло-коричневую ямку ануса.

Наконец, он взял заполненный глицерином шприц, смазал металлический, изогнутый как клюв, наконечник вазелином, и приставил его к нервно сжавшемуся мускульному колечку.

- Не бойся, расрябься! - приказал он и быстро втолкнул наконечник внутрь. Уже преодолев первый барьер, Коити-сан немного выждал, и только затем постепенно ввел ей в прямую кишку весь кривой наконечник длиной почти в десять сантиметров до упора.

Японец опять зацокал языком, восхищаясь плавными линиями ее тела, непередаваемо женственным изгибом талии, круто переходящей в широкие, круглые бедра.

Крепко держа в левой руке стеклянный цилиндр шприца, правой рукой он стал осторожно вталкивать поршень.

Теплая струя ударила в узкую тесноту кишки, и Витиана снова задрожала. Ей не было ни больно, ни неприятно, однако она беспрестанно дрожала от сильного возбуждения, вызванного ее страхом, необычной обстановкой и действиями этого странного японца, бормочущего какие-то заклинания за ее спиной.

- Пор-ритра! - объявил Коити-сан. - Все! - и он осторожно извлек наконечник шприца.

Только теперь Витиана начала ощущать болезненную тяжесть внизу живота. Она вдруг ощутила мощный позыв в прямой кишке, и ее охватил страх, что она не сможет сдержаться и выпустит всю влитую в нее жидкость прямо на глазах у японца.

Витиана осторожно встала, согнувшись почти вдвое, и, спеша изо всех сил, засеменила в туалет. Она едва успела запереть за собой дверь и плюхнуться на унитаз, как из нее хлынуло.

Она посидела минут пять, старательно выжимая из себя последние струйки, затем вымылась над биде и вернулась в комнату.

Ей инстинктивно захотелось прикрыть свою наготу, но она сдержалась, понимая глупость и бессмысленность этого жеста.

- Хоросо! - опять зацокал японец, с вожделением глазея на ее обнаженное тело. - Ситяс будем дерать есе пор-ритра!

Второй раз Витиане было уже привычнее, и она даже смогла продержаться некоторое время, стоя на четвереньках после клизмы, пока Коити-сан сильно ласкал пальцами ее надувшуюся, раскрытую, как цветок, вагину и тесно сморщенный анальный узелок.

Она еще раз облегчилась и подмылась, а когда вернулась в комнату, увидела, что японец стоит совершенно голый с непропорционально крупной, для его небольшого тела, эрекцией.

Коити-сан обхватил руками ее голову и почти насильно пригнул ее лицо к своему торчащему члену.

Витиана покорно открыла рот и втянула внутрь его обнаженную головку. Что-что, а сосать то она умеет.

Прикрыв глаза, Витиана сосредоточенно сосала член японца, одной рукой поддерживая пенис у корня, а другой играя с набухшей сумочкой волосатых яичек. Раздраженный анус приятно зудел, усиливая ее возбуждение от фелляции.

- Все, становись опять дзидесь!

Витиана опять стала на четвереньки, и Коити-сан наставил туго напряженный член к ее полураскрытому анальному отверстию.

Небольшое нажатие, и его головка уже внутри.

Витиана не была анальной девственницей, но подготовка, проведенная японцем, еще больше расслабила ее сфинктер, лучше подготовила ее к безболезненному вторжению в прямую кишку.

Поэтому когда он полностью вошел внутрь, она почувствовала приятное растяжение тесного отверстия, невыразимое ощущение наполненности, тотальной принадлежности этому полузнакомому японцу.

Коити-сан медленно совершал анальные фрикции, тихонько охал и ахал, что-то быстро сюсюкал на своем языке. Постепенно его движения ускорились, он уже изо всей силы вгонял свой твердо изогнутый пенис в ее скользкую, жаркую тесноту.

- А-а-а-, захрипел Коити-сан.

Из раскрывшегося отверстия головки члена с силой ударили кефирные струи, вновь заливая горячие анальные глубины Витианы.

Она разом почувствовала огромное облегчение. Взрыва, как от оргазма, не было, но это облегчение словно сняло все напряжение, накопившееся за последние часы, и она благодарно вытянулась прямо на ковре, освободившись от члена японца.

Коити-сан немного передохнул, выпил шампанского и выкурил сигарету.

Он не мог насытиться ею, и его член опять напряженно выпрямился.

До самого утра он заставлял Витиану принимать различные позы, все время старательно избегая ее женского отверстия и наставляя свой не знающий усталости член в ее расширенный от постоянных фрикций сфинктер.

Наконец они заснули на широкой кровати в спальне - японец, раскинувшись на спине, разбросав в разные стороны руки и ноги, Витиана - свернувшись калачиком на самом краю постели, укрывшись тонким одеялом.

* * *

Японец проснулся раньше девушки и долго глядел на ее юное лицо, разбросанные по подушке длинные русые волосы, по-детски припухлые губы. Ей, видимо, что-то снилось, и ее длинные, изогнутые ресницы мелко подрагивали, пальцы рук слегка сжимались и разжимались.

Коити-сан прошел в гостиную, взял со стола контракт и решительно разорвал его на мелкие части. Насыпав бумагу горкой в пепельницу, он поднес к ней пламя зажигалки и начал быстро одеваться, поглядывая на маленький пожар в пепельнице.

Бумага уже полностью сгорела, когда он надел шляпу и взял в руку кейс. Легкое дуновение от закрывшейся входной двери взметнуло со стола черные лепестки обманутой надежды:

Оазис

Категория: А в попку лучше

Автор: И. Федоров

Название: Оазис

Да, я люблю роскошь! Сегодня утром, когда Паша уезжал на работу, он опять меня укорял за расточительность, но я заплакала, и он пожалел меня. А все из-за того, что я устроила маленький аравийский оазис в нашей бильярдной. Я попросила Васю, моего личного водителя, сдвинуть все столы в угол, чтобы освободить побольше места. Купила через одну фирму несколько десятков больших пальм в кадках, искусственный фонтан, на который ушло больше двухсот бутылок французского шампанского (мне очень хотелось, чтобы из него било шампанское, а не простая вода), ну и еще там по мелочи, всякие там персидские ковры, настоящий белый песок из пустыни, палатку бедуина, живого верблюда...

Мне кажется, что именно верблюд и вывел Пашу из себя. Если бы он смирно себе стоял возле палатки, пока я танцевала перед Пашей в полупрозрачных шароварах с вышивкой из золота, в синей, украшенной восточными узорами жилетке из плотного войлока без пуговиц, под которой соблазнительно раскачивались мои полные белые груди, а них позвякивало монисто, купленное мной еще в сентябре, когда мы с Пашей были в Париже... Ой, я опять отвлеклась.

Так вот, если бы верблюд не плюнул в Пашу, то может быть он бы не стал мне выговаривать сегодня утром. Просто Паша такой человек, понимаете, он в правительстве страны один из главных начальников, он не может так просто сносить, когда ему в лицо плюют всякие там верблюды.

Ну, я, конечно, стала его тут же утешать, а верблюда потихоньку увели его телохранители. Паша, правда, долго кипятился и дулся на меня почти все время, пока я вытирала шелковым шарфом его лицо, и отошел уже только в палатке на коврах, где я сделала ему массаж ароматическими маслами. Паша хотя и старше меня на тридцать лет, но мужчина видный, подтянутый, спортивный.

Поэтому, когда я ему хорошо помассировала спину, он перевернулся лицом вверх, и я увидела, что его член уже наполовину стоит. Тогда я начала массировать его грудь, потихоньку спускаясь к животу, пока не увидела, что он очень сильно возбудился, и тогда я взяла его член в рот.

Ну, он тут же начал громко сопеть, как марафонец на финише, как это всегда с ним бывает, но я сильно сжала колечком пальцы вокруг корня его пениса, и он немного успокоился. Я умею очень глубоко заглатывать член, так что мои губы доходят аж до его тяжелых, волосатых яичек. Паша вообще любит повторять, что я очень способная в сексе.

Когда мы с ним познакомились на Мальте в прошлом году, где он меня отбил у Жоржа, я в первый же вечер села анусом на его несмазанный вазелином член (правда, я его хорошо намочила своими слюнями, пока сосала его), и Паша очень удивился, что я так легко приняла его внутрь. Ведь у него член очень длинный и толстый.

Честно говоря, я занимаюсь анальным сексом уже три года, то есть с шестнадцати лет. Так что для меня нет с этим проблем, и мне даже нравится чувствовать себя до предела растянутой, наполненной мужской плотью в заднем проходе.

Ну, в общем, я вдоволь наглоталась его члена, а когда увидела, что он уже почти кончает, я просто повернулась к нему задом и приняла позу "a levrette", как говаривал мой бывший друг Жорж, то есть по-собачьи. Нет, он конечно не француз, просто долго работал во Франции. Но именно он научил меня немножко говорить по-французски. Опять отвлеклась...

Ну, ладно. Значит, Паша стягивает с меня прозрачные шаровары, раздвигает мои пухлые задние булки и начинает буравить своим языком мою закрытую и тугую (пока) норку. А я всегда теряю голову, когда мужчина так умело вылизывает мой сфинктер. Я даже теряю контроль над этим мускулом, и он начинает гулять себе туда-сюда. То выпятится наружу, как любопытный глаз, то уйдет совсем внутрь, а заодно и Пашин язык прищемит. Но Паше только приятно, когда мой анус так чрезмерно реагирует.

Тут мне пришло в голову назвать Пашу пашой. То есть, я, прямо, чуть не покатилась со смеху. Стою, значит, на коленях в бедуинской палатке в центре плодородного оазиса, опустив голову на землю, как будто молюсь Аллаху, а сзади меня вылизывает кто? Точно, паша! Которого зовут Паша!

Мне так понравилась эта моя шутка, я, прямо, стала хохотать, как будто сошла с ума. Насилу успокоилась.

Ну а Паша тем временем с серьезным лицом начал смазывать мое колечко вазелином. Ему так легче сразу попасть внутрь, он не любит тянуть с этим делом.

Я как почувствовала, что он приставил член к моему анусу, сразу расширила вход, расслабив мускулы, и нажала попкой назад. Его член тут же легко проскользнул внутрь.

- У-у-у... Сначала такое ощущение, будто в меня входит толстое, толстое бревно. Но потом я привыкаю и начинаю балдеть!

Паша крепко держал меня за бедра обеими руками, его толстый член ходил по всей длине моего заднего прохода.

А еще Паша очень любит, когда я поворачиваю голову и смотрю ему прямо в глаза, пока он трудится у меня в попе.

Я уже две недели, как стала жгучей брюнеткой, хотя глаза у меня по-прежнему ярко синие. "Гжельская куколка!", говорит Паша про мои голубые глаза.

И я смотрела ему прямо в глаза своими широко раскрытыми голубыми глазами. Он так сильно возбудился от моего взгляда! Я аж почувствовала, что его член стал еще толще, еще длиннее в моем узком анальном проходе.

Чтобы добавить остроты ощущений я начинаю слегка сжимать его член, когда он вытягивает его назад, и полностью расслаблять мышцы, когда он толкает его вперед. От этого моя попа начинает так неприлично похрюкивать, ну, как будто я пукаю каждый раз, когда он загоняет в меня свой твердый пенис.

От этих звуков Паша совсем теряет голову. Он еще сильнее трахает меня, непристойные звуки становятся еще сильнее, и вот:

- А-а-а!, - он кончил, едва успев выдернуть член, прямо на мой расширенный анус. Он любит видеть свою белую сперму на моей розовой анальной маргаритке, он всегда просит меня расширить руками ягодицы, чтобы было лучше видно, как под клейкой, густой спермой сокращается мой возбужденный анус.

Я провела пальцами по своему залитому густым семенем сфинктеру, набрала в них как можно больше спермы и поднесла к своему рту. Обожаю лакомиться мужскими соками, их непередаваемая сладость и пьянящий аромат сводят меня с ума!

Паша только самодовольно улыбался, глядя как я вычерпываю из своего анального прохода его сперму и как я жадно слизываю ее с пальцев.

Потом он заснул прямо на коврах, и мне пришлось принести одеяло и подушку из спальни, потому что когда он засыпает, его уже ничем не разбудить.

Ну, а утром, когда он проснулся, он увидел палатку, пальмы, ковры, и хотя верблюда там уже не было, он почему-то вспомнил именно то, что тот в него плюнул, а как я его одарила арабской любовью, казалось, начисто забыл. И закатил мне выговор!

Студия

Категория: А в попку лучше

Автор: Pornodiver

Название: Студия

Я пришел по указанному адресу в назначенное время. Ефим уже был на месте.

- Ну чего, не передумал? - спросил он.

- Мне выбирать не приходится, - как-то неуверенно ответил я.

- Ладно, в общем если тебя там что-то не устроит, ты это никак не показывай, а то меня подведешь, - ответил он. Как я и говорил у тебя сегодня пробы. Они на тебя посмотрят, оценят что ты умеешь и т.д., но денег ты сегодня за это не получишь. Понял?

- Да понял я, - резко бросил я.

Мы поднялись на этаж. Ефим позвонил в квартиру. Мужской голос спросил "Кто там?", после чего дверь открылась. Перед нами стоял парень моего возраста, кроме семейных трусов на нем ничего не было.

- Давайте заходите быстрее, Олег Михайлович уже вас ждет, - сказал паренек и просто запихал нас в квартиру.

Это оказалась хорошо заделанная бывшая коммуналка со множеством комнат. Проходя по коридору в одной из комнат я заметил голую девку, которая позировала перед камерой. У самой дальней двери Ефим остановился и постучал. После ответа "Входите" мы зашли в комнату.

Олег Михайлович оказался солидным дядькой, немного лысоватым с изящной бородкой.

- Так ты и есть Сережа? - спросил он. Я утвердительно кивнул.

- Ефим тебе уже все передал, так что я думаю, если ты здесь, значит согласен, - сказал Олег Михайлович. Тогда не будем терять времени и перейдем сразу к делу. Машу ты наверно уже заметил, когда проходил. Кстати ей недавно исполнилось 18. Так вот, сейчас на ней покажешь все, что умеешь. Она девочка понятливая, если надо подскажет. Ну что, идет?

- Идет, - ответил я.

Мы перешли в соседнюю комнату. Маша лежала на кровати широко раскинув ноги и без тени смущения долбила свою бритую письку здоровенным искусственным членом. Камера была на расстоянии не более полуметра от ее сочащегося влагалища. Оператор подсказывал ей как лучше прогнуться, когда побольше вытащить, повращать и т.д. Мы втроем встали сзади и наслаждались этим зрелищем. Маша тем самым стала помогать себе второй рукой, засунув два пальчика себе в анус. Вскоре она стала метаться на постели и бурно кончать. Она вытащила член из влагалища, которое тихо пульсировало.

- Ну что, понравилось? - улыбнулась она, задержав взгляд на мне. А это что - новенький?

- Да, Машенька, - ответил Олег Михайлович. Ты не против, если он тебя сейчас немножко попользует?

- Пускай разденется, я хочу посмотреть на него, - ответила она.

Я понял, что пришла моя очередь потрудиться над этим телом. Внутри меня всего трясло. Я рывком спустил штаны и без лишних прелюдий направил своего стоящего друга в девкин рот. Та без лишних вопросов заглотила его и принялась усиленно ездить губами по стволу. Оператор (Гарик) принялся бегать вокруг нас выбирая углы съемки. Я повалил её на кровать и закинул ей ноги за плечи. Введя сразу три пальца в её мокрую щель, я принялся делать поступательно-вращательные движения, а языком теребил клитор. Она принялась извиваться и стонать на всю комнату.

- Ну, давай же, вставляй, - не вытерпела она.

Я вытащил пальцы и подозвал Гарика, чтобы он снял крупным планом её дырку. После поднёс свой болт к её пипке, поводил по губам, ввёл на полшишки, а затем с силой вогнал по самые яйца в жопу. Машка вскрикнула, попыталась отстраниться, но она была полностью в моей власти. Постепенно ускоряясь я нагружал её розовое очко и почувствовал как она заводится и подмахивает тазом мне навстречу. Я остановился, вытащил член и опять подозвал Гарика. Её задняя дырочка была раскрыта и тихо вздрагивала. Я ввёл два указательных пальца и максимально расширил вход, а Гарик, добавив света, сделал максимально крупный план. Закончив с попкой я запустил член в естественное для него место.

- Машенька, извини за нескромный вопрос, но можно ли в тебя? - поинтересовался я.

- Валяй, я на контрацепции, - просто и непринужденно ответила она.

Максимально ускорившись я принялся спускать в её чрево. Закончив, я слез с неё и попросил остаться в том же положении.

- Ну, а теперь Маша, усртой нам маленькое представление.

Маша поняла, чего от неё хотят. Прогнувшись она стала напрягать мышцы влагалища, и оттуда медленно стала струиться тёплая белая жидкость.

- Ну, ты вообще, зверь, - сказала Маша. У меня такого траха давно небыло.

- Я рад, что тебе понравилось, - ответил я. Как-нибудь повторим.

- Серёжа, когда оденешься, зайди ко мне, - сказал Олег Михайлович, выходя из комнаты.

Машка ушла подмываться в ванную, Гарик поспешил за ней продолжать съёмку. Я закурил и принялся одеваться.

- Ну ты брат даёшь. Вот это ты её отделал, - восхищённо сказал Фимка, когда мы остались одни. Я такого давно не видывал, только в порнухе. Ты Олегу Михайловичу понравился, я сразу заметил. Так что считай, что ты в деле.

Одевшись я постучался в знакомую дверь и вошёл. Олег Михайлович довольный сидел за столом и что-то писал.

- А, это ты? - сказал он. Заходи, заходи. Вот тебе сто зелёных за представление. Мне лично понравилось.

- Рад стараться, - ответил я.

- О следующей съёмке тебе сообщит Ефим, - сказал Олег Михайлович. Она будет примерно на следующей неделе. Так что жди звонка.

Продолжение следует...

АНАЛизируй Это!

Категория: А в попку лучше

Автор: Pornodiver

Название: АНАЛизируй Это!

Ритуал утреннего опорожнения мочевого пузыря проходил для меня обыденно и непринужденно. Обливая стенки унитаза, я думал о предстоящем дне, который должен быть многообещающим. Струхнув последнюю каплю с детородного органа, я направился в комнату, где Артем получал дозу утреннего минета. Лидочка трудилась самозабвенно, обсасывая хуй нашего общего друга. В этом она была признана большим мастером. Артем начал обильно изливаться на ее милое личико, постанывая от удовольствия. Лида же старалась поймать капли белой жидкости, летящие в нее. Посмотрев на меня, она, лежа на животе, оттягивает резинку трусов в сторону и вызывающе выпячивает зад: <Леша, трахни меня в задик>. Картина надо сказать возбуждающая. Взяв на пальцы немного спермы Темы , я начинаю разминать ее упругое колечко. Оно постепенно поддается, за одним пальцем следует второй и третий. Лидка стонет и извивается. Пальцы сменяет мой член, сначала медленно, затем потихоньку ускоряюсь. Тёма уже тоже готов. Не вынимая я переворачиваюсь на спину. Лидка с болтом в жопе оказывается у меня на животе. Артем вводит. Начинаем попадать в такт, нагружая обе Лидкины дырки. Затем ставим ее на колени и на локти и по очереди кончаем во влагалище. С истекающей спермой промежностью она уходит подмываться в ванную.

В 11 часов назначена встреча у Феди Московина - большого знатока женских пезд и задниц. У Феди был небольшой заказник, где всегда можно было найти вовседырочных девок, смазливых и недорогих. Сегодня решаем взять с собой Лидочку. Она должна понравится Феде, а нам это на руку.

Кстати о Лиде. Ее нашел я. Мы познакомились в каком-то кабаке. Из-за постоянной нехватки средств она занималась самой древней профессией. Для своих двадцати лет она была прекрасно сложена: брюнетка, красивая объемистая грудь, упругая попка. В уборной этого заведения я в первый раз и попробовал ее рабочий ротик. Она потеряла девственность в 14 лет, трахнувшись с двоюродным 20 летним братцем. После школы поехала поступать в Питер. Поступила на платное отделение. Хотелось красивой жизни, денег не хватало. Короче учеба покатилась. Когда отчислили, домой не вернулась - побоялась родителей. Пришлось зарабатывать на жизнь телом.

* * *

Дверь открыла девчонка лет 17. Она была в банном халатике, в прорезь которого вывалилась объемистая красивая сиська. Она небрежно показала пальцем в сторону комнаты и сказала, что Федор Михайлович нас ожидает. Зайдя в комнату мы застали любопытную картинку. На диване, широко раскидав ноги, лежала девка, по возрасту схожая с первой, с намазанной кремом промежностью. Федя самозабвенно трудился бритвой, выбривая на лобке какой-то, правильной формы, рисунок. Закончив, он отослал ее подмываться, и, наконец-то, отвлекся на нас. - Ну, с чем пожаловали? - поинтересовался он, взгляд его при этом задержался на Лидочке. - Да вот, Федя, появилась нужда в свежем мясе. А ты, сам понимаешь, в этом ведущий специалист, - ответил я. - Это вы неудачно зашли. У меня сейчас всего две девки. Вы их видели. Но они умеют все и жопы у них растянутые - сам работал, - Федя довольно улыбается. - В нашем положении выбирать не приходится. Предлагаю по 300 за обеих, - отвечаю я. - Да им цена по 500 за штуку. Иди ты в задницу, - недовольно говорит Федя, косясь на Лидочку. - Триста и наша Лидочка на пробу, но твоих тоже надо осмотреть, - парирую я.

Федору ничего не остается и он соглашается. Ту девку, что брили, зовут Катя - ее беру я, Артему достается Юля, которая была в халате. Федя уводит Лидку в другую комнату.

Хотя у Феди девочки всегда чистые, осмотр всегда необходим. Сразу можно определить профессиональные качества кандидаток. Девчонки принимают рабочую позу на диване. Кстати лобки у них выбриты одинаково. Обследовав пальцами влагалище и анус, приступаем за работу членами. Девочки возбуждены и сильно текут. Меняем дырку. Заканчиваем минетом. Сосут умело. В общем товар хороший.

У меня возникают опасения за Лидочку. Я иду в соседнюю комнату. Там Федя своей колбасой долбит ей анал, то вставляя то высовывая. Дырка широко расширилась и уже не закрывается. Вытащив болт, он начинает спускать, стараясь попасть отверстие. Не удивляюсь, что Лидочке это нравится. Она постанывает, ее лицо сильно раскраснелось. Я знаю это ее состояние. Мурлыкая себе под нос облизывает ствол, спускается ниже, заглатывает мошонку, теребя языком яички, затем принимается за анус, расслабляя язычком мускулы сфинктера. Федя довольно гладит ее по щели.

* * *

Наша главная штаб-квартира - это дача-бордель, которая принадлежит нашему боссу Юрику. Здесь представлен весь спектр услуг для богатых клиентов, желающих развлечься и оторваться по полной. Дача представляет собой трехэтажный дом с просторной лужайкой и небольшим бассейном. На даче всегда проживает 10-12 девушек, способных удовлетворить все прихоти господ.

Сегодня суббота - день наплыва клиентуры. Когда мы привезли девушек на даче уже было человек 15 гостей. Играла музыка. Парочка голых девочек разносила гостям напитки, которые устроились на шезлонгах у бассейна. Заметив Юрика мы подошли к нему представить пополнение девушек. Он их осмотрел и остался доволен.

Между тем около бассейна развернулось небольшое представление. Шесть девушек стало в ряд, затем присели, положив руки на колени и подняв задницы. По команде шесть струек мочи ударило в сторону гостей под бурные овации. Далее был конкурс, в котором одна из девушек прятала во влагалище шарик от пинг-понга, и все шесть располагались на шезлонгах. Гостям предстояло угадать у кого шарик. Угадавшему носительница шарика делала минет. Затем небольшое лесбийской шоу, где две девушки облизывались, а затем по очереди засовывали друг другу кисть руки во влагалище, расширяя истекающие соком входы. Далее овоще-фруктовое представление, где девушка демонстрировала в своих дырках различные дары природы. Под конец девки измазались кремом, взбитыми сливками и вареньем и предлагали гостям себя облизать.

Далее по традиции началась безумная оргия. То тут, то там виднелись совокупляющиеся пары. У одного дерева сидела девушка и выдаивала ртом всех желающих. Она сама и земля вокруг уже были белыми от спермы. Наш партнер по бизнесу Толик вгонял между грудей сексуальной Олечки, которую в зад обрабатывал Артем. Я же пристроился к влагалищу Светки, раскидавшей на шезлонге свои стройные ножки. В воздухе завис запах спермы. Часть народа отправилась в дом, где устроила подобное.

Юрик решил опробовать новых девочек. Он достал смазывающий крем и с помощью него пальцами разработал оба их отверстия. Затем девчонок расположили на столе в гостиной бок о бок, и к ним выстроилась очередь гостей. Каждый по очереди вгонял в более понравившееся ему отверстие. Когда обе дырки девчонок оказались заполнены спермой, Юрик приказал им поднатужиться и показать гостям взбитые сливки. В завершении они прилюдно помочились под бурные аплодисменты гостей.

Продолжение следует...

Катина дырочка

Категория: А в попку лучше

Автор: Gomer

Название: Катина дырочка

Катя, 20-летняя длинноногая брюнетка с изящной, спортивной фигурой, стояла на кухне у стола и резала овощи для легкого салата на завтрак. Стоя спиной к двери она, конечно, и не догадывалась, что ее парень Андрей, подперев плечом дверной касяк, уже несколько минут любуется видом ее сладенькой попки. На Кате была его сарочка, которая при каждом наклоне бесстыдно открывала взору Андрея ее шелковые трусики. Трусики были узкие и Андрею удовалось уловить взглядом розовые краешки мясистых половых губ. Сладосное томление пленило его мысли, ему вспоминались подробности прошлой ночи.

Но вот Андрей подошел к девушке и обнял ее за талию, скрестив руки в замок на ее животе. Он вдохнул аромат ее волос, прижался гибами к мочке уха и стал шептать ей нежные слова любви. Катя лукаво улыбнулась, но продолжала готовить завтрак. Андрей спустился губами на шею девушки, а его руки стали расстегивать пуговички сарочки снизу вверх. Левой рукой он стал мять ее грудь, а правоя рука ласкала через уже намокшую ткань трусиков ее киску.

Катя томно дышала, прикусывая губу. Андрей переместил свою левую руку от набухших сосков к Катеной попке. Он отвел в сторону ткань трусиков и провел пальцами от влагалища до копчика. Потом он взял пальцами немного мягкого сливочного масла из масленки со стола и стал размазывать его по анусу девушки. Два его пальца без труда вошли в анальное отверстие и стали дрочить его.

Катя задвигала попкой на встречу руке. Ей стало необычайно хорошо. Она чувствовала приятную тяжесть внизу живота и мечтала чтобы эти ласки не кончались. Андрей резко вынул руки из ее белья и , положив левую на ее спину, нагнул ее вперед. Катя уперлась локтями в стол и с покорностью стала ждать свою участь.

Андрей взял свободной рукой со стола свежий, толстый огурец и всадил его во влагалище девушки. Катя взвизгнула от боли. Плотная дубинка, казалось, раздирает ее внутренности. Но скоро боль сменилась на не счем не сравнимое чувство наслаждения.

О как приятно раздрожали стенки влагалища меленькие пупырошки огурца. Волны оргазма нахлынули на нее, вырвав из груди сладосные стоны.

Катя уже не слышала как растегнулась молния на штанах Андрея. Он вынул из нее огурец и стал целовать ее жаркими поцелуями в половые губы, слизывая ее выделения. Катя еще не очнулась от оргазма, летая на седьмом небе. Андрей достал свой давно уже стоящий член, подвел головку к анальному отверстию и , навалившись всем телом, сходу целиком вогнал его внутрь.

Катя ахнула от неожиданности. Мысль, что ее трахают в попу охватила ее разум. Андрей бесцеремонно всаживал член на всю его длину, обеими руками лаская ее груди. В отверстии было тесно и тепло. Не в силах больше сдерживаться, он затопил ее своей спермой, испытав сказочный оргазм.

Андрей вынул обмякший член, опустился на колени и припал ртом к анусу, буравя языком дырочку, из которой вытекала его сперма. Катя не смогла больше выдержать этой сладкой пытки и забилась в судорогах оргазма.

Признание

Категория: А в попку лучше, Я хочу пи-пи

Автор: Trahmanis

Название: Признание

Оленька, милая малышка, должен тебе признаться.... я давно хочу тебя. Мне хочется целовать тебя в твои нежные губки и чтобы они меня целовали. Ощущать твою гладкую, нежную кожу. Я представляю тебя нежной 16-летней девчушкой с хорошенькой фигуркой, хоть тебе и 22. В последнее время я с удовольствием наблюдал за тобой, смотрел, как ткань обтягивает крепенькие половинки твоей попочки, когда ты наклоняешься. У тебя хрупкая фигурка, но при этом заметные половинки попочки, небольшие, но явно упругие холмики грудей с маленькими аккуратными сосочками. Хочется называть твою киску пиздочкой а попку жопкой, мне кажется это очень точным. Нежная пиздочка и миниатюрная упругая жопка с очаровательными половинками, которая так и просится в руки. Жаль, что ты ходила всегда в штанах, и ен всегда в обтягивающих, а то, как интересно было бы стараться заглянуть тебе под юбочку, пытаясь увидеть трусики, обтягивающие маленький, но заметный холмик пиздочки или видеть попочку, прикрытую лишь тканью трусиков.

А если тебе еще чуть-чуть поправиться в попке, ммм. Помню, как однажды вы оставили ключ от комнаты, чтобы мог посмотреть телевизор. Придя, я закрыл дверь и стал искать, где ты хранишь свои трусики. Нашел чистые, представлял, как ты переодеваешься, и ткань обтягивает твою попку и пиздочку. К сожалению, запах порошка выбил запах киски, а пользованые трусики я так и не нашел, чтобы оценить, как пахнет твоя пиздочка, поцеловать их, а может там застрял какой волос с твоего лобочка.

Однажды ты в черных штанах пришла после работы и легла на кровать, на спину, чуть раздвинув ножки, выставив свой лобок. Под тканью черных штанов угадывался пушистый холмик, обтянутый тонкой тканью трусиков. Мне так захотелось прижаться к нему лицом, ощутить холмик твоей киски, этот запах молодой пиздочки. А потом расстегнуть молнию и видеть, как тонкая ткань трусиков прикрывает холмик, нежный пухленький лобочек. Стянуть штаны и медленно стягивать трусики, вначале увидев светлые волоски, пушистый холмик и щелочку меж них. Полизать щелочку, языком проникнуть глубже, в горячие глубины твоей пиздочки. Твои соки, наверное, очень вкусные. Я гладил бы языком пухлые губки, раздвинул бы их, стал посасывать малые лепестки, набухающие от моих ласк. Вторая рука скользнула бы к попке, гладила полушария, раздвинула бы их и попала бы в горячую ложбинку. Пальчик нежными круговыми движениями приблизился бы к твоей второй дырочке и стал бы ее гладить. Потом бы я тебя перевернул бы, положил бы под животик подушку, чтобы попка больше открылась, раздвинул половинки и поцеловал бы тебя в розовый бутончик твоей попки, провел влажным языком от одной дырочки до другой.

Я так хотел погладить твою небольшую округлую попку и потрогать твои упругие грудки. Однажды я заглянул тебе под маечку и увидел молочно белые полушария с темными горошинками красивых сосочков. Так хотелось их поцеловать, ощутить упругость твоей груди. У тебя фигурка молоденькой девочки, а если бы ты еще пиздочку побрила бы, мм. Чтобы видеть голенькие припухшие губки, маленький клиторок. Хочу, чтобы т при мне пописала, видеть, как струя вырывается из твоей пиздочки. Меня очень возбуждает мысль, что ты тоже употребляла бы мат. Типа, хочу пописать на твой хуй. Вообще вид писающей Оленьки меня очень возбуждает. Ты раздеваешься передо мной, вертишь крепенькой попкой, я вижу, как ткань обтягивает холмик пиздочки. Я возбужден и поглаживаю член через штаны. Вдруг ты говоришь:

- Я хочу писать! Хочешь посмотреть?

- Конечно!

Ты в трусиках стоишь в ванне, терпишь, но не выдерживаешь и по трусикам растекается пятно, проступают капельки. Ты шире раздвигаешь ножки, пятно становиться больше, ты порозовела и вот уже капли срываются, а вот и струйка через трусики рвется наружу. Ты чувствуешь как горячая влага омывает твои губки и струится по ногам. Я просовываю руку в трусики к тебе. Как там мокро и горячо, по пальцам журчит твой ручеек. Я достаю хуй и начинаю яростно онанировать.

- Сядь под меня, просишь ты. Я сажусь, ты сдергиваешь мокрые трусики и струя бьет прямо мне в вздувшуюся, бордовую головку. Я не выдерживаю, беру тебя за талию и насаживаю на свой кол. Ты продолжаешь писать, и горячая влага стекает по моим набухшим яйцам, щекочет анус. Мы оба возбуждены, несколько движений и моя сперма смешивается с твоей мочой. Я достаю хуй и ты облизываешь его от своей мочи и спермы, а мои пальцы ласкают твою мокрую пиздочку и играют с анусом. Я беру тебя на руки, ты такая миниатюрная стройная. Несу на кровать, ложу на спину, ты широко призывно раздвигаешь ножки, открывая вид на мокрую пиздочку, волосики мокрые прилипли к лобку, и хорошо видны набухшие розовые половинки губок. Ты сгибаешь ноги в коленях и разводишь шире. Тебе нравиться так, чтобы видны были твои прелести, ощущать себя развратной девчонкой, это тебя возбуждает. Я вижу, как расходятся половинки попки, и открывается вид на розовое девственное колечко ануса.

- Вылижи меня, просишь ты. И я лижу языком твою солоноватую от мочи и спермы киску. От мысли, что я лижу твою пиздочку, в которую кончал и из которой тек золотой дождик, мой член каменеет. Я драчу его.

- Давай ляжем валетом, хочу ощутить твои губы на моем члене. Ты с удовольствием соглашаешься. Твои нежные губки охватывают член, язычок скользит по головке, проскальзывая под кожицу, играя с уздечкой.

- Я хорошая хуесоска? спрашиваешь ты, выпустив член изо рта и поглаживая его рукой.

Я отрываюсь от твоей такой вкусной пиздочки, улыбаюсь и вместо ответа прижимаю твою голову обратно. Вторая рука, смоченная твоей обильной смазкой, подбирается к попке.

- У меня маленькая дырочка, стонешь ты.

- Ничего, я справлюсь. Аккуратно пытаюсь просунуть тебе в жопку пальчик. Анус не пускает его, он такой тугой. Я пробую, и вот пальчик погружается, плотно охватываемый твоей попкой. Ты охаешь и глубоко заглатываешь хуй. Я резко вгоняю весь палец.

- Аааа, вскрикиваешь ты, слегка прикусывая головку. И тут мой черед простонать.

- Какая у тебя тугая попка, как хорошо охватывает палец. Я хочу твою попку.

- Ты хочешь меня выебать в мою тугую маленькую жопку? - спрашиваешь ты. Я в восторге, такая невинно выглядящая девочка, а так выражается.

Ты поворачиваешься, становишься на карачки и оттопыриваешь свою маленькую попку. О, что за зрелище - тонкая талия переходит в маленькую стройную попку, делящуюся на две упругих половинки с розовой дырочкой между их. Я смазываю член твоими соками, поводя головкой по взбухшим губкам, которые даже вывернули свои лепестки. Не удержавшись, провожу языком по складочкам, ммм, такой божественный вкус. Подношу головку к дырочке и медленно проталкиваю внутрь. Тебе больно, но ты терпишь, а член уходит глубже. Член медленно уходит в твою жопку, плотно охватываемый твоим задним проходом. Я ввожу его медленно, чтобы ты привыкала к ощущению наполненности в попке. И тебе это нравится! Он очень туго входит. Ты просишь вытянуть его, обильно смачиваешь слюной, шаловливо побегав язычком по вздувшейся головке, и я снова иду к дырке. На этот раз идет легче. Колечко плотно охватывает хуй.

- Тут так тесно и горячо, стонаю я. Ты только мотаешь головой и мычишь. Я смачиваю часть члена твоей смазкой, да твоя пиздочка просто течет, там столько смазки. Пальцы свои я даю тебе облизать, и ты с удовольствием облизываешь свои выделения. Он входит все глубже, плотно охваченный твоей жопкой. Последний толчок, он вошел до упора, хлопнув яйцами по жопке. И я медленно вывожу его почти весь и снова погружаю. Плотное кольцо сфинктера скользит по всей длине, класс! С каждым разом движения становятся все быстрее и быстрее, руками я ласкаю твои упругие небольшие грудки, покручиваю пальцами ставшие твердыми сосочки. Ты активно подмахиваешь своей жопкой, стараясь как можно глубже насадиться на мой кол, ты стонешь, вскрикиваешь и твои звуки еще больше меня возбуждают.

И так всю ночь, мы делаем все, что взбредет в голову. Твои дырочки уже не закрываются, ты опять стоишь раком, и я вижу, как пульсирует твой анус, дырочка не закрывается и я вижу темную пещерку, вход в твою жопку, касаюсь пальцем, и он легко входит в тебя. Мой анус тоже уже истерзан, - оказалось, тебе нравиться забавляться с ним своими маленькими пальчиками и нежным язычком. Как ты его ласкала язычком - впервые мне ласкали язычком анус, фантастичечкие ощущения, а пальчики нежно ласкают яички. промежность. А когда я в тебя вошел, шаловливый пальчик твой проник в меня и стал массировать простату, входя и выходя, а потом и два пальчика. Это тут же взорвало меня, и потоки спермы стали затоплять твое влагалище. Я потом лежал рядом и смотрел, как ты обмакивала пальчики в пиздочке и слизывала смесь спермы и обильных соков, сладостно урча. От этого вида через несколько минут член снова стал наливаться силой. Ты заметила это и радостно улыбнулась.

-Трахни меня сзади, а пальчиками поиграй с анусом. Ты тут же стала рачком и оттопырила жопку. Я увидел разработанное колечко ануса и блестящие от влаги губки пиздочки, которые плотно уже не смыкались, доставляя удовольствие видеть лепестки набухших малых губок. Член легко проскользнул и начал погружение. Мокрое горячее влагалище охватило его. Оно у тебя еще небольшое и поэтому плотно охватило член. Я чувствовал, как стеночки охватывают член, ты стала напрягать мышцы, ощущение стало просто сказочное. Стал сокращаться и анус. Я облизал пальчик и стал ласкать окружность, розочка ануса снова распустилась. Я засунул два пальца и почувствовал, как за тонкой перегородкой ходит член. Ты вздрогнула и испустила протяжный стон, млея от ощущений в обеих своих дырочках. Я то вместе двигал пальцами и членом, то в противоположных направлениях, усиливая ощущения. Второй рукой вернулся к грудкам.

Мне нравилось, как грудь полностью умещается в ладонь, ощущение ее упругости, твердость напрягшегося сосочка, нежность кожи. И вот напряжение растет, яйца взбухают, и горячая жидкость бьет тебе во влагалище. От ощущения горячей спермы ты вздрагиваешь и тоже начинаешь кончать, Я чувствую, как сокращаются мышцы твоей пиздочки, словно выдаивая из меня все соки... С легких всхлюпыванием член покидает такое гостеприимное влагалище. Я ложусь на спину, а ты наклоняешься и чистенько вылизываешь член и яйца от моего и своего сока... Потом мы лежим, нежно целуемся, я глажу тебя по всему телу, наслаждаясь шелковистостью твоей кожи, округлость грудей и упругостью попки. Ты тоже гладишь меня, трогаешь член, поглаживаешь яички. Нам так хорошо вместе.......

Рассказ написан для реального человека, которому, к сожалению, я это признание в силу определенных обстоятельств отправить не могу.

Юрьев День

Категория: А в попку лучше

Автор: Т. П. Семенова

Название: Юрьев День

В прошлый раз рассказ о начале карьеры Сашеньки Коловоротова, хоть и молодого купчика, а имевшего понятие рассказали о его нежданном приключении. Не стал папенькины капиталы он трогать, да транжирить, как познакомился с блядченками из старухиного бардака и прикипел к ним всей душой. Старуха оказалась бабой понятливой, притон мало кому указывала, так что Сашенька стал хозяином полновластным. По зиме Агриппина Перфильевна, так старуху звали, где-то застудилась, начала кашлять и к февралю свезли ее на погост. Хозяйкой шалмана стала егоза Юрка. Вот тут-то и начались главные Сашеньки приключения.

Чтобы много не тратиться на метресок, Сашенька сообразил приглашать в гости приятелей, таких же молодых и беспутных купчиков. Деньги те платили исправно, девкам хватало, потихоньку и у Саши проснулся интерес к делу. Старушечью лачугу продали за бесценок приезжему портному из Житомира, а девочек переселили в новый розовый дом с мезонином, стоявший как раз на углу Преображенской и Троицкой, напротив ресторации господина Лаврова.

Чтобы не вызывать недовольства у околоточного, на заборе дома появилась вывеска: "Швейная мастерская. Шитье. Белье и кружева. Вязание для дам". Для отвода глаз с утра девицы сидели с шитьем у окошка и гоняли чаи из ведерного самовара, главная жизнь начиналась к вечеру, когда по одному или по двое к нарядному домику начинали подходить мужчины. За вечер их бывало не очень много, 5 - 6 человек. Но этого было вполне достаточно, чтобы девки ни в чем не знали нужды, так как гости были из купцов. Привлекало и то, что для ценителей, в доме всегда находилась паратройка целочек, да и остальные шлюшки уже поднаторели в играх с мужчинами. Раз в неделю в дом заходил доктор Мюглер, специалист по стыдным и женским болезням. Так что приятели Саши не боялись подцепить какую-нибудь заразу.

К ночи в комнатах уже вовсю бурлило веселье. Номера для свиданий были наверху, туда то и дело поднимались парочки. Комнатенки соединялись между собой дверьми, а если кому в голову приходило объединиться, то лучше всего для этого подходила Женькина горница.

Анютка - хоть и потеряла невинность, но от блядченок не отходила. Ума разума набиралась. Больше всего сдружилась с Юркой и Женькой. Те ее и приспособили к минетному промыслу. Вторая целка - Варька - та пошла по пути Женькиному. Вначале по бабьи, спереди давать навострилась, а уж как во вкус вошла, так и задницу подставлять приохотилась.

Для избранных гостей в маленьком закутке Сашенька организовал некий "синескоп", в начале чуланчик сей служил для некоторых гостей, которые перебрав хмельного засыпали пьяным сном, а домой их доставить не было возможности. Но через какое-то время, послушав рассказы доктора нашего о том, как он организовал наблюдение за своей воспитанницей Галчонком, купчик тоже решил не отставать. Жилка папашина, да и купеческая сметка в молодце играла. Пораскинул умом, решил, что можно и на этом руки погреть. Всякие гости к нему захаживали. Однажды пристав самолично пожаловал, поболтали о том, о сем. Пятидесяти рублевую ассигнацию, будто нарочно Сашей на столе оставленную, как бы между делом в пальцах покрутил, покрутил, а в карман брючный и отправил. Спросил только не бывают ли у него какие-нибудь проходимцы из варнаков, которые на Царя батюшку замахиваются. Здесь Саша честно ответил, как на духу, мол, нет и не заходят, а ежели кто и объявится, то он тот час об этом сообщит.

Эта беседа с приставом подтолкнула Сашу устроить комнату для наблюдений. Пригласил плотника, который за три рубля и пару мерзавчиков "Смирновского столового вина №29" организвал все в влучшем виде. Теперь это стала вполне уютная комнатенка с удобным мягким креслом, столиком, на котором всегда была выпивка и закуска. Ценитель такого развлечения мог, совершенно не опасаясь быть разоблаченным, наблюдать за тем, что делалось в соседних комнатах. Для этого был приглашен инженер-путеец Лавриненко, большой дока в оптике и камерах-обскурах. Он колдовал более двух недель, труд его был также оценен в полной мере. Хитрая система зеркал, объективов и чего-то еще, в чем Саша так до конца и не разобрался, позволяла в полной мере любоваться играми девок с клиентами.

Вот и на этот раз в тайную комнатку степенно прошествовал местный околоточный Гавриил Степанович, мужчина дородный и семейный. Его тайным увлечением было заходить пару раз в неделю и наслаждаться, не опасаясь быть кем-то застигнутым. Он развалился в кресле, расстегнул тесный вицемундир, налил в очередную рюмку "шустовской", залпом выпил и аппетитно захрустел яблоком.

В комнате с розовыми занавесками его любимица - Дуська принимала клиента. Чтоб не тратить времени, девка скоро раздевается и лезет в кровать. Ласки, объятия, поцелуи или слова любви не нужны, у избранника ее, приказчика Степана Варваркина член длинный и тонкий, постоянно торчит кверху, за столом все время закидывал ногу на ногу, чтобы скрыть "торчуна", который пузырил брюки.

Дуська сразу хватает его в руки, ловко лезет на него, сопит, елозит, чтобы головка способнее заправилась в "нутро" и быстро-быстро начинают дергаться. Анютка, на правах воспитанницы, сидит рядом, на них посматривает, а пальцем указательным, шельма эдакая,себе под юбкой чешет-наяривает, чтобы во вкус поскорей войти, если вдруг мужчинка захочет ее. Дуська сама как-то призналась, что ей слаще любиться, когда на них смотрят. Анютка и рада, глаза большие по блюдцу, пальчиком себе внутри оглаживает, проворно, да ловко, поэтому сладко ей делается быстрей, чем подруге с кавалером. А они любятся, уже не обращая внимание на девчонку. Дуська визжит, задницей дергает, глаза закатывает, руками за сиськи хватает, сильно, что иногда кожу обдирает.Она этой премудрости от Юрки научилась, уж больно клиентам нравилось, когда девка, будто от их силы мужской начинала верещать, да всякие курбеты выкидывать.

Они вдругорядь приходили и заказывали только ту девицу, которая под ними так верещала. Варваркин ее старый знакомец, натешился быстро, но так как заплачено за весь вечер, то уходить не торопится, лежит на спине, курит, девки болтают между собой про всякие глупости. Дуська несешно подмывается над тазиком из белого фаянса, Анютка ей помогает, льет воды из кувшина, потом подает полотенце, чтобы вытереться и вытереть мужские причиндалы гостя.

Из любопытства Степан спрашивает Анютку про первого жениха, который нарушил целку, девицы принимаются хохотать.

- Вот ежели вы спросили, так и сами догадайтесь, да вы его знаете...

- Так что, неужели и здесь Александр Порфирьевич успели? Вот действительно умелец, надо же. А кто бы мог подумать... Ну, ладно, ты хоть расскажи, как это у вас все было. Как сладились-то?

Весело хихикая и перебивая друг-друга, Дуська с Анюткой рассказывают, как Саше досталось в первую ночь нарушать целку, не самому, а с помощью девок-товарок. Глаза мужчины разгораются от похоти, рассказ его раззадорил, он уже тянет к себе Анютку. Дуська, на которую перестали обращать внимание, надувает с обидой губы и спрашивает:

- А вы сюда чего пришли, сударь? Сикуху слушать, так она вам до утра будет баки втирать. Ей бы только поболтать, а до всего остального дела нет. Молода еще и понятия не имеет к настоящему ебливу-то. Вот ежели хотите, то можете сзади полюбить, а сикуха пусть подумает, сможет она так али нет. Тем более что за нее и не уплочено вовсе. Накиньте десяточку, глядишь и заладится дело-то. А за бесплатно никто и не бзднет.

Девица принимается хохотать своей, как ей кажется тонкой шутке, Анютка ей вторит.

- Да что это я с вами разболталось. Вы ведь со мной еще толком-то и не побалова-лись, по вашему обнакновению.

Дуська сама, без просьбы, встает на четвереньки, смазывает мужчине маслом конопляным головку члена и выгибает навстречу половинки задницы пухлой, как бы приглашая проследовать внутрь. Это оказывается делом нелегким, несмотря на дружные усилия, ничего в начале не получается. Довольная неудачей Анютка весело смеется и принимается дразнить товарку:

- Кто бы говорил, хвастать мастерица, а как до дела дойдет, чтобы в жопку принять, так сразу и в кусты.

Обозленная Дуська недовольно бормочет, но не успокаивается, ниже пригибает голову к постели, любовник, сует палец в зад и начинает шевелить внутри. Девка шире раздвигает бедра, выпячивает ягодицы и головка наконец-то проходит вглубь. Дуська сначала охает и причитает, что, мол, больно, но это так, для виду, чтобы мужчинке понравиться больше и раззадорить его. Потом член проскакивает раз, другой, третий. Дело заладилось и через пяток минут они уже быстро и дружно заканчивают.

Проворная Анютка уже птичкой легкой упорхнула вниз и так, взахлеб, рассказывает об этом, потешая гостей.

После Дуська и Степан отдохнули, Анютка вернулась, принесла вина и закусок, выпили, закусили. Развалясь в на перине Степан лениво пускал к потолку кольца дыма папиросного.

- А вот скажи-ка, Анютка, за три целковых в "очко" дала бы? Али нет?

Приказчик знал, что девчонка падка на деньги и решил над ней подшутить. Молоденькая блядченка с ответом не задержалась.

- А то. За трюльник любая в задницу даст. Нашли о чем спрашивать.

- А Дуська вон говорит, что ты с заднего крыльца, так вовсе девица не пробитая. Может дашь? А я тебе, так и быть, троячок отвалю. От щедрот своих...

Анютка проворно встала на кровати "раком" и задрала на голову подол платьишка и нижние юбки, оголоив тощий девчоночий задик. Дуська, чувствуя наживу, тот час засуетилась, помогая юной товарке к встрече нежданного гостя, который обещался взойти, но не через парадное, а словно ночной тать, с "черного" хода. Приступили к подготовке нового действа, Дуська вновь взяла немного масла, намазала Анютке сзади, не удержалась и из озорства сунула палец прямо в "очко", девчонка было визгнула, вывернулась. А развратная наставница, зашлась в хохоте:

- Это только палец, а что будет, когда туда "елдаком" полезут? Неужели также вопить будешь? Ты уж лучше сразу откажись и не давайся.

Дружок сердечный, тем временем не принимал участия в проказах девичьих, а просто смазал головку "Ильи Муромца" тем же маслицем, "корень" у него уже налился, но не имел такого могучего и крепкого вида, как у хозяина блядченок - Сашеньки Коловоротова.

Анютка в начале хотела лечь, товарки блядские говорили, что так будет поспособней, но пришлось-таки стать задом и опереться на край кровати, представляя как "он" вопрется сзади. На правах наставника Степан сказал, чтобы та выгнула насколько могла зад, Дуська подтолкнула худенькую девчоночью жопку ему навстречу. Мужчина уверенно, по хозяйски, взял ее за бедра, развел в стороны, головка уперлась меж ягодиц в "очко".

Делая вид, что желает помочь, а скорее из озорства, Дуська взяла в руки " Муромца", охнула и языком прищелкнула, мол, давненько не держала такого тугого, да крепкого, как в этот раз. Мужчина недовольно заворчал, сделал движение, потом еще одно, проталкивая головку, но та упрямо не шла. Тогда двумя руками еще шире развел ягодицы девчонки и "меч" с трудом полез внутрь. Девчонке было больно, она задергалась, принялась визжать, но тихонько, так как голова была уткнута в подушку.

- Больно ? Ты не молчи. Это ведь дело такое, потерпишь, а потом сзади все нарушишь. Болеть будешь - сдавленным голосом спрашивал Степан, продолжая начатые движения - может быть не стоит дальше-то ? Так и быть, я тебе троячок вдругорядь отдам...

- Нет - пропищала бывшая целка Анютка, проходившая суровые семестры университета блядского - . Я потерпл-юю-ююю... Ужо и не такое терпела, когда в первый раз-то рушили целку...

Он вновь приставил "елдака", нажал на скользкое отверстие. Низко опустив голову, девица сделала встречное движение, раскрывая проход и помогая головке войти внутрь. Степан на секунду приостановился, как бы передохнув перед делом, затем плавно погрузил орган до конца. Девка честно призналась потом, ничего, кроме боли, по первоначалу, не испытала, но жадность и любопытство были сильнее, так что она приняла "его" на всю глубину.

- Ну, а теперь как? - спросил друг сердечный, еще раз толкнул низом живота, боль потихоньку стала исчезать, а плавные движения доставляли Анютке больше и больше удовольствия. Степан несколько раз вынимал "корень", но потом с не меньшим жаром запускал обратно. Одновременно левой рукой он натирал ей "кучерявку", да и "секиль" без внимания не оставлял. Упругие, еще по детски щупленькие ягодицы возбуждали его, сопя от удовольствия, жадно вдыхал аромат тела, дешевых духов и помады, которых девка не жалела, намазывая на лицо, чтобы казаться чуть-чуть постарше. Анютка уже вовсю вертела бедрами худыми, ягодицами терлась о лобок мужчины, приказчик, ухватив ее за незрелые еще груди, чувствовал, как отвердели соски под пальцами. На правах старшей товарки Дуська руководила:

- Давайте же, миленькие, кончайте, кончайте вместе! Не томите, эвон трочун какой, никак малофейку-то не сольет! А ты животто надувай, надувай, не бойся не обсерешься, - но почему-то действо не кончалось так как она хотела. С приказчиком действительно случилось то состояние, которое девки называли "сухостой".

Анютка, повинуясь указаниям Дуськиным принялась было вертеть ягодицами, даже не вертеть, а неистово вращать ими, плотно удерживая внутри одервеневшую часть тела мужчины, ускорила движения, опять начала стенать и кричать. По телу пробежала судорога, перестав дергаться, она рапласталась на кровати, все так же принимая в себя "меч-кладенец" Степана, который никак не хотел успокоиться и выходить наружу из горячей теснины Анюткиного зада.

Грудки ее были невелики, но твердые соски уж набухли земляничкой, на коже спины ее выступила испарина, она издала долгий прерывистый вздох, будто после тяжелой работы. Ее глаза были закрыты, лицо, перемазанное румянами и помадой кривились от боли - принимать толчки жопкой было все-таки больно. Она застонала, еще раз прижалась к Степану тоненьким своим еще детским тельцем. Потянулась было, чтобы повернуться и обнять кавалера, но тот продолжал ее безжалостно сношать, быстрее и быстрее двигая членом. Анютка опять потянулась, напряглась, неожиданно крепко прижалась и вдруг со стонами и вскриками прнялась упрашивать:

- Сильней, сильнее, миленький! Еще, еще, разоче-е-е-к! - и опять затряслась, жрожью мелкою, заметалась по кровати под телом мужским. Стиснула ноги, извернулась и, просунув назад руку правую, сама не понимая для чего это делает, принялась мошонку и яйца Степановы пожимать, так что приказчик все таки выплеснул ей в жопку горячую влагу из глубин тела. Отвалился в сторону, тяжело дышал. Протянув руку взял стакан с вином и до конца, не отрываясь, с удовольствием выпил. Анютка стала на колени и прижала к губам руку его.

- Вот уж спасибо, миленький Степан Никифорович. Никогда бы не удумала, что со мной такие чудеса случиться могут. Девки болтали, что сладость это с мужчинками любиться, да только я им не верила. Думала они нарошно говорят, чтоб потом надо мной посмеяться, будто я глупая или убогая какая... .

Она протянула руку и погладила устало повисшего "борца", тронула пальцами, стала гладить его, тискать нежно, пожимать дружески, бормоча какой-то только ей понятный вздор.

- Погоди, батюшка. Я тебе сейчас в ответ сладко-сладко сделаю. Вдругорядь опять ко мне придешь, к другим девкам или к Юрке противной заходить не будешь. Она нежно поцеловала натертую, покрытую слизью головку елдака, потом еще и еще. Сначала приказчик хотел было ее оттолкнуть, так как чувствовал себя пресыщенным и усталым , как вдруг действительно ощутил некоторое волнение в теле, кровь быстрее и веселее заструилась в головке, она начала надуваться.

- Экая ловкая, черт, а не девка - мелькнуло в голове, а Анютка уже осмелев и вовсю освоившись, лизала по стволу "солоба" его горячим языком, щекотала, облизывала, забирала в рот и сосала словно ярмарочный леденец на палочке, сосала, сосала без передышки. Так что густая струйка семени брызнула ей меж губ весьма скоро, чему Степан вовсе даже не противился. Ловкая Анютка даже не отшатнулась, наоборот, крепче всосала "елдака" в рот, чтобы до конца испить последнее, высосать жадной пиявкой всего мужчину до капельки.

Наблюдавший за этой сценой из потайной комнаты Гавриил Степанович, побагровев лицом, расстегнул тугой воротник мундира, но от картины живой не отрывался. Протянул руку, нашарил рюмку с коньяком, залпом выпил и крякнув, поставил на стол.

- Вот ведь чего шельмы вытворяют! Ничего нет святого!- закрутил он головой, пора было возвращаться к благоверной женушке Пелагее Фоминичне, с которой состоял в браке и прижили троих очаровательный детишек. Подергал шнур звонка, чтобы вызвать кридорного. А он уж тут как тут. Федька-шельмец, проворный, глаза вороватые так и бегают, рожа блудливая, через руку салфетка перекинута:

- Чего-с изволите?

- А что это ты за моду взял, скотина, спрашивать. Будто сам не знаешь. Пришли ко мне эту, как ее. Фу, ты, черт, совсем из головы вылетело...

- Мадемуазель Полину желаете? Которая по хранцузскому могет? С проглотом?

- А коли знаешь, так зачем спрашиваешь? В морду захотел? А, храпоидол?

- Никак нет-с! Сей секунд доставим, в наилучшем виде! Не извольте беспокоиться!

И через несколько минут в дверь комнатки тихонько постучали. В освещенном дверном проеме стояла небольшого роста девица, в тесном гимназическом платьице, коричневого цвета, которое ни чуточки не скрывало и не стесняло ее выпирающие груди. Узкий черный лаковый поясок туго стягивал талию, плтье сбоку немного распахвалось, будто случайно, чтобы желающие могли увидеть черные сетчатые чулочки, обтягивающие толстые икры. Девица медленно подошла к околоточному, покачивая тугими бедрами плотно обтянутыми тканью платья, присела в книксене, жеманно опустив глаза, будто в стеснении теребила край черного форменного фартука.

- Как маленькая мамзелька себя чувствует? - пальцы околоточного будто пара толстых сосисок коснулись ее щеки.

- Голова, немножко болит и внизу, ну, вы знаете, где пися... -также глядя в пол еле слышно заборомотала девица.

- Моя сладкая, эта болезнь поправима, сей секунд коньячку выпьешь и все как рукой снимет - мужчина улыбается, плотоядно глядя на ее бедра и налитые грудки. Он чувстввует обжигающую тягу молодого женского тела, вполне доступного для него. Сердце колотится, в предвкушении утехи плотской, а увиденное в соседней комнате никак успокоения не прибавляет. Руки гладят, ласкают ей плечи, податливую, словно у котенка, спину.

- Может у тебя там и не болит вовсе?

- Где? - притворяясь непонимающей отвечает девица, включаясь в игру давно ей известную.

- А вот здесь, - внезапно Гавриил Степанович бесцеремонно , но настойчиво лапает ее за лобок, - я-то знаю, что когда ты смотришь на мужчинок, у тебя тут начинает гореть и будто огнем жечь:Вот здесь, иль не прав я?

Бесстыдные мужские пальцы задирают подол платья, приспускают панталончики и сразу находят то, что искали, сжимая гладенько выбритый пухлый лобок, который девка ежедневно выбривала, чтобы казаьбся совсем невинной.

- Вот здесь? Верно? Отвечай, негодная! А то прикажу выпороть или запереть на хлеб и воду в карцер. Вместо того, чтобы учиться и радовать послушанием, да прилежанием родителей, учителей своих, ты здесь изображаешь больную. Не на того, милочка, напала!

И Гавриил Степанович принимается бранить ее нехорошими словами, которые сам не решается произносить, когда рядом супруга или детки. Эти грязные матерные слова, постыдные, за которых взрослые детей обязательно должны наказывать.

- Вот сюда пальцы положи! Да не жмись, не жмись! Чуешь, чем я тебя накажу? - околоточный берет ее ладошку и кладет на брюки, там где в паху уже выросла здоровая "шишка", - ты грязная, испорченная девчонка, тебе не место в гимназии! - продолжает он, хотя бесстыдная рука девицы как бы в ответ уже проворно мнет вздрагивающий член. Все это она делает молча, боясь произнести даже словечко, строго выполняя указания мадам Жоржетты, которую Сашенька специальн о держал в доме, чтобы девицы от нее ума-разума набирались. Это с ее легкой руки гулящая малолетка в девичестве своем недолгом Матренка, преобразилась в "гимназистку" по имени Полина. Старая сводня мадам Жоржетта, которую самою-то несколько лет назад звали в публичном доме купчихи Носовой просто Нюрка, знала толк в том, как угодить мужчинам, особенно тем, кто уже перевалил на пятый десяток.

Им нравились невинные молоденькие девицы, да только где же их для бардака столько наберешь? Вот и пришлось учить всяким премудростям молоденьких шлюшек, одевая их то в гимназическое платье, то просто в детское бельецо. Доход у Сашеньки сразу возрос, клиентов прибавилось. По вечерам стали подъезжать и коляски, своих пассажиров они правда высажвали за пару домов от мастерской, но это маленькое неудобство не смущало визитеров.

- У других девиц и мыслей таких нет, когда смотрят на учителей или другимх мужчин. А ты, лахудра, от горшка два вершка, вон что удумала! Грязная, отврат-и-и-тельная дев-чонка!, - толстые пальцы мужчины сильнее жмут податливое девичье тело.

Гавриил Степанович дышит шумно и тяжело, начатого дела не бросает, чувствуя ответные прикосновения продажной девки. Он жарко целует ее в губы, хотя это и возбраняется с публичными девками, но сердцу не прикажешь. Девица окончательно вошла в роль невинной гимназистки, которую наказывают строгий папаша. Гавриил Степанович чувствует пахнущие помадой жадные как у пиявки губы, которые тот час присосались к нему, ее горячий язык, в ответной ласке, проникший ему в рот. Твердый, быстро вращающийся он облизывает изнутри щеки, двигается вглубь.

- Эвон чего выдумала... Будто не я ее, а она меня еть собирается,- думает про себя околоточный.

- Ну-те-с, барышня, открой-ка ротик, да пососи, что тебе добрый папенька даст - бормочет Гавриил Степанович, задыхаясь. Цепкие пальцы девицы посильнее прижали плоть Гавриила Степановича.

- Это ты верно решила, дочурка! Щупай, щупай! Что, хочется "его" в рот-то принять?..

Ладонь шлюшки сжимает вовсю торчащий член, сильнее оглаживая его. В голове мужчины клубится рой мыслей, он никак не может выбрать, что бы такого-эдакого предложить, конечно она пососет у него, забавно французишки дело это греховное называют " минетом". Никуда девица не денется, для этого и приставлена, но настроение у него умиротворенное, домой еще не скоро. По сему он решает немножко пошалить. Гавриил Степанович чувствует шелковистую мягкость женской плоти, рука сползает вниз, расширяя податливо раскрывшуюся и уже мокрую насквозь щелку. Негнущимися толстыми пальцами больше сдавливает нежную плоть продажной девицы, освобождая наружу уже немного распухшую головку ее "похотника".

- Сейчас доченька будет сосать сладкую штучку у папеньки: Ведь хочешь? Ты отвечай, не скрытничай!

Он с удовольствием смотрит, как мамзель проворно достает из прорехи брюк уже вовсю торчащий член и, высунув язык острый, да горячий, принимается медленно, будто леденец, облизывать головку. Горячий и шершавый язык быстрее и быстрее скользит по обнаженной плоти Гавриила Степановича, прерывистое дыхание и сопение, перемежающееся чавканием, девицы сильнее раззадоривает полицейского .

- Ты глаза -то не закрывай! Ты смотри, смотри на меня, да говори, чего- б еще хотелось! Не молчи! Вот так пр-а-а-вильно, Поленька ,- одобряет он, когда девица широко раскрыв рот вбирает его член на всю длину.

Чтобы было удобнее, девица встала на колени перед ним, смотрит подняв голову вверх, удерживая за раздувшейся щекой член. Причмокивая, с удовольствием глубже засасывает его в рот, а получив в глотку пульсирующее мужское естество, удерживая его подальше от зубов, она превращается в глазах Гаврииила Степановича из беззащитного и кроткого существа в охваченную страстью фурию. С непередаваемым наслаждением хозяина над покорной и беззащитной рабыней, он не торопясь поднимается на гребень близкого наслаждения. Не прекращая сосать, девица берет в ладонь нежную кожу мошонки, перекатив там яички, но как только ей почудилось, что Гавриил Степанович от ласки ее опрожнится спермой, отпускает член из плена губ и рта, принимается лизать оголившийся живот полицейского, всем своим видом как бы говоря:

- Чего еще, батюшка? Все что пожелаете. Может хотите, я вам все показывать театр буду. Будто вы доктор, а я лечиться от хвори к вам пришла - девица прекратила движения и сидя на полу предано, по собачьи, смотрит на "повелителя". Она уже досконально знает прихоти полицейского, уж очень он любит изображать из себя врача по женским болезням. Гавриил Степанович довольно щурится и кивает головой. Брюки суконные он поддернул вверх, немного прикрыв торчащее естество, готовясь принять участие в спектакле.

Девица встает с колен, отходит немного вглубь комнатки. Положив руки на широко раздвинутые бедра, приподнимает подол сорочки нижней, чтобы он смог лучше рассмотреть, просунув руку под панталоны, и пальцами ловко двигает за тонким батистом.Всем видом как бы говоря о страдании, которое с ней приключилось между ножек. Похотливо глядя в глаза, капризным голоском маленькой девочки спрашивает.

- Господин доктор, Гавриил Степанович, а что у вас там, в брюках? Мне так интересно поглядеть онемело от стояка-то? Вы снимите порткито, снимите скорей, дайте хоть одним глазком взглянуть, сильно я ндравлюсь али нет. Эге-ж! Эвон какой длинный, да толстый стал!Будто поросенок, я думаю, он во рту не поместится. Вот ежели бы им вы меня лечить взялись- мечтательно спрашивает она.

Гавриил Степанович вновь одобрительно кивает, возбужденный член торчит толстым бревнышком. Одной рукой, кулаком, двинул по нему вверх-вниз пару раз, будто собираясь мастурбировать.

- Чудо какое! Покажите еще разик, как это выходит ловко! Я хочу, чтобы вы "елдак" ишшо поддрачили, да так, чтоб я видела. Давайте скорее. Я сызмальства обожаю смотреть, как это делают, с самого детства.

В ответ околоточный медленно двигает пальцами вверх и вниз по всей длине члена. В ответ, девица,облизнув пересохшие губы, пальчиками начала двигать будто в ответ с движениями руки полицейского.

- Вам это шибко ндравится? Да?

Он молча кивнул головой, продолжая начатые движения, чувствуя, как семя вскипает в яйцах, готовой в любой момент выплеснуться.

Держа член зажатым в кулаке, но несколько ослабив натиск, чтобы не излиться преждевременно, он подвинулся ближе, чувствуя острый запах возбужденной бабьей плоти, услышал хлюпающий звук ее пальцев, которые дрочили блестящие от выступившей слизи пухлые губы влагалища. Она продолжала мастурбировать в нескольких вершках от его лица. Опустившись перед ней на колени, чтобы было получше видно, он бы мог кончить и, не прикасаясь к девкиной плоти..

Все это время Полинка так и не вынимала руку из преддверия влагалищного, двигая мокрыми от выделений пальцами по надувшимися розовым губкам влагалища, иногда то, погружаясь полностью внутрь, то, щекоча вокруг уже оттвердевшего "похотника". Она дразнила, возбуждая Гавриила Степановича больше, как бы спрашивая, не хотел бы он потереть возбужденной головкой "залупы" меж набухшими и влажными губками ее.

Девица поднесла ко рту мокрые пальцы и, облизнув с них влагу собственную, это был как бы приглашающий жест. Гавриил Степанович продолжал удерживать и поглаживать торчащий член, сюжет требовал продолжения. Строгим тоном он спросил:

- Ну, что там у тебя там рассматреть надобно? - Полина, поднявшись на маленькую скамеечку, повернулась к нему спиной и руками раздвинула расширяющийся просвет худеньких бедер своих.

- Смотрите сами, мне ведь ничего не видно..

Худенькие еще ягодички, уже по бабьи круто расширялись от узкой талии к пояснице, покачивались перед лицом мужчины.

- Потрогайте попу, погладьте ее. Мне там почему-то больно и страшно жжет, - фантазировала развратная шлюшка.

Завороженный раскачивающимся перед лицом видом женского тела, Гавриил Степанович протянул к нему руку и положил ладонь на упругую мякоть. Оглаживая шелковистую поверхность ягодичек, Гавриил Степанович ощутил нарастающее напряжение в члене, он погружал пальцы в упругость тела девицы все сильнее и сильнее чувствуя нарастающую волну похоти в теле своем.

Девица же, будто в ответ, протянула руки назад и, захватив голову, склонившегося мужчины, притянула его лицо к заднице. Продолжая сжимать потный и жирный затылок рычащего от похоти мужчины, она лицо его глубже и глубже погружала в расщелинку ее зада.

Как бы кондратий с ним не приключился... Уж больно разохотился мужчинка, пора начинать, - деловито подумала про себя девица и проятнула руку к столику, где стяла склянка с кремом. Зачерпнув на ладошку, размазывала по члену мужчины прохладную маслянистую массу.

Шевельнув худенькмими бедрами, пристроивла заметно опухшую головку торчащего члена к коричневой розетке ануса.

Член был большим и ей пришлось, повращать задницей, чтобы ловчее принять в себя долгожданного гостя. И через пару минут "елдачино" полностью погрузился меж вертлявых худыхи ляжек девченки, двигаясь в горячем и скользком плену. Напряжение в паху нарастало и Гавриил Степанович, обхватив девицу за бедра, старался протолкнуть член поглубже.

- Правильно, папаша: Лечите, лечите мою жопку! - задохнувшись, верещала девка, стоны ее и призывы, смешанные с натужным сопением и кряхтением мужчины, заполнили комнатнку Проворно насаживаясь на член, Полинька даже не пыталась вобрать его до конца, но двигалась побыстрее, чтобы мужчина наконец-то облегчился, только вот облегчения не наступало. Околоточный уже достаточно сегодня потрудился, да вдобавок выпитый коньячок давал себя знать. Извержения семени не наступало. Девка поняла, что может лишиться не только денег, но и здоровья, так как полицейского уже забрало во всю и он, не обращая ни на что внимания насаживал ее на всю длину "елдака"

Из последних сил, она сжала мышцы прямой кишки, как учили товарки по стыдному ремеслу, засунув скорее себе во влагалище указательный палец, она прижала сильнее неугомонный член. Такого полицейский выдержать не смог. На мгновение замерев, он с протяжным стоном пролился горячим ручьем спермы, наполняя ею зад девки. Желанный оргазм обрушился на тело, ставшего на мгновение как бы чужим и непослушным. Закончив начатое, Гавриил Степанович отпустил девку и высвободил член наружу. "Страдалец" его распух и покрылся мелкими ссадинками. Времени, да и желания рассматривать его не было. Он посидел немного в кресле, выпил еще пару больших рюмок коньяка, закурив принялся одеваться. Девчонка еще раньше молча оделась и выскользнула неслышной мышкой. Денег заработать на полицейском не удалось, может быть еще кто-нибудь соблазнится. Вечер был в самом разгаре...

Через пару дней Гавриил Степанович проснувшись рано поутру, отправился в туалет. Первые капли мочи доставили некоторое беспокойство, мочиться было больно и неприятно. Вернувшись в спальную, он сел на кровать рядом с безмятежно посапывающей спуругой, и какое-то время сидел, тупо уставившись в пол.

- Вот тебе, бабушка и Юрьев день.... - неужели придется опять идти к доктору по стыдным болезням Семенкину, рассказывать что и как. А тут, наверняка, его благоверная еще масла в огонь подольет. Ведь утром, после этой курвешки Полинки из бардака купчишки Коловоротова, он был особенно нежен, точнее два раза, со своей благоверной... Мда... Веселенький денек предстоял...

Проститутка по желанию

Категория: А в попку лучше

Автор: Лиона Аримова

Название: Проститутка по желанию

Я проститутка, теперь этим ни кого не удивишь, полстраны занимает эту "почетную" должность, но мне стоит удивляться, так как выбор моей профессии обусловлен не материальными сложностями, а физическими и главное психологическими потребностями. Так в чем же здесь "кайф", думайте сами.

Восемь часов вечера-время сбора, самое главное определить кто я сегодня: опытная потаскуха, именно потаскуха в соответствующем прикиде, в соответствующей раскраске, а самое главное с соответствующей лексикой или элитная путана, а может быть, не менее интересная роль: неопытная девушка волею судеб оставшаяся одна на улице ночью.

Сегодня я дешевая шлюха, с того, кто меня трахнет возьму не больше сотни (рублей, конечно же). Первое что я делаю, не надеваю трусики, мои упругие ягодицы чуть-чуть прикрывает юбка с запахом, невероятного ядовито-желтого цвета, а из топа вываливаются сиськи невероятного размера. Красная помада, шухер на голове полностью дополняют картину.

Выхожу на улицу, свежий ветерок ласкает мою промежность в душе сладкое волнение, ожидание новых не забываемых ощущений.

Голосую, подняв правую руку, при этом кофточка задирается, обнажая вздернутые вверх соски, скрип тормозов, вот и мой первый клиент. Вопрос срывается с губ так же естественно, как и при каждом нашем вздохе в легкие попадает кислород:

-Молодой человек не хотите заняться сексом?

-А в задницу дашь ? Звучит вопрос совершенно не естественный для того, кто его произносит, это совсем еще молодой человек, почти мальчик, очевидно взявший машину у папы на ночь покататься, возможно, даже без разрешения, но сколько наглости в его мальчишеском голосе и как загорелись похотью его красивые глаза. Ну, думаю, повеселимся.

-Для тебя, все что угодно, могу и отсосать.

-Да пошла ты, думаешь, я буду совать свой член в твой поганый рот, мне любая девчонка забесплатно минет сделает и даже еще приплатит, а вот в задницу, я еще ни кого не трахал. Садись на заднее сиденье, шлюх, терпеть не могу, но уж больно хочется тебе засадить.

Вечер обещал быть веселым, помню, как однажды обслуживала я компанию подобных малолеток, их было трое, или четверо, не помню уже точно, только тогда я невинной девочкой прикидывалась, и представляете меня всю такую чистую, беленькую затаскивают в машину эти придурки и прямо там, на заднем сиденье начинают трахать самыми извращенными способами, заставили еще миньет гаишнику делать, который нас не вовремя остановил, в задницу жезл засунули, вообще повеселились ребята, правда заплатили хорошо.

Выехали за город, место тихое безлюдное, с дороги свернули на полянку, деревья, птички поют, романтика, да и только.

-Выходи, стаскивай с себя тряпье и позади машины раком вставай.

Я безоговорочно подчинилась.

Путешествие по жизни

Категория: А в попку лучше

Автор: Таня

Название: Путешествие по жизни

- Ну, вы там наверху ваше шоу кончилось, слезайте, пока всех не порубал!

Никакой реакции.

- Я сказал, мать вашу, слезайте!

Девушка и парень спускались с пожарной вышки.

Он был уже весь красный и обливался потом от злости, задыхаясь, продолжал орать. Одышка опять настигнула его. Он ненавидел нервничать. Он ненавидел наглых молодых людей, особенно пустоголовых барышень, которые срывали ему весь бизнес, отвлекая посетителей своим дурацким порно-шоу. По его мнению, они все должны находиться если не на панели, так сидеть дома и не высовываться. Больше всего на свете ему хотелось сейчас трахнуть эту нахальную девицу в розовом белье, впрочем, он бы не отказался и от ее напарника, выкрашенного придурка, как он их всегда называл.

Девушка не спеша спускалась, покачивая прелестными бедрами, а парень шел вслед за ней так же медлительно, держа в руках цепь от ошейника подруги. Ребята осознавали, что сегодня им повезло как никогда, что обозначало мощный прилив денег. А ведь все с чего началось! Мила поспорила с бывшими собутыльниками на сто баксов, что они сорвут что угодно, непристойно развлекаясь. Наживкой оказался этот уже и так разваливающийся ресторан; а ребята сидели неподалеку, наблюдая за происходящим.

Джон чувствовал себя очень возбужденным, он не мог дождаться, пока они с Милой придут, наконец, домой, в автобус.

Высокие окна единственного в городе ресторана выходили прямо на вышку, и с помощью подсветки можно было легко привлечь внимание посетителей. Не пойми откуда, Мила достала микрофон и пела все, что ей придет в голову, умело рифмуя слова. Джон в свою очередь держал ее на цепи; на шее у девушки был колючий собачий ошейник, и бил хлыстом по заднице, заставляя ту еще энергичнее вскрикивать.

На самом деле, все продолжалось не так долго; да и какая милиция может быть в этом провинциальном городке. Понятно, что клиентура захочет не только смотреть на все это безумие, но и послушать, о чем поет бесшабашная девчонка в одном белье на вышке их родного стадиона. В течение этого спектакля, Джон еле удержался, чтобы не вставить Миле прямо взад.

Когда наконец те спустились, директор нагло схватил Милу за руку, подсознательно стараясь успеть облапать девчонку до того, как он сдаст их полиции. Но потом до него дошло, что лучше бы она заплатила за его молчание, в противном же случае, сотовый телефон находился в кармане. Он уже предвидел, как она скажет "ладно" и пойдет с ним в пристроенную комнатенку у ресторана, оставив своего белобрысого дружка.

Мила посмотрела на него и вдруг огрела ногой по лицу так, что тот упал на землю. Она схватила Джона за руку, и они убежали.

Зайдя в лифт, Джон обнял Милу и начал шептать, что хочет ее. Девушка была совсем не против секса в закрытом пространстве, тем более что в последнее время они только этим и знимались. Она нажала кнопку "стоп" и, задрав розовую коротенькую юбочку, встала раком перед Джоном, который мгновенно возбудился. Недолго думая, он врезался прямо в задний проход Милы, энергично терзая ее, стенающую от удовольствия. Очень быстро он входил и выходил из нее, тяжело дыша и постанывая. Как ему было приятно в этом уютном похотливом логове подружки! Они обожали заниматься анальным и оральным сексом, только вот последним они за последнее время немного переборщили, так, что уже этого даже не так хотелось. Мила кричала немного от болезненного разрывающего ее оргазма; она чувстовала как Джон обеими руками удерживает ее за задницу, беспощадно трахая. Сама Мила не могла точно определиться, то ли она любила его, то ли просто хотела так, что не могла отойти от него ни на шаг, исполняя любые его желания, особенно в постели. И Джон знал, что может подойти к ней в любое время и нагло оттрахать в первом недалеком углу, и что она никогда на него за это не обидится. Он кончил, облив спермой всю бархатную одежду подруги; и тут она поняла, что они провели в этом лифте уже довольно много времени, заставляя остальных жильцов подниматься по лестнице пешком. Она быстро изменила свою позицию и, встав на колени, начала сосать ему член. Ей наплевать было на гигиену, ей не было противно и это было здорово. Она вспоминала иногда, как ее мать всю жизнь говорила ей, что любой секс, кроме обычного, - унижение и что это так должно быть противно! А потом Мила с ужасом обнаружила, что ее мамочка со своими монашскими замашками оказалась шлюхой. Облизав его прибор до конца, она вытерла губы от спермы и, встав, нажала пятую кнопку (они жили на пятом этаже). Джон все еще не мог прийти в себя. Он застегнул ширинку и поцеловал Милу в губы, словно благодаря, за отличный секс.

Придя домой, Мила легла спать, так как устала за сегодняшний день, а Джон пошел на кухню и, сидя за чашкой чая, думал о том, как они с Милой познакомились.

Ей тогда было 16, а ему 25. Мила со своими родителями путешествовали в машине по стране и подобрали как-то на дороге Джона, который тогда поссорился со своим директором из-за того, что первый не хотел с ним спать. Родители Милы были занудами, впрочем, как и все люди среднего возраста и скептически отнеслись к тому, что она сидела с незнакомым симпатичным парнем на заднем сиденье за их спиной. Из дневника Джона: "Я помню, как только сел в машину и увидел Милу, тут же захотел ее. От нее разило сногсшибательной сексуальностью; это была темненькая девушка с короткой стрижкой в синем тоненьком сарафане, облегающим ее стройную, но не абсолютно идеальную фигуру, что только еще более делало ее уникальной и притягивающей. Она смотрела на меня всю дорогу до Денвера, и мне было немного не по себе от этого. Почти всю дорогу ее предки молчали, правда, папаша иногда спрашивал у меня разные обыденные вопросы, типа, куда я еду и что там собираюсь делать и т. д.

Мы доехали до бензоправочной станции, и ее родители вышли, чтобы перекурить и заправить машину. Мне вдруг стало немного трудно дышать. Когда мы остались одни, я почувствовал, как она просунула руку у меня между ног, отчего у меня тут же встало. Она подвинулась ко мне ближе и, прильнув ко мне вплотную, начала покусывать мочку уха; рука ее оставалась у меня между ног. Она тянула зубами за серьгу у меня в ухе, отчего было немного больно, хотя это сильно возбуждало. Я боялся даже обнять ее, потому что родители Милы были совсем рядом, они уже потихоньку плелись к машине. Я обнял ее одной рукой за талию, прижав к себе еще сильнее, и шепнул ей, чтобы она прекратила. Мысленно я уже видел нас вместе в постели в номере какого-нибудь дряхлого отельчика.

Отец Милы принялся ругаться с бензоправщиком, наверное, из-за цены; в споре они отошли совсем далеко, а мать ее куда-то исчезла. Я не выдержал напряжения и повалил ее на заднее сиденье, притиснув губы к ее черным губам. Я почувствовал, как незнакомка просунула язык мне в рот, и сделал то же, а рукой полез по юбку. Не знаю, смог ли бы я выдержать все это и не трахнуть ее, но, видимо увидев через стекло приближающуюся мамочку, она резко оттолкнула меня от себя. Мы сидели уже как ни в чем ни бывало. Наконец, ее, слава богу, медлительные предки залезли в машину и мы поехали. Я все еще чувствовал ее руку на моих брюках; у меня все еще стоял. Я не мог даже обнять ее, потому что папаша постоянно смотрел в зеркальце заднего движения. Родители начали о чем-то говорить, и по их разговору я понял, что мы сегодня будем ночевать в мотеле: Меня потрясла смелость Милы:

Она достала зеркальце и начала красить губы, а я смотрел на нее, и вдруг мне представилось, что вместо противной красной помады был мой член, что она так же нежно и аккуратно сосет его. Сарафан был совсем коротенький. Я подумал, что это должно быть удобно".

Когда они, наконец, к вечеру добрались до гостиницы, Джон сказал отцу Милы, что у него не так было много денег, и спросил разрешения переночевать с ними в номере. "Он нахмурился, видимо, соображая своими старческими мозгами, что к чему, и, к моему счастью, разрешил, но сказал, что ужин тогда оплачу я". Весь оставшийся день, молодые сидели на кровати, рассматривая какой-то тупой журнал ради отвода глаза. Ее мать пошла по магазинам, а отец все ходил из угла в угол, ругаясь на пауков и ржавую воду из крана. "Когда он, наконец, вышел перекурить в коридор и поорать на администратора из-за полотенец, я сказал Миле, что хочу ее". Обычно в таких случаях девушки реагируют довольно холодно, но Мила только посмотрела на меня и сказала: "ночью ты меня трахнешь". О чем еще можно было мечтать?

"Было два часа ночи, когда я проснулся. Надо мной стояла Мила, в одном белье. Она забралась ко мне в постель под одеяло и прижалась ко мне. Я почувствовал ее нетерпеливое молодое горячее тело и начал лапать ее грудь, стаскивая лифчик. Я хотел уже было трахнуть ее, я стянул трусы с Милы, просунув руку ей между ног. Но тут она сказала, что у стариков очень чувствительный сон; предки были в соседней комнате. Она предложила мне пойти в туалет. Кстати, это было еще лучше, чем трахаться в миссионерской позиции.

Мы зашли в кабинку туалета и заперли дверь. Тут было жутко грязно и воняло, но что поделаешь. Я сказал Миле, что может быть не стоит ничего делать, вдруг кто-то зайдет, к тому же мне хотелось в туалет. Я сказал, что выйду помочусь, но она загородила дверь, дав мне понять, что не стесняется. Когда я закончил, уже хотел было застегнуть ширинку, но она тут же встала на колени, взяв у меня в рот. Она сосала так страстно, что я тут же кончил, было так приятно! Потом она сказала, чтобы я вставил ей между ног. Мила встала раком, оттопырив зад, оперлась руками о край унитаза. Я тут же воткнул во влагалище свой абсолютно каменный член и понял еще раз, что все бы отдал за еще такой же миг наслаждения. Мила застонала довольно громко и как-то болезненно. Я подумал, что ей больно и поинтересовался, трахая между делом, все ли в порядке, и она простонала сквозь зубы, чтобы я не останавливался. Я оттрахал ее как нельзя было лучше и кончил два раза. То ли мне показалось, то ли так и было, но, по-моему, Мила была девственна: Она встала, натягивая трусы, и мы вышли из туалета.

На утро, позавтракав, мы отправились дальше. Мила вела себя так, словно ничего и не происходило. Мы ехали в машине и слушали какое-то бездарное радио. Она вытащила из рюкзака наушники и начала слушать свою музыку. Под предлогом послушать что-нибудь нормальное тоже, я подсел к ней и спросил, не обиделась ли она. Она сказала, что нет и надела на меня на ушники, сказав: "послушай". В плейере гремела хорошая гитарная музыка и я лишний раз понял, что Мила была не дура. Наушники были пальчиковые, поэтому один она засунула себе в ухо, а другой отдала мне. Она шепнула, чтобы я вышел позвонить. Я решил не вникать, зачем ей это надо было, тем более ее папаша поглядывал на нас в зеркало. Через некоторое время я попросил его остановиться, когда мы проезжали одинокую телефонную будку, и вышел из машины. Войдя внутрь, я снял трубку, но гудков там не было. Я хотел уже было идти обратно, но увидел через мутное стекло приближавшуюся Милу. Она вошла в будку и встала рядом. Я любовался ее красивым лицом с пухловатыми губами; ветер раздувал ее волосы. Мила сказала:

- Хочешь, я у тебя пососу?

- :Да! - не успев подумать, сказал я.

Она встала на колени. Я опять почувствовал свой прибор в ее горячем влажном рту. Пухленькими губками она любовно обсасывала каждую складку, и я удивлялся ее опыту: откуда он, если еще вчера она была девственницей! Фонтан спермы брызнул ей в лицо. Она слизала остатки с губ и вытерла рукой то, что попало ей на щеки и волосы. Я был счастлив, она была счастлива, мы как обычно ублажили друг друга"

Как-то он застал Милу в одном из номеров гостиницы, делающую минет какому-то темноволосому типу. Мила: "Гир удивительно напоминал Джея, моего бывшего парня. Я просто не могла ему отказать, я не могла отказать Джею, после того, что мы вместе пережили"

Это была давняя история. Мила и Джей познакомились на кинопробах, впрочем, это не важно. Они сразу же стали любовниками, хотя, поначалу вели себя достаточно холодно по отношению друг к другу. Это был огонь и вода, Джей не был по натуре грубым, он был грубым с Милой в постели. После разрыва с Джеем и встречей с Джоном: "Я не могу сказать, что больше возбуждало меня, сексуальная грубость Джея или мягкость Джона. От Джея всегда пахло сигаретами; его руки, которые били меня по лицу, когда их хозяин трахал меня, постоянно отдавали куревом. Он не бил меня кулаками, он просто бил меня по лицу и заднице руками, он обращался со мной как со шлюхой, которой не следовало становиться такой, но я точно знаю, что никто так не любил меня, как он. Его просто возбуждало то, что он унижал меня в постели. А я наоборот унижала его в жизни. Нет, не потому, что я хотела отомстить ему, просто у меня есть характер и всегда свое мнение и издавна сложившиеся принципы, которые я не собиралась менять ни ради кого. Если, например, я сделаю Джею минет, он даст мне пощечину, как бы говоря, что я шлюха, что я опустилась. Если он был слишком груб со мной, наутро он просил прощения, и я всегда прощала ему, потому что любила. Признаться, то, что он со мной делал, возбуждало меня чуть ли не больше, чем его самого. Мне нравилось чувствовать себя швалью в его постели. Мне нравилось доставлять ему удовольствие"

На самом деле, Джон и Джей отличались друг от друга только внешностью, они оба были из рок-бизнеса, оба были на вид немного смазлявые, Джей брюнет, а Джон - крашеный блондин, и их обоих Мила одинаково сильно и долго любила и хотела.

Пейдж, с которым у Милы была легкая интрижка, был лучшим другом Джея. Как-то все они собрались компанией у Джея с Милой. Она сидела на коленях у Пейджа, который обнимал ее и прижимал к себе, а Джей сидел напротив них, в упор глядя на Милу. Она не так уж и хотела вызвать ревность у Джея, просто ей было приятно с Пейджем, может, она просто изголодалась по нежности: Она откровенно прижималась к нему, и все выглядело так, если бы они были любовниками. Когда все разошлись, Джей, наверное, в порыве ревности, ударил Милу. Она упала, но он подал ей руку, помогая встать. Все эти секунды она чувствовала влечение к нему, но почему-то именно сейчас ей не хотелось спать с ним. Она уже предугадывала, что будет, она знала, что Джей изнасилует ее. Так он и сделал. Сначала он просто повалил ее на стол и быстро и грубо оттрахал. Этого ему показалось мало. Он взял длинный ремень с брюк и аккуратно затянул на ее шее один конец, а другим, держа в руках, хлестал стоявшую на четвереньках Милу по заднице. Он изорвал всю одежду на ней, а Мила только кричала, не понимая, что она испытывает более ярко: удовольствие или боль.

Наутро после вечеринки, Пейдж вышел покурить на улицу и вдруг заметил идущую в направлении его дома Милу. Она выглядела ужасно: изорванная одежда и взлохмаченные волосы, синяк под глазом и на шее. Он нежно обнял ее, плачущую ему на плечо.

- Это Джей? - только и спросил он, догадываясь, что произошло.

Мила всхлипнула в знак согласия.

- Я думала, он любит меня

- Он любит тебя. Я-то знаю. Он никого так не любит как тебя, Мила, успокойся.

Он провел ее в дом и напоил мартини. Она уже успокоилась и сидела на белом кожаном диване в гостиной с Пейджем. Ее юбка была совсем высоко, а лицо выглядело таким красивым, что Пейдж стал замечать за собой нарастающее желание. Она смотрела на него и вдруг тихо сказала:

- Пейдж, я хочу тебя.

Пейдж сглотнул. Он тоже хотел ее, но не знал, что будет, если его друг узнает, что он переспал с его женой(Мила и Джей жили в гражданском браке) Но он уже не мог повелевать разумом. Он повалил Милу и трахнул ее. Теперь она была счастлива, она словно отомстила своему приятелю. С тех пор они продолжали встречаться и трахаться в тайне от Джея. Мила даже подумала, что может она разлюбила Джея, однако это было не так.

В другой раз, Джей был так возбужден, что избил Милу до такой степени, что на следующее утро та оказалась в больнице.

"Я открыла глаза, не понимая, где я. Я вспомнила прошлую ночь и все поняла. На краю кровати сидел Джей, он выглядел усталым. Когда я открыла глаза, он спросил, сержусь ли я на него, и я ответила, что нет. Он нагнулся и нежно поцеловал меня в губы. Вошел врач и сообщил результаты. Потом он сказал то, что повергло меня в шок.

- Вы знали, что беременны? - спросил доктор

- Н-нет: - пробормотала я в ужасе

- Мне очень жаль. У вас выкидыш

На какое-то время мир перестал для меня существовать. Я закрыла глаза и открыла их тогда, когда услышала, как Джей кричал не своим голосом:

- Это я убил его! Это я виноват, я ублюдок! Убейте меня, я убил нашего народившегося ребенка!..

Голос начал затухать и отдаляться, видимо, врачи уволокли его подальше от моей палаты. Придя в более или менее нормальное состояние, я проверила анализы крови и убедилась лишний раз, что ребенок был от Джея:

Мне вот до сих пор интересно, а что, если бы Джей тогда не избил меня? Может сейчас бы у нас была счастливая дружная семья, и наш ребенок никогда бы не узнал, что его отец в молодости жестко трахал его мать, и мы бы сказали ему, что нашли его в капусте. И я бы вряд ли узнала в последствии Джона, никогда бы не оказалась в его постели. Хотя, может Джей прав - я шлюха и эгоистка по натуре, и заслуживаю того, как со мной обращаются и обращались всю жизнь".

В автомобиле

Категория: А в попку лучше, Фантазии

Автор: Stone Cold

Название: В автомобиле

Ты хочешь узнать, что хочет он - узнать о том, что крутится в голове, когда шум дождя колотится по крыше автомобиля, а огни встречных машин рассыпаются в миллионах капель на лобовом стекле. Когда голос с переднего сиденья тебе, совсем не смущаясь, а от этого ещё больше заставляя выпасть из реальности, говорит о том, что твой запах - запах хотящей секса - хотящей быть оттраханной - женщины уже становится невыносимым для дальнейшего выжидания. Ты знаешь, что от тебя хотят - что хочешь ты и немного больше.. и эта истома, от предвкушения -продления предвкушения ... и.. осознания простой - примитивной, как секс и многомерной, как секс - мысли, что тебя хотят.. осознание того, что на расстоянии вытянутой руки - а не проверить ли - джинсовая ткань натянута до предела и именно от того, что ты заднем сидении вроде бы и рядом, вроде бы и никуда не денешься.. но любые мысли смывает потоком дождевых капель, сметенных дворником по ветровому стеклу..

Ты знаешь, что в противовес воздушной романтике окружающего мира - ты хочешь - потому что от тебя - тебя - хотят - примитивного ... именно того, что так сложно - и так.. просто ты сидишь раздвигая - сдвигая.. чуть-чуть.. поначалу незаметно даже для самой себя - колени.. а потом думая, что незаметно в зеркало заднего вида.. тебя заводит лишь сама ситуация.. ещё не слышно голоса. ещё лишь пару раз ты видела блеск в глазах - в широких зрачках которых можно запросто тонуть, погружая влажный палец.. тебя заводит твой запах.. ты не хочешь играть в кокетство - ты хочешь того, что хочет он - но хочешь это для себя.. ты чувствуешь, что он плавно тащится от ощущения - своей протянутой рукой, проводя по замку.. уже не застегнутому - ты хочешь показать ему, что для тебя сейчас.. какого....почему ты должна терпеть.. тебе нравится, когда за тобой смотрят.. пусть даже не глядя в твою сторону...

Ноги раздвинуты так, чтобы ничего не мешало.. звук расстегиваемой молнии молнией пронзает тело, электризуя его. .два пальца скользят, не встречая сопротивления.. тебе не терпится показать ему блеск капелек на твоих ногтях...и ты получаешь не меньшее удовольствие, проводя кончиками пальцев по его шее.. тишина паузы между песнями внезапно подчеркнула мокрое хлюпанье, бессовестность которого пробила все границы приличия.. прелюдия, конечно, штука хорошая, но он хочет - сейчас хочет - и видит как ты трахаешь саму себя и уже дыхание, сбивчивое, прерывистое, заполняет все паузы.. тебе все параллельно - он хотел - ты хотела, чтобы он это видел - ты это делаешь.. соски просто бессовестно упираются - так хочется ощутить их внутри чего-то теплого и влажного - чьей-то.. но её пока нет - здесь - и лишь пока.. ты сидишь - лежишь, съехав вниз, чуть приподняв вверх ягодицы, опираясь на поясницу.. - не все капельки оказались на твоих пальчиках - часть скатывается ниже, предвкушая, ты полузакрываешь глаза..

Резкий рывок меняет твою позу - теперь ты на боку, в следующую секунды - ты не успеваешь уследить за собой - сама срываешь брюки - ничего не понимаешь - чувствуешь крепкие пальцы, с силой проводящие там, где только что собирались в ожидании все нервные окончания.. руки обхватили тебя с боков, а большие пальцы медленно спускались вниз - перед ними теплой волной неслось то чувство, которое открывало все ..- не зря далеко не все капли собрала ты на своих пальчиках - он хотел почувствовать, как ты его ждала.. он с силой оставил твою руку у тебя между ноги скользнул своей - вдоль шеи - давая тебе слизать капли желания превращая их в настоящий потоп - это - а кого не - заводило его больше всего. Он хотел - и ты сосала его палец, только что побывавший рядом с твоими.. ты чувствовала его руку рядом со своей... через тонкую перегородку.. ты была вся мокрая - пальцы - переплетались - мысли...

Ты открыла себя всю - ты ждала его везде и не знала - знала - что будет дальше. ритм, задаваемый тебе резонансами отдавался внутри тебя мокрое хлюпанье отовсюду аккомпанировало, заводило как тамтамы ритуального танца бушменов отдавались гулким уханьем в висках....тебе хочется быть просто грязно оттраханной - ты стонешь, просишь, умоляешь об этом не стесняясь...секундный перерыв его руки отрываются от тебя и снова, уже на порядок крепче обхватывают твою попу. .ложбинкой между ягодицами ты чувствуешь упругое движение, скользящее внутрь - ты прикусываешь губу и закатываешь глаза - но стон не удержать - он входит в тебя - так, как ты хотела - хотел он - жесткий ритм - больно - не больно - кайф - резкий удар - кайф - волосы, сжатые в пучок - палец во рту - рука, переплетенная с твоей погружена тебе между ног - он везде - его голос - звуки - не слова - целая фраза в одном стоне.. ты трахаешься - тебя трахают в попу - ты просила об этом.. полсекунды -и его член и пальцы меняются местами - ты не успеваешь напрячь расслабленные мышцы - не хочешь делать этого - фейерверк прикосновений не оставляет ни мгновения на размышления - тебя трахают как сучку на заднем сидении автомобиля а ты течешь и хочешь ещё дрожь волнами - не останавливаясь мечется по твоему телу- на каждый его толчок отзываясь во всех уголках - ты отпускаешь ртом его палец - губы не отпускают - губы хотят ещё и прижимаешь его к клитору - тот взрывается от первого прикосновения - ты раздвигаешь рукой свои губы - силой заставляешь его щупать тебя - он трахает тебя без остановки - ты вся мокрая - как один человек может трахать одновременно везде - ты уже не отличаешь, где член - где пальцы - где его - твои он трогает тебя везде - ласкает - бьет сжимает твое тело - грудь - попу - клитор - волосы - наматывая на руку задирает твою голову вверх давая тебе облизать палец и возвращает его - их обратно..

Он трахает тебя в попу - и ты чувствуешь его член - его яйца, стукающие тебя по губам - и твоя - его рука - внутри тебя с ума сойти от того, что ты чувствуешь рядом с рукой.. ты убыстряешь движения - убыстряется бег мыслей - центробежной силой разбрасывая их в стороны - как на карусели все мелькает вокруг - ты не хочешь - ты хочешь следующую секунду - дрожь не прекращаясь носится по твоему телу - и - мгновение - собирается внизу живота - он замирает на миг - и взрывается внутри - ты не можешь отличить один взрыв от другого - не хочешь - и зачем - ты получила то, что хотела.. лишь.. ты хочешь, чтобы она это видела...

Долбящий в ночи

Категория: А в попку лучше, Подростки, По принуждению

Автор: Tolstoperov

Название: Долбящий в ночи

- Я тебе говорю, что не будут они водку! Бабье только шампанским давится:

Ребята уже сорок минут перепирались у палатки и никак не могли договориться, что же все-таки покупать для девочек на вечеринку. Высказавший вышеозначенную фразу считался знатоком женщин, как самый старший и опытный. Приятели знали, что больше ни у кого не было такой бурной половой жизни и такого количества сумасшедших вечеринок.

Удачный имидж для симпатичного шестнадцатилетнего девственника.

На сегодняшний вечер у ребят были большие планы: Одноклассница (между прочим, новенькая в классе) со своими подружками устраивала скромную вечеринку на шесть человек, и трое из шестерых в последний китайский раз твердо решили расстаться с девственностью. Поэтому девчонок нужно было споить - кровь из носу.

Итак, после долгих пререканий, парни все-таки взяли водку, самую дешевую и самую паленую, которая только имела совесть выставляться на витрине палатки - Кайзер. Наконец, они подошли к подъезду, где столкнулись с первой подружкой Наташи (так звали сегодняшнюю хозяйку бала), которая была на три года старше всех и постоянно носила ехидно улыбающееся лицо.

- Здоровки, Юлек! - игриво состроил глазки старший, Сергей.

- О-о: Я вижу, кто-то уже основательно принял на грудь, - сказала Юля с многозначительной ухмылочкой. - И, похоже, что вечеринка давно в разгаре:

- Да мы вообще-то только подошли, как и ты, - встрял Антон.

- Антоша, ты, между прочим, забыл познакомить меня с молодым человеком! - Юля стрельнула глазками в третьего юношу, Алексея, который выделялся в этой троице невозможно младенческим выражением лица.

- Хы-хы, да мы еще успеем познакомиться: поближе: - попытался сострить Алексей, напрочь отметая первое приятное впечатление о себе.

Болтая в таком духе, ребята подошли к квартире Наташи и позвонили. Дверь открыла хозяйка, мило улыбнувшаяся гостям, а в особенности Сергею. Почти сразу из кухни вышла еще одна подружка, которая была представлена, как "тоже Наташа".

- Везет мне нынче на Наташ, - буркнул Сергей, которого и впрямь в последнее время сплошь окружали особы с этим пошловатым именем.

Обе Наташи скорчили гримасы, означавшие все, что угодно.

- Давайте меня будем называть Наташа, а ее - Натали, - предложила хозяйка. Все равнодушно согласились. Надо сказать, Сергей (который был до сих пор знаком только с Наташей, да и то пару дней) немного замешкался, делая мысленный выбор между этими тезками. С одной стороны, ему всегда нравились маленькие куколки, как он любил говорить "миниатюрные сестрички с круглой попкой", такие как Наташа. А с другой - Натали была довольно эффектной блондинкой с пышными формами и припухлыми губами. Такие девочки хороши лет до семнадцати, не более; потом их почему-то разносит, и они превращаются в белесых коров с рыбьими глазами.

В конце-концов, он решил положиться на дальнейшее развитие событий и отдался на волю алкогольному разгулу, который так свойственен подросткам при соответственном отсутствии старших.

Надо сказать, вечеринка была отвратительной. То ли из-за водки (которую девчонки, кстати, хлебали будь здоров), то ли из-за нервного ожидания на тему "ну когда же оно произойдет, наконец! Время не ждет!" Между тем, все успели основательно надраться, и Сергей уже умудрялся целовать Наташу на балконе, в перерыве между участившимися перекурами. Затем Сергей выпил еще и: попросту отрубился на широкой кровати в комнате Наташи.

Юля умудрилась незаметно ушмыгнуть, вскоре засобирались и Антон с Лешей. Обе Наташи, посовещавшись, решили оставить Сергея ночевать - "Куда он пойдет в таком виде", но Натали также осталась, "чтобы чего не случилось".

Так бесславно окончилась для мальчишек вечеринка, последний шанс:

В квартире была только эта кровать и узкий диван в гостиной, а девочки, понятное дело, не могли перетащить "тело" на диван, а потому, ввиду полного бесчувствия Сергея, Натали решила лечь рядом с ним. Наташа же пошла спать на диван. Странный немного расклад получился, верно? Учитывая предыдущие события:

Во второй половине ночи Сергей внезапно проснулся. Совершенно трезвый! Его как подбросило - он мгновенно вспомнил все свои планы на сегодняшний вечер и бессильно заскрежетал зубами:

- Ах, дурак, ну надо же так было!..

И тут в темноте он различил лежащую рядом Натали. В том, что это именно Натали не было сомнений - она лежала на спине, а ее роскошная грудь и не думала опускаться, словно была надувная. У Наташи же грудки были маленькие, зато довольно широкая попа.

У Сергея сперло дыхание: Мысли вихрем проносились в воспаленном мозгу: ": Если что, притворюсь пьяным; все в курсе, что я сегодня выжрал больше всех и отключался:" О, он был очень хитрым и расчетливым мерзавцем для своих шестнадцати годков.

И его рука потянулась к груди спящей. Очень осторожно, стараясь как можно дольше не будить Натали, он трогал ее за соски, обводил пальцами груди, даже попробовал легонько сосок языком. Потом рука его начала спускаться ниже, ниже: Увы, он оказался разочарован. То вожделенное место, которое он прежде всего выглядывал в эротических фильмах и журналах, на ощупь оказалось довольно жесткой сухой мочалкой. Поэтому он убрал руку и продолжил свои исследования на внутренних сторонах бедер. Они были намного мягче, и шелковистее на ощупь: Очень приятные. Рука вновь скользнула к тазу, но на этот раз ниже: коснулась краешков ягодиц: Боже, как там было тепло! И довольно влажно - было лето и неудивительно, что между такими толстыми ягодицами вспотело.

Сергей очень осторожно ворочал пальцами между этими краешками ягодиц. И вот он, незаметно даже для себя, просунул указательный палец вглубь ягодиц. Он коснулся дырочки! Его словно током передернуло и давно вставший член даже заболел от напряжения. Член нужно было немедленно как-то облегчить, но идти в туалет онанировать было попросту лень, и безумная идея охватила его. Он сменил положение и тихонько сунул раскаленный член в полуоткрытую ладонь Натали. И даже тихонько застонал от облегчения - настолько прохладной показалась ее ладошка. Ему захотелось неистово двигать тазом и бурно кончить в эту замечательную ладошку, но мозг все еще контролировал неистовую похоть.

И тут Натали во сне пробормотала: "Нет, Руслан, туда не надо: Давай я тебе лучше погоняю болтик, как вчера" Сергей чуть не сошел с ума от этих слов! А рука Натали начала подрагивать и немного двигаться вдоль члена. Вот она покрепче сжала его, все еще не просыпаясь: Задергала ручкой чуть быстрее и: Сергей кончил ей на руку! Бурно, как кончают только подростки, разбрызгивая во все стороны сперму, он уже не контролируя себя дергал тазом, яростно вбивая головку в кулачок Натали. И тут она проснулась, сразу все поняла и широко раскрыла глаза от ужаса. Сергея тоже охватил страх, и совершенно не соображая он наклонился к уху Натали, и прошипел:

- Тихо, ссучка, а то завтра все про все узнают! Наташка первая разболтает, если проснется и увидит!

Как ни странно, это подействовало. Натали была в шоке и даже не сообразила, что уж Наташа-то, ее лучшая подруга, никогда никому не расскажет даже о более серьезных вещах, а не то что об этой глупости.

Сергей увидел, что она не будет подымать шум, и решил "пропадать, так с музыкой":

- Сс-слушай сюда, будешь делать, что я скажу, и попробуй только пикни, поняла?! - и неожиданно вонзил ей указательный палец в анальное отверстие.

Натали тихонько взвизгнула было, но Сергей тут же закрыл ей ладонью рот.

- Ты что, ---дь, не понимаешь с первого раза?

Натали испуганно смотрела в его искаженное от ярости лицо и мочала.

- Не понимаешь?!! - он вонзил указательный палец еще глубже.

Натали закивала головой.

- А что ты поняла, а?!

- Буду делать все, что ты скажешь, - невнятно проговорила Натали.

- Вот и отлично! - Сергей сделал еще более зверское лицо (для проформы) и вынул палец из анала Натали.

- Раздвигай ноги, - приказал он. - да пошире: Я хочу видеть, как ты будешь мастурбировать, надо, чтобы ты потекла. А то мне сухую тебя впадлу сношать будет.

Натали с умоляющими глазами смотрела на Сергея, но он решил быть на этот раз беспощадным в стремлении к заветной цели. Видя, что взгляды бесполезны, девочка раздвинула ноги широко, насколько смогла, и неловко начала тереть ладошкой между ног. Сергей заворожено смотрел на действо и его опавший было член начал подрагивать, вырастая.

Постепенно стало понятно, что девочка помимо воли возбудилась (в молодых гормоны играют на совесть), но явно ненавидит себя за это.

Сергей пару раз передернул член рукой, и склонился над распростертым телом. Член коснулся мокрых губок.

- Сереженька, не надо, пожалуйста, я же девочка еще, - внезапно отчаянно зашептала Натали. - хочешь, я лучше пососу у тебя?

- Девочка? - приглушенно гыгыкнул Сергей (хотя при этих словах он сильно струхнул, все-таки изнасилование доказать можно будет, если что) - слышал я, как ты во сне с каким-то Русланом про "болтик" болтала, "девочка": Ты ж не мне, а ему во сне дрочила, причем профессионально! И после этого ты мне ---дишь, что ты девочка?!

- Правда, правда! - умоляюще шептала она. - Руслан это парень мой, он в армии сейчас. Мы не: спали: до его призыва. Я сказала, что буду ждать его, и себя беречь для него. Я только сосала у него иногда, и болтик ему гоняла в подъезде. Девочка я: - и на глаза Натали начали наворачиваться слезы.

Сергей был не дурак. Он сразу сложил два плюс два, и уже хотел было согласиться просто на миньет, но тут: Он вспомнил порнофильм, который смотрел недавно у Алексея.

- Тогда я в--бу тебя сюда, - и он снова засунул палец девочке глубоко в анал. - И это последняя уступка!

Натали тихо всхлипнула и кивнула головой.

- Ладно, только ты осторожно, а то боюсь кричать, Наташку разбудим.

- Только попробуй вякнуть!

Сергей снова передернул член и начал прикидывать, как подступиться к этому роскошному заду.

- Как мы будем это делать? - прошептала Натали. - Ну, в какой позиции:

- Тихо, ---дь - растерянно приказал Сергей. - Твое дело лежать, помалкивать, и получать удовольствие.

На самом деле опытный герой-любовник просто не знал, как поступить - в уме крутились вихрем порнофильмы и "лекции" по сексуальному воспитанию, вычитанные в каком-то "Спид-Инфо": Но толку было чуть. Сергей только помнил, что если пара пробует анальный секс первый раз, лучше это делать, когда женщина лежит на спине и лучше всего - с поднятыми ногами. Так наименее больно в первый раз. "Ну ее к черту, вдруг и впрямь орать начнет" - подумал Сергей и велел Натали принять нужную позу.

Затем он (прокручивая в голове обрывки порнухи) заставил девочку обслюнявить ему указательный палец и ввел его, обильно смоченный, в заветную дырочку. Натали закусила губу и прикрыла глаза. Сергей теперь не торопился. Он вдоволь разрабатывал ей дырочку пальцем, доставая как можно глубже, и не забывал иногда полизать терпко пахнущие малые губки. Затем он постепенно ввел два пальца, продолжая делать поступательно-вращательные движения. От Натали не было слышно ни звука. Сергей счел это хорошим знаком, и попытался ввести три пальца (авось, привыкнет - член как раз такой же по толщине), но Натали тихонько охнула, кусая себя за губы.

- Тихо, тварь! - в ярости прошипел Сергей - Ах ты ссука!

Он метнулся к голове Натали и впихнул насильно между губ свой горящий от похоти член. Несколько раз макнув его в рот, он опять вернулся к ее попке и приставил к коричневой дырочке свою багровую головку. Не смотря на обуявшую его похоть, он почувствовал, как напряглось девичье тело. Он слегка толкнул таз вперед. Никакого результата. "А помещусь ли я у нее там?" - мелькнула мысль, - "У тех девиц, что в порно, дырки-то разъезженные, даже руку просунуть можно". Он толкнул член еще раз, чуть сильнее, но ему удалось загнать только полголовки. Твою мать! Он стиснул зубы и изо всех сил двинул тазом так, что член внезапно до самых яиц полностью погрузился внутрь этой восхитительной попочки.

У Натали дико расширились глаза, но она даже не пикнула, только пару раз нервно сжала колечко ануса. А Сергей на мгновение остановился, вспоминая "лекции": "Двигаться широко, размашисто: Чтобы член массировал влагалище сквозь тонкую перегородку: Вначале медленно, потом можно немного ускорять темп:" Им овладела шальная мысль, сделать так, чтобы ей понравилось это принудительное сношение. Ему хотелось таранить эту жопу, словно отбойным молотком, жестко и беспощадно: Но он стиснул зубы и делал "как по учебнику". Минут через пять он начал потихоньку ускорять фрикции и заметил, что Натали больше не напрягает анус и лежит довольно спокойно, даже безучастно. Он продолжал движения, и в конце-концов заметил, что у девочки глаза словно подернулись поволокой: Она начала глубже дышать, а затем и более учащенно: Он сношал ее уже пятнадцать минут, и почувствовал, что вот-вот кончит. Сергей замер на несколько секунд и внезапно почувствовал, что сперма начала толчками вытекать из члена. Это было очень странное ощущение, словно во время поллюции (в голове мелькнула дикая мысль "В холостую отстрелялся").

Натали тоже замерла, почувствовав, наверное, как по кишке текут горячие потоки. А Сергей сказал:

- Думаешь это все? Нет, теперь ты хорошо смазана, и дело пойдет еще лучше.

Он был здоровый молодой парень и даже после извержения его член мог сохранять боевое состояние. Чем он и воспользовался, снова начав двигать в этой волшебной попе своим отростком. Через пять минут Натали начало трясти: Она уже знала, что это такое - Руслан несколько раз доводил ее до оргазма, подлизывая ее клитор. А Сергею такое поведение женщины было знакомо лишь в теории. Но тем не менее, он жутко обрадовался, что у него получилось (И как получилось! Через зад! Да еще в первый раз!) и он ускорил движения тазом.

Натали уже совершенно в открытую яростно подмахивала задом и стонала-рычала в подушку. Ей до сих пор не удавалось испытывать столь необычного оргазма! Что бы там ни говорили сексопатологи, дескать, самый-самый оргазм у женщин при возбуждении и играх с клитором: Сама мысль о том, что ее, целочку, грубо трахают в жопу (а ее парень спит в казарме и духом о том не ведает) была столь развратная: восхитительная: возбуждающая. Она пыталась вцепиться в ягодицы Сергея, но постоянно приходилось отрываться и затыкать себе рот подушкой. Она кончала уже в третий раз! Наверное, слишком долгое отсутствие половой жизни не проходит даром, особенно для таких девочек (кровь с молоком!), склонных к нимфомании.

Сергей почувствовал, наконец, что опять кончает и решил осуществить еще одну мечту. Он неожиданно выдернул член из попы, вскочил и рывком поставил Натали на колени. Осоловелая девица подчинилась, ничего не соображая, и Сергей тут же вогнал ей член в рот, стараясь пропихнуть его за щеку. Он обхватил ее голову руками, несколько раз энергично дернул тазом и бурно излился в рот Натали. Почувствовав во рту вязкую жидкость, она вначале попыталась отстраниться, боясь захлебнуться, но Сергей крепко держал ее за голову и Натали пришлось пить все его семя. В этот момент она увидела их силуэты на шкафу (глаза уже привыкли к темноте) и ее потряс новый оргазм! Сергей водил ей членом по лицу, размазывая остатки спермы по щекам, губам и лбу, стараясь залить остатками все лицо Натали. А она все это лихорадочно слизывала, вцепившись пальцами в его ягодицы.

И тут раздался дрожащий от ужаса голос "Что же это?!". Натали, вся в сперме, и стоящий над ней Сергей обернулись в сторону возгласа. В дверях стояла Наташа:

Продолжение следует...

Я давно...

Категория: А в попку лучше

Автор: oxy10

Название: Я давно...

Я давно хотел трахнуть Снежану в попку. Но она долго мне не давала. Говорила, что ей это не нравится, хотя позволяла мне засовывать ей в анус палец. Как-то раз я положил ее на живот и, вставив ей в ее попу палец, стал ее дрочить. Она закусила подушку и тихо стонала. Снежана вообще-то довольно пассивна в постели. Я даже не уверен, что она кончает, не знаю и про этот раз, но желание выебать ее в ее большую попку (а она полненькая девушка) у меня осталось. Я спрашивал ее: "Тебе вставляли туда?" "Нет", отвечала она и прижимала меня к себе.

В тот день мы начали традиционно. Отдыхая после первого раза, я стал ее нежно ласкать и целовать, настраивая на продолжение. Снежанка очень быстро заводится, хотя и отдает главную роль партнеру. Я опустил руку вниз и потрогал ее дальнюю дырочку. Она была довольно сухая, и я вернул руку к ее лицу, погладил ее пухленькую щечку, коснулся средним пальцем ее губ. Она приоткрыла рот и пустила мой палец в свой рот. Дав ей облизать, я снова опробовал ее маленькую дырочку, смоченный слюной палец вошел легче, и я присоединил к нему второй, немного раздвигая их и растягивая ее анус. У меня уже встал, я глубоко поцеловал ее, может от этого она станет доступнее? Снежана обняла мои плечи и ждала продолжения. А высунул руку и потянулся к тумбочке, где заранее оставил вазелин, обмазав палец, я вернулся к ее дырочке. Снежана тихонько засмеялась и немного раздвинула ноги. Три моих пальца свободно ходили в ее жопке, а мой язык пытался облизать ее рот изнутри. Снежана прижась ко меня, и ее руки водили по моей спине.

"Повернись"-попросил я, и Снежанка легла ко мне боком. Взяв свой член в руку, я непроизвольно несколько раз подрочил. Прижавшись к ее спине, я погладил ее попку и начал нащупывать членом нужную дырку, что было не сложно, так как ее киска просто текла соком, тогда как вокруг "моей" дырочки было скользко от вазелина. Я начал легонько надавливать, Снежана подалась вперед и попыталась вырваться. Но я вернул ее к себе и начал легонечко толкать своим членом в ее попку.

"Расслабься, девочка, ну же:, я хочу тебя так:"

И тут я ощутил вокруг мой головки плотное кольцо женской попы. Я понял это раньше нее, и, не отпуская ее стал проталкивать свой член дальше. У нее там было туго, как я и хотел, мой член расширился от такого события, и, несмотря на Снежанин легкий крик, я загнал его по самые яйца и прижал ее за бедра к себе. Снежана дернулась, пытаясь соскочить с меня, еще раз: и расслабилась, привыкая к новому для себя ощущению, а почувствовал, как ее дырочка несколько раз сжала мой ствол и отпустила.

"Ну?" - вздохнула она.

Я двинулся назад, и первое же движение заставило Снежану глубоко застонать. Она прижалась к подушке, и я подтолкнул членом ее вперед, вжимая в кровать, и начал дрючить ее в жопу. Ее попка сжалась, а стоны слышны были и через подушку. Она (или я?) стала скользкая от пота, я почувствовал, что скоро кончу. От мысли, что можно будет кончить внутри нее, я чуть не сбился с ритма. Обхватив сзади ее сиськи я начал их мять и сжимать. Откинув подушку, Снежана начала вскрикивать, когда я толкал ее вперед, и тяжело всасывать воздух, когда я протягивал свой член в ее анусе назад. Я опустил руку к ее промежности вниз, и мои пальцы чуть не утонули в ее хлюпающей киске. Мне очень нравится, когда она течет, и я подумал, что еще раз полижу ее сегодня. Тут из меня потекла сперма, я последний раз толкнул ее вперед и начал спускать в ее жопку:

"Снежанааа:"

Она слезла с члена, повернулась лицом и уткнулась в мою грудь. Ее горячее дыхание обожгло меня, и пошло вниз, к животу и члену, который не знал, расслабиться ему или еще рано.

"Люблю, люблю, люблю" - шептал я в светлые волосы, обняв ее, а она все еще глубоко дышала.

Я пошевелился, и мой член коснулся ее живота. Я потянулся вверх, и член коснулся ее груди, ее рука оказалась на моем бедре, и Снежанка ладошкой погладила мою попку. Она замерла.

"Пососи" - попросил я.

"Нет", - шепнула она, но ее тело сказало другое. Я потянул ее вниз, сам приподнялся вверх, и мой член коснулся ее носа. Я гладил ее щечку, приглашая взять мой член. Она вздохнула и обняла его губами, я потянул назад, вперед, освобождая головку, еще липкую от спермы, и вставил ей в рот, почувствовав ее теплый язык. Но она не двигалась (Снежанка вообще не любит сосать), поэтому я держал ее голову и двигал взад вперед, заводясь просто оттого, что она держит его во рту. Как бы я хотел кончить в нее так, но мы не договаривались, поэтому, почувствовав приближение, я высунул член и прижал к сиськам. Струйка спермы брызнула ей на шею, и потекла вниз. Снежанка тихонечко засмеялась, а я просто уткнулся в подушку и постарался не заснуть.

Ночь любви

Категория: А в попку лучше

Автор: Алиса

Название: Ночь любви

Было уже далеко за полночь, моросил мелкий дождик, неприятно обдувал холодный, пронизывающий ветер. Я вышла из дома и направилась в сторону шоссе. Вечеринка не удалась. Моя подруга отмечала свой день рождения, и я была среди приглашенных, но компания собралась из людей, в основном мне не знакомых, поэтому я чувствовала себя не уютно. Один из парней, в течении всего вечера усиленно "клеился" ко мне, но я оставляла его ухаживания без внимания, он был не в моем вкусе. Видимо это задело его самолюбие. Изрядно выпив, он стал откровенно приставать ко мне. Тогда я решила уйти, настроение было испорчено. Изначально это не входило в мои планы, я собиралась остаться ночевать у подруги, но обстоятельства сложились таким образом, что мне ничего не оставалось делать, как только добираться ночью, через весь город к себе домой.

Я стояла на обочине дороги в ожидании какой-нибудь машины, водитель которой согласился бы отвезти меня. Я чувствовала себя глупо, на душе было скверно, и к тому же я ужасно замерзла. Моя юбка была слишком короткая, а блузка слишком прозрачная, поэтому я ощущала порывы ветра всем телом. Наконец я увидела приближающиеся фары. Возле меня тормознула "шестерка".

- Куда? - спросил водитель. Я назвала район. Выдержав паузу и что-то, мысленно прикидывая в голове, он посмотрел на меня:

- Сколько?

- Пятьдесят. - Ответила я, и, понимая, что предлагаю мало, поспешила добавить. - У меня больше нет.

Водитель покачал головой и состроил недовольную гримасу.

- Мало, за такие деньги, так далеко, да еще ночью... Никто не поедет. - Он смерил меня взглядом и усмехнулся. - Можем, конечно, как-нибудь по другому договориться.

- Обойдешься. - Я хлопнула дверью и отошла в сторону. "Шестерка" отъехала, и я опять осталась мокнуть и мерзнуть. Я закурила сигарету и посмотрела на часы, было уже два часа ночи. Вдалеке показалась машина, она приближалась стремительно, но почти совершенно бесшумно. Я подняла руку и огромная, черная иномарка, резко затормозив, остановилась как вкопанная. За рулем сидел мужчина приятной наружности, с обаятельной улыбкой.

- Садитесь девушка. - Он открыл дверь и сделал приглашающий жест.

Я сказала, куда мне нужно ехать и, поинтересовавшись по пути ли ему, сразу предупредила, какой суммой располагаю.

- Неужели вы думаете, что я себе на жизнь зарабатываю частным извозом? - Рассмеялся он, когда я села в мягкое и теплое. - Я просто отвезу Вас до дома, вот и все. Не могу же я проехать мимо, когда вижу, что на обочине дороги стоит такая милая девушка и мерзнет под дождем.

- Вы благородный человек. - Ответила я. - Но все-таки если бы девушка была бы не милая, как Вы сказали, Вы бы поступили по-другому?

Водитель улыбнулся и мельком посмотрел на мои ноги.

- Я думаю, что поступил бы также.

- Вы настоящий рыцарь. К сожалению таких людей сейчас очень мало. Все преследуют исключительно корыстные интересы.

В какой-то момент наши взгляды встретились.

- А как Вас зовут, нежное создание? Поинтересовался, мой попутчик.

- Алена. - Ответила я.

- А меня Виктор. Что же Вы здесь делаете так поздно, одна?

Я поведала своему спасителю печальную историю, которая приключилась со мной.

- Вы, наверное, совсем замерзли? Давайте заедем в одно местечко и выпьем чего-нибудь согревающего. - Предложил Виктор. - Это по пути. Мне хотелось бы познакомиться с Вами поближе Алена. К тому же стоит попробовать поднять вам настроение. - Добавил он.

Я согласилась. Я даже обрадовалась его приглашению. Мне понравился этот парень, в нем чувствовалась сила и мужественность. И еще он был красив - стройная, спортивная фигура, приятные черты лица, покрытые ровным загаром.

Мы заехали в роскошное заведение, с прекрасным интерьером, вся обстановка располагала к доверительному, интимному общению. Приглушенный, мягкий свет, приятная музыка. Я выпила коктейль с ромом и почувствовала, как тепло разлилось по моему телу.

Мы долго разговаривали, Виктор оказался интересным собеседником, он много ездил по миру и в его коллекции впечатлений, было много удивительных рассказов. Он был интеллектуален и остроумен, одним словом мне было хорошо с ним. И когда, уже под утро, он предложил поехать к нему, я согласилась без особых колебаний. Мы уже перешли на "ты", когда мы сели в машину он поцеловал меня, нежно и страстно. Я почувствовала сильное возбуждение и, закрыв глаза, обняла его за шею. Поцелуи обжигали мою кожу и заставляли биться сердце все сильнее. Я хотела его. Все мое тело стремилось раствориться в его объятиях. И когда его ладонь легла на мои колени, я слегка раздвинула ноги давая ему возможность залезть мне под юбку. Его рука двигалась медленно, едва касаясь меня. Наконец я ощутила его пальцы на своем самом сокровенном месте. Нас разделяла теперь только узкая, тоненькая полоска моих трусиков. Нижнее белье, надетое на мне, было чистой условностью и практически ничего не скрывало. От прикосновения и поглаживания моя киска увлажнилась, и трусики быстро намокли. Во мне разгоралось пламя страсти, посмотрев в мои глаза, Виктор заметил в них яркие искры, предвещавшие пожар и извержение вулкана. Он завел машину, и мы помчались к нему домой, сгорая от желания переполнявшего нас.

Едва мы вошли в квартиру, и за нами закрылась дверь, Виктор взял меня на руки и понес в спальню. Наши губы слились в поцелуе, срывая друг с друга одежду, мы рухнули на постель. Через несколько минут я лежала уже полностью обнаженная и наслаждалась изысканными ласками моего партнера.

Его руки изучали мое тело, а губы и язык заставляли меня извиваться в экстазе. Он нежно целовал мои соски, посасывал их и слегка сдавливал пальцами. Я почувствовала его губы на своем животе, он медленно спускался в низ, лаская меня руками. Наконец я ощутила его прикосновения у себя между ног. Я раздвинула колени и открылась ему. Виктор припал к моему клитору и стал ласкать его губами. Потом его язык проник в мое влагалище и из моей груди вырвался стон наслаждения. Я протянула руку и, найдя его твердый член, обхватила его пальцами.

- Какой он у тебя большой, я хочу пососать его.

Виктор лег ближе ко мне, продолжая ласкать мою влажную дырочку.

- Да милая возьми его в рот.

Я провела несколько раз языком по стволу его фаллоса, потом обхватила головку губами и медленно стала погружать вздыбленный член себе в рот. Я сумела заглотить его до конца, хотя размеры этого достоинства были весьма внушительны. Немного полоскав его рукой, я стала сосать.

Мне это всегда очень нравилось, ощущать у себя во рту пульсирующую, возбужденную, горячую плоть мужчины. Я испытываю истинное наслаждение от вкуса спермы и всегда глотаю ее. Через несколько минут я кончила, мое тело содрогалась, будто бы под действием электрических разрядов. Волны оргазма захлестнули меня, и в этот момент я почувствовала, как струя спермы ударила мне в язык. Я продолжала сосать, пока не проглотила все до последней капли.

Немного отдохнув, мы продолжили заниматься сексом, желание наше не было погашено, наоборот оно разгоралось все сильнее. Когда орудие моего любовника обрело надлежащий вид, я села на него сверху. Он сжал руками мои ягодицы и прижал к себе. Я застонала и стала двигаться, скользя влагалищем по его стволу. В какой-то момент Виктор остановил меня, по нему было видно, что он близок к оргазму и хочет оттянуть этот момент. Он сел и развернул меня к себе задом.

- У тебя восхитительная попка милая, она таит столько соблазнов...

Виктор стал осыпать поцелуями мои ягодицы, и одновременно пальцы его гладили мой клитор. Вдруг я почувствовала, как его язык прикоснулся к моему анусу, я вздрогнула, никогда еще мужчины не ласкали мою заднюю дырочку языком. Я не была искушенной в сексе девушкой, ведь я всего год назад рассталась с девственностью. И всего лишь месяц назад мне исполнилось семнадцать. Виктор раздвинул мои ягодицы, и медленно введя свой язык мне в анус, стал ласкать мой задний проход. Я никогда не испытывала таких приятных ощущений, это было ни с чем не сравнимо. Я просто таяла в его объятиях. Виктор легонько укусил меня за ягодицу, потом еще раз уже сильнее.

Я вскрикнула и, оглянувшись через плечо, спросила: "Что ты делаешь с моей попкой? Мне больно"

-Боль, это только ощущение милая, ты сама оцениваешь его как приятное или неприятное. Обычно человек просто боится сильных и новых ощущений. Прислушайся к своему телу, и ты откроешь для себя новый мир. - Виктор шлепнул меня по заднице ладонью и спросил:

- Разве тебе больно?

- Нет. - Ответила я. - Это даже приятно. Это где-то на гране между болью и наслаждением.

Виктор хорошенько отшлепал мою попку. Она стала розовой, истома и обжигающее тепло стали распространяться по спине и по бедрам.

- Боль дает возможность почувствовать самые острые ощущения и порою они бывают чрезвычайно приятны. - Сказал Виктор. - А когда боль чередуется с лаской, возникает контраст позволяющий насладиться неземным блаженством.

И действительно я испытала в следующий момент удивительное состояние, когда влажный язык Виктора стал лизать мои ягодицы, еще горячие после экзекуции. Я застонала от удовольствия и, прогнув спину, приподняла попку навстречу его ласкам. Виктор скользил своим языком по моей промежности, то и дело, погружая его то в одну, то в другую дырочку. Когда в очередной раз его язык, проделав путь от клитора, погрузился глубоко в мой анус, я почувствовала приближение оргазма.

- Я больше не могу выносить эту сладостную пытку. - Взмолилась я. - Пожалуйста, остановись дорогой, иначе я сейчас кончу. Я хочу ощутить тебя в себе, войди в меня, войди глубоко. Я так хочу тебя, твой огромный пенис. Возьми меня...

Руки Виктора нежно обхватили мою грудь, его пальцы сжали затвердевшие соски. В мое влагалище уперся его пульсирующий член. Я стала двигаться навстречу ему и постепенно полностью поглотила его фаллос своей пещеркой. Оргазм был похож на взрыв, он пришел необратимо и вонзился миллионом иголочек в каждую клеточку моего тела. Мне хотелось, что бы это никогда не заканчивалось, что бы мой любовник продолжал меня трахать еще и еще.

Виктор вытащил свой конец из моего влагалища и направил его в анус. Я поняла его желание и постаралась расслабить задний проход. Раньше, я никогда не занималась анальным сексом, но конечно много слышала о таких сношениях, и знаю, что многим мужчинам это очень нравится. К тому же, мне было интересно попробовать это самой, и я не хотела разочаровывать Виктора. Его фаллос был весьма внушительных размеров, и когда он попытался ввести его в мою попку, я испытала сильную боль, закричала и отстранилась от него.

- Прости милая, у тебя такая маленькая дырочка. - Виктор протянул руку к при кроватной тумбочке и взял тюбик с кремом. - Давай я попробую помазать ее вот этим.

Я подставила ему попку, сгорая от предвкушения насладиться содомией. Некоторые мои подруги давно уже занимались таким сексом и считали это очень утонченным удовольствием.

Виктор выдавил себе на палец немного крема и ввел его мне в задний проход. Я наклонила голову и посмотрела на его торчащий, между моих ног, вздыбленный член. Вид его так сильно возбудил меня, что я начала мастурбировать. Я ласкала пальцами клитор, иногда вводя их себе во влагалище, а Виктор, в это время проталкивал в мою задницу свой огромный конец. Сначала было немного больно, но мой партнер был очень аккуратен и опытен, и поэтому постепенно на смену неприятным ощущениям пришло блаженство. Я охала, стонала и извивалась под напором его мощного поршня. Толчки его становились все сильнее и вот, наконец, он уже полностью входил в мой анус. Я чувствовала, как его яйца трутся о мою вагину, и это еще больше разжигало во мне огонь страсти. Постепенно я сама стала двигать бедрами, насаживая свою попку на его кол. Руки Виктора нежно скользили по моему телу, он ласкал мою шею, грудь, живот; осыпал поцелуями лицо, волосы и спину. Несколько раз его пенис покидал мой задний проход, но его сразу же заменял язык. Виктор не хотел кончать раньше времени и поэтому, чувствуя приближающийся оргазм, останавливался, растягивая удовольствие. Мы поменяли несколько позиций, наслаждаясь, друг другом. Мне хотелось нового места, и я встала с кровати и подошла к окну. За мокрым стеклом мерцал огнями просыпающийся город. Близился рассвет. Я оперлась руками о подоконник и, расставив ноги, нагнулась, подставив свою попку на обозрение любовнику. Виктор подошел ко мне сзади и вогнал свой торчащий конец в мой раскрытый анус. Его руки обняли мою талию, и он стал трахать меня в задний проход, постепенно ускоряя темп. Я поняла, что сейчас испытаю оргазм, и прошептала: "Милый давай кончим вместе, я больше не могу, кончи мне в попку". Виктор застонал и, вогнав несколькими мощными толчками свое орудие в самые глубины моего ануса, стал изливать там горячие потоки спермы. И в этот самый момент оргазм накрыл меня с головой. По моему телу прокатилась дрожь и горячая волна, от копчика, по позвоночнику промчалась к голове. Я закричала и, запрокинув голову, нашла губы своего любовника. Мы слились в долгом и страстном поцелуе.

Любимая теща 4

Категория: А в попку лучше

Автор: Иннокентий

Название: Любимая теща 4

А перед этим мы просто лежали и разговаривали. Я спросил ее, сколько мужчин у нее было.

- О, не так много как ты думаешь. В последние полгода вообще никого.

Я спросил ее, самый ли я молодой ее любовник.

- Ты удивишься, но нет. Я даже не знаю, стоит ли рассказывать.

Но конечно, она рассказала.

- Света тогда училась в девятом классе и у нее был мальчик, одноклассник. Он приходил к ней иногда. И вот он пришел как-то, а ее нет. Я предложила ему подождать, а сама пошла принять ванную. Я набрала воды, легла, намылила себя, потом как-то забылась и стала мастурбировать. Знаешь, когда долго нет мужика, приходиться как-то самой. Вдруг замечаю чей-то взгляд... это мой гость подглядывает в щелку. Я, что ли, дверь не заперла. А я уже распалилась так, ужас. Ну, я смотрю на него, а он на меня. А я не останавливаюсь, продолжаю ублажать себя рукой и он это видит, и начинает наглеть - приоткрывает дверь шире. И я тогда знаешь что делаю? Ставлю одну ногу на край ванны, так чтобы ему лучше было видно, и раздвигаю пальцами свою пенную щелку, и ввожу туда один палец. Он воспринимает это как предложение - и подходит к краю ванной, нахал, прикасается к моему плечу. А я уже все, плыву... наклоняю его голову к себе, целую в губы, продолжая целовать и развернувшись к нему, расстегиваю ремень его брюк, помогаю освободиться от них одновременно с трусами. Вижу тонкий но высокий член, стройные ноги, живот. Короче он оказывается рядом со мной, впивается как вампир в мою грудь, находит рукой мою щель, сразу сует пальцы мне во влагалище, в общем, отрывается по полной. Зная, что он скорее всего, быстро кончит, я остановила его , повернулась к нему задом и, взяв его за член, направила его в себя. Он схватил меня за ляжки и запрыгал на мне, как пес на сучке. Через минуту он кончил, я позволила ему кончить в меня, а потом - вышвырнула из ванны и приказала все забыть и убираться, пока не пришла дочь.

Мой следующий вопрос к Катерине, как нетрудно догадаться, касался того, насколько далеко она позволяла себе зайти в отношениях с мужчинами. Сформулировав его столь витиевато, я получил более чем прямой ответ...

- Ты хочешь спросить, практиковала ли я анальный секс? Ты ведь недаром проверял мою реакцию, а, шалунишка? - Она замолчала.

- Так да или нет?

- И да и нет.

- ?

-Ну, однажды один мой ухажер попробовал проделать это со мной, долго готовил... слюнявил, вводил палец, потом свой член слюнявил, потом, наконец, начал - ввел потихоньку почти весь, я терпела, ждала новых ощущений...

- А дальше?

- Он сделал пару движений вперед-назад, но как-то неловко - согнул член, вскрикнул - испугался, что сломал. Короче, на этом все закончилось. Я так и не поняла ничего. - Она помолчала. - А что ты?

- Было дело. Но давно. В школе.

- В школе? - не поверила Катя. И я рассказал ей историю о своей школьной подружке. -

Она была такая, заешь, пухленькая. Тихоня, но симпатичная. Не знаю, как мне удалось ее раскрутить, она никому не давала ни прижать себя, ни, тем более, трахнуть. Но когда раскрутил - там такие черти водились! Во-первых, оказалось, что я у нее не первый, что ее уже где-то с полгода как растлили, в прямом смысле слова. Наш физрук, сука, - а в нее многие девчонки влюблены были, - запер ее как-то вечерком в спортзале и поимел прямо на матах. Причем, сразу в зад, забив голову, что так она не забеременеет. Она после неделю в школу не ходила, боялась, все все поймут по походке. А потом он имел ее когда хотел и исключительно в зад. Вернее, там он начинал, а заканчивал у ней между сисек. И все это с пятнадцатилетней девчонкой, представляешь? Через какое-то время она ему надоела, и он переключился на другую, а моя Леночка, так ее звали, затосковала, плохо учиться стала, так привыкла, представляешь? Ну и тут я тут как тут, у меня как раз прервался роман с первой любовью. Обычная история - легкий секс, потом первый трах, потом измена. Я только почувствовал вкус женщины, а тут такой облом. С отчаяния приударил за Ленкой, очень уж меня возбуждали ее округлые ляжки и тяжелая не по годам грудь. А она, возьми, да и ответь взаимностью... при первом же уединении совершенно спокойно дала себя поцеловать, залезть под лифчик. А уж когда она прижала свою ладонь к моей ширинке, я просто охуел - и чуть не кончил от неожиданности.

Короче, на следующий день мы оказались на вечеринке у одноклассника, заперлись с ней в ванной и я ее раздел. А когда разделся сам, она заявила, что в пизду не даст, а в зад - пожалуйста. Понятия до этого не имел об анальном сексе, но не мог же я в этом признаться. Я кивнул, она же поплевала на ладошку и, смочив своей слюной мой член, повернулась ко мне спиной, раздвигая руками ягодицы. Я, значит, зажмуриваю глаза, и приближаю свой конец к ее заду - он сам находит дорогу и упирается в углубление, а одноклассница, почувствовав прикосновение, тут же резко устремляется навстречу, и я, не успев охнуть, оказываюсь внутри Лениной попы, и погладить которую для меня еще вчера казалось подвигом. Внутри было тесно и поначалу больно, но Ленка вела, мне не пришлось прилагать никаких усилий, а потом стало хорошо, перешедшее в очень хорошо, чудесно и т.д. до оргазма. Все заняло меньше минуты.

Где-то месяца три мы с ней встречались, исключительно анал, иногда несколько раз в неделю, а потом она меня стала пугать, ей хотелось все больше и больше, а мне хотелось каких-то других отношений...

- И ты переключился на минетчицу, - прервала меня теща, смеясь.

- Почти так.

- А сейчас - что, заскучал по Лене?

- Ты знаешь, в какой-то степени да, - ответил я честно. - Все-таки попка у нее была роскошная, чем-то напоминает твою, только, конечно, меньше.

- Ну, предположим, мою попу ты еще не попробовал, - отшутилась Катя. И тут же добавила... - Кстати, чего ты ждешь?

Я оторопел...

- Ты серьезно?

Вместо ответа, она легла на живот, покорно вытянув руки по швам. Член моментально проснулся, но я не хотел спешить. Долго гладил Катю по спине, целовал в затылок, лопатки. Когда мои поцелуи спустились ниже, Катя чуть приподняла свою роскошную попку, давая мне возможность созерцать и ласкать ее промежность. Ее щелочка раскрылась и поманила меня своим запахом пробуждающейся страсти. Сзади ее пизденка напоминала миндаль, только темный. Я стал лизать этот миндаль, раздвигая тещины ягодицы, а мой нос скользил выше - как раз по тому месту, где мне вскоре предстояло побывать. Катя все больше возбуждалась, и, вероятно, чтобы подхлестнуть нас обоих, проделала то, чего я от нее даже не ожидал... завела одну руку за спину и нашла указательным пальцам свой задний вход. Осторожно прошлась по окружности и, продавив подушечкой пальца вход, впустила палец внутрь себя. Я было забеспокоился о том, что она поранится - ноготь совсем не мужской, но вроде обошлось. Тогда я помог ей и чуть надавил на ее ладонь - палец вошел глубже. Когда он там окончательно освоился, я поднялся с тещи и стал смотреть на нее сверху, уж больно нравилась мне эта картинка... зрелая, в самом соку женщина, мать моей жены, лежит передо мной, покачивая налитыми как яблоки белыми ягодицами и дырявит себя своим же пальцем. Я подошел к изголовью, взял Катю за волосы, оторвал ее голову от подушки и вставил свой хуй в ее открытый рот. Повинуясь, она стала сосать, а вернее сказать, это я насаживал ее голову на свои бедра, и продолжала запихивать свой пальчик в свою же задницу. О, как же я был влюблен в этот зад.

Я вспомнил, как подглядывал за ней раньше всякий раз, когда она нагибалась, пытаясь увидеть кусочек ее плоти под платьем или халатом. Как мечтал хотя бы прикоснуться к этому заду. Если бы мне тогда сказали, что я не только прикоснусь к нему, но смогу и сжимать, и целовать, и шлепать, а теперь и трахать его - я бы сошел с ума. Черт, но и ебать ее в рот тоже приятно, так приятно, что не хочется отрываться - она так аппетитно причмокивает и так сладострастно мычит, моя теща. Но надо - она ждет меня в другом месте, тоже чем-то напоминающем рот, но гораздо уже. Но и глубже.

Член выскочил из Катиного рта со звуком бутылочной пробки, и переместился на другую исходную позицию... я навис над ней сзади. Вспомнилась одноклассница - эти мгновения перед входом были самыми ответственными... отбросить стыд, не трусить, не думать ни о чем, кроме того, что делаешь, помнить, что скоро станет хорошо, божественно, и не столько от самого сношения, сколько от ощущения полной власти над женщиной, которая в эти минуты отдает тебе не только свою плоть, но и саму душу.

И вот я направился навстречу к Катиной душе, путь к которой лежал через ее задницу. "Сладкая попка, какая сладкая" - приговаривал я, наблюдая, как узкое отверстие покорно принимает в себя головку моего члена, расширяясь до нужного диаметра. Я остановился, запоминая эту картинку. "Ну же!" - поторопила меня теща. Было заметно, что она немного боится и, как пациент в кресле дантиста, мечтает поскорее избавиться от ожидания боли. Что ж, она ожидала боли, так почему бы не пойти ей на встречу? Одним быстрым движением я вонзил свой хуй в Катину жопу до конца. "Бо-о-льно" - завыла Катя, тут же уткнув лицо в подушку и не давая крику вырваться. Я же повторил заход, и еще, и еще, и вот я уже сбился со счета, а Катин задний проход, поначалу сухой и неуютный, повлажнел и потеплел. Катя же перестала выть и, поймав мой темп, стала помогать мне, виляя попкой мне навстречу и пытаясь раздвинуть руками свои ягодицы, облегчая мне работу. На пару мгновений я вынул член, наблюдая как разошедшаяся дырочка снова сужается, но тут же восстановил статус-кво, вернув член в объятия Катиной задницы.

- Поговори со мной, - попросил я ее. - Я хочу знать, что ты чувствуешь.

- Твой хуй чувствую, что же еще? - ответила Катя чуть погодя.

- Где?

-А ты не знаешь?

- Скажи!

Ответа не было. Тогда я стал ебать Катю еще жестче, звук ударов моих яиц о ее ягодицы напоминал звуки пощечин.

- В моей заднице! - сдалась Катя.

- Где?

- В жопе моей, в жо-о-о-... - ее тело стало содрогаться.

- Кончаешь, шлюха?!

Она действительно кончала. А я не отпускал ее, мне было хорошо и я мог продержаться еще долго. Поэтому я только усилил темп.

- Бо-ольно, Толенька! - взмолилась через некоторое время теща. - Отпусти! - Но я был неумолим...

- Я еще не кончил, Катя. - Я продолжил. Теща опять затрепетала.

- Врешь ведь, сучка, озлился я, - ты ведь опять кончаешь. - Катя сдалась.

- Толик, я хочу посмотреть, как там. Дай я на тебя сяду.

Я оторвался от нее, лег на ее место и позволил ей сесть на меня ко мне спиной. Она приподняла задницу и направила туда мой член. Он легко вошел в ее заднее отверстие и теперь уже Катя стала ебать меня своей попой. Она наклонила голову, наблюдая как мой член входит в ее задний проход, и это зрелище распалило ее еще больше. Она ублажала свою пизду пальцами, а меня подергивала за яйца.

Но вот и я стал кончать, чувствуя как моя сперма, не находя себе места в женской заднице, стекает мне на лобок и яйца. Катя размазывала ее ягодицами и кончала вместе со мной, не переставая ублажать свою пизду пальцами.

- Боже, Толик, что ты со мной сделал...

Позже она упрекнула меня...

-Ты назвал меня шлюхой. Как ты посмел?

- Мне просто захотелось. А ты что обиделась?

Она улыбнулась...

-Да нет. Ты просто озвучил кое-какие мои мечты. Я когда мастурбирую, представляю, что отдаюсь первому встречному... беру его руку, направляю себе в трусы, он лапает меня, потом ебет, ну ты понял. А иногда представляю, что возвращаюсь вечером через парк, меня останавливают двое-трое молодых ребят и насилуют.

-По очереди или одновременно?

-По всякому. Меня это особенно возбуждает.

-Ты правда этого хочешь?

- Я не знаю. Сегодня ты открыл мне кое-что новое для меня, можно сказать, развратил окончательно. В зад так классно. Я хочу когда-нибудь повторить.

- А хочешь, я организую тебе второго? Завтра же, - предложил я.

- Завтра? Где ты его найдешь?

- У меня есть приятель в Питере. Он женат, но это не проблема. Когда он увидит тебя, он не устоит.

- Ты правда так думаешь? А я справлюсь? Вы не порвете меня?

- Просто выебем как следует, - я взял в рот ее сосок, стал сосать.

- Нет, дорогой, подожди, расскажи, что вы будете со мной делать?

- Мы разорвем на тебе платье, - я прикусил сосок.

- Дальше.

- Заведем тебе руки за спину, сорвем трусы.

- Дальше, - теща млела.

- Пососем твою пизду, засунем туда по очереди пальцы, потом кулаки.

- Дальше, - она опять текла... не успел я прикоснуться к ее складкам, как моя ладонь повлажнела.

- Потом заставим тебя отсосать у нас. Потом станем ебать, сначала поочередно, а затем ставим тебе оба хуя одновременно, и твоя пизда затрещит как молния и разойдется. - Катя не выдержала, села на меня, впустила в себя, заработала тазом.

- Наконец, мы примемся за твой зад... сначала замерим членами его глубину, а потом ты сядешь на меня, как сидишь сейчас, а заднюю дырку отдашь второму, и мы заполним тебя всю. И ты кончишь вместе с нами.

Катя уже не слушала, она кончала, и я тоже кончил, отдав ей последнее, что оставалось в моих запасниках...

Прелестница Анютка или Хитрая Тварь

Категория: А в попку лучше

Автор: Jerry Мышкин

Название: Прелестница Анютка или Хитрая Тварь

Ранним утром, сквозь сон, я услышал как в дверь позвонили. Я не шелохнулся, тщетно надеясь, что больше трезвона не будет, однако пришлось подниматься и, шмыгая носом , шаркая тапочками, плестись в прихожую открывать. Это была Анюта. Она стояла, склонив набок голову и выразительно смотрела на меня своими красивыми карими глазками.

-Ну, проходи, коли пришла, -пробурчал я, стараясь не выдать волнения.

Накануне мы с Анютой были в гостях, где эта тварь налакалась шампанского и стала заигрывать с братцем хозяйки. Я её предупредил, чтоб она прекратила, пригрозив немедленно уйти, но Анютку только раззадорила моя ревность-она хохотала пьяненьким голоском и продолжала своё чёрное дело. Я исполнил угрозу...ушёл домой.Дорогой, конечно, пнул носком ботинка пару булыжников, но придя к себе довольно быстро успокоился. Анюте, вобщем, не впервой было так себя вести.

И вот она, с утра пораньше, у меня.

-Миша, дай пожалуйста мне тапки, -сказала Анюта, войдя в прихожую.

-Обойдёшься, так походишь! -зло ответил я.

Аня безропотно скинула свои лодочки и пошла босиком за мной в комнату.

Я разлёгся на своём лежбище, а моя гостья села на стул прямо передо мной, закинув ногу на ногу. Я смотрел на её обнажённые ступни. Аня улыбалась;она знала, что может ими гордиться. Как и многим другим. На ней была белая лёгонькая юбочка чуть выше колен и пёстрая блузка в цветочек.

-Ну что, тварь, трахнулась с Иваном-то(так звали брата нашей вчерашней хозяйки)?-спросил я.

-Да, трахнулась. Трахнула я его, -ответила Анюта. Бедный мальчик никак сначала не мог понять, чего я от него хочу. На лестничной клетке пришлось. В ванной все-таки стрём -народец не рассосался ещё.

-Неси, говорю, пальто какое нибудь старое или плед потолще. Он, молодец, быстренько смотался. Вышли из холла, расстелили, и вперёд!

- А ты на живот сразу легла?-спросил я, начиная предвкушать.

- Да-а! Сразу! Он так вроде удивился немного, попой это я почуяла, а потом стал тыкаться в меня, но не туда куда нужно.

-Не так, дурачок, говорю, в задницу мне вставь! Слышу, он запыхтел, приноравливается. Но, видно, впервой, нелегко ему. Я помогаю... пальчики омочила, провела там, ладошками ягодицы раздвинула-теперь, думаю, всё пойдёт нормально. И точно... чувствую вошёл Ванечка в меня.Постепенно, мягко двигается, деликатный мальчик, молодец. Но вот уж и совсем погрузился он мне в попу, хорошо как мне стало! -Давай, миленький, давай, -шепчу я ему, трахай меня, трахай мою задницу...

-Ну хватит, надоело! -вскочил я с дивана, -ты что же это меня нарочно дразнишь?! Вот тварь-то! Сучка ты -вот ты кто! Невозможная, паршивая сучка и тварь! ! И что ж мне делать с этакой Тварью?!

-Я-а тебе скажу-у! -пропела Анюся. -Мишенька, я тебе вот что скажу, негромко повторила она ласково. Такую Тварь как я, просто нужно Драть .Драть как сидорову козу. Только тогда эта "коза" , может быть, на какое-то время поймёт, как себя НАДО вести, а как НЕ НАДО.

Ты слышишь меня, Майкл-бэби?

-Я слышу тебя, -отозвался я, глотая подступивший ком.

-Ну, так что ж?

-Ты это серьёзно?

-Конечно серьёзно! Возьми ремень и всыпь мне по первое число!

Я достал из шкафа неширокий кожаный ремень и, подойдя к Ане, велел ей лечь животом вниз на диван. Она без звука повиновалась.

Когда моя рука взмыла вверх, чтобы наградить Анюту первым ударом, она поинтересовалась ...

-Что ты собираешься делать?

Как что?-удивлённо проговорил я.- Собираюсь выдрать тебя!

-Таких непослушных девочек как я, нужно пороть Только По Голой Заднице!

Неужели ты не мог догадаться приказать мне задрать юбку и спустить трусы?!

- Ну-у...так ведь...-пытался что-то придумать я в оправдание.

Анютка со вздохом поднялась, сняла юбку, затем спустила свои крохотные трусики, едва прикрывавшие её выпуклый зад и снова улеглась вниз лицом.

Я начал пороть её по голой попе. Хлесь! Хлесь! Хлесь! Хлесь!

Анюта стонала. Но не очень громко. Она терпела, бедненькая. Ведь было довольно рано, кое-кто из соседей мог ещё почивать. Я с наслаждением продолжал сечь Анину задницу, постепенно приходя в экстаз.

-Да, да! Так меня! Так меня, тварь! Дери меня, Сучку этакую! -хрипела Аня.

Наверное, я всыпал ей не меньше сорока раз.

Наконец я почувствовал, что скоро у меня произойдёт "извержение".

Я отбросил в сторону ремень, как коршун накинулся на распластанную Анютку, раздвинул ей ягодицы и резко вошёл в анус. Аня вздрогнула и в этот момент начало изливаться семя. Поротая Анина задница подпрыгивала навстречу моему натиску. Я продолжал трахать по инерции этот восхитительный зад, доходя до самых "глубинных глубин".

Выбившись совершенно из сил, я немного полежал на Ане, целуя её в шею и ушки.

-Молодец, Мишенька, ты хорошо меня отодрал! -сказала Анюта, и непонятно было какое "драньё", -то- или -это- она имела ввиду. -Теперь я получше себя буду вести! А то ведь что не так, ты сразу снимешь ремешок и отчехвостишь- мало не покажется!

-Да уж, это я тебе гарантирую! -произнёс я, чрезвычайно довольный.

-А ведь знаешь, Дорогой, я с Ваней-то давеча не трахнулась, наврала я тебе! -сказала Аня.

Как так наврала?! -изумился я. -Прямо скажем, придумала я всё это, сочинила! -продолжала Хитрая Тварь. Он ведь, Ванька-то, копуша ещё тот оказался, за смертью его посылать!

Сказала ему...принеси плед, так фиг знает сколько он там рылся в своих вонючих вещах!

-А ведь холодно на лестничной клетке-то! Обматерила я этого недоношенного, да и вернулась. На кухне водочки ёбнула, хорошо так стало мне, тепло разлилось. Когда с пледом-то он ко мне на кухне подвалил, обматерила его, бедного, ну да пёс с ним совсем!

-Главное, что хочу сказать-то я тебе?

-Что же?

Ведь наврала я тебе, верно?

-Ну..., верно, - проговорил я.

-А за враньё по жопе бьют?

Вместо ответа я сглотнул слюну.

Случай на работе

Категория: А в попку лучше

Автор: Лисичка

Название: Случай на работе

В этот день Татьяне хотелось чего-нибудь необычного (имеется в виду, конечно же, секс), чего именно, она и сама не знала. Но она знала одно: испытать такие ощущения и эмоции, что бы самым приятным воспоминанием у нее было именно это. Олег, не то чтобы читал ее как открытую книгу, догадывался о ее желаниях, узнавая о них из разговоров с ней, так, что бы она не сообразила, для чего он интересуется.

Казалось, что Олег и не собирался с ней заняться любовью (по крайней мере, он изо всех сил старался показать это): они разговаривали, обсуждали рабочие планы. Комната, в которой они находились, была просторной и светлой, уют создавали: пастельного цвета шторы, прикрывающие окна, но это ничуть не мешало проникновению света, небольшой раскладной диван, письменный стол, ну и так далее - все то, что может находиться в рабочем кабинете. На столе были разбросаны бумаги, стояли две чашки и прочий бардак. Они собрались уходить, т.к. уже был вечер и рабочий день закончился. Олег отнес чашки, где им и положено быть, а Татьяна стала собирать бумаги со стола, раскладывая и упорядочивая их. Собирая бумаги, она нагнулась, дотягиваясь до листка, который лежал на другом конце стола, и вдруг почувствовала, что сзади к ней кто-то пристроился: в ее попку упиралось что-то твердое. Татьяна попыталась подняться, но Олег рукой прижал ее шею к столу, так что она не могла даже пошевелиться. Другой рукой он задрал ее кофточку, гладя спину, расстегнул лифчик и добрался до ее груди, ласково теребя ее. По всему ее телу пробежала волнующая дрожь, рот приоткрылся, постепенно она расслабилась и отдалась его ласкам. Этот внезапный порыв настолько возбудил Татьяну, что она уже не сопротивлялась, а, распластавшись по столу, громко стонала. Олег, задрав юбку, уже ласкал ее бедра, затем проник через край ее трусиков, ощутив под своей ладонью гладко выбритую киску, такой момент ему очень понравился. Она текла как бурная река, метаясь по столу. Татьянина попка выпячивалась навстречу ласкам Олега, ей уже не терпелось, что бы он вошел в нее. Но он никуда не торопился. Тогда он поднял ее со стола, она оказалась стоя к нему спиной, взял платок и завязал ей глаза. Татьяна повернулась к нему лицом и, прижавшись всем телом, их губы слились в страстном поцелуе. Олег снова развернул ее задом к себе, лаская обеими руками груди и целуя шею.

Вдруг Татьяна почувствовала, что есть кто-то еще и этот кто-то залез ей по юбку, лаская внутреннюю сторону бедер. А затем стал стаскивать с нее юбку и трусики и раздвигает ее ноги. Она попыталась снять повязку с глаз, что бы увидеть второго, но Олег, взяв ее за руки, не позволял этого сделать. От смущения и неожиданности она почувствовала себя не очень уютно в такой обстановке и стала сопротивляться. Олег стал ее успокаивать, шепча ей на ушко ласковые слова, но этого хватило не надолго.

Тогда они уложили ее на диван, Олег продолжал держать ее руки, целуя грудь, шею, губы, а второй раздвинув ей ноги, водил языком по ее гладкой киске: сначала легонько касаясь больших губ, добрался до клитора, поводя немножко по нему языком, опустился к малым губам, а затем стал теребить вход в лоно, казалось, он хотел испить ее и ничего не оставить первому. Татьянина киска настолько сильно текла, что залила часть дивана (благо он был кожаный).

Ее вновь нарастающее возбуждение, взяло верх, и она была готова отдаться им обоим в любых позах. Она хотела, что бы ее трахали на столе, поставив раком; сосать их члены: одновременно оба и что бы они ей кончили прямо на грудь; чтобы она лежала на одном из них, а другой трахал бы ее еще и в попку. Представляя себе все это, ее охватила просто животная страсть.

Они посадили ее на край дивана (он был довольно низкий), второй - неизвестный ей мужчина - продолжал ласкать ее киску, а Олег уже водил своим членом по ее шее и губам. Татьяна пыталась поймать его член полуоткрытым ртом, порывисто дыша, а он намеренно дразнил ее. Наконец он, взяв ее за подбородок, вставил ей свой член в рот. Она, как голодная, набросилась на него (конечно, в конце рабочего дня всем кушать охота). От такого напора он не мог сдержать себя и кончил ей в рот практически сразу. Сперма текла по ее губам и шее. Она продолжала ласкать его член, водя им по своей шее и губам.

Второй, видя, что Олег уже многое успел, решил все наверстать. Он опрокинул ее на живот и вошел в нее. Наступление этого момента Татьяна ждала так долго, что тут же кончила и отключилась, а он продолжал трахать ее бесчувственное тело. Вид ее попки настолько взбудоражил его, что он не заметил ее отключки. Его тело задрожало от наступившего оргазма, изливая сперму в ее лоно.

Мужчины привели ее в чувство. Второй удалился также незаметно, как и появился. Она всячески пыталась выяснить у Олега: кто это был, но он ей так и не сказал, заверив ее, что переживать не о чем. Может ей от этого будет легче, что она не знала, кто ее трахал.

Они сидели на диване, навалившись друг на друга, продолжая ласкаться: она нежно водила рукой по его спине, а потом, перебравшись к нему на колени, целовала его лицо и шею. Татьяна сидела к нему лицом, ее губы опускались все ниже. Вот они добрались до его сосков, нежно водя по ним языком. Олег мял ее грудь и попку, а она то и дело откидывалась назад, закрыв глаза и блаженствуя под его ласками. Его член уже был в состоянии эрекции, упирался в ее гладкий лобок. Она слегка напрыгивала на его член и терлась о него своей киской, надавливая на клитор. Постепенно желание их стало вновь нарастать и усиливаться.

Олег снова решил удивить ее, трахнув в попку. Она наклонилась к его члену, засасывая его все с большим пылом и страстью. А он, смазав ее анус, сначала легонько дотрагивался до него, пока ей не захотелось, что бы его ласки стали смелее. Поняв это, он стал осторожно вводить свой палец в ее анус, боясь причинить ей боль. Она сладко постанывала, двигаясь навстречу его пальцу, таким образом он едва не довел ее до оргазма. Поставив ее на колени к спинке дивана, он стал медленно входить в ее попку, рука его лежала у нее на клиторе, что усиливало желание. Она со страстью подавалась ему навстречу. Вдруг ее тело затряслось, словно в судороге, движения стали интенсивнее, отчего у него наступил оргазм. Они оба стонали и извивались как в предсмертной агонии. Их стоны были слышны даже на улице, прохожие оглядывались на окна.

Обессиленные, они лежали на диване. Татьяна лежала на нем, положив голову ему на грудь. Сон затуманил их головы, и они проспали так около часа.

В гостинице

Категория: А в попку лучше

Автор: Лисичка

Название: В гостинице

Было уже поздно. Он решил проводить ее до гостиницы, а может и остаться там с ней на всю оставшуюся ночь, он еще не решил. По их мнению, вечер начался удачно... никто не беспокоил, не было надоедливых звонков. Чем ближе они подходили к ее номеру, тем больше ему хотелось остаться, во всяком случае, он решил задержаться, что бы окончательно все решить.

Они зашли в номер. Он включил телевизор, а она пошла в душ. Самым большим желанием ее было помыться после долгого напряженного дня.

Зайдя в душ, она быстро скинула с себя одежду и включила воду. Какое наслаждение оказаться под струей теплой ласковой воды! Она расслабилась, закрыла глаза и полностью отдалась этому наслаждению. Вдруг она почувствовала, что не одна. Оглянувшись, она увидела, как он раздевается, не сводя с нее глаз. Где-то в подсознании она желала этого момента, но в реальности говорила себе, что все может в этой жизни. Ее сердце начало бешено биться, появилась какая-то нервозность в движениях и в то же время любопытство. Он залез в ванну и встал рядом с ней под теплую струю душа. Они стояли лицом друг к другу. Ее руки обвили его шею, полуоткрытый рот потянулся к его губам в ожидании поцелуя. Он обнял ее за талию и сильно прижал к себе, целуя в губы, а его член касался ее лобка, отчего у нее закружилась голова, и вырвался тихий стон. Чувство реальности покинуло ее окончательно, казалось, время остановилось.

Она вышла первая, завернувшись в полотенце, все еще находясь в прострации, встала около стола перед зеркалом. Через некоторое время вышел и он. Он подошел к ней сзади, обнял и начал целовать в затылок и шею, иногда прерываясь, что бы шептать ей на ушко ласковые слова (от которых крышу у нее окончательно снесло). Его рука медленно задрала полотенце и осторожно пробралась между ее ног. О, там уже был Ниагарский водопад. Он стал ласкать ее клитор и норку, постепенно наращивая темп. Она стояла, закрыв глаза, оперевшись руками о стол, чуть наклонясь вперед, издавая стоны все сильнее и сильнее. Не заметив, что полотенце давно уже спало с нее, и он мял ее грудь, она уже была готова к тому, что бы он взял ее. Но он продолжать мучить ее, видя, как она все больше наклоняется вперед. Наконец ее ожиданиям пришел конец. Он начал входить в ее лоно постепенно, все глубже и глубже, отчего она пришла в неописуемый экстаз и стала двигаться навстречу все быстрее и быстрее. Оргазм наступил одновременно, сопровождаясь громкими стонами и всхлипываниями. Наверное, весь этаж проснулся, хорошо, что хоть советов не давали.

После очередного душа они легли на двух спальную кровать, которая стояла в номере, тихо разговаривая.

Он наклонился к ее лицу, и их губы слились в долгом поцелуе. Они ласкали друг друга, где только можно (где смогли достать). По мере нарастающего возбуждения их дыхание учащалось, а движения становились все более нетерпеливыми. Он сидел над ней, лаская своим членом ее грудь, а она, лежа между его ног, извивалась от наслаждения. Потом его член постепенно добрался до ее шеи, подбородка и коснулся губ. Она с жаром приняла его в свой рот и стала отсасывать, как будь то собралась высосать все его внутренности. Он решил так быстро не кончать и поэтому отстранил ее, нежно целовал ее тело, опускаясь все ниже и ниже. Он дотронулся языком до ее клитора, затем провел им сверху вниз. Она просто завизжала от удовольствия, инстинктивно раскинув ноги. Продолжая совершать все эти манипуляции с ее лоном, он добрался до ее заветной попкиной щелки, которая также была уже сырая от того, что изливалось выше. Он стал ласкать попкину щелку пальцем, медленно проникая в нее. Она уже почти кричала и извивалась, гладя его голову у себя между ног. Его возбудила такая реакция, он не мог себя больше сдерживать. Встав перед ней на колени, он осторожно вошел в ее попку. Она закинула свои ноги ему на плечи - с ее стороны это была практически стойка на лопатках. Он начал медленно трахать ее, а она, привыкнув к новым ощущениям в своей попке, двигалась все быстрее. Ей хотелось, что бы он проткнул ее насквозь, взяв его за бедра руками. Через некоторое время их тела сотрясались от оргазма, сопровождающегося криками блаженства. Соседи по этажу снова проснулись.

................................

Вскоре они уже мирно спали... она лежала у него на плече, прижавшись обнаженным телом к нему. А соседи стали трахаться

Необычный День рождения

Категория: А в попку лучше

Автор: Лисичка

Название: Необычный День рождения

Они справляли день рождение Алены. Они - это Алена, ее муж Вадим и их друзья: муж с женой Ирина и Максим. Сие событие происходило в ночном кафе. Было очень весело, особенно Алене. Это был ее юбилей - 25 лет. Ирина и Максим были их давние друзья, с которыми их очень многое связывало: совместный бизнес на протяжении 5-ти лет, что довольно редко встречается в наши дни. Не будем вдаваться в такие подробности: какой именно бизнес, да и это ни к чему. Главное, что все у них шло слаженно и гладко, просто мечта любого партнера.

Все были уже хорошо подвыпившие (как и полагается на праздниках: еда, выпивка, танцы).

Алена была небольшого роста с хорошей фигурой, общительная, не дурна собой. Ее муж - полная противоположность (имеется в виду рост), да и фигура - спортивное телосложение.

Ирина и Максим также представляли собой довольно привлекательную пару.

Максим долгое время был влюблен в Алену, но она не отвечала ему взаимностью, потому что была замужем и иное поведение, в этом случае, ей просто казалось аморальным, поэтому она не питала никаких иллюзий в отношении Максима. По началу он пытался как-то проявить свои чувства, но все время наталкивался на закрытые двери. Вскоре все попытки прекратились.

На торжестве, в честь дня рождения, Максим оказывал естественно все внимание Алене: тосты в ее честь, приглашение на танец и т.д. В свою очередь, муж Алены - Вадим, большое внимание оказывал Ирине. Казалось, что пары поменялись.

Заиграла любимая песня Алены - "Белый пепел", и Максим в очередной раз пригласил ее на танец. Он взял ее за талию, плотно прижав к себе так, что ее щека оказалась напротив его губ (в отличие от Вадима, он был среднего роста). Вскоре, он нежно целовал ее щеку и ушко. Т.к. Алена была изрядно в подпитии, то восприняла эти ласки вполне нормально. Максим, обрадованный этим, не останавливался: его ласки стали смелее. Он уже поглаживал ее спину, опускаясь, все ниже. Похоже, ей это нравилось. Но танец закончился, и они были вынуждены сесть по своим местам. После этого Максим не сводил глаз с Алены до конца вечера.

Вскоре все четверо отправились в гостиницу, решив продолжить начатый вечер, который перешел уже в следующий день. По дороге купили еще выпивки и закуски, и засели в номере у Алены с Вадимом. Застолье и веселье продолжилось. Но вскоре Вадим и Ира, изрядно напившиеся, прилегли полежать на двуспальную кровать, которая находилась в номере. Шум музыки, доносившийся из телевизора, их уже начал раздражать, но Алена и Максим были явно в ударе, и не желали мириться с быстрой отключкой своих партнеров. Вследствие таких разборок, они решили пойти в номер Ирины и Максима, тем более что та пара была не против.

С начало они разговаривали, потом танцевали. Т.к. они остались вдвоем, то Максим стал действовать довольно смелее: в процессе танца, прижимал ее к себе со всей страстью, Алена не сопротивлялась и подыгрывала ему. Вдруг он запрокинул ее голову и стал целовать в губы, она ответила на поцелуй. Танец давно прекратился, а они просто стояли и целовались. Его руки ласкали ее тело, постепенно пробираясь ей под юбку и добрались до заветного места. Алена в момент протрезвела и попыталась отстраниться от Максима, но он уже возбужденно дышал и не желал упускать такого шанса.

Постепенно ярость все больше и больше охватывала ее, она готова была вцепиться ему в лицо. Он схватил ее за руки и заломил назад. Она пыталась вырваться. Он с силой прижал ее к себе, схватив одной рукой обе ее руки. Другой рукой он поймал ее голову и вновь впился своими губами в ее шею, затем страстно начал целовать ее лицо, пока, наконец, не добрался до ее губ. Ее злость была настолько сильной, что этот его порыв просто взбесил ее еще больше. Он взял ее на руки и бросил на кровать. Вся эта ситуация просто возбудила его до предела, он готов был на все, лишь бы овладеть этой женщиной прямо сейчас. Для него не было важно ее согласие на это. Он быстро нашел какой-то поясок, подошел к ней (она уже успела вскочить с кровати и снова готовилась броситься на него), бросил на кровать и прижал ее всем телом. Поймал ее руки и привязал к спинке кровати. Слезы потекли по ее щекам, она начала ругаться. Тогда он завязал полотенцем ей рот. Под его телом она не могла даже пошевелиться. Он немного приподнялся, что бы совсем не задавить ее. Все ее усилия были направлены на то, что бы освободиться, но он крепко прихватил ее. Затем его руки быстро расстегнули ее блузку, бюстгальтер и коснулись груди. Она вздрогнула и, как ему показалось, немного расслабилась.

Он ласкал ее тело губами, опускаясь все ниже. Она закрыла глаза, возбуждение накатывало на нее, как волна на берег моря. Она уже не пыталась освободиться, но какое-то внутреннее напряжение еще оставалось в ее теле. Рывком он стянул с нее трусики. Алена сомкнула ноги, что было силы. Ее сопротивление мало беспокоило Максима, так как она была довольно крепко связана и не могла помешать его желанию, тем более, в силу каких-то обстоятельств он чувствовал, что она будет не против. Он покрывал поцелуями ее живот и бедра, его рука лежала на ее киске и медленно ласкала ее. Под его ласками ее ноги начали медленно раздвигаться, дыхание участилось, и она застонала. Он нежно водил языком по губам ее киски, а она текла как бурная река после дождя. Его предел возбуждения взял верх, он схватил Алену за бедра, приподнял их и вошел в нее. Крик наслаждения вырвался у обоих. Они занимались любовью с такой страстью, как будь-то, не делали этого никогда в жизни. Закончив, Максим плюхнулся рядом с Аленой, забыв отвязать ее. Оба были в отключке. Вскоре Алена пришла в себя и тихо застонала. Максим, услышав это, вспомнил, что она привязана и быстро пришел на помощь. Он ожидал, что она устроит ему скандал после этого насилия, но он ошибся.

Вместо этого Алена со страстью набросилась на него: усевшись верхом, она припала к его губам. Максим ласкал ее грудь, возбуждение наростало вновь. Ее губы целовали его лицо, шею, грудь, а руки взялись за его уже напряженный ствол. Затем она обхватила его губами, нежно всасывая. В какой-то момент, Максим чуть не кончил, но сдержал себя и отстранил Алену. Тогда Алена запрыгнула на его член и начала двигаться, казалось, она хотела проглотить его своей киской. Ее оргазм наступил мгновенно, сопровождающийся стоном, шедшим от куда-то изнутри. Алена металась из стороны в сторону, до тех пор, пока наслаждение не спало. Максим не мог налюбоваться на такую страсть. Когда она понемногу начала успокаиваться, он стащил ее с себя, поставил на колени и вошел ей в рот. Ее рот просто доводил его до безумия и после нескольких движений со стороны Алены, Максим пришел в экстаз.

Какое-то время они лежали и разговаривали о чем-то, по видимому произошедшем с ними случае, и, вскоре, уснули, т.к. день уже начинался, а по спать в этот день так и не удалось.

Тем временем, Вадим и Ира мирно спали, не догадываясь о том, что произошло с их партнерами.

Вадим во сне (без жены он спал довольно редко, поэтому не сомневался в ее присутствии рядом), обнял Ирину, притянув к себе. Нащупав, что она даже не разделась, он не открывая глаз, стал раздевать ее, лаская при этом. Но фигура Иры отличалась от Алены, незначительно, поэтому разницу он ощутил не сразу, но останавливаться не стал, т.к. Ира поддалась его ласкам и в свою очередь ответила. Его рука коснулась ее живота, медленно поглаживая его, а затем, он просунув ладонь в ее трусики, коснулся мягкого, теплого входа в лоно. Она прижималась к нему, их губы слились в поцелуе. Он стал медленно массировать ее клитор, а, затем провел пальцем по ее сомкнутым половым губам и добрался до заветной щелки ее лона. Она извивалась в его руках и постанывала. Ее рука нашла его твердый член и, высвободив его из брюк, начала ласкать. Вадим перевернул Иру на спину и, привстав так, что его член оказался у ее губ. Ира с жадностью схватила его ртом. За время совместной жизни с Аленой (более 5-ти лет) у Вадима не было других женщин, поэтому ласка другой женщины оказала на него большое впечатление. Он резко перевернул Иру на четвереньки, вошел в ее лоно. Ира страстно подавалась ему навстречу. Вдруг она соскочила с его члена и подставила свою попку. Такого Максим явно не ожидал.

Он всегда мечтал заняться анальным сексом, но Алена была в этом плане всегда консервативна, и не позволяла ему этого.

Максим осторожно вошел в попку Иры и стал медленно двигаться. Анус плотным кольцом обхватывал его член, что доставляло ему огромное удовольствие. Оргазм наступил практически сразу. Ира едва успела кончить, т.к. она была искушенной в анальном сексе в отличие от Вадима, и ей требовалось гораздо больше времени, чем ему.

Прейдя в себя, Вадим и Ира, подумали, что Алена и Максим могли заниматься тем же самым, что и они. Но, что сделано, то сделано, скандал не устроишь, сами хороши. Поэтому они решили никаких разборок не устраивать. А насчет дальнейших отношений - жизнь покажет. Возможно, это будет секс пара с парой или как-то иначе.

Баба Катя

Категория: А в попку лучше, Остальное

Автор: Jon

Название: Баба Катя

Это была соседка моей бабушки, толстая старуха, лет под 80, с огромными грудями и необъятной задницей. В то лето, после восьмого класса, я гостил у бабы Лены в деревне. Своей бани у нее не было и мы ходили к ее соседке бабе Кате. Она жила одна, муж лет десять назад умер, а дети разъехались и лишь изредка наведывались к ней. Порой, я ловил на себе какой-то странный ее взгляд, но не придавал этому значения, считая, что она просто тоскует по внукам. В тот день мы вернулись из леса уже затемно и порядком устали. Когда к нам зашла баба Катя и позвала в баню, моя бабушка отказалась, сказав, что устала и сразу ляжет спать, а мне захотелось полежать на полке в хорошо натопленной баньке, расслабиться и я пошел. Я больше часа парился и мылся. Всю усталость как рукой сняло и под конец я с наслаждением подрочил свой уже внушительный член, вспоминая, как я недавно стал мужчиной, трахнув после выпускного свою одноклассницу. Когда я удовлетворенный собирался выходить, вдруг открылась дверь и вошла голая баба Катя. Я от неожиданности налетел прямо на нее.

Она обхватила меня руками и крепко прижала к себе, буквально впечатав меня в свой жирный живот и большие обвисшие груди и мне ничего другого не оставалось, как обхватить ее руками, но моих рук не хватило, что бы объять ее телеса. Конечно, я уже видел ее и бабушку голой, когда подглядывал за ними в бане, а так же других взрослых женщин подглядывая в туалетах и раздевалках, но так близко было впервые. Она прижалась к моему уху своими жаркими губами и с волнением и предыханием зашептала, что пока жили с мужем, он ей по несколько раз на дню подол на спину заворачивал, и по долгу трахал то в пизду, то в жопу; что после смерти мужа ее никто не ебал, что она истосковалась по горячему мужскому члену, что уже несколько раз подглядывала за мной и в бане и на речке, где я купался голым; и что сегодня, когда увидела как я дрочу, не выдержала и решилась упросить меня хоть разок ее поебать. Еще шептала, что никогда никому не расскажет и, что в этом нет ничего стыдного, когда все по обоюдному желанию.

От таких слов и невероятного обилия пусть старушечьего, но ЖЕНСКОГО тела, мой член напрягся и уперся в ее пухлый лобок с редкими седыми волосками. Меня не нужно было долго уговаривать и я сказал, что сделаю все, что она попросит. Она радостно запричитала и начала беспорядочно целовать мне лицо, шею, плечи, грудь, живот. Она с кряхтением опустилась на колени и, жадно заглотив мой член до самого основания, начала выдаивать его своим морщинистым ртом. От таких небывалых ласк, мне показалось, что мой ствол еще больше вытянулся и стал толше. Обсосав моего дружка, баба Катя сказала, что в ее пизде мне будет не уютно, так как она у нее слишком большая и без ебли стала дряблая и обвислая, а вот задница ее мне будет в пору. От таких перспектив меня бросило в жар. Что бы женщина, пусть и старуха, сама просила выебать ее в жопу!?

Об этом я не мог и мечтать! Баба Катя встала на четвереньки, повернулась ко мне своим огромным задом. Намылила рукой отверстие прилично разработанного ануса и раздвинув до предела валуны ягодиц сказала: "Поеби меня скорее! Не могу больше терпеть!". Я пристроился между ее широко раскоряченных ляжек и со всего размаху задвинул своего дружка ей в задницу. Член вошел как по маслу на всю длину, а баба Катя издав не то стон, не то крик, затряслась в оргазменных судорогах. Она по-старушечьи запричитала, прося затрахать ее в жопу до смерти. Я начал быстро двигаться в ее горячей и просторной прямой кишке. По началу я думал, что ничего сверх естественного я не почувствую. Ее анус был сильно растянут и до его дна я так и не доставал, как ни старался. Как потом рассказала баба Катя, у ее мужа был очень большой член, мужики так и называли его в шутку: "Трехногим". Да и после его смерти она частенько засовывала себе глубоко в зад толстенный черенок от лопаты и по долгу шуровала им там пока не падала в изнеможении.

Когда у старухи прошли первые волны оргазма, она решила показать все на что способна ее ненасытная жопа. Ее анус в одно мгновение преобразился, он как бы ожил, запульсировал по ширине и по глубине. У меня просто перехватило дыхание от невероятно острых и сладостных ощущений. Ее прямая кишка то до сладкой боли сжимала мой член по всей длине, то сжатие волной пробегало по всей длине ствола, то начинала массировать только головку, то начинала обсасывать и затягивать ее так, как не всякая опытная минетчица сделает ртом. Хотелось бесконечно долго испытывать это наслаждение, но по неопытности лет я не умел еще себя контролировать и уже минут через пять начав бешено колотиться о мягкие подушки ягодиц я обильно кончил. Почувствовав, как ее зад заполняет молодая сперма, баба Катя затряслась, завыла во весь голос и начала, как молодая вилять своей большущей жопой, продолжая прямой кишкой выдаивать мой конец до последней капли. Ее огромные груди свисали до самого пола и колыхались как два полных коровьих вымени.

Кончив, мы повалились на пол и я, так и замер на этой мягкой живой "перине", со вставленным в хлюпающий анус членом. Когда минут через двадцать я очнулся, баба Катя все так же лежала подо мной безвольной белой горой. Член уже выскочил из ее попы и уютно пристроился в ложбинке между ягодиц. Ее обрамленное седыми, слипшимися от пота, волосами лицо казалось необычайно помолодевшим, а на ее губах замерла блаженная улыбка хорошо выебанной женщины. Я провел рукой по ее потным белым ягодицам и они заколыхались как большой белый студень. Вид этой здоровенной колышущейся жопы так меня возбудил, что мой член мгновенно напрягся. Я раздвинул жирные старухины ягодицы и загнал свой ствол в скользкий от спермы анус. Баба Катя тут же очнулась, сладостно застонала, заохала и начала свою искусную игру мышцами ануса. Это было просто фантастично! На этот раз я продержался минут десять и снова выплеснул все до капли в ее бездонный зад. Мы кончили вместе, она снова с рыданиями и криками.

С этого дня баба Катя стала все чаще жаловаться моей бабушке на свое здоровье то на сердце, то на ноги, то на спину и просить ее, чтобы отпустила меня к ней помогать. Бабушка ни о чем не догадывалась и, конечно же, не отказывала своей соседке и старой подруге. Сделав все дела в бабушкином хозяйстве, я шел к бабе Кате. Она запирала ворота и двери, и начиналась оргия. Я трахал ее, где хотел, как хотел и куда хотел. Она великолепно отсасывала, искусно дрочила мой член зажимая между огромных мягких грудей, между ляжек, под мышками, между ягодиц. Несколько раз я пробовал трахнуть ее в пизду, но та действительно была невероятных размеров, дряблая и обвисшая, и никаких ощущений не приносила. По просьбе бабы Кати я засовывал в нее руку, она легко входила по локоть, и пальцами массировал ей матку, от чего она очень бурно и долго кончала! В основном, мы, конечно же, занимались анальным сексом, в этом она была не превзойденная мастерица, не смотря на свой преклонный возраст.

Она это делала так, что мне всегда хотелось еще и еще. Она научила меня контролировать себя и теперь я мог по долгу наслаждаться ее бесподобной жопой не кончая, доводя ее и себя до беспамятства. Когда мы отдыхали после очередного безумного анального траха, баба Катя рассказала мне, что анальным сексом она занимается с 10 лет.

В начале 30-х она с матерью и еще шестерыми младшими братьями и сестрами жили в Поволжье. Отца убили в гражданскую и они кое-как перебивались с хлеба на воду.

В тот год случился неурожай и вся семья могла просто умереть с голоду. Единственным выходом было зарабатывать на пропитание своим телом. Мать, изможденная каторжным трудом, как не пыталась, не могла уже никого привлечь своими женскими "прелестями", даже в рот ей никто не хотел давать. Вся надежда была на старшенькую Катеньку. В свои 10 лет она была крупным и уже вполне сформировавшимся подростком. Все ей давали лет 14-15. Мать растолковала и показала ей, как смогла, не хитрые женские премудрости по удовлетворению мужиков. Строго настрого наказала ни кому не позволять прикасаться к передку, а попку сама ей растягивала намыленными пальцами и два дня заставляла ее ходить то с толстой свечкой, то со скалкой в попке. По началу было очень больно, но с каждым разом становилось все легче и легче. Мать научила Катю тереть себе передок в это время. Это было приятно и отвлекало от неудобства в попке. На третий день, когда попка немного растянулась и впускала в себя три намыленных маминых пальца, мать пошла искать на вокзале, у кабаков и просто на улице мужиков желающих нежного девичьего тела, но с одним условием, что ебать будут только в попу или в рот.

Желающий нашелся к вечеру, мужик лет за 60, с коротким, но толстым членом. Уговорились за две буханки ржаного хлеба и пару килограммов пшена.

Мать привела его в их каморку с единственным топчаном. Вывела и раздела Катю. Мужик удовлетворенно хмыкнул и мать, намылив дочке дырочку ануса, и перекрестив, ушла за занавеску, где на полу сидели остальные шестеро голодных малышей. Мужик разделся, взял в руку свой член и сказал, чтоб пососала. Катя впервые видела голого мужчину, но помня наставления матери подошла, встала на колени и взяв член в руку начала лизать, как леденец. Член стал твердым, но в размере почти не увеличился. Катя всунула его себе в рот и неумело зачмокала губами. Мужик застонал и, оторвав ее от себя, сказал лечь на топчан. Катя послушно легла на живот и раздвинула ножки. Одной рукой она раздвигала свои ягодички, другой - начала тереть писечку, заодно и прикрывая ее.

Мужик навалился на нее сразу всем телом и довольно ловко стал запихивать свой ствол ей в попку. Подготовленный анус не долго сопротивлялся умелому натиску и вот уже весь член находился в ее попке. Живой, теплый и упругий член был намного лучше свечки и скалки. Когда мужик начал двигать членом, по спине Кати побежали сладостные мурашки, ей стало очень тепло и приятно и что бы продлить это чувство она инстинктивно начала двигать попой навстречу входящему члену. Мужик провозился на ней минут десять, и эти десять минут были первыми минутами ее женского счастья. Когда мужик спустил ей в попку и слез с нее, ей стало жалко, что все так быстро закончилось. Ей этот так понравилось, что она готова была теперь заниматься этим весь день и всю ночь. Мужик вытащил из мешка две буханки вкусно пахнущего хлеба, мешочек с крупой, положил все на стол, оделся и ушел. Мать, со слезами на глазах, бросилась утешать дочку, но та наоборот начала успокаивать мать, говоря, что ей и не было больно и, что она готова прямо сейчас встретиться еще с кем-нибудь. Мать обнимала ее и просила прощенья. Катя тоже обнимала мать и была счастлива вдвойне, первое - что теперь она, как взрослая, может помогать матери и младшим братьям и сестрам, и второе - что она открыла для себя новый необъятный мир наслаждений.

В этот вечер мать больше никуда не пошла. Она приготовила царский, по тем временам, ужин и первый кусок хлеба и целую тарелку каши положила Кате. Так и пошло: мать искала клиентов, а дочка их ублажала. Катя научилась хорошо отсасывать, а уж как она подмахивала попкой, то любая женщина могла позавидовать. Мужчины всегда оставались довольны. Бывали и пустые дни, но чаще бывало по 2 -3 клиента. Были и старые, и молодые, худые и толстые, русские, украинцы, татары, кавказцы. Однажды мать договорилась с одним армянином, а он пришел с двумя друзьями, тоже армянами. Мать сначала не хотела пускать, но они принесли с собой много еды и водки, да и с виду приличные, вежливые, и денег много вперед дали она и согласилась. Они много пили, смеялись, поили мать. Катя впервые попробовала водку и тут же выплюнула. Через некоторое время они стали по очереди ебать Катю в жопу и в рот. У них были очень большие члены и они еле помещались у нее во рту и в попе, но Катю это не пугало, а только доставляло еще большее наслаждение. Через боль - оно было слаще обычного траха. Когда они все по разу кончили ей в попку, мать хотела их выпроводить, но они разозлились и разорвав на ней одежду начали втроем насиловать. Двое держали, а третий начал засовывать свой большущий член ей в жопу.

Мать уже много лет не спала с мужчинами, да и в задницу ее муж ебал всего несколько раз по пьяни, так что ее жопу этот могучий ствол просто порвал. Она орала как резаная, но они продолжали и продолжали ее ебать. Благо всех младшеньких она еще днем увела к соседке. Катя пыталась ее защитить, но ей показали нож и она, забившись в угол, ждала своей очереди. Лихая троица куражилась всю ночь и весь следующий день. У них была феноменальная потенция, их стволы практически не опускались и они все это время с небольшими перерывами на выпивку, ебали в жопу, то мать, то дочь. У женщин к полудню уже не было сил ни плакать, ни кричать, ни шевелиться. Они безвольными куклами валялись на топчане, безропотно принимая в свои чудовищно развороченные задницы ненасытные кавказские концы. Они ушли около полуночи, а Катя с матерью еще сутки отлеживались после их ухода. После этого мать заболела и слегла, ей видно через разрывы занесли инфекцию, а у Катя, на удивление, не было ни одного разрыва, а только очень сильно растянулся анус и теперь между упругих девичьих ягодиц зияла не закрывающаяся дыра сантиметров пять в диаметре. Теперь Кате пришлось самой искать клиентов. Многие, увидев ее огромную дыру в заднице, отказывались ее ебать и соглашались только на отсос, а за него платили очень мало.

Катя все время старалась, как можно сильнее сжимать мышцы ануса, что бы закрыть дыру и через месяц она вдруг почувствовала, что может управлять мышцами своей прямой кишки. Мать поправилась, и все стало налаживаться, но теперь больше одного клиента за раз она никогда не приводила. Катя, освоив новые приемы, стала еще сильней испытывать наслаждение и теперь уже ей самой хотелось по несколько раз в день почувствовать в своем заде твердую мужскую плоть, а мужики так просто балдели от ее попки и готовы были платить вдвойне, чтобы еще хоть раз испытать такой кайф. Так они и выжили в те страшные голодные годы. После они перебрались на Украину, где Катя и уже подросшие братья и сестры пошли в школу. Невинность она потеряла в восьмом классе со своей первой любовью. Этот мальчик и не догадывался, что его "невинная" подружка пропустила через свою жопу и рот несколько тысяч мужиков в Поволжье. Когда началась война, они не успели эвакуироваться и оказались на оккупированной немцами территории. Катю, как и многих здоровых юношей и девушек отправили в Германию на работу, и свою семью она больше так и не видела. Их везли в вагонах для скота, долго, почти пол месяца. Каждый вечер охрана отбирала человек десять парней и девушек и уводила в свой вагон "на танцы".

Что такое танцы, все узнали после возвращения первой партии. Ребят и девушек раздевали до гола, включали патефон и заставляли, тесно прижавшись друг к другу, танцевать вальс, а охрана в это время ужинала, пила шнапс и хохотала. Если у юноши вставал член, его партнерша должна была отсосать у него и продолжать танцы. Когда охрана доходила до нужной кондиции, они ставили всех танцующих раком и начинали по кругу насиловать без разбора и девушек, и парней. Кто начинал сопротивляться, избивали, связывали и насиловали еще более жестоко. Провинившихся оставляли в вагоне охраны до следующих "танцев" и весь следующий день били, издевались и насиловали. По прибытии в Германию всех распределили: часть отправили на фермы, часть на заводы, а самых статных и красивых девушек, включая и Катю, направили в передвижной публичный дом. Там были и русские, и украинки, и полячки, и француженки, и бельгийки одним словом вся вропа. Заправляла всем этим старая эсэсовка, которая жестоко наказывала за любое неповиновение. Она была лесбиянка, хотя если находился любитель на ее потасканные "прелести", то из-за фанатичной любви к фюреру и армии она была готова сколь угодно долго подставлять свой рот, пизду и жопу под члены истинных арийцев, видя в этом свой долг перед великой Германией.

Они ездили по гарнизонам и обслуживали солдат и офицеров. За два года Катя узнала столько о сексе и мужчинах, сколько не узнала бы за три жизни, живя дома. Вскоре после приезда выяснилось Катино пристрастие и умение в анальном сексе и после нескольких уроков у француженки она стала непревзойденной звездой борделя в этом виде секса. Летом 1943 года, когда их публичный дом обслуживал прифронтовые гарнизоны в Белоруссии, они попали под бомбежку и ей удалось бежать.

Проплутав три дня по лесам, она наткнулась на партизанскую разведку, с которой и пришла в отряд.

Ее определили на кухню, в помощь старой толстой поварихе. Отряд был большой, человек 200, а женщин, до появления Кати, всего две: одна врач - жена командира отряда, а вторая - повариха баба Тося. Война войной, а мужик везде мужик. На врачиху все в тайне облизывались, но приставать не смели, а баба Тося была одинокая, всю семью фашисты расстреляли еще в 41-ом. Хоть она и годилась многим в матери и даже бабушки, она была простая белорусская баба и, по своему, жалела мужиков и ни кому не отказывала, ни молодым, ни старым. Ведь для многих она была последней женщиной на этом свете, а для некоторых стала первой и последней. Чего греха таить, любила она с мужиком по-обжиматься, да вот только в лесу не очень то разляжешься, да и много их у нее тут было. Все по скорому, все по быстрому. Соберутся человек десять свободных от нарядов и к бабе Тосе. Быстро помогут с кухней и вместе с ней идут в ее землянку. Пятеро заходят остальные пятеро ждут у входа. Быстро разыгрывают кому что из ее "прелестей" достанется и за дело. Первый - ложился на спину и она садилась на его член обвисшим старушечьим влагалищем, второй - вставлял ей в толстую морщинистую задницу, третий - в рот, а четвертого и пятого она дрочила мозолистыми грубыми руками. Вот так пять человек сразу и облегчала. Все быстро.

Она даже не раздевалась и сапог не снимала, только подол задирала (без трусов ходила), ведь на улице следующие пятеро ждут. Все всё знали, но никто не шептался и бабу Тосю глубоко уважали. Даже комиссар и особист к ней ночами ходили, но естественно по одному. Особист уж очень любил ебать ее в жирную старую задницу, бывало всю ночь не слезал, все своей большущей колотушкой в ее прямой кишке шуровал.

После таких ночей баба Тося целый день в раскоряку ходила и никого к себе не подпускала. Мужики чертыхались и называли эти дни "особистские месячные". Когда Катя появилась, бабе Тосе стало намного легче и с кухней и с мужиками. Она быстро все ей растолковала, та и не думала отказываться или смущаться, и они стали по очереди пособлять мужикам в землянке. Особист, попробовав Катиной попы, больше с поварихой ни разу не спал, чем не сильно ее и расстроил. Он и стал мужем Кати, но уже после войны, а почти два года до ее конца, она так и пробыла при кухне в отряде. После свадьбы они приехали в эту деревню и так и прожили здесь всю жизнь. У мужа была очень высокая потенция и ему хотелось по 3 - 4 раза в день. Катерина была только "за" и всегда с удовольствием подставляла ему свою ненасытную попу. Публичный дом и партизаны неимоверно растянули ее влагалище, которое так и осталось огромным, но вот анальным отверстием она творила просто чудеса, приходя в экстаз сама и приводя в него мужа и любого другого мужика, которому посчастливилось в него проникнуть. Я в этом убеждался каждый раз, когда засаживал бабе Кате в очко.

Наша связь продолжалась в течение 7 лет, до моего окончания института и ухода в армию. Не смотря на то, что у меня в городе была подруга, которую я регулярно трахал, я все каникулы проводил в деревне и в течение учебного года, при первой же возможности, приезжал к бабушке и обязательно шел "проведать" бабу Катю. Она сама и ее ненасытная попа всегда были мне рады. Завидев меня, она бросала все дела, крепко обнимала меня, опускалась на колени и, спустив штаны, начинала сосать мой не по годам большой член. Как только я был на взводе, я разворачивал ее задом и загонял своего жеребца между бесстыдно заголенных старушечьих ягодиц. После часа бешеной ебли мы отдыхали, пили чай и разговаривали голышом, потому что, бывало, не допив и первой чашки, я снова набрасывался на нее и упоительно загонял своего монстра в ее бесподобную прямую кишку. И в правду, через год нашего "тесного" общения, то ли от ее изысканных ласк, то ли еще от чего, мой член начал расти и в длину и в толщину, доставляя невероятное наслаждение моей старой толстой любовнице. Года через два, по ее мнению, он даже перегнал в размере член ее покойного мужа.

Тогда я решился попробовать загнать его в гигантское влагалище бабы Кати и, о чудо!, я достал до матки и измочалил ее так, что в этот приезд она больше меня к пизде не подпускала. Никто из молодых да и взрослых женщин не мог принять моего "другана" в пизду, а уж про жопу и говорить было нечего. Из-за этого я и не мог найти себе других подружек в городе кроме одной. При милом личике и аппетитной фигуре у нее с детства были гипертрофированно развиты влагалище и анус, и мои размеры ее не только не смущали, но очень даже удовлетворяли. До меня у нее было несколько мужчин с нормальными членами, и ни с одним из них она не испытывала удовольствия. Хоть и говорят, что размер для женщины не главное, но в нашем случае он играл решающее значение. В анальных умениях ей до бабы Кати было, как "до Китая раком", но, в остальном, мы находили общий язык.

В армии я получил письмо, что баба Катя умерла. Я долго переживал эту утрату. Даже сейчас, по прошествии многих лет я готов сутками дрочить, вспоминая ее невероятно сладострастную и умелую жопу. Таким ЖОПАМ надо ставить памятники!

Маринкина жопа

Категория: А в попку лучше

Автор: Random

Название: Маринкина жопа

Едва мы с Мариной зашли к ней, она прямо в прихожей тут же опустилась на колени и, рывком содрав с меня штаны, стала сосать мой моментально вставший член.

Я трахал ее уже пару недель - моя жена Лена уехала в командировку за границу, а так как сил воздерживаться не было никаких, я приехал в гости к ее лучшей подруге и, как-то так само собой получилось, выебал ее. Надо сказать, что у Марины был недюжинный темперамент, и трахалась она с превеликим удовольствием (не то, что Лена), но ее личная жизнь сильно осложнялась тем, что в 17 лет она по глупости залетела и родила, так что теперь, в ее 27 ее довольно взрослый сын весьма нехило осложнял ее личную жизнь - оно и понятно, кому нужен чужой ребенок. От этого любовники у нее были редко, да и те все сплошь женатые. Я тоже не был исключением, но, кажется, она была довольна тем, что хоть кто-то ебет ее чуть не каждый день по нескольку раз подряд, пусть даже и муж ее лучшей подруги. При этом я не ленился ездить в соседний с моим городом Челябинском Копейск (около часа езды) чтобы трахнуть ее.

Так вот, я отвлекся. Марина мне отсасывала, закрыв глаза и быстро-быстро скользя губами по моему члену взад-вперед. Сосала она неплохо, но у меня были сегодня другие планы. В процессе отсасывания мы с ней плавно переместились из прихожей в комнату на диван, и сняли с себя всю одежду.

Еще за день до того Марина с огорчением призналась, что у нее начались месячные, и что поэтому трахаться она со мной не будет и, в крайнем случае, сделает мне минет. Лично я трахнул бы ее и во время месячных, но тут увидел хорошую возможность и пообещал ей, что есть и другие способы. Она, кажется, поняла, потому что когда я достал из своей сумки тюбик с вазелином, довольно бодро повернулась ко мне спиной и хрипловатым голосом сказала:

- А это не сильно больно?

- Ты что, ни разу анальным сексом не занималась? - спросил я.

Она ответила, что нет, но всегда хотела попробовать. Я даже обрадовался. Теперь я буду у нее первым, и лишу девстенности ее жопу. Я, конечно же, знал, что обычно в первые минуты задница у баб болит еще как, но не говорить же ей? Тем более, что эта ебливая сука наставляет рога своей лучшей подруге, не все же ей удовольствие получать. Я вообще люблю ебать женщин в зад, но Лена, например, не дает (только один раз ее отимел, да и то по пьяни, и то она, хоть и кончила, неделю пилила меня по поводу того, как у нее все болит - и было, отчего болеть, я ебал ее около часа и кончил раза три с коротеньким промежутком), поэтому от близкой перспективы анальной ебли возбудился до крайней степени.

Я обильно смазал ей анус вазелином, повставлял туда пальцы, потом начал к ней пристраиваться, но, едва ввел головку члена (а член,надо сказать, у меня не из маленьких, и довольно толстый), она заголосила и сказала, что ей больно. Мне, конечно, было плевать, но я остановился, смазал вазелином еще, снова поставил ее на пол на колени и лицом на диван, пристроился членом точно напротив ее очка, потом одним довольно быстрым движением вонзился ей в прямую кишку. Ей было больно, но она уже ничего не могла сделать, только сгребла что было мочи подушку руками, а я, тем временем, осваивал вновь завоеванные пространства, двигая членом туда-сюда, влево-вправо, при этом я держался за ее бедра и прямо-таки насаживал ее на себя. Не прошло и пары минут, как она начала мне подмахивать. Причем сначала довольно робко, а потом движения стали ураганными, складывалось впечатление, что она хочет, чтобы мой член достал ей до горла. Тут она начала постанывать, говорить "глубже, быстрее, да, еще, ну!"... Я, признаться, удивился - она все время занималась сексом молча, а тут вон какие резервы выходят наружу.

- Что, нравится в жопу? - грубо спросил я.

- Да, давай, не останавливайся, о, а... - речь у нее была довольно несвязной.

Я решил немного поиздеваться.

- Что, сука, нравится? - спросил я, и тут она как с цепи сорвалась, начала путая слова, перемежая их матом, просить, требовать, стонать, требуя, чтобы я ебал ее, ебал ее прямо в ее похотливую жопу, выебал ее, что она сука и блядь и хочет быть выебанной мной, чтобы я всаживал ей все глубже и глубже... - это далеко не полный набор ее фраз. При этом она так вертела задницей, насаживаясь на меня, что там все чуть не дымилось.

Это все продолжалось довольно долго, наконец, подошло время кончать. Маринка уже к этому времени, кажется, кончила два или три раза, но я хотел сделать это по-особенному. До этого мы так и продолжали упражнения в начальной позе - она раком, лежа животом на диване, а я ебал ее, стоя на коленях сзади. Теперь же я просто бросил ее на диван, на живот, и, пристроившись сверху, начал попросту прибивать ее к полу. Марина уже была не в состоянии выдавливать из себя членораздельные звуки и только мычала. Наконец, я кончил, причем кончал секунд, наверное, 30-45, залив своей партнерше все ее разъебанное очко своей спермой.

Это был довольно короткий эпизод из моих отношений с этой женщиной, вскоре после возвращения Лены я их прекратил (хотя последний раз секс с Мариной получился крайне захватывающим, так получилось, что в течении часа я сначала трахнул ее, а потом и свою жену, в одной постели, притом моя ненаглядная так ничего и не заподозрила, но об этом, может быть, в другой раз... ), но даже теперь, спустя полтора года я, всякий раз видя ее (а вижу довольно часто - все-таки лучшая подруга жены) испытываю приятное чувство от осознания того, что трахал ее во все дырки.

Неслужебный роман

Категория: А в попку лучше

Автор: Лисичка

Название: Неслужебный роман

Эта встреча круто изменила ее жизнь. А именно: она стала замечать окружающих ее людей и относиться к ним именно как к людям, принимая во внимание их человеческие слабости. Она - это Инна. Молодая женщина, лет 30-ти, небольшого роста с хорошей фигурой. На внешность не представляла собой ничего особенного, но это лишь на первый взгляд.

Инна встретилась с Игорем совершенно случайным образом на десятилетии фирмы, в которой она работала. Игорь был приглашенным лицом. Он просто пригласил ее на танец, т.к. она стояла ближе всех к нему, но именно этот факт и послужил началу их отношений. В процессе танца они познакомились и разговорились, хотя Инна не особенно шла на контакт с незнакомыми людьми, но этот молодой человек заинтересовал ее. В его словах чувствовалась какая-то интрига, прежде с ней никто так не общался. Всем вечно было что-то нужно от нее, т.к. она занимала не последнее место на фирме. Может быть, поэтому она относилась ко всем с опаской, что-ли.

Инна удивилась тому, как Игорь довольно быстро расположил ее к себе. Ей хотелось поделиться с этим человеком своими мыслями и переживаниями, тайными фантазиями и прочим. Но она быстренько отогнала от себя эти глупые мысли.

В тот вечер Игорь не особенно часто уделял ей внимание, потому что в этой компании был человеком новым и хотел, видимо, произвести впечатление (как и все мужчины), но он все время держал Инну в поле своего зрения. Эта женщина заинтересовала его. Инна внешне не выражала своего отношения к Игорю никак, держалась в стороне и не навязывалась. Но торжественный вечер закончился, и все разошлись по домам. Игорь вызвался проводить Инну до дому, было уже очень поздно, а жила она далеко.

Они шли по тропинке и разговаривали, казалось, они были очарованы друг другом. Вдруг Игорь остановился и привлек к себе Инну, запрокинул ее голову и поцеловал. От такого неожиданного поворота Инна словно оцепенела и не могла ни пошевелиться, ни что-либо сказать. Но Игорь не дал ей время для размышления, а просто продолжил их начатый разговор, и они пошли дальше, пока не дошли до дома. Там он галантно попрощался с ней, как будто ничего и не произошло особенного.

После, Игорь частенько стал заходить на фирму, но внимание Инне оказывал наравне со всеми: ни больше, ни меньше. Вскоре, Инна стала забывать про тот случай, и обращала внимание на Игоря постольку - поскольку.

Как-то Игорь после рабочего дня пригласил Инну прогуляться. Она в тот день очень устала и всячески пыталась отмазаться от этого, тем более, что после того случая Игорь никаких действий для их сближения не предпринимал, и она восприняла его действия как обычно навязывающихся мужчин. С другой стороны, проводить скучный вечер в одиночестве ей тоже не хотелось и она, после некоторых уговоров, согласилась.

Они зашли в небольшое уютное кафе поужинать. Игорь заказал бутылку коньяка. В кафе они провели около трех часов. Каким-то образом, ему вновь удалось привлечь внимание Инны: у них разгорелась оживленная беседа, ей уже не хотелось с ним расставаться. Бутылка коньяка была почти прикончена. Постепенно разговор переходил в иное русло, касаясь интима. Так как, Инна была довольно пьяна, то поддерживать такой разговор ей не составило труда.

Затем они отправились домой, но перед этим, Игорь предложил зайти к нему. Инна согласилась.

Он жил один в трехкомнатной квартире, со вкусом обставленной. Инна быстренько пробежалась по всем комнатам и вернулась на кухню, где уже закипал чайник. Игорь включил не громко музыку, кажется это был Фрэнк Синатра.

Инна подошла к умывальнику, помыть руки. Игорь неслышно подошел сзади, положил свои руки ей на талию и стал целовать ее шею. Инна от неожиданности замерла, потом вышла из мимолетного оцепенения, расслабилась, запрокинула голову на плечо Игоря и закрыла глаза. Его руки сомкнулись на ее животе и двигались уже к ее груди. Инна повернула голову, нашла своими губами губы Игоря и впилась в них со всей страстью. Тем временем, он уже расстегнул ее блузку и ласкал грудь, сильно сжимая. Инна застонала, этот стон вырвался непроизвольно, сам по себе. Она повернулась к нему лицом, ее руки уже расстегнули его рубашку и ласкали тело Игоря, а грудь касалась его наполовину обнаженной груди. Юбка и блузка Инны уже валялись на полу, и она оказалась в одних трусиках.

Игорь развернул Инну к себе спиной и запустил свою руку в ее трусики. Его рука ласково коснулась ее лона, тело Инны слегка задрожало и выгнулось навстречу, ноги инстинктивно раздвинулись, облегчая доступ. Он медленно провел пальцем между ее больших губ и добрался до мокрой щелки и начал ласкать ее. Из уст Инны вырвался томный крик, она наклонилась вперед, опираясь о край умывальника. Тогда Игорь, не долго думая, освободил ее лоно от полоски трусиков и сильным толчком вошел в нее. Он стал медленно трахать ее, а она просто сходила с ума, слезы текли по ее щекам. Ей хотелось, что бы он двигался быстрее, но Игорь специально доводил ее до сладострастного безумия. Вдруг он неожиданно вышел из ее лона, развернул ее к себе приподнял и усадил на край стола.

Машинально Инна легла на стол и запрокинула ноги на плечи Игоря. Его руки удерживали ее за попку, медленно раздвигая и лаская анус. Но он не торопился входить в ее лоно, а стал ласкать своим членом ее киску и промежность. Постепенно его палец все глубже и глубже проникал в ее анус, от чего все тело Инны подавалось ему навстречу. Вскоре Игорь заменил палец на член и стал тихонечко входить в ее попку. Все тело Инны было настолько возбужденным, что она не ощутила никакой боли, а наоборот двинулась навстречу. Оргазм наступил практически мгновенно. Тело Инны металось по столу, своими маленькими коготками она впилась в руки Игоря, от чего остались следы царапин. Истошный крик наслаждения не прекращался в течение двух минут. После того, как все кончилось, Игорь наклонился к Инне, лаская поцелуями все ее тело.

Через некоторое время они сидели и пили чай.

Игорь, после этого случая, стал частенько наведываться в эту фирму, в которой работала Инна, но никаких попыток произвести что-либо подобное он больше не пытался. И вообще они вели себя так, как будто ничего между ними не произошло и вряд ли произойдет. Инне очень запомнился этот их вечер, но к его продолжению она не делала никаких попыток, в общем-то, ей стало все равно: будет что-то еще или нет. Постепенно она поняла, что эти отношения с Игорем не имеют будущего, и в качестве будущего супруга он ей не подходит. Но не просто не подходит, а она не хотела бы этого всей душой. Но в качестве сексуального партнера он ей нравился, хотя и был далеко не лучше всех. Но как говориться: на безрыбье и ерш рыба.

Как то раз Игорь пригласил Инну в сауну с бассейном. Они договорились о встрече по телефону. Это предложение очень обрадовало ее, тем более, что она давно не посещала ничего подобного.

Оказалось, они были одни, т.к. Игорь специально снял сауну на вечер только для них двоих.

Избавившись от одежды, они пошли в душевую. Игорь включил воду, настроил, что бы она была достаточно теплой. Инна, наслаждаясь, стояла под этой струей, закрыв глаза. Игорь встал рядом, обняв ее. Его рука опустилась ей на живот, медленно поглаживая его, опускаясь все ниже пока не добралась до ее киски. Инна уже всем телом прижималась к Игорю, чувствуя у себя на попке его твердый член. Он стал массировать ее клитор, едва прикасаясь к нему, а, затем провел пальцем по ее сомкнутым половым губам и добрался до заветной щелки ее лона, что привело ее в неистовство.

Она извивалась в его руках и постанывала.

Игорь нежно взял Инну на руки и понес в сауну, там было еще не жарко, т.к. воздух не успел еще достаточно нагреться. Он посадил ее на верхнюю полку, а сам остался стоять на нижней. Они продолжали целоваться и ласкать друг друга. Он медленно начал опускать ее голову, тем самым, призывая взять его член в рот. Она поддалась этому порыву, и уже через какие-то доли секунды его ствол был у нее во рту. Она жадно сосала его головку, как будь то, именно этого момента она так долго ждала. От такого напора он едва сдерживал себя, чтобы не кончить. Он отстранил ее голову и впился в ее рот своими губами. От такого наслаждения у нее закружилась голова, и она медленно начала ложиться на полку, продолжая ласкать его тело. Ей хотелось ощутить его тело на своем, быть прижатой к нему полностью, что особенно возбуждает. Он опустился на нее, и она обхватила его торс своими коленями, с прерывистым дыханием ожидая проникновения его плоти в нее. Уже первый осторожный толчок его плоти сорвал с ее губ острый крик. По мере того как он медленно продвигался вперед, ее тело вздымалось от нарастающего наслаждения. Ее бедра пришли в движение, чутко следуя за ритмичными вторжениями его глубоко проникающей в нее плоти. Она глухо постанывала под его напором, вцепляясь в его тело своими маленькими коготками. Он отвел ее руки вверх над головой и удерживал их так до самого конца. Наконец, застыв на мгновение, они одновременно и словно по какому-то молчаливому уговору, вздрогнули от той энергии, которая с сокрушительной силой пронеслась по их телам. Их тела обмякли. Она не чувствовала тяжести его тела, потому что, на несколько секунд, а может и дольше, отключилась. Он приподнялся на локтях, приводя ее в чувства поцелуями. Они лежали на полке сауны полные удовлетворения, а воздух продолжал нагреваться, и ощущение жары возрастало.

Утомленные и расслабленные, они прыгнули в бассейн. Прохладная вода ласкала их стройные тела. Игорь сказал Инне, что снова хочет ее и прямо здесь, в воде. Ее удивила такая ненасытность, к тому же она была не совсем еще готова, ей хотелось немного понежиться в воде. Но Игорь настаивал на своем. Он поймал ее, подтащил к лестнице, развернув спиной к себе. Она стала оказывать небольшое сопротивление. Он не стал долго церемониться и сильным толчком вошел в ее лоно. Волна возбуждения вновь накатила на Инну. Нектар уже струился из ее киски, растворяясь в воде. Но вдруг Игорь, вынув член из ее киски, вошел в анус. Жуткая боль пронзила все ее тело. Она закричала. Что бы ослабить эту боль, Игорь сильно начал бить Инну по ягодицам. Это очень возбудило молодую женщину. И, через некоторое время, она уже стонала и двигалась в такт движениям Игоря.

В этот вечер они здорово повеселились в сауне.

Урок биологии (часть 4). Педсовет

Категория: А в попку лучше, Гетеросексуалы

Автор: Максим Бровкин

Название: Урок биологии (часть 4). Педсовет

Лето подошло к концу и до начала нового учебного года оставалось неделя. На сегодня в школе был запланирован педсовет. Директор проверял готовность учителей к новом учебному году.

Я встала с утра, приняла душ, оделась, позавтракала и пошла в школу. Педсовет был назначен на 14...00, но мне нужно было еще оформить несколько бумаг. Я пришла в школу и стала этим заниматься. За полчаса до начала совета, я все закончила, собрала нужные бумаги и пошла в учительскую, где и должен был проходить педсовет.

Я зашла в учительскую. Все уже собрались, кроме директора и учителя иностранного языка - Александры Сергеевны. Она только пришла в нашу школу после педагогического университета. Этот год будет первым в ее педагогической практике. Когда на часах было же без пяти два - раздался телефонный звонок. Завуч подошла к телефону, недолго переговорила и положила трубку. Затем громко сказала всем... "Звонил Игорь Львович. Он задерживается и придет на 15 минут позже и просил его не ждать". Тут распахнулась дверь в кабинет и в учительскую залетела Саша...

- Я не опоздала?

- Нет. Заходи.

- Прошу всех садиться! - громко сказала завуч, - Начнем.

Саша села рядом со мной. Завуч начал проверять, все ли пришли. Затем начала говорить, какие проблемы стоят перед нашим коллективом в предстоящем году. Тут дверь в учительскую открылась, и вошел Игорь Львович. Завуч прервалась, но он попросил, чтобы она продолжала. Он сел за стол и достав из папки какие-то бумаги, стал изучать их. Когда завуч закончил, Игорь Львович поднял голову и сказал...

- Я только что из РОНО. У меня для вас хорошая новость. Нам присвоили статус лицея.

Гул одобрения прошел по кабинету. Я повернулась к Саше, чтобы сказать ей свое мнение по этому поводу и заметила, что она еле сдерживается от смеха.

- Ты что? Что случилось?

- Да нет, ничего, - еле выговорила она.

- А что, тогда смешного?

- Ничего, просто анекдот вспомнила, потом расскажу.

Я повернулась к обратно и увидела недовольный взгляд в нашу сторону Игоря Львовича. Я немного смутилась, но директор сразу же отвел глаза и я так и не смогла поймать, кому он предназначался. После некоторой паузы Игорь Львович продолжил...

- И еще одна новость. Нам удалось достичь соглашения о шефской помощи с медицинским институтом. Евгения ???????, зайдите ко мне сегодня после четырех. Нам нужно обсудить, как будут проходить их факультативные курсы.

- Хорошо, Игорь Львович. Что мне с собой взять?

- Программу обучения по анатомии, блокнот и ручку.

- Я Вас поняла.

"Вот те раз!", - подумала я. Еще один "геморрой" свалился на мою голову.

Тут я почувствовала, как Саша заерзала на месте и до меня долетел какой-то странный знакомый запах. Сначала я ни как не могла вспомнить, что это за запах. И тут до меня дошло... "Так пахнет сперма!!!" Теперь стало понятно причина смеха Саши и опоздание директора. "Так вот, как он ездил в РОНО!!!" - подумала я, - "А если это шефство только предлог?" В памяти сразу всплыла та видеозапись, и я почувствовала, что вниз живота стало растекаться тепло. Я вспомнила, сколько удовольствия смог доставить мне Игорь Львович своим "неутомимым другом".

Через полчаса педсовет закончился. Все это время я думала о предстоящем визите к Игорю в кабинет. Когда я встала из-за стола, мои трусики были уже мокрые. А сама я находилась в состоянии сильного возбуждения. И если бы нас прямо сейчас оставили бы одних, то я не стала бы ручаться за свое поведение. Я представляла его длинный напрягшийся член, который я с удовольствием ласкаю руками и языком. Мне же безумно хотелось изнасиловать его прямо здесь. Я посмотрела на него, он что-то обсуждал с учителем математики. Я повернулась и вышла из кабинета.

Вернувшись в класс, я заперлась и чтобы сбросить напряжение хотела поласкать себя. Ведь все мои выводы могли оказаться полным бредом, и Игорь вызывает меня действительно по делу. Я подошла к столу и увидела коробку с приклеенной запиской. Я отлепила записку, развернула и стала читать... "Милая Женя! В начале лета я взял у тебя на память одну вещицу. Она мне все время напоминает о нашей встрече. И вот я решил возместить ее потерю. Надеюсь тебе понравиться. Игорь". Я разорвала обертку и открыла коробку. В коробке лежали несколько предметов женского гардероба. Я расправила их на столе. Это оказались коротенькая юбочка из кружева, чулки из сеточки с широкой кружевной резинкой, пояс для них тоже из сеточки и что-то среднее между лифчиком и топом. Оно было сделано из такой же сеточки, и представляло собой лифчик с рукавами, который застегивался спереди на пуговки. "Да! Шикарный подарок". Я решила померить все это прямо сейчас. Когда все было одето, я подошла к зеркалу. Смотрелось очень сексуально. Вот только Игорь промахнулся с размером этого "лифчика", так про себя я его прозвала. Он был мне мал на размер. Из-за чего он застегнулся только на две пуговки из пяти и моя грудь, как будто хотела "выпрыгнуть" из него. Я смотрелась в зеркало и спереди и сзади. Тут мой взгляд упал на часы. Время было без пяти четыре. И в моей голове мелькнула шальная идея. "Я пойду к нему в этом!!! Вот только нужно одеть плащ, благо сегодня обещали дождь и я взяла его с собой." Я взяла плащ с вешалки, одела на себя, застегнулась и пошла к Игорю в кабинет.

Когда я вошла в приемную, Игорь разговаривал с секретарем. Увидев меня, он сказал зайти в кабинет и подождать там. Когда я уже почти зашла, я услышала, что он отпускает секретаря домой.

Я вошла в кабинет закрыла за собой дверь, сняла плащ и повесила на вешалку. Затем села на стул так, чтобы заглядывающий в кабинет не видел меня, а я его видела.

Я сидела на стуле и ждала, когда Игорь войдет. Я была уже настолько возбуждена, что чувствовала, как из моей "киски" стала просачиваться смазка. Соски были твердыми и при каждом движении они терлись об сеточку заставляя меня возбуждаться еще сильнее.

Тут открылась дверь, и вошел Игорь. Он повернулся ко мне и обомлел. Я посмотрела на него и улыбнулась. "Так вот почему ты была в плаще", - дар речи вернулся к нему.

- Ну и как тебе? Понравился мой подарок?

- Да. Как видишь.

- Размер, я вижу, немного маловат.

- Да совсем немного.

- Ты все одела, что там лежало? - он пожирал меня глазами.

- Да, все. А чего не лежало, то сняла, - и приподняла юбочку, раздвинув ноги.

Он увидел мою набухшую "пещерку" и его ширинка стала превращаться в бугор.

Тут зазвонил телефон. Я подошла к столу и чуть наклонившись, сняла трубку. Его спрашивали из РОНО. Я сказала, что он куда-то уехал и сегодня его не будет. Положив трубку, я отключила провод от телефона. Игорь присел на край стола и я подошла к нему.

- Смотри, как им там тесно!!! - сказал Игорь смотря на мою аппетитную грудь.

- Так освободи их!!!

Игорь потянул сеточку вниз и моя грудь "выпрыгнула" из нее. В тот же миг Игорь присосался к моему соску и стал сосать его лаская его языком. Мои глаза закрылись, его руки легли на мои ягодицы и стали гладить их. Мое дыхание участилось и стало глубже. Он целовал мои соски по очереди. Юбочка задралась наверх и не мешала гладить мою задницу его рукам. Я начала расстегивать пуговицы пиджака. Он сбросил пиджак на стол, взял меня за шею и стал щекотать языком мочку уха. Это возбудило меня еще больше и я положила ладонь на его бугор на ширинке.

- Достань его!

- Ты хочешь, чтобы я поласкала его?

- Да!!!

Я расстегнула ремень и дернула ширинку на себя. Все пуговицы расстегнулись, я потянула вниз резинку трусов. Его член буквально "подпрыгнул" мне в ладонь. Я стала гладить его рукой. Он дернул вниз юбочку и она упала к моим ногам. Его пальцы раздвинули мои набухшие "губки" и один палец стал нащупывать мой клитор. "Сок" уже вытекал из моей "киски" маленьким ручейком. Я продолжала гладить его член. Тут его палец уткнулся в клитор и стал тереть его. Я застонала. Игорь накрыл мои губы своими губами. Наши языки встретились. Другой рукой Игорь играл моими сосками. Тут я почувствовала, как его член стал упираться мне в лобок. Игорь уже хотел войти в меня.

- Ты уже хочешь его вставить в меня?

- Да! Ты такая "мокрая"!!!

- Это точно, но мне кажется, что твой "дружек" недостаточно крепок.

Я присела на корточки и сразу же, сложив губы колечком, взяла его член в рот. Мои губы стали скользить по его "стволу", а язык самым кончиком по тоненькой "ниточке". С каждым движением головой, его член все глубже проникал в мой рот. И с каждым движением его стоны становились громче. Я держала член пальцами у его основания. Когда его член уже стал исчезать у меня во рту почти весь, я вынула его изо рта и стала водить кончиком языка по ободку головки. Я стала лизать его от основания, до кончика. Затем брала его целиком в рот и сосала. Он положил свои руки мне на голову и стал помогать мне руками. Его "боец" стал уже твердым, как камень. Тут он оттолкнул меня.

- Хватит!!!

- Почему?

- Я хочу тебя трахнуть!!!

- А как ты хочешь? - я встала перед ним и стала щекотать языком его соски.

Рубашка, как и брюки лежали к этому времени на полу.

Он взял меня за руку и повел к кожаному креслу на роликах. Он сел в него. Его член устремился вверх, как "Першинг-2".

- Присаживайтесь.

- С удовольствием!!!

Я перешагнула одной ногой, через его колени. Взяла его член в руку и направила во вход в мою "пещеру". Я стала медленно приседать. Его головка раздвинула мои "губки" и стала входить во влагалище. Тут Игорь резко надавил мне на плечи и его член со всего маху, резко заполнил мою "норку". Я вскрикнула. Он вошел в меня до самого основания. Было такое ощущение, что меня проткнули и разорвали пополам. Я чувствовала, как он своей головкой уперся мне в матку. Я оперлась на его плечи и стала медленно двигаться вверх-вниз. Игорь держал меня за ягодицы и целовал мою грудь. Моя мокрая "киска" без труда скользила по его члену. Я двигалась все быстрее и быстрее, увеличивая амплитуду движений. Я стала потихоньку стонать. Голова моя запрокинулась назад. Я скакала на его члене, как на скакуне. Его член ходил во мне, как огромный поршень - вверх-вниз, вверх-вниз. Я стала двигаться еще быстрее. Внизу живота прокатилась судорога - оргазм был близок. Я засунула свою руку себе между ног и пальцами стала ласкать клитор. Громкий стон вырвался из груди. Я уже почти прыгала на нем. Член почти выскакивал из меня, а затем резко входил до отказа и бил головкой в шейку матки. Я стонала не переставая. Игорь схватил мою грудь руками и сжал. Тут я кончила. Стенки влагалища стали сокращаться, я не слышала моего крика. Я двигалась с сумасшедшей скоростью, пока не плюхнулась на Игоря ни чего не чувствуя, кроме его члена в моей "киске". Игорь поднял меня, встал с кресла...

- Я хочу трахать тебя сзади!!!

- Да! Мне тоже нравиться, когда ты всаживаешь свой член в меня!!!

- Залезь на кресло.

Я забралась коленями на кресло и облокотилась на спинку. Я почувствовала, как его член уперся мне в клитор и стал по нему елозить. Я стала постанывать. Мне уже хотелось снова почувствовать его "кол" в себе. Я просунула руку между ног и раскрыла пальцами "вход". В этот же миг он ворвался в меня. Он держал меня за талию и его член скользил в моем влагалище, словно там все было смазано маслом. Его член проникал в меня глубоко. Он начал бить меня им с такой силой, что хлопки ягодиц были похоже на хлопки пистонов. Моя грудь болталась вперед-назад. Игорь взял меня за волосы и потянул на себя. Я вся прогнулась и он смог взять мою грудь в охапку. Затем он стал двигаться быстрее и быстрее. От каждого удара из моего горла вырывался стон. Мой рот не закрывался - мне не хватало воздуха. Игорь трахал меня с такой силой, что кресло после каждого удара откатывалось на пару сантиметров и чтобы его член смог полностью войти в меня в следующий удар, Игорю приходилось делать маленький шаг. Из-за этого мне казалось, что он раз за разом входит в меня снова и снова. Когда кресло уперлось в стол, Игорь с такой силой воткнул свое орудие в мою "киску", что мне показалось, что он сейчас выйдет у меня изо рта. Игорь переложил свои руки на мои бедра и стал двигать членом внутри меня вверх-вниз и из стороны в сторону. Мне показалось, что мою "норку" разрывает. Но это было настолько приятно, что мои стоны стали срываться в крик...

- Еще! Еще! Еще!

- Вот так? - он чуть приподнялся на носках и стал бить членом вниз.

- Да! Как хорошо!!!

Игорь увеличил темп. Моя голова моталась из стороны в сторону. Его мошонка стала бить по клитору. Я просунула руку между ног и зажала пальчиками его член. Игорь застонал и задвигался с бешенной скоростью. Я чувствовала, что он сейчас кончит и стала встречными движениями задницей помогать ему. Он захрипел. Я почувствовала, как его член напрягся во мне и тут тугая струя обожгла мою "киску". Тут меня накрыл оргазм. Мы кончали вместе. Моя "норка" сжалась и стала сокращаться, как бы выдавливая "лаву" из его "жерла". Игорь сжал руками мои ягодицы и продолжал двигать членом во мне. Я же кричала не переставая. Игорь наклонился ко мне, взял за подбородок, поаернул голову и закрыл мне рот поцелуем. Я чувствовала, как во мне слабеет его член.

Мы постепенно отдышались и закурили...

- Это потрясающе!!!

- Что именно? - поинтересовалась я.

- Твоя попка. Я когда ее вижу, мне так и хочется сразу же тебя выебать.

- Настолько сильно, что ты сегодня не утерпел и трахнул Александру?

- А ты откуда знаешь? Она тебе сказала?

- Нет. Просто сопоставила факты. Ну и как она?

- Ничего. Ты бы видела, как она делает минет!!!

- Что, даже лучше меня?

- Ну ты сравнила!!! Твои язычок неповторим. А у нее ротик маленький и мой "дружок" в ее ротик не помещался.

- А тебе нравится, когда он входит в меня весь?

- Конечно...

Он сидел на столе. Я подошла к нему. Его член почти висел. Я подняла ногу на стол и прижалась к нему. Он стал целовать мою грудь. Его пальцы нашли вход в мою "пещеру". Я взяла в ладонь его член...

- Он еще не может?

- Да. Он очень устал.

- А если я его очень попрошу?

- Попробуй...

Я стала водить рукой по члену. Он нехотя стал отзываться на ласку. Тогда я встала на колени и положила его к себе в ложбинку между грудей. Я взяла себя за грудь, зажала его ими и стала двигаться. На сей раз, он отозвался более охотно и заметно потвердел. Но до полной готовности ему было еще далеко. Игорь дышал глубоко. Я задвигалась быстрее...

- Тебе нравится?

- Да! Давай еше!!!

- А если так?

Я резко выпустила член из плена и сразу же взяла его в рот. Я стала быстро двигать головой и рукой. Игорь застонал, а его "боец" был уже готов через несколько секунд. Я вынула его изо рта и стала гладить рукой. Игорь поднял меня с колен и пододвинул кресло...

- Ложись.

Я легла спиной на сиденье. Игорь поднял мои ноги и вместе положил на плечо. Он открыл пальцами мою "норку" и положил свой член на нее. Он стал водить им по моей вульве. Член скользил свободно и тер мой клитор доставляя мне сильное наслаждение. Я стала постанывать. Игорь наклонился ко мне и наши языки стали ласкать друг друга. И тут я почувствовала его член в себе. Он ворвался, как всегда, неожиданно. Из-за того, что мои ноги были сведены вместе, моя "норка" стала уже, и я чувствовала его член каждым миллиметром влагалища. Игорь взялся за подлокотники и начал двигаться. Я лежала на кресле и стонала. Мои руки лежали на моих ягодицах и как будто раскрывали еще больше вход в меня...

- Давай быстрее!!! - попросила я.

- Тебе нравиться?

- Да! Я хочу чтобы ты порвал меня!!!

В туже секунду его член задвигался во мне с огромной скоростью. Когда он входил до основания Игорь еще надавливал всем телом, как бы стараясь протолкнуть еще глубже. От таких движений у меня перехватывало дыхание. Мне хотелось чувствовать его еще больше и я напрягла мышцы влагалища. Моя "норка" еще сильнее обхватила его член и Игорь застонал. Игорь стал буквально двигаться на всю длину члена. Его яйца хлопали меня по заднице. Он стал раскачиваться из стороны в сторону. Я же стонала не переставая...

- Еще!!! Еще!!! Еще!!!

- Ты просишь еще, похотливая сучка!?

- ДА!!!!

Игорь стал называть меня сучкой, шлюхой, блядью. Я уже знала, что он достиг сильного возбуждения. Я не обращала внимание на это, мне даже нравилось, когда он что-то говорил мне, но я не слушала что. Я была полностью сосредоточена на его скользящим во мне члене. Его член скользил во мне с огромной скоростью, раздвигая мое влагалище и утыкаясь в шейку матки. Когда я уже почти кончала, мои пальцы наткнулись на анус. Я стала ласкать его. Мне захотелось, чтобы сейчас его член поменял свое положение. Я хотела его в задницу. От одной мысли оргазм сотряс мое тело. Мои стоны срывались в крик. Волосы растрепались и рассыпались по телу. Но член во мне не успокаивался. Он стал двигаться еще быстрее и глубже. И я кончила еще раз. Член не останавливаясь скользил во мне не собираясь останавливаться. Игорь с улыбкой на лице навалился на меня, не давая мне свалиться с кресла и продолжал терзать мою "киску". Я уже ничего не чуствовала и не слышала. Все в голове гудело и только где-то внизу во мне двигался его "поршень". Я прокричала... "Игорь, хватит!!!" И вдруг отпустило. Его член выскользнул из меня. Игорь стоял напротив меня и смотрел, как я кончаю...

- Тебе не понравилось?

- Понравилось, - выдохнула я, - просто я хочу тебя в задницу.

- Неужели?

- А я думал, что мне это уже не грозит, - в его глазах загорелись искорки, - хотя что удивляться. Ведь всех сучек трахают в жопу без приглашения.

Я поняла, что он завелся.

- Я хочу тебе отдаться на полу!!!

- Конечно.

- У тебя есть чем меня смазать? - я стояла перед ним.

- Конечно!

Он подошел ко мне со спины и вдруг я почувствовала его язык на моей "киске". Он стал щекотать кончиком языка мой клитор. Мой глубокий стон пронесся по кабинету. Он стал сосать мой клитор, а пальцами вошел во влагалище. Я стала ласкать руками свою грудь. Тут его язык стал перемещаться вверх и вот он уже ласкал мой анус. Мое дыхание было частым и глубоким. Игорь попробовал засунуть свой палец мне в задницу. Я расслабила мышцы, и он вошел в меня. Из меня вырывались приглушенные стоны. Я теребила пальцами свои соски, а другой рукой ласкала клитор. Его смазанные моей "норкой" пальцы уже были в моем заду. Игорь подтолкнул меня в спину. Я опустилась на колени широко расставив ноги, а затем встала на четвереньки. Игорь засунул свой член мне во влагалище и сделал пару движений. Теперь он был смазан. Я почувствовала, как его головка уперлась мне в анус. Я расслабилась и почувствовала, что он начал входить в меня. Я опустилась на локти, и теперь моя задница смотрела вверх. Член уже вошел в меня наполовину. Он на секунду замер, а затем начал осторожно двигаться. С каждым движением вперед он проникал все глубже и глубже, пока я не почувствовала его мошонку на моей "норке".

- Какая роскошная задница!!!!

- Да? - выдохнула я, - Так трахни ее посильнее!!!

- С удовольствием!!!

Он начал двигаться быстрее. Моя попка уже растянулась и его член почти без усилия скользил во мне.

- Какая сладкая "дырочка"!!!

- Дааааа!!! - я уже стонала.

- На каникулах я чувствую, ты время зря не теряла.

- Это почемууууу, - я еле отвечала ему.

- Потому, что в прошлый раз она не была так растрахана!!!

Он задвигал членом быстрее. Громкие стоны вырывались из моего горла. Я чувствовала, как его мошонка билась по моей вульве. "Трахай меня еще сильнее!!!" Он стал сильнее бить меня членом. Он наклонился и лег на меня. Мои ноги еще шире разъехались на паласе. Он стал целовать мою шею, мочку уха. Я подняла голову и застонала еще сильнее. Его член буквально разрывал меня пополам. Мне казалось, что его головка у меня уже где-то в районе желудка. Вдруг он стал громко стонать и задвигал членом еще быстрее. Я начала помогать ему всем телом качаясь с ним в такт. Он заскрипел зубами и стал двигаться с бешеной скоростью, доставляя мне незабываемое наслаждение. Я закричала от удовольствия. Вдруг он резко дернул меня за волосы на себя и не вынимая члена из меня он заставил меня сесть. Из-за этого его член , как кол вошел в меня еще глубже. он взял в ладонь мою грудь и стал терзать ее. Мне пришлось уже скакать на его члене. Он повернул мою голову на бок и мы стали целоваться. Другую руку он заснул мне между ног и стал ласкать клитор. Я громко застонала. Моя голова стала непроизвольно крутиться. Я скользила задницей по его "стволу" все быстрее и быстрее. Он тоже начал громко стонать. Вдруг он схватил меня за грудь двумя руками и прижал меня к себе. В тот же миг он "выстрелил" в меня. Его член пульсировал у меня внутри выбрасывая из себя сперму, которая обильно все смазала изнутри. Но я уже почти этого не чувствовала, потому что от оргазма билась в его руках. Я что-то кричала, мои руки были на моих ягодицах, а ногти впились под кожу. Голова лежала на его плече, а волосы рассыпались по лицу. Такого оргазма у меня еще никогда не было. Меня как будто пожирал изнутри огонь. Я стонала и кричала, а Игорь гладил меня по голове и что нашептывал на ухо.

Наконец я успокоилась и затихла. Я почувствовала, что его член все еще во мне, но уже не такой большой и твердый. Чувствовала, как из моей попки потихоньку вытекает сперма. Почувствовала руки Игоря гладящие мою грудь и живот. Услышала, как он шепчет... "Ты лучшая, ты лучше всех!!!" Я сидела так на нем и отдыхала.

Через пару минут я с трудом поднялась на ноги. Игорь встал следом. Его член безжизненно висел. Я подошла к нему и поцеловала...

- Спасибо, все было так классно!!!

- Мне тоже понравилось.

Я подобрала юбочку и одела на себя. Игорь тоже стал одеваться. Тут я вспомнила, зачем он собственно меня вызывал. Но немного поразмыслив решила спросить потом.

- Я пойду тогда переодеваться?

- Да конечно!

Я надела плащ и вышла из кабинета. В холе ни кого не было. Я быстрым шагом прошла к своему кабинету, открыла дверь и вошла.

Я сняла с себя все. Аккуратно сложила в коробку. Потом подошла к раковине и смыла сперму с задницы и с ног. Затем вытерлась и стала одеваться. Когда я надевала блузку, дверь открылась и вошел Игорь. Я застегнула блузку и спросила...

- Что случилось?

- Да ничего особенного, просто я не могу в таком виде идти домой.

- А в чем дело? - я осмотрела на него. костюм был немного мят, но в остальном все было нормально.

- В нем!!! - ответил Игорь, - Он хочет еще!!!

- Неужели!!! - я посмотрела на ширинку, она оттопыривалась.

Я подошла к нему. И погладила этот бугор. Он закрыл глаза и тяжело задышал.

- Хочешь я поласкаю его ртом?

- Да!!! Пососи его!!!

Я расстегнула ширинку и достала его. Он действительно хотел еще. Я взяла в рот головку и стала ласкать ее языком во рту. Игорь опустил руки мне на голову и стал сам двигать членом. Ему хотелось трахнуть меня в рот. Я не стола сопротивляться. Взяла в свободную руку его мошонку. Он застонал и стал буквально пропихивать мне свой член в горло. Я открыла как можно больше рот и он смог засунуть его весь. Его курчавые волосики стали щекотать мой нос. Затем он отпустил мою голову...

- А теперь соси его!!!

Я сложила губы кольцом и стала двигать головой. Я увеличивала скорость с каждым движением. Я подняла глаза и посмотрела на Игоря. Его глаза были закрыты, рот полуоткрыт, его дыхание стало прерывистым и тяжелым. Мои губы скользили по его "стволу" то медленнее то быстрее. Вдруг я почувствовала, как его член напрягся. Я ощущала языком все его прожилки и вздувшиеся вены. Он был близок к оргазму. Я стала быстро двигать головой щекоча кончиком языка его внутри и стала помогать рукой. Игорь застонал и в тот же миг в небо ударила струя и заполнила весь рот. Я стала глотать этот "сок любви". Его член пульсируя у меня во рту выбрасывал из себя все новые порции спермы, которые я уже не успевала сглатывать и она стала вытекать изо рта. С каждым выбросом из груди Игоря вырывался протяжный стон, его руки гладили мою голову. Дернувшись в последний раз его член стал обмякать. Я вынула его изо рта и стала слизывать остатки спермы с него. Игорь смотрел на меня и улыбался...

- Здорово!!! Какой у тебя все-таки "сладкий" ротик!!!

- Тебе понравилось?

- Да!!! А можно я буду приходить к тебе время от времени? Мне так нравятся твои "дырочки"!!!

- Ну не знаю. Я подумаю, - ответила я улыбаясь.

Я встала на ноги и взяла полотенце, чтобы вытереть лицо. Игорь "упаковал" своего "дружка" в брюки еще раз посмотрел на меня и ни говоря ни слова вышел из класса.

Я умыла лицо и руки, вытерлась. Затем одела плащ и выключив свет вышла из кабинета. Заперла дверь и пошла домой. На улице было солнечно, но уже по-осеннему ветрено. "Да уж, скоро осень", - подумала я и пошла домой.

Новый Год - 2

Категория: А в попку лучше

Автор: Zheka

Название: Новый Год - 2

И я подумал что это не такая и плохая идея:

Мы разлили по стаканам водку, и выпили с женой на брудершафт. Моя Ирина тут же закричала, что бы я выпил с Иркой, и тут же налила нам водки, причём мне меньше. Я быстренько поднес стакан ко рту и выпил, выпила и Ирка и я впился в её губы страстным поцелуем. Когда я от неё оторвался я увидел что моя женушка не на шутку возбуждена. Я разлил водку по стаканам, мы стукнулись и выпили, моя Ирина поставила в видик порнуху. Подойдя, к соседке стала поглаживать её упругие груди, я видел что соседка возбуждена. Тем временем Иришка опустилась на колени и распахнув халат соседки начала вылизывать её промежность, та незамедлительно начала стонать и ласкать руками свою грудь. На видик никто внимания уже не обращал. Оторвавшись от влагалища соседки, Ирина сказала что хочет выпить ещё, соседка была заведена просто до не приличия она даже не думала прикрыть свою сочащуюся щелку халатом. Да и мы были не в том состоянии чтобы обращать внимание на условности.

Я разлил ещё водки и мы выпили за "нас" как выразилась моя жена. После мы сидели на диване и целовались как сумасшедшие, всё это меня жутко возбудило и я потихоньку начал опускаться по телу жены покрывая его поцелуями и потом в один момент впился жадным поцелуем в выбритую киску своей жены. Мой язык просто провалился в щелку настолько там было влажно, оттуда просто шел дождь. Я облизал сначала верхние губки, потом просунул язык внутрь и только после этого начал буравить языком клитор, моя Иришка уже не могла кричать она только глухо стонала и всё её тело тряслось мелкой дрожью. Я решил что пора вставить моего друга в её пещерку, и только поднес его к раскрывшейся исходящей соком дырочке, Ирина отстранилась и показала на соседку - та спала сном праведницы. Мы быстренько постелили на полу одеяло и положили пару подушек одну на другую. После я поднял соседку с девана и положил её на подушки животом вниз, в результате перед нами предстала её выбритая щелка и тугое коричневое тоже очень гладко выбритое колечко ануса.

Соседка ничего не чувствовала и продолжала спать. Моя Ирина очень удивила меня когда вернувшись из другой комнаты принесла банку с вазелином, клизму и черные чулки и колготки. Колготки она одела на себя, чулки с моей помощью на соседку, набрав в клизму вазелин она ввела его соседке в верхнюю дырочку и после всех этих манипуляций, намазывая мой член вазелином - объяснила, что во всех порнухах женщины в красивом белье её заводят, а тут будет происходить прямо на глазах, и она не намерена упустить такой шанс. Я развел половинки соседки и только собрался проникать внутрь этой соблазнительной попочки, как жена снова меня остановила.

-А вдруг она проснётся? Да ну после такого количества водки ни жисть, ответил я.

Но видно Ирина решила удивлять меня весь день, метнувшись в кладовку принесла прочную верёвку и связала соседки руки. Потом взяла мой член в руку и приставила его к анусу соседки. И я потихоньку начал давить, что бы проникновение было не мучительным, к своему удивлению я начал понимать что в свои сорок лет Ирка с этой стороны была девственна. Когда головка скрылась в это бесподобной заднице я остановился давая ей привыкнуть. И в этот момент она проснулась, и забилась стараясь вырваться, на что моя Ирина сказала что если она не хочет иметь порванную задницу, то пускай успокоиться, и заткнется.

Соседка приняла правильное решение и Моя жена даже развязала ей руки, и начала играть языком с её сосками, которые тут же напряглись. Я тем временем потихоньку надавливая практически не заметными толчками входил в попочку. Когда я дошёл до конца соседка напряглась и попыталась соскочить, но не тут-то было я держал крепко, она начала умолять прекратить, но моя женушка змеёй скользнула к её влагалищу и начала яростно буравить её. Через минуту Ирка стонала, но это были стоны блаженства. И я потихоньку начал накачивать её попку и через несколько движений я заметил что Ирка подмахивает мне.

Моя жена оторвалась от её киски и лежа смотрит на нас, а в это время рукой ласкает себя через колготки. На её промежности сквозь колготки проступило столько смазки что она просто скатывалась по нейлону. Тут я не выдержал и начал наполнять кишку Ирки спермой, причем её было столько что я удивился как у нёё не вздулся живот и на последнем движении подомной в пароксизме страсти забилась Ирка, мне даже пришлось зажать ей рот, чтобы на крики не сбежались соседи, повернув голову я увидел что порвав колготки на промежности моя жена вгоняет в себя два пальца и корчится в оргазме.

В себя приходили мы минут десять, я на негнущихся ногах сходил на кухню и принёс холодной Колы. Мы сидели, пли колу и обсуждали случившееся, соседке очень понравилась, по её словам, если бы она раньше знала что "туда " так классно то уже бы давно практиковала такие сношения. А так как она у меня сидела на коленях я почувствовал что из её ануса сочиться моя сперма, это меня жутко завело и я тут же впился в её грудь, и тут же не давя опомниться жене повалил её и резко вошел в её щелку...

Продолжение следует.

У гинеколога

Категория: А в попку лучше

Автор: olga

Название: У гинеколога

Моя подруга рассказала мне о замечательном враче, у которго она побывала. Она рассказывала с таким восторгом, что я тоже решиа к нему сходить. И вот что из этого получилось.На следующий день я отправилась к этому врачу. Вошла в кабинет, он записал мою карточку и предложить пройти на кресло (думаю все знают, что такое гинекологическое кресло!!). Я села и развела ноги... Моя щелочка была тщательно выбрита и немного надушена любимыми духами моего мужа. Надо заметить, что этому доктору было окло 50 лет, весьма импозантный мужчина. Он включил яркую лампу и направил свет прямо на мою киску. Затем он надел перчатки и осторожно погладил половые губки, слегка раздвигая их. "Люблю я молодое тело, прямо розовый бутон" сказал он, какбы невзначай дотрагиваясь до клитора и вставляю два пальца мне во влагалище. Его пальцы вошли весьма легко, т.к. я уже основательно возбудилась. Он делал поступательные движения пальцами во влагалище, делая вид, что что-то осматривает, хотя откровенно трахал меня, поглаживая клитор другой рукой. Мое влагалище начало рефлектороно сжиматься.

Потом он спросил "Вам это нравиться?". Я кивнула головой и тогда он нагнулся и начал лизать мою щелку языком, не забывая трахать меня пальцами. Потом попросил меня заняться мастурбацией, а он посмотрит. Я согласилась, и тогода на свет появился хороший набор различных размеров членов из латекса. Он попросил меня взять самый большой и ставить во влагалище, что я и сделала с удовольствием. Он достал фотоаппарат и начал снимать мою пиздюшку в членом внутри. Потом он подошел и начал ласкать пальцами мне анус и спросил, имели ли меня когда-нибудь в попку, я ответила, что нет. Тогда он взял тонкую стеклянную палочку, обмакнул ее в какой-то крем и вставил ее в мой узкий анус. Очеень быстро я почувствовала приятно жжение в попке и сказала ему об этом. Он начал вновь ласкать мне анус пальцем и осторожно его вводить. Больно не было, наоборот, приятно. Он взял самый тонкий член и осторожно вставил мне в попку и начал им двигать в разные стороны, что бы расширить дырочку. Это было потрясающе! Член во влагалище и член в анальном отверстии и ласкание клитора очень возбудили меня. Тогла он взял больший член и вновь вставил мне в попку, и он вошел довольно легко, хотя имел немалые размеры! Затем он вытащил его и предложил вставить мне самой пальчики в анус и немного растять его, что я и сделала. При этом он трахал меня во влагалище и ласкал клитор пальцами. Потом он взял член еще больше, с ярко выраженным рельефон и торчащей головкой и резко вогнал мне его в попу. Было немного больно, но потом мой анус приспособился и под этот размер. Я чувствовала, что скоро кончу и сказала об этом. Тогда он растегнул брюки и достал на свет свое "сокровище". Вот это Да! Около 25 см. в длину и около 4 см. в диаметре.

Понятно, зачем он растягивал мне анальное отверстите, просто иначе его член не вошел бы в меня ни при каких условиях! Он смазал своего гиганта кремом и приставил красную головку к моей дырочке. "Расслабся, дорогая, тебе будет приятно" и начал медленно вдавливать свой член мне в попку. О, Да это было замечательно. Его член соприкасался с членом в моей дырочке, так что свободного места не было, мне казалось, что он заполнил меня по самые гланды, но когда он начал двигаться, упираясь в мою попу мошонкой, я поняла, что такое "по самые гланды"! Около кресла стояло боьшое зеркало и он повернул его так, что я могла видеть его член в моей раскрывшейся, как цветок попке, одно только зрелище этого, не говоря об ощущениях, возбуждало меня всерх всякой меры. Его движения все убыстрялись, я начала лихорадочно трахать себя членом и тереть клитор, оргазм был на подходе! И он кончил, выплеснув в меня горячую струю спермы, так что потекло через край. Мой оргазм можно было сравнить с припадком, я даже испугалась такой реакции от себя самой. Он вытащил член из моей попки и начал трахать меня языком,а потом и пальцами, вставляя сразу три пальца и раздвигая их как можно шире.

Потрясающее ощущение! И я кончила еще раз. Наконец оргазм отпустил меня и я смогла вздохнуть. Моя попа была весьма истерзана, все же его член был для меня велик, учитывая, что попа моя была "девочкой", но я не жалела о потере такой девственности. Он помог мне встать с кресла и с деловым видом продолжил заполнять мою карту, после чего сказал, что мне надо будет прийти еще раз, т.к. с таким узким анусом, как у меня, очень вредно жить и не использовать его "по назначению". Как вы понимаете, я с радостью согласилась на второй прием. И с тех пор я очень полюбила ходить к гинекологам, хотя раньше их терпеть не могла.

Светлана

Категория: А в попку лучше, Эта живительная влага

Автор: tiamat

Название: Светлана

Я познакомился с светланой в 1996 году, и только лишь в 2001 завоевал ее, она успела побывать за мужем и развестись, что сыграло мне на руку так как она уже была не девочкой и даже волоьно опытной.

После очередной гулянки с друзьями и случайного просмотра порнухи по видику, я приехал к ней позно вечером в безумной возбуждении от желания занятся с Светкой любовью.

Но мои желания не ограничивались только традиционным сексом я хотел большего. (порнуха дала на то основания) После ужина и принятия ванны мы легли. Как обычно я начал ласкать ее грудь, шею и остальные не мене шикарные ее части тела.

Позже я спустился к ее киске, и начал лизать ее пока она не кончила два раза подряд, после этого я намекнул ей на то что хотел бы как обычно получить расслабление в виде минета. Замечу что ранее не когда не кончал ей в ротик и всегда говорил что кончаю перед тем как кончить что бы она успела вынуть член из рта и направить струю себе на грудь, живот и ноги. В этот раз я решил сыграть что сильно возбужден и забыл сказать. Она посасывала мой член, очень нежно, обхватив плото его губами и ласково полизываю язычком одновременно слегка сжимая яички в руках. потом она спутилась ниже и вылезала мне промежность и по очереди брала яички в ротик и облизывала их язычком. Потом она снова вернулась к моему члену и продолжала его сосать, я научил ее правильно делать мне минет и она уже не противилась как раньше если я рукой старался опустить ее голову ниже или хватал за волосы что бы представить что я ее беру силой. Так и получилось что я снова взял ее за волосы не сильно но в момент когда кончал а кончил я бурно я не дал ей возможности убрать голову и вся моя сперма залилась в ее великолепный ротик в который я так давно мечтал кончить, она сильно расстроилась по поводу что ей пришлось глотать, и ушла. На кухне я догнал ее и начал стоя на коленках лизать ее киску, через три минуты она уже забыла об обиде и сказала что если я буду всегда стоя лизать ее киску тоона будет без проблем глотать мою сперму и тоже стоя делать мне минет что мне всегда нравилось. (создается ощущения величия, как бы легкого изнасилования).

Позже я отнес ее на руках на кровать и попросил перевернутся на спину, приподнял ее попку руками и начал лизать киску, иногда поднимаясь язычком к ее дырочке, она этому не противилась и ей даже нравилось но анальным сексом не когда не занималась, чуть позже я начал массировать ее узкую дырочку мальчиком что ей понравилось но когда я попытался просунуть туда пальчик она попросила этого не делать и предложила что бы я лучеше снова трахнул ее в ротик и кончил туда же...

Но я был уже обезумевший идеей трахнуть мою сладкую девочку в попочку. Я поставил ее раком под видом обычного секса и вошел в ее киску без труда, одновременно все же ласская ее попку пальчиком совсем слегка, после 15 минут быстрого секса я понял что моя девочка уже не помнит как себя зовут и когда я все же вставил пальчик ей в попочку она этого даже не заметила. Чуть позже когда она начала подходить к оргазму я вышел из нее и начал снова лизать киску язычком, у моей светочки начались пред - оргазменные спазмы и в этот момент я очень быстро смочил слюной ее узенькую дырочку и и посторался войти, не смог, засунул пальчик потом второй, и все же вошел но не полностью. Когда на испытала оргазм она тут же поняла что я делаю и начала резко говорить что бы я немедленно прекратил.

Я же уже не слышал самого себя. Засунув член по самые яички я начал медленно н довольно резко и грбо трахать мою девочку в ее девственную попку. Она стояла рачком и не могла меня оттолкнуть от себя я же довольно сильно держал ее. Ей пришлось смирится. (Как она потом рассказала, что в этот момент она думала что как только все закончится она с утра выскажет мне все и расстанется со мной) Чуть позже она начала делать движения мне навстречу но все же с некими вздохами не удовольствия а как я позже понял что бы я по быстрее кончил и все это прекратилось. Как только я кончил в ее попочку и залил все внутренности своей спермой. Она повернулась ко мне спиной и сказала что бы я не трогал ее. На что я ответил действиями. Я спустился к ее попке. Раздвинул ягодицы и начал ласкать рукой ее киску. Сначала она подняла ногу потом и вовсе перевернулась. И сказала самую удивительную фразу за все время что я с ней знаком. Она сказала что будет посасывать пой член каждое утро. Каждый вечер и каждую ночь и вообще всегда когда я захочу оттрахать ее в ротик, она всегда будет глотать мою сперму а если я хочу то могу кончать ей на ее личико и она будет собирать сперму ручкой в ротик. И что она даже согласна давать трахать себя в попку но только раз в два дня пока она не привыкла, но поставила условия. Что все это я буду получать только если заставлю кончить ее своим языком в позе стоя три раза подряд, что не состовляло особого труда.

Теперь же после пары месяцев такого секса. Наша ночь представляет собой сначала 3 оргазма моей девочки потом она посасыват мой член и глотает сперму потом я трахаю ее в киску, потом рачком в попочку, потом кончаю ей на личико и уже в ванной она еще раз опускается на колени и берет мой член в свой ротик и начинает очень быстро отстасывать его берет горлом и пытается проглотить его. Она почему то очень полюьила сосать мой член. Он для нее теперь слаще чем конфетка. иногда я просыпаюсь по утрам от того что она сосет мой член. попробуйте уговорить свою девушку разбудить вас минетом и что бы вы кончили ее в ротик. Поверте, это незабываемое чувство. А уж если вы уговорите ее что бы она дала вам в попку и кончить ей на личико. То я уверен вы уже не когда не сможете бех этих ощущений прожить.

Светлана (продолжение)

Категория: А в попку лучше, Это славное слово - миньет, Группа

Автор: Tiamat

Название: Светлана (продолжение)

После того как наш секс с Светланой стал более экстремальным, теперь она разрешала брать ее в попу, а перед этим она всегда брала у меня в свой великолепный ротик, с такими слегка надутыми губками которые обхватывали мой член очень плотно. И всегда доводила меня до оргазма и принимала все в себя. И в добавок получала от этого безумное удовольствие.

Как то вечером, приехав с работы. Она сказала что к нам приедет на пару дней ее подруга с Украины с которой она познакомилась когда еще лет 5-7 назад была пионеркой и была в летнем галере.

Мы вместе приехали на вокзал и встретили ее подругу, к слову сказать она была хороша собой.

Поужинав вечером. Мы сели смотреть телевизор.

Вечер прошел за просмотром игры Что. Где. Когда. Двумя выпитыми бутылками шампанского и задушевными разговорами о жизни.

Я пожелал девушкам спокойной ночи, и отправился в спальню собираясь пойти спать, Светлана обещала прийти чуть позже, так как не наговорилась с давней подругой.

Прошло где то минут 40, я услышал тихую поступь, пришла Светка подумал я и снова закрыл глаза. Меня обняли нежные руки, начали гладить спину и грудь, и спускаться ниже к моему уже вставшему члену, какое же было мое удивление когда я понял что это не Светлана, так как Светка не когда не онанировала мой член рукой, всегда только ротиком. А эти руки начали онанировать мой член, целовать шею и спускаться к пояснице. Я решил подождать и узнать что будет дальше. Слегка надавив мне на живот рукой меня заставили повернутся с бока на спину. И тело что находилось под одеялом медленно но верно продвигалась к члену. В этот момент пришла Светлана. С ехидной улыбкой на лице. Она тоже залезла под одеяло, и тут начался какой то кошмар но в хорошем смысле этого слова. Мой член оказывался то в одном ротике то в другом. Они облизывали мои яички, каждый ротик брал себе одно и слегка его посасывал, потом один из ротиков облизывал мой член а второй слегка посасывал головку члена.

Я почувствовал, что кончаю и обильно кончил, наверно так сильно и обильно не кончал давно. Я залил ротики двух шикарный девушек своим семенем от чего они были в восторге. И решили свести меня с ума еще раз, все повторилось только значительно медленнее и с некоторым новшеством, меня движением рук без единого слова поставили раком, и я почувствовал что снизу мой член входит в ротик, (к слову сказать кто где в первый и во второй раз я так и не смог различить, минет что моя супруга что ее подруга делали фантастически профессионально) а спустя секунду, я ощутил на своем сфинктере очень приятно тепло и влагу. И до меня дошло что кто то из двоих лижет мою задницу. Мне это очень понравилось, при том что я уперся в подушку головой таким образом освободил руки и голову девушки что была снизу обнял руками и начал подстраиваться под темп. Получилось что я как бы трахал чей то ротик, но как я понял по длине волос это была моя Супруга. Кончив второй раз в ротик моей супруге и слегка подмахнув ее подруге задницей что бы она была по активней я решил подняться и взять все в свои руки.

Лица девушек были счастливые и довольные. Они сказали что решили заняться со мной любовью так как Светке очень хотелось потому что у нее только закончились трудные дни а подруга давно разведена и у нее не было мужчины уже почти несколько месяцев.

На этом разговоры кончились. Я поставил раком свою любимую супругу, мою Светочку, и медленно вошел в нее. Постепенно наращивая темп. Подруга смотрела на нас зачарованно, потом подлезла под мен и я почувствовал что мои яички попадают в ее ротик и промежность моя щекотиться об ее язычок.

После 5 минут такого удовольствия я реши остановится что бы оставить силы на самую любимую часть любовных утех.

Моя супруга попросила меня удовлетворить подругу. Я попросил подругу стать раком рядом с моей женой, она не слова не говоря встала и стала ждать далее. Я медленно вошел в нее ощутил ее внутренние границы влагалища, и начал делать поступательные движения. Ее влагалище было очень маленьким, видимо из за не хватки занятия сексом, или чисто физиологически так вышло.

Все то время что я трахал подругу она целовалась с моей женой. Кончила подруга очень быстро, и я решил довести ее до оргазма второй раз.

Когда же она кончила второй раз. Я вышел из нее и спросил у Светочки и что будет дальше.

На что она ответила а теперь будет твое самое любимое. Перед тобой будут стоять попками вверх две девочки которых ты будешь трахать сколько захочешь в любые дырочки. И я начал с супруги, вошел в ее попочку, и начал трахать свою Светочку в ожесточенном темпе. Моя супруга после трех минут начала почти, что кричать от удовольствия...через еще несколько минут она кончила...

Подруга попросила меня быть более нежным, так как она еще в попке девственница.

Я несколько минут увлажнял ее колечко язычком а в этом время моя супруга снова взяла мой член к себе в ротик и очень настойчиво сосала его быстрыми и резкими движениями меняя их на нежные и плавные.

Когда подруга была готова я попытался войти в нее но не получилось.

Тогда я попросил мою супругу помочь мне.

И мы сделали так, пока подруга отсасывала мой член. Моя супруга своими пальчиками и язычком пыталась расширить колечко подруги. Прошло минуты 3-4 и я почувствовал что скоро кончу и попросил остановится...

Подруга повернулась ко мне попочкой, и руками взялась за свои ягодицы раздвигая их как можно шире. Моя супруга подлезла под меня и язычком ласкала мои яички. Я же все же слегка осмелев и надавив вошел в попу подруги, и я понимал что ей больно но знал что стоит только мышцам привыкнуть как она поймет какое это удовольствие. Слегка надавив еще я продвинулся вперед и попросил подругу расслабится максимально и попытаться сжимать и разжимать колечко, после таких упражнений она совсем лишилась боли и осмелев стала сама двигаться мне на встречу...Я стал наращивать темп, и понял что скоро кончу, и решил слегка удивить подругу, я взял ее за волосы, потянул на себя, и в мыслях представил себе что она моя рабыня, а моя супруга вторая рабыня и попросил супругу быть активней, в таком темпе я продержался еще несколько минут и кончил подруге в попочку. Она была в неописуемом восторге. Моя супруга удивилась такому восторгу и спросила что я такого сделал что она так счастлива. На что я пожал плечами, а подруга сказала что я взял ее за полосы и потянул на себя и у нее создалось впечатление что ее трахает грубо муж подруги и ее это очень сильно возбудило. На что моя супруга улыбнулась и сказала что когда она брала у меня в ротик снизу когда я стоял раком ей очень понравилось что я обнял ее голову руками и стал как будто бы трахать ее ротик тем темпом, который был удобен мне.

На что я предложил моей супруге испытать то что испытала ее подруга, и Светлана, конечно же согласилась но с условием что подруга будет стоять рядом с ней в той же позе и будет готова если я захочу перескочить на нее.....(для чего она этого хотела, я не знаю до сих пор) и я приступил к своим прямым обязанностям. Я пошел в Светочкину попочку без особого труда, и начал быстро наращивать темп, взял мою супругу за волосы, и потянул на себя...в этот момент она начала кричать, кричать отрывисто через каждые три секунды. Ее начала прошибать судорогой, и я решил перескочить на подругу, вошел в нее я без проблем так как ее колечко еще не успело сжаться, снова взял на волосы и начал трахать, второй свободной рукой я взял за волосы свою Светочку и попросил встать по ближе в подруге что бы их бедра касались друг друга. Таким образом держа в правой руке за волосы свою супругу, а в левой за волосы ее подругу, я перескакивал и трахал чудные попочки этих девушек, от чего он были в восторге. Когда каждая из них кончила по несколько раз, мы решили остановится, и подруга предложила одну идею которая понравилась сразу всем. Особенно мне.

Она предложила что я буду держать за волосы одной рукой ее а второй Светку и по очереди заставлять отсасывать у себя, подводя рукой то одну голову то другую.

Моя супруга пожелала быть первой, я взял ее за волосы, сжал в руке ее волосы и начал силой насаживать на свой член ее ротик, она возбудила до того что руками начала ласкать свою киску. Чуть позже я отвел ее ротик в сторону и точно так же с силой начал трахать ротик ее подруги. Потом я подвел ротик своей супруги к своим яичкам и она начала их облизывать через несколько минут я отвел ротик подруги и подвел его к своему заднему отверстию а супругу снова насадил на член ротиком. Вот в такой вот позе слегка пригнувшись и имея язычок на заднем отверстии и трахая в ротик свою супругу я начал кончать. Мой наступающий оргазм по напряжению тела почувствовала и подруга и массируя мой анал мальчиком она обошла мое тело и стала ласкать яички, приговариваю что бы я кончал по быстрее так как они хотя что бы я кончил на их лица... что и произошло через несколько секунд, я кончил подруге на губы несколько капель попало ей в ротик, супруге же я попал на щечки, на грудь, и очень большую порцию спустил ей в ротик одновременно взяв ее за волосы двумя руками и трахая ее ротик до тех пор пока мой член не уменьшился в размерах. Почти измотанные мы решили спать вместе. Я отрубался через несколько минут...

Проснулся я от того что кто то меня щекотит. Окончательно открыв глаза я понял что моя супруга делает мне минет а подруга ласкает язычком мои яички. Я посмотрел на и понял что прошло всего 4 часа. Мои девочки объяснили мне свои действия тем что они безумно возбуждены моими действиями связанные с легким принуждением.

На что я сказал что если они не прекратят тут же то я затрахаю их задницы так что они сидеть не смогут. На что услышал легкие смешки и реплику супруги, "Мы только этого и добиваемся дорогой!!!" Я был безгранично удивлен.

О том что было дальше история умалчивает, но продолжение следует...

Приключения моей попки

Категория: А в попку лучше

Автор: Dyrka

Название: Приключения моей попки

Мою попку лишил девственности мой бывший муж. Мы видели, как это происходит в кино и решили попробовать. Меня тогда это не очень порадовало, но что не сделаешь, лишь бы угодить любимому.

Это было ничуть не менее больно, чем обычная дефлорация. Потом я поняла, что он делал это просто неумело и даже такой большой член моя попка могла принять с радостью, будь я подготовлена. Так что анальный секс у нас был не обычным явлением. Разве что я была безумно возбуждена, тогда я сама готова была насадить свой зад на его член. Однажды у нас ночевала моя подруга. Ночь перешла в групповуху втроем и мне было очень любопытно наблюдать, как мой муж вводит свой немаленький пенис в ее влагалище. Оно было насквозь мокрое от возбуждения. Я тоже была очень возбуждена и мне хотелось посмотреть, как он трахает ее в зад. Но она не дала. Муж сказал, что это она меня постеснялась. А без меня, мол, она очень даже с удовольствием подставляет свою попку.

Однажды он взял видеокамеру и начал снимать меня голую. Это очень возбуждало. Я поманила его пальцем, раскрывая половые губки к его готовому к работе пенису. А потом развернулась, встав на колени, подставив камере свой зад. Он снимал, как я похотливо покрутила им. Затем начал постепенно вводить головку своего члена в мою тугую дырочку. Я не видела, как это происходит, но меня безумно возбуждало то, что все это снимается на камеру. Потом я не раз мастурбировала под кассету, где он вонзал свой член мне в зад и трахал, трахал мою тугую попку.

После развода я начала искать подходящего партнера. Попадались разные. Но редко кто решался предложить мне анальный секс.

Один мужчина просто мечтал попробовать анал, т.к. никогда не пробовал. Я подарила ему эту радость. Ночью после обычного секса он повернул меня к себе задом и начал потихоньку вводить свой пенис мне в зад. Член был небольшой и мне было совсем не больно. Даже наоборот, весьма приятно. Любовниками мы были недолго. Но он до сих пор вспоминает секс со мной: минеты, анал...

Следующий мужчина всю первую ночь практически доводил меня до оргазма своими пальцами. Он делал это очень умело и возбуждающе. Спустя некоторое время, когда я очередной раз приехала к нему, рядом с кроватью оказался тюбик с кремом. Я некоторое время делала ему массаж (у него спина - очень эрогенная зона), а потом начала ласкать его зад. У него очень круглая и симпатичная попка. Мне нравилось поглаживать ее, проводя пальцами по промежности и, как бы невзначай касаясь анального отверстия. Жутко возбуждает, когда ласкаю это место у мужчин. Потом я взяла крем и смазала им палец, который начала аккуратно вводить в попку любовника. Он стонал от возбуждения и двигал попкой вверх-вниз. Боже, как это меня возбуждало! И почему мужчины не любят признаваться, что им нравятся такие ласки? Никто ведь и не думает их определять в голубые, ведь ласкает женщина. Обожаю ласкать попки мужчин. И обожаю, когда они ласкают мой зад. Когда мой любовник был совсем готов, он поставил меня перед собой "раком", смазал пальцы кремом и стал проводить со мной те же операции. Его пальцы в моей попке сводили с ума. А когда туда начал входить член, я заорала от возбуждения. Член у него небольшой по длине, но довольно широкий в диаметре и это доставляло особое удовольствие. Я потом весь день ощущала, что меня классно оттархали в зад. Растерзанная попка слегка зудела, но это было так классно, ощущать, что внутри поработал на всю катушку этот красавчик.

Осенью появился другой любовник. Т.е. были разовые встречи и до этого, но их я не считаю. Этот был очень высок. Член его был длинный и узкий. Так что анал стал нам очень удобен. Одно меня смущало - его беспристрастность во время секса. Как будто он не трахал меня, а делал тяжелую работу. Но над моей попкой работали еженедельно и как следует. Так что на невнимание к моей любимой дырочке я не жаловалась. Особенно возбуждало, когда он клал меня на живот и вводил свой "меч" мне в зад. Я не могла и пошелохнуться, будучи в плену под его телом, он делал со мной, что хочет.

С ним мы разбежались - это называется "не сошлись характерами". До сих пор я встречаюсь с замечательным любовником. Он просто сводит меня с ума, до того возбуждает и до того страстный у нас секс. Правда, анальный секс он не предлает.

Как-то был большой перерыв между нашими встречами и будучи совсем изголодавшейся по сексу, я позвала в гости одного парня.

Он мне не нравился. Толстый, какой-то вульгарный.. Не мой тип. Мне просто надо было, чтобы меня оттрахали. Он сделал это на всю катушку. Всю ночь он не сползал с меня, всю ночь провел практически у меня между ног. Часа в 4 я проснулась возбужденная. Начала тереться о него своей попкой. Он начал делать какие-то телодвижения, лаская пальцами мой клитор, губки, сжимая другой рукой мою грудь. Мне хотелось в зад. Влагалище было насквозь мокрым от возбуждения. Но я хотела не во влагалище. Я мечтала, чтобы моей попке доставили, наконец, удовольствие, которого она была лишена так долго. Наконец, я нанизала свою пышную красавицу на его член и начала ритмично двигаться к нему и от него. Мне хотелось, чтобы он осознал окончательно, что имеет меня в зад. Я взяла его руку и протянула ее к своей мокрой пиздюшке. Он водил пальцами внутри ее, а сам трахал меня в попку, трахал снова и снова. Потом он положил меня на живот, не вынимая пениса из моей дырочки, и начал втыкать его в меня, двигаясь вверх-вниз. Какой это был кайф! Больше мы не встречались. Он не нравится мне. Но трахается он отменно. И попка моя ему очень благодарна.

Однажды я сидела одна, а секса захотелось безумно. Начитавшись эротических рассказов, посмотрев порнушку, мне захотелось чего-то еще. Позвать было некого. Я ласкала свою грудь одной рукой, пока другая поглаживала твердый и уже мокрый клитор. Мне снова захотелось в попку. Что тут делать? И тут я заметила... отвертку. Знаете, такая с рельефной ручкой, в ручку складываются разные насадки. По размеру она была, как небольшой член. И при этом имела весьма рифленую поверхность. Идея пришла мгновенно. Я ввела отвертку во влагалище, чтобы смочить своей смазкой и начала тихонько втыкать ручку себе в дырочку.

Это были обалденные ощущения. Если учесть, что при этом я не забывала ласкать свою грудь и клитор... Движения становились все быстрее и яростней. Я включила аську и нашла собеседника, обожающего анал (жаль, в другом городе, а то позвала бы в гости, чтобы он полюбовался, как я это делаю, а то и присоединился бы:)), я ритмично двигала отвертку себе в зад и обратно, подробно рассказывая собеседнику, как я мастурбирую. Думаю, мы кончили одновременно:)

Мечты сбываются

Категория: А в попку лучше

Автор: ШТУЧКА

Название: Мечты сбываются

Мне нравиться заниматься сексом в людных местах. Когда всегда могут войти, увидеть, услышать. Кровать, конечно вещь хорошая, но согласитесь, все течет, все меняется. Кровать становиться скучной...

Я хотела сделать сюрприз соему парню, явиться к нему на работу, и поиметь его прям на его рабочем столе. Вы скажете- ненормальная. Пусть так! Но если я чего то хочу, то всегда этого добиваюсь....

- Танечка, твоя секретарша?

- Я ее уже отправил, только кофе от нее осталось. Слушай, ну иди ко мне поближе, что ты стоишь по ту сторону стола? Сливки будут, у меня в сейфе есть коньяк, давай выпьем чуть-чуть.

- Коньяк есть? Класс! Давай - и зачем в сейфе то? - с улыбкой сказала я.

- Какой запах от тебя просто голова кругом! Я тебя уже хочу ... - он наливает в коньячные рюмки янтарную жидкость.

- Я пахну белым "КЕНЗО", нравиться? - я подхожу к нему и принимаю из его рук рюмку с коньяком.

- От тебя пахнет весной!

В моих глазах загорелись озорные огоньки, улыбка стала шире.

- Я знаю этот взгляд! Наталья, тормози, я же на работе! - он ответил не так строго, как хотел, и это только распалило меня. Я медленно поворачиваюсь на каблучках, даю ему возможность всю себя рассмотреть.

Вот юбочка, выше колен, черная, под ней ножки стройные, в белых чулочках. Я не люблю черное белье.

- Я не хуже твоей Танечки. - сладким голоском пропела я, опуская на стол коньячную рюмку. Чуть повела перед ним попкой, слегка наклонилась вперед. Юбка обтянула все черным материалом... "Интересно - заметит, что контуров от трусиков нет?"

Разворачиваюсь к нему лицом и сажусь на стол. Он поспешно убирает с него паднос с кофе и опускается в свое любимое раскидистое кожаное кресло.

Я чуть раздвигаю колени и его улыбка становиться шире. Он может все остановить сейчас, но разве он этого хочет? Его взгляд останавливается на моей аккуратно выбритой "девочке". Я чуть раздвигаю ножки, ткань юбки дальше не пускает. Его руки лежат на подлокотниках кресла, а пальцы теребят мягкую кожаную обивку. Но ему все видно! И бритые губки, и тоненькую полосочку кудрявых волос на лобке. Провожу рукой по капрону чулок, медленно, от колена к бедру, остановлюсь у широкой резинки чулка. У него на кресле высокие подлокотники я ставлю свои ноги на них, он немного подтягивает меня к себе, я откидываюсь на локти назад и смотрю на него. Он наклоняется и окунает лицо в мою " девочку". Языком нащупывает губки, немного вверх, и вот он, мой клитор. Пахнет свежестью, чистотой, и запах такой... ни с чем не спутаешь, такой легкий, "тягучий", не сладкий и не кислый, нет слов, чтобы описать его. Это мой запах, он не резкий, он дразнящий, от будоражит и заставляет еще и еще его вдыхать... Я раздвигаю ножки. Я чуть влажная, совсем чуть-чуть. Беру его руку в свою, указательный пальчик к себе поближе, к губам подношу пальчик. Открываю рот и провожу пальцем по губам, облизываю его весь, медленно, нежно. Забираюсь язычком до самой перегородочке между пальчиками. Забираю весь пальчик в рот и обсасываю его, касаюсь его зубами, слегка, это совсем не больно ... Снова вытащу и снова в теплый ротик. Смотрю на него, в его глаза, катаю пальчик во рту, по языку. Вытаскиваю его, он такой влажный от моей слюны, скользкий, теплый... Снова в ротик, за щечку его...Сожму зубки, там узко , но так хорошо...

- Подожди я сниму твою кофту - Я нехотя выпускаю его пальчик из плена своего рта.

Он расстегивает мою блузку, проводит руками по животику, обхватывает меня и расстегивает сзади застежку лифа, освобождая великолепные грудки . Проводит ласково руками по этим округлостям, привлекает меня к себе. Проводит языком вокруг соска .

- Он такой вкусный! - его голос, тихий и нежный.

- Ммм, так приятно, не останавливайся.

Я выгибаю спину навстречу его ласкам. Он берет в рот весь сосочек, нежно придавливает его губами. Я сижу на столе, запускаю руки в его волосы, чуть сжимаю их и притягиваю его к себе еще плотнее.

Он осыпает мою грудь поцелуями, мучая то один сосок, то другой, играет с грудью, мнет ее руками, зажимая соски пальцами. Он спускается ниже. Целует мой животик все ниже и ниже. Разводит немного ножки в стороны.

- Господи, какой вид! - стон срывается с его губ.

Мне нравиться когда он смотрит на меня. Вот так! Восхищенно! Я мокрая там, блестящая.

Беру его пальчик, тот самый что сосала во рту, опускаю на свою киску, теплую, жадную. Провожу пальцем по губкам, его пальцем, но своей рукой. По одной стороне,

затем чуть задержусь на дырочке ануса, пощекочу его, пройдусь пальцем по другой стороне губок, вернусь к клитору, не касаясь его, обрисую вокруг него кружочек. Мои ножки чуть дрожат.

- Просто прелесть - Его слова теплом разливаются по моему телу.

Он немного наклоняется вперед, целует губки моей киски еле касаясь ее губами. Проводит кончиком языка по губкам с низу в верх. Я начинаю постанывать. У него вырывается хрип, очень сдавленный, мы же на работе. Он касается языком клитора,

обводит во круг него. Не сдерживается, впивается в него губами, целует в засос, клитор весь у него во рту. Я закусываю губы, со сдержанным стоном раздвигаю ноги шире, чтобы вывернуться для него. "Плевать, если услышат! Я хочу тебя! Сейчас!" Я начинаю стонать, пытаюсь негромко, но от его языка я забываю все! Дыхание громкое, выходит толчками, я руками ласкаю грудь, чуть оттягиваю соски, катаю их пальчиками. " Я так долго не смогу!" Он опускается ниже, к попке. Мои ножки лежат на подлокотниках его кресла, упираясь в спинку.

- Господи я же еще в галстуке... Ворот рубашки расстегну, иначе задохнусь...- Он развязывает его. - Все штаны сейчас порвутся...- он поднимается с кресла, растегивает рубашку.

Я смотрю на его движения, жадным взором бросаюсь на то, что успеваю рассмотреть.

" Прикоснуться бы, к твоей груди", так хочется, что руки в кулаки сжимаю. Я встаю, я хочу его касаться. Между ног все мокро, руки дрожат. Делаю шаг к нему, забираюсь руками под его рубашку, кладу руки ему грудь.

"Какая она у тебя! Одновременно теплая, мягкая и твердая!" Глажу его под рубашкой, провожу по этой коже, нежной и гладкой, не сдерживаюсь и наклоняюсь к нему. Вдыхаю его запах. Руками спускаюсь к брюкам и начинаю расстегивать ремень. Он помогает мне, снимая с себя рубашку. Целует меня в губы. Они горячие. Языком раздвигает мои зубки и проникает во внутрь рта.

Вот и ремень растегнут. Хочется быстрее освободить его от брюк. Со стоном спускаю его брюки вниз, нехотя отрываюсь от рта. Плавки... они явно ему малы. Я встаю на колени, наклоняюсь к нему, обнимаю руками за бедра. Прожду языком по контуру плавок, едва задевая языком ткань. По одному бедру языком, затем по другому. Сама

забираюсь руками под резинку плавок и медленно тащу их вниз. Свобода!

Член просто выскочил из плавок, едва не задел моего лица. Он впивается руками в мои волосы, обводит рукой по щекам.

-Я хочу, чтобы ты его поцеловала. - его язык как будто чужой, я не узнаю его голос.

Член такой красивый, такой большой, со вздутыми венками. Он " смотрит " на меня, он хочет ко мне, в мой ротик. Я сама этого хочу! Протягиваю к нему руки,

беру у головки, тяну кулачком кожицу вниз. На головке, в самой дырочке, капелька смазки. Наклонюсь и слизну ее, чуть каснусь языком. "А ты вкусный!" Провожу языком по головке, слегка щекочу ее, медленно погружаю ее в свой рот, всю, чуть посасываю ее во рту. Снова отпускаю. Провожу языком по всему стволу, такому упругому. Облизываю весь его от основания к головке. Насаживаюсь ртом на головку снова. И медленно опускаюсь на член ртом. Одеваюсь и растягиваюсь для него.Движение головой и член глубже во мне. Еще чуть -чуть и я уткнулась в его пах носом. Вот так! Он весь во мне! Член упирается глубоко в горло, немного причиняя мне боль, член большой для меня и раздирает мое узкое горло. Я сглатываю слюну и чувствую как его член вздрагивает у меня в горле, головкой касаясь стеночек. Языком я вожу по члену, то зажимая его между теплых губ, окуная в самое горло, то снова выпуская на свободу. Руками тереблю его яйца, слегка мну их, сжимаю в руке, пальчиком прокладываю себе путь в его анусе. Мои стоны просто не слышны, они смешиваются с хлюпанием, которое издает эта бешенная скачка в моем ротике.

- Я такого еще никогда не испытывал, ты чемпион. - с силой он поднимает меня с колен

Очень глубоко целует в губы. Он чувствует на моих губах свой запах.

- Целовать тебя после этого просто кайф!

Я чуть толкаю его назад, и он опускается в свое любимое кресло. Окончательно освобождаю его от брюк. Сама снимаю юбку с себя, которая уже просто как черный широкий скомканный пояс обвивает мою талию. Закидываю ноги в белых чулках на подлокотники его кресла, он помогает мне руками, придерживая меня со спины. И одним рывком опускаюсь на его торчащий колом ствол. Одновременно у обоих вырываются стоны. Я опустилась на член до конца, его яйца вжались в мою мокрую киску. Ноги широко раздвинуты, я опираюсь ими на подлокотники. Руками держусь за высокую спинку кресла. Начинаю медленно двигаться на нем вверх-вниз. Его руки мнут и сжимают мою попку, заставляя мою киску крепче обхватывать его разгоряченный член.

Я возвращаюсь к его губам, провожу языком по верхней, затем нижней губе, прикусываю слегка ее, просовываю язычок в ротик, и начинаю исследовать его. Хочу медленно, но у меня не получается. Я провожу по его зубам, деснам, легко касаюсь неба.

Оплетаю его язык своим, обсасываю его. Руками забираюсь в его волосы, перебираю их пальцами. А член безжалостно долбит киску. Снова и снова крупная головка касается матки, разгоняя по моему телу волны наслаждения.

Удивительное чувство! Сидеть на нем, гладить волосы... Откидываюсь назад и поглубже на него насаживаюсь. Поерзаю на нем. Ноги слегка устали. И вовсе не удобные подлокотники! Но не встану, не слезу с этой красоты, что мне так греет внутри. Ногтями впиваюсь в кожаную обивку кресла, оставляя забавные дужки, как узоры на ней от своих ногтей. Он все таки снимает меня с члена и кладет прямо на стол, перед собой.

Получается, что прямо перед ним , моя текущая киска. Он трогает ее, слегка касаясь пальчиком. Наклоняется вперед и начинает медленно ее целовать. Проводит язычком вокруг анала, касается самого его центра. Пытается проникнуть языком во внутрь.

Мне щекотно, но безумно приятно. Я руками поддерживаю ноги под коленями. Так приятно это все видеть и чувствовать. Как ритмично качается его голова, между моих бедер, как он вылизывает меня там, как пытается языком в попку пробраться.

Я расслабляюсь, что бы пустить его язык. Но он любит дразнить, он тут же вылизывает другую дырочку. У меня улыбка, он все таки хочет, чтобы я просила.. Но я тоже ему кое- что сделаю... Ужасно хочу! Знаю, что такого ему еще никто не делал...

Я легко встаю, заставляю его сесть в кресло, сама остаюсь на столе. Поверхность стола нагрелась от моего тела, я попкой это чувствую.

Беру его ножку в руку, упираю в свой животик. Провожу ногтями по щиколотке, забираюсь под резинку носка, медленно стаскиваю его. Его ступня... Да... она не маленькая. Я беру ступню в руки и подношу к губам, провожу языком по всей ступне

от пятки к пальчикам. " Не дергай ногой! Это щекотно, но ведь так приятно!"

Снова провожу языком по ступне, там остается широкая влажная полоса, она остывает и он чувствует прохладу воздуха. Я пробираюсь язычком к пальчикам, облизываю их основание, снова и снова. Забираю сначала мизинец в ротик, так там тепло и влажно, уютно. Начинаю слегка его посасывать, как маленький член. Я облизываю его языком,

щекочу самую подушечку. Затем отпускаю и любуюсь на дело губ своих. Палец мокрый,

блестящий, скользкий. Теперь перепоночка между пальчиками, ее ласкаю языком. Провожу по ней язычком, щекочу складочку. Его глаза прикрыты, в сладкой истоме он наблюдает за мной из полуприкрытых век. Только громкое дыхание выдает его возбуждение. Я набрасываюсь на второй пальчик, так же обсасываю его. Не оставлю и другие без внимания. Но мне мало по одному! Хочу их все сразу! Медленно забираю в рот пальцы и обсасываю там языком, прижимаю их к небу, забираюсь языком между ними,

губами провожу по всей их длине. Снова выпускаю их, облизываю подьем на ноге.

Глажу все до чего достаю. У меня еще вторая его ножка не облизанная, делаю с ней все тоже самое. Не оставляю на нем сухого места на ножках. И медленно поднимаюсь вверх по его ногам. Вылизываю щиколотки, вот уже колени, а вот и бедра. Я не касаюсь члена. Я обрисовываю контур живота, паха, каждую складочку. Руками глажу его грудь, нахожу соски и слегка тяну за них, отпускаю и сжимаю пальчиками. Слегка покатаю между ними... а язык выводит на нем узоры, не касаясь члена. Член напряжен до предела

- Не дразни меня, я уже на взводе, хочу войти снова в тебя, только не могу определить дырочку...- его голос, такой хриплый и дрожащий.

- Все мои дырки для тебя. ВСЕ! Но вот в одной ты еще не был...

Я встаю и отпускаю его, резво разворачиваюсь к нему спиной, коленями встаю на стол.

Выгибаю спинку и одной рукой облокачиваюсь на стол. На другой руке облизываю пальчик, сильно смачиваю его слюной, подношу к дорожке между ягодицами...

Вот на пальчике скопилась капля... Вот сползла лениво на ноготь... Вот упала с него и каснулась кожи ... прям на дорожке... Вот сползла, пощекатив меня, я вздрогнула...

И скатившись, остановилась в дырочке ануса...

- Туда.... Ты хочешь туда? - мой голос говорит, что я сама хочу этого, очень хочу.

- Очень хочу, такой вид мне открылся...

Он наклоняется и языком касается звездочки ануса. Я легко пускаю его язык. Он смачивает меня слюной как можно глубже внутри, растягивает языком колечко мышц.

Глубже еще глубже, язык уходит в меня. Он отрывается от меня, устраивается сзади и подносит к дырочке головку члена. Обводит вокруг, ставит головку в центр придерживая рукой. Руку обильно смачивает слюной. Проводит по всей длине члена. Член

мокрый, он вздрагивает в предвкушении проникновения.

Он слегка надавливает... Проникает чуть- чуть внутрь... Еще немного... Еще чуть- чуть вперед... Вот уже головка скрылась... Дальше легче будет. Вот и вся головка внутри. Немного назад... Еще слюны... Вперед... Уже легче... Опять назад. Все вокруг мокрое. " А он большой! Я теперь точно знаю что большой!" Головка члена растянуло колечко мышц, он все глубже во мне, по чуть- чуть прокладывает себе путь. До конца. Он весь в меня войдет. Я пущу его. Член большой, но я приму его всего. Я не могу ждать! Сама подаюсь навстречу члену и вот..... весь во мне! Даже шлепок от его яиц по крой киске... глубоко он!

-Дай секунду! Я привыкну к тебе! Почувствую всего! - я покручиваю попкой принимая его размеры... прислушиваясь к ощущениям... жду ...

Он поглаживает всю поверхность моей попки, проводит обеими руками около основания своего члена, ниже к моей киске. Мы с ним одно целое! Он начинает медленно двигаться во мне. Одна его рука на моей спине, другая ласкает истекающую киску.

Губы все пухлые, все раскрыто. Он смачивает слюной свой пальчик и дотрагивается до клитора.

- Великолепное ощущение! Как тесно в твоей попке!

Еще движение. Он почти вынимает член и опять подается вперед. Он заставляешь меня стонать, снова и снова. Не знаю, чего я хочу больше, чтобы он раздирал мою попку или чтобы дрочил мне клитор... Наверно все сразу! Я качаюсь на его члене, когда он во мне, и ощущаю пустоту когда он только головкой во мне. Шире раздвигаю ноги, прогибаю спину. Я хочу, чтобы он меня всю почувствовал, такую мокрую и горячую. В комнате запах выделений, тихие стоны. Или они мне кажутся тихими? Он треться об меня, я как на вертеле, но до чего же сладко. Мои ножки широко расставлены. Киска на его ладони.

Он чувствует ее всю. Она такая горячая! Клитор стоит, как маленький член. Он берет его двумя пальцами, слегка сдавливает, немного поглаживает. Входит в киску пальцем, и через тонкую стенку кожи, чувствует свой член в моей попке.

Я как могу, оттягиваю оргазм, как могу... Черт! Он просто заставляет меня просить.

Он так долбит меня. Яйца стучат по киске, по его руке, я чувствую удары.

Не хочу просить! НЕ ХОЧУ! А губы сами открываются и просят! Почти беззвучно, но просят! "КОНЧИ В МЕНЯ!"

Движения чаще... Еще... Уже близко... Еще... До самых яиц внутри. Небольшой толчок вперед... ЕЩЕ... Он так дрожишь во мне! ДА!!!! ВОТ ТАК! В меня и до конца!

Струя первая... вторая... третья... Господи, да сколько же ее в твоих яйцах!

ВСЕ В МЕНЯ! ВСЕ! Меня бьет оргазм, я рычу от удовольствия! Улыбка на лице, глаза закрыты, слушаю себя, свои чувства, медленно оседаю на стол.

Вялый член выскальзывает из моей дырочке, тянет за собой белую нитку спермы....

Стало так тихо в комнате...

Каждый приводит себя в порядок. Порядок! Да разве можно это так назвать... лица раскрасневшиеся, липкие от пота тела, одежда не слушается и не хочет одеваться....

Он с благодарностью целует меня в губы, через секунду предлагает мне сигарету. Мы садимся за этот самый стол, и он просит по телефону секретаршу... Танечку, принести нам кофе. Через секунду на столе дымиться горячий кофе, дразня нас своим ароматом, Танечка бесшумно удаляется.

-Прости, но сливок нет, я знаю ты любишь кофе со сливками. - его голос еще немного дрожит.

- Сливки... Ты знаешь, какие сливки я люблю больше всего!

-Наташка! Я же на работе, я знаю этот твой взгляд!- он улыбается.

Да! Все возвращается на круги своя.

Как стать счастливым

Категория: А в попку лучше

Автор: Рвабого

Название: Как стать счастливым

Женился Никита рано, еще студентом второго курса, но как тогда казалось по "большой и светлой" любви. В жены он выбрал выпускницу своего факультета симпатичную, но глуповатую Марину, которая совсем не хотела сводить балансы в какой-нибудь конторе после распределения, а хотелось "простого женского счастья", то есть быть "при муже" и рожать детей. К тому же ко второму курсу серьезного и целеустремленного парня Никиту общежитские пьянки сильно достали, а Марина имела в трехкомнатной родительской квартире отдельную просторную комнату. Так что все удачно совпала, а то что жена была старше на 3 года, по молодости никого не волновало.

Никита быстро стал отцом двух детей, как положено мальчика и девочки, успешно закончил учиться и стал не плохим бухгалтером. Родители купили себе однокомнатную квартиру, оставив молодым хоромы по меркам середины 80-ых годов.

Перестройка потребовала квалифицированных и цепких бухгалтеров, Никита не прогадал, во время бросил пыльную государственную контору и ушел с помощью друзей в бизнес, где открыл у себя и другие таланты.

У вот Никита Михайлович уважаемый финансовый директор преуспевающей фирмы. Вернул родителям Маринки их трехкомнатку, давно живет в современной квартире, ездит на BMV, но на законную жену Маринку все реже и реже обращает свой взгляд, ее располневшие прелести уже не волнуют, а только раздражают. Выполнение супружеской обязанности становиться все больше не в радость, а в тягость. И вот однажды после очередной неудачи Никита услышал от озлобленной жены все что она думает о нем, о его большой зарплате и о его поздних появлениях дома. Затем Марина приказав мужу покинуть спальню, так и ничего не одев на себя, отвернулась к стене.

Никита привычно побрел в кухню, принял там 100 грамм снотворного, который в последнее время успешно заменял хороший коньяк, и вернулся в спальню. Он тупо посмотрел на задницу жены, которая так не аппетитно уже смотрелась в джинсах, но очень симпатично выглядела в свете ночника на розовых простынях... и с удивлением обнаружил, что его непокорный дружок начал быстро набухать. Никита взбодренный коньяком и неожиданным поведением своего дружка, тут же предпринял лихую кавалерийскую атаку на неожиданно ставшей вожделенной задницу супруги. Кончилось эта атака быстро и полным поражением Никиты. Взбешенная жена закатила очередной скандал, отправила мужа к сексопатологу, и окончательно выгнав его из спальни, повернула в замке ключ. Скандал удалось замять только через пару дней, в гардеробе Марины появилась очередная шуба.

После работы Никита Михайлович, отключив мобильник, сидел в глубокой задумчивости о своей неудачной половой жизни и о жизни вообще. Не придумав ничего он затарившись хорошей водкой и закуской, отправился к старым друзьям, которые не были озабочены ежедневными проблемы бизнеса, и видимо, поэтому их милые дружки никогда не подводили своих хозяев, по крайней мере по их словам. В третьем часы ночи он вернулся домой пьяный, но "просветленный". Никита Михайлович навечно решил забыть клятву верности, которую давал в молодости своей супруге под сводами дворца бракосочетания и марш Мендельсона. План дальнейших действий тоже был намечен пьяной компанией.

Утром Никита Михайлович, вспомнил что на прошлой неделе к нему заходила симпатичная бухгалтерша Людмила, с просьбой о повышении жалованья, так как она "развелась, и теперь одна должна поднимать дочь". Никита вызвал к себе Людмилу, и сильно смущаясь быстро объяснил, что от нее требуется для повышения оклада. Людмила сперва загрустила, а потом перестала смотреть в пол и по деловому обсудив размеры повышения и другие возможные льготы, по военному четко пообещала, что "завтра Никите Михайловичу будет очень хорошо".

Но хорошо не было.... В роскошной комнате лучшей городской гостиницы Никита сразу сник, тупо смотрел, как Людмила медленно раздевается, пересыпая это занятие пошлыми анекдотами, и чувствовал, что дружок опять не собирается выполнять свое функции.

Под умелыми ласками Людмилы член Никиты быстро принимал боевой вид, но так же быстро его терял, попадая теплые объятия ласкового влагалища Людмилы. После нескольких неудачных попыток измученная Людмила, предположив, что в следующий раз у них все получиться, повернувшись спиной к Никите и начала собирать свою одежду, чтобы отправиться в ванную. Когда она наклонилась за колготками, валяющимися на полу, выставив на обозрение Никите свою маленькую дырочку ануса, член Никиты быстро набух и он почувствовал громадное желание вломиться в задницу Людмилы. Никита быстро объяснил, собирающей покинуть его женщине ее новую задачу, но напоролся на глухую стену не понимая, которую быстро сломал начальственным голосом, и Людмила посмотрев в его заблестевшие глаза и торчком стоящий не маленьких размеров член, покорно поплелась искать в свой сумочке, что-нибудь для смазки своего еще целомудренного ануса. Ах эти женские сумочки, что в них только нет, вот и на дне этой завалялся крем для рук.

Сгорая от нетерпения Никита густо намазал задницу Людмилы кремом и стал неумело тыкаться в ее анус. Поняв, что и эта попытка может кончиться плохо, Людмила взяла инициативу в свои руки, и с громким стоном буквально насадила себя на член Никиты. Сразу после того, как Никита ощутил, что его яйца плотно прижаты к заднице Людмилы, он крепко схватил ее за полные и крепкие (не то что у Маринки) груди, и начал лихорадочно осваивать узкое пространство ее ануса. Людмила глухо стонала, а на Никиту с каждым новым движением все больше накатывала горячая волна подступающего оргазма, уже забытого им много лет назад. Еще одно мощное движение и..., задрожав всем телом Никита с громким животным рыком начал извергать потоки своей застоявшейся спермы в мгновенно ставшим таким родным и милым анус Людмилы.

С блаженной улыбкой, человека покорившего недоступную горную вершину, Никита вытащил свой прибор наружу и раскинув руки упал на кровать.

Людмила схватив свою одежду быстро скрылась в ванной. Когда минут через 10 она полностью одетая вышла оттуда, то напоролась на твердый и уверенный взгляд Никиты Михайловича, завернуто в простынь словно в Римскую тогу, который явно чувствовал себя Цезарем после удачной битвы. Начальственным жестом он загнал Людмилу назад и приказал снова раздеваться. Когда он разрешил Людмилы покинуть общество унитаза, то на столе она с удивлением обнаружила дорогой коньяк, шампанское в запотевшем ведерке и много различных фруктов и других деликатесов.

Буквально через несколько минут пира Никита с удивлением почувствовал, что его еще совсем не давно полностью не покорный дружок, готов к новой битве с анусом Людмилы, о чем тут же и сообщил несчастной Людмиле, которая с заплаканными глазами робко поедала крупный виноград.

Следующий час Никита пребывал в настоящем раю, который на время перекочевал в их комнату. Успев еще 2 раза излить свои накопленные запасы спермы в уже более податливый и хорошо смазанный его же "витаминами" анус. Никита с радостью чувствовал, что смог бы сделать это и еще как минимум раз, но Людмила уже во время предыдущего пребывания дружка Никиты в своей задницы плакала, грызла подушку и молила о пощаде.

Довольный Никита сложил фрукты со стола в сумочку Людмилы и отправил ее домой на вызванном к порогу гостиницы такси, а сам допил коньяк и, наконец, полностью счастливым завалился спать на истерзанные простынях.

С тех пор прошло почти 3 года. Никита Михайлович стал спокойным и уверенным в себе мужчиной. Из его кабинета больше не раздаются нервные крики во время оперативок. Как ни странно, но и с женой у него наладились все стороны семейной жизни, но за глаза он получил на своей фирме странную на первый взгляд кличку "Гоголь".... Правда объясняется она просто. Редкая задница пролетит теперь не использованной мимо кабинета Никиты Михайловича.

Пациентка

Категория: А в попку лучше

Автор: Влад

Название: Пациентка

Коротко о себе: я врач-отоларинголог (или просто ЛОР), мне 28 лет, работаю в одной из частных клиник.

Однажды на прием пришла пациентка - девушка 17 лет, звали ее Инна. Она была среднего роста с приятной внешностью. Жаловалась на боли в горле. Осмотрев, ее я выставил диагноз "Острый фарингит"; расписал лечение, назначил процедуры и дату следующего осмотра - через 2 дня. На контрольном осмотре было явное улучшение, коррекция лечения не требовалась, и я сказал прийти ей на прием через 5 дней. Она пришла через день, в конце рабочего дня, я уже собирался уходить. Увидев ее, я подумал, что у нее с горлом стало хуже. Но на мой вопрос

- "Есть ли жалобы?", она ответила, что нет. Осмотрев ее горло, и удостоверившись, что все нормально, я спросил - "Что вас беспокоит?". Инна опустила вниз глаза и ни чего не ответила.

- "У вас все нормально?" - переспросил я.

Инна покачала головой, но продолжала смотреть вниз и молчать. Через несколько секунд она что-то очень тихо прошептала. Я не расслышал и попросил ее говорить погромче.

- "Вы мне очень нравитесь", - чуть слышно сказала она.

- "Вот и хорошо. Увидимся через три дня", - сказал я. Единственное мое желание тогда было закончить этот незапланированный прием. Инна молча вышла из кабинета.

Я уже почти забыл про этот случай, когда примерно через неделю Инна вновь оказалась у меня на приеме. С горлом у нее, конечно, было все в порядке. После осмотра я ей рассказал немного о профилактике простудных заболеваний, ей явно не хотелось уходить, а у меня на сегодня больше не было назначено пациентов, и понемногу разговор перешел на личные темы. Я узнал, где она живет, где учиться, чем занимается в свободное время и т.п.

Спустя час она стала собираться домой. Уже на пороге она обернулась и спросила: "Можно я опять приду через неделю?". "Можно", - ответил я. Так мы встречались около двух месяцев. Инна приходила ко мне на прием, и мы разговаривали о погоде, учебе, кино и т.п.

В один из дней Инна была у меня последней пациенткой, но, не дождавшись конца моего рабочего дня, она ушла домой. Я сел за стол, и стал заполнять карты пациентов, т.к. у меня накопилось много бумажной работы. Спустя несколько минут я услышал за спиной тихие шаги. Я обернулся и застыл. Это была Инна, но только из всей одежды на ней был лифчик и трусики. Медленно встав со стула и подойдя к ней, я заглянул ей за спину: комната ожидания была пуста, на кресле лежала одежда Инны, а главное шпингалет на двери был закрыт. После этого я несколько перевел дыхание и смог переключить внимание на Инну.

Фигура у нее была довольно аппетитной. Небольшую грудь сжимал черный кружевной лифчик. Лобок был прикрыт черными тонкими нейлоновыми трусиками. Надавив руками на ее плечи, я заставил ее сесть на стул. Она была очень напряжена. Глаза у нее были закрыты, голова опушена вниз. Было видно, что она очень стеснялась своего положения, хотя попасть в это положение ей, наверное, стоило больших усилий воли. Я стал медленно гладить ее от плеч до коленок, которые были еще крепко сжаты. Постепенно напряжения ее тела стало уменьшаться, она подняла голову, и я поцеловал ее - долго-долго, пока ее губы не раскрылись навстречу моим. Продолжая целовать ее, я аккуратно расстегнул застежку ее лифчика и снял его. Спустившись немного вниз, я стал целовать ее грудь и массировать соски, затем взял ее сосок в рот. К этому времени соски у нее набухли, да и вся она оживилась.

Постепенно спускаясь, я добрался до ее ног. Положив руки на ее колени, я раздвинул их, и стал ласкать и целовать внутренние поверхности ее бедер, постепенно подбираясь к ее трусикам. Когда я, через них, стал гладить ее киску, она застонала, и вся прижалась ко мне и поцеловала. Продолжая целовать ее, я оттянул край трусиков и просунул пальцы к ее киске, которая была уже влажная от выделений. Я стал активно ласкать ее половые губы и клитор. Инна, постанывая, заерзала на стуле. Она обняла меня руками, пытаясь прижаться ко мне сильнее. Голову она положила мне на плечо, я поцеловал ее ухо и стал ласкать его языком. Одной рукой я сжимал ее грудь, другой продолжал стимулировать ее клитор, хотя это было не очень удобно из-за ее трусиков. Через пару минут она вся напряглась, тихо застонала и кончила.

Не давая ее прийти в себя, я поднял ее со стула и на руках отнес в комнату ожидания. Положив ее на диван, я стянул с нее трусики и стал быстро скидывать свою одежду. Она лежала неподвижно, закрыв глаза. Раздевшись, я аккуратно лег на нее. Она открыла глаза и попыталась отсронить меня.

"Я - девственница" - прошептала она.

Я не ответил, в тот момент у меня было только одна мысль - трахнуть ее. Но иметь неприятности мне очень не хотелось. Я решил сразу расставить все точки над "и".

- "Ты не хочешь заняться со мной любовью?" - спросил я.

- "Очень хочу! Но я не могу, я ..., я ... " - она никак не могла закончить фразу.

- "Ты хочешь остаться девственницей до свадьбы" - помог я ей.

Она закивала головой.

- "Хорошо, не волнуйся, я не сделаю тебе плохо" - успокоил я ее.

Я встал с дивана и посадил Инну перед собой. Мой член оказался прямо перед ее лицом. Не знаю, видела ли она мужской член раньше, но она сидела не двигаясь, не пытаясь не отсрониться, не прикоснутся к нему. Я положил руки ее на затылок и слегка прижал ее голову к себе, так что она своими губами слегка коснулась члена. Она тут же отпрянула, но я, успокаивая ее, приблизил голову еще раз. Она прижалась губами к члену и стала его целовать. Я попросил ее открыть рот, и аккуратно ввел в него свой член. Руками я начал двигать ее голову, постепенно проникая все глубже. Инна быстро сообразила, что от нее требуется, и уже через минуту, обхватив член рукой, интенсивно стала то вынимать, то засовывать его все глубже в рот. Через пару минут я оторвал ее от этого занятия, которое ее уже начало нравится. Я опрокинул ее на спину, и лег на нее "валетом". Рукой я направил член опять ей в рот, она сразу приняла его и начала активно облизывать его языком. Я же, раздвинув ее ноги, занялся ее киской. Скоро к ее влаге добавилось моя слюна, и вся эта жидкость стала стекать к ее анальному отверстию.

Пальцем я хорошенько смазал его, и стал осторожно вводить ей в задний проход указательный палец. Инна подомной задергалась, пытаясь освободиться от члена во рту и от пальца в попе. Я лишь посильнее прижал ее к дивану, и активнее стал стимулировать ее клитор. Постепенно мышцы ее ануса несколько расслабились, и я смог двигать внутри него пальцем. Через пару Инна опять задергалась, но это не было желанием освободиться. Она стала постанывать, ноги ее напряглись, и через мгновение мускульное кольцо ее ануса стала ритмично сокращаться прямо на моем пальце - она кончала. Дождавшись окончания ее оргазма, я вытащил палец из ее попы и член изо рта, встал с дивана и быстро направился в кабинет. Захватив там баночку с мазью, я вернулся к Инне. Она лежала на спине, глаза у нее были закрыты. Я лег на Инну так, что мой член уперся в ее влажный лобок. Почувствовав опасность для своей девственности, Инна испуганно открыла глаза, стала просить не делать этого, говоря, что я обещал. Я успокоил ее, сказав, что если она будет лежать спокойно, то с ней ничего страшного не случиться. В это время я смазал пальцы мазью из баночки, стоявшей на спинке дивана, и, раздвинув руками ее ягодицы, стал вводить один палец ей в попу. Она попыталась уйти от пальца, сдвинувшись немного вперед, но тогда мой член, соскользнув с ее лобка, уткнулся в ее половые губы.

Надавив слегка членом на ее киску, я сказал, что если она будет так дергаться, то может случиться непоправимое. Приказав ей расслабиться, я стал постепенно расширять ей анус. Скоро одному пальцу стало слишком свободно там, и к нему прибавился второй. Целуя ее, я стал скользить членом по ее половым губам и клитору. Это окончательно расслабило Инну, и я смог подключить к работе третий палец. Еще через пару минут она была готова к большему. Я медленно перевернул ее на живот, так что ее руки оказались прижатыми к дивану ее собственным телом. По одному вытащил пальцы из попы. Она облегченно вздохнула. Отверстие ее ануса было сейчас покрасневшим и расширенным. Не давая ему сократиться, я обильно смазал его края и свой член мазью.

Приставив головку члена к анальному отверстию, я стал вводить его внутрь. Инна, испугавшись, тут же хотела отодвинуться вперед, но уперлась головой в спинку дивана. Я надавил чуть сильнее, головка проскочила сфинктер и оказалась внутри.

Ай! - вскрикнула Инна. Она дернулась, но было поздно, мой член уже находится в ее теле.

Выждав время, пока сфинктер немного расслабился, я начал понемногу вводить член глубже. Ввести за головкой весь член было уже легче, как для меня, так я думаю и для Инны. Подождав еще минуту, я начал двигать членом в ее анусе. Трахать необработанную попку девственницы было непросто, но очень приятно. Пропустив правую руку под ее животом, я стал раздражать ее клитор. Это несколько оживило Инну. Она стала двигать тазом навстречу моему члену. Я начал увеличивать амплитуду движений, то, вводя член по самые яйца, то, почти полностью вынимая его из ануса. Не думаю, что это было ей очень приятно, но мне было на это наплевать. Я стал чувствовать приближение оргазма. Уже не контролируя себя, желая поскорее кончить, я все быстрее и глубже стал вводить в нее свой член, словно пытаясь пронзить ее тело насквозь. Она вся сжалась подо мной в ожидании когда я кончу и освобожу ее попку. И тут я почувствовал, как мой член словно взорвался в ней. Совершив еще несколько поступательных движений, я выдавил из себя последние капли спермы ей в попу. Инна облегченно вздохнула. Я медленно извлек член из ее растянутого ануса. Его сфинктер начал медленно сужаться, пока полностью не закрылся.

Я перевернул ее на спину. На ее лице одновременно можно было увидеть и выражение удовольствия и растерянности. Успокоив ее, я сказал, что все будет хорошо, только ей надо обязательно прийти еще.

Так мы встречались где-то раз в неделю на протяжении трех месяцев. Каждый раз она приходила в конце рабочего дня, я осматривал ее горло, затем опробовал его своим членом, и заканчивалось все анальным сексом в самых невероятных позах и местах, начиная от смотрового кресла и заканчивая подоконником.

Однажды Инна пришла ко мне прямо с какого-то праздника. Она была несколько пьяна. Мы выпили немного коньяка, и было видно, что она вот-вот отключиться. Я решил воспользоваться случаем и познакомить, наконец, ее киску со своим членом. Но это уже другая история...

Продолжение следует.

Проба

Категория: А в попку лучше

Автор: Leo

Название: Проба

- Ир, а ты не хочешь попробовать в попку?

Этого вопроса она боялась больше всего. Уже полгода они встречались с Сергеем. До сих пор он никогда не выказывал своей заинтересованности в анальном сексе, и Ира уже решила, что ей не придется испытать его на себе. Из рассказов подруг она знала немного об ощущениях, которые при этом возникают. Больше всего ее пугала боль, которая, как она знала, неизбежна. Она не очень верила в приятные ощущения от анального секса. И вот этот момент настал. Пришла пора расстаться с девственностью и с этой стороны. Ира на секунду замерла, а потом, стараясь казаться спокойной, ответила:

- Давай. Как ты хочешь это сделать?

- Я сейчас лягу на спину, а ты сама сядешь на меня.

Час от часу не легче. Ей самой придется насаживать себя на большой член Сергея.

- Хорошо. Ложись.

Сергей лег на спину так, что его ноги стояли на полу. Ира сначала села верхом ему на колени, а потом приподнялась и передвинулась так, что его стоящий член коснулся ее дырочки. Сергей протянул руку и, собрав с ее щелки обильные соки, смазал ими ее анус и свой член. Ира стояла упершись руками в колени Сергея она начала медленно опускаться на его член, замирая внутри от предчувствия боли. Она с удовольствием отказалась бы от этого, но желание сделать приятное Сергею было выше. Она ни в чем не могла отказать ему.

Член проскользнул между ее пухлых ягодиц и уперся в анус. Ирина замерла. Ее попка самопроизвольно сжалась, отказываясь пропускать член. Она чувствовала, как Сергей гладит ее и иногда раздвигает ее ягодицы, пытаясь увидеть происходящее. Ира постаралась расслабить анус и еще немного опустилась. Анус начал растягиваться, пропуская член внутрь. В это момент пришла первая боль. Ирина тихо застонала и снова остановилась.

- Давай, милая. Он уже входит. Тебе неприятно?

- Приятно, Сереженька, приятно.

Ира попыталась опуститься еще ниже. Она чувствовала, как ее узкое колечко натягивается и член проникает все глубже и глубже. Несколько раз ей казалось, что ее попка не сможет еще растянуться и член разорвет ее. Боль была уже нешуточная. Она громко стонала при каждом движении, а Сергей, принимая эти стоны за признаки ее возбуждения, продолжал ее подбадривать.

- Хорошо, любимая. Замечательно. У тебя очень хорошо получается. Головка уже внутри. Еще немножко, пожалуйста.

Наконец боль стала нестерпимой, и Ира устала стоять в неудобной позе. Она приподнялась и член выскользнул из ее попки. Она сразу почувствовала облегчение, боль отпустила. Ира оглянулась на Сергея: на его лице читалось разочарование.

- Мне так трудно, - произнесла она тихо, - а можно по-другому?

Сергей сразу оживился. Он уложил Иру так, что животом и грудью она лежала на диване, а коленями стояла на полу. Сам он встал сзади между ее ног. Так напряжение стало меньше и Ира постаралась расслабиться перед новым проникновением. Сергей провел рукой по Ириным губкам, но смазки там было уже мало, поэтому он принес тюбик с кремом и густо намазал им свой член и ее анус. От прикосновения прохладного крема Ира испытала довольно приятное чувство, она даже смогла пропустить внутрь палец Сергея. Сергей взял ее за ягодицы и прижал свой член к ее анусу и начал медленно давить на него. Уже немного растянутая попка сразу приняла в себя его головку. Снова подступила боль, но меньше, чем в первый раз. В такой позе Ире было легче расслабиться. Член проник еще немного внутрь, но тут Иру ждал новый неприятный сюрприз. Пока они меняли позу, член Сергея немного обмяк, что позволило ему сразу проникнуть глубже, но теперь от возбуждения он начал снова твердеть и сильнее растягивать Ирину попку. Ира уткнулась лицом в диван и застонала. Она попыталась слезть с члена, но Сергей держал ее железной хваткой. Он замер на несколько секунд, давая ей возможность привыкнуть, а потом стал снова нажимать. Боль, достигнув какого-то предела перестала нарастать и даже немного отпустила. Не обращая внимания на ее стоны, Сергей медленно натянул ее на свой член до конца и она почувствовала, как его живот коснулся ее ягодиц. Ира чувствовала внутри себя что-то большое твердое и горячее. Растянутый до предела анус нестерпимо горел. Пока Сергей не двигался эту боль можно было терпеть. Постояв так немного Сергей начал медленно вынимать член. Ира подумала, что на этом все закончится, но когда головка была готова выйти из ее попки, Сергей снова нажал, и член опять заскользил внутрь. Это было уже не так больно, как первый раз, но Ира невольно застонала. Сергей нежно гладил ее спину и ягодицы. Это помогало немного отвлечься от раздирающей боли в анусе.

- Любимая, как у тебя хорошо получается, - шептал Сергей, - потерпи немножко, тебе будет не так больно. Ты меня так возбуждаешь. Я люблю тебя.

Бессвязный шепот Сергея возбуждал и успокаивал Иру. Сергей начал увеличивать темп. Его возбуждение росло и он постепенно терял над собой контроль. Его член скользил все быстрее, боль снова стала усиливаться. Ира громко вскрикивала при каждом его движении. На глазах у нее выступили слезы. Она чувствовала, что Сергей скоро кончит и боялась прерывать его, хотя для нее эта пытка становилась невыносимой. Член становился все тверже и толще, Сергей мертвой хваткой вцепился в ее ягодицы и, почти не контролируя себя, вгонял свой член в ее попку. Ира зарылась лицом в подушку и не сдерживаясь кричала. Наконец, Сергей задрожал всем телом, замер на секунду, а потом Ира почувствовала, как запульсировал его член в ее растянутой попке и что-то горячее потекло внутрь. Всадив еще несколько раз член, Сергей замер и отпустил Иру. Его член уже начал обмякать и Ира с облегчением почувствовала, как он постепенно выскальзывает из нее. Она была не в силах пошевелиться. Боль отпустила, но она продолжала стоять в той же позе, чувствуя, как горячая густая сперма Сергея вытекает из нее и стекает по ноге. Сергей принес полотенце и вытер Иру. Потом взял крем и еще раз смазал ее покрасневший анус. Глядя в ее заплаканные глаза, он бормотал какие-то нежные слова вперемешку с извинениями. Ира целовала его и знала, что в следующий раз она снова не сможет ему отказать.

Спящая красавица

Категория: А в попку лучше

Автор: Веселый

Название: Спящая красавица

Знаете как приятно ебать в жопу спящую жену ? Нет ? Тогда я Вам расскажу.

Секс в нашей семье достаточно традиционный, так, иногда миньет и то, без энтузиазма, а к аналу жена относится ярко отрицательно, но вот когда она выпьет...

Моя дорогая супруга ложится спать, обычно боком ко мне, засыпает быстро и сон у неё очень крепкий, минут 15-20 я жду, потом, смачиваю слюной указательный и средний палец и медленно-медленно начинаю массировать мою любимую дурочку в попе.

Постепенно он начинает входит все глубже и глубже, вот он уже входит почти весь, тогда, я начинаю смачивать слюной мой давно уже стоящий колом хуй и медленно подвожу его к моей любимой, хорошо смазанной, мокренькой ЖОПЕ.

Прижимаюсь, медленно направляю головку внутрь, боже какой кайф, как тесно дырочка облегает член.

Теперь самое главное, не разбудить её, двигаться нужно медленно, но удовольствия от этого не меньше.

Накачиваю любимую жопку, еще, еще, все быстрее и быстрее, любимая немножко выгибает спинку, наверное ей сниться сладкий сон ( конечно не про то как её дрючит в очко собственный муж).

И вот приближается финал, ну..., ну..., в мозгу что-то сладко взрывается и, кажется, целое ведро спермы заполняет спящую и ничего не подозревающую задницу.

Достаю начинающий обмякать хуй, трогаю раздолбанное очко благоверной, кажется, туда войдет сейчас и бутылка.

Крепко целую её в спинку и счастливо засыпаю...

А утрой... "Доброе утро любимая, как спалось ?"

"Спасибо, нормально".

Ну вот и хорошо, до следующей пьянки, милая...

Девушка моей мечты

Категория: А в попку лучше

Автор: Mirsad

Название: Девушка моей мечты

Я молча шёл в буфет подкрепить моральные и физические силы перед очередным,4-ым по счёту уроком . Мысли мои были заняты Аней. Эта девчонка уже второй месяц не давала мне покоя. Я её люблю . Всю её ..Просто обожаю . Но она почему-то никогда не отвечала мне взаимностью.. Попробовав добиться её руки и получив отказ ,я не оставлял надежд быть с ней.

Каждый день в школе тупо пялясь на неё , я отмечал про себя ,что "формы у тебя тоже ничего"... её довольно большая грудь заставляла парней оборачиваться ей вслед .А когда они гнули свои шеи, их (и мой в частности) взоры неизменно натыкались на чудесную попку, которую о-очень плотно облегали симпатичного вида джинсы. Роста она была около 175 см и её не интересовала проблема лишнего веса, хотя некоторые говорят, что ей нужно сбросить несколько кг, но мне кажется, что она сложена идеально.

Первый сексуальный опыт бал у меня в апреле прошлого года, и я очень хотел повторить свой "успех" , но бабы ,как я их не путал, не велись.

Я знал, что она девственница, но , все же не оставлял надежд.... Так и не высидев хорошенькую идею, я обратился к лучшему другу. Вот тут-то он мне подсказал гениальную по простоте идею... "Есть, - говорит - такой порошочек , Буза(это моё прозвище) при поглощении которого баба становится очень... в общем она "заведётся" и если ты сделаешь всё правильно, то она- твоя". Я, поняв, что у него есть это зелье, выпросил дозу...

И вот , я в школе с пакетиком наркотика в кармане, жду удобного случая. Зайдя к Ане в класс и увидев, что её нет, я понял, что она опаздывает. Тут у меня в голове моментально "получил патент" план.

...Вот она идёт, опоздав минут на 20 , вдоль по коридору...

-Ань, привет ,ты чего так поздно ?- говорю прерывающимся от волнения голосом.

-А, приветик. Проспала.

-Да чего ты на урок то пойдёшь? Прошла уж половина...

-А чего делать?

-Пошли в буфет, я тебя кофе с пирожным угощу.

-А чего это ты такой добрый стал? Не старайся, ничего у тебя со мной не получиться.

-Да я и не стараюсь...просто за компанию пошли, а? Меня из класса выгнали, а я есть хочу, дома не успел...

-Ну, пошли, - согласилась Аня. Если бы она знала, чем это закончиться для нее,...но обо всём по порядку.

Придя в столовую ватными, от волнения ногами, я, сказав, пойду куплю всё, что надо двинулся к подносам с пирожками. Я заказал несколько булочных изделий и 2 кофе.

"Вот кофе, а пирожки сейчас принесу , прогульщики вы этакие"-сказала буфетчица и скрылась. На удивление спокойно, я сунул руку в карман, нащупал там пакетик и высыпал всё его содержимое в одну из кружек. Вернувшись, повариха отдала мне 3 булки , отсчитала сдачу и ушла.

Подойдя к столу, я отдал подруге кружку с порошком, который тем временем растворился. Похоже, качественная наркота, подумал я, не заметив в лице Ани никакого признака дурного вкуса кофе. Что происходило дальше, я помню смутно, поскольку от нахлынувшего на меня возбуждения я чуть с ума не сошёл.

Наркотик начал действовать, когда мы подошли к её классу. Результат его действия был ошеломляющим. Мы стояли около её класса, то есть почти около самой его двери, как вдруг она посмотрела на меня мутными глазами, и что-то пробормотала на счёт странного самочувствия. Смотря мне прямо в глаза Аня подошла вплотную, и приблизились своими губами к моим. Мы целовались минут десять. Она засасывала мои губы с таким жаром, как будто я был мечтой её жизни. Пока мы сосались, мои руки свободно гуляли по её телу. Наконец-то я ощущал в своих руках её попку. Немного сжимая её руками, я начал целовать ей шею. Потом , опускаясь губами всё ниже и ниже, расстегнул зубами её блузку (до сих пор удивляюсь, как у меня это получилось) и моему взору предстали великолепные близняшки, скованные чёрным лифаком.

Но в этот момент Аня, немного отстранившись, произнесла так желанную мной фразу... "давай пойдём куда-нибудь". Я, не найдя другого варианта, ляпнул ей про туалет. Она моментально согласилась. Обняв Анину талию, я повёл её в толчок. Мой конец чуть не порвал ширинку за эту вечность. Зайдя в туалет, я плотно закрыл дверь. Что тут только началось! Подойдя к Ане я начал медленно, одну за одной, расстёгивать пуговки на блузке. Когда с ней было покончено, я расстегнул сзади её лифчик, и в моё распоряжение предстали Анины дойки.

Полизав кончиком языка её, ставшие твёрдыми соски, я, по её мычанию, понял, что она "готова".Тем неожиданнее было для меня её "возвращение к жизни". Она мягким , но настойчивым движением руки усадила меня на унитаз, а сама , встав на колени , расстегнула мне ширинку и достала мой хер . Полюбовавшись на него она стала водить своим мокрым , горячим языком по багровой головке. Это, я вам доложу, было просто чудесно. Я даже в самом чудесном сне не мог представить себе эту картину... Аня, стоя на коленях, раздетая до пояса, обслуживает меня по полной программе. Минуты через 4 я обильно кончил в унитаз. Дабы не терять времени зря, мне пришла идея отблагодарить Аню . Подойдя к ней вплотную , я целуя её начал снимать с неё джинсы. Когда мне это удалось, моему взору представились почти насквозь мокрые трусики. Я положил разомлевшую девушку на спину и в свою очередь, встав на колени, отодвинул нижнюю часть трусиков вправо. С удивлением отметив , что Аня была гладко выбрита ,я начал плавно водить языком по распухшим, довольно толстым половым губам. Когда я глубже проникал, в её щель Аня томно мычала, при этом издавая тихий стон. Круговыми движениями, раздражая её клитор, я слышал эти стоны всё громче и громче. И вот ,наконец ,она вся напряглась, тело её приподнялось в порыве оргазма и...Испытав сладостные мгновения, Аня в изнеможении растянулась на полу ,тяжело дыша.

В это время раздался звонок на перемену. Я закрыл дверь туалет и терпеливо ждал, следующего урока, когда нам никто не смог бы помешать. Наконец-то раздался заветный гудок, и я мог свободно творить с пьяной девушкой всё, что угодно. Да! В этот день фантазия у меня работала на полную!! Мне в голову пришла идея об анальном сексе!

Я приступил к действиям. Отдохнув немного, Аня спокойно сидела крышке унитаза и пыталась натянуть джинсы, говоря при этом, что ей холодно. Я пообещал ей, что согрею своей любовью, и поставил её раком, но ноги её были выпрямлены. Короче говоря, она стояла в такой позе , как будто шла и обронив что-нибудь, захотела поднять. Сам сев на унитаз потянул её попу на себя. Аня послушно подошла. Я аккуратно снял с неё трусики....Раздвинув руками ягодицы, я восхитился её круглешком! Он был розового цвета и сжат. Она и здесь была девственницей! Запустив язык в её анус я , рукой поглаживал Анины половые губы , периодически запуская палец глубже и упираясь в девственную плеву. Аня тяжело дышала, предчувствуя "недоброе". Когда сфинктер достаточно смягчился, я облизав палец скользкой слюной стал вводить его внутрь. Погрузив фалангу, я почувствовал жар и тесноту Аниной попы. Через несколько секунд уже весь палец скрылся в мокрой "печке". Я буквально ковырялся в её попе, но это было великолепно! Вынув указательный, я попробовал ввести два пальца. Аня была вся мокрая и у меня это без труда получилось... пальцы проскользнули внутрь. Тут я прицелился своим перцем. Смочив слюной головку, поводил ей по заветному кругляшку. Возбудившись до предела, я начал медленно входить. Её анус довольно долго не хотел пускать меня. Я упирался в её дырочку. Но, поднажав, я вошёл туда. В этот момент Аня вскрикнула от боли, но довольно скоро она стала издавать звуки типа... "Да-а-а ...м-м-м...вот так... ещё-ё... глубже..." Я медленно, держа зад в руках, двигал его вперёд-назад. Когда Аня расслабилась, я стал двигаться быстрее. Через некоторое время подобных телодвижений на меня нахлынула сладостная, приятная волна расслабления и я едва вынув член, изверг семя Ане на спину...

Хотя я был выжат как лимон, я всё же смог помочь Ане одеться и отвёл её домой. На прощанье она сказала, что её было хорошо со мной, но я знал, что завтра она почти ничего не вспомнит... Я ответил ей тем же , поцеловал на прощанье и побрёл домой, сожалея от том что, она не моя девушка. Пока не моя...Поживём-увидим.

27.05.02.

Случай

Категория: А в попку лучше, Случай

Автор: Ustas

Название: Случай

Прикинусь фроттеристом... злостным и вообще маньяком сексуальным! Или нет, не маньяком, просто пофантазирую с какими-нибудь извращениями, чтоб хотя бы немного негативного вызвало...

Метро. Утро, час пик. За спиной маленький рюкзак. Я сам в джинсах и футболке. Еду сначала по каким-то мелким делам, а затем на работу.

Подъезжает поезд - полный полный. Затолкнулся, упираясь ногами в пол, спиной в толпу. Дверь чуть не прищемила. Едем. Томимся. На следующей станции вышел один человек, попыталась зайти толпа. Удалось только девушке. Упёрлась ногами в пол и также как я затолкалась - спиной и попой в меня вжавшись. Пока подъезжали - разглядел, что на ней юбка короче некуда и рубашечка с открытым пупком.

Стоим. Уже вместе. Она спереди меня попой вжавшись в мой пах. Член начал потихоньку вставать. Не знаю, что почувствовала девушка, но что-то почувствовала и что-то задумала, потому что совершенно ясно я ощутил, как её попа слегка вихляет и немного трётся о мою ширинку. Член немедленно вздыбился и выпирал из штанов здоровенным бугром, об который она продолжала тереться. Определенно ей это, как и мне, нравилось. Я положил ей руки на бедра и погладил открытую часть тела между рубашкой и юбкой. Девушка слегка вздрогнула. Я провёл пальцами, а затем ладонями по животу и сильнее вжался выпирающим бугром в её попу. Затем одной рукой я провёл ей по шее, затем еще раз, а потом медленно стал спускаться к груди. Второй рукой я проник сверху под юбкой и поглаживал низ живота всё ниже и ниже спускаясь к заветному... Нас никто не видел, потому что мы были прижаты к двери, как прессом. Одной рукой я гладил ей грудь над рубашкой. Девушка была без лифчика, и её соски уже напряглись и живыми твердышками катались под моими пальцами. Другая рука уже гладила лобок и где-то среди волосиков пальчики уже нашли что-то мягкое, горячее и слегка влажное... Вдруг поезд остановился. Я не верил! Я не верил в такую фортуну! Именно когда нужно, чтоб до следующей станции было как можно больше времени, это и произошло! Я уже вовсю ласкал девушку под юбкой, второй рукой я гладил ей животик. Мой выпирающий член уверенно упирался в её ягодицы и между ними. Моя рука неожиданно для меня самого уже вовсю гладила её нижние губки. Мои пальчики бегали по большим, а один пока еще не смело, аккуратно трогал маленькие. Я поцеловал девушку в шею и прошептал на ухо, что хочу её. Она вздрогнула, а потом я почувствовал как ей рука гладит вставший бугор и пытается расстегнуть ширинку. Тут поезд дёрнулся, и меня буквально вжало в неё. Я стал целовать её за ушком, затылок, как вдруг услышал тихое... "Да, да..." Но вот показалась станция, а на ней, как назло, много народу. Но только открылись двери, как девушка взяла меня за руку и вытащила на платформу. Я даже не успел ничего сообразить... она прислонила меня к колонне, прижалась и буквально накинулась своими губами, её язык по звериному раздирал мой рот. Поезд тем временем стукнул дверьми, фыркнул и уехал.

-Пойдём со мной. Пойдём. Ко мне... - Её шепот будто проник в меня. Я аж вздрогнул. Остатки благоразумия если и были, то покинули меня.

-Пойдём.

Она жила неподалёку от станции и пяти минут, пока мы шли до её дома, нам хватило, чтоб понять, что с нами произошёл его величество случай. За всё время страсть так и не угасла. Мы останавливались на несколько секунд, чтоб поцеловаться, потрогать себя за интимные места и побежать дальше. И при этом она быстро и непрерывно говорила, даже не дав сказать мне своё имя.

-Молчи, молчи, какая разница - всё равно я тебя больше не увижу. Своё имя я тебе тоже не скажу. Это нам не нужно. Молчи. Ровно через неделю я выхожу замуж и уезжаю далеко - далеко. Там будет сплошное целомудрие, а я хочу секса, разврата, хочу побыть шлюхой, хочу, чтоб ты меня отымел, как пожелаешь. Я специально так оделась, чтоб найти первого попавшего мужчину. Молчи. Я тебе верю. И ты мне верь. Не бойся, я чистая. Молчи! Всё неважно. Сегодня твой день. И мой. У меня всё подготовлено. Вот и мой дом. Дай губы! Расскажи, как ты меня хочешь?! Я хочу какой-нибудь изврат. У тебя есть мечта, фантазия? Как у тебя стоит! О боже! Как я хочу! Что ты хочешь?! Как? Скажи мне?! - Уже в лифте она замолчала вопросительно, с надеждой - надо было что-то ответить.

-Изврат говоришь?

-Да, да, не тормози. Говори. Ну же?...

-У тебя потрясающая попка. Хочу тебя туда. Хочу засунуть кое-что в твою маленькую дырочку...

-Да! Милый! Да! Именно так! Всё что угодно! Я согласна. Только ты не останавливайся потом! Я на тебя надеюсь. - Мы вышли из лифта. В квартире она отправила меня в душ "только быстрее, я тебя умоляю", а когда я вышел она встретила меня в таком белье! Немного опавший член воспрял с прежней силой! Глоток вина, поцелуй, еще глоток вина, виноградинка...

-Когда всё закончишь - уходи. Не спрашивай меня. - Поцелуй. Глоток вина, - Если не уйдёшь - вызову милицию, скажу, что изнасиловал, ха-ха, с особым извращением. - виноградинка, поцелуй, еще поцелуй, - потом забудь обо мне или помни, но всю жизнь, - поцелуй, еще поцелуй, - я хочу тебя. Давай же, начинай. Делай, что ты хотел...

Я долго целовал ей попку, целовал между ягодицами, ласкал её маленькую дырочку. Потом стал потихоньку проникать туда языком, нежно раздвигая кончиком языка маленькое отверстие и двигая там, не проникая дальше, пока не почувствовал, что вокруг всё расслабленно. Вокруг всё было мокро от её смазки, пахло её соками, желанием и это распирало меня еще больше. Пальчиками я гладил её розочку и, слегка утопляя один из них вглубь - в неё, всё сильнее разжигал в ней желание, при этом, не переставая нежить её вторую дырочку. Мой язык уже наполовину мог зайти в её попку, и я трахал её туда языком всё яростнее и настойчивее... погружал его туда и облизывал изнутри, всё глубже и глубже... Кончиком слегка щёлкая изнутри. Губы плотно прижаты к дырочке, а язык вовсю бушует там. Я всовывал его туда и высовывал, тянулся как можно дальше, извивал внутри, при этом, не забывая пальчиками ласкать её нижние губки, а одним пальчиком даже слегка проникая внутрь. Другой рукой я мял её ягодицы.

И уже двумя пальцами орудовал внутри её киски - истекающей и жаркой. Девушка застонала. Я вытащил из неё пальцы и один, наиболее мокрый, стал засовывать в её попку. Я буквально увидел, как девушка вздрогнула. "Нет", - но это звучало, как "да". Я продолжал и аккуратно, то, продвигаясь, то, снова вытаскивая, засовывал пальчик в анальное отверстие. Сначала чуть - чуть, потом всё глубже и глубже и наконец погружая на полную длину пальца. Другими пальцами я гладил её мокрую и набухшую от прилива крови киску, то, проникая внутрь, то, высовывая и лаская капюшончик над клитором и сам клитор. Пальчиком в попе я гладил стенки, крутил им внутри, сквозь тоненькую и горячую перегородочку я соединял пальцы в попе и в письке - я имел её в попу пальцем всё быстрее, энергичней, сильнее. Да и она сама всё громче стенала и подавала навстречу моим пальцам свой чудесный сексуальный задик. Пальцем в попе я делал круговые движения и немного расширял дырочку, при этом я не забывал периодически целовать её и засовывать туда язык.

В какой-то момент я вытащил палец и услышал слабое... "..ещё...ещё..". Не вынимая пальцы из киски я сначала большим пальцем проник в попу, а затем засунул туда два пальца. Я даже почувствовал, что моей похотливой самочке стало немного больно, и она инстинктивно подалась от меня, но я не отпускал её, и она снова и снова насаживалась своим телом на мои пальцы. Она уже стонала и кричала вовсю, а я двумя пальцами в обеих её дырочках пытался как можно глубже проникнуть внутрь, чтобы достать до внутренностей. Наконец я не выдержал. Достал крем, который приготовил заранее. Выдавил немного на ладонь, размазал по члену. Мой бедный - он аж подрагивал и пульсировал от нетерпения. Затем взял крем на палец и засунул его в попку, потом обмазал еще кремом вокруг дырочки, погладил еще немного, помассировал вокруг. Встал на колени позади неё. Затем одной рукой держа её за попку, другой взял свой член в руку и приставил к анальной дырочке. Чуть надавил. "Нет, пожалуйста, не надо", - она даже попыталась ускользнуть, подавшись вперёд и вниз, но я обеими руками притянул её задницу к себе и снова повторил те же действия... приставил свой член к её маленькой дырочке и надавил.

Мой член за время ласк стал огромным и сейчас наверное и в киску бы с трудом вошёл, а в попу - никак не получалось. Я давил еще сильнее и вот случилось! Я вошёл в неё! Я распечатал её попку! "Не-е-ет! Мне больно! Убери!" - я не обращал внимание на крики - замер в таком положении и только покрепче обеими руками стиснул её попку и бёдра, чтобы она не вырвалась. Потом стал потихоньку двигать на выход, но буквально чуть-чуть, потом снова - вперёд. "Ай! Пожалуйста! Не надо! Больно!" - я на миг остановился, но потом неумолимо продвинул свой член дальше - вглубь её суперсексуальной попки. Затем снова чуть вытащить и снова продвинуть, потом опять - с каждым разом всё глубже и глубже, пока наконец не почувствовал, как яйца упёрлись в ягодицы. Я замер. Мышцы её ануса плотно сжали член со всех сторон. Я был на вершине - такое удовольствие! Просто внеземной восторг! Но ей видимо было еще больно, потому что ягодицы были плотно сжаты, а попка подрагивала и внутри это особо чувствовалось, но доставляло неописуемое наслаждение. Девушка подо мной уже не вырывалась - я слышал лишь сдавленные всхлипывания и поойкивания, которые стали чуть сильнее, потом тише, а потом и вообще исчезли, когда я начал осторожно двигать челном внутри.

Я стал совершать аккуратные нерезкие фрикции... взад - вперед, взад - вперед, ускоряя и наращивая темп. Но как это было! Кажется, что я был на седьмом небе от счастья и за одну минуту такого восторга я был готов продать и рай и ад! Всё быстрее и быстрее я двигался в её попе, мои яйца уже хлопали об её ягодицы. А её саму кажется отпустила боль и теперь она тихонько постанывала, но уже от наслаждения. Я наклонился над ней и просунул руку под животом к её мокренькой письке и стал ласкать её там... гладить губки, щекотать капюшончик и чуть-чуть проникая внутрь. При этом не останавливаясь мой член двигался в её заднице. Она снова распалялась и теперь как и раньше кричала и стонала от возбуждения и наслаждения. Как поршень мой член двигался внутри её узкой штольни, яйца со звонким шлёпаньем ударялись о её задницу а самочка моя только подавала свою попку, насаживая своё тело, себя на мой большой и длинный кол. Я был в другом мире! Всё быстрее и сильнее... Наконец я замер и почти сразу выстрелил в неё так, как будто год воздерживался от женщин. Я орал от восторга, кончал и кончал, моя сперма струями ударяла где-то внутри неё, заливая её попку, её тело. Видимо и для неё это было последним.

Я ощутил, как внутри всё стало сжиматься. Она закричала, а я под действием её мышц стал кончать еще больше. Потом я вытащил член - по прежнему стоячий и твёрдый, а она повалилась на бок подтянула ноги и было буквально видно, как сжимается и разжимается её розочка, выдавая порции её восхитительных соков. Она стонала. Я лёг рядом с ней и гладил её киску, попку, грудь, шею, голову, всё её потрясающее тело. Так хорошо мне еще никогда не было! Я лежал и ни о чём не думал, гладил мою прелестную незнакомку, а сам был где-то в нирване, где нет иного кроме блаженства.

Она уснула, свернувшись калачиком. Я оделся. Оставил на бумажке свой телефон и адрес. Укрыл её одеялом. Так она и запомнилась мне - улыбающееся лицо, растрепанные волосы и закрытые глаза. Когда выходил из подъезда - записал адрес, - может быть не так всё страшно. А потом ушёл.

4 Июня 2002 г.

Попка на сеновале

Категория: А в попку лучше, Случай

Автор: Jonni

Название: Попка на сеновале

Эта история о том, как я приучал свою жену к анальному сексу. Наши отношения в сексуальном плане развивались вполне нормально. Моя жена не ханжа и процесс ее сексуального развития шел достаточно хорошо. Уже на первом году нашей совместной жизни мы перепробовали все сексуальные позиции. Жене очень нравилась поза - стоя на четвереньках. Довольно скоро я научил ее ласкать член. Не просто сосать, а применять всякие приемы. Немного мы застопорились на глотании спермы. Сначала я просто кончал жене на грудь. Она размазывала сперму по телу и облизывала пальцы. Потом я стал кончать ей на лицо. Тут уж семя само попадала жене на губы и она его слизывала. Когда супруга совсем привыкла к вкусу спермы, тогда я стал спускать ей в рот.

В общем, все было хорошо. В дальнейшем, я ввел некоторые новшества и в половой акт. Теперь иногда я извлекаю свой член из влагалища жены и вставляю его ей в рот. Даю ей хорошенько его облизать, а затем опять погружаю во влагалище. Буквально через год, минет стал возбуждать не только меня, но и жену. Теперь, когда она делает мне минет, то успевает еще и себя ласкать. В общем, мы кончаем с ней вдвоем.

И тут мы "споткнулись" об анальный секс. В порнографии частенько мужчины трахают женщин в анус. Этот вопрос заинтересовал и меня. Я стал искать в литературе информацию об этом виде секса. Когда информации было достаточно, я предложил жене попробовать, но она вдруг достаточно резко отказала мне. Пришлось вести довольно сложную обработку. Жена вроде была согласна, только боялась, что ей будет больно. В общем, результат моей обработки был нулевой. Но, как всегда, помог случай.

Так как трахнуть жену в попку стало моей идеей фикс, то я всегда был во всеоружии. У меня был всегда с собой крем для анального секса. В нем специальный состав с обезболивающим средством. Во время секса, особенно в коленно-локтевой позиции, я частенько вставлял один палец жене в анус и двигал им в унисон с членом. По ее реакции, я понимал, что это ей нравится.

Как-то летом мы отдыхали с женой у тещи в деревне. После обеда всегда был полуденный сон, который мы использовали по-своему. Завалившись на сеновал, мы во всю предавались любовным утехам. Во время секса, я опять частенько вставлял палец в супругин анус. Иногда я просто ласкал ее клитор языком, а указательным пальцем двигал в попке. Жене уже начало нравится этот вид ласк и, поэтому, я решил, что лишение ее девственности в попке произойдет на сеновале. Я заранее притащил туда крем.

И в этот раз мы завалились на сеновал и, раздевшись, стали ласкать друг друга. Сначала мы ласкали друг друга по очереди, а затем легли в позу "69". Жена так увлеклась моим членом, что совершенно не заметила, что я на время оторвался от ее промежности и достал тюбик с кремом. Он был теплый от жары, стоявшей последние дни. Выдавив немного крема, я сначала размазал его по колечку ануса. Затем, выдавив немного больше, аккуратно вставил палец в анус и стал размазывать крем внутри. Чтобы жена не заметила моих манипуляций, я опять стал лизать ее клитор. Крем был достаточно жирный и вскоре весь анус был скользким.

Указательный палец легко входил внутрь. Чтобы усилить растяжение сфинктера, я заменил указательный палец большим. Вскоре и он стал свободно входить. Теперь, выдавив крем на указательный и средний пальцы, я стал вдавливать их в анус. Пальцы медленно, но достаточно легко, вошли внутрь попки жены. Она тихо застонала, но продолжала ласкать член. Крема в попке теперь было достаточно. Оба пальца легко скользили внутри. Кольцо ануса плотно и нежно сжимали их.

Я извлек пальцы из попки жены и, поставив ее раком, вошел во влагалище. Дальше началось наше обычное сношение. Жена вскрикивала и стонала. Мы уже привыкли, что теща не обращает на нас никакого внимания. Однажды она даже сказала: "Делайте, делайте мне внуков. Сеновал ваш безраздельно". Я вовсю орудовал членом во влагалище, дополнительно стимулируя жену пальцем на клиторе. Она у меня хорошо возбуждается и, вскоре, кончила с криком и стоном.

Теперь настала моя очередь. Я сделал несколько плавных движений членом во влагалище, успокаивая его. Потом извлек его из влагалища и стал двигать головкой вверх-вниз. Она скользила от клитора к анусу и обратно. Жена тихонько стонала и чуть поводила бедрами. Постепенно я стал больше времени останавливать член на анусе и, выждав момент, вообще остановил его на нем. Хорошенько примерившись, я надавил головкой на сфинктер. Сначала она не хотела пролезать, но колечко ануса было хорошо смазано и член нехотя стал входить внутрь.

Жена застонала громче и прогнулась в пояснице. Явных признаков неудовольствия она не выказывала. Я продолжил погружение и головка моего члена проникла внутрь полностью. Теперь я остановился и дал привыкнуть жене к члену в попке. Просунув руку под ее бедрами, я стал нежно тереть ее клитор и половые губки. Жена одобрительно простонала и двинула попкой мне на встречу. Я это воспринял, как сигнал к действию и продолжил погружение. Миллиметр за миллиметром я продвигался вглубь, пока член полностью не погрузился в попку.

Я снова сделал передышку и осмотрел поле действия. Жена стояла на четвереньках, широко разведя ноги, спина была прогнута, а на пояснице выступили капельки пота. Взяв ее за бедра, я стал медленно вынимать член. Когда головка уперлась в сфинктер изнутри, я остановился и снова погрузил член назад. Продолжая делать такие движения, я все увеличивал их темп. Довольно скоро член ходил в заднице жены с такой же частотой, как и во влагалище. Теперь я чуть уменьшил амплитуду хождения члена и увеличил силу толчков.

Жена теперь стонала и подвывала. При каждом моем погружении из ее горла вырывались и стоны, и охи, и даже рыки. Ее возбуждение возрастало довольно быстро (даже быстрее, чем при обычном контакте). Мои руки ласкали ее клитор и половые губы. Сложив два пальца винтом, я с удовольствием погружал их во влагалище. Из него текло, как из крана. Через тонкую перегородку, я чувствовал, как ходит в кишке мой член. Не оставлял без внимания и соски грудей. Пальцами другой руки я их мял и даже оттягивал вниз.

Наконец жена резко вскрикнула и кончила. Анус довольно сильно, рывками сжимал мой член. Мои пальцы во влагалище также сжимало довольно сильно. Когда волна оргазма спала, жена вообще обессилила и повалилась грудью на сено. Уложив ее поудобнее на сено, я подложил под ее бедра сложенное валиком покрывало и продолжил движения. Теперь при каждом толчке мой член глубоко входил в анус. Член раздулся и стал как каменный. Сделав еще несколько толчков, я с силой вогнал член на полную длину и стал кончать. Я думал, что сперма никогда не кончится, как ее было много. Закончив изливаться, я осторожно извлек член из задницы жены и повалился рядом на сено.

Когда жена пришла в себя, она поцеловала меня и сказала, что теперь мы всегда будем заниматься анальным сексом. Еще целую неделю мы растягивали ее попку. Всякий раз она получала бурные оргазмы, а я полное удовлетворение. Теперь ширина ануса у жены такая, что я только смазываю его слюной и вгоняю член внутрь. Мы занимаемся анальным сексом во время критических дней жены. Несколько раз, во время секса, я попеременно вставлял член то во влагалище, то в анус. Жене такой прием тоже понравился. В общем, опять пришла гармония.

Теперь я подумываю, как соблазнить жену на групповой секс. Подготовку ее органов я уже начал. Купив средних размеров фаллоимитатор, я его вставляю в анус жены, если трахаю ее во влагалище и наоборот. Это ей тоже нравится, так что, я думаю, скоро надо будет подыскивать партнера, или партнершу. Как только это случится, я обязательно напишу рассказ. А пока все.

Не люблю усатых

Категория: А в попку лучше

Автор: ШТУЧКА

Название: Не люблю усатых

Значит ТЫ не будешь меня трогать? Совсем? Только смотреть?

Как же я не люблю когда ты так вот улыбаешься..... хитро, одними губами, пряча улыбку за своими усами...

Я вообще не люблю усатых!

И что я в тебе нашла?

Что?

Опять смех?

Хочешь смотреть?

Смотреть как трое мужиков дерут ТВОЮ девочку почем зря?

И не дашь мне взглянуть на них?

Пропустишь их косяком через мою ,пока, одну дырку? Но какую дырку!

А мне и не нужно смотреть на них!

Мне нужны только их твердые хуи!

И то чтобы ТЫ смотрел на все это...

Сначала будет первый....

С самым здоровенным хуем из этой троицы...

Зачем?

А чтобы распахать ТВОЮ девочку для всех остальных!

Сначала он просто уткнулся в еще сжавшуюся и все таки еще тугую сморщенную дырочку...

Я почувствовала гладкий атласный шарик, который под легким натиском как бы пробуя меня слегка вдавливается между моими белыми ягодицами, прокладывая путь и безжалостно раздвигая "дверки" дырки.

Затем он чуть отстранился...

Но только для того, чтобы посмотреть как смазка с его хуя оставила след на белой коже, как влажный отпечаток поставит метку, мишень для всех остальных...

Затем он снова направил свой хуй в мою дырку

Натиск уже больше...

Он не будет отступать....

Теперь до конца....

Чуть вперед...

Чтобы головка встала в уютную дырочку....

Теперь еще вперед и он замирает

Чувствуя как расслабились мышцы сначала пугливо сопротивляющиеся, а затем все таки смирившиеся со своей участью.

Как большая тугая головка проваливается в раскрывающуюся щель.

Головка сначала и не входит вся так просто

Она не выскакивает

Вовсе нет

Но каждый миллиметр прохода вглубь

Виден

Как, как бы меняет форму головка

Ведь не так просто впустить в себя большой шарик на сухую

Ему и самому не очень легко вначале

Но только вначале

Края дырочки скрываются за красной залупой

Головка просто вдавливает их внутрь ,заставляя все больше раскрыться

Пустить внутрь

Еще чуть вперед

И колечко мышц облизывает уже самую широкую часть головки

И головка уже сама просто проваливается во внутрь

Колечко мышц всасывает в пока еще узкий туннель крупный шарик залупы

Вот это самое сладкое!

Не весь хуй внутри- что просто раздражает

А ощущение раздирающего теплого и такого упругого предмета в заднице... ПОТРЯСАЮЩИЕ!

А вот теперь вперед еще

Да и Я не безучастна

Стоя раком на полу, опираясь на руки, сжимаю пальцы , царапая пол

Не боясь поломать свои холенные ногти

Мои глаза прикрыты

Я вся сейчас в ощущениях и мне плевать , что думаешь ТЫ, глядя на меня сбоку

Ведь ТЫ сейчас сидишь сбоку, чтобы видеть как прошла свой первый путь тугая головка одного из незнакомых мне мужиков

Да и вид меня голой сбоку совсем не плох

Напряженные руки

Прогнутая спина

Откинутая назад голова

Прикрытые глаза

Приоткрытый рот

Язык облизывающий сухие губы

В довольной полуулыбке

И грудь

Которая слегка покачивается от каждого пока еще слабого натиска моего первого незнакомца

От каждого его движения грудь слегка колышется, полушария изменили свою форму

Стали продолговатыми, ложбинка между грудями стала больше и длиннее

Только вот острые соски так и выпирают слегка покачиваясь и упрямо глядят в пол

А за моей спиной незнакомец умело прокладывает путь

Теперь он не жалеет ни себя , ни меня

Да ему наплевать первый он в моей дырке или уже там побывала сотня таких как он!

Первое сопротивление сломлено и теперь

Его движения резче и четче

Он резко подается вперед раздирая тонкую кишку своим толстым хуем

Сжав зубы я сама насаживаюсь на этот вертел

Чувствуя как мое тело принимает незнакомца

Привыкает к его размеру и формам

А его ладони властно ложатся на мои широкие бедра и он натягивает до конца мое большое тело на свой хуй

Замечательно!

Он весь там!

Бедра незнакомца коснулись моей белой задницы

Он остановился

Но только затем чтобы чуть повилять своей задницей

Заставляя и свой огромный хуй пошевелиться в этом плотном, пока еще, туннеле

И вот теперь , только теперь -назад

Оставляя только бордовую головку внутри уже не такого плотного колечка мышц

Края дырки розовенькие, тоненькие, теперь они кажутся не сморщенными а гладенькими, натянувшимися- кажется, еще чуть-чуть и они порвутся

ТЕБЕ видно ?

И начинается порево!

Резко и жестко

Назад и вперед

Снова назад

И снова вперед

До самого конца

Пока яйца не ударяться о бритую пизду

Раздвигая мои ягодицы, незнакомец вставляет мне свою палку глубоко

Пытается чуть ли не сам протиснуться в мою дырку

Вот теперь мое тело трясется!

Качается от сильных ударов

Грудь прыгает , раскачиваясь взад-вперед

Соски выпирают, как наконечники стрел

Хочется их потрогать, но руки нельзя поднимать... упаду на пол

Еще пара движений и в моей заднице задергался толстый член

Забился в немой истерике

Выбрасывая потоки спермы в кишку

Орошая стенки

И меняя свою форму

Явно исхудавший " толстячок"

Быстренько покидает уютное убежище

Тянет за собой белую нитку

А моя задница просто выплюнула сдувшуюся головку

Сперма вся внутри

Если я сожму мышцы и расслаблюсь тут же

Белый ручеек лениво выглянет из уже разьебанной дыры и скатиться по дорожке к раскрытым губам пизды

Но Я не стану этого делать!

Второй на очереди!

Я смотрю на ТЕБЯ.

Да? Второй?

Вот пусть он и попробует, каково это -быть вторым

В уже широкой дырище

Греться теплом в чужой сперме

Какой он?

Какой второй хуй?

Ага!

Тоньше)))))

Так и проскочил в мокрую дырку

Да и короче он

Или мне уже мало просто члена?

Но он твердый, хоть и не такой большой как первый хуй

Снова взад -вперед

А вот тут и пошла сперма первого на выход

Потревоженная вторым хуем

Захлюпало все

Вокруг дырки стало мокро, липко

ТЕБЕ все хорошо видно?

Хуй все таки маловат

Но зато Я меняю позу

Я облакачиваюсь сначала на один локоть, потом на другой

Пытаясь не рухнуть на пол, от сильных толчков сзади

Мои руки скрещиваются на груди, пальчики ложаться на соски

Правая рука на левой груди и левая рука на правой

И Я с удовольствие пощипываю свои соски

При этом моя спина выгнута , а задница ебливо выставленна вверх

Позволяя хую проникать глубже

Совсем не долго и второй хуй оставляет свою порцию спермы в моей заднице

Теперь сперма выползает наружу

Сперма двух ебарей

Смешанная и разбавленная моей липкостью

Белые густые комочки сползают вниз, к пизде, осядая на губах и собравшись в крупные капли, нитками свисают вниз, оставляя на полу белые капли

Задница мокрая

Видишь ?

ТЕБЕ все видно?

Третий красавец

С размаху влетел в разьебанную дырку

И тут же стал меня трахать

Но он не торопиться, наверно по этому он и третий

Он наслаждается

Глубоко засадив свой хуй

Он резкими и короткими толчками , гоняет меня, вытаскивсая хуй всего лишь на треть, и вгоняя до самого конца ,пробивая мою кишку еще глубже

Так как только может достать своим хуем

И только после серии таких коротких ударов

Он вытаскивает хуй весь , совсем

И в уже не закрывающуюся дырку бросается снова, с размаху и до конца

Заставляя меня просто ходуном ходить

Мои ноги согнуты в коленях, я опираюсь на них

Чтобы не рухнуть на пол от натиска третьего Я поднимаю ноги вверх, ступни вверх оставаясь на коленях

И щиколотками обхватываю сильно бедра третьего, который как и все предшествующие тоже стоит на коленях

И вот теперь Я с ним одно целое!

Каждое движение

Каждый толчок

Отдается как в одном существе

Совсем немного и сжав соски пальчиками Я чувствует тепло разливающиеся в моей кишке от спермы третьего...

Мои руки устали, колени покраснели

Я устала в этой позе

Но это чувство только сейчас навалилось на меня, только когда я ощутила пустоту в дырках, когда и третий покинул мое большое тело...

Я никого из троих не видела, никого

Я взглянула на ТЕБЯ...

" Оглянись"

Я поворачиваюсь назад из-за плеча...

Троица мужичков

Стоит позади меня

И все....

Усатые

"Ну что, девочка, теперь тебе нравятся усатые мужчины?"

Ирина

Категория: А в попку лучше

Автор: Вадимович

Название: Ирина

Ирина была симпатичной, темноволосой и миниатюрной. Я хорошо помню, как она позвонила, чтобы похвастаться своей новой работой, помню, как сияло ее хорошенькое личико, и горели темно-зеленые глаза. Она была невысока ростом и казалась почти невесомой. Ирина сообщила, что у нее теперь отдельный кабинет, и предложила осмотреть его, а я пообещал заехать после обеда.

Когда я вошел, она попросила меня запереть дверь: "Беда в том, что мои коллеги часто заходят сюда без стука, а я бы предпочла, чтобы нам не мешали". Я сел в кресло возле ее стола, она отодвинула ежедневник.

- У меня есть одна тайна, - произнесла она. - Меня с давних пор тянет к тебе.

Я удивился, но признался, что наше влечение обоюдно.

Она медленно отодвинуло свое кресло от стола, и положила руки на колени, а затем провела ими вверх по ногам, приподнимая подол платья, чтобы поправить поясок чулок. Все это время она смотрела мне в глаза, не отрываясь. Ее кожа над верхним краем чулок казалось особенно белой и гладкой.

- Я не ношу трусики, - сообщила она и подняла платье повыше, одновременно слегка раздвигая ноги.

Я увидел темный холмик над влажной, набухшей вульвой.

- Я хотела бы почувствовать твой язык в моей щелке. Ты не мог бы встать на колени передо мной?

Она обошла вокруг стола и остановилась прямо передо мной, а я опустился на колени спиной к столу. Ирина поставила правую ступню на стол и подняла платье. Правой рукой она притянула меня к себе. Я ощутил легкий, чуть терпкий запах, и лизнул влажные губы ее вульвы. Наклонив голову, я глубоко ввел язык в темную вагину, а Ирина опустилась в кресло. Лаская языком губки вагины, я ощущал, как она приподнимает бедра навстречу моему лицу, и продолжал посасывать и теребить ее половые губы и клитор, проникая языком глубоко в ее пещерку, пока она не задвигалась в ускоренном ритме, кончая прямо у меня на виду.

- Но это еще не все, - лукаво усмехнулась она. - Теперь попробуй кое-что другое, - она встала и вынула из ящика стола какой-то тюбик, а потом опустилась на колени и медленным, соблазнительным движением встала на четвереньки попкой ко мне. - Помассируй ее, а потом я хочу, чтобы ты полизал мне анус... не беспокойся, отсюда ты уйдешь полностью удовлетворенным, - и она легла на ковер, приподняв платье и обнажая маленькие упругие ягодицы. Вид пояска и стрелок на чулках заставил мой пенис затвердеть, как кремень. Я спустил брюки до щиколоток, оседлал ее ноги и принялся массировать ее попку. Я наклонялся, чтобы поцеловать ягодицы, осторожно проводил языком по глубокой ложбинке между ними, исследовал ее языком и большими пальцами, и, наконец они замерли возле ее ануса. Раздвинув ягодицы, я увидел крошечное темное отверстие. Ирина расслабилась, слегка натужилась, и дырочка открылась, а моему взгляду предстала ее розоватая внутренняя поверхность.

Наклонив голову, я попробовал на вкус ее сладкий и пряный анус. При первом погружении Ирина напряглась, а потом принялась ритмично, но мягко приподнимать попку. Я вторил ритму ее движений, потирая пенисом ступни ее очаровательных ног. Мне не пришлось ласкать ее анус дольше пяти минут: Ирина снова сменила позу и встала на четвереньки. К тому времени я уже усиленно дрочил, наслаждаясь удовольствием Ирины. Стоя на коленях, она освободила одну руку, и я увидел, что из стола она вынула тюбик с гелем. Отвернув крышку, она неторопливо и бережно втерла немного геля в мой восставший пульсирующий член.

- Тебе вовсе незачем заниматься самообслуживанием, - сообщила она. - Я хочу, чтобы ты взял меня сзади. Смажь гелем мой анус снаружи и внутри и сначала введи туда палец, - продолжала она. - А потом - пенис, только осторожнее, я не терплю боли.

Я размазал гель по тому месту, где только что скользил мой язык, втолкнул немного вязкого вещества в отверстие указательным пальцем и осторожно помассировал стенки.

- Хватит! - решила Ирина. - Начинай входить в меня, только медленно и осторожно.

Я приставил головку своего пульсирующего члена к ее дырочке и надавил на нее, и увидел, как розоватое колечко растягивается, привыкая к диаметру моего орудия. Головка члена медленно вползла внутрь, я помедлил, чувствуя, что происходящее доставляет наслаждение нам обоим, а потом постепенно погрузил весь ствол в анус Ирины. Ее отверстие поглотило мой пенис целиком, мы начали плавно и ритмично покачиваться. Обернувшись, она застонала, и я понял, что она ощущает приближение мощного оргазма. Ее тело содрогалось, анус сжимался вокруг моего кольца. На несколько минут мы расслабились, не разъединяясь, и, наконец Ирина повернулась ко мне и попросила:

- Кончи в меня, - и как по команде, я начал изливаться, чувствуя, как сперма льется по стенкам тугого ануса.

Несколько минут мы отдыхали, не меняя позы, и вскоре мой удовлетворенный пенис обмяк. Ирина подалась вперед, фаллос выскользнул из нее, с него стекла сперма вперемешку с гелем.

- Ты можешь на следующей неделе вновь заглянуть ко мне? - спросила она, потираясь упругими ягодицами о мой обвисший член. - В мое второе отверстие еще никто не проникал так нежно. Я не прочь повторить.

- Я постараюсь выкроить время, пообещал я.

Анальное воспитание дочери

Категория: А в попку лучше

Автор: x-persona

Название: Анальное воспитание дочери

Многие женщины в своей жизни вплотную сталкивались с таким понятием, как анальный секс. Одним - это безумно нравится, другие считают данную утеху просто отвратительной. Их можно понять. Ведь большинство вкушают такой вид секса совершенно спонтанно, без всякой подготовки. А если у партнёра половой член больших размеров, тогда неприятных ощущений не избежать. В итоге, женщина не получает никакого удовольствия и всё завершается в первый же раз. Однако, нужно подумать о мужчинах. ОНИ ЖЕ ХОТЯТ ЛЮБИТЬ НАС В ПОПКУ. Не даром же они стараются пощупать мягкие, пухленькие ягодицы своих жен, девушек. А мы им отказываем в их желании заняться анальным сексом. Зря! Всё гораздо более приятно и романтично, чем кажется сначала. Я имею большой опыт в этом вопросе и хочу поделиться им с вами.

Впервые я столкнулась с анальным сексом в 15 лет. Приключилась не очень приятная история: меня изнасиловал один парень, которого я, кстати, больше так никогда и не видела. Он лишил меня девственности одновременно в обоих моих интимных местах. Не скрою, мне было очень больно в тот момент ощутить в своей попке немалых размеров член. Он насиловал меня около часа, хотя уже минут через десять я совершенно не сопротивлялась и начала получать удовольствие. Мой анус понемногу привык к инородному телу в своих владениях и начал податливо принимать в себя нового гостя. В какой-то мере я благодарна этому человеку за то, что он дал попробовать мне то, чем и в зрелом возрасте не рискнут заняться многие женщины. Однако это ещё не всё. Так случилось, что я забеременела после этого инцидента и в свои шестнадцать лет стала мамой. У меня родилась чудесная доченька Ксюша. Природа щедро наградила её физической красотой, впрочем, как и меня. Сейчас ей 14 лет, а мне 30, и мы с ней будто две схожие капельки. Нас нередко принимают за сестёр. Мы не имеем друг от друга никаких тайн, секретов и стараемся найти общий язык в любых вопросах, в том числе и интимных. У нас дома часто бывают мужчины, ведь я женщина незамужняя и естественно они приходят непросто так. Я занимаюсь с ними сексом, причём очень разнообразным и длительным. Моя дочь знает об этом, и я отношусь к этому спокойно. Я никогда не выгоняю её из дома в такие часы, не запираю на ключ свою спальню. Я знаю, что она частенько подсматривает за моими постельными сценами. Я не вижу в этом ничего плохого. Пусть она лучше узнает это от меня, чем её кто-то изнасилует и причинит боль. Однажды мы с ней беседовали по поводу секса и моего отношения к нему. Ксюша задала мне при этом ключевой вопрос. Она спросила, почему я очень часто во время полового акта стою на коленях, и мужчины любят меня, сзади. Не скрою, я долго ждала подобного вопроса, так как не заметить того, что я занимаюсь анальным сексом, было невозможно. Мне невероятно нравится такой вид половых отношений. Я регулярно его практикую и хочу поделиться своими впечатлениями.

В первую очередь я хотела поведать об этом своей девочке. Она у меня ещё девственница. Лишиться её в своём обычном месте она сможет сама и без особых проблем и специальной подготовки. Совсем другое дело - её попка. Она очаровательна - пышная, упругая, совсем как у меня. Я просто обязана подготовить её к будущим испытаниям, которые, несомненно, её ожидают, поскольку такой зад долго незамеченным не остаётся. Уж это я знаю по себе. Минимум два-три раза в неделю я имею анальный секс и испытываю оргазм при этом. Мужчинам нравится насаживать мою задницу на свои члены, и чем внушительней орган, тем больше наслаждения я получаю, тем сильнее оргазм испытываю. Мой сверхчувствительный анус стал для меня настоящим источником наслаждения. Нередко я даже мастурбирую себя в попку. Я довела технику анального сношения до совершенства и горжусь этим. И вот теперь я хочу поделиться своими секретами со своей Ксюшенькой. На заданный ею вопрос, я ответила прямо, сказав, что мужчины имеют меня не только во влагалище, но и в попку. Доченька немного удивилась сначала, не понимая, как туда можно что-то засовывать. Тогда я решила перейти от теории к практике и на реальных вещах показать, что и как. Мы пошли в спальню. Там я велела Ксении полностью раздеться и лечь боком на кровать. Моя послушная девочка так и сделала. Затем я попросила её согнуть ноги в коленях и максимально поджать к животу так, чтобы попка выпячивалась в сторону, а ягодицы были разведены. Поза получилась просто восхитительная. Две упругих половинки приоткрыли очаровательный, девственный, маленький анус. Как он прекрасен. Мною вдруг овладело дикое желание прикоснуться к нему, ввести в него свой палец, поцеловать его, полизать язычком, как очень часто делают мне это мужчины. Я присела возле дочери, взяла её руку и провела вдоль промежности, остановившись на заветной дырочке. Затем я просунула её же пальчик вглубь. Ксюша вздрогнула на мгновение, но затем успокоилась. Её анус был таким узеньким, что с трудом принимал даже один палец. Она не понимала, как туда можно ввести большой член. Тогда я решила доказать ей это. Я разделась сама, встала на колени и выставила свой шикарный зад прямо перед дочерью. Она была в восторге и могла теперь воочию созерцать плод моих многолетних постельных сцен. Мой анус был во много раз больше её. Чтобы удостоверить её в этом, я попросила засунуть себе в попку её палец. Она сделала это. Её пальчик буквально поглотило моё ущелье. Не было ни малейшего сопротивления. Разница оказалась впечатляющей. Я присела возле дочки и сказала, что у неё будет такой же, и что она сможет получать невообразимое наслаждение от занятия анальным сексом. Однако есть одно "но", наши попки должны быть всегда предельно чистыми и ароматными. Иначе мужчины могут нам и сами отказать. Для этого перед каждым анальным сношением нужно делать ароматизированную клизму, а затем смазывать анус специальным кремом. Впрочем именно этим мы вплотную и занялись. Я достала специальный раствор, развела его в нескольких литрах воды и сделала Ксюше две клизмы, дабы её зад был кристально чистым. Тоже самое я велела сделать и с моей попкой, поскольку ужасно хотела получить в этот день порцию анального удовольствия.

Ну вот наши попки чисты. Можно приступать к самому интересному. Для начала я решила наградить свою малышку порцией оральных ласк. По себе знаю, как это возбуждает и расслабляет задний проход. С них и нужно начинать анальное совокупление, чтобы к его концу находиться на вершине наслаждения. Итак, я взяла несколько подушек и положила их посредине кровати. Ксюша легла на них животиком и незадачливо оттопырила свою сладенькую попку, как бы приглашая завладеть ею. Я не стала медлить. Впервые в жизни я буду лизать анальное отверстие, хотя сама испытываю подобное чуть ли не ежедневно. Эта мысль возбуждала меня и подталкивала к новому эксперименту. Я забралась в постель к дочери и расположилась над её попкой. О, как она очаровательна. Я не сдержалась и начала её целовать буквально в засос. Затем я нежно раздвинула две упругие половинки Ксюшеной попки. Моему взору предстал девственный, розовый анус моей крошки. Он был напряжён и плотно сомкнут. Я аккуратно прикоснулась к нему язычком. Тепло, слышен аромат лаванды после сделанных клизм. Больше нет никаких преград передо мной и сокровенным райским входом в святая святых моей юной девушки. Стоит ей только расслабиться и заветные врата в это неизведанное пространство приоткроются. Наконец малышка поддалась соблазну. Она сделала ответное движение своей попкой на встречу к моим устам и ослабила анус. Я почувствовала это сразу. Мой язык смог просунуться немножко вглубь узкого отверстия. Я начала производить круговые движения вокруг анальной дырочки, как бы расширяя её. Ксюше оказалась по душе подобная затея. Она всё чаще отвечала мне своими встречными движениями, как бы подсказывая увеличить давление. Я поняла это и старалась охватить ласками всю промежность дочери. Я слышала, как она начинает учащённо дышать. Значит ей тоже хорошо, как и мне в подобные моменты. Совершенно инстинктивно её влагалище начало увлажняться, приветствуя получаемое удовольствие. Не замечая того, рука моей девочки пробралась под подушку, к маленькому клитору и начала теребить его. Приближался возможно первый оргазм моей дочери в жизни. Почувствовав это, я прекратила оральные ласки, облизала свой указательный палец и нежно ввела его в Ксюшин анус. Моя девочка кончила, нервно затеребив свой клитор и издавая тихие стоны. Во время оргазма, я настойчиво двигала своим пальцем будто поршнем в её попке, не смотря на желания ануса вытолкнуть его из себя. Да я сама чуть не кончила от таких постельных игр. Я вынула палец из Ксюшеной попки и повалилась на кровать. Дочь повернулась ко мне и перевернулась на спину. На её лице сверкала яркая улыбка, удовлетворение переполняло её сознание. Моя крошка осталась довольна полученными ласками и тихонько вымолвила: "Спасибо мамочка". Я была безумно рада, что она положительно восприняла подобные постельные отношения. Теперь мы будем с ней регулярно ими заниматься. У меня появилась настоящая соратница. Однако для начала нужно, чтобы Ксюша научилась приносить удовольствие мне. Тогда я не буду встречаться с незнакомыми мужчинами в поисках новых анальных ощущений. Мы с доченькой сможем сами экспериментировать, при чем куда более разнообразней. Но это было потом, а в тот момент мне хотелось только одного - чтобы меня трахнули в попку. Я сказала об этом Ксении и велела исполнять все мои прихоти. Для начала я захотела, чтобы она вылизала мой зад, также как я сделала это ей несколько минут назад. Я встала на колени на краю кровати, изящно прогнулась и выставила свою попку. Ксюша тоже встала на колени, только уже на полу. Она обхватила руками мой шикарный зад и принялась лизать его языком. Я застонала. Мой анус максимально расслабился и впускал в себя шаловливый язычок дочери. Она оказалась настоящей мастерицей и старалась проникнуть в мою попку максимально глубоко. Я даже не ожидала от неё такого настырства. Она буквально присосалась к моему анусу, образовав в нем вакуум и играя в нем язычком. Какое немыслимое наслаждение. Я вся потекла. Также как дочь, я начала теребить свой клитор и вскоре кончила. Но мне было этого мало. Я требовала продолжения подобных ласк и в течение буквально двадцати минут испытала ещё три сладострастных оргазма. И это только начало. После получасовой орально-анальной атаки мне захотелось испытать в своей попке чувство наполненности. Я велела дочери взять крем, смазать им моё анальное отверстие и свою руку. Послушная девочка исполнила все мои требования. Теперь я готова к проникновению. Ксюша начала вводить в анус свои пальцы. Сначала один, потом два, три и так вся рука целиком. Она быстро очутилась в недрах моей волшебной попки. Это невероятно. Меня ещё никто не имел рукой целиком. И вот это случилось. Моя Ксюша проникала всё глубже и глубже и я была на седьмом небе от счастья. Попка податливо принимала в себя руку моей девочки. Я стонала, мне было невероятно хорошо. Она массировала меня изнутри, как настоящая искусстница, заставляя меня громко стонать и вилять от удовольствия своим задом. Я продолжала течь, как уличная шлюха, которую насилуют одновременно в целку и в зад. Моя рука тем временем очутилась во влагалище и встретилась сквозь тонкую перегородку с рукой дочери производящей немыслимые движения в моей попке. Я начала кончать каждые пять минут и кричать от удовольствия. Мне хотелось ещё и ещё. Так длилось около часа. Наши с дочуркиной руки уже онемели от напряжения, зад и влагалище просто горели от сильного трения. Они стали так широки, что готовы были принять в себя несколько огромных пенисов одновременно. Я упала на кровать и закрыла глаза. Был экстаз, который можно получить только после анального совокупления. Мы распластались на кровати с дочерью и молча смотрели друг на друга. В наших глазах появились слёзы радости от испытанной удовлетворённости. Мы хотели любить друг друга как опытные лесбиянки. И мы будем делать это.

Ни минуты отдыха. Немного изнеможенная, я открыла свой потайной шкафчик, где хранились разнообразные сексуальные штучки, в основном анальные конечно. Сначала я достала анальные пробки. У меня было их несколько, начиная от небольшой гелевой, размером с ручку и заканчивая крупной вставкой с возможностью надувания при помощи специальной груши. Итак начнём. Я взяла самый маленький экземпляр, смазала его кремом и ввела его в попку Ксении. Для себя я подобрала модель побольше раза в четыре. Я обошлась без крема и плавно погрузила его в свой зад. Вставив в свои попки анальные пробки, мы начали беситься на кровати, тем самым провоцируя непроизвольное трение и сокращение ануса. Мы шлепали друг друга, игрались со своими сосочками, теребили клитор, проникали во влагалище и при малейшей возможности надавливали на анус. Уже через полчаса мы решили сменить размер. Я взяла пробку побольше и с трудом ввела в попку дочери. На это потребовалось минут пять. Ксюшин анус не хотел принимать в себя новую игрушку. Малышка даже заплакала от боли, но затем успокоилась. Пробка расположилась в нужном месте и теперь приносила только удовольствие своей владелице. Для себя я решила использовать надувную пробку. Ксения смазала её кремом и начала погружать в мой зад. Тоже нелегко. Шесть сантиметров в диаметре это вам не шутки. Однако я привыкла. И вот она там где и должна быть. Теперь Ксения начала аккуратно наполнять его воздухом. Я чуть не потеряла сознание. Такого наполнения я ещё не испытывала. Я стонала совершенно не стесняясь этого, потому что мне было безумно хорошо, хотя и сильно больно. Подобного эксперимента с Ксюшеной попкой мы решили пока не делать. Она ещё не в состоянии принять такую игрушку в себя. Другое дело я. Мне нравится такая игра. Мой зад зудит, ноя хочу ещё. Я прошу её не останавливаться и усиливать давление. Ксения и сама пытается доставить себе удовольствие. Она сжимает и разжимает ягодицы, затем подкладывает под промежность несколько подушек и начинает двигаться, как наездница. Я вижу, что она хочет чтобы ее трахнули. Не смотря на то, что она ещё девственница, я сделаю это. С раздутой в попке пробкой я достаю специальные трусики с прикреплённым искусственным членом и клиторальным стимулятором, надеваю их на себя, немного спускаю свою пробку, силой толкаю дочь на спину, раздвигаю её ноги и вонзаю свой фалос в её девственное лоно. Она кричит, пытается вырваться от меня. Я не реагирую на это, лишь усиливаю темп. Девственная плева пробита, кровь сочится из её влагалища, оно узкое и тугое, но я насилую её, как насиловали меня в мои 15 лет. Мне нравится это делать. Удовольствие и только удовольствие овладевает мной. Я переворачиваю стонущую и плачущую Ксению на живот и вонзаю свой искусственный член в неё сзади. Она вновь кричит и пытается вырваться, однако я не пускаю её. Я с максимальной силой вхожу в её вагину и при этом давлю на анус. Она кричит, я наслаждаюсь этим. Одной рукой я дотягиваюсь до своего шкафчика и достаю от туда длинный анальный вибратор. Я высвобождаюсь от анальной пробки и вталкиваю в себя эту шаловливую игрушку, включаю на полную мощность и начинаю сама кричать от боли. И мне все равно мало. Я достаю еще один вибратор, самый большой и силой вдавливаю его в своё влагалище. Невыносимо больно и невыносимо хорошо. Дикие стоны наполняют комнату. Огромное количество выделений из наших вагин, следы крови от лишения девственности и мы сходим с ума. Неописуемый экстаз владеет нами и заставляет поддерживать взятый темп. Оргазм сменяется оргазмом, заставляя сокращаться стенки наших влагалищ и анальных отверстий в один такт. Эта вакханалия длится почти вечность и не смотря на это её не хочется заканчивать. Наши разодранные целки жаждут невообразимой пытки. Мы меняемся местами. Ксюша надевает на себя волшебные трусики, вставляет силой новую большую пробку в свой зад и ложиться на спину. Я поворачиваюсь к ней задом и сажусь на фалос, он во мне. Тем временем дочь начинает терзать мой зад толстым вибратором, вставляя его как огромный поршень в самом мощном и быстром двигателе. Мы на пределе. Еще один оргазм, и мы падаем со всеми нашими приспособлениями на кровать рядом друг с другом. Дальше полная отключка:

Пьянству-бой!

Категория: А в попку лучше, Случай

Автор: Макс

Название: Пьянству-бой!

Как-то возвращаясь с работы очень ранним утром, когда рассвет только-только давал намеки на свое приближение, Андрюха увидел лежащую на газоне молодую девушку без признаков жизни. "Случилось что?"- подумал Андрей и подошел к девушке. Но, внимательно присмотревшись, он обрадовался- девушка была мертвецки пьяна и при этом очень хороша собой: длинные стройные ноги, достаточно большая грудь и аппетитно-упругая попка, обтянутая мини-юбкой. "Просто подарок судьбы какой-то"- решил Андрей, который вот уже почти месяц не спал с женщинами.

Он взял девушку на руки и занес в один из ближайших двориков. Обнаружив там беседку, он положил пьяную даму на лавочку, поставил ее раком, задрал юбку и снял трусики. Он успел заметить, что промежность девушки украшена аккуратной "бразильской полоской".

Расстегнув ширинку, Андрюха пристроился к девице сзади и начал трахать, поглаживая ее упругие яго-дицы. "Пить надо меньше!"- мысленно укорял парень девушку, продолжая совершать медленные, чтобы растянуть удовольствие, движения в слегка суховатом влагалище.Девушка, видимо, была смертельно пьяна, так как даже не двигалась, и только по размеренному дыханию и теплоте ее тела можно было понять, что она действи-тельно жива.

Андрей, продолжая сношать девушку, с некоторым любопытством потрогал пальцем ее анус. К его вели-кому удивлению, "вышестоящая" дырка мгновенно раскрылась и намокла. "Она, наверное, чаще мужикам жо-пу подставляет, чем письку"- сделал вывод Андрюха и засунул в анус сразу два пальца. Они вошли удивитель-но легко, а дырочка начала сжиматься и разжиматься, хотя девушка даже и не думала очнуться.

Андрей никогда не решался просить своих немногочисленных подружек всунуть кому-нибудь из них в анус, а тут такой шанс подвернулся попробовать этот самый анальный секс, что отказываться было просто смешно. Он вытащил член из влагалища, приставил его к отверстию уровнем повыше и был им буквально втянут внутрь. "Она точно жопница."- утвердился в своей мысли Андрюха. В анусе, в отличие от вагины стало очень влажно, даже немного потекло наружу. Андрей был на "седьмом небе" от новых сексуальных ощущений. В узенькой сморщенной дырочке он двигался гораздо активней и жестче, потому что решил, что беречь дырку, которая так любит мужские письки, нет смысла.

Ему не хотелось слишком быстро кончать, но почти месячное воздержание и новые приятные испытания в виде анального секса сделали свое дело: он задергался влил сперму в прямую кишку девушки. Отдышавшись, он решил немного приколоться. Усадив девушку на скамью и раздвинув ноги, Андрей привязал их лифчиком девушки к ее груди. Потом достал блокнот, вырвал страничку и написал : "Пьянству- бой!". Свернув бумажку трубочкой, он засунул ее в анус девушки. Картина получилось потрясающей: белею-щий в полумраке зад, задранные ноги и бумажка, торчащая из жопы. "Да, пить надо меньше." - еще раз поду-мал Андрей и : пошел домой. Ее трусики он положил в карман. На память.

Не люблю я этих

Категория: А в попку лучше, Инцест

Автор: Зи

Название: Не люблю я этих

Не люблю я этих надоедливых мучительных минут:

- Где ты была так поздно?! Уже час ночи! Порядочные девушки в такое время не гуляют! Тебе еще и шестнадцати нет! Сколько раз я должна просить... Как заведёная шарманка мамка бубнила свою нудную арию и злобно допытывалась:

- С кем шлялась? Вон губы торчат бесстыжие - насосала в подворотне! В понедельник опять к врачу поведу, проверю! Узнаю, что не девка - удавлю своими руками!

И так каждый божий день. Вернее вечер.

Ая - в ванну: зубы - минута, умыться - еще одна и в люлю.

ОН очутился в моей жизни у как спасение, как верёвка в волчьей яме.

Мальчишки из нашего класса думали, что ОН - мой папа. Он старый и классный, брат моей мамки, мой дядя, ему уже тридцать шесть и его дочь, моя двоюродная сестра между прочим, в седьмом классе. Он уже развёлся и женился опять. Он - прелесть!

Мы летом ездили с его друзьями на Десну с палатками, купались, гудели и балдели, а потом в палатке я вдруг увидела, что это ОН! Вдруг я увидела. что он не такой уже и старый, а просто классный. Его жена Наташка в тот раз почему-то не поехала, а он вечером после водовки с шашлыками был в ударе: бухал и прыгал совсем как молодой. В палатке я почуствовала, что от него так пахнет... даже не знаю как передать... мужской дух. Так, по моему мнению, должен пахнуть мужской член, который я видела всего два раза в жизни: один раз у папы, когда его пьяным мамка уладывала после моего "юбилея" в десять лет, а второй раз у однокласника на уроке физкультуры в восьмом "Б".

Короче - осмелела и пристроилась рядышком с ним балдеть. Руку в трусики засунула, передок свой бритенький потеребить...Раньше я сама себя гладила, пальчиками и фантазиями могла себя "удовлетворять".

- Там еще что-то осталось в бутылке? - он спросил

- Как будто что-то булькает! - я бутылку ему протягиваю, а сама через него переползаю, как бы ненароком, случайно своим купальником ему по животу проезжаюсь. Сама скукожилась, а вдруг, думаю, стряхнёт меня как моль и посмеётся, да еще по попе нашлёпает... А он так ласково по спине рукой провёл, легко-легко как подул. Меня - в жар закинуло. Я ему:

- Оставь глоточек, Борь!

- Держи!

И всё это в темноте, шепотом. Я для храбрости освежилась парой глоточков этого кинзмараули и обратно ползу через него. Опять невзначай чем могу трусь об него, а сама трУшу чтоб не прогнал со смешком. А он опять так нежненько мне по плечам и по спине провёл руками, что у меня внизу живота как прищепкой защемило. Я погладила его по волосам:

- У тебя грива как у молодого панка...

- Да ты и сама недостатком прически не страдаешь

Он повернулся и запустил пятерню мне в загривок. Я не удержалась и прижалась к нему. Он погладил опять меня по спине, рука его спустилась ниже погладила мою попку. Тут я не удержалась и поцелевала его в губы. Он ответил. Целовался он классно! Его губы и язык были то твёрдыми, то мягкими, то требовательными, то подтатливыми. Я гладила его грудь и плечи, ласкала его лицо и прижималась к нему чем только могла. Его рука спустилась по моей спине и гладила мои интимности, а я задыхалась от приливов жары и желания , целовала его и думала: только бы не кончалось это никогда! Его руки гладили и ласкали мои маленькие соски, которые затвердели и, мне казалось, могли царапаться как гвозди. Я освободилась от купальника и вся целиком легла на него сверху. Он лежал на спине,слегка расставив ноги и сквозь его плавки я чувствовала, что его член напряжен и пружинит как бамбуковая удочка. Я погладила его член через плавки, а он взял мою руку в свою и запустил её в плавки под резинку. Член его, горячий и пульсирующий выскакивал из трусов и я его освободила. Его руки слегка подтягивали мою голову к его животу. Перед моим лицом оказалась его большая головка члена, я её почуствовала своими щеками. Свои намокшие трусики я уже стянула и они болтались на моей правой ноге. Он повернул меня так, что его руки и губы ласкали мои лодыжки, а я лёжа грудью на его животе всем лицом прижималась к его стоящему органу и целовала его. Он взял свой член одной рукой и поглаживая мой затылок приблизил головку к моим губам. Я видела видики и знала как это делали в Голивуде, но сама попробовала мужской член впервые.

Сразу во рту появилось ощущение мужчины. Я облизывала его головку, языком ласкала его складки и дырочку, а он легкими движениями подталкивал свой член мне глубже и глубже. Его губы и язык ласкали мою киску, он теребил губами и руками мою влажную писю и я чувствовала как он возбуждается всё больше. Его член в моём рту был как живой. Он пульсировал и я чувствовала как он хочет меня. Обняв его член одной рукой я заглатывала его и он упирался в моё горло, я задыхалась от желания и мне хотелось проглотить его целиком. Другой рукой я ласкала и гладила его мешочек с яичками. Я чувствовала, что ему нравится, когда я заглатываю его член глубоко и я наслаждалась его желанием. Низ моего живота стал судорожно сжиматься и я знала, что это значит. Его язык ласкал мою киску и попку. Он вылизывал мои дырочки и проникал так глубоко, что я почуствовала как все мои интимности судорожно опрокинули меня одновременно и в жар, и в холод, мои ноги и живот конвульсивно вздрагивали, к горлу подкатывала истома, а в глазах вспыхивали радуги. Это был мой первый оргазм от МУЖЧИНЫ.

- Иди сюда - услышала я

Я соскользнула рядом с ним, наклонилась к самому его уху и губами втянула мочку, а языком облизала его дырочку, я хотела его, но...

- Я боюсь! - я шепнула - Мамка меня к своей врачихе водит, а сама не выходит никогда, даже за ширму заходит, проверяет. А если вдруг...

Он прижал меня к себе. Его руки гладили моё тело, мягко сдавливали груди, его пальцы ласкали соски

- Прижми соски сильней, я хочу почуствовать тебя, сожми груди! Сильнее! Еще! - просили мои губы - сделай мне больно! Я хочу тебя!

Его губы ласкали мою шею и спину

- Ничего не бойся, - шепнул он, - ничего не случится, ты прелесть, ничего не бойся...

Он приподнял мой зад и поставил меня на четвереньки. Его руки ласкали мой живот и он целовал мою попку. Его язык залазил в попку и я наслаждалась его вожделением. Пальцами одной руки он ласкал мою киску пальцем другой ласкал дырочку в моей попке.

- Где твой крем для загара?

- Вот!

Я почуствовала в попке прохладу крема. Его палец проникал всё глубже в мою попку.

- Расслабься, ничего не бойся, не напрягай попку - шепнул он .

Я знала, что можно в попку, но для себя не представляла как может такой большой член поместиться в моей маленькой дырочке.

Его палец свободно помещался в моей попке. Его другая рука ласкала мою писю и я наслаждалась этими ласками. Я почуствовала, как в попку он вставил два пальца. Я двигалась навстречу его руке и мой мимолётный дискомфорт рассеялся. Я почуствовала как от вынул руку из попки и притянул меня к себе.

- Я хочу тебя

- Расслабься, двигайся мне навстречу

Я почуствовала его член. Его головка холодила мою дырочку, я расслабилась и подалась назад. В попке ощутилось упругое движение и я поняла, что его член уже во мне. Легкими движениями он проталкивает его в мою попку. Его руки держат меня за бедра , а я двигаюсь ему навстречу раскачиваясь взад и вперед. Его руки скользнули к моей писе и он пальцами стал её ласкать и пощипывать.

- Давай! Сильней! Я хочу твой член в себе! Глубже! - стонала я.

Его движения повинуясь моим просьбам стали свободнее, он проникал в меня всё глубже и глубже. Я почуствовала знакомые приливы в животе и в груди. Его мошонка мягко шлёпала по моей киске. Его размахи стали размеренными и глубокими. С каждым размахом я, двигаясь ему навстречу, чуствовала как в своих желаниях и восторгах мы совпадаем и сливаемся. Его руки ласкали мой клитор и я почуствовала, что опять проваливаюсь. Его размахи стали резкими, кинжальными, вожделение подступило мне к горлу и мой живот свело судорожной истомой. Он тоже дернулся вглубь меня со всего размаху, а я ему навстречу. И тут я почуствовала, как меня напоняет его струя. Я выровнялась, стоя на коленях, его руки схватили и сжали мои груди.

- Сильней! Сожми! Еще сильней! Еще! - хрипела я - ты мой!

Через два с половиной месяца на день рождения мой дядя Боря подарил мне бутылку Кинзмараули.

А еще через неделю я получила паспорт!

Маша

Категория: А в попку лучше

Автор: Slaвяnka

Название: Маша

Месяц назад я рассталась со своим молодым человеком. Мы встречались с ним два года. А потом расстались. Все произошло так быстро, неожиданно. Я долго думала над причинами случившегося; наверное, я не могла удовлетворить его в сексуальном плане. Хотя сама я тоже не получала от интима с ним особого удовольствия. Очевидно, что в один прекрасный миг никто из нас не мог больше этого терпеть и мы разбежались. Ой, простите, я же совершенно забыла представиться. О.К. Меня зовут Малена, мне 21 год. Собираюсь стать дизайнером. Это все, что я могла сказать о себе в двух словах. Я приглашаю вас понаблюдать за моей жизнью со страниц этого дневника. Все события, описанные ниже - истина. Я решила рассказать о них, потому что знаю, миллионы людей испытывают ту же проблему, что и я. А проблема проста как мир. Я не испытываю оргазма. То есть конечно же совсем фригидной меня назвать нельзя. Я тоже возбуждаюсь от прикосновений мужчины, по крайней мере, возбуждалась, но до конца все равно дойти еще ни разу не приходилось. Впрочем, я надеюсь, что в ближайшем будущем эта ситуация измениться. Сейчас объясню, почему. Позавчера, просматривая объявления в газете я совершенно случайно наткнулась на следующую заметку... "Научу получать удовольствие от близости с мужчиной или женщиной. Тел.... ХХХ-ХХ-ХХ. Маша". Я позвонила по указанному номеру и уже тем же вечером в кофейне на Арбате встретилась с Машей. Она оказалась тем более осведомленной в вопросах секса, что уже много лет занималась в Москве проституцией. И только пару лет назад открыла собственный бордель в центре столицы. Обучение искусству любви было для нее чем-то вроде хобби. Она и плату-то за свои занятия брала чисто символическую.

Правда, сразу поставила условие, что в конце курса надо будет сдавать очень жесткие экзамены. Правда, вдаваться в подробности она не стала, как она мне объяснила, чтобы не отпугнуть случайно будущих учениц. Занимается она, судя по всему, исключительно дамами. На следующий день состоялась наша первая приватная встреча. Собираясь на нее, я с особой тщательностью продумывала и свой костюм, и макияж, и уж конечно же, белье, которое должно было лишь усилить общее впечатление. Приезжаю по указанному адресу. Поднимаюсь на четвертый этаж шикарного старинного особняка, прохожу в квартиру. Маша совершенно одна. Говорит, что ее работницы еще не приехали, поэтому заниматься буду только с ней. Приглашает сесть на диван и говорит...

- Я сейчас дам тебе несколько собственных порно- фотосесий. Ты просмотришь их и отметишь фотографии, смотреть на которые тебе приятно, интересно или которые тебя возбуждают и ты хотела бы попробовать сделать то же самое.

Оказалось, что мне понравилось практически все, что было на них изображено. Единственное, что встретило мой протест - жесткое садо-мазо. Но это мне никогда не нравилось.

- Вот это я бы попробовала - сказала я указывая на фотку двух девушек, трахающихся друг с другом. К животу одной из них был пристегнут искуственный член.

- Хорошо-хорошо, - засмеялась Маша, - это мы еще обязательно попробуем, а что-нибудь еще?

Я кивнула ей еще на несколько картинок.

- О.К. Я все поняла. Не могла бы ты сейчас раздеться? До нижнего белья. Просто сними майку и брюки. Мне кажется, они тебе сейчас совершенно ни к чему, а наоборот, только сковывают тебя.

Я согласилась и послушно разделась. Хотя мне, конечно, было неловко. Я думала, что все будет все не так быстро, что ли. - Встань пожалуйста, на четвереньки. Знаешь, в йоге есть такая поза- поза кошечки. Прими ее пожалуйста.

Я встала на четвереньки, а в это время Маша уже наклонялась ко мне, чтобы снять лифчик и потихоньку стащить трусики. Я надела на себя стринги и маша, кажется оценила этого ход. Их снимать легче всего, а можно просто отодвинуть в сторону и тогда взору откроются все прелести. Вот Маше они и открылись. Стянув с меня трусики, она захотела пальчиком поласкать мою промежность, но из этого у нее ничего не смогла получиться. Дело в том, что я как то никогда не считала необходимым полностью брить волосы на лобке, так только подбривала их по линии бикини, а все остальное оставалось в своем первозданном виде. Вот это-то и не понравилось моей наставнице.

- Малена, нельзя так запускать саму себя. Пойдем в ванну, это надо срочно исправить...

Мы прошли в ванну. Мне торжественно вручили в руки ножницы и сказали вперед и с песней. Но только ничегошеньки у меня и